Илтон : другие произведения.

Дитя Света отец Тьмы

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:



  
   ДИТЯ СВЕТА, ОТЕЦ ТЬМЫ
  
  
  
   "Welcome to my nightmare"
      (Alice Cooper)
     
     
     
     
      "Я - Эльнарэ Танэйрис, пришел к тебе по зову Высших..."
      Он замолчал. Растерянно, и почему-то обреченно, взглянул на стоявшего перед ним. Учитель. Такой же юный и прекрасный, но Эльнарэ знал, что это всего лишь образ создания, который принял один из Высших. Совершенно схожий с ним видом, ничем не отличающийся от живущих в Мире, разве что непроницаем мыслями. А вот мысли самого Эльнарэ полностью открыты для Учителя.
     
      И вновь в душе возникло щемящее чувство тоски, еще более сильное, чем то, которое он ощутил, когда услышал зов Высших, и пошел за ним. Почему? Почему он здесь? Чего от него хотят?
     
      Он знал об Учителях многое. Знал, что раньше они выбирали себе учеников, но отец рассказывал ему об этом, как о делах давно свершившихся. Все ученики давно вернулись в Мир, вступили в союзы... И он тоже готовился к вступлению в союз. Таэрмис - его нареченная, его возлюбленная, осталась там, в долине бабочек, где он попрощался с ней, не в силах сказать "нет" самим Высшим. На миг он забыл об Учителе и потянулся мыслями к ней. Создания умеют вызывать образы, делая их почти осязаемыми. И он, как наяву, увидел свою Таэрмис. Она шла по цветущей долине, а бабочки вились вокруг ее головы, цеплялись лапками за золотые локоны и создавали живой, пестрый венок. Она собирала цветы и что-то тихо напевала...
      ... Роняет лилия хрустальную слезу,
      Дар утреннего легкого тумана,
      Осушит слезы трав лучами солнце...
     
      - Эльнарэ! - Голос Учителя разметал видение, и он вновь почувствовал тот же прилив отчаяния. - Не бойся, - мягко сказал Учитель, - она подождет тебя. Ведь ваша разлука всего лишь миг по сравнению с вечностью.
      Да, это так. В их мире не было времени. Зачем? И что значит какой-то отрезок, по сравнению с такими понятиями, как - вечно, всегда... Но сейчас он понимал, что даже миг способен превращаться в вечность.
     
      Когда-то Высшие создали их Мир. Мир без зла, мир, где сама Великая Тьма являлась лишь звездным покровом. Звезды... Как он любит их! Недаром и имя взял себе Танэйрис - Тан Эйрис - Свет звезды... А Эльнарэ назвал его отец. В их Мире создания росли так же, как растут все дети во всех Мирах. И даже отмечались дни рождения. Это был тот небольшой отрезок, когда и дети, и родители ощущали время. Всего лишь восемнадцать лет... А потом наступал День совершеннолетия, после чего создания вступали в вечный возраст, неизменно юный и пленительный. И еще...Именно в этот таинственный день каждый из них осознавал себя. До этого они жили, как цветы на лугу, как часть необозримого Мира, но в этот день все менялось... И создание само выбирало себе второе имя. Имя, которое было связано с тем неуловимым моментом, открывающим глаза на Мир. И в этот миг не Мир жил в тебе, а ты в Мире. Миг щемящей тоски оставленности и... наивысшего блаженства бытия. Всего лишь мгновение, такое восхитительное и волнующее, а потом... Потом создание чувствовало незримую поддержку, невидимую руку, протянутую к нему, и блаженство сменялось душевным покоем, пусть уже и твоим, личным. Высшие не оставляли своих детей. Как заботливый отец, отпускающий ребенка делать самостоятельные шаги, следит за каждым его шагом, оберегая от падения - так и Высшие подхватывали заметавшуюся душу в такой трудный для нее момент.
     
      - Эльнарэ, нам пора, - Учитель распахнул перед ним дверь, ведущую в Обитель. Впрочем, двери, как таковой не было, перед глазами Танэйриса лишь слегка заколебался пейзаж - это было похоже на рябь, прошедшую по воде. А потом, прямо пред ним, возник совсем иной пейзаж, похожий на картину, вставленную в раму привычного Мира. Эльнарэ ощутил слабое сопротивление воздуха, и все вокруг него изменилось. Обитель...
     
      ...Легендарная Обитель Учителей приняла его в свои объятия. В его Мире был разгар лета, а здесь всегда царила вечная весна. А прямо перед ним лежало зеркальное озеро, о котором рассказывали легенды и слагали песни. Ночью звезды отражались на его поверхности: гладкой, безмятежной, и если идти по воде, то будет казаться, что ты гуляешь среди звезд.
     
      Звезды. Как же он любит их... В тот день, в день своего совершеннолетия, он лежал на траве и смотрел на них. А одна, самая яркая и большая, навечно подарила свой мерцающий свет его черно-фиолетовым глазам. И неожиданно пришла мысль, что вот есть он, есть звезды, и он один в этом бескрайнем Мире. Эльнарэ смотрит на него, ощущает каждой клеточкой своего тела. Изменилось все! И ароматы цветов и трав стали сильнее, и звуки слились в дивную симфонию, и радость, восторг, волнение - заполнили его душу. Он вскочил, протянул руки к звездам и засмеялся. "Я живу!" Ему хотелось крикнуть это на весь притихший Мир. И вдруг, в душе ощутил что-то иное, до боли знакомое, как будто кто-то успокаивал его, убаюкивал, протягивал незримую руку. Но душа его сопротивлялась, ему хотелось сказать: "Подожди, я хочу еще немного побыть один..." И чем больше он ощущал это успокоение, тем сильнее пытался сохранить эту, неведомую ранее, радость свободы. И рука ослабла. Он остался наедине с собой. Успокоился, но это был совсем иной покой - созерцание, а за ним и мысли. Незнакомые, волнующие воображение, рождающие вопросы, разжигающие любопытство...
     
      Он снова опустился на траву, и взгляд его устремился к той далекой звезде, которая сейчас была для него ближе всего, что он знал прежде. "Как она ярко светит, - думал он, - а почему я никогда не видел ее днем? Потому что ее свет застилает свет солнца? Один свет уничтожает другой? Или потому, что в свете не видно света? А свет сияет во тьме? И, чем чернее небосвод, тем ярче свет звезд?.. Свет есть любовь. А Высшие есть Свет. И они живут в нас, и мы любим друг друга отраженным светом Высших... как и эта звезда сияет отраженным светом... Неправда! Я люблю сам! Я хочу любить сам. Ведь я люблю Таэрмис, я люблю отца, мать, я люблю всех - весь Мир... И меня любят все. Потому что в нас частица Высших... А без нее? Смогли бы мы любить?.."
     
      Он лежал и думал до утра, пока не погасли звезды, пока солнце не стало слепить глаза, и он не закрыл их, будто желая сохранить во взгляде свет той далекой звезды... А потом пришел к отцу и сказал свое имя - Танэйрис. Показалось ему, или и впрямь отец посмотрел на него как-то странно? И почему он сказал: "Ты изменился Эльнарэ..."
     
      В тот день он до заката гулял с Таэрмис, и они мечтали о том, как перед ними распахнуться двери Храма, и жрец возложит им на голову венки из неувядающих роз... А он смотрел на нее и ощущал незнакомое чувство грусти. Почему? Чувствовал близкую разлуку или впервые не мог ощутить с ней полного единства и гармонии? Таэрмис - светлый луч, она стала совершеннолетней раньше, чем он. Но она предназначена ему судьбой, самими Высшими. "Нет, - почти в ужасе подумал он тогда, впервые испытывая это неведомое доселе чувство, незнакомое всем живущим созданиям, - нет! Я люблю ее не потому, что так надо! Я люблю ее сам!" Он успокоился, улыбнулся, не сводил взгляда со своей возлюбленной, которая плела венок из луговых цветов, искоса озаряя его лучистым светом небесных глаз...
     
      А потом... Это случилось внезапно. В его мысли проникла чужая воля...
      Эльнарэ вздрогнул, посмотрел в страхе на Учителя. Он понимал, что ни одна его мысль не может быть скрыта от него. Как он мог такое подумать... Чужая воля... С каких пор Высшие стали чужими?
     
      - Именно поэтому ты и здесь Танэйрис, - Учитель впервые назвал его именем, выбранным самим Эльнарэ, - ты стал отличаться от наших детей. Поэтому именно ты и избран нами для выполнения великой миссии.
     
      Эльнарэ опустил голову. Он понимал, что отказаться не может. Ощущал тоску, страх, ему так хотелось назад, в свой Мир, к Таэрмис...
      - Я знаю, о чем ты думаешь... Но, скажи мне, если бы ты узнал, что ей или кому-либо из тех, кто тебе дорог, грозит опасность, разве ты не сделал бы все для их спасения?
      - Опасность? - Танэйрис с волнением посмотрел на Учителя. - Я отдал бы свою вечность, свою душу, чтобы защитить любого из живущих в Мире.
      - О нет, мой мальчик, успокойся. Ты наше возлюбленное дитя, и такой жертвы мы от тебя не требуем. Но только ты сможешь понять нас и помочь, потому что из всех, когда-либо сотворенных, а потом и рожденных, ты один познал то, что ведомо лишь Высшим.
      Что свет сияет во тьме.
     
      - Послушай одну легенду Эльнарэ... Это случилось давно, очень давно... Когда Высшие решили создать Мир, наученные прежним горьким опытом. Мир, в котором никогда не созреют плоды зла, плоды разрушения и хаоса. Они создали детей, в которых зажгли негасимый огонь своей любви и мысли. Свет без тьмы. И как Высшие бессмертны, так и дети их никогда не познают смерть. Но для этого нужно оставаться детьми. Не может дитя быть себе и отцом...
     
      Эльнарэ вздрогнул. Он понял. Но кто тогда живет? Он или Высший?
      Учитель нахмурился. "Что это? Откуда это в нем? - думал он. Ему было жаль Эльнарэ. Самое прекрасное создание из когда-либо рожденных. Он вздохнул.
      - Разве ты не ощущаешь себя? Ощущаешь! Разве Таэрмис несчастна? Нет, она счастлива! Разве она не любит тебя всем сердцем своим? Подумай, Эльнарэ. Ты ведь привык уже думать, - Учитель улыбнулся. - И разве ты не свободен в своей любви, жизни, мыслях..., - Учитель осекся, поняв, что сказал не то, ведь именно благодаря этим мыслям...
     
      - Пойми, - устало вздохнул Учитель, - в твоих мыслях нет ничего плохого, если не считать вопросов. Да, ты прав, - Свет особенно ярок именно во тьме, но Тьма - это не ночное небо, она куда более опасна и коварна. И твои вопросы - часть ее. Ведь вопросы - это уже неясность... Не Ясность... Понимаешь ли ты это? Не ясность - значит, тьма. И чем больше ты будешь получать ответов, тем больше будет возникать вопросов, потому что сами вопросы - суть сомнение...
      Эльнарэ тоже вздохнул. Как же ему хотелось задать сейчас хотя бы часть вопросов. Хотя бы узнать побольше о... той же Тьме.
     
      - Что ж, ты увидишь ее сам, - сказал Учитель, - именно поэтому ты и здесь... Итак, продолжим. Высшие создали ваш Мир. А теперь представь себе рождение дитя. Дитя находится в чреве матери, и потом появляется на свет, Но еще связано с матерью пуповиной. И эта пуповина обрезается. Так вот, есть Великая Мать, рождающая и убивающая своих детей, и есть Отец - дающий жизнь. И есть Дух, который дает вечность детям, живущим этим Духом. Но это возможно лишь в том случае, если дитя выйдет на свет, и будет обрезана пуповина, связывающая его с Великой Матерью - началом земным и смертным. Ваш Мир - это дитя, ваш отец - Высшие, но пуповина осталась, и именно ты избран для того, чтобы обрезать ее. Ты - Эльнарэ - воин Света.
     
      У Танэйриса загорелись глаза.
      - Что я должен сделать? Я готов на все!
      - Ты сейчас уснешь, Эльнарэ. Твое тело останется в Обители, а твоя душа уйдет в мир, где царит Тьма. Не бойся. В том мире век созданий короток. Настанет день, и ты вернешься. Там это зовется смертью, но для тебя это будет просто возвращением домой. Своею смертью ты оборвешь эту связь на веки веков.
      - Я согласен, Учитель, - Эльнарэ опустил голову. Ему было страшно, но он верил. Не мог не верить. Что есть короткий срок по сравнению с вечностью? Всего лишь миг. А как же Таэрмис?
      - Не волнуйся за нее, мы не дадим ей испытывать грусть. Ведь и грусть, и страх, и отчаяние, и страдание - все это Тьма, разрушающая душу. Ведь тот, кто не сомневается, кто доверяет себя воле Высших, никогда не впадет в отчаяние. А твоя Таэрмис не сомневается в Свете, - Учитель улыбнулся.
     
      На миг у Танэйриса защемило сердце. Почему? Разве он усомнился в благости Высших? Ведь свет - это любовь. Тогда почему же ему стало так больно? И холодно...
      - Я в воле Высших, Учитель, - прошептал он, а звездные глаза впервые затуманились слезами.
      Учитель нежно провел рукой по его длинным, черным, как ночь волосам, искрящимся, будто припорошенным растертой в пыль звездой.
      - Не бойся, - прошептал Учитель. В глазах Эльнарэ потемнело. Мысли путались, погружаясь в неведомый доселе сон. Сквозь пелену он увидел глаза Учителя и на миг вырвался из наступающего забытья.
      - Ведь дело не в миссии? Да? - Прошептал он. - Я должен что-то понять? Искупить? Я не хочу...
      И упал к ногам Учителя...
     
      Учитель склонился над ним, горестно покачал головой:
      - Бедное дитя... Ты сам выбрал свой путь. В нашем мире нет очищения, но тебе оно так необходимо... В нашем Мире нет Тьмы, а в тебе она стала. Ты искупишь это, Эльнарэ. И обрежешь пуповину... Только пуповину не Мира, а свою. Спи, дитя... Когда ты проснешься и вновь увидишь свой Мир, ты станешь беречь его, у тебя не возникнет больше никаких вопросов. Ты поймешь все и склонишься перед великой милостью Высших, вечно пекущихся о своих детях...
     
      ***
     
      Я проснулся, как обычно, в полседьмого. За долгие годы выработалась привычка просыпаться без будильника. Вот только... все! Отработался. И отжил свое.
      Сколько мне осталось? Полгода? Вряд ли. Думаю и того меньше... А впереди меня ждут только боли. Страшные боли. Знаю. Насмотрелся, когда лежал месяц после операции в онкологическом отделении. Некоторые, а это мужики - не выдерживали и просили вколоть им что-нибудь, чтобы разом прекратить мучения. Так что, у меня все впереди... Но не только боли...
     
      Это случилось в реанимации, после того, как ко мне возвратилось сознание. Ко мне подошел хирург, оперировавший меня, и, улыбаясь, сказал: "Ну, вот, ты и родился заново. И даже пуповину тебе обрезали. Ты то и дело повторял в бреду - обрежьте пуповину..." Врач улыбался, но его взгляд был серьезным. Ведь и он, и я - оба мы прекрасно понимали, что это второе рождение будет совсем непродолжительным. А от химии я отказался после первой же процедуры. Не хотелось к ожидающим впереди мучениям добавлять еще и эти, причем абсолютно бессмысленные. Но вот, что-то тогда резануло меня, как ножом. "Обрежьте пуповину..." И странные чувства овладевали мной при воспоминании об этих словах. Как дежа вю. Весьма неприятные чувства.
     
      А потом начались сны... Я увидел мир... Прекраснейший мир! В нем было столько света, столько тепла, в нем не было боли, мук и страданий... В нем все были счастливы. Эти сны стали повторяться каждую ночь, и когда я просыпался, то испытывал слабое ощущение надежды... На что? Я настолько вжился в эти сны, что хотел уснуть и никогда больше не просыпаться.
     
      И однажды я увидел его... Я не знал тогда - кто это. Он был так прекрасен, наверное, так выглядят ангелы. Но этот юноша не был ангелом. Не знаю почему, но я это понял. И даже не потому, что у него не было крыльев, что от него не исходил свет, а волосы были черны, как ночь... Я просто знал, что это не ангел... И еще... Я полюбил его. Что-то в нем было такое знакомое, близкое... И, конечно же, я вспомнил. Вспомнил все. Правда, чуть позже, когда стал видеть его постоянно...
     
      Эльнарэ Танэйрис... И это я? Вот такой - старый, больной, умирающий... Сначала я боялся, что схожу с ума, успокаивал себя, что это последствия наркоза... Успокаивал и боялся того, что это - последствия наркоза. И бросался всем своим существом в эти сны, в воспоминания, только чтобы поверить...
     
      Ко мне пришло осознание... Какая же разница! Осознание там, и осознание здесь... Я вспомнил слова Учителя, что страдания - есть Тьма. Что ж, я прошел свое очищение...
      Прошел путем таких страданий! И это еще не конец. Видно, не до конца очистился... О, да, мир в котором я проснулся - можно назвать миром Тьмы. Но... И во Тьме сияет Свет - я был прав, когда говорил это. И чем сильнее Тьма - тем ярче Свет. Разве моя жизнь, вот такая: простая, человеческая - была лишена Света? Я вспомнил своего отца, мать, своих друзей, которые и сейчас не оставили меня. Я вспомнил сына... Самую большую мою боль... Он не вернулся из армии. И никогда, нигде я не забуду его. Вспомнил свою жену, с которой был счастлив много лет... И ее тоже не забуду. И молитвы ее о том, чтобы сын вернулся живым и невредимым из горячей точки... Не вернулся. Она не смогла пережить утраты и вскоре ушла за ним. Это тоже очищение?
     
      Я думал о том, что лучше - быть оставленным и Богом, и Высшими здесь или испытывать постоянную не богооставленность там?
      Сейчас я боюсь лишь одного. Боюсь, что мои сны, могут оказаться лишь снами, а не наоборот. Но если это правда, если моя жизнь здесь была лишь сном... Что ж... может быть, вернувшись назад, я и испытаю безумный восторг. Может быть, даже упаду на цветущую землю родного Мира и стану ее целовать. Скорее всего, так и будет. Но я знаю и другое... Больше не будет Эльнарэ Танэйриса. Танэйрис - Свет звезды умер... В Мире же проснется совсем иное создание - Фаэрон... Мститель... Воин Тьмы...
     
     
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"