Каменев Виктор Евгеньевич: другие произведения.

Атланты. Книга третья, пока крайняя, а там посмотрим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть о том, как атланты порабощали других.

  
   ЦАРСКАЯ БИБЛИОТЕКА АТЛАНТОВ. ОФИЦИАЛЬНЫЕ
   ДОКУМЕНТЫ.
   "Я, царь Атлантиды, повелеваю: строить города во всех частях света. Пусть весь мир станет Атлантидой, и да будет так".
   (Пергамент, документ не сохранился).
  
   ***
   - Сегодня придётся поработать,- сказал Марк.- Ульф, к тебе это тоже относится.
   Мы все посмотрели на нашего главного. Ульф страдальчески поморщился.
   - Вот,- продолжал Марк, показывая нам пергамент.- Это надо переписать десять раз. Джонс, тебе придётся нарисовать символы. Я тут уже начал.
   - А почему ты Мирославу ничего не сказал ?- поинтересовался Ульф.- Ему разве ничего не надо делать ?
   - Мирослав сам всё прекрасно понимает,- объяснил Марк.- И он не будет, как некоторые, увиливать от работы. И ещё Мирослав не спит целыми днями.
   - Марк, ну ты же прекрасно знаешь, что я тоже не сплю, а говоришь !
   Пока они общались, Джонс взял пергамент, прочёл первые строки и уставился на Марка.
   - В чём дело ?- спросил тот.
   - Напомни мне, когда это Атлантида сменила религию,- удивлённо сказал Джонс.- Ты читал ЭТО ?
   - Нам сделали заказ на перепись этого текста в десяти экземплярах,- ответил Марк.- Заплатили, кстати. Есть ещё вопросы ?
   - Нас же посадят,- спрогнозировал Джонс, передавая пергамент мне.
   - А не считаешь ли ты, дружище, меня дураком ?- поинтересовался Марк.- Знаешь, кто оформил заказ ?
   Текст, который мы приняли на перепись, был посвящён огнепоклонникам. Начинался он с гимна Солнцу, а далее следовала тому подобная похабщина, вроде описания обрядов.
   - Огнепоклонники, кто ж ещё,- ответил Джонс Марку.- Понятно, что им нужны эти пергаменты для их поганой секты.
   - А как думаешь ты, Мирослав ?- обернулся ко мне Марк.
   - Я не думаю. Мне сказали писать - я и пишу.
   - Слыхал, Ульф ?- обратился Марк к нашему четвёртому товарищу.- Учись. Но не просто писать, Мирослав, а ещё и оставить место для символов, которые нарисует Джонс.
   - И получит за это дополнительную плату,- добавил Джонс.
   - Посмотрим,- ответил Марк, забирая у меня пергамент.- Сейчас я закончу первую копию и отдам её Мирославу, а сам возьмусь за вторую. Она пойдёт Джонсу. А ты, Мирослав, когда сделаешь копию, отдашь её вот этому.
   И он кивнул на Ульфа.
   Мы все уселись за свои столы и стали смотреть, как Марк выводит буквы на пергаменте.
   - Начальник,- нарушил молчание Джонс.- Ты так и не сообщил, кто сделал заказ.
   - Разве ?- удивился Марк.- Заказ сделала канцелярия градоправителя.
   Мы с Джонсом переглянулись.
   - Официально,- начал пояснять Марк,- эти тексты раздадут офицерам нашего гарнизона. И они будут выявлять огнепоклонников, зная их повадки. Но есть и другая сторона монеты. Когда вот этого,- он показал пальцем на Ульфа,- забрали в комендатуру за пьянство и дебош...
   - Я не был пьяным !- закричал Ульф.
   - ... а мне пришлось идти выручать его, то, пока заполнялись соответствующие документы...
   - И никакого дебоша там не было !
   - ... мы разговорились с одним десятником,- продолжал Марк, словно и не слыша выкриков Ульфа.- Так вот, он утверждает, будто в нашей тюрьме нет ни одного огнепоклонника.
   - Но в городе-то они есть,- заметил Джонс.
   - Выводы делайте сами,- закончил Марк.
   - Да они, огнепоклонники эти, вроде безобидны,- высказался я.- И отчего их в Атлантиде преследуют, не понимаю.
   - Мирослав,- ответил на это Марк,- я говорил: делайте выводы, но не сказал: озвучивайте их вслух.
   - Глупости всё это,- вступил в беседу Ульф.- Пройдёт время, и у народов столько богов поменяется - не сосчитать. Будет и единобожие.
   - Практично,- заметил Джонс.- Меньше придётся тратиться на жертвоприношения.
   - Будет и безверие,- вздохнул Ульф.- А почему мы всё время копируем чужие тексты? Почему бы нам не написать что-то самим ?
   - Ага,- хмыкнул Джонс.- Про чемпионат мира по футболу, например.
   - Наша раса до этого ещё не доросла,- ответил Ульф.- Атлантам, а тем более европейским дикарям не объяснишь, чем велик, например, Пеле.
   - Не цепляйте его с этим футболом,- вмешался Марк.- А то он опять до ночи будет нам рассказывать про полуфинал немцев с как их там... французами !
   - До него более пяти тысяч лет,- сказал Ульф.- Я бы посчитал точнее, но ведь вы всё равно мне не верите. И мы не договорили о том, что неплохо было бы написать чего-то самим.
   - Например ?- подбодрил его Марк.
   - Есть множество стихов. Легенд, в конце концов.
   - Я недавно слышал одну,- заговорил Джонс.- У некоего атланта заболел ребёнок. Лекарь его вылечить не смог, и тогда этот человек пошёл в храм, а там жрец потребовал у него принести жертву Древним Богам. Атлант отдал свою рабыню, жрецы выпотрошили её на алтаре...
   - Джонс !- одёрнул товарища Марк.
   - Да ладно, мы же тут все свои,- поморщился Джонс.- Ну, хорошо. Жрецы преподнесли рабыню в дар Древним Богам. Так лучше ? А у неё был грудной младенец, который, понятное дело, без матери умер. Но и сын атланта, несмотря на жертвоприношение, продолжал болеть. Мало того, ему становилось всё хуже и хуже. Отец с матерью мечутся по городу, таскают к ребёнку знахарей, а тот чахнет на глазах. И вот один толковый лекарь расспросил больного ребёнка о его болезни, а он рассказал, что по ночам к нему приходит мёртвый младенец принесённой в жертву рабыни, пытается душить и сосёт кровь. Лекарь поднял тревогу. Родители, конечно, не поверили. Но потом пошли к тому месту, где закопали ребёнка рабыни и вырыли его. А он лежит, как живой, и губы в крови.
   Ульф подался вперёд, жадно ловя каждое слово.
   - Отец больного ребёнка взял меч и отрубил мёртвому младенцу ноги. Чтобы, значит, не приходил больше. Ночью никто не спал, все сидели и ждали. И вот со двора послышался шорох. Люди выскочили из дома с факелами и увидели мёртвого, безногого младенца, ползущего по земле...
   - Мерзость какая,- перебил Марк.- И это ты предлагаешь продавать на рынке любителям чтения ?
   - А вот посмотри,- парировал Джонс, показывая на Ульфа с вытаращенными глазами и открытым ртом.- Некоторым нравится. А если ещё и картинку пострашней нарисовать...
   - Чем закончилось ?- спросил Ульф, в нетерпении ёрзая по лавке.
   - Да я что-то забыл,- отмахнулся Джонс.
   - Перестань,- Ульф схватил товарища за рукав. - Ты не мог забыть. Я ведь не отстану.
   - Говорю же: забыл.
   - А я тогда буду рассказывать про чемпионат мира в Мексике. По их летоисчислению - 1986-го года. Я как раз начал его смотреть; и матч-открытие был: Италия - Болгария...
   - Джонс,- сказал Марк.- Избавь нас от этого.
   - Да ничем не закончилось. Младенца того изрубили в куски и сожгли, а пепел развеяли по ветру.
   - А больной ребёнок ?
   - Зачах и умер.
   Ульф разочарованно вздохнул.
   - Ты сошёл с ума, Джонс,- сделал вывод Марк.- В Атлантиде тебя за такую историю сгноили бы в тюрьме.
   - Ну да, я слышал её здесь,- согласился Джонс.
   - Чего это - сгноили бы ?- не понял Ульф.
   - Ты как дитя малое. Попробуй скажи кому-нибудь в Атлантиде, что жертвоприношение Древним Богам не исцеляет от болезней. С тебя там живьём шкуру спустят. И хватит об этом. Мирослав, я закончил. Держи копию и приступай. За сегодня надо сделать.
   Но тут с рынка пришли купцы, собравшиеся заключить серьёзный договор. Марк отправил с ними Джонса.
   Мы аккуратно выписывали буквы под аккомпанемент повествования о футбольных гигантах Диего Марадоне и Мишеле Платини. Рассказывал, ясное дело, Ульф.
   Поначалу эти рассказы всех нас жутко раздражали. Потом мы привыкли.
   - Неужели в будущем нет ничего, кроме футбола ?- спросил Марк.
   - Ну отчего же,- ответил Ульф, застенчиво улыбаясь.- Есть ещё...
   И он произнёс длинный, но совершенно бессмысленный набор звуков. Мы с Марком даже работу оставили.
   - Чего-чего ?- переспросил я.
   - Сексуальная революция,- старательно повторил Ульф.- Но я не берусь объяснять вам, что это такое.
   - Мирослав, у тебя ещё много ?- поинтересовался Марк.
   - Скоро заканчиваю.
   - Ну а войны будут ?- обратился Марк к Ульфу.
   - Куда ж без них ? Будет ещё много войн. Жестоких и бессмысленных. Люди понапридумывают оружия всякого - и чем дальше, тем страшней.
   - А что же всё-таки случится с Атлантидой ?- вмешался я.
   - Атлантида, Атлантида,- проворчал Ульф.- Я тысячу раз говорил вам, что все острова погибнут. Но на наш век её ещё хватит.
   - И ты хочешь, чтобы мы после этого верили твоим россказням ?- спросил Марк.- Для этого надо быть порядочным идиотом.
   - Ну да,- отмахнулся Ульф.- Вы же здравомыслящие.
   - Всё,- сказал я.- Вот копия. Держи, Ульф.
   Марк облегчённо вздохнул. Ульф с недовольным видом принял у меня пергамент. За работой он не болтал. А терпел его Марк лишь за красивый почерк.
   Ульф взялся за перо с чернильницей; в нашей конторе (так Марк именовал навес на четырёх столбах, обнесённый низкой стеной из тростника) воцарилась относительная тишина.
   С рынка доносились крики торговцев, время от времени шаркали сандалиями прохожие.
   Вернулся Джонс и сразу засел за рисунки. Работа шла. Вскоре после полудня всё было готово, и Марк сказал, что он более никого не держит.
  
   ***
   Я остановился у большого дома с побеленными стенами и высоким глиняным забором. У ворот оживлённо болтали две молоденькие рабыни. Увидев меня, одна из них сказала:
   - Госпожа уже дважды спрашивала о вас. Входите.
   Я шагнул в прохладный дворик, увенчанный виноградной аркой, и направился к террасе, на которой спасались от дневного зноя хозяйка дома и два её гостя.
   Последние при моём появлении, пренебрегая правилами приличия, скривили рожи, первая же закричала:
   - Мирослав ! Ну сколько тебя можно ждать ?!
   Рабыня поставила на низкий столик ещё один бокал. Я вошёл на террасу, налил себе прохладного вина и сказал:
   - Привет всей честной компании.
   - Здравствуйте, господин писаришка,- ответил один из гостей - купец Хайнц.
   Был он в солидном возрасте, грузный, с широкой, красной физиономией.
   - Мирослав, ты не ответил на мой вопрос,- наседала хозяйка дома.
   Звали её Илона. Родители у неё погибли в море, оставив ей приличное состояние, большой дом, толпу рабов. Были у Илоны и влиятельные родственники. Вокруг неё постоянно толпились мужчины, ибо, ко всему прочему, она была очень хороша собой.
   Однако Илона не спешила обременять себя узами брака.
   - У меня был большой заказ,- ответил я, отхлёбывая из бокала.
   - Много заплатили ?- поинтересовался второй гость Илоны - городской бездельник Анри.
   - Ну да,- хмыкнул Хайнц.- Возможно, наш друг Мирослав сегодня сможет сводить даму в какой-нибудь грязный кабак, где подают прокисшее вино и подгоревшую рыбу.
   - Никогда ещё не была в грязном кабаке,- мечтательно проговорила Илона, глядя куда-то вдаль.- И рыбы подгоревшей не ела.
   - Зачем это такой красивой женщине ?- с деланным удивлением спросил Анри.- Да, совсем забыл. Примите от меня маленький подарок, госпожа Илона.
   И он вручил ей золотой кулончик с ярким камушком на тонкой цепочке.
   Ждал, стервец, моего прихода. Ему обязательно надо было пустить мне пыль в глаза.
   - Красиво,- заметила Илона, любуясь камешком.
   - Надеюсь, вы не слишком разорили свою любовницу ?- ласково спросил Хайнц у Анри.
   - Не беспокойтесь,- ответил Анри, расплываясь в дружелюбной улыбке.- Сочтёмся.
   Его содержала любовница - старая, безобразная и сварливая карга. Об этом знал весь город, но Анри совершенно не стеснялся своего положения. Любовница его была богата - на всё остальное он плевать хотел.
   - Ну, у меня-то свои деньги имеются,- сообщил, сопя, жадный Хайнц.- И никаких вдов мне грабить не надо. Я вообще не понимаю, зачем сюда ходят всякие нищеброды.
   - Это вы о Мирославе, конечно,- ответила Илона, оторвав взгляд от камешка и испепеляя ним Хайнца.- Так я вам объясню. Мирослав весёлый - раз. Мирослав знает кучу всяких забавных историй - два. Мирослав поёт, в конце концов.
   - Ну и что ?!- вскинулся Хайнц.- Я тоже могу петь !
   - Да перестаньте !- Илона даже руками замахала.- Вы орёте, будто взбесившийся осёл, и в такт музыке не попадаете. Я уже имела удовольствие слышать ваше пение. Хватит, увольте.
   Я думал, что Хайнц обидится и уйдёт. Но он посопел и остался.
   - А что, господин Мирослав,- обратился ко мне Анри.- Не спеть ли нам дуэтом ?
   Ему непременно нужно было добить поверженного соперника.
   - Что-то настроения нет,- ответил я.- Давайте как-нибудь в другой раз.
   - Один живёт со старухой,- проблеял Хайнц.- Другой - с маленькой девочкой. Странные у вас знакомые, госпожа Илона.
   - А вы вообще ни с кем не живёте,- добавил Анри.- Уж куда странней.
   - Как там твоя замарашка ?- спросила у меня Илона.
   - Растёт. Спрашивала о тебе.
   - Я приготовила для неё сладостей. Смотри, не забудь, как в прошлый раз.
   - Госпожа Илона, сегодня вечером состоится купеческое собрание,- заговорил Хайнц.- С семьями. Я надеюсь посетить его с вами.
   Илона надула губы.
   - Я ведь уже была там с вами, господин Хайнц. Ужасная скукотища. Все таращатся друг на друга, следят, кто в чём пришёл, кто чего съел, кто сколько выпил. Если вы хоть немного меня цените, умоляю - идите туда сами.
   - Я вас очень ценю,- проворчал Хайнц.- Поэтому и хочу, чтобы вы обзавелись полезными знакомствами.
   - Да полно вам,- сказал ему Анри.- Госпожа Илона сама вас с кем угодно познакомит. Вы простите, но я вас никуда пригласить не могу, поскольку провожу вечера с супругой.
   - Ну да, любовь,- кивнула Илона с совершенно серьёзным видом.- Сердцу не прикажешь. А ты, Мирослав, пригласишь меня куда-нибудь ?
   - Отчего же нет ? Уложу замарашку спать и пойду шататься по берегу моря около порта. Если хочешь, пойдём со мной.
   - Хочу,- сказала Илона.
   - Хорошо. Я зайду за тобой.
   Хайнц тихо пробормотал что-то грубое.
   - А сейчас мне, пожалуй, пора,- сказал я.- Приятно было видеть тебя, Илона.
   - Вот как,- подал голос Анри.- А нас с господином Хайнцем ?
   - Я просто не могу выразить свой восторг от встречи с вами. Слов не хватает. Доброго дня, господа. Пока, Илона.
   И я покинул гостеприимный дом, прихватив пакет со сладостями.
  
   ***
   Я снимал половину дома у окраины города. У меня был отдельный выход, отдельный дворик. Хозяйскую половину от него ограждала глухая глинобитная стена, и мы с хозяевами почти не виделись; впрочем, никто из нас от этого не страдал.
   Дверь мне открыла маленькая девочка в коротком платьице.
   - Привет,- сказала она мне.
   - Привет,- ответил я.- Это тебе от тёти Илоны.
   Девочка взяла пакет обеими руками и спросила строгим голосом:
   - Ты говорил ей, чтобы она больше не называла меня замарашкой ?
   - Говорил. А она мне: ну как же не называть твою Дину замарашкой, если у неё коленки грязные ?
   Моя собеседница глянула вниз. Коленки действительно были в пыли; девочка в досаде потёрла их ладошкой. Это, правда, дела не поправило.
   - Ладно,- сказала девочка.- Потом вымою. Будем обедать ?
   - Конечно,- ответил я.
   - Тогда пойдём. У нас сегодня каша с мясом. И хлеб. И овощи.
   - Замечательно,- ответил я.
   Мы вошли на кухню, разложили еду по мискам, сели за стол и принялись обедать. Моя сотрапезница рассказала мне новости. Соседской девочке родители принесли щеночка. Он совсем маленький, но уже тявкает. А с утра глупые мальчишки кидались камнями, и теперь с ними никто не будет играть.
   Я рассеянно слушал болтовню девочки и думал о своём, черпая кашу из миски. Случилось это полгода назад. Она нашлась в мрачном кабачке с закопченными стенами. Я вошёл туда, заказал вина и закуску. Всё это принесла мне девочка в грязных лохмотьях. Я только глянул на неё и понял - это она.
   Расставив на столе мой заказ, девочка сказала:
   - Если захотите что-то ещё - позовите меня.
   - Хорошо,- ответил я.- Договорились. Я как раз уже кое-что захотел.
   - Да, слушаю вас.
   - Ты принесла мне слишком много еды. Мне всего этого не съесть, садись рядом и помоги.
   - А вы заберите домой то, что останется,- предложила девочка.
   Я ничего не сказал. Она опустилась на лавку около меня. Я протянул ей кусок мяса, положив его на хлеб.
   - Что-то не хочется,- сказала девочка.
   Но глаза у неё были голодные, а руки аж подрагивали от нетерпения.
   - Сделай одолжение,- попросил я.
   - Ну, хорошо,- притворно вздохнула девочка и схватила угощение.
   Мы были в кабаке вдвоём. Я попивал вино, а девочка жадно ела.
   - Дина !- послышался вопль из кухни.- Где ты, гадкая девчонка ?!
   Девочка бросила на стол недоеденные куски и спрыгнула с лавки. Но я придержал её рукой и крикнул:
   - Она с клиентом !
   Из кухни показалась жирная, красная и безбровая физиономия пожилой женщины. Девочка спряталась за меня.
   - А вы - весёлый господин,- сказала женщина.
   - Мне скучно,- объяснил я.
   Хозяйка заведения хищно глянула на выглядывающую из-за моего плеча девочку, а потом буркнула:
   - Ладно.
   После чего снова скрылась на кухне.
   - Садись,- пригласил я девочку.
   Но тут начали подтягиваться посетители. Дине пришлось разносить заказы.
   Других рабов её хозяйка не держала из экономии.
   На следующий день я пришёл вновь, в то время, когда не было посетителей. Хозяйка выглянула из кухни, покачала головой и скрылась. Дина поела со мной, после чего я показал ей деревянную куклу, только что купленную мною на рынке.
   - Ой,- сказала Дина.- Вы несёте это своей дочке ?
   - У меня нет детей.
   - А можно я подержу её ?
   - Держи. Это тебе. Подарок.
   Дина тут же убрала руки от куклы и печально сказала:
   - Хозяйка отберёт.
   - Да ну, скажешь тоже. Представляю себе, как твоя хозяйка - старая, толстая баба - играет в куклы.
   Девочка прыснула со смеху, а потом полезла под стол хохотать. Я пил вино и улыбался, глядя на неё.
   Нахохотавшись, Дина вылезла из-под стола и объяснила:
   - Нет, хозяйка играть не будет. Она её продаст. Потому что - баловство это.
   И она поджала губы, явно подражая кому-то из взрослых.
   - Ну а мне-то с нею что делать ?- спросил я.
   - А вы, когда приходите, приносите куклу с собой. Я с ней поиграю, а вы потом заберёте.
   - Дельная мысль,- одобрил я.- Ладно, давай так и сделаем. Играй.
   Девочка взяла куклу, присела и принялась топтать нею по лавке. Деревянная игрушка стала важной дамой, которая шла на рынок купить мяса. Дина говорила с ней и сама же отвечала за неё тоненьким голосом.
   Идиллия продолжалась недолго. Из кухни вышла хозяйка, вытирая тряпкой руки, и пробасила:
   - Дина, ну где ты ? Сколько можно ? Ты мне нужна.
   Девочка подпихнула мне куклу и побежала на кухню. Я поднялся и сказал:
   - Можно вас на пару слов ?
   - Меня ?- спросила хозяйка.- Отчего же не поговорить ?
   Я подошёл к ней и предложил:
   - Продайте мне девочку.
   - Ох, господин, я так и знала, что этим закончится. Но ничего у вас не выйдет. Я - бедная вдова, и ребёнок этот мне вместо дочки.
   Тут эта старая крокодилица пустила слезу, утёрла её пальцем и закончила:
   - Вот так.
   - Вы действительно вдова,- ответил я.- Но не бедная. И девочку эту вы собираетесь подкладывать под клиентов, когда она немного подрастёт, чего со своей дочерью, конечно же, никогда бы не сделали.
   - Так, господин,- оборвала меня хозяйка.- Я вам сказала, что девочка не продаётся. Сами уйдёте или позвать солдат ?
   - Сам уйду,- сказал я со вздохом.- До свидания.
   - Прощайте.
   Я забрал куклу и ушёл.
   Путь мой лежал на рынок, точнее на его окраину, где в тени под навесом собирались нищие. Я подошёл к ним, присел на корточки около их главаря, некоего Родриго и заговорил:
   - Что, благородные атланты, насобирали денег ? Конечно, попрошайничать куда лучше, чем работать, как какие-то грязные рабы.
   - Вот за что я тебя ценю, Мирослав, так это за то, что ты не воротишь рожу от нас, нищих,- ответил Родриго.- Но твои поучения меня бесят.
   - Жутко бесят,- подтвердил сидящий рядом нищий Ганс.
   - Ты сам-то шибко много работаешь,- вмешался в беседу худющий Тони.- Черкаешь себе буковки на пергаменте. Страшно тяжело.
   - А я на судьбу и не плачусь. И вообще, есть у меня желание, чтобы вы завалились на всю ночь в кабак и от души повеселились.
   Родриго почесал грязную голову со свисающими сосульками волосами и грустно сказал:
   - Знаешь, Мирослав, в нашем городе бытует странный обычай: если ты заходишь в кабак и веселишься там, то потом с тебя почему-то требуют денег. А у нас их не так много - и муху не напоишь.
   - Хорошо, что ты напомнил. Деньги-то есть.
   И я достал из кошелька три золотых монеты.
   У моих собеседников загорелись глаза. Те, кто сидели дальше, придвинулись.
   - Что мы должны сделать, Мирослав ?- спросил Родриго.- Продать родную мать ? Хотя мою - вечно пьяную, сварливую старую бабу - ты навряд ли купишь. Говори же - что ? Предать Атлантиду ? Записаться в огнепоклонники ?
   - Зачем ты думаешь обо мне столь скверно ?- огорчённо спросил я, подбрасывая монеты на ладони, чтобы нищие сполна насладились их звоном.- Я отдам вам эти деньги. А вы их пропьёте. Но не просто так, а именно в том кабаке, который я вам укажу.
   - А зачем...- заговорил, было, Тони, но Родриго захлопнул ему рот ладонью и крикнул своим:
   - Никаких вопросов !
   - Вот это правильно,- заметил я.- Пошли. На эти деньги можно много мух напоить.
   Нищих набралось одиннадцать человек. Будь с нами Ульф, его бы это очень порадовало - ведь именно столько людей, как он утверждал, насчитывала футбольная команда.
   Мы отправились в кабак. Нищие весело галдели, предвкушая попойку. Я показал им искомое заведение из-за угла, вручил деньги Родриго и пожелал всем приятного вечера.
  
   На следующий день мы снова встретились. Нищие приветствовали меня радостными воплями.
   - Мирослав, мы славно повеселились,- поведал Родриго.
   - Хозяйка даже солдат вызывала,- добавил Тони.
   - И что ?- полюбопытствовал я.
   - Мы всё объяснили офицеру, и он ушёл,- сказал Родриго.
   - Ты меня пугаешь,- отреагировал я.- Что именно вы объяснили офицеру ?
   - Да не бойся, Мирослав,- вмешался Ганс.- Мы сказали ему, что у нас есть деньги...
   - А он принялся орать, будто мы их украли,- встрял в разговор нищий по имени Дин.- Но Родриго ему такую речь задвинул !
   - Да ладно, чего там,- засмущался предводитель нищих.
   - Он потребовал от офицера притащить обворованного нами человека и устроить очную ставку,- сказал Тони.- Офицер плюнул и ушёл. А цены там вполне приемлемые. У нас даже немного денег осталось.
   - В этом нет необходимости,- обнадёжил я своих товарищей.- Деньги - это такая вещь... Короче говоря, я вам ещё принёс.
   Нищие радостно загомонили. Но Родриго гаркнул:
   - Мирослав ! Это перестаёт мне нравится. Да, мы бедны и не имеем крыши над головой. Но это не значит, что нас можно так легко пользовать. Мы - свободные люди ! Мы - атланты ! И не думай, что мы будем лизать сандалии богатенькому бездельнику, рассыпающему деньги направо и налево ! Ты понял, Мирослав ?!
   - Следовательно, сегодня вы в кабак не хотите,- сказал я.
   - Не слушай его, Мирослав,- ответил Тони.- Пусть этот свободный атлант валяется здесь. А мы не гордые.
   - Давай деньги !- распорядился Родриго.- Но помни, что мы тебе - не какие-то там.
   - Я буду помнить это. Всю свою жизнь,- пообещал я.- Дорогу знаете. И вот ещё что. Я - не богатенький бездельник.
   - Родриго погорячился,- миролюбиво сказал Тони.- Мы, Мирослав, ничего такого о тебе не думаем. Кстати, можно нам барышень пригласить ?
   - Почему же вы вчера этого не сделали ?- удивился я.
   - Пошли,- Родриго поднялся с места.- Когда ещё найдётся такой благодетель ?
   И я сердечно распрощался с нищими.
   На следующий день работы совсем не было, поэтому мне удалось попасть в кабак пораньше. Хозяйка и маленькая рабыня мыли столы. Вид у обеих был несвежий.
   - Доброе утро,- приветствовал я их.
   - Ох, господин,- запричитала хозяйка.- А у нас-то беда !
   И она рассказала мне о несчастьи, кое обрушилось на её заведение.
   - Всех порядочных клиентов распугали,- жаловалась хозяйка.- Ладно бы, выпили да ушли. Так почти всю ночь сидят, проклятущие ! И солдаты ничего сделать не могут.
   Дина украдкой поглядывала на меня. Я подмигнул ей.
   - Вот, не знаю, что и делать,- продолжала хозяйка.- Закрыться ? Так ведь убытки...
   - Я попробую избавить вас от этой напасти.
   Хозяйка чуть не задохнулась от радости.
   - Правда ?! Избавьте ! И я буду вам благодарна !
   - И в знак благодарности продадите мне девочку.
   Радость с лица моей собеседницы словно смыло.
   - Далась вам эта девочка, господин. Что, рабы перевелись на рынке ?
   - Мне нравится именно эта девочка.
   - Ну, знаете ! Будете что-то заказывать ? Хотя, мы ещё не открывались. Дина, ты что тут вертишься ? Иди на кухню.
   Я вышел из кабака и снова отправился к нищим. Они собрались под крепостной стеной и дремали в тени.
   - Эй !- сказал я всем сразу.- Разве не говорили вам о том, что разгульная жизнь до добра не доводит ?
   - Изыди,- простонал Родриго, даже не потрудившись открыть глаза.
   - Неужели и сегодня тоже ?- полюбопытствовал Тони.
   Я присел рядом, прислонившись спиной к стене, и ответил:
   - Ты удивительно проницателен, мой друг. Сегодня тоже. Но зато вы будете избавлены от страданий, вызванных похмельем.
   - И кто же нас от них избавит ?- спросил Тони.
   - Некий благородный герой, который придёт вечером и прогонит вас из кабака.
   - Нас одиннадцать,- засомневался Тони.- Не запинаем ли мы этого героя ?
   - Нет, конечно. У вас ведь есть понятия о чести. Если и случится драка, то один-на-один.
   - Знаешь, Мирослав,- промычал Родриго с закрытыми глазами.- Ещё с той поры, как ты притащился к нам пьяный и всю ночь болтал с нами о смысле жизни, гордости и благородстве, я думал, что у тебя не все дома.
   - Мы все так думали,- подтвердил Тони.
   - Но теперь ты окончательно свихнулся,- продолжал Родриго.- Впал в полный маразм.
   - С чего ты так решил ?- полюбопытствовал я.
   - Мы все так думаем,- повторил Тони.- Ради чего ты тратишь эдакие деньжищи ? Чтобы в итоге произвести впечатление на ту толстую старуху ?
   - Совершенно верно,- ответил я.- Мне очень хочется произвести на неё впечатление. Вот деньги.
   - Слушай, Мирослав,- вмешался Ганс.- Объяснил бы, а ?
   Я подмигнул ему и бросил деньги на живот Родриго.
   Нищие выглядели болезненно, разговаривать не хотели. Поэтому я вернулся в контору и с нетерпением принялся ожидать вечера.
   К моему приходу нищие уже развернулись вовсю. Далеко по улице разносились крики, пение и женский смех. Я вошёл внутрь, протиснулся мимо весёлой компании и заказал у хозяйки, имевшей довольно кислый вид, кружку вина.
   Мои друзья наслаждались жизнью. Вино текло рекой, почти у каждого на коленях сидело по размалёванной девице. Дина сновала между столиками с деревянными тарелками.
   Я взял вино, присел в углу, но не успел сделать и двух глотков, как из-за своего стола встал, опрокинув лавку, нищий Альберто. Он гаркнул грубое ругательство и нетвёрдой походкой двинулся ко мне.
   Всё правильно, они выбрали самого молодого и крепкого.
   - Тут занято,- сообщил он, нависнув надо мной.
   - Но ведь за этим столом никто не сидит,- ответил я миролюбивым тоном.
   - Говорят тебе: тут занято !- повторил Альберто.
   Нищие прекратили горлопанить и повернулись в мою сторону. Хозяйка кабака жестами подозвала к себе Дину и велела ей спрятаться на кухне.
   - Хорошо,- ответил я, забрал своё вино и пересел за другой столик.
   Альберто обернулся к своим.
   - Этот чистенький господинчик чего-то недопонимает,- поведал он им.
   - В чём дело ?!- вмешалась хозяйка.- Из-за вас человек не может спокойно выпить вина !
   - А мы тебе заплатили,- объяснил ей Родриго.- Поэтому и не хотим видеть здесь посторонних. Эй, малый !
   - Это ты мне ?- уточнил я.
   - Тебе ! Убирайся отсюда, пока цел !
   - А может быть лучше вы все уберётесь ?- предложил я.
   В рядах нищих поднялся хохот. Ржал и Альберто, стоя надо мной и уперев руки в бока.
   Я спокойно сидел за столом, попивая вино.
   - Так, всё,- сказал Альберто, оборвав смех.
   Неизвестно, что он должен был делать по их сценарию, но тут женщины подняли гвалт.
   - Не трогайте его !- завопили они.- Он - смелый мужчина. А вы хороши - целой толпой на одного !
   - Ну ладно, ладно !- заорал Родриго.- Молчать всем !
   И в наступившей тишине спросил:
   - Ты и впрямь нас не боишься ?
   - А чего мне тебя бояться ? Я - Мирослав, писарь, работаю около главного рынка. Можешь заглянуть ко мне. А кто ты ?
   - Почему же тебе нас не бояться ?- удивился Альберто.- Вдруг утром тебя найдут с ножом в спине ?
   - Я же сказал вам, что работаю писарем. Однажды аж из самой Атлантиды прибыла комиссия для проверки нашей комендатуры.
   - И что ?- спросил Родриго.- Ты-то тут при чём ?
   - А у комендантских вся документация была запущена. Вот наша контора и восстанавливала им все необходимые документы. Всю ночь работали. А после проверки сотник из комендатуры сказал, что мы можем на них рассчитывать и обращаться, если вдруг чего.
   - Откуда же комендатура узнает о том, что именно мы пырнули тебя ножом ?- продолжал допрос Родриго.
   - Все мои знают, что я пошёл в этот кабак. Мы собирались сюда всей конторой, но тут у одного нашлись дела, у второго заболела жена. Я сказал, что пойду один. А вы здесь дебоширите, говорят, уже третью ночь подряд. Комендатура найдёт вас в два счёта.
   - Комендатура-комендатура,- передразнил меня Альберто.- А сам-то ты что-нибудь можешь ?
   - Могу. Но вас и впрямь чересчур много.
   - У нас тоже есть понятия о чести,- подал голос Родриго.- Если хочешь драки, то любой из нас будет драться с тобой один-на-один.
   - И этот любой,- закончил его мысль Альберто.- Я ! Ну что ? Наложил в штаны ?
   - Одно условие,- сказал я.- Если победит ваш боец, то можете меня обобрать. Но если победа будет за мной, то вы уберётесь из этого кабака и больше никогда здесь не покажетесь.
   - Пойдёт,- беззаботно отозвался Родриго.- Я ещё не видел, чтобы кто-то брал в драке верх над Альберто.
   - Ну, ты не видел,- отозвалась женщина, сидевшая у него на коленях, - а всяко бывает. Хозяйка ! Нам на всякий случай три кувшина вина на вынос ! И закуску пускай твоя малявка принесёт.
   Нищие шумной гурьбой повалили на выход - смотреть драку.
   - Ну,- сказал Альберто, гадко ухмыляясь.- Пошли, что ли ?
   Улица, на которой располагался кабак, заканчивалась тупиком. Мы отправились туда, а женщин, несмотря на их протесты, Родриго отправил следить за тем, чтобы никто не побежал за солдатами, и вообще, не совался к нам.
   Жители города спали. Над нами высились молчаливые глинобитные стены.
   - Ну, друзья мои, вы мне очень помогли,- сказал я.
   - Что, вот так ?- спросил Альберто.- Но надо же поставить тебе пару синяков. Кто поверит, что Мирослав в драке против меня не получил ни одного тумака ?
   - Альберто, успокойся !- рявкнул Родриго.
   Но тот уже попёр на меня. Я уклонился от одного удара, убрал голову от второго.
   - Смотри-ка !- изумился Альберто.- Во даёт !
   Замахиваясь для третьего удара, он раскрылся, и я двинул его кулаком в грудь. Альберто согнулся и сел на землю.
   - Сразу видно благородного человека,- заметил Родриго.- Вот уж заехал, так заехал. Альберто, а я ведь тебе, дураку, говорил - успокойся !
   Мой противник кривился от боли. Я помог ему подняться и попросил:
   - Дайте нож.
   Мне тотчас вручили оружие.
   Я разорвал на себе рубаху и аккуратно полоснул лезвием по животу. Из пореза хлынула кровь.
   - Женщинам своим скажите, что Альберто сунул в меня ножом, потекла кровь, вы и убежали,- проинструктировал я нищих, возвращая оружие и отрывая полу рубахи.- Но только без лишних фантазий. И обязательно скажите им, что я жив, а то ещё побегут в комендатуру.
   - Хорошо, Мирослав,- ответил Родриго.- Пусть боги помогут тебе в твоих делах.
   - Вот и закончились наши бесплатные попойки,- грустно сказал Тони.
   - Зато осталась дружба,- обнадёжил я его.- Крепкая и бескорыстная. Всё, расходимся.
   И я отправился в кабак.
   Его хозяйку страшно растрогала окровавленная тряпка, прижатая к моему животу. У неё (у хозяйки, а не тряпки, ясное дело) даже слёзы показались на глазах. Я заверил её в том, что у меня всё в порядке и попросил воды.
   Дина тут же прибежала с кувшином. Она сливала мне на руки, а я промывал рану.
   Порез был неглубоким, но кровь так и хлестала. Хозяйка принесла оливкового масла. Им я помазал рану, после чего прижал её тряпкой и заверил, что всё обойдётся.
   - Вам больно, господин ?- спросила Дина, украдкой поглаживая меня ладошкой по бедру.
   - Терпимо.
   - Ну что ж,- вздохнула хозяйка.- Раз такое дело... Приходите завтра днём.
   - Хорошо,- ответил я.- Спасибо.
   - Вам спасибо,- снова вздохнула хозяйка.- Если бы вы ещё и клиентов моих назад поприводили... Ладно, ладно, шучу. Вы до дома-то дойдёте ?
   - Вполне. Доброй ночи.
   - Доброй ночи,- в один голос ответили Дина и хозяйка.
   На следующий день, сделав свою работу, я вернулся в тот же кабак. Там уже крутилась молоденькая девушка.
   - Забирайте,- сказала хозяйка, подталкивая ко мне Дину.- Возможно, вы и правы. Эта,- она кивнула на новую рабыню,- порасторопней. Но вы компенсируйте.
   Я вынул из-за пазухи кошелёк и компенсировал.
   - Всё,- сказала хозяйка.- До свидания.
   - Обращайтесь, если что,- сказал я.- В контору писарей у главного рынка.
   - Помню, Мирослав,- ответила хозяйка кабака.
   Мы с Диной вышли на улицу. Я хотел взять её за руку, но она увернулась. Так мы и топали рядом.
   Хозяйка кабака не обременила Дину вещами. Она шла с пустыми руками, обмотанная грязной тряпкой, босая. Ещё я заметил, что время от времени Дина искоса поглядывает на меня.
   - Ты хочешь мне что-то сказать ?
   Дина промолчала.
   - Вообще-то мы теперь будем жить вместе,- заметил я.- И у нас не должно быть секретов друг от друга.
   Дина подумала и ответила:
   - Я поняла, господин.
   - И не называй меня господином.
   - Почему ?
   - Мне это не нравится.
   - А те дядьки, которые приходили к нам, наоборот требовали, чтобы их называли господами.
   - Если они придут к нам, можешь их так и величать. А меня - не надо. И выкладывай, что там у тебя ещё.
   Дина глянула на меня и выдала:
   - Хозяйка сказала, будто вы - из-вра-ще-нец. И любите маленьких девочек.
   Мы как раз входили в городской парк. По аллеям между деревьями гуляли нарядные люди; на нас никто не обращал внимания. Я поставил девочку на каменную скамью, нагнулся к ней и сообщил:
   - Во-первых, твоя хозяйка - редкостная дура. Во-вторых, она тебе больше не хозяйка. А в-третьих, я должен открыть тебе одну тайну.
   - Это потому, что мы теперь будем жить вместе ?- замирающим от волнения шёпотом спросила Дина.
   - Да. Но помни, что это - тайна, и разбалтывать её нельзя. Никому.
   Я оглянулся по сторонам. Людей около нас не было. Дина затаила дыхание и вытаращила глазёнки. Я приник к её уху и громко прошептал:
   - Только запомни: ни-ко-му ! Я не извращенец и люблю взрослых тёток.
   Дина стояла, не шевелясь, и явно не знала, что ей делать со свалившейся на неё тайной.
   - Ладно,- сказал я.- Идём.
   - К вам домой ?
   - На рынок.
   Там мы купили пару ярких платьиц, сандалии, собачку, сшитую из тряпок, фруктов и мёда, после чего отправились домой, где поели. Я нагрел воды и спросил Дину:
   - Сама сможешь помыться ?
   Она посмотрела на меня удивлённо и ответила:
   - Я всегда всё делаю сама.
   Вымывшись и переодевшись в новое платьице, Дина вышла на улицу знакомиться с местными детьми.
   Сказать по правде, я не знал, что с нею делать, хотя и слышал о воспитании детей. Будет ли Дина послушной и как на неё воздействовать в случае чего ?
   Надо было как-то уживаться.
   Следующим утром она заглянула ко мне. Я проснулся, разлепил один глаз. Дина просунула голову в комнату и смотрела на меня.
   - Что тебе ?- спросил я.
   - Господин, я приготовила завтрак. Вы встаёте ?
   - Да. Только сначала принеси мне сандалии.
   - А зачем ? Вы же ходите по дому босиком.
   - Я кину сандалией в тебя.
   - Для чего вам тогда две ? Кинуть и одной хватит.
   - Ну а вдруг в первый раз промахнусь ?
   Дина убрала голову; до меня донёсся приглушённый смех. Затем она снова заглянула и пообещала:
   - Ладно, дядя Мирослав, я больше не буду звать вас господином. Пойдёмте, поедим, пока горячее.
   - Что ж ты так рано подхватилась ?- проворчал я.
   - Хозяйка всегда будила меня в такое время.
   - Ладно, сейчас буду.
   Так мы и жили. Я работал, учил Дину грамоте, мы вместе готовили еду и убирались в доме. У неё в первый же день появилась куча друзей, среди местной малышни, которая носилась по улицам и орала. Я, в свою очередь, перестал водить домой девиц лёгкого поведения, заявляться поздно и в подпитии.
   Зато из-за Дины у меня стала периодически появляться Илона, почти всегда с какой-то из своих бесчисленных подруг.
   И я уже начал привыкать к такой жизни.
  
   ***
   - Ну что ? Ты написала подписи к картинкам ?- спросил я, когда мы пообедали.
   - Конечно. Сейчас принесу.
   И Дина умчалась. Она, по-моему, вообще не умела ходить, только бегала. Первое время меня это жутко раздражало, потом привык.
   Дина принесла мне пергамент, где под моими рисунками стояли её подписи. Было там и ещё кое-что, а именно: три бревна с кружками вверху и тоненькими ручками-ножками. Подпись под самым большим из них гласила: "Дядя Мерослав", маленькое в середине называлось: "Я", а третье, чуть побольше второго, - "Мамочка".
   - МИрослав, а не МЕрослав,- сказал я.
   - Хорошо, дай исправлю. Ну а вообще как ?
   - Я думаю - замечательно получилось. Можно мне забрать этот пергамент на память ?
   - Бери,- великодушно согласилась Дина.- А как ты думаешь: тётя Илона - хорошая ?
   - Ну разумеется. Разве я стал бы с ней водиться, будь она плохая ?
   - Не пойму вот,- заговорила Дина, оперевшись щеками на крохотные кулачки.- Она то дразнит меня, то дарит подарки. Почему так ?
   Игрушек у Дины была целая гора - почти все от Илоны и её подруг.
   - Не знаю. Она и меня дразнит. Но это не со зла.
   - Не со зла,- повторила Дина.- А когда мы с ней снова встретимся ?
   - Да вот прямо сегодня вечером. Уложу тебя спать - и к ней.
   - А почему мне нельзя с вами ?
   - Мы будем гулять поздно, когда маленьким детям надо спать. И разговаривать на всякие взрослые темы.
   - Как всегда,- вздохнула Дина.
   И тут же убежала.
   Я поднялся из-за стола и только-только наладился мыть посуду, как Дина вернулась с ещё одним пергаментом.
   - Вот, смотри,- сказала она.
   Это тоже был рисунок. Дина запечатлела жутковатую образину с перекошенным ртом, жиденькими волосёнками и глазами разной величины. Отсутствие сходства с оригиналом восполнялось подписью: "тётя Илона".
   - А что, похоже,- заметил я.
   - Возьми этот рисунок и отдай тёте Илоне. Скажи, что от меня.
   - Хорошо. Положи на стол, а то видишь, я уже руки намочил.
   Дина села на лавку, вытянула ноги и уставилась на меня. Я принялся мыть посуду, делая вид, будто не замечаю её взгляда.
   Мне были понятны её хитрости. Дина явственно собиралась затеять разговор о своей мамочке - самой красивой, умной и доброй.
   Дина не видела её пять лет - почти всю свою жизнь.
   На эти разговоры в нашем доме был наложен категорический запрет. Ещё в самом начале я сказал, что когда мы найдём мамочку, или она найдёт нас, тогда и будем думать, а до того времени нечего сотрясать воздух.
   Дина посидела-посидела, а потом, видя, что я молчу, спросила:
   - Дядя Мирослав, можно мне погулять ?
   - Давай.
   И Дина исчезла.
  
  
   ***
   Когда стемнело, я вышел из дома и запер дверь на замок.
   Дине пришлось рассказать сказку. Я пошёл на эту жертву в обмен на обещание, что она будет спать. Но, разумеется, возникли непредвиденные обстоятельства. Я свою часть договора выполнил, а Дина - нет. Уж очень она хотела погулять с нами. И отчего-то надеялась на то, что я передумаю и таки возьму её с собой. Прямо на всю ночь.
   Но меня не разжалобило её хныканье.
   Когда я вышел, уже начало темнеть. Пришлось прибавить шагу. Но стоило мне выйти на улицу, где жила Илона, как меня остановили окриком:
   - Господин Мирослав !
   Я остановился.
   Это был Анри. Он подошёл ко мне ленивой походкой и осведомился:
   - Спешите ?
   - Вы же знаете,- ответил я.
   - У меня к вам дело.
   - Зайдите завтра к нам в контору и...
   - Дело личного свойства, господин Мирослав.
   В этой части города улицы были широкими, на них росли деревья, посаженные вокруг общественных колодцев. К одному из них Анри и пригласил меня жестом.
   - Чёрт возьми ! Послушайте, господин Анри, я и впрямь спешу.
   - Дело деликатное, господин Мирослав. В двух словах и не расскажешь. Моя нынешняя пассия очень не любит нашего господина Хайнца.
   - Удивительно,- ответил я.- Такого симпатягу - и не любить ! Господин Анри, можно поскорее ?
   - Не беспокойтесь за госпожу Илону, она сейчас пребывает в обществе двух молодых офицеров из комендатуры. Судя по всему, им там очень весело. Так вот: моя пассия сегодня с большим возмущением рассказывала мне о том, что господин Хайнц нанял каких-то людей, чтобы они побили кого-то вечером на берегу моря. Улавливаете, господин Мирослав ?
   - Если б я вас не знал, господин Анри, то подумал бы, что вы попросту клевещете на соперника.
   - Мне нет нужды клеветать. Я предпочитаю честность и открытость. Во всём. Сегодня вы гуляете с госпожой Илоной - что ж, вам повезло. А завтра днём я пойду с нею в портовый рынок. Мы уже договорились.
   - А не ошиблась ли ваша пассия насчёт господина Хайнца ?
   - Не обманывайте себя. Вы прекрасно знаете, что это - правда. Сведения достоверные. Наш приятель Хайнц очень аккуратен. Деньги, выплаченные им людям, которые должны будут вас избить, он занёс в свои расходы. Его писарь сделал эту запись, а потом отправился пить вино и болтать в кабаке с другими писарями, среди коих сидело и двое наших. От них об этом деле узнала моя пассия.
   К нашему колодцу начали подтягиваться люди. Кто-то пришёл за водой, кто-то - вот как мы с Анри - поговорить. Для таких под деревьями врыли скамейки. Анри потянул меня за рукав, и мы пошли по улице к дому Илоны.
   - Так что будьте осторожны,- сказал он мне.
   - Спасибо, господин Анри. Вы - благородный человек.
   - Ладно, я пойду. Приятной прогулки, господин Мирослав.
   - Всего хорошего, господин Анри.
   Мы церемонно поклонились друг другу и разошлись в разные стороны.
   Итак, Хайнц совсем потерял голову от ревности. Осёл, право слово, а ведь человек в годах и должен иметь какой-то жизненный опыт. Ревность всегда будет сопутствовать Илоне. Хайнц просто не в состоянии устранить всех её поклонников.
   В конце концов, среди таковых числятся и такие, которые устранят самого Хайнца.
   Размышляя так, я подошёл к дому Илоны. Она действительно пребывала в обществе двух офицеров, но уже собиралась в путь.
   - А вот и вы, господин Мирослав !- радостно воскликнула Илона.- Господа офицеры, вот тот маг и чародей, о котором я вам рассказывала. Сейчас мы отправимся на кладбище, откопаем мертвеца и оживим его. Я вам потом расскажу. Эти оживлённые мертвецы такие забавные, когда бегают за тобой и пытаются укусить. Можно лопнуть со смеху.
   Офицеры поняли, что им пора уходить. Демонстративно не замечая меня, они попрощались с Илоной и отправились в сторону комендатуры. Моя спутница выдала каждому из них по воздушному поцелую, а потом повернулась ко мне и спросила:
   - Идём ?
   - Погоди. Вот, Дина тебе просила передать.
   Илона взяла у меня пергамент, глянула на рисунок. Я ждал смеха и язвительных замечаний, но в глазах её вдруг блеснули слёзы.
   - Эй !- сказал я.- Что случилось ?
   - Что, что,- сердито проворчала Илона, осторожно вытирая глаза пальцем.- А сам не понимаешь ?
   - Никогда бы не подумал, что тебя до такой степени может растрогать детский рисунок.
   - Ай, ну тебя ! О чём с тобой говорить ?!
   Илона отдала пергамент рабыне, сказала ей, что уходит с господином Мирославом и, возможно, будет поздно.
   И мы остались наедине.
  
   ***
   - А теперь, когда нам никто не помешает, признавайся: замарашка - твоя дочь ?
   Мы шли под руку по тёмной, пустынной улице. Только что мимо нас прошёл патруль, пожелав нам хорошего вечера. В небе светила луна, окружённая россыпью звёзд.
   - С чего ты взяла ?- удивился я.
   - А зачем ты её тогда выкупил ? Нет, теперь тебе от меня не отделаться. Я не успокоюсь, пока всё не выпытаю.
   - Илона, я ведь могу подумать, будто ты пошла со мной на прогулку только ради удовлетворения своего любопытства.
   - Да думай, что хочешь ! Тебе доставляет удовольствие мучить меня ?
   Я пожал плечами.
   - Кто её мать ?- продолжала допрос Илона.
   - Ты ведь уже спрашивала.
   - Да, и не раз. Но ты не ответил.
   - Ну почему же ? Я ответил. Я ответил, что её мать - не ты.
   - Просто замечательно. А то мне самой это неизвестно. Да будь она моей дочерью, я бы тебя к ней и близко не подпустила !
   - Это почему ?
   - Потому что.
   За глухими заборами тявкали собаки. Илона специально наступила мне на ногу, но я на это никак не отреагировал.
   - Куда мы вообще идём ?!- спросила моя спутница.
   - Подкрепиться.
   - А я вот больше никогда не буду с тобой гулять. И таскайся по городу сам со своими тайнами.
   - Илона, ну о чём ты говоришь ? Я тысячу раз рассказывал тебе о том, что пожалел девочку и выкупил её у хозяйки. Понравилась она мне, понимаешь ?
   - Хозяйка ?
   - Нет, девочка. Своих-то детей у меня нет, вот и...
   - Господин Мирослав, вы считаете меня дурой ?!
   - Нет, что ты ! А кстати, вот мы и пришли.
   В конце улицы располагался кабачок с гостеприимно открытой дверью. Упирался он в городскую стену, пройдя вдоль которой, можно было выйти к морю.
   Я пропустил Илону вперёд. Народу было мало, пахло вкусно. К нам вышел хозяин - высокий, седой, представительный.
   - Здравствуйте !- сказала ему Илона.- Меня сегодня обещали накормить подгоревшей рыбой и напоить кислым вином.
   Лицо у хозяина вытянулось. Он посмотрел на меня, потом на мою спутницу и ответил:
   - Тогда зачем же вы пришли ко мне ?
   - Ладно, Гаспар, к тебе это не относится,- вмешался я.- Не бери в голову, потом как-нибудь объясню. Нам как обычно. Но две порции.
   - Разумеется,- ответил Гаспар, уходя на кухню.
   Мы присели за свободный столик. Илона вертела головой по сторонам. Пришла рабыня, махнула по столешнице тряпкой, поставила перед нами кувшин с вином, две кружки и большое яблоко, порезанное дольками.
   - Вполне приличное вино,- заметила Илона, пригубив из своей кружки.
   Подошёл Гаспар и сел за наш стол. Он тоже принёс вина и предложил тост:
   - Ваше здоровье.
   Мы выпили.
   - Наслышан о вас, госпожа Илона,- продолжал Гаспар.- Мне очень лестно, что вы посетили моё заведение. Но вот ваш спутник...
   - Гаспар, советую тебе подбирать слова очень осторожно,- перебил я.
   - Откуда же вы меня знаете ?- удивилась Илона.
   - Вы очень популярны в нашем городе. Какая честь для меня !
   - Ладно, хватит кудахтать,- сказал я.- Что там у тебя с вином ?
   - Корабль уходит завтра,- ответил Гаспар. - Я, госпожа Илона, покупаю вино в Атлантиде. У меня есть знакомый купец, который делает рейсы; он-то меня и снабжает. У нас, в Европе, вино ещё делать не научились.
   - На вот,- я протянул ему свёрнутый и запечатанный пергамент с монеткой сверху.- Передай, как обычно.
   Гаспар принял пергамент и спрятал его за пазуху, а монету сунул в кошелёк.
   - Что это ?- спросила Илона.
   - Письмо,- ответил Гаспар.- Господин Мирослав передаёт через меня приветы своей тётушке. Ему кажется, что так надёжно.
   - А мне кажется,- заговорила Илона, приложившись к своей кружке,- что господин Мирослав сведёт меня с ума своими тайнами. Говорите, у него есть тётка в Атлантиде ?
   - Я не знал, что это секрет,- сказал Гаспар, разводя руками.- Тётка у него имеется, это факт. Я с нею даже знаком немного.
   На миг мне вспомнилось, как в наш дом вошли товарищи моего отца - самого сильного и мудрого человека на свете. Они сказали, что теперь я остался сиротой.
   Воспоминание было не из приятных. Однако, я быстро взял себя в руки.
   - Мирослав,- обратилась ко мне Илона.- Я готова выслушать твой рассказ.
   - Матери своей я не помню. Отец погиб. Воспитывала меня тётка. Я, кажется, рассказывал тебе об этом.
   - Я, кажется, впервые слышу об этом. И как же она тебя воспитывала ?
   - Лупила, таскала за волосы, орала, будто резаная. А чаще выставляла на улицу, чтобы я не болтался под ногами.
   - Какая милая женщина ! - восхитилась Илона.- И как я её понимаю !
   - И какой у неё внимательный племянник,- вставил Гаспар.
   - Тётке нужны мои письма лишь для того, чтобы показывать их своим подругам. Думаю, она их даже не читает.
   - А ты бы и не писал,- предложила Илона.
   - Ну, всё-таки она меня вырастила и выучила.
   - Просто с ума сойти от умиления,- сказала Илона.- Что вы ещё можете рассказать о нём, господин Гаспар ?
   - Ну... не знаю. Господин Мирослав - писарь.
   - Это мне известно,- ответила Илона.
   Но тут принесли рыбу с овощами, и Гаспар мгновенно исчез.
   - Я хочу встретиться с твоей тёткой,- заявила Илона, принюхиваясь к блюду.
   - Встречайся.
   - Ты должен поехать к ней, в Атлантиду, и я поеду с тобой, и мы...
   - Илона, я не собираюсь видеться со своей тётушкой. Хватит её с меня.
   - А я хочу !
   - Знаешь, Илона, на меня это не действует. Я тебе не Анри и, тем более, не Хайнц. Сказано: нет !
   - Всё равно будет по-моему.
   - Помечтай.
   Готовили у Гаспара отменно; избалованная Илона с видимым удовольствием поедала свою порцию. Я тоже не отставал от неё.
   А где-то на берегу скучали головорезы, нанятые добряком Хайнцем.
   - Вот за то, что ты такой неприятный тип, я откажу тебе от дома,- пригрозила Илона.
   - Это будет очень мило с твоей стороны. Больно мне надо смотреть на твоих ухажёров. И впрямь, приходи лучше ты ко мне.
   - А ты ревнуешь ? Ревнуешь, да ? Захочу - и вообще не буду с тобой видеться.
   - Будешь, Илона. Ты ведь жутко любопытная. Сегодня тебе сказали, что у меня есть тётка. Но любопытство твоё от этого только разгорелось.
   - Ну почему ты такой гадкий ? За это я не пойду с тобой на берег.
   - Илона, мы же договорились.
   - И что ?
   - А я знаю человека по имени Диего Армандо Марадона, о котором ты не имеешь никакого понятия, хотя он очень знаменит. Хочешь ещё рыбы ?
   - Нет, пожалуй. Пойдём, проводишь меня домой.
   - А как же наша прогулка ?
   Рабыня принесла воды, чтобы мы вымыли руки.
   - Мирослав, ты и вправду считаешь меня дурой.
   - Почему ты так думаешь ?
   - Меня ведь господин Анри тоже предупредил. Он же знает, что ты - дурачок, и обязательно потащишься на этот берег, где нас ждут бандиты, нанятые господин Хайнцем. Мне-то ничего не грозит, а вот... У вас прекрасно готовят, господин Гаспар.
   - Благодарю вас, госпожа Илона,- ответил незаметно подошедший хозяин.- Нет, Мирослав, денег мне не суй. Для меня большая честь угостить госпожу Илону.
   - Гаспар, хватит дурачиться, бери деньги и...
   - Мирослав, я позову рабов, и они вытолкают тебя в шею.
   - Ладно, потом рассчитаемся. Идём, Илона.
   Но они с Гаспаром ещё долго обменивались любезностями и взаимными приглашениями.
  
   ***
   На следующее утро Джонс объявил:
   - Мы тут с Ульфом договорились сделать несколько пергаментов на продажу. Вы с нами будете ?
   - И что ты собираешься на них писать ?- поинтересовался Марк.- Надеюсь, не те гадости, которыми ты пичкал нас вчера ?
   - А ты бы что предложил ?
   - Ну, не знаю,- ответил Марк.- Можно же написать о древних героях.
   - О любви,- ввернул я.
   - Дорогие мои, о любви - это прекрасно,- заметил Джонс.- Но вот эта, вчерашняя, история у нас уже есть, а другие ещё надо придумать или подслушать. Ульф уже сделал один экземпляр. Так вы с нами ?
   - С вами,- уверил его Марк.- Но сначала - заказы. Купцы вот принесли. Давайте за работу.
   Мы занялись писаниной, но наше занятие прервала молодая и пышная девушка, вошедшая в контору.
   - Здравствуйте, господа писаря,- заговорила она.- Можно к вам ?
   - Заходите,- приветливо отозвался Марк.- Вы по делу ?
   - Нет. То есть - да... Не знаю.
   Девушка держала в руке корзинку со снедью. Ульф так и впился глазами в них обеих.
   - Что вам переписать ?- осведомился Марк.
   - Ничего. У меня другое дело. Понимаете, я дочь мельника.
   - Понимаем,- ответил Джонс.
   - Мы живём за городом, у реки. И там есть кузнец.
   - Ну ?- поторопил её Джонс.
   - И мы... И я... Ну, в общем, он на мне женится ?
   - Девушка, милая, а мы-то тут при чём ?- удивился Марк.
   - Мне сказали, что у вас тут есть человек, который видит будущее. Вот если бы он посмотрел... А я заплачу, деньги у меня есть.
   Мы все глянули на Ульфа. Он отложил в сторону свой пергамент и заговорил, не глядя на девушку:
   - Не могу я сейчас. У меня вышел весь ресурс. И боги не пускают мою душу в будущее. Такой перерасход энергии получился, что и подумать страшно.
   - Что ты несёшь, Ульф ?- изумился Джонс.- Какой там, к чертям собачьим, перерасход - ты всё утро морочил мне голову своим чемпионатом мира !
   - Простите, никак не могу,- бормотал Ульф, повесив голову.- Богам неугодно, не понимаете разве ?
   - Так я и знала, что всё это - враньё,- обиженно произнесла девушка и вышла от нас, повесив корзинку на руку.
   Ульф схватил свой пергамент и принялся торопливо писать.
   - Так, я не понял,- сказал Марк.- Ульф, что это было ?
   Тот ничего не ответил, продолжая старательно выводить буквы.
   - Ульф,- заговорил я.- Не обращайся больше ко мне, если тебе вдруг понадобятся деньги.
   - Но ведь мы же друзья,- решился напомнить Ульф.
   - Поэтому я и предупреждаю тебя, чтобы ты не унижался понапрасну.
   - Дурень, тебе же деньги просто так дают,- сказал Джонс.- А ты отталкиваешь руку с кошельком.
   Ульф отложил свой пергамент в сторону и закатил речь:
   - Просто так, говоришь ? Да у меня после каждого возвращения из будущего дикое сердцебиение, упадок сил и жрать хочется зверски ! И это не зависит от того, уйду я в будущее на пять тысяч лет или на пять дней ! Просто так !!! Или я наслаждаюсь тем, как бьются с соперниками Платини и Марадона, или высматриваю, выйдет ли эта дура дочь мельника за этого скота кузнеца ! Просто так !!! Посмотрел бы я на тебя, Джонс, стал бы ты на моём месте зарабатывать вот таким образом ?! А тебе, Мирослав, спасибо за то, что предупредил. Я не стану к тебе обращаться. Никогда.
   После этого Ульф схватил свой пергамент и с яростью принялся за работу. Мы с Марком и Джонсом переглянулись, пожали плечами и тоже приступили к писанине. Но поработать нам не дали: пришёл офицер с двумя солдатами. Экипированы все были по полной форме: в шлёмах, нагрудниках и поножах. У офицера на поясе болтался меч; солдаты тащили с собой копья.
   Мы молчали, гадая про себя, чем заслужили такое счастье. Офицер снял шлём, утёр рукой лоб, по которому градом катился пот, и осмотрел всех нас по очереди.
   - Здравствуйте, господа военные,- подал голос Марк.- Вам что-то переписать ? Для доблестных защитников нашего города сделаем со скидкой.
   Офицер подал знак солдатам, и они застыли у входа, опершись на копья. Сказать, по правде, по спине у меня побежал холодок.
   - Ты что же, малый, думаешь, в офицерской школе писать не учат ?- спросил офицер Марка.
   - Нет, что вы ! Я так не думаю. Просто, может быть, у вас много работы ?
   - Работы хватает,- согласился офицер, поставив шлём на стол и усаживаясь на скамью для посетителей. - Дошли до нас слухи, будто контора у вас подозрительная.
   - Это почему же ?- притворно удивился Марк, которого тоже прошиб пот.
   - Да вот вы тут всё пишите...
   - Господин офицер, что нам заказывают, то мы и пишем.- перебил Марк.- Мы - преданные атланты, и...
   - Это ещё проверить надо,- в свою очередь перебил офицер.- Кто тут у вас будущее видит ?
   Ульф поднялся с места.
   - Господин офицер, он в самом деле видит будущее,- затараторил Марк.- Всё предскажет. Как карьера ваша сложится, сколько детей у вас будет...
   - Это я и сам узнаю в своё время,- оборвал его офицер.- Слышишь, пухлый, ты распускаешь слухи про какой-то там футбол. Это правда ?
   "Пухлый" Ульфу не понравился, но, подумав, он решил не спориться по этому поводу.
   - Ну, будет такое соревнование в далёком будущем,- промямлил он.- Я как раз ночью смотрел чемпионат мира в Мексике, по их летоисчислению 1986-го года.
   - Так,- сказал офицер.
   - Понимаете, там играют сборные команды стран, которых ещё нет. Я только примерно могу рассказать, где находятся некоторые из них.
   Офицер ничего на это не ответил, и Ульф продолжил:
   - Пока я смотрю групповые турниры. Аргентина сыграла вничью с Италией, а Франция - с Советским Союзом. Бразилия...
   - Так, стоп. А почему ты молчишь о сборной Атлантиды ?
   Марк замер с открытым ртом, Джонс взялся за голову. Ульф у нас парень простой - сейчас ляпнет, что никакой Атлантиды в будущем нет, и...
   - Господин сотник !- заговорил я, ещё не успев додумать мысль до конца.- Мы-то Ульфа давно знаем.
   - И что ?- спросил офицер, впившись в меня взглядом.
   - Он думает - раз сказал нам, то весь город должен знать.
   - Ты о чём ?- уточнил офицер.
   - Ульф когда-то говорил нам, что на этих турнирах команде Атлантиды сразу отдают первый приз. Ибо бороться с ней бесполезно.
   Марк выдохнул, Джонс убрал руки от головы.
   - Ты откуда такой умный ?- поинтересовался офицер.- А ? Это не ты ли тот самый писарь, который якшается с нищебродами ?
   Я не скрывал своих приятельских отношений с бандой нищих. Однако же, мне не слишком понравилось услышать об этом от офицера из комендатуры.
   - Ага, это я. Они все там философы. Бывает, по полдня с ними болтаю о том, о сём.
   - Лучше бы бабу себе завёл. Философы ! Значит так, дорогие мои. У нас в городе, возможно, работает диверсант. Приходил ли к вам в последнее время подозрительный человек с разными вопросами ?
   - Нет, господин офицер,- ответил Марк, испытывая явное облегчение от перемены темы разговора.- Не приходил. В последнее время никто нас ни о чём не расспрашивал. Но вы не беспокойтесь. Мы - люди благонадёжные и обязательно задержим диверсанта, если он появится где-то здесь.
   Офицер поднялся на ноги и забрал свой шлём со стола.
   - Вашу благонадёжность мы очень скоро проверим, а задерживать диверсанта я вам очень не советую,- сказал он.- Это же звери, а не люди. Порядочный диверсант голыми руками переломает вам все кости. Ладно, работайте.
   И офицер вышел, забрав солдат. Некоторое время мы пребывали в ступоре. Первым из него вышел Марк.
   - Мирослав,- заговорил он.- Ты нас всех здорово выручил. На следующей неделе все самые выгодные заказы - твои.
   - Да ладно,- отмахнулся Ульф.- Я бы и сам сообразил, чего сказать.
   - Ага,- подхватил Джонс.- Обязательно сообразил бы. Дня эдак через три, когда мы бы уже гнили в подземелье.
   - Да идите вы все,- с этими словами Ульф снова взялся писать.
   - Мне не даёт покоя этот диверсант,- признался Джонс.- Что ж получается ? Они ведь могут в дома врываться, людей убивать.
   - С чего ты взял ?- удивился я.
   - Наверняка это как-то связано с нашими огнепоклонниками,- предположил Марк.- В Атлантиде узнали, что в нашем городе их не трогают, вот и прислали сюда разведчика-диверсанта. Этого и следовало ожидать.
   - Ну да,- согласился Джонс.- Плохо дело. Эти диверсанты будут грабить, насиловать, убивать. А потом из Атлантиды прибудут войска - навести у нас порядок.
   - Слушайте, у меня ребёнок дома один,- сказал я.
   - Всё равно ты с диверсантом не справишься,- ответил Марк.- И, кстати, Мирослав, твои дружки-нищие видели кого-то подозрительного ?
   - Нет,- ответил я, подумав.- Ничего не говорили. Но я их поспрошаю.
   - Давайте работать,- предложил Марк.- А то нам ещё вот эту бредятину Джонсовскую переписывать.
  
   ***
   К Илоне я не попал. Она как раз вернулась с рынка - рабыня доложила мне, что госпожа отдыхает.
   В саду у Илоны располагалась беседка, увитая виноградом. Там стояли столик и лавки. В самой беседке за разговорами и кувшином вина уже сидело четверо поклонников, дожидающихся Илону. Среди них был и Хайнц.
   Увидев меня, он поднялся на ноги и сказал:
   - Господин Мирослав, мне надо с вами поговорить.
   - Какая удача, господин Хайнц ! У меня к вам тоже разговор имеется.
   Он вышел из беседки и кивнул мне на дальний угол сада, где нас не могли послушать. Я шёл за ним и раздумывал над таким вот вопросом: набить ему рожу, чтобы она вся распухла, или же просто насовать по печени ?
   - Господин Мирослав,- заговорил Хайнц, отведя меня к стене, ограждавшей сад.- Вы вчера не ходили на берег, видно знали что-то. Согласен, я поступил скверно. Госпожа Илона ругала меня всё утро. Подождите, дайте мне сказать. Я прошу вас: уезжайте из города !
   - Послушайте, вы...
   - Я прошу вас, господин Мирослав ! Ну что вам стоит ? Ваш переезд я оплачу и сверх того дам денег !
   - Господин Хайнц, вообще-то вам следовало бы морду набить.
   - Хорошо ! Я согласен ! Бейте ! Но только уезжайте потом.
   Я оттолкнул его и сказал:
   - Что вы орёте ? Вас полгорода слышит.
   Хайнц тяжело дышал, глаза его лезли из орбит. День такой хороший: солнышко светит, птички порхают по саду. А я, вместо того, чтобы забрать Дину и сходить с нею на море, стою здесь с этим сумасшедшим.
   - Господин Мирослав, а хотите, я возьму вас в дело ? И там, в другом городе, а ещё лучше в Атлантиде...
   - Да заткнитесь вы !- прикрикнул я.- Господин Хайнц, что с вами ? Посмотрите: в беседке три человека. Я видел там начальника порта, офицера из комендатуры и ещё кого-то - его заслонили от меня листья винограда. И что, вы будете ко всем подсылать громил, а потом спроваживать их из города ? К госпоже Илоне таскается человек сорок воздыхателей, чего стоит только наш приятель Анри. Да вы разоритесь, господин Хайнц.
   - Вы же знаете, как я отношусь к госпоже Илоне.
   - Догадываюсь.
   - Я, господин Мирослав, хочу на ней жениться.
   - Бедная Илона !
   - Три дня назад она сказала мне, что если и выйдет за кого-то замуж, то только за вас. Вот так, господин Мирослав. Поэтому я и прошу вас уехать.
   Хайнц смотрел на меня умоляюще. Я тяжело вздохнул.
   - Но ведь вы же знаете госпожу Илону. Она никогда не бывает серьёзной,- сказал я.
   - Ошибаетесь, господин Мирослав. В тот вечер она была очень серьёзна. Даже чересчур.
   Его слова привели меня в замешательство. Слов нет, слышать это было приятно. Однако же, наш с Илоной союз не представлялся мне возможным.
   - Знаете, господин Хайнц, я бы с удовольствием уехал. Просто ради того, чтобы сделать вам приятное. Но именно сейчас это никак невозможно. Да чего вы беспокоитесь ? Я никогда не женюсь на Илоне, ибо не могу обеспечить ей ту жизнь, к которой она привыкла. А быть на содержании у женщины - это не моё.
   - Господин Мирослав !- взревел Хайнц, но тут же сбавил тон.- Господин Мирослав, по-моему, вы издеваетесь надо мной.
   - Не сходите с ума, старый кретин,- сказал я.- Вы попросту выставляете себя на смех.
   Хайнц тяжело дышал. Я двинулся к беседке, но он схватил меня за руку.
   - Господин Мирослав, вы пожалеете об этом.
   - Господин Хайнц, я уже жалею о том, что согласился разговаривать с вами.
   С тем мы и разошлись. Я ушёл домой, а Хайнц вернулся в беседку.
  
   ***
   Дины дома не было. Я развёл огонь в печи и принялся готовить еду. У меня была ещё работа на дом - каждый из нас взял с собой по два пергамента, чтобы переписать жуткую историю Джонса. По его словам, торговец рукописями уже дожидался плодов наших деяний.
   Пока закипала вода, я валялся на лавке в саду. Меня беспокоил Хайнц. Он слыл довольно жадным типом. И если Хайнц согласен тратить деньги на то, чтобы избавиться от меня, то дело может закончиться скверно. Надо будет сходить к Родриго - возможно нищие дадут дельный совет.
   Меня начало клонить в сон. Я подскочил, встряхнулся. Надо работать: Джонс обещал за рукописи приличный куш.
   Дина примчалась, когда еда была уже готова.
   - Привет, дядя Мирослав !
   Мы ещё не виделись - когда я уходил утром, она ещё спала.
   - Привет,- ответил я.
   - Скоро есть будем ?
   - Сейчас. Только умойся сначала - посмотри, на кого похожа.
   Дина была вся в пыли, растрёпана, с дырищей в платьице и со стёсанной коленкой - то есть в обычном своём обличьи.
   - Хорошо,- ответила она.
   Есть мы сели более-менее умытые. Я выслушал новости о щеночке, мальчишках, пьянице, который ругался и грозился...
   - Ну так вы же его дразнили, наверное ?
   - Нет, дядя Мирослав, не дразнили. Мы просто кричали: "Пьяница, пьяница !".
   Потом последовал рассказ о том, как на берегу все бегали наперегонки, и Дина прибежала второй только потому, что у неё болела коленка. Кстати, по этой же самой причине она не написала заданного мной вчера вечером задания.
   - Ну да ничего. Сейчас мы поедим, вымоем посуду, перевяжем коленку и всё напишем.
   - Ой, дядя Мирослав, а может завтра ? Я думаю, что к завтрашнему дню моя коленка не будет болеть так сильно.
   Дина скривилась и осторожно потрогала свою ссадину.
   - Ну ладно,- вздохнул я.- Раз у тебя так сильно болит ...
   - Очень сильно,- подтвердила Дина.
   И в уголках её глаз появились слёзы.
   - Я дам тебе горькое лекарство и уложу в кровать. Ты ведь не собираешься идти на улицу с больной коленкой ?
   И тут случилось чудо. Воистину, боги обратили внимание на страдания несчастного ребёнка, ибо коленка у Дианы мгновенно перестала болеть. Она даже несколько раз подпрыгнула на одной ноге, дабы показать, что ей всё нипочём.
   - Ты посмотри,- удивлялся я.- Совсем-совсем не болит ?
   - Всё прошло,- уверяла меня Дина.
   - А ещё говорят, будто чудес не бывает. Ну, тогда ничего не помешает нам немного поработать.
   Дина снова скривилась.
   - Поработать,- повторила она.- Я буду писать, а ты - смотреть на меня. Какая же это работа ?
   - Я тоже буду писать. Дядя Марк дал мне задание на дом.
   - Тогда ладно,- вздохнула Дина.
   Мы помыли посуду и уселись за работу.
   - А дядя Джонс рассказывал какие-то новые истории ?
   - Нет,- соврал я.
   Писанины было много. Мы усердно работали. Пару раз с улицы слышались голоса:
   - Дина ! Эй, выходи !
   Дина выжидательно смотрела на меня, а я делал вид, будто ничего не слышу.
   Но рано или поздно всё заканчивается; справились со своей работой и мы. Дина тотчас же умчалась на улицу, а я поборол желание сходить к Илоне и снова разлёгся на лавке в саду под тенью старой, развесистой яблони.
  
   ***
   Следующим утром Ульф сказал:
   - Начались игры на вылет.
   Джонса не было - он понёс наши рукописи торговцу, а мы с Марком никак не отреагировали на эту новость.
   - Аргентина выбила Уругвай,- продолжал Ульф.- А Франция - Италию. И что-то немцы пока не производят впечатления. Но я думаю...
   - Ульф,- перебил Марк.- Неужели тебе нравится, когда я ору, обзываю тебя и посылаю куда подальше ?
   На рынке происходило какое-то движение. Крик стоял сильнее, чем обычно, в толпе мелькали шлемы военных.
   - Да что там творится ?- спросил Ульф.- Может я схожу, посмотрю ?
   - Джонс сейчас придёт и всё расскажет,- обнадёжил его Марк.
   Но мы узнали раньше. В контору вошёл вооружённый десятник и сообщил, что по приказу командира гарнизона у порта собираются все мужчины, способные носить оружие. В число таковых, к нашему несказанному удивлению, попал и Ульф. Мы вышли на улицу.
   Толпа мужчин двигалась к морю. Мы влились в неё.
   Никто ничего не знал. Какой-то умник пустил слух, будто началась война, и офицер, сопровождавший нас, заорал, что прибьёт всякого, кто будет распространять панику.
   Неподалёку от нас брела банда Родриго. Все нищие имели воинственный вид, потрясали палками и пели какую-то страшную боевую песню.
   - Эй !-крикнул я им.- Может вы чего знаете ?
   - Учения,- ответил Родриго.- И мы будем защищать наш город до конца !
   Нищие разом взревели. Один из солдат ринулся к ним, но офицер схватил его за плечо, заметив при этом:
   - Оставь. Хоть кто-то не идёт на учения с перекошенной от недовольства рожей и не ноет насчёт того, что работа стоит.
   К нам пробился Джонс, потряс кошельком и сообщил:
   - Задаток. Остальные будут после реализации.
   После этих слов Ульф заметно помрачнел.
   Вскоре толпа вышла к порту. Десятники расставили всех в две шеренги, и офицер, приходивший к нам накануне, громко сказал:
   - Значит так ! По нашим данным в лесах активизировались банды дикарей ! Возможно, придётся собирать ополчение ! Поэтому сегодня мы отработаем оборонительные навыки ! Чтобы потом, в случае чего, каждый знал, что ему делать !
   - Вчера диверсанта ловили,- сказал я.- Сегодня от дикарей отбиваемся. Во жизнь пошла.
   - К вам тоже приходили по поводу диверсанта ?- спросил торговец провиантом, у которого мы частенько отоваривались.
   - Было дело,- уклончиво ответил Марк.
   - И наша контора признана совершенно неблагонадёжной,- добавил Джонс.
   - Моя лавка тоже,- уверил нас торговец провиантом.- И все мои соседи.
   - А меня уже давно следовало повесить,- вздохнул разносчик холодной воды.
   После этого Марк немного приободрился. Раз уж все поголовно на подозрении, то и наша контора не должна оставаться в стороне.
   Да и я, признаться, вздохнул с облегчением.
   Между тем, офицер разбил нас на отряды, которые поручил десятникам. Несмотря на учения, порт продолжал жить, как обычно. Подплывали и уплывали корабли, по пристани носились толпы людей с грузами и просто так.
   - Ну да, конечно,- заметил Джонс.- Богачи заняты своими делами и не привлекаются к битвам.
   - Разговоры отставить !- рявкнул наш десятник.
   От порта нас тотчас же увели. Мы вышли к бухте за пределами города, где офицер объявил:
   - Учения будем проводить здесь ! Отработаем оборону против десанта, высаживающегося с боевого корабля.
   - Интересные у нас дикари,- заметил Джонс.- Плавают на боевых кораблях, высаживают десант...
   - Джонс !- простонал Марк.- Да заткнись же ты !
   - Давайте лучше отработаем раздачу обеда в полевых условиях !- выкрикнул Ульф.
   По рядам потенциальных защитников города прокатились хохот и одобрительные выкрики. Марк отошёл от нас подальше.
   - Я сейчас кому-то язык отрежу !- гаркнул офицер.
   После этого и начались учения. Сначала мы отрабатывали постройку берегового укрепления. Руководили этим действом десятники под присмотром офицеров; впрочем, последние не вмешивались. Мы таскали камни и складывали их друг на друга.
   - Точно так же будет и в порту,- объяснял нам старший десятник.
   Затем начались стрельбы. На всех оружия не хватало, поэтому стреляли по очереди. Солдаты установили на берегу деревянную конструкцию, к которой крепили шесты, а на них насаживали мешки с соломой, каковые изображали вражеских десантников.
   Небольшие партии ополченцев отстреливались по мишеням, после чего передавали луки своим товарищам, а солдаты собирали на берегу стрелы.
   Дошла очередь и до нас. Отряд, в который попала наша контора, засел за укреплением. Солдаты раздали стрелы. Я тотчас всадил две в мешок, болтавшийся напротив меня, затем поразил соломенного десантника, угрожающего Ульфу, - мой товарищ даже не смог растянуть лук, как следует,- потом угробил мешок Джонса.
   - Хорошо стреляешь,- заметил молодой подсотник, наблюдавший за нами.- Где научился этому ?
   - Довелось послужить в Великой Армии Атлантиды, господин подсотник,- ответил я.- Хлебнул солдатчины.
   - А что ж ушёл ?
   - По ранению, господин подсотник. И потом - не моё это. Не по нутру мне муштра.
   - Ну смотри,- ответил подсотник и отправился к старшему офицеру.
   Они о чём-то поговорили, после чего командир сборов громко распорядился:
   - Кто служил в армии - подойти ко мне !
   Таковых, кроме меня, оказалось ещё четверо. Мы получили от офицера задание возглавить штурмовиков и повести их в атаку.
   Десятники уже устроили крики и суету, разделяя ополчение на две группы. Одна осталась на укреплениях, вторая должна была штурмовать их. Почти всем раздали палки, а кое-кому попал и щит.
   - Вы смотрите не очень-то,- предупредил офицер.- А то ещё покалечите друг друга.
   Защитник заняли позиции; по сигналу я и мои товарищи пошли на штурм.
   Как ни бегали вокруг нас десятники, как ни орали офицеры, а получилась обычная свалка. Кое-где народ завёлся по-настоящему. Особенно усердствовали нищие, выдвинувшиеся на штурм под моей командой. Именно нам и удалось прорвать оборону, сбросив с укрепления его защитников. Рядом со мной бился Джонс, а Марка скатили вниз, и он выключился из борьбы. Ульф примостился рядом с ним, симулируя ушиб. Тем временем нищие, прорвавшие укрепление, устроили самую настоящую драку, и даже ножи замелькали, но набежавшие десятники прекратили безобразие.
   - Плохо,- сказал офицер, командовавший защитниками.- Оборона прорвана. Теперь отдыхаем и меняемся местами. Те, кто служили - снова на штурм.
   - Ну держись, Мирослав !- крикнул мне Альберто.- Вот теперь-то мы намнём тебе бока !
   Пока мы отдыхали, к берегу поднесли котлы, мешки с крупой и мясо.
   - Ты посмотри-ка,- сказал Ульф, жадно втягивая воздух ноздрями.
   Кашевары принялись за работу.
   - Что ни говори, а писарем всё же быть попроще, чем солдатом,- признал я.
   - Да уж,- согласился Джонс.- Мне вот этих учений на всю жизнь хватит.
   - А тебя тоже вот так гоняли ?- спросил меня Марк, потирая ушибленное бедро.
   - Ещё похлеще,- ответил я.- В армии мы целыми днями только этим и занимались. Да я ведь вам рассказывал.
   - Ну, одно дело рассказы слушать, а другое - самому на штурм идти,- вздохнул Марк.
   Офицер дал команду подниматься. Под запах готовящейся каши, витающий над берегом, одна команда пошла штурмовать другую.
   И снова получилась потасовка, и снова, как ни держалась и не подбадривала своих банда нищих, оборону прорвали.
   Подоспела каша. Кашевары принялись раздавать её в деревянные тарелки. Насыпали много; мы прилично наелись. Только Ульф сбегал за добавкой, а на третий раз его уже прогнали.
   Офицеры посовещались в тени под скалой, после чего командир объявил окончание сборов.
   - Так уж и быть,- сказал он.- Хватит с вас. В реальном-то бою всё будет выглядеть иначе, ну да там вам помогут настоящие солдаты. А пока - можете расходиться.
   - В контору,- распорядился Марк.
   - Зачем ?- заныл Ульф.- Я так вымотался, что и писать не смогу.
   - А вдруг есть заказы ?- не сдавался Марк.- Надо посмотреть.
   - Марк, у меня ребёнок дома один,- напомнил я.
   - У меня тоже ребёнок.
   - Но с твоим жена и трое рабов.
   - Мирослав, с твоей Диной ничего не случится, если ты по дороге домой заглянешь в контору.
   Джонс тоже хотел что-то сказать, но лишь махнул рукой и промолчал. Мы все отправились в контору.
  
  
   ***
   Заказов не было. Марк распустил нас до завтра. Мой дом встретил меня открытой дверью и запиской, валявшейся на полу у двери: "Дорогой господин Мирослав ! Ваша девочка жива и здорова. Вам вернут её, как только вы выедете из города, получив расчёт в своей конторе и расторгнув договор о найме жилья. Денег, правда, уже не будет. Искренне ваш - купец Хайнц".
   Я бросил записку на пол.
   Неужели Хайнц дошёл до того, что крадёт детей ?
   Я вышел на улицу, отыскал приятелей Дины и допросил их. Да, действительно, приходили два дядьки - один высокий и мрачный; другой - маленький и смешной. Этот второй отмачивал всякие шуточки, чем немало позабавил детвору, зато у первого имелся настоящий меч, и он даже позволил его подержать. Они и забрали Дину с собой, сказав, что её зовут дядя Мирослав с тётей Илоной.
   А мы разве не встретились ?
   Это были телохранители Хайнца. Раньше он везде ходил с ними, но однажды за это самое Илона высмеяла его жесточайшим образом. Тогда Хайнц стал брать с собой телохранителей только в том случае , если при нём имелась крупная сумма денег.
   Я вернулся на кухню, сел за стол. Пустой, холодный очаг, чистая посуда. Нет, я уже слишком привык к Дине. Её необходимо вернуть. Оба телохранителя Хайнца слыли настоящими выродками - что ж, тем хуже для них.
   На улице темнело. Небо затянуло облаками.
   И вдруг в доме послышались шаги.
   - Дина !- позвал я, ещё надеясь на то, что Хайнц меня просто припугнул.
   - Мирослав, это я,- послышался в ответ голос Ульфа.
   - Заходи.
   Ульф вошёл на кухню, сел напротив меня и сообщил:
   - Дверь была открыта. Но я запер.
   - Хорошо.
   - Дождь будет,- продолжал Ульф.
   Я ничего ему не ответил. Он помолчал немного, набрал воздуху в грудь, выдохнул и сказал:
   - Дина в загородном доме Хайнца.
   Я посмотрел на него. Ульф сидел передо мной за пустым столом и барабанил по нему пальцами.
   - Так,- сказал я.- Теперь давай поподробнее, но без этих твоих штук с будущим. Не заставляй меня думать, что ты связан с бандой Хайнца.
   - Мирослав. клянусь тебе, я с нею не связан. Как ты вообще мог обо мне такое подумать ? Я всё тебе объясню.
   - Попробуй.
   - Видишь ли, Мирослав, я сильно поиздержался...
   - Ага !
   - ...влез в долги...
   - Ну кто бы мог подумать !
   - ... а мой расчет на прибыль от этих рукописей не оправдался. Джонс принёс только задаток.
   - И ты не знал этого заранее, поэтому сговорился с Хайнцем.
   - Не люблю про себя смотреть... Я пришёл просить тебя одолжить мне немного денег.
   - Ульф, это уже чересчур.
   - Мирослав, в действительности я пришёл помочь тебе с поисками Дины, предупредить кое о чём, ну и денег занять. Помню, ты мне говорил. Но ведь мы же друзья.
   - Ульф, я начинаю в этом сомневаться.
   - Знаешь, Мирослав, мой дар позволяет видеть не только будущее, но и прошлое.
   - Да, я слышал.
   - Слышал, но выводов не сделал. Видишь ли, Мирослав, ты всем говоришь, что служил в армии.
   - Раз ты видишь прошлое, то должен знать, что это правда.
   - Это так. Но ты рассказывал, что ушёл из армии. А вот это уже неправда. Ты поступил в офицерскую школу, закончил её и стал разведчиком. И всё ради того, чтобы отомстить за отца, который погиб в стычке с дикарями. Ты, Мирослав, и есть тот диверсант, которого ищет наша комендатура.
   Я опёрся головой на руку и сказал:
   - Ульф, у меня нет никакого желания выслушивать твой бред.
   - Потемнело что-то. Ты не зажжёшь лампаду ?
   - Я ухожу, Ульф. Мне надо идти к Хайнцу.
   - Что ж ты такой неверующий ? Дело в том, Мирослав, что Гаспар завтра тебя выдаст.
   - Какой ещё Гаспар ?
   - Тот самый, который отправляет твои донесения о состоянии дел в городе, маскируя их под письма к тётке. Беда в том, Мирослав, что он запустил уплату налогов. Сегодня его уже вызывали по этому поводу. Гаспар должен слишком большую сумму, ему грозит лишение имущества и тюрьма. Вот он и выдаст тебя, чтобы этого избежать. Не придвигайся ко мне, Мирослав. Я знаю, что ты можешь убить меня голыми руками, но разве можно проделывать эдакое со своим другом ? Одолжи мне денег.
   Я встал с лавки. Ульф тоже вскочил и подался чуть назад. Мы смотрели друг на друга в сгущающихся сумерках.
   - Ты пришёл шантажировать меня ?- поинтересовался я.
   - Ты - разведчик, а поэтому чересчур подозрителен. Лично я тебя выдавать не собираюсь. Тем более, что завтра это сделает Гаспар.
   - И давно ты знаешь ?
   - Да с самого первого дня. Посмотрел и в прошлом, и в будущем. Мне ведь надо знать, с кем я работаю.
   Самым верным в данном случае было сломать ему шею, а труп ночью скинуть в море. Но ведь это Ульф. А он не от мира сего.
   - Сколько тебе надо денег ?
   - Десять монет, Мирослав. И я обязательно верну.
   - Держи,- я протянул ему кошелёк.- А сейчас мне надо идти.
   - Я с тобой.
   - Ты-то мне зачем ?
   - Ну как же ? Я покажу тебе, где находится этот загородный дом Хайнца.
   - Эх ты, сновидец !- усмехнулся я.- Мне, как военному разведчику, прекрасно известно, где находится этот дом. Он там, где живёт семья мельника. И кузнец.
   Мы вышли из дома. Я запер дверь и отправился к рынку.
   Уже порядком стемнело. Над городом нависли плотные облака, слегка красноватые в том месте, где солнце опускалось за горизонт.
   Ульф семенил за мной по улице.
   - Что тебе ещё ?- спросил я.
   - Ты - мой друг. У тебя беда. Я буду тебе помогать.
   - Что с тебя толку ?- спросил я сердито.- Ты ведь не боец.
   - Ну, пока кто-то будет дубасить меня, ты разделаешься с остальными.
   Я резко остановился. Ульф налетел на меня, но тут же шагнул назад.
   - Ты и в самом деле ненормальный. Понимаешь, Ульф ? И это ещё мягко сказано. Ты ведь знал обо всём с самого начала ? И о том, что Дину украдут тоже ?
   - Но ты ведь всё равно бы мне не поверил,- ответил Ульф, виновато разведя руками.
   - Ладно,- сказал я,- Идём.
  
   ***
   Нищие выслушали мой рассказ об украденной девочке сочувственно.
   - Я всегда говорил, что этот Хайнц - порядочная сволочь,- заметил Ганс.- Никогда не подаст.
   - Что бы вы мне посоветовали в данной ситуации ?- спросил я.
   - Вот же навязался на нашу голову,- проворчал Родриго.- Нет бы сказать: идёмте, парни, разгромим загородный дом этого выродка Хайнца. Выпивка с меня. Или вот так: извините, сейчас денег нет, но как только заработаю - выпивка с меня. Или ещё вариант...
   - Ладно,- перебил я.- Помогите мне парни. А насчёт выпивки - можете не беспокоиться.
   - Вот это другое дело,- ответил Родриго.- А Дина твоя точно в загородном доме ? Ты узнал это из надёжного источника ?
   - Из надёжного,- уверил его я, глянув на Ульфа.- Ну что, двигаем ?
   - Пошли !- распорядился Родриго.
   Нищие зашевелились, подскакивая с мест и вооружаясь кто палкой, кто каменюкой.
   - Ну вы не очень-то,- сказал я.- Убивать-калечить никого не надо.
   - Там посмотрим,- ответил Альберто.
   - Ты, Мирослав, возьми в дорогу большую бутыль вина,- попросил Ганс.- А то в горле пересохло.
   - Да и с другом твоим надо получше познакомиться,- подхватил Тони.
   - Хорошо,- согласился я.- Будет вам бутыль.
   Таковая нашлась в первом же кабаке. Под восторженные вопли своих приятелей я вручил её Родриго, и она тут же пошла по кругу.
   Затем мы выдвинулись.
   Задул ветер. В садах горожан качались деревья. Городские ворота уже собирались закрывать. Но несколько монет из моего кармана убедили солдат пока повременить с этим.
   Мы вывалились на загородную дорогу.
   Мои попутчики галдели и вразнобой пытались что-то спеть.
   - Ульф, держись около меня. Мало ли что,- сказал я.
   - Ничего со мной не случится.
   - Всё равно.
   В загородных домах народ уже спал. Окна светились редко. Из одного высунулась женщина и крикнула:
   - Чего орёте, дурачьё ?!
   - Давай с нами !- предложил Родриго.- Будет весело !
   - А ну вас,- ответила женщина и скрылась в доме.
   Усадьба Хайнца была окружена высоким забором из камней. Мы подошли туда, и мои приятели забарабанили в ворота. Я отвёл здоровяка Альберто чуть в сторонку, заставив его присесть на корточки, вскочил ему на плечи, зацепился за верхний край забора, подтянулся и спрыгнул во двор. На меня тотчас кинулось два охранника с дубинами. Я уронил их на землю и отодвинул массивный засов на воротах. Нищие хлынули внутрь, едва не сбив меня с ног.
   Дверь в дом мы вынесли бревном, очень кстати оказавшимся во дворе. Человека, распоряжавшегося охраной, я взял за рубашку и стукнул мордой о косяк. Он поник и мешком упал на каменный пол. Прочими защитниками занялись мои приятели, а я поднялся на второй этаж. Там меня ожидало пятеро слуг - три мужчины и две женщины. У каждого в руке что-то было - от топора до скалки для раскатывания теста.
   - Так,- сказал я.- Где она ?
   На первом этаже увлечённо дрались и крушили мебель.
   - Послушайте,- сказала пожилая женщина, стоявшая позади всех и державшая метлу.- Зачем нам это надо ? Ведь наш господин украл девочку. Разве так можно ?
   Прочие слуги молчали. А по лестнице уже затопали мои товарищи.
   - Идёмте,- сказала мне женщина с метлой.- Она спит уже.
   - Ждём пока,- распорядился я, удержав на месте рвущихся в бой Ганса и Драго.
   И отправился за женщиной.
   Дина спала в маленькой комнатке на узком топчане. Я растормошил её.
   - Дядя Мирослав,- пробормотала она, зевая во весь рот и щурясь на лампу.- А они говорили, что вы с тётей Илоной придёте завтра утром.
   - Я передумал.
   - Ты что, поругался с тётей Илоной ?
   - Нет, зачем же мне с ней ругаться ? Просто у неё поменялись планы.
   - Тогда пошли домой.
   Я подхватил Дину и вынес её во двор, стараясь, чтобы она при этом не увидела следов погрома. Слуги и рабы Хайнца были изрядно побиты, но зато все живы.
   Мы вышли за ворота. Мои приятели выкатили со двора тачку. В ней лежал винный бочонок, а рядом с ним - целый мешок всякой снеди.
   - Расскажи-ка нам, Мирослав о том, что чужое брать нехорошо,- предложил Родриго.- Ты ведь у нас любитель читать морали.
   Однако в данном конкретном случае у меня не было никакого желания рассказывать нищим о добре и зле.
   - А я тебя знаю,- сказала ему Дина.- Вы все сидели тогда в нашем кабаке.
   - И я тебя знаю,- ответил ей Родриго.- Мы теперь с твоим дядей Мирославом - большие друзья.
   - У тебя коленки грязные,- заметила Дина, ликуя оттого, что не одна она оказалась подвержена данному пороку.
   - Ну да,- усмехнулся Родриго.- Это меня охранник по хребту дубиной треснул, я и упал на четвереньки.
   - Родриго !- прикрикнул я.
   - Всё, молчу, молчу. Садись, малая, ко мне на шею.
   - Нет, ну это уже вообще,- сказал я.- Неужто ты думаешь, что я, будучи в своём уме, доверю тебе ребёнка ?
   - А что такого ?- удивился Родриго.
   Однако Дину на шею взгромоздил я. Мы выдвинулись к городу. Нищие оживлённо болтали, предвкушая предстоящее пиршество. Кто-то затянул похабную песню, но Родриго прикрикнул:
   - Кто там сквернословит ?!
   Начал накрапывать дождь. Когда мы проходили мимо домов, в их окнах зажигался свет, который угасал, стоило нам отойти.
   - Мирослав,- вполголоса заговорил Ульф, приблизившись ко мне.- Ты, если что, приходи. Я тебя спрячу.
   - Не будь дураком, Ульф. Меня будут в первую очередь искать у тебя, Марка и Джонса.
   - Ну, как знаешь.
   За разговорами мы пришли в город. Солдаты честно пропустили нас внутрь. Дина дремала у меня на плечах, и я сразу сказал нищим, что их попойка состоится без меня.
   Брать мои деньги они наотрез отказались.
   - Слушай, ну можем мы хоть раз в жизни сделать хорошее дело ?!- наседал на меня Родриго.- Ну вот просто так ?!
   Видно было, что он сердится.
   - Ладно, спасибо вам, парни. Обращайтесь, если понадобится.
   - Ага, отчёт написать,- ответил Ганс.
   Отчего-то эта идиотская шутка их всех так насмешила, что они ещё долго хохотали под усиливающимся дождём.
   Ульф буркнул что-то вроде:
   - Четвертьфиналы.
   И исчез в темноте.
   А я вернулся домой и уложил сонную Дину в кровать.
  
   ***
   Ждать пришлось долго. Я уже и уснуть успел, когда послышался стук в дверь.
   Слышно было, как на улице льёт ливень. Я поднялся со своего ложа и отворил.
   В дверном проёме стояла босая и насквозь промокшая женщина; с её волос и одежды текла вода.
   - Войди,- сказал я ей.
   - Нет. Я не оскверню себя пребыванием в твоём доме.
   - Быстро заходи. Ты хочешь, чтобы завтра весь город судачил о том, что рыночный писарь болтал о чём-то ночью, под дождём, с какой-то женщиной, наверное, беглой рабыней ?
   Моя гостья переступила порог.
   Я закрыл дверь и протянул ей заранее приготовленную сухую простыню.
   - Сними свои мокрые тряпки и завернись в неё.
   Женщина оттолкнула мою руку и сказала злобно:
   - Знаешь что ? Засунь это себе кое-куда. Я не собираюсь брать ничего твоего. Отдай мою девочку !
   - Это надо обговорить. Пойдём со мной. Оставайся мокрой, если тебе так хочется.
   Я взял гостью за руку, затащил на кухню, силой усадил за стол и положил перед ней тарелку с кашей и мясом.
   Женщина брезгливо оттолкнула её, хотя видно было, что голодна она чуть ли не до судорог.
   - Эту кашу варила твоя дочь.
   Женщина тотчас придвинула к себе тарелку и принялась жадно есть, изредка бросая на меня презрительные взгляды.
   Сказать по правде, кашу варил я. Ещё утром. Но её дочь тоже принимала в этом процессе живейшее участие: она крутилась под ногами, болтала без умолку и задала десять тысяч разных вопросов.
   Наевшись, моя гостья откинулась к стене. Мы долго смотрели друг на друга при тусклом свете жировой лампы.
   Она изменилась. Появились морщинки. И глаза стали совсем другими.
   Молчание начало тяготить, и я сказал:
   - А ты всё такая же красивая. Только не улыбаешься.
   - Приблуда, я знаю, что ты - отвратительный человек. И всё-таки - разве можно разлучать мать с ребёнком ?
   - Нельзя,- вздохнул я.- Никто тебя с ней и не разлучает. Я отдам тебе Дину.
   Моя гостья поднялась на ноги.
   - Но не сейчас, конечно. Ночью, под дождём я вас никуда не пущу. И потом, сколько времени ты не спала ?
   - Не твоё дело !
   - Завтра я дам вам денег и посажу на корабль в Атлантиду.
   - Какой ты у нас добренький. И я, конечно, должна буду расплатиться ? Не бойся, я прекрасно поняла, что ты имел в виду, когда говорил о моей красоте. Хотя, как по мне, то лучше иметь дело с облезлым псом, покрытым коростой, чем с тобой.
   - Вот и замечательно. Ты сейчас поспи - я приготовил тебе постель - а завтра утром поговорим на свежую голову.
   - Ты что-то затеял,- догадалась моя гостья.- Хочешь меня выдать ? Но ведь и я расскажу в комендатуре, кто ты есть на самом деле.
   - Ная...
   - Не смей произносить моё имя !!!
   Она снова села. В глазах её заблестели слёзы, однако Ная удержала их волевым усилием.
   - Послушай, глупая баба, я действительно хочу, чтобы ты с Диной уехала в Атлантиду и нашла там себе работу. Мне жаль будет расставаться с девочкой. Но я должен что-то для тебя сделать.
   - Добренький, благородненький Приблуда. Да ведь ты уже сделал. Ты ведь уже облагодетельствовал и меня, и всё моё племя. Мы приютили тебя и получили за это благодарность.
   - Ная, это моя служба.
   - Конечно. Подумаешь, какое-то там племя продали в рабство благородным атлантам. Ты не человек, Приблуда, ты и не животное даже - те так поступать не станут. И у тебя ещё язык поворачивается говорить, что я не улыбаюсь ? Какое же ты...
   Моя гостья смолкла, силясь подобрать ругательство покрепче, но ничего не придумала и продолжила:
   - Почему мы тебя не убили ? Ведь был в нашем племени благородный, сильный воин, который сразу сказал, что ты - мародёр. Но у него имелись недоброжелатели, а тебе удалось победить его в драке. Своё умение ты объяснил тем, что тебя, офицерского раба, использовали для тренировок в рукопашном бою. Звучало правдоподобно.
   - Ная, мне это всё известно.
   - А ты послушай ещё раз. И может быть, тебя убили бы, не вмешайся в дело одна дура - племянница вождя, которая часто улыбалась. Тот самый благородный и сильный воин собирался взять её замуж, но они поссорились из-за некоего пришельца, оказавшегося мародёром.
   - Ная, мне жаль было завлекать ваше племя в ловушку.
   - Но ты это сделал. Они похватали нас сонными - иначе мы убили бы себя, но не пошли к вам в рабство. Меня продали. Я попала к одному доброму человеку. Он взял меня для своего сына. Но тот любил молоденьких мальчиков. Тогда мой хозяин стал пользовать меня сам, что почему-то совершенно не понравилось его жене. И началось. Она продала меня другим хозяевам, те - дальше. Я даже не уверена, кто отец Дины. Её забрали от меня почти сразу. Я чуть с ума тогда не сошла. Добрые хозяева держали меня в земляной яме и лупили палкой. Вот ты бы после этого улыбался ? Да, кстати, Приблуда, а у тебя есть другие рабы, кроме моей девочки ?
   - Нет. Кстати, и Дина мне не рабыня.
   - Ой, я сейчас заплачу ! Какой благородный господин ! Ты, наверное, её кормишь, одеваешь, покупаешь игрушки. Очень мило ! Думаешь, это искупит то, что ты сделал с её матерью ?
   - Ная, а теперь ты меня послушай. Когда-то мой отец был воином. И его убили дикари, такие же как твой сильный и благородный. А ведь мой отец мародёром не был. Он вообще не имел никакого отношения к работорговле. И я, тогда ещё совсем пацан, поклялся, что буду мстить.
   - Ну да,- сказала Ная.- И отомстил. Мне.
   - Этот разговор не имеет смысла. Ложись, у тебя глаза слипаются.
   - Приблуда, дай мне хотя бы глянуть на мою девочку.
   - Не дам. Ты начнёшь реветь и разбудишь её.
   Ная поднялась с места.
   - Ты бы сняла свои мокрые тряпки,- посоветовал я ей.
   - А на столе тебе не потанцевать ?
   Я махнул на неё рукой и отвёл в свою комнату. Там она улеглась на ложе и тут же отключилась.
   А я вышел на улицу и немного постоял под дождём.
   Ная говорила чистую правду. Когда-то я внедрился в её племя. Назвался беглым рабом из выбитого атлантами поселения. Мне долго не доверяли. Почти все, кроме Наи. За мной следили, однако я всё же умудрялся держать связь с командой мародёров.
   Ждать пришлось два месяца. Потом меня начали привлекать к ночным дозорам. Когда это произошло в третий раз, глубокой ночью, я опоил сонным отваром прочих дозорных, после чего залез на дерево и укрепил на его верхушке горящий факел.
   Это было условным сигналом. На свет пришли солдаты и взяли всё племя без шума и драки.
   У меня не вышло спасти Наю сразу. А когда я пришёл к работорговцам, она подняла крик. Мне никогда не забыть её перекошенного лица.
   - Приблуда - предатель !!!- орала она, грохоча цепью.
   А её соплеменники выли от злобы. Я поспешил уйти.
   Кое-какие возможности у меня имелись. Я следил за Наей и всё про неё знал. Мне казалось, что со временем она переменится. Я знал, что у неё родилась дочь, которую тоже несколько раз перепродавали. Совершенно случайно Дина оказалась в моём городе. И я не устоял перед искушением выкупить её, хотя делать этого мне было категорически нельзя.
   А потом один из моих агентов, среди всего прочего, доложил мне о том, что Ная сбежала от своих хозяев. Я распорядился навести её на след Дины.
   И стал ждать.
   В городе было темно. Лил дождь; из-за него не было слышно ни звука.
   Ная ненавидела меня смертно. И, судя по моему настроению, я тоже к ней совершенно остыл.
  
   ***
   Утром я растолкал Наю, заставил её умыться, расчесаться и оттереть с одежды брызги грязи. По окончанию этих процедур она сидела на кухне и лениво переругивалась со мной, всё ожидая от меня подвоха.
   Но вот скрипнула дверь в детской, по коридору затопали босые ножки, и к нам ворвалась Дина.
   - Дядя Мирослав, а мне сегодня снилось... Ой !
   Они с Наей напряжённо смотрели друг на друга. Потом Дина неуверенно спросила:
   - Мама ?
   И уже через мгновение они крепко обнимались, поливая друг друга слезами.
   Я не любитель подобных сцен, а посему отправился выпить вина в ближайший кабак.
   По моему возвращению они уже немного успокоились. Я вошёл и сказал:
   - Дина, вам надо срочно уехать.
   - Почему ?
   - Ты уже большая девочка и должна понимать. Твоя мама убежала от хозяев. Её ищут, а если поймают - будет плохо.
   Дина обняла Наю за шею.
   - Собирай вещи. Я отведу вас в другое место, а ночью вы сядете на корабль...
   - А ты ?!
   - Дина, мне пока придётся остаться здесь, чтобы отвлечь внимание тех, кто ищет твою маму.
   Ная фыркнула, но ничего не сказала. Дина смотрела на меня глазами, полными слёз.
   - Надо спешить,- сказал я ей.
   Дождь всё лил. По каменной мостовой текла вода, а редкие прохожие, накрыв головы плащами, неслись по своим делам, сломя голову.
   Ная низко надвинула капюшон. Я посоветовал ей сгорбиться и при ходьбе шаркать ногами, чтобы никто не смог заподозрить в ней молодую женщину. Она окатила меня злобным взглядом, но рекомендацию мою приняла. Я шёл впереди с мешком Дининых игрушек и вещей на спине, а мои попутчицы ковыляли за мной, держась за руки.
   На нас не обращали внимания.
   Илону пришлось дожидаться. Хорошо, что рабыня пустила нас за ограду. Мы расположились в беседке под виноградными лозами. Дина своим детским чутьём уловила, что мы с её матерью не в ладах. Она смотрела то на меня, то на неё. Мы отводили глаза.
   Наконец, появилась Илона. Я двинулся ей навстречу и сказал:
   - Привет ! Ты можешь мне помочь ? Для меня это очень важно.
   Илона, по всей видимости, только что проснулась. Позёвывая и прикрывая рот ладонью, она кивнула на сгорбленную фигуру Наи и спросила:
   - Это кто ?
   - Так, одна знакомая. Беглая рабыня.
   С Илоны мигом слетела вся сонливость.
   - Мирослав ! Ты крадёшь беглых рабынь ? И просишь, чтобы я прятала их у себя ?
   - А почему бы и нет ? Наладим бизнес. Не вечно же мне переписывать договора о купле-продаже.
   - Хорошо. Ради тебя я это сделаю.
   - Спасибо, Илона. Я должен отскочить кое-куда, но скоро вернусь.
   - Отскочи. А я тем временем окончательно проснусь и составлю список вопросов, на которые тебе придётся ответить, раз уж ты подбиваешь меня на преступление. Очень длинный список, Мирослав.
   - Илона, ты просто прелесть. Скоро буду.
   Уходя, я ещё услышал, что Дина весело приветствует Илону. Привратник выпустил меня на улицу; теперь мой путь лежал в другой конец города.
   У меня уже не осталось сомнений в том, что с Наей ничего не выйдет. Что ж, окажу ей услугу на прощание.
   Дом, куда я направлялся, принадлежал бездетной, пожилой супружеской чете. Жили они тем, что продавали дешёвое вино. Располагался дом за городской стеной.
   Я постучал в ворота. Открыл мне хозяин - маленький, седой, со слезящимися глазами.
   - А что ж вы сами ?- спросил я его.- Отчего же ваш раб не открывает ?
   Старик метнул тревожный взгляд вглубь двора и ответил громким шёпотом:
   - Намаялся, спит. Жаль будить.
   - А у меня есть для него хорошие новости. Мне нужно с ним поговорить.
   - С нашим рабом ?
   - С вашим рабом.
   Старик помялся, но впустил меня. Искомого раба я нашёл сразу: огромный, бородатый, он храпел под навесом, укрывшись грудой мешков.
   Старик тотчас же скрылся в доме.
   - Эй, кабанья туша, вставай,- сказал я, пошевелив спящего раба ногой.- Не хочешь разве увидеть старого друга ?
   Тот разлепил глаза и уставился на меня.
   - Что снилось ?- спросил я.
   - Приблуда !- ахнул раб, проворно поднимаясь на ноги.- Сколько лет я мечтал убить тебя, а ты сам пришёл. Надеюсь, это не сон ?
   - Я тоже с удовольствием заеду тебе разок-другой. Ну, начнём ?
   Противник ринулся на меня. Я двинул ему по физиономию с правой, уклонился от ответного удара, дал с левой отскочил назад. Раб оглянулся по сторонам, выдернул из колоды топор и попёр с ним на меня, широко расставив руки. Я попятился от него к воротам. Он замахнулся; мне удалось проскочить у него под рукой и забежать ему за спину. Гигант резко развернулся и снова пошёл на меня, пригнув голову.
   Я схватил колоду, из которой он только что выдернул топор, поднял её над головой и запустил в него. Раб не успел увернуться: тяжёлый деревянный чурбан гулко ударил его в грудь и подбородок. Он завалился на спину, выронив топор. Я подошёл поближе.
   - Погоди, Приблуда,- попросил противник.- Я сейчас встану и оторву тебе башку.
   - Ладно. Ради такого дела можно и подождать. Ну а пока ты отдыхаешь, давай кое о чём поговорим.
   Я подобрал лежащую около поверженного раба колоду и сел на неё.
   - Не о чем мне с тобой разговаривать,- ответил противник, отирая кровь изо рта.- Может быть, я и скажу речь над твоим трупом, но не обещаю, что в ней не будет бранных слов.
   - Ты помнишь Наю ?
   Дикарь взревел и подскочил с места. Не поднимаясь с колоды, я толкнул его ногой, опрокинув в лужу.
   - Помню ли я Наю, выродок ?- переспросил он, выползая из лужи на четвереньках.- И ты ещё смеешь такое спрашивать ?
   - Ну так вот, она здесь. У неё есть маленькая дочка. Этой ночью я переправляю их в Атлантиду. Со мной Ная вряд ли туда поедет, а вот с тобой, думаю, не откажется. И мне будет спокойней, если ты будешь рядом с ними.
   Раб сел прямо в грязь и обхватил голову руками.
   - Приблуда, ну ведь ты опять нас предашь ! Разве можно тебе верить ?
   - Ладно, сиди пока здесь.
   Я поднялся с колоды, подошёл к входной двери в дом и постучал в неё.
   - Что вы хотите ?- послышалось изнутри.
   - Мне нужен ваш раб. И я хочу его выкупить.
   Дверь приоткрылась. На меня глянул поблёкший старческий глаз. Я показал золотые монеты на ладони.
   - Видите ли, господин,- ответили мне из-за двери.- Это ведь та цена, за которую мы его купили. А где же прибыль ? Нам так невыгодно.
   - Хорошо,- ответил я, убирая монеты.- Ждите прибыли. А я подожду, когда он вас убьёт и ограбит. Потом его сцапает комендатура; стоить он будет гораздо дешевле. Прощайте.
   - Стойте, господин !- послышался вопль.
   Дверь открылась полностью, и на пороге появилась хозяйка.
   - Не слушайте старого осла,- сказала она.- Вот вам купчая, давайте деньги.
   - Вот это другой разговор,- ответил я, снова извлекая монеты.
   - Мы думали: здоровый, работать будет,- запричитала хозяйка, с ненавистью глядя на моего приятеля, стоящего с безразличным видом посреди двора.- А он только жрёт и спит, спит и жрёт ! Мы его хуже смерти боимся, господин, на ночь от него запираемся. Спасибо вам. Век будем молить за вас богов. Вы с ним так ловко управились !
   Я вернулся к своему недавнему противнику и сообщил:
   - Могу тебя порадовать: отныне ты - мой раб. И не надо делать такую страшную рожу. Пошли со мной.
   - Наю ты тоже выкупил ?- мрачно спросил раб.
   - Не успел. Она сбежала от хозяев. Её, наверное, ищут. Так что уходить вам надо поскорее.
   Мы вышли на улицу.
   Дождь окончился. Ветер разрывал облака; время от времени сквозь них проглядывало солнце.
   - Быстрей переставляй копыта, раб !
   - Приблуда ! Я ведь терплю тебя только из-за того, что ты обещал отвести меня к Нае.
   - Да мне всё равно, из-за чего ты меня терпишь. Я - твой хозяин. Что захочу, то с тобой и сделаю.
   Раб сердито засопел и за всю дорогу более не сказал ни слова.
  
   ***
   - Это ещё кто такой ?- спросила Илона, когда я переправил раба в садовую сторожку, где прятались Ная с Диной.
   - Раба себе прикупил.
   - Поздравляю. А зачем ты привёл его ко мне ?
   - Ночью он проводит твоих гостей на корабль. И переправит их в Атлантиду.
   - Ну, это их дело,- ответила Илона.- А что до тебя, то ты обещал ответить мне на ВСЕ мои вопросы. Кто та женщина ?
   - Мать Дины.
   - Да ты что ?! А я-то понять не могу: и отчего это замарашка называет её мамой ? Тебе она кем приходится ?
   - Никем. Послушай, Илона, я ведь не обещал тебе, что отвечу на твои вопросы именно сейчас. У меня уйма дел, а рассказ предстоит долгий. Но ты всё узнаешь. И возможно, даже раньше, чем тебе хочется.
   - Мне хочется сейчас.
   - Тогда позже.
   - Мирослав, почему нормальные мужчины стараются во всём мне угодить ? Стоит мне только чуть нахмуриться - и всё сразу решается в мою пользу. А тебя я прошу, умоляю - но ты как будто издеваешься надо мной !
   Я взял её за руку и сказал:
   - Не нужно сердиться. Просто я воспринимаю тебя, как личность, а не как безмозглый манекен для примерки нарядных платьев и золотых побрякушек.
   Илона отняла у меня руку.
   - Я ещё подумаю, сделал ли ты мне сейчас комплимент или смертельно оскорбил. Тебя спасает лишь то, что сегодняшним вечером градоправитель собирает в своём дворце самых богатых и влиятельных людей города. Мне надо как следует подготовиться к этому событию. Я дам распоряжение насчёт твоих рабов. Можешь идти.
   Я церемонно поклонился и спросил разрешения посетить её гостей, каковое и было мне дано.
  
   ***
   Мой раб получил от меня купчую на себя и напутствие:
   - Теперь ты свободный человек. Наю я тоже сюда вписал. Подлог, конечно, ну да кто там, в Атлантиде, станет разбираться ?
   Ная на меня даже не глянула. Она сидела на коленях свободного человека и осторожно гладила ссадину от колодки на его груди.
   - Пошли, поговорим,- сказал я Дине.
   Мы выбрались из сторожки. Я присел перед ней на корточки.
   - Кто этот здоровый дядька ?- спросила Дина.
   - А мама тебе не сказала ?
   - Нет. Она сказала только, что его зовут Элой.
   - Ну да, мне он тоже известен под этим именем. В своё время они с твоей мамой должны были пожениться. Он мог стать твоим папой.
   Дина упёрлась мне в колени ладошками и ответила:
   - Я хочу, чтобы моим папой был ты, а не какой-то чужой дикарь.
   У меня перехватило горло. Я глубоко вздохнул и сказал:
   - Мне бы тоже этого хотелось. Но так не будет. Обещай мне, что не забросишь учиться.
   - Дядя Мирослав, ты так говоришь, как будто прощаешься.
   - Нет, конечно. Я приеду позже. Но мы всё равно расстанемся на время.
   - Почему вы с мамой не любите друг друга ?
   - Когда-то я очень скверно обошёлся с ней.
   - Это было давно ! А я скажу маме, что ты теперь стал хорошим !
   Я покачал головой.
   На глазах Дины заблестели слёзы.
   - Ладно, перестань. А то я тоже сейчас зареву. Представляешь: взрослый дядька стоит и ревёт в три ручья.
   Дина захихикала, отирая так и не пролившиеся слезинки.
   - Я пойду.
   Дина сжала мою руку так крепко, как смогла, а потом ответила:
   - Иди.
   И я торопливо покинул дом Илоны.
  
   ***
   В конторе меня уже ждали. Ещё издали я заметил около неё двух вооружённых солдат.
   Что ж, пришла пора действовать.
   Я отправился за город. Неподалёку от владений купца Хайнца находилась ферма. Я спросил у работников про хозяина, и они указали мне на него.
   Разговор с ним получился коротким. Я спросил:
   - Это вашу сметану продают на северной стороне рынка ?
   Он ответил:
   - Я продаю только молоко. Наконец-то, господин офицер. Я думал, что обо мне забыли и уже не надеялся услышать слова пароля.
   После этого хозяин фермы отвёл меня в один из загонов. Там стоял конь. Хозяин быстро оседлал его и передал мне узду. Я погладил коня по шее, вскочил в седло и выехал на дорогу.
   Всё-таки в Военном Министерстве совершенно напрасно недооценивают этих животных. Если всех солдат пересадить на коней, то наша армия будет значительно быстрее преодолевать расстояния.
   Обязательно подам докладную записку.
   Конь скакал по раскисшей от дождя дороге. Город остался далеко позади.
   Я подпрыгивал в седле и думал обо всём сразу. Уживётся ли Элой с Диной ? Мне хотелось думать, что да. Одолевали меня и другие тревоги. Разумеется, я обо всём договорился, и корабельщик с наступлением темноты придёт за ними, а Родриго проследит за тем, чтобы всё было в порядке. Но вдруг что-то пойдёт не так ? Может, например, заупрямиться Ная, или Илона выкинет какой-нибудь фортель.
   Оставалось надеяться на Элоя.
   Конь, похоже, застоялся в стойле и теперь с удовольствием нёс меня к цели. А я нервничал и гнал от себя дурные мысли.
  
   ***
   Когда-то там был постоянный лагерь, сооружённый военными, прибывающими в Европу из Атлантиды. Затем на этом месте построили небольшую крепость с казармами и складами. Тут же в ней появились лавки торговцев и мастерские. Жители окрестных городов смотрели на этот лагерь мрачно, однако же после того, как гарнизон отразил нашествие союза дикарских племён, а потом обратил их в бегство и долго преследовал, отношение резко поменялось.
   Здесь, в том числе, готовили диверсантов для заброски в племена и воинственно настроенные города. Именно в крепости мы познакомились с Гаспаром, в ней же я инструктировал своих агентов.
   Никто никогда не знал, каков по количеству местный гарнизон. Иной раз там находилось не более двадцати человек охраны, а через день прибывал целая армия. Дымились полевые кухни, солдаты на стрельбище дырявили стрелами мишени, в мастерских ремонтировали доспехи. Учения проводили часто. На них крепость атаковали с моря и суши, штурмовали, брали в осаду. Но чаще, конечно, отрабатывали бой в лесу, который имелся неподалёку.
   Приторговывали здесь и рабами. Время от времени это категорически запрещалось, но затем возобновлялось снова.
   Когда Военное Министерство завалили рапортами о том, что градоначальники в Европе начинают сходить с ума и вести странные речи о независимости от Атлантиды, было принято решение увеличить количество солдат в крепости. Понемногу, без паники, постоянный лагерь вокруг её стен расширили. Оборудовали госпиталь, столовую, тренировочные площадки. Затем туда начали свозить солдат и офицеров. Моряки составили карту побережья, на которой отметили города. Министерство склонялось к мысли о том, чтобы, в назидание остальным, разграбить и сжечь один из них. Возражений было много. Например, кое-кто из высших военных чинов опасался того, что прочие города объединятся для отпора Атлантиде.
   Никто не знал, что предпринять. Во всяком случае, разведать обстановку было бы нелишним.
   Меня инструктировал лично командор. Он брезгливо осмотрел надетую на мне гражданскую одежду и сказал:
   - Будь очень внимателен. Не выдай себя.
   - Слушаюсь,- ответил я.
   Командор махнул рукой и отправился к себе.
   Я прибыл в город к Гаспару. Представили меня, как его дальнего родственника. Я в первые же дни обошёл весь город и прилегающие окрестности в поисках работы, заодно рассмотрев все ходы-выходы. Мне откровенно повезло: рыночных писарей просто завалили работой, Ульф был не в себе, - шли последние матчи очередного чемпионата мира - и Марк искал ещё одного человека.
   Много чего случилось со мной в этом городе... И подскакивая на конской спине я думал о том, что нельзя допустить его штурма и разрушения гарнизоном крепости.
  
   ***
   - Входи, Мирослав,- пригласил меня командор.- А мы вот только-только пообедали. Сейчас я распоряжусь.
   - Вот доклад,- сказал я, вынимая из-за пазухи пергамент.- Думаю, мне надо вернуться в город и вразумить кое-кого.
   - Это мы сделаем сами. Три боевых корабля, лучники, десант. Всё готово. А ты свою работу выполнил и можешь отдыхать. Я сейчас распоряжусь насчёт бани и...
   - Господин командор, вернуться в город должен именно я. Но теперь уже как лицо официальное.
   Командор пристально глянул на меня и ответил:
   - Да ты с ума сошёл. Судя по твоим докладам,- он взял со стола пачку пергаментов и потряс ими у меня перед носом,- город готовится открыто выступить против Атлантиды. Огнепоклонники, подготовка ополчения. Они тебя просто-напросто убьют.
   - Я думаю, что там только верхушка зарвалась. И если их припугнуть...
   - Ничего не хочу слышать. Отмечайся у коменданта, обедай и отдыхай.
   - Господин командор, мы не должны разрушать город. Там же наши люди, атланты...
   - Так, а теперь ты меня послушай. Я всё понимаю. Ты нашёл там себе бабу. А у неё родственники, подруги. Ясно, что тебе их жаль. Но ничего не поделаешь. По докладам ещё в нескольких городах Европы идёт такое же брожение, и если мы станем распускать сопли, они отколются от Атлантиды. Ты ЭТОГО хочешь ?
   - Господин командор...
   - Да ты понимаешь, щенок, что твои речи - это измена ?!
   Я глубоко вздохнул. У командора побагровело лицо, глаза выкатились. Часовые у входа неотрывно смотрели на меня.
   - Дядя Мирослав, ну какая же это измена ? Я просто пытаюсь спасти город - НАШ ГОРОД - от разгрома. А припугнём мы их действенно, я уже придумал, как.
   - Это невозможно. Когда-то я не уберёг твоего отца, а теперь ты хочешь заставить меня отправить тебя на верную смерть ?
   - Отец ценил вас, иначе меня не назвали бы в вашу честь. И я знаю, что вы не кровожадный. Позвольте мне действовать по моему плану. Мы сбережём для Атлантиды этот город и его жителей. Заодно и силу свою покажем. Если, конечно, вы меня поддержите.
   Командор кивнул рабу, и тот подал нам два бокала с вином. Мы выпили.
   - Пойми, молокосос, я не хочу рисковать. Тем более, тобой.
   - Никто, кроме меня, этого не сделает. Увидев офицера Атлантиды, они все там навалят в штаны и забудут про свою самостоятельность.
   - Всё-таки баба ?
   - Нет, дядя Мирослав. Ребёнок. Расскажу, когда всё закончится, а сейчас надо торопиться.
   - Ребёнок у него,- проворчал командор.
   - Понимаете, там живёт множество нормальных, простых людей, которые и не помышляют ни о чём таком. А мы их - под меч. И потом, вы же знаете, что скажут в Атлантиде. Славяне - дикари, славяне уничтожают города в Европе.
   Командор размышлял недолго.
   - Ладно, даю добро под твою ответственность. Хотя, о чём я говорю ? Ты - и ответственность... Когда выезжаешь ?
   - Прямо сейчас. Надо успеть к вечеру - как раз состоится сборище городской верхушки.
   - В нашем лагере есть пять коней. Я понимаю, этого смехотворно мало против целого гарнизона. Но, чем богаты...
   - Дядя Мирослав, я и не собираюсь там воевать.
   - Пусть сотник Милош даст тебе людей. Я тебя поддержу.
   - Спасибо, дядя Мирослав.
   - Иди, видеть тебя не хочу. Поешь, хотя бы !
   Но я уже выскочил из командорского шатра.
   В лагере не было ни суеты, ни волнения. Он напоминал хищника, изготовившегося к броску. Солдаты сидели по палаткам, по периметру ходили усиленные патрули. Три корабля стояли у берега.
   Я нашёл сотника Милоша и передал ему распоряжение командора.
   - Пойдём,- ответил тот.
   Мы вошли в палату его сотни. Солдаты подскочили со своих лежанок.
   - Вот этот офицер,- сказал Милош, указывая на меня,- едет в город. Ему нужно четверо сопровождающих. Дело опасное; можно попасть под разъярённую толпу или близко познакомиться с местными палачами. Если выживете, будете тут же отправлены в офицерскую школу с рекомендациями от самого командора.
   Вперёд вышел седой десятник, за ним выскочил молодой солдат.
   - Так, Орест, тебя это не касается,- отреагировал на него сотник Милош.
   - Господин сотник, я просто хочу послужить Атлантиде,- ответил солдат.- А в офицерскую школу можете меня не посылать.
   Вид у него был такой, словно он прилагал огромные усилия к тому, чтобы не расхохотаться.
   - Пообещал же. Надеюсь, что персонально с тобой что-то да случится,- сердито буркнул Милош.
   - Славься Атлантида !
   - В тот день, когда тебя выпустят из офицерской школы, я подам прошение об отставке. Ну, или напьюсь мертвецки.
   - Рад стараться, господин сотник !- браво ответил Орест.
   - Старайся. Ещё есть желающие ?
   Таковые нашлись и тут же поступили в моё распоряжение. Я велел им сбираться и идти к выходу из лагеря, куда уже повели осёдланных коней.
   - Выезжаем,- распорядился я.- Подробности расскажу по дороге.
  
  
   ***
   К городу мы подъехали вечером, а когда отдали коней на попечение хозяина фермы, начало темнеть.
   Я уже успел отвыкнуть от формы. Бронзовый нагрудник и поножи сковывали мои движения. А шлём я вообще снял и нёс под мышкой. Меч раздражающе шлёпал по бедру при ходьбе. Хорошо ещё, что щит я оставил в лагере.
   Когда-то нищие показали мне тайный лаз в город, идущий от заброшенных каменоломен. Начинался он в сгнившем бараке для рабочих.
   - Осторожно, крыша может провалиться,- предупредил я своих попутчиков.
   От каменоломен в вечерних сумерках были видны городские ворота и часовой на башенке.
   Лаз был прикрыт щитом из досок и завален камнями. Мы быстро расчистили его. Я спустился вниз первым.
   Внутри было темно и сыро. Ноги скользили по грязному полу лаза. От света факела, который нёс Орест, крысы разбегались в разные стороны.
   - Грохота от нас,- поморщился десятник.- Никто не услышит, господин офицер ?
   - Не должны,- заверил его я.
   На воздух мы выбрались уже в городе, в помещении заброшенного рыночного склада, когда-то пострадавшего от пожара. С тех самых времён там стояла бочка с дождевой водой. Мы вымыли ноги и обувь, после чего я распорядился:
   - За мной.
   Собрание проходило в саду, за дворцом градоправителя. Кованые ворота были заперты; перед ними стояло двое солдат с копьями.
   - Вы кто ?- спросил меня один из них.- Я вызову начальника патруля.
   - Не надо,- ответвил я.
   В тот же миг десятник и Орест вырубили обоих.
   - Осторожней !- сердито сказал я, подхватывая падающего караульного и аккуратно укладывая его на землю.
   Затем десятник сбил замок с ворот. Мы вошли в сад.
   Высшее общество города восседало за столиками у фонтана и любовалось фокусами огнепоклонников. Те старались вовсю: один глотал огонь с факела и выпускал его изо рта длинным языком, второй бросал в жертвенник щепотки порошка, отчего пламя в нём становилось то синим, то зелёным, а то и вовсе трещало и разбрасывало по саду мелкие искры. Ещё двое жонглировали горящими палками, перебрасывая их друг другу.
   Толпа восхищённо ахала и хлопала в ладошки.
   Мы шли прямиком к столику градоправителя. Очень кстати там же сидел и начальник гарнизона.
   Нас заметили. Послышались тревожные крики, затопали ноги, загрохотали доспехи. Я подошёл к столику градоправителя, и мои сопровождающие окружили меня со всех сторон.
   Сад наполнялся солдатами.
   - Господин градоправитель,- заговорил я.- Мне нужно обратиться к господину обертысячнику.
   - Обращайтесь, сотник,- надменно сказал начальник гарнизона.
   - Капитан-мародёр, с вашего позволения,- поправил я.- Вот приказ командора Мирослава. Он намерен провести здесь учения совместно с вашим гарнизоном. Вам предписывается выслать навстречу командору человека, который укажет наилучшее место для лагеря.
   Обертысячник смотрел на меня мутными глазами. Со всех сторон нас окружили солдаты и офицеры гарнизона.
   Мои положили руки на рукоятки мечей.
   Представители городской верхушки выглядывали из-за спин солдат, некоторые залезали на столы, чтобы лучше видеть.
   Мелькнули перекошенная физиономия Хайнца и встревоженное лицо Илоны.
   Я протянул обертысячнику пергамент с приказом.
   - Ничего не понимаю,- проблеял тот.- Какие учения ?
   - Господин обертысячник, наружная охрана оглушена,- доложил офицер, протиснувшийся к столу своего командира.
   - Кто разрешил ?- осведомился обертысячник.
   - Постойте !- вмешался в разговор градоправитель.- Я что-то тоже мало чего понимаю. Сюда придут солдаты ?
   - Совершенно верно,- ответил я.- Завтра здесь будут три боевых корабля, битком набитых лучниками, штурмовиками и мародёрами.
   И вдруг на плечах окруживших нас солдат повис купец Хайнц.
   - Я видел этого человека !- завопил он.- Это диверсант ! Он скрывался здесь, в нашем городе !
   Градоправитель и обертысячник уставились на меня. Солдаты вокруг нас молчали, ожидая приказа. Я чувствовал плечи своих сопровождающих.
   - Да что ж вы его не хватаете ?!- снова завизжал Хайнц.- Это диверсант ! Я свидетельствую !
   Его истошный вопль подбросил начальника гарнизона с места.
   - Вон отсюда !- заорал он на офицера, руководящего охраной.- Какого дьявола вы тут столпились ?! Разойдитесь по местам ! И этого осла отсюда уберите !
   Передняя шеренга солдат дрогнула. Офицеры забегали по саду, раздавая команды. Солдаты расходились по своим местам. Командир охранников сразу сообразил, что Хайнц и есть тот осёл, которого приказали убрать. Два солдата заломили купцу руки за спину и потащили его к выходу.
   - Господин капитан-мародёр,- заговорил градоправитель.- Это правда, что вы проводили разведку в нашем городе ?
   - Да. И достаточно долго.
   Начальник гарнизона имел такой вид, словно приказ командора он готов был разорвать в клочья и сожрать или хотя бы скормить своему заместителю. Богачи сбились в кучку у фонтана. Хайнца вышвырнули, Илоны почему-то не было видно. Огнепоклонники, забыв о своих фокусах, понуро стояли рядом с ними.
   - Зачем же было оглушать наружную охрану ?- поинтересовался градоправитель.
   - Простите, господин, не удержались,- послышался голос у меня из-за спины.
   - Орест, закрой рот,- прошипел я.
   - И каково же ваше мнении о нашем городе, господин офицер ?- спросил градоправитель.
   - Самое благоприятное,- ответил я, глядя ему в глаза.- Потому-то завтра здесь и начнутся учения. Всего лишь учения.
   Градоправитель отвёл взгляд. Начальник гарнизона утёр пот со лба.
   - У меня вопрос,- продолжал я.
   - Весь внимание,- уверил меня градоправитель.
   - Что это за люди ?
   И я кивнул на огнепоклонников.
   Градоправитель уставился на них с таким недоумением, словно видел впервые в жизни.
   - Бродячие фокусники,- нашёлся начальник гарнизона.- Мы наняли их, чтобы повеселить гостей.
   - Вот как ?- ответил я.- Человеку неискушённому они могут показаться жрецами секты огнепоклонников.
   - Да ну господин офицер, скажете тоже !- отмахнулся градоправитель.- Я сейчас рассчитаюсь с ним и отправлю восвояси.
   - Разумно,- ответил я.
   - А вы оставайтесь. Организуем вам столик. После фокусников будут выступать певцы.
   - Благодарю, господин градоправитель. Но мне ещё нужно писать рапорт. Благоприятный для вас.
   - В таком случае - не смею задерживать,- сказал градоправитель.- Я распоряжусь вас разместить.
   - Нет, спасибо, у меня есть жильё в вашем городе.
   Градоправитель поднялся с места и радушно пожал мне руку.
   - Господ офицеров, которые приедут на учения, мы рады будем видеть в нашем городе,- пообещал он.- А господина командора я почту за честь видеть своим личным гостем.
   - Визит он вам нанесёт, но жить будет в лагере. И офицеры тоже. Не забудьте завтра отправить человека навстречу командору.
   - Я пойду сам,- заверил меня начальник гарнизона.
   Мои солдаты расслабились и беззаботно глазели по сторонам. Богачи снова расселись за свои столики. Илоны всё так же не было. А к фонтану вышли обещанные градоправителем певцы.
   Я раскланялся с градоправителем и начальником гарнизона, после чего повёл своих солдат к выходу из сада.
   Полная луна освещала городские улицы. Выйдя из сада, мои сопровождающие сбросили оцепенение и загомонили все разом.
   - Вот была бы потеха,- высказался Орест.- Нас пятеро, а их - почти сотня.
   - Повезло,- флегматично отозвался десятник.
   - Им повезло, ясное дело,- заявил Орест, что немало позабавило всех моих солдат. Они остановились посреди улицы и хохотали, хлопая друг друга по плечам. Я стоял рядом и улыбался.
   - Куда мы сейчас, господин капитан-мародёр ?- спросил десятник, нахохотавшись.
   - Ко мне. Выпьем вина. Потом спать - места у меня хватит на всех.
   Когда мы подошли к моему дому, от противоположной стены отделился человеческий силуэт.
   - Заходите,- сказал я солдатам.- Прямо по коридору, потом налево. На столе найдёте лампу. Я сейчас.
   Солдаты завалились в дом. Силуэт приблизился ко мне.
   - Ну ?- спросил я.
   - Не, ну только по голосу и можно узнать. Смотри, на кого ты похож. Жаль, ребята тебя не видят,- отозвался Родриго.- И как теперь тебя называть ? Господин офицер ?
   - Хорошо, но я тогда буду называть тебя господин нищий. Говори уже.
   - Как ты и просил, я проследовал за ними. Они благополучно сели на корабль. А он уплыл.
   - Хорошо.
   - Всё, вроде, нормально, все бодрые. Слушай, Мирослав, а это точно ты ? Дай, ущипну.
   - Себя ущипни !
   - Малая-то узнала меня сразу,- продолжал Родриго.- Но даже виду не подала. Ты, наверное, целыми днями учил её этим своим шпионским штучкам, а ? Ну, я там покрутился рядом, пока погрузка шла. И она успела мне шепнуть: "Пожалуйста, передай дяде Мирославу, что я его очень сильно люблю". Вот, передаю.
   Я отвернулся в сторону и крепко зажмурился.
   - Да ты не бойся, Мирослав. Думаю, тот здоровенный кабан не даст её в обиду.
   - И я на это надеюсь. Ты мне очень помог, Родриго.
   - Я в последнее время только этим и занимаюсь. Ладно, бывай здоров, Мирослав. Может, ещё свидимся.
   - Я буду рад этой встрече. Бывай здоров, Родриго.
   И нищий шагнул в тень от домов.
   На моей кухне горела лампа. Солдаты стояли вокруг стола.
   - Господин капитан-мародёр, этот криворукий,- Орест кивнул на одного из своих товарищей,- разбил у вас горшок, свалив его впотьмах со стола.
   - Пустой ?- спросил я.
   - Пустой,- ответил Орест, демонстрируя мне осколки.
   - Так и чёрт с ним. Давайте выпьем - сегодня был тяжёлый день.
   С этими словами я извлёк из кухонного шкафчика большой кувшин вина, фрукты, мясо и хлеб. Мои товарищи расселись за стол.
   - За нас !- провозгласил я первый тост.
   И меня дружно поддержали.
  
   ***
   На следующий день мы с начальником гарнизона и его офицерами вышли встречать войско атлантов.
   Хорошее место для лагеря нашлось около порта. Там имелась небольшая роща, а также источник. Завидев в море паруса, мы разожгли сигнальный костёр.
   Командор сошёл с корабля первым, принял наши доклады, осмотрел место и остался доволен. Солдаты начали разбивать лагерь. Затем командор пригласил начальника местного гарнизона со свитой на свой корабль, дабы обсудить план предстоящих учений, но перед тем отозвал меня в сторону и спросил:
   - Что там у тебя ?
   Я подал ему пергамент.
   - А словами сказать не можешь ?
   - Это - прошение об отставке.
   - На,- командор сунул мне пергамент обратно.- Грамотей выискался. Даже читать не стану.
   - Дядя Мирослав, но...
   - Я тебе не дядя, а господин командор.
   С этими словами он подозвал адъютанта, а тот подал мне другой пергамент.
   - Понятно, что мародёр из тебя сейчас никакой,- пояснил командор.- Смех один, а не мародёр. Я отправляю тебя в Военное Министерство. Кой-какие заслуги у тебя есть, так что должность там тебе найдут. Отправляешься сегодня.
   - Господин командор, а как же учения ?
   - Повторяю: отправляешься сегодня. Конечно, тяжко нам придётся на учениях без тебя, но как-то справимся. Ты уже не в моём отряде. Что ещё ?
   - Спасибо, дядя Мирослав. Как приеду, навещу ваших.
   - Привет им от меня передавай.
   - До свидания, господин командор.
   - Давай. Свидимся ещё.
  
   ***
   Мои солдаты остались в лагере. Я же вернулся в город. Договорился с корабельщиками, собрал вещи и отнёс их в порт. Затем рассчитался с хозяевами дома, который был моим жилищем, и отправился на рынок.
   Марк с Джонсом отводили глаза, стараясь не смотреть на меня.
   - Да что с вами ?- удивлялся я.
   - Господин офицер,- ответил Марк.- Иногда здесь звучали вольные разговоры. Но мы надеемся...
   - Ну что вы за люди такие ?!- перебил его Ульф.
   Мы с ним обнялись на прощанье.
   - Я знаю твою судьбу,- сказал он мне.
   - Пёс с тобой. Знай себе. Всего хорошего, Ульф. Пока, Марк. Прощай, Джонс.
   Нищие за рынком вели себя точно так же, как и мои товарищи по работе.
   - Видишь ли, Мирослав,- объяснил Родриго.- Одно дело - писарь, а совсем другое - вояка с мечом. И каждый сейчас думает: а не сболтнул ли я когда-то чего-то лишнего ? А не затаил ли на меня господин офицер злобы ?
   - Хорошо,- сказал я.- Ухожу. Пусть удача пребывает с вами.
  
  
  
   ***
   Город, в котором я столько прожил, теперь казался мне чужим и неприветливым. Начинало темнеть. Я вошёл в порт, где готовился к отплытию мой корабль.
   На причале стояла богато одетая дама, руководившая грузчиками, которые таскали по сходням тюки.
   И конечно же, это была Илона.
   Целый день я рвался к ней душой и несколько раз обошёл вокруг её дома. Но меня страшила мысль о том, что она окажет мне тот же приём, что и все прочие мои знакомцы.
   От Марка, Джонса и нищих это ещё можно было как-то пережить. От Илоны - нет.
   - Ну и где ты ходишь ?- спросила она, когда я приблизился.- Корабль скоро отплывает. Эй, ну что вы так грубо швыряете вещи ?! Аккуратнее !
   - Илона, куда это ты собралась ?
   - Мы с тобой едем в Атлантиду, если ты ещё этого не понял.
   - И что ты собираешься там делать ?
   - Выйти за тебя замуж.
   - Ага ! А я об этом знаю ?
   Погрузка закончилась, и около Илоны осталась только одна рабыня - самая верная, которой её госпожа доверяла все свои тайны.
   - Зачем всё это, Илона ? Я...
   - Знаю: ты не можешь обеспечить мне привычную жизнь. Можешь не продолжать. Но кто тебе сказал, что вот эта самая привычная жизнь не опостылела мне до чёртиков ? Я хочу чего-то нового и неизведанного. Конечно, ты можешь бросить меня там, в Атлантиде. И я буду стоять в порту чужого города одна, среди груды вещей,- голос её дрогнул,- под дождём ! И всё потому, что один храбрый диверсант боится завести семью. Не хочешь пользоваться моим богатством - и не надо. Пусть останется нашим детям.
   Конечно, нельзя было допустить такого, чтобы Илона стояла одна в порту чужого города.
   - Я больше не диверсант. И вообще, откуда тебе известно, что у меня нет семьи ?
   - Командор сказал. Суровый мужчина - мне пришлось даже уронить две слезинки. Но потом он пробормотал что-то вроде: "Теперь понятно, отчего этот сопляк не хочет быть мародёром". И всё мне рассказал.
   - Илона, я очень рад тебя видеть. Правда. Но боюсь, тебе может не понравится вот это новое и неизведанное; ты затоскуешь о прежней жизни. И что тогда ?
   - Мы с этим справимся. Я ведь личность, а не какой-то там манекен для модных платьев.
   Мы стояли на пристани и смотрели друг другу в глаза.
   С борта корабля свесился капитан и сказал:
   - Отплываем.
   Я подал Илоне руку со словами:
   - Корабль качает. Давай я помогу тебе подняться по сходням.
  
   ________________________
   ***
   С той поры прошло двадцать лет.
   Меня оставили при Военном министерстве. Я занимался бестолковой писаниной и потихоньку рос в званиях. Мы не бедствовали, хотя и не роскошествовали, конечно.
   Но Илона не жаловалась. Никогда не жаловалась.
   Скверно было то, что я потерял Дину. Прежние связи были разрушены, мои агенты и шпионы разбрелись по другим мародёрам и выполняли их задания. Проследить Элоя с Наей и Диной удалось лишь до порта, где они высадились, прибыв из Европы. Далее их следы терялись.
   А потом меня назначили инспектором и отправили на проверку гарнизонов европейских городов в плане их лояльности Атлантиде. В том числе и в тот, где родилась Илона.
   Она сказала:
   - Я еду с тобой.
   До того Илона трижды ездила в Европу посмотреть, что творится у неё дома. Когда это случилось в первый раз, через три года после нашей женитьбы, я на полном серьёзе думал, что она больше не вернётся. Мне было тоскливо, однако Илону я ни в чём не винил.
   Она приехала через три недели и повисла у меня на шее.
   - Мирослав, я никогда-никогда больше не уеду от тебя так надолго !
   Это "никогда-никогда" продолжалось около четырёх лет. Но теперь я уже не терзал себя мрачными мыслями. И уж никак не думал, что после двадцатилетнего перерыва сам вернусь в этот город по служебному делу.
   Детей мы оставили на попечении няньки.
   Встречал нас Анри - постаревший и полысевший. Очередная жена пристроила его на должность - теперь он встречал таких, как я.
   Мы с ним сердечно приветствовали друг друга. Илона позволила ему поцеловать свою ручку.
   - Сразу говорю вам, господин инспектор: мы - атланты ! И никогда не забываем об этом.
   - Да бросьте, вы, Анри. Зачем эти церемонии ?
   Илона отправилась в свой дом, а я пошёл к градоправителю. Оформив все полагающиеся документы, мы немного выпили с Анри и разошлись по своим делам.
   В доме царил сумбур: все бегали туда-сюда, переносили вещи и переставляли мебель.
   - Всё так запущено,- пожаловалась Илона.- Пойдём, по городу прогуляемся. Надеюсь, к нашему возвращению всё будет сделано, как надо.
   Мы отправились на рынок. И там я не удержался от соблазна заглянуть к писарям.
   Контора переехала в небольшое каменное помещение. Я вошёл внутрь, вертя головой по сторонам.
   - Чего изволите ?- спросил меня Марк.- Оформление документов, заключение договоров.
   Он погрузнел и отпустил усы, а Джонс и вовсе отрастил себе живот. В конторе поставили четыре стола и шкафчик для хранения пергаментов; на стенах висели картинки.
   - Слушаю вас, господин,- снова заговорил Марк, склонив голову.
   - Да ведь это же Мирослав ! - гаркнул Джонс.
   И полез обниматься. Марк постоял-постоял и тоже кинулся ко мне.
   Тут же появилось вино. Мы расселись вокруг стола, и Марк начал рассказ:
   - Втроём-то мы справлялись. Но потом ушёл Ульф. Может быть ты помнишь, Мирослав, как к нам приходила девушка, чтобы спросить про своё будущее. А Ульф ей отказал и вообще, повёл тогда себя по-хамски.
   - Припоминаю,- ответил я.
   - Так вот, он у нас и правда ясновидец. Та девушка была его судьбой, и он знал об этом, но надеялся, что пронесёт. Но девушке Ульф приглянулся. Кончилось дело тем, что она женила его на себе.
   - Бедняга Ульф !- вырвалось у меня.
   - Это почему бедняга ?!- возмутилась Илона.
   - Первое время ему и впрямь приходилось несладко,- подтвердил Марк.- Мельника из него, прямо скажем, не получилось. А тут ещё в будущем придумали новый футбольный турнир - Лигу чемпионов какую-то. И Ульф пропал. Но тут его встретили огнепоклонники...
   - Ладно тебе кривиться, Мирослав !- вмешался Джонс.- Им запрещено жить в городе !
   - Их жилища и капища находятся за стенами,- поддакнул Марк.
   - Живут тем, что гадают, скотину пропавшую отыскивают,- закончил Джонс.- Про Ульфа по городу слава шла, вот они и заинтересовались.
   - Поговорили с ним и забрали к себе,- подхватил Марк.
   - Когда он брякнул, что Атлантида погибнет,- уточнил Джонс.
   - Ну да, этим выродкам приятно такое слышать,- заметил я.
   - Вот-вот,- подтвердил Марк.- И огнепоклонники взяли Ульфа к себе. Он иногда даже снисходит до того, чтобы глянуть на чьё-то будущее. Теперь у него семья, дети, на долгах не выедешь.
   - Дети ?- изумился я.
   - Дети,- подтвердил Марк.- Два сына - Пеле и Марадона. Хорошие пацаны. Но будущего не видят.
   - И кого вы наняли вместо меня и Ульфа ?- поинтересовался я.
   - Пообедать пошли, сейчас вернутся.
   - Сегодня вечером приходите к нам,- пригласила Илона.- И Ульфу обязательно передайте, чтобы приходил.
   - Не надо ему ничего говорить,- вмешался я.
   - Ты не хочешь его видеть ?- удивилась Илона.
   - Хочу. Но он - ясновидец.
   - Ай, ну тебя,- сказала Илона.
   Но тут хлопнула дверь, и Марк объявил:
   - А вот и наша молодёжь с обеда вернулась.
   Я посмотрел на молодую пару - мужчину и женщину, вошедших в контору. Илона тоже оглянулась на них и вдруг вцепилась мне в руку.
   - О боги, Мирослав ! Да ведь это наша замарашка !
   А в следующий миг мы уже превратились в топчущийся по конторе и визжащий от восторга клубок. Наобнимавшись, я отстранил от себя Дину, чтобы рассмотреть получше.
   Она очень походила на свою маму.
   Джонс пялился на нас с любопытством, а Марк усмехался в усы.
   - Дядя Мирослав ! Тётя Илона ! Как я рада вас видеть ! Сколько лет прошло ! Но я знала, что мы встретимся !
   - Ульф сказал ?
   - Сказал, а ты откуда знаешь ? Ладно, это потом. Вот мой муж, Алекс.
   - Много о вас наслышан, господин Мирослав,- сказал молодой человек, с чувством пожимая мне руку.- Давно мечтал встретиться.
   - Вечером чтобы были у нас,- распорядилась Илона. - Мы такой праздник закатим !
   Но молодёжь вдруг переглянулась как-то неуверенно, словно им совершенно не хотелось видеть ни меня, ни Илону.
   - Что-то не так ?- спросил я.
   - Да ладно,- сказал Марк.- Я пришлю к вашим детям няньку из своих. Не впервой.
   - Замарашка, солнышко моё, у тебя и дети есть ?
   - Да, тётя Илона, уже есть. Двое. Мальчик и девочка. Они сейчас в школе, а вечером мы бы не хотели оставлять их одних.
   - Я же сказал - пришлю няньку,- напомнил Марк.- Что ж ты не рассказываешь, как зовут детей ?
   - Девочку - Илоной,- ответила Дина.- А мальчика...
   - Кажется, догадываюсь,- сказал я.
   - ...Мирославом,- договорила Дина.- Очень хорошие детки.
   - Мы непременно должны их видеть,- заявила Илона не терпящим возражений тоном.
   Дина глянула на Марка.
   - Идите уже,- сказал тот махнув рукой.- Мы со стариной Джонсом сделаем всю работу вдвоём. Как обычно.
   - Мы отработаем,- пообещала Дина.
   - Куда ж вы денетесь ?- проворчал Марк.
   Но к тому времени мы уже выходили из конторы.
   - Рассказывай,- потребовал я.
   - Долго рассказывать, дядя Мирослав. Мы в Атлантиде всё время переезжали с места на место. Теперь-то я понимаю: родители боялись, что ты их найдёшь. А я об этом только и мечтала. Читала запоем, потому что обещала тебе не запускать учение. Писать, правда, не очень любила.
   - А как родители ?
   - Я иногда их навещаю. Лет восемь они бегали по всей Атлантиде, нигде подолгу не останавливаясь. Но потом всё же осели, завели виноградник, торгуют вином. Элой оказался хорошим отцом. Но - для своих детей. А меня просто терпел. В шестнадцать лет я сбежала из дома. Встретила Алекса. Мы побывали в разных местах, но итоге приехали сюда. И так уж нам повезло, что господин Марк принял нас на работу.
   - Мир и впрямь тесен,- сделала вывод Илона.
  
   ***
   Вечером все пришли к нам. Пока Илона терзала Ульфа расспросами о том, откуда он проведал о нашем приезде и не подсказал ли ему кто о нём, Анри рассказывал мне:
   - Господина Хайнца вы сейчас не узнаете. Старик очень изменился. После вашего отъезда кто-то пустил слух о том, что он крадёт детей.
   - Я знаю, кто именно.
   - А я знаю, что вы знаете. Покойный Родриго со своей шайкой.
   - Покойный ?
   - Его убили в пьяной драке.
   - Он был хорошим человеком,- сказал я.
   - Не знаю. Возможно, вы на него влияли. А после вашего отъезда...
   - Он был хорошим человеком,- повторил я.
   - Пусть так,- сдался Анри. - Но после этой самой драки и гибели Родриго тогдашний градоправитель повелел выставить из города всех нищих. Так что знакомцев своих вы теперь не найдёте. Ну а с господином Хайнцем люди попросту перестали иметь дело. Торговля его пришла в упадок. Окончательно он не разорился, держит мелкую лавку на рынке. И очень любит поговорить о смысле жизни с редкими посетителями.
   - Господин Анри, я бы не хотел вспоминать о нём.
   - Понимаю, господин Мирослав. Кажется, зовут к столу.
  
   ***
   Илона блистала. И целая толпа мужчин крутилась вокруг неё, а самым галантным кавалером был, разумеется, Анри. У меня не было никакого желания всего этого видеть, поэтому я удалился туда, где сидели Марк, Джонс, Ульф и Дина с Алексом. Мы попивали вино, закусывали мясом и фруктами и говорили, говорили, говорили.
   Марк мечтал о расширении конторы и найме целой толпы писарей. Джонс этого не хотел, опасаясь за свой заработок. Алекс и Дина требовали переписывать побольше пергаментов со стихами и мифами. Ульф пытался рассказывать о каком-то там потрясающем финале Лиги чемпионов.
   Я же больше помалкивал. Джонс объяснил это обстоятельство моими шпионскими выходками, Ульф и Дина с ним категорически не согласились.
   Марк попросил не орать, ибо появились певцы, приглашённые Анри. Как по мне, появились они поздновато - многие уже изрядно перепились.
   Мы послушали пару песен, а потом Ульф обнял за плечи меня с Диной и сказал:
   - Больше мы никогда не встретимся все вместе.
   Мне стало грустно. Марк скептически улыбался. А Джонс спросил:
   - Ну ладно, Мирослав уедет. А остальные ?
   - Ты через месяц отправишься в Атлантиду,- сообщил ему Ульф.
   - Я ? И что мне там делать ?
   - Вступать в права наследования.
   Джонс махнул рукой.
   - Ульф, ты хоть и ясновидец, но не знаешь моего хрыча-дядюшку. Он...
   - Он оставит тебе наследство,- перебил Ульф.- А в ваших взаимоотношениях разбирайтесь сами.
   Джонс задумался, мрачно уставившись в пол.
   - И ты же не думаешь, Марк, что молодёжь всю жизнь просидит в твоей конторе ?- продолжал Ульф.
   - А что случится ?- спросила Дина.- Куда мы денемся ?
   - Это должно стать для вас сюрпризом.
   - Ну скажите, дядя Ульф !- взмолилась Дина.
   - В финале Лиги чемпионов 2005-го года сойдутся "Милан" и "Ливерпуль",- заговорил Ульф монотонным голосом.
   - Дина, оставь его !- тут же отозвался Марк.
   - И давайте лучше выпьем,- предложил я.
   Мы поналивали себе вина.
   - За нас !- сказал Марк, салютуя всем своей чашей.
   - Право, мы того стоим,- добавил Ульф.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"