Илтон: другие произведения.

Легенда о Песне

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Апокриф иного мира...


 []
  
  
  
  
   Он увидел мир, воплощение грез своих, засмеялся и воскликнул: "Как же хорошо!" И увидел первый восход: торжественный и величественный, и капли росы в лучах солнца засияли крохотными радугами, вдохновляя его на новые творения. И возникли облака, и пролился первый дождь, и омыл юную землю. А на небе вспыхнула радуга - от края до края; и небо стало, как капля росы. И вновь засмеялся он и вздохнул: "Как же хорошо!" Но жаждал дух его новых творений, и воплотились частички духа его в созданиях живых и прекрасных. И мыслили они мыслями отца и славили его и повторяли за ним: "Хорошо!" Сошли с небес на благоухающую, омытую дождем, землю, и пели первую песнь Вечной Жизни и Любви... И звали их альвеэлами - первосозданными.
   И так прекрасна была эта песня, что прослезился Онес Дэмион - Дух Света, и Создатель всего сущего, и в слезах своих увидел он множество детей: вечно юных, прекрасных, с душами чистыми и светлыми, не знающих горечи и сожаления, боли и страдания, смерти не знающих... И назвал он детей эланами.
  
   Так гласила старая Легенда. Легенда, учением ставшая, Жрецами воспеваемая... И праздник был, Великий праздник Энтарос - День единения с Духом Сущего. Ранним утром, один раз в году, распускались на рассвете цветы белоснежные, покрывая поляны будто снегом. И плелись венки и гирлянды из цветов этих, с любовью названных альниэрами, и шли эланы в Храм, где совершалось в этот день Великое таинство. Дымились жертвенники, на которых жрецы сжигали прошлогодние гирлянды высохших альниэр, и поднимался легкий и благоухающий дым к небесам, к подножию трона Великого Отца...
  
   Так стало... Но так не было. Хранили жрецы и иные сказания, которые называли песней альзаров - Ушедших. И мало было тех, кто уверял, что песня эта более правдива, чем даже сама Легенда. Тех, кто говорил, что в песне той истинная правда, история эланов и даже Самого Онеса. Жили альзары в Дальнем мире, и видеть их могли лишь те, кто сам искал встречи с ними. Вот только желающих отыскать их, было все меньше. А те, кому все же удавалось увидеть их, рассказывали вещи удивительные, скорее похожие на сказку, нежели на правду. А рассказывали они о том, что Ушедшие совсем юны на вид, что они не старятся, а из глаз их струится свет неведомый, и что сама вечность смотрит из глаз их... А уж историю, которую они рассказывают, даже и передать невозможно... Страшна эта история и кощунственна. И история эта о Самом Великом Отце...
  
   "Не ищи Его на вершинах гор, не поднимут и крылья к Чертогам его,
   Среди россыпей звезд не найдешь Его след, и на Солнце самом не стоит Его трон.
   Только Духом его все заполнено: и живет Им, и дышит, и множится.
   Самого же Отца только сердцем узришь, путь откроется в сердце, и вот он - Чертог..."
  
   И вот он - Чертог... Он совсем не похож на Храм, в котором сейчас идут приготовления к празднику. Великий праздник, Великая мистерия... Они так прекрасны в этих белоснежных венках, символизирующих чистоту помыслов. Эланы долго готовятся к этому таинству. Считается большим грехом во время подготовки предаваться мыслям черным да злым, завистливым или праздным...
   Дэмион грустно улыбнулся. А ведь он так верил... Верил в них. Верил больше, чем они верили в Него. Как такое могло случиться? Его сын, его боль. Боль, которая сделала мир больным... А как он радовался, когда глядя на свое величайшее творение - детей-эланов, сам захотел иметь рядом одного из них. Сына, который будет всегда с ним, который станет его Сотворцом. Даже сейчас он не в силах проклясть его, хотя тогда... проклял. Но, как оказалось, можно любить и проклятых. Ирмис. Что же ты наделал, Ирмис? Не вернуть ничего, не исправить...
   Тогда тоже была весна, девушки пели и водили хороводы в садах, яблоневым цветом наполненных, кажется, вот, облака опустились на землю... И на земле цветы. А больше всех альниэры красуются. Лепестки атласные, изогнутые, а в серединке цветка будто бутончик маленький... А аромат от них такой нежный! И венков из них не плетет никто, жаль эланам губить красоту беззащитную...
   Смотрит Дэмион, улыбается, а из сердца его нити тянутся к каждому творению своему, и бьется сердце его в унисон с их сердцами. И вдруг укол, едва заметный, но боль от него такая щемящая... И совсем рядом источник боли этой. Видит Дэмион сына своего. Стоит Ирмис рядом, смотрит на братьев и сестер своих, Отца славящих, а взгляд чужой, незнакомый. И мысли скрыты. И облик его вроде бы и знаком, а вроде бы и иной, и глаза, небесные, как и у Отца, потемнели, почти черными стали...
   Встревожился Онес Дэмион, обратился к сыну возлюбленному:
   - Что с тобой? Ты духом моим рожден, но кровь в тебе - крови создания подобна... Может, затосковал по братьям своим, может дева юная красотой своей ранила? Жаль мне будет отпускать тебя, но и неволить не стану.
   Тут бросился Ирмис к ногам его:
   - Отец мой! Разве они мне братья? Разве я не сын твой единственный? Они далеко, а я всегда рядом. Я вижу тебя, я дышу твоим дыханием, я вижу образ твой, который они узреть не могут... Я знаю то, чего не знают они, я даже то постиг... чего и ты постичь не сумел, - глаза Ирмоса почернели еще больше, что-то опасное промелькнула в них.
   - Что же ты видел? - Отец схватил его за плечи, заглянул в глубину его глаз, проник в мятущуюся душу. И отпустил. Отшатнулся. Увидел враждебное, не созданное... Тьму великую и опасную, что за границей гармонии пристанище нашла...
   - Что же ты наделал, сын мой? Верни назад, тебе неприсущее. Крепко держу я границы свои, отгоняю врага все дальше и дальше. И вот... враг в доме моем. Позволь мне помочь тебе, духом своим я тебя очищу.
   Но уже Ирмис отшатнулся от Отца и сказал:
   - Видишь теперь, что не брат я им? Во мне сила такая, что могу изменить мироздание. Я знаю теперь правду, которая никому неведома, а они, кого ты так любишь, глупы и неблагодарны. Радуются, не зная радости, любят, не зная любви, потому что истинная любовь из страданий рождается. И мне тоже казалось, что я люблю тебя, но лишь теперь я понял, что любовь не делится со всеми поровну. Скажи мне, отец, любишь ли ты меня? Любишь ли так, как я? Ты для меня единственный, и ни с кем не хочу разделять любовь твою, потому что ревную о тебе...
   Опустил голову Дэмион:
   - Все вы дети мои. Сам не ведаешь, о чем просишь. И не прав ты, говоря, что не знают они меня. В каждом из них я живу, и каждый из них живет во мне...
   Полыхнули огнем глаза Ирмиса:
   - Я докажу тебе, отец, - крикнул он, - я докажу тебе, как мало в них любви! Увидишь сам благодарность их, увидишь сам - как мало останется в них духа твоего! - И изменился образ Ирмиса к ужасу Дэмиона. Появились за спиной крылья черные, взмахнул крыльями сын его и ринулся вниз, к белоснежным облакам сада цветущего...
  
   Застилают слезы глаза Дэмиона. Не радости слезы, а горечи. Мир изменился. Смерть пришла в мир. Ведь дети его бессмертны были, пока дух его жил в них. Дух творящий, вечный, а оказавшийся таким беззащитным в мире, им же созданном, но тьмою погубленным. Разве может жить дух его в тех, кто утратил сострадание? Кто жестоким стал, кто возвысился над другими? Кто сомнениями веру убил? Кто в отчаянии... проклял его... Отца своего.
   - Будь проклят и ты, сын мой! Во веки веков проклят будь! - Выкрикнул и умолк. Боль душу ранила. Сам уподобился, прокляв сына, созданиям его проклинающим...
   И слышит голос сына:
   - Прости отец, но из всех, лишь я верен тебе остался, лишь я помню образ твой, лишь я люблю тебя. А они тебя забыли, не выдержали испытаний, мной им данных. Разве не учил ты их, что всегда они с тобой будут? А, значит, и смерть им не страшна! А много ли к тебе вернулось? Нет! Души их во тьме блуждают, но и во тьме лишь проклинают тебя...
   Слушает Дэмион слова сына, не может возразить ему. Как так случилось, что знание стало верой, вера - надеждой, надежды - сомнениями... Дал сын проклятый детям его беды и горести, но ведь от отца-то в них дух, дух, который и утешить мог бы, и любовью исцелить... И воскресить! И вечность вернуть... И дух-то совсем рядом, если и утратил, только поверь, только позови, только вспомни - чье ты дитя... Что же могло стать сильнее духа, что?... что...
   - Душа живая, - и сын рядом, - духу не больно, а душу ранишь... ничем боль не унять...Вот и ты ведь боль познал, - говорит, вроде бы, и торжествуя, а в глазах слезы. И страдание и...ненависть. И прощение ждет, и простить не может... Как они. Совсем, как они, стал... Его сын стал отцом детей его.
   - Не прощу! Сам выбрал свой путь, а детей своих... Спасу! Да, я познал боль. И болит душа моя за них, но не дам им боли своей изведать, а и их боль себе возьму... Вечно жить с нею буду, но спасу детей... И, как раньше, жили они Духом моим, так теперь я буду жить их болью. И тебя познаю через боль ту, но очищусь, и каждого очищу в себе. И верну...всех!
  
   Так пели Ушедшие...
   Но забылись слова той Песни. Лишь отголоски ее записаны были Жрецами...
   Так родилась Легенда.
  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) В.Крымова "Запасной жених"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"