Liny, Рокфэлл Таша: другие произведения.

Тени Агроса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга из цикла BSG


Глава 17

Кажется, я кильнула директора

      
      - Хелен! - звонкий окрик Николь чуть замедлил стремительное движение фигуры в черном хитоне. Существо двигалось подобно призраку, воспаряя и растворяясь под сводами храма. Или же это была потрясающая игра света. Силуэт двигался так быстро, что его движения размывались и не давали Николь определить, кто находится под хитоном. Темный силуэт схватил Ватер и сбросил ее вниз. Она пролетела семь метров и ударилась спиной о пол, издавая глухой выдох. Желание ринуться на помощь подруге натолкнулось на страх, страх от осознания, что девушка находится на приличной высоте и понятия не имеет, как сюда забралась и как спуститься вниз. После такого падения в ее теле не должно было остаться ни одной целой косточки, но Хелен даже сумела подняться. Рука в серой перчатке плотно сжала горло растерянной девочки, приподнимая ее над собой.
           - Прочь от нее! - заорала Валери, прицельно запуская посох, что оказался рядом с ней. Выскользнув из зоны поражения, существо разжало пальцы. Спасенная Хелен сползла на пол, как рыбка, беззвучно открывая рот, чтобы набрать воздуха.
       Несмотря на расстояние, Валери спрыгнула вниз, отмечая, что двигаться стало как-то легче. Невысокая фигура резко отпрянула назад, внимательно изучая подруг. На зеленом троне появилась еще одна. Все четверо.
      - Оболочки, - донесся женский голос под капюшоном, отдающий больше сожалением, чем разочарованием. - Мне следует вырвать виталл, чтобы убедиться в этом окончательно. Девушка готовилась совершить рывок.
      О'Гайо, не имея понятия, с чем связывается, автоматически среагировала и встала на защиту Хелены, явно демонстрируя, что можно начинать с нее.
      - Пусть будет по-твоему.
      Человек в хитоне издал нервный смешок, выхватывая два гладких золотистых лезвия.
      - Нет, подожди! Она не серьезно! Вы приняли нас за кого-то другого! - прокричала со своего места Николь, чтобы как-то отвлечь ее от своей цели. Мы ничего не сделали!
      - Не сделали? Да вы просто сырье. Вас использовали в качестве оболочек для повелителей планет. Но почему-то я не чувствую энергии хризолита. И храм без защиты. Значит, жрецы уже покинули ваши тела, - сделала вывод женщина, впиваясь в каждую бездонной темнотой исходящей из-под капюшона.
      Валери пока не отвечала. Голос показался очень знакомым. Искаженным, но знакомым. Ее рука инстинктивно потянулась сорвать головной убор, чтобы увидеть лицо. Откуда-то возникла странная уверенность, что им ничего не угрожает.
      Женщина отступила, давая понять, что открываться она не собирается. Один из ножей слегка дрогнул, что не осталось незамеченным.
      - Не знаю, о чем ты говоришь, - отстраненно проговорила Валери. - Что за жрецы? Ничего не помню.
      - Конечно, не помните. Ваши тела использовались как промежуточный сосуд между повелителями и их источниками силы. Никто кроме амальтийцев для этого не подходит. Доигрались, глупые детишки. Они просто подставили вас! Жрецы сбежали, как только почувствовали угрозу. Как это в их стиле отсиживаться в норе до восстановления, чтобы потом нанести удар, - теперь в голосе слышалась злость с элементами самобичевания. - Мне надо быть внимательнее...
      Женщина затихла, о чем-то задумавшись, а затем убрала лезвия обратно под хитон.
      - Вам повезло, что первой пришла я. Но если не уберетесь из Твестла, за вами придут другие тени. Они не станут с вами разговаривать, если засекут колебания хризолита.
      - Тени, кто это? - переспросила Валери, прислушиваясь к манере речи.
      - Те, с кем лучше никогда не встречаться. Один шанс - прямо сейчас - уходите... Иначе жрецы вновь подавят ваши личности и отберут тела.
      Далее фигура сделала совсем невероятное, исчезая прямо в воздухе.
      Валери провела по тому месту, где только что стояла женщина, назвавшая себя тенью. Это слово тоже было как-то знакомо. На ум приходила легенда, рассказанная старухой в то время прогулки за городом.
      - Что это было...- обвела молящим взглядом всех присутствующих Крис, в надежде услышать объяснения. У Кристины и Николь с высотой были самые большие проблемы. Поэтому с трона они так и не сдвинулись. - Я, я... Как вы слезли? Тут же больше семи метров.
            Девушки только молчали, недоуменно переглядывались. Как они вообще оказались в храме Твестла?
           - Что за воспоминания в моей голове? Агрос, жрецы, оракул... как будто мы с галлюциногенами сутками развлекалась, - пробубнила Николь, которая всегда давала отчет своим действиям, а тут несколько часов или дней, вылетели из головы по непонятным причинам.
           - Это в нашей памяти. Начинает проясняться. События в Твестле, потом Храм, потом Келли... - Валери села на пол, хватаясь за голову. От наплыва воспоминаний всем резко стало дурно.
      - О, Господи, Келли!! - вскричала Николь, - Они.. нет мы с ней что-то сделали... Надо в Говенри, надо вернуться...
      - Как мы вернемся? Мы с трона и жопы то свои снять не можем, а ты о возвращении говоришь, - злилась Кристина, ерзая по поверхности гладких изумрудных кристаллов в попытках вернуться на землю. - Меньше всего меня заботит, что там сейчас с Колэни. Если помните, это она нас сюда затянула.
      - Да, но это была не Келли. Помню, они называли ее Влеган, она такая же жертва, как и мы.
      - Называй уже оболочкой, слово жертва по нервам коробит, - попросила Валери, вспоминая все, что происходило в поместье. Она помнила мельчайшие детали расправы над Неали. Помнила, как их лица распадаются на песчинки, смешиваясь с потоками воздуха. И ей было спокойно, она не чувствовала угрызений совести. Все, что там происходило, стало таким естественным. "Они это заслужили. Сделала бы это еще раз", - Валери ощутила необъяснимую эйфорию. "С ними навсегда покончено, а если ублюдки восстанут из мертвых, я проделаю это еще раз. Хочу чтобы они восстали! Ахахаха! Хочу испепелить их еще раз. Прекрасное чувство".
      Николь не могла понять, что творится с подругами. Валери веселилась, а Хелен, приникла к стене, из которой каменным цветком, у самого купола, распускался трон, с которого ее сбросила тень.
      - Красный - красивый. Мне нравится красный цвет. Мне его не хватает. Это же означает уверенность. Он мой. Я хочу его. Чтобы он был моим...
      - Хелен, ведешь себя неадекватно, тот парень мертв, не хочешь поговорить о случившемся? - рассердилась Крис. Увиденное несколько часов назад стало бы для нее настоящей травмой, но внутри что-то поменялось. Ей не было его жаль. Мозгами она понимала, что надо испытывать жалость и страх, но ни одно из этих чувств не доходило до сердца. "Но ее-то должно было это задеть!"
      - Это же все был сон, это ведь не правда, - говорила Хелен, продолжая любоваться и поглаживать красные кристаллики, тянувшиеся с самого низа к своду храма - Здесь спокойно. Я ничего не хочу вспоминать.
      По лицу Ватер заструились неконтролируемые потоки слез, она обратила взгляд на девочек. Потускневший и опустошенный. - Мы сможем все вернуть...
      - Тронулась, - заключила Крис. - Эй, очнись, я сделала это с ним. Точнее не я, а та, что контролировала мои действия. Его бестолковая смазливая голова недолго держалась на плечах.
      - Она не хочет этого принимать, Крис! Дай ей время, он же ей нравился. Это жестоко. Что с тобой? Это точно ты? - вступилась Спенсер, отчасти понимая состояние Хелен, у нее на глазах еще никого не убивали. - Меня тошнит от этой высоты...
     
      Девушка пересилила себя и, хватаясь за выступы, смогла уменьшить расстояние на два метра, но затем рука соскользнула и она рухнула вниз, умудрившись правильно приземлиться на обе ноги хоть и со сдвинутыми коленками. От резкого соприкосновения с полом отдачи не последовало, как будто перед самой поверхностью что-то затормозило падение. Теперь стало понятно, почему Хелен не получила повреждения. Николь заверила Кристину, что подруга может смело спрыгивать.
      Но Кристина еще боялась.
      - Было бы здесь что-то вроде лестницы...
      Девушка вжалась глубже в трон, ее руки приобрели зеленый оттенок, а из пальцев потянулись гибкие стебли до тех пор, пока не уперлись в пол.
      - Прекрасненько! Крис довольна. А теперь хочу капучино и миллион в золотых слитках!
      Некоторое время она выжидала исполнения желания.
      - Надо было хотя бы попробовать.
      Валери раздраженно осадила ее легким "Заткнись". После того, как чувство эйфории рассеялось, она начала испытывать непреодолимую ненависть ко всему, что движется.
      - Не нужно тут задерживаться. Последуем совету загадочной гостьи. Дойдем до города, а там я свяжусь с резиденцией О'Гайо и нас заберут.
      - И как ты собираешься объяснять наше появление аж в Твестле?
      - Легко. Сначала ты работаешь на репутацию, а потом она на тебя. Удобно, - ответила девушка на вопрос Николь, отрывая Ватер от пространственной тупки в стену и двигаясь к выходу.
      Николь и Мильгертон, сумевшая спуститься по своей же искусственной лестнице, направились за ними.
      Но путь преградила вспышка света и возникший в ней силуэт высокого мужчины в белой рясе с длиннейшими волосами, что развивались вокруг него, словно попадая под невидимые потоки ветра.
      - Куда это вы собрались? Покинете стены храма, и на той стороне тени расправятся с вами, - вещал он мелодичным баритоном, таким теплым, что если бы кто-то сейчас решил грызть шоколадку, она бы растаяла. Что в общем-то и произошло с некоторыми из девушек.
      - Ты кто? - вырвалось у Николь, хотя отдаленно она понимала, что появившийся человек может быть всего лишь голограммой, т.к. сквозь его прекрасный лик просвечивались стены.
      - Я оракул - искусственный интеллект, созданный с целью прогнозирования и взаимодействия со всеми элементами системы. Моя задача поднять ваши показатели и научить вас дать отпор, когда столкновение с тенями станет неизбежным.
      - Нам сказали валить отсюда. И мы валим. Досвидос, - махнула Крис на прощание, уверенно выходя на улицу и вписываясь лбом в невидимый барьер.
      - Исключено, за пределами храма вы станете легкой мишенью. И куда бы ни пошли, они найдут вас, вырвут виталлы. И тогда ваша жизнь феерично подойдет к концу. Лишившись виталла, вы сможете еще долгое время понаблюдать за своим умирающим телом. Для смертных, вроде вас, это должно быть достаточно мучительно. Здесь же я могу скрыть энергию хризолита в ваших поясах.
      - Поясах? - Валери приподняла край блузки, замечая, что чуть ниже талии прилегает что-то незримое и еле ощутимое. Кроме того на голове и шее присутствовало нечто напоминающее ошейники. Едва мелькнула мысль о том, чтобы снять инородный предмет, как ИИ ее оборвал.
      - Этого тоже не стоит делать. Без них вы становитесь еще более уязвимыми. Считайте это подарком от повелителей планет.
      - И как же быть тогда? Я не хочу тут оставаться и тем более носить эти штуки! Да и куда нам тягаться с магами?! - взвилась Кристина, отстраняя руку от "диадемы" на голове. Вначале ей померещилось, что это не камень, а появившаяся шишка от удара.
      - Ваш энергетический резерв значительно выше, чем у остальных людей. Вероятность такого совпадения сразу для четырех жителей Амальтеи ничтожно мала. Я все еще исследую эту аномалию. Вы превзошли призванных жрецов и смогли укротить подвластные им силы, став вторым поколением. Теперь только в ваших руках лежит судьба этой планеты: отдать на растерзание приспешникам и мертвому королю или же спасти миллиарды жизней, открыв новую главу в истории. Это великая честь!
      - К черту, - произнесла Валери, подбирая посох и замахиваясь на барьер, - Выпускай.
      - Могу открыть проход, но после того, как вы уйдете, я перенесу вас обратно в храм, следуя воле повелителей. Будете проверять?
      На лице Кристины выразилось очень явное желание проверить. Валери продолжала злиться, не собираясь следовать какой-то там воле повелителей и слушать сомнительную голограмму. Николь мешкала, обдумывая какой из возникших вопросов следует задавать первым. В итоге вырвались все вместе.
      - Приспешники - это тени по легенде? Кто такой мертвый король - Дион? Почему мы? Кто такие повелители - это тоже парни из легенды - жрецы? Почему мы не слышали этих легенд раньше, если это правда?
      Оракул подвис, обрабатывая несколько запросов одновременно.
      - Я предполагал, что возникнет дефицит данных. Уделите несколько минут своего времени на то, чтобы я продемонстрировал, с чем вам придется столкнуться.
      Стены храма начали темнеть, приглушая освещение. Вместо оракула в центре зала развернулся объемный фильм, основанный на легенде, что когда-то рассказала им старуха. Но в этот раз события дополнялись некоторыми подробностями, включая возможности повелителей планет, их происхождение, соотношение сил жрецов и теней.
      - О-хо-хо, значит, ускоренная регенерация позволит мне быть вечно молодой и привлекательной! С этого и надо было начинать, - отметила для себя Кристина, просмотрев ликбез о жрецах. А что до спасения всего живого от Агроса, почему бы и нет. "Если дохлый король их победит, Крис найдет себе и более прекрасное тело, хоть лучше и не бывает".
      Для Мильгертон самый большой приоритет жрецов состоял в том, что они не умирали так просто.
      Валери больше привлекла сила. Но что-то с трудом верилось в благие намерения жриц, учитывая, что прибывая в их телах, они творили не совсем благородные вещи.
      Николь не совсем была довольна той жизнью, которой жила эти годы, Она была никем, просто прилежной ученицей без перспектив в будущем. Денег у ее семьи было всегда мало, и ничего выше среднестатистического университета ей не светило. А теперь предстоял выбор - сдаться, или начать бороться за свою планету. У нее был шанс доказать всем, что она чего-то стоит.
           - Это означает, что хотим мы того или нет, уже никогда не станем прежними?- переспросила Хелен, не желая верить в то, что на них свалилась такая ответственность. Она, конечно, мечтала о приключениях, но когда речь шла о жизни целой планеты, становилось совсем не весело, а даже жутко.
       Оракул терпеливо кивнул.
      Этот немой ответ на ее вопрос стал последней каплей. Хоть Хелен и не нравились все, что с ней случилось после перехода в школу Говенри, но во всем остальным она была довольна.  
      - Нет! Так нельзя! Я хочу быть обычной девочкой, я не хотела в это вмешиваться, а как же школа? Моя личная жизнь? Мне не нужно никаких сражений, я с детства своей тени боюсь, а тут с тенями сражаться... А если я погибну? Они же могут нас убить, как это объяснят моим родителям? Мы столько наделали: Колэни, Дарен, Кармина, Паттэрсен! Все умерли из-за нас.
      - Путь жрецов всегда устелен жертвами. Чтобы спасти миллиарды, придется жертвовать тысячами. Так или иначе, вы столкнетесь с этим ни один раз. На Хелен эта бравада не возымела должного эффекта, и девочка по-прежнему заливалась слезами, уткнувшись в плечо Николь.
      - Ну, допустим, мы согласимся, а дальше? Люди вокруг не примут эти изменения. Вы хоть знаете, из какой я семьи? Мне не позволят так просто делать, что я захочу.
      - Я бы на вашем месте больше волновался, чтобы вас не сожгли, как издавна поступали со всеми магами. Для защиты необходимо находится вблизи храма. Я смогу позаботиться о том, чтобы с переводом в школу Твестла не возникло проблем. Никто не должен знать, что вы являетесь носителями их могущества. Обучение не требуется. Знания заложены прошлой династией, и вернутся постепенно вместе с памятью. Ровно сутки я смогу подавлять колебания хризолита, чтобы вы могли попрощаться с близкими. После истечения времени, вы должны будете вернуться. Другими словами у вас ровно сутки, чтобы принять правильное решение.
      http://en.lyrsense.com/apocalyptica/broken_pieces
     
      Девушки нехотя поплелись к середине круга.
      Стены храма расплылись, меняя очертания на заброшенную детскую площадку, где они когда-то познакомились.
      Оказавшись в знакомом месте, подруги присели на скамейку, туго осознавая, что с ними только что произошло. После приятного климата Твестла, что находился южнее, в Говенри резко похолодало. Вечерняя сырость пробирала до костей, но сейчас это никого заботило.
       - Что-то "Это" не договаривает. Вот так прямо раз и мы второе поколение, жрецы. А как же те, что вселились в нас? У меня опасение, что это все говорилось только для того, чтобы мы оставались в Твестле и всегда были под рукой у жрецов, чтобы они в нас вселялись и творили дальше все, что им заблагорассудится. Нет веры этому мужику, - сделала вывод Хелен.
           - А у нас есть сейчас выбор? Кто-то знает, как действовать в таких ситуациях? Я чувствую себя заложником, которому надели на ногу взрывчатку без его ведома, и отпустили в центр парка в праздничный день, - высказала свою точку зрения Валери. - Неизвестно, что будет дальше. Люди Твестла нам не поверят. Родители тоже. Выход - действовать так, как говорил этот прозрачный. Мы уже в это ввязались...
           - Валери... - Николь расстроено уставилась в мокрый после дождя асфальт, - ты нас всех погубила, когда первая вошла в ту пещеру. Сейчас я просто хочу домой к своей кошке. Я не знаю, как сказать родителям то, что завтра меня с ними уже не будет...
           - До встречи, - объявила Крис, поднимаясь с лавочки и без лишних сантиментов направляясь в сторону своего дома. Пройдя несколько шагов, она вдруг остановилась и обернулась к подругам. - Знаете, мне лично плевать. Вэл это виновата или Колэни, или все вместе, мы уже по горло в этом дерьме. И знаете, что? Я лучше помру от удара тени, чем от руки пьяного отчима, к которому мне сейчас нужно возвращаться. Просто подумайте, может, ну ее нахрен, такую жизнь? Хелен, а ты? Хочешь до конца дней терпеть унижения от одноклассников?
           Вопрос задавался только Хелен, т.к. она больше всех противилась произошедшему.
           - Нет... - тихо проговорила девочка.
           - Я не слышу, Хелен? Что ты там шепчешь, повтори.
           - Нет! - почти крикнула она и снова залилась слезами.
           - Вот все и изменилось. Молодец, Хелен, без тебя было бы сложнее, - улыбнулась Крис. - Завтра с превеликим удовольствием сообщу мистеру Кэттлу, что перевожусь в лучшую школу для богатеньких, пусть пускает свои вонючие слюни на кого-то другого! - покидая площадку, веселым тоном проговорила она, но затем резко остановилась и обернулась к подругам.
      - Агоу, народ, я тут вспомнила кое-что... Кажется, я кильнула нашего директора... - с некой опаской огласила Кристина, доставая из задворок памяти один из последних фрагментов.
      - ...
      - ...
      - Да пошла ты, Крис. Теперь я туда точно ни ногой.
     

* * *

      Тери-Ли поспешно покидала территорию храма.
      - Достаточно ли я их припугнула. Они такие молоденькие и наивные, должны поверить. Чем дальше они будут от храма, тем лучше для нас. Жрецы не должны вернуться.
      С противоположной стороны гор пролегало подземное святилище, где спустя столетия были пробуждены тени, спавшие до тех пор, пока всплеск энергии хризолита не вернул их к жизни. Тери не хотела войны и она всеми силами желала предотвратить встречу жрецов и теней, но на ее пути стояло слишком много преград, одной из которых был Лион.  
      Семь силуэтов в длинных хитонах стояли вокруг высокого плоского камня из гелиотроноса, служившего алтарем. Самый высокий силуэт принадлежал временному лидеру. За спиной Тери были долгие годы опыта переговоров, но столкнувшись с ним взглядом, тень пробрал озноб.
      "Он чувствует ложь"
      Взгляд лидера подавлял. Темно-пепельные волосы парня беспорядочно спадали на лоб, прикрывая холодные волчьи глаза. Лион обладал харизмой, заставляя себе покоряться.
      Лион не терпел противоречий и любил сражения. Идея Тери не пришлась ему по вкусу, но хранитель сумела уговорить его не нападать на храм в первые дни пробуждения, т.к. они не знали, насколько сильны сейчас их противники.   После возвращения на Амальтею, как и жрецам, теням требовалось некоторое время, чтобы восстановиться, но лидера это не волновало.
      - Храм пуст, - сообщила Тери. - Точнее жрецы успели покинуть его до моего прихода.
      - Оболочки уничтожены? - Лидер задал предсказуемый вопрос. Кошмарный вопрос, заставившись ее кровь отхлынуть от лица. Она уже прокручивала в голове, что ответит, только тогда он не смотрел на нее в такой гнетущей атмосфере. Тени, скрывавшие лица под хитонами, притихли и слушали их разговор. "Должно быть, он успел промыть им мозги и никто не заступится за меня, если он сорвется".
      - В этом не было необходимости, в храме находились обычные приезжие амальтийцы, гуляющие по окрестностям. Система среагировала на хризолит, что находился у одного из них, - генерировать чушь с бесстрастным выражением, когда от тебя ждут совсем другого ответа. Тери не могла позволить себе оступиться. - "Он не может пойти против своего хранителя, в конце концов, он здесь благодаря мне".
      -Ты просмотрела их виталлы? - Лион сохранял спокойствие, но напряженное движение, с которым он стал потирать висок, говорило об обратном.
      - Как ты можешь утверждать, что они были пусты, если не видела их виталлы? Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
      Девушка внутренне успокоилась. Он принял ее ответ.
      Лидер удовлетворенно усмехнулся, обходя сзади и стаскивая с ее головы капюшон.
      - Мое положение обязывает верить тебе, Тери, но я не верю. Скажи мне это еще раз, когда я вижу твое лицо, - голос лидера звучал без всякого оттенка, только тень сразу ощутила, что ее жизнь повисла на волоске.
      - Нет. Я говорю правду. Оболочки пусты и не представляют опасности.
      - Пусть будет по-твоему. Возвращайся в круг, - он все же отпустил ее. Лион прошел к стене, поднося посох к потухшему от сквозняка факелу и заставляя его вновь загореться. - До возвращения Агроса, нам нужно собрать все виталлы жрецов. Когда король вступит на Амальтею, повелители не должны стать помехой. Просмотрите виталл у каждого жителя Твестла, пока не найдете их настоящие оболочки. Жрецы не уйдут далеко от храма, - раздал указания Лион, выжидая, когда посыпятся вопросы. Обычно начинал Аривер, как и в этот раз.
      Больше всего временный лидер не терпел рыжего Гастона, метившего на его место и его друга Аривера со своими постыдными повадками, действующими Лиону на нервы.
           - А не слишком ли жестоко, вырывать виталлы у беззащитных людей, только по активности хризолита, ведь у каждого этот камень может находиться под рукой.
           Вот за что Лион не переносил этого защитника всего живого. Мало того, что он вопросы тупые задавал, так еще потрепывал при этом свои волнистые волосы с зелеными прядями, проверяя в порядке ли его прическа, и как он смотрится, со стороны. Кстати, пряди он специально сделал в цвет своей униформе. Лиона прямо выворачивало от такого количества очарования на особи мужского пола. Он всегда считал, что мужик должен быть мужиком: убивать во имя короля и думать о родине. Хотя такие мысли не мешали ему выглядеть прекрасно в любое время суток. А сейчас он выжидал, когда Гастон поддержит своего дружка, и прямо умилялся, когда рыжий действительно это сделал.
           -Я полностью согласен, надо выбрать другую тактику.
         -Другой тактики не будет, нам нужен результат. По приказу, действующим на Амальтее, ее жителям запрещено иметь хризолит. И это карается их законом. Если у "случайно гуляющих приезжих" был обнаружен этот минерал - они преступники. Мы сделаем одолжение местной власти, избавив их от него, - объяснил свою идею Лион, решив, что теперь пора переходить к разбору полетов. - Тери-ли, ты разочаровываешь, из-за тебя наша свобода отодвинулась на один шаг назад. Завтра пойдет Аривер, без Гастона, - сделал Лион акцент на последнем.
     
     

Глава 18

Вы многого от нас хотите, Господин Оракул!

     
     Обстоятельства в Говенри складывались, как назло, очень гладко. Валери впервые хотелось, чтобы ей запретили переезжать в другой город. Но нефтяные магнаты отнеслись к этому положительно, отметив, что она сделала правильный выбор. В их планы входило, чтобы Валери стала независимее в максимально короткие сроки, дабы наследовать семейный бизнес. Первое самостоятельное решения Вэл - посещать обычную городскую школу Говенри, родители посчитали провалом, но все же решили не препятствовать.
      И вот, наконец, элитная школа Твестла. Семейство О'Гайо торжествовало, но где-то на другом конце восточного полуострова, в тысячи километрах от Говенри. Из-за постоянных командировок, связанных с бизнесом, они не приезжали даже на семейные праздники. Мягко говоря, они мало, что значили для Валери. Единственный, с кем бы ей хотелось разделить свои проблемы, был Кейн. Но сейчас его тоже не было в усадьбе. Не было никого. В доме О'Гайо выходные прислуге давались среди недели. По иронии, она сама отпустила их на два дня, за исключением сторожа.
     Захлопнув крышку ноутбука, после короткого разговора с отцом, она собрала спортивную сумку и перед уходом остановилась перед комнатой брата.
      'Представлю, что он там. Играет на гитаре и не слышит, что я стою с другой стороны... Ты же обещал вернуться...' - Валери так и не вошла во внутрь. У нее было достаточно свободного времени принять решение о том, чтобы ни минуты не оставаться в этой огромной пустой клетке. Покинув особняк, девушка отправилась на заброшенную площадку.
     В отличие от вчерашнего вечера, погода радовала теплом. Ветра совсем не было, и только кое-где начинали проступать желтые прожилки на широких листьях ореха. Осень в западных районах, где был расположен Говенри, начиналась поздно и длилась совсем не долгое время. Немного парило, это означало, что завтра возможен дождь.
     Завернувшись в плед, она положила сумку под голову и легла на лавочку, отрешенно рассматривая беззвездное небо. Валери впервые удалось ощутить иронию своего одиночества, сопровождающего ее последние пять лет. Или только эти пять лет она стала замечать расстояние между собой и окружающими. Всю жизнь О'Гайо занимались посторонние неинтересные люди, вечно учившие, как нужно правильно жить или просто подлизывались, узнав, что она наследница нефтяников. Кейна почти никогда не было рядом, родители променяли ее на работу, а друзья... сложно назвать друзьями тех, кто остался лежать горкой пепла на полу в бильярдной.
     Что-то близкое к дружбе она испытывала к Кристине и Николь, но все еще боялась до конца раскрываться перед ними, опасаясь предательства.
     Треск сучьев и самые разнообразные ругательства раздались где-то из темноты.
      - Чего ты, как бомжа последняя, тут развалилась? - услышала она раздраженный голос Крис. - Я-то думала, что одна сюда пришкандыбаю. Давай уж и я лежанку казенную займу, раз пошла такая пьянка.
      Валери мысленно улыбнулась, увидев подругу, при этом сохранив на лице каменное выражение. Крис была тем человеком, которому было плевать на ее наследство, да и вообще на всех. "Пока с одиночеством точно покончено", - думала Вэл, двигаясь и освобождая рядом с собой место. Она не спрашивала, почему Кристина также решила не ночевать дома, т.к. спустя десять минут та сама излила душу в самых душещипательных подробностях и красочных описаниях домашнего очага.
     Родителям Крис было совсем не до нее, поэтому, когда Кристина с чемоданами просто послала их на выходе к чертям и добавила, что идет спасать мир, ей в след кинули чем-то тяжелым и пожелали попутного ветра в горбатую спину.
     Вначале Валери еще пыталась вставлять подбадривающие фразы, но к третьему часу ночи выдержка покинула ее и она заснула. Сон был коротким. Ночной холод уже пробрался сквозь плед. Хотя, казалось, Кристину он совсем не беспокоил.
     -Зачем вообще меня было рожать, если я ей не нужна? - жаловалась Крис уже под утро.
     - Крис, хватит ныть. Собирай свои пожитки, и идем на вокзал, - не выспавшаяся Вэл отличалась повышенной раздражительностью.
      Николь, как послушной дочери, цветастое вранье не давалось легко. Она тщательно подбирала слова, рассказывая, что элитная школа Твестла - идеальный способ попасть в один из лучших университетов континента. Николь красочно расписывала все преимущества обучения. Родители тяжело вздыхали, отец вообще отрицательно качал головой. Но у девушки был убойный аргумент - она будет учиться совершенно бесплатно. А после ее ждет прекрасное будущее, ведь она сможет сама выбрать университет и специальность, будет получать стипендию. Еще никогда Николь так не чувствовала своей вины ото лжи, как сейчас. Если бы они на самом деле знали, на что ее отпускают...
      Все ожидали, что с родителями Хелены придется труднее всего. Из-за этого подруги купили билеты и тащились с чемоданами на знакомый поезд, отправлявшийся в 5.23. Ватеры, как и в прошлый раз, расцеловывали Хелен в обе щечки и заключали в объятия по десять раз за минуту. Хелен краснела и багровела, когда папа и мама начали проверять в тот ли вагон села их дочурка, не преминув напомнить Вэл и Крис о повышенной рассеяности своей единственной дочери.
     Николь появилась за минуту до отправления поезда. Мистер Спенсер тянул ее чемоданы, а сама Николь несла пакет из местного супермаркета. Всклокоченные волосы, красные глаза, указывали, что и Николь почти не спала этой ночью. Наскоро обняв отца, она заскочила в вагон. Поезд тронулся.
     Родители Хелен до последнего стояли на платформе и махали платочком.
     - Как тебе удалось их уговорить? - с сомнением спросила Валери, припоминая, что перед уходом с площадки, Хелен переживала из-за опоздания к отцу на работу. После того, как она задержалась в гостях у Валерии, ей прилично влетело, а тут до нее не могли дозвониться больше трех часов.
     - Тут не безопасно. Из моего класса погибли двое одноклассников. Поэтому я просто сказала им о новой школе, и они согласились. Родители хотят для меня только добра, а еще я стала лучше учиться, - ошарашила Хелен своими заявлениями. Валери не решилась высказывать подозрений. 'Если она даже учиться хорошо стала...'
     Из вагона было перемещаться удобней всего. Поставив груду вещей между собой, девушки сконцентрировались.
      - Думаем о коттедже, - пыталась вспомнить Николь наставления оракула.
     - Нет, я буду думать о шмотках. Не хочу, чтобы я прилетела туда, а они остались здесь, - запротестовала Крис.
      - Если мы станем вокруг, это создаст что-то наподобие телепортационного пространства и ...
      - Что, Хелен, таки поумнела, неужели мозг за ночь вырос? - съязвила Валери, проверяя все ли на месте. - Сделаем это. Есть еще один способ, - девушка сорвала бумажную упаковку с посоха и продемонстрировала, как он меняется при прикосновении. Неприметная палка тут же приобрела серебристый оттенок и обросла на конце черными кристаллами.
      - Реагирует, значит, признает хозяина, - довольно заметила она, приподнимая его над головой и ударяя об пол.- Выбор сфер бытия: Перемещение! Вокруг них все начало дрожать, а затем заходило ходуном. Им казалось, что они находятся в центре торнадо, которое заволокло обзор со всех сторон. К счастью, это длилось не долго.
     - Дура. Ты нас вместе со всем содержимым купе перенесла ... - заметила Крис, созерцая на асфальте бардовые спальные полки, металлический раскладной столик и красную ковровую дорожку. - Вернулись одни незаметно! Это же почти центр города.
      - Не все же с первого раза. Главное, все вещи захватили, - перевела Валери разговор в позитивное русло. На самом деле она не была до конца уверена, что все получится. Когда Вэл практиковалась вечером, то случайно переместила всю столовую в сад. Затем она пробовала вернуть ее обратно, но в результате разбросала куски стен с декором по разным уголкам усадьбы. Вот Кейн "обрадуется", когда увидит. Так что пока подруги оставались в блаженном неведении, она могла на них немного потренироваться.
      В центре города в такую рань было не многолюдно.
      Отправив предметы из вагона обратно (а может и не обратно), они пошли искать городок с коттеджами. Сферами Вэл уже опасались пользоваться, а общественный транспорт должен был начать ходить только с восьми утра. Да и использовать хризолит в самом городе было крайне не разумно. Хорошо, что всегда можно было вызвать такси.
     
     Тихо ругаясь под нос, Хелен пыталась засунуть в худенький багажник груду лишних вещей, которые надавали родители на все случаи жизни, от пирожков до валенок. Последние, Хелен швырнула в урну в припадке гнева, вызванного смехом подруг.
      Пока они медленно приближались к коттеджам, на горизонте стали собираться грозовые тучи. Стоило подругам выгрузить вещи, как хлынул ливень, насквозь пронизывая каждую нитку на одеждах приезжих.
     Оракул не подвел, код от электронного замка подошел, значит, в базе данных они были зарезервированы.
      Запалив камин, девочки сдвинули к нему кресла, и, укутавшись в одеяла, мгновенно заснули прямо в них.
      В десять утра, как будильник, зазвонил мобильный Хелены. Объявив, что хорошо добрались и все в порядке, Хелен снова завалилась спать. От звонка проснулась Николь и по привычке пошла на кухню ставить чайник. Спросонья очень туго доходило, что чай еще покоится на дне шелестящего пакета, заполненного продуктами. От этого отвратного звука проснулись все, даже птички на деревьях.
     - Не занимайте ванну, Крис должна быть при марафете, когда ее будут куда-то там переносить.
     - Лучше бы ты на концентрацию время потратила.
     - Ага, ага все будет, - отмахнулась девушка, запираясь в ванне.
     К половине одиннадцатого дождь перестал хлестать в окна обильными потоками, сменяясь на противный моросящий, а затем и вовсе прекращаясь. Девушки собрались в холле, где еще раз оправдалась поговорка: за "дурною головою"... Валери и Хелен сконцентрировались, представив храм, и активируя пояса. А о чем думали Крис и Николь было непонятно, потому что в храме под куполом стояли только первые две новоиспеченные жрицы.
     

* * *

      Кристина в растерянности сидела на земле перед салоном красоты. Над ней с довольным выражением лица стоял невысокий юноша, вытаскивающий из-за спины два заостренных клинка. На нем не было хитона подобно тому, в который была одета гостья, ворвавшаяся в храм. Но девушка почувствовала противную слабость от его оружия, логически заключая, что перед ней тень, причем очень симпатичная и с зелеными прядями! Именно такими, которые не вышли у нее, разукрасив всю голову. Мысли лихорадочно закружились в голове. 'Если я активирую пояс хризолита, то выдам себя, и он точно заберет виталл, как это делала Колэни, и видимо это очень больно... А если попытаюсь вступить в бой, неопытность меня погубит, еще поставлю пятно на платье, полгода на него копила! Лучше подождать, может ему надоест стоять надо мной и он уйдет...'
     Девушка выпалила самое гениальное, что пришло на ум:
     - Ты наверно ищешь жрецов? Я знаю, где они!!!
     В лице тени возникла искренняя заинтересованность с примесью иронии.
      - И где же? Насколько мне известно, одна из них находится передо мной, - передернул плечами парень, сбрасывая напряжение. Он не мог знать какая перед ним жрица и не знал, как она себя поведет, поэтому медлил, ведь сражаться в такую погоду ему хотелось меньше всего. Юноша манерно отбросил волосы назад, создавая щелчком пальцев нечто наподобие прозрачного зонтика.
     - Вот посмотри, разве я похожа на воина? Жрецов можно определить по тому, как они себя ведут, а они считают себя всемогущими! Ты б здесь уже не стоял!- твердо заявила Кристина, обретая уверенность и собирая нервы в кулак, чтобы не выдать дрожащие поджилки. - Я же не могу с тобой сражаться, еще испорчу прическу, а я ее целое утро укладывала.
     Аривер прикинул похожую ситуацию, которая с ним когда-то произошла. Испорченная прическа - испорченный день! Он одобрительно кивнул, но отступать не собирался.
     - Это конечно важное оправдание, но откуда тебе все это известно?
      - Как откуда?! Одна из ваших напала на нас, когда мы с подругами наслаждались здешними пейзажами. И она пообещала, что больше такого не повторится, - врала и не краснела Крис. Чего не сделаешь ради собственной шкурки.
     Аривер хмыкнул что-то припоминая. Тери действительно сделала похожий доклад. Но как объяснить то, что эта девица появилась прямо из воздуха.
     - Мне все равно нужно просмотреть твой виталл, и если ты не жрица, я обещаю, что верну его обратно. - Аривер занес клинок, готовясь пустить его в ход.
      "Нет, сегодня мой виталл останется при мне!" - Кристина сделала изумленное лицо и указала пальцем на его ногу. - Штанину порвал! - что есть силы, заорала она, сбивая тень ударом ноги и отпрыгивая назад.
      - Где?! - встрепенулся Аривер, уставившись на свои белоснежные брюки уже в положении сидя. - Нет здесь... Понятно... Так и знал, не мой день, еще и Лион отчитает, - конечно, когда он поднял голову, Кристины уже не было.
      'Не девушка, а плесень какая-то. Пусть кто другой с ней разбирается', - парень поднялся и попытался стряхнуть пыль, когда его взгляд упал на большое грязевое пятно в области пятой точки. - Просто блеск! Новые брюки испортил! - завопил он, теперь смыслом жизни было отыскать мерзавку и не только вытащить ее витал, а макнуть головой в туже самую лужу.
      - Это я сделала? Ухухуху, да я королева!! - возрадовалась Кристина, наблюдая за страданиями тени из-за угла. - Теперь надо как-то в храм попасть. Где бы получить этот волшебный пендаль, что позволит мне обрести форму жрицы? Не могу вспомнить, как активировать пояс... Божечки, перенеси меня в Храм, ну пожалуйста, туда так далеко идти, - взывала она ко всем возможным средствам к перемещению, включая молитвы.
      - Поймал, - усмехнулся Аривер, находя виновницу своих проблем и хватая за локоть.
     Крис, что есть силы, рванулась, явно переоценивая свои возможности. Результатом стал вывих локтевого сустава. Девушка взвыла. Аривер поморщился, отпуская травмированную конечность.
     - Что ты творишь? Мне твой виталл всего лишь надо было посмотреть. Сама же себе увечья нанесла.
     Кристина жалобно всхлипнула, отступая к стене салона, за которым неудачно спряталась и опустилась на корточки.
     Вот теперь ей точно никто, кроме себя самой не поможет. Если этот парень увидит ее виталл, то сразу все поймет и уж точно не захочет возвращать обратно. Пальцы на онемевшей руке едва опустились в рыхлый грунт, автоматически активируя защитную оболочку от взаимодействия с элементом. Пояс хризолита вспыхнул светло-зеленым светом. Почва, на которой стоял Аривер, начала шевелиться, а затем вздыбилась, высвобождая растущие побеги, что полностью его обвили. Лицо тени сделалось бледным. На землю упали первые капли крови из ран, оставленных шипами растений.
      - Тварь, прикинулась дурочкой. Я же знал, что ты жрица, - прорычал парень, разрезая клинками расползающиеся растения. Но там где он резал стебель, вырастали все новые и новые шипы. Кристина испугалась не меньше тени. На долю секунды ей показалось, что эти растения достигнут и ее, пока не поняла, что сама является источником их появления.
      "Храм!Храм!Храм! Крис слишком красива, что умереть сегодня... - лихорадочно думала она, сильно зажмуриваясь, чтобы не видеть, как тень начинает истекать кровью. - Получилось...
      Когда она открыла глаза, рядом с ней находились Валери и Хелена.
      - У меня получилась! - радостно воскликнула она, пытаясь обнять подруг, но тут же вспомнила, что не может это сделать.
      Вэл со знанием дела осмотрела вывихнутый локоть.
      - О, я умею это делать, меня брат научил!
     Кристина отпрянула. "Сначала от тени убегать, теперь от Вэл... Что за день такой!"
      - Иди ты наАААААА!
     -Вот и все, а так бы мучилась, - улыбаясь ошалевшему выражению Крис ответила Валери. - Раз нас трое, можно попробовать Николь призвать. Вдвоем у нас не получалось. Наверно Хелен не достаточно старается.
      Хелена шумно выдохнула носом воздух, ничего не ответив.
     - Так быстро и не получится. Вы еще не знакомы с концентрацией, - произнес ИИ в защиту Хелены.
     Кристина проигнорировала замечание оракула, выдавая фразу, что для Крис нет ничего невозможного. Но и втроем у них также ничего не вышло. По просьбе оракула девушка описала напавшую на нее тень, как можно более трагично, подчеркивая свои потери. ИИ порылся в базах данных, находя информацию по описанию Кристины.
      - Если он не вскрыл ваш виталл на месте, на то были какие-то причины. Аривер Торнад - серый кардинал теней. До конца не проанализирован. Показатель мощности всплеска энергии не превышает 117 единиц. Но даже с этой силой незащищенное человеческое тело имеет низкую сопротивляемость. Вы активировали защитную оболочку в последний момент, только благодаря этому я смог перенести вас сюда. Поражающее везение, мисс Мильгертон.
      - Везение? То есть он меня просто отпустил? Заливаете, голубчик! Да еще немного и он бы вырвал мне виталл вместе с сердцем, но я его уделала!
     - Вам просто позволили это сделать - вздохнул оракул, переводя внимание на экран, где происходило сканирование местности в поиске Николь,
     -Почему так долго?! Вдруг на нее тоже напали? - переживала Хелен за подругу.
     - Без активированной защиты, поиск займет больше времени.
     

* * *

      Николь едва удалось скрыться от одной из теней. Петляя по узким улочкам Твестла, она пыталась понять, куда ее занесло и как вернуться обратно. Перемещение в центр города было очень плохой идеей. Из-за всплеска, что произошел во время использования хризолита, тени сразу взяли их след. И надо же было Николь, в последнюю минуту, подумать о месте, где они приземлились после перемещения из поезда. "Моя смерть будет на совести Валери!!!".
     Ее нагоняли. Николь не могла видеть его, но чувствовала, что тень где-то поблизости. Перемещаться на бегу она еще не умела, мирных путей тоже не видела. "Сражаться? Абсурд! Так только Валери может, а я слабая девушка, и в жизни гантелей не держала!" - выплевывая на бегу легкие, она в сотый раз пожалела, что не приложила больше усилий на уроках физкультуры.
      'Все, тупик'.
      Дальше бежать не куда. Как в каком-то паршивом кино, ее путь закончился перед высоченным забором с колючей проволокой в заброшенном закоулке.
      'Сама привела врага в идеальное место!' - огорчилась девушка, только догадываясь о том, что будет, когда враг настигнет ее. Темный силуэт промелькнул возле крыш, то исчезая, то появляясь на фоне грязно-сиреневого грозового неба, с каждым рывком сокращая дистанцию. Двигаясь так ловко и быстро, что она не успевала улавливать всех движений. В считанные секунды, тень миновала пару домов, приземляясь возле нее и обнажая в полете два тонких меча.
     Путь к выходу был отрезан.
     Из-за небольшой встряски, возникшей от соприкосновения с поверхностью, капюшон спал с головы существа, открывая чуть взъерошенные огненные волосы, убранные в хвост.
      'Это точно тень? Он же чуть старше меня...'
     Как бы мило он не выглядел снаружи, от него исходила опасность.
     Грянул гром, уступая партию проливному дождю и золотистые мечи без задержки метнулись в девушку.
      У Николь не было времени получше его рассмотреть. Вжавшись в стенку, жрица скрестила руки перед собой, пытаясь защититься. Вдруг яркая вспышка отделилась от ее запястий и, рассыпавшись на несколько мелких огоньков, понеслась на тень. Юноша успел отразить четыре атаки, но три попали в цель. Огоньки вернулись обратно, подобно бумерангу, преобразовываясь в спиралевидные серебряные браслеты. Гастон схватился за раненное плечо. Через всю щеку и на ноге проступили глубокие порезы от браслетов. Увидев, эффект от своего невинного жеста, Николь поспешила извиниться.
      - Прости, пожалуйста, я не хотела...я не знала, что так выйдет... - девушка попыталась подойти поближе и протянула руку, чтобы показать, что не желает зла, но с этим движением из-под руки вырвались огромные глыбы льда. Если бы Гастон не отступил в последнюю секунду, его останки хоронили бы частями...
     Зеленые глаза, исполненные ярости, смотрели на жрицу, закапывая живьем.
     Что-либо говорить еще было бесполезно. Николь ощутила, как что-то начинает притягивать ее. "Только бы на этот раз попасть куда нужно",- взмолилась она, растворяясь прямо перед тенью.
     Гастон несколько минут смотрел на пустое место, где стояла жрица.
     "Трусливая девка ты, Амальтея", - прохрипел парень, вытягивая из ноги лед, подобный острому стеклу. - "Жрицы стали еще сильнее и коварнее. Она играла со мной, пока не загнала в ловушку! Конечно замкнутое пространство, идеально. Это невинное детское личико заставило меня засомневаться...'
     Гастон похромал восстанавливаться.
      'Как странно она их использовала. Сделала вид, что защищается... Я думал, что изучил все их трюки, но нет, снова сюрприз'.
      Придя домой, он обнаружил Аривера, сидевшего напротив стиральной машинки в семейных шортах. Поскольку такой вид одежды парень считал уродством, Гастон сделал выводы, что день у Аривера не заладился.
      - Мои белые брюки от Эрона... Их больше нет, - почти рыдал Аривер, прилипнув к пластиковой дверце.
      - Может тебя еще и пожалеть? - Гастон был не в настроении слушать приятеля, который отделался всего лишь оцарапанным задом, в то время как он словно споткнулся о бензопилу.
      - Лион слишком рано нас задействовал. Пока Палеон нет, храм останется под землей, и мы не сможем восстанавливаться, как жрицы. Регенерация, чуть лучше смертного. Придется потерпеть.
      - Проклятый Агрос! Какой раз его сила поднимает нас со дна Ада, чтобы охотится за виталлами. Но в этот раз все будет по-другому. Что если нам попробовать подавить инстинкт и попробовать договориться со жрицами.
      - Лион не позволит. Ты меня пугаешь, Гас. Все же было нормально. Появляются жрицы - появляемся мы, останавливаем их или же держим до прихода Агроса.
      -Да, все так и есть, если учесть что этот круг повторялся уже несколько раз, и каждый раз жрицы расправлялись с нами. Мне не нравится это делать. Пусть убивают нас так, чтобы мы не поднялись. Или же дождаться прихода демона и пойти против него.
      - Что ты в крайности бросаешься. Или жрицы или Агрос. Нет варианта, где мы все будем жить где-нибудь в спокойном месте?
      - Не в этой жизни. Пока жив хоть кто-то из наших врагов...
     
     

Глава 19

Кто с тобой рядом, Кейн?


         За несколько сотен лет от храма теней осталось лишь одно название. Его остатки скрывались глубоко под землей и больше походили на огромную пещеру с необычным выщербленным сводом. В этом месте не было тронов подобно храму повелителей, не было красивых фресок. Грубое строение стен, обросших лишайником, всей своей мрачностью навевало ощущение забытости. Когда-то это место служило святилищем для массовых жертвоприношений.
      Первая волна теней, созданная Агросом, насчитывала более трех тысяч воинов, которые не пытались возвращать вырванные виталлы, истребляя в поиске жрецов целые поселения в течение нескольких дней. Задачей теней было обнаружить новые оболочки до того, как они восстановятся. Каждая тень Агроса была хорошо подготовлена для встречи с ними. Если тень погибала, опыт, полученный в битве, передавался не только следующему поколению, но и всем, кто еще оставался в живых. Каждая тень имела у себя в памяти несколько неприятных воспоминаний о своих смертях. К последнему перерождению их осталось всего шесть во главе с королевой, многие из них были уже пессимистично настроены и готовы к тому, что их ждет.
           Гастон почувствовал неприятное жжение под лопаткой. Всегда, когда ему предстояло встретиться лицом к лицу с Лионом, он испытывал эти неприятные ощущения. Сейчас ему нужно спуститься в зал, где он получит порцию отборного унижения за свое поражение. "Нет, Аривера он не тронет, он ему не интересен. Но вот на мне отыграется за нас двоих".
           Так и есть. Лион ждал его прямо на входе. Высокомерное проницательное созерцание провалившейся тени. Когда-то Гастон был на его месте. Лучший воин, пример для всех. Но затем Палеон посчитала, что он больше не способен брать командование на себя. Она еще тогда поняла, что он не хочет подчиняться ее приказам. Но Лион всегда оставался любимчиком. Он, как преданная собака, следовал за своей королевой, и, как хороший солдат, безропотно исполнял все, что она ему прикажет.
      Гастон, как сейчас, помнил день, когда перед ним встал выбор: расправиться с людьми, которыми манипулировали жрецы или дать всем уйти. И пока он колебался, Лион выхватил у него посох и всех уничтожил. Ему было все равно кого убивать. Дети, женщины, старики - все, кого коснулось проклятье Ио, беспощадно сметались тенью. Приказ Палеон. Бесполезный, необоснованный приказ, который что-то сломал у него внутри. Он больше не хотел в этом участвовать. Власть перестала радовать его. В ней нет толку, когда ты должен использовать свою силу только для того, чтобы удовлетворить чьи-то амбиции. Все следующие воплощения он покорно следовал указаниям этой шавки, благополучно их сливая.
            Расслабленная поза Лиона говорила лишь о том, что сейчас он может напасть в любой момент. Черные глаза, не моргая, следили за движениями рыжего. Гастон попытался проигнорировать и пройти мимо, но лидер намеренно сделал шаг в его сторону и задел плечом. Парень стиснул зубы, борясь с накатившей болью и ненавистью. "Гнида. Знает куда бить". На поверхности светлого рукава проступили алые пятна.
           - Давай решим все здесь. Не нужно при всех устраивать показательное выступление, - попытался отговориться он, но Лион явно не собирался все так оставлять. Схватив Гастона за загривок, он потянул его вниз по лестнице, и когда они зашли в зал, швырнул в центр к алтарю. Больно ударившись о каменную плиту, Гастон не предпринял попытки подняться. В глазах некоторых теней читалась жалость, но подать руку ему никто не решался. Аривер стоял ближе всех, готовый сорваться в любую минуту, но Гастон жестом показал, что ему не следует этого делать ни при каких обстоятельствах.
           Лидер не спеша обошел алтарь и, облокотившись, так что смог смотреть на Гастона сверху вниз, заговорил:
           - Значит, так ты справляешься с тем, что я тебе приказал? Позволяешь изрезать себя в клочья? Узнаю почерк Амальтеи. Моя любимая жрица смогла поставить тебя на колени. Очищение Гастон! Тебя нужно очистить от ее скверного прикосновения, - после этих слов Лион схватил его за раненную руку и прижал к плите из гелиотроноса. Гастон сдавленно выдохнул, стараясь опустить голову еще ниже, чтобы Аривер не видел мучений, исказивших его лицо.
           Если до этого присутствующие еще переговаривались, то после его слов образовалась полнейшая тишина. Лион славился своими садистскими наклонностями, не стесняясь применять их даже на своих! Такое было не в первый раз. Плита гелиотроноса наносила существенный вред жрецам, но при определенных условиях, тени также могли пострадать от нее. Камень обладал неприятными свойствами. Стоило пролить на него хоть каплю крови, и он начинал жадно поглощать плоть ее владельца. Раны Гастона тут же открылись и начали сильно кровоточить, стекая на камень и растворяться в его ожившей среде.
           - Лион, все поняли, что ты хотел сказать, - встряла Тери-Ли, первая делая попытку остановить взбесившегося лидера.
            - Сейчас ты станешь следующей, если не заткнешься! Просто смотри! - Он вытащил из-за спины посох и наотмашь зарядил Гастону по виску. Парень на несколько метров отлетел от камня к ногам Аривера, который наклонился к нему, помогая подняться. Но золотой посох Лиона встал у него на пути.
           - Только попробуй. Сейчас, Аривер, ты уберешься отсюда и оставишь его здесь, чтобы он подумал над тем, что сегодня был не достаточно хорош. С этих пор, никто, Гастон, слышишь, никто не смеет касаться тебя кроме меня. Я своими руками оборву твою жизнь в этом самом месте, если ты позволишь напрасно проливаться своей крови. Предоставлю эту честь, чтобы не видеть твоей деградации в память о тех временах, когда ты был лучшим.
           - Мразь, - прошептал Гастон, стирая кровь, что сейчас заливала ему пол лица.
           - Отдыхай, - черство произнес Лион с нескрываемым удовольствием, когда Аривер покинул зал, - завтра мы еще с тобой поговорим. Этрейн, что там у тебя? - перевел он взгляд на подчиненную, возвращаясь к алтарю и усаживаясь сверху.
           Полненькая тень с аккуратной короткой стрижкой, достала небольшой компьютер и, поправив очки, затараторила:
           - Сегодня я проверяла списки новоприбывших в город за последние три месяца. Внешность оболочек, с которыми Тери столкнулась в храме, совпадает со школьницами, прибывшими в город накануне. Они пробыли здесь меньше месяца. Также я проверила данные с городских камер наблюдений. Есть одна особенность: везде, где они появлялись, техника начинает выходить из строя. Я проработала еще не достаточно материала. Нужно еще уточнить некоторые данные, но вероятность, что это новые оболочки повелителей, более 50 %.
           - Тогда почему сигнал пропал, как только я вошла в храм? У них были такие перепуганные лица, - настаивала Тери на своем, хотя и понимала, что зажата в тупик. Охота на жрецов уже началась, и оттянуть на более длительный срок не выйдет. Частично девочки были сами виноваты, что не прислушались к ее предупреждению. Им не нужно было оставаться в Твестле. Дальше все будет зависеть от них самих.
           - Тери, жрецы провели тебя, как законченную идиотку. Тебе нужно было сразу прикончить их, - отрезала Этрейн, подражая резкой манере Лиона. Прямой контакт был не ее сильной стороной. Если она могла доказать, что не бесполезна для теней, то только своими мозгами. Лион не признавал интеллект, у него на первом плане стояла сила. Этрейн же хотела переубедить его в обратном.
      - Найти и прикончить. Я не ясно выразил...
            - Это точно были не жрецы, я клянусь! Мы провели столько сражений, что я узнаю их с закрытыми глазами в любом теле. Но в этих амальтийцах их не было.
      Тери поздно осознала, что она сделала. Она его прервала... Девушка виновато отступила за Атланту.
      Лион рубанул посохом, отправляя предупредительную волну в их сторону. Тень успела создать барьер, но на ее коже выступили широкие порезы. Блокировать всю атаку от посоха было невозможно. Атланта не издала ни звука, сохраняя привычное выражение безразличия.
           - Сначала нужно было проверить их виталлы. Сколько лет прошло, но они продолжают удивлять своей изобретательностью, если вы, конечно, выложились на полную, а не саботировали мой приказ. Но, что говорить сброду, который считает своим долгом меня перебивать. Полное восстановление жрецов - это болезнь, которой нельзя распространиться. Если контакт с храмом был меньше трех недель, все закончится быстро. Пришло время вам напомнить, как нужно обращаться со жрецами и теми, кто имеет к ним хоть какое-то отношение.
          Гастон мысленно вздохнул. Хоть в этот раз обойдутся малыми жертвами. Если Этрейн смогла сразу определить оболочки жрецов, Лион не станет причинять вред другим людям.      

* * *

           Гнусный оракул был до безобразия красив и безупречен в обращении. Голубые волосы опускались до самого светящегося круга, в котором утопал подол его бледной рясы. Прозрачный больше напоминал фею из сказок. С начала знакомства с "подопытными" ему выпало долго анализировать состояние подопечных и вникать, почему сказанное не достигает их ушей, задерживаясь на уровне зрительного контакта и активизирует не те участки мозга, которые требуется.
      Спустя час общения, когда повседневный быт и сомнения ненадолго выветрились из их голов, сменившись новыми впечатлениями, подруги оценили представшего пред ними оракула по всем достоинствам. Если такой маг и существовал на Дионе, а по его словам он таковым и являлся, то от него непременно должен был остаться свой отпечаток в истории, уж слишком неординарным внешним видом он обладал, принимал нестандартные решения и охватывал излишне широкий круг интересов, как для машины.
      На удивленные взгляды Оракул по-простому объяснил, что его программа представляет трёхмерную модель всех структур деятельности, а также головного мозга до молекулярного уровня. После этого глаза девочек стали еще шире.
      "Слишком рано рассказывать им то, что они отвергают из-за условий, в которые были поставлены скудообучающими учебным учреждениям. Разум амальтийца может освоить любой материал, но почему-то на этой планете его ограничивают".
      Оракулу было выгодно подольше оставлять новое поколение в блаженном неведении, бросив на произвол самообучения, чтобы они как можно медленнее поглощали нужный материал. Чем позднее они осознают свою роль и получат память жрецов, тем лучше. А когда произойдет коллапс, им останется принять это как должное.
      - Вам необходимо открыть первый уровень. И я говорю не о самозащите, которой вы умудрились воспользоваться случайно взаимодействуя с элементом. Первый уровень - это ваши ощущения. Вы уже испытывали свои возможности, но не осознавали их. Первый уровень - осознание того, что вы больше не люди. Человеческое восприятие вскоре исчезнет, оставляя чистый разум.
      Кристина промычала под нос какие-то ругательства, сопоставляя слова Оракула с практическим применением.
      - Я тут на днях видела как котейку запинали. Я обычно заступаюсь за братьев наших меньших, но тут мне резко все по мандаринкам стало, это оно?
      "Мммм мандаринки..." - вспомнила Николь о любимом фрукте, отвлекаясь и теряя нить разговора.
      Валери с выразительным осуждением взглянула на Крис.
      "Минус одна жизнь у Кристины. Не следовало ей это говорить. Валери любит животных, даже больше чем людей", - хладнокровно подумала Хелен. Если и существовал порог притупляемости восприятия Ватер, то он включился еще той ночью, когда ее заставили увидеть изнанку жрецов. Она прекрасно знала, о чем говорит Оракул. Было что-то ненормальное в ее поведении и это все заметили. На анализ происходящего у нее было больше суток и Хелен кое-что поняла.
      "Они все помнят и держаться молодцом. Кристину не тревожит отсеченная голова Дарена. Николь и раньше плохо демонстрировала эмоции. А у О'Гайо это в крови. Она просто любит насилие".
      Что-то подсказывало Хелен, что так и есть.
      "Монстры. Это не сила жрецов подавляет их эмоции, они были такими и до нее".
      Теперь ее мысли смешивались с чьими-то другими. Не такие как прежде. Более осмысленные, длинные и сложные. Это не были мысли Ио. Маленький мирок Ватер разбился, изменив ее мировоззрение. Она стала другой.
      Оракул взял занятную историю про котейку и употребил ее в пример со свойственной безэмоциональностью, от которой уже хотелось выть. Разложил по полочкам, описав и другие ситуации с жестокими вариантами, приложив график со шкалой их эмоций. После пяти минут россказней взвыла Валери, вежливо попросив заткнуться нахрен и сменить тему на что-то другое. При этом она запустила в него чем-то напоминающим дым.
      Вот у кого на первый взгляд не было проблем с осознанием.
      Но в итоге, сканируя их по десятому кругу во время практики, оракул отметил, что достучаться не удалось ни до кого. Игра - не более, но когда-нибудь это придет к ним само.
      Следующий уровень обучения воспринимался с большим азартом. Им, наконец, разрешили задействовать силу.
      Николь побаивалась использовать то, что могло бы снова причинить боль. Она вспомнила про свою кошку, в которую запустила льдом, а потом связала это с тенью. Идеальная основа для самосгрызания.
      Кристина активировала пояс хризолита, любуясь сменой одежды, что как будто поглотила ее повседневную. Она могла бы предположить, что хризолит ее преобразил, т.к. кроме легкой зеленой юбочки мало что ощущалось, но Оракул объяснил это простой заменой. Во время действия защитной оболочки посторонняя одежда перемещалась в свободное пространство. Кристина не пыталась понять. Она томно кивнула, продолжая любоваться завидным облачением жрицы. Технологический костюм защищает, да еще и по фигуре идеально сидит. Зачем волноваться о чем-то другом.
      Мильгертон освоила прыжок и смогла переместиться на зеленый трон. Она закинула ногу на ногу и принялась любоваться мягкими, почти не ощутимыми перчатками, пока вдруг на одной из них не появился росток.
      - Привет, маленький, - вежливо поздоровалась Крис, дотрагиваясь до него указательным пальцем. - Давай знакомиться, Я Крис - великая и прекрасная жрица, которая повелевает всем прекрасным и....
      - Крис, ты там совсем с катушек съехала? Может спустишься и любезно передашь свою мудрость, как тебя туда закинуло?
      Кристина бросила презренное фырканье в сторону тех низких смертных, не достигших ее величия, и вернулась к общению с порослью. Росток скукожился и полетел куда-то в оракула.
      - К черту. Просто появитесь и сделайте мне снова лестницу, не хочу сбить носки или набойки, если они тут сбиваются конечно. Кристина задрала ногу и теперь изучала сапоги. Ногам было комфортно
      . Теперь уже насколько ростков расползались по ее руке, опутывая трон. От восторга голова девушки закружилась, и она чуть не рухнула вниз. Непередаваемые ощущения. Они были ее! Собственные.
      Она почти почувствовала материнский инстинкт.
      Валери масштабно использовала сферы, испытывая на прочность храм и всякий раз чуть ли не снося его защиту. Она выкладывалась на полную, но больше из-за того, что очень сильно хотела узнать свой потенциал. Использование посоха по назначению приносило незабываемое ощущение восторга и адреналин. Один из черных шаров как бы "случайно" добрался до Кристины, оставляя на ее спине огромный черный след и доводя королеву свежевзрощенного газона до истерики.
      "Мстительная зараза" , - ухмыльнулась Хелен.
      И все же у нее ничего не получалось. Ватер с обидой смотрела на подруг и завидовала.
      "Я не в школе, но все еще остаюсь дном. Двоечницей, которая не успевает за другими". Пессимистичные мысли Хелен и кошмарное неверие в себя, сковывали тело, подавляли способности. Но даже если бы они и были, на ком бы она могла их использовать? Жрецы, как правило, не поддавались гипнозу, для этого должен быть недосягаемый высший уровень, которым не обладал даже сам Ио. А выйти в город и применить на каком-нибудь объекте, значит спровоцировать теней.
      Оракул наблюдал, вздыхая и не понимая, каким образом примитивные особи слабого пола смогли освободиться от влияния жрецов.
      "Они готовы на все, только бы не начать пользоваться ей как полагается! Детские умы. Верят в чудо, а когда оно приходит, не хотят брать ответственность, продолжая играть".
     
       Первый день в качестве жриц запечатлелся в их памяти, как особо садистское испытание. Оракул посчитал, что исключительное везение Мильгертон и Спенсер при столкновение с тенями было проявлением результата пересечения независимых событий, точнее простой случайностью. Поэтому им нужно приложить все силы на овладение концентрацией. Адская голограмма заставляла их тренироваться. Первые два часа было весело, но к концу четвертого, девушки осознали только то, что их собственная выносливость не резиновая. Оракул больше не казался чем-то мифическим.
      Психанула Кристина, требуя заслуженный перерыв. Николь растянулась на полу и вслух рассуждала о состоянии своей выжатости. Валери было мало, но только мозгами, физически она была также истощена. Хелен устала морально от пустых попыток. Трудно представить, что от тебя требуют, когда Ио силен только в одном, а на второе ей не хватает мощностей.
      Прозрачный негодовал по поводу их никчемности, ведь показатели жрецов всегда были на уровне. Другое дело оболочки, наделенные немыслимым потоком свободной энергии, которую еще не умели контролировать. Тренировка больше вредила им, чем развивала. Оракулу пришлось подстраиваться. На это требовалось несколько часов. Это время девочки могли отдыхать. Стандартная программа жрецов для них не подходила. Хелен и Николь пошли восстанавливать силы порцией калорийного мороженого. А Крис и Вэл отправились домой.
      Использование сфер требовало больших затрат энергии и неподготовленное тело Валери нуждалось в срочном отдыхе. Коснувшись подушки она впала в такой крепкий сон, что даже Крис со своей напористостью не смогла ее разбудить. Отыскав в коттедже допотопный будильник с уничтожающим уши звонком и поставив на тумбочку у изголовья кровати, она написала короткую записку и с чистой совестью утопала к подругам.
           Когда Вэл проснулась, голова раскалывалась и крошилась как бетонный блок. А состояние было сродни попадания под колеса грузовика. Все это мешало сосредоточиться и понять, что в коттедже находится посторонний.
           У Лиона было очень хорошее настроение. С довольной улыбкой он крутил перед собой злополучную записку, оставленную на видном месте. "Мы будем в храме. Как проснешься, сразу приходи. Крис". Эту записку можно было принять за обычную прогулку по окрестностям, если бы не постскриптум, открывающий все карты "Если я смогу повторить свой утренний подвиг, то тени забьются от страха и падут перед великой мной =D".
     

* * *

           В каком-то мотеле, больше напоминающем захудалый гадюшник, Кейн проснулся посреди ночи с отвратным предчувствием. Ровно на такую комнату Се'Джей выделил ему денег, чтобы, в хлам убитый товарищ, не остался ночевать на улице среди местных бомжей и проституток. Хотя одну он таки успел затащить к себе в номер, когда выходил купить в автомате водички. Сейчас это порочное создание мирно спало в центре койки, претендуя на его половину.
           Поежившись от холода в продуваемом помещении, он накинул на себя одеяло и вышел из номера на свежий воздух перекурить и собрать мысли воедино.
           После окончания концерта творился ажиотаж. Интервью, раздача автографов, побег от особо настырных фанатов. Все это закончилась только к двум часам ночи. Затем коллектив решил отметить окончание сезона, и с парочкой симпатичных поклонниц они весело провели время до вечера следующего дня. Се'Джея с ними не было. Когда он вернулся за Кейном, то застал его в самом скверном виде и долго не мог привести в чувство.
           Кейн ощупал рукой подпухшую скулу. Именно туда Се'Джей заехал грифом от поломанной гитары, когда он отказался от завершения банкета. "Если О'Гайо веселится, это запомнят все!", - был лозунг, с которым Кейн устроил пьяный дебош посреди элитного отеля.
           После появления Се'Джея, Кейн нажрался во второй раз. Почему?
           Вокалист ВDD, затуманенным взглядом всмотрелся в звезды. Мотель находился в глуши, хоть и не далеко от трассы, поэтому вокруг царила тишина. Но в его голове поселилась сотня барабанщиков, которые солидарно решили свести с ума однотонным гулом. Кроме того, несчастный желудок пытался покинуть это бренное тело со всем содержимым, что он принял туда накануне. "Да, когда же этот кошмар кончится? Лучше вернуться обратно. Все равно я больше ничего не вспомню", - с этими мыслями он толкнул дверь коленом, чем разбудил ночную гостью.
           - Ох, ну вот он и очухался. Как платить собираешься за ночь? В твоем кошельке нет даже ржавой монеты.
           Кейн не был настроен на разговоры, особенно на разговоры, ведущие к деньгам, которых у него временно не было.
           - Ночь еще не окончена, собирайся и вали отсюда, - грубо ответил Кейн парень, но потом задумался. - Нет, пока оставайся, расскажи, что вчера было?
           Женская особь победно улыбнулась, ощутив, что ею заинтересованы. Вольготно потянувшись в кровати, она поднялась и пересела в кресло напротив, демонстративно закидывая ногу на ногу.
           - Эти услуги стоят также не дешево. Все хотят знать, какими они были в постели, а платить скупятся. И вообще, у меня имя есть - Тианна.
           - А я Кейн О'Гайо. Мне достаточно просто выписать тебе чек, поэтому хватит пустого трепа.
           Дама недовольно поморщилась, начиная понимать, с кем имеет дело. О Кейне О'Гайо ходили самые разные слухи. Одни возносили его в ранг ангелов, другие считали проклятым чернокнижником, что насильно заставляет женские сердца истекать кровью, когда он проходит мимо. Но вот он, стоит перед ней, закутанный в прелое клетчатое одеяло в дешевом мотеле без единого копья в кармане. Небритый, провонявший алкоголем, сигаретами и своей собственной рвотой. "Ангелом сейчас от него и не пахнет, но не мне его судить. Если я найду к нему подход то, возможно, смогу вскоре сменить круг деятельности".
           - Ты что, наследник той богатенькой корпорации? Я слышала твои чеки больше ничего не стоят. Предки лишили тебя наследства за многочисленные выходки. Так что давай что-то посущественнее, чем фальшивые бумажки. Вот золотой кулон с драконом, что выпал из твоей куртки, как раз оплатит мои услуги, включая держание твоей головы, чтобы ты не застрял в унитазе, пока тебя выворачивало, - указала она пальцем на куртку под кроватью, возле которой лежала цепочка с кулоном.
           - Ты мне за это еще и доплатить должна. А кулон, слишком дорог, чтобы отдавать его какой-то шл**хе, - повысил голос Кейн, живенько поднимая упавшее.
           Девушка капризно надула накаченные силиконом губы с остатками сиреневой помады. Ей не нравилось, когда ее так называли. Тогда она решила атаковать в лоб и давить на самые больные места, о которых узнала за вечер.
           - До твоего ведома, я учитель музыки. И не от хорошей жизни сюда устроилась. Так что не нужно так меня называть. А этот дракон, полагаю, подарок сестры? Вот почему не хочешь расставаться с этой безделушкой. На твоем месте, я бы больше следила за своими вещами. Ведь твоей сестре не понравилось бы подобное обращение с ее подарками и... - Тианна резко замолчала. В тусклом свете, падающем из окна на миловидном лице юноши, возникла такая дьявольская гримаса, что ее накрыла волна панического страха. На миг ей начало мерещиться, что из растрепанных волос выступают рога, а за спиной расправляются огромные крылья. Игра света творила в этом номере страшные вещи!
           - Так, что я делал? - чуть вежливее поинтересовался Кейн, украдкой посматривая на себя в зеркале.
           Отойдя от минутного наваждения, Тианна стала более покладистой.
            - Ну, что положено, как раз и не делал. Признаться даже разочаровал, никто даже в пьяном виде мне не отказывал! Полночи ты пробыл возле унитаза, затем там же и отрубился, а когда проснулся, лил слезы, что ты плохой брат и сейчас не можешь вернуться домой в таком виде. Позже, тебе на телефон пришла смс-ка, от которой ты впал в истерику на два часа. И мне пришлось успокаивать тебя, как малое дитя. Вот, собственно, и все.
           - Ясно, собирайся.
           - Значит, все-таки выставишь без оплаты! - в голосе Тианны слышалось отчаяние. Еще бы! Она потратила на него все рабочее время в надежде, что что-то выгорит. Девушка уже хотела разразиться невообразимым красноречием на его счет, но Кейн успел вовремя ответить.
           - Нет, мы идем к моему другу Сэду, он тебе заплатит.
           В пятнадцать минут четвертого в двери Фокстеров настырно постучали несколько раз.
           - Если это твой приятель Кейн - гони его в шею, - послышался басистый женский голос.
           Спутница Кейна насторожилась.
           - Все нормально, мне тут всегда рады, - отмахнулся О'Гайо, автоматически приглаживая лохматую шевелюру.
           Дверь приоткрылась на расстояние короткой цепочки и тут же захлопнулась.
           Кейн постучал еще раз. Ногой.
           -Седди, если этот гаденыш не хочет сваливать, просто пристрели его. Я спецом зарядила ружье отца, на случай, если твой дружок сунет сюда свои копыта.
           - Мам, все нормально, это местные юродивые за милостыней.
           - Ружье на стене.
           Тианна многозначительно посмотрела на поп-идола.
           -Он сейчас выйдет, - невозмутимо ответил Кейн.
           И действительно, за дверью послышалась возня. Звон ударившейся о двери металлической цепочки и ... Сказать, что Се'Джей был взбешен, значит не сказать ничего.
           Тианна воочию видела второго демона. Странная ночь, может сегодня какое-то затмение Дионы. Ей всюду мерещатся рога и крылья. Гитарист выглядел более внушительно за счет накаченного торса, что проступал через облегающую серую майку, и белых волос, отливающих неестественными бликами под светом соседней планеты.
           - Я тебе говорил? - хрипло произнес он, не сводя пронзительного взгляда с товарища, что по сравнению с ним выглядел сейчас немощным дрыщом.
           - Говорил, - осторожно, ответил Кейн, доставая из кармана пачку сигарет и, в знак примирения, протягивая Сэду.
           Закурив и выпустив в воздух пару колец дыма, он все же продолжил с видом родителя, который отчитывает свое напаскудившее чадо:
           - Как я тебе говорил?
           - Убедительно.
           - Недостаточно, если у тебя хватило наглости заявиться сюда под утро с какой-то шл..
           - С учителем музыки, - поправил Кейн, показывая Сэду телефон с сообщением.
           Парень с иронией взглянул на Тианну, одетую в тигровые лосины на подтяжках и розовый топик. Затем прочитал сообщение и, выругавшись, затушил ботинком недокуренную сигарету.
           - Проклятый О'Гайо, я тебя ненавижу. Но сестра у тебя лапочка. Вот только ради нее. Заходите, - произнес парень, отходя от двери и пропуская их внутрь.
        
     

Глава 20

Ты хотел победить О'Гайо, Лион?

     
     
      Шум дождя усилился, сопровождаясь оглушительным громом, что отражался по всему горному хребту вокруг Твестла. Бледно-малиновая полоска заката запетляла меж вихрей туч ядовитыми всполохами, цепляясь за горизонт и выталкивая в окна домов остатки дневного света. Крупные капли ливня, разбивались о стекла коттеджа маленькими фонтанчиками иползучими дорожками проникали под ветхую оконную раму, падая на пол с глухим постукиванием.
        Будильник, выставленный на семь, по готовности изрыгнул из себя среднее между пожарной сигнализацией и школьным звонком, погрузив Валери в состояние шока. Девушка потянулась к источнику истерии, промахиваясь, чертыхаясь, задевая часы не скоординированным движением и сбрасывая на пол вверх циферблатом.
      После тренировки с оракулом тело задеревенело и перестало слушаться. Простые передвижения требовали усилий и сопровождались нытьем истощенных мышц.
      Будильник продолжил звенеть на одной затухающей ноте. Кажется, в нем что-то отбилось, и теперь его звук походил на предсмертный стрекот кузнечика. Валери свесила голову, разглядывая в полутьме едва заметное положение стрелок.
     
      Механизм мстительно тронул минутную стрелку к началу восьмого. Валери осознала, что выпала из жизни на несколько часов.
      "А могла бы тренироваться!"
      Использование сфер оказывало куда более разрушительный эффект на неподготовленный организм, чем она думала, да еще и погода сказывалась не лучшим образом. Но Вэл все равно желала достичь большего. Она не могла позволить себе разлеживаться здесь, пока другие уходят вперед. О'Гайо всегда должны быть первыми!
      "Сегодня ненастная длится целую вечность".
            - Надо вставать! - приказала она себе, приподнимаясь и отбрасывая густую челку на левую сторону, улучшая обзор.
      "Пора бы его умертвить".
      Еще одно усилие заглушить монстра. Валери остановилась, с сомнениями наблюдая, как светлый циферблат самостоятельно взмывает вверх и парит на уровне глаз, плавно возвращаясь на тумбочку. Легкий шелест ткани, сладковатый запах пепла с примесью металла. Черная перчатка щелкнула по выключателю, прерывая страдания слуха. Валери заворожено следила за траекторией конечности, связанной в вечерних сумерках багровыми нитями заката.
      Огромная тень застыла объемным шатром рядом с кроватью. Темнота сырой комнаты размыла ее границы и представила, как что-то нереальное, что Валери не смогла сразу принять, позабыв о бдительности.
      "Это твоя смерть, Валери, она пришла за тобой", - насмехаясь, проговорил внутренний голос. - За все, что ты с ними сделала".
      Внутри появилось нечто затаенное, заставившее ее включить основной инстинкт, ведь вскоре наваждение от схватки затмит их разумКомнату наполнила гнетущая атмосфера. Мысли спутались, но пора было собраться и что-то предпринять. Тень молчала и не двигалась. Валери не сразу сориентировалась, стоит ли начинать первой? Чувство опасности колебалось между утренними успехами подруг и предчувствием.
      Девушка резко вскочила с кровати, но тень пресекла ее порыв, припечатывая обратно к кровати золотым посохом, точно закрепляясь на болевой точке возле ключицы. По левому плечу разнеслось тошнотворное покалывание. Схватившись за основание посоха, О'Гайо попыталась сместить центр тяжести в сторону, но обладатель оружия отнял ее руку, без усилий вдавливая в подушку.
           - Не нужно резких движений. Чтобы ты сейчас не сделала, это лишь увеличит страдания, - благодушно проинформировали под капюшоном.
     
           Внутри Валери все похолодело от одного голоса - бесцветного, злого, лишенного человеческой окраски. Произношение пропитано иронией, будто не предупреждает, а специально провоцирует ее. Он пришел убивать и выжидает удобный момент. Сколько же тени потребовалось побед в сражениях, чтобы смести ее уверенность одним давлением в интонации.
      Вспышка молнии проникла в комнату, осветив силуэт незнакомца.
      В черном одеянии, неслышно скользивший по воздуху, он походил на вымышленную костлявую с косой, с той разницей, что вместо косы был посох. Накидка испускала чарующую сверхъестественную ауру, от которой поднимались и плясали черные языки пламени, вызывая у Валери несвойственное содрогание.
      Агрессия и жажда превосходства. Они были ей хорошо знакомы. Продолжая удерживать запястье жрицы, приспешник занес оружие. Ощутив, что плечо свободно, Валери немедля дернулась в сторону тени.
      Добротная деревянная кровать ушла из-под нее, с треском разлетаясь через комнату ошметками ваты и пружин от матраца
      "Что за посох? Если он коснется меня, ройте мелкую могилку", - лихорадочно думала девушка, выдергивая руку и одновременно осматривая пространство в поиске подходящего средства самозащиты, пока тень ловила отдачу удара. Комната девственно чиста, как белый лист. Валери прокляла свою халатность, когда не распаковала сумку, как все остальные. Охотничий нож, в боковом кармане, пришелся бы как раз кстати.
      Блестящий кончик ее посоха выглядывал из-под останков подушки.
      Пальцы нащупали гладкую поверхность, теплую, дотронься она сильнее и он бы активировался, погрузив ее под сферу. Но этого не произошло.
      Противник обладал подавляющим превосходством, в то время как она не могла воспользоваться посохом из-за нехватки энергии.
      Дробящие толчки теневого оружия пропалывали пол, как грядку, вздымая вверх расщепленные половицы. Валери реагировала мгновенно, продолжая испытывать скованность в движениях. Конечно, к хорошему быстро привыкаешь, с поясом она чувствовала себя пушинкой, а тут приходится рассчитывать на собственные умения.
      Пока он заносил посох - открылся для нижней атаки. О'Гайо успела провести точный удар по ногам, но при этом испытав онемение, а затем и взрыв протяжной боли в голени. Еще несколько серий - все отбиты.
      Любая защита и нападение, которым ее обучали с детства, против тени оказались бесполезны. Это было похоже на то, будто она бьется об бетонную стену в смирительной рубашке. Но Валери это не пугало, в достигающем завязки сражении, чувство самосохранения останавливалось на уровне одноклеточного и продолжало деградировать, бросая ее в середину очага возгорания.
      Полезть в драку с кем-то выше ее на несколько порядков было привычным делом. Семья О'Гайо славилась не только обширными нефтяными территориями, но и количеством врагов, что хотели прибрать их земли любыми способами. За пятнадцать лет своего существования несколько раз пытались выкрастьради выкупа. Отравить и предоставить противоядие за соответственное вознаграждение. Убить из-за того, что ни первое, ни второе не удалось.
      "Родители очень разочаруются, если узнают, что я проиграла кому-то кроме Кейна".
            Валери отступала, прогибаясь под посохом, едва его не касаясь, и спинным нервом чувствуя, как сзади крошится шкаф и полки.
      "Одна лишь грубая сила без капли грации. Действует, как обезумевший медведь. Если войти в его ритм, можно заметить, сколько лишних размахиваний задействовано на столь неудобной территории".
      И тогда в голову О'Гайо пришла идея, не совсем хорошая и рискованная, но единственно возможна в ее положении. Применить его собственную силу и ограниченное пространство против него самого. Валери быстро выдыхалась, выполнить подобный трюк можно было всего лишь раз.
           Предсказав движения приспешника, она оттолкнулась, используя его посох, как опору, и создала эпицентр взрыва возле потолка. План подействовал. Не успев затормозить, Лион выпустил сокрушительную волну через всю крышу первого этажа, обрушивая на них часть бетонной плиты и черепицы. Весь поток воды, что находился снаружи из-за забитого водостока, хлынул в комнату, окатывая развалины ледяным водопадом.
      Воспользовавшись противником, как щитом, Валери бесцеремонно нырнула под хитон, обхватывая тень за пояс и входя в радиус защитной оболочки, пока он отвлекался на сыпавшийся мусор. Хитон оказался необычайно теплым и просторным, а под ним, сквозь рубашку, пропитанную влагой, проступали стальные мышцы.
      Возникшая после взрыва тишина была перегружена напряженным шипением тени, <не столько злым, сколь удивленным. Валери вынырнула из укрытия и, отталкиваясь от металлического прута, выиграла некоторое время для отступления.
      Лион наблюдал за ее побегом, полностью обескураженный, не верящий в то, что она осмелилась прибегнуть к столь грязному трюку. На мгновение в памяти приоткрылся уголок завесы вековой ненависти к жрецам, указывая на его изначальную твердолобость. То, что было в ней, не принадлежало ни одному известному жрецу, уж он-то хорошо это знал, но пока еще не был уверен до конца.
       Встряска по площади дала отсрочку, но затем сыграла для девушки плохую службу. Пришлось пробираться к выходу в темноте через куски упавшей арматуры и поломанной мебели. К моменту, когда она почти добралась до спасительной прорези выхода, Лион схватил ее за локоть и, опрокинув на пол, подмял под себя. Девушка задохнулась под весом ноги, поставленной ей на шею.
      "Этот гад еще и телепортируется!"
      Приспешник Агроса приятно удивился ее долгому противостоянию, но бой пора было завершать. На стороне тени оставалось незыблемое преимущество, против которого О'Гайо бы никогда не удалось удержаться с действующим уровнем силы. Вывернув ее руку, он рванул на себя тонкое запястье. Глухой хруст отбился от стен и вернулся к ней тихим вскриком. Стиснув зубы, чтобы не заорать вовсе горло, она продолжила вырываться, не смотря на боль.
      "Еще чего, доставлять ему удовольствие"
           - Кто же ты, Рэя или Ио? Пока вы не в обличии жрецов сложно понять, чью силу ты унаследовала, а плоть так хрупка и податлива, что случайно, уничтожая оболочку, я могу не успеть разобраться.
           - С чего ты решил, что я жрица, - прохрипела девушка, стараясь ослабить давление. Лион проигнорировал ее слова. Он смотрел на нее с такой одержимостью, что Валери почувствовала себя загнанной дичью на охоте. Похоже, он рассчитывает забрать не только виталл, но и стереть ее с лица Амальтеи. Словно читая мысли, Лион снова занес посох.
            "О'Гайо так легко не сдаются!". Вскидывая ногу, она чуть задела его, сменив траекторию удара. Золотая вспышка пронеслась в миллиметре от лица. Следующий замах Лионаблокировался, и еще один. Если бы не вовремя поставленные блоки, голова наследницы разделила бы участь кровати. Движения обошлось слишком дорого. Когда Валери решила вновь воспользоваться правой рукойта больше не слушала ее, и удар был пропущен. Оружие тени пришлось в солнечное сплетение. Боль, подобная рою оводов, ужаливших в одно место.
          - Наверное, это неприятно. Посмотрим, на сколько тебя еще хватит, - толи с издевкой, то ли с восхищением протянул приспешник, вытягивая обмякшее тело из комнаты и сталкивая с лестницы.
           Обзор заволокло мутной пеленой, изо рта с хрипом выплеснулось пугающее количество крови. Согнувшись пополам, она пробовала вернуть ровное дыхание, но из-за кашля, сдавившего горло, это было не просто. Где же мораль у этого подонка, что он так свирепо издевается над девушками.
           Лион некоторое время ничего не предпринимал, с интересом наблюдая за слабыми потугами добычи. Он пришел сюда в надежде вырвать виталл, показав пример подчиненным, а нашел особенного соперника. Неплоха разрядка и достойная победа. Не важно, сколько чести было в этом сражении, оно вернуло ему азарт, потерянный в избиении Гастона. Никто не смел бросить ему вызов, кроме жрецов. Жажда настоящего боя, удовлетворена пустым сосудом.
           - Я ведь предупреждал, проще было сдаться. - "Только не рассыпайся теперь так быстро, я хочу полностью насладиться твоим поражением", - его мысли противоречили словам, приспешнику не выгодно было признавать, что он затягивает время, для того, чтобы она могла восстановиться и показать что-нибудь еще. Лион замедлил спуск по лестнице, отстукивая каблуками по скрипучим ступенькам. - Похвально, что даже без помощи хризолита ты стараешься выглядеть достойно, но я не могу больше медлить. Ведь если ты окажешься жрицей Рэи - мои шансы стремительно упадут, но победа будет грандиозной, а если Ио - тогда мне вообще стоит поторопиться. Против Ио не устоял даже Агрос. После неприятного сюрприза, предоставленного Амальтей, я все ждал, когда же вы, жрецы, успокоитесь, но нет, вам всегда было мало. Поэтому, кем бы ты ни была, смирись и позволь забрать виталл, как расплату за их тщеславие, - девушка не восстанавливалась так быстро, как он бы хотел. Лиона это расстроило. Преодолев незримым прыжком оставшееся расстояние, он всадил в ее бок острый конец посоха. Лужа крови начала стремительно растеклась по половицам и коврику.
           Тело Валери оцепенело от боли, погружаясь в бесконечные объятия холода. Отводя взгляд от места с разорванной плотью, девушка автоматически увернулась от двух добивающих атак, что скорее было рефлексом - сигналом от угасающего мозга, оповестившего о достижении своего предела.
      Прикрыв глаза, О'Гайо облокотилась об стену, сползая вниз и ожидая последнего.
      "Почему он до сих пор не забрал виталл? Долбаный маньяк, ему нравиться причинять другим страдания. Дело - дрянь. Даже вырвав его, тень не остановится и захочет совершить что-то богомерзкое с ее останками".
      Существовал последний вариант - сбежать - перенестись в храм, иначе пробитый потолок и запачканный коврик в прихожей станут последними воспоминаниями.
      "Не хочу умирать таким образом!"
           - Не расстраивайся, тебе просто не повезло, что жрецы выбрали тебя своим сосудом, - с наигранной колкостью произнес Лион, присаживаясь напротив и снимая капюшон.
           Обычный парень, по возрасту не старше ее брата. Длинные черные волосы, отточенные черты лица и совершенно отмороженный взгляд. Обидно такому проигрывать. Но для нее все было кончено.
           - Красивая оболочка, жаль было портить. Сожалею об обстоятельствах, при которых мы встретились, - приподняв ее подбородок и убедившись, что девушка больше не делает усилийпомешать, он провел рукой по ее растрепавшимся волосам. Красивые волосы - его слабость. Прежде чем напасть в комнате, он любовался ими, выжидая пока она проснется и, оттягиваявремя всякий раз, когда часовая стрелка доходила до семи. Несмотря на цель, он все равно испытывал к ней особенную извращенную симпатию.
           - Что за кретин, бери уже то за чем пришел, - слова тени всколыхнули в ней порыв ненависти.
           -Удивительно, что ты еще можешь разговаривать. От твоего человеческого тела мало что осталось.
            - Удивительно, что я не сдохла раньше от твоих заунывных монологов.
           Последнее, что успела сделать Валери, это воодушевленно плюнуть кровью в надменное лицо тени.
             

* * *

             
           - Валери опаздывает, ей же больше всего хотелось потренировать новые сферы, - с волнением в голосе произнесла Кристина.
           - Да она постоянно на уроки опаздывала, сейчас придет,- успокоила Николь, хотя самой было как-то не по себе.
           - Я ей записку оставила, чтобы она сразу к нам присоединилась. Вдруг будильник не услышала и спит до сих пор.
           - Если не пришла, значит, не хотела. Наверное, обозлилась на тебя, Крис, что не разбудила и сидит сейчас в салоне попивает свой "сок", а мы ее тут дуры ждем, - Хелен пребывала в плохом расположении духа. Из всех ее подруг только у нее ничего не получалось. На плите был явно изображен символ ветра. Но как она не пыталась, ничего кроме ветра из ноздрей из нее не дуло. - Давайте ей небольшую пакость сделаем. Призовем где бы она не находилась, пусть хоть на толчке сидит. Будет знать, как нас игнорировать.
           - Хелен... - Крис, сделала продолжительную паузу, намекая, что следующий раз именно так и поступит с "генератором идей".
           Николь еще раздумывала, но ей тоже хотелось похвастаться перед старшей подругой, что у нее стало получаться. В силу своего трудолюбия за один вечер Николь смогла применить много техник, о которых ей поведал оракул. Ничто не служило таким стимулом, как утренняя встреча с тенью. В глубине души она даже желала Валери такого же приключения, из лучших побуждений.
           Еще через полчаса Крис стало пофиг, она хотела принять ванну и лечь спать. Отсутствие подруги скорее раздражало ее из-за того, что пребывание в этом унылом месте может затянуться.
           -Ладно, давайте призовем, уже 2 часа без нее тренируемся, не ночь же тут сидеть.    Когда идею Хелен поддержала Крис, Николь уже не казалось это глупой затеей. И "призыв" было тем навыком, который она не успела попробовать использовать утром.
           Встав под купол, они положили ладонь на плиту с символом Рэи.
           Разряд молнии осветил долину стеклянными голубыми ветвями. В проходе храма возник силуэт. Девушки отступили назад, на пороге стояла Валери, промокшая на сквозь. Испачканные волосы сосульками свисали до колен. Держась за кровоточащий бок и опираясь на колонну, она попыталась сделать еще один шаг, но пошатнулась.
           - Почему так долго...- уставшим голосом прошептала жрица. Ее рука соскользнула с колонны. Николь не успела подбежать, как сзади сверкнул золотистый посох и виталл вышел из ее груди в руку Лиона.
           - Нет!- завопила Николь и кинулась на тень, голубые браслеты сверкнули у самого его горла, но были отбиты. Лион отшвырнул Николь в колонну.
           - Твое время еще придет, теперь мне известно кто вы, и это не впечатляет. Если та, чей витал я держу, была Рэей, то убить вас до прихода Агроса не составит труда, - произнес лидер теней делая попытку телепортироваться. Но храм его не выпустил. Сильный энергетический заряд отбросил Лиона на середину зала. От купола по стенам заскользила фиолетовая дымка, проникая и растворяясь в теле Валери. Ее кожа приобрела сиреневый оттенок, глаза открылись, пронизывая присутствующих зловещим светом. Неспешно поднявшись, она оценила дыру под ребрами и вытянула вперед руку, указывая на остолбеневшего Лиона.
           - Отдай вилалл.
           Лион испуганно смотрел на это ненормальное явление, не зная, что предпринять. Сомнений нет - это голос Рэи, которая в последний раз в одиночку перебила всю армию теней, оставив в живых только семерых. Сила голоса жрицы заставила его дрожать, как щенка.
           - Повторяю, верни виталл, я правитель одной из четырех планет, во имя Рэи! - глаза жрицы накалились до горящего серебряного цвета, готовые прожечь Лиона, если он сейчас же не повинуется. Приспешник осторожно отправил виталл обратно к жрице.
           - Можешь идти, - приказала она и в подтверждение слов защитное поле вокруг храма исчезло. Лион бесшумно убрался из виду, не заставляя себя ждать. Жрица развернулась к Николь.
           - Я больше не в силах ничего сделать, когда я выйду из ее тела, верни виталл сразу же, иначе она умрет.
           Лиловый туман отсоединился от головы девушки, исчезая с новым всплеском молний, оставляя на полу, истекающее кровью тело. Николь поспешно вернула виталл. Валери пришла в себя и неожиданно подозвала к себе перепуганную Крис, что после увиденного пребывала в глубоком оцепенении. Валери разжала ладонь, из которой выкатилась злополучная записка, оставленная для нее в коридоре.
           - Крис, ну какого черта?! Как ты могла так оплошать? - раздраженно говорила Валери, пока ее тело становилось прозрачным, а затем, полностью не исчезло в языках черного пламени.
           Николь шокировано осматривала свои окровавленные руки, не в силах выдавить из себя хоть слово.
           Хелен впала в истерику.
           - Вы видели?! У нее пол бока не хватало и пару внутренностей!!! Это тень! Тень! Они нас всех убьют! Мы умрем также мучительно! - вопила младшая жрица, пока Крис не отвесила ей здоровенную пощечину.
           - Не сей панику, пока никого не закопали.
     
        
     

Глава 21

После бури

     
     
      (отдельное спасибо от авторов Господину Манулу за любезно предоставленное стихотворение)
     
     
      В ярком свете уличных фонарей частный дом родителей Сэда, на фоне соседских выглядел небольшим и обшарпанным. Поруганным неистовой природой - кренившийся одним углом в глухую неизбежность позабытого частного сектора. С калиткой цвета детской неожиданности, скрипящей, как колеса у ржавой дрезины даже при легком дуновении ветра.
      Кейн перепорхнул через нее, как будто его и не тошнило вовсе, пока они добирались до приятеля на такси за ее же деньги! Тианна воспользовалась калиткой, игнорируя предупреждение оставаться снаружи и ловя на себе злой взгляд солиста BDD.
      От самого фундамента тянулась сетка глубоких трещин, заросших мхом и плесенью. Тианне сделалось страшновато, что О'Гайо привел ее в это забытое Богом место, чтобы расчленить, а потом продать на органы, и что потом непременно озвучит это в своей хитовой песне, от которой у его больных фанатов трясутся поджилки.
      Мысленно она представила даже пару куплетов, как это будет звучать в его исполнении:

Дьявола и феи кровь течёт во мне, 
Повстречал блудницу ночью при луне, 
Прошлое жгло душу, будущего нет.

Ты меня послушай в час ночной, мой свет.
Проявила дева чистоту души, 
Но потом сказала: "Где мои гроши? 
Не на чёрством хлебе, да одной воде, 
жить мне, юный путник!"

Значит, быть беде... 
Я нанёс удар ей по сердцу клинком, 
Там, на перекрёстке, у дорог потом 
Тело изрубил я в мелкие куски. 
Хоть немного сгинет боль моей тоски...

     
      С рифмой у Тианны получалось не плохо, да и с голосом повезло, она даже не заметила, как тихонько напевает веселый мотив под нос. В то время как Кейн потихоньку поставил диктофон на запись.
      "Вот оно - настоящее лицо мировой звезды. Не гнушается вдохновляться песней даже у такой, как я".
      Вблизи все признаки ветхости дома оказались тщательно прорисованной иллюзией.
      - Отец Сэ'Джея - знаменитый художник, - объяснил О'Гайо, когда Тианна прилипла к стенке, восхищаясь работой мастера. - Чтобы обезопасить семью от ненужного внимания, он изрисовал стены всевозможными признаками ветхости, чтобы воры обходили его стороной.
      Потом Кейн постучал, и по звукам внутри дома Тианна поняла, что даже собственному другу он доставляет слишком много хлопот.
      После напряженного диалога, Сэдгар совсем перестал блистать гостеприимством, но увидев сообщение на телефоне О'Гайо, смягчился и позвал их войти.
      Внутри были настоящие хоромы со стенами, одетыми в успокаивающие горные и лесные пейзажи, интерьером, с тщательно подобранными тонами и разнообразными инновационными бытовыми приборами и ... ружьем на стене.
      "Красотааа, глухая коморка, которую мы снимаем с соседкой просто кубло с молью и тараканами..."
      - Ты присаживайся, пока это днище вернет себе человеческий облик, пройдет ни один час, - с язвительным осведомлением уверил Сэдгар, указывая на небольшое кресло возле чайного столика.
     
     
      Каждый раз приходя к нему в гости старший О'Гайо вспоминал, как частенько сбегал сюда в детстве и подолгу проводил время в гараже с другом. Группа BDD организовалась в этом укромном месте, пропитанным хардкорными произведениями неудержимой юности. Еще пять лет назад, когда Кейн и Сэд оканчивали школу, их мечтой было покорить верхушки чартов и поднять музыкальную культуру на новый уровень. В этот период Кейн уже знал, как хочет прожить жизнь и ему были чужды "терзания" родителей. Дети семьи О'Гайо имели размытое право на личное пространство.
      Кейн с легкостью поступил в выбранный родителями университет и так же легко оттуда вылетел спустя всего два семестра за неудовлетворительное поведение. Тогда BDD уже успели пробиться на национальный уровень и колесить по всей Амальтее с концертами. Надежда на старшего сына увяла в навозной куче его скандальных выходок и интрижек.
      На Валери возлагались большие надежды, ведь с наступлением шестнадцатилетия ее свободная жизнь была бы окончена. О'Гайо подарили ей призрачную свободу ровно на два месяца. В отличие от родителей, Твестл вызывал у Кейна тихую истерику. Валери без зазрения совести соврала ему, что едет поступать в Дормаунд, после того, как он в штыки принял новость о том, где она провела каникулы, и принципиально не брал трубку несколько дней. Правду узнал Сэд, получив сообщение от Вэл, когда Кейн уже придавался распущенности нравов и был лишен возможности мыслить адекватно последующие сутки.
      Оживленный контрастным душем, в одежде Сэда, висевшей на нем, как на вешалке, Кейн сидел с виноватым видом и попивал чай с домашними коржиками, пока гитарист его отчитывал. Мама Сэда услышав, что Тианна учитель музыки, нашла в ней родственную душу, ведь когда-то в молодости она сама играла на контрабасе. Забрав девушку на кухню готовить завтрак, она делилась своими творческими успехами. Тианна вообще не понимала, что делает в этом доме, но миссис Фокстер ей очень импонировала. Хоть домохозяйка и высказала Кейну все, что думала о его непристойно раннем визите, используя самые сказочные идиомы ненормативной лексики, Фокстер поспешила греть чайник и готовить противопохмельные средства.
      - А теперь поведай мне, что тебя выдернуло из койки в такую рань и заставило заползти под эти двери, после всех моих предупреждений. Я за мотель для чего платил? Чтобы ты меня до утра не трогал! Так ты еще где-то про...гкхмх... подцепил, которой еще и должен остался. Ты скоро будешь должен всему миру! Притормози уже, - продолжал читать мораль Сэдгар, едва сдерживая себя.
      - Если б ты не забрал мою честно заработанную половину, этого ничего бы не произошло.
      -Если б я этого не сделал, ты бы привел не только учителя музыки, но и весь преподавательский состав, оккупировавший дороги в темное время суток, и тебе бы все равно не хватило.
      Слова Сэда звучали так, что его было б лучше не перебивать никогда, поэтому Кейн сидел смирно, решив подождать пока приятель выскажется.
           -А помнишь, что ты в отеле закатил? Зачем ты голым залез в аквариум?
           - Ну не во фраке же туда...
           -Зачем ты вообще туда залез? У тебя такая аристократическая семья. Почему ты такой придурок?
           - Ну я...
           - Это был риторический вопрос, на него можешь не отвечать. А зачем охрану, администратора и портье избил?
           - Они пытались меня вытащить...
           - Кейн, мне нужны подробные объяснения, чтобы понять следует ли и дальше помогать позору всей группы или стереть тебя на месте. Последний вопрос - зачем ты поубивал всех розовых рыбок? Это вымирающий вид, ты будешь выплачивать долг до старости.  Кейн еще больше осунулся. Порывшись в кармане куртки, он достал золотой кулон.
           - Одна из рыбок съела его.
           - Подарок Вэл?
           -Угу, - как можно тише произнес Кейн, чувствуя, что его будут бить. Возможно долго и ногами. Сэ'Джей выглядел очень свирепо, особенно когда злился. На его висках вздулись синие вены, а рот искривился в таком яростном оскале, что еще немного и оттуда вырвалось бы пламя.
           - Ну почему! Почему ты его "Так" не вытащил?! Зачем было все это делать?!
           - Если бы кто-то заметил, у нас могли быть проблемы.
           - То есть ты считаешь, что твой поступок проблем не вызвал... - Сэд уже хотел разразиться яркими ругательствами, но из кухни вышли дамы с самым странным завтраком, сделанным на скорую руку. Большая гора манной каши, залитая подозрительно булькающей жидкостью и крупными кусками перемолотой рыбы, что будто билась в агонии во всей этой дьявольской субстанции и молила о смерти. Домашняя еда миссис Фокстер была еще тем деликатесом. Но Кейн уже ни на что не жаловался. После ночных похождений его желудок выдержал бы даже такую ядреную смесь.
      Окончив с трапезой, ребята послушно отправились мыть за собой тарелки. А мама Сэда, громко прочистив горло, озвучила новость, которая окончательно испортила им день.
           -Эта милая девочка теперь будет жить с нами. Тианна состроила невинную мордочку.
           Кейн подавился.
           - Так она ведь шл*ха!
           Полуметровая скалка для переговоров сорвалась со своей полочки и достигла подбородка лидера. Описав живописное сальто в воздухе, он временно упокоился под столом. Фаталити хозяйки дома внушало первобытный страх. В этом доме с ней никогда не спорили. Еще вчера с Кейном не моги справится 22 человека из обслуживания гостиницы, а сегодня он уже обильно орошал пушистый оранжевый коврик своей слюной от заботливого прикосновения Мадам Фокстер.
           Сэд, меланхолично взглянул на бездыханное тело, протирая тарелку сухим полотенечком, и осторожно обратился к матери:
           - Мам, Тэри не понравится, что со мной вместе будет жить эта шл... шлавная девушка...
           - После твоего дружка все девочки шл*хами становятся! Она остается здесь в качестве горничной. Нечего с музыкальным образованием по улицам шастать! Мне нужна помощь по дому, пока твой отец в разъездах, а ты вечно шляешься со своим корсетом.
           - Козетта и это бас-гитара, - снисходительно поправил Сэд, начиная энергичнее полировать тарелку.
           - И вообще, я всегда хотела девочку.
           Несчастная посудинка треснула.
           -Мама!
           - Купишь новую. О! Вот и первое поручение для Тианночки. Только сходи, переоденься. Там на третьем этаже в моей комнате, открой дверцу слева - это гардероб. Там внизу под стенкой стоит сундук, вот ключики. Выбери себе что-нибудь.
           -Но я ведь...- замялась Тианна, она не была уверена, что предлагаемая одежда была ей по размеру из-за внушительных габаритов миссис Фокстер.
           - О, не беспокойся, это Сэдди. В тринадцать лет он был таким тоненьким и хорошеньким, что я часто заставляла его...
           -МАМА! - страшно заорал парень, ударяя кулаком по столу, под которым валялся Кейн, и отбивая у него все четыре ножки. Все стоящее на столе фонтаном распределилось по всей кухне.
           Едва очнувшийся Кейн получил контрольный удар в голову, отправивший его в сон на следующие полчаса.
           Миссис Фокстер фыркнула, елейно улыбаясь Тианне, и прицельно запуская чугунную сковородку в сына.
           - Это сейчас у него эти мужланские замашки и эти, как его, бицепсы. А раньше он был лапочкой.
           "Она похуже любого сутенера", - натянуто улыбнулась новоиспеченная горничная, поклявшись себе, что никогда не станет злить эту заботливую женщину".
           - Поднимайтесь, лоботрясы, и приберитесь за собой, - закомандовала хозяйка дома.- А мы с Тианночкой пройдемся по магазинам, пока вы тут батрачите.
           Удостоверившись, что дверной замок щелкнул и бесы покинули дом, Кейн выбрался из-под обломков.
           - Когда, говоришь, всплеск от хризолита засекли? - спросил Сэд, доставая из тумбочки веники с мусорными пакетами и начиная генеральную уборку.
           - Вечером второго ноября.
           - В этот день я потерял связь с Тери, может ли это быть совпадением?
           - Я не верю в совпадение. Если все снова начало повторяться, все, кто сейчас в Твестле, находятся в опасности.
           - Кейн, - бас-гитарист многозначительно взглянул на ходячий источник проблем, - я не прошу ехать со мной, но если герцог воспользовался порталом, без тебя...
           Лидер BDD ободряюще похлопал Сэ'Джея по плечу.
           - Рано или поздно это все равно бы случилось. Пора заканчивать спектакль.
        

* * *

           После случившегося в храме девушки пребывали в состоянии истерики, пока бесцветный голос оракула не привел их в чувство.
           - Это царапины по сравнению с побоями ваших предшественниц. Госпожа О'Гайо находится в спиральном коридоре, состояние стабилизировалось. Окончательное время завершения восстановления 19 часов 42 минуты.
      Крис уничтожающе взглянула на оракула. Искусственный интеллект такой искусственный.
           - Спиральный коридор восстановит только тело. А что на счет самой Валери? Я не знаю, что ей пришлось пережить. Такие страшные раны. Как она вообще смогла двигаться? - Николь забралась на трон с помощью ледяной лестницы, поджав под ноги. Так она чувствовала себя безопаснее. С высоты все пространство храма было как на ладони. Кровавые лужи постепенно таяли на полу, будто храм впитывал их, оставив лишь легкий розоватый оттенок. Это место пугало ее. Заваленная контрольная по физике уже не была столь страшной как то, что ей пришлось сейчас наблюдать.
           - Первый день, а уже потери. Я никогда, НИКОГДА не окончу старшую школу! - взвыла Хелена, роняя голову на ладони. Зачем я только во все это ввязалась?
           - Да хватит ныть, думаем, что дальше делать. В коттедж нельзя, в храме опасно, власти настроены враждебно - никому и не пожалуешься, - низкий голос Крис прозвучал очень убедительно.
           - А если попробовать все объяснить, - Николь придерживалась анти насильственных взглядов. Она все еще верила, что кто-то должен быть на стороне мирных граждан.
           - Твоя идея, Николь, словно вызов всему суицидальному безрассудству. Я еще толком и из образа жрицы не научилась выходить, думаю, вы тоже, а про спонтанные выбросы энергии вообще промолчу. Вот представь, приходим мы к шерифу, и такие говорим: "На нас тут тени напали, не подсобите своим доисторичненьким дробовичком?" Знаете, что он сделает? Правильно. Достанет этот свой дробовичок и подсобит - вылететь нам задами вперед с его кабинета через окно. Может костюм и защитит нас, а может, и нет. Короче, дамы, выход один - оставаться тут и хорошенько напрячь свои филейные части, чтобы раз и навсегда пресечь неоправданную агрессию со стороны любых неприятелей.
           Если бы не история со жрецами, Кристине суждено было бы стать неплохим оратором. Но не на всех подействовала вдохновленная речь. Хелена сползла со своего трона и направилась к телепорту.
           - Вы оставайтесь здесь сколько хотите, а мне нужно завтра в школе отметиться. Родителям не понравится, что я прогуляю первый день.
      Крис осуждала действия Хелен, она не могла понять, почему та продолжает думать о какой-то учебе, когда на них устроили травлю. Похоже, для Хелен кровавая расправа тени была не так страшна, как ее страх не угодить родителям. Пока подруга не стала следующим куском мяса, Кристина последовала за ней и, обхватив локтем за шею, оттащила от телепорта.
           - Пока ты из себя не выдавишь что-то кроме анализов, будешь оставаться тут. Кроме себя самой тебя никто не защитит. Пойми это уже, Хелен, детство кончилось. Резкое отношение Кристины потрясло ее настолько, что, не удержавшись, она разрыдалась во весь голос. От воплей Хелены, заряженных энергией Ио, даже изображение оракула пошло рябью, а стены опасно покачнулись.
           - Хотя бы так...
           Остаток вечера оракул объяснял новым хранителям, как попасть в пространственную комнату, где по его словам должно было быть безопасно.
           Принцип был таким же, как и с использованием телепорта: нужно было дать правильную команду и мысленно задать координаты. Технологии Дионы с использованием хризолита облегчали любые перемещения и жрицы получили всю необходимую информацию, но так и не могли воспользоваться самыми элементарными вещами. Для них получить новые знания было, как вызубрить дословно учебник по квантовой механике и ни черта не понять. Оракул относился к амальтийской тупости с убийственным терпением, по сто раз объясняя разными способами теорию перемещения. В глубине "души" искусственного интеллекта еще теплилась надежда, что из нового поколения можно что-то выжать. Но сколько бы они не практиковались, девчонки переносились то обратно в храм, то в центр города, откуда их тут же забирал оракул во избежание ненужных стычек с тенями.
           - Так, пробуем еще раз. Представляем себе тайную комнату! У нас все получится! - воодушевилась Николь, ее оптимизм начинал граничить с безумием. И лучшим решением бы было уже остаться и ничего не делать, но девушка продолжала упорно стараться, чем заразила своих подруг. - Теперь мы точно попадем куда нужно! Девушки сосредоточились и одновременно исчезли из круга.
           - Вам прямая дорога в Ад, - мрачно прокомментировал Оракул, отправляясь на покой. С двести второй попытки им все же удалось найти комнату.
           
           

* * *

           
   Храм теней
           Собравшись на вечернее собрание, все тени ожидали одного Лиона. И он появился: рваный хитон, окровавленный посох и совершенно шальное выражение на лице. Войдя в зал, он на секунду замер, задерживая взгляд на присутствующих, а затем заразительно расхохотался. Тени начали перешептываться. "Он достал виталл? Или его так отдубасили жрецы, что отшибло последние крохи разума?" "Да он всегда был отморозком".
           - Сейчас я хочу, чтобы вы все вняли моим словам. Удача на нашей стороне. Новые жрецы - беспомощные смертные, что получили в дар силы повелителей планет. Обычные амальтийцы, не умеющие даже поставить защитное поле вокруг своего храма. Сегодня я нанес им визит! Заставил их упасть перед собой на колени и вымаливать отсрочку смерти. И я был мягок. Любезно предоставив им еще один день. Завтра мы получим все четыре виталла. У меня есть отличный план.
           Гастон с подозрением смотрел на лидера. Ему не нравилось поведение Лиона, он не верил в его слова, особенно после того, как сам ощутил защиту жрецов. Либо он что-то не договаривает, либо планирует сделать нечто ужасное, раз так уверен в свое победе. И следующий приказ Лиона заставил его в этом убедиться. Тошнотворный комок подкатил к горлу Гаса. Приказ был настолько отвратительным, что заставил тень задуматься о перевороте.
        

* * *

      Подключенная к системе жизнеобеспечения девушка лежала в операционной, вдыхая воздух через интубационную трубку. В ней копались несколько врачей в целлофановых шапочках и медицинских масках.
      "Эгей, чего вы все, мне же не так плохо на самом деле, как вы думаете, вот смотрите", - Келли подняла руку с катетером, хватая медсестру за край халата, вызывая ее дикий ужас.
      - Анестезия не подействовала! Вколите еще два кубика тримекаина... затяните ремни... кровотечение усиливается!
      Выплывали обрывки фраз, теряясь в режущем свете бактерицидных ламп. Прислушиваясь к ощущениям, девушка испытала дискомфорт в грудной клетке.
      "Не пойдет! Мы не договаривались, что вы станете меня резать. Нельзя ли было подождать?".
      "Темные люди"
      Келли выдернула катетер и освободилась от трубки. Потрошители в разных позах расположились некрасивой горкой под операционным столом. Лишенные виталлов и возможности экспериментирования с ее ускоренной регенерацией.
      "Всего-то и требовалось, а вы сразу со скальпелями. Еще и заштопали криво", -
      шелковая нитка со скрипом вытягивалась из затянувшегося шрама, где ее отметил посох Рэи.
      Колэни с удовольствием вдохнула лекарственные пары, наполняющие прохладную комнату. После пребывания Влеган в ее теле осталось скверное послевкусие.
      "Как же тяжело было удерживать ее в себе, выпуская резвиться по плану. Еще немного и она бы догадалась"
     
     
     

Глава 22

Сила Нереиды просто лажа!

     
     Просторная комната в приглушенных голубых и зеленых тонах, в которую попали подруги спустя несколько часов, вызвала у них бурный восторг. Не зря в нее было так трудно переместиться. Здесь находилась святая святых жрецов. Она представляла собой что-то среднее между комнатой для гостей и серверной. Немного угнетало отсутствие окон, но общего впечатления это не портило. Весь пол был устелен белым пушистым ковром. Посередине находился роскошный кожаный диван светло-бежевого цвета с необычным орнаментом и два кресла вокруг изящного стеклянного столика. На стенах - разноцветные светильники, позволяющие настроить любую цветовую гамму, и черный потолок! Его можно было назвать венцом творения этой комнаты. По всему периметру светилось бесчисленное количество светодиодов разного размера, что изображали точную копию их солнечной системы.
     Хелен упала на диван и залипла в потолок. Кристина больше заинтересовалась панелью управления, что была связана с девятью широкоформатными экранами на всю стену. Пока она возилась с компьютером в поисках кнопки запуска, Николь исследовала территорию на предмет чего-нибудь съестного. Открытием стала барная стойка, которая выдвинулась из стены, когда Крис нажимала очередную: "А, что это за зелененькая кнопочка". Спенсер уже представляла, кому это придется по вкусу.
     - Покушать бы... Крис, а нет там случайно кнопки с изображением бутербродика, ну или куриной ножки? - с мольбой в голосе простонала Николь, изголодавшаяся после тренировок.
      - Нет. Иди сама ищи свои кнопки. У меня ощущение, что мы попали на борт спутника. Инструкцию бы сюда, а то еще запущу какую-нибудь особо опасную ядреную боеголовку в центр Амальтеи. Мы и так не желанные гости в Твестле, так давайте еще всему миру напортачим.
      За следующий час они успели вызвать автоуборку, кондиционер, душ, проекцию каждой планеты в середине зала, телевизор, и наконец, что-то похожее на камеру для хранения продуктов. Похожее, потому что оттуда веяло холодом, как от холодильника, внутри же кроме металлических стенок, переливающихся радужным сиянием, к всеобщему разочарованию ничего не было.
      - Паршивый оракул! Он обещал, что здесь будет все необходимое. Жрецы энергией питались?! Никогда не поверю, что тела, в которых они находились, не требовали приема пищи.
      - Затарить надо, - сделала очевидный вывод Крис, продолжая изучать разностороннюю клавиатуру.
     Исследование комнаты затянулось до глубокой ночи, Николь стояла перед камерой где, как предполагалось, должна была находиться еда и чуть не плакала. Она не могла смириться с тем, что ляжет спать голодной. Живот активно подпевал музыкальному сопровождению, что было вызвано нажатием еще одной кнопки. Хелен оставила нагретое место на диване и присоединилась к Николь, также уставившись в пустые стенки камеры.
      - Сколько бы ты туда не смотрела, ничего полезного не вылезет. Нам нужно домой! В холодильнике осталось еще много мясных котлеток!
     Бамс! Из камеры раздался треск и шипение. Затем повалили клубы пара. Но ароматный запах мяса нельзя было ни с чем не спутать. Николь кинулась целовать обескураженную подругу.
     - Помните вводный курс про Диону? Ее технологии позволяют упростить много вещей! Нашим ученым еще учиться и учиться. Если б много лет назад портал на планету продолжал функционировать, возможно, технологический прогресс не был бы сейчас в таком плачевном состоянии.
     - Ой, давай без этих нудных лекций, Николь, ты вроде есть хотела.
     Хелен живенько потянулась к котлетам и захарчила сразу три. Подруга последовала примеру, с удовольствием наминая долгожданную еду.
      - Они так похожи на те, что моя мама делала! Значит, мы можем мысленно приказывать этой штуке, и оно будет нам готовить! Технологии Дионы самые лучшие! А когда вернемся домой, там будут еще котлетки!
     - Не будут, - оборвала веселье Крис, угрюмо рассматривая последнюю котлету. - Вы только что съели котлеты из нашего холодильника. Вот, например, моя последняя осталась, я ее надкусила утром. У меня челюсть очень узкая, я свою пасть везде узнаю. Так что эта штука еду не делает, а просто переносит по тому же принципу, что и мы перемещаемся. Ты просто в точности смогла представить эти котлеты и перенести сюда.
      Удар в самое сердце. Кроме котлет в холодильнике больше ничего не оставалось.
      - Мы все умрем... Не от теней, так от голода, - тоскливо протянула Хелена, падая лицом вниз на диван и благополучно засыпая.
     Удостоверившись, что Хелен больше их не слышит, Крис довольно потерла руки. И обратилась к камере:
     - Куриные ножки в остром соусе, минеральная вода, пачка сигарет и зажигалка.
     Снова появился пар. Курица появилась на тарелке, а рядом с ней и остальной заказ.
     -Я же говорила. Просто переносит, а не готовит. Это я в перерыве между тренировками приготовила, пока вы мороженку поглощали, - пояснила Кристина, ставя все на барную столешницу и отстегивая Николь половину ножек. На ее вопросительный взгляд в сторону Хелен, девушка лишь тряхнула головой и иронично вскинула брови.
      - Будет знать, как все котлеты лопать, жадюга. Хотя бы теми, что дома остались, поделилась, так нет же, как хомяк шесть котлет в одно лицо.
     - Шесть?
     - Ну а сколько? Утром еще восемь было.
     Николь скромно принялась за еду, решив, не распространятся о том, что это были ее происки.
     
     

* * *

     
     - Пожалуйста, не надо... - простонала женщина, зажатая между двумя металлическими балками. Одна из них лишила ее ноги. Опираясь слабыми руками, и безуспешно пытаясь отползти от черной фигуры, она молила о помиловании. - У нас нет хризолита. Мы ничего не нарушили. Пощадите детей!
     - Лион, мы закончили, - проговорил Гастон, вырастая на его пути и вскользь осматривая потерпевшую.
     Лидер расплылся в кривой насмешке, опуская занесенный посох и читая мотивы тени, как открытую книгу.
     - Тебе ее жалко, я вижу. Человечность, Гас, неуместна на войне. Ты же специально появился тут, чтобы я не тронул ее.
     - Ты хотел создать видимость нападения жрецов, ты ее создал, этого достаточно, они об этом узнают и придут.
      - Никогда не будет достаточно, пока их виталлы не у нас, - с этими словами Лион занес ботинок и без задержки размозжил голову женщины о плиту. - Смотри, я тоже умею быть милосердным, она больше не мучается. А еще раз станешь у меня на пути, и я убью всех. Не мешай.
     Несчастное тело рефлекторно продолжало упираться в балки. Гастон преодолел сдавивший нутро спазм.
      'Это только начало. Он убьет их всех...'
     
     

* * *

     
     Спенсер резко вскочила с кресла. Такой же кошмар, как и несколько ночей назад. 'Тогда наши тела были еще под властью жрецов. Расценивать ли это как предупреждение или сказались события вчерашнего дня? Вчерашний день... Сколько всего произошло. Тени, Вэл... Эти тренировки'... Сумбурные воспоминания минувшего дня разрывали ее голову.
      'Лучше об этом пока не думать'.
     Она оглянулась в поисках Крис. После ужина Николь провалилась в сон, лишь коснувшись мягкого подголовника такого удобного кресла, а Кристина поклялась, что не заснет, пока во всем не разберется. Девушка спала прямо на панели управления рядом с самодельным бумажным стаканчиком, набитым окурками. Рядом лежала стопка бумаг, исписанных ее ровным почерком. Видимо она таки смогла найти выход из лабиринта кнопок. Оставив подруг отдыхать, Спенсер вернулась в храм, чтобы продолжить изводить оракула вопросами.
     На удивление погода сегодня выдалась приятной и совсем не пасмурной. Сквозь цветные витражи проскальзывали солнечные зайчики. Подрагивая и попадая на кристаллическую поверхность стен, разноцветные блики дробились на более мелкие и расходились по всему храму. Увидев помещение в ясную погоду, Николь замерла в центре и завертела головой во все стороны, стараясь рассмотреть хоровод подвижных огоньков.
     "Разве могут повелители планет, которые создали такую красоту, быть злыми? И храм, и комната - они такие уютные. Если бы не история с присвоением наших тел, они бы мне понравились. Надо больше узнать о них. Одной легенды не хватит, чтобы понять позицию жрецов и определиться, как действовать дальше с тенями".
     Девушка уже собиралась обратиться к оракулу, но рядом с ней в кругу материализовалась Кристина. Ее широко раскрытые глаза и прерывистое дыхание говорили о том, что что-то произошло. Она схватила Николь за руку и, вернувшись с ней в комнату, притянула к мониторам. Транслировали новости. И хоть часть сообщения уже было пропущено, смысл остался понятен.
      '....чеников. Одна из стен полностью разрушена. А сейчас послушаем, что скажут очевидцы'...
     Миниатюрная ведущая новостей поднесла микрофон к женщине в строгой одежде, видимо учительнице. Запинаясь и глотая концы слов, пострадавшая активно жестикулируя рассказывала о случившемся:
      - Их было трое! Демоны! Демоны, о которых неделю назад трубили все газеты! Я воочию видела, как один из них взмахнул посохом, и полстены в одно мгновение взорвалось. Всех, кто находился рядом, снесло как муравьев! Почему власти спят?! Как такое могли допустить! Напасть на школу, где учатся беззащитные дети! Они должны понести наказание! Гореть им всем в Аду! Пусть их поганые...
     Далее ведущая отняла микрофон, коротко поблагодарила за комментарии и перешла к следующему пострадавшему. Им оказался ученик старших классов.
     - Меня не тронули, потому я удачно спрятался в обломках и меня не смогли обнаружить, но других забрали. Они просто подходили к каждому, доставали из развала и куда-то с ними исчезали. Некоторые сильно пострадали при падении, но они забрали и их. Это были страшные существа в черных плащах, я не смог разглядеть их лица, но уверен, что именно они забрали жизнь нашего мэра, чтобы взять власть в свои руки!
     - Спасибо за подробные комментарии, молодой человек.
     Камера стала приближаться, оставляя ученика на заднем плане и делая размытым. Ведущая повернулась к экрану и ровным тоном начала подводить итоги.
     - Как видите, уважаемые телезрители, жрецы начали активно действовать. Были ли пропавшие жертвами случайности или же они оказались замечены в нарушении правила, вывешенного в салоне покойного Паттэрсена, сейчас мы сказать не можем. Местонахождение заложников и их состояние нам пока не известны. После случившегося преступники не выходили на связь и никаких требований не предъявляли. Будем надеяться, что власти города смогут о них позаботиться и вернуть пострадавших учеников родным. С вами была Иель Саваж, специально для выпуска новостей на канале Вести Твестла".
     Если при просмотре начала Хелен полностью высунулась из-за дивана, то к концу выпуска ее голова находилась на уровне спинки и подозрительно трусилась. Кристина оставила программу включенной, прикручивая звук.
     - Ну как, Хелен, пошла сегодня в школу? - съязвила Кристина, удовлетворенно отмечая про себя, что сохранила мягкую точку младшей жрице.
     - Они так далеко зашли! Мало того что напали на мирных жителей, так еще и теперь все думают, что это наших рук дело, - заключила Николь. - Вы же понимаете, что это лишь для того, чтобы нас выманить. Никто из людей не сможет найти убежище теней. Кроме нас.
     - Крис и не будет его искать. Ты же не хочешь предложить Крис идти прямо в логово к зверю? Имя мы свое уже не выбелим и, судя по слухам, которые бродят вокруг жрецов, это весьма черствые создания, жизнь людей им малоинтересна.
      - Хорошо, ты предлагаешь бросить их там?! Какими бы не были жрецы до нас, мы не такие. И если у нас есть возможность помочь, почему бы это не сделать.
      - Твоя доброта, Николь, сыграет с тобой злую шутку. И младенцу понятно, что это ловушка. Их больше чем нас. И Хелен до сих пор один телепорт освоила.
     - Если это спасет остальных, мы должны рискнуть.
     Николь нажала несколько комбинаций, благодаря которым в прошлый раз в зале появилась проекция местности Твестла. Приблизив нужное место, она поставила на него метку с подписью "Храм теней" и многозначительно посмотрев на Крис, покинула помещение. Кристина использовала самые лучшие матерные выражения из своего лексикона, чтобы описать эту ситуацию, и последовала за ней. Хелен некоторое время сидела, вжавшись в кресло, переваривая все сказанное в новостях. Пока подруги ругались, она не знала, чью сторону стоит принять. С одной стороны идти напрямую к теням было опасно, с другой - бросать людей на растерзание этим чудовищам тоже не хотелось. Она понимала, что ничего сделать пока не в состоянии, но все же хотела хоть чем-то помочь. Девушка направилась к телепортационному кругу и остановилась. Она забыла, как надо перемещаться...
     
     

* * *

     
     В действительности здание школы имело еще худший вид, чем было показано в новостях. Отсутствовала не только одна из стен, а и внушительная часть всего южного крыла. Некогда аккуратный дворик был завален раскрошенными бетонными плитами и деформированными кусками металлического каркаса. Лишь кое-где можно было заметить обломки книжных шкафов, парт и прочей мебели из кабинетов, теперь мирно покоившихся под внушительным слоем из осыпавшейся штукатурки и прочего мусора. Вдоль дороги выстроилось сразу несколько машин скорой помощи. Одни сменялись другими, увозя раненых учеников. На месте работали спасатели. Сначала они осторожно приподнимали плиты и вытаскивали тех, кто оказался под завалом, а затем бережно укладывали их на подготовленные носилки. Сколько же было пострадавших! Из тысячи учеников, присутствующих в этот день, более трети получили травмы разной степени тяжести.
     Устроившись на крыше противоположного здания, откуда открывался самый полный вид на разрушенную школу, она рассматривала последствия вмешательства теней, постепенно приходя в ярость. По руке, сжимающей посох, с треском пробежала черная молния и, коснувшись его матовой поверхности, активировала кристаллы на рукоятке.
     
     

* * *

     
      - Я думала, здесь будет такой же роскошный храм, как у нас, а тут расщелина уродливая. Я туда не полезу, - заявила Хелена подоспевшая как раз к тому времени, когда Крис и Николь уже заходили внутрь.
     Девушки смерили ее удивленными взглядами.
     "Если с нами Хелен, можно смело разворачиваться обратно!"
     "Она только панику посеет", - подумали одновременно они, но вслух решили не говорить.
     - Других входов и выходов тут нет. Не нравится, оставайся. Если бы здесь была Вэл, она бы предложила запустить туда какую-нибудь гранату со слезоточивым газом, а самое главное, она бы ее еще и притащила... - вздохнула Крис, осматривая горизонт в надежде увидеть отсутствующую часть команды, но в глубине души понимала, что надеяться не на что. Девятнадцать часов еще не истекли, а это значило, что им придется справляться самим.
     - Валери - это бомба замедленного действия. Если бы она увидела, что произошло, то сама бы себя туда запустила и неизвестно что устроила. А так у нас есть возможность решить все мирным путем. Нам нужно только заложников забрать, показать пару фокусов для отвода глаз и быстренько улизнуть.
      - Николь, если мы туда войдем - мирных путей не будет.
      Если миролюбивая жрица еще до этого на что-то надеялась, то после слов Кристины ее позитивный настрой совсем пропал.
     Она потихоньку заглянула в узкий проход. Повеяло сыростью и затхлым запахом плесени. На стенах ничего похожего на хризолит, только пушистый мох и потолок, усеянный жирными тушками летучих мышей. Место было такое запущенное, что некоторое время им казалось, что компьютер указал неверные координаты. Но пройдя глубже, они уперлись в крутую лестницу, собранную из пологих камней. Стены в этом месте становились светлее, а значит, внизу было освещение. Лестница вывела их прямо к огромному залу, посередине которого располагалось нечто похожее на каменный саркофаг, вытесанный из цельного куска темно-зеленого камня. Свет был такой приглушенный, что девушки не сразу поняли - на камне кто-то лежит. И только, когда на стенах стали по очереди зажигаться факелы, силуэт на плите стал более отчетливым. Мужчина был одет в черную безрукавку, скрывающую горло, и черные брюки. Эта одежда чем-то напоминала школьную форму их новой школы. Широко раскинув руки, облаченные в широкие браслеты и свесив голову с плиты, так что длинные черные волосы едва касались пола, он смотрел вверх отрешенным взглядом.
     - Это заложник! - первая крикнула Хелен и легкомысленно понеслась к камню так быстро, что Николь даже не успела ее остановить.
      - Разве что заложник твоей близорукости, - почти пропел Лион, вскакивая с алтаря и, легким движением, вырубая об него Ватер.
     Руки обмякшей девочки по локоть увязли в поверхности камня, вкусившей ее крови. На бледной коже от локтей к плечам потянулась серая паутинка. Камень вступил в реакцию с живым организмом и начал его поглощать.
     Примерно такое развитие событий и должно было произойти. На Хелен с самого начала никто не рассчитывал. Но никто и не думал, что она без колебаний примет тень с несвойственным для учащихся старшей школы атлетическим строением за простого подростка.
     Николь, сформировав внушительную глыбу льда, запустила ее прямо в камень, стараясь действовать как можно аккуратнее, чтобы не задеть Хелен. Только Лион даже без посоха отбил ее атаку голой рукой. Сложная концентрация и воплощение материального объекта, на которые Николь потратила много времени, не оказала должного эффекта. Но ее это ничуть не расстроило. В запасе еще имелось несколько вариантов. За первой глыбой последовала вторая, третья и целая ледяная стена, оттеснив Лиона от алтаря. Пока лидер теней ломал стену, Спенсер вытаскивала Хелену из камня. Ей так досталось, что она не сразу пришла в себя. А когда пришла, сделала вид, что еще без сознания.
     Кристина призвала силы Нереиды и выпустила из рук сотни маленьких побегов, что стали разрастаться по полу, цепляясь к подошвам тени и сковывая его движения.
     Приспешник вел себя странно. Его лицо скривилось в хищном выражении, но он не нападал. Когда Лион поднимал посох, чтобы отбить атаку жриц, то не прилагал к этому усилий. По его поведению нельзя было сказать, владеет ли он так искусно посохом или усилия жриц настолько слабы, что не причиняют ему никакого урона. В силу своей неопытности, девушкам было трудно дойти до того, что он просто выматывает их, проверяя выносливость.
      - Решили побрыкаться перед смертью? Сидели бы в своем убежище и не высовывались! Неужели Вас стали интересовать смертные людишки? Настоящие повелители планет сеяли разрушения и забирали тысячи жизней. А вы, увидев крохотный погром, тут же примчались спасать гражданских, которых, кстати, здесь никогда не было. Они отдали свои души в развалинах ради того, чтобы вы сейчас стояли здесь. Мне больше импонировали прежние воплощения, с ними было веселее коротать время. Ну же, чего вы там прячетесь?! - выкрикнул лидер куда-то в сторону пустой стены, что после его слов начала шевелиться. - Они вам ничего не сделают!
     Пламя факелов нервно заплясало, увеличиваясь и вырастая в человеческий рост. Из разных частей храма к ним стали выходить приспешники Агроса, некоторые из них были одеты... в форму элитной школы Твестла.
     Николь от неожиданности оступилась, наскакивая на Крис и сбивая ей концентрацию. Стоило ей потерять бдительность, как растения перестали двигаться, обращаясь в пыль. Со стороны это выглядело очень жалким зрелищем.
      - Я же говорил, они просто глупые сосуды. Их не стоит опасаться. Гастон, я хочу, чтобы ты оказал мне честь и первым забрал виталл у одной из 'этих' псевдожриц. Выбирай любую. Кажется, тебе от Амальтеи досталось.
     Гастон остался стоять на месте, в мрачном облике статуи, скрытой под темной накидкой. Николь смогла заметить, что на лице тени проступает едва заживший след от ее браслетов. Значит, они не восстанавливаются также быстро. Во время тренировки в храме она умудрилась пораниться, оцарапав ногу от своего же эксперимента, но порез прошел уже через несколько минут. Если ей удастся попасть по тени, то она выведет его из боя на некоторое время и тогда это хоть ненадолго облегчит путь к отступлению.
     Юноша перевел сухой взгляд на лидера, может это из-за приглушенного света в помещении, но Николь распознала в его выражении безвыходную грусть. Он был чем-то подавлен.
      'Вот же, угодили в глупую ловушку. Ведь на самом деле меня не волновала судьбазаложников... после приглушенных эмоций... я даже не заметила, что пошла сюда ради того, чтобы доказать самой себе, что способна на большее, а не для того, чтобы кого-то спасать...'
     Спенсер припомнила себе свою бестолковую решительность. 'Ну вот, погеройствовала. Когда надо - всегда отмалчиваюсь! Знала же, не надо влезать. Теперь из-за меня...'
      - Гастон! - заорал Лион. - Я даю тебе последний шанс. Если ты им сейчас не воспользуешься, то после уничтожения жриц ты станешь моей следующей целью.
     Николь возмутилась от такого поведения. Мало того, что сам кусок зла, так еще и других грешить заставляет. Раз этот парень ничего не предпринимает, значит, с ним еще можно попробовать договориться. На всякий случай, ограждая себя ледяным полем, Николь отчетливо увидела, как два острых клинка пробили защитную оболочку прямо перед лицом, едва касаясь кончика ее носа.
     Два удара, и вся ее защита украсила пол тающей россыпью льдинок. Его задержка была ничем иным, как анализ слабого места в защите. Жрица возвела новые уровни защиты, но все они были разбиты тенью. Ему достаточно было нанести всего один точный удар, чтобы стена дала трещину. Пугающая точность. Если так пойдет и дальше, она выдохнется. Защита не была хорошим вариантом в этом случае. Вспомнив их первую встречу, она воспроизвела вчерашние действия, скрещивая руки в оборонительной стойке и выпуская браслеты.
     Нет. Во второй раз это не подействовало. Чтобы отклониться от атаки Гастону потребовалось всего-то сдвинуться в сторону и не попасть под пересечение браслетов, когда они будут возвращаться к владельцу. Увидев этот прием всего один раз, он уже запомнил траекторию движения. Нужно что-то новое. Но попробуй что-то придумать, когда времени для этого нет. Осколки! В голове девушки зажглась лампочка. Как на уроке физики, на самой сложной задаче, которую она всегда оставляла на потом и за десять минут до конца урока начинала решать. В экстренных ситуациях мозг Николь будто получал второе дыхание.
     По всему полу были разбросаны осколки льда. А что случалось со льдом, когда он начинал таять - он превращался в воду, а вода, даже проникшая глубоко в трещины пола, все еще была ей подвластна. Николь воспроизвела еще с десяток защитных стен, благополучно разбитых Гастоном. Теперь она выработала стратегию. Нужно было немного подождать, пока лед полностью растает и просочится в пол.
     Кристина взяла себя в руки, решила пока не орать на неосторожных подруг. В конце концов, они все могут здесь подохнуть так и не отомстив за попранную честь жриц и элитной школы. Ее противником оставался Лион. "Почему бы не спустить на меня того ряженого, с ним то я бы точно справилась", - вспомнила она вчерашнюю встречу с тенью. Меньше всего сейчас хотелось оказаться один на один с этим мордоворотом. Все ее атаки он, не напрягаясь, отбивал золотым посохом и не пускал его в ответный ход, лишь для того чтобы подольше поиграть с ней на глазах у всех. Взглянув на его самодовольное лицо, не скрывающее больного удовольствия от происходящего, она в подробностях вспомнила все, что он сделал в храме, и ей стало дурно. "Если мое тело будет также изуродовано, то лучше прямо сейчас закончить все суицидом, чтобы не доставлять ему радости наблюдать за моими страданиями". Уверенность покинула ее. К счастью, Николь выждала достаточно времени и начала действовать.
     Несколько плит оторвались от пола и полетели прямо в теней, обрастая острыми ледяными ножами. Если со льдом Гастон справлялся легко, то разбудить летящую на него каменную плиту так же быстро уже не удалось. Сбив его с ног и поймав в ловушку, вся эта конструкция набирала скорость, чтобы вместе с ним врезаться в стену. Он попытался вырваться, но часть тела, включая руки и пояс, соединились с коркой льда, покрывающей плиту.
     Не стоило недооценивать эту девушку во второй раз. Он был уверен в том, что от нее больше не последует никаких сюрпризов, но она снова смогла его удивить. Пока он сосредоточился на том, чтобы вымотать ее, жрица специально подставляла защитную оболочку под удар. А так как в зале было достаточно тепло, осколки быстро таяли и те, что попали на него, успели пропитать влагой хитон, благодаря которому он и попал в западню.
     Но столкновения со стеной не последовало. Удостоверившись, что он пойман, Николь позаботилась о том, чтобы 'посадка' оказалась мягкой, хотя это не меняло того факта, что он по-прежнему не мог выбраться. Пока Лион не давал команды, ни одна из теней не имела права вмешаться в бой. И дело было не в кодексе чести равного боя один на один. Гастон прекрасно понимал, для чего он это делал. Они провели столько боев, что стратегия лидера была для него как открытая книга. В глазах Лиона читалось неописуемое наслаждение, когда Николь лишила тень возможности передвигаться. Теперь-то он подчеркнет его никчемность, а затем сам вступит в бой. Чтобы ни у кого не возникло сомнений в его превосходстве.
     Золотой посох взвился вверх и создал такую мощную волну, что жриц разбросало по разным концам зала. Тяжелый удар о стену, и Крис показалось, что из нее вышибло весь дух, а в теле не осталось ни одной целой косточки. В стене, куда ее отбросило, зияла огромная вмятина. Теней рядом с ней не было, как только произошел выброс силы, они вновь слились с сумраком неосвещенной части храма. Приподнявшись на локтях, она затуманенным взглядом пыталась отыскать Николь и Хелен. Последняя успела спрятаться за плиту и ее не задело, но с Николь дела обстояли намного хуже. Жрица Амальтеи покоилась в объятиях Гастона, а из ее тела торчал отколовшийся фрагмент плиты толщиной в двадцать сантиметров.
     "Это провал. Сила Нереиды просто лажа", - подумалось Крис. В руке, на которую она опиралась, возникла предательская слабость и ее лоб ощутил болезненное соприкосновение с холодным полом. Пульсирующая боль заволокла мысли. Вокруг начали вырастать тени и, подхватив ее, понесли к плите. Было бы невероятной удачей, забери ее сейчас спиральный коридор, чтобы вместо виталла им достался большой и толстый тубус, но Лион прекрасно знал, когда нужно остановиться. Кристина не сопротивлялась. С самого начала у них не было надежды на победу. О чем они думали, когда так беспечно сюда пришли. Она смирилась с поражением, ожидая худшего варианта.
     
     
       
     

Глава 23

У кого посох - тот и лидер!

     
     
     Где-то между тонкими гранями, в пересечении миров, в пристанище блуждающих воплощений, истинные жрецы ждали своего часа. Находясь в том же храме, но оставаясь недосягаемыми для времени, лишенными источника, они могли витать под куполом, сидеть на троне, переноситься и бродить по всей Амальтее, до безрассудства придаваясь одним и тем же воспоминаниям минувших дней. Но без оболочек жрецы находились в подвешенном состоянии, не имея плоти, осязания и обоняния, подобные духам, но намного могущественнее.
      Истинные жрецы нашли идеальные сосуды и не хотели их терять. Они наблюдали за развитием людей, преследовали в храме и за его пределами и уж конечно знали, что оболочки направляются на встречу с тенями. Она должна была стать для них последней.
      - Зря Рэя отказалась, здесь интересно. Бой не будет долгим, но запомнится! Тени такие милые, что разрешили им попробовать.
      - Пусть сидит в храме и жалеет о том, что упустила, - Ио не мог принять того, что вернувшись в тело амальтийки, жрица черного огня поступила наперекор их плану. Иметь самый большой физический потенциал и проигнорировать вселение. Одно ее присутствие поставило бы теней на место. Ио в этом плане проигрывал, тени знали его слабую сторону: без прямого зрительного контакта ментальное подчинение не действовало.
      - Рэя и раньше блистала милосердием, мы никак не можем повлиять на ее выбор. Очень жаль, что твоя сила не способна вернуть ей ясный разум, - подчеркнула Амальтея бесполезность коллеги.
      - Я готов сидеть даже в этой малолетке только бы увидеть лицо Лиона, когда заставлю ползать его на коленях, как годовалого младенца и мочиться под себя. И все это в теле немощного заморыша, - жрец ненавидел Лиона. Не потому что у них были какие-то счеты, а просто ненавидел со всей искренностью.
      - Завидуешь, потому что он всегда будет молод и возрождается в одном гендере, в то время как нам не приходиться выбирать, - ухмыльнулась Амальтея, наблюдая за сражением своей будущей оболочки. Сражением это нельзя было назвать. - Он во много раз сильнее ее, просто не хочет убивать. Из всех теней он противен мне больше всего. Естественно своими принципами.
      - Тогда почему же ты не отправила его на покой?
      - Не отправила? - Амальтея изогнула губы, давая понять, что эта тема вызывает отвращение. - Нет, мы убивали его много раз. Иногда я, иногда Рэя. Но есть ли смысл в том, чтобы убивать мертвого? Он пустое место, которое следует какому-то странному канону своей "гордости". Мне интересно к чему приведет его вечное самоистязание.
      -Твоя оболочка полна талантов. Освоила всего за день управление стихией.
      - Это заслуга оракула. В конечном счете, от нее останется только тело. Но в интонациях я слышу, что вы не равнодушны к ним. Это сосуды - связь с внешним миром, не больше. У них странные виталлы, они интересны своими отличиями от амальтийцев, но это ничего не изменит.
      Амальтея замолчала, с завидным хладнокровием взирая на то, как Лион воспользовался посохом и ее оболочку изрядно изувечило.
      - Скорее, скорее, извлеките его! Я хочу снова видеть глазами этой девчонки! - кричала Нереида на Этрейн, которая тянула Крис к Лиону, но затем остановилась и решила вырвать виталл самостоятельно.
      Тени из плоти и крови. Агрос сделал из них подобие человека с неразрушимой основой. Если бы жрицы не разозлили короля, получили бы такие же тела в подарок за спасение планеты, но ее хозяйка все разрушила.
     
      - Вот почему я презираю Гастона. Вырывай его! Извлекай виталл... Агрос его знает, о чем он думает и почему медлит. Вырви его, наконец! Хочу себе настоящее тело! Гастон! Ууумпх! - раздосадовано взвыла Амальтея. - Ио, пообещай, что когда вернешь тело, заставить его наложить на себя руки, нам ни к чему слабаки!
      - Меня не нужно просить дважды. Сейчас я устрою им посмертное приветствие.
      С хирургической точностью Лион извлек виталл из Хелен, оставляя плоть целой. Ио инстинктивно приложил руку к груди, как будто бы лично ощутил его короткий тупой удар. Кинжалы теней вырывали виталл долго и грубо, причиняя больше боли, но посоху в руках истинного лидера требовалась всего секунда.
      "Знает ли она, пребывая в беспамятстве, что он совершил это так искусно. Как смертные чувствуют это, когда их лишают самой сущности? Мне этого не понять. Я давно не чувствую своего виталла".
      "Они как будто ждут нас. Тени хотят увидеть истинных жрецов, чтобы задать свои вопросы. Раньше они не были готовы услышать ответы, приходилось убивать их вновь и вновь".
      "Им же достаточно уже? Сколько еще потребуется насилия, чтобы они сломались?"
      Жрец подобрался к Хелен беззвучными шагами, невидимыми колыханиями воздуха и ударился о барьер.
      Он больше не мог соединиться с ней.
      - Ио, ты теряешь время! Нереида, будь наготове, тень почти забрала его.
      - Я не могу войти...
      - Что? Они сейчас уничтожат их! Почему вы не вселяетесь?!
      - Ты глухая, Мальти? Моя оболочка больше не впускает меня.
      - Но она же мертвая, что за чушь ты несешь? Рэя без труда овладела своим сосудом.
      - Они нас больше не впускают...
      Амальтея запаниковала. Она бы попробовала вселиться в свою, но с виталлом, даже раненная смертная была неприступной...
     

* * *

     
      Стена рядом с лестницей утонула под волной ослепительного света. Мощный взрыв распорол пол до центра, заставив храм ходить ходуном. Раскаленная борозда достигла алтаря, пуская по отшлифованной плоскости ветвистые трещины. Из-под раздробленных плит взвились темные языки пламени, и мягко обволакивая края расщелины, стали расползаться по поверхности, принимая форму густого тумана.
        Из провала, заполненного клубами дыма, прорисовалась женская фигура в облегающем черном костюме. Ботфорты на высоких каблуках доходили до самых бедер, подчеркивая стройные ноги. Широкий воротник со стойкой плавно переходил в глубокий вырез, выгодно выделяя рельефные формы.
        Неторопливо приближаясь к остолбеневшим теням, она тянула за собой посох, создающий неприятный скрежет при соприкосновении с плитами. Эффектное появление приковало к ней все внимание. Жрица остановилась, разглядывая хозяев храма. Наибольший интерес у нее вызвали тени, одетые в школьную форму разрушенной школы. Серебряный посох описал дугу, указав на каждого присутствующего.
        - Вы, - обратилась она ко всем, но в тоже время в упор глядя на Лиона, который победно восседал на треснутом алтаре, запрокинув ногу на ногу. - Думаете, что можете творить в этом городе все, что вам заблагорассудиться? Если это так, то сейчас и выясним, чья это территория.
        Ее взгляд упал на Николь, мирно покоившуюся в руках у рыжеволосого парня. Девушка была смертельно ранена. Из глубокой раны стекали несколько струек крови, успевшие пропитать не только ее одежду, но и хитон тени. Из-за того, что связь с храмом восстанавливала поврежденные клетки и не давала быстро умереть, оставалось догадываться какую боль ей сейчас приходилось испытывать.
        - Это не я,- глухо произнес парень. - И ей еще можно помочь, - быстро уточнил он, чувствуя на себе недобрую ауру. Жрица смотрела на него сверху вниз, из-за чего показалась ему очень высокой. Ее лицо украсила кровожадная улыбка.
        - О, тебе не стоит об этом волноваться.
        Серебряный посох, с горящими на рукоятке кристаллами, вонзился в раненную девушку и проделал в ее груди дополнительную дыру. Тело Николь дернулось и осело.
        Пораженный Гастон, с замиранием сердца наблюдал, как жрица рассыпается у него в руках, оставляя на ладонях несколько крохотных льдинок.
        Среди теней начались перешептывания.
        "Она убила ее!"
      "Это нормально, что жрецы так поступают?"
      "Теперь не видать нам ледяного виталла!"
     
        Сквозь жуткую головную боль, Кристина с трудом наблюдала за происходящим. Ее виталл не успели вырвать до конца. Как только раздался взрыв, Этрейн отпустила ее, и Мильгертон осталась лежать на полу не в силах пошевелиться. После поступка подруги, внутри у нее все сжалось.
        "Какого черта ты творишь, О'Гайо? Или ты снова отдала свое тело Рэе..." - Кристина видела, как Валери направляется к алтарю, за которым лежала Хелен. Виталл слетел с рук Лиона, возвращаясь в грудь девочки. Ватер зашевелилась, а когда опомнилась, забилась в мелкой дрожи.
        Валери наклонилась к ней, едва слышно проговорив какую-то фразу, после этого лицо Хелен сделалось еще белее.
        Кристина не слышала и не видела, что произошло с Хелен. С ее места просматривался только алтарь и торчащий из-за него носок красного сапога младшей жрицы, который вдруг исчез. "Она и Хелен порешила, а виталл забрала себе, я следующая!" - запаниковала Кристина, закрывая глаза. Лишенная остатков сил, она ничего не могла противопоставить Валери, чтобы защититься. Оставалось валяться в том же положении, не подавая признаков жизни. Проходя мимо нее, Вэл оценила состояние Нереиды и, видимо подумав, что та без сознания, решила оставить в покое. "Это было близко..." Кристина приоткрыла один глаз, продолжив наблюдение.
        Когда Валери убедилась, что балласта больше нет, ее поведение изменилось. Если раньше она выглядела вполне адекватно, не считая того, что отправила на тот свет своих же подруг, то сейчас ее глаза отдавали неистовым фиолетовым сиянием. Подскочив к Ариверу, который находился ближе всех, она схватила его за край рубашки и вытащила вперед, приставляя к его голове смертоносный конец оружия. Камни хризолита на посохе опасно замерцали.
        - Что ты скажешь на то, что я сейчас по одному буду вырезать вас? Так и будешь там сидеть? Или может согласишься на честный поединок, когда мы в равных условиях?
        Пока звучало это предложение, каждая тень испытала на своей шкуре пронизывающую до костей жажду смерти. Подчиняясь инстинкту выживания, они отодвинулись еще дальше. Кроме Аривера, его положение как бы мешало ему куда-то двинуться. Тени настороженно повернулись к Лиону, выжидая его действий.
        "Это и есть настоящая Вэл? Она действительно может так легко отобрать их жизни?" - Крис не могла поверить в насильственную склонность подруги, но все что делала жрица, выглядело слишком естественным. Отсюда Кристина сделала вывод, что спиральный коридор хорошенько промыл ей мозги. Пока Валери не обладала этой силой, то была вполне миролюбивой. Или нет? Она словила себя на мысли, что знает о ней очень мало.
        Лион спрыгнул с алтаря. Опираясь руками в пояс, он продемонстрировал груду неслабых мышц, подчеркнутых обтягивающей одеждой. Валери сглотнула. Этот черный хитон не зря скрывал идеальное атлетическое строение, которое удалось прощупать в прошлый раз. Проклятый переходный возраст. К качкам у нее было особенное отношение. С трудом отогнав от себя навязчивые мысли, она поклялась прикончить его без сожалений.
        Надменным, изучающим взглядом Лион смотрел на жрицу. С виду он оставался непроницаем, но стоило признать, что исходившая от нее сила заставила его всеми фибрами врасти в пол. Изменения были поразительны. Вчера она казалась ему упрямым ребенком, который не хотел мириться со своей участью жертвы. А сегодня этот ребенок сделал жертвой его. Сдерживая нарастающее волнение, он замедлил дыхание и принял атакующую стойку, выставляя золотой посох перед собой.
      Размяв шейные позвонки, она расхохоталась.
        - Эта стойка прямое доказательство того, что ты до сих пор не воспринимаешь меня всерьез. Поменяй пока не поздно.
      На лице Лиона промелькнуло недоумение, но менять он ничего не стал.
         - Думаешь, я прощу хоть одну пролитую каплю своей крови? Настала моя очередь поиграть с тобой. И не вздумайте вмешиваться, - последние слова были обращены к теням. Лидер нахмурился. Этот приказ хотел отдать он, но жрица его опередила. Ему не нравилось, когда кто-то командовал вместо него.
        Лион сорвался с места, резко уходя вправо и производя круговой удар посохом, но девушка отклонилась с помощью легкого прыжка. Едва коснувшись его плеча, она описала в воздухе правильное сальто, оказываясь за спиной противника. Лион пропустил первый удар и был оглушен на несколько секунд. Первые алые капли выступили на его виске.
        "Не может быть. Как я мог не заметить ее перемещения! Сила хризолита настолько велика, что дает даже пустышкам такую власть? Если проблема в них, я разобью камни и сотру ее оболочку в пыль".
        Валери не нападала, она ждала пока Лион придет в себя и будет способен на контратаку.
        - Я же сказала, что лучше было бы сменить стойку, - произнесла Валери с тонким злорадством, обходя его вокруг. Она распознала в ней древнюю боевую технику "Восемь нот", изобретенную странствующим бардом. Техника предназначалась для обездвиживания противника в восемь этапов. Идеальна, чтобы максимально быстро вывести противника из строя, но в ней был один недостаток. - Если в нужный момент прервать нападение, исполнитель приема сам обездвиживает себя на некоторое время. Что с тобой и произошло.
        Лион заиграл желвакам, крепко сжимая зубы. "Да как она?! Совсем другой уровень".
        Установив посох вертикально, он стукнул им об пол, вызывая взрывную волну. На активацию амазонита уходило много энергии, поэтому он не мог часто его использовать.
        "Сфера защиты", - парировала Валери, образуя вокруг себя прозрачную оболочку и не сдвигаясь с места.
      Они рванули друг на друга, игнорируя силы притяжения. Встречаясь посохами и разлетаясь от возникшего импульса. Затем снова взмывали и сталкивались, создавая ударные волны, заряженные черно-золотыми искрами от трения двух металлов.
      Атланта, задержав дыхание, следила за этой неуловимой пляской, вдыхая каждое движение той, которую избрала Рэя.
      - Хочу! Хочу с ней смахнуться до последнего вздоха! - от возбуждения голос тени дрожал и терялся. Для Тери Ли это был плохой знак. Атланта, лишенная тактильных ощущений после пыток Агроса, не видела смысла в бездушных побоищах повелителей. Она кидалась на них зверем, рывком забирая одного за собой в преисподнюю, избегая затяжного боя или отступая, если они начинали "играть". Но пламя, рожденное из поединка лидера и наследницы Рэи, стало для нее неким прозрением.
      - Возьми под контроль свои эмоции. Я не позволю тебе к ней приблизиться. Никогда, - отрезала Тери. Если бы она только могла дотянуться и закрыть ей глаза, но тень не имела на это право. Помещать Атланте - перекрыть ей кислород. Он и так почти закончился.
      - Но она живая! Посмотри на Лиона, он будто воскрес, сражаясь с ней, не то, что с теми бездушными куклами, позабывшими уважение к противнику.
      - Атланта, поклянись, что не тронешь ее.
      - Нет. Ты ведь и сама чувствуешь, как натягиваются нервные сплетения, оголяются ткани, они светятся, когда убивают друг друга. Я хочу так светиться!
      Тери слышала ее душевную боль и хотела сказать что-то поддерживающее, но не могла. По определенным причинам она должна была вытащить Валери, даже если остальные жрицы умрут.
      - Чтобы ты себе там не представила, она покинет этот зал, если выиграет. Нам дали возможность смотреть. Подчиняйся.
     
      Лион не предвидел настолько сильного противостояния.
      "Смертная использует сферы!"
      Он не верил, что сферы бытия могут быть активированы кем-то кроме настоящей Рэи. Сферы были истинным свидетельством могущества повелителя черного огня. До этого никто не мог воспользоваться ими.
      "Может ли быть, что она смогла полностью унаследовать все умения?"
        Следующие три удара были направлены на поиск ее слабого места. Но каждый раз его атаки были заблокированы. Жесткие и размашистые движения лидера уступали ее ловкости. Во время нападения она буквально скользила по поверхности, грациозно уклоняясь от его посоха. Все выпады были произведены с такой точностью, что Лион не успевал отклоняться, пропуская один удар за другим. Ему так и не удалось ее достать.
      "Восхитительная и опасная техника!" - Лион не переставал восторгаться, но    вскоре он начал сдавать позиции, уходя в глухую оборону. Его движения становились медлительными и неуклюжими. Обожженное лицо горело в свирепой лихорадке. След серебристой ленты, оставленный взмахом посоха, и его опора отлетела прочь. Лион опустился на пол, прерывисто дыша и высматривая, куда полетело оружие.
         Валери подтолкнула ногой потухший посох к своему хозяину, но тот не прикоснулся к нему. Тени затихли, безмолвно наблюдая за этой сценой.
         - Поднимайся и возьми посох, я не нападаю на безоружных в отличие от некоторых.
         Он опустил голову и глухо заговорил:
         - Для меня было честью провести подобный бой. Все кончено. В твоем праве лишить меня жизни. Но также ты можешь быть милосердной. Не повторять ошибки прошлых жрецов и вернуть свободу. Только после смерти от истинного повелителя серебряного посоха тени могут обрести свободу.
      Прошу извинить меня за вчерашние деяния, но мы служим Агросу и выполняем его приказы, поэтому если не убьешь меня сейчас, я вновь вернусь за твоим виталлом. Если же вернешь свободу, меня больше не будет на вашем пути.
        - Да пошел ты, - после этих слов интерес Валери окончательно пропал. Она ненавидела, когда кто-то так просто признавал поражение. Теперь-то она могла поставить на место этого высокомерного ублюдка, поэтому принятие поражения Лионом стало для нее неприятным сюрпризом. - Вчера был так уверен в себе, а сегодня сдулся от парочки ударов? Что ты за лидер такой? Если ты ведешь за собой людей, то должен быть для них примером. Лидер не имеет права сдаваться. Мне все равно, что вы дальше собираетесь делать. Главное, чтобы это не касалось обычных людей. Если вам нужны виталлы, то придется сначала переступить через меня. Так что я в вашем распоряжении 24 часа в сутки.
        Гастон испытал противоречивый прилив уважения. Даже у Аривера на глазах выступили слезы от этих проникновенных слов. Только Крис, лежавшая на прежнем месте, закатила глаза моля о том, чтобы Валери прекратила эти пафосные речи и как можно скорее повернулась назад.
        Разворачиваясь спиной к Лиону, Вэл не обратила внимания на то, что его рука тут же потянулась к посоху, из которого возникло острие, нацеленное прямо в ее голову.
        Тери дернулась, и Валери едва хватило ее непроизвольного жеста, чтобы увернуться в последний момент. Но атака Лиона не прошла бесследно. Золотой посох прошел возле самого виска, задевая ободок диадемы с хризолитом и отбрасывая его в сторону.
        Удобный костюм сменился на одежду вчерашнего вечера. Не понимая, почему народ отшатнулся, девушка посмотрела на свой внешний вид. Светлая безрукавка, пропитанная кровью с внушительной дыркой на левом боку, изодранные брюки, испачканные той же бардовой массой, - все выглядело как-то жалко, вновь понижая в ранге до смертной. Напоминание об уязвимости.
      Вэл оказалась в затруднительном положении. Как в коттедже. Беспомощная, без поддержки одного из поясов.
      "Нельзя, чтобы они поняли, что на этом все. О'Гайо не сдаются..."
     
        - Маньяк больной! Такую кофточку испортить! - разрядил обстановку Аривер своим манерным тоном, выражающим искренний ужас.
        Тени уже полностью перешли на ее сторону! Между ними прошел шепот о вменяемости лидера. Лион выжидал, что они начнут восхищаться им, но находил в их взглядах укор и порицание.
      Для него открылась небольшая истина. Все, кто находился в этом зале, были против него. Они не верили в него и не верили в идею, ради которой они существовали.
      "Клятвоотступники. И даже ты, Тери...".
        Валери приблизилась к Лиону. Без ботфорт она едва доходила ему до плеча. Лидер теней полностью расслабился. Что жрица ему сделает?! Без хризолита, она обычный человек. Но пока Лион не опомнился, девушка нагло запустила руки ему под безрукавку и, нащупав пояс амазонита, ловко расстегнула, тем самым уравнивая шансы. Наличие пояса делало его менее уязвимым, притупляло боль и снимало усталость. Щеку Лиона обожгло чисто женской пощечиной. А затем она с разворота заехала ему ногой по ребрам. От неожиданности лидер потерял равновесие, заваливаясь на спину.
         - Как видишь, я тоже способна на грязные трюки, - заметила Вэл. - Полюбуйтесь на своего лидера! Мало того, что на беззащитных нападает, так еще и со спины бьет. Мразь! - подвела она итог, подходя к Мильгертон. - Думаю, ты достаточно увидела, уходим из их паршивого храма. Я теперь понимаю, почему жрецы их перебили.
        Прикоснувшись к ее руке, Валери использовала телепорт, и они вместе покинули территорию теней.
     
        После сражения Лион выглядел истощенным. Тяжело втягивая воздух, он сел и оперся локтем на одно колено.
        - Слабая тварь, я знал, что ей не хватит духу со мной расправиться. Если бы не она, виталлы троих жриц стали бы моими. Я еще много раз заставлю пожалеть ее об этом. А с вами у меня будет долгий разговор. Особенно с тобой, Тери. Но попозже. Гастон, подай сюда посох, мне нужно как следует восстановиться, - проговорил он, одевая сорванный пояс обратно.
        Гастон поднял золотистый посох, но вместо того чтобы отдать, наотмашь ударил предводителя теней, вдребезги разбивая амазонит. Следующим действием - посох вонзился острием в грудь Лиона, затягивая его во внутрь.
        - Что ты наделал?! Он же был нашим лидером! - опешила Тери-Ли от такой жестокости и бросилась собирать осколки камня с пола.
        - У кого посох, тот и лидер, - сухо заявил рыжий, оборачиваясь к коллегам.
     
     
     

Глава 24

Это всего лишь Валери, что может быть не так?

     
     
        Близился декабрь, дни становились короче и холоднее. В южной части Амальтеи, где располагался Твестл, температура не опускалась ниже десяти градусов, поэтому поток туристов не убывал. Но в это время года парки аттракционов закрывались на ремонтные работы, обновление оборудования и подготовку новой развлекательной программы, чтобы через месяц приезжие и горожане смогли отпраздновать День Объединения на высшем уровне.
         День Объединения являлся самым большим символическим праздником на Амальтее, который ознаменовывал приход нового года без голода и войн. Никто уже и не помнил, что он появился в результате объединения повелителей пяти планет, чтобы защитить планету от внешних угроз. До современности донеслись лишь отголоски его настоящего значения. Имена повелителей забылись, а центральным событием стало освобождение от магов и подписание договора с Дионой о закрытии межпланетного портала.
         С наступлением сумерек один за другим стали зажигаться придорожные фонари. Завлекающие пестрые вывески с рекламой, расположенные почти на каждом доме, и музыкальное сопровождение наполнили до этого тихие улицы суетой и шумом открывающихся развлекательных заведений. Многочисленные гости города, отсыпавшиеся весь день и копившие силы для ночных авантюр, покинув свои гостиничные номера и коттеджи, потянулись на зов манящих ароматов из ресторанов, что славились своими мясными блюдами.
         В ночное время суток улицы патрулировались группами быстрого реагирования. После нападения на школу, власти утроили защиту до тех пор, пока нарушители не будут пойманы. Возникшую панику быстро задавили открытием масштабной ярмарки, приготовленной как раз для таких чрезвычайных происшествий.
         Из окна коттеджа, где расположились тени, открывалась унылая заброшенная стоянка. Сюда почти не доносилась музыка, гремевшая на весь центральный парк. Дома напротив, как черные призраки, высились над остальными домиками, загораживая вид на город. Ветер гонял газеты по тротуару вперемешку с мусором из переполненных баков. Разбросанные металлические крышки из-под бутылок отблескивали, попадая в свет фонаря. Восточная часть города не пользовалась популярностью и отдавала нищенской романтикой. Здесь редко встречались прохожие из-за приличной удаленности от центра.
         "Теперь, когда мы знаем истинные силы жриц и их настоящие оболочки, нам следует хорошо все обдумать. План Лиона потерпел поражение. Действовать открыто и злить Рэю уже не будем. Рассредоточиваемся в тех местах, где они будут находиться чаще всего, кроме своего храма. Анализируем их слабости и вот только после этого берем то, зачем нас послал Агрос. А если кто-то ослушается, последует вслед за Лионом", - сидя на кухне и задумчиво вглядываясь в окно, Гастон в седьмой раз прокручивал в голове итоговую речь, сказанную в храме. Он сожалел о содеянном. Лион был любимчиком королевы, которая должна была скоро набрать силу и пробудиться. Как избежать ее гнева, когда она узнает, что произошло?
        Зато теперь он точно знал: тени его не ослушаются, да и жестокость бывшего лидера всех достала. Агроса он вообще ненавидел всем яством из-за того, что тот отобрал его жизнь, сделав тенью. Вместо того чтобы в свои двадцать лет радоваться юности и гонять в футбол с Аривером или встречаться с девушками, он должен был охотиться за виталлами, на фиг ему не нужными. Агрос наградил властью, которая его не радовала. Эта сила промыла мозги всем. После нее Аривер стал странно себя вести. Гастон, как сейчас помнил, что в тот день пред ними стоял выбор, и они решили рискнуть, не зная, что последствия окажутся весьма драматичными.
         А после смерти свобода не появлялась: Агрос возвращал их снова, если они были нужны, а нет - их воплощения находились в заточении. Исключением была одна Тери-Ли, остававшаяся призванной, чтобы проконтролировать процесс возвращения теней. По иронии им могла дать свободу Рэя, но они были ее врагами. Агрос хорошо продумал все позиции, чтобы приспешники оставались при нем. Вот и теперь, если им удастся заполучить виталлы, они все равно останутся под властью деспота.
         Виталлы... Почему Амальтея так поступила?
        Прокрутив события обратно, Гастон сосредоточился на воспоминаниях. Вот руки застряли в ледяной ловушке, вот он на скорости летит в стену, затем взрыв... Ему не показалось? Жрица действительно спасла его два раза. Вначале, когда затормозила ледяную конструкцию, а затем загородила собой от обломков и сама же пострадала. Юноша посмотрел на кисти рук, кончики его пальцев чуть подрагивали, пытаясь вернуть ощущение, когда девушка находилась в его объятиях. Легкая и такая невинная пока не шевелится... Он находился к ней так близко, что смог разобрать едва уловимый запах цветов от ее золотистых волос. Пока он ее удерживал, непослушные пряди распались по его накидке, приятно согревая. Резкий контраст между плотью и атакующей силой. Гастон поймал себя на мыслях, что хотел бы подержать ее еще немного.
      "Зачем она пожертвовала собой? Странный поступок для жрицы, пусть и не истинной".
      Он был полностью обескуражен.
        Парень допил остатки чая и направился в комнату, где Аривер трепетно выглаживал утюгом постиранную шелковую рубашку.
        - Часто будешь стирать, закашлатится, - скептически бросил Гастон, усаживаясь перед телевизором и включая первую попавшуюся программу для фона.
        - Что с тобой? На всех наорал, Лиона свергнул, заставил девчонок шляться по темным, сырым переулкам и наблюдать за перемещениями жриц! Я тебя не узнаю в последнее время, - обиженно произнес Аривер, почесывая бородку и возвращаясь к любимому делу.
        - А я тебя не узнаю, вместо того, чтобы идти девок снимать, как нормальный парень, ты домохозяйкой устроился, - повысил голос рыжеволосый.
        - Я свои вещи никому больше не доверю, это же эксклюзив! - запротестовал Аривер, больше оправдываясь. А в мире есть и более важные дела, чем заниматься плотскими утехами. И откуда тебе знать, может у меня одна единственная дама сердца.
        - Ага, левая, ты ж у нас левша, - сострил Гастон, намеренно увеличивая громкость, чтобы приглушить возмущения приятеля. Правда Аривер обладал таким громким голосом, что его с трудом заглушил бы даже звук работающей дрели.
        Отбросив свое занятие, он встал между Гастоном и телевизором, загораживая обзор. - Что это сегодня было? У кого посох, тот и лидер? Ты теперь, как Лион, деспотом станешь?
        Гастону показалось, что утюг полетит в него, если он не успокоит Аривера. Видимо его жестокая расправа над "собратом" заставила приятеля переживать и за свою шкуру.
        - Я сделал это, чтобы Лион оставил нас в покое. Если он Рэю изувечил, то что бы стало с нами, не выполни мы его приказ... Он никого бы не пожалел.
        Телефонный звонок заставил Аривера воздержаться от ответа. Подняв трубку, он внимательно выслушал взволнованный голос Атланты, причем больше слушая ее голос, чем смысл слов.
        - Кто это был? - спросил Гастон, наблюдая как выражение на лице Аривера меняется с раздраженного, после их разговора, до очень миролюбивого.
        -Этрейн с Атлантой что-то обнаружили в переулке.
        Придя по адресу, они встретили теней.  Срывая с груды мусора потрепанный плащ, девушки продемонстрировали посиневшее тело человека лет тридцати. В груди жертвы на месте виталла зияла страшная дыра.
        - Похоже, вытянули всю энергию, виталл вырван с корнем. Его просто сожрали на месте. Такая кончина ужаснее, чем сама смерть. В течение нескольких часов человек остается заперт в своем теле. Мы здесь уже ничего не сделаем. Почерк напоминает истинных жрецов...
        - Неужели она прочитала нам лекцию о виталлах, чтоб самой искоренить амальтийцев? - усомнилась Этрейн. - Но стоит принять к сведению, что на Дионе могли остаться темные маги, получающие энергию таким образом. Один орден демонов чего стоит.
        - Дион запретил это много веков назад, тени лично истребили орден демонов, так как они пошли против правителя, - возразила Атланта, хорошо знающая историю Дионы. - Он один, как Король, имел право забирать виталлы. Благодаря их силе он смог возродиться. Хотя если допустить, что это может быть кто-то из элиты, обладающий собственной властью...
        - А вот теперь представьте, что один из таких магов мог вернуться с Дионы во время разрыва пространства из-за большого выброса хризолита и добавить нам проблем. С тех пор, как жрецы восстали, на них началась охота. Какому магу не захочется отхватить кусочек могущества повелителей планет? - предположил Гастон, избавляясь от тела. Оставлять его на обозрение было опасно и навлекло бы лишнее внимание со стороны местных властей. Если им придется встать еще против людей, то в этом городе никого не останется.
        

* * *

        
        Валери дотащила Крис от круга телепорта до дивана и, уложив ее отдыхать, упала без сил на соседнее кресло. Костюм Крис только с виду казался легким, на самом деле он весил больше пятидесяти килограмм. Здесь, в скрытой комнате, можно было полностью расслабиться и не опасаться, что их кто-то сможет достать. В пределах храма, где и находилась база, восстановление происходило намного быстрее, поэтому оглушение Крис прошло спустя два часа.
        Мильгертон кинулась на подругу, схватила за воротник и стала активно тормошить.
        - Где Николь?! Где Хелен? Что ты с ними сделала, как ты могла?! - истерила девушка, пока Валери взмахом ладони не отбросила от себя ее руки.
        - Хватит орать мне на ухо, скоро Николь появится у себя на троне. Там же где и я после спирального коридора. А Хелен к ней портанулась, чтобы время восстановления уменьшить. Оракул сказал, что если мы вместе, то регенерация быстрее происходит.
        - Они в коридоре? - Кристине с трудом в это верилось, ибо голос Валери звучал, как всегда бесцветно и так спокойно, будто ничего страшного не произошло.
        - А где им еще быть? Или мне стоило оставить полудохлое тельце Николь на растерзания теней, чтобы она еще пару часиков помучалась в агонии? - Валери была раздражена. Все, что ей хотелось сейчас сделать, это вырубить Кристину, чтобы не отвечать на ее дурацкие вопросы, а самой вздремнуть до следующего дня. Хотя в голове уже рисовались сцены жестокой расправы над подругой. Но оглушение Крис было не настолько серьезным, чтобы добивать ее, а жаль...
        - Надо было спросить, хотела ли этого сама Николь.
        - Ну, извини, надо было подойти к теням и предупредить: "Ребят, пару сек, я сейчас ее в чувства приведу, а то неудобно как-то без разрешения калечить". Крис, если бы у тебя была здоровенная дыра в животе, ты бы хотела очнуться и на это посмотреть? Я делаю выводы по вчерашним ощущениям. Мне, честно, не хотелось смотреть на свои разбросанные по холлу внутренности, но не срослось. Лион позаботился о том, чтобы мне было "комфортно" умирать.
        - Тогда почему ты не убила его?
        - Потому что не все такие, как ты Крис. Или ты думаешь, я не знаю, почему с твоим переездом в Твестл не возникло проблем? От тебя разило смертью на несколько метров. Девчонки бы никогда не уловили этот запах. Но мне он хорошо знаком. Я на сто процентов уверена, что твой отчим больше тебя не побеспокоит.
        Кристина замерла.
        - Т... ты не знаешь...
        - Крис.
        Валери поднялась с кресла и, опустив руки на плечи подруги, пристально заглянула в ее синие глаза, широко открытые в порыве испуга.
        - Не мне тебя судить. И по большому счету мне плевать на то, что там произошло. Если с твоей точки зрения он этого заслуживал, то все в порядке. Я всегда буду на твоей стороне. Помни об этом, когда в следующий раз будешь осуждать мои поступки. А теперь возвращаемся в храм, Николь и Хелен скоро вернутся. Ты же со мной, Крис?
       Сказанное Валери звучало очень двойственно и прежде чем кивнуть, Крис показалась, что она подписывает контракт со злом. "Но это всего лишь Валери, она в таком же положении, как и мы, что может быть не так?".
     
     
     

Глава 25

Вы пожалеете, что поверили ей

     
     
      Николь пришла в себя. Ее тело находилось в горизонтальном положении и парило в воздухе между прозрачными кольцами, от которых исходил согревающий свет. "Спиральный коридор", - догадалась девушка, ощущая, как внутри происходят какие-то приятные вибрации. Боль почти ушла, тело восстанавливалось. Как картинки всплыли в памяти минувшие события, пробуждая осознание, почему она в этом месте Ее убили. Последнее воспоминание было о том, что она инстинктивно загораживает тень от взрыва.
      "Дура. Как я могла забыть активировать защитную оболочку - главное, что нам объяснял оракул. Как же не вовремя вернулись эмоции, так бы на одного врага было меньше. Нет, я не хочу быть причиной его смерти".
      Вдруг она спохватилась, ощупывая грудную клетку. И тут же рассмеялась своей глупости. Если бы виталл забрали, она бы уже ни о чем не думала. Все закончилось благополучно, но внутри осталась неприятная горечь. Всего день назад ее прельщала возможность в корне поменять обстановку и изменить размеренное бессмысленное существование. Чувствуя тупую смолкающую боль, под влиянием прозрачной спирали, ей больше не хотелось таких приключений. Страх и осознание своей слабости. Сможет ли она вообще освоить силы Амальтеи, если даже на уроки ей приходилось тратить много времени?
         Со временем болезненные ощущения совсем пропали. Кольца коридора потускнели и растворились, погрузив ее в кромешную тьму. От неожиданности Николь перестала заниматься самокопанием и сосредоточилась на происходящем. Тело стало, как пушинка и приняло вертикальное положение. Однотонная обстановка спирального коридора начала меняться и вскоре она увидела перед собой разноцветные стены храма. Она удобно сидела на красивом голубом троне, а руки покоились на подлокотниках. Стоило на таком троне появиться жрице, и он подстраивал форму под ее строение. В прошлый раз ее ноги, из-за невысокого роста, болтались в воздухе, а теперь твердо стояли на роскошной опоре из кристаллов. Рядом на соседних тронах с тоскующим видом сидели подруги. Увидев Николь, их лица озарила улыбка, но вот самой Николь было совсем не до веселья. Ничего не говоря, она обдала Крис укоризненным взглядом.
        Кристина задумалась: "Она не должна на меня сердиться, это ж Вэл ее в коридор отправила!".
        Жрица Амальтеи открыла рот, чтобы припомнить все:
        - Почему было ощущение, что в зале среди теней я нахожусь одна? Я не слишком надеялась на Хелен, но ты Крис!? Ты хвасталась утром, что смогла справиться с тенью. Во время тренировки ты показывала больше способностей! Если бы я знала, что на тебя нельзя было рассчитывать, то никогда бы не решилась на этот визит.
         Валери сразу взяла инициативу в свои руки, услышав стартовое слово "визит". "Будет не сильно хорошо, если они сейчас все перессорятся. Крис не умеет оправдываться. Если дать ей заговорить - через минуту тут начнется мордобой. Потому что именно так заканчивались все ее попытки оправдаться",- Валери ударила посохом по трону, создавая звон и привлекая к себе внимание.
        - А теперь давайте обсудим, какого лешего вас всех туда вообще понесло? Вы понадеялись, что с первого раза станете достойными соперниками и восстановите справедливость? И это после того, как их лидер продемонстрировал на мне все свои прелести.
        - Никто не мог предвидеть, что они нападут на школу, выдав себя за жрецов, - попыталась возразить Николь, чем еще больше разозлила Валери.
        - Ты еще скажи, что вы героически потащились спасать заложников. Как раз один рыжий, исполняющий эту роль, трепетно тебя удерживал, чтобы потом забрать виталл. В нашем распоряжении сейчас целый сервер с огромными базами данных, который может взломать любую систему в городе. В одной из них можно было найти личные дела учеников, которых забрали в качестве заложников. Нужно было всего лишь подождать, пока эту информацию не выложат. Можно было сделать все что угодно, но только не идти на поводу у теней. У меня в голове не укладывается, как вы могли поступить так опрометчиво.
        - Хватит нас отчитывать! Мне и моей матери хватает! Тебя не было с нами, чтобы остановить. И мне до сих пор не понятно, как ты нарвалась на их лидера! Уверена, что с твоей манией величая, ты решила в одиночку встретится с тенями, чтобы доказать, что О'Гайо самые сильные, и в итоге проиграла! Разве нет?! Это все из-за тебя случилось!
         - ...
         В такие моменты Валери очень сильно хотелось оттаскать Хелен за волосы. "Сама бездарь, но рот открывает. Не буду ей пока об этом говорить, но при удобном случае случайно налысо побрею". Сделав вдох, чтобы утихомирить внутреннюю кровожадность, она как можно более спокойно посмотрела на младшую жрицу и, замедлив речь, ровным тоном объяснила той, что она не права, немного колыхнув посохом.
      Подруги пронаблюдали, как тело Хелен грузно плюхнулось на пол с высоты тронов. И пока лежало лицом вниз, пригвожденное внезапно появившимся давлением, Валери спрыгнула следом и деликатно напомнила про записку, оставленную Кристиной, которую нашел Лион.
         Кристина со скучающим видом подперла напудренную щеку рукой, как если бы ее это не касалось, томно зевнула и, достав из декольте небольшое зеркальце, устроила самолюбование. Ее не особо заботило, что там происходит.
      Николь ждала, пока Валери закончит, надеясь, что нравоучение не продлится долго. Но вскоре О'Гайо перешла черту дозволенного, утроив давление на жрицу из-за того, что Хелена красочно послала ее в одно незамысловатое место. Настала пора вмешаться.  
      - Может, хватит? - вклинилась Николь в воспитательный процесс, заморозив кристаллы на верхушке серебряного посоха и тем самым прерывая мучения девушки.
        - Хелен, тебе хватит? - поинтересовалась О'Гайо у лежащей, стряхивая лед с наконечника ударом об пол.
        - Лучше б он тебя добил, - прошипела жертва длинного языка.
        - Хелен, ты специально нарываешься?! Ты ж не права была! Зачем такое говорить.
        - Ты из ума выжила, Николь? Да она тебя этим самым посохом прямо в зале теней прикончила! А если бы ты не попала в спиральный коридор? Убийца! - прошипела Ватер, буравя О'Гайо злыми волнами.
        Валери опешила от такого заявления, откидывая в сторону посох и готовясь прибегнуть к плану "А", но сзади нее внезапно материализовалась Кристина, ловко заламывая руки с помощью прочных лиан. Хоть она и делала вид, что страшно занята собой, но как только запахло жареным, решила тоже не оставаться в стороне. Видя, что оппонент обездвижен, Хелен кинулась на Вэл, норовя ухватить за хвост, но Николь также успела подскочить сзади и предупредить ее движения.
        - Не надо такими словами бросаться. Я же здесь. Все в порядке. Не нужно приплетать меня из-за личной неприязни.
        - Фактически, Хэл, она нас оттуда вытащила, в то время как ты полезла на рожон, кидаясь прямо в руки тени.
         Младшая жрица стиснула зубы, вырываясь из рук Николь, и повысила голос, насколько это было возможно с ее высоким диапазоном, переходящим в писк.
        - Если уж она такая хорошая, то почему явилась так поздно?! Я прекрасно видела, на панели спирального коридора ее время выхода! Оно сократилось на 7 часов. Таким образом, она вернулась сразу после того, как мы отправились к теням! Зуб даю, она стояла в стороне и выжидала, пока нас не перебьют, а после этого уже подразумевалось ее героическое появление! Я, таких как она, насквозь вижу! - Хелена обвела подруг умоляющим взглядом и, не найдя поддержки с их стороны, совсем отчаялась. - Почему вы против меня?! Как же я вас всех ненавижу! - заорала она сквозь слезы, исчезая в телепорте и опять появляясь. Так происходило несколько раз, пока она окончательно не смогла переместиться в нужное место. На одной из четырех колонн, подпиравших вход в храм, зажегся ярко-красный символ Ио. Это означало, что Ватер благополучно попала на базу.
         Жрицы некоторое время переваривали ее бред, пока Крис не прикинула что-то в голове.
        - И правда, Вэл, почему тебя так долго не было?
        - Ну... я тоже не сразу попала в спецкомнату. Пришлось промучиться с размытыми подсказками оракула. Затем я увидела запись новостей и оставленные координаты на голограмме. Фактически, у меня ушло на все минут 40.
        У девушек отвисла челюсть.
        - Ешкин кот! Она так быстро попала на базу. В то время как мы горбатились несколько часов к ряду. Такая несправедливость. Крис негодует!
        Напряженная атмосфера сразу спала. Видя их нескрываемую зависть, Валери решила не упоминать о том, что на самом деле перенос в комнату у нее получился с первого раза, а все остальное время и она из любопытства клацала по разноцветным кнопочкам пульта, пока не включила повтор записи новостей. А голограмма в центре вообще воспринималась, как красивый эффект.
        - Как вы смотрите на то, что время, за которое будут ремонтировать школу, мы потратим на тренировки в храме, и я вам покажу хотя бы основы самообороны? - предложила Валери, надеясь на то, что они согласятся.
        Николь сразу кивнула, отмечая, что это как раз то, что нужно. Кристина скривила недовольную мину, хотя и признала, что ей есть над чем работать.
        - Только с завтрашнего утра, сейчас бы поесть и отоспаться. Это Ники у нас обновилась, меня как молнией пришибло. Пойду, что-нибудь портану в чудо-камеру из кафе неподалеку, от них не убудет от одного раза.
        - Поесть не мешало бы. Тогда схожу, успокою Хелен, а потом вернемся в коттедж.
        - Возвращайтесь без меня. Мне еще нужно наверстать пропущенные часы тренировками, - отмахнулась Валери, провожая подруг. Сейчас был не лучший для нее момент возвращаться домой и заново переживать вчерашнее поражение.
         "И почему такие парни всегда оказываются подонками?" Девушка опустилась на пол, опираясь об одну из плит под куполом. Бок, в который вчера попало острие посоха Лиона, болезненно отдавал до самого позвонка. Расстегнув молнию на костюме, она потупилась в ватную подкладку, что давно пропиталась кровью из-за раннего выхода из спирального коридора.
        - Оракул, сколько времени у меня еще осталось в запасе?
        Бледное лицо, возникшее под центральным кристаллом, окружило ее датчиками и проанализировало состояние.
        - Семь минут, 18 секунд. Состояние критическое, рекомендуется немедленный перенос в спиральный коридор.
        - К черту, у меня есть еще целых 7 минут!
             

* * *

              После полудня солнце недолго оставалось в зените. Закопавшись в набежавшие тучи, оно незаметно сливалось с черно-серыми тонами горизонта.
      Телепортационный круг загорелся голубым светом, перемещая обладательниц хризолита в центр коттеджа. В нос ударил приторный сладковатый запах. По всему потолку виднелись трещины, из которых стекали струйки воды. По тому, как под ногами все хлюпало, можно было сделать вывод, что вода здесь текла достаточно долго. Все помещение было погружено в полумрак. Силуэты разбросанной мебели едва освещались ровным светом, падающим со второго этажа из комнаты Валери. После яркой обстановки храма их глаза еще не привыкли к темноте.
      - Почему такой собачий холод? Тут что, дыра где-то? - поежилась Крис, нашаривая в темноте выключатель.
        Свет зажегся и тут же потух.
        - Это что все кровь?! - подавилась воздухом Хелена, отскакивая к лестнице, где как ей показалось, было наиболее чисто.
        - Нет, блин, декор новый. Ну, конечно, кровь, - разозлилась Крис от такой непроходимой тупости. Ей больше не хотелось включать свет. Никому не захочется видеть последствия драки во второй раз. Все вокруг напоминало сцену из какого-то дешевого ужастика. Она всегда думала, что в некоторых сценах перегибали с количеством жидкости, пока не увидела все своими глазами. Николь сделалось дурно, и она выбежала на улицу. Только Хелен была рада, что не поела со всеми, а взяла с собой.
        - Мда...- задумчиво протянула Кристина. - Окончен бал, погасли свечи, ковер безбожно изувечен... А жаль, красивенький был.
        Наверху ждал еще один сюрприз - огромная пробоина в потолке.
        - Вот откуда столько воды. Здесь больше нельзя находиться. Хэл, звони хозяину, потом шерифу. У тебя самый подходящий истеричный образ для этого. История чтоб была у всех одинаковая. Вернулись домой все вместе, а тут такое. Будут задавать вопросы - прикиньтесь дурами. Хотя некоторым и прикидываться не надо.
         Поздним вечером, наконец, соизволил явиться шериф. Вначале, девочки хотели, как следует его отругать за то, что он так медленно справляется с обязанностями хранителя закона, но вид Кольтона напоминал побитую собаку. Перед тем, как зайти в коттедж, он еще долго разговаривал по рации и перенаправлял патрули в разные точки города.
        - Простите за задержку, денек выдалась не очень. Вызовы один за другим. Что у Вас тут? - задал он вопрос, проходя внутрь и осматриваясь.
         Состояние шерифа только сыграло им на руку. На фоне Николь, которая постоянно выбегала в ванну, откуда доносились глухие органические звуки, и Хелен, моловшую нечленораздельные фразы, заламывая руки в паническом припадке, Крис одна смогла дать более-менее связный ответ.
         "Видать сказался шок, они ведь еще дети, - подумал шериф, во время допроса. - В этих стенах случилось что-то страшное", - признаться от увиденного, ему тоже стало тошно.
         Следом за шерифом явился хозяин коттеджей и получил знатный выговор от шерифа. Лонстоун не стал лишний раз с ним препираться, так как сдавал дом в аварийном состоянии и, если б Кольтон обнаружил это при расследовании, хозяину коттеджей грозил бы серьезный штраф. Поэтому скребя стальными вилами по слабому сердцу преданного своему делу коррупционера, он расстарался на новейший коттедж в три этажа.
        - Ну, вот и все. Добро пожаловать в новый дом, - вздохнула Крис, откидываясь на широкой упругой кровати, матрац которой не провисал, как в прошлом жилище.
         Коттедж был в отличном состоянии с огромной лоджией, откуда открывался захватывающий вид на заснеженные горные вершины. Перед уходом хозяин заверил, что здесь им точно понравится, и был прав.
     
     

Глава 26

Этой школе нужна О'Гайо

     
     
       Спустя неделю адских тренировок под руководством Валери и размытых наставлений оракула, школа казалась райским местом. Если Крис и Николь делали успехи и становились сильнее, то Хелен продолжала "расцеловывать пол" на каждой тренировке под давлением посоха. Стоило младшей жрице появиться в храме, как Валери заставляла испытывать ее всю ответственность, возложенную повелителями планет. 
         - Ты либо пытайся сопротивляться, либо вообще тут не показывайся, - злилась на нее Вэл, всякий раз припоминая сказанное неделю назад. На всей Амальтее не было никого злопамятнее Валери! Зато были и свои плюсы, Хелен научилась быстро телепортироваться с первого раза, как только замечала покушение на свою шкурку. Такие занятия позволяли убить двух зайцев одним выстрелом - повысить внимательность и выносливость. К концу первой недели она стала преодолевать любые расстояния и даже навестила своих родителей в Говенри, которые звонили ей по несколько раз в день после случившегося со школой. Ей пришлось приложить титанические усилия и наврать с три короба, чтобы их успокоить. Ватеры успокоились, ровно на один день, а на следующий - позвонили и пообещали скоро приехать.
         Тени больше не пытались вступить с ними в бой, но временами подругам приходилось испытывать на себе их взгляд в самых разных общественных местах. Не было никаких сомнений, что за ними установлена слежка. Стоит отметить, что именно благодаря этому жрицы работали еще усерднее.
        
        Утро началось с опоздания теперь уже в новую школу. Из-за того что Вэл запретила тревожить себя во время сна, ее никто и не разбудил, а после использования силы сон был настолько крепкий, что даже громкий звонок будильника был проигнорирован. Перемещаться на территорию школы было крайне необдуманно, из-за риска себя выдать, поэтому пришлось добираться на своих двоих.
      С огромным облегчением Валери заметила, что здесь учителя сами опаздывают, предпочитая 10-15 минут с начала занятия ненапряжно попивать чай у себя в учительской, мирно обсуждая высоту подстриженного газона на территории школы и внешнеэкономическую деятельность страны. Вот они реалии элитного заведения, в которое стремятся поступить из-за высокого уровня образования. Хоть ее прошлая школа и была наполнена продажными учителями и моральными амебами, педагоги считали своим долгом прийти вовремя и самоотверженно покарать опоздавших. А здесь после нее явилось еще человек десять индивидов с минимальными признаками интеллекта на сонных физиях. 
         Пройдя к первому ряду от окна, где сидела Николь, и, усаживаясь сверху на пустующую парту, она водрузила ноги на стул и осмотрелась. Здесь на тушку самой Валери О'Гайо не так сильно обращали внимание, как в Говенри, что очень радовало. Но и между собой почти никто не общался.
      "Все что-то пишут, читают. Их что с разных континентов понабирали? Какой кошмар, неужели мне предстоит учиться с такими занудами!" - в ее голове уже созревал план, как можно разогнать этот унылый гадюшник. 
         - А что если мы устроим вечеринку, чтобы поближе узнать наших одноклассников? После хорошей гулянки они уже не будут напоминать офисный планктон, размеренно плывущий по течению, ведущему в пучину безысходности, - проговорила девушка, неосознанно подражая интонации Крис. Во время совместного времяпровождения они многого друг от друга понабирались.
         - И не надейся. Мы не должны привлекать внимание, - быстро ответила одноклассница, не поднимая головы. Все это время она что-то высчитывала на выдранном из тетради листочке.
         - Выводишь формулу умственного забвения? - язвительно спросила Валери после того, как ее предложение было отвергнуто.
         - Нет, рисую картинку из своего сна
         - Если это можно назвать картинкой, то я...
         - Это корреляция случайных чисел. Мне нужно найти правильную последовательность, тогда смогу расшифровать приблизительное значение. Все что помню - бесчисленное количество цифр. Если бы у меня не было силы кхм... стремиться к новым знаниям, я бы никогда этого не запомнила, - запнувшись ответила Николь, не отрываясь от листка. Это в храме они могли говорить о жрицах в любой момент, а тут надо контролировать свою речь.
         - Просто отдай его Крис, она его по базе прогонит. Похоже, подруга, ты совсем потеряла рассудок. Перенапряжение довело до того, что и сны с математическим уклоном снятся. Развеяться - это то, что тебе нужно.
         Валери хлопнула ее по спине, так что из последней чуть не вышибло дух.
         "Надо напомнить, что пока мы без оболочек, такие дружеские жесты очень болезненны".
         - Это не так! Я сама хочу во всем разобраться, без помощи компьютера, - поспешно возразила одноклассница, но тут заметила, что внимание Валери переключилось на открывшуюся дверь класса. Николь проследила за траекторией ее взгляда, и, напрочь позабыв о своем занятии, не мигая, уставилась на входящего молодого человека, уходя с головой в какой-то свой мир.
         Для Николь он был идеальным! Прямоугольные очки в узкой черной оправе, подходившие к его утонченным чертам лица, пепельные волосы, что непослушными прямыми прядями немного топорщились в стороны, делая гостя похожим на главного героя ее любимого романа Кристиана Риоллиса "Порок и ложь". 
         Именно таким она представляла парня своей мечты. Подобно благородному лорду, он стоял одиноко у древнего холма, усеянного белыми розами. Серебристый блик отражался на его длинной челке, слегка прикрывающей горделивый взгляд. В элегантном классическом костюме он выглядел как модель. "Невероятно, как одежда сидит на стройной отточенной фигуре! Великолепное телосложение!" - думала Николь, едва сдерживая восторженный возглас и продолжая пожирать парня нескромным взглядом.
         Расстегнутый воротник аккуратно ложился ему на грудь, обнажая белоснежную шею, с кулоном на блестящей цепочке в виде двенадцатиугольной звезды. Он повернулся к Николь и смерил ее уничтожающим ледяным взглядом. Но и после этого взгляда девушку манило к нему что-то непреодолимое.
         "Он так красив...Никто не сравнится с ним, его не достойна даже богиня Нимвей, чья красота воспета легендами и считается вдохновением для поэтов и художников...", - выронила Спенсер цитату из книги.
         - Николь! - Валери пощелкала перед глазами подруги пальцами, возвращая ее внимание. - Спустись на грешную землю, где правят естественный отбор и генетическая распущенность! От него так и несет тленом. Прямо чувствую, как воздух портится. Эй! Никки! Он же тебя уже заметил, перестань в открытую пялиться. Ты меня еще слушаешь?
         - Что ты сказала? Ах да! Он потрясающий!
         Парень вначале игнорировал Николь, но затем не выдержал ее пристального изучения и решился подойти. Как и предполагала Вэл, ничего хорошего из его уст не вылетело, только заносчивый тон и несвежий аромат высокомерия.
         - Мое личное пространство создано не для того, чтобы кто-то буравил его нечестивыми помыслами! - затем он скользнул небрежным взглядом по черновику с цифрами и наставительным тоном добавил: - Тебе следует больше времени уделять учебе, раз не можешь с первого раза найти значение, глупая женщина.
        Николь немного растерялась. Валери багровела, зеленела и сдерживалась из последних сил, чтобы не засадить ему промеж глаз автоматической шариковой ручкой, которой нервно щелкала с начала его монолога.
         - Не следует разговаривать с людьми в таком тоне. Если вам так не нравятся посторонние взгляды, не проще ли заняться чем-то более отдаленным от общественности? Ассенизаторством, например.
         Собеседник покраснел до такой степени, что казалось еще чуть-чуть и у него из ушей повалит пар. Он уже открывал рот, чтобы начать тираду, если бы не подоспевший завуч с весом в сто двадцать килограмм, влетевший в дверь с грацией гиппопотама. Задевая углы парт и сдвигая их клином, пока преодолевал узенький проход, он напористо продвигался к гостю.
         - Раян! А я Вас везде ищу! Пойдемте, нас уже все ждут! Такая редкость принимать гостей из министерства! Тучный мужчина осторожно обратился к юноше, растягиваясь в заискивающей улыбке и жестом указывая ему на выход.
         Раян смерил девушку испепеляющим взглядом и нехотя поплелся за завучем.
         - Еще один сынок богатого отца, который продвинул своего слоупока на высокую должность. Слишком самоуверен и раскрепощен для госслужащего, - с презрением проронила Вэл.- Ты так не считаешь?
         Николь так не считала. Напротив, пока подруга обменивалась любезностями с гостем школы, девушка трижды упрекнула себя в нерешительности вмешаться в разговор. Но сейчас слова с негодующим шипением сорвались из ее рта, вместе с надеждой поближе познакомится с красавчиком.
         - Ты хоть представляешь, что из-за твоего поведения в школе и у нас в частности могут возникнуть проблемы! Что ты все время лезешь не в свое дело! Что за характер отвратительный, если ты не планируешь свою жизнь с кем-то связывать, то не нужно и других за собой на дно тянуть.
         - Так значит, ну хорошо, - Валери некоторое время помедлила, что-то старательно обдумывая, а затем, резко встав с места, прошла к доске, громко выстукивая каблуками и привлекая всеобщее внимание.
         - Всех приветствую! Я Валери О'Гайо! Мы с подругами только перевелись в эту школу и не ознакомлены со здешними традициями. Скажите, здесь уже не отмечают День знаний?- начала она с ненавязчивого вопроса.
         Ей ответила пухленькая девушка с румяными щечками, занимавшая первую парту. По тому, с какой надеждой на нее посмотрел коллектив, Валери сделала вывод, что она староста этого инертного притона несовершеннолетних.
         - Праздник отмечался каждый год. Но из-за недавних событий школа пострадала, и пока велись ремонтные работы, про него все забыли. Да и траур...
         - А как он проходил, раз никто о нем и не вспомнил?
         - Да, в общем-то, никак. Все собирались в актовом зале. Там проходил концерт художественной самодеятельности. Затем скромный фуршет.
         Валери нахмурилась, наблюдая за реакцией одноклассников.
         - Если вы все так празднуете, то в этой школе траур был еще задолго до нападения. Все считают, что День знаний надо проводить именно таким образом?
         Послышалась какая-то напряженная возня. Ученики замялись, затрудняясь ответить. Откуда им было знать, если из года в год тоскливая традиция повторялась, словно циклическое колебание стрелок на циферблате. Мысленно посочувствовав такому раскладу, Валери прервала их неубедительные рассуждения:
         - Не нужно думать над ответом! Я подскажу вам, как должно быть на самом деле.
         Появилось несколько заинтересованных взглядов, включая старосту. Но и этого еще было не достаточно, чтобы их расшевелить. Оставались ученики, которые занимались своим привычными делами и пропускали мимо ушей нужную информацию.
         Девушка придала голосу максимальную силу, чтобы ее слова звучали как можно убедительнее.
         - Каждый день, приходя в эти стены, мы испытываем стресс. Нас узурпируют, заставляют выполнять тонны домашнего задания, затем экзамены, на которых снимают баллы по любому поводу, наплевав на то, что мы приложили всевозможные усилия! Они уничтожили свои лучшие годы в библиотеках и теперь хотят, чтобы мы сделали тоже самое! А вместо того, чтобы отвлечь нас от трагедии, заставляют углубиться в изучение предметов, думая, что мы все забудем, выполняя домашнее задание! Поднимите руки те, кто со мной согласен.
         Около десяти человек нехотя потянули руки вверх. Для начала неплохо, но пока что это еще разогрев. Она продолжила.
         - В Говенри, откуда мы приехали, школа никогда не пренебрегала этим событием. А здесь вас испытывают на прочность. Сегодня мы проигнорировали отмену праздника, который заслужили по праву, а завтра из нас сделают послушных рабов, которые будут за копейки вкалывать на общество, ради прибыли жадной власти! Вы хотите стать рабами, и смириться с навязанной несправедливостью и угнетением подростков? Просто скажите это вместе. Вам понравится!
         "Нет!"
         "Еще чего!"
         "Никто не будет нас использовать!" - раздалось со всех сторон, и это уже было похоже на какое-то коллективное решение. Легкая манипуляция и аккуратное давление на хрупкое детское самолюбие. Заинтересованные ученики ожидали продолжение и оно последовало:
         - Считаете ли вы, что нам необходимо отпраздновать его так, чтобы это вошло в историю Твестла?!
        Весь класс взметнул руки вверх, кроме Николь. Она по-прежнему была очень зла. Валери с удовлетворением оценила свою работу. И указывая на одноклассницу, проговорила обиженным тоном.
         - Нет, так не интересно, если кто-то не согласен, пусть выскажется сейчас. Все перевели взгляд на Николь, которая почувствовала себя не в своей тарелке и, поняв, что ей уже не отвертеться, тоже подняла руку.
         - Итак, нам всем нужна разрядка, верно?
         В классе не осталось опущенных рук, и теперь свое решение ученики сопровождали восторженным возгласом.
         Валери была довольна результатом. Теперь, когда их внимание подогрето, можно приступать к десерту.
         - Тогда, в честь пропущенного Дня знаний, хочу пригласить всех в одно отличное место, где нам не помешают ни учителя, ни власти, ни сам дьявол! На этой неделе каждый получит особенное приглашение для пяти человек с указанным местом проведения. Это будет черный конверт, переплетенный золотой лентой. Если вы найдете его у себя в ячейке, в рюкзаке или в других самых неожиданных местах, знайте - вы приглашены! Для того чтобы попасть на V.I.P. вечеринку нужно будет выполнить одно небольшое условие, изложенное в конверте. Уверена, вам оно придется по вкусу. Приходите и захватите побольше друзей, а все остальные удовольствия будут вам гарантированы!
         Бесконечная харизма присущая семейству О'Гайо могла подогнуть под себя любое скопление народа при правильном использовании.
         С начала речи прошло всего несколько минут, а тихая классная комната сменилась на бушующую клоаку несдерживаемых эмоций по поводу предстоящего мероприятия.
         Все это время надутая Николь сидела молча, скрестив руки на груди, переваривая сумасшедшую затею подруги, которая процентов на семьдесят осуществляла ее ей назло и процентов на тридцать потому, что просто хотела развлечься.
         "Как ей удалось так быстро всех завести? Я бы никогда не осмелилась выйти и вот так толкнуть речь перед совершенно незнакомыми людьми"...
         - Как ты собираешься все это провернуть за неделю? Кто будет заниматься организацией?! Тесты на носу! - возмутилась девушка, когда Валери вернулась за парту. 
         - Как кто? Ты и Кристина. У меня с организацией так себе, - без зазрения совести соврала Вэл, чтобы Николь покрылась холодным потом. - Но ты не переживай, я вам чем-нибудь помогу. Кто-то же должен будет позаботиться о хорошем настроении в эту ночь.
     
     
     
     
     

Глава 27

Нейтралитет нарушен

     
      К концу осени многие деревья Твестла имели свойство полностью менять окрас. Сначала, как и положено всем деревьям, они приобретали желтый и красный оттенок, затем листья опадали, застилая дорогу разноцветным ковром. Это были особенные виды, выведенные для осени: опавшие листья не чернели, а лишь расползались однородной кашицей, уходившей в землю, подпитывая корни деревьев. Через некоторое время листья на берилиссах отрастали снова, но уже другого цвета, с более насыщенными оттенками красного, переходящего в светло-фиолетовый, и так пока не потеплеет. К лету листья становились вновь зелеными. Благодаря этим растениям город всегда казался цветущим.
         Наступила большая обеденная перемена, которую большая часть учеников предпочитала проводить в специальных павильонах, отведенных под столовую. Другие же обедали в беседках, расположенных по всей территории учебного заведения. В одной из таких беседок сидела Хелен, разложив на деревянном столе бутерброды и ожидая подруг. При поступлении их определили в разные классы, а так как учеников было много, то младшая, средняя и старшая школы были разделены на корпусы.
      Кристина выбрала класс с компьютерным уклоном, где расписание занятий кардинально отличалось. После бессонной ночи с сервером, девушка задалась идеей изучить углубленное программирование, тем более у нее всегда была склонность к точным наукам.
      Единственное время, когда они могли встретиться в школе, была большая перемена, длившаяся ровно час. На встречу пришла одна Николь. На вопрос: "Где остальные?" она недовольно хмыкнула и вкратце рассказала о больной идее Валери во времена, когда им лучше было держаться в стороне от любых скоплений народа. В конце рассказа ее голос почти срывался на крик, и вовремя поймав себя на этом, Николь тут же смягчилась.
         - Не бери в голову, Хелен, я не знаю, что на меня нашло. Тут один парень в школу на проверку из министерства приехал, а Вэл он не понравился...
         Хелен понимающе кивнула:
         - Тогда не расстраивайся, Вэл все не нравится, что движется в метре от нее и именуется мужской особой. Наверно, пережитки прошлого, о котором она постоянно умалчивает.  
         - Да я не об этом... Как это ни печально, но я с ней согласна. С ним явно что-то не в порядке, но когда он был рядом, я не могла отвести глаз, хоть он и отталкивал своим поведением...
         - Мне знакомы такие чувства, - тихо произнесла Хелена, совсем сникая. - Если кто-то нравится - не замечаешь его недостатков!
         Николь смерила ее критичным взглядом, который как бы сам за себя говорил: "Ты ведешь себя как пятиклассница. Какие в анус тени чувства?".   Заметив этот взгляд, младшая жрица поспешила сменить тему. Хорошая замена как раз крутилась у нее на языке.
         - А ты знала, что у нас завтра в школе состоится ярмарка. Приезжает тот самый "Район веселья", что год назад был в Говенри. Говорят, там будут и комнаты смеха, и домик ужасов, и много развлекательных игр. Сегодня ведутся работы по установке оборудования возле нашего корпуса, а завтра сокращают уроки до конца недели и дадут возможность с часу дня до вечера свободно посещать любые аттракционы. Для учеников вход дешевле на 50%! 
         - Тут хоть кто-нибудь, вообще, занимается образованием?! - Николь начала раздражаться. - Сначала ремонтные работы, затем учителя, которые считают, что опаздывать на уроки это в порядке вещей, и теперь вместо того, чтобы наверстать пропущенный материал, устраивают ярмарку! Когда здесь учить начнут?! Столько отзывов о необычной и эффективной образовательной программе, но все что я вижу - разгул и легкомыслие!
         - Я так хотела, чтобы ты со мной пошла. В классе мне трудно находить общий язык с одноклассниками, Крис и Валери везде вместе ходят, думала, и мы так сможем. Ну, раз нет, то я как-нибудь сама, - Хелен сделала насупленную мордочку, расстроено возвращаясь к своему обеду.
         Николь почувствовала себя самой плохой подругой на свете и поспешно согласилась. Она даже не заметила эту детскую манипуляцию, которую часто использовала Ватер, чтобы добиться желаемого.
         - А еще пока я сюда шла, то кажется, видела одну из теней.
         - Плохо, что мы не вместе. По отдельности каждая легкая мишень. Но я узнавала, что здесь есть ускоренная программа. Сдаешь все обязательные предметы, и тогда тебя могут зачислить на класс старше со второго полугодия. Если тебя подтянуть, то все получится, и мы будем учиться ближе!
      - Угу, если доживем... - с нотой пессимизма произнесла младшая жрица, она и не надеялась, что им вообще удастся закончить хотя бы четверть.
          

*  *  *

          
         К вечеру тени потихоньку сходились в свой коттедж. Новый лидер решил проводить собрания здесь в более домашней обстановке. После того как на порог Храма ступили жрицы, собираться в нем стало проблематично. Гастон выждал, пока все поедят, переоденутся и приведут себя в порядок. Когда это делала женская половина, он уже выходил из себя, собираясь крушить ванну, если ее немедленно не освободят для других. Наконец, к десяти вечера состоялось долгожданное собрание, на котором тени могли доложить Гастону, каких успехов достигли за последние дни.
         - Итак, я говорил, что наша стратегия изменилась. Мы должны были собрать как можно больше информации о жрицах. Начнем с Тери-Ли.
         Услышав свое имя, девушка встрепенулась и вопросительно уставилась на рыжего. Ее застали врасплох в тот момент, когда голова была занята совсем другими мыслями. Она уже хотела начать оправдываться, но резкий тон лидера лишил ее этой возможности.
         - Все понятно, - презренно произнес парень, этот взгляд был ему очень знаком. Обычно на него так смотрело большинство девушек, с которыми ему довелось иметь какие-то отношения. Взгляд означал разные вариации, но одного смысла: "Ты кто?", "Чего пристал?", "Отвяжись", "Я занята", "Лак еще не высох" и бесконечный список в том же духе. Тери с Этрейн определили в элитную школу имени Фамервейна, в которой обучались жрицы. Эти тени наиболее подходили по внешности на школьниц и могли в случае чего затеряться среди учеников.
         "Неужели я ошибся, направив их туда? Какой паршивый из меня лидер", - корил себя Гастон.  В глубине души он был очень мягким и совсем не верил в себя. Он и не знал, что деяния прошлых лет, сделали из него в глазах теней типичного неадеквата, который мог ни с того ни с сего прибить посохом.  Лион как лидер был последовательным. Он был всегда злым и на всех орал, но Гастон - совсем другое дело. Никто не знал, как рыжий может отреагировать, поэтому тени вели себя осторожно.
         Очередь дошла до Атланты-Веги, к которой Аривер питал противоречивые чувства. Может быть, Гастону она тоже нравилась, будь у нее с головой все в порядке и рост хотя бы метр восемьдесят, как у него самого. А самый огромный минус - ненормальное увлечение бодибилдингом. Швабра с мускулами. Свободное от работы время Атланта проводила в тренажерном зале с пластиковым тренером, которого нужно месить боксерскими перчатками. Обычно на его лице висела табличка вроде "Жрецы", "Лион", "Агрос", "Все уроды, испортившие мне жизнь". Там же имелся черный список мужских имен, теперь, наверное, в нем добавился и сам Гастон, так как стал лидером, а всех, кто мог командовать этой девушкой, она тоже не переносила. Поэтому Гастон был с ней как можно более лоялен и немного побаивался. Общаясь с ней, он догадывался, что Аривер получает удовольствие от ее малиновой косы ниже пояса, ног от ушей и безупречного спортивного стиля, которому она никогда не изменяла. Но ничто не могло сравниться с этим жутким характером: мало того, что она вела себя как натуральный мужлан, так еще и редко правильно выполняла указания. Как могла найти с ней общий язык Тери-Ли, для него оставалось загадкой. Мысли прервались, когда Атланта зачитала длинный список своих наблюдений.
          - Значит, Валери О'Гайо и Николь Спенсер сегодня в школе...
         - Что ты делала в школе?!! У тебя роста под два метра, как тебе удалось оставаться незамеченной? Ты нас всех подставить решила? - взревел Гастон, в который раз убеждаясь, что ей вообще ничего нельзя доверить. Атланта грозно взглянула на него сверху вниз. Точнее, она просто посмотрела, но из-за роста и игры света ее лицо казалось очень зверским. Она так и не поняла, почему Гастон решил от нее отойти.
         - Не нужно иметь сходства с местными школьниками, чтобы оставаться незамеченной. Тебе нужен был доклад, я тебе его предоставляю, какая разница, каким способом мне удалось провести наблюдение, особенно учитывая способность теней сливаться со стенами, - черство отозвалась девушка. Убедившись, что Гастон не намерен препятствовать докладу, а лишь скривил скептическую мину и махнул рукой, давая добро на продолжение, Атланта потупилась в исписанный листочек. В силу неразборчивого почерка читала она, конечно, плоховато, временами запинаясь и пытаясь разобрать собственные каракули:
         - Николь Спенсер - типичный ботан, все строчит какие-то числа. Копия расчетов сделана и находится у меня, пусть Этрейн подумает, вдруг пригодится. В свободное время больше проводит с Хелен, чем с другими. В городе чаще всего их местоположение невозможно определить, если они не используют хризолит. Предполагаю, что из коттеджа они перемещаются в храм или сразу в интересующее заведение. На них посмотреть - обычные дети, думаю, никакой опасности не представляют. Так искусно изображать дур мало кто может. Валери О'Гайо - это та, которая Лиона на колени в храме поставила. В отличие от других, ведет крайне неосмотрительный образ жизни и ни в чем себе не отказывает. Проводит время с зеленоволосой, но чаще всего сама. За последнюю неделю видела ее три раза в тренажерном зале недалеко от их коттеджа. Вечера проводит в клубах, возвращаясь к полуночи. В шесть утра выходит в парк на пробежку. Либо она не видит в нас опасности, либо ей плевать на нее. По школе распространяются слухи о том, что она планирует грандиозное мероприятие в честь Дня знаний, на которое попадут только те, кто получит особенные приглашения.
         Уже начавший было засыпать Гастон, встрепенулся.
         - Закрытое мероприятие?! Это оно! Я знал, что жрицы сделают свой ход. Им нужно собрать большое количество людей, чтобы взять их под контроль и пойти против нас! Вспомните, однажды они так и поступили! Мы должны любой ценой попасть туда и сорвать их зверские планы!
         Рыжий удовлетворительно кивнул. Атланта проделала хорошую работу Наступила очередь доклада Аривера. Тот не спеша перекинул ногу на ногу, устраиваясь поудобней в кресле, и, присущим ему томным голосом, начал повествование:
         - Я должен был наблюдать за Кристиной О'Мильгертон, но поскольку Атланта хорошо описала среду, в которой находится жрица, а именно это в основном развлекательна индустрия, могу добавить от себя, у девушки очень хороший вкус! Приятно видеть человека, который неравнодушен к своему внешнему виду!
         - Достаточно, - оборвал его Гастон, не желая слушать очередное пустозвонство. Аривер всегда делал все, чтобы его выбесить!
         Самые большие надежды у него оставались на Этрейн - мозг теней. Всегда сидит в библиотеке или за компьютером в поиске новых знаний, вот и сейчас занималась расшифровкой чисел на фотографии, которую предоставила Атланта. Еще Лион говорил, что к ней нужно прислушиваться, мол, у нее интеллект выше, чем у нас всех вместе взятых. Это как бы возвышало ее над остальными тенями, но Гастон зубрил недолюбливал.
         - Этрейн? Ты за Хелен должна была проследить. В чем ее слабость?
         - В математике, - отмахнулась тень, не собираясь больше ничего добавлять. На этом собрание пришлось окончить... 
          
         Этрейн поплелась в свою комнату и крепко захлопнула за собой дверь. Состояние у нее было паршивое. Упав на кровать и обхватив нетбук обеими руками, она закрыла глаза, пытаясь справиться с приступами головокружения и тошноты.
         Как она могла так оплошать на собрании?! Целый день она исправно следила за Хелен и составила неплохой отчет, сохранив его на флешку. Но когда возвращалась, столкнулась с каким-то привлекательным молодым человеком в строгом костюме, и выронила ее ... Стыдно было говорить даже не о потерянном отчете, а что сейчас она ничего не могла припомнить. Тень провела параллель между дневным событием и своим самочувствием и поняла, что именно после встречи с этим парнем ей резко поплохело.
          

*  *  *

          
         В час дня Атланта зашла через украшенный центральный вход, где ее встретила Тери. Вход был свободен из-за того, что в этом году на территории школы проходила ярмарка и установили большой развлекательный комплекс "Район веселья". За это можно было сказать "спасибо" новому претенденту в мэры, который воспользовался инцидентом в школе, чтобы расположить к себе избирателей накануне выборов.         
         Всюду были развешаны цветные шарики и флажки, придавая праздничную атмосферу. Вдоль аллеи выстроились небольшие ларьки со всевозможными лакомствами и мини-играми. А ближе к корпусу младших классов располагалась целая череда из вагончиков с различными развлекательными программами. Начиная с "Центрифуги" и заканчивая самым зрелищным аттракционом - "Комнатой таинственных зеркал". Сложно было отказать себе в удовольствии не навестить хоть один аттракцион тем более, когда последняя возможность повеселиться выпадала много лет назад.
         - А где Этрейн? - поинтересовалась Атланта, одевшаяся в свою повседневную одежду, хотя с ее ростом было трудно не привлекать к себе внимания.
         - Где-то здесь должна быть, она со вчерашнего дня себя ведет странно. Ни с кем не разговаривает, а сегодня даже меня не подождала. Умчалась в семь утра, забрав с собой несколько ножей гелиотроноса.
         - Мне это не нравится. Если эта тень выкинет что-то, что разозлит Гастона, он выместит на ней всю свою злость, как это делал Лион! Надо ее найти и не дать совершись ошибку. Если она полезет к жрицам, результат может быть непредсказуемый. Тери взяла ее под руку и повела показывать расположение ярмарки. Несмотря на суровый вид и грубоватый низкий голос, Атланта была очень мягкой и ранимой девушкой, которая с заботой относилась ко всем теням и прикладывала большие усилия, чтобы не подвести их.
          
          
         Этрейн завернула за угол, за которым только что скрылись две жрицы. Она уже наступала им на пятки, оставалось дождаться удобного момента, чтобы завладеть их виталлами. Непреодолимая тяга к насилию загорелась в ней еще с утра. Она не понимала, почему Гастон все еще медлит. Нужно разделаться со жрицами, пока они первые не напали на них. Самый лучший момент представится, когда они будут разделены! Долго ждать не пришлось, Хелен тянула Николь в комнату смеха, или страха, для кого как. Зеркал было бесчисленное количество, их ряды составляли запутанный лабиринт, который Этрейн был как раз на руку. Девушки вели себя раскрепощено, не подозревая о надвигающейся опасности. Останавливаясь возле каждого зеркала, они подолгу смеялись и комментировали свои кривые отражения.
         - Эта голова тебе очень идет, Николь, - беззаботно рассмеялась Хелен.
         - Правильно, как у профессора! А ты неплохо выглядишь, даже почти верхние девяносто добавились... а вот с лицом перебор, -  веселилась вместе с ней Николь, переходя к другому зеркалу
      Так они гуляли около получаса, затерявшись в лабиринте из зеркал. Зеркала в "Районе веселья" были популярным развлечением. В них можно было увидеть не только забавных человечков с вытянутыми шеями и смешными рожицами, некоторые зеркала были оборудованы специальными сканерами. Если человек становился на коврик перед таким зеркалом, то он мог увидеть свое отражение в совсем другом образе: иногда это были роскошные вечерние костюмы, а иногда необычные популярные персонажи из современного кинематографа. Кроме этого, любой образ можно было запечатлеть и на выходе получить небольшой альбом со своими фотографиями за соответствующую цену.
         - А вы знаете, кто первый  придумал оснастить зеркало графическими контроллерами?
         К ним подошла полненькая девушка в очках и необычной скошенной стрижкой. Ее серьезный вид заставил Хелен вспомнить о Колэни.
         - Ой, лучше не надо, только урок истории с трудом преодолела! - продолжала смеяться Хелен, а вот Николь ощутила, как мурашки начинают бегать по спине. Взгляд этой девушки ей совсем не понравился. В последний раз такие ощущения пришлось испытывать, когда она встречалась в храме теней с их лидером. А во время сражения некогда было всех рассмотреть.
      "Может ли быть, что она..."
         - Давай дальше,- подтолкнула Николь развеселую напарницу в сторону второго выхода из лабиринта.
         Поняв, что одна из жриц начинает догадываться, Этрейн преградила дорогу, облачаясь в черный хитон, испускающий черные дымные языки. В ее руках появились знакомые для Николь клинки, служившие для извлечения виталлов.
         Несколько человек, которые находились в комнате вместе с ними, как сквозь землю провалились. Защелка на входной двери издала подозрительный щелчок.
         - Решились-таки. А не боишься, что один на один с нами двумя не справишься?
         Этрейн лишь усмехнулась. Хелен вообще была ей не интересна. После увиденного в храме теней она сразу списала ее со счетов.
         - Я видела, на что вы обе способны. Тем более, если вы сейчас используете силу, камеры засекут это, вы же не хотите раскрыть себя? После того как Лион немного порушил школу, вся ответственность легла на плечи жриц, люди только и ждут, чтобы добраться до вас, - блефовала Этрейн, надеясь на то, что Николь и Хелен не знают, о том, что случалось с камерами в присутствии носителей хризолита.
         Они не знали. Николь ринулась к выходу, пытаясь открыть замок, Хелен не нашла ничего более умного, как начать крушить зеркала вручную, чтобы задеть тень. Тем не менее удача все-таки улыбнулась. Осколок зеркала, попал в ее руку. Тень вскрикнула, раздался звон сигнализации, который сбил ее с толку. Недолго думая, Хелен толкнула в нее еще одно зеркало.
         Бок Николь обожгло острой болью, ненормальная сила бросила ее на пол и потащила вглубь лабиринта. Хелен в последнюю минуту схватила подругу за... волосы и очень неудачно. Теперь у Николь болела не только вся правая сторона тела, которой она хорошо прощупала экстремальную поверхность, усыпанную осколками, а и место, где Хелен выдрала ей клок волос. "Вот так прогулялась", - успела подумать она, активируя защитную оболочку. Этрейн тянула ее к себе по битым стеклам, и если б не защита, ее фарфоровая кожа была бы изрезана в лохмотья. Схватив ближайший крупный осколок, девушка с размаху вонзила его в ногу тени. Ладонь неприятно заныла, наполняясь алой лужицей. Оболочка покрывала руки только до запястья и Этрейн заметила это. В ее глазах горел больной огонек ненависти, с которым она вновь кинулась на Николь. Здесь Спенсер проигрывала во всем, начиная с того, что сейчас она была в обычной школьной униформе и, заканчивая тем, что в силу своего пацифизма ей было трудно серьезно поранить живое существо, коим по ее понятиям и являлась Этрейн. Очень, очень напрасно.
         Озверевшая приспешница Агроса подняла ее в воздух и отшвырнула к стене, вонзив в ладони ножи гелиотроноса. Прежде чем Николь осознала свое положение, тень достала еще два таких же ножа и дважды нанесла удар в грудную клетку. Защитная оболочка дрогнула, но выдержала. Эта неудача еще больше разозлила Этрейн.
         - Умри, поганая жрица! - прорычала она, снова и снова пытаясь пробить защитный барьер, - с Нереидой было легче справиться. Посмотрим, сколько ты будешь сопротивляться, если снять с тебя пояс. - Ее цепкие пальцы быстро нащупали молнию невидимку на школьной юбке и рванули ее вниз. Николь издала крик возмущения, с колена заезжая прямо в нос обнаглевшей тени.   
         Все это время Хелена барабанила в дверь и звала на помощь. Наивно с ее стороны было на что-то рассчитывать, но она не прекращала попытки. Наконец до девушки, как до жирафа через шею, начало доходить, что, возможно, Николь сама не справится, захватив кусок поломанного каркаса, к которому крепились зеркала, она начала сбивать камеры, чтобы подруга имела возможность защищаться.
         - Николь! Камер больше нет!
         В наступившей тишине раздался звук трескающегося льда и вдруг с другой стороны в двери начали ломиться. Значит, подмога уже близко. Хелена кинулась в лабиринт из уцелевших зеркал искать Амальтею. И нашла.
         Замороженная Этрейн, по горло увязшая в глыбе льда, глотала ртом воздух, пытаясь выкарабкаться из холодных тисков. Чуть поодаль лежала Николь с торчащими из спины ножами гелиотроноса. Вначале Хелен было страшно их вытаскивать, но собрав всю силу духа в кулак, она это сделала. Николь вскрикнула, теряя сознание и сбрасывая обличие жрицы как раз в тот момент, когда двери смогли взломать. Недолго думая, Хелен схватила ее за шкирку и перенеслась в отдаленную беседку, уповая на то, что та будет пустовать. В округе никого не оказалось. Все ученики и гости находились в пределах ярмарки. Оставив подругу, она сразу же вернулась, чтобы найти оброненный Николь предмет одежды. Но его нигде не было. Девушка надеялась сделать все быстро, но не успела убраться до появления администратора "Района веселья".
         Мужчина, вбежавший вместе с охраной, злобно выругался, оценив ущерб от разбитых зеркал. Хелен перепуганными глазами смотрела на хозяина, пытаясь жестами показать, что произошло.
         Ледяные оковы отпустили тень, как только Спенсер исчезла из помещения. Услышав шум, и мужской голос, приближавшийся с противоположной стороны лабиринта, несколько мгновений она колебалась, не понимая, как она здесь оказалась. Минуту назад Этейн помнила себя в кровати в обнимку с нетбуком и вдруг декорации изменились. Разбитые зеркала, растерянные жрицы, да она и сама ничуть не лучше. Прижимая к кровоточащей ране попавшуюся под руки тряпку, что была ничем иным, как школьной юбкой Николь она поспешила отползти к дальнему углу, и скрыться за зеркалом. Силы оставили ее, скручиваясь калачиком на холодном полу, девушка потеряла сознание.  
     
     
     

Глава 28

Возвращение чудовища

     
     
     Сквозь царившую суматоху вокруг искалеченного аттракциона, в центре которого обнаружили одну ее - Хелен, как в замедленной съемке, наблюдала за окружающими. Всюду сновали охранники в темной форме, докладывая обстановку и отвечая на непонятные вопросы, гудевшие из рации грязным скрежетом. Рядом стояла Крис и орала ей на ухо что-то бранное. Невдалеке Валери мирно выясняла отношения с хозяином аттракциона и выписывала чек на приличную сумму, только чтобы тот заткнулся и больше не вспоминал об этой истории.
         - Сам урод, - живописно выразилась напоследок Вэл, подходя к виновнице беспредела с таким видом, что сейчас Хелен лучше было бы самостоятельно убиться об ее посох. - Что с Николь? Где она? Какого мозолистого ты там одна делала?!
         - Она в беседке, ранена, я за юбкой вернулась...
         - К черту юбку, надо было просто валить оттуда к чертовой матери! Почему ты не осталась с Николь?! Бегом к ней!
         Хорошее настроение Валери, сопровождавшее ее все утро, трагически скончалось вместе с лимитом денежных средств, выделенных на месяц. Придется отчитываться перед Кейном, куда испарились деньги с их общего фонда. Но если б она этого не сделала, штраф пришлось бы оплачивать семейству Ватер. Как бы она не относилась к Хелен, проблем с ее родителями нужно было избежать.
          
         Николь оклемалась довольно быстро. Порезы на теле перестали кровоточить, но раны неприятно ныли, не желая быстро затягиваться. Уронив голову на руки, она продолжила ждать Хелен, чтобы та перенесла ее в храм. Стоит отметить, что сообразительность младшей жрицы граничила со старческим маразмом. Вместо того чтобы доставить ее сразу в спиральный коридор, подруга почему-то оставила ее в беседке. Благо широкий обеденный стол скрывал весь срам, и ей ничего не оставалось делать, кроме как ждать и ждать... и ждать...
     
         Прокручивая в голове стычку с тенью, девушка понимала, что, несмотря на все тренировки, оставалась слабой, нерешительной и очень мягкой к существу, которое пыталось с фанатичным усердием вырвать из нее виталл.
         Спустя полчаса Николь уже делала ставки, кто найдет ее здесь первым: подруги или какой-нибудь учитель, или учащиеся, тени тоже не исключались. К трем часам вокруг стало достаточно людно и некоторые ученики, проходящие мимо беседки повторно, начинали на нее коситься.
         Первыми нарисовались подруги...
            

*  *  *

          
         Увидев суматоху возле зеркального аттракциона, тени заподозрили неладное. Незаметно проникнув вовнутрь помещения, они начали его обыскивать. Вскоре Тери и Атланта нашли Этрейн, спрятавшуюся в глубине лабиринта. Благодаря способности сливаться с окружающей средой, обнаружить ее оказалось не так-то просто. Девушку сильно трусило, она не могла внятно рассказать, что произошло. Коллеги улавливали лишь обрывки фраз. Атланта выскочила из комнаты зеркал, на ходу задевая несколько негодующих секьюрити, и ринулась искать виноватых. С высоты ее роста было нетрудно обнаружить жриц, заходивших в самую отдаленную беседку.
          
         Под горячую руку попалась Валери, остановившаяся в проходе к ней спиной. Ухватив жрицу за хвост, тень швырнула ее на землю, удерживая за грудки.
         - Что вы сделали с Этрейн?
         Компания шокировано уставилась на происходящее. До О'Гайо тоже не сразу дошло в чем их обвиняют. Но пока ее воротник комкался в лапах Атланты, чья весовая категория значительно превышала ее, Вэл решила обойтись без резких движений: тихонько полежать и послушать.
         - Мы сдержали свое слово и не трогали людей. Также мы не трогали и вас. Для чего вы напали на Этерейн? Для чего вы продолжаете собирать виталлы у людей по всему городу?!
         - ...
         Атланта рванула на себя воротник девушки и, хорошенько ее тряхнув, вдавила в землю так, что от возникшего колебания взвились куски газона.
         - Отвечай!
         Терпение Валери начало иссякать вместе с небольшим шоком от внезапного нападения. Хрустнув костяшками пальцев, она схватила Атланту за кисть. В то же время рукав ее школьной формы частично сменился на черную перчатку из одеяния жрицы.
         -Вот сейчас тебе будет весело гореть...
         Как всегда встряла Николь, предупреждая кровопролитие между жрицами и тенями.
         - Этрейн первая на меня напала! Отпусти!
         - Ложь! Этрейн самая мирная тень, ей ни разу не приходилось поднимать на кого-то руку без приказа!
         - А она точно знает, что вы о ней так думаете? Там, в зале, мне так не показалось. Все  это, ее заслуга, - ответила Николь, демонстрируя запекшиеся ранения.
         - Если они первые начали, можно я ее уничтожу?
         - Нет, Валери, нельзя!
         Атланта замерла, пристально рассматривая Николь и параллельно разжимая воротник О'Гайо. Ее лицо подозрительно быстро приобрело пунцовый оттенок, и она деликатно отвернулась. Затем вновь бросила взгляд на девушку, выдавив презрительное "срамота" и без прощаний растворилась в воздухе. Николь немного удивила реакция тени, пока девушка не поняла, что снизу находится в одних белых прозрачных трусиках с оборочками и высоких порванных черных гольфах.
         - Да вашу ж ...! Дайте хотя бы пиджак! - взвизгнула девушка, позабыв про смущение, и оборачиваясь к Крис, которая как раз сегодня соизволила надеть этот атрибут школьной формы. Николь была смущена и очень зла!
         - Я как знала... - Кристина поспешно сняла свой наутюженный черный пиджачок из твида и с болью в сердце пронаблюдала, как Николь грубо затягивает его рукава на бедрах под жалобный треск ткани.
         - Что за странная тень. Вот тебя, Вэл, мой внешний вид заставил краснеть? - не выдержала Николь, уж очень озадаченная поведением Атланты.
         - С чего ты у меня это спрашиваешь? Меня меньше всего волнует, что ты под одеждой, как "кхм" одеваешься, - ответила последняя, легко вскакивая с земли и поправляя распавшийся хвост.
         - Вполне логичный вопрос, учитывая витавшие слухи в Говенри. О парнях не думаешь, красавчик  госслужащий, от которого весь класс в восторге, тебе не понравился, - Николь знала, как поддеть самолюбие Вэл после утренней выходки.
         - Кто-то очень быстро сейчас отправится в спиральный коридор, - предупредила наследница нефтяных магнатов, решая не ворошить в памяти события минувших лет и не объяснять, почему у нее такое отношение к противоположному полу. По сути, Валери вообще не любила людей независимо от их гендерной принадлежности. Тройка подруг -  единственные, с кем ей было комфортно проводить время, но никто им об этом говорить не собирался. После слов Николь стало еще паршивее, такие намеки со стороны учеников часто доставали ее в прошлой школе, пока кто-то не пустил слух, что она встречается с капитаном по регби, который однажды неудачно проник на ее балкон.
         - А что она имела в виду, когда обвинила нас в собирании виталлов по всему городу? Я тогда не предала этому значения, но помните, когда шериф разбирался с нашим полуразрушенным коттеджем, он упоминал по рации про найденные тела, - вспомнила Кристина, плавно переводя тему и вопросительно глядя на подруг. Их пространственные взгляды ненавязчиво намекали, что только одна Крис умудрилась обратить внимание на то, что шериф говорил по рации. Оно и понятно, стрессоустойчивость у людей, которые жили раньше в тепличных условиях, была как у страуса.
          
         Выйдя через задний двор, они медленно направились к дому, стараясь загородить Николь от ненужного внимания. К сожалению, никто больше не имел лишней одежды. Пятна крови, оставленные ножами гелиотроноса, еще можно было закрыть волосами, но все остальное... Валери отдала ей свой кожаный рюкзак, предварительно вытащив оттуда большую часть книг. С повязанным вокруг голых бедер пиджаком и рюкзаком Вэл, Николь чувствовала себя жертвой издевательств, которую ведут на заклание троица хулиганок. Попадись им патрульная машина, и они бы точно стали гостями в местном участке.
      Под ногами гулял прохладный ветерок, разгоняя сухую листву и сопровождая их до самой улицы с коттеджами. На одной из лавочек, расположившейся вдоль аллеи, сидела их общая знакомая.
      Сначала они не знали, как реагировать, поэтому некоторое время толпились вдалеке, не решаясь подойти. О том, что подруга жива и находится в больнице, они узнали от ее опекуна, точнее от Николь, позвонившей перед отъездом на ее номер.
         - Ешкин кот, а ты, Никки, говорила, что она в коме. Неужто так быстро выписали? Рисковая баба, сунуться сюда после сотворенного беспредела.
         - Ну не без нашей помощи... - попыталась смягчить Николь.
         - И по чьей вине это все случилось, а Вэл?
         - Снова борзеешь, Хелен? Кажется, мы уже определились, что моя вина в этом минимальная достаточно громко, и девушка сразу их услышала. Быстро поднявшись, она бодро зашагала к ним навстречу.
         - Давно не виделись, - заговорила она, улыбаясь самой сказочной своей улыбкой, от которой на щеках появлялись милые ямочки.
         - И тебе не хворать, Келли... - отозвалась за всех Вэл.
          

*  *  *

          
         "С тех пор как жрецы изгнали из моего тела Влеган, я ничего не помнила до того момента, пока не произошел выброс энергии. Тогда мой пояс активировался, и память начала постепенно восстанавливаться. Пришлось долго свыкаться с мыслью, что с помощью моего тела были совершены ужасные вещи. В ночь, когда я погубила Паттэрсэна, тени узнали о возвращении жрецов. Мистер Паттэрсен... - на глазах Колэни навернулись слезы. Достав из нагрудного кармана бежевый платок, она по очереди приложила его к намокшим ресницам. - Он сразу понял, что хризолит нужно срочно увозить из города, чтобы никто не открыл проход на Диону, но не успел. Влеган убила его моими руками... А то, что произошло в мэрии, было сущим кошмаром. Я помню каждое свое действие. И об этом я могу рассказать только вам. Только вы меня можете понять, - девушка больше не сдерживала слезы.
         Николь погладила ее по голове, надеясь, что это хоть немного ее ободрит. Ей стало жаль Колэни. Они справились с воспоминаниями только потому, что были вместе. "Какая же я черствая. Ей, наверное, было очень одиноко, и она не знала, как с этим справиться".
      Хелен, забыв про содеянное подругой, заварила ей чай с душистыми травами, а Крис сбегала в магазин за коробкой с заварными пирожными. Только одна Валери сидела на другом конце дивана, периодически фыркая, с явным сомнением на лице, слушая эту душераздирающую историю.
         - Слушай, Кэл, я не верю, что к тебе так долго возвращалась память. Почему ты не присоединилась к нам сразу, как почувствовала, что хризолит по-прежнему дает тебе силы?
         Николь негодующе взглянула на подругу, всем видом намекая, что такие вопросы сейчас неуместны. Но Колэни ждала этого вопроса. Порывшись в одной из сумок, она вытащила здоровенный талмуд, что занимал все ее дно, и положила его на стол.
         - Все это время я провела в библиотеке, пытаясь найти ответы на вопросы, кто такие тени и жрецы. Как происходит их противостояние. Все, что было утеряно много десятилетий назад и кое-что мне удалось обнаружить.
         - Слабая отговорка, у нас есть оракул, который может разжевать, что угодно, только стоит спросить.
         - Оракул был в Твестле, а она - в Говенри. Ее никто не учил перемещаться, как нас! Что и ожидалось от нашей Кэлли. Ко всему с умом подходит, а мы сразу на рожон полезли толком о тенях ничего не узнав, - парировала Николь, которую уже изрядно раздражала враждебность старшей жрицы. 
      - Респект, что вернулась, идем покажу куда шматье закинуть. Мы тут, как мажоры устроились, с винцом и жабьими лапками, только без последнего! Когда наш старый коттедж полностью затопило... Ах, это все пассеизм, но пока будешь распаковываться, я тебе так и быть, все расскажу, - Кристина взяла часть вещей Келли и ушла помогать ей устраиваться на втором этаже.
         Хелен со скрипом подтянула к себе книгу худенькими ручками. Без активного пояса она пока не могла использовать даже часть потенциала, что досталось ей в наследство от Ио. Все с интересом принялись ее рассматривать.
      Книга была необычная. Во-первых, размер - такого увесистого фолианта, занимающего почти половину стола, им еще не доводилось видеть. Во-вторых, обложка - старинная, выцветшего синего цвета и украшенная медными треугольными пластинами по краям, чтобы те не растрепались. И, в-третьих, страницы. Если б не их толщина, беспощадное время давно бы съело большую часть информации. Пожелтевшие ветхие листы, источали аромат, которым наполнился холл, как только книгу положили на стол. Это был аромат бессмертной истории: легкая смесь масел, медового воска и едких древесных чернил, что в давние времена добывались в разных уголках Амальтеи.
         Хелен осторожно откинула несколько листов пергамента пока не дошла до места, где Колэни оставила закладку и начала читать вслух, своим писклявым голосом.
          "Во времена правления Диона равновесие было нарушено его безграничной жаждой власти. Еще до смерти он был безумен и превращал окружающих подданных в своих приспешников - теней. Первая тень, которую он наделил наибольшей силой, стала его жена Палеон. Пожирая виталлы, он предоставлял опустошенным слугам часть своего могущества, а также выбор служить ему вечно или навсегда перестать существовать без права на возрождение. Собрав достаточную армию теней, он начал действовать. Повелители планет пали, и долгие годы сеяли страх и разрушения на планетах по ненасытному желанию Диона... 
         - Бла-бла-бла, дальше думаю, все помнят, что нам Влеган в обличии старухи рассказывала. Пропускаем, - перебила ее Валери, склоняясь над книгой и выискивая нужный абзац, продолжила чтение.
         - Палеон долго набирает силу и пребывает во сне до тех пор, пока не поглотит достаточное количество энергии из цепей гелиотроноса, что связывают ее с алтарем в центре храма.
         - Это тот камень, который так хорошо подкормила Хелен в прошлый раз... Зная это, мы бы никогда... Хотя нет, тогда обстоятельства складывались как раз таким образом, что ничего уже и не поменяешь...
         Хелен зевнула, покосившись на часы. Десять ночи... уроки не сделаны. Вот это они заговорились, а завтра на занятия. Опять придется строчить на переменах.
         - Я спать, а вы как хотите, - распрощалась со всеми младшая жрица и ушла наверх.
         - Я тоже иду! - спохватилась Николь, оставляя Валери в холле наедине с книгой. Никки бы тоже не упустила возможности заглянуть в интересную книжку, но ее сегодня прилично потрепало, и единственным желанием было уйти в глубокий сон.
         - Пф, слабачки. Ночь только начинается, - возмутилась Валери, углубляясь в чтение.
          
         Разложив свои вещи в новой комнате, Колэни вышла на балкон, но вдруг упала, сгибаясь пополам от нахлынувшей боли в груди. Задыхаясь и хватаясь за перила, ей удалось кое-как выпрямиться. От напряжения тело била крупная дрожь, а из глаз катились две дорожки черной жидкости. Хватая ртом воздух, девушка сделала над собой усилие, чтобы подняться. Боль постепенно отступала, но могла вернуться в любой момент. Самое ужасное, с чем было сложно справиться - это убийственные приступы, появлявшиеся, как только она начинала испытывать голод. Заглушить его могла не обычная еда смертных, а человеческий виталл, который нужно было поглощать раз в несколько дней. Но сколько бы она их ни втягивала в бездонную дыру на груди, боль возвращалась. Келли понимала, что действовать в открытую опасно. Девочки этого не поймут. Должно пройти время, чтобы подруги полностью доверились ей. Закрыв дверь на замок изнутри, и погасив свет, Келли неслышно спрыгнула со второго этажа, и побрела вдоль улиц в поисках случайной жертвы. Здесь, в Твестле, было полно слоняющихся по вечерам пьяниц и одиноких искателей острых ощущений, которые как нельзя кстати, подходили для утоления голода. 

*  *  *

      В участке шерифа было не до сна. Вот уже которую ночь патрули ездили по городу. Велись активные расследования: опрос свидетелей, просмотр сохранившегося видео с разбитых камер видеонаблюдения, изучение вещественных доказательств, что могли указывать на главных подозреваемых. Слишком много вопросов оставалось без ответа. Шериф больше двух недель ночевал в кабинете со своими помощниками, пытаясь найти виновников печальных событий своими силами.
         Если эти случаи дойдут до СМИ и станет известно, что во всем виноваты какие-то жрецы, разразится страшный скандал. Город потеряет прибыль от богатых приезжих, которые явились сюда с целью расслабиться и получить удовольствие от местного колорита. С другой стороны, сюда потянуться толпы нищих авантюристов - экстремалов, которые захотят воочию увидеть и прочувствовать всю прелесть опасных приключений в порыве своих суицидальных фантазий. А это автоматически добавляло ему еще больше работы. На данный момент они не могли запретить потоку туристов посещать город, чтобы не вызвать ряд неприятных вопросов.
         Претендент в мэры, задавивший конкурентов в самом зародыше своими грандиозными реформами, а также неплохой взяткой в размере двадцати пенсий на каждое коррумпированное тело, что решило выдвинуть свою кандидатуру на сей пост, жестко намекнул, что позаботится о том, что его карьера, как шерифа будет окончена навсегда, если просочится даже самый малый слух о найденных трупах. 
         - Мы больше не можем обходиться без помощи Бринда. Почему они не дали ответ после первого запроса? Срочно свяжитесь с ОПР, - отдал команду Кольтон одному из своих подчиненных. - Мы должны вытащить их на поверхность и уничтожить, как это сделали наши предки. Но без команды от верхушки отдела расследования нам нельзя действовать вразрез с действующим законодательством. Если господин Савьерро займется этим вопросом, преграды в лице от нового кандидата в мэры больше не будет. Позаботьтесь, чтобы вся собранная информация дошла лично к нему.
      "Не попросить ли наших гостей избавиться от будущего мэра, с Торном было гораздо приятнее работать, он требовал меньше процентов и ставил выполнимые задачи", - с горечью рассмеялся шериф, погружаясь в сон от усталости рядом с нетронутой чашкой кофе.
     
     
     

Глава 29

Сотый звонок Сэдгара Джея Фокстера

     
     
       Возле ворот в поместье О'Гайо стоял небрежно припаркованный "МакЛарен" - глянцевый черный красавец с пурпурными прожилками, проходящими через весь корпус. Машина была сделана по спецзаказу и раньше, в ночное время суток, когда набирала скорость, эти полоски светились и разрастались по обтекаемой поверхности замысловатым узором. Но за три года творение дизайнерской работы перенесло столько передряг, что чудом было то, что там светятся хотя бы фары. О'Гайо не спешил возвращать ей идеальный вид, объясняя тем, что каждая вмятина и царапина является частью истории. А отсутствие куска бампера - не что иное, как приятное воспоминание об одном очень хорошо проведенном вечере. Сэ'Джей часто сомневался на счет вменяемости приятеля. В отличие от представлений друга о средстве передвижения, его мотоцикл был вторым по важности членом семьи. Первое делили мать и гитара, на третьем была его девушка, на четвертом несколько дворовых животных и где-то в конце этого списка Кейн. Причем после каждого приключения, из которого приходилось собственноручно его вытаскивать, друг детства скатывался по лестнице ценностей все ниже и ниже.
         Парень начинал потихоньку раздражаться. Они договорились выехать в восемь утра, но вот уже скоро полдень, а Кейна все нет.
      "Что он так долго? И так пришлось отложить поездку из-за новой горничной мамы".
      Сэд не доверял Тианне и хотел к ней присмотреться. Несколько дней они с Кейном бдели проститутку. А когда уже О'Гайо вернулся домой, увидел, что сестренка неплохо повеселилась в его отсутствие. Точнее, сначала он набрал номер скорой помощи и лазил по всему поместью в поисках ее останков, так как часть особняка напоминала сцену после ядерного взрыва. Каким образом куски кухни вдруг оказались в саду?! Не найдя Валери, Кейн позвал управляющего и заставил его дать полный отчет. На что тот только пожал плечами и сказал, что в этот день у всей прислуги по желанию младшей хозяйки был внеплановый выходной.
         Реконструкция поместья заняла больше недели. Кейну пришлось контролировать весь процесс, так как к концу недели возвращались родители, и необходимо было все привести в надлежащий вид. Такая задержка не входила в планы Сэда, но из душевной доброты он все же решил подождать своего друга. Но вот он опять опаздывает. Даже в день отъезда, когда все дела, казалось бы, решены.
         Испорченная погода вызывала сонливость и апатию. С утра лило как из ведра и дул ветер, а к полудню повалил град размером с перепелиное яйцо. Гитарист BDD трепетно смахивал льдинки со своего стрит файтера и ругался на нерасторопность Кейна. Если б они выехали раньше, то он бы сейчас не прятался под осиной, опасаясь, что какая-нибудь глыба раскроит ему череп, или того хуже попадет по мотоциклу, преодолев барьер из листьев, сравнимых по прочности с марлевыми трусами. Это вам не семилиты, что росли по ту сторону изгороди. Сэдгар бы уже давно стоял под ними, но Кейн божился по телефону, что где-то недалеко и сейчас выйдет, десять раз подряд. Несмотря на погоду, Сэд не собирался больше затягивать с отъездом. Он во что бы то ни стало желал увидеть свою девушку, которая не выходила на связь больше трех недель.
         "Где твой бестолковый хозяин?!" - обратился он к обшарпанному МакЛарену, раздосадовано пиная его по колесу. Конечно, лупить по новенькому мотоциклу МТТ, на который истратил весь гонорар от концертов, Сэд бы не стал, но желание что-то стукнуть, никуда не делось.
         В ожидании Кейна он решил еще раз набрать номер возлюбленной. Одинокие гудки с той стороны давали надежду, что еще немного, и она возьмет трубку, и ответит своим звонким голосом, что рада его слышать и очень соскучилась. Но нет. Только гудки. Девяносто девятый звонок - высветилось количество исходящих.
      - Надо добить сотку, - подумалось Сэду, и он вновь набрал номер, не надеясь услышать ответ на том конце.
         -  Гастон у аппарата.
         От неожиданности Сэдгар вздрогнул и чуть не выронил телефон. Сквозь нахлынувшую панику, он чувствовал, как его спина покрывается испариной. Его застали врасплох. "Нельзя сразу делать выводы! Надо срочно взять себя в руки и что-то спросить. Кто знает, может этот Гастон единственная зацепка к тому, где сейчас Тери".
         - Алло? Вы еще здесь? - переспросил мягкий тенор, заставивший дергаться левый глаз звонившего.
          Глубоко вздохнув и выпустив из легких воздух, чтобы его голос звучал как можно добрее, Фокстер выдержанно озвучил свой вопрос:
         - Где хозяйка этого телефона?
         - Тери сейчас в ванне. Ей что-то передать?
         Кажется, в этот момент глаза гитариста налились кровью...
         - Даааа, - прозвучало зловещее в ответ. - Передай, что вам обоим &*#%$!!!
         Последние слова Гастон уже не услышал, телефон с треском разлетелся о двери бедного МакЛарена.
         - Ты что делаешь? - возмущенно вскрикнул Кэйн, как раз выходящий из-за резных металлических ворот.  - Оставляю тебе еще одно воспоминание, - сухо пояснил Сэд, осматривая небольшую царапину после своего воздействия.
         - Да забей на машину! Рога спрячь, пока прислуга не увидела!
         Парень мгновенно развернулся к тонированному стеклу МакЛарена, рассматривая результаты гнева. Давно ему не приходилось так выходить из себя. Два изогнутых наружу рога резко выделялись на фоне платиновых волос. Тряхнув головой, он поспешно избавился от этой отличительной черты.
         Удостоверившись в отсутствии посторонних признаков у приятеля, О'Гайо спрятал подозрительно позвякивающую сумку в багажник и сел в машину.
         - Так, из любопытства, с кем хоть разговаривал?
         - Со смертником, - уничижительно произнес Сэдгар, надевая на голову шлем и ударяя по газам. 
         Кейн потихоньку вырулил на заброшенную трассу и только спустя пять километров стал нагонять МТТ. Одна из дорог, ведущая в Твестл, местами была размыта, испещрена глубокими рытвинами и давно нуждалась в хорошем ремонте. По ней мало кто ездил, но парень выбрал ее из-за патрульных постов, что встречались здесь гораздо реже. С необходимыми предметами, такими как аптечка, огнетушитель и исправный ремень безопасности он был не в ладах...
      Кейн приноровился ловко объезжать ямы и, не сбавляя скорость, неспешно покуривать в салоне, попутно смахивая пепел в открытое окно. Но ближе к обеду тучи непроглядно заволокли небо, и дождь стеной хлынул на проезжую часть, обильно поливая путешественников. О'Гайо начинал испытывать дискомфорт. Один из дворников вообще не работал, а второй иногда заклинивало, поэтому обозрение из салона было не из лучших. Где-то под сидением завибрировал телефон, и заиграла короткая мелодия сообщения.
      "Возможно, это Вэл наконец-то соизволила снять блок с его номера".
      Вопреки здравому смыслу не отвлекаться, Кейн аккуратно нагнулся и, не спуская взгляда с дороги, нашарил телефон.
         Пробежав несколько раз по строчкам короткого сообщения, он что-то невнятно пробубнил под нос, затем набрал номер оператора, терпеливо выклацывая на клавиатуре циферки, чтобы дойти до интересующего меню, и когда услышал ответ, несколько секунд не мог прийти в себя. Из оцепенения его вывел настойчивый стук по стеклу. Осознав услышанное, парень высунулся в окно и внезапно заорал:
      - 620 штук, Сэд! Куда можно было уграть 620 штук за один день?!!! Б#$^%&я женщина! Да она совсем $%^*)%:N*&! Я убью ее! Я приеду в этот треклятый Твестл,  побрею ее налысо, а затем прибью!
                 - Глаза разуй, даун! - заорал из-под шлема гитарист, указывая вперед.  Момент предупреждения был упущен...
         Машина подскочила на рытвине и сошла с дороги. Потеряв управление, Кейн вцепился в руль, резко выворачивая его влево и едва успевая уклониться, чтобы не столкнуться в лобовую с машиной, стоявшей на обочине. Столкновение произошло сильное, но не смертельное для Кейна, а вот МакЛарену и патрульной машине повезло меньше всех. Если МакЛарен, обладая хорошими параметрами и качественным железом, снес себе только правое крыло с колесом, то худенький форд самоизничтожился до куска металлолома и живописно улетел в кювет.
         - В общем-то, уже все равно... - вздохнул Сэ'Джей, меланхолично глядя на феерично угасающую жизнь патрульной машины.  
          
         Не смотря на плачевное состояние своего транспортного средства, патрульный оказался в довольно приподнятом настроении. Его напарник заболел и не вышел на пост, значит, все добытое честным трудом было его по праву.
         Еще бы! Прибыль, что маячила перед ним в обличии Кейна, могла кормить его семью до пенсии. Засунув руку под дождевой плащ, он выудил блокнотик с квитанциями  и не без удовольствия зачитал все нарушенные правила.
         - ... и последнее, уничтожение казенного имущества 320 000 + вождение в нетрезвом виде 15 000, итого 475 000. Вы с ним, молодой человек? - поинтересовался патрульный у Сэ'Джея, просовывая намокшую квитанцию Кейну.
         - Нет, что вы, я впервые вижу этого идиота. Вот увидел, что он мчится на полном ходу, попытался остановить. Как же вы до города без машинки своей, присаживайтесь, подвезу, - радушно улыбнулся гитарист, с ненавистью поглядывая на бледнеющего О'Гайо.
         - Какой порядочный молодой человек! В наши тяжкие времена такие редко встречаются, но вынужден отказаться, мне необходимо вызвать коллег для составления протокола ДТП. Что же мне им рассказать... - с задумчивой улыбкой произнес патрульный, как бы намекая Кейну, что могут быть и другие варианты.
         - Вас устроит залог в виде МакЛарена? К концу завтрашнего дня вернусь с необходимой суммой, - хмуро спросил О'Гайо, понимая, что просто так его никто не отпустит.
         - Вполне, только телефон тоже оставьте. Машина сильно пострадала, одной ее не хватит.
         Кейн нехотя выбрался из-под подушки безопасности, вытащил ключи и оставил телефон на сидении, предварительно проверив надежность блокировки.
          - Подвезите меня, пожалуйста, добрый незнакомый человек! - с убийственным сарказмом обратился Кейн к мотоциклисту,  чтобы у гаишника не осталось сомнений в том, что этот предатель его знакомый.

*  *  *

          
         - Вот смотрите! - Хелен вынула груду бумаги из школьной сумки и положила на стол в беседке перед обедающими подругами. - Если до конца года я сдам обязательные предметы, буду активно участвовать в самодеятельности и вообще в жизни школы, то смогу перевестись к вам. Сегодня узнавала у завуча, так иногда делают. Правда завуч, зная мои прошлые оценки, сомневалась на счет предоставления мне этой возможности, но я убедила ее, что буду очень усердно трудиться! Шанс точно дадут.
         - Это хорошая новость, Хэл, нам лучше держаться вместе пока не уляжется вся эта история с тенями и Агросом. И уляжется ли она когда-нибудь вообще, - вздохнула Николь, автоматически нащупывая место, где Этрейн ударила ее ножом. Все зажило, но одержимый взгляд тени запомнился ей больше, чем сражение с Гастоном. - Все-таки мы еще им не ровня.
         - Просто мы не раскрыли свой потенциал, - оптимистично сказала Крис, доедая свой сбалансированный обед из морепродуктов, безнравственно добытый из ближайшего супермаркета благодаря "волшебной камере" на базе. Хотя Валери забила холодильник продуктами на неделю, готовить Крис было лень, поэтому она тянула готовое из супермаркетов, предварительно определив местоположение нужной вкусняшки. Естественно, остальным она плела, что тратит свои кровно заработанные на фрилансе, чтобы не уподоблялись дурному противозаконному примеру. Николь бы ее действия точно не понравились. Валери было все равно. А Хелен просто мелкая стерва, которая узнай о ее способе пропитания либо все разболтает и выставит в дурном свете, либо начнет делать то же самое. И тогда пропажи станут более явными. Не хватало, чтобы жриц еще и в воровстве стали обвинять.
         - Когда мы раскроем свой потенциал, будем уже наполовину закатаны в асфальт. Мне больше не хочется чувствовать, как виталл вырывают, неприятное ощущение во всех смыслах.Пока они по отдельности нападают, мы справляемся, а если вместе?- высказала Николь вопрос, который уже давно ее терзал.
         - На счет теней, я тут вчера поработала с первоисточником, любезно предоставленным нашей Келли, и обнаружила некоторые занимательные вещи,- торжественно заявила Валери, доставая планшет и открывая сохраненные фотографии из книги. - Не знаю, кто это писал, но здесь подробно описываются возможности теней, жриц и самого Агроса, а также события, случившиеся в прошлом. Это похоже на дневник, только очень большой и толстый... В конце много незаполненных листов, почерк похож на машинный, но на самом деле все написано от руки. Тут кое-где даже чернилами наляпано. Но вернемся к теням. Королева их хваленая, проснется только когда доверху насёрбается человеческих виталлов. Пока тени ее не  подпитывают, а если верить тени-акселератке, что уложила меня одной левой, то виталлы они не трогают, и опасности Палеон не представляет. И мне кажется, если б они на самом деле хотели ее разбудить, то уже бы это сделали. Вот тут есть интересная запись, - указала она на небольшой абзац и передала планшет Кристине.
          "...Жрецов нельзя победить, пока они вместе и действуют сообща, мы использовали все способы - они неуязвимы. Вначале мы думали, что самую большую опасность представляет Рэя, но ошиблись. Их козырь - Ио. Остальные повелители планет обладают физическим усилением, но именно благодаря Ио от армии Агроса осталось лишь семь теней... Никогда не смотрите ему в глаза! Они уничтожили одного за другим за два часа, после того, как хранитель призвал нас. Времени осталось мало. Мы больше не в состоянии отбиваться. Они поклялись, что вырежут нас еще до восхода солнца. Я пишу это для того, чтобы если кто-то найдет эту запись, то при встрече с повелителями планет не станет сомневаться в их жестокости и найдет способ избавить мир от этих тварей!  Они уже зде..."- закончила Кристина.
      Последнее слово резко обрывалось полоской чернил, пролегающих к концу страницы. И вообще, эта страница была заляпана блеклыми коричневыми пятнами, не нужно быть гением, что бы догадаться, что это за пятна и кому принадлежали.
         - Злые они... Понятно, почему и люди, и тени их так ненавидят, - Хелен немного вдохновилась новой зацепкой насчет способностей Ио, но описание было уж слишком размыто. На вопросы о ее способностях оракул отвечал какими-то замысловатыми фразами, смысл которых не то что не доходил до нее, а и не запоминался, а ходить в храм с блокнотиком и записывать, чтобы посмотреть определение в интернете для Хелен было слишком позорно. Итак она пожизненно чувствовала себя самой отстающей.
         - Я полагаю, доказательств, что жрецы сильнее теней достаточно. Для нас это что-то новое и мы пока не уверены в своих силах. У нас было не так много стычек с тенями. И как бы не хотелось признавать, но мы станем сильнее только, когда проведем больше таких боев, как в первый раз в храме. Ничто так не мотивирует, как реальная опасность!
         - Валери, ты, как всегда, - покачала головой Николь. - Не думаешь о том, что такая стычка может оказаться для нас последней. Еще и вечеринку эту затеяла в разгар опасности.
         - Пока мы жрицы, опасностей будет всегда много, но жизнь одна, нужно успеть получить от нее все. Никогда не знаешь, когда она закончится.
          Николь хотела возразить, но вспомнила, что ее существование могло прерваться несколько раз. "Пора прекращать быть такой унылой, как они меня терпят?" - перебрав возможные ветки разговора, где ей не придется слишком занудствавать, она решила напомнить про завтрашнее событие.
         - Так что там с вечеринкой, она как бы уже завтра? По школе со вчерашнего дня распространяются таинственные черные конверты с пригласительными. Среди учеников начинается ажиотаж. Сегодня меня затянули в параллельный класс и не выпускали, пока я не пообещала, что им тоже перепадет по пригласительному. Желающих на нее попасть все больше! На данный момент набралось уже больше семисот человек. Как ты собираешься развлекать всю эту ораву, а Вэл? Одной выпивки и музыки будет явно мало, ученики пускают слухи, что это будет нечто потрясающее! Если мы станем разочарованием всей школы по твоей вине, я, я.... "Блин!, А что я ей могу сделать, посох поломать? Это для нас, для всех чревато будет..."
         - Что ты? - поинтересовалась Крис, ей было явно весело наблюдать за попытками, вечно спокойной Николь придумать суровую угрозу. 
         -  Жирного паука подкину, пока она спать будет!
         От такого заявления даже Хелен встрепенулась. А Валери начала чувствовать реальную угрозу. Последний раз это чувство возникло час назад, когда на телефон пришла смска с остатком средств на счете. Стандартная еженедельная услуга, которую подключил Кейн, чтобы не набирать каждый раз оператора, когда надо проверить баланс. Черт...
         - Можете не переживать на этот счет, мои вечеринки никогда не были разочарованием. С организаторами договорилась сразу, а пригласительные заказала в типографии, как только Крис закончила их дизайн.   - А я-то думаю, почему на конвертах такие черепа знакомые. Ими вечно у Крис вся тетрадка обрисована, - Хелен немного обиделась, ее совсем не посвятили в планы на завтра, она то думала, что это будет небольшой междусобойчик на ограниченное количество человек, а тут уже больше семисот.
         - В общем, если вы не хотите, чтобы в новом коттедже образовалась дыра, от посоха, которым я буду гонять подкинутого Николь паука, то сегодня после занятий жду вас возле озера. Необходимо закончить некоторые приготовления.
          - Ок... - раздалось неуверенное Хелены и Николь.
          Валери не понравилось, что они так долго медлили с ответом.
          

*  *  *

          Компания вернулась к пяти. Пришлось три часа украшать место возле озера. Даже нанятым организаторам не хватало свободных рук. Живописный уголок природы находился возле самых гор, далеко от школы и мог как раз вместить под тысячу человек. Всем должно было понравиться.
         Подруги бросили жребий, кто пойдет готовить ужин, так как никому не хотелось этим заниматься после физической нагрузки. Выбор пал на Крис. В кои-то веки она не стала возмущаться, а с энтузиазмом принялась за работу.
         Из кухни доносились душистые ароматы сдобы с примесью ванили и еще каких-то консервантов. Кристина соизволила сделать даже печеньки. Но этот запах изводил только голодную Николь, потому что Хелен ушла в магазин по поручению Крис за недостающими продуктами, Колэни заперлась в комнате за компьютером, а Валери сказала, что у нее есть дела в банке, а оттуда в парикмахерскую. В последнее время, подруги часто слышали по утрам возмущенные крики из комнаты О'Гайо на счет проклятых волос и поломанных расчесок.
         Чтобы хоть как-то преодолеть голодную пытку, Николь устроилась на диване в холле, прихватив любимую книгу.
         В дверь ненавязчиво постучали. Слишком увлечённая чтивом, девушка не глядя открыла дверь и поплелась обратно.
         - Ты уже вернулась? Так рано? - Кристина мельком бросила взгляд на подругу, возвращаясь на кухню - Дверь закрой и иди чайник ставь, а то у меня печенье сейчас подгорит. Ты, Вэл, совсем поехала со своим спортзалом. Посмотри в кого превратилась! Плечи широкие, как у парня, все время в джинсах, причем даже без стразов! Еще и прическу по плечи укоротила, если бы я тебя плохо знала, то подумала, что ты парень. Лучше б ты и была парнем, всегда о таком мечтала! - отметила Кристина, доставая из духовки порцию румяных печенюшек.
          Кристина, наконец, повернулась к подруге и тут же отпрянула назад. - Ты не Вэл!!!
         - Конечно, нет, я ее брат. Разве она не говорила, что я могу заехать? - Кейн мягко улыбнулся. Черты родственников были очень схожими, но Кейн обладал более резкими линиями скул, заостренным подбородком и коварной улыбкой, что придавало ему неописуемое обаяние мерзавца.
     
     
     
     

Глава 30

Кейн О'Гайо - прошу любить и жаловать

     
     
        - Ты с кем только что по моему телефону разговаривал?! - взбесилась Тери-Ли, выходя из ванной. Прихваченное с собой мокрое полотенце было свернуто в колбаску и с соответствующим звуком хлестало Гастона по самым разнообразным местам.
          - Да я просто хотел сброс нажать, но случайно поднял трубку. Не умею я этими телефонами пользоваться, - соврал парень, скручиваясь на диване и, втянув голову в плечи, закрылся руками. Ему уже давно было интересно, кто ей все время названивает, а увидев входящий вызов от "Любимый рогатик", не смог удержаться. В гневе милашкаТери входила в режим берсерка и устраивала кровавую бойню. Гастон уже трижды пожалел, что притронулся к ее телефону.
         - Не умеешь, так какого лезешь-то?! Кто это был?!
         - Псих какой-то неуравновешенный... Сначала молчал и сопел в трубку, а потом утробным басом спросил, где хозяйка.
         - И что ты ему наплел?!
         - Сказал, как есть, что ты в ванне и не можешь подойти. Скажи, Тери, он тебе угрожает? Может мне следует вмещаться? Он явно представляет угрозу...
         - Вмешайся! Умри заранее мучительной смертью! - заорала не своим голосом девушка, отвешивая бедняге знатныхлюлей. "Рыжая зараза! Как он его нашел? Я была так осторожна! Неужели не отключила звук..."
         - А ну хватит! - запротестовал побитый лидер. Отобрав полотенце, он ловко скрутил его на запястьях обозленной тени и опрокинул ее на диван. Домашний розовый халатик, в который была одета девушка, не был застрахован от резких движений и предательски распахнулся. Ее глаза полыхнули свирепым огнем, и, рванув связанные руки вверх, она случайно уронила на себя Гастона, который от неожиданности не успел удержать равновесие.
         Эту колоритную картину Ариверзастал в холле, вернувшись после изнурительного дня и бесполезных скитаний в поисках информации о месте проведения школьного праздника. Нельзя сказать, что она его не порадовала.
         - Ты все не так понял... - ахнул рыжий, отрываясь от Тери и аккуратненько запахивая полы ее халата.
         - Ну, ну... - протянул с ехидной ухмылкой Аривер.
         - Он мне только что всю личную жизнь испортил, - разрыдалась Тери, когда режим берсерка прекратился, и она поняла, в какой ситуации находится.
         - Не ожидал, что он настолько плох... Ну... Развлекайтесь, дети мои, не буду вас отвлекать, - деликатно произнес парень, подымаясь по лестнице. На самом верху, он все же не удержался и решил предупредить о том, что скоро придут все и им надо как бы закругляться, на что получил самые витиеватые разъяснения насчет своих фантазий и подушкой в лоб.
         - И что он только в тебе нашел, твой рогатик? Мало того, что бабе за тысячу лет так за эту тысячу еще ничего и не выросло. Плоско, как на взлетной полосе, - драматичноотметил Гастон, не удержавшись от комментария на счет увиденного.
          
         На общее собрание Гастон пришел с распухшей щекой и на вопрос: "где Тери?", кратко отвечал, что неважно себя чувствует. И только Аривер ненавязчиво намекнул, что рыжий сегодня страшно оплошал из-за долгого отсутствия плотских отношений, за что и имеет такой побитый вид.
          - Как наши успехи? - задал вопрос Гастон, удерживая замороженный кусок мяса у больного места. Главной миссией этой недели было в лепешку расшибиться, но достать приглашение или хотя бы узнать о месте проведения праздника.
         Тени молча сидели на своих местах, стыдливо опустив головы. Сказать было нечего. Они потерпели поражение в сражении за право получить загадочный черный конвертик. Ни слежка за жрицами, ни допрос учеников - ничего не дало результатов. Как попадали приглашения в руки участников мероприятия они так и не смогли понять. Но по школе ходило бесконечное количество слухов о том, что приглашения уже распространяются, и что многие получали его необычными способами, а самое раздражающее было то, что получив конверты, ученики помалкивали. С огромными усилиями Атланте удалось заполучить один экземпляр, но открыв его перед всеми на собрании, она продемонстрировала пустой шероховатый листок матового черного цвета.
        Гастон шкурой чуял заговор.
      Большое скопление людей и наследники повелителей - плохое сочетание. Перед глазами Гастона стоял алый ковер из трупов, устилавший земли Амальтеи, оставленный Лионом, когда им пришлось выступать против зомбированной армии Ио. Кошмар, терзавший его по ночам. Незаживающий шрам. Та битва растоптала его, как лидера и как человека. Повторение не должно было произойти.
      "Нельзя закрыть глаза на то, что они связаны со жрецами и могут преследовать те же цели".
      У Тери, на которой лежала главная ответственность добыть информацию непосредственно в школе, он уже ничего не мог спрашивать, по крайней мере, пока ее праведный гнев не пройдет. Этрейн находилась в плачевном состоянии и лишь могла строить предположения, которые не устраивали Гастона. В этот вечер он вышел из себя и наорал на всех за бесполезность и безалаберность. Особенно сильно он орал на Аривера, но последний ничуть на него не обиделся, он то знал, в чем кроется причина его негодования.
          

*  *  *

          
         Кейн не спеша проследовал через просторный холл к кухне, осматривая чисто убранное помещение. Не верилось, что в доме, где обитает его сестра, может сохраняться идеальный порядок. Наверное, дело рук кого-то из ее подруг. Легким взмахом кисти он откинул назад спадающую на глаза непослушную челку и, стряхнув с влажных прядей остатки воды, погрузился в изучение интерьера, ожидая ответ на свой вопрос.
         Николь, ушедшая в чтение настолько, что перестала вокруг себя замечать всех и вся, возвратилась в реальность, едва услышав мягкий обволакивающий мужской голос. Она оторвалась от книги и подняла голову, чтобы посмотреть на гостя. 
         Его черты показались Спенсер очень знакомыми, и сходство с подругой здесь было ни при чем. Где же она его видела? Немного вьющиеся черные волосы по плечи, хищный взгляд, высокий лоб и красиво очерченные губы. Губы очень похожи на те, о которых она мечтала еще с выпуска третьего альбома BDD с достаточно откровенной обложкой. К слову, постер с развратным изображением этой обложки как раз сейчас висел у нее в комнате, был на заставке в ноутбуке и еще присутствовал в виде подушки-обнимашки из ограниченного выпуска, купленного через инет. Она просто не верила своим глазам. Книга выпала из ее рук и с громким звуком ударилась обложкой о паркет. Парень подошел поближе к Николь, чтобы вежливо поздороваться.
         Он взглянул на нее обворожительным чистым взглядом сквозь длинные ресницы, и улыбнулся самой обезоруживающей улыбкой, на которую был только способен. Руки девушки предательски затряслись. Сомнений быть не могло - это солист BDD КейнО'Гайо... О... Гайо... "Вот кто ее брат!" - Николь показалось, что она сейчас грохнется в обморок, но нет, когда она нервничала гнусный организм реагировал иначе. Ей захотелось просто провалиться сквозь землю. Волна тошноты накрыла ее подобно девятибалльному цунами. Еле сдержав рвотный позыв, она, схватилась обеими руками за рот, и пулей метнулась по лестнице, громко хлопая дверью в ванне.
         - Так меня еще никто не встречал, - спокойно проговорил солист, немного обескураженный таким поведением.
         Чтобы не заострять внимание на странном поведении Николь, ее подруга поспешила отвлечь гостя подносом со свежеиспеченными пахучими фигурками из песочного теста.
         Кристина поймала себя на мысли, что стоит и открыто пялится. Ей довольно трудно было оторвать от него свой взгляд, практически невозможно. Девушка не слишком интересовалась современной музыкой и понятия не имела о том, кто перед ней находится, поэтому эффект был не так силен, как если бы она принадлежала к одной из его поклонниц, но также продолжителен. В движениях юноши ощущался просто дьявольский магнетизм. Отгоняя наваждение, она взяла себя в руки. Не пристало великой Крис терять самообладание из-за какого-то красавчика.
         - Влери мне вбщ не гврила, чт у нъёистьбрт... - ответ прозвучал кривым заплетающимся языком с позорным глотанием гласных букв. "Стоило столько работать над дикцией, чтоб сейчас так налажать?"
      Но Кейн не обратил на это особого внимания.
         - Бесконечная душевная боль! Как она могла?! - надрывно воскликну парень, изображая на лице крушение всего святого, но уже через секунду он прекратил убиваться и, как ни в чем не бывало, продолжил. - Тогда следует представиться, меня зовут КейнО'Гайо, старший брат Валери.
         - К..Крстина, - представилась девушка.
         Сокращая дистанцию, он плавно протянул Кристине руку для приветствия и, когда она недоверчиво подала свою, нагнулся и мягко коснулся губами ее кисти. Щеки девушки запылали рубиновым оттенком, она чувствовала, как растекается  розовой лужицей.
         Услышав мужской голос, Колэни вышла из комнаты и спустилась на первый этаж, замирая в нескольких метрах перед входом в кухню.
         Ощущая на себе очередной застывший женский взгляд, он ненавязчиво подал знак приветствия издалека. Девушки впервые видели Кейна, и реакция у них была такая же, как у всех существ женского пола: вначале следовал ступор и потеря дара речи - эти две стадии они уже прошли, дальше было хуже - восторг и неадекватные действия. Последнего Кейн опасался больше всего, но убедившись, что они его не узнали, расслабился и даже немного огорчился.
         Пока он с аппетитом уплетал печенье, Крис и Колэни с жадностью продолжали разглядывать музыканта. На их взгляд не только внешность, но и манеры юноши вызывали благоговение. Держится ровно, отвечает вежливо, тонкое аристократическое воспитание и безупречный вкус. Чаще всего молодые выходцы из обеспеченных семей вели себя так, будто весь мир им что-то задолжал. Взять, к примеру, Вэл, по ее воспитанию можно было предположить, что еще в детстве ее похитило племя горных троллей и со всей ответственностью привило ей страсть к моральному и физическому насилию - если судить по тренировкам в храме. "Как же круто иметь такого брата!" - одновременно думали девушки. Николь бы тоже об этом подумала, если б не билась в безмолвной истерике головой о раковину, проклиная свое нестабильное пищеварение. 
         Если бы подругам сейчас сообщили, что две недели назад этот человек устроил пьяную драку в отеле, а затем нагишом полез в аквариум, они б никогда не поверили. Кейн с профессиональным коварством изображал из себя лапочку. Он дал себе слово, точнее из него это слово выбил Сэд, ногами, что тот не покажет перед подругами сестры свою необузданную дикость, дабы не навредить ее отношениям с нормальными людьми. Ангельский нимб крепко держался на его рогах, пока в памяти всплывал образ Сэдгара в киргизах на тракторной платформе.
         Вдохнув аромат свежеиспеченного угощенья, он признал, что зеленоволосая не только привлекательна, но и очень вкусно готовит. Естественно, как-то выражать свою симпатию он не собирался. За каждую совращенную леди до 16-ти ему грозило по три года по статье криминального кодекса. На данный момент подруги сестры не представляли для него интереса и вызывали необъятную скуку и ностальгию за зрелыми ласками. В кругу юных старшеклассниц эти чувства были особо острыми.
         - А где сама Валери? - не дожидаясь пока Келли подаст голос, чтобы задать ряд бестолковых вопросов для поддержания разговора, парень быстро перешел к интересовавшей его теме.
         - Хвост обрезает, а затем идет в тату салон, чтобы набить на затылке портрет своего нового парня, - убедительно соврала Крис, с наслаждением наблюдая, как его лицо приобретает мертвенно-бледный оттенок. "Спускается с небес к нам смертным, теперь хоть на человека похож".- А пока ее нет, загладь оплошность сестрички, расскажи о себе. И печеньем угощайся, - предложила Кристина, пододвигая к нему стул.
         Кейну не нравился ее тон. Он не мог понять шутит она или нет, ведь такие действия были вполне в духе Вэл. С небольшим разочарованием он отметил, что Крис ужасный человек.
         - Просто забей в поисковике мое имя, - отрешенно произнес он, не желая дальше вести беседу. Его лицо заметно потемнело.
         По реакции Крис сразу поняла, что он расстроился, и пожалела о своей бесцеремонной речи. Не стоило шутить насчет его сестры.
         - Извини, ты, наверное, устал. Было грубо с моей стороны начинать тебя допрашивать. Валери, правда, нам ничего не рассказывала.
         На долю секунды Кейн ощутил угрызения совести, но это чувство быстро прервалось мощным треском, наполнившим холл. Входная дверь с грохотом стукнулась о стенку.
         - Второй замок за неделю! Валери, научись ключи с собой брать! Или звони хотя бы! - злобно крикнула на подругу Крис.
         - Я тут минут пять уже стою под дверью, как проклятый коммивояжер на зарплате от процентов по продажам, а мне никто не открывает. Звонок не работает! Я попыталась цивилизованно постучать несколько раз, но, как видите, на последнем немного не рассчитала, - с раздражением ответила девушка, игнорируя Кейна и направляясь к подносу с печеньем. Она теперь прекрасно понимала, почему никто не открывал.
         - И какого тебя притащило в Твестл? А вообще пофиг. Главное, чтобы ты надолго не задержался, в этом городе нам двоим будет тесно, - акцентировала он на последнем слове.
                  Ее слова задели Кейна, но он по-прежнему оставался сдержанным. Его немного отпустило, когда он увидел, что ее хвост на месте.
                 Вечер начинался теплым меланхоличным бризом, но вопреки прохладнойпогоде на улице, в двухэтажном коттедже атмосфера начинала накаляться. Сразу за Валери, на пороге появилась и Хелен с большим пакетом из супермаркета по заказу Крис. Услышав беседу на повышенных тонах, она тихо прошла в холл и, боясь оказаться в центре разборки, уселась на диван. После некоторых наблюдений она своими силами додумалась, что ссора происходит между родственниками.
         - Ты должна через неделю ехать на обучение в Кернтвиль, - холодно оповестил брат, понимая, что объятий ему не дождаться. Сколько усилий ему стоило, чтобы сдержаться и не кинуться ее обнимать. Валери вела себя как обычно, но Кейн нутром чувствовал, что было что-то не в порядке.
                  - Какое, к черту, обучение? Все, что требуется для управления этой мерзкой компанией, в меня впихивали с младенчества. Или ты думал я такая тупая, что не пойму этого? Через неделю я пройду итоговое тестирование и отправлю данные для получения сертификата. Чтобы вы всей семейкой подавились над его итогами. С каких пор тебя стало это заботить?
         - С тех самых, как нам приходят заоблачные счета за сомнительные мероприятия. Я готов простить клубы и салоны, но 620 штук за один день, Вэл?! Тебе не кажется это слишком?! Я поставлю под сомнения твое владение 30% акций компании. Видимо, слово ответственность мало что для тебя означает.
         - Ответственность? Давай ты просто заткнешься, и не будешь насиловать свой рот такими длинными словами. Тебя меньше всего должно волновать, как я распоряжаюсь общими средствами. Ведь пока предков нет рядом, ты устраиваешь в особняке пьяные оргии, наивно полагая, что никто об этом не догадывается. Так я это быстро исправлю. Ты можешь получать свои 10% ежемесячно от дохода компании, если забьешься в темный угол и перестанешь мешать моему существованию. Запнувшись, девушка перевела взгляд на своих ошарашенных подруг, которые, видимо, уже имели виды на ее разгульного братца.
          - А вы, что думали? Что он святой? Я поэтому ничего о нем и не рассказывала - стыдно. Одни пьянки и их скандальные подробности!
         Кейн резко выпрямился с вызовом глядя в глаза сестры. Девушкам показалось, что он в бешенстве и сейчас порвет ее на части. Но брат лишь изобразил меланхоличную улыбку, и, умяв за щеку еще одну печенюшку, продолжил в ироничном тоне, лишенном всякой серьезности:
         - Ну, я же так старался, ради тебя из кожи вон лез, чтобы твои новые подруги думали, что у тебя порядочный брат.
         Валери издала нервный смешок.
         - Стоит им забить в сети "похождения Кейна О'Гайо", как вся твоя подноготная выльется наружу без всяких преувеличений. По своим подвигам ты превзошел фантазию всей желтой прессы Амальтеи. К сожалению, даже это не мешает тебе затащить пару-тройку дур к себе в постель за вечер.
         Глаза подруг округлились еще больше.
         - Может, ты перестанешь быть такой грубой, сейчас он наш гость. И невежливо так разговаривать с человеком, который на несколько лет старше тебя, - наставительно произнесла Колэни, когда откровенность Вэл начала перегибать. Некоторые вещи ей не сильно хотелось знать. Взгляд Валери, направленный в ее сторону, в этом момент был более чем красноречив.
         - В любом случае я останусь здесь. Тебе не избежать моего присутствия, - с сухостью предупредил Кейн, достойно встречая вспышку ярости Валери.
         - Ты не можешь здесь остаться.
         - Все в порядке, я же совершеннолетний, буду вашим опекуном. По крайней мере, до тех пор, пока ты не поумнеешь.
         - Развратник ты, а не опекун. Как-то раньше жили и еще проживем без всяких надзирателей. У тебя там дел часом срочных никаких нет?
         - Теперь прибавилось, - парировал Кейн, возвращаясь вхолл и демонстративно расстегивая молнию на верхней одежде.
         Короткая куртка из черной кожи с металлическими заклепками скользнула с его плеч, обнажая промокшую насквозь белую футболку. Через влажную ткань, ставшую совершенно прозрачной после прогулки на мотоцикле под проливным дождем, просвечивался красивый, в меру накаченный торс. Сквозь воцарившуюся тишину было отчетливо слышно, как подруги Вэл пытаются обуздать обильное слюноотделение. Очень вероломный ход. Возможно, он и сам не понимал, что делать это в окружении старшеклассниц не стоило. Вышедшая из ванны Николь тотчас кинулась обратно, закрывая нос, из которого в два ручья хлынула кровь из-за поднявшегося давление.
         Реакция подруг вызвала у Валерии раздражение.
         - Держите себя в руках, - с презрением предупредила она и повернулась к брату, - А тебе, хранитель нравственности, стоило бы сначала остановиться в каком-нибудь отеле и привести себя в порядок, прежде чем вот так заявляться.
         Кейн с вопросительной наивностью уставился на младшуюО'Гайо, намерено игнорируя ее знаки убраться куда-нибудь за входную дверь.
         Где-то за окнами подозрительно загромыхало. Валери подошла к окну и с недовольством пронаблюдала за надвигающимися со стороны Говенри внушительными грозовыми тучами. По прогнозу дождливую погоду обещали только на следующей неделе. Если дождь затянется до завтра, предстоящее мероприятие можно смело сворачивать. Когда сильные осенние дожди достигали этой местности, горное озеро выходило из берегов,  разливаясь и поглощая близлежащие территории.
         - Ты приехал и привез с собой поганую погоду. Все, что я готовила, пойдет под откос, - металлическим голосом произнесла девушка. - Если вечеринка не состоится, это станет моим личным поражением.
         - О, поверь, сестренка, если бы я мог управлять погодой, то разогнал на небе все тучи, только для того, чтобы ты улыбнулась.
         - Ты это каждой  #$]\>{% своей говоришь? - возмутилась Вэл, задергивая шторы, чтобы не видеть надвигающегося разочарования.
         - Мне нет нужды их так уговаривать, - виновато сознался Кейн, вызывая новую волну гнева. Девушка начала понимать, что брат специально выводит ее из себя. Сделав вдох и натянув маску невозмутимости, она понизила тон и елейно произнесла:
         - Ладно, Кэй, хочешь, чтоб твоя сестренка улыбалась, сделай для нее одну небольшую услугу.
         - Я весь во внимании.
         Валери хмыкнула, одарив брата надменным взглядом.
         - Раз уж моим планам грозит срыв, а мне не нравится, когда что-то срывается, не мог бы ты завтра сыграть с Сэдом на моей благотворительной вечеринке в честь Дня знаний? Вы ведь вдвоем решили навестить Твестл?
         - Благотворительность как-то не по мне.... - начал ломаться Кейн, но встретившись с жестким давлением, пошел на попятную. - Даже если я соглашусь и возьму партию бас-гитары на себя, у нас нет клавишника и барабанщика.
          - За барабанщика я уже договорилась, и клавишник неплохой есть на примете, но ты ее своим обаянием так нокаутировал, что она ни как из ванны не вылезет. 
          - Хорошо, если она перестанет извергать свои внутренности, я быстро ее подтяну. Но тогда не могла бы ты, в свою очередь, тоже оказать мне небольшую услугу.
         Валери вопросительно вскинула бровь.
         - Мне тут патрульному надо 475 штук отдать...
         "Сколько?! - опешила Валери, не веря своим уша. - Вы слышали?! Этот, козлина, только что отчитывал меня за 620 штук убитых за день и то по велению обстоятельств! А сам!!" - хотела заорать не своим голосом Валери, но, сделав над собой колоссальное усилие, сдержала накатившую злость, давясь неестественной улыбкой.   - Конечно братик, все что захочешь. Видишь, какая я послушная.
         От этой ванильной интонации лицо Кейна скривила оскомина. Когда Вэл надевала эту неестественную гримаску, через некоторое время, что-то из его внутренностей получало физический урон. Не поверив, что в этот раз ничего не последует, он задержался на месте, словно чего-то ожидая.
         Валери не стала заставлять его долго ждать. Подойдя вплотную, она схватила его за грудки и притянула к себе.
         - Я просто хочу тебя прибить, но боюсь, пока в этом помещении находится хоть еще одна женская особь, мне не позволят это сделать. Поэтому просто бери мою карточку и расплачивайся за все что надо, но завтра всецело отработаешь душой и телом на концерте.
         Крис передернуло. Только сейчас она поняла, что Валери знала о прибытии Кейна в город. Она запланировала все с самого начала, даже плохую погоду предвидела. Они же три часа помогали устанавливать навесы вокруг озера и сцену! Пугающий расчет, основанный сразу на нескольких рисках. Не зря родители возлагали на нее столько надежд.
         Валери больше не желала продолжать разговор. Захватив горсть еще теплого печенья, она ушла к себе в комнату.
         - А что нам с замком делать? - сменила тему Кристина, рассматривая изуродованную деревяшечку, сошедшую с одной петли.
           - Сейчас я исправлю, - вызвался помочь музыкант, чем знатно всех удивил, - мне всегда приходилось в детстве чинить вещи после того, как Вэл прикладывала к ним руку, чтобы предки не заметили. Всегда брал вину на себя, а она неблагодарная, хоть пополам тресни. Всю жизнь слежу за этим монстром и отгребаю. Чего ей не хватает? - нажаловался парень, осматривая останки замка на двери.
         - Не расстраивайся, наверно ее подстригли не так, вот она и бесится, - тепло сказала Кристина, поправляя локон и придвигаясь поближе к старшему братцу.
         - А что такое оргия? - невинно поинтересовалась Хелен, которая все время с интересом слушала перебранку двухО'Гайо. - Что?- не поняла она, наблюдая на себе критичные взгляды окружающих. Кейн внезапно закашлялся и стал чинить дверь с еще большим усердием.
        
        
     
     
     

Глава 31

Интуиция тебя не подводит, Кейн

     
     
      Измученная Николь склонилась над ванной и поливала голову потоками холодной воды, чтобы быстрее прийти в себя и начать адекватно мыслить. Такая позорная реакция стала для нее настоящей неожиданностью. Ноги подкашивались, желудок болел, по всей голове отдавало болью, как будто ее приложили об стенку. Печальные последствия после нахлынувшего адреналина. Надо было как-то собраться с мыслями и ретироваться в комнату. Но прямо сейчас она не могла этого сделать. За дверью стоял Кейн и настойчиво дергал ручку. Прикрутив воду, девушка прислушалась к тому, что происходило за пределами ванны.
         "Почему я себя так веду?! Тело совсем не слушается".
         - Я захожу.
         - Нельзя! Я тут голая и мокрая!
         - Тогда мне будет очень трудно оставаться по эту сторону двери. Видишь ли, я сейчас тоже испытываю некоторые неудобства с мокрой одеждой, и мне не терпится ее сорвать.
         Зря он это сказал. Испуская кровавые фонтанчики, Николь с грохотом завалилась в ванну.
         - Хватит над ней издеваться. Уйди, - повелительно произнесла Валери, отодвигая брата в сторону. Бессовестно взломав замок, она проскользнула внутрь и придавила спиной дверь, чтобы Кейн даже не думал туда соваться.
         Вид Николь был такой жалкий, что проще было ее пристрелить, чем позволить продолжать влачить никчемное существование. Растекшаяся по щекам тушь, насквозь мокрая одежда и остатки рвоты на воротнике голубой кофточки.
         - Что со мной не так? - расплакалась Спенсер, размазывая по лицу косметику. - Я об этой встрече только во сне мечтала! Но не думала, что все пойдет таким косяком.
         - С тобой все хорошо, это потому, что мой козлина-братец не умеет тормозить феромоны. Он почти на всех так влияет. Отчасти я не хожу на его концерты потому, что каждый раз чье-то грязное белье, не долетая до сцены, попадает в меня. Его поклонницы - это делегация похотливых разбушевавшихся самок, - скривилась Вэл, видимо, припоминая подробности какого-то концерта, на котором ей довелось присутствовать.
         - Я, вообще-то, все слышу, - возмутился Кейн, настойчиво надавливая на дверь.
         - Закройся там и послушно жди своей очереди,  - донеслось от сестры, после чего дверь сотряс громкий пинок каблуком. 
         - Я ни разу не смогла попасть на концерт. Меня родители не пускали, - раздосадовано протянула девушка.
          - Тогда если сейчас соберешься, завтра у тебя появится шанс не просто присутствовать на концерте, а еще и исполнить партию клавишника. Одна возможность на всю жизнь, только решение надо принять немедленно.
         Что и следовало ожидать, новость привела Николь сначала в замешательство, а затем в восторг, не зря одинокими холодными вечерами она подбирала все песни BDD на фортепиано, сидя в своей просторной комнате в Говенри.
         - Отлично, по глазам видно, что ты уже пришла в норму. Сейчас только немного подсушить... Сфера ветра! - тихо скомандовала горе-жрица, погружая Николь в поток теплого воздуха и случайно разнося настенное зеркало, полку и несколько плиток кафеля. С расчетом радиуса применения сфер у нее еще было плохо.
         "Валери, ты идиотка", - подумала про себя каждая жрица, так как в этот момент у них во лбу материализовался хризолит и стал испускать зеленое свечение. Свечение длилось всего секунду. Хелен и Крис находились на кухне, и их не было видно. Попадая под угол обзора стоящего на втором этаже гостя, Колэни резко отвернулась. "Всего секунда, мог ли он заметить?" - девушка подняла голову и словила крайне заинтересованный взгляд Кейна. Но скорее всего он просто отреагировал на внезапное движение  ее головы.
         Когда подруги вышли из ванны, путь преграждал совершенно сухой Кейн и как-то странно на них косился.
         - Смотрю, ванна тебе уже не нужна, - заметила Валери, мельком осматривая результаты своего труда.
         - Ага, стал таким горячим от ваших милых голосков, что аж просушился.
         - Извращенец, - констатировала Вэл, отвешивая брату подзатыльник.
         - Так, что там произошло? - Кейн непременно желал услышать логическое объяснение внезапно возникшего воздушного потока.
         - Сушилка сломалась... - беспомощно проговорила Николь первое, что пришло ей в голову.
         - Херасе у вас сушилка. Если бы я стоял возле окна, меня бы вынесло, - отметил Кейн, осматривая состояние ванной комнаты. Что-то эти развалины ему напоминали...
         Безрассудный поступок подруги отрезвил Николь и прекратил смятение при виде кумира.
         - Что надо сыграть? - спросила девушка, стараясь предать твердости своему голосу.
         - "Закат Дионы", "Зов архангела" и несколько из первого альбома, осилишь? -  Кейну понравилось ее перемена в поведении. - "Значит, может, когда захочет".
        Николь кивнула.
         - Тогда тебе задание, - серьезно произнес Кейн, хотя с трудом сдерживал улыбку из-за ее внешнего вида. - До десяти верни себе человеческий образ и вспомни ноты. Я еще не знаю твоих способностей, поэтому не рассчитывай на то, что пойдешь сегодня спать.
         Спенсер вернулась в комнату и, остановившись напротив зеркала, издала невольный возглас полный негодования.
         "Как она позволила мне появиться перед ним в таком виде! Позор на всю жизнь!" - злилась девушка, расчесывая распушенные запутанные волосы. После экстремальной сушки в сфере она стала похожа на морскую свинку, пропущенную через напряжение в 220 вольт. - Но все-таки в жизни он еще прекраснее!!! Красавчик из министерства даже рядом не стоял, - думала Николь, изучая плакат на стене с изображением кумира и невольно краснея.
          

*  *  *

         Наступил день тайного школьного праздника. Ученики были на взводе. Предвкушая бурный вечер, перешептывались в классах и коридорах, делясь впечатлениями. Как на зло, ничего конкретного не говорили, только что-то вроде: "Это будет чудовищно круто!" или "Мое нетерпение достигло предела!", "Я всех удивлю, вот увидите!". Приглашения были у всех, кроме теней.
         - Как же бесит, - прорычала Тери,  слыша очередной такой шепот за спиной. - До сих пор непонятно, где сие действо будет проходить. Так ничего и не узнала. Гастон мне этого не простит... Как же не люблю кого-то подводить... - девушка взглянула на черный экран телефона. Звонков и сообщений больше не поступало. Прошло больше месяца с их последней встречи. Разлука с Сэ'Джеем обычно не длилась больше недели. Она безумно скучала и хотела его видеть, но не знала, как рассказать обо всем сумасшествии, что  начало твориться с момента возрождения жрецов. - Жрецы. Заразы, помешавшие моей спокойной жизни в который раз. Это все из-за них. Ненавижу... - Тери громко захлопнула дверцу своего шкафчика и отпрянула назад. За дверцей стояла Валери, раздражающе вертя перед ее носом черным конвертиком. 
         - Сэд уже в городе. Так и будешь его избегать или может, расскажешь как есть. Он хоть знает кто ты на самом деле? Вряд ли, иначе, зачем тебе так долго избегать с ним встречи. Хотя это, конечно, не мое дело.
         Тери совладала с бурными эмоциями, которые возникли при виде знакомой, и с презрением взглянула на "вражеского лазутчика".
         - Не твое дело. Сидела бы в своем особняке со своим братом-идиотом и не высовывалась.
         - Эй, полегче, Тери, не заговаривайся, - черты девушки ожесточились, и она сократила интервал между ними, нависая над низенькой тенью и почти вдавливая ее в шкафчик. - Какой у меня брат - не тебе судить. Сэ'Джей для нашей семьи не последний человек и если ты причинишь ему вред, станешь врагом номер один для всех О'Гайо. До этого я вела себя смирно и не трогала никого из вас. Но, Тери, дай только повод...
         Тень съежилась. Хоть Валери, по сути, и не была агрессором, но аура смерти у нее получалась хорошо. На Тери это подействовало. Тем не менее, девушка не могла свыкнуться с тем, что ей - тысячелетнему хранителю - указывает какая-то малолетка, пусть даже с силой Рэи. 
         - Я не причиню Сэду вреда и никогда бы не причинила, но я крайне разочарована тем, что ты стала пешкой повелителей планет. Путь, который вы, девочки, выбрали, окончится вашей смертью. Так было много столетий подряд  и сейчас ничего не изменится. Вы окончите так же, как и другие. Но видимо О'Гайо мало быть наследницей многомиллиардной компании, захотелось еще и власти над планетой?
      Вот тут Валери чуть не вспылила. Запредельных трудов стоило удерживать хладнокровное выражение, когда каждый так назойливо давил на одно и то же слабое место. Фамилию О'Гайо ассоциируют только с властью и богатством. Напоминание о том, что она часть этой грязи выводило ее из колеи. Но Валери не была бы собой, если бы позволила чувствам взять верх.
      - Мы не выбирали эту силу ради власти, а стали заложниками обстоятельств, которых обманом заставили совершить обряд, - ровно проговорила она, глубже впиваясь ногтями в ладонь.
      - Если вы смогли изгнать жрецов, то могли и отказаться от силы хризолита! Я рисковала жизнью, прикрывая вас! Чуть не потеряла доверие. Старалась не подавать вида, что мне не все равно,- перешла Тери на кричащий шепот.
      - Не слишком старалась, - вспомнила Валери обладателя золотого посоха.
      Тень поджала губу и ненадолго затихла, обдумывая, что сказать.
      - Мне очень жаль. Его никто бы не остановил... Если тебе станет легче, он больше никого не побеспокоит...
        - Мне так льстит, что ты за меня беспокоишься,  значит, не так все плохо и тени не кидаются на жриц, только завидев их, - резко сменила настроение Валери, чем полностью обезоружила тень.- Значит, можем и договориться о временном перемирии. Вот держи конвертик. Ага, тот самый, что вы с таким усердием пытались добыть всю неделю.
         Валери с удовольствием пронаблюдала гамму эмоций на лице Тери-Ли. С одной стороны, та была в бешенстве, а с другой, ей нужно было успокоить психованного Гастона. И конвертик служил для этого идеальным утешением.
         - Как? - голос девушки стал совсем сухим. - Как вы это сделали? По слухам распространилось больше тысячи конвертов. Это невозможно сделать незаметно, а тот, что мы достали, оказался пустым...
         - Просто вы не успели прочитать послание до того, как оно исчезнет. Такое происходит, если без спросу забрать чужое приглашение, - улыбнулась Вэл. - Нам стало нетрудно определять местоположение теней. Ученики получали конверты, когда вас не было рядом. А все остальное - ловкость рук и ничего больше. - Валери нагло соврала. Все письма отправлялись через Квантовый трансфер или "перемещатель", как по-простому Хелен называла камеру на базе, из которой Крис ежедневно добывала себе хавчик. Но в ее словах была и доля правды, отправка совершалась только, когда теней не было поблизости. Долгий и трудоемкий процесс, занявший неделю, зато загнал теней в угол. Валери была довольна результатом и особенно пораженной моськой девушки Сэда.
          - Если припретесь, чтобы охотиться на наши виталлы, то вас ждет неприятный сюрприз, но если захотите просто развеяться, то милости просим.
         Тери-Ли еще долго смотрела вслед удаляющейся знакомой, сжимая в руке черный конверт, пока все же не решилась его распечатать.
          
          
         Пометка на приглашении: "ВНИМАНИЕ! Эта надпись удаляется через 30 секунд после открытия конверта. Чтобы увидеть содержимое выключите свет и поднесите приглашение к огню".
         Девушка поднялась на четвертый этаж в кабинет, где проходил просмотр обучающих фильмов. Здесь на окнах висели темные шторы. Сев за дальнюю парту, она щелкнула пальцами и над ними задрожал бесшумный желтый огонек, отдающий приятным теплом.
         Под воздействием света и тепла на черной матовой бумаге начали постепенно проступать слова отливающие золотом.  []
     
      
     
     
        
         - Вот же собаки серые! Провели, - воскликну Гастон, читая содержимое конверта по указаниям Тери. - Этот пункт с оттенками, не может быть...
          

*  *  *

         Ночная репетиция плавно перешла в утреннюю, а все участники временно собранного коллектива выглядели, как загнанные лошади, кроме Кейна, разумеется. Исполняя партии и солиста и бас-гитары, он даже не запыхался. Репетиция напоминала живодерский марафон на выживание. С приходом в репетиционный зал, он не дал им даже толком раззнакомиться, задавая бешеный темп с порога. Два часа игры - десять минут перерыва, затем опять два часа персонального чистилища под чутким управлением лидера группы. Никаких поблажек для новичков. Они готовились так неистово, что создавалось чувство, будто бы им предстоит играть на балу у самого Сатаны.
          Юного барабанщика жизнь к такому не готовила и он несколько раз пытался потерять сознание, но О'Гайо вмиг возвращал мученика на грешную землю, окатывая ледяной водой из трехлитрового бутыля. То же самое он неоднократно проделывал и с собой, чтобы взбодриться и не дать голосовым связкам сойти на хрип. От этой процедуры у Николь открывалось второе дыхание. Забывая про усталость до следующего перерыва, она лабала по клавишам, как Боженька. Случись увидеть взмокшее тело идола в комнатных условиях и ее бы неминуемо охватил паралич всех конечностей и обильное кровоизлияние из носа, но во время репетиции все было по-другому. Девушка полностью отдавалась своей партии. Именно здесь она поняла, насколько сильно любит музыку и что все годы, проведенные в музыкальной школе, были ненапрасными!
         Отыграв финальную песню, Кейн скомандовал двадцатиминутный перерыв перед последним прогоном всей программы. Скорбно оценив пустоту холодильника, что еще с вечера был под завязку забит минеральной водой и перекусом, он решил отправиться в ближайший магазин за пополнением запаса. Изможденные лица умоляюще взглянули на солиста, пассивно протестуя против длинного перерыва. Каждый был на пределе и желал поскорее свалить из четырех опостылевших стен и завалиться спать. Никто не был уверен в том, что доживет до конца этой адской репетиции. Но вслух не жаловались. Выступать с частью знаменитой группы BDD было королевской роскошью.
         Даже Сэд выглядел не очень. Хотя это больше из-за любовных переживаний.  Приглашенному барабанщику особенно пришлось несладко. Он раньше никогда так долго не репетировал.
          - Если тебе доведется еще где-нибудь играть, помни: твои фанаты - твое все. Твоя жизнь, твоя семья. Там, где они - твоя родина, - наставлял Кейн его на путь истинный, когда бедняга сбивался с ритма. При этом произнося каждое слово, парень в упор смотрел на Николь, вызывая у той смешанные чувства, нарочно испытывая ее на прочность. Солисту нужно было удостовериться, что она не выкинет в разгар концерта то же, что и при их первой встрече.
         Николь продержалась дольше всех на одном нездоровом энтузиазме и "любви к музыке", но ближе к десяти утра стала видеть лишние клавиши на синтезаторе и слышать звон от подков радужных единорогов.
              Покидая комнату, О'Гайо распахнул двери и с нескрываемым умилением пронаблюдал раздраженную рожицу сестры, упавшую ему прямо в руки.
         - Тьфу, теперь и от меня твоими феромонами разить за версту будет! Как только бедная Николь держится, - сплюнула Валери, презрительно окидывая помещение. - Почему из всех предложенных мной залов ты выбрал тот, что на окраине города! Еле сюда дотащилась!
         - Ничего, тебе полезно. Раскормила свой багажник так, что даже старики теперь пялятся, - с недовольством отметил он, замечая похотливый взгляд сторожа "репы", ожидающего в коридоре окончание репетиции.
         - Уверен, что на меня? - прищурилась девушка, на всякий случай ощупывая свои округлости на предмет внезапного увеличения. - А то насколько я помню, твоя порочная аура действует даже на собственный пол.
         Проигнорировав колкость в ее голосе, он бережно взял сестру под локоть и вывел на улицу, стараясь не думать об экстазе на лице сторожа от невинного жеста сестренки.
         Бедные музыканты повалились на пол, втягивая иссохшими ртами спертый воздух репетиционного зала.
         - Он просто дьявол... - выдохнул барабанщик, распластавшись на холодненьком полу, - клянусь, если я доживу до вечера, концерт покажется мне ясельной группой.
         - Наверное, это у них семейное... В какой обстановке их растили, что они такие монстры... -  вспомнила Николь тренировки на каникулах. - Другая сторона моего кумира оказалась не так привлекательна, как я полагала. Легче быть тихой фанаткой, чем играть эти бесовские партии, - простонала девушка, уползая к диванчику.
         Сэд лениво потянулся, облокачиваясь о спинку кресла и заразительно зевая.
         - Пусть он ведет себя в обычной жизни как раздолбай, но есть некоторые вещи, к которым он всегда будет относиться серьезно. Наша группа одна из них. Кейн создал этот коллектив и держит уровень вот уже 8 лет! - пояснил Сэд, но его уже никто не слушал. Коснувшись горизонтальной поверхности, новички потеряли бдительность и провалились в глубокий сон.
          
         На удивление, грозные тучи, погрузившие город под дождевой купол, полностью рассеялись, очистив небо. Осеннее солнце обогревало землю остатками теплых лучей, высушивая почву и наполняя силой потемневшую до темно-синего цвета листву бериллисов. Благодаря резкой смене климата, прожилки на листочках растений начали приобретать редкий нежно-голубой оттенок. Редкий, потому что с наступлением темноты эта необычная окраска придавала дереву фосфоресцирующие свойства
         - Ладно, Вэл, ты же пришла не для того, чтобы вызвать во мне желание сестроубийства. Ты же знаешь, все без толку, от тебя я приму любые удары.
         - Надолго ли тебя хватит? - почти прошипела девушка, но решила пока оставить хамские замашки и спросить о том, что действительно интересовало:
         - Как Николь? Справляется?
         - Да, на удивление, творит с синтезатором невероятные вещи. Уж не знаю, где ты отыскала такую подругу, но она балансирует на грани между гениальностью и одержимым фанатизмом к своему кумиру, - не удержался Кейн от приплетения своего самолюбования к талантам девушки.
         - Не льсти себе, у Ники врожденный талант и оконченная на отлично музыкальная школа. От тебя у нее только несварение желудка и повышенное давление.
         - Не представляешь, как я скучал за твоей язвительностью, - ласково улыбнулся Кейн, легонько похлопав ладонью по ее макушке. Это был единственный жест, которого она не избегала.
         - Временами ты ведешь себя совсем не как брат, - укоризненно заявила Валери. - Я вам водички принесла на случай, если ваша закончится.
         - Весьма кстати. Но разве ты сама не могла вовнутрь занести?
         - Издеваешься?! Я же слабая женщина, мне нельзя такие тяжести поднимать, а сюда мне его помогли доставить, - деловито заявила Вэл, складывая руки на груди и гордо задирая вверх подбородок.
         - Конечно, прости, не подумал, - отмахнулся Кейн, подходя к пластиковой емкости и без труда поднимая ее за горлышко. - Валери? - обратился он к сестре, пробуя бутылку на вес.
         -  Что? - отозвалась девушка, разворачиваясь на пороге базы.
         - Лови!
         Двадцатилитровка описала небольшую дугу и, по инерции набрав веса, упала аккурат в руки  растерявшейся О'Гайо. Полусекундная задержка, чтобы понять ход его мыслей и быстро отпустить увесистую емкость на землю. Только для Кейна даже этой задержки было достаточно.
         - Становится еще более интересно, - иронично произнес он, забирая бутыль у ее ног и спускаясь по ступенькам в зал для репетиций.
     
     

Глава 32

Это рок-концерт, детка!

     
     
      С наступлением сумерек темнеющее небо Амальтеи сменило спокойный лиловый покров на палитру насыщенных фиолетовых оттенков. Над горами зажигались первые звезды, собираясь в небольшие созвездия, что периодически скрывались за перистыми облаками. Свежий воздух, очищенный дождевой водой, наполнил каждый уголок курортного города ночной прохладой. В этот вечер сама природа благоволила организаторам вечеринки. Но больше всего праздничную атмосферу передавали выстроившиеся вдоль аллей ряды бериллисов, что испускали необычный пряный аромат и радовали глаза прохожих нарядной окраской. Переливаясь светящимися тоненькими полосочками голубоватого цвета на прожилках круглых листочков, они создавали вокруг себя необычную ауру.
         Невольно останавливаясь, и любуясь этой красотой, Хелен замерла у одного из деревьев. Протянув руку к нижней ветке, она щупала бархатистую поверхность листочка, пока кто-то сзади  не толкнул ее  грубо в спину.
         - Хватит там уже тупить, мы опаздываем!  - проворчала Кристина, награждая ее тяжелой коробкой с фейерверками. - Валери сказала, что нам надо пораньше прийти, у нее какое-то объявление есть.
         - Нельзя было дома сказать? Хотя больные идеи всегда внезапно в ее ум проникают.
         Девушка тяжело вздохнула, огорченно взглянув на отпавший и быстро тускнеющий листочек бериллиса, и поплелась за подругой.
          

*  *  *

      Где-то на окраине города Келли как раз заканчивала потрошить носителя витала, чтобы продлить свое существование. Сославшись на головную боль, она сказала, что останется дома, но когда полегчает, сразу присоединится. Гнусное вранье. Ей так легко поверили и даже не стали ни о чем расспрашивать. В глубине души Келибрайт продолжала испытывать наслаждение от своей второй жизни. Иметь подобный секрет представлялось для нее изощренным таинством. Но с другой стороны...
         Стиснув зубы и беззвучно рыдая, девушка продолжала поглощать виталл, питая к этому процессу лишь отвращение и проклиная себя за то, что не в силах противостоять  бесчеловечному второму я.
      - Прости. Ты ни в чем не виноват. Мне нужно продержаться еще чуть-чуть, это мой последний раз, понимаешь? Надо тянуть время. Я же не могу позволить себе быть хуже.
         Отбросив изуродованную плоть, Колэни почувствовала, как по груди разливается приятное тепло. Такое противоречивое, что она не сдержалась и заливисто завыла во весь голос, оседая на колени. Давящая горечь и бессилие против нескольких секунд экстаза. Чтобы выжить придется смириться со своей другой половиной. 
         - Влеган? - окликнул ее мужской голос. Среброволосый  юноша появился так тихо, что она не успела уловить постороннего присутствия. Густая челка, беспорядочно спадавшая на глаза, мешала лучше разглядеть черты лица незнакомца. Остановившись чуть поодаль, он скользнул безучастным  взглядом по открытой дыре в груди жертвы и обратился к ней, шагнув вперед. - Потеряв связь с Амальтеей, я думал, что жрецы покончили с тобой. Но это тело... Пусть оно другое, но это точно ты!
         Колэни убрала улыбку и хищно посмотрела в направлении парня. Все знакомые Влеган, без сомнения, были опасны.
      "Он здесь. Началось".
      Келибрайт сбила его с ног, кидаясь сверху и сдавливая пальцами артерию на бледной шее. Но стоило ей прикоснуться к неестественно холодной коже, как поток воспоминаний и чувств захлестнули память, прежде чем она успела причинить ему вред. Колэни понимала, что это не ее чувства, но уже ничего не могла с собой поделать. Память Влеган насильно прорывала путь на поверхность. Сначала ее охватила радость и ликование, но очень скоро они сменились на грусть, отчаянье, ненависть. Все одновременно. Келли попыталась отпрянуть, но юноша предугадал ее движение. Тонкая и одновременно сильная рука властно притянула тело Келли к его груди. И она ощутила это вновь, как тысячи тоненьких ручек тянуться из черноты пустой оболочки и шуршат по ее коже, роются в голове и что-то нашептывают среброволосому разными голосами. Зверь вернулся за своей добычей. Приблизившись к лицу сопротивляющейся девушки, он жадно припал к ее губам не давая вырваться.
      - Ты должно быть сильно скучала, раз стала настолько дикой.    

*  *  *

          Валери немного нервничала. Организовывать выступление собственного брата стало чем-то новым. Сама авантюра приготовить концерт в короткий срок изначально была практически невыполнима. Ей оставалось только верить в силы и профессионализм Кейна. Но по его извечному "покер-фейсу" было трудно понять, как дела обстояли на самом деле. Не верилось, что они успеют подготовиться. Когда О'Гайо привез назад Николь, та, кажется, даже потеряла в весе и с трудом передвигала ногами. Она выглядела живее, когда в храме теней ее насквозь пронзила каменная плита. Зато благодаря спиральному коридору к восьми вечера девушка восстановилась и с хорошим настроением вернулась в репетиционный зал исправлять недоработки.
         "Сила фанатизма по-настоящему пугает", - сделала вывод О'Гайо младшая.
         Явившись за три часа до праздника, она тщательно проверила силовые барьеры, которые откроются только для учеников с приглашениями. Удостоверилась, что все исправно работает и уже после этого позволила себе полчаса передохнуть под деревом. Еще предстояло надеть хитон и достойно провести встречу гостей перед барьером. Валери настоятельно требовала собранности и внимательности, но подруги не восприняли ее слова всерьез. И это беспокоило. Ощущение чего-то нехорошего, что приблизилось к ним еще на один шаг, мешало Вэл расслабиться и позволить себе насладиться организованным вечером. Чем дольше они оставались жрицами, тем быстрее утекало отведенное им время.
         - Да что это со мной, - хлопнула ладонями по щекам старшеклассница, чтобы отбросить ненужные мысли. - Хватит грузить себя. Даже если это наша последняя вечеринка, она должна быть чертовски веселой!
          

*  *  *

          
         - Это должно быть где-то здесь. Ты видишь остальных?
         - Какой-то развод, мы должны были прийти на место еще десять минут назад. Мы просто ходим по кругу!
         - Твое приглашение оказалось бракованным! Куда ты нас привел, впереди только непроходимая чаща! - спорили между собой ученики Фебермейна, пришедшие на вечеринку.
         Вдалеке послышались неразборчивые голоса, и к ним навстречу вышло еще несколько десятков человек.
         - По координатам на карте, вход должен быть здесь, - уверенно произнес басистый голос в толпе ребят, указывая на раскидистый дуб.
         - Вы тоже его ищете? Мне кажется, мы все просто заблудились!
         - Уже почти десять, это какая-то шутка? - среди первых гостей начинались волнения, в то время как ученики все не переставали пребывать. Вскоре на поляне перед чащей леса столпилось больше тысячи человек. Становилось тесновато.
          
         - Пора начинать, эту толпу будет трудно сдержать, если они повалят одним скопом, - предостерегла Кристина, наблюдая за происходящим на поляне через защитный барьер, хорошо скрывающий "VIP зону".
         - Еще не все.  Мне нужно удостовериться, что ученики будут в безопасности.
         - Что ты имеешь в виду под словом безопасность, а Вэл? Это Рок-концерт, здесь никогда не бывает безопасно, плюс тонны выпивки и пиротехники, через несколько минут тут будет пекло. Да и вопреки здравому смыслу ты пригласила сюда даже теней.
         - Не они наша главная проблема, - произнесла девушка, накидывая на плечи черный хитон, подобный тому, что носили тени, и покрывая голову просторным капюшоном. - Разве вы ничего не заметили? С начала недели за нами кто-то тщательно следил и я говорю не о тенях. Это что-то намного сильнее и злее. Весь маскарад был затеян ради того, чтобы раскрыть тварь.
         - А повеселиться? - не поняла Хелен, впервые слышавшая о какой-то другой опасности, кроме теней.
         - Ну и не без этого, - улыбнулась Вэл, в очередной раз, удивляясь легкомыслию Ватер. Закончив сканировать гостей на предмет хризолита, она подала знак для снятия барьера. - Начинаем.
         Защитный купол частично открылся и перед зрителями, которых до этого окружали лишь тьма и столбы деревьев, зажглась узкая тропинка из сиреневых светодиодов, вмещавшая по ширине не больше трех человек за раз.
         Длинная очередь потянулась через "ворота" прямо к разрекламированной VIP зоне.
         - Это настолько гениально, что даже грустно, - рассматривая костюмы окружающих, проговорил Гастон, едва сдерживая накатившее раздражение. - Среди всех гостей одетых, как жрицы, мы врядли сможем распознать настоящих, если они, конечно, не воспользуются своей силой. Унизительно осознавать, что мелкие засранки  так тщательно все продумали. Если они сейчас что-то выкинут...
         - Просто расслабься, они позвали нас не для того, чтобы сводить счеты, - заверила его Тери, специально нарядившаяся по образу Амальтеи, чем страшно нервировала лидера.
         Без проблем пройдя на территорию праздника, тени замерли в восхищении.
         Невероятно, что в центре леса оказалась настолько обширная скрытая площадь. Посередине поляны расположилось небольшое озеро и установленная перед ним сцена. По всей границе поляны сияли разноцветные прожекторы, неоновые сетки с лампочками и огромные экраны, находившиеся пока что в спящем режиме и показывающие эмблему Дня знаний - лавровый венок с открытой книгой. Много беседок, столов, барных стоек, и просторная площадка для танцев - все это великолепие под чистым небом, усеянным звездами и двумя светилами, что одновременно показывались на небосводе только раз в три месяца.
         Словно боясь нарушить происходящее таинство, ученики покорно занимали места и, затаив дыхание, уставились на пустующую сцену.
         Сразу с нескольких сторон раздался треск и шипение разрывающейся пиротехники. Сцена вспыхнула желтыми огнями, освещая фигуру в темной тунике с наброшенным на лицо капюшоном. Выразительный голос ведущего разорвал нависшую тишину, приковывая к себе внимание со всех концов поляны.
         - Приветствую всех, кто, несмотря на соблазн, смог выполнить все пункты, указанные в приглашении. Знаете ли вы, что это значит?! Верно! Сегодня с нами находятся только избранные! Аплодируем друг другу граждане учащиеся элитной школы Фебермейна! - прокричал человек, чьи последние слова утонули во взрыве аплодисментов. -  Сегодня в честь праздника Вас ожидает сюрприз, а пока на разогреве популярная местная группа "Puppeteers"! Наслаждайтесь разнообразием коктейлей и изысканных закусок под отличную музыку! - окончив приветствие, ведущий эффектно растворился в фонтане золотых искр.
         Заиграла протяжная партия соло-гитары, чье одинокое звучание на четвертом такте скрасили глухие ударные ритмы барабана. Солист, молодой выпускник школы, успевший вкусить популярности в самом начале карьеры, уверенно схватил микрофон и с полной отдачей взял высокие ноты, погружая зрителей в атмосферу драйва и зависимости от качественной музыки.
         Приглашенная группа исполнила три песни и отлично справилась с разогревом, хотя кто-то уже успел неплохо разогреться возле барной стойки и устроить драку. Дралась парочка ботанов, которых вставило сразу после первого бокала слабоалкоголки. Дружеский спор, перешел в ссору и закончился бы плачевно для обоих, если б не нанятая охрана, состоявшая из школьной команды по регби и разбавленная мастерами из соседней школы единоборств. Ребята не прочь были подзаработать и с энтузиазмом выполняли свою работу. К счастью, кроме двух агрессоров больше никто не пострадал.
         Музыка стихла, а воодушевленная толпа продолжала скандировать имя основателя школы. Ведущий вновь показался на сцене, приковывая к себе множество заинтересованных взглядов.
         - Мне нравится ваш настрой! И сейчас нам всем предстоит стать участниками непостижимого обряда потому как то, что будет происходить на сцене, станет откровением сегодняшнего вечера! Я вижу, что многие уже готовы окунуться со мной в путешествие по просторам вселенской музыки вместе с легендой двух континентов! Еще не поняли, кто это? Тогда даю подсказку. Парни! Держите своих дам на коротком поводке потому, что сейчас их уведут у вас из-под носа! - ведущий намеренно тянул время, вызывая неудержимый ажиотаж среди гостей и заставляя их гадать над тем, кто сейчас должен появиться. Фигура в тунике сделала паузу и, удостоверившись, что интерес учеников достиг максимального кипения, заорал во все горло: - Встречайте, только сегодня в честь праздника Дня знаний лучшая группа современности, чье блестящее исполнение покорило сердца миллионов людей, что вот уже много лет вдохновляет и объединяет нас, чьи песни мы знаем наизусть, группа...
         К этому моменту нервы зрителей были натянуты как пружина, поэтому, когда ведущий произнес название группы "Black Diamond Dions" никто не поверил своим ушам, но с окрашиванием сцены в огненные тона, поляна взорвалась бурными эмоциями.
         Знаменитые песни из самого распродаваемого альбома "Возрождение феникса" только у BDD начинались подобным образом.
         А далее произошло нечто сакральное. Свет погас. Лишь спустя несколько мгновений на месте, где должна была находиться сцена, начал разгораться небольшой огонек. В одно мгновение он разросся до нескольких метров в высоту и объял все пространство, создавая эффект будто поляна окружена живыми языками огня. Все выглядело так натурально, что те, кто впервые наблюдал за волшебством компьютерной графики, даже покинули свои места и сместились ближе к центру. Постепенно огонь стал утихать и стягиваться к сцене, собираясь в округлую форму, напоминающее яйцо, по которому до самого основания побежали трещины, раскалывая его на множество частей.
         Крик восхищения наполнил ряды учеников, когда из яйца, расправляя огромные крылья, переливающиеся, словно горящие угольки, вылетел необыкновенно красивый феникс и, взмыв в небо, растворился на фоне меж двух светил, осыпая все поле затухающими хлопьями пепла.
         Зажглись экраны и каждый смог убедиться в подлинности приглашенной группы. Первые тяжелые аккорды, грянувшие вслед за исчезновением мифической птицы, заглушились истерическим женским писком и радостными воплями фанатов.  
         На ярко освещенной сцене в окружении камер появился солист, одетый в символическую одежду вечера - длинный черный хитон. Но стоило ему приблизиться к микрофону, как верхняя одежда оказалась не чем иным, как безупречной графикой, преображающейся с движениями музыканта из бесформенной материи в золотые крылья за спиной. Когда эффект рассеялся, он запел, низвергая счастливых учеников в бездну самозабвения своим подавляющим очарованием и красотой неземного голоса. После второй песни присутствующие находились в состоянии аффекта, кивая в такт, вскинув руки и хором распевая заученные строки.
        Жрицы ненадолго утратили бдительность, позволив себе наслаждаться хорошим вечером и даже не подозревая, что через несколько часов одной из них не станет.
     
     
     

Глава 33

Ты ни черта не понимаешь, Гас


       Прохлада ночи сильнее ощущалась в лесной местности. Веяло сыростью и туманом, что к полуночи оплел лес серыми шерстяными нитями, оберегая от ненужных взглядов раскинувшуюся пустую поляну.
         - Здесь, - она остановилась в нескольких сантиметрах от обрывающейся тропинки и пропустила вперед своего спутника.
         Юноша выдохнул клубок теплого пара и, протянув перед собой руку, провел ладонью по пустому пространству, как будто чего-то касаясь.
         - Хорошо продумано. Абсолютный защитный барьер. Будь я немного слабее, это место показалось бы мне обычной глушью. Но я чувствую нечто большее. Составишь мне компанию этим вечером?
         Она покорно склонила голову, стараясь всеми силами унять дрожь в руках. С его пальцев, как ей показалось, сорвалось нечто похожее на лоскут черной ткани и, пройдя сквозь барьер, разъело в нем дыру в человеческий рост. Отдаленно загремела музыка, и бледно-голубой свет от прожекторов полился на поздних гостей.
           - Не разочаруй меня, - строго предупредил среброволосый, одаривая девушку легкой улыбкой и проскальзывая вместе с ней за незримую стену.
          

*  *  *

         Пронзительно заиграл заключительный аккорд, разнося чистый затухающий звук баллады над притихшей публикой. Сотни поднятых рук с зажигалками создали море из горящих огоньков. Стоило соло-гитаре завершить звучание, как восторженные зрители стали возносить восхищенные дифирамбы, аплодировать до боли в ладонях и продолжать петь последние строки песни. На сцену выплыл ведущий, призывая к тишине разбушевавшуюся аудиторию. Ему не составило труда совладать с неуправляемым потоком народа и объявить начало развлекательной программы. 
         Временно сформированная группа обосновалась в одной из установленных беседок. Николь с барабанщиком активно обсуждали первое грандиозное выступление в своей жизни. Новичков переполняли эмоции. Кейн сменил одежду, надел маску и вольготно развалился на плетеном стульчике, распивая горящие шоты вместе с гитаристом, который безупречно исполнил последнюю партию.
         Сэд маскировался при помощи синей бейсболки и спрятанного под куртку светлого хвоста. Длинноволосые блондины не так часто встречались в школе Фебермейна. Пропуская мимо ушей надоедливую болтовню, он придвинулся к краю и, заняв позицию наблюдателя, буравил развлекающуюся молодежь пристальным взглядом в поисках своей девушки. Хотя его ли она, еще предстояло выяснить. Из-за того, что все дамы носили маски, а некоторые еще и парики было, трудно распознать среди них свою единственную.
         Кейн недовольно цокал языком, с досадой замечая, что его окружают одни школьницы, которые так и норовили попасть под его "горячую руку". Но руки-то как раз у него были связаны. Шаг влево, шаг вправо - статья. Оставалось тихо напиваться, и молча ненавидеть бесполезный вечер. Что может быть хуже благотворительного концерта для несовершеннолетних "фей" с озабоченными мозгами и бушующими гормонами, обусловленными злоключениями переходного возраста? Существовали определенные рамки и их пределы, что даже с его растленной моралью никогда не собирались нарушаться.
         "Одинокий мужчина в самом соку..." - напевал он со свойственной драматичностью, провожая соблазнительный задок в обтянутой короткой юбочке, промелькнувший мимо.
         Кейн залпом осушил шот и, со стуком поставив на стол, резко поднялся. Выйдя ненадолго из укрытия, он запустил руку в снующую толпу и каким-то непостижимым образом выцепил оттуда сестру.
         - Ты знаешь, я на тебя очень зол. Не возражаешь, если я тебя лучше рассмотрю? - обратился он к Вэл, насильно затягивая в беседку и почти швыряя на стул.
         - О нет, Кейн, только не снова, - взмолился Сэд, накрывая ладонью лицо, - просто оставь ее в покое...
         Николь даже оторопела от внезапной смены настроения музыканта.
      "Что привело его в бешенство?"
         - Совсем охренел? - психанула Валери, не совсем понимающая, чем успела не угодить.
         О'Гайо снял с себя куртку и швырнул в сестру.
         - Прикройся! Плечи голые, все напоказ, а этот разрез на юбке, он вообще заканчивается?! Не помню, чтобы ты как #$@?/^& одевалась!
         Брови Валери поползли вверх, убийственный блеском сверкнули глаза, и Николь показалась, что подруга сейчас выхватит откуда-то посох и просто прибьет брата на месте.
         Но ничего такого не произошло. Послушно набросив куртку, она изобразила язвительную улыбку и, бросив: "Как скажешь", без скандала удалилась прочь. Присутствие Кейна творило с Валери удивительно успокаивающие вещи.
         - Ты, правда, думаешь, что на нее это подействовало? - усомнился Сэд, кивая в направлении, в котором ушла Вэл, а именно на соседнюю барную стойку, где ей из-под полы подали целую бутылку какого-то гремучего яда. - Очень в ее духе... Теперь все встало на свои места. Нужно хорошо накидаться, чтобы вытерпеть неадекватный характер Кейна.
         - Она еще и пьет?!  Придушу!  - выпалил Кейн, вылетая из беседки как ошпаренный.
         "И курит, и материться и уничтожает все вокруг себя..." - подумалось Николь, но она не стала подливать масло в кипящее жерло вулкана...
         В целях сохранения мирной обстановки на вечеринке Сэд поспешил за ним. Барабанщику было просто интересно посмотреть, как будут дальше разворачиваться события. А Николь осталась сидеть за столом, понуро глядя перед собой.
         "Ну вот, все меня бросили. Пойти себе что ли сока налить..." - девушка была приверженцем здорового образа жизни и не позволяла себе пить что-то крепче кваса. К несчастью, она забыла напомнить об этом бармену и тот, не подозревая о последствиях, сотворил для клиентки добротный 50/50.
         Спустя десять минут, мир для Спенсер слегка преобразился...
         - Ты такой красавчик! - заплетающимся языком обратилась она к рядом сидящему парню, роняя голову на руку и ложась на стойку. Снизу отлично просматривались его в меру пухлые губы, острая линия скул и подбородок с ямочкой, едва тронутый однодневной щетиной.  Верхнюю часть лица, скрывала гладкая маска, обшитая черным шелком. Но больше всего в глаза бросались огненные, немного вьющиеся волосы, затянутые на затылке в небрежный хвост.
         - Да вы, девушки, уже совсем страх потеряли! - рассержено констатировал он, разворачиваясь к ней всем корпусом и снимая маску. - Тебе шестнадцать хоть есть? Родители знают, чем вы тут занимаетесь? В мое время подобное времяпровождение наказывалось!
         Николь кое-как выпрямилась, подпирая кулаком отяжелевший мозг и с удивлением обнаружила, что перед ней Гастон. Но, честно говоря, в данный момент ей было уже все равно будь это розовый слон или таракан, или правитель вселенной - механизм рациональных поступков временно не функционировал.
         - Нууу и кто меня накажет? - протянула девушка, совершенно не чувствуя опасности. Слова рыжего напомнили о прежней жизни, где ее никогда не пускали гулять допоздна и тем более посещать дискотеки и концерты. Где-то внутри всплыл горький осадок. Страшно захотелось высказаться. Она видела перед собой человека, которому можно было рассказать ВСЕ, даже то, в чем Николь боялась признаться самой себе и неважно, что он находился по другую сторону "баррикад".
         - Меня некому наказывать. Сейчас у меня есть подруги, масса острых ощущений, сила жрицы и я могу гулять, хоть до самого утра! Я должна этому радоваться.
         - Должна? - усомнился юноша, улавливая в ее словах скрытый подтекст, - "Да она на волосок! Странно видеть перед собой жрицу в таком уязвимом состоянии. Грех не воспользоваться!", - Его рука потянулась к припрятанным на бедре ножам гелиотроноса, но затем остановилась. С одной стороны, идеальная возможность с ней покончить, а с другой, узнать, что она из себя представляет.
         - Я хочу домой... Мне безумно не хватает маминых блинчиков на завтрак, мурчания кошки, тихого вечера с книжками и любимой музыкой. Можешь считать меня занудой, ведь я никогда прежде даже не была на таких вечеринках...
         Теплые воспоминания Николь о нормальной жизни зацепили Гастона. Он и сам почувствовал, как сильно ему этого не хватает. Но тратить время на пустые неосуществимые мечты глупо, когда ты существуешь, ровно столько, сколько тебе позволяют. Он был тенью, лидером, он знал, что их ждало в будущем, но Николь подарила крохотную надежду, что в этот раз все может быть иначе. Глядя на ее милое и одновременно беспомощное выражение он невольно проникался симпатией.
          
         Организм жрицы быстро отфильтровал алкоголь и вернул девушку в нормальное состояние. Одно дело, когда ты просыпаешься утром и ничего не помнишь, что немного снимает ответственность, а другое, когда ты дословно помнишь всю ересь, которую только что наморозила потенциальному врагу. Хуже того, что в качестве врага в нетрезвом виде она его не рассматривала, так как находилась в довольно крепких объятиях тени и танцевала с ним медленный танец, позорно уложив голову на мускулистое плечо.
         Как до этого дошло?!
         - Уже лучше? - переспросил глава теней, приподнимая ее раскрасневшееся лицо двумя ладонями. Он находился слишком близко. Девушка замерла, с ужасом глядя в необычные проницательные глаза, отдаленно напоминающие кошачьи. - На хомячка похожа, - внезапно изрек рыжий, чуть сдавливая ладони на ее пылающих щеках, так что губы превратились в трубочку. - Забавно, - его голос стал жестче, - из-за особенностей вечеринки, я долго не мог найти ни одну из вас. И когда, наконец, увидел тебя, то хотел просто припереть к стойке и получить ответ, зачем вы все это затеяли?
         Пронизывающий холодок пробежал между лопаток Николь. "К чему это он клонит. Нападет прямо здесь? Ждал удобного момента, когда никого знакомого нет поблизости!" Но спокойный тон Гастона не вызывал опасений.
         - Ты так легко все рассказала сама, что у меня не осталось вопросов, кроме одного. Зачем ты загородила меня тогда в храме?
         Николь не знала, что ответить. Будь там бездомная собака, она сделала бы то же самое... Как ему все объяснить? Внезапно ей показалось, что она слышит голос Хелены. Было странно его слышать, ведь вокруг гремела музыка, но она могла поклясться, что слышала именно ее. Отстранившись от юноши, она повернулась по направлению голоса. Что-то было не так.
         - Прости, мне нужно отойти, если мы встретимся в более спокойных обстоятельствах, я постараюсь тебе ответить, - виновато улыбнулась она, растворяясь среди танцующих учеников.
         - Николь, - протянул он за ней руку, но случайно схватил за локоть Тери-Ли, которая со спины очень напоминала Амальтею из-за выбранного антуража.
          
          
         - Ты явно ко мне неровно дышишь! Хватит меня преследовать, мы же пришли отдохнуть,  - воскликнула Тери, делая выводы, что первые нагрянули в ее голову под влиянием алкоголя. - Ты должен понять, что между нами ничего не может  быть. Вынуждена отклонить твои чувства, ведь мое сердце принадлежит другому.
         - Что ты себе нафантазировала?! Да кому нужна такая старуха, - воскликнул от невиданной наглости Гас, получая внушительную затрещину, от которой отлетел назад и задел какого-то парня.

*  *  *

         Прорвавшись через многочисленную толпу, наводнившую танцпол, как только грянул зажигательный трек, девушка вытиснулась с другой стороны поляны.
         - Хелен, ты здесь? - позвала она, покидая пределы защитного барьера и осматриваясь. Кругом стояла непроглядная тьма. Верхушки хвойных деревьев тянулись ввысь, смыкаясь перед небосводом и покачиваясь в такт проносящемуся мимо ветру. Где-то раздался треск сучьев. Со всех сторон набежали кучевые облака, заслоняя звезды и луны. Здесь, за пределами барьера было зябко, намного сильнее ощущалась сырость тумана и чувство какой-то потерянности.
         - Хелен? - еще раз позвала Николь, отодвигая ветки и выходя к небольшой лужайке. - Прямо возле головы пролетела черная тень, громко хлопая крыльями, и сев на ветку недовольно заухала.
      "Надо возвращаться, наверное, мне просто послышалось".
         Сделав шаг назад, она повернулась к барьеру и чуть не поседела.
         - Ой, прости, - проговорила выросшая из-под земли подруга, -  не хотела тебя пугать. Увидела, как ты выходишь, и пошла за тобой.
         - Келли... Больше так не делай. Думала, сердце остановится, - выдохнула Николь, хватаясь за грудь, чтобы утихомирить выпрыгивающее сердце. - А ты Хелен по дороге не видела? Я вроде слышала ее голос...
         - Не видела, идем вовнутрь, тут так холодно.
         - Сейчас, только наберу Хелен на мобильный, а то там музыка гремит.
         - Тут сигнал плохой. Давай лучше на площадке поищем, уверена, она там, - настояла Колэни, взяв подругу за руку и закрывая ее телефон. Но только в старых моделях автонабор продолжается, даже если закрыть крышку. В нескольких метрах от места, где они стояли, заиграла хорошо знакомая Николь мелодия.
         - Она где-то здесь. Может телефон посеяла?
         - Николь, идем, - Колэни уже с силой потянула ее к барьеру.
         Поведение Келли отличалось от обычного. Девушка была напряжена, о чем свидетельствовало то, как она нервно похрустывает костяшками на пальцах правой руки. Спенсер еще в школе подметила за ней эту вредную привычку, когда возле доски в холле, где вывешивали результаты экзаменов, отличница высматривала свой рейтинг.
         - Это точно ее мобильный, надо хотя бы забрать...
         Сердце Николь еще сильнее заколотилось. Посмотрев в сторону, откуда шел звук, она заметила светящийся экран, а затем неестественно согнутые пальцы, сжимавшие корпус телефона.   - Хелен! - ей хватило секунды, чтобы метнуться к телу, присыпанному листвой.
          

*  *  *

          
         Дискотека потихоньку подходила к концу, но гости не желали с этим мириться, они требовали возвращения BDD на сцену, выкрикивая хором название группы. Ведущий быстро отыскал в нужной беседке Валери, которая находилась под тщательным присмотром, чем была крайне раздражена. Кейн не спускал с нее глаз, усадив рядом и игнорируя любую попытку покинуть небольшое пространство. Будь это кто-то другой, он бы уже лежал бездыханной тушкой где-то в раскидистой сени деревьев, но Кейн был не тот человек, которому можно было возразить.
         - Что нам делать? Я сдерживал их, сколько мог, но они жаждут продолжения концерта!
         - У нас будет в конце выступление BDD на бис? - Валери перевела вопросительный взгляд с ведущего на Кейна.
         - Должно быть. Я заранее предупредил об этом ребят, и они находятся поблизости, но вот Николь я уже давно не видел.
         - Тогда собирай всех, а я пойду ее поищу.
         - Нет, Вэл, в таком виде ты никуда не пойдешь. Чтобы когда я вернулся, ты также смирненько сидела здесь.
         Валери незаметно сжала кулак, но промолчала, сохраняя безучастное выражение.
         - Хорошо, Кей, иди и поищи Николь. Даю слово, что когда ты вернешься, я все еще буду здесь. "А завтра утром тебя уже будут закапывать", - процедила она сквозь кривую улыбку.
         Кейну не нравилось поведение Валери, она бы давно уже взорвалась и высказала все, о чем думает. Что-то ее сдерживает? Но больше всего его беспокоили спящие до сих пор инстинкты, которые внезапно стали кричать об опасности.
         - Сэд, надо разделиться.
         Приятель безмолвно кивнул, сильнее надвигая кепку на глаза и ныряя в поток из танцующих подростков.
         Остановившись посередине оживленного движения, он прислушался к своему внутреннему голосу и неожиданно был грубо сбит каким-то пареньком. Любимая бейсболка - подарок от Тери, слетела к ногам толкнувшего, который не преминул оставить на ней пыльные отпечатки тракторной подошвы. Се'Джей мгновенно среагировал, хватая уходящего косолапого невежу за длинный рыжий хвост...
         - Постойте-ка, уважаемый. Не следует ли вам для начала извиниться?
         Гастон медленно развернулся и с должным хладнокровием постарался немедля вернуть зажатый кусок шевелюры. Но Сэд очень сильно жаждал получить извинения за попранную гордость.
         - Гас, чего ты там встал, идем же! Я вроде не так сильно тебя толкнула, чтобы ты искалечился, - встряла между ними Тери-Ли, фамильярно хватая лидера за пояс на брюках и пытаясь отвести его за собой. Гастон не шевелился, указав на захваченные трофеи. Тень повернулась и мрачно посмотрела на Сэ'Джея.
         Сэ'Джей, в свою очередь, заинтересованно посмотрел на руку Тери, лежавшую на поясе Гастона и, вскинув бровь, почти проел черную дыру в рыжем оппоненте.
         - Так это ты тот сморчок, что разговаривал со мной по телефону. Ну, наконец-то, встретились, - свирепо изрек он, с неприязнью сбрасывая хвост и в предвкушении разминая кулаки.
         - О, я хорошо запомнил твой голос, словно из самых недр Ада, - не остался в долгу лидер. - А знаешь, мы отлично развлекались в твое отсутствие, так почему бы тебе не убраться отсюда прямо сейчас, чтобы не раздражать нас своей гнусной рожей.
         Тери умоляюще взглянула на Гастона. Она сразу поняла, для чего эта провокация. Теням нельзя было иметь личной жизни и лидер, видимо, решил ей об этом напомнить в грубой форме. Невезучий лидер еще не предполагал с кем имеет дело.
         - Сэд, просто отпусти его. Я тебе потом все объясню, - постаралась увильнуть тень, на что получила вполне ожидаемую бурную реакцию.
         - О нет, любимая, ты мне уже ничего не объяснишь. Преисподняя заждалась нового клиента.
         - Хах, не сдерживайся, - самоуверенно усмехнулся рыжий, касаясь ножей на боковом креплении.
         - Гас не стоит... Он, он... из ордена демонов... - прошептала ему на ухо Тери.
         Парень замедлился, оценивая шансы на свою победу и наклоняясь к тени выдавил из себя сиплое:
         - Ты #*~^&?!
         - Гас, ты ни черта не понимаешь, - прошипела девушка, осознавая, что ситуация требует всей ее дипломатичности, иначе они друг друга точно поубивают.
         - Хватит меня игнорировать! Я все еще здесь, - прорычал Сэ'Джей, приходя в животную ярость, и чудом контролируя преображение, что имело место быть в таких случаях.
         Гастон спокойно взглянул на внушительного  парня Тери и сглотнул...
     
     
     
     
     

Глава 34

Келли, кто этот парень?

      
        Ритмичный транс грянул из всех колонок, завлекая на танцпол вдоволь наигравшуюся с ведущим аудиторию. Прожекторы гуляли по искусственной поверхности, заливая дергающиеся силуэты всеми цветами радуги и погружая в искусственный дым. Небезызвестный Диджей, также приглашенный в честь Дня знаний, серьезно отнесся к работе и заводил аудиторию подбадривающими выкриками, разбавляя замиксованные популярные треки с не менее популярными медленными композициями.
         Кристина удобно расположилась на широкой ветке самого высокого дерева, где музыка была наименее слышна. Открыв ноутбук, она сканировала пространство, фиксируя состояние защитного поля, через установленные видеокамеры, расположенные во всех уголках поляны. Девушки не были настолько легкомысленны, чтобы оставлять купол без наблюдения. Но Крис страшно негодовала, что именно ей поручили заниматься этой ерундой.
         "В то время как все получают удовольствие и придаются этическому растлению, я торчу на этом твердом и холодном суку, без права на погулять и оторваться со всеми! А давайте-ка все спихнем на Крис! Хелен глупа, Николь не потянет, а Вэл, как всегда, где-то там забухает..." - иронично напевала она, не зная, куда себя приткнуть.
         Одна из парочек покинула танцплощадку, чтобы передохнуть и насладиться приятной музыкой в компании друг друга.
         - Это лучший День знаний за всю историю школы! Я так волновалась, когда мне пришло приглашение! И ведущий, и Диджей - они выступают только в самых дорогих клубах Твестла. А выступление BDD было за гранью моего понимания. Насколько я помню, они отыграли финальный концерт в сезоне и отправились в творческий отпуск на полгода и вдруг такой сюрприз. Не знаешь, кто все это организовал, неужели наши преподаватели?
         Парень не слишком хотел слушать ее надоедливую болтовню. Он хорошо набрался у ближайшей стойки и теперь жаждал от второй половинки больше действий, чем разговоров.
         - Преподаватели? Ты видишь хоть одного? Думала бы свой светлой головкой. Думаешь, простые преподаватели, живущие на деньги из нашей скупой казны, могут позволить разгуляться? Хоть школа и живет за счет спонсоров, но никто бы из них не раскошелился.
         -Что ты хочешь этим сказать, Лиам? - недоумевала девушка, хлопая пышными нарощенными ресницами.
         Дождавшись пока она начнет сгорать от любопытства, парень наклонился к ней совсем близко и со всей серьезностью произнес то, отчего Крис удобно расположившаяся на дереве, чуть оттуда не свалилась.
         - Все это только для тебя. Я разве не говорил, что мои родители просто неприлично богаты! Вспомни, ведь со всего класса тебе первой пришло приглашение. Это знак моей вечной любви!
         Крис поперхнулась, едва ли не привлекая к себе внимания. Но парочка была так увлечена друг другом, что не услышала ее сдавленного смеха, похожего больше на хрип отравленного медведя. Да, смех у Кристины был не совсем женственный, поэтому она старалась не смеяться на людях.
         - Пф, - фыркнула, Крис, наблюдая все это неподобство с высоты. - Они даже не знают, кто их благодетели. Как же злит! А эта наивная овца и вправду поверила, что он, мать его, чуть ли не принц всего северного побережья. Черт, это бесценно, - восхитилась жрица, с умилением наблюдая развернувшуюся внизу сцену, напоминающую отрывок из мыльной оперы, которую как раз смотрел ее отчим перед тем, как Крис разбила о его голову керамический горшок. Вспомнив про тот вечер, ее паршивое настроение ушло в глубокий минус. - Пора с этим кончать. Если ни я, то никто не откроет этой парнокопытной глаза на ее беспросветную тупость.
         Захлопнув ноутбук, девушка надвинула на глаза маску и спрыгнула с ветки аккурат за спиной воркующих голубков, заставив их подпрыгнуть на месте от неожиданности, и отстраниться друг от друга.
         - Как ты мог, Лиам?! Значит, все это время ты лгал, встречаясь за моей спиной с какой-то дойной коровой?! Обманом залез ко мне в постель, соврав о том, что я твоя единственна любовь! Мудак! - далее следовала сочная пощечина и эпичный уход в толпу походкой от бедра. Уже оттуда Крис посмеиваясь своей находчивости, наблюдала насильственную расправу над невезучим болтуном.
         - Ничего же не случится, если я тоже пойду и пропущу стаканчик.
         Для Крис это были такие выходные, после которых нужны были еще одни. На вечеринку ее собственных сил потратилось в полтора раза больше, чем у всех участвующих в подготовке вместе взятых. А что поделать, если дело касалось организации, то Крис подходила к вопросу серьезно. Она изучила все сетевые оптовые магазины и подобрала самое лучшее меню по доступной цене. Крис воспитали так, что она никогда не сорила деньгами. И если была возможность, всегда пользовалась скидочными купонами и акциями. После того как Валери растратила все сбережения, ее навыки очень пригодились.
           Наслаждаясь коньячным коктейлем со льдом, она затягивалась тонкой легкой сигаретой, прикрывая от удовольствия глаза и попутно болтая с барменом на отвлеченные темы. Так бы еще долго продолжалось, если б не Вэл, испоганившая своим незапланированным появлением весь отдых.
         - Николь не видела? - раздался вопрос в лоб. Странно, что Валери была перевоплощенная и, по-видимому, использовала телепортацию, чтобы пробраться к ней, что, с одной стороны, было очень палевно, а с другой - она выбрала момент, когда прожекторы начали мигать в такт музыке, поэтому никто не обратил на это внимания.
         - Да вот она в толпе, - указала Крис на светловолосую девушку в голубом костюме жрицы Амальтеи.
         - Это точно не Николь. Ты что уже пьяна?!  Крис, где ноут?
         - Эээ, - Кристина вытащила ноутбук из сумки и поставила на стойку. Открыв крышку, некоторое время что-то внимательно изучала, а затем подскочила с криком:
         - Черт!!! В поле дыра размером с геморрой моего деда! Нас атаковали? Какого хрена! Только на пять минут оставила!
         - На пять? - усомнилась Валери, с трудом верившая, что так все и было.
         - Ладно, на 55! Да какого, поздно пить боржоми*, если кто-то приперся без приглашения, то уже затерялся в толпе. Зачем портить столь великолепный вечер? Больше чем на сто процентов я убеждена, что все злые силы сейчас тоже отрываются со всеми. Вон даже тени веселятся.
         Валери смерила ее прямым пристальным взглядом.
         - Встала и пошла расхлебывать последствия своей безалаберности.
         - А самой, что слаб..
         - ПОШЛА, КРИС!

*  *  *

          
         С нервным тиком левого глаза Тери-Ли сидела в сторонке, наблюдая за магией алкоголя в действии.
         - Мужик, чего ты сразу не сказал, что ты ее босс. Я и не думал, что она таким занимается! Пойми меня правильно, она - любовь всей моей жизни, вдруг куда-то исчезает. И тут ты, такой весь красавчик. Ты же понимаешь, у нас все серьезно, я мог тебя прямо там положить, - не совсем членораздельно излагал Сэ'Джей, водрузив свою тяжеленную ручищу на худенькое плечо Гастона. Лидер теней казался щуплым заморышем на фоне статного возлюбленного Тери...
         - Ты меня недооцениваешь, - по-братски похлопав его по спине, отвечал совершенно трезвый рыжий, не забывая следить за тем, чтобы бокал демона не пустовал.
         - Если бы не Кейн, я давно б уже приехал и поддержал вас ребята, но так долго не отвечать на мои звонки. Плохая Тери! - недовольно покосился он на тень, которая даже не собиралась влезать в этот пропащий разговор. - Оиии, - протянул гитарист, - старина Кейн меня побьет... Я же шел искать Никки, ту девчонку, что смогла заменить клавишника, прорепетировав всего 1 ночь! Но что-то ее нигде не видно.
         - Николь? - Гастон напрягся. Странный уход девушки почему-то его тревожил.
         - Она самая. Миленькая светленькая девчушка с круглым личиком, - пробузил Сэдгар, опустошая стопочку и расплываясь в довольной улыбке разглядывая Тери. Как же он успел соскучиться по ее глубоким серым глазам, идеально гармонирующим с пепельными волосами, скрытыми сейчас под париком. Сэд заметил искорку ревности при упоминании школьницы и теперь пребывал в самом чудесном расположении духа.
         - Тогда давай так, ты сиди со своей дамой, так уж и быть, освобожу ее сегодня от работы, а я поищу Николь и приведу ее сюда.
         - Мужииииик, - все 32 зуба Седгара засияли. - Ты лучший! Я разрешаю принимать все входящие звонки с ее телефона!
         "Максимальная близость с персонажем достигнута", - дзынькнуло в голове Гастона, не зря он посвятил свое свободное время ролевым компьютерным играм, где приходилось долго втираться в доверие к НПС, чтобы получать закрытые квесты. За это следовало сказать спасибо Тери. Она доступно рассказала теням, что воплощение в этом времени имеет ряд преимуществ, включая игры! Теперь он был уверен, что убивать сегодня его уже не будут.
         Нагнувшись к подопечной и напомнив учтивым шепотом не терять бдительности, он пошел на поиски Николь. Не было особого желания задерживаться в компании поддатого демона и его старперской подружки. А вот продолжить разговор со жрицей не терпелось.
         Еще с ее исчезновения Гас чувствовал неладное. Зловещая энергетика исходила со стороны пустующего места за прожектором. Обойдя вокруг поляну, он нашел прореху в защитной оболочке, словно что-то голодное выжрало в ней здоровенный кусок.
       "Только владеющий магией уровня Диона может оставлять следы, как эти".   
         - Так и знал, что кто-то да появится... Вполне вероятно, что у жриц сегодня будет последний вечер, - констатировал парень, ныряя в дыру и оказываясь в кромешной тьме неприветливого леса.
          

*  *  *

          
         Спенсер достигла младшей жрицы, когда Колэни грубо схватила ее под руку и оттащила назад. Жрица постаралась вырваться, но с глухим звуком ее впечатали в ствол дерева. Из Николь словно вышибли дух, пульсирующая боль застучала в голове, и она сползла на землю.
         - Что с тобой Келли?! Там же Хе...
         - Закрыла рот! - изменилась в лице девушка, заставляя Николь замереть на месте и переосмыслить метаморфозу в характере Келибрайт.
         - Неужели ты...
         От удара в глазах все плыло, но Спенсер отчетливо поняла, что рядом с ними находится кто-то еще. Она приподняла голову и присмотрелась к четвертому силуэту, которого сразу не заметила из-за его пугающей неподвижности. Все это время он наблюдал за ними.
         "Значит, Вэл была права, когда говорила, что он ей не нравится", - с горечью подумала Николь, легко узнавая в юноше госслужащего, посетившего их класс. - Понятно теперь, что он вынюхивал..."
         Николь активировала защитную оболочку.
         - Келли, ты так легко предала нас...
         - Считай это перестановкой сил, где недостойные отсеиваются, а сильные обретают контроль. - Цинично проронила Колэни, отступая к среброволосому. - Она твоя.
         "Вот так легко, отдала меня на заклание!"
         Николь не верилось в происходящее. Она просто не могла смириться, что Хелен погибла из-за предательства двуличной гадины.  У Ватер даже не было шанса - единственное, чем она овладела за время тренировок, был телепорт и конечно, она бы не использовала его, всецело доверяя Келли. Гнев за погибшую подругу заставил Николь взяться за ум и использовать силу хризолита. Не дожидаясь пока маг начнет действовать, она юркнула за дерево и, сформировав несколько ледяных осколков, шмальнула ему в грудь.
          Девушка была уверена, что он принял их в упор и, осторожно выглянув из-за дерева, обомлела. Все шесть острых концов смотрели на нее и больше не были ей подвластны. Их оплела непонятная черная субстанция, напоминающая ткань и по повелению нового хозяина осколки ринулись на жрицу. Прикрывая голову, Николь пригнулась в тот момент, когда ствол с треском разлетелся на щепки.  
         "Нужно нанести удар, прежде чем он успеет повернуть мою же силу против меня", - с этими мыслями она использовала телепорт, чтобы внезапно появиться за его спиной. Но стоило Николь исчезнуть, как что-то незримое поймало ее и выдернуло из пространства. Показавшийся вначале привлекательным юноша, с безжалостной гримасой держал ее на вытянутой руке. Жрицу хорошенько встряхнули, позволяя узнать на вкус чувство собственной обреченности.
         Для тени, пробить защиту жрицы было настоящим испытанием, и Спенсер надеялась, что еще будет время вырваться и нанести ответный удар.  Но его худые пальцы в атласной перчатке с легкостью обошли защиту и проникли вовнутрь. Грудную клетку сдавила тупая боль. Николь задохнулась от мерзкого ощущения, что в ней кто-то копошится. Боль сковывала движения и отзывалась в каждой конечности. Она все еще оставалась в сознании и пыталась сопротивляться, пока воочию не увидела, как из груди извлекается светящийся овальный сгусток голубого цвета.
         "Красивенький. Совсем не похож на виталл обычного человека. Мы особенные..." - заторможено размышляла Никки, чувствуя, как теряет концентрацию и контроль над телом.
          - Ненормальная жрица, почему ты до сих пор в сознании, - озадачился юноша, откидывая парализованную девушку. Верхние пуговицы на шелковой сорочке расстегнулись, обнажая шестиконечную дыру в груди, подобную той, что была у Колэни. Темный луч вырвался из нее и, окутав виталл, стал затягивать в дыру. Блаженная улыбка отразилась на юном лице, он даже запрокинул голову, устремляя взгляд на темное пасмурное небо Амальтеи. Природа готовилась оплакивать гибель своей жрицы.  
         Тело стало каким-то чужим, сквозь марево, застилавшее обзор, девушка успела увидеть испуганные карие глаза, что наблюдали за ее муками.
         Первые крупные капли упали на руки Колэни, и на секунду ей привиделось, что это вязкие капли крови, принадлежащие Николь.
         "Что же я делаю..."
         Келли с сожалением смотрела на затухающую жизнь подруги. После предательства назад пути не будет. Она поспешно отвернулась, чтобы не дать совести взять над собой верх. Ее взгляд упал в сторону, где лежала Хелена. Остекленевшими газами младшая жрица наблюдала за действиями мага и ничего не предпринимала. Она давно была в сознании, но не двигалась с места.
         "Придется разобраться и с ней..." - Колэни сделала шаг ей навстречу, как вдруг сзади пронесся вихрь, откидывающий мага в засохшие кусты терновника и выбивающий из темного луча побледневший виталл Амальтеи.
         - Выплюнь, скотина! Она, между прочим, единственная кто меня не бесит в этом $*&%@ мире! - раздался рычащий голос Гастона. Уверенно прошествовав к магу, он отвесил пинок возмездия по аристократической челюсти, перекидывая его на спину.
         - Ты кто еще такой? Тень? Какое разочарование. Неужели решил защищать жриц. Тело почтенного брата переворачивается в гробу от действий своих последователей, - скривился парень, держась за травмированное место и неспешно поднимаясь. - Не отдаешь отчета в своих действиях. Одного моего желания достаточно, чтобы стереть твою низшую форму в порошок. Тебе никогда не причинить мне вреда, - прошипел он, высвобождая из руки черный сгусток и запуская в сторону Гастона.
         - Ему может и не причинить, а вот мне... Поговорим, Раян? - ухмыльнулся парень к кожаной куртке, перехватывая шар тьмы голой рукой и заставляя его исчезнуть.
         В глазах мага отразился неподдельный испуг. На поляне становилось слишком многолюдно.
         Почуяв исходящую угрозу, рыжий отпрыгнул назад, решив не вмешиваться. Подобрав кусочек голубого света он направился к Николь, ловя на себе убийственный взгляд демона. Сложно представить, чтобы с ним сделали, если б он сейчас решил забрать виталл себе. В незаурядных чертах рогатого парня он сразу распознал солиста выступавшей сегодня группы, а также небезызвестную жрицу, что принесла им немало проблем. Лишь слепой не понял бы, что они кровные родственники.
         "Дьявольская семейка, упаси меня еще хоть раз иметь с ними дело".
         В великой войне демоны занимали нейтральную сторону, но они совершенно точно были против Диона, а значит и против теней. Маги, демоны, жрицы, тени - все в сборе, осталось только заново развернуть войну за идеалы, как сотни лет назад. Лидер теней надеялся, что до этого не дойдет.
         "Немыслимо, чтобы кто-то продолжал находиться в сознании во время того, как его вырывают. Человек не в силах преодолеть боль извлечения. Эта школьница сильнее, чем показалась мне на первый взгляд", - думал он, подойдя к месту, где лежала Николь.
        
        Для придания атмосферности с этого абзаца рекомендуется читать под David Bisbal   Cuidar Nuestro ( http://es.lyrsense.com/david_bisbal/cuidar_nuestro_amor
         
         Тело жрицы постепенно зарастало тонкой корочкой льда, временно сохраняя частичку ее жизни. Если продолжать медлить, природа Амальтеи поглотит ее. Гастон сомневался. Желаемое находилось прямо у него в руках. В его же интересах закончить все сейчас. Но он не мог шелохнуться. Преданность к своей королеве вступила в схватку с необъяснимой симпатией к юной девушке. Заметив, как мертвенная бледность начала распространяться по ее фарфоровой коже, и уже достигла слегка приоткрытых губ, он сделал выбор. Рука, удерживающая виталл, дрогнула, и он опустился рядом с ней.
         - Прости, что не пришел раньше, - приподняв за хрупкие плечи, он заключил ее в заботливые объятия и бережно вернул сферу жизни на место. - Много лет назад мне тоже вырвали виталл и заставили подчиняться. Но повелителями планет не так легко манипулировать, поэтому маги охотятся на эти светящиеся шарики. Ты, наверное, и сама еще не поняла, какое могущество смогла в себя поместить. Глупый ребенок, почему ты пошла в одиночку? - Гастон нагнулся к ее обескровленному лицу и, убрав челку, прикоснулся теплыми губами ко лбу Николь. - Сегодня я сумел сохранить твою жизнь, долг возвращен.
         Парень осекся, значит ли это, что только долг заставлял испытывать его по отношению к ней противоречивые чувства. В то же время непроизвольный взгляд дерзко заскользил по контуру ее тела. Он едва справился с мучительным желанием продолжить ее целовать.
          
         С возвращением виталла глаза жрицы стали четче различать силуэты, и она ясно увидела склонившихся над собой слегка утратившего самообладание Гастона и пылающего от ярости Кейна, очень не вовремя нависшего над ними. Демон не выказывал признаков агрессии к Гастону, хотя точно распознал в нем тень. Его больше интересовало состояние Спенсер.
         "Я померла и попала в рай! Сразу два красавца рядом. Просто джекпот!" - молодые гормоны вместе с давлением шибанули Спенсер в голову и из носа предательски потекли кровавые струйки.
         - О, Агрос. Мы ее теряем! Виталл не прижился! - в отчаянии завопил Гастон.
         - Спокойно! Это у нее бывает. Пройдет, - успокоил Кейн, с облегчением наблюдая знакомую реакцию. - Жаль, ублюдок сбежал, прихватив с собой вашу подружку, - раздраженно заявил он, видимо обращаясь к обоим, - но ничего мы хотя бы знаем, кого теперь искать. Все нормально прошло? А то людишки слабый народец, забери у них внутренний свет и через несколько минут у большинства тело больше не принимает его. Чудо, что продержалась.
         "Людишки? Он вообще видел ее виталл или не обратил внимания?" - Гастон не совсем понял выражение демона и с сомнением взглянул на последнего. О'Гайо увидев, что Николь способна самостоятельно двигаться, отстранился назад и быстро вернул себе человеческий облик. Приложив к губам палец, он неоднозначно посмотрел на Гастона. Вроде как "Давай это будет наша маленькая тайна".
         - Кейн? А ты, что здесь делаешь и Гастон... - мямлила Николь, протирая глаза, - надеюсь, вы не пострадали, он был таким страшным...
         - Не страшнее твоего дружка... - как бы намекнул рыжий, уловив недоброе сопение со стороны демона.
         - А? - недоуменное лицо девушки говорило само за себя.
         "Они ничего друг о друге не знают", - осенило Гастона. - Что за хренотень тут вообще происходит? Николь не знает, что этот парень демон, демон не знает, что Николь жрица... Святые яйца! Я оказался замешан в каких-то изощренных интригах. Где ж я нагрешил, что все свалилось на мою голову!"
         - Спасибо, - заливаясь краской, поблагодарила девушка, вставая с земли при помощи галантно протянутой руки Гастона.  
         - А шо тут произошло?! Вторжение?! - забегала вокруг Кристина, со всех сторон осматривая проеденную защитную оболочку. - Никки, а ты что такая бледная?! Кто это был? Ты его видела?
         Николь видела и помнила все очень отчетливо. Пусть она не могла двигаться, но она навечно запомнила лицо нападавшего среброволосого мага, что с легкостью выпотрошил ее, как мелкую рыбешку, шокирующее предательство Колэни и неоправданное бездействие Хелены, которая была вполне жива, невредима и следила за ними издалека с момента, как маг прижал ее к дереву и ничего не предпринимала.
         - Крис, -  обратилась Николь, не успевая подавить надрыв в голосе, - мы Колэни потеряли...
         - Как... - ахнула Кристина, схватившись за ближайшее дерево, чтобы не упасть. К сожалению, не оттого, что эта новость ее сильно поразила. Крис была мертвецки пьяна...
     
      *Поздно что-либо менять. Чаще употребляется "поздно пить боржоми, если отказали почки"
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"