Калиниченко Алексей Васильевич: другие произведения.

Саурон - спаситель Тьмы. кн. 1 Эльфийское отродье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта книга жанр, которой волен каждый понимать, как ему вздумается. Я ее считаю пародией. Но это пародия и на фэнтэзи и на нашу жизнь и на все, все, все...


САУРОН - СПАСИТЕЛЬ ТЬМЫ

КНИГА ПЕРВАЯ. ЭЛЬФИЙСКОЕ ОТРОДЬЕ

                                  Глава 1

   Над Квамосом еще только вставало раннее утро, когда удар чудовищной 
магической силы мощностью двадцать четыре балла по Терриблу обрушился на 
центральный корпус Квамосского магического университета. Несмотря на 
сильнейшую магическую защиту, старейшее здание КМУ жалобно застонало, 
выругалось на всех забытых магических языках и наречиях и сделало робкую 
попытку развалиться. Но не тут-то было. Заклинания, тысячелетиями спавшие в 
коридорах, лабораториях и аудиториях университета, проснулись и начали 
приводить в чувство вконец обнаглевшие кирпичи и балки цитадели Кацанской 
магической мысли.
   В конференц-зале стекла, радостно вылетевшие из окон и лихо мчавшиеся 
вперед,  встретили на своем пути строгий всевидящий взгляд ректора КМУ Алсана 
Садьяна, невольно смутились, пожалуй, даже испугались тех слов, что прочли в 
его глазах и, растерянно покрутившись в воздухе, вернулись на свои места.
   Весь ректорат удивленно уставился на своего магического лидера, но первое 
лицо университета только недоуменно пожало плечами и подошло к окну. О 
причине происшествия и его источнике никто еще ничего не знал, но эпицентр 
взрыва можно было видеть прямо из окна. Вернее, нигде не было того, что 
ректор безуспешно пытался узреть. От удивления его голова моталась в стороны, 
как маятник часов, что на старинной главной башне Меркля. Алсан смотрел в 
окно и ничего не видел! А ведь еще пять минут назад там действительно было на 
что посмотреть.
   Эпицентр магического извержения находился всего в трех милях от 
центрального корпуса. Самая высокая башня университетского городка, в которой 
располагалась знаменитая на весь мир Квамосская магическая обсерватория, 
исчезла. Ректор кивком позвал за собой всех присутствовавших на собрании 
магов и выпорхнул в окно. Через минуту они прибыли на место.
   Толпа школяров-магов, довольно глазевших на искрившиеся во вспышках 
высокоэнергетических бело-голубых магических разрядов развалины башни, 
восторженными криками приветствовала лихо спланировавший с неба ректорат. 
Алсан сухо кивнул не в меру развеселившейся студенческой братии и, не медля, 
принялся изучать причины и магические механизмы, приведшие к столь мощному 
магическому пробою. Однако возвращавшиеся обратно кирпичи здания сильно 
мешали его и без того нелегкой работе.
   Кирпичи затеяли перебранку по поводу новой расстановки в кирпичной 
иерархии. Улетевшие раньше других, а прилетевшие позже кирпичи не могли 
встать на свои места уже занятые их коллегами. Все это привело к 
возникновению очередей, кирпичных разборок и многочисленных завалов. Однако 
из их перебранки Алсан узнал, что взрыв произошел в подвале.
   Нецензурная ругань и похабщина, несущаяся от обломков здания - плод 
многовекового служения науке - приводила в восторг слушавших их студиозов. 
Душа ректора, наконец, не выдержала. Надо было принимать меры, чтобы 
поддержать реноме цитадели Кацанской культуры и мирового столпа магических 
знаний.
   -  Проректор по АХЧ, главный архитектор и начальник ОКС - назначаю вас 
членами комиссии по разборкам. В кратчайшие сроки привести все в порядок и 
доложить мне. Ясно?
   -  Ясно, - дружно кивнули вышеназванные маги.
   Затем вождь Квамосских светобесов впился глазами в обломки: - Жертвы были?
   -  Только одна: Вольмар Мраков - он вылетел в окно, - сообщила подвальная 
лестница, на миг оторвавшись от схватки с подвальным люком. - Правда, до 
взрыва в подвале их было двое. До взрыва с ним в лаборатории находился еще и 
Серж Бедов. Но после этой катастрофы я его не видела.
   -  Куда же он мог деться? - нахмурился Алсан. Серж и Вольмар были его 
нелюбимыми учениками.
   -  Не знаю. Мною был замечен только один из экспериментаторов, Вольмара я 
видела последней, - доложила искореженная рама. - Сразу после взрыва он 
пролетал сквозь меня.
   -  Куда же он держал курс? - невольно заинтересовался исследователь причин 
катастрофы параметрами траектории полета своего аспиранта.
   -  Мы его поймали, господин ректор, - перед Алсаном выросли два охранника, 
два громадных черно-белых тролля, которые волокли под мышки израненного 
худого парня с кольцом мага на указательном пальце правой руки и волшебной 
палочкой за поясом, но без шляпы на голове.
   -  Это ваша работа, Вольмар?
   Парень посмотрел на своего научного руководителя совершенно безумными 
ярко-голубыми глазами.
   -  Вы же сами дали нам с Сержем эту тему, профессор...
   -  Но кто же вам позволил начинать эксперимент без моего разрешения? - 
холодно процедил Алсан.
   Вольмар обреченно пожал плечами и унылым взглядом обвел весь ректорат. Не 
встретив ни одного сочувствующего лица, он сплюнул под ноги злорадно 
косившемуся на него Сунгу Перчуну, директору служб безопасности 
университетского городка. Тот, забывшись от ярости, рванулся было к парню, но 
Алсан одернул его.
   -  Успокойтесь, Сунг. Займитесь своим делом. Я сам с ним переговорю.
   Директор СБУГ недовольно кивнул и отошел в сторонку. Алсан снова взглянул 
на своего аспиранта.
   -  Что с установкой?
   -  Ее больше нет, - развел руками Вольмар, окидывая грустным взглядом 
завалы кирпичей.
   -  Что с Сержем?
   -  Его тоже нет, - совсем поблек парень.
   -  Как нет? - нахмурился Алсан.
   -  Мне кажется, он превратился в поток магиятрино, - задумчиво ответил 
аспирант, глядя куда-то в небо.
   Все задрали головы и с интересом уставились в голубеющую небесную синь, 
куда смотрел Вольмар. Несмотря на яркий солнечный день, там сияла одинокая 
звездочка, и она разгоралась прямо на глазах. 
   -  Так... - протянул ректор. - А что тебе еще показалось?
   -  Пока летел больше ничего, а сейчас мне...
   -  Меня это не интересует, - резко прервал его научный руководитель. - Ты 
даешь магическую клятву не покидать территорию университетского городка до 
конца расследования причин происшествия?
   -  Даю. Клянусь своим магическим жезлом, - зевнул Вольмар. - Я могу идти?
   -  Иди, - кивнул ректор, сердито глядя на своего аспиранта. - Но никуда не 
исчезай, ты в любой момент можешь мне понадобиться.
   Возмущенный столь легкомысленным поведением главы учебного заведения Сунг 
растерянно проследил за тем, как пойманный с поличным виновник гибели 
основной университетской достопримечательности, прихрамывая, зашагал в 
студенческую поликлинику. Его шествие сопровождали восторженные приветствия 
многочисленной толпы школяров, по достоинству оценивших его скромный вклад в 
магическую науку и ту выдержку, с которой он держался перед маститыми мужами. 
Проводив Вольмара недобрым взглядом, Перчун недовольно обернулся к ректору.
   -  Зачем вы отпустили этого хулигана? А вдруг он опять чего-нибудь 
натворит...
   -  Я же просил вас, Сунг: займитесь своим делом. Это мой аспирант и я сам 
разберусь с ним, - холодным тоном отчеканил каждое слово научный руководитель 
хулигана.
   Закончив с осмотром развалин, глава университета степенно взмыл в воздух, 
за ним вереницей устремились и все остальные участники ректората, кроме Сунга 
и членов комиссии по разборкам. Перчун злобно сплюнул вслед клину ученых 
мужей, с гомоном летевших к центральному корпусу, подобно гусиной стае, и 
перевел свирепый взгляд на веселящихся студиозов.
   Веселье мгновенно стихло. Перчун был старый колдун, он туго знал свое 
дело, и связываться с ним никому не хотелось. Толпа студентов начала 
стремительно редеть, взбудораженные школяры направлялись в учебные и 
лабораторные корпуса КМУ. Сунг довольно усмехнулся: меньше чем через десять 
минут у развалин осталось лишь трое магов, тщетно пытавшихся навести порядок 
среди груд спорящих между собой кирпичей. Остальные маги к этому времени уже 
успели разбрестись по аудиториям университета: после возвращения Алсан 
распустил членов ректората по своим рабочим местам.
   В кабинете Садьяна, по его просьбе, остались лишь его ближайшие друзья-
сподвижники: Торвик Акуан - проректор по науке, да профессор Дортео Лорвард - 
заведующий кафедрой боевой магии. Алсан взглянул на коллег.
   -  Так вот, друзья мои... - начал он, но фраза так и повисла в воздухе. 
Повисев некоторое время, она нехотя растаяла. Друзья так и не узнали, что 
хотел сообщить им Алсан: в комнату заглянула его секретарша. Ректор строго 
посмотрел на Латани, но ее это не смутило.
   -  Вас вызывают из Меркля. Сам Цинель.
   -  Хорошо, я иду, - помрачнел Алсан. - Ну, началось... - на ходу бросил он 
приятелям.
   Друзья сочувственно смотрели ему вслед. Бирос Цинель - президент Кацанской 
республики - был чрезвычайно тяжелым человеком. В прямом и переносном смысле. 
Общаться с ним было очень нелегко - он был истинным вождем реальных кацанов.

                                  Глава 2

   Почти одновременно с описанными выше событиями в другом полушарии, где уже 
стоял глубокий вечер, в малом овальном зале президентского дворца, что в 
Винтухаме - столице Туттамхамии, собралось пятеро. Здесь были: сам президент 
Туттамхамии Добер Бух, госсекретарь Левика Монс, министр обороны Дев Чайник, 
директор Департамента ЦМУ (Центральное Магическое Управление) Том Кетти и 
Джерри Кисс, главный советник президента по вопросам национальной 
безопасности. Шло обычное рабочее совещание кабинета в самом узком кругу.
   На повестке дня стоял весьма важный и давно наболевший вопрос: вопрос о 
поставках Кацанией магических концентратов для кустарной промышленности 
Рантега. Также по ходу дела было заслушано незапланированное сообщение 
директора ЦМУ о событии чрезвычайной важности. Кацаны вновь взялись за 
разработку новых магических вооружений. Об этом свидетельствовала сегодняшняя 
катастрофа в подвале обсерватории Квамосского магического университета. 
Обсудив это событие, члены кабинета вновь вернулись к проблеме с Рантегом.
   -  Кацаны собираются продавать магические концентраты Рантегу. Это 
недопустимо. Ведь тогда рантеганцы смогут создать свое магическое оружие, ну 
а если уж они построят собственные магические катапульты, тогда мы больше уже 
не сможем бесплатно качать из них необогащенную магию - это приведет к новой 
магической войне, - подвел свой печальный вывод-итог под выступлениями коллег 
Джерри Кисс.
   -  Да, ситауция ни к черту, - задумчиво буркнул Бух.
   -  Надо принимать драконьи меры, - твердо заявил Дев Чайник.
   -  Ты полагаешь, мы должны направить одну из наших дракононосных эскадр к 
берегам Рантега? - живо заинтересовался Добер Бух.
   -  Нам больше ничего не остается делать, - свирепо мотнул головой Чайник. 
- В чрезвычайных ситуациях нужны чрезвычайные меры.
   -  А что о нас подумают наши союзники? Сейчас даже в Подльвандии - в лице 
которой мы всегда имели нашего самого надежного и безоговорочного союзника - 
на нас многие смотрят косо. А что уж говорить о Лютенции и Херусландии - эти 
совсем уж от рук отбились, ведут себя, как будто первый раз замужем, 
постоянно капризничают: то им не так, это неправильно, - огорченно вздохнула 
Левика Монс.
   -  На данном этапе надо быть чрезвычайно осторожными. Если Кацания создаст 
новое магическое оружие, то паритет сил изменится и не в нашу пользу. Кацаны 
и так чересчур часто ведут себя не слишком-то дружелюбно по отношению к нам, 
не то, что наши новые друзья - хохвалы и хурджины, которые готовы облизать 
все, что мы им предложим, и обгавкать всех, на кого мы укажем, - мечтательно 
вздохнул Том Кэтти.
   -  Да, надо что-то делать с кацанами. Для нас жизненно важно, чтобы они 
поскорее посинели, - согласился Джерри.
   -  Лучше уж пусть, как и хохвалы, поголубеют, - рыкнул Чайник.
   -  Для начала пусть станут хотя бы синими, а там мы посмотрим. Из синих в 
голубых перекраситься нетрудно.
   -  Да, но не забывайте, они разработали новое оружие, которое чуть больше 
часа назад испытали, - покачал головой осторожный Том Кэтти. - Хотя испытание 
и прошло не совсем гладко, но кто знает, насколько они продвинулись. Может 
следующее испытание будет уже успешным.
   Участники совещание мрачно переглянулись, рассказ Тома о новом магическом 
оружии кацанов внушил им серьезные опасения. От кацанов можно было ждать чего 
угодно.
   -  Похоже, что тебе придется снова лететь, - Добер задумчиво взглянул на 
своего главного советника.
   -  Если я сразу полечу в Кацанию, то для них это будет слишком уж почетно, 
они подумают, что мы испугались их оружия, - возразил Джерри. - Лучше будет 
если я, как и намечалось ранее, полечу с длинным вояжем. Предлагаю сделать 
так: сначала я встречусь с премьером Подльвандии Нойбаром Клабом, а вслед за 
ним навещу наших новых друзей, президента Хурджинии Швальпсину, затем 
президента Хохвалии Тобика Пучеглаза. А уж в конце визита, из Хорща полечу в 
Квамос, где поочередно встречусь с премьером Блэком Фэйсом, президентом 
Биросом Цинелем и Чарволой Цитрусом, вождем партии "Реальные кацаны". 
Возможно, мне удастся найти время, чтобы встретиться со своим коллегой 
Алсаном Садьяном, ректором КМУ.
   -  Хорошо бы узнать у него, как у кацанов обстоят дела с созданием этого 
нового оружия. И неплохо было бы выкрасть какие-нибудь документы, - оживился 
Том. - Мы должны быть в курсе их последних разработок.
   -  Но ты же понимаешь, что сам он мне об этом не расскажет. Все материалы 
по боевой магии у них хранятся в строжайшем секрете. Кацанские секретные 
службы будут строго следить за каждым моим шагом. Это чревато. Да и не самому 
же мне заниматься подобными делами?! Тем более что в боевой магии я не 
слишком силен, - недовольно нахмурился Джерри, сердито глядя на своего 
старого приятеля. - Здесь нужны специалисты-профессионалы.
   -  Я дам тебе троих сопровождающих, своих надежнейших и опытнейших 
агентов, - заверил Том. - Сделаем так, покажу тебе самых лучших, и ты уж сам 
выберешь из них тех парней, которые тебе понравятся.
   -  Что ж, это меняет дело, - удовлетворенно пожал плечами Кисс.
   -  Отлично! Значит, решено. Джерри отправляется разведать обстановку. 
Замечательно. Теперь, когда мы рассмотрели все вопросы и приняли решение, я 
объявляю наше совещание закрытым, - заявил Добер. - Когда Джерри вернется из 
своей поездки, мы снова соберемся и обсудим ее результаты. У меня все. 
Левика, пойдем в мой кабинет, нам надо с тобой еще кое о чем поговорить. 
Остальные свободны.
   Участники совещания дружно покинули кабинет. Джерри, чтобы не терять зря 
времени, сразу же направился вместе с Томом к нему в Департамент. Вскоре они 
были в высотном здании ЦМУ. Магический лифт молнией доставил их на верхний 
этаж, где находился кабинет директора. Вскоре, потягивая нитимар, они сидели, 
развалившись в креслах, и лениво обсуждали некоторые существенные детали 
предстоящего визита Джерри в Хурджинию, Хохвалию и Кацанию.
   Внезапно дверь без стука распахнулась, и в кабинет вошла высокая 
длинноногая рыжеволосая красавица. На ней было одето ровно столько, сколько 
нужно настоящему ценителю красоты женского тела: ничто лишнее не мешало 
разглядывать весь арсенал ее женских прелестей.
   -  Знакомься, Джерри. Это один из моих лучших сотрудников, мисс Доллия 
Барби, агент номер 000333,  - с некоторым замешательством представил свою 
гостью Том, он похотливо улыбнулся, глядя на ее длинные стройные ножки. Но 
глаза гостя смотрели сейчас на другое место.
   Агент 000333 стояла прямо напротив Кисса. Два соска, заметно выделявшиеся 
на высоких холмах ее бюста, нацеленные прямо на советника президента по 
вопросам национальной безопасности, выглядели столь же убедительно и 
неотразимо, как и стволы магических катапульт Туттамхамского трехпалубного 
галеона.
   -  Какая у вас подрастает замечательная молодежь! - гость облизнул 
шершавым, как наждак, языком пересохшие губы.
   -  С этой молодежью надо еще работать, работать и работать, - машинально 
почесал себя рукой между ног директор ЦМУ.
   -  Пожалуй, я возьму ее с собой в вояж, - решительно заявил Кисс, сразу же 
принимаясь ковать горячее железо.
   -  Но она еще не полностью отошла от последнего задания, - Том попробовал 
удержать приятеля от роковой ошибки. - Ей надо хотя бы немного передохнуть. 
Да и за тебя я очень волнуюсь, ты не в форме, а ведь это будет чрезвычайно 
сложный вояж...
   -  За меня не волнуйся, - окрысился Джерри, - а мисс Барби отдохнет со 
мной в дороге, - пренебрежительно отмахнулся он рукой от предостережений 
коллеги. - И кстати, ты ведь сам сказал, что позволишь мне выбрать самых 
лучших.
   -  Да, но моя Доллия слишком уж молода для работы в Кацании. Ты же сам 
хорошо знаешь этих кацанов. Они настоящие монстры. Боюсь, что даже она не 
выдержишь подобных нагрузок.
   -  За мисс Барби можешь не беспокоиться, я всегда сумею ей помочь и словом 
и делом! - гневно нахмурился Кисс, до глубины души возмущенный эгоистичным 
поведением коллеги он с трудом переводил дыхание.
   Утром следующего дня из Винтухамского международного драконопорта взмыла 
гондола. Джерри Кисс сидел у иллюминатора, задумчиво поглядывая на 
удаляющуюся землю, рядом сидела Доллия Барби, изящную коленку которой он 
машинально поглаживал. За спиной президентского посланца сидел, гордо выпятив 
вперед квадратную челюсть, Дон Джемби, краса и гордость ЦМУ, агент номер 
000999, а рядом с Доном сидела безумно красивая и хищная женщина-вамп Гэндина  
Доллифайн, агент номер 000666.
   Вскоре драконопорт исчез далеко внизу, за облаками, Джерри невольно 
зевнул: после детального инструктажа по технике челночной дипломатии, который 
он на протяжении всей прошедшей ночи неутомимо проводил с мисс Барби, ему 
безумно хотелось спать. Он последний раз взглянул в иллюминатор, избегая 
встречаться взглядом со свеженькой, как огурчик, Доллией. "Да, годы берут 
свое", - тяжело вздохнул старина Кисс.
   Четверка огромных золотистых драконов, вяло помахивая громадными кожистыми 
крыльями, натужно тащила за собой гондолу. Однако летели они довольно быстро. 
Вскоре под гондолой разверзлась беспредельная синь Тамтайского океана.

                                  Глава 3

   -  Вставай, парень, - толкнула меня проводница. - Скоро уже твое Сандоли. 
Только что Лесную проехали, скоро Пихтовая будет, а там и твоя станция. 
Двадцать-двадцать пять минут осталось. На ней стоим только одну минуту. Так 
что вставай готовься: собирай вещи, умывайся.
   Проводница ушла, я взглянул в окно. Где-то далеко впереди мерцал тусклый 
огонек. "Казармы, - понял я. - За ними Пихтовая, а там скоро и Сандоли будет. 
Надо вставать". Я достал с третьей полки кроссовки, обулся и спрыгнул вниз - 
я спал на второй полке. В моем купе остался я один, последние попутчики сошли 
на Вантаме. Впрочем, какое купе - вагон был общим.
   Я сходил умылся. Вернувшись, быстро перекусил приготовленными дома в 
дорогу бутербродами и запил холодным морсом из смородинного варенья, затем 
собрал и выбросил мусор, вымыл руки и почистил зубы. Закончив с туалетом, я 
скатал спальник и засунул его в рюкзак, уложил вещи, осмотрел полки. "Никто 
не забыт, и ничто не забыто", - хмыкнул я себе под нос, сел и начал смотреть 
в окно. Было еще совсем темно, я взглянул на часы, ровно без пяти минут пять.
   Колеса мерно выстукивали свой обычный дорожный мотив: спать, спать, спать. 
Я зевнул, с трудом сдерживаясь, чтобы не уснуть снова. За окном таинственно 
подмигивали мне яркие звезды, косо поглядывала на меня ущербная луна, куда-то 
быстро-быстро бежал высокий темный лес, чуть ли не вплотную подступавший к 
линии.
   Наконец далеко впереди многозначительно моргнул зеленый глазок светофора, 
а дальше за ним замелькало несколько ярких огоньков. "Сандоли", - понял я, 
быстро накинул на плечи лямки рюкзака, застегнул поясной ремень и направился 
к выходу. Проводница, средних лет тетка, увидев меня, молча кивнула и 
выглянула в окно:
   -  Подожди немного, до станции еще минут десять. 
   -  Можно было тогда и попозже разбудить, - недовольно пробурчал я.
   -  Ничего страшного, главное, что не надо торопиться, подумаешь, несколько 
минут недоспал.
   -  Зато каких минут!.. - я мрачно покосился на нее. Тетка только 
насмешливо улыбнулась.
   -  Куда собрался-то?
   -  Да по пещерам хочу пройтись.
   -  По пещерам?! А почему один? Опасно в лесу одному.
   -  Да не один я. Друзья уже там. Ждут. Отстал я от них. Дела в городе на 
день задержали.
   -  Ну, если так, то ничего. Прогуляешься по Хуру, отдохнешь, голубица еще 
в самом соку, кишмиш скоро будет, лимонник. Порыбачишь, - кивнула она на 
спиннинг.
   -  Ну, до лимонника еще, ой-ей-ей, как нескоро, - возразил я, проводница 
строила из себя знатока тайги, хотя мало что о ней знала. - Да и кишмиш 
только во второй половине августа подойдет. Голубица на марях, конечно же, 
есть, да только мне в другую сторону.
   -  Ну, тебе видней, но бичи кишмиш уже к вагонам тащат, мало, правда, но 
есть, им лучше знать, где и когда его брать, - пожала она плечами, встала и 
направилась в тамбур открывать дверь, за окном прогрохотал железнодорожный 
мост, поезд сбрасывал ход, станция была в паре минут от нас.
   Я выпрыгнул из вагона, махнул рукой на прощанье проводнице, в ответ она 
мне равнодушно кивнула и закрыла дверь, кроме меня здесь никто не сходил и не 
садился. Поезд фыркнул и потихоньку тронулся дальше, легко обгоняя меня, 
общий вагон находился почти в самом конце. Семеня по шпалам, я направился к 
зданию станции, возле которого горел фонарь. Комнатка для отъезжающих 
оказалась пустой, маленькой и грязной, большая часть старых сидений оказалась 
поломана, лампочки не было - видно выкрутил какой-то предприимчивый ханыга - 
пришлось достать фонарик. Сидеть здесь - ждать рассвета, мне не хотелось. 
Можно было сходить по адресу и схеме, которые дал мне мой приятель Женя 
Пашко, но на часах было еще только девятнадцать минут шестого. Слишком рано, 
особенно если учесть, что там меня никто не знает и не ждет.
   "Что же делать? - задумался я. - Пойти побродить по поселку, что ли?" Я 
вышел на улицу, эскадрильи комаров тотчас атаковали меня, но, когда я отошел 
подальше от станции, ветерок начал сдувать "пернатых" кровососов, и стало 
полегче.
   Ночные улочки Сандоли ничем не отличались от ночных улочек других 
заброшенных лесных поселков. Я хмуро бродил по деревушке, приводя в 
сильнейшее возбуждение четвероногих друзей человека, которые трудолюбиво 
облаивали меня. Видимо, они принимали меня за шатуна-оборотня, а может, 
вымещали на мне досаду за свою собачью жизнь. Ветерок вскоре стих, но комары 
теперь не слишком сильно донимали меня, в воздухе вдруг стало очень сыро. 
Морось и туман - вот такой подарок приготовила мне гостеприимная тайга.
   Быстро светало. Где-то яростно зачавкал и заревел какой-то мощный 
автомонстр. "Лесовоз, что ли?" - насторожился я. Только сейчас я заметил, что 
незаметно для себя выбрел на окраину деревушки. Под ногами лежала гравийная, 
хорошо набитая трасса. Из тумана на меня надвигалось ревущее огромное 
огнеглазое чудовище. Машинально я махнул рукой. Чудовище проскочило мимо 
меня, но в десяти шагах остановилось. Щелкнула дверца, выглянул крепкого 
сложения рослый водила лет двадцати восьми.
   -  Чо машешь-то, земеля?
   -  Ты не до Хура?
   -  Мне еще дальше. На деляну - за лесом.
   -  До моста подбросишь?
   -  Садись.
   Я забрался в кабину лесовоза. Парень, усмехнувшись, осмотрел мою снарягу, 
задержав взгляд на спиннинге, и нажал на газ. Машина тронулась.
   -  На пещеры или рыбачить?
   -  На пещеры. Как догадался?
   -  Вчера, наверное, твои друганы туда добирались, мой напарник их 
подвозил. Точь-в-точь в это время.
   -  Значит, они там уже целые сутки.
   -  Ну да. А ты что думал?
   -  Я думал, они на станции задержатся.
   -  Должны были тебя подождать?
   -  Нет, но просто непонятно, как они все в одну кабину вошли?
   -  Они на кузове. Здесь гаишников нет. Так добросили. Сели на свои 
рюкзаки, просвежились и протряслись маленько.
   -  Понятно, - кивнул я.
   -  Неудачное время выбрали. Сегодня обильные осадки обещали. Ливень одним 
словом, - усмехнувшись, посмотрел на меня водитель.
   -  Когда?
   -  В первой половине дня, если не брешут.
   -  Плохо, - вздохнул я, прикидывая, что тащиться под дождем по лесной 
тропинке, даже закутавшись с ног до головы в полиэтиленовую накидку, 
приятного мало.
   -  Хорошего мало под дождем по лесу бродить, - согласился со мной парень и 
надолго замолчал. Лесовоз ворвался в туманное облако, однако вскоре он его 
проскочил, и парень снова слегка расслабился. 
   Лесовоз быстро мчал по трассе, за стеклом окна все было серо, над землей 
клубился туман, но видимость пока была неплохой. Сначала по обеим сторонам 
трассы тянулась марь, затем мотор протяжно загудел, дорога круто пошла вверх, 
и вокруг нас сдвинулся в плотные шеренги лес. Пропетляв по хребту, трасса 
устремилась вниз и вскоре выскочила из леса на открытую местность. Теперь она 
шла прямо, как стрела.
   Впереди, справа и слева простиралась бескрайняя марь. Монотонность пейзажа 
только подчеркивали редкие релки, маячившие в стороне от трассы. Водила гнал 
не ниже ста, трасса позволяла, и вскоре далеко впереди вновь замаячила темная 
полоса леса. Она быстро приближалась, превращаясь в зеленую стену. "Скоро 
Хур", - понял я. Водитель бросил на меня взгляд.
   -  Где тебя высадить?
   -  Перед мостом, у тропы.
   -  Хочешь друзей догнать?
   -  Попробую.
   -  Смотри, скоро дождь. Мог бы проехать со мной до деляны, там бы 
переждал. Обратно тебя б наши парни подбросили.
   -  Да, нет. Мне надо их скорей догнать, они меня ждут.
   -  Смотри, дело твое, - пожал он плечами, притормаживая у зимника. 
   -  Сколько с меня?
   -  А брось, земеля. Не бери в голову. Тебе-то и самому, небось, деньги 
нужны, - добродушно усмехнулся парень.
   -  Ну, тогда спасибо, - улыбнулся я, парень мне понравился.
   -  Пока, давай, - поднял он руку.
   -  Давай, - махнул я.
   Чудовище умчалось в туман, я снова стоял один на дороге. Я взглянул на 
часы. Было тридцать две минуты седьмого. Прошел всего лишь час с небольшим, 
как я сошел с поезда, а уже находился в совсем ином мире. Вокруг меня стояли, 
плотно сомкнув кроны, мерно раскачивая верхушками, словно приветствуя 
желанного гостя, высокие деревья. Тут была лиственница и береза, бархат и 
ясень и много-много всего, чем пока еще богаты наши дальневосточные леса. 
Леса, а не тайга, я не оговорился, потому что это была уже не тайга, а 
обычный лес. Тайга ушла далеко-далеко, ее почти не стало.
   Горестно поразмышляв несколько минут о том, что в скором времени ждет нашу 
былую гордость и главную достопримечательность Дальнего Востока, я снова 
вскинул рюкзак на плечи и зашагал по зимнику в глубь леса. Дорога шла по 
левому берегу реки, Хур гремел где-то неподалеку, с правой стороны от меня.
   Вскоре зимник раздвоился, и я пошел по тропе, которая шла ближе к берегу. 
Из-за деревьев проглядывала серебристо-серая лента реки. Однако усилившаяся 
морось не давала мне остановиться, чтобы вдоволь насладиться открывавшимися 
речными красотами. Воздушные партизанские армии комаров, используя лес как 
прикрытие, временами нападали на меня из засады, доблестно защищая свою 
многострадальную родину, принимая меня то ли за донора, то ли за очередного 
захватчика, я взвинчивал темп и яростно отбивался.
   Наконец тропа круто пошла вверх и комаров почти не стало. Морось на время 
стихла, я подумал, что стоит где-нибудь остановиться, чтобы глотнуть чайку. 
Словно подслушав мои мысли, тропа вскоре выскочила к ручейку, где уже было 
кострище. Пепел оказался совсем свежий, вчерашний. "Наверняка вчера здесь 
стояли Петька с Витькой и Мишкой, и с нашими девчонками", - решил я, увидев 
явно Петькин знак: крест, обведенный кругом, и стрелку от него. Стрелка 
указывала на два камня, лежащих один на другом. Я поднял верхний - так и есть 
Петькина записка:
   "Шаман. 
   Мы эту пещеру вчера посмотрели, наши девахи не захотели здесь ночевать, и 
мы погнали дальше. Будем ждать тебя у большой пещеры. С твоими граблями ты 
нас в один момент догонишь. Девчонки идут еле-еле - совсем плохие.
Пока.
Петр и Ко.
PS
   В эту пещеру один лучше не ходи. В ней нет ничего хорошего. Но кажись там 
чегой-то не так. Бывай. Ждем".
   "Интересно, о чем это он? - удивился я. - Что значит, чегой-то не так?" 
Петькина записка вызвала у меня недоумение своей недосказанностью. "Вот же, 
блин, ухарь! - возмутился я. - Хоть бы объяснил, что там такое. Обвал, что 
ли? Впрочем, какой там обвал. Что там может обрушиться. Скала вроде была в 
порядке. Ничего такого с ней за это время не должно случиться".
   Несколько лет назад я уже был в этой махонькой пещерке. Ничего интересного 
там не было, и я бы никогда и не залез в нее, а погнал бы вдогонку за нашей 
компанией, чтобы скорее догнать ее, если бы не этот совет. "Вот же гад, сам 
посмотрел, а мне не советует", - снова возмутился я, горя нетерпеливым 
желанием не последовать совету друга. Но спешить я все же не стал. Развел 
костер, достав из рюкзака котелки, сходил к ручью за водой и повесил их над 
огнем. На часах уже минула половина десятого. Завтракал я почти в полпятого, 
поэтому можно было считать это ленчем, вторым завтраком.
   Для ленча я сварил рисовую кашу, на которую ушло полбанки тушенки, согрел 
чай и приступил к завтраку, невольно размышляя над содержанием Петькиной 
записки. Было совершенно неясно, что заставило его предупреждать меня против 
похода в пещеру. Впрочем, об этом мне предстояло вскоре узнать.

                                  Глава 4

   Каша получилась вкусной. С тушенкой мне на этот раз повезло, она оказалась 
вкусной и мясистой, увлекшись, я полностью съел всю банку, несмотря на 
начальное намерение растянуть ее на два дня. Закончив, наконец, с обедом, я 
ощутил, что объелся. Гнать сразу же за Петром и Ко мне не хотелось, тем более 
что я все же решил взглянуть на пещеру. Я отправился к ручью наводить 
чистоту.
   Вымыв посуду и привычно залив водой почти затухший костер, - хотя было и 
так ясно, что он не сможет послужить причиной лесного пожара, пока я драил 
котелки, погода взяла свое: дождь вновь принялся моросить - я начал сборы. 
Приготовившись к выступлению, я взглянул на часы, было ровно одиннадцать. 
Ровно! Я даже подивился своей точности. Взвалив на плечи рюкзак и в последний 
раз оглядев свою стоянку, я выступил в путь, перебрался через ручей и зашагал 
по тропе.
   Внезапно где-то в стороне за хребтом грохотнул раскат грома, из-за гор в 
мою сторону быстро поползла темно-фиолетовая туча. Желание идти в пещеру у 
меня тут же почти полностью исчезло, надо было скорей догонять народ: 
надвигался обещанный ливень. Дождик быстро усиливался, я напялил на себя 
накидку и ускорился. Капли дождя монотонно застучали по полиэтилену.
   Тропа, виляя, ползла наверх, я упорно, как муравей, карабкался по ней и 
вскоре поднялся на сопку, дальше тропа шла под уклон, по ней уже бежали 
маленькие, но полноводные ручейки. Надо было спешить. Но теперь, когда я 
находился всего в полусотне метров от входа в пещеру, мне вдруг нестерпимо 
захотелось все-таки глянуть на нее хоть одним глазком.
   Свернув с тропы, я углубился в лесок и подошел к полузаросшему травой и 
кустарником узкому отверстию в скале. Чтобы протиснуться в лаз, пришлось 
снять рюкзак и втолкнуть его вовнутрь, затем я с трудом забрался туда сам. 
Включив фонарик, осмотрелся. Все было как прежде, ничего ровным счетом не 
изменилось. Эту пещеру из моих знакомых мало кто знал. Возможно, мы с Петькой 
были ее первооткрывателями. Она была совсем маленькая. Овальный зал три на 
пять метров, не более. Высота метра три. Темно-серые стены. В нескольких 
местах, правда, выходили жилы белого кварца или какого-то другого минерала.
   Луч фонарика скользнул по выходу белой породы, мне показалось, что там 
что-то блеснуло. Я подошел ближе, посветил и приблизил лицо к скале, пытаясь 
понять - откуда взялся этот отблеск. Внезапно в моих глазах что-то сверкнуло, 
в ушах зазвенело, стало светло, как днем. Я что-то видел и никак не мог 
понять, что именно. Возникло странное ощущение, что я смотрю сверху на какую-
то планету. Впечатление было такое, словно я смотрел вниз, находясь на борту 
самолета или стратостата. Где-то далеко подо мной плавали белые, розовые и 
золотистые облака. Они-то и заслоняли от меня неведомую волшебную страну; что 
это были за земли, я никак не мог понять.
   Когда удивление и растерянность немного утихли, я почувствовал, что куда-
то уронил фонарик, да мне он-то сейчас и не был нужен, вокруг и так было 
светло. Сам не осознавая, что делаю, я протянул руку и начал разгонять 
облака, чтобы увидеть, что же там под ними. Почему-то вдруг отчетливо 
вспомнилась детская книжка "Волшебник изумрудного города", которая мне 
чрезвычайно нравилась, когда я был маленьким. Облака разбежались в стороны, 
но внизу, подо мной, поднялся дикий ураган, напомнивший мне ураган, 
ниспосланный злой Гингемой и унесший домик с Элли и Тотошкой. Даже отсюда я 
видел, как трещат и гнутся вековые деревья. Все было как в сказке, только 
теперь в роли злобной колдуньи Гингемы выступал я сам.
   "Нет, так нельзя, - решил я. - Надо это безобразие прекратить..." Правда, 
как прекращать ураганы, я еще не знал, я пока только научился их создавать. 
"Ну вот же, блин, - недовольно фыркнул я, увидев, что после моих усилий, 
ураган становится только сильней. - Сейчас же прекратить это дело! - дал я 
мысленную установку урагану. К моему удивлению, ураган меня послушался и 
быстро стих, правда, в голове затрещало еще больше и в ней что-то 
послышалось. - Что за дела?! - я сильно потряс ей, после чего голове стало 
чуть легче. - Да, неплохо... - протянул я, обозревая открывшиеся передо мной 
огромные зеленые просторы. Это была настоящая тайга, в которой еще не звучал 
топор дровосека. - А это что такое?!"
   Далеко внизу, по огромному зеленому лугу сломя голову неслась какая-то 
малюсенькая всадница на белом коне, за которой мчались двое каких-то 
здоровенных ухарей. "Что за безобразие! Ну, вот же, блин, так же нельзя, 
парни, - буркнул я, не отдавая себе отчета, что я делаю, но верзилы меня 
почему-то не услышали. Полностью отрешившись от реальности, я возмущенно 
смотрел на этих двух громил, они бежали чрезвычайно быстро и скоро должны 
были догнать лошадь.
   Разозленный недостойным поведением незнакомцев из неизвестного мне мира, я 
потянулся к стоявшему посреди луга огромному сухому дереву и дернул его за 
макушку. Макушка с коротким треском оторвалась, я бросил ее в сторону верзил 
и, перехватив дерево пониже, с корнем вырвал его из земли. Только теперь 
хулиганы заметили меня, они тут же забыли о своих гнусных намерениях и 
стремглав бросились к лесу. Для острастки я все-таки запустил в них деревом, 
но они уже успели скрыться из виду.
   И тут случилось что-то неприятное и странное. Я вдруг ощутил, что падаю, 
падаю на эту самую землю, которая лежала один черт знает где и бог весть как 
далеко внизу от меня. Я точно не знал величину ускорения свободного падения в 
этом мире, но скорость набирал быстро. В ушах засвистело; голова, оказавшись 
без присмотра, снова начала дико трещать. Голоса, звучавшие в ней, 
значительно усилились; но сейчас эта проблема отступила на второй план: надо 
было срочно изучать основы воздухоплавания, находясь в свободном полете.
   Я попытался лечь на обратный курс и сделал внутреннее усилие, словно 
отталкиваясь от стремительно приближающейся земли. Это у меня получилось, я 
изменил направление свободного падения на обратное и начал падать вверх, в 
открытый космос. Земля стремительно удалялась от меня. Становилось все 
холодней и холодней, воздух стал ощутимо разреженней.
   Волшебный мир снова скрыли облака, мне невольно взгрустнулось. Надо было 
искать компромисс. Лететь в таком виде в космос меня совершенно не 
устраивало. Даже если я не стану чьим-то спутником или малой планетой, 
одинокая жизнь среди звезд меня ни на йоту не прельщала. Стать первым в 
обозримой истории Земли космическим скитальцем - нет уж, увольте, я 
решительно отказался от подобной перспективы, оставив проверку гипотезы 
"Возможна ли жизнь в открытом космосе" на потом.
   После нескольких безуспешных попыток остановиться мне это наконец удалось, 
и я вновь стремительно полетел вниз, правда, вскоре сумел остановиться и 
завис между небом и землей. Как сказал бы поэт, я парил или гордо реял на 
высоте нескольких птичьих полетов.
   В моей голове творилось что-то невообразимое: она гудела, звенела и сама с 
собой разговаривала - причем разными голосами. Прислушавшись, я понял, что 
голосов всего-то два. Судя по интонациям, они ругались, язык их был мне 
незнаком и непонятен. Меня это несколько успокоило, подумалось, что дела мои 
не столь уж и плохи: я не безнадежен.
   Много мыслей я передумал, продолжая парить в небе на высоте в пять-шесть 
километров над землей. Падать вниз по-прежнему не хотелось. Но сколько можно 
продолжать свободное парение? Этого я не знал. Надо было что-то выбирать. Но 
как? Мне бы хотелось вернуться обратно в пещеру, но вот каким образом это 
сделать я не имел совершенно никакого понятия - дорога домой через космос 
меня не устраивала - и продолжал парить в поднебесье.
   Выбрать из двух зол меньшее всегда очень трудно. Но снова лететь ввысь, к 
звездам, я не мог себя заставить; с моей точки зрения, это было безумие - там 
все же находился космос, почти целиком заполненный вакуумом, где было уж 
очень холодно и слишком мало кислорода. Впрочем, и там, где я летал, тоже был 
не курорт. Здесь, в заоблачных высях, температура стояла отрицательная, я 
сильно продрог. Под давлением двух факторов: разреженности воздуха и низкой 
температуры - я начал плавно снижаться. На высоте примерно ста метров я 
прекратил свое снижение и начал вести разведку местности - следовало узнать, 
куда же меня забросила нелегкая.
   Фигуры высшего пилотажа к этому времени я еще не освоил, но кое-какие 
навыки воздухоплавания у меня уже появились. Я довольно красиво перемещался 
над зеленым морем, которое казалось бескрайним. Вскоре я увидел вырванное 
мною дерево и невольно поразился его размерам. Я снизился метров до десяти и 
на глазок измерил его, результат меня поразил. Пожалуй, это было что-то типа 
секвойи или чего-то там еще. Его длина оказалась порядка сотни метров - и это 
без макушки, которую я у него отломил! Невольно я вспомнил о беглянке и 
пролетел в ту сторону, куда она скрылась. Теперь я летел совсем низко под 
кронами лесных исполинов, красиво лавируя между их могучими стволами. Вскоре, 
задолго до появления всадницы, послышалось цоканье подков по камням. Беглянка 
возвращалась.
   Внезапно разговоры в моей голове вспыхнули с такой силой, что я невольно 
схватился за нее. Я выругался.
   "Эй, мужики! Кто вы такие, и какого черта у меня в голове тусовку 
устроили?
   Голоса на какое-то время стихли, словно удивленные подобным обращением. 
Наконец один из них заговорил, и теперь-то я его понял. Он вежливо спросил:
   "Извини, а что это такое - тусовка?"
   "Вот тот бедлам, который вы устроили у меня в голове, и называется 
тусовкой", - зло сплюнул я.
   "Это не твоя голова, а моя", - возразил другой голос, который казался мне 
весьма сердитым.
   "Здравствуйте, я ваша тетя... - еще сильнее разозлился я. - А больше ты 
ничего не хочешь?"
   "Это не твоя и не его голова, а наша общая", - примирительно сообщил 
первый вежливый голос.
   "Как это наша!.. - возмутился я, совершенно не собираясь делиться своим 
достоянием, данным мне по праву рождения, ни с кем другим. - Ты что, псих? 
Что ты за чепуху мелешь?"
   "Понимаешь, в действительности вопрос "Чья она?" очень тонкий - с ходу, 
без учета всех обстоятельств, на него ответить невозможно".
   "Это еще почему? - возмутился я. - Где это видано, чтобы одна голова была 
на троих? Три на одного, это еще куда ни шло. Но что б одна на троих..."
   "Видишь ли, наши астральные геодезические пересеклись в одной точке. И 
теперь мы единое целое до тех пор, пока они снова не разойдутся".
   "А когда же они теперь разойдутся?" - машинально спросил я, невольно 
обрадованный, но и несколько устрашенный знакомым словом: геодезические".
   "Это очень сложный вопрос, я этого точно не знаю. Можно сделать только 
очень грубые оценки, получить точное решение уравнений Айншвайна весьма и 
весьма непросто, до сих пор этого никому не удавалось сделать, - вздохнул 
высокообразованный собеседник. - Возможно, мы до этого уже не доживем. До 
того, как разойдутся геодезические", - уточнил он. По его манере изложения я 
догадался, что он чисто кабинетный ученый. Но сейчас это было не столь 
существенно, его сообщение меня просто ужаснуло.
   "Вот же, блин!" - растерянно буркнул я. - Что же мне теперь с вами 
делать?"
   "Придется жить вместе с нами в этом теле. Давайте жить дружно - так 
сказать, в триединстве", - величественно, но дружелюбно предложил голос.
   "Ну, ты загнул парень! - не выдержал я такого надругательства над своей 
головой. Значит, ты предлагаешь образовать триединый союз?! Да не слабо, не 
слабо - три в одном... это покруче "Твикса" будет!"
   "Что такое "Твикс""? - удивленно спросил незваный квартирант.
   ""Твикс" - это две хрустящие палочки и много-много молочного шоколада", - 
холодно проинформировал я любознательного гостя.
   "Что такое молочный шоколад?" - удивились оба голоса.
   "Вам лучше об этом не знать, кто знает, чего вам еще захочется".
   "Я думаю, тебе стоит быть с нами дружелюбней, - сообщил вежливый голос. - 
Нам теперь долго придется жить вместе - полагаю, нам лучше не ссориться".
   "Это что же такое получается! Вы без моего разрешения влезли в мою голову, 
а затем мне же еще и предлагаете смириться с этим".
   "Это моя голова!" - снова начал свою песню второй сожитель.
   "Еще чего захотел! - усмехнулся я. - Может, еще скажешь, что и..."
   Тут я впервые посмотрел на самого себя и ужаснулся. Вернее, я ужаснулся не 
себе, потому что себя я еще не видел. Ужаснулся я своей одежде. Вместо 
кроссовок у меня на ногах красовались какие мягкие полусапожки без каблука, 
вместо джинсов - облегающие кожаные штаны зеленоватого цвета, вместо 
штормовки - такого же цвета кожаная куртка.
   -  Ну е... м... - не выдержал я подобного надругательства над самим собой. - 
Что это за хренотень такая? Что со мной?
   "Я же рассказал тебе про астральные геодезические, ты вроде все сразу 
понял, - удивился голос грамотея. - Неужели тебе снова надо все объяснять?"
   "Вы кто такие? - я, наконец, решил познакомиться со своими коллегами-
конкурентами. - Откуда вы взялись?"
   "Это откуда ты такой взялся на мою голову?" - проворчал грубиян.
   "Мое имя Серж Бедов, - тяжело вздохнул грамотей. - Я докторант Квамосского 
магического университета".
   "Так выходит мы коллеги, я ведь тоже аспирант?! - невольно обрадовался я 
коллеге по несчастью. - А кто третий?"
   "Его имя Тафигел, он - эльф".
   "Он - эльф?! - офигел я. - Откуда здесь взялись эльфы?"
   "Откуда здесь взялся ты, придурок? - злобно буркнул Тафигел. - К твоему 
сведению, здесь, где мы находимся, лежат исконно эльфийские земли. Если бы ты 
не выделывал своих идиотских пассов, да не раздувал ураганов, то, может быть, 
ничего бы и не случилось. Все бы обошлось. Меня бы не унесло ураганом".
   "Ребята, не ссорьтесь с самого начала. Давайте жить дружно, - запричитал 
Серж. - Нам теперь все время придется жить вместе. Неужели вам это не 
понятно? Нас теперь ничем не разъединить. Мы должны помогать друг другу".
   "Буду я еще помогать этому кретину, - злобно прошипел Тафигел. - Сам дел 
натворил, пусть теперь из них сам и выкручивается".
   "Неужели ты не понимаешь, Тафигел, что теперь, когда мы все единое целое, 
за все его ошибки нам придется отвечать всем вместе?"
   Наконец-то до меня дошло, что я влип в жуткую историю. Мне стало не по 
себе. "Что же я буду делать! Неужели придется навсегда остаться в этом 
мире?!" В моей душе горела то ли какая-то слабая надежда, то ли опасение, что 
я просто болен, но болен серьезно, моя травма весьма тяжелая.
   После тяжелого размышления мысль о том, что я болен, напугала меня еще 
больше. То, что останусь в пещере один, больной, было еще хуже. В этом случае 
шансов на спасение у меня вообще никаких не оставалось, вряд ли где-нибудь 
поблизости бродит хоть один знающий эскулап, который сможет вправить мне 
мозги.
   В случае болезни оставалась единственная надежда на нашу компанию. Но если 
Петька не найдет меня в самое ближайшее время, то тогда мне конец, я умру, и 
мой скелет обнаружат очень и очень не скоро, как и скелеты неандертальцев. В 
этом случае вариант переселения в другое тело меня больше устраивал. 
"Придется теперь жить в триединстве - с двумя напарниками в голове", - 
поразмыслив, смирился я. Придя к такому печальному для себя выводу, я 
огляделся по сторонам. Однако ничего нового не увидел. Вокруг меня (нас) 
стоял высоченный хвойный лес, состоявший то ли из секвой, то ли похожих на 
них деревьев.
   "Ну и что мы теперь будем делать?" - спросил я коллег по несчастью.
   "Где мы, по-твоему, находимся, Тафигел?" - спросил Серж.
   "Ты думаешь, я знаю, куда меня занесло этим ураганом? - угрюмо отозвался 
эльф. - Я сам с северо-востока. Это же не север, но и не юг".
   "Ты же сам говорил, что это исконные эльфийские земли, - разозлился я. - 
Вспомни".
   "Я ничего и не отрицаю. Просто ты и не догадываешься, насколько они 
велики, - безрадостно ответил Тафигел. - Твое положение почти безнадежно, 
такой кретин, как ты, просто обречен самой судьбой сдохнуть от голода. Чтобы 
выжить в Великом лесу, нужны лук и копье, а меня прихватило ураганом как раз 
в тот момент, когда с собой не было ничего, кроме ножа".
   "Хоть нож есть, и то хорошо!" - усмехнулся неунывающий Серж.
   "Ты думаешь, этот идиот, который захватил мое тело, сумеет с умом им 
воспользоваться? - недоверчиво усмехнулся эльф.
   "Да уж как-нибудь сумею", - рассердился я.
   Внезапно где-то в стороне от нас раздалось ржанье.
   "Лошадь?!" - удивился Серж.
   "Лошадь, - подтвердил эльф. - Это, скорее всего, та самая девица, что 
удирала от троллей. Наверняка ее забросило сюда тем же самым ураганом, что и 
меня. Скольким же ты еще испортил жизнь, гаденыш?!"
   "Ты у меня еще поговори... Договоришься, - пригрозил я, даже не представляя, 
что я могу сделать с бывшим владельцем тела. А теперь со своим... скажем так, 
вторым я. Грубиян-эльф тоже прекрасно понимал всю тщетность и бессмысленность 
моих угроз.
   "Ну что ты можешь мне сделать, урод?! Разве что утопиться", - с надеждой в 
голосе, как мне показалось, процедил он.
   "Ребята, ну успокойтесь, что вы все время ссоритесь? - горячо вмешался 
Серж. - На что ты его толкаешь, Тафигел? Разве тебе жить надоело?"
   "Жить в одном теле с этим придурком?! Нет, уж лучше смерть", - твердо 
заявил эльф.
   "Послушай, потерпи. Хотя бы немного. Может, мы что-нибудь еще придумаем", 
- заволновался напуганный мрачным тоном бывшего владельца тела докторант 
магического университета.
   Внезапно ржанье повторилось, но теперь где-то недалеко от меня. Похоже, 
хозяйка лошади заблудилась и плутала по лесу. Да и лошадь тоже. Я попробовал 
подавить в себе голоса, как ни странно, мне это удалось. Обрадованный своим 
новым открытием, я поспешил на ржанье. Правда, теперь я шел, а не летел, 
чтобы не испугать незнакомку. Пройдя с полсотни метров, я увидел ЕЕ. 

                                  Глава 5


   Хотя день был в самом разгаре, но здесь под сводами высоченных деревьев 
хвойных пород стоял легкий полусумрак. Наверное, поэтому незнакомка и не 
заметила меня, стоящего в нескольких метрах от нее, а может быть потому, что 
смотрела прямо перед собой, а я находился с левого боку от нее. Под нею была 
довольно крупная красивая белая кобыла, нарядная темно-красная сбруя делала 
ее похожей на игрушечную лошадку с поздравительной открытки.
   Сама незнакомка была одета в костюм для верховой езды: красивый шитый 
золотом и жемчугом полукафтан из светло-зеленого бархата, темно-бардовые 
бриджи из тонкой шерсти, черные лакированные полусапожки. На голове 
красовался богато украшенный шитьем и каменьями алый бархатный беретик с 
павлиньим пером, на хорошеньких ушках сверкали яркими камнями миленькие 
сережки. По виду незнакомки было ясно, что каменья драгоценные, а шитье и 
сережки золотые. Такие, как она, подделок не носят. Я негромко кашлянул, 
чтобы обратить на себя ее благосклонное внимание.
   Незнакомка, которую я мысленно назвал "Красной шапочкой", резко 
повернулась ко мне. Ее большие красивые глаза, зеленые, как крыжовник, 
раскрылись еще шире, я невольно испугался, что они выпадут. Это было бы 
совсем некстати: они ей очень шли. Да и вообще она оказалась еще совсем юной 
и удивительно красивой. Правда, точно определить ее возраст было трудно, но я 
решил, что ей где-то в районе восемнадцати. Может меньше - может больше.
   Некоторое время мы разглядывали друг друга. У нее были очень красиво 
очерченные алые губки, прелестный овал лица, густые черные брови, хорошенький 
носик, густая грива темно-каштановых волос падала на плечи. Красная шапочка с 
не меньшим интересом изучала меня. По ней совершенно не было заметно, чтобы 
она сильно испугалась, встретив в диком лесу незнакомца.
   Я не знал, о чем с ней можно поговорить, поэтому молчал. Она заговорила 
первой. Ее голос был красивым, но уверенным и властным. Он ничем не напоминал 
голоса сказочных принцесс, о которых так любят писать авторы фэнтези. Скорее 
это был голос королевы, хотя для королевы она была еще слишком уж юна. "Может 
это все-таки принцесса?" - с неясной надеждой подумал я.
   -  Кто ты? Как твое имя?
   -  Мое имя... - я задумался, как бы мне ей представиться. Называть себя 
именем прежнего владельца тела мне почему-то не захотелось, своим тоже. В 
конце концов, я пошел на компромисс - почему-то мне в этот момент вспомнился 
Толкиен, хотя я его особо и не любил. Имен героев из "Властелина колец" я 
почти не помнил и сказал первое, что подвернулось под язык. Называть себя 
Фродо или Гэндальфом мне, понятное дело, совершенно не хотелось.
   -  Мое имя - Саурон, - твердо заявил я, еще не представляя, какую 
ответственность взвалил себе на плечи.
   -  Са-у-рон, - медленно повторила она по слогам. По ней было заметно, что 
это имя ей ни о чем не говорит. Я облегченно вздохнул, почему-то невольно 
обрадовавшись, что в этом мире оно еще неизвестно. - Странное имя для эльфа, 
- медленно покачала она головой, продолжая внимательно рассматривать меня.
   -  Странное, - не стал возражать я, так и не определившись, правильно ли я 
сделал, что выбрал для себя столь звучное имя.
   -  Что ты здесь делаешь, Саурон? - с интересом спросила она.
   -  Да так... гуляю, - пожал я плечами.
   -  Что это за лес? Как он называется?
   -  Не знаю, - недовольно хмыкнул я.
   -  Ты гуляешь в этом лесу и даже не знаешь его названия! - поразилась она.
   -  А я здесь случайно. Меня ураганом занесло.
   -  Тебя тоже?! - то ли обрадовалась, то ли огорчилась она.
   -  Значит, сюда тебя занес ураган? - спросил я, чтобы прервать поток 
вопросов Красной шапочки.
   -  Как ты смеешь так разговаривать со мной, Саурон! Знай, с кем говоришь, 
бродяга! Перед тобой виконтесса Лорэн Рэдан, дочь графа Имарга Рэдана, 
владельца Рэдана и Бомурга, - гневно заявила юная красавица. Я невольно 
поразился высокомерию, прозвучавшему в ее голосе.
   -  Извините, миледи, я вовсе не хотел оскорбить вас, - с иронией в голосе 
ответил я и расшаркался перед юной виконтессой.
   -  Я прощаю тебя, Саурон, - величественно сообщила мне дочь владельца 
Рэдана и Бомурга. - Если ты поможешь мне выбраться из этого леса и вернуться 
домой, то я щедро награжу тебя.
   -  А где ваш дом, миледи? - заинтересовался я.
   -  Мой отец - вассал Ригана Харга, короля Ригетана. Кстати, моего кузена.
   -  А это далеко отсюда, миледи?
   -  Откуда ж мне знать Саурон? В тот момент, когда поднялся ураган, я 
скакала по лугу, и вдруг появился странный темный вихрь, который забросил 
меня сюда, в лес, где появились эти проклятые уродливые тролли, испугавшие 
мою Дези, и она понесла меня. Я чуть не расшиблась.
   -  А вас они разве не испугали, миледи? - я удивился ее самообладанию.
   "Они бы ей ничего не сделали, глупец, - снова раздался у меня голове голос 
эльфа. - Молодые тролли женщин не едят, они им находят другое применение. У 
троллей вечно не хватает женщин. Конечно, рассказы о том, что тролли людоеды, 
это не сказки; однако людоедами становятся только очень пожилые тролли, 
которым уже за триста лет, но те днем сидят в своих пещерах. Они боятся 
солнца, да и своих соплеменников, которые на них охотятся".
   "Почему?" - удивился я.
   "Старые тролли едят не только людей. Они и своими соплеменниками не 
брезгуют. Им только дай похрустеть молодыми косточками".
   Звонкий голосок Лорэн прервал нашу беседу с эльфом.
   -  Почему я должна бояться каких-то троллей? - презрительно сморщила носик 
красавица. - Неужели ты думаешь, что они бы посмели что-нибудь со мной 
сделать?
   "Она тоже хорошо об этом знает. Спасалась лошадь, а не она", - 
презрительным тоном сообщил Тафигел.
   -  Разве вы не понимаете, миледи, что вы сейчас одна, к тому же оказались 
слишком далеко от дома. Здесь все может произойти.
   Девушка внимательно посмотрела на меня, но промолчала. Однако в ее глазах 
мелькнула легкая тревога.
   "Ты и впрямь думаешь, что это она спасалась от троллей?" - спросил эльф.
   "А разве нет?"
   "Конечно, нет. Ей почти ничего не угрожало. Спасалась лошадь. Опасность в 
первую очередь угрожала ей. Девчонке предстояло стать женой одного из 
преследователей, а может даже обоих - у лошади же перспектив выйти замуж за 
тролля не было. Тролли бы ее попросту съели. Они на лошадях не ездят".
   -  Почему ты так странно и даже дерзко ведешь и разговариваешь со мной, 
Саурон? - нахмурилась Лорэн.
   -  Что значит странно, миледи?
   -  У тебя сейчас шевелились губы. Ты ведешь себя так, как будто с кем-то 
все время разговариваешь шепотом, а ведь рядом, кроме меня, никого нет. Ты не 
сумасшедший, Саурон?
   -  Чего не знаю - того не знаю, миледи. По этому поводу ничего точно вам 
не скажу. Но надеюсь, что нет.
   -  Странный ты, Саурон. Но видимо, ты не сумасшедший, раз сам об этом 
ничего не знаешь, - покачала головой сообразительная Лорэн. - Так ты 
проводишь меня домой, в Ригетан?
   -  Попробую, миледи, только я не знаю точно куда идти.
   "Тафигел. Где находится этот Ригетан?" - мысленно обратился я к эльфу.
   "Это людское королевство на самом юге. Похоже, до него отсюда очень 
неблизко. Такие леса, как этот, что стоит вокруг нас, растут много севернее 
него. Я думаю, что отсюда до Ригетана не одна тысяча миль. Так что и не думай 
браться за это дело", - посоветовал мне эльф.
   "Но как же мне с ней тогда быть?"
   "Спрашиваешь... Она еще девчонка, и весьма красивая. Советую овладеть ею и 
пользоваться услугами ее тела для развлечения и приятного времяпровождения, а 
потом, когда доберешься до цивилизованных мест, забери у нее все ее украшения 
и деньги, если они у нее есть, а саму продай в рабство в южные султанаты. Это 
безопасней всего и для тебя и для нее. За нее можешь не волноваться, она и 
там сумеет хорошо устроиться. Будет любимой наложницей в гареме какого-нибудь 
султана. Да и тебе никаких хлопот", - цинично усмехнулся эльф.
   "Как ты можешь советовать такое, Тафигел?! - возмутился Серж. - Девушка 
попала в беду. Ей надо помочь!"
   "Наверное, ты прав, - задумчиво поддержал я коллегу, хотя кое-что в совете 
Тафигела мне все же понравилось. - Надо ей помочь..."
   "Не хотите меня слушать, тогда разбирайтесь сами; но учтите, если не 
послушаете моего совета, то с этой девчонкой потом хлопот не оберетесь".
   Умом я понимал, что Тафигел дает мудрый совет, но мое земное воспитание 
сказывалось, все во мне протестовало против столь безнравственного поступка. 
Торговать людьми, что за дикость! Это ведь не Чечня, в конце-то концов. Но 
первая часть совета меня очень заинтересовала, Лорэн была чрезвычайно 
красива, поразвлечься с ней я вовсе был не против, но не знал, как к ней 
подступиться.

                                  Глава 6

   Мы двинулись в дорогу, что мне оставалось делать в такой ситуации? Я 
решил, что надо выходить к людям и такая спутница, как Лорэн, будет мне очень 
даже кстати. С ее помощью я могу хотя бы что-то узнать о местных обычаях и 
нравах. От эльфа, который торчал у меня в голове, ничего хорошего ждать не 
приходилось. Я не знал, в какую сторону нам идти, поэтому повернул к той 
поляне, где валялось исполинское дерево и где я впервые увидел Лорэн.
   Вскоре мы были на поляне. Лорэн тоже узнала ее, она огляделась.
   -  Здесь за мною погнались эти гнусные тролли, - гневно сощурилась она. - 
Но потом что-то случилось, и они трусливо удрали.
   "Вот видишь, она их не капельки не боится. Она даже обиделась, что они ее 
бросили одну, - снова напомнил о себе эльф".
   "Ладно, не боится - так не боится. Какое мне дело, - отмахнулся я от него. 
- Ты бы лучше подсказал куда идти, а то только и знаешь, что причитать да 
ругаться".
   "Если ты хочешь отвести ее домой, то иди на юг", - усмехнулся Тафигел.
   "На солнце, что ли?" - уточнил я. Солнце стояло почти в зените.
   "Да на солнце, а потом, когда оно начнет садиться, иди так, чтобы оно было 
у тебя по правое плечо".
   "Это я и без тебя знаю, - усмехнулся я. - Спасибо за совет".
   Эльф ничего не ответил, и я зашагал дальше. Лорэн ехала следом за мной. На 
другом конце поляны я увидел макушку дерева, которой запустил в троллей. 
Достав нож, я вырезал себе длинный посох, который мог послужить как защитой 
от хищников, так и опорой в пути. В том, что хищники здесь имеются, я ни 
капельки не сомневался.
   После этой краткой остановки мы снова двинулись в путь. Скоро поляна 
кончилась, и он вновь потянулся по нескончаемому лесу. Спутница ехала молча, 
занятый своими мыслями и делами я ни о чем с ней не разговаривал, а она сама 
ни о чем меня не спрашивала. Мы двигались в полном молчании, только Дези, ее 
лошадка, изредка всхрапывала.
   Шли мы так довольно долго, солнца теперь, хотя оно находилось еще высоко, 
из-за макушек деревьев почти не было видно. Теперь наша дорога все время шла 
немного на подъем. Уклон был пологий, шагалось легко, но затем он резко стал 
много круче, я сильно вспотел, но, не думая об отдыхе, упорно шел на юг, 
держась так, чтобы солнце все время находилось справа от меня. Наконец подъем 
закончился - начался спуск. В этой долине лес отличался от того, что остался 
за спиной, деревья стали значительно ниже, начали попадаться поляны. Где-то 
впереди загремела река.
   Мы вышли на огромную поляну. Судя по шуму, река пряталась где-то чуть ниже 
нас, за деревьями и огромными валунами. Я сильно устал от многочасовой 
непрерывной ходьбы и ощущал дикий голод. Оглянувшись на свою спутницу, я 
заметил, что она тоже несколько скисла. У меня мелькнула мысль сделать привал 
и попробовать порыбачить. Хотя снастей у меня не было, но я собирался бить 
рыбу посохом, как острогой.
   -  Сделаем привал, - сказал я. - Я пока попробую раздобыть какую-нибудь 
еду, а вы, миледи, позаботьтесь о своей лошади.
   -  Хорошо, Саурон, - устало вздохнула она. - Я тоже очень сильно хочу 
есть. Я побуду здесь, послежу за Дези, пока она будет пастись. Иди добывай 
пищу, я буду ждать тебя. Надеюсь, ты отыщешь что-нибудь съестное.
   Я оставил ее на поляне, а сам направился к реке в надежде на удачу. Однако 
река оказалась хотя и шумной, но не слишком полноводной. Через нее можно было 
перейти, не замочив ног. Конечно, не потому, что она была уж очень мала, 
просто ее русло было завалено камнями, прыгая по которым можно было достичь 
противоположного берега. Я пошел вдоль реки, надеясь отыскать яму, где могла 
бы стоять на отдыхе рыба.
   "Что, приятель, не так просто добывать себе пищу?" - ехидным голосом 
поинтересовался эльф.
   "Заткнись, - отрезал я. - Обойдусь как-нибудь без твоей болтовни".
   "Ты бы хоть чем-нибудь помог ему, Тафигел, - жалобно заныл докторант. - Он 
же может умереть от голода".
   "А ты почему не хочешь помочь ему, ты ведь маг? - сердито ответил Тафигел. 
- Наколдуй какую-нибудь пищу".
   "Нас этому никто не учил, - грустно вздохнул маг-недоучка. - У меня совсем 
другой профиль: магическая астрономия".
   "Но что-то из магии ты ведь знаешь? - с надеждой поддержал я Тафигела. - 
Помоги".
   "Да что я знаю, - вздохнул Серж. - Ой, смотри, зайцы!"
   "Где?" - мысленно прошептал я, крутя головой во все стороны.
   "Ты не туда смотришь, они на том берегу", - "обрадовал" меня Серж.
   Теперь я тоже заметил очень крупного зайца, в окружении группы менее 
крупных зайчат. Шансов добраться до них было ноль. Пока я переберусь через 
реку, они сто раз успеют удрать. И тогда я неожиданно вспомнил нашу 
национальную игру: городки. Хотя никогда прежде мне не доводилось в нее 
играть, но тем не менее бросок у меня получился клевый. После удара моего 
посоха заяц упал и даже не сделал ни одной попытки шелохнуться. Остальные 
прыснули в стороны и мгновенно скрылись в кустах. Хотя это меня и огорчило, 
но я был рад и тому, что имел.
   Быстро перебравшись через реку, я схватил увесистую тушку за уши и 
вернулся на свой берег. У реки я быстро освежевал зайца, - это мне 
приходилось делать не в первый раз, - затем, сделав из какого-то куста 
самодельный вертел, проткнул его и начал искать место для костра. И тут я 
вспомнил, что спичек у меня нет: ведь на мне была одежда эльфа. Как разводить 
костры без спичек, я теоретически, конечно, знал, но никогда не пытался 
проделать это сам. Всегда считал, что лучшая замена спичек - зажигалка.
   "Ладно, если что съедим и сырым, - решил я. Мне многое приходилось есть в 
своей жизни, даже сырую рыбу, но вот сырой зайчатины я еще никогда не 
пробовал, это упущение мне предстояло наверстать. Однако следовало выяснить у 
моей спутницы, любит ли она сырую зайчатину, и я направился к ней.
   Как выяснилось, сырую зайчатину Лорэн совершенно не переносит, и есть ее 
наотрез отказалась. Хотя можно было этому и порадоваться, - конкурентом 
меньше - но я почему-то огорчился. Однако я снова вспомнил про мага-
докторанта, засевшего в моей голове. У меня появилась надежда, что уж что-
что, а это он должен уметь, ведь в любой книжке маги одним махом разводят 
костры, совершенно не пользуясь никакими спичками.
   "Серж, как мне развести костер?"
   "Это совсем просто, - снисходительно усмехнулся ученый маг. - Надо только 
направить волшебную палочку на сложенные в кучу сухие ветки и сказать: 
"Гори".
   "Да, но ведь у меня нет волшебной палочки, - рассердился я идиотскому 
совету. - Как разжечь без нее?"
   "Как без нее, я не знаю, - растерянно вздохнул Серж. - Может, ты, Тафигел, 
знаешь?"
   "Для этого нужен трут и кремень. Вместо трута пойдет сухой смолистый мох, 
а кремень... Поищи здесь подходящий камень. Может что-нибудь и найдешь".
   Мох я отыскал быстро, но только вот сколько я не колотил камнями, ни одна 
из искр не смогла его зажечь. Наконец, отчаявшись, я оставил это занятие как 
бесперспективное, и снова обратился за помощью к Сержу. С самого детства меня 
интересовала магия. Теперь мои детские мечты были как никогда близки к 
осуществлению. Мне вдруг безумно захотелось приобрести волшебную палочку.
   "А где вы берете волшебные палочки, Серж?"
   "Маг, у которого есть лицензия, может купить ее в магазине магических 
товаров, ну а обычный человек может приобрести ее на толкучке".
   "Но откуда они там берутся?"
   "Кацания занимает первое место в мире по производству и экспорту волшебных 
палочек", - с гордостью за свою далекую родину сообщил Серж.
   "А как делают волшебные палочки?" - заинтересовался я технологией их 
изготовления.
   "Очень просто. В каждой из палочек спрятан магический предмет, исполнитель 
заклинаний. Кустари закладывают в палочки каждый свой собственный магический 
предмет, и для работы с ними приходится подолгу изучать специфическую систему 
заклинаний. Фабричные же имеют единую систему заклинаний, поэтому значительно 
удобней, хотя и несколько слабей. Но фабричные КМА считаются самыми надежными 
в мире волшебными палочками", - просто упивался от гордости за родную Кацанию 
докторант.
   "Что означает КМА?" - не понял я.
   "Это означает Кацанский магический атрибут".
   "Понятно. Значит, для работы с магией мне нужна волшебная палочка?"
   "Да, - вздохнул Серж. - Но вот технологию изготовления магических 
предметов, я толком не знаю. В университете мы изучали только системы 
заклинаний. Насчет того, как делают волшебные палочки, знаю только одно: 
обязательно нужно иметь исполнителя заклинаний, чтобы встроить его в 
палочку".
   "Ладно, - огорченно махнул я рукой, поняв, что Серж в этом деле мне не 
помощник. Из его объяснений я понял, что магический исполнитель желаний - это 
нечто вроде специфического процессора со своей системой команд. - Что если 
попробовать его создать? Но как?" - я задумчиво уставился на свой посох и 
машинально представил, как там суетятся сотни миллионов, нет, миллиарды 
маленьких исполнителей желаний.
   "Что ты желаешь, мой господин? - вдруг послышалось мне. - Мы готовы к 
исполнению любых твоих приказаний".
   "Что-о... серьезно?.." - я не поверил своим ушам.
   "Мы твои самые верные слуги, мой господин, - заверил тот же самый голос.
   "А ты кто такой?" - невольно я заподозрил розыгрыш со стороны эльфа.
   "Я твой помощник и главный диспетчер магических служб, мой господин. Я 
принимаю твои команды, создаю требуемую внутреннюю архитектуру среди рядовых 
демонов-исполнителей и управляю претворением твоих желаний в жизнь".
   "Ну, хорошо, - довольно кивнул я. - Мне надо разжечь костер. Как это можно 
сделать?"
   "Нет ничего проще, мой господин, - радостно усмехнулся голос. - Направь 
свой посох на любой предмет, который ты хочешь зажечь, и скажи: "Гори". Вот и 
все. Остальное мы сделаем сами".
   "А другие мои приказы так же просто исполнить?" - заинтересовался я.
   "К сожалению, нет, мой господин. Мы еще не все умеем - мы только учимся".
   "Ну, хорошо. Учитесь. Но только быстрее!"
   "Будем стараться, мой господин!"
   Я натащил кучу веток, сложил из камней круглое кострище, сделал внутри 
него шалашик из поломанных веток и направил на него свой посох.
   -  Гори, - резко выкрикнул я.

                                  Глава 7

   Что случилось после моей первой попытки воспользоваться своей волшебной 
палочкой, я не помню. Просто ничего не понял, хотя догадываюсь, взрывом меня 
отбросило на несколько метров от костра. От ударившей из посоха молнии я чуть 
не ослеп. Когда я, наконец, пришел в себя настолько, что смог двигаться, то 
увидел разбросанные далеко в стороны камни кострища, от сложенного мною 
шалашика остался лишь пепел да жалкие угольки. На грохот и вспышку молнии 
прибежала Лорэн, она стояла рядом со мной и сверху рассматривала меня.
   -  Что здесь случилось? - спросила она, удивленно разглядывая 
разлетевшиеся по поляне обломки камней. - Откуда ударила молния? Что с тобой, 
Саурон?
   -  Да так, мелочи, - недовольно буркнул я, вставая с земли и отряхиваясь. 
Не рассказывать же ей, в самом-то деле, к чему ведет неосторожное обращение с 
огнестрельным оружием и бытовыми электроприборами. Посох, от которого, по 
моему мнению, должен был остаться только пепел, к моему вящему удивлению 
оказался целехонек. Он валялся в сторонке. Я с опаской поднял его и с 
удивлением осмотрел, его мощь внушила мне уважение. Он бил ничуть не слабее 
фирменного гранатомета.
   "Извини, хозяин, - прозвучал в ушах виноватый голос. - Мы только учимся".
   "Ты кто? - спросил я: голос был незнакомый".
   "Я твой новый помощник и главный диспетчер".
   "А где старый?" - удивился я.
   "Увы, его с нами больше нет. Он перестарался и согласно решению общего 
собрания демонов-исполнителей твоего посоха переведен в чистую энергию. Он 
причинил тебе вред, мой господин, едва не погубил тебя. Не сердись на нас, 
мы-то ни в чем не виноваты перед тобой".
   "Вы там кончайте заниматься самоуправством, - разозлился я, хотя то 
обстоятельство, что прежний диспетчер строго наказан, меня порадовало: это 
хорошее назидание остальным, - впредь судьбу каждого диспетчера буду решать я 
сам. Ты меня понял?"
   "Понял, мой господин, - явно обрадовался демон-диспетчер. - Я готов 
служить тебе верой и правдой. Что прикажешь исполнить?"
   "Сейчас я соберу ветки, а ты подожжешь костер. Только не повторяй ошибок 
своего предшественника", - на всякий случай предупредил я.
   "Хорошо, мой господин".
   Только теперь я заметил, что Лорэн стоит и удивленно смотрит на меня. Я 
задумчиво оглядел ее, в очередной раз, отметив, как она хороша.
   -  С кем ты сейчас разговаривал, Саурон? - спросила она.
   -  Ты слышала, как я с кем-то разговаривал? - удивился я, поздно 
спохватившись, что не назвал ее миледи. Но на этот раз она этого не заметила 
или не обратила внимание.
   -  Конечно, я же не глухая, - пожала плечами Лорэн. - Ты орал на всю 
поляну. Наверное, это слышали все на милю вокруг нас.
   -  Да? - я невольно растерялся, сообразив, что из-за своей контузии 
немного забылся. - Значит, я разговаривал вслух?
   -  Да, ты с кем-то разговаривал и очень сердито, но я не слышала голоса 
твоего собеседника.
   -  Не слышала?
   -  Не слышала, - кивнула она. - Ты волшебник, Саурон?
   -  Да, есть немного, - признал я.
   -  Это твоя молния ударила здесь?
   -  Да, - усмехнулся я, довольный ее опасливым, но уважительным тоном.
   -  А зачем ты вызвал молнию?
   -  Да так... просто... - пожал я плечами, выдумывая подходящую причину, 
рассказывать правду совершенно не хотелось. - Когда у меня плохое настроение, 
я всегда мечу громы и молнии - мне захотелось чуть-чуть припугнуть ее.
   -  У тебя сейчас плохое настроение? - с опаской спросила Лорэн.
   -  Да, не очень хорошее, - кивнул я, чувствуя себя несколько разбитым.
   -  Тогда, пожалуй, я лучше пойду на поляну, - попятилась она.
   -  Иди, - махнул я ей, - на обед я тебя сам позову.
   Когда она ушла, я начал снова собирать ветки. Опять сложив шалашик, я 
наставил на ветки посох.
   -  Гори, - негромко сказал я. Едва заметная зеленая струйка электро-
магического разряда ударила из посоха в сложенные ветки. Они чуть задымились, 
но тут же погасли. Нужна была молния чуть посильней.
   "Что такое, диспетчер? - сурово спросил я. - Где огонь?"
   "Сейчас будет, мой господин. Сейчас будет!"
   -  Гори, - вновь спокойно сказал я, направляя посох на ветки.
   На этот раз молния оказалась достаточно сильной. Костер загорелся. Я 
уложил свой импровизированный вертел с зайцем чуть в стороне от огня и начал 
неторопливо поворачивать его так, чтобы мясо не подгорело. Чтобы не терять 
зря времени, я решил провести инструктаж по технике безопасности и мысленно 
вызвал демона-диспетчера.
   "Имей в виду, диспетчер, когда я говорю спокойным голосом, то сила разряда 
должна быть примерно такой, какой была последний раз, ну может чуть 
посильнее. Когда же я крикну громко, то бей так же, как и в самый первый раз, 
можно даже еще сильней, - проинструктировал я его. - Ты меня хорошо понял?"
   "Я тебя понял, мой господин. Но только прошу тебя, впредь подавай команду 
таким громким голосом, как в первый, только когда уверен, что с тобой ничего 
не случится, - заботливо предупредил диспетчер. - Мы твои слуги - ты наш 
господин. Без тебя мы погибнем. Ты можешь даже просто передавать нам образ 
того, чего ты от нас хочешь, и мы это сделаем".
   "Хорошо, - довольно усмехнулся я. - А сейчас давай потренируемся".
   "Давай, - обрадовался демон. - Как ты хочешь тренироваться?"
   "Будешь бить туда, куда я укажу, - сказал я. - Сейчас я хочу проверить 
шест на дальнобойность. Я буду давать команду не "Гори", а "Бей", и ты будешь 
бить магическим лучом по всему тому, на что я тебе укажу. Понял?"
   "Понял".
   Я пошарил глазами по окрестности в поисках подходящей мишени. Наконец на 
берегу реки я заметил массивный валун, он находился примерно в двухстах 
метрах от меня. Нацеливши посох на него, я резко рявкнул: "Бей". Ровный, как 
у лазера, темно-фиолетовый луч ударил из посоха. Больше всего это мне 
напомнило мне лазерную пушку звездолета из какого-нибудь фантастического 
мультика. Однако камень остался на месте, с ним ничего не случилось. Я сделал 
еще несколько более мощных выстрелов, но камень оставался на месте целым и 
невредимым. По крайней мере, отсюда я ничего не увидел; крайне разочарованный 
испытанием я вернулся к приготовлению обеда.
   ...Наконец мне показалось, что мясо готово. Тушка была равномерно покрыта 
золотистой корочкой. Я отрезал себе маленький кусочек и попробовал. 
Получилось очень вкусно, но не хватало соли. Я огорченно поморщился, соли в 
карманах эльфа не оказалось. Хотя, при желании, можно было пообедать и без 
соли, но у меня разыгралась фантазия. В этот день мне хотелось творить чудеса 
- я почувствовал себя величайшим магом всех времен и народов.
   "Эй! Диспетчер, - обратился я к демону. - Ты можешь делать что-нибудь еще, 
кроме стрельбы?"
   "Все что ты захочешь, мой господин. Тебе достаточно только мне объяснить, 
что ты желаешь, но так, чтобы я тебя понял, и я все выполню".
   Я задумался. Объяснить демону, что я хочу, чтобы он добыл мне соль, было 
весьма непросто. Конечно, я мог бы вызвать в памяти образ: внешний вид пакета 
"Экстры" или, к примеру, "Уральской", - но я сомневался, что это поможет. 
Разве что сгонять демона к нам, в Россию, в какой-нибудь магазин или ларек за 
покупками, но как его туда отправить, я даже не представлял.
   "Ладно, попробуем сделать иначе", - решил я. - Для этой цели мне послужит 
химическая формула соли: натрий-хлор". Так же я припомнил атомарные веса 
натрия и хлора и их положение в таблице Менделеева, затем представил себе всю 
молекулу соли, а уж затем и элементарную кристаллическую ячейку из молекул, 
после чего начал неторопливо наращивать кристалл. Наконец я послал облик-
приказ диспетчеру.
   Результат моих фантазий ошеломил меня самого. Передо мною вдруг появилась 
огромная полупрозрачная кубическая глыба с гранями примерно по полтора метра. 
Подойдя к ней, я осторожно, с опаской лизнул ее кончиком языка. Созданный 
моим воображением минерал мог бы получиться каким угодно, даже ядовитым. 
Однако на первый раз мне сошло с рук, похоже, это все-таки была соль. Больше 
работать с образами мне не хотелось, обращаться за помощью к посоху подобными 
методами я решил только в самых экстренных случаях: результат такого общения 
с демонами уж слишком непредсказуем.
   Подобрав подходящие камни, я после нелегких усилий отколол кусок кристалла 
и раздробил его в порошок. Соль получилась очень даже неплохой - мне она 
понравилась. Затем у меня мелькнула необычная, но весьма перспективная мысль, 
я снова вызвал диспетчера, хотя впредь решил вести себя с ним осторожней.
   "Что тебе угодно, мой господин?"
   "Ты можешь запомнить совершенно полный образ объекта, а не только внешний 
вид и воссоздавать его в любой момент, когда он мне понадобится?"
   "Конечно, мой господин, этому я уже научился у тебя. Чего мне надо 
запомнить?"
   "Запомни вот этого зайца, а затем воссоздай его еще в двух экземплярах".
   На этот раз эксперимент оказался весьма успешным. Жареные зайцы, созданные 
демоном-диспетчером, ничем не уступали натуральным. При желании можно было бы 
даже сделать на этом неплохой бизнес: открыть в этом мире фабрику по выпуску 
жареных зайцев. Я порадовался, что, по крайней мере, от голода я здесь не 
умру, кроме того, это открытие избавляло меня от возни с приготовлением пищи.
   Закончив со своими опытами, я громко заорал, призывая миледи Лорэн, чтобы 
та шла обедать. Моя прекрасная спутница не заставила себя долго ждать, она 
довольно быстро явилась на мой зов, ведя на поводу Дези, и остановилась перед 
костром, бросая удивленные взгляды то на трех жареных зайцев, то на огромную 
прозрачную глыбу, но ни о чем меня не спрашивала. Я с гордым видом пригласил 
ее откушать, приготовленную мной трапезу. Лорэн молча села на предложенный ей 
камень, заботливо прикрытый травой и мхом, взяла натурального зайца, которого 
я предоставил ей, и также молча приступила к еде.
   Мне было интересно на нее смотреть, она же делала вид, что не замечает 
моих взглядов. Лорэн ела изящно и красиво, ловко обгладывая ножки своего 
зайца и внимательно следя за тем, чтобы капельки жира не испачкали ее 
красивый наряд. Она не разговаривала со мной, однако я почувствовал, что ее 
отношение ко мне заметно изменилось. Во всяком случае, эта гордая красавица 
больше не претендовала на то, чтобы ее непрестанно называли миледи. У меня 
даже мелькнула ироничная мысль, что она могла бы звать меня милордом или моим 
господином, как демон-диспетчер.
   Несмотря на свои размышления и наблюдения за спутницей, я ел с большим 
аппетитом и вскоре умял одного зайца, после чего сделал передышку. Лорэн тем 
временем съела около половины своей порции и теперь растерянно смотрела то на 
меня, то на свои руки. Я вопросительно посмотрел на нее.
   -  Я уже наелась, милорд Саурон, - сказала она не слишком уверенным тоном, 
сейчас моя прекрасная леди меня явно побаивалась.
   Я внутренне усмехнулся, но все же решил вести себя как джентльмен, не 
пользуясь преимуществами своего положения.
   -  Можете звать меня просто Сауроном, миледи.
   -  А вы не обидитесь, милорд?
   -  О не волнуйтесь, миледи! Как же я могу обижаться на такую красавицу, 
как вы? - покровительственным тоном успокоил я виконтессу, демонстрируя свое 
благородное воспитание и утонченность моей натуры.
   -  Если вы не брезгуете, милорд, то, пожалуйста, доешьте моего зайца, а 
этого мы оставим себе на ужин, - практично, чисто по-женски предложила она.
   -  Ну, конечно, не побрезгую, - великодушно развел я руками, показывая ей 
всю широту моей души, решив скрыть от нее, что жареными зайцами мы обеспечены 
на всю оставшуюся жизнь. - Вам, наверное, хочется вытереть руки, миледи?
   -  Да, я была бы вам очень признательна, милорд.
   -  Возьмите это, миледи, - я протянул Лорэн пучок сухой травы. - Можете 
помыть руки в реке, пока я ем.
   -  Благодарю вас, милорд, - весьма сдержанно ответила она, сделала легкий 
реверанс и направилась к реке, а я накинулся на остатки ее зайца.
   Доев второго зайца, я почувствовал себя настолько сытым, что сразу 
захотелось прилечь и немного вздремнуть, благо погода к тому располагала. 
День выдался теплым и ясным. Однако лес вокруг меня просто кишел живностью, 
кроме зайцев, тут по дороге я видел следы копытных, да и сами они мелькали 
поодаль от нас. А раз уж в лесу водились травоядные звери, то уж хищникам 
здесь самое место - эта мысль удержало меня от дремоты.
   Со стороны реки донесся призывный возглас Лорэн, я встал на ноги и 
посмотрел в ее сторону. Моя прекрасная спутница стояла рядом с камнем, в 
который я стрелял, и что-то там рассматривала.
   Я вытер руки пучком травы, укоризненно посмотрел на золотистую тушку, 
съесть которую было выше моих сил, взял на всякий случай посох и направился к 
реке.
   -  Милорд Саурон, посмотрите, что это такое? - сказала Лорэн.
   Я подошел к ней и с любопытством глянул на то, что она показывала. В глыбе 
оказалось несколько сквозных дыр, внутри гладких, как стеклянные - это и были 
результаты моей стрельбы. Я довольно покачал головой, с таким посохом мне был 
не страшен не то, что зверь, но и целая рыцарская армия.
   Глянув в одну из дыр, как в окуляр бинокля, я проследил направление, в 
котором пошел испущенный моим посохом луч. Перебравшись по камням на другой 
берег, я отыскал такие же следы в скале напротив глыбы. Как глубоко они 
уходили внутрь скалы, я решил не проверять, но пробивная мощь посоха меня 
поразила.
   На земле подобное оружие можно было бы использовать в качестве зенитной 
или противотанковой пушки, или резака для авианосцев. Это был весьма 
успокоительный факт, теперь я обладал практически неотразимым магическим 
лазером. Обрадованный своим открытием я снова вернулся на свой берег и 
ополоснул руки от жира.
   -  Что это такое, милорд Саурон? - повторила свой вопрос Лорэн.
   -  Дыры, миледи, разве вы это сами не видите?
   -  Но как они здесь появились, милорд?
   -  Откуда ж мне это знать, миледи?
   -  Разве это не вы их сотворили, милорд? Они же совсем еще свежие. Видите, 
этот мох рядом с ними. Если бы они были старыми, то давно бы уже заросли.
   Отдав должное наблюдательности своей спутницы, я решил ничего ей не 
объяснять и молча направился к уже потухшему костру. Она еще долго простояла 
возле камня, разглядывая дыры, пока, наконец, решилась последовать за мной.
   Я подошел к костру. Хотя брать зайца с собой было ни к чему, когда под 
рукой подобный посох, но оставлять его здесь явно не стоило. Это могло бы 
вызвать у моей спутницы новые многочисленные вопросы, а отвечать на них мне 
не хотелось. До того момента, как Лорэн вернулась к костру, я успел с помощью 
посоха создать себе кожаную сумку-авоську, в которую и уложил зайца.
   Помимо сумки, я сотворил простенький компас, который походил на настоящий 
всем, кроме материала. Этого вида пластмасс на земле еще, скорее всего, не 
создали. Впрочем, у меня получилась не совсем пластмасса, корпус был из 
углеводородного кристалла: казалось, разбить его совершенно невозможно. 
Наверное, он был прочнее алмаза.
   Все было готово к нашему выступлению. Теперь я был уверен, что ни в коем 
случае не заблужусь, с компасом в руках я везде дорогу найду. Хотя о том, 
куда мы держим путь и сколько нам идти, я по-прежнему не имел ни малейшего 
представления.
   Мы снова выступили в путь, теперь, пользуясь компасом, я шел строго на юг, 
а за моей спиной звонко цокала копытами по камням Дези.

                                  Глава 8

   Время по своей многовековой привычке, не останавливаясь, шло вперед, я 
тоже, но в лесу сильно стемнело. Пришло время подумать и о ночлеге. Хотя имея 
в руках магический посох, я больше ничего не опасался, но тем не менее идти 
ночью по лесу не хотелось, да и некоторая усталость, накопившаяся за день, 
уже давала себя знать. Внезапно мы выскочили на широкую тропу, можно сказать 
дорогу. Я радостно обернулся к своей спутнице, она и даже ее кобыла выглядели 
уставшими сильнее, чем я. Правда, увидев натоптанную тропу, Лорэн, да и Дези 
встрепенулись.
   -  Интересно, куда она ведет? - спросила юная дочь графа Рэдан.
   -  Трудно сказать, - пожал я плечами.
   "Думаю, она ведет к троллям, - хмуро сообщил эльф. После того, как я 
создал волшебный посох, он впервые заговорил со мной. - Скорее всего, это их 
тропа, во всяком случае, она не эльфийская".
   "Может гномов?" - предположил Серж.
   "Вряд ли. Гномы жить в лесах не любят, да они ничем и не лучше троллей. 
Может еще великаны... - задумчиво предположил он. - Но точно сказать не берусь. 
Твердо могу сказать только одно, это не эльфийская тропа, а эльфу у троллей 
или великанов делать нечего. Конечно, имея такой посох, можно сразиться и с 
тысячью троллей, но только не в лесу. Здесь их дом".
   "Что же мне делать?"
   "Сделай в лесу шалаш, да и переночуй. Правда, сейчас уже осень и здесь в 
горах по ночам прохладно, зато ты проснешься живым, а в логове троллей тебе 
все равно заснуть не удастся. Они не позволят эльфу переночевать у себя".
   "Ты это точно знаешь?" - заинтересовался Серж.
   "Куда уж точней".
   "Все равно, надо сходить на разведку. А вдруг там окажутся люди, - решил 
я. - Могут же там оказаться люди?"
   "Они, конечно, могут там оказаться, - скептически усмехнулся Тафигел. - 
Только помни, ты для них сейчас эльф, а они к эльфам относятся еще хуже 
троллей".
   "Почему?"
   "Если это люди, то это обязательно кладоискатели или рудокопы. А эти 
людишки вечно подозревают эльфов в том, что они где-то таят от них свои 
сокровища. Поэтому люди постараются взять тебя в плен. Если ты попадешь в 
лапы к великанам или троллям, те просто без разговоров убьют тебя, потому что 
ты эльф. Кладоискатели же будут пытать эльфа до тех пор, пока он не откроет 
им тайну, где спрятал свои сокровища, потом заставят его к ним отвести, ну а 
уж после этого убьют. Что же касается твоей подружки, которую ты неизвестно 
для кого бережешь, ее пустят по рукам. В этом деле даже гномы порядочней их". 
   Тафигел замолчал, а я задумался над его словами. В них чувствовалась 
правда и логика жизни. Внезапно откуда-то донеслось уханье совы, а затем по 
ушам резанул скрип колес, он раздался где-то неподалеку. Я сделал знак Лорэн, 
чтобы она съехала с дороги и укрылась в темной чаще. Сам я тоже спрятался за 
ближайшим толстенным деревом.
   В лесу уже было совсем темно, поэтому я долго не мог разглядеть крытую 
повозку, которая приближалась к нам. Довольно рослый возница стал более-менее 
заметен только тогда, когда до нее оставалось не больше трех десятков метров.
   Повозку тащила пара крепких мышастого цвета пони; за вожжами сидел мужчина 
в широкополой шляпе, поля которой бросали на лицо тень, и его нельзя было 
разглядеть; рядом с мужчиной, понурясь, сидел маленький мальчик лет девяти. 
Мужчина разговаривал с ним, мальчик что-то негромко отвечал. Расслышать то, о 
чем идет речь, было невозможно. Однако явно это были не тролли и не великаны, 
а люди. Наконец повозка сравнялась с деревом, за которым я стоял. И я вышел 
из-за него ей наперерез.
   -  Тпру-у! - воскликнул возница, натянув вожжи, и, спрыгнув с сиденья, 
резко что-то выхватил из-за пояса. Я сообразил, что именно он выхватил, 
только в тот момент, когда в меня полетел пылающий огнем шар.
   -  Лови! - заорал я и взмахнул посохом. Шар, столкнувшись с посохом, 
мгновенно втянулся в него. Но в меня уже летел следующий шар!
   В это мгновение я понял, как чувствовал себя вратарь сборной России в 
знаменитом матче с Португалией. Но тут игра шла покруче. Неожиданно для себя, 
я увидел у мальчика длиннющую бороду, но удивляться такой мелочи было 
некогда, он также вел себя как заправский нападающий.
   "Именно таких нам и не хватало в том злополучном матче", - подумала за 
меня какая-то незадействованная извилина, потому что я был очень занят ловлей 
шаров. Они расстреливали меня вдвоем, как форварды мирового класса.
   Наверняка, если бы я занялся футболом, из меня получился бы классный 
вратарь, потому что все мячи я взял. Видимо, мне помогла сноровка, 
выработанная когда-то настольным теннисом. Противники явно выдыхались, 
инициатива потихоньку переходила ко мне. Наконец они поняли это и попытались 
обратиться в бегство, оставив мне в подарок повозку.
   -  Куда?! Стоять! Руки вверх! За голову! - заорал я, только разогретый 
игрой. Я подскочил к ним и направил на них посох. Перепуганные маги, наконец, 
поняли, чего я от них хочу, и завели руки за голову. Я перевел дыхание. - 
Стойте так, а иначе... - я затряс головой, там, словно два поросенка, визжали 
два моих нахлебника. Они снова ругались между собой. Каждый настаивал на чем-
то своем.
   -  Пощади нас, о великий чародей! - бухнулся передо мной на колени тот, 
кто был повыше. Его напарник плюхнулся рядом. Он оказался каким-то маленьким 
сморщенным старикашкой. Карлик был настолько уродлив, что и противно на него 
взглянуть, но он - опасен, даже темнота не могла скрыть его злобно сверкающих 
маленьких кошачьих глазок.
   -  Держать руки за головой, а не то... - процедил я. - Кто вы такие?
   Незнакомцы растерянно переглянулись.
   -  Разве ты не знаешь нас? - изумленно спросил тощий седой старец с 
длинной всклоченной бородой. Карлик тоже удивленно таращился на меня.
   -  Откуда же скажите мне вас знать? Мы друг другу и слова-то не успели 
сказать, - криво ухмыльнулся я, тяжело переводя дыхание. Победа мне далась 
совсем не легко.
   -  Но зачем же ты тогда подстерегал нас? - пропищал малыш.
   -  Я вас не подстерегал, просто зашел за дерево по своей нужде, -  соврал 
я первое, что пришло на ум. - Да и не хотел, чтобы меня кто-нибудь видел. Так 
кто вы такие? Говорите, и не вздумайте врать. У меня есть способ проверить, 
говорите вы правду или врете, - снова соврал я. Незнакомцы мне явно поверили 
и растерянно переглянулись; видимо, то, как я сражался с ними, заставило их 
поверить даже в такую чушь.
   -  Мое имя Кондомур Серый, - хриплым голосом сказал высокий, этому я 
охотно поверил. Я строго посмотрел на карлика.
   -  А мое - Бинго Гопкинс, - сознался малыш.
   -  Какого же черта вы напали на меня? - спросил я, мысленно отмахиваясь от 
ругавшегося на все лады в моей голове эльфа.
   -  Ты появился так неожиданно, что мы подумали, что кто-то из наших врагов 
нанял тебя, чтобы ты убил нас, - виновато заголосил высокий.
   "Убей этих гнусных магов, - вовсю ревел Тафигел, полностью заглушая Сержа. 
- Это самые гадкие из всех магов на свете. Если ты оставишь им жизнь, они 
сделают все, чтобы убить тебя. Теперь я знаю, где мы сейчас находимся. Мы 
попали в Лихолесье, здесь логово черных магов. А эти самые сильные и злобные 
из всех. Тебе несказанно повезло, что они оказались не готовы к встрече с 
тобой, а не то бы эти злодеи расправились с тобой как с цыпленком".
   Я в растерянности смотрел на парочку плененных магов. Из-за кустов к нам 
наконец подъехала Лорэн, изумленно смотревшая на меня. У нее на глазах мне 
захотелось проявить свое великодушие, но только не во вред себе.
   "Успокойся, - сказал я эльфу. - Я заставлю их дать мне магическую клятву 
верности. Они станут моими верными слугами".
   "Ты ничего не понимаешь! Они необычайно хитры. Ты их победил, и они затаят 
на тебя злобу. Они придумают, как обойти любую клятву. В своей жизни они 
обошли уже сотни магических клятв".
   "Мою не обойдут, это будет очень сложно, - заверил я эльфа. - Диспетчер 
всели в головы этим прохвостам демонов-контролеров, которые будут следить за 
их мыслями. Если они попытаются задумать что-нибудь против меня, то пусть у 
них страшно болит голова. Чем коварней их умыслы - тем сильнее боль".
   "Хорошо, мой господин, - радостно усмехнулся демон. - Я им его вселю. 
Готово, -  почти мгновенно отрапортовал он. - Можешь быть спокоен, мой 
господин, они не смогут причинить тебе вред".
   Глядя в перекосившиеся от боли лица черных магов, я сразу в это поверил.
   -  Можете больше не держать руки за головой. Я разрешаю вам встать, - 
милостиво сообщил я побежденным врагам, но вместо того чтобы встать, маги, 
схватившись за головы, рухнули на землю и с воем начали кататься у меня под 
ногами. - Не надо желать мне ничего плохого и голова не будет болеть, - с 
искренним сочувствием сообщил я несчастным садистам, зная на собственном 
опыте, что это такое, когда у тебя в голове поселится инородный жилец.
   Наконец маги почти успокоились и встали на ноги, теперь они только время 
от времени вскрикивали и болезненно ойкали.
   -  Где вы живете? - спросил я пленников.
   -  Здесь неподалеку, - ответил высокий.
   -  Сегодня ночью мы с миледи Лорэн Рэдан будем вашими гостями, - любезным 
тоном сообщил я коварным магам о своем решении.
   -  О-о-о!!! - разом завопили от боли, перемешанной со скорбью, несчастные 
хозяева.
   -  Что ж мне очень приятно, что вы так рады нашему визиту, - садистки 
усмехнулся я. - Тогда поехали, не будем терять время. Садись за вожжи, - 
приказал я Кондомуру. - А ты лезь в повозку, будешь сидеть у меня за спиной, 
Бинго, - издевательски подмигнул я карлику, услышав очередной дикий вопль 
Бинго, полный мучительной боли и скорби.
   Повозка тронулась. Возница взял себя в руки, он только с ужасом поглядывал 
на меня, изредка болезненно морщась, зато из-за моей спины всю дорогу 
слышались душераздирающие вопли малыша Бинго. Потом они внезапно стихли, я 
удивленно оглянулся. Бинго лежал откинувшись навзничь, у меня мелькнула было 
мысль, что он умер, но внезапно карлик болезненно вскрикнул. Видимо, 
миниатюрный маг потерял сознание, но, даже находясь в бессознательном 
состоянии, он мечтал о том, чтобы меня убить. Я невольно посочувствовал ему и 
даже несколько подивился его упорству в ненависти, неистощимой злобе и 
несгибаемой стойкости в садистских убеждениях.
   Повозка катила довольно резво и вскоре свернула на почти незаметную в 
темноте тропу, и покатила по ней. Наконец впереди мелькнул огонек, и еще 
метров через триста мы оказались на весьма большой поляне, которую в темноте 
разглядеть было невозможно. Луны, как выяснилось, в этом мире не оказалось, 
вернее, была, но очень маленькая, хотя все же ярче звезд.
   Перед нами из тьмы выплывала мрачная громада какого-то замка из серого 
камня, но разглядеть его в подробностях я не успел, с одной стороны лес почти 
вплотную подходил к нему, бросая мрачную тень.
   Мы остановились перед мощными воротами, возница спрыгнул на землю, по-
хозяйски подошел к ним, громко постучал кнутом и выкрикнул пронзительным 
голосом чье-то имя. Спустя пару минут створки ворот со скрипом отворились, и 
к нам навстречу выбежал слуга Кондомура с фонарем в руках. Это оказался 
какой-то молодой парень, который с удивлением покосился на меня.
   -  Я вас приветствую, мой могучий господин, - сказал парень, низко 
кланяясь хозяину и продолжая удивленно смотреть на его гостей. Теперь он 
заметил и Лорэн.
   -  Приготовь наши лучшие покои, Радвальд, сегодня у нас в гостях милорд и 
миледи Рэдан.
   Следовало его поправить, но, взглянув во тьму, где на своей белой лошадке 
маячила миледи Рэдан, я решил оставить все как есть. В темноте выражение лица 
Лорэн невозможно было различить, но она промолчала - я решил, что с моей 
стороны пускаться в объяснения, говорить о том, что хозяин ошибся, будет 
крайне невежливо по отношению к ней.
   Спрыгнув с сиденья, я подошел к всаднице и помог ей сойти с лошади. Она 
едва стояла на ногах, ее ноги подкашивались то ли от усталости, то ли от 
страха. Я вежливо взял ее под локоток и слегка придержал, чтобы она не упала. 
Лорэн слегка вздрогнула, но руку свою вырывать не стала.
   Кроме парня у хозяина оказалось еще, по крайней мере, трое слуг и 
несколько служанок. Женщины подхватили миледи Рэдан и увели куда-то в дом, 
кто-то из парней занялся Дези. Самый рослый из слуг по распоряжению хозяина 
подхватил на руки карлика, взвалил себе на плечо как мешок с мукой и куда-то 
его унес.
   Пока все вокруг меня суетились, я пытался хорошенько разглядеть замок, 
куда мне довелось попасть - всегда мечтал увидеть изнутри настоящий старинный 
замок. Однако тусклый свет фонарей не позволял рассмотреть его лучше. Наконец 
хозяин вспомнил о госте, с низким поклоном подошел ко мне и пригласил войти в 
его скромное жилище, которое при ближайшем рассмотрении не выглядело очень уж 
скромным.
   Дом оказался большим, трехэтажным и довольно уютным. На оштукатуренных 
стенах не ярко, но и не тускло светились какие-то большие шары, освещавшие 
коридор. Какой вид энергии служил для них источником света, я не догадывался, 
но спрашивать не стал, чтобы не выказать себя дилетантом в глазах маститого 
мага и не испортить первое впечатление о себе. В умывальной комнате, куда 
меня проводил "гостеприимный" Кондомур, лицо которого теперь лишь изредка 
перекашивала гримаса боли, я принял ванну и привел в порядок одежду. Затем мы 
немного побеседовали с хозяином о разных пустяках; я не хотел с ходу 
шокировать его своим невежеством в магии и других местных делах, боясь, что 
он этого может не пережить; более детальное знакомство с ним и с его домом я 
оставил на утро.
   Вскоре мы прошли в большую столовую (большую для меня; как я узнал позже, 
в замке имелись действительно огромные пиршественные залы), центральное место 
в ней, как и положено, занимал широкий длинный стол из темной породы дерева. 
Стол был уже накрыт и красиво сервирован. За ним нас уселось трое: я, Лорэн 
и, естественно, хозяин - карлика по-прежнему с нами не было, видимо, он так и 
не сумел перебороть свою антипатию ко мне.
   Ужин прошел в полном молчании. Вышколенные слуги появлялись и исчезали 
беззвучно, как тени. Яства оказались чрезвычайно вкусными, и я вовсю напрягал 
своего демона-диспетчера, чтобы он запоминал подаваемые нам различные блюда, 
их было немало - хозяин любил поесть и к тому же оказался гурманом.
   Время от времени я поглядывал на свою спутницу, пытаясь поймать ее взгляд, 
но она не поднимала своих миленьких глазок от тарелки. Она тоже приняла ванну 
и выглядела ослепительно красивой, свеженькой, как ягодка, и невероятно 
соблазнительной, но казалась несколько подавленной, хотя поела с аппетитом.
   Наконец ужин закончился. Мы встали из-за стола, хозяин, перебарывая 
душевную боль, пожелал нам спокойной ночи, подошедшая к нам служанка, юная и 
весьма-весьма смазливая девчушка, повела нас по коридорам. Спальни находились 
на втором этаже. Распахнув перед нами дверь, служанка низко склонилась, 
пропуская нас в комнату, где находилась только одна огромная кровать с темно-
синим бархатным балдахином, несколько кресел да небольшой столик, на котором 
горел ночник, а затем, бросив быстрый взгляд на меня и мою спутницу, вежливо 
поинтересовалась:
   -  Вам больше ничего не угодно, милорд? Может помочь вам и вашей супруге 
раздеться?
   -  Миледи, - обратился я к своей спутнице. - Вам ничего не угодно?
   -  Нет, - отрывисто бросила Лорэн. - Я разденусь сама.
   -  Мне помогать не надо, - задумчиво махнул я милашке, думая, что если бы 
остался в этой спальне один, то от ее услуг ни в коем случае бы не отказался. 
- Если нам что-то потребуется, мы сами найдем все, что нам нужно. Не так ли, 
миледи?
   -  Так, - кивнула она. - Можешь идти, Ильда, - бросила она служанке.
   Девушка плотно закрыла за собою дверь, в комнате остались мы одни. Я с 
интересом смотрел на свою спутницу, но та стояла ко мне спиной. "Ладно, черт 
с ней. Как-нибудь разберемся. Кровать большая, в ней места не то, что нам 
двоим - пятерым хватит. Я спокойно снял с себя одежду, бросил ее на кресло, 
стоявшее рядом с кроватью, и залез в постель, приказав диспетчеру на всякий 
случай следить за дверью.
   "Ты что, собрался вот так вот спать?" - холодно осведомился у меня эльф, 
когда я, забравшись под мягкое шелковое одеяло, довольно растянулся на 
гладких шелковых простынях.
   "А что же ты мне еще прикажешь делать?" - неискренне возмутился я, хотя 
понимал, что он имеет в виду.
   "Ты что, не хочешь ее или ты любитель мальчиков?" - я почувствовал, как он 
скривился от отвращения.
   "Не болтай всякой ерунды, урод, - все во мне вскипело от злости на наглого 
квартиранта. - А не то смотри, я найду способ, как тебя приструнить".
   Эльф замолчал, Серж тоже молчал, Лорэн стояла ко мне спиной и молчала. 
Было скучно и неинтересно. В таком случае оставалось только одно - спать.
   -  Ложитесь спать, миледи. Нам обоим надо хорошенько отдохнуть. Когда 
будете ложиться, прикройте колпаком ночник, - распорядился я голосом 
английского лорда из анекдота. У меня возникло ощущение, что со мной это уже 
было.
   -  Хорошо, - ответила Лорэн, так и не повернувшись ко мне.
   Конечно, я предпочел бы сну активный отдых, но общаться с этой надменной 
аристократкой за день мне страшно надоело, в этот момент бы я предпочел ту 
служаночку, Ильду, привыкшую беспрекословно исполнять любые прихоти лорда, 
но, к сожалению, сейчас эта была только мечта. Впрочем, я за день так 
намаялся, что уснул очень быстро.

                                  Глава 9

   Алсан торопливо вошел в комнату быстрой связи, с экрана видеопланта на 
него сурово смотрел сам Цинель, чуть в стороне, за его спиной маячил премьер 
Блэк Файс. Алсан машинально поклонился, Бирос сердито махнул рукой, он был в 
обычном для себя состоянии размножения личности средней степени.
   -  Вы ччто там твор-рите?! Понимаешь!..
   -  А в чем собственно дело? - попытался прикинуться валенком маститый маг.
   Это ему не удалось, даже расщепленный на несколько энергетических 
подуровней Бирос легко раскусил его притворство. Впрочем, Алсан сделал это 
скорее по привычке, чем сознательно. Обмануть такого гроссмейстера прикида, 
как Бирос, было невозможно. Он прошел слишком долгую школу: от рядового мага-
двоечника до главы Кацании.
   -  Что-о у вас там случилось, я говорю?! - проревел Цинель. - Куда-а с 
мерклевских башен все птицы поулетали?
   -  Не знаю? - удивился Алсан, к подобному вопросу он оказался не готов. - 
Может, на юг подались?
   -  Какой юг!.. Сейчас же весна! Да и они еще и золотые...
   -  Бронзовые, - поправил президента Блэк Файс.
   -  Ну, бронзовые, какая разница?
   -  Очень большая Бирос Угодьевич, очень большая. Смотри по курсу. Золотые 
на мерклевских башнях так долго бы не усидели.
   -  Хорошо... оставим птиц в покое, понимаешь ли - пусть летают. Что у вас в 
университете рвануло. Почему суета такая. Почему разработку секретного оружия 
в секрете держите.
   -  Так ведь секретное, - снова встрял Блэк Файс.
   -  Почему же посол Линбея технологию его производства продать просит?
   -  Сами же знаете, господин президент. Эти линбейцы - народ шустрый - как 
что увидят, так сразу к себе домой тащат.
   -  А почему же они увидели, а я нет? - встал в позу Цинель.
   -  Никто еще не видел, - позволил себе вмешаться в разговор двух 
руководителей Кацании Алсан.
   -  Почему никто? Понимаешь...
   -  Потому что ничего нет, - отважно признался ректор.
   -  Это как же нет?.. - прищурились вожди нации. - У народа открытие 
украсть хочешь?! Ты у меня смотри, понимаешь...
   -  Но Бирос Угодьевич. Там никакого оружия вовсе не было. Это просто 
взорвалась магиятринная лабораторная установка, - рискнул сказать правду 
Алсан. - Астрономическая...
   Два высших руководителя долго смотрели на Алсана. Бирос налил себе из 
графина полный стакан прозрачной жидкости, в очередной раз промочил 
пересохшее горло и прищурился, пытаясь извлечь магический импульс из 
поглощенной жидкости. Его состояние расщепления прогрессировало по параболе. 
"Он же не закодирован, - невольно вздохнул ректор, глядя на поехавшего в 
глубь себя отца нации. - Тяжело, наверное, ему сейчас".
   Цинель усилием магической воли разомкнул потяжелевшие веки.
   -  И что же это такое, - трубным голосом проревел он. - Что мы скажем 
туттамхамцам?
   -  Правду, - предложил ректор.
   -  Они нам все равно не поверят. Если бы мы им сказали, что... - тут он 
глубоко задумался. Видимо, над тем, что сказать туттамхамонцам и что они ему 
ответят.
   -  Если мы им скажем правду и они в это поверят, то, скорее всего, 
заморозят те займы, которые обещали нам предоставить, - наставительным тоном 
произнес Блэк Файс. - И на что нам после этого, скажите, жить?
   -  Вот, - поднял на ректора мутные глаза Бирос, догадавшийся по интонациям 
Блэк Файса, что тот закончил фразу. Потом до него, наконец, дошло, что сказал 
премьер, и в его голове зародился слабенький магический импульс, родивший 
глубокую мысль. Цинель уставил указательный палец правой руки на ректора и 
внушительно произнес. - И на что нам, понимаешь ли, после этого пить?!
   -  Мы создадим совместную комиссию по расследованию причин катастрофы, - 
продолжил, поморщившись, Блэк Файс.
   -  Зачем?
   -  Чтобы они нам не поверили и предоставили займы.
   -  Правильно, - одобрительно кивнул уплывающий вдаль Бирос. - Верно 
мыслишь, дорогой товарищ.
   Экран погас, Алсан потряс головой, пытаясь осознать весь трагизм 
случившегося. Мысль о комиссии в университете ему совершенно не понравилась. 
Но ничего изменить, а тем более поправить было нельзя. Блэк Файс всегда 
стремился все сделать как лучше. Это единственный случай, когда результат 
можно было предвидеть заранее. Ректор вернулся в свой кабинет, Дортео и 
Торвик уже ушли. Он остался один, сев за стол, Алсан пытался набросать схему 
и уравнения, чтобы проанализировать, что послужило толчком к столь мощному 
выбросу магической энергии, но обобщенные уравнения Айншвайна обычному 
анализу не поддавались. При наличии отсутствия некоторых членов, которое все 
явственней проглядывало, они оказались существенно нелинейными.
   Поломав голову, но так и не придя ни к какому решению, он отправился на 
развалины, чтобы сделать кое-какие замеры и опросить свидетелей происшествия. 
На руинах бардака меньше не стало, проректор по АХЧ куда-то исчез, здесь 
находились только главный архитектор и начальник ОКС, между ними разгорелась 
дискуссия.
   -  Мы должны создать для кирпичей правовую базу, а вместе с ней возникнут 
и условия, которые и позволят поставить любой кирпич на свое место, - глухим 
трубным голосом предложил маг Вялин-Пятисотник, главный архитектор. - При 
благоприятной инвестиционной атмосфере они сами поторопятся занять каждый 
свою экологическую нишу. 
   -  Никакой правовой базы, никаких послаблений, всех в одну кучу... Всех в 
одну стенку... Ишь обнаглели! Каждый кирпич должен сидеть, там, где он должен 
сидеть! - брызгал слюной Чиривж, начальник ОКС.
   Кирпичи между тем устанавливали свой новый порядок. Вид башни заметно 
менялся: в нем все естественней проглядывали первобытные черты. Ректор 
нахмурился и подошел к спорившим коллегам.
   -  Где Горбыль? - холодно спросил он спорщиков (Горбыль был проректором по 
АХЧ - административно-хозяйственной части).
   -  Он самоустранился, - злобно оскалился Чиривж.
   -  Он не захотел слушать моих советов, - поморщился Вялин-Пятисотник. - Он 
все обсуждал с кирпичами, как им жить дальше, хотел найти вместе с ними 
какой-то консенсус, а затем куда-то ушел. Наверное, решил искать его сам с 
собой.
   -  Ясно, - раздраженно кивнул ректор. Оглянувшись, он увидел бродившего по 
развалинам Вольмара. - Что ты там ищешь?
   -  Пытаюсь отыскать следы Сержа.
   -  Ты же сам сказал, что он превратился в поток магиятрино.
   -  Это тело, но ведь астральный след должен остаться? - возразил аспирант.
   -  Пожалуй, ты прав, - задумчиво кивнул ректор. - Ты хочешь побеседовать с 
его призраком?
   -  Да, интересно было бы узнать, что с ним случилось дальше.
   -  Хорошо, займись этим. И мы с тобой подумаем над статьями по работе с 
астралом. Тебе ведь нужны публикации для защиты. Думаю, статьи "Оптимальные 
условия необходимые для удаленной работы с астралом" и "Минимальная 
информация необходимая для вызова астрального призрака" очень неплохо 
подойдут к тематике твоей диссертации, а заодно я назначаю тебя главным по 
кирпичным разборкам. Уважаемые маги могут быть свободны. Можете идти. 
Приступайте к исполнению своих прямых обязанностей, - прищурился Алсан.
   Состроив кислые физиономии, маги быстро ушли с кирпичной сцены. Вольмар с 
молодым задором кинулся разгребать завалы, угрожая кирпичам в случае 
неповиновения выстроить из них стенку в мужском туалете. "Если ему не мешать, 
этот парень далеко пойдет", - подумал слегка успокоенный ректор и направился 
в учебный корпус.
   Там уже проходил коллоквиум, посвященный чрезвычайному происшествию с 
башней обсерватории и связи взрыва со вспышкой сверхновой звезды. Со временем 
он грозил вылиться в научную конференцию, посвященную вопросам магиятринной 
астрономии и космическим взрывам, ведущим к образованию сверхновых звезд, 
однако сейчас больше всего всех интересовали возможности самовосстановления 
лабораторной установки, а также связь времени восстановления с механизмом 
глобальных процессов в ядре галактики и продолжительности жизни вселенной.
   -  Согласно нашим расчетам и оценкам - с учетом сил мировой магической 
энтропии - установка соберется сама через тридцать миллиардов стандартных 
астрономических лет, - гордо улыбнулся маститый маг. - Ну, с погрешностью 
плюс-минус пара миллиардов.
   -  Но коллега Фрумкин! - усомнился другой маститый маг. - Это же сравнимо 
с магическим возрастом жизни вселенной. Согласно магистру Айншвайну наша 
вселенная должна самоликвидироваться через десять-двадцать миллиардов лет.
   -  Думаю, коллега Фомкин, ей придется слегка подзадержаться, пока наша 
установка не соберется вновь. Таким образом, мы продлили жизнь нашей 
вселенной на десять-двадцать миллиардов лет, - с искренней радостью и 
гордостью за очередной научный подвиг Кацанской магии задрал голову первый 
маститый волшебник.
   Алсан не стал проверять их расчеты, которые ученые мужи тут же 
демонстрировали любознательным зрителям, решив, что до экспериментальной 
проверки этого научного открытия он вряд ли дотянет, его мысли сейчас были 
заняты комиссией. Если уж Блэк Файс сказал, что комиссия будет, то она будет. 
Блэк Файс с наивностью ребенка любил комиссии.

                                  Глава 10

   Что больно кольнуло меня в лоб, я отпрянул в сторону и растерянно 
огляделся. Несмотря на темноту, сразу стало ясно, что вокруг меня возвышались 
скальные стены, я снова очутился в своей пещере. Так это был сон! Я 
облегченно вздохнул, хотя в тоже время ощутил внутри себя странную обиду и 
некоторое разочарование. "Все это мне только пригрезилось...  Ах как жаль!" 
Несмотря ни на что, тот мир мне понравился. В принципе в должности мага жить 
в нем совсем неплохо, пусть даже и под именем Саурона. Жаль вот только, что 
это всего лишь сон.
   Еще раз оглядевшись, я прислушался. Где-то вдалеке от пещеры громыхали 
приглушенные расстоянием и стенами раскаты грома, лаз в пещеру время от 
времени озарялся вспышками молний. Снаружи бушевала стихия. Я поискал 
фонарик, как ни странно, он оказался у меня в кармане, меня это удивило: я 
точно помнил, как выронил его.
   "Странно... - подумал я. - Очень странно!"
   Я посветил на часы. На них оказалось без двадцати двух двенадцать. Мои 
грезы по самым завышенным расчетам продолжались минут десять, более реально 
около пяти. "Неужели я заснул и продрых всего-то пять минут? А ведь мне уже 
столько успело присниться... - удивился я. - Странно!.."
   Внезапно в голове что-то произошло. Похоже, у меня в ней вновь завелся 
барабашка. Прислушавшись, я понял, что их снова двое. Значит, мне ничего не 
приснилось, это был не сон, а явь. Абсолютно, правда, непонятная, но явь. Я 
почувствовал некоторое облегчение, что я снова не один. Мои квартиранты вели 
себя как обычно: они злобно переругивались между собой. Но теперь я знал, как 
себя с ними вести.
   -  Тихо, вы там, охламоны! Дайте мне хоть немного подумать. Если будете 
шуметь, то я вас выгоню на улицу, и будете бродить неприкаянными призраками 
до самого Судного дня.
   -  Интересно, как это ты сделаешь? - прозвучал во мне ехидный голос эльфа.
   -  Не волнуйся, придумаю что-нибудь.
   -  Это мое тело, ты в него влез без спроса, а теперь же меня еще и выгнать 
хочешь! - возмутился хозяин.
   -  Что за ерунда, разве ты не видишь, дурень, что теперь я снова вернулся 
в свое тело, - сурово отчитал я его.
   -  Протри глаза, Саурон, проснись. Это всего лишь сон.
   -  С чего ты решил, что я сплю?
   -  Да ты посмотри вокруг себя хорошенько, неужели ты ничего не видишь?
   Я осветил пещеру и невольно ахнул. Это была совсем другая пещера, она 
оказалась гораздо больше моей и вполне цивильной. Похоже, здесь когда-то был 
древний храм, а может даже и ныне действующий. На стене передо мной 
красовались какие-то письмена, вырезанные в камне. У стены слева сидел на 
каменном кресле какой-то мрачный истукан, укоризненно глядевший на меня. Я 
осмотрел самого себя, на мне были мои кроссовки и прежняя одежда. Больше я не 
был эльфом, это меня немного порадовало.
   -  Особо не радуйся, - тут же испортил мне настроение Тафигел. - Это 
только сон, хотя во сне ты творишь какие-то странные вещи. Я про подобное 
волшебство никогда раньше и не слышал. У тебя определенно необычайные 
способности к магии.
   -  Просто его фантазия не знает никакого удержу, - скрипучим завистливым 
голосом дал наконец о себе знать коллега - Серж. - Он может напрямую работать 
с астральными пространствами и другими измерениями.
   -  Но как?
   -  Откуда я знаю, - хмыкнул Серж. - Уж тебе-то самому лучше об этом знать.
   -  Но где же я сейчас нахожусь?
   -  Не знаю, да и кто знает, куда тебя заносит в твоих снах.
   -  Похоже, это какой-то древний храм.
   -  Похоже.
   -  Ты бы лучше, чем дрыхнуть да во сне по храмам шляться, просыпался, да 
занялся бы этой девчонкой, - вмешался в наш разговор похотливый эльф.
   -  Ты хочешь, чтобы я шел на поводу твоих низменных желаний? - в очередной 
раз совершенно неискренне возмутился я. Если быть честным, то мне почему-то 
показалось, что они не такие уж и низменные, а скорее естественные.
   -  А чего тебе остается делать, теперь ты живешь в моем теле. А раз так, 
то и должен пользоваться случаем, от которого бы и я не отказался.
   -  Будешь вести паинькой, я скоро найду себе тело поприличней и переселюсь 
в него, - пообещал я не представляя, как это можно сделать. Мои коллеги по 
телу это поняли  и ехидно заржали. Меня удивляло поведение Сержа, который под 
влиянием эльфа начал меняться и не в лучшую сторону.
   -  Хотя у тебя большие магические способности, но ты же ничего не смыслишь 
в магии, Саурон... - издевательски усмехнулся докторант. - Ты совершенно ничего 
не знаешь об уравнениях Айншвайна. А без них у тебя ничего не получится.
   -  Зато смыслю в математике, физике, программировании, анатомии, биологии 
и немного знаю о генетике, а магия, судя по тому, что я узнал за это время, 
весьма сродни программированию. 
   Мои сожители растерянно умолкли подавленные перечислением моих знаний, я 
почувствовал, что имею над ними огромное преимущество в образовании. К тому 
же они не понимали меня, но я понимал их, поэтому мог позволить себе 
поизгаляться над своими сожителями.
   "Ну откуда, скажите, замшелому магу какой-то Кацании знать, что такое 
современная операционная система и система команд процессора? Насчет 
компьютеров здесь пока все было тихо. Виндоуз до них еще не скоро дойдет, нет 
на них своего Гейтса".
   Желания возвращаться в тело Тафигела у меня совершенно не наблюдалось, но 
мне уж больно сильно захотелось проверить: действительно ли я сплю или просто 
тривиально сошел с ума. Я с усилием разомкнул глаза: ночник по-прежнему 
тускло горел, Лорэн лежала под одеялом на краю кровати, она не стала снимать 
своей одежды и спала в ней. "Хорошо, что хоть сапоги с себя стянула, 
"виконтесса", - ехидно усмехнулся я и, откинув одеяло, потянулся к ночнику, 
чтобы накрыть его колпаком.
   От осторожного, казалось бы, почти бесшумного движения моя прекрасная 
спутница проснулась и удивленно посмотрела на меня. Она глядела так странно, 
словно не узнавала меня, хотя мы целый день мотались с ней вместе по лесам и 
долам. В этот момент Лорэн была столь хороша, что я, не выдержав соблазна, 
невольно потянулся к ней.
   Она не отталкивала меня, а сразу пошла мне навстречу. Я нашел ее губы и 
очень долго смаковал их на вкус. Они были то, что надо. Войдя во вкус, я 
решил проверить и все остальные ее прелести; мои руки, тщательно исследовав 
округлые формы ее тела, скользнули к застежкам одежды; но она мягко 
отстранила их и быстро сняла ее сама.
   Без одежды она оказалась много лучше, чем в ней. Я долго не мог оторваться 
от ее нежной кожи, гибкого и упругого тела. Насытиться таким телом казалось 
просто невозможно. Наши ласки продолжались довольно долго, но, хотя был готов 
и к большим нагрузкам, остановился, решив, что для первого раза с нее хватит. 
Принять такое решение мне было очень нелегко.
   Я отстранился от Лорэн, она лежала, скромно прикрыв длинными ресницами 
свои хорошенькие глазки. Я вздохнул, в последний раз проверил на вкус ее 
губки, чтобы убедиться, что они такие же сладкие и нежные, как мне показалось 
в первый раз, и накрыл колпаком светильник. "Надо все же отдохнуть после 
дороги", - решил я.
   Довольный собой и своей подругой, я уснул почти мгновенно. На этот раз мне 
ничего не снилось. Спал я долго и крепко, когда проснулся, было уже далеко не 
раннее утро. Причиной моего пробуждения явился довольно сильный толчок в бок.
   Я продрал глаза. Лорэн уже полностью одетая, даже в сапогах, сидела на 
краю кровати и зло смотрела на меня. О продолжении эротического сериала, 
который мы с ней начали этой ночью, не могло быть и речи. Мне показалось, что 
пока я спал, ее подменил или зачаровал злой волшебник. Словно торопясь 
подтвердить мою догадку, она тут же с упреками обрушилась на меня.
   -  Как вы могли так поступить, милорд Саурон.
   -  А в чем дело, миледи? - удивился я, но тут же поправился. - Что 
случилось, дорогая Лорэн?
   -  Разве вы ничего не помните, или вы притворяетесь, что ничего не 
понимаете? - гневно посмотрела она на меня.
   -  Нет, не понимаю, объясни.
   -  Что же мне делать?! - театрально заломила она свои руки. - Я больше не 
девственница! Как теперь я взгляну в глаза своему жениху.
   -  У тебя есть жених?..
   -  А как ты думал? - свирепо глянула она на меня.
   -  Извини, я ведь не знал.
   -  Легко извиняться, когда ты меня уже обесчестил.
   -  Но ты же сама помогала мне снимать с тебя одежду.
   -  А что мне оставалось делать? Ждать, пока ты ее порвешь? У меня с собой 
запасной нет. В чем бы я тогда ходила, да здесь к тому же и холодно... - 
прикусила она губку. - Я думала, что ты хочешь меня согреть.
   -  Не притворяйся, Лорэн, ты себя так вела, что было ясно, что ты тоже 
этого хочешь, - нахмурился я.
   -  Ну, конечно, мне было немного интересно знать, как это происходит между 
мужчиной и женщиной, я все-таки была девственницей, пока ты на меня не 
набросился как зверь.
   -  Но зачем же ты притягивала меня к себе?
   -  По-твоему было бы лучше, если бы ты меня изнасиловал?
   -  Но ты ведь с самого начала ни капельки не сопротивлялась.
   -  Если бы я стала сопротивляться, разве тебя это бы остановило?
   -  По твоему поведению мне показалось, что ты сама этого от меня ждешь.
   -  Не принимай меня за шлюху. Ты - могучий волшебник, я бессильна против 
твоих чар. Что я, по-твоему, должна была делать? Ждать, когда ты меня 
изнасилуешь? Я этого ни капельки не хотела, вот и пошла навстречу твоим 
животным желаниям.
   "Не слушай ее, это обычные женские уловки", - вмешался эльф.
   "Заткнись, убирайся из моего тела", - мысленно рявкнул я.
   "Это не твое тело - это наше тело, - наглым тоном напомнил он. - 
Успокойся, ты все сделал правильно, так и надо. Надеюсь, она тебя не 
разочаровала?"
   -  Заткнись, - рявкнул я.
   -  Почему ты разговариваешь со мной, как с девкой? - вспыхнула от гнева 
Лорэн.
   -  Извини, это я не с тобой.
   -  А с кем?
   -  Да так неважно. Сколько тебе лет, Лорэн?
   -  Шестнадцать.
   "Она врет, стерва, ей никак не меньше семнадцати".
   Я решил полностью игнорировать Тафигела.
   -  Значит тебе шестнадцать? - переспросил я, думая о своем.
   -  Ты удивляешься, что я такая старая и еще не замужем?
   -  Нет, нет, что ты; но ты ведь себя вела так, что я считал, что тебе уже 
больше. Никак не меньше восемнадцати.
   -  Ты меня считал старой девой?.. - возмутилась Лорэн.
   -  Нет, нет! Что ты! Ты - классная... четкая девчонка, настоящая красавица. 
Но ведь ты сама дала мне повод, чтобы я это сделал.
   -  Ты первый начал ко мне приставать.
   -  Но ты так странно вела себя.
   -  Но ведь я же тебя не трогала...
   -  Но ты так на меня смотрела...
   -  Уж и посмотреть нельзя, - насупилась подруга. - Ночью ты выглядел 
совсем по-другому. Мне было интересно, что с тобой случилось.
   -  А как я выглядел?
   -  Мужественнее, красивее, интереснее. Да к тому же ты был человеком.
   -  Правда?
   -  Ну, конечно. Почему так случилось? Днем ты снова эльф, а ночью был 
человеком. Ты не можешь все время быть человеком?
   -  Видишь ли, - вздохнул я, раздумывая, что ей ответить. - Когда я был 
маленьким, злой чародей заколдовал меня. Теперь я только по ночам могу быть 
человеком, а днем я эльф.
   -  Бедняга, - сочувственно кивнула она. - И это навсегда?
   -  Не знаю, - пожал я плечами. - Может мне удастся снять с себя это 
заклятие. Но только еще очень не скоро.
   -  Жаль, конечно, что ты не можешь снять заклятие уже сейчас, но это не 
может помешать нашей женитьбе, - твердо заявила Лорэн.
   -  Ты хочешь выйти за меня замуж?
   -  А что мне остается делать теперь, когда ты меня обесчестил? Только так 
можно скрыть мой позор.
   -  Ну, хорошо... - задумчиво кивнул я. - Раз нам ничего иного не остается, 
то, конечно, мы поженимся.
   -  Тогда в первой же церкви, которую мы встретим на пути, мы заключим наш 
союз. Ты даешь слово? - проницательно посмотрела мне в глаза Лорэн.
   -  Конечно, даю. Слово мага, моя дорогая женушка, - я попытался улыбнуться 
ей, чувствуя, что влип по уши, впрочем, в тот момент я об этом не слишком 
жалел.
   -  Хорошо, мой муженек, - успокоено вздохнула моя прекрасная невеста.
   -  Но послушай, твой отец не рассердится на нас за то, что мы поженились, 
не спросив его согласия? - на всякий случай поинтересовался я.
   -  Не волнуйся, милый Саурон, когда он увидит, какого мага я привела к 
нему в зятья, он умрет от радости. С твоей помощью мы завоюем всех наших 
соседей. Ведь даже сам король ничего не сможет противопоставить нам.
   -  Вот как?! - я несколько опешил от ее заявления.
   "Вот видишь теперь, как ты влип. Слово мага закон, им бросаться нельзя. 
Вот не послушал меня, теперь тебе придется жить с ней всю жизнь. Что может 
быть страшней подобной участи?!" - издевался надо мной эльф.

                                  Глава 11

   Ошарашенный свалившимся на меня событием я растерянно обвел глазами 
спальню и заметил на столике, рядом со светильником, жареного зайца без обеих 
задних ног. Заяц был совершенно свеженький и издавал весьма аппетитный запах.
   -  Откуда он? - удивился я, ничего не понимая.
   -  Как откуда?! - удивленно посмотрела на меня Лорэн. - Я достала его из 
твоей сумки. Я проснулась намного раньше тебя, после сегодняшней ночи мне 
очень сильно хотелось есть; но выйти из спальни я не могла: мне что-то все 
время мешало. Поэтому я и вспомнила о нашей сумке. Это тот заяц, что остался 
у нас еще с обеда.
   -  Понятно, - кивнул я, вспомнив про зайца и сумку. Сначала  я решил, что 
она может пользоваться моим посохом. Это было бы совсем некстати. 
   -  Вставай одевайся, дорогой муженек. В замке что-то случилось, я все 
время слышала какой-то шум: крики, возгласы. Может, на него напали враги...
   Я быстро встал, оделся и, подойдя к двери, снял заклинание. Мы вышли в 
коридор, здесь никого не было, затем спустились на первый этаж, здесь тоже 
было пусто, но откуда-то доносились чьи-то вопли. Было непонятно радостные 
они или жалобные - но очень громкие.
   -  Я схожу в туалетную комнату, приведу себя в порядок, а ты узнай, что 
случилось. Где слуги, где хозяева. Нам надо позавтракать и пора в дорогу.
   -  Хорошо, - ответил я, и мы расстались.
   Я направился по коридору в ту сторону, откуда доносились вопли. Внезапно у 
меня за спиной послышался быстрый перестук каблучков, я быстро оглянулся и 
увидел бежавшую по коридору Ильду. Она и вчера выглядела очень хорошенькой, 
но сейчас ее лицо, сиявшее от счастья, было поистине прекрасным. Она радостно 
засмеялась, завидев меня и, подбежав ближе, обхватила мою шею руками и звонко 
расцеловала в щеки, а потом и в губы. Не скажу, что мне это было неприятно, 
но я был весьма удивлен подобным поведением обычной служанки.
   -  В чем дело, Ильда?
   -  Ах, лорд Рэдан, у нас такая радость!
   -  Что за радость?
   -  Как! Вы еще не знаете?! Ах, да! Лорд Кондомур сегодня утром умер...
   -  Как умер?! - поразился я. - Вчера он прекрасно выглядел, был вполне 
здоров. Правда... - мне вспомнилось мое заклятие - демон-контролер.
   -  Да, но когда под утро умер лорд Гопкинс, он пришел в такую ярость, что 
из него струями посыпался песок, и, в конце концов, он полностью исчез, 
превратившись в кучку песка. От страшного чародея осталась кучка зловонного 
песка! Как это прекрасно! - звонко захохотала Ильда.
   -  Так выходит, лорд Гопкинс тоже умер?
   -  Да, он же еще вчера заболел, целую ночь кричал и стонал и, в конце 
концов, от него осталась только маленькая кучка дерьма, - брезгливо 
поморщилась Ильда. - Теперь вы наш законный господин - полный хозяин этого 
замка.
   -  Почему это я его хозяин, разве нет других наследников?
   -  Вы же победили Кондомура и Гопкинса в магическом поединке, и это от 
ваших рук они погибли. Поэтому вы теперь законный владелец этого замка.
   -  Откуда вам известно, что я их победил?
   -  О! О вашем поединке уже весь лес знает. Совы всем уже эту весть 
разнесли, они видели, как вы в одиночку, доблестно сражались с двумя магами, 
победили их и наложили на них свое заклятье, которое убило их.
   Я не знал, что мне и сказать, только стоял и поражено смотрел на сияющую 
как солнышко Ильду. Мне и в голову не приходило к чему может привести 
наложенное мной заклятье, я только хотел обезопасить себя от покушений со 
стороны двух коварных магов. А вышло вон оно что.
   "Поздравляю тебя, лорд Саурон, но прими мой совет. Уничтожь этот песок и 
это дерьмо, - раздался в голове голос эльфа, теперь в нем явственно слышалось 
искреннее уважение.
   Эти новые интонации в его голосе, да и совет мне понравились. Но другой 
компонент нашего триединства вел себя как-то странно. Голос Сержа Бедова в 
последнее время почему-то молчал, что было странно, мне уже начало казаться, 
что он чем-то сильно подавлен. - Почему ты молчишь, Серж?"
   "Я и не думал, что ты настолько жесток, Саурон, - раздался тихий голос 
потрясенного до глубины души астрального образа мага-докторанта. - Ты 
совершил очень жестокий и некрасивый поступок. Насмерть замучил двух невинных 
стариков-магов. Это ляжет тяжелым бременем на твою совесть. Ты должен 
покаяться в своем злодеянии".
   "Заткнись, - ответил ему за меня Тафигел. - Саурон - молодец, так им и 
надо, этим гнусам. Только не забудь уничтожить песок и дерьмо. Останки магов 
весьма опасны, особенно если они исходят на дерьмо или рассыпаются от злости. 
Не дай им шансов восстать из дерьма. Покончи с ними раз и навсегда".
   -  А где останки этих мерзавцев? - спросил я Ильду.
   -  Зачем они вам милорд?
   -  Понимаешь, я должен их уничтожить окончательно, чтобы они не воскресли.
   -  Вы думаете, они могут воскреснуть? - испуганно спросила девушка.
   -  Не знаю, но их надо лишить этой возможности. Где их останки?
   -  Я не знаю, надо спросить у Гошада, он их куда-то выбросил.
   "Скорей найди останки и уничтожь их", - торопил Тафигел.
   -  Где Гошад?
   -  Там, где и все остальные слуги, милорд. Извините, что мы празднуем без 
вашего позволения, но это такая радость, что мы забылись. Конечно, вы наш 
новый господин, но ведь вы не накажите нас? Правда? - таким нежным и зовущим 
голоском спросила она, что я едва не сгорел от волны огненного желания.
   -  Нет, не волнуйся. Это хорошее дело отпраздновать чьи-нибудь похороны. Я 
не вижу в этом ничего дурного.
   -  Ах, как же мне хочется служить вам, мой господин! Верой и правдой, 
душой и телом - довольно захлопала в ладошки Ильда, повергнув меня в 
смущение, а затем повела в сторону воплей.
   Я с невольным сожалением подумал, что если бы перетерпел эту ночь, то 
теперь имел бы полное моральное право отвести душу с этой милашкой. "Впрочем, 
одно другому не мешает", - подумал я. Мы прошли в левое крыло, к которому был 
пристроен флигель. Главное здание замка, как выяснилось, имело форму буквы 
"П". Здесь, во флигеле, на первом этаже находился огромный зал для больших 
торжественных попоек и собраний. Сейчас в нем сидело не менее двух десятков 
слуг и служанок. Они весело праздновали кончину своих старых хозяев. Увидев 
меня, все они тотчас же вскочили на ноги.
   -  Садитесь, - махнул я им. - Разрешаю вам праздновать. Кто из вас Гошад?
   -  Я, милорд!- испуганно посмотрел на меня один из слуг.
   -  Где останки лордов Гопкинса и Кондомура?
   -  Извините, милорд, но я их выбросил на свалку. Они очень плохо пахли, - 
еле слышно прошептал перепуганный слуга.
   -  Пойдем, покажешь куда именно, - невольно поморщился я.
   -  Но там так грязно, так плохо пахнет, милорд! - жалобно посмотрел он на 
меня. - Боюсь, вам там станет плохо.
   -  Пойдем, - махнул я рукой. В этом вопросе я был хорошо закален. Не 
слишком далеко от нашего дома находилась городская свалка и когда ветер дул с 
ее стороны или там начинали гореть отходы, то в нашем районе нельзя было 
дышать. Что уж там говорить про свалку маленького замка. Они здесь не знают, 
что такое настоящая вонь, в этом я был намного более продвинут, чем они.
   Мы вышли из жилого здания, прошли через небольшую железную калитку в стене 
и оказались на свалке. Я оказался прав, по сравнению с нашей свалкой, здесь 
царила прекрасная атмосфера, ничуть не удушливая: любой магазин или рыночная 
лавка мясных и рыбных товаров ничуть не уступали ей своей вонью, а наоборот 
значительно превосходили их остротой и насыщенностью ароматов.
   -  Где останки? - спросил я слугу, спокойно разглядывая жалкие отбросы. 
Гошад, прикрывая рукой нос, с трудом заставлял себя смотреть на свалку. Я с 
презрением посмотрел на неженку. Когда родители оставляли меня дома одного, 
уезжая в отпуск на целый месяц, мусорное ведро, которое они заставали, 
вернувшись после отдыха, частенько пахло намного круче. 
   -  По-моему, вон они, милорд.
   Я посмотрел в сторону, куда указывала рука слуги. Там действительно 
валялась кучка дерьма, перемешанного с песком. Я приблизился к ней и 
брезгливо принюхался. Да, несомненно, это были останки магов, из всего, что 
здесь находилось, только они одни могли поспорить с запахами моего ведра. 
Исходившая от них вонь была много противнее. Я спохватился: но как я их 
уничтожу, ведь я не взял с собой посох. Только я успел об этом подумать, как 
посох сам втиснулся мне в руку.
   "Эту кучу надо уничтожить", - приказал я.
   "Как прикажешь, мой господин. Каким образом ее уничтожить?"
   У меня мелькнула мысль разложить останки магов до кварков или хотя бы до 
элементарных частиц, но такую мысль пришлось сразу оставить: мои фантазии в 
исполнении демона могли привести к грандиозному взрыву.
   "Сожги их, да и все другие отбросы пламенем температурой примерно в три 
тысячи градусов".
   "Кельвина?" - уточнил далеко продвинувшийся в обучении демон.
   "Лучше Цельсия, лишние триста градусов лишними не будут".
   "Хорошо, но отойдите подальше, мой господин. Вы можете повредить себе 
зрение", - сообщил заботливый демон.
   "Хорошо, - кивнул я, крайне довольный своим диспетчером.
   Я отошел подальше от свалки, спрятался за калитку и прикрыл глаза ладонью, 
оставив лишь узенькую щелку между пальцами. Гошад спрятался за углом замка и 
тоже прикрыл глаза рукой, следуя моему примеру. Я направил шест на свалку.
   -  Гори! - рявкнул я.
   Ослепительно яркая стена огня взметнулась над свалкой. Она полыхала всего-
то порядка десятка секунд, но во взметнувшемся пламени я заметил две 
зеленоватые полупрозрачные фигурки. Высокую и низкую. Это были призраки 
умерших магов.
   "Тебе не удалось уничтожить их астральные компоненты, - сообщил мне 
мрачноватый голос эльфа. - Это очень плохо".
   "Их и нельзя просто так уничтожить, - вмешался Серж. - Это почти 
невозможно!"
   "Почему?" - спросил я.
   "Если бы ты мне сразу об этом сказал, я бы смог их уничтожить, - ответил 
за него диспетчер. - А теперь я тоже не знаю, как это сделать. Для этого их 
надо сначала изловить, если я их поймаю, я заберу у них всю энергию. Но ты их 
можешь не бояться, мой господин. Они уже никогда не смогут восстать из 
мертвых. Огонь полностью уничтожил их оболочки. От негодяев теперь остались 
только их неприкаянные астральные компоненты".
   "Но они могут помогать своими советами нашим врагам. И даже могут 
попробовать вселиться в чье-нибудь тело, конечно, по договоренности с 
хозяином. Но кто знает, может, найдется и такой, кто на это согласится, - 
мрачным тоном вещал эльф".
   "Такое возможно, - согласился демон. - Надо будет их изловить и 
уничтожить".
   "Ладно, будет время, и мы займемся ими, - согласился я. - А пока у меня 
есть и другие дела".
   "Чем же ты хочешь сейчас заняться?" - заинтересовался эльф.
   "Надо разобраться, где мы находимся и куда ехать дальше".
   "Ты не хочешь остаться жить в этом замке? - удивился эльф. - Он теперь 
твой. Здесь можно вольготно жить".
   "Я вернусь в него чуть позже - сначала мне хотелось бы попутешествовать, 
посмотреть этот мир".
   "Ну что же дело твое, только имей в виду - ничего там хорошего нет".
   "Я хотя бы посмотрю, куда попал. Интересно все-таки".
   Я закрыл калитку и вернулся в замок. Гошад был уже там, он видимо уже 
успел рассказать, что я сотворил с их свалкой. Веселье слегка стихло, все 
смотрели на своего нового повелителя с опаской. Я махнул им рукой.
   -  Приказываю продолжать празднество по поводу моего вступления во 
владение этим замком.
   -  Благодарим вас, наш господин, - заученно, хором ответили слуги.
   -  Как, кстати, он называется?
   -  Кондомарг, - подскочила ко мне Ильда.
   -  Название придется поменять, - скривился я.
   -  Как же вы его назовете, мой господин?
   -  Теперь он будет называться Мордор, - заявил я, решив не останавливаться 
на полумерах. - А меня зовите лорд Саурон повелитель Мордора. Ну, это, так 
сказать, мое официальное имя. У меня будет еще много других имен. Когда я 
вернусь, я вам их сообщу.
   -  Вы куда-то уезжаете, милорд? - поразилась Ильда.
   -  Да, мы с  моей супругой совершаем свадебное путешествие.
   -  Но другие могучие маги, наши соседи, в ваше отсутствие могут напасть на 
нас и захватить замок, а нас превратить в своих рабов или даже убить, - 
содрогнулась Ильда, жалобно глядя на меня.
   -  Я подумаю над этим, - сдержанно ответил я. Слова моей новой подданной 
привели меня в некоторое замешательство - оказывается, кроме Кондомура и 
Бинго здесь обитали и другие маги. Теперь, когда я стал владельцем замка, мне 
вовсе не хотелось, чтобы в мое отсутствие кто-нибудь посягнул на мою 
собственность. - Пока я назначаю тебя моей управляющей. Сейчас ты мне 
покажешь замок. А потом я придумаю, что сделать, чтобы соседние маги на него 
не покушались.
   -  Хорошо, мой господин, - с такой радостью и любовью посмотрела на меня 
Ильда, что у меня вновь мелькнула мысль о том, что неплохо было бы сейчас же 
познакомиться с ней поближе.
   Я милостиво кивнул своей новоиспеченной управляющей, и мы отправились 
осматривать замок

                                  Глава 12

  Замок оказался весьма большим, здесь были обширные подвалы и разные 
подсобные помещения, огромные залы и уютные спальни, а также множество других 
комнат различного назначения, расположенных по обеим сторонам длиннющих 
коридоров. По дороге мы столкнулись с Лорэн, она подозрительно посмотрела на 
нас с Ильдой и гневно нахмурилась.
   -  Где это ты ходишь, мой дорогой муженек, и что ты делаешь вместе с этой 
служанкой?
   -  Извините, миледи, - слегка растерялась и испугалась Ильда. - Я 
показываю милорду Саурону его замок.
   -  Его замок? - поразилась прекрасная Лорэн, тут же забывая о своем 
недовольстве. - Но ведь это замок лорда...
   Она наморщила лоб, силясь вспомнить имя прежнего владельца, но Ильда 
перехватила инициативу.
   -  Его больше нет, он умер, моя госпожа, теперь это замок вашего мужа.
   -  Вот как, - весьма довольно улыбнулась моя дражайшая половина, искренне 
обрадовавшись привалившему наследству. - Как же он называется?
   -  Милорд Саурон назвал его Мордором.
   -  Мордор... Лорд Мордора... Что ж звучит неплохо, - одобрила любимая женушка. 
Она ласково посмотрела на меня, я явно вырос в ее глазах. - Ну что ж, милорд 
Саурон, пойдемте, осмотрим наше владение.
   Теперь, когда нас было трое, осмотр замка для меня уже больше не был столь 
привлекателен. Признаться во время осмотра я больше осматривал свою новую 
подданную и подумывал, как бы нам с ней поскорей вступить в неофициальные 
отношения. Поэтому, когда мне показали кабинет и соседствующую с ним 
библиотеку, я остался там, решив ознакомиться с магическим наследием. Первая 
моя попытка что-нибудь взять с полки едва не оказалась последней, меня спас 
мой демон-диспетчер. Он успел вовремя уничтожить ловушки, поставленные 
прежним хозяином.
   Теперь я с опаской открыл книгу, естественно ничего понять в ней было 
невозможно, хотя выяснилось, что очертания букв слегка напоминают и латынь и 
кириллицу, но ни одного знакомого слова я не нашел, хотя в наследство от 
эльфа приобрел способность читать на эльфийском и староэльфийском. Однако, 
воспользовавшись способностями моего демона к языкам и криптографии, я вскоре 
постиг этот язык настолько, что мог прочесть эти тексты. Первыми книгами, 
которые сразу меня заинтересовали, были карты.
   В этом мире было,  - как явствовало из карт, - два материка: северный, на 
котором находился я, и относительно небольшой южный. На северном, который 
меня естественно больше заинтересовал, имелось семь больших королевств и 
несколько обособленных маленьких лесных и островных княжеств. Четыре юго-
западных королевства лежали кучно, остальные оказались на большом удалении от 
них. Впрочем, больше всего меня интересовал Ригетан, который лежал далеко от 
нас, на самом юге. Чтобы добраться до него, предстояло пересечь Гланар и 
Аматдард. Путь предстоял весьма неблизкий.
   Остальные книги оказались заполнены различными магическими сведениями, 
рецептами, заклинаниями и всяческим магическим хламом. На данный момент я не 
чувствовал себя морально готовым к тому, чтобы тут же, не отходя от кассы, 
приступить к изучению магии, к тому же ощутил прилив дикого голода. Постичь 
магические истины это, без сомнения, весьма интересно и притягательно, но на 
голодный желудок заниматься своим магическим образованием совершенно не 
хотелось. Тем более лимит времени заставлял меня отложить на потом поход в 
магические дебри. "Займусь на досуге, а на первое время мне хватит и посоха. 
Пока надо будет придумать, как защитить на время моего отсутствия наш замок".
   Моя незаконная женушка в сопровождении Ильды бродила по замку, изучая наше 
нежданное владение, ждать ее было выше моих сил. Я распорядился насчет 
завтрака в кабинете, хотя это был скорее уже обед. За компанию я решил 
пригласить и своего заботливого демона. Но тот вежливо отказался. Однако меня 
кое-что заинтересовало.
   -  А кстати, чем вы питаетесь?  Как мне быть, если вы вдруг захотите есть?
   -  О, нет, мой господин, не волнуйся, обычную пищу мы не едим. Мы питаемся 
только чистой энергией.
   -  А где же вы ее берете?
   -  У тебя, мой господин.
   -  То есть как? - невольно поежился я.
   -  Мы питаемся ею прямо из астрала посредством твоей астральной 
компоненты.
   -  Значит, вы энергетические вампиры?
   -  Да, мой господин, можно сказать и так. Но не беспокойся, в астрале ее 
столько, что хватит нам на многие миллиарды миллиардов лет.
   -  Ты думаешь, я столько протяну?
   -  Мы не дадим тебе умереть, мой господин, не волнуйся, - успокоил меня 
демон. - Ни в коем случае. Если потребуется, мы подчиним тебе весь астрал.
   -  Что ж тогда пью за твое здоровье, - поняв, что обречен на бессмертие, я 
довольно усмехнулся и поднял огромный хрустальный бокал вина, которое вчера 
понравилось моей супруге, сам я по нашей народной традиции предпочитал водку, 
но с ней здесь наблюдался острый дефицит, а вино действительно оказалось 
весьма и весьма неплохим.
   -  Лучше пей за свое. Твое здоровье - наша жизнь, хозяин, - фамильярно 
заявил демон.
   -  Ну, тогда выпьем за мое здоровье, - выпил я и второй бокал, в голове 
слегка зашумело, я никогда особо не пил, поэтому сразу остановился, вспомнив 
о предстоящем путешествии. - Послушай, - обратился я к демону. - Вот мне 
сейчас надо отсюда уехать, но как я могу бросить свое имение. Его же мои 
соседи разграбят, слуг уведут к себе в рабство, как только узнают, что я 
укатил в отпуск. Вернее, к родителям жены.
   -  Можешь оставить меня здесь хозяин, я буду стеречь твое имение и 
защищать твоих слуг.
   -  А вдруг на меня самого нападут в дороге? -  я с сомнением хмыкнул, 
такой вариант меня совсем не устраивал. Своя шкура была мне тоже дорога, 
зачем мне имение, если меня убьют.
   -  Тебе стоит только обо мне вспомнить, и я буду тут как тут.
   -  Что ж это неплохо, - кивнул я, несколько успокоенный. - Но для 
надежности давай сделаем вот что. Ты можешь изготовить для меня свою 
полностью функциональную копию, пусть даже с некоторыми урезанными функциями, 
но не в виде посоха, а в виде кольца?
   -  Что может быть проще, мой господин, - усмехнулся демон, и передо мной в 
воздухе тут же засветилось золотое колечко. Я взял его и тут же надел на 
безымянный палец правой руки.
   -  Кстати, сделай заодно обручальное кольцо для моей жены. Дорогое, 
красивое с каким-нибудь там бриллиантом или изумрудом, но только, чур, без 
особой магии. И притом такое, чтобы оно у нее никогда не терялось, - невольно 
вспомнил я мамины украшения.
   -  Слушаюсь мой господин, - снова усмехнулся демон.
   Передо мною в воздухе закружилось сверкающее кольцо. Оно было такое 
красивое, что, без всякого сомнения, надеть его на свой пальчик не отказалась 
бы и любая королева. Красиво граненый изумруд в окружении ярких брильянтиков 
выглядел просто роскошно.
   -  Класс! - восхищенно выдохнул я. - Ну, блин, ты даешь... Ты настоящий 
друг. С таким корешком, как ты, можно и в огонь и в воду. Как тебя звать-то.
   -  Благодарю тебя за добрые слова, мой господин, - польщенным голосом 
отозвался демон. - У меня нет имени, но мне нравится, когда ты зовешь меня 
просто - диспетчер.
   -  Хорошо, диспетчер, теперь мы с тобой друзья. Где ты хоть раздобыл эту 
штуковину?
   -  Достал из какого-то древнего клада, мой господин.
   -  На нем нет никакого заклятья?
   -  Охранное. То, что на нем было, я снял, теперь на нем только два 
заклятья: одно, чтобы оно никогда не терялось с руки твоей жены, и другое, 
чтобы ты всегда мог его найти. Стоит тебе только захотеть, и ты увидишь его 
отовсюду.
   -  Ну что ж, классно. Теперь диспетчер будь добр, поухаживай за мной: 
убери куда-нибудь эти остатки пищи.
   Убравшись в кабинете, я поспешил к своей супруге, желая похвастать 
перстнем и одеть ей на пальчик. Я нашел ее в столовой, она обедала и заодно 
инструктировала Ильду, как той распоряжаться хозяйством во время нашего 
отсутствия. Когда я надел на ее хорошенький пальчик перстенек, глазки Лорэн 
восхищенно загорелись, но затем насторожились, и она начала пристально его 
рассматривать. Наконец, что-то обнаружив, она удивленно уставилась на меня. 
Ильда тоже с удивлением смотрела то на перстень, то на меня, то на Лорэн.
   -  Мне кажется, да нет, не кажется... Это он... Это действительно он... Сомнений 
быть не может. Это же перстень королевы Фардины! Откуда он у тебя?
   -  Да так, нашел... - пожал я плечами, разочарованный ее реакцией. Я ждал от 
Лорэн большего. По крайней мере, горячего желания вознаградить меня за мои 
старания. - Это мой тебе свадебный подарок, - добавил я, надеясь, что оно 
может еще появиться. Но моя женушка словно и забыла о моем существовании - 
уставившись на подаренное ей кольцо, она застыла как зачарованная.
   -  Ты будешь обедать? - наконец пришла она в себя. - Нам скоро выезжать. 
Кого мы возьмем из слуг?
   -  Я уже пообедал, - недовольно буркнул я. - А слуг нам брать с собой 
незачем.
   -  Ты знаешь дорогу? - удивилась она. - И потом мы же не простолюдины, 
чтобы путешествовать без слуг.
   Про дорогу я совсем забыл, но в голове внезапно прозвучал голос демона.
   "Успокойся, мой господин, дорогу я уже разведал".
   -  Да, я дорогу знаю, - гордо махнул я рукой с кольцом, совсем забыв про 
него. Моя супруга заметила кольцо и удивленно на него уставилась, ничего 
объяснять ей я не стал, а продолжил: - Ильда теперь замок находится под 
защитой моей магии, поэтому ничего не бойся, она будет защищать не только 
его, но и всех вас.
   -  Благодарю вас, мой господин, - низко присела Ильда. У меня мелькнула 
мысль, что если бы я подарил этот перстень ей, то уж, конечно, без награды бы 
не остался.
   -  Тогда давай собираться в дорогу, - Лорэн, словно прочитав мои мысли, 
резко встала из-за стола. - Пойдем выберем тебе коня.
   -  К сожалению, моя госпожа, у нас в конюшне нет подходящего коня для 
милорда Саурона, - потупилась Ильда.
   -  Это еще почему? - гневно нахмурилась Лорэн.
   -  Дело в том, что у нас в конюшне только пони и невысокие лошадки. Они 
лучше всего подходят для наших горных дорог. Лорд Кондомур почти никогда не 
ездил верхом, и уж, конечно, никогда не ездил верхом лорд Гопкинс.
   -  Что же нам делать? - растерянно посмотрела на меня миледи.
   -  А мелочи. Поеду на маленькой, - равнодушно пожал я плечами.
   -  Пойдем сначала посмотрим на них, - решила Лорэн, и мы отправились в 
конюшню.
   В конюшне я не упустил момента, заставив запомнить своего диспетчера мешок 
с зерном для корма Дези и моего конька. Лорэн долго и внимательно 
рассматривала лошадей. Что же касается меня, то мне понравились и пони, и 
невысокие мохнатые лошадки, заставившие своим видом вспомнить лошадь 
Пржевальского. Наконец моя женушка подошла ко мне и возвестила свой вердикт:
   -  Тут нет ни одной лошади достойной, чтобы на ней ехал милорд Саурон 
властелин Мордора.
   -  Но, дорогая, зачем же так сразу. Тут столько миленьких лошадок... Если ты 
считаешь, что они слишком маленькие для меня, то может быть мы с тобой 
поменяемся: я сяду на Дези, а ты - на какую-нибудь из этих милашек.
   -  Как ты можешь такое говорить! Неужели ты хочешь, чтобы я ехала на столь 
невзрачном животном?.. Только простолюдину не зазорно ездить на них. Истинный 
лорд не имеет даже права думать о том, чтобы сесть на подобное животное.
   "Что я тебе говорил? - раздался в голове ехидный голосок эльфа, к которому 
я невольно уже начинал прислушиваться. - Она тебе еще не то устроит, вот 
увидишь".
   Растерянно я стоял, слушая то эльфа, то сердитое нравоучение, которое 
продолжала мне читать моя прекрасная юная женушка. Наконец мне показалось, 
что я нашел выход. Я вышел из конюшни.
   "Послушай, диспетчер, ты можешь сделать из одной Дези двух лошадей?"
   "Извини меня, мой господин, но я пока еще не могу создавать живое. Для 
этого нужна астральная составляющая. Мертвую или жареную лошадь, пожалуйста, 
но живую не могу... - виновато вздохнул демон-диспетчер. - Я не знаю, как 
создавать астральные компоненты".
   "Значит, это никак нельзя сделать? - заинтересовался я. - Нет, никакой 
возможности?"
   "Почему, наверняка какая-то да есть, в астральных отстойниках полно 
неприкаянных душ, если бы ты объяснил мне, как их оттуда извлекать, то я бы 
попробовал вселить в лошадь какую-нибудь извергнутую из астрала компоненту, 
чтобы оживить ее".
   "Значит, в принципе это возможно?"
   "Конечно, мой господин, но работа с астральными компонентами это весьма 
тонкая штука, с ней могут быть знакомы только весьма знающие маги".
   "А Кондомур и Бинго знали, как с ними работать?"
   "Несомненно, знали, в их книгах про это наверняка что-то написано. Поройся 
в них, мой господин, может что-нибудь и отыщешь".
   "Значит, ты не можешь добыть мне лошадь".
   "Почему?! Добыть могу. Скажи только какая тебе нужна. В мире и без того 
полно живых лошадей, я могу доставить тебе любую из них".
   "Значит, ты можешь взять ее в любом месте и доставить в мой замок... - 
поразился я. - А как ты это сделаешь?"
   "Просто воспользуюсь сокрытыми от людских глаз путями и переброшу ее сюда, 
- гордо усмехнулся демон. - Это произойдет для тебя почти что мгновенно".
   "А ты можешь показать ее мне, прежде чем перебрасывать?"
   "Конечно, я даже могу перебросить тебя в любую конюшню, чтобы ты сам мог 
выбрать себе достойного коня".
   "Ладно, я доверяю твоему вкусу, - опрометчиво махнул я рукой, потому что 
знатоком лошадей никогда не был. - Только смотри, не забудь про сбрую".
   "Ты доволен, мой господин? - прозвучал в моих ушах довольный голос демона. 
- Посмотри, разве он не хорош?"
   По лужайке перед конюшней как вихрь метался огромный черный жеребец в 
роскошной сбруе. Я обалдело посмотрел на него.
   "Чей это конь?" - спросил я демона.
   "Если он тебе нравится, то теперь твой, мой господин. Раньше он 
принадлежал одному южному султану, но теперь он твой. Можешь не волноваться, 
хозяина больше нет".
   "Что ты с ним сделал?"
   "Я ничего - султана около минуты назад предательски убил кинжалом в спину 
его двоюродный брат. Вот я и решил забрать коня тебе в подарок, тем более что 
он очень хорош. Не так ли?"
   "Да, он просто чудо, - задумчиво кивнул я, любуясь красавцем конем. -  
Только вот как я на него сяду? Он кажется таким свирепым". 
   "О, нет проблем, мой господин. Я сейчас сделаю его смирным, как овечка".
   "Ну, как овечка это уж чересчур. Достаточно только, чтобы он слушался меня 
и только меня и не вздумал пытаться выбросить меня из седла".
   "Хорошо".
   Внезапно конь разом присмирел и легким шагом приблизился ко мне. Я 
потрепал красавца по гриве. Конь был на загляденье - ничего не скажешь 
королевский скакун. Правда, мой опыт верховой езды был весьма невелик, но 
если конь будет вести себя спокойно, в седле я удержаться смогу.

                                  Глава 13

   Я стоял, поглаживая и почесывая гриву своего скакуна. На таком красавце и 
мне захотелось поездить, покрасоваться перед женщинами, да и у мужиков бы 
слюнки от зависти потекли.
  -  Откуда у тебя этот конь?! - раздался у меня за спиной удивленный голосок 
Лорэн. - Где ты его взял?
   -  Места знать надо, - сердито буркнул я. - Разве ты забыла, что я маг? Я 
просто призвал его.
   -  На такого коня не стыдно сесть и королю, - покачала головой женушка.
   -  Значит, мне не зазорно на нем сидеть?
   -  На этом нет. Значит, ты готов в дорогу?
   -  Да, я готов.
   -  Ильда, распорядись, чтобы седлали Дези да принесли запасную одежду, ту 
еду и те деньги, которые мы с тобой отложили в дорогу. Не забудь и про меч 
для милорда.
   -  Деньги?! Меч?! - удивился я.
   -  Ну, конечно. Ты же не простолюдин, поэтому меч тебе просто необходим. 
Ну а деньги... Неужели непонятно - нам же в дороге придется покупать еду, 
платить за гостиницы. И почему ты не хочешь взять с собой слугу?
   -  Я думаю, он будет лишним, - недовольно поморщился я. - Не забывай, что 
я маг. Все, что нам потребуется, я сделаю с помощью магии.
   -  Ну, хорошо, - сердито махнула рукой Лорэн. - Я и без твоих напоминаний 
прекрасно помню, что ты маг, но слишком часто пользоваться магией нельзя. Это 
неприлично и вызывает у людей недоверие и опасения, что ты их обманываешь.
   -  Я не буду при людях пользоваться магией.
   -  Когда они узнают, что ты из Лихолесья, они тут же поймут, что ты маг. 
Хорошо бы Лихолесье тоже переименовать.
   -  Переименовать Лихолесье?!
   -  Ну да, ты ведь переименовал этот замок в Мордор. Можно переименовать и 
Лихолесье. В Мордоран, например, или в Мордарел. В конце концов, я думаю, нам 
все равно придется его завоевать.
   -  Зачем его завоевывать?
   -  А зачем ты подарил мне этот перстень? Разве у тебя не было никакого 
умысла? - удивилась Лорэн.
   -  Нет. Просто мне захотелось сделать тебе что-нибудь приятное - маленький 
подарок.
   -  К такому перстню неплохо было бы приложить хотя бы маленькое 
королевство. Понимаешь, он смотрится чересчур одиноко и слишком уж нелепо на 
руке обычной хозяйки замка. Имея на своей руке такой перстень, поневоле 
хочется стать королевой.
   -  А мне королем быть что-то не очень хочется, - тяжело вздохнул я, 
невольно вспомнив, какое имя я себе выбрал.
   -  Тебя этот маг хоть заколдовал в благородного эльфа? - подозрительно 
посмотрела на меня Лорэн.
   -  Что значит в благородного, - разозлился я, мысленно роясь в своей 
родословной, в которой все сплошь были учителя, медики, служащие, рабочие да 
крестьяне.
   -  Ну, какая в тебе кровь, надеюсь, хоть маленькая капелька королевской 
есть? Не в обычного же бродягу-охотника он тебя превратил? Имя-то у тебя 
красивое, звучное. С таким именем надо обязательно стать королем или хотя бы 
герцогом. Ты обязан его оправдать.
   -  Как-нибудь оправдаю, - сердито махнул я рукой. - Но это потом. Мы 
собрались с тобой в путь, об этом лучше поговорим в дороге.
    В это время к нам подошли двое слуг с мечом и мешками. Они растерянно 
смотрели на нас. Не зная, как им быть. Я взял пояс с мечом и нацепил его на 
себя. Лорэн придирчиво осмотрела меня; по выражению ее глаз я понял, что 
третий сорт уже не брак; догадавшись о том, что я прочел ее мысли, она 
отвернулась и строго посмотрела на слуг.
   -  Мы принесли то, что вы приказали, миледи. Здесь деньги, еда и одежда. 
Куда вы нам погрузить это все?
   -  Мы будем брать с собой еще одного коня? - недовольно посмотрела на меня 
милая женушка.
   -  Не стоит, дорогая. Мы погрузим все это на наших лошадей. Это не так 
тяжело. Еды в дорогу не стоит много брать, я о ней сам позабочусь.
   -  Ну, хорошо, - она оглянулась, к ней уже вели ее Дези. - Деньги 
прикрепите к седлу моей лошади, а еду и одежду - моего мужа. Как кстати зовут 
твоего жеребца, муженек?
   Я на мгновение замялся, но тут же услышал подсказку своего диспетчера.
   "Его зовут Дахор".
   -  Его зовут Дахор, - повторил я вслед демону. Услышав свое имя, конь 
повел ушами и негромко заржал.
   -  Что ж, прекрасно, - дернула плечиком Лорэн. - Дези и Дахор. Мне кажется 
это символично. Не так ли, милый?
   -  Возможно, дорогая, - удивленно посмотрел я на нее. Лорэн победоносно 
улыбалась.
   Слуги быстро прикрепили мешки и встали, ожидая новых приказаний. Я взмахом 
отпустил их, с сожалением подумав, что стоило бы хотя бы немного пожить в 
замке, обжиться, насладиться семейной жизнью, да и жизнью средневекового 
магната. Но моя женушка спешила, а может быть, причина в том, что я совсем не 
уговаривал ее остановиться на отдых в замке. Все случилось слишком уж 
неожиданно. Да и мне самому было интересно поскорей взглянуть на этот мир.
   Моя женушка ловко запрыгнула в седло. Я сделал это, может быть, не столь 
изящно, но тоже очень неплохо, во всяком случае, в ее глазах не мелькнуло 
недовольства мной или презрения. Впрочем, учитывая, что у меня была память 
эльфа, я и должен был действовать достаточно умело. Тревоги по поводу моей 
вольтижировки у меня тотчас исчезли. Верхом я чувствовал себя вполне 
уверенно.
   Мы выехали в ворота, и, объехав замок, оказались на дороге, которая шла 
среди огородов и полей. Сельскохозяйственные угодья занимали полосу шириной в 
полтора-два километра, по краям возвышались склоны гор, покрытые высоким 
лесом. Кое-где встречались маленькие деревушки. Очевидно, что все это также 
было моим владением. Я чувствовал себя маркизом Карабасом, а роль кота в 
сапогах играл мой демон-диспетчер.
   Впрочем, километров через двенадцать-пятнадцать возделываемые земли 
закончились, и слева и справа на нас вновь стеной надвинулся лес, который 
кое-где подступал вплотную к дороге. Мы ехали не слишком медленно, но и не 
гнали своих лошадей. Я не торопился, теперь со мной рядом был уже неплохо 
продвинутый демон-диспетчер, который сам следил за графиком нашего движения. 
Никаких забот я не испытывал и расслабленно покачивался в седле, наслаждаясь 
окружавшей меня природой.
   Пока мы двигались между угодий, принадлежащих мне, вернее, нам; моя 
дражайшая половина почти не обращала на меня внимания, полностью поглощенная 
осмотром своих владений. Когда же начался лес, она хоть и тревожно 
поглядывала по сторонам, но подъехала ко мне вплотную и затеяла со мной 
обычный женский разговор.
   -  Скажи, Саурон, как ты ко мне относишься?
   -  Конечно, люблю, дорогая! - без колебаний ответил я, несколько 
удивленный ее неожиданным вопросом.
   -  Не лги. Я видела, как ты жадно смотрел на эту девчонку Ильду. Ты ее 
хотел. Ты не отрывал от нее глаз. Только не лги мне, что это неправда.
   -  Но, дорогая... таковы мы все, мужчины. Мы не можем оторвать глаз от всего 
красивого. Она ведь хорошенькая...
   -  Даже слишком. Когда мы вернемся, я, возможно, рассчитаю ее, если ты 
будешь на нее и дальше так смотреть. Ты можешь делать с ней все, что тебе 
вздумается - ты ее господин, но больше не смей на нее так смотреть. Ты меня 
понял, Саурон?
   -  Да, дорогая.
   -  И сейчас же надень кольцо на другой палец. Видишь, я твой свадебный 
подарок одела на левую руку. Там, куда ты его одел, кольца носят только 
вдовцы и вдовы. Ты же не желаешь моей смерти? - подозрительно нахмурилась 
она.
   -  О, нет, моя милая, конечно, нет, - смутился я и быстро переодел кольцо 
на безымянный палец левой руки.
   Некоторое время мы ехали молча. Лорэн о чем-то сосредоточенно думала, я 
исподтишка следил за ней, думая о том, как она все-таки красива. Наконец она 
поймала мой взгляд, но истолковала его почему-то неправильно.
   -  Неужели ты меня ни капельки не любишь?
   -  Конечно, люблю... очень люблю, дорогая, - тяжело вздохнул я, думая о том, 
как же она мне дорога.
   -  Но почему же тогда ты не хочешь сделать мне хороший свадебный подарок? 
Настоящий подарок.
   -  Конечно, хочу, но чего же ты желаешь? - буркнул я, прекрасно понимая, к 
чему она клонит.
   -  Ты мог бы мне подарить какое-нибудь, пусть даже маленькое королевство, 
но уютное и миленькое. Замок у нас уже есть. Это будет наше родовое гнездо. 
Теперь пора подумать о королевстве.
   -  Но где ж я его возьму?
   -  Неужели такому могучему магу, как ты, его трудно завоевать?
   -  Но это же война, кровь, убийства.
   -  Подумаешь, несколько сотен трупов никогда не бывают лишними. Тебе-то 
только и надо, что захватить какой-нибудь город и объявить его своей 
столицей, а потом присоединить окрестности. Для начала можно даже снизить 
налоги, чтобы твои новые подданные не сбежали от тебя, а потом даровать 
привилегии знати. Все великие правители с этого начинали, в учебниках истории 
так написано. Мы c тобой создадим династию Сауронгов. Ну, разве тебе не 
хочется спать с королевой? Королевой Мордора.
   Я вспомнил слова отца, что с женщинами лучше не спорить, чтобы из-за 
сиюминутной прихоти у них не возникла мания, поэтому решил последовать его 
примеру. Так мы ехали, переговариваясь между собой о том, где нам лучше 
основать и как лучше обустроить наше будущее королевство.

                                  Глава 14

   Внизу под гондолой замаячила земля, Тамтайский океан остался позади. 
Перелет заканчивался. Драконолет приближался к Хитродуру, столице 
Подльвандии. Истерзанному Джерри удалось наконец вырваться из когтей мисс 
Барби, он включил плантевизор, чтобы узнать погоду и политическую обстановку 
в Подльвандии накануне своего визита. Он немного опоздал, передача новостей 
уже заканчивалась. Шел самый конец новостей: экономический обзор.
   -  Вести с городских рынков. По всей столице наблюдается ажиотаж. 
Остродефицитным товарами стали плесневелый сыр, тухлые яйца и гнилые 
помидоры. Так гостеприимные хитродурцы готовятся к встрече дорогого гостя из-
за океана: Джерри Кисса. Как сообщают наши корреспонденты: в связи с 
нехваткой товаров подобного рода пришлось ввозить его из-за рубежа. В порту 
разгружаются блашмандские и гришмандские суда, они также привезли и тех, кто 
хочет лично поприветствовать всеми уважаемого туттамхама, когда он вновь 
ступит на Олдматр, кроме гришмандцев и блашмандцев, ожидаются мизербургцы и 
лютенанцы, возможно даже прибытие херусландцев и дрянландорцев.
   "Вот что значит популярность... - довольно вздохнул Джерри. - Все в мире 
знают, как я люблю немного плесневелый сыр и свои слегка подтухшие яйца. Но 
вот только зачем им гнилые помидоры? Я их терпеть не могу".
   -  Похоже, в драконопорту нас ждет веселенькая встреча, - озадаченно 
покачала головой мисс Доллифайн.
   -  Да, - мрачно кивнул головой Дон Джемби. - Нам это не к чему. Кацаны 
рассекретят нас еще задолго до нашего прибытия в Квамос.
   -  Милый, - фамильярно обратилась к прирученному за время полета Джерри 
мисс Барби. - Нам надо обязательно избежать этой встречи.
   -  Но они так готовятся к встрече со мной, так меня ждут, так хотят меня 
увидеть! - печально вздохнул Джерри, понимая, что от торжественной встречи в 
драконопорту с радостно приветствующими его хитродурцами и другими 
олдматрацами придется все же отказаться. Его визит носил неофициальный 
характер.
   -  Ах, дорогой, успокойся, не принимай это все так близко к сердцу. Разве 
вам, политикам, впервые приходится разочаровывать своих избирателей?
   -  Ах, моя дорогая, разве ты не понимаешь, что нами политиками всегда 
движут высшие интересы? - закатил глазки Джерри.
   -  Я тебя так хорошо понимаю, мой милый. Что может быть выше своих 
собственных интересов! - тонко улыбнулась мисс Барби.
   -  Ах, Доллия, ты умнейшая из женщин, которых я встречал!
   -  Как приятно это слышать от такого знатока женщин, как ты!
   -  Так меняем мы курс или нет?! - взорвался Дон Джемби. - До драконопорта 
уже не так далеко.
   -  Хорошо, - недовольно буркнул Кисс. Он достал из кармана переносной 
магический видеоплантирик и вызвал Нойбара Клаба, премьера Подльвандии.
   -  Это ты, старина Ной? - улыбнулся он засветившемуся на экране давнему 
приятелю. - Привет от меня и от Буха!
   -  Привет, Джерри! Рад тебя видеть, дружище, думаю, скоро увидим друг 
друга воочию. Почему ты меня вызвал?
   -  Видишь ли, старина! Мне хотелось бы избежать всей этой шумихи, 
связанной с моим визитом. Понимаешь ли, он неофициальный... Нам надо просто о 
многом поговорить с глазу на глаз. Без всей этой суеты, толкотни, лишних 
вопросов...
   -  Понимаю. Чего же ты от меня хочешь?
   -  Ты позволишь моему драконолету сесть где-нибудь на военной базе? 
Желательно недалеко от твоего дома.
   -  Конечно, Джерри. Я и сам мог бы предложить тебе подобный вариант, если 
бы не знал, как ты любишь торжественные встречи. Что с тобой случилось?
   -  Что делать, Ной. Нам политикам иногда приходится обманывать надежды 
даже тех, кто нас любит.
   -  Ты прав, Джерри. Это наш политический крест, - вздохнул Нойбар. - Ну 
что ж, до встречи. Садись на Авалонской драконьей базе. Я из сейчас же 
предупрежу, чтобы тебя не сбили. На драконодроме тебя будет ждать мой 
големкар.
   -  Благодарю тебя, старина. До встречи.
   Экран погас. Джерри довольно откинулся в своем кресле.
   -  Штурман-пилот, ты слышал? Передай драконам, чтобы они брали курс на 
Авалон. - крикнула мисс Барби и обернулась к Джемби. - Проследи за ним, Дон, 
чтобы он не сообщил об этом на землю.
   Дон мгновенно исчез, а Барби снова принялась за массаж Кисса, приводя его 
в боевую форму перед ответственной встречей. Джерри только мучительно стонал, 
вспоминая предостережения Тома. Хорошо, что с ним был еще Дон, которому 
частенько приходилось отдуваться за двоих. Однако Гэндолина Доллифайн не 
только не уступала Долли в активности, но даже превосходила ее. По этой 
причине помощь от Дона была не столь уж значительна.
   Наконец снизу послышался жуткий рев драконов. Приближался Авалонский 
военный драконопорт. Вскоре гондолу начало потряхивать, затем тряхнуло в 
последний раз, и Джерри понял, что они сели. Пошатываясь, он потащился к 
выходу. Ноги заплетались, если бы не поддержка секретаря и мисс Барби, он бы 
не смог выбраться из гондолы. Его уже ждали. Големкар Нойбара маячил чуть в 
стороне от посадочной полосы. Полуживого гостя впихнули в него, секретарь и 
спутники уселись рядом и големы быстро засеменили ногами, разгоняя повозку. 
Вскоре они уже со свистом неслись по големвею. Джерри устало поглядывал в 
оконце повозки.
   -  Куда мы едем? - спросил он у голема-водителя.
   -  На виллу к сэру Клабу. Он приказал привести вас туда.
   -  Он ждет нас там?
   -  Полагаю, к нашему приезду он будет уже там, мистер Кисс, - холодно 
ответил голем, давая понять любознательному гостю из-за океана, что подобные 
вопросы в Подльвандии неуместны.
   "Все эти подльвандцы такие, даже их големы, - подумал измученный визитер, 
- строят из себя черт знает что. Но с ними надо повежливей, это все же наши 
главные и самые надежные союзники в Олдматре. Да и во всем мире. Только они 
до сих пор все еще пытаются отыскать магическую пыль президента Дусттама. В 
Гадбадских событиях их твердая позиция нам очень помогла. Только они до сих 
пор помогают нам в Бабле. Да, если старина Ной отвернется от своих друзей 
туттамхамцев, то чего же ждать от других олдматрацких бэби".
   Наконец големкар свернул с големвея и помчался по големштрассе, которое 
шло между огражденных высокими живыми стенами вилл. Вскоре он снизил скорость 
и влетел в ворота весьма шикарной виллы, центральное здание, которой с трассы 
не было видно. Его скрывали густые кроны высоченных олдматрских дубов.
   Големкар остановился, гости вышли. Холеный дворецкий в сопровождении троих 
слуг подошел к ним навстречу. По виду он был типичным хитродурцем, но опытный 
взгляд Дона даже под этой невзрачной внешностью сразу же вычислил своего 
коллегу. Профессионалы мгновенно узнали друг друга, они обменялись взглядами, 
и каждый из них без труда понял, сколько стоит его оппонент.
   Хитродурец по достоинству оценил и приехавших с Доном девочек, его цепкий 
взгляд не упустил ничего стоящего внимания в арсенале маститых 
профессионалок. Профессионалки понимающе посмотрели на него. Кисс заметивший 
эту дуэль взглядов облегченно вздохнул: в такой обстановке, когда все вокруг 
были профессионалы, он и любил работать. Джерри всю жизнь терпеть не мог 
дилетантов. Профессионалы все ловят на лету - дилетантам все приходится 
объяснять.
   -  Сэр Клаб ждет вас, мистер Джерри, - проскрипел дворецкий. - Мое имя 
Денс Боймж, я его дворецкий. Мне приказано проводить вас к нему. Ваши люди и 
вы останетесь гостить на вилле. Пусть они следуют за слугами.
   -  Хорошо, - радостно кивнул Джерри, весьма довольный тем, что для него 
все складывалось как нельзя лучше. Дон несколько озабоченным взглядом 
скользнул по нему и по своим боевым подругам. Но взгляд хитродурца успокоил 
его. Дон легко понял его значение. Денс Боймж сказал ему:
   "Не волнуйся, старина, уж в чем-чем, а в этом мы тебе поможем".
   Эти несколько мгновений, когда они смотрели друг другу в глаза, позволили 
Дону понять, что на этого парня он может спокойно опереться. Он улыбнулся, 
взял свои вещи сам и, сделав знак подругам, направился к зданию. Успокоенный 
тем, что все так хорошо складывается, заокеанский гость с улыбкой последовал 
за дворецким. Вскоре он уже хлопал по спине своего приятеля Ноя.
   -  Как я рад, как я рад, старина. Ты все такой же. Мы столько не виделись, 
а ты ничуть не изменился!
   -  Это же было не так давно, Джерри, мы с тобой встречались перед 
Гадбадом. Не так уж и давно. Не хотелось бы тебя огорчать, старина, но ты за 
это время сильно сдал. Когда я увидел тебя в экране видеопланта, то мне даже 
не поверилось, что это ты.
   -  Долго летел. На этот раз дорога полностью вымотала меня.
   -  Ты опять на своем четырехдраконнике.
   -  Да, как всегда. Сам понимаешь - привычка.
   -  Кстати, Джерри, как дела у нашего общего друга Тома? 
   -  У Тома... У него все хорошо, будь он неладен.
   -  Что это ты так про него?
   -  Да ты же сам знаешь, какой он...
   -  Да... Ну ладно, не будем о грустном, давай о деле. У нас, профессионалов, 
время деньги. А деньги - это жизнь. Ты, я так понял, прилетел поговорить о 
Рантеге.
   -  Приятно говорить с умным человеком.
   -  Взаимно, Джерри, взаимно. Но этот вопрос сложный, очень сложный. 
Особенно сейчас.
   -  Сейчас?
   -  Ну, ты ведь знаешь о последних событиях в Кацании.
   -  Посвети, - вздохнул Джерри. - Пока я летел, несколько отстал от того, 
что сейчас творится в мире.
   -  Что с тобой, старина, не узнаю тебя!
   -  Годы... Годы берут свое, дорогой Ной. 
   -  Но ты то хоть про этот взрыв знаешь?
   -  Ну, конечно. О чем речь. А что сами кацаны о нем говорят.
   -  Они кричат, что это обычная авария. Это и так понятно, но чего. Они 
говорят, что это мирный взрыв. И я даже не знаю чему верить.
   -  Кацанам верить нельзя. Правды они никогда не скажут. Это я тебе говорю, 
а я в Кацании не одну псарню съел.
   -  Да, но не думаешь же ты, что они могут проводить испытания чуть ли не в 
центре Квамоса?
   -  Они могут, кацаны все могут. Они - безбашенные. Ну и что там, в 
Квамосе, творится после взрыва?
   -  Башня уже почти полностью восстановлена...
   -  Вот видишь, - перебил приятеля Джерри. - У них все заранее рассчитано. 
Кто занимался восстановлением?
   -  Некто Вольмар Мраков.
   -  Главный свидетель взрыва! Ну что я тебе говорил?! Еще одна темная 
квамосская лошадка! Чем хоть он сейчас занимается?
   -  Говорят, пытается вызвать из Астрала призрак Сержа Бедова, одного из 
создателей установки.
   -  Вот они кацаны - они все такие. Что там, в Квамосе, еще?
   -  Там сейчас целое столпотворение. Почти вся Мавзалия там. Да и некоторые 
соседи там же толкаются.
   -  Кто, например?
   -  Например, самая одиозная фигура нынешнего Олдматра - Дамадар Первый. 
   -  Значит, король Братопутнии уже там? Надеюсь, Тобик Пучеглаз и 
Швальпсина туда не поехали?
   -  Они нет, но очень беспокоятся. Они во всем надеются на Добера. Боятся, 
как бы он их не подвел.
   -  Ладно, не будем об этом, - поморщился гость. - Давай лучше о Рантеге. 
Ты в деле?
   -  Сложный вопрос, Джерри, очень сложный. Гадбад поставил нас в очень 
непростое положение. Сейчас с Рантегом я ничего не могу обещать. Лютенция с 
Херусландией больше не хотят лезть, да и другие. Может, вы сами?
   -  Мы, конечно, сможем и сами, но кто-то же должен нас поддержать.
   -  Но ты ведь сам понимаешь, что ни мы, ни вы не выполнили обещания, 
которые давали перед Гадбадом. Цены на сырую магию не упали, как мы все 
надеялись, а поднялись еще выше. Големов кормить нечем. Магическое горючее 
для големов настолько подорожало, что приходится резать некоторые программы, 
чтобы хоть как-то выполнить свои предвыборные обещания.
   -  А скажи, зачем их выполнять? Про них все уже давно забыли...
   -  Эх, Джерри, Джерри, твои бы слова, да богу в уши. Да, нет. Наши 
избиратели ничего не забывают.
   -  Но пойми, если мы не свернем шею Рантегу сейчас, то потом будет поздно. 
Представляешь, что будет, если они создадут боевые катапульты на магическом 
концентрате?
   -  Я хорошо понимаю твои волнения Джерри, как жаль, что наши избиратели 
нас не понимают. Ситуация в Рантаге давно вызывает у меня большую тревогу. 
Эти дикари хотят пролезть в большую, даже великую, магию. Это недопустимо. 
Так они вскоре начнут нам диктовать свой магический курс.
   -  Вот поэтому нам и надо решить этот вопрос сейчас, чтобы у Рантега 
никогда не было магических катапульт, и чтобы он и близко не приближался к 
великой магии, нам достаточно кацанов и линбейцев.
   -  Ах, Джерри, Джерри, как я хорошо понимаю тебя и своего лучшего друга 
Добера. Но и ты меня пойми. На востоке у нас сейчас столько проблем, столько 
проблем... Тут и Гидовния, тут и Духманистан, тут и Гадбад, тут и Бантюкистан, 
тут и наш друг Ладбенус.
   -  Да, но нам нельзя сидеть сложа руки и ждать, когда проблемы за нас сами 
решатся. Надо действовать быстро и решительно.
   -  Но надо лучше готовить причину. Надо больше работать над подготовкой.
   -  Разве мы плохо с тобой сработали в Гадбаде?
   -  И скажи, чего мы добились в Гадбаде. Захватили и посадили за решетку 
президента Дусттама? Но ведь магическая пыль так и не найдена. Нам приходится 
разрывать кладбища и искать невинных жертв, чтобы предъявлять обвинения, 
хорошо еще хоть кемалийцы нам помогают, поставляют их тысячами. Но они уж 
больно свеженькие. Если бы не небескорыстная помощь Ладбенуса и Бантюкистана, 
скажи, что бы мы делали?
   -  Не волнуйся так, старина, общественность о Дусттаме уже забыла, сейчас 
в прессе намного чаще обсуждаются очередные любовные похождения вашего 
принца, нежели события в Гадбаде. Давай лучше обсудим, что мы можем сделать, 
чтобы все поняли, пока над Рантегом не парят наши драконы, жители Подльвандии 
не могут спокойно спать.

                                  Глава 15

   Теперь, когда я имел такого продвинутого помощника, как демон-диспетчер, я 
ехал ни о чем не тревожась. В пути мы сделали пару остановок, чтобы дать 
отдых коням и передохнуть самим. Дорога по большей части была безлюдной, 
впрочем, о близости хищников и других живых существ демон давал мне знать 
заранее, помимо этого, он незаметно для моей женушки скосил нам часть пути, 
чтобы мы успели до потемок добраться до небольшого уютного замка, окруженного 
рвом, заполненным водой, в отличие от Мордора, обнесенного одной стеной. На 
мой возглас из бойницы высунулся какой-то всклоченный, заспанный страж, 
окинул нас внимательным взглядом, а затем снова скрылся. Спустя пару минут он 
снова высунулся.
   -  Кто такие?
   -  Лорд Саурон властелин Мордора со своей супругой, миледи Лорэн, - 
сердито рявкнул я.
   Прошло еще несколько минут, и подъемный мост начал со скрипом опускаться. 
Затем поднялась железная решетка, а за ней распахнулись ворота. Пара 
стражников, вооруженных длинными алебардами, с интересом пялилась на нас. 
Однако когда мы подъехали к ним, они тут же склонились в низких поклонах. 
Навстречу к нам уже спешил высокий худой старик в такой же шляпе, что и у 
Кондомура. Я спрыгнул с коня и помог спешиться леди Саурон. Мы вежливо, но с 
достоинством раскланялись с хозяином.
   -  Приветствую вас, милорд Саурон. Здравствуйте, миледи, - вежливо 
поклонился тот. - Рад вас видеть своими гостями. Мое имя маг Мирдин.
   Мирдин скользнул по нам внимательным, ничего не упускающим взглядом. При 
виде кольца на пальчике моей супруги в его глазах мелькнула легкая тревога и 
еще большая при виде моего. Но больше он почти ничем не проявил своих чувств.
   Мы вежливо поприветствовали Мирдина и последовали за ним в его жилище. 
Размерами замок значительно уступал Мордору, но внутри выглядел весьма 
привлекательно и уютно. Хозяин, не мешкая, позвал слуг, и они повели нас 
принять ванну с дороги. "Местные маги очень неплохо устроены с точки зрения 
быта, - отметил я, с удовольствием вытягиваясь в просторном деревянном 
корыте, служившем ванной.
   После ванной меня повели в столовую. За столом нас, как и вчера, было 
трое. Моя прекрасная женушка уже сидела там, когда я пришел. Она окинула меня 
быстрым взглядом и, похоже, осталась мной довольна. Она же была выше всяких 
похвал. Кольцо, сверкавшее при свете светильников, придавало облику Лорэн 
какое-то странное дополнительное очарование. Я частенько заглядывался на нее 
за столом, хотя ужин был очень вкусный. Блюда у Мирдин подавали совсем иные, 
чем у Кондомура, и демону пришлось снова трудиться. Наконец ужин закончился.
   -  Миледи вы не возражаете, если я ненадолго лишу вас общества милорда 
Саурона?
   -  Нет, но надеюсь, это "ненадолго" не слишком уж долго, - подозрительно 
прищурилась очаровательная Лорэн.
   -  О, нет, совсем маленький разговор мага с магом, - всплеснул руками 
Мирдин.
   -  Хорошо, - кивнула она, наклонилась ко мне и шепнула на ухо: - Саурон, я 
буду ждать тебя в спальне. Надеюсь, ты не забыл, что у нас медовый месяц, - 
затем она выпрямилась и взглянула на хозяина. - Не слишком задерживайте его 
лорд Мирдин. Нам надо успеть отдохнуть. Спокойной ночи, милорд.
   Мирдин вежливо поклонился моей супруге, а затем бросил быстрый взгляд на 
меня. Меня заинтересовало его внимание к моей скромной особе.
   -  Пройдемте в мой кабинет, милорд Саурон. Побеседуем там. Это неподалеку 
от вашей спальни.
   Мы прошли в кабинет. Он был также не слишком большим, но библиотека, дверь 
в которую оказалась полуоткрыта, ничуть не уступала библиотеке Кондомура. 
Усевшись в удобных мягких креслах, мы впились глазами друг в друга.
   -  Я уже знаю, милорд, о вашей победе над Кондомуром Серым и Бинго 
Гопкинсом, - усмехнулся хозяин. - И признаться весьма рад ей. Эти два негодяя 
создавали всем нам, магам Лихолесья, очень много проблем. Чрезвычайно много. 
Но появление мага, подобной мощи, как вы, делает обстановку непредсказуемой. 
Мне хотелось бы узнать от вас, что вы намереваетесь предпринять дальше?
   -  Извините, но я не совсем понял ваш вопрос. Меня занесло в ваши края 
случайно, поэтому бы хотелось, чтобы вы выражались более ясно.
   Хозяин сердито поморщился, думая о чем-то своем, покачал головой в такт 
своим мыслям, затем снова взглянул на меня.
   -  Вы будете создавать свое королевство?
   -  Не знаю. Но почему вы меня об этом спрашиваете?
   -  Перстень на руке вашей супруги, откуда он у нее?
   -  Это я ей его подарил, а в чем дело?
   -  Вы ей его подарили?! Но откуда он у вас?
   -  Нашел в каком-то кладе. Почему вас это так интересует?
   -  Но как вы преодолели заклятье?! - потрясенно вздернул брови старец.
   -  Это моя магическая тайна, - сухо отрезал я. - И потом я снял с него все 
заклятья и поставил свои.
   -  Я почувствовал ваши заклятья, хотя увидеть их невозможно. Это меня 
поразило. Я даже не представлял, что кому-нибудь под силу такое сделать. Но 
вам не удалось полностью снять с перстня старое заклятье.
   -  Почему вы так думаете? Я его снял, - твердо заявил я, уверенный в 
непогрешимости своего демона.
   -  Странно, может вы его не чувствуете по той причине, что вы эльф, и 
магия власти для вас не столь притягательна, как для людей, а может вообще 
над вами не властна... - недоуменно поднял седые брови старый маг.
   -  Магия власти!.. - удивился я, вспомнив загоревшееся в Лорэн желание 
стать королевой, которое я полагал обычным следствием ее графского 
происхождения. - Какая еще магия власти?
   -  Разве вы о ней ничего не знаете?
   -  Признаться особо нет, - я не стал строить из себя всезнайку, решив по 
словам и поведению хозяина, что этот старый маг, скорее мой союзник, чем 
враг.
   -  Разве имея на своем пальце Кольцо власти, вы ничего не чувствуете? - 
поразился старый маг. - Никаких желаний?
   -  Желания, конечно, у меня есть, но к Кольцу власти они не имеют никакого 
отношения. И потом, что за ерунда?! - недовольно взглянул я на свое кольцо. - 
Это что, тоже Кольцо власти?
   -  Разве вы это еще не поняли?  - старый маг поразился настолько, что его 
глаза чуть на лоб не вылезли.
   -  А как я должен это, по-вашему, понять? Кольцо, как кольцо. Ничего в нем 
особенного нет. Я его одел как обручальное. На нем теперь моя собственная 
магия.
   -  Да, я чувствую ее мощь. Но магию власти снять невозможно, - замотал 
головой старец. - Она не снимаема, хотя и не всемогуща, как я это сейчас 
вижу. Это удивительно, я даже и не подозревал!.. Значит, в мире ничего 
всемогущего нет...
   -  Зря вы так, милорд, я все могу. И магию власти снять тоже могу.
   -  Значит, вы не хотите стать великим королем?
   -  Зачем?
   -  Ну, если вы настолько могучий маг, то это было бы очень даже неплохо. 
Нам надо восстановить равновесие в нашем мире, и если вдруг появился маг с 
силой подобной вашей, то может, вас в наш мир послало само проведение.
   -  Может быть, - покачал головой я и невольно зевнул, едва успев прикрыть 
рот рукой. - Я безмерно рад вашему предупреждению, милорд, но я был бы очень 
вам признателен, если бы вы отложили наш разговор на завтра. Я готов даже 
задержаться на денек, чтобы специально побеседовать с вами о Кольцах власти. 
Это чрезвычайно интересная тема. С вами было очень приятно побеседовать.
   -  Конечно, конечно, милорд, - затряс головой маг, словно в трясучке. 
Похоже, он был потрясен и даже шокирован моим поведением. Он сам взялся 
проводить меня до моих покоев.
   По дороге у меня было мелькнула мысль дать нагоняй своему демону за то, 
что он подсунул мне непроверенные на безопасность предметы, но я странным 
образом почувствовал, как он виновато ежится и передумал. Зачем винить 
приятеля, он же хотел как лучше. Он настоящий друг, подумаешь, малеха ошибся, 
с кем не бывает. Главное, что он мой настоящий друг. Несмотря на его 
молчание, я почувствовал, что он рад нашей теплой дружбе. "Этот парень меня 
никогда не подведет, поэтому, зачем же с ним ругаться?"
   Лорэн была уже под одеялом, но она не спала, а нетерпеливо ждала меня. На 
этот раз ничего лишнего на ней уже не было, и я получил такое море 
удовольствий, что даже не представлял раньше, что такое вообще возможно. Уже 
засыпая, я подумал, что этот мир нравится мне все больше и больше, и я ничуть 
не жалею о том, который покинул. Единственное, что мне сегодня не 
понравилось, так это мой разговор с Мирдином. "Блин, надо же придумать. 
Кольца власти! Прям как у Толкиена. Как бы сюда еще и Гэндальфа не принесло. 
Этого мне еще не хватало. Может, я действительно спятил..." - с недоумением 
подумал я, уже засыпая.
   Мое пробуждение оказалось столь же чудесным, как и погружение в сон. Утром 
я получил пусть не столь большую, как вечером, но не менее сладкую порцию 
удовольствий. Когда я пришел в себя, солнце уже било в окно спальни. В дверь 
тихонько постучали.
   -  Кто там? - негромко окликнул я, любуясь своей юной очаровательной 
супругой.
   -  Милорд Саурон, мой господин послал меня спросить: надолго ли ему 
откладывать завтрак, - раздался из-за двери голос служанки.
   -  Мы сейчас придем, - ответила за меня Лорэн. Она ласково посмотрела на 
своего мужа, то есть меня. - Надо идти, мой дорогой.
   Мы быстро переоделись в одежду, которой Лорэн предусмотрительно запаслась 
в Мордоре, и вскоре сидели за столом. Все блюда были новые, иные, чем за 
ужином. Однако все по-прежнему было очень вкусно. После завтрака Мирдин 
обратился ко мне:
   -  Надеюсь, милорд, вы задержитесь, как намеривались.
   -  Ну, конечно, - кивнул я. - Дорогая миледи, вы не против того, если мы 
на денек-другой задержимся здесь.
   -  Как скажете, милорд, - ответила моя благонравная супруга, являя собой 
образец для подражания всем молодым новобрачным, да и не только молодым. От 
ее нежного голоса у меня сладко заныло в груди и не только. За все время, что 
мы были здесь в замке Мирдина, она словно забыла о вожделенном королевстве, с 
головой погрузившись во все утехи и прелести семейной жизни. Мне оставалось 
только срывать сладостные плоды с древа райских наслаждений.
   После завтрака, который больше напоминал обед, мы все втроем отправились в 
прекрасно ухоженный и засаженный удивительно красивыми цветами и деревьями 
замковый парк. Миледи захотелось намного прогуляться, осмотреть его, а мы с 
Мирдином, усевшись на удобной скамейке, продолжили вчерашний разговор.
   -  Как я понимаю, милорд Саурон, ваше появление в наших местах как-то 
связано с недавним ураганом?
   -  Вы не ошиблись, милорд, - кивнул я, решив по мелочам не врать. - Как вы 
об этом догадались?
   -  Это несложно было понять. Ясно, что ваше появление в нашем мире не 
могло остаться без последствий. Вы прибыли сюда с женой?
   -  Э-э-э, нет, - я засомневался, стоит ли говорить правду, но врать тоже 
не хотелось, и я промолчал.
   -  Если не ошибаюсь, ваша жена Лорэн дочь графа Рэдан, - предположил маг.
   -  С чего вы это взяли? - нахмурился я, даже не зная признаться мне в этом 
или нет.
   -  Таких красавиц не слишком-то много в нашем мире, - усмехнулся Мирдин. - 
Но я догадался не поэтому, просто узнал из магических новостей. Когда вы, 
милорд, немного поживете в нашем мире, то перестанете удивляться подобным 
мелочам. Все маги нашего мира, если случится что-то чрезвычайное, рассылают 
птиц с вестями, передают новости по всем линиям магической связи: по 
"Говорящим камням", через средства мобильной магической связи и через 
волшебные зеркала. Еще утром посредством волшебного зеркала я получил 
известие от своего приятеля в Ригетане о том, что граф Рэдан через своего 
мага объявил о пропаже своей любимой дочери, в награду за находку Лорэн 
обещана ее рука и неплохое приданное. Теперь повсюду ищут его пропавшую дочь. 
Во все стороны на ее поиски отправились десятки рыцарей. Выходит, вы всех их 
опередили?
   -  Да, моя жена миледи Лорэн Рэдан, - нехотя сознался я, не зная, сообщать 
ли моей супруге, что весь здешний мир с ног сбился в ее поисках. Это 
обстоятельство меня ничуть не радовало; теперь, когда я только начал входить 
во вкус семейной жизни, у меня появились десятки, а может быть и сотни 
конкурентов. Еще вчера я бы с легким сердцем сбыл с рук свою властолюбивую 
женушку первому попавшемуся на пути спасителю, даже приплатив сверху 
приданного, но после сегодняшней ночи и утра, готов был бросить вызов всем 
местным рыцарям и магам.
   Известие и том, что Лорэн ищут, застигло меня врасплох и всерьез 
расстроило, хотя, зная, что она дочь местного вельможи, самому факту поисков 
можно было не удивляться. Мысль о том, что при помощи магической связи ее 
местонахождение уже наверняка всем известно еще больше раздосадовало меня. 
После сегодняшней ночи мне захотелось провести наш медовый месяц только 
вдвоем в каком-нибудь уютном гнездышке. Но, несмотря на свое расстройство в 
чувствах от подобного известия, я не мог не заинтересоваться средствами 
магической связи.
   -  Значит, вы обо мне узнали при помощи магической связи?
   -  Да, милорд Саурон, о вашем появлении и победе над Кондомуром и Бинго я 
узнал по волшебному зеркалу от ваших соседей. Они живо обсуждали появление 
столь сильного мага и вашу магию. Правда, ваше появление в моем замке вызвало 
у меня удивление. Видите ли, он слишком далеко от э-э-э... Мордора и, кроме 
того, в него не так-то легко попасть. То, что вы за один день преодолели 
столь большое расстояние и оказались у порога именно моего замка, заставляет 
меня думать, что это неспроста. Вы меня искали?
   -  Признаюсь, милорд, впервые о вас я услышал только вчера, когда вы мне 
представились. Я здесь слишком уж недавно.
   -  Тогда я ничего не понимаю, - удивился Мирдин.
   -  Аналогично, милорд, аналогично, - недоуменно пожал я, плечами решив 
поговорить со своим демоном начистоту. - Значит, вы пожелали узнать, кто моя 
жена или же хотели выяснить, как я отыскал ваш замок? Это и все, о чем вы 
хотели со мной поговорить?
   -  О нет, милорд. Просто я счел своим долгом предупредить вас о том, что 
миледи уже ищут, только и всего. Разговор у меня к вам намного более 
серьезный. Видите ли, милорд Саурон, с некоторых пор не все ладно в нашем 
мире. И началось это тоже с урагана.

                                  Глава 16

   Вольмар Мраков напряженно работал. Перед ним на корточках в задумчивых 
позах застыли два демона: демон-советник и демон-поисковик. Бесы терпеливо 
сидели, ожидая очередного задания.
   -  Как можно отыскать в астрале заблудшую душу? - спросил Вольмар демона-
помощника.
   -  Можно попробовать найти ее по отпечаткам личности бывшего хозяина, - 
пожал плечами демон.
   -  Но где их снять?
   -  Если после него остались вещи, которые он сделал своими руками, то 
тогда можно попробовать восстановить по ним.
   -  А его магические статьи, труды, работы подойдут?
   -  Ну, если только он делал их сам, - вздохнул демон. - Но по ним очень 
трудно снять отпечаток. Они быстро устаревают. Людям ведь свойственно 
заблуждаться. Он мог уже давно поменять свои взгляды.
   -  О нет! Ты не знаешь Сержа. Это был не человек - кремень. Если уж он и 
заблуждался, то раз и навсегда.
   -  Ну-у... тогда можно попробовать снять отпечатки с его трудов, - кивнул 
демон. - Но видишь ли, если он такой постоянный в своих заблуждениях, как ты 
говоришь, то количество его заблуждений должно было расти как снежный ком. Он 
ведь от них никогда не отказывался. Его внутренней сущностью является 
заблуждение в чистом виде. И поэтому он представляет собой "совершенно не 
представляемый объект". Конечно, это тоже неплохой след, но таких следов в 
истории Кацании уж слишком много. Искать объект по подобным указаниям весьма 
непросто.
   -  Ладно, давай сначала попробуем снять отпечаток души с его последней 
научной статьи. Снимай, - Вольмар протянул демону пергамент с теоретическим 
трудом Сержа по магиятринной астрономии.
   -  Снято, - буркнул демон. - Странно, душа уж больно мощная. Такую будет 
нетрудно найти. Можешь работать, - кивнул он своему коллеге, передавая 
мысленно ему образ цели. Тот вяло зевнул, недовольно посмотрел на Вольмара и 
встал в стартовую позицию.
   Вольмар вытянул к нему руку, как легендарный основатель Квамоса Юдор 
Дайгир, и зычно провозгласил:
   -  Вызываю из астрала дух Сержа Бедова.
   Демон-поисковик мгновенно исчез, но тут же воздух в том месте, где он 
только что стоял, потемнел, заклубился и тускло замерцал. Увидев, что он 
натворил, аспирант в удивлении обмер. Из тьмы перед Вольмаром возник образ 
его научного руководителя Алсана Садьяна.
   -  Чего тебе надо, Вольмар? - недовольно осведомился призрак.
   -  Извините, профессор, я работаю... - растерялся аспирант.
   -  И я работаю... - раздраженно прошелестел гость.
   -  Но вы же мне сами сказали...
   -  Что я тебе говорил?
   -  Ну, насчет статьи по поводу вызова астральных компонент.
   -  Значит, ты решил начать свои эксперименты с меня? - сухо осведомился 
дух научного руководителя.
   -  Нет, профессор... - отчаянно замотал головой аспирант. - Я вас не звал.
   -  Значит, я явился сюда незваным?.. - совсем уж обиделся призрак.
   -  Нет, профессор, вы неправильно меня поняли.
   -  Как же мне тебя понять, если ты несешь всякую хрень. Я мог сюда явиться 
только по твоему прямому вызову.
   -  Но я звал не вас, я звал Сержа Бедова.
   -  Так значит, ты решил, что я сойду за него? - гневно сверкнул тем, что у 
него было вместо глаз, призрак.
   -  Не совсем так. Мой демон просто ошибся, когда искал вас по отпечатку 
души Сержа. Он перепутал отпечатки.
   -  Ты хочешь сказать, что у нас с Сержем родственные души, - пуще прежнего 
разозлился призрак.
   -  Профессор, я не виноват, я снимал отпечаток с последней статьи Сержа.
   -  Ты полагаешь, что у Сержа могли быть какие-то свои идеи?
   -  Но ведь были же у него какие-то свои убеждения. Возможно, он их с вами 
разделял, поэтому и произошла ошибка.
   -  Если у Сержа и были какие-то взгляды и убеждения, то не в области 
научной магии. В науке он обычно только следовал чьим-то взглядам. Все его 
статьи только отражение чьих-то идей. Не более...
   -  Наверное, поэтому и произошел неправильный вызов, - развел руками 
Вольмар. - Видимо, в своей статье он излагал ваши мысли.
   -  Хотя этой статьи я не читал, но думаю, что, скорее всего, ты прав, - 
несколько подобрел призрак. - Подход, конечно, весьма интересный, но 
продолжать этот эксперимент не стоит, только зря чужие души будешь 
беспокоить. Хотя научный результат ты уже получил, и из него может выйти 
неплохая статья. Твой результат имеет большое практическое значение, его  
можно будет использовать для борьбы с плагиатом и установления авторства. Но 
ты пошел не тем путем: действуя таким образом, ты душу Сержа в астральных 
безднах никогда не найдешь. Тебе надо покопаться глубже. 
   -  Глубже?! Но как глубоко?!
   -  Поработай с людьми, знавшими Сержа. Может быть, из их пускай совершенно 
противоречивых представлений о Серже ты как из мозаики сложишь образ его 
души, которую можно извлечь из астрала. Других путей, чтобы отыскать 
астральную компоненту Сержа, я подсказать тебе не могу, но ты можешь 
попробовать найти их сам. Дерзай, - махнул призрачной рукой туманный образ и 
мгновенно растаял в воздухе.
   -  Для начала я попробую последовать вашему совету, профессор, - буркнул в 
пространство перед собой Вольмар и строго посмотрел на демона-помощника, но 
тот только развел когтистыми лапами.
   Аспирант усиленно набросился на учебники и монографии по высшей астральной 
магии. Указания, которые ему дал научный руководитель, подхлестнули его 
творческие способности. Он лихорадочно создавал фильтрующие заклинания для 
выделения осколков нужного образа из магического подсознания, их наложения 
друг на друга и лепки из них цельного отпечатка астральной компоненты.
   Через несколько дней пакет сырых заклинаний был готов. Теперь стоило 
заняться его отладкой. Однако сейчас вся проблема заключалась в том, что 
людей, хорошо знавших Сержа лично, было не так уж много. Впрочем, имя Сержа 
после взрыва башни стало хорошо известно мировой общественности, и группа из 
предприимчивых школяров уже успела создать "Общество друзей Сержа Бедова", 
которое располагалось в аспирантском общежитии номер один, где прежде 
проживал Серж. Подумав хорошенько над тем, как быть и что делать, Вольмар 
направил свои стопы туда.
   Еще задолго до общежития, Вольмар увидел хвост огромной очереди. Вскоре он 
обнаружил и ее начало, оно исчезало в хорошо знакомых дверях. Выходило, что 
все эти люди пришли поклониться праху или, скорее, вещам Сержа! Это открытие 
насторожило Вольмара. Он обогнул ее сбоку и попытался протиснуться в двери 
без очереди, но его остановил бдительный вахтер-тролль.
   -  Ты куда? - холодно спросил он.
   -  Я в общежитие.
   -  Вход в общежитие с другой стороны.
   -  Как с другой? Всегда был с этой.
   -  Ничего не знаю, - поморщился тролль. - Здесь вход в музей.
   -  Какой музей? - возмутился Вольмар. - Еще полторы недели назад здесь 
было общежитие. Это вход в него.
   -  Это вход в музей "Мучеников науки имени Сержа Бедова", - сверкнул 
холодными глазами тролль.
   -  Какой музей. Что ты мелешь? - поразился Вольмар.
   -  Ты кто такой? - на Вольмара начала медленно надвигаться почти 
четырехаршинная громада вахтера. - Чего пристал? Если хочешь пройти 
посмотреть, покупай билет и иди становись в очередь.
   -  Я друг Сержа, - вскипел от такой несправедливости Вольмар.
   -  Друг, - презрительно прищурился тролль. - Видали мы таких друзей-
безбилетников. Как твое имя?
   -  Я - Вольмар Мраков, - с достоинством заявил аспирант.
   Тролль насупился и бросил на него острый взгляд. Потом чуть вежливей 
осведомился:
   -  Документ, подтверждающий личность, есть?
   -  Есть, конечно, - Вольмар сунул свое аспирантское удостоверение чуть ли 
не под самый нос троллю. Тот внимательно осмотрел его, едва не обнюхав. Затем 
достал из нагрудного кармана видеоплантирик и с кем-то связался:
   -  Шарах Гамович, тут еще один музейный экспонат прибыл. Что с ним делать? 
Кто? Говорит, что Вольмар Мраков. Да, документ есть. Я проверил. Все верно. 
Хорошо. Значит, его сразу на экспозицию?.. Никакой дополнительной подготовки, 
инструктажа и обработки не надо? Хорошо, все понял. Жду.
   -  В чем дело? - нахмурился ничего не понявший, недоумевающий Вольмар.
   -  Стой здесь, жди, - махнул своей чудовищной рукой тролль. - Сейчас за 
тобой придут.
   -  Кто за мной придет?
   -  Кто надо.
   -  А что за экспозиция?
   -  Сходишь - сам увидишь. Я там ни разу не был, - равнодушно пожал плечами 
тролль. - Ерунда какая-нибудь.
   Вольмар еще не пришел в себя от навалившихся на него событий, как к нему 
подскочила хорошенькая девушка. "Медичка, с третьего курса факультета 
лечебной магии, - машинально определил он: эту милашку Вольмар уже давно 
заприметил, она была одним из предметов его давнишних вожделений. - 
Интересно, что она здесь делает?"
   -  Какая радость! Вольмар! Ты сам пришел, - звонко завизжала начинающая 
волшебница. - Как здорово, что ты с нами. Мы тебя давно ждем.
   -  Кто это мы? - не понял Вольмар.
   -  Ну, мученики науки, друзья Сержа. Мы тебя искали, Вольмар, да тебя на 
занятиях не было, а где ты живешь - никто не знает. Как хорошо, что ты нас 
сам нашел. Шарах Гамович послал меня за тобой.
   -  А кто такой Шарах Гамович? - спросил несколько смущенный, но в то же 
время обрадованный искренним чувством, горевшим в ее глазах, Вольмар.
   -  О-о-о... Шарах Гамович - голова! - уважительным тоном произнесла медичка. 
- Он лучший друг Сержа Бедова.
   -  Странно, что я о нем раньше никогда не слышал, - удивился Вольмар.
   -  О нем раньше никто не знал, - снисходительно улыбнулась девушка, ямочки 
на ее упругих щечках заставили сердце Вольмара болезненно сжаться. - Когда с 
Сержем это случилось, он тут же приехал в Квамос из Гидовнии и разыскал всех 
нас - его друзей.
   -  Разве ты раньше дружила с Сержем?
   -  Конечно, я очень мало его знаю, - огорченно вздохнула очаровашка. - Но 
однажды, он пропустил меня вперед себя в очереди в студенческой столовке и 
сказал, что у меня очень красивые ножки. Жаль, что я тогда не обратила на 
него внимания. Очень жаль...
   -  А ты уверена, что это был он? - невольно засомневался Вольмар. Серж, 
конечно, мог пропустить ее вперед себя в очереди, но вот сообщить девушке о 
том, что у нее есть ножки, а тем более хорошенькие... Нет, это вряд ли! Вольмар 
сомневался, что Сержу вообще было известно о том, что у девушек есть ножки, а 
тем более что он смог бы с ходу определить, что они хорошенькие... Нет, для 
Сержа это было слишком... Скорее всего, узнав о существовании в мире женских 
ножек, он воспринял бы их как традиционное средство передвижения.
   Воспитание и благоразумие не позволили Вольмару высказать свое мнение, ему 
совсем не хотелось разочаровывать свою прелестную собеседницу: ее ножки 
действительно были очаровательными, в этом он мог ручаться хоть перед самим 
Творцом. В ножках он, в отличие от Сержа, толк знал. Вольмар очень любил их 
разглядывать и делал это частенько, хотя удовольствие от этого получал только 
платонически-эстетическое. Но это научило его хорошо разбираться в их 
достоинствах и почти мгновенно ставить точную оценку качества. В этом деле он 
был арбитром экстракласса. Оценку ножкам собеседницы он поставил по высшему 
классу - шесть ноль. Но сейчас мысли мученицы науки целиком были заняты 
Сержем Бедовым, и она даже не заметила оценку, поставленную ее ножкам.
   -  Ну, конечно, - уверенно заявила милашка. - Это был он. Серж Бедов - 
человек-звезда! Я его сразу узнала по магослепку в "Квамосских вечерних 
новостях".
   Вольмар замолчал, он не знал, о чем ему говорить, и боялся сказать что-
нибудь не так и не то. Впервые в жизни он так долго стоял рядом с такой 
хорошенькой девушкой и, похоже, она не собиралась бросать его одного. 
Внезапно очаровашка опомнилась.
   -  Ох, Вольмар! Пошли скорей, Шарах Гамович ждет нас. Он решил поставить 
тебя в экспозицию "Серж Бедов - такой, каким мы его знали". Ведь ты являлся 
лучшим его другом. Единственный из нас, кто действительно хорошо знал 
настоящего Сержа. Теперь ты будешь гвоздем программы - главным экспонатом 
нашей экспозиции.
   -  А ты тоже из этой экспозиции, - с надеждой спросил Вольмар.
   -  Да, - кивнула милашка и опечаленно добавила. - Но, к сожалению, я всего 
лишь третьестепенный персонаж из жизни Сержа. Теперь, когда ты будешь в нашем 
зале, уже никто не будет обращать на меня внимания.
   -  Ну что ты!.. Ты такой яркий персонаж, - едва сдержал себя Вольмар от 
того, чтобы плотоядно не облизнуться. - Мне бы так хотелось стоять рядом с 
тобой...
   -  Правда?! Ты согласен стоять рядом со мной? - восторженно уставилась на 
него девушка. - О, я даже и не мечтала о такой чести! Вольмар, попроси Шараха 
Гамовича, чтобы он поставил нас вместе. Меня зовут Лиаветта. Попросишь?
   -  Ну, конечно, - закивал осчастливленный собеседницей Вольмар, совершенно 
забывая о намеченной им проверке сырых заклинаний. Стоять рядом с Лиаветтой 
на экспозиции было в этот момент пределом его жизненных мечтаний. У него 
мелькнула мысль, что сейчас у них что-нибудь начнется. Должно же в его жизни 
когда-нибудь что-нибудь начаться. Если не сейчас, то когда?

                                  Глава 17

   -  Да-да, с урагана, не удивляйтесь. Только тот ураган был семнадцать лет 
назад. И он был значительно слабей, поэтому особого внимания на него мы, 
маги, обратили, хотя и почувствовали его магическую природу. Однако спустя 
несколько лет после него некоторые события заставили нас насторожиться. Все 
началось с гномов. Гномы менее общительны с людьми и магами, чем эльфы, хотя, 
конечно, общительней великанов и троллей. Раньше они, даже селясь среди 
людей, жили обособленно, образуя гномьи кварталы, затем точнее сказать через 
восемь лет после урагана, среди них произошли какие-то изменения. Некоторые 
из них начали селиться среди людей. Мы сразу обратили на это внимание, но, 
конечно, тогда об урагане никто и не вспомнил. Но самое удивительное было в 
другом - гномы начали посещать церкви! Представляете?!
   -  Нет, - честно признался я. - Не представляю.
   -  И мы тоже не могли этого представить, но это случилось. Представляете! 
Они поверили в Творца!
   -  А что в это очень уж трудно поверить? - удивился я.
   -  А... - смешался Мирдин, удивленно глядя на меня.
   -  Вы-то сами, милорд, верите в существование Творца?
   -  Ну, как вам сказать... - замялся Мирдин. - С одной стороны конечно да. Но 
не удивлюсь, если его нет. А вы, милорд?
   -  Аналогично. Конечно, обидно, если его не окажется, но ничего не 
поделаешь, - пожал я плечами. - Но в церковь-то вы ходите?
   -  Зачем? Если Творец существует, то он меня и отсюда услышит, а если нет, 
то и смысла нет. Как вы считаете?
   -  Не совсем согласен с вами, милорд - в церковь можно иногда заглянуть 
просто для поддержания ее престижа. Она все-таки вносит в мир определенный 
порядок, - с важным видом повторил я слова своего отца.
   -  О-о-о!.. - удивился Мирдин. - Какая здравая мысль! Как жаль, что она не 
пришла ко мне раньше, тогда этого могло бы и не случиться!..
   -  Извините, что прерываю вас, милорд, но продолжайте. Мне очень интересно 
вас слушать. Хотелось бы поскорей узнать, в чем причина ваших бед.
   -  Что ж рад найти в вас внимательного слушателя, слушайте дальше мою 
повесть. Конечно, беда была не в том, что гномы вдруг начали посещать 
церковь, беда была в том, что довольно много гномов стали приобретать сан 
священнослужителя, в течение девяти лет тысячи гномов стали священниками.
   -  А что, прежде был запрет?
   -  О нет... никакого запрета, конечно, не было. Никому и в голову не 
приходило такое запрещать. Кто бы раньше мог подумать: гном - и вдруг 
священник. Но благодаря этому церковь быстро окрепла. Ведь гномы вовсе не 
бедняки. Потом, когда мы начали приглядываться к ним, то поняли, что гномы не 
одни, с ними вместе в церковь начали проникать разные людишки, каким-то 
образом связанные с гномами. И вот что интересно: и те и другие друг друга 
поддерживали. Поэтому сила церкви быстро росла, и она начала становиться 
очень агрессивной. Начались нападки на магов, чего она себе прежде много 
веков не позволяла. Никто ничего не понимал, пока вдруг чуть больше года 
назад не объявился Идувер.
   -  Идувер?! - удивленно переспросил я.
   -  Да, "Идущий с верой" - так он себя называет, но чаще кратко - Идувер.
   -  Странное имя...
   -  Очень странное, тем более что он чрезвычайно опасен. Он могучий маг. И 
он дьявольски хитер и умен. Он объявил себя посланцем Творца! Его сыном!
   -  Да, не слабо, - покачал я головой. - Но причем здесь гномы?
   -  Он объединил часть людей и гномов в единый союз. Сплотил их вокруг 
себя, захватил с их помощью значительную часть церкви...
   -  Да, проворный малый, - покачал я головой. - Выходит, он создал у вас 
гномью мафию...
   -  Что вы сказали, милорд?
   -  Я говорю, что он создал подпольную террористическую организацию, 
которая служит проводником его идей, - выдал я фразу, от которой сам 
забалдел.
   -  Как нам вас тогда не хватало, милорд. Вы с полуслова все сразу поняли и 
сумели дать емкое и точное определение. Я-то сам не сразу это понял. А ведь 
многие маги не поняли этого даже сейчас.
   -  Но почему вы не разогнали ее? Вы ведь маги - у вас есть сила.
   -  Да, но не забывайте, что и сам Идувер - могучий маг. К тому же все те 
годы, которые он оставался в тени, Идувер провел не зря. Он создал страшное 
оружие, весьма страшное...
   -  Что за оружие? - удивился я, невольно начиная догадываться.
   -  Никто о нем толком не знает. Но я догадываюсь, ведь я тоже пришел сюда 
когда-то очень давно из другого мира. Он создал магический порошок.
   -  Магический порошок... - потряс головой я, пытаясь привести мысли в 
порядок. Догадка молнией озарила меня. - Порох. Он взрывается и выбрасывает 
из трубок разные металлические предметы.
   -  Да, милорд, вижу, вы понимаете, что это такое.
   -  Но почему вы - маги - не уничтожили Идувера внезапным нападением на 
него? Это было надо сделать сразу, пока он не набрал силу.
   -  Ну-у... - удивленно посмотрел на меня Мирдин. - Это очень сложно. Вокруг 
него все время вооруженные охранники: люди и гномы. Никто точно не знает, где 
находится его логово, ну а таких охотников, - кто рискнул бы напасть на него 
в тот момент, когда вокруг Идувера до зубов вооруженные созданным им оружием 
телохранители, - среди нас - магов - нет. Все хотят жить.
   -  Ну и что теперь?
   -  Ах, милорд!.. С появлением Идувера в нашем мире многое изменилось. 
Великое равновесие сил между людьми, магами и другими расами, сложившееся за 
века, нарушено. Теперь, когда даже неграмотный землепашец с помощью 
металлической трубки или кувшина, начиненного магическим песком, может убить 
самого могущественного мага на земле, мы не знаем, что и делать.
   -  Значит, вся проблема в Идувере и его магическом порошке?
   -  О нет, все далеко не так просто, милорд. Идувер уже создал союз серо-
белых магов, но этим его замыслы не ограничиваются, они простираются намного 
дальше: для начала он предлагает всем магам объединиться в великую магическую 
партию, а затем с ее помощью намеревается основать Вселенский астральный 
союз. Конечно, и партию и союз возглавлять будет он сам. Тем не менее многим 
магам его идеи нравятся. Тех магов, которые не хотят следовать за ним, он 
объявляет черными. Некоторые из них уже томятся в застенках его подземелий в 
ожидании суда. Тех из них, кто непреклонен в своих убеждениях и не желает 
принять Идувера своим господином, он жжет на кострах. На кострах также горят 
многие полуграмотные деревенские ведьмы и колдуны - их он жжет безжалостно. 
Хотя они-то и умеют только и всего, что залечивать небольшие раны да ожоги, 
снимать с людей хворь да лечить животных.
   -  Но что о нем известно еще?
   -  Очень мало. Только сплетни. По слухам, сейчас Идувер живет на острове, 
который гномы называют Мракобис, там он построил свои подземные мастерские, в 
которых изготовляют магический порошок и оружие. Там же он обучает своих 
приспешников и муштрует свою армию. 
   -  А где находится этот Мракобис?
   -  Этого никто не знает, - горестно развел руками Мирдин, он виновато 
посмотрел на меня. Мы помолчали. Подумать было о чем.
   -  Да, много же вам известно, - наконец прервал я молчание, которое уж 
слишком затянулось, собеседник выжидающе смотрел на меня. - Но хоть какие 
идеи он вам толкает? Чего он вообще хочет добиться в итоге? Есть же у него 
какая-то высшая цель.
   -  Он говорит очень много непонятных вещей, предлагает объединить и магов, 
и почти захваченную им церковь в свою партию - партию Света. Церковь должна 
признать Идувера: святым, своим вождем, посланцем Творца, его полномочным 
представителем в нашем мире. Только это единственное, что вызывает некоторые 
нарекания со стороны верховных отцов церкви и королей. Поэтому ни церковь, ни 
светские власти еще не признали его окончательно, хотя к этому все идет, в 
рядах церковников слишком много сторонников Идувера. Но у него есть и враги, 
часть патриархов, некоторые короли, могущественные феодалы, да и многие маги 
наконец-то поняли, чем все это им грозит, и засуетились. Но поздно, все идет 
к тому, что эти препятствия Идувер вскоре преодолеет. Этот негодяй очень 
хитер, он ищет общую цель, которая бы всех объединила вокруг него, замышляет 
великий поход всех без исключения королевств на север, призывает вторгнуться 
в Великий лес. Несмотря на то что многие понимают, что за этим кроется, но 
королям и знати весьма желателен подобный поход, с его помощью они 
рассчитывают расширить свои владения.
   -  Значит, против Идувера никто не борется, - изумился я.
   -  А как, - беспомощно развел руками Мирдин. - Конечно, короли, некоторые 
феодалы и многие рыцари им недовольны. Их пугает его мощь и властолюбие, им 
не нравится убивающее издалека оружие, от которого не могут защитить никакие 
латы, им не нравятся армии из простонародья и гномов, вооруженные не знающим 
преград магическим оружием. Но только и всего. Они тоже хотят расширить свои 
владения за счет северных просторов. Конечно, главная опора Идувера гномы, 
они создают для него оружие, они его гвардия, самые верные телохранители.
   -  Почему же гномы встали на сторону Идувера? Ведь он не гном?
   -  Нет, он не гном - он человек. Никто не знает, как ему, человеческому 
магу, удалось склонить гномов на свою сторону. Но, кажется, я догадываюсь. 
Гномы никогда не любили Великого леса. Они любят горы, города, пещеры. 
Великий поход против леса их радует, они тоже надеются отхватить на севере 
земли, чтобы создать там свои королевства. Зажить отдельно от людей.
   -  А у вас есть какие-нибудь идеи, как бороться с Идувером?
   -  Мне кажется, мы должны действовать так же, как и Идувер. Для начала 
нужно создать свою магическую партию.
   -  Но вы потеряли уже столько времени. На ее создание и сплочение уйдут 
многие годы. А Идувер, как я вас понял, того и гляди начнет действовать, - 
скептически усмехнулся я. - И как вы собираетесь назвать свою партию?
   -  Если у Идувера партия Света, то я хочу создать партию Тьмы.
   -  Вы думаете, милорд, что это подходящее название? - невольно поморщился 
я, на мой взгляд, выступать с таким названием - это сразу обречь себя на 
поражение. Для борьбы против сил Света такое название явно не подойдет.
   -  Магическая молодежь поддержит нас, - уверенно заявил Мирдин.
   -  Да, в этом вы правы, милорд, она вас поддержит, - со скрытой издевкой 
кивнул я. - "Темнота - друг молодежи".
   -  Хорошо сказано, милорд Саурон. Очень хорошо!
   -  Почему вы думаете, что я буду вам полезен?
   -  Вы ведь не серый и не белый, а значит вы наш.
   -  Значит, вы живете в черно-серо-белом мире... У вас нет других цветов?
   -  Но, милорд, разве вы сами не понимаете?! Создайте любое другое движение 
и с годами оно рано или поздно либо выцветет, либо потускнеет и покроется 
пылью - посереет, либо потемнеет от времени и среды. Таков общий закон жизни 
- не нам его нарушать. Но вы, милорд, можете создать любое разноцветное 
течение. Все равно вначале оно будет бороться против серости, если не будет 
серым изначально. Серость - рождает только серость.
   -  Замечательно сказано, милорд, - невольно улыбнулся я.
   -  Значит, вы с нами?
   -  В целом да. Но мне хотелось бы выработать свой план борьбы. Ваш план 
борьбы с Идувером, на мой взгляд страдает многими недостатками. И главный из 
них, что у вас не осталось времени на его реализацию. Вам нужны годы, а вас 
остались месяцы.
   -  Я тоже так считаю, - тяжело вздохнул Мирдин. - Единственно, что я могу 
сейчас сказать в его защиту, что у нас все же есть в запасе несколько лет. 
При помощи волшебного зеркала мне случайно удалось подслушать разговор 
Идувера с Кондомуром. Идувер не хочет начинать раньше времени, он или создает 
какое-то новое оружие, или же у него есть какой-то коварный магический план. 
Но тогда он без малейших колебаний отказал в немедленной помощи Кондомуру и 
Бинго, которые хотели при поддержке его солдат захватить все Лихолесье. Они 
просили у него войска для подчинения всех магов, проживающих на полуострове, 
но он не захотел вторгаться в Лихолесье, сказал, что через годик-другой может 
захватить его иным путем.
   -  Каким именно? - заинтересовался я.
   -  Этого я не знаю. Он не стал им это объяснять, а заговорил о какой-то 
внутрипартийной дисциплине и потребовал от них безоговорочного подчинения.
   -  Интересно! - покачал я, услышав знакомые слова. - Этот Идувер - 
загадочный тип. Что вы о нем еще знаете?
   -  К сожалению, больше ничего.
   -  Да, обидно. С этим типом надо ухо держать востро. Если бы вы мне 
позволили, я бы хотел взглянуть на него в волшебное зеркало.
   Мирдин невольно насупился, по его недовольному виду было заметно, что он 
ищет благовидный предлог, чтобы мне отказать. Видимо, с его точки зрения я 
сделал что-то совсем уж непозволительное, такое, как, например, у нас прийти 
домой к приятелю и за его деньги шариться несколько часов в Интернете, качать 
себе порнографические картинки. Мне надо было как-то выходить из неловкого 
положения. Заметив идущую по аллее Лорэн, я сделал вид, что уже и думать 
забыл о своей просьбе, и вскочил со скамьи, где мы мирно беседовали.
   -  Извините, милорд, я хотел бы немного побыть со своей супругой.
   -  О, конечно, конечно, идите. Мы потом с вами продолжим наш разговор. 
Надеюсь, вы у меня еще побудите денек-другой?
   -  Ну, если мы вас не обременим, - пожал я плечами, думая о том, как найти 
способ подобраться к "волшебному зеркалу".
   -  О, живите у меня хоть год, милорд Саурон! Да что там год - вечность!
   -  Ну, если миледи будет не против, то мы у вас задержимся, - пообещал я, 
бросаясь навстречу Лорэн.
   Лицо у моей женушки радостно засияло, когда она увидела меня, спешащего ей 
навстречу. Она была прекраснее любой лесной феи и от нее пахло цветочными 
ароматами, да и сама Лорэн благоухала послаще любого цветка. От ее запахов 
голова моя закружилась. Супруга прижалась ко мне и тихонько шепнула:
   -  Мой дорогой, я так по тебе соскучилась. Ты так долго разговаривал с 
этим старым пнем, что я вся измучилась. Что если мы пойдем к себе в комнату?
   -  О моя дорогая! О чем речь! Ну конечно пойдем.
   Через несколько часов райских наслаждений мы, наконец, уснули. Спал я 
крепко, без снов и проснулся первым. Поведение Лорэн с одной стороны 
приводило меня в восторг. О таком еще вчера утром я мог только мечтать, но с 
другой стороны сейчас ничего не мог понять. Она совершенно изменилась, словно 
забыв о вожделенном ею королевстве. Как такое могло случиться?
   Недоумевая, я смотрел на очаровательную головку моей женушки, 
примостившуюся на моем плече; по ее взлохмаченному, но счастливому виду было 
ясно, что ей сейчас не до королевства. Мне на глаза попался перстень, который 
я подарил ей. Сверкая в падавших на него лучах заходящего солнца, он лежал на 
туалетном столике недалеко от кровати. Каким-то образом я потянул его к себе. 
Перстень поднялся в воздух и, покачиваясь, подплыл ко мне. Я взял его в руки 
и осмотрел. Кольцо как кольцо. Очень красивое, но ничего особенного. Никакой 
магии власти я не почувствовал.
   "Извини, мой господин, но это совсем другой перстень, не тот, который был 
на руке твоей жены прежде. Из опасения, что он может повредить тебе, я взял 
на себя смелость заменить его. Это не перстень королевы Фардины", - раздался 
в голове голос диспетчера.
   "Но как же не тот, я же помню", - я недоуменно нахмурился и снова осмотрел 
перстень.
   "Это его абсолютно точная копия, мой господин. Ничего не изменилось, кроме 
одного, это больше не Кольцо власти".
   "А где же прежний перстень?"
   "Я его надежно укрыл там, где его никто не найдет".
   "Но ты его охраняешь?"
   "Конечно, вдруг ты снова захочешь его надеть на руку своей супруги".
   "А на этом перстне есть какие-нибудь заклятия?"
   "Я поставил два, которые ты мне сказал. Первое, чтобы оно никогда не 
терялось, и второе, чтобы ты мог увидеть его отовсюду".
   "Добавь еще какое-нибудь защитное заклинание. Полную защиту от любых чар, 
от любых врагов".
   "Полную защиту от чар я поставить, конечно, смогу, но смотри, это будет 
защищать ее и от твоих чар. А снять такую защиту будет очень уж сложно, я 
даже не знаю как. А кто знает, что может случиться дальше. Может, не стоит 
рисковать? Ведь если ты ее можешь найти отовсюду, то ты и сам сможешь всегда 
прийти к ней на помощь. Я пока поставлю простенькую защиту от вражеских чар, 
а ты подумай, стоит ли ее защищать от твоих чар".
   "Хорошо, я подумаю, - растерянно буркнул я, удивляясь невероятной 
предусмотрительности своего демона. - Но от врагов защити ее обязательно".
   "Слушаюсь и повинуюсь, мой господин".
   "А ты с моей женой ничего не делал?" - несколько смущенно спросил я.
   "Что именно, мой господин?" - удивился диспетчер.
   "Ну, чтобы она меня сильней любила..."
   "Нет, мой господин, это только твоя заслуга, она относится к тебе так, как 
ты к ней. Сам я в ваши дела без твоей просьбы не вмешиваюсь".
   "А мое кольцо ты тоже поменял?"
   "Нет. Зачем? Это лишнее. Немного власти тебе не повредит".
   "А ее отношение ко мне не могло измениться из-за этого кольца?"
   "Не знаю. Не думаю. Но ты можешь это проверить, мой господин. Я могу тебе 
на время поменять кольцо на другое, как и ей".
   Я представил, а что если вдруг Лорэн снова станет со мной холодной и снова 
будет разговаривать только о своем королевстве. "Нет, лучше уж пусть все 
остается так, как оно есть, - решил я, повторения пройденного мне не 
хотелось. - Ничего ведь страшного с ней не случилось". Я вернул перстень на 
место и, не решаясь разбудить супругу, снова задремал.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"