Камаева Кристина Николаевна: другие произведения.

Гоа - состояние души

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Интересно, почему, когда человек смотрит на картинку с изображением красивой бухты, обрамленной тропической растительностью, у него повышается настроение, а сердце охватывает неясная тоска? Неужели, это генетическая память о покинутом рае, о теплом и ласковом месте, где не надо было заботиться о хлебе насущном?

начало

предыдущая глава



- Хинди? А что это такое? Индийский язык? Нашли, что учить, делать вам нечего! Индия - отсталая страна: грязь, нищета, куча болезней! Куда перспективнее японский или корейский изучать. Япония и Корея - страны с развитой экономикой, легко найти работу, зная их языки. Китай тоже быстро развивается, захватывает мировой рынок. А хинди кому нужен? Вы просто насмотрелись индийских фильмов! - так реагировало большинство меркантильных сограждан, узнавших о предмете нашего изучения в университете. Переубедить их было невозможно, и мы улыбались загадочно, как Будда, который постиг неведомую другим тайну. Листая глянцевые журналы "Индия и перспективы" и "Фемина", которые пачками приносили жены работников индийского консульства, мы иногда до слез хохотали над текстами, переведенными на русский язык с откровенными ляпами, но фотографии заставляли нас вновь и вновь убеждаться в том, что другой такой сказочной страны, как Индия не найдешь. Однако не снимки шикарных базаров, великолепных дворцов и прекрасно сохранившихся храмовых комплексов прельщали нас больше всего, а виды голубых лагун знаменитого курорта Гоа. Интересно, почему, когда человек смотрит на картинку с изображением красивой бухты, обрамленной тропической растительностью, у него повышается настроение, а сердце охватывает неясная тоска? Неужели, это генетическая память о покинутом рае, о теплом и ласковом месте, где не надо было заботиться о хлебе насущном?
Гоа - маленький штат, на машине его можно проехать за три часа. В течение нескольких тысячелетий здесь сменилось множество династий. В третьем веке до нашей эры Гоа входил в территорию империи Маурьев, в начале христианской эры здесь правила династии Сатаваханов, а позже - Чанукьев. После прихода к власти мусульман в тринадцатом веке Гоа входил в состав Делийского султаната, а после его распада стал частью государства Бахманидов. Мусульман вытеснил отсюда царь Виджаянагара Харихара Первый в 1370 году, но торговля с арабскими купцами продолжалась. В последующие сто лет гавани Гоа принимали корабли из Ирана и Аравии. Сюда везли ценный товар - арабских скакунов, за которых в Индии можно было получить целое состояние. Особую известность Гоа получил в те времена, когда в Азии шла борьба за контроль над рынком специй. В 1498 году Васко да Гама открыл морской путь вокруг Африки и добрался до индийского юга. Португальцы - прекрасные мореходы - облюбовали эту местность, богатую удобными бухтами и полноводными реками. Торговля специями способствовала расцвету территории. Колонию называли Лиссабоном Востока, Золотым Гоа, Жемчужиной. Но Гоа португальцам было мало, они теснили арабских купцов по всему западному побережью и в шестнадцатом веке захватили крепость Диу и порт Даман. Португальские колонии Гоа, Даман и Диу существовали до 1961 года, пока индийские войска не вошли в Гоа. Эти земли были объявлены "союзной территорией", управляемой из Дели. Гоа стал самостоятельным штатом в 1987 году, Даман и Диу по-прежнему контролируются федеральной властью.
Гоа отличается от остальных штатов Индии. Половина населения там католики, многие индийцы носят португальские фамилии. Величественные старинные соборы и простенькие побеленные церкви, монастыри, крепости, виллы колониальных времен удивительно хорошо вписываются в тропический пейзаж. Здесь часто проходят праздники и карнавалы в честь христианских святых. Сюда приезжает больше иностранных туристов, чем в любой другой штат Индии. Гоанская культура другим индусам кажется диковинной, а гоанцы чувствуют себя иностранцами за пределами своего штата. Гоа не похож на Европу, здесь особая атмосфера, которую трудно объяснить словами. Просто это место, откуда не хочется уезжать.
Как только представилась возможность съездить на Гоа, мы ей с радостью воспользовались. Билеты взяли на поезд до Лонды, а оттуда еще три часа ехали на автобусе до Панджима, столицы Гоа. Из Панждима такси доставило нас на Багу, один из самых популярных, но сейчас, увы, переполненных пляжей. При слове "Бага" и сейчас вспоминается шелковый песочек, ряды деревянных шезлонгов и зонтиков. Опаленные солнцем тела непрерывно движутся во всех направлениях. Европейские женщины загорают на Баге с оголенной грудью, а толпы индийских мужчин рассаживаются на песке вокруг шезлонгов и часами созерцают потные прелести раскрепощенных дочерей запада. 1996 году здесь было немного отдыхающих. Гоа казался курортом безумно прекрасным, но еще не вполне освоенным, не открытым, и оттого особенным. Наш отель был расположен вдали от пляжа, скромные коттеджи утопали в роскошной зелени богатой местной флоры, что обеспечивало прохладу весь день. Сезон на Гоа удивил нас - дальневосточниц, привыкших к капризам Японского моря, неизменно бархатной погодой. Каждый день одаривал солнцем, легким бризом и прозрачной нежно-голубой волной. Беспричинно счастливые мы резвились в теплом море, бегали по песчаному пляжу, загорали и ели фрукты, которые приносили худые мускулистые торговки в больших корзинах. Тяжелые корзины женщины носили на голове, установив их на жгут, скрученный из ткани. Какими же сильными должны быть шея и руки, чтобы выдерживать такой груз! Тут же на пляже торговки разрезали фрукты, и мы объедались арбузами, пили через трубочку прямо из увесистого зеленого ореха кокосовое молоко или ели выскобленную из кокоса нежную мякоть, вспоминая заманчивую рекламу баунти, и нашему наслаждению не было предела.
Надо было поздравить с днем рождения подругу из Владивостока. Позвонить ей было некуда, решили отправить факс.
- Не будем писать о том, что мы на Гоа, - сказала Жанна. - Представь, во Владике ноябрь, холод, ветер. Она идет в университет ни свет ни заря, спотыкаясь на крутой тропе Хошимина. А тут мы: Гоа, море, кокосы, омары. Зачем будить недобрые чувства? К тому же, все сразу узнают, что мы не в колледже. Начнут судачить, вот, мол, не успели отправить студенток на учебу, а они уже на пляже! За что им только стипендию платят?
Мы поздравили Инночку, написали, что в колледже все отлично, заверили, что грызем гранит науки, и он уже крошится от усердия. В Бангалоре нас ждал ответный факс в офисе ICCR: "Бессовестные! Уже на Гоа гаситесь? Колитесь, что и как!" Мы переглянулись. Адрес, с которого мы посылали факс, конечно же, отобразился в нашем поздравлении. Могли бы раньше догадаться.
На Баге нас заинтересовало объявление "Экскурсии на лодке. К крокодилам - 500 рупий. К дельфинам - 200 рупий". Плыть к крокодилам в гости показалось дороговато, а вот к дельфинам - с самый раз. Договорились с рыбаком, чтобы он разбудил нас в положенный час, так как дельфинов можно увидеть только рано утром. Рыбак попался страшенный: черный, с кривыми зубами, толстым пузом и тоненькими ножками, - без дрожи не взглянешь. Лодка его показалась такой древней, как будто на ней плавали еще до португальского нашествия. Такие раритеты, только в кино снимать. На веслах сидело несколько аборигенов. Вместе с нами на поиски дельфинов отправлялась парочка немцев.
- А какая гарантия, что там, куда мы поедем, действительно будут дельфины? - в который раз поинтересовался дотошный Хусейн.
- Будут, будут, - буркнул рыбак.
- Бизнес у них налажен, - вмешался благодушный немец. - Пока мы рассаживаемся в лодке, брат этого человека надувает силиконовых дельфинов, так что не бойтесь. Зрелище всем обеспечено.
В этот момент к берегу причалила другая лодка - группа вездесущих американцев проснулась еще до зари, чтобы первыми поглядеть на дельфинов. Они уже возвращались с экскурсии.
- Наглый обман!
- Надувательство!
- Верните деньги, или мы будем жаловаться! - завопили туристы, едва ступив на твердую землю.
- Похоже, им не досталось даже силиконовых дельфинов, - заметила я.
- Ничего! Нам повезет больше! - заверил всех благодушный Али.
Отчалив от берега, рыбаки спрятали весла и завели мотор. Наша лодчонка помчалась по волнам во всю прыть. Мы рыскали по морю два часа, но так и не увидели дельфинов.
- Лопнули, - развел руками сконфуженный немец.
Мы проплыли вдоль живописных берегов, посмотрели на рыболовецкие корабли, разломили и съели прямо на борту сладкий арбуз, так что в целом экскурсия удалась, и все были довольны. Напоследок, я сфотографировалась с веслом на фоне зубастых рыбаков и их допотопного суденышка.
Все прелести лодочной прогулки мы уже испытали и для поездки на Анджуна - маркет арендовали мотоциклы. Анджуна-маркет - гигантская гоанская барахолка, которая проводится по средам. Рынок входит в список основных достопримечательностей Гоа и неизменно привлекает толпы туристов. Здесь можно бродить целый день как по музею под открытым небом, разглядывать сувениры и ворошить горы затейливых украшений. Товар привозят со всех штатов Индии, из Китая, Тибета, Непала и Индонезии. Каждый желающий может тут что-нибудь продать. Художники выставляют свои полотна, местные умельцы торгуют поделками из кокосовых орехов и барабанами. Жанна мечтала привезти сюда свои абстрактные картины на простынях, но так и не решилась. Али вдохновился увиденными поделками и в течение нескольких дней полировал половинку кокоса под пепельницу. Нам даже встретился русский, который торговал на Гоа янтарем.
Анджуна ошеломляет пестрым жизнерадостным великолепием самых немыслимых красок. Мы заглядывались не только на товар, но и на людей. Встречались такие индивидуумы, которых сразу хотелось нарисовать или хотя бы сфотографировать на память. Торговки из Раджастхана так подробно украшают свои лица, что даже средневекового рыцаря под опущенным забралом легче было бы рассмотреть, чем их. Бойкие негритянские девчонки с охапками разномастных кос и хвостов, лент и бус устроили парикмахерскую под открытым небом. Все европейки, прибывшие на Гоа без "хиппанских" причесок, могли на месте заказать себе самую вычурную. А пока клиенты отсутствовали, парикмахерши колдовали над волосами друг друга, мастерить невероятные прически - это хобби африканских женщин. Тут же рядом умельцы торговали чилимами и кальянами. Искусно сделанные, украшенные резьбой или драгоценными камнями приспособления для курения соседствовали с простенькими, изготовленными из всякого хлама и пластиковых бутылок изделиями. Мастера с запалом объясняли устройство и преимущества своих творений.
Анджуна знаменита стихийными вечеринками, так называемыми, транс-пати. Говорят, что самые грандиозные пляски случаются в ночь полнолуния, но мы ни разу не посетили это действо.
После барахолки заехали в форт Агуада, построенный португальцами в 1612 году на вершине холма в устье реки Мандови. Отсюда открывается великолепный вид на побережье. Слоняясь по крепости, можно заглянуть в камеры, где раньше держали узников. Неподалеку находится действующая тюрьма, куда можно попасть даже за курение марихуаны. Нам повезло.
В следующий раз мы решили поехать на Гоа под Новый год. Рождество и Новый год на Гоа - это неправильное время для идиллического отдыха. Количество людей здесь увеличивается втрое, цены взлетают в несколько раз, мест в гостиницах нет, рестораны переполнены. На праздники приезжает тусоваться шумная и самоуверенная бомбейская молодежь, гоанцам порой приходится на кулаках оборонять своих постоянных клиентов от приезжих приставал. Приключений на свою голову мы не искали, блистать белыми воронами в бомбейской стае тем более не хотели, но нас соблазнил Валид, который пытался совместить учебу с бизнесом. На пару со своим соотечественником из Судана Валид открыл ресторан на полудиком пляже Арамбол. Он не мог заниматься рестораном серьезно, так как колледж надо было посещать регулярно. Но на Новый год, когда на Гоа деньги гребут лопатой, Валид решил помочь Кхаледу, который жил на Арамболе постоянно.
- Вот увидите, там совсем иная публика, никакой суеты, - уговаривал нас Валид, - спорим, я поселю вас у деревенских за пятьдесят рупий в день?
- Может быть, там никудышный пляж, раз никто туда ехать не хочет, - усомнились мы.
- Пляж королевский. Другого такого в Индии нет, - категорично заявил Валид.
Мы подумали и решили, что будем жить у моря не меньше месяца, если понравится. Взяли с собой керосиновую плитку, чтобы готовить еду - экономить, так экономить - и мотоциклы, чтобы не брать их в прокат. Ехали снова поездом до Лонды, а оттуда на мотоциклах. К концу путешествия все покрылись толстым слоем красной гоанской земли.
Арамбол - один из красивейших пляжей Гоа - находится на самом севере штата. Скорее всего, сейчас цивилизация добралась и до него, но в 1998 -1999 году Арамбол слыл прибежищем хиппи, прожигающих тут свое пособие по безработице. Более экономных отдыхающих трудно себе представить. Нам стало жаль Валида, открывшего ресторан в столь неприбыльном месте. С другой стороны, конкуренцию с ресторанами на бойких пляжах иностранный студент не смог бы выдержать, а на взятках местным властям просто разорился бы. А на Арамболе отдыхала тихая и нетребовательная публика. Ресторанов, принадлежащих иностранным студентам, здесь было несколько. Я запомнила наших соседей: суданского парня Ясера и его ирландскую девушку. Их ресторан назывался "Львиное сердце". Жанне тоже захотелось кормить туристов на Гоа, а мне поработать там психологом. У Валида всю стену плетеного из пальмовых листьев шака украшал флаг Ямайки. Столики были низенькие, и посетители сидели, удобно устроившись на подушках, курили безбоязненно гашиш и играли в "Scrabbles" (по-нашему "Эрудит"). В основном это были постоянные клиенты: садовники, плотники, сторожа или безработные у себя на родине люди, довольные собой и окружающими и не стремящиеся к успеху. В "Эрудит" они играли со словарем, потому что иначе не могли разрешить спор по поводу правописания того или иного английского слова.
Кхалед Валиду не обрадовался, похоже, он прекрасно обходился без него. Валид обиделся и целыми днями не выходил из комнаты. Жанна шутила, что он просто смертельно боится загореть. Партнеры по бизнесу время от времени пререкались, Валид не рассказывал о причинах их стычек, но я думаю, что Кхалед предлагал Валиду забрать свою долю и катиться восвояси. Нас Валид, как и обещал, поселил в доме, к которому был пристроен ресторан, у своего повара. У нас был отдельный вход и пара комнат с широкими кроватями, больше ничего роскошного. Шаки, плетенные из листьев, приходится обновлять каждый год, а каменному дому ничего не сделается. Повар показал нам кухню и темную комнату, где находился аппарат для изготовления фени. Эта очень конструкция производила впечатление чего-то простого, но незыблемого и очень древнего, как будто мы попали на раскопки Хараппы и Мохенджо-Даро, и там нам открылась эта комната с каменными котлами и желобами, они простояли в этом виде тысячи лет и простоят еще столько же. Фени бывает двух видов - из кешью и кокосов. Плоды разминают руками о каменную плиту с желобом, сок стекает в котел, под которым разводят огонь. Потом начинается процесс выпаривания и очищения. Полученный напиток исключительно запашист. По-моему, мало смысла его пить, если один только запах сбивает с ног. Мне больше нравился гоанский портвейн, но у фени тоже полно поклонников. Развитие туристического бизнеса и производство фени привели к спаиванию мужского населения Гоа. Продолжительность жизни мужчин невелика, но семьи многодетны, это спасает их от разорения.
Вода на Арамболе появлялась через день на два-три часа по утрам. Первым в "мокрые дни" водой запасался ресторан, потом у колонки собирались все местные обитатели с бутылками и ведрами. Сюда же подходили коровы, свиньи, собаки и гуси. Люди пили, мылись, стирали носки и трусы, мыли посуду, а животные плюхались рядом в образовавшихся лужах, спасаясь от жары.
Цивилизация не вмешивалась в наш отдых, даже электрический свет то ли отсутствовал, то ли был очень тусклым. Туалеты имелись при каждом ресторане, обыкновенные дощатые домики, но все они запирались на замок, чтобы злостные завсегдатаи других ресторанов на них не посягали. Местные свиньи, больше похожие на серых костлявых чертей, бегающих на четырех копытцах, были пугающе всеядны и мчались, обгоняя друг друга, туда, где было хоть что-то органическое, и жадно чавкали, когда им что-нибудь доставалось. Вот почему, мы никогда не заказывали свинину в Индии, а мусульмане лишний раз убеждались в том, что свиньи - это грязные животные.
- Куда ты нас привез?! - воскликнула Жанна, печально созерцая стада тощих кабанчиков, свиноматок и поросят.
- Тут не везде так, - отмахнулся Валид, - это деревня, а есть прекрасные отели с парками, бассейнами, площадками для гольфа...
- А свиньи там есть? - спросила я.
- Конечно, - мигом отозвался Валид, - но там они белые, толстые, с голубыми глазами.
- И с крыльями за спиной, - буркнула Жанна.
- Что вам не нравится?! - вспылил Валид. Вы на море приехали или на свиней смотреть? Здесь самый лучший пляж! А надо помыться, берите мочалку, и - на озеро! Огромное пресноводное озеро, стоит только перейти через скалы.
Так мы и жили, с утра пораньше шли на пляж, а во время зноя переползали в тень шаков, где всегда можно было заказать свежую жареную рыбу и холодное пиво. Еще мы покупали в Мапсе дешевых очищенных креветок и жарили их в кляре на собственной сковороде, получалось вкусно. На рынок в Мапсу обычно ездил Валид, он покупал продукты для ресторана. Однажды Валид все-таки пригрозил Кхаледу, что заберет с собой в Бангалор повара, если ему придется уехать, и африканские бизнесмены временно примирились.
Мы исследовали расположенные за Арамболом небольшие бухты, за которыми начиналась граница штата Махараштра. Бухты соединялись живописными переходами, тропа была всюду проходима, и неожиданно среди скал и кактусовых зарослей в человеческий рост на пути возникал ресторанчик, где продавали охлажденные напитки, мороженое и фрукты.
На другом берегу пресноводного озера, которое рекомендовал нам Валид, были грязи, которым, конечно же, приписывали лечебные свойства. Поэтому все туристы самозабвенно мазались ею и ждали, пока грязь высохнет и отвалится, а кожа станет удивительно нежной. Еще бы! Походи-ка стянутый глиняной коростой, без нее сразу почувствуешь себя чистым и гладким.
От озера начиналась тропа к еще одной достопримечательности Арамбола - баньяновому дереву. Чтобы добраться туда, надо было перевалить через пару сопок и долго карабкаться вверх, но зрелище того стоило. Говорили, что у дерева живет святой отшельник, мы его не застали. Ровная вытоптанная паломниками и любопытными площадка перед старым разросшимся баньяном никогда не пустует. Все люди, которые добираются сюда сквозь дебри и через горные ключи, останавливаются передохнуть. Это дерево - символ дружбы и примирения, святыня для хиппи. Они сидят вокруг и приветливо приглашают вас посидеть рядом. Люди общаются, улыбаются друг другу, кто-то набивает чилим и пускает его по кругу. Новички задыхаются и кашляют после затяжки, но вскоре гармония восстанавливается, и все еще больше улыбаются друг другу. Сюда часто наведывается полиция, знакомая с пристрастиями и святынями хиппи. Полицейские маскируются под добропорядочных граждан, чтобы их никто не узнал. Они могут устроить шмон, отнять наркотики и ходатайствовать, чтобы нарушителя депортировали из страны. Желающие откупиться платят штраф. Во время нашего путешествия рядом с баньяном жила в палатке молодая французская семья с симпатичным кудрявым сыном трех лет. Мы мирно сидели в облаке гашишного дыма, и вдруг раздался истошный крик:
- Mama! Papa! Police! Police!!!
К поляне прокрадывались два индийца. Мальчонка показывал на них пальцем и вопил. Все просто валялись на земле от смеха, но успели спрятать косяки и чилимы, у кого что было. Полицейские быстро оглядели публику и выделили из толпы, конечно, только Валида. Еще бы! Он черный, больше двух метров ростом, в цветной шапочке! Валид стал огрызаться и угрожать этой глупой полиции, пообещал, что обязательно их "уроет", с его-то связями и деньгами он добьется, чтобы ни полицейским, ни их детям и женам не поздоровиться. Валида хотели арестовать как потенциального преступника, но мы вступились за него всей разномастной толпой, и полицейские решили все же не связываться. Валид долго не мог успокоиться:
- Негодяи! Вы заметили, что они придрались только ко мне?
Вечная боль оскорбленного негритянского самолюбия.
В этот день Валиду не везло. Он сидел в своей комнате с закрытыми ставнями в темноте, и вдруг туда влетела летучая мышь.
- А-а-а!!! - заорал он и заметался по комнате. Перепуганная мышь хлопала крыльями и, казалось, преследовала его. Валид спрятался под кроватью. Выручать его пришлось Али.
- Это была вот та-а-кая летучая мышь, - рассказывал потом Али, разводя руки в стороны, как будто зверек был размером с Карлсона.
- Она, наверняка, испугалась больше тебя, - смеялись мы, - стоило ли прятаться под кровать?
- Летучие мыши - вампиры, - возразил Али, - они могут вцепиться в лицо.
- Просто твоя комната как пещера, - сказала Жанна Валиду, - летучая мышь, возможно, живет там давно, а ты ее только что заметил.
- Это очень дурной знак, - расстроился Валид.
Невзирая на все дурные знаки, жилось нам на Арамболе неплохо. Каждый день я заплывала далеко в море, и возмущенные рыбаки пытались меня вразумить:
- Не надо так плавать, мадам. Мы тут ловим акул!
Жареных акул подают на Гоа в каждом ресторане, живых - мне не встретилось ни одной.
Как-то утром мы сидели в одном из ресторанчиков и просто смотрели на море, пальмы и ленивых хиппи. И вдруг...
- Айман?
-Айман!!!
Загорелая скуластая девушка с небольшим рюкзачком услышала этот вопль и несказанно обрадовалась. Наша делийская подруга собиралась отдохнуть в студенческом лагере, который организовали на Гоа сотрудники Бомбейского ICCR, и мы на всякий случай дали ей свои координаты.
- Девчонки! Наконец-то! Я вас нашла!
Мы расспросили ее про лагерь.
- Это мрак! - сделала круглые глаза Айман. - Все организовали из рук вон плохо. Поезд из Дели опоздал на одиннадцать часов, автобус из Бомбея в Гоа ехал двадцать пять часов вместо положенных двенадцати. Поселили студентов в Понде, центре штата, где нет пляжа! А на побережье свозили всего на несколько часов. В гостинице жара, света нет, кормят ужасно, все изнывают. - Айман решила, что пора принимать меры, иначе весь ее отдых будет испорчен, бросила группу, взяла билет до Панджима, оттуда до Мапсы и Арамбола.
- Далеко вы забрались. Но, боже мой, какая тут красота! Я, когда из Мапсы ехала, поняла, что в сказку попала. От окна не оторваться, такие виды!
Мы накормили Айман вкусной едой, которой балуют в ресторане бедных западных туристов, и пошли купаться.
- Вот это я понимаю! - не уставала восхищаться Айман. - Какая вода! Как стекло. А сколько крабов! Да, тут надо с каской нырять!
- С маской, - смеясь, поправили мы.
Айман провела с нами два дня и отправилась дальше. Подруги ждали ее в Мадрасе, где они вместе выступали с танцевальной программой. Айман приехала в Индию изучать хинди, как и мы, но ее выбор ограничили индийскими танцами. Айман не расстроилась, вместе с другими ребятами и девчатами из бывших союзных республик они создали ансамбль и научились не только индийским, но и многим национальным танцам России, Украины, Грузии и пр. Сшили костюмы. Скоро их ансамбль начали приглашать агенты шоу бизнеса из разных штатов Индии. Зарплата была хорошей добавкой к стипендии, кроме того, ансамбль ездил по городам и весям Индии за счет спонсоров.
Новый год на Арамболе мы встретили дружно вместе с другими жителями пляжа. Перед рестораном Валида мы выложили цифру 1999 из светильников (свечей в пластиковых бутылках, разрезанных пополам). Стоило обойти эти цифры, и празднуемый год обозначался, как 6661. Отдыхающие сгрудились вокруг светящихся цифр, они были огромны и, возможно, различимы сверху, с вертолета. В полночь все дружно стали чокаться, обниматься и целоваться. Через полчаса поступило предложение идти купаться на озеро. Говорили, что где-то в тех краях намечается транс-вечеринка. Но нашим хиппи было лень карабкаться к озеру через скалы в темноте, поэтому, обсудив детали похода, все просто расползлись по комнатам и ресторанам. Среди ночи нас разбудил дикий грохот, как будто в дом запустили гранатой. Мы подпрыгнули на кровати, но так и не смогли понять, что же произошло. Утром я увидела кусок голубого неба над собой, потому что в крыше зияла дыра. Рядом с кроватью валялся большой кокосовый орех, и все вокруг было усыпано черепками. Этот орех чуть-чуть промахнулся. Мы вышли на улицу и долго внимательно разглядывали кокосовую пальму рядом с домом. Гроздья орехов нависали над крышей. Похоже, они начали спеть. Мы позвали хозяина и объяснили ему ситуацию.
- Ничего страшного! - объявил он, широко улыбаясь и взвешивая кокос на ладони.
- Кому как, - возразила я, - если такой снаряд на мою голову упадет, то будет вмятина.
- Мадам! Кокосы никогда не падают на людей. Это такая редкость, чтобы человека зашиб кокос...
- Так все-таки "никогда" или "редкость"?
- Карма, - развел руками индус и предложил передвинуть кровать в другой угол. Мы передвинули и до самого отъезда любовались сквозь прореху небом. Кокосы к нам больше не залетали. С приходом сезона дождей дыру, наверное, залатали. А раньше, зачем суетиться?

продолжение

начало

предыдущая глава

начало главы


Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | В.Радостная "Еще немного волшебства, пожалуйста!" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Новолодская "Шанс. Часть вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Самсонова "Невеста вне отбора" (Любовные романы) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"