Liny, Рокфэлл Таша: другие произведения.

Герцог Антарьянтра

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оказывается, дожить до 16летия очень трудная задача. Особенно, если угрозу представляют все окружающие: негласные союзники, брат, который на самом деле рогатое отродье и невзрачная тихая подруга, вкусившая прелести от своего положения, чокнутый маг и сама Валери, умудрившаяся напортачить с великими силами вплоть до уничтожения собственной оболочки.


Глава 53

Интермедия: Храм

     
      - ПРОКЛЯТЫЕ ДЕМОНЫ!!! - взревела толпа, брызжа слюной и злобой. Защита отключилась, освобождая им путь. Топот ног разносился по мраморным плитам, двигаясь к центру зала. Туда, где находись объекты их ненависти. То ли тонны алкоголя, выпитые в праздник, придали им уверенности в победе, то ли крупицы хризолита, витавшие в воздухе, заставили их утратить остатки разума. "Стадный инстинкт, состояние аффекта", как запишут на следующий день во всех газетах города, которым не суждено будет пролежать на прилавках и нескольких минут. Все завернут власти, чтобы скрыть последствия своей некомпетентности.
      - Мы прижали их! Прижали! Смерть тиранам!
      - Это вам не средневековье, сучки! Сдохните в муках!
      - Вы прогневили богов! Кайтесь, грешники, да будет очищена земля от скверны человеческой!
     
      "Ахахахаха.... мы чертовы монстры! Монстры. Бегите, люди, я вам приказываю исчезнуть!"
      "Перестань! Ты их только пугаешь!"
      "Защиту держи! Черт, Николь, не отключайся!"
     
      Валери сдавила в руках подушку, уткнув в нее лицо. Кресло с высокой спинкой будто укрывало ее от внешнего мира. Перекошенные лица людей из храма гуляли по обоям, как только она поднимала голову. В ушах гремели голоса подруг, одержимые песнопения фанатиков, потрескивание кристалла.
      - Я не справилась... Совершила ошибку, - шептала О'Гайо, раскачиваясь из стороны в сторону. - Глупые, глупые люди... Зачем они полезли?
      Келли сидела перед О'Гайо, опустившись на колени и держа в руках ее пояс.
      - Вэл, расскажи, что именно там произошло. Вас обвинят в геноциде и казнят. Они будут иметь на это право. Речь не о местном суде. Все намного хуже. Вы нарушили несколько статей мирного договора.
      - Это не мы! Там был Ад... Люди озверели. Я поставила барьер. Я думала он выдержит, он должен был выдержать! Чертов барьер упал в последнюю секунду. Они закидывали его камнями, жгли и царапали. Сфера выдерживала и не такое! И вдруг исчезла.
      - Сознайся, ты хотела, чтобы она исчезла?! Я не буду обвинять, того требовала ситуация. Или это была самозащита, верно?
      - Я держала сферу до последнего, не ослабляя контроль. Ты не вытянешь из меня признания.
      - Валери, они мертвы. Сто пятьдесят человек превращены в прах. Я попытаюсь помочь, но ты должна рассказать все. Где остальные? Почему ты вернулась одна?
      - Их забрал спиральный коридор... Они не были готовы.
      - А ты?
      Валери внимательно посмотрела на подругу. Ее указательный палец дважды прикоснулся к виску.
      - Здесь все устроено по-другому. Если ты спросишь, жалею ли я, мой ответ будет "да", но это не будет длиться долго. Мне станет все равно, когда я закончу говорить или пойду заваривать кофе. Меня учили переключаться. Но они другие. Их нельзя в этом винить.
      - Мне нужно больше подробностей.
      Валери рассказывала дальше, не понимая почему продолжает это делать. Но присутствие Келли излучало какую-то теплоту. Словно она самый близкий человек...
      - Вначале мы увидели тела. Они были мертвы, но "продолжали видеть". Последняя стадия отмирания, когда можно успеть вернуть виталл и человек очнется. Это дало нам ложную надежду, что кого-то еще можно вернуть. Они стухали у нас на глазах. Там были даже дети... Хелен первая съехала с катушек. Она смеялась, как ненормальная, пока Кристина искала выживших. Крис по очереди прощупывала каждого, просила подождать. Никто не уцелел. Вырванные виталлы было не вернуть. Николь потеряла сознание. Нужно было убрать трупы и "тлен" активировался. Без моего желания. Когда никто не ожидал... И тогда стоявшие снаружи барьера провалились внутрь. Мир словно сошел с ума. Половина живых была проглочена "тленом" вместе с трупами. Остальные продолжали лезть, с искаженными гримасами, с криками и мольбами об усопших, проклиная нас, пока "тлен" все жрал их и жрал, превращая в прах. Те, кто хотел повернуть обратно, были захвачены общим потоком и загнаны в эпицентр. И вдруг сферы вновь поднялись. Попавшие под их пересечение лишались конечностей, падали замертво, разрезанные на куски. Но самое страшное: оставшиеся под куполом, умирали от нехватки воздуха. Это были другие сферы, те что защищали нас... И не я призвала их...
      - Люди поняли кто вы?
      - Храм никто не покинул... Помню лишь шерифа. Он стоял на месте, по ту сторону безумия, вонзившись в нас жутким взглядом. Кольтон не зашел со всеми и не пытался остановить входящих, как будто знал, что произойдет внутри.
      - Кроме Кольтона был ли еще кто-то? Кто смотрел бы на вас не так как другие люди. Ты должна была почувствовать.
      - Нет. Зачем ты задаешь все эти вопросы, Келли? Ты предала нас, а теперь проявляешь заботу. Я даже не уверена, что ты не плод моего воображения. Вот так выглядит сумасшествие, оно тоже задело меня...
      - Чтобы вы ни думали, я на вашей стороне. Ты можешь доверять мне.
      - Если б ты была на нашей стороне, все пошло по другому сценарию. Ты была как кость у меня в горле, и когда ушла, я обрадовалась. Но без тебя все летит к чертям. Возвращайся. Из меня никудышный лидер...
      - Бедная Вэл, я вижу, как тебе тяжело. Но сначала тебе нужно будет кое-что сделать. Предоставь мне возможность попасть в храм. - Келли достала из складок юбки маленький брелок в виде мишки и положила его на тумбочку. - Это похоронный марш для храма. Запустишь в систему, и я смогу вернуться.
     
      О'Гайо прогнала наваждение, обнаружив, что рядом никого нет. В уголках глаз неприятно защипало. Грудную клетку сдавливало от боли так, словно вокруг вытянули воздух. Но вот он вновь стал проникать в легкие, вместе с нарастающим головокружением. За окном лучи восходящего солнца заливали долину малахитовым светом. Затмение отступало, забирая с собой разочарование праздника.
      Валери встала с кресла, осмотрев пурпурные обои. Видения ушли прочь. Голоса утихли. Пояс хризолита по-прежнему облегал бедра.
      - Но разве я отдавала его Келли? Никогда, никогда бы я не позволила притронуться ей к своему поясу. Ее не было здесь. Но кажется, что была, но не сегодня... Когда мы с ней говорили? С момента катастрофы прошло всего ничего. Мне точно не привиделось. Это было похоже на воспоминания того, чего не могло быть... Она предала нас. Мы не могли просто сидеть вот так и общаться, как раньше... Чертовщина.
      Под носом что-то защекотало. Теплая жидкость коснулась губ, отдавая металлическим привкусом.
      "Такое уже было когда-то. Не смертельно", - смахнув влагу, она заторможено рассматривала руку, не сразу воспринимая увиденное. Это была не кровь. Она притронулась к щекам, вытирая слезы, но вместо них на пальцах осталась вязкая черная жидкость.

* * *

      Прямая трансляция с площади закончилась. Из-за того, что главное событие так и не произошло, ведущий призвал не расстраиваться, желая хорошего остатка ночи. Он связал отсутствие Символа мира с погодными условиями и сильной облачностью.
      Кевин выключил телевизор, возвращаясь к ноутбуку. В комнате заиграла приятная музыка. Заварив крепкий черный чай, он раскрыл припрятанную молочную шоколадку. Отломал небольшой кусочек и, положив на край фарфорового голубого блюдца, стал просматривать отснятые ролики. Порой люди снимают видео лучше репортеров. Живые эмоции не сравнить с отрепетированной речью.
      - Все выглядит идеально, когда рядом нет Ника. Не самый плохой День Объединения. Шикуем!
      Кевин планировал просмотреть пару роликов и усердно поработать. Миллер еще не знал, что совсем скоро он будет бежать в попыхах на вертолетную площадку через весь город, таща за собой полупьяного напарника, и роняя на снег отвергнутую желудком шоколадку. Потому что электромагнитный всплеск превратит транспорт в мертвую груду металлолома.
     
      Просматривая свежие записи блогеров, Кевин ввел несколько ключевых слов, выходя на храм, откуда агенты еле успели унести ноги. Людей не убывало. Загадочное место приманивало гостей города. Подвижный круглолицый паренек в цветастой вязаной шапочке и желтом пуховике крутился возле самого храма, включив прямую трансляцию.
      "Привет, ребятки! Угадайте куда меня занесло? Даю подсказку! Горы, свежий воздух и море развлечений! Правильно, это Твестл! Если присмотреться, вы можете увидеть остатки снега! Да-да! На юге и вдруг снег! Это же сенсация скажете вы! Но есть еще кое-что интересное. Легенды говорят, что на город нападают демоны, которые прячутся где-то здесь. Сегодня я планирую докопаться до правды! Если вы только присоединились ко мне, то напоминаю, я нахожусь в Твестле!"
      Кевина начала раздражать эта бессмысленная трескотня непризнанной звезды интернета, но ракурс камеры был отличный и Миллер терпел.
      "Недавно тут были сугробы по колено, а сейчас сплошная грязь и слякоть. Жара, как в сауне. Я потею как бегемот. А бабушка еще шарфик хотела мне всунуть... Если у вас тоже заботливая бабуля, ставьте лайк. Если нам повезет, то храм снова появится! Поэтому оставайтесь на связи, и не забывайте подписываться на мой канал "мистичныйантошкаточкаголд"! Ооооо, смотрите-смотрите, что-то начинается!!! Юхуууу!!! Сейчас я подойду поближе, чтоб вы могли лучше рассмотреть".
      Блогер протиснулся к ступенькам, переводя камеру на место, где располагался храм. Заинтересованные люди хлынули к вырастающим из воздуха белоснежным колоннам.
      - Куда вы прете, Господи... - Кевин схватился за телефон, набирая все возможные госструктуры. С каждым длинным гудком его волнение перерастало в страх. В конце концов он отбросил трубку впиваясь в монитор и нажимая запись рабочего стола.
      - Кто-нибудь, остановите их!
      По экрану пошла рябь. Сначала это были тонкие полоски, не мешающие обзору. Но чем глубже заходил паренек, тем сильнее становились помехи. В центре храма кто-то был. Картинка потухла, продолжая записывать одни голоса. Люди шептались, переговаривались, делились догадками и, судя по звуку, продвигались дальше. Такого напряжения Миллер не испытывал даже при просмотре ужасов, хотя до смерти их боялся.
      - Проклятые демоны!..
      - Вы прогневили богов! Кайтесь, грешники, да будет очищена земля от скверны человеческой!
     
      Кевин отстранился от ноутбука, аккуратно выключая запись и закрывая крышку.
      - Алло, Джас, ты слышишь? Джас? Связь пропадает. Извини, я разбудил тебя, наверное... Сюда нужно немедленно высылать группу! Город оккупирован демонами! Земля Твестла залита кровью невинных людей! Мы провалились! Ник будет отрицать, но в храме происходит что-то ужасное. Они повторили нападение! - у Кевина больше не было намерений прикрывать напарника.
      На том конце прозвучал ровный тон руководителя. Такой бесцветный, что Кевина пробрала дрожь. "Он в ярости"...
      - Сворачивайтесь. Через 2 часа быть на вертолетной площадке, вас заберут.
      - Что? Но как же люди? Они же все...
      - Убирайтесь прямо сейчас. Зачисти все места, где вы могли засветится, как ОПР. Пусть Ник немедленно со мной свяжется.
      - Ты что уже видел?
      - Больше, чем следовало. Проследи за тем, чтобы не было утечки информации и тогда, может быть, избежишь клейма на своей карьере. Ведь так тяжело будет устроиться на приличную работу, когда тебе еще нет 16, Кевин. Приступай, у тебя ровно два часа. А я пока улажу формальности с властями.
      - Да, да, я все сделаю. - Не было времени думать, откуда Джастин узнал его настоящий возраст. Завершая разговор, Миллер уже ломал защиту крупнейшего сайта, удаляя из сети информацию, поступившую из Твестла за последние 24 часа.

* * *

      Он стоял посередине пустого палаточного городка и тонул в звуках уходящей ночи. Потрескивающие угольки тлеющего костра, запахи жареного мяса и легкого вина, едва различимые в утренней свежести, напоминали о том, что еще недавно здесь были шумные посиделки. Кто-то побросал вещи, в спешке покидая проклятую землю, кто-то больше никогда не вернется за ними. С тяжелым сердцем Кольтон отправлялся в участок. "Помощи ждать больше не от кого".
      - С праздником, мистер Кольтон, - дружелюбно поприветствовал дежурный, заискивающе кланяясь перед шерифом.
      -Иди домой, Уил, к жене и детям, если они конечно еще живы. Там творится хаос, нигде не безопасно. Собирайте вещи и валите отсюда. Я распоряжусь, чтобы тебе выплатили компенсацию на месяц вперед, включая праздничные.
      - Конечно, сэр, так и сделаю... - От шерифа несло страшным перегаром, и дежурный не воспринял его слова серьезно. По участку давно гуляла молва, что Кольтон переутомился и немного не в себе. Многие ему сочувствовали. Старина Джеймс проживал на должности шерифа последние дни. Наверняка его отстранение не за горами. Уил кивнул в конец коридора, где у деверей в кабинет шерифа топтались двое мужчин среднего телосложения, почти неразличимые в темных пальто и кепках с козырьками. Провонявшие офисной рутиной и крысиным пометом. "Запах нашего государства". Рука шерифа непроизвольно потянулась к портсигару.
      - Что за дурной тон приходить до открытия участка. Мой рабочий день еще не начался.
      - Не хотелось тревожить Вас во время праздника, но они настаивали. - Мужчины переговариваясь между собой на восточном диалекте, который шериф не мог разобрать.
      - Я ждал кого-то вроде вас.
      -Тяжелая ночь, мистер Кольтон? Приятно познакомится, я Ром Долсон, ГСЧС, он продемонстрировал удостоверение, тут же пряча его в карман. Проделывая это так быстро, что Джеймс не успел прочитать даже его фамилию, которая обычно первая должна бросаться в глаза.
      - Дело не терпит отлагательств. Необходимо чтобы вы заполнили некоторые бумаги.
      Кольтон бегло просмотрел документ, переходя сразу к мелкому шрифту внизу страницы.
      Это был договор о неразглашении.
      - По официальной версии в районе хризолитовых шахт произошел обвал, повлекший за собой взрыв. Придерживайтесь ее и все будет в порядке.
      - Там был чертов обвал, как скажите.
      Шериф подписал бумаги, распрощавшись с ранними посетителями.
      - Обвал, взрыв, конечно же, - Кольтон лихорадочно рассмеялся. Сделав никотиновый глоток, он упал на диван, давясь от хохота и сигаретного дыма. - Вы доживаете свои последние дни в этом городе, сучки.

* * *

      Комната Келли оставалась нетронутой. Как будто их мог настигнуть рок, коснуться грязь ее поступков, если они переступят порог.
      Валери не зашла бы туда и сейчас, если бы не брелок, который она запомнила после пробуждения. Он остался лежать на тумбочке в "другой реальности", а в этой ей еще предстояло его найти. Если он вообще существовал. Но если брелок есть и лежит где-то там, то что с ней произошло было не просто видением и ответы она могла найти в комнате предательницы.
      "Колэни - педантичной стерва, во всем соблюдала строгий порядок, но что творится в ее вещах!"
      Недолго думая, Валери вывалила содержимое сумок на пол. Каждая вещь вызывала у нее содрогание... Юбки, брюки, любимые кремовые блузки - все измазано черной жидкостью.
      - Какого черта... - О'Гайо в растерянности нависла над вещами.
      - Вэл, ты здесь?
      По спине прошелся холодок. Валери не надеялась увидеть кого-то из подруг так скоро.
      Николь зашла в комнату, присаживаясь рядом. Между ними проскочило напряжение. Валери не знала, что успела увидеть Николь, поэтому беспокоилась за то, что подруга начнет расспрашивать про храм. Сейчас у Вэл не было хороших ответов. Вопреки опасениям, Спенсер переключилась на одну из вещей Келли.
      - Я помню эту футболку, она надела ее за день до отъезда в Твестл. Когда мы отмечали окончание тестов у меня дома. Тогда ты вылила на нее вишневый сок. И он не отстирался. Только теперь, мне кажется, что пятна появились вовсе не от сока, - Николь выглядела чуть уставшей, но вменяемой.
      "Возможно, она ничего и не успела увидеть, но я должна убедиться"
      - То, что случилось...
      Николь присекла попытку О'Гайо начать издалека.
      - Мы такие дуры, Вэл, полезли куда не стоило, чего уж теперь о чем-то жалеть. Жрецы выносили целые города, а мы трясемся над кучкой амальтийцев с вырванными виталлами. Может и нам придется идти их дорогой.
      - Тебе приглушили эмоции... - Невозможно было поверить, что нечто подобное ей придется услышать от этого мягкого существа, которое по умолчанию было за мир во всем мире.
     
      - В этот раз я отказалась. Как-то справлюсь. Лучше расскажи, чем ты здесь занималась. Ты что-то искала? Давай помогу.
      - Брелок. Серая коала, - Валери едва подавила нервную усмешку. Воспоминания Николь закончились на первом кругу ада. Спенсер избежала главного представления и лишь смирилась с первыми жертвами храма. С блаженным покорностью, она предложила свою помощь, не зная о том, что совершила подруга.
      - Не видела у нее такого, но давай поищем.
      Они обыскивали вещи, боковые, внутренние карманы. Тщетно. Затем перешли на ящики и полки. Там вообще было пусто. Келли даже не распаковывалась.
      - Ты хорошо знала Колэни? Куда бы она могла его спрятать.
      - Знала так же, как и ты. Она никогда много о себе не говорила, только бред про то, что станет великим медиком... Опачки.
      Николь раскрыла сумку с книгами. Ее они почему-то сразу проигнорировали. Книг было около двадцати, в основном энциклопедии, какие-то романы, научные журналы. Келибрайт в этом плане была очень странной. Куда бы они не шли, Келли всегда таскала какую-то из них с собой, не признавая электронных версий.
      - "Сказки о коте и ведьме", - прочитала Николь название на самой маленькой. - Ну надо же, одна из моих любимых. У нас было больше общего, чем я представляла, - девушка полистала книгу и с разочарованием отбросила в общую кучу. - Жаль, ошиблась. Думала, тут будет что-то вроде секрета в виде вырезанного углубления из страниц. Переиграла в головоломки.
      - Есть там "сюрприз", просто под твоим углом не видно. Дай сюда, - О'Гайо покрутила в руках сказки, достала ручку, найденную при обыске вещей, и просунула ее под вздутый корешок. С другой стороны высунулась серая головка коалы. - Джекпот!
     
     

Глава 54

Не это ли знаки апокалипсиса?

     
     
      Пепельное утро того дня затянуло смогом тускнеющие звезды над Церосом. Запрещенная магия вытягивала все человечное из того, кто осмеливался взывать к ней. В первое время ее использования он не отличался от животного, кидался на собственный отряд, не в силах сохранить рассудок. А когда приходил в себя, корчился от боли и голода, вымаливая принести ему еще виталлов.
      - Раян, я больше не могу скрывать твоих злодеяний. Пора остановиться.
      - Подожди еще немного. Кем я был без этой силы? Помехой в его глазах. А сейчас я слышу, как их сила сливается с моим нутром. С ними я смогу достигнуть уровня Бога и покорить не только Диона, но и жрецов. Я спасаю больше жизней, чем забираю. Это вынужденная жертва.
      - Это преступление против расы.
      - Я понимаю, но еще рано останавливаться. Помоги мне, Кей, как мой верный друг, единственный, кому я могу доверять в этой геенне, кишащей изменниками. Если я потеряю разум и пойду против своего народа, поклянись, что убьешь меня. Мои помыслы чисты. Я не пойду по стопам брата. Я смогу остановиться. Доверься мне.
     
      - Ты не смог...
     
      - Дальше не пойдешь, - Сэдгар остановил приятеля в переходе телепорта, переносясь вместе с ним на заснеженную площадку возле спящей пятиэтажки. Покидая площадь после окончания праздника, О'Гайо кренился от усталости, и все равно собирался куда-то отправиться. Пока Сэд устраивал ему встряску, парень не замечал его. Поглощенный внутренним диалогом, он смотрел сквозь Фокстера впавшими от недосыпа глазами.
      - Я гребаную неделю гоняю по городу в поиске твоей неуловимой туши, а ты, видно, решил действовать самостоятельно. Ты мне не доверяешь?!
      О'Гайо хмуро взглянул на кулак, сжимающий ворот его куртки, и Сэд тут же разжал пальцы. Черты Кейна ожесточались, стоило ему впустить в себя воспоминания прожитой жизни. Перед ним был старый Кейн. Кейн Эверхарт - военачальник семнадцатого легиона армии демонов, выступившей против тирании Диона. Демон, отмеченный золотым орденом за военные заслуги. Правая рука герцога Антарьянтра. Демон, за которым Сэдгар готов был броситься в пекло. Тот, кто не сдался после самого гнусного предательства Раяна. Фокстера проняла злость. - Черт, мы приехали сюда вместе и разгребать будем также. Не взваливай все на свои плечи. У тебя есть я!
      - У тебя еще есть Тери. Я даю тебе время побыть со своей девушкой - тенью. Ты злишься? - Кейн говорил так сухо, будто Сэдгара это не касается. Будто списал его со счетов, оставляя подачку в виде нескольких дней смертной жизни.
      - Хочу тебя прикончить, - Фокстер закипал. Жар от его тела топил снег и высушивал землю до трещин. Он не понимал того, что хотел дать ему О'Гайо. - Ты меня так расстроил. Как ты мог?! Сколько раз у тебя еще осталось?
      - Один.
      - Какого Агроса, Кейн, один раз! С этим ты хочешь пойти против Раяна? - он чуть было вновь не схватил его за грудки, но Сэд знал, когда к О'Гайо не стоит прикасаться. Кейн был на нервах, изможден и подавлен. Не тот стресс, который можно держать в себе и переживать самостоятельно. Боль прошлого отражались в его осанке и уходила куда-то в глубину сознания. Он никогда не показывал волнения. Умел держать самоуверенный вид, даже когда все катилось к черту, но сейчас не справлялся.
      - Зачем? Ради чего ты истратил столько силы? А как же Вэл! Она об этом даже не знает!
      - Все ради нее, Сэд... Ради Вэл, иначе сейчас у меня бы уже не было сестры.
      - Так и знал, что не сдержишься.
      - А ты? У тебя-то должно было хватить ума!
      - У меня тоже один. В общем-то по-дурному получилось. Не спрашивай.
      Переглянувшись, они одновременно расхохотались, чувствуя напряжение друг друга. Сэд достал пачку легких "Даймонс гранд". Оставалось ровно две сигареты. Как будто он специально оставил их, зная, что встретит Кейна. Протянув одну приятелю, он щелкнул пальцами, производя небольшую искру. Кейн прислонился к лестнице, выпуская дым.
      - Значит, до конца в этот раз?
      - До конца.
      - Со жрецами что будем делать? Раян вернется еще. Девчонка подкармливает его виталлами. Уж не знаю, что за цели она преследует, помогая самому дьяволу. Рука не поднялась от нее избавиться. Теперь жалею. Она ведь поможет ему вернуться...
      - Жизнь на Амальтее дала тебе свободу, но сделала человечным. Придется отвечать за последствия. Я думаю, жрецов придется лишить оболочек. Полетают и найдут себе новые тела. Но если Раян до их виталлов доберется, считай все кончено.
      - Для начала их найти надо.
      - Иниер может что-то знать, - Сэд аккуратно струсил пепел, ожидая реакции друга.
      - Исключено. Мы обещали, что не будем втягивать его. Дай порадоваться старичку пенсии, - парень пытался улыбнуться, но его пальцы подрагивали при разговоре. Фокстеру было грустно на него смотреть. Он бы нашел его раньше, но Кейн умел отлично скрывать след от телепорта.
      - Фишер младше нас. Да и ты имеешь право вызвать его, когда возникнет необходимость... Вот она возникла. Никто не виноват, что он от перерождения отказался. Втягивать и не будем. Зададим пару наводящих вопросов и уйдем. Времени почти не осталось. Недели три в запасе максимум, если все обстоит так как ты говоришь.
     
     
      Общежитие для преподавателей и учащихся из других городов находилось на пересечении двух улиц. Одна пролегала через школу, вторая - вела к вокзалу. Иниера раздражало местоположение дома, поэтому он предпочел поселиться в двухэтажном коттедже напротив, подальше от шума между этажами, отказавшись от привилегий бесплатного проживания. Он рано ложился спать и рано просыпался, оставляя накопившиеся дела на утро. В свободное от занятий время Фишер старался больше отдыхать, ведь в его возрасте следовало заботиться о здоровье. Но сегодня наступил день, когда отдых отошел на второй план - день без Символа мира. Распад ТриКонта. Вторая планета, контур которой лишь изредка выглядывал из-за Дионы. Сегодня его не было видно.
      "Триконта больше не существует..."
     
     
      Педагог сидел спиной к гостям за письменным столом, разложив перед собой карты звездного неба и периодически поглядывая в телескоп.
      - Я занят. Забудьте дорогу к моему порогу, - коротко изрек он, зачерпывая ложкой фруктовый десерт из пиалы.
      - Он точно знал, что мы к нему заявимся. Никакого сюрприза.
      - На то он и Фишер. Считай, это временная мобилизация, - с натяжкой усмехнулся Кейн, он и не рассчитывал на теплый прием.
      - К Агросу катитесь. Оба! - Иниер был не в настроении. - От вашей семейки одни проблемы, мистер О'Гайо.
      - Иниер, герцог здесь.
      - Мне что до того? Все, кто был мне дорог, сложили головы в бою после третьей волны не от его руки. Герцог - не моя проблема.
      - Так и есть. Но может тебе что-то известно о жрецах? После электромагнитного всплеска есть предположение, что они вернулись. Тени тоже здесь.
      - И что вы собираетесь делать? - невзначай поинтересовался Иниер, зачерпывая горку фруктового ассорти и чавкая от удовольствия.
      - Уничтожим оболочки.
      Фишер громко поперхнулся, выплевывая съеденное обратно и с досадой отставляя пиалу прочь.
      - Имбецилы... Дайте мне работать.
      - Иниер! - разозлился Кейн, повышая голос и сметая карты с его стола. - Это важно! Если тебе что-то известно, ты должен рассказать.
      - Вы мозгами при перерождении повредились, мистер Кейн?! Ослепли и оглохли?! Идите и убейте свою сестру, потому что она жрица Рэи, - зарычал Иниер, прибавив силы в голосе, так что Кейна снесло на диван. - Может так и лучше будет, девочка успела натворить дел. Плохо вы за ней присматривали. А ты, Сэд? Не помню, чтобы ты такой тупой был, или... - Иниер быстро успокоился, подвинув съехавшие очки ближе к переносице, - подождите, а не накладывали на тебя гипноз часом? - Фишер выразительно взглянул на застывших демонов. - Так и есть. Малышка Ио позаботилась. На вас двоих ее след. Нормально себя чувствуете? Голова не кружится?
      - Было сегодня немного...Но праздник, алкоголь... подождите, вы сказали Ио?
      - Слабо она над тобой поработала, Сэдгар. А Вы, мистер О'Гайо, вспоминайте, как давно у Вас появились навязчивые мысли. После чего началось головокружение. Последние воспоминания? Позорно вот так поддаться внушению школьницы.
      - Я... - О'Гайо заново переживал разговор с Хеленой. Уронив больную голову на ладони, он неподдельно застонал. - Во что втянули мою девочку! Я же сразу стал догадываться, что с их компанией не все хорошо, а потом Хелен... Столько потерянного времени из-за этой идиотки! Все стерла, я даже не понял как!
      - &^#@!ц - ругнулся Сэджей, падая рядом.
      Иниер резко притих, поведя крючковатым носом в сторону улицы.
      - Потом будете сокрушаться, мистер Кейн. Чувствуете? Начинается.
      Приторно-сладковатый запах проник через закрытые створки окна. Свет погас. Заглох шум электрических приборов. Земля под зданием вздрогнула, раскатываясь по улицам звонким дребезжанием стекол.
      Кейн рванул в портал, затягивая вслед за собой Сэда и Фишера.
      Иниеру пришлось не по вкусу грубое приземление среди скалистой местности, но в свое время он был многим обязан О'Гайо, поэтому не возмущался. Перемещение и произошло так быстро, что он не успел выпустить из рук ложку и так и остался стоять с ней, оторопело глядя по сторонам между покинутых палаток и навесов.
      - Валери! - прокричал О'Гайо вглядываясь сквозь завесу поднявшейся пыли. Воздух палаточного городка отравлял стойкий запах крови. Люди разбегались в панике, побросав вещи, натыкаясь друг на друга. Земля продолжала встряхиваться, извергая комки кипящей грязи.
      - Мистер Кейн, Вы не о том переживаете. Все ресурсы храма направлены на защиту жрецов. С ними будет все хорошо в отличие от любознательных глупцов, заполонивших город. Благо местные сюда не сунутся.
      И вдруг вся долина заходила ходуном. Скалы обрушивались, открывались бездонные провалы по всему пустырю, засасывающие неосторожных беглецов.
      - В сторону отойдите! Не знаю, сколько у ордена жизней, но они станут последними, попади вы на пути "мирного населения", - Гастон буквально вытянул их из живого потока на возвышенность, не позволяя быть снесенными напуганными туристами.
      - Весьма признателен, молодой человек, - вежливо поблагодарил Фишер, со старческим кряхтением садясь на чей-то покинутый раскладной стульчик.
      - Подумать только, я обязан "спасением" тени. Лучше бы меня в шлюзы скинули, - театрально воскликнул О'Гайо, подчеркивая, что вмешательство теней было не обязательным.
      - Кейн, давай ты их не будешь бить, пока я с ними разговариваю, - Сэдгар отодвинул приятеля на расстояние вытянутой руки, не давая приблизится к теням. - Так что там? - поинтересовался он, указывая на полупрозрачные очертания храма и тактично купируя конфликт.
      - Там, хм, резня. Мы поздно появились. Самые любопытные пробрались в храм и больше не вышли, - дипломатично пояснил Гастон, внутренне восхваляя себя за то, что смог найти подход к "хрипящему медведю".
      - А зайти не пытались?
      - Нас не пускает. Только людей, чьи виталлы годны для употребления. Думаешь, если бы я мог войти, стоял бы сейчас здесь и просто смотрел?
      Весь вид Кейна говорил о том, что он так и думает.
      - Всем известно, что тени - слабаки. Вы просто побоялись туда сунуться, - рассмеялся O'Гайо, раздражая приспешников.
      Аривер красноречиво фыркнул, выдавая еле слышно: "Киньте обратно этих глупцов".
      - И почему вы нас так не любите? Давайте жить дружно, - миролюбиво предложил Лион, вызывая у Кейна праведный гнев.
      - Только не с тобой. - После определенных событий Кейну не требовалось много причин, чтобы затеять сражение с тенью. Но что-то он не велся на провокацию.
      Приспешник ядовито оскалился, невозмутимо выставляя перед собой Гастона, как щит. Посмотрев в эти невинные изумрудные глаза, Сэджей вспомнил все, что у него было на рыжего.
      - А ты ведь тоже расстроил меня, Гастон, я думал мы дружбанчики и все порешали. Но ты умолчал о кое-чем. Если б я потерял бдительность, ты бы вонзил мне свой ножичек между лопаток?
      - Нет, я бы не поступил так с Тери, - даже если бы СэДжей просто поздоровался, с его голосом это выглядело, как угроза. Гастон инстинктивно попятился за Лиона. Ему не верили. - "О, богиня, зачем я помог этим баранам. Они же невменяемые"
      - Так между тобой и Тери все же что-то есть? Вы скрывали свои отношения? Вечно цапаетесь, как кошка с собакой, а на деле воркуете в темных уголках? Она так разозлилась, когда застала нас вдвоем, это ли не ревность? - ненавязчиво вспомнил Лион поведение девушки.
      - Что значит "вас вдвоем"? Так ты с и ним, и с моей Валери?! Тени ужасные, - Кейн взглянул на Сэда в поиске поддержки, но тот уже набирал номер своей девушки, чтобы узнать подробности.
      - Она как всегда ВНЕ.ЗОНЫ.ДОСТУПА! АРГХ!
      - Он еще и с королевой, между прочим, - уточнил скучающий Аривер, открывая все карты, пока Кейн медленно, но верно впадал в бешенство, а Сэдгар вообще забыл о людях, демонстрируя колоритные рога.
      - ПРЕИСПОДНЯЯ РАЗВЕРЗАЕТСЯ! ДЬЯВОЛ ПРИШЕЛ ПО НАШИ ДУШИ! - заорал какой-то фанатик, увидев Сэдгара и тыкая в него пальцем. Его уже мало кто слушал, люди покидали долину не оглядываясь, прикрывая голову от летящих раскаленных камней. Крики в спину о пришествии конца света лишь ускоряли этот процесс.
      - Пока вас не было, тут было спокойнее, - с меланхолией произнес Лион, проследив траекторию движения паникера в открывшийся провал.
      - Тебе не кажется, друг мой, что без теней мир станет чуточку лучше?!
      - Конечно, коллега, - Сэдгар отложил телефон и грозно хлопнул ладонью по кулаку, попутно разминая шею.
      - Что ж научим их хорошим манерам. Лион, фас!
      - Пф, сам научи, - отмахнулся приспешник, не упуская из виду движение вокруг храма. В своих мыслях он был где-то далеко от того, что творилось рядом.
      Ситуация требовала тонкого вмешательства мистера Фишера.
      - Вы что затеяли, кучка драчливых олигофренов! Вы пришли сюда за жрецами присмотреть или отношения выяснить? - Металлическая ложка прошлась по лбам двух демонов, охлаждая их пыл. - Это тебе за то, что плохо следишь за О'Гайо. А тебе за то, что в пижаме меня перенес! - далее ложка прошлась по темечку Гастона, просто потому, что он был рыжий и не нравился Иниеру. Красные волосы - визитная карточка королевского рода, который Фишер не слишком почитал. Затем ложка остановилась перед шкафообразной ипостасью Лиона и замерла. Приспешник был очень высокого роста. Фишер просто не дотягивался, а куда дотягивался, там лучше было не трогать с его-то похождениями. Тогда Аривер вежливо позаимствовал ложку и со словами: "За нас за всех" громко треснул Лиона в нос, после чего был схвачен за шиворот, но вовремя успел ускользнуть в портал, отвесив на прощание воздушный поцелуй. Согнутая в клубочек ложка вернулась обратно к Фишеру.
      - Благодарю... - Иниер с грустью оценил состояние столового прибора и зашвырнул его куда-то между камнями.
      - Смотрю больше не брезгуешь его касаться, - заметил Гас, ведь Лион лишний раз старался даже не дышать возле Аривера, чтобы не заразиться его сахарной "интеллигентностью".
      - Руки потом помою...
     
      - Стойте тут, девочки, мы сделаем то, что вам не под силу. Проникнем в храм! - заявил Кейн, закатывая рукава и готовясь взять штурмом неприступные стены.
      - Удачи, - язвительно произнес Гастон, радуясь, что демоны собираются уходить. "Как они только про 4003й не вспомнили. Хмыри злопамятные",
      - Никто не будет брать штурмом храм, мистер Кейн. Вы уже никого не спасете. Поэтому возвращаемся, у меня есть для Вас кое-что занимательное.
      Оставшись вдвоем, рыжий приготовился к унизительному диалогу с приспешником, но тот не спешил над ним издеваться. Когда Лион вел себя неадекватно, Гастон нервничал, но мог справиться с его издевательствами, но, когда он вел себя нормально, Гастон нервничал еще больше.
      - Не уходишь?
      - Посмотрю, чем все закончится.
      - Как думаешь, жрицы обманули нас? - Гастон хотел верить в невиновность Николь, но происходящее выглядело очень плохо. Его обманывали столько раз, что слово "доверие" вызывало у рыжего мрачную иронию.
      - Кто-то запустил систему восстановления изнутри. Может ли так случиться, что кто-то из них истинный жрец? Когда-то Ио подчинил людей, приказав идти в храм. Мы бы проиграли немедленно, если б они туда дошли. Храм собирает виталлы и возвращает жрецам утраченную силу. Ты не знал?
      Гас поморщился от столь позднего прозрения. "Выходит Лион убил их не потому, что хотел этого, а из-за того, что они все равно бы погибли, войдя в храм..." Приспешник предстал перед рыжим в ином свете. Мысль о том, что Лион не так плох, не вписывалась в общую картину его действий и оставляла неприятный осадок.
      "Чудовищными методами, но он делал все это ради нас, чтобы тени выжили".
      - Тебя еще что-то беспокоит? Есть ли догадки о том, кто может быть истинным жрецом? - Лион находился в странном умиротворенном настроении, таким он ему даже нравился. Гастон чувствовал, что может говорить с ним без напряжения. Не опасаясь за то, что его изобьют или унизят. "Не это ли знаки апокалипсиса... Лион подобрел!"
      - Не знаю. Это может быть и Николь. С ней происходило нечто странное накануне.
      - Опиши.
      - Амальтея ведь не может замерзнуть?
      - Нет, с чего бы, - Лион ответил отстраненно, было непонятно слушал ли он его или говорил только, чтобы уйти от каких-то своих мыслей.
      - А если это произошло. В какой-то момент она не смогла собой управлять, я списал это не плохой контроль, они ведь молоды. Но было много других факторов. Глаза покрылись амальгамой, и, казалось, она была под влиянием жрицы.
      - Больше похоже на отторжение виталла.
      - Но как же замена? Виталл жрицы замещает человеческий. Так просто он не может отторгаться, - Гасу оказалось сложно принять это объяснение, ведь оно сулило скорую смерть.
      - Она могла родиться уже с пороком виталла. Один из моих братьев скончался в раннем возрасте по этой причине.
      - Сочувствую...
      - Не нужно, у него была отличная смерть. Сочувствуй тем моим родным, кто умер от моей руки.
      - Ты никогда не говорил об этом...
      - Твои ушки не готовы к таким историям, - приспешник печально улыбнулся, легко похлопав Гастона по плечу от чего рыжего бросило в холодный пот.
      "Да и вряд ли он кому-нибудь это расскажет". Гастон услышал достаточно, чтобы больше никогда не задавать ему вопросов. Что-то должно было произойти с ним, раз жизнь сделала из него того, кем он есть.
     
     
     

Глава 55

6,5

     
     
      Праздничная ночь выдалась тяжелой. Его вызвали в главный офис компании, не дав возможности насладиться кофе и прочитать полосу новостей. Черный крайслер ждал его перед зданием ОПР с распахнутой дверью.
      - Лично решил заехать? Какая честь, - Джастин забрался в кабину, всей кожей прочувствовав, как за ним захлопывается дверь. Шофер плавно повел машину по окрестностям, маневрируя между узкими улочками Бринда.
      Карио Савьерро, смуглый интеллигент, в чьих жилах текла чистая западная кровь, жил идеей превращения всего материального в прибыль. Любую речь он произносил быстро, сквозь жуткую улыбку, застрявшую на его лице с тех пор, как ему пришлось подыматься с низов розничной торговли до магната, удачно купившего землю на нефтяном месторождении. Он отслеживал каждый потраченный тэнно и коллекционировал журналы расчетных операций с самыми крупными сделками. Чтобы при редкой встрече с сыном напомнить, что в его возрасте он умел проворачивать дела покрупнее, чем его сомнительный бизнес в ОПР. Но сегодня он заехал за ним не для этого. Любые вложения должны были работать, курс акций расти, а дети окупаться. Только с последним пунктом стали возникать трудности.
      - Родившись в этой семье ты взял на себя определенный обязанности. Ошибки для Савьерро не простительны. Твои поступки и решения должны быть безупречными, мы же не зря столько вложили в твое образование. Так что ты творишь накануне свадьбы?!
      - Я все исправлю, не вмешивайся, - Джастин потер лоб, от зудения офисной оргтехники его доставала мигрень.
      - Поздно что-то исправлять. Если делаешь работу, делай ее до конца. Нам влетело в крупную сумму зачистить источники, ведущие к имени Савьерро. Твои агенты засветились в Твестле во время "обвала", знаешь, что это значит? Ты погорел.
      Джастин был Богом в своем офисе, но перед отцом опускался до сопливого подростка.
      - Скажи, Джас, для чего паук плетет свою паутину?
      Вопрос был из разряда биологии. Но правильный ответ придется переварить, затолкав свою проклятую гордость в самое темное место. У него было несколько вариантов, но отец имел собственное мнение, поэтому вероятно ему не стоит над ними думать, он все равно не угадает.
      - Чтобы обездвижить добычу... - Для чего еще им нужна их чертова паутина! - изрек Джастин, отводя взгляд. В машине он чувствовал себя словно заключенный в зале суда.
      - Ты не прав, - резанул по ушам его пронизывающий голос и "церемониальный молоток опустился на подставку". Джастину не хотелось знать, что он имеет в виду. Переждать и вернуться к работе. - Любое существо, чтобы выжить, должно завладеть территорией.
      - К чему ты это говоришь?
      - Моя паутина охватывает весь материк и каждый его городишко. Твестл под моей опекой. К нему не лезь. Я предоставил тебе свободу, но пока ты на моей территории как гость, останешься звеном в "пищевой цепочке". Думай о свадьбе, об отпуске. Возвращайся к своей убыточной работе. В твоей паутине еще полно дыр. Не заделаешь их и окажешься на месте добычи.
      Выйдя из машины с паршивым настроением, директор ОПР понял только одну вещь.
      "Когда он состарится, я сдам его в дом престарелых. Он уже теряет корни с этим миром. Какая к черту моя паутина, какие дыры... С каких пор ОПР убыточное". Конечно Джастин никогда бы не сказал ему этого вслух, но думать он мог в свое удовольствие сколько угодно. "Теперь я обязан докопаться, почему он не подпускает меня туда".

* * *

        Минутная стрелка на настенных часах с глухим трещанием переползала отметку тридцать. Спенсер изводило любопытство. Келли трепетно относилась к своей одежде, брезгуя повторно одевать запачканный наряд и вдруг целая сумка с грязными вещами. Что за пятна?
      Келибрайт все делала странно. Но Николь не ставила ее действия под вопрос, потому что Келли была чертовски умной, значит, все что она делала имело смысл. А потом вдруг предательство полностью лишенное его. Когда они больше всего нуждались в ее помощи. Николь не могла разобраться в своем видении без помощи самой Келибрайт, уж очень несвязно звучали все ее фразы. Она надеялась, что, посмотрев содержимое флешки, сможет найти ключ. Но Валери почему-то не хотела просматривать ее без Кристины.
      - Вдруг там какой-то вирус!
      - Тогда в холле с телевизора надо смотреть, его не так жалко. И откуда ты вообще узнала об этой флешке? - Николь успела обидеться на отказ Валери от объяснений, хотя О'Гайо еще не раскрыла рта. Но так бывает, когда уже знаешь, чего ждать от человека. И она была права. Валери ничего ей не ответила!
      Где-то там, в глубине, зарождалось сомнение, первые ростки злости на Валери. Почему Вэл начала искать загадочную флешку только сейчас? Откуда она вообще узнала о ее существовании? Воображение рвалось за пределы светлой черепушки, рисуя как Келибрайт договаривается с О'Гайо о том, чтобы убрать всех жриц и разделить между собой силу. Ведь у Келли и Вэл много общего. Они обе добиваются того, чего хотят любыми способами. Но Николь настроила себя на то, что сумеет объективно проанализировать любую информацию. И лишь потом будет делать выводы. Возможно она получит ответы и на собственные вопросы, поймет, что же за правду ей никогда не увидеть... И не об этой ли трагедии предупреждала Келли, игнорируя храм и тренировки? Как только "храм" пронесся в мыслях Николь, она поморщилась, ощущая огромный стыд за радость от возвращения силы... Силы, полученной от множества вырванных виталлов невинных жертв...
      -Слушай, Вэл. Ты веришь в то, что Келибрайт действительно предала нас? - Николь зашла издалека, чтобы ни в коем случае не показать свое волнение. "Если Валери за одно с ней, может начать оправдывать или наоборот рьяно доказывать ее вину. Как ведут себя те, кто предают?"
      - Келли? Я хотела бы в это не верить. Не хочу в ней разочаровываться. Но у нас не было возможности встретиться с тех пор, как она переметнулась.
      Николь не устроил ее ответ. После него все стало еще запутаннее. "Она просто прикрывает напарницу! Или догадалась к чему я веду".
      Флешка перекочевала в порт на задней панели монитора и пока он с натугами распознавал новое устройство, им оставалось только ждать.
      - Черт! Да почему же ты не шляешься, как обычно! - Валери выдернула флешку, перекидывая ее Николь и разворачиваясь к Кейну. Он влетел в нее с двух ног, едва не задушив в объятиях.
      - Как же я рад, что с тобой все хорошо. В городе переполох из-за того, что произошло!
      - А что там произошло? Мы вернулись сразу домой и вот только собрались посмотреть телевизор. - Кейн отступил от нее, пытаясь понять, говорит ли она серьезно или снова решила поиздеваться.
      "Лжет мне в лицо. С легкостью. Глядя прямо в глаза".
      Если б Кейн не знал правды, то поверил бы. Уравновешенное поведение Валери разбивало надежду, что перед ним находится именно она. - Я хочу с тобой поговорить, поднимемся?
      - Конечно, сейчас, - Валери не понравилась смена его настроения. Серьезный Кейн означал проблемы. Разговора нужно было избежать. - Кофе хочешь? Поставлю и вернусь.
      Она была подозрительно любезна. Кейну следовало сразу догадаться, что сестра и не собиралась ничего делать, зато посередине кухни потихоньку размывался след ее портала с очертаниями пустого класса.
      "Даже окно оставила открытым. Ну да, если бы не видел след, то так бы и подумал, что она улизнула этим способом... Не доверяет. Или боится все рассказывать. Вэл... это же еще ты, не Рэя? Рэя бы не стала убегать!".
      О'Гайо хотел немедленно отправиться следом, но вовремя спохватился. Периодическая таблица химических элементов, висевшая на стене, намекала, что кабинет может принадлежать одному знакомому учителю, которого ему очень не хотелось тревожить.
     
     
      - У меня два выходных дня, дайте прожить мне их спокойно! - сетовал Фишер, когда О'Гайо возымел наглость разбудить его. - В конце концов, я пожилой человек и не нанимался в няньки для вашей семьи, мистер Кейн.
      - Выручай, Иниер. Не хочу, чтобы она поняла, что я ей не родной брат. Не хочу портить наши отношения, они и так сложные.
      - Да уж и впрямь, вы же на одно лицо, с чего ей делать такие выводы, - не скрывая иронии ворчал учитель, указывая Кейну на дверь.
      - Стоит мне засветить телепорт, и она догадается. Прости, я подумал, что если Вэл твоя ученица, тебе будет проще найти к ней подход. Но, наверное, даже тебе это не под силу. Что ж, я все понимаю.
      - Черта с два, - выругался Фишер, вскакивая с кровати и начиная наспех натягивать на себя мятые брюки. Не существовало вызова, который бы Иниер не принял. Позорная слабость, о которой знал Кейн.
      - Я помогаю только потому, что у меня будут неприятности, если ее обнаружат в моем кабинете.
      - Здорово, ты просто душка, когда творишь добрые дела с недовольным видом, - в чувствах Кейн обхватил его седую голову и чмокнул в лысую макушку.
     
     
      - Зачем я им только помогаю! - Иниер отворил дверь. В кабинете химии было тепло и просторно. Из приоткрытой форточки веял легкий ветерок, гуляя по классу и приподнимая уголки тетрадей, сложенных на учительском столе. Положив голову на руки, Валери задумчиво рассматривала серость, оставленную на улице ненастной погодой.
      Она напомнила ту Валери, которая впервые пришла на его урок много месяцев назад. Сначала он воспринял ее, как обычного трудного подростка с любовью к противоречиям, трагедии и протестам, не сразу поняв, что в ней настораживало. О'Гайо отличалась от сверстников какой-то глубокой внутренней опустошенностью, тяжестью мышления, и ненавистью к тому, через что ей приходилось проходить. Но худшей чертой оставалось безразличие. Ему было жаль ее.
      Он методично цеплялся к ней по мелочам, и тогда она словно оживала. Она даже стала сопротивляться и учить темы наперед, чтобы заставить его усомниться в знании собственного предмета. И пару раз ей это почти удалось. Тогда Иниер подумал, что этому ребенку еще можно вернуть радость беззаботной юности пока однажды не прочел в ее глазах, что сегодняшний день будет для О'Гайо последним.
      Но что он мог сделать, если она все для себя решила?
      Иниер обратил внимание на паренька робко следящего за ней на перемене. Кажется, это был капитан сборной по регби. Прискорбно отправлять его на "передовую", но это был шанс.
      - Во времена моей молодости, чтобы получить расположение дамы, нужно было покорить ее сердце красивым букетом цветов и спеть серенаду. Наберитесь мужества, молодой человек, и признайтесь своей даме в чувствах. Что тянуть, жизнь всего одна!
      Утром следующего дня Валери опоздала. Он остановил взгляд на ее перемотанной руке и вызверился, как мог, заставив стоять в коридоре. Теперь нужно было выгнать кого-то ответственного, которому будет не все равно, если О'Гайо вздумает упасть обморок. Так жертвой была назначена Спенсер.
     
     
      - Мисс О'Гайо, идите домой, у всех каникулы, - обратился педагог, садясь проверять "проверенные" тетради.
      - Я еще здесь немножко посижу.
      - То Вас не затащить в школу, а теперь не выгнать, - хмыкнул Фишер, продолжая переворачивать страницы, имитируя работу.
      - Мистер Фишер, мы может поговорить откровенно?
      - Все относительно, но если Вам есть, что сказать, то говорите.
      - В трагедии в храме была я виновата. Я никого не смогла спасти...
      Рука Фишера замерла над следующей тетрадью.
      - Не Вы, Валери, - Храм. Он приносит людей в жертву жрецам, чтобы исцелить их. И ранее я предупреждал людей, что в храм заходить нельзя. Так что Вы здесь делаете?
      - Прячусь от брата. Силу стало сложно контролировать. Не хочу, чтобы он узнал. Не хочу, чтобы проблемы жриц коснулись и его. Пусть живет беззаботной жизнью. Если он будет волноваться, это скажется на его песнях.
      - Ваш брат более стрессоустойчивый, чем вы думаете.
      - Ваше обучение любого стрессоустойчивым сделает.
      Фишер негодующе потряс кулаком, пригрозив наследнице корпорации.
      - Удалось ли Вам узнать, почему не было Символа мира?
      - Я вам не информационное бюро! - взвился Фишер, раздражаясь от того, то с ним переговариваются да еще и попутно выпытывают важную информацию.
      - Извините, думала вы быстро с этим разберетесь.
      "Они оба невыносимые, теперь она играет на моем самолюбии, сразу видно кто воспитывал! Но не в этот раз".
      - Ничего особенного, возвращайтесь обратно. Предстоит сделать еще много подсчетов, прежде чем я смогу что-либо утверждать, - уклончиво ответил педагог, с досадой наблюдая, что О'Гайо даже не шевельнулась.
      - Не могу исполнить Вашу просьбу. В ночь накануне праздника на меня напало странное существо. Тени назвали его низшим демоном, и я не смогла с ним справиться. Если не смогла я, что будет с обычными людьми? И с чем связано его появление? Мистер Фишер, в городе происходят катаклизмы. Идет снег, открываются порталы. Если вы что-то знаете, не молчите. Быть может в силах жриц остановить этот дурдом!
      - Спросите у своего высокого друга.
      - Я не могу доверять ему.
      - Вам не стоит доверять даже мне, - отрезал Фишер, предвидя чем все это закончится. Будь они хоть трижды хорошими детьми, наследие повелителей уродует любой разум.
      - Доверюсь своей интуиции. В конце концов вы заботитесь о своих учениках.
      - Может быть я готовлю вас, маленьких головастиков, для крупного жертвоприношения во славу Агросу! - с напыщенной серьезностью произнес Фишер так, что Валери заливисто рассмеялась, развеивая эту темную грусть вокруг себя.
      - Тогда вы бы не старались так рьяно вбить в наши головы знание химии. Если вы знаете, как избавиться от тварей, пожалуйста, расскажите. Я не могу обращаться к теням после того, как разворотила их храм и чуть не пришибла королеву. А после массовой резни, они и слушать нас не станут.
      - Хорошо, мисс О'Гайо, я расскажу Вам, что угодно, но сейчас покиньте школу и возвращайтесь после каникул. - За дверью послышались шаги охранника. Школа была пуста и их голоса могли быть услышаны в коридоре. Если их здесь застанут, то проблем не оберешься.
      Получив согласие, Валери скрылась в портале. Охранник, осмотрев класс, поднял с пола упавшие тетради и положив обратно на стол, закрыл форточку.
      "Что-то ветер разгулялся, не начнется ли опять снегопад?"

* * *

      Николь ожидала, что увидит первой Кристину, но первой оказалась Хелен. Она появилась сразу после возвращения Валери и отправилась заваривать чай. Отнесла его к дивану и некоторое время смотрела новости. О пропаже более сотни человек ничего не говорилось.
      "Когда все закончится, я брошу это место и вернусь домой, заставлю родителей вспомнить. Или не вернусь. Может они мне и не нужны. Может мне уже никто не нужен. Что я до сих пор здесь делаю?" - с раздражением подумала Хелена, шарахаясь от резкого появления Кристины.
      - Оракул совсем рехнулся. Я сказала, что со мной все отлично, и тут я понимаю, что уже в спиральном коридоре. Козлина, даже не спросил, хочу ли я в туалет! - С Кристиной вроде все было в порядке. Она болтала без умолку как будто ничего и не произошло. Как только оракул просканировал ее психическое состояние, заключение в спиральном коридоре закончилось. Кристина тут же отправилась наверх, рыться в системе безопасности храма.
      - И знаете, что я обнаружила? Один из протоколов был запущен сразу после того, как мы отправились заниматься благотворительностью. Там стоит голосовой пароль! Записи с камер пусты. Кто кроме жрецов мог это сделать? Или Келли смогла проникнуть в храм? А может среди нас затесался предатель?
      - Надеюсь, нет. Хватит уже предателей, - помрачнела Николь вспоминая о послании Келибрайт. - Нам нужно кое-что посмотреть. Особенно тебе, Хелен. - Николь легонько коснулась ее плеча. Девочка дернулась, отрываясь от просмотра программы. - Келли оставила для нас сообщение.
      - Она раскаивается, что предала нас?
      - Нет.
      - Тогда я не буду смотреть! - отрезала Хелен, делая телевизор громче.
      - Придется. - Валери с ней особенно не церемонилась. Отобрала пульт и выключила программу. - Раз надо, значит будем. Хочешь не хочешь, а смотреть придется со всеми. Армейская дисциплина. Хотя кто-то уже посмотрел ее, раз знает содержимое.
      А это уже относилось к Николь. Девушка виновата поджала нижнюю губу. На самом деле до возвращения девочек Николь просмотрела видео множество раз, но так и не нашла разгадки к видению. "Раз она верила, что я справлюсь, значит, сильно меня переоценила". Ей стало очень досадно.
      Хелен пересела на край дивана, освобождая место для подруг.
      - Раз Валери сказала, значит смотрим все, даже по второму кругу, - противно перекривила Хелен строгий тон О'Гайо. "Вот бы она куда-нибудь исчезла! Тошнит уже".
      На экране появилась Колэни. Та, которую они знали до предательства. С теплой улыбкой, строгим выражением и с каким-то неиссякаемым запасом уверенности. Когда она говорила ее хотелось слушать.
      - Несчастье, что она покинула нас, приняв сторону герцога...
     
      "Если вы видите эту запись меня возможно уже.... Ахаха, я прямо вижу, как вы все напряглись. Все отлично, я так думаю и, если вы нашли это послание, значит 29 марта еще не наступило и у вас еще есть время.  Николь справилась со своей задачей и смогла разгадать послание. А если нет, то уже пора. Я дала вам много подсказок, чтобы вы поняли, как дальше действовать. На этой флешке программа, которая поможет разрушить оракула. Все верно, я смогла оцифровать свой мозг и совместить его с операционной системой храма. Если вы запустите ее, то она как вирус поглотит все его знания, и я смогу получить доступ ко всей базе жрецов.
      Прямо я не могу обо всем рассказать из-за того, что мои действия нарушают сразу несколько межпланетных законов и являются преступлением высокой степени. Поэтому буду говорить так, чтобы было понятно только вам".
      - Колэни слишком умная, вдруг это тоже часть ее плана, сыграть на наших дружеских чувствах.
      
"Не достаточно убедительно так? - словно услышав слова Валери, проговорила девушка на экране. Вы, наверное, сейчас думаете, а стоит ли мне доверять. Но я знаю о вас то, о чем вы мне никогда не рассказывали. Про твой третий раз, Валери. Он произошел в ночь перед нашей встречей. Про Крис. Я знаю почему ты посылаешь своей матери деньги каждую неделю. Во всем был виноват упавший цветок. Так ведь?
      Хелен, те кого ты ненавидишь будут бороться за тебя до последнего. У тебя еще есть шанс одуматься. И Николь. Тебе достаточно будет вспомнить о том, как ты начала заниматься музыкой, и ты все поймешь. Когда-то мы смогли узнать друг друга лучше, чем сейчас".
      Дальше она рассказывала вещи, которые никак не могли уложиться в их голове. Словно большая часть жизни была стерта из их воспоминаний. "Поверьте, если бы существовал вариант, где вы никогда не стали жрицами, я бы его использовала. И если я вас действительно больше не увижу: Валери, я хочу перед тобой извиниться.  Прости, я не смогла. Хотя много пыталась. Этот раз последний. И особенное задание для Хелен. Разгадаешь его - останешься живой, ты же любишь загадки. Делай, что обычно, когда все вокруг поглотит тьма. Подсказку ты уже увидела, выбери правильно. Только никому об этом не говори. Помните. Все, что я делаю, ради вас".
      - Она серьезно хочет, чтобы это Хелен разгадала? У нее интеллект как у шестилетнего... Даже я ничего не пойму! - возмутилась О'Гайо - Мда... Есть повод для размышлений, - Валери от этой записи сделалось дурно. Никто не знал о ее трех попытках уйти из жизни. И не должен был узнать. Еще более загадочные вещи она говорила про подруг.
      "Она знает о каждой из них... Это какой-то дар?"
      - Извините, я пойду... - на Кристине не было лица. Досмотрев видео, она взяла пачку сигарет и пошла на улицу.
      - И даже не обсудим? Так интересно, что она имела ввиду. Что за три раза? - Хелен воодушевилась просмотром и решила разобраться в полученном задании. Злые слова Валери побудили ее самой найти правильный ответ и доказать всем, что на что-то способна.
      - Да ну нахрен, - выругалась Вэл, раздраженная тем, что ее личная жизнь стала известна какой-то задрыпанке.
     
      Вернувшись к себе, Валери попыталась заснуть, но лишь стоило ей избавиться от посторонних мыслей, как рядом оказалась Келли. Держала в руках какую-то толстую книжку и весело болтала ногами. Как будто они всегда так и общались. О'Гайо не нравилось оставаться в особняке одной и Келли приходила к много раз, чтобы ей не было грустно. Девушка мотнула головой, прогоняя наваждение.
      "Никто не проникнет в мою голову. Этого никогда не было!"
      Но только Келибрайт никуда не уходила. Бестелесная картинка назойливо зависла рядом, заставляя ее слышать каждое слово.
      - Вэл, а если бы Кейн не был твоим братом, кто бы тебе больше нравился Кейн или Лион?
      - Келли, прекрати выносить мне мозг. Тебя нет.
      - И все же?
      - Кейн конечно! Я хотя бы с ним выросла и знаю, чего от него ожидать
      - Поверь, он еще может тебя удивить.
      - Уходи, Келли, пока ты здесь, я чувствую, что лишаюсь рассудка...
      - Если бы они умерли и у тебя был бы шанс вернуть одного из них обратно, кто бы это был?
      - Дура.
      - Ты все делаешь по-другому, не как тогда. Потому что надеешься только на себя. Стоило мне оставить вас, и ты стала принимать верные решения. Я была твоей проблемой, Валери, а не спасением. Я вернусь, когда нужно будет все закончить.
     
     

Глава 56

И все же это была Келли

     
     
        Когда Николь пошла в музыкальную школу, ей было всего 6 лет. Здание из светло-голубого кирпича в пять этажей каждый день будило Николь звуками музыкальных инструментов. Она проходила мимо него и, всякий раз слыша мелодию, легко угадывала инструмент и произведение. Николь не представляла, что для кого-то это может быть трудно.
      - А зайти не хочешь? - спросила ее однажды девочка с двумя темными косичками. Сейчас ее лицо висело в памяти расплывчатым пятном, но косички запомнились отчетливо. Очень длинные и тонкие, переброшенные наперед, как две веревочки.
      - Мама говорит, что у нас нет на это денег.
      - Но, чтобы зайти в здание, тебе не нужны деньги. Ничего не случится, если ты просто посидишь рядом со мной, пока я буду заниматься.
      Николь напряженно вспоминала, кто же была та черноволосая девочка. Это было так давно. Она смутно помнила детство. Но вот истерику, которую закатила матери, чтобы ей купили фортепиано и отдали учиться, начинала припоминать. Николь никогда не просила для себя ничего, как тогда. Восемь лет назад она была более настойчивая... Только со временем интересы поменялись, музыкальная школа пройдена, подруга из детства забыта.
      "Как же ее звали? Да и как это вообще может мне помочь? Каждая что-то поняла для себя, даже Хелен, а я как тупица смотрела видео сотню раз и ничего не проясняется! Может мама что-то вспомнит".
      Нужно было срочно вернуться в Говенри. С момента, как Николь стала жрицей, музыка стала чем-то второстепенным, а ведь ее выбрали представителем от города на межобластной конкурс юных пианистов. Несколько учителей должны были подготовить ее к началу весны. Но когда ей только показали ноты, выбранного произведения, Николь поняла, что это провал. Она никогда не сыграет его правильно.
      Вот уже два месяца Спенсер пропускала занятия, игнорировала звонки от учителей. Неделю назад они прекратились. Это означало, что ей нашли замену. "И хорошо. Я бы все равно не победила".
      Конкурс вылетел у нее из головы, как и бюджетное место в консерватории в случае победы. Девушка собрала небольшой чемодан. Если она появится перед родителями с пустыми руками, у них возникнет много ненужных вопросов. Она планировала остаться на несколько дней и принести извинения учителю. Который потратил много нервов на ее подготовку. Николь уже было не до конкурсов. Девочки ждали от нее подробностей, узнав о том, что Келли оставила послание, о котором она умолчала. Но ей было нечего им рассказать.
      "Там же целый пантеон отборного бреда. Записи в тетради показать? Уфф. И Валери опять недовольная, смотрит на меня, как на врага народа".
     
     
      - Николь? - Миссис Спенсер просияла, стягивая с себя запачканный кухонный передник и обнимая дочь. - Ты не заболела? Выглядишь уставшей. Мой руки и бегом на кухню.
      "Интересно, а после телепорта это тоже надо делать? Я была в ванне минуту назад".
      - Дорога тяжелой выдалась, - соврала девушка. Поставив чемодан, она отправилась к умывальнику, включая воду и имитируя мытье рук.
      - Круги под глазами, бледненькая! Щечки впали! Из-за учебы опять не высыпаешься? - воскликнула она, когда девочка села за стол. Из-за особенностей строения жрицы, ее кожа частично приобрела голубоватый оттенок и посветлела. И хоть Николь вылила на себя тюбик тонального крема, но в дневном свете ее бледность была хорошо заметна.
      Перед Николь поставили тарелку ароматного супчика с кусочками курицы и домашними ржаными сухариками. Ее любимый. Мама как будто почувствовала, что нужно приготовить, хоть Николь не предупреждала о возвращении. Аромат базилика и лаврового листочка вернули ей ощущение покоя и защищенности. Она едва не прослезилась от умиления. В Твестле ничто не могло сравниться с домашней едой. На второе ей насыпали горку пюре с кубиком сливочного масла и двумя сочными котлетками, а на десерт в прозрачной пиале ее ждали румяные пирожки с вареньем.
      "В этом доме у меня не было шансов похудеть..."
      Съев все до последней крошки, Николь решила перейти к тому, что ее тревожило.
      - Мам, я хочу отказаться от конкурса... - девушке было страшновато говорить об этом человеку, который вложил бессонные ночи в ее обучение, работая в две смены. - Вы оплатили участие в нем, но я боюсь, что не справлюсь.
      Миссис Спенсер сложила руки на животе, о чем-то задумавшись. Напряженная пауза застряла комком в горле у Николь.
      "Расстроилась, точно расстроилась! Она не знает, как описать свое разочарование, поэтому молчит! Аааааа я плохая, неблагодарная дочь!" - чуть не взвыла девушка, но миссис Спенсер лишь вздохнула, отворачиваясь к плите.
      - Так ты из-за этого переживала? Я разговаривала с мистером Хорсоном. Взносы можно вернуть за месяц до начала. У тебя еще есть время подумать. Мы пока не будем их забирать.
      "Все же расстроилась".
      - Я обещаю, что подумаю. А папа дома? - Николь пристально посмотрела на мать. Она сильно поправилась. "Все из-за нервов, еще и я добавила. На работе их совсем не щадят". Николь захотелось стереть весь завод за то, что заставляют ее родителей так переутомляться. Но тогда люди лишатся рабочих мест, семьи будут голодать. Сила жрицы не приносит ничего кроме разрушения. "От меня было бы больше пользы, если бы я просто пошла работать, а не строила из себя кого-то выше человека".
      - Сегодня не придет, - услышав ответ на вопрос, Николь отогнала подтупившую прострацию.
      - Знаешь, Николь, мы не хотели по телефону говорить, но раз уж ты здесь...
      "Что она хочет сказать?! Что смертельно больна? Вот почему она такая полная. А отец загнулся на двух работах?!" Девушка занервничала, ожидая услышать от матери самое худшее.
      - У тебя будет братик.
      Сначала Николь даже не знала, как воспринимать эту новость. Девушка была одновременно растеряна и рада. Она очень хотела братика, но из-за финансового положения родители сказали, что больше детей не планируют, и вдруг такая неожиданность. Внезапно ей захотелось съязвить на счет того, что для второго ребенка ей всего лишь надо было исчезнуть из дома. Но срок был больше, чем она отсутствовала.
      - Хочу быть ему хорошей сестрой! Я буду играть для него, а когда подрастет, научу всему, что знаю сама. А вдруг у него будет красивый голос? Тогда я буду играть, а он петь, и мы создадим группу!
      - Не спеши так. Сначала ему нужно хорошенько отоспаться в животике.
      - А когда срок? Не терпится с ним понянчиться!
      - Врачи говорят 29 марта.
      Радость Николь испарилась.
      "Почему так? Снова эта дата!" Теперь Николь было действительно страшно.
      - Что-то не так? - миссис Спенсер тоже заволновалась.
      - Ой да нет, конечно же! Но из-за учебы я могу не успеть к его рождению.
      - Об этом не волнуйся и возвращайся домой, как сможешь.
      Теперь Николь вообще никуда не хотелось уходить.
      "Больше не хочу быть жрицей! Мне надо помогать родителями. О чем я думала раньше. У меня была такая замечательная жизнь. Совсем не серая. Спокойная".
      На плите засвистел чайник. Миссис Спенсер разложила пакетики зеленого чая по чашкам, залив их кипятком, присела рядом с дочерью. Пока она хлопотала возле Николь, ни разу не остановилась передохнуть. Увидев накопившуюся гору посуды, девушка залпом выпила чай и принялась перемывать тарелки. "Пока она не успела понять, что происходит, я все уже перемою"
      - А как ты... Там же кипяток был? - миссис Спенсер даже прикоснулась к чашке, но ойкнув, быстро отдернула руку.
      Николь осознала, что просчиталась. Она по привычке охлаждала чашку, заморозив ее донышко.
      - Не знаю, наверное, у меня появились супер способности, и я охлаждаю воду одним взглядом, - пожала плечами Николь, возвращаясь к мытью посуды.
      - Да нет, в квартире прохладно, батареи отключали на сутки... - женщина искала объяснение, но все они были неубедительными.
      - Мам, - Николь перекрыла воду и, просушив руки вафельным полотенцем, стянула из пиалки пирожок. - Как я пошла в музыкальную школу?
      - Потребовала у нас пианино и даже смогла расписать расходы на музыкальную школу на шесть лет вперед. Тогда я очень удивилась тому, что ребенок знает, что такое семейный бюджет, но ты всегда была очень умной девочкой.
      "Не была..."
     -- Со мной, кажется, девочка училась? Не помнишь, как ее звали?
     -- Была такая. На Л вроде. Или нет. В ее имени точно была буква Л
      - Келли? Колэни?
      - Не припомню. Она была старше тебя и ходила с двумя забавными косичками. А почему интересуешься? Хочешь ее найти? Где-то в старых фотоальбомах могла сохраниться ваша фотография. Я поищу ее для тебя.
      - Поищи, пожалуйста, а я ненадолго к мистеру Хорсону.
      Николь вышла на лестничную клетку и, став между этажами, перенеслась в музыкальную школу.
      Пока Николь не бросила ходить на подготовку к конкурсу, занятия проходили с трех до пяти. За дверью слышалась музыка. Тяжелая манера игры ее бывшего одноклассника. "Значит, вот кого они взяли на замену. Худший вариант, ему там ничего не светит. Пустая трата времени. Его игра - надругательство над искусством. Он делает миллион ошибок. Произведение действительно неприятное. Я так и не смогла довести его до идеала. Но я сыграю лучше!"
      Девушка потянула на себя двери кабинета. Мистер Хорсон сидел рядом с новым кандидатом, покачивая головой в такт кривой мелодии, и интеллигентно покрывался испариной, слушая как классику превращают в бордельные мотивы.
      - А, это вы мисс Спенсер? Ваша кандидатура была снята неделю назад. Как видите, мы занимаемся с более зрелым претендентом. Очень жаль, но можете больше не приходить, - педагог был зол на нее, но еще больше он был зол на Кола, подвергшего его музыкальный слух насилию.
      -Отчего же. Сейчас я обучаюсь в школе Фебермейна и при всем желании не могу посещать занятия, но это никак не сказалось на игре. Не списывайте меня со счетов. "А ты уйди отсюда", - Николь страшно посмотрела на Кола. Парень отодвинулся, пропуская Спенсер к фортепиано, не смотря на протесты учителя.
      Это были пять минут ее триумфа. Ноты сами выплывали перед глазами, пальцы скользили по клавишам, рождая чистые аккорды. Мелодия будто струилась из нее, оплетая магией звука своих слушателей. Когда она закончила, и мистер Хорсон и Кол аплодировали стоя.
      - Сыграно прекрасно, - восхитился учитель, вскакивая и сжимая руки Николь в своей ладони. - Но, что вы играли?!
      - Это? Возрождение феникса. То, с чем мы сможем победить.
      - Мистер Кол, на сегодня мы закончили и если что, на завтра тоже! - Не прощаясь с обиженным претендентом номер два, Хорсон обратил все свое внимание на Николь. У нее получилось! - Ох, я так польщен, что вы прониклись идеей победы, но у нас строгий перечень произведений. Что намерены делать?
      Николь почувствовала себя увереннее, то ли от силы жрицы, то ли от пережитого. Что-то внутри говорило о том, что больше не нужно волноваться. Она справится. Николь хотела сохранить кусочек, ускользающей жизни ее, как человека.
      Она шла сюда с мыслями отказаться, но услышав игру юноши, в ней вдруг проснулся азарт. Нужно было убедить Хорсона не просто вернуть ее к участию в конкурсе, а и получить разрешения играть то, что хочет она.
      - Там есть номинации. Я читала правила. Мы можем поменять заявку с классики на авторскую песню. С разрешения автора я немного дополнила ее.
      - Ты занималась так усердно ради конкурса. Новая обстановка пошла тебе на пользу. Я поговорю с организаторами можно ли сделать так, как ты говоришь. Николь, у меня на Вас грандиозные планы! Если вы будете играть также, как сегодня, у нас есть надежда обойти всех. Ведь это поразительно, взять неотесанный рок и суметь превратить его в тонкую классику. Вы полны талантов!
      Занятие затянулось больше чем на два часа. Учитель попросил сыграть Николь еще несколько раз. Затем они вместе дорабатывали ноты, чтобы подстроить произведение под формат конкурса. Хорсон все расхваливал ее, а Николь не могла поверить в то, что ее импровизация на концерте BDD, смогла превратиться в полноценную композицию.
     
      - Скажите, мистер Хорсон, а вы помните, девочку с черными косичками, которая ходила со мной в первом классе? Не знаете, почему она бросила заниматься? - пора было уходить и Николь так увлеклась, что чуть не забыла спросить о главном.
      - Конечно, такие дети не забываются! Ее звали Келли Келибрайт. И она была невероятно способной. Могла запомнить сложные произведения, просмотрев ноты всего пару раз, - Хорсон с теплотой отзывался о своей ученице, но эти воспоминания были грустными для него. - Большая потеря, что Келли пришлось оставить школу. С ее родителями случилось несчастье и девочку отдали в детский дом. К сожалению, это учреждение не спонсирует даже самых талантливых детей.
     
      Николь вернулась домой. Не став включать свет, она открыла старое фортепиано, положив руки на клавиши. Мелодия заструилась из-под пальцев, успокаивая, очищая мысли.
      "И все же это была Келли. Келли."
      "Кто ты, Келли?"
      "Для чего ты все это делаешь?"
     
      - Красиво.
      Из полумрака на ее плечи легли руки Гастона. Николь непроизвольно дернулась, чуть не хлопнув крышкой себе по пальцам.
      - Если ты не хочешь, чтобы тебя находили, научись скрывать следы телепорта.
      - Ты следил за мной? - Николь кольнул страх, что сейчас придется оправдываться за события в храме, а может и расплачиваться.
      - Я переживал за тебя. Систему восстановления мог запустить только истинный жрец. Я знаю, что это не ты, но все же, посмотри мне в глаза. - Гастон включил свет... Так, в жизни Николь наступил еще один унизительный момент. Откровенные постеры полуобнаженного солиста BDD закрывали все стены.
     
       

Глава 57

Пошто ты, Кейн, такой красивый

     
      "Я попал в адову пасть..."
      Куда бы Гастон не пытался отвести взгляд, полуобнаженные образы Кейна О'Гайо в самых невообразимых положениях, обольстительно смотрели на него с надменной ухмылкой, словно подчеркивая его ничтожность. Полное превосходство.
      "Надо как-то выключить Агросов свет". Дрожащими руками он пытался найти выключатель, но тот все никак не находился. Он точно был где-то возле двери. Гастон чуть не получил инфаркт, увидев, что нащупывает.
      - Николь, что это?
      - Моя комната, - робко ответила девушка, окидывая размеры катастрофы. - Я здесь давно не была и не успела...
      - Нет, вот это?! - он резко сдернул со стены постер. Сердце у Николь ёкнуло. Она не только была ярым фанатом Кейна, но и долгое время представляла себя его девушкой, вырезая и приклеивая свои фотографии на место различных пассий, с которыми был заснят объект ее вожделения. Плакат в руках тени был из рекламного ролика туалетной воды с изображением эротической сцены, где герой Кейна со всей страстью сжимал "мандаринки" своей партнерши, на месте которой красовалась правильно подобранная фотография Спенсер.
      - Это всего лишь солист BDD, моей любимой группы! - поспешила она ответить тоном, который говорил о том, что Гастону не следует относиться к этому серьезно. Но после этого постера уже не имело значение, что она будет говорить.
      - Это же Кейн. Демон в людском обличии! Не ожидал, что ты падкая.
      Упрек был заслуженным. Николь и сама понимала, как скверно выглядит ее комната. Совершенно смущенная, она пыталась найти аргументы в свою защиту. Каждая секунда ее молчания разжигала мучительную ревность в душе Гастона.
      - Мне...мне всего лишь нравится его музыка... и голос. И на этом все, - Николь отважилась взглянуть в лицо Гастону. "Почему он до сих пор смотрит на эти гребаные постеры? Как крепко сжаты его челюсти. Он вообще слышал меня?"
      - Ну да, я так и понял, - Гастон заиграл желваками, сдерживая бушующий внутри огонь. Если он не уберется сейчас же - не справится с эмоциями. - Не нужно ничего говорить. Прощай, - в голосе парня не было ни капельки привычной мягкости.
      Невозможно, чтобы все разрушилось из-за такой ерунды! Он уходит в портал, даже не взглянув на нее.
      - Что ты понял! Ты же ничего не понял! - крикнула Николь в пустоту, ощущая, что вот-вот не справится с потоком подступивших слез. - Мне он больше не нужен! Ведь теперь у меня есть ты...
      Девушка до последнего надеялась, что он услышит ее. Но ореол от портала расплывался по комнате, смешиваясь с ее одиночеством. В один миг постеры покрылись коркой льда, закрывая от нее образ Кейна, став чем-то запретным. Омерзительным. То, что делает ее порочной в его глазах. - Вернись, пожалуйста, Гас...
      - Я. Твой. Враг, - прошептал Гастон, возникая позади и сжимая ее плечиДевушка всхлипнула, не показывая, что ей больно. Он намеренно был груб с ней.
      "Она должна понять, что я не замена на первое время, пока она не добьется своей цели. Стоит ей посмотреть на него также, как на меня, и Кейн не устоит". Он злился на самого себя, что никогда не станет также хорош. Его поцелуи становились болезненными. Движимый слепой ревностью, его внутренний зверь рвал на ней одежду. Открывшиеся участки фарфоровой кожи покрывались обжигающими алыми следами. "Ну же, останови меня, пока не поздно".
      Но Николь не останавливала. Она была так рада оказаться в его объятьях, что совершенно не замечала, как ее настойчиво увлекают к кровати. И лишь, когда ощутила под собой мягкое покрывало, запоздало поняла, что сейчас произойдет.
      "А как же романтика? Я ведь даже ноги не побрила! А белье... оно же, как у моей бабки! И ТУТ НЕ УБРАНО!"
      - Не надо... Хватит! Не хочу так! - запротестовала девушка, и когда он не отреагировал, решилась применить силу. Высвободив руку, она с размаху влепила ему по лицу. Гастон остановился. След от пощечины зажегся на бледной щеке и тут же растаял. Оставив ее лежать на кровати, совершенно растерянную, он открыл портал.
      - Правильно, так мне и надо. Любишь Кейна, будь с ним. Он никому не откажет, - потерянно произнес юноша, исчезая в клочьях темного пламени.

* * *

      На полу лежал злосчастный постер с изображением солиста BDD, прихваченный из комнаты Николь. Гастон уничтожил бы его вместе с оригиналом, но с демонами лучше вообще было не связываться. При каждой встрече Кейн показывал это свое поверхностное отношение к приспешникам, не забывая приправить его порцией ядовитых замечаний. Увлечение Николь стало ударом ниже пояса.
      "Зачем только вернулся?" Парень с презрением посмотрел на картинку, оторвал часть с приклеенной фотографией Спенсер и с удовольствием наступил на постер несколько раз, оставив на ненавистной физиономии грязные отпечатки. Этого ему показалось мало и, скомкав бумагу в шар, он пнул его, ловко попадая в проем двери.
      Спокойный вечер Лиона был нарушен клочком бумаги, прилетевшей ему в затылок с неизвестного направления, пока он смаковал кофе. Черпнув носом кипятка, приспешник напряженно зарычал и заозирался по сторонам в поисках раздражителя. Аривер, сидевший в холле, отложил газету и приготовился к внеплановому телепорту. Лион утер остатки кофе и наклонился к неопознанному объекту.
      - Хмм, что тут у нас. Очень интересно. Срам какой.
      Эффектный, хоть и потрепанный, образ демона сладко смотрел на Лиона, заставляя его забыть и о кофе, и о том, что он куда-то хотел идти и кого-то бить.
      - Я чувствую агрессию. Много негативных флюидов наполняет это место, пожалуй, я пойду, - Аривер попытался исчезнуть, но Лион быстро настиг его.
      - Сиди, где сидишь, - рявкнул приспешник, водружая на Аривера локоть и вдавливая в кресло. - Нет, ну ты это видишь? Оцени. Да, его словно ангелы чеканили, даже обидно как-то.
      - Просто избавься от него, - произнес Гастон, не понимая почему Лион еще не сделал этого. Насколько он знал, Лион не питал к демону теплых чувств. - Но теперь хоть стало ясно, кого на самом деле любит Амальтея. Ее из списка подозреваемых можно сразу вычеркнуть.
      - Если у твоей блондинки такие запросы, у тебя с самого начала не было ни единого шанса, - довольно произнес Лион, сравнивая хлипкого рыжего и изображение на постере.
      Гастон совсем приуныл.
      - Спасибо, Лион. Ты знаешь, как поддержать. А теперь, если не собираешься выбрасывать, отдай обратно.
      Но Лион был еще под впечатлением. И конечно не мог удержаться от комментариев, тем более когда нарушитель его вечера безнаказанный, находился рядом.
      - Между вами разница в несколько ступеней эволюции! Он должно быть спас пару планет, если природа наградила его такой внешностью. А вот ты видно часто грешил.
      - Я понял уже. Отдай, - юноша попытался отобрать плакат, но приспешник намеренно отвел руку в сторону.
      - Если взять тебя и его, то ты вот, как этот старый кусок заплесневевшего сыра, - Аривер посмотрел в направлении кухонного стола, где облепленный дрозофилами лежал недоеденный сыр. Лион торжественно потряс плакатом перед носом раздраженного Гастона. - То вот он, как чизкейк!
      - Хватит уже. Просто заткнись!
      - Что ж поделать, если его соперник суперзвезда мирового масштаба. Многие современные девочки в ее возрасте так делают. Вы заходили в комнату Тери? Так вот там то же самое, хотя ей уже далеко за 500, - отметил спокойно Аривер, не понимая, что они вообще устроили столько шума из-за какого-то демона.
      - Поправочка, он ему не соперник, - изгалялся до последнего Лион, получая наслаждение от бурной реакции Гаса.
      - Я видел плакаты с Фокстером, они нормальные, они не как ЭТО!!! Как-то слишком... Как же я его ненавижу. Тупой демон! "Наделать ей что ли своих изображений и пусть вдохновляется?". Рыжий отобрал постер, разрывая его на мелкие кусочки и бросая в открывшийся телепорт.
      - Слабоват с демонами тягаться.
      - Угу, - деловито переглянулись Лион и Аривер за его спиной.

* * *

      Все, что произошло, казалось чем-то нереальным. Николь чувствовала себя прескверно, но тренированные пальцы ловко застёгивали уцелевшие пуговицы, безнадежно пытаясь вернуть приличный вид. "Воодушевление, сопровождавшее ее после занятия с учителем музыки, развеялось вслед за уходящим силуэтом Гастона.
      "Мне нужно забыть о нем. Забудь, Николь, пожалуйста. Он же твой враг. Думай о видении". Спенсер старалась абстрагироваться по максимуму, но глаза становились все мокрее. "От нас было столько шума, как же хорошо, что мамы нет дома. И как я могла быть такой беспечной, переносясь с музыкальной школы прямо в свою комнату". В двери скрежетнул замок, и девушка решила, что пока ей лучше не показываться на глаза матери в таком состоянии. Так она и вернулась ненадолго в коттедж в Твестле, огорошив подруг своим внешним видом. Николь выглядела не то, что потрепанной, а даже растерзанной. Хелен могла бы тактично ни о чем не спрашивать, но Спенсер неудачно попала на Крис и Валери. Мильгертон не оставила без внимания следы на шее Николь и начала мастерски выпытывать о случившемся. Пришлось все рассказать.
      - Это он еще алтарь твой не видел. Алтарь - самое худшее, - Валери пробрал мороз, как только она вспомнила про те жуткие часы, проведенные в комнате Спенсер.
      - Кто знал, что он меня искать будет. Да еще и сцену ревности закатит к каким-то постерам. Конечно я ему отказала!
      - А я б дала. Он бы пометил территорию и успокоился. Совет да любовь и все такое. Пару разочков, и враг под каблуком.
      - Какая же ты кошмарная, Крис! Сколько парней у тебя было, что ты мыслишь так низко? - Николь уже трижды пожалела о своем решении вернуться в коттедж.
      - Ни одного. Козлы они, - гордо парировала Кристина, но Спенсер мало верила ее словам все из-за тех же слухов, бродивших по старой школе. Целомудрие - это то, что никогда не будет стоять рядом с Мильгертон даже на расстоянии пушечного выстрела. Одежда, макияж, томная походка. Крис была еще той соблазнительницей. Она пользовалась внешностью и крутила сразу несколькими ухажерами одновременно, даже здесь. Вряд ли она ничем потом не расплачивалась. Николь не стала говорить, что она думала. Валери же, как ни странно, было все равно, она уткнулась в свой ноутбук с недовольным видом, и, громко стуча по клавишам, ограничилась небольшим замечанием.
      - Правильно сделала. Понял бы, что легкодоступна, обвинил бы во всех грехах. Я молчу про то, что ты вообще на что-то надеялась с тенью. От них одни проблемы, - проговорила она, мимолетно взглянув на девушку. - Я думала, ты дня на три пропадешь.
      - Пропаду, но позже. А ты, что здесь делаешь? - Николь, перегнулась через спинку кресла, на котором сидела Валери, и заглянула в ноутбук. Вэл тут же захлопнула крышку, не желая показывать, чем занимается.
     
      - Не в обиду, но ты тоже нам ничего не рассказывала о том, что тебе предала Келибрайт.
      "Валери обижена. Вначале как обычно не подала виду, а теперь будет огрызаться при любом поводе, пока я все не выдам. Угу, так я и рассказала, как потеряю контроль и угроблю теней. Может и к лучшему, что Гастон ушел. Может теперь его не коснется беда..."
      - А что с 29м марта? Кто-то понял? У меня недостаточно знаний, чтобы разгадать, что мне хотела сказать Келли, - честно ответила Николь, ожидая ответа хоть от кого-нибудь.
      - Мне надоело размышлять об этих шести с половиной минутах безобразия. Головоломки плохо влияют на мой цвет кожи, - сразу съехала Крис.
      - Видение у тебя было. Жаль, что ты молчала об этом все время. Думаешь я не смогу помочь тебе разобраться? Или боишься, что заберу себе всю славу? Как в школе? Если смотреть по смыслу, который она вкладывала в свое повествование, мне кажется мы умрем с вероятностью в 100 процентов, а с твоей игрой в молчанку, так со всеми 200.
      - Пошто ты, Валери, такая стерва. Нет чтоб посочувствовать, вон ей как досталось. Могла бы и помягче быть.
      - Пусть головой следующий раз думает. Ненавижу теней. Достаточно от них хлебнули, особенно ты, Крис, а ей надо было вон докуда дотянуть, чтобы понятно стало. Только Спенсер не из тех, кто извлечет урок из всех наших ошибок, ей надо на одни те же грабли раз 20 стать!
      - Сама разберусь, - сухо ответила Николь, пораженная жесткостью О'Гайо. Переодевшись, она вернулась в комнату Келли. Ну и беспорядок они тут оставили. Уборка немного успокоила Николь и помогала думать. Сначала она сложила вещи обратно в сумки. Затем принялась за стопку книг, сброшенных в угол. Она сама не понимала, зачем расставляет их по полкам, ведь Келли могла больше никогда за ними не вернуться. Книги симметрично становились в ряд, удовлетворяя внутреннего Спенсерского перфекциониста. Но вот одна все время кренилась и раздражала ее. Эта книга стала последней каплей и, как результат от всего случившегося, девушка швырнула ее об пол, травмируя ветхий переплет и рассыпая по комнате оторванные страницы. Среди бумажного ковра, застелившего комнату до самых дверей, Николь обнаружила, то, что мешало книге стоять в ряд со своими "коллегами".
      Тонкая брошюрка из плотной пожелтевшей бумаги "Маги Дионы от 4256 г".
      Николь вспомнила, что уже видела ее. В школьном архиве, когда они отбывали наказание.
      "Без разрешения забрала себе школьное имущество!"
      Николь присела на кровать, погружаясь в чтение и останавливаясь на странице с побочными эффектами от использования запрещенной магии.
        
     
      Темнеющая кровь, головные боли и еще несколько ужасных последствий. "Кто на такое может решиться?" Николь продолжала просматривать перечень, пока не остановилась на двух последних пунктах. "В особо тяжелых случаях у использовавшего разрушается оболочка и обесцвечивался волосяной покров".
      Все написанное ассоциировалось с Келибрайт.
      Только вот Келли была не единственной в кругу ее знакомых, кто имел бесцветные волосы. Еще был Герцог. И... Сэд.
      Но Николь сразу отмела последнего, ведь его наставником, как она поняла был Фишер. "Знания учителя простилаются далеко за пределы школьного материала. Он вполне мог с ним заниматься. Значит, и Кейн тоже. Это объясняет его сумасшедшую популярность. Без магии не обошлось. Значит, я никогда и не увлекалась им по-настоящему! Только... он меня уже не послушает".
      Девушка осмотрела комнату пропавшей подруги.
      "Подсказок больше не будет".
      "Келибрайт пользовалась запрещенной магией. Вот почему не могла говорить открыто на записи. Но это же полностью доказывает то, что перемещение возможно. Только ради чего она его использовала?"
      Николь снова достала тетрадь по информатике, где на последних страницах были записаны запомнившиеся фрагменты разговора между Келли и тенями.
     
      "Скажи ей правду, не заставляй нас снова умирать".
            "Это и есть правда, но она уже не может ее увидеть".
     
      Лишенные вначале смысла, фразы складывались в единую цепочку. Слова словно обращались к ней с тетрадных страниц. Правда была в том, что они уже умирали. Николь ясно слышала голоса из своего сна.
      "Они погибли из-за меня потому, что я была под влиянием жрицы? Или я была недостаточно сильной, чтобы остановить их смерть?
      "Это не правильный ответ.
      Знаешь, что дальше?"
     
      - Знаю. Дальше будет 29 марта. Только я уже не увижу его таким, каким его знала Келли до перемещения. Поэтому ответ неправильный, да? Колэни?! Я не должна понимать того, что со мной еще не произошло. Но ты знаешь. Ты что-то пытаешься изменить...
     
       

Глава 58

Демон должен умереть

     
      Вместо трех дней Николь пробыла у родителей до конца каникул. Вернувшись в Твестл, она обнаружила в своей комнате роскошный рояль. Изысканный инструмент дизайнерской работы, инкрустированный бронзой и вскрытый лаком цвета слоновой кости, занимал половину комнаты. Николь задохнулась от восхищения. Клавиши будто сами манили зазвучать под длинными пальцами девушки.
      Чемодан выпал из ее рук, и она на ватных ногах проплыла к банкетке. Несмотря на то, что коттедж был новым, комната на фоне рояля смотрелась, как нищебродский притон. Сюда бы больше подошла хрустальная люстра и позолоченные канделябры, чем убогие обои в полосочку.
      Ненужно было гадать, чтобы понять, кому она обязана дорогим подарком.
      - Валери! - что есть силы закричала Спенсер, так что О'Гайо не могла ее не услышать, даже если бы находилась на другом конце города. Когда кто-то орал непосредственно в ее голове, у Валери рождалось желание избавиться от раздражителя. Николь еще не закончила выкрикивать последний слог ее имени, как Валери уже стояла рядом, призывая захлопнуться.
      - Это что такое?! - Николь всем видом показывала, что недовольна, но в глазах так и играли жадные огоньки.
      - Рояль. Вчера только доставили. Хорошенький, правда?
      - Он великолепный, но зачем он тут?!
      - Для тебя, естественно, считай подарок, - Валери сложила руки на груди, выражая немую претензию за тупые вопросы.
      - Не хочу таких подарков! - отрезала девушка. - Забирай, откуда привезли.
      - По глазам вижу, что хочешь, - рассмеялась О'Гайо, ведь от радости Николь тут же потеряла контроль и дала доступ к своим мыслям.
      Да ради того, чтобы продолжить репетиции, девушка готовилась продать даже свою коллекцию футболок с подписью BDD, и купить хотя бы старенькое пианино. И вдруг такой сюрприз.
      - Сколько мне это будет стоить? Я устроюсь на работу и отдам все до последней копейки! Даже если придется работать всю жизнь.
      - Жизни не хватит, - коварно усмехнулась О`Гайо. - Просто не уезжай так надолго и готовься здесь, нам лучше не разделяться. "Особенно после того, что случилось с тобой и Крис". Хотя Валери не была уверена, что сможет защитить их даже здесь. - Мне это ничего не стоило. После того, как я бросила играть, рояль пылился у нас в поместье много лет, поэтому я просто воспользовалась сферой и перенесла его сюда. Пришла пора настоящему ценителю музыки вдохнуть в него жизнь.
      - Спасибо... Но я не уверена будет ли у меня возможность играть на нем и дальше. Я понимаю, что мы не можем больше жить так, как нам хочется.
      - Не думай пока об этом, просто играй. Только иногда изолируй стены. Больше двух часов репетиций мы не выдержим. - Валери хотела добавить про то, что остальное время стоило бы посвятить развитию, как жрицы, но у Николь было столько радости, что занудные речи об ответственности были сейчас ни к месту. И хоть она хорошо скрывала ее за озабоченностью, внутри бурлила целая гамма положительных эмоции. Подруга подождала, пока Николь обойдет рояль со всех сторон и аккуратно вернулась к интересующей теме. - Удалось что-то узнать?
      - Да. У меня было время подумать и, кажется, я почти разгадала видение. Вот, я нашла это в одной из книг Келли.
      Николь достала из чемодана брошюрку. Валери присела на пол, углубляясь в чтение.
      - 4256 г. Это же когда еще когда магия не была под запретом. Не книжка, а настоящее сокровище. В День Объединения, пока вас не было, Фишер что-то говорил о запретном методе подчинения пространства, который использовали жрецы. Я покажу это завтра ему, а потом уже расскажем остальным. Иначе Хелен сразу начнет паниковать, а Крис все выложит в своем чертовом блоге. Как еще шериф на нас не вышел с тем, что она там описывает...
      - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - Николь не была уверена в правильности ее решения. Показывать Фишеру все, что у них было, зная, что он точно не человек... "И он чуть не испортил мне характеристику! А может и испортил".
      - Трудно объяснить, но я чувствую, что ему можно верить. Не знаю почему. Он всегда хмурый и всем недовольный, но люди тянутся к нему. Он дал мне стимул учиться.
      - Кого-то мне это напоминает...
      - Что обсуждаете? - Любопытная мордочка Крис протиснулась в дверь. - Матерь Божья! Буржуйский рояль в стиле прошлого века! На таком и играть стыдно своими немытыми карявками, - восхитилась Мильгертон, увидев музыкальный инструмент.
      - Заходи, попробуешь, - Валери спрятала книжку, приглашая Крис присоединиться.
      - Ну, нет, с музыкой у меня туго. Пусть Николь сама в долги влазит, если что-то случайно сломает. Так что с флешкой делать будем, решили?
      - Ничего пока. Мы не знаем всех подводных камней, спрятанных в программе. Я пробовала взломать защитный код, но приближаясь к последней цифре программа засекает проникновение и меняет пароль.
      - Защитные коды - это по части Крис. Дай мне ее на пару ночей.
      - Окей, ночью она в твоем распоряжении, - Валери достала флешку и перекинула ее Кристине. - Окажется чистой, установим. Но не торопимся, пока не найдем саму Келли. Что-то в ее истории мне все равно не нравится.
      - Ох, я же зашла сказать, что блинчики приготовила! Сегодня на углу была распродажа яблочного варенья! Идемте, пока они горячие.
      Их голоса были слышны даже в комнате Хелен. Она хотела зайти, но не могла найти подходящих слов. Ватер стояла под дверью, пока они обсуждали о том, что делать с флешкой. А когда подруги отправились есть блинчики, она нырнула обратно в комнату, надеясь, что ее тоже позовут. Но за ней так никто и не зашел. Хелен спустилась вслед и сделала вид, что тоже решила поужинать, но в ее присутствии они вдруг замолчали.
      "Почему они мне ничего не говорят?"
      Она явственно ощущала нежелание подруг делиться своими тайнами. Секретов не было лишь у нее самой, но адресованное ей послание было столь туманным, что девочка злилась на свою бестолковость. "Те, кого я ненавижу, будут за меня бороться". Но Ватер ощущала ненависть даже к Николь, которая пропала на две недели и оставила ее с двумя мегерами, которые не воспринимали ее всерьез.
      Глядя, как они обмениваются между собой взглядами, Хелен не выдержала.
      - Я ведь тоже жрица, часть команды. Почему вы ничего мне не рассказываете?! Я же ничего вам не сделала!
      - Тебе чай налить? - попыталась переключить ее Николь, наливая в чашку кипяток. Хелен смотрела на нее, как на предателя.
      - Я не успокоюсь, пока вы мне все не расскажете! Крис, в чем был виноват упавший цветок? Почему ты высылаешь маме деньги? - Хелена искренне желала, чтобы они прекратили так себя вести. - Я же больше никому не расскажу. Мне и некому. Вдруг я тоже смогу помочь!
      Мильгертон сделалось дурно. История о том, как она разделалась с отчимом, была не для каждого слушателя. И пока Хелен не вспомнила о ней, никто и не интересовался. Пока она размышляла, что говорить, Валери опередила ее.
      - Это забавное происшествие. Ничего необычного. Считай мы уже поделились, а остальным знать не обязательно. В этом нет ничего, чтобы помогло улучшить ситуацию.
      - Я могу рассказать, если тебе очень хочется узнать, - Николь старалась изо всех сил держаться нейтрально. Ее история такая безобидная, у остальных должно быть также. - В детстве я знала Колэни, мы вместе ходили в музыкальную школу до несчастного случая с ее родными. Это она помогла мне уговорить родителей позволить мне учиться. У меня даже есть фотография того времени. Ничего страшного нет, правда же? Наоборот, Келли дает понять, что она помогала нам все время. Поэтому завтра Крис проверит ее на "вирусы" и, если программа окажется чистой, установим ее вместо оракула.
      - А что за третий раз у Вэл? Нам нужно знать все истории, чтобы удостовериться в ее намерениях, ведь так?
      Валери отставила чашку, глядя на Ватер с таким гневом, что Хелен могла физически ощутить его.
      - Мы что на допросе? Тебе никто ничего не должен говорить, - огрызнулась О'Гайо, поднимаясь из-за стола. Аппетит сразу пропал, все было отлично, пока Хелен не встряла со своими расспросами.
      Ватер начинали надоедать ее внезапные вспышки грубости.
      - Недоверие разъедает нашу дружбу, мы бы могли помочь друг другу.
      - Помочь? Мне уже никто не поможет, - иронично произнесла девушка, собираясь уходить. "Им никогда не понять, что я чувствую. Суицид, не то, что можно обсуждать за дружескими посиделками".
      - Ну и уходи! Я все поняла. Первая! - рассмеялась Хелен, когда О'Гайо практически вышла за порог. - Тут и думать нечего, она предала нас уже два раза! Сначала втянула в пещеру, а затем заставила согласиться оставить посох! А теперь решила нас убрать. На празднике чуть Николь не убили, потом Крис пострадала от королевы, а следующая я! Не верь ей, Николь, она подарила тебе фортепиано, чтобы замолить свои грешки! - Хелен была довольна собой, она произнесла длинное слово без ошибки и вдруг испуганно икнула.
      Серебряный посох рассек воздух возле ее головы, и опасливо коснулся шеи.
      - Рот закрой! - Валери буквально трясло от гнева.
      - Вот же доказательство! Если бы это был бред, она бы проигнорировала его, как обычно. Но я задела тебя, Валери, да?! Скажи, что я не права. Что это за третий раз, если не предательство?
      - Не ваше дело, - девушка убрала посох. Не желая идти на поводу у Ватер, она больше ничего не говорила.
      "О'Гайо не станет оправдываться".
      Кристина с подозрением изучала поведение подруги. Кажется, она начинала догадываться.
      "Твою же ж епархию, Валери, не может быть".
      Руки О'Гайо слегка подрагивали. Она была так разозлена, что не замечала, как тело само выдает ее страх. Только что Валери едва не убила Ватер на самом деле. Какая-то капля здравого смысла успела отклонить траекторию посоха. Хелен была безобидна, но своими предрассудками заставляла девочек задуматься над ее точкой зрения. Валери это было неприятно. "Они все только что допустили, что я могла их предать и никто не возразил. И даже Крис..."
      - Думай, как хочешь... Я вообще не знаю, что ты до сих пор тут делаешь. Какой твой смысл существования? Ты бездарный кусок плоти, потребляющий воздух. Как жрица - провал, как подруга тоже. Ты даже не нужна своим родителям, иначе твои знания и выводы не были бы на уровне младенца. Ты такая дура, что тебе и скрывать нечего. С чего мне с тобой откровенничать? Ты никто.
      Будто кол, Валери вколачивала в нее каждое слово, так чтобы Ватер прочувствовала боль, которую причинила ей. Она говорила так громко, что просьбы Николь успокоиться таяли у самого рта, так и не долетев до О'Гайо. Кристина даже не вмешивалась, предварительно отодвинув стул ближе к подоконнику, где на блюдце лежала недокуренная сигарета. Лицо Хелены приобретало пунцовый окрас.
      - Правда в том, что я вас всех ненавижу с того дня, как вы стали жрицами! - Хелен разревелась и выбежала на улицу, оставляя дверь на распашку.
      - Хлеба купи по дороге, раз уж вышла! - заорала Крис вдогонку и томно закурила. - Даже рояль от фортепиано отличить не может, всегда раздражали такие неучи, - возмутилась Крис, которой блинчики с вареньем уже не казались такими аппетитными.
      - Вообще-то фортепиано объединяет в себе два понятия: и рояль, и пианино... Так что она не ошиблась, - тихо проговорила Спенсер.

* * *

     Первый день после зимних каникул ученикам давался нелегко. Куняющие сонные человечки безликим строем заплывали в ворота школы. Валери проспала всю вводную лекцию классного руководителя, не реагируя на тормошения Николь, и лишь к перемене вспомнила, что вторым уроком надо идти на химию.
      - Вот же черт. Николь, - Валери покосилась на приготовленную тетрадку с готовым домашним заданием по химии, - дай списать.
      Николь показалось, что она не расслышала.
      - Что? Ты серьезно? А как же стимул учиться, о котором ты говорила?
      - Первый день третьей четверти, ты в это веришь? Просто дай списать, не жлобься, - не дожидаясь согласия одноклассницы, Валери уже тянула к себе тетрадь. - Какое число вообще вчера было?
      - Шестнадцатое января. Где ты витаешь вообще?
      - Тихо, тихо, не мешай. Время идет!
      Пока Николь возмущалась, прозвенел звонок на урок. Сразу после него в классе появилась гордая ипостась пунктуального мистера Фишера. Поздоровавшись, он открыл учебник на последней изученной теме и стал по очереди опрашивать учеников.
      - Хоть книгу для приличия открой, он между рядами пошел! - шикнула Николь, пока Валери занималась активным ксерокопированием в свою тетрадь, не смущаясь заинтересованного взгляда за своим плечом. Репутация у Фишера была одинаковая как во Фростхил, так и здесь. Каких-то пару уроков и его все побаивались, но на О'Гайо его давление и раньше не действовало.
      - Надеюсь, это не то задание, которое я задавал сделать на каникулах? - произнес он загробным тоном, останавливаясь у парты Валери и Николь.
      - Нет, нет, что вы... - автоматом ответила Вэл, не отрываясь от занятия, пока Николь не пихнула ее локтем. - Оно самое!
      После всех событий, случившихся в День Объединения, Валери полностью перестала воспринимать его как учителя.
      - ...
      Лицо Фишера темнело и багровело на глазах. По его выражению можно было сказать многое. Он не просто был недоволен. В этих старческих морщинках крылось и разочарование, и ярость, и сожаление о том, что он вообще помог этой ленивой засранке.
      - Останетесь после уроков, - гаркнул он, отбирая их тетради.
      - С радостью! - выпалила Валери, как будто это и была ее цель с самого начала. - А что? Я собираюсь зачастить к нему на "дополнительные", почему бы и нет, - объяснила она Николь, которая чуть не плача наблюдала, за тем, как он выписывает в ее дневник замечание.
      - Замолчали, третья парта, сейчас в коридор отправитесь, - прошипел Фишер, возвращая им дневники с тетрадями.
      Валери лучезарно улыбнулась, получая удовольствие от напыщенной важности педагога. Под домашним заданием Николь красовался выведенный красной ручкой один балл.
      - Несправедливость торжествует... Валери, я тебя ненавижу!!!
     
     
      Залетев в класс химии после уроков, О'Гайо плюхнулась за первую парту перед его столом и с энтузиазмом приготовилась ждать наказания.
      - Вы вновь забросили учебу, - строго произнес Фишер, раздраженно постукивая шариковой ручкой по журналу.
      - Мне как бы сейчас не до нее...
      - Я понимаю. Но минимальные знания дадут вам возможность стимулировать мозг.
      - Ну давайте я вам все задания прямо сейчас решу. Устройте любую контрольную. Это уже не имеет для нас больше значения. Мы ходим в школу, чтобы не возникало лишних вопросов. Пройдет еще какое-то время, прежде чем мы сотрем свое существование, как люди.
      - Это не повод показывать дурной пример своим одноклассникам. Многие равняются на вас, как это не прискорбно.
      - Мистер Фишер, это оставила Келли, перед тем, как переметнуться на сторону герцога. - Валери положила брошюру ему на стол, припечатав телефоном с загруженным видео, и пододвинула к педагогу. Мне нужны ответы. От того, что вы сейчас скажете, зависит, возможно, целая судьба Амальтеи.
      - Не стоит преувеличивать, но давайте посмотрим, что там у Вас.
      - Я не уверена на счет того, что здесь сказано. На видео речь идет о перемещениях, хоть она и не говорит об этом напрямую, - Валери спешно начала пересказывать содержание, но Фишер резко приказал ей замолчать.
      - Сидите и делайте домашнее задание, пока я смотрю! - грозно вскинул он бровь, тыча в пустую тетрадь.
      Валери хмыкнула, грустно глядя на отсутствующие два листа, которые ей удалось переписать у Николь, и, открыв учебник, принялась за решение.
      Иниер просмотрел видео несколько раз, пролистал книжку о запретной технике и, вздохнув, вернул все обратно.
      - Так, что вы от меня хотите?
      - У нее могло получиться подчинить запретные умения. Порталов в городе стало еще больше, как будто само пространство трещит по швам. Мы думали это из-за появления герцога, но если это побочные эффекты от перемещений Келли? Если она пытается что-то изменить и поэтому перешла на его сторону?
      - Очень интересное допущение. Но, на сколько я знаю, она не получила силу жрицы, что делает ее перемещения невозможными.
      - Но она может собирать виталлы. Сила перешла ей от наблюдателя жрецов. Может ли их энергия заменить мощность от силы жрицы?
      - Одних виталлов для этого недостаточно. Нужно огромное количество хризолита. Как минимум десять килограмм. В этой книге не сказано ничего конкретного, что помогло бы привести временной портал в действие.
      - А что на счет других побочных эффектов? Ее вещи покрыты черными пятнами.
      - От использования запретной техники разрушение оболочки у каждого сугубо индивидуальное. Даже один раз может повлечь за собой серьезное разрушение тела. У жриц это должно происходить быстрее, так как они используют более мощный проводник своей силы. Но мисс Келибрайт, не жрица.
      - Но, если лишь на секунду допустить, что у нее получилось. Какими будут последствия?
      - Разрушения этой и смежных планет, именно поэтому оно считается запрещенным и попадает под юрисдикцию суда девяти миров.
      Фишер задумался. "Могла ли Келибрайт быть причастной к гибели ТриКонта?" - Если б она совершила нечто подобное, за ней бы явились служители Дионы! Не сразу конечно, но ... Вы уже закончили?
      Валери отдала тетрадь на проверку, пряча в рюкзак брошюрку с телефоном.
      - Верить ей или нет - только Ваше решение. Я не могу взять за него ответственность. Но я бы дал ей еще один шанс. Келибрайт очень способная ученица, она помогла вам, рискуя своей репутацией, когда вы учились в Фростхил.
      - Попробую. Но что нам делать с порталами?
      - Если Вас действительно беспокоит судьба жителей города, могу показать Вам, как избавиться от низших демонов с помощью ментального разделения. А также я могу помочь с закрытием порталов, но на этом все.
      - Хорошо, тогда вечером я приведу желающих начать обучение.
      Фишер проводил довольную О'Гайо сам не понимая, как его смогли в это втянуть. Кажется, его теория о том, что они поддадутся искушению, терпела крах. Иниер сам желал в этом убедиться. Что будет после того, как они поймут сколько власти им могут дать человеческие виталлы? Ведь ментальное разделение подразумевало под собой проникновение в поле человека без помощи хризолита.
     
      Часы показывали без пятнадцати восемь. Плотно поужинав, он не спеша оделся, придирчиво посмотрел на себя в зеркале и, поправив ворот старенького коричневого пальто и вышел за двери.
      "Ох, забыл покормить рыбок!" Не было нужды спешить, по его подсчетам очередной разрыв должен был произойти неподалеку, в запасе было достаточно времени. Но возвращение считалось дурной приметой, которую он старался не нарушать. Закрытие разрыва не должно было занять много времени, поэтому он оставил все как есть и спустился на улицу.
      Приятная безветренная погода, чистое небо и легкий мороз, покалывающий его нос и щеки. Диона приветливо освещала дорогу и, глядя на нее, ему стало немного тоскливо. Он хотел хотя бы еще раз вступить на родные земли.
      - Мистер Фишер! Мы здесь! - Валери помахала ему издалека. Иниер отметил, что рядом с ней были не все девочки. Только Спенсер. "Что ж, даже если две жрицы решили улучшить свои знания, уже хорошо".
     
     
     -- Тоже раньше пришел, я ж говорила! А ты, не опаздываем, не опаздываем. Успеешь еще поиграть. Рояль никуда не денется, а Фишер может больше и не согласиться! - девушка еще раз помахала педагогу, на тот случай, если он ее не заметил.
     
      Вдруг Фишер дернулся и остановился. Сначала Валери подумала, что он споткнулся, и не придала этому значения, и лишь когда он стал оседать на землю, переместилась к учителю. Что-то вырвалось из его груди, резко уходя обратно и оставляя сквозную кровоточащую дыру.
      Позади стояла Келли, держа в руках его пульсирующее сердце. Затем она проворно извлекла еще светящийся виталл, бесследно исчезая в портале.
     
     

Глава 59

Интермедия: Танец серых перьев

     
     
      Следы телепорта Келли обрывались возле храма теней. Зайти туда означало нарушить договор о нейтральности. Между тенями и демонами отношения исторически складывались не простыми.
      Сэдгар закурил, с кислой миной глядя на неприметный спуск под землю. В таких храмах находился алтарь, на котором в жертву исследованиям Диона приносилось бессчетное количество жизней. Однажды и ему довелось побывать на таком.
      - Ох, как мне это не нравится. Отголосок присутствия герцога исходит прямо изнутри. - Кейн зажег несколько огоньков и стал спускаться, аккуратно ступая по выщербленным плитам. - Твоя подружка могла провести нам экскурсию, позвонил бы ей.
      - ОНА. НЕ. БЕРЕТ.ТРУБКУ! - взревел Сэд, едва ли сдерживая порыв разбить седьмой телефон. Он набирал ее номер еще на подходе к храму. Потом незаметно еще два раза. А потом просто не снимал автонабор до тех пор, пока не услышал автоответчик. А ведь на Дне Объединения у них было все хорошо.
      - Ну, теперь-то все, кто находится в храме, знают, что у них прибыло. Плохая примета орать в подземелье с высокими сводами...
      - Сам виноват! Ты мог бы сдержать себя при встрече с агросовыми приспешниками и сейчас, возможно, нам бы не приходилось пробираться сюда, как каким-то ворам, - тыкнул Сэдгар в минусы характера приятеля. Сквозь завывание сквозняков между узкими проходами зазвучал монотонный голос оператора: "Номер абонента отключен или находится вне зоны досягаемости".
      - Перемирие с тенями? Не я его подписывал и не мне его соблюдать. Если они укрывают герцога, то нет такого закона, который запретил бы мне их за это наказать.
      - Ты хочешь сцепиться с ними только, чтобы унять боль. Но война закончилась. Они это понимают, иначе давно бы кинулись на нас. И заметь, перед нами не просто тени, а элитный отряд. Ты помнишь этого парня, Аривера? Однажды мне довелось увидеть, как он работает. Это был конец 4002 года. Я переводил выживших из квартала через границу, пока отряд Либерна прикрывал нас. Торнад стоял вдалеке, пока они сходили с ума и корчились на земле от неизвестной напасти. К нему никто не мог приблизиться. А Лион? С ним бы пришлось повозиться. Нам нужен только герцог. Закончим с ним и выйдем на пенсию.
      - Ты стал говорить, как Иниер. Только он покосил теней в два раза больше нашего. Он свой покой заслужил, а мы не можем отыскать одного чародея. Покоя захотелось? Рано нам еще. Теперь, когда ТриКонта больше нет, Раян самая малая проблема. На Диону они не пойдут, но Амальтея... Скоро здесь будут тысячи таких, как он. Жаль, старина Фишер отошел от дел, я бы еще раз вернул его в строй и взглянул, как тонко он работает,- закапываясь в свои мысли Кейн не заметил, как фаерболы всколыхнулись и начали тускнеть.
      - Свет верни, мы тут себе шеи сейчас попереламываем. Да и подкурить нечем. Мои "батарейки" сели... - с неохотой добавил Сэд, пытаясь безуспешно воспользоваться гаснущим фаерболом.
      - А ты не охренел, уважаемый? Сам себе сотвори. Я тренировал это священное умение не для того, чтобы ты от него подкуривал! - взвился Кейн, призывая к себе угасающие огоньки и возобновляя концентрацию. Раньше такого не происходило. Он мог удерживать их непрерывно более десяти дней, неужели стал терять сноровку? "Наверное, это все из-за храма, он действует слишком так подавляюще. Нет, я просто устал..."
      Когда вокруг стало светлее, они продолжили спуск.
      - Знаешь, я ведь толком ничего для нее и не сделал. Ничего, за что бы имел право называться братом, - в ярко-голубых глазах демона отразилось отчаяние. - Уничтожив герцога, я хоть немного облегчу ее путь, как жрицы. Но у меня не было возможности поговорить с ней об этом. Да она ничего и не скажет. Не доверяет. И я сам в этом виноват. - Кейн тряхнул головой, убирая со лба непослушную челку, и раздраженно заявил:
      - Хочу поскорее развеять его прах и вернуться к сестренке, пока всякие убожества вновь не стали ее обхаживать. Дьявол! Эта лестница бесконечна!
      - Со временем что-то не так...
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------
      Браслеты, которые королева заставила носить каждую тень, служили не только для определения их местоположения. Благодаря ним Палеон могла видеть внешний мир и то, чем живут ее подопечные. Она могла проверить каждого в любую минуту, кроме Гастона. Но даже похождения рыжего не так интересовали ее, как недопустимое увлечение одной из приспешниц. Непокорная тень должна была понести наказание за все. Палеон долго раздумывала над тем, что сделает с ней, пока по счастливому стечению обстоятельств в храм не спустились двое демонов.
     
      - Они здесь более недели. Лишняя трата энергии вредит не только Вам, но и теням. Вы даже не узнали о цели их визита! - Тери уже колотило от того, что королева удерживала парней, но нельзя было заявлять, что они ее хорошие знакомые. Она могла лишь стоять позади трона и наблюдать, пока Палеон не надоест. По некоторым причинам она не могла покинуть храм, поэтому Тери не волновалась о том, что об их отношениях с Фокстером станет известно и еще не догадывалась, что ей было уготовлено королевой.
      - Тебе-то какая разница? Я всего лишь искривила время вокруг них. Для меня это не стоит больших затрат. Или ты хочешь мне рассказать что-то интересное, чего я не знаю?

* * *

      Для теней вновь настало смутное время, Гастон ходил злой и норовил докопаться за любой косяк. А косячили тени часто. То Атланта портила имущество, то Аривер растрачивал огромные суммы на какое-нибудь дорогое непотребство. То Этрейн делала апгрейд своему компьютеру, ссылаясь на то, что он нужен для работы, а на самом деле она днями напролет играла в онлайн игры. Тери вообще отлынивала от работы и, как только речь заходила о задании, куда-то исчезала.
      Гастон устраивал им такой разнос, что в последнее время тени стали от него шарахаться. Некоторых даже посетила мысль, что Лион был в общем-то и не плох. Он, конечно, морально унижал, был деспотом, но не устраивал ежедневную головомойку, как это делал рыжий.
      Одним зимним вечером Гастону выпала возможность проверить порог терпения Лиона. К приспешнику не было никаких претензий. Он молча делал, что ему говорили, и ни чему не перечил. Он порядочно достал Гастона своим послушанием.
      - Вот скажи мне, Лион, если я ваш лидер, почему ты вечно ходишь с моим посохом? Если хочешь вернуть лидерство, так делай это сейчас! Я же вижу, как у тебя руки чешутся мне навалять! Признай это уже! - рыжий был на взводе и напряженно ждал, когда же Лион, наконец, сорвется на него.
      - Ты его снова дома забыл, - сухо ответил Лион, подавляя приступ агрессии и возвращая ему посох с такой силой негодования, что вокруг Гастона образовался кратер. Дурное настроение рыжего распространялось в личное пространство приспешника и мешало сосредоточиться на задании, которое он же ему и дал.
      - Ты хочешь сказать, что я недостаточно компетентен?! Специально свалил на меня обязанности лидера, чтобы теперь упрекать! Вот он твой изощренный план!
      - Что с твоей психикой, дружок? Помирись со Спенсер и не выноси всем нам мозг своими гормонами, - после этого Гастон вызверился на него, вспомнив все, что Лион ему когда-то сделал.
      Приспешник втянул голову в плечи и старался идти чуть впереди, абстрагируясь от постороннего шума. От беспочвенных обвинений в свою сторону его уже начинало нервно потряхивать. Временами даже хотелось заплакать.
      Гастон пилил его все время, пока они продвигались к месту разрыва.
      "Если моя любовь будет хотя бы в половину такой же ведьмой, как Гастон, я никогда не женюсь..."
      - Слышь, Гас, я осознал, что делал неправильные вещи, начал новую жизнь, как мышичка сижу, так какого Агроса?! - Зверская интонация Лиона сразу попустила тень. Видимо порог терпения был достигнут. - Я сейчас выскажу общее мнение, на которое мне плевать обычно. Но ты всех достал. Ты меня достал! Либо ты сейчас выговоришься, либо я выбью из тебя душу твоим же посохом, - взревел приспешник, разворачиваясь рыжему.
     
      - Лион, как она могла? Эти жрицы еще более бесчеловечны. Прошлые подвергали нас страшным пыткам, но никогда не причиняли столько страданий...
      - Ага, но хорошенькие ведь, только Ио какая-то странная... - скривился Лион, но, вернув на лицо бескровную маску, решил добавить. - У тебя головная боль хотя бы от одной Спенсер. Пока Палеон жива, она не освободит меня. То, что она дает, это иллюзия свободы. "Делайте, что угодно, но поводок я с вас не сниму", - Лион ощутил, как браслет на запястье словно разогрелся от того, что он осудил королеву.
      - Мы не можем ничего с ней сделать, благодаря ее силе Тери возвращала нас обратно. Не станет Палеон и после смерти оболочки больше не восстановятся, а воплощения рассыплются от времени. Если герцог вернется, мы должны бросить всех на ее охрану. А сейчас давай закроем этот Агросов разрыв. Поэтому собрался, накинул хитон и вперед действовать. Сегодня открываются маленькие, а завтра они объединятся в один большой портал, из которого вылезет тень Диона. Ты же не хочешь его возвращения? Я отвечу за тебя. Не хочешь.
      - Звезду, что ли словил, или отросли?
      - Что отросли? - не сразу въехал приспешник, улавливая подозрительный смешок тени.
      - Яйца отросли, - ухмыльнулся Лион, сдерживая порыв смеха. Ему было забавно смотреть на рыжего, когда тот пытался им командовать.
     
      Гастон возмущенно фыркнул. Его раздражение улетучилось сразу, как только он вспомнил зачем они сюда явились. Да и общение с Лионом, оказывается, шло ему на пользу. "Когда он никого не убивает, такой милашка".
      Пространство слегка заколебалось и начало потрескивать. Предвестник разрыва. И вдруг позади, возле недостроенного здания, в небо взметнулся столб черного огня.
      Взрывная волна смешала их с кирпичной кладкой и черепицей снесенного дома.
      - Ну и силища, что здесь Рэя делает?! - В глазах Лиона вспыхнуло предвкушение. Бесцеремонно отобрав посох, он тут же растворился в портале.
      - Лион, куда ты попер! Сейчас же... разрыв откроется. Делает, что хочет, - Гастон раздосадовано сплюнул и приготовился закрывать разрыв на одном энтузиазме. Посох то у него забрали. А без посоха это было сделать куда сложнее. Но все усугубилось, когда из груды обломков вылезла пыльная Спенсер.

* * *

      (для создания атмосферы: https://music.yandex.ru/album/1001688/track/9447144 Helen JaneLong - Porcelain)
     
      Она пребывала в таком оцепенении, что мысли становились бессвязными. Темное влажное пятно, как проказа, расползалось, пропитывая пальто, землю и ее перчатки.
      - Держитесь, мистер Фишер, я смогу вам еще помочь. Только держитесь!
      Валери активировала сферу защиты, окружив стихией, чтобы больше никто не сумел сквозь него пробиться. Языки черного пламени взметнулись вверх, производя мощный всплеск энергии и заключая их под купол. - Сфера восстановления! - Она сможет восстановить сердце, что продержит его живым еще некоторое время, а затем найдет Келли и вернет виталл, пусть даже придется убить ее. Но план терпел крах уже в первые минуты. Портал, в который вошла Келли, не оставил следов, а с телом Фишера творилось что-то странное. Оно разрушалось.
      - Но как же так, почему ничего не получается, мистер Фишер? Вам нельзя умирать! Как же ваши ученики? Если Вы не будете их гонять, они обленятся. Как же мы? Мистер Фишер, найдите в себе силы, чтобы остаться со мной, - Валери усиливала сферу до тех пор, пока не поняла, что процесс не обратим. Она лишь оттягивала неизбежное. Напряжение прокатилось по всему телу волной боли, руки охватила судорога, сетка сосудов на лице черными ветками поползла к вискам, но состояние Фишера не улучшалось.
      - Я верну Вас, чего бы мне это не стоило. Зачем вы поверили в нее? Келли подвела нас всех. Все, в кого вы верите, подводят Вас. И я тоже! Мистер Фишер...
      Камни на поясе начали темнеть, но она вновь заставила их гореть до тех пор, пока они не раскалились настолько, что стали плавиться. Кровь забарабанила по перепонкам. Она больше на слышала своего голоса, своих мыслей. А потом... шум в голове внезапно утих. Ей показалось, что она потеряла слух, но под куполом зазвучал знакомый голос. Сила продолжала литься из рук, но тело уже не болело.
      - Отпустите меня, мисс О'Гайо, мое время на исходе и ваше тоже.
      Она растерянно наблюдала, как вокруг рассыпались серые перья. Кружили под куполом, оседали на землю и, подхватываемые потоком ее энергии, вновь неслись по-над стенкой в легком танце. "Откуда они только взялись?"
      - Я не могу Вас отпустить. Только не сейчас.
      - Вы способнее, чем думаете. Только перестаньте отравлять свой потенциал беспечным нравом. - Даже при смерти он продолжал читать ей нотации.
      - Мистер Фишер, вы неисправимы ... - Валери не сдержала улыбку, утирая выступающие слезы.
      - Прощайте, мисс О'Гайо, берегите себя.
      По куполу прокатился раскат, затем второй. Его проламывали с другой стороны. Лион оттащил ее от тела учителя, пресекая сопротивление. Девушка рвалась обратно, умоляя отпустить, но он сжимал ее до тех пор, пока последний вздох Фишера не взметнулся теплым облачком над растаявшей бренной плотью.
      - Зачем вмешался! Я могла спасти его. - Жрица беспомощно обвисла на руках тени.
      - Не могла. Ты и себя уже не спасешь. - То, что она сделала с собой вызвало у него ярость и легкое разочарование. - От виталла почти ничего не осталось. Оболочка мертва. Ты еще в ней потому, что еще не осознала, что ее пора покинуть.
      - Почему же тогда храм не забирает меня? - Валери не верила тому, что он говорит, она хорошо себя чувствовала. Легче было поверить, что он вновь над ней издевается.
      - Он уже не распознает тебя как жрицу! - Лиону хотелось выть от ее упрямства. "Отдала свою жизнь и даже не осознает, что сделала".
      - Как же я сейчас с тобой разговариваю?! - О'Гайо собиралась проверить все варианты.
      - Ментальная связь, - раздраженно пояснил он. - Не так-то я тебе и безразличен, раз смог к тебе пробиться. К сожалению, все, что могу сделать, передать твои останки подругам. В этот раз ты получила, что хотела. Теперь наслаждайся тем, как страдают твои близкие.
      Она не думала, что все может так закончится. Положившись полностью на спиральный коридор, девушка рассчитывала на поддержку храма. Но связи с ним больше не ощущалось. Валери стало не по себе. Покинув оболочку, она со страхом взглянула на то, что он так бережно обнимал. Не много от нее осталось.
      - Николь этого лучше не видеть. Хоть хитоном накрой! - вскрикнула она, когда Спенсер была уже совсем близко. Девушка выглядела и так напуганной и Валери вдруг неприятно осенило, что пока она пыталась помочь Фишеру, должен был открыться разрыв. Вместо того, чтобы создать защитный купол для Николь, она отгородилась и подставила подругу под удар. Хорошо, что Гастон оказался рядом. "Зря на него злилась, парень не так плох, хоть и тень".
      - Где Вэл? И мистер Фишер? Все так быстро произошло... - Спенсер с негодованием осмотрела последствия взрыва. - Снова не рассчитала, а если бы люди жили?
      - Ее тут немного потрепало... - ответил Лион, встряхивая Валери и кладя ее голову себе на плечо. - Пусть передохнет немного. Приспешник с нежностью погладил выцветшие волосы.
      Спенсер охнула, проваливаясь в обморок. Гастон с осуждением пилил тень колким взглядом. Только потом Лион понял, что все остальное отделилось от головы и шлепнулось на землю...
     
      - ...Тебя, что не попроси, все через задницу! - возмутилась Валери, награждая Лиона подзатыльником, жаль в виде воплощения она не могла хорошенько ему зарядить.
     
     

Глава 60

Крыса

     
     
      Взрывная волна отбросила Николь как тряпичную куклу. Девушка даже не успела испугаться. И лишь после прочувствовала каждой косточкой неудачное приземление среди остатков шифера и кирпичей. Присутствие рядом Гастона расценивалось как гнусный бонус.
      Спенсер выбралась из завала, сосредоточившись на том, чтобы смахнуть пыльные следы с одежды. Рыжий гад не собирался заводить беседу. На это ему отводилось ровно пять секунд, пока она украдкой взглянула на него, встряхнув головой.
      "Время вышло. Больше не приближайся!"
      Николь была обижена и оскорблена. "Мог хотя бы поздороваться".
      Но Гастон смотрел сквозь нее, как будто вычеркнул само ее существование, а затем, когда она смирилась с тем, что у них ничего не выйдет, вдруг притянул к себе.
      Почувствовав его руку на талии, Николь было обрадовалась, что парень успокоился и больше не злится на нее, ровно до тех пор, пока не услышала позади странные звуки. Воздух трещал, как от раскрывающегося портала, но так протяжно, будто что-то разрывало его с обратной стороны. Гастон вытащил клинки, выводя в воздухе линии пентаграммы.
      "Что там еще происходит? Разрыв? О, Господи, оттуда что-то появляется..."
      Николь еще не доводилось видеть низших демонов. А когда "оно" вылезло, жрица прочитала на лице Гастона, что такое он тоже видит впервые. Истекая черной субстанцией, существо сползло до земли и, уронив на нее продолговатое жирное тельце, вальяжно проползло сквозь ледяную стену.
      Девушка почувствовала, что если сейчас не скажет о том, что ее грызет, то возможность может больше и не появиться.
      - Я не могу отказаться от Кейна. Он что-то вроде моей музы. Это нельзя сравнивать с живыми отношениями...
      Неровные глыбы с грохотом врезались в темное создание. Иглы пронизывали его насквозь, на пути воздвигались новые преграды. Когда-то приспешнику пришлось с ними помучаться, но демон не замечал их.
      Гастон удивленно посмотрел на нее, крепко стиснув челюсти.
      - Давай не сейчас... - "Нашла коса на камень. Она подождать не может?" Встретить Николь сейчас оказалось настоящим искушением. Не было времени обдумать, как правильно с ней себя вести. Разрываясь между долгом и своим эгоизмом, приспешник не мог выбрать правильное решение. А она оставалась все такой же открытой и невинной, заставляя остро ощутить его свои грязные порывы.
      - Если мы вдруг умрем, я хочу, чтобы ты знал, мои увлечения не имеют ничего общего с реальной жизнью! - Николь собрала всю свою выдержку, чтобы сказать ему так, чтобы он ее понял, но в итоге вышло как-то неубедительно. Она окончательно вывела тень из себя.
      - А какая у тебя реальная жизнь? - Гастон обратился к ней, ожесточая голос: - Там, где ты жрица или ученица средней школы? Мы пересекли черту, поэтому сейчас ты не можешь разобраться. Я глубоко сожалею об этом. Но как жрице тебе должно быть все равно. Поэтому включай Амальтею, Спенсер, и расставь приоритеты правильно. Вот, что ты творишь?
      Девушка так разволновалась, что ледяной барьер получился какой-то тонкий. Преодолев его, демон остановился у пентаграммы, исследуя ее и ощупывая своими маленькими конечностями. От страха Николь прильнула к тени, крепко обхватив его за пояс.
     
      Почему-то вспомнился Лион с его самовлюбленной манерой вести беседу. "Как бы он повел себя на моем месте?" Гастон представил этого самоуверенного барана, непринужденно играющего мускулами в свете двух планет.
      "Ох! Так ты впервые увидела низшего демона? Ну, давай, попроси меня хорошенько, чтобы я тебя спас!"
      "Тьху!"
      Приспешнику очень захотелось съязвить, но Николь так мило прильнула к нему, что Гас едва не позабыл о том, что они здесь не одни.
      "Ну да, откуда же ей знать, как с ними бороться".
      - Умирать она собралась, - парень издал короткий смешок, легко похлопав жрицу по спине. - Мне нелегко это признавать, но ты сильнее меня. Ты можешь справиться с низшим демоном, даже с чуть ожиревшим. В том мире, откуда они лезут, более сильные способны поглощать слабых, поэтому этот так выглядит...
      Хоть он говорил об этом, как о чем-то обыденном, звучало совсем не успокаивающе. Пока парень не сделает попыток насильно ее отодвинуть, Николь решила не отпускать.
      - Ладно. Дело твое, смотри и учись, хомячьи щечки, - Гастон подождал, пока существо окажется совсем близко, а затем ровным движением полоснул ножом снизу верх, оставляя световой след на поверхности разрезанного тельца. Николь не совсем поняла, как он это сделал. Перед самым ударом его рука вдруг обмякла, изменив направление.
      "Он должен был промахнуться".
      - Ничего сложного. Для того чтобы уничтожить сущность, требуется освободиться из оболочки. Какой дурдом... Жрица, которая боится низших демонов. Если б мне сказали много лет назад, что я увижу Амальтею в этом беспомощном образе, у меня было бы больше стимула к возрождению... Что ты со мной делаешь?
      Хотя демона уже не было, Николь продолжала держать его за пояс. Приспешник потянулся к ее золотистым волосам, снимая застрявший в них кусочек штукатурки. Затем он разжал ее руки, обхватывая запястья и поднеся к губам, поцеловал, приникая лбом к холодным ладоням.
      - Я рад, что увидел тебя. Но больше не попадайся мне на глаза. Не хочу привязываться больше, чем сейчас. Я не мальчик, который может отдаться своим чувствам, позабыв о долге. Если ты не понимаешь этого сейчас, то потом поймешь. Так будет лучше.
      Спазм сдавил горло Николь. В одну минуту он дал надежду и тут же отобрал.
      Оставив ее, приспешник подошел к разрыву. Пространство не затягивалось, как обычно. Расфокусировав зрение, Николь удалось увидеть его движения. Освободив руку от оболочки, Гастон ловко перебирал пальцами по краям портала, словно штопая его, пока дыра не затянулась.
      - Немного практики и у тебя получится. Скоро здесь будет на чем попрактиковаться.
      - Осталось только понять, как ты это сделал...
     
      Возвращаясь к месту взрыва, Гастон не проронил ни слова, удерживая между ними дистанцию. Спенсер переключилась на последствия взрыва. Пострадали жилые дома и часть переулка, жертв пока не наблюдалось, но переполох получился знатный.
      "Сейчас сюда шериф примчится. Еще один минус в подноготную жриц. О чем она думала". Николь упустила момент, почему Валери использовала барьер. Она увидела, как учитель падает. А дальше Вэл окончательно снесло крышу.
      "Увижу ее сейчас, и она получит на орехи! Ха, тот самый момент, когда О'Гайо заслужила от меня подзатыльник".
      Что случилось дальше, Николь помнила обрывками. Гастон приводил ее в чувство, а чуть дальше на корточках сидел Лион, что-то собирая в целлофановый пакетик.
      Чьи-то останки собирал. Николь захотела вновь уйти в забытье.
      - Это же не может быть Вэл? А как же спиральный коридор? Кто с ней это сделал?
      - Она же сама и сделала. Сила Рэи, как всадник апокалипсиса, сносит все. Прошлая жрица ее редко использовала, но твоя подруга решила разгуляться. - Гастон покосился на коричневое пальто, припорошенное серыми перьями. "Старого демона кто-то слил. Николь не видела, кто это сделал. А та, которая видела, уже ничего не скажет. Кроме того, у него возможно вырвали виталл". Демонические сферы служили подпиткой только для герцога. Все дороги вели к его возвращению. "Если он вернется, поглотив виталл демона... Агрос подери..."
      - Засада. - Гастон уныло заглянул в пакетик и обратился к приспешнику. -Лион. Это конечно идея на уровне бреда, но нам нужно вернуть Рэю... Тебе потребуется все твое обаяние, чтобы самоотверженно упасть в ноги Палеон и привести достойные аргументы для ее возврата.
      - Не получится. От виталла почти ничего не осталось. Нечего возвращать. Свет, исходящий от моего цветочка, больше не освещает мне путь... Я уйду вслед за ней, - трагически возведя глаза к небу, произнес приспешник.
      - Я не твой чертов цветочек! - злость Валери имела такой энергетический резонанс, что рыжий ясно увидел, как Лиона чем-то приложило. - Пожалуйста, не дай ему это сделать! Пусть это говно живет вечно и варится в своих злодеяниях.
      Последнее Гастон даже смог расслышать. "Ну да, получается она истинная жрица второго поколения, раз воплощение все еще здесь... Тогда, возможно ли будет и Николь найти новую оболочку?"
      - Хочешь, чтобы твой цветочек освещал тебе путь, бери ее ошметки и отправляемся к королеве. "Цветочек..." - Гастон судорожно вспомнил, что этот цветочек оставил от храма теней и непроизвольно сморщился.

* * *

     Удержание демонов опустошало резервы Палеон, но в силу принципа она желала проучить предательницу, поэтому не жалела энергии. Тери оказалась стойкой. Не показывала волнения, говорила лишь о королеве, ставя ее сохранение выше своих отношений. Палеон бы это польстило, если б ложь Тери-Ли не была столь очевидной. Демоны попались не из приятных, ушло две недели на то, чтобы их ослабить. Только так она могла позволить разгуливать им по храму.
     
      Лестница привела их в огромный зал с горящими факелами. Пламя трепетало под порывами проносящегося ветра и отбивалось от алтаря зловещими красными бликами.
      "Наконец-то что-то кроме этой опостылевшей лестницы", - подумал Кейн, чувствуя одновременно облегчение и необъяснимую усталость. Прошло же не так много времени, пока они спускались, но тело ныло, как после марафона.
      Глупо было надеяться, что храм будет пустовать. На троне сидела Палеон с бременем долгого ожидания на лице, позади стояла Тери, вымученно глядя на вошедших знакомых.
      При виде королевы Фокстер внезапно напрягся.
      - Все в порядке? Сэд? - тихо окликнул его Кейн, но тот как будто не слышал. Поглощенный образами прошлого, Сэдгар вонзился взглядом в предмет ненависти всей его расы.
      - Нет. Почему она жива? Кейн, ты же помнишь? - внутри него клокотала ярость. От переизбытка эмоций Фокстера трусило. Он готов был прямо сейчас использовать очищение, чтобы забрать ее с собой в могилу.
      - Мы не можем на нее размениваться. Убрать герцога важнее. - Каким-то чудом Кейну удалось вернуть здравомыслие, хоть он и понимал, что не имеет права останавливать друга.
      Палеон нетерпеливо подозвала их к себе.
      - Орден решил почтить меня своим вниманием! Эверхарт и его... Ах, не имею привычек запоминать незначительных личностей, - ухмыльнулась королева. Она прекрасно помнила, кто перед ней. "Девчонка и не подозревает, какой лакомый кусочек смогла урвать. Теперь будет интереснее с ним развлекаться. Нет, больше он от меня не уйдет".
      Тери чувствовала, что тень задумала недоброе. У девушки не осталось сомнений, что королева догадалась об их отношениях. Кейн был знаменитой личностью среди теней, но все внимание Палеон было приковано к Сэ'Джею. Но и Сэд смотрел на нее, как питон на добычу.
      - Я не рекомендую начинать войну. Они здесь не для этого, - зашептала приспешница, чуть нагибаясь к трону.
      - Тебе не известно, что нас связывает, поэтому заткнись и не вмешивайся, -отрезала королева, задавливая на корню советы подчиненной.
      - Есть основания полагать, что в ваших стенах скрывается герцог Антарьянтра. Вы же знаете, чем грозит укрывание убийцы? - О'Гайо не был уверен, что в Палеон осталась хоть крупица чести. При виде живой и здоровой королевы ему хотелось уничтожить тварь вместе с храмом. Но Кейн был так измотан, что план мести пришлось отложить. Где-то проскальзывала догадка, что она приложила руку к их усталости. Окончательно он убедился в этом, когда она жутко оскалилась, без промедления открывая проход в подземелье.
      - Это серьезное обвинение. Чтобы между нами не возникло недопонимания, я, конечно, разрешаю осмотреть все залы. И даже сниму защиту, чтобы ты мог беспрепятственно пройти, где пожелаешь. Но при условии, что твой друг останется здесь. И если вы ошиблись, я возьму его жизнь в качестве компенсации. Как плату за то, что вы позволили себе ступить на мою территорию.
      От соглашения веяло подставой. И в доказательство этого Фокстера подняло вверх и пригвоздило к стене. Временной возврат выдавливал из него перевоплощение до тех пор, пока белоснежные крылья не забили по каменным плитам. Огненная лента соскочила с руки Кейна, обвиваясь вокруг тени.
      Он приблизился к трону, приманивая опасный огонек, так чтобы он затянулся на ее шее.
      - Лучше не ставь мне условия. Что мне взять в качестве платы, если я окажусь прав? - Он позволил себе склониться настолько близко, что услышал ее прерывистое дыхание. Кейну не нужно было преображаться, чтобы она испытала мучения. Проникая под кожу, демонические феромоны заставляли ее лицо пылать унизительным румянцем. Он упивался своим превосходством над ее женской слабостью.
      - Этому не бывать! - неровно произнесла тень. Ей было легче продержать их еще неделю, чем отвести взгляд от этих глубоких ключиц. "Уж лучше вырвать себе глаза, чем слушать свой срывающийся голос". - Храм под моим контролем, но, если герцог здесь, можешь требовать что угодно.
      Услышав ответ, О'Гайо презрительно усмехнулся.
      - Контроль у тебя страдает в нескольких пунктах, - колко отметил он, подходя к проходу. - Надеюсь, твое слово хоть чего-то стоит.
      Кейн оглянулся на приятеля. Его нельзя было оставлять наедине с этой ведьмой.
      - Все будет нормально, иди, - заверил Сэд, всем видом показывая, что продержится.
      Подавляя тревогу, О'Гайо спустился на нижние этажи. С глухим шумом плита встала на прежнее место, погрузив демона в темноту. Королева разделила их не просто так. Ему следовало спешить. Но первой преградой оказалась разветвленная система коридоров. Нижние этажи представляли собой лабиринт. Создав несколько фаерболов, он запустил их по каждому проходу, и лишь в одном смог уловить отголосок темной магии. Выровняв сбившееся от бега дыхание, Кейн вошел в нужный зал. Липкие темные пятна простирались вдоль одной из стен и заворачивали куда-то вправо.
      - Его здесь нет. Ты опоздал.
      Горящие сферы подлетели к источнику голоса. Из-за хрипа и низкого тембра Кейн не сразу узнал Келли. Она сидела под стеной, зажав дыру в грудной клетке и безуспешно останавливала кровотечение.
      - Это он сделал? - О'Гайо приблизил огоньки, чтобы лучше рассмотреть ранение. Рана была неприятная, похоже она больше не могла забирать виталлы. "Перестраховался".
      - Моя неосторожность. Должен был сработать инстинкт. Влеган была близка герцогу, но в итоге он не пожалел и ее. Она знала, что он превратился в животное, поэтому желала стать сильнее, чтобы открыть путь на Амальтею и убить его. Веришь мне?
      - Не очень. Помнишь, что я пообещал тебе при нашей следующей встрече? -Маленькая дрянь приложила руку к его возвращению, теперь то он точно не мог ее отпустить. Кейна давила злоба. Ему ничего не стоило испепелить ее, но во второй раз рука не поднималась.
      - Ты же на хорошей стороне, Кейн. За жриц. За Валери. - Келли присмотрелась к лицу демона, но, не встретив понимания, тяжело вздохнула. - Дай мне фору, чтобы убраться. В этой игре я джокер, дай мне ее закончить.
      - От тебя больше дерьма, чем пользы.
      Он оставил ее, осматривая помещение: углубления в стенах, полы. Герцог находился здесь долгое время. Но что-то не сходилось. В центре, на плитах, остались следы от обугленной плоти. Следы были старше, чем полагалось.
      - Сколько ушло времени на его восстановление? С такой скоростью он должен был заявить о себе раньше.
      - Сколько бы он не восстанавливался, вы опаздываете каждый раз, потому что попадаете в ее ловушку. Но сама того не понимая, Палеон спасает вас.
      - Какую ловушку?
      - Временную, она полмесяца забавлялась с вашими тупыми тушами, - слова Келли отдавали безумием. Нервы Кейна начали сдавать.
      Он больше не собирался вести переговоры. Внутренний голос завыл, умоляя его остановиться. Но Кейн боролся, не давая бесовской магии пробраться в его голову. Огненные ленты поползли по ее телу, оставляя ожоги.
      - В этот раз некоторые вещи произойдут по-другому, ты должен мне верить, - вскрикнула Келли, корчась на полу от болевых судорог.
      Словно услышав ее, леденящий душу крик Тери прозвучал в каждом камешке, чуть не оглушив Кейна. Связь с Сэдгаром тотчас прервалась.
      "Что там, Сэд? Что она сделала?!" Самые дурные мысли полезли ему в голову, О'Гайо еще раз пожалел, что оставил его одного. А ведь Сэдгар был тем, кто в свое время доставил королеве много неприятностей.
      Кейн попробовал использовать телепорт, но и он оказался заблокированным.
      - Я покажу тебе выход в обмен на свою жизнь. Сам ты никогда не выберешься.
      О'Гайо проклинал Колэни, но выбора у него не было.

* * *

      Шестнадцатое число стало для Хелен переломным. Позднее она вспоминала его намного чаще, чем остальные. Дни без тренировок проходили в "Реинкарнации" - онлайн игре, где она смогла преуспеть и с удовольствием побеждала противников на дуэли. С одним персонажем Ватер встречалась на поединках гораздо чаще и решила первая предложить ей дружбу. Они обменивались короткими приветствиями и фразами, постепенно переходя к длительным разговорам. Благодаря им Хелен не чувствовала себя одинокой. Ей верили и понимали. В игре она забывала, что самая слабая ученица в восьмых классах. Что провалилась, как жрица. С ней дружили просто потому, что она была интересна собеседнику.
      Когда в последний раз Хелен вызвала на дуэль Нейро, то немного рассказала о своих подругах, чем вызвала ее возмущение.
      - Ты не должна находиться с этими людьми.
      - Но кроме них у меня никого не осталось...
      - Если они не доверяют тебе, ты им не нужна. Но, если они так дороги, как ты говоришь, заставь их признать тебя. Ты ведь такая способная!
      Ее слова придали Хелен решительности, но в итоге разговор с подругами перерос в ссору.
      Хелен казалось, что она целую вечность стоит в тени забора. Сначала она надеялась, что хоть кто-то выбежит следом. Затем просто смотрела как зажигается свет в комнатах девочек. Зимний холодный ветер пробирался сквозь тонкий свитерок, намекая, что пора бы активировать пояс. Хелен не нравилось перевоплощение. Костюм был удобным, но выглядел броско и лишал ее возможности оставаться незаметной серой мышью. В таком должна была ходить достойная жрица. Ватер так и не привыкла к открытой одежде красного цвета, но больше не могла терпеть холод. Сапоги из мягкой ткани, украшенные причудливым золотым узором, вернули окоченевшим ногам тепло. Если бы не разрез до бедра, юбка могла выглядеть вполне приличной, но все портил топ на одной бретельке. Облегающая форма лишь подчеркивала ее худобу и недостающую женственность. "Неужели Ио тоже носил нечто подобное?"
      Надежды, что подруги будут ее искать, рассеялись. Мыслями девочка вернулась к резне в храме. Это с ней случалось и раньше: ужасно хотелось закрыть глаза, отключиться, как Николь, но она не могла отвести взгляд и всегда смотрела до конца, как смерть настигает человека, уродует, а затем успокаивает его. А ведь потом был спиральный коридор, в который она полезла добровольно. Девочка мечтала, чтоб ей отключили эмоции. Ватер знала, что в этом случае смерть будет восприниматься как что-то обыденное. Несколько раз она уходила в храм, упрашивала оракула повторить активацию. Программа выдавала одну и ту же фразу: "Подавление находится в фоновом режиме". Она не могла понять, что это значит, но боль от потерь никуда не уходила. Признаться подругам, что на нее не распространилось "облегчение" жрецов, было немыслимо. "Они посмеются надо мной и скажут, ты такая тупая, что даже не различаешь, когда тебе отключают эмоции! А Николь просто тактично промолчит".
      "Пусть эта боль прекратится, я больше не хочу это чувствовать... Ничего не хочу".
      Ее насильно притянуло в храм, как и в прошлый раз. Подняло под купол, заблокировало пояс и лишило возможности перенестись. Девочка закричала от страха, зная, что с ней сейчас будет. Но никто не откликнулся. Никто не слышал ее крик о помощи. Как тогда, в контейнере... Она никому не нужна.
      "Стимуляция мозговых волн активирована, устанавливаю привязанность", - прозвучал голос оракула и таймер обратного отсчета слетел на ноль. Ватер потеряла ощущение времени, переживая все увиденные смерти раз за разом, пока боль полностью не опустошила ее до дна.
      Показатели на экране засветились зеленым цветом, выдавая цифру в 178%. Ее опустило на пол. Она долгое время не могла подняться, а когда ощутила немного силы, отползла к телепорту.
      "Домой..." - стены храма сменились на старый коттедж. Значит, его она когда-то считала домом. Счастливые дни, когда удалось вырваться от родителей и почувствовать себя самостоятельной.
      Скрипя половицами, Хелен неуверенно прошла к давно потухшему камину. Девочка больше не чувствовала себя несчастной, только не в этом месте, где все говорило, что Валери смертна. Мистер Лонстоун даже не потрудился отмыть кровь, на старый коттедж просто навесили кучу замков и огородили желтой лентой. Дыру в крыше заделали от любопытных посетителей и осадков. Света в нем не было. Но Хелен он был и не нужен.
      Скрутившись на деформированном от воды диванчике, она постаралась заснуть. За окном продолжал завывать ветер, а когда он на мгновение утих, Хелен поняла, что в этом доме находится не только она.
      Серая крыса сидела перед ней, вынюхивая что-то в воздухе. Девочке стало так страшно, что она резко вскочила, от чего диван издал жуткий скрип. Крыса дернулась, срываясь с места прямо на Хелен.
      - Стой! - завизжала она, вжимаясь в спинку. Крыса не двигалась. Они смотрели друг на друга, не отводя взгляда, пока у Хелен не затекла шея. Девушка медленно наклонила голову, чтобы размять ее. Крыса сделала тоже самое. Хелен покачнулась в другую сторону. Зверек повторил движение.
      - Ты хочешь со мной дружить?
      Девочка стала подзывать ее, разговаривая ласковым голосом и продолжая удерживать зрительный контакт.
      - Не боишься меня? - Хелен встала с дивана. Крыса смирно сидела возле нее и никак не реагировала. Тогда девочка подняла ногу и дотронулась краешком сапога до ее головы. - Доверяешь мне? Хорошая, ты же не обидишь меня? - Хелен надавила чуть сильнее. - Моя умничка. - Она ощутила под ногой теплый пушистый комок. Почувствовала, как стучит сердечко и кровь носится по ее маленькому крысином тельцу. Хелен слышала его стук. Он стал сильнее, когда она опустила ногу ближе к полу, и совсем затихло в чавкающем звуке, когда она коснулась его всей ступней.
      Тяжесть, висевшая за плечами, отпустила. Хелен зарылась обеими ногами в расплющенную массу, с удовольствием растирая вывалившиеся крысиные внутренности по полу.
      - Хыыы, - протянула девочка, с упоением кружась по холлу. Вокруг словно играла музыка, она танцевала, закрыв глаза, и широко улыбалась, оставляя на полу красные отпечатки. - Я буду делать добрые дела.
     
     

Глава 61

Да вы все свихнулись!!!

     
       - Кто ты?
      - Не важно. Нужно, чтобы ты кое-что выполнила.
      - Занятно. Я бы не начинала разговор в таком тоне.
      - Ты хочешь, чтобы они жили?

* * *

   (Для создания атмосферы https://www.youtube.com/watch?v=qSAxv_N4CgU (34 минута)
      Незримая сила швырнула Сэдгара на алтарь. Тери дернулась к нему, но устояла. Неизвестно, как долго Палеон собиралась ее проверять. Девушка предполагала, что встреча Палеон и СеДжея произойдет, но не могла представить насколько глубоко пустила корни их обоюдная ненависть.
      Сэдгар яростно вырывался из плена, разрывая ткани заклинания. Он практически позволил себе утратить человеческий облик, чтобы высвободить животную сущность и противостоять Палеон. Фокстер был страшен своей силой, без труда сбрасывающей "удержание". Но королева лишь выжидала, пока он не совершит ошибку. Попытки избавиться от плетений магии наносили ему существенные увечья, и лишь стоило небольшим брызгам крови попасть на алтарь, гелиотронос пришел в движение, за минуту затягивая его в себя и обездвиживая половину тела.
      - Демоны так предсказуемые! Что ж ты? Больше не дергаешься? - Королева упивалась триумфом. С ним было почти покончено. Радуясь временному перевесу, Палеон позабыла о том, что белые демоны обладали особенно противным иммунитетом. Они быстро привыкали к любой магии и были крайне ядовиты. Через минуты упорной борьбы, алтарь стал выпихивать его обратно. "Он еще и оружием не воспользовался! Таких нужно кончать быстро..."
      "Подавление"
     
      Изумрудный ореол вспыхнул вокруг королевы, и волна боли прокатилась по телу Сэдгара. Крылья бешено забили по полу, теряя оперение.
      - Тери, ты когда-нибудь видела, как умирают демоны? Конечно, нет! Ты присоединилась к нам на исходе битвы, - бесцветно говорила Палеон, но мышцы на ее руках подрагивали от напряжения. Тери осознавала, как тяжело дается королеве противостояние Фокстера. Ей было страшно за них обоих. За выдержанным тоном скрывалась тяжелая усталость. "Готова пожертвовать всем из принципа. А он... я не имею права его останавливать..."
      - Вы не понимаете, что делаете. Во имя Агроса, нас всех похоронят в одной могиле. Прекратите... - Тери едва не умоляла Палеон, но только разжигала ее кровожадность. Запершись в мире воспоминаний, она не видела ничего, кроме демона, которого нужно убрать.
      - Я помню первый алтарь, усыпанный алыми перьями. Восхитительное зрелище. Иногда мы просто убивали, чтобы полюбоваться их смертью, - ностальгически вздыхала королева, поглядывая на Тери. - Что будешь делать, если я решу отрезать ему голову, успеешь меня остановить?
      Тень опешила, неловко вытаскивая ножи из боковых креплений. Пропитанные ядом, они должны были вновь погрузить Палеон в сон, но в отличие от Тери, королева не колебалась.
      Как будто перевязанная шелковой лентой, на шее Сэдгара проступила тонкая красная полосочка, поделившая демона на две части. Он уже не слышал крик тени, сорвавший с храма безмолвный полог.
      - Держись так, чтобы я тебя видела! - зарычала Палеон, оборачиваясь к приспешнице. - Ты предала меня, и я желаю твоей смерти, но в тоже время не могу не восхититься твоим истинным умением. Из всего элитного отряда ты была самая неспособная. После пробуждения меня заинтриговало, кто же возвращал теней, пока я была скована, и почему ты все еще жива с такими низкими показателями. Кто захочет возвращать тень, которая ни на что не годится? Но ответ был прост. Ты еще ни разу не умирала. Вначале я посчитала это за особенность рода, но дело оказалось не в этом. Ведь ты восстанавливаешься только когда я рядом. Поэтому тебе было выгодно держать меня во сне.
      Глаза Тери полыхнули неистовой яростью. Вопреки желанию королевы, время вокруг Фокстера обратилось вспять, затягивая смертельную рану. Палеон задохнулась в изумлении. Ни у одной тени не было замечено похожего дара.
      - Если так, сдерживаться больше не стоит. Отправляйся обратно в сон. Так будет лучше для всех, - отбросив вежливое обращение, тень накинулась на королеву, вонзая нож в барьер.
      - Вот как заговорила. Осмелела. Выше всяких ожиданий! - Палеон громко зааплодировала. - Из кожи вон лезть, чтобы заслужить мое доверие и попасть в элитный отряд. И что теперь. Ты еще с нами? Ваши цели отличаются: сцепишься с демоном или позволишь ему отобрать единственную надежду на возрождение теней?
      - Оставь войну в прошлом...
      - Нет, Тери. Некоторые вещи нельзя оставлять. Он это понимает. Ему будет лучше, если я сгину на веки.
      - Сэд... - мысленно обратилась Тери, но ментальная связь оказалась заблокированной. Фокстер не смотрел в ее сторону. Все его звериное яство желало избавиться от убийцы своей расы. Тень попала в изящную ловушку королевы. Или она пожертвует Сэдгаром, но даст надежу теням, или королевой, но тогда... Проклятая Палеон знала, что должна выбрать приспешница, поэтому и вела себя так надменно. Как будто уже победила. - Сэд...
      Холодный пот заструился по вискам женщины. Королева рассчитывала на то, что после двух недель ослабления, хотя бы движения демона станут замедленными. Но он оставался ненормально устойчивым к искривлению времени.
      - За 4003й! - громыхнул СеДжей, материализуя полупрозрачное копье, что стало словно продолжением его руки, когда он ринулся в атаку. Копье очертило круг, покрываясь легким туманом, и испарилось из поля зрения прямо перед столкновением с барьером королевы. Сложная многослойная система заклинаний лишилась первой опоры.
      - Тебе просто повезло. Но не думай, что везение как-то поможет меня одолеть. Мы на разных уровнях. Я могу удерживать защиту годами, не надоест тут торчать?
      - Нет, - без сомнений ответил Сэд, размахиваясь копьем. - Следующий удар достанет тебя.
      Миниатюрная тень присела на корточки, приготовившись к худшему. Очевидно демон не остановится. А в арсенале Палеон осталась одна защитная тактика, иначе бы она атаковала его, как только пал первый слой защитного поля. Ее промедление, подобно смерти, разрушало хрупкую грань времени, оставшегося до решающего удара. Хрустальное копье растворилось, окутывая нитями тумана контуры барьера. Тери зажмурилась.
      "Это конец..."
      Копье Сэдгара непременно задело бы Палеон, но в последний момент между ними внезапно материализовалась высокая фигура черноволосого приспешника.
      - Кхе!.. - Лион кашлянул сгустком крови и резко выдернул из себя наконечник. - А я уж думал, мы подружимся. А ты проделал во мне дыру размером с кулак. Не годится, - прицокнул он языком, пробуя металлический привкус во рту. - Больно вообще-то.
      - Надо было не вытаскивать... - почти с сочувствием произнес Сэд, пряча копье и возвращаясь к привычному облику.
      - О, так ты еще и заботишься обо мне, - иронично проронил Лион и указал на перепуганную королеву. - Не проклинайте потом себя со вторым рогатым чудовищем, что дали ей загнуться. - Подняв оставленный рядом пакет, он передал его демону
      - Это что? - сколько Фокстер не присматривался к содержимому, разобрать ничего не мог.
      - Вэл это. Стоп! - успел остановить его Лион, потому как после Сэдгар вновь пожелал вернуть в него копье. - Это не я! Видишь ли, я бы быстрее прояснил ситуацию не будь у меня этого отверстия в легком. Не мог бы кто-нибудь из вас... - Лион вопрошающе оглянулся на Палеон, а затем на Тери. Никто помочь не вызывался. Напротив, королева продолжала хищно поглядывать на демона, перебирая в воздухе пальцами и создавая атакующее заклинание. - Женщины в моем отряде такие жестокие...
      - Не будем поступать опрометчиво, - с небольшой задержкой появился Гастон, успевая пресечь продолжение дуэли.
      - Гас... Я серьезно ранен. Придется тебе одному. - Лиону не слишком хотелось начинать унижаться в глазах демона. Его появление нарушало все планы. (В которые входило энергично ползать по полу и надрывно стенать).
      Сэдгар не отрываясь смотрел в пакет, проводя сложную аналогию между тем, что было и что стало. Если раньше он жалел, что Кейн так долго не возвращается, то сейчас вообще не хотел, чтобы тот показывался из подземелья. Если бы он знал, что будет дальше, то никогда бы не отпустил его одного бродить по сырым коридорам храма.
      К их ногам упала первая капля раскаленной лавы. Когда-то Палеон уже приходилось восстанавливать часть стены после прихода жрицы. Но у О'Гайо старшего было больше мотивации. Воздух в главном зале стал настолько жарким, что казалось их легкие превратятся в уголь даже при малейшем вздохе. Монолитные плиты разошлись в стороны, пропуская по трещинам ярко-оранжевую лаву, что еще недавно была винтовой лестницей. Вылизывая пол, языки пламени подбирались к королеве, растопив камень и превращая окружение в жидкость. Если бы на Амальтее существовал ад, то, безусловно, храм теней могли принять за него.
      Лион забито взглянул на Гастона в надежде услышать любое объяснение нападения демонов. Вспоминая на ходу всевозможные молитвы, Гастон наспех возвел защитный барьер вокруг себя, Лиона и королевы.
      Сначала Сэд пытался привести Кейна в чувства, но оставив бесполезное дело, схватил Тери и взлетел вверх, зависая над уцелевшим островком, созданным золотым посохом вокруг теней. Приятель не узнавал его.
      От истощения О'Гайо совсем потерял голову. Ведомый разочарованием и злостью, он находился на грани использования "Очищения". Галлюцинации съедали его сознание, искривляя образы находившихся в зале на ненавистные обличия герцога и королевы.
      Ситуация складывалась неприятная. Раскаленные потоки объяли купол. Внутри стало невыносимо жарко.
      - Я нашел тебя. Выходи, - обратился Кейн, постукивая костяшкой указательного пальца по запотевшей стенке.
      - Кому из нас он это говорит? Догадался? - озадачился Лион, присматриваясь к размытым очертаниям Кейна.
      - Да нет, откуда. Он бредит... Что демоны в храме забыли? Палеон? - Гастон с раздражением обратился к верховной тени, уверенный в том, что без ее вмешательства не обошлось. Королева отказалась отвечать, лишь небрежно подав знак, чтобы они с ним поскорее разобрались.

* * *

        Вернувшись домой утром, Хелен обнаружила, что уже давно опоздала в школу. Стало немного страшно, что ей за это влетит, но потом она вспомнила, что ругать ее уже некому, и приободрилась. Первое, что она сделала, это открыла ноутбук и запустила "Реинкарнацию". Аватар Нейро находился в сети и Хелен очень обрадовалась, что сможет высказать ей все, что думает. Ведь это из-за ее глупого совета она окончательно со всеми перессорилась.
      - Твой совет сделал только хуже. Но благодаря ему я теперь точно знаю, как они ко мне относятся. Ты была права. Такие друзья мне не нужны!
      - Возможно, ты преувеличиваешь. Как все прошло? - последовал незамедлительный ответ. Хелен тешила себя надеждами, что Нейро была в онлайне, потому что ждала ее.
      - Ужасно. Они разозлились на меня и выгнали из дома на всю ночь. А Валери... я думала, она меня убьет, - Хелен без остановки забарабанила по клавишам, описывая ссору.
      Прочитав длинющее сообщение, Нейро замолчала. По тому, как знак процесса написания ответа периодически исчезал с экрана, можно было понять, что она что-то обдумывает.
      - Я была неправа, когда написала тебе, как поступить. В тот момент у меня тоже были некоторые проблемы. Прости. Попробуй понять, почему они так к тебе относятся.
      - Ты сегодня другая... Говоришь странные вещи. А раньше настаивала, что они не заслуживают моей дружбы. Так и есть!
      - Сегодня кое-что случилось. Мне пришлось все переосмыслить. У каждого есть причина, почему он себя так ведет. Скажи, неужели у тебя не осталось хороших воспоминаний? Делали ли они для тебя что-то такое, за что их можно было бы сейчас простить?
      - Кое-что осталось. В старой школе надо мной издевалась одноклассница. Сначала прикидывалась моей подругой, а потом закрыла в мусорном контейнере. Было очень больно. И тогда появились они. Мы знали друг друга всего один день, но они встали на мою защиту и здорово расправились с ней. Хотя тогда не знали обо мне ничего... Но это уже не интересно, другими своими поступками они перекрыли все хорошее, что когда-то сделали. Теперь это другие люди.
      - Но ведь вы все изменились...
      - В смысле? - Хелен затаилась. Слова Нейро звучали подозрительно.
      - Вы все приняли решение поступить в престижную школу! Переехали в другой город, стали самостоятельными. Это меняет людей...
      - Наверное. Так, что с тобой произошло, почему ты решила все переосмыслить?
      - Давай назовем это проблемы со здоровьем.
      - Надеюсь не серьезные? - ответа снова пришлось долго ждать. "Я ей тоже надоела. Не хочет больше говорить и думает, как тактично отшить". Хелен расстроилась, готовясь закрыть игру и больше никогда в нее не заходить. Но Нейро успела отправить сообщение.
      - Как знать. Я не хочу заставлять тебя волноваться. Но, знаешь, когда становиться вдруг сильно плохо, вспоминаешь все, что тебе было дорого. Чтобы они тебе не сделали, попробуй простить. Когда мне нужна была помощь, рядом никого не оказалось. Но виноваты были не они, а моя слабость. Знаешь... Мы же долго общаемся, что-то около двух месяцев. За них я чуть лучше смогла тебя узнать. Может ли случиться так, что твои друзья хотят сделать тебя сильнее?
      - Может быть... Ой, до связи! Кто-то стучит.
      Кристина зашла в ее комнату не спросив разрешения. Хелен решила игнорировать ее до последнего. Надев наушники и включив музыку, она уставилась в экран.
      -Ты очишуела совсем, малолетка! - Кристина в гневе сорвала с нее наушники и развернула на 180 градусов. - Всю ночь тебя дуру искала. Облазила полгорода в лютый мороз! Где ты была?! Мы тут волновались между прочим! Еще и пояс отрубила. Спрашивается нахрена! Крис огорчена. Мы же ответственны за тебя, а если что-то бы случилось?
      Кристина продолжалась рвать и метать в то время, как внутри Хелен разливалось приятное тепло. Ее искали. И о ней волновались. Это было то, чего она хотела. Но еще не достаточно. Ватер решила убедиться в искренности Крис.
      - А остальные... Не ври. Вам все равно на меня. Пусть бы я даже исчезла.
      Переварив заявление младшей, Мильгертон брякнулась на кровать, хлопая накладными ресницами.
      - Хелен. Нам не все равно, но ты должна понять, что у каждого есть секреты, которые могут причинить вред всем, кто о них узнает... Может когда-нибудь я расскажу тебе об этом. Но сейчас не могу. Зачем тебе это дерьмо?
      - Но также мы лучше сможем понять, что за послание нам передала Колэни...
      - Разберемся и без нее. Если бы Келли хотела помочь, осталась бы с нами. Хелен пойми уже. Пусть мы и держимся сейчас на расстоянии, это не значит, что мы оставили тебя. Никто из девчонок не хочет, чтобы ты переживала. Пусть хоть у кого-то из нас будет меньше забот.
      - Но так ведь не получится...
      - Мы очень постараемся. А сейчас идем на кухню. Вчера я приготовила вкуснейший брауни с ванилью и кусочками шоколада.
      - Сюда принеси, - Хелен опасливо взглянула на Крис. Из-за накатившей обиды, просьба вышла резкой и какой-то грубой. По привычке Ватер втянула голову в плечи, ожидая наказания за хамство. Кристина исчезла в дверях и появилась через минут пять, неся поднос с чайником и двумя чашками и большим куском брауни.
      "Выльет кипяток на голову..." - Хелен до последнего ждала подставы, но Кристина аккуратно разливала чай в фарфоровые голубые чашечки, нацепив на лицо тупую улыбку.
     
       

Глава 62

Серый кардинал

     
     
     Растрепав ее волосы, встречный северный ветер пронесся между мертвых построек, увлекая за собой серые перышки, устилавшие землю.
      "Не дай ему исчезнуть!"
      Николь проворно нагнулась, успевая поймать перо и бережно спрятать во внутренний карман.
      - Химии теперь не будет. А я впервые домашние задания наперед сделала... Думала, вдруг ему что взбредет в голову и начнет спрашивать...
      "Об уроках в такое-то время? А ты хладнокровнее, чем я о тебе думала. Хотя ты имеешь право злиться на него, но на самом деле он не портил твою характеристику. Можешь взять еще несколько?"
      - Конечно... Их тут еще много...
      Николь поймала себя на том, что как ни в чем не бывало разговаривает с Валери. Как будто подруга стояла в нескольких шагах от нее и вела беззаботную беседу. На деле же, ее только что унесли отсюда в фирменном полиэтиленовом пакете круглосуточного супермаркета. Вот так сразу этого было и не осознать. В ногах появилась слабость. Присев на треснувшую балку, она отстраненно наблюдала за тем, как люди шерифа заполняют переулок, ограждая территорию сигнальной лентой. Несколько патрульных направлялись к ней, как к единственному свидетелю.
      "Уходи и портуйся".
      - А ты? Как дальше быть? Может у оракула найдутся ответы, как все вернуть? - Николь юркнула за угол, где Гастон избавился от низшего демона. Судя по уверенному голосу в голове, Валери следовала за ней.
      "Никакого оракула! Пока Крис не разберется, как отключить систему "безопасности", держись подальше от него. Для начала неплохо было бы отправиться за тенями. Без боя отдала им мое тело с виталлом! Невыносимое легкомыслие. На твоем месте я бы не упускала их из виду. Наверное, счастливы сейчас, что так легко заполучили его".
      - Как-то не подумала. Ты до сих пор не доверяешь им? Они ведь могли давно забрать виталлы. Хоть мы и тренировались, все равно недостаточно сильны. Мы же такие неумехи... - Спенсер с досадой вспомнила с какой хирургической точностью приспешник стягивал края разрыва и при этом утверждал, что жрицы сильнее... "Да я носки заштопать не могу нормально, а тут пространство!" - Ты продолжаешь говорить, что я легкомысленная, но это не я сейчас осталась без оболочки! Все время смотрела на тебя и думала, как же великолепно у нее получается обуздать свою стихию, пока Вэл тут, мы более-менее "защищены". А на самом деле ничего ты не могла. Что если больше никогда не вернешься? Что будем делать, если на нас снова нападут? Вэл, мы так и остались ни на что ни годными. Без храма, без защиты, с этими внезапными перепадами...
      "Какими перепадами?"
      - У тебя не бывает такого, что стихия вдруг не слушается или кажется, что ты снова стала человеком?
      - Нет. Эта сила словно всегда жила во мне. Она стала моим смыслом. Если ты не чувствуешь нечто подобное, значит, не смирилась с изменениями.
      "Убила себя и все равно остается такой же уверенной. Я бы паниковала". -
      - За тенями так за тенями. Мне самой интересно, что они делать будут. Ты со мной? Вэл?
      Голос О'Гайо вдруг стал слабеть и отдаляться.
      - В сон клонит. Не могу бороться...
      - Валери? Вэл?! Только не иди на свет! - Николь не только перестала слышать, но и чувствовать ее присутствие. "Если она не вернется, что мне им говорить..."
     
      На входе в подземный храм перемещения блокировались. Николь с опаской заглядывала в темный провал. В этот раз геройствовать не хотелось, но чувство долга перед подругой подталкивало вперед. "Придется спускаться. Когда мы пришли сюда втроем, все плохо закончилось, но сейчас я опять здесь, будто одного раза было мало. Да еще и одна!"
      Снизу веяло жаром и копотью. Чем ближе она спускалась к главному залу, тем горячее становилось. Внизу бушевала огненная стихия, разъедавшая даже защитную оболочку. Стены и пол были накалены до такой степени, что ее сапоги задымились. А дальше винтовая лестница обрывалась. Девушке пришлось потрудиться, чтобы сделать собственную. Клубы пара заполняли проем и причиняли кучу неудобств: закрывали обзор, затрудняли дыхание и кроме того были очень обильными, что могло выдать ее раньше времени. Хоть она и создавала ступеньки широкими, оставался риск поскользнуться и торжественно въехать в зал на пятой точке. В ее жизни было уже достаточно позора, поэтому Николь спускалась очень медленно.
      У входа в зал раскаленный воздух нещадно обжигал лицо. Лава заполнила все, просачиваясь на нижние этажи, выедала фундамент, стачивала стены. "Если пояс начнет барахлить, я тут поджарюсь. Где-то читала, что пытки огнем были самые болевые. Точно, Келли рассказывала... Не буду думать о плохом. Позитив. Позитив..." - Сквозь пар, девушка не видела, что творится в зале. Предчувствие подсказывало, что ничего хорошего. Площадку, на которой она стояла, нужно было постоянно наращивать. Николь создала подобие дорожки, чтобы продвинуться вперед.
      - Боже...
      Поток ветра, нахлынувший сверху, чуть не сдул ее прямиком в лаву. Над головой как будто взревела турбина, оглушая ее громкими хлопками. Разгоняя стойкую дымку огромными крыльями, позади опустился Сэдгар. Девушка удивленно уставилась на него, пытаясь понять, не начались ли у нее галлюцинации. То ли из-за крыльев, но ей показалось, что он стал еще выше и массивнее.
      "Что он такое? Это Сэд?" Она никогда не видела настоящих демонов. "И страшно, и красиво одновременно. Он даже горит завораживающе... Он горит!".
      Парень еле-еле помещался на узкой дорожке, но не отпускал Тери, бережно укрывая крылом от брызжущих огненных капель. Края оперения дымились и занимались новыми огоньками. Видно, никакой защиты, кроме собственного тела, у этих существ не было. Но сам Сэд выглядел так, будто у него все под контролем.
      - Ну что мы стоим тупим, гаси огонь, женщина! Иначе мы все сейчас превратимся в жаркое, - грозно произнес Фокстер, пытаясь сбить пламя, съедающее его оперение. - Нельзя позволить ему "очищение" использовать. Живо, Николь! Потом вопросы!
      Николь металась межу тушить сначала Сэда или тушить зал, а затем и мыслью, а откуда он вообще знает. Тень хмуро кивнула на лаву.
      Такое масштабное использование силы требовалось от нее впервые.
      "Святые угодники, не дайте мне отойти в иной мир...".
      Опустив руки как можно ближе к огненному течению и освобождая стихию, Спенсер в один миг заставила великий поток застыть, превратиться обратно в камень. Ледяные узоры с шипением пронеслись по залу и остановились, лишь когда сомкнулись на потолке. В голове защекотали тревожные сигналы близкого обморока. Словно ее осушили досуха. Пояс наполовину почернел. "Теперь не скоро повторить получится..."
      Зал опустился в полумрак, недолго думая, Сэдгар сформировал голубые огоньки, возвращая освещение.
      Девушка ступила на плиту. Камень источал приятное тепло, заволакивая помещение белой густой пеленой. Когда она расступилась, Спенсер увидела большой почерневший купол, а за ним обожженную статую, что словно вросла в пол и до пояса была закована в камень. Когда она была здесь в прошлый раз, ничего подобного не видела. Скульптура вздрогнула, трескаясь и сбрасывая с себя пористые скорлупки пемзы. Огромные агатовые крылья раскинулись в стороны, осыпая Николь каменной крошкой. Из-под изогнутых рогов на нее полился завораживающий голубой свет.
      "Какие необычные глаза". Николь автоматически проверила защиту. Но от существа исходил такой жар, что при наполовину активном поясе находиться рядом было невозможно.
      - И ты решила пойти против меня? - демон полностью освободился из камня, делая шаг к девушке. В искаженных чертах она понемногу узнавала свою первую любовь. Свою музу, погибшую в падшем демоническом образе.
      - Нет...Я лишь... - Николь невольно начала пятиться. Существо наступало, создавая вокруг себя огненные шары. В своем безумстве Кейн растерял человеческие привязанности, походя больше на дьявола из сказок, чем на всеми любимого идола. Но даже так ей было трудно оторвать от него взгляд. Он завладел всем ее вниманием, лишив возможности сопротивляться и подавляя ненормально мощной аурой.
      По куполу пробежали трещины. Облаченный в хитон, Гастон встал на пути О'Гайо, прикрывая Николь. Чуть поодаль Спенсер впервые увидела королеву, оставшуюся восседать на троне, и раненого Лиона, сидевшего у ее ног. Опрокинув голову на поручень, он неподвижно застыл, бороздя опустевшим взглядом пространство.
      - Уходи немедленно, он себя не контролирует, - обратился рыжий, успевая отбить пущенный в Николь фаербол. - Как тебе его настоящее обличие? Все еще вдохновляет?
      Голос приспешника выдернул Николь из-под влияния демона. Ей нужно было действовать более решительно. Но девушка ничего не знала о том, как поведет себя под ее атакой Кейн. Вдруг она поранит его. Гастон чувствовал ее неуверенность.
      - Ничего ему не будет, в отличии от нас. Что за мягкотелость, Спенсер? Пока ты думаешь, он уже закончит с нами. Его пора охладить.
      - Дай ей время. Смотри, она уже посинела вся от перегруза. Я займусь им. Начнет загораться, останавливай, - жутко произнес Сэд, подскакивая сзади и блокируя приятеля захватом. О'Гайо пришел в ярость. Ловко освободившись, он протащил его через лес из застывших сталагнатов и несколькими ударами вогнал в стену. От его атаки вокруг демона расцвел гигантский кратер, слышался хруст ломающихся крыльев, но Сэдгар поднимался и вновь вставал на пути О'Гайо, чтобы он не смел думать ни о ком, кроме него. Ведь целью Кейна была королева. А Тери ясно дала понять, что возвращение сестренки напрямую зависит от состояния Палеон.
      Спенсер отчаянно следила за схваткой, но вклиниться не получалось. Они двигались слишком быстро и постоянно перемещались, оставляя за собой рытвины и груды камней.
      Николь занервничала. Они находились в близком контакте, атака могла задеть Сэдгара... Но сильнее ее настораживало безучастие королевы. Палеон чего-то выжидала. "Как поступать, кому верить? Обездвижу их, и тогда та женщина точно что-то сделает".
      О'Гайо побеждал, на секунду Николь даже показалось, что он разорвет Фокстера на части. Но выносливости последнего можно было лишь позавидовать. Врезавшись в корпус Кейна, он сбил его с ног, опрокидывая спиной на застывшие каменные колья. Но демона даже не поцарапало.
      - Битва титанов какая-то, - возмущенно отозвался Лион, наблюдая за ними и остро ощущая свою неполноценность. "Даже если б геноцида не было, демоны бы и сами себя уничтожили".
      - Что тут творится? Что с ним случилось? - Николь вопрошающе обвела взглядом теней, но Гастон и Лион сами находились в неведении.
      - Меня тоже это интересует. С чего они вдруг решили нарушить границу. А, Палеон? - Гастон вновь настоял на том, чтобы им все объяснили. "Если бы демоны хотели войны, давно бы началась бойня. Кто-то их спровоцировал". Приспешник перебирал варианты, но все они сводились к королеве. Под его пристальным взглядом королева передернула плечами и резко поднялась с трона.
      - Зона телепорта вновь активна, можете уходить. Считайте, они нарушили перемирие, - скомандовала Палеон. Оценив ущерб, она собиралась убраться отсюда как можно скорее и затеряться в коридорах подземелья, пока все не закончится.
      - Мы покидаем свой собственный храм? А как же демоны? - осведомился Лион, предчувствуя ее ответ.
      - Пусть поубивают друг друга, а оставшегося я уж как-то смогу прикончить.
      Чем больше Лион знал королеву, тем больше в ней разочаровывался.
      - Ну нет. Сначала верни мне кое-кого. - Приспешник настырно потряс пакетом, неуверенно поднимаясь вслед за ней.
      - Мне следует наказать тебя, но ты еще смеешь что-то выпрашивать, чернь? Видя вашу лояльность к демонам, мне становится очевидным, что вы все были в сговоре против меня, - повысила голос Палеон, так что Николь подпрыгнула на месте от ее визжащего тона.
      Гастону порядком надоели необоснованные вспышки гнева и унижение теней, даже если предметом унижения был Лион. Никто не смеет так относиться к ним. Его рука уже нашла посох, чтобы заставить Палеон сбавить обороты.
      - Отставить паранойю, Ваше Величество, - мягко перебил ее возникший Аривер, успевший на последние слова. - У Вас нет оснований делать подобные выводы, основываясь лишь на самолюбии. Как я вовремя.
      Пока Сэдгар удерживал безумного демона, Аривер поднес руки к его голове. Кейн ненадолго оцепенел, но тут же вырвал руку из тисков Фокстера и разрезал воздух в месте, где только что стоял приспешник.
      Аривер возник с другой стороны, вновь влезая к нему в мысли. На этот раз он смог удержать Кейна на более длительное время, не без помощи Сэда.
      - Очень интересно. Действительно другая развилка. Вот тут, я так понимаю, жрица Рэи, - указал он на пакет в руке Лиона. - А это, - его указательный палец тыкнул на Кейна, - ее брат. Чувствуете связь, Ваше Величество? Судя по тому, что сейчас происходит, он немного, расстроен. Но может, есть еще какая-то причина его бешенства? На вашем месте я бы не усугублял обстоятельства, а то, кто знает, чем это может закончиться, - приспешник украдкой кивнул на посох, и Гастон поспешно его спрятал.
      - Вы хотите, чтобы я вернула к жизни Рэю? Заклятого врага? #&@*$ь, которая разнесла здесь все? Ту, которую ты предпочел своей королеве, Лион? Жаль, что не мне выпала судьба прикончить ее. Теперь я понимаю, о чем говорила та белокурая девчонка. Какие забавные последствия ценой в жизнь самой Рэи. Она не учла, что я не могу покинуть пределы храма и не смогу сохранить жизнь старому демону. А даже если бы и могла, то не стала!
      Слова Палеон застали Фокстера врасплох. "Она имеет в виду Фишера?" Потеряв концентрацию, он позволил пробить блок и отправить себя в недолгое забвение. Освободившись от навязчивой "опеки" приятеля, Кейн ринулся на королеву, осыпая ее защитный барьер бессвязными ударами.
      - Уничтожу. Я тебя уничтожу! - прошипел демон, выдыхая из легких клубы пара.
      - Что вы остолбенели! Избавьтесь от него! - заверещала женщина, захлебываясь от негодования и теряя от страха остатки рассудка.
      Без особого желания Аривер усилил защиту, чтобы еще немного сдержать атаку демона.
      - Ему нужна ты. Не мы. Зачем нам помогать? Когда от тебя останется одна сфера, он успокоится, а мы обретем свободу. Пусть она продлится не долго, но будет стоить этого. Поэтому хватит нести чушь. Хочешь, чтобы его остановили, будь повежливее, - слова Аривера наносили удар сильнее, чем самое грозное оружие. Гастона пронизал ужас, но он не мог не восхититься беспечной бесстрашностью приятеля. Словно ему нечего терять. Рыжий задумался. "А ведь он чем-то копирует меня прежнего. Несет бред с такой уверенностью, как будто его перестала заботить даже собственная жизнь. Как же плохо это выглядит. Ты тыкаешь меня носом в мои прошлые ошибки. Ох, дружок, надеюсь, ты знаешь, что делаешь".
      - Горите в аду. Пусть он сотрет все к Агросу и похоронит меня здесь, но я не стану воскрешать Рэю!
      - Грустно, что ты не понимаешь. Тери, осилишь? С королевой или без, Рэю надо вернуть.
      - Если вы не дадите ей улизнуть. Очень трудно заимствовать силы у цели, когда она двигается.
      - Не проблема, - Гастон обнажил посох, накладывая на Палеон сковывающую магию. Поколебавшись, Лион сделал тоже самое. Теперь это было похоже на настоящее предательство. Совершать ритуал против ее воли.
     
    
   (Для создания атмосферы https://en.lyrsense.com/a_great_big_world/say_something_gbw)
     
      Николь никак не могла увидеть, что делает Торнад. Он водил кистью вокруг головы Кейна и мог держать его в одиночку! "А если его способность подобна той, что применил Гастон против низшего демона?" Николь расфокусировала зрение. Едва уловимые взгляду белесые нити тянулись от тонких пальцев Аривера и проникали в голову демона, погружая в транс.
      Воздушный образ Валери завис перед О'Гайо. Она была словно живая. Обхватив лицо брата ладонями, она говорила то, что мог слышать лишь один Кейн. Голубой свет постепенно уходил из его глаз, взгляд становился осознанным, демонические признаки растворялись, возвращая ему привычный облик.
      "Вот она истинная сила серого кардинала!" Николь была впечатлена.
      Установив связь с королевой, Тери создала временную сферу. Несколько гексаграмм плотно обвили ее поверхность. Николь подобрала пакет, стоящий радом с Лионом, и осторожно поместила в сферу. Она чувствовала необычайный подъем, как будто стала частью чего-то необыкновенного.
     
      В потемневшем зале образовалась тишина. Малахитовый свет объял сферу. Затаив дыхание, Николь наблюдала за тем, как прах обретает форму скелета, обрастая живыми тканями. Обратный процесс длился больше часа. С полного разрушения, когда ее тело покрылось сеткой вздувшихся вен, и до того, как она успела применить опасное умение. Легкое мерцание скользнуло по контурам гексаграммы, оповещая о том, что восстановление завершено.
      О'Гайо приблизился к сестре. Временная сфера исчезла, медленно опуская девушку ему в руки.
      - Я сделала, что было в моих силах. Но виталл не восстановить. Он рождается вместе со жрицей, когда она обретает связь со своей планетой. Сейчас это пустая оболочка. Сможет ли Валери вернуться, зависит только от нее самой, - объяснила Тери, опасаясь, что этот ответ может не устроить О'Гайо.
      - Спасибо... - Кейн склонил голову в знак благодарности.
      - Ты нас чуть всех не поджарил, уверен, что одного спасибо будет достаточно?
      - Мы не планировали нарушать договор. Несколько месяцев мы искали герцога и, наконец, нашли. Все это время он скрывался в подземелье вашего храма. Но благодаря этой дуре, которая продержала нас во временной петле, мы опоздали. Раян восстановился и ушел, оставив свою раненую помощницу. Но как оказалось, не такой уж и раненой она была. Она что-то сказала мне... А после что-то заставило принять меня форму демона и потерять рассудок. Не вспомнить...
      Гастон уничижительно взглянул в сторону Палеон.
      - Хоть ее вину уже не искупить, но мы можем помочь с поисками герцога, - приспешник хотел верить, что демоны больше не повторят нападение.
      - Больше нет смысла продолжать искать. Скоро он сам придет за каждым из нас.

* * *

        За час до событий в храме, устроившись на бархатном синем кресле в холле, Аривер не спеша отхлебнул горячий несладкий кофе. Затем взял с изящного совиного столика свежую газету и углубился в содержание, временами отвлекаясь и поглядывая на настенные часы. Тот, кого он ждал, сильно опаздывал, чего раньше не случалось.
      Аривер прицокнул языком. Ожидание изрядно выматывало. Когда он в следующий раз взглянул на часы, понял, что это уже перерастает в манию. Гость был не из тех, кого можно было показывать остальным. Он навещал его только в коттедже и всякий раз выбирал время, когда в доме никого не было. Торнад начинал нервничать, от чего чашка в его руке слегка подрагивала.
      Треск телепорта прозвучал у самого окна, выбрасывая на ковер обгоревший силуэт.
      - Как же тебя покромсало, - поморщился Аривер, изучая ее повреждение на груди и в тоже время огорчаясь темным следам, оставленным на ковре. "Будет сложно оттереть. Позабыла обо всех моих предупреждениях".
      - Кейн в храме! - Келли сидела на коленях, сдавив виски почерневшими пальцами. - Я все ему рассказала, но он не выдержал... Он словно что-то ощутил перед тем, как провалиться в безумие. Так еще никогда не было! Понимаешь, началась другая развилка! И я не могу туда вернуться...
      - Хорошо, я пойду, но твое присутствие не помешало бы. У них будет много вопросов, если придется раскрыть все карты.
      - Мне нужно идти за герцогом. Пожалуйста. Останови Кейна, - в беззвучной мольбе Келли склонила голову к самому полу, вызывая у Торнада волну негодования.
      - Под конец готова унижаться, как угодно. Лишь бы было по-твоему. Куда же делось твое высокомерие?
      - У меня больше не будет попыток. Я в отчаянье. Прости, что сбрасываю все на тебя. Но теперь я не знаю, кто станет первым.
      Почувствовал боль в нижней губе, Аривер поднес к ней руку, утирая кровь. От напряжения он не заметил, как прикусил ее.
      - Все ты знаешь, - раздраженно произнес он, когда след от портала Келли развеялся. - Ты просто не хочешь мне говорить, что это буду я.
     
         

Глава 63

В ожидании краха

     
     
      Дело о взрыве хризолитовых шахт окончательно заморозили. Его даже не стали расследовать. Будущий мэр в ту же ночь выехал из города, оставив все в руках временно созданного совета, который толком ничего не знал. Видно ребята из ГСЧС навестили и их. Официальную бредовую версию взрыва обсасывали по всем каналам, устраивали вечера памяти и поминальные выступления. Вопреки трагедии, в город потекло еще большее количество туристов, теперь к ним присоединились и родственники погибших.
      "Пока их не тысячи, никто и не заметит. Послушайте, мистер Кольтон, вы ведь, как никто другой, должны понимать, что мы ничего здесь не решаем. Нам сказали - мы делаем. И вы помалкивайте, если хотите остаться на своей должности. Если вы заметили, даже ОПР не решились за это браться, а знаете почему? Все мы лишь подконтрольные. Делайте вид, что выполняете свою работу и действительно озабочены жизнями наших потребителей. Они такое любят. А дальше предоставьте все профессионалам. И не такие бреши закрывали. Пара праздников, затем выборы, ежегодное ралли, какой-нибудь скандал со звездой - они сожрут любые помои, которые мы им скормим. И даже забудут о том, что сидят своими задами на бомбе замедленного действия. Улыбнитесь, шериф Кольтон, вы слишком серьезно все воспринимаете".
      Кольтон чувствовал, что ему как раз и скормили те самые помои, о которых упомянул мистер Борг. Ясно было одно - в этом городе всем плевать на жриц, на убийства и на людей. Всем, кроме самого Кольтона.
      Сидя в салуне покойного Паттерсэна, шериф упивался джином, прокручивая последние наставления от мистера Борга. Его все же отправили в отпуск, пока ребята из ГСЧС заботились о том, чтобы ни один слух не был вынесен за пределы Твестла. Осушив еще несколько рюмок, Кольтон бегло осмотрел посетителей. Он уже и сам начинал убеждать себя в том, что стал свидетелем обвала в скалах, пока его взгляд не остановился на столике возле сцены. Молодая девушка около двадцати лет опустошала дешевый банановый коктейль через трубочку, параллельно копаясь в ноутбуке.
      "Где-то я ее уже видел. Возможно, она студентка? Иногда они приходят сюда после занятий, чтобы переварить полученные знания. Если это не минутное помутнение от алкоголя, то я мог видеть ее на День объединения. Точно. Эти нелепые зеленые волосы". Шериф не стал сразу подходить.
      Вздернутый острый носик повел в сторону проходившего официанта.
      - Я просила с кусочками шоколада, где мои шоколадные кусочки? - огрызнулась она, цепко поймав официанта за рукав.
      - Простите, он, возможно, утонул.
      - Я минут пять вышкребаю со дна своего бокала полезные ископаемые. В эту трубочку засосало все от мякоти киви до апельсиновых косточек, а моего шоколада там нет, - девушка была раздражена и готова сорвать всю свою злость на невиновном официанте.
      - Быть может, он растворился, мисс...мне правда нужно работать, - жалобно проговорил парень, предпринимая попытки освободить рукав из-под ее ногтей. - Но вы можете заказать отдельно...
      - Пойдешь, когда достанешь мне мой шоколад! - Кристина собиралась устроить настоящую истерику. Но не потому, что в коктейль не добавили порцию сладкого, а из-за того, что ей приходилось ютиться в салуне вместо того, чтобы работать дома. А все потому, что она не могла позволить подругам узнать, что флешка, которую ей доверили, куда-то пропала. Флешка, которая была бесценна. Но имела такой объем, что захламленный комп Мильгертон принял только половину информации. Его нужно было сначала очистить от многочисленного мусора, перед тем как копировать оставшееся содержимое. Но когда этот момент настал, устройство пропало.
      "Она не дурна собой, хотя этот дикий оттенок... А характер... В гробу я видел таких фриков. Чертовы подростки решили сделать трендом внешность убийцы".
      - Эринсон, за мой счет.
      Кристина с пренебрежением взглянула на мужчину, думая, что это очередной ухажер, но тут же выпрямилась.
      "Какого хрена!"
      - Здравствуйте, шериф Кольтон, - учтиво улыбнулась Мильгертон, кокетливо поправляя нефритовые локоны.
      - Просто Джеймс. Сейчас я не при исполнении. Вы меня знаете?
      - Конечно, Вы же наш спаситель.
      - Что? Ох... не преувеличивайте... только. - Шериф присел рядом, мельком заглядывая в ее ноутбук. - Учитесь на программиста?
      - Курсы прохожу... - так чтобы не соврать, ответила Крис. "Люди такого типа очень проницательны. Мне лучше вести себя естественно".
      - На самом деле я подошел к Вам не случайно. Я сказал, что не при исполнении, и это так, но есть кое-что, с чем я не могу смириться как гражданин города. Скажите, вы были свидетелем обвала в День Объединения?
      Легкий холодок прошел по позвонкам Мильгертон. Шериф отметил мертвенную бледность, поразившую лицо девушки после его вопроса.
      "Спокойно, Крис, это не допрос. Наверняка он ослеплен твоей красотой и таким образом начинает разговор. Он же не мог узнать нас?"
      - С вами все хорошо, мисс? Я достаточно нетактично напомнил о Дне Объединения, не подумав о том, что Вы также могли кого-то потерять. Но любая информация позволит предотвратить повторение "взрыва".
      - Мне бы не хотелось...
      - Понимаю и не стану обременять слишком подробными расспросами. Но позвольте узнать Ваше личное мнение. Верите ли вы в то, что это был на самом деле обвал?
      Официант поднес новый бокал с коктейлем и целой плиткой молочного шоколада.
      - Для того чтобы вспомнить этот день, мне понадобиться что-то покрепче. - Кристина томно повела плечами, скидывая кардиган. "Если он заприметит во мне школьницу, то не станет церемониться. Он должен попасться. Как и все остальные мужчины, с которыми мне приходилось иметь дело в Говенри".
      - Возможно, через год, - проницательно усмехнулся Джеймс.
      - А Вас не провести. Но Вы же сейчас не при исполнении? - хитро улыбнулась девушка. "Посмотрим, что для него важнее: моральные принципы или информация.
      - Тоже верно, - усмехнулся в ответ шериф, попросив Эринсона принести космополитен, а себе еще джина. Природное обаяние Мильгертон притягивало взгляд Кольтона. Хоть он и отводил взгляд от ее декольте, сосредотачиваясь на выпивке, но всякий раз запрокидывая голову, наблюдал за девушкой через тонкое стекло бокала. Крис никогда не рассказывала подругам, что отдает предпочтение только зрелым мужчинам. Когда впервые она увидела его на пороге разрушенного коттеджа, то дала бы не меньше сорока, но здесь, в приятной обстановке, он словно сбрасывал гнет тяжелой работы и становился другим человеком.
      - Когда Вы не хмуритесь, мне совсем не страшно давать показания, - рассмеялась Крис, слегка касаясь пальцами его запястья. - Мне кажется, то, что я видела, не было взрывом... - девушка понизила голос, придвигаясь ближе к Кольтону. - Ну знаете, легенды о жрицах и так далее... - Кристина аккуратно мотнула головой в сторону надписи о запрете хризолита.
      - И Вы в это верите? - Джеймс заинтересованно, уставился на собеседницу.
      - Боюсь показаться сумасшедшей. Никто не говорит об этом. Я огорчена, что стражи правопорядка закрыли глаза на исчезновение людей.
      - Не волнуйтесь, вы не сумасшедшая, скоро все закончится. Я нашел способ вернуть покой в этот город и скоро жрицы будут уничтожены.
      "Твою налево..." Кристина осознала, что эффект получился совсем не такой, как она рассчитывала. Что-то ненормальное проскакивало в поведении шерифа.
      - Что же это за способ? - неуверенно поинтересовалась девушка, перемена в настроении Кольтона настораживала и даже слегка пугала ее.
      - Из-за своего положения я не имею права разглашать некоторые вещи, но будьте уверены: тому, кто позволил себе бросить вызов природе, ждет только одна участь - смерть. Будет ли она от самой стихии, от стражей правопорядка или от какого-нить охотника за головами уже не будет иметь значения.
      - Я заинтригована, Джеймс. Что ж... удачи. Вы прикладываете столько усилий для защиты нашего города, не перестарайтесь только, чтобы не закончить так же ... - сухо ответила Крис, отставив коктейль и медленно вставая из-за стола.
      Она покидала салун, обескуражено оборачиваясь на Кольтона.
      "Как он... А, впрочем, он меньшее, что может нам угрожать"
      Шериф, отхлебнул джин, на прощание одарив девушку снисходительной улыбкой. А затем, разжав руку, все это время лежащую у него на колене, удовлетворенно посмотрел на гаснущий кусочек хризолита.

* * *

      Банка пива издала противный щелкающий звук и оторванное металлическое ушко осталось в руках у Атланты. Тень потыкала ногтем по намертво влитому в крышку язычку и раздосадовано воскликнула:
      - Технологии этого мира призваны делать людей несчастными! Этрейн, ну ты спускаешься? - Услышав очередное "скоро выйду", Атланта выкинула банку в мусорное ведро и достала из холодильника следующую.
      - Так и будешь "продукт" изводить? - Укоризненный взгляд Аривера прошелся по содержимому ведра.
      - Не все тут такие сообразительные, как вы с очканом, - от появления зануды настроение Атланты скатилось в минус. Резко дернув за ушко, она совершила ту же ошибку.
      - Ах, просто прими мою помощь! - разозлился приспешник, отбирая банку и вскрывая так, будто только и делал все эти столетия, что практиковался в их открывании. Атланта собралась с духом и уже раскрыла рот, чтоб произнести слова благодарности, как спиртное было вылито в умывальник. А сама банка перекочевала в то же мусорное ведро. - Лучше съешь яблочко.
      - Ну ты и засранец... - Атланта недовольно уселась на стол, выхватывая из вазочки одно из яблок и смачно им хрумая. Аривер терпеть не мог, когда кто-то совершал подобное надругательство в месте, где положено употреблять пищу.
      - Я же о тебе забочусь, а ты все делаешь на зло. Не задумывалась, что твое поведение может огорчить того, кому ты не безразлична? - Торнад обогнул стол и ненавязчиво вошел в зону ее комфорта. Атланта намеревалась поставить его на место, но Аривер выглядел так серьезно, что тень невольно съежилась. - Ты же сейчас просто издеваешься, ведь так? Ты вечно на меня так странно зыркаешь...
      - Что если я любуюсь, как блики света отражаются в твоей шелковой косе.
      - Вот только не начинай, что нашел для меня подходящее платье в одном из своих журнальчиков. Меня тошнит от них.
      - Что ты ко мне чувствуешь? Расстроилась бы, если я навсегда исчез из твоей жизни?
      - Куда-то тебя не туда понесло. На что мне сразу отвечать? Ты никогда не будешь мне ни другом, ни врагом. Но когда ты есть, я злюсь, потому, что не так хороша, а когда тебя нет - волнуюсь... Ведь без тебя мы станем слабее.
      - Всего-то? Ожидал чего-то большего конечно. И кто на этот раз покорил твое сердце? Валери? Твои чувства вновь останутся неразделенными. Ты так и не научилась их правильно выражать. Локед растворился в шкатулке Диона, Семиор не выдержал и двух дней, Тери нашла тебе замену-демона. Да их было бесчисленное количество, если начать перечислять все твои увлечения! Но я всегда оставался рядом...
      - Прекрати. Неприятно это выслушивать. Замена Локеда на очкана не укладывается у меня в голове. Мне еще с ней разрывы заклеивать, - Атланта со всей злостью впилась зубами в мякоть.
      Аривер отклонился, глядя на нее с такой серьезностью
      - Дай слово, что не станешь преследовать жрицу. Взамен я расскажу о том, как ты можешь вернуть себе тактильные ощущения.
      - А до этого чего молчал? Хочешь, чтоб я из благодарности делала все, что тебе будет нужно? Катись в адову пасть и сгори там заживо. Я больше не играю в твои игры, - неуверенно произнесла она, стараясь отодвинуться от него.
      - Боишься остаться у меня в долгу? С теми ресурсами, что мы имеем сейчас, это вполне возможно
      - Боюсь, не сдержать слово, - Аривер оказался так близко, что тень даже растерялась. - Яблочка тоже захотел? На вот. - Большое яблоко было насильно всунуто ему в рот. Торнад немного опешил от неожиданности. Девушка вдруг притянула его к себе за воротник и наклонила голову к плечу.
      - Запах... приятный, - черная челка тени защекотала его лицо. От такой близости приспешник едва не утратил самообладание.
      - Спятила совсем! - взвился парень, скрываясь в телепорте, чтобы не выдать позорные признаки возбуждение.
      "Пятьсот лет, а реакция, как у мальчишки! Какой провал"
      - Псих больной, - возмутилась Атланта и переместилась в комнату к напарнице.
     
      Ссутулившись на кровати и водрузив ноутбук на колени, Этрейн влипла в монитор, бегая пальцами по клавиатуре и убивая какого-то игрока на арене.
      - Ну и чем ты занята? Даже не оделась. Босс сказал выводить тебя на свежий воздух.
      - Открытого окна достаточно. Иди сама на патрулирование, безопаснее будет.
      - Как знаешь. Где будет следующий разрыв?
      - На юго-западе, координаты отправила. Сильно не увлекайся, там недалеко жилые дома.
      - Окей, не скучай тут в одиночестве. Я туда и обратно. - Исполнительность Атланты была на высшем уровне. Получив данные, она сразу отправилась закрывать разрыв, жалуясь на то, что он всего лишь один и что ей ничего не останется делать остаток ночи.
      - Умным людям никогда не скучно, - пробурчала про себя Этрейн, отставляя ноут. Спустив ноги с кровати, она легонько коснулась ступнями пушистого коврика и попыталась подняться. Непослушные конечности подогнулись, увлекая Этрейн на пол.
      - Ну же, давайте! Не подводите меня! - застонала девушка, ударяя кулаком по коленной чашечке. С ней что-то происходило. Будто энергия, позволявшая ее телу двигаться, уходила из него. Этрейн боялась, что, навредит остальным, поэтому свела все контакты к минимуму. Предстояло разобраться, что за существо оставило на ней след и теперь контролирует. Хуже всего были провалы в памяти и приступы слабости. Сначала они были коротковременными, но продолжали увеличиваться.
     
      В коттедже, где проживали жрицы, обстановка складывалась удручающая. С восстановлением тела проблем не возникло, но кроме этого больше ничего не поменялось. Валери так и не вернулась. Это была простая оболочка без виталла и воплощения.
      - Я же ей и подарок ко Дню рождения присмотрела! Как она посмела? - всплеснула руками Крис. - Должен какой-то выход быть!
      - Нет его. Тери сказала, что все от Валери зависит. Мы должны поверить в то, что Вэл вернется и мы еще отпразднуем ее совершеннолетие!
      - Тери? Она что доктор?! Оптимизм твой не к месту вообще. Если мы можем случайно уничтожить сами себя, то скоро все передохнем. Я уже чувствую, как мою блузку от Шармена отдают в благотворительность. Вот все, что осталось от прекрасной и неповторимой Крис. Кто она, что она? Никто не узнает. Крис еще не успела совершить подвиги!
      - Ты как всегда только о себе и думаешь, а у нас тут между прочим труп валяется! - встряла Хелен, в сотый раз поражаясь черствости Мильгертон.
      - Не труп еще. Сердце бьется. Наверное. Вернется еще. Надо в нее верить, - твердила Николь, стараясь не обращать внимание на переживания подруг, чтобы не поддаться панике.
      Больше ее заботило состояние Кейна. Все время он проводил в комнате сестры, не отходя от ее тела.
      Временами к нему заглядывал Сэдгар. Девочки слышали, как он орет на старшего О'Гайо, призывая смириться, но Кейн не слушал его. Для него словно все остальное потеряло смысл. Но когда Сэд, сказал, что сам проводит Фишера в последний путь, забирая у Николь коробочку с его собранными перьями, Кейн вновь взорвался.
      - Она проснется, и мы сделаем это вместе!
      - Кейн, так нельзя. Сегодня ее состояние ухудшилось. Температура больше сорока одного, это значит, тело подвергается естественному разрушению без виталла! Ты должен отпустить. Если она истинная жрица, то найдет себе новую оболочку.
      - Ты знаешь столько они ищут себе оболочки?! По тридцать - пятьдесят лет, а то и больше! У нас нет столько времени!
      - Почему ты так решил? Из-за герцога? Он ничего нам не сделает.
      - Потому что. Не твое дело это вообще. И что ты тут до сих под делаешь?
      Кейн не мог рассказать ему о том, что узнал от Колэни. Он вспомнил все до единого слова, но передать не мог. Одна его часть до последнего не хотела верить, что это правда.
      "До 29 марта осталось чуть больше двух месяцев. Если ты не вернешься сейчас, у меня даже не будет возможности попрощаться..."
     
      Ближе к вечеру, когда девушки собрались на ужин, бледный как смерть Кейн, на окаменевших ногах спустился по лестнице.
      - Кей... как она...- дрожащим от волнения голоса спросила Кристина. Осоловевший Кейн опустился на диван, тупо глядя перед собой. Его язык пытался что-то сказать, но все время запинался или не находил нужных слов. Наконец что-то более вразумительное сорвалось с его губ и затихло, оставляя девушек в минутном замешательстве.
      - Она что? - переспросила Николь, присаживаясь к О'Гайо, желая лучше его расслышать.
      - Исчезла... - убито промямлил парень.
      - Так это же супер!!! - радостно завопила Кристина, понимая, где теперь искать Вэл.
     
     

Глава 64

Шкатулка Диона

     
        Свежеиспорченный зал храма усеивали растресканные белесые черепицы. Прикинув затраты на возвращение "растаявших" стен, королева оставила все как есть. Если тени решат их возобновить, ее просить не станут. Теперь у них была Тери. Ритуал воскрешения жрицы иссушил Палеон до дна. Пока Гастон, Тери и Атланта отправились исследовать подземелье, Аривер остался рядом по причине нежелания пачкать манжеты в пыльных коридорах.
      За время ее отсутствие отношения между тенями поменялись.
      - Где ваши ранговые различия? Вы уровнялись? И даже Лион перестал стремиться к власти. Уму непостижимо. Это влияние жриц?! Строй деморализован. Развели тут демократию! Я готовила вас для нападения, а не для защиты.
      - Зачем ты это мне говоришь, все само собой получилось. Да и Гастон со всех хорошо справляется. Нет войны, нет нужды в рангах. Палеон, давай жить дружно. Мне вот интересно кое-что. Ты не могла не почувствовать, что в храме посторонний. За то, что тебя продержали 500 лет, решила отомстить? - не скрывая насмешливого тона поинтересовался приспешник. - А может ты растеряла не только харизму, но и силу?
      - Да как ты смеешь!
      - Что-нибудь нашли? - Аривер проигнорировал слова женщины и переключился на вернувшихся теней. Палеон сглотнула негодование, впиваясь ногтями в подлокотник.
      - Шкатулка Диона пропала, - разбито произнес Гастон.
      - Прекрасно! Теперь у него и шкатулка есть, - восхитился Торнад. - Мы живая мишень. Естественным отбором у теней теперь руководит герцог. Считайте, это наше последнее воплощение.
      - Надо и жриц предупредить. Можно я пойду? - предложила Атланта, желая проверить ожила ли жрица.
      - Даже не думай, - сходу ответил Аривер. - Гастон сам разберется.
      - Еще помощи у них попросите! Не хочу этого видеть. Ваш создатель трижды бы вернулся с того света, знай во что вы превратились!

* * *

      - Ну как? Она там? Ты можешь не делать этих трагических вздыханий? Мильгертон, я на взводе! - Кейн с надеждой смотрел на девушку, которая взяла на себя риск вернуться в храм и проверить спиральные коридоры. Крис даже стало боязно сообщать ему плохие новости.
      - Нет. То есть она там точно была! Датчики зафиксировали присутствие, но сейчас ее местоположение не определено.
      - &#$*!
      - Добрый вечер, - вежливо поздоровался Гастон, материализуясь без предупреждения в центре холла. Николь давно подозревала, что он напрямую провел телепорт в коттедж и теперь мог безнаказанно перемещаться туда-обратно, минуя любую защиту.
      - А тебя чего сюда пришвартовало? - начал Кейн с дружественного приветствия.
      - Я надеялся, что мы оставили все в прошлом.
      - Надейся. Эта война в крови. Бонусный пакет на мою доброту закончился. Нет сестры, нет мира!
      - Ладно. Тогда я лишь предупрежу, что из подземелья, где скрывался герцог, пропало кое-что ценное. Одна из шкатулок Диона. Для теней она представляет больше опасности, чем для жриц, но будьте бдительны.
      - И что примечательного в вашей шкатулке? - полюбопытствовала Крис, со скепсисом взглянув на "парня" Николь. "Является сюда словно так и ищет встречи со Спенсер под любым предлогом! То здоровье Вэл его интересует. То теперь какая-то шкатулка. Ага. Как же. Крис не провести учтивым тоном. Нет, чтобы быть резче и так и сказать, что я пришел только к Николь, остальные самки, отойдите! Но Крис слишком тактична, чтобы говорить об этом вслух!" - Ой! Я сказала это вслух.
      Прослушав душевный монолог Мильгертон, Гастон слегка смутился, но решил ответить на вопрос.
      - Шкатулка служит источником подпитки. Если ее активировать, она автоматически находит ослабленную оболочку и затягивает в себя воплощение. С ее помощью можно черпать энергию еще некоторое время, пока воплощения не разрушатся после полного опустошения. И Николь меня интересует только как союзник.
      - Аплодисменты этому гражданину за искренность. Все, Никки, теперь можешь вычеркнуть его из своего списка потенциальных кавалеров. Какой мудак! Хотя, мой вот список мудаков свободен, - Мильгертон шутливо подмигнула рыжему, вгоняя его в немой шок.
      - Крис!!! - возмущенно отреагировала Спенсер.
      - Что? Я тоже хрупкая женщина! Что вы все по парам разбились! У тебя есть рояль, у Валери - посох, у Хелен - ее игры, у Кейна - Сэд, а я одна одинешенька. Поэтому включи женскую солидарность и уступи дорогу старшим.
      - Что значит у Кейна - Сэд? Я не согласен! Мильгертон, зараза, куда ты исчезла! - завопил Кейн, высматривая след от ее телепорта. - Агрос ее побери! Оставайтесь здесь, я на поиски Вэл. Гас, присмотри за ними, а? Мы ж теперь почти одна большая семья, - в стиле Лиона ухмыльнулся парень, так чтобы добить бледного приспешника хотя бы морально.
      - В Адовой пасти таких родственников видел, - прошептал Гас, чтобы Кейн его не услышал.
     
      Стук в дверь раздался неожиданно. Кристина поспешила открыть, надеясь увидеть пропавшую подругу.
      Но на пороге стоял коренастый знакомый из бара с нарядом из двадцати вооруженных человек за спиной. Еще двадцать шарудели на заднем дворе и еще двое расположились на крышах соседних коттеджей. Видимо снайперы. Хорошо подготовился.
      - Кристина Мильгертон?
      - Пока еще да. Хотя мне бы точно пошла фамилия Кольтон! Не так ли, шериф?
      - Проследуйте за нами в добровольном порядке, - лицо шерифа было непоколебимым. Будто они и не сидели вместе за уютным столиком.
      - Даже не зачитаете права?
      - У нелюдей нет прав. Сопротивление ни к чему хорошему не приведет. У меня есть ордер на ваш арест.
      - Если ты хотел прийти ко мне в гости, можно было просто намекнуть и не тащить целую команду поддержки, - с разочарованием отметила девушка, вытягивая вперед кисти, чтобы дать ему заковать себя в наручники.
     
      - Эй. А меня за что? Я вообще пришел трубопровод чинить! - возмущался Гастон, когда его запихивали на заднее сидение патрульной машины.
      - Если ваши слова подтвердятся, вас немедленно отпустят.
      Гастон уже хотел скрыться в телепорте, но Николь одним только жалостливым взглядом остановила его.
      "Что ж, поиграем в эти человеческие игры".

* * *

      Валери разбудил громкий шум бурлящей воды, будто где-то недалеко находился водопад. Воздух был настолько сперт, что неосторожно сделанный вдох едва не вызвал удушье. Зажатая с двух сторон, в темной узкой расщелине, по голень в воде. Не на такое возвращение она рассчитывала. Валери сразу попробовала перенестись, применить силу и призвать сферы.
      "Я же вернулась обратно... Нет? Промахнулась что ли?". Источник энергии не откликался, как если бы она вновь стала человеком. "Я жива, а значит, найду и выход". Даже зажатая сзади и спереди, О'Гайо могла протиснуться в двух направлениях вдоль промозглых стен.
      Сколько же она провела тут до того, как очнуться? То одну, то другую ногу охватывала судорога! Кости ломило от холода. Девушка не спеша передвигалась по скользкому илистому дну, пока не стало совсем тесно.
      "Не туда!"
      Пока она возвращалась, вода успела добраться до колен и продолжала пребывать. Вскоре дорога перешла в крутой склон, ведущий наверх.
      Валери застряла перед ним, теряя уверенность выбраться. Проход был слишком широк, чтобы упереться в стены. Подошва туфель скользила и съезжала в обратную сторону. Но больше тревоги вызывали движения. Ей досталось непослушное и неуклюжая тушка. После хорошей физической подготовки угодить в нее было настоящим наказанием.
      Расстегнув окоченевшими пальцами застежку на обуви, она начала сдирать каблуком скользкий налет до тех пор, пока камень не стал шероховатым. Прошла вечность, прежде чем в конце пути появилась полоска ослепляющего света. Выбравшись из расщелины, она наконец-то вдохнула полной грудью и озадаченно осмотрела крохотные исцарапанные ладошки, порванные белые колготки и нарядное желтое платье, ставшее неподъемным из-за пышного подъюбника, набравшего влаги. Немедленно сбросив его и избавившись от колгот с разбухшими кожаными туфлями, О'Гайо продолжила идти на звуки падающего водопада.
      "Дежа вю какое-то паршивое... Ну нет, на финише нельзя замедляться". Местность отдаленно казалась знакомой и по ощущениям что-то подобное уже происходило.
      - Вот ты где!
      Валери отшатнулась от источника голоса, но была резко схвачена под руку.
      - Ну и проблем ты мне доставила. Мы же обо всем договорились. Ты сидишь тихо, пока дяденьке не позвонят. А ты что творишь? Я тебя спрашиваю! - Ее несколько раз тряхнули, подняв в воздух. Жуткое лицо мужчины, покрытое испариной, смотрело на нее из-под целлофанового капюшона дождевика. Из-за белой кожи, обтягивающей костистый череп, и выцветших бровей было сложно определить его возраст. Валери поволокли вглубь пещеры, не особо заботясь о том, что ее колени больно счесываются о камни.
      "Мало силенок, чтобы разворотить все кости этой жертвы эволюции". О'Гайо могла только уповать на то, что ей ничего не сделают.
      Остановившись в полой пещере с торчащими из воды каменными выступами, куда ее и усадили, мужчина достал телефон. Звук воды здесь утихал и хорошая акустика, смогла донести до Валери весь диалог.
      - Прощу меня извинить за задержку. Девчонка у меня.
      - Планы поменялись.
      - Что?! Как это поменялись? И что теперь с ней делать? Здесь скоро все затопит.
      - Избавься, иначе о вознаграждении можешь забыть. Магам ведь еще запрещено находиться на земле Амальтее? Не долго твоей семье оставаться под моим покровительством, если все провалишь.
      - Что насчет оплаты? Я еще не убивал детей... Убийство обойдется дороже! - Мужчина взглянул на жалкую ободранную и промокшую девочку, недовольно фыркая.
      - Дело не в оплате. Смотри на нее, как на свой будущий гонорар.
     
      Валери опустила руку под воду, нащупывая хоть что-нибудь, чем можно защититься. Как жаль, что она опрометчиво оставила туфли раньше времени, они бы могли еще раз пригодиться.
      О'Гайо не воспринимала опасность, пока ее игры со смертью не закончились потерей оболочки. Как воплощение она оказалась слабой и почти сразу потеряла связь с Николь. Она спровоцировала Спенсер отправиться в храм теней, а поняв, что отсылает подругу на встречу с ненормальной королевой, последовала за ней, надеясь, что сможет вмешаться. Но храм не пропустил воплощение жрицы. И хоть все обошлось без ее участия и даже бренной плоти вернули прежний вид, Валери не могла простить себе совершенных ошибок: подставила подругу, потеряла Фишера, заставила Кейна сидеть рядом с ней. Девушка ощутила укол ревности. Бездыханной оболочке он уделял больше внимания, чем ей за все время, проведенное в Твестле.
      "Только посмотрите на него, примерный братец! Мне нужно срочно вернуться и дать ему за это по шее!"
      У Валери было достаточно стимула, чтобы стать прежней, но кроме оболочки и воплощения не хватало последнего компонента - виталла. Сначала она сидела рядом и внушала, чтобы он восстановился, даже пробовала вселиться в свое тело, потом психовала и орала все, что взбредет в голову. "Хорошо, что этого никто не слышал". Но связь не вернулась. Виталл продолжал исчезать.
      - Я... буду больше тебя ценить, только не отвергай...
     
     
      Вэл спрыгнула в воду, стараясь держаться на расстоянии от похитителя, но каким-то образом он возник позади.
      "Это был точно телепорт! Иначе нельзя объяснить, как он оказался так быстро на другой стороне пещеры".
      Не успев набрать побольше воздуха, ее придавили ко дну. Сколько бы Валери не изворачивалась, чтобы вырваться к поверхности, он успевал перехватывать и вновь окунать в ледяную тьму. Маленькое тельце в его руках задергалось, теряя крупицы воздуха.
      "Вот же несправедливость! Будь у меня моя сила и ты бы сполна прошкреб своим покатым лбом каждый камешек на дне".
      Ей пора было признать, что не все в этом мире зависело от О'Гайо. Мало одного желания, чтобы мертвые вернулись к жизни. Чтобы ход событий обратился вспять. Мало сил, чтобы противостоять даже такому щуплому отбросу.
      Судорога закончилась. Отдавшись на волю течения, она ощутила, как по коже растекается приятный жар. Подземная река нагревалось, да так стремительно, что уровень воды начал падать. Вскоре Валери осталась лежать на высохшем дне, разглядывая сквозь пелену черное пятно, разрастающееся перед магом. Он заметался, вычерчивая над собой неизвестные ей буквы, а секунду спустя все утонуло в огне. В залитой алым светом пещере кто-то поднял ее на руки, погладил по голове и прижал к себе.
      - Он больше не причинит вреда.
      У существа огромные агатовые крылья, пугающая внешность, но такой знакомый и успокаивающий голос. В его объятиях - тепло и спокойно. Девочка не хотела его отпускать. Но они вернулись в особняк. Черты его лица сгладились, а крылья сложились за спину. Валери оставили в комнате, запечатлев в памяти образ темноволосого юноши. Девушка вспомнила как выбежала за ним следом, как ворвалась в обеденный зал, где сидели ее родители. Тогда они еще не уезжали надолго, соблюдая традицию собираться всей семьей на ужин.
      Мать встретила ее с негодованием, не желая слушать оправдания, почему она не явилась к началу ужина. Отругала, не дав произнести ни слова. "Леди не положено выглядеть, как свинье! Это дурной тон позволять себе ходить в неподобающем виде! Прими душ и переоденься!" Они так и не узнали, что ей пришлось пережить. И Валери больше ничего не рассказывала. Она сделала, как сказала миссис О'Гайо. В тот момент мир для нее стал другим. Миром О'Гайо, в котором не существовало ничего кроме правил и людей, которые следили за их выполнением. Где она свыклась с мыслью, что навсегда останется одна.
      К ужину спустился ее брат. Он относился к семейным традициям без особого уважения, за что получал ежедневные порицания. Выслушав идентичную лекцию, он забрал тарелку с едой со стола, подмигнув сестре. "Что ты еще с ними делаешь? В мою комнату можно входить в любом виде!"
      - Кейн! - Валери тяжело дыша подскочила в спиральном коридоре, сотрясая радужные кольца. В ее голове все прояснилось...
      - Здесь его нет, любимая, зато есть я и ты, - раздался голос Герцога.
       

Глава 65

Черный дождь над каменным плато

  
     
        Кольца спирального коридора замерцали, возвращая ее в вертикальное положение.
      "Сканирование остановлено", - оповестила система и замолкла. Герцог вел себя мирно и где-то даже обходительно. Прохаживался рядом, дожидаясь, пока она прокрутит все варианты побега, а когда поймет, что уйти не выйдет, кинется на него, как загнанное животное. Вырывать виталл во время призыва стихии было бы куда интереснее. Валери не кидалась, не злилась и не была заинтересована вновь терять оболочку. Покинув спиральный коридор, девушка держалась собрано.
      "Я справлюсь. С таким, как он, можно не сдерживаться", - думала Валери, не упуская движения мага из виду, и прислушивалась к возобновленному потоку энергии.
      Вот она и удостоилась чести увидеть его лично. Ублюдка, ради которого их предали, того самого госслужащего из министерства, который приглянулся Николь, а затем без промедления избавил ее от виталла. Который превратил Лиона в месиво и заставил Палеон задуматься о союзе между жрицами и тенями, чтобы победить его.
      Там нечего было и побеждать. Маг обладал настолько тощим телом, что ей показалось, будто сквозь него продувает ветер и, если распахнуть серую рубашку, под ней окажутся одни оголенные кости.
      "Худоба может и обманывать. Он маг, а они все выглядят, как сухофрукты".
      - Преодолел защиту храма? Как же легко она тебе все преподнесла, - в голосе Валери заиграл оттенок раздражения. "Кто еще мог провести его сюда, как не Келибрайт?" Мысли о том, что она сделает с предательницей при встрече, послужили хорошим стимулом для возвращения в оболочку.
      Герцог изобразил искреннее изумление.
      - Какая защита. О чем ты? - прозвучал зудящий в тишине голос, так словно бы вместе с ним эту фразу подхватило еще несколько человек. Все они звучали на разной частоте и Валери не удавалось понять, с какой интонацией он обращается. - Когда-то у нас у всех был общий враг. Мы вступали в союзы ради выгоды. Жрецы были так ослаблены, что нуждались во мне. И знаешь, какова была плата за мои услуги? Виталл Рэи. К слову говоря, оплату так и не удалось получить.
      Внутри Валери уже колотило от злости. "Вот гнида, так я еще ему и должна".
      - Бери за чем пришел, - ласково улыбнулась девушка, материализуя серебряный посох. Герцог опасливо отодвинулся.
      - Как любезно с твоей стороны. И никакого сопротивления?
      - Для чего? Раз уж именно мой виталл был обещан в качестве оплаты, то у меня нет причин отказывать. Но мне было бы интересно узнать, как Рэя согласилась заплатить эту цену?
      - Закончись все без вмешательства третьей стороны, ее бы не спрашивали. Решение других жрецов было единогласным. Между собой у повелителей были скверные отношения. Ради результата они не жалели союзников.
      Худенькие лапки, вышедшие из его рук, потянулись к Валери, разбиваясь о барьер.
      "Как вовремя оракул решил меня защитить".
      - Не такой уж и крепкий был этот союз. - Несколько куполов выросли вокруг герцога, изолируя от жрицы.
      Зрачки мага задергались, наливаясь тьмой. Он стоял на месте, пока стены ловушки падали от незримого воздействия. Следующим рухнул купол Валери. Защита храма была опасна только для смертных!
      - Покажи мне еще что-нибудь, препятствия помогают оттачивать навыки.
      - Не здесь... - Валери переместилась на пустынную площадку в скалах, уверенная, что маг последует за ней. Подальше от храма и города, чтобы не навредить, если снова не рассчитает силу. Если с ней что-то случится, подруги не должны остаться без источника энергии. Холод не проникал под форму жрицы, но по пару изо рта и отвердевшей от мороза земле можно было определить, что сейчас не выше ноля. Свет Дионы заливал округу ровно на столько, чтобы она могла разглядеть герцога.
      - Я даже слегка растерялся, подумав, что ты решилась на побег. Рэя никогда не проигрывала. Поэтому я многим рискую, позволяя диктовать свои условия. Меня успокаивает, лишь то, что ты не она. Но место хорошее. Достойное смертное ложе для повелителя.
      - Дурная привычка хоронить раньше времени. Смотри сам не останься здесь навсегда. - Сферы черного огня, оставляя борозды в земле, понеслись на мага. Оракул настоятельно просил не использовать их в храме, чтобы избежать разрушений, но на открытой местности сферы могли сработать совершенно.
      Ожидая лобового столкновения, среброволосый юноша расставил в стороны руки, принимая на себя весь удар. Его должно было изничтожить с одного прикосновения. Шальные языки, объятые пурпурным сиянием, взметнулись над площадкой, освещая уродливые очертание раздробленных скал и погребая мага под горными породами.
      - Надо быть настоящим идиотом, чтобы даже не попытаться уклониться. - Валери с сочувствием смотрела на его повреждения, но атаку не прекратила. За самонадеянностью герцога могла скрываться чудовищная сила. "Будь он человеком, его бы давно разорвало". - Тлен!
      Потоки смертельного умения окутали регенерирующие участки обугленного тела. Но "тлен" проходил сквозь него, не нанося повреждений. Он не воспринимал его, как органический объект. "Тлен" - сильнейшая атака, перед которой сдалась королева, не действовала. Валери сильнее стиснула посох, раздумывая над тактикой. "Его задевает только стихийная атака. Придется использовать все..."
      Бездействие мага раздражало еще сильнее, чем его спокойствие. "Чего он ждет, почему не нападает?"
      - Мы и к утру не закончим, если ты не прекратишь меня жалеть. Я более не нужен смерти. Может быть ты не воспринимаешь меня серьезно? Давай я тебя подбодрю. У виталла, который я недавно поглотил, оказалась неожиданная способность, если бы не она, ты может и смогла бы навредить мне. - В его руках сформировался изумрудный фаербол.
      - Что?! - Валери пораженно замерла на месте. Она уже видела эту атаку. В храме теней. Тогда целью фаербола была Палеон.
      О'Гайо спасла лишь активированная оболочка пояса. Отлетев назад, она растеряно наблюдала, как в нее летит второй шар.
      "Он поглотил виталл мистера Фишера!"
  
   (для создания атмосферы Muse - Exogenesis: Symphony Part 1 [Overture] где то с 1:20)
    
     - Сфера защиты! - в последний момент успела произнести Валери.
      Шар прошел сквозь поставленный купол, разнося его и задевая жрицу. Пояс хризолита принял урон, напряженно сверкнув. Валери всхлипнула. "Какая-то полудохлая псина порочит имя учителя... Так не будет!"
      - Правда же интересная сила? Когда-то я видел ее предназначение. Она должна была служить защитой авангарда, рассеивать атаку теней, когда мы воевали против моего брата. Но изучив ее, я подумал, а что если использовать силу старого демона наоборот? В итоге ни одна из твоих сфер не может противостоять ей. Или ты недостаточно стараешься?
      - Хватит трепаться! - взорвалась девушка, высвобождая одну из запрещенных техник. Валери потеряла контроль, позволив чувствам взять над собой верх. Забыв о том, что может вызвать экологическую катастрофу. Соединившись с "тленом" она должна была нанести колоссальный урон всему живому в радиусе нескольких сотен метров.
      Черный дождь обрушился пепельными хлопьями, разъедая все, чего касался. Сферы огня плясали вокруг герцога, увеличиваясь в размере и превращая каменное плато в огромный пылающий котлован, наполненный грязью и колотым льдом, и останками животных и птиц, попавших под его влияние.
      Завязнув в грунтовой жиже и истекая темной жидкостью, маг выл от боли, объятый пламенем, пока сгустки тьмы вырывались из него наружу.
      - Что, тварь, жжется? Желаешь попробовать еще раз? Я к твоим услугам, - ухмыльнулась Валери. Площадка затряслась, разбрызгивая комки грязи во все стороны.
      Клац! От перегрузки камень на поясе потух. Следующий фаербол герцога отбросил ее на десять метров, ударяя о выступ скалы и парализуя.
      "Как?! От него же ничего..." - Валери попыталась дотянуться до посоха. "Такая слабая атака не причинит мне вреда, я успею освободиться до того, как он меня достанет".
      Хлюпая по грязи тяжелыми шагами к ней приближался герцог. Вывернутое наизнанку существо, довольно быстро приобретало прежнюю человеческую форму. Валери не успевала.
      Он перевернул ее на спину и сел сверху, с этим отвратительным выражением превосходства, как будто только что с ним ничего не происходило.
      Скользкие отростки страха запустили в Валери свои когти, заставив биться крупной дрожью. Он заставил ее показать все, чтобы поставить на место.
      - Неожиданный исход? А все потому, что вы - тупые букашки, которых я скоро передавлю. Я хочу слышать твой крик.
      В глазах мага бегали бесовские искры. Боль вытаскиваемого витала можно было сравнить лишь с бесконечным разрывом плоти, затем соединением ее ржавой тупой иглой и снова разрывом по швам. Будь она жрицей, то возможно этого и не испытала, но герцог беспощадно сорвал пояс хризолита, вернув ей повседневный облик.
      Его рука прошла сквозь грудную клетку девушки, оказавшись внутри. Лион делал это быстро и дискомфорт отступал, но герцог наслаждался медленным проникновением. От нарастающей боли немели конечности, а горло пересыхало от крика. Она готова была умолять, чтобы он прекратил, и несколько раз теряла сознание. Но герцог приводил ее в чувства, начиная все сначала.
      Он продвигался все глубже, пока не почувствовал хрупкую материю виталла, сотканную из миллиарда энергетических ниточек. Когда он доставал светящийся сосуд, она продолжала сжимать его костлявое предплечье до черных кровоподтеков.
      - Я не сдамся...
      - Тихо, моя прелесть. Я почти закончил.
      Вдруг тело герцога взмыло вверх, пронизанное стеклянным посохом, и с характерным хлюпающим звуком упало на камни. Из его живота торчали прозрачные лезвия, напоминающие восьмиконечную звезду. Увеличиваясь в размерах, наконечник резко ушел назад, оставляя внушительную дыру в плоти мага. Пытаясь подняться, он отклонился назад, но посох снова прошел сквозь него. Позади искаженной фигуры раскрывались широкие белые крылья. Как дохлую крысу, мага отшвырнули от себя прочь, разрезав на тонкие лоскутки. Стоило ему начать срастаться, как лезвия вновь расцветали на его теле, начиная шинковать.
      - Это должно усмирить его ненадолго.
      Валери присмотрелась к необычным чертам юноши, к меловым рогам, чуть загнутым кверху и крыльям, таким белоснежным, что казалось, они подсвечиваются в темноте. Если бы не низкий голос, она б и не узнала его сразу.
      - Умеешь ты к себе неприятности притягивать, сестренка. Ну хоть жива осталась. С возвращением, - улыбнулся парень, поднимая ее с земли.

* * *

      С партией свежих подозреваемых уютное гнездышко шерифа превратилось в небольшой дурдом. Больше всего интереса у шерифа и его помощников вызывали не потенциальные жрицы, а задержанный "водопроводчик", по которому в общей базе Амальтеи не было найдено ни документов, ни отпечатков пальцев.
      - Так в чем меня обвиняют? В том, что я рыжий? Кофе мне полагается? Мы тут долго уже сидим, а наручники снять уже можно? - глушил вопросами Гастон, закинув ногу на ногу и раскинувшись на металлическом стуле.
      Ризо Купер - помощник шерифа, не теряя самообладания выдержано вел допрос.
      "Помни, Ризо, если они давят на тебя и уклоняются от ответа, ты должен зачитывать все по инструкции". Ризо обливался холодным потом, от волнения позабыв точный текст, пока шериф с грозным видом ждал его с другой стороны комнаты для задержанных. Это было его самое серьезное дело, поэтому помощник очень волновался, чем разбавлял скучное времяпровождение Гастона.
      - Как давно вы знакомы с этими девушками? - уклоняясь от ответа на вопрос юноши спросил Купер, ерзая с другой стороны стола
      - Минут 20, пока чинил водопровод.
      - Не замечали ли вы ничего странного, когда находились рядом. Не заставляли ли они вас делать что-то необычное?
      - Да! Я кое-что припоминаю. Это меня очень насторожило.
      Ризо перетек в режим слуха и приготовился вникать.
      - Вы видели этих девушек? Особенно ту светленькую. Не иначе как порождение тьмы! Они удерживали меня в своем доме и заставляли делать противоестественные вещи.
      - Какие?
      - Они напоили меня цветочным чаем! Я вообще никогда не пью цветочный чай, он знаете ли вгоняет в сон. А нам честным водопроводчикам надо всегда быть на чеку. Ведь никогда не знаешь, когда прорвет по-настоящему!
      - Все. Хватит, Ризо. Он просто издевается, - встрял Кольтон, слушавший их разговор. - Ты видел когда-нибудь водопроводчика в желтой рубашке с пальмами и кожаных брюках? Я - нет. Типичный фрик, который вешает лапшу на уши.
      - А что вы от меня еще хотели услышать? Вы еще на детекторе лжи меня проверьте, - саркастично предложил рыжий, нетерпеливо перестукивая кончиками пальцев по столу.
      -Ризо. Готовь аппарат.
      - Серьезно?! Но, господин Кольтон, мы же обычно...
     
      Обмотанный проводами и присосками, Гастон сидел перед детектором лжи, с готовностью ответить на любые вопросы.
      - Ваше полное имя?
      - Гастон.
      Машинка чёрство заскрипела, чиркнув лживую полоску через весь лист.
      - Ваше ПОЛНОЕ имя?
      - Гастон Онеус Иллерион Себеру ...еще 22 наименования... Лирионели Дионийский, - без запинки отрапортовал Гастон, довольный тем, что до сих пор помнит свою родословную.
      - ...
      - Мне кажется, я где-то слышал это имя...
      - Конечно слышал, - вспылил Кольтон, отключая детектор. - В учебнике по истории. Это имя хранителя Дионы и первого короля, который повел на Амальтею свои войска. Ризо, вызывайте братьев милосердия, кажется мы нашли для них пациента.
      - Но, если он врет, почему приборы не показывают? - тихо произнес помощник шерифа, указывая на ровные линии детектора.
      - Что вы психов не знаете? Он искренне верит, что потомок короля Дионы, - шериф напряженно потер виски, чувствуя, что допрос затянется на несколько суток. Паренек был явно не так прост. - А что с остальными?
      - Их еще допрашивают.
      - Мильгертон оставьте мне.
      - Так я свободен? Вы не можете держать меня здесь все время. - Гастону уже начало наскучивать их навязчивое желание обвинить его в том, что они никак не могут придумать.
      - Я могу засадить тебя на несколько суток до выяснения вашей настоящей личности, поэтому сиди не дергайся.
      - Бесит немножко... Но что не сделаешь ради этих блондинок.
     
      "Как ты, сильно на тебя давили?" - мысленно спросила Николь, чувствуя вину, что втянула Гастона в неприятности.
      "Кажется, я потерял лицензию водопроводчика. Придется как-то выкручиваться", - рассмеялся парень и Николь немного полегчало.
      "Если он может шутить, то все обошлось".

* * *

      "Провтыкала. Вэл вернется, по щам надает за все... Хреново у меня за старшую выходит", - сконфуженно подумала Крис, сидя в комнате для допросов. "Как же мы вляпались... И оставлять, как есть, нельзя и перекилять жалко".
      Кристина с жадностью смотрела на то, как Кольтон достает пачку какого-то яда без фильтра и смачно закуривает. Сейчас она бы не отказалась и от такой.
      - Даму не угостите? - нагло поинтересовалась Крис, вскинув одну густую бровь.
      Джеймс отбросил к ней пачку, усаживаясь напротив.
      - Кто этот парень, которого мы взяли с вами? Знакомый?
      - Просто тень. Никто, то есть, - без смущения ответила Мильгертон, угощаясь сигаретой и приманивая к себе шерифа тонким пальчиком. - Окажите услугу, пожалуйста.
      Кольтон поднес за жигалку к сигарете девушки, немного теряясь в ее бездонном взгляде.
      - Хотите что-нибудь рассказать? - Какой-то магнетизм исходил от ее движений. Ему хотелось смотреть на нее постоянно, но это было бы слишком. Ведь он при исполнении.
      - Ты ведь и сам понимаешь, если б мы являлись теми, кого ты ищешь, то не сдались бы так легко.
      - Может быть. Но тогда, как Вы объясните вот это? - Кольтон выставил на стол небольшую коробочку и, открыв ее, продемонстрировал светящийся кусочек хризолита. - Говорят, он реагирует только в присутствии жриц.
      У Крис засосало под ложечкой. "Зараза. Но Мильгертон вылезала и не из такой задницы"
      - Глупости, если ты взял нас только из-за того, что он засветился в моем присутствии. Я не верю во все эти бредни.
      Кристина встала и без стеснения задрав тунику, сняла с себя пояс хризолита, протянув его шерифу. - Купила на распродаже в Говенри себе и своим подруженькам. Так понравился, что теперь ношу не снимая. Это же красиво!
      Шериф положил ее пояс рядом с куском хризолита и долго всматривался в сияние двух камней.
      - Теперь вы понимаете?
      - Возможно...
      - Я бы и так все рассказала, - обиделась девушка, аккуратно утаскивая обратно пояс, но Кольтон остановил ее.
      - Можно я оставлю это себе. На время?
      - Все, что угодно, - лучезарно улыбнулась Мильгертон, мысленно прощаясь с поясом.
      "Вещественное, мать его, доказательство. Надеюсь, у оракула есть запасные..."
      - Я могу увидеть подруг? Одной из них всего тринадцать. Ее наверняка пугает это место.
      - Конечно, только ответьте еще на один вопрос, как же правило: "Присвоивший хризолит - умрет"? Вы нарушили его, но до сих пор живы.
      - Я не верю в эти бредни, но... Думаете это из-за этого? - Кристина задержала дыхание, чтобы ее кожа стала бледнее от нехватки кислорода. Разыгрывать испуг у нее получалось лучше всего. Но шерифа казалось было не пробить. От Кольтона так и фонило предвзятым отношением
      - Что именно, мисс Мильгертон?
      - С момента, как мы переехали учиться в Твестл, на нас обрушиваются какие-то напасти! Помните, мы вызывали вас, когда в нашем коттедже кто-то устроил резню. Если этот кто-то искал именно этот пояс. А потом школа... Все произошло, когда мы сидели на занятиях и День Объединения...
      Шериф растерялся. А ведь и правда много бедствий именно вокруг этой четверки. Но из-за поясов ли - это ему стоило еще выяснить. Допрос прервал один из следователей, отзывая шерифа на пару слов.
      Незаметно материализовав коротенький росток, Кристина отправила его вслед за шерифом и несколько минут слушала, о чем они разговаривают.
      "Только что один из сотрудников, обыскивающий дом, сообщил, что ничего подозрительного не найдено. Без предъявления доказательств они не могут здесь оставаться".
      "Спасибо, мистер Роун. Я понял. Проверьте у задержанных наличие поясов из хризолита, возможно, причина кроется в них".
      Вернувшись к Кристине, Кольтон выглядел чуть веселее, как будто и сам не хотел верить в причастность девушек.
      - Что ж, мисс Мильгертон. Не смею Вас больше задерживать. Чтобы такого больше не повторялось, будьте осторожны в выборе украшений. Вы очень поможете следствию, если сообщите у кого и когда были куплены эти пояса.
      - Для тебя все, что угодно, Джеймс. Но я вспомню гораздо больше в более уютной обстановке, - улыбнулась девушка, приблизившись к Кольтону и проводя пальцем по верхней пуговице его рубашки.
      "Как же ж хорошо, что эти балбесы под ковер не глянули", - облегченно вздохнула Крис, хваля себя любимую, что успела перед выходом из коттеджа по привычке натянуть ковер на выглядывающий краешек пентаграммы телепорта.
     
     

Глава 66

Нити судьбы

     
     
      Говенри, шк. Фростхилл
      4 месяца назад
     
      Забытый архив, в котором их оставили убираться, отказывался возвращать себе достойный вид. Груды пыли нарастали от перемещения старых документов и журналов. Страницы некоторых публикаций превращались в труху от одного неаккуратного касания. Но апогеем наказания за издевательство, хотя лучше сказать за правосудие, над Карминой Камп, стало сканирование каждого архивного журнала на школьный компьютер. Сканер, через который предстояло пропустить немыслимую гору бумаг, часто зависал и выдавал всякую чушь вместо текста.
      Почуяв тухлый запах неблагодарной работы, Мильгертон вызвалась отнести собранную макулатуру на задний двор и пропала до конца дня. Николь с Хелен продолжали сортировать документы, а Колэни и Валери досталось сканирование документации, которая представляла какую-то сомнительную ценность для секретаря.
      - Ну все, надоело! Работай, рухлядь! Мы так и до конца недели не закончим, - взбесилась О'Гайо, тяжело хлопая ладонью по нерадивому предмету. - Я куплю сюда новый сканер, а лучше пригоню пару горничных, пусть и занимаются этим убийством времени.
      - Ты излишне вспыльчива, Вэл, но жизнь еще научит тебя терпению, - наставительно произнесла Келибрайт, перегружая допотопный агрегат. - Вот, смотри, работает же. Ты пытаешься сделать все быстро, но тут придется ждать.
      Между изогнутыми бровями наследницы нефтяников пролегла легкая морщинка.
      - Почему, когда мисс Келибрайт начинает что-то изрекать, меня это здорово раздражает?
      - Может потому, что я умнее и рассудительнее тебя? - заносчивость голоса Келибрайт, разжигала в Валери желание врезать ей как следует, что она обычно и делала в подобных ситуациях. Но с Келли все было немного по-другому. После того, что она сделала для малознакомых людей в кабинете директора, О'Гайо хотела узнать ее лучше. Пыталась рассмотреть степень ее надежности. Ведь Кэл могла промолчать, но заступилась и за Хелен, и за Крис. Никто бы лучше не смог. Как самой одаренной ученице школы, ей бы могли просто сделать предупреждение. Но вот она вместе с ними, не жалуясь, тратит свое время на не пойми что.
      - С чего у тебя вдруг родилась эта мысль? Я могу не знать определенных вещей, но никто не назовет О'Гайо необразованной.
      - Я уже назвала. Только недалекие люди будут так быстро выходить из себя по любому поводу. Твои порывы гнева лишают тебя самого главного - времени на оценку ситуации. Ты не хочешь подумать над тем, почему я это сказала, и сразу начинаешь злиться, - пояснила Келли, закладывая в сканер следующую страницу. У нее все отлично получалось. Комп не вис, страницы не заминались, на мониторе отображалось содержание скана, а не набор иероглифов.
      "Она хоть что-нибудь делает неправильно?!"
      - Зачем ты настраиваешь людей против себя? С тобой становится неприятно говорить. Нравится, когда ненавидят? Не хочешь поразмыслить, почему о тебе складывается такое впечатление?
      - Мы говорили не обо мне. Но что, если я делаю это с определенной целью.
      - Что за бредовая цель добиваться, чтобы тебя ненавидели? Ты так никогда не найдешь себе друзей.
      - Мне не нужна дружба, которая держится на лести. Она заканчивается, когда один начинает говорить правду, которая другому не понравится. Например, как сейчас. Ты не будешь долго терпеть рядом с собой человека, который действует на нервы. Дружба не возможна. Разве что какая-то взаимовыгода.
      - Что ты можешь дать О'Гайо? Ничего. Я не перестану считать тебя другом, только потому, что ты говоришь то, что мне не нравится. Для этого нужно что-то посерьезнее.
      - А если когда-нибудь я совершу это "посерьезнее"? Сдержишься? Зачем мне дружить с той, кто натворит дел прежде чем поймет, как далеко ее завел гнев?
      - Я ценю близких мне людей и не причиню вреда, какое бы дерьмо они мне не сделали...
      - Пока что.
      Каждое слово Келли застревало в Валери подобно шпильке и вызывало бурный поток ненависти. Она помнила, что бить людей за собственную точку зрения плохо, но Келибрайт только и делала, что долбила своей предвзятостью, проверяя нервы О'Гайо.
      - Келли, зачем ты это говоришь? Ты же ничего обо мне не знаешь, так зачем делать этот гнусный всезнающий вид и тыкать в то, что еще не случилось?! Это потому, что у меня выше материальное положение?
      - Твое материальное положение - тяжелое бремя. Могу только посочувствовать. Я лишь указываю, на что следует обратить внимание. Не принимай близко к сердцу.
      - Да пошла ты, Келли. Есть люди, которые хотят общаться с тобой просто потому, что ты интересный собеседник. Перестань отталкивать их от себя.
      Сканер болезненно кашлянул, выбрасывая на экран монитора неразборчивые мутные символы. Келибрайт занервничала, ее тактика дала сбой.
      - Тебя занятно доставать, никогда не сдаешься. Я бы хотела, чтобы мы чаще так спорили. Это можно назвать дружбой?
      - Наверное...
      - Тогда я буду ей дорожить.
     
      Первый разговор с О'Гайо наедине Келли помнила хорошо. Та жизнь была самой яркой, остальные - терялись в однообразности. Они не были такими настоящими, как первая. Келибрайт знала, что говорить, знала, как они себя поведут и что скажут в ответ. Но как бы она не поворачивала линию событий, конец не менялся.
     
      Незнакомое помещение угрюмо взирало на нее дневным светом люминесцентных ламп. Задернутые бежевые гардины с нежно-цветочным розовым обрамлением едва приподымались от проникающего через щелку балконной двери сквозняка. Стойких запах гниения переплетался с приторным ароматом женских духов и свежестью комнатных растений, развешанных на стенах. Келли не сразу определила время, в котором находится. Теперь рассудок покидал ее гораздо чаще, чем в прошлые разы. Она не помнила, как Раян принес ее сюда.
      Келли лежала на мягких покрывалах, потеряв себя от боли и слушая треск искусственного камина, вспоминая для чего делала вещи, о которых нельзя жалеть. Забыв людей, о которых должна знать все, но вспоминать их нельзя. Почему нельзя? Ее мысли перемещались вдоль последних воспоминаний до воспаленной дыре на груди, не желавшей затягиваться также быстро, как много жизней тому назад.
      - Как ты, моя милая? - Колэни повернула голову в сторону чудовища. Увидев, что она проснулась, он встал с кресла, неосторожно сбросив на пол чей-то окровавленный малиновый пеньюар. Она отметила в нем первые неприятные изменения. На герцоге была надета свежая серая рубашка из шелка, подчеркивающая его ссохшиеся плечи, и черные классические брюки. Угловатое лицо с коричневыми кругами под глазами и впавшими щеками отдавало мертвечиной. Серебряные волосы, поразившие ее при первой их встрече, поредели, просвечивая кое-где красноватые проплешины. Отголосок прежней красоты постепенно увядал в пороке его деяний. С приближением марта ничто не могло замедлить разложения. А та, кто могла, отказалась помогать. Палеон должна была заплатить страшную цену, сплетенную из дорожки трупов ее любимых приспешников.
      Сколько себя помнила, Колэни сожалела о том, что ни разу не решилась это остановить. Их оболочкам предстояло испытать немыслимые муки, утоляя голод звериных извращений герцога.
      Келибрайт чувствовала, что взяла на себя больше, чем может потянуть. Пребывание с неконтролируемым психопатом, соединившим внутри себя тьму всей Дионы, заставило ее преодолеть все пределы человеческого терпения, чтобы сохранить крупицы разума. Пока маг воспринимал Келли как Влеган, его переполняло изощренное желание заботы. Он часами мог увлеченно кромсать ее, расспрашивая об ощущениях и впадая в праведный гнев из-за того, что она не может сразу ответить. Но узнай он о том, что Влеган давно мертва, Келли бы последовала вслед за ней.
      - Долго отлеживаешься! - раздалось тошнотворное жужжание, овладевшее его голосовыми связками.
      - Ты серьезно меня ранил... Быстро не получится, - подавленно возразила девушка.
      - Значит, заслужила! - Дребезжание в его голосе усилилось. Сразу несколько существ говорило и думало с ним одновременно. Но кроме них вокруг герцога всегда присутствовал приглушенный шепот. Иные тихие голоса были настроены против Келли и вынуждали мага добить ее. Келибрайт успевала исчезнуть из его поля зрения до того, как они становились громче, но сейчас ей было некуда деться. - Мне кажется, мы с тобой не продвинемся дальше, если ты не будешь послушной, - наклонившись над ней и оттянув простыню, скрывающую страшное ранение, он озабоченно замотал головой. - Мы должны что-то с этим сделать. От тебя начинает нести смертью. Моя девочка не должна меня огорчать. Я ведь засомневался, а не сделала ли ты это специально? Но откуда тебе было знать, что старые виталлы демонов ядовиты в поглощении.
      Девушка инстинктивно закрыла ладонями рану, стараясь не дышать. Он тотчас отнял ее руки, сформировав изумрудный фаербол. Затем он опустил его прямо над дырой и приостановился. Правая часть его лица перестала двигаться. Колэни обдало холодным потом.
      - Надо ли это делать? Ты такая хрупкая, вдруг сгоришь. Признаю, я немного погорячился, но история вершится, когда есть те, кто сможет собой пожертвовать. Влеган, милая, поклянись, что ты будешь со мной до конца, чтобы войти в ее анналы.
      "Сгори в Аду..." Келли чувствовала, как умирает. Частично она сама была виновата в этом. Но не было никого, кто бы мог остановить герцога, кроме нее. "Рано еще уходить."
      Горящий фаербол прошел сквозь дыру острой болью, выбивая ее из сознания. Короткое наваждение всколыхнуло ниточки, ведущие к запертым створкам памяти.
     
      Юноша присел на краешек ее кровати, протягивая дымящуюся чашку малинового чая. Проникающие в комнату лучики заката оставляли на его черных волосах красный блик.
      - Ну и напугала ты меня, - нежная рука дотронулась до ее лба, отмечая, что жар спал. - Не оставляй меня больше. Заставила добиваться тебя, а теперь неприступна. Ты напоминаешь мне сестру.
      - Тебе доставляет это неудобство?
      - Нет... теперь, когда у меня есть ты, я перестал избегать ее.
      Сердце Келли сладко сжималось, когда глаза цвета льда смотрели на нее с немыслимым обожанием. Он предпочел Колэни остальным. Каждая его улыбка и прикосновения были... о боги ... лишь для нее одной.
     
      "Зачем я это вспомнила? Ничего больше нет".
     
      - Немедленно открой глаза. А как же крик? Я не верю в твою боль, ты должна кричать. Как Рэя. Ни капли притворства. Ты скучная... Я же ради тебя стараюсь! Даже она кричала больше. - Раян заставил девушку свеситься с кровати и увидеть выпотрошенную, истерзанную до неузнаваемости хозяйку дома. Келли сложно было судить, кем она была при жизни. Все, что осталось от "демонстрации его вдохновения", затаилось в уютном убранстве этой комнаты.
      Келли меланхолично изучала труп, всей душой завидуя быстроте ее кончины. "Ты счастливее меня..."
      - Я оставлю вас наедине.
      Он собирался войти в портал, когда его взгляд застыл в настенном зеркале. Изучая свой истрепанный образ, его охватила буря негодования.
      - За что они со мной все это сделали!
      По левую сторону от камина в воздухе завис небольшой мерцающий додекаэдр. Келли узнала в нем ненавистную шкатулку Диона. С нее все начиналось.
      "Скольких бы я успела спасти, если б успела добраться до нее, пока он занят отражением".
      - Я ведь любил их...Творения моего брата, такие же отвергнутые и одаренные... Будет забавно разрывать их одного за другим.
      - Я сделаю это для тебя! - даже малый шанс добраться до шкатулки заставил Келли привстать с кровати.
      - Не сделаешь, - его выражение сделалось поистине бешеным, и Колэни не решилась возражать. Надавив до треска на зеркальную амальгаму, он начал остервенело ломать стекло, заливая его черной смесью крови и дыма израненных пальцев. - Они должны были служить мне, а не ему, милая...

* * *

        - Сэд... Это ты? - Она отбросила формальности, кинувшись в объятия старого друга, дрожа всем телом от холода и нервного напряжения. - Чертовски рада тебя видеть!
      От такой неожиданной гаммы чувств в лице хладнокровной О'Гайо парень растерялся.
      - Все хорошо уже, нет его...- утешал Фокстер, бережно прижав к себе сестренку Кейна. Его огромные крылья сомкнулись над ней, укрывая от холода и будто ограждая от всего остального мира. Валери понемногу начала успокаиваться, лишь изредка жалобно всхлипывая.
      - Вам же не нужны наши виталлы? Лучше ты забирай... Только быстрее пожалуйста, пока я готова. - Валери зажмурилась, сжав в ослабших пальцах ткань его майки.
      - Нет, ну что-ты... - его глубокий голос непривычно дрогнул. - Конечно не нужны. Да как я могу, Вэл... Мы же всю жизнь вместе, глупая! Какая разница, кто ты там теперь, ты же моя семья. Кейн бы сейчас здорово разозлился. Нужно поскорее вернуть тебя домой.
      - Не нужно домой... - Валери отстранилась, оглядываясь по сторонам и отыскивая глазами пояс хризолита. Вытащив его из грязи, девушка призвала сферу ветра, очищая пояс и одевая его обратно под одежду. - Мне нужно все переварить перед тем, как признаться перед людьми, которые на меня рассчитывали, что я ничто.
      К великому недовольству Сэ'Джея сестренка променяла домашний уют на какой-то малоизвестный клуб, потерявшийся среди пятиэтажек в самом склочном районе Твестла. Она бы не была О'Гайо, если бы готовилась к серьезному разговору на свежую голову.
      "Как они похожи... даже привычки". Сэд проводил аналогию между родственниками, пока Валери сидела в VIP комнате за закрытыми черными занавесками, заглушая мысли дорогим вином. Клуб нравился ей тем, что обслуживающий персонал разговаривал без формальностей, бармен наливал, как в последний раз, а музыка орала так, что заглушала собственные мысли. Это было одно из тех редких заведений, где тебя принимали в любом виде и не задавали лишних вопросов при наличии денег на счету.
      - Все, Вэл, я вызываю Кейна, тебе достаточно.
      - Не смей, - хмыкнула девушка. - Ты чей, блин, друг?! Если Кейна, то лучше не думай ему говорить о том, где мы находимся. Это единственное место, о котором он не знает! Если тебе я готова простить все, то этот хмырь заслуживает страданий. Как это у вас действует? Он не мог свободно прохаживаться рядом и скрывать свое происхождение. Какие-то манипуляции с сознанием?
      - Нам нужно вернуться, - хмуро ответил парень, предчувствуя, что теперь попадет им обоим.
      - Девчонки думают, что мое пробуждение как-то улучшит ситуацию. Ничего ее не улучшит. Герцог позволил мне думать, что я побеждаю, а на деле мог извлечь виталл, когда угодно. Не хочу, чтобы они испытали тоже, что я сегодня.
      - Это мы виноваты... Мы позволили ему таким стать. Нам и разбираться.
      - Не вам. - Валери опустошила первую бутылку, и уже потянулась за следующей, но ее руку настоятельно перехватили.
      - Валери. Домой. Живо. - Кейн поднял ее с кресла и, к его ужасу, сестренка податливо повисла на руке. - Сэд, ты позволил ей все это в себя влить?
      - А ей можно что-то запретить?
      - Да она мясо!
      - Брысь, Кейн, Кыш. Фырррр. Нахрена ты его позвал? - Двое О'Гайо буравили Фокстера убийственными флюидами. Вот так Се'Джей оказался крайним.
      - Ты с ней полегче, - попросил Фокстер, хотя и предвидел, что сейчас полетят головы. - Хоть здание покиньте, если все крушить начнете.
      - Защитник нашелся. Разберемся как-то, - швырнув чаевые на стол, О'Гайо забрал нетронутую бутылку и, запрокинув на плечо невнятно протестующую тушку, ушел в портал.
       

Глава 67

Эти неловкие проблемы с аурой...

     
      Как бы Валери не противилась вольному с ней обращению, с Кейном пришлось считаться. Объяснить в двух словах, как она оказалась в клубе на отшибе, с грязевым орнаментом на кожаной куртке и брюках, было невозможно. С выражением глубокой обиды, Валери сидела на полу, пока он набирал в ванну холодную воду.
      - Сама справишься или мне помочь, пьянь? - ровно проронил О'Гайо, оттягивая ее за уголок куртки.
      - Ну помоги, если не боишься без рук остаться, - хищно огрызнулась Валери, стряхивая с себя его касание и жестом выпроваживая брата за дверь. Включив кипяток и добившись нужной температуры, она скинула с себя испачканную одежду, с головой опускаясь на дно ванны. Вода напоминала теплоту колец спирального коридора, но там ее раны не так ныли. После сражения с герцогом по всему телу проступали синяки. Самый большой и болезненный зиял на месте вырванного виталла. Не такого исхода она ожидала. Позорное поражение наедине с собой ощущалось очень остро. Положив голову на колени и обхватив ее руками, она жалобно заскулила, изо всех сил прогоняя въевшееся в подкорку пьянящее выражение мага.
      О'Гайо спустился поставить чайник. В это время в комнате Николь обычно звучало фортепиано, а Кристина готовила что-нибудь вкусненькое. Комнату Хелен он обходил десятой дорогой. Но и оттуда доносилось ритмичное биение по клавишам клавиатуры. Сейчас же никого не было.
      Ему бы стоило начинать волноваться, но вспомнив, что рядом с ними Гастон, Кейн успокоился. "Этот парень хоть и фрик, но, если даже громила согласен ему подчиняться, Гас вполне надежен". Кейну нравилось в компании с тенью, насколько он вообще допускал возможность общения с кем-то из "вражеского отряда". Он чувствовал, как рыжий напрягается всеми фибрами, чтобы стойко перенести его подстрекательства. От всей ипостаси тени веяло таким достоинством, что Кейн мгновенно выходил из себя, чувствуя весомую конкуренцию.
      Куда бы не отправились девочки, О'Гайо выпал шанс побыть с сестрой без постороннего вмешательства. Вернувшись обратно, он застыл перед дверью, выбирая подходящие слова для начала разговора.
      "Хоть бы она никуда не сбежала" ...
      - Вэл, ты еще там?
      - А где еще?
      Обиженный тон сестренки делал из него самого виноватого демона на свете, но при этом вносил в душу, испещренную язвами противоречий, сладкую истому. Что за блаженство было вновь слышать эти ядовитые, но живые нотки грудного голоса. Он не мог больше мириться с ее отчужденностью. Решив оставаться непоколебимым на сколько это возможно, он желал довести Валери до белого каления, чтобы Вэл захотелось всыпать ему без раздумий. Только тогда она станет по-настоящему искренней.
      - Я просидел возле твоей оболочки, моля богов о возвращении, и что ты сделала первым делом, как очнулась?! Разочарование года.
      Слова с оттенком надменности звякнули о плитку с той стороны ванной комнаты:
      - Обращайся лучше со своей сестрой, кретин.
      - Разве ты этого заслуживаешь? Заставила меня волноваться... Вы оказывается агросовы жрицы! Делаете, что хотите, не зная к чему может привести стихийная сила, - сокрушался Кейн, с должным терпением пропуская оскорбление.
      - Кто бы говорил... перед тем как ты появился, Сэд рассказал мне одну интересную историю про двух демонов и храм теней. И как у одного напрочь снесло крышу.
      - Кое-что заставило меня потерять контроль... - Хорошо, что в этот момент их разделяла дверь. Он бы не смог звучать убедительно с этим незащищенным выражением отчаяния, изменившим его лицо против воли.
      - У меня тоже есть свои причины! - резко парировала Валери, используя его же отговорку.
      - И что же заставило тебя нажраться?
      Валери ненадолго замолчала, будто ждала, пока лимит терпения, выделенный брату, торжественно скончается.
      - Ты идиот. Жрицы не пьянеют так легко. Но алкоголь притупляет боль от вырванного виталла. Герцог выдернул меня из спирального коридора. Я хотела покончить с ним и даже позволила представить себе, как в мире станет меньше на одного убийцу. Ведь я же Рэя, могу справиться с кем угодно, - горьковатый привкус раздавленной гордыни заставил ее голос притихнуть. - Он вырывал мой виталл до тех пор, пока я не перестала отрицать его превосходство и сдалась. Я обязана Сэду за свое спасение. Фокстер вовремя успел оборвать его веселье, но боль не проходит. Мы слишком сильны, чтобы чувствовать ее долго, но она остается в воспоминаниях...
      Кейн казалось побелел всем яством, врываясь в ванну, как раз в тот момент, когда Валери поднялась.
      - Пошел вон, - леденящий тон сестры заставил Кейна испариться и рухнуть под дверь в полном смятении.
      - Не братская реакция, гребаный извращенец.
      - Ты... красивая... Вот и все. Любой мужчина при взгляде на тебя потеряет голову...
      - Любой говоришь? Да мы похожи как близнецы, твою мать! И много мужиков теряют от тебя голову?!
      Сердце Кейна ускорило ритм в два раза, и готово было ускориться в третий, когда он понял, что сейчас она выйдет. Как успеть за секунду выгнать из памяти застывшие в ней изящные изгибы и блеск медовой кожи, сводящей с ума своим пряным ароматом. Кажется, до него стала доходить причина резкого помутнения рассудка. Подперев двери и поставив простенький защитный барьер, чтобы заблокировать ее перемещение, Кейн переждал, пока за букетом ярких эпитетов начнутся переговоры.
      - Рехнулся совсем?! Выпусти! Решил на другом уровне меня достать? Я сломаю эту дверь о твои рога раньше, чем ты успеешь раскаяться.
      - Вэл, солнышко, прежде чем выйдешь. - ВЫРУБИ АГРОСОВУ АУРУ!!
      - Какую ауру? - его заявление явно вызвало у Валери озадаченность.
      Лицо Кейна приобрело пунцовый оттенок.
      - Ты не знала, что вы окружены божественной аурой? Она заставляет людей видеть в вас богов и идти за вами. Вы можете призывать целые армии и развязывать войны. Живые существа легко попадают под это влияние. Но с демонами все чуть иначе...
      За дверью все вроде затихло. Подозрительно затихло. Больше, чем было допустимо с источником звука, измеряемого в младшей О'Гайо.
      Парень открыл дверь, обнаружив ее на полу, провалившуюся в сон в объятиях махрового полотенца. Жуткий лиловый след, оставленный герцогом, и закрытый прежде влажными волосами, расползался до самых ключиц, уродуя своим неестественным цветом.
      - Дурная привычка не говорить насколько тебе плохо. Как и все остальные, совершенно не сочетающиеся с этими нежными чертами. - Подняв сестру на руки и отнеся в комнату, Кейн уложил ее в кровать. Погладив по щеке и удостоверившись, что она не очнется быстро, он стал сдвигать край полотенца, проверяя на сколько далеко уходит болезненная гематома. Красно-коричневые полосы светлели лишь возле солнечного сплетения. - Ты ответишь мне за каждый миг ее мучений. - Кейн горестно отвел взгляд от герцоговских отметин, останавливая его на суровой физиономии Лиона.
      - Это совсем, совсем не хорошо...
      - Что именно? - Кейн поспешно накрыл ее одеялом, переводя недобрый взгляд на тень и гадая, что конкретно увидел приспешник. От этого могло зависеть многое, например, как быстро Лион полетит из окна второго этажа и станет ли Кейн его преследовать, чтобы вырвать из пустой головы эти два грязных шарика, глядящие на его сокровище с животным бесстыдством.
      - Решил воспользоваться сестренкой, надеясь, что она ничего не вспомнит?
      - Еще одно слово, и ты познаешь жизнь полную агонии! Секунд 15 дам убраться.
      - Последний разнос в нашем храме впечатлил, но ты не рискнешь уничтожить дом. Ты должен знать, что нас с ней связывает больше, чем какие-то плотские наслаждения. Наши отношения перешли на ментальный уровень, пока ты коротал ночи с бездушной оболочкой. Поэтому оставь нас, - властно пожелал Лион, катастрофически быстро сокращая свою жизнь.
      - Ошалел совсем?! Умом повредился? Ничего, доктор Кейн сейчас тебя вылечит, - неистово произнес демон, разминая костяшки и в один прыжок оказываясь рядом с "инородным телом".
     
      Заворочавшись под одеялом, Валери привстала с кровати и, оценив свое положение, призвала посох. Где-то внизу в холле послышался топот и возгласы Кристины. Кто-то уже вбегал по лестнице, собираясь открыть двери в ее комнату. "Не смогу показать хорошего примера подругам, позволив увидеть себя в непотребном виде с двумя извращенцами!"
      Валери честно попыталась исправить ситуацию, немедля призвав сферу, с целью вынести обоих куда-нибудь за пределы коттеджа. Но вместо сферы ветра автоматом вырвался "черный огонь", который последним использовался на герцоге, мгновенно оставивший мужчин в первозданном виде...
      - Ой ей ей! - вскрикнула младшая О'Гайо, смущенно разворачиваясь к стенке.
      - Я же говорил, она мне будет рада! - воодушевился Лион, вскользь оценивая "превосходства" демона.
     
      Мильгертон раскрыла дверь нараспашку, сходу проглотив приветствие в провальной попытке мозга найти кислород.
      - Мама... теперь я знаю, для чего я жила...Спасибо, что родила меня под счастливыми звездами.
      Хелен зажмурилась, вылетая обратно в коридор и лишь Николь не упустила ни единого сантиметра "зрительной благодати", схватившись ногтями за косяк и щедро фонтанируя кровавыми струйками из носа. Давясь праведной ревностью, Гастон немедля развернул ее в другую сторону, сердито покачав головой.
      Оправившись от шока после стремительно потерянного одеяния, Кейн укрылся в оперении вороновых крыльев. Лион облачился в хитон, и с каждым мгновением, проведенным рядом с демоном, его взгляд становился более одичавшим.
      - Кейн, ауру выруби, - тактично посоветовала Валери. - А то и Лиона вон накрыло...
     
      - Может всем чайка? - предложила Крис, нарушая неловкую паузу между присутствующими.
      - Дайте нам минуту, и мы спустимся, - предупредил Кейн, отправляясь к себе за одеждой.
      - Тогда потом она вся моя! - предупредил Лион, вызывая у Валери бурное негодование.
      - Размечтался! Вон пошел, тебе тут вообще никто ничего не предлагал!
      - Я за ним присмотрю, - заверил Гастон, насильно оттягивая приспешника в портал.

* * *

      Пока девочки пили чай, О'Гайо продолжали портить всем аппетит громкими разбирательствами.
      - Он сказал минуту? Они там уже вечность.
      - Господи, нам же все слышно... какой кошмар, - розовые стекла, затмевавшие Николь моральные стороны О'Гайо, потрескались и осыпались, оставив неизгладимый след в ее не испачканном сознании.
      Все обернулось не таким разговором, как представлял себе Кейн, Валери желала выяснить все раз и навсегда. Но в связи с последними изменениями между ними, вместо того, чтобы один раз побить и забыть, она предпочла голосовую(звуковую) пытку.
      - И как оно было прикидываться моим братом? Пользоваться неограниченными ресурсами семьи, жить в свое удовольствие?
      Кейн успел пожалеть о своем желании остаться с монстром наедине. "Вероятно, она еще и голодная, а когда голодная - злее любого демона. Лучше бы пошла чаек сербать".
      - Когда я прошел перерождение, ты стала моей семьей, - спокойно пояснил он.
      - Это как одержимые рождают детей от дьявола, заключая с ним сделку? Я всегда догадывалась, что мои предки богаты не просто так.
      - Нет... Это когда в мертворожденного вселяют воплощение демона, чтобы он мог переродиться в обновленном теле.
      - Гадость какая... Значит, мой настоящий брат умер еще при рождении. Ты сделал только хуже. Проваливай из моей жизни.
      - Ты невыносимая! Я беспокоюсь, потому что ты мне не безразлична, - он попытался приблизиться к ней, но девушка сразу отпрянула. - Вэл. Не время на детские обиды! Мы должны серьезно поговорить. Я люблю тебя. Может немного больше, чем это дозволено, но мне не все равно, что с тобой происходит. Ты изничтожила мои последние нервы своим самоубийством.
      - Я верила, что смогу спасти мистера Фишера...
      - Нет. Тебе нужно было заботиться о себе, потому что вместо одной жизни ты можешь спасти миллионы. Я видел то, что от тебя осталось. Ты знаешь какого это, когда человек, ради которого ты существуешь в этом мире, рассыпается в прах?
      - Что же ты все время где-то пропадал, если я для тебя именно такой человек?
      - Ради твоего же блага. Теперь, когда ты стала жрицей, мне трудно находиться рядом.
      - Почему? Всему виной твои порочные наклонности к инцесту?! - она вопросительно посмотрела на брата, который переживал внутреннюю истерику. - У тебя такая же кровь, как и у меня?
      - Нет никакого инцеста... Физиологическое родство только визуальное.
      - Значит, нет. Не надо было ничего скрывать. Мое сердце стало бы навек твоим. Но я уже не смогу относиться к тебе по-другому. Ты только и делаешь, что раздражаешь. Ненавижу мужчин... Ты был последним, кому я верила.
      - Хватит драматизировать. Ничего бы не изменилось. Я никогда бы к тебе не прикоснулся.
      - Уверен? - осознав, как можно контролировать божественную ауру, Валери с проворным коварством вернула ее обратно.
      На безупречные черты Кейна легла напряженная складка боли, с такой силой он сжал ладонь, чтобы противостоять ее беспощадному поступку.
      - Если я хоть немного тебе не безразличен то, пожалуйста, прекрати, - по-человечески попросил он.
      - Иначе что?
     
      К позднему столу Кейн спустился в одиночестве, в полном удручении упав на стул и закрыв лицо руками.
      - И где Валери? - изумилась Крис, успевшая напечь третью партию печенюшек специально для двоих О'Гайо.
      - Отдохнет еще пару часов... В спиральном коридоре.

* * *

      Вымыв после себя чашку, Хелен задержалась возле умывальника, слушая разговор подруг и старшего О'Гайо. Тема была интересная, вызывающая море эмоций со стороны Кристины, озабоченность от Николь и небольшое волнение от Кейна. У Хелен она вызывала только раздражение.
      "Что подарить Валери! Ей плевать, что вы подарите, у О'Гайо же все есть!" - хотела она сказать, если бы тут не было демона.
      - Даже не знаю, чем теперь вину заглаживать... Может, какой-то небоскреб на берегу моря, - простонал Кейн, непрерывно бичуя себя своими просчетами в отношении сестры. - Хотя нет, я буду первый, кого туда отправят... Черт с ним, еще завтра подумаю, но песней теперь не откупиться...
      - Учитесь у Крис. Я давно все просчитала. Заказ оформлен. Послезавтра утречком заберу его, уложу на кровать именинницы, и пусть благоухает райскими ароматами.
      После речи Мильгертон, Николь чувствовала, что привычка оставлять все на последний момент делает ее плохой подругой. Надо было срочно спасть свою самооценку.
      - А ты что-нибудь уже подготовила?
      Хелен поняла, что обращаются к ней и чуть не выронила из рук ту самую чашку, которую споласкивала в 3й раз.
      - Я не верила, что она вернется, поэтому нет, - коротко ответила Ватер. Ей вдруг стало тесно находиться в этом маленьком пространстве, где давят осуждающие взгляды и угловатая мебель. Треугольная люстра накренилась в ее сторону острым концом. Особенно бесил умывальник, он не давал отступить назад. "В этом доме всё любит Валери и ждет ее возвращения! А я нет. Зачем ты вернулась?" - Но я обязательно тоже что-нибудь придумаю... Прямо сейчас.
     
      Забрав из мисочки пару печенюшек, она сунула их в карман и оставила бурное обсуждение идиотского "послезавтра", уходя в комнату.
      В полусумраке, освещаемом лишь небольшой настольной лампой, девочка придвинулась к столу и, достав припрятанное печенье, просунула его сквозь прутья небольшой железной клетки, стоявшей возле компьютера.
      Учуяв запах лакомства, из вороха порванной бумаги выбрался жирный серый крысенок и резво подобрался к краю клетки.
      - Плохая крыска Валери, перед тем, как есть, нужно помыть ручки!
      Предано уставившись на Хелен двумя черными бусинками, крысенок встал на задние лапки и стал умываться.
      - Вот умничка, кушай хорошо, я потом тебе еще что-нибудь принесу, а завтра мы пойдем гулять!
      Белый блик от монитора приветливо подмигнул, приветствуя ее короткой мелодией. Запустив "Реинкарнацию", Хелен поставила подбор участников для дуэли и начала ждать. Нейро появилась почти мгновенно, вызывая у Ватер неконтролируемый всплеск радости.
      "Она будто чувствует меня! Знает, что я появлюсь. Или она тоже меня ждет! А вдруг мы и заходим одновременно".
      Загадочная Нейро поздоровалась, накинула на своего персонажа несколько стандартных усилений и поставила автобой.
      - Нет, ну так же нельзя... - Хелен сразу расстроилась. - Я одержу победу над твоим ботом прежде, чем ты поймешь, что произошло!
      Всего две единицы жизни отделяли Хелен от победы. Ей осталось только вынести противника с одного удара, но вдруг она умерла. - Как?! - нервно пролистывая логи боя, девочка не понимала, как бот может победить живого игрока с топовым рейтингом на арене. Иконка Нейро засветилась, показывая интернет-подругу в сети.
      - Ну как? Не справилась?
      Хелен все еще сидела в недоумении, не зная, что ей написать.
      - Мне нужно было отойти, поэтому я хотела кое-что проверить. Надеюсь, ты не скучала?
      - Ну ничего себе, какие макросы ты прописала, мы же играем одним классом!? Может еще раз? - Ватер непременно хотела взять реванш.
      Спустя несколько боев в приватном чате от Нейро появилось сообщение.
      - Сегодня ты сражаешься, как зверь. Обычно прикладываешь меньше усилий. Ты смогла победить моего бота с третьего раза! Ах, мне надо его еще совершенствовать. Как закончу, сброшу коды, чтобы и ты попробовала. Ты очень быстро все схватываешь.
      Хелен зарделась, ей снова сделали приятный комплимент.
      - Но сегодня ты почти не разговариваешь, что-то снова случилось?
      - Да, кое-что неприятное. Ты иногда чувствуешь себя ненужной?
      - Постоянно. Особенно теперь, когда у меня проблемы со здоровьем.
      - Мы так похожи... Жаль, что ты далеко. Я бы променяла всех их на одну тебя! Сегодня вернулась Валери, помнишь я рассказывала. Ужасный человек. Пока ее не было, девочки вели себя по-другому, мы точно стали немного дружнее. Но стоило ей вернуться и все их внимание переключилось на нее. Валери то, Валери се! Противно слышать! Уверена, когда у меня будет День рождение, о нем даже и не вспомнят.
      - Я точно вспомню. Ты очень интересная, они просто не разглядели в тебя того удивительного человека, которого вижу я.
      - Мне бы безумно хотелось встретиться с тобой и поговорить по-настоящему, но наверняка этого никогда не произойдет...
      - Не расстраивайся, я намного ближе, чем ты думаешь. Я знаю кто ты, Хелен, и наша встреча в игре не случайна.
     

Глава 68.

Гиацинтовый взгляд Хелен Ватер

  
     Отпрянув от экрана, Хелен ощутила приступ тошноты. Она пролистала переписку. Разговоры, все, чем делилась, самыми сокровенными переживаниями, не зная, кто находится по ту сторону. Стало так горько и стыдно за доверчивость и глупую надежду, что она заплакала.
      В строке ввода текста, промахиваясь мимо маленьких неудобных черных клавиш, что ускользали от ее ослабевших пальцев, девочка написала первый пришедший на ум вопрос:
      - Это ты, Келли?
      Но не отправив, сразу же его вытерла.
      "А если нет".
      "У нас много врагов. Ответит ли она, если я спрошу прямо?". Рука Ватер замерла над клавишами. "Нейро пишет сообщение", - высветилось блеклое оповещение. Сердце девочки сжалось в ожидании.
      - Все хорошо, ты можешь мне доверять. Ты такая же, как я, Хэл, мы изгои. Наши способности недооценивают. В этой войне преимущество останется за такими, как ты и я. Результаты исследования, которые мне удалось провести, должны вам помочь. Завтра я закончу и передам их тебе. А сейчас отключаюсь.
      Ватер закрыла игру едва сдерживая волнение. Вдруг что-то ухнуло на столе, заставив Хелен дернуться от страха и лишь чудом не закричать.
      - Дрянная крыса! Как же ты меня напугала. - В сердцах Хелен стукнула по клетке, сбивая ее на пол. - Сама виновата! Ешь из кормушки, а не опрокидывай ее!
      Выглянув из комнаты, она пошла по коридору, заглядывая к девочкам. Они ушли, оставив ее одну в огромном коттедже наедине со всеми страхами.
      Несмотря на время, она набрала номер Крис, но та сбросила вызов. Николь подняла трубку лишь через пару минут, ответив на ее беспокойство сонным прононсом.
      - Вы где? Почему меня одну оставили?!
      - Все хорошо, ты не одна, с тобой Сэдгар. Он сейчас в комнате для гостей, если что-то пойдет не так, он тебе поможет. Мы в храме, ломаем головы с Крис, как исключить герцога из "списка гостей". Кейн присматривает за Валери, пока она в спиральном коридоре, на случай, если появится маг. Ложись спать, мы вернемся, как проснется Валери.
      "Снова О'Гайо! Ненавижу. Ненавижу!"
      - Как будто я могу! - Хелен швырнула телефон, вытирая слезы промокшими рукавами растянутого свитера, и немедля направилась в комнату для гостей. Пробираясь в темноте на первый этаж, словно опытный грабитель, она приникла к дверце, в томлении оттягивая холодную металлическую ручку.
      Она могла еще отступить, уйти, спастись от нахлынувшего неизведанного вожделения, но посторонние шорохи, безжалостное поскрипывание половиц и еще тысячи причин, подталкивали ее приоткрыть дверь, ведущую в темноту к ее тайному увлечению.
      Углубляясь в теплоту взбитой пуховой подушки, юноша полулежал на двуспальной кровати, пока полоса голубого света коварно скользила по его притягательным крепким плечам.
      Привставая на цыпочки, девочка неслышно сделала несколько шагов, и, поставив на кровать худую коленку, прислушалась к его монотонному дыханию.
      Так ли он глубоко был погружен в сон, как ей хотелось верить? Нагнувшись и поставив ладонь на упругий матрац, она смогла продвинуться еще вперед и лечь рядом, едва ли сдерживая волнующее дрожание в теле.
      Не заметив того, как рука потянулась к упавшей с его плеча меловой пряди, Хелен жадно поглотила аромат из смеси бензина и мужского шампуня.
      - Чего не спишь, Ватер? - Сэд сделал вид, что ничего не заметил, нарочно отправляя взгляд гулять по самой темной стене.
      - Страшно одной...
      "Не страшнее звуков, доносившихся из ее комнаты. Что она там делала, кого-то била?" - парень повернулся на бок. Фокстера до коликов пробрали два золотистых кольца на ее радужке, проникающие под кожу своим неестественным свечением.
      - Можешь оставаться, - Сэдгар пожалел, что не посыпал порог солью или не начертил что-то вроде белого круга вокруг кровати, вдруг бы помогло против этой нечисти.
      Лежать спокойно у Хелен не получалось, она то подкладывала руку под голову, потому что подъем подушки казался неудобным, то елозила ногами под одеялом, пытаясь принять удобную для сна позу. От этих посторонних шевелений Сэ'Джея одолевали приступы раздражительной совести. Она будто заставляла его чувствовать себя виноватым, за то, что он пытается спать, пока она всеми силами борется с бессонницей.
      Вскоре резкие движения Ватер стали затихать. Фокстер затаился, напряженно определяя глубину сна по ее тихому дыханию. Желание спать совсем пропало.
      С первыми лучами солнца, ставшими для демона своеобразной мышеловкой, он не устоял перед соблазном обернуться, тут же упираясь в ликующий гиацинтовый взгляд.

* * *

      Заглянув сквозь кольца спирального коридора, подруги хотели пожелать доброго утра, но как-то не срослось, потому что зверское лицо О'Гайо изображало до мельчайшей точности, где она видела это пожелание.
      - Вэл, солнышко, прости, я же не знал, что ты без защиты, - искренне признался Кейн, юркнув вслед за сестрой в телепорт и случайно попадая в скрытую комнату.
      Валери твердым шагом проследовала к небольшой кабинке, извлекая оттуда чашку с горячим ароматным напитком. Со вчерашней ночи все, чего она хотела, - это кофе, за вкусом которого успела соскучиться. Хлебнув и расстроившись от различий между вкусом и запахом, О'Гайо вернулась к проблемному "родственнику".
      - Где тебе защита померещилась, я ее и активировать не успела. Ты в глаза вчера долбился? Знаешь ли, когда тебе шею ломают, да еще и тот, от кого меньше всего ожидаешь подставы, это немного злит.
      - Но я подумал, ты же жрица, можно без ограничений. Шейка еще болит? Давай цёмну, все пройдет, - с обворожительной улыбкой произнес юноша, раскрывая перед ней объятия.
      Полезность силы Рэи заключалось в том, что невозможно было понять, сферы чего она собиралась использовать. Сначала они все были одинаковые. Поэтому, когда россыпь из крупных черных бусин зависла возле уязвимого стана солиста BDD, Николь деликатно попросила остановиться, припоминая последний фееричный эффект ее глупости.
      "Только не здесь и не сегодня". Спенсер готовилась заморозить сферы сразу же, как они начнут раскрываться.
      - Может мир? - Кейн с нарочитой легкостью смахнул со лба челку и победно развалился на предложенном диванчике. - Или мне рассказать твоим подругам, что ты решила использовать на собственном брате? В пучине нравственного порицания мы будем гореть вместе, если преподнести им все с определенной точки зрения.
      Тучи вокруг младшей О'Гайо сгущались с быстротой стихийного бедствия.
      - Ну ладно, братец-извращенец, заткнись и живи пока дают, - хмыкнула девушка, отзывая проклятое умение. Ссоры с Кейном грозили никогда не закончиться, стоило их только начать. Кроме того, О'Гайо старший имел преимущество в несколько сотен лет опыта и в результате все равно вышел бы победителем. Пока Вэл "отдыхала", накопилось груда нерешенных вопросов.
      Пропущенные уроки, тренировки, передача наследства, счета, об оплате которых подруги естественно не заботились - плечи Валери так и ломились под грузом дел, которые нужно было начинать решать незамедлительно. Примирительно поделившись с братом противным кофе и насладившись его сморщенной аристократической переносицей, она взглянула на Крис, вернувшуюся к компьютеру, потом на Николь, все еще стоявшую у телепорта, и безобидно поинтересовалась:
      - А вы чем обрадуете? - задавая вопрос О'Гайо еще не знала, что груз, который у нее уже был, сейчас утроится.
      - Мы как бы... - Николь не пылала желанием рассказывать, как у самих жриц! какой-то шериф-смертник конфисковал пояса хризолита, которые ни в коем случае не должны попадать в руки к амальтийцам.
      Кристина, лишенная такта от рождения, взяла удар на себя.
      - Шериф на хвосте, за нашим домом круглосуточное наблюдение. Мурыжил нас в участке до ночи, пока я не сдала ему наши пояса, придумав сказочку, что мы купили их в Говенри. Он мне выбора не оставил. У него был кусочек хризолита, так он на нас и вышел.
      О'Гайо вымучено посмотрела на Мильгертон, и та, плотно сжав губы, нервно хохотнула. После первого признания терять ей уже было нечего.
      - И как заблокировать вход герцогу мы не нашли, и флешку я посеяла, буй знает где. С пробуждением, Вэл...
     
      Валери призвала посох, стукнув несколько раз им об пол. Наконечник приобрел заостренную форму и Крис неровно сглотнула, ожидая, что сейчас к ней прилетит Боль Ивановна.
      - Останови ее, Кейн, она сейчас суициднется! - завопила Николь, первая смекая, что хочет вытворить подруга. О'Гайо старший уже материализовался позади сестры, перехватывая посох и отчаянно пытаясь его отобрать, пока та не соизволила его убрать обратно.
      - Что за фокусы, Вэл, похоже, у тебя стали проявляться мазохистские наклонности, как у нашей безумной пробабки.
      - Моей безумной пробабки! - ревностно поправила Валери, с ожесточением отталкивая его обратно на диван. - Я вернулась, чтобы все вот это разгребать?! Просто дайте мне умереть и еще поспать в спиральном коридоре!
      - Не так быстро, Валери. Не посмеешь! Все не так плохо, - бегала вокруг Крис, успокаивая наследницу нефтянников.
      - Что за тупая привычка все сразу на человека вываливать! - Николь прозревала с откровенности Мильгертон. В компьютерах она смыслила на порядок больше, чем в тонкостях человеческой натуры...
      - Это же Вэл, она крепкая, кто знал-то?
      Пока они рассуждали, аура вокруг Валери начала заметно тяжелеть.
      - Да вы же два чертовых гения, сами справиться не могли? Кольтон нарушил правило, его надо убрать. Если у него есть кусочек, то неизвестно откуда он его отколол. Возможно в эту самую минуту участок уже наполняют разрывы, и демоны сочатся изо всех щелей. Думаете, есть разница теперь, как они умрут? Сожранные демонами или жрицами, а может и герцогом.
      - Не горячись, расслабься, спа массаж, все дела, пока Крис со всем разберется.
      - Уже разобралась. Как на Дне знаний. Как с гребаной флешкой! Как можно было добровольно отдать пояса хризолита, когда герцог в наш храм, как к себе домой заходит? Оставили себя без защиты, - Валери еще хотела добавить уточнение, как кто они поступили, но сдержалась из-за того, что своими последними поступками тоже не могла похвастаться. - Проехали. Нужно пояса вернуть срочно.
      - Не с моей удачей. Пояс поправлял координаты конечной точки, перемещусь и попаду прямо к Кольтону. Уверена, он положил их перед собой и смотрит теперь бычьими глазами, пытаясь понять, как они работают, - запротестовала Николь, уже предвещая яркий провал операции.
      - Но-но, не надо так о Джеймсе. У него красивый разрез глаз.
      - С тобой все ясно. - Валери умела заставить человека почувствовать свою никчемность одной интонацией, что и испытала на себе Крис. - А если Хелен попросить? Зря я что ли ее натаскивала.
      - Великую Крис только что предали дружеской анафеме. Ей больше не доверяют! Заменили, какой-то Пхелен! - воскликнула Мильгертон, выплевывая имя Ватер с откровенным пренебрежением и изображая бесконечную скорбь.
      Сопротивление пришло оттуда, где его не ждали.
      - Не нужно к ней вообще приближаться, - Кейн преградил дорогу сестре, вызывая у нее немое удивление. - У нее очень сильный дар. Пока она его еще не осознала, но, если поймет... лучше избавьтесь от нее. И никогда не смотрите в глаза.
      - Если твоя аура на меня не действует, то и гипноз отправиться туда же. Да ну, это же Хелен, что она мне сделает. Она то и сама глаз на меня не подымет, - отмахнулась О'Гайо, не воспринимая всерьез опасения брата.
      - Она враждебно к тебе относится. Пусть уж лучше Николь с ней поговорит.
      - Конечно мы с Хэл не в лучших отношениях, но не настолько, чтобы она решилась причинить мне вред. Я туда и назад, а потом у нас с вами есть еще одно дело. Николь, ты же сохранила перья, что я попросила собрать, когда Фишера не стало?
      - Конечно, они на полке рядом с учебниками, могу сейчас забрать.
      - Не нужно, сама заберу, вы оставайтесь здесь и попробуйте еще раз "пропуск" герцога удалить. Ну, что так уныло? - Николь вздохнула так глубоко и надрывно, что в этом вздохе отразилась вся несправедливость мира в лице системы храма, бросившая вызов ее высокому интеллекту. Потерянная Кристина, с двумя дополнениями под глазами в виде мешков, усыпанных крупинками туши, с умным видом тушила сигарету об панель управления, уверенно промахиваясь мимо пепельницы. Будни подруг выдались гораздо насыщеннее. Валери прокляла свою инициативность, из-за которой теперь от нее ждали каких-то размытых действий. "Держу пари, если бы я не вернулась, они бы тотчас нашли решение. Лентяйки".
      - А как же оракул? - "Хранитель этой триклятой постройки точно должен знать все команды. Да они и сами должны были догадаться!"
      - Нет его. Система активна, а оракул на связь не выходит, - развела руки Николь, усугубляя сказанное жестом, исполненным безнадежия.
      - Мы думаем, что Раян мог с ним что-то сделать. Вроде функции "скрыть помощника. Очистить диск С..." Голова не варит.
      - Сомневаюсь в прочности уз, скрепляющих жрецов и герцога, чтобы он мог беспрепятственно колупаться в протоколах программы. Так что, Крис, пробуй еще варианты, если получится, я тебя не протащу тебя через город без макияжа в вещах прошлого сезона, - злорадно усмехнулась Валери, только представив эту душевную картину.
      Мотивация. При легком давлении в нужные точки, с Мильгертон происходили разительные метаморфозы.
      Николь была мягкой, поэтому в ее присутствии зеленоволосая бестия расслаблялась, всецело полагаясь на способности подруги.
      - Дайте Крис горячий душ, две пачки "меджлиса" и к вечеру у меня будут права администратора даже без агросовой флешки.
      О'Гайо вернулись в коттедж. Пока Валери разговаривала с Хелен, Кейн обнаружил Сэдгара на кухне за незатейливым сеансом пиромании, точнее готовкой завтрака.
      - Мужик... Ты же не умеешь готовить. Остановись! - взревел Кейн, портуясь к приятелю с такой быстротой, что линолеум встал на дыбы. Настигая пылающую сковородку, он подхватил ее голыми руками и зашвырнул в умывальник, отплевываясь от шкварчащих искр и маслянистых ядовитых паров неудачного завтрака.
      - Я что и яишинку уже пожарить не могу?! - обиделся Сэд, раздражаясь от бессовестного вмешательства О'Гайо.
      -Нет! Она давно мертва! Что вообще побудило тебя совершить этот неугодный акт насилия над своими принципами?
      - Над какими еще принципами, я готовлю завтрак для своей любимой.
      - Сейчас Тери придет? В такую-то рань? Они вроде разрывы закрывают по городу, - с сомнением переспросил Кейн, не веря, что тень придет сюда после напряженной ночи.
      "Какая Тери?" - получил он короткий вопрос и с беспокойством взглянул в сторону второго этаже, где сейчас его сестра должна была встретиться с тем же исчадием зла, что и Сэд.

* * *

        В комнате Хелены, светлой и аккуратной, и такой приторно-малиново-юной, чего-то недоставало. Как будто из нее убрали легкость подростковых увлечений, оставив пару вещей для отвода внимания. Кроме мебели, украшенной безвкусными мягкими игрушками разных пород, в ней больше не осталось того увлекательного, за что можно было бы зацепиться. Валери доводилось бывать в гостях у младшей подруги в Говенри, она ничем не уступала по размеру этой, светилась чистотой, приятным сочетанием красок, и создавала впечатление успокаивающего комфорта. И вдруг О'Гайо поняла. В новой комнате отсутствовали Ватеровские работы: вышивки из бисера, украшавшие стену над кроватью, маленький пушистый кактус на подоконнике в корзинке из разноцветных ниток и другие какие-то мелочи, отличавшие подругу от повседневной серости.
      На столе громоздились книги за 8-9й класс. Конспекты Николь, сложенные стопочкой рядом, приоткрытый пенал с выглядывающим из него простым карандашом и, на краю, рядом с геймерским ноутбуком, кое-что совсем не вязавшееся с хрупкой, творческой и истеричной Ватер - металлическая клетка с погнутыми прутьями и толстой серой крысой внутри. Для О'Гайо это стало такой неожиданностью, что она даже забыла поздороваться.
      - Ого, а ты не боишься? Она похоже на уличную.
      - С улицы и есть. Я практикую на ней силу Ио.
      - Смотри, не наведи на себя гнев защитников животных, - пошутила Валери, но Хелен явно было не смешно.
      - Имя какое-нибудь дала?
      - Конечно. Ее Вэл зовут.
      Теперь не смешно стало О'Гайо.
      - Надо же, какое интересно имя для крысы выбрала.
      - Тебя долго не было, я скучала...
      - А это? - Валери обратила внимание на лапку крысенка, кажется, она была украшена кусочком ее ленты для волос.
      - Она поранилась о прутья, поэтому я перевязала ее. Ты не против?
      - Пусть уже остается...
      Подруга говорила открыто и искренне, но что-то в этой истории не давало Валери покоя.
      "Да ну, не может быть. Это же Хелен".
      - Как успехи с силой Ио, получается? Кейн сказал, что ты сумела заставить его забыть о том, что мы жрицы. - Валери не оставила обходных путей. Хелен не могла уже отрицать, что сила Ио начала ей открываться.
      - Я все еще плохо ее контролирую... Это произошло случайно.
      - Я понимаю, для чего ты это сделала и ни в чем не виню, сможешь повторить? Насколько я поняла, если ты смогла повлиять на демона, значит, сможешь и на шерифа. Хелен, верни пояса и заставь его забыть, что мы подозреваемые. Пусть он думает, что уже проверил нас.
      Подбородок младшей жрицы незаметно напрягся.
      "Где мое "пожалуйста", сука. Теперь ты будешь отдавать мне приказы?"
      - Я не могу гарантировать, что все пройдет гладко, но попробую, - ее тон, словно топленое масло, ложился на черствую корку хлеба мыслей, которые не мог прочесть никто, кроме нее самой. Живая обитель подлинной искренности.
      - Спасибо. Из нас всех, ты обращаешься с телепортом лучше других.
      - Не так хорошо, как ты, - внезапно выговорила Хэл, позабыв скрыть язвительные ноты. Валери почувствовала ее напряжение и сделала то, о чем Кейн предостерегал несколько раз прежде, чем она переступила границу владений Ио. Сияющие кофейные глаза, с золотистым кольцом вокруг крупной радужки, делали ее взгляд потрясающе выразительным. И злым. Валери тотчас постаралась смягчить разговор, пытаясь понять, что заставило Хелен смотреть на нее с таким жутким животным откровением.
      - Я прошу тебя, потому что не обладаю гипнозом. Все, что я могу сделать, это разнести участок и всех, кто в нем находится, но не хватит ли нам жертв? - на этом слове, Вэл сделала многозначительное ударение, намекая Хелен одуматься, какие бы порывы ей сейчас не руководили.
      - Пока ты не принесешь себя в жертву, наши беды не закончатся. Почему бы тебе не рискнуть ради нас всех, Валери?
      - Ты что-то говорила? - О'Гайо будто очнулась от небольшого помутнения. В глазах Хелен потухли золотистые огоньки, оставляя на лице девочки счастливую улыбку.
      - Держи пояса, - неожиданно резким жестом, она отодвинула шкафчик в столе, вытащив два пояса, небрежно швырнула на кровать. - Я забрала их сразу же, как вернула свой. Не ожидали? Хелен Ватер не такая тупая, как вы все о ней думаете, - выбросила Хэл, поражая подругу неподдельной ядовитой злорадностью.
      - Что-то изменилось в тебе, Хелен.
      Валери покидала ее комнату с двойственным ощущением. Хелен рассказывала ей что-то еще, но она не могла вспомнить что именно, как будто умудрилась заснуть прямо посреди разговора.
     

Глава 69

За день до...

     
   Повышенная влажность по утрам в Твестле была нечастым явлением. Но после череды неутомимых снегопадов и отчаянного противостояния им родного южного климата, воздух сделался неприятно тяжелым. Он заходил в легкие морозным холодком и выдыхался небольшими парообразными порциями, которые тут же схватывались белесыми капельками.
      - Уф, сегодня особенно хмуро и холодно, - встряхнулась Николь, когда их небольшая экспансия, состоявшая из двух школьниц и демонов, поднялась на один из высоких утесов, открывающих унылый вид на Твестл. Припорошенные улицы, ленивые огни неоновых вывесок, проскальзывающие сквозь зернистую пленку снежных комочков, и спешащие силуэты разноцветных дубленок и пуховиков.
      - Я смотрю на людей, и мне тоже хочется ссутулиться и приподнять плечи, как бы сохраняя остатки тепла под одеждой.
      Валери серьезно посмотрела на подругу.
      - Ты же не должна чувствовать холод?
      - Психологически мне еще зябко.
      О'Гайо вытащила из рюкзака бумажный конверт. Собранных перьев было не много, но для символического прощания больше и не требовалось.
      Каждый по очереди произнес несколько слов о старине Фишере, отпуская лететь по ветру горстку серых перышек. Затем наступило молчание, нарушаемое лишь судорожным посвистыванием беспокойной вьюги.
      - Кейн... Было бы лучше, чтобы ты забрал Сэда, Тери и уехал из Твестла. И чем скорее, тем лучше, - внезапно обратилась Валери, тормозя брата перед входом в портал.
      - К чему спешка? Боишься, что мы не справимся с каким-то средним магом?
      - У меня плохое предчувствие. Вы, без сомнения, обладаете невероятной силой, но смертны. Понимаешь меня, Кейн? - голос Валери стал жестче, она словно собиралась с духом, чтобы выдавить следующее предложение. - Я не хочу стоять здесь еще раз.
      Чистые ледяные глаза посмотрели на сестру с таким теплом, что Валери сама не заметила, как попала в его объятия.
      - Так люблю, когда ты за меня переживаешь, - совсем по-мальчишески рассмеялся Кейн, взъерошив ее челку. - Тебе и не придется. В этом году мы хотим принять участие в ежегодном ралли. Точнее, это мечта Сэдгара, но я должен его поддержать. Мы управимся с герцогом, а потом все хорошенько расслабимся.
      Кейн говорил уверенно и даже Валери, видевшая все лишь в темных тонах, почему-то ему верила. "Он будто знает будущее! Что за невозможное существо. А вдруг демоны обладают неким предвидением, поэтому он так беспечен? Хотя Кейн всегда был таким".
      - Я бы тоже хотела поучаствовать! Мне же стукнет 16, могу и на права сдать.
      - Даже думать не смей. Это тебе не посохом махать. Машины нуждаются в особой ласке! - возразил Кейн, но прочувствовав, как сестра начинает раскаляться, решил сбавить обороты. - Но я с удовольствием бы научил свою младшую сестренку правильно гонять.
      - Как сбить кактус в чистом поле? Ты последний, кого бы я об этом спрашивала.
      Чувственно-оскорбленный вид Кейна требовал выдержки в несколько секунд, прежде чем он обиженно воскликнул:
      - Я отличный водитель! Но на трассах всегда случаются непредвиденные обстоятельства!
      - В твоей машине не осталось ни одной заводской запчасти, - ткнула Валери в больное место и, загнанный в угол своим же разгильдяйством брат, тихо возразил:
      - Это просто машина невезучая...
      - Как раз с машиной, думаю, все в порядке, - Валери хотела добавить пару едких фраз, но вдруг осеклась, вспомнив кое-что неприятное. - Завтра же мой последний "свободный день". Последний день. Как же не хочется тратить драгоценное время на разгребание корреспонденции. А в телефоне, наверное, все завалено звонками от юристов.
      - Не только. Пока ты хм... не могла подойти... тебе много кто звонил, даже родители пару раз. Требовали ответить на письма юристов. Ну я и подписал за тебя парочку документов, ты ж не против? Не говорить же, что я не справился с единственным доверенным мне делом, - удовлетворенно произнес Кейн, когда брови сестры поползли вверх от возмущения.
      - Ты что взломал мой телефон?!
      - "Кейнмудилатыникогланеугадаешьпароль0102" было легко разгадать, знаешь ли. И кто такой Хрен? Звонков от него было неимоверное количество, начиная со Дня Объединения.
      - Больше никогда не трогай мой телефон! - наследница нефтянников даже топнула ногой от возмущения, чуть не отвесив ему священный пинок возмездия. На самом деле Валери была рада, что после всего, они могли открыто говорить друг с другом. Больше, чем когда-нибудь, ей нужен был брат, пусть и слегка пришибленный, но родной.
     
     
      Валери вернулась домой и, открыв почту, с тяжелым стоном принялась разгребать анархию, оставленную Кейном. "Как же Семье О'Гайо не повезло с наследниками. Им проще было взять ребенка из спонсируемых домов сиротки и передать все ему". Речь и не шла о том, чтобы попытаться рассказать родителям, что с ней происходит. А про Кейна и вовсе не следовало никому знать".
      "Как-то справлюсь и с тем, и с другим", - думала Валери, когда честно хотела взяться за дела корпорации и помочь семейному делу. Она рассчитывала на много дней впереди, но вдруг они внезапно сократился до одного. Следовало успеть решить столько глобальных вопросов, что реальнее и быстрее было бы изучить способ останавливать время, которого, естественно, не существовало. Вопреки всем законам, оно двигалось с такой быстротой, что О'Гайо не на шутку разволновалась.
      Мысли беспокойно путались от многозадачности и горящих приоритетов. Само окружение словно настроилось против нее. Тачпанель заедала, ноутбук вис, как зараза, и категорически отказывался сортировать документацию. Свет из окна непременно падал именно в те места, куда она пересаживалась, и даже собственные волосы словно жили свое жизнью: падали на глаза, щекотали нос и постоянно лезли наперед, когда она их отбрасывала за плечи. И тут Валери поняла, что ее действительно напрягало. Они остались фиолетовыми! Обычно неестественный цвет пропадал сам собой, но после пробуждения в спиральном коридоре девушка светила во все стороны отвратительно броской шевелюрой. Отодвинув ноутбук, О'Гайо перевоплотилась в жрицу, затем обратно, подождала несколько минут и снова активировала хризолит. Никаких изменений. Она уже поглядывала на ножницы, но вспомнив судьбу прежнего хвоста, отправилась бороться с недугом в парикмахерскую.
     
      Весь дружный коллектив кудахтал вокруг клиентки, когда Валери пообещала заплатить любые деньги, если они вернут все на место.
      - Вы не подождали месяц после предыдущей покраски! - уверяли спецы, безрезультатно вытянувшие три часа ее бесценного времени и вылившие на голову "жертвы хризолита" семь пакетов с тоником.
      - Вы пользовались дешевой краской! Если б вы обратились сразу к нам, проблем бы не возникло, - озабоченно вторил директор, пытавшийся смягчить провал своих работников.
      - Я, Валери О'Гайо, по-вашему, пользовалась бы дешевой краской? У меня анорак дороже, чем вся ваша богадельня! - сердилась девушка, но больше не на персонал, а на то, что ничего не помогало.
      - А знаете, возможно сама судьба не дает Вам изуродовать столь прекрасные черты безвкусным русым тоном, - подпевала уборщица, решившая тоже принять участие в открытом обсуждении. - Этот цвет преображает Ваш взгляд!
      "Сюда б сейчас Лиона, руки бы им пообламывал", - гневно думала О'Гайо, посылая к чертям бестолковых парикмахеров, которые так хотели заполучить свои денежки, что даже атаковали ее триммером, пытаясь убедить, что кардинальная смена имиджа никому еще не вредила.
      Депрессивное настроение приближалось к кульминации. Валери вернулась к работе, собираясь сосредоточиться только на ней, но вдруг Николь невинно спросила о том, что подруга планирует делать завтра. Вопрос был тотчас воспринят в штыки. Ноутбук со страшным хрустом ушел в половицы, выплюнул мстительную искру и, довольный своей выходкой, гордо издох.
      - Что вы все о нем заладили? Да плевать на чертово завтра. У меня его не будет! Теперь вообще непонятно, чего ждать. Тебя ничего не смущает, Николь?
      - Нет... А что? - Спенсер рассеянно смотрела то на ноутбук, то на подругу, и ее смущало очень многое, но если б она об этом прямо заявила, то перестала бы быть собой.
      - Как я в школе покажусь теперь, а перед комиссией?! Эта тупая пакля не становится прежней! Не состричь, не перекрасить. Скоро в нас будут узнавать жриц за километр.
      - Что за кипишь, бабоньки? Уже празднуем? - Кристина вернулась раньше в прекрасном расположении духа, которое испарилось сразу же, как она увидела кислые мины подруг.
      - Похоже, что нет, - ответила Спенсер, с тоской глядя на дорогущий ноутбук, вмятину на полу и разлетевшиеся клавиши. "Я потратила на уборку пол дня, чтобы все выглядело красиво!"
      - О'Гайо, хочешь или нет, но у Крис уже все распланировано. Твое дело завтра встать и в торжественной обстановке принять от меня презент. О, а чего ты до сих пор с этим плодовым взрывом на голове? По-уродски в быту выглядит, оставь для перевоплощений.
      - Аргх!!! - огрызнулась Вэл, пропадая во вспышке телепорта.
      - У нее предпраздничный нервоз?
      Не вдаваясь в подробности, Николь описала причины расстройства.
      - Ну да, фиолетовый не зеленый, его за кусты твоя собака не примет, - припомнила Мильгертон инцидент в особняке, надеясь, что Валери все еще в доме. - И тебе с ним не так-то плохо! Пару литров тоника и красотка, отвечаю!
      - Она злится от того, что придется выбирать между быть жрицей и быть человеком.
      - Ну так нельзя одной тощей задницей два стула занимать, - воскликнула Кристина, едва понимая терзания подруги, она то давно определилась с выбором.
      Пока они разговаривали, боковое зрение Николь ловило необратимый процесс появления постороннего в коттедже. Сквозь пол прихожей из портала просачивался высоченный дымчатый силуэт, принявший человеческое подобие. Вернувшаяся за ноутбуком Валери, оставила собирать отлетевшие детали и молниеносно юркнула за диван. Крис немного оторопела от действий подруги, но потом быстро сообразила, что незваный гость - та самая бешеная тень, от упоминания которой О'Гайо бледнела и становилась молчаливее обычного.
      - Извините, что без предупреждения, но у вас звонок не работает, а на стук никто не реагировал, - учтиво пояснила Атланта.
      - Эти божественные уши слышат стук дешевых туфель в метро в час пик. Не было стука, милочка, у Крис могут быть проблемы с голосом, но слух у нее музыкальный! - Мильгертон не скрывала раздражения по поводу нахального появления в их доме. "Если Валери к ней так относится, то тень точно где-то облажалась".
      Атланта, не дожидаясь приглашения, уселась на диван, за которым пряталась Вэл, и вольно закинула ногу на ногу. Николь сразу обратила внимание на ее миндально-медные байкеры на невысоких каблуках с налипшими кусками грязи. Эстетика внутри Спенсер перевернулась.
      "В первый и в последний раз я тут все выдраивала. Швабру ей в зубы, пусть эта шпала прочувствует мое недовольство!" - негодовала девушка, борясь с желанием указать Атланте на ее невежество или молча принести тряпочку. В этом споре выиграл как всегда третий вариант - молчание с многозначительным видом.
      Находиться среди враждебно настроенных жриц для Атланты было не впервые. Она чувствовала себя комфортно, но задерживаться не собиралась. По словам Гастона, она могла случайно разрушить и без того хрупкий негласный альянс между жрицами и тенями, да и Этрейн не следовало оставлять с одним Лионом. Состояние напарницы вызывало у нее опасение. Она чахла на глазах, но продолжала просиживать дни и ночи за компьютером, повторяя едва слышно, что надо куда-то успеть.
     
      Убедившись, что ее словам готовы внимать, тень вынула руку из кармана, демонстрируя широкий браслет и тут же пряча его обратно под ткань.
      - Мы все рискуем, действуя за спиной королевы, но она не оставила нам выхода. Благодаря этому устройству, Палеон может следить за каждым нашим шагом и это было б не так страшно, хоть и не комфортно, если бы мы были полностью уверены в том, что она предана нам. После исследования подземелья, мы обнаружили доказательства того, что Палеон могла попасть под влияние герцога. Этрейн нашла способ ослабить тварь, но для этого понадобится участие жриц. Пусть одна из вас встретится со мной сегодня после десяти в начале совиного леса.
      - Почему именно с тобой? Почему, например, не с Гастоном? Ему я как-то больше доверяю, - спросила Николь, уже успев распланировать их встречу до того, как тень ответит.
      - Гастон ведет наблюдение за королевой. А Лион вместе с Этрейн, потому что целью герцога станет она, как только он поймет, что мы задумали. Нужно произвести максимально-заряженное поле, чтобы он выдал себя. Мы можем попытаться использовать украденную им шкатулку Диона против него же самого. Если он ее активировал, шкатулка будет находиться где-то рядом. А если нет... Рисков много.
      - Мы тут сотрудничество обсуждаем или самоликвидацию? Какие риски? Что за поле? - Кристина испытывала острую потребность придраться из-за личной неприязни. - С чего нам слушать кого-то, кто сочетает голубую косуху под аспарагусовые карго!
      Николь ничего не поняла из претензий Крис, но наезд выглядел солидно. К сожалению, Атланта тоже его не поняла.
      - В практику магов Антарьянтра входили альтернативные средства подпитки. Выброс энергии, возникающий в результате столкновения двух стихий, при правильном использовании мог быть поглощен и использован в целях увеличения мощности. В борьбе за Амальтею это умение было вполне уместным, поскольку вокруг исходило много незримых волн. Но в процессе поглощения тело крайне уязвимо. Шкатулка Диона создана так, чтобы затягивать в себя ослабленные воплощения. Немного нашего содействия и он попадется.
      - Так что нужно делать? - не без сарказма осведомилась Мильгертон, увлеченно изучая свой маникюр.
      - Сражаться. - В белках тени проскользнул шальной огонек. - Так кто пойдет? - спросила девушка, заглядывая за диван, где зажав побитый ноутбук, бледнее мела, сидела Валери, явно чувствовавшая, что ее давно засекли. - Я хотела бы услышать ответ от вашего лидера. Но она слишком занята возней за диваном, чтобы оказать мне честь.
      Прятаться больше не было смысла, но Валери осталась на месте.
      - Как та, кто только вчера имел дело с герцогом, я не горю желанием провоцировать его появление. Попроси кого-то другого.
      -Нет, - усмехнулась тень, в один легкий прыжок перемахивая через диван и оказываясь рядом с О'Гайо. - Я хочу только тебя. Представь, какое великолепное поле возникнет от столкновения наших стихий.
      - Отвратнейшая идея. Разбирайтесь как-то сами.
      "Бестактная повадка теней, приближаться к самому лицу. Они что близоруки все?!". Валери передергивало от вторжения в личное пространство. Еще миллиметр и она сделает столкновение двух стихий не дожидаясь ночи.
      - Ты не можешь мне отказать, - в речи Атланты заиграл бесноватый оттенок. - Вы нам многим обязаны. Стоит ли перечислять? Поэтому, Валери О'Гайо, одолжи мне свое тело на одну эту ночь.
      Валери поперхнулась.
      - Да пошла ты конченая &$*#@%! - Лучше было и не пытаться перебросить шпалу через себя, чтобы не выглядеть совсем ущербно, когда прием не удастся из-за ее роста. Она применила максимальную выдержку, отбрасывая Атланту лояльным ударом в челюсть.
      - Сколько агрессии! Жестче, О'Гайо, разделайся же со мной! - Атланта слизнула выступившую кровь и чистосердечно рассмеялась, вгоняя жрицу в смятение. - О, я сделаю, что угодно, чтобы ощутить силу прикосновения повелителя еще раз. Но здесь же и твои беспомощные подружки, не боишься их задеть?
      - Вали отсюда, я не буду в этом участвовать, - рука Валери непроизвольно потянулась к груди. Оставленная герцогом отметина болезненно заныла, напоминая о вырванном виталле.
      - Сегодня после десяти в начале совиного леса, - напомнила девушка, облачаясь в хитон и скрываясь в дымке. Атланта не принимала отказы. Если Валери не придет сама, она вернется снова.
     
  

Глава 70

Какого черта, Хелен!

     
     
      Вечер воскресенья настойчиво забирал по капле дневной свет из комнат коттеджа.
      Когда входная дверь впустила Ватер, все замолчали. Только что метались и обсуждали где ее искать, куда звонить, но едва она появилась - безучастно проводили взглядами по ступенькам наверх и поменяли тему разговора. Никто не удосужился пригласить ее к столу и Валери это озадачило.
      - Что это только что было. Так вы поссорились?
      - Нет, - ответила Крис, смакуя кусок фруктового пирога, так если бы она не продавливала минуту назад кнопки телефона, чтобы обзвонить местные больницы и на худой конец морг.
      -Тогда почему не позвать Ватер к нам?
      - Она откажется. Вернулась и хорошо. Мы привыкли, что Хелен почти никогда не выходит. Живет в каком-то своем мирке, к которому у нас нет доступа, - пояснила Николь, отправляя в желудок сладкий чай и закусывая топленым ломтиком сыра.
      "Да их совсем ничего не настораживает! Или это не дело рук самой Хелен? Но гипноз же не действует на жриц. Не должен. Тогда, не может случиться так, что в плохом отношении к Хелен со стороны девочек виновата я?".
      Валери отдавала себе отчет, что относилась к ней хуже, чем к Николь и Крис. Незаметно делала Хелен изгоем в их компании, критикуя ее действия, поведение и, конечно, подавая этим плохой пример. А все потому, что ее выводили люди с синдромом жертвы. Они как будто сами напрашивались, чтобы над ними издевались, чтобы с ними грубо разговаривали. Люди без гордости, питающиеся жалостью окружающих. Которые на самом деле не были такими уж и жалкими, как хотели казаться. Которые сначала смотрели на тебя с собачьей преданностью, желая добра, но на самом деле уповали на то, что в один солнечный денек тебя случайно собьет фура, раскатает и размелет на мелкие детальки по шоссе от 47го до 19го километра, за все их страдания.
      Меньше всего Валери хотела, чтобы Хелен неправильно истолковала ее слова и действия. Она пыталась укрепить ее дух, научить сражаться со слабостью, вселить часть уверенности О'Гайо. Другими словами, Вэл хотела переделать Ватер под себя, чтобы общаться с ней без раздражения. Но уличная крыса с именем Валери, с ее лентой для волос, отмороженный пустой взгляд подруги и ограниченное общение наводили девушку на то, что они ее теряют. О'Гайо поднялась в комнату младшей, чтобы все исправить.
      Девочка как раз заталкивала учебники в сумку, когда О'Гайо настырно напомнила ей о своем существовании.
      - Ты орешь, когда к тебе в комнату заходят без стука. Так почему делаешь тоже самое?
      - Хелен, давай к нам, - Валери не сочла важным заострять внимание на Ватеровской причине негодования. Теперь на некоторые вещи она смотрела по-другому. И если бы сейчас в ее собственную комнату ворвался хоть целый табун мустангов, незнакомых людей и еще черт знает кого, она бы не особо разозлилась. Скорее приняла бы как должное, что ее жизнь стала похожа на кусочки мозаики с разных наборов, которые нельзя собрать воедино.
      Хелен ничего не могла знать о ее новом мировоззрении, она привыкла к старой Валери: злой, вспыльчивой, заносчивой и властолюбивой, которая находилась в ее комнате только для того, чтобы Хелен сделала так, как хочет она. Потому что у О'Гайо было просто какое-то болезненное желание собирать всех вместе, не удосужившись понять, что вместе никто собираться больше не хочет.
      - Не хочу, - так и ответила Ватер, заминая пальцами края болотно-пепельного свитера, вязаного толстой ниткой. Как же нелепо он смотрелся на ее худеньких плечиках, вздернутых кверху, будто ее постоянно одолевали сырость и сквозняки.
      - Они что-то тебе сделали? - Валери настырно докапывалась до сути всех ее проблем. Чуть ли не клещами вытягивала грязь, которую Хелен желала запрятать и стереть. Но прежде чем она успела ответить, О'Гайо обратила внимание на стол. Ни клетки, ни крысы на нем больше не было.
      - Надеюсь, она не сбежала... Или хотя бы не вернется, - выказала свои опасения наследница нефтяников.
      - Не вернется.
      Если б Валери была более внимательна к своим собеседникам, возможно, тогда ей удалось обезопасить себя на ближайшее будущее хотя бы от одной напасти. Под давлением Хелен могла сдаться и рассказать о том, что ее волнует. Случай представился, но длился такой незначительный промежуток времени, что Ватер не успела сформировать свои недоговорки в общее предложении до того, как Валери потеряла нить разговора, переключаясь на то, что ее по-настоящему волновало.
      - Ты заставила нас переживать. Где гуляла так поздно?
      - Я должна перед тобой отчитываться?
      - Конечно нет, но тебе следует быть более благоразумной. Мы должны держаться вместе.
      - Я гуляла с Сэдгаром. Мне ничего не грозило.
      Когда дело касалось ее друзей, Валери мгновенно теряла самообладание. Она не могла допустить развития "неправильных вещей", таких как Сэдгар и Хелен или Кейн и, например, Крис, разница в возрасте которых, казалась для нее запредельно недопустимой.
      - Как будто Сэдгару больше нечего делать, чем возиться с малолеткой. Пусть ты и жрица, и мы попросили его присмотреть за тобой одну ночь, но это не меняет того, что тебе не стоит смотреть в его сторону. Не думаю, что в будущем жрицам будет доступно что-то вроде симпатии к противоположному полу. Мы можем принести погибель тем, кто нам дорог. Лучшее, что ты можешь для него сделать - оставить в покое.
      Валери услышала в себе тон своей матери. "Я действительно стала страдать нравоучениями. На меня они никогда не действовали. Почему я решила, что с ней возымеют какой-то эффект?". О'Гайо уже уловила частички ненависти в свою сторону. Уж слишком молчаливой стала Хелен после того, как Валери повысила голос.
      - Я не собиралась читать тебе мораль и тем более заставлять отчитываться, все получилось само собой. Просто я старше и чувствую за вас ответственность. Я хочу защитить каждого близкого мне человека. Но ты не оставишь мне и шанса, если будешь пропадать вот так в неизвестном направлении.
      - Так ты просто облегчаешь себе задачу. Мы должны сидеть тут, как в кукольном домике, пока ты будешь разыгрывать героя? - Хелен отозвалась сначала тоже тихо, но в конце ее голос почти сорвался на писк.
      - Нет... - "Как она свела все к этому!" - Пока тебя не было, к нам заявилась Атланта и едва не потребовала, чтобы кто-то из нас отправился с ней выманивать герцога. Конечно, я выпроводила ее. Но когда, не дозвонилась до тебя, мне стало жутко, вдруг ты встретила тень, и она уже проворачивает свои гнусные планы с самой доверчивой из жриц.
      И снова оскорбление. С О'Гайо невозможно было вести разговор. Как она делала это раньше? "Валери - самая злобная стерва из их компании. Больше внимания, больше софитов над Валери О'Гайо, пока она совершает какой-нибудь подвиг!"
      - Раз тебе стало так жутко за меня, что остановило не броситься мне на выручку?
      И Валери замолчала. Она ведь запросто могла вернуться в храм, отследить активность ее пояса. Как правильно Хелен поставила вопрос. Что ее остановило?
      Страх. Что там вновь окажется герцог. Если Кристине не удалось заблокировать вход в храм для посторонних, хоть Мильгертон и уверяла в обратном. Что она столкнется с тенью, имевшей к ней ненормальный интерес. Что тень и герцог могут быть заодно. Неизвестность, в которую придется вступать в одиночку, потому что она создала вокруг себя этот гнусный ореол защитницы. Но раньше она не брала в расчет, что столкнется с вещами пострашнее смерти. Бесконечная боль, причиненная герцогом. В воспоминаниях разума, тела, в повседневных мелочах, когда она смотрела в зеркало и продолжала видеть в груди уродливую дыру. А ведь проделывая тоже самое, Лион был с ней лоялен...
     
      Хелен только хмыкнула, заканчивая собирать сумку в школу и, слегка приподняв голову, мимолетно скользнула взглядом по Валери.
      - Тебе все равно на меня. Или. Ты же не испугалась, Вэл? Ты определенно стала сильнее. Ни Атланта, ни герцог - никто не сравниться с тобой. Помоги нам всем.
     
      Валери оставила Хелен. Спустилась в холл, и, на автомате, взяв с вешалки черную куртку, покинула коттедж, сообщив, что выйдет ненадолго прогуляться по улицам.
      Зимняя мгла плотно стелилась по улицам, становясь реже при мраморном свете фонарей, охраняющих аллею. Растерев предплечья, чтобы быстрее согреться, Валери застегнула до конца молнию куртки и, зарывшись носом в меховой воротник, выпустила на него облачка теплого воздуха, от чего он покрылся созвездиями льдинок. Она шла по тихой сырой улице, редко встречая в туманной завесе прохожих, до тех пор, пока впереди не открылась длинная арка из сплетенных крон совиных деревьев. Пушистые, конусообразной формы, они были названы в честь пернатых обитателей, благодаря расположению иголок, напоминающих буро-кофейное оперение.
      Стеклообразные сосульки бахромой свисали с ветвей. Вокруг зубчатых стволов лежали широкие круги от опавших иголок. Войдя вглубь аллеи, она ощутила приятное тепло. Особенностью совины было сохранение тепла, поэтому, даже когда широкая тропинка покрывалась изморозью, в воздухе стояла плюсовая температура.
      О'Гайо поежилась, рассматривая синеву, проступившую на кончиках пальцев.
      "Опять что ли пояс барахлит?" - девушка пошарила рукой под одеждой и, не обнаружив пояса, почувствовала кисло-терпкий привкус предательства. Она была там, куда бы никогда не пошла в здравом уме. Значит, что-то повлияло на ее решение или кто-то.
      "Хелен. Дай только вернуться, и мы поговорим".
      Замерзшая лужа хрустнула, и паутинка трещин, разбежавшись под ногой, образовала небольшую ямку. Кончик ее замшевого сапога провалился в земляную жижу. Валери хмыкнула, вытаскивая сапог, и медленно перевела взгляд туда, где гнетущий своей пустотой тонкий бархат тумана сливался с зубчатыми столбами совины, потонувших в ночной прохладе. Густая чаща осторожно заманивала ее на другую сторону таинственной тишиной и умеренным освещением мутных фонарных ламп. Там, за полоской света, из подлинно-мертвой черноты за ней наблюдали.
      "Позорно уходить, когда дал согласие на бой своим присутствием".
      Атланта вышла на свет и зашагала к ней, не скрывая победной улыбки. Валери интуитивно спрятала руки в карманы и углубилась в воротник так, что остались видны лишь одни глаза.
      - Давай сразу проясним: я здесь не по своей воле. План - отстой и помогать я вам не собиралась. И мы еще можем остановиться...
      - Неизбежно. Ты пришла, потому что хочешь того же, что и я. Настоящего поединка.
      Как-то так Валери себе и представляла ее ответ. Тень, словно скала, возвышалась над ней, источая восхитительные флюиды помешательства. Вряд ли она задумывалась о сценарии плана, преследуя одну лишь навязчивую идею сразиться с Рэей.
      - Все чего я хочу на самом деле - это выспаться. "Набить бесстыжую морду Хелен, а потом выспаться". Поэтому не тяни.
      - Перевоплощайся. - О'Гайо уловила в ее интонации частичку разочарования.
      - Для тебя и так сойдет.
      - Как скажешь, - отозвался голос Атланты, и возле головы Валери в ствол вонзилась тлеющая прямоугольная пластина.
      - Метко, - спокойно сказала Валери, но внутри у нее все похолодело.
      - Я же не хочу тебя поранить. Раньше времени.

* * *

      Этрейн чем-то напоминала Лиону младшую сестру, ту, которую Амальтея приказала ему сожрать живьем на глазах у матери, перед тем как разорвать ее на части. Вкус детского тельца сохранился на его вкусовых рецепторах горечью незаконченного дела. Янтарноволосая тень походила на сестру какими-то отдельными повадками: немного задирать нос при разговоре, опускать щеку на левое плечо, о чем-то задумываясь. Иногда он и сам мимолетно искал мелкие детали в ее речи и поведении, чтобы не забывать о прошлом. Этрейн была тенью, к которой он относился нейтрально, но с неким исковерканным сочувствием. Он был одним из тех, кто не презирал в ней отсутствия необходимых для тени данных.
      Оставшись наедине, приспешник расположился на подоконнике, вяло наблюдая за тем, как она бегает пальцами по клавишам виртуальной клавиатуры. Посеревшая от бессонных ночей, плохого питания и еще Агрос знает чего, с остервенением вдалбливала в программу прогнозирования все новые и новые параметры.
      - Почти закончила!
      Лион полусонно кивнул, оборачиваясь на победный отклик тени.
      - Этрейн, - он позвал ее тихо, чтобы она реагировала постепенно. Чтобы услышала его тонкую интонацию и поняла, что они больше не одни в этой комнате. Этрейн понимала. Она влипла в экран, продолжая набирать слова и хоть пальцы ее заметно замедлились от сковывающего страха, ничего не могло остановить ее довести дело до конца.
      - Как ты, моя милая? МЫ давно не виделись. Выглядишь лучше, чем я предполагал.
      - Этрейн! - мысленно он уже отталкивал ее назад, но на деле оставался на месте. Тягучее оцепенение, происходившее из запястья, скованного потемневшими браслетами, не давало ему кинуться на герцога.

* * *

      Гастон оставался в зале, пока Тери и Аривер обходили храм. Чем дольше он находился с королевой, тем длиннее становился день, беспокойнее мысли, сильнее сомнения.
      "Когда ты нас предала, Палеон? До или после пробуждения?"
      "Пусть ей начнет тошнить от нашего вида, пока она не раскается. Мы служили этим умственным калекам, помешанным на власти, долгие годы. Пусть она говорила, что презирала Диона, ничто не помешало ей пользоваться всеми благами его могущества".
      Верховную тень напрягало долгое присутствие приспешников. Будет неприятно, если Раян снова к ней заявится. Тогда ее смогут обвинить в любых грехах против собственного отряда.
      "Обдумывают возможность напасть на меня!"
      - Вам давно пора уходить. - настоятельно отметила Палеон,
      - Безопасность королевы прежде всего, - с сухостью произнес приспешник, со скучающим видом изучая влажные подтеки на стенах.
      - Какая безопасность? Вы пренебрегли этим правилом, когда позволили Тери воскресить Рэю. Так чего решил примкнуть в ряды моих "надсмотрщиков"? Одной мерзкой Тери Стар мне достаточно.
      - Ваша связь с герцогом. Насколько глубоко она уходит? В общее прошлое или ты платишь ему за возвращение?
      Палеон в который раз удивилась его наглости стирать ранговые различия при общении. Тем не менее она воздержалась от агрессии. Гастона можно было исправить лишь посмертно.
      - Мы стоим у края одной пропасти. Не приписывай мне ложных отношений, - ответила женщина, проворачивая золотой браслет, подобный тем, что был у других теней, на своем костлявом запястье.
      - Меня интересуют пределы его силы.
      - Мне известно не больше, чем тебе. Он использовал запретную технику, и она поглотила его. От Раяна Брайтмэна, которого я когда-то знала, ничего не осталось. А то, что я видела при встрече, можно назвать совокупностью потемневших демонических воплощений, удерживаемых магией, настолько темной, что его оболочка больше не может их сдерживать. - В безоблачном веснушчатом лице Гастона появилась заинтересованность. - Не смей думать о том, чтобы мешать ему. Пусть делает, что ему нужно и возвращается обратно на Диону. Ему нужны жрицы.
      - Ты еще надеешься, что герцог до нас не доберется? Ты только что едва не прямым текстом сказала, что ему нужна твоя сила, чтобы повернуть время вспять для своих человеческих останков. Когда демоны разорвут его изнутри, он надеется, что сможет "заново родиться"! Палеон, у него шкатулка Диона. Он забрал ее, чтобы достать тебя и теней. Даже если мы дадим твари свободу действий, он не оставит нас в покое. Ему нужна любая энергия, чтобы разбить жриц и вытащить виталлы, дающие возможность продлить жизнь. А что начнется потом, если у него получится? Пришествие второго Диона? Если ты медлишь, то мы не будем бездействовать. Этрейн уже работает над тем, как его убрать. Даже используя защитную магию, он остается смертным.
      - Гастон... - Королева поднялась с трона и, подойдя сзади к приспешнику, положила руки ему на плечи, впиваясь когтями в ключицы. - Чтобы вы не делали, Раян станет для вас неожиданностью, потому что - королева задержала дыхание, возводя глаза к сводам, так словно это стоило ей усилий - его глаза и уши повсюду. Вы даете ему возможность оправдать свое безумство.
      Гастон поднял взгляд за ней, рассматривая темные стены и ползущие по ним бесформенные тени от горящих факелов. Все они повторяли легкое колыхание пламени или пытались повторить, чтобы стать незамеченными. Зародыши низших демонов, части субстанции, напавшей на него у храма, плыли под потолком неумело сливаясь с окружением, слышащие каждое их слово, видящие каждое движение. Знающие о том, что уготовлено королеве, Гастону, всем, кто участвует в заговоре против мага.
      - Ублюдок...
      Гастон припомнил сюжетную игровую развилку. Он никогда не умел выбирать правильно. Не та дверь, не тот спасенный персонаж. К кому переноситься первому. Этрейн? Теоретически она могла стать первой, но тень под защитой Лиона. Ничто не пройдет мимо него. Атланта должна была вступить в бой со жрицей. Кто на него согласиться? "Если моя Николь? - Гастон даже не заметил, как употребил собственническую форму. - А если Рэя?" Рядом с Атлантой никому не безопасно.
      Гастон выбрал окраину совиного леса.
       
     

Глава 71

Интермедия: Нейро

     
     Неприметный коттедж, удаленный от центра города и спрятанный в глуши социального района, оживал ближе к утру. Но завтра, когда солнце осветит его обветренную потускневшую крышу, он будет пустовать.
     
      С тех пор, как Этрейн встретила герцога, в ее комнате никогда не выключался свет. Все, что она делала, было направлено на изучение природы его магии, с помощью которой из нее вытягивали жизнь. Тень плохо помнила день, когда крупицы колотого льда и стекла по воле жрицы обратились против нее. Его мысли стали ее мыслями, его действиями стали действиями Этрейн. Он воспользовался ее оболочкой, чтобы проверить Амальтею. Приспешница была уверена, что если бы маг хотел забрать виталл жрицы, он бы сделал это без чьей-либо помощи. Значит Раян был заинтересован не в виталле.
      Маг среднего уровня, рожденный в могущественной династии, был серым пятном на родословной чистокровных магов и не представлял ничего выдающегося, чего стоило бы бояться. Он был не так плох, как о нем говорили. Весьма разборчивая в выборе фаворитов, Палеон держала Раяна при себе, обещая золотые горы и место на троне вместо брата. Но все тщательно сплетенные интриги за спиной Диона, не помогли Палеон сместить благоверного. Раян разочаровал ее своим тщедушием и все, что происходило дальше, стало расплатой за ее амбиции. Кто знает, если б королева не указала герцогу насколько он уступает брату, Раян бы не попал под власть запретной магии.
      Впервые за много веков у жриц и теней появился общий враг, способный уничтожить их всех. Но не только это заботило Этрейн. Ей удалось обнаружить кое-что интересное. Кто-то бесстрашно нарушал табу, разрезая пространство на составные части, и это был не герцог. Этрейн грешила на новоизбранных жриц, но они оказались неопытными, и пользовались самой примитивной магией.
      Приспешница работала сутками, отслеживая колебания посторонней силы и рассчитывая вероятность разрывов в районах Твестла, куда потом отправлялись тени. Приспешники могли и не делать этого. Закрывать разрывы было работой жрецов. Это поколение оказалось ни на что ни годным, кроме совращения их лидеров и демонстрации стихийных трюков. Этрейн стиснула зубы. Ей пришлось преодолеть порог отвращения к заклятым врагам, чтобы попробовать найти к ним подход. Трудный ход для того, кто имеет проблемы с общением. Амальтея вызывала в ней легкое негодование после того, как та получила нечестную победу. С Рэей было вообще лучше никогда не встречаться. Нереиду не заботило ничего кроме себя самой. Это были самые скверные и несерьезные жрецы, но они в них нуждались!
      После удачного нападения Эверхарта на герцога, Этрейн надеялась, что ее мучения закончатся, но жизненная по-прежнему уходила. Раян выжил, поэтому тень продолжала работу. Проклятые маги не могли умереть просто так. У них преобладал иммунитет к физическим и магическим атакам. Но о влиянии ментальных было не изучено, а оставшиеся тени почти все обладали физическим коэффициентом. Он подошел бы для сражения со жрецами, но против запретной магии не сработал бы. "Аривер не потянет все на своем горбу, как бы коварен и талантлив не был. Нужна поддержка Ио".
      Этрейн начала сближаться с Хелен.
      "Отвергнутый озлобленный, ребенок. Как такие глупые и избалованные люди, как она могут вообще существовать? Она еще ничего не знает об этом мире, но только и делает, что жалуется и пытается закрыться даже от своей силы".
      Но с каждым их разговором Хелен удивляла ее. Раскрывалась, как цветок адовой пасти. Милый снаружи и ядовитый внутри. "Если они не обратят на нее внимания, девочка станет катастрофой". Этрейн стало искренне жаль Ватер. Становиться жрицей был не ее выбор, она пошла на это, чтобы обрести друзей. Людей, с которыми у нее появилось бы что-то общее. Она желала уйти от одиночества, но в итоге обрекла себя на него.
      - Она может быть нашей надеждой? - задавалась вопросом тень, закусив зубами резинку на конце карандаша и поглядывая на стройного приспешника.
      - Ты можешь раздумывать над чем угодно, - усмехаясь, отвечал Аривер, поправляя идеально лежащий воротник. - Мы все умрем, это все, что тебе нужно знать. А дальше все зависит от "них". - Серый кардинал вел свою собственную игру. Этрейн ужасала его прямолинейность. Он будто бы знал, что должно было произойти, и ничего не говорил конкретно. Точно участь их была настолько ужасна, что лучше было о ней умолчать.
      Приспешница приложила все усилия, чтоб дать теням шанс на победу.
      "Шкатулка должна сработать". Иначе все зависит от того, успеет ли она закончить работу и поймет ли получатель важность послания.
     
      Каждым нервом Этрейн осязала, что за ней уже идут. Заблокировав все внешние раздражители, тень создала защитную сферу и попросила Лиона побыть рядом, пока она не закончит. Приспешник не должен был отходить от окна, даже если появится герцог и выберет первой целью Этрейн. Парень не доверял ее самоуверенности.
      "Как она себе представляет, что я не должен атаковать? Я покончу с ним, пока она нежится со своей программой прогнозирования. Это лучше, чем слепо полагаться на какие-то барьеры".
     
      Гнилостный запах темной магии распространился по второму этажу. Все внутренности Лиона сплелись в тугой узел от ожидания герцога. Маг пришел не говорить с ними. Не предлагать сделок, не заручаться поддержкой. Сейчас он пришел убивать.
      "Ближе, ублюдок, ближе". Из глубины сознания Лиона поднималось неистовое возбуждение.
      Контроль герцога его раззадорил. Из них троих находящихся в комнате у Раяна было самое неудачное положение.
      Контроль был абсолютным, он чуть ли не вытеснял Лиона из собственной оболочки, столько ментального захвата было вложено. "Я слышу все его тысячу сущностей, нашедших временное пристанище в одном тупом маге".
      Герцог прогулялся по комнате, как бы пробуя пространство на предмет неожиданностей.
      - Вижу вы вдвоем хорошо подготовились. А как же обет, данный тенями династии Диона? Я ведь ее часть и, ай-яй-яй, столько агрессии, вместо того, чтобы преклониться.
      Под тяжестью его скотской магии кости Лиона затрещали и насильно согнулись. Удовлетворившись кривым поклоном приспешника, он перешел к Этрейн, но барьер, под которым находилась тень, обрывал его влияние.
      - Интересно, - темный лоскут отбился от руки, скользя по контуру защиты и, приняв форму острия, вонзился в его поверхность.
      Лион довольно заулыбался, прослеживая, как атака герцога возвращается обратно.
      "Умница, Этрейн. Началось"
      Раян снова нанес удар по барьеру. Свирепый, предназначавшийся для уничтожения любого укрытия. Приправленный его ненавистью к теням, сгусток отскочил словно мячик и начал цепочку зигзагообразных рывков через все помещение. Подобно лезвию, он разрезал любой предмет на своем пути, оставляя в безопасности лишь одну слепую зону, где находился Лион.
      "Она смогла даже это рассчитать?! Похоже, я сильно недооценивал нашего гения".
      Тело герцога превратилось в решето, и на миг он ослабил власть над тенью. Клубок тьмы остановил свое движение, влетая в золотой браслет на руке приспешника и полностью его разрушая.
      - Как тебе зеркальный барьер? Это все ее заслуга. Теперь никто не помешает достать тебя, - хохотнул Лион, призывая посох, преображая его наконечник в набор для разделки мяса. Если б Гастон только знал, на какие дикие маневры способно это оружие, то навсегда бы забыл о глупой привычке оставлять его везде и всюду.
     
      - Вы меня разочаровали. Вы же не думали, что...
      Адамантовое лезвие проскользнуло через правый бок мага вовнутрь, отхапывая себе внушительный кусок плоти с лоскутами шелковой серебристой рубашки. Герцог уставился на приспешника тупым одичавшим взглядом. Соображал ли он в тот момент или действовал на одних инстинктах выживания? Или разум был его давно съеден миазмами запретной магии? Из раны мага засочилась темная жидкость, валил смрадный серый дым, а затем вязкая паутинка закрыла ее, начиная усердно сшивать почти две отдельные половины своего хозяина.
      "Ну и дрянь", - подумал про себя Лион, облачаясь в теневую накидку. Атаковать из одной точки было не так то и легко. Он рассчитывал, что сможет хотя бы располовинить врага. Лион вновь произвел грациозный выпад, заставив мага увернуться и пропустить следующий удар. Посох тени плясал в воздухе, рисуя смертельное кружево, окропленное черным жемчугом проклятой крови. В зеркальной ловушке запретные техники играли против самого герцога. Но с каждым столкновением барьер истощался. Вот-вот и он расколется от переизбытков импульсов. "Его нельзя подпускать к Этрейн". Не то, чтобы оболочки теней были чем-то драгоценным и невосстановимым, но лишаться их было крайне опрометчиво, когда можешь больше не вернуться. Лион сомневался, что их еще раз вернут. "Палеон, если выживет, откажется, ведь мы пошли против нее, а Тери... Тери, как пиявка, без крови ссохнется и умрет без силы королевы".
      Регенерация Раяна повергала тень в трепет. Лион начинал понимать, что здесь что-то не так. Эта скорость восстановления позволяла в принципе не отклоняться от его атак. Постепенно герцог стал подстраивался под ритм Лиона, начиная избегать прямых разящих ударов, словно издеваясь над ним. Приспешника тревожило, что герцог перестал вести задушевные разговоры. Вся их битва проходила в тяжелом молчании. Лиона воспринимали всерьез, ему нравилось думать, что противник поглощен лишь их сражением. Но когда пришла очередь контратаковать, маг пустил в ход все заключенные в нем разумы, закрывая для тени возможность предугадывать свои действия. В хаотичности его движений от Лиона не ускользнул момент, когда зверь попробовал на вкус барьер, за которым находилась Этрейн.
      "Открылся!"
      Наконечник золотого посоха с лету снес руку мага, занесенную в блоке над головой, затем ринулся дальше, проникая в левый глаз и вскрывая его прогнившую черепушку. Чистая победа. Маг упал на колени, слегка подаваясь вперед и замирая в этом положении. Он перестал регенерировать. Отрубленная рука больше не отрастала. Булькающие, шипящие звуки наполнили комнату, и Лион рванул посох обратно.
      "Твою мать, он застрял! Вытаскивайся!"
      Лион рванул еще раз, с гадким треском извлекая наполовину испачканный в черной жиже атрибут лидерства. Несколько прилипших ниточек все еще тянулись из дыры в глазном яблоке.
      "Оттереть будет явно трудно, рыжий не обрадуется".
      Приспешник поднес посох поближе и вдруг увидел, что дрянь, облепившая посох, ползет к нему. Парень поздно понял, что совершил одну и ту же ошибку дважды. Позволив коснуться сначала браслета, а теперь и посоха. Мгновенное подчинение и оружие обрело иную форму, оборачиваясь против бывшего хозяина.
      Лион ощутил каменный холод внутри. Его прошили насквозь.
      "Когда успел? Как?" В желудке Лиона словно разожгли факел. Кривая борозда разрезала грудь уничтожающей болью, и он рухнул на пол.
      - Не так-то ты и хорош! - прозвучали жужжащие голоса, и часть черной массы затекла обратно в герцога, восстанавливая изуродованное лицо. Другая часть медленно заползала в тень, проникая в его нутро скользкими лапками.
      "Агросов маг. Победить меня?! Да как он... Только цветочку позволено...". Комнату заволакивало бледной пеленой, он постыдно отключался.
      "Беги, сестренка...Этрейн..."
      - Не переживай, я о ней позабочусь, а вот на тебя у меня будут другие планы.
     
      Этрейн нажимала кнопки, не замечая, что Лион повержен, что барьера, отделяющего ее от стервятника, больше нет.
     
      Ее пальцы рассыпались по столу. Один с мягким стуком упал на пол, но Этрейн, погруженная в работу, сначала не восприняла боль, продолжая смотреть в экран и не понимая почему перестали появляться символы. Наконец она посмотрела вниз. Сквозь голограмму клавиатуры растекалась багровая лужа. Кисть обожгло серной кислотой, она продолжала чувствовать ее, но воспользоваться уже не могла.
      "Голосовой ввод", - спохватилась девушка, пытаясь переключить обрубками раскладку. Тщетно. Кое-как она зажала карандаш, тыкая резиновым наконечником на значок альтернативного ввода, отчаянно блокируя поступление в мозг подступившей боли.
      - Отправить. - Не хватало последнего фрагмента. Этрейн сделала, что могла. Файл нашел своего адресата и завис с пометкой доставлено. - Закрыть все, - скомандовала тень, когда герцог уже стягивал ее со стула.

* * *

      Они договорились встретиться у разрушенного коттеджа. Ватер специально выбрала это место. Рядом со своими демонами она чувствовала себя спокойно. Хелен волновалась первые двадцать минут. Было нелегко найти в себе смелость прийти на встречу с кем-то неизвестным. Затем ее волнение стало стихать и через два часа переросло в обиду и отчаяние.
      Хелен зашла в коттедж и умостившись на диване, стала сконфуженно разглядывать крысу в клетке.
      - Не придет. А я ей хотела тебя показать. Меня все кидают. Почему они со мной так? Лживая, тупая Нейро! Сама же хотела со мной встретиться. А теперь я тут одна и мне так скучно. Скучно! Скучно! Скучно! - закричала Хелен и ее тонкий голосок, пронесся через пустующие комнаты коттеджа. - Лучше бы я дома осталась и сыграла пару боев, чем ждала какого-то призрака. Я же такая доверчивая, почему бы не поиздеваться над глупой Хелен. Тупая, Нейро! Сгори до тла! Умри! - Хелен раздосадовано пнула клетку. - Хотя бы ты меня развлечешь, Вэл.

* * *

      Этрейн лягнула мага лбом в переносицу, проваливаясь во что-то рыхлое и резиново-податливое. Часть черепа из мятой кожи и хрящей с глухим хрустом встала на место. Он даже не поморщился.
      - Ты больше ничего не возьмешь ни с меня, ни с других... - усталость одолела каждый нерв тени, она больше не держалась, повисая на его тощей руке.
      - Конечно возьму, милая. Ваши воплощения еще послужат мне.
     
      Герцог сбросил ее на пол, занес ногу над ее грудной клеткой и вдруг с силой обрушил. Этрейн выдохнула хрип, слабо толкаясь ладонями в лакированный ботинок.
      - Ты доставила мне массу проблем. Мне тоже было больно.
      Толчок.
      Резиновая подошва, казалось, разорвала ее плоть и достала позвоночник. Из горла Этрейн вырвался бурлящий звук, уголки рта украсили две алые полоски.
     
      Выражение герцога сделалось пренебрежительно серьезным.
      - Твое место под моими ногами.
      Толчок. Его ногу окатили брызги по самое колено.
      Лакированный ботинок, превратившийся в молот, дробил ее до тех пор, пока мутно-желтоватый взгляд тени не остановился в одной точке. Пока хруст костей не перешел в мокрое чавканье.
     
      (Для создания атмосферы https://en.lyrsense.com/michl/kill_our_way_to_heaven )
     
      Рядом с герцогом вспыхнула шкатулка Диона. Зависнув над Этрейн, она затрещала, раскрывая подвижные ряды зубьев, и заглотила тень. Покрасовалась богатой цветовой гаммой на гладких гранях, будто переваривая съеденное, и плавно перешла в первоначальное положение.
      Дом тряхнуло.
      - Точно по расписанию, - отметил маг, глядя на настенные часы, - но я еще успею переодеться.

* * *

        Опустошенная и измотанная ожиданием Хелен вернулась домой. Сбросив грязную одежду на спинку стула, девочка включила компьютер, и с презрением посмотрела на мигающую иконку входящего сообщения. От Нейро.
      Она тут же потянулась открыть его. "Может, что-то случилось, и она попросила перенести встречу? А потом снова не придет..."
      - Дважды я на это не попадусь! - раздосадовано прошипела Хелен и удалила письмо.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"