Калигула Владислава Мека: другие произведения.

Близкие. За чертой дозволенного...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Первая! Версия опубликованной книги лежит здесь: https://www.yam-publishing.ru/catalog/index Это тот вариант, который опубликовали в твердом переплете.
      Аннотация:В жизни бывает всякое. Порой, мы не можем поступить иначе. Чаще, не хотим. Выбирая наименее тернистый путь, мы верим, что делаем все правильно. Но, правда, в том, что ошибку можно допустить в любом случае.
      Он никогда не принимал решений во вред себе, истинно веря в свою безнаказанность. Невозможно заставить страдать того, чье сердце давно покрылось коркой льда. Но один взгляд изменил все...
      Она всегда думала, что прощать - это слабость. С каждым годом превращая обиды в "оружие", которым била всех и каждого. Ей стало невозможно причинить боль. Но один лишь взгляд изменил все...
      Любовь... Странное слово, характеризующее множество чувств и эмоций. Мы не можем жить без любви. Без своей "второй половинки". Быть не цельным. Но, что делать, если эта "половинка" и так самый дорогой тебе человек? Что делать, когда любовь, что случилась с тобой, для всех - "неправильная"? Отступиться? Или бороться за нее до последнего? Ведь любят не за что-то, а вопреки.
      Роман окончен. ОТРЕДАКТИРОВАНО. ТЕПЕРЬ ЧИТАТЬ БУДЕТ, НЕ В ПРИМЕР, ЛЕГЧЕ. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: В КНИГЕ БУДУТ ОПИСЫВАТЬСЯ КРОВОСМЕСИТЕЛЬНЫЕ СЦЕНЫ (ИНЦЕСТ).
    Агитки - Блестящие

  
   Владислава Мека.
   Близкие. За чертой дозволенного...
  
   Глава 1
  
   Я отпускаю прошлое -
   Силы придут когда не ждешь
   Я отпускаю прошлое,
   Что потерял, то не вернешь.
   Пусть обернется печаль водой
   Мертвою и живой,
   Я разбегаюсь к пропасти
   Что меня ждет там, за чертой?
   Горечь усталости словно плеть.
   Сложно принять мир таким как есть
   Лети! Ветер дал тебе крылья
   Лети! Не жалей ни о чем!
   (За чертой. Марвин Сергей)
  
   АЙСИР
  
   -Ну и где ты была? - обманчиво спокойным голосом спросил брат.
   -Гуляла - ответила я, и по привычке, попыталась прошмыгнуть к себе в комнату.
   -Гуляла, значит. А теперь скажи мне, гулена, где можно гулять в три часа ночи?! - вот, чего разорался, спрашивается?
   -Я что, не вправе выйти из дома? Или мне на все надо спрашивать у тебя разрешение? - тут же ощетинилась я, вспоминая, что лучшая защита - это нападение.
   -Да, надо! Я твой опекун, это во-первых, и ты пока несовершеннолетняя - это во-вторых - стараясь сдержать крик, произнес брат.
   -А что в-третьих? - прошипела я сквозь зубы.
   -А в-третьих, на дворе ночь и да, ты в такое время не вправе выходить из дома! - а, сколько яду-то в голосе.
   1
   -Все? Высказался? Тогда, я пошла - преодолев в полной тишине расстояние до своей комнаты я, громко хлопнув дверью, скрылась в своих пенатах.
   Как же он меня достал! Ненавижу, искренне и по-настоящему ненавижу!
   Что ж, самое время познакомиться. Я - Айсир, или просто Айс, весьма экзотично, но я уже привыкла, конечно, бок о бок с этим именем уже пятнадцать лет. Отец рассказывал, что это имя мне дала мама. Папа пару раз упоминал, что предки у мамы были то ли монголы, то ли татары, а возможно, и просто - казахи. Но это не важно, главное, что имя она дала мне совершенно не характерное. Я ее, маму то есть, не помню совсем, маленькая была, когда ее не стало. Мама заболела "раком" желудка и умерла быстро, и почти безболезненно. Мне тогда года три было. А через шесть лет умер и отец, от острой сердечной недостаточности. Я осталась с братом. Точней, на его попечительстве. Надо заметить, что брат меня на двенадцать лет старше. Он и стал моим опекуном. И первые пять лет после смерти отца, меня вполне это устраивало. Но в последний год, брат стал все чаще уделять моей персоне внимание, что крайне омрачает мне жизнь.
   Раньше все было вполне просто, брат отправлял деньги в конверте моей няньке раз в месяц и благополучно забывал о моем существовании. Чем я и пользовалась. По началу не хотелось, чтобы кто-то меня трогал и меня никто не трогал. Потом хотелось выплакаться, но утешать было некому. А под конец, года два назад накатило безразличие, абсолютное и всепоглощающее. Я, не осознавая этого, перегнала своих одноклассников, и к пятнадцати - имела аттестат с золотой медалью. Недолго думая, пошла и подала документы в институт. Меня приняли, что, впрочем, не было странным.
   Вот уже второй месяц познаю "удовольствия" учебы в институте. Впрочем, грех жаловаться, меня там никто не трогает, просто, внимание не обращают. Да и на что, собственно, обращать внимание? Я получилась весьма экзотичной на внешность. Проще сказать, выгляжу, как азиатка, то есть слегка раскосые глаза, маленький аккуратный носик, пухлые губки, в общем, мечта извращенца. А если стандартное описание, то - кареглазая шатенка, низенькая и тощая. Так что, моя внешность лично мне не принесла ни радости, ни печали.
   По жизни, я довольно замкнутый человек, если не сказать хуже, психолог поставил мне диагноз - социопат. Я - не против, ведь, это правда.
   Я люблю тишину и одиночество, но вот уже с пару месяцев ни дома, ни на улице я не могу получить долгожданного уединение. Поскольку, брат решил стать братом по-настоящему. Идиот! Кого он хочет обмануть? Всё итак понятно, как божий день.
   2
   Папин партнер по бизнесу полгода назад орал на весь конференц зал, что фирма из-за сделок брата несет огромные убытки и что, если бы, не мой несовершеннолетний возраст, все в фирме предпочли бы иметь дело только со мной. Конечно, было приятно слушать такие своеобразные дифирамбы в мою честь, но вот брату это очень не понравилось. И он стал навещать меня.
   Вначале, он просто заезжал домой на пару часов раз в два-три дня. Мы молча сидели в гостиной, иногда смотрели телевизор, но чаще я училась или читала, а он наблюдал за этим. Потом, брат решил, что нам стоит выходить куда-нибудь вдвоем. Теперь, вместо двух часов взаимной тишины, я была вынуждена проводить не менее четырех, поддерживая бессмысленные разговоры. А где-то через месяц брат объявил, что отказался от услуг моей няни, поскольку я уже взрослая и могу проявлять некую самостоятельность, к тому же, я переезжаю жить в нему в дом из купленной родителями городской квартиры.
   В принципе, мне было глубоко параллельно где жить. В мире не найдется места, где я бы чувствовала себя, как дома, следовательно, в чем разница - спать в особняке или в квартире? Нянька меня тоже не особо затрагивала, я никогда в этой женщине не видела кого-то родного, так что и с ней я рассталась без сожаления. Единственное, что меня не устраивало, так это то, что институт далековато. Но брат вызвался сам возить меня на занятия, мотивируя это заботой, а на деле - проверкой, чтобы я лишнего шага ступить без него не могла.
   После пяти дней пребывания в доме брата, я чуть не взвыла. И в одну из ночей, когда долго не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок, вспомнила про городское кладбище. Оно тут недалеко, через три остановки. Там по ночам абсолютно безлюдно, а сторож спит и, без большой надобности, за ворота кладбища не ступит. Знала я об этом потому, что пару раз уже хаживала в те места и всегда находила уединение. Где еще, кроме могил, может быть по настоящему тихо? Так я стала ходить на кладбище по ночам и подолгу бродить среди могил. Конечно, выглядело это жутковато, но мне было плевать. Тем более, что ничего такого ужасного я не совершала, всего лишь - гуляла по кладбищу. Сегодня я опять ушла гулять, и брат меня поймал. Я слишком расслабилась, привыкла, что по ночам, он либо имел очередную блонди, не потрудившись закрыть двери своей спальни, либо просто, не являлся ночевать. А вот сегодня у него, видимо, образовалось "окно".
   Мои мысли прервал требовательный стук в дверь, и она тут же распахнулась. На пороге, ну кто бы сомневался, стоял мой брат - Стоцкий Денис Сергеевич, для друзей просто Дэн. Его лицо, а ля "мальчик с обложки", сейчас выражало высшую степень негодования. Я вздохнула и подняла на него глаза. Мало того, что мы характерами кардинально отличаемся, так мы еще и
   3
   внешне - совершенно разные. Денис похож на отца, типичный ариец, русоволосый фигуристый красавец. Его лицо могло бы украшать обложки глянцевых журналов, но он больше предпочитает газету "Коммерсантъ".
   Дэн фыркнул, чем привел меня в чувство, а то впала в глубокую задумчивость! Брат с ироничной улыбкой, забыв, что надо меня воспитывать, осматривал мою комнату. Все верно, он здесь впервые, раньше мне удавалось его сюда не пускать. К тому же, смотреть тут особо не на что. Софа, комод, который я увезла из родительской квартиры, низкий столик, где покоится мой ноутбук и "море" книг. Стеллажи я так и не удосужилась купить, поэтому книги были сложены в стопки по всей комнате. У каждого подростка есть увлечения, у меня - нездоровая любовь к книгам. Но это лучше, чем алкоголизм и наркозависимость.
   -Омар Хайяма. "Рубаи" - прочел Денис одно из названий на обложке книги - ты, действительно, это читаешь?
   -Да - безразлично подтвердила я.
   -А еще, наверное, ты куришь "травку" с друзьями - неформалами и мечтаешь изменить мир? - уже не скрывая издевки, предположил братец.
   -Я не курю "травку", у меня нет друзей - неформалов и менять мир, равно, как и себя саму в мои планы не входит. А если хочешь узнать, о чем думают подростки, то пошарь в стопке по правую от тебя руку, там где-то Фрейд валялся - посоветовала я.
   -Спасибо, что просветила, а теперь ответь мне на один вопрос: Куда ты ходишь каждую ночь, если у тебя нет друзей - неформалов? - с прежней издевкой, поинтересовался Денис.
   -А откуда ты знаешь, что я ухожу каждую ночь? - стало мне любопытно.
   -А камеры наружного наблюдения в доме думаешь для красоты установлены? - усмехнулся Денис и, не дав мне перевести тему, опять спросил - Так, куда ты ходишь?
   -На кладбище - честно ответила я.
   Мне было приятно наблюдать за ошарашенным лицом брата. Он, не меньше минуты, молча смотрел в одну точку, потом поднял на меня глаза и с печалью в голосе произнес:
   -На могилы наших родителей? - я еле удержалась, чтоб не прыснуть. Тоже мне, великий психолог.
   -Нет, просто на кладбище, ищу уединения, потому как ты меня уже порядком достал - беззаботно ответила я. И, пока брат не пришел в себя, добавила, заваливаясь на софу и выключая ночник, - и вообще, мне спать пора, так что, спокойной ночи.
   -Мы не договорили - стоя на пороге, произнес брат и вышел.
   4
   "...Доброе утро, планета! Я возвращаюсь с того света. Один день мне хватит. Ведь на этот свет у меня мертвая хватка..."
   Как я ненавижу этот рингтон! Кто бы знал. Именно поэтому я поставила его на будильник. Просыпаться от подобных лозунгов, типа: "Я возвращаюсь с того света!" - такое, даже мертвого поднимет. С тяжким вздохом и я подняла свои кости с софы и поплелась в ванную.
   Приняв душ и почистив зубы, я натянула на себя джинсы, как сейчас модно - "сигаретки", майку - борцовку и безразмерный линялый свитер. Я - горячая девушка, причем в прямом смысле, моя средняя температура тела 37 и 5, пожизненно мне жарко там, где другие мерзнут. Так что даже в октябре я продолжаю ходить по улицам в свитерах.
   Из кухни потянуло чем-то аппетитным. Значит, Любовь Андреевна уже пришла и приготовила завтрак. Пожилая женщина, аккуратная до безобразия (не дай Бог, если что-то лежит не на своем месте), была домработницей Дениса. А еще, она бесподобно готовит. Когда я зашла на кухню, она обернулась.
   -Доброе утро, деточка, я вот сырников напекла, садись скорей, пока не остыли - кивнула она на стол, за которым уже сидел Денис, просматривая любимую газету.
   Денис, как обычно, был одет с иголочки. Он любил костюмы и одевал их всегда, даже когда подразумевался совершенно иной стиль одежды. Хотя, линялые и рваные джинсы смотрелись на нем как-то респектабельно. Сегодня он предпочел черный свитер и светлые джинсы, что было странно, возможно, он, наконец, стал более демократичен в выборе одежды? "Красавчик - ухмыльнулась я про себя". Брат, наконец, соизволил обратить на меня внимание и поднял глаза от "Коммерсанта":
   -Здравствуй - холодно поприветствовал он.
   -И тебе не хворать - кивнула я и, усевшись на стул, стянула первый сырник с тарелки.
   -Не хами - так же холодно произнес брат.
   -И не начинала - хмыкнула я.
   Его каре-зеленые глаза, сейчас, как и всегда при солнечном свете, меняли цвет на серо-зеленый, отчего особенно напоминали льдинки. И чего, спрашивается, завелся с утра пораньше? Если брат и ждал, что я первая отведу взгляд, то крупно просчитался. Я продолжала нагло смотреть на него, скривив губы в усмешке. Но нашу баталию прервала Любовь Андреевна, запричитав, что мы не едим и, чуть ли не силком, впихнула в нас остывающие сырники.
   Наконец, с едой было покончено. Быстро натянув кеды и закинув рюкзак за спину, я выбежала во двор к машине. Брат обычно долго "копался" прежде чем выйти из дома, поэтому я 5
   предпочитала ждать его на свежем воздухе. Сегодня он подозрительно быстро собрался и через
   пару минут уже сидел на водительском месте, ожидая пока я усядусь и пристегнусь. Мы плавно тронулись с места и в полном молчании поехали в институт.
   -Как учеба? - признаться, я вздрогнула, от звука его голоса.
   -Нормально - флегматично ответила я.
   -Наверное, много новых друзей появилось? - не отрывая взгляда от дороги, продолжил своеобразный допрос брат.
   -Ну, если считать уборщицу Нину Васильевну и помоечную кошку Нюшу, то тогда у меня целых два новых друга - согласилась я.
   Повисло тягостное молчание. И зачем, он завел этот разговор, ведь нормально ехали? Решил, что ли, поближе со мной познакомиться? Так ближе уже некуда, у нас итак родители общие.
   -У тебя нет друзей? - будто, сам удивляясь сказанному, спросил Денис.
   -А откуда они, по-твоему появятся? Мне - пятнадцать, если ты забыл. А с такой малявкой общаться как-то в лом взрослым студентам - как маленькому, объясняя очевидные вещи, сказала я.
   -Понятно, а школьные друзья у тебя есть? - вот пристал, словно не замечая моего раздражения, Денис продолжил - просто, мы уже пару месяцев живем бок о бок, а я ни разу не видел, чтобы ты с кем-то общалась даже по телефону, твой мобильник работает, только когда будильник звенит. Может, ты не успела рассказать, что переезжаешь? - сам с собой он, что ли, разговаривает?
   -Слушай, хватит, а? Тебя это столько лет не волновало, так пусть еще года три не задевает и тогда мы прекрасно уживемся - стараясь не срываться на шипение, заговорила я:
   -Я, братик, если ты забыл, диагноз имею. Социопат. Людей я ненавижу, поверь, я их действительно ненавижу, а особенно ненавижу, когда кто-то пытается лезть ко мне с разговорами по душам. Так что, давай, каждый будет делать то, что должен и не мешать другому, как тебе?
   -Мы приехали - вместо ответа, просветил меня Денис, мы и вправду приехали и стояли прямо у ворот универа.
   -До вечера - бросила я, выходя из машины.
   -Ага - согласился брат и дал по газам, оставляя после себя кучу пыли и взмывшие над землей желто-красные листья.
   Если честно, то институт мне мой нравится. Правда, нравится. Но только, когда в нем народу 6
   нет. Они портят все впечатление, люди эти. Все время суетятся, не сидят на месте, ссорятся,
   мирятся, встречаются и расстаются... А я всегда ценила отсутствие перемен, во всем. Поэтому, люди меня и раздражают. В школе еще не всё так оживлённо и быстротечно. В институте же, будто с ума все посходили. Особенно если учесть, что учусь я в одном из лучших институтов страны, как говорил по телевизору Министр образования. Я ему, министру, то есть, не особо верю, но по размерам и количеству преподавателей создается именно такое впечатление.
   Я неспешно шла в главному входу. Вообще-то, я учусь в пятом корпусе и сюда захаживаю только, когда учителя просят. Но сегодня мне надо было попасть в деканат, нашему куратору понадобились ведомости, непонятно для чего, в середине семестра. И я - единственная, кому легче сделать, чем спорить и отказываться. Поэтому, совершенно неудивительно, что меня попросили эти ведомости, до начала занятий, забрать из главного корпуса.
   Когда, ревя моторами, мимо проехали три спортивные тачки, я даже ухом не повела. Какая мне разница, кто тут и на чем гоняется? Главное, что мне - до прав, как до луны. Нда, чего-то у них сегодня оживленно, с тоской отметила я. У входа в корпус стояли те самые спортивные машины, я даже марки вспомнила: вон та - красненькая, вроде феррари, а серебристая ламборгини - галардо, приметная малышка. При взгляде на третью машину сердце екнуло, ну что поделаешь, люблю я красивые машинки и буквально тащусь от этой конкретно - черный ягуар ХР - это не машина, это мечта. И из этой мечты выходит какой-то хмырь, а за ним следом очередная местная Мисс - кто-то там.
   Последний раз бросила мечтательный взгляд на черненькую малышку и уже, не поднимая головы, пошла к зданию. Обходить, преградившую мне путь толпу, было трудно. Но когда в центре, буквально, завизжали, я осознала, что уже не стою на своих двоих, а меня, целенаправленно, тащит потоком людей в сторону криков. Вынесло прямо к разбирающейся парочке, той самой, из ягуара. Собственно, я и не сомневалась, что это они орут. Впрочем, если быть справедливой, орала только девица, парень и рта не раскрыл.
   -Как?! Ты меня бросаешь?! Не имеешь права!!! Слышишь, козёл!!! Да как ты посмел?! Кто эта тварь?! А? Скажи, на кого ты опять повелся?! - ну и голос, аж в ушах звенит.
   И тут я узрела дорогу к ступенькам в корпус, надо всего лишь пройти мимо скандалящих и, считай, я в универе. С такими радужными мыслями, я, почти ощутив радость, направилась к орущим. На минуту девица заткнулась, видимо, ждала, что я к ней обращусь. Я же просто прошла мимо, точней, почти прошла мимо, если бы не сильная мужская рука, схватившая меня за плечо.
   7
   -Эй, малявка, далеко собралась? - забавно, минут пятнадцать тому назад, я сама назвала себя "малявкой" и обидно не было, но вот сейчас какой-то "удод" назвал меня также и так захотелось ему по роже съездить.
   -Да уж подальше отсюда, дедушка - оборачиваясь, ответила я. Парень опешил. Если и есть во мне хоть что-то взрослое, так это голос такой грудной, с характерной хрипотцой, мне можно смело идти в "сексе по телефону" работать.
   Схвативший меня, был хозяином феррари - высокий, накачанный русоволосый парень. Я рядом с ним чувствовала себя особенно ущербной, то-то он меня за малявку принял - малявка и есть. Я ожидала хоть какой-то реакции на свои слова, но не дождавшись, продолжила:
   -Чего толпу собрали? Не пройти, не проехать, еще и отношения выяснять вздумали прямо у института, надоели, блин, не всем же интересно этот скандал слушать. И вообще, клешню убрал! Ошибка природы - клешню убрал, но продолжил таращиться, как баран на новые ворота. Я же, не встречая больше препятствий, продолжила свой путь.
   -Айсир? - с сомнением в голосе, произнес амбал. И я, по дурости, а скорей по-привычке обернулась, тогда парень уже уверенней произнес - Айсир - это ты!
   -Нет - машинально ответила я и прибавила шаг.
   Ага, уже ушла, как же! Меня опять схватили за плечо, но уже мёртвой хваткой.
   -Айсир, ты что не узнала меня?! - и такое удивление в голосе! Будто я обязана его узнавать - это же я - Степка!
   -Рада за тебя - согласилась я, пытаясь вывернуться из хватки парня.
   -Айсир, ты что? Правда, что ли меня не помнишь? Степка, ну ты еще меня Паном звала, чтобы имя красивей звучало! Ну, вспомнила? - я опять обернулась и повнимательней присмотрелась к парню.
   Да не может этого быть! Хотя, глаза у моего друга детства тоже были дымчато-зелеными, да и волосы такие же русые. Парень улыбнулся и я поняла, что это и вправду он, Степан или Пан. Но как?! Таких совпадений не бывает! Или бывают? Но я слышала, что Степан уехал с родителями в Канаду, хотя, с тех пор прошло лет семь, многое могло измениться. Все равно - "анриал"!
   -Пан - все еще хлопая ресницами, я смотрела на человека из своего прошлого.
   -Узнала, наконец? - обрадовался Пан.
   -Ага - слегка рассеяно, согласилась я.
   -Как я рад тебя видеть! Вот это встреча - пробасил Пан и с силой сжал меня в объятиях на
   8
   виду у кучи студентов. Цирк Шапито какой-то или, если точней, то цирк абсурда.
   -Ты знаешь ее Пан? - спросил еще один хм... молодой человек, этот, кажется, из ламборгини. У парня был странный цвет волос, вроде светлые, а переливаются всеми цветами радуги, да, странно.
   -Конечно, помнишь, я тебе рассказывал...
   Начал было Пан, но я прервала его, пнув по ноге, Пан глянул на меня несколько удивленно.
   -Что такое?
   -Руки от меня убери и прекрати трепаться, благодаря твоему дружку или кто он тебе там, на нас пялится до черта народу, так что помолчи, а! - прошипела я.
   Пан поспешно убрал руку и смущённо замолчал. В этот самый момент, послышался звук удара и сдавленные вздох прошел по толпе. Я посмотрела за спину Пана и тоже охнула. Хмырь из ягуара ударил девицу, с которой скандалил и сейчас она лежала на земле. Вот чего я, спрашивается, поперлась за этими ведомостями?! Весьма и весьма риторический вопрос. Радует хотя бы то, что Пан обо мне забыл и кинулся к дружку. Студентов тоже больше интересовала тема избиения, чем встреча старых знакомых, так что тихо мирно смоталась с этого реалити - шоу.
   Деканат встретил меня подозрительной тишиной, интересно, они тоже ушли понаблюдать за происходящим? Наверняка. Порывшись в папках нашего курса, я все-таки отыскала ведомости и "счастливая" от того, что переполох во дворе до сих пор не закончился, решила пройти через пожарный выход. Все же хорошо, что я дружу с уборщицами, это позволило мне сделать дубликаты от всех входных дверей института. У двери, я огляделась в последний раз и, никого не приметив, с опаской вставила ключ в замочную скважину и повернула. Подгоняемая надеждой на скорую свободу, я рывком распахнула дверь и... чего-то мне нехорошо. Стоят трое передо мной и если бы этими тремя были случайные студенты, возможно, все было бы не так уж страшно. Но, передо мной стоит та самая тройка придурков с бывшим знакомым во главе. Обнадеживает одно - они это не специально, поскольку, удивлены не меньше меня.
   -О, Айсир, как хорошо, что ты тут оказалась, а мы уже и не знали как сегодня в универ попадем, там такая толпа у входа собралась - бесхитростно сообщил Степан, оттесняя меня от двери и проникая в здание.
   -Замечательно, а сейчас мне пора, у меня дела - попыталась я прошмыгнуть мимо них.
   -Айсир, постой, мы же столько лет не виделись, а ты уходишь? Давай, хотя бы поговорим - хватая меня за руку, (ну что за дурные манеры?), произнес Степан.
   9
   И вот о чем, нам с ним говорить, а? Мы столько лет не виделись, он ведь ничего обо мне не знает; ни про отца, ни про брата, даже про то, что я не совсем нормальная. Этот человек из другого, незнакомого мне мира. А его дружки? Да они стоят и смотрят на меня, как на пустое место, особенно тот хлыщ, что ударил свою подружку. В принципе, мне плевать на их мнение, но это не значит, что я рвусь с ними общаться. Да и Степа, в отличии от меня, он сильно изменился, по крайней мере, внешне настолько сильно, что я воспринимаю его, как чужого незнакомца. Встает вопрос: а хочу ли я снова с ним знакомиться? Ответ: определенно - нет.
   -Слушай, Степа, я была рада тебя увидеть и все такое, но мне надо идти, я очень тороплюсь. Может, потом, как-нибудь пообщаемся? - уже выскочив за дверь, предложила я стандартную отговорку.
   -Ага, как-нибудь - озадаченно повторил бывший знакомый.
   Я же, прикрыв дверь, быстро щелкнула замком, теперь точно не достанут. Перевела дух и, чуть ли не вприпрыжку, побежала к своему, показавшемуся таким родным, корпусу. На пару я, как и ожидалось, опоздала. Но, Каширов Юрий Михайлович - преподаватель конституционного права, 'мировой мужик' в народе и, просто, классный препод среди нас - первокурсников, был самым терпимым и по-свойски относящимся к студентам, преподаватель. Так что, когда я буквально ввалилась на лекцию, Юрий Михайлович лишь сдвинул свои очки на нос и усмехнулся:
   -Явление Христа народу или старосты - студентам - я, уже привыкшая к этой фразе, которой Юрий Михайлович награждал каждого опоздавшего, изобразила распятого Христа, чем привела в ступор однокурсников и вызвала смех у преподавателя - ладно, иди присаживайся на свое место, юмористка. Только ведомости отдай.
   Я тут же сунула злосчастные бумажки Каширову, а сама ласточкой метнулась к своей угловой парте в самом конце аудитории. Мне показалось, что пара прошла слишком быстро. Так бывает, когда опаздываешь, вот и сейчас я с удивлением услышала, как прозвенел звонок. Дождавшись пока все выйдут из аудитории, я тоже стала собираться. Я только успела выйди в коридор, как великая и ужасная четверка Макеевой окружила меня. Кто бы знал, как меня раздражала эта идиотка. Порой мне казалось, что более тупое существо сложно во всем мире найти.
   Макеева Наташа или, как она всем представлялась, Натали была кем-то вроде Драко Малфоя, а я ее персональным Гарри Поттером. Она, завидев меня, не могла молча пройти мимо, ну или хотя бы, просто пройти мимо. Нет, Натали обязательно надо было подойти и сказать
   10
   гадость дня. Обычно она это делала в компании своих 'шестерок', еще трех дур. Одного у Макеевой было не отнять - внешность, Натали - красавица, причем, писанная красавица. В том плане, что ее и правда, как картину расписывают, все в Натали не натуральное: тело, кожа, лицо, даже волосы нарощенные. Тем не менее, она нравится парням, с ней стараются дружить девчонки и, в целом, все у нее - в ажуре.
   Только я, непонятным образом, выбиваюсь из ее представлений. Для начала тем, что не поддаюсь классификации, а в мире Натали все должно быть классифицировано, то есть для нее есть три четких типа людей: первые - такие же, как и она: обеспеченные - (не меньше миллиона на личном счету), светские (тусовки, клубы, выпивка, наркотики, секс), красивые (это еще под вопросом), умные (это даже без вопросов, просто она не знакома с умными) и общительные ( 'я была на Мальдивах и там купила сумочку от Гуччи' 'Фи, сейчас актуальней Ибица и Габбани' - примерно так). Второй тип: тут уже проще - ботаники и заучки, с ними, если и общается высшая власть, то только, когда экзамены на носу. И последний, третий тип: неформалы, те кто пожизненно, показушно презирают таких, как Натали, но стоит ей только пальчиком поманить и эти, 'вечно обиженные', прибегут и завиляют хвостом. Вот, так делит мир Натали.
   Я же, не вписывалась в эти группы людей потому, что принадлежала к вымирающему виду истинных пофигистов, не тех, кто вид делает, а тех - кто так живет. У меня ко всему философский подход. Вот, к примеру, Натали пыталась со мной начать общаться, поскольку, я была по ее понятиям обеспеченная и умная, я проигнорировала ее порыв, тогда она решила со мной вести 'войну' - опять ничего не вышло: она как-то украла, ради прикола, мои вещи: - сумку и солнцезащитные очки. Я пожала плечами, все равно ничего важного в сумке, кроме пары исписанных лекциями страниц тетради и шариковой ручки, не было. Кошелек я не ношу, предпочитая всю наличку держать в карманах штанов, мобильник с наушниками тоже всегда при мне, а очки - я давно собиралась сменить. Так что, в ближайшем магазине купила еще одну такую же сумку и очки.
   После неудачно провалившегося эксперимента, Натали решила унижать меня перед курсом, но когда, во время одной из ее пламенных речей о моей дурости, я уснула (двое суток бессонницей мучилась), весь курс ржал уже над Натали. Было это недели две назад, с тех пор Натали перестала меня доставать, объявив всем, что я являюсь персоной нон-грата. Глупая, думала хоть этим меня задеть, а мне наоборот только в радость, не надо здороваться с одногруппниками при встречи.
   И вот, сегодня она, видимо, решила опять снизойти до общения со мной. Я тяжко вздохнула
   11
   поняв, что задумалась и пропустила мимо ушей большую часть речи Натали. Подумала и прямо спросила:
   -Чего тебе надо? - да, грубо, зато действенно, Наташка заткнулась на полуслове.
   -Как грубо! Ну, ладно, у меня сегодня настроение хорошее. Я хочу чтоб ты меня познакомила с Кирой - вот это прямота, ценю, только еще бы узнать, кто такая эта Кира и почему я, по мнению Натали, ее знаю.
   -А Кира - это? - предложила я продолжить мысль, зная, что Натали купиться и сама все выложит.
   -Кира - это один из красавчиков с финансов и кредита. Ты же знаешь Пана, а они Кирой друзья. И не придуривайся, будто ты "ни сном ни духом", сегодня тебя с ними весь универ видел. Ну, Айси, миленькая, пожалуйста! Я век твоей должницей буду - щебетала эта непроходимая блондинка.
   -Это не тот, с Ягуара? - бросила я пробный камень.
   -Он самый - обрадовалась Натали. Значит, Кира - мальчик. Это все объясняет - не стала бы Натали про девчонку так взахлеб рассказывать.
   -Который свою подружку ударил? - продолжала я уточнять.
   -Ага, Лика сама напросилась, он, бедный, ее столько терпел, я бы вообще ее избила, тварь такая. Зато, теперь Кира абсолютно свободен! Ну так, как? Познакомишь?
   Я уже открыла рот для категорично отказа, мне конечно не жалко, но я сама с этим Кирой не знакома и знакомиться не горю желанием. И тут заметила нездоровый ажиотаж со стороны лестницы, писком и визгом сопровождающийся. А потом и знакомую макушку. Меня тоже приметили. Пан со своим разноцветным другом целенаправленно перли в мою сторону. Я же только скривилась, все-таки придется с ними разговаривать. Зато, Натали вся напряглась, то есть живот втянула, грудь выпятила и губы надула, что смотрелось, в ее понимании, сексуальней. По-моему, от этого она стала выглядеть еще глупее.
   -Айс, я тебя еле нашел - не обратив на Натали ровным счетом никакого внимания, Пан протопал ко мне и опять попытался схватить в охапку, как у главного корпуса, но я вовремя отбежала к стене и руки парня схватили лишь воздух. Разноцветный хмыкнул.
   -А ты чего здесь забыл? - окончательно забив на манеры, грубо спросила я.
   -Ну ты же сама сказала, что как время появится мы пообщаемся - нда, был у Пана еще в детстве этот грешок, из любого разговора он слышал только нужные ему слова и по ним ориентировался.
   12
   -Я другое говорила - буркнула я, но меня только разноцветный услышал и опять хмыкнул.
   -Так вот, я договорился с твоим ректором и он освободил тебя от занятий на сегодня - буднично произнес Пан и без перехода спросил - куда пойдем?
   -Я - домой, вы - не знаю - пожала я плечами, раз уж выдался свободный денек, проведу его в тишине.
   -Не понял, Айсир, ты чего? До сих пор меня не вспомнила - все-таки схватив меня стал допытываться Пан.
   -Да вспомнила я, но это ни чего не меняет - начала я злиться.
   -Ну давай я тебя хотя бы подвезу, а ? - и такой щенячий взгляд.
   -Ладно, подвези - желание ехать на такси или того хуже, на общественном транспорте у меня не возникает. Пускай подвезет, если так хочет.
   Степа, воспользовавшись этим, стал тараторить наперебой, напрочь забыв об ожидающем его друге. Пока мы дошли до его машины, я успела узнать, что он уже три года, как вернулся, его отец по прежнему занимается нефтью, мать все также бегает по салонам, а старший брат женился и живет в Канаде. Сам Пан учится на экономиста, уже второй год, но меня он явно не ожидал здесь увидеть:
   -... ты бы видела мои глаза, когда я побежал узнавать у проректора о тебе, думал, может кто из родственников здесь учится, а оказалось, что это ты, сама тут на первом курсе. А как я удивился, когда ты в разборки Киры и Лики влезла, нет, надо было додуматься, не обращая ни на кого внимания идти ко входу! - да, у парня много инфы накопилось.
   -Пан, ты какого ... мобилу вырубил? - о, а вот и Кира, что за бабское имя?
   Кира нарочито медленно подошел к нам и с вселенским презрением вперемешку со скукой посмотрел меня. Потом перевел взгляд на друга и усмехнулся проколотой губой (пирсинг - я только вблизи рассмотрела):
   -Брат, тебя что на малолеток потянуло, что ли?
   Как ни странно, Степа вместо того чтобы возмутиться, наоборот - покраснел и ссутулился. Я совершенно безразлично посмотрела на Киру. Как правило, такие парни всегда ждут реакции на их слова или выходки, я же - морально не готова вступать в дискуссии с Кирой. Слишком он уверен в себе, слишком язвителен и что ни говори, слишком хорош собой. Не люблю я, когда в предложении может уместиться так много слов 'слишком', а еще я не люблю козлов, которые бьют девушек. Нет, согласна, что бывают такие сво... своенравные особы, которых осадить невозможно, но парню самому должно быть гадко рукоприкладствовать. А этот Кира спокойно
   13
   ударил свою девушку, пусть и бывшую.
   -Что язык проглотил? - продолжал язвить Кира.
   -Кирюх, давай потом побазарим - наконец произнес Пан.
   -Когда потом? Да и чем ты таким занят, что мобилу вырубил? - демонстративно не обращая на меня внимание, спросил Кира.
   -Мне девушку надо подвезти до дома, а мобила все время трезвонила, надоела, вот я ее и отключил - блин, как жена перед мужем отчитывается или как 'шестерка' перед главным.
   -А что за девушка? Я ее знаю? Красивая? - чувствую себя, как в первом классе, хотя, нет, как в детсаде 'Тормозок' - такие же плоские и тупые методы игнора.
   -Сейчас узнаешь, знакомься - это Айсир, Айсир - это мой давний друг Кирилл - Кирилл в который раз посмотрел меня и в который раз скривился.
   -Ты не рассказывал, что тусуешься со школьницами - серые глаза смотрели на меня очень не по-доброму, интересно, с чего бы?
   -А я и не тусуюсь, Айсир учится у нас, только на первом курсе - все еще пытался быть вежливым и дружелюбным Степа.
   -Да? К нам уже несовершеннолетних берут?
   -Ладно, ты выиграл, поздравляю - открыла я рот, Кирилл изумленно уставился на меня - да-да, я поняла, тебе очень хотелось вывести меня из себя, поскольку боишься, что я стану вешаться на твоего друга, молодец, тебе почти удалось меня достать. Правда, я очень возмущена. Только, дело в том, что это Степан привязался ко мне. Но можешь не париться, я уже передумала ехать с ним домой. Идите 'базарьте', а я пожалуй пойду, у меня еще остались кое-какие дела.
   Ух ты, высказалась! Давно столько слов за раз не произносила вслух. Значит и впрямь достал. Неприятный тип. Я еще раз исподлобья взглянула на Кирилла, парень тоже смотрел на меня, но вместо злости в его глазах читался вызов. Я же тоже хотела прямо посмотреть на него, но тогда бы это расценивалось как согласие на игру. А я слишком ленива и труслива, чтобы играть с таким, как Кирилл. Поэтому, я быстро отвела взгляд и повернулась к Степе.
   -Я пойду, потом как-нибудь поговорим - повторила я свою утреннюю фразу и посильней перехватив рюкзак, быстрым шагом направилась к остановке, фух, кажется пронесло.
  
  
  
   14
   Глава 2.
  
   АЙСИР.
  
   "Независимость - это возможность послать того, кого считаешь нужным, тогда, когда считаешь нужным, туда, куда считаешь нужным."
   Что я люблю в одиночестве, так это - умиротворение. Наверное, многие и мой братец в том числе, после утренней беседы подумают, что я ничего не делала, чтобы быть похожей на остальных. Это не так. У меня было много попыток найти себе друзей, или хотя бы одну подругу, но.. кончалось это всегда одинаково. Подруги непременно предавали меня, подстраивали различные подлости и сплетничали за моей спиной.
   Вначале - было терпимо. Тогда я еще думала, что первый опыт порой бывает неудачным, но после - был второй и третий... Список не маленький. Правда, осознание того, что дело не в людях, а во мне пришло быстро. Я была уверена, что делаю все не так и наперекосяк. Не хочется думать о себе именно в подобном свете, но лет до тринадцати ко мне смело можно было применять 'милый' афоризм: 'в мире хищников всегда виновата жертва'. Я, в данном случае, была жертвой, причем, сама себя такой чувствовала. Но потом, после ссоры с очередной 'подругой' я приказала чему-то внутри меня остановиться и почувствовать, как я вздыхаю полной грудью, стоит только очередной 'сестренке' свалить с горизонта. Стоило осознать, что без друзей мне гораздо проще и лучше, чем с ними...
   Хлопнула входная дверь, отвлекая от любимых мыслей 'о вечном', то есть о себе любимой. Странно, чего это брат так рано заявился? А это был именно он, поскольку ни у кого, кроме Дениса не было связки ключей от верхних замков 'с секретом'. Но, брат обычно раньше семи не приходит, если вообще приходит, а сейчас только четыре часа. Ладно, стоит выйти к нему и сообщить, что я дома, хотя жутко не хочется этого делать.
   Тяжело вздохнув, я поднялась с софы и как была - в длинной бесформенной футболке и носках с детским рисунком, поперлась в коридор.
   -А у тебя точно никого? - сдавленно слышался женский голос.
   -Да точно, за сестрой мне через час ехать, успеем, черт, твой бюстгальтер убивает меня, дурацкая застежка - сдавленное хихиканье и характерный 'чпок'.
   К этому моменту я уже могла лицезреть всю картину происходящего. На журнальном столике у дверей сидела широко разведя ноги какая-то блондинка, из одежды на ней были
   15
   только чулки и высоко задранная юбка. А между ее ног стоял мой братец в одних штанах, думаю ненадолго, и мял грудь блонди, размера так четвертого, при этом жадно ее целуя. Особого впечатления на меня это не произвело, может потому, что уже привыкла, к постоянным загулам братца? Не важно... я уже собиралась развернуться и на цыпочках пробраться к себе в комнату, сейчас Денису явно не до меня. Но, брат вдруг поднял глаза и встретился со мной взглядом. Я, как кролик перед удавом, не смогла отвести глаз. Сначала, во взгляде брата читалось удивление, потом раздражение, но сейчас выражение поменялось на какое-то хищное, а уже через секунду брат оторвался от блондинки и подняв с пола, изрядно помятую блузку, бросил ее блондинке:
   -Считай, ты наказана, за то, что носишь такие дурацкие лифчики. Запомни, чтобы больше не носила, нижнее белье тебе не идет - во время своей речи брат открыл двери, взял за локоть ничего не понимающую девушку и выставил из дома, не забыв захлопнуть двери.
   Денис повернулся ко мне, во взгляде только удовлетворение, будто это не из-за меня ему пришлось выставить пассию из дома. А может, и не из-за меня. Ведь, раньше он никого для поддержания своего высокоморального образа за двери не выставлял. Пока я это обдумывала, брат наблюдал за мной.
   -Что, цветы увидел? - Денис от моих слов моргнул и будто очнулся.
   -Ты почему дома? - наконец глухо спросил он.
   -Могу уйти - усмехнулась я
   -Не надо, просто объясни мне, что так тяжело поговорить со мной? - о, неудовлетворенный в сексе по моей причине мужчина, решил после этого самого неудавшегося секса провести со мной воспитательный разговор.
   -А может, стоит для начала избавиться от эрекции, стереть помаду и надеть рубашку - глядя в потолок поинтересовалась я, будто у себя самой.
   Перевела взгляд на брата, кажется перегнула - на лице у парня заходили желваки. Денис подскочил ко мне и ощутимо дернул за подбородок, заставляя поднять голову и опять посмотреть на него:
   -Не хами мне, девочка. Ты не в том положении, чтобы так себя вести - не забыла, что я единственный твой опекун - прошипел он.
   -Тоже мне, напугал ежа голой попой. Думаешь, если откажешься от меня, то ожидает бедную сестренку только детский дом? Так ошибаешься, меня возьмет под крыло Петр Савин, да-да тот самый Савин, папин партнер, а ныне - твой. К слову сказать, это не Юлия Савина,
   16
   дочурка Петра сейчас голыми сиськами и задницей трясла? - брат зло сощурился, значит, я права - это она.
   -Угрожаешь? - изменил Денис интонации на елейные.
   -Нет, даже в мыслях не было, мы же родственники в конце концов и всегда поможем друг другу - уже мечтая о скорой свободе от тисков, в виде рук братца произнесла я. Но брат лишь поудобней перехватил меня за талию. Я почувствовала его дыхание и губы на шее. Даже в детстве мы никогда не оказывались так близко. А еще, было непреодолимое желание прильнуть к родному плечу. Но я подавила в зародыше это чувство, напомнив себе, что мы родные только по крови, а в остальном - чужие люди, и сейчас брат ляпнет что-нибудь нелицеприятное, так что, вместо того чтобы нюни разводить - стоит собраться.
   -Когда я целовал Юльку и увидел тебя, стоящую в коридоре, наблюдающую за нами, я осознал, какой ты стала. Такая красавица живет рядом, а я и не замечал, моя сестренка повзрослела, совсем большая девочка - ласково прошептал брат и коснулся горячими губами моей шеи. Последний раз меня целовал отец на ночь, когда приходил гасить свет в комнате, это был наш своеобразный ритуал. С тех пор я больше никого так близко к себе не подпускала. И теперь этот поцелуй брата. Я знаю, Денис делает это не потому, что мы родственники, а потому что ему важна моя доля в компании. Но мне хочется верить, что хоть кто-то любит меня просто так, ни за что.
   Еще один поцелуй будто обжег, брат поцеловал меня в щеку и улыбнулся. Он ни разу мне так тепло не улыбался:
   -Дурочка моя, ну чего ты ершишься, да я признаю, что не идеал, но все время нам ругаться не обязательно, сестренка, давай попробуем жить мирно, а? - не выпуская меня из объятий скорей попросил, чем спросил Денис.
   Я минуту обдумывала его предложение, хотя детское и наивное во мне требовало незамедлительно согласиться, но я молчала.
   -Ладно, давай попробуем - неуверенно кивнула я.
   -Начнем с того, что я приготовлю нам ужин, а ты пока сходишь в магазин и купишь нам десерт - не терпящим возражений тоном скомандовал Денис.
   -Вот, дашь палец, руку откусит - бурчала я, проходя мимо в свою комнату.
   -Не ворчи - услышала я в ответ, уже закрывая дверь.
   Натянув поверх футболки серый спортивный костюм и собрав волосы в пучок, я не прощаясь с гремящем посудой на кухни Денисом, вышла из дома. Наш дом находиться в
   17
   оживленной части города, но не в центре, а если точней, то далековато от центра. Но слава Богу, магазины и тут существуют. Так что, я побрела в сторону супермаркета 'Fresh', последнее время в городе появилась целая сеть этих маркетов. Огромные трехэтажные 'монстры'. Я в таких местах теряюсь, будто рыба выброшенная на сушу, задыхаюсь. Но сегодня я решила сделать исключение, наверное, потому что было лень переться в маленькую кондитерскую в двух кварталах отсюда.
   Взяв маленькую корзинку у входа, пошла искать отдел сладостей и выпечки. Теперь я вспомнила, почему еще не люблю супер и гипермаркеты - всегда увлекаюсь и покупаю слишком много всякой ерунды, а потом, даже пакет поднять не могу. Вот и сейчас - бездумно бродила и ложила в тележку (корзинку пришлось сменить на более объемный предмет) все приглянувшиеся мне упаковки. Когда же потянулась за красивым, красно - оранжевым персиком его перехватила чья-то рука. Я негодующе подняла глаза и встретилась с взглядом васильковых глаз, скользнула выше... а, понятно.
   -Салют, малышка - усмехнулся парень.
   -Уже виделись, разноцветный - кивнула я и посмотрела на персик в его руках.
   -Разноцветный? - удивился он и будто невзначай перебросил персик в другую руку, я, как загипнотизированная, наблюдала за персиком.
   -Ну, у тебя волосы разных цветов, слушай, отдай персик, а? - сказала не выдержав, когда парень в очередной раз подбросив плод, чуть не уронил его на грязный пол.
   -Персики любишь - улыбнулся парень протягивая мне фрукт.
   -Есть немного - пробубнила я, попытавшись отвернуться и пойти дальше.
   -А я люблю красивых малышек, вроде тебя - и никаких намеков, прямо и по делу.
   -Рада за тебя, люби на здоровье - кивнула я и все же, обогнув его, прошла мимо.
   Сзади послышался смешок и неторопливые шаги следом за мной.
   -А как тебя зовут малышка?
   -Никак, надо - сама приду - несмотря на разноцветного, я стала рыться в конфетах, наконец-то, найдя отдел сладостей.
   -Меня - Ник, в принципе можешь не отвечать, Пан много про тебя рассказывал Айсир, так что твое имя я запомнил - продолжил приставучий Ник.
   Я вздохнула и повернулась к парню:
   -Это что, очередная проверка на вшивость? - парень удивлено посмотрел на меня - ну, до этого твой дружок с бабьим именем пытался вывести меня из себя, теперь ты вот, пристал как
   18
   банный лист.
   -Прикольное сравнение - не обиделся Ник - нет, я случайно тебя заметил, решил подойти поздороваться.
   -Подошел - кивок - поздоровался - еще один кивок - ну и иди себе дальше.
   -Я не нравлюсь тебе - о, дошло, как до эстонца анекдот.
   -Мне вообще люди не особо нравятся и ты пока ничего не сделал, что бы я изменила свою позицию - пожала я плечами и наткнувшись взглядом на нужный мне тортик с прикольным названием 'пьяная вишня' поспешила к витрине с ним.
   -Ладно, я понял, настаивать не буду - как-то подозрительно легко согласился Ник и в мгновение ока исчез из поля зрения.
   Я покатила тележку к кассе. Кассирша посмотрела на мои покупки потом на меня и опять на покупки:
   -Девушка, а Вы это все донесете одна? - ну, вот как обычно, пакетов три, а я и один не подниму, не то что донесу.
   -Она не одна и да, мы справимся - появился из ниоткуда Ник и, пока я не успела опомниться и запротестовать, схватил мои пакеты и понес к выходу и маркета.
   Пришлось плестись за ним следом, спорить было глупо, ну куда я с таким грузом? У входа стоял уже знакомый ламборгини. Ник быстро покидал покупки на заднее сиденье и как джентльмен открыл дверцу приглашая сесть в машину. Я подозрительно глянула на парня.
   -Я не маньяк - правильно истолковав мой взгляд произнес Ник, подумав добавил - и не насильник.
   -Это обнадеживает - буркнула я для проформы и все-таки села в машину.
   Ник фыркнул и захлопнув дверцу, быстро обежав машину устроился рядом:
   -Говори адрес, малышка - заводя мотор потребовал Ник.
   Назвав адрес, скосила на него глаза - занятный он парень. Кардинально отличается от Кирилла и Степы. Те, хоть и пытаются выглядеть устрашающе, внушают больше ощущение 'проблемных мальчиков'. Этот же экземпляр может быть крайне опасным и я это почувствовала из-за его походки - плавной, тягучей, а еще - лицо, точней его выражение. Красивые черты не могут скрыть резкий, даже скорей режущий взгляд, а полные губы все время так и норовят скривиться в усмешке, злой усмешке. И главное, если он учится со Степаном, ему не больше двадцати - двадцати двух, но когда я в магазине встретилась взглядом с его васильковыми глазами, я ощутила взгляд, по меньшей мере, зрелого мужчины, но никак не молодого парня и
   19
   это - странно.
   -О чем задумалась, крошка? - прервал молчание Ник.
   -Почему у тебя волосы разноцветные? - не найдя ничего умнее, спросила я.
   -Хочешь знать? - тупой вопрос, если спросила, значит хочу.
   -Да - вместо того, что подумала, просто ответила я.
   -Ок, скажу, но и ты ответишь тогда на один мой вопрос - быстро глянул на меня Ник.
   -Забудь - еще чего. Не хочет отвечать не надо, но условия ставить - это уже слишком.
   -Ладно, не злись, малышка. Так и быть, отвечу совершенно безвозмездно на твой вопрос. Мои волосы разноцветные потому, что мне не нравятся седые пряди в русых волосах. Поэтому, я решил добавить еще четыре светлых оттенка - закончил свое объяснение Ник, подъезжая к моему дому.
   -Понятно, а что за вопрос ты хотел задать? - вырвалось у меня вдруг.
   -Сколько тебе лет, малышка - огорошил меня Ник, уж чего я только не ожидала, но никак не вопроса о возрасте.
   -Не скажу - честно ответила я. Ник засмеялся и, выбравшись из машины, стал вытаскивать мои продукты. Парень донес их прямо до двери дома и подмигнув мне, не прощаясь, пошел к своей машине.
   Я смотрела, как ламборгини превращается в точку на горизонте и, неожиданно для себя, улыбнулась. Странный парень этот разноцветный, но у него классная тачка и прикольный парфюм.
  
   ДЕНИС
  
   Утро с самого начала не задалось, голова раскалывалась на тысячу частей. А все потому, что эта соплюха, по ошибке называемая моей сестрой, полночи гуляла. А когда, наконец, соизволила явиться домой, вместо объяснений начала огрызаться. Какой черт меня дернул взять ее к себе? Ведь так хорошо жил. Ну, или по крайней мере, проблем было меньше. А теперь каждый день, как на пороховой бочке. Думает, я с ней вожусь из-за акций отцовской компании. Больно надо. Давно бы их уже все купил, только, кто тогда этой ширмой для настоящего бизнеса заниматься будет? Нет, Петра убирать мне не с руки, да и трогать 'наследство' Айсир меня как-то не тянет. Но девчонка об этом не знает, вот и изводит меня и себя заодно.
   Впрочем, я ее почти не вижу, будто и не в одном доме живем. По началу обидно было,
   20
   сейчас просто жалко ее, да и чувствую себя мразью. Бросил в свое время маленькую сестру, сознательно сделав полной сиротой при живом брате, а сейчас поздно грехи замаливать, никто такое не простит. Вот и воюем. Точней, находимся в состоянии холодной войны. Зачем только притащил ее сюда? Вина заела, вот и притащил.
   Открыл глаза, поняв, что если не перестану, окончательно испорчу себе настроение. За окном только занимался рассвет, значит, часа два спал. Плохо. Опять сомнамбулой по офису ходить буду. Привычно отжался двадцать раз, покачал штангу и, нацепив спортивный костюм, тихо вышел на улицу. Еще с детства отец приучил меня делать утреннюю зарядку и бегать пару километров вокруг дома. Отца давно нет, а привычка так и осталась.
   Только почувствовав, что начал ноги перенапрягать, я вернулся домой. Поддавшись порыву, подошел к спальне Айсир. Сестра забыла, видимо от злости на меня и усталости, закрыть дверь, а та приоткрылась. Я не удержался и потянул за ручку, дверь окончательно бесшумно распахнулась. Айсир спала на животе, в одной маячке и трусиках. Одеяло за ночь сбилось и валялось в ногах. Сестренка жалась от холода и хмурилась во сне, беспокойно сжимая пальцами простынь. Она сейчас такая умильная, пока спит и молчит. Я улыбнулся и подошел к ней. Айсир не проснулась, тогда я осмелел и вытащив запутавшееся в ногах сестры одеяло, накрыл ее им. Маленький озлобленный ежик. Не в силах противиться наклонился и прикоснулся губами к лицу девушки, поцеловав нахмуренный лобик. Который тут же разгладился, а Айсир, улыбнувшись во сне, задышала ровней. Я так же тихо вышел из комнаты и плотно прикрыл дверь, не хватало только, чтобы она узнала о непрошеном госте и закатила мне внеплановый разбор полётов.
   Через два часа, когда Айсир пришла завтракать уже ничего в ней не вызывало умиления, она грубила и огрызалась на каждое мое слово. Будто это не она явилась вчера неизвестно во сколько, а я. Но Любовь Андреевна, моя домработница и просто хорошая женщина, не дала нам разругаться. Зато, в машине пока я подвозил Айсир в институт, эта маленькая заноза чуть не вывела меня из себя. Ее слова лучше всякой пощечины ударили меня.
   Я все не мог забыть эти болезненные фразы: 'Слушай, хватит, а? Тебя это столько лет не волновало, так пусть еще года три не задевает и тогда мы прекрасно уживемся... Так что, давай каждый будет делать то, что должен и не мешать другому, как тебе?'. Она, действительно, не воспринимает меня, как брата, я для нее никто, пустое место. А чего я хотел? Ну и что, что мечталось чтобы Айсир стала не только сестрой мне по генам, но и по отношениям. Она единственная моя родственница, не считая бабушки со стороны отца, которая уже лет пять, как
   21
   впала в маразм.
   Если бы это помогло, я бы попросил у сестры прощение, но это вряд ли что-то изменит. Айсир просто будет считать меня еще более лицемерным и лживым гадом. Поэтому я молчу. Пока молчу. Но я завоюю доверие этого ежика... Ежик? А это идея!
   Машина плавно затормозила у клуба 'АЗГАРД' - один из постоянных клиентов. Мне нравилось работать с Орловым, хозяином клуба. Умный мужик и осторожный. Хотя, при его профессии 'бизнесмена' осторожность - главное условие, если не хочешь под землей червей кормить.
   -О, Денис Сергеевич пожаловал - обрадовался мне Орлов.
   -Приветствую, Станислав Борисович - пожал я протянутую руку.
   -Чай, кофе, может чего покрепче - хитро глянул на меня Орлов, когда мы расселись.
   -Вынужден отказаться, я спешу, так что давайте сразу к делу - смягчил я свои слова улыбкой.
   -Да понимаю, понимаю, время - деньги в нашем случае в самом, что ни на есть, прямом смысле - кивнул Орлов.
   -На какую сумму доставить партию и что с людьми? - не таясь спросил я, прекрасно зная, что у Орлова и мышь не проскочит, а не то что лишние уши.
   -Парти придется увеличить, мне стало не хватать, естественно, я накину за то, что не предупредил, сотни тысяч будет достаточно?
   -Более чем, без проблем, напишите сколько кило должна быть на этот раз партия, а сумму я уже чирканул - протянул я лист и ручку Орлову.
   -Отлично, меня все устраивает, а по вопросу с людьми. Ты знаешь, мои клиенты любят молоденьких и невинных, есть такие? - не отрывая глаз от каких-то бумаг, осведомился Орлов, да, мужик до сих пор не может избавиться от совести, а она на него периодически накатывает.
   -Найдем, какие проблемы, сумма за одну - такая же, как и месяц назад. Сегодня Леха подъедет с фотками новеньких и вы уже там решите.
   -Хорошо - согласился Орлов.
   -Тогда, прошу меня извинить, но 'труба зовет' - произнес я, поднимаясь с места и опять подавая руку для крепкого рукопожатия.
   Вообще-то, я уже года два самостоятельно не веду дела о поставках, но серьезные клиенты по-прежнему предпочитают иметь дело только со мной, а желание клиента - закон.
   На сегодня у меня было назначено еще две встречи. Так что, к офису собственной фирмы я
   22
   подъехал только часам к трем и сразу же напоролся Юлию Савину, дочь Петра. Она тут же повисла у меня на шее. Смачно накрашенные губы нашли мой рот и без всяких предисловий впились в него. Честно сказать, я не особо сопротивлялся, зная Юльку - ее это только раззадорит. Она любительница игр, ролевых.
   -Поехали к тебе - оторвавшись от меня томно прошептала Юля.
   -А здесь нельзя? - никого не стесняясь, забрался я под юбку к любовнице.
   -Нет, ах, как хорошо - простонала она, сама приподнимая подол - папа ждет тебя у лифта.
   -Уговорила - выпускаю Юлю и, разворачиваясь к своей машине, еле сдерживая желание, прохрипел я.
   У нас с Юлькой это частое явление - секс, я имею ввиду. Петр спит и видит женить меня на своей дочурке и прибрать фирму к рукам. Ну, а мне просто нравиться спать с Юлькой. Конечно, жениться я на ней - никогда не женюсь, но попользоваться-то можно. Тем более, есть чем. Юлька очень даже ничего - высокая блондинка с аппетитной фигуркой. Кто бы не купился? Вот и покупаюсь, если не ежедневно, то хотя бы раз в два - три дня. Но, обычно нас устраивает и стол в моем кабинете, а вот сегодня - сорвалось. Петр решил устроить мне очередной разнос и, чтобы не пропустить моего появления, встал у лифта. Нет уж, увольте, сейчас я не настроен слушать его бредни.
   Уже не помню как мы с Юлькой оказались в прихожей у меня дома, но дальше просто сил терпеть не было. Я сорвал с нее блузку и путаясь с петлях пытался стащить лифчик. Она же томно стонала и специально елозила бедрами по, и без того возбужденной, плоти. Я уже чуть ли не рычал, Юлька подставила губки и я стал их терзать. Не знаю, что заставило меня поднять глаза, может чувство, что на меня кто-то смотрит, а может просто услышал шорох. Как бы там ни было, я поднял глаза и замер. В проеме стояло видение, никак иначе. Идеальная фигурка, почти ничем не скрытая, блестящие волосы, алые губы и такие знакомые шоколадные глаза. Безупречная девушка, стоящая в паре-тройке метров от меня, была моей сестрой, моей младшей сестрой. Наваждение, наконец-то, спало. Зато я вспомнил, где, с кем и, главное, в каком я виде нахожусь. От мысли, что Айсир все это видела, меня передернуло. Нет, я конечно не моралист, но не думаю, что пятнадцатилетнему подростку такое наблюдать не в новинку. Пришлось быстро выпроводить Юльку, что оказалось на удивление легко и вернуться к сестре, которая стояла задумавшись, о чем-то своем.
   Но после пары ее язвительных фраз, я уже забыл, кто из нас старший и что несколько минут назад здесь произошло. Мы опять поругались, но возникло чувство, что если ничего не изменю
   23
   сейчас, то уже никогда не смогу. И поддавшись порыву, крепко обнял сестру. Айсир такого явно не ожидала. Она напряглась, но через минуту не просто расслабилась, а обмякла у меня в руках. Я шептал ей какая она взрослая, какая красивая, молясь лишь об одном, чтобы девочка не почувствовала моего возбуждения или хотя бы списала его на мои игры с Юлькой. Сам же чувствовал себя законченным извращенцем, но остановиться не мог. Я поцеловал сестренку в шею, потом в щеку и взглянул в ее глаза. И это меня отрезвило, во взгляде Айсир была только надежда, что кто-то старший и родной ее любит. Так смотрят дети на родителей.
   Я отпустил ее и решил для себя, что просто забуду об этом моменте, попытаюсь забыть. К тому же, сестренка вообще ничего не поняла и это хорошо. В очередной раз предложил перемирие и какого же было мое удивление, когда она впервые согласилась. Неуверенно и подозрительно, но согласилась. А я, чтобы остыть отправил Айсир в магазин за десертом. И к ее приходу стать только любящим братом, запихнув кобелиную натуру подальше и для других, но никак не для сестры.
   Пока готовил, в голове опять вспыхнула утренняя мысль о ежике. Тут же позвонил Сергею - своему помощнику и минут двадцать разъяснял, что мне нужно и когда. Наконец, этот бестолковый понял и клятвенно заверил, что не пройдет и получаса, он все выполнит. Сергей не обманул. Только успел приготовить горячее, как парень появился на пороге. Всё выглядело именно так, как и хотелось, вплоть до подарочной бумаги. Сунув исполнительному помощнику пару тысяч, я пошел сервировать стол. Айсир скоро должна была вернуться.
   Через минут пятнадцать раздался звонок в дверь, странно у сестры есть ключи, а кто еще мог заявиться в такое время, да еще и ко мне домой, не имею не малейшего понятия. Но дверь все-таки пошел открывать. На пороге, облокотившись о косяк, стояла Марина. Причем, как только я растерянно отступил на два шага назад, Марина как по команде кинулась ко мне и повисла на шее, возникло ощущение де-жавю... Юлька уже сегодня это проделывала. Но в отличии от Юльки, с Маришкой я знаком со школы и мы всегда считались парой.
   -Марин, потише - попытался я снять ее с себя - детка, что ты тут делаешь?
   -Я решила, что пора нам прекратить таиться от мелкой соплюхи, как ты выражаешься. В самом деле, ей пятнадцать лет, мы с тобой в пятнадцать, такое вытворяли... Подумаешь! Тем более, твоя сестричка наверняка прекрасно слышит наши стоны из спальни почти каждую ночь, стоит ли таиться?
   Выдав эту тираду, Марина отпустила меня и повела носом:
   -Как вкусно пахнет - восхищенно прощебетала она.
   24
   -Я ужин готовил - все еще не отойдя от ее прочувствованной речи, объяснил я.
   -Правда? Какой ты милый - и не дожидаясь объяснений, что вообще-то ужин не для нее и я вовсе не милый, Марина, не снимая обуви, процокала по паркету прямо к столовой, где уже был накрыт стол на двоих.
   -Мариш, я собственно собирался с сестрой поужинать - начал, когда заметил, как проворные ручки Марины потянулись за салатом.
   -Прости, дорогой, но придется отложить, она может поужинать с нами и в другой раз, а сегодня я хочу романтики - улыбнулась Марина.
   -Марин, этот вечер я хотел...
   -Дэнчик, я знаю, что ты хотел побыть со мной и устроить мне романтический ужин, я понимаю, что сорвала сюрприз, но и ты пойми, зая, мне надоело скрываться от этой шмокодявки...
   От неожиданного звука Марина подскочила, мы услышали, как что-то тяжелое с грохотом опустилось на пол в кухни. Черт, дверь входную забыл закрыть! Я бросился в кухню. И чуть не запнулся о пакеты валявшиеся на самом пороге. На столе стоял большой шоколадный торт. Значит, Айсир вернулась. Сдавленно ругаясь заглянул в коридор, так и есть, сестра быстро обувалась, попутно натягивая безрукавку поверх спортивки.
   -А ты куда? - задал я глупый вопрос.
   -На улицу - выпрямляясь пояснила Айсир.
   -Как на улицу, а ужин? - попытался остановить девчонку.
   -Извини, но у меня нет никакого желания сидеть рядом с девицей, которая именует меня шмокодявкой, да и стол, как я заметила, проходя мимо, сервирован для двоих, ты не переживай, я не в обиде - и я начал медленно закипать, понимая, что сестра действительно не в обиде, она ожидает от меня любого подвоха, потому и не обижается. Кто обидится на сволочь? Вот ее логика.
   -Я сейчас ее выпровожу - произнес сквозь зубы.
   -Не стоит, может она и уйдет, но через пару часов вернется, а мне и впрямь не комфортно от постоянного шума, так что я пойду прогуляюсь - Айсир махнув мне рукой вышла из дома.
   Я стоял и смотрел ей вслед, чувствуя себя оплеванным с ног до головы. Что ни говори, а я в очередной раз подставил и унизил ее.
  
   Глава 3.
   25
   Они не курят!
   Они не пьют!
   Они не употребляют наркотики!
   Они не изменяют своим половинкам!
   Они не дебоширят!
   И не оскорбляют друг друга!
   Они не сплетничают!
   Они не ругаются матом!
   ОНИ - ЖИВОТНЫЕ!!!
   (Задорнов М.)
  
   АЙСИР
  
   Все дело в том, что я не понимаю людей. Никогда не понимала. Такое бывает: некоторые люди не понимают друг друга. Но я всех не понимаю. Чаще логически прочитываю их действия и поступки, а вот, чтобы прочувствовать, осознать причину, побудившую их так или иначе поступить - это увольте. Вот, к примеру, чем можно мотивировать отношение брата ко мне? Не знаю, точней не понимаю. Будто Денис, сам того не замечая, играет в театре одного актера. А я зритель в первых рядах. И да, знаю, что Денис - плохо исполняет свою роль. Так, на протяжении долгого времени, точнее каждый день, если честно. Хотя, я продолжаю покупать очередной билет на спектакль в надежде, что сегодня он сыграет лучше, заставит себе поверить, но увы и ах, всё повторяется снова. Уже, даже не разочаровываюсь или огорчаюсь, потому что мне надоело изо дня в день видеть одно и то же. Вот, такая своеобразная мысль.
   Звук шин, рядом притормозил феррари. Вот, только этого мне не хватало для полного счастья. Я попыталась слиться с местностью, прекрасно понимая, что на синей скамейке остановки сложно затеряться, особенно в лучах закатного солнца. Особенно, если остановка пуста.
   -Айсир! Добрый вечер, а я к тебе ехал - улыбаясь в тридцать два зуба, выбираясь из машины, произнес Степан.
   -Степ, а как ты меня нашел? - уже подозревая, что знаю ответ, все же спросила я.
   -Так, Ник сказал, позвонил и сказал, что знает, где ты живешь. Не, я сначала ему не поверил, ну, по поводу того, что вы встречались, но потом, все же решил проверить, а вдруг? Вот и
   26
   поехал, смотрю ты тут сидишь, я очень рад, что ты не успела никуда уйти - продолжал расточать благодушие Степан.
   -Степа, я хочу отдохнуть от всего - попыталась вежливо отказать бывшему другу.
   -Да без проблем, сейчас поедим и отдохнем - не дожидаясь от меня ответа, Степа схватил меня, буквально за шкирку, впихнул в свою машину и пристегнув ремнями безопасности, дал по газам.
   -Ты, че творишь?! Степа, останови машину - пыталась докричаться до него сквозь шум двигателя, но Степа похоже меня не слышал или делал вид, что не слышит. Я же, хоть и считаю себя не из пугливых, вцепилась в поручни и ровно до тех пор, пока феррари плавно не затормозила, вжималась в сидение, по-детски зажмурив глаза.
   -Все, можешь открывать глазки - с ласковой издевкой прошептал Степан мне на ухо.
   -Ирод - букву 'у' выговорить просто не получилось. Я еле как выбралась из машины, ни в какую не принимая помощи Степы и когда, наконец, подняла глаза, то впала в полный ступор, только этого мне не хватало!
   -Знаю, но ты же хотела расслабиться, вот сейчас и расслабишься - мы стояли перед пестрой толпой, ожидающей очереди у клуба 'Фатум'.
   Я ненавидела подобные места, но 'Фатум' я ненавидела особенно, именно здесь я решила: больше никогда не стану с кем-то дружить. На свое четырнадцатилетие, мои 'подружки', затащили меня в 'Фатум', влили в меня лошадиную дозу алкоголя вперемешку с экстази и оставили на мини диванчике. Мне тогда повезло, персонал заметил девицу валяющуюся в отключке, а приметив мой клатч, нашли там документы. Хозяин заведения имел общие дела с моим братцем, благодаря этому, меня быстро доставили в больницу, где мне прочистили желудок и поставили капельницу, а потом отвезли домой. О том инциденте я никому не рассказывала, но 'Фатум' с тех пор обходила окольными путями.
   А вот сейчас стояла перед этим самым клубом и понимала, что меня вот-вот туда отведут. Степа же так и сделал, он без всякой очереди прошел к дверям и, посмотрев на фэйсконтроль, как на пустое место, распахнул двери, буквально впихивая меня перед собой. Мои глаза тут же ослепил свет прожекторов, а уши оглохли от орущей музыки. С минуту он кого-то высматривал, а потом махнув рукой куда-то в зал, схватил меня и потащил в самый эпицентр вопящих и дрыгающихся людей.
   Я почти не удивилась, когда мы со Степаном подошли к одному столиков, за которым сидели Ник и Кира.
   27
   -А чего, малолеток за собой таскаешь? - открыл рот Кира.
   -Может хватит придуриваться, будто ты понятие не имеешь о том, кто стоит перед тобой.
   -А я имею? - делано удивился Кирилл.
   -Да! Я эту девушку вместе с тобой искал. И теперь, когда нашел, ты делаешь вид, что не знаешь ее - ох ты, какие страсти. Только хороший тон позволил мне не покрутить пальцем у виска. Чокнутые!
   -Похоже, тебе, как и мне их разборки по барабану - неожиданно оказался Ник рядом.
   -В точку - кивнула я.
   -Выпьем? - опять кивок.
   Ник увлек меня подальше от переругивающихся друзей и посадив за столик в противоположной стороне заказал выпить.
   -Я думал, что малышки вроде тебя не ходят по кабакам - вдруг высказался Ник.
   -Не ходят, но Степа уж очень настаивал - скорей рукоприкладствовал.
   -А-а, да узнаю Пана, он часто так поступает - на этом разговор увял. Ник флегматично смотрел на танцующих и пил принесенное ему мартини. Я же цедила кровавую Мэри и пыталась увидеть, что происходит у Кирилла и Степы. Но, постоянно мельтешащие тела мешали этому.
   Так мы и пили около часа, пока к нам не подошли хмурые, как грозовое небо парни. Кирилл скалился разбитой губой, а Степа начинающей опухать скулой. Нда, до драки не дошло, так, только потрепали друг дружку.
   -Вы сколько выпили? - Степа первым заметил пустые стаканы из под мартини и коктейля.
   -Мало, нам все еще скучно и безрадостно - пожаловался Ник.
   -Ага, видно, сидите, как на поминках - согласился Кирилл, бестактно толкая Ника и усаживаясь на его место по левую руку от меня, справа сел Степа.
   -Ну, тогда это повод выпить - усмехнулся Степан...
   ...-А правда, что это ты Степку в Пана переименовала? - спустя два часа бурных излияний, спросил Кирилл.
   -Правда, он мне пса нашего сторожевого напоминал, ик! Вот я его в честь, ик, песика, ик, и назвала - икнула я в очередной раз.
   -Что?! - хуже белуги взвыл Пан и пьяно покачнулся.
   -А ты, брат, чего возмущаешься? - удивился Ник.
   -Потому что, я сказала Степе тогда, что назвала его Паном, исключительно для значимости -
   28
   Кирилл и Ник переглянулись и дружно заржали. А Степка надулся, прямо как в детстве, будто воды в рот набрал.
   -Степка, ну чего ты обижаешься? Я же не обижалась, когда ты меня писклей называл - возмутилась я. Теперь уже Степан засмеялся, вспоминая, как в детстве доводил меня до бешенства этим прозвищем.
   На этом все мелкие обиды были зарыты и мы продолжили отдаляться от реальности. Мне почти удалось, но ледяной голос выветрил весь алкоголь из крови:
   -Айсир, какого ты тут вытворяешь?!
   Я по-детски зажмурилась, ожидая, что Денис мне привиделся, не помогло:
   -Я тебя спрашиваю, что ты здесь делаешь? - на пол-тона ниже повторил вопрос брат.
   -Пью? - неуверенно предположила я.
   -А ты знаешь, что тебе до восемнадцати лет пить запрещено? - вздергивая за руки, Денис вытащил меня из-за стола.
   -Ну и? - брат уже минуту сверлил меня взглядом, таким крайне неприятным взглядом.
   -Пошли домой - наконец ответил он.
   -Не пойду - мотнула я головой.
   Взгляд брата стал жестким, он грубо схватил меня за руку и попытался идти к выходу, но дорогу ему заступил Степа:
   -Девушка, кажется, ясно дала понять, что никуда с Вами не пойдет - Денис даже бровью не повел.
   -Я ее опекун, так что отвали с дороги - холодно бросил он.
   -Какой к чертям опекун? У Айсир есть отец, он ее единственный опекун - всё верно, Степа уехал и не знал, что отец умер спустя пару месяцев.
   -Наш отец умер, а теперь пошел прочь, пока я тебя сучонок не прибил на месте - брат грубо оттолкнул Степу и тот, пошатнувшись упал. Я за долю секунды поняла, что драки не избежать.
   Так и оказалось, Кирилл схватив пивную кружку со всего размаха вдарил ей по Денису, брат отпустил мою руку и развернувшись дал поддых Кириллу, тогда поднялся Ник, но за плечом Дениса оказался охранник. Теперь Денис и охранник дрались со Степой, Кириллом и Ником. Я не собиралась вмешиваться, как это делают девчонки во время разборок парней. Единственное, чего я сейчас хотела - это убраться отсюда как можно дальше. И желание исполнилось. Сильная рука ухватила меня буквально за шкирку и на торпедной скорости рванула к выходу. Только когда я оказалась в салоне ягуара, я поняла, что рядом сидит нахмуренный Кирилл и он
   29
   собирается вести машину, при том, что полчаса назад был в стельку пьян.
   -Пристегнись - усмехнулся Кирилл, заметив мой 'легкий' нервоз.
   Трясущимися руками, мне все не удавалось, застегнуть ремень. Кирилл не выдержал и развернувшись ко мне вполоборота и пристегнул меня. Попутно глубоко вдохнув запах моих волос.
   -А ты сладко пахнешь, прямо как он и говорил - мало того, что он пьян, так к тому же он псих.
   -Я хочу выйти - спокойным голосом, как учил дяденька Фрейд произнесла я.
   -Хоти, никто тебе не запрещает - завел мотор Кирилл.
   -Ты не понимаешь, там мой брат! - осознав, что он и вправду собрался уезжать и мое мнение не учитывается, попыталась иначе вразумить его.
   -Я все прекрасно понимаю. Даже лучше некоторых - взглянул на меня Кирилл и тут пришло осознание, что он не пьян, парень умело прикидывался опьяневшим, а на самом деле, он был совершенно трезв.
   -И куда мы едем? - заметив, что Кирилл завернул в сторону кольцевой, ведущей на выезд из города поинтересовалась я.
   -Мы едем ко мне домой - не отвлекаясь от дороги ответил Кирилл.
   -И зачем?
   -Какая ты любопытная, так и быть отвечу. Познакомишься с моим папой и погостишь чуток - как ни в чем не бывало сообщил Кирилл.
   -Ты больной? Немедленно отвези меня обратно - чувствуя подступающую панику попыталась я не повышать голос.
   -Милая, это твой брат, больной если решил с нами тягаться. Да не переживай ты так, обещаю, тебя никто не убьет - ага, хоть с этим ясно - киднепинг.
   -И как мой брат со своей разоряющейся фирмой, мог вам (и кто эти - мы?) помешать - удивилась я.
   -Глупенькая, увы на этот вопрос я тебе отвечать не стану.
   -Ладно, последний вопрос.
   -Валяй - благодушно разрешил Кирилл.
   -Когда ты все это спланировал?
   -Да никогда, сегодня утром я просто навел о тебе справки и узнал, чья ты сестра, я поразился своему везению. А потом, это чистые случайности, я не ожидал, что все так удачно будет
   30
   складываться. Рыбка сама приплыла рыбаку в руки.
   Черт, так и знала, что мир полон идиотов.
   -Айс, Айсир! - я распахнула глаза и с бешено колотящимся сердцем уставилась в знакомые зеленые глаза.
   -Степа?
   -А кто еще? Ну и напилась ты, подруга! Уже второй час спишь и ни на кого не реагируешь - только тут я понял, что полулежу на заднем сидении в Степиной машине у своего дома, сам он приобнял меня за плечи, а за рулем Ник.
   -Я что отрубилась? - все еще неверяще поинтересовалась я.
   -Ага, после тоста за трехсотлетие балалайке. Ну мы с ребятами думали, что через полчаса проснешься, ан нет, ты два часа спала, пришлось домой тебя везти, уже минут двадцать будим. Когда ты проснулась, Ник тачку заводил, чтобы в больницу везти - тараторил Степа. А у меня в голове крутился лишь один вопрос, что же произошло? Мне таких реалистичных и цветных снов со смерти отца не снилось. Я ведь была уверена, что Кир...
   -А где Кирилл? - быстро спросила я.
   -Кире, отец позвонил, он домой уехал - бесхитростно ответил Степа.
   -Ладно, тогда я пойду - сделала я слабую попытку выбраться из медвежьих объятий Степы.
   -Давай, я тебя провожу - спохватился Степан.
   -Нет-нет, не стоит, со мной все в порядке - вырвавшись, я выскочила из машины и захлопнула дверцу.
   -Пока, малышка - послышался насмешливый голос Ника из приоткрытого окна.
   -Пока-пока - закивала я, понимая, что Ник не выпустит рвущегося наружу Степку.
   Через минуту улица опустела. Я достала мобильник, пятьдесят восемь пропущенных и все от брата, на экране часы показали два семнадцать, почти полтретьего. Вздохнув, я пошла к дверям.
   Ключей я в спешке не захватила, и теперь думала, звонить в дверь или пойти в гараж и отсидеться там до утра. Ни то, ни другое сделать не успела. Дверь сама распахнулась, а на пороге, как ангел мщения возник братик. Денис был в ярости, мне даже присматриваться не надо было, чтобы понять, что брат готов рвать и метать.
   -Давай, завтра? - попыталась я проскользнуть мимо.
   Денис схватил меня за руку и протащив до гостиной, грубо пихнул на диван. В первое мгновение, хотелось вскочить и ударить брата. Но через секунду, на меня накатило уже привычное чувство пофигизма, какая мне разница? Пусть орет и машет руками, он мне - никто!
   31
   И как только я стану совершеннолетней, просто приложу все усилия, чтобы впредь его не видеть! А скандалить с ним бесполезно, возьмет еще и воспримет это, как проявление эмоций в его сторону.
   -Почему ты не брала телефон? - я пожала плечами - я думал, что тебя, с тобой... Черт знает, что я уже успел надумать!
   -Теперь, ты видишь, что со мной все в полном порядке, я могу идти спать? - я попыталась встать, но брат опять пихнул меня на диван.
   -Никуда ты не пойдешь! Маленькая мерзавка! Ты хоть понимаешь, что я испытал?! Я в морги уже собрался звонить - какой заботливый.
   -А не поздно ли заботу проявлять, братииик? - Денис вздрогнул от моих слов, я вложила в них максимальную дозу яда - представь себе, я с одиннадцать лет гуляю по ночам и со мной ничего не случилось. Да и пока жила у тебя - особо не скрывала, что ночью меня дома не бывает. Но, раньше тебе было совершенно наплевать на мои походы. Я могла гнить на помойках, тебе не было дела, ты не помнил моего голоса, потому что годами не звонил мне. Ты ограничивался парой тысяч в месяц. А после моего переезда к тебе, ты хоть раз задумался, почему у меня глаза от компа болят и руки порой трясутся. Качаешь головой? Так я тебе скажу! Полтора месяца назад, ты уехал на неделю по делам фирмы и не оставил мне денег даже на проезд, просто потому что ты забыл, что я живу у тебя. Мне пришлось брать подработку, писать лекции, доклады и рефераты, сейчас и на курсовые перекинулась. А что вдруг изменилось, какое ты имеешь право закатывать мне скандалы? Ведь как опекун - ты безнадежен, а как брат - да от собаки больше заботы и внимания можно получить!
   С каждым моим словом сказанным нейтральным и отстраненным голосом, Денис становился все белее, а на последней фразе, он подскочил и замахнулся. Я понимала, что перегибаю палку, но остановиться не могла. Но удара не последовало. Он так и стоял с поднятой рукой.
   -О, совесть в кои-то веки раз проснулась, стало сестру западло бить - выплюнула я и, уже никем не удерживаемая, ушла к себе.
   Приняв душ, повалилась спать, даже не заметив, как что-то острое пару раз кольнуло бок.
   Утро было полно новых ощущений. Сказать, что я боюсь братьев наших меньших - тараканов, будет не правда, но некую брезгливость все же испытываю. Поэтому, когда на животе что-то закопошилось, я вначале подумала, что таракан с потолка упал. Потом, этот что-то фыркнуло и через мгновение я почувствовала, как маленький язычок прошелся по впадинке пупка. Крыса? Да нет, крыс у Дениса даже теоретически не может быть.
   32
   Решив больше себя не мучать, я распахнула глаза и уставилась на маленького ежика, смешно перебирающего лапками у меня на животе, он мило фыркал и постоянно скатывался в бок. Улыбка невольно появилась на лице. Откуда здесь могло оказаться это чудо? Ответ сам напрашивался, Денис купил мне ёжика, невероятно! Осторожно взяла ёжика в руки, вопреки моим ожидания, малыш не свернулся клубком, наоборот он с любопытством обнюхал мои руки и опять высунув остренький, розовый язычок лизнул пальцы. Я звонко засмеялась. Какой он прелестный.
   Я подскочила с постели, как была в пижаме, держа ёжика, побежала на кухню. На радость мне, в холодильнике оказалось молоко, которое и было налито для ёжика в блюдечко. Сама же с исследовательским интересом стала наблюдать за процедурой принятия им пищи. Ёжик обнюхал край блюдца, решительно сунул нос в молоко фыркнул, так что часть молока брызгами разлетелась вокруг, а потом громко чихнул. С минуту постоял не двигаясь, а затем решительно забрался в блюдце. Еще около получаса я пыталась накормить его, извела пол-пачки молока и уставшая, запихнув гордость куда подальше, пошла к Денису за советом.
   Постучалась в закрытую дверь, брат открыл спустя мгновение. Видимо, он был в душе когда я стучала, потому что сейчас вся его одежда ограничивалась полотенцем на бедрах.
   -Айс? Доброе утро - попытался скрыть свое удивление брат.
   -Ага, слушай, у меня к тебе вопрос - все еще не зная, как начать разговор произнесла я.
   -Какой?
   -Спасибо тебе за ёжика - вспомнила я наконец о правилах приличия.
   -Это не вопрос - облокотившись о косяк усмехнулся брат.
   -Да, а вопрос в следующем: чем его кормить, ёжика то есть. Он не желает пить молоко, а как иначе его накормить я не в курсе.
   -Айс, он же по сути еще детеныш, а детенышей положено из бутылочки кормить - как маленькой пояснил брат.
   -А-а -многозначительно протянула я - понятно, но где бутылочку взять?
   -Подожди минут десять, я приду на кухню и накормлю твоего ёжика, ок?
   -Да, спасибо большое - улыбнулась я. Брат застыл, а потом пробормотав нечто нечленораздельное захлопнул дверь. Странный он какой-то.
   Брат появился на кухне даже раньше, чем обещал. По-хозяйски отобрал у меня ёжика, даже не заметив, что глупыш весь в молоке, откуда-то из многочисленных шкафов вытащил бутылочку и, налив в нее молока, сунул ёжику. Секунду ничего не происходило, а затем ёжик
   33
   чавкая стал сосать молоко.
   -Да ты прирожденная нянька - восхитилась я.
   -Будешь обзываться, больше не помогу - не отрывая внимательного взгляда от ёжика, сообщил брат.
   -Ладно - ладно, нечего пугать.
   -Айс, ты бы сходила, оделась, через полчаса тебе в универе надо быть, а ты еще не завтракала - как заботливый папаша проинформировал брат.
   Было так умильно смотреть на них, не удержавшись подошла и погладила ёжика по вздувшемуся пузику, а братца, встав на цыпочки, чмокнула в склоненную над ёжиком щеку. И пока Денис не успел ничего сказать, ушла к себе переодеваться.
   Натянув серую кофту в полоску и джинсы - предшественники вчерашних, пошла на кухню. Брат любезно сделал мне бутерброд и чашку кофе, что ж, я не прихотливая. Молча проглотив завтрак, я отправилась на поиски Дениса и своего ёжика. Найти их было не сложно, оба оказались в ванне. Денис намочив полотенце, обтирал от молока храпящего, недовольного произволом, ёжика.
   -Как назовем - не оборачиваясь спросил брат.
   -Не знаю - ответила пожав плечами - а как называлось молоко в котором он изгваздался?
   -Пармалат. А что?
   -Вот и будет он у нас Пармалатом, а сокращенно Малатом, любитель молочных процедур - улыбнулась я.
   -Ладно - согласился брат и закончив обтирать ёжика, потащил меня к выходу.
   Я не хотела оставлять Малата дома, волнуясь за него, но Денис обещал, что скоро придет Любовь Андреевна и присмотрит за малышом. Вздохнув, пришлось согласиться, ну не тащить же его с собой? В машине брат разговаривал по телефону, бросая на меня виноватые взгляды, как будто раньше он так не делал?
   У института я впервые попросила подвезти меня к самому корпусу. Не то чтобы я опасалась встречи с Степаном или Ником, но страх перед Кириллом, совершенно иррациональный, вызванный исключительно вчерашним сном не давал мне спокойно вздохнуть. Одногруппники, по-началу совершенно не обратившие на наше прибытие внимание, как только заметили меня выходящую из машины, резко оживились и стали перешептываться. Да ради Бога, мне по-фигу, нравиться дурью маяться так я им мешать не буду.
   На крыльце одна из 'группы поддержки Натали' подставила мне подножку. Я запнулась и
   34
   поняла, что сейчас многие насладятся моим позором. Закрыла глаза, уже стараясь привыкнуть к последующим насмешкам. Но сильные руки удержали меня, прижав к себе. Знакомое пальто дало понять, что обнимает меня брат.
   -Дура, мозгов при раздаче лишенная, ноги под присмотром держи, иначе скоро и рук лишишься - брат мог на меня злиться или ругаться со мной, но у него никогда не было такого презрительно-брезгливого голоса, как сейчас. Он будто с грязью разговаривал.
   -Ну, чё молчишь? Поняла?
   -Д-да - заикаясь ответила девица.
   -А раз поняла, пошла вон, чтоб глаза мои тебя не видели! Ты как? - это уже ко мне, притихшей на родной груди.
   -Нормально - с сожалением отодвигаясь, произнесла я неуверенно.
   -И так всегда?
   -Нет, что ты. Просто сегодня мне уделили больше обычно внимания - я тут же пожалела о брошенной фразе, глаза брата сузились и он с жестокой усмешкой взглянул на всех, кто стоял во дворе. Народ, как по команде сдуло.
   -Больше такого не будет, иди, учись - и поцеловав меня в обе щеки, брат развернулся в сторону главного корпуса. Ой, что будет!
   Но даже конец света не будет так актуален, если опоздать на Психологию у Веры Юрьевны, эта женщина страшна в гневе, а гневается она каждый раз, как мы (студенты) опаздываем на ее пару. Так что я поспешила в аудиторию и зашла, как раз за минуту до звонка. Свободное место за моей партой занял Кирилл, вальяжно развалившись на стуле. Я слегка опешила, но присмотревшись заметила Ника и Степу, сидящих на соседнем ряду. Чего они тут забыли?!
   Особо изумляться было некогда, в коридоре уже слышались шаги Юрьевны, так что я глубоко вздохнув и стараясь не сдуться, как шарик на подходах к своей парте заняла-таки место рядом с Кирой. Тьфу, Кириллом, вот же прицепилось его бабское прозвище! Я разложила свои письменные принадлежности и максимально отодвинувшись от парня стала смотреть на уже успевшую войти профессоршу. Видать, я слишком усердно пялилась на Юрьевну и не заметила, как Кирилл стащил мою тетрадь и ручку. Через секунду в ней была надпись: "Привет, крошка, теперь ты - моя девушка!"
   Как я косоглазие от подобной новости не заработала, до сих пор не знаю, но мое лицо наверняка было слишком комично-изумленным, раз Кирилл, не сдержавшись, фыркнул. Хорошо, хоть Юрьевна не заметила. Я не сдержалась и яростно зачеркнув написанное, вывела
   35
   большими буквами: "Нет! Нет!! Нет!!! Никогда этого НЕ БУДЕТ!!!"
   Теперь Кирилл старательно чиркал и через минуту толкнул тетрадь ко мне: "Поздно, уже все знают, что ты - моя девушка. И не сопротивляйся, ты мне нравишься крошка, а девушки, которые мне нравятся - мои!"
   Чувствую тетрадь мы сегодня протрем до дыр: "Обломись! Я скорей руку себя откушу, чем буду твоей девушкой" (и большую фигу, художественного типа, рядом).
   Кирилл метнул в меня гневный взгляд и нагло накарябал на парте: "Айс - девушка Киры."
   Детсад отдыхает!
   Я отвернулась и больше ни на какие провокации не реагировала. По опыту знаю, чем больше игнорить человека, тем скучней ему будет приставать к тебе. Но, вот когда прозвенел звонок, я все-таки подошла к Степе в наглую, не обращая внимание на свирепые взгляды Кирилла.
   -Степ, есть разговор - хмуро начала я.
   -Без проблем, что случилось? - отойдя к окну спросил бывший друг.
   -Почему твой блондинистый дружок заявил, что я - его девушка? - стараясь не скривиться, поинтересовалась я.
   -А-а, ты про это. Просто, тут такая тема, вчера тебя многие видели с нами. К тому же, теперь мы часто будем к тебе заходить, не хотелось бы, чтобы всякие курвы наезжали на тебя. А избежать этого можно, только если ты будешь девушкой одного из нас. Знаю, что это глупо, но уже одну девчонку за то, что она писала нам курсовики, трое каких-то дур в туалете избили. А поскольку следить за тобой повсюду мы не в состоянии, пришлось пойти на крайние меры - виновато насупился Степка.
   -Ладно, допустим, этот идиотский поступок не лишен некой логики, но почему именно Кирилл?!
   -Вообще-то у меня и Ника уже есть девушки, правда, настоящие девушки. А вот Кира расстался со своей очередной вчера, да чего я рассказываю-то, сама же все видела.
   -Вот именно, что видела, он же - псих форменный. Вчера девчонку ударил, со мной устраивал перепалки. А сегодня вместо того, чтобы все нормально объяснить заявил, что я ему нравлюсь! Степа, он - больной!
   -Я бы назвал это не так, Кира немного эксцентричный, но ты ему и вправду нравишься, раз он сразу согласился поизображать твоего парня - тоже мне подбодрил, лучше бы вообще промолчал. Сложно отделаться от назойливого парня, но еще сложней от такого, которому ты понравилась.
   36
   Поток мыслей прервала наглая рука, дернувшая меня в сторону от Степки. Рука принадлежала Кириллу, сам он насупленный тащил меня на следующую пару. Я вяло сопротивлялась, поскольку привлекать внимание не хотела, хотя, куда больше? Итак все пялятся на нас.
   У дверей аудитории, Кирилл развернул меня, так, что я носом чуть в эти самые двери не впечаталась, слава Богу он успел их распахнуть. И пока я не пришла в себя,, чмокнул меня в макушку, впихнув в аудиторию.
   Натали впервые, хоть и зыркала на меня злобно, но молчала. Сегодня все молчали и было ли это следствием разговора брата с ректором или же новость о том, что я - девушка Кирилла, я не знаю. Но учиться спокойно мне нравилось больше, чем постоянно ждать очередного издевательства. Правда, не стоит наговаривать, со мной еще нормально обходятся, а что делают с реальными лузерами - я лучше промолчу.
   На большой перемене смогла наконец-то спокойно вздохнуть, полчаса без студентов, одна в аудитории. Это предел мечтаний. Рано обрадовалась, распахнулась дверь, заботливо мной прикрытая, но была надежда на то, что это тетрадь кто-то забыл. Ага, забыл, но не тетрадь, а мозги при раздаче взять. Кирилл, а это был именно он, улыбнулся так, будто увидел не меня, а клад с драгоценностями. Ликующе и маньячно как-то, прямо как во сне, когда меня похитил.
   -А чего ты тут сидишь? - не замечая паники в моих глазах или делая вид, что не замечает, спросил он подходя.
   -Одиночества ищу - брякнула я первое, что пришло на ум.
   -Я тоже иногда ищу - и вплотную усевшись рядом замолчал, прикрыв глазки.
   Так и сидели в тишине. Расслабленная поза Кирилла делала его еще лучше, чем обычная самоуверенная. Я знаю таких парней. Он не лицемер или обманщик, такие как Кирилл просто многогранны и ищут такую же многогранность в других. Кирилл за два дня знакомства успел побывать разным раз шесть и он не примерял маски, нет, он жил под свое настроение. Такие люди пугают своей непредсказуемостью и изменчивостью, но устоять перед ними невозможно. Они - лидеры, но не те, что и снаружи и внутри сильны. Нет, Кирилл внешне независим и самоуверенный, а внутри он нуждается в постоянном стержне, который будет его опорой.
   Честно, люблю анализировать людей, наблюдать за ними и их поступами, собирать информацию и делать выводы. За два дня общения с Кириллом я, возможно, не смогу составить полную картинку, но маленькую часть пазлов я уже собрала.
   -О чем задумалась? - серые глаза были прямо напротив моих глаз, так близко, сердце
   37
   непроизвольно сделало скачок, красивый, что не говори, а он - красивый. Мне бы отодвинуться или попытаться отодвинуть его, а не хочется.
   -Да так, думала, что ты интересный экземпляр - мои губы почти касаются его, дыхание смешивается.
   -Согласись, нам будет весело вместе - он придвинулся еще ближе, хотя ближе уже некуда и уже смотрел мне не в глаза, а на губы.
   Ну уж нет! Мой первый поцелуй будет отдан точно не ему, а даже если и ему, то не сейчас. Я решительно подняла голову и уткнулась губами прямо в нос неудавшегося целовальщика. Мы так и замерли, пока я не отстранилась и не засмеялась. Кира хлопнул пару раз ресницами и тоже засмеялся.
   -Пока ограничимся этим - кивнул он, отсмеявшись и уже привычно хватанув меня за руку, потащил из аудитории.
   -Куда? - только и смогла спросить я.
   -Есть, а то больно ты маленькая и худая, с такой целоваться не айс, Айс - улыбнувшись своей же глупой шуточке, вывел меня из универа Кирилл.
   -Надеюсь, ты любишь итальянскую кухню.
   -А если не люблю? И у нас в столовой, насколько мне известно, нет итальянской кухни - предупредила я.
   -Кто тебя сказал, что мы идем в столовую? Здесь за углом есть неплохой рестранчик и я зуб даю, что тебе там понравиться - клятвенно заверил Кирилл.
   -Ладно, зуб твой - из вредности съехидничала я.
   -Вредная - беззлобно констатировал Кирилл.
   Ресторан, действительно оказался за углом. Раньше я его не замечала, просто потому что никогда не ходила в такие места. И зря. Как бы мне не хотелось заполучить зуб Кирилла, но я вынуждена была признать, что местечко замечательное. Вкусная еда, минимум посетителей, при том, что рядом универ, это наводило на мысль о заоблачных ценах. Но с этим проблем не возникнет, брат еще утром выдал мне на карманные расходы, столько, сколько я за месяц зарабатывала.
   Я заказала кучу всего, название чего меня интриговали. В итоге оказалось, что это только названия интригующие, а на деле, все та же говядина и свинина с разными гарнирами. Но меня это не расстроило. Кушать я люблю, правда, часто банально забываю это делать, но как только моя моська добирается до еды, тут уж за уши не оттащить. Вот и сейчас я счастливо набивала
   38
   щеки, как хомяк новыми порциями вкусностей. Кирилл вначале тоже что-то евший, теперь сосредоточенно наблюдал за мной, забыв о своем обеде. Нас с желудком взглядами не смутишь, так что я просто, не замечая Кириного внимания, продолжала уплетать за обе щеки.
   Наконец Кирилл не выдержал и без всякой издевки спросил:
   -Дома не кормят? - дурак, констатировал мозг.
   -Кормят, но ты на фигуру мою не смотри, я ем много, врач говорит: растущий организм - пытаясь впихнуть очередную порцию телятины с каштанами, пробубнила я.
   -А, точно тебе же пятнадцать? - с сомнением уточнил Кирилл.
   -Ага.
   -Как так случилось, что ты уже в институте? - вот задолбали с этим вопросом!
   -Перескакивала из класса в класс и не заметила, как окончила школу, а после школы все идут в институт ну, и я пошла - пожав плечами, в сотый раз объясняя очередному любопытствующему очевидные вещи.
   -Вундеркинд, что ли? - не поверил Кирилл.
   -Неа, просто умная - похвастала я.
   -Мне Степка рассказывал, как вы познакомились, но я не поверил. Это правда, что ты его от убийцы спасла? - вот Степка болтун!
   -Ну, я плохо помню, если честно, маленькая была. Все что запомнила, так это как из окна заметила мужика с плачущим пацаном, они к нашему подъезду шли. Подумала, наверное, что дядька его обидел или может еще чего. Вспомнила про отцовский пистолет, который он в ящике своего стола хранил и вооружившись им, вышла на лестничную площадку. В пролете увидела Степку и этого мужика. А дальше уже не помню, мне позже рассказали, что я в того мужика выстрелила дважды и оба раза по ногам попала. На звук соседи выбежали, ментов вызвали, как-то так.
   -Нда, Пан интересней рассказывал - разочарованно протянул Кирилл.
   -Болтун и выдумщик твой Пан, всегда таким был - усмехнулась я.
   -А то, что вы побратались он тоже выдумал? - усмехнулся Кирилл.
   -И это растрепал, гад - покачала я головой - нет, не выдумал, мы перед его отъездом, как в фильмах о индейцах кровь смешали и поклялись быть друзьями вечно.
   -И он, в отличие от тебя, клятву держит - холодно заметил Кирилл.
   -Да что ты знаешь? - скорее горько, чем зло задала я риторический вопрос.
   -Наверное достаточно, чтобы понять, что ты забыла о своих обещаниях - Кирилл почему-то
   39
   разозлился, будто это я ему что-то обещала.
   -Ладно, пора закругляться, все было вкусно - вставая, произнесла я и бросила пару тысяч на стол - надеюсь этого хватит.
   -Убери - прорычал Кирилл, указывая на деньги.
   -Другим будешь указывать, а я за обед в состоянии и сама заплатить - и, пока он не успел остановить меня, вышла из ресторана.
   Но, у входа в институт Кирилл все-таки догнал меня. Схватил за руку и потащил в сторону первой попавшей свободной аудитории. Завел и плотно прикрыв дверь, повернулся ко мне.
   -Ну и? Чего надо? - равнодушно поинтересовалась я.
   -Ты специально? - вопросом на вопрос, ответил Кирилл.
   -Что именно? - решила я поизображать еврея.
   -Выводишь меня из себя? Я из-за дурацкого обещания вынужден вести себя, как славный малый, но ты... - сжал кулаки Кирилл - ты будто нарочно, заставляешь меня поступать иначе.
   -Ничего подобного, я всего лишь отвечаю грубостью на глупость, презрительностью на презрение. Я тебя раздражаю, ты раздражаешь меня. Нам просто не следует пытаться быть друзьями, вот и всё - пожала я плечами.
   -Да? - как-то непонятно, усмехнулся Кирилл.
   -Ага, только вот, мне не понятно, что я тебе такого сделала, что ты с первой же минуты невзлюбил меня?
   -Это не правда - начал отнекиваться Кирилл. Какой глупый разговор, чего я им добьюсь?
   -Ладно, знаешь что, мне всё равно! Я пошла на пару - я попыталась обойти его и пройти к двери, но сильные руки легли мне на плечи и глаза Кирилла заглянули в мои.
   -Он знал, Айс - грустно произнес парень.
   -Кто и что знал? О чем ты? - удивленно вскинулась я.
   -Пан, знал с самого первого дня учебы, что ты поступила сюда.
   -Что? - глупо переспросила я.
   -Он не хотел, чтобы мы тебя трогали, не хотел, чтобы кто-то о тебе знал. При этом он Нику и мне все уши прожужжал о своей подруге детства, а тут: 'Не смейте даже смотреть в ее сторону!'. Пан думать не желал, что кто-то из его прошлого окажется поблизости. Я не знаю, почему он вчера устроил эту комедию с 'неожиданной встречей старых друзей'. Но одно я знаю точно, он - парень скрытный с мотивами, тем не менее он - мой друг, хороший друг. Поэтому я решил, что против меня Пан не попрет.
   40
   -И придумал весь этот цирк с девушкой? - закончила я за него.
   -Не только, ты мне нравишься - улыбнулся Кирилл.
   -За два дня очаровала? - хмыкнула я.
   -Нет, еще с историй Пана, ты всегда представлялась мне какой-то идеальной. И вчера меня очень удивило, что ты такая маленькая - еще шире улыбнулся Кирилл.
   Я фыркнула, тоже мне великан.
   -И что ты хочешь от меня? - с сомнением поинтересовалась я.
   -Что бы ты была таким же милым неуверенным зайчонком как сейчас, только на людях - и этот... этот... слов на него нет! Он щелкнул меня по носу!
  
   Глава 4
  
   "Так бывает. Вот ты есть... ...а тебя никому не надо".
  
   ДЕНИС
  
   Я решил, что стану больше времени уделять сестре. Мы должны чаще общаться, чтобы лучше понимать друг друга. Ведь она самый близкий мне человек. И мне хочется, чтобы она стала им не только на словах. Сегодня утром было так приятно видеть ее улыбку, не ухмылку или усмешку, а именно искреннюю улыбку. И мне понравилось, что она улыбается для меня, из-за меня.
   Но человек такая скотина, что я осознал всё это, только благодаря тому, что испугался ее потерять. Когда Айс ушла, я решил следовать советам многочисленных психологов и не пытаться ее искать, думал, что часа через два она сама придет домой. Как же я ошибся! Она не пришла ни через два, ни через три часа, в сотовом только слышались долгие гудки. Я думал, что если Айс пострадает - не переживу.
   Сначала мать, потом отец, а теперь и она? Нет, к такому раскладу я был не готов. Когда уже был готов поднять всю нашу доблестную милицию на ноги, услышал нечеткие шаги и топтания у входной двери. Пулей метнулся к дверям и распахнул их. На пороге пошатываясь стояла сестра, от нее несло сигаретами, духами и страшным перегаром. И если сигареты с духами только пропитали ее спортивку, то перегар шел конкретно от сестры.
   Естественно мы с ней разругались и я опять почувствовал себя сволочью. Как я мог забыть о
   41
   несовершеннолетней сестре и оставить ее без денег? А потом? Ведь до сих пор периодически забываю о ее карманных расходах. Получается, она вынуждена подзарабатывать, как все бедные студенты? Ненавижу себя!
   Чтобы усмирить свое чувство вины и не пойти просить прощения у пьяной сестры, вернувшейся неизвестно откуда глубоко за полночь, ополовинил бутылку водки. Хорошо хоть, додумался Марину выставить за дверь, а то эта бы окончательно рассорила меня с сестрой. Даже не понимаю, чего она взъелась на Айс? Но, неважно, Маринка мне нравиться, просто не стоит ей с Айсир общаться.
   А утром мы восстановили хрупкий мир.
   Теперь надо лишь укрепить это согласие между нами - думал я наблюдая за ладной фигуркой сестры идущей к своему корпусу. Айсир была слишком погружена в себя, впрочем, как и всегда, поэтому не заметила, как подобрались две девицы, заметив ее. Одна кивнула другой, и стало понятно, что сейчас мою сестренку попытаются прилюдно унизить. Ну уж нет! Выскочить из машины и рвануть к Айс заняло считанные секунды. Уф, успел! Айсир как раз чуть не упала из-за подножки, подставленной ей одной из крашенных дурех. Но я не опоздал и это главное, сейчас мой ёжик шумно дышал мне в грудь, стараясь максимально вжаться в меня. Маленькая... Твари, стаей кидаться на ребенка, который на несколько лет младше их самих! Я, вне себя от ярости, наорал на подставившую подножку и убедившись, что с Айс будет все в порядке, быстрым шагом направился к ректору института.
   Ректором оказался молодой, но умный мужик. Сразу понял что к чему. Евгений Петрович, как гласила табличка на двери, клятвенно заверил, что ничего подобного больше не повториться. Я ему поверил, не столько из-за веры в добрых людей, сколько из-за того, что готов был финансово поддержать этот универ, если с моей сестрёнкой будут обращаться должным образом.
   Теперь, успокоенный я мог ехать по своим делам. Предварительно узнал, что сестра заканчивает на два часа раньше, чем говорит мне. Что же она два часа делает? Любопытство взяло верх. Я решил сегодня приехать по-раньше и посмотреть, что такого важного можно делать два часа после занятий в универе?
   Подкатив прямо к корпусу пошел в сторону охраны. Но парень, дежуривший там сказал, что Айс уже ушла из института и направилась она в сторону главного корпуса. Что ж, может в библиотеку пошла? Я решил не брать машину, все равно не больше трехсот метров. Тем более, что корпуса располагались в парковой зоне и ходить по импровизированным аллеям было
   42
   интересно.
   На подходе к зданию, невольно застыл в изумлении. Моя сестра стояла в объятиях незнакомого мне пацана. Он крепко ее обнимал, зарывшись лицом в макушку. Неприятная дрожь прошла по моему телу.
   Как. Он. Посмел. Трогать. Мою. Сестру?! Злость топила меня, как айсберг - Титаник. До боли сжал кулаки, наблюдая за ними. И только пару секунд спустя понял, что мне особенно не понравилось: сестра не обнимала этого козла в ответ, она наоборот пыталась его оттолкнуть. Я уже хотел сорваться с места и проучить балбеса. Но парень вдруг согнулся пополам. Молодец! Горжусь сестренкой! Айс видимо задвинула ему коленкой по важному месту. И пока он не пришел в себя побежала в мою сторону, явно не замечая меня.
   Я специально не отошел и Айс врезалась в меня. Подняла удивленные и злые от недавней разборки (а это была несомненно она) глаза и охнула.
   -Все хорошо, пойдем - улыбнулся я понимая, что ненормально чувствовать облегчение оттого, что сестра двинула ухажеру по достоинству. Понимая, но все равно чувствуя облегчение и радость, взял сестренку за руку и повел к машине.
   -Почему ты не говорила, что у тебя занятия заканчиваются раньше? - первое, чем я поинтересовался пока шли к машине.
   -Потому что мне тоже нужно от тебя отдыхать... Было. Теперь, не знаю - растерянно ответила Айс. Не лжет.
   -Понятно - остальной путь мы проделали в молчании.
   -Кто он? - когда мы выехали за ворота универа спросил я.
   -Да так. Один придурок, возомнивший себя моим парнем - скривилась сестра.
   -А тебе, стало быть, это не по душе? - уточнил я.
   -Ну... Не то чтобы, прямо 'не по душе', какой девушке не понравиться внимание красивого парня. Просто, уверенна, что пока не готова к серьезным отношениям. А под 'серьезными' я понимаю секс. Ведь взрослым парням именно он и нужен - я даже машину качнул, от такого прямого и откровенного заявления сестренки - подростка.
   -Денис, чего ты так удивляешься? В пятнадцать, современные дети и не такое скажут и не только скажут - улыбнулась Айс, ну хоть перестала хмуриться и злиться.
   -То есть, курс полового воспитания мне читать тебе не придется? - сестренка засмеялась на мое высказывание.
   -Нет, тебе даже не придет объяснять откуда берутся дети - все еще хихикала она.
   43
   Мы подъехали к дому и Айс стала помогать мне с покупками, скорей мешать, поскольку ничего тяжелее килограмма не была в состоянии поднять. Ее щечки разрумянились, а завитки на висках и лобике прилипли к разгоряченному личику. Она сняла свитер еще в машине и теперь стояла в одной облегающей кофте с глубоким v - образным вырезом, я не мог заставить себя оторваться от этой картины. А как только опустил глаза ниже, сестренка как назло повернулась ко мне спиной и взгляд уперся ей в поясницу, где под тонкой материей джинс скрывались аппетитные ягодицы. Черт! Обогнал сестру и вошел первым в дом, я становлюсь извращенцем! Любоваться формами собственной сестры явно ненормально!
   Айс, кажется, не заметила моего смятения. Она ушла к себе в комнату переодеваться к ужину. Еду я купил в ресторане, так что осталось только подогреть. Что и сделал, а потом сам пошел переодеваться.
   Столкнулись мы в коридоре, на Айс были шорты и свободная салатового цвета рубашка. И опять не смог сразу отвести взгляд. А потом выдал то, что сам от себя не ожидал:
   -Прости меня.
   -За что? - удивилась сестра.
   -Все, что ты вчера сказала, правда. Прости меня за это, вот - протянул я ей документ - оформленную сегодня дарственную на ее имя, вся доля в фирме отца теперь после совершеннолетия будет принадлежать Айс. Я же оставил за собой право только на дочернюю фирму и то, исключительно для прикрытия.
   Айс пробежалась глазами по бумаге и в шоке уставилась на меня.
   -Что это? - все еще неверяще взглянула она на меня.
   -Дарственная на тебя, я знаю, что ты обо мне не лучшего мнения, поэтому хочу сразу все прояснить. Это не попытка подкупить твое расположения или завоевать прощение, просто хочу, чтобы хотя бы в желании обворовать тебя, ты меня не подозревала.
   Честно говоря, ожидал всякой реакции кроме той, что получил. Айс выронила дарственную и развернувшись юркнула к себе в комнату, закрывшись на замок. Стоял и в изумлении смотрел ей вслед. Что я на этот раз сделал не так?!
   Решил узнать это у первоисточника и постучался в закрытую дверь, в ответ тишина. Постояв еще минут пять, подумал, что чтобы не случилось с Айс это можно будет выяснить, позже, а вот шебуршащийся в гостиной ёжик явно нуждается в еде. Покормив малыша и поужинав в одиночестве, пошел к себе. Повалился на постели и включил плазменный телевизор, висящий у меня на стене напротив. Но уже засыпая почувствовал взгляд на себе. Повернув голову,
   44
   приоткрыл глаза и увидел в проеме двери сестру, она смотрела на меня, но как только заметила мой взгляд тут же отвела глаза.
   -Что случилось? - от неожиданной ситуации я не мог понять, что такого экстренного могло приключиться, что Айс пришла ко мне в комнату - до этого она ее по кругу обходила.
   -Ничего, я... - и замолчала, а я от любопытства поддался вперед - я... тоже хотела бы извиниться.
   -Боже, Айс ты меня напугала - выдохнул наконец воздух. Оказывается, ожидая ее ответа я даже задержал дыхание.
   -Напугала? - не поняла сестренка.
   -Да, я думал случилось чего, раз ты ко мне зашла. Раньше ты старалась близко к этой части коридора не подходить - Айс мило покраснела, как ребенок, которого застали за поеданием конфет.
   -Я... ну вот! Ты меня сбил! - обличительно ткнула тонким пальчиком в меня сестра. Невольно усмехнувшись, похлопал по свободной части кровати:
   -Иди сюда, посиди, пока вспоминать будешь, что хотела сказать - Айс с опаской приблизилась к кровати и попыталась сесть. Но еще никому не удавалось сидеть на этой постели, сестра не стала исключением и через секунду она уже барахталась в перине.
   Я не выдержал и засмеялся, услышав сердитое сопение. Нашел талию Айс и выцепил ее из объятий перины. Сестренка как мишка - панда обхватила мою руку и ногу.
   -Я передумала извиняться, ты этого не стоишь - от ее обиженного тона развеселился еще больше. Уложив ее голову себе на плечо и крепко держа Айс за талию, впервые за сегодняшний день расслабился.
   -Не ерзай, а то шлепну по попе - предупредил я, когда почувствовал, как сестра начала извиваться словно уж, стараясь выбраться из моих объятий.
   Айс проворчала что-то себе под нос, но дергаться перестала. Через полчаса ее пульс выровнялся, что значило - сестренка крепко спит. Я осторожно выбрался из под нее и сел в ногах Айс, внимательно рассматривая сестру.
   Смотрел и понимал, что мои чувства далеки от родственных, Айс - заводила меня и не на шутку заводила. И началось это буквально вчера. Может потому, что я увидел ее в момент возбуждения и ее образ невольно теперь пробуждает во мне эти чувства. Хотя, что за глупость! Я вздохнул ее аромат и быстро вышел из спальни. Дожился, как подросток запираюсь в ванне и получаю разрядку.
   45
   Приняв холодный душ я вернулся назад, меня как магнитом тянуло к спящей сестре. Лег рядом, стуча зубами и вдруг почувствовав маленькие ручки обнявшие меня. Айс была горячая как печка, что для нее норма. Когда же попытался выбраться из объятий, Айс недовольно заворочалась и только еще сильней вцепилась в меня. Я улыбнулся и перестал вырываться, сам же еще час назад проделал с ней тоже самое. Так что теперь мы квиты. Обнял сестренку и пообещал сам себе, что завтра же договорюсь о встрече с сексопатологом ну или психологом, который на сексуальных отклонениях специализируется, кто подвернется...
   Утро я встретил в жарких объятиях, хм, Марина что ли осталась на завтрак? Привычным движением, не открывая глаз подтянул девичье тело повыше, так чтобы была возможность прикоснуться к губам, попутно целуя лобик, носик и щечки. Пахнущая шалфеем и ванилью кожа была похожа на бархат. Когда я понял, что почти достал до губ, с улыбкой открыл глаза. В этот момент Айс зевнула, как котенок и высунув розовый язычок прошлась им по зубкам. Только выдержка помогла мне не заорать, потому что я вспомнил, что Марина даже не приходила, а на мне лежит моя сестра, которую я только что чуть не поцеловал взасос.
   Айс сонно распахнула глазки они 'плавали' после сна, как у младенца.
   -Денис? - полувопросительно - полуутвердительно осведомилась она хриплым голоском.
   -Что? - пробасил я.
   -Уже утро?
   -Да.
   -С добрым утром - чмокнула она меня в щеку и как не в чем не бывало опять свернулась у меня под боком.
   -А институт? - немного придя в себя, лукаво поинтересовался я.
   -Еще пятнадцать минут - донеслось в сторону моего желудка.
   -Ладно, но только пятнадцать - предупредил я, пытаясь встать.
   -Не уходи, с тобой мягко - маленькие ручки, как и ночью опять вцепились в меня.
   -Айс, мне в ванную надо, отпусти!
   -Неа, пойдешь через пятнадцать минут - я со вздохом повалился на подушки - так приятно, снова иметь родственника.
   Последнее, что прошептала Айс, прежде чем заснула. Млять! Я все время забываю, что она по сути еще ребенок, нуждающийся в родительском тепле. Я ее чуть-чуть приласкал, а она уже оттаяла, сестре не хватает семьи также, как и мне. Но я постараюсь дать ей эту семью.
   Естественно, мы проспали. Подскочили, только, когда у меня телефон разорался. В спешке
   46
   перекусив и накормив Малата молоком, мы выбежали из дома. Любовь Андреевна только охала наблюдая за нами. В институт мы добрались в рекордные сроки. Перед тем, как выскочить из машины, Айс 'клюнула' меня в щеку, чего раньше никогда не делала и помахав ручкой, скрылась за поворотом. Я счастливо улыбаясь, двинулся в офис.
   В моем кабинете прямо на письменном столе, широко раскинув ноги сидела Юлька, и недвусмысленно облизывала губки.
   -На чем мы остановились в прошлый раз, не напомнишь? - томно поинтересовалась она.
   Я усмехнулся и закрыв кабинет на ключ стал снимать пиджак... Всё было замечательно, пока я не начал закрывать глаза, как только я переставал любоваться прелестями своей партнерши, перед глазами вставало совсем другое тело и лицо. И я не мог решить, чего мне хочется больше, перестать мечтать о противоестественном или же отдаться своим мечтам. В самый разгар с моих губ слетело: 'Айс..' и я разрядился. Только немного придя в себя, встрепанная Юлька осведомилась:
   -Что ты сказал в конце? - все-таки слышала, бестия.
   -Сказал, что круто - застегивая брюки, ответил я.
   -Нет, ты сказал 'Айс'!
   -Как будто ты не слышала такого выражения, как: 'Всё айс', то есть - замечательно - раздраженный, что меня пытаются поймать на лжи, огрызнулся я.
   -Ну-ну, неважно, мне некогда тебя пытать - уже более игриво произнесла Юлька и стала быстро одеваться, я заметил, что нижнее белье на ней отсутствовало - ну как? Нравиться? Сделала, как ты хотел - заметив мой взгляд, подмигнула Юлька и выскочила из кабинета.
   Петр закатил мне как обычно скандал, узнав, что теперь фирма перейдет моей сестре. Конечно, если раньше он лелеял надежду, что сможет женить меня на Юльке и будет управлять компанией, то теперь даже при всем своем старании, сделать он ничего не мог. Вот и хорошо, одной проблемой меньше.
   Что касается моего похода к психологу, я только в очередной раз убедился, что доктору самому бы помощь специалиста не помешала бы. В одном он меня успокоил, авторитетно заявив, что у 70% людей состоящих в кровном родстве хоть раз, но проскальзывала такая мысль, как стать намного ближе, чем просто родственниками. Успокоенный этим фактом, я просто решил, что это такой период в жизни, который надо лишь пережить, а потом все изменится и станет лучше.
   Время летело быстро, не успел я оглянуться, как наступил полдень. Еще вчера я узнал
   47
   расписание сестры и теперь собирался забрать ее пообедать со мной. Предварительно позвонив Айс и предупредив, чтобы она ничего не планировала. У меня приятно сжалось в груди от доверчивого тона сестры. Так что, я буквально летел до института.
   Сестренка уже ждала меня у ворот. Я вышел из машины и поцеловал сестру в щеку, как она сделала это утром. Ее бархатистая кожа нагрелась и покраснела под моими губами. Сестренка смутилась. Странно, меня целовать она не смущалась, а вот наоборот... И тут меня осенило, мимо ходили студенты и с любопытством посматривали на нас, им кажется и в голову не пришло, что мы родственники. Хотя, чему удивляться, если бы не идентичные родимые пятна в форме морских звезд на поясницах и у меня и у сестры, я бы тоже никогда не подумал, что мы родственники.
   -Они кажется подумали, что мы... э парочка - наконец подобрала слово сестра.
   Парочка... это не резануло по уху, как должно было бы, скорей только прибавило теплоты и умиления. Я посмотрел на совершенно смущенную Айсир и не выдержав рассмеялся обняв девушку.
   -Ну и что? Пусть думают, что хотят или тебя заботит их мнение? - слегка отстраняя ее от себя, чтобы заглянуть в родные карие глаза спросил я.
   -Нет, не заботит. А даже если бы и заботило, ты - красивый и ты - мой брат, чего мне стесняться? - удивилась Айс.
   -Ты считаешь меня красивым? - удивился я.
   -Да, если бы ты не был моим братом, я бы, наверное, в тебя влюбилась - а вот это признание резануло, не знаю от чего, но оно оставило кровавую царапину в сердце. Что за ерунда со мной происходит?
   Мы поехали в ресторан, где я обычно обедаю. Мне нравилась, уютная обстановка этого места. Он напоминал литературный салон с видом на город. К тому же, днем здесь всегда было мало посетителей. Айс с любопытством осматривалась вокруг. Сели (специально) у витражных окон, чтобы любоваться городом. Правда, я все больше любовался сестрой, а не видом из окна. Как только мы сделали заказ, Айс еще раз пристальным взглядом окинула помещение.
   -Здесь необычно - наконец констатировала она.
   -Да, но тебе нравится? - уточнил я.
   -Ага, это мой пятый по счету ресторан - улыбнулась сестра.
   -Как пятый? - опешил я.
   -Ну, так. Первый был, когда мы после похорон отца поехали в ресторан, второй на свое
   48
   двенадцатилетие, хотя это скорей кафе было, третий - ты меня полгода назад водил, четвертый - вчера, а пятый - сегодня - сообщила Айсир.
   -Но почему? У тебя не было денег? - попытался я сам догадаться.
   -Желания, у меня не было и не с кем было ходить.
   -А ты вообще, еще где-нибудь была? - не стерпев, все же спросил я.
   -Естественно и в клубах, и в кафе. Просто, в ресторан меня не звали - пожала плечами Айс.
   -У тебя нет друзей? - кажется, я что-то такое уже спрашивал?
   -Нет, и я не собираюсь их заводить. Мне и так хорошо.
   -А парень? - продолжал я допытываться.
   -Парень? Нет, хотя, сейчас вроде появился - задумалась Айс.
   -Как это 'вроде'?! - чувствуя, что-то подозрительно похожее на ревность повысил я голос.
   -Да не ори ты! Вот же вжился в роль старшего брата. Я просто пока сама еще не уверенна. Ладно, а что у тебя? - с любопытством взглянула на меня сестренка.
   Ответить я не успел. В зал стремительно вошла Юлия. Вот черт, совсем забыл, что она тоже порой обедает здесь. Следом за ней шел молодой парень со странными волосами, точней всех светлых оттенков.
   -Кого я вижу? Чета Стоцких - подскочила Юлька ко мне и, никого не стесняясь, поцеловала смачно накрашенными губами.
   -Ник? - услышал я удивленный голосок Айс.
   -Салют, малышка - Юля отлепилась от меня и я смог лицезреть, как новоприбывший парень целует мою сестру в щеку.
   -Ой, а вы знакомы? - притворно удивилась Юлька.
   -Да, Айсир девушка моего друга - просто ответил парень.
   -А ты? - начал было я.
   -Никита Тенев - деверь Юлиной сводной сестры. Мы случайно столкнулись у входа, вот и решили пообедать вместе. А потом вас увидели. - подал руку Никита
   -А я Денис - брат Айсир - отвечая на рукопожатие кивнул я.
   -Знаю, Юлия только о тебе и говорит - усмехнулся Ник и я не понял, это была насмешка или дежурная фраза.
   Айс не была особо рада компании, впрочем, я тоже. Юлька все пыталась придвинуться поближе, а Ник не сводил изучающего взгляда с сестры. Вместо спокойного обеда получался цирк абсурда. Пришлось постараться, как можно скорей закончить трапезу, мотивируя это тем,
   49
   что Айсир боится опоздать на занятия. Не выдержав, я направился в туалет, хоть там Юлька не сможет попытаться залезть ко мне в штаны. Выходя столкнулся с сестренкой.
   -Нда, ну и обед - улыбнулась она.
   -Согласен, может уйдем по-английски, знаю тут неподалеку открывшийся 'Ростикс' - пара минут свободы только раззадорили меня, захотелось смотаться немедленно.
   -Давай, только сначала я посещу этот белый кабинет - хихикнула Айс и скользнула в туалет. Я подпер стену и стал ждать. Вдруг услышал знакомый перестук каблучков и чуть не подскочил на месте. Юля шла сюда. Я метнулся к мужскому туалету, но там уже успели занять место и пускать меня не собирались. Тогда я решил попросить политического убежища у сестры.
   -Айс, открой, а то меня поймают и убьют. Спустя долгую секунду дверь открылась. Я ввалился в туалет и повернул несколько раз замок.
   -Чего там? - проворчала сестра.
   -Да Юлька шла сюда, мне деваться было некуда - покаялся я.
   -Ладно, верю на первый раз - смилостивилась Айс.
   -Сейчас она уйдет и мы сможем выбраться - пообещал я.
   -Ладно, но мне неудобно - призналась Айс, действительно, ее тело прогнулось, потому что я слишком навалился на нее.
   -Тогда обними меня, так будет легче - притягивая Айс к себе, посоветовал я.
   Мне было приятно стоять в тесном туалете, осознавая, как близко я от нее. Сестренка обняла меня за талию, мои руки сомкнулись у нее на спине. Вот так бы вечность стоял. Но, через минуту мы оба услышали как звук каблуков Юли удаляется. Можно было выходить.
   -Денис, а как ты ко мне относишься? - вдруг спросила сестра.
   -Что? - чтобы потянуть время, переспросил я.
   -Ну, мне просто интересно, раньше я думала, что ты так себя ведешь, как заботливый родственник - пояснила она, заметив мое недоумение - только потому что хочешь отобрать у меня акции отцовской фирмы, но вчера ты оформил дарственную на меня. И теперь, я не знаю, что ты ко мне чувствуешь на самом деле - еще в середине своей речи Айсир перестала смотреть мне в лицо, уткнувшись глазами в мою грудь, а теперь ее пальчики теребили пуговицу на моем джемпере.
   -Сестрёнка, я тебя люблю - и только произнеся это, я понял, что сказал чистую правду.
   -Правда?
   -Конечно, малышка, но нам стоит выбраться из столь "романтичного" места, а то его аромат
   50
   плотно оседает на нас - Айс фыркнула, но кивнула.
   Взяв Айс за руку и крадучись, пробрался к черному выходу. В этом ресторане я уже пару раз сбегал таким способом от назойливых девиц, так что официанты если и удивились, то только моей компании. Оказавшись на улице, сестра не сдержавшись рассмеялась. А ее смех был похож на журчащий ручеёк, я невольно заслушался.
   -Денис? Не витай в облаках, а то нас поймает злобная Юля - скорчив рожицу, хихикнула Айс.
   -Да и закусит тобой на ужин - клацнул я зубами прямо у носика Айс. Сестренка явно не ожидавшая такой хулиганской выходки, от большого старшего брата испуганно отскочила.
   -Дурак - поняв, что над ней потешаются, обиженно надула губки Айс.
   -Ну, прости - прости - попытался я обнять сестру, Айс же подождав, когда я подойду достаточно близко, поставила мне шелбан.
   -Попался - и эта козявка проворно отбежала от меня.
   -Ну, всё, малявка, держись - забыв, что я взрослый, двадцатисемилетний мужчина, кинулся за ней.
   Поймал я ее только на площади у фонтана, крепко обняв за талию, чтобы не убежала. Айс звонко смеялась и пыталась отпихнуть меня. Я наклонился и положил подбородок ей на плечо. Так непривычно было стоять с родным человеком в обнимку. Последним близким человеком, которого я обнимал, была мама. Айс тоже притихла, откинув голову она смотрела на небо. Я сам не понял, как мои губы потянулись к незащищенному одеждой участку тела. Я припал к ее шеи, даже не целуя, а просто прикасаясь, чувствуя тонкую жилку бьющуюся у под кожей. Мне бешено захотелось попробовать на вкус эту бархатистую мякоть. Я приоткрыл рот и лизнул Айс. Сестру будто током ударили, она вздрогнула и попыталась отстранится.
   -Брат, что... что ты делаешь?
   -Люблю тебя - после этих слов я пришел в себя. Резко отшатнувшись от Айс, я сквозь зубы застонал. -Пойдем, я отвезу тебя в институт - наконец произнес я.
  
   Глава 5.
   Ты лови дыханье мое
   Чтобы не было,
   Чтобы не было грустно
   Ты хотела быть рядом с ним
   51
   Ты хотел быть, ты хотел быть с ней
   Что бы не сказали на этой паре
   Чтобы не сказали о вашей паре
  
   Ты просто подойди к нему
   Не ошибешься я уверяю тебя
   Подруги против,но ты ведь хочешь
   И между прочем и он очень
   Один поцелуй,
   Одно объятие решает
   Что будет с вами в дальнейшем
  
   Лови дыхание мое
   Как я ловлю твое
   В сумерках огней
   Даже в шепоте теней (ДО-МИ-НО)
  
   Айсир.
   Какие-то все странные и нервные, брат перестал адекватно себя вести с нашего совместного обеда, которые случился три дня назад. Ну подумаешь, лизнул меня! Что в этом такого? А он после этого весь день от меня шарахался. Кирилл совсем достал, после того, как я его ударила, пытаясь освободиться от 'страстных' объятий, он стал груб и язвителен. Пан познакомил меня со своей девушкой, ее зовут Лиза и она очень миленькая. Правда чересчур наивная, верит всем и вся, но это не лишает ее очарования.
   Ник пропадает целыми днями в нашем корпусе, каждую перемену он, как штык стоит у дверей аудитории. Он много знает и интересен, как собеседник, но порой я просто не улавливаю ход его мыслей. Будто сейчас он совершенно нормальный и умный парень, а через минуту это опасный и невменяемый зверь. Если Кирилл способен ударить женщину, то Ник, иногда мне кажется, может и убить.
   Сегодня я решилась на разговор с братом. Он как и обычно развалился на постели в своей спальне и смотрел телевизор, уже начиная дремать. Я подошла к нему и тронула за плечо, ноль реакции. Тогда я провела ладонью по его щеке и незамедлительно получила ответ.
   52
   -Айс, ты мне снишься? - мечтательно спросил он.
   -Нет, я вполне реальна и мне нужно с тобой поговорить.
   -Айс? Что случилось? - окончательно проснулся Денис и сел на постеле.
   -Ничего, кроме того, что ты меня избегаешь - прямо ответила я.
   -Я не избегаю тебя...
   -Да, как же? Ты даже не пытаешься делать вид, что это не так, мы приходим домой и что ты делаешь? 'Прости Айс, у меня много дел, я не буду сегодня дома ночевать' - передразнила я брата.
   -Но у меня и вправду много дел - я положила руки брату на плечи, Денис вздрогнул и подался назад.
   -Вот! - ликующе произнесла я - ты даже от моих прикосновений передергиваешься! Скажи, что не так? Что я сделала? Ну, скажи же, что-нибудь! - сорвалась я, почувствовав, как на глаза набежали слёзы. Я попыталась их смахнуть, но брат вдруг перехватил мои руки, отвел их от лица и крепко прижал их к своей груди, где дико билось сердце.
   -Ты чувствуешь это? Чувствуешь как оно бьется? И оно так бьется из-за тебя, из-за того, что ты рядом. Твои губы в паре сантиметров от моих, твои руки на моей груди! - прорычал Денис сквозь зубы, полоснув меня острым взглядом.
   -Денис...
   -Всё ещё хочешь знать?! Да меня "Денисом" с пятого класса никто не зовет, потому что меня раздражает мое имя, но когда его произносишь ты, я непроизвольно хочу тебе улыбнуться. Ты моя сестра, Айс, сестра, которую я должен опекать, поддерживать и любить по-родственному, а что я? - будто сам у себя, спросил Денис.
   -Денис, ты можешь мне всё рассказать - я сама приблизилась и дождавшись, когда хватка на руках ослабнет, обняла его за талию.
   Денис поцеловал мои волосы и тоже обнял меня. Я хотела понять, что с ним происходит? Почему, ему так сложно. Но задавать сейчас вопросы было неуместно, поэтому я просто крепко обнимала его.
   -Забудь о том, что я только что сказал. Это глупости, всё из-за работы и к тебе не имеет никакого отношения, Айс - целуя меня в глаза и щеки, произнес Денис, я засмеялась.
   -Что я такого сказал?
   -Да ничего, отец тоже меня целовал, как ты и приговаривал, что всему виной работа - Денис как-то помрачнел и разжал объятия.
   53
   -Иди к себе, Айс, мне надо отдохнуть, сегодня был тяжелый день - попытался он сгладить холодок пробежавшись между нами в последнюю минуту.
   -Уйду, если пообещаешь кое-что - лукаво улыбнулась я.
   -И что же?
   -Что перестанешь постоянно звать меня по имени и наконец назовешь сестрой - отчаяние проскользнувшее на мгновение в глазах брата, могло мне и показаться, но всё же я видела его.
   -Хорошо, я обещаю - произнес Денис и мне ничего не оставалось, как выйти из спальни брата.
   Уже в коридоре я обернулась и тут же ткнулась в широкую грудь брата. Он что, шел за мной?
   -Денис, ты чего?
   -Айс, если я попрошу тебя кое о чем, ты сделаешь это для меня? - хриплым голосом спросил Денис, его глаза как-то лихорадочно блестели.
   -Ну, если это будет в пределах разумного, то да, сделаю - улыбнулась я, пытаясь разрядить обстановку.
   -Спи со мной.
   -Чего? - опешила я окончательно.
   -Просто будь рядом сегодня, пожалуйста - срываясь на шепот, попросил брат.
   -Но - я не знала, как быть, его просьба по меньшей мере была странной.
   -Ладно, я понял - кивнул брат и отвернулся от меня.
   И чего я собственно? Ведь уже же спала с ним в обнимку, что такого? Может, он не хочешь оставаться один? А может...
   -Денис, а почему бы тебе Марину не пригласить? Я же вижу тебе плохо - попыталась я скрасить довольно хамское предложение.
   -Мы с Мариной расстались, вчера - ответил брат не оборачиваясь.
   Блин, ну я и дура, ему же плохо! Непроизвольно поддалась вперед и обняла спину брата, которая на мгновение напряглась, но потом расслабилась.
   -Ладно, давай сегодня я останусь у тебя - сама не веря своим словам сказала я.
   Быстренько приняв ванную и переодевшись в пижаму я пришла уже в темную комнату брата и нырнула под одеяло. Сильная рука тут же обняла меня и легла на живот. А что? Это приятно, чувство защищенности, я бы могла к такому привыкнуть... Уже засыпая я почувствовала, как Денис прижал меня к себе, словно любимую мягкую игрушку и улыбнулась.
   54
   Утро началось с трели домашнего телефона, стоящего на ночном столике. А тем умником, что позвонил и разбудил меня в семь утра в воскресенье был Кирилл.
   -Ну? - невнятно промычала я.
   -Доброе утро, спишь? - осведомился этот идиот.
   -Нет, куличики леплю.
   -Какие куличики и где? - море удивления в ответ.
   -В песочнице! Какого ты звонишь в такую рань и вообще, ты же вроде на меня в обиде - вспомнила я.
   -Вот и звоню, дать тебе возможность загладить вину - послышался смешок в трубке.
   -А если я не хочу? - поинтересовалась я сахарным голосом.
   -Слышала такое слов: 'надо'? Вот оно в нашем разговоре ключевое. Всё, некогда мне с тобой разговаривать, собирайся, через полчаса Пан за тобой заедет - командным тоном объявило это чудо и отключился.
   Я вздохнула и тут же почувствовала, как рука брата легла на живот. Денис стал поглаживать его, легкими касаниями.
   -Кто это был? - спустя минуту, спросил брат.
   -Один дурак из универа - чуть ли не мурлыча от нежных рук брата, ответила я.
   -И что хотел этот дурак? - продолжая гладить меня, Денис склонился надо мной и пристально всмотрелся в глаза.
   -Он хотел, чтобы я куда-то с ним поехала - призналась я.
   -Без меня, ты никуда не поедешь, как я понимаю, это тот самый парень, которому ты двинула - брат наклонился и поцеловал меня в висок.
   -Да - как же приятно, когда с тобой ласков родной человек.
   -Молодец - теперь Денис чмокнул меня в нос, я притворно скривилась и брат засмеялся.
   -Не морщи носик, так ты похожа на нашего ёжик - 'нашего' прозвучало так мило, что я не удержавшись сама поцеловала брата в щеку, обвив его шею руками.
   -Ну и ладно, ты ведь всякой меня любишь?
   -Ты даже не представляешь, насколько я тебя люблю - прошептал Денис и поцеловал меня в ключицу. А потом резко привстав потянул на себя, я оказалась сидящая у него на коленях. Он склонился над моими губами, я удивилась, но через минуту поняла, что брат всего лишь поцеловал мой подбородок.
   -Я тебя тоже люблю, братик - сказала я то, что подумала.
   55
   А вот после этих слов начался кошмар. Сначала Денис напрягся, но через минуту расслабился. Я невольно взглянула ему в глаза и замерла. В них отражалась такая тоска, будто минуту назад, Денис лишился самого дорогого.
   -Что случилось? - обеспокоенно спросила я.
   -Ничего, просто, я всё для себя решил... сестренка - запнулся он на последнем слове.
   -Не поделишься? - стараясь скрыть страх, вдруг я сказала что-то лишнее, спросила я.
   -Ну и чего ты разнервничалась, а ну марш в свою комнату, собираться, поеду знакомиться с твоими новыми друзьями, в конце концов брат я или кто? - притворно весело проинес Денис.
   -Ладно - скисла я, ничего не понимая и побрела к себе.
   Приняв душ и одевшись, я вышла из комнаты и пошла на поиски брата. У Любовь Андреевны был сегодня выходной, так что Денис обещал приготовить завтрак. Но ни на кухне, и в гостиной его не оказалось. Оставалась его комната и кабинет. В комнате было пусто, так что я крадучись подошла к кабинету. Приоткрыл двери и зашла. Здесь я была впервые. Кабинет был выдержан в тех же тонах, что и спальня Дениса. Стеллаж с книгами, стеклянный стол, кресло, небольшой диванчик в углу. Меня привлек ноутбук на столе, он странно попискивал. Я с опаской, Денис мог вернуться в любой момент, прошла к столу. И замерла, заставкой на компьютере брата была моя фотография, но не это так сильно меня удивило, а то, что фотографировали меня явно спящей, судя по одежде, совсем недавно. Но зачем?
   -Айс - произнес голос брата рядом. Я испуганно подняла голову, Денис стоял в проеме.
   -Денис, прости, я искала тебя, потом компьютер запиликал и я не хотела смотреть, но моя фотография - сбивчиво и невнятно начала бормотать я.
   -Ничего, можешь заходить сюда когда захочешь, а фотография... Ее сделал я, чтобы любоваться своей милой сестренкой - объяснил брат.
   Я вздохнула и подошла к брату.
   -Где ты был?
   -Завтрак добывал, еда закончилась, вот и решил, пока ты собираешься, смотаться в магазин. А ты волновалась? - улыбнулся Денис и, взяв меня свободной рукой за ладошку, повел на кухню.
   -Денис, а почему ты всё время ко мне прикасаешься? - и заметив быстро помрачневшее лицо брата затараторила - нет, ты не подумай ничего. Мне очень приятно, когда ты это делаешь. Просто, раньше ты так не делал.
   -Айс, я был идиотом, ты - моя сестра и я хочу, чтобы ты привыкла к моим прикосновениям,
   56
   ласкам - последнее слово заставило меня напрячься, но теплый взгляд брата подействовал успокаивающе.
   -Значит, ты меня приручаешь? - осведомилась я.
   -Скорей приучаю, ты не должна бояться проявления нежности с моей стороны. Ты очень дорогой мне человек. Поэтому, я могу часто проявлять свое внимание к тебе и мне не хотелось бы, чтобы ты боялась моих рук - прозвучало, будто собаку приручает. Я вскинула на него глаза.
   -Маленькая, ну чего ты опять насторожилась? Ёжик ёжиком, а не девочка - бросив пакеты на стол, брат в который раз за это утро обнял меня. Признаться, я никогда не была так рада чужим прикосновениям, как сейчас. Денис действовал на меня умиротворяюще. Я ощущала, что он - мой защитник, опора и поддержка. Прошла неделя, а я как кошка стала ластиться у ног доброго хозяина. Слишком размякла.
   -Я тебе никогда не сделаю больно - будто прочитав мои мысли, произнес Денис и поцеловав меня в макушку, принялся за приготовление нашего завтрака.
   Брат, в отличии от меня, готовить умеет и любит. Поэтому, я даже не суюсь с предложениями самой чего-нибудь сделать. Сегодня на завтрак были гренки. С утра я не любительница поесть, поэтому стараясь, чтобы Денис не заметил, я складывала свою порцию в мешочек на коленях, пока брат кормил Малата.
   -Ну и как это понимать? - признаться, я вздрогнула услышав голос Дениса за спиной.
   Брат изъял пакетик с гренками и высыпал мне их на тарелку. Схватив меня подмышки, брат нагло приподнял мою тушку со стула и сел сам, а уж потом усадил меня, к себе на колени.
   -Ты чего? - удивленно спросила я.
   -Ничего, кормить тебя, непутевое дитя, - и, не расходясь с делом, Денис запихал первую гренку мне в рот.
   -Эй, ты наффуфаешь прафа селофека! - сквозь набитый рот попыталась я возмутиться.
   -Когда я ем, я глух и нем. Будь добра помолчать - и очередная гренка отправилась вслед ее предшественнице. Но, я сдаваться не собиралась и просто перестала жевать и глотать.
   -Если не будешь есть, так и будешь сидеть дома со ртом полным гренок - пригрозил брат шуточным тоном и опять чмокнул меня в нос.
   -Ты гадкий - проглотив гренку, просветила я Денисы.
   -И подлый, так что прости - я хотела осведомиться за что, но стоило мне открыть рот, как в него запихнули очередную гренку - вот за это.
   Я возмущенно запыхтела.
   57
   -Это была последняя, съешь ее и пойдем - лучезарно улыбаясь, заявил шантажист.
   -Куда?
   -Тебя вроде куда-то звали - блин! Забыла, полчаса давно прошли. Я с криком индейцев Апачи рванулась к выходу.
   Брат засмеялся и пошел следом за мной. Уже накидывая куртку, у Дениса зазвонил мобильник. Он о чем-то спорил с минуту, а потом расстроенно посмотрел на меня.
   -Прости, сестренка, строчные дела - засовывая мобилу в карман, извинился Денис.
   -Ладно, раз дела - равнодушно согласилась я.
   -Ну, прости - схватив меня за ладони и попеременно целуя пальцы, продолжил просить прощение брат.
   -Хорошо, хорошо, только перестать так делать - взмолилась я, начиная чувствовать стыд.
   -Я прощен? - не отпуская меня, спросил брат.
   -Прощен - мои руки тут же стали свободны.
   -Обещаю компенсировать - кивнул Денис.
   А я, вспомнив о Степе, выбежала из дома. Его машина сиротливо стояла на подъездной дорожке. Степа, приметив меня, вышел из машины и широко улыбнулся. С другой стороны выскочила Лиза и подбежала ко мне, крепко обняв.
   -Привет! Как я рада, что ты тоже поедешь - сходу начала Лиза.
   -А куда мы едем? - поинтересовалась я тем, что уже с час хотела знать.
   -Ну, как куда? К Кире на дачу! А ты разве не знала? - озадачилась Лизка, ее тонкие бровки сошлись домиком.
   -Знала - уверенно соврала я.
   -Поехали скорей, мы и так тебя уже полчаса ждем - улыбнулась девушка.
   -Привет, Айс - бодрым голосом поприветствовал меня Степа, когда мы подошли к машине и дружески чмокнул в щеку.
   Весело рассказывая, чем они со Степой занимались и делясь новостями, Лиза не давала мне уснуть всю дорогу. А уехали мы хоть и недалеко, но прилично от города. Я ощутила некую нервозность от этого факта. Но постаралась скрыть.
   Дача Кирилла напоминала больше загородный дом отдыха. Огромная территория кругом клумбы и газон, цветы еще не успели погибнуть от заморзков, а газон не утратил былую зелень.
   Большой бревенчатый дом вызвал у меня недоумение, как я только не представляла себе дачу Киррила, но то, что она будет напоминать деревенский дом, не пришло мне на ум. Я
   58
   обрадовалась, что одела черные неброские джинсы и в тон им свитер, когда заметила, что осень всё же отметилась здесь, видимо, на рассвете прошел дождь, земля была сырая и участками покрытая грязью.
   Двери дома распахнулись и навстречу нам вышел сам хозяин. Сегодня он выглядел более земным... козлом. Клетчатая рубаха на выпуск и застиранные голубые джинсы, прям не парень - а мечта домохозяйки. Кирилл, не скрывая радости, подошел к нам.
   -Здорово, Пан - протянул он руку Степе, тот ее пожал - Лизок - девушка Степы безропотно позволила поцеловать себя в щеку и приобнять за талию.
   -Привет, Айс - напуская томности, поприветствовал меня Кирилл.
   -Ага - согласилась я и не думая отвечать. Кирилл подошел ко мне вплотную и резко притянул к себе.
   -Я тоже рад тебя видеть, солнышко - чего это с ним?
   -Эээ нет, мы так не договаривались, речь шла о поездке, а не о том, чтобы ты меня лапал - уперла я кулачки в грудь Кирилла.
   -Какая ты вредная - притворно вздохнул парень, отпуская меня.
   -Какая есть и...
   -И вся моя? - лукаво прищурился Кирилл.
   -И та, не про твою честь - назидательно закончила я.
   -Чести у меня давно нет, так что ты - моя - и усмехнувшись, схватил меня на руки.
   -Ты совсем оборзел? - ошалело посмотрела я на него.
   -Нет, просто будущую хозяйку принято вносить в дом на руках - во, больной!
   -Слышь, чокнутый, отпусти меня! Какая я тебе на фиг хозяйка? - завопила я, но это было лишним.
   Степа уже выдернул меня из рук Кирилла и поставив себе за спину оглянулся на дружка.
   -Я тебе что говорил? А ну-ка, пойдем поговорим - и я, вдруг, ощутила себя виноватой.
   Ну и понес бы он меня на руках, что такого-то? И все эти приколы, Кирилл ведь не со зла. А вот Степа может и не так подумать, да еще и подерутся из-за меня. С такими мыслями я решительно перегородила дорогу парням и посмотрела на Кирилла.
   -Давай, неси, пока я не передумала - Кира вначале не понявший о чем речь, просиял, как начищенный горшок.
   Он тут же оказался рядом и, подняв меня на руки, опять понес в дом. На этот раз обошлось без казусов и сразу за порогом он поставил меня на пол.
   59
   -Спасибо, солнышко - прошептал он мне на ухо, прежде чем отстраниться. А за нами следом вошли Степа с надутой Лизой.
   -Лизок, кто тебя обидел? - спросил Кирилл.
   -Он - Лизка обвинительно ткнула пальцем в Степу.
   -И как я тебя обидел? - разозлился друг детства.
   -А вот так! Значит, Айс можно покатать на руках, а меня нельзя!
   -О, Господи! - простонал Степа и подхватил Лизу на руки.
   Та, от неожиданности, заверещала, но спустя секунду уже страстно целовала Степку. Ребята так, целуясь, и вышли во двор. Эх, влюбленные!
   -А когда мы так будем? - спросил Кирилл, склонившись к моему ушку. Его серьга в губе задела кожу. Вот интересно, если ее потянуть она снимется?
   -Никогда? - неуверенно предположила я.
   -Позже? - как торгаш предложил свои условия Кирилл.
   -В следующей жизни? - чувствуя, приятное дыхание у себя на шеи, не сдавалась я.
   -Сегодня - мужские руки обняли меня и легли на живот.
   -В этой жизни - оперевшись спиной на Кирилла, назвала я последнюю уступку.
   -Сейчас - и резко развернув меня к себе, Кирилл попытался меня поцеловать. Я не теряя времени ухватилась зубами за сережку Кирилла, но тут его губы накрыли мои. Наверное, со мной что-то не так, потому что поцелуй такого, как Кирилл должен был понравиться, но я думала лишь о том, что сделать, чтобы Кирилл отстранился.
   -Не противься, тебе понравиться - вдруг проговорил мне в губы Кирилл.
   -Я не готова - так же в губы ответила я.
   Взгляд Кирилла потяжелел и стал каким-то отстраненным, но меня он не отпустил. Наоборот сжал сильней, будто боялся, что я сбегу.
   -Только со мной не готова? - зло произнес он, наконец выпрямившись, но рук не убрал.
   -Не только, но и ты входишь в этот список - честно ответила я.
   -А кто еще, не удостоился твоего внимания?! - повысил голос Кира.
   -Всё мужское население планеты - не менее зло бросила я.
   Кира, растерялся и озадаченно глянул на меня. Еще пару секунд он молчал.
   -То есть, ты не с кем?... - не договорил он фразу.
   -Именно! Бинго!
   -Черт, забываю, что тебе пятнадцать! Прости, за то, что так пристаю - вдруг извинился Кира
   60
   и опять обнял меня - не привык с такими, как ты иметь дело.
   -Это с какими же? - заподозрила я издевку.
   -С хорошими девочками. Больше не буду настаивать, но пытаться не перестану - и прошелся губами по моей щеке.
   -О, у вас тут веселье намечается - раздался голос Ника прямо у дверей.
   -Не могу поверить! Они действительно пара - о, такой знакомый, визгливый голос... Натали?!
   Я попыталась вырваться из объятий, но Кира, только сильней прижал меня к себе.
   -А у тебя были сомнения? - грубо спросил он.
   -Да... нет, с чего бы? Просто она же соплячка еще! - Натали так о моей нравственности печется, слезу пустить можно.
   -Старушка, шла бы ты лесом - все же не сдержалась я.
   -Что?! Да как ты смеешь?! Ник, скажи что-нибудь - теперь еще и Нику достанется.
   -Что-нибудь. Эй, Кир, хватит обнимать малышку, она скоро задохнется - Кирилл наконец соизволил обратить внимание на то, что я скоро синеть начну от нехватки воздуха и отпустил меня.
   -Айс, я не специально! - начал он.
   -Ага, бывшую ты тоже случайно... кулаком задел - тихо пробубнила я, но похоже Кира услышал, хотя виду не подал.
   Парни обменялись приветствиями и Кира вдруг вспомнил о замаринованном мясе.
   Поскольку с кухней я не дружу, то помогать ему вызвалась Натали. Мы же с Ником пошли на задний двор, Кирилл сказал, что вечером будем жечь костер, а для него нужны дрова, а поскольку Пан и Лизка не скоро освободятся от 'брачных игр', дрова колоть пришлось Нику. Я была в качестве группы поддержки. Присев на пенек и наблюдая, как Ник заносит топор над первым поленом.
   -Ник, а зачем ты притащил Натали? - не выдержала я тишины и решила задать интересующий меня вопрос.
   -Чтоб он был занят - утирая первые капельки пота со лба ответил Ник.
   -Не поняла.
   -Что тут непонятного? Тебе бы однозначно не понравилось, что парень не оставляет ни на минуту тебя в покое, а Кира делал бы именно это. Теперь у него есть тот, кто отвлекает его внимание и ты можешь спокойно отдохнуть - нда, логика - железная.
   61
   -То есть ты это для меня сделал?
   -Не только, для нас всех, если Кира тебя тронет, Пан его на лоскутки порвет, а если Пан тронет Киру, уж прости, но я намну бока Пану. Расклад ясен?
   -Ясен - кивнула я. Но почему-то стало обидно - вот это настоящие друзья, а не то что у меня. Ни знакомых, ни друзей и никого я не забочу.
   -И чего ты притихла? Малышка, пойми, я не хотел тебя обидеть, просто не вижу смысла скрывать очевидное.
   -Да ты и не обидел, скорей указал на очевидные вещи. Просто, я не могу понять, чего вы ко мне прицепились - наконец озвучила я мысль давно мучившую меня.
   -Пан старался не афишировать, что знаком с тобой. Ни я, ни Кира не знаем почему. Но о тебе мы все равно догадались. Точней, о твоем присутствии где-то поблизости. Но никто и подумать не мог, что это ты. Видишь ли, мы думали, что ты старше Пана, но никак не младше. А когда он, ни с того ни с сего, окликнул тебя, первая мысль была, что он пошутил. Особенно Кира прибывал в ауте. Он знаешь ли, мечтатель, и слушая рассказы Пана, предвкушал незабываемое знакомство. Хотя, так оно и есть - знакомство было незабываемым.
   -Лучше б, его вообще не было - буркнула я.
   -Малышка, чего ты всегда такая злая, а? - Ник подошел ко мне и присел на корточки напротив.
   -Я вовсе не злая, просто не добрая - вспомнила я слова цитаты.
   -Просто будь поосторожней с Паном и Кирой, они нормальные ребята, конечно, с заскоками, но в целом - вполне адекватные. Но, что-то мне не нравится во всей этой истории.
   -Скажи, а Кирилл...
   Из глубины дома послышался шум и крики. Кричала Натали. Я испуганно взглянула на Ника.
   -Сиди здесь - произнес парень и побежал к дому.
   Ага, вот прям начала исполнять чужие команды. Тоже мне, дрессировщик. Я встала с пенька и тоже припустила к дому. Вдруг, они уже там труп Натали расчленяют? Кухню я нашла по крикам и запахам. Аккуратно ступая, прокралась за приоткрытую дверь и выглянула поглазеть на происходящее. Увиденное расчленением не было. Зато, выглядело странно. Натали сидела на диване вжавшись в спинку оного, и мелко тряслась. Кира рвался к Натали и, явно, не за любовными объятиями. А Ник сдерживал друга, держа его за плечи.
   -Н-ну ч-что я я так-кого сдел-лала? Всего лишь, предложила по дорожке на посошок -
   62
   указала Натали на стеклянный столик с белым пакетиком на нем. Он напоминал мне муку. Наркота?! Ну, ни фига себе!
   -Кира, ты что на каждую дуру или дурака теперь с кулаками кидаться будешь? Тебе истории с Ликой не хватило? Когда весь универ видел твое 'геройство'. Наркоманов везде полным полно. Хочешь бить кого-то? Начни с отца, но никак не с этой идиотки!
   -Да пошел ты! Эта сучка не просто предлагала, она подсадить меня на эту дрянь собиралась. Так, тварь?!
   -Успокойся, ты своими воплями соседей распугаешь - невозмутимо произнес Ник.
   -Ты что не понимаешь? ОНА В МОЙ ДОМ ПРИНЕСЛА ЭТО ДЕРЬМО! - если бы изо рта Киры капала слюна, он бы полностью соответствовал бешеному догу.
   -Хватит орать! Между прочим, Айс сидит на заднем дворе - это заявление несколько охладило пыл Киры. Что меня несказанно удивило, значит, я и вправду что-то значу для него.
   -Девочка, слышала меня? - более или менее спокойным голосом осведомился Кирилл.
   -Да и испугалась. Она и так после твоего коронного удара по лицу Лики, побаивается тебя, а если ты и с этой чего-нибудь сделаешь, то можешь о малышке и не думать - вот это манипулятор, уважаю! Кирилл сразу как то сдулся и устало опустился в кресло в паре метров от дивана.
   -Убери эту шмару от меня подальше и, чтоб в доме даже намека на нее не осталось - Ник кивнул и, схватив Натали повыше локтя, потащил из кухни. Я заметалась, спрятаться или убежать у меня возможности не было. Поэтому, я так и осталась стоять под дверью, тщательно прижавшись к стенки. И, о счастье, Ник меня не заметил. Они с Натали прошли мимо, только дверью слегка придавили меня, бедную.
   Я решила еще разок глянуть на Киру и пойти на улицу. Парень сидел в кресле с закрытыми глазами. На лице было выражение непередаваемой печали и злости одновременно. Я отвернулась и собралась на цыпочках пойти назад.
   -Я знаю, что ты там, иди сюда - прозвучал далекий от печального голос Киры.
   Я замерла в ожидании. А вдруг, он это просто так сказал, на понт берет или он это и не мне вовсе сказал, а я себя сдам? Но, спустя минуту услышала уже угрожающе:
   -Солнышко, или ты сама зайдешь или я подойду к тебе.
   Вздохнув, я низко опустила голову и вошла в комнату. Робкими шажками подошла к нему. Кира до сих пор не проявляя никаких признаков жизни, выбросил руку и цапнув меня ею уронил на себя. Глубоко вздохнул мне в волосы.
   63
   -Успокой меня - звучало как приказ-просьба. Вот только, как его выполнить?
   Я попыталась встать, но смогла лишь сесть Кире на колени. И поддавшись порыву прижаться к нему. Неуверенно провела рукой по его волосам, запустив в них пальцы. Кира обнял меня в ответ, обхватив своим ручищами мою спину. Его губы ткнулись мне в ключицу.
   -Что случилось? Почему ты на нее кричал? - спросила я тихим голосом.
   -Давай я расскажу эту историю тебе потом, сейчас я не готов - я подумала и кивнула, но не клещами же из него инфу вытягивать?
   -Ладно - кивнула я и сама не поняла, как поцеловала Киру в висок. Зато Кира что-то понял и теперь скалился во все свои тридцать два.
   -Ты - прелесть - всё еще улыбался парень, но внезапно он вскочил вместе со мной на руках.
   -Мясо! Блин, я забыл про мясо!
   Ник вернулся в гордом одиночестве спустя минут десять. Интересно, куда он дел Натали? Я, чтобы лишний раз не попадаться на глаза Кире, ушла в гостиную. Степа вызвался составить мне компанию. Ник о чем-то болтал с Кириллом. А Лиза, как и положено доброй девочке, осталась помогать накрывать на стол.
   -Что там у вас с Кирой? - спросил Степа, как только мы оказались одни.
   -Ничего - удивилась я его вопросу.
   -То есть, все эти ужимки стоит воспринимать, как явление само собой разумеющееся?
   -Да, что не так? Я, вроде, повода со мной разговаривать в таком тоне не давала. Вот, как придешь в себя, поговорим.
   Степа замолчал и стал усиленно думать, будто что-то крупномасштабное решал.
   -Прости, погорячился, но я волнуюсь за тебя - мягко улыбаясь мне, произнес Степа.
   -Да ладно, с кем не бывает!А у Кирилла со мной кошки-мышки. Только вот, я на роль мышки не особо подхожу - улыбнулась я.
   -Это точно, мне ты ёжика напоминаешь - задумчиво протянул Степа.
   -Ёжика - усмехнулась я. Значит, уже несколько мужчин считают меня Ежом.
   Больше мы не разговаривали о Кирилле, только о смешных историях из жизни Степы. Когда на столе было всё готово, нас соизволили позвать. Весело шутя, мы заняли наши места и не переставали спорить. Лиза взирала на горланящего друга с умиление, а парни с недоумением. Конечно, куда им понять, что маленькая девчонка может переорать всех и вся, просто сейчас сдерживается.
   -И часто они так? - спросил Кира шепотом у Ника.
   64
   -Пан говорит, что всегда. Их отношения строились на уважении и дипломатии врагов
   -Врагов?
   -Ага, поначалу они больше ругались и пакостили друг другу, чем дружили - усмехнулся Ник.
   -Ясно - усмехнулся Кира.
   -Всё! Хватит, я сказала, что я права, значит, я права! - Степа, как и в детстве, по-привычке надул щеки и замолчал.
   -Что это было? - неожиданно Кирилл оказался слишком близко ко мне и спросил прямо на ушко.
   -Ничего, вспоминали детство - ответила я.
   Кирилл только хмыкнул. Далее, обед потек более мирно. Примерно через час, я почувствовала, что если не прилягу на дневной сон, то просто упаду носом в тарелку. Не знаю, как, но Кира что-то заметил. И схватив, слабо упирающуюся меня, потащил куда-то в сторону. Оказывается, повел он меня в свою комнату.
   -Уж прости, но Пан с Лизкой уже опробовали комнату для гостей. Так что, придется тебе, прилечь здесь.
   -А как ты догадался, что я спать хочу? - вылетело у меня.
   -Просто. Ты же - ребенок. А дети спят после еды - и заметив злость, начинающую плескаться в моих глазах, рассмеялся - На самом деле, ты уже засыпала с открытыми глазами и слишком пристально смотрела на меня. Вначале я подумал, что ты, наконец, заметила мои небесные черты - я хихикнула, теперь Кира нахмурился - но, потом до меня дошло, что ты спишь с открытыми глазами.
   Сейчас Кира выглядел таким серьезным и заботливым, что я не выдержала и придвинувшись к нему обняла. Секунду он стоял, как громом пораженный, но затем обнял меня в ответ.
   -Ты, тот, кто мне нужен - ответила я на заданный еще утром, вопрос.
   Кирилл, вдруг, схватил меня за талию и приподнял над полом, так, чтобы мы могли смотреть друг другу в глаза.
   -Я не обижу тебя никогда, слышишь и никогда не брошу - приятные слова, в них хочется поверить.
   -Давай, без обещаний - попыталась я сделать наш разговор менее пафосным.
   -А я и не обещаю, я сказал и я это сделаю. Только не ускользай от меня, как мираж - и Кира поцеловал меня в шею, хотя нет, он поставил мне засос на шее, я стала брыкаться.
   65
   -Ты что, козел, творишь?! - закричала я, как только он меня отпустил.
   -Ставлю на тебе метку, чтобы никто не посмел подойти, когда меня рядом нет - вот гад!
   -Еще раз так сделаешь...
   -Я и не так могу сделать - усмехнулся Кира и опять стал целовать мою шею, но сейчас уже без засосов. Нежно и медленно.
   Я не заметила, как мы оказались на кровати. Точнее я, а Кирилл навис надо мной. Через минуту он оторвался от меня и улыбнулся:
   -А теперь спи. Приятных дневных сновидений, куколка моя - и он прикрыл дверь.
   Я удивленно хлопала глазами с минуту, а потом только рукой махнула и откинулась на подушку. Спать всё равно хотелось, так что я провалилась в сон.
   Проснулась я весьма неожиданно, просто села на постели. Пригладив волосы со сна и уповая на то, что губы и глаза не опухли, я вышла из комнаты. Мельком глянув на настенные часы: спала я всего минут тридцать. Недолго раздумывая, я пошла в ту сторону, откуда раздавались голоса. Чем ближе подходила, тем четче слышала Кирилла и Ника.
   -Ну что ты о ней знаешь? - задал вопрос голос Ника.
   -Много чего - буркнул в ответ Кирилл.
   Мне, как и всякой девушке стало любопытно, поэтому недолго думая, я притаилась у полуприкрытой двери.
   -Да? Знаешь, где она живет? Знаешь, с кем она живет? Что любит? Что терпеть не может? Почему в ее возрасте учится в универе, а не в школе? Ну, на какие из перечисленных вопросов ты знаешь ответ? - проговорил с нажимом Ник.
   От моего стремительного появления ребята вздрогнули, признаться, я сама от неожиданной решимости, чуть не упала.
   -Живу я на улице Маркса вместе с братом, люблю одиночество и тишину, не терплю людей в целом и по одному, учусь в универе, потому что слишком быстро усвоила школьную программу. Я ответила на перечисленные вопросы? - скорей утвердительно, чем вопросительно сказала я.
   Кирилл опомнился первым и тут же, подскочив ко мне, крепко прижал к груди.
   -Ты чего встала, солнышко? И не отвечай на его глупые вопросы. Тараканы Ника лишь его проблема.
   -Тараканы, значит! А как совершишь очередную дурость, так: 'Ник, почему ты меня не остановил?'. Сам себя для начала останови! - впервые увидела, как Ник сорвался на крик и
   66
   чеканя шаг вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
   -Чего это он? - все же спросила я.
   -Не бери в голову. Бывает - вздыхая мне в макушку глухо произнес Кира - а чего это одни маленькие девочки не спят в кроватке?
   -Проснулась и больше не хочу - сама удивляясь, как тон стал капризным.
   -Тогда пойдем поиграем во что-нибудь?
   -Во что? - оживилась я.
   -Прятки?
   -Шахматы? - одновременно предложили мы.
   -Айс, ты умеешь играть в шахматы? - изумленно глянул на меня Кира.
   -Ага, всегда в школе участвовала в соревнованиях по шахматам - призналась я.
   -Тогда самое время определить кто лучше в нашей паре играет - и Кира, азартно поблескивая глазами, повел меня к столику, на котором я и заметила доску для предложенного вида игры.
   Что я могу сказать? Степа с Лизой оттаскивали нас от доски. Мы играли уже часов пять. Играли мы только первую партию. На доске тоскливо стояло два короля и ферзь с конем. Конь был мой, ферзь - Киры. Выиграть нам другу у друга не удавалось. Ничью признать - тоже ни один из нас не был готов. Первым не выдержал Степа.
   -Если ты Айс, не встанешь и не пойдешь к машине, то я уеду без тебя и тогда играй хоть до утра - я скосила глаза на Киру, и поняла, что парень именно этого и добивается, а вот фиг!
   -Ладно, я признаю проигрыш, но вовсе не потому что проиграла, а потому что мне надо уходить. Вот, если бы мы играли у меня...
   -Приглашаешь? - ухмыльнулся Кира.
   -...То, я бы выиграла, рано или поздно. Ну а так, это нечестно - закончила я свою сбивчивую речь и подняла с кресла, чтобы тут же рухнуть в него. Ноги нещадно затекли от моего сидения без движений. Кира понял всё без слов и, вытащив меня из кресла, предупредил:
   -Я донесу тебя до машины и не сопротивляйся - какое там! Я и сама понимаю, что вряд ли дойду, ни разу не упав.
   Кира осторожно поднял меня, заставив носом уткнуться в грудь, прижав лицо к теплой рубашке парня. У Степкиного красавца нас уже ждала Лиза. Она сразу же запричитала и как только меня усадили, стянула кроссовки, начав массировать ноги от голени и до пяток. Было неприятно, ноги покалывали тысячи иголок, но зато я стала чувствовать свои конечности. Кира поскребся снаружи и я приоткрыла окно.
   67
   -Я позвоню через полчаса, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке. И я хочу завтра за тобой заехать - заявил он без перехода.
   -Извини, но меня брат в универ отвозит. Так что, не стоит - Кира показательно вздохнул, но кивнул.
   -Ладно, тогда до встречи в институте - и поцеловав меня в щеку, которая слегка выглядывала из окна. Пожав руку Степе и махнув Лизе на прощание, отошел к крыльцу. Наверное, он сегодня здесь останется. На секунду мелькнула мысль, как было бы хорошо остаться с ним. Но, я сама смутилась ей и поскорей загнала подальше. Степа сел и завел мотор, мы сорвались с места, я обернулась и смотрела назад до тех пор, пока большой дом Киры не стал маленькой точкой на горизонте.
   Степа домчал меня до дому, до хаты минут за двадцать, что, учитывая расстояние, было весьма быстро. Поблагодарив друга и сама подставив щеку для поцелуя, я обнялась с Лизкой и пошла к дому, где уже горел свет. Взглянула на часы, которыми светился экран мобильника поняла, что уже полдесятого и у меня тридцать семь непринятых вызовов от брата.
   В голове всплыла идея погулять еще, всё равно скандала не избежать. Но я ее решительно отклонила. Чего мне бояться? Я уже давно привыкла к нашим стычкам. Так, воинственно настроенная, я вставила ключ в замок и повернув его открыла дверь. Брат вышел в коридор не сразу, только когда я стала разуваться. Его лицо выражало два чувства, облегчение и злость.
   -Вот, скажи мне, зачем тебе был куплен мобильник? - стараясь сдержать ярость, осведомился Денис.
   -И тебе доброго вечера, брат. Да, признаю, я не слышала звонков, только сейчас когда на время посмотрела увидела сколько пропущенных у меня от тебя - постаралась я говорить виновато.
   -Боже, Айс, ты в могилу меня сведешь - брат стремительно приблизился и крепко обнял меня, отрывая от пола. Примостил на трюмо, заставив опереться спиной о зеркало, сам же, продолжая обнимать меня, устроился между разведенных ног. Поза была довольно неприличная для парня и девушки, но мы же родственники, тогда почему мои всегда прохладные щеки сейчас горят огнем?
   -Денис, что ты делаешь? - попыталась я отодвинуться от брата максимально далеко.
   -Ничего, я просто так волновался! Боялся, что с тобой что-то случилось, я бы не пережил, если бы это оказалось так. Любимая моя... сестренка, Айс, не смей меня больше так пугать - бормотал брат мне в волосы, но на последней фразе он откинул локоны с шеи и...
   68
   -Э, Денис, я всё могу объяснить - начала было я, когда увидела расширенные глаза брата.
   -Что это?! - голос Дениса звенел от ярости, как до этого звенел от нежности.
   -Ну, отметина - нашла я самое безобидное слово.
   -Нет, это засос! И кто посмел тебе такое украшение оставить на память?! - рыкнул брат.
   -Мой парень - выпалила я, в конце концов, что в этом такого? Девушки в моем возрасте часто технически уже не девушками бывают. А тут засос какой-то! Я же даже не целовалась с Кириллом.
   -Твой, кто? Прости, не расслышал - елейным голосом осведомился Денис и стиснул меня сильней, почувствовал, как я пытаюсь извернуться.
   -Парень! Бойфренд, друг... Как хочешь назови. Да отпусти ты меня! - предприняла я очередную неудачную попытку выбраться.
   -И сотворил он это, когда штаны с тебя стаскивал?! - не сдерживаясь, заорал брат.
   -Мы даже не целовались, понял! Он просто хочет, чтобы все знали, что я - его девушка - а глаза навернулись слезы, от унизительной позы и слов.
   -Значит, вот как. Ну что ж, сестренка, я тогда тоже хочу, чтобы все знали, что я - твой брат - и пока я ничего не поняла, Денис быстрым движением втянул губами мою кожу на шее с другой стороны от отметины Киры. Я дернулась и закричала.
   -Денис! Идиот, прекрати! - но брат отстранился только, когда шея начала ныть.
   -Всё, теперь я несколько доволен - усмехнулся брат и тут же растерялся, я заплакала, по щекам катились кристаллики слёз - Айс, сестренка, ну хочешь отомсти мне в ответ - выпалил Денис.
   -Как? - чудом не заикаясь, спросила я.
   -Вот, можешь укусить или так же оставить синяк - ответил брат подставляя шею.
   -Дурак? - с сомнением взглянула я на него.
   -Нет, давай, ну же, я только что поступил с тобой некрасиво, теперь твоя очередь - и я подумала, как он станет отчитываться за такую метку перед своими многочисленными любовницами? Или как он ее скроет на работе от клиентов. И уже не задумываясь прикоснулась губами к его шеи. Брат вздохнул и сам сильней прижал мою голову к своей шеи.
   -Ну же - хрипло поторопил он.
   Я сначала поцеловала его мягкую, пахнущую одеколоном и немного пеной для бритья шею. А уж потом смачно поставила брату засос, еще и прикусив кожу. Денис как-то странно всхлипнул и прижался ко мне еще сильней, хотя куда уж сильней? Одна его рука покоилась на
   69
   моем затылке, не давая отстраниться, а другая - чуть выше поясницы. Наконец, я отпустила его кожу и, не удержавшись, сделала то же, что и он неделю назад, лизнула его кончиком языка. Денис застонал и я в испуге порывисто отстранилась. Неужели я сделала ему больно?
   Глаза Дениса ничего не выражали, их будто пеленой заволокло. Я нерешительно тронула его щеку пальцами, которые были тут же перехвачены. Теперь брат смотрел на меня пристально и с каким-то огнем в глубине зрачков. Тяжелый вдох, он не дышал, пока я издевалась над его шеей!
   -Ну почему? Почему всё так? - целуя мои перехваченные руки, шептал брат.
   -Как? - пискнула я, понимая, что я ничего не понимаю.
   -Маленькая моя, почему всё не может быть по другому? Почему именно ты? Именно с тобой? Айс... Мне так нравиться произносить твое имя, перекатывая на языке. Айсир... девочка моя - хрипло говорил он.
   Не знаю, отчего, может от нежных слов? А может, от ласковых прикосновений? Но я обняла брата, освободив руки, за шею, обвила его торс ногами. Мне хотелось, чтобы прекратилась та боль, что жгла его. Хотелось, помочь ему, сделать что-то для него. Я даже не поняла, как оказалась поднята сильными руками и как коала обхватившая ствол дерева я повисла на Денисе. Он целуя мое лицо, понес меня в спальню. Я не сопротивлялась, когда он уложил меня а своих шелковые простыни и сам лег рядом.
   -Мне надо принять душ и переодеться - чувствуя, что пахну гаревом, мясо-таки подгорело слегка, и бензином Степкиной феррари, прошептала я.
   -Не надо ты сладко пахнешь, костром, свежестью и детским мылом - перечислил Денис, крепко удерживая меня.
   Но через секунду я почувствовала, как брат отстранился и стал приподнимать меня. Вначале подумала, что он решил-таки отпустить меня в ванную, но нет. Братик стал стаскивать с меня кофту, под которой была белая футболка. А затем расстегнул и снял штаны вместе с носками, оставив лишь трусики в форме довольно скромных шортиков.
   -Теперь можно не переодеваться - прокомментировал брат, опять обнимая меня, сам он остался в легких домашних штанах и майке-боксёрке.
   Он легкими поцелуями стал осыпать мои руки, плечи, шею, лицо. Я жмурилась от ласки и думала, что брат слишком нежен со мной, но я рада такой нежности. Его поцелуи дарили чувство тепла и тихого счастья. Но я слишком устала за сегодняшний день, поэтому вскоре стала засыпать под его губами.
   -Айс, любимая - уловила я последнее, а потом провалилась в сон.
   70
   Глава 6.
   Она была красивою и юною,
   Такой чистой, как капля росы.
   Её душа переливалась струнами,
   Она верила в знаки и сны..
   В её глазах тонули очень многие,
   Камнем вниз их тянуло до дна..
   Дрались за неё демоны и боги, но
   Неприступной осталась она.
  
   А её сердце тук-тук-тук стучит, быстрей!
   Когда, она лишь думает о нём..
   Ведь так хотела стоп-стоп-стоп сказать себе,
   Свои чувства спрятать за замком..
   А её сердце тук-тук-тук стучит, быстрей!
   Когда, она всё смотрит ему в глаза..
   Уже не в силах стоп-стоп-стоп сказать себе,
   Она бесповоротно влюблена!
  
   Денис.
   Я задрал маячку Айс и и стал обцеловывать впалый животик, проводя языком по впадинке. Осмелел я, когда понял, что сестра спит глубоким сном. Сегодня был ужасный и прекрасный день одновременно. Вот только я никак не могу определиться, что можно отнести к ужасному, а что - к прекрасному.
   Если бы не дела, отвлекшие меня от самого дорогого - сестрёнки, я бы не допустил засоса на шее и 'бойфренда'. Но если бы не это, Айс бы не допустила меня к себе так близко. Сегодня я целовал ее почти так как хотел и столько сколько хотел. Но приходилось постоянно сдерживаться, отчего низ живота превратился в камень и ныл.
   Вчера я понял, что не в состоянии с собой бороться. Просто не смогу... Инцест - само слово звучало для меня грязно и неправильно. Я, благодаря всемирной сети, узнал достаточно. Чтобы понять, что всё катиться именно к нему. Но желание обладать Айс было не столько физическим, сколько душевным. Я хотел, чтобы она тоже любила меня, не как брата или не только, как
   71
   брата. Боялся и хотел этого одновременно.
   Сегодня утром я вдруг понял, что хочу просыпаться и засыпать с ней рядом, хочу готовить ей завтраки, одевать ее и раздевать, видеть каждую ее гримасу, видеть ее улыбки, адресованные только мне, чувствовать как начинает стучать быстрее ее сердечко от моих взглядов и прикосновений, ощущать робкие прикосновения и смущенные поцелуи в ответ, защищать и оберегать ее от ошибок. Стать для нее если не всем миром, то хотя бы островком стабильного счастья.
   Я так увлекся, что почти спустил трусики Айс, только не хватало напугать спящую сестрёнку! Я поправил ее одежду и опрометью кинулся в ванную, чтобы сестра по утру не дай Бог не увидела 'следов' моей любви к ней.
   Вернулся я более спокойным, но стоило глянуть только на полуобнаженную Айс и желание опять начало подниматься. Нет, я не должен ее напугать, пусть привыкнет к моим прикосновениям, поцелуям, воспринимает их, как норму. Айс должна сама хотеть этих ласк, неосознанно тянуться к ним.
   Боже, какой я урод! Я ведь, как паук заманиваю ее в свои сети. Взрослый извращенец! И кого? Свою сестру, несовершеннолетнюю сестру! Но, все моральные мысли вылетели, когда Айс, спавшая до этого на животике, перевернулась на спинку. Ее маячка окончательно задралась, открывая полушарие грудей и слегка приоткрывыя кромку розовых сосков. Я непроизвольно задержал дыхание. Никто не знает, чего мне стоило, подойти к спящей сестре и отдернуть майку, а затем лечь рядом. Но я прошел это испытание и постарался уснуть... Что мне удалось, только после повторного похода в ванную и пары часов фантазий где главной мечтой была Айс...
   Утром, как ни странно, я проснулся раньше Айс, хотя и засыпал уже на рассвете. Айс спала у меня на груди. Ее ручки и ножки оплетали меня как ветви лозы. Тихое посапывание щекотало грудь. Я старался не засмеяться от щекотки. Но не выдержал и прыснул. Айс дернул головой, приподняла личико, такое невинное со сна и плавающим, ставшим привычным для меня взглядом, обвила комнату:
   -Уже утро? - хриплым спросонья голосом поинтересовалась она.
   -Да - улыбнулся я.
   Айс зевнула, высунув свой розовый язычок, опустила голову и поцеловав меня в напрягшийся от ее дыхания сосок, потерлась щекой снова засыпая. Я так и не разобрал, когда сестра целовала меня, не проснулась ли она до конца или же Айс сделала это сознательно?
   72
   Первый вариант был вероятней, а второй приятней. Додумать я не успел, Айс потерлась животиком о мой пах и этого было достаточно, чтобы я, быстро переложив сестру на кровать, отправился в ванную. Если так пойдет дальше, я смогу смело пережить второй раз гиперсексуальный возраст.
   Из ванны я вышел только через полчаса и решил, что пора будить Айс. Решил, сделать это самым приятным способом. Подойдя к кровати стал нежно водить губами по ее личику. целуя и шепча, что пора вставать, сначала Айс никак не реагировала, но потом стала отвечать редкими поцелуями на мои.
   -Изверг - застонала она открывая глаза - ладно, я проснулась.
   -Тогда пойдем купаться - подхватывая на руки безропотную сестрёнку произнес я и понёс ее в душ.
   Но перед дверью меня ждал, ожидаемый облом, сестрёнка потребовала, чтобы ее поставили на ноги и захлопнула у меня перед носом дверь. Охотничий азарт требовал подсмотреть за ней в замочную скважину, благоразумие уверяло, что детство давно прошло и надо идти готовить завтрак. Любовь Андреевна заболела и сегодня не вышла. Так что, я опять взялся за готовку.
   Айс появилась на кухне, спустя минут пятнадцать. Мягко ступая подошла ко мне, колдовавшему у плиты и, обхватив меня ручками за талию, залезла под руку глянуть, что я такого готовлю. Готовил я горячие бутерброды и взбитые сливки с кусочками фруктов. Чмокнул ее в макушку и отправил одеваться. Смотреть, как она бегает в халате было выше всяких сил.
   Вернувшись на кухню сестрёнка категорически отказалась есть, разве, что кофе решила попить. Ага, щас! Я, не слушая криков и протестов, усадил ее на колени и стал насильно кормить, кажется, у нас входит это в привычку. Судя по довольной мордочке сестрички, ей это нравится. А уж как мне это нравится - не передать. Обнимая, целуя в щечки и носик я кусочек за кусочком скармливал сестрёнке завтрак. Но, всё хорошее когда-нибудь кончается и завтрак тоже подошел к концу. Вытерев губки Айс от сливок пальцем, я спустил сестрёнку с колен и пошел одеваться на работу.
   Айс привычно ждала меня у машины. Я не удержался и подойдя опять обнял ее.
   -Я люблю тебя - специально решил не добавлять 'сестрёнка', хотел проверить реакцию.
   -И я люблю тебя, братик - полоснуло по сердцу, опять "братик". Как же я хочу, чтобы она никогда не произносила этого слова. Я не ее 'братик', я мужчина, влюбленный в нее!
   -Айс, так хочу тебя поцеловать - кинул я пробный камень.
   73
   -Целуй - и она подставила личико зажмурив глазки. Только что губки трубочкой не вытянула. Я засмеялся и быстрыми поцелуями покрыл все ее личико, 'клюнув' пару раз в сахарные губки.
   -Поехали, а то опоздаем - выдохнул я наконец.
   Айс довольная села в, предварительно открытую для нее, дверь. А я тщетно пытался прикрыть пальто свое возбуждение.
   Всю дорогу до института Айс мурлыкала, известную только ей, мелодию себе под нос. Я же, не спешил начинать разговор, думая только о ее губках.
   -Ладно, до вечера - улыбнулась сестрёнка, когда машина плавно затормозила у корпуса. Развернувшись ко мне, быстро поцеловала в щеку и побежала к зданию.
   Наверное, мне следовала сразу уехать, но я сидел и глупо улыбался, пока меня не перекосило: Айс не просто побежала к корпусу, она побежала навстречу к смутно знакомому парню, который подхватил ее на руки и закружил в воздухе. Прищурившись, я понял, кто этот урод, обнимающий только мою девочку - Кирилл Орлов. Что ж, трогать пацана я не стану, не хочу настраивать против себя Айс, а вот с Орловым я пообщаюсь, пусть разъяснит сыну, что не стоит тянуть руки к чужому, так можно и ноги протянуть!
   Орлов, как ни странно согласился встретиться почти сразу. Хотя, если бы мне намекнули, что дело касается близкого для меня человека и я бы не раздумывал. К тому же Орлов хотел взглянуть на новый товар, отчего не совместить бизнес и личное? Договорились встретиться у одного из моих ангаров. Вчера, как раз прибыли новые девочки и парочка пацанов - спец заказ.
   Орлов скривился при виде товара. Он любит построить из себя поборника морали. Но бизнес есть бизнес. Пока существует спрос, будет существовать и предложение. К тому же, товар у меня отменный. Все как на подбор свежие, красивые и главное - здоровые. Как правило, выписываю я живой товар из стран, мало знакомых с понятием "прогресс". Только там минимальный процент "спидозных" и с другими венерическими болячками, а "нариков" - вообще, раз-два обчелся. Да и большинство клиентов любят покупать невинных или целок, как говорят в простонародье. А таких, по "великой и могучей" найти невозможно. Только, если клиент не "ценитель" совсем юных девочек.
   Так что, сколько бы Орлов не кривился, а взял он чуть меньше половины партии, такими темпами другим покупателям ничего не достанется.
   -А теперь, говори по какому вопросу ты меня в действительности позвал? - резко сменил тему о кризисе на насущную Орлов.
   74
   -Всё просто, твой сын учится в одном заведении с моей сестрой - тоже перешел я на 'ты', раз без церемоний, то без церемоний.
   -И что в этом такого? - удивился Орлов.
   -То, что он решил тесно пообщаться с моей сестренкой, а я против - резко ответил я.
   -Но они оба довольно взрослые люди - начал было Орлов.
   -Может твой сынок и взрослый, а мое сестре только пятнадцать и у меня нет никакого желания видеть рядом с ней твоего мальчика - или любого другого, хотелось добавить, но я промолчал.
   -Постой, но если девочке всего пятнадцать...
   -Она умная девушка, но твой сын мне не нравится в качестве ее молодого человека, советую самому с ним разобраться, иначе это сделаю я - стараясь, что бы мои слова не звучали как явная угроза, произнес я.
   -Хорошо, я поговорю с ним - поняв мой намек, кивнул Орлов.
   -С Вами приятно иметь дело - перешел я опять на официальный тон.
   -А мне -то, как приятно - хохотнул Орлов и направился к машине, а я упаковывать его товар в газель. День начался неплохо.
   Вот только раздражали звонки Марины. Мы вроде все решили, когда расставались. Она предложила мне выбрать из двух: или она, или Айс. Я, конечно, выбрал сестру, возможно, еще месяц назад я бы колебался, хотя вряд ли, уже тогда Айс была родной и близкой, только именно так, как и должно быть между родственниками. А теперь, всё стало намного сложней, но одно точно - я никогда не откажусь от нее. Марина же, понимать меня отказалась, но сейчас она постоянно звонит и пытается встретиться. Вот, только зачем? Всё и так сказано и менять я ничего не стану.
   Я решил сегодня не ездить в офис. А заняться вплотную своими реальными делами. Последние пару месяцев мэр, как с цепи сорвался, желая накрыть всех наркодилеров. Я, в его списке не значился, но вот мое подставное лицо возглавляло перечень самых разрабатываемых распространителей по области.
   Я, конечно, был горд в некотором роде, что меня так высоко оценили. Поскольку первоначально и до сих пор, основным моим товаром являются люди и оружие. И я никогда не считал, что мой бизнес ужасен. Есть занятия похлеще. Я не убиваю и не ворую. Да и оправдываться я не стану. Работа есть работа. Пока будет спрос, будет и предложение - мне эту мораль вдолбили еще на первом курсе экономического. И я по сей день опираюсь на нее.
   75
   Хватило пары звонков, чтобы мне клятвенно пообещали, что мэра урезонят. Пришлось также договариваться с местной братвой, они ребята тупые, но с понятиями. Так что, несколько девочек, водка и пара пушек и у моего бизнеса появилась постоянная "крыша".
   За делами я и не понял, как быстро пролетело время. Пора было забирать Айс. Она, как и обычно, ждала меня у ворот. На секунду я залюбовался одинокой фигуркой. Такая маленькая и милая девочка - вся моя. Я подъехал и вышел из машины. Айс тут же подошла ко мне и 'клюнув' в щеку собралась сесть в машину. Но, я не был готов так сразу разорвать объятия. Поэтому крепко прижав ее к груди, я стал ласково гладить, почти сразу расслабившуюся спинку, своей малышки.
   -Как дела, сестренка? - шепнул я.
   -Всё в порядке. Семинар сегодня был, меня похвалили. Натали перестала ко мне цепляться и остальные тоже - глухо отчиталась Айс.
   -Почему такая невеселая? - удивился я.
   -Не знаю - подняла сестра на меня глаза - плохо мне что-то.
   Я машинально притронулся губами ко лбу Айс.
   -Малышка, да ты горишь! - лобик сестренки пылал - а ну-ка, в машину быстро!
   -А куда мы? - вдруг спросила сестра, когда мы выехали на проспект.
   -В больницу - коротко ответил я.
   -Не хочу в больницу! - запротестовала Айс.
   -У тебя высокая температура. Надо ехать в больницу - попытался объяснить я.
   -Это обычная простуда. Я не хочу в больницу! Ну, пожалуйста! - посверлив с минуту сестру взглядом, которая смотрела на меня жалобными глазками. Я обреченно кивнул и свернул в сторону дома.
   -Спасибо - благодарно, кивнула она.
   Мы заехали в аптеку обзавелись жаропонижающим, антибиотиками, компрессом и градусником, который я сразу же сунул сестрёнке, чтобы точно знать ее состояние. Температура уверенно держалась на 38.2.
   Оказавшись дома, я раздел и уложил Айс под одеяло в своей спальне, сестра не сопротивлялась только потому, что была не в силах. Ее клонило в сон. Заварив ей чаю, нацепив копресс и дав жаропонижающее, я оставил Айс на время в покое. Правда, долго не выдержал и лег рядом. Сестренка сразу же скатилась мне под бок. Притянув ее к себе, я обнял Айс. Жар стал спадать. Но, сестренке надо было что-то поесть.
   76
   Сварив легкий супчик я пошел будить мою девочку. Айс, пока я готовил, успела раскрыться и стянуть с себя футболку, в которой спала. Я никогда раньше не видел малышку обнаженной, да, оставались трусики, но они немного скрывали. Грудь у малышки была идеальной формы. С слегка розовыми сосками. Небольшая, она размеренно вздымалась при вдохах и выдохах сестры. Я понял, что начинаю сходить с ума и резким движением накрыл сестру одеялом.
   Айс не проснулась, я наклонился над ней и поцеловал лобик, затем носик, щечки, губки. Сопровождая свои действия ласковой просьбой: 'Маленькая вставай'.
   Вначале девочка только нос морщила, но минут через пять ее губы также целовали меня. Оставляя без внимания лишь мой рот. Я опять стал возбуждаться. Но старался не подавать виду. Потом всё-таки вспомнил о цели своего визита и отнес Айс на кухню, предварительно одевая футболку на законное место и закутывая девочку в халат. Усадив ее на колени, взял ложку и начал кормить.
   -Я больше не могу - простонала Айс, когда я решил сунуть ей ложку, "за внучатого племянника мамы".
   -Ладно, тогда пей таблеточку и возвращайся в постель, отдыхать.
   Айс послушно проглотила таблетку. И я также, как и принес, отнес ее в комнату. Сестренку начало знобить. Температура опять стала подниматься.
   -Ты такой горячий - прошептала Айс прижимаясь ко мне.
   -Сейчас согреешься малышка - пообещал я, забираясь вместе с сестренкой в постель.
   Айс прижалась ко мне и стала потихоньку приходить в себя.
   -Никогда не думала, что болеть так неприятно - призналась она, перебирая пряди моих волос упавших на висок, я перехватил ее ручки.
   -А что? Раньше ты не болела? - удивился я.
   -Неа, болела, только когда была совсем маленькой. Не помню, каково это?
   Я стал целовать почти детские ладошки, с аккуратными ноготками. Может потому, что на ногтях не было лака, но мне казалось ,что я держу ручки ребенка.
   Сестренка заснула спустя десять минут. Она более или менее согрелась и теперь старалась откатиться от меня. Я улыбнулся и только тут вспомнил, что кормил Малата последний раз утром. Вот недотепа!
   Малата долго искать не пришлось, он обнаружился на кухни в углу под батареей. Почувствовав себя скотиной, я быстро согрел молока и сунул его ёжику. Тот только фыркал поначалу. Но, спустя минуту, уже исправно пил. Накормив ёжика, я вспомнил о нескольких
   77
   отчетах и прикрыв дверь в спальню, где спала Айс, я ушел в свой кабинет.
   От работы меня оторвал требовательный звонок в дверь. Я машинально взглянул на часы. 11:37 - кто бы это мог быть? Я никого не жду, сестра вообще ни разу не принимала здесь гостей. Может, адресом ошиблись? По привычке открыл не глядя и тут же был наказан за свою беспечность. На пороге стояла Марина.
   -Привет, не пригласишь войти? - как-то заискивающе, улыбнулась она.
   -Что ты здесь делаешь? - вместо ответа хмуро спросил я.
   -Да так, шла мимо, думаю, дай зайду, по старой дружбе - Марина всё-таки протиснулась в холл.
   -Марин, что ты хочешь? Нам больше не о чем гово...
   -Кто-то пришел? - мой заспанный "котёнок" вышел в коридор, видимо, ее разбудил звонок.
   -А, теперь, понятно, нашел себе новое развлечение - резко вышла из образа бедной родственницы Марина. Надо заметить, что до сегодняшнего дня каким-то чудным образом Марина не пересекалась с Айс и даже не видела ее.
   -Ты зачем встала с постели, иди назад! - не обращая внимание на экс-девушку, командным тоном сказал я Айс.
   -Я проснулась, тебя нет, услышала голоса и пришла - ответила еще непроснувшаяся и болеющая сестра.
   -Да как ты смеешь, прошмандовка?! - вдруг закричала Марина, пытаясь кинуться на Айс. Но я быстро перехватил ее и крепко прижал спиной к груди.
   -Сама такая - надула по-детски губки сестренка.
   -Маленькая моя иди в кровать, тебе лежать положено - заметив упрямые огоньки в глазах, добавил более властно - Айс, марш в постель!
   Подействовало, сестра развернувшись и громко сопя пошла назад. А Марина застыла приоткрыв в изумлении рот.
   -Что, язык проглотила? - усмехнулся я.
   -Она - твоя сестра? - все еще прибывая в шоке, поинтересовалась Марина.
   -Да, она моя сестра, которая заболела и устала. Так что, Марина, сворачивайся и иди куда шла.
   С этими словами я выпроводил настырную девицу, громко лопнув дверью и вздохнув от облегчения.
   Ночью сестре становилось то хуже, то лучше. Я не мог отойти от нее. Сестренку бросало в
   78
   жар, а потом в холод, мне приходилось постоянно укрывать ее. Но, к утру температура вроде бы нормализовалась, Айс перестала беспокойно ворочаться и задышала ровней. Успокоенный этим, я оторвал от сестры пристальный взгляд и пошел на кухню, надо было приготовить ей что-нибудь, да и самому не мешало поесть.
   Телефон зазвонил когда я наливал сок. Звонил Орлов.
   -Мой сын едет к тебе - без церемоний произнес он.
   -С чего бы? - удивился я.
   -Всё дело в твоей просьбе, я поговорил с ним.
   -И после этого твой сынок решил выяснять отношения со мной?
   -Нет, ты же помнишь историю с его младшим братом?
   -С твоим сыном?
   -Этот ублюдок не был моим сыном. Но, тебя не должны заботить проблемы моей семьи. Кирилл, тогда всю вину переложил на меня и на наркоту.
   -Ты бы еще во всеуслышание о моем бизнесе потрепался - начал злиться я.
   -Короче говоря, не знаю как и от кого, но он знает, что именно ты сбывал мне товар, а после моих слов о твоей сестре, он понял что речь шла о тебе. Оказывается, Кирилл и не подозревал, с кем он общается - на последних словах Орлова в двери настойчиво позвонили.
   -О, вот и пожаловал твой отпрыск, сейчас поговорю с ним по душам - и, не слушая больше, что-то кричащего в трубку Орлова, пошел открывать.
   На пороге, как я и ожидал, стоял Орлов-младший. Весь его вид говорил о том, что парень ехал воевать.
   -Ну и? - как любит говорить Айс, поинтересовался я.
   Вести беседу со мной не пожелали, зато сразу бросились с кулаками. Я не успел отклониться и парень ощутимо двинул мне в челюсть. Оказывается, мальчик озаботился кастетом, благодаря которому и без того сильна рука приобрела стальную силу. Второй удар Кирилл нанести не успел, я отклонился, а вот третий попал в цель, поскольку я увидел выходящую в коридор сестру.
   Секунд пять Айс наблюдала за потасовкой ничего непонимающими глазами, а потом бросилась наперерез кулакам Кирилла, вставая на мою защиту. Кирилл метил мне куда-то в солнечное сплетение снизу вверх, видимо, Айс подошла слишком близко и не дала Орлову размахнуться. Парень удар остановить не смог, я же не успел отшвырнуть сестру, кулак с кастетом пришелся Айс по животу. Сестра, не удержавшись на ногах, полетела в мою сторону.
   79
   Я успел подхватить Айс не дав, ей упасть на пол.
   -Ты что наделал, придурок?! - заорал я, увидев широко распахнутые глаза сестренки, она пыталась ртом глотать воздух.
   -Айс - наконец, пришел в себя Кирилл.
   Но сестра никого не слышала, она неподвижно лежала у меня на коленях. Я задрал футболку и сам охнул от представшей мне картины. Пудовый кулак Кирилла оставил огромный отпечаток на маленьком животике, сейчас место удара наливалось лиловым цветом. Я четко осознал, что это не ушиб средней тяжести и лихорадочно стал шарить по трюмо, где оставил телефон. Но, безуспешно.
   -В Скорую звони! Слышишь?! - крикнул я, всё еще никак не реагирующему на происходящее Кириллу.
   -Скорая? Да-да, Скорая - опомнился парень и стал набирать на мобильнике номер.
   Пока этот идиот общался с медиками, я, стараясь не двигать сестру, понимая, что у нее могут оказаться внутренние ушибы и кровотечения, пытался ее успокоить.
   -Айс, девочка моя, посмотри на меня, ну же не закрывай глазки - видя, что сестра начинает терять сознание, попытался я это остановить.
   Но Айс закатила глаза и провалилась в обморок. А через пару минут приехала Скорая, врачи суетливо стали перекладывать бессознательное тельце на носилки.
   Ни меня, ни тем более Кирилла, в машину Скорой помощи не пустили. Так что, я как был в спортивных штанах, майке и тапках - шлепанцах, сел в машину и погнал вслед за Скорой в третью городскую больницу.
   Уже в приемной увидел Кирилла. Значит, этот урод приехал раньше меня! Врачи и медсестры косились на нас и перешептывались. Конечно, два встрепанных мужика, орущие на врача. А орали мы потому, что ничего конкретного нам сказать о состоянии Айс не желали.
   -Если с ней что-нибудь случиться, я тебя закопаю и папа не поможет - флегматично предупредил я сидящего рядом Кирилла.
   Нам всё же соизволили сказать, что с Айс. У сестренки внутреннее кровотечение и ушибы органов, а также апоплексия яичника - внутренние разрывы яичников. Теперь сестру оперировали, мы уже полтора часа ждали у операционной, сидя на корточках, поскольку в "родных" больницах даже стулья не предусмотрены.
   -Да пошел ты - огрызнулся, но как-то вяло, Кирилл.
   -Какого хрена ты затеял мордобой? После драки кулаками не машут - всё так же спокойно
   80
   поинтересовался я.
   -Ты, сука, моего брата в могилу свел! - повысил голос Кирилл.
   -Не ори, урод. Никого я в могилу не сводил, что я заставлял его? И вообще, это - *лять, реальность, а не сказка, где я - злодей. Чего ты добился? Навредил моей сестре?
   -А если и так? - вдруг блеснул глазами Кирилл. И тут я задумался, а что, если он не захотел останавливать удар и специально нанес его Айс.
   Дальше всё произошло на автомате, я даже не понял, как стал бить эту падаль. Мои удары сыпались один за другим, не давая опомниться противнику. Оттащили меня от окровавленного Кирилла медбратья. Причем понадобилось аж трое, чтобы уволочь меня от этого урода. Тварь, да я убью его! Не дай Бог, с Айс что-нибудь случиться. Закопаю, суку!
   Рожу Кириллу заштопали и настоятельно посоветовали не показываться мне на глаза. Советом парень видимо воспользовался и я больше его не видел. Заплатив главврачу, чтобы о инциденте не распространялись, я опять присел на корточки и стал ждать, по рукам ползла и падала на кафельный пол кровь с костяшек, да здорово я руки об этого говнюка разбил. Но медсестре трогать себя не дал. Само заживет. Главное сейчас - это сестра.
   Врач, оперировавший Айс, подошел ко мне, только спустя час. Его лицо ничего не выражало, отчего я еще сильней разнервничался.
   -Что с ней? Да не молчите же! - сдерживаясь, чтобы не схватить неразговорчивого врача за грудки, прорычал я.
   -Успокойтесь, Вашей сестре не грозит смертельная опасность. Ее состояние стабильно, я и мои коллеги сделали всё возможное, так что пациентка Стоцкая поправится - врач замолчал и я понял что это не всё, так и оказалось - но во время операции появились некоторые осложнения. Кровотечение было слишком обильное, поэтому предварительный осмотр не показал, что повреждены оба яичника. Нам ничего не оставалось, как вырезать их. Простите, но Ваша сестра никогда не сможет иметь детей.
   Наверное, я сполз по стенке, потому что мои глаза теперь видели только ботинки и штанины врача. Как такое могло случиться?!
   -К ней можно? - спросил я спустя минуту.
   -Да, сейчас Айсир приведут в себя после анестезии и Вы сможете к ней зайти, но только на пару минут. И прошу Вас, ничего не говорить ей пока. Ваша сестра в ближайшую неделю должна жить только положительными эмоциями - предупредил врач.
   'Ничего не говорить' - да что я могу сказать?! Что из-за одного тупого удара, она лишилась
   81
   возможности стать матерью? Или что в этом ударе, только моя вина?! А может то, что я сожалею?!
   Она лежала прикрытая одеялом, в тонкую ручку были вдеты иглы с капельницами. Синие круги под глазами, губы сжаты в тонкую линию. Айс уже не спала, свободная от игл рука сжималась и разжималась, реснички подрагивали.
   -Уйди - вдруг четко произнесла она, не открывая глаз.
   -Айс, это я...
   -Я знаю и я хочу, чтобы ты ушел - хлестнуло по сердцу ее требование.
   -Айс, девочка моя, что...
   -Просто уйди сейчас. Видеть тебя не могу - после этих слов по щекам сестры покатились слезы, она не всхлипывала, просто беззвучно плакала.
   -Cестра...
   -Меня выпотрошили! Понимаешь, выпотрошили! Думали, я не понимаю! А я теперь, как чучело без внутренностей! - в ее голосе не было никаких интонаций, такой тихий и безжизненный.
   Я не выдержал и бросился к ней, встал на колени у постели и стал целовать мокрое от слез лицо.
   -Сестренка, не плачь умоляю, кричи, ругайся, только не плачь и не прогоняй, прости меня, прости, маленькая моя - шептал я.
   -Ненавижу этот мир! Ненавижу этих людей! И тебя... - сквозь слезы бормотала она, неосознанно тянувшись ко мне. Я гладил ее по волосам, целовал мокрые глаза, шептал, как люблю ее и что не смогу жить без нее, а Айс всё твердила, что ненавидит жизнь. Не знаю, сколько мы пробыли вместе, но пришел врач и выгнал меня из палаты.
   Айс до выписки я не видел. Уж не знаю, что она пообещала медсестрам и врачу, но меня к ней больше не пускали. под предлогом, что пациентка слаба и не желает никого видеть. Через неделю я устал дежурить у ее палаты. Но, в больнице появлялся не реже двух раз в день. Спустя три недели ее выписали, меня в известность об этом событии поставили только, когда я приехал в больницу и застал пустую палату.
   Забрал ее, оказывается, какой-то неведомый мне дядя. Конечно, я подозревал, что это Петр Савин. И был абсолютно прав в своих подозрениях.
   На уговоры вернуться домой Айс не реагировала, поэтому я просто взял на руки брыкающуюся сестру и, не замечая криков Петра и его женушки, увез Айс домой.
   82
   Наши отношения после этого инцидента стали прежними. Она не разговаривала со мной, не реагировала на мое присутствие и опять стала пропадать по ночам. В институт Айс пока отказывалась идти и это всё еще больше усложняло. К ней часто заезжали двое парней: Степка друг детства и кажется, Ник.
   А еще пару раз была та самая Наташка, которая доставала Айс. Вначале, я ее на порог пускать не желал, но девчонка оказалась настырная. Айс, после ее визита, дня два хмыкала себе под нос. Но, потом опять стала всё игнорировать. А вот, когда Ната пришла во второй раз, я слышал рыдания, думал, что это Айс плачет, которая с того, первого дня после операции ни разу не заплакала. Но оказалось, что плакала Ната. Больше она не пришла.
   Со следующей недели Айс сказала, что пойдет в институт. Делает она это, по моему, только из-за желания не видеть меня. Но, даже это уже прогресс.
  
   Конец первой части.
  
  
   Вторая часть.
   Глава 1.
   У твоей любви девиз то вверх то вниз
   Не плачь, малыш, держись.
  
   Вот и всё, этот февраль для тебя одного
   Хочешь любить, но не знаешь кого
   Сердце стучит, как трамвай на мосту.
  
   Вот и всё, кажется крепко досталось тебе
   Слишком тяжёлый ходить по земле
   Так хочешь вспомнить из детства мечту. (Митя Фомин. Вот и всё)
  
   Утро создано для пыток неокрепшего организма. Кряхтя, я свесила ноги с постели. Утонув ступнями в ворсистом ковре. Ну ничего, до каникул десять дней. Буду опираться на это. Хотя, перспектива провести выходные дни с братом не особо прельщает. Но и идти в индивидуальное место пыток - институт, тоже желания нет.
   83
   Ворча на судьбу, я встала и пошла в душ. После него, жизнь обычно становилась более интересной вещью. Так и получилось. Холодная вода помогла прийти в себя.
   Моя жизнь круто изменилась, установив новые директивы, месяца два назад. Не скажу, что тогда всё было гладко и что я была лучше, чем сейчас. Но, два месяца назад я, хотя бы, ощущала себя живой. Сейчас я чувствовала только усталость. Иногда хотелось лечь и не вставать. Потому, что мне не для кого вставать, ходить, есть, пить, жить...
   Я сирота, не считая брата. Он мой единственный опекун и близкий по крови человек. А еще он - законченный мерзавец и подонок. Дело не в личной обиде. Просто, мой брат - торговец наркотиками, оружием и... барабанная дробь - людьми.
   Рассказал мне об этом Пётр Савин. Друг моего умершего отца и его партнер по бизнесу. Я - не доверчивая дурочка, чтобы верить на 'слово', но у Петра имелся компромат на брата. Только вот, показать он никому, кроме меня его не осмелился. Поскольку, иметь такое на моего брата - это, тоже, что и подписать себе смертный приговор.
   Я же, связав некоторые события злополучного утра, когда судьба лишила еще одного очень важного, если не основного события в жизни, поняла, что виновный в моем нынешнем состоянии - брат, не только он, но его вина первостепенна. С тех пор единственное, чего мне хочется - это не видеть его и не знать. Бороться с ним мне не по силам. Да и глупо будет говорить, что меня волнует судьба наркоманов, покупателей оружия или продаваемых людей. Я не люблю людей и этот мир. Так что, бороться за чьи-то судьбы не входит в мои планы.
   -Айс! - кажется брат зовет меня уже не первый раз. Я перевела на него равнодушный взгляд.
   -Что?
   -Ты можешь побыстрей, я отвезу тебя - терпеливо ответил брат.
   -Нет, спасибо, я сама. Езжай - уже два месяца, я не езжу с братом в институт, не могу перенести его присутствие так близко от себя.
   -Айсир, это глупо, почему ты отказываешься ездить со мной? Ну или хотя бы на такси? - ага, а где мне столько денег взять? Я живу жизнью студентки, а не дочки миллионера.
   -У меня нет таких сумм, чтобы тратиться на такси - пожала я плечами.
   -Но моя карточка, я же давал тебе...
   -Я не пользуюсь ею, она где-то в гостиной валяется. У меня есть деньги на всё, что мне нужно, спасибо - я отодвинула чашку с хлопьями. Вот, еще кое-что: я больше не ем, приготовленную братом пищу. Конечно, это дурость, но каждый раз я думаю, что после его прикосновений даже еда станет грязной.
   -Я пошла - предупредила я, уже стоя в коридоре.
   84
   -Раз ты так быстро, давай я тебя всё же подвезу - попытался натянуть сапоги брат.
   -Нет, спасибо, пока - всё так же равнодушно, ответила я и вышла из дома.
   Сегодня я, наверное, опять опоздаю. Но, не страшно - никто меня в универе не ждет, а преподаватели - вообще смотрят на мои опоздания сквозь пальцы, уж не знаю кого в этом благодарить.
   Так и оказалось. Никто и не заметил моего получасового опоздания. Будто и сейчас меня нет или наоборот, я есть. Только Натали нахмурилась и покачала головой - она теперь у нас староста, но мои опоздания еще ни разу не внесла в журнал. Да и семинары, на которых я последние два месяца постоянно отмалчиваюсь, всё равно неизменно имеют отличную оценку. Видимо, Натали самоуправствует.
   Я слабо ей улыбнулась, но Натали уже отвела от меня взгляд. Да, смотреть на меня не очень-то приятно. Я и так была маленькая и низенькая. А последнее время, мне места в автобусе стали уступать, потому что со старушкой путают. Но мне не обидно, скорей нравиться, можно спокойно ездить в транспорте.
   Утро выдалось каким-то особенно морозным и пасмурным. Я так и не решилась снять тёплую дубленку. Раньше на меня было не одеть лишнюю кофту, даже в лютые морозы, а сейчас с меня ее, с таким же успехом, не снять. Я стала мерзнуть. Постоянно мне хочется укутаться в шерстяное одеяло и даже нос из него не высовывать. Наверное, это последствия операции.
   Я вздрогнула, когда прозвенел звонок. Студенты почти сразу подскочили со своих мест и ринулись в коридор. Мне спешить было некуда. Я посидела еще с минуту, дожидаясь, пока все не выйдут из аудитории и только потом поднялась с места. Неторопливо уложила нетронутую тетрадь и ручку в сумку, поправила дубленку и лишь потом, лениво направилась к дверям.
   Как только я оказалась в коридоре, на меня обрушился весь поток криков и звуков, исходящих от окружающих. Даже уши стали ныть. Но я уже научилась прятаться от этого и от тех, кто жаждет со мной пообщаться. Стараясь казаться незаметной, что сделать было несложно. Я дошла до лестницы и толкнула боковую дверь в стене. Подсобка. Здесь когда-то хранили предметы для чистки и уборки этажей. Но, позже она показалась завхозу слишком маленькой и неудобной. Поэтому, теперь эту комнату никто не использует.
   Нашла я ее случайно, месяца полтора назад. Просто оперлась на стену и стала падать назад. Дело в том, что подсобка сливалась с покрашенными стенами и не имела дверной ручки снаружи. Только если толкнуть дверь, можно было войти. Нет в этом ничего
   85
   сверхъестественного. Всё элементарно. Ручка отвалились и никто не додумался ее переделать, а летом был ремонт, стены покрасили вместе с дверью, но ручку так и не сделали. Благодаря чему, я могу сидеть в тишине и покое.
   Сегодня явно был не мой день. Дождавшись, как и обычно звонка с перемены, я выбралась из своего темного укрытия, (лампочку вкрутить некому, сама боюсь). И уже, поворачивая в сторону своей аудитории, заметила Кирилла. Я стараюсь с ним не пересекаться, но не всегда получается, в такие дни я особенно ощущаю черную полосу, которая сейчас в моей жизни.
   Кирилл выглядел как всегда превосходно: модные джинсы, отороченный мехом полувер. Он был не один, что давало надежду на молчаливое бегство. Почему молчаливое? Как правило, Кира всегда пытался поговорить, когда видел меня и приходилось хоть парой слов, да обменяться. А сейчас, когда рядом с ним стояла миловидная студентка, кажется с нашего потока, я рассчитывала, что он не обратит на меня внимание.
   Кирилла я ненавидела. Если брат вызывал чувство гадливости, то Кирилл - только ненависти вперемешку с презрением. Мой пофигизм рядом с ним засыпал и на волю вырывалась ярость. Еще тогда, в больнице, одна глазастая и языкастая медсестра рассказала мне о драке, произошедшей между братом и Кирой. Он ударил меня специально из чувства мести. Зуб за зуб. Вот такая своеобразная логика. Но в отличии от брата, который не отказывался от своей вины, Кирилл считает, что имеет право разговаривать со мной. Я, естественно, думаю иначе.
   Медленно и тихо пробираясь в аудиторию, я постаралась максимально не привлекать внимание, но уже почти пройдя мимо, услышала ненавистное приветствие:
   -Айс, доброе утро - я быстро кивнула, не оборачиваясь и собиралась продолжить свой путь, но мне не дали.
   -Как твои дела? - будто и не замечая, что я не жалею видеть его, продолжил говорить Кира.
   -Замечательно - процедила я сквозь зубы.
   -Ты какая-то бледная, ничего не случилось?
   -Нет - он не держал меня и не заставлял отвечать на свои вопросы, я сама, как дура стояла и разговаривала, так и не обернувшись.
   -Кстати, познакомься, это Инна - мне, всё-таки, пришлось развернуться, чтобы тут же упереться глазами в новое протеже Киры.
   -Очень приятно познакомиться - сухо кивнула я.
   -Да? А мне как-то не особо, ой! - пискнула девушка. Держащаяся до этого на лице, гримаса презрения растаяла и теперь на лице Инны читалась боль. Кирилл сжал пальцы девушки,
   86
   которые были в его руке.
   -Инна - слишком ласково позвал он девушку.
   -Я пошутила - попыталась улыбнуться Инна - я очень рада нашей встрече.
   -Что ж, я пожалуй пойду, у меня пары - попыталась я отделаться от Кира.
   Попытка не увенчалась успехом. Кира тактично преступил мне дорогу. Помнится, пару недель назад он попытался остановить меня схватив за руку, но я так заорала, что теперь он опасается трогать мое тельце.
   -Айс, Инна сейчас сходит к твоему профессору и отпросит тебя, не волнуйся - громко и с улыбкой произнес он, а потом резко поддался вперед и прошипел - мы поговорим, сегодня.
   И я вдруг подумала, а почему бы и нет? Ну что измениться, если мы поговорим? Да и если измениться, только то, что Кира перестанет искать со мной встреч. Я кивнула в знак согласия, Кира ошарашенно посмотрел на меня. Не ожидал, такой быстрой капитуляции? Но я, правда, устала бегать. Что может изменить мое положение? Ничего!
   -Инна, ты слышала, что я сказал? - не отрывая от меня взгляда, спросил парень стоящую позади Инну.
   -Да - пропела она, полоснув меня напоследок горящим ненавистью взглядом и развернувшись, стремительно направилась на мою пару.
   -Пойдем в сто пятую аудиторию, она пустая сейчас - предложила я и, не дожидаясь ответа, повернула в нужном направлении.
   Кирилл, как я и думала, следовал за мной. Он плотно прикрыл дверь когда мы вошли в помещение и посмотрел на меня.
   -Как ты? -вот уж какого вопроса я точно не ожидала.
   -Нормально - пожала я плечами.
   -А по виду не скажешь и по голосу, и по походке - протянул Кира, явно издеваясь.
   -Не нравится - не смотри - равнодушно ответила я.
   -Да, я признаю, что ударил тебя, но ведь не нарочно! И всё обошлось - повысил голос Кира, приблизившись ко мне.
   Не знаю, что меня окончательно добило, или его лицо пылающее праведным гневом, или его последние слова, в принципе - неважно. Я засмеялась. Это не было истерикой, мне просто стало смешно. Глядя на Киру, я понимала, что мир полон сволочей, которые даже сами не понимают, что они сволочи. И Кира мог бы возглавлять эту банду моральных уродов. Я почувствовала, как по щекам покатились обжигающе - горячие дорожки. Черт, это всё-таки истерика.
   87
   -Знаешь, Кирилл, смотрю я на тебя и думаю. А чем ты отличаешься от моего братца? А? - глаза Киры сузились от моих слов.
   -Тебе перечислить? Или ты не в курсе, чем занимается твой братишка? - тоже мне, решил шокировать.
   -Да нет, в курсе. Только я думаю, не случись такое с твоим братом и ты бы, Кира, уже давно промышлял тем же бизнесом, если не хуже. Ты ведь, меня не пожалел? - Кирилл от злости перешел к удивлению - ой, ты же не думаешь, что я не знаю, что мое состояние это своеобразная месть Денису.
   -Айс, что за глупости? Да я бы никогда...
   -А Денису ты сказал совсем другое. Когда после этого брат избил тебя - эмоции завладевали мной ,но я старалась сдерживаться.
   -Да я тогда не думал, что говорю, Айс - попытался в порыве взять меня за руку Кира, но я с отвращением отпрянула от него.
   -Обычно, люди в порыве говорят то, что думают. Я всё поняла и мне не надо сейчас что-то доказывать. Я просто хочу, чтобы ты оставил меня в покое. Чтобы все оставили меня в покое - голос стало ломать от переполнявших меня чувств.
   -Айс, ты не поняла ничего! Да послушай же меня - вдруг схватил меня за плечи Кира.
   -Задолбало слушать! Я устала! И не слышать, не видеть, не знать тебя не хочу! Ты во всём виноват, только ты! - и я заплакала, по-настоящему не сдерживаясь.
   В этот момент дверь в аудиторию распахнулась и на пороге появился взлохмаченный, как после быстрого бега Ник. Он молнией метнулся к нам. Я даже не поняла, как Ник оттолкнул Кира и, никогда прежде не позволяющий себе лишний раз коснуться меня, крепко прижал к груди.
   -Я предупреждал тебя - зверь, которого Никита обычно прятал в себе, сейчас вырвался наружу и даже зная, что его гнев направлен не на меня, я чувствовала страх и желание отпрянуть.
   -Да пошел ты! - мое желание исполнилось, Ник отпустил меня, зато сам подскочил к Кире.
   -Ты это сейчас мне сказал? - как-то по-змеиному прошипел Ник.
   -Можешь пугать этим голоском кого-нибудь другого! Ник, мне надо с ней поговорить!
   -Нет, еще раз увижу тебя рядом с ней - и одним моим голосом не обойдется. Ты знаешь, я не шучу!
   Кирилл бросил на меня последний взгляд и, хлопнув дверью, ушел. А я осталась наедине с
   88
   бешеным Ником.
   Я не знала, как себя вести. Стоило ли мне мне что-то говорить? Сам Ник молчал, стоя ко мне спиной, только тихое дыхание выдавало в нем человека, а не статую.
   -Малышка, просто, знай, один друг у тебя есть - я вздрогнула от неожиданности и пока думала, что ответить, Ник вышел из аудитории, так и не взглянув на меня.
   Похлопав глазами и, так и не осмыслив происходящего, я решила отставить этот разговор в долгий ящик. Пока не поумнею или пока всё само не рассосется. Вот что было действительно важно, так это зачеты через неделю и неизбежно наступающие каникулы.
   Занятия пролетели незаметно, больше никто меня не дёргал и ничего не спрашивал. Только Инна больно зло косилась в мою сторону, но тут уже Натали выручила, пару раз зыркнув на девицу в ответ. Свободно я вздохнула, только когда закончились пары. У меня был целый час до приезда брата. Я наловчилась его обманывать с расписанием. Мне нужно было отдыхать от этого общества. А особенно - от компании брата.
   Сев на самую дальнюю лавочку, где всегда довольно безлюдно, я закрыла глаза и отключила мозг.
   Что я могу сказать? Моя жизнь - эта череда черных дней, где иногда чернота размывается на серость. Раньше я очень много читала, благодаря этим литературным знаниям, я ощущала себя умудренной опытом старухой. Да и сейчас, я чувствую такое порой. Но есть одна заминка, иметь опыт и знать о чужом опыте - это разные вещи. Вот, к примеру, кто-то порезал палец, ты знаешь, что это больно, знаешь, но сам не испытал. А вот, когда ты порежешь палец, ты на своей шкуре поймешь каково это: когда больно и бежит кровь, когда появляется короста и как ранка заживает, не оставив и следа. Вот он опыт, пройти все стадии и опробовать их на себе. А книги? Да, есть те, кто достоверно может что-то описать, но всё равно, это не опыт.
   Я только недавно поняла, что старость и умудренность мне не грозит. Да, книги - это замечательно, только жить по книжкам нельзя. Можно временно растворяться в них, но думать, что прочитав что-то ты познал это - крайне глупо.
   -И что за похоронное настроение, явление Вы наше? - вдруг спросил знакомый голос совсем рядом, я распахнула глаза и увидела сидящего рядом со мной Каширова Юрия Михайловича - своего преподавателя.
   -Настроение не похоронное, оно умерло, сегодня поминки - ответила я. Каширов неожиданно рассмеялся.
   -Вот скажите мне, студентка Стоцкая, с чего Вашему настроению дохнуть? У Вас настолько
   89
   всё ужасно? Только подумайте хорошенько, прежде чем отвечать - немолодые, уже начинающие выцветать глаза, преподавателя встретились моими.
   А, действительно, почему я всё время строю из себя оскорбленную на весь мир обиженную девочку? Что он, этот мир, мне сделал? Да, ничего! И я для него тоже ничего не сделала. Какое дело этому миру до меня и моей обиды? Все также ходят, дышат и живут. Сколько я буду делать вид, что жизнь кончена? Ведь я не собиралась и даже не задумывалась о продолжение рода. Вот когда меня станут посещать подобные мысли, тогда и надо впадать в депрессию.
   Ведь Каширов прав. Я жива, почти здорова, не совершила ничего тяжкого. Чего мне не хватает? Да я из пофигистки превратилась в трусиху, бегаю от проблем, от боли, от разговоров, от помощи, от Кирилла в конце концов! Стала размазней. Признаю, что было позволительно недельки так на две окунуться в самобичевание, но никак не на два месяца.
   -Нет, у меня всё далеко не так плохо, как я это представляю - ответила я Каширову.
   -Ну, вот и умничка - улыбнулся профессор и поднявшись пошел к выходу - да, и не забудь завтра прийти вовремя. Очередное явление Христа народу я не выдержу. Итак, благодаря твоим кривляньям, от смеха живот надорвал.
   Я фыркнула, сам же первый начинает!
   Посидев еще полчаса, я вынуждена была признать, что сколько не тяни, а идти домой придется. Пусть, брат больше и не заезжает за мной, но постоянно проверяет, когда я вернулась. Лишний раз устраивать разборки не было желания. Поэтому, я во вздохом поднялась и поплелась домой.
   Стоя на остановке, услышала как бренчит мобильник. На экране высветился Степкин номер.
   -Айс, привет! Я тебе звоню уже который раз, а ты все трубу не берешь! Я уже волноваться начал, Лизок тебе тоже кучу сообщений оставила -выплеснул на меня поток информации Степа.
   -Во-первых, и тебе привет, Степа. Телефон я не слышала, гуляла, а на улице шумно - нагло соврала я - Лизе тоже привет от меня. Как у вас там?
   Месяц назад Степу вызвал отец в Питер, родительскому бизнесу потребовалась помощь Степки. Конечно, парень переживал, он очень не хотел оставлять меня, о Лизе вообще речи не шло, ее Степа сразу решил забрать с собой. Но я пообещала, что со мной все будет нормально и Степа, скрепя душу, уехал. Зато, звонит теперь по пять раз на дню.
   -А что у нас? После Нового Года домой вернемся. Все хорошо, Лизок себе подвенечное платье присматривает. Я зарылся в отчетах и чувствую себя ботаником полным. Короче, всё норм. Ты как?
   90
   -Кирилл сегодня решил устроить мне внеплановую разборку.
   -Да его... Айс, дождись моего возвращения, я с ним разберусь - да уж, Степа уже разобрался, после того, как узнал кто виноват в моем больничном режиме. Хорошо хоть сейчас зубы вставляют, а то у обоих половина челюсти после выяснений отношений отсутствовала.
   -Да всё нормально, Ник за меня вступился - попыталась я успокоить Стёпика.
   -Ник? Не ожидал, он же против этого... слова он поперек Орлову сказать боится - нда, дружба Степана и Ника после того случая тоже дала трещину, Ник хоть и пытался мне сочувствовать и всячески поддерживать, в отличие от Степки морду бить другу не пошел. Вот его Степан простить и не может.
   -Да ладно тебе! Все нормально! Я побежала, мой автобус пришел, поцелуй за меня Лизу и целуй в щеку, а не как в прошлый раз - отключаясь, услышала раскатистый смех друга.
   Да, как-то так вышло, что у меня появился друг, пусть и забытый, выросший, когда уже бывший другом. Но, он снова появился и это - главное. Не знаю, чтобы со мной было, если бы не Степина и Лизина поддержка. В первое время они отгородили собой весь злобным и враждебный мир.
   Кроме Степы и меня самой, никто не знал, что я плачу по ночам. Даже, не от желания себя пожалеть, а просто от боли. Меня скручивало каждую ночь, но я не желала опять общаться с врачами. И мне не хотелось видеть рядом с собой Дениса. Поэтому, я зажимала зубами подушку, накрывалась одеялом и пока боль не утихала лежала свернувшись калачиком.
   Но один раз это случилось не ночью, а днем. При Степе. Он молча держал меня, а потом стал гладить по животу плавно и мягко надавливая, судороги и боль стали проходить, я начала расслабляться. С тех пор Степа делал мне подобный массаж каждый день, боль стала утихать, по ночам она тоже крайне редко возвращалась. А после двух недель такого массажа, я перестала ее совсем ощущать. И еще, кое-что я поняла: Степа стал мне настоящим другом.
   За то время, что я предавалась воспоминаниям, автобус подъехал к моей остановки. Я быстро выскочила из него. Пока я ехала пошел снег. Холод сразу пробрал меня до костей. Что же эти врачи натворили, что теперь я так мерзну?! Стараясь не подскользнуться на заледенелой дорожке, я поспешила домой. В декабре слишком быстро темнеет. Поэтому сейчас на город опускались сумерки.
   Машина брата, как я и ожидала стояла у гаража, значит, он сегодня уедет. Ура! Как я люблю, когда он уезжает к своим очередным пассиям. В этим дни я могу не сидеть в своей комнате весь вечер и не переться на кладбище, где стало довольно неуютно гулять по ночам. От таких
   91
   мыслей, настроение моментально стало подниматься.
   Дома было тихо, только настенные часы тикали, отдаваясь эхом. В гостиной горел ночник. Я разулась и скинув верхнюю одежду пошла на тусклый свет. На диване сидел брат. Низко опустив голову, он будто не замечал моего присутствия. В руках Денис держал початую бутылку коньяка.
   -Выпьешь со мной? - вот так вопрос, братец мне раньше бутылку пива не давал, а тут коньяк.
   -Я несовершеннолетняя, пить мне запрещено - усмехнулась я.
   -Сегодня можно - бросил Денис, наливая мне в бокал стоящий на столике рядом. Видимо, он предназначался для брата, но тот решил пить из горлышка.
   -А что сегодня за событие? - не выдержала я тишины.
   -Забыла? Хотя, ты маленькая была тогда. В этот день умерла наша мать - твою! Как я могла забыть?!
   -Денис, прости я...
   -Да я понял, чего уж там. Айс, я все понимаю, ты ее не знаешь и не помнишь. Просто, давай на сегодня ты забудешь какой я урод и побудешь со мной? - усталость, сквозившая в голосе брата, не позволила мне возразить.
   Я плюхнулась в кресло, принимая бокал с коньяком. Мы молчали, мне сказать было нечего, Денису, скорей всего, тоже. Я не знала свою мать, чтобы горевать по ней, хотя, отца-то я знала, а когда он умер даже заплакать не могла, потому что никакого горя не ощутила. А что если умрет Денис? Я почувствую что-нибудь?
   И тут меня прошиб пот, да, я почувствую, всю гамму горечи и боли от потери его. Что смерть? Да от одной мысли, что я могу перестать его видеть каждый день, мне уже плохо. Что со мной? Не я ли мечтаю быть подальше от брата? Меня же раздражает его присутствие! Тогда почему, я не могу представить жизнь без него?
   Я косо глянул на задумчивого Дениса и почувствовала непреодолимое желание прикоснуться к нему. Еще минуту я боролась с собой, но потом всё же сдалась и дотронулась пальцами его свободной руки. Брат вздрогнул и повернул ко мне голову. Отставив бутылку с коньяком, он быстрым движением перехватил обе мои ладони и крепко их сжал.
   -Ты почему такая холодная? - блин, он же не касался меня больше месяца, вот и не знает о проснувшейся во мне стуже.
   -Я эээ... после больницы стала такой. Теперь я не горячая, а скорей наоборот - прогресс. Сегодня мы разговариваем больше обычного.
   92
   Брат при упоминание больницы сжал губы, но руки не отпустил, да я и не вырывалась. Было так приятно, его теплые, большие руки согревали меня, так хотелось прижаться к родной груди, но я пока сдерживала этот глупый порыв.
   -Ты меня никогда не простишь? - вдруг спросил он, впервые оформив всю недосказанность между нами.
   -Я не знаю. Как можно за такое простить? Это ведь ты во всем виноват - холодно, чтобы не сорваться, произнесла я.
   -Значит, Пётр тебе рассказал - скорей самому себе, чем мне сказал Денис.
   -Да, рассказал, знаешь, раз уж мы начали говорить по душам. Могу я задать тебе один вопрос? - этот вопрос не раз всплывал в моей голове, но задать его вот так, с места в карьер я не могла, а брат сегодня сам открыл наболевшую тему.
   -Задавай.
   -А ты никогда не задумывался, что я могу оказаться на месте одной из продаваемых девушек или наркоманкой вымаливающей дозу, или даже просто девчонкой мечтающей покрасоваться и приобрести пистолет нелегально. Ты никогда не задумывался над этим?
   -Айс, я не стану оправдываться или говорить, что брошу свое дело. И да, я задумывался над этим вопросом. Но, поверь, ни у тебя, ни у кого-либо, просто нет такой возможности. Тебя от самой себя, я как-то самостоятельно в силах защитить. А вот от окружающих защитит мой авторитет и охрана.
   -Охрана - удивленно посмотрела я на брата.
   -Ты же не думаешь, что я ее к тебе не приставил? Да за одни твои ночные походы на кладбище тебя стоит под постоянное наблюдение взять - усмехнулся Денис.
   -Как? - ахнула я - я никого никогда не замечала.
   -Значит, не зря я им доплачиваю - продолжил скалиться брат - видишь ли, ты и не должна их замечать. Эти ребята профессионалы. Но я удивлен, ты не злишься?
   -Честно, не особо - я и правда не злилась, на что? На то, что он меня контролирует, но брат и без охраны это делает, так какая разница? А то, что меня охраняют, только радует, не буду больше испытывать страх при виде каких-нибудь пьяных придурков в подворотне. Опять же с работой Дениса, охрана обязательна.
   Эти размышления вовсе не значат, что я его простила, но я смирилась, Денис - мой брат, и как бы я не желала это зарыть поглубже в себе, но признать всё же придется. Я волнуюсь за него, переживаю и не хочу, чтобы с ним что-то случилось. Ведь пока мы вместе, я всегда буду
   93
   иметь возможность его простить.
   -Айс, я люблю тебя, больше всех и всего на этом свете я люблю тебя. Ты - самое дорогое, что есть у меня - Денис резко дернул меня за руки, до сих пор державшие его ладони и я повалилась на брата.
   Как же мне не хватало этих объятий, этого аромата, каким пах только мой брат. Каждый вечер возвращаясь домой я мечтала, хотя и старалась себе врать, что это не так, я мечтала о том, что Денис меня обнимет, скажет, что всё у нас будет хорошо, что он меня любит и что всё постарается исправить и пусть это будет ложью, но ложью, которая согреет мою обледенелую душу до наступления нового дня. И сегодня Денис наконец сделал это.
   Заметив, с какой силой я вцепилась в него, брат пересадил меня к себе на колени и слегка отстранив, стал целовать мое лицо, нежно, ласково, будто вспоминая давно забытые прикосновения.
   -Мне плохо - не выдержав заплакала я - каждый день я чувствую себя пустой, недоделанной. Сломанной куклой. Денис, я стараюсь привести себя в норму, но Боже, это так тяжело.
   -Девочка моя маленькая, почему всё так?! Это я заслужил твои муки! Это я должен был корчиться от чужой мести. Айс, как я себя ненавижу, ты просто не представляешь! И как я его ненавижу! Если бы не я... Айс, почему ты?... - путано шептал брат, целуя меня.
   Я совершенно не хотела отвечать ни на один из вопросов брата, да и мои ответы ему не особо были нужны. Денис итак всё знал. Он целовал дорожки мои слез, проводя губами по коже, нежно высушивая ее, будто пытаясь выпить мою боль, не дать ей пустить корни в сердце. Сама не поняла, как стала целовать его в ответ. Лоб, щеки, глаза...
   -Губы, Айс, поцелуй меня в губы - хрипло попросил Денис. Я быстро коснулась его пересохших губ своими и попыталась отстраниться. Но мой затылок уже крепко держала рука брата, он больше ничего не делал, только сильно прижимался своими губами к моим.
   -Твой взгляд, твой смех, твои губы, ладошки, всё это так мне нужно... Айс, я хочу тебя... видеть постоянно, говорить с тобой, чувствовать твое счастье, всегда оберегать, прикасаться к твоей коже, ощущать твой вкус и запах, обнимать, целовать сахарные щечки - отстранившись говорил брат.
   -Ты самый близкий мне человек... Братик, я тоже люблю тебя и тоже хочу быть всегда с тобой рядом... Я прощу, всё прощу, потому что... Не знаю почему, но мне так хочется простить - прошептала я в ответ.
   -Ай! - неожиданно вздрогнул брат, он недоуменно поднял левую руку, которая секунду
   94
   назад опустил на диван, на ладони были капли крови, мы оба удивленно посмотрели на диван. Малат свернувшись в колючий шарик пронзительно фыркнул в тишине. Я засмеялась первой, мой смех подхватил брат. Пусть наше веселье было немного истеричным, но зато от каждого нового приступа, давившего меня смеха, становилось легче.
   Когда мы отсмеялись, я посмотрела на, продолжающую кровоточить, руку брата и сделала то, чему меня еще в детском сад научила подружка по играм в 'дочки-матери'. Я схватила руку Дениса и пока тот не успел опомниться стала зализывать три кровоточащих ранки. Брат дернулся, напрягся и замер.
   -Сестрёнка, что ты делаешь? - напряженным голосом поинтересовался он.
   -Останавливаю кровь и дезинфицирую ранки. Не мешай - пробормотала я.
   -Айс, подобными методами ты ничего не добьешься. Это только в детстве можно было порезанный палец в рот засунуть и быть уверенным, что так станет легче - строго сообщил мне братик и отобрав руку, чмокнул меня в макушку пересадив на диван, сам пошел в ванную, наверное, за ватой и дезинфицирующей мазью. Вот недоверчивый!
   -Ну что, негодник, зачем ты иголки выпустил? - спросила я у ёжика.
   Он, естественно, мне не ответил, только подполз поближе. Взяв уже расслабившегося малыша в ладони я пошла на кухню, за это время Малат сильно подрос и больше не пил молоко из бутылочки, теперь он предпочитал блюдца. Кроме молока, ел кусочки мяса, все фрукты и овощи, но особенно ему полюбился мёд. Этот маленький сладкоежка мог полбанки съесть за раз. Так что, последнее время я стала сомневаться, может у него в родне были медведи?
   Налив Малату молока и поставив мисочку с мёдом, я осмотрелась в поисках съестного для себя. Горячие руки обняли за талию, подбородок брата лег на плечо. Я непроизвольно прижалась к его груди и положила свои руки поверх его.
   -Кушать хочешь? - спросил он мне на ушко.
   -Да - покаялась я.
   -Сейчас чего-нибудь придумаем - удерживая меня одной рукой брат пододвинулся к холодильнику и открыв его огорченно вздохнул. Нда, приходиться признать, мышка здесь не то что повесилась, она сдохла от голода, потом воскресла и застрелилась.
   -Пусто - констатировала я факт.
   -Пусто - согласился брат - тогда, мы поедем ужинать - непонятно чему обрадовался брат.
   Денис взял меня за руку, будто боялся, что я сбегу и повел к выходу.
   Собственноручно одев на меня сапоги, дубленку, шапку, перчатки и повязав шарф, быстро
   95
   оделся сам. Опять схватил меня за руку. У меня создавалось такое впечатление, что брат просто не может долго не прикасаться ко мне. Что было и приятно, и странно одновременно.
   Мы уехали недалеко от дома, всё-таки Денис выпил и не жаждал встречи с гаишниками. Да и метель началась.
   Брат привез меня в небольшой, но даже снаружи уютный ресторанчик. Зал оказался почти пустым, не считая одной парочки и персонала. Денис выбрал столик подальше от всех и не переставая улыбаться, сделал заказ. Подскочивший к нам официант постоянно косился на меня и даже пару раз, конечно, если мне это не показалось, завистливо вздохнул.
   -Чего это он? - когда парень ушел с заказом, не выдержала я.
   -Ты - красивая - будто отвечая этой фразой на вопрос ответил брат.
   -Да? Не замечала, совершенно обычная - пожала я плечами.
   -Глупышка, Айс, ты - настоящая красавица. Я не знаю, почему ты сама не видишь. Но, уж поверь мне, остальные замечают это. Вот и официант заметил, но поскольку, ты здесь с мужчиной, подкатить к тебе не посмел - улыбнулся Денис.
   -Но мы же родственники!
   -А он об этом знает? По-моему, мы с тобой сестрёнка совсем не похожи на родню - опять заграбастав мою руку, Денис наклонился и стал целовать ладошку с внутренней стороны.
   -Ваш заказ - как гром средь ясного неба раздался голос официанта, я вздрогнула и выдернула руку. Денис поморщился, но ничего не сказал.
   -Спасибо - постаралась я быть вежливой.
   -Всегда рад служить, может еще что-нибудь - с придыханием поинтересовался официант. Обращался он исключительно ко мне, что немного раздражало.
   -Нет, спасибо.
   -Но если что-нибудь понадобиться, только позовите - всё никак не желал уйти парень.
   -Да-да, обязательно - кивала я ожидая его ухода, а брат только насмешливо косил глаза.
   Наконец, официант оставил нас, а точнее меня в покое и я с облегчением вздохнула.
   -Ну и почему ты мне никак не помог? Только сидел и лыбился - тут же набросилась я на Дениса.
   -В чем помогать? Он же ни словом, ни жестом тебя не обидел? Что мне ему физиономию начистить только потому что, ты приглянулась? Нет, я не против, только скажи - после слов брата весь задор ругаться куда-то пропал.
   -К тому же, начни я с ним разбираться, у парня бы обе ноги были сломаны. Я ведь ревную
   96
   тебя, сестрёнка - произнес брат, смотря мне в глаза.
   То ли сами слова, то ли голос каким они были сказаны, а может взгляд - какой-то лихорадочно горящий, не знаю, но я смутилась.
   -Перестань, чего меня ревновать? - буркнула я.
   -Да я ко всем тебя ревную, даже твои взгляды, брошенные не на меня, я тоже ревную - на последних словах брат резко поднялся - я на минуту.
   Дениса не было уже минут десять, я не выдержала и тоже встала. Понимая, что веду себя глупо, я всё же пошла в том направлении, куда ушел Денис.
   Брат стоял в темном коридоре, рядом с туалетами и подсобными помещениями. Он привалился спиной к стене, низко опустив голову, так, что волосы свисали на глаза, закрывая часть лица и отбрасывали тень. В целом, выглядел он пугающе. Но, я рискнула подойти к нему.
   -Что случилось? Почему ты тут стоишь? - преувеличенно бодро поинтересовалась я.
   Денис поднял голову и взглянул меня. Его глаза поймали отблеск тусклой лампы и сверкнули. Брат протянул ко мне руки, я безропотно подошла к нему и была принята в нежные объятия. Денис сегодня слишком много меня трогал, словно изголодался по нашим ласкам за два месяца.
   -Я хочу его видеть - внезапно произнес он стальным голосом.
   -Кого?
   -Не кого, а что. Шрам, после операции, я хочу его видеть - не меняя интонации пояснил брат.
   -Хорошо, поедем домой, я тебе там покажу - стараясь не выдать всех чувств, что охватили меня после его просьбы кивнула я.
   -Нет, я хочу увидеть его сейчас - непоколебимо ответил Денис.
   -Но... мы же в ресторане, я не могу... нет, Денис! - но мой вопль был проигнорирован.
   Денис бухнулся на колени и задрал теплый свитер вместе с футболкой мне до груди, хорошо, что штаны были на бердах, а то он бы, наверняка, и их попытался стянуть. Горячие губы впились в мой шрам, проводя шершавым языком по всей его длине. Мокрые поцелуи не были противны, напротив они вызывали теплоту во всему телу и странную дрожь внутри живота с томлением напополам. Пару раз я уже чувствовала что-то такое, когда смотрела откровенные постельные сцены в зарубежных фильмах. Но, сейчас происходящее было куда острей, ярче и вызывало необычайное желание прижаться сильней к мягким губам.
   Я издала полустон, полувсхлип, когда руки брата сжали мои ягодицы и буквально вжали
   97
   меня в него. Я не удержалась и нырнула руками в волосы брата. Он слегка двинулся и теперь уже я стояла прижатая к стене, а брат обцеловывал мой живот.
   -Брат, перестань, хватит - стараясь сделать голос уверенным, прошептала я.
   Но Денис меня кажется не слышал. Тяжело дыша он продолжал целовать меня. Спускаясь то выше, то ниже, его губы приносили мне неописуемый восторг. Но внутри щелкало что-то. Будто, предупредительный сигнал.
   Когда брат провел ровную дорожку поцелуев прямо у кромки джинс, я поняла - что не так. Ведь, такого рода восторг не должны приносить братские ласки! Я, конечно, всякой могу себя назвать, но не отсталой. То, что делал сейчас брат вызывало во мне возбуждение. Меня как обухом по голове ударили. Вот только, когда я захотела вырваться, поняла, что вырывается лишь разум, а тело предательски жмется к брату.
   -Денис, остановись, хватит! - мои слова лишь подстегнули брата, теперь его язык поместился в впадинку моего пупка. Я всё же попыталась оттолкнут его.
   -Айс, я должен... должен знать, за что мстил - мстил? Что? Что он сделал?! И кому?!
   -Ты о чем?! - скорей всхлипнула я, чем вскрикнула, потому что губы брата опять задержались на моей ну очень заниженной талии на штанах.
   -Не волнуйся, любимая... сестрёнка, все будет в порядке - брат резко оторвался от моего живота, но лишь за тем, чтобы начать жадно целовать мою открытую шею, перемежая обычные поцелуи с влажными.
   Оттянув ворот моего свитера, который теперь едва прикрывал грудь как сверху, так и снизу, брат начал целовать мое правое плечо, переходя на впадинку ключицы. Его руки блуждали по моей спине, нежно оглаживая ее. Я поняла, что Денис во-первых, пьян больше чем казался, во-вторых, натворил что-то и теперь пытается забыться и в-третьих, ему банально понадобилась женская ласка. Вот после этих доводов тело тоже взбунтовалось, я начала вырываться.
   -Маленькая моя, не бойся, я ничего плохого не сделаю, только потерпи еще немного - как бороться с пьяным братом я не знала. Да и бороться особо не получалось, меня пугало его поведение, но в тоже время не хотелось, чтобы он останавливался.
   Я расслабилась, позволяя Денису меня целовать, так и где ему хочется. И даже сама не заметила, как закинула руки ему на шею, из-за роста, брат согнулся в три раза, и я придвинувшись к нему спрятала пылающее лицо в его волосах.
   -Айс - протяжно произнес брат и, странно обмякнув, опустил голову еще ниже, уперевшись лбом мне в ключицу.
   98
   -Денис - всё еще не понимая что происходит позвала я его.
   -Всё, девочка моя, всё, я... успокоился - и действительно, когда брат поднял на меня глаза, они больше не мерцали, сейчас в его зрачках плескалась только радость - ты мне помогла прийти в себя.
   Брат потянул меня в туалет, я уже перестав удивляться и перечить покорно пошла за ним. Включив воду, Денис омыл мой животик и плечи с шеей, протер до суха платком и только потом поправил свитер.
   -Иди в зал, кушай, наверняка там уже всё остыло. А я скоро приду.
   -Точно? Прошлый раз ты тоже обещал, что придешь быстро.
   -На этот раз можешь засекать время - улыбнулся брат, я развернулась и вышла, слыша как брат произнес, явно общаясь сам с собой - чертовы штаны и как их теперь отмыть?!
   Когда Денис вернулся, я уже ела десерт в виде прикольного пирожного с, не менее прикольным, названием: 'Оргазм'. Беднягу - официанта, принесшего это чудо мне, я быстро и очень некрасиво послала. Сказывался стресс, испытанный мной пару минут назад.
   Невольно, вспомнив о словах брата, я кинула взгляд на его штаны. Но к моему великому разочарованию, ничего не узрела на них. Так чего он тогда всполошился?
   -Ты покушала - заботливо осведомился брат. От того, пугающего мужчины в коридоре, ничего не осталось. Передо мной сидел мой любимый и, не в меру, заботливый брат. Что же тогда было пятнадцать минут назад? Кругом одни вопросы и не одного внятного ответа.
   -Да, десерт доедаю. А ты? Разве не будешь есть? - удивилась я, потому как блюдо брата уже давно стояло на столе, но оно кажется его не волновало.
   -Нет, я подозреваю, что милый официант, которому ты приглянулась, мог в него плюнуть - улыбнулся брат.
   -Ладно,тогда я доем и поедем домой? - с надеждой спросила я.
   -Конечно - засмеялся брат - ты чего? Айс, я же сказал, что всё уже в норме. Так что перестать походить на пугливого воробышка.
   -Это кто воробышек? Может, хватит обзывать меня животными и птицами? - вякнуло мое самолюбие - я человек, нормальный и разумный.
   -То, что ты человек оспорить сложно, но что нормальный и разумный, хм, дай-ка подумать - и он состроил такую сосредоточенную мину, что я не выдержав прыснула.
   -Ты специально, да? - после первого приступа смеха, все же спросила я.
   -Нет, нарочно, сестрёнка, ты доела? - дождавшись кивка, продолжил - тогда, поехали, а то я
   99
   так устал за сегодняшний день.
   И расплатившись, мы вышли на улицу, где метель даже не собиралась утихать. Я почти сразу поскользнулась, брат успел меня поймать и не слушая протестов подхватил на руки. Так он донес меня до машины усадил в салон и мы двинули домой. У дома Денис опять взял меня на руки и отпустил на короткое время только в прихожей, чтобы избавить меня от верхней одежды и раздеться самому.
   Брат принес меня к себе в спальню, поскольку только у него был DVD - проигрыватель отдельно от компа. Ему, вдруг, приспичило посмотреть фильм, взятый в прокате. Мы улеглись смотреть какой-то новый экшн. Брат принес нам чаю, после чего меня стало клонить в сон. А к середине драк машин-роботов я уже засыпала. Почувствовала, как Денис опять меня куда-то несет. Ласковые руки стали медленно меня раздевать, но проснуться окончательно просто не было сил. Да и брат мне точно ничего плохого не сделает. Но стыд взял свое, поэтому я резко распахнула, всегда плавающие со сна глаза.
   -Братик, где мы?
   -В ванной, тебя надо искупать - мягко произнес брат.
   -Я сама - попыталась я перехватить заботливые, но настойчивые руки брата.
   -Девочка моя, да ты спишь, какое 'сама'. Сейчас я тебя помою и уложу, нечего мне перечить. Что я там не видел? Я тебя маленькой купал, сейчас думаешь что-то изменилось? - голос брата звучал строго, а вот моя решительность, она уже отсутствовала по причине позднего часа. Так что я позволила стянуть с себя свитер, затем джинсы, маячку и трусики.
   Меня усадили в горячую уже наполненную водой, ванную. И когда только успел? Проплыло в мозгу, прежде чем я впала в дрёму. Всё остальное на утро я помнила урывками.
   Вот брат стал меня купать намыливая каждый сантиметр моего тела, затем тщательно смывая пену. вытер махровым полотенцем и... Всё, дальше провал...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   100
   Глава 2.
  
   Ты убила нежно, мягко, неизбежно,
   В цель попала точно ангела стрела.
   В сердце и навылет мне броню пробила,
   Как пылинку, с края неба сорвала.
  
   А где-то между небом и землей
   Тихо песню мне спой.
   Я убит твоей любовью,
   Значит, снова живой. (Стас Михайлов)
  
   Новый год, мы решили отмечать дома, по-семейному. Айс нарядила ёлку, украсила гостиную ,ну а на мне лежит основная обязанность - готовка. Хоть я и бурчу по этому поводу, но все равно - не могу скрыть своей радости.
   С Дня Рождения мамы, наши отношения с Айс изменились в лучшую сторону. Если не сказать больше. Сестра стала более открытой, ее больше не смущают мои прикосновения, поцелуи. Вот только, теперь она ставит рамки дозволенного. Видимо, я поторопился тогда с купанием. Да, я насытил свою больную фантазию, видел и касался всех, скрытых для меня ранее, мест на теле сестры. Но на следующее утро Айс решительно заявила, что больше не станет оставаться у меня на ночь, купать ее тоже запрещается и постоянно, прилюдно целовать и обнимать, потому что ей не нравится привлекать внимание.
   Поэтому, сейчас я не знал, радоваться или горевать? Айс, либо ничего не понимала, либо поняла слишком много. Но что я могу сделать? Да, и нет у меня на кропотливое обольщение и соблазнение времени. Последние два дня я только и делаю, что контролирую поставки. Доверять сейчас никому не могу, хотя я и раньше никому не доверял.
   К тому же эта месть... Слишком дорого мне обходиться. Нет, я не жалуюсь, за сестрёнку я весь мир положу. Но происходящее мне не нравится, я будто ощущаю, как кто-то кропотливо расставляет сеть, сеть - на меня. А дичью быть - я не привык.
   -Ты чего такой недовольный? - Юлька подошла сзади и обвила руками мой торс - что-то случилось?
   -Нет, всё нормально - мотнул я головой стараясь избавиться от похоронных мыслей.
   101
   -Ну ладно, ты иди в душ, как собирался, а я завтрак сделаю - поцеловав меня в плечо, Юлька как была, голая направилась на кухню.
   Хотя, кого ей стесняться в собственной квартире? Я приехал к ней вчера вечером, когда присутствие сестры стало невыносимым. А так теперь часто случается, после того, что я позволил себе делать с Айс две недели назад, я постоянно хочу повторить это. Меня тянет исследовать каждый сантиметр ее тела своими губами и языком. Но повторить подобное, Айс просто не позволит. Всё-таки, она осознала, что мои чувства куда больше братской любви. И в этой ситуации радует только то, что даже осознав, она осталась.
   Стоя под струями прохладной воды, я никак не мог отделаться от мысли, что сегодня, что-то случится. Мысль крепла и росла с каждой минутой. Я чувствовал такое и раньше, когда случалось непредвиденное. Не выдержав, я вышел из ванны и, наспех одевшись поспешно распрощался с Юлькой, оставив ее завтракать в одиночестве.
   Сначала я отправился на склады с живым товаром. Не сказать, что меня удивил представший пейзаж, чего-то такого я и ожидал. Менты уже стояли по всему периметру, даже сам мэр почтил мой склад своим вниманием. Они выводили Моих девочек и мальчиков из помещения. Многотысячный товар теперь мне не принадлежал! Я сорвался с места и поехал на склад с наркотой и оружием. Та же самая картина, вот только в толпе чинов мелькнула знакомое лицо. Так-так, знакомый Айс, кажется Ник... Да-да Ник Тенев, а что это он здесь забыл? Но главное, как? Как они узнали и кто посмел устроить облаву?! На меня облаву!
   Я быстро набрал номер одного из моих московских друзей.
   -Падлой буду, если знал и не сказал. Они кого-то из Питера послали по твою душу. Отвечаю, брат, не хрена ни знал. Да не парься, мы разберемся, твои же мусора сами весь товар отдадут из рук в руки, как говорится - заржал Косой, в миру - Косов Анатолий Иванович.
   -Твою, Косой, не хрен меня обещаниями кормить, на параше пока не сижу. Просто сделай что-нибудь!
   -Не шухерись, сказал же, щас всё исправим - и отключился.
   Нужно было срочно связаться с сестрой, всё это очень и очень опасно. Не раздумывая, я развернул машину в сторону дома, быстро набирая номер сестры. Длинные гудки, но сестра так и не ответила.
   Наконец, я подъехал к дому, выскочив из машины, кинулся к двери. Входная дверь стала открываться и навстречу мне вышел Кирилл Орлов. Позади него стояла сестрёнка. И только тут я заметил представителей власти в виде трех ментов, они никуда, не спешащим шагом, подошли
   102
   ко мне. Я не сопротивлялся, когда на меня нацепили наручники. Только смотрел на сестру, мысленно молясь, чтобы она оставалась в доме и не смела ничего предпринимать. Кирилл что-то говорил ей, но Айс смотрела на меня с такой болью, будто меня не в ментовку, а на смерть увозят. Наконец, она отвела от меня взгляд и отвесила смачную пощечину наклонившемуся Кириллу.
   -Пошел вон! - крикнула она и, сорвавшись, всё же побежала ко мне.
   Менты не успели сориентироваться и поймать сестрёнку, она крепко обхватила меня и прижалась.
   -Денис - заплакала сестрёнка.
   -Всё будет хорошо, малыш, я обещаю, что вечером уже буду дома. Ну-ка, будь умницей, иди в дом и жди меня - не сразу, но сестра подчинилась, ее всё-таки пришлось отцеплять от меня, но в дом она ушла безропотно.
   Меня загрузили в, стоящий неподалеку, уазик и повезли в ментовку. Но, ехали мы недолго. Машина тормознула и меня вытолкали из салона. Мы стояли в довольно безлюдном переулке. Рядом тормознула тачка Орлова. Он тоже вышел. Менты кивнули Кириллу и отошли на пару-тройку метров. Так значит мальчику захотелось поговорить. Я ухмыльнулся, посмотрим, что он скажет.
   -Ну, доволен? - спросил я с усмешкой у Орлова-младшего.
   -Честно? Нет, доволен я буду, когда ты сгниешь за решеткой - закипел от ненависти этот сосунок.
   -Не дорос ты меня гнобить за решеткой. И если, кому там и место, так это твоему папаше.
   -А это намек, на то, что ты можешь его сдать...
   -Зачем мне сдавать Орлова? Ты что вообще не слышал, что я сказал? Уже вечером я буду дома.
   -Помечтай! Если ты и окажешься когда-нибудь дома, то будет это лет через тридцать не меньше! И не беспокойся за сестрёнку, я о ней позабочусь - глумливо ухмыльнулся Орлов.
   Вот такого я стерпеть не мог, даже в наручниках, я нанес ему пару ощутимых ударов.
   -Сука, только, тронь!
   -И трону, что ты мне сделаешь? - пнул меня Орлов - Ты, ублюдок, мою мать опять в психушку затолкал, да еще и на пять лет принудительного лечения! Ведь, я знаю, что это твоих рук дело, тварь!
   -Да? Ничего с ней не случится, только лучше будет себя чувствовать. Что-то ты мою сестру
   103
   не пожалел! А моя Айс навсегда калека. Как тебе такое, совесть не мучает, славного мальчика? - осведомился я.
   -Что? - Орлов замер в удивлении.
   -О, так ты не справлялся о состоянии здоровья моей сестры... А, пошел ты, сосунок! - я опять попытался его ударить. Но, меня схватили подошедшие менты.
   -Всё, ребятки, базар окончен. Я тебе Кирилл дал десять минут, а ты с ним воркуешь уже пятнадцать - и, с этими словами, меня опять затолкали в уазик.
   На этот раз мы приехали прямо в прокуратуру, где у дверей следователя меня уже ждал Довиденко - один из лучших адвокатов в стране.
   -Здравствуй, Денис - степенно поздоровался Борис Генрихович. Он был уже в довольно преклонном возрасте, но бульдожья хватка у Довиденко не ослабла.
   -И вам не хворать Борис Генрихович, извините, руку пожать не могу, наручники - потряс я 'браслетами'.
   -Уверяю тебя Денис, когда ты выйдешь из этого кабинета никаких наручников на тебе уже не будет - совсем не по возрасту залихватски улыбнулся Довиденко.
   Следователь и прокурор права качали недолго. Ровно до того момента, как из Москвы поступило пара звонков от моих старых, добрых знакомых. Может, я и не самая известная персона, но исключительно потому что, предпочитаю быть 'серым кардиналом'. Правда, глядя на ошарашенные лица представителей закона и порядка, становиться ясно, что о ситуации в городе, не то что в области, они не осведомлены.
   -Приятно с вами работать Борис Генрихович - пожал я свободной от наручников рукой старческую ладонь адвоката.
   -И мне, Денис, но как бы я не хотел видеть тебя почаще, такого вида встречи с тобой я желаю проводить как можно реже - витиевато выразил свое расположение Довиденко.
   Как Косой и обещал, товар менты чуть ли не сами отдали мне. Вот только, в груженных машинах оказалась лишь половина моих девочек и мальчиков. Но, даже это была радость.
   -Ну чё, брата-то теперь уважаешь? - хохотнул Косой, позвонив, когда я разгружал товар на незасвеченных складах.
   -Да я и раньше тебя уважал, здоровский ты мужик! - похвалил я Косого.
   -Ты погоди благодарить, я тебе долги свои отдаю, брат, ты же знаешь, я по гроб тебе обязан - взялся за старое Косой.
   -Ничего ты мне не должен, кроме визита в гости - усмехнулся я.
   104
   -Чё, серьезно, приглашаешь? - удивился Косой, обычно я старался свести наше общение к минимуму, но после сегодняшней демонстрации силы, я подумал, что мне такие знакомые не помешают.
   -Да, давай на Новый Год, приезжай всей семьей, познакомишь с сыном и сестру мою увидишь.
   -Всё, заметано! Приеду, ладно, чувствую не до меня тебе щас брат, бывай и жди на днях - и Косой отключился.
   Мне и вправду было не до него, весь товар пришлось проверять и подсчитывать. Убытки, конечно, будут, но незначительные.
   Я так замотался, что банально забыл позвонить сестре, поэтому когда подъезжал к дому, чувствовал себя козлом. Айс же переживает, хотя, сейчас вечер - вернулся, как и обещал. Дверь распахнулась после первого звонка и маленький, кричащий комочек моего счастья, повис на мне.
   -Айс - выдохнул я, хватая сестренку на руки.
   Не знаю, сколько мы так простояли, но Айс явно не намеревалась отстраняться первой, я тоже не стремился выпустить ее из объятий.
   -Они больше не придут? - вдруг спросила она.
   -Нет, малыш, они больше никогда не придут. Маленькая моя, испугалась? - и получив утвердительный кивок, я посильней прижал сестру к себе.
   -Не бойся, девочка моя, я никому не позволю сделать тебе плохо - целуя ее в щечки, шептал я.
   -Я не за себя испугалась, а за тебя, Денис - целуя меня в ответ, прошептала она.
   Не знаю, что со мной случилось, впоследствии я так и не нашел себе оправдания. Усадив Айс, на трюмо и продолжая ее обнимать, коснулся ладонью лица сестры, вынуждая ее поднять голову. Наклонился и прижался сухими от волнения губами к мягким, сахарным губкам сестрёнки. Айс не отстранилась, думая, что я слегка их коснусь, но я высунул кончик языка и провел им по ее губам. Айс удивленно охнула и мне этого хватило, чтобы проникнуть языком в ее рот, превращая невинный поцелуй в жадный и страстный.
   Я, как изголодавшийся зверь, терзал ее губки, исследуя каждый уголок сахарного ротика. Маленький язычок, пытающийся выпихнуть мой язык. Ручки, старающиеся оттолкнуть меня. Всё это длилось не больше минуты, а потом я почувствовал робкие ответные ласки. Ладошки Айс, крепко вцепились в ткань моей рубашки, ножки сжались обхватив меня, а губки... те
   105
   самые, губки, о которых я так давно мечтал, стали отвечать на поцелуй. Я позволил ее язычку, смущенно, попасть мне в рот и осторожно, пройтись по зубам, исследовать нёбо и встретиться с моим языком.
   Мои руки, по-прежнему держали ее затылок и талию, я не спешил, особенно после того, как Айс ответила мне на поцелуй. Но, вскоре малышке стало тяжело дышать и я с огромным сожалением отодвинулся от сестры.
   Минуту она молча пыталась отдышаться. Когда сестренке, наконец, это удалось, она опять прильнула ко мне. И никаких возражений, возмущения или неприятия, она молча, слушала мое выбивающее чечетку сердце. Гладила спину, к которой прижала свои ручки.
   -Я хочу... еще - шепотом, неразборчиво, попросила сестра.
   Я со свистом выдохнул, оказывается ожидая слов Айс.
   -Подними личико, малыш - хрипло скорей потребовал, чем попросил я.
   Айс несмело оторвалась от моей груди, ее глазки были закрыты, щеки разрумянились, сладкие губки алели от недавнего поцелуя - она была прекрасна. Со стоном, я опять приник к ее губам. Сестрёнка с готовностью приоткрыла ротик, впуская меня. Наш второй поцелуй не был таким диким, я старался доставить Айс максимум удовольствия.
   Нежно, как самую вкусную из сладостей конфетку, посасывая ее язычок, облизывая пухлые губки и слегка прикусывая их. Сестра не сдержалась и застонала мне в губы. Я, возможно, поступая нечестно, проник под футболку сестры и стал гладит ее животик, то надавливая, то слегка, порхая по нему пальцами, другой рукой я гладил тонкую шейку Айс. Малышка, уже не сдерживаясь постанывала, но всё еще крепко жмурила глазки.
   -Братик - простонала она, как будто окатила меня холодной водой.
   -Не называй меня так! - рыкнул я, отрываясь от сестры.
   Айс удивленно распахнула глаза, а я опять впился в нее поцелуем. Только теперь удерживая ее взгляд, в котором перемешался целый коктейль чувств: смущение, желание, недоверие, испуг, стыд и унижение. Айс думала, что совершает что-то грязное и неправильное. Она знала, что мы делаем и она понимала, что сама попросила продолжить. А я понимал, что совращаю маленькую сестру и не... не мог остановиться.
   Айс решила всё за нас двоих, из ее глаз, внезапно, брызнули слёзы. Я в испуге отпрянул от сестры. Неужели я, сделал ей больно?
   -Айс, малыш, что случилось? Где больно? - взволнованно спросил я.
   -Здесь - сестра ткнула себя пальчиком в грудь - мне больно здесь. Дениска, что мы творим?
   106
   Мы же сходим с ума! Я чокнутая извращенка!
   Новый поток слёз брызнул из глаз Айс. Я обнял сестру. Придурок! Творю немыслимое, она же ребенок еще, как я ей объясню, что, то что мы делаем это... Ну и, что это? Нормально? Чушь! Бывает? Да, тогда сестра права - мы извращенцы! Может, случается? Ага, только если допустить! Я не знаю ответов на ее вопросы, не знаю, что сказать, чтобы успокоить.
   -Айс, прости меня! Маленькая моя, прости - шептал я, стараясь ее успокоить.
   -Я не могу сейчас быть с тобой рядом, мне надо подумать - попыталась вывернуться из моих объятий сестра. Но я ее не отпустил.
   -Вот, скажи, тебе было неприятно меня целовать? Тебе это не понравилось? - спросил я.
   -Не знаю... нет, мне было очень приятно это делать - совсем тихо, ответила сестра.
   -Тогда, не нужно так переживать, Айс, я тебя люблю, ты меня любишь, что такого в поцелуе? - попытался я сбить сестру с толку.
   -Но родные так не целуются! - запротестовала сестра.
   -Откуда ты знаешь, кто и как целуется? Айс, маленькая, это всего лишь поцелуй, мы с тобой всё время целуем друг друга, так что в этом поцелуе было особенного?
   Сестренка задумалась и перестала вырываться. Единственное решение, которое пришло мне в голову, так это заставить думать Айс, что такого рода поцелуи бывают у родственников и ничего в это предрассудительного нет. И, кажется, я добился некоторого успеха.
   -Отпусти меня, я подумаю над твоими словами и потом поговорим - уже спокойней произнесла сестра, я что б не нарваться, отпустил Айс и она, соскочив с трюмо, тут же пошла к себе в комнату.
   А вот я вспомнил, кое о чем важном. Быстро набрав номер Дергнёва, начальника своей, как бы смешно это не звучало, охраны.
   -Да, Денис Сергеевич - моментально ответил тот.
   -Саша, проверь для меня кое-что - перекидывая в руках монетку задумчиво протянул я - Никита Тенев, какой-то там, не родной родственник Петра Савина. И избавься от Машкова, ни на что не годный тип.
   -Вы уверены, что прокурора стоит убрать? - с долей сомнения, спросил Дергнёв.
   -Саша, когда я ошибался? Пора на это место посадить кого-нибудь помоложе, да поамбициозней, что б жопу рвал за лишнюю копейку.
   -Как скажете, Денис Сергеевич.
   -Да, и еще Саша, я уеду в Питер на пару деньков, останешься с сестрой моей, охрана девочке
   107
   нужна, а я могу доверить такое дело только тебе - без ложной лести, произнес я.
   -Хорошо, но кто тогда с Вами в Питер поедет?
   -Выделишь мне кого-нибудь, за мной и так 'крыша' приглядывает, так что особо не трепыхайся.
   -Всё будет сделано - я даже мог представить, как Дергнёв кивнул в знак согласия.
   С одним делом разобрался. Идея поехать в Питер возникла еще в коридоре прокуратуры. Я был уверен, кто-то копает под меня и этот кто-то, точно не из нашего города, не мелкая сошка и не винт в системе. Вот только, когда я успел перебежать дорожку сильным мира? Как ни крути, а ехать и разбираться придется и лучше это сделать до праздников.
   В любом случае, думать о проблемах сейчас я не мог, на губах еще чувствовался вкус Айс, а голова до сих пор была забита картинками наших поцелуев. Я был уверен, что проваляюсь полночи без сна, витая в мечтах. Но уснул я, как только голова коснулась подушки.
   Утро встретило хмурыми тучами и снегом, валящим хлопьями. Со вздохом, поднялся с постели. Душ помог прийти в себя. Быстро оделся и покидал в сумку сменные вещи. Приготовил Айс завтрак и, не став тревожить, спящую сном младенца, сестру наспех начеркал записку. Еще раз осмотрел покидаемый дом и решительно вышел из него.
   Во дворе уже стоял джип Дергнёва. Сам начальник охраны каменным изваянием привалился к капоту. Но как только заметил меня, встал по стойке смирно.
   -Привет, Саша - кивнул я.
   -Доброе утро, Денис Сергеевич - дежурно поприветствовал Саша меня.
   -Ну что, узнал?
   -Узнал, по поводу Никиты Тенева информации мало, точней, вся доступная информация датируется последними тремя годами, более ранней просто нет. Тенев, больше напоминает призрака, чем человека. Но имя и фамилия не вымышленные, семья тоже. Вот, всё что удалось найти здесь - Дергнёв протянул мне тонкую папку с именем Ника на обороте.
   -Что с прокурором?
   -А что с ним? Вчера вечером совершил еженедельную поездку на дачу с 'другом' противоположного пола, да вот с градусом не рассчитал и угорел. Жаль мужика, честным ментом был - усмехнулся Саша.
   -Да, бывает... Ну что ж, поехал я тогда, а ты, как сестра проснется, зайдешь, представишься, не хочу, чтобы она волновалась лишний раз - подходя к своей машине, отдавал я последние приказы.
   108
   -Хорошо - кивал Саша в такт моим словам.
   -И еще, кое-что, не подпускай к ней этого Тенева, не нравится он мне. Орлова в близи ста метров увидишь, можешь смело отправлять по матушке. Так, кажется, всё? - заводя мотор сам у себя, спросил я.
   -До свидания Денис Сергеевич, удачной поездки.
   -Ага, бывай Саша - кивнул я и сорвался с места.
  
  
   Глава 3.
   Знала, отдала, любовь потеряла
   И все потерялось, ушло ко дну.
   Себя достала, сама не знала,
   'Люблю' сказала ему одному
  
   Она осталась одна, совсем одна,
   С разбитым сердцем напополам
   Пустынной стала ее душа -
   Холодная, нелюбимая... (Макс Барских)
  
   -Может, ты перестанешь смотреть мне в затылок? - вздохнула я.
   Этот охранник меня уже совершенно достал. Как брат мог так со мной поступить?
   -Что Вас не устраивает в моем взгляде? - в этот вопрос Александр (он сам так попросил его называть) вложил всю серьезность, на которую был способен.
   -То, что он как прицел, постоянно нацелен на мой затылок, это нервирует и прекрати разговаривать со мной на 'Вы', раздражаешь - интересно, кого бы это не раздражало, сижу в халате со сна встрепанная и пью кофе, а он стоит в дверях и смотрит, так не мигая.
   -Я могу встать перед Вами, но вчера Вы сказали, что давитесь едой, когда я смотрю на Вас - да, было дело, вчера за ужином я четырежды подавилась, потому что Александр стоял надо мной и смотрел. Мое же предложение перейти на "ты" было проигнорировано в пятый раз.
   -Ну а ты не смотри, налей себе кофе, сядь напротив и составь мне компанию - зевнула я.
   Александр отмер и прошел к кофеварке. Я же, наоборот, замерла, наблюдая, как мускулы под его водолазкой перекатываются, он еще вчера, когда пришел и представился, поразил меня
   109
   своей внешностью. В Александре не было типичной смазливости. Про таких как он говорят - 'брутальные парни'. Он был именно таким, брутальным. Но только внешне, на деле же, Александр соблюдал жесткую дистанцию. А я, чуть не взвыла от досады, мне впервые понравился мужчина, по-настоящему понравился, вот только я ему, видимо, не очень.
   Я вздрогнула, когда Александр опустился на стул напротив меня. Успела заметить, как мужчина поморщился от моего движения.
   -Что? - спросила, только, чтобы услышать его голос, грудной и немного хрипловатый.
   -Ничего, просто, если Вам Айсир Сергеевна неприятно находиться рядом со мной, то так и скажите, а не кофе пить предлагайте - ух ты, целое предложение! А-а, что он сказал? Минутку, да с чего он взял?
   -Почему ты думаешь, что мне неприятен? - спросила я вслух.
   -Потому что Вы то вздрагиваете, то хмуритесь. Я прекрасно понимаю, мало кому нравится охрана, но не стоит проявлять ложное гостеприимство - наверное, я слишком весело улыбнулась, потому что мой охранник застыл на полуслове и уставился на меня своим немигающим взглядом.
   -Я никогда не проявляю гостеприимство. Если бы ты мне не нравился, уж поверь, я бы нашла способ от тебя избавиться. Так что, перестать чепуху пороть. Просто непривычно, когда за тобой так пристально наблюдают - ей Богу, Александр смутился, он упер взгляд в свою чашку с начавшим остывать кофе и напряг спину.
   Видимо, мужчина хотел отпить из чашки, но слишком сильно ее сжал в руках. Чашка с хрустом сломалась в руках Александра, выплеснув горячую жидкость ему на водолазку, из пораненной руки потекла кровь.
   -Вот х... - смачно выругался охранник, я почувствовала, как загорелись щеки.
   -Надо водолазку снять, а то еще больней будет - пролепетала я, совершенно не ожидая, что Александр, взявшись за края ткани, стащит водолазку прямо при мне.
   Я завороженно смотрела на полуголого мужчину, его левое плечо и часть руки покрывала красивая татуировка, по спине вдоль позвоночника спускалась еще одна. Нет, я видела мужчин без рубашек, но таких, как Александр еще не разу. Александр, стоявший до этого ко мне спиной, обернулся.
   -У Вас есть аптечка? - спросил он совершенно не обращая внимание на мой очумелый вид.
   -Была, сейчас поищу - искать не требовалось, но зато мне требовалось прийти в себя, поэтому я чуть не бегом кинулась в ванную.
   110
   Поплескав на лицо холодной воды и прихватив с верхнего ящика аптечку, я более или менее пришла в себя и отправилась оказывать первую помощь пострадавшему. Александр сидел на прежнем месте, даже кобуру не снял. По его накачанной груди стекали капли мутноватой жидкости, наверное, кофе. Ожога как такого я не заметила, но покраснения имели место.
   Я опять залюбовалась им: высокий, накачанный, слегка смуглый, с темной короткой стрижкой, глаза с прищуром. Взрослый, красивый мужчина, по которому, пройдясь глазами, невольно задержишь взгляд. Я опять покосилась на его грудь, наверное, больно?
   -Давайте я сам - кивнул Александр на аптечку, заметив мой опасливый взгляд, мало ли вдруг больней сделаю?
   -Хорошо - тут же согласилась я.
   Грудь и живот Александр без проблем, смазал специальным спреем. А вот с изрезанной рукой процесс застопорился, поскольку поранил он правую руку и левой помочь себе не мог. Спустя пару минут я вынуждена была признать, что самостоятельно он не справится. Молча, подойдя к охраннику, перехватила его руку фиксируя, как учили на уроках ОБЖ и не слушая возражений, которые не последовали, только взгляд Александра стал каким-то непонятным, начала обрабатывать ранки, аккуратно вытаскивая медицинским пинцетом, Бог весть откуда взявшимся в аптечке, осколки от чашки. Александр даже не морщился продолжая смотреть на меня.
   -Ловко - обронил мужчина, когда я покончила с вытаскиванием осколков.
   -Себе как-то вытаскивала - не зная что ответить, сказала я.
   -Тоже чашкой поранились? - насмешливо поинтересовался голос над головой.
   -Неа, зеркало рукой разбила - не отрываясь от промывания ранок, парировала я.
   -Зачем? - опять стал серьезным Александр.
   -Просто так, хотела узнать, кто придет меня навестить если узнают, что я болею. А поскольку реально заболеть у меня не получалось, иммунитет слишком хороший, решила искусственно нанести себя увечья.
   -И как? Много народу пришло? - как-то глухо поинтересовался охранник.
   -Нет, просто я вспомнила, что мне даже позвонить и сообщить о своей 'болезни' некому, так что пришлось самой вытаскивать осколки и убирать разбитое зеркало - объяснила я и разогнув спину посмотрела охраннику в лицо - вот и всё, я перебинтовала, пару-тройку дней поноет и пройдет.
   -Спасибо - поблагодарил меня Александр и потянулся за водолазкой.
   111
   -Не смей! Пока спрей не впитается и вообще, отдай ее, засуну в машинку, чего в грязной ходить, уж рубашку, я тебе найду - Александр удивленно глянул на меня. Конечно, раскомандовалась, как же послушает он меня, ха!
   -Хорошо - и мужчина безропотно отдал мне часть своего гардероба.
   Наверное, мой взгляд был слишком ошарашенным, потому что Александр внезапно задорно улыбнулся мне.
   -ЧуднОй ты - под нос буркнула я, но меня услышали.
   -Это Вы - чУдная - что ответить на такое заявление я не знала, поэтому просто вышла из кухни.
   Загрузив водолазку в стиральную машину, отыскала в шкафу у брата полувер с ярлыком и понесла его Александру.
   -Вот, должно подойти - отдала я полувер охраннику.
   -Спасибо - опять поблагодарил меня Александр.
   Ответить я ему ничего не успела - зазвонил телефон. Я была уверенна, что звонил брат. Поэтому с радостным воплем бросилась к трезвонящему аппарату.
   -Привет, любимая сестрёнка - раздался в трубке родной голос.
   -Денис, привет! Я по тебе так скучаю - выпалила я.
   -Я тоже малышка, сильно-сильно! Как у тебя дела?
   -Нормально, дома сижу. А когда ты приедешь? - хотя я и так знала когда, удержаться от вопроса не могла.
   -Завтра маленькая моя, раньше не получается. А как у вас с Сашей? Не ссоритесь?
   -Нет - мой голос дрогнул, я не знала, что сказать брату. Ну не говорить же ему, что я кажется влюбилась в его охранника?
   -Вот и славно, Дай-ка мне мне с ним поговорить, малышка - я молча передала трубку Александру.
   Прослушав череду однотонных 'Да' 'Нет' и финальное 'Всего доброго', заметно занервничала.
   -Не переживайте, Ваш брат говорил не о Вас - будто читая мои мысли произнес Александр.
   -Ага, поверю на слово - хмыкнула я, но от сердца отлегло.
   -Вы очень близки с братом? - скорей как утверждение, чем как вопрос протянул Александр.
   -Да, но так не всегда было.
   -И Вы не особо разговорчивы - усмехнулся Александр.
   -Да ты тоже не горишь желанием общаться - пожала я плечами.
   112
   -А что бы Вы хотели узнать? - спросил мужчина и я поняла, что мне не важно что-то конкретное, любая информация был бы мне приятна.
   -Не знаю, расскажи что хочешь.
   -А что рассказывать? Родился в Москве, большую часть жизни там и прожил; отец, мать - добропорядочные граждане, трудяги, родных братьев, сестер нет. Учился, пошел в армию, там встретил твоего брата, он не раз меня выручал, впрочем Денис многих выручал в то время. Потом нас судьба раскидала, встретились случайно года четыре назад. Денис меня к себе на работу позвал.
   -А семья - невольно вырвалось у меня.
   -Семья? Родители в Москве до сих пор живут. А если ты про жену и детей, то бездетен и к браку не привлекался.
   По уху резануло 'бездетен', конечно, он имел ввиду, что до сих пор не обзавелся своими детьми, но мне кругом мерещилось иное значения подобного набора букв. 'Бездетна' - написало в моей карте. Я никогда не смогу оставить после себя след. Ведь именно дети - наше продолжение и бессмертие. У меня этого не будет.
   -Я, мне надо к себе в комнату - неуклюже поднялась я и попыталась побыстрей выйти из кухни.
   -Подождите, я сказал или сделал что-то не то? - донеслось удивленное в спину.
   Ответить я не могла, потому что не могла остановиться. Забежав к себе в комнату, рухнула ничком на софу и расплакалась, заглушая стоны подушкой.
   По дурости забыла закрыть дверь. Но почувствовала чужое присутствие подняла зареванное лицо от подушки. Александр стоял в дверях.
   -Уходи - попыталась я потребовать, но вышло как-то просительно.
   Александр мотнул головой и подошел ко мне ближе. Заметив, что я не возмущаюсь, сел на край софы.
   -Ну, что? Мне нельзя побыть одной? - с какой-то обреченностью, спросила я.
   -Нет - был категоричный ответ, а потом сильные руки схватив меня за талию притянули к себе.
   Я от неожиданности даже забыла сопротивляться, уткнувшись куда-то в шею мужчине. Александр больше ничего не делал, не говорил, не пытался сильней обнять, только держал в руках. Я как-то обмякла, вновь начиная сотрясаться в рыданиях. Молчаливая поддержка, которую мне даже брат не в силах был оказать, шла именно от незнакомого мужчины, с
   113
   которым я провела бок о бок всего один день. А спустя минуту я почувствовала, он знает.
   -Ты ведь, знаешь, да? - заикаясь от рыданий спросила я.
   -Да - спокойно ответил Александр.
   -Но откуда?
   -Пару раз оставался в больнице вместо Дениса, когда тот по делам отлучался. Прости, я понимаю, это не мое дело - я вдруг хихикнула прямо в шею своего утешителя.
   -Что такого смешного? - не понял Александр.
   -Значит, чтобы перейти на 'ты', мне надо было устроить истерику - всё еще хихикая подвела я итог.
   -Черт, а переиграть никак? - со смешком осведомился Александр.
   -Неа, раз начал "тыкать", то теперь продолжай в том же духе.
   -Ты смешная - улыбнулся Александр - и красивая, боюсь, если я начну тебе тыкать, то не отвяжешься от меня.
   Обычные по сути слова, а сколько в них тепла, оказывается охранник только строит из себя недоступную глыбу льда. Я почувствовала как мое сердечко, сделав оглушительный кульбит, забилось чаще. Но отстраняться от Александра не хотелось, лишь бы он не разомкнул объятий.
   -А можно мне тебя Сашей называть? - шепотом спросила я.
   -Конечно, я думал ты сама не хочешь - так же шепотом, ответил Александр.
   -Саша - произнесла я его имя на пробу - тогда ты тоже зови меня Айс, а то Айсир Сергеевна звучит не очень.
   -Айсир... Айс, ты еще маленькая, я это понимаю, но твой брат не одобрит такого фамильярного тона - он что думает, что я ребенок?
   Я нахмурилась и всё-таки отстранилась, неприятно осознавая, что Саша отпустил меня без всяких колебаний.
   -Я не ребенок! Я даже уже целовалась - выпалила я.
   -И позволь мне узнать, кого это ты целовала? - усмехнулся Александр недоверчиво на меня глянув, наверное это недоверие и послужило толчком для моего ответа:
   -Дениса! - и поняв, что ляпнула, сразу же прикрыла рот ладошкой.
   -Дениса? - прищурился Саша.
   -Ну, есть у меня друг - Денис, вот с ним и целовалась - безбожно врала я, понимая, что мне не верят.
   -Айс, ты целовалась с братом? - прямо спросил Саша.
   114
   -Конечно, по-родственному - кивнула я.
   -Он, что спятил? - обращаясь явно не ко мне, процедил Александр.
   -Саша, ты всё не так понял - предприняла я очередную попытку соврать.
   -А мне кажется, я как надо всё понял! Ведь сразу подумал, то Дэн как-то странно себя ведет и когда разговаривает о тебе выглядит не как брат, а как... Айс, ты понимаешь, что брат с тобой делал?! - Саша уже кричал на меня, хорошо, что трясти не стал.
   -Да ничего Денис со мной не делал, мы просто родственники, чего ты пристал, это вообще тебя не касается! - повысила я голос.
   -Дурочка, ты же маленькая совсем, не понимаешь, что хорошо, а что плохо - сбавил обороты Саша, но меня его ласковый голос не провел.
   -Саша, всё, что ты себе напридумывал, глупость! Я знаю куда ты клонишь, и совсем не дура, со словом 'инцест' знакома. Так что перестань ерунду городить! - Саша вроде и слышал меня, но совершенно не слушал.
   -Ладно, я понял - кивнул он - но ты всё равно маленькая девочка, вот подрастешь, тогда и поговорим на взрослые темы.
   И потрепав меня по волосам встал и вышел из комнаты. А я осталась одна, растерянная, напуганная и со следами слез на лице.
   Из комнаты я выползла только к вечеру, когда в конец оголодала. До этого я сидела в комнате и гипнотизировала сотовый, в надежде, что брат позвонит мне. Сама я звонить Денису не решила, да и чтобы я сказала? 'Привет, Денис, знаешь, я сболтнула, что мы целовались. Потому что хотела, чтобы Саша не воспринимал меня, как ребенка и обратил на меня внимание.'. Ну, не знаю, как кто, но я лично не решусь сказать такое. А врать столь же неуклюже и нелепо, как я лгала Саше, у меня желания не было. Вот так мы с "соткой" в обнимку и сидели весь день. Так, ничего для себя и не решив, я с бурчащим на меня желудком, похоже я убила последнего червячка (по научному - глиста) внутри себя, вышла из комнаты.
   Александр сидел в гостиной у телевизора, он уже успел переодеться в свою водолазку, про которую я благополучно забыла и по идее бедная 'тряпочка' должна была до сих пор лежать в 'барабане' машинки. Но домовитый Саша сумел управиться с этой исконно женской (по мнению всех мужчин планеты) техникой.
   Саша видимо уснул у телевизора, его глаза были закрыты и на мои робкие шаги он никак не реагировал. Я же, осмелев подошла почти вплотную. С интересом вглядываясь в лицо молодого мужчины, даже парня. Сейчас Саша не выглядел грозным и серьезным. Наоборот, его черты
   115
   преобразились и стали мягче. Желание прижаться к нему росло с каждой минутой. Вздохнув, я подняла руку и коснулась его щеки. Мягкая... теплая, неосознанно опустила ладонь ниже на губы, обвела их контур. Вдруг губы Саши дрогнули в улыбке, я охнула и поняла, что Саша уже не спит и в упор смотрит на меня. Испуганно попыталась отпрянуть. Но мужчина быстро схватил меня за талию и зафиксировал меня, таким образом перед собой.
   -Как спящего меня гладить - это без проблем? А как я проснулся, ты перепуганным воробьем вырываешься? А еще утверждаешь, что большая девочка - улыбнулся шире Саша.
   -Ты специально - и тут я поняла, что все мои реплики звучат по-детски и, вообще, чтобы я не делала, когда я это делаю рядом с Сашей, то выглядят мои поступки ребячеством. И почему так случается я, кажется, догадываюсь.
   Я уже думала, как деликатней подвести Сашу к разговору, не нужна ли ему девушка намного младше его? Но мой второй 'мозг' стал зазывно урчать и вообще всячески смущать хозяйку. Саша поначалу не поняв, кто издает такие странные звуки, осмотрелся, но слух его не подвел, парень уставился на мой живот. С минуту мы слушали жалобы несчастно органа, когда Саша стал вздрагивать и странно кашлять, а потом не выдержал заржал в голос.
   Я обиженно засопела, скрестив руки на груди, ну что за дурацкая привычка?! Саша только отошел от первого приступа смеха, но, заметив мою обиженную моську, опять начал угорать. В конец разобидевшись, я развернулась к охраннику спиной и собралась ретироваться. Но, ловкие руки опять поймали меня.
   -Ну, прости, прости, просто ты не видела свое личико, да и к звукам своего желудка, ты уже привыкла, а для меня в новинку, прости, что засмеялся. Пойдем на кухню, я ужин приготовил. Старался для тебя - впервые с какой-то заискивающей ноткой в голосе говорил Саша.
   -Не хочу! - ага, в унисон организм протяжно забурчал. Саша опять чуть не прыснул, но сдержался, за что я его зауважала и согласилась поужинать, всё-таки кушать очень хотелось.
   Саша не поскупился, суп с морепродуктами, салат 'Цезарь', запеканка на десерт. После супа, мне уже ничего не хотелось, но из вежливости я чуть-чуть попробовала отовсюду. Похвалила 'повара'. Саша довольно мне улыбался.
   Я ощущала, как надулась. Но самое потешное было то, что я выглядела, как шарик. Мое пузико вздулось и стало похоже на шарик. Точней создавалось впечатление, что я проглотила мячик. Саша сдерживался до последнего, но когда я сама начала фыркать и демонстративно поглаживать новую округлость на теле, не выдержал и засмеялся в голос. Его смех будто ласкал меня, заставляя почувствовать себя необычайно счастливой.
   116
   -Саш, а тебе какие девушки нравятся? - не утерпела я и спросила когда мы мыли посуду. Точней мыл Саша, а я протирала тарелки.
   -Взрослые - хмыкнул Александр.
   -А...
   -Слушай, Денис что поскупился на посудомоечную машину? - перебил меня Саша.
   -Не, он ее в ремонт отвёз, а забрать всё время забывает - нда, уже второй месяц забывает!
   -А где эта, блин, имя забыл, домработница ваша, где?
   -Любовь Андреевна? Она к дочке и внукам уехала праздновать Новый Год. И вообще, не хочешь - не мой! Я сама вымою - потянулась я к мыльной посуде.
   -Ну-ка ручки прочь! Знаю я как ты моешь! После тебя все кружки битые и тарелки с трещинами - я даже протестовать забыла от удивления.
   Изумленно взглянула на Сашу. Откуда он это знает? Про мои способности к мытью посуды? Как он вообще мог такое узнать? Он что же следил за мной? И если, да, то зачем? По настоянию Дениса?
   -Саш.
   -Что? - мужчина поднял на меня глаза.
   -Саш, а откуда ты знаешь про посуду?
   -Ты о чем? - сделал вид, что не понял, Саша.
   -Я о том, откуда ты знаешь что я не умею мыть посуду? Ты следил за мной? - постаралась я сохранить остатки спокойствия.
   Саша молча домыл посуду, не обращая внимание на мой выжидающий взгляд, сполоснул руки, вытер их кухонным полотенцем, закрыл кран с водой и только тогда прямо и открыто взглянул на меня.
   -Четыре года назад, твой брат нанял меня, вот только не в качестве своего начальника охраны и даже не как своего телохранителя. Он нанял меня присматривать за тобой Айсир. Что я и делал последующие два года. Я изучил всё, чем ты жила. Знал и видел всё, что ты делаешь или не делаешь. Да, я следил за тобой. Старался уберечь от любой опасности. Потом Денис меня 'повысил' и за тобой стали присматривать другие люди. Я же полтора года ничего о тебе не знал. Дэн был категорически против. Понимаешь, я для тебя чужой, незнакомый человек. Но я тебя знаю, ты мне очень близка. Поэтому, я и старался свести наше общение к минимуму, не было желания всё это рассказывать - Саша устало опустился на стул.
   Я же, пораженная таким количеством неожиданной для меня информации, глупо хлопала
   117
   глазами и не знала что мне делать? Кричать и топать ногами? Или тихо радоваться, что всё равнодушие и странное поведение Саши - это напускное? Так ничего для себя и не решив, я села на стул рядом.
   -Спасибо - вдруг вырвалось у меня.
   -Что? - растерялся и без того сбитый с толку Александр.
   -Говорю, спасибо! Значит, я была не одна и если бы заболела, ты переживал бы за меня - улыбнулась я, понимая, что сказала чистую правду.
   -Какой же ты ребенок еще - усмехнулся Саша.
   -Я - не ребенок. Просто я понимаю, что ты не по своей прихоти за мной следил, а мой брат дал тебе такое поручение, следовательно и ругаться я буду только с Денисом. Да и ничего интересного ты узнать не мог пока 'присматривал' за мной. Так что, злиться по поводу 'страшных скелетов' спрятанных у меня в шкафу, по меньшей мере глупо - рассуждала я не глядя на Сашу.
   -Беру свои слова назад, ты - не ребенок, ты - древняя старушка - серьезно произнес Саша.
   -Опыт приходит с возрастом, иногда возраст приходит один - твой, второй вариант - фыркнула я.
   -Опытная, ты моя - и от этого 'моя' сердце учащенно забилось - лучше скажи, чем займемся?
   -Фильм посмотрим - почувствовала, как уши заалели, вспоминая прошлый совместный просмотр кино. Интересно, а если бы Саша захотел меня искупать, согласилась бы я?..
   Мы не стали мудрить с выбором фильма, взяв первый попавшийся диск. Быстро перетащила (перетаскивал Саша, но я принимала живейшее участие, путаясь под ногами) проигрыватель из комнаты брата. Поскольку, начала заикаться, когда подумала, что могла бы с Сашей лежать на огромной постели брата и смотреть фильм. Поэтому, я спешно предложила устроить просмотр в гостиной. Мы уселись на диван и погасив свет, включили проигрыватель.
   Честно, никогда столько не краснела и не прикрывала глазки ладошкой. Фильм оказался ну-у-у очень откровенный. Жена находит любовницу своему мужу, чтобы тот не гулял от благоверной налево и направо, а любовница, впоследствии, и с мужем закрутила и с женой и... ладно, не буду это описывать, иначе совсем со стыда сгорю. И вот, я смотрю такое в компании мужчины, который мне нравится до безумия.
   Минут через двадцать, Саша сам стал прикрывать мне ладонью глаза, а еще через двадцать, остановил просмотр и включил канал 'Би-би-гон'. Я даже протестовать не стала, а мирно стала смотреть 'Кунг-Фу панду'. Кстати, очень интересный мультик.
   118
   Под конец мультфильма я уже сидела прижавшись к Саше. А когда он переключил и канал и попался какой-то ужастик, так я вообще сделала вид, что боюсь, но выключать запретила. Саша приобнял меня за плечи, так что приходилось напоминать, самой себе, что мне страшно и нужно сидеть напряженной, а не как кисель, лужицей растекаться.
   Я даже не заметила, как стала 'клевать' носом и плавно скатилась с плеча на грудь Саше. Он только принял более удобную позу, но не погнал. Проснулась я к титрам.
   -Лгунишка - шепнули мне на ухо, обдав шею теплым дыханием - ты не боишься таких фильмов.
   -Уммм - пригревшись на приглянувшейся мне груди, не сразу сообразила, что сказал Саша.
   Я решила не выдавать того, что проснулась, уж очень хотелось проследить за реакцией Саши. И он меня не разочаровал. Крепкие, мужские руки подняли меня и прижали к себе. Захотелось обнять его за шею, но сдержалась, так однозначно догадается, что я притворяюсь.
   Саша сгрузил меня в комнате на софе. Провел рукой по волосам, так ласково, что захотелось замурлыкать и сняв с меня тапочки, накинул плед.
   -Спи, ребенок - скрипнула дверь.
   Проснулась я от нежных поцелуев в шею, горячие руки мягко держали меня за талию. В голове вспыхнула мысль, что это Саша решил так экстравагантно разбудить меня. Я не открывая глаз, боясь, что это сон и так он может развеяться, я, как слепой щенок, ткнулась вытянутыми губами наугад. Бархатистый смех, вызвавший волну дрожи во всем теле был мне ответом на поцелуй.
   -Котёнок мой - прошептал родной голос и проворный язык лизнул мочку уха. Меня полусонную посадили на колени.
   -Братииик? - распахнула я глаза, пытаясь сфокусировать зрение.
   -Опять глазки плавают, ненормально это - Денис слегка нахмурил лоб. А я разочаровано вздохнула. Да, я рада была брату, но почему-то мне хотелось, чтобы на его месте оказался Саша...
   -Маленькая, ну что ты, мне нравится твой взгляд со сна, все хорошо - увидев мое расстроенное лицо, неправильно всё понял брат.
   -Всё хорошо - зеркально повторила я фразу брата, прижимаясь к Денису тесней.
   -Я так скучал, любимая - осыпая поцелуями мою шею и голые плечи, шептал брат. Я тоже скучала, поэтому мне не хотелось отталкивать Дениса, мне нравились его прикосновения, горячий шепот, любовь и нежность... Денис относился ко мне не как к ребенку... Вдруг
   119
   пронеслось в голове.
   -Я тоже, очень скучала по тебе - поцеловала я брата в щеку.
   -Не хочу больше с тобой расставаться - прошептал брат. Я же окончательно отойдя от сна, озаботилась насущной проблемой, представляю, что будет, если Саша увидит нас.
   -Денис, а где Саша? - беспокойно спросила я, отстраняя брата от своей шеи.
   -Я отправил его домой, он больше здесь не нужен - на автомате ответил брат, опять прильнув ко мне.
   А я вдруг подумала, что меня волнует узнал ли Саша о нас с братом. Но вот только, что Александр мог узнать? Если верить моим выводам, то мы с Денисом ничем таким не занимаемся. Тогда, чего же я боюсь и... стыжусь?
   -Девочка моя, никому тебя не отдам - стал целовать мои ладони брат.
   Я опять не понимала свое тело, которому очень нравилось происходящее, даже больше, плоть затмевала голос разума. Брат же, не ощущая моего сопротивления, потому что никакого сопротивления и не было, взял меня на руки и вынес из комнаты.
   -Мы куда? - непривычно сиплым, от переполняющих меня чувств, голосом спросила я.
   -Ко мне в спальню, там можно спокойно поваляться, а твоя софа и одного-то нормального человека не выдержит. Завтра же покупаем тебе нормальную кровать, если только... - задумчиво протянул брат, внося меня в свою спальню и замолчал.
   -Если, только что? - не выдержала я.
   -Если только, ты не хочешь спать в моей кровати - улыбнулся брат, я фыркнула.
   Денис опустил меня на покрывало и лег рядом со мной. Его губы опять начали скользить по моему лицу. Я жмурилась, от ласковых прикосновений. Его руки гладили мои плечи, живот, ноги. Я же обнимала брата за шею.
   Я даже не поняла, в какой момент Денис, оставшись без рубашки, в которой был изначально, лег сверху и продолжая целовать шею, развел мои коленки. Теперь я обнимала не только его руками, но и ногами.
   Чувства, во власти которых я сейчас оказалась были для меня непривычны, волнующе и необычайно сладки. Я будто растворялась в неге. Брат поднял голову и взглянул в мои полные счастья глаза. Его губы потянулись к моим губам. Я не могла ему отказать, мне хотелось этого поцелуя больше всего на свете.
   Денис, что-то уловив в моих глазах, впился в меня напористым, жадным поцелуем. Да, то что я позволяла ему делать выходило за рамки родственных отношений. Но кто определил
   120
   рамки? Я хочу этих поцелуев, не меньше брата.
   -Айс, маленькая моя, любимая - сквозь поцелуй, как в бреду, шептал брат.
   Я почувствовала, как его руки стали стягивать с меня верх от пижамы.
   Язык Дениса протиснулся в рот, мне не было противно, наоборот хотелось, прижаться сильней к его губам. Маечку, брат задрал с заметным усилием, потому как отстраниться от меня не желал, но одновременно с этим стремился раздеть. Я не пыталась ему помочь, но и сопротивляться не собиралась. Мне хотелось ощутить голой кожей его тело.
   Теперь ладони Дениса свободно гладили мой живот, бока, пересчитывали легким движением, обжигающий теплотой рук, выступающие ребрышки, отчего я впервые чувствовала себя суповым набором.
   -Боже, какая ты красивая! Малышка, ты - идеальна - шептал Денис, опускаясь по моему тельцу вниз. Он не затрагивая груди, (гордо ее так называю), обцеловывая каждый открытый участок моего тела.
   -Денис - всхлипнула я, когда язык брата попал в впадинку пупка.
   -Повтори еще раз, любимая - поднимая на меня взгляд потемневших глаз, хрипло попросил брат.
   -Денис, Денис, братик - шептала я.
   -Айс,не зови меня так... хотя, зови как хочешь, малышка - и он опять стал покрывать меня горячими и влажными поцелуями.
   Когда рука Дениса потянулась к моим пижамным шортиками, я попыталась ее отбросить. У меня это, конечно, не получилось, но брат оставил в покое ткань и опять стал подниматься вверх. Грудь также еще была прикрыта материей.
   -Можно? - дрогнувшим голосом спросил брат, явно желая стащить майку.
   -Не знаю - прошептала я.
   -Тогда не надо - прошептал он и опять глубоко поцеловал меня.
   Я тоже хотела сделать Денису приятное, поэтому прижимаясь к нему губами, я стала гладить голую грудь брата. Денис тяжело задышал и до этого я чувствовала, как бухало сердце у него в груди, но сейчас он еле сдерживал стоны. Оторвавшись от его губ, я поцеловала его подбородок. Высунув кончик языка, лизнула и дождавшись стона, стала целовать брата в шею, также как он меня, язычком пробуя его на вкус.
   Брат резко перевернулся и теперь я оказалась сверху. Взвизгнув, вцепилась в него, Денис засмеялся.
   121
   -Так удобней, если... если ты хочешь меня целовать? - с каким-то сомнением, произнес Денис.
   -Да, хочу! Тебе, значит можно, а мне нельзя? - стараясь выглядеть обиженной, надула я губки, в которые меня тут же поцеловали.
   Я же решила не строить из себя обиженку и продолжила увлекательное исследование тела Дениса. А исследовать здесь было что. Я целовала его плечи, грудь, смущенно посматривая на затвердевшие соски брата. Наконец, не сдержалась и поцеловала правый.
   -Айс, прекрати - вдруг попросил Денис.
   -Что? Почему? - удивилась, я но целовать его тут же перестала.
   -Прости, мне надо - со вздохом брат быстро поднялся, сняв меня со своего торса и ушел в ванную.
   -И что это было?
   Я перевела удивленный взгляд на настенные часы и взвизгнув, подпрыгнула на постели. Блин! Забыла! Сегодня же я должна была встретиться с Натали. Эта блондинка так на меня наседала, что пришлось согласиться пойти с ней за подарками. И сейчас я уже опаздывала на эту встречу с Мировым (местного масштаба) Злом.
   Быстро натянув, поверх пижамы, джинсы и кофту, собрав в неизвестную ни одному парикмахеру прическу, волосы и натянув, дутый пуховик, я выбежала из дома. На таком гололеде спасали только унты, купленные братом еще месяц назад. Смешно, конечно, но что не сделаешь, чтобы не 'целоваться' фэйсом с матушкой-землей?
   Натали ждала меня с такой злобной гримасой, что я поначалу побоялась подходить к ней. Но потом решила, что "малину", уже ничем не испортишь и вальяжно, не спеша 'поплыла лебедушкой' к ней.
   -Я тебя убью Стоцкая! Как так можно поступать с подругой?! - я от такого заявления, наверное, очень удивленно на нее посмотрела, так как Натали сразу потупилась - Айс, ну правда, ты что забыла, что мы встречаемся сегодня?
   Я хотела честно ответить, но тогда убийства не избежать, а глядя, на все еще злящуюся, Натали и вовсе расхотелось правду говорить.
   -Нет - помотала я, для верности, головой - просто, автобус долго не шел.
   -Вот, скажи, чего ты на машину не пересядешь? Ах, да, тебе еще нельзя! Как досадно, моя подруг младше меня.
   -Э, Натали...
   122
   -Зови меня Ната.
   -Ната, а когда я успела стать тебе подругой? - задала я интересующий меня вопрос.
   -Давно, просто я не хотела себе признаваться в этом, ты же такая маленькая и такая шуганная, но сердцу не прикажешь, я чувствую, мы родственные души!
   Кажется, я услышала стук своей челюсти о мраморный пол магазина. Нет, не услышала, показалось. Только глаз подозрительно задергался. Родственные души?! Натали явно не в себе и не во мне. Я решила промолчать, говорят же, что с сумасшедшими надо во всем соглашаться.
   А Натали - это хуже, чем чокнутый, она же идейная, если загорится чем-то, хрен ее остановишь. Поэтому я, со вздохом великомученика, вошла в первый магазин, а то, что будет второй и третий, я не сомневаюсь.
   В общем, как не странно, мне понравилось делать покупки и ходить по магазинам с Натали. Дурой Натка не была. Просто, особо умной ее назвать тоже сложно. Но она умела поговорить, посоветовать с покупкой и развеселить.
   Главное, что рядом с ней я не замечала как бежит время. Так что, на часы взглянула только после обеда. И то, лишь потому что у Наты были неотложные дела. Блондинка расцеловав меня в обе щеки, села в машину и укатила. Я же, решила сделать сюрприз брату и проведать его на работе.
   Если быть до конца откровенной, мне очень сильно хотелось увидеть Сашу, но где бы еще, кроме офиса, я могла его встретить? Я проверила как выгляжу, заглянув в ближайшую витрину магазина. Нда, далека от совершенства, но в принципе не так уж плохо. Приободренная, зашагала с кучей пакетов к такси.
   В офисе я бываю редко, точней можно по пальцам сосчитать сколько раз я здесь бывала. Так что, ничего удивительного, что я заплутала по этажам и коридорам. Но всё-таки нашла кабинет с табличной 'Стоцкий Д. С.' и ниже припиской 'генеральный директор'. За столом секретаря в приемной никого не было. Так что, я без зазрения совести распахнула двери кабинета.
   Улыбка, застыла на лице, как восковая маска. Брат не обратил внимание на мое появление, да и сложно ему было внимание обратить. Он сейчас, куда более важным вопросом был занят. На столе. С какой-то девицей, она аж повизгивала от удовольствия.
   -Малышка моя, девочка любимая - выкрикнул братец, прикрыв глаза.
   Девица еще сильней застонала. Брат открыл глаза и наши взгляды встретились. Его, полный изумления, и мой, в котором неприкрыто плескалась боль.
   Я не могла двинуться с места еще секунду, а потом силы вернулись ко мне. Да какого
   123
   черта?! Я пулей выскочила из офиса. Щеки стали подмерзать, наверное, потому что по ним текли слезы. Я не могла остановить их. Как он мог?! Хотя, он мог... Вот, только, зачем одни и те же слова говорить всем?! Или придумать больше ничего не в состоянии?
   Кто-то схватил меня сзади, сильные руки обняли. Я подняла зареванное лицо и увидела Сашу. Он молча держал меня. Его объятия стали сильней, когда я, склонив голову, спрятала свою моську на мужской груди. Блин, он же, наверное, всё знает! Стыдно...
   -Пойдем - Саша потянул меня в сторону неподалеку припаркованного джипа. Я безропотно пошла за ним.
   Мужчина привез меня в... детское кафе.
   -Издеваешься? - с сомнением спросила я.
   -Нет. Блин! Забыл, что у тебя комплекс по поводу возраста. Айс, просто, здесь весело и позитивно. Это был не намек на твой уровень развития. А еще тут обалденное шоколадное мороженное - Саша говорил вполне серьезно, но я всё равно недоверчиво на него посматривала.
   Из машины вылезть пришлось и даже в кафе пойти. Меня сразу же оглушил детский смех, такой задорный и веселый... и опять стало тяжело. Саша заметил, что я повесила голову.
   -Эй, ребенок, ты чего?
   -Да так, вот думаю, какие они хорошенькие - указала я на пупсов лет трех играющих неподалеку на мини-батуте.
   -Так! Хватит хандрить! Сначала сама вырасти, а потом по детям вздыхай - удивленно посмотрела на повысившего голос Сашу.
   -Ты чего?
   -А ничего! Веду девушку в кафе, а она чуть не плачет - 'девушку... в кафе', я начала таять...
   Остановилась лишь потому, что сотовый стал вибрировать. Возможно, он и раньше вибрировал, но из-за того, что был потерян в просторах пуховика, я его не чувствовала, а сейчас переложив в карман джинс, ощутила вибрацию. Достав средство связи, впала в шок - почти сто непринятых. И все от Дениса.
   Телефон зазвонил у меня в руках. Я подумала и решила ответить. В конце концов, ничего такого ужасного Денис не совершил. Он взрослый мужчина и имеет... А, кому я вру? Себе, ну и ладно, хочу и вру, вот!
   -Да - ровно произнесла я.
   -Айс! Что с тобой?! Где ты?! Я не мог дозвониться! Ты в порядке? - как переживает-то.
   -Денис, не кричи мне ухо. Всё хорошо, так что можешь не беспокоиться - стараясь, чтобы
   124
   язвительные нотки в голосе не проскальзывали, ответила я.
   -Айс, где ты?
   -В кафе - решила я не уточнять в каком именно кафе.
   -И с кем? - я вопросительно взглянула на Сашу, тот равнодушно пожал плечами.
   -С другом - ведь в большинстве случаев 'друг' звучит, как 'мой парень', не смогла отказать себе в этом удовольствии.
   -С каким еще другом?! - сорвался брат.
   -Со своим - Саша усмехнулся слушая нашу пикировку.
   -Айс, если ты...
   -Ой, что-то со связью, я тебя не слышу - и для убедительности, постучав по панельки ноготком, вырубила мобильник.
   -Значит, друг? Твой друг?
   И взгляд такой лукавый... Мдя, вроде и не соблазняет, а желание прикоснуться к нему всё сильней.
   Но Саша сам протянул руку и взял мою ладошку. По мне будто тысяча мурашек пробежала, приятных таких мурашек. Никогда ничего подобного я не испытывала. Это чувство усиливалось еще и благодаря тому, что мы смотрели друг другу в глаза. Я не знаю, чтобы из этого вышло, но к нам подошла официантка и пришлось делать заказ. Саша отвел взгляд, но руку мою не отпустил. Официантка, заметив наши переплетенные руки, подмигнула мне, отчего я смутилась.
   -Айс, расскажи мне, что случилось? - после того, как нас оставили одних, задал вопрос Саша.
   -А ты не знаешь? - удивилась я.
   -Нет, я вообще-то на работу только ехал, когда тебя увидел. Или ты думаешь, я лично охраняю Дениса? На это у меня есть люди. Так что произошло? - и что ему ответить? Правду? Если не засмеет, то опять начнет приставать с тем, какие у нас с Денисом отношения. Но рассказать так хотелось.
   -Я брата с девушкой застала - очень тихо произнесла я.
   -И что в этом такого? Он взрослый мужчина, у него вполне может быть девушка. Ну увидела ты его с ней...
   -Ты не понял, я его в процессе создания детей застала с девушкой - Саша удивленно хлопнул красивыми, пушистыми ресницами.
   -А дверь...
   125
   -Открыта была. И девушку я эту знаю, узнала, правда, не сразу, но узнала, это секретарша Дениса. Видела однажды. И меня не столько это убило, сколько - я замолчала не уверенная, что стоит продолжать.
   -Скажи, Айс, мне ты можешь сказать - и я сказала.
   -Он говорил ей те же слова, что и мне... Будто не мог сказать что-то другое. Это было так мерзко и обидно, я чувствовала себя оплеванной - признание далось нелегко, но произнеся это вслух, я ощутила некую легкость.
   -Даже не знаю, что сказать. Я понимаю тебя, я бы расценил подобное как измену. Но он - твой брат. Так что не стоит рубить с плеча - я кивнула на слова Саши, но согласиться пока с ними не могла, обида жгла хуже огня.
   Сейчас меня больше волновали наши с Сашей отношения. Я хотела, чтобы он мной заинтересовался, но как это сделать не знала. Хоть на стенку лезь!
   -Саш, а я тебе нравлюсь? - выпалила я, сама удивляясь своей смелость.
   -Конечно, нравишься, кому такая очаровашка не понравится? - и заметив, вспыхнувший у меня в глазах злобный огонёк рассмеялся, опять сведя все в шутку. А я не хочу шутить! Я хочу знать правду! Пусть лучше я буду уверена, что не в его вкусе, чем жить в иллюзиях. -Я не шучу, я серьезно хочу знать, нравлюсь ли тебе? - переступив через гордость, спросила я.
   -Серьезно? Ну что ж, отвечу. Айс, ты милая, нежная, красивая, интересная и да, ты мне нравишься, но... ты - маленькая. Поэтому прости, ребенок, но дружба - это максимум, что может быть между нами - вот теперь я знаю, что такое настоящая боль и обида...
   Мы молча ели мороженное. У меня оно имело солоноватый вкус, наверное, потому что я второй раз за день плакала, опустив голову, чтобы Саша не заметил. Глупая! Вот же дура! Напридумывала себе невесть что! Такие, как Александр не смотрят на таких, как я. Им подавай умных и взрослых женщин. Правильно говорила бывшая Дениса - соплюха, она и есть соплюха.
   -Айс, ты доела? Хочешь еще что-нибудь - да! Хочу, чтобы ты шел куда подальше со своими принципами... или не хочу?
   -Нет, пойдем - и пока Саша не заметил, быстро смахнула слёзы из глаз.
   -Ладно, сейчас - Саша пошел расплачиваться, видимо, ему тоже не хотелось больше тяготиться моим обществом.
   Уже стоя у машины я поняла, что если сейчас ничего не сделаю, то всё так и будет, в лучшем случае, а может он больше и разговаривать со мной не пожелает. Я взглянула на Сашу, потом посмотрела на свои руки в перчатках и подумала, что я в конце концов теряю?
   126
   -Саш - позвала я мужчину. Саша подошел ко мне.
   -Наклонись, у тебя на щеке мороженное - придумывала я на ходу.
   -Где? - удивился Саша.
   -Наклонись, я его сотру - мужчина покорно склонился, а я вцепившись в ворот его куртки прильнула своими губами к его, в отчаянном поцелуе.
   Возможно, если бы Саша попытался меня оттолкнуть я перестала бы его целовать. Но Саша застыл и ничего не предпринимал. Его мягкие, пахнущие шоколадом губы манили меня. Я аккуратно, боясь, что он всё же оттолкнет меня, провела кончиком языка по ним, пробуя на вкус, он чуть приоткрыл их. Я боязливо тронула его зубы и внезапно, встретилась с горячим языком. Наше дыхание смешалось. Саша ответил на мой поцелуй!
   Но теперь вела не я, а он, резким движением, прислонив меня к дверце машины, он навалился на меня и стал терзать губы, вызывая дрожь удовольствия по всему телу. Я трепетала, смакуя эти ощущения. Его руки на себе, пусть через тонны одежды, но всё же... Его язык также, как и мой совсем недавно, прошелся по моим губам.
   -Сладкая - выдохнул он своим бархатистым голосом - что же ты делаешь?
   Я лихорадочно стала осыпать поцелуями его губы, слегка колючие щеки, подбородок. Он стоял привалившись ко мне, подставляя лицо моим поцелуям. -Целую... тебя, Сашенька - прошептала я, в отличии от него, я говорить почти не могла, захлестываемая эмоциями.
   -Дурашка - и опять поцелуй, в котором утопают все мысли. Пусть дурашка, главное, чтобы я была твоей дурашкой...
   Именно поэтому я не заметила появление Дениса, а когда заметила, Сашу уже отшвырнули от меня.
   -Сука! Так и знал, что и на сестру мою залезть попытаешься! - никогда не видела, чтобы Денис был так зол.
   Он подскочил к поднявшемуся на ноги Саше и опять его ударил. Саша не пытался увернуться или ударить в ответ. И это было глупо! Ну что он такого сделал?!
   -Денис, прекрати, это я его поцеловала - закричала я.
   Денис обернулся и взглянул в мои полые слёз глаза, я в его смотреть побоялась, там бушевал такой ураган чувств. Брат отошел от Саши и подойдя ко мне, схватил за руку. Его ладонь жестко сжала мое запястье.
   -Ты уволен, увижу рядом с ней, пеняй на себя, Сашок - и не дав мне, даже слово сказать оттащил к своей машине.
   127
   Я обернулась посмотреть на Сашу, но он отвернулся и только сгорбившаяся спина, говорила о том, что он чувствует. Денис швырнул меня на сидение и сев рядом, дал по газам. Я боялась поднять на него глаза. Такой поток ненависти и ярости исходил от него.
   -Это правда? - уже подъезжая к дому, спросил Денис.
   -Что именно? - стараясь не пищать, уточнила я.
   -То, что ты его поцеловала? - резко затормозив у дома, произнес Денис.
   -Да, а что в этом такого?
   -Что такого?! Ладно, давай по другому. Он тебе нравится? - на тон ниже поинтересовался Денис.
   -Нет.
   -Что, тогда? - его губы чуть дрогнули и брат опять посмотрел на меня.
   -Я влюблена в него - просто ответила я и тоже посмотрела на Дениса. Его кулак впечатался в панель машины, я вздрогнула и съежилась.
   Брат молча смотрел на меня, его глаза не выражали ничего. Я испугала по-настоящему, а вдруг он и меня ударит?
   -А ко мне ты что испытываешь? - глухо спроси Денис.
   -Я не понимаю...
   -Просто ответь на вопрос. Я хочу знать, что ты испытываешь ко мне?
   -Я люблю тебя - решила я не злить брата еще больше и ответить правду. Обижаюсь я на него или нет, но я люблю его и чтобы он не творил, теперь уже наверное, всегда буду любить.
   Молчание после моего признания затянулось, поэтому я вышла из машины и пошла к дому. На пороге брат притянул меня к себе, развернул и попытался поцеловать, я зажала ладошками губы. Сегодня, целуясь с Сашей я поняла кое-что. Брат нахмурился отстранился, но объятий не разжал.
   -Почему?
   -Денис, я люблю тебя, ты самый родной мне человек, но я люблю тебя, как и должна, как брата. Не спорю, мне нравились твои ласки, но... понимаешь, мне просто было хорошо, оттого что ты любишь меня, а не от того, как это делаешь. Я...
   -Утром ты поэтому сбежала?
   -Нет, я не сбегала, я к подруге опаздывала - стараясь, сказать так, чтобы это не звучало, как оправдание, произнесла я.
   -Что изменилось? Айс, не молчи. Если это из-за увиденного тобой, то я могу объяснить - еще
   128
   крепче обнял меня брат.
   -Я не хочу так... не хочу такой любви...
   -Другую я дать не смогу - тихо обронил он и отстранившись, открыл двери.
   Молча пропустил меня вперед и ничего больше не говоря, скрылся у себя в спальне.
   Просидев час в своей комнате, я не выдержала и вышла. Немного послонявшись по дому, не утерпела и зашла к брату. Темная комната, мужской силуэт на постели. Я подошла к кровати. Брат пошевелился, значит, не спит.
   -Что случилось? - спросил Денис, поднимаясь.
   -Ничего, я просто хочу узнать, есть ли у тебя номер телефона Саши?
   -Нет.
   -Что нет?
   -Нет, я не дам его тебе - не взглянув на меня, произнес Денис.
   -Но почему? Потому что он мне нравится?
   -Не только, Айс, ты его не знаешь.
   -Что я такого ужасного о нем не знаю? - начала я злиться.
   -Саша, как бы помягче выразиться. Он любитель по-жестче - запнулся брат.
   -Ты о чем?
   -Ему нравится жестоко избивать женщин во время полового акта - кажется, мои глаза вылезли из орбит - правда, он любит особ старше тридцати, а не тринадцати. Поэтому, я ему тебя и доверил. Но, кажется, зря.
   -Денис, ты лжешь! Он не может быть каким-то... каким-то извращенцем. Он ласковый и добрый - попыталась я возразить.
   -Я могу тебе это доказать, если ты так хочешь - равнодушно бросил брат - но Айс, подумай, хочешь ли ты знать точно, что я сказал правду или оставишь надежду на иллюзию?
   -Денис, зачем ты мне это рассказал? - спросила я.
   -Потому что, иначе ты не поймешь, с чего я тебе отказываю. Он неплохой человек в целом, но у Александра есть свои заскоки. И это один из них - Денис подошел ко мне вплотную - ты можешь думать обо мне что угодно, но я не позволю вам встречаться, по крайней мере до тех пор, пока я - твой опекун.
   -Денис, а если бы это был не Саша? Если бы кто-то другой? - не знаю почему, но мне было важно знать ответ брата.
   -Я всё равно сходил бы с ума от ревности - спустя минуту, ответил брат - но будь это парень
   129
   без подобных отклонений, я не стал бы мешать. Я люблю тебя, сестрёнка и хочу только добра.
   Я растеряно смотрела на брата и понимала, что уже верю ему. Без доказательств, без слов Саши, просто верю, он не может меня обмануть.
   -Хорошо, я постараюсь не искать встреч с Сашей - пообещала я, утыкаясь носом брату в грудь.
   -Айс - пробормотал Денис, сжимая меня в объятиях - я не смогу жить с тобой рядом и не делать так - его руки поглаживали меня - и вот так - губы приникли к шеи - и вот так - запрокинув мою голову брат опять поцеловал меня в губы, на этот раз я не отстранилась, но Денис не стал углублять поцелуй - я не смогу не делать это, если мы будем рядом. Возможно, нам стоит жить, как раньше - отдельно.
   -Как? Я снова буду одна? - рекорд, третий раз за день глаза набухают от слёз. Что-то я совсем разнюнилась.
   -Нет, я найму тебе кого-нибудь, по другому не получиться, малыш - целуя меня в макушку тихо, но твердо говорил брат.
   -А... а что, если я позволю тебе это, тогда мне можно будет остаться? - прошептала я, не в силах сказать громче.
   -Айс, я не собираюсь тебя заставлять любить меня, а отдельное проживание, только для того, чтобы не пугать тебя. Ты разве не замечаешь, как я... - Денис замолчал.
   -Что 'как ты'? - с любопытством посмотрела я на брата.
   -Как я ... хочу тебя? - лицо моментально запылало.
   -Денис, но это же не нормально - будто ребенка, попыталась я вразумить брата.
   Брат не слушая меня, стал вытирать поцелуями мои слезы и говорить между тем:
   -А ты думаешь я не понимаю?! Я уже и к психологу ходил, и девушек менял, и пытался относиться к тебе только, как к сестре. Но, я с каждым днем всё сильней увязаю в этом болоте чувств, грязных и сумасшедших чувств, к тебе. Ты - мой ангел, моя драгоценность, мой цветочек... - я закрыла его губы своими. Зная точно, что не смогу жить без него, вдали от него...
   Брат ответил на поцелуй. Все мысли о Саше вылетели за пару секунд страстных ласк Дениса. Брат снял рубашку, бросил ее на постель, стал стягивать с меня джинсы. Повалив меня на кровать, продолжая целовать.
   -Я люблю тебя - шептал он - моя малышка...
   -Не надо, ты другим тоже говоришь...
   -Глупышка моя, я ей это говорил, только потому что представлял тебя - от смущения я
   130
   попыталась отстраниться, Боже он признался мне в таком!
   -Маленькая, ты так очаровательно смущаешься - засмеялся брат.
   Я зло фыркнула и решила обломать брату веселье, высунув язычок лизнула им Дениса от подбородка до кадыка, по шее вниз. Смех тут же оборвался, брат прикрыл глаза.
   -Да - прошептал он.
   Я хихикнула, но снова лизнула. Его кожа и аромат притягивали меня. Денис ассоциировался у меня с глотком свежего воздуха. После него, кружилась голова и ощущалась странная наполненность в груди. Я поцеловала его плечо, перешла на накачанную грудь, но экспериментировать с сосками брата, не стала. Когда я коснулась губами пупка, Денис резко приподнял меня и перевернувшись оказался сверху.
   -Теперь моя очередь - прошептал он и куснул мочку моего уха. Я пискнула, но сопротивляться не стала.
   Брат поцеловал меня в нос, лизнул мои губы, но когда я попыталась ухватить его за язык и получить полноценный поцелуй, лишь хрипло хохотнув, отстранился. Шею он терзал долго, меняя страстные поцелуи, на нежные, прикусывая кожу и просто, касаясь ее губами. Я почувствовала напряжение внизу живота, захотелось придвинуться к Денису вплотную, вдавить живот в его торс, но я сдерживалась.
   Братик уже целовал плечи, когда у него появилось препятствие в виде моей футболки.
   -Можно? - повторил он утренний вопрос.
   -Да - выговорила я, непослушным языком.
   Денис одним движением снял ее с меня, я хоть и понимала, что этого глупо, но всё равно прикрыла ладонями грудь, которая, даже будучи столь маленькой, не помещалась у меня в руках.
   -Айс, убери ручки, дай мне посмотреть на тебя - я не реагировала - Айс, прошу тебя, я очень хочу взглянуть.
   Я со вздохом медленно убрала руки. Восхищение в глазах Дениса удивило и порадовало одновременно. Брат наклонился к моей груди, я подумала, что он меня поцелует, но нет, Денис только подул, горячим дыханием. По телу прошла дрожь и я, почувствовала как живот стало болезненно крутить.
   Обхватив губами сосок, Денис слегка потянул его, я застонала. И выгнулась. Но брат тут же его отпустил, проделав подобное и со второй мой грудью, Денис накрыл их своими ладонями, как чашами. Я мяла простыни руками, стараясь стонать потише. Брат стал спускаться влажными
   131
   поцелуями к животу. Я уже не стонала, а только всхлипывала и попискивала, когда он касался меня языком. Денис увлекся моим шрамом и будто зализывал его.
   -Прости меня, прости, малыш, прости - как мантру шептал он.
   -Братик, я простила - выдавила я из себя.
   -Маленькая моя - его руки переместились на мои бедра.
   Денис развел мои ноги и стал осыпать поцелуями внутреннюю часть бедер. Перемежая сильные прикосновения с ласковыми поцелуями. Перешел ниже, на колени.
   -Денис, мне больно - прошептала я, не выдержав тянущей боли в животе.
   -А? Что, где больно?! - всполошился брат.
   -Здесь - я ткнула пальцем на живот.
   -Малыш - засмеялся брат и стащил меня поближе к себе, так, что я оказалась плотно прижата к паху брата, причем он полусидел на коленях, а я продолжала лежать. Я почувствовала, то, что раньше только в энциклопедии читала и стала краснеть, но не отодвинулась. Денис, не замечая моего смущения, стал гладить мой живот.
   -Я хочу их снять - поддел пальцем, брат мои трусики.
   -Нет! - запротестовала я.
   -Ладно, тогда будет сложней - Денис опять наклонился к моим губам. Жадный поцелуй, одна рука ласкает мою грудь, беззастенчиво играя с соском, а вторая... о Боже, что он творит, его рука гладила меня, сквозь тонкую материю трусиков.
   Живот скрутило окончательно, я застонала и почувствовала, как напряжение внутри усиливается, становясь невыносимым. Когда я думала, что начинаю умирать, мир дрогнул и взорвался мириадой огней. В ушах зазвенело, дышать стало неимоверно сложно, а я закричала, в беззвучном крике, поскольку Денис поймал его, своим поцелуем. Меня пробила дрожь, я выгнулась и замерев на секунду, бессильно обмякла.
   -Айс - прошептал брат и прижавшись ко мне положил безвольную руку на свой пах.
   Притянув меня к себе ставя на колени рядом, не давая убрать руки и продолжая целовать выпивая дыхание, брат затрясся так же как и я. Обхватив меня руками, он не давал упасть ни мне, ни себе. Я, всё еще оглушенная странным взрывом... удовольствия? Да, скорей это было удовольствие, а не мучение. Так вот, прийти в себя я еще не успела.
   -Любимая, тебе понравилось? - спросил брат.
   -Да, очень - прошептала я.
   -Айс, девочка моя - падая вместе со мной на подушки, бормотал брат.
   132
   Я лежала и не могла придумать ни единой фразы, чтобы начать разговор. Что это было? Как такое произошло? И что делать теперь? Вот основные вопросы, крутившиеся у меня в голове. Но додумать мне не дал голос брата:
   -Пойдем в душ, малыш - и не интересуясь, хочу ли я в него (душ) идти и идти туда с ним, брат подхватил меня на руки и понес в ванную.
   -Денис, что это было? - всё же спросила я.
   -Что именно? - лукаво поинтересовался брат, целуя меня, я с удовольствием ответила на поцелуй, но мысль продолжила.
   -Когда я потеряла ориентиры, тряслась и кричала.
   -А, ты про это, ничего особенного, у тебя был оргазм - просто ответил брат и посадил меня на стиральную машину.
   -Оргазм? Но как, я читала, что для этого...
   -Малыш, поверь, в книжках всего не напишут. Когда людей тянет друг к другу, когда они оба хотят этого, им хватит нескольких чувствительных касаний партнера. Как у нас с тобой, мне хватает того, что я могу прикасаться к тебе. А тебе нужно было, только позволить мне играть с твоим телом.
   Следя за каждым его словом, я не заметила, как Денис снял с меня трусики. Перенес в ванную и включив воду, поставил меня под нее. Я вздохнула, обрадованная тем, что могу помыться в одиночестве, но не тут-то было. Денис вернулся почти сразу, только теперь он был в одних трусах.
   -А почему тебе можно, а мне нельзя? - ткнула я обличительно пальчиком.
   -Потому что - отрезал брат, вставая под струи воды позади меня. Вместо мочалки брат решил использовать свои руки. Намылив их, он стал осторожно меня гладить. Я чуть не мурлыкала от удовольствия.
   -Обопрись о стену, я потру тебе спинку - возбужденное сознание потребовало, чтобы Денис не только спинку потер. Но стыд не дал мысли оформиться в слова. Я обперлась о стенку и почувствовала руки брата на спине.
   Денис тщательно намыливал мне спину, спускаясь к пояснице, а затем ниже, щеки пылали, но с места я не двигалась и ни слова не сказала против.
   -Малыш, а попка, как в детстве - розовая - всё, этого мое смущение пережить не смогло, я резко обернулась, чтобы тут же оказаться тесно прижатой к брату.
   -Я так и думал - улыбнулся он - подобных слов ты еще не выдерживаешь. Ну чего ты так
   133
   смутилась, я люблю тебя и всё в тебе для меня любимо. Твои маленькие ножки, худенькие плечики, сахарные губки и пахнущие детским мылом волосы. Айс, ты вся целиком любима мной - я опять прижалась первая в поцелуе. Не могу я после таких слов не поцеловать Дениса.
   -Разведи ножки - оторвавшись от меня, попросил брат.
   -Нет - воспоминания о его бесстыжих ласках нисколько не притупились.
   -Я не буду трогать, обещаю - будто прочитав мысли, заверил меня брат.
   -Точно?
   -Да, малыш, теперь только если ты сама попросишь - я нерешительно кивнула и развела ноги в стороны.
   Брат встал между ними и тесно прижавшись, приподнял меня, заставив обвиться вокруг него. Я чувствовала его возбуждение. Брат начал меня целовать, сильно, даже грубо, я отвечала. Мы стояли в ванной под душем и ласкали друг друга. Брат скользил по моей коже и под моей кожей. Живот опять стало тянуть. И вдруг брат остановился облил меня водой, смывая мыльную пену. Ополоснулся сам и опять, посадив меня на стиральную машину, тщательно вытер.
   -А почему мы остановились? - всё же спросила я.
   -Потому что я так решил - очень лаконично, ответил брат.
   -То есть ты решаешь всё?! И за меня и за себя? - разозлилась я.
   Денис улыбнулся, такой искушающей улыбкой и произнес:
   -Мы можем продолжить, но при условии.
   -И каком?
   -Ты попросишь у меня сама об этом.
   Я возмущенно фыркнула и спрыгнув с машинки, протопала босыми ногами из ванны в свою комнату.
   Поймал меня Денис у дверей. Против воли, вместо того, чтобы вырваться, я оперлась на грудь любимого брата и расслабилась.
   -Малышка, ну как ты не поймешь, я все время думаю, что ласкаю тебя, против твоего желания, принуждая, а если ты сама захочешь и скажешь мне об этом, я буду самым счастливым человеком на свете - нежно кусая мое ушко, шептал брат.
   -Я не... не могу, мне стыдно - млея от его объятий и сама опуская руки брата, к требующему ласки животику, слабым голосом, ответила я.
   -Стыдно? Но тут нечего стыдиться, маленькая моя, меня не стоит стыдиться, мы же близки,
   134
   ближе, чем дозволено - поглаживая меня, продолжал искушать брат.
   -Братиик - выдохнула я, тая от его прикосновений - поцелуй меня...
   -Куда? - слыша улыбку в голосе брата, я тяжело задышала.
   -Сюда - откинув волосы, подставила я свою шею.
   -Как пожелает моя принцесса - и брат жадно впился губами в меня...
  
  
   Глава 4.
   Каждый сантиметр,
   Каждый край
   Души и тела,
   Все, что пожелаешь - выбирай,
   Все, что ты хотела:
   Поцелуи под луной
   Или в платье белом.
   Почему же не со мной?
  
   Ты так красива
   Невыносимо
   Рядом с тобою
   Быть нелюбимым.
   Останови же
   Это насилие
   Прямо скажи мне
   И тему закрыли. (Ты так красива. Quest Pistols)
  
   -Как пожелает моя принцесса - и я жадно впился губами в шею сестрёнки.
   -Братиик - стонала Айс, извиваясь в моих объятиях, я отучу ее от этого слова, но позже, сейчас смирюсь, пусть 'братик', но не одна сестра так не стонала от поцелуев брата.
   Я подхватил свою малышку и понес в спальню. Девочка сегодня принесла мне так много удовольствия, а надо было лишь сказать, что собираюсь поселить ее отдельно. Да, некрасиво, но что мне оставалось? Сначала этот сукин сын Саша, каков урод! Я много пойму и прощу ему, но
   135
   не сестру. Она только моя - вся, целиком. Первый поцелуй, первый оргазм, я во всем у нее буду первым и последним. Больше никто до нее не дотронется, особенно после того, что я сегодня с ней делал.
   Как она стонала и всхлипывала от незатейливой ласки, вкус ее тела до сих пор тает на языке. Я думал, что после таких игр, мое возбуждение немного спадет, но стало только хуже, я хочу ее, не больше, хотя я и не против, а просто хочу еще, еще поцелуев, еще объятий, ласк...
   -Любимая, что ты хочешь? - решил я начать с вопросов, раз Айс не может сама потребовать.
   -Поцелуй - пискнула моя малышка.
   -Куда?
   -Сюда - она несмело ткнула пальчиком в два своих 'холмика'. Очаровательная грудка сейчас ходила ходуном от частых вздохов сестрёнки.
   -Сейчас, девочка моя - я скинул с сестры полотенце и приник к правому сосочку Айс.
   Айс выгибалась в том месте, где я касался ее. Это было так чувственно и невинно.
   -Скажи, что любишь меня - потребовал я, впрочем вложив в голос океан желания.
   -Я люблю тебя, очень сильно люблю - сухими от волнения губами, шептала Айс.
   -Малышка - на грани оргазма, я подмял Айс под себя. Не чувствуя сопротивления, лег на нее и закинул тоненькие ножки на себя.
   Я хотел, чтобы сестра чувствовала меня, чувствовала мое желание и Айс его чувствовала. Я видел это по ее горящим щечкам, закусанным в нетерпении губкам и переполненным удовольствия глазам. Я потерся пахом о ее голую кожу и этого было достаточно, чтобы сестра закатив глазки закричала. На этот раз я позволил ей кричать не в мои губы, а на весь дом, чтобы самому взлететь на вершину от картины перед глазами и крика удовольствия в ушах.
   -Денис - спустя десять минут позвала Айс меня, мы лежала крепко обнявшись, правда мне пришлось менять плавки на пижамные штаны, а Айс прикрылась одеялом, но под ним оставалась обнаженная, прижимаясь ко мне голой спиной.
   -Да, любимая?
   -Что нам делать? - как я не готовился к этому вопросу, а оказался всё же не готов.
   -Ничего. Жить дальше. Любить друг друга, кто нам указ? Мы свободны - через девять дней тебе шестнадцать, ты - достаточно взрослая, чтобы решать самой как быть дальше. Но учти я после сегодняшней ночи не откажусь от тебя, для меня ты - не столько сестра, сколько любимая девушка, единственная девушка.
   -А остальные?
   136
   -Больше не будет остальных, ты - единственная!
   -Приятно конечно, но я про других людей, знающих нас людей?
   -А кто нас знает? Айс прими уже этот факт, мы - сироты, только твои друзья, которых по пальцам сосчитать, а мои знакомые, если и знают о сестре, то в глаза ее ни разу не видели. И кстати, мы не похожи, если бы я наверняка не знал, что ты моя сестра, никогда бы и не подумал, что это так.
   -И к чему ты сейчас ведешь? - подозрительно сощурив глазки, Айс повернулась ко мне личиком.
   -К тому, что скрывать я ничего не стану. Я буду любить тебя так, как я умею и меня не интересуют чужое мнение. И тебе я не позволю думать, что мы делаем что-то преступное - я невольно перешел на командирский тон.
   -Брат, но это правда ненормально и глупо отрицать очевидное, мы совершили инцест, пусть и не в физическом плане, но морально, духовно и это, сколько бы ты не говорил, неправильно - я думал будет проще. Но Айс, похоже, не любит когда все просто.
   -Малыш, тебе не понравилось? - неуверенно мотнула головой - вот! И мне понравилось, если не сказать больше. Что тогда? Что в это плохого? Айс, просто, наша любовь другая, но это любовь, а не похоть и извращения.
   Айс задумалась, потом подняла на меня взгляд, в котором отражалась решимость.
   -Прости, но ты не прав и не надо меня уговаривать. Я всё равно не соглашусь с тобой. И давай спать, я устала - свернувшись у меня в объятиях, Айс закрыла глаза.
   -Я люблю тебя - прошептал я.
   -Я знаю - опять не тот ответ, когда же она произнесет то, что я жду.
   Утром меня разбудил звонок Косого, он был в городе. Я объяснил как проехать и пошел будить сестрёнку.
   Айс спала на спине раскинувшись звездочкой на постели. Я почувствовал, как утреннее возбуждение берет верх. Подкравшись к постели, я склонился над сестрой, приоткрытые губки манили. Я не стал противиться желанию и прикоснулся к ним, языком тут же обвел сладкие губки. Айс, не просыпаясь, рефлекторно поддалась навстречу поцелую. Я приподнял малышку над подушками, легкая дрожь прошла по телу, при прикосновении к голой коже желанной девочки. Айс приоткрыла сонные глазки.
   -Братик? - у нее это входит в привычку, уточнять я ли это - отстань, дай поспать.
   -Я хочу тебя, маленькая - не отстраняясь, произнес я.
   137
   -А я другое хочу - пробормотала это соня.
   -И что же это?
   -В туалет и кушать - нет, так мне еще никто не отвечал. Я прыснул.
   -И чего ты ржешь? Отнеси меня, а то вставать лень - наглость моей малютки убивала.
   Я фыркнул и подняв девочку на руки, понес в ванную. Приятные она (ванна) навевает воспоминания, хотя мне все места, где Айс позволяла себя ласкать, навевают приятные воспоминания.
   -Кушать будет подано через пятнадцать минут и к нам приедут в гости мои друзья - пока Айс не успела ничего уточнить, я поставил ее на пол в ванной и закрыл дверь с другой стороны.
   На завтрак я решил сделать блинчики, Айс их всегда любила, ну в детстве точно любила. И полить их сверху шоколадом, который так напоминает цвет ее глаз. Нежный шоколад, я тону в них, но говорить об этом не хочу, а то совсем спятившим меня посчитает.
   В кухню Айс пришла благоухая моим шампунем, одевшись в мой халат, который волочится за ней по полу и опять босая. Я молча вышел и принес ей тапочки. Сам одел, попутно обцеловал любимые ножки, Айс смеялась и пыталась оттолкнуть меня.
   -И зачем надо было перебивать свой аромат, моими вещами? - спросил я у малышки, взглянув в светящиеся счастьем глазки.
   -Я... я хочу пахнуть тобой - вдруг выдало это чудо.
   -Зачем?
   -Потому что, нравится твой запах... на мне - и кто кого соблазняет? Я же сейчас ее съем.
   -Ну, прости меня, хочешь я сейчас переоденусь в свое? - неправильно растолковала, наверняка, мой горящий взгляд сестрёнка.
   -Не смей! - прижимая ее к себе, рявкнул я - я с ума схожу от твоего запаха и слов.
   -Правда? - доверчиво заглядывая мне в глаза, спросила Айс.
   Я усмехнулся и приложил маленькую ладошку к паху.
   -Еще сомнения остались? - Айс округлив глаза замотала головой - вот и славно.
   Я думал, сестра уберет руку, но нет, Айс продолжала удерживать меня. Я удивленно на нее посмотрел.
   -Денис, а почему ты, ну, ни разу, не раздевался до конца передо мной? - краснея как маков цвет, запинаясь, спросила сестра.
   -Потому что, еще маленькая, вот подрастешь может и покажу,что там прячу - мой ёжик засопела и напомнил о другом ёжике, которому пора было менять воду и положить поесть.
   138
   -Ну и ладно, подумаешь, что я там не видела? - бурчала Айс поедая блины - и вообще, о каких гостях ты говорил?
   -Ко мне приедет армейский друг с семьей, так что беги одевайся, нечего людей смущать - улыбнулся я.
   -И при них ты тоже.. - не закончила, итак понятную фразу Айс.
   -Если захочу и нечего делать такое обиженное личико, я еще ночью тебе сказал всё, что думаю о нас.
   -Я тоже сказала, но ты меня вроде плохо услышал - еще больше обиделась сестра.
   -Милая, любимая, хочешь чтобы я перестал? - целуя перемазанное шоколадом личико, осведомился я.
   -Нет - на автомате, млея от моих ласк ответила Айс.
   -Вот и ответ - лизнув последнюю капельку шоколада, отстранился я.
   -Эй, так нечестно! - пискнула сестрёнка.
   -А я честно и не обещал, все иди, а то прямо тут повторю ночные игры - пригрозил я.
   Айс встала и покорно пошла из кухни, но остановилась у самых дверей.
   -А кто сказал, что я против? - улыбнулась она и припустила к себе в комнату, хихикая оттого, как я зарычал.
   Звук движущегося 'танка' Косого я услышал за долго до того, как он подъехал к моим воротам. Конечно, Косой хвастал как-то, что прикупил себе 'Хаммер' но я и не думал, что тачка настолько шумная.
   -Эй, хозяева! Ворота открывайте, гости пожаловали! - заорал во всю мощь легких вылезший поджарый мужчина, в котором я с трудом узнал некогда необъятного Косого.
   Я поспешил встретить приятеля, зная Косого, вся улица может быть свидетелями нашей встречи. Анатолий или просто Толик, заприметив меня тут же кинулся жать руку и похлопывать по спине.
   -Толян, ну ты и изменился, не признал - хохотнул я.
   -Да это всё Ленка моя! Здоровый образ жизни пропагандировала, а куда деваться?
   Вот и стал на каланчу похож. А сам-то? Мужиком теперь не только внутри, но и снаружи стал, а то раньше тронуть лишний раз боялся, вдруг рассыпешься? - я пихнул Косого в бок, тот ухнул и заржал.
   Из машины тем временем выбралась эффектная блондинка с карапузом лет трех на руках.
   -Толя! Ты что, хочешь, чтобы я надорвалась! Возьми Мишеньку на руки, хватит там
   139
   обжиматься! - немного визгливым, но в целом просто звонким голосом произнесла девица.
   -Лена! Иди сюда и поставь Мишку на землю, он сам любит ходить! Нечего мне пацана в бабу превращать! - Лена надула губы, но безропотно подошла к нам.
   -Ленок, это мой хороший друг - Денис Стоцкий. Дэн, а это женщина моей жизни - Леночка и наш сын - Михаил - гордо представил семью Толик.
   Лена манерно подала мне ручку, я же сделал вид, что не заметил ее намека и просто дружески пожал ухоженную ладонь. Отметив про себя, что у Айс руки, не в пример, красивей. В этот момент моя малышка выпорхнула из дома, наспех застегивая дубленку. Ну, вот точно, надаю по попе! Замерзнет же и простынет! Я поспешил к сестре, которая балансировала на заледенелой дорожке и схватил ее перед самым падением.
   -И чего ты выбежала? - не выпуская сестренку из рук раздраженно поинтересовался я.
   -Прости - шепнула Айс.
   -Ладно, давай тогда уже познакомлю - на тон спокойней произнес я.
   -Ой, какой славный - не обращая на меня внимания, Айс завороженно глядела на сына Косого.
   Малыш тоже с интересом посматривал на Айс. А через минуту сестра уже вовсю возилась с мальчиком.
   -А сестра у тебя прыткая, вон как с пацаном моим быстро сошлась - засмеялся Анатолий.
   -Как понял, что сестра? - удивился я.
   -Так, похожи же - я недоверчиво глянул на Косого - нет, не спорю, внешних признаков, конечно, маловато. Но вот как-то сразу чувствуется, что вы - близкие, родные люди - от этих слов внутри меня что-то похолодело, я не хочу этого, не хочу, чтобы другие так думали!
   -Понятно, - постарался я скрыть свое недовольство - пошли к дом, чего у ворот мерзнуть.
   -Сейчас, только вещи выгружу, вот Ленка! Сказал же, чтоб вещей особо не брала, мы всего дней на пять. А она! Всё взяла, хорошо, что холодильник дома оставила - бурчал Косой, но чувствовалось, что на жену он не сердит и даже не раздражен, так для острастки.
   Уже в доме я всё-таки оторвал сестру от малыша и познакомил с четой Косого. После чего, Айс полностью погрузилась в возню с Мишей. Лена, не смотря на свою модельную внешность, вызвалась помочь с готовкой. А мы с Толиком отправились ко мне в кабинет. Новый Год - это, конечно, хорошо, но у нас остались нерешенные проблемы еще в старом году.
   -Что скажешь? Я не хрена про нашего Никиту найти не смог. Тут либо он - призрак, либо работали спецы. И как мне не обидно это признавать, но такие спецы у нас имеются только в
   140
   органах гос. безопасности.
   -Но, кто? Кому нужен обычный делец в среднем по населенности городе, не государственной значимости. Что высшей власти понадобилось от меня? - вскипел я, хотя, думал, что уже успокоился.
   -Вариантов до черта, но самый рабочий - это личные мотивы. Ты кому-то крупно подгадил. И этот кто-то решил тебе отомстить.
   -С чего ты взял - недоуменно посмотрел я на Косого.
   -Да как тебе сказать... Вот, вроде всё так грамотно организовали, ну облаву эту, а стоило только зубы показать и тебя тут же отпустили. Да и смущает меня кое-что, такие как Тенев, только не в обиду, но они на таких как ты - чихать хотели. Он птица высокого полета, создается ощущение, что его об одолжении попросили, или, что хуже - долги парень отдает.
   -И что мне в этой ситуации делать?
   -Напомнить о долгах всем дружкам своим, бывшим. Ты, Денис, не хуже меня знаешь, должников у тебя куча. И половина из них с радостью отдадут долг, лишь бы больше ничем тебе обязанными не быть.
   -Это ты про Толимова? Слышал, он губернатором стал.
   -И про него тоже. Кому хочется о темном прошлом вспоминать. У него положение и так не очень, молодой он больно для политики и нахрапистый. Пододвинуть его многие мечтают. А если кто прознает, что Толимов с местной шпаной дружбу водит, станет еще хуже.
   -Значит, Толимов? - всё еще сомневаясь уточнил я.
   -Значит - сейчас, Толик меньше всего походил на добропорядочного бизнесмена.
   Всё-таки права пословица, сколько волка не корми, а он всё равно в лес смотрит. Вот и Косой, как бы не строил из себя честного гражданина, бандитское нутро свое берет.
   -А по Орлову что?
   -А ничего, рыпаться начнет, быстро прихлопнем, нам лишний шум ни к чему. Меня больше Сашок заботит.
   -У тебя, что везде есть уши? Как ты узнал о том, что я его уволил?
   -А ты уволил? - удивился Косой, я нахмурился - ну не хрена себе новость! Сашок меня заботить стал еще с весны. Думаю, он крысятничать начал и именно от него инфа текла к нашим недругам.
   -А чего ты молчал?
   -Будто ты слушал? 'Лучшего телохранителя не найти! Саша - профессионал!' Чей треп?
   141
   Базаришь, так не отказывайся, так и пустословом стать можно - опять перешел на дворовый треп Косой.
   -Передо мной, что опять сидит малолетний уголовник, чего ты мне всякой хренью голову забиваешь! Я и не отказываюсь от своих слов. Был не прав. А вот извиняться не стану, ничего не сделал, чтобы прощение просить - рявкнул я не хуже Косого.
   -Да ладно, проехали. И вообще, кончаем базарить о делах. Ты-то сам как? Живешь с сестрой. Без бабы не в лом? - бесхитростно поинтересовался Толик.
   -А с чего ты взял, что я без баб живу. Как ты сам любишь говорить, с моей рожей только улыбнуться и любая телка сама не заметит, как трусы стаскивать начнет. Так что, каждый день и через день... - на последнем моем слове под дверью раздался звон.
   Я вскочил и распахнул двери.
   Айс, низко склонившись, собирала осколки чайного сервиза на поднос. Она же порежется! Я присел на корточки и попытался помочь. Но сестра откинула мою руку.
   -Айс, прекрати, ведь поранишься! - попытался я опять перехватить осколки.
   -Не надо, я сама - каким-то напряженным голосом произнесла сестра.
   Я молча отодвинул сестру и сам собрал все осколки, Айс сидела на коленях, даже не пытаясь подняться. Низко склонив голову, малышка занавесилась от меня копной волос. На ее сцепленные ладошки капали слезы.
   -Айс, что ты слышала? - уже не стесняясь стоящего в дверях Косого схватил я сестренку за запястья и требовательно заглянул в влажные глаза.
   -Ничего, я просто, уронила поднос, когда открывала двери - она хорошо врала, другой бы купился, кто угодно, но только не я. прекрасно чувствуя, что сестра лжет.
   Смахнул слезы, Айс резко поднялась, дерзко взглянув на меня. В ее глазах не было привычного тепла и любви, они стали какими-то тусклыми и я знал, что она слышала. Я сделал ей больно своими словами, не имеющими ничего общего с правдой.
   -Толик, будь другом, унеси поднос с осколками на кухню, мне надо с сестрой переговорить с глазу на глаз - попросил я Косого.
   -Без базара, как раз Ленка там - кивнул Толик и, подхватив поднос, скрылся в коридоре.
   -А теперь поговорим - прижал я Айс к стене, не сдерживая силу.
   -Не о чем говорить,отпусти меня - потребовала Айс, глаза моей малышки метали молнии.
   -Айс, девочка моя, ну что ты на меня злишься? Что я мог сказать? Мы с Косым давно знакомы, было бы лучше, если бы я ответил, что стал геем или импотентом и девушки меня
   142
   больше не интересуют? - поглаживая бедра, которые уже обвили мой торс шептал покусывая мочку любимого ушка.
   -Отпусти - таким же шепотом скорей попросила, чем приказала Айс.
   -Не могу, как же я хочу тебя - чувствуя ответное желание сознался я - Айс, ты сводишь меня с ума. Особенно своей ревностью и реакцией на мои слова. Если бы тебе не было так больно, то я постоянно стал бы так дразнить тебя. Какие другие, Айс?! Я всё время думаю только о тебе, только ты моя малышка, больше никто.
   Я уже забрался под свободную кофту и сжал чувственные 'холмики' Айс. Сестра в отместку высунула кончик язычка и стала полизывать, как котенок мою открытую шею.
   -Денис - скорей простонала, чем сказала Айс - прекрати, вдруг увидят...
   Я что-то промычал в ответ, но остановиться уже не мог, нащупав двери, ввалился в кабинет, вместе с Айс на руках.
   Усадив своего ёжика на письменный стол, предварительно смахнув бумаги я прильнул к жаждущим поцелуя губкам. Наши тела сплелись. Мои пальцы запутались в ее волосах, Айс обхватила меня ножками и прижала ладошки к груди.
   Когда я уже собрался стянуть с сестры кофту, в ее джинсах что-то завибрировало. Айс протестующе замычала, но вибрация не прекращалась, поэтому сестренка со стоном оторвалась от меня и вытащила мобильник из кармана. Я хотел предложить вырубить телефон, но Айс вдруг отодвинулась от меня и спрыгнув со стола, умчалась из кабинета, будто за ней черти гнались. Я секунду ошеломленно смотрел ей вслед, а потом пошел следом, чтобы тут же наткнуться на Лену.
   Та не могла разобраться с моей духовкой. Так что пришлось оставить идею узнать, что стряслось у сестры и отправиться помогать Лене на кухне, где Косой сидел в обнимку с сыном и ёжиком, который не проявлял признаков волнения, спокойно лакая молочко из блюдца.
   Толик и Лена наперебой шутили и рассказывали смешные истории из совместной жизни. Лена оказалось довольно милой, на свой лад, дамой. Конечно, определенная манерность и жеманность в ней присутствовали, но они не напрягали. Просто, она такая, вот и всё. Мы на пару приготовили котлеты и поджарили картошку, я даже нашел маринованные огурчики в холодильнике.
   Только спустя два часа, я понял, что не видел поблизости Айс. Что она может столько времени делать у себя в комнате? Пока семейная парочка была поглощена собой я вышел проверить Айс. Но в комнате сестры не оказалось, обойдя весь дом я пришел к выводу, что Айс
   143
   ушла, но куда? Еще раз зайдя в ее комнату, я заметил на столе записку.
   'Ушла на часок, не переживай, ничего серьезного. Айс' - и всё?! Куда? К кому? Зачем, наконец?!
   Приказав себе не паниковать раньше времени, я решил подождать час для верности, а уж потом начинать масштабные поиски. Ведь, когда ушла Айс я не знаю, может минут пятнадцать назад, а может и позже.
   Как на иголках я сидел за столом, вяло ковыряясь вилкой в тарелке, обед меня больше не радовал. Косой заметив мое томление, без разговоров, подхватил сына и жену, направившись в гостевую спальню. Нда, вот и позвал в гости приятеля. Наверное, не стоило, но теперь уже не переиграешь...
   Хлопнула входная дверь. Я постарался как можно медленней выйти в коридор. Айс целая и невредимая невозмутимо снимала с себя верхнюю одежду. Заметив меня, как-то вымученно улыбнулась. А когда я попытался ее обнять, отстранилась.
   Она стояла кусая губы и отводя взгляд. Ее хрупкая фигурка сейчас смотрелась особенно беззащитной. Как можно быть настолько нежной? Айс напоминает мне фарфоровую куколку. Ломкую, непрочную. Страшно к ней прикасаться, а так хочется...
   -Знаешь, я тут подумала... Идея с отдельным проживанием довольна неплохая... - мой мир рухнул.
   -Что? - стараясь, чтобы голос не дрогнул переспросил я.
   -Ну, я думаю, нам стоит пожить отдельно. Я больше не хочу... быть чем-то больше, чем просто, родственниками. Прости, но я не могу - всё еще не смотря на меня, говорила Айс, нервно теребя край своей кофты.
   -Айс, откуда эти мысли? Ведь... ведь еще пару часов назад - я не знал, что сказать. Я был не готов к такому и не понимал, что сделал не так.
   -Денис, давай больше не поднимать этой темы. Просто я хочу жить отдельно и советую тебе выполнить это мое желание. Вот и всё - как-то устало произнесла Айс.
   Я не выдержал и прижал сестру к себе, Айс попыталась вырваться, но безуспешно. Я крепко держал ее. Нет уж, если она что-то и решила, то обязана мне рассказать всё. Так я хотя бы пойму почему. Айс прекратила вырываться и замерла.
   -Я не люблю тебя - четко произнесла она.
   Мои руки потяжелели и опустились. Не любит? Но как... Что за ерунда? Зачем она это сказала?
   144
   -Айс, что за глупость?
   -Ничего глупого, это правда, я люблю другого человека и это нормально! А то, что делаешь ты - совсем ненормально. Денис, очнись! Мы родные!
   Чтобы больше не слушать эти глупости, я закрыл ротик Айс поцелуем. Пусть думает, что хочет, но я честно ее предупреждал, после вчерашнего я ее никуда не отпущу, применив все методы, идя на любые уловки, я не отдам ее никому!
   Сестра в противовес своим словам всецело отдалась поцелую. Айс целовала меня даже сильней, чем я ее, почти до крови прокусывая мои губы. Я же не теряя времени, стал ласкать ее тело. Айс даже думать не должна о нашем расставании.
   -Кто я? - прошептал я, сжимая ее податливое тело.
   -Братиик - застонала малышка, когда я надавил на ее животик.
   -А какой?
   -Любимый - потянулась она губами ко мне.
   -Сладкая моя девочка - слегка целуя сестру в губы я отпустил ее, прислонив к стене.
   -А теперь скажи мне, что действительно случилось?
   -Он сказал, что у тебя будут крупные неприятности, если мы будем продолжать жить вместе и вообще видеться...
   Айс вдруг уткнулась носом мне в грудь, хотя ,скорей в живот и ее плечи затряслись.
   -Кто это сказал? - с холодной яростью спросил я.
   -Саша. Он так разозлился. Денис, он действительно может сделать нам очень плохо - прошептала Айс.
   -Никто, запомни, никто и никогда тебя не обидит, пока я рядом. Я уничтожу любого - заглядывая в глаза сестре произнес я то, в чем был полностью уверен.
   -Что же теперь будет?
   -Ничего, я разберусь с Сашей - уже спокойней пообещал я.
   -Денис, я люблю тебя, всё, что я наговорила глупости... Я очень сильно люблю тебя - прижавшись ко мне повторяла Айс.
   -Я тоже люблю тебя малышка, ты самый дорогой для меня человечек. Айс, котенок мой - целуя макушку сестренки я чувствовал себя рехнувшимся влюбленным. То, что я готов сделать ради своей девочки может осуществить только рехнувшийся. Немного успокоив сестру, я отправил Айс кушать, а сам сделал один звонок. Трубку сняли после первого гудка.
   -Да.
   145
   -Сделай для меня кое-что.
   -Без проблем.
   -Убери Дергнёва.
   -Без проблем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   146
   Глава 5.
   Ресницами касаясь неба плакала.
   Теплыми каплями,цветами радуги играя,
   Как Леонардо красками,
   Он засыпал ее цветами,если грустила.
   Заставлял смеяться струны
   Пеленал ласками, если не могла уснуть,
   То пел колыбельные часами,
   Баловал сказками,
   Руками нежно гладя волосы в беспамятстве.
   Мятые простыни,
   Капли росы в постель
   Одежды ни к чему.
   Мела метель.
   Свечи ломали тьму безжалостно...
   Под утро засыпая тая в изнеможении...
   Так яростно,
   Так нежно,
   Стремление стать одним целым-неизбежно.
   Плоть обжигала губы бережно...
   Юный рассвет и мятые простыни...
  
   Я тихо сидела в комнате и перематывала в голове обрывки встречи с Сашей. И как только он мог? Саша казался мне другим. Хотя, я сама хороша! Как можно, только подумать я и Денис. Ну не глупость ли? Нет! Надо прекращать эти наши отношения. Как я только могу так себя вести?
   Но стоит Денису обнять меня, поцеловать и больше ничто не имеет значения. Я ведь люблю его. Нет, не так, как он меня, по другому. Но люблю. Я бы хотела, чтобы и брат любил меня, как сестру, но я понимаю, что это невозможно. Внутри Дениса нет и капли тех чувств, что живут во мне. Брат кривиться, стоит мне его так назвать вслух.
   Да, я признаю, что мне приятны его ласки. Но только, когда я крепко зажмуриваю глаза. Иначе, я просто не могу вынести полного нежного желания взгляда родных глаз. Это, как удар под дых. Я чувствую себя испорченной, понимаю, что это глупо, но ощущение никуда не
   147
   уходит.
   -Ас? - спросил детский голосок. Мишенька.
   -Привет, малыш! Хочешь я тебе сказку расскажу? - спросила я у стоящего на пороге мальчика.
   -Ас, осень хосю! - немного шепелявя заявил малыш. Я улыбнулась и, подхватив малыша, усадила его на софу.
   -Тогда слушай...
   Я даже не сразу заметила как Миша уснул, он такой красивый! Мальчик... У меня такого никогда не будет. Я судорожно вздохнула и прикрыв пледом Мишу, вышла из комнаты. Наверное, я такая дефектная только брату и нужна. Денис меня не бросит и не покинет. Я чувствую это. Знаю, что все его обещания не пустой звук. Но...
   -О чем задумалась? - сильные руки обняли меня и притянули к родной груди, замком легли на живот.
   -Да так... Знаешь, наверное, мы хорошая пара - вырвалось непроизвольно.
   -Знаю. Айс, ты моя половинка. Пойми никто и никогда не вызывал во мне такую бурю эмоций - произнес брат мне на ухо.
   -Но у меня не получается любить тебя... как мужчину - запнувшись всё же сказала я.
   -Не торопись, маленькая моя, я ведь не спешу, так куда ты бежишь? Это пока, ты не любишь меня так. Но я точно знаю, что полюбишь. Ты еще такая малышка - горячий поцелуй обжег кожу на шее.
   -Денис, перестань, вдруг увидят - попыталась я освободиться.
   -Пусть видят! Я не собираюсь скрывать - раздраженно бросил он.
   -Не хочу! - повысила я голос и вырвалась - не хочу, чтобы видели, какие мы... испорченные! Я не собираюсь выставлять это на показ - я пошла в прихожую.
   -Ты куда? - удивился Денис.
   -Мне надо пройтись! И перестань меня контролировать! Я вернусь... скоро, наверное - неуверенно сказала я выходя за дверь.
   Мороз сразу пробрал до костей. Ненавижу холод! Как так могло случится, что я теперь мерзлячка? Я зло шагала по хрустящему под ногами снегу. Как же я устала от этих проблем. Хочется, чтобы меня просто любили. я хочу иметь родного человека рядом.
   Наверное, поэтому мне так понравился Саша поначалу. Он обращался со мной как тот, кто знает меня, кто заботится обо мне. И, возможно, не начни я к нему приставать со своей
   148
   симпатией, всё было бы иначе. Хотя, кого я обманываю, если бы, да кабы...
   Окончательно задубев, я зашла в магазин, чтобы отогреться. Народ вокруг в предпраздничном настроение. Все суетятся вокруг, смеются и улыбаются. Кругом парочки и семьи, детские голоса, шуршание пакетов, скрип колесиков тележек. Мелькание продавцов.
   Я наблюдала за ними и понимала, что в целом мире у меня нет никого. Я одна в толпе. И даже не знаю, чего мне не хватает. Я же привыкла к одиночеству, привыкла к ненависти и злости на всех людей, безразличных и равнодушных людей вокруг. Но тогда, что причиняет такую боль? Тоска смешанная с досадой, рвут мое сердце. Хочется кричать.
   -Салют, малышка - передо мной вырос, как скала Ник.
   Он был, как всегда, хорош собой, а белая шуба делала его похожим на короля. На непокрытой голове тут и там таяли снежинки. Глаза пронзительно смотрели на меня.
   -Привет - вяло ответила я.
   -С наступающим.
   -И тебя, пока - попыталась я пройти мимо.
   Ник осторожно тронул меня за ладонь. Не так, как это делали знакомые мне парни. Не так как брат. Никита всегда был предельно осторожен со мной и сейчас, он не изменил себе.
   -Что-то еще - удивилась я.
   -Да, надо поговорить - я сама не поняла, как сжала его руку и пошла безропотно следом за Ником.
   Мы вышли из магазина и сели в машину Ника. Говорить никто не спешил, ни он ни я. Все мысли были только о метели, начавшейся за лобовым стеклом. Даже сидя в теплой машине, я начала вздрагивать от холода.
   -Замерзла? - Ник скинул свою шубу и укрыл меня ею.
   -Спасибо - зарывшись в теплый мех поблагодарила я.
   -Малышка, я что хотел сказать. Я тебе не враг - сдавленно произнес Ник. заводя мотор.
   -Я знаю - кивнула я.
   -Но некоторые вещи меняются и изменения касаются твоего брата. Поэтому, я решился на этот разговор - тяжело вздохнул Ник и продолжил - передай ему кое-что, хорошо?
   -Ладно - совершенно сбитая с толку пообещала я.
   -Передай, что это из-за его роты, передашь? - в голосе Ника слышалась надежда, поэтому я поспешно кивнула.
   -Вот и молодец - открывая дверцу авто, улыбнулся Ник, а я только поняла, что мы уже
   149
   приехали.
   -Это всё? - уточнила я скидывая шубу.
   -Нет, малышка, не пересекайся больше с Дергнёвым - на этот раз я кивнула куда уверенней, понятия не имею о ком он.
   -Пока - стоя уже на улице сказала я.
   -До свидания, малышка - усмехнулся Ник.
   Как только я захлопнула дверцу, его 'зверь' умчался прочь. Что же происходит и какое я имею к этому отношение?
   Дома царила суматоха, всё-таки тридцатое число самое неспокойное. Все торопятся что-то доделать. Анатолий играл с сыном, а Елена оккупировав кухню, спешно нарезала салаты, на плите что-то вкусно пахло бурля под крышкой, тонко раскатанные тесто привносило чувство праздника, как в детстве.
   Я встала в проходе, чтобы наблюдать и за Мишей, и за готовкой Лены. У нее так здорово получалось, молодая женщина буквально порхала по кухни, успевая повозиться с каждым блюдом.
   -А что происходит? - не удержалась я.
   -Ничего, за исключением того, что у вас с братцем даже на стол поставить нечего - пробурчала Лена.
   -Ленок, у меня - грузинка, она привыкла к ломящемуся от блюд столу - улыбнулся Анатолий, на секунду отвлекаясь от построения гаража для машинок из конструктора. Видимо, половина чемоданов той семьи была с игрушками, поскольку, по гостиной уже всюду валялись плюшевые зайцы и медведи, несчитанное количество игрушечных машинок и пистолетов.
   -А что ты предлагаешь? Покупать всякую дрянь из магазинов? Или даже по праздникам придерживаться здоровой пищи. Нет, дорогой, я люблю праздновать на сытый желудок. Или тебе моя стряпня не по душе? - разошлась Лена.
   -Что ты, лапонька моя, всё по душе! Я же вначале влюбился в твое 'Аджарское хачапури' и лишь потом увидел повара!
   -Так ты не модель? - удивилась я.
   -Что ты! Какая модель! Я не настолько стыд потеряла, чтобы задом вертеть перед носами всяких мужиков. Повар я, по образованию - я недоверчиво глянула на Елену: с такой фигурой и повар?! В голове не укладывается.
   -Да уж, порядки у них там - закатил глаза Анатолий - закачаешься!
   150
   -Пап, собирай - состроил обиженную рожицу Миша, заметив, что отец не обращает на него внимание.
   Анатолий тут же углубился в 'нелегкое' занятие постройки 'важного' объекта. Лена же сосредоточилась на создании неведомых мне яств.
   -Лен, а ты не знаешь, где Денис? - поинтересовалась я.
   -Поработать он собирался, а вот где - не в курсе, но из дома не уходил - не отрываясь от готовки, отрапортовала Лена.
   Я решила больше не мешать семье и пошла искать брата. Денис оказался в своей спальне. Он спал в обнимку со своим ежедневником. Брат даже обувь не снял. Вокруг него на постели валялись бумаги, видимо, документация. Я тихо собрала макулатуру и и оставила ее на ночном столике. Покачала головой и разула брата, нечего на постели в обуви спать.
   Не удержавшись, склонилась над братом. Спокойное лицо не выражало никаких эмоций, Денис не издавал не звука, даже дыхание не слышалось, только грудная клетка слегка вздымалась. Сама не понимая, что творю, я протянула руку и дотронулась до щеки брата. Тот моментально отреагировал, во сне прижавшись к ладони. Я улыбнулась и наклонившись дотронулась губами до его лба.
   -Айс - прошептал брат и я не успела опомниться, как оказалась подмятой под сильное тело брата, а горячие губы нашли мои и захватили в плен.
   Это было ненормально, но я ощутила такой прилив радости от поцелуя брата, что совершенно не сопротивляясь, а наоборот, обнимая его за спину и стараясь прижаться крепче, ответила на поцелуй.
   -Денис, хочу чувствовать тебя - бесстыдно прошептала я в его губы.
   Денис стянул с себя рубашку и теперь я могла наслаждаться обжигающей кожей под ладонями, которые крепко сжимали мускулистую спину брата. Денис слегка отстранившись, стащил с меня джинсы и кофту, под которой ничего больше не было. Я опять смущенно попыталась прикрыть себя.
   -Не надо, я хочу быть настолько близко, насколько можно - хрипло произнес брат.
   -Тогда и ты сними - недвусмысленно глянула я на брюки брата.
   Денис усмехнулся, но покорно разделся, оставшись в только в боксерках. Он уже собирался меня поцеловать, но вдруг становился и подойдя к двери наглухо ее закрыл, щелкнув замком. Нда, вот еще одно доказательство того, что я теряю голову при виде Дениса. Но, тогда почему я чувствую какой-то дискомфорт каждый раз оказываясь в объятиях брата ощущая его ласку?
   151
   Ведь он любит меня, какая в принципе разница? Почему я не могу перестроиться и также отнестись к нему?
   Денис, воспользовавшись мой задумчивостью, снял последний элемент моего гардероба и опять стал осыпать меня поцелуями. Я решила не отворачиваться или закрывать глаза, это нечестно, в конце концов. Если я получаю удовольствие, то не должна стыдиться того, кто мне доставляет это удовольствие.
   Но перед глазами упорно вставали разные образы: Кирилла, Саши, Ника... Я могла представить кого-то из них в такой ситуации рядом со мной, но никак не Дениса. Понимаю,что причиню боль нам обоим, если скажу правду. А может, брат прав и мне стоит просто подождать, не гнать лошадей? Времени,с нашего сближения прошло не так уж много, да и мой возраст... Возможно, я и умна в учебе, но в реальной жизни я пока мало, что смыслю.
   Я вздрогнула, когда что-то горячее и влажное прошлось по внутренней стороне бедер. Приподняв голову я поняла, что Денис целует меня 'там'! Оттолкнув, не ожидавшего такой реакции, брата я забилась в изголовье кровати.
   -Айс? - глазами с какой-то поволокой внутри посмотрел на меня брат - что не так?
   -Ты что творишь?!
   -Айс, прости, я забылся - прошептал Денис, вновь потянувшись ко мне.
   Я отстранилась, совсем вжавшись в бортик кровати. Денис опустил руки сжав их так, что побелели костяшки. Он больше не смотрел на меня, я чувствовала, что причинила ему боль. Но то, что он делал не показалось мне ужасным, хотя должно было, я испугалась, того, что мне понравилось. Не понимаю себя! Почему мне стало так приятно, стыдно, а вместе с тем приятно.
   -Денис, я... прости меня - опустив голову я постаралась, чтобы голос не дрожал.
   -За что, маленькая моя? - он всё-таки обнял меня - это мне следует просить прощение. Я ведь знаю, что ты пока не готова и возможно никогда не будешь готова. Но твоя кожа, реакция на мои прикосновения, аромат... Всё это так возбуждает меня, что я не могу остановиться! Особенно ,если ты не останавливаешь меня. Айс, я не хочу тебя ни к чему принуждать, ты и так позволяешь мне слишком многое.
   -Братик, я такая лицемерка! Говорю одно, а делаю другое! Мне не хочется тебя отталкивать, но это так не правильно - я не выдержала и всхлипнула.
   -Айс, девочка моя - с мукой в голосе произнес Денис.
   -Просто скажи, что со мной не так?
   -Ничего. Ведь, не ты постоянно заходишь за рамки дозволенного.
   152
   -Но, когда я не чувствую твоих объятий, поцелуев, я сама хочу это делать - выпалила я, подняв голову.
   Глаза Дениса переполнились нежностью, а на губах заиграла улыбка. Я непроизвольно потянулась к нему... Наш поцелуй был похож на тот, первый. Я забыла обо всём, полностью отдаваясь брату. Теперь, после сказанного, мне уже не нужно было отводить глаза. Я сама хотела и признала это - не столько перед братом, сколько перед самой собой.
   Когда Денис попытался вновь сделать наши ласки более откровенными, я не стала вырываться. Мне нравилось ощущать его руки на груди, губы внизу живота, горячий язык в самых чувствительных местах.
   Живот опять заныл в предвкушении удовольствия. Я приближалась к чему-то яркому, сильному и неизбежному. Крепко стиснув руки Дениса, держащие меня за талию я выгнулась и глотая воздух взлетела на вершину. Брат оторвался от источника моего желания и, прочертив дорожку языком от моего пупка до подбородка, накрыл пересохшие губы своими слегка влажными.
   Я почувствовала его возбуждение. Обхватила накачанные ягодицы ногами и прижалась к брату, так сильно, как смогла. Денис издал стон и крепко стиснул меня в объятиях.
   -Я люблю тебя, люблю, люблю, люблю - шептал он, как заведенный.
   Я ощутила что-то мокрое на своем бедре. Но Денис не дал мне опомниться. Взяв на руки отнес в душ. В этот момент я была неимоверно рада, что у Дениса есть своя ванная в комнате.
   -Ты такая очаровательная - намыливая меня приговаривал брат.
   -Я есть хочу - невпопад заявила я.
   Денис засмеялся и стал смывать пену. Ага, ему веселье, а я с желудком загибайся! Заметив, что я насупилась, брат наскоро меня обтер и уложив на постель вышел из комнаты. Я, побарахтавшись в одеяле, пришла к выводу, что одеваться совершенно необязательно. Все равно - ткань меня отлично прикрывает.
   Брат вернулся спустя минут пять, в руках у него был поднос с едой. Я прикрыла глазки, предвкушая удовольствия поедания вкусностей. Денис улыбнулся и, закрыв дверь, поставил поднос мне на колени. Пирожные и фруктовый салат! Ням! Брат решил меня побаловать. Обычно ему не нравилось, что я питаюсь исключительно фруктово-сахарной пищей.
   -Раз я принес тебе покушать, то я и кормить буду - не терпящим возражений голосом поставил меня перед фактом брат.
   -Ладно - фыркнула я, представляя, как он с ложечки начнет меня кормить.
   153
   Не угадала, Денис поступил иначе. Когда его губы коснулись моих в поцелуе, я уже собралась протестующе заворчать. Что это такое, и поесть не дает! Но язык Дениса вдруг втолкнул в мой приоткрытый рот дольку персика в сливках. Я распахнула глаза, встретившись взглядом с довольный Денисом.
   -Вкусно? - спросил брат низким, возбуждающим мое тело голосом.
   -Очень - честно ответила я.
   -Тогда я не буду останавливаться - и он не остановился, пока не скормил мне всё, что было на подносе.
   Губы ныли, предполагаю, что они распухли, щеки горели, но в остальное я чувствовала себя безумно счастливой! Мне было так хорошо и хотелось, чтобы мое счастье распространялось на всех, в первую очередь на Дениса. Моего любимого... брата или же мужчину?
   Не знаю или точней, знаю, во что бы переросло мое кормление. Но, в дверь вдруг постучали.
   -Дэн, ты тут? - произнес голос Анатолия.
   Я испуганно вздрогнула и не дожидаясь реакции брата, подхватила одеяло и умчалась в ванную. Боже, как стыдно! А если, Анатолий что-нибудь заметит! Нет, нет, мне не должно так не повезти! Я не хочу, чтобы эти люди знали о нас с братом, да и вообще какие-либо люди знали!
   Нервно примостившись на бортике ванны. Я кусала и без того измученные губы и ждала разоблачения. Когда на пороге появился Денис без Анатолия, я думала, что ноги подкосятся от облегчения.
   -Представляешь - как ни в чем не бывало начал он - у Лены родня приехала в гости, стоят под дверями их столичной квартиры, они через час уезжают. Бред какой-то - пребывая под впечатлением, бормотал брат.
   -А то, что меня могли обнаружить, тебя не смущает?! - не выдержала я.
   -Айс, я уже сказал, прятать наши отношения я не собираюсь! Я люблю тебя и мне плевать, кто и как к этому отнесется. Так что, прекрати стыдиться! - разошелся брат.
   Я, решив не продолжать бессмысленный спор, просто вышла из ванны обойдя Дениса и стала одеваться, собирая вещи по комнате. Всё равно, каждый из нас остается при своем мнении. Тогда смысл спора? Я не хочу и не буду делать вид, что наши отношения нормальны и обыдены. Денис не пытался меня остановить, видимо, он решил обидеться на меня.
   Да пожалуйста! Не собираюсь уступать ему! Воровато оглядываясь, я шмыгнула в свою комнату и постаралась успокоиться. Удалось, правда не сразу, но удалось. Я решила помочь
   154
   Лене со сборами. Да, неудачно вышло. Но, с другой стороны, теперь Денису не перед кем будет демонстрировать наши 'отношения'.
   Лена мою помощь приняла с благодарностью, но нещадно ругалась на грузинском, как я поняла, на своих родственников, которые без предупреждения заявились в гости из далекой Грузии. Мишенька тоже строил недовольные рожицы, но терпел поспешные сборы. Анатолий что-то обсуждал с Денисом. Брат хмурился, но кивал.
   -Толь, я всё, поехали уже! Насколько я знаю Гиви, он долго ждать не будет, устроит там концерт, потом из 'обезьянника' его еще вытаскивай. Прости, Денис - извинилась Лена, утаскивая мужа к входным дверям.
   -Я всё понимаю, хотя мне искренне жаль, что всё так произошло - по брату было видно, что он расстроился поспешным отъездом друга.
   -Ну вот чего они приперлись, а Ленок?! - намного откровенней злился Анатолий.
   -Чего-чего... по телефону сказали, что тетя Ия заболела и ей обследование нужно - заворчала Лена, но резко перешла на злой тон - какое обследование, праздники ведь! Просто, Гиви решили женить, да повыгодней! У тебя же знакомых одиноких баб-бизнесменш полно. Вот и хотят этого нахлебника пристроить! И как у чистокровных грузин такое недоразумение получилось? - Лена настолько ушла в себя, что не сразу поняла, как Анатолий, слушая ее возгласы, неспешно одел жену.
   -Ленок, не нервничай. Ну приехали, как приехали так и уедут. Чего ты? Дэн не в обиде, а сюда мы всегда можем вернуться.
   -Естественно, Лена, я только рад буду - согласился с Анатолием брат.
   -Ладно, перестала я уже. Просто, зло берет - вздохнула Лена и улыбнулась, заметив, что Мишку я уже одела и обула. Прижав к себе, чмокнула в щечки и отпустила к маме.
   Денис не выпустил меня из дома идти провожать ребят. Обосновав свой отказ, холодом и темнотой. Я вздохнула, брат был прав. За окном стемнело, а холод я теперь не переносила больше всего. Поэтому, пришлось попрощаться на пороге. Денис тоже не стал задерживаться и быстро вернулся.
   -Вот гадство - пробормотал он себе под нос, но я услышала.
   -Не расстраивайся - обняла я Дениса.
   -Да я и не расстраиваюсь. Айс, когда ты меня так утешаешь, какое может быть расстройство? - я покраснела, поскольку уже начала целовать шею, склонившегося ко мне Дениса.
   155
   -Дурак - отпрянула я от брата.
   -Дурак - кивнул он - пошли-ка, твой дурак кое-что вспомнил.
   Денис направился в мою спальню. И сгреб в охапку весь мой немногочисленный гардероб. Понес его к себе в комнату. Затем вернулся за остолбеневшей, от такой наглости, мной. Взял на руки и поцеловал, затыкая все мое негодование.
   Брат, уже не интересуясь моим мнением, притащил меня к себе в спальню и переодев, в пижаму, заботливо натянув махровые носки, чтобы не мёрзли стопы, уложил под одеяло. Мы решили провести вечер у телевизора, благо каждый год любимый 'Первый канал' показывает старые русские комедии, типа 'Операции 'Ы'' и 'Кавказкой пленнице'. Так что искать фильм не пришлось.
   Уснула я под звуки телевизора в любимых объятиях. Мне снился странный, не понравившийся мне сон. Поэтому, даже вспоминать его не хотелось. Лучше забыть о нем побыстрей. Вообще, такие сны - о смерти близких, лучше сразу забывать. Проснулась я в темноте, услышала мерное дыхание у уха, брат не проснулся. Я полежала в темноте, забыть не удавалось, вздохнув, я закрыла глаза, снова засыпая и окунаясь в темноту, в которой пробыла до утра.
   Разбудили меня нежные поцелуи брата. Я улыбнулась, не открывая глаз, почувствовала, как Денис начал снимать с меня пижаму. Помогать я ему не стала, но и мешать не решилась, вдруг передумает? А мне уже хочется...
   Я улыбнулась и сама начала целовать брата. Покрывая его лицо поцелуями и спускаясь к груди. Я медленно и, с всё нарастающим интересом, касалась его. Сейчас я начала понимать, что он - самое дорогой для меня человек. Слова, что брат неоднократно говорил меня, теперь стали смыслом и для меня самой. Я его люблю, неважно как и неважно вопреки чему. Я просто его люблю...
   Брат опешил, уставился на меня изумленными глазами. Я же четко осознала, что он не сможет переступить черту без меня. А ждать... Сколько можно? Я не хочу больше ждать. Я ведь чувствую, что мы оба готовы. Тогда, кого черта?
   -Айс, не надо. Я ведь, не смогу остановиться - прошептал брат, когда я потянула с него последнюю деталь туалета.
   -Но я не хочу, чтобы ты останавливался. Денис, я люблю тебя - именно с той интонацией, на которую рассчитывала, произнесла я.
   После чего, полностью раздела Дениса. Если брат думал, что шокирует или испугает меня,
   156
   то напрасно. Во мне давно уже не было страха, еще с той минуты, как я осознала, что проваливаюсь в пропасть, из которой мне не удастся выбраться...
   Денис перехватил инициативу и я опять оказалась под ним. Брат не решался перейти к чему-то большему, но и я его не торопила, в конце концов у нас целая ночь...
   ОМОН, как гласило на их куртках, ворвался в дом неожиданно. Мы даже не слышали их приближения. Единственное, что успел Денис - это накинуть на меня одеяло. Остальное было как в тумане. Я не помню как оделась, не помню, как отвечала на вопросы следователя, когда меня привезли у отделение. Запомнилось, только, как какой-то служащий назвал меня 'малолетней шлюшкой'. Вот только тогда я расплакалась, спустившись, по стене на пол и уткнувшись в колени.
   Сильные руки подняли меня и прижали к мужской груди. Я вздрогнула и задрала заплаканное лицо. Передо мной стоял Ник.
   -Айс, не плачь, пожалуйста - попросил он.
   -Что ты здесь делаешь?
   -Пытаюсь защитить тебя - слабо улыбнулся парень.
   -Отойди от нее, мы так не договаривались - раздался за спиной подозрительно знакомый голос.
   -Мы вообще никак на счет нее не договаривались. Только Стоцкий и только потому, что он - преступник. Но никак - не девочку. Ты понял? - и тут я осознала сразу несколько вещей.
   Во-первых, обнимающий меня молодой человек не так уж и молод, меня уж точно на лет 12-15 старше. Во-вторых, говоривший с ним никто иной, как Кирилл. И в-третьих, они что-то знаю и почему-то делят меня.
   -Тенев, не заговаривайся, ты свое сделал, медаль получишь, а она - моя забота. Всё, иначе мы не в расчете - меня грубо вырвали, из неудерживающих рук.
   -О чем вы оба толкуете?! - не выдержала я.
   -О том, что у тебя Айс теперь никого не осталось, кроме меня - усмехнулся Кирилл, крепко держа меня за плечи.
   -Ты больной? Дениса отпустят и посмотрим, что ты скажешь!
   -Твоего братца вряд ли отпустят в ближайшем будущем. И спасибо за это, можешь сказать своему "другу" Нику - язвительно произнес Кирилл, резко поворачивая меня в сторону Ника.
   -Ник, что это за бред? - попыталась я заглянуть в глаза парню, но тщетно, Ник упорно отводил взгляд.
   157
   -Айс, ты знаешь, чем занимается твой брат. Это рано или поздно бы случилось. Я всего лишь подчиненный. Прости - я не могла в это поверить... Или могла?
   Глупо верить кому-то... Я всегда знала, как это глупо. Сначала отцу верила, когда он говорил, что мама скоро вернется. Потом брату, он уверял, что будет навещать меня. Теперь вот, так называемым 'друзьям'. Какая же я глупая!
   -Ну, а тебе чего от меня надо? - бесстрастным голосом, спросила я у Киры.
   -Айс, ничего особенно я от тебя не хочу, только тебя и... бизнес вашей семьи - как всё банально.
   -А что взамен? - раз мне придется идти на жертвы, то и Кира будет вынужден мне в чем-то уступить.
   -Ты не в том положении...
   -Я вообще не в положении. Ты думаешь, что если мой братец за решеткой, то мной можно управлять? Если так, то боюсь тебя разочаровать. Никто не заставит меня делать то, что я не хочу - холодно произнесла я.
   -Что ж, посмотрим - промурлыкал Кирилл, отпустив меня.
   Он резко развернулся и зашел в один из кабинетов. Ник попытался мне что-то сказать, но заметив, что я демонстративно не обращаю на него внимание, вздохнул и тоже куда-то ушел. Время тянулось неимоверно медленно, я ждала пока мне хоть что-то скажут. И дождалась. Адвокат Дениса, которого я пару раз видела по местному телевидению, сокрушенно качал головой.
   Моему брату светило, по меньшей мере, лет десять и это только за торговлю оружием и наркотиками. До того, что Денис занимается торговлей людьми, они если и докопались, то найти прямых доказательств так и не смогли. А вот положение, в котором брата брали при задержании, только усугубило ситуацию. Теперь на него еще и растление малолетней захотят повесить, к тому же родной сестры. Представив, что будет, я только сильно закусила губу, чтобы не взвыть.
   -Как твои дела? - мягко поинтересовался Кирилл, когда адвокат попрощавшись ушел. Оказывается, он всё это время был здесь.
   -Пока не родила - в тон ему ответила я. Кирилл нахмурился и достав платок приложил его к моей губе, видимо, я прокусила ее до крови.
   -Я просто хочу поговорить. Пойми, Айс, тебе только лучше будет, если согласишься с моим предложением - увещевал Кира.
   158
   -Интересно, с чего бы? - отобрав у парня платок, спросила я.
   -Я могу сделать так, что твоего братца будут судить только за торговлю и распространение. А про его "особое" к тебе отношение, никто не узнает. Я ведь всё понимаю, виноват он, а грязь выльют на тебя - с притворным участием разглагольствовал Орлов.
   -Ну почему именно я? Ты и так отомстил моему брату, ты мне отомстил по полной...
   -Тебе? Что такого я сделал тебе? - удивился Кирилл.
   -То есть ты не помнишь моего 'отдыха' в больнице?
   -Но ведь с тобой сейчас всё в порядке - уверенно заявил Кира, или он дурак или... он полный дурак.
   -Кирилл, я бездетна, благодаря твоему коронному удару - не выдержала я.
   -Что? - глупо переспросил Кирилл.
   -Что слышал! Может уже достаточно мне мстить? Зачем, просто, объясни мне зачем ты это делаешь? Хочешь мою долю? Так я ее тебе отдам. Забирай! Только оставь меня в покое - закричала я, наплевав на то, что мы находимся в отделении милиции.
   Но своим срывом я добилась обратного эффекта. Кира схватил меня и понес в сторону лестницы, брыкающуюся и кричающую. Вот вам и стражи порядка, на меня никто не обращал внимание. Кирилл вынес меня из здания и усадил в машину, наглухо ее закрыв, теперь я не могла вырваться.
   -Пристегнись - усмехнулся Кирилл, заметив мой 'легкий' нервоз.
   Я никак не прореагировала на его слова. Кирилл не выдержал и развернувшись ко мне вполоборота, пристегнул меня. Попутно, глубоко вдохнув запах моих волос.
   -А ты сладко пахнешь, я даже забыл насколько - мало того, что он - козел, так к тому же - псих.
   -Я хочу выйти - спокойным голосом, как учил дяденька Фрейд, произнесла я.
   -Хоти, никто тебе не запрещает - завел мотор Кирилл.
   -Ты что не понимаешь? Ты фактически меня похищаешь! - осознав, что он и вправду собрался уезжать и мое мнение не учитывается, попыталась иначе вразумить его.
   -Я все прекрасно понимаю. Даже лучше некоторых - взглянул на меня Кирилл и тут я осознала, что он не собирается меня отпускать. Кирилл не шутит.
   -И куда мы едем? - заметив, что Кирилл завернул в сторону кольцевой, ведущей на выезд из города, поинтересовалась я.
   -Мы едем ко мне домой - не отвлекаясь от дороги, ответил Кирилл.
   159
   -Зачем?
   -Какая ты любопытная, так и быть отвечу. Познакомишься с моим папой и погостишь чуток - как ни в чем не бывало, сообщил Кирилл.
   -Ты больной? Немедленно отвези меня обратно - чувствуя подступающую панику, попыталась я не повышать голос.
   -Милая, это твой брат больной, если решил со мной тягаться. Да не переживай ты так, обещаю, я больше никогда не причиню тебе вреда. К тому же у тебя просто нет вариантов. Айс, ты же не хочешь, чтобы брат остаток жизни провел за решеткой.
   -Ненавижу.
   -Сколько хочешь, но на мое предложение ты уже согласилась - да, я согласилась и оттого ненавидела его еще больше.
   Кажется мой кошмар начал сбываться...
  
   Конец второй части.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   160
   Часть 3.
   Город зажигает фонари,
   а в душе по - прежнему темно.
   Знаешь, разбиваются мечты,
   если рядом нету никого.
   И навстречу счастью сделать шаг
   я ни разу так и не смогла.
   Слезы по щекам печальный знак-
   в этом мире я совсем одна!
  
   Где найти мне силы жить,
   позабыть предательство и ложь,
   все начать с нуля и полюбить?
   Только снова день на день похож.
   Сказки все прочитаны давно,
   я устала верить в чудеса.
   Все бы изменить! Но не дано?!
   Как хочу я к ним... на небеса!
  
   Ангелы здесь больше не живут, ангелы.
   Верю, все простят, и все поймут ангелы.
   Но зачем пронзает сердце боль стрелами?
   Предали любовь, ну что же мы сделали?
  
   ...Три года спустя.
   -Не забудь, сегодня прием у мэра, так что, парикмахер и стилист придут к пяти часам - напомнил мне Кира, целуя на прощание.
   -Кирилл, я не хочу туда идти - заныла я.
   -Крошка, мы сто раз это уже обсуждали. Помнишь, что я тебе пообещал? - я неуверенно кивнула, Кирилл взял мои ладошки в свои - я обещал, что весь вечер буду именно так, держать тебя за ручки. Так что, прекращай капризничать и иди учиться. Сегодня, я за тобой заехать никак не успею - вздохнул парень.
   161
   -Только Дергнёва не отправляй. Видеть его рожу не могу - скривилась я.
   -Айс, что за выражения? И вообще, зачем ты тогда взяла его охранником, если видеть не желаешь? - делано удивился Кир.
   -А то ты не знаешь, хочу пройтись по нему - фыркнула я.
   -И всё из-за братца? Смотри, я начну ревновать! - пригрозил Кирилл.
   -Кир, перестать чушь нести - возразила я.
   -Как я люблю, когда ты меня так называешь - промурлыкал Кирилл - всё! Иди, а то ни на какую учебу ты сегодня не пойдешь.
   -Маньяк - подставляя губы, пробурчала я.
   Кирилл,как обычно перестарался с поцелуем и в итоге на учебу я шла тактично прикрыв опухшие губы ладошкой. Как же меня достали все эти 'вечера'! Сколько можно? У меня сессия в конце концов. А вместо экзаменов, я только и делаю, что слоняюсь по всяком вечеринкам, устраиваемым очередными 'шишками' города.
   Я зашла в аудиторию. Однокурсники тут же стали со мной здороваться. Все, кроме Натали. С ней мы теперь просто игнорим друг друга. Причин у нее, как и у меня для этого достаточно. Иногда я думаю, что было бы, останься я прежней? Что было бы, не подави я в себе свою сущность. Не знаю, лучше или хуже, но однозначно - по другому.
   День прошел в спешке. Мельком я видела Пана. С ним мы тоже теперь почти не общаемся, так здороваемся в коридорах. Слышала, что он расстался с Лизой. Говорят, что Пан стал пить и пить много. Вот Лизка его и бросила. Хотя, какое мне дело? Ни ему, ни его подружке до меня дела не было... Черт, всё, забыла об этом! Забыла.
   Нда, вот такой своеобразный способ защиты, своей ранимой (не раз роняли) психики. Я стараюсь просто не вспоминать, отрешиться от ненужных воспоминаний. Оставить всё в прошлом. Но порой, выпадаю из реальности и начинаю вспоминать, тот жуткий месяц.
   Что только не происходило. Суд над братом провели очень быстро, назначив ему наказание в виде лишения свободы в колонии среднего режима, сроком на восемь лет. Конечно, была подана апелляция, срок изменили на шесть лет.
   Вопрос с опекунством встал ребром. Чего я только не натерпелась от соц. работников. Единственный человек на роль опекуна - Пётр, забрав семью, распродал свои акции по дешевке и уехал в неизвестном направлении. Что же касается остальных друзей и знакомых брата, то им просто не доверили бы меня. Кончилось всё тем, что опеки неведомым мне образом, добился Орлов-старший. Но, с ним я практически не жила. Наплевав на эти бумажки, осталась в доме
   162
   брата, который, как оказалось, имел дарственную оформленную на меня. И это говорило лишь об одном, брат знал, что за ним придут.
   Странно всё это, столько времени прошло, а думать по-прежнему больно. Даже не столько из-за Дениса. Просто, именно тогда, я осознала, что такое 'одиночество'. Никого, кто бы мог поддержать. Зато, вокруг было полно тех, кто с радостью бы поставил подножку. В первую очередь это, конечно, друзья. Так называемые "друзья".
   Степа, узнав о случившемся, в тот год в город не вернулся. Ник, оказавшийся далеко не последним человеком в Органах, собравший на Дениса достаточно улик, уехал сразу после вынесения приговора судом. Многочисленные знакомые Дениса, звонили только затем, чтобы спросить сколько дали брату.
   Единственный, кого было сложно обвинить - это Анатолий Косов. Он сделал всё, что смог. Но, спустя неделю после ареста Дениса, Косова тоже задержали. Ну, а Дергнёв Александр оказался именно тем, кто сдал моего брата. Я, по дурости, забыла рассказать о нашем с Ником разговоре в машине, у дома. Зато, придя на свидание к брату, выложила всё как на духу. Денис, конечно, не произнес его имени вслух, но догадаться было не сложно.
   Я осталась одна. И не знала, что дальше делать. Учиться? Где, кем и как работать. Я ничего не знала. Заперевшись дома, я перестала к чему-либо стремиться. Кирилл меня нашел первым. После нашей поездки к его отцу, где Кира заявил, что я - его будущее, и если кто это будущее тронет, он отца в порошок сотрет. Парень отвез меня домой и с тех пор не появлялся. Но в тот день, он пришел и помог мне. Только он.
   -О чем задумалась? - поинтересовался Дергнёв. Его всё-таки отправили за мной, не послав кого-нибудь другого.
   -Не твое дело, машину лучше веди - в привычной манере хозяйки бала, произнесла я.
   -Я и так ее веду. Так о чем мысли?
   -О том, что если бы не ты, в моей жизни всё было бы прекрасно - фыркнула я.
   -Неправда, просто, ты сама так захотела. Айсир, взгляни правде в глаза. Кто виноват в том, что у тебя сейчас есть? - вот именно поэтому я ненавидела его, как свою охрану. При каждой нашей встречи он пытался промыть мне мозги.
   -У меня всё прекрасно, о себе бы лучше подумал - стараясь сдержаться размеренно произнесла я.
   -Прекрасным ты называешь свои бессоницы? Или может антидепрессанты, которые глотаешь горстями, когда думаешь, что за тобой никто не следит? А может ежедневные полчаса
   163
   в тени парка на лавочке, где ты льешь крокодильи слезы? Нет, ну если это нормально, тогда и говорить не стоит - усмехнулся Дергнёв глянув, на меня в зеркальце заднего вида.
   -Иди к черту - не зная как, да и не собираясь оправдываться, послала я непутевого охранника куда подальше.
   -Постой, я еще не все сказал. Вот еще вспомнил, что ты говоришь обычно Орлову? 'Милый, мне нужен только ты, я вообще уже и думать забыла о Денисе'. А сама пишешь ему каждую неделю, правда получаешь свои письма назад. Думаю, если ты не желаешь расставаться с братом, он уже давно расстался с тобой.
   -Высказался? Легче стало? Надеюсь, что стало. Потому, что слышать это дважды я не намерена.
   -Что, выгонишь?
   -Нет, а вот зарплаты могу лишить - пригрозила я.
   Дергнёв вдруг резко затормозил, так что я полетела с сидения на пол машины. Я не успела опомниться как он выволок меня наружу и прижав к дверце автомобиля встал вплотную. Если Александр хотел меня напугать, то ему это удалось. Мы стояли на какой-то пустынной дороге. Ни машин, ни пешеходов, только я и он. И Дергнёву даже причину искать не надо, чтобы отомстить мне, уж слишком я часто действую ему на нервы.
   -Сколько можно меня мучить, а?! Зачем ты это делаешь со мной? Послушай, да я виноват, но ты уже достаточно наказала меня - таких эмоций я раньше на лице Дергнёва не наблюдала, он будто пылал яростью изнутри.
   -И как же я, позволь узнать, над тобой издеваюсь - стараясь не показать страха спокойно спросила я.
   -Как?! Ты, вправду, спрашиваешь как?! Да все думают, что я - твоя комнатная собачонка. Куда ты - туда и я. Как ты - так и я. Любой каприз, я делаю всё. Но ты продолжаешь прилюдно тискаться с Орловым. Утешает лишь то, что тебе гораздо противней, чем мне.
   -Ты всерьез? Хотя, постой, я даже знать не хочу.
   -И знаешь, что меня больше всего успокаивает, так это то, что твой братец выйдя из тюрьмы, первым делом хлопнет Орлова. И тогда посмотрим - на этих словах Александр поцеловал меня. Ну или попытался, я дергалась, вырывалась и орала, что весьма мало помогало. К своему позору, я должна признать, что сопротивлялась не так уж долго. Саша сам меня отпустил. Молча открыл мне дверцу и так же молча сел за руль, дав по газам, возвращаясь к новой роли телохранителя. А я вернулась к своим мыслям.
   164
   Всё было просто. Я бы даже сказала элементарно. Я не хотела в интернат. Не хотела сложностей и конечно, не готова была нести ответственность за свои поступки. Единственное, чего мне хотелось - это сделать больно Денису. Как он сделал мне.
   Все его обещания, вся чушь про любовь, всё это - были лишь слова, пустой звук. Как шарик, такой весь воздушный, пока иголкой по нему не ткнешь. Он бросил меня. Одну, без защиты. А я никогда не могла постоять за себя. Особенно три года назад. Тогда я готова была на многое ради помощи. И я не стыжусь своей слабости, да, я признаю, что слаба. Но я никогда не кичилась тем, что отважная и храбрая.
   Денис знал, что я не выживу без него. Но ничего не сделал, чтобы облегчить мне задачу. Он просто решил оставить меня, кинуть, как ненужную зверушку. Что ж, я действительно была зверушкой тогда. Мы встретились после вынесения приговора. И брат решил мне кое-что объяснить.
   '...-Я не хочу тебя больше видеть - спокойно глядя в мои переполненные слезами глаза, произнес Денис.
   -Но почему? Что я сделала не так? - спрашивала я снова и снова.
   -Ничего, просто, после твоего появления вся моя жизнь пошла под откос. Поэтому я хочу, чтобы ты забыла о моем существовании. Так что, больше не приходи сюда, не звони и не пиши. Видеть тебя не могу - и всё это спокойный, ровным голосом. А потом он ушел, а я осталась...'
   Поначалу, еще пыталась поговорить с братом. Но он видеть меня не желал. Поэтому, я решила писать письма. Рассказывать ему что и как, описывать дни без него. Сегодня я отправила очередное письмо. Как не странно, но я помнила содержание каждого из них наизусть. Сегодняшнее начиналось так:
   'Здравствуй, любимый мой!
   Вот и пролетела еще одна неделя. Порой мне кажется, что это не ты, а я считаю дни. Будто сама сижу за решеткой. Хотя, какая это свобода? Я под постоянным наблюдением. Каждый мой вздох, каждый шаг контролируется. Знаешь, я даже уже привыкла. А еще постоянное присутствие людей, ты ведь знаешь, я ненавижу это. Но кому какое дело?
   Я так скучаю, пусть, ты по мне - нет, но я - очень сильно. Проживаю день с мыслью, что вот, он прошел... Осталось немного потерпеть и ты вернешься. Пусть не ко мне, просто вернешься. Я смогу тебя видеть издалека или, если позволишь, вблизи. Ну вот, опять заляпала лист слезами. Прости, я обещала в прошлых письмах, что больше не буду плакать, но снова не смогла сдержаться...'
   165
   Почти каждое мое письмо начинается с таких строк. Я ненавижу себя за эти письма, но ничего не могу поделать. Только когда я пишу ему, чувствую робкую надежду, что это письмо он прочтет, а не отправит обратно, только тогда я прихожу в себя.
   У меня есть еще один повод для радости, я неделю назад стала совершеннолетней. Теперь мне никто не указ. Фирма отца, конечно, пострадала, но ничего непоправимого. Институт я окончу в этом году, получу диплом и всецело займусь делами отца. Вот только Кирилл... Он - единственное, от чего я не могу избавиться.
   Это случилось спустя пару месяцев. Я сильно разозлилась на Кира, когда он попытался настоять на общей постели. Мы начали ссориться, я попыталась его выгнать, вот тогда-то он и показал мне кое-что. Не косвенные, а прямые доказательства того, что Денис занимался продажей людей. И если до этого угрозы Кира звучали глупо, а порой просто абсурдно, то, что он мне показал, абсурдом не было. И выбора у меня тоже не осталось. Надо отдать ему должное: к постели он меня, этим компроматом на Дениса, не принуждал. Просто хотел быть рядом.
   А вот сексом я с ним занялась спустя год. После очередной встречи с братом. Точней, встреча не состоялась. Приплатив охраннику, я хотела хотя бы увидеть Дениса. Но оказалось, что у него свидание с 'женой'. Как мне объяснил все тот же охранник, за деньги у них так любую 'бабочку' назвать можно. Не знаю, что так сильно меня задело и резануло, но я выпила тогда лишнего. Домой пришла уже почти трезвой, но какой-то сломленной. В гостиной меня, как обычно это бывало, встречал Кирилл, он часто заезжал проверить - всё ли со мной в порядке.
   Он почувствовал запах спиртного и стал меня воспитывать, я послала его куда подальше. Тогда Кириллу показалось этого мало и он начал крушить всё, что ему попадалось под руки. Я же, зная его характер и видя в каком он состоянии, вместо того, чтобы уйти, пьяно смеялась над его истерикой. Кирилл отвесил мне пощечину, а потом начал меня, не пришедшую в себя от шока, грубо целовать. Я никогда еще не испытывала такого унижения. На полу в собственной гостиной, где больно тер голую кожу ковер и появлялись от его 'тисков' на руках синяки, я стала 'женщиной'. Утром всё болело, но я не пошла к врачу, слишком стыдно мне было. А боль? Что ж, я к ней привыкла, сама пройдет.
   Кирилла остановить самостоятельно я способна не была, боялась. Ведь у него имелся компромат на брата, да и рассказывать о таком позоре кому бы то ни было я не могла. Такого рода отношения только усугубили мою 'неприязнь' к Кириллу и прибавили презрения к брату. А на попятные идти было поздно. Кирилл меня доставал везде со своей 'любовью'. Я стала как-то
   166
   флегматично относиться к вопросам об одежде. Просто, процесс одевания потерял всякий смысл. Так прошла неделя, в унижении и боли.
   Кирилл уже со мной не церемонился, поняв, что окончательно превратился для мне в пустое место, он решил быть максимально жестоким. Я же... не стану врать, я сломалась быстро, очень быстро, позволяя ему делать то, что он хочет. Мне было всё равно, главное, чтобы брата не трогал.
   Повезло или не повезло мне - в одном. Мы оказались несовместимы. После того, как я почувствовала, что боли внизу живота становятся совсем невыносимыми, а синяки на теле почти прошли, я пошла к врачу. Где мне, краснеющей и бледнеющей от боли, объяснили, что в моем возрасте и с моей комплекцией далеко не каждый партнер подойдет. Кирилл, конечно, перепугался, но не отставал. Я сгорала со стыда от его способов, походов в секс-шопы за различными приспособлениями.
   Но, когда у меня открылось кровотечение и Кире пришлось вести меня в больницу, он наконец-то перестал меня так доставать. Уж не знаю, как и где он справлялся со своими желаниями, но я больше двух раз в неделю его к себе не подпускала, не имея возможности вообще разорвать эти отношения. А после таких ночей, ощущала себя грязной и использованной. Мне были противны его ласки и я не могла сказать с уверенностью, в чем кроется причина.
   Я, как это ни глупо, не злилась на Кирилла. Ха, так бы я могла сказать три года назад. Нет, я ненавижу его и моя ненависть вполне осязаема. Но вот мстить... Я не из тех, кто строит грандиозные планы, вовсе нет. От его убийства меня удерживает лишь компромат, собранный на Дениса. Наверное, еще тогда, лежа на ковре в гостиной, я решила, что убью его. Без всяких киллеров и защитников. Я сама хочу его убить. Но мне нужно убедиться, что у Кира ничего не осталось на Дениса. И это сложней, чем я думала.
   Кирилл мне не верит. Уже полгода я стараюсь выглядеть влюбленной дурой. Но он не верит. До конца, по крайней мере. А пока он не поверил мне, не будет полного доступа ко всему, что есть у Киры. Да и еще одна проблемка. Кирилл никогда не остается один. Я, конечно, с удовольствием его убью, но в тюрьму не стремлюсь. Кира будто чует, что я что-то задумала, но ничего, я терпеливая, я подожду.
   Мою мысль оборвал звук открываемой двери. Мы приехали, сейчас меня начнут мучить укладками, макияжем и подбором вечерних туалетов. Как же я это ненавижу!
   Но, всё прошло на удивление легко. Я даже себе понравилась, только вначале не узнала.
   167
   Хотя, в зеркала я последнее время не смотрюсь. Единственное, что оказалось общим у меня с братом это выражение и цвет глаз, каре-зеленые. И когда я вижу свои глаза в зеркале, я чувствую, что на меня смотрит брат, но я скорей умру, чем дам Денису смотреть на меня теперешнюю. Эту грязную, лживую, пропитанную пороками дрянь я не дам узнать Денису. Я не могу себе этого позволить. Он и так отвернулся от меня, а если он узнает меня такую, то уже никогда не захочет даже видеть.
   Я тряхнула головой, прогоняя ненужные мысли. Пора идти на вечеринку, а после... Сегодня Кирилл обещал отвезти меня на свою квартиру, в которой я бывала пару раз. Подозреваю, что именно там он держит компромат.
   Вечеринка прошла как и всегда помпезно, шумно и... скучно. Я слонялась из угла в угол, как и обычно. Только на этот раз за мной 'хвостом' ходил Кирилл. Да уж, вот и решила показать насколько мы 'любим' друг друга. Конечно, это наивно, но мало кто может спихнуть смерть парня на, по уши влюбленную в него, девушку? Вот и приходиться разыгрывать этот спектакль.
   В квартиру Кира меня, как и обещал, отвез. И после омерзительных для меня действий - в понимании Кирилла 'занятие любовь', он уснул, как младенец. Я же решила обследовать 'территорию'. Еще в прошлое мое прибывание здесь, я упросила Кирилла, под предлогом, что раньше никогда ничего подобного не видела, показать мне домашний сейф и открыть его. Память на числа у меня замечательная, так что запомнить код было не сложно. А вот, сделать дубликат ключа от замка довольно трудно. Но и это мне удалось. Оставалось молиться, чтобы компромат оказался в этом сейфе.
   С замиранием сердца я открывала сейф. Наличка, ювелирные изделия, паспорта и на самом дне - документы. Нужные мне я нашла в черной папке. Те самые диски, записи очевидцев, фото и аудио кассеты. Я дрожащими руками перебирала эти документы и не могла поверить в свое счастье. Что же я только не сделала ради них. Теперь, было главное унести 'это' отсюда. А потом уничтожить. Ведь, тогда можно просить об условно-досрочном... Но не стоит загадывать заранее.
   Я быстро закрыла сейф, кинула ключ и папку в сумку с учебниками, которую якобы не успела завести домой, ведь рассчитывала, что унесу отсюда эти документы. И мышкой скользнула в спальню к спящему и уже почти мертвому Кириллу.
   Утро началось сумбурно и в спешке, Кира опаздывал, а я впервые за три года спала спокойно и сейчас пребывала в расслабленном состоянии. У подъезда меня ждала машина с Дергнёвым в качестве извозчика. Я зло покосилась на Кирилла, но промолчала. Не хватало
   168
   только скандал сейчас устроить. Тогда все мои ухищрения станут напрасны.
   -Ну, как? Жаркая была ночка? - с издевкой, вместо приветствия, поинтересовался Дергнёв.
   -Не представляешь насколько - хмыкнула я.
   -Отчего же? Представляю, засосы у тебя на шее не оставляют место иллюзиям - всё тем же тоном ответил он мне.
   -А что? Завидуешь?
   -Упаси Боже! Нет, мне такого 'сокровища', как ты даром не надо - притворно вздрогнул Дергнёв.
   -А вчера другое пел. И целоваться лез - все еще стараясь злось заменить язвительностью, продолжала я перепалку.
   -Так, я без бабы уже который месяц? Вот и тянет. А ты под рукой - злость с которой он это говорил, просто зашкаливала.
   -А ты руками попробуй воспользоваться - когда машина остановилась у моего дома произнесла я и вышла хлопнув дверью. Сука!
   Адвокату Дениса я позвонила как только добралась домой. И сразу же озвучила свою просьбу. Я готова была заплатить любые деньги, лишь бы брат оказался на свободе. Главное, теперь ему ничто не угрожает.
   Вот только я, почему-то, не чувствовала облегчения. Даже наоборот. Сидя на полу в коридоре я разревелась над этими злосчастными бумажками. Ну почему всё так?! Из-за каких-то документов я предавала себя. Денис как-то сказал, что прекратит торговать людьми, потому что только сейчас осознал, что каждая проданная им девушка может быть столь же ценой для кого-то, как я ценна для него.
   Сейчас я чувствовала себя одной из тех девушек, продала себя, неважно, зачем и почему. Просто продала, использовала себя. Вся та грязь, что лежит теперь на мне не исчезнет по мановению палочки. Хотя, я думала именно так. Вот достану документы, уничтожу Кирилла и всё станет как прежде. Ошиблась. Как прежде уже никогда не станет. Может стать, только по другому.
   Я встала и пошла в душ. Надо отмыться. И подумать. У меня осталось еще одно маленькое, незаконченное дельце. Имя, которому - Кирилл.
  
   Глава 2.
   Вверх пальцами рук,
   169
   И по щеке - разряд!
   Соль с пламенных губ,
   Знают тебя, только тебя!
  
   Боль в моей душе теперь не теплится,
   Я знаю скоро всё изменится,
   Когда ты со мной, я стану другой, совсем другой!
   Вновь горячим поцелуй останется,
   Прикосновением губ согреются,
   Твои глаза, твои глаза, твои глаза! (Елена Терлеева 'Боль')
  
   Мне даже было жаль покидать тюремные застенки. Такая своеобразная фобия свободы. Да и не планировал я так скоро выходить на свободу. Еще года три собирался тут 'попариться'. Но сегодня мне заявили: 'с вещами на выход, Стоцкий'. Вот я и выхожу. И даже подозреваю, кто мне это устроил. Что ж, вот еще одна причина, что бы не 'выходить'. Что я ей скажу при встречи? 'Прости, за всё'? Глупость.
   Единственное, что я могу сделать, так это - больше никогда не втягивать ее в мои дела. Оградить от всего, что могло сделать ей больно. Меня конечно информировали относительно ее жизни. Учиться, старается сохранить компанию отца, живет с Орловым - младшим, что для меня поначалу явилось шоком. Но больше ничего узнать не удалось. Слишком всё скрытно или же просто больше нечего узнавать? Но я видел ее письма. Каждую неделю она пишет мне. Какое же это искушение, не прочитав, отправлять их назад. Но иначе я не могу. Незачем давать надежду и ворошить то, что ворошить не следует.
   Но я не могу забыть ее глаза, в нашу последнюю встречу. Она так быстро поверила мне. Моим словам. Ее взгляд побитого щека. Такой больной, ранимый и отчаянный. Я никак не могу его забыть. Я бросил ее, опять бросил, а обещал иное...
   Ладно, проблемы надо решать по мере их наступления. Сейчас же, я слушал скрежет открываемых ворот и чувствовал как кровь по венам побежала быстрей, в предвкушении свободы. Я кивнул тюремной охране на выходе. Они зеркально повторили мое движение и шагнул вперед. Вот и всё.
   Я вышел.
   Морозный воздух, холодный ветер и солнце, бьющее яркими, но не теплыми лучами на
   170
   лицо. Так меня встретила воля. Так я встретил ее. Свобода пахла свежестью и жизнью. Я ощущал, как это окутывает меня, унося годы проведенные в неволе в прошлое. И это чувство усиливалось с каждой секундой.
   Встречал меня Дима Пехов. Старый товарищ. Именно он рассказывал мне о последних новостях на воле. Мы остановились у ближайшей гостиницы. Ехать в город в таком виде я не намеревался. Быстро приняв душ и побрившись нормальной бритвой, а не лезвиями, что можно было достать в колонии, я с удовольствием переоделся в захваченный для меня костюм. Я понимал, что своими действиями только оттягиваю тягостный момент встречи с Айсир... Наконец-то я могу произносить ее имя. Я поклялся себе, что пока не выйду из тюрьмы ни разу не вслух, не про себя не скажу ее имени. Но теперь я могу сколько угодно повторять имя любимой сестры Айсир, Айс.
   Когда Пехов остановился у моего дома я замер, не спеша выходить из машины. Дима меня и не торопил. Он вообще нравился мне этим. Своим молчанием и неторопливостью. Поэтому, после ареста только его я и подпустил к себе. Он не напрягал меня.
   Вдохнув поглубже, я вышел не прощаясь. Сейчас все мои мысли были заняты предстоящим разговором. Смешно, наверное, но меня не волновали проблемы в разоренном бизнесе, люди недовольные мной, даже враги и предстоящая месть от затаенной обиды. Нет, меня волновали слова и эмоции, с которыми меня встретит сестра.
   Что она скажет или не скажет? Как она посмотрит? И что я сделаю в ответ? Чем объясню, ведь у меня нет оправдания. А возможно ей ни к чему мои оправдания. Возможно ,ей всё равно и она давно забыла... Хотя, письма, что Айс мне шлет... Или это просто дань вежливости? Я ведь ни одного из них так и не прочел. Я не знаю и больше не могу ждать.
   Торопливо я прошел во двор, вбежал по ступенькам на крыльцо и решив, не тревожить ее звонком в двери, тем более, что ключи по-прежнему лежали в нашем тайнике, я распахнул дверь, шагнув вперед.
   -Айс! - крикнул я.
   Сам того не ожидая, я чувствовал, как на меня накатил прилив радости. В доме ничего не изменилось с моего отъезда, значит, Пехов не врал, Айс по-прежнему живет здесь. Из кухни послышались шаги, я замер в предвкушении встречи, которой ждал три года. Но в коридоре показалась Любовь Андреевна. Надо же, она до сих пор работает у нас. Я приятно удивлен. Вот только сдала она сильно. Теперь ее сложно было назвать пожилой женщиной.
   -Денисочка, вернулся! - охнула старушка. Я подошел к ней и крепко обнял. Чувствуя
   171
   знакомый запах пирогов и ромашкового чая.
   -Здравствуйте Любовь Андреевна, как же я рад Вас видеть - произнес я, разжимая объятия.
   -Ох, Денис, миленький, а я-то как рада! Молилась за тебя каждый день, видать не зря, Господь уберег - запричитала она.
   -А где сестра моя? - не выдержал я. И заметил, как потемнело лицо старушки, она грустно вздохнула.
   -Айсир, она как узнала о дате твоего освобождения, так в тот день собрала чемодан и ушла из дома. Я ее остановить пыталась ,но ты же сестру свою знаешь, никого не слушается! Вот письмо тебе оставила - засуетилась Любовь Андреевна.
   Только вот, я уже ничего не слышал. Горло сдавило. Ушла... Она ушла, как услышала о моем освобождении. Заметил старческую руку, протягивающую мне письмо и быстро выхватив его, разорвал конверт. Раскрыл надвое сложенный белоснежный лист бумаги и пробежался по расплывающимся перед глазами строчкам.
   'Здравствуй, любимый.
   Если читаешь это письмо, значит вернулся домой. Я очень рада, что ты наконец на свободе. Не представляешь, как я ждала этого дня. Денис, надеюсь, у тебя всё будет хорошо. Прости, что не стала ждать твоего освобождения. Просто, я бы не выдержала еще раз услышать от тебя, насколько стала ненужной. Да и лучше самой уйти, чем ждать пока прогонишь.
   Надеюсь, это письмо ты всё же вскроешь, в отличие от остальных. Тем более, обратного адреса на нем нет. Я долго думала, что же написать? Но каждый раз, как сажусь писать ничего в голову не приходит. Знаешь, я вначале думала, что не стану уходить, буду тебя умолять оставить меня рядом. А потом поняла, что сделаю лишь хуже.
   Ну ладно, хватит лирики, теперь о важных для тебя вещах. Весь компромат, что собрал на тебя Кирилл Орлов я уничтожила. 'Инвесторы', которым ты задолжал - не в претензии, я отдала долги с процентами. Теперь всё в твоих руках. Я больше не стану пытаться связаться с тобой или навязаться тебе. Так что, не беспокойся, больше никаких писем.
   Прощай, Денис.'
   Это что за ерунда? Айс не могла написать такой вздор! Я не понимаю, как, как она могла такое думать?! Я опять лихорадочно прочел письмо. Боже, что же я наделал! В тот, наш последний разговор, я соврал ей, а она поверила, поверила и приняла себе в укор. Не разозлилась, как я рассчитывал, не забыла и вычеркнула меня из своей жизни, нет, она мучилась, страдала... Как я мог?
   172
   -Она не сказала, куда именно ушла? - охрипшим от волнения голосом спросил я у домработницы.
   -Нет, даже номер телефона мобильного сменила, еще при мне - отрапортовала та.
   -А письма, ну те, что она мне отсылала, они где? - стараясь сдержаться и не начать трясти Любовь Андреевну, забегал я по комнатам.
   -Да у нее на письменной столе лежали, если не сожгла. Айсир их все грозилась в камин отправить - испуганно пролепетала женщина.
   Я кинулся в комнату Айс, но там было пусто, ничего, ни стола, ни софы, ни книг.
   -Ой, да не туда, она же, в твоей спальне уже года три живет!
   Малышка действительно жила в моей спальне. Здесь все пропиталось Айс. Ее ароматом, энергией, ее присутствием. И на письменном столе, который она перенесла из своей комнаты, лежала тоненькая пачка писем. Значит, сестра и вправду спалила большую их часть. Я быстро расправляясь с конвертами стал читать письма. И чувствовать, как до крови закусываю губы.
   Она писала мне все это время о боли которую чувствовала, о любви, что не давала ей опустить руки, о надежде, благодаря которой двигалась вперед и о тоске, что селилась в нашей спальне с наступлением сумерек. И даже не слова говорили мне многое, нет, громко кричали разводы после высохших слез на листках. Она верила мне и в меня, а я ее предал, также как и все, предал и оставил.
   В последнем письме на ее столе я нашел свою дарственную на долю в фирме, всю документацию по дому, а также доверенность на пакет акций Айс. Она всё оставила мне. Я сжал эти бумажки. Вот какого она мнения обо мне. Хотя, чего я ждал? Я же обещал быть с ней всегда, защищать ее, а что в итоге? Это Айс спасала меня, защищала и любила даже тогда, когда думала, что я ее бросил.
   Я ударил кулаками по стене, раз, еще и еще, остановился только когда стена стала окрашиваться в красный цвет. Глубоко вздохнул и понял, что опять могу говорить, решил начать поиски Айс. Никуда я ее не отпущу... до тех пор, пока не попрошу прощение.
   -Любовь Андреевна, а номера телефона Орловых у Вас случайно нет? - осведомился я, как только немного пришел в себя.
   -Есть, только не советую я тебе им звонить сейчас - откликнулась она заходя в спальню - батюшки, а кровь-то откуда - заметив видимо кровь у меня на руках.
   -Успокойтесь, ничего такого, Вы мне лучше про Орловых скажите - нетерпеливо перебил я ее.
   173
   -А чего рассказывать-то? Кирилла Орлова, гадёныша этого, пристрелили позавчера. Шуму было! Его же прямо на ступеньках собственного дома и убили. Говорят, что киллер какой был. Да только, что за киллер станет в решето человека превращать. Нет, это кто-то свой - авторитетно заявила женщина.
   -И как Вы до такого додумались? - улыбнулся я, боль немного отступила, этот грех взял кто-то другой на свою душу.
   -Дык, сериалы специальные смотрю - горделиво ответила старушка.
   Вот, значит, как дела обстоят. У Орлова сынка второго шлепнули. Что ж, теперь понятно, чего им звонить не стоит. Но свидится всё-таки придется. Мы же давние знакомые. Ухмыльнулся я своим мыслям.
   -А похороны когда?
   -Да читай уже идут, похороны-то. На центральном кладбище хоронят, с попом, всё как полагается. Может и Айсир придет, плюнуть на могилу этому, а ладно, о покойниках плохо не говорят.
   Я не особо прислушиваясь к словам Любовь Андреевны, быстро обулся и вышел из дома. Мне нужно во что бы то ни стало попасть на центральное кладбище. Ведь Айс скорей всего пойдет на похороны. Вот только надо успеть ее перехватить.
   Как ни странно, Пехов продолжал меня ждать, а когда я сообщил куда именно мне надо попасть, только плечами пожал. У кладбища мне даже искать не пришлось похоронную процессию. Такую толпу народу не заметить было сложно. Она медленно двигалась к самой середине. Не удивлюсь, если Орлов прикопает сынка прямо в центре. Эпатаж в нем всегда присутствовал. Я взглядом стал искать Айс. И не заметил, как сам оказался в толпе.
   -Вы Кирюшиным другом были? - вдруг спросила сухонькая, с седыми волосами, но еще не тронутым глубинными морщинами лицом, женщина неопределенного возраста.
   -А почему Вы так решили? - спросил я.
   -Молодой, красивый и стараетесь, никому из родни его на глаза не попасться. Так себя все друзья Кирилла вели. Ведь, кто папашке его не угодил, то - выразительно замолчала женщина.
   -А Вы Кириллу кем приходитесь? - поинтересовался я в ответ.
   -Тетка я его со стороны матери. Решила вот прийти, что б хоть кто-то родной был. А то Орлов-то наприглашал, как на обед званный бандюг всяких, 'партнерами' их называет. Хотя, если бы не они, то и прийти-то некому. Вон, даже невеста его не явилась - с горечью произнесла женщина.
   174
   -Невеста?
   -Ну да, эта, как ее, тьфу, опять имя забыла, да ты и по фамилии наверняка узнаешь - Стоцкая. Красивая девка, ничего не скажу, но ведь ненавидела Кирюшу моего люто. А он, дурак, знал что она его на дух не выносит, а поделать ничего не мог. Всё твердил, что любит ее и на всё ради нее пойдет. А она? Даже на похороны не явилась. Может краля эта и убила моего Кирюшу - неожиданно разрыдалась тетка. Я понял, что пора ретироваться. Итак, ничего интересного не узнал, а если еще и перед Орловым засвечусь, вообще облом полным будет.
   -Куда теперь - спросил Пехов, как только я сел в машину. Ответить я не успел, зазвонил мобильник Димы.
   -Да - отрывисто бросил он - где? Нет, не тормози, следи за ними, в каком ты направление движешься? Что? Магистраль, только границу не дай им пересечь Всё, мы выезжаем, будь на связи.
   -Что такое - нахмурился я, когда Пехов резко дал по газам.
   -Вашу сестру видели вместе с Дергнёвым. И, похоже, она не была рада такой компании - ответил Дима.
   -Что?! Где они? - рявкнул я.
   -Мой человек следит за Дергнёвым. Не беспокойтесь, мы их нагоним.
   -Куда он ее везет?
   -Хочет пересечь границу - лихо разворачиваясь, сказал Пехов.
   Я кивнул, что за черт?! Как Айс оказалась в руках Дергнёва? Что она вообще рядом с ним делала? Сначала Этот Орлов-младший, теперь Дергнёв. А если он ее похитил? Чего ему надо? Глупый вопрос, я отлично знаю ответ на него. Даже лучше, чем сам думаю.
   Все началось с армии. Служить меня отправили в 'горячую' точку. Тогда, я особо и не сопротивлялся. Армия казалась мне выходом. Оставлю все проблемы и буду служить Родине. Видать, слишком рьяно служил. Потому, как отправили далеко, хоть и ненадолго. Но за месяц до конца службы напали на нас. Половину состава положили, другую в плен. Я оказался одним из пленных, Сашка тоже. С пленными военными до кучи еще несколько, тогда пусть и не самых важных, но богатых и значимых лиц. Те два месяца я помню, как в тумане. Еды не было, воду давали редко, в какой-то момент я понял, что мы все там сдохнем, если не попытаемся бежать. Доконало меня то, что Сашку увели и сутки я его не видел, а когда притащили назад, он уже не был прежним - 'крыша' основательно потекла.
   Больше ждать было нечего и я решился на побег. Не стану описывать как и что, но мы
   175
   сбежали и выжили почти все. Из меня героя сделать не удалось, я отказался от таких почестей. А вот Саша стал героем. Никому ненужным, но героем.
   Как только я немного раскрутился, взял его к себе. Потом начали приходить угрозы в сторону Айсир и я доверил ее защиту Дергнёву. Да, парень спятил в той клетке, но спятил своеобразно. Стал садистом, ему нравились жестокие бои, унижения других и жестокий секс. Но детей Сашка по-прежнему любил, а Айс тогда была ребенком. Таким же ненужным, как и Саша. Наверное, поэтому он привязался к ней еще больше. Он буквально стал ее тенью.
   А потом я стал замечать, что сестра взрослеет, а Дергнёв выбивает 'дух' из каждого мальчика, посмевшего посмотреть на Айс. Признаться, я испугался и снял его с охраны Айс. Что не мешало Саше, время от времени, наблюдать за сестрой. Но, вел он себя тихо и я терпел. До тех пор, пока Пехов не доложил, что Саша, по пьяни, с ним разоткровенничался. Мне мысли бывшего боевого товарища по вкусу не пришлись.
   А когда они получили подтверждение, я просто уволил Дергнёва. И правильно сделал, парень копал под меня, денег ему хватать не стало, вот и решил армейского дружка сдать и у Айс тогда бы защитничка не осталось. Но не вышло. Прокатили Сашу с его бабками, вот и пришлось парню стать водителем для моей сестры. Кстати, так и не ясно, была ли, это чья-то идея или просто совпадение?
   Диме изрядно пришлось попотеть, чтобы нагнать своего человека. Дергнев, по его словам, остановился в придорожной гостинице 'Миг' и зарегистрировался в номере для двоих. Я еле сдержался, чтобы не рвануть туда. Останавливало лишь то, что очередной срок мне не к чему.
   -Всё будет в норме, я Вас не подведу - бросил напоследок Дима, направляясь в гостиницу.
   Я это знал, но страх за Айс, ненависть к Дергнёву делали свое дело. Я ждал, сидя как на иголках. Не знаю, сколько прошло времени, когда, наконец, из гостиницы вышел Пехов со своим подручным, они крепко держали за плечи Дергнёва, а вот Айс с ними не было. Я выскочил из машины и кинулся к ним.
   -Где она, ублюдок?! - с размаху ударил я Дергнёва.
   -Денис Сергеевич, спокойно, Айсир Сергеевна в номере, она сказала, что не хочет с Вами встречаться, поэтому не вышла - теперь, уже держа меня за руки, пытался успокоить Дмитрий.
   -Я сам с ней разберусь. А выродка этого, уберите, я вообще не понимаю, почему он до сих пор жив?! - рявкнул я.
   -А, так это ты был. Надо же, заслал Вика ко мне, бедный парниша. Как он кричал - мечтательно закатил глаза Дергнёв - Вроде, Вик у тебя в любимчиках ходил? Или для
   176
   спокойствия сестренки ничего не жаль?
   -Если, ты ее хоть пальцем - опять сорвался я. Но Пехов успел меня перехватить и шепнул что-то товарищу, которой тут же увел смеющегося Дергнёва в тачку.
   -Я 'бумер' Лёхин Вам оставлю, он всё равно со мной поедет. Не беспокойтесь, сделаем чисто, никто и не подумает на Вас - заверил меня Пехов, протягивая ключи от номера Айс и машины.
   -Поосторожней с ним, с этим уродом не так легко справиться - жалея, что не я буду с ним справляться, предостерег Диму.
   -Не беспокойтесь - кивнул Пехов на прощание.
   Я же развернулся и пошел к гостинице. Что меня там ожидает я понятия не имел. Постучался в нужную мне дверь, но как и думал, никто не откликнулся. Вставил ключ и медленно повернув его в замке толкнул дверь, заходя внутрь. Первое, что я выхватил взглядом - это силуэт у окна, в сумерках Айс казалась тенью. На ощупь нашел выключатель, в комнате вспыхнул свет, тусклый, но это уже что-то. Сестра не обернулась. Только ее спина напряглась и длинные распущенные волосы качнулись в сторону.
   -Айс - позвал я ее. Вот теперь она вздрогнула, а секунду спустя обернулась.
   Такая знакомая и такая чужая. Она изменилась, сильно изменилась. Повзрослела, изменилась внешне. Стала женственней, статней и... циничней. Некогда, тепло смотревшие на меня глаза, сейчас пронзали горечью и печалью. Она не смотрела, она ранила взглядом. Мягкое, обиженное выражение лица сменилось, на разочарованно - жестокое. Моя малышка Айс, превратилась из колючего ёжика в больную, но по-прежнему опасную хищницу.
   -Ну, как? Налюбовался? - усмехнулась она, ее уголки губ презрительно вздернулись.
   -Да - машинально ответил я.
   -Тогда, закрой дверь с той стороны, потому что я видеть тебя больше не могу - не убирая усмешку с лица, попыталась прогнать меня сестра.
   -Айс, что же я с тобой сделал? - прошептал я, понимая, что громче сказать мне не позволяет ком горечи, вставший поперек горла.
   -Ничего, ты братик, всего лишь позволил мне вырасти - ничего не выражающим голосом, ответила Айс.
   -Айс, прости меня, умоляю прости - инстинктивно сделал я шаг в ее сторону, сестра ближе подошла к окну.
   -Мне не за что тебя прощать, в пору благодарить, за то, что избавил от Дергнёва. Но сейчас прошу, уходи - услышал я мольбу в ее голосе.
   177
   -Нет, пока мы не поговорим, я никуда не уйду - твердо произнес я.
   -Что ж, я ожидала чего-то подобного - пробормотала Айс - ну и, что ты хочешь мне сказать?
   -Например то, что прошу у тебя прощение - я никогда не был поклонником театра, но сейчас мне хотелось ползать на коленях, вымаливая ее прощение.
   -Только падать на колени не надо - будто читая мои мысли, попросила Айс - я же говорю, тебе не за что извиняться. Я всё понимаю. То, что ты мне наговорил была всего лишь вспышка. Я понимаю. И не думай, что я тебе поверила, просто решила не перечить.
   -О чем ты Айс? - чувствуя, что не наш последний разговор сестра имеет в виду спросил я.
   -О твоих обещаниях, Денис, в пятнадцать лет, я еще была склонна верить людям и даже верить в людей. Но сейчас... Все эти твои - 'прости', 'я не хотел'. Брат, скажи честно, зачем я тебе понадобилась? Или я забыла тебе еще что-то вернуть. Так ты скажи прямо, без уверток - ее слова били по мне, но сестра имела полное право говорить мне такое.
   -Айс, я люблю тебя.
   -Ага, а я люблю Леди GaGa, Денис, я же просила без мелодраматизма,просто скажи, что еще мне надо тебе вернуть.
   А я вдруг осознал, что сейчас она меня не простит, хотя бы потому что, не слышит того, что я ей говорю. И если я ее сейчас отпущу, то уже никогда не смогу вернуть. Айс не из тех, кто возвращается уходя. Кивнув собственным мыслям, я быстро приблизился к сестре не оставляя ей шанса на сопротивление и схватил ее в охапку.
   -Себя, тебе надо вернуть себя мне. Вот, что ты забыла отдать. И я не готов принять отказ.
   С этими словами я вынес брыкающуюся и кричащую сестру из номера. Благо, гостиница была пуста и кроме администратора, да охранника больше никто не встретился на моем пути. А этим я заплатил за молчание. Я привезу ее домой, к нам домой, а там пусть хоть всё разгромит. Я не отпущу ее, как и обещал когда-то.
   Сколько я не пытался разговорить Айс на протяжении всей дороги, она так и продолжала молчать до самого дома. Я уже думал, что опять придется силком тащить ее в дом, но сестра молча вышла из машины и так же молча пошла в дом. Только, когда она попыталась зайти в некогда принадлежавшую ей комнату, я крепко взяв ее за руку отвел в мою, нет, нашу спальню.
   -Айс, ты готова меня выслушать? - усадив ее в кресло, присел я на корточки перед сестрой.
   -Ты уже спрашивал - бесцветно ответила она.
   -Хорошо. А теперь послушай, всё, что я наговорил тебе в нашу последнюю встречу было ложью. понимаешь? Я не мог иначе. Меня посадили на шесть лет и могли в любой момент дать
   178
   больше. Да и нары, это не курорт, там завалят - глазом моргнуть не успеешь. Как я мог позволить тебе жить с этим? Айс, ты же такой светлый человечек, я даже представить боялся, что ты будешь ходить ко мне на 'свидания'.
   -А письма? - напряженно спросила сестра.
   -Твои письма я читать боялся, до одури боялся. Думал, что если там написано, как ты меня ненавидишь, то жизнь потеряет смысл. Другое я даже предположить не мог. И к тому же, сестрёнка, я не мог знать, что ты так далеко от меня, что я могу только читать строки. Я боялся, что стану зависеть от этих писем, чтобы в них не было написано , прости меня - уткнувшись в колени Айс, исповедовался я.
   -А ты хоть на минуту задумывался, каково мне?! Вот, сидишь тут весь такой безвинный и несчастный, а я значит, ничего не понимающая идиотка! Да как ты мог? Как ты мог, бросить меня? Ты знаешь, через что мне пришлось пройти?! - закричала сестра, вскакивая - Хотя, сама виновата - после секунды ярости, когда в ее глазах плескалась неподдельная горечь, Айс как-то резко сникла.
   -Айс, ты ни в чем не виновата - я не удержался и захотел ее обнять, но сестра отпрянула от меня, как от прокаженного.
   -Не смей!
   -Я, что даже обнять тебя не могу?
   -Нет, и вообще, я очень устала, Дергнёв меня сутки из машины не выпускал. Так что, я пожалуй отдохну, если уж ты притащил меня сюда - и после этих слов сестра ушла в ванную. А я почувствовал себя идиотом.
   Но углубиться в размышления мне не дал телефон, зазвонивший на прикроватной тумбочке.
   -Да.
   -Это Пехов, Дергнёв ушел, сука!
   -Ты в норме? - первым делом спросил я.
   -Да, но Лёху, тварь, завалил.
   -Понятно, завтра будем разбираться - злость, переполняющая меня сейчас просто не давала адекватно мыслить.
   -Как скажете, до завтра - отключился Дима.
   Проблемы с Дергнёвым стали уже порядком раздражать. Но, сейчас меня волновало еще кое-что. Я быстро набрал номер телефона домработницы. Любовь Андреевна ответила после третьего гудка.
   179
   -Слушаю.
   -Любовь Андреевна, это Стоцкий Вас беспокоит.
   -А Денис, ну как нашел сестру?
   -Да, Любовь Андреевна, а Вы не могли бы мне кое-что рассказать?
   -Конечно, что такое?
   -Скажите мне, за что Вы так невзлюбили покойного Орлова?
   -Денис, а Айсир тебе разве не рассказывала? Хотя, о чем это я? Она вообще наверное никому не говорила. Ты знаешь, я конечно не ручаюсь, что там у них с Кириллом было. Но примерно год назад Айсир после визита Орлова неделю вся в синяках ходила. Ирод! Что он с ней сделал я даже представить не могу, ковер в гостиной пришлось менять. Весь в крови был...
   Дослушивать я не стал, потому что телефонная трубка в моих руках треснула и звук пропал. Я даже обрадовался, что Айс ушла в ванную, потому что на меня напал приступ безудержного бешенства.
   Когда Айс вышла из душа, в махровом халате и с мокрыми волосами, спальню с очень большим трудом можно было назвать таковой. Я разгромил половину мебели и сейчас сидел на кровати сжимая разодранные уже во второй раз за день кулаки.
   -Тут побывал ураган? - осведомилась она.
   -Что он с тобой сделал?! - бросился я к ней, до боли сжав хрупкие плечи девушки.
   -Кто? Денис, ты меня пугаешь - ошарашенно произнесла сестра.
   -Орлов! Что этот сукин сын с тобой сделал?! - заорал я.
   -Ничего он со мной не сделал! Он мертв, если ты не в курсе - холодно ответила Айс.
   -Да? А почему тогда ковер в гостиной другой?
   -Решила сменить интерьер - пытаясь вывернуться из моих тисков, зло ответила Айс.
   -Не ври мне! Говори! Ну?! - заметив проблески страха в глазах сестры, я хотел прекратить, но зверь внутри меня уже не мог остановиться.
   -Да пошел ты...
   -Я пойду, обязательно пойду, но ты для начала скажешь мне правду - гнев и возбуждение стали брать верх надо мной, поэтому я сам не заметил, как стал грубо целовать Айс. Остановился, когда уже дышать стало нечем. Звук пощечины был подобен удару гонга, резкий и громкий.
   -Айс, не зли меня! Прекрати, просто ответь и я обещаю, что отпущу тебя - чувствуя, что могу сделать ей по настоящему больно, если сестра продолжит хамить, попросил я.
   180
   -Раз ты настаиваешь... Трахнул он меня на этом ковре! Доволен?! - Айс всё же вывернулась и выбежала из комнаты.
   А я продолжал стоять, как громом пораженный. 'Трахнул он меня' - эхом звучало в моем, воспаленном злобой, мозгу. Я не знал, чего хочу больше: воскресить и убить Орлова снова или биться головой о стену. Но, я не стал делать ни того, ни другого. Услышал сдавленные рыдания, я поспешил на этот звук. Какой же я урод, довел ее до слез!
   Айс сидела в свой пустой комнате, забившись в угол и подтянув колени к подбородку. Такая маленькая, такая беззащитная. Какой тварью надо быть, чтобы ее обижать? Я тихо приблизился к ней, сел рядом, перетянув, не сопротивляющееся тельце, к себе на колени, сестра уткнулась носом мне в грудь.
   -Маленькая моя, не плач, прошу тебя. Я сделаю всё, лишь бы ты не плакала. Слышишь меня? Всё что захочешь, только не плач. Чего ты хочешь, малышка моя? - спросил я, приподнимая заплаканное личико и заглядывая в полные слез глаза.
   -То, чего я хочу ты сделать не сможешь - прошептала сестра.
   -Только скажи.
   -Я хочу, чтобы ты был здесь три года назад, чтобы не дал сделать мне больно, чтобы защитил меня. Чтобы ты не позволил стать мне такой, как сейчас. Я хочу быть чистой! Ну что, можешь это сделать? Нет? Тогда, просто оставь меня в покое! Как ты там говорил? 'После твоего появления вся моя жизнь пошла под откос.' Или вот: 'Видеть тебя не могу'. Так вот, я тоже видеть тебя не могу. Смотрю, слышу твои лживые слова и меня начинает тошнить!
   Сестра отползла от меня и с ненавистью, тем чувством, что я никогда прежде не видел в этих нежных глазах взглянула на меня. В ее словах была сокрыта целая буря эмоций, которые она выплеснула на меня. И теперь, опустив глаза, смотрела в пол.
   -Любимая, милая моя, что ты говоришь? Айс, посмотри на меня! Хочешь, отомсти мне? Причини боль, сделай что угодно, только не уходи!
   -Смешно, но это я хотела умолять не покидать меня. К сожалению, не могу я о таком просить. Слишком грязной стала, чтобы о чем-то просить. Не волнуйся, пока не выгонишь не уйду. Только вот, как решишься, сразу скажи,без лишней лирики - устало произнесла она, поднимаясь на ноги - я пока в гостевой комнате посплю, там моя софа стоит.
   Глава 3.
   Моя жизнь - погоня, как поле боя,
   Но теперь нас двое, и я многое понял:
   181
   Я тебя не достоин, ты многого стоишь,
   Но если я падаю - ты меня ловишь,
   Я готов меняться, только дай время,
   Мне уже не избежать твоего плена.
   Сквозь бури и грозы,
   И все проблемы мы будем вместе,
   Только верь мне!
  
   Отпусти меня, я умоляю,
   Ведь я уже другая,
   И пропасть между нами:
   Здесь разошлись пути.
   Я знаю, ты скучаешь,
   Но ты не понимаешь:
   Не быть нам больше вместе,
   Люблю тебя, прости!
  
   Три для, что я ждала освобождения Дениса, я успела сотню раз решить, что дождусь его возвращения и что уйду, пока еще могу уйти с гордо поднятой головой. Всё решилось, когда утром раздался звонок телефона. Мне сообщили, что Кирилла убили. Это новость явилась для меня шоком. Сколько раз я представляла, как сама убиваю этого подонка, но кто-то опередил меня. И не могу сказать, что я сильно огорчилась. Все равно, Кирилл мертв. Вот теперь-то мне точно было не за чем оставаться здесь.
   Так что, я собралась и ушла. Вот только, далеко уйти не удалось. Я, даже, до вызванного такси не дошла. Меня перехватил Дергнёв и силком затащил в свою машину. Он почти двое суток болтал, как заведенный о том, как мечтал убить Кирилла и как сделал это. Как любит меня и на что готов пойти, чтобы только быть со мной. Я, поначалу, пыталась сбежать, но после того, как увидела 'пушку' у Дергнёва в кармане, бежать больше не пыталась, этого психа лучше было не злить.
   Так бы всё и продолжалось, но объявился горячо любимый братик и спас меня от рук маньяка. Наверное, он ждал, что я кинусь ему в объятия. Наверное, я бы кинулась, но его объяснения, эти оправдания и попытки показать себя лучше, чем есть на самом деле, отрезвили
   182
   меня. С каждым его словом о прошлом, я понимала, насколько мерзкой я стала. Он резал меня без ножа, своими просьбами простить.
   А потом он совершил то, чего я меньше всего от Дениса ожидала, он привез меня к нам домой, где ситуация только ухудшилась. Подозреваю, что это Любовь Андреевна наплела ему о Кирилле. Брат впал в нешуточное бешенство, как же, с его 'собачонкой' кто-то играл в его отсутствие! Я не выдержала и расплакалась. А после того, как Денис стал меня успокаивать, вообще почувствовала себя пустым местом. Нагрубив ему, ушла спать. А теперь не могу заснуть, ворочаясь с боку на бок. Что бесит больше всего!
   А может, софа стала слишком неудобной после кровати Дениса? Зато, с ней столько связано, первое знакомство с Малатом... Малат, мой ёжик. Как же я плакала, когда он в прошлом году впал в спячку и не проснулся. Похоронила его у нас на заднем дворе. Тогда, я потеряла последнюю иллюзию о нас с братом.
   Я не помню, как заснула, но проснулась от скрипа двери, (давно пора смазать маслом петли, уже надоел этот мерзкий звук). Повернула голову и увидела, стоящего у софы, брата. Черт, а я уже думала, что все, произошедшее накануне, страшный сон. Но, нет в жизни счастья. Денис склонился надо мной. провел рукой от бедра, до груди. Вопросительно взглянул на меня.
   -Что? Хочешь меня? - хриплым со сна голосом усмехнулась я.
   -Айс, не надо - отпрянул от меня брат.
   -А что? Разве ты не этого хочешь? Так давай, дерзай! Чего же ты? - я сама схватила брата за плечи и впилась в его губы требовательным поцелуем, Денис резко оттолкнул меня.
   -Да что с тобой, черт возьми?! Айс, не можешь меня простить? Та не прощай, только не надо строить из себя невесть что! - рявкнул Денис.
   -А я и не строю, я теперь такая - скользнула я с софы, вставая перед братом полностью обнаженная - я стала последней сукой, если ты не заметил.
   -Что за ерунду ты говоришь? Айс, неужели ты так на самом деле думаешь - закричал на меня брат, жестко схватив за подбородок, впился в меня взглядом.
   -И ты бы так думал, узнай всю правду - процедила я.
   -Что за правду? Что ты жила в кошмаре все эти 3 года? Айс, поверь, я знаю это! Вот только не понимаю, в чем ты себя винишь - и опять он пытается быть понимающим.
   -Нет, правду о том, как я опустилась! О том, что потеряла всё то светлое, что было во мне! - закричала я в ответ, не в силах сдерживать себя.
   Денис резко притянул меня и крепко обнял. Я не стала сопротивляться, не могла. Я
   183
   чувствовала, что он хочет, чтобы я забыла обо всем, что произошло со мной за эти годы. Но я не хочу забывать, если я забуду об этом, я забуду и о нем. А этого я никак не могу допустить. Какие бы мне муки не доставляли воспоминания, не помнить Дениса будет еще хуже. Слезы сами потекли по щекам, впитываясь в футболку брата.
   -Айс, любимая, ты всё тот же светлый, чистый человечек, самый любимый для меня человечек на Земле. Как же мне исправить всё?! Малышка моя, посмотри на меня. Это меня ты должна ненавидеть и презирать, Айс меня, а не себя! Это я во всем виноват, я не защитил тебя, я не уберег, понимаешь - целуя мои заплаканные щеки и глаза, шептал Денис.
   -Денис, я не могу, я люблю тебя, но не могу, прости - сама не зная, как объяснить, я попыталась отстраниться.
   -Айс, что ты не можешь?
   -Быть с тобой...
   -Ты не можешь жить рядом со мной? Не можешь видеть меня? - продолжал допытываться брат.
   -Могу, но я... не в состоянии дать тебе то, что ты хочешь - чувствуя, как начинаю краснеть произнесла я.
   -Все, что я хочу, это быть рядом, не больше, позволь мне это - отстраняясь, заглянул мне в глаза Денис.
   -Я не знаю...
   -Пожалуйста.
   Я только и смогла, что кивнуть, Денис опять меня обнял, а я дура! Столько мечтала о его объятиях, но сейчас, я напряглась и вздрогнула.
   -Я только обниму тебя, ничего больше. Айс, я не... никогда, слышишь, я никогда не сделаю чего-то, чего ты не захочешь - он опять просил меня о доверии. Еще час назад я бы не согласилась снова поверить Денису, но сейчас, смотря в эти родные глаза, я понимала, что готова опять пережить предательство, только ради минуты уверенности в нем.
   -Хорошо, давай попробуем снова - кивнула я и, чтобы Денис не особо радовался, добавила - но, если в этот раз что-то пойдет не так, ты больше не посмеешь просить меня о очередном шансе.
   -Ничего 'не так' не пойдет - крепче прижал меня к себе брат.
   -Скажи, а что будет с Дергнёвым? - спросила я спустя минуту тишины, в которой слышалось только наше размеренное дыхание.
   184
   -А что с ним? Сбежал, собака! Изворотливый он гад. Сколько его помню, всегда таким был. Но ты не переживай, малышка моя, я его близко к тебе не подпущу - быстро заверил меня Денис, зарывшись лицом в моих волосах.
   -А ты знаешь, что это он, Кирилла... - после имени Орлова Денис напрягся и застыл, кажется теперь все Кириллы будут вызывать в нем неадекватную агрессию.
   -Что? Договаривай, не бойся, я в норме - почувствовав мое желание отстранится, произнес Денис.
   -Ну, это Саша его убил - кажется, не стоило мне этого говорить.
   -Сука! И здесь меня обошел! - закричал Денис, но резко замолчал, заметил ,как я сжалась в комок. Да, за время проведенное с Кириллом, я научилась прикрывать лицо в моменты его ярости.
   -Он, что бил тебя? - в шоке уставился на меня Денис, а я опять почувствовала себя испорченной, ведь только конченную тварь может избить мужчина.
   -Это я была виновата...
   -Не смей! Не смей даже думать так! Айс, ты поняла?! - схватив за плечи, начала трясти меня брат.
   -Денис, перестать, ну пожалуйста! - на глазах выступили слезы.
   -Нет, пока ты не придешь в себя, не перестану! Где моя Айс? Где, та девочка, что могла нахамить любому, сделать пакость брату и начхать на весь мир, где она?
   -Нет ее! Понял?! Нету, была, да вся вышла! Знаешь, как это унизительно, валяться в ногах у собственного насильника, только чтобы спасти любимого? Что такое боль и страдания каждый день, ради часа мести? И что в итоге? Любимый отвернулся, а врага убил другой. Я осталась ни с чем! Ни с чем, только с грязью, которая меня плотно облепила. Как же я ненавижу все это!
   Меня стала сотрясать крупная дрожь, я невольно потянулась к Денису и тут же была принята в объятия. Сама не знаю почему, но губы стали целовать грудь брата сквозь ткань. Денис приподнял мое лицо и впервые за столько лет поцеловал, тем самым нашим поцелуем, осторожно исследуя языком мои губы, приоткрывая их, прошелся по зубам и нырнул в рот, я неуверенно ответила на поцелуй, мой язычок скользнул в Дениса, но брат как и раньше захватив его губами стал посасывать, словно леденец.
   Я испытывала двойственные чувства: тело хотело вырваться из родных рук, помня прикосновения совсем другие, боясь боли, но сердце, мое сознание не желало прерывать контакт, я обняла брата за талию, Денис же поддерживал меня за шею одной рукой и за плечи
   185
   другой. Я почувствовала, как грудь стала наливаться и то самое томление внизу живота, не посещавшее меня с времен ареста брата, опять разливалось по коже.
   -Прости - оторвался от меня брат - обещаю одно, а делаю другое, прости меня, маленькая...
   -Не такая уже и маленькая, Денис, я сама хочу - поражаясь своей храбрости сказала я.
   -Айс - только и смог выдохнуть Денис, припадая к моим губам.
   Я больше не стала раздумывать, сливаясь с ним в горячем, упоительном поцелую, утопая в тех чувствах, что волной окатили мое тело. Брат рывком стянул со своего мускулистого тела майку и дрожащими пальцами стал стягивать с меня единственный атрибут одежды - трусики. Я же принялась за пояс на его штанах.
   Впервые я увидела брата полностью обнаженным, его тело показалось мне идеалом мужской красоты. Мне хотелось осыпать каждый сантиметр этой божественной фигуры поцелуями. Но Денис подхватил меня на руки, я с удивлением взглянула на него.
   -Только на нашей постели, чтобы не произошло сегодня, малышка моя, это произойдет в нашей спальне - хриплым от возбуждения голосом, произнес брат.
   Пока он нес меня до спальни, мы жадно целовались, не только в губы, Денис осыпал мое лицо поцелуями, будто хотел запомнить его губами. Мягко уложив меня на белоснежные простыни, брат сел, между моих ног. Я любовалась им лёжа и не понимала, что так сильно подстёгивает мое желание. Ведь даже в самые яркие моменты с Кириллом, я не чувствовала и толики того, что ощущала сейчас.
   Денис смотрел на меня, но ничего не делал, только его взгляд обжигал сильнее всяких прикосновений. Я чувствовала, как к щекам стала приливать кровь. Зажмурила глаза, стараясь не стесняться его присутствия. Вот уж не думала, что после всего со мной произошедшего, меня будут так смущать взгляды Дениса.
   -Открой глазки, любимая, я хочу видеть их, с той поволокой желания, с тем огоньком, что разжег. Смотри на меня, смотри на того, кто всегда будет с тобой, Айс, я не допущу, чтобы что-то нас разлучило. Никогда, мы на веки будем вместе - и с этими словами, брат стал осыпать мое тело поцелуями, его руки, казалось, были везде.
   Он терзал мою грудь, заставляя всхлипывать от страсти. Его губы нашли мои, мы слились в одно целое, теряясь друг в друге. Я больше ничего не понимала, только чувствовала его тело на мне, во мне. Но и этого мне казалось недостаточно, я хотела раствориться в нем, впитаться в золотистую кожу, пронзить своей любовью его сердце, чтобы Денис ощутил тот же восторг что и я. Отдать себя всю ему, ему одному...
   186
   Мы остались вдвоем, во всей вселенной, только он и я. Наши тела, движущиеся в такт, тяжелое дыхание, кровь, стучащая набатом, в висках и неразборчивый шепот, сливающийся в единое: 'люблю, люблю, люблю...'
   Фейерверк, из взорвавшихся звезд перед глазами, застиг меня врасплох, все звуки вернулись, утроившись по силе. Я ощутила, что плачу - не от боли, а от счастья, счастья, которым хотела поделиться с миром. Широко распахнутые глаза встретились с такими же, переполненными наслаждением глазами. Мы стали больше, чем близкими... И мы переступили черту дозволенного.
   -Тебе больно, Айс, ответь мне любимая? - сквозь 'вату' в ушах слышала я голос брата.
   -А? Ты о чем? - наконец смогла я составить из букв слова.
   -Ты плачешь, маленькая моя, где больно, скажи - продолжал требовать Денис ответа.
   -Здесь - показала я на живот - только мне не больно, мне хорошо, так хорошо, что плакать хочется - смущенно закончила я свою тираду.
   -Господи, я так испугался - торопливо целуя меня, облегченно выдохнул Денис.
   Брат еще что-то говорил, но я уже не слышала. Уснув мгновенно, только чувствуя, что Денис склонился надо мной, целуя мои заплаканные глаза и шепча: 'я люблю тебя, девочка моя, я так люблю тебя'.
   Просыпаться мне совершенно не хотелось, но солнечный 'зайчик' прыгал на лице, не давая провалиться в дрёму. Я попыталась накрыться одеялом, но нащупала только теплую руку Дениса... О Боже, что мы творили! Вот только вместо возмущения, в голове розовый, тягучий, как жвачка туман из счастливых мыслей. Я и Денис... Он и я... Нет, я так не могу! Я резко распахнула глаза и встретилась с братом взглядами.
   -Не спишь? - спросил он, будто сам не видел.
   -Нет - грудным со сна голосом ответила я.
   -Я люблю тебя - без перехода произнес Денис.
   -Я тоже, люблю тебя - улыбнулась я.
   Брат притянул мое лицо к своему и стал ласково целовать. Я даже не пыталась отвечать на его поцелуи, слишком умелыми и сладкими они были. Не хотелось нарушать их своими неуклюжими попытками. Ведь, кроме брата, никто меня так не целовал. Целовали и по-разному, но не так, как Денис. От его поцелуев кружилась голова и подгибались ноги. И сейчас, спустя столько времени, ничего не изменилось.
   -Пойдем купаться - поднимая меня на руки брат.
   187
   -Может, я сама пойду? - решила я проявить некую самостоятельность.
   -Нет, я хочу носить свою девочку на руках и буду носить - целуя меня в шею, отказал Денис.
   Я же думала, если и думала вообще, только о том, чтобы позорно не расплакаться от того счастья, что испытывала. Брат сам искупал меня, насухо обтер полотенцем и отправил одеваться. Когда я была готова, Денис зашел в спальню. Он тоже подошел к шкафу, распахнув его, удивленно замер. Да, я обновила его гардероб. Мне, конечно. нравилось, как Денис одевается, но эти костюмы старили его. Я же подобрала вещи под свой молодежный стиль.
   -И нечего на меня так смотреть, ты не глава холдинга, чтобы носить костюмы-тройки от Гуччи. Я хочу, чтобы мы выглядели идеальной парой, даже в одежде - двусмысленно закончила я свою речь и почувствовала, что начала краснеть.
   -Ну, раз ты так настаиваешь, чтобы мы даже в одежде, выглядели идеальной парой - протянул Денис, издеваясь надо мной.
   -Перестань, ты же понял, что я имела в виду - пробурчала я.
   -Что мне теперь и подразнить тебя нельзя? - улыбнулся Денис обнимая меня за талию - хорошо, я буду носить то, что тебе нравится. Считай, ты получила своего мальчика на побегушках, принцесса.
   -Что правда? Я главная? - подозрительно спросила я.
   -Да, можешь убедиться - пожал Денис плечами.
   -Тогда возьми меня на руки и скажи, что любишь - Денис в точности выполнил команду.
   Я звонко засмеялась, и поняла, что очень давно так не смеялась. Будто, мне резко вернули те годы, которые отобрали, заставив повзрослеть. Крепко обхватив Денис за шею я продолжала смеяться. Чувство, что всё у нас будет хорошо, росло и крепло с каждой минутой в моей груди. Я ведь, заслуживаю эту каплю личного счастья?
   -Ну, всё, мне надо одеться. а то мы из дома так и не выйдем - посадил меня на постель брат, направившись к шкафу.
   -А мы куда-то идем? - удивилась я.
   -Да, как глупо и странно это не прозвучит, но я приглашаю тебя, маленькая, на свидание - приступ нового веселья сотряс меня. Свидание? С Денисом? Невероятно!
   Денис улыбнулся, смотря на мою счастливую моську. Быстро одел черную водолазку и в тон ей джинсы, поднял меня с постели и повел в коридор. Мы не стали брать машину, погода была не по-февральски, теплая, хотя уже наступал вечер. Мы медленно шли взявшись за руки по заснеженному парку, почти не разговаривая. Нам не нужно было заполнять тишину словами,
   188
   она не казалась напряженной, нет, это была та тишина, которая бывает только между близкими по духу людьми, между любящими друг друга людьми.
   Иногда я поднимала лицо, подставляя его лучам красного закатного солнца. Денис шел рядом и улыбка не покидала его губ. Наши планеты, разбитые, высохшие и безжизненные, соединились, образуя островок покоя и мира. Мы соединили судьбы, переплетенные задолго до нашего рождения. Две души рядом и порознь, две песни без слов, ставшие единой мелодией. Я любима, он любим и больше ничего не нужно.
   Посыпались снежные хлопья, а подхвативший их ветерок, закружил снежинки в медленном танце.
   -Денис, а когда ты понял, ну, что любишь меня? - вырвалось против воли.
   -Дай-ка подумать? - притворно закусил губу брат - я всегда тебя любил. Как сестру я любил тебя всегда, а как женщину, только мою женщину, я не уверен, что могу сказать когда точно. Но раньше, чем ты обратила на меня внимание - усмехнулся брат.
   -Я всегда обращала на тебя внимание - обиделась я за несправедливы поклеп.
   -Возможно, как на назойливую муху. Мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы изменить это - и чтобы я не стала опять возражать, он накрыл мои губы своими.
   Когда поцелуй кончился, я поняла, куда мы шли. Денис повел меня в развлекательный центр, где мы столкнулись впервые пять лет назад. После той встречи он стал навещать меня, а потом и заставил переехать к нему жить. Я уже не вспомню всех подробностей, но в тот день я прошла мимо него, даже не поздоровавшись. Да, тогда я его скорей ненавидела, чем любила. Он обидел меня, заставив ощущать себя полной сиротой.
   -Почему именно сюда? - спросила я, наконец, оторвав взгляд от большой, светящейся неоном вывески.
   -Потому, что именно здесь я понял, что потерял единственного дорогого мне человека. Помнишь, как ты прошла мимо меня, будто мы не знакомы? В тот день, всё, что я старался забыть, выкинуть из памяти, всё это ударило по мне новой волной. Вот только, больше не было боли, из-за смерти отца и матери, которая приходила, стоило мне посмотреть на тебя, нет, была боль от понимания, что я остался один, сознательно шагнув в пропасть одиночества. Айс, ты не представляешь, как я тогда боялся, что уже никогда не смогу вернуть тебя - Денис смотрел на меня глазами потерянного человека, брошенного. Да, такое выражение глаз я ни с чем не перепутаю. Оно мне хорошо знакомо, я так три года смотрела на мир. Но рядом не было того, кто бы смог это изменить. А у брата была я. Приподнявшись на цыпочки, я погладила Дениса по
   189
   щеке.
   -Ты меня не терял, чтобы возвращать, я всегда любила тебя, даже когда думала, что ненавижу. Ведь, никто не готов отдать жизнь за ненавистного человека? А я, готова пойти на что угодно ради тебя. Отдать всё, только тебе и только за тебя - и это были мои чувства, то, что я всегда хранила в сердце, но никогда не говорила ему.
   -Айс, любимая, всё что мне нужно - это ты - грустно улыбнулся брат, будто знал что-то, чего мне было не дано понять - пойдем, я хочу хорошенько повеселиться, ведь сегодня такой замечательный день, точней уже вечер - взяв меня за руку, Денис пошел к дверям, где уже шумной стайкой собрались юноши и девушки.
   Центр не сильно изменился: боулинг, роликовый каток, кинотеатр и кафе-бар. Пока я выбирала дорожку в боулинге, Денис, неизвестно откуда, достал скейтборд и лихо пронесся мимо. Я засмеялась - тоже мне, пижон. Отвернулась я, буквально, на минуту, не больше. Но когда обернулась, Денис уже лежал на полу. Упал? Первое, что пришло в голову, но брат не пытался встать. Может что-то повредил себе? Я бросилась к нему.
   -Денис! Денис, что с тобой? - брат на мои крики никак не прореагировал.
   Когда я подбежала к нему, поняла, почему. Денис был без сознания. Я испуганно попыталась привести его в чувства, но безрезультатно. Не знаю, кто вызвал Скорую. Какие-то ребята помогли мне перенести Дениса на мягкий диванчик. Я чувствовала, что вот-вот заплачу. Что же произошло? Ну не мог от так сильно удариться, падая со скейта. Да и как он мог упасть? Денис еще с детства любил гонять на доске, которую гордо именуют скейтбордом.
   Чего только я не успела надумать, пока не приехала Скорая. Врачи уложили брата на каталку и погрузили в машину. Заметив мой сиротливый взгляд, сжалились и взяли меня с собой. Но в больнице меня оставили в регистратуре, не пустив дальше. Сунули какие-то бумажки, на деле оказавшиеся бланками для заполнения. Страхового полиса брата у меня не было, поэтому пришлось идти к ближайшему банкомату и снимать деньги. Прошло около часа, прежде чем меня пригласили к главврачу на беседу.
   Главврачом оказался немолодой мужчина, одетый в опрятный белый халат. Он поднял голову от бумаг у себя на столе, когда я вошла, В его карих глазах мелькнуло сочувствие и я вспомнила, где и когда его уже видела, он занимался моим отцом. Так значит, он - кардиохирург? Но, почему меня отправили к нему?
   -Здравствуйте, Айсир Сергеевна, не думал, что встретимся при таких обстоятельствах, вы присаживайтесь - устало улыбнулся мне мужчина.
   190
   -Здравствуйте, а при каких 'таких'? - уселась я на стул напротив врача.
   -Невеселых. Я знаете ли, как Вас увидел - сразу вспомнил. Вы выросли конечно, очень, но вот лицом почти не изменились.
   -Да, столько лет прошло. Скажите, а что такое с Денисом, моим братом? - задала единственный интересующий меня вопрос.
   -Понимаете, мы еще с Вашим отцом об этом говорили. Айсир Сергеевна, Вы когда-нибудь слышали о таком заболевании, как миксома предсердий? Вижу, что нет. Такая болезнь иногда передается по наследству. Эта врожденная опухоль на сердце. В случае с Вашим братом, это именно так. Сергей, Ваш покойный отец, болел именно миксомой левого предсердия, но у него была злокачественная опухоль. Часто, ее сложно обнаружить.
   -Вы хотите сказать, что мой брат болен?
   -Да, к сожалению, именно это я и хочу сказать - я не знаю, как удержалась на стуле после такого сообщения.
   -И что теперь? - побелевшими от страха губами, спросила я.
   -Не волнуйтесь так, мы вовремя выявили болезнь у Вашего брата, опухоль доброкачественная, одна операция и с ним все будет в порядке - попытался приободрить меня врач.
   -Вы так уверены в этом...
   -Роман Георгиевич.
   -Роман Георгиевич, скажите мне, на чем основана Ваша уверенность?
   -Я много раз проводил подобные операции. Организм у Вашего брата молодой, здоровый, опухоль небольшая, вполне операбельная. Только, с операцией советую не тянуть.
   -Мне нужно поговорить с братом - поднимаясь на ноги, давая понять, что разговор окончен, произнесла я.
   -Да-да, конечно, Вас проводят - кивнул врач.
   Денис лежал укутанный в провода. Он уже пришел в себя и когда я вошла, повернул ко мне голову. В его глазах отражалось беспокойство, но никакого страха, в отличие от меня он не выглядел напуганным.
   -Ну, что такое? Почему глазки испуганные? - спросил брат, как только я подошла к нему, я всхлипнула, не удержавшись.
   -Денис...
   -Ну-ну, никто не умер и умирать не собирается. Это всего лишь маленькая операция, мне
   191
   сказали, что даже шрама не останется. Ну-ка перестань, такое красивое личико, а всё время заплаканное - ну и кто кого подбадривать должен? Я попыталась улыбнуться, но вместо этого получился какой-то перекос, отчего Денис рассмеялся.
   -Что? Я стараюсь - обиделась я.
   -Заметно. Всё, главного больного ты развеселила, теперь дуй домой. Завтра ко обеду жду с обедом - скаламбурил брат.
   -Как это домой? А ты?! Нет, я никуда не уйду! Я хочу быть с тобой - заметив решительность в глазах Дениса, попыталась я быть более настойчивой.
   -Айс, меня не собираются оперировать прямо сейчас, так что придешь завтра. Сегодня я еще не умирающий, оставишь мне мобильник и можешь хоть всю ночь меня проверять. Но, здесь тебе нечего сидеть! Всё, кто тут старший я или ты? - взял командный тон брат.
   -Ты - разнесчастным голосом ответила я.
   -Вот и славно, раз я, значит слушайся меня и иди домой, точней езжай. Тебя заберет мой человек и не думай перечить. Помимо того, что я старший, я еще и больной и мне нельзя волноваться - припечатал брат и, быстро поцеловав меня, указал на дверь.
   Я, обреченно вздохнув, вышла из палаты. Выгнал... Ну и ладно, приду завтра по-раньше, про это-то четкого приказа не было. Удовлетворенная такими мыслями, я вышла на крыльцо больницы, где меня поджидал знакомый автомобиль. Открылось окошко и из него послышалось.
   -Айсир Сергеевна, я от Дениса Сергеевича, он просил Вас отвезти домой - и когда только успел? Или заранее знал, что выпроводит меня, зараза!
   Я, недовольная, села в машину и в полном молчании доехала до дома, бросила напоследок 'спасибо', даже отдаленно "на спасибо" не похожее.
   Дом встретил меня непривычной пустотой. Даже, когда Дениса не было, здесь всегда кто-нибудь ошивался: или Кирилл, или кто-то из его охраны. А сейчас такой пустой, темный, он напоминал необжитый угол.
   Быстро почистив зубы и умывшись, я пошла спать в надежде, что ночь, пролетит быстро. Но уснуть не получалось, постель пахла Денисом, а как только я начинала думать о брате, сон как рукой снимало. Не выдержав, я ушла в гостевую. Там и уснула. Мне снились кошмары, один страшней другого, но стоило мне проснуться, как сон забывался, оставляя только неприятное сосущее чувство в груди.
   Утро встретило меня резким похолоданием и пасмурной погодой. Я, скривив губы при виде
   192
   такого пейзажа, передернула плечами, будто уличный холод уже пробрал меня до костей и, лениво потянувшись, пошла ставить чайник. Вчера я опять забыла поесть, вот и итог: желудок начал массовую атаку на мозг в надежде, что если уж он не смог меня заставить поесть, то хотя бы в голову мне забредет мысль о насущном.
   Быстро перекусив и наспех собрав сумку с вещами для брата, я выбежала из дома. Села в свой 'жук' и поехала в больницу. Конечно, Денис просил, чтобы я приехала в обед, но что такого, если я часа на два раньше окажусь в больнице? Пройдя, по знакомому уже коридору, я толкнула дверь палаты и удивленно замерла. Дениса в палате не было. Может, вышел куда? Я, чувствуя некое беспокойство, прошла к столу дежурной медсестры.
   -Чем могу помочь? - улыбнулась мне молоденькая сестричка.
   -Скажите, а Денис Стоцкий из палаты 217 никуда не выходил? Может, на процедуры какие?
   -Сейчас посмотрю, Стоцкий, Стоцкий, а вот - улыбнулась медсестра оторвавшись от компьютера - нет, у Стоцкого операция была перенесена на сегодняшнее утро, час назад началась... Девушка, девушка! Вам плохо? - закричала медсестра, когда я стала оседать на пол.
   ...-Что с ней? - требовательно спрашивал незнакомый мужской голос.
   -Да не знаю я, Даниил Алексеевич, она спросила про Стоцкого из 217, а как услышала, что у того операция идет, в обморок и упала - взволновано щебетал голос знакомой мне медсестры.
   -Ладно, Варя, успокойся, верю на слово, девушка, наверное, его.
   -Нет, вроде родственница - запротестовала медсестра Варя.
   -А может и жена, раз фамилия одна и та же. Так, кажется, она начинает приходить в сознание.
   -Девушка, Вы меня слышите? - да такого и мертвый услышит, с недовольством подумала я.
   -Слышу, незачем так орать - распахнула я глаза.
   -А пять минут назад не слышали - хмыкнул молодой врач, по ошибке выбравший не ту профессию, с такой улыбкой надо в фотомодели идти.
   -Скажите мне, почему моего брата увезли на операцию, не предупредив меня - пытаясь сесть на неудобной кушетке, обратилась я к присутствующим.
   -Брата? - удивилась Варя.
   -Да, я знаю, что мы не похожи. Но, это не ответ на мой вопрос - начала я злиться.
   -Потому что Ваш брат самостоятельный и вменяемый человек. У него была возможность Вас предупредить и, если он этого не сделал, то мед. персонал тут совершенно не причем - менее доброжелательно ответил врач.
   193
   -И что теперь делать?
   -Ничего, ждать, такие операции занимают от шести до двенадцати часов. Поэтому всё, что Вы сейчас в состоянии сделать - это молиться.
   Я устало встала с кушетки, покачнулась, но не дала себя поддержать и прошла к ординаторской, где меня любезно попросили ожидать конца операции. Время тянулось невероятно медленно. Я не знала, чем себя занять, чтобы прекратить срываться с места при каждом хлопке больничной двери. Измотанная в конец ,я уснула прямо на стуле.
   -Айсир Сергеевна - позвали меня и я тут же открыла глаза. Передо мной стоял Роман Георгиевич.
   -Что? Как? - не могла я сообразить, какой вопрос надо задать.
   -Всё хорошо, операция прошла удачно. Состояние Вашего брата стабильное. Никаких осложнений во время операции не было. Опережая Ваш вопрос, пока к нему нельзя: он должен отойти от наркоза, но через час я разрешу Вам его увидеть - я чуть повторно не упала в обморок от облегчения.
   Значит, всё обошлось?
   Я, как в тумане провела первую неделю. После часа метаний, меня пустили к Денису. Он был в тяжелом, полубессознательном состоянии. Сутки брат отходил от наркоза. Его рвало, бросало в жар, он отключался.
   Но стоило мне подумать, что худшее позади начался второй акт, где я уже не могла сдерживать ужас, рвущейся наружу. У Дениса начались боли, даже сильнодействующие обезболивающие не помогали. Он стонал, плакал и терял сознание от боли. А приходя в себя пытался сквозь гримасу страданий улыбнуться мне.
   Единственное, что примиряло меня с муками Дениса - это обещание врачей, что брат обязательно поправиться и что его состояние улучшается не по дням, а по часам. И, действительно, не смотря на боли, испытываемые братом, его организм шел на поправку. Что не могло не радовать.
   Институт я временно забросила, о занятиях даже думать времени не хватало. Да еще и счета за операцию, период восстановления, лекарства - всё это, было довольно дорогостоящим. О сбережениях брата я ничего не знала, так что пришлось брать деньги из фонда фирмы. Саму же фирму я пока доверила заму. Я всё время хотела находиться рядом с Денисом, боясь, что ему что-то понадобится, а меня рядом может и не быть.
   Так что, когда наступил конец весны, я даже не поняла. Май подкрался незаметно, осыпая
   194
   город сладко пахнущими цветами и теплыми лучами весеннего солнца, а еще - выпиской Дениса из больницы. После всех анализов, которые показали, что брат в норме, нам дали добро на его освобождение из-под пристального внимания эскулапов. Денис радовался больше всех этой новости. Было заметно, что брату осточертело лежать в больнице.
   Встречал нас Дима с охранной, к которой я уже успела привыкнуть. Все время, что Денис лежал в больнице, парни неустанно нас охраняли. Денис говорил, что это обязательно. Ведь, помимо разгуливающего на свободе Дергнёва, у него еще найдется пара-тройка озлобленных недоброжелателей. Пришлось смириться и даже, в некоторой степени, подружиться с парнями.
   -С выздоровлением! - вручая мне цветы и пожимая руку Денису, произнес Дима.
   -Спасибо - улыбнулась я.
   -Может погуляем, перед тем, как ехать домой? - сразу же стал просить Денис, щенячьим взглядом смотря мне в глаза.
   -Нет, я что твоему врачу обещала? Или уже забыл, к чему гулянья привести могут? Ну-ка, марш в машину! - как склочная баба уперла я руки в боки.
   -Ладно-ладно, только не горячись, лапонька моя - в шутку проворковал Денис, но в машину сел.
   Я села следом, тут же оказавшись в любимых объятиях. Денис не делал секрета из наших отношений. Более того, ему нравилось их демонстрировать, я же, просто, не могла ничего, что не касалось здоровья брата, запретить ему. Мы больше не афишировали, что являемся родственниками. Так что, для окружающих мы были парой.
   -О чем задумалась? - целуя меня в макушку, спросил брат.
   -О тебе, я люблю тебя - покрепче обняв Дениса, спрятала я свое лицо на его груди.
   -Маленькая моя, что бы я без тебя делал?
   -Даже не знаю -притворно задумалась я - наверное, долго бы не прожил?
   Денис засмеялся, в этот момент мы как раз подъехали к дому. Распрощавшись с Димой, вошли в двери. Брат замер, будто вспоминая наш дом.
   -Каждый раз, возвращаясь сюда, я окунаюсь в прошлое, наше прошлое - произнес он наконец.
   -Да, как будто вернулся от конца книги к началу - улыбнулась я.
   -Никогда и ни одну книгу так не хотел перечитать - наклоняясь и целуя меня, прошептал Денис.
   Брат обвил мою талию руками, прижимая к себе, попытался поднять меня на руки.
   195
   Наверное, только страх, что любимый может опять попасть в больницу, отрезвил меня. Резко отстранившись от Дениса, я с максимальной строгостью, произнесла:
   -Эй, попридержи коней! Тебе что было сказано? 'Никаких физических нагрузок', и если ты не намерен выполнять предписания врача, то я-то, будь уверен, прослежу за этим.
   -Айс, какие нагрузки? Ты легкая, как пушинка, а то, что я собираюсь с тобой сделать, только пойдет мне на пользу - предвкушающе улыбнулся Денис, потянув жадные ручонки ко мне.
   -Нет! И еще раз, нет! - отступая от Дениса, чувствовала я, как начала сдавать 'позиции'.
   Денис же, наступая на меня, загнал свою 'жертву' в спальню, а когда я, пятясь, запнулась и упала на постель, просто лег сверху. Как же я соскучилась по нашим ласкам. Не сказать, что физический контакт был для меня жизненно необходим, нет, мне хватало и присутствия брата рядом, но то, что происходило в этой комнате, на этой постели, сводило меня с ума.
   В самый разгар наших поцелуев, зазвонил телефон, я попыталась не реагировать, но плохо получалось. Первым не выдержал Денис и сняв трубку рявкнул:
   -Да!
   Но вопреки моим ожиданиям, разговор не прекратил. Быстро заметавшись по постели и попутно с общаясь по телефону, попытался одеть уже снятые штаны и футболку.
   -Я скоро буду, жди - наконец закончил он и повесил трубку.
   -Что?! Куда это ты собрался? - встала я с постели, совершенно не стесняясь своей наготы.
   -Котенок, дела, мне надо отъехать, обещаю не гулять и 'физически не напрягаться'. Я буквально на пару часов - поцеловав, опешившую меня, в шею, умчался из дома.
   Я же, осталась со своим недоумением в одиночестве. Что же это такое? Взял и сбежал, сразу после выписки, даже про меня забыл! Оглядевшись, подняла свои вещи и быстро их натянула. Ну и ладно, пойду в магазин схожу, а то в доме опять - "шаром покати". Зато, когда вернется, я с ним поговорю, ой как поговорю! Приободренная такими мыслями, я вышла из дома.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   196
   Глава 4.
   Тебя нет рядом,
   За окном льет дождь,
   На сердце боль,
   Впереди снова ночь.
   Помню я твой взгляд,
   Помню я мечты,
   Помню я минуту, когда сказал ты,
   Что будешь со мною всегда,
   Летом, зимой, никогда
   Не уйдешь от меня,
   Не оставишь одну,
   Ну скажи почему, почему? (Догма)
  
   Когда позвонил Дима, мы с Айс уже плавно переходили с бессвязных слов на стоны. Но сообщение о том, что люди Орлова уже неделю, как поймали Дергнёва, заставило меня подскочить и в спешном порядке натянуть штаны. Ничего не объясняя Айс, я уехал на встречу с Орловым. Дергнёв, конечно, сука, но сука слишком многое знающая обо мне. И мне бы не хотелось, чтобы этими знаниями обладал еще кто-то.
   На полпути схватило сердце. Оно теперь часто ноет, но сейчас, возможно, от переполнявших меня чувств, сердце стало колоть. Так что, до Орлова я еле добрался. Проглотив, не запивая, сразу три прописанных мне врачом таблетки, я вышел из машины. Прямо у главного офиса Орлова уже собралась его "гвардия". Ну надо же, как он обнаглел - держать человека в главном офисе. Совсем страх, после смерти сына потерял. Да, именно сына, ведь старший брат Кирилла, не являлся биологическим ребенком Орлова. То-то он по нему, не слишком страдал.
   Охрана на входе проводила меня косым взглядом, но слова против не сказала. То ли помнят меня, то ли начальство уже осведомлено о моем приходе. В холле меня ждал Дима с парой ребят, все при оружие. Что ж, похоже, на конструктивный диалог никто не рассчитывает.
   -Что там, Дима? - спросил я у парня.
   -Да как Вам сказать? Вроде, Дергнёва пока не хлопнули, но похоже всё к этому идет. Мужики, выходившие из помещения для персонала, по локти в крови были. Вы же знаете, как работают эти ребята. Так что, сутки максимум, а потом можно в утиль сдавать - усмехнулся
   197
   Дима.
   -Но он - мой человек!
   -Поправка, он был Вашим человеком, а теперь Дергнёв весь, вместе с потрохами принадлежит Орлову. И всё, что мы можем сейчас сделать, это попытаться забрать его. Сашок, конечно, парень упертый, но те доводы, которые славные ребятки Орлова сейчас приводят, заставят парня говорить, если он уже не запел - обыденно произнес Дима.
   -Ладно, пошли, поговорим, со старым знакомым, чего из пустого в порожнее переливать - кивнул я, направляясь к кабинету Орлова.
   Хозяин кабинета, при моем появлении, даже зад от стула не оторвал. Только глянул волком, но поняв, кто перед ним, пакостно улыбнулся.
   -Какие люди... Не успел выйти, а уже за старое взялся? Хотя, говорят, болел, что правда, сердце прихватило? - таким Орлов был на заре своей туманной юности, когда я еще под стол пешком ходил. По крайней мере, мне говорили, что он таким был. А потом, как-то резко, стал респектабельным бизнесменом, который ко всем обращается на 'вы' и без фамильярностей.
   -Орлов, ты берега-то не попутал? Это кто кому предъявы должен кидать, а? - спокойно спросил я.
   -Да ты...
   -Да я, а теперь заткнись и послушай. Ты, конечно, мужик со связями, вот только меня переплюнуть вряд ли удастся. Так что, Дергнёва придется отдать. Он мне крупно задолжал. За сына должен радоваться, хорошо, что его хлопнули, пока я на нарах отдыхал. Если бы я вышел, а Кирилл твой, жив-здоров бегал, то подыхал бы парень долго и мучительно. И ты! Ты бы, мне ничего не сделал! - на Орлова к концу моей речи было жалко смотреть. Осунувшийся и несчастный. У меня нет детей, но я представляю, что он чувствует. Наверное, я бы тоже мстил за своего ребенка, но увы, наши интересы пересеклись.
   -Забирай, всё равно его теперь - только на фарш. Стойкий, падла, оказался. Только повторял, что он моего Кирюшу, сука... - и Орлов заплакал. Я посмотрел на Диму, тот кивнул, давая понять, что заберет Дергнёва.
   -Я с ним разберусь - бросил я на прощание Орлову.
   Уже на выходе из здания, сердце опять дало о себе знать, я пошатнулся от резкой боли. Что же ты ноешь-то? В машине не оказалось таблеток, последние я съел перед встречей с Орловым. А боль разрасталась и усиливалась. Дима, заметив, как я согнулся уперевшись лбом в руль вышел из своей машины и направился ко мне.
   198
   -Что-то не так? - осведомился Дима, когда я опустил стекло.
   -Да, сердце что-то пошаливает - скривился я.
   -В больницу? - деловито пересаживая меня на пассажирское сиденье, спросил Пехов.
   -Нет, домой, там у меня обезболивающее было - стараясь дышать как можно медленней, отчего боль не казалась такой резкой, ответил я.
   Дима кивнул и завел мотор. Позади нас ехал джип Пехова, в котором находился Дергнёв. Если гаишники тормознут тачку, у нас опять буду проблемы. Но стоило мне подумать о малейшей опасности, как сердце забившись учащено, будто скрутили и отжали. Я схватился за грудь, но постарался не издать ни звука. Когда мы оказались у дома, мне стало немного легче.
   Айс, видимо, услышав звук мотора вышла на крыльцо.
   -Денис - заметив, с какой я осторожностью и медлительностью выбираюсь из салона бросилась ко мне сестрёнка - что случилось?
   -Всё в порядке, Айс, просто таблетки дома забыл - примирительно сказал я.
   -Денис Сергеевич, Дмитрий Иванович, а что с полутрупом делать? - спросил вышедший из джипа парень.
   -С каким полутрупом? - ахнула Айс.
   -Малышка, идем в дом, тут без нас разберутся - попытался я увести сестру, но Айс гневно глянув на меня опять обратилась к говорящим.
   -Где этот полутруп? Я, тебя, Дима спрашиваю?! - повернулась она к Пехову.
   -Айсир Сергеевна, Денис...
   -Дима, не зли меня! - обманчиво ласково попросила Айс.
   -Ладно, покажи ей - чувствуя, что долгой перепалки просто не выдержу, устало разрешил я Пехову.
   Айс, при виде скрюченного и завернутого в целлофан (Дима салон кожаный кровью боялся запачкать), Дергнёва, побледнела и отшатнулась.
   -Он живой? - отстранено спросила она.
   -Пока, да - флегматично ответил Дима.
   -Тогда, заносите в дом.
   -Что?! Айс, ты спятила? - заорал я, разозленный ее приказом и ощутил, как стал приближаться фэйсом к земле.
   -И этого тоже, заносите - последнее, что я услышал, прежде чем вырубился.
   В себя я приходил долго, то выныривая из беспамятства, то опять в него погружаясь, как в
   199
   тягучее, липкое желе. Первое, что я почувствовал, когда смог открыть глаза - это ноющую голову. Будто внутри черепной коробки кто-то устроил вечеринку. Я лежал в нашей с Айс спальне, самой сестры в комнате не было, но я слышал ее голос в глубине дома.
   Первые две попытки встать не увенчались успехом. Но в третий раз, я всё же смог подняться с постели и пошатываясь, периодически опираясь на стену, выйти из спальни. Ориентируясь на голос сестры, я дошел до гостиной. Открывшаяся мне картина не порадовала. Айс склонилась над избитым Дергнёвым.
   -'В больницу не надо'! - явно передразнивая интонации Дергнёва, бурчала сестра - ты, знаешь на кого сейчас похож? На хороший кусок отбивной с кровью. А если последнее дыхание здесь испустишь, что мне тогда делать? Да, у тебя наверняка половина органов отбита!
   -Хватит, я сказал в больницу не поеду. Хочешь, здесь убей - медленно, даже по слогам ответил ей Александр.
   -Придурок! Хотела бы прибить, не тратила бы столько бинтов и йода на тебя! Всё ты виноват! Палки в колеса вечно вставляешь! Брата моего подставил! Меня украл! Убила бы!
   -Так убей! Но Дэна я не сдавал - прохрипел Дергнёв, а потом обмяк.
   -О, запал кончился. А если и правда сдохнет - в голосе сестры послышалась паника.
   -Не сдохнет, на нем как на собаке - решил я больше не прятаться.
   -А ты чего встал? Ну, марш в постель - обернулась сестра и подлетев ко мне схватила за руку - только в себя пришел и сразу скакать, чего не лежится?!
   -Без тебя не лежится - притворно вздохнул я, поднося ладошку Айс к губам.
   -Полежится, мне некогда, пока я этого засранца не перебинтую... - я не выдержал и засмеялся, видеть Айс такой грозной раньше мне не доводилось и сейчас, слушая ее командный тон, я невольно прыснул.
   -Прекрати угорать! Что ты как маленький - этими словами сестра сделала только хуже я вообще начал сотрясаться всем телом. Построив из себя обиженную пару минут, Айс сама засмеялась.
   -Ну, а как ты хотел? С тобой, любимый, по другому нельзя - улыбнулась сестра.
   -Уйду, если поцелуешь - поставил я условие.
   -Шантажист - вставая на носочки, прикоснулась Айс к моим губам.
   Я тут же склонился и обнял сестру. Ее проворный язычок вовсю стал изучать мой рот, плавно перейдя на губы, малышка лизнула их и отстранилась.
   -А теперь иди в постель - интимно шепнула она мне на ухо.
   200
   -Слушаюсь и повинуюсь - ответил я ей тем же.
   Конечно, я лукавил, после слов Дергнёва о том, что не он пытался меня сдать, червячок сомнений прокрался в душу. Слишком уж очевидной была кандидатура Саши на роль 'крысы'. А Дергнёв, кем бы он не был, дураком никогда не являлся.
   Еще, это похищение сестры. Он ведь затеял подобное не потому, что остатков мозгов лишился, а потому что прекрасно знал, что если Айс не исчезнет с ним, то станет главной подозреваемой и не у следователя, а у Орлова-старшего. Да и то, что его засек человек Пехова. Ну не мог Дергнёв не заметить этого. Всё сходилось - Саша пытался отвести подозрения от Айс. Тогда и мой арест вполне может быть не его заслугой.
   Я набрал номер одного давнего знакомого в Москве.
   -Суханов слушает - коротко бросил полковник.
   -Здравствуйте, Валерий Львович, это Стоцкий Денис Вас беспокоит.
   -Стоцкий? Денис, ты что ли?
   -Я.
   -Не признал, богатым будешь - я даже почувствовал, как Суханов улыбнулся в трубку.
   -Я Вас долго отвлекать не буду, всего один вопрос хотелось бы задать.
   -Да задавай, конечно, чего уж там.
   -Вы случайно, не в курсе, кто под меня года три назад в Москве копал. Вы поймите меня, дело прошлое, свое я уже отмотал, так что никакой утечки. Просто, просветите, по старой дружбе - боясь, что он мне откажет, говорил я как можно безразличней.
   -Денис, прямо и не знаю... По сути, дело действительно прошлое... Эх, ладно. Скажу. Тебе фамилии Савин и Кромлин ни о чем не говорят?...
   Как же всё просто. А я и не подумал... Пётр Савин, ну и конечно, его хороший, питерский знакомый Кромлин Семён - папашка дружка Айс, Степы. То-то Савин сбежал, стоило мне сесть. Значит, всё же боялся, что я узнаю.
   -Говорят, Валерий Львович, ох, как говорят - чувствуя, как против воли, на лице появляется оскал, ответил я Суханову.
   -Эй, Денис,ты там дел не натвори! Слышишь? За тебя сестра еще за это освобождение не все долги отдала!
   -Что? Какие долги? Вы о чем?
   -О том, что твоя сестра у кого только не просила брату подсобить. Или ты всерьез решил, что отмотав пол-срока, да еще и ошибочные, только из-за халатности нашей доблестной
   201
   "Милиции"? Ведь не будь у тебя столько 'друзей', задолжавших за прошлое, то не на шесть бы посадили, а на - шестнадцать. Так что, цени сестру-то, любит тебя, дурака - и Вы, Валерий Львович, не представляете, насколько правы.
   Даже после того, как я распрощался с Сухановым, глупая улыбка от того, насколько Айс меня не хватало и как она меня ждала, не сходила с губ.
   -Чего такой счастливый? - подозрительно осведомилась сестренка входя в комнату. Она определенно измоталась, оказывая первую помощь Дергнёву. Не став снимать одежду Айс повалилась на постель.
   -Да так, узнал, как сильно ты меня любишь - улыбнулся я, притягивая девочку к себе и начиная ее раздевать.
   -А до это не знал? - сощурилась сестра.
   -Подозревал, но из тебя слова не вытянешь - усмехнулся я.
   -Ох, как ты слова-то любишь. Что, по моим поступкам не ясно, КАК я тебя люблю. И насколько сильно? - расставаясь с одеждой, спросила Айс.
   -Ну, прости, я неправильный. Мне надо слышать, что ты любишь меня, а вот доказывать любовь должен я, но никак не ты, поняла? - холодней, чем собирался осведомился я.
   -Ты чего? - заволновалась сестра.
   -Ничего. Айс, зачем ты унижалась, пытаясь вытащить меня из тюряги? Я и так себя сволочью чувствую, а после того, как мне в лицо об этом сказали, вообще не знаю, что и думать - устало произнес я.
   -А обо мне ты подумал? Каково мне? Ты не знаешь, что такое понимать, что осталась без всего?! Знаешь что?! Если, тебе так неприятна я со своей опекой, тогда навязываться больше не буду! - Айс подскочила с постели и как была, в трусиках выбежала из спальни.
   Я не пошел за ней. Айс должна понять, что я готов на многое ради нее, но свои принципы, тем более, если я считаю их правильными, менять не намерен. Я должен ее защищать и оберегать, но не наоборот. К тому же, этот отважный воробышек не может стать коршуном - масса не та. Как же я устал с нею за нее бороться.
   И что делать с Дергнёвым? Я, конечно, продолжаю его бешено ревновать к Айс, но стоит ли убирать единственного человека, готового ради нее на всё? Да и зная Дергнёва, он никогда не позволит себе лишнего с сестрой. А я... я не знаю, буду ли еще здесь через час, завтра, послезавтра... У меня нет такой уверенности. Сейчас у меня было состояние ремиссии, вот только процент того, что я пойду на настоящую поправку слишком низок. А то, что я могу в любой момент дойти до рецидива - высок. Да, конечно, врачи обнадежили, что потерпеть надо год-два. Вот только, что со мной может произойти за это время и кто останется с сестрой?
   Я не могу сказать ей всё, как есть. И не могу позволить оставить ее еще раз без поддержки. Насколько бы сильно я не хотел, чтобы рядом был кто-то еще, особенно Дергнёв, мне нужно думать о сестре. Хотя бы раз, я для начала должен подумать о ней, а не о себе. Айс доказывает свою любовь поступками, а я - только на словах. Наверное, самое время поменяться местами.
   Дергнёв - далеко не подарок, но Айс он и раньше был предан, как собака. А после того, как она его героически спасла от меня и от скорой кончины, она должна в глазах парня подняться до ранга богини. Вот только, как мне вытерпеть Дергнёва рядом? Или это и есть, те самые жертвы, на которые мы идем ради любви?
   По правде сказать, мне всё равно, что это такое. В тот момент, когда врач зашел ко мне в палату и заметив, что я один, (Айс уехала домой на пару часов), сказал мне кое-что, крупно изменившее мои планы на жизнь...
   '...-Скажите мне, Денис, чтобы Вы сделали, если бы мотор на Вашей машине перестал работать?
   -Что за вопрос? Конечно, я бы отдал машину в ремонт.
   -Ну, а если бы мотор не подлежал восстановлению, попросили бы его заменить?
   -Естественно, к чему эти вопросы?
   -Понимаете, Денис, организм человека, он - как машина: все детали важны, но без хорошего мотора, машина точно не поедет. Так и у людей, без здорового сердца человек не сможет жить.
   -Но со мной же всё в порядке, не так ли? Миксома была удалена.
   -Я и мои коллеги тоже так думали до недавних анализов. Они показали, что у Вас эта опухоль была не единственной и, к сожалению, не самой серьезной. Просто, пока мы ее не удалили, миксомы на правом предсердии не были видны. И они - злокачественные. Оперировать Вас сейчас, это ложить под нож смертника. Да и Ваше сердце не выдержит повторного наркоза. Поэтому, такой вариант исключается.
   -И что мне делать в этом случае?
   -Единственное, что мы Вам можем предложить - это пересадку сердца. Но, в этом случае, Вам придется ждать сердца. Хотя, даже за очень большую сумму, ожидание может занять не меньше года и более. Я, боюсь, что Вы столько не выдержите. Максимум семь-восемь месяцев. И это - при полном покое. Вы можете только надеяться на то, что какой-нибудь умирающий, сам пожелает отдать Вам свое сердце. Но и тут часто бывает несовместимость доноров. Хотя, шанс всегда есть, главное - верьте.
   203
   -Но с чего эти миксомы проявили себя именно сейчас? - стараясь держаться, поинтересовался я.
   -Я думаю, что всё дело в стрессах, которые Вы испытывали последние годы. Вы, подорвали свое здоровье физически, пребывая эээ... в местах лишения свободы. А это потянуло за собой и нервные расстройства, которые, в купе с ослабленным здоровьем, дали простор для Вашего недуга. Если бы не эти события, то Денис, о своем состоянии Вы бы узнали лет через пятнадцать.
   -Почему Вы только сейчас об этом сказали? - побелевшими губами спросил я.
   -Не хотел при Айсир говорить, она Вас так любит, зачем ее расстраивать? Захотите, сами обо всем ей расскажите - я кивнул в знак согласия, чувствуя, как безудержное горе от того, что я опять солгал Айс стало меня топить...
   Я много раз мысленно прокручивал в голове этот разговор, прекрасно понимая, что верить и надеяться мне не на что. Айс я сказать так и не смог. Всё, на что меня хватило, заставить медиков выписать мне сильнодействующие обезболивающие и дать ампулы с опием, когда станет совсем плохо. Но я не думал даже, что боли придут так быстро, ведь в больнице они почти не ощущались. В чем же дело?
   Еще эти анализы. Я не праведник, особенно, если дело касается моей жизни. Так что, узнав о реальном состояний дел на данный момент, я сделал все соответствующие анализы, для того, чтобы узнать параметры нужного мне донора. Это нечестно - забирать жизнь у другого ради своей, но у меня есть стимул - обещание, данное сестре.
   Вот только, видимо, я страшный грешник, потому что даже донора подходящего найти для меня оказалось почти невозможно. А тех двоих, которых для меня нашли, трогать было бесполезно. Один - слишком стар, другой - юн, а детей я никогда не посмею обижать. И вся моя затея потерпела полное фиаско. Не давать же объявление в газете, что требуется такой-то человек, с такими-то медицинскими показаниями? Хотя, Пехов предлагал на полном серьезе.
   В общей сложности, учитывая дату разговора с врачом, осталось мне около четырех месяцев, за которые я должен успеть прожить жизнь. И уйти... А я не могу и не хочу уходить! "Как же я ненавижу эту жизнь!" - так, кажется, любит повторять Айс, когда у нее всё плохо. Вот и я ненавижу. Зато, я - живое доказательство того, что нам всем воздастся за грехи. Жизнь - циклична и не стоит об этом забывать, совершая очередной проступок.
   Я повернул голову, когда в спальню скользнула знакомая тень любимой девочки.
   -Айс? - я не смог спрятать эмоции и голос дрогнул.
   204
   -Ты плачешь - подбежала сестра к постели - Денис, милый, что такое, сердце прихватило? - и столько нежности вперемешку с заботой в голосе.
   -Нет, всё нормально, так, вспомнил кое-что. А ты уже на меня не злишься? - удивился я.
   -Злюсь, но... Мне как-то спокойней злиться на тебя рядом, чем в другой комнате - созналось мое сокровище, начав комкать от смущения простынь.
   -Мне тоже спокойней видеть тебя обиженную здесь, чем волноваться, куда ты могла уйти. Так что, давай позлимся и пообижаемся рядом - с этими словами я уложил Айс рядом прижавшись к ее спине.
   -Денис, я боюсь... Знаешь, мне сняться странные сны, порой, кажется, что они реальны - шепотом, будто нас могут подслушать, произнесла Айс.
   -И что же тебе такого приснилось?
   -Разные... вещи. Я пока не готова рассказывать о них, кому бы то ни было. Просто хочу, чтобы ты знал - доверчиво, прижимаясь ко мне, продолжила шептать Айс.
   -Ну, теперь я знаю. Мне тебе тоже нужно кое-что сказать.
   -Что?
   -Спасибо, что остановила меня, ну сегодня с Дергнёвым. Это, действительно не он виноват в моем аресте, его подставили: и твое похищение, как бы это сказать, он сделал подобное только, чтобы спасти тебя - я сухо пересказал свои мысли касательно Дернёва.
   -А то, что он - садист, это тоже подстава? - скептически скривила губы Айс.
   -Увы, он им был. Каким стал Дергнёв сейчас я не знаю. Но ты единственная, кому незачем его бояться. Дергнёв никогда не причинит тебе вред.
   -И зачем ты всё это мне рассказываешь? - повернувшись ко мне лицом, недоверчиво глянула на меня Айс.
   -Затем, что хочу тебе добра, хочу, чтобы рядом был хоть один человек, готовый прикрыть своей грудью тебя. И этот человек на данный момент - Дергнёв.
   -Эй, ты про себя забываешь и мне вполне хватает твоей груди - улыбнулась Айс.
   И как я ей скажу? Просто, как? Что бы с нами не происходило, я всегда выглядел либо обманщиком, либо предателем. Она не простит мне еще одной лжи. А все мои обещания теперь - это ложь. Я опять брошу ее, оставлю свою девочку, только вот, на этот раз - я уже не вернусь. Нет, я не могу, не могу и всё!
   Пусть, лучше она винит меня потом, когда даже она ничего исправить будет не в силах. Потому что сейчас, пока есть хоть один шанс на миллион, Айс будет пытаться, торопиться и
   205
   стараться помочь в том, в чем она помочь не в состоянии. А я хочу, чтобы она, отведенное нам время, просто была рядом, любила меня, радовалась минутам проведенным вместе. Поэтому, я буду молчать. Пока могу, я буду молчать.
   Айс уже спала, когда я выплыл из своих мыслей. Ее личико, как это и бывало во время сна, приобрело свою детскую беззащитность. И как мне оставить эту малышку одну? Нет, Айс нельзя быть без защитника, любящего ее защитника. И Саша, как бы я его не ревновал к Айс, подходит на эту роль, если, конечно, выживет. Хотя, зная Санька, беспокоится не о чем.
   Осторожно, чтобы не разбудить сестру, я встал с постели и, укрыв Айс покрывалом, вышел из спальни. Дергнёв не спал, будто ожидая моего визита. Он попытался сесть, заметив меня в дверном проеме. Но зашипев, откинулся назад на подушки. Ему определенно было лучше, как я и говорил, псы явно водятся в его родне.
   -Что пришел? Добить? - зло прошипел парень, хотя, шипел он скорей не от злости, а оттого, что зубов с нашей последней встречи стало меньше.
   -Нет, я пришел извиниться - стараясь говорить вежливо, а не язвительно ответил я.
   -Что? - растерялся Дергнёв.
   -Что слышал, прости Саша, если сможешь, что я, не разобравшись, повесил на тебя всех собак. Мне нужен был виноватый и я не стал долго искать - произнес я то, чего говорить не собирался, я хотел просто принести извинения, но получилось какое-то оправдание.
   -И на какой ответ ты рассчитываешь? Только не говори, что надеешься на мое прощение. Не поверю! Ты не раз планировал меня убрать. В таких делах простым 'извини' не отделаешься.
   -Да, я признаю это. Ты ведь знаешь о нас с Айс?
   -То, что ты соблазнил малолетнюю сестру, сломав ее стереотипы и моральные прниципы? Да, это я знаю. А еще я знаю, как она мучилась, когда ты на нарах отдыхал и знаю, чем ты ей помог, когда Кирилл Орлов жестко имел твою сестренку. Представляешь, Айс почти год искала компромат на тебя, хранившейся у Орлова. И весь год исправно играла роль куклы для него. Признайся, ведь ты боялся, что именно такую роль я готовлю для Айс? Поэтому и решил убрать меня в первый раз? Ну же, говори! - прохрипел Саша, с яростью смотря мне в глаза.
   -Да, я именно этого боялся. Откуда мне было знать, что ты настолько помешался на ней?! - тоже разозлился я.
   -О, я не помешан, в отличие от тебя, я просто люблю Айс, люблю и не пытаюсь навязать ей какие-то определенные отношения. Она может быть со мной в любом качестве, я не нуждаюсь в секс-марафоне с ней. В отличии от тебя, родного брата!
   206
   -Ой, только моралиста из себя не строй, мы оба прекрасно знаем, какой из тебя поборник нравственности - усмехнулся я.
   -Да что ты знаешь?! Ладно - резко успокоился Дернёв - чего тебе надо? Говори прямо, потому что слушать, как ты был 'не прав', желания не испытываю.
   -Прямо, так прямо. Мне нужно, чтобы с Айс был кто-то в случае чего.
   -В случае чего? - прищурился Дергнёв.
   -Какая тебе разница, мало ли что может случится, просто обещай мне, что не бросишь ее, вот и всё - выплюнул я последние слова.
   Меня топило чувство ревности и униженности, я прошу, прошу! Мужика, прямым текстом заявляющего, что он без ума, от Моей любимой женщины, прошу его остаться с ней после моей смерти. Да я бы рассмеялся, если всё не было так печально. Саша посмотрел на меня, как на умалишенного, я бы наверное тоже так на себя посмотрел, не знай всех обстоятельств.
   -Ты башкой не обо что сегодня не бился, нет?
   -Прекрати паясничать и дай мне ответ, готов ли ты быть с Айс, если она останется одна?
   -Опять в тюрьму собрался, что ли? - язвительно осведомился Дергнёв.
   -Саша, тебе сложно ответить мне? - елейным голосом спросил я.
   -Отчего же - Дергнёв передёрнулся от моих слов - я отвечу тебе, что и без всяких твоих просьб не отстал бы от Айс, она рано или поздно поняла бы, какую ошибку совершает и ушла от тебя, ко мне - усмехнулся разбитыми губами Дергнёв.
   -Мало били.
   -Достаточно.
   -Но дурь не выбили.
   -Как раз выбили, только там я понял, что сдохну, но не расскажу, как все было на самом деле - и опять усмешка, отчего подсохшие коросты лопнули, снова закровоточив.
   -И как всё было? - чувствуя, что тело напряглось.
   -Зачем тебе? Считай, как и все, что это я грохнул Орлова. Поверь, я бы его уложил, меня просто опередили. Так что, не вижу смысла.
   -Но кто? Ты ведь знаешь, кто? - продолжал допытываться я.
   -Я не знаю, но догадываюсь, как и ты, мог бы догадаться - собрался опять ухмыльнуться Дергнёв, но вовремя вспомнил о губе и просто бросил на меня красноречивый взгляд.
   -Нет, это не она. Айс уверена, что это ты его уложил и поэтому, особенно зла на тебя - я заметил, как расширились зрачки Саши. Так он все это время думал, что покрывает Айсир? Вот
   207
   болван!
   -Но, как же? Я видел женскую фигуру, убегающую по крышам, я думал...
   -Ты думал, что это Айс, но уверяю тебя, это не она, ты покрывал неизвестного никому убийцу.
   Саша надолго выпал из реальности услышав это. До парня, начало доходить, что страдал он не за правое дело. Я только еще раз посмотрел на него и пошел на кухню. Есть хотелось жутко.
   День в целом прошел без происшествий, только Айс ночью вместо близости, уложила меня спать. Сказала, что мышцу, не ту, про которую я подумал, перенапрягать не стоит. Я, конечно, побурчал, но решил, что если буду мучиться сам, то и Айс заставлю страдать. Легкими и не очень, поцелуями доведя сестру до точки кипения, я обнял Айс и уснул, чувствуя, как недовольно сопит под боком мой ёжик.
   На следующий день, мы целовались на кухне, Айс сидела верхом на мне и испытывала мое терпение. В самый разгар, когда я беззастенчиво мял ее грудь, а сестра полизывала мне шею, в кухню ввалился, не назвать по-другому это появление, Дергнёв. И уставился на нас, как "баран на новые ворота". Айс сидела к нему спиной и, увлеченная нашей прелюдией, не заметила вторжения. Зато я заметил и, глянув в глаза Саше произнес:
   -Чего уставился, никогда влюбленных не видел - Айс обернулась и, как не больно мне стало, шарахнулась от меня, пытаясь вскочить с моих колен.
   -Денис, пусти - прошипела она, краснея.
   -И не подумаю, это наш дом, мы взрослые люди, чего нам стесняться? - всё еще не отводя взгляда от Дергнёва, говорил я.
   -Пусти, я сказала!
   -Отпусти ее, твоя сестра явно лучше тебя разбирается в приличиях - загорелись торжеством глаза Дергнёва.
   -Айс, успокойся - мой ледяной тон подействовал, сестра прекратила попытки встать и опять опустилась на меня - а ты, не указывай мне на приличия, не у себя дома.
   -Да ладно, мне всё равно - пожал плечами Дергнёв.
   И всё бы нормально, но Айс вздрогнула от его слов и как-то сникла. Значит, для нее по-прежнему имеет значение мнение Саши. Возможно, он ей до сих пор нравится. И когда меня не станет, ей не будет так тяжело. И я должен быть этому рад, но тогда почему мне настолько больно?
   -А ты вообще, когда собираешься отсюда выметаться? - наблюдая за копошением Дергнёва в
   208
   моем холодильнике, осведомился я.
   -Денис, о чем ты? Он до туалета еле доходит, а ты его выгоняешь - прошипела, обжигая дыханием ухо, Айс.
   -Вот именно, прояви гостеприимство - хмыкнул Дергнёв - в конце концов это только в твоих интересах. И перестань на меня смотреть так, будто порвать хочешь, я смущаюсь - и, после сказанного, Дергнёв скрылся с куском колбасы и хлеба в коридоре.
   -Зря, я его не убил, когда была возможность - процедил я.
   Айс засмеялась и сняла футболку, под которой не было нижнего белья.
   -Сейчас, у тебя есть другая возможность, не упусти и ее - облизнула губки юная соблазнительница.
   Я усмехнулся и усадив Айс на стол, щелкнул замком на двери.
   -Что изменилось со вчерашнего дня? Ты же боялась за мое здоровье? - посасывая мочку уха сестры, спросил я.
   -То, что теперь я опасаюсь за собственное, если еще хоть раз ты оставишь меня, полную неудовлетворенного желания, то таблетки пить начнем вместе - расстегивая пояс на моих брюках призналась Айс.
   -А...
   -Помолчи немного - и она накрыла мои губы своими.
   Утреннее занятие любовью на столе в кухне необычайно бодрит. Особенно, если оно с самым любимым человеком на свете. Я даже о боли в сердце на время забыл. Пока не позвонил Пехов.
   Некто Никита Тенев жаждал встречи со мной. Уже месяца два, как жаждал, но в больницу его не пускали, а вот после моей выписки, Тенев засел в моей приемной. Я вздохнул, кругом одни проблемы. Накинув на обнаженную сестру рубашку, я взял Айс на руки и отнес в спальню. Быстро переодевшись, на этот раз предупредил, что я на час уеду в офис, вышел из дома.
   Что ж, мне искренне интересно, что понадобилось менту от меня на этот раз. И главное, как он собирается меня убедить, в том, что тоже самое надо мне.
   Офис почти не изменился, все тот же винтажный стиль и жуткие растения на полу в горшках. Хотя, стеклопакеты поставили другие. Даже мой кабинет остался на прежнем месте с табличкой, на которой я значился генеральным директором. Тенев ждал меня на диванчике у кабинета, прямо - собака сторожевая.
   Изменился Тенев сильно, если раньше его еще можно было спутать с молодым студентом, то
   209
   теперь - уже никак. Он заматерел и стал каким-то взрослым. Да, еще и костюм от Луи Витон придавал ему солидности. Интересно, а в Органах всем так платят, как ему или только тем, кто крысятничает?
   -Что Вас привело в мой офис, господин Тенев? - первое о чем я спросил, заходя в приемную, может и невежливо, зато четко и ясно.
   -Не делайте вид, что не догадываетесь, господин Стоцкий - ответил мне издевкой на издевку Тенев, широко улыбнувшись.
   -А я и не делаю, понятия не имею, что Вам тут понадобилось?
   -Ваша сестра, знаете ли, она медленно, но верно идет в списке подозреваемых в убийстве Кирилла Орлова на первое место. И если ничего не предпринять, то в ближайшую неделю ее могут арестовать. Ни Вам, ни тем более мне это не нужно - продолжал расточать улыбки Тенев.
   -А Вам-то, позвольте узнать, какой с этого прок? - чувствуя, как лицо начинает подводить меня, задал я вопрос.
   -Вы знаете, мы с Вашей сестрой довольно хорошо общались, пока не случилось того, что случилось. И сейчас, я бы не хотел, чтобы невинную девушку осудили - кажется, он тоже плохой актер.
   -Мне сейчас что, слезу пустить? Что-то три года назад Вы о моей сестре не особо заботу проявляли, когда, мало того, что меня на нары отправили, так и ее бросили наедине с ублюдком и садистом - спокойным, когда внутри все кипело, голосом произнес я.
   -Вы, тоже о сестре не особо думали. Потому что Ваше занятие естественно влечет за собой риск, быть арестованным. Так что, не надо мне нравоучений читать - скопировав мои интонации, 'отбил подачу' Ник.
   -И что же Вы предлагаете?
   -Искать убийцу, а точней доказательства, что убийца именно она - улыбнулся Ник.
   -Кто?
   -А вот это, я скажу, только при условии, что Вы согласитесь со мной сотрудничать.
   -Согласен.
  
  
  
  
  
  
   210
   Глава 5.
  
   Одна жизнь, одна свобода,
   Как один бой длиной в многие годы,
   Он отрабатывал удары столько долгих зим,
   Теперь он понял, нужно просто быть добрее к другим
   И рядом она, такая красивая...
   С этим взглядом чуть наивным счастливым,
   И впереди вся ночь, чувства до предела,
   За нас Небо и все, как хотелось...
   Одной верой на двоих; жизнь - лифт: вверх-вниз...
   Черновик в корзину и снова чистый лист;
   Она опять будет сидеть в блогах до утра,
   В поисках правды...
   Под стук дождя крутить слова в голове, чтобы понять,
   Что произошло тогда;
   Он же сказал, 'вернусь, дождись меня...'
   А дальше стрелки, часы, он на встрече, как-то хмуро...
   Конец разговора... пуля-дура...
   И, наверно, он знал, что все не так просто,
   И это кино для взрослых, - где он уже не вернется...
   Но он улыбался тогда так спокойно,
   Жаль, что жизнь одна, но! она того стоила! (Только, не вспоминай)
  
   -Саш, тебе сильно больно? - спрашивала я уже в сотый раз, перебинтовывая сломанные ребра Дергнёва.
   -Айс, нормально, сказал же. Ничего страшного, врачи бинтуют больней - со спокойной миной уже в сотый раз отвечал мне Саша.
   -Но то врачи, а то я! Разница в том, что они - профессионалы - пытаясь не задеть рану чуть ниже груди, (вдруг опять кровоточить начнет?) сказала я.
   -Ага, Титаник тоже профессионалы строили.
   -И что?
   211
   -Ничего, утонул, а ковчег - нет, хотя и работа дилетанта - тихо засмеялся Саша, чтобы тут же скривиться от боли.
   -Я знаю это высказывание и вообще. Ты меня не подбадриваешь, а пугаешь.
   -Это когда я успел тебя напугать? - приподнял одну бровь Дергнёв.
   -Когда кричал; 'туже бинтуй! Да не раны, дура, а ребра!', дурой обозвал - окончательно обиделась я.
   -Ну, прости, Айс ты же меня чуть не придушила, когда начала затягивать бинт на шее - я покраснела, да уж, глупо получилось.
   -А я медсестрой не нанималась, ты сейчас в больнице должен лежать, а не у меня на диване - парировала я.
   -Мы в ответе за тех, кого приручили... Ни о чем не напоминает? - я окончательно почувствовала как щеки пунцово горят.
   -А откуда ты?
   -Оттуда, некоторые не стеснялись очень громко повторять одну и ту же фразу по несколько раз на дню.
   -Извини - проглотив комок в горле, произнесла я.
   -Да ладно, забыли. Я же - враг народа.
   -Я такого не говорила - попыталась я уйти от разговора.
   -Ты так думала и думаешь до сих пор. Вот только, не пойму, почему именно я? Или я такой исключительный?
   -Нет, просто на других мне было наплевать - честно ответила я.
   -А на меня, значит, не было? - усмехнулся Саша, снова ранку на губе растревожит своими гримасами.
   -Не было - согласилась я.
   -А что тогда? Что тебя именно во мне так не устраивало?
   -Наоборот, понимаешь, я же влюбилась в тебя тогда, по-настоящему. А потом, когда всё это произошло, я даже не тебя простить не могла, а себя. Ну, типа, сама такую оплошность допустила - удивленные глаза Саши сейчас меня жутко разозлили. Я ему душу тут открываю, а он? Смотрит и молчит!
   -Айс - я совсем не ожидала, что, даже будучи таким 'красавцем', этот горе-любовник полезет целоваться. Поэтому, удар по сломанным ребрам получился спонтанным и неожиданным, даже для меня самой.
   212
   Саша взвыл, падая на диван. Вот черт! Вылечила. называется! Я с опаской приблизилась к скрюченному телу и тихо позвала:
   -Саш, ты жив?
   -Не твоими молитвами! Могла бы просто сказать ,что не хочешь, а не бить по сломанным ребрам - прошипел Саша. А я, как дура (хотя, почему как?), заревела.
   -Эй, ребенок, ты чего? Да не плачь! Слышишь, ну подумаешь, двинула по ребрам, я же сам полез! Айс, перестань! Ну хочешь, я сам себе двину, только не плачь - я в такт кивала его словам, не в силах остановиться, стресс прошлых дней давал о себе знать. Но, когда на очередной мок кивок Саша занес руку для удара, я с писком схватилась за его ладонь.
   -Т-ты чего? Совсем что ли? - заикаясь от обильного слезоотделения, спросила я.
   -Нет, ты же сама захотела - пожал плечами невозмутимый Дергнёв.
   -Не надо, я не это имела ввиду. Просто, Саш, давай оставим всё как есть, без внезапных поцелуев?
   -Почему? Ты же сама сказала...
   -Сказала, а ты плохо слушаешь. Я была влюблена в тебя. Ключевое слово - была. Сейчас ты сам знаешь, кого я люблю. И изменять никому не намерена.
   -Айс, но это же ненормально! Ты понимаешь, что он искалечил твою психику?
   -Денис ничего не калечил. И то, что мы родились в одной семье, не значит, что мы - родственники. Я люблю его совсем по другому, как и он меня. Тебе не понять этого - видя с каким скептицизмом взирает на меня Саша, махнула я рукой.
   -Да, мне не понять, как можно было склонять к сексу пятнадцатилетнюю малышку, да еще и родную сестру. Действительно, не каждый ум способен понять подобное - усмехнулся Дергнёв.
   -Да? А как можно быть садистом? - впилась я взглядом в мужчину.
   -А, так вот почему ты не желала меня видеть. Значит, Дэн рассказал тебе об этом - жестко произнес Саша.
   -Да рассказал, у тебя есть что добавить? Если есть пожалуйста, всегда рада, выслушать оправдания.
   -Я перед тобой оправдываться не стану. Но правду, как она есть, расскажу.
   Дергнёв задумался, будто вспоминая что-то важное. Потом сам себе кивнул и, пододвинувшись, освободил мне край дивана. Я осторожно присела, боясь трогать этого болезненного.
   -Я начну с армии, потому как именно там из меня сделали то, что ты сейчас видишь перед
   213
   собой. Так вот, в армию я сам побежал. Очень хотелось мне, домашнему мальчику служить Родине. И как только Отчизна призвала я, сломя голову, кинулся служить. Вот только, не устраивала меня сытая жизнь при Московской воисковой части. И как только предложили 'горячую' точку, я тут же согласился. Так я познакомился с твоим братиком. Тогда и Дэн был другим. Ему даже кличку дали - Пума. Потому что мог бесшумно подобраться к врагу и выжидать сутками всего для одной, но победной атаки.
   Может, так бы и отслужили, но за пару месяцев до дембеля, напали на нас - кого не убили, взяли в плен. Нас с Дэном не убили, впоследствии мы не раз жалели об этом. Но Дэна там не ломали. Уж не знаю почему, но эти ребята нацелились на меня. Чего только не придумывали. Я не знаю, как такое могло произойти, но я двоих из них голыми руками положил - я вздрогнула после его слов и закрыла глаза. Картина, как Саша, с лицом искаженным ненавистью, убивает своих мучителей, встала перед глазами.
   -Айс, ты испугалась? Хочешь я остановлюсь? - обеспокоенный голос Саши вывел меня из ступора. Я взяла его руку, которая до этого сжимала обивку дивана, и крепко вцепилась в нее.
   -Нет, продолжай.
   -Хорошо, после этого меня больше не трогали, даже близко подойти боялись, всё Шайтаном называли. Я, если честно, больше бороться не собирался. Думал, сдохну, так сдохну. Но Денис, всегда жизнь любил большего всего на свете, даже когда она поворачивалась к нему не лицом. И он задумал побег, который и осуществил вполне удачно. Но, меня ему стоило бросить там. Я был невменяем. А Денис тогда был другим. Не мог он меня оставить, на себе готов был тащить, но не оставить. И вытащил-таки. А потом ушел в сторону. Ему слава была по барабану. Вот и сделали меня героем, тем более, что я больше походил рожей на героя. Ну, а когда всё утихло, я остался безработным психом. Да, еще и бездомным.
   Соврал я тебе про родителей. Отец, когда узнал, что я в плену, слег и за месяц усох. А мать моя - пороги у чиновников оббивала, всё поддержки искала, чтобы сына спасти. Да вот, только наши чины без взятки ничего делать не станут. Так что мама и машину, и квартиру продала, а сама в бараке каком-то на окраине Москвы жила. Подхватила пневмонию. На наше 'бесплатное' лечение у нее средств не было, поэтому решила, что отлежится и все пройдет, приняв воспаление легких за грипп. Я на два дня опоздал, мать живой не застал. А потом, при вручении ордена жена генерала, который нас бросил на произвол судьбы в тех горах, глазки мне строила. Не знаю, что мне в голову ударило. Но я решил, что поимею жену, сестру, дочку каждого, кому обязан сиротством. Причем, унижу этих похотливых баб по полной.
   214
   -И что? - пискнула я, опять зажмурившись.
   -И поимел - насмешливо ответил Саша - не знаю, как Денис прознал о моих 'забавах', но воспринял это негативно. Мы с ним договорились, что пока я работаю на него, никаких извращений в моей жизни не будет. Вот только, к тому моменту я уже закончил свой 'крестовый поход'. Что, стало тебе легче от знания всей истории?
   -Я бы не сказала, что от твоего рассказа кому-то может стать легче, но я рада, что ты рассказал - попыталась я улыбнуться, правда, вместо улыбки вышла какая-то жалкая гримаса.
   -Рада? Я думаю это не совсем подходящее слово - заметив мои мучения, усмехнулся Саша.
   -Ты ведь, никому раньше об этом не рассказывал?
   -Да, как-то не с руки было говорить о том, как я 'отомстил' не последним людям в правительстве - равнодушно ответил Дергнёв.
   -Но мне рассказал.
   -Тебе рассказал. Айс, я не хочу, чтобы ты думала, что я плачусь. Просто, мне важно, чтобы ты узнала меня и не с чужих слов - последняя фраза далась ему с трудом, Саша опять закрылся от меня и от всего мира.
   -Саш, может это и неправильно, но я не осуждаю тебя, более того, я считаю, что ты верно поступил, отомстив им. И еще, не казни себя сам - импульсивно я обняла Сашу, стараясь не прижиматься к перебинтованной груди. Сейчас ему нужна была поддержка и я могла дать ее.
   -Айс - наклонив голову, Саша зарылся лицом в мои волосы.
   Я не знаю, сколько мы так просидели, но всё это время, я чувствовала себя не просто важной для него, нет, я ощущала себя нужной. И еще, я только сейчас поняла кое-что. Каким бы Саша не был - плохим, хорошим, любым он значим для меня. Я провела слишком много лет рядом с ним, незримо или зная, что он стоит за спиной. Привыкла к тому, что он со мной. Саша мне не друг и, тем более, не возлюбленный. Саша - это моя стена, за которой я могу всегда спрятаться.
   -Саша - позвала я его.
   -Что?
   -А как ты ко мне относишься? - спросила я
   -Я же уже говорил, что люблю тебя - удивился Саша, наверное подумал, что я забыла его слова.
   -А как именно ты любишь меня? - продолжила допытываться я.
   -Не знаю, люблю и всё.
   -Ты... хочешь меня? - запинаясь и закрыв глаза, спросила я.
   215
   -Айс, я не знаю... Может, иногда и приходят такие мысли, но чаще, мне просто важно быть рядом.
   -Тогда, почему ты злишься, когда мы с Денисом, ну ты понимаешь? - окончательно смутилась я.
   -Айс, дело не в ревности. Дело в том, что это Денис - человек, который не должен так себя вести, мужчина гораздо старше тебя и, прости, но больше понимающий. Скажи, ведь у тебя совсем другая к нему любовь?
   -Какая разница, я люблю его и готова принимать...
   -Вот-вот, ты готова играть на его условиях. Потому, что он не хочет быть просто братом. Айс, я видел, как ты взрослеешь, видел, как меняешься. И тоже готов был принимать твои условия... - Саша резко замолчал, но было поздно, я поняла, что он имеет в виду.
   Он любит меня, но не как девушку, не может воспринимать как девушку. Всего два поцелуя... Я задавалась вопросом многие месяцы. Почему Саша, когда насильно увез из города после убийства Кирилла, ни разу не притронулся ко мне, только твердил что любит и ради моей защиты пойдет на всё. Сейчас я поняла, Саша любит меня, но, его любовь скорей именно такая, какая бывает у родителя к ребенку. Вот, только я со своей влюбленностью требовала от него другого, а Саша не мог мне отказать.
   -Но, тогда... вечером, ты же сам - невольно вырвалось у меня.
   -Да, ты тогда была очень красива и зла, и... понимаешь, я не знал, как остановить твою агрессию - Дергнёв замялся.
   -Саша, прости - пискнула я, заглядывая в его глаза.
   -За что, ребенок? Дети - эгоистичны. Я никогда тебя ни в чем не винил. Просто, то, что у нас с тобой, должно быть у вас с Дэном. А этого нет и не по твоей вине - поцеловал меня в макушку Саша.
   -А это правда, ну про Кирилла?
   -То, что я его убил? Нет, но Богом клянусь, я бы его убил, если бы не опоздал - сжал кулаки Саша.
   -Но кто тогда?
   -Не знаю, по последнего времени я думал, что это ты.
   -Так вот, почему ты все твердил, чтобы я всем говорила, что ты убил его - ахнула я.
   -Айс, не делай из меня героя. Я всего лишь боялся.
   -Боялся чего?
   216
   Саша долго молчал, будто собирался с духом, но через пару минут, в тишине, где были слышны лишь тиканье настенных часов, ответил:
   -Боялся потерять тебя.
   В этот момент раздался звонок в дверь. Я вздрогнула и, ничего не ответив Саше, пошла открывать. Пришел Денис. Видимо, забыл, что брал ключи, вот и позвонил. Вид у брата был задумчивый и какой-то рассеянный.
   -Айс, надо поговорить - бросил он проходя мимо, даже не поцеловав меня, что у нас вошло в привычку при встречи.
   -Хорошо.
   -Пойдем в кабинет, разговор серьезный.
   В кабинете Денис, все так же пребывая в своих мыслях, сел в кресло и уставился на пустой стол. Когда я уже хотела спросить что случилось, он заговорил:
   -Айс, я виделся с Никитой Теневым - после того, как брат произнес это имя, сердце замерло, пропуская удар. Предатель, еще один из предавших меня.
   -И что он хотел?
   -А почему ты сразу решила, что ему что-то нужно - подозрительно скосил на меня глаза брат.
   -Потому, что таким крысам как он, всегда что-то нужно - холодно ответила я.
   -Айс, он - не крыса. Он - мент и этим всё сказано. Он работает на 'благо обществу'. Но, сейчас это не важно. Тенев сообщил мне кое-что.
   -И? Мне, что щипцами каждое слово из тебя тянуть? - не выдержала я затянувшейся паузы.
   -Ник, уверен, что ты - главная подозреваемая в деле Орлова - младшего. Менты землю носом 'рыли' все эти месяцы и нашли какого-то свидетеля, готового подтвердить, что снайпером была женщина. А учитывая, какого о тебе мнения вся родня Кирилла, Орлов - старший сделал соответствующие выводы и донес их до некоторых, не очень любящих меня, людей. Айс, он ударит меня по больному. Ему плевать - ты это или нет. Главное, найти виновного.
   -И что ты этим хочешь сказать? Мне уже паковать тюремную робу? - апатично поинтересовалась я.
   -Нет, Тенев, решил помочь. Он уверен, что убийца не ты, более того, он знает, кто убил Орлова. Но прямых улик нет. Поэтому, я хочу попросить тебя, помочь нам в раздобыть их.
   -Прости, но чем я могу вам помочь? - думая, что ослышалась, спросила я.
   -Айс, ты знаешь убийцу и ты можешь подобраться к нему на расстояние вытянутой руки, в
   217
   отличие от нас.
   Из кабинета Дениса я вышла не менее задумчивая, чем и он сам. Нда, ну и задачку он мне подкинул, но ставка - моя свобода. И терять ее я не собираюсь. Так что, из шкуры вылезу, а доказательства найду. Моя мысль переметнулась на Ника; надо же, как судьба с ним пошутила. 'Золотой мальчик' оказался не таким золотым. Что ж, мои проблемы на фоне проблем Ника даже как-то меркнут. Ему повезло, что я не такая злопамятная и к тому же, Ник пока мне нужен. Ключевое слово 'пока'. Не знаю почему, но его я ненавижу больше всех. Притворялся, что мой друг, а сам? Хотя, Денис правильно сказал, мент - он и есть мент.
   Я так задумалась, что даже не заметила, как оказалась в спальне и, закутавшись в плед легла на кровать поверх покрывала. Мне есть над чем подумать и есть к чему стремиться. Да, последние дни мне не хватало цели, к которой нужно было бы идти. Теперь цель появилась.
   Весь оставшийся день я ходила, погруженная в свои мысли. Идей была масса, но какая именно окажется верной - наперед я не знала. Ведь, это только в фильмах и книгах герои строят планы, которые обязательно претворяются в жизнь именно так, как они и рассчитывали. А в реальности: все зависит от того, как поведет себя человек, против которого ты строишь козни.
   За своими грандиозными идеями я не заметила, как наступил вечер, плавно перетекший в ночь. Денис с Сашей по-прежнему грызлись, но уже не втягивая меня в свои распри. И кого из них двоих мне за это благодарить я так и не определилась. Поэтому, просто прятала улыбку, когда Денис готовил ужин, а Саша комментировал, его действия. Ужинали в молчании, только изредка кто-нибудь из мужчин просил передать то перец, то соль.
   После ужина Денис утащил меня в спальню, признаться, я не особо сопротивлялась. Какой бы любовью я не любила брата, но секс с ним - волшебен. Наверное, потому что Денис стремиться доставить удовольствие мне в первую очередь, а потом уже думает о себе. К тому же, мне приятно, что он меня так хочет. Даже невинные жесты, вроде томно изогнутой спины, покусывание нижней губы, заставляют брата рычать от желания.
   Наверняка, Саша слушал полночи наши стоны. Хотя я и пыталась заткнуть любимого поцелуями, но Денис упрямо продолжал вскрикивать от моих ласк, не сдерживаясь. А когда я попыталась объяснить, что это неприлично, ведь в доме мы не одни, тогда... тогда уже стонала я.
   Ночные игрища не прошли даром, утром я никак не могла разлепить глаза для очередного похода в институт. Но после того, как Денис искупал меня, стало немного легче. Правда, из душа я вышла не умиротворенной, а раскрасневшейся и возбужденной. Брату, видимо, нравится
   218
   мучить меня: почти доводя до пика, останавливаться и говорить, чтобы подождала до вечера. Изверг!
   Зато, в универ не опоздала. Пришла даже пораньше. Я ждала с замиранием сердца, каждый раз, как слышала скрип открывающейся двери. И моему ожиданию воздалось. Она, как обычно, впорхнула в аудиторию и уселась на первый ряд. Я же, встала со своего 'камчатского' места и направилась к ней.
   -Привет, Натали - улыбнулась я.
   -Айсир? Что тебе надо? - довольно грубо спросила Натали.
   -Да ничего, просто поговорить хотела - сразу забыв о обо всех надуманных планах стушевалась я.
   -Да? - насмешливо посмотрела на меня девица.
   Натали выглядела как-то странно. Нет, внешность барби никуда не делась, просто деловой костюм, в который она была облачена, делал ее строже и сексуальней что ли?
   -Да - ответила я, смотря прямо в глаза Натали.
   -Что ж, тогда пойдем выйдем, не хочу, чтобы нас видели или слышали - усмехнулась она.
   Я молча кивнула и, подхватив сумку, двинулась за ней к выходу. О чем именно я хочу с ней разговаривать, я не знала. Точней и разговаривать как-то не хотелось, но придется. Не блистая оригинальностью, мы зашли в пустующую аудиторию, Натали уселась прямо на парту и выжидательно глянула на меня. Мозг, как назло, отказался работать.
   -Так, что ты мне хотела сказать? - спустя пару минут не выдержала Натали и задала вопрос.
   -Честно, я забыла - призналась я, опустив голову - вначале мне много хотелось сказать, спросить, прояснить, но как только ты волком глянула на меня, мысли вылетели из головы.
   -Айсир, я подозревала, что у тебя с головой непорядок, но что б настолько! - услышала я веселый голос Натали прямо над головой.
   Я подняла глаза от пола и взглянула на девушку. Натали стояла прямо надо мной, в ее глазах плескалась насмешка пополам с интересом.
   -Я просто, хотела узнать, почему ты со мной не общалась столько времени. Я не понимаю...
   Смех Натали сбил меня с толку. Она задорно хохотала, будто я действительно сказала что-то смешное. Наконец, отсмеявшись и стерев выступившие слезинки от гомерического хохота, Натали удостоила меня ответа:
   -Айс, это твой Кира запретил мне с тобой общаться, причем, в своей недвусмысленной манере. Ты, наверняка, знаешь о его даре убеждения - и только тут она посмотрела на меня. В ее
   219
   глазах плескалась такая злость.
   -Постой, так ты думала, что я знаю об этом? - поняла я, ее причину злости на меня.
   -Вот, только не надо говорить, что ты была не в курсе - с некоторой долей сомнения фыркнула Натали.
   -Но, я понятия об этом не имела! Я редко задавала ему вопросы. Как ты выразилась, у Киры дар убеждения - позволила я и себе разозлиться.
   -Был дар, теперь ни дара, ни Киры - усмехнулась Натали - и я не скажу, что соболезную такой потере.
   -Но, я не об Кире пришла говорить, а о том, что ты со мной не общаешься - решила я не форсировать события.
   -Я уже объяснила причину - буркнула она - и ты, не стремилась к общению со мной.
   -Неправда ,просто столько всего навалилось на меня. Но это не значит, что я не хочу, чтобы мы были подругами - стараясь не кривиться от собственного вранья, улыбнулась я.
   -Ты не шутишь? - вот теперь в глазах Натали появилось настоящее сомнение в правильности своих выводов.
   -Нет, конечно, если ты не против, Ната - вспомнила я ее просьбу говорить имя сокращено.
   Натали стояла еще пару секунд с каким-то потерянным видом, а потом бросилась прямо на меня, желание уклониться было очень сильным, но я переборола его. Так что, оказалась крепко стиснута, на вид слабыми руками Натали.
   -Я так рада, ты не представляешь, как сложно было с тобой не разговаривать - уже второй час щебетала у меня под ухом Натали.
   Пришлось пересесть на ее ряд. И теперь, эта ду... душка не отлипала от меня, даже несмотря на свирепые взгляды профессора.
   -Натали, а ты что только из-за запрета так разозлилась на Кирилла? - план 'не форсировать события' провалился к пятой паре, когда я не стала менять темы нашего разговора, который перекинулся на Киру.
   Натали с минуту сверлила меня взглядом, а потом покачала головой.
   -Увы, но это только цветочки. Наш Кирюша отменно умел две вещи: первая - добиваться чего он хочет. любыми методами и вторая - наживать врагов. Так что, если капнуть, то от подозреваемых в его убийстве отбоя не будет. Но я слышала, что менты уже и так всё решили - прищурилась Натали.
   -Да, решили, думают это я его убила - кивнула я.
   220
   -Что? Нет, я слышала совсем другое - изумилась Натали.
   -Не знаю, что ты слышала, но главная подозреваемая в убийстве - я.
   -Быть это не может! Ты не убивала - вспылила Натали, ударив по столу миниатюрным кулачком.
   -А с чего такая уверенность? - усмехнулась я.
   -Потому что... я знаю, кто его убил.
   -Да? И кто? - в предвкушении замерла я.
   -То есть, я хотела сказать, что знаю, это была не ты, а кто-то другой - это будет сложней, чем я думала.
   -Ладно, замяли - кивнула я.
   -Айс, ты прости - прощу, когда признаешься, еле удержалась, чтобы не выпалить эти слова.
   -Мне не за что тебя прощать - сделала я удивленное лицо.
   Больше Натали ко мне не лезла, уйдя в свои мысли, неужели совесть мучает? Хотя, вряд ли. Они с Кириллом два сапога - пара. Только, язык общий не нашли. Ага, так не нашли, что Кирилл теперь мертв. Интересно, как Натали оправдывает это? Или она не нуждается в оправдании?
   Из института я шла недовольная, ничего интересного мне узнать не удалось. Только, время зря потратила. Хотя, остается еще клуб, в который Натали пригласила меня сегодня 'отпраздновать' наше примирение. Может, алкоголь развяжет ей язык. Брат как и обещал, заехал за мной, уже в салоне машины, я сдернула с себя диктофон. И дала прослушать Денису запись. В отличие от меня брат обрадовался, по его мнению дело тронулось с мертвой точки. А по моему - ни фига оно не тронулось.
   Дома, у Дениса опять прихватило сердце, я испуганно металась из кухни в спальню, таская таблетки, заваривая чай с ромашкой и, просто, не находя себе места от беспокойства. Только к семи вечера я вспомнила, что должна идти в клуб, но оставлять брата одного (Саша не в счет) я не могла. Что делать?
   Делать ничего не пришлось, приехал Дима и буквально вытолкал меня за дверь. Так, что в клуб 'Trouble' я все-таки поехала. И даже не опоздала. Натали опять кинулась на меня и, только, затискав до состояния невменяемости, отпустила. Клубы, как и три года назад, я не жалую. Этот не стал исключением. Музыка орет, народ: кто - под кайфом, кто - просто пьян, парочки, чуть ли не прилюдно занимающиеся сексом, бармен, добавляющий в коктейли экстази. В общем клуб, как клуб.
   221
   -Классное место, правда? - проорала мне в ухо Натали, подводя к столику.
   Я только кивнула, стараясь сделать счастливое лицо, за эти годы наученная притворяться веселой, когда самой паршиво. Вышло у меня, видимо, убедительно, потому что Натали просияла в ответ.
   Она ушла за напитками, а я, лениво прикрыв глаза, наблюдала за плясками дикого племени Тумба-Юмба, разворачивающимися прямо у меня перед носом. Никогда не понимала эти кривлянья. Современные танцы - это тоже искусство: порочное, тягучее, порой откровенно пошлое, но искусство, а не то, что вытворяет обкуренная молодежь сейчас на танцполе.
   Но, через секунду заиграла медленная, гармоничная мелодия и прямо у меня над ухом раздался знакомый голос.
   -Позволишь, пригласить тебя - передо мной стоял Ник собственной персоной.
   -Вряд ли - в тон ему ответила я.
   -Тогда я вынужден настоять - и он, крепко схватив меня за руку, затащил чуть ли не в центр танцплощадки.
   -Пусти! - закричала я сквозь музыку.
   -Не сопротивляйся, расслабься и позволь мне вести - будто не слыша моих слов и не чувствуя, как я упираюсь, стараясь вырваться, Ник начал танец.
   -Ты что идиот?! Пусти меня - предприняла я еще одну тщетную попытку вырваться.
   -Нам надо поговорить - улыбнулся Ник.
   -А я думаю, что нам не о чем говорить - процедила я, наступая Нику на ногу.
   -Айс, я всего лишь хочу попросить прощение, так что перестань вести себя, как капризный ребенок - даже не дрогнув, когда я опять наступила ему на ногу, произнес Ник.
   -Мне твое прощение, до одного места - фыркнула я.
   -Не груби - Ник посмотрел на меня и я замерла - тот самый взгляд, которого я до мышиного писка боюсь.
   -Не смотри так на меня - выдавила я из себя.
   -Прости, забылся - моргнул Ник и его глаза опять стали смотреть спокойно.
   -И не собираюсь, зачем ты Сашу подставил, брата за решетку упрятал? - спросила я.
   -Мне приказали, я сделал. Айс, ты же понимаешь, приказы не обсуждаются. И я не знал, что Дергнёв не виноват. Ты думаешь, я бы уехал, если бы имел возможность остаться? - о, старая тема: я ни в чем не виноват, я был хорошим мальчиком.
   -Только вот не начинай, мне твои оправдания ни к чему. Я три года провела в Аду по твоей
   222
   милости. И не собираюсь повторять старые ошибки. Как и обещала, я отдам тебе доказательства вины Натали, но после этого: ни видеть, ни слышать тебя не желаю.
   Танец окончился с последним моим словом, я вырвалась из объятий и пошла к своему столику, где уже сидела, с любопытно горящими глазами, Натали. Как же мне надоели эти разборки. И как же меня достала эта проблемная жизнь!
   -Мои глаза меня не обманывают и ты только что танцевала с Ником? - тут же вцепилась в меня Натали.
   -Да, твои глаза тебя не обманули и это был Никита - постаралась я скрыть раздражение за спокойным тоном.
   -Ну ничего себе - продолжала хлопать глазами Натали.
   -А что в этом такого? - удивилась я.
   -Ты разве не знаешь? Он пропал на три года, а теперь мы его в клубе встречаем. Тебе не кажется это странным? - нда, если Натали хотела что-то у меня узнать, то у нее плохо получалось.
   -Не особо, у каждого свои причины. Степан или, как его все называют, Пан тоже в городе год не объявлялся, а потом вдруг приехал - усмехнулась я, вспомнив ту историю.
   -Ну, ты загнула, у Пана причина была - я с интересом глянула на Натали - ты и про это не знаешь? Поговаривают, что он со своей бывшей в Питере на машине разбились, перед самым Новым годом. Представляешь, он в жуткую метель вдруг сорвался из Питера неизвестно куда, и потом - два месяца комотоза, еще полгода - реабилитации. Жуть! - я в шоке смотрела на Натали.
   Как? Как такое могло случится, а я не знала? Почему он не сказал?! Ведь мог же, когда я его прилюдно 'крысой' назвала, а он... мимо прошел опустив голову! Придурок! Я даже не поняла, как веки стали подозрительно набухать. Почему же он не сказал мне? А я-то, слушала сначала свою обиду думала, что бросил, а потом тех, кто не знал всего до конца. Сделала выводы, психолог блин!
   -Айс? Айс! Ау, ты еще со мной? - я, наконец, отмерла и заметила прямо перед собой руку Натали.
   -А?
   -Я тебя зову, зову, а ты не реагируешь - улыбнулась Натали.
   -Может, пойдем в более тихое место, я как-то не очень хорошо себя здесь чувствую - предприняла я попытку побега.
   -О, рекорд, целый час ты просидела в клубе. Ладно, пойдем, здесь сегодня действительно
   223
   скучно - согласилась Натали - но при условии, что мы поедем ко мне и продолжим вечер за бутылкой вина.
   Против этого предложения ничего не имела против, тавтология какая-то. Мы вышли из клуба и поехали домой к Натали. Странно, но я не опасалась ее. Совсем не опасалась. Может, потому что я - дура? Хотя, мне такое объяснения отсутствия страха не по вкусу.
   Квартира Натали находилась в самом центре. Красивое место, только выглядела она как-то не обжито. Может, Натали недавно сюда переехала?
   -Ты давно одна живешь? - сидя в гостиной, декорированной в пастельных тонах, спросила я у Натали, которая сервировала кофейный столик закусками.
   -Давно, уже лет пять - кивнула она.
   -А родители, тоже здесь или в другом городе? - решила я поддержать разговор.
   -Нет, они - умерли - упс, чего же я не стребовала досье на Натали, сейчас бы не попала впросак.
   -Прости, я...
   -Да ничего, это давно было, до сих пор только по сестре скучаю. Их машину подрезали на повороте. Какие-то придурки гоняли по ночным улицам, а родители сестру встречали, она вернулась с каникул. Когда домой возвращались их и подрезали. Отец не справился с управлением. Рада только, что умерли мгновенно, не мучились - спокойным, без каких-либо эмоций голосом произнесла Натали.
   -Виновных нашли? - тихо спросила я.
   -Менты-то? Да они свои погоны по утрам не всегда способны найти, а не то что случайных гонщиков - усмехнулась Натали.
   -То есть, они так и остались безнаказанными - если я, всё же, хоть чуточку разбираюсь в психологии, то предугадать следующие слова будет несложно.
   -Я бы так не сказала, они получили по заслугам - наливая мне бокал вина, произнесла Натали.
   -Что ты имеешь ввиду? - решила я не отцепляться от Натали, пока не получу признания.
   -Понимаешь, Айс, когда правосудие не в силах наказать виновных, в дело вступает ненависть и тогда, вместо наказания преступники получают по заслугам. Их заслуга в том, что я - сирота.
   -Ты хочешь сказать, что убийцы твоей семьи - мертвы? - затаила я дыхание, ну давай же!
   -Более того, я сама убила их - Натали взглянула на меня, желая увидеть реакцию на свои
   224
   слова. Но, я по-прежнему смотрела на нее без страха, тщательно скрываемого страха.
   -И что? Ната, я бы тоже убила за семью - горячо заверила я ее.
   -Это ты так сейчас говоришь, не зная, кого именно я убила - о, я-то знаю, а вот тебе дорогая, стоит признаться.
   -Испытай меня - дерзко улыбнулась я.
   -Ладно, сама захотела. Это сыновья Орлова. Да-да, того самого - когда я сделала рот буквой 'о' - это они были в той машине. Кира вел, а его братец изображал штурмана. Вначале, я хотела устроить обоим передоз. Но после того. как убила младшего, Кирилл наркотики стал на дух не переносить. Я уже думала, что этому уроду всё сойдет с рук. Но нет, подвернулась возможность. Один из моих парней является сыном ценителя оружия. У него целая коллекция. Так что, раздобыть оружие мне было просто. А потом и план созрел. Вот, только на заказное - мое убийство мало смахивает, потому что выпустила я в него целую обойму, чтобы наверняка - улыбнулась сумасшедшей улыбкой Натали.
   -И? Тебе стало легче? - не удержалась я от последнего вопроса, ведь после ее признания, меня здесь ничего не держит.
   -Не знаю, я еще не думала об этом.
   И после ее слов, в жанре плохого кино в квартиру ворвались доблестные блюстители закона и порядка. Повязали, ничего не понимающую Натали, а меня усадили на диванчик ждать решения своей участи.
   Явилась участь в лице Тенева и Дениса. Причем, оба злые. Только Тенев в бешенстве, а Денис, по глазам вижу, разрывается между желанием придушить меня в объятиях и просто придушить. Но, брат как всегда был благоразумней и выбрал первый вариант.
   -Боже, я так волновался - прижимая меня к себе, говорил Денис.
   -Ну-ка, отпусти ее! Пусть эта безмозглая пигалица объяснит мне, какого черта смоталась из клуба, да еще и с невменяемой убийцей?! - рявкнул Ник, прежде никогда не кричавший, ну при мне по крайней мере).
   -А почему я должна тебе что-то объяснять? Доказательства теперь есть? Есть! Вот и отвали от меня - разозлилась я.
   -Вы посмотрите, как она заговорила! А если бы, эта чокнутая с тобой что-нибудь сделала? А? Ты об этом не подумала? Что замолчала, сказать нечего?! - заорал Ник.
   -Хватит! Я сам с состоянии разобраться с моей девочкой! Так что ори лучше на своих подчиненных, которые за ней не уследили - ледяным тоном отчеканил Денис и, взяв меня за
   225
   плечи, повел к выходу.
   Уже на пороге я остановилась и, стараясь не смотреть на Натали, почему-то ощущая себя предательницей, кинула диктофон Нику, который его успешно поймал и молча, ведомая братом, вышла за дверь.
   -Айс, не вини себя, Натали сама решила свою судьбу, ты ничего ей не сделала - успокаивал меня Денис всю дорогу домой.
   Я же, заметив бледность брата, вспомнила, как ему было плохо перед моим уходом и взволнованно встрепенулась.
   -Денис, ты зачем поехал за мной? Тебе же лежать полагается!
   -Так я и думал, ты опять за свое. Айс, я не инвалид! Со мной всё нормально! Врачи говорили, что такое часто бывает в период выздоровления, так что прекрати так паниковать - поморщился брат.
   -Прости - устыдилась я, ведь он действительно взрослый, сильный мужчина, а я веду себя, как наседка, кудахтая над ним.
   -Ничего, мне даже приятно, что ты за меня переживаешь, но не перегибай палку ,я не смертельно болен - кисло улыбнулся Денис.
   Дома было странно тихо, я даже для убедительности сбегала в гостиную и никого не застала там.
   -Денис, а где Саша?
   -Его Пехов домой отвез - заметив, как я начинаю хмуриться, спешно продолжил - я его не выгонял, он сам захотел, сказал, что уже всё нормально. Да, не смотри ты так на меня!
   -Как? - сладко улыбнулась я.
   -Как удав на кролика! Тем более, что я вернул Саше работу - я изумленно хлопнула ресницами.
   -Да-да, представь себе, мы с Сашей уладили все разногласия, так что не зачем так на меня смотреть!
   Вместо ответа я страстно поцеловала Дениса, который тут же откликнулся на поцелуй. Я стянула с себя верх и проделала то же с рубашкой брата. Но Денис вдруг остановил меня, посмотрел как-то странно и, лишь мимолетно коснувшись меня губами, взял на руки. Я думала, что он отнесен меня в спальню ,но нет, мы оказались в его кабинете.
   -Я всё не знал, какой момент будет лучшим. Так и не смог узнать, но желание показать это тебе сильнее, чем поиск момента - Денис подошел к столу и достал из многочисленных ящиков
   226
   в столе маленькую коробочку.
   -Только не говори, что собрался делать мне предложение - засмеялась я.
   -Нет, там наши обручальные кольца, брак оформлен месяц назад, так что мы с тобой, перескочив несколько стадий, стали уже молодоженами - и он одел мне кольцо на безымянный палец.
   -Но как? - только и смогла я произнести.
   -Деньги и связи творят чудеса, любимая.. женушка.
   Знаете, жизнь, она, как зебра - черная полоса, белая полоса, черная полоса, белая, черная, черная, жопа!
  
  
   Глава 6.
   Вот вернулся и я сюда,
   Смерти на свете нет!
   Да, любимая, да.
   Нет, любимая, нет...
   Если снова свела судьба,
   Услышать хочу ответ.
   Да, любимая, да.
   Нет, любимая, нет...
   Вот глаза обожгла звезда,
   Скатилась со стоном вслед..
   Стой, куда мотылек, куда?
   Стой, не лети на свет!
   Да, любимая, да.
   Нет, любимая, нет...
  
   Не скажу, что Айс с радостью приняла известие о нашем браке. Но, злилась она не потому, что я женился на ней, а потому, что сделал это без ее спросу. Хотя, я видел, что сестре нравится ее новый статус. Мне он тоже очень нравился. Жизнь стала налаживаться. Вернулась в свое обычное русло.
   Натали осудили, но вот вместо тюрьмы запихнули в психушку. Ник за раскрытие
   227
   преступления получил очередную звезду, естественно, в кабинете при закрытых дверях. О том, кто он на самом деле, знают только несколько доверенных лиц. Так что, после получения награды и тет-а-тет разговора с Айс, я его больше не видел в городе. Когда я спросил, что такого Айс ему наговорила, сестра мялась и отнекивалась, но всё же созналась. Он предлагал ей поехать с ним в Москву. А Айс отвергла его предложения в категоричной форме. Вот он и разозлился.
   Было бурное примирение со Степаном. Айс рыдала сначала на плече у Степана, потом Степан на ее плече. А позже, они коллективно страдали уже в мою 'жилетку'. Степан клялся, что никогда бы не бросил подругу. Айс твердила, что она предательница, так плохо думала о друге. В общем, когда я уже подумывал отснять пару кадров и отправить в 'Останкино', чтобы знали, как страдать и плакать надо на публику, эти двое остановились. Степа пообещал, что капли больше в рот не возьмет, а Айс, что другу будет верить безоговорочно.
   Дергнёв, хоть и появляется у нас время от времени, но непременно кривит рожу, стоит мне при нем поцеловать любимую. Но, я не злюсь, у Саши это продиктовано любовью к Айс, а не ревностью. Он просто хочет, чтобы она нашла себе хорошего парня и не среди родственников. Но, сестра только ухмыляется на все его речи. А в целом, Дергнёв и Айс стали очень близки, как родственники, только настоящие родственники.
   У меня осталось меньше трех месяцев, в лучшем случае. И я стараюсь прожить их с улыбкой на лице. Иногда удается, а иногда выть хочется от боли. На прошлой неделе я начал, не без помощи Димы, колоть себе морфий. Временно он помогает, но потом боль возвращается, удваиваясь. Скоро придется рассказать все Айс, она и так что-то заподозрила, особенно увидев в мусорном ведре шприцы. Но, как это сделать я не имею ни малейшего представления.
   Сегодня, когда Айс, ушла на первый экзамен в институт, я почувствовал себя особенно скверно. По телу волнами накатывала слабость. Кое-как я дотянулся до телефона и позвонил Диме.
   -Слушаю.
   -Дима, приезжай, мне становиться хуже - выдохнул я и боль пронзила грудь.
   Я плохо помню путь до больницы, еще хуже, как мне ставили систему. Потом делали эхокардиографию, я просто старался отрешиться от боли. Только одно я понимал отлично, на три месяца отсрочки рассчитывать больше не стоит. Я проживу меньше.
   Айс ворвалась в мою палату сразу после всех процедур. Раскрасневшееся личико, было перекошено в гримасе, но какой именно - я понять не мог. Она стояла и смотрела на меня и этот
   228
   взгляд причинял гораздо больше боли, чем ощущения в сердце.
   -Опять? - тихо спросила она.
   -Что?
   -Ты опять не держишь свое слово? Опять бросаешь меня? - и тут она заплакала, слезы градом хлынули из ее глаз.
   -Айс, нет, ежик мой, я бы никогда - закончить она мне не дала. Подбежав ко мне, Айс не сильно (сильно у нее просто не получилось бы) отвесила мне пощечину.
   -Ты, именно это делаешь! Бросаешь! Ненавижу тебя! - кричала она.
   Я приподнялся и обнял сестру за плечи. Айс безропотно уткнулась мне в плечо и разрыдалась по-настоящему.
   -Ну чего ты, малышка? Я еще не умер, чтобы ты так плакала. Всё будет хорошо, вот увидишь! Я же везучий и живучий, так что напрасно слезы льешь, куколка - попытался я подбодрить ее.
   -Роман Георгиевич, сказал, что не больше месяца, Денис! Не больше месяца! - всхлипнула сестра.
   -Айс, я не уйду, слышишь, не уйду от тебя! Ты мне веришь? - сестра подняла на меня полные слез глаза и вдруг улыбнулась, будто поняла что-то.
   -Да, я верю тебе. Ты не уйдешь - мне бы ту же уверенность, хотя бы в голосе.
   Меня не отпустили из больницы. Так что, теперь Айс, дневала и ночевала со мной в палате. Правда, она каждый день уходила, якобы, домой, но Дима докладывал, что не только домой, Айс колесила по всему городу. Может, ей тоже надо было как-то отдыхать. Умирающий человек рядом - то еще испытание. Да и скучать мне не приходилось, меня все время кто-то навещал: знакомые, друзья и даже друзья друзей.
   -Денис, я домой хочу, на нормальной постели выспаться - улыбнулась Айс, как-то вечером.
   -Ладно, так и быть отпускаю - улыбнулся я.
   Айс подошла ко мне и неожиданно нежно поцеловала, обычно у нас все заканчивалось парой поцелуев в шею или щечки. А сейчас любимая с таким желанием целовала меня, будто расстаемся на век, а не на одну ночь.
   -Дениска, я люблю тебя - наконец, оторвались мы друг от друга.
   -Я тоже, люблю тебя - снова улыбнулся я
   -Просто, помни об этом всегда - и она ушла, прикрыв дверь.
   Нервничать я начал, когда Айс не пришла ни утром, ни в обед. Я как назло отпустил ее одну,
   229
   потому что у Дергнёва было задание, а Дима в Питере - разгребает дела Косого. Паника начала подкатывать к горлу. Но, внезапно дверь палаты открылась и вошел Роман Георгиевич.
   -Денис, у меня для тебя радостная новость - почему-то пряча глаза, произнес врач.
   -Да? Какая? - удивленно спросил я, может мне еще недельку пожить дадут?
   -Денис, у нас пару часов назад появилось сердце, предназначенное для тебя. Донор, к сожалению, уже мертв, так что нужно срочно приступать к пересадке. Время ишемии (время между остановкой коронарного кровообращения и его восстановлением в уже пересаженном сердце) в идеале должно быть менее четырех часов. Два уже прошло, так что сейчас тебя подготовят к операции.
   -Постойте, а моя... сестра, как же она? Я ее со вчерашнего дня не видел, она ведь не знает об этом - скорей утвердительно, чем вопросительно произнес я.
   -Ей всё обязательно расскажут, так что не упрямься. Такая возможность, донор идеально подходит тебе по параметрам. Жаль, только размер подвел. Ну ничего...
   -А что не так с размером?
   -Сердце женское, соответственно и размер меньше - ответил Роман Георгиевич.
   Что-то кольнуло в груди, но последние дни там так часто колет, что я просто решил не обращать внимание. Конечно, я согласился на операцию. Представляя, как Айс будет пищать от восторга, ведь я ей не солгал и не ушел.
   Операция длилась часов шесть, не меньше. Я постоянно был под наркозом, так что ничего не чувствовал и не помнил. Пришел в себя уже в палате. За окном стояла летняя ночь. Тихо тикали часы на тумбочке. А внутри меня так же тихо билось родное сердце. То, что оно родное, я понял, как только почувствовал его биение в груди. Нет, нет, нет... не может этого быть! Нет! Я завыл, сначала тихо, потом громче и громче. Пытался встать, выдернуть систему из вен. С кем-то боролся, но почувствовал слабость и впал в беспамятство.
   Второй раз я очнулся уже утром, палату заливал солнечный свет. На стуле у окна сидел Дергнёв. Его изломанная поза, лучше него говорила о происходящем.
   -Я вернулся к себе на квартиру ближе к полудню, Айс позвонила, сказала, чтобы через полчаса приехал к ней. Прихожу к вам домой, дверь открыта. Вошел, думал, может кража? Проверил комнаты, а когда зашел в спальню, увидел ее, лежащую на постели. Она была еще теплая. И записки в руках. Что делать и к кому обратиться - как на автомате говорил Саша, но глаза лихорадочно блестели.
   -И что же в них было написано? - мертвым голосом спросил я.
   230
   -Она оставила завещание: в случае своей смерти, отдать сердце тебе. Это в одной записке, а в другой - доставить ее в больницу для изъятия органа. Она всё продумала, всё учла, кроме наших чувств! И еще письмо, там же нашел, оно - тебе.
   Дергнёв протянул мне конверт и вышел из палаты. Я взял письмо и развернул, начал читать:
   'Я всё думала, как его написать? Столько всего сказать хочется, а слов подобрать не могу. Знаешь, Денис, я никогда не умела оправдывать свои поступки. Поступила так, значит, решила, что это правильно. Сейчас - то же самое. Я поступила, как посчитала нужным. Тем более, что я - трусиха, всегда была ею и остаюсь, без тебя моей жизни пришел бы конец. Понимаешь, я бы всё равно не выдержала расставания с тобой. И еще, Саша говорил, что ты очень сильно любишь жизнь, а я не особо. Поэтому, решила подарить ее тебе. Забавно, бездетная девица, подарившая жизнь...
   Живи Денис, даже не думай отказываться от моего подарка. Я отдала тебе свое сердце, храни его - мой бесценный подарок. И не смей просить о смерти! Помни, как тебе далась жизнь. Проживи ее счастливо, сделай меня тетей, ты же знаешь, как я люблю детей. И помни меня... пожалуйста, иногда вспоминай обо мне...
   Я знаю, что мы вряд ли встретимся на том свете. Слишком разные по тяжести грехи. И мой перевешивает твои. Ну да, ничего. Я только молюсь, чтобы в следующей жизни, мы встретились и не были братом и сестрой. Не хочу быть твоей сестрой! Кем угодно, но не родственниками...
   Ладно, пора заканчивать.
   Денис, просто помни. Я люблю тебя, где бы я не была, и всегда буду тебя любить.'
   Я перечитывал его снова и снова. Чувствуя, как бессильная ярость, превращается в горе. Не я ее бросил, а она меня оставила... жить.
  
  
   Эпилог.
   (Когда-нибудь, в другой жизни...)
  
   И в телефонной трубке,
   Эти много лет спустя, одни гудки.
   И где-то хлопнет дверь.
   И дрогнут провода.
   'Привет!'
   231
   Мы будем счастливы теперь и навсегда. (Сплин "Романс")
  
   Июльские улицы, в час пик похожи на банку с солеными огурцами. Людей так же много и все такие же соленые и мокрые. Хорошо, что не зеленые. Я опять опаздывала на работу. Есть у меня такая привычка. Досталась от папочки, он всегда считал, что лучше опоздать, чем прийти раньше. Вот и я - пожизненно опаздываю.
   Я даже не сразу поняла, что налетела не на столб, а на человека. Правда, от столба он мало чем отличался, даже не пошатнулся. Зато, когда я стала заваливаться в противоположную сторону, меня, вполне профессионально, попридержали. Интересно и часто в него так врезаются? Я подняла глаза на свое внезапное 'препятствие'. Красивое такое препятствие. Высокий, русоволосый и ясноглазый молодой человек. Конечно, я его не сшибла. Такой пигалице, как я - подобное, просто, не под силу.
   -Вы в порядке? - осведомился парень, чуть хрипловатым томным голосом.
   -Ну, как на это посмотреть? - задумалась я.
   -Где-нибудь больно? - не отставал молодой человек.
   -Будет.
   -Что, будет?
   -Говорю, больно будет, когда я прийду с опозданием в полчаса на работу - охотно пояснила я.
   -А где Вы работаете?
   -В "КоллерсБанк" - честно ответила я,
   -Хотите, я Вас подвезу? - ой, чего-то добрый он больно, может, маньяк?
   -Нет, девушка, я не маньяк - охотно пояснил парень.
   -Я опять вслух сказала, да? - есть у меня и такая привычка - говорить вслух свои мысли.
   -Да, но я Вас понимаю, сейчас опасно по улицам ходить. Просто, я тоже там работаю - улыбнулся парень и сразу стал неотразим.
   -Ладно, но я Вас там не видела раньше.
   -Взаимно - продолжил расточать улыбки парень.
   А машинка у него очень даже ничего оказалась, Х6 - обожаю эту модель. Интересно, а кем он работает? Ведь в костюме от кутюр, на шикарной тачке, обычно далеко не рядовые сотрудники катаются. Странно все это для рядового бухгалтера, вроде меня.
   До работы мы доехали в молчании, чему способствовала музыка, ревущая из колонок. А там,
   232
   уже я, не обращая внимание на приличия, махнула рукой, выбежав из машины и рванула к 'горячо любимому' зданию. Весь день прошел в суматохе, так что к вечеру я уже успела забыть об утреннем знакомце. И очень удивилась, увидев его у своего стола, в компании с моим непосредственным начальником - глав. бухом. Вениамином Савельевичем.
   -А вот и она! Куда же ты так запропастилась, начальство заставляешь ждать - сощурил глазенки глав.
   -Ваши отчеты, за Вас, в отдел бухгалтерии носила - злобно ответила я.
   -Ладно, не важно. С тобой тут поговорить хотят - и стрельнув глазенками, не хуже престарелой вдовы, глав убрался куда подальше.
   Я повернулась к парню, тот обезоруживающе улыбнулся и достал из-за спины букет фиалок.
   -Это Вам.
   -Да, я уже поняла - вздохнула я, опять цветы? Всю жизнь на них аллергия.
   -Не понравились? - по-настоящему расстроился парень.
   -Да нет, ну что Вы, просто, я аллергик на цветы.
   -Упс - попытался снова спрятать букет за спиной парень.
   -Да ничего, всё в порядке.
   -Я хотел пригласить Вас поужинать со мной, но Вы, наверное,вряд ли согласитесь? - с хитринкой, спросил он.
   -Ага, вряд ли -кивнула я. Заметив, как начал мрачнеть парень, поспешила продолжить - для начала, надо хотя бы познакомиться.
   -Точно! Забыл совсем. Я - Дэн, руководитель данной организации, которую ты так не любишь - весело сказал парень.
   -А я - Айс, одна из многочисленных бухгалтеров, которых так не любит налоговая - ответила я.
   -Приятно познакомиться, теперь я могу надеяться на ужин, проведенный в Вашей компании, юная леди? - подал мне руку Дэн.
   -Можете, даже надеяться на всю жизнь, проведенную в моей компании, сэр - улыбнулась я, вкладывая свою ладошку в теплую, сильную ладонь.
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) О.Рыбаченко "Трудно ли быть роботом? "(Киберпанк) Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru High voltage. Виолетта РоманМагия обмана. Ольга БулгаковаСлужба контроля магических существ. Севастьянова Екатерина"Шанс". Ильина Оксана��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаСоветник. Готина ОльгаБаба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)В плену монстра. Ольга ЛавинДурная кровь. Виктория Невская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"