Каменев Виктор Евгеньевич: другие произведения.

Сказание о рыцаре. Весь роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Похождения рыцаря, имя которого держится в секрете.

   ОТ АВТОРА
  
   Это повествование вышло несколько странным - средневековые рыцари в нём летают на самолётах, развлекаются телевизором, общаются по телефону, словом пользуются всеми благами современной цивилизации. Автор и сам не понимает, отчего так получилось. Но не стоит никого подозревать в попытке содрать идею у Марка Твена с его "Янки при дворе короля Артура". Дело было так: мне и моей жене попала в руки тетрадь со странными рассказами о рыцаре, имя которого ни разу не упоминалось.
   - Бред какой-то,- сказали мы, прочитав эту писанину.
   Но затем, по наитию, вдруг решили навестить хозяина тетради - благо сумасшедший дом, где он в тот момент пребывал, располагался неподалёку.
   А там произошла совсем уж неожиданная вещь. Хозяин тетрадки рвал на груди смирительную рубашку и клялся в том, что всё нами прочитанное - чистая правда. Будто бы у него была старая-старая книга на немецком языке, изданная в 1648 году печатным двором какого-то Иоганнуса Каппельмайера. И он просто делал из неё переводы, только и всего.
   На нас с женой эта беседа произвела тягостное впечатление. Во-первых, имелась причина усомниться в познаниях нашего собеседника в области немецкого языка - он не смог перевести даже расхожую фразу "Хэнде хох". Во-вторых, саму книгу издательства Иоганнуса Каппельмайера этот человек предъявить не смог. По его словам, её у него украли в поезде на станции "Одесса-Товарная".
   Короче говоря, я на эту затею плюнул и обо всём забыл. Но через некоторое время мне понадобились кое-какие материалы по средневековью. Я собирался написать роман о том, как один мужик отправился в крестовый поход, а враг тем временем захватил его замок. Но главный герой потом вернулся и настучал всем по башке. Ну и любовь там, конечно, колдовство...
   Замысел был интересным. Зевая во весь рот, я листал средневековую летопись и вдруг так и застыл на стуле, завидев имя Манфред фон Шульц, знакомое мне по той самой тетрадке. Правда, по паспорту этот рыцарь прозывался Мартин фон Швайнхоффен. Будь у меня такая фамилия, я бы тоже предпочёл именоваться Шульцем, но не в этом дело. В той же летописи рядом с ним действовал некий рыцарь, по описанию и манерам схожий на главного героя опусов из той самой тетрадки.
   Признаться, это меня взбудоражило. Я зарылся в летописи, но, после долгих поисков откопал только сетования какого-то попа по поводу того, что дворянство не проявляет инициативы и сознательности в борьбе с ведьмами и колдунами. В пример ленивым он приводил славного рыцаря Мартина фон Швайнхоффена, который где-то там обезвредил злое и страшное привидение.
   Я решил ещё раз съездить к моему знакомому сумасшедшему. Но тут вдруг выяснилось, что он, всю жизнь бывший тихопомешаным и охотно оказывавшим мелкие услуги техническому персоналу психиатрической лечебницы, с какой-то радости превратился в настоящего маньяка. Главврач очень не советовал мне с ним встречаться, но я всё-таки пошёл, о чём впоследствии горько пожалел. Разговора не получилось. Более того, он меня укусил, хотя я не сделал ему ничего плохого, даже апельсинов принёс.
   Итак, расследование зашло в тупик. Я пораскинул мозгами и решил не очень-то расстраиваться по этому поводу, а лучше написать книгу. Уж как-то да получится. И вот что из этого вышло:
   ГЛАВА ВВОДНАЯ
   О том, как рыцарь вступил во владение
   замком и набрал себе штаты.
  
   Матушку свою я почти не помню, а батюшка всю жизнь занимался тем, чем и положено настоящему рыцарю - грабежом и разбоем. Ни один купеческий караван не мог бесплатно миновать его земли. Наш замок в ту пору всегда напоминал действующий военный лагерь: головорезы моего батюшки в любой момент готовы были выступить в вооружённый поход.
   Далеко не всем это нравилось, поэтому в пору моего детства мы выдержали две нешуточных осады. Оба раза нас выручал потайной ход из замка, через который батюшка выводил по ночам самых отчаянных головорезов из своей гвардии и обрушивался с тыла на ничего не подозревающих врагов. В это же самое время из замка их атаковал ударный кулак основных сил. Оба раза осаждавшие нас оказывались разбитыми наголову.
   Заниматься мной было некому, но однажды дозорные схватили на дороге воина. Перед своим пленением тот сражался, как дьявол, и уложил четверых, но затем сказалось-таки численное превосходство наших солдат. Этот молодчик имел наглость заявиться на наши земли без денег - у него только и отобрали, что-то с десяток золотых монет. Батюшка совсем уж было собрался его повесить, но вспомнил вдруг обо мне.
   Странствующему воину предоставили выбор: или он обучает меня владению оружием, или его отправляют на побывку к дальним предкам. Скрепя сердце, тот выбрал первое, хотя видно было, что ему вовсе не хочется возиться с таким беспомощным щенком, как я.
   Так и окончилась моя вольная жизнь. Воин (он назвался Эриком Свенссоном) теперь каждый день будил меня рано утром, заставлял бегать вокруг замка, поднимать тяжести, ездить на лошади, стрелять из лука и арбалета, плавать, нырять, драться мечом, алебардой, оглоблей, руками, ногами, кистенем, булавой, топо-ром, кинжалом, вилами, метать копьё на дальность и в цель. Всё вышеперечисленное не составляло и трети того, чем я занимался под руководством Эрика Свенссона. Этот тип всегда мог удивить. Бывало, он ни с того, ни с сего заставлял меня рубить дрова или носить по кухне огромный, скользкий от жира котёл с кипятком.
   Но я не жаловался, понимая, что из меня делают настоящего рыцаря. Моё тело наливалось силой, появлялось умение в обращении с оружием, росла уверенность в себе. Но лишь через три года Эрик устроил мне испытание.
   Каждый раз перед Новым годом батюшка проводил в нашем замке турнир. Воины бились деревянными мечами. Победителем в поединке считался тот, кто ударял своего соперника три раза. Выигравший весь турнир получал в награду боевого коня или дорогое оружие, а иногда и золотые побрякушки, снятые с жены какого-нибудь богатого купца. Батюшка в подобных мероприятиях участвовал редко, ибо в таких случаях пропадала вся интрига соревнования - до сих пор ещё никому из наших не удавалось его победить.
   В этот раз он решил принять участие в турнире. Впервые записались в заявку и мы с Эриком.
   До сих пор в таких турнирах мой батюшка не только не проигрывал, но и не пропускал от соперника более одного удара. В том году нашёлся воин, который в итоге хоть и сошёл с дистанции, но нанёс ему два, причём в настоящем бою оба были бы смертельными. Поединок этот видели все солдаты и слуги моего батюшки, а также крестьяне из окрестных деревень. Воином, о котором идёт речь, был я.
   В финале мой батюшка сошёлся с Эриком. Бой продолжался более часа, за это время они по разу ударили друг друга. А затем батюшка своей волей прекратил поединок. Главный приз турнира - большое золотое блюдо - разделили пополам, разрубив его ударом алебарды.
   Лишь много лет спустя я понял причину такого поступка моего батюшки. Передо мной бились два самых авторитетных для меня человека. Батюшка просто не хотел, чтобы кто-то из них уронил свой престиж в моих глазах.
   По окончанию турнира он поблагодарил Эрика, наградил его и отпустил с миром. Но мой наставник попросил оставить его в замке и записать в гвардию.
   А в следующем году я ушёл в крестовый поход.
   Чтобы рассказать обо всём, что там было, нужна отдельная книга. Вкратце же это выглядело так: я бился с сарацинами, участвовал в набегах и грабежах. Появился у меня и друг на всю жизнь - германский рыцарь Манфред фон Шульц. Познакомились мы с ним следующим образом: во время одной из битв меня сбросили с коня. Надо мной тотчас навис огромный сарацин с копьём в руке. Очень отчётливо я видел острый наконечник, сверкавший на солнце гранями, готовый пропороть мою кольчугу и погрузиться в живот. Я уже ничего не успевал предпринять для защиты.
   Внезапно глаза напавшего на меня сарацина полезли из орбит, башка его склонилась набок; он уронил копьё и медленно осел на землю. Я увидел над собой массивную тушу, втиснутую в латы, но почему-то без шлема. Человек этот пролаял мне что-то по-немецки, поставил меня на ноги, сунул в руку меч и снова устремился в бой.
   Так состоялась моя первая встреча с Манфредом фон Шульцем.
   Вечером, после битвы, я узнал всё о нём и отправил ему подношение. У меня жила сарацинская девушка, отбитая у одного местного чиновника. Он готовил её в качестве подарка всесильному вельможе, чтобы иметь в будущем какие-то дивиденды, но тут шайтаны принесли на его голову меня. Я забрал девушку себе.
   Сразу же после этого добрая половина нашего лагеря словно сошла с ума. Ко мне целыми днями приходили какие-то люди, предлагая продать или обменять сарацинку. Они приводили коней, приносили оружие от лучших мастеров, дорогие ткани, золотую посуду. Но я и сам имел виды на эту девушку.
   Вскоре интерес к ней у моих соратников пропал, и нас оставили в покое.
   Но теперь вырисовывалась совершенно иная картина. Манфред фон Шульц спас мне жизнь, поэтому я и отправил к нему свою сарацинку, нагрузив её золотым блюдом, на котором лежал отрез дорогой материи и драгоценная чаша, наполненная самым лучшим шербетом, который только можно было достать в тех краях.
   Через час сарацинка вернулась. На ломаном немецком она сообщила мне о том, что тряпка хороша, и Манфред уже постелил её у своего ложа; пиво - дрянь, на родине фон Шульца его варят в сто раз вкуснее; за блюдо спасибо, пригодится в хозяйстве, а с моей стороны просто свинство не проведать боевого товарища и не выпить с ним за победу христианского оружия.
   Я не мог не принять приглашения. Мы пили с Манфредом всю ночь. За это время войска успели сначала поднять по тревоге, а затем сыграть отбой; английские рыцари подрались с немецкими и австрийскими коллегами; дежурное подразделение отразило нападение небольшого неприятельского отряда; под шумок сбежала моя сарацинка. А нам все было мало. В дальнейшем мы виделись каждый день и крепко сдружились.
   Тем временем поход продолжался. Одна из дам полусвета, путешествовавшая с нашей армией, в свободное от любовных утех время обучила меня грамоте. Мои дорожные сумки потихоньку наполнялись золотом и драгоценностями, отнятыми у нехристей-сарацин. Там же меня и в рыцари посвятили.
   Дело было так: однажды полчища Саладина преподавали нам урок на тему: "Места обитания ракообразных в зимний период года". Наша армия героически драпала во весь дух. Я отличился тем, что в ходе отступления отбил у сарацин наш штандарт, поначалу захваченный ими.
   Надо признаться в том, что меня крайне мало интересовали Святая Земля и Гроб Господень как в целом, так и по отдельности. Зато деньжат мне срубить удалось.
   Я вернулся домой. А на следующий день произошла трагедия: погиб батюшка. Его застрелил лучник, охранявший купеческий караван, на который мы совершили набег.
   Я был сражён наповал обрушившимся на меня горем. А после похорон батюшки начались невзгоды. Разошлась вся наша гвардия. Эти суровые вояки не могли заставить себя стать под моё начало - слишком хорошо они помнили меня сопливым пацаном. Уехал их капитан в поисках лучшей доли. Отбыл в неизвестном направлении управляющий замком. Старый батюшкин оруженосец попросился на пенсию - я не смог уговорить его послужить ещё. Ушла добрая половина слуг.
   У меня остался замок, прилегающие земли с деревнями да верный Эрик, не позволивший мне пасть под ударами судьбы.
   Для начала он куда-то исчез на два дня, вернувшись с каким-то молодчиком жуликоватого вида. Этот тип сидел в тюрьме за мошенничество; Эрик выкупил его оттуда и предложил ему место управляющего делами.
   Тот согласился. Звали его Гастоном. Он имел крепкую хозяйскую хватку и прекрасно разбирался в механизмах всевозможных надувательств. Мне не пришлось жалеть о деньгах, потраченных на него Эриком. Гастон наладил поступление в нашу казну налогов с крестьян, упорядочил расходы, былые разбойничьи набеги на купцов заменил умеренными пошлинами, навёл порядок в хозяйстве самого замка.
   Вскоре ему понадобились помощники - казначей и завхоз. Первого я переманил из иезуитского монастыря, второго нашёл среди деревенских старост.
   Всё было бы хорошо, но я нуждался в личной гвардии. До сих пор обязанности капитана выполнял Эрик, а сама она состояла из трёх десятков кое-как обученных крестьян. И если первое меня вполне устраивало, то со вторым я никак не мог примириться, а посему кинул клич о помощи своим друзьям по крестовому походу.
   Они откликнулись. Каждый прислал по нескольку превосходных воинов, но более всего мне помог гасконец Жером де Кастельмор. Сам отчаянный головорез, не боявшийся залезть в любое пекло, он не мог не оказать покровительство тому, кто был схож с ним, словно зеркальное отражение, а именно капитану армии его величества по имени Жюст Моннель, заочно приговорённому военным трибуналом к повешенью за мародёрство. Отсрочка приговора объяснялась тем, что поймать этого человека никак не удавалось, хотя он скрывался не один, а во главе отряда тяжеловооружённых пехотинцев в полсотни человек. Целая дивизия безуспешно гонялась за ним добрых полтора года; за это время Жюст Моннель выказал умение уходить из ловушек, прорываться из окружения и держать осаду в местах, совершенно для этого не приспособленных. Де Кастельмор прислал его ко мне с самыми восторженными рекомендациями.
   Я принял Жюста Моннеля, и это стало известно. Мне пришлось ехать в Париж и ходатайствовать перед его величеством за опального капитана, упирая на свои заслуги в крестовом походе.
   В конце концов, дело было улажено. А на обратном пути, отдыхая в деревенском кабачке, я стал свидетелем любопытной сцены: крестьяне поймали вора.
   Здоровенный малый с круглой физиономией, заросшей бородой, в широченной рубашке и таких же штанах, перепоясанных кушаком, чуть ли не с час молотил своих преследователей направо и налево огромными кулачищами, но уйти ему не дали. Видно было, что крестьяне имели на него порядочный зуб, это угадывалось по тому, с каким остервенением они бросались на него и с каким упорством поднимались с земли те, кто пропускал от детины удары.
   Кончилось дело тем, что его скрутили, подтащили к дубу и накинули на сук верёвку.
   Люди всегда были жестоки к своим ближним. Детина извивался в руках крестьян, по его щекам текли слёзы бессильного бешенства, но никто в толпе и кабаке его не пожалел. Получившие от него отметины в драке, злобно орали, поторапливая вешателей, остальные молча скалили зубы. Я не мог более усидеть на месте.
   Детина никак не позволял накинуть себе на шею удавку - он изворачивался, втягивал голову в плечи, что ещё больше распаляло и без того разозлённых крестьян. Выскочив из кабака, я врубился в толпу и вскоре оказался рядом с тем самым дубом. Вешатели нерешительно застыли на местах.
   - Эй, малый !- сказал я.- Пойдёшь ко мне оруженосцем ?
   - Господи, ваша милость,- ответил тот.- Да хоть комнатной собачкой. Вы только меня отбейте, а там я уже на всё согласен.
   В тот же миг я разогнал мечом вешателей и перерубил верёвки, стягивавшие руки детины.
   Надо заметить, что крестьянам это совершенно не понравилось. Они плотно окружили нас со всех сторон, вооружённые вилами, косами и цепами. В тот момент меня крайне интересовала одна вещь, а именно: сможем ли мы пробиться вдвоём и остаться при этом более-менее невредимыми ?
   Чем-то мне понравился этот детина. Для комнатной собачки он, конечно, был великоват, но в качестве оруженосца вполне бы сгодился.
   - Хорошенькое дело,- сказал единственный толстяк из окружавшей нас толпы.- Вы - рыцарь, а заступаетесь за вора.
   Похоже, он был старостой.
   - Мне нужен этот вор,- ответил я.
   Но крестьяне не хотели мне посочувствовать. Они понимали только то, что вор, уже почти повешенный, ускользает из их рук.
   - Всё будет в порядке, ваша милость,- прошептал мне детина,- вдвоём мы пробьёмся. Эти хамы ещё не знают, с кем имеют дело.
   - Послушайте, люди !- громко сказал я.- Мне, вообще-то, понятно ваше ожесточение. И если этот мерзавец что-то у вас украл, то я готов уплатить убытки. Как вам такое предложение ?
   Крестьяне, окружившие нас, мрачно молчали. Они бы уже давно бросились в драку, но, похоже, не были уверены в том, что их сеньор отнесётся впоследствии к этому благосклонно.
   Я вытянул вперёд левую руку и разжал кулак. На моей ладони весело заблестела золотая монета.
   - Я на столько не наворовал,- пробормотал детина.
   - Заткнись, осёл,- шикнул я на него.
   - Не надо нам !- закричали из толпы.- Повесить его ! Отойдите, господин рыцарь !
   Вслед за этим около моей головы просвистел камень. Стараясь держать себя в руках, я ответил:
   - Пусть говорят те, кого он обворовал.
   Словом, дело уладилось. Любители смотреть на повешение разошлись несолоно хлебавши, зато те, кто пострадал от моего нового оруженосца, остались довольны и приглашали его, в случае необходимости, приходить ещё.
   Детину звали Франсуа. В тот же день он приступил к выполнению своих обязанностей.
   Впоследствии я узнал о том, что мой Франсуа - лодырь, бабник, пьяница, обжора - словом, достойный во всех отношениях человек. Ему в своё время приходилось быть бродячим клоуном, вором, копейщиком в армии его величества, там же и мародёром, налоговым инспектором и конюхом. Он даже в крестовый поход ходил. С тех пор моё оружие всегда было тщательно отточено, а ржавчина на доспехах не просматривалась даже при самом придирчивом осмотре.
   Первый мой рыцарский турнир в качестве владельца замка проходил в Уэльсе, в городе Суонси. Я довольно резво поднимался вверх по турнирной сетке, однако в полуфинале мне довелось встретиться с непобедимым до сих пор соперником. Это был сэр Ланселот - рыцарь Круглого стола при дворе короля Артура.
   Я плохо помню подробности того поединка. Вначале мы с Ланселотом вышибли друг друга из сёдел, затем долго молотились мечами. Король Артур прервал бой и присудил победу по очкам Ланселоту.
   Я был взбешен. Но на турнире присутствовали японские наблюдатели, которые и сумели меня успокоить. Им срочно нужен был рыцарь, неизвестный широкой публике, но перспективный. Я им вполне подошёл, поэтому фирма "Джи Ви Си" заключила со мной контракт на рекламу. С тех пор мне вменялось в обязанности постоянно таскать их логотип на щите и нагруднике. Ну, и побеждать почаще, что понятно. Японцы неплохо за это платили.
   В следующие два года я принял участие во множестве турниров самого различного уровня. Некоторые из них выиграл. Моё имя в рейтинге европейских рыцарей закрепилось в четвёртом десятке, затем перескочило в третий, после переползло во второй...
   Тем временем мой старый, верный Эрик изнывал от тоски и безделья. От управления гвардией Жюст вежливо, но твёрдо дал ему от ворот поворот, подтягивать меня в искусстве владения мечом он ленился, в экономике мой бывший наставник не смыслил, да и там у меня имелись специалисты. Всё это привело к тому, что Эрик помешался на шпионаже.
   Вначале это выражалось в запойном чтении соответствующей литературы и лазаньем по каким-то таинственным сайтам в Интернете. После этого в нашем замке начали появляться агенты Интерпола и прочие подозрительные личности. Эрик начал меня пугать. Выяснилось вдруг, что он всё обо всех знает, может дать любую справку о любом человеке, имеет какие-то странные и дикие суждения о событиях, происходящих в мире, относится ко всему с подозрением.
   До определённого момента я смотрел на увлечения Эрика сквозь пальцы. От его шпиономании мне было ни жарко, ни холодно. Но, как ни странно, иногда она приносила пользу.
   Однажды, поздно ночью, в мой замок прибыла дворянка, спасавшаяся по её словам, от разбойников, напавших, по её словам, на бедняжку в моём лесу.
   Услышав это заявление, мы с Эриком переглянулись. Разбойники вы моих лесах вывелись давно: покойный батюшка конкурентов не жаловал, а в настоящее время Жюст не допустил бы ничего подобного. Пока гостья грелась у очага и отогревалась вином, Эрик выскользнул из зала к своему компьютеру, а через каких-то десять минут подозвал меня к себе и выложил о ней всё. Оказалось, что девушка всё напутала и забыла рассказать о себе самое интересное. На полицейских сайтах она числилась бродячей актрисой, проходящей по нескольким малосимпатичным уголовным делам, связанным с мошенничеством.
   У меня разгорелось любопытство. Нервы у нашей гостьи оказались слабыми и, только лишь увидев инструменты в камере пыток и палача в боевой раскраске, она призналась во всём. Выяснилось, что некие добрые люди наняли эту милую даму, чтобы она, шутки ради, подсыпала мне в вино яду. Последнее было отобрано у неё при обыске.
   Я тут же воспламенился навестить вышеупомянутых добрых людей и отправил Франсуа готовить оружие и доспехи.
   Однако, в это же самое время, началась жуткая гроза. Эрик счёл её дурным предзнаменованием. Скрепя сердце, я отложил поездку. Эрик спросил, как поступить с нашей гостьей. Я пожелал проделать с ней небольшую косметическую операцию, а именно удаление головы. А пока мы разместили девушку со всеми удобствами в подземелье.
   На другой день мне не удалось уехать из-за неотложных дел, требовавших моего присутствия на месте; на следующий произошло то же самое. Всё получалось как будто назло. На третий день я вызвал к себе старшего тюремщика с тем, чтобы поинтересоваться, почему голова его новой подопечной до сих пор не торчит на шесте у ворот замка. И тут выяснилась удивительная вещь: в эту бездарную актриску, несостоявшуюся отравительницу, и вообще, сволочную бабёнку, влюбился мой оруженосец. Он постоянно отирался вокруг её камеры и вешал тюремщикам лапшу на уши, рассказывая о том, будто я распорядился отложить казнь.
   Всё это показалось мне удивительным. Я вызвал Франсуа.
   Произошёл крупный разговор. Франсуа клялся в том, что любит эту женщину, просил пощадить её и отдать ему в жёны. В ответ я обозвал его шелудивой собакой, паршивой гиеной, грязной крысой, вонючим козлом, слюнявым верблюдом, помойной свиньёй, поганым шакалом, склизкой змеёй, тупым быком, неблагодарной скотиной, а затем напомнил ему, при каких обстоятельствах мы с ним познакомились.
   Оруженосец не отпирался. Он всё признал, со всем согласился, но, тем не менее, продолжал униженно просить о том же самом. Я велел ему сию же минуту убираться к чёртовой матери из замка. Он ответил, что выполнит мой приказ, как бы тяжко ему это ни было, но попросил отпустить с ним узницу.
   Не нужно тратить много времени и усилий для того, чтобы привести мня в бешенство. И Франсуа убедился в этом на личном опыте. Придя в ярость, я набил ему морду, спустил его с лестницы, а затем приказал старшему тюремщику вызвать палача и начинать приготовления к казни.
   Прошло полчаса. Ко мне явился Жюст и спросил, должны ли его солдаты убивать моего оруженосца, который активно препятствует проведению казни. Ничего не ответив, я отправился в подземелье.
   Франсуа в самом деле находился там. В узком коридоре он закрывал своей широкой спиной перепуганную наёмницу. Я не без любопытства уставился на эту пару. Один - с разбитой мордой и в окровавленной рубашке - смотрел зверем, другая - со спутанными волосами и в кандалах - умоляюще пожирала меня своими огромными, чёрными глазами. Убежать они не могли: выход из подземелья перекрывали готовые к бою арбалетчики.
   - Франсуа,- заговорил я.- Где ты взял алебарду, животное ? Положи её на пол и уходи.
   - Нет, ваша милость.
   - Это ты так выполняешь распоряжение своего феодала ? Жюст, уведи арбалетчиков. Приведи других... Ну ты понял.
   Капитан кивнул и вышел.
   - Франсуа, ты ведь прекрасно знаешь, за кого заступаешься.
   - Да, ваша милость. Но она раскаивается.
   - В самом деле, ваша милость,- всхлипнула осуждённая из-за плеча оруженосца.
   - Вы ведь и сами заступились за меня в подобной ситуации. Я всю свою жизнь воровал да грабил. Может это мой первый благородный поступок.
   - Франсуа, мерзавец, ублюдок, выродок ! Смотри, чтобы он не стал последним !
   - Пусть так, ваша милость. Я для себя уже всё решил.
   Жюст сменил арбалетчиков. Новый караул поднял своё оружие, приготовившись стрелять.
   - Франсуа, положи алебарду и уходи ! Я считаю до трёх ! Раз !
   Мой оруженосец продолжал стоять на месте, сжимая в руках алебарду.
   - Два !
   Франсуа зажмурился.
   - Три !
   - Ох, господи !- пробормотал Франсуа.
   - Пли !- скомандовал я.
   Сухо щёлкнули арбалетные крючки, стрелы ударили моего оруженосца по пузу. Оруженосец тихо ойкнул. Он открыл глаза и обалдело посмотрел на свою рубашку и стрелы, валяющиеся у его ног. Жюст и арбалетчики обернулись ко мне, ожидая дальнейших распоряжений. Их оружие не было смертельным. Солдаты, приведённые Жюстом по моему приказу, принесли старые, негодные арбалеты и стрелы без наконечников - всё это использовалось в учебных и тренировочных боях гвардейцев капитана Моннеля.
   В тот же вечер я женил своего оруженосца. Так в нашем замке появилась Эльвира. А с шутниками, подославшимим её, я разобрался позже.
   Прошло время. Я свыкся со своей ролью феодала, а затем и во вкус вошёл. У меня было всё, что положено иметь рыцарю; земли и таможня давали стабильный доход, японцы из "Джи Ви Си" платили за рекламу. Чего ещё оставалось желать ? Эрик, как всегда имел на этот счёт личное мнение. Однажды утром он приволок в мои покои какую-то компьютерную распечатку.
   - Это что ?- спросил я.
   - Список потенциальных невест. Их досье. Происхождение, родственники, приданое.
   - Чьих невест ?- не понял я.
   - Твоих, разумеется.
   В ответ я выпер его из комнаты. Но с тех пор он не давал мне покоя.
   Затем произошло ещё одно важное событие. Я как-то возвращался от одного своего испанского друга с крестин. В его замке меня тщательно усадили на коня, и опытное животное осторожно пошагало по дороге. Мы должны были проехать один маленький городок. Я велел Франсуа двигать в объезд и ждать меня с доспехами в условленном месте, а сам направился к городским воротам, рассчитывая взбодриться здесь холодным пивом. Но оказалось вдруг, что все местные кабаки и пивнушки почему-то закрыты. Немало озадаченный этим обстоятельством, я добрался до центральной площади города и сразу понял, в чём тут дело. Все горожане сбежались полюбоваться сожжением колдуна. Последний уже взошёл на приготовленный для него бревенчатый помост, а палач собирался привязывать его к столбу.
   Признаться откровенно, я не всегда знаю, кто управляет мной в тот или иной момент. Мои ангел-хранитель и бес-искуситель всегда умели поладить между собой, а надышавшись от меня винных и водочных паров, и вовсе действовали сообща. Повинуясь какому-то внезапному импульсу, я пришпорил коня, проломился сквозь толпу любопытных, прорвал цепь сдерживающих её стражников и выехал к месту казни.
   Колдун оказался сообразительным малым. Одним ударом он сбросил с помоста палача, а затем забрался позади меня на моего скакуна. Мы лихо прорвались к городским воротам, которые не успела закрыть зазевавшаяся стража, и вырвались на волю. Солдаты вдогонку пустили пару стрел из арбалета, но не попали.
   Франсуа ожидал меня в условленном месте. Прибытие со мной незнакомого колдуна его ничуть не удивило. Он только спросил:
   - Кто это с вами ?
   - Не твоё собачье дело.
   Франсуа пожал плечами и подвинул мои доспехи, чтобы колдун мог устроиться в тележке.
   Так у меня появился ещё один подданный. Все те люди, которых нашёл я или Эрик, впоследствии оказывали влияние на мою жизнь в большей или меньшей мере. У каждого из них был совершенно несносный характер, отчего мне порой приходилось с ними тяжело, зато никто из них меня не предавал.
   Их отношение друг к другу также представляло собой некоторый интерес. Ставший к старости подозрительным и недоверчивым Эрик не праздновал никого, за исключением разве что колдуна. Франсуа с Эльвирой безумно ревновали друг друга и, надо заметить, не без оснований. Первый был всецело мне предан; вторая ещё долго обходила меня десятой дорогой, а попав под мою горячую руку вкупе со скверным настроением, могла и в подземелье загреметь. Правда, больше двух дней я её там никогда не держал. Гастон - душа нараспашку - вёл мои дела основательно, дружил со всеми, кроме Эрика, любил женщин и шумные компании. Возможно, он у меня и приворовывал, но всю отчётную документацию всегда содержал в образцовом порядке. Капитан Моннель подчёркнуто уважительно обращался с Эриком, строил глазки Эльвире, колдуна побаивался, а с Гастоном и Франсуа мог пропьянствовать всю ночь. Из всех вышеперечисленных только колдун не жил в замке: ему не понравилась тамошняя энергетика, из-за чего он отстроил себе заброшенный дом в одной из деревень.
   Жизнь моя была не столь бурной, как у батюшки. Я не грабил проезжавшие по моей земле караваны, не испытывал осад, не устраивал турниров. Но происходили и со мной достойные упоминания события, о коих и будет поведано ниже.
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   О том, как рыцарь изгонял привидение.
  
   - Франсуа, скотина,- сказал я, с трудом разлепляя глаза.- Пошёл вон. Я хочу спать, понимаешь, обезьяна? Как дам сейчас ! Я только что приехал с турнира и всю ночь просидел в седле !
   - Осмелюсь вам напомнить, ваша милость, что я был на этом турнире вместе с вами. Дело не терпит отлагательств.
   - Пусть им займётся Эрик, я ему вполне доверяю.
   - Приехала госпожа д′Этти. По какому-то странному капризу она желает видеть именно вас, а не Эрика.
   - А я не хочу её видеть, пускай убирается. К тебе, кстати, это тоже относится.
   Франсуа не уходил. Я посмотрел на ночной столик, но тяжёлый медный подсвечник стоял слишком далеко. Можно было бы достать туфлю с пола, но для этого придётся привстать с кровати, чего мне страшно не хотелось. Франсуа заметил, что я шарю глазами по комнате, и отошёл чуть в сторону - он знал, насколько его рыцарь искусен в метании абсолютно любых предметов, коими можно запустить в оруженосца.
   - Так я доложу госпоже д′Этти, что вы сейчас выходите ?- спросил Франсуа, но вопрос его звучал, как утверждение.
   - Убирайся, болван,- ответил я, осознавая, что уснуть он мне уже не даст.
  
   ***
   Она ждала меня в гостином зале. Я, умытый, одетый и злой, хмуро поприветствовал её и спросил, чего ей надо.
   - Не так давно я слышала от вас совсем другие слова. И вы всегда были рады меня видеть,- сообщила она с укором.
   - Всё течёт, всё меняется. И что бы вы сказали, любезная госпожа д′Этти, если б я завалился в ваш замок и прервал ваше любимое занятие ?
   - Я продолжила бы его после. И, помнится, вы всегда называли меня Жаклин.
   - Хорошая у вас память. Давайте потренируем её ещё немного. Потружусь вам напомнить о том, что два года назад я выиграл рыцарский турнир в Амстердаме.
   - Зачем ворошить старое ?- еле слышно произнесла моя собеседница.
   - А вы первая начали. По окончанию этого турнира я сделал величайшую глупость в истории моего рода, от которой все мои предки перевернулись в гробах, а именно: избрал вас дамой сердца.
   Жаклин тяжело вздохнула.
   - Не смею утверждать, будто вы были этому рады. Но ведь и не противились же ! Через год я получил приглашение на тот же турнир, но уже в самом его начале меня выбил из седла молодой шведский рыцарь, дошедший потом до финала. По окончанию этого поединка некая Жаклин д′Этти заявила о том, что не хочет более быть моей дамой сердца...
   - Да послушайте же !- воскликнула Жаклин, вскакивая с места.- Я сделала это в запальчивости, после того, как в дамской ложе все стали надо мной смеяться...
   - Нет, это вы послушайте. У меня несколько иные, чем у вас, представления о верности и порядочности. Признаться, я испытывал тогда некоторую досаду и даже хотел покатать вас на спине по ристалищу, привязав за ноги к седлу. Друзья сумели меня от этого отговорить. Садитесь, чего вы подскочили ?
   - Уже через полчаса я взяла свои слова обратно, однако вы и слышать ничего не захотели.
   - Как и любой нормальный человек на моём месте. И, несмотря на это, вскоре вы набрались наглости заявиться ко мне в замок с приглашением участвовать в турнире, устраиваемом вашим отцом.
   - И вовсе это не наглость ! Я действительно хотела видеть вас там ! Турнир не состоялся именно из-за вашего отказа.
   - Но это всё мелочи, по сравнению с тем, что вы откололи в следующий раз.
   Жаклин стало ужасно неловко.
   - Не надо, прошу вас,- пробормотала она.
   - Нет, я всё понимаю. Разумеется, вас уязвило то, что нашёлся кто-то, не шляющийся за вами тенью, не вздыхающий под луной и не пишущий вам мадригалы. И всё же, Жаклин, какой осёл надоумил вас явиться ко мне и утверждать, будто вы от меня беременны ?
   - Но я думала, что это и в самом деле так !
   - О чём свидетельствовала подушка, втиснутая вами под платье. Ваше счастье, что я не придал дело огласке.
   - Вы всё понимаете неправильно. И вообще, к чему такая жестокость, неужели трудно предать всё это забвению ? Вы даже не пригласили меня на торжество, устроенное вами в прошлом месяце.
   - Жаклин, ваш поступок равносилен удару из-за угла. Причём, ниже пояса. А на торжество вы, помнится, приехали безо всяких приглашений.
   - Зато я прилюдно принесла вам извинения за тот случай в Амстердаме и надеялась на то, что теперь у нас с вами всё будет хорошо. Но вы продолжаете изводить меня... да и себя тоже.
   Разговор начал утомлять; я решил сменить тему:
   - Для чего вы приехали в этот раз ?
   - С просьбой о помощи. Я надеюсь, вы не оттолкнёте даму, которая просит за неё заступиться, пусть у вас к ней и есть какие-то претензии.
   - Вас кто-то обидел ?
   - У меня в замке завелось привидение.
   - В половине европейских замков есть привидения. У меня тоже имелось, но ушло - жрать было нечего. Насколько я помню, монастырь францисканцев находится ближе к вам, чем мой замок. Не думаю, что его настоятель не в состоянии выгнать какое-то паршивое привидение.
   - Вот вы не думаете, а он действительно не в состоянии.
   В голосе Жаклин послышались какие-то новые оттенки. Она поставила на стол кубок с вином, которым угостил её Франсуа в преддверии моего прихода, и принялась нервно сплетать и расплетать пальцы рук. Сейчас ещё разревётся, чего доброго.
   - Знаете, это привидение очень страшное. Оно приходит каждую ночь и сводит меня с ума. Настоятель уже приезжал в мой замок, но, проведя ночь в моей комнате, вышел оттуда весь седой и с тех пор ни с кем не разговаривает.
   - Интересно, что вы там с ним делали ?
   Жаклин вскочила с места, глаза её метнули молнию.
   - Вы - мерзавец !- громогласно объявила она.- Грубый и пошлый !
   - Простите, Жаклин, не буду больше,- ответил я, ласково усаживая свою гостью на место.
   Она здорово разозлилась, но, допив вино, немного успокоилась.
   - Ладно, Жаклин, не дуйтесь, я не хотел вас обидеть. Что мне для вас сделать ?
   - Приезжайте, пожалуйста, в мой замок.
   - Думаете, ваше привидение меня испугается ?
   Жаклин промолчала. Я смотрел на неё, покачивая ногой и попивая вино из кубка. Интересно, чего она от меня хочет ? В историю с привидением мне как-то не верилось. Не готовит ли она ловушку ? Что-то наподобие прошлогодней беременности. Или ещё чего-нибудь в этом роде.
   - Хорошо, Жаклин, я к вам приеду.
   - Давайте поедем вместе.
   - Нет, не получится,- ответил я после некоторого раздумья.- Мне надо ещё кое-где побывать, кое-что сделать. У вас буду послезавтра вечером.
   - Это вы так намекаете, что мне пора домой ?
   - Почему же, оставайтесь. У меня привидений нет.
   - Нет, я уж лучше к себе. Живу я сейчас не в замке, а в гостинице неподалёку. Слуг у меня много ушло. Пустили слух, что я кем-то проклята.
   В глазах Жаклин светилась глубокая усталость. И вдруг я понял, что дело серьёзное, гораздо серьёзнее, чем мне казалось вначале.
   - А ваш отец ? Он тоже переехал в гостиницу ?
   Жаклин невесело улыбнулась.
   - Вы же его знаете,- ответила она.- Моего отца запугать невозможно. Он из упрямства продолжает жить в замке, а я за него очень боюсь.
   - Что ж, мне всё понятно. Ждите меня в своём замке.
  
   ***
   - Ваша милость, а за что дама назвала вас мерзавцем ?
   - Ты, собака, подслушивал под дверью ?
   - Нет, как я мог ?! Она просто это слишком громко крикнула, по всему замку было слышно. А куда вы сейчас ?
   - Спать.
   - Да, ваша милость, могу ли я полюбопытствовать - вы действительно поедете в замок Этти или пообещали это госпоже Жаклин, чтобы она от вас отвязалась ?
   Я остановился посреди коридора и Франсуа попятился назад.
   - Ещё раз замечу, что ты подслушиваешь - отрежу тебе уши. А поездка в замок Этти - моё личное дело.
   - Ну уж не скажите ! Я ведь пока ещё ваш оруженосец. Послушайте, это глупо - подставлять себя под потусторонние силы !
   - Франсуа, пусть меня женят на Жаклин, если я за всю свою жизнь видел большего осла, чем ты. А посему не тебе рассуждать о глупости. И оставь меня в покое, если не хочешь в морду.
   Франсуа церемонно поклонился и попросил разрешения удалиться. Я не возражал.
  
   ***
   В назначенный день я прибыл в замок Этти. С Жаклин по приезду повидаться не удалось, зато её отец оказался дома. Когда окончились все церемонии, и старик пригласил меня к столу, я кликнул Франсуа, чтобы он осмотрел комнату с привидением, но оруженосец к тому времени был пьян, как свинья, и валялся под копытами своей лошади.
   Отец Жаклин усадил меня за стол, и мы причастились за мой приезд.
   - Всё-таки к тебе поехала,- сказал господин д′Этти.- Не пустил бы, если б знал. Ты наверняка злишься на неё за ту выходку в Амстердаме. Вот глупая девка ! Я, конечно, надавал ей тогда пощёчин, но от них ума не прибавится.
   - Ну, это вы зря. Жаклин - хорошая девушка.
   - Перестань,- старый рыцарь махнул рукой и обернулся к слуге.- Чего стоишь, болван, наливай.
   Мы снова выпили, и отец Жаклин продолжал:
   - До тебя она путалась с одним ублюдком. Вешала мне лапшу на уши, что у них большая любовь, а сама была нужна ему, как змее тапки. Потом он ошивался возле королевы. Король совсем уж было собрался отрубить ему башку, но этот тип успел удрать в Тунис и принять там ислам. Почему мы не пьём, ты что - трезвенник ?
   В устах господина д′Этти данное слово звучало ругательством. Я тут же заверил его в том, что не принадлежу к этой когорте подлецов, извращенцев и мерзавцев, подтвердив свои слова делом. После следующего кубка, до краёв наполненного вином (иначе здесь не наливали), господин д′Этти сказал:
   - У всех нормальные дети, а у меня...
   Я принялся уверять его в том, что ему необыкновенно повезло с дочерью, но старый рыцарь только отмахивался.
   Вскоре мне всё это наскучило. Я решил сменить тему и заговорил о футболе. Господин д′Этти заметно оживился: клуб, принадлежавший ему, поднялся во второй дивизион национального чемпионата. Старик строил наполеоновские планы.
   - Вот увидишь,- хвалился он, обняв меня за шею,- через пару лет мы будем в кубке УЕФА. И там кое-кому надерём задницу. Конечно, трудновато придётся, но о моём клубе в Европе ещё заговорят. Как ты думаешь ?
   Я ответил, что и в Америке тоже. Мы выпили за будущие успехи команды господина д′Этти, после чего он остался лежать на столе лицом вниз, а я нетвёрдым шагом поплёлся в комнату Жаклин, где для меня обещали приготовить постель.
   Глупо было бы влазить в подобные мероприятия без соответствующей подготовки. Поэтому накануне поездки в замок Этти я побывал в монастыре францисканцев, но его настоятель (как и предупреждала Жаклин) ни с кем не разговаривал. Не захотел он сделать исключение и для меня. Обозвав его козлом, я в крайнем раздражении покинул монастырь и съездил на консультацию к своему колдуну.
   Тот меня внимательно выслушал, но ничего дельного посоветовать не смог. На всякий случай он предложил мне несколько магических символов с прилагающимися к ним заклинаниями и стакан сушёных пауков. Первое я старательно перерисовал в записную книжку, а от второго категорически отказался. На прощание колдун поклялся следить за мной путём общения с высшими силами.
   Итак, я поднялся в комнату Жаклин, тщательно запер за собой дверь и нарисовал мелом на полу пентаграмму из записной книжки. Во всём замке Этти стояла гробовая тишина. Включив телевизор, я извлёк из холодильника банку пива, и тут всё это началось.
  
   ***
   - Жаклин, вас кто-то здорово ненавидит,- рассказывал я, приехав утром в гостиницу, где теперь жила наследница замка Этти.- И этот человек настроен решительно.
   - Что же я должна делать ?- упавшим голосом спросила Жаклин.
   - Чёрт его знает. Я плохо разбираюсь в таких вещах.
   - Вы ночевали в моей комнате ?
   - Да.
   - И что вы там видели ?
   Я пытался отмахнуться, но Жаклин принялась уговаривать меня ничего не скрывать.
   - Да чего уж там. Наверняка что-то похожее видели и вы,- нехотя ответил я.- Слепые младенцы с вырванными внутренности, смерть с косой у порога, человек, поедаемый червями...
   Жаклин содрогнулась.
   - А по мне черти всю ночь прыгали,- изрёк присутствовавший здесь же Франсуа, ни к кому конкретно не обращаясь.
   Тотчас же он получил знак внимания с моей стороны, выразившийся в порядочной зуботычине, и выскочил из номера, пока мне не показалось, что этого мало.
   - Франсуа намекает на то, что ночью я был пьян. Такая вот он у меня нахальная скотина,- объяснил я изумлённой госпоже д′Этти.
   - А вы действительно были пьяны ?- осторожно поинтересовалась она.
   - Разумеется, я же ужинал с вашим отцом. По-вашему, это всё мне приснилось ?
   - Думаю, нет. Но кто делает мне такие гадости ?
   - Не знаю. Но я, например, расправился бы с вами иначе, будь мне это необходимо.
   Жаклин совсем упала духом.
   - А вы поможете мне ?- спросила она.
   - Ну, раз уж вызвался... Послушайте, Жаклин, может вы выйдете лучше замуж и уедете в другой замок ?
  Да ладно, не смотрите на меня так. Есть у вас враги ?
   - Нет.
   - Значит это какой-то таинственный друг, желая вас развлечь, наполняет ваш замок привидениями ? Подумайте, вспомните всё - неосторожное слово, жест, который можно двояко истолковать.
   Жаклин пожала плечами.
   - Вот чёрт !- раздражённо бросил я.
   - Не говорите, пожалуйста, больше этого слова,- попросила Жаклин, перекрестившись.
   - Какого ?
   - Которое вы только что произнесли.
   - Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт,- незамедлительно выдал я, с удовольствием наблюдая за быстро крестящейся Жаклин.- Ладно, не стройте из себя святошу. Если у вас нет врагов, то имеются хотя бы недоброжелатели ?
   - Да... наверное.
   - Кто они ? Первым по списку иду я, меня можете пропустить.
   Жаклин отшатнулась, как мне показалось, с некоторым испугом.
   - Но я не считаю вас своим недругом ! Более того, вы сейчас - единственная моя надежда !
   Открылась дверь, и в номер втиснулся Франсуа.
   - Прошу прощения,- начал он, слегка поклонившись в сторону Жаклин.- Ваша милость, этот мерзавец -
  хозяин гостиницы - не хочет искать кузнеца для моей лошади.
   - А стучаться тебя не учили ?! И вообще, не бог бы ты зайти попозже ?- спросил я, состроив по возможности наиболее свирепый вид.
   - Мог бы, но есть ещё одно. Он не хочет также дать мне водки, требует каких-то денег. А где же их взять, если вы изволили не заплатить мне жалованье за прошлую неделю и премиальные за победу в турнире ?
   - Нет, ну это уже вообще ни в какие ворота не лезет ! Тебе-то за что премиальные ? Турнир выиграл я, а не ты.
   - Ваша милость, да как вы можете такое говорить ! Вспомните, как быстро я подавал вам новое копьё взамен сломанного, как ярко блестели на солнце ваши доспехи, как остро был отточен ваш меч, как...
   - Ладно, хватит,- оборвал я его.- На, подавись.
   Франсуа ловко поймал брошенные ему монеты, но уходить не поспешил.
   - Очень плохо, сударыня, что мой господин - единственная ваша надежда. По мне лучше вообще не иметь никакой...
   Франсуа выскочил из номера, и тяжёлый дубовый стул, запущенный мной в него, грохнулся о дверь.
   - Одно время он был клоуном в бродячем цирке,- поведал я Жаклин.- Никак не могу выбить из него профессиональные привычки. Этот осёл оборвал нить нашего разговора. Помнится, мы говорили о ваших недругах.
   - Постойте, так это вы выиграли цюрихский турнир ? А я ничего не знала ! Господи, из-за этих привидений пропустишь всё на свете !
   - Жаклин, мы уклонились от темы.
   - Ах, оставьте это. В цюрихском турнире, насколько мне известно, участвовали шестьдесят четыре рыцаря.
   - Жаклин, мы уклонились...
   - Я вас поздравляю от всей души ! Мы с папой обязательно это отметим ! Там же был Тристан из Лоонуа, сэр Персиваль...
   - Да успокойтесь вы, Жаклин,- перебил я.- Этих двоих жребий свёл уже в первом раунде. Победил Тристан, однако бой настолько измотал его, что он проиграл следующий куда более слабому рыцарю. Так что с основными претендентами мне встретиться не удалось, а это несколько принижает весомость моей победы. Ваши недруги...
   - Да пошли они к чёрту ! Ничего вас не принижает ! И после победы в турнире вы... Вы объявили всему свету о своей новой даме сердца ?
   - А если и так, то что ?
   - Значит, нет,- Жаклин облегчённо вздохнула.- Да, кстати, мы, кажется, уклонились от темы. Знаете, каких-то особых врагов или недругов я припомнить не могу. Не со всеми, конечно, у меня добрые отношения, но не до такой же степени.
   - И как, в таком случае, я должен вам помогать ?
   - Но ведь вы же можете прогнать привидение ?
   - С чего вы взяли ? Я - рыцарь, и мне надлежит биться с драконами, участвовать в турнирах. Привидения - не моя стихия.
   Глаза Жаклин наполнились слезами. В них читались разочарование и немой укор.
   - Но просто так, без боя, я вас никаким привидения не отдам.
   - Я верю - у вас всё получится,- воодушевилась Жаклин.
   - Мне бы вашу уверенность,- вздохнул я.
  
   ***
   - Ы-гы-гы,- сказал толстый, розовощёкий подросток и потянулся к медальону на моей шее.
   Я раздражённо хлопнул его по руке, и он отшатнулся, глядя на меня с разочарованием и обидой.
   - Окружающие склонны относиться к Людовику с отвращением,- заметил ясновидец, поглаживая подростка по голове.- Он не умеет говорить, психиатры считают его олигофреном. Но ему дано то, чего лишены мы, так называемые нормальные люди. Верно, Людовик ?
   - Ба-ба !
   - Как ни парадоксально это звучит, но из нас двоих ясновидец - именно он. Я лишь расшифровываю глубинный смысл причин, вызвавших изменения в поведении Людовика, и преобразовываю их в более понятные для нас символы.
   - Мне рекомендовали вас,- несколько смущённо ответил я.- Но при этом о Людовике речь не шла.
   - Ваше право отказаться от наших услуг.
   - Нет-нет, что вы,- поспешно заговорил я.- У меня и в мыслях не было как-то вас задеть. Я изложу обстоятельства дела ?
   - Пожалуйста.
   - Мне необходимо выяснить, кто наплодил привидений в замке Этти.
   - Вы приходитесь родственником господину д′Этти ?
   - Да ну, месье ясновидец, скажете тоже !
   - Привидения агрессивны ?
   - То есть ?
   - Случались ли физические контакты, после которых у обитателей замка наблюдались ушибы, порезы, укусы ? - развил свой вопрос ясновидец.
   - Нет, контакт только психический, но от этого нисколько не легче. До вас обращались к настоятелю монастыря, но он оказался бессилен и, по-видимому, получил серьёзную душевную травму, переночевав в замке. Лично я привлекал к делу одного знакомого колдуна, но и тот ничего не разглядел - исполнитель, по его словам, хорошо замаскировался.
   - Да,- задумчиво сказал ясновидец, пощипывая Людовика за ухо.- Дельце серьёзное. Но, надеюсь, не безнадёжное.
   - Когда вы сможете выехать в замок Этти ?
   - Хоть сейчас.
   - В таком случае - такси ждёт у подъезда.
   - Людовик, собирайся,- потребовал ясновидец.- Мы отправляемся в замок Этти. Работать.
   - Адядь,- ответил Людовик.
   ***
   Дворецкий, остававшийся в замке на ночь и получавший за это двойную плату, доложил о том, что Франсуа в городе, а его милость монсеньор д′Этти - пьян.
   - Обойдёмся и без них,- решил я.- Как будем работать, месье ясновидец ?
   - Сначала покажите нам места, где привидения наиболее докучают обитателям замка. Затем, если там ничего не найдём, посмотрим по всем помещениям.
   - Замок большой,- предупредил я.
   - Мы видели,- лаконично ответил ясновидец.- Куда идти ?
   И я повёл их в комнату Жаклин.
   Прибыв на место, Людовик тотчас же развил бурную деятельность. Он хватал разные вещи, кувыркался по полу, валялся на кровати. Ясновидец терпеливо ожидал от него какого-нибудь знака, а я украдкой поглядывал на часы. Исследование покоев Жаклин заняло сорок минут.
   - Пусто,- объявил ясновидец.- Неплохо было бы осмотреть соседние помещения.
   - Это можно. Но в одном из них спит пьяный господин д′Этти. Боюсь, он не придёт в восторг от нашего визита в частности и от поисков привидения в целом.
   - Что ж, пройдёмся по этажам.
   Мы вышли из комнаты.
   Поход по верхним этажам ничего не дал, только отнял почти два часа и немало переполошил немного-численную прислугу замка. Нагулявшись по пустыми коридорам, я вызвал лакея и велел принести ужин в комнату Жаклин из опасения, что господин д′Этти уже проснулся и сидит в зале.
   Но поужинать мне не довелось. Чавкающий и пускающий слюни Людовик мигом отбил у меня аппетит, так что гости ели сами.
   По окончанию ужина я заметил ясновидцу, что на улице стемнело и предложил продолжить поиски завтра.
   - Ночью у Людовика необычайно повышается восприятие,- возразил тот.- Выспимся после.
   Видение, возникшее в комнате Жаклин с наступлением темноты, и изображавшее человека без головы, обмотанного белой простынёй в кровавых пятнах, чрезвычайно позабавило Людовика. Он счастливо засмеялся и захлопал в ладоши.
   - Идёмте,- распорядился ясновидец.
   В коридорах замка Людовика интересовало буквально всё: зеркала, факелы, старые доспехи предков Жаклин. Если он и пугался чего-то, ясновидец в ответ на мои вопросительные взгляды качал головой и говорил:
   - Нет, не то.
   Так перевалило за полночь.
   Комнаты, большей частью были заперты, что вызывало неудовольствие ясновидца. Я не обращал на него внимания.
   Часам к двум ночи Людовика охватило беспокойство.
   - Оно,- прошептал ясновидец, словно боясь спугнуть удачу.- Господин рыцарь, мы на пороге открытия.
   Пока что мы стояли у входа в подземелье, и Людовик старался изо всех сил не идти дальше. Вдвоём нам едва удалось затолкать его внутрь. Тюремщик встретил нас без энтузиазма и пропустил без особой охоты. Он пробормотал что-то насчёт таинственных всяких, имеющих скверную привычку шляться по ночам, где не положено, после чего отправился следом за нами.
   Надо заметить, что камеры и их обитатели Людовика не интересовали. Он трусцой пробежал весь коридор и остановился перед старой, полусгнившей дверью с заржавленным замком.
   - Что там ?- поинтересовался я.
   Тюремщик пожал плечами.
   - Ключ есть ?
   - Нету.
   - В таком случае нам придётся ломать дверь,- вкрадчиво заговорил ясновидец.- Думаю, монсеньору д′Этти это не слишком-то понравится.
   Очевидно, тюремщик думал точно так же, поэтому нехотя подал мне связку ключей. Я выбрал из них самый ржавый и, после упорной борьбы с замком, отворил дверь.
   - Туда уже много лет никто не ходил,- предупредил тюремщик, подавая мне факел.
   Мы все вошли внутрь.
   Это тоже было подземелье - ещё более сырое и мрачное. Целое стадо летучих мышей вспорхнуло с потолка, едва на него упали отблески света; по полу промчался табун здоровенных крыс. Осматривая влажные кирпичные стены, мы потихоньку продвигались вперёд в чавкающей грязи. В душе у меня зародилась неясная тревога. Воцарилась полная тишина, нарушаемая лишь писком крыс, да поскрипыванием старой двери на сквозняке.
   Внезапно Людовик остановился на месте и, в ответ на наши попытки подтолкнуть его вперёд, пустился в рёв.
   - Нет он не боится темноты и крыс,- пояснил ясновидец, прижав своего подопечного к груди.- Людовик попросту не знает, что этого следует бояться. Судя по его поведению, он чувствует некоторый отток энергии, уместнее даже сказать - антиэнергию.
   Людовик вырвался и попытался убежать, но я поймал его за руку и сердито спросил:
   - Что за чушь вы несёте ?
   - Каждый человек, господин рыцарь, излучает определённую энергию,- начал рассказывать ясновидец.
   - Даже старик д′Этти ?- вмешался тюремщик.
   - Называйте её как вам угодно: аура или иначе,- продолжал ясновидец.- Это неважно. Так вот, Людовик во-первых чувствует её саму, а во-вторых отсутствие данной энергии в тех местах, где она должна быть.
   - Что ?!- вскипел тюремщик.- Какое ещё отсутствие ?! У меня всё оприходовано !
   А до меня наконец-то дошло, что имеет в виду ясновидец.
   - Минуточку ! Вы хотите сказать, что здесь зарыт труп ?
   - Господин рыцарь, я взял бы на себя смелость предположить... Вы и сами видите, что Людовик разволновался не на шутку...
   - Два ?
   - Если не больше. Но более вероятно, что всё-таки именно два. Впрочем, они давнишние.
   - А могут ли привидения образовываться из-за них ?
   - Очень просто. Привидения могут, господин рыцарь, возникать и через сто лет после смерти физического тела, и через двести.
   Тюремщик перекрестился.
   - Мы нашли то, что вы хотели,- заметил ясновидец, увлекая Людовика к выходу.
   Тюремщик побрёл за ними.
   - Но почему они тогда являются Жаклин ?- недоумевал я.- Навряд ли это она кого-то прибила, а потом зарыла здесь.
   Ясновидец поотстал от своего подопечного, дождался, пока я его нагоню и прошептал:
   - Такое дело, господин рыцарь, не знаю, как вам и сказать...
   - Говорите прямо,- сердито буркнул я.
   - Здесь чувствуется присутствие некоего субъекта. Кого бы вы думали ?
   - Месье ясновидец, я уже устал от загадок.
   - Господина д′Этти собственной персоной.
   Я ошарашено посмотрел на ясновидца.
   - Господин д′Этти был тут, когда эти люди умерли,- пояснил тот.- Но больше я вряд ли смогу что-то вам сказать. Вы бы встретились с моим старшим братом. Он - экзорцист, и имел какое-то дело в замке Этти много лет назад. А вообще-то вам не мешало бы пообщаться с душами умерших.
   - Каким образом ?- проворчал я.- Позвонить им в ад по телефону ?
   Ясновидец развёл руками.
   Тюремщик с Людовиком стояли у входа в старое подземелье. С первым мы распрощались, второго вытащили наверх, где наших гостей уже дожидалось такси.
   Не знаю, как там ясновидец с Людовиком, а мне поспать совершенно не дали. Едва я лёг в постель - и сразу же явились привидения. После обязательной программы, состоящей из беснующихся мертвецов самых разных модификаций, в комнате появился носатый карлик с зеленоватой, бородавчатой кожей. Забравшись на стол, он принялся выть, стонать, стучать безобразной башкой о столешницу и требовать у какого-то неведомого Повелителя крови некрещеных младенцев. Я ругался, крестился, швырял в придурка сапогами и даже нацарапал гвоздём на полу пентаграмму, обладающую, как меня уверяли, исключительной силой. Однако, ничего не помогло. Меня отчасти утешило лишь то, что никакой крови карлику так никто и не налил.
   Утром, невыспавшийся и злой, я съездил в город, встретившись там с братом ясновидца. Старик уже почти выжил уз ума, но обладал вполне приличной памятью, а так же вёл конторские книги для налоговой полиции, которые бережно хранил. В одной из них мы и нашли описание работы экзорциста в замке Этти, а так же счёт за неё. По прочтении этих записей дражайший отец Жаклин потерял в моих глазах всю свою привлекательность. В замок Этти я вернулся в самом мрачном расположении духа.
   Господин д′Этти находился в гостином зале. Он сидел за столом, удобно устроив лицо в тарелке с салатом. Рядом валялась пустая бутылка из-под коньяка и еще одна, которая пока не показала своего дна.
   - Эй, папаша,- позвал я.
   Молчание. Проходивший мимо слуга покачал головой. Действительно, господин д′Этти не производил впечатления человека, способного вести беседу. Но я всё же сел за стол и поинтересовался:
   - Папаша, откуда это у вас взялись трупы в подземелье ?
   Перемена, произошедшая в старом рыцаре после этих слов, могла испугать кого угодно. Нет, он не подпрыгнул, не закричал и не схватился за оружие. Господин д′Этти всего лишь поднял голову, и на меня уставились пылающие ненавистью глаза совершенно трезвого человека.
   - Щенок,- ответил он.- Кто дал тебе право лазить по моему замку ?
   При этом с его лба и щёк отвалилось несколько кусочков варёного картофеля.
   - Но-но, папаша, не оскорбляйте меня, если не хотите получить по морде, конечно. И оставьте в покое свой меч - оружием я владею куда лучше вашего. У меня нет намерения закладывать вас полиции, так что рассказывайте: кого, когда и за какие грехи вы ухлопали.
   Господин д′Этти обмяк на своём стуле.
   - А ты точно не заявишь в полицию ?
   - Не будьте большим мерзавцем, чем вы есть на самом деле. Я думаю, что привидения появились из-за того убийства. Надо попытаться успокоить души умерших, но сначала я должен узнать всё об этом деле.
   Старик потянулся за бутылкой, но я поставил её около себя.
   - Полиция-то ладно,- заговорил господин д′Этти, жадно глядя на коньяк.- Будет гораздо хуже, если об этом узнает Жаклин. Она - славная девочка и совершенно незачем разочаровывать её в собственном отце. А вы как думаете, господин инквизитор ?
   - Свои шуточки откалывайте в аду чёрту, когда попадёте на тот свет. Жаклин я ничего не скажу.
   - Ну хорошо, слушай. Это было двадцать пять лет назад, незадолго перед рождением Жаклин. Тогда, поздней ночью, меня разбудил старый боевой товарищ. Его обвиняли в измене королю, и он скрывался от разведывательного депаратамента. Я приютил их с женой в моём замке.
   - А ребёнок ?
   - Какой ребёнок ?
   - Папаша, ну не надо со мной так, я ведь не обладаю ангельским терпением. Мне рассказал кое-что экзорцист, нанятый вами около двадцати пяти лет назад, чтобы изгнать из замка Этти привидение. Или вы уже об этом не помните ? Так вот, экзорцист охарактеризовал то привидение, как душу невинно убитого ребёнка.
   Господин д′Этти обхватил голову руками и с горестным вздохом уткнулся взглядом в пол.
   - Папаша, я не художник. А если бы и был им, то всё равно отказался б писать с вас картину "Раскаянье старого пьяницы". Говорите дальше.
   Мой собеседник посмотрел мне в глаза и поинтересовался:
   - А кто тебе сказал, что ты лучше меня владеешь мечом ?
   - Можно провести эксперимент. Сотрите со лба майонез и нарисуйте на нём поперечную линию, а потом возьмёмся за мечи. Хотите попробовать ?
   - И зачем же я должен рисовать линию на лбу ?
   - Для чистоты эксперимента. Могу вас уверить в том, что не более, чем через пять минут я разрублю вашу башку точно по ней, жаль оценить этого вы уже не сможете. Так что с ребёнком ?
   - Та женщина была беременна.
   - Наконец-то. Вы убили их из-за денег ?
   - Слишком ты всё упрощаешь. Они - предатели и изменники - приехали все в золоте и бриллиантах, деньгами швырялись направо и налево. А я - человек, готовый за Родину жизнь отдать - едва сводил концы с концами и уже подумывал о продаже замка. Я совершил правосудие, только и всего. Не выдавать же мне их было властям, в самом-то деле ?
   - Папаша, ваша бредятина о патриотизме и порядочности меня нисколько не интересует. Кажется, я узнал всё, что нужно.
   - Выпьем ?
   - Я слишком много знаю, боюсь, вы меня отравите. Трупы зарыты в заброшенной части подземелья ?
   - Точно. Могу место показать.
   - Спасибо, видел уже. Держите свою бутылку. Мне надо на время уехать из замка. Передавайте от меня привет Жаклин.
   - Когда вернёшься ?
   - Пока не знаю. Всего хорошего.
  
   ***
   Мой колдун выслушал меня и сказал:
   - В принципе, поговорить с душами умерших - не проблема.
   - А что для этого нужно ?
   - Сто баксов.
   На том и порешили.
   Ближе к полуночи я снова пришёл к колдуну. Он уже начал выходить на связь с потусторонним миром и молча кивнул на стул около себя. Тусклая свеча слабо освещала мрачную комнату, начерченный мелом на полу круг (внутри его сидели мы) и пентаграмму, посередине которой должны были появиться души умерших.
   Колдун молчал, пока стодолларовая купюра не перекочевала из моего бумажника в его карман. По завершению сей процедуры он принялся бормотать заклинания на незнакомом языке. Пламя свечи колебалось и дрожало; меня охватило какое-то незнакомое и неприятное чувство.
   Две бледные тени появились посреди пентаграммы столь неожиданно, что я чуть не упал со стула. Эфемерные фигуры, словно сотканные из света, скорбно застыли на месте, опустив головы. Одно привидение было похоже на молодого человека с тонкими усиками, другое - на приятную светловолосую даму. Колдун рявкнул им что-то на своём тарабарском языке. Привидения подняли головы и уставились на нас.
   - Живые не всегда понимают мёртвых,- шёпотом предупредил меня колдун.
   После чего обратился к нашим гостям:
   - Зачем вы терзаете семью Этти ?
   - Д′Этти... д′Этти... убийца,- послышался в ответ слабый стон.
   - Что вам надо от этих людей ?- осмелился спросить я.
   Прошло некоторое время, прежде чем привидения дали ответ:
   - Нам хорошо в своём мире.
   - А как быть с замком Этти ?- настаивал я.
   И тут покойники принялись нести всякую чушь. Нервничая и тихо ругаясь, я выслушал поток настоящго бреда о разных мирах, душах убиенных и Реке Вечности. Не менее семи раз прозвучало напоминание о том, что дражайший отец Жаклин - убийца.
   - Ничего не понимаю,- разочарованно сказал я.
   - Отпустите нас,- попросили привидения.- Д′Этти...
   - Знаю !- заорал я.- Убийца ! Что за чертовщина происходит в замке Этти ?!
   - Это становится опасным,- заметил колдун.- Не следует задерживать их насильно - последствия могут быть непредсказуемыми.
   Я махнул рукой и сказал:
   - Отпускай.
   Колдун пробормотал заклинание; души исчезли. Я хотел встать, но он усадил меня на место, проговорил несколько непонятных слов и сжёг на свече пучок сухой травы.
   - Теперь всё,- объявил колдун, выходя из круга и включая свет.
   - И что это значит ? На чёрта мне сдалась их Река Вечности ? Д′Этти - убийца ! А то я сам не знаю.
   - Это они вас предупредили. На всякий случай.
   - Моя благодарность не имеет границ,- проворчал я.- Что мне теперь делать-то ?
   - Я понял одно,- сказал колдун.- Эти двое не причастны к появлению привидений в замке Этти. Им хорошо в своём мире.
   - Вот и я так подумал. Но тогда следы теряются.
  
   ***
   - Подставляйте башку, папаша,- потребовал я.
   - Мог бы и пожалеть старика,- жалобно проговорил господин д′Этти.
   - Вы старше, значит должны быть опытней. Нечего было лезть с козырным тузом раньше времени.
   Старик покорно наклонил голову, а я залепил ему полновесного щелбана. Господин д′Этти схватился за лоб, я - за палец; лакей принялся сдавать карты для новой игры. Жаклин рассеянно наблюдала за нами, ковыряясь вилкой в тарелке. С верхних этажей до нас доносилось церковное пение.
   - Отбой,- объявил я, и лакей убрал битые карты.
   - Дочка,- заговорил господин д′Этти.- Сколько можно водить сюда попов ?
   - Ну, надо же хоть что-то делать.
   - Ладно, если б от этого был какой-то прок,- продолжал господин д′Этти.- А так... Они вылили в этом замке столько святой воды, что можно три года полы не мыть; все стены провонялись дымом от их кадильниц. Но вот изменений в лучшую сторону я что-то не вижу. Десятка.
   - Валет,- ответил я.
   - Не богохульствуйте, папа,- попросила Жаклин.
   - А такую ?- обратился ко мне господин д′Этти.
   - Король.
   - Дочка, послушай меня, старого дурня. Нам от этого никуда не уйти, привидения, похоже, останутся тут навечно. И не возражай, я всё уже решил ! Замок продадим американцам, а сами уедем в Париж. Да чёрт с ним ! Я не могу смотреть на тебя, ты вся извелась. Держи короля.
   - Черти бы вас драли, папаша. Беру.
   Жаклин глянула на меня с укором.
   - Так что, дочка, готовься к расставанию с замком. Живут люди и в Париже. А что ? Столица ! Выйдешь там замуж, детишек родишь. Так, чего у меня тут есть пикового ?
   - Папа, это не поможет.
   - Семь. Что не поможет ?
   - Десятка.
   - Не поможет. Они уже добрались до меня и в отеле.
   Мы с господином д′Этти разом бросили карты и уставились на Жаклин.
   - Дочка,- растерянно проговорил господин д′Этти.- Да как же это ?
   В её глазах стояли слёзы.
   - Жаклин, это уже слишком,- сказал я.- Действительно, при таком раскладе глупо куда-то уезжать, привидениям приглянулись вы, а не замок. Вас надо охранять по ночам, и я этим займусь.
   - Что ?!- взревел старый рыцарь.- Я тебе поохраняю ! Скотина ! Да за дочку я выйду на бой с десятком таких, как ты !
   - Да не орите вы. Что за мания - во всём видеть разврат ? Но, впрочем, каждый мыслит в меру своей распущенности.
   - Пожалуйста, не ругайтесь,- попросила Жаклин, едва сдерживаясь от того, чтобы разрыдаться.
   В этот момент сверху спустились двое священников со служками.
   - Мы окропили помещение святой водой,- доложил один из них.- Прочитали молитвы об изгнании бесов и "Аве". С вас следует получить пятьдесят...
   - Вон !- заорал господин д′Этти, вскакивая на ноги и выхватывая меч из ножен.- Гады, сволочи ! Ты с меня столько получишь, что мало не покажется !
   Священнослужители не дождались окончания этой великолепной речи. Подобрав рясы, они пустились наутёк.
   - Успокойтесь, папаша, криками делу не поможешь,- сказал я.- У меня предложение - останемся здесь на всю ночь. Если привидения придут пожелать вам, Жаклин, спокойной ночи, то мы вдвоём с вашим отцом уж как-нибудь с ними справимся. А отоспимся днём.
   - И сколько мы будем бодрствовать по ночам, будто совы ?- мрачно пробурчал господин д′Этти.
   Я взглянул на часы.
   - Скоро уже должен вернуться Франсуа из публичного дома. Я тотчас же отправлю его к своему колдуну.
   - Ты говорил, что он ничего не может сделать,- напомнил господин д′Этти.
   - Да, но обстоятельства изменились. Я думаю, что настала пора через колдуна пообщаться с каким-нибудь демоном посильнее, вроде Вельзевула. С самим Сатаной, в конце концов !
   - Только не это,- быстро вставила Жаклин.
   - Я готов отдать Сатане свою душу, если понадобится,- торжественно провозгласил господин д′Этти.
   - Велика ценность !- хмыкнул я.- Вашу душу он и так получит.
   - Да в чём дело ?!- воскликнула Жаклин, хлопнув по столу.- Вы, господин рыцарь, оскорбляете моего отца !
   - Ой, простите, не буду больше,- поспешно ответил я и прикрыл рот ладонью.
   - Значит, останемся здесь на всю ночь,- подвела итог Жаклин.- Антуан, в следующем кону сдавайте карты и на меня.
   - Учти, дочка, рука у него тяжёлая,- предупредил господин д′Этти.
   - Я рискну.
   И с этими словами Жаклин одарила меня обворожительной улыбкой.
   Едва были розданы карты, как слуга принёс телевизор и видеомагнитофон.
   - Какие фильмы желаете посмотреть ?- поинтересовался он у нас.
   - Ну, я не знаю,- неуверенно протянула Жаклин.- Что-нибудь такое...
   - "Кошмар на улице Вязов" или "Пятница, тринадцатое",- подсказал я.
   - Вы совершенно несносны,- вздохнула Жаклин.
   ***
   Франсуа заявился только под утро. Я как раз вышел покурить на улицу. Стражники у ворот меняли караул; звёзды на небе бледнели и гасли.
   - Ваша милость изволили сегодня встать пораньше ?- полюбопытствовал оруженосец.
   - Моя милость набьёт тебе морду. Где ты шлялся всю ночь, свинья ?
   - Но ваша милость...
   - А ну идём в зал !
   - Но ведь вы сами отпустили меня в город !
   - Да, но не на всю же ночь !
   За разговорами мы вошли в зал.
   - Вот, явился,- возвестил я.
   - Понимаете,- начал оправдываться оруженосец, набрасываясь на окорок, поданный господину д′Этти.- Всю ночь простоял на стоянке, и хоть бы один подлец подобрал !
   Рожа Франсуа была розовой от невытертой толком помады. Господин д′Этти пробормотал что-то по поводу падения нравов в среде оруженосцев, но его никто не слушал.
   - Значит так,- распорядился я.- Полчаса тебе на сборы. Поедешь к моему колдуну. Госпожу д′Этти привидения достали уже и в отеле. Пусть колдун сделает всё возможное.
   - И невозможное,- добавил старый рыцарь.- А о деньгах беспокоиться не следует.
   - Утро богато сюрпризами,- заметил Франсуа.- А я-то мечтал поспать.
   - Ничего с тобой не случится. Отправляйся собираться в дорогу.
   - Франсуа, моя жизнь в ваших руках,- добавила Жаклин.
   Оруженосец как-то странно глянул на неё и поплёлся к себе.
   - Пойдёмте спать,- предложил господин д′Этти, разглядывая сереющее небо через окошко в зале.
   - Вы с Жаклин идите,- ответил я.- А мне надо проследить за тем, чтобы Франсуа действительно уехал.
   ***
   Днём мы отсыпались, вечером снова вышли к столу. Жаклин была мрачной, зато её отец уже успел причаститься и сочился благодушием. Слуги начали накрывать на стол. На улице темнело.
   После ужина мы взялись за карты, не брезгуя также телевизором и светскими беседами. Незаметно настала полночь.
   - Так дальше продолжаться не может,- сказал вдруг господин д′Этти.
   - Вы это о чём ?- полюбопытствовал я.
   - А то ты не знаешь.
   - Ничего,- подбодрил его я.- Всему всегда приходит конец.
   - Что-то не видно.
   Зато мне было кое-что видно очень хорошо. Привидения не могли без Жаклин - за спиной старика , в полутёмном коридоре маячила вздувшаяся и посиневшая фигура мертвеца.
   К счастью, мы сидели таким образом, что наблюдал её я один.
   - Когда Франсуа прибудет на место ?- спросила Жаклин.
   - Должен быть уже там, да вы ведь и сами знаете расстояние от вашего замка до моих владений.
   - А если его поездка опять ничего не даст ?- подал голос господин д′Этти.
   - Франсуа получил мои инструкции для колдуна. Теперь тот будет постоянно в курсе событий и при первой же возможности раскроет нашего любителя привидений.
   - Но это может продлиться ужасно долго,- захныкала Жаклин.
   - Но-но, не раскисайте.
   Я ободряюще похлопал девушку по руке. Привидение за спиной господина д′Этти начало превращаться в огромную жабу с клыками. Для полного счастья не хватало, чтобы она прыгнула к нам.
   - Не доверяю я твоему Франсуа,- заметил господин д′Этти, и в тот же миг зазвонил телефон.
   Лакей снял трубку, выслушал говорившего и подошёл к столу.
   - Это вас,- объявил он мне.- Ваш оруженосец.
   - Ваша милость,- заговорил Франсуа, когда я подошёл к телефону.- Колдун сейчас в трансе, велел его не беспокоить. Он сказал, что я должен вас предупредить.
   - О чём ?
   - Вам и госпоже д′Этти попытаются нанести удар одновременно.
   - Мне тоже ?- удивился я.- Но кто ?
   - Этого я от него так и не добился. Вы же знаете нашего колдуна.
   - Чёрт ! Он сможет как-то вмешаться в ход событий ?
   - Думаю, да, в транс же залез. Будьте осторожны, я совсем не хочу потерять место.
   - Осёл !- рявкнул я и бросил трубку.
   - Ну что ?- в один голос спросили представители семейства д′Этти по окончанию разговора.
   - Опять чертовщина какая-то. Пока ничего не ясно.
   Вдруг господин д′Этти вскинул руку, призывая к молчанию. Наверху слышались тяжёлые, гулкие шаги. Жаклин, побледнев, вцепилась одной рукой в меня, другой - в отца. Я посмотрел в сторону коридора - привидение исчезло.
   - А этот змей в сутане ещё читал своё "Аве",- тихо проговорил господин д′Этти.- Жаль, что я ему рога не посшибал.
   - У змей нет рогов,- наставительно сообщил я, и Жаклин посмотрела на меня непонимающе.
   Шаги всё приближались, и слуги, охваченные паникой, сгрудились у стола. В зал вошёл огромный рыцарь в чёрных доспехах и остановился в дверях. Воцарилась такая тишина, что слышно было, как шевелятся волосы на головах присутствующих.
   - Кто из вас Ансельм д′Этти ?- поинтересовался рыцарь дребезжащим металлическим голосом.- Я пришёл за его дочерью.
   Жаклин завизжала и повалилась на пол. Господин д′Этти подхватил её. Я выхватил меч и устремился к непрошеному гостю. Не слишком-то приятно биться с бронированными незнакомцами, когда на тебе нет даже кольчуги, но что ж тут поделаешь. Чёрный рыцарь отразил мой хаотичный наскок и сам перешёл в атаку. Противник потрясающе владел оружием - мне пришлось пережить несколько неприятных минут, но всё же я не дал поразить себя.
   Однако, и с ним ничего нельзя было поделать. Незнакомец казался неуязвимым. На ложные выпады он не попадался, а моё преимущество в маневренности сводил на нет переносом центра тяжести с одной ноги на другую и мелкими перемещениями.
   И вдруг я понял, что происходит. Чёрный рыцарь применял в бою те же приёмы, которые обычно были присущи мне, да ещё и просчитывал мои действия на два-три хода вперёд. Это предстояло обдумать, переварить и принять какое-то нестандартное решение. Я шагнул назад, чтобы перевести дух.
   - Посмотри на себя,- проскрежетал рыцарь, указывая остриём своего меча мне на грудь.
   Я взглянул в указанном направлении и увидел на балахоне быстро расплывающееся кровавое пятно. Но как же это, он ведь меня даже не задел !
   Мои ноги подкосились. Под громкий смех противника я сел на пол и завалился на бок.
   ***
   В полутёмном зале за длинным столом сидели две дамы. Я осторожно коснулся плеча Жаклин, но она даже не пошевелилась. Зато вторая была оживлена и весела.
   - Кто ты ?- спросил я её.
   Во мне теплилась мысль, что лицо этой женщины мне откуда-то мне знакомо.
   - А тебе какое дело ? Смотри, какой любопытный. Впрочем, перед смертью я могу тебе сказать.
   - Ты собираешься умереть ?
   В ответ женщина рассмеялась. Должен признать, что мне приходилось слышать гораздо более приятный смех.
   - Нет, умереть собираешься ты, причём довольно скоро. А я - мадам д′Этти.
   - Мать Жаклин ?
   - Да ну, скажешь тоже. Эта девка мне никто. Я вот тут собралась её уничтожить.
   - И за что же ?
   - А это не твоё дело. Просто мне хочется её убить. Разве это недостаточная причина ?
   - Вполне достаточная,- вынужден был согласиться я.
   Жаклин продолжала сидеть неподвижно, совершенно не проявляя интереса к происходящему. Прямо кукла, если не сказать грубее.
   - И тебе дорога туда же, продолжала ведьма.- Не надо было путаться у меня под ногами.
   - Это ещё кто у кого путался !
   - Давай-давай, поговори мне тут ! Выбирай, кто умрёт раньше: ты или эта девка ?
   - Удивляюсь,- сказал я,- как это у меня до сих пор хватает терпения стоять тут и спокойно с тобой разговаривать.
   Ведьма придвинула к себе блюдо с фруктами, отщипнула виноградину и, засунув её в рот, уставилась на меня.
   - А что ты можешь сделать ?- поинтересовалась она.
   - Ну, например, насадить тебя на меч.
   - Ах, да, ты же у нас великий воин. Попробуй для начала вот этого.
   Жареный поросёнок вдруг вскочил со своего блюда, встряхнулся, брызгаясь во все стороны жиром, взвизгнул и, обнажив клыки, прыгнул на меня. Не сходя с места, я одним ударом разрубил его надвое. Половинки поросёнка, жалобно повизгивая, разбежались в разные стороны.
   Ведьма несколько раз лениво хлопнула в ладоши.
   - Я буду навещать тебя в аду,- пообещала она.
   Из тёмных углов замка начали выходить фигуры, закутанные в чёрные плащи. С каждой минутой их становилось всё больше. В воздухе запахло мертвечиной. Я метнулся к ближайшему недругу и мечом отхватил ему голову. Но это его ничуть не смутило - он продолжал медленно идти на меня.
   - Давай, сражайся !- веселилась ведьма.- Бей их, руби !
   Жаклин, не меняя позы, запела песню на незнакомом языке на мотив похоронного марша. Голос её, обычно приятный, эхом отдавался от стен и, смешиваясь с хохотом ведьмы, ужасно меня раздражал. Мои враги принялись сбрасывать плащи, обнажая гниющее мясо и кости.
   - Какого чёрта ?!- заорал я.- Да заткнись же ты, Жаклин !
   Песня резко оборвалась, умолк и смех. Мертвецы окружили меня плотной толпой и ожидали только знака, чтобы напасть.
   - Что это ?!- послышался вопль.- Откуда ?!
   Теперь пришла моя очередь смеяться - на щеках ведьмы появились гнойные язвы, сочащиеся сукровицей.
   - Вот тебе, тварь !- торжествующе воскликнул я.- Получай ! Что, нравится ?!
   - Этого не может быть,- в полном отчаяньи бормотала ведьма, прикрывая щёки ладонями.
   Я посмотрел на неё, сидящую на фоне стола, уставленного всевозможными блюдами, и вдруг словно молния полыхнула в моей голове.
   - Этого не может быть,- потрясённо повторяла ведьма.
   - Может,- возразил я,- Это тебе не свининой бросаться. И я теперь знаю, кто ты такая на самом деле.
   От яростного вопля ведьмы в окнах повылетали стёкла. Я глубоко вздохнул и вышел из транса.
   ***
   Надо мной склонился господин д′Этти.
   - А ты говорил: "поединок", "линия на лбу", "разрубаю за пять минут". Что кривишься ? Посмотри, сколько ты с ним провозился, и всё без толку. А я завалил почти с первого удара. Это истукан - внутри его пустота.
   Я не стал спорить с ним в дискуссию относительно боевого искусства привидений и прочей нечисти. Посмотрел на разбросанные по полу чёрные доспехи, поднялся на ноги. На моём балахоне не было и капли крови. Чёртова ведьма довольно лихо задурила мне мозги.
   И вдруг меня пронзила тревожная мысль.
   - Где Жаклин ?!
   Господин д′Этти беспомощно огляделся по сторонам. Слуги пожимали плечами.
   - Идиот вы эдакий !- заорал я.- Бегом на кухню !
   - Зачем ?- удивился господин д′Этти, устремляясь всё же за мной.
   - Затем, что ваша кухарка - ведьма. Я узнал её, когда был в трансе.
   - О, чёрт,- ответил господин д′Этти.- Вот только этого мне не хватало для полного счастья.
   Мы ворвались на кухню и увидели сражённую ужасом кухарку с язвами на щеках, а также не менее потрясённую Жаклин, только-только вышедшую из транса. Она таращила на нас глаза из самого дальнего угла.
   - Вот ты где !- воскликнул я, бросаясь на ведьму с мечом и перекрывая ей путь к Жаклин, к которой, впрочем, устремился господин д′Этти.
   Ведьма опрокинула большой котёл с горячим борщом, в надежде обварить мне ноги, но я успел вскочить на табуретку. Господин д′Этти поднял дочь на руки и мужественно, лицом к лицу, встретил дымящиеся потоки картошки и капусты. Ведьма кинулась в дальний угол кухни.
   - Куда ?!- возмутился я и, соскочив на пол, нанёс ей удар.
   Кухарка инстинктивно подставила под него руку, и меч снёс её по самый локоть. Ведьма страшно закричала, пятясь назад. Оглянувшись на семейство д′Этти, я упустил момент, когда в руке колдуньи оказалась метла.
   От глупости и идиотизма не застрахован никто. Возомнив, что ведьма собирается использовать метлу в качестве оружия, я принял оборонительную стойку, дав кухарке время и простор для того, чтобы вскочить на это орудие верхом и вылететь на нём в окно.
   - Папаша, может кто-нибудь достать её из арбалета, пока она летит над двором замка ?
   Господин д′Этти помчался вызывать охрану, но было уже слишком поздно. На полу, в луже борща чернела и ссыхалась отрубленная рука ведьмы. Посреди кухни плакала Жаклин.
   ***
   - Итак, папаша, кухарка была вашей любовницей и всерьёз собиралась за вас замуж.
   Господин д′Этти печально посмотрел на меня. Мы с ним спускались с крепостной стены, куда лазили уточнить, в какую сторону полетела ведьма.
   - И всё-то ты знаешь,- проворчал он.- В своё время она была такой красавицей, каких мало. Должен тебе признаться, что я прямо с ума по ней сходил. Теперь-то мне понятно - без колдовства тут тоже не обошлось.
   - И в еду она могла подсыпать всё, что вздумается. Отсюда и галлюцинации.
   - Она тебе сама это всё рассказала ?
   - Догадался. Ведьма представилась мне госпожой д′Этти.
   - Вот змея. Видишь ли, она почти добилась своего. И быть бы этому замужеству...
   - Если б не Жаклин.
   - Точно. Хоть я и был одурманенный, но хорошо понимал, что дочку она после моей смерти пустит по миру, ничего ей не оставит.
   - Отчего вы престали уделять внимание кухарке ?
   - Это произошло после того, как я застукал её с настоятелем францисканского монастыря.
   - Вон оно что ! Теперь понятно, почему он так себя ведёт.
   Господин д′Этти посмотрел на меня искоса и спросил:
   - А почему ?
   - Дурак вы, папаша, простите, если обидел. Когда вы вызвали его почистить замок, он вычислил ведьму. А она оказалась его бывшей любовницей. Представляете, как он это воспринял при его духовном сане ? Потому-то он и принял обет молчания - грехи искупает.
   - Я хоть и не поп, но и мне это неприятно. Ты уж не болтай лишнего...
   - Папаша, за кого вы меня принимаете ?
   - Ну ладно, ладно, уже и набычился. Пошли, винца выпьем.
   Мы вошли в гостиную, и Жаклин, ожидавшая нас за столом, подняла на меня глаза. В этот момент она была так красива, что я даже пожалел о своём решении никогда более с ней не встречаться.
   - Расскажите мне обо всём,- попросила Жаклин.
   - Да дело-то простое,- начал я, подтягивая к себе блюдо с колбасами и не обращая внимания на умоляющий взгляд господина д′Этти.- Невзлюбила вас ведьма-кухарка, а за что - не знаю. Вы, наверное, обидели её чем-то ? Нет ? Впрочем, это уже неважно.Поиздевавшись над вами, она решила показать вам дорогу на тот свет.
   - Господи,- прошептала Жаклин.
   - Но тут подвернулся я. Ведьма подумала о том, что неплохо было бы и меня отправить вслед за вами. Но, совершенно обнаглев от безнаказанности, она не подготовилась к моему убийству столь же тщательно, как к вашему. Эта мерзавка и не догадывалась о том, что мой колдун всё это время терпеливо прощупывал её защиту. И, когда дело дошло до драки, он нашёл в ведьминой астральной броне - так, по-моему, это называется - целую кучу дыр, после чего и нанёс удар. Ведьма получила по полной программе - помните её язвы ?
   Жаклин содрогнулась.
   - Но в итоге я упустил ведьму и провалил всё дело.
   - Вы не виноваты.- сказала Жаклин.
   - Не утешайте меня.
   - Что же нам теперь делать ?- подал голос господин д′Этти.- Ведьма, насколько я понимаю, бездействовать не собирается.
   - Разошлите её приметы по всем иезуитским организациям. Эти парни любят ведьм нежно и трепетно, правда, без взаимности. Ну а нам, дорогая Жаклин, некоторое время нельзя будет падать в обморок.
   - Я постараюсь,- улыбаясь, пообещала наследница замка Этти.
   - И, тем более, спать.
   После этого уточнения Жаклин несколько упала духом
   - Долго ?- спросила она.
   - Пока ведьму не сцапают.
   - Я пошёл обзванивать иезуитские монастыри,- заявил господин д′Этти.
   ***
   Через три дня в окрестностях города Алкмаар иезуиты поймали однорукую женщину с язвами на лице. Мы с Жаклин, одуревшие от кофе и бессонных ночей, вылетели туда ближайшим рейсом и опознали нашу ведьму.
   В тот же день её сожгли на костре, а я со спокойной душой вернулся в свой замок.
   Ещё через месяц мне пришло письмо из замка Этти. Оно было полно изъявлений благодарности, клятв в том, что сделанное мной ради Жаклин, никогда не будет забыто и мельком сообщало о её скорой свадьбе с испанским грандом. Приглашения на это бракосочетание я не получил.
   - Что пишут ?- поинтересовался вертевшийся вокруг меня Франсуа.
   - Тебе-то какое дело ?- отмахнулся было я, но всё же поведал ему содержание письма.
   - Ну вот, я так и знал,- заявил оруженосец.- А не надо было обижать девушку. Вспомните, как вы с ней обращались. Чего только она от вас не натерпелась !
   - Франсуа, я дам тебе по морде.
   - А из неё вышла бы прекрасная жена для вас.
   - Франсуа, я прикажу выдрать тебя плетьми.
   - Я уже мечтал о том, что она будет хозяйкой вашего замка. Красивая, добрая, ласковая...
   Я пошарил глазами по комнате, однако ничего подходящего, чтобы швырнуть в оруженосца, не нашёл и просто плюнул в него, жаль, не попал.
   - Пойду чистить ваши доспехи,- объявил оруженосец, заметив, что обстановка накаляется.
   - Животное !- крикнул я ему вслед.
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   О том, как рыцаря познакомили с
   сумасшедшей.
  
   Рыцарь Манфред фон Шульц приехал ко мне после обеда, когда я мучился выбором между здоровым сном или бездумным бодрствованием у телевизора. Он ворвался в мои покои, вытолкнув из дверного проёма дворецкого, открывшего было рот, чтобы доложить о прибытии гостя, схватил мой плащ, швырнул его мне в лицо и рявкнул:
   - Собирайся, поехали !
   Чего я в тот момент не хотел совершенно, так это собираться и ехать. Но Манфред был настроен по-боевому, и существовал единственный способ несколько остудить его пыл.
   - И даже не поешь с дороги ?- спросил я.
   Манфред не был бы собой, если б отказался. Уговаривать его не пришлось; мы спустились вниз, и я распорядился накрывать на стол.
   - Дело вот в чём,- начал рассказывать мой друг, набив рот колбасой, мясом, хлебом и паштетом.- Позвонил мне один хороший человек и попросил приехать...
   - Это был не я. Прожуй сначала, а потом говори.
   - А тебя хорошим человеком никто и не называет. Не бойся, прожую. Он возился со мной, когда я был ещё молодым и подающим надежды. Всё мечтал сделать из меня настоящего рыцаря....
   - Жаль, что у него не получилось.
   - Ты помолчи пока. Дочь у него родилась, а сына не было, поэтому он и занимался со мной. А потом я уехал в крестовый поход, после чего наши пути разошлись. Так, перезванивались да слали друг другу открытки по праздникам. И вот у него случилось несчастье.
   Манфред вылакал кубок вина и сделал знак официантке, чтобы она налила ещё.
   - Его дочь сошла с ума. Боевая девка, постоянно моталась по округе в доспехах, пыталась даже поучаствовать в рыцарском турнире, да отец не позволил. А однажды она явилась домой под утро без шлёма, меча и налокотников. Зато с приветом. Коня её так и не нашли. Теперь вот этот человек попросил меня приехать. Помочь я, понятное дело, ничем не смогу, но навестить, подбодрить, утешить надо. Так что собирайся.
   - Ну а я-то тут при чём ?
   - Во-первых, мне одному скучно - дорога-то дальняя, а во-вторых, я же тебе толкую о том, что девка сумасшедшая, может, согласится замуж за тебя выйти, пока не вылечили.
   - Дельная мысль,- согласился я.
   - Ну так и чего ты сидишь ?
   - Да потому, что я никуда не еду. Ты совершенно напрасно сделал такой крюк к моему замку - тебя ведь ждут. Убирайся отсюда к чёрту.
   ***
   - Эта девица никогда мной не восторгалась - ревновала по поводу того, что её отец постоянно со мной возится. Из-за этого она и устроила клоунаду с рыцарскими доспехами и прочей дребеденью. Мечом любила помахать - кто-то её где-то там этому научил,- рассказывал мне Манфред по дороге.- Однажды в таком виде она нарвалась на странствующего рыцаря. Тот, ясное дело, с ней расправился, после чего долго извинялся, разглядев наконец-то в ней девушку. Порядочно отделал, спасибо, что хоть не покалечил.
   - Да, со странствующими лучше не связываться,- согласился я.- Особенно с теми, у кого нет рейтингового номера. Звери, а не люди.
   От меня не укрылось, что Манфред, хоть и мельком, но с гордостью глянул на свой щит, не украшенный рейтинговым номером.
   - Так отчего она всё-таки сошла с ума ?- полюбопытствовал я.
   - Заехала в ближайший лес, а он уже давно пользуется дурной славой. Чего-то там испугалась, наверное.
   Вечерело. Вдали виднелись городские башни и шпили, и мы с Манфредом вступили в дебаты насчёт того, где провести ночь: остаться в ближайшей гостинице или ехать дальше, а по наступлению темноты разбить шатёр в поле. Я придерживался первого варианта, фон Шульц - второго; оба оруженосца (мой Франсуа и Густав Манфреда) горой стояли за меня. Мне хотелось нормально отдохнуть и по-человечески выспаться, а Манфред утверждал, что мы и так потеряли много времени на мои сборы. В итоге я послал его к дьяволу и объявил о том, что мы с Франсуа едем в город, а господин рыцарь фон Шульц волен поступать, как ему вздумается. Густав одарил меня грустным взглядом, но моя эмоциональная речь пробудила в Манфреде склонность к размышлениям. Ему пришло на ум бросить жребий. Он объявил всем нам, что если выпадет орёл, то они с Густавом присоединятся к нам, а в случае выпадения решки едут дальше. Мы окружили его и, затаив дыхание, принялись наблюдать за капризами Фортуны.
   У Манфреда никак не получалось нормально, по правилам, бросить монету. В первый раз у него дрогнула рука, во второй его отвлекла моя идиотская рожа, в третий монета ударилась о камешек - засчитывать такое было никак невозможно. Лишь с четвёртого раза наконец-то выпал орёл. После этого наш небольшой отряд в полном составе въехал в город и остановился в гостинице "Бродяга".
   ***
   Нам досталось две комнаты на четверых. Одну заняли мы с Манфредом, другую - наши оруженосцы. Отужинав, мой друг долго уставился в окно, долго смотрел на темнеющее небо, а потом изрёк:
   - Скучно.
   Я валялся на кровати, разгадывая кроссворд в футбольном журнале. На Манфреда мне было наплевать. Он некоторое время ждал моей реакции на своё замечание, затем, так ничего от меня и не услышав, включил телевизор, пощёлкал каналами и забраковал все передачи, идущие в данный момент.
   - Знаешь, сказал мне Манфред.- Я, наверное, спущусь вниз и сыграю с кем-нибудь в картишки. Надо развеяться.
   - Вали,- охотно согласился я.
   - А ты ?
   - Мне твоя рожа за день опостылела, дай хоть вечером от неё отдохнуть.
   Манфред вышел из номера. Я разделался с кроссвордом, подглядывая в ответы на последней странице, и тоже заскучал. А на улице было тепло, в саду пели соловьи, и звёзды всё ярче проступали на небосводе. Я подумал, что будет просто преступлением не выпить в такой вечер пива где-нибудь на природе, и с этими мыслями отправился вниз.
   Драка была уже в самом разгаре. Посреди обеденного зала Манфред мужественно отбивался от остервенело нападавших прочих посетителей. В воздухе летали стулья и пустые бутылки, отовсюду слышались грохот, треск и нецензурная брань.
   Когда Манфреду становилось скучно, то в четырёх случаях из пяти дело заканчивалось подобным образом, поэтому я всегда старался чем-то его занять, когда он у меня гостил. Но здесь был другой случай. В гостинице было кому и без меня развлечь Манфреда, поэтому я прошёл вдоль стены к прилавку, взял у прячущегося за ним бармена бутылку пива и вышел в сад.
   В беседке, увитой виноградными лозами, сидела влюблённая пара. Оба посмотрели на меня с откровенной неприязнью, в ответ на что я предложил им убираться к чёрту, если их не устраивает моё общество.
   - Не надо, Луи,- сказала дама своему кавалеру, уже собравшемуся броситься на меня.- Он, наверное, из тех, кто устроил драку в гостинице. Не будем с ним связываться, давай лучше уйдём.
   Отголоски сражения, которое давал Манфред, доносились даже сюда, заглушая порой пение соловья и трескотню сверчков.
   - Да успокойтесь вы, ни с кем я драться не собираюсь. Мы, рыцари...
   - Так вы рыцарь ?
   - Совершенно верно.
   - Так почему бы вам не пойти туда и не прекратить драку ?
   - Зачем ? Там находится мой друг Манфред, тоже рыцарь. Он просто порасквашивает всем морды, кому надо - переломает кости, желающих вышвырнет в окно. Ничего дурного Манфред делать не станет. Уж поверьте мне, я давно его знаю.
   - Хорошо, что вы сказали,- ответила дама.- А то я уже боялась заходить в гостиницу.
   Мы провели вечер втроём, болтая о погоде, рыцарских турнирах и обо всём понемногу.
   Когда я вернулся к себе и открыл дверь, Манфред бросился на меня со стулом.
   - В чём дело, придурок ?!_ рассердился я.
   - А, это ты. Я подумал - те пришли за добавкой.
   - Натешился, идиот ?- полюбопытствовал я.- Что-то мало тебе рожу намяли.
   Это было не совсем правдой: Манфред имел довольно-таки потрёпанный вид.
   - Да я-то ничего,- вздохнул мой друг.- А вот Густаву голову разбили бутылкой.
   - Это так ты охраняешь своего оруженосца ?
   - Молчи !- вспылил Манфред.- Я и так себе места не нахожу !
   - Сдаётся мне, Густаву от этого не легче. Где он, кстати ?
   - В больнице. А от меня только что ушли полицейские. Под их надзором я расплачивался за причинённый гостинице ущерб.
   - Так что, послать к Густаву моего Франсуа ?
   - Он уже и сам туда пошёл. Я тоже поеду, вот только дождусь двух типов, которые пообещали продолжить со мной беседу, когда уедет полиция. Их товарищей я уже отправил в травматологию.
   - Ладно, Манфред, поезжай к Густаву. Я попрошу твоих приятелей, чтобы они тебя подождали. Но если в больнице кто-то предложит закачать тебе в башку хоть каплю мозгов, прошу, не отказывайся.
   Манфред что-то промычал, кивнул мне и отправился. Я завалился перед телевизором, выкурил сигарету. После этого явились два обещанных моим другом типа. Они имели при себе по штахетине от забора и очень ругались, узнав о том, что Манфред их не дождался. Посовещавшись, они решили разобраться сначала со мной, а там посмотреть. Но я достал из ножен меч и пригрозил искрошить обоих мерзавцев на салат вместе со штахетинами. На том визит окончился, и посетители откланялись.
   ***
   Манфред и Франсуа заявились поздно ночью.
   - Как дела ?- спросил я их.
   - Неважно,- ответил Манфред.- Жить, конечно, будет, но в больнице поваляться придётся.
   - И что теперь ?
   Манфред почесал затылок.
   - Вывод такой,- сказал он затем.- Я-то не могу бросить оруженосца, сам понимаешь. А меня люди ждут. Безвыходная, казалось бы, ситуация.
   - И всё по твоей дурости,- ввернул я.
   - Но у меня есть друг, который мне поможет.
   - Ты на что это намекаешь ?
   - Я останусь здесь и буду приглядывать за Густавом, мало ли что может случиться. А ты дуй туда. Как только мой оруженосец сможет встать, мы тотчас приедем.
   - А глупее ты ничего не мог придумать ? Какого чёрта я попрусь к твоему благодетелю, которого, ко всему прочему, совершенно не знаю ? Да и нянька из тебя довольно паршивая, давай лучше ты поедешь, а мы останемся.
   - Ну да ! И где ж это ты видел, чтобы рыцарь бросил оруженосца ?
   Мне пришлось признать, что идиот Манфред прав. Он написал письмо для своего бывшего наставника, выдал кучу наставлений и пожеланий, после чего мы с Франсуа, злые, как черти, отправились в путь.
   ***
   В замке Вагнер меня встречали с недоумением и прохладцей. Я представил его владельцу - пожилому рыцарю Герхарду фон Вагнеру - рекомендательное письмо Манфреда, извинился за вынужденную задержку своего друга и уверил хозяина в совершеннейшем почтении с моей стороны.
   - Как это на него похоже,- вздохнул фон Вагнер.- Манфред всегда был таким непостоянным !
   - Я готов оказать вам всяческую помощь. Распоряжайтесь мной по своему усмотрению.
   - Сейчас представлю вас жене. Кстати я, будучи молодым, не бросал своих доспехов в тележку оруженосца, как попало.
   Я молча проглотил это замечание - в конце концов, фон Вагнер был много старше - и отправился дать распоряжения конюхам, принявшим моего коня.
   Подошёл Франсуа.
   - Ваша милость, вы позволите мне отлучиться ? Я намереваюсь исследовать замок на предмет наличия винных погребов и симпатичной прислуги женского пола. Мало ли, вдруг понадобится.
   - Только чтобы я мог тебя найти.
   - Лелею надежду на то, что нужда во мне возникнет у вас нескоро. Но я буду рядом, ваша милость, стоит вам лишь позвать...
   - Иди уже обезьяна.
   - В мои годы рыцари не церемонились с оруженосцами подобным образом,- сообщил невесть откуда взявшийся господин фон Вагнер.- Пойдёмте со мной.
   Мы прошли в обеденный зал, где я удостоился чести быть представленным хозяйке замка госпоже Фриде фон Вагнер. Стол по случаю моего приезда уже накрыли; меня пригласили присаживаться.
   За обедом супружеская чета фон Вагнеров говорила только о Манфреде, его здоровье, делах, силе и доблести. Вскоре это начало действовать мне на нервы. К тому же старый Герхард без конца поучал меня по всякому поводу, да и без оного тоже. И как это Манфред терпел его ?
   Когда подали чай, я мысленно возликовал, предчувствуя окончание обеда. Чета фон Вагнеров, кажется, составила обо мне не слишком лестное мнение. Ничего, переживу.
   - Вы познакомите меня с дочерью ?- спросил я.
   Фон Вагнеры переглянулись между собой.
   - Что опять не так ?- спросил я несколько раздражённо.- Мне известно о болезни вашей дочери. Манфред всё рассказал, мы ведь с ним друзья.
   - Воспитанные люди имеют чувство такта,- заметила госпожа фон Вагнер.
   Терпение моё вконец иссякло, и я решил огрызнуться:
   - Так то воспитанные люди. А меня только вчера привезли из джунглей, силком оторвав от лианы, на которой я висел вниз головой и наслаждался жизнью.
   Фон Вагнерам моя отповедь не слишком понравилась, но и ничему не научила. Заметив мои манипуляции с сахарницей, господин Герхард сообщил:
   - А вот я никогда не кладу сахар в чай. Это портит напиток.
   - Да чёрт с вами !- вспылил я.- Можете и заварки себе не наливать ! Оставьте меня в покое с вашими поучениями, я давно уже не пятилетний ребёнок !
   Госпожа фон Вагнер сочла себя оскорблённой и удалилась. Её муж остался.
   - Что ж, возможно вы и правы,- сообщил он после долгих раздумий.- Мы не будем больше надоедать вам нравоучениями.
   - Простите мою несдержанность,- ответил я.- Для того, чтобы помочь, мне надо познакомиться с вашей дочерью.
   - Помочь ?- переспросил господин Герхард, от удивления привстав со стула.- Разве вы психиатр ?
   - Я могу найти хорошего доктора.
   Мой собеседник отмахнулся.
   - Привозили мы уже к дочери докторов. Ничего они сделать не могут, правда есть мнение, что если её напугать, то может быть она и оправится.
   - Вы пугали её ?
   - А как по вашему ? Показывали фильмы ужасов, записи парламентских заседаний, могли бы и чёрта притащить, живи он где-нибудь поблизости, но...
   Господин фон Вагнер развёл руками.
   - Означает ли это, что её болезнь тоже вызвана испугом ?
   - Да !- с жаром воскликнул господин Герхард.- Однозначно - да ! Этот чёртов лес давно уже пользуется дурной славой. Я неоднократно предлагал выжечь самый мрачный его участок, но не дают. Лес, к сожалению, мне не принадлежит.
   - И как же ваша дочь туда попала ?
   - Из бахвальства. Всё хотела доказать, что Провидение ошиблось, сотворив её женщиной. Последние годы она постоянно пыталась совершить какой-нибудь подвиг, на рыцарский турнир рвалась, да я не позволил. Надо было вообще запретить ей эти игрушки, но что ж сделаешь - любимая дочь. Ну и дождались. Знаете, я ни за что бы туда не поехал, хотя трусом себя не считаю. В том лесу по ночам видны костры, кто-то поёт, смеётся, играет на гитаре, а бывает - такая тишь стоит, что аж выть хочется. Собаку туда никакой палкой не загонишь. Вот люди, случается, заходят. Да только возвращаются не все.
   - А с чего вообще всё началось, господин фон Вагнер ?
   - Не знаю. Раньше меня это как-то не интересовало, а теперь и спросить не у кого. Я был ещё мал, когда в лесу начали пропадать люди.
   - Так мне можно поговорить с вашей дочерью ?
   - Это будет непросто - она ни с кем не разговаривает вообще. Сидит весь день в одном положении, в стену смотрит...
   Голос господина фон Вагнера в этом месте дрогнул, на глазах блеснули слёзы. Я поднялся.
   Господин фон Вагнер жестом позвал меня за собой, мы с ним поднялись на третий этаж замка. В чисто прибранной маленькой комнатке на кровати сидела высокая, добротно вылепленная девушка с длинными, светлыми волосами. Её глаза безжизненно смотрели в стену.
   При нашем появлении зрачки девушки шевельнулись. Совсем чуть-чуть, и взгляд её оставался таким же пустым, зато теперь она смотрела на меня, не выражая, правда, бурной радости по поводу нашей встречи.
   Пользуясь тем, что господин фон Вагнер стоял ко мне спиной, я скорчил его дочери страшную рожу. Просто так, безо всякого умысла.
   - Как ты себя чувствуешь, Агнесса ?- спросил господин фон Вагнер.
   Но теперь её не так уж просто было отвлечь от меня. Она словно прикипела ко мне взглядом.
   - Агнесса...
   Не дав отцу договорить, наследница замка Вагнер с яростным криком схватила с ночного столика полупустую бутылку с вином, разбила её о стену и, соскочив с кровати, бросилась на меня, целя оставшимся у неё в руке бутылочным горлышком с неровными краями мне в лицо. Нападение вышло неожиданным, однако я успел выбить розочку из рук Агнессы, после чего оттолкнул девушку от себя. Она упала на кровать и закричала:
   - Папа, хватайте же его ! Разве вы не видите, что это - один из них !
   ***
   В обеденном зале меня атаковало сразу трое: чета фон Вагнеров и лечащий врач Агнессы. Я держал осаду.
   - Она испугалась ! - восторженно орал господин фон Вагнер.- Она говорила ! Она назвала меня отцом ! Я готов дать на отсечение правую руку или проголосовать на следующих выборах за демократов, если это не так !
   - Эх, ещё бы самую малость,- отозвался доктор.- Но чем же вы её напугали, господин рыцарь ?
   Мне было стыдно признаться; я ответил уклончиво:
   - Понятия не имею. Возможно, мордой не вышел.
   - Вы не хотите нам помочь !- накинулась на меня госпожа Фрида.- А ещё обещали !
   - Но я действительно не знаю !
   - Не нападайте на молодого человека,- вступился за меня доктор.- В состоянии, в коем сейчас изволит пребывать фройлян Агнесса, её может взволновать самое незначительное движение или жест, которому господин рыцарь не придал значения.
   - Госпожа и господин фон Вагнеры, если моё присутствие поможет вашей дочери исцелиться, то я готов торчать у неё безвылазно и делать всё, о чём только вам заблагорассудится меня попросить.
   - Например ?- уточнила госпожа Фрида.
   - Ну, не знаю... Корчить рожи, греметь костями, выть на луну.
   - Не надо,- остановил меня доктор.- Насколько я помню, молодая госпожа просила изолировать её от вас и, если вы снова появитесь, она может ещё больше замкнуться в себе.
   - Мы что-нибудь придумаем,- заверил его господин фон Вагнер.
   Избавившись, наконец, от общества, я вышел во двор замка и отправился искать Франсуа. Как и следовало ожидать, никто из местных слуг ничего не мог сообщить о его местопребывании. Я шатался по двору, саду, комнатам для прислуги, кухне, подсобным помещениям, конюшне часа полтора или около того. Мерзавец словно прятался от меня.
   И всё же я его нашёл. И был он не один, а в обществе молодой, красивой и прямо-таки излучавшей энергию девушки.
   - Где шляешься, животное ?- хмуро спросил я своего оруженосца.- Тебе, кажется, было сказано быть рядом, под рукой.
   - Не сердитесь, ваша милость, просто я тут коллегу встретил. Вот, опытом обмениваемся.
   - Я, пожалуй, пойду,- сказала спутница Франсуа.
   - А ну стой,- я схватил её за руку.- Почему этот осёл говорит, что вы - коллеги ? Не ты ли была оруженосцем у Агнессы фон Вагнер ?
   - Ну, я,- ответила девушка, вырывая у меня свою руку.- Не очень-то мне хотелось, да и подруги надо мной смеялись. Но госпожа Агнесса настояла на своём. Да и платила она, конечно, куда больше, чем когда я была простой горничной.
   - И ты всегда сопровождала её ?
   - Как и ваш Франсуа. Мне, правда, первое время было ужасно стыдно, а потом ничего, привыкла.
   - А чего тут стыдиться ?- удивился Франсуа.- Оруженосец - это же самая почётная профессия.
   - Заткнись,- сказал я ему.- Как тебя зовут, девушка ?
   - Аманда, а что ?
   - Вы, ваша милость, ловко знакомитесь с девушками,- вмешался Франсуа.- Вот бы мне так.
   Я подумал о том, что настало самое время съездить ему по морде, но он, видя некоторое неодобрение в моих глазах, отошёл подальше.
   - Послушай, Аманда, мне надо знать, была ли ты с ней в ту ночь.
   - Ой, господин рыцарь, меня уже столько об этом расспрашивали !
   - Но я-то ещё не слышал твоих ответов, верно ? Расскажи и мне тоже.
   - А зачем это вам ?
   - Возможно, я смогу помочь молодой госпоже.
   Аманда глянула на меня изумлённо. Похоже, она сама в такую возможность не верила, но всё же начала рассказывать:
   - В ту ночь я, разумеется, была с госпожой. У неё незадолго перед этим вышла стычка со странствующим рыцарем.
   - Да, мне говорили об этом.
   - Я всё время отговаривала хозяйку от подобных авантюр, но она лишь сердилась и называла меня самым трусливым оруженосцем в мире. Тот странствующий рыцарь был потрясён, когда сорвал с поверженной госпожи Агнессы шлём и понял, что дрался с девушкой. Другая после такого на всю жизнь после этого зареклась бы даже прикасаться к доспехам, но моя хозяйка была не из таких. Отлежавшись после того поединка, она взялась за старое. А как доказать, что ты чего-то стоишь, получив такую трёпку ? Надо совершить подвиг, никак не меньше. Вот у неё и появилась идея поехать ночью в проклятый лес.
   - Ты была с ней там ?
   - Да что вы, господин рыцарь !- воскликнула Аманда, отшатнувшись от меня в испуге.- Я тогда взбунтовалась. Госпожа Аманда кричала, ругалась, топала ногами, угрожала меня убить, выгнать из замка и посадить в подземелье. Но я не сдавалась. По мне всё это лучше, чем в лес. Госпожа Агнесса сказала, что в таком случае она поедет одна. Этот разговор происходил на старой тропе, почти у самого леса. Я просила её не ехать, хватала за руки, даже плакала. Ей самой было страшно, но уговорам она не поддалась. Я осталась ждать хозяйку у леса.
   - А её конь ?
   - Лошадь госпожи Агнессы вела себя спокойно, и в лес пошла без особенных понуканий. Да, хозяйка ещё говорила: видишь вот, животное ничуть не волнуется, а оно бы почувствовало.
   - Ты слышала что-то подозрительное, ожидая госпожу Агнессу ?
   - В том-то и дело, что стояла мёртвая тишина. Знаете, в лесу обычно слышно всяких зверей: волков там или сов. А тогда - ничего. Я ужасно нервничала. Темнота всё сгущалась. Каких только мыслей не крутилось в моей голове ! А потом я услышала торопливые шаги и лязг доспехов. То возвращалась госпожа; её не было около часа. Я подошла к ней и спросила про лошадь. Услышав мой голос, госпожа с криком шарахнулась в сторону, будто перед ней стояла не верная служанка, а какая-то нечистая сила или налоговый инспектор. Я заговорила с ней, пытаясь её успокоить, но она побежала от меня к замку и неслась до самых ворот, хотя на ней были тяжеленные доспехи. И, господин рыцарь, как госпожа на меня тогда посмотрела !
   Её глаза и по сию пору снятся мне в кошмарах. В ту же ночь господин фон Вагнер вызвал докторов, и они сказали, что госпожа Агнесса сошла с ума от какого-то сильного потрясения.
   - Ну что ж, всё ясно. Господин фон Вагнер как к тебе относится после всего этого ?
   - Да так... Накричал на меня, обещал башку оторвать. Но он и сам понимает, что я ничего не могла поделать. Сейчас у меня другая работа - подметаю в залах. К больной госпоже меня не пускают.
   На том я и расстался с обоими оруженосцами к немалому удовольствию моего Франсуа. Меня неотступно преследовала такая мысль: придётся ведь и мне наведаться в этот лес. Зачем - пока непонятно. Однако я искренне верил в то, что мой визит в это недоброе место поможет Агнессе фон Вагнер превозмочь её недуг.
   Так или иначе, а уже вечерело. Я прихватил бутыль вина и отправился в предоставленную мне комнату, чтобы как следует всё обдумать.
   ***
   На следующее утро, за завтраком, меня представили местному священнику, приходившему проведать и утешить больную.
   - Отец Аполлинарий,- отрекомендовался он.- Я услышал о том, что в замок Вагнер приехал рыцарь, ре-
  шил, будто это Манфред, и захотел его повидать.
   - Прошу прощения за то, что разочаровал вас,- ответил я.- Манфред приедет несколько позже.
   Добродушное лицо священника тронула улыбка, он приналёг на еду. Вышколенные слуги меняли блюда, бесшумно перемещаясь по залу. Было скучно. Фон Вагнеры молчали; разговор начал священник.
   - Вы были в крестовом походе ?- спросил он меня.
   - Да,- ответил я, краем глаза наблюдая за госпожой фон Вагнер, которая при первых же звуках моего голоса начала есть быстрее.
   По-видимому, бедная женщина была уверена в том, что ей придётся уйти из-за стола раньше всех, как накануне за обедом.
   - Там, вероятно, вы и познакомились с Манфредом ?- продолжал отец Аполлинарий.
   - Именно так всё и было.
   Я мысленно просил священника помолчать, хотя хозяйка замка, кажется, уже насытилась. Мне так хотелось, что этот завтрак окончился мирно !
   Отец Аполлинарий, однако, не унимался:
   - Я преклоняюсь перед вами. Как это прекрасно и благородно: освобождать от иноверцев святые земли и Гроб Господень. Знаете, я общался со многими крестоносцами, и они говорили, что чувствовали необыкновенный душевный подъём, повергая силой оружия врагов и входя в Иерусалим. Вы ведь тоже это ощущали ?
   - Скорее, я ощущал беспокойство.
   - О ком ? Или о чём ?
   - О том, что могу не поспеть к дележу добычи.
   - Боюсь, я вас не понял, господин рыцарь.
   - Перестаньте нести чушь, господин священник. Наплевать мне было на ваш гроб, пусть стоит себе хоть в Китае. Направляясь в крестовый поход, я рассчитывал вернуться оттуда состоятельным человеком, что мне отчасти и удалось.
   - Я не могу оставаться за столом, когда о религии говорят в таком тоне !- заявила Фрида фон Вагнер, поднимаясь с места.- Приятного аппетита.
   - Постойте !- воскликнул я, тоже вскакивая на ноги.- Порядочные люди не попрекают других невоспитанностью !
   - А вас и попрекать бессмысленно,- ответила хозяйка замка, удаляясь из зала.
   Я рухнул на своё место, бессильно глядя ей вслед. Мои сотрапезники деликатно молчали.
   - Господин фон Вагнер,- заговорил я.- Ну почему так происходит ? Отчего ваша жена общается со мной подобным образом, что я ей сделал ?
   Тот пожал плечами. Я обернулся к священнику:
   - А вас кто за язык тянул ? Какого чёрта вы развели этот бред про духовный подъём ? Ведь до этого всё шло нормально !
   - Ну, знаете !- ответил отец Аполлинарий.- О чём ещё можно говорить за завтраком в приличной семье, если не о религии ?
   - Успокойтесь !- рявкнул господин фон Вагнер.- Мне тут только ваших ссор не хватало !
   Завтрак окончили в молчании. Затем священник вытащил меня в сад, чтобы затеять религиозную дискуссию. Я отбивался изо всех сил, но идти всё же пришлось.
   - Вы, стало быть, атеист ?- спросил меня отец Аполлинаприй, когда мы с ним примостились на скамейке под старой грушей.
   - А вам что до того ? Я исповедую ту религию, которая выгодна в данный момент. Сейчас мне угодно быть христианином, а будет надо - стану язычником.
   - Интересный подход.
   - А это не я придумал. Вы же сами вертите религией, как хотите. То призываете любить ближнего, то натравливаете людей друг на друга.
   - Иноверцев, господин рыцарь, следует уничтожать. Да вы же и сами в крестовом походе...
   - Не говорите мне про крестовый поход ! Католики, гугеноты, кальвинисты, лютеране - все они христиане. Одни и те же божества, святые книги, молитвы. Но вам подобным выгодно раздувать вражду между людьми по самым незначительным причинам. Выкачать из своих прихожан как можно больше денег - вот что интересует вас на самом деле !
   - Видимо, священник в вашей округе совсем не занимается с вами,- заметил отец Аполлинарий.
   - Ну почему же ? Он аккуратно является в мой замок два раза в неделю, чтобы выслушать, как я в очередной раз пошлю его к чёрту. Очень терпеливый человек.
   - Вы не веруете,- сообщил мне мой собеседник.
   - В самом деле ? А что, по-вашему, значит веровать ? Ползать на коленях перед размалёванной доской ? Колотиться рожей о пол ? Изнурять себя голодом во время постов ? Кому это нужно, скажите на милость ?
   - Вы господин рыцарь, обуяны гордыней. И будете наказаны.
   - Уж не вами ли ? Человек, прежде всего, должен верить в себя.
   - Бог, господин рыцарь...
   - Да какого чёрта ! Вот вы регулярно таскаетесь в замок Вагнер...
   - Не таскаюсь, а хожу.
   - ... и воете молитвы, которые будто бы должны помочь Агнессе. А что с них толку ? Есть изменения к лучшему ?!
   - Господь внимает моим молитвам. И я уверен в том, что всё окончится благополучно.
   - Может быть, но только за дело придётся взяться мне. Я помогу Агнессе.
   - Чёрта с два !- воскликнул священник, вскакивая на ноги.
   - Ну, святой отец, к чему так горячиться ?
   - И что же вы намерены делать, если не секрет ?- полюбопытствовал священник, снова усаживаясь на скамейку.
   - А вот этого я ещё не придумал. Для начала съезжу в лес.
   - Очень не советую.
   - Но делать же что-то надо. Молитвы не помогают.
   - Она - блаженная,- заметил священник.- А такие ближе к Господу.
   - Скажите это господину фон Вагнеру, но прежде позовите меня. С удовольствием посмотрю, как он съездит вам по морде за такие слова.
   - Делайте, что хотите,- отмахнулся священник.- А я помолюсь за успех вашего предприятия.
   С тем мы и расстались.
   В прачечной, на куче грязного белья, нашёлся Франсуа, и мне стоило больших трудов разбудить его.
   - Я, ваша милость, что-то не выспался,- поведал Франсуа.
   Башка его при этом качалась из стороны в сторону.
   - По ночам спать надо. Ты женатый человек !
   Франсуа не ответил. Я отвёл его от белья и макнул рожей в бак с холодной водой, что несколько взбодрило моего оруженосца.
   - Этой ночью мы поедем в лес. Приготовь доспехи.
   - Вы хотите составить компанию госпоже Агнессе ?
   - Франсуа, ты составишь компанию Густаву, если будешь распускать язык. Выезжаем в двадцать два часа ровно. Всё понял ?
   - Так точно.
   Я снова подвёл его к куче белья и толкнул в грудь. Заснул Франсуа на лету.
   ***
   Аманда долгое время умоляла не трогать её. Она ссылалась на срочную работу, грозилась пожаловаться господину фон Вагнеру, плакала. Но я оставался неумолим, и ей всё же пришлось поехать со мной к лесу и показать то роковое место, откуда Агнесса начала свой путь к безумию.
   - Не ходите туда, господин рыцарь,- посоветовала Аманда напоследок.- И себя погубите, и больной не поможете.
   - А это уже не твоё дело.
   - Как хотите.
   Всё это происходило перед обедом. Священник ушёл, поэтому трапеза прошла относительно спокойно. Я молчал, фрау фон Вагнер принципиально меня не замечала. Держался и господин Герхард, хотя его, по всей видимости, так и подмывало сказать о том, что в годы его молодости рыцарь, отведав рыбы, не вытирал руки о край скатерти, а пользовался салфеткой, она для того и положена.
   После обеда я вышел во двор. Проспавшийся Франсуа попытался прошмыгнуть мимо меня в свою комнату, пряча за пазухой бутылку вина, однако ничего такого у него не вышло.
   - Ты куда это намылился, животное ?
   - Да так, ваша милость, отдохнуть немного.
   - От чего ? Не от трудов ли праведных ? Смотри у меня, жаба, чтоб к вечеру был трезвым. Чёрт его знает, что творится в этом лесу, возможно придётся поработать; пьяный ты мне там не нужен. Если напьёшься - буду лечить мордобитием.
   - Что вы, ваша милость !- оскорбился Франсуа.- Разве я вас когда-то подводил ? Ваши упрёки не по адресу. Но у меня была надежда на то, что утром вы пошутили.
   - Какие уж тут шутки,- отмахнулся я.- Ладно, убирайся.
   - Будет исполнено, ваша милость.
   ***
   В этой жизни рано или поздно чему-то приходит конец, но что-то и начинается. Так и мне подошло время для поездки в зачарованный лес. Оруженосец погрузил мои доспехи в тележку и наблюдал, засунув руки в карманы, за тем, как конюхи готовят наш выезд. Я бродил по двору в дорожном балахоне поверх тонкой кольчуги. Госпожа фон Вагнер созерцала всё это с балкона центральной башни замка, пребывая в радужном заблуждении на мой счёт. Она думала, что я уезжаю насовсем.
   Начало темнеть. Но с кем не попрощавшись, я выехал из замка. Дорога проходила через деревню; там-то нас и поджидали отец Аполлинарий с Амандой.
   - Смотрите, господин рыцарь !- крикнул мне священник.- Если придётся туго, то умерьте свою гордыню и попросите помощи у того, кто сильнее нас !
   - А он прямо тут же и примчится,- проворчал я.
   Аманда подбежала к нам, торопливо перекрестила Франсуа и предложила:
   - Вы бы, господин рыцарь, взяли священника с собой. Вдруг он будет вам полезен ?
   - Может и церковный хор прихватить ?- поинтересовался я.
   Аманда махнула рукой и дала нам дорогу.
   К лесу подъехали в плотно сгустившихся сумерках. Перед нами стояла сплошная стена старых деревьев. Тишина, царившая в лесу, ощущалась почти физически, и Франсуа невольно вздрогнул.
   - Ваша милость, вы ещё не передумали ехать туда ?
   - Нет. И ты тоже не передумал. Запомни, Франсуа, мы с тобой не должны выказывать здесь своего испуга, если таковой приключится. В этом лесу царствует страх, несущий с собой смерть или сумасшествие. Сожми свою волю в кулак и обещай мне ничего не бояться.
   Моя речь пропала впустую - Франсуа грыз ноготь, думая о чём-то своём.
   - А ? Что вы говорите ? - спросил он, едва я умолк.
   Мне осталось лишь подтолкнуть его в спину и самому двигаться вперёд.
   С нашим прибытием тишина в лесу закончилась. Трещали опавшие ветки под ногами коней, во все стороны разносилась громкая брань, когда я задевал плащом за сук, или тележка цеплялась колесом за корень; лязгали доспехи. В лесу стояла темень - на расстоянии в пять шагов уже ничего не было видно.
   - Не мешало бы нам фонарик с собой прихватить, ваша милость,- заметил Франсуа.
   - А ты у меня на что ? Я, по-твоему, должен обо всём заботиться ? И вообще, Агнесса увидела всё, что нужно, безо всякого фонаря.
   - Но мы можем не найти дорогу назад.
   Действительно, тропа, по которой мы въехали в лес, пропала.
   Я отмахнулся.
   - Не найдём - так и чёрт с нами.
   - Вы бы не чертыхались в таком месте,- робко попросил Франсуа.
   В лесу вдруг стало совершенно темно, а через некоторое время немного посветлело. Франсуа тронул меня за рукав и показал луну, выплывшую из-за чёрных древесных крон. С того места, где находились мы, она казалась кроваво-красной.
   Два светящихся окошка впереди мы увидели одновременно. Наши кони тотчас остановились, словно по команде. Мы с оруженосцем переглянулись. Я не придумал ничего умней, чем дать коню шпоры, но он попятился назад, всхрапывая и вертя головой.
   Дабы не истязать понапрасну животных, мы решили оставить их на месте, а сами пошли на свет. Впрочем, "пошли" - слишком громко сказано. Мы ползли едва ли не на ощупь, спотыкаясь о корни, влезая в кусты и натыкаясь на сучья. Не браниться и не поминать чёрта в таких условиях было совершенно невозможно.
   На лесной опушке стоял двухэтажный домик. Светились два окна на первом этаже; второй оставался тёмным. Мы вошли внутрь и попали в просторное помещение с низким потолком и крашеными стенами. Из мебели там находился только стол с двумя склонившимися над ним фигурами. Я окликнул их, но они не отозвались.
   Далее, у стены, лежало десятка три трупов. В простой одежде, они располагались на полу аккуратными рядами, на груди у каждого горела свеча.
   Франсуа подошёл к тем, что облокотились на стол, с разбросанными по нему игральными картами, и объявил:
   - Эти тоже готовы.
   Более ничего примечательного мы не увидели. Я взял свечу у одного из мертвецов и сообщил оруженосцу:
   - Схожу наверх. А ты, в случае чего, ори погромче.
   - Будет сделано,- заверил меня Франсуа.
   По скрипучей лестнице с шатающимися ступеньками я поднялся на второй этаж. Неяркое пламя свечи осветило белые стены с тёмными провалами дверей. Я прошёл несколько шагов по коридору. Тишина казалась предзнаменованием чего-то недоброго. Я толкнул одну дверь, вошёл в проём и оказался в маленькой, пустой комнатке.
   Вдруг внизу послышался голос Франсуа. Я замер и прислушался, но слов разобрать не смог. В моём воображении начали складываться картины одна другой страшней. С кем он там говорит ? С тревожно колотящимся сердцем я бросился к лестнице и, перегнувшись через перила, заглянул на первый этаж.
   Франсуа вытаскивал из-за стола мертвеца, намереваясь уложить его в ряд с остальными. При этом он распевал:
   - А ты такой холодный, как айсберг в океане...
   - Эй !- крикнул я ему.- Заткнись, пока в рыло не схлопотал !
   - Ваша милость !- отозвался оруженосец.- Тот тип, у которого вы изволили позаимствовать свечу, подмигивал мне.
   - Ну так дай ему по морде.
   И я снова потопал на второй этаж. Теперь все двери были почему-то распахнуты настежь. Я положил руку на рукоять меча, и в этот миг тишину взорвал гулкий удар. Я застыл на месте, не замечая капающего мне на пальцы свечного воска.
   Бамкнуло второй раз, затем третий и четвёртый. Это походило на бой гигантских часов. Ударов было ровно двенадцать.
   - Однако,- сказал я сам себе.- Засиделись мы тут.
   Тотчас же с первого этажа послышались визг, хохот и топот множества ног. Я выхватил меч и побежал туда, но на лестнице столкнулся с Франсуа. Глаза оруженосца вылезали из орбит, весь вид его выражал недоумение.
   - В-ваша милость !- отрапортовал он.- Они все как подскочат ! И на меня ! Еле вырвался !
   Мертвецы толпой бросились на лестницу; от нас их отделял лишь один пролёт. Держа свечи над головами, они визжали и хохотали, но у меня не было настроения выяснять, отчего им так весело. Я схватил Франсуа за шиворот и поволок наверх.
   Свеча моя потерялась; в темноте мы ворвались в первую же комнату и заперли за собой дверь на засов. Красные лунные лучи освещали скромное внутреннее убранство: стол, голую кровать и широкую лавку. Но осматривать достопримечательности было некогда - дверь содрогнулась от дружного удара соскучившихся по нам мертвецов. Шутки кончились.
   Я выбросил ошалевшего Франсуа в окно и сунулся, было, за ним, но тут как раз дверь слетела с петель. Мертвецы ввалились в комнату и набросились на меня. Я рубанул наугад мечом и запустил в своих преследователей лавкой. У входа образовалась свалка, что дало мне возможность выскочить вслед за Франсуа.
   Оруженосец уже удирал что есть духу по направлению к тому месту, где оставались наши скакуны. Я припустил за ним.
   Но мертвецы оказались не в меру прыткими. Их вопли слышались всё ближе, они явно настигали нас.
   Я бежал на пределе; сердце выскакивало у меня из груди. Франсуа первым прыгнул в тележку, я вскочил в седло и двинул ногой по морде ухватившего меня за сапог покойника. Наши коняги, не дожидаясь понуканий, рванули с места.
   Но мы глубоко ошибались, рассчитывая спастись подобным образом. Мертвецы не отставали. И совершенно напрасно я пришпоривал коня, а Франсуа охаживал кнутом спину своего - те и так тянули изо всех сил.
   Страшный толчок в грудь выбросил меня из седла, перед глазами мелькнула луна и верхушки деревьев, а затем моё тело припечаталось к земле.
   Не чувствуя в первый момент боли, я вскочил на ноги; голова у меня шла кругом. Конь ускакал. Слышно было, как Франсуа пытается остановить своего скакуна, но обезумевшее от страха животное неслось вперёд, не разбирая дороги. Мертвецы потушили свои свечи и теперь были видны лишь в кроваво-красном лунном свете. Я прижался спиной к дереву и выставил меч остриём вперёд.
   Да, их много, они почему-то меня невзлюбили и, кажется, хотят убить. Но я вооружён, готов к бою, просто так сдаваться не собираюсь. Правда, не похоже, что мне удастся победить.
   За Франсуа не погнался никто. Что ж, за него теперь можно не бояться. Первого сунувшегося ко мне мертвеца я от всей души рубанул мечом, второго двинул ногой в пах и резко присел, спасаясь от рассекавшей со свистом воздух палки, которой кто-то вознамерился съездить мне промеж ушей. Чей-то сапог оказался в опасной близости от моего лица. Я увернулся, выпрямился и одним ударом снёс бошки сразу двоим нападавшим.
   Мертвецы отступили. Сообразив, что голыми руками меня не взять, они принялись вооружаться, собирая валявшиеся поблизости палки.
   - Эй там, у дерева !- послышался голос за моей спиной.- Держись, я иду на помощь !
   И не успел я ещё толком обрадоваться, как мимо меня проехал здоровенный рыцарь на огромном коне. На него с визгом кинулся мертвец, но мой неожиданный союзник переломал того пополам ударом тяжёлого кулака, затянутого в кольчужную перчатку. В лунном свете блеснуло лезвие широкого меча.
   - Это ты, Манфред ?- спросил я, отходя от дерева.
   Но это был кто-то другой.
   ***
   Мертвецов оказалось двадцать восемь штук - мы пересчитали отрубленные головы. Тела сложили в кучу, но несколько обезглавленных трупов всё ещё слонялись по лесу, натыкаясь на деревья.
   Незнакомый рыцарь снял шлем, и я невольно отшатнулся, ибо глаза его светились в темноте.
   - У тебя тоже так будет, когда помрёшь,- ободрил он меня.- Я - рыцарь Леопольд фон Майерсхейм, умер сто лет назад. А ты похож на того типа, который в состоянии мне помочь.
   - Тебе ещё надо помогать ?- удивился я.
   Покойный рыцарь накосил врагов раза в три больше моего, хотя в драку влез уже после меня.
   - Никто не всесилен,- ответил Леопольд.- Сатана сказал, что отпустит меня из ада, если я притащу ему того ублюдка, который устроил в этом лесу притон для всякой чертовщины. Но есть одно условие: поймать его должен живой человек.
   - А кто он, этот ублюдок ?- поинтересовался я.
   - Не то бес, не то дьявол. Проштрафился в чём-то перед Сатаной, сбежал на землю и вот теперь творит тут пакости. Ты поможешь мне ?
   - Конечно. Пойдём искать его ?
   - Он сам нас найдёт, раз уж мы покрошили эту шайку.
   И Леопольд оказался прав.
   - Люди добрые, вы не скажете, как пройти к церкви ?- послышался голос позади меня.
   Я обернулся. Прямо передо мной стоял старик в просторной белой рубахе. Глаза его были увенчаны бельмами, но меня не покидало ощущение того, что он всё прекрасно видит. Старик держал в руке посох и раздувал ноздри, словно принюхиваясь.
   - Это он,- сказал Леопольд.
   Я потянулся к старику, но мои пальцы схватили пустоту.
   - Э-хе-хе,- послышалось сзади.- так нехорошо, молодой человек.
   - Осторожно !- крикнул Леопольд.
   Я убрал голову, и острый конец посоха вонзился в дерево рядом со мной. В руке беса появился меч, которым он и ударил фон Майерсхейма, но тот прикрылся щитом и сам атаковал врага. Спасаясь от разящего клинка Леопольда, старик неловко споткнулся и упал. Я коршуном налетел на него и накрыл сверху, но тотчас был сброшен на землю сильным толчком костлявого локтя. Бес вскочил на ноги, однако я, продолжая лежать, снова свалил его, ударив сзади по голени.
   - Давай же !- кричал Леопольд.- Удержи его хоть три секунды !
   Я прыгнул на старика, наступил ему коленом на позвоночник и вывернул руку так, что аж хрястнули суставы под широким рукавом.
   Но мой враг и не думал сдаваться. Голова его развернулась на сто восемьдесят градусов, неестественно перекрутив худую шею. На бельмах вспыхнули кошачьи зрачки.
   - Ещё немного,- молил меня Леопольд.
   Шея старика вдруг начала быстро удлиняться, извиваясь, словно змея. Через мгновение она вытянулась до такой степени, что бес смог вцепиться зубами в мою руку. Кольчуга из дамасской стали вмиг оказалась прокушенной, и страшная боль пронзила моё тело. Я дико заорал, продолжая выкручивать руку старика. Но силы быстро покидали меня.
   - Достаточно,- сказал Леопольд.- Ты и поймал его, и удержать смог. Давай сюда.
   Он одним рывком выдернул из-под меня старика и потряс им в воздухе, приговаривая.
   - Ну что ж ты ? Беги ! Не можешь ? И поймал-то тебя живой человек, а ты думал, что это невозможно. Сатана - не дурак, он знает, о чём говорит.
   Пока Леопольд приковывал к седлу своего коня безжизненно повисшего беса, я стоял на коленях и баюкал укушенную руку, раздираемую мучительной болью. Мёртвый рыцарь вынул что-то из кармана и протянул мне.
   - Держи,- распорядился он.- Это мазь, заживляет любую рану. Изготовлена самим Вельзевулом. А может и не им, но зато помогает.
   В мою ладонь упал маленький пузырёк.
   - А от сумасшествия эта мазь лечит ?- простонал я, боясь даже взглянуть на рану.
   - Нет. Своё сумасшествие лечи чем-нибудь другим.
   - Ладно, спасибо и на том. Прощай, Леопольд.
   - Бывай. На том свете свидимся.
   Я закатал рукав кольчуги и намазал кровоточащую рану с рваными краями даром Леопольда. Словно что-то взорвалось в моей руке, и лес огласился моим диким криком. Но рана, как и было обещано, тут же затянулась.
   - Ваша милость !- услышал я.- Где вы ?! Ау !!!
   Я поднялся с колен и вытащил из кучи мёртвых тел отрубленную голову с бешено вращающимися глазами.
   - Отпусти меня к деткам, добрый человек,- послышалось откуда-то из недр леса.
   - Что ?! К каким ещё деткам ? И потом, это кто добрый ? Это я добрый ? Да ты настоящий осёл, если и в самом деле думаешь так !
   - Франсуа !- крикнул я.
   - Я здесь ! Я здесь, ваша милость !
   Послышались торопливые шаги, приближающиеся ко мне. Я двинулся навстречу, прижимая к груди отрубленную голову мертвеца.
   По дороге Франсуа, вопя и отчаянно жестикулируя, рассказывал мне о том, как он выпал из тележки, а потом ловил коней и привязывал их, лягающихся, к дереву. Я, в свою очередь, поведал ему о Леопольде и поимке беса.
   Мы вышли из леса; перед нами лежала деревня господина фон Вагнера.
   - Смотрите, ваша милость !- вдруг завопил Франсуа.- Луна ! Жёлтая ! А в лесу ! Была красной !
   Мы посмотрели друг на друга и принялись хохотать, как два припадочных. Наши кони, привязанные неподалёку, смотрели на нас с недоумением.
   А где-то за нашими спинами, далеко в лесу, ухал филин.
   ***
   - Это безобразие,- сообщил мне за завтраком отец Аполлинарий.- Голову надо немедленно окропить святой водой и похоронить.
   - Сходите в лес, только возьмите с собой телегу,- парировал я.- Там таких сувениров до чёрта. А эту я сначала покажу Агнессе.
   - Вы можете не выражаться хотя бы при святом отце ?!- накинулась на меня госпожа фон Вагнер.- И я не позволю показывать своей дочери такие гадости !
   - А я всё равно сделаю это, даже если мне придётся схватиться с вами врукопашную ! Неужели вам ничего так и не понятно ? Эта, как вы изволили выразиться, гадость,- я поднял над столом голову, рычащую и пускающую слюни,- скорее всего напугала вашу дочь в лесу. Так отчего же не попробовать клин клином выбить ?
   - Уберите немедленно !- вскрикнула госпожа фон Вагнер.
   Завтрак для неё уже закончился - она оказалась на удивление брезгливой.
   - Фрида,- подал голос господин фон Вагнер.- А ведь он прав.
   - Поступайте, как знаете,- ответила его жена, возмущённая этим, как ей показалось, предательством со стороны мужа.
   Я предложил голове кусок колбасы, а она в ответ почему-то плюнула в меня, так что пришлось повернуть её рожей к священнику. Тот некоторое время задумчиво смотрел на кривляющийся обрубок, а затем уточнил:
   - Так вы говорите: остальные тела в лесу ?
   - Совершенно верно. Там двадцать восемь трупов, так что святой воды возьмите побольше.
   - Откуда такая точность ?- полюбопытствовал священник.
   - А мы с господином Леопольдом фон Майерсхеймом их пересчитали.
   Все три моих сотрапезника аж подскочили.
   - Что ?- ахнул господин Герхард.- Да ведь он умер больше сотни лет назад !
   - Леопольд специально прибыл из ада, чтобы помочь мне очистить лес.
   - Король нечестивцев, проклятый в веках,- пробурчал отец Аполлинарий,- Он совершил множество ужасных преступлений против людей и религии, за что и был отлучён от церкви. Вам следовало отказаться от его помощи.
   - Не болтайте чепухи, господин священник. Без него меня бы просто разорвали на куски. Кстати, он и не спрашивал, будет ли мне угодно принять его помощь, а просто прибыл и вступил в бой.
   - Самая подходящая для вас компания,- фыркнула госпожа Фрида.
   - Совершенно верно, фрау фон Вагнер. Очень жаль, что мы с ним родились в разное время.
   Неизвестно, до чего бы мы договорились, но тут вошёл дворецкий.
   - Госпожа и господин, к вам посетитель,- доложил он.
   - Кто ?
   - Господин Манфред фон Шульц.
   - Немедленно зови !- взволнованно воскликнула фрау фон Вагнер.
   И в зал вступил мой друг. Сначала с ним обнялся господин Герхард, потом у него на шее повисла фрау Фрида, после чего он раскланялся со священником и в последнюю очередь пожал руку мне. Густав с перевязанной головой мелькнул в дверном проёме и скрылся в неизвестном направлении вместе с Франсуа.
   - Ого, под глазами круги, рожа помята,- приветствовал меня Манфред.- Небось до утра валялся с девкой на сеновале.
   Скажи это я, и госпожа Фрида просто взорвалась бы от негодования. Но моего друга она лишь мягко упрекнула, мило улыбаясь:
   - Ах, Манфред, ты стал таким грубым !
   - Чтоб тебе всю жизнь валяться с такими девками,- проворчал я.
   Однако им всем было уже не до меня.
   Я прихватил отрубленную голову и тихо выскользнул из зала, пока чета фон Вагнеров носилась вокруг своего Манфреда. Мне хотелось завершить дело без лишних свидетелей.
   Я вошёл в комнату Агнессы и молча протянул ей отрубленную голову с кривляющейся рожей.
   Девушка испугалась.
   Она вскрикнула, подобрала ноги и отодвинулась от меня.
   Но это не было тем испугом, который исцелил бы больную.
   ***
   Я вернулся в обеденный зал и швырнул голову на колени священника.
   - Забирайте, она ваша.
   - Как ?- спросила госпожа фон Вагнер.- Вы уже ?
   - Да.
   - И... ничего ?
   Я уныло покачал головой, после чего сел за стол и налил себе водки.
   - Не расстраивайтесь так,- сказала вдруг госпожа Фрида и ободряюще похлопала меня по руке.- Знаете, я не всегда к вам справедлива, а ведь вы столько сделали для нашей дочери.
   Я обалдело посмотрел на неё.
   - А о чём речь ?- поинтересовался Манфред.
   - Нам сказали, что если Агнессу напугать, то она может выздороветь,- объяснил ему господин фон Вагнер.
   - Так в чём же дело ? Неужели так трудно напугать девушку ? Мышь ей покажите.
   Господин фон Вагнер отмахнулся.
   - Мои слуги выловили всех крыс и мышей в окрестностях. Даже летучих. Носили, показывали, чуть ли не за пазуху их ей совали. Ты забываешь, Манфред, что Агнесса собиралась стать настоящим рыцарем. Она ещё с детства тренировала себя не бояться мышей и пауков.
   Манфред призадумался.
   - Пожалуй, мне пора в церковь,- заявил священник.
   - До свидания,- ответил я ему.- И не забудьте помолиться за бессмертную душу Леопольда фон Майерсхейма. Хотя, навряд ли она в этом нуждается.
   Отец Аполлинарий никак на это не отреагировал и, раскланявшись со всеми, ушёл. Вслед за ним зал покинула госпожа Фрида, сославшись на дела.
   - А ведь я ещё в самом начале высказывал одну неплохую идею,- сказал вдруг Манфред.
   ***
   Госпожу фон Вагнер не поставили в известность о плане моего друга, ввиду его зверской жестокости. Её муж тоже поначалу отказывался, но мы его уломали, после чего, взяв с собой всё необходимое, а заодно прихватив доктора, отправились к Агнессе.
   Когда мы вошли в её комнату, она рассеянно посмотрела на меня и пробормотала:
   - Папа, уберите этого человека, я его боюсь.
   - Она на вас реагирует,- радостно прошептал господин фон Вагнер.- Давайте же, действуйте.
   - Хватит прикидываться идиоткой,- сказал я.- Собирайтесь. Сегодня вы выходите за меня замуж.
   Агнесса отодвинулась подальше.
   - Вставайте сейчас же, у меня нет времени. Вот мой свидетель,- я хлопнул по плечу Манфреда.- Долго мне ждать ?
   - Папа !
   - Понимаешь, дочка, так надо,- пробормотал господин фон Вагнер, пряча глаза.
   - Да вставайте же !- рявкнул я, вытаскивая из-за пазухи белую фату и швыряя её к ногам Агнессы.
   Что можно прибавить к этому ? Психиатры, осматривавшие Агнессу, оказались правы. На её визг примчался стоявший за дверью доктор и вколол наследнице замка Вагнер лошадиную дозу успокоительного. Через три минуты она спала здоровым, крепким сном.
   ***
   Замок Вагнер утопал в цветах, на башнях реяли флаги, все слуги напялили праздничную одежду. Во дворе стояли бочки с лучшим вином, там же ломились от изысканной снеди столы. Всякий желающий мог выпить за здоровье Агнессы фон Вагнер. Через час среди подданных господина Герхарда не осталось ни одного трезвого человека.
   Были разосланы приглашения всем соседям, на ночь заказали салют. Агнесса побродила среди всего этого великолепия, затем соизволила провести спарринг деревянными мечами. Манфред от этой забавы решительно отказался, поэтому скакать вокруг младшей фон Вагнерши с палкой в руке пришлось мне.
   Фехтование быстро утомило Агнессу, и мы с ней отправились в зал, где был приготовлен семейный ужин, на котором также присутствовали я, Манфред, лечащий врач и священник. Там-то и выяснилось, что дурь из головы дочери фон Вагнеров не выветрилась.
   - Папа,- сказала она.- Я хочу съездить на турнир.
   - Дочка, это невозможно. Я уже неоднократно говорил тебе и повторю ещё раз: ты поедешь на турнир, только перешагнув через мой труп.
   Госпожа фон Вагнер печально вздохнула. Днём она обещала повесить мою фотографию над своей кроватью и еженощно молиться перед ней на коленях. Мне стоило большого труда отговорить её от этой затеи. Теперь, похоже, госпожа Фрида немного жалела о том, что её дитя избавилось от сумасшествия.
   - Никто не хочет меня понять. Никто не хочет мне помочь,- ожесточённо проговорила Агнесса.
   - Ну почему же. Я готов.
   Головы всех присутствующих, словно по команде, повернулись ко мне.
   - Меня, госпожа Агнесса, пригласили на один крупный турнир. И я могу взять вас с собой.
   - Послушайте,- начала было фрау фон Вагнер, но я перебил её:
   - Но только вы должны мне кое-что пообещать.
   - Что именно ?- нетерпеливо спросила Агнесса.- Поцеловать вас ? Папа, не смотрите на меня так, я уже достаточно взрослая.
   - Вы должны пообещать, что во время турнирных поединков будете находиться в дамской ложе.
   В зале повисла напряжённая тишина.
   - Вы издеваетесь,- заявила Агнесса.- Я не поеду.
   - Ну и напрасно. На турнире будут представлены лучшие рыцари Европы.
   - И что с того ?
   - Приедут также три японских самурая.
   - Эка невидаль.
   - Сам король Артур из Камелота посетит церемонию открытия.
   - А я буду торчать в дамской ложе ? Очень надо. Посмотрю и по телевизору.
   - Перед началом турнира проведут показательные выступления с оружием. И в них вы вполне можете принять участие.
   - Это несерьёзно,- ответила Агнесса, но в глазах её уже не было прежнего ожесточения.
   - Трансляция будет вестись на многие страны. Полмира узнает о том, что вы, девушка, умеете владеть оружием.
   - Когда турнир ?- взволнованно спросила Агнесса.
   - Но как это будет выглядеть со стороны ?- вмешалась госпожа Фрида.- Наша дочь не должна ехать на какой-то турнир с первым попавшимся... то есть я хотела сказать...
   В этом месте она смутилась и умолкла.
   - Смею вам напомнить, госпожа фон Ванер, что я - не первый попавшийся. И потом, вы ведь можете отправить с дочерью целую гвардию из нянек и прислуги.
   - И Аманду,- добавила Агнесса.
   - Ну, разумеется, и Аманду тоже,- сказал господин фон Вагнер.- Тогда всё будет выглядеть благопристойно.
   И все вздохнули с облегчением.
   Ангел-хранитель на моём правом плече, захмелев, задремал, а бес-искуситель, глянув моими глазами на священника, потянул меня за язык:
   - Скажи, Манфред, а ты чувствовал необыкновенный душевный подъём, повергая силой оружия врагов и входя в Иерусалим ?
   Мой друг ошалело посмотрел на меня из-за блюда с жареным поросёнком и ответил вопросом на вопрос:
   - Тебя что, Агнесса во время спарринга палкой по башке треснула ?
   Госпожа Фрида посмотрела на меня укоризненно. Бес-искуситель ликовал во мне. И я поинтересовался:
   - Манфред, разве можно в таком тоне говорить о религии ?
   Но тут вмешался священник. Он сказал:
   - Давайте побеседуем об этом как-нибудь в другой раз, хорошо ?
   И мы, все вместе, выпили за вечный мир между нами.
   ***
   На следующее утро я откланялся, пообещав Агнессе заскочить за ней перед турниром. Мне предстояло готовиться к отборочным поединкам.
   Тренировки, спарринги, верховая езда, упражнения с копьём заполнили мои дни. Я работал, как собачий хвост, и по вечерам еле доползал до своей кровати. Мне очень хотелось если уж не выиграть турнир, то, во всяком случае, громко заявить о себе.
   Однажды, после очередного такого сумасшедшего дня, я валялся в своей комнате поперёк кровати, бессмысленно таращась в потолок. В дверь постучали, и на моё позволение войти, появился Франсуа.
   - Ваша милость, я хотел у вас спросить...
   - Про аванс ?- перебил я.- Вон отсюда. Своё жалованье получишь в срок.
   - Нет, аванс тут не при чём. Я кое-чего понять не могу.
   - Ты ужасно туп, мой друг, поэтому ничего удивительного.
   - Нет, а всё-таки, ваша милость, вы ведь пугали фройлян фон Вагнер тем, что возьмёте её замуж.
   - Ну ?
   - И она от этого выздоровела.
   - Дальше что ?
   - Так когда же свадьба ?
   - Франсуа, убирайся к чёрту, пока не заработал по морде.
   - Как вам будет угодно, ваша милость,- произнёс оруженосец, исчезая за дверью.
   Обозвав его вдогонку ишаком, я снова уставился в потолок. А за окном сгущались сумерки, знаменуя окончание дня.
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   О том, как рыцаря пугали языческим идолом.
   ***
   Ночь была прохладна и свежа. Уже чувствовалось дыхание приближавшейся осени; лето начинало сдавать позиции. Деревья роняли листья, и ото рва с водой, опоясывавшего замок, тянуло холодом. Я нервно переступил с ноги на ногу и посмотрел на стоявшую рядом со мной молодую женщину.
   Её глаза чарующе блестели в лунном свете, слабые порывы ветра шевелили волосы и платье моей соседки. Тонкий аромат духов женщины кружил мне голову. Я тяжело вздохнул и сказал:
   - Какого чёрта ! Знаете, больше всего на свете мне сейчас хочется схватить вас за шею, разбить вам башку о стену, переломать все кости, а затем сбросить в ров. Я получу от этого неописуемое удовольствие.
   Моя собеседница с видимым сожалением оторвалась от созерцания лунной дорожки на воде рва и обернулась ко мне.
   - Чего вы сердитесь ?- спросила она.
   - Да потому, что вы издеваетесь надо мной! По-вашему, я похож на клоуна ?!
   - Но послушайте, как же мы поженимся, если не любим друг друга ? Разве так можно ?
   - Я вам уже тысячу раз говорил, что брак будет фик-тив-ным ! Неужели это непонятно ?! Мы разведёмся сразу же, как только я закончу свои дела !
   - Но мы должны поближе друг с другом познакомиться.
   - Чёрт побери, мы знакомы пять лет !
   - Совместная жизнь без любви...
   - Да какая к дьяволу совместная жизнь ?!- проревел я.- Мы не проживём вместе и одной минуты !
   - Знаете, не слишком приятно чувствовать себя эдакой марионеткой в ваших руках. В чём-то это даже унизительно. Временная жена !
   - За это унижение я вам хорошо заплачу.
   - Не всё можно измерить деньгами.
   - Так вы отказываетесь ?
   Моя собеседница промолчала. Я нашарил в кармане сигарету и закурил, стараясь взять себя в руки.
   - Дайте мне время подумать,- попросила женщина.
   - Сколько ?
   - Ну, хотя бы недели две. Мы как раз успеем познакомиться поближе.
   - Это слишком много.
   - Я так не могу. Вы - грубый и приземлённый человек, в вас нет ничего романтичного. Подумать только - предложить мне деньги !
   - А наш романтический ужин при свечах в ресторане уже не считается ?
   - И всё равно, то, что вы предлагаете - неправильно.
   И вот после этого я вдруг совершенно успокоился. Похоже, дело не выгорит. Ну и ладно, переживу как-нибудь.
   - Итак, вы отказываетесь от моего предложения.
   - Но вы уж, пожалуйста, не обижайтесь на меня.
   - Вы отказываетесь ?
   - Да,- тихо ответила дама и снова уставилась в ров, перегнувшись через зубец на крепостной стене.
   Я стряхнул пепел с сигареты и спросил:
   - Тогда какого чёрта вы мне не сказали этого сразу, когда мы говорили по телефону ? Я вынужден был тащиться в ваш замок, чтобы услышать отрицательный ответ ! Это, знаете ли, иначе, чем хамством и не назовёшь.
   - Вы не сердитесь. Я и сама не знаю, что со мной тогда случилось. Мне неожиданно захотелось поучаствовать в вашей авантюре, но затем я этого испугалась. Сейчас вам покажут вашу комнату.
   - Я ни на секунду не хочу оставаться у вас.
   - Постойте, но куда же вы поедете ? Ведь уже совсем стемнело !
   Но я уже спускался во двор замка, направляясь к конюшне.
   ***
   По приезду домой меня никто ни о чём не спрашивал - все и так всё поняли по моему кислому виду. Плакали мои денежки, что тут ещё скажешь.
   Дело в том, что один князь дал объявление в журнал "Франс шевалье", обещая заплатить сто тысяч евро и отдать дочь в жёны тому, кто убьёт дракона, опустошавшего его владения. Деньги бы мне не помешали: я основательно потратился на ремонт в помещениях своего замка и погряз в долгах. А вот женитьба в мои планы не входила, к тому же молодая княжна слыла сварливой и своенравной. Попытка появиться перед князем в образе женатого человека провалилась, а, следовательно, и соваться к нему не стоит.
   Я лежал в своей комнате на диване и смотрел телевизор, когда ко мне робко постучали.
   - Кого там черти принесли ?!- отозвался я.- Заходи !
   Черти принесли жену моего оруженосца Эльвиру; она смотрела на меня с подобием нежности и обожания.
   - Чего тебе ?- поинтересовался я.
   - Ваша милость, ведь та дама так и не согласилась заключить с вами фиктивный брак ?
   - А тебе какое дело ?
   - И вы не поедете биться с драконом ?
   - Эльвира, я сейчас тресну тебя по башке чем-то тяжёлым ! Чего тебе от меня надо, идиотка ?
   - Видите ли, я, наверное, смогу вам помочь.
   - Ты ???
   - Вы только меня выслушайте. Я долго думала над этим, и мне в голову пришла интересная идея. Возможно, она вам понравится.
   - Не думаю. Но говори, я послушаю.
   Надо признать, что женщиной Эльвира была довольно эффектной и умела произвести благоприятное впечатление. Её томный взгляд мало кого мог оставить равнодушным. Случалось, я даже прощал ей кое-какие грехи просто за красивые глаза.
   Но именно сегодня присутствие Эльвиры в моей комнате страшно действовало мне на нервы.
   - Долго мне ждать ?
   - Я, ваша милость, вот что придумала. Мы могли бы на время развестись с Франсуа. А после я фиктивно выйду за вас замуж на тот срок, который вам понадобится. Всё просто.
   Ответа на это предложение ей не понадобилось. Эльвире достаточно было всего лишь взглянуть на меня, чтобы понять: её идея мне не понравилась. Она тотчас развернулась и стрелой вылетела в коридор. Я подскочил к двери и заорал ей вслед:
   - Ну подожди у меня ! Да я тебя в подземелье сгною, мерзавка ты эдакая !
   Эльвира не стремилась узнать, какие перспективы сулит ей будущее. Со всей скоростью, какую только она могла развить, жена оруженосца спасалась от меня в коридоре.
   Я вернулся в комнату. Вот, дожился - уже и слуги начинают надо мной издеваться. Что дальше будет ? Ну их к чёрту, эти авантюры, с голоду не умру. Проживём как-нибудь.
   ***
   Прошёл месяц. Я с головой погряз в сельскохозяйственных заботах и даже забросил упражнения с мечом, что ужасно злило Эрика. Сам старик в свои за семьдесят управлялся с любым оружием так, словно родился с ним, и не терпел лености с моей стороны в этом отношении. В спаррингах он побеждал меня в трех случаях из пяти.
   - Удивляюсь,- часто говаривал мне Эрик.- Как это ты умудряешься выигрывать рыцарские турниры ?
   Далее его речь шла по стандартному шаблону: нынешнее поколение и в подмётки не годится старшим, дворянство мельчает, господа рыцари думают только о деньгах и развлечениях, а потом ещё и удивляются тому, что капитализм поднимает голову.
   Я никогда с ним не спорил.
   В журнале "Франс шевалье" напечатали фотографию счастливчика, отхватившего куш, на который я точил зубы. Рыцарь Ян Ван дер Броом был запечатлён вместе с молодой женой, счастливым тестем и дохлым драконом на заднем плане.
   Между тем, осень вступала в свои права. Небо обложили серые облака, плакавшие мелкими, но долгими
  слезами. Все благоразумные птицы улетели на юг, и лишь вороны своим карканьем на голых и мокрых деревьях предвещали какие-то неведомые неприятности.
   В один из вечеров я коротал время у телевизора с бутылкой вина. Погода на улице стояла собачья, в нежилых помещениях замка было сыро и холодно. На экране футболисты марсельского "Олимпика" собирались пробивать штрафной, когда ко мне постучал дворецкий.
   - Чего тебе ?- спросил я его.
   - Ваша милость, там дама,- сообщил он мне в ответ.
   Я заметил, что дворецкий смущён и не решается сказать мне самого главного.
   - Какая ещё к чертям собачьим дама ?
   Дворецкий нагнулся ко мне и сказал шёпотом:
   - Та самая.
   Пробудившийся было у меня интерес к жизни тут же угас, тем более, что "Олимпик" упустил опасный момент, а времени до конца матча оставалось не так уж и много.
   - Ну так гони её к дьяволу, раз та самая,- распорядился я.- Не видишь разве, что у меня дела ?
   - Как же так - к дьяволу, ваша милость ? Да вы в окно посмотрите !
   Я и без того знал, что на улице стоит холод, льёт дождь, а дорогу к замку развезло и затопило лужами. Но видеть эту дамочку мне совершенно не хотелось.
   - Она чем-то очень расстроена,- продолжал дворецкий.- И замерзла. Не соблаговолите ли вы всё-таки её принять ?
   - Мне тут тоже не жарко,- проворчал я, что было совсем неправдой - камин в моей комнате раскалился почти докрасна.- А насчёт всего остального - это её проблемы. Я, между прочим, тоже могу расстроиться. Да так, что прикажу всыпать тебе плетей.
   - Как будет угодно вашей милости,- отвечал дворецкий с поклоном.- Но поступать вот так - не по-христиански. И если вы прогоните госпожу де Санси, не выслушав её, это получит негативный резонанс в обществе и скажется на вашем рейтинге с дурной стороны.
   Дворецкий был совершенно прав. Чёрт бы побрал весь род де Санси ! Из-за этих проклятых этикетов, правил хорошего тона, христианских заповедей и прочих дурацких условностей я никогда не могу поступить так, как мне хочется !
   - Плевать мне на общество. А рейтинг, должен тебе сказать, считается не по тому, сколь часто я общаюсь с дамами. Там, знаешь ли, другие факторы учитываются. Впрочем, позови её.
   Дворецкий ушёл, чтобы вскоре вернуться и доложить:
   - Госпожа Виолетта де Санси !
   - Убирайся к чёрту,- ответил я ему.- А вы, Виолетта, проходите.
   Моя гостья дрожала от холода, и в волосах её блестели мелкие дождевые капли. Села она таким образом, чтобы я не видел края надетого на ней платья, куда попали грязевые брызги.
   - У вас столь скверная дорога, что моя карета едва проехала,- пожаловалась гостья.
   "Надо было дома сидеть",- готово было сорваться у меня с языка, но я подавил искушение, проворчав:
   - Можно подумать, будто у вас лучше.
   - Ничуть,- согласилась Виолетта.- Знаете, а я к вам по делу.
   - Футбол посмотреть ? Так вы опоздали, матч уже кончился.
   И я кивнул на экран, где игроки уходили в раздевалки, а журналисты вылавливали тренеров для блиц-интервью.
   - Я совсем не за этим.
   По-видимому, ей было трудно вот так, сразу, выложить цель своего приезда. Я молчал и не собирался её подбадривать.
   - Мне нужна ваша помощь.
   - Знакомые слова,- заметил я.- Не в вашем ли замке с месяц назад они звучали от моего имени ?
   - Не будьте таким злопамятным. Я, кстати, очень раскаивалась из-за того, что тогда обнадёжила вас, а затем всё же отказала. У меня даже мелькнула мысль позвонить вам и всё-таки согласиться, а там - будь что будет.
   - Но вы этого не сделали.
   Виолетта развела руками.
   - И от вашего раскаяния мне не легче,- продолжал я,- ни на грамм. Было бы не так отвратно, откажи вы мне сразу...
   - Я понимаю,- вставила Виолетта.
   - Да ни черта вы не понимаете. Выставить меня таким болваном ! Даже мои слуги - и те надо мной потешались. Но теперь всё. Дело закончено. Денежки, на которые я так рассчитывал уехали в Голландию вместе с одним замечательным рыцарем по имени Ян ван дер Броом.
   Мне показалось, что Виолетта вздрогнула.
   - Как, вы сказали, его зовут ?
   - Сейчас это абсолютно не имеет значения. Я, конечно, наскрёб необходимую сумму и с долгами уже расплатился, но вы после этого стали для меня гораздо менее симпатичны.
   - Я понимаю,- снова сказала Виолетта.
   - Что вам от меня требуется ?
   Виолетта некоторое время молчала, не глядя в мою сторону. Даже без рентгена было видно, что внутри у неё происходит какая-то душевная борьба. Я беззаботно попивал винцо.
   Виолетта посмотрела на оконное стекло, покрытое снаружи мелким бисером дождевых капель, и решилась:
   - Мне нужно, чтобы мы поженились. Хотя бы на время.
   Похоже было, что после этих слов с её души свалился тяжеленный камень.
   - Только и всего ?- спросил я.
   Положение дел виделось мне просто возмутительным. Похоже, эта девица хочет, чтобы я проломил ей голову, а затем скормил ракам, населявшим ров вокруг моего замка.
   - Я знаю - вы на меня обижены,- снова заговорила Виолетта.- Возможно, что моё предложение представляется вам форменным издевательством.
   - Так оно и есть,- охотно подтвердил я.
   - Но поверьте, я и не думаю с вами шутить.
   - Вы тоже собираетесь драться с драконом ?- поинтересовался я, подавляя искушение выбросить свою собеседницу через узкое окошко своей комнаты.
   - Я сейчас ничего не могу вам рассказать.
   - Надо же ! Почему-то я так и думал.
   - Здесь скрыта тайна. Когда-то я дала опрометчивую клятву хранить её. Мне остаётся лишь надеяться на вашу доброту.
   - А что это такое ?
   - Но послушайте...
   - Чёрт возьми, Виолетта ! Да как у вас язык поворачивается говорить подобные вещи МНЕ ?! Мне, не раз мечтавшему увидеть ваш скальп отдельно от всего остального тела !
   - На карту поставлено очень многое,- произнесла Виолетта.- Может быть даже...
   - Не продолжайте, я уже и так всё понял. Не иначе, вас сватает турецкий султан. Мало ему, собаке, свое-го гарема. Теперь, конечно, ничего у него не выйдет.
   - Господин рыцарь, мне сейчас не до шуток,- заметила Виолетта.
   - Ну разумеется, вы совершенно серьёзны ! Вам и слезу пустить ничего не стоит. Я знаю о том, что вы с удовольствием играете драматические роли в любительском дворянском театре, сборы от которого идут на благотворительность. Знающие люди говорят, будто у вас талант прирождённой актрисы.
   - Так вы считаете меня неискренней ?
   - Скажу прямо: по-моему, вы фиглярствуете и издеваетесь надо мной. Не знаю, правда, зачем вам это понадобилось. Возможно, пари с кем-то заключили. Виолетта, у меня нет никакого желания оскорблять и унижать вас, поэтому давайте закончим этот разговор.
   Виолетта поднялась на ноги.
   - Когда-нибудь,- сказала она,- вы вспомните этот вечер и поймёте, что были неоправданно жестоки со мной. Всего хорошего.
   - Ну и куда вы собрались ? Дождь же идёт, останьтесь хоть до утра.
   Виолетта покачала головой. Более я её не видел.
   ***
   Однажды утром, приключившимся через три дня после объяснения с Виолеттой, я заметил, что все мои слуги чем-то угнетены. В раздумьях о том, не набить ли мне морду Франсуа за то, что он вместо "доброе утро" промычал нечто невразумительное, старательно глядя в сторону, я вошёл в трапезную.
   Эрик, дворецкий и управляющий имели чрезвычайно похоронный вид, официантка, поставив передо мной тарелку не прощебетала, как обычно: "Приятного аппетита", а Эльвиры, которая страшно любила крутиться у меня перед глазами, и вовсе не было видно.
   - Да что с вами всеми сегодня случилось ?- спросил я.- Курс евро упал ?
   Мне никто не ответил.
   На столе, около подноса с завтраком, лежала газета. Я развернул её, прочитал спортивную колонку, внимательно изучил турнирную таблицу футбольного чемпионата, глянул на курс валют. Все присутствующие в трапезной внимательно за мной наблюдали. Я перевернул страницу и увидел заголовок: "Зверское убийство Виолетты де Санси".
   - Читай,- мрачно сказал Эрик.
   Строчки прыгали у меня перед глазами, разум отказывался принимать прочитанное. Виолетта погибла от удара кинжалом в сердце. Её тело нашли в лесочке люди, собиравшие хворост. Убийцу разыскивала полиция.
   Я встал, швырнул газету на пол и наступил на неё ногой. Слуги избегали смотреть на меня.
   - Вы все - скоты и мерзавцы !- громогласно объявил я им.- Хотите отведать плетей ?! Я вам предоставлю такую возможность ! Это что ещё за пантомима ?! Вы изволите гневаться на своего феодала ?! По-вашему, я виновен в смерти Виолетты ?! А может и сам убил её ?!
   - Да успокойся, никто так не считает,- подал голос Эрик.- Но ты мог её спасти.
   В бешенстве я смахнул со стола поднос с завтраком и прошипел в глаза своему старому наставнику:
   - Ну что же ты ? Договаривай ! Мог, но не захотел, да ?
   - Да,- спокойно сказал Эрик.- Но ты ведь не знал, к чему могут привести последствия твоего отказа. Все совершают ошибки, но не каждый хочет это признать.
   - Никаких ошибок я не совершал ! Виолетта не сказала мне о том, что она в опасности, что её хотят убить ! А я не умею читать мысли ! Ей следовало прямо сказать мне, в чём дело, а не морочить голову дурацкими тайнами !
   - Не кричи,- сказал мне Эрик.
   Я круто развернулся и выбежал из трапезной.
   ***
   Мной овладело форменное сумасшествие. Мне чуть ли не до слёз было жаль Виолетту, я стал мерзок сам себе. Легко Эрику болтать про ошибки ! Будь у меня возможность воскресить Виолетту, я не пожалел бы для этого ничего.
   Но надо что-то делать. Ехать в тот городок, поговорить с полицией, узнать, кто убийца. И расправиться с ним. Иначе мне никогда не обрести покоя.
   В поле моего зрения попала Эльвира. Заметив это, она съёжилась у стены, надеясь, что пронесёт, но Фортуна в тот день оказалась к ней неблагосклонной.
   - Ах, дорогая моя Эльвира, вот ты где,- сказал я с наигранной радостью.
   - Вы меня искали ?- в страхе прошептала она.
   - Конечно искал ! Для меня очень ценно твоё мнение по поводу той статьи.
   - Какой статьи ?- пролепетала Эльвира.
   - Ладно, не надо прикидываться идиоткой. Сегодня эту статью прочитали в моём замке все.
   - Ваша милость, отпустите меня, мне нездоровится.
   - Заболела, бедняжка ?- посочувствовал я, прикладывая ладонь ко лбу Эльвиры.- Ну ничего, у нас ведь есть превосходный подземный санаторий. И я выпишу тебе туда путёвку. У тебя будет уютная камера, надёжная колодка, диетическое питание. Прохладный воздух подземелья, доброжелательные тюремщики, жизнерадостные крысы - всё это сделает твой отдых незабываемым. Ты выздоровеешь на удивление быстро.
   - Ваша милость, но я же ни в чём не виновата.
   - А в чём виноват я ? Почему даже такое ничтожество, как ты, меня осуждает ?
   - Ваша милость, вы и вправду поставили себя в неприятное положение,- торопливо заговорила Эльвира.- Но если вам удастся найти убийцу, то всё изменится.
   - Разве я служу в полиции ? Или у меня имеется своё детективное агентство ?
   - Но ваш Эрик...
   - Кто ты такая, чтобы раздавать подобные советы ?
   От страха Эльвира стала даже как будто меньше ростом.
   - Я вовсе не настаиваю,- чуть слышно проговорила она.- Воля ваша поступать, как знаете.
   - Эльвира, я тебя слишком разбаловал. Тебе прощается слишком многое, а ты так и мечтаешь провести выходные в подземелье или подставить спину под плети.
   - Ну чего вы на меня накинулись ?- захныкала Эльвира.
   - Да потому, что я - злой феодал, а ты - несчастная и угнетённая подданная. Разве ты не смотришь по телевизору передач, в которых капиталисты призывают свергнуть феодальный строй ?
   - Не смотрю. Я вас люблю и уважаю. Даже сейчас, когда вы несправедливо ко мне придираетесь. И буду до самой смерти служить вам в меру моих сил, пусть хоть все капиталисты мира говорят мне, что это неправильно.
   Такой ответ моментально меня остудил.
   - Ты смотри,- сказал я ей.- Любишь и уважаешь, надо же ! Ладно, мы об этом после побеседуем, а сейчас немедленно разыщи своего муженька и скажи ему, что если он через час не приготовит всё к походу, то я сегодня же найду себе нового оруженосца.
   Вздохнув с облегчением, Эльвира помчалась выполнять моё требование.
   ***
   - Так, так, так,- сказал следователь, который вёл дело об убийстве Виолетты.- Всё это очень интересно. Говорите, она была напугана ?
   - Да кто ж её знает ! Мне в тот момент казалось, будто она притворяется.
   - Одни загадки,- посетовал следователь.- Городишко у нас маленький, неприметный. Места глухие, вокруг леса. Как она вообще сюда попала ?
   - У вас нет никаких зацепок ?
   - Пока ищем кинжал, которым убили вашу знакомую; судя по ране, он должен быть необычной формы. Убийство, похоже, ритуальное.
   - Что ?- опешил я.- Как так - ритуальное ?
   - Мы отрабатываем версию о том, что мадмуазель Виолетту принесли кому-то в жертву. Какая-то религиозная секта. Знаете, у нас такого раньше никогда не случалось. Мы, конечно, прощупали местных сатанистов, баптистов, свидетелей, но никаких следов не нашли. Убийца нанёс удар, когда девушку держали за запястья и щиколотки - там остались кровоподтёки. И не казните себя за случившееся, навряд ли таких мерзавцев остановил бы штамп в паспорте.
   - Не утешайте меня, месье инспектор. Я не должен был выпускать Виолетту из своего замка. Расспросил бы её, как следует.
   - Возможно. Но и ей следовало быть бы с вами откровенней. Кстати, как лицу частному, я могу вам кое-что рассказать. На самой окраине города, в уединённом месте живёт некий сумасшедший старик. Несколько человек утверждают, будто видели Виолетту или похожую на неё девушку около его дома. Сам старик, разумеется, всё отрицает.
   - А пытать его не пробовали ?
   - Мы связаны множеством разнообразных инструкций. Медицинская комиссия признала его слишком старым для пыток, к тому же прямых улик против него нет. Девушка могла прогуливаться у его дома просто из любопытства - этот старик у нас что-то вроде местной достопримечательности. Допрос ничего не дал. Я мог бы, конечно, взять на себя ответственность за пытку, но, во-первых, у меня нет уверенности а положительном результате, а во-вторых, делом заинтересовались наверху, мне и шагу нельзя ступить без разрешения начальства. Топчусь на месте.
   - Как его найти ?- спросил я.
   ***
   Дом был старым, с почерневшей от множества пережитых ею дождей крышей и облупленными каменными стенами, ярко контрастировавшими с голыми деревьями сада. Жилым казался только первый этаж, а на втором окна давно заколотили. Маленький чердак наверху и труба из крошащегося кирпича с жидкой струйкой дыма над ней дополняли портрет этого архитектурного убожества.
   - Вот уж никогда не стал бы здесь жить,- вырвалось у Франсуа.
   Дом стоял на самой окраине города, рядом находилось несколько хибар с проваленными крышами, а жилые кварталы начинались метров через триста. Через дорогу от дома стеной стоял лес.
   - Пошли,- распорядился я.
   На мой стук выглянул высокий старик в поношенной одежде. Он открыл дверь и вопросительно уставил-ся на меня своими выцветшими глазами.
   - Месье Жан Леден ?- спросил я.- У меня к вам дело.
   Старик даже не спросил, кто мы такие. Он посторонился и дал нам дорогу.
   Мы прошли через тёмный коридор, и хозяин ввёл нас в мрачное помещение, служившее у него кухней, с покосившейся мебелью и окошком, заставленным пыльными бутылками.
   - Извините, угощать нечем,- заговорил старик.- Я вас знаю. Вы - рыцарь и оруженосец. Видел по телевизору. Присаживайтесь.
   Мы с Франсуа осторожно сели на шаткие табуретки.
   - Так вы, значит, по делу ?- уточнил старик.
   - Совершенно верно,- ответил я.- Мне ужасно хочется найти скотину, убившую Виолетту де Санси.
   - Вот как ? Скотину, говорите ?
   Старик подошёл к окну и уставился в него, барабаня пальцами по стеклу. Мы с Франсуа переглянулись, и оруженосец жестами предложил приступить к пыткам - он считал себя большим спецом в этом деле. Я показал ему кулак.
   Наш хозяин повернулся и сказал:
   - Возможно, я смогу помочь. Не угодно ли вам, господин рыцарь, пройтись со мной ?
   - Франсуа, слетай в магазин, принеси чего-нибудь выпить и закусить,- распорядился я, поднимаясь с табуретки.
   Затем мы со стариком вышли во двор и по наполовину сгнившей деревянной лестнице поднялись на маленькую дощатую площадку, примыкавшую к чердаку. Перед нами виднелась чёрная полоса леса и раскисшая от дождей дорога.
   - Вон там её нашли,- сообщил старик, указывая вперёд узловатым пальцем.- Убийца не позаботился даже о том, чтобы спрятать труп.
   - Вы говорили, что можете помочь,- напомнил я.
   - Возможно. А кто вас ко мне направил ?
   - Мне сказали, что погибшую видели около вашего дома.
   - Господин рыцарь, вы знаете, сколько здесь народу ходит ? Люди считают меня колдуном и сумасшедшим, любопытных около моего дома всегда полно. Вероятно, вашей девушке тоже рассказали что-то обо мне, вот она и решила взглянуть на мой дом. Я уже устал от этого. Особенно от детей, никакой управы на них нет. Стараюсь не обращать внимания. Да посмотрите сами.
   Он указал мне на брошенную хибару по соседству, за углом которой притаились несколько подростков. Заметив, что мы на них смотрим, они кинулись наутёк.
   - А когда я выхожу в город за покупками, за мной вообще выстраивается целая процессия,- продолжал старик.- Словно я с другой планеты прилетел.
   - Но почему, извините за бестактность, вас считают сумасшедшим ?
   Старик почесал затылок, будто раздумывая о том, стоит ли доверять мне такую тайну, а затем решился:
   - Пойдёмте.
   Мы снова вошли в дом, и старик провёл меня на второй этаж. Когда-то на нём было много комнат, но теперь переборки между ними сломали. Второй этаж представлял собой одно большое помещение с забитыми окнами.
   Старик зажёг свет, и тусклая лампочка разогнала мрак.
   - Теперь мне кое-что понятно,- заметил я, разглядев внутренне убранство.- Это у вас вместо мебели ?
   Один угол помещения был полностью заставлен гробами. Разных видов и модификаций, я насчитал их пятнадцать штук.
   - Страсть моего покойного отца,- объяснил старик.- Коллекция. Такой вы больше нигде не найдёте.
   - Не сомневаюсь.
   - А вот моя страсть,- сообщил хозяин дома, подводя меня к подвижному стенду с фотографиями.
   Их было множество; я видел перед собой незнакомых дам и кавалеров в самых разных позах и на различном фоне. Тут висели фотографии со свадеб, турниров, охот. Старик повернул приделанное внизу колесо, и по поверхности стенда побежали мелкие волны. Люди на фотографиях пришли в движение: они махали руками, кланялись друг другу, исполняли танцевальные па. Выглядело всё это жутковато.
   - Моё изобретение,- похвалился старик, остановив движение стенда.- Кое-что доделано на фотографиях, затем они покрыты специальным составом, секрет которого знаю я один. А знаете, что самое главное ?
   Старик посмотрел на меня с такой гордостью за своё изобретение, словно ему за него полагалась по меньшей мере Нобелевская премия.
   - И что же ?
   - Все эти люди давно умерли. Но у меня они снова оживают.
   На тумбочке около стенда лежала стопка фотографий. Я глянул на неё и невольно вскрикнул, ибо верхняя из них изображала смеющуюся Виолетту на каком-то балу.
   - Это что такое ?!-заорал я, хватая фотографию и тыча ею старику в физиономию.- Откуда она у вас ?!
   - Да успокойтесь вы,- ответил тот, пятясь назад.- Переснял из какого-то журнала. У меня вообще до чёрта всяких фотографий; ваша, кстати, тоже имеется. Никак не соберусь соорудить второй стенд.
   - Вы действительно сумасшедший,- пробормотал я.
   ***
   Франсуа уже ждал нас на кухне, расставив на столе бутылки, консервные банки и хлеб.
   - О !- обрадовался старик.- Давненько я не мог позволить себе такой роскоши ! Да, всё забываю вас спросить: где вы остановились ?
   - Пока нигде,- ответил я.
   - Вы тогда вот что: переночуйте у меня. Я, правда, могу уступить вам только одну комнату на двоих.
   - Ничего, уживёмся,- утешил я его.
   - Тогда давайте выпьем.
   Франсуа разлил водку по стаканам, выставленным на стол стариком. Мы причастились.
   - Эх, хороша !- воскликнул старик, приняв горячительного.- А вы, господин рыцарь, хорошо знали погибшую девушку ?
   - Лучше, чем бы мне того хотелось. Возможно, я был к ней неравнодушен, хотя чего сейчас говорить.
   По моему знаку Франсуа разлил вторую порцию: я хотел подпоить старика в надежде на то, что он станет разговорчивее. Но моим мечтам не суждено было сбыться. После второго стакана наш хозяин отклюючился. Мы с оруженосцем принялись трясти его, лить ему за шиворот воду и вообще, всячески приводить в чувство. Отчасти нам это удалось, однако старика хватило лишь на то, чтобы указать нам нашу комнату. Свершив сей подвиг, он поплёлся к себе, и вскоре мы услышали могучий храп, столь неожиданный в таком хилом теле.
   - А теперь, ваша милость, самое время побродить по дому,- заметил Франсуа.- Вдруг найдём чего-нибудь интересненького.
   Я был не против, но для приличия ответил так:
   - Нехорошо это, не по-христиански.
   - Резать молодых женщин - тоже никуда не годное дело. Вы идёте ?
   Я пошёл. На первом этаже мы обнаружили кухню, ванную, туалет и две спальни, одна из которой предназначалась нам, а в другой дрых старик. Далее находился рабочий кабинет. В тот момент, когда мы заглянули в него, храп хозяина дома внезапно прекратился и сменился скрипом кроватных пружин. Мы поспешно вернулись на цыпочках в кухню и заняли свои места. Старик не приходил; Франсуа отправился на разведку и, вернувшись, доложил, что тот всё ещё спит.
   В кабинет нам идти расхотелось, и я повёл оруженосца наверх.
   - Ух ты !- проникся он, увидев гробы.- Хороша коллекция.
   - Эксклюзив.
   - А мертвецов внутри нет ?
   С этими словами Франсуа проверил пару гробов, но они оказались пустыми.
   Присутствовала на втором этаже и кое-какая рухлядеподобная мебель. Я позаглядывал во все имеющиеся выдвижные ящички, прощупал старую одежду в шкафу. Ничего интересного.
   - Ого !- восхитился Франсуа.- А это что ещё за мультипликация ?
   Он стоял у стенда и крутил колесо.
   - Это старик придумал,- ответил я.- Он же у нас сумасшедший.
   - Везёт нам на психов,- заметил Франсуа.- Надо будет поинтересоваться, как он это сделал.
   - Вряд ли он тебе скажет. Пошли на чердак.
   Мы спустились вниз и выбрались во двор.
   - Я не полезу,- объявил оруженосец, потрогав шаткую лесенку, ведущую на чердак.
   - А я тебе по морде дам.
   Вслед за тем мы таки залезли на чердак, но там вообще ничего не было.
   - И стоило сюда карабкаться ?- недовольно спросил Франсуа, оглядывая маленькое, совершенно пустое помещение.
   Я промолчал.
   Войдя в дом, мы обнаружили в коридоре старика. Он стоял, держась за стенку, и смотрел перед собой осоловевшими глазами.
   - Где-то здесь была водка,- пробормотал старик при нашем появлении.- Куда она подевалась ?
   - Сей момент,- ответил Франсуа, взяв его под руку.
   - Убери лапы, козёл !- агрессивно рявкнул тот.
   - Топай на кухню !- прикрикнул на него Франсуа.- Мы с этой водкой живо разделаемся.
   Я прошёл мимо них, стараясь не привлекать внимания старика, и, дождавшись, пока эти двое скроются на кухне, направился к кабинету.
   ***
   Обстановка внутри оказалась довольно скромной: массивный стол, кресло и книжные полки. Я прислушался. С кухни доносилось монотонное бормотание Франсуа.
   Бумаги на столе большого интереса не представляли: изрезанные рыцарские журналы, а также счета за газ, электричество и воду.
   Книг на полках стояло великое множество - от пособий по чёрной магии до бульварных романов. Все они покрылись толстым слоем пыли. Похоже на то, что старик не забивал себе голову чтением.
   На самой верхней полке валялась картонная папка. Я взял её, разложил на столе. Внутри лежали документы.
   По ним выходило, что дом построили двести пятьдесят лет назад тому на месте каких-то древних развалин. Я обнаружил контракты с архитектором и строителями, план дома, оплаченные счета, купчие.
   Дом перепродавался несколько раз, и последним его владельцем стал отец нашего старика. С каждой перепродажей цена на это строение значительно падала. Создавалось впечатление, будто владельцы пытались от него избавиться.
   Я положил документы обратно в папку и кинул её на место. Теперь стоит посмотреть книги - вдруг на полках есть что-то вроде тайника ?
   Их количество было просто кошмарным. Вскоре я отказался от затеи перелистать каждую из них.
   Ко всему прочему, прекратилось бормотание на кухне. Да, если здесь и есть тайник, то уж конечно в глаза он не бросается, искать придётся. И вообще, на кой чёрт он мне нужен, если разобраться ?
   Я плюнул на всё это и вернулся на кухню.
   Старик дремал, ткнувшись головой в сложенные на столе руки, а Франсуа изготовлял замысловатый бутерброд. Я сел на табуретку, размышляя над тем, что мне делать в связи с убийством Виолетты, но в башку лезла одна похабщина.
   - Тащи этого типа в спальню,- распорядился я, кивнув на старика.
   - Ничего ?- спросил Франсуа.
   Я покачал головой.
   Оруженосец подхватил старика и потащил его прочь, прихватив, на всякий случай, свой бутерброд. Я выпил водки, но мои мысли это не прояснило.
   Вернулся Франсуа.
   - Ваша милость, я в этом доме на ночь не останусь,- заявил он.- Отпустите меня в город.
   - Вот скотина !- отозвался я.- А по роже хочешь ? Мы будем спать здесь. По очереди. Один спит, другой сидит на страже. Меняемся через каждые два часа. Ты заряди арбалет и, если увидишь что-то подозрительное, то сначала стреляй, а уж потом буди меня.
   Франсуа без особой охоты, но подчинился.
   Между тем, на улице стемнело. Телевизор стоял в спальне старика, заняться было нечем. Я немного поиграл в карты с оруженосцем, а затем, не раздеваясь, лёг на кровать и уснул.
   Через два часа, как и было условлено, меня разбудил Франсуа.
   - Что-то видел ?- спросил его я.
   - Ничего,- ответил оруженосец с унылым видом.- Но мне тут страшно, тревожно как-то.
   - Вот я по приезду домой посажу тебя в подземелье, а тюремщикам прикажу топать, выть и стонать под дверью твоей камеры. Тогда ты живо перестанешь бояться темноты и чертовщины. Ложись спать.
   Франсуа усомнился в том, что ему вообще удастся уснуть, а через минуту уже храпел на кровати.
   Два часа моего дежурства тянулись мучительно долго. Я сидел у окна, пытаясь высмотреть что-то во дворе, но луну затянули низкие облака, и на улице стояла такая темень, что хоть бычки в глазах туши.
   Мне тоже было и страшно, и тревожно, бессознательно хотелось бежать отсюда к чёртовой матери. В доме стояла гнетущая тишина. Не скреблись мыши, не шуршали тараканы, не стрекотали сверчки. Чёрт бы побрал все старые дома, выстроенные на месте древних развалин вместе и каждый по отдельности !
   К утру мы с Франсуа напоминали два выжатых лимона. Старик, проснувшись, бодро прошлёпал на кухню.
   - Ваша милость, отпустите меня в кабак,- захныкал Франсуа.- Мне просто необходимо расслабиться, иначе я тоже свихнусь.
   - Ладно, иди, но чтоб к вечеру был здесь.
   ***
   Старик жадно пил холодную воду. Голова его была мокрой и взъерошенной: по всей видимости он только что вытащил её из-под крана.
   - Перебрал я вчера,- признался старик.- Давно не тренировался.
   - Вы обещали помочь в поисках убийц Виолетты,- мрачно напомнил я.
   - Да ?- спросил старик с глупым видом.- Я такое обещал ? Досадно, конечно, однако мне ничего об этом не известно. Просто сюда уже давно не заглядывал, а одиночество - плохой сосед. Вот я и захотел, чтобы вы остались подольше, а для этого придумал, будто что-то знаю. Вы уж меня простите.
   - Погибла молодая женщина. Она была красивой, любила жизнь. Неужели вы не поможете мне наказать убийцу ?
   Старик ловко поймал на оконном стекле позднюю осеннюю муху, оторвал ей голову и протянул мне на ладони.
   - Вот,- сказал он.- Смерть всех находит рано или поздно. Эта муха тоже была молодой, возможно, по понятиям насекомых, красивой и уж точно любила жизнь. Ничего тут не поделаешь, господин рыцарь.
   - Вы вообще нормальный человек или как ? Я толкую вам о погибшей девушке, а вы тычете мне под нос дохлых мух.
   - Искать убийц - дело полиции,- изрёк старик.
   - Да, но они просто посадят его в тюрьму.
   - Могут и казнить.
   - Смотря, кто он. Если убийца богат и влиятелен, то он просто откупится. А уж я бы ему точно кишки на меч намотал.
   - Вы ведь вооружены ?- поинтересовался старик.
   - Разумеется.
   - А чем, если не секрет ?
   - Меч, копьё, арбалет, булава, кинжал.
   - Прямо оружейный склад,- заметил старик.- Ну а оруженосец ваш ?
   - Тоже не с пустыми руками приехал. Есть и у него кое-что.
   - А именно ?
   - Топор, кистень, второй арбалет.
   - Вы хорошо стреляете ?- продолжал допытываться старик.
   - Возможно, мы с Франсуа не лучшие стрелки в мире. Но тому, в кого кто-нибудь из нас всадит стрелу, легче от этого не станет.
   Старик, казалось, остался доволен моим ответом. Он поколдовал над кастрюлей, в которой булькала каша, а затем предложил:
   - Хотите пари ?
   - Чёрт бы вас взял, старый дуралей. Вы доведёте меня до того, что я переломаю вам все кости.
   - И что с того ? Какая вам от этого выгода ? Удовольствия вы точно не получите. Со мной легко справиться: ведь я старый и больной. Да ещё и сумасшедший в придачу. Так вы хотите пари ?
   - Какое ?
   - Мне представляется, что вы никогда не найдёте убийцу, во всяком случае я до этого не доживу.
   - Откуда такая уверенность ?
   - Принимаете пари ? Даю вам неделю сроку. Если вы выиграете, то получите вот этот дом.
   - На кой чёрт он мне нужен ?- проворчал я.
   - У меня всё равно больше ничего нет.
   - Ладно, пари принимается. Если вы выиграете, то будете обеспечены до самой смерти. Можете даже переехать в мой замок.
   - Нет, мне и здесь хорошо,- поспешно ответил старик.- Я - старый, больной человек, привыкший к одиночеству. Вполне достаточно будет небольшой ежемесячной ренты. Кстати, на случай, если вы вздумаете меня пытать.
   Он снял кастрюлю с плиты и подержал руку над огнём.
   - Не чувствую боли,- объяснил старик, демонстрируя мне небольшой ожог.
   - Подите к чёрту,- отмахнулся я, уходя в свою комнату.
   Почти сутки, проведённые здесь, не приблизили меня к разгадке гибели Виолетты ни на шаг. Теперь ещё пари это дурацкое. Однако, старик заговаривается. Сначала он жалуется на одиночество, затем говорит, что привык к нему. Потом этот тип объявляет себя старым и больным, а у самого ведь нет книг по медицине. Ни одной. Интересно, часто он обращается к врачам ?
   Я вышел из дому и отправился по кабакам, ломая голову над тем, с чего это мне пришла блажь, будто бы между гибелью Виолетты и состоянием здоровья старика существует какая-то связь.
   Сырой осенний ветер свистел в голых ветвях деревьев и поднимал мелкую рябь на лужах. Франсуа попался мне у газетного киоска.
   - Ваша милость,- сказал он мне.- А я как раз собирался идти к вам. Тут один тип хочет с вами поговорить.
   - О чём ?
   - Да всё о том же. Он подсел ко мне в кабаке и принялся расспрашивать, что мы делаем в доме сумасшедшего старика. О нашем визите к нему уже весь город знает. Я и рассказал ему, ведь вы не велели об этом молчать. А он заявил, что у него есть для вас сообщение. Правда, денег требует.
   - Где он ?
   - А вон за углом стоит.
   И Франсуа указал на ближайший к нам дом.
   - Значит так,- сказал я.- Пока мы с ним будем разговаривать, ты дуй в больницу и разузнай, обращается ли туда наш хозяин; и если да, то к каким именно докторам.
   Франсуа кивнул в знак того, что всё понял, и мы с ним разошлись. За углом, указанном мне оруженос-цем, я обнаружил человека в потёртых джинсах и брезентовой куртке. Он трясся от холода, запихнув руки в карманы.
   - А, господин рыцарь. У меня есть для вас кое-что. Надеюсь, вы не поскупитесь ?
   Ни слова не говоря, я съездил ему по морде. Удар вышел так себе, но всё же человек поскользнулся на раскисшей от дождей земле и упал, чуть-чуть не достав до грязной лужи, усеянной окурками любопытных, приходивших поглазеть на дом сумасшедшего старика. Мой собеседник, ругаясь вскочил на ноги; я вытащил кинжал.
   - Да в чём дело ?- искренне удивился он.
   - Выродок ты,- объяснил я ему.- Убили девушку, убили жестоко и безжалостно. А ты, вместо того, чтобы помочь поймать убийц, пытаешься найти себе выгоду. Ну разве не следует дать тебе за это в рыло ?
   - Ну да, вы же не знаете, о чём идёт речь. Во-первых, я не видел самого убийства, во-вторых там такие люди замешаны, что сотрут меня в порошок, если я начну про них слишком откровенничать.
   - Какие ещё люди ?
   - Дело было так. Мы поспорили с одним товарищем насчёт этого старика: колдун он или просто сумасшедший. И стали по очереди следить за его домом.
   - Как дети малые,- не сдержался я.
   Мой собеседник отмахнулся:
   - У нас тут даже древние старухи за ним ходят. Все хотят увидеть что-то эдакое. А я в ту ночь поругался с женой и ушёл из дома проветриться. Делать было нечего, кабаки уже позакрывались. Дай, думаю, пригляжу за стариком. Подхожу к дому, а там, несмотря на поздний час, горит свет. Спрятался я за угол и стою. Тут слышу - со стороны леса подъехало что-то большое, вроде автобуса, правда, фары у него не светились. Через некоторое время послышались голоса, очень тихие. Автобус уехал, а к окну подошёл один мужичок в рыцарском балахоне. Он осмотрелся по сторонам, и при свете из окошка я разглядел его лицо. Потом рыцарь постучал, старик выглянул и пошёл открывать. О чём они шептались на пороге, я не слышал. После этого рыцарь махнул рукой, и из темноты к дому вышло с десяток людей: дамы, кавалеры. Все они вошли в дом, и там заиграла музыка. Мне вдруг стало так страшно, что я чуть в штаны не навалил. Потом загорелся свет на втором этаже, видно было, как он пробивается сквозь доски, которыми забиты окна. Тут уж я кинулся наутёк, и до самого дома мне казалось, будто кто-то за мной гонится. Жена как увидела меня, так и забыла о нашей ссоре - такой я был бледный и перепуганный.
   - Когда ?!- крикнул я.- Когда это было ?
   - На следующий день нашли ту девушку.
   - Что за музыка там играла ? "Диско", "хэви-метал", "рок-н-ролл" ?
   - Не знаю я ! Жуткая она была очень.
   - Ты смог бы узнать этого рыцаря при встрече ?
   Мой собеседник ухмыльнулся.
   - Да он мне теперь каждую ночь снится. Вот, посмотрите.
   Человек вынул из-за пазухи мятый рыцарский журнал, раскрыл его и ткнул пальцем в фотографию, на которой был запечатлён рыцарь Ян ван дер Бром с молодой женой, счастливым тестем и дохлым драконом на заднем плане.
   И я вспомнил последний наш разговор с Виолеттой.
   - Как, вы сказали, его зовут ?- спросила она, услышав это имя.
   А я тогда оборвал её и вообще, всё получилось очень скверно.
   Мой собеседник преданно заглядывал мне в глаза.
   - Держи,- я протянул ему журнал и две десятки в придачу.- Ты прав, будет лучше, если я побеседую с этим господином сам.
   ***
   Франсуа явился через час после моего возвращения. Мы со стариком сидели на кухне, обсуждая подробности прошедшего тура чемпионата страны по футболу.
   - Знаете, ваша милость,- сказал мне оруженосец.- А наш хозяин - крепкий дедок. Он ни разу не появлялся в местных больницах. Заметьте: ни разу ! С самого рождения.
   - Не станете же вы утверждать, что посещаете больницы исключительно в других городах ?- спросил я, обернувшись к старику.
   - Не стану. Я всегда был совершенно здоров. Разве это плохо ?
   - Это просто великолепно.
   - Но из-за моего отменного здоровья многие, кажется, считают меня колдуном.
   - Возможно. Однако, раз здоровье у вас, по вашим словам, отменное, то и на память вы не должны жаловаться. Какие отношения связывают вас с неким Яном ван дер Броомом ?
   - Не знаю такого.
   - Франсуа, сгоняй на заправку, принеси бензина,- распорядился я.
   - Сколько ?
   Я оценивающе окинул взглядом кухню и видневшуюся из неё часть коридора.
   - Литров двадцать. Думаю, должно хватить.
   - Зачем вам бензин ?- забеспокоился старик.
   - А вы угадайте с трёх раз,- предложил я.
   Но он угадал с первого.
   - Вы хотите сжечь дом !- воскликнул старик.- Боже мой, но это безумие !
   - Может быть,- охотно согласился я.- Общаясь с вами, немудрено от вас и заразиться.
   - Да этому дому сотни лет !
   - А сгорит за полчаса.
   - Постойте, не надо бензина. Да, мне знаком ван дер Броом. Он, как и вы, узнал о том, что я никогда не болею и решил, будто мне известен секрет вечной молодости. Вот он и приехал, пытался у меня его выведать. Деньги предлагал.
   - Я бы не сказал, что вы молодо выглядите. Послушайте, а для чего ван дер Бром притащил с собой целую ораву дам и кавалеров ?
   - Все они хотели того же,- ответил старик, отводя глаза в сторону.
   - И где же вы их всех разместили на ночь ?- спросил я, всё более увлекаясь разговором.
   - Откуда вы знаете, что они приехали ночью ?- мрачно спросил старик.
   - Перестаньте. Вы же сами видели, что за вашим домом следят едва ли не круглосуточно.
   - Проклятие !- прошептал старик.
   - Так всё же, где ночевали эти дамы и кавалеры ?
   - На втором этаже.
   - Господи !- вырвалось у меня.- В гробах, что ли ?!
   - Нет у меня другой мебели,- проворчал старик.
   - Вот это по-взрослому !- не удержался оруженосец.
   - Заткнись, Франсуа. Скажите, а Виолетты среди них не было ?
   Старик подумал и ответил:
   - Была.
   - Значит, её убил кто-то из этой компании. И, скорее всего, в вашем доме.
   - Не знаю,- ответил старик.- Я ничего такого не видел.
   - Так уж и не видели.
   - Точно вам говорю.
   - А я вам не верю.
   - Дело ваше,- ответил старик с наигранным безразличием.
   - Может быть, вы сами её и зарезали ?
   На лбу старика появились мелкие бисеринки пота, хотя на кухне было прохладно.
   - Ну что вы такое говорите, господин рыцарь ?- укоризненно пробормотал он.
   - Нет, всё это очень странно, согласитесь, месье Леден. Девушка ночует в вашем доме, после чего её находят мёртвой.
   - В жизни всякое может случиться,- упорствовал старик.- Лично я не вижу никакой связи.
   - Плохо, что не видите. А как вам такой случай: я ночую опять же в вашем доме, А на следующий день он вдруг сгорает дотла. Тоже, казалось бы, два совершенно не взаимосвязанных факта.
   - Вы не можете сжечь дом !
   - Почему ? Вы же смогли убить Виолетту. Или присутствовали при её убийстве, что вас тоже не красит. Это произошло на чердаке ?
   - Нет !- прохрипел старик.
   - А где же ? Здесь ?
   - Я ничего не знаю !
   - Франсуа, ты почему до сих пор не на заправке ?
   - С вашего позволения, уже ухожу.
   - Подождите, не надо бензина,- взмолился старик.- Я должен вам кое-что показать.
   - Ещё одну дохлую муху ?
   - Нет-нет. Я отведу вас. Вы всё поймёте там, на месте.
   Он поднялся на ноги и сделал знак следовать за ним. Мы вошли в кабинет, и старик направился к книжным полкам.
   - Я покажу вам,- бормотал он.- Только имейте терпение.
   Он вытащил с полки толстую энциклопедию, пошарил рукой в образовавшемся на её месте пустом пространстве и вдруг извлёк маленький пузырёк. В мгновение ока старик вырвал зубами пробку и одним глотком выпил его содержимое. Франсуа, стоявший неподалёку, ударил хозяина дома по руке; пузырёк отлетел в угол и разбился.
   Но было уже поздно.
   По телу старика пробежали конвульсии, на губах выступила пена. Он медленно осел на пол, торжественно глядя перед собой стекленеющими глазами.
   - Ну, Франсуа,- сказал я.- Меня всё это порядком достало. А ну давай посмотрим, нет ли здесь ещё тайников.
   Тотчасм же книги полетели на пол, за ними последовали и полки. Мы методично оголяли стены комнаты, пока Франсуа не наткнулся на второй тайник.
   - Ваша милость !- позвал он.
   Ему никак не давались несколько полок, сбитые вместе таким образом, что из них получилась единая конструкция до самого потолка. Там, конечно, имелся какой-то рычажок, но спросить о его местонахождении было не у кого. Вдвоём мы разметали полки, выбили скрытую за ним дверь и обнаружили тайный ход. Каменные ступеньки уходили с этого места вниз и терялись в темноте.
   Франсуа сбегал за фонариком, после чего мы с ним отправились в путь.
   ***
   Большое помещение с высоким сводчатым потолком осветилось мягким светом, когда Франсуа щёлкнул переключателем. Там имелось несколько стульев, стол, а так же стенд с фотографиями, подобный тому, что старик показывал мне на втором этаже дома.
   Но самое главное красовалось в центре подземелья.
   На гранитном пьедестале стоял высокий идол. Он напоминал огромную лягушку, поставленную на задние лапы. Глаза идола смотрели поверх наших голов, длинные пальцы всех четырёх конечностей как будто готовились схватить жертву. Тело его, покрытое лаком, распирали рельефные мускулы.
   - Сделан из какой-то породы твёрдого дерева,- определил Франсуа, ощупывая идола.- Мастеру, изготовившего его, пришлось попотеть.
   На стенде висели фотографии, запечатлевшие незнакомых мне людей, находящихся в том же помещении, где сейчас были мы. Они держали в руках кубки, и, повернув колесо, я обнаружил, что эти дамы и кавалеры поднимают их, словно приветствуя кого-то. Люди на всех фотографиях были одни и те же. Разглядел я там и ван дер Броома.
   Идол тоже запечатлился на фотографиях. Везде он стоял в сторонке, вроде бы не имея отношения к веселящимся людям. Но на одной фотографии конечности его сжимали руки и ноги стоящей перед ним женщины. Её лица не было видно, однако я ни на секунду не усомнился в том, что это Виолетта. Меня вдруг пробрал дикий, совершенно животный страх, и я завопил:
   - Франсуа, в сторону !
   Оруженосец, увлечённо разглядывавший бурые пятна на пьедестале, не раздумывая, отшатнулся, и лапа идола успела ухватить только воротник его рубашки. По полу запрыгали оторванные пуговицы. В лапе идола остался только воротник, и он с недоумевающим видом принялся разглядывать трофей своими вытаращенными глазами.
   Франсуа смертельно побледнел и попятился к лестнице, ведущей в дом. Но идол внезапно спрыгнул с пьедестала и перекрыл нам путь наверх.
   - Посмотри-ка на него !- изумился я.- Какой прыткий ! А стоял пенёк пеньком.
   Оруженосец отошёл в самый дальний от идола угол. Я вытащил из ножен меч, приблизился к нашему деревянному приятелю и нанёс ему удар. Шею его пересекла глубокая зарубка. Идол махнул лапой в моём направлении; я успел отскочить назад. Тогда он пошёл на меня в атаку, что закончилось для него потерей всех пальцев на передних конечностях.
   - Лихо,- одобрил Франсуа, когда идол, ворча от неудовольствия, занял своё место у выхода.- Но смотрите, ваша милость, дымком тянет.
   - Вижу,- ответил я.
   - Похоже, у нашего старичка был сообщник,- предположил Франсуа.- А мы с вами не обыскали дом, прежде чем лезть сюда.
   - Ладно, не умничай. Ты ведь взял с собой топор ?
   - Да, ваша милость, вот он.
   - Так какого чёрта ты там стоишь ? Иди сюда !
   Дымком тянуло всё основательней; становилось нечем дышать. Я атаковал идола, разрубив ему башку, а он успел пнуть меня ногой, едва не переломав рёбра. С другой стороны подключился Франсуа, вследствие чего деревянный бок нашего приятеля украсился глубокой и длинной трещиной.
   Идол набросился на оруженосца, а я тем временем рубанул его сзади. Наш деревянный дружок, взревев, обернулся ко мне, и тут же топор, направляемый крепкой рукой оруженосца, расколол ему бедро.
   Одним словом, очень скоро мы превратили этого деятеля в кучу древесины. Дым к тому времени уже ощутимо разъедал глаза и забивал лёгкие, наполняя подземелье серо-жёлтыми клубами. Ругаясь и держась за ушибленный бок, я перепрыгнул через останки идола и понёсся наверх.
   Вход в кабинет старика преграждала баррикада из подожжённых полок и книг. Я разметал её ногами. Трупа хозяина дома на месте не оказалось; до меня дошло, что он симулировал свою смерть. Но зачем ему было поджигать дом ? Он ведь этого больше всего боялся. Разве только для того, чтобы избавиться от меня ?
   Появился Франсуа, размазывая слёзы по закоптившимся щекам. К груди он прижимал выдранный из стены подземелья стенд с фотографиями. Пожар уже серьёзно взялся за дом, поэтому я потащил оруженосца на улицу.
   А там к тому времени успела собраться порядочная толпа любопытствующих - их привлёк дым, валивший из окон.
   - Туда, туда побежал !- кричали люди.
   При этом они показывали на удаляющегося к лесу старика. Он бежал с довольно неожиданной для него прытью.
   - Чего ж вы стоите, болваны ?!- не выдержал я.- Давайте за ним !
   Но мой призыв никого не воодушевил - старика побаивались. Погнались за ним только мы с Франсуа.
   - Не уйдёт,- подбадривал меня оруженосец.
   Но он ошибся. Из-за брошенной хибары с разъезжающимися стенами внезапно вылетел серый "Опель" с тонированными стёклами. Старик вскочил в него, и автомобиль тут же рванул с места, выстрелив грязью из-под колёс.
   Тем временем пожар разгорелся в полную силу. И, несмотря на чёрные клубы дыма, расползавшиеся вокруг, мне показалось, что воздух этого города становится чище.
   ***
   Вынесенные моим оруженосцем фотографии из подземелья были встречены полицией на "ура". Люди с них подвергались арестам, пыткам, судам, конфискациям и казням. Специальный отдел по расследованиям преступлений на религиозной почве восстановил методику проведения ритуала человеческих жертвоприношений деревянному идолу.
   Для полного счастья не хватало только одного. Только одного Яна ван дер Брома, предупреждённого по телефону сумасшедшим стариком и бежавшего из своего замка. Десять дней я не давал жизни Эрику, а тот дёргал своих личных агентов и знакомых шпионов Интерпола. Эти поиски совершенно меня вымотали, озлобили и довели чуть ли не до срыва. Но в итоге Эрик накрыл его. И вот теперь он с Франсуа сидел в гостиничном номере, сторожа сумасшедшего старика Ледена, а мы с беглецом поднимались на крышу, чтобы решить все вопросы так, как подобает настоящим рыцарям.
   Мы оба понимали то, что поединок будет смертельным. Ван дер Броом, надо признать, ничуть не удивился и не испугался, увидев меня, врывающимся в его гостиничный номер. Он унял визжащего от страха старика и спросил, угодно ли мне решить дело поединком на мечах.
   Мне было угодно.
   - Во время поединка не подпускай его близко и вообще, не иди на ближний бой,- пробормотал Эрик, когда я, пропустив ван дер Броома вперёд, направился к выходу из номера.- Он виртуозно владеет кинжалом, зато не любит ударов снизу вверх.
   За эти дни мой бывший наставник просмотрел несколько видеокассет с записями турниров, где выступал ван дер Броом, и выучил его манеру ведения боя.
   Над широкой гостиничной крышей висели плотные облака, обещая скорое ненастье; в воздухе звенел лёгкий морозец.
   - А я-то надеялся смыться за океан,- проговорил ван дер Броом, мечтательно глядя куда-то за горизонт.- Уже и договорился с капитаном одного корабля.
   - А я договорился с Сатаной. Отправишься в пекло - там тебе самое место.
   Ван дер Броом посмотрел на меня насмешливо.
   - Но ведь я тоже могу победить,- заметил он.
   - Тебе всё равно не дадут уйти.
   - Слушай, а может быть мы договоримся ? Ну что тебе даст моя смерть ?
   - А что тебе дала смерть Виолетты ?
   - Тут долгая история,- охотно ответил ван дер Броом.- Этому идолу несколько тысяч лет, толком никто не знает. Он сильный и могущественный, уничтожить его невозможно. Тот дом, что ты спалил, был построен на месте древнего храма...
   - Эй !- перебил я его.- Дом спалил твой сумасшедший друг ! И нечего валить на меня !
   - Да какая разница !- отмахнулся ван дер Броом.- Ты, он. Старик - Хранитель. Он берёг идола от посторонних глаз, пыль с него тряпочкой стирал, а тот защищал человека от врагов и болезней. Помнишь, как неуютно тебе было в том доме ?
   - Ты вот тут распинаешься про этого идола, а мы с оруженосцем превратили его в кучу дров.
   - Много таких героев было. Тебе не приходило в голову заглянуть в храм ещё раз ? И уж поверь мне на слово - идол стоит там, как ни в чём не бывало. Христианские попы пытались сжечь его несметное количество раз, а до того пробовали и римляне, и вандалы, и ещё чёрт знает кто. Этот идол вечен, мой друг. Одно плохо - раз в десять лет ему требуется в жертву молодая, незамужняя женщина.
   - И ради этой деревяшки ты убил Виолетту ?
   - А что мне оставалось ? Я ведь потомственный жрец идола. Кстати, ты виноват в её смерти ничуть не меньше моего. Виолетту кто-то предупредил о возможных неприятностях, и я знаю о том, что она приезжала к тебе с целью обустроить фиктивный брак. Это могло помочь - замужнюю женщину идол навряд ли бы принял.
   Я промолчал.
   - Бедная девушка,- вздохнул ван дер Броом.- Сначала ей хотелось романтики, сильных ощущений, а потом мы поняли: может проболтаться. Тут как раз подошёл срок жертвоприношения. Словом, Виолетта была обречена. Как я уже упоминал, кто-то из наших её предупредил. Думаю, в последние дни ей приходилось несладко. Если молчать, то смерть грозит от жертвенного кинжала, если признаться полиции - то от костра инквизиторов, а рыцарь, к которому Виолеттта обратилась за помощью, прогнал её, будто прокажённую.
   - Хватит,- вырвалось у меня.- Ты уже наговорил достаточно.
   - Всегда к твоим услугам.
   Мы скрестили мечи.
   Этот поединок вспоминается мне весьма смутно, словно вместо меня бился кто-то другой, а я просто сидел рядом и смотрел, причём очень невнимательно. Противник спешил, рассчитывая поскорее покончить со мной и попытаться скрыться, а мне торопиться было совершенно некуда. Ван дер Броом гонял меня по всей крыше и сумел нанести мне пару лёгких, но болезненных ран. Он был первоклассным рыцарем, этот голландец. Подвела его излишняя спешка, и в итоге он пропустил удар снизу вверх. Мой меч пропорол ему живот и застрял под основанием грудной клетки.
   Ван дер Броом понял, что его песня спета. Он приналёг на мой меч, и клинок вошёл в него по самую рукоятку. Подтянувшись, таким образом, ближе ко мне, он размахнулся, намереваясь разрубить мою башку пополам, но эта невинная шутка ему не удалась: я разгадал манёвр и вовремя отскочил назад, оставив меч в теле поверженного противника.
   Нанеся удар в пустоту, ван дер Броом завалился на крышу. Я нагнулся над ним и спросил:
   - Ну и зачем тебе это всё понадобилось ? Ты обрёк на костёр свою жену, других людей. Твой замок конфисковали, и теперь американцы будут снимать в нём свои идиотские фильмы. Имя ван дер Броомов станет навеки проклятым, а всё из-за твоей дурости. Тоже мне потомственный жрец !
   - А ты ещё хуже меня,- пробормотал ван дер Броом, рывком извлекая кинжал из ножен на поясе.- Говорить такое умирающему ?
   Я хлопнул голландца по руке. Кинжал отлетел в сторону. Ван дер Броом разлёгся на крыше и закатил глаза.
   - Подожди, не умирай,- попросил я его.- Сейчас тут будет полиция с бригадой врачей. Они ещё могут спасти тебя для костра.
   Но даже такому бестолковому в области медицины типу, как я, было понятно, что ван дер Броом не выживет.
   ***
   Я попивал чаёк с печеньем в обеденном зале своего замка и с любопытством поглядывал на Франсуа. В данный момент он заканчивал намазывать фотографию Эрика составом, извлечённым из сгоревшего дома Хранителя, и вертел её так и эдак. Перед ним лежал стенд, добытый из подземного храма. Фотографии ван дер Броома и всей честной компании полиция содрала с него для следствия. Сам же стенд за ненадобностью достался моему оруженосцу, и теперь он обклеивал его заново.
   - Франсуа !
   - Да, ваша милость.
   - Если на этом стенде я увижу свою фотографию, то кое у кого на морде появятся большие, синие пятна.
   - Ваша милость, но это будет память для потомков.
   - Франсуа, я тебя предупредил.
   Оруженосец со вздохом вытащил два снимка из лежащей перед ним стопки и отложил их в сторону, проворчав:
   - А ведь вы и сами неравнодушны к подобным игрушкам. Думаете, я не видел, как подсобные работники заносили в подземелье того идола - целого и невредимого ?
   - Мало ли, вдруг найдётся ещё один потомственный жрец. Пусть лучше идол стоит у меня и тихо загнётся через десять лет, не получив положенную жертву. И потом, ван дер Броом говорил, будто он защищает от болезней. Я же должен заботиться о здоровье своих заключённых, как по-твоему ? Кстати, передай своей Эльвире, что она первая отправится на лечение, если ещё раз навалит мне в чай столько сахару. Она прекрасно знает мой вкус на этот счёт.
   - Когда же в конце концов придёт капитализм ?- вздохнул Франсуа.
  
   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
   О том, как из рыцаря собирались сделать
   героя, а он стал сатанистом.
   ***
   - А не кажется ли вам, ваша милость, что мы слишком часто стали ездить на рыцарский Совет в последнее время ?
   Такой вопрос задал мне Франсуа, когда мы пересекли границу Вестфалии и выехали на трассу в Дортмунд.
   - Это мой долг,- ответил я.- Раз вызывают, значит надо ехать.
   - Но вы, по-моему, собирались навестить любовницу, когда пришёл пакет из Совета.
   Я нагнулся над Франсуа, и он тотчас отодвинулся в сторону, бросив вожжи.
   - А это уже не твоё собачье дело, понял ?
   - Да-да, конечно,- торопливо заверил меня Франсуа, уклоняясь, чтобы избежать вероятного физического контакта с моим кулаком.- Просто у меня тоже имелись другие планы.
   Я сел на коне прямо и уставился на дорогу. Франсуа помолчал немного и снова спросил:
   - И вы даже не догадываетесь, в чём там дело ?
   - Нет.
   - Ну никакой на них управы ! Прямо вот всё бросай и мчись к ним, когда им взбредёт в голову.
   - Франсуа, у меня нет настроения обсуждать с тобой эти вещи.
   - Понял, ваша милость.
   В Дортмунд мы прибыли поздно ночью. Город готовился к заседанию Совета: кабаки и пивнушки ломились от оруженосцев, а рестораны - от рыцарей. На всех перекрёстках красовались девицы лёгкого поведения; задолго до того, как мы подъехали к отелю, где Совет забронировал мне номер, Франсуа принялся беспокойно вертеться.
   По прибытию я встретил некоторых старых знакомых, которые как раз собирались прогуляться, и уговорил их подождать меня. Портье проводил нас в отведённый мне номер. Там я переоделся в праздничную одежду, посмотрел на себя в зеркало и остался доволен собой. Надо было чем-то занять оруженосца.
   - Почистишь мои доспехи, мерзавец,- распорядился я, и оруженосец с готовностью ответил:
   - Будет сделано!
   ***
   На следующее утро хоть окна в зале заседаний и распахнули настежь, но перегаром несло довольно ощутимо. Кто-то сидел и морщился, тихо страдая, другие, пошустрее, накрывшись плащами, потягивали пиво из банок. Молодые, недавно произведённые рыцари, поглядывали на цвет европейского дворянства с недоумением и даже некоторым испугом.
   Ровно в девять прибыл председатель Совета - король Артур из Камелота. С ним прибыли: князь Вестфальский, посланники их величеств королей Франции, Испании и Португалии и мэр Дортмунда. Все эти господа до сих пор оставались навеселе. Король Артур, как и подобает монарху, переплюнул их всех - корона на нём сидела задом наперёд.
   - Господа рыцари,- заговорил он, поднеся к губам микрофон.
   В зале утихли разговоры; сидящие ближе к выходу спрятали карты.
   - Господа рыцари,- повторил кроль Артур.- Я рад видеть всех вас живыми и в добром здравии. Не стоило, конечно, дебоширить в городе. Кабатчики и содержатели притонов написали целую кучу жалоб. Начальник полиции просил некоторых господ рыцарей забрать своих оруженосцев из участка, список прилагается. О чём это я хотел сказать ?
   Задремавший, было, князь Вестфальский встрепенулся и что-то прошептал королю.
   - Ах, да. Вы, господа рыцари, вероятно, слышали о банде, орудующей в окрестных лесах и похищающих дворян с целью выкупа.
   - Пусть этим занимается полиция !- крикнул кто-то с места.
   - Она ничего не может сделать. А банда эта, господа рыцари, унижает европейское дворянство.
   - Какого тогда чёрта делают курфюсты ?!- заорал я.
   Но мой голос утонул в десятках подобных выкриков. Князь Вестфальский позвонил в колокольчик, призывая к тишине.
   - Наш план таков,- продолжал король Артур.- Поскольку нам неизвестно, где скрывается банда, мы отправим в лес одного из присутствующих здесь рыцарей. Он, как будто случайно, должен попасть в плен к разбойникам. У этого рыцаря будет микропередатчик, сигнал которого отслеживается на специальном радаре. Суть понятна ? Отслеживая сигнал, мы узнаём местонахождение банды и шлём туда войска. Вот, собственно, и всё. Не стану напоминать, что для данной акции нужен храбрый и смелый рыцарь - в этом зале, без всякого сомнения, таковыми являются все.
   - Вы тоже являетесь таковым ?- шёпотом спросил меня Франсуа, и я, незаметно для окружающих, двинул его кулаком по печени.
   - Уверен в том, что любой из вас желает выполнить это поручение,- король Артур взмахнул рукой, и герольд внёс в зал чашу, наполненную маленькими свёрнутыми бумажками.- Поэтому, дабы никого не обидеть, мы решили прибегнуть к жребию. Фрицци, где рейтинговый список ?
   Мэр Дортмунда подал требуемое, и король Артур принялся по одному вызывать рыцарей к трибуне.
   Первым подошёл к чаше его любимчик сэр Ланселот Озёрный и выудил оттуда пустую бумажку. Вторым был Тристан из Лоонуа - ему тоже повезло. Зигфрид, Амадис Галльский, сэр Персиваль и прочие рыцари тянули жребий и старались по возможности изобразить разочарованный вид, извлекая из чаши пустую бумажку.
   Я ожидал своей очереди, с нехорошим предчувствием. И оно меня не обмануло. Когда король Артур назвал моё имя, я подошёл к чаше, слегка поклонился залу и правлению, запустил руку в горку свёрнутых бумажек, взял одну, развернул и обнаружил, что на ней изображён череп с костями.
   - Жребий избрал достойнейшего !- громогласно объявил герольд, заглянув мне через плечо.
   С трудом удержавшись от соблазна заехать ему по физиономии, я подошёл к правлению. Король Артур снова взялся за микрофон.
   - Всё, господа рыцари. Прошу вас не очень дебоширить в городе.
   Рыцари принялись шумно расходится, строя планы на проведение вечера. Кто-то предложил организовать карательный отряд для изничтожения банды, когда её обнаружат. Составить список добровольцев поручили Зигфриду. Франсуа подошёл ко мне; посланник короля Франции сунул ему сигарету.
   - Не имею удовольствия знать вас лично,- сообщил король Артур, движением фокусника извлекая из-под стола бутылку пива.- Только по телевизору и из газет.
   Он уже и забыл, как засудил меня в памятном поединке против Ланселота.
   - Вы мне льстите, ваше величество, не столь уж я и популярная личность.
   - Самое главное в том, что вы - превосходный рыцарь. А теперь позвольте нам ознакомить вас с нашим планом более детально.
   ***
   Выехали мы сразу после обеда. Франсуа дулся из-за того, что я не позволил ему взять в дорогу проститутку, с которой он уже договорился; меня одолевали иные заботы. Король Артур многое рассказал мне о разбойничьей шайке - нам предстояло схватиться с жестоким и сильным противником. Ещё и фору ему дать. Радиомаячок мне вшили под кожу за ухом, и я время от времени невольно касался этого места рукой.
   Наша с Франсуа задача состояла в том, чтобы не спеша, прогулочным шагом, прокатиться в Кёльн, ночью попасть в лес и дать себя захватить. Сигнал моего радиомаяка отслеживали в Дортмунде; в Эссене стояла наготове курфюстская армия, в Арнсберг отправился рыцарский карательный отряд.
   Положение осложнялось тем, что не так давно пропала без вести некая маркиза де Валлем, и мои дортмундские шефы побаивались за неё. Она тоже собиралась в Кёльн...
   В лес мы въехали поздно вечером. Над дорогой нависали чёрные кроны деревьев; ветер играл их листьями. Поскольку таиться мы не собирались, то шума от нас было предостаточно: цокали об асфальт подковы, поскрипывала тележка оруженосца, громыхали в ней мои доспехи.
   Чёрт бы побрал эту романтику ! Мои друзья-приятели в Дортмунде лакают бодрящие напитки, а меня вон куда занесло. Ну и где справедливость в жизни ? И почему на такие серьёзные операции всё время попадают разгильдяи, вроде меня ? Почему бы жребию не пасть на Ланселота ? А Зигфрид и вовсе мог и сам вызваться, никто б на него за это не обиделся.
   - А ну стойте ! Оба !
   Я оглянулся по сторонам. Уже стемнело, и на грязно-синем небе показались первые звёзды. Голос доносился из чёрной громады леса, так что разглядеть говорившего не было никакой возможности. Ни я, ни Франсуа даже не замедлили ход.
   - Ганс, они не понимают,- послышался тот же голос.- Твоя очередь объяснять.
   Тотчас щёлкнул арбалетный крючок, в воздухе прогудела тяжёлая стрела и глухо стукнулась обо что-то.
   - Ваша милость,- пролепетал Франсуа.
   Я оглянулся на него и увидел, что стрела торчит в борту повозки, совсем рядом с задницей оруженосца. Не дожидаясь моей команды, он натянул поводья и остановил лошадь. Я тоже остановился, слез с коня и приготовился к бою.
   На дороге начали появляться чёрные фигуры. Вертясь по сторонам, чтобы не дать возможности напасть на себя сзади, я насчитал их восемь штук. Многовато, что и говорить.
   - Рыцарь ?- поинтересовалась одна из фигур.
   Я ответил утвердительно.
   - Пойдём с нами.
   - Ага, сейчас. А вот этого не хочешь ?
   С этими словами я рубанул ближайшего ко мне разбойника. Тот рухнул на дорогу, оглашая лес воплями. Круговым движением меча я отразил три удара сразу и отскочил назад. Разбойники принялись меня окружать; никто из них даже не нагнулся над упавшим товарищем, который выл, корчась на асфальте. Скверно, что их так много, но парочку я, пожалуй, ещё уложу.
   Однако, враги решили справиться со мной малой кровью.
   - Эй, рыцарь !- позвали они меня.- Глянь-ка.
   Я совсем забыл о Франсуа, рассчитывая на то, что он и сам в состоянии постоять за себя. Но ещё двое разбойников подкрались к нему из леса и приставили к горлу кинжал.
   - Резать его, что ли ?- спросил один из них.
   Я молча положил меч на асфальт. Его тотчас забрали, и нас с Франсуа повели в лес.
   ***
   Повозка оруженосца ломала колёсами опавшие ветки и поминутно цеплялась бортами за стволы деревьев, отчего лежавший в ней раненый разбойник вскрикивал и умолял товарищей передвигаться осторожнее. Я понуро шагал во главе процессии, спотыкаясь в рассеянном свете луны о корни.
   Рядом со мной пристроился Франсуа.
   - Вы уж не сердитесь на меня, ваша милость.
   - Исчезни с глаз моих,- прошипел я.- Животное.
   Франсуа покорно отошёл назад. Настроение у меня было отвратительное, хотя всё шло по плану.
   Приблизительно через полчаса мы добрались до лагеря. Он представлял собой небольшую деревню с бревенчатыми домиками. Нечего сказать, обнаглели разбойники. Они бы ещё крепость тут построили. Да и местные власти тоже хороши.
   На поляне стоял длинный дощатый стол, за которым при свете костров ужинали разбойники. Их было что-то около сотни вместе с жёнами и детьми.
   Во главе стола сидел главарь банды. Был он высок и худощав, лоб его наискось пересекал старый шрам от меча. Звался он Чёрным Штефаном, король Артур в Дортмунде давал почитать мне досье на этого типа.
   Мы все подошли к нему.
   - Вот, рыцаря споймали,- доложил один из разбойников.
   - Вижу,- недовольно отозвался Штефан.- Интересно, почему нам стало так везти на добычу именно сейчас, когда настала пора сваливать ? Никак мне этого не понять. Зачем ты шлялся по лесу среди ночи ?
   Поскольку никто из разбойников не спешил ответить на этот вопрос, я понял, что он предназначается мне.
   - Говори со мной поучтивее, холоп,- надменно ответил я.
   Чёрный Штефан недобро усмехнулся и закинул ногу на ногу.
   - Холоп, говоришь ? Да ты сейчас вычистишь сапоги всему лагерю ! Да я тебе...
   Мне было чрезвычайно интересно послушать, какую ещё работу придумает для меня атаман разбойников, но с дворянами так разговаривать не следует. А раз Штефан этого не знает, то надо ему объяснить. Да подоходчивей.
   Могучим ударом по морде я снёс разбойничьего ватажка со стула и распластал его по земле. На мгновение воцарилась мёртвая тишина, лишь дрова трещали в кострах, освещавших поляну. Штефан вскочил на ноги и выхватил из ножен меч, а я вырвал топор из рук ошалевшего от такого развития событий разбойника, что стоял рядом со мной.
   Из-за стола поднялся человек в красном плаще и, надавив атаману рукой на плечо, усадил его на место. Этот шрамами не обзавёлся, но рожа у него была... Отвратительная рожа, и это ещё мягко сказано. О нём король Артур мне тоже сообщил. Это был Филипп - правая рука Штефана. Перед выездом сюда мне советовали попытаться стравить их друг с другом.
   Два разбойника прыгнули на меня сзади и отняли топор.
   - Когда ты уже хоть немного ума наберёшься ?- проворчал Филипп, решительно пресекая попытки своего начальника вскочить на ноги.- Это же наши деньги и неплохие, между прочим. Неужели трудно держаться с ним не столь по-хамски ?
   Штефан промолчал, злобно косясь на меня.
   - Абрам !- позвал Филипп.- Поди-ка сюда !
   На его зов явился невысокий человечек с длинным носом и чёрными курчавыми волосами, неопределённого возраста и, можно было бы даже сказать - пола, не знай я его имени.
   - Оцени рыцаря,- распорядился Штефан, потирая челюсть.
   Похоже, его боевой пыл поутих.
   Абрам повернулся ко мне.
   - Фотографию этого господина я видел в журнале "Франс шевалье",- объявил он, немилосердно картавя.- В рейтинге европейских рыцарей располагается где-то в районе десятого места. Недавно заключил контракт на рекламу с фирмой "Джи Ви Си". Сейчас посчитаем.
   - Мы выкуп начисляем не просто так,- похвастался Филипп.- У нас всё на научной основе.
   Абрам тем временем увлечённо тыкал пальцами в клавиши маленького калькулятора.
   - Он ранил одного из наших,- напомнил ему Штефан.
   - Учту,- обнадёжил его Абрам.- Так... здесь прибавим, тут умножим... И у нас выходит пятьсот тридцать шесть тысяч сто сорок две марки. Желаете проверить ?
   Я отмахнулся. По мне хоть миллион - всё равно никто ничего не получит.
   - Округлив, мы получаем ровно шестьсот тысяч,- закончил свои подсчёты Абрам, явно гордясь собой.
   - Кто ж так округляет, Пифагор ты недоделанный ?!- возмутился я.
   - Э-э, молодой человек, не учите меня математике. Я и сам кого хотите научу.
   - Научные диспуты вы будете устраивать потом, времени у вас на это хватит,- заметил Филипп, жестом отправляя Абрама.- А пока что, рыцарь, тебе была названа сумма выкупа. Ты в состоянии её уплатить ?
   - Неужели я столько стою ?
   - Стоишь, стоишь,- подтвердил Штефан.- Но учти - повесить мы тебя можем совершенно бесплатно.
   - Ладно, я, конечно, заплачу, чтоб вам сдохнуть. Но мы поквитаемся. Я за каждую копейку из этих шестисот тысяч по литру вашей ядовитой крови выдавлю.
   - Ладно, всё это лирика,- перебил меня Филипп.- Деньги когда будут ?
   - Подожди, не всё сразу,- ответил я.- Сначала надо продать кое-какие акции.
   - Снова ждать !- взревел Штефан и грохнул кулаком по столу.
   - А ты куда-то торопишься ?- поинтересовался Филипп.
   Некоторое время они молча смотрели друг на друга, и в глазах каждого читалась смертельная ненависть к оппоненту.
   - Филипп,- терпеливо, почти ласково сказал Штефан,- я не раз говорил тебе, что нам пора рвать отсюда когти.
   - А я всегда отвечал, что ты чушь городишь. Неужто тебе так страшна та банда ублюдков ?
   - Ещё как ! Не за себя боюсь - за баб и детей, хотя своей семьи у меня нет. А ты просто идиот, если не замечаешь опасности !
   - Штефан, ну я-то тут при чём ? Ты же сам собирал совет, а наши большинством голосов высказались против ухода отсюда. Или все у нас дураки, только ты один умный ? Это нас должны бояться ! Знаешь, Штефан, я начинаю понимать, почему ты до сих пор не женился.
   Атаман смерил своего собеседника злобным взглядом и полюбопытствовал:
   - И почему же, позволь узнать ?
   - Да тебе это ни к чему !- прошипел Филипп.- Ты уже и сам начинаешь превращаться в бабу !
   Оба тут же вскочили с места, сжимая и разжимая кулаки. Но драки, на которую я так рассчитывал, не случилось.
   - Когда-нибудь я тебе это припомню,- заметил Чёрный Штефан деланно-спокойным тоном.- Придёт время, и ты пожалеешь о своих словах.
   Высказавшись так, он величественно удалился.
   - Что и требовалось доказать,- заметил Филипп.
   После этого он вознамерился занять место Штефана за столом, но я проделал этот трюк на секунду раньше и отпихнул конкурента ногой.
   - Ну и куда ты мостишься ?- недовольно спросил заместитель атамана.
   - Молчи, разбойник. Я стою шестьсот тысяч, а потому ты должен меня беречь и потакать моим капризам.
   - А больше ничего я тебе не должен ?- проворчал Филипп, возвращаясь на своё место.
   - Что за банда ублюдков, из-за которой вы сцепились ? У вас появились конкуренты ?
   - Да так,- Филипп махнул рукой.- Тут неподалёку возникли какие-то ненормальные. Секта. Говорят, чуть ли не сатанисты. А Штефан их смертельно боится.
   - Правильно делает,- одобрил я.- По слухам, с ними шутки плохи. Они и не таких, как ты, обламывали. Слышал я...
   - Твоего совета, вроде бы, никто не спрашивал,- перебил меня Филипп.- Они нас не трогают, и ладно. Уживались раньше, уживёмся и впредь.
   - А чем они зарабатывают на жизнь ?
   - Грабежом, как и мы.
   - Не уживётесь,- спрогнозировал я.- Скоро станет некого грабить, и вам просто придётся сцепиться между собой.
   - Да не учи ты меня !- морщась, ответил Филипп.- Разберёмся без тебя. Кстати, мы недавно сцапали на трассе одну красотку...
   - И что ?
   - Да ничего. Какая-то там маркиза, Абрам тебе лучше расскажет. Так вот, от неё уже убыл гонец за выкупом. Бери пример.
   - А почему маркизы нет за столом ?
   - Придёт после всех. Брезгует нами.
   - Странная какая-то. Такое изысканное общество...
   - Ты не валяй дурака ! Что с выкупом ?!
   - Да не ори ты. Франсуа !
   Мой оруженосец находился в самом центре изысканного общества. Обняв за плечи молодую разбойницу, он что-то рассказывал, а все вокруг него покатывались от хохота.
   - Дуй в замок,- распорядился я, когда Франсуа явился на мой зов.- Скажи казначею, чтобы продал акции нефтяной компании. Нужно шестьсот тысяч.
   Франсуа обернулся к Филиппу.
   - Это какая сволочь так дёшево оценила моего рыцаря ? А ну позови его сюда, я сам с ним потолкую !
   - Молчи, осёл !- рявкнул я.- Тебе всё ясно ?
   - Да, ваша милость.
   - Тогда отправляйся.
   Филипп внимательно следил, чтобы я не сделал оруженосцу какого-нибудь тайного знака; ну да мы обо всём договорились заранее. Франсуа вытребовал обратно свою повозку с лошадью, забрал моего коня и растворился в темноте ночного леса.
   Я остался наедине с бандой Чёрного Штефана.
   За столом царило оживление. Филипп объяснил мне, что недавно был осуществлён набег на монастырь, вследствие чего запасы разбойников пополнились церковным вином.
   - Ты бы не позволял своим так напиваться,- заметил я.- У вас же сатанисты под боком.
   - Они сами вечно обколотые и обкуренные,- беспечно ответил Филипп.
   - Тогда давай мы на них нападём. Я вам охотно помогу, если сбросите пару сотен тысяч с моего выкупа.
   - Тебе ведь уже говорили о том, что в твоих советах никто не нуждается. А в помощи - тем более. Кстати, вон ведут маркизу.
   Я посмотрел в ту сторону, куда указывал Филипп, и у меня перехватило дыхание. Разумеется, на инструктаже король Артур на всякий случай показывал мне фотографию Дианы де Валлем, но действительность превзошла все мои ожидания: к столу подходила женщина моей мечты.
   Голова у меня пошла кругом. Благословляя жребий в Дортмунде, я поднялся на ноги и сказал:
   - Мне надо с ней поговорить.
   - Спасть придёшь вон в тот домик. И не вздумай бежать - мои люди неплохо стреляют, сколько бы они перед этим не выпили.
   - А деньги ?
   - Мы и так заберём их у твоего оруженосца, когда он приедет с выкупом. Тоже мне проблема ! А твой скелет со всеми регалиями будем показывать в воспитательных целях тем, кто попадётся после тебя.
   - Тоже нужно,- согласился я.- Ладно, пойду.
   И я направился к маркизе.
   Она сидела за противоположным концом стола. Старуха, приведшая её сюда, уже удалилась, и маркиза осталась одна. Разбойники приветствовали появление Дианы выкриками и тупыми остротами, но она не обращала на них внимания.
   - Добрый вечер,- заговорил я, подойдя поближе.
   - Что-то он не кажется мне добрым,- ответила маркиза, разглядывая меня.
   Меча при мне не было, но рыцарский дорожный балахон сразу выдавал род моих занятий.
   - Вас не привлекает романтика разбойничьей жизни ?- удивился я.
   - Она хороша в комиксах и сериалах, но не наяву. А я вас знаю.
   - Весьма польщён.
   - Мой управляющий - ярый фанат рыцарской команды "Джи Ви Си". Он мне все уши прожужжал, когда вы подписали с ней контракт.
   - Надо же, какая удачная вышла у меня сделка. Кстати, я вас тоже знаю.
   - Откуда ?
   - Ну, это уже не столь важно. Как с вами здесь обращаются ?
   - Терпимо,- вздохнула маркиза.- Что с них возьмёшь ? Грубые, пошлые - дикари, одним словом. Нехорошо так говорить, но где-то я даже рада тому, что вы сюда попали. Не сердитесь на мои слова, хорошо ? Мне теперь будет полегче. Вот уже три дня я не видела нормального человеческого лица. Кстати, трапезничать мы теперь будем вместе, видите: они поставили сюда ещё одну тарелку ? Да вы только полюбуйтесь на этот ужин !
   Перед нами на щербатой глиняной тарелке лежала запечённая на скорую руку курица. Ощипывали её не слишком усердно: из кожи повсеместно торчали остатки обгоревших перьев. Кое-где тушка обуглилась и действительно являла собой малоаппетитное зрелище.
   Во времена крестовых походов, в блужданиях по аравийским пустыням мне приходилось отведывать такие блюда, по сравнению с которыми наш сегодняшний ужин предстал бы венцом кулинарного искусства, но, чтобы не ронять престиж в глазах Дианы, я, так же, как и она, отказался от еды.
   Перед сном мы совершили прогулку вокруг лагеря, совершенно игнорируя двух приставленных к нам Филиппом вооружённых разбойников, после чего я проводил маркизу к её домику. Настало время прощаться. Мы пожелали друг другу покойной ночи и разошлись.
   К себе я брёл, словно под наркозом. Диана де Валлем ! Да за неё я согласился бы внедриться не то, что в разбойничью шайку, а и прямиком в ад !
   Штефан с Филиппом собирались отойти ко сну и разворачивали матрацы на полу (прочая мебель в доме отсутствовала).
   - Если какой-то мерзавец вздумает дурно обращаться с Дианой, то ему потом долго придётся ходить с распухшей рожей, в гипсе и на костылях,- с порога заявил я.
   Штефан с мрачным видом отвернулся к окну. Филиппа же, напротив, моё сообщение столь развеселило, что он повалился на пол и принялся хохотать. Смех его был настолько истеричным, что в какой-то момент я встревожился за рассудок правой руки атамана и нагнулся, чтобы похлопать разбойника по щекам.
   - Убери... лапы,- задыхаясь, простонал Филипп.
   - Успокоишься ты когда-нибудь, осёл ?!- злобно прошипел Штефан.
   Истерика Филиппа начала понемногу проходить, но минуло ещё некоторое время, прежде чем он полностью пришёл в себя.
   - Не вижу ничего смешного,- заметил я.
   - Ты брось эти свои замашки,- посоветовал Штефан.- А то привезёт твой оруженосец выкуп, а платить его не за кого будет. Да, будь готов к тому, что мы возьмём с тебя слово не преследовать нас самому и никому не выдавать расположение нашего лагеря. Вы, дворяне, просто помешаны на своей чести, а нам это выгодно. Хотя, лично тебя я бы лучше повесил.
   - Да ладно ! Вот тебе - самое место на виселице.
   Штефан в ответ трижды плюнул через левое плечо и постучал по полу.
   - Вот ещё деятель !- проворчал Филипп.- В следующий раз не порть доски, а смело стучи по своей башке, она у тебя такая же деревянная.
   Штефан ничего ему на это не сказал.
   - Эй, вы !- подал голос я.- А Диана что, тоже на полу спит ?
   - Начинается,- процедил сквозь зубы Штефан.- Диана то, Диана это. Надо было пойти да посмотреть, ты же целый вечер с ней по лагерю таскался.
   - Не бойся, рыцарь,- подбодрил меня Филипп.- Твоя ненаглядная Диана спит на кровати.
   - В пуховой постели,- добавил Штефан.
   - Без блох и клопов,- продолжал Филипп.- И специально приставленная служанка поёт ей колыбельные.
   - А другая гоняет от неё мух и комаров,- подхватил Штефан.
   - И по утрам она просыпается от запаха цветов, которые ставят ей в изголовье кровати.
   - А когда маркизу одевают, юный паж за дверью играет для неё на пастушеской свирели.
   - Понабивать бы вам морды, да руки марать неохота,- заметил я.- Ладно, спокойной ночи.
   Я расстелил на полу свой плащ, выдернул, было, из-под Филиппа подушку, несмотря на его бурные протесты, но затем вернул ему эту спальную принадлежность - уж больно грязной и засаленной она оказалась.
   - Вы дадите мне спать, в конце концов ?!- прорычал Чёрный Штефан, задувая свечу.
   Филипп улёгся и накрылся одеялом. Затих, поворочавшись некоторое время, Штефан. Я тоже устроился поудобнее, однако быстро заснуть мне не удалось: перед глазами у меня стоял образ Дианы де Валлем.
   ***
   Сон мой был нарушен криками и топотом ног. Я приподнялся на локте и увидел в окне яркие сполохи, словно кто-то развёл на поляне большой костёр. Во мне зашевелились дурные предчувствия. Я бросился к окну, но тут меня схватили сзади за волосы, а в моё горло упёрлось острие ножа.
   - Пошли,- послышался голос Филиппа.- Давай-давай, шевелись.
   - Что случилось ?
   Филипп, не потрудившись ответить, выволок меня на улицу. У порога стояла длинная телега, запряжённая двумя лошадьми.
   - Лезь !- крикнул Филипп прямо мне в ухо.
   - Осторожнее с ножом !
   - Лезь, я сказал !
   Мы забрались в телегу; она тут же тронулась. За нами побежали какие-то люди, кто-то схватился за борт, но Филипп ударил его каблуком по пальцам, и преследователь с криком отцепился.
   Разбойничий посёлок пылал. По поляне сновали тёмные фигуры, молотя друг друга цепями, палками и топорами. Из домов неслись крики.
   Филипп не позволял мне даже пошевелиться. Он обхватил мои бока коленями, продолжая держать нож у горла. Я скрипел зубами от злости, но ничего не мог поделать.
   В телеге сидели ещё и другие разбойники, несколько женщин, но Дианы среди них не было. Все они тревожно смотрели назад, лишь кучер дрожащим голосом погонял лошадей, размахивая кнутом.
   И в этот момент с нами поравнялась другая телега.
   - Что башкой вертишь ?!- рявкнул Филипп, ещё теснее прижимая к моему горлу острие ножа.
   - Слушай ты, бандитская рожа,- ответил я, стараясь сдержать охватившую меня панику.- А где же Диана ? Что-то её не видно.
   - Эти твари напали как раз со стороны того дома, где она жила,- сообщил Филипп.- Мне тоже жаль бабёнку, но ничего тут уже не поделаешь.
   У меня задрожали руки.
   - Филипп,- умоляюще проговорил я.- Послушай, но мы же должны её отбить. Неужели ты этого не понимаешь ?
   - Были должны, да рассчитались. Видишь, что делается ? Наших вон тоже много положили.
   - Ты не равняй Диану с ублюдками из своей банды !- заорал я.
   Нож как-то странно дрогнул в руке Филиппа.
   - Эти слова тебе ещё аукнутся,- пригрозил разбойник.
   - Эй, Филипп !- крикнул с соседней телеги Штефан.- Ты здесь ?
   - Да ! С рыцарем !
   - Что ?!- злобно завизжал Штефан.- Доволен теперь ?! А разве я не говорил ?! Разве я не предупреждал ?!
   Эта тирада привела Филиппа в ярость. Он развернулся к атаману, чтобы лучше его видеть, и набрал в грудь воздуха, собираясь достойно ответить. На какую-то долю секунды разбойник совершенно забыл о моём существовании.
   И этого времени мне вполне хватило.
   Ударом по руке я выбил у Филиппа нож, после чего, откинув голову назад, расквасил ему губы и нос, а затем извернулся, упёрся своему провожатому коленом в живот и вывалился с ним из телеги на полном ходу.
   Все удовольствия от нашего приземления достались разбойнику - я сидел на нём верхом и почти не ушибся. Никто из удирающей банды даже не подумал остановиться и придти на помощь своему товарищу.
  Заехав, на всякий случай, скорчившемуся на лесной дороге Филиппу ногой по морде, я снял у него с пояса присвоенный им мой меч и отправился туда, где ночной лес озарялся сполохами пожара.
   ***
   Лишь в двух домах разбойничьего посёлка всё ещё держали оборону. По поляне бродили лохматые люди в кожанках и джинсах. Они грабили убитых разбойников и добивали тех, кто подавал признаки жизни.
   Не обращая на них внимания, я подошёл к дому Дианы. Дверь в нём оказалась снесённой с петель, а окна - разбитыми. Внутри помещения кто-то тоже потрудился на славу. Пол был усеян разбросанной одеждой и постельным бельём с пыльными отпечатками подошв, а также обломками мебели.
   Ошеломлённый, подавленный, уничтоженный, я вышел на улицу, сел на порог и закурил сигарету.
   Бедная Диана ! Пока твой воздыхатель спал, ты, вероятно, погибла.
   Бойня в лагере продолжалась. Лохматые согнали на середину поляны обезоруженных разбойников с жёнами и детьми. Все пленные, как ни молили они о пощаде, были тут же убиты, а их тела подверглись грабежу.
   Я призадумался. Если они не озабочены перетаскиванием тел в одну общую кучу и их последующими похоронами, то и Диану, убив, сатанисты никуда не потащат, а просто бросят на месте. Её тела я пока что не видел.
   Но стоило мне воспрянуть духом, как меня обнаружили. Передо мной вырос огромного роста воин. Его массивную тушу скрывали чёрные латы с выбитыми на них непонятными знаками, но голове красовался полутораведёрный шлём с рогами.
   - Кто ты такой и что тебе тут надо ?- прогудел воин.
   В его голосе слышалась угроза.
   - А тебе какое дело ?- хмуро ответил я.
   Вокруг нас начали собираться сатанисты обеих полов. Многие из них любезно демонстрировали мне своё оружие: ножи, дубины, кастеты.
   - Я - Рыцарь Тьмы !- гордо представился мой собеседник.- В бою мне нет равных.
   - Это кто тебе такое сказал ?
   - Сам Сатана направляет мой меч ! Я непобедим ! И мне не нравится твоя рожа.
   - Вот что, коллега...- начал было я, но Рыцарь Тьмы не дал мне закончить.
   - Коллега ?!- яростно взревел он.- Да как твой змеиный язык повернулся такое сказать ?! Я легко разделаюсь с десятком таких, как ты ! Нет, вы слышали, он меня коллегой называет !
   Окружившие нас сатанисты сочувственно загомонили.
   - Я тут сижу и всё жду, когда же ты предложишь приступать к драке. Но, по всему видать, мне придётся прождать до глубокой старости. Не знаю, как в бою, а вот в умении трепать языком тебе действительно нет равных.
   Сказав это, я боком свалился с порога на землю, а мгновением спустя меч Рыцаря Тьмы обрушился на доски, которые ещё секунду тому прогибались под моей тяжестью. Толпа сатанистов восторженно взревела. Ударив своего врага обеими ногами, я поднялся и выхватил меч из ножен. Неповоротливый Рыцарь Тьмы завалился на спину, но тут же был поднят н6а ноги прибежавшими на подмогу сатанистами. Я тотчас атаковал противника и нанёс ему рубящий удар в голову. Рыцарь Тьмы, однако, успел убрать башку, и мой клинок лишь слегка скользнул по его шлёму. Затем мне пришлось отпрыгнуть назад, чтобы лишить противника удовольствия распороть мой живот. По всей видимости, Сатана в тот момент был сильно занят и не имел возможности как следует направить меч Рыцаря Тьмы.
   Но не успел я додумать эту мысль до конца, как он шагнул ко мне и нанёс удар сверху вниз по моему клинку.
   Я не ожидал того, что Рыцарь Тьмы обладает столь бешеной силой. От его удара меч вырвался из моих рук, едва не переломав мне запястья, и на добрую половину своей длины вошёл в землю. Сатанисты вокруг нас завизжали от восторга. Я попытался завладеть своим оружием, но Рыцарь Тьмы широким взмахом меча отогнал меня назад, после чего пошёл в наступление. Я попятился, споткнулся и упал, успев всё же подняться до подхода противника.
   - Убей его, разрежь на куски !- вопили сатанисты.
   Рыцарь Тьмы размахивал мечом, а я отступал. Всем было весело, но тут мне подвернулись трупы троих сатанистов с разрубленными головами. Рядом лежал убитый разбойник из банды Чёрного Штефана, а около него валялся окровавленный топор. Оттолкнув какого-то ублюдка, вертевшегося под ногами, я вооружился. Рыцарь Тьмы пёр на меня, словно какое-то дикое доисторическое животное. Недолго думая, я запустил в него топором.
   Этот аргумент пришёлся как раз кстати и оказался достаточно весомым. Топор гулко ударил моего противника по шлёму; Рыцарь Тьмы охнул, покачнулся и опустился на одно колено. Сатанисты тотчас встали перед ним стеной, не давая мне приблизиться.
   - Что здесь происходит ?
   Толпа расступилась и дала дорогу старцу в чёрной сутане, изрисованной кабалистическими знаками. Одним взглядом он оценил обстановку и резким возгласом приказал моему противнику, уже поднявшемуся на ноги, оставаться на месте. Рыцарь Тьмы имел на этот счёт свои соображения, но, тем не менее, подчинился.
   - Кто ты ?- спросил меня старец.
   - Я - Рыцарь Тьмы. В бою мне нет равных, сам Сатана направляет мой меч.
   Окружающие разинули рты. Мой недавний противник зарычал от ярости.
   - Как же так ?- растерялся старик.- А это тогда кто ?
   И он показал на Рыцаря Тьмы.
   - Самозванец,- нахально ответил я.- Жалкая подделка. Впрочем, из него ещё может получится вполне приличный оруженосец.
   Рыцарь Тьмы с мечом наперерез ринулся на меня, но старец так на него рявкнул, что тот мигом остановился.
   На поляне поднялся ропот. Прозвучала мысль, что хватит уже со мной валандаться, а то так и просидим здесь до Армагеддона. Но старец молчал и не давал никому никаких приказаний.
   - Ладно, успокойтесь. Я - рыцарь. Но не Тьмы.
   - Света ?- быстро спросил старец.
   - Да ну, глупость какая. Скажешь тоже. Я - Рыцарь Турниров, Кабаков и Поисков Неприятностей.
   - Ага,- отозвался старец.
   - Вот тебе и ага. Я давно уже ищу истинную веру. Знающие люди посоветовали мне обратится в вашу общину. Я пытался вас найти, а попал к этим вот.
   - Ты хочешь стать сатанистом ?- недоверчиво спросил старец, озабоченно хмуря седые брови.
   - А какого тогда дьявола я, по-твоему, сюда припёрся ? Полюбоваться старой консервной банкой, которую вы здесь по какому-то недоразумению величаете Рыцарем Тьмы ?
   - Мессир, позвольте мне его убить,- промычала вышеупомянутая старая консервная банка.
   - Помолчи. Вообще-то, это интересно. Мне ещё не приходилось встречать рыцарей, желающих стать сатанистами. Ты ведь и в крестовые походы ходил, наверное ?
   - И что с того ? Меня туда погнала жадность к деньгам, а вовсе не религиозность.
   Вдруг старец ни с того, ни с сего, сунул мне руку за пазуху и провёл ладонью по груди. Вздрогнув от отвращения, я оттолкнул его обеими руками. Тот едва не упал, но был вовремя подхвачен бдительными подчинёнными.
   - Стойте, не трогайте его !- крикнул он сатанистам, уже готовым броситься на меня.- Всё в порядке ! На груди этого человека нет креста !
   - Это ещё ничего не доказывает,- вмешался Рыцарь Тьмы.- Он же был у разбойников, а те могли крест и отнять. Разве нет ? Такие вот типчики обычно носят кресты из золота.
   Я не нашёл, что ответить, ибо слова Рыцаря Тьмы являлись чистой правдой, но вмешался старец.
   - Эх ты,- сказал он.- Сколько я с тобой вожусь, а всё без толку. Ведь этот рыцарь бился с тобой, не так
  ли ? Это что же получается: крест у него разбойники отобрали, а меч оставили ? Так по-твоему ?
   Рыцарь Тьмы смущённо потупился.
   - Очень глупый,- сказал мне старец, кивнув на Рыцаря Тьмы.- Но практически непобедим. Так что ты говорил об истинной вере ?
   - Я хочу стать сатанистом.
   Толпа вокруг нас молчала. Рыцарь Тьмы смотрел на старца. А тот думал.
   - Вот что,- сказал он, наконец.- Я пока не могу дать тебе ответа. Сдаётся мне, ты не вполне искренен. Ну да ладно. Видишь вон тот дом ?
   Я видел. Дом, на который указывал старец, на тот момент оставался единственным очагом сопротивления. Осаждённые там разбойники оборонялись столь отчаянно, что даже самые свирепые сатнисты вынуждены были отступить.
   - Это испытание для тебя,- сказал старец.- Вперёд, за истинную веру.
   - Я пойду с ним,- заявил Рыцарь Тьмы.
   - А чем вам не угодили эти разбойники ?- спросил я старца.
   Брови у того от удивления поползли вверх.
   - Они не поклоняются Сатане. Я не думал, что у тебя возникнут столь глупые вопросы.
   - Можно мне взять меч ?
   - Разумеется, не будешь же ты драться голыми руками.
   Рыцарь Тьмы заступал мне дорогу, и я с удовольствием оттолкнул его в сторону. Мой меч всё так же торчал в земле. Я вырвал его оттуда и направился к осаждённому дому в сопровождении сатанистов и Рыцаря Тьмы, бормотавшего угрозы в мой адрес.
   Разбойники были настроены решительно. Высунувшись из окон, они ругались и потрясали оружием.
   - Иди сюда, железная чурка,- позвал я Рыцаря Тьмы.- Каким путём туда лучше всего попасть ?
   - Дверь забаррикадирована,- прогудел тот в ответ.
   - Окна под охраной,- добавил я.- Через крышу ?
   - Ты сначала попробуй туда забраться.
   - Так что, будем всё-таки ломиться через дверь ?
   - Давай,- согласился мой напарник.
   Мы расставили сатанистов вокруг дома, чтобы они бросали камни в окна, не давая высунуться осаждённым, а сами разбежались и обрушили на дверь вес наших тел.
   И она не выдержала. Влекомый собственной тяжестью, Рыцарь Тьмы ввалился в коридор и рухнул на четвереньки среди обломков мебели, служивших баррикадой. Я влетел следом и не позволил разбойникам к нему подступиться, пока он поднимался. Разбросав в стороны остатки баррикады, мы встали спина к спине и отразили нападение обрушившихся на нас врагов.
   Когда в дом ворвалось подкрепление, Рыцарь Тьмы меня покинул, рванувшись в комнату, что располагалась справа от нас. Мне ничего другого не оставалось, как ринуться в другую сторону.
   Сразив на входе разбойника, собиравшегося угостить меня стрелой из лука, я попал в комнату, где на полу вдоль стены сидели женщины и дети. При моём появлении разбойничьи жёны сотворили нечто, меня поразившее: они закололи кинжалами своих чад, а затем и друг друга. Всё было сделано быстро и, по-видимому, заранее обговорено.
   Когда в доме затихли шум борьбы и лязг оружия, я вышел на улицу, выкурил сигарету и отправился искать старца.
   Он стоял у кромки леса, беседуя с Рыцарем Тьмы. Я подошёл к ним.
   - Ну что ?- спросил старец Рыцаря Тьмы.
   - Герой,- презрительно ответил тот.- Порезал ихних баб и щенков.
   Я едва удержался от того, чтобы возразить: старец смотрел на меня с явным одобрением.
   - Итак, с разбойниками покончено. Ещё какие-то испытания для меня будут ?
   - Да, но попозже. Послезавтра. Тогда я тебе всё и расскажу.
   Меня подмывало спросить у него о Диане, но я боялся сделать хуже - а вдруг ей удалось скрыться ? Поэтому я лишь сказал:
   - Кстати, мне надо нанести на руку татуировку - три шестёрки. Здесь у всех такие.
   - Ты хоть знаешь, что они означают ?- вмещался Рыцарь Тьмы.
   - Да уж куда мне,- огрызнулся я.- Это ведь ты здесь самый умный.
   - Подожди с татуировкой,- сказал старец.- Во-первых, ты ещё не принят в наши ряды. Во-вторых, я намерен использовать тебя и твои связи в христианском мире.
   - Это каким же образом ?
   - Ты будешь по-прежнему жить в своём замке. Но теперь он станет тайным штабом для всех приверженцев истинной веры.
   Затем мне был преподнесён пространный монолог о том, как сатанисты завоюют сначала всю Европу, затем Азию, Африку, Австралию, обе Америки и все прилегающие острова. На Антарктиду мессир почему-то не позарился. Размахивая руками и в самых торжественных местах своей речи поднимаясь на цыпочки, старец увлечённо живописал картины будущих погромов и расправ с инакомыслящими. Я в это время думал о Диане, изо всех сил удерживая на лице заинтересованное выражение. Скоро сюда подойдут курфюстские войска. Да ещё Франсуа приведёт Жюста с лучшими бойцами. Мы перевернём весь лес, а маркизу найдём.
   Окончив свой доклад, старец предложил мне переночевать в одном доме с ним и Рыцарем Тьмы. Не доверяет, собака. Или боится, чтобы меня не прибили его орлы. В любом случае отказываться было неразумно. И я согласился.
   ***
   Перед сном мне пришло в голову ещё разок пробежаться по разгромленному лагерю и окончательно убедиться в том, что Дианы нет среди убитых. Во время этого рейда из одного дома вдруг вышла сатанистка и преградила мне дорогу. Я глянул на неё с отвращением. Зрелище действительно выглядело малопривлекательным: спутанные волосы, наколки на руках, тупой от наркотиков взгляд. За ней тащился её соратник, с трудом передвигая ноги и улыбаясь чему-то своему.
   - Я хочу тебя,- заявила мне сатанистка.
   Похоже, здесь не в ходу были долгие церемонии вроде знакомства и прочей мишуры.
   - А я тебя - не очень. Гуляй отсюда.
   С этими словами я отодвинул сатанистку в сторону.
   - Эй ты, не тронь мою девушку !- подал голос спутник любвеобильной сатанистки.
   Я тотчас объяснил, куда ему следует пойти вместе со своей девицей, и посоветовал не попадаться больше мне на глаза. Инцедент, казалось, был исчерпан, но вдруг сатанист с неожиданными резкостью и силой ударил меня в ухо. Ответ с моей стороны не заставил себя ждать: я так заехал ему по морде, что он нёсся задом наперёд метров пять, прежде чем налететь спиной на сосну и упокоиться под ней. За ним последовала его ненаглядная, вознамерившаяся повиснуть у меня на шее.
   Я ещё немного постоял, раздумывая, не полоснуть ли этих двоих мечом, но они лежали тихо и признаков жизни не подавали. И всё же что-то не давало мне покоя. По шее у меня текла кровь. Я коснулся того места за ухом, где кастет сатаниста рассёк мне кожу, и в мою ладонь упали кусочки того, что раньше было радиомаячком.
   ***
   Итоги я подводил под утро, таращась в закопченный потолок уцелевшего разбойничьего домика и слушая дикий храп Рыцаря Тьмы.
   Итак, начнём с проколов. Я позволил скрыться Чёрному Штефану и Филиппу, за которыми меня и посылали. Не надо иметь много ума (а можно и не иметь его вовсе), чтобы понять: эти два урода наберут новую банду и снова возьмутся за старое. Минус номер один. Моему замку светит перспектива стать штабом для сатанистов всего мира. Последствия неясны, минус номер два. Аппаратуру не сберёг, дал её сломать. Третий минус. И последнее, самое худшее, что и за два минуса сойдёт - бесследно исчезла маркиза.
   Ну да ладно, хватит уже заниматься самобичеванием. Не столь уж я и плох, чёрт побери. Посмотрим, что у нас с плюсами.
   Я приподнялся на локте и поскрёб затылок. Что-то ни одного плюсика не припоминается. Нечего сказать, достойного рыцаря избрал жребий в Дортмунде.
   Утром, по пробуждению, старец сообщил мне:
   - Мы снимаемся.
   - Почему ?- удивился я.- Разве тут плохо ?
   - У нас и свой лагерь имеется. Там мы отслужим Чёрную Мессу.
   - Ну-ну,- ответил я.- Это должно быть интересно.
   - Можешь даже не сомневаться,- заверил меня старец.
   Ну и новость ! Без радиомаячка меня теперь и вовсе не найдут.
   Сатанисты тащили из лагеря всё, что попадалось им на глаза. К большому разочарованию старца, казна разбойников обнаружена не была. Разжились лишь провизией, вином, одеждой. Я немного утешил старца тем, что всё это тоже на дороге не валяется.
   Отправились ближе к обеду.
   Чем дальше мы углублялись в лес, тем мрачнее он становился. Деревья раздавались вширь, росли гуще; их кроны, цепляясь друг за друга практически перестали пропускать солнечный свет. К вечеру пришлось воспользоваться факелами.
   В свой лагерь мы пришли поздно ночью. Когда-то в этом месте располагался древний город - кругом валялись куски бетона, между деревьями виднелись остатки стен и колонн. Старец тут же определил меня на жительство в помещении, прошлый хозяин которого погиб в бою с разбойниками.
   Я вошёл внутрь, воткнул факел в трещину в стене и осмотрел своё убогое пристанище. Для начала пришлось вымести наружу использованные шприцы и презервативы, выбросить заржавленную раскладушку, спалить ворох завшивленных одеял. Лишь после этого я лёг спать, завернувшись в плащ.
   За последние дни я утомился морально и физически. Мне хотелось как следует отоспаться, но утром меня разбудил Рыцарь Тьмы. Я узнал его только по голосу - он снял сувои латы и шлём, оставшись в длинной кольчуге, перетянутой широким поясом с металлическими бляхами, на котором болтался меч. У него была грубо вылепленная, вся в шрамах, физиономия и рыжие, до плеч, волосы.
   - Эй,- сказал он мне,- Вставай !
   - Рули отсюда знаешь куда ?- посоветовал я, плотнее кутаясь в плащ.
   - Да вставай уже !- прикрикнул Рыцарь Тьмы.- Тебя мессир хочет видеть. Заодно и пожрёшь.
   Последний довод звучал убедительно - поесть бы мне и в самом деле не мешало. Я поднялся со своего ложа и отправился за рыцарем Тьмы.
   Лагерь напоминал муравейник. Сатанисты суетились между деревьями, разводя костры, стаскивая ящики с водкой и съестные припасы.
   Рыцарь Тьмы проводил меня в дом старца. Там нас уже ожидал накрытый стол. Старец налил нам по стакану и напомнил мне о том, что нынешней ночью состоится оргия. Мы выпили, закусили, поболтали о всякой всячине. Рыцарь Тьмы решился задать вопрос:
   - Мессир, а нафига нам вообще нужен этот тип ? Я бы с удовольствием его прикончил. Два рыцаря на одну общину - не слишком ли много ?
   - Тринадцать,- ответил старец.- У меня их будет тринадцать. Священное число.
   - Осталось найти ещё одиннадцать,- оптимистично отозвался я.- А что мне делать до оргии ?
   - Жди,- ответил старец, разведя руками.
   На том разговор и окончился. Отзавтракав, мы с Рыцарем Тьмы откланялись и отправились по своим норам. Поскольку никто из нас не собирался уступать дорогу, в дверях мы столкнулись и одновременно выдавились наружу через узкий проём.
   - Вы мне дом развалите !- визгливо закричал старец нам вслед.
   ***
   Ночью меня разбудили чарующие, берущие за душу мелодии в стиле "блэк метал". Я вылез из своей берлоги. На поляне разложили аппаратуру, извергающую из своих недр адскую музыку. Сатанисты танцевали вокруг костров, пили, курили, смеялись. Среди них высилась дородная фигура Рыцаря Тьмы. Старца видно не было.
   Я и себе взял бутылку водки, после чего пристроился под деревом на краю поляны. Доселе мне ещё не приходилось участвовать в таких вот мероприятиях. Нет, бывало, конечно, только называлось всё это иначе, да общество собиралось другое...
   Водочные градусы мягко убаюкивали меня. Я поднялся, вырвал из рук какого-то хама тарелку, на которой горкой лежали нарезанные хлеб, колбаса и сыр, закусил, выбросил пустую бутылку и потянулся за следующей.
   На плечо мне легла рука. Обернувшись, я обнаружил рядом с собой вчерашнюю сатанистку. Однако сегодня она выглядела гораздо привлекательнее, чем прошлой ночью. Я отхлебнул ещё водки. Нет, всё-таки она что-то с собой сделала, произошла с ней какая-то метр... мерт... ме-та-мор-фоза.
   - Дай и мне глотнуть,- попросила сатанистка.
   - Бери,- великодушно ответил я.
   Вылакав добрую треть бутылки, она вернула её мне, а затем извлекла из кармана куртки туго набитый косяк.
   - Хочешь травки покурить ?
   В тот момент у меня ещё хватало силы воли сказать:
   - Так водка же !
   - Ничего, травка совсем слабенькая.
   До чего же у неё голос приятный ! Ну как тут откажешься ?
   Дым от травки оказался довольно мерзопакостным, зато мой разум, до того ещё из последних сил цеплявшийся за меня, попрощался со мной до утра.
   - А теперь я.
   И сатанистка взяла косяк из моих ослабевших пальцев.
   Всё куда-то поплыло, покачиваясь и растекаясь. Сатанистка растормошила меня и напомнила о том, что в жизни, кроме водки и наркотиков, существуют и другие радости. Я никак не мог понять этого намёка, но затем сфокусировал на ней свой взгляд и обнаружил полное исчезновение одежды на теле моей собеседницы. Кажется, в тот момент на сатанистке только перевёрнутый вверх ногами крестик на тонкой цепочке, а может быть мне это только показалось.
   Прочее я помню весьма смутно. Мы бесконечно долго раздевали меня, затем кого-то прогоняли горящей палкой, выдернутой из костра. После этого я зачем-то сидел у огня, в куртке с отрезанными рукавами, накинутой на плечи, потом больно ударился кулаком о чью-то физиономию, для чего-то искал старца...
   Солнце порядочно напекло мне голову, прежде чем я пришёл в себя. Было что-то около полудня. Я кое-как оделся, умылся в ручье, поел какой-то гадости из общего котла и занялся созерцанием своих новых соратников, хаотично перемещавшихся по лагерю в отмороженном состоянии. Вскоре компанию мне составил старец. Он одобрительно похлопал меня по плечу и сказал:
   - А ты молодец. Свой человек ! Этой ночью, после Чёрной Мессы, мы тебя примем официально.
   - Наконец-то !
   - Ну-ну, не дуйся. Зато у тебя будет красивая церемония, мы никому такой не делали, даже Рыцарю Тьмы. Пошли-ка со мной.
   - Куда ?
   - Давай-давай, пошевеливайся.
   Я отправился следом за ним, маневрируя между сатанистов, стаскивавших дрова к центру лагеря. Мы подошли к каменному строению, стоявшему немного в стороне от жилых помещений. Старец кивнул мне на вход, вошёл сам. Я шагнул следом, и меня окутал мрак.
   - Ритуальное убийство в честь Сатаны, нашего Хозяина. Именно это тебе и предстоит перед Чёрной Мессой.
   И тут я содрогнулся. Мои мозги ещё не просохли после вчерашнего, но уже немного работали. И я совершенно точно знал, кого мне предстоит убить !
   Старец щёлкнул зажигалкой. И вспышка света окончательно подтвердила мою догадку, выхватив из тьмы Диану де Валлем, прикованную к стене ржавой цепью за ногу.
   - Ночью мы возведём помост из дров, польём его бензинчиком, возведём туда нашу гостью, а ты всё это дело подожжёшь,- сообщил старец, убирая зажигалку в карман.- И тогда ты окончательно станешь одним из нас.
   Более всего в тот момент мне хотелось схватить старика и лупить его башкой о стену, пока он не сдохнет. Но тогда поднимется шум, и мы с Дианой погибнем. Усилием воли я взял себя в руки. Нет, сейчас нельзя поддаваться дурным эмоциям.
   - Мессир, это будет большой глупостью с нашей стороны,- выдавил я из себя.
   Старец, казалось, был неприятно удивлён моими словами.
   - Это ещё почему ?- спросил он деревянным голосом.
   - Я знаком с этой женщиной. Она - богатая дворянка. Мы сможем взять за неё приличный выкуп.
   - Ну уж нет ! Я так решил ! Чем богаче дворянка, тем ценнее жертва ! Или ты уже передумал становиться сатанистом ?!
   - Послушай меня, глупый старикашка...
   - Минуточку,- перебил мессир.- Я сейчас приду.
   С этими словами он выскочил на улицу.
   - Диана !- позвал я.
   - Подите вон, вы мне противны,- послышался в ответ дрожащий голос.
   И в нём было такое отвращение ко мне, что я невольно попятился назад.
   - Мало того, что вы стали сатанистом,- продолжала Диана,- так они к тому же сделают из вас палача. А вы и рады.
   - Но послушайте...
   - А на оргии, господин рыцарь, вы были просто великолепны. Потрудитесь оглянуться.
   Я обернулся и обнаружил тот факт, что из кельи Дианы лучше всего просматривается именно та часть лагеря, где меня накануне обучали радостям жизни.
   Это был серьёзный удар. С самого начала всё шло так, что хуже не придумаешь. Как будто весь мир ополчился против меня.
   Я всё же попытался оправдаться:
   - Диана, не стоит придавать этому такое значение. Я был под действием алкоголя. И наркотика.
   - Да ? И что это меняет ? Насколько я видела, насильно в вас никто нечего не запихивал. Уйдите, я не хочу вас видеть.
   - Но вы меня и так не видите в такой-то темноте.
   - И слышать тоже. Оставьте меня, я должна помолиться. Ведь вы собираетесь пожертвовать Сатане мою душу.
   - Диана, вы неправы. Наоборот, я хочу вас спасти.
   - Оно и видно. Убирайтесь отсюда, вы мне мешаете.
   Я медленно вышел на улицу. Нет, ну надо же быть таким идиотом ! Не мог в сторонку отойти. И эти тоже хороши - неужели трудно было поставить сюда дверь ? Или шторку бы повесили !
   Ко мне приближались старец, Рыцарь Тьмы и несколько боевиков с бейсбольными битами. Я извлёк из ножен меч. Процессия остановилась шагах в трёх от меня, и старец заговорил:
   - Вложи меч в ножны. Я забуду обо всём, если ты выполнишь мои требования.
   - Сатане сегодня придётся обойтись без жертвы,- ответил я.
   - Как бы не так !- прорычал Рыцарь Тьмы.
   И тотчас же на меня набросилась вся банда. Я даже убить никого не успел: меч у меня вышибли, а самого свалили на землю. Остриё меча Рыцаря Тьмы уперлось мне в грудь.
   - Послушай, дурачок, я вовсе не желаю твоей смерти,- торопливо заговорил старец.- Ты заблуждаешься, но всё ещё можно поправить. Далась тебе эта девица ! Дворянок много, Хозяин один. Разве это не удовольствие - служить Ему ?
   - Ага,- ответил я.- А ещё ты раскатал губы на мой замок. Но теперь можешь о нём забыть.
   - Ладно, ты не хочешь убивать эту женщину. Пусть так. Признаюсь, она мне и самому чем-то симпатична. Иду на уступку - пусть её спалит Рыцарь Тьмы. Он такие забавы любит. Тебе останется только возвести жертву на костёр. Соглашайся !
   - Нет,- сказал я.
   Меч Рыцаря Тьмы проколол мне кожу на груди.
   - Да подожди ты !- прикрикнул на него старец.- Хорошо, ещё одна уступка. Перед сожжением мы тебя запустим к ней. На часок. Можешь делать там всё, что вздумается. Но учти, больше я уступать не намерен.
   Вот в чём недостаток метода слепой жеребьёвки. Что стоило королю Артуру волевым решением назначить на эту работу другого рыцаря - мужественного и честного ? Он бы наверняка на моём месте просто плюнул бы старику в рожу, предпочтя смерть подобному нравственному разложению. Но мне такая идея не очень нравилась.
   - Согласен,- таков был мой ответ.
   Старец вздохнул с облегчением. Рыцарь Тьмы не без сожаления убрал меч. Наверняка Диана всё видела и слышала; в её глазах я пал ещё ниже. Если это возможно, конечно.
   И на что теперь мне надеяться ? О чём думают курфюсты с королём Артуром, почему они до сих пор не двинули сюда войска ? Что сейчас поделывает Чёрный Штефан ? И, если их поймали, покажут ли они до-рогу к лагерю сатанистов ?
   Я не смогу ни казнить Диану, ни сбежать, оставив её в лапах этих человекообразных. Что ж, придётся биться. Одному против всех. Меня, разумеется, убьют - попробуй хотя бы с Рыцарем Тьмы управиться ! Но, может быть, если я в аду расскажу об этом чертям, то они проникнутся ко мне уважением и не станут слишком сильно меня терзать ?
   Моя голова, и без того больная, пухла от этих мыслей, пока на костре поджаривалась половинка курицы - мой обед. В принципе, если меня и убьют, то ничего страшного - вон сколько народу шляется по нашей планете. От одного не убудет. То есть от двух - Диана ведь тоже последует за мной. Она, скорее всего, попадёт в рай, так что мы больше и не увидимся. Жаль...
   Меня хлопнули по плечу, и чей-то тихий голос произнёс:
   - Не оборачивайся. Как поешь, зайди за Северную колонну.
   Я всё же оглянулся. От меня уходил невысокий парень в кожанке и рваных джинсах с заклёпками. Робкая надежда затеплилась в моём сознании. А вдруг это шпион инквизиции ? Чем чёрт не шутит ?
   Северной называлась самая высокая из тех колонн, что остались здесь от древнего города. Она располагалась на окраине лагеря, сразу же за ней начиналась буйная лесная растительность. В её названии таилась загадка, ибо размещалась она к западу от центра лагеря.
   Заглотив куски не успевшей дожариться курицы, я вытер руки о джинсы валявшегося рядом наркомана и безмятежно, прогулочным шагом, направился к Северной колонне.
   Сердце моё гулко стучало, ладони вспотели.
   За колонной никого не было. Я осторожно выглянул в сторону лагеря и обнаружил, что мой уход никого не обеспокоил. Старец, по-видимому, считает меня неспособным найти дорогу из лагеря сатанистов к цивилизации и поэтому никто за мной не присматривал.
   Сзади зашуршали кусты. Я резко развернулся, выхватив из ножен меч.
   - Смотри, какой прыткий,- сказал мне сатанист с рассечённой бровью и заплывшим глазом.- Узнаёшь меня ?
   Ещё бы ! Ведь это же тот самый придурок, что сломал радиомаячок, с которым у меня оставалась бы хоть какая-то надежда.
   - Чего тебе ?- хмуро спросил я.
   - Хочу, чтобы ты отсюда слинял.
   - А за пивом тебе не сбегать ? Нет, дорогой мой, я намерен стать сатанистом, так что...
   - И маркизу свою забирай. Вот ключ от её кандалов, я его всё утро выпиливал. Он подходит, только придётся нажать посильнее.
   - А тебя сегодня ещё никуда не посылали ?- спросил я каким-то не своим голосом.- Ты подослан ко мне с проверкой, это ясно, как день. Испытываете силу моей веры ?
   - Дурень ты !- рассердился сатанист.- Бери ключ !
   Но я промолчал и не протянул руки.
   - Какая там вера,- сказал мой собеседник.- В нашей банде немного наберётся тех, кто действительно помешан на сатанизме. Кто-то от властей скрывается, кому-то свободы хочется, новых ощущений. Всяких там извращенцев и наркоманов тоже хватает. Кстати, многие догадываются, зачем ты к нам припёрся. Сочувствуют.
   - Мне твоего сочувствия не надо.
   - Да я не поэтому взялся тебе помогать. Моя девчонка сохнет за тобой.
   - Надо же ! Чем возиться с ключом, мог бы просто ткнуть меня ножом в спину. Во время следующей оргии.
   - Это тебе так кажется. Она у меня некрофилией балуется, так что в мёртвом виде ты бы ей ещё больше полюбился.
   Меня передёрнуло. Сатанист устал держать ключ в протянутой руке и повесил его на тонкую веточку.
   - А теперь слушай внимательно,- заговорил он.- В камере, где сидит твоя маркиза, есть потайной ход. Наш старикашка использует его для того, чтобы незаметно появляться у изголовья кровати, на которой сидит жертва. Очень, говорят, эффектно получается. Я слышал, о чём он с тобой сегодня говорил. Так вот, когда тебя запустят к ней, отмыкай кандалы и тикай через потайной ход. Всё понял ?
   Я закурил сигарету. Уж очень это всё подозрительно. И верить сатанисту ни в коем случае нельзя. А с другой стороны - хуже всё равно не будет.
   - Ладно, я согласен. Хотя и не нравится мне это.
   - А ты хотел, чтобы я на руках вас отсюда вынес ? Иди в лагерь, тебе лучше всё время быть на виду.
   С этими словами он нырнул в кусты. А я сжал в кулаке грубый самодельный ключ.
   ***
   Пока на поляне возводили помост из дров, я не мог найти себе места. Меня трясло, всё валилось из рук.
   Солнце начало клониться к закату. Я глянул на часы и отправился к мессиру.
   - Ладно, иди уже,- проворчал он.
   И я помчался к строению, в котором держали маркизу.
   Диана громко читала молитву. Я вошёл, кашлянул. Она не обратила на меня внимания.
   - Диана, вы до сих пор молитесь ? Надо же иметь столько терпения !
   - А, явились ? Убийца, насильник, палач ! Ну как, выслужились уже перед тем гадким стариком ? Он записал вас в свои холуи ?
   - Нет ещё,- сумрачно ответил я.
   - Так чего же вы теряете время ? Идите, ползайте перед ним на животе, целуйте его сапоги.
   - Диана, вы можете меня выслушать ?
   - Нет, не могу. Не желаю. С мерзавцами, подобными вам, я не хочу иметь ничего общего.
   - Ладно, разговоры отложим. Дайте мне руку.
   - Ах, вам не терпится ? Отпустите меня !
   Я оглянулся назад. Неподалёку от каморки собралась небольшая толпа. Мне очень хотелось верить в то, что никто не видит происходящего внутри. Я потянул на себя руку Дианы и принялся отыскивать замок на кандалах. Завязалась отчаянная борьба. Диана вопила, пыталась кусаться, а я никак не мог вставить ключ в замок. Кончилось дело тем, что завалился топчан, на котором свершалось вышеописанное, и мы рухнули на пол. Снаружи послышался хохот сатанистов.
   Падение несколько оглушило Диану. Пользуясь этим, я вставил ключ в замок и принялся его поворачивать. Маркиза снова взялась сопротивляться, но в этот раз мне удалось быстро с ней справиться и разомкнуть кандалы. Нашёлся и потайной ход; я потащил Диану к нему.
   - Лезьте туда.
   - Никуда я не полезу ! Отпустите меня !
   В этот момент терпение окончательно меня покинуло. Я схватил маркизу за горло и зашипел:
   - Идиотка, мерзавка, истеричка ! Я вам сейчас башку оторву !
   - Господи, да отпустите же вы меня,- прошептала Диана.- Мне больно.
   - Да ? А мне каково, вы подумали ?
   Я отпустил Диану. Она приникла к лазу, засунула руку внутрь и спросила:
   - Что там ?
   - Потайной ход. Куда мы через него выйдем - не знаю. Только давайте быстрее. Мы вон столько провозились, а старик дал нам всего час форы.
   Диана без разговоров юркнула в лаз, я - за ней, предварительно оглянувшись на стоявших у входа сатанистов. Те, похоже, ничего не подозревали.
   Потайной ход выглядел очень древним. Миновав боковое ответвление, ведущее, как я понял, к дому мессира, мы двинулись вперёд. На нас дохнуло сыростью и гнилью, но нам на это было наплевать. Согнувшись в три погибели, в полной темноте, по щиколотки в грязи, спотыкающиеся о корни и камни, осыпаемые влажной землёй с потолка, окрылённые надеждой на спасение, мы брели вперёд.
   Я ожидал всего. Например того, что подземный ход покружит нас, покружит да и выведет прямо в центр лагеря сатанистов. Или засады у выхода.
   Но ничего такого не случилось. Правда, сам выход располагался довольно близко от лагеря; выбравшись из лаза, мы отчётливо видели сатанистов и помост, сложенный для Дианы. С минуты на минуту должна была начаться тревога. Не сговариваясь, мы взялись за руки и помчались к разгромленному лагерю разбойников.
   Стемнело. Но теперь уже ничто не могло нас остановить - ни торчащие из земли и лезущие под ноги корни, ни волчий вой в отдалении, ни ветки, хлещущие по лицу.
   - Вы обманули старика,- упрекнула меня Диана, когда мы с ней валялись под ёлкой, выбившись из сил от стремительной гонки по сумрачному лесу.- Он так на вас рассчитывал.
   - Я никого не обманывал. Вы же слышали его слова. Он сказал, что я могу делать всё, что угодно. Мне пришла в голову фантазия пробежаться с вами по лесу. Вы уже отдышались ?
   Через полчаса мы напоролись на дозор и были доставлены на допрос к курфюсту, который заседал в доме, ранее принадлежавшем Чёрному Штефану и Филиппу. Ещё через несколько минут армия снялась с места. Но результатов наш марш-бросок не принёс: сатанистов мы не застали. Мессир и Рыцарь Тьмы успели увести свою банду, оказавшись предусмотрительнее, чем я думал. Больше мы с ними никогда не встречались.
   В бывший разбойничий лагерь я вернулся только под утро. Диана всё ещё не спала. По моему возвращению она тут же утащила меня для разговора по душам. Мы с ней уединились в одном из уцелевших разбойничьих домов.
   То утро мне никогда не забыть. Там было всё, что так приятно вспоминать на старости лет, тряся башкой в смирительной рубашке под бдительным присмотром персонала сумасшедшего дома.
   ***
   Некоторое время спустя я пребывал у себя в замке и томился от безделья. Ко мне вошёл Франсуа.
   - Ваша милость, вам пакет от короля Артура.
   - Чего ему ещё от меня надо ?
   - Да практически ничего. Он сообщает о том, что вся банда разбойников уже поймана и выражает вам благодарность за содействие. Вот, почитайте.
   - Франсуа, убирайся к чёрту с этим пакетом. Ты не хуже меня знаешь, что делать с подобными документами.
   - Так оно и есть, ваша милость, да только бумага слишком жёсткая. Давайте я лучше повешу это в галерее славы вашего рода.
   - Франсуа, я разве непонятно говорю ? Немедленно убирайся отсюда с этой бумажкой, пока у тебя ещё морда цела.
   И оруженосец откланялся.
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
   О том, как рыцарь попал в десятку.
  
   ***
   Я широко размахнулся и треснул Франсуа по морде.
   - Господи, боже ты мой,- пробормотала Эльвира и опрометью выскочила из трапезной.
   Официантка застыла на месте, с ужасом переводя взгляд с меня на оруженосца и обратно; Жюст сделал вид, будто ничего сверхъестественного не произошло; Эрик уронил карандаш, которым черкал что-то в кроссворде, после чего нервно спросил:
   - Какого дьявола ?
   - Просто кто-то у нас слишком обидчив,- заявил Франсуа, прижимая к глазу ладонь.- Вам, ваша милость всего лишь было сказано о том, что ваш рейтинг упал.
   - У тебя при этом была слишком довольная рожа,- объяснил я.
   - А мне надо было расплакаться ?
   - Заткнись !- рявкнул на оруженосца Эрик.- Почему падает твой рейтинг ?
   - Откуда мне знать ?!
   Официантка подала оруженосцу стакан со льдом, чтобы тот приложил его к ушибленному глазу.
   - Франсуа,- сказал Эрик.- Расскажи толком.
   - Я заткнулся, кажется мне так было велено.
   - Принеси ещё льда, Бригитта !- крикнул я официантке.- Он сейчас понадобится !
   - Да успокойтесь вы оба !- не выдержал Эрик.- Франсуа, отчего падает рейтинг господина рыцаря ?
   - Из-за тех двух старых баронесс, которым он, напившись, делал непристойные предложения. Я только что смотрел их выступление по телевизору. Очень возмущались.
   - А эти баронессы не упомянули о том, что после моих непристойных предложений они торговались и требовали несусветных денег ?
   - Нет. Об этом они, наверное, забыли.
   Я молча скрипнул зубами. И носит же земля подобных существ ! Попались бы они сейчас мне в руки !
   Эрик посмотрел на меня.
   - Что будешь делать ? До конца сезона состоится только два турнира, но рейтинга они тебе не поднимут - не тот состав участников.
   - Как там обстоят дела с драконами ?- спросил я с кислым видом.
   - Последнее время ведут себя тихо. Только один, в Уэльсе, похитил местную дворянку - его подучили местные буржуа, у которых не клеились с ней какие-то дела.
   - Как туда добраться ?
   - Дракон её уже съел.
   - Вот скотина !- расстроился я.- Не мог подождать недельку.
   - Покойница, говорят, обладала весьма скверным и неуживчивым характером.
   - А замки с привидениями ?
   - Есть один, в Шотландии. Но привидения там появляются почему-то именно в тот момент, когда владелец замка собирается выдать замуж очередную дочь, а их у него пять душ. Троих он уже пристроил за рыцарями, ищущими приключений.
   - К чертям собачьим,- высказался я.- Мой рейтинг не должен упасть ниже десятки, придётся совершить какой-нибудь незапланированный подвиг. Франсуа, немедленно готовь мои доспехи. Эрик, вызывай ко мне управляющего. Я намерен выехать завтра.
   ***
   Отправились на следующее утро. Перед отъездом Гастон получил от меня задание приготовить списки к сбору оброка с крестьян и самому заняться этим в случае моего невозвращения через месяц. Эрику было велено раскопать компромат на моих приятельниц-баронесс и опубликовать его в жёлтой прессе. Капитану я приказал провести тренировки с арбалетами нового образца, недавно мною закупленными.
   Утро выдалось хмурым и холодным. Франсуа валялся на тележке, пытаясь найти такую позу, в которой можно было бы с наиболее возможным комфортом спать сидя, и я потихоньку стащил у него кнут, чтобы хлестнуть его, когда он задремлет.
   Потянулись поля; крестьяне, завидев меня, бросали работу и кланялись, а потом долго смотрели мне вслед. Оруженосец никак не засыпал, и я поглядывал на него с досадой.
   Вскоре мы пересекли границу моих владений.
   - О чём вы сейчас думаете, ваша милость ?- подал голос Франсуа.
   - О рейтинге. И ещё о том, что замок остался без присмотра, а все мои слуги - мерзавцы и ублюдки.
   - Несладко вам приходится,- посочувствовал Франсуа.
   Беседа явно не клеилась, поэтому дальше мы поехали молча.
   ***
   В город я попал поздним вечером. Это были тягостные часы, наполнявшие мою душу тоской. Я жалел о том, что вообще родился на свет, и даже мысль о возможности за что-то придраться к Франсуа и набить ему морду нисколько меня не утешала.
   Мы ехали по неровной мостовой тёмной окраинной улочки городка, живущего своей привычной и провинциальной жизнью. Чёрные, уродливые дома подставляли лунным лучам свои черепичные крыши, равнодушно взирая жёлтыми глазницами окон на меня и Франсуа. Там пьянствовали, скандалили, любили, играли в карты, смотрели телевизор простые горожане, понятия не имевшие о существовании такой штуки, как рейтинг, и уж тем более не ведавшие забот о его росте или падении.
   Хозяин гостиницы встретил меня как-то настороженно. Я снял себе комнату, отпустил Франсуа в кабак и растянулся на кровати. Горничная принесла ужин и поинтересовалась, не хочет ли господин рыцарь чего-то ещё.
   Вообще-то у господина рыцаря на тот момент имелось довольно много желаний, например, чтобы эта нахальная девка с безвкусно выкрашенными волосами провалилась ко всем чертям; я, однако, всего лишь велел ей оставить меня в покое.
   Тишина нарушалась лишь рёвом магнитофона в отдалении. По всей видимости, там что-то праздновали. Я повертел по сторонам головой и понял, отчего в моём номере так холодно - какой-то осёл не соизволил толком закрыть окно. Утром выскажусь по этому поводу хозяину гостиницы.
   Я поднялся, закрыл окно и остался возле него, упершись руками в подоконник. Магнитофон теперь был едва слышен. Фонари в этих местах, похоже, считались непомерной роскошью, но луна освещала улицу вполне ярко. Мимо прошли два пьяных придурка, споря между собой о достоинствах какой-то Мадлен. Да, если со мной и произойдёт какое-нибудь приключение, то уж явно не здесь.
   Я вернулся к кровати, лёг и закутался в одеяло. И тотчас же меня обволокло сладостным дурманом, а Морфей - бог сновидений - склонился над моим ложем.
   Мне снилось, что мы с Франсуа едем по просёлочной дороге, уходящей за горизонт. Рядом поле, заваленное трупами фанатов незнакомого мне футбольного клуба. Все они злорадно хихикают и тычут в меня пальцами. Я тщетно пытаюсь призвать их к порядку и объяснить, что мертвецам положено лежать неподвижно. Вдруг Франсуа соскакивает с тележки, выхватывает у одного покойника шарф с клубной эмблемой и повязывает его себе на шею. В голове у меня неотступно крутится мысль о том, что если я сейчас же повешу своего оруженосца, то поднимусь в рейтинге европейских рыцарей на первое место и останусь там до конца своих дней.
   Франсуа доволен жизнью и что-то оживлённо мне рассказывает. Я потихоньку вытаскиваю у него кнут и хлещу его по спине. Улыбка пропадает с лица моего оруженосца. Он бледнеет, смотрит на меня встревоженно и вдруг начинает протяжно выть.
   Я открыл глаза и уставился в потолок, белеющий в лунном свете. В коридоре слышались шаги и трудно-классифицируемые звуки, напоминающие тихий смех. Я приподнялся на локтях, напряжённо прислушиваясь. Чьи-то неуклюжие ноги продолжали шаркать по коридору.
   Я встал, обернул вокруг пояса простыню и вышел из комнаты.
   Передо мной стоял человек. Он был ужасающе худ. Его тощее тело облегал линялый камзол с высоким воротником, на боку болтался кинжал. Спичкообразные ноги утопали в сапогах с широкими раструбами. Я подумал о том, что ему, наверное, приходится пихать в обувь старые газеты, чтобы хоть как-то удержать её на своих конечностях. Кроме того, человек этот мог здорово экономить на шампуне: ни единого волоса не произрастало на его голове; кожа имела мертвенно-бледный оттенок, вокруг глаз чернели тени.
   - Это ты выл ?- спросил я его.
   Ночной посетитель разжал тонкие, бескровные губы, обнажив острые клыки, и подтвердил мою догадку, издав точно такой звук, какой и разбудил меня.
   - Козёл,- сказал я ему.- Первый час ночи, нормальные люди спят в такое время. Лучше иди выть возле психушки, тамошнему персоналу это будет куда интересней, чем мне.
   После моей отповеди он шагнул назад и растворился в темноте, а я вернулся к себе, удивляясь тому, что таких вот типов пускают в места, где могут остановиться приличные люди.
   Вслед за этими мыслями ко мне пришёл сон.
   ***
   Франсуа влетел в мой номер под утро, когда ночь только-только отступила перед серым рассветом. Он ворвался с рёвом:
   - Ваша милость !!! Вы живы ?!
   Ничего спросонок не соображая, я выхватил из-под подушки кинжал и вскочил на ноги, готовый отразить нападение. Оруженосец повис у меня на шее, обливаясь слезами. В крайнем отражении я отпихнул его и спросил:
   - В чём дело, идиот ?
   В ответ Франсуа лишь издал несколько всхлипывающих звуков. Способность говорить вернулась к нему лишь после того, как я хорошенько треснул его кулаком по башке. И тогда оруженосец поведал мне историю, услышанную им под утро от случайно встреченной проститутки. Историю о том, что каждый год в определённое время в нашей гостинице появляется вампир.
   У меня открылись глаза. Вот почему хозяин гостиницы смотрел на меня так странно. Но ведь этот гад мог меня предупредить, а из-за него сорвалась такая возможность совершить рейтинговый подвиг !
   И я помчался вниз, чтобы набить ему рожу.
   Франсуа бежал за мной и рассказывал о том, что, по словам той проститутки, все обо всём давно знают, но городские власти не выделяют субсидий на уничтожение вампира, отговариваясь тем, что он ведь не появляется каждую ночь, а только раз в году. Вот если бы почаще, то они, конечно, денег бы дали...
   В коридоре стояло двое носилок, накрытых простынями, под которыми угадывались контуры человеческих тел. Я пронёсся мимо озабоченных людей в белых халатах и чёрных рясах, после чего выскочил на первый этаж, битком набитый полицейскими.
   В маленькой комнатушке, увешанной крестами и вязанками чеснока, бледный хозяин гостиницы с покрасневшими от бессонной ночи глазами давал показания следователю. Подобно урагану, я ворвался внутрь, сметая всех на своём пути, и так влепил мерзавцу в глаз, что у меня отнялась кисть. Хозяин гостиницы слетел со стула, а в меня вцепилось несколько пар крепких рук.
   После короткой, но ожесточённой борьбы я оказался выдворенным на улицу.
   ***
   Медленно тянулись, неохотно сменяя друг друга, унылые дни. Я проводил их в седле, и мой конь топтал земли Франции, Германии, Швейцарии, но нигде ничего не происходило. Словно какой-то злой рок тяготел надо мной. В своих странствия я не придерживался определённого маршрута, а ехал, куда глаза глядят. Иной раз, после бурной ночи, проведённой со случайно встреченными знакомыми или дамами полусвета, они смотрели у меня в совершенно разные стороны; в такие дни путь выбирал Франсуа.
   Из газет мы узнали о том, что Эрик выставил обеих баронесс в весьма неприглядном виде, покопавшись в их не очень отдалённом прошлом. Но моего доброго имени это не спасло - оно неумолимо ползло вниз в рейтинге европейских рыцарей.
   Находясь во власти мрачных предчувствий, я прибыл однажды в небольшой городок на юге Баварии и остановился в местной гостинице. Франсуа проследил за тем, чтобы мне постелили постель и принесли ужин, а затем оставил меня, сказав, что посмотрит телевизор в холле.
   Видел я такие просмотры - мой оруженосец уже успел перемигнуться с девицей лёгкого поведения. Но мне было наплевать. Я поужинал, выключил свет и забрался в постель.
   Сон не шёл ко мне. Изредка я проваливался в полудрёму, но каждый раз неизменно просыпался. А ведь весь день провёл в седле, устал, как собака. Несмотря на всё это, я никак не мог уснуть и ворочался на кровати, тихо ругаясь.
   До меня донёсся бой часов с городской ратуши - настала полночь. Да что же это со мной творится, в конце-то концов !
   В коридоре послышались осторожные шаги. Шло двое: женщина на каблуках и ещё кто-то в мягких туф-лях. Я загадал, что они займут соседний со мной номер, по правую сторону. Однако те двое остановились у моей двери, и на некоторое время воцарилась полная тишина. "Прислушиваются",- сообразил я. Затем в замок вдруг вставили ключ. Я осторожно достал кинжал из-под подушки и приготовился к драке.
   Дверь неслышно отворилась. Сквозь приоткрытые веки я увидел хозяина гостиницы, прикрывавшего рукой свет фонаря, а с ним - даму лет сорока, одетую по-дворянски. Последняя, по-видимому, явно чувствовала себя не в своей тарелке.
   - Он не проснётся ?- спросила дама трагическим шёпотом.
   - Да нет же !- ответил раздосадованный хозяин гостиницы.- Полчаса назад я отправил сюда его оруженосца с вином в счёт заведения, а там была такая доза снотворного, что и слона бы свалила. Рыцарь спит, можете не сомневаться, но я могу в любой момент его разбудить.
   - Не надо !
   - Да не кричите же ! Какого чёрта вам не хватает ! Вполне надёжный рыцарь, мало ли что о нём лепечут по телевизору ? Решайтесь.
   В ответ дама судорожно всхлипнула, и на некоторое время в комнате воцарилась тишина. Пока я понимал только одно - Франсуа вылакал вино, предназначенное для меня, и утром надо будет дать ему за это в морду.
   - Ну так что ?- поинтересовался хозяин гостиницы.
   - Я не могу,- еле слышно отозвалась дама.
   - Чего вы не можете ?
   - Я не могу пятнать свою честь, находясь в обществе этого человека.
   Этот ответ настолько меня взбесил, что я едва удержался от соблазна вскочить с постели и рассказать этой безмозглой кукле всё, что я о ней думаю. Честь она боится запятнать ! А есть она у тебя ?!
   Похоже, её провожатый тоже разозлился.
   - Чёрт с вами,- прошипел он.- Поделом вам будет. Только на том свете не говорите, будто бы я не пытался вам помочь.
   - Но как вы можете...- захныкала, было, дама, однако хозяин гостиницы не дал ей договорить.
   Схватив свою собеседницу за руку, он выволок её из комнаты. Дверь закрылась, ключ повернулся в замке. По коридору затопали удаляющиеся шаги.
   Я спрыгнул с кровати и подскочил к окну. Внизу стояла карета - и как это я не услышал её прибытия ? - рядом тлели два красных сигаретных огонька. Надо думать - кучер и форейтор.
   Я влез в кольчугу, застегнул на ней молнию, схватил меч. У дамочки серьёзные неприятности, а она, дура набитая, насмотревшись по телевизору идиотских передач, боится со мной связываться. Ланселота ей подавай. Держись, рыцарский рейтинг, сейчас я за тебя возьмусь.
   Где, чёрт подери, балахон ? Ага, вот он. По лестнице эту пару уже не догнать. Меч при мне, кинжал на поясе, щит не беру; вроде бы всё.
   Я перекинул плащ через плечо, распахнул окно и вцепился в виноградные лозы, обвивавшие всё здание гостиницы. Коварные стволы под тяжестью моего тела стремительно двинулись вниз, к земле. В результате, с высоты второго этажа, я наполовину упал, наполовину спрыгнул, приземлившись на четвереньки прямо у ног дворянки и трактирщика, направлявшихся к карете.
   Надо признать, их это впечатлило. Первая взвизгнула, второй подался назад.
   - Добрый вечер,- сказал я,- поднимаясь и отряхивая одежду. Мне приснилось, будто вам нужна моя помощь.
   Дама, до того стоявшая с открытым ртом, пришла в себя и нервно ответила:
   - Недостойно рыцаря подслушивать чужие разговоры.
   - Ага. А вламываться среди ночи в его комнату - достойно ?
   - Вы совершенно правы, господин рыцарь,- вмешался трактирщик.- Помогите этой женщине, иначе уже к утру её не будет в живых.
   - Что так скоро ?- удивился я.
   - Родовое проклятие. Впрочем, госпожа сама вам всё расскажет.
   С этими словами трактирщик поспешно удалился.
   - Надеюсь, вы понимаете,- сказал я даме.- После такого мне невозможно вас оставить.
   Подошли кучер с форейтором. Они смотрели как-то нехорошо, и я многозначительно побарабанил пальцами по рукоятке меча.
   - Хорошо,- сдалась дама.- Пойдёмте в карету.
   Я терпеть не могу всех этих родовых проклятий, когда какой-то дуралей доводит до белого каления своего давно усопшего пращура, а тот потом сживает со свету всю семью. Но в моём положении выбирать не приходилось.
   В карете я узнал о том, что неподалёку от владений моей собеседницы лет с триста тому располагался замок. Его владелец как-то по пьяному делу поцапался с курфюстом; кончилось это войной. Некоторое время она шла с переменным успехом, но в итоге замок осадили. Защитники его не пожелали сдаться на милость победителя и через три месяца вымерли от голода.
   Некоторое время спустя, в какую-то из годовщин падения замка, один из участников осады получил приглашение на торжественный ужин. Обещался фейерверк и выступление бродячей рок-группы. Всё это посвящалось победе курфюста и должно было состояться в павшем замке, к тому времени уже совершенно заброшенном и запущенном. Тот человек решил, что над ним глупо пошутили, никуда не поехал и в ту же ночь умер.
   Замок попытались снести, однако предприятие это оказалось чересчур дорогостоящим. К тому же во время демонтажных работ таинственным образом ломалось дорогущее оборудование, рабочих с инженерами настигали несчастные случаи, а порох для подрывов съедали крысы. На замок махнули рукой.
   Через год приглашение на торжество получил другой участник осады. Он отнёсся к нему внимательней, чем предшественник, и поехал в заброшенный замок, где его и нашли на следующее утро мёртвым. Снова началась эпопея со взрывами и сносом, но итоги были теми же, что и год назад.
   Между тем, неведомые мстители год за годом убирали всех, кто участвовал в осаде, не забыв и самого курфюста, который к тому времени пребывал в преклонном возрасте, затем пошли жёны и братья, дети и внуки. Развалины поливали святой водой, творили на них молебны, вызывали экстрасенсов, но приглашения аккуратно прибывали каждый год к новому адресату. Так погибли родители моей собеседницы...
   - Как, кстати, вас зовут ?- спросил я.
   - Не ваше дело.
   ... и вот теперь приглашение получила она сама.
   Мы помолчали. Карета покачивалась на неровностях дороги и тихо поскрипывала. Угораздило же меня ввязаться в такую переделку ! Впрочем, пора брать руководство операцией на себя.
   - Госпожа Не Ваше Дело, куда мы сейчас едем ?
   Дама обожгла меня злобным взглядом и нехотя ответила :
   - Ко мне. Я намерена провести ночь в гостиной за чтением молитв и уже вызвала священника. Хотелось, чтобы при этом со мной был и рыцарь, но все мои знакомые под различными предлогами отказались мне помочь. А поздним вечером в мой замок позвонил трактирщик - его кум служит у меня управляющим - и рассказал о вас.
   - Для чего вы ломали в моей комнате комедию, изображая оскорблённую невинность ? Не всё ли равно, что пишут обо мне в жёлтой прессе, главное, чтобы я был в состоянии вам помочь.
   Как и следовало ожидать, дама рассердилась. Она отвернулась и уставилась в окошко. Я некоторое время смотрел ей в затылок, удивляясь тому, как можно быть эдакой самовлюблённой гусыней, а затем сказал:
   - Распорядитесь, чтобы кучер поворачивал к зачарованному замку.
   Дама обернулась ко мне. Ужас, шок, негодование - все эти чувства разом овладели нею. Она вдавилась в дальний угол кареты и выставила вперёд руки, словно защищаясь от меня. Нет, ну что же это такое ? Не думает ли она, что я шучу и запугиваю её ?
   - Вы, кажется, меня не расслышали.
   - Н-нет. Нет, я не отдам такого распоряжения.
   - Поймите меня правильно. Я бы съездил туда сам. Но ведь приглашение получили вы, а следовательно без вас там со мной никто и разговаривать не станет.
   Жертва тёмных сил начала всхлипывать.
   - Из-за этого замка уже погибло множество людей,- продолжал я.- Думаете, никто из них не пытался отсидеться в своей норе, надеясь на молитвы ? И чем это заканчивалось ?
   - Те, кто приезжал туда, тоже умирали !- прорыдала моя попутчица.
   Не вступая более в бессмысленные споры, я переместился ближе к кучеру, просунул голову в специальное окошечко, служившее для того, чтобы пассажиры могли переговариваться со своим возницей, и позвал его:
   - Эй, почтеннейший !
   Кучер обернулся ко мне. Отпихнув даму, пытавшуюся оттащить меня назад, я распорядился:
   - Поворачивай к зачарованному замку.
   Стук копыт, скрип колёс и свист ветра заглушал мои слова, но кучер их услышал. Карета, тем не менее, продолжала ехать прямо.
   - Эй ! Ты что-то не понял ?
   Кучер снова обернулся ко мне.
   - А как же госпожа ?- спросил он.
   В глазах его светилась тоска.
   - Госпожа, разумеется, едет с нами. Поворачивай, животное, а не то,- я просунул в окошко руку с кинжалом,- мне придётся нарезать ремней из твоей спины.
   Сей довод возымел действие, кучер свернул налево, карета поехала по полю.
   С моей попутчицей случилась форменная истерика. Но если сперва она, никому не мешая, просто рыдала и билась головой о мягкую стенку кареты, то затем вдруг решила, что именно я - источник всех её несчастий и вцепилась мне в горло.
   Эта идея не привела меня в восторг. После непродолжительной борьбы я повалили даму на сиденье лицом вниз, заломил руки за спину и пообещал связать, если подобное повторится.
   Некоторое время мы мирно катили по полю. Моя соседка плакала и грозилась пожаловаться на меня королю, но я был непреклонен.
   Вскоре карета замедлила ход, и в окошке появилась озабоченная рожа кучера.
   - Уже почти на месте,- доложил он.- Так и ехать дальше ?
   - Уезжай неме... !- успела крикнуть дама, пока я не заткнул ей рот.
   - Так что ?- совсем растерялся кучер.
   - Вперёд, придурок !- рявкнул я, окончательно потеряв терпение.
   Ещё через некоторое время карета остановилась. Я выглянул наружу, разглядел при свете фонаря щербатые кирпичные стены и сказал своей спутнице:
   - Вот мы и приехали. Прошу в замок.
   - Я никуда не пойду,- ответила она, вцепившись обеими руками в сиденье.- Идите сами ! Нет, правда, вы же такой храбрый ! А я подожду вас здесь.
   - Чёрта с два, мы пойдём вместе,- ответил я, отдирая от сиденья её пальцы.- Или вы боитесь опорочить себя, появившись со мной в замке ?
   - Я проклятия боюсь !- завопила дама, уже наполовину вытащенная из кареты.- Да что ж вы со мной делаете ?! На помощь !
   - В рыло дам,- предупредил я форейтора, откликнувшегося на зов хозяйки.
   Она упиралась отчаянно. Я, однако, выволок её наружу, лягнул ногой кучера, попытавшегося освободить даму, и сказал:
   - Прошу.
   Торжественно войти в замок не получилось: моя спутница упиралась и хваталась за что попало. По дороге я был обозван всеми существующими ругательствами и вообще, узнал о себе множество любопытных вещей.
   Едва мы попали внутрь, как на даму свалилось новое потрясение: послышалось щёлканье бича, топот копыт и скрип каретных колёс.
   - Они уехали !- воскликнула она, совершенно потрясённая.
   - Совершенно верно,- ответил я, пытаясь осмотреться в скудном свете зажигалки.
   - Но почему они со мной так поступили ?
   - Когда вернёмся, я разобью им рожи.
   - Нет. Мы не вернёмся.
   С этими словами моя спутница ткнулась мне в грудь и разрыдалась. Я брезгливо оторвал её от себя и потащил наверх, где слышался гул голосов и звон посуды.
   ***
   В большом, щедро освещённом зале, за длинным столом сидели мертвецы. Едва моя спутница это увидела, как тут же плюхнулась в обморок - я едва успел её подхватить.
   Зрелище и в самом деле выглядело малопривлекательно: пирующие облезли, дранные одежды с трудом прикрывали иссохшие кости. При нашем появлении гомон стих, а те, у кого ещё остались глаза, наблюдали за тем, как я привожу даму в чувство.
   - Антуанетта фон Кох !- послышалось из-за стола.
   При этих словах моя спутница вздрогнула и открыла глаза. Произнёс их скелет в красном бархатном плаще, восседавший во главе стола.
   - Антуанетта фон Кох, я давно уже тебя жду.
   - Пожалуйста,- взмолилась моя спутница, прикладывая руку к сердцу,- не убивайте меня !
   - О чём ты говоришь ?- удивился главный мертвец.- Мы же не изверги какие-то. Вот твой предок - тот любил морить людей голодом.
   - Простите,- всхлипнула Антуанетта.
   - Ну, ты-то не виновата. Не стой у двери, проходи к столу. И ты, незнакомый рыцарь, тоже.
   Два скелета поднесли к столу рассохшиеся стулья. Когда мы аккуратно умостились на них, пирующие заметно оживились. Снова поднялся гомон, послышался смех.
   - Как твои дела, Антуанетта фон Кох ?- громко спросил главный.
   - Хорошо,- едва слышно пискнула моя соседка.
   - Ты развелась с мужем, любовник тебе изменяет. И это, по-твоему, хорошо ?
   Краска бросилась в лицо Антуанетте, однако возразить она не посмела.
   - Путешествуете, значит,- продолжал главный мертвец.- Правильно сделали, что зашли на огонёк. А мы вот пируем и веселимся.
   В подтверждение этих слов за столом раздался многоголосый хохот. Я и сам бы немало повеселился, предложи мне кто-нибудь подобную трапезу: все мясные блюда протухли и кишели червями, хлеб с сыром засохли и покрылись плесенью, вместо фруктов на столах лежали кучи гнили. Запах стоял неописуемый, но пирующие не могли оценить его по достоинству: почти что у всех отсутствовали носы.
   - Кушайте, - предложил нам главный, и Антуанетту едва не стошнило после этих слов.
   Я показал ей под столом кулак и ответил:
   - Мы ещё не нагуляли аппетит.
   - Расскажи тогда о своих подвигах,- попросил главный.
   - Боюсь, из меня скверный рассказчик, пока я трезв.
   - Что за чертовщина ?! Скучно как-то ! Верно, дружина ?!
   Дружина дала согласие, подняв гвалт за столом.
   Антуанетта попыталась что-то сказать, но я крепко сжал её пальцы и тихо шепнул:
   - Не вмешивайтесь в разговор, нас провоцируют.
   - Шут !- крикнул главный.
   На его зов явился изрядно потрепанный скелетик. В нём и костей-то не хватало, а уж из одеяния и вовсе уцелел лишь поеденный молью колпак с бубенчиками.
   - Скажи что-нибудь умное,- потребовал главный.
   - Я бы сказал,- незамедлительно отозвался шут.- Да разве ж ты поймёшь умное слово ?
   Главный, как показалось, рассердился.
   - Эй, кто-нибудь ! Отрубите ему голову !
   Ближайший к шуту воин выхватил меч и выполнил желание своего господина. Маленький черепок покатился по каменному полу.
   - Боже мой !- жалобно простонала Антуанетта.
   - Не люблю дерзостей,- объяснил нам главный.- Ненавижу, когда мне перечат. Да я...
   И не в силах выразить свою мысль словами, он грохнул по столу кулаком.
   Дружина уловила состояние своего командира.
   - Песню !- крикнул кто-то.
   - Песню !- проревел главный.
   - Вы хорошо поёте ?- спросил я Антуанетту.
   За столом грянула песня, призывавшая уничтожать врагов, где бы они не находились, истреблять их на земле, под водой, в небе, доставать мерзавцев даже из могилы.
   - И если проиграл ты бой,
   То, уходя в последний путь,
   Ты прихватить врага с собой
   В свой миг предсмертный не забудь.
   На Антуанетту было жалко смотреть: губы её тряслись, от слёз расползлась тушь на глазах. Я даже перестал подпевать и ободряюще стиснул ей колено.
   - Они нас непременно убьют,- прошептала Антуанетта.
   - И что ? Вы разве надеялись жить вечно ? Вот когда, убьют, тогда и будем плакать, а пока, кажется, всё в порядке, так что не хнычьте.
   Допев песню, воины потребовали вина. Тотчас засуетилась мёртвая прислуга, в зал вкатили бочонки. К нам с Антуанеттой подошёл однорукий скелет с подносом, на котором стояло два кубка. Я принял их.
   - Выпьем !- распорядился главный.
   Все, в том числе и я, подняли вверх руки с вином, лишь бокал Антуанетты остался сиротливо стоять на столе.
   - Это что ещё за новости ?- злобно прошипел я.- Немедленно возьмите !
   - Но я не буду пить !- ответила Антуанетта, глядя на меня с испугом.- Вино, наверное, отравленное.
   - Будете, иначе я затолкаю вам его в глотку вместе с бокалом.
   Мой вид, вероятно, был столь страшен, что Антуанетта покорно взяла бокал и по знаку главного сделала несколько глотков. Я выпил своё вино и принялся счищать плесень с куска сыра, надеясь превратить его во что-то съедобное.
   Антуанетта робко посмотрела на меня, затем, решившись, поставила свой бокал на стол и сказала главному:
   - Извините, но я не могу выпить всё сразу.
   А в зале стояла гробовая тишина.
   - Вильгельм,- произнёс, наконец, владелец замка.- Проверь.
   Мертвец, сидевший по правую руку от своего повелителя, поднялся и подошёл к нам.
   - Антуанетта выпила половину,- доложил он.- Бокал незнакомого рыцаря пуст.
   - Да вы что, смеётесь надо мной ?- удивился я.- Наливайте ещё ! Вино у вас просто замечательное, чего, конечно, не скажешь о закусках.
   - Выдержка - лет триста,- ответил Вильгельм и тут же рассыпался в прах.
   - Знай, Антуанетта,- заговорил главный.- Перед смертью мы все наложили на себя заклятие и обещали уничтожать наших убийц, их семьи и потомков до тех пор, пока кто-нибудь из них не разделит с нами трапезу или выпивку. До сегодняшней ночи никто из приглашённых нами не соглашался этого сделать. Ты сняла с нас заклятие. Я дарую тебе жизнь.
   Пока он говорил, мертвецы за столом рассыпались. Мы с Антуанеттой были совершенно потрясены увиденным. Последним в горсть пыли превратился главный, и красный плащ накрыл сверху то, что от него осталось. Тотчас же за этим событием погасли факелы и развалилась мебель, так что на пол мы падали в полной темноте.
   Из замка выбирались наощупь - я потерял зажигалку. На улице ярко светила луна, освещая бескрайнее поле вокруг.
   Идёмте отсюда,- предложил я Антуанетте.
   - Но в поле, наверное, змеи, мыши,- неуверенно ответила моя спутница.
   Её сотрясала крупная дрожь.
   - Предлагаете заночевать в замке ?
   - Нет, ни в коем случае ! - с ужасом воскликнула Антуанетта.- Давайте лучше уйдём.
   И мы двинулись в путь.
   Высохшая трава, щедро отягощённая росой в иных местах доставала нам до пояса; вскоре мы оба основательно промокли. С завидным постоянством через каждые минут семь моя спутница принималась хныкать и причитать. Меня это порядком бесило, но я держал себя в руках.
   До города было километров пятнадцать. Мы вышли на трассу, дрожа от холодного ветра. Мокрая одежда липла к телу, и я тихо ругался, выслушивая жалобы Антуанетты на усталость.
   Выручил поздний таксист, возвращавшийся в город. Он подобрал нас и подбросил до моей гостиницы. Трактирщик, разбуженный яростным стуком и бранью, выскочил на порог и накинулся на Антуанетту фон Кох с расспросами, а я тихо проскользнул в свой номер.
   Сон сразил меня мгновенно.
   ***
   Я созерцал футбол по телевизору, а Франсуа листал свежие газеты. Весь вчерашний день у меня был посвящён сну. С Антуанеттой я не связывался - у меня ещё не прошло нервное раздражение после общения с ней накануне. И потом, нашлись дела поинтересней. Поздно проснувшись, я основательно надрался, после чего пришёл в себя лишь к обеду.
   - Послушайте, ваша милость, а ту даму, с которой вы ездили в зачарованный замок случайно не зовут Антуанетта фон Кох ?
   - И что дальше ?
   - Все местные газеты просто воют о ней.
   - И немудрено. Лет триста над всей округой тяготело проклятие, а теперь его нет.
   - Да, тут так и пишут. Героиня, разрушившая проклятие. Женщина с сердцем льва.
   - Франсуа, ты меня отвлекаешь.
   - Да просто статьи интересные. Не оторвёшься. Вот интервью. Она рассказывает журналистам, что ездила в проклятый замок сама.
   - То есть ?
   - То есть, одна-одинёшенька. Да вы почитайте сами.
   У меня потемнело в глазах, кулаки стиснулись в бессильной ярости. Франсуа протягивал мне газету с аршинными заголовками, но я скомкал её и швырнул на пол. Меня трясло. Во мне кипела лютая злоба, не находя себе выхода. Дабы не попасть под горячую руку, Франсуа долго молчал, но затем подал голос:
   - Что будем делать ?
   - Ничего,- мрачно ответил я.- Как будто у меня есть выбор. Если я начну примазываться к успеху этой...
   - Рыцарственной женщины,- подсказал Франсуа.- Так в газете пишут.
   - ... то мой рейтинг падёт ещё ниже. Не придут же мертвецы свидетельствовать за меня. Собираемся.
   Франсуа управился со сборами ещё до конца матча. Когда я расплачивался за номер, трактирщик избегал смотреть мне в глаза - по всей видимости, ему было стыдно за Антуанетту фон Кох.
   ***
   Следующие три недели прошли в сплошных странствиях. На меня дважды нападали разбойники, что вышло им боком, затем я провёл рейтинговый бой с рыцарем, рекламировавшим фирму "Сони", и победил.
   Но всё это было не то.
   Приключения упорно не желали со мной происходить. Порой я впадал из-за этого в бешенство, и в такие минуты Франсуа держался от меня подальше. Обозреватели рыцарских журналов прогнозировали, что в итоговом рейтинге за год за мной останется двенадцатое-тринадцатое место. В таком случае рыцарь Круглого Стола сэр Кей станет ведущим в команде "Джи Ви Си", а мне этого жутко не хотелось.
   Между тем, надвигалась зима. Ночами чёрное, звёздное небо обдавало холодом запоздалых путников, а по утрам стенки нашего шатра покрывались изморозью. Это если, конечно, нам приходилось ночевать в поле, но я старался до такого не доводить. И всё же Франсуа частенько заходился в приступе хриплого, свистящего кашля, а меня начала посещать мысль о том, что в моём невезении есть что-то сверхъестественное.
   И в один пасмурный день я дал команду оруженосцу поворачивать к нашему замку.
   Поехали, конечно, не прямо, а с большим крюком. По дороге я ещё собирался заехать в Турин, на матч "Ювентус" - "Милан", поскольку давно уже не ходил на футбол.
   Но случилось так, что балбес Франсуа не взял билетов на поезд, а на коне было не поспеть. Поэтому пришлось остановиться в провинциальной гостинице и напиться в ближайшем кабаке. Франсуа поначалу поддерживал меня, но затем отчалил, обнимая легкодоступную женщину. Ещё один посетитель - водитель-дальнобойщик - с какой-то радости начал буянить и сломал кресло. Вышибала с кабатчиком вывели его на улицу разбираться. Я остался один.
   Мысли мои путались. Я развалился в кресле, вытянув ноги под столом, и уставился в потолок.
   - Эй, господин !- послышался голос.
   Я опустил глаза и увидел перед собой девушку в простой крестьянской одежде.
   - Мне нужен рыцарь, только чтобы он был сильным, смелым и хорошо владел оружием,- заявила она.- Вы не посоветуете кого-нибудь ?
   Вот они, плоды капитализма. Всякая мерзавка считает возможным запросто болтать с человеком благородного звания, да ещё и подшучивать над ним.
   - Всё, что тебе нужно - это добрая плеть,- возразил я.- И крепкая рука, её держащая. Пошла вон отсюда, холопка.
   - Господин рыцарь, не сердитесь. Я - ведьма.
   - А мне до этого какая забота ? По дороге сюда я видел монастырь иезуитов - там тебе будут рады.
   - Можно я сяду рядом с вами ?
   - Нет.
   - От этих иезуитов никакого толку, господин рыцарь. Уж я-то эту породу изучила. Мне нужна помощь. А вы - тот человек, который сможет мне её оказать.
   - Весьма польщён. Ты не можешь подняться на костёр без посторонней помощи ?
   - Ну что вы всё: иезуиты, костёр ! Разве вам меня не жаль ?
   - Абсолютно.
   - А я и не за себя прошу. В одном замке случилось несчастье.
   Я мигом подобрал ноги и упёрся локтями в стол. Несчастье - это хорошо. То есть, плохо, конечно, однако мой рейтинг может получить лекарство для роста.
   Ведьмочка улыбалась, глядя на меня.
   - Садись,- пригласил я её.
   Поведала она мне нечто интересное. Моя собеседница подрабатывала у одного князя, делая мелкие пакости его недругам. Всё шло хорошо, пока она не поцапалась со своей коллегой, гораздо более старшей и опытной. Та, недолго думая, обратила всех обитателей княжеского замка в камень.
   Молодой ведьме пришлось идти на поклон, но старшая лишь смеялась над нею. А моей собеседнице стало тесно в таком большом и просторном мире. Она осталась без кормильцев и защитников. Вероятно, дело ещё можно было уладить, но вмешалась инквизиция. Она пыталась заставить старшую ведьму снять проклятие, однако та упорствовала. Инквизиторы настаивали, вследствие чего колдунья не выдержала пыток и заживо провалилась в ад.
   Повалившись на колени, девушка принялась умолять меня спасти князя и его домочадцев.
   Я нахмурился и спросил:
   - Ты издеваешься ?
   Нет, она не издевалась. Сама ведьмочка проклятие снять не могла, но ей доподлинно известно, что обитателей замка можно расколдовать, окурив их горящей драконьей чешуёй. А кто ещё может надёргать её с дракона, если не сильный, смелый и мужественный рыцарь вроде меня ?
   Внутри у меня запели фанфары. Ну, наконец-то !
   - Мне всё ясно,- сказал я.- Когда ехать ?
   Ведьмочка вскочила на ноги и захлопала в ладоши.
   - Так вы согласны ? Я могу проводить вас хоть сейчас !
   - Завтра утром.
   - Хорошо. Просто прекрасно ! Мой хозяин вас щедро отблагодарит. А уж как поднимется ваш рейтинг !
   - Хватит, убирайся. О своём рейтинге я сам позабочусь.
   Ведьма вылетела на улицу, и в кабак тотчас вошли его хозяин с вышибалой.
   ***
   На другое утро мы выехали. Ведьма разместилась в тележке Франсуа; рот у неё не закрывался ни на минуту. За полтора часа, понадобившиеся нам, чтобы добраться до замка, мы узнали о ней всё, начиная с самого рождения. В конце концов, её болтовня утомила даже Франсуа, не говоря уже обо мне.
   Замок стоял в лесу, на берегу глубокого озера. Место таило в себе строгое очарование и прелесть полного совершенства. Должно быть, приятно жить в таком замке, но мне и мой нравится.
   - Вот,- сказала ведьмочка, заметно волнуясь.- А дракона найдёте, если будете ехать точно на север. Его логово километрах в десяти отсюда. Ну, я пойду ?
   - Куда ?
   - Прятаться. Пока проклятие не снято, мне нельзя появляться в замке, иначе умру.
   С этими словами она исчезла.
   Мы с Франсуа прошли мимо каменной стражи, миновали двор и проникли в жилые помещения.
   Кругом царило безмолвие. Повсюду стояли каменные изваяния, которые когда-то были слугами, солдатами, крестьянами. В зале, за столом, сидел князь со своей семьёй. Всё вокруг было укрыто толстым слоем пыли.
   Я прошёлся по залу, выглянул в окно. Обстановка наводила на меня мрачные мысли.
   - Интересно,- сказал я,- нельзя ли расколдовать их как-то иначе, не привлекая к этому делу драконов и прочих рептилий ?
   - Поцелуем - нет,- ответил Франсуа.
   Я сумрачно покосился на него и обнаружил, что пыль на губах миловидной княжеской дочери стёрта.
   - Ты что делаешь, шакал ?! За такие выходки я тебя сейчас отправлю солдат целовать !
   - Но я только хотел помочь ! Ваша милость ! Я же из самых лучших побуждений !
   - Рот закрой. Драконья чешуя сама по себе не горит. Раздобудь что-то вроде керосина. А я поехал. И смотри тут у меня !
   ***
   В лесу господствовала поздняя осень. Я кутался в плащ, дрожа от холода, конь медленно брёл по ковру из опавших листьев.
   С драконами мне приходилось иметь дело дважды. Первого я победил на заре своей карьеры, правда, потом долго отлёживался в постели с болезненными ожогами. Со вторым случилась ничья, но после нашей стычки он покинул места своего обитания.
   Драконы - твари сильные и коварные, это только в сказках с ними расправляются все, кому не лень. Просто так к ним не сунешься.
   Признаться, я не хотел убивать этого дракона. Он, вроде бы, на людей не нападал, во всяком случае, местное население ничего мне об этом не говорило, а я расспрашивал накануне вечером. Рассказывали, что он практически неуязвим, и, если вывести его из себя, убивает лошадь ударом хвоста.
   Местность становилась всё более пустынной, стали попадаться обугленные деревья, пропали птицы.
   На кой чёрт мне его злить, а тем более убивать ? Надо попытаться...
   - Эй, рыцарь !
   Я так задумался, что поначалу и не заметил субъекта в рыцарских доспехах, ехавшего прямо на меня.
   Мой конь остановился, не дожидаясь команды.
   - Признай, что фирма "Акаи" - лучшая в мире. Тогда я отпущу тебя живым и невредимым,- заявил этот хам.
   Я критически осмотрел его. Простой дорожный балахон с кольчугой под ним, на щите герб, девиз, трёхзначный рейтинговый номер. Вовремя его принесло, нечего сказать.
   - И чего же ты молчишь ?- спросил он.
   - Шёл бы ты отсюда, придурок,- ответил я.
   - Не понял. Ты кому это сказал ?
   - Тебе ! Надо бы конечно поучить тебя уму-разуму, но бесшумно этого не сделаешь, а мне бы не хотелось привлекать внимание дракона раньше времени. Он, конечно, почует меня и так, но есть...
   - Дракона ?- перебил меня незнакомый рыцарь.
   И глаза его, должно быть полезли из орбит под забралом шлёма.
   - Ты деревья видишь ?- спросил я его.- Вот эти, по-твоему, обуглились сами по себе ? А вонь ты не чувствуешь ?
   Рыцарь с логотипом "Акаи" на груди смутился.
   - Ладно,- сказал он.- Я же не знал, что ты к дракону. Удачи.
   Он пришпорил коня и торопливо скрылся. Я направился дальше.
   Вдали показалась пещера. Конь мой начал тревожно всхрапывать и вертеть головой, пытаясь укусить меня за ногу. Я соскочил с него и бросил поводья.
   Драться мне не очень хотелось. Что ж, попробуем решить дело мирно.
   Ещё не родился рыцарь, который может подкрасться к логову дракона незаметно. У меня, к сожалению, тоже не получилось. Стоило мне подойти к пещере, как оттуда вылез её обитатель. Он понюхал воздух и уставился на меня мутными со сна глазами.
   Здоровенный. Развесил уши, но кончик хвоста нервно подрагивает.
   - Рыцарь ?- спросил дракон.
   - Как видишь.
   - И что вы за народ ?- недовольно пробормотал дракон, почёсывая лапой за ухом.- Вечно вам чего-то не хватает. Биться со мной приехал ?
   - Сначала хотелось бы поговорить. О деле.
   - А из-за него стоило прерывать мой сон ?
   - Тебе решать. Ты можешь меня выслушать ?
   - Могу,- ответил дракон после некоторого раздумья.
   Похоже, он тоже не рвётся в драку. Тем лучше для одного из нас.
   - В последнее время у американских, японских и австралийских туристов пробудился интерес к европейскому рыцарству и его атрибутике.
   - Так,- сказал дракон, с недоумением глядя на меня.
   - Поддельные мечи, шлёмы и щиты расхватывают прямо в аэропорту.
   - Ну ?
   - Вот я и подумал: а что если предложить им чешую дракона ?
   - А ничего. Чешую я не дам.
   - Дурной ты. Смотри, сколько её у тебя.
   - Сказал же, что не дам. Мою чешую не берут ни меч, ни копьё, ни арбалетная стрела, а там, где я вырву хоть одну штучку, появится уязвимое место. Тебе-то, наверное, того и надо, а ?
   - Я подумал, что доход мы поделим пополам. Мой оруженосец купил бы тебе трёх-четырёх жирных бычков.
   - Свою чешую я смогу продать и сам,- вдруг заявил дракон.
   И в глазах его плясали жадные огоньки.
   - Успехов,- отозвался я.- Хотелось бы посмотреть, как ты это сделаешь.
   - А что такого ? Не дурней тебя !
   - Да, но я не дракон. И потенциальные покупатели не станут разбегаться от меня с визгом. Ладно, пойду поищу прибыли в другом месте.
   Но дракона уже зацепило упоминание о жирных бычках.
   - Погоди ! А почём ты хочешь продавать ?
   - Пока не знаю. Как брать будут. Но у тебя появятся уязвимые места.
   - Да стой же ты ! У меня есть прошлогодняя, оставшаяся от линьки.
   - Не пойдёт,- безжалостно сказал я.
   - Она не потеряла своих свойств и блестит так же. Всего год прошёл ! Я же не предлагаю тебе чешую столетней давности.
   - И часто ты линяешь ?
   - А тебе-то что ?
   Ведьма не говорила, что нельзя брать чешую, оставшуюся от линьки. Ладно, попробую, а если ничего не выйдет, вернусь ещё раз.
   - Что ж, тащи свою старую рухлядь.
   Дракон умчался в пещеру и через минуту вывалил мне под ноги кучу чешуи. Она и в самом деле смотрелась, будто новая.
   - Это много,- сказал я.- Пока возьму штучки три на пробу. Если дело выгорит, вернусь, и мы подпишем договор.
   - А если нет ?
   - Тогда, разумеется, не вернусь, и договор мы не подпишем.
   - Ты уж постарайся,- заволновался дракон.
   - Посмотрим, какой будет спрос.
   - Денег на рекламу не жалей.
   Я махнул ему рукой, взял три чешуйки побольше и направился к своему коню, который беспокойно фыркал и рыл копытом землю.
   - Я люблю бычков помоложе,- сообщил мне дракон.- Ты об этом не забудешь ?
   - Нет,- ответил я.
   И поскакал к заколдованному замку.
   ***
   - Достал топливо ?- спросил я оруженосца, стоявшего посреди зала с ведром в руке.
   - Вот. Вроде, керосин.
   - Обмакивай туда чешуйки и поджигай.
   Франсуа взял у меня одну штучку, поболтал нею в ведре, затем поджёг спичкой. Чешуйка загорелась зеленоватым пламенем, треща и разбрасывая искры.
   По залу пополз чёрный, удушливый дым. Франсуа вертел чешуйку в пальцах, старясь не обжечься.
   - Что-то не помогает,- заметил он.- Похоже, наша ведьмочка любит шутки шутить.
   По залу пронёсся лёгкий вздох, и все, у кого были подняты руки, опустили их. Франсуа вопросительно глянул на меня. Я пощупал шею ближайшего ко мне заколдованного и распорядился:
   - Жги дальше, они ещё твёрдые.
   Оруженосец воспламенил вторую чешуйку и принялся окуривать сидящих за столом.
   Люди начали оживать. По залу летели стоны, возгласы удивления и ругательства. Франсуа, удовлетворённый своей работой, выбросил огарки в окно.
   Князь попытался встать, но тотчас рухнул на место.
   - Чёрт,- сказал он.- Голова болит адски.
   Я подошёл к нему, представился.
   - Вы мне знакомы, видел по телевизору,- ответил князь.- Представляете, я был последним. Все каменели на моих глазах. Эй, Карл !
   Появился слуга, еле передвигающий ноги.
   - Звони в рыцарский Совет,- распорядился князь.- Скажешь, что мы расколдованы и дашь мне трубку.
   Я предупредил на всякий случай:
   - Дракон жив. Чешую для снятия проклятия я выудил у него хитростью.
   - Какая ещё чешуя ? Рассказывайте всё по порядку.
   ***
   Я лежал на диване в своей комнате и смотрел передачу, посвящённую рыцарям, занявшим первые десять мест в итоговом рейтинге за год. Рассказ о номере восемь - обо мне - шёл, конечно, не столь долго, как о лидерах, но выставил меня с весьма выгодной стороны. Оживление окаменевших бросило меня на пять позиций вверх. Сэр Кей надавал по ушам оборотню в лесах Шотландии, но сделал это слишком поздно и в итоге замкнул десятку.
   Вошла Эльвира, толкая перед собой маленькую тележку. Она (Эльвира) была одета в вызывающе короткое платье и чёрные, узорчатые колготки.
   - Я привезла кофе, коньяк и сигареты.
   - Вижу.
   - Ваша милость, а вы подарите мне что-нибудь в честь того, что попали в десятку ?
   - Я, помнится, сделал амнистию всем своим подданным. За верную службу ты должна была получить тридцать плетей и отсидеть неделю в подземелье. Так вот, всё это тебе прощается,- ответил я.
   - Да, ваша милость, и я уже порадовалась вашей доброте. И всё же вы могли бы сделать мне маленький подарочек, ведь мой муж - ваш оруженосец, и он...
   - Вон отсюда.
   Эльвира решила не искушать судьбу и торопливо вышла. Я подтянул к себе тележку и вдруг увидел на экране знакомое лицо.
   На лбу Антуанетты фон Кох выступили капли пота: дотошные телевизионщики пытали её, каким образом такой хрупкой на вид женщине удалось открыть тяжеленную, разбухшую от сырости дверь в зал (в ту ночь мне пришлось порядком с ней повозиться), и откуда в замке, среди обломков мебели и праха мертвецов взялась моя новенькая зажигалка с гербом и вензелем.
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
   О том, как рыцарь, выполняя королевскую
   волю, заодно нашёл себе новую птичницу.
   ***
   Холодным октябрьским днём, в сырую, ненастную погоду началась эта история. В королевских покоях, перед троном стояли три рыцаря: Жоселин д′Анкр, Вильгельм де Боерс и я. На троне сидел король. Мы только что вошли, и он внимательно разглядывал нас.
   В большом троном зале веяло прохладой, в покои прорывались сквозняки. Король поплотнее завернулся в мантию. Д′Анкр созерцал каменные плиты, коими был устлан пол, де Боерс изучал потолок, а я смотрел на сапоги короля, мягкие и тёплые. Никто из нас троих понятия не имел, для чего мы вызваны.
   - Итак, господа рыцари,- начал, было, король, но голос его дрогнул.
   Он прокашлялся и заговорил снова:
   - Итак, господа рыцари, я собрал вас здесь, чтобы просить о помощи.
   Брови д′Анкра от удивления поползли вверх, де Боерс что-то проворчал и смущённо переступил с ноги на ногу.
   - Мне известно о вас практически всё,- продолжал король.- Вы - как раз те, кто мне нужен.
   - Мы всегда рады служить вам, ваше величество,- ответил д′Анкр.
   - Тут дело вот в чём,- сказал король.- Беспокоит меня, да и многих других тоже, один тип.
   - Вы только покажите его мне, ваше величество,- вмешался де Боерс.- И я приму все меры к тому, чтобы он перестал вас беспокоить.
   - Для того-то вы и здесь. А дело, мой друг, вовсе не такое простое, как хотелось бы. Что вы можете ска-зать о некоем графе де Мерсьере ?
   - Слухов ходит много,- неопределённо отозвался д′Анкр.- Лично я наслышан о многих преступлениях, приписываемых его сиятельству.
   - Говорят, что граф водит дружбу с чернокнижниками, пьёт кровь новорожденных младенцев и умеет летать,- отчеканил де Боерс.
   - И вообще, он редкостная скотина,- закончил я, удивляясь про себя осведомлённости своих невольных товарищей.
   - Вот-вот,- задумчиво проговорил король.- В том-то и ужас положения. Действительно, скотина. Вряд ли существуют какие-то моральные принципы, способные внушить ему уважение. Я своими глазами видел листовку, которую люди графа приклеили к стене дворца. Очень любопытный документ. Там призывы к анархии, массовым убийствам и погромам. И некоторые уже прониклись.
   - А почему бы вам не казнить графа ?- поинтересовался де Боерс.
   - Не могу,- ответил король.- У графа огромные связи. Если я прикажу арестовать его, то придётся хватать и остальных, сами знаете, каково наше правосудие. К тому же, прямых доказательств вины графа у меня нет. А он готовит переворот, это мне точно известно. И восстание крестьян.
   - Ходят упорные слухи о том, что его сиятельство устраивает для своего развлечения гладиаторские бои со смертельным исходом,- заметил д′Анкр.- Есть версия, будто бы для этой цели он похищает рыцарей и, уж не знаю как, заставляет их сражаться со своими бойцами. Так погибли шевалье де...
   - Знаю,- перебил король.- Мне об этом докладывали. Но доказательств нет.
   - Детей он тоже похищает,- заметил де Боерс.- Это достоверный факт.
   - У вас есть свидетели этому ?- спросил король.
   Я тоже попытался вспомнить хоть что-нибудь о графе де Мерсьере, но ничего толкового в голову не лезло.
   - Но, занимаясь всем этим, его сиятельство просто не может не оставлять следов своих преступлений,- предположил д′Анкр.
   - Их ещё надо найти,- ответил король.- А как что-то найдёшь, если о каждом моём шаге тут же становится известно графу ?
   - И о нашей встрече он тоже узнает ?- полюбопытствовал я
   На этот вопрос никто не ответил.
   - Ваше величество, а давайте я вызову его на поединок,- предложил де Боерс.
   - Так погиб шевалье дю Крюссон,- сообщил ему король.- Граф принял вызов, они договорились о месте и времени проведения поединка. Затем вдруг шевалье исчез. А через некоторое время его тело нашли крестьяне в поле. Граф де Мерсьер - просто бесчестный убийца.
   - Но ведь его можно отравить, пристрелить, зарезать из-за угла,- сказал д′Анкр.- Эти методы успешно применяет сам граф.
   - У него охрана ещё получше моей,- с кривой ухмылкой заметил король.
   Мы помолчали. Король почесал в затылке и прервал паузу:
   - Следовательно, ситуация такова. Если дать графу волю, то через некоторое время в стране начнётся смута. Террор, убийства, насилие станут обыденными вещами. Граф метит на моё место и не остановится ни перед чем для достижения своей цели. Законным путём я прижать его не могу, но есть иные методы.
   - И мы должны...- заговорил, было де Боерс.
   - Убить мерзавца !- вдруг закричал король.- Другого выхода нет !
   Мы все переглянулись между собой.
   - Простите, господа рыцари,- продолжал король.- Нервы ни к чёрту. Да, я знаю, что вы не убийцы и не палачи. У меня поначалу язык не поворачивался предложить вам подобное. Но что же мне делать ? Верных людей становится всё меньше. Вассалы шепчутся у меня за спиной. Приказывать не стану.
   - Я в вашем распоряжении,- незамедлительно ответил д′Анкр.- Всегда рад служить вашему величеству, к тому же с графом у меня свои счёты.
   - Вам ли не знать о моей преданности, ваше величество ?- спросил де Боерс.- За вас я и в огонь, и в воду.
   Возможно ли мне было после всего этого ответить отрицательно ? Разумеется, нет. Лично мне граф ничего плохого не сделал, но если всё, что о нём говорят - правда (а можно ли сомневаться в словах самого короля ?), то как такого не убить ?
   Король встал с трона и прошёлся перед нами.
   - Не надо громких слов,- сказал он.- И не рассчитывайте на мою помощь - навряд ли я смогу вам её оказать. Просто будьте осторожны.
   Он помолчал немного и добавил:
   - Господа рыцари, вы свободны.
   Мы двинулись к выходу, но король вдруг распорядился:
   - Стойте !
   Он подошёл к нам и поправил сползшую набок застёжку от плаща на груди де Боерса.
   - И ни в коем случае не пытайтесь с ним договариваться,- посоветовал затем король.- Это невероятно опасный человек. Бейте первыми.
   - Мы это учтём, ваше величество,- ответил д′Анкр.
   - Идите.
   Мы повернулись и зашагали к выходу. Я уже взялся за позолоченную дверную ручку, когда снова раздался окрик:
   - Стойте !
   Мы замерли на месте. Король подошёл к нам, пожал каждому руку.
   - Бог да поможет вам, господа рыцари,- сказал он.- Я буду ждать от вас вестей.
   ***
   - Бог в таких делах - никуда не годный помощник,- говорил де Боерс, пуская из ноздрей сигаретный дым.- Он не предупредит о том, что за углом спрятался убийца и не прикроет в бою щитом.
   Д′Анкр покосился на него с любопытством, словно тот был каким-то редкостным насекомым, и ответил:
   - Ты удивительно приземлённый тип, де Боерс. Его величество волнуется за нас и призывает нам на помощь высшие силы.
   Высказавшись, он продолжил подравнивать специальной пилочкой ногти на своих длинных и тонких, почти женских пальцах.
   - Эти высшие силы ещё ни разу мне не помогли,- признался де Боерс.- Всё время приходится рассчитывать только на себя. Мы водку будем пить, или как ?
   - Чего ты спрашиваешь ?- оживился я.- Заказывай, твоя очередь.
   Де Боерс поднял руку, призывая официанта. Пока он делал заказ, я разглядывал обоих своих товарищей, о которых раньше знал лишь понаслышке.
   Флегматичного д′Анкра, страстно влюблённого в самого себя, можно было принять в лучшем случае за изнеженного маменькиного сынка. Но две засушенных драконьих башки над воротами его замка красноречиво свидетельствовали о том, что первое впечатление ошибочно.
   Голландца де Боерса в своё время наш король вырвал из лап инквизиторов, поэтому трудно было найти более ярого роялиста, чем наш третий товарищ. Он был невысок ростом, зато крепок и вынослив; на коне ездил, как кентавр. Этот с драконами не дрался, но зато имел целую гору кубков, выигранных в различных рыцарских турнирах.
   - Где будем искать графа ?- спросил де Боерс, выпив водки.- Что-то не нравится мне эта история, поскорее бы с ней покончить.
   - Он может быть везде,- отозвался д′Анкр.- Сегодня в Париже, завтра - в Лионе. Ты едешь за ним в Лион, а тебе говорят, что он давно уже в Бордо. Но и там графа де Мерсьера найти не удаётся, ибо его уже и след простыл. Ты отчаиваешься, посылаешь всех к черту, идёшь в кабак, чтобы надраться, и первый же, кто тебе там попадается - это его сиятельство.
   Признаться, я вздрогнул и огляделся по сторонам. Но ресторанчик, в котором мы разрабатывали план убиения графа де Мерсьера, был почти пуст. Де Боерс взялся разливать по стаканам новую порцию.
   - Почему-то не верится мне в то, что из убийства графа выйдет что-то хорошее,- заметил д′Анкр, пощипывая мочку уха.- Хотя, кто знает.
   - Король, наверное, всё хорошо обдумал, прежде чем дать нам такое поручение,- ответил ему де Боерс.- И ты, помнится, обещал его выполнить. А если тебе уже не хочется встревать в это дело, то так и скажи, обойдёмся без тебя.
   Д′Анкр злобно уставился на де Боерса. Тот ответил ему не менее свирепым взглядом. Пару минут они молча таращились другу на друга, и будь у них шерсть на загривках, она давно бы уже встала дыбом. Смотреть на это было неприятно, и я вмешался:
   - Дальше что ? Дайте друг другу по морде и остыньте. Скажи-ка, д′Анкр, где, по-твоему, граф может быть сейчас ?
   - Есть три места,- ответил тот, неохотно отводя взгляд от де Боерса,- в которых его сиятельство может находиться с большей или меньшей степенью вероятности. Это его дом в Париже, вилла под Марселем и родовой замок в Бургундии. Я склоняюсь к мысли, что в данный момент он пребывает на вилле.
   В де Боерса уже вселился бес противоречия. И он не мог не возразить:
   - С чего бы это ? В такую холодину и слякоть - на море ?
   - Граф должен быть прекрасно осведомлён о нашем визите во дворец его величества. Два и два он сложить умеет. Наверняка граф догадался о том, что мы пущены по его следу,- терпеливо объяснил д′Анкр.- Насколько я знаю графа...
   - Ты знаком с ним лично ?- перебил де Боерс.
   - Да, а разве это запрещено ? Так вот, догадываясь об угрозе, исходящей от нас, он отправится туда, где мы будем наименее расположены его искать, то есть на виллу.
   - Неужели ты считаешь, что граф нас боится ?- спросил я.
   - Его сиятельство - человек осторожный,- ответил д′Анкр.- И не полезет на рожон, как некоторые из нашей компании, а сначала всё хорошенько обдумает и взвесит. Скоро будет самолёт на Марсель; я надеюсь на то, что вы будете благоразумны и полетите со мной.
   - Чёрта с два,- незамедлительно откликнулся де Боерс.- Лично я еду в Бургундию. Если там находится родовой замок графа, то рано или поздно он в нём объявится.
   Я не хотел открыто становиться на чью-либо сторону и поэтому ответил так:
   - А мне, стало быть, остаётся Париж.
   - Скверно, что мы разделились,- сказал д′Анкр с некоторой досадой.- Ну да ладно. У меня в Париже есть надёжный человек, связь будем держать через него. Я сейчас позвоню ему и предупрежу обо всём. Перепишите телефон. Он будет говорить с вами только после того, как вы назовёте пароль...
   - Мы вот когда пацанами в войну играли, то у нас тоже были какие-то пароли, тайные явки,- перебил его де Боерс, обращаясь ко мне.- Прямо не могли без этого. Я и не думал, что опять доживусь до такого. Мы...
   - Хочу посмотреть, как ты запоёшь, если шпион графа прознает об этом телефоне,- в свою очередь перебил де Боерса задетый за живое д′Анкр,- после чего представится твоим именем, друг мой, и выведает все наши планы. Паролем будут слова: "верность трону".
   - Чушь собачья,- ответил де Боерс, болезненно морщась.
   - И всё-таки я на этом настаиваю. Переписывайте телефон, мне пора в аэропорт.
   С этими словами д′Анкр откланялся. Мы с де Боерсом приговорили ещё по бутылке, после чего разош-лись по гостиницам.
   ***
   Торчать в Париже мне было совершенно необязательно. Я надеялся отыскать графа при помощи Эрика, и с этой надеждой преспокойно отправился в свой замок.
   Но перед отъездом со мной произошла прелюбопытнейшая история. Пока Франсуа паковал вещи, готовясь к отбытию из Парижа, я отправился попить пивка в ближайший к моей гостинице кабак. Внутри никого не было, я постучал монетой по стойке, но на этот чарующий звук не отозвалась ни одна живая душа. А из-за закрытой кухонной двери слышался неясный голос.
   Мне не хотелось тащиться в другой кабак. Поэтому я зашёл за стойку, заглянул на кухню и увидел следующую картину: у остывшей плиты на низенькой скамейке сидела бедно одетая девушка, с ненавистью глядя на кабатчика, который держал перед ней поднос с хлебом, мясом и блюдцем густого, янтарного мёда.
   - Ай, какая вкуснотища,- приговаривал он.- Сам бы ел, да хочу тебя накормить. Ну, будь умницей, расскажи мне то, о чём тебя спрашивали.
   Девушка молчала, испепеляя его взглядом.
   - Что у вас тут творится ?- спросил я.
   Кабатчик, едва не выронив поднос, уставился на меня со злобой и удивлением. Девушка вскочила со своей скамейки и быстро затараторила:
   - Господин, этот человек морит меня голодом, склоняя к сожительству. Ведь я совсем одна на белом свете, и некому за меня заступиться.
   Кабатчик едва не задохнулся от возмущения.
   - Да что... Да как... Сударь ! Неужели вы поверите этой бродяжке ?!
   Пока он говорил, девушка схватила с подноса хлеб и мясо. Мне ещё не доводилось видеть, чтобы кто-то ел с такой жадностью.
   Кабатчик метнулся, было, к ней, но остановился, перехватив мой не слишком дружелюбный взгляд.
   - Тебе несладко придётся на суде, милейший,- заметил я.
   Кабатчик молчал, в ярости покусывая губы.
   - Я его прощаю,- сказала девушка.- Только вы, господин, будьте такой добренький, постойте тут с ним немного, пока я не убегу подальше. А то он опять меня схватит и посадит в холодный подвал.
   С этими словами она щедро обмакнула оставшийся у неё кусок хлеба в мёд и выскочила за дверь.
   - Вы напрасно так поступили,- заявил кабатчик, в сердцах швырнув поднос на пол.
   - Уж не намерен ли ты угрожать мне ?- полюбопытствовал я.
   - Сударь, ведь вы даже не знаете, за кого заступились !
   - За девушку, которую ты морил голодом.
   - Так ведь по ней давно уже плачет топор палача ! Она - настоящая преступница ! И меня тоже обворова-ла !
   - Что же ты в таком случае не сдал её в полицию ?
   Кабатчик стиснул зубы и молчал до тех пор, пока я не выпил пиво и не ушёл.
   ***
   Франсуа не слишком обрадовал столь скорый, по его мнению, отъезд из Парижа. Он правил своей лошадью, съёжившись от холода и терзая меня рассказом о том, как ему удалось познакомиться с милой, доброй, симпатичной, ласковой, покладистой служаночкой. Ещё он говорил о большой любви, которая случается раз в тысячу лет, и воспета Шекспиром, Петраркой, а также одним типом по имени Джованни Боккаччо.
   - Франсуа,- сказал я, утомившись от его болтовни.- У тебя есть жена.
   - Не растравливайте душу, ваша милость.
   Ближе к вечеру пошёл дождь; мы промокли и замёрзли. Франсуа скулил, жалуясь на непогоду, словно это я был виноват в том, что на дворе стояла поздняя осень. У меня уже совсем лопнуло терпение, но тут впереди показалась деревня. Мы прибавили ходу и вскоре уже сидели у очага в уютной придорожной гостинице.
   Трактирщик приготовил нам ужин и отправил жену стелить постели в наших комнатах. Мы поели, после чего Франсуа объявил о том, что хочет спать, и ушёл, оставив меня у очага с бутылкой вина.
   В трактире находилось ещё четыре человека. Один из них был похож на дворянина и сидел у окна, отдельно от всех. Трое остальных держались вместе; они пили водку и заедали её салатом. Трактирщик стоял за стойкой и вытирал вымытые тарелки.
   На улице стало совсем темно, и дождь прекратился, но оконные стёкла порой вздрагивали от порывов холодного ветра. Дворянин допил своё вино и вышел на улицу. Мне показалось, что он слегка кивнул тем троим, но я не могу за это ручаться, ибо меня разморило от тепла, и глаза застлали винные пары. Трактирщик зевал во весь рот; мне подумалось о том, что пора уже отправляться спать.
   Я поднялся на ноги, и одновременно со мной вскочили те трое. В руке у ближайшего ко мне был топор.
   Я тотчас выхватил из ножен меч и, прежде чем тот тип успел замахнуться, насадил его на клинок, проткнув мерзавца насквозь. Нападавший охнул и упал.
   - Это ещё что,- сказал я двоим оставшимся.- Вот у меня есть друг - так тот ударом меча плашмя может перебить позвоночник.
   Мои противники не ответили. Топоры у них лежали на лавке под мокрым плащом; слушая мои речи, они вооружились. Я бросился на них с мечом, и враги отступили к окну. Теперь меня и незнакомцев, проявивших столь навязчивое внимание к моей скромной персоне, разделял стол. На нём стояли стаканы, недопитая водка, недоеденный салат, солонка и перечница. Я быстро вылил остаток водки в стакан, щедрой рукой сыпанул туда же перца и выплеснул эту адскую смесь в рожу одного из противников. Пока он, вопя благим матом, тёр глаза, второй отведал моего меча и упокоился на полу.
   - Господин, не убивайте меня !- взмолился пострадавший от перцовой настойки.- Пощадите !
   - Вот незадача, а я как раз собирался тебя прикончить. Кто тебе велел напасть на меня, скотина ?
   - Тот господин у окна, да вы сами его видели !
   - Кто он ?
   - Клянусь, я не знаю ! Он нам заплатил, возьмите эти деньги, только не убивайте ! У меня двое детей !
   Я толкнул его, отчего он повалился на пол. Из-под его крепко сжатых век катились слёзы, рожа была мо-крой и усеянной крупинками перца. Я обернулся к трактирщику, равнодушно созерцавшему побоище, и спросил:
   - Ты знаешь этих типов ?
   - Нет, господин, у нас придорожная гостиница. Из местных сюда никто не ходит, только приезжие, вот как вы.
   - А того дворянина раньше видел ? Он снял у тебя комнату ?
   - Нет, раньше не видел, да и сегодня не разглядел; комнату не снимал и даже коня расседлывать не велел.
   Я выскочил на улицу. Вдали, в стороне от деревни слышался отдалённый конский топот. Ну что ж, этого упустил, однако не мешает посмотреть, не готовят ли мне ещё какой-нибудь сюрприз.
   Деревня спала, ни одно окно не светилось. Небо затянули плотные облака, и вокруг ни черта не было видно. Я огляделся по сторонам и заметил холм, выступающий из тьмы на окраине деревни. Мне подумалось, что неплохо было бы залезть на него - вдруг сверху удастся что-то разглядеть. И я отправился туда.
   На холме ещё осталась редкая, жухлая трава, но ноги всё равно скользили на раскисшей от дождей земле. И кой чёрт понёс меня сюда ? Я старательно карабкался наверх, тихо ругаясь, как вдруг...
   Первое время мне казалось это наваждением, но и в самом деле неподалёку слышались чавкающие шаги, пыхтение и негромкая брань. Кто-то карабкался на холм с другой стороны.
   Я замер на месте. Из тьмы выплыла фигура в женском платье. Немало поразившись этому обстоятельству, я окликнул свою нечаянную соседку:
   - Кто здесь ?
   И в этот момент позади неё щёлкнул арбалетный крючок.
   В такие минуты нельзя терять присутствие духа, долго думать и анализировать. Женщину отделяло от меня шага два, не более; я прыгнул на неё, повалил на землю и накрыл собой. Тотчас же арбалетная стрела пребольно ударила меня под лопатку, но верная и испытанная кольчуга в который раз позволила мне отсрочить своё торжественное появление в аду. Сзади послышались торопливые шаги, удаляющиеся по направлению к деревне.
   Нечего было и думать преследовать стрелка по такой темноте, да ещё в незнакомом месте. Морщась от боли, я встал на ноги, поднял лежавшую ничком, ошалевшую и перепуганную незнакомку и обнаружил в ней вчерашнюю девушку из кабака, что почему-то совершенно меня не удивило.
   - Ну вот, вываляли меня в грязи,- сказала она, чуть не плача.- А ещё рыцарь. Как я теперь на людях пока-жусь ?
   - Не извольте сердиться, юная нищенка,- ответил я и, опустившись на корточки, нашарил стрелу, упавшую неподалёку.
   - Сердиться ?- переспросила девушка.- Да не будь вы рыцарем, я бы как дала вам по башке !
   - Держи на память,- сказал я, протягивая ей стрелу.
   - Что это ?!- ахнула она.
   - Да тут один тип собирался отправить меня к праотцам, но чуть в тебя не попал. Паршивый стрелок, хоть и палит на голос.
   - Господи, что за люди,- пробормотала девушка.
   - Ты хочешь хлеба, мяса и мёда ?
   - Вы дразнитесь,- укоризненно сказала девушка.- Хочу. Последний раз я ела прошлым вечером, и меню было как раз то, что вы сейчас назвали.
   - Тогда пойдём со мной.
   Мы побрели вниз. Я внимательно прислушивался, но ничего экстраординарного в округе больше не происходило.
   В трактире его хозяин подозрительно покосился на девушку, обеими руками сжимавшую тяжёлую стрелу, и сообщил:
   - А ваш приятель сбежал. Прополоскал рожу водой и дал дёру. Глаза красные, слезятся - смотреть страшно. Трупы сложили на конюшне.
   - Можешь взять их себе,- разрешил я.
   Жена трактирщика вытерла с пола кровавые следы недавней драки. Я заказал ужин для девушки, сел к огню и принялся рассматривать её. Милая девица, личико приятное, сложена хорошо. Платье хоть и ветхое, но аккуратно заштопанное. Правда, в грязи я её довольно-таки основательно вывалял.
   - Слушай, ты всегда ешь так, как будто это у тебя последний раз в жизни ?
   Бедная девушка отложила вилку в сторону.
   - Боже мой, вы меня просто в краску вогнали,- ответила она.- Так получилось, что в последнее время мне не так уж часто приходится этим заниматься.
   - Да ты кушай, не обращай на меня внимания. Хочешь, я возьму тебя к себе в замок ? И работёнка найдётся - будешь выгребать дерьмо из курятников.
   Моя собеседница улыбнулась.
   - Вы очень добры, раз предлагаете мне своё покровительство, даже не зная, как меня зовут.
   - А как тебя зовут ?
   - Жанна.
   - Представь себе, я так и думал. Таких, как ты, бродяжек всегда зовут Жаннами.
   Девушка продолжала мило улыбаться.
   - Вы, наверное, будете мне много платить за работу в курятнике,- предположила она.
   - Ну, в твоём-то положении перебирать не приходится. Не знаю, что для тебя много, а что - нет, но, по крайней мере, есть будешь каждый день и сменишь свои лохмотья на что-нибудь более подобающее такой симпатичной девушке, как ты.
   Жанна вскочила на ноги.
   - Ой,- сказала она.- Господин трактирщик, мне же надо постирать платье.
   - А о чём ты раньше думала ?- проворчал тот.- Моя жена пошла спать. И кто, скажи на милость, будет греть для тебя воду в такое время ?
   - Я постираю сама. И в холодной воде. Только дайте мне немного стирального порошка и какой-нибудь халат с полотенцем, чтобы я могла помыться и переодеться.
   - Пойдём,- сказал ей трактирщик.
   - Да, почтеннейший, как насчёт комнаты для девушки ?- поинтересовался я.
   Тот с озабоченным видом почесал затылок и сообщил:
   - А свободных комнат у меня уже нет. Простите великодушно, господин рыцарь, я думал, вы привели девушку, чтобы она спала с вами.
   - Я прекрасно проведу ночь здесь, у огня,- уверила нас Жанна.- Мне не привыкать.
   Она ушла с трактирщиком, а я крепко задумался. Итак, охота на меня уже началась. Похоже, скучать в ближайшее время мне не придётся.
   Вернулся трактирщик.
   - Стирает,- доложил он.- Кстати, господин рыцарь, не моё это дело, но девочка что-то мало смахивает на простолюдинку. Сдаётся мне, она такая же бродяжка Жанна, как я - король Ричард Львиное Сердце.
   - Подумать только, ваше величество, где довелось встретиться ! Есть в этом заведении телефон ?
   Трактирщик плюнул и показал мне аппарат за стойкой. Я подождал, когда он уйдёт спать, и набрал номер, оставленный д′Анкром.
   Доверенное его лицо оказалось женщиной, что, правда, ничуть меня не удивило.
   - Верность трону,- сказал я.- Как там дела у моих приятелей д′Анкра с де Боерсом ?
   - Господин д′Анкр уже на месте, но графа пока не нашёл. От господина де Боерса ничего нет.
   - Передайте им, чтобы были настороже. На меня только что совершили покушение.
   - Господи ! - ужаснулась наша связная.- С вами всё в порядке ?
   - Пока что да. Спокойной ночи.
   И я положил трубку.
   За стеной плескалась вода, и Жанна что-то тихо напевала. Я побрёл в свою комнату. Хорошая девушка, жаль будет такую утратить. Я был уверен в том, что к утру её и след простынет.
   ***
   Разбудил меня Франсуа.
   - Поехали, ваша милость,- сказал он.- День такой хороший, солнце светит. Не придётся под дождём киснуть.
   Я оделся и отправился умываться.
   К моему несказанному удивлению Жанна оказалась на месте. Она помогала жене трактирщика готовить завтрак.
   - Доброе утро, господин рыцарь ! Вы ещё не передумали взять меня к себе ? Знаете, я очень люблю разных домашних птичек, они такие забавные. Только не заставляйте меня их резать, пусть это кто-то другой делает. Я не смогу, мне жалко.
   - Ничего я не передумал. Кстати, познакомься - мой оруженосец Франсуа. Он - лодырь, бабник и пьяница, зато верный и преданный. Франсуа, это - Жанна, наша новая птичница.
   - Здравствуй, Франсуа. Мне очень приятно с тобой познакомиться.
   - Мне ещё приятнее,- буркнул оруженосец.
   Трактирщик подал на стол. Я обрадовал его тем, что мы уезжаем, и велел принести счёт.
   - Господин рыцарь, я должна вам кое-что сказать,- сообщила Жанна за завтраком.- Мне иногда надо будет отлучаться из вашего замка. Это не прихоть, а необходимость. Вы не будете против ?
   - Опять тебя кто-то схватит и будет морить голодом.
   - Нет, я теперь буду осторожна и никому не попадусь.
   Она улыбалась так мило, что спорить с ней совершенно не хотелось.
   - Ладно,- ответил я.
   Франсуа за завтраком не проронил ни слова.
   На улице светило бессильное октябрьское солнце, озаряя убогую деревню, непаханое, чёрное поле и дорогу, убранную грязными лужами. Я пошёл посмотреть, как седлают коня, а Франсуа притащил наши вещи.
   - Что это у тебя сегодня рожа такая кислая ?- поинтересовался я.
   - Да девочка уж больно хороша. Я бы за ней с удовольствием приволокнулся, но вижу, что и вы на неё смотрите совсем не по-братски.
   - Волочись за своей женой,- посоветовал я, хлопая оруженосца по плечу.
   Когда вещи были уложены, конь осёдлан, а лошадь Франсуа запряжена, пришла Жанна и залезла в повозку. Мы отправились домой.
   ***
   По прибытию в замок я первым делом взялся за телефон. Франсуа собрал вокруг себя слушательскую аудиторию и рассказывал о наших с ним приключениям в пути. Жанна скромно стояла в сторонке.
   - Верность трону,- сказал я, когда связная ответила на мой звонок.- Что там поделывают д′Анкр с де Бо-ерсом ?
   - Господин де Боерс подвергся в Бургундии нападению. С ним всё в порядке. Господина д′Анкра вызвал на поединок странствующий рыцарь и нанёс ему небольшую рану, но в целом всё обошлось. Графа никто из них не видел.
   - Как и я. Со мной пока всё нормально.
   Пока шёл этот разговор, слуги накрывали на стол. За обедом я представил всем Жанну и велел служанке, временно исполнявшей обязанности птичницы, ввести новенькую в курс дела.
   - Слышал новость ?- спросил меня Эрик после того, как подали вторую перемену блюд.
   - И слышать не хочу. У меня к тебе поручение, Эрик. Ты должен разыскать графа де Мерсьера.
   - У меня есть досье на него,- задумчиво проговорил мой старый наставник.- Опасная личность.
   - Плевать на досье. Он нужен мне лично.
   - Сейчас я его тебе из-за пазухи выну,- проворчал Эрик.- У меня есть пара смышленых парней, они переоденутся нищими и всё выведают. Так тебя устроит ? Ну а теперь я всё-таки поведаю тебе одну сногсшибательную новость. Маркиза Аделина де Шарго сбежала из дому.
   - Тоже мне новость. В Париже об этом уже с неделю говорят.
   - А обстоятельства побега тебе известны ?
   - Не интересовался.
   - Маркиза рано потеряла родителей. В обязанности её опекуна входит выдача девушки замуж. Вот он и сговорился с одним графом.
   - Не с де Мерсьером, часом ?- полюбопытствовал я.
   - С графом де ла Торрес из Испании. Ходят слухи о том, что опекуну была обещана солидная взятка в случае успеха этой авантюры. Да вот только сама маркиза наотрез отказалась от замужества, ссылаясь на то, что жених слишком стар.
   - Странная какая-то,- заметил я.- Не всем же выходить замуж за молодых, на ком-то и старые жениться должны.
   - Опекун настаивал, и тогда маркиза попросту сбежала, не взяв с собой практически ничего. Есть подозрение, будто она бродит по стране, переодевшись в простолюдинку.
   - А что опекун ?
   - Он пришёл в бешенство и объявил о том, что выдаст маркизу замуж за первого, кто её найдёт. Людишки уже засуетились. Ты знаешь, какое за ней дают приданое ?
   - Не знаю. Мне нет никакого дела до сбежавшей маркизы и её денег.
   - Вот дурень ! Деньги ещё никогда никому не мешали.
   Тут из-за дальнего угла стола поднялась Жанна и подошла ко мне, отирая салфеткой губы.
   - Господин рыцарь, я пойду приму дела.
   - Что ж, отправляйся.
   Остальные слуги тоже принялись расходиться. Вскоре в большой трапезной остались только мы с Эриком, да ещё официантка, ожидавшая возможных распоряжений с моей стороны.
   - Кто такая эта Жанна ?- спросил меня Эрик.- И где ты её подцепил ?
   - Случайно встретил. Её голодом морили, из арбалета по ней стреляли, вот я и решил взять девушку под своё крылышко.
   Эрик осуждающе покачал головой.
   - Вон какой здоровенный детина вымахал, а ума всё никак не наберёшься. Может её специально подослали за тобой шпионить ? А если она, чего доброго, от правосудия скрывается ? Тебе нужны лишние неприятности ? Кстати, зачем тебя вызывал король ?
   - Дело сугубо конфиденциальное, и я даже тебе не могу о нём рассказывать.
   - Тоже мне тайна. Он поручил тебе с д′Анкром и де Боерсом подрезать крылья графу де Мерсьеру. Догадаться нетрудно. Ему давно пора было это сделать. Послушай, друг мой, ты слишком беспечен. Людям, ставшим на дороге у графа, обязательно надо писать завещание - ещё никто из его потенциальных жертв от него не спасался. Поэтому ты должен быть осторожен втройне и не собирать по дороге всяких нищенок, которые на поверку могут оказаться чёрт знает кем.
   - Я не верю в то, что от Жанны у меня могут быть неприятности. Она такая милая девушка.
   Эрик промолчал и отвернулся, уткнувшись в окно своими выцветшими глазами. В эту минуту подошли Франсуа с Эльвирой испросить у меня пару дней отпуска.
   - И думать об этом забудьте,- ответил я.- Оруженосец может понадобиться мне в любой момент.
   - Франсуа,- вмешался Эрик,- скажи хоть ты своему рыцарю, что он поступает неразумно, принимая в замке совершенно незнакомую и довольно подозрительную личность.
   - А я ему уже говорил,- с готовностью отозвался оруженосец.- Даже два раза.
   И вот после этого моё терпение лопнуло.
   - Эрик, теперь не обижайся. По-хорошему ты, видимо, не понимаешь. Практически все мои слуги имеют тёмные пятна в биографии, так что из того ? Не будем далеко ходить за примером - известно ли тебе имя Йорг Эрикссон ?
   Удар попал в цель. Лицо старика окаменело, сухие пальцы сжались в кулаки.
   - Эрикссон-Дракон,- поправил он, едва шевеля побелевшими губами.
   - А кто это ?- простодушно спросила Эльвира.
   - В своё время - самый жестокий пират северных морей,- охотно ответил я.- Однажды на него устроили серьёзную облаву, ему пришлось спасаться на суше. Адмиралтейства многих стран и по сей день с превеликим удовольствием украсили бы им виселицу. Но я никого такого не знаю. Официально он считается утонувшим, однако мне известен некий Эрик Свенссон. Этому человеку я обязан многим и не рассчитаюсь с ним по гроб жизни.
   - Откуда ты узнал ?- спросил несчастный Эрик.
   - Мой покойный батюшка тоже умел наводить справки об интересующих его людях. Хочешь ещё примеров ? Позовите управляющего !
   Эрик сидел неподвижно, сгорбившись и глядя в пол. Франсуа с Эльвирой таращились на него с неприкрытым изумлением.
   - Смотрите, чтобы мне не пришлось языки вам отрезать,- предупредил я их.
   - Мы всё понимаем, ваша милость,- уверил меня Франсуа.
   Вошёл управляющий.
   - Гастон, сколько ты отсидел в тюрьме за мошенничество и махинации ?- спросил я его.
   - Семь лет, ваша милость.
   - Слышал, Эрик ? Семь лет. Но Гастон отлично управляется с хозяйством. А раз так, то на его уголовное прошлое мне наплевать. Наш драгоценнейший Жюст - мародёр. В прошлом, конечно. Сейчас я без него, как без рук. Франсуа был снят мной прямо с виселицы, куда его собирались пристроить за воровство и тому подобные подвиги. Зато теперь он неплохой оруженосец, хоть и ленив. Эльвира была актрисой в бродячем театре...
   - Ваша милость, а вот меня вы вспомнили совершенно напрасно ! Я была просто хорошей актрисой.
   - Не будем поминать обстоятельств, при которых ты здесь появилась. Хватает и прочего. Например, я как-то видел в городе Льеже твою физиономию. А красовалась она на плакате с пометкой: "Разыскивается полицией".
   - Не может такого быть !- запротестовала Эльвира.- Вы меня с кем-то перепутали !
   - А что если Эрик скинет твою фотографию и адрес на сайт полицейского управления Льежа ?
   - Господи, не надо !
   - Толку, правда, с Эльвиры никакого нет, так, для статистики разве что,- продолжал я увещевать Эрика.- Сам видишь, безгрешных людей не существует.
   Старик поднял голову, глянул мне в глаза и ответил:
   - А всё-таки зря ты её подобрал.
   ***
   Жанна пришла вечером, когда я, отужинав, изучал юридический справочник, пытаясь придумать, как половчее и без лишнего кровопролития оттяпать у своего соседа аппетитный участок леса.
   - Господин рыцарь,- сказала она.- Я пересчитала всех курочек, уточек, индюшек, составила отчёт и вступила в должность.
   - Ты умеешь считать и писать ?
   - Вы меня обижаете.
   - Ладно, не буду больше. Если возникнут какие-то проблемы, то обращайся с ними к Гастону, управляющему. Жалованье тебе насчитывается с сегодняшнего дня.
   - Большое спасибо, господин рыцарь, вы очень добры. Я могу идти ?
   - Можешь,- ответил я, углубляясь в справочник.
   - Да, кстати, вы не познакомили меня со своей женой. Она, наверное, нездорова ?
   - С кем ?- спросил я, снова выныривая из дебрей юридического крючкотворства.- С какой ещё женой ? Я холост.
   - Не может быть !- Жанна даже руками всплеснула.- Такой рыцарь - и без жены !
   - Какой такой ?- мрачно уточнил я.- Жанна, меня уже лет пять сживает со свету Эрик, подыскивая мне невест, а теперь и ты туда же. Я не хочу об этом говорить, убирайся отсюда.
   - И вам тоже спокойной ночи,- пожелала девушка, покидая меня.
   ***
   Утром следующего дня Эрик ходил за мной тенью. Сбежавшая маркиза овладела всеми его помыслами. Надо ли говорить о том, что он заставлял меня бросить всё и мчаться на её поиски ? Я уже и умолял его отстать от меня, и к дьяволу посылал, и предлагал жениться на маркизе ему самому. Эрик оставался непреклонным. Всё утро и первую половину дня он перечислял движимое и недвижимое имущество маркизы, прикидывал состояние, рассказывал о том, какие посты в государстве занимают дальние родственники этой дамы и её опекуна.
   К обеду я устал от него больше, чем от однодневного рыцарского турнира в четыре круга.
   Вскоре парижская связная сообщила мне о том, что д′Анкр засомневался в возможности пребывания графа де Мерсьера на средиземноморский вилле, а посему собирается вернуться в столицу; де Боерс же подвергся в Бургундии серьёзному нападению, но вышел из драки победителем.
   После этого разговора Эрик передал мне первый доклад своих шпионов, занятых поисками графа. Ничего утешительного они пока сказать не могли.
   Отобедав, я послал всех к чертям собачьим и велел никому не попадаться мне на глаза, а сам отправился прогуляться по саду.
   Мои ноги утопали в опавшей листве. Солнце светило на землю сквозь тонкие облака, а деревья грустно тянули к небу голые ветки. Вороны каркали у ямы с отбросами, а я, пребывая в возвышенно-поэтическом настроении, припоминал отчёты деревенских старост о сборе урожая и пытался сообразить, где они меня надули.
   В это время ко мне подошла Жанна.
   Пожалуй, в этот момент изо всех моих слуг лишь её одну не касалось распоряжение насчёт чертей собачьих; я даже рад был увидеть свою новую птичницу.
   - Господин рыцарь,- сказала она.- Я чувствую себя ужасно глупо, говоря вам об этом, но, кажется, Эльвира ревнует меня к Франсуа.
   - Плюнь. Эльвира ревнует его к любой особе женского пола в возрасте от десяти до девяноста лет. Надо будет подкинуть ей работёнки, чтобы она не имела времени маяться дурью.
   - А разве вы не поедете искать маркизу де Шарго, о которой вам говорил Эрик ?
   - Ты что, сговорилась с ним ?
   - Нет, господин рыцарь, пожалуйста, не сердитесь ! Я даже не знала о том, что он намекал вам на то же самое !
   - Намекал ?! Слышала бы ты эти намёки !
   - Просто уже многие мужчины ударились в поиски маркизы, я ещё в Париже об этом слышала. Вот и подумала - а почему бы и вам не попробовать ? Она, говорят, хороша собой.
   - Ты тоже очень даже симпатичная, но это не говорит о том, что я немедленно обязан на тебе жениться.
   - Да, разумеется. Но вы бы ей очень помогли. Всё же маркизе лучше выйти замуж за такого доброго и хорошего рыцаря, как вы, чем за старого и противного графа де ла Торреса.
   - Тебе-то откуда знать, что для неё лучше ? Пусть выходит замуж хоть за чёрта, меня её приданое не интересует. А если маркизе угодно прятаться, то с моей стороны будет и вовсе нехорошо, как ты выражаешься, ударяться в поиски.
   - И вы бы даже не помогли бедной девушке, будь у вас такая возможность ?
   - Ну почему же ? Я бы охотно дал ей приют, вздумай она обратиться ко мне с просьбой об этом. У меня в замке полно свободного места. В подземелье, например. И ты, кстати, имеешь шанс туда попасть.
   - За что, господин рыцарь ?!
   - А просто так. Чтобы ты не думала, будто я добрый и хороший. Всё ! Ни слова больше об этой маркизе !
   - Хорошо. Я вас понимаю. Скажите, а мне можно будет пользоваться вашей библиотекой ?
   - Пожалуйста, пользуйся. Какие книги ты предпочитаешь ?
   Затем мы долго говорили о литературе, прогуливаясь по осеннем саду. И это сняло с меня нервозность, навеянную графом де Мерсьером, прошло и бешенство, вызванное Эриком. Жанна оказалась гораздо более умной, культурной и образованной, чем мне казалось вначале.
   - Извините, но пора уже кормить птицу,- сказала она, наконец.
   Я остался в саду, провожая её взглядом.
   Там меня и нашёл Гастон.
   - Ваша милость,- сказал он.- До меня дошли слухи о том, что крестьяне недовольны налогом.
   - Бедняги,- посочувствовал я.- Ну да ничего, это легко поправимо. Налоги я могу увеличить в любой момент.
   - Не думаю, что это их успокоит,- ответил Гастон, загадочно улыбаясь.- Ещё одно, ваша милость.
   - Да, я тебя слушаю.
   - Случилась неприятность - протекла крыша в амбаре, где хранится зерно. Её нужно срочно чинить.
   - И что я должен делать ?
   - Нанять рабочих и заплатить им за ремонт.
   - Это я доверяю тебе. Всё ?
   - Нет. Знающие люди говорят, будто ваша новая птичница - ведьма.
   - Да ? А вот Эрик утверждает, что она шпионка. Вы бы с ним договорились и придерживались какой-то одной версии. Кто такие эти знающие люди ?
   - Ваша милость, решать, конечно, вам. Но она вас приворожила. Вы сами этого не замечаете, но со сто-роны-то виднее. Лучше будет, если вы от неё избавитесь. И как можно скорее.
   - Ладно, Гастон, спасибо тебе за совет.
   - Ваша милость, не относитесь к этому столь легкомысленно. Она - не та, за кого себя выдаёт. А вы - единственный, кто этого не замечает.
   И я не нашёл, что ответить.
   ***
   Вечером я позвонил в Париж и сказал:
   - Верность трону.
   - Где вы ?- послышалось в ответ.- Приезжайте в Париж, граф открыто объявился здесь ! Господа рыцари д′Анкр и де Боерс прибудут завтра.
   - У меня получится только послезавтра.
   - Хорошо, они вас подождут. Но не медлите !
   Я положил трубку. И надо же было графу объявиться так рано ! Мне-то хотелось поторчать ещё недельку дома.
   Я вызвал Франсуа и дал ему распоряжение готовиться на утро. Чтобы не столкнуться с Эриком и не слушать его бредней насчёт маркизы, я решил оставаться в своей комнате и ужин распорядился принести туда.
   Что ж, послезавтра мы прикончим графа и будем свободны.
   В дверь моей комнаты постучали. Я позволил войти и увидел Жанну.
   - Господин рыцарь, заговорила она.- Я слышала о том, что вы завтра едете в Париж.
   - Еду.
   - Пожалуйста, возьмите меня с собой.
   - А твоя курятина ?
   - Я договорилась с Клотильдой, она присмотрит за птичками.
   - Да ? Это Клотильда-то ? Чем, интересно, ты её так очаровала ?
   - Я обещала отдать ей пятую часть от своего месячного жалованья.
   - Довольно щедро с твоей стороны. Похоже, я слишком много тебе плачу.
   - Нет, господин рыцарь, денег никогда не бывает много, тем более слишком. Просто мне очень надо в Париж. Пожалуйста, возьмите меня.
   - Ладно, будь готова к утру.
   Жанна слегка поклонилась и вышла от меня.
   А я вдруг подумал о том, что постоянно уступаю ей во всём, чего не случается с другими слугами, даже с самыми верными и испытанными. И ведь с Клотильдой она договорилась заранее, уверенная в том, что я не откажу ! Самоуверенность Жанны начинала граничить с откровенной наглостью.
   - Такие дела, господин рыцарь,- сказал я сам себе.- Судя по всему, Гастон прав, и она действительно вас околдовала. Ещё немного - и ваша птичница сядет вам на шею.
   Но воспротивиться этому у меня не было сил.
   ***
   Утром следующего дня я ходил злой сам на себя. Что мне делать ? Поставить на место Эрика и Гастона ? Но они действуют из лучших побуждений. Поставить на место Жанну ? Но ведь я сам ей во всём потакаю. А оставить всё на своих местах тоже не представлялось возможным.
   В итоге я не придумал ничего умнее, чем придраться к Жанне по какому-то мелочному поводу, отчитать её и объявить о том, что в Париж она не поедет.
   Бедная девушка уронила узелок с вещами, собранными в дорогу.
   - Но как же так, господин рыцарь ?! Вы обещали !
   - Ты брось эту привычку - орать на меня, а то я тебе покажу, где раки зимуют.
   - Господин рыцарь, я догадываюсь о том, что вам про меня наговорили каких-то гадостей. Ведь так ? Ваши слуги почему-то невзлюбили меня, хотя я никому ничего плохого не сделала. А теперь оказывается, что и у вас ко мне никакого сочувствия.
   И она развела руками.
   Я почувствовал себя последней свиньёй. Получается, я поеду в Париж, а Жанна останется на растерзание Эрику и Гастону. Возможно, потому-то она и хочет поехать со мной, чтобы не оставаться с ними.
   - Чего ты тут стоишь ?- проворчал я, ненавидя сам себя.- Лезь в повозку к Франсуа.
   Жанна схватила свой узелок и помчалась к оруженосцу, укладывающему мои доспехи. Эрик смотрел на меня осуждающе, но я махнул рукой и отошёл в сторону. Пошли они все к дьяволу ! Я крепко, до хруста в суставах, сжал кулаки и отправился смотреть, как седлают моего коня.
   В дороге мы, все трое, подавленно молчали, думая каждый о своём. Погода выдалась паршивой: порывистый ветер гонял по небу драные лохмотья облаков, периодически выжимая из них мелкую морось. Что-то будет со мной завтра ? Справимся мы с графом де Мерсьером, или через несколько дней, в точно такую же погоду, меня будут хоронить на фамильном кладбище ?
   Жанна привстала со своего места и тронула меня за руку.
   - Ну не хмурьтесь так, господин рыцарь ? Хотите, я вам спою ?
   - Да отстань ты от меня !
   Но она улыбалась так мило, что моя досада на весь мир медленно растаяла.
   ***
   За день с нами ничего не случилось. Вечером мы остановились в деревенском трактире, откуда я позвонил в Париж. Связная сообщила мне о том, что д′Анкр с де Боерсом уже прибыли и завтра будут встречать меня на въезде в Париж.
   Во время ужина мне показалось, что люди, остановившиеся в трактире, основательно встревожены. Не было обычных для такого рода заведений шума, гама и веселья, спиртного почти никто не пил.
   - Франсуа,- тихо сказал я,- пойди разузнай, что тут стряслось.
   - Я вам и так скажу, ваша милость. Люди толкуют про какого-то Инфама, который здесь недавно объявился, и ждут от него неприятностей.
   Жанна заметно вздрогнула.
   - Ты слышала о нём ?- спросил я её.
   - Да,- неохотно ответила моя птичница.- Это такое страшное чудовище, которое ест людей.
   - Час от часу не легче. Только этого мне сейчас и не хватало для полного счастья.
   - Господин рыцарь, отпустите меня до утра,- попросила Жанна.
   - Да ты с ума сошла. Хочешь попасть в лапы Инфама ?
   - Нет, я ему не попадусь. Господин рыцарь, мне очень надо.
   В её глазах было столько отчаянной мольбы, что я уже в который раз сдался без боя.
   - Ладно, иди. Но учти - в восемь утра мы выезжаем. Ты к этому времени должна быть здесь. Это тебе понятно ?
   - Да.
   - И если тебя слопает Инфам, то лучше не возвращайся.
   Жана вымученно улыбнулась в ответ на мою грубую и плоскую шутку, а затем поднялась из-за стола, даже не окончив ужинать.
   - Завтра в восемь,- напомнил я.
   - Да, господин рыцарь. Разумеется, я буду.
   Знать бы мне тогда, куда она идёт. Я бы приковал её к себе цепью и всю ночь караулил. Но в ту пору мне ещё ничего не было известно, поэтому Жанна беспрепятственно вышла на улицу и исчезла в сгущающихся сумерках.
   - Любовник у неё, наверное,- предположил Франсуа.
   - Уж не Инфам ли ? То-то она всполошилась, услышав о нём.
   - Да ну, ваша милость, скажете тоже. Но любовник у неё точно есть - не зря она в Париж с нами напросилась.
   - Это её дело,- ответил я строго.- А ты не болтай, чего не знаешь.
   Слова оруженосца пробудили во мне странное чувство, которое можно было бы назвать и ревностью. У Жанны любовник ? Как-то раньше я не задумывался о такой возможности. А, в общем-то, почему бы и нет ? Не монашенка же она, в конце концов.
   - Да чёрт с ней,- сказал я вслух.- Мне главное, чтобы она за курами смотрела.
   Оруженосец удивлённо глянул на меня и промолчал.
   ***
   Франсуа уже грузил в тележку вещи, когда приплелась Жанна. Она еле волокла ноги и имела довольно похоронный вид.
   - Что это с тобой ?- спросил я.
   - Ничего, господин рыцарь, просто я очень устала.
   Франсуа хмыкнул и разложил вещи в повозке так, чтобы Жанна смогла лечь.
   - Крепкий любовничек,- шепнул он мне, похабно подмигивая.- Заездил бедняжку.
   - Заткнись,- ответил я ему.
   Жанна уснула сразу же, едва улеглась на дно повозки. Франсуа заботливо укрыл её моим плащом и спросил меня:
   - Поехали ?
   Я кивнул и вскочил на коня.
   В пути обошлось без приключений; по дороге нам попадались только крестьяне, бросившие свои дома в страхе перед неведомым Инфамом. Один из них и рассказал мне, что тот - высокого роста, дьявольски сильный и весь оброс грубой чешуёй, защищавшей его тело получше всяких доспехов.
   - Нет, убить эту тварь невозможно, господин,- добавил крестьянин напоследок.- Много кто пытался, да мало кто назад вернулся. Я Инфама сам видел, вот как вас сейчас. Рожа у него пострашней, чем у нашего епископа, глазищами так и буравит. Счастье, что у меня ноги быстрые, а то бы мы с вами сейчас не разговаривали.
   Стычка с Инфамом в мои планы не входила, но я сделал зарубку в памяти по поводу его неуязвимости.
   В километре от Парижа меня, как и было условлено, поджидали д′Анкр и де Боерс. Я отправил Франсуа со спящей Жанной вперёд и велел оруженосцу снять номера в гостинице.
   Д′Анкр был мрачен и насторожен, зато де Боерс просто излучал бодрость. Мы съехали с дороги, чтобы нас никто не мог подслушать.
   - Завтра выходим на охоту,- сообщил мне де Боерс.
   - Смотри, как бы из тебя самого дичь не сделали,- оборвал его д′Анкр.- Граф не позволит захватить себя врасплох. Я вот тут набросал план его дома. Смотрите.
   С этими словами он вынул из-за пазухи сложенный вчетверо лист бумаги и развернул его.
   - Это приблизительно, точнее я нарисовать не смог,- сказал д′Анкр.- Давайте придумаем, что будем делать.
   И начались дебаты. Мы исходили из того, что в доме графа должно быть не менее пятнадцать вооружённых охранников. Проще всех был план де Боерса - он предлагал ворваться внутрь и порубать всех к чёртовой матери. Д′Анкр предрекал успех нашего предприятия в настоящей планомерной осаде с привлечением оруженосцев. Я высказал мысль о том, что зачем вообще соваться в дом, если можно подстеречь графа на улице и там с ним расправиться, но меня даже никто не выслушал до конца.
   - Так тебе и дадут вести осаду !- орал де Боерс на д′Анкра, ожесточённо размахивая руками.- Да нас при этом должно быть впятеро больше, чем их !
   - Мы обмотаем стрелы тряпками, смоченными в бензине...- пробовал, было, объяснить д′Анкр, но голландец не давал ему договорить:
   - Да граф, если он не дурак, попросту вызовет полицию ! А мы в состоянии сражаться на два фронта, как по-твоему ?!
   - Он может вызвать её и в том случае, если мы ворвёмся в дом одним махом,- резонно возражал д′Анкр.
   - Не успеет,- убеждал его де Боерс.- Мы отрубим ему руки раньше, чем он наберёт на телефоне первую цифру.
   - И полтора десятка вооружённых охранников тебе в этом не помешают ?- язвительно поинтересовался д′Анкр.
   - Послушайте, но почему бы в самом деле не подстеречь ?- вмешался я.
   - Да он может месяц безвылазно проторчать дома !- огрызнулся д′Анкр.
   - Знаете что, идите вы к чёрту,- сказал я, после чего перестал участвовать в разработке плана.
   За тот час, в продолжение которого он замышлялся, де Боерс и д′Анкр дважды хватались за мечи, раз по сто смертельно оскорбили друг друга и договорились по окончанию дела провести поединок.
   Но имелись и положительные сдвиги. Мы придумали план, и он был таков: де Боерс вместе со мной врывается через ворота, под прикрытием трёх оруженосцев с арбалетами пересекает двор и вламывается в дом. Д′Анкр проникает туда же через чёрный ход. Затем они оба поднимаются наверх, на второй этаж, где располагаются покои графа, а я на лестничной площадке прикрываю их тылы. Операцию назначили на пятнадцать часов завтрашнего дня.
   - А теперь можно и выпить,- подытожил д′Анкр.
   - И давайте на сегодняшний день о графе забудем вообще,- предложил де Боерс.
   Но это трудновато было сделать. К тому же, когда я спросил у всезнающего д′Анкра об Инфаме, тот от-ветил, что эту тварь приручает и подкармливает наш подопечный граф де Мерсьер.
   В Париже мне сначала нужно было поехать в гостиницу, где Франсуа снял для меня номер. Оруженосец находился там: он сидел на моей кровати и смотрел телевизор.
   - А ваша птичница опять упорхнула,- доложил он.
   Но этим вечером менее всего меня интересовали похождения Жанны. Я сменил дорожный балахон на более приличную одежду, побрился, посвятил оруженосца в план завтрашней бойни и отправился в кабак, где меня уже поджидали д′Анкр и де Боерс.
   Невесёлая у нас получилась попойка. Каждого заботила мысль о завтрашней драке в логове врага и её последствиях. Мы немного поговорили о женщинах, футболе и политике, но и эти темы не расшевелили никого из нас. Д′Анкр с де Боерсом даже переругивались между собой вяло и без азарта.
   - Давайте уже расходиться,- предложил я.- Нам желательно хорошенько выспаться.
   Все согласились со мной. Мы вышли на улицу, там мои спутники сели в такси и разъехались по своим гостиницам., а я решил прогуляться пешком.
   У меня было тревожно на душе. Я бродил по ночным улицам Парижа и пытался успокоить себя, но ничего такого не получалось. Не мешало бы, конечно, поспать, но какой там к чёрту сон !
   Я вернулся к себе в гостиницу, и тут меня перехватил портье.
   - Вас спрашивал какой-то господин,- сообщил он.
   - Давно ?
   - Минут пятнадцать назад.
   - Какой господин ?
   - Я его не знаю, но могу описать.
   И портье выдал мне точный портрет д′Анкра.
   Тревога кольнула моё сердце. Похоже, что-то случилось. И почему он был один, куда делся де Боерс ?
   - Этот господин сказал, что будет ждать вас в кабаке "Три лилии". Тут недалеко.
   - Знаю, видел по дороге,- ответил я, выходя на улицу.
   В окнах домов, прилегающих к гостинице, было темно - парижане уже спали. Я торопливо шёл по мостовой, стискивая рукоять меча. Случилось что-то непредвиденное, а иначе зачем бы д′Анкр приходил за мной ?
   Вот и "Три лилии", а у входа виден чёрный силуэт высокого рыцаря. Он шагнул ко мне.
   - Это ты, д′Анкр ?- спросил я.- А где де Боерс ?
   Нечто твёрдое и тяжёлое ударило меня сзади по голове, да так славно, что я тут же зарылся носом в мостовую.
   ***
   Голова моя раскалывалась на части и, прикоснувшись рукой к источнику пульсирующей боли, я обнаружил здоровенную шишку.
   - А вы здоровы спать, господин рыцарь,- насмешливо сказал мне невысокий, кругленький человечек в ро-скошном костюме и с золотой цепью на шее.
   Это и был граф де Мерсьер.
   За окном светило осеннее солнце. Я валялся на диване в большой комнате, щедро уставленной шикарной мебелью. Несмотря на уличный холод, дверь на балкон распахнули настежь, и ветер занёс на паркет несколько буро-жёлтых листьев. Кроме меня и графа в комнате находилось шестеро вооружённых стражников.
   - Сразу к делу,- заговорил де Мерсьер.- Я хочу, чтобы у вас не оставалось иллюзий по поводу того, что с вами здесь произойдёт.
   Он подошёл к столу и сдёрнул покрывало с некоего предмета, стоявшего там. Я вздрогнул, увидев отрубленные головы д′Анкра и де Боерса, размещённые на золотом блюде.
   - Я отошлю это его величеству,- заговорил граф.- Думаю, ему приятно будет получить такой подарок. Я поначалу приткнул сюда же очаровательную головку милой девушки, любившей, когда ей по телефону говорили: "Верность трону", но тогда не оставалось места для вашей.
   Я сел на диване, держась за голову. Свои эмоции мне приходилось держать при себе: оружия у меня не было, а за каждым моим движением наблюдали внимательные глаза стражников.
   - Каким будет ваше последнее желание, милейший ?- поинтересовался граф.- Я постараюсь выполнить любое, кроме сохранения жизни, разумеется. Надеюсь, вы не считаете это несправедливым ? Только, прошу вас, не заказывайте индийского слона, как ваш друг де Боерс, я ведь не всесилен.
   - Кто нас предал ?- спросил я.
   - Какое это теперь имеет значение ? Допустим, это был оруженосец моего приятеля д′Анкра. Я купил его с потрохами ещё тогда, когда вы находились на аудиенции у его величества. Так что с вашим последним желанием ?
   - Я хочу, чтобы вы немедленно сдохли.
   - Боюсь, это невозможно,- ответил граф, улыбаясь и разводя руками.
   - А что попросил у вас д′Анкр ?
   - Меч. Но я также счёл невозможным выполнить его просьбу.
   - Слона - не всесильны,.. Меч - невозможно... Тогда я бы хотел, чтобы вы, дорогой граф, рассказали мне про Инфама. Что это вообще такое, откуда он взялся, и как вам удалось приручить эту тварь.
   Граф призадумался.
   - Странное желание,- сказал он, наконец.- Но вам на пороге вечности виднее. Понимаю. Хотите потянуть время. Должен вас разочаровать: рассказ об Инфаме получится не слишком долгим. Не соблаговолите ли выйти на балкон, господин рыцарь ? Мне жаль пачкать паркет вашей кровью, хоть она и дворянская.
   Я встал на ноги.
   - Оливье,- обратился граф к старшему стражнику - гиганту с обвисшими седыми усами.- Пошли кого-нибудь за кофе.
   Оливье глянул на одного из своих подчинённых, и тот помчался выполнять это молчаливое приказание.
   - Будьте осторожны, ваше сиятельство,- подал голос другой стражник.- Этот господин любит плескаться разными напитками прямо в лицо.
   Я тотчас узнал в нём своего несостоявшегося убийцу из придорожной гостиницы и сказал ему:
   - Привет ! Как глаза ? Дети здоровы ?
   - Ваше сиятельство, позвольте убить этого господина лично мне,- попросил мой знакомец.
   - Я уступлю тебе это право, дорогой Никола. Но вы же не станете вести себя подобным образом, не правда ли, господин рыцарь ?
   - Не стану,- уверил я графа.
   - И ещё одно: попрошу вас не прыгать с балкона. Вы разобьёте себе голову и испортите подарок его величеству.
   Мы вышли на балкон. Стражник вынес туда поднос с двумя чашечками кофе. Оливье протянул мне пачку дорогих сигарет, и я вытащил одну. В руке у Никола вспыхнул огонёк зажигалки.
   Я прикурил, пригубил кофе, опёрся на перила и приготовился слушать графа. Между мной и им стоял стражник, за моей спиной торчал Никола; Оливье тоже находился поблизости с мечом в руке.
   Балкон располагался на втором этаже дома и выходил на маленький сад, окружённый высокой кирпичной стеной. Деревья почти совсем облетели, их жухлые листья густо покрывали землю. Воздух пах сыростью и кровью.
   - Это случилось давно,- заговорил граф.- Я и сам чуть было не попал в лапы Инфама. Он собирался сожрать меня, но мне удалось заманить его в ловушку, вот как вас. Откуда взялся - не знаю. Возможно, неудачный эксперимент какого-нибудь доморощенного мага. Целый год я лично кормил Инфама сырым мясом, пока он ко мне не привык. Знаете, у меня даже вышло научить его немного разговаривать. Представляете себе ? И - вот потеха ! - он почему-то зовёт меня папочкой. Уж этому-то я его точно не учил. Вероятно, так он называл своего бывшего хозяина. Не знаю, какие драмы разыгрывались в жизни Инфама ранее. Сейчас я держу его в лесном охотничьем домике неподалёку от Парижа. Иногда выпускаю погулять.
   - И он жрёт крестьян,- вставил я.
   - Невелика беда,- отмахнулся граф.- Крестьян много, всех не съест.
   - Скажите, а как он выглядит ?
   - Представьте себе трёхкамерный холодильник с толстыми лапами, безобразной башкой и обросший твёрдой, будто каменной чешуёй. Премерзкая, надо вам сказать, образина. Но меня Инфам ужасно любит. Словно отца родного, честное слово.
   - Судя по тому, что я о нём слышал, то сынок весь в папочку. Зачем он вам нужен, дорогой граф ?
   - Не дерзите мне больше, господин рыцарь,- попросил граф.- Я этого ужасно не люблю. А насчёт Инфама скажу вам так: надо нагнать страху на обывателей. Уж больно вольготно они живут. Да и недовольство беспомощностью властей - тоже штука полезная. Опасное оружие, этот Инфам. Я и сам ещё боюсь использовать его по полной программе, он пока что недостаточно послушен. Как раз в это время Инфам проходит одно испытание... Но о нём, с вашего позволения, я вам не скажу, боюсь, сглазите.
   И вдруг над кирпичной стеной сада появился человек. Он был виден по пояс, казалось, незнакомец стоит на чьих-то плечах. Снизу ему подали арбалет, человек навёл его на нас и выстрелил, почти не целясь.
   Никола вскрикнул и рванулся к графу, собираясь прикрыть его собой, но я схватил стражника за плечо и удержал на месте.
   Хищно чавкнув, стрела прошила грудь его сиятельства. Человек за стеной уверился в том, что дело сделано, и тут же исчез.
   - Схватить !- заорал Оливье, потрясая мечом.- Убить ! Ко мне его !
   Граф обвис на руках Никола, голова его безвольно запрокинулась назад.
   - Доктора, доктора сюда ! - вопил Оливье.
   Стражники мгновенно испарились, по дому затопало множество ног.
   Никола подхватил графа под мышки, я взял его за ноги, после чего мы унесли раненого с балкона и положили на диван.
   - Что это было ? - пролепетал граф.- Как ? Почему ? Больно...
   - Видите, насколько пагубной бывает любовь к блестящим паркетам ?- не удержался я.
   Оливье и Никола бестолково суетились вокруг дивана. В комнату влетел доктор в наспех накинутом ха-лате. Под присмотром стражников он пощупал пульс графа, послушал его прерывающееся дыхание.
   - Ну ? - спросил Никола.
   Доктор покачал головой.
   - Делайте же что-нибудь !- прохрипел граф.- За что я вам плачу ?!
   Оливье стиснул зубы и отвернулся.
   - Неужели ничего нельзя сделать ?- дрожащим голосом спросил доктора Никола.
   - Разве что выдернуть стрелу,- ответил тот.- С ней его сиятельство только дольше промучается. Да вы и сами должны понимать, что с такими ранами не живут.
   Но никто не решился прикоснуться к графу, заглядывающему всем в глаза и слабеющим голосом умолявшего о помощи. Тогда, со всеобщего молчаливого одобрения, стрелу удалил я. Граф слабо вскрикнул.
   - Осторожнее !- рявкнул Оливье.
   Кровь хлынула на диван и на столь оберегаемый паркет. Тело графа выгнулось дугой, затем резко обмякло. Он ещё силился что-то сказать, но из его горла вырывались лишь какие-то булькающие звуки. Оливье с Никола, словно окаменев, наблюдали за агонией своего господина.
   - Всё,- сказал доктор и закрыл графу глаза.
   В этот момент в комнату ворвался стражник.
   - Упустили ! - крикнул он.- У него конь стоял наготове !
   При виде мёртвого графа гонец отшатнулся.
   - Убейте его,- распорядился Оливье, ткнув в меня пальцем.
   Не теряя времени, я выхватил меч, свисавший с пояса графа, и рубанул рванувшегося ко мне Никола. Тот охнул и опустился на пол. На зов Оливье набежали стражники и оттеснили меня в угол комнаты. По дороге я достал мечом ещё одного. Теперь их было против меня шестеро, да ещё Оливье стоял тут же, скрестив руки на груди и наблюдая за боем.
   Но в позе зрителя ему пришлось пробыть недолго.
   С того места, где я держал осаду, было хорошо видно, как на перила балкона лёг конец приставной лест-ницы, по которой поднялся и прыгнул в комнату рыцарь в кольчуге и с мечом в руке.
   - Я вам не помешаю ?- галантно поинтересовался он.
   - Ты ещё кто такой ?- мрачно поинтересовался Оливье.
   Стражники, удивлённые появлением на сцене ещё одного действующего лица, дали мне передышку, и я представил рыцаря:
   - Шевалье Бернар де Борнэ. Мы с ним ходили в крестовый поход. Здорово, дружище ! Откуда ты взялся ?
   - Убейте и этого,- распорядился Оливье.- А я схожу вниз, приведу остальных.
   Но едва Бернар отразил первый предназначенный ему удар, как внизу словно что-то взорвалось. Послышались крики и лязг оружия.
   Оливье вернулся и вопросительно посмотрел на меня.
   - Как-то мне доводилось рассказывать твоему Никола о моём друге, который может переломать позвоночник ударом меча плашмя. Кажется, это он и есть,- сообщил я.
   Между тем Бернар, гибкий, как кошка, уложил двоих. Оливье взялся за меч и бросился на него.
   А в это время на пороге комнаты появился ещё один рыцарь. Во всём доме ломалась мебель, разлетались стёкла, лилась кровь, но он был невозмутим, словно статуя.
   - Смотри, Оливье !- торжествующе крикнул я.- Это опять мой друг ! И, как ты догадываешься, он тоже бывший крес...
   Я увернулся от удара, вернул его нападавшему и закончил свою мысль:
   - ...тоносец ! Вы все крепко влипли !
   Это был дон Франсиско Хесус Гарсия Лопес Оттавио де Аравелья, и он сразу вступил в бой.
   Недолгое время спустя в комнату влетели уцелевшие стражники с первого этажа, которых преследовал озверевший Манфред фон Шульц, а за ним бежал мой Франсуа с булавой.
   Мы, четверо рыцарей и один оруженосец, окружили девятерых стражников. Те, разом, вдруг опустили мечи остриями вниз.
   - Вперёд !- бушевал Оливье.- Нас вдвое больше !
   Один из стражников положил меч на пол. Оливье зарычал от ярости и хотел рубануть отступника, но его удар отбил другой стражник.
   - Нам не следует связываться с рыцарями, начальник,- заметил он.- Его сиятельство за нас уже не заступится, а отвечать придётся.
   - Надо отомстить !- гаркнул на него Оливье.
   Но его слова никого не убедили. Через несколько секунд нас осталось пятеро против одного при восьми молчаливых свидетелях.
   - Что ж !- рявкнул Оливье.- Я готов !
   Лично у меня рука не поднималась нанести ему удар. При всей моей к нему неприязни, он казался мне гораздо симпатичней, чем те, кто побросал оружие. Похоже, мои чувства разделяли и все прочие находившиеся здесь же рыцари.
   Оливье напал на меня, но стоявший рядом Франсиско сильным ударом выбил меч из рук начальника стражников. Тот, обезоруженный, замер на месте.
   - Если вы не убьёте меня сейчас, то сильно пожалеете об этом потом,- заявил он.
   - Ты больной,- ответил ему Манфред.
   Глаза Оливье хищно блеснули. Он выхватил нож из-за голенища сапога и бросился на моего друга. Манфред, однако, оказался готовым к такому повороту событий и так заехал неприятелю с левой между глаз, что тот рухнул без памяти и встать смог только с посторонней помощью, да и то далеко не сразу.
   - Он и рубил головы вашим друзьям,- сказал один из стражников.
   - Пошли все вон,- распорядился я.
   Стражники потянулись из комнаты, срывая с себя бляхи с графским гербом. Никола нигде не было. Мой удар тяжело ранил его, но он сумел уползти, когда дело начало принимать дурной для него оборот. Проводив глазами последнего стражника, я обернулся к своим друзьям и спросил:
   - И всё-таки, откуда вы, чёрт вас всех дери, здесь взялись ?
   - Нам всем ночью позвонила какая-то девушка,- ответил Бернар.- И очень просила навестить тебя по этому адресу. Ранним утром мы все были в аэропорту Орли.
   - И успели вовремя,- добавил Франсиско.
   - С меня причитается,- сказал я.- А кто пристрелил графа ?
   - Да я тут нанял одного вольного стрелка,- признался Бернар.- Соседи графа видели, как их,- он кивнул на мёртвые головы д′Анкра и де Боерса,- убивали на балконе. Тебе повезло, что ты очухался последним.
   - Вот мы и ждали, когда тебя выведут туда же,- заметил Франсиско.
   - Я пристроил арбалетчика за стеной сада, пока остальные готовились к штурму,- продолжал Бернар.
   - И граф нас не подвёл,- закончил Манфред.- Долго мы ещё будем трепать здесь языками ?
   Оливье разлепил глаза и зашевелился на полу. А во дворе взвыла сирена полицейской машины.
   ***
   - Господин рыцарь, я так рада тому, что вы живы !- приветствовала меня Жанна, повиснув у меня на шее.- Какое счастье - видеть вас в добром здравии ! Ой, простите.
   Она соскочила с меня, отбежала в сторону и объяснила:
   - Не сердитесь, господин рыцарь, я знаю, что позволила себе лишнее, но и действительно...
   - Мне и самому приятно видеть себя в добром здравии,- перебил её я.- Это ты вызывала моих друзей ?
   - Только вы не ругайте меня, ладно ? Я как раз возвращалась в гостиницу, когда вас ударили и затащили в машину. Я жутко перепугалась ! А Франсуа как-то говорил мне о том, что вы на ножах с графом де Мерсьером. Он страшный человек, этот граф.
   - Был,- вставил я.
   - Мне и в голову не приходило, что делать. Франсуа хотел бежать в полицию, на штурм дома графа, но тут как раз мне попался ваш блокнот, в котором были адреса господ рыцарей де Борнэ, де Аравельи и фон Шульца.
   - Сам не пойму, для чего я его таскаю с собой. Ведь эти адреса намертво сидят у меня в памяти.
   - Я им немедленно позвонила, объяснила ситуацию и попросила приехать. Конечно, с моей стороны это дерзость - беспокоить благородных господ. Но я так за вас боялась !
   Я смотрел на девушку с изумлением. Подумать только - она ещё и оправдывается. Решила, что я на неё сержусь. С ума сойти !
   Жанна испуганно смотрела на меня. Её взгляд спрашивал: "Что я сделала не так ?" Конечно, будь здесь Эрик, он бы сразу уличил Жанну в притворстве, а я...
   А я схватил её за талию, приподнял над полом и закружил по комнате.
   - Ой, господин рыцарь ! Что вы делаете !
   Франсуа скромно кашлянул.
   - А ты заткнись !- рявкнул я на него, отпуская Жанну.
   - Но ведь я, ваша милость, тоже, вроде бы...
   - Тебе было велено заткнуться !
   Франсуа зажал рот ладонью.
   - Жанна, я очень благодарен тебе. Ты спасла мне жизнь.
   - Вы мне тоже, господин рыцарь.
   - Это не то. С сегодняшнего дня забудь о курятниках. Жаль, нет здесь Эрика с Гастоном, я бы с них шкуры спустил.
   - А кто же будет ухаживать за птичками ?
   - О чём ты говоришь, Жанна ? Какие птички ? Я что, птичницу себе не найду ? А ты останешься при мне.
   - Кем, простите за любопытство ?
   - Секретаршей. Компаньонкой. Спасительницей. Это уж как тебе больше понравится.
   - Это замечательно,- ответила Жанна, лукаво улыбаясь.- Я подумаю. А сейчас позвольте мне уйти. Совсем ненадолго.
   - Пожалуйста. Я и сам ухожу - мне надо приготовиться к грандиозной попойке, которая состоится для моих друзей живых и в память о друзьях погибших. К утру Франсуа принесёт меня сюда, к обеду я приду в чувство и нанесу визит его величеству, а потом мы с тобой всё хорошенько обговорим.
   - Как скажете,- согласилась Жанна.
   Следующие сутки пришли именно так, как я и рассказывал. Мне смутно припоминаются бесчисленные тосты и батареи пустых бутылок. Помню ещё, как мы, все четверо, обняв друг друга за плечи, раскачивались на шаткой скамье и орали похабные песни.
   Очнулся я в своём номере, брошенный поперёк кровати в заляпанной грязью одежде. Не буду говорить о визите к королю, ничего интересного там не произошло.
   Что до прихлебателей графа, то впоследствии я узнал об их судьбе. Никола умер от полученной от меня раны, а Оливье убили во время бунта на галере, куда его сослал король. Досталось и гостиничному портье, заманившему меня в ловушку.
   Всё в тот день шло, как я спланировал, да вот только Жанна была не та. Вечером я имел с ней разговор. Её настроение представляло собой полную противоположность вчерашнему - она чуть не плакала, чем-то глубоко расстроенная, и на все мои вопросы отвечала односложно. Это не очень-то мне понравилось; я замолчал.
   Свет мы не включали. Тёмную комнату Жанны озаряли лишь всполохи из камина, заставляющие нас отбрасывать на противоположную стену кривляющиеся тени. Веки девушки припухли, мысли блуждали где-то далеко. Она словно растворилась в своём, неизвестном мне, несчастье.
   Так прошло около часа. Изредка я подбрасывал в камин дровишек, и огонь жадно набрасывался на них. Послать бы кого-то за вином, глядишь, стало б веселее. Но я боялся вывести Жанну из её полуобморочного состояния раньше времени. Один знающий человек как-то говорил мне, что в таком вот трансе люди бывают откровеннее, чем обычно, не надо даже иголок под ногти. И я решился задать Жанне вопрос, если не вопросище, который давно уже вертелся у меня на языке. По-моему, самое время.
   - Ну и где сейчас Аделина ?- спросил я как будто невзначай.
   - В лесном охотничьем домике,- машинально ответила Жанна, не отрываясь от своих невесёлых мыслей.
   Прошло ещё некоторое время, прежде чем она поняла, что невольно выдала сбежавшую маркизу де Шарго, поддавшись на мой иезуитский трюк. Жанна вскочила на ноги.
   - Но ведь вы никому не скажете, правда ?!
   - В лесном охотничьем домике,- повторил я.- Иначе говоря, в логове Инфама. Перед смертью граф де Мерсьер признался мне, что держит его именно там. И что маркиза делает в лесном охотничьем домике, скажи мне на милость ?
   - Вы правы насчёт Инфама,- ответила Жанна, содрогнувшись всем телом.- Он тоже там. Несчастная Аде-лина попалась в лапы графу де Мерсьеру. А его сиятельство был таким садистом, царствие ему небесное. Люди графа приковали маркизу к стене подвала цепью, а он притащил туда же Инфама, чтобы учить этого урода послушанию.
   - Да, он упоминал о том, что проводит какие-то испытания.
   - Они заключаются в том, что Инфам хочет сожрать Аделину, а его сиятельство запретил ему это делать,- мрачно сказала Жанна.- Они сидят в подземелье вдвоём, представляете ? Иногда даже без света. Господи, да на её месте я бы уже давно сошла с ума от страха. Там ещё есть жадный старикашка, которому поручено кормить Инфама. Аделину он держит впроголодь, считая, что ей недолго осталось. В послушание Инфама этот старик не верит. Она в отчаянном положении ! Помните, я отпрашивалась у вас на ночь по дороге в Париж ? Мне тогда удалось подкупить старика и проникнуть в это подземелье, к Аделине, пока Инфам жрал свои помои. Я говорила с ней. Господин рыцарь, это невыносимо.
   По щекам Жанны побежали слёзы.
   - Не надо плакать,- сказал я, взяв в руку её ладошку.- Почему ты не рассказала мне об этом раньше ?
   - Аделина не велела ! Я ей столько о вас говорила, но она и слышать ничего не хочет ! Да любая в её положении обрадовалась бы даже чёрту, вздумай он придти ей на помощь. Но бедная Аделина безумно влюблена.
   - В кого, если не секрет ?
   - Нет, я не буду называть его имени в своей комнате, потому что после этого её придётся хорошенько проветрить, а на улице холодно и сыро.
   - Даже так ?
   - Этот человек уже дважды отказывался от Аделины. Конечно, на её деньгах он бы женился с удовольствием, но лезть из-за самой девушки в логово Инфама ему не хочется.
   - Откуда ты всё это знаешь ?
   - Вчера и сегодня я ходила к нему, умоляя вытащить Аделину из лап Инфама. И что вы думаете ? Вчера он сказал, будто у него дел по горло, а сегодня попросту приказал слугам прогнать меня. А мне, между прочим, опасно разгуливать по Парижу - за мной охотятся соглядатаи опекуна Аделины. Помните того типа, который морил меня голодом ? Так вот, он один из них. Они догадываются о том, что именно я помогла ей сбежать.
   - Хватит болтать,- сказал я.- Мы сейчас поедем в этот чёртов домик, иначе маркиза просидит там в об-ществе Инфама до глубокой старости. Но сначала разберёмся с тобой. Как тебя зовут ?
   Моя собеседница вскинула на меня изумлённый взгляд и ответила:
   - Жанна. Разве вы уже забыли ?
   - Я сегодня говорил по телефону с Эриком, и он сообщил, что ты охотнее отзываешься на другое имя. Старик за что-то на тебя взъелся и решил выведать о тебе всё, чего бы это ему не стоило. Так что, будем угадывать по буквам, или сама признаешься ?
   Жанна низко опустила голову и тихо сказала:
   - Изабелла.
   - Де ла Торрес ?- уточнил я.
   - Да,- еле слышно подтвердила девушка.
   - Какого дьявола мне приходится тянуть из тебя слова чуть ли не клещами ? Быть может, как раз в этот момент Инфам обсасывает косточки твоей подруги.
   - Не говорите так !
   - Мы выезжаем немедленно,- распорядился я.- Покажешь мне дорогу. Лично я даже понятия не имею, где находится этот домик.
   - У меня не было сомнений в том,- заговорила Изабелла, снимая с вешалки дорожный плащ,- что вы поступите именно так. В отличие от доблестных искателей руки Аделины, разбежавшихся при первом же упоминании об Инфаме. Она, конечно, рассердится на меня, но не могу же я силой тащить в охотничий домик героя её грёз. Вы будете ей лучшим мужем. И я предпочту поругаться с ней сейчас, чем потом рыдать над...
   Изабелла запнулась, посмотрела на меня и закончила:
   - Её обсосанными косточками.
   - Поехали,- ответил я.- Где этот выродок Франсуа ?
   ***
   - Граф де ла Торрес приходится мне двоюродным дядей по отцовской линии,- рассказывала Изабелла по дороге.- Моему отцу ничего, кроме фамилии, не досталось. Наша семья живёт очень скромно, у нас иногда и со слугами нечем расплатиться. Отсюда моё умение стирать, готовить и управляться на птичьем дворе.
   - И своего замка у вас тоже нет ?- спросил я.
   - Да вы смеётесь ! Нет, разумеется. Как-то граф навестил нас, бедных родственников. Чем-то я ему приглянулась, и он стал часто приглашать меня к себе. Не подумайте, не в гости. Я принимала его друзей, развлекала их беседой, подавала им вино. Порой неделями дома не показывалась.
   - А твои родители ничего не имели против ?
   - Очень даже имели ! Но граф может задобрить кого угодно.
   - А чего ж ты в своё время называла его противным ?
   - Да потому, что он такой и есть. Возможно, его жизнь могла сложиться иначе, но ему не повезло в любви. Дядюшка уже стар, но до сих пор одинок.
   - Глупости,- ответил я.- Мне известно множество людей, которые как были скотами, так и остались ими после женитьбы.
   - Значит, они женились не по любви.
   - Тебе-то откуда знать, кто как женился ?
   - Любовь облагораживает человека,- ответила Изабелла.
   - Любого ?- поинтересовался я.
   - Любого.
   - А почему же тогда любовь к Аделине не облагородила твоего дядюшку ?- съехидничал я.
   - Вот вы ничего не знаете, а говорите. Он же её совсем не любит. Ему нужна новая игрушка, вроде меня, но подороже. Вот он и сговорился с опекуном Аделины, увидев её на каком-то балу. Но, зная своего дядю, я понимала, что ничего хорошего из их брака не выйдет. И решила ему воспрепятствовать.
   - Каким же образом ?
   - Сначала я просто поговорила с дядей, умоляя его пощадить Аделину и не выставлять её на всеобщее посмешище. Как и следовало ожидать, он взбесился, послал меня к чёрту и посоветовал не лезть в его дела. Кровь у меня взыграла; я собрала вещи, взяла все свои деньги и улетела в Париж. Знаете, у меня никогда не было настоящей подруги, пока я не познакомилась с Аделиной. Я встретилась с ней после обеда, а проговорили мы до следующего утра. Она тоже была категорически против этого замужества и даже подумывала о том, чтобы отравиться. Слёзы и истерики уже не действовали на её опекуна, рассчитывавшего на взятку от моего двоюродного дяди. И мы решили убежать, переодевшись в простолюдинок.
   - Это всё сумасшествие,- объявил я.- И твой визит в Париж к совершенно незнакомой барышне, и ваш последующий побег.
   - Возможно,- согласилась Изабелла.- Но я была очень зла на дядю. Аделина, в свою очередь, предпочла побег замужеству с ним. А что бы посоветовали вы ?
   - Не знаю,- признался я.
   - Вот мы не знали. После нашего побега поднялся шум, дядюшка примчался в Париж, опекун нанял сыщиков. Из осторожности мы с Аделиной разделились - ведь искали двух девушек - и встречались по ночам в условленных местах. И всё-таки меня схватили шпионы опекуна. Моему дяде при этом ничего не сообщили.
   - Почему ?
   - Опекун не знал точно, что именно я устроила побег Аделины, он лишь догадывался об этом. А граф де ла Торрес всё же мой родственник и мог за меня заступиться. Поэтому я попала в подвал при кабаке, и три дня еду мне только показывали. А если бы не вы...
   - Это не моя заслуга. Тебе надо благодарить некоего Гамбринуса, который изобрёл пиво. Я пришёл тогда в кабак, чтобы вкусить именно этого напитка.
   - Но ведь не Гамбринус избавил меня от мерзкого кабатчика. И потом, вы очень ошибаетесь, считая, будто стрела из арбалета на холме - помните ? - предназначалась вам. Опекун Аделины, раздосадованный моим освобождением, послал за мной наёмного убийцу. Как раз в тот момент, когда вы сбили меня с ног, я думала, что окончательно оторвалась от него.
   - Интересно,- подумал я вслух,- не этого ли молодчика потом нанял и Бернар ?
   Изабелла пожала плечами.
   В лесу было сыро и холодно. Луч фонарика Франсуа плясал по голым деревьям, стоявшим на нашем пути.
   - Как здесь страшно,- тихо сказала Изабелла.- Самое подходящее место для Инфама.
   И до самого охотничьего домика больше никто не проронил ни слова.
   ***
   Раньше это было что-то лесного кабака, в котором останавливались богатые охотники. Там можно было выпить, закусить и даже переночевать. Затем охотничий домик выкупил граф де Мерсьер, а кто получит его в наследство, мне неизвестно.
   В окне первого этажа горела одинокая свеча. Я спешился, жестом велел Франсуа привязать коня к дереву, а сам с Изабеллой отправился к домику.
   На мой стук никто не ответил. Тогда я наподдал в дверь ногой, и изнутри послышалось:
   - Иду, иду. Кого там черти принесли ?
   Шаркающие шаги приблизились к двери, и она открылась. Я увидел седого старика, державшего в одной руке свечу, а в другой - топор.
   - Кто вы ?- спросил он.- Этот дом принадлежит графу де...
   Тут он узнал Изабеллу и прикусил язык.
   Мы вошли в дом, и старик провёл нас в комнату на первом этаже. Я сел за стол, Изабелла расположилась у камина.
   - Что вам угодно ?- спросил старик, по-прежнему не расставаясь с топором.
   Я вытащил из ножен кинжал и положил его на стол перед собой.
   - Неплохая вещичка,- признал старик.- Я дам за него пять франков.
   - Мне он достался за сто пятьдесят, ну да не в этом дело. У меня и в мыслях не было продавать его, тем более тебе.
   Сказав это, я достал сигарету и прикурил от свечи, коптившей на столе.
   - А что было у вас в мыслях, позвольте узнать ?
   - Я с удовольствием вонзил бы его в тебя по самую рукоятку.
   - Но-но,- сказал старик, заслоняясь от меня топором.
   - И я это сделаю, если ты сейчас же не дашь мне ключи от подвала и кандалов маркизы.
   - Полегче со словами, господин,- ответил старик.- Граф де Мерсьер...
   - Хоронить завтра будут твоего графа,- перебил я.- Неужели ты до сих пор ничего не знаешь ?
   Топор выпал из руки старика.
   - То есть как ?- пролепетал он.- Как хоронить ?
   - Лопатами. Не экскаватор же из-за него пригонять. Ты долго собираешься стоять тут с глупой рожей и задавать идиотские вопросы ?
   - У меня нет ключей.
   - А куда же они подевались ?- вмешалась Изабелла.
   Старик злобно покосился на неё и ответил:
   - Я дам вам ключи только после того, как вы предоставите мне доказательства смерти графа.
   Признаться, мне не хотелось лишнего кровопролития. Убийство этого старика, пусть и наделённого всеми существующими пороками, не доставило бы мне удовольствия. Ещё в Париже я предугадывал подобный ход событий, а потому и захватил с собой газету, где на первой полосе поместили фото графа де Мерсьера в траурной рамке.
   Изабелла всего этого не знала.
   - Какие ещё доказательства, подлый старикашка ?!- возмутилась она.- Сейчас ты у меня получишь !
   Я вынул из-за пазухи газету и швырнул её в рожу своего собеседника. Тот развернул смятые листки и схватился за сердце.
   - Ключи !- рявкнул я.- Быстро !
   Старик подошёл к шкафу, поковырялся на полке и бросил на стол большой ключ на бронзовом кольце.
   - Где второй ?- поинтересовался я.
   - Он подходит к обоим замкам,- объяснил старик.
   - Если бы я знала об этом раньше,- прошептала Изабелла.
   Я взял со стола ключ, кивком пригласил девушку за собой.
   - Постойте,- сказала она.- Ты, старик, отвлеки Инфама, пока мы будем освобождать маркизу.
   - Да что вы такое говорите, барышня ? Как же я его отвлеку ? Анекдоты, что ли, прикажете ему рассказывать ?
   И тут я впервые услышал в голосе Изабеллы стальные нотки.
   - Дай ему жрать,- распорядилась моя попутчица.- И он забудет обо всём на свете.
   Старик что-то проворчал, сходил на кухню и вернулся оттуда с большой, закопченной кастрюлей.
   Мы прошли через весь первый этаж и остановились перед дубовой дверью, окованной железными полосами. Старик прислонился к ней спиной, прижав кастрюлю к груди.
   - В чём дело ?- спросил я.
   - Чуть не забыл. А что вы мне дадите за помощь в вашем деле ?
   Я отстранил Изабеллу, готовую броситься на старика с кулаками и ответил:
   - Что дадим, говоришь ? Мы позволим тебе смыться и не попасть в лапы полиции за твои тёмные делишки под крылышком графа де Мерсьера.
   Старик немного подумал, а затем сказал:
   - Я предпочёл бы денежный эквивалент.
   Тут у меня лопнуло терпение, и я продемонстрировал старику меч. Тот понял намёк, втянул голову в плечи и дал нам дорогу, бормоча что-то нелицеприятное по адресу до ужаса жадной нынешней молодёжи.
   Изабелла повернула рубильник, включив свет в подвале, а я отомкнул замок на двери. Старик с кастрюлей потопал вниз, а мы остались у входа, вслушиваясь в звуки, доносящиеся из подвальных недр. Через пару минут послышались чавканье и урчанье. Изабелла сказала:
   - Пойдёмте.
   Мы спустились вниз и обнаружили скромно одетую девушку, сидящую на охапке соломы под стеной. Она была прикована за ногу цепью к большому камню с вделанным в него стальным кольцом.
   - Аделина !- позвала её моя попутчица.
   - Изабелла !- отозвалась та.- Ты привела его ?
   - Да, но...
   - Но ведь это не он !
   - Аделина, это тот рыцарь, который мне покровительствовал. Помнишь, я тебе о нём говорила ? Мы...
   - Изабелла, я не ожидала, что ты так со мной поступишь.
   Моя бывшая птичница низко опустила голову. Дивясь про себя глупости маркизы, я освободил её от оков и распорядился:
   - Выбирайтесь наверх.
   И тут произошло нечто непредвиденное. Топот тяжёлых ножищ послышался в подвале, и вслед за этим появился Инфам - точь-в-точь, как его описывал покойный граф де Мерсьер. Он преградил нам путь к выходу, прорычав фразу, которую я понял следующим образом:
   - Зачем вы забрали игрушку Малыша ?
   Старик на цыпочках прокрался за спиной Инфама наверх. Изабелла с Аделиной подавленно молчали. Я вытащил из ножен меч и постановил:
   - Игрушка теперь моя. Я её забираю.
   Инфам взревел нечто совсем уж нечленораздельное и двинулся на меня. Я рванулся навстречу, ударил мечом, увернулся от когтистой лапы, рубанул ещё раз. Без толку - чешуя Инфама выдерживала всё.
   Я отступил, и противник бросился за мной, дав возможность дамам выбежать из подземелья, что они немедленно и сделали. Инфам был неуклюж и медлителен. Я пятился от него назад, рассчитывая на точный выпад, который проткнёт ему глаз и продырявит мозги, если таковые имеются.
   Инфаму забава понравилась. Забыв об игрушке, он увлечённо гонял меня по подземелью. Я терпеливо уворачивался, ловя свой шанс. Инфам, однако, глаза берёг и успевал отбивать мои удары лапами.
   Да, не столь уж просто справится с этим уродом.
   С такими мыслями я сделал молниеносный выпад и отрубил Инфаму ухо, чешуя на котором была мельче и тоньше. Отпрыгнул назад; перед моими глазами свистнули длинные, острые когти, и стены подземелья содрогнулись от дикого рёва.
   - Что, больно ?- спросил я.- А как же ты хотел ?
   Отрубленное ухо несколько раз подпрыгнуло на полу и застыло в лужице черновато-красной крови. Инфам стоял передо мной, шатаясь, словно пьяный.
   - Малыш всё равно поймает тебя,- прорычал он.- И убьёт. И съест.
   - И подавится,- добавил я.
   Скрипнула дверь. Я оглянулся и увидел на лестнице, ведущей в подвал, Франсуа с копьём в руке. Из-за его спины выглядывала Изабелла, вооружённая топором.
   - Ваша милость,- сказал оруженосец,- давайте поскорее убьём эту тварь, а то я опаздываю на свидание.
   Наблюдая краем глаза за Инфамом, принявшимся раскачивать одно из брёвен, подпирающих потолок подвала, я ответил:
   - Ты чего сюда припёрся, ишак ? Я тебе такое свидание устрою - до смерти не забудешь. Жанна, а ты что здесь потеряла ?
   - Я не оставлю вас одного. И у меня другое имя - помните, вы ещё собирались его по буквам угадывать ?
   - Уходите отсюда,- распорядился я.- Мне и без вас забот хватает. Франсуа, где остальные ?
   - Старик ползает под столом, собирает свои зубы: мы с ним слегка повздорили. А игрушка сидит за тем же столом и ни с кем не разговаривает.
   - Не называй её так, гадкий шут !- прикрикнула Изабелла, шлёпнув оруженосца ладошкой по затылку.
   - Вы собираетесь уходить отсюда ? Или вас на руках вынести ?
   - Господин рыцарь, я никуда не уйду. И меня есть топор, и...
   - Франсуа !!!- взревел я.- Немедленно выведи её !!!
   - Прошу вас, сеньорита де ла Торрес,- сказал оруженосец, силком выволакивая мою бывшую птичницу за дверь.
   Инфам наконец-то выбил бревно. Толстое, длинное, оно хорошо подходило для тарана. Ухнув от натуги, Инфам поднял его над головой и запустил им в меня.
   Ума не приложу как, но я успел пригнуться. Бревно пролетело надо мной и грохнулось о стену, а Инфам тут же взялся за другое.
   Уходя, Франсуа оставил у входа копьё. В арсенале Инфама имелось ещё четыре бревна., подпиравших потолок, и ещё одно, валявшееся на полу. Впрочем, последнее можно было не считать. Когда Инфам выдернет те четыре, то домик завалится, похоронив всех под обломками. И, кстати, с Инфамом, скорее всего, ничего не случится. Надо как-то отвлечь его от брёвен.
   - Эй, урод !- заговорил я.- Недолго тебе осталось жить. Я убью тебя, как убил твоего папочку.
   Этому не пришлось показывать газету. Инфам взревел от ярости. Бревно, до того крепко стиснутое потолком и полом, вылетело от одного мощного удара. Инфам рывком поднял его над головой.
   Но и в этот раз в аду меня не дождались. Инфама вдруг повело назад: снаряд оказался тяжёлым даже для него. Не удержав равновесия, он рухнул на спину.
   А бревно упало на него сверху.
   Что-то хрустнуло внутри у Инфама. Теперь он уже не рычал, а визжал от боли. Не теряя времени, я подскочил к нему и вонзил меч в его широко раскрытую пасть.
   Последним усилием Инфам скинул с себя и бревно, и меня, затем вырвал из горла окровавленный меч и отшвырнул его. Я рванулся к выходу и схватил копьё. Инфам поднялся, сделал несколько шагов заплетающимися ногами, затем уткнулся в стену и сполз по ней на пол. Его тело сотрясала частая дрожь.
   Я подобрал меч, выждал некоторое время и только потом подошёл к поверженному противнику. Тот не подавал признаков жизни. Носком сапога я приподнял его голову и глянул в потускневшие глаза.
   Инфам был мёртв.
   Я выбрался наверх. Франсуа с Изабеллой стояли у двери, напряжённо прислушиваясь к тому, что происходило в подвале. Я сунул оруженосцу меч и распорядился:
   - Почистишь.
   Изабелла обняла меня за шею, спросила:
   - Вы целы ?
   - Да что со мной может случиться ?- проворчал я.
   - Вы не сердитесь на Аделину,- попросила Изабелла, отпуская меня.- Она просто потерпела крушение своих надежд. Когда вы поженитесь, и Аделина узнает вас получше...
   - Что ?- перебил я.- Да ты бредишь !
   И, отстранив Изабеллу, вошёл в комнату.
   Маркиза встала. Я посмотрел в её пустые глаза и невольно сравнил обеих подруг. Аделина явно проигрывала Изабелле по всем статьям.
   - Жду ваших распоряжений,- через силу выговорила маркиза.
   - А я вас не нанимал.
   - Волю моего опекуна никто не отменял. А она такова: на мне женится тот, кто доставит меня ему.
   - Аделина, ну зачем ты так ?- упрекнула Изабелла свою подругу.
   - Если ты забыла, то этот господин прилюдно обозвал меня своей игрушкой.
   - Вам, стало быть, больше нравилось исполнять эту роль у Инфама ?- вмешался оруженосец.
   - Франсуа, заткнись, пока я не залепил тебе по роже. Что за привычка влезать в чужие разговоры ?
   С этими словами я направился к умывальнику.
   Холодная вода меня взбодрила. Я умылся, намочил голову, сполоснул руки и вытерся махровым полотенцем, что висело рядом с умывальником.
   - Вы воду не пейте,- посоветовал Франсуа.- Тут винцо есть.
   Я взял протянутый им стакан и подошёл к Аделине.
   - Вижу, вы до сих пор ожидаете моих распоряжений ?
   - Да,- подтвердила она, гордо подбоченясь.- Вы ничем не лучше моего опекуна. И не надейтесь на то, что наш брак будет для вас удачным.
   - Вы явно сошли с ума от долгого пребывания наедине с Инфамом. Какой ещё брак ? Убирайтесь с моих глаз долой ко всем чертям - это единственное распоряжение, которое я вам могу дать.
   - Что-то я не поняла,- ответила маркиза с кривой ухмылкой.- Ради чего же вы тогда сражались с Инфамом ?
   - Уж во всяком случае, не ради вас.
   - А как же моё приданое ?
   - Плевал я на него.
   - Слюны не хватит,- надменно заявила маркиза.
   Тут оживилась Изабелла, молча страдавшая оттого, что я никак не могу поладить с её лучшей подругой.
   - Хватит,- возразила она.- Хватило же на графа де Мерсьера с Инфамом.
   Аделина как-то странно посмотрела на неё и обратилась ко мне:
   - Я вас правильно поняла ? Вам от меня ничего не нужно ?
   - Госпожа маркиза, я не желаю иметь с вами ничего общего и готов подтвердить это под любой присягой.
   И тут Аделина схватила мою руку, после чего крепко пожала её.
   ***
   Новым опекуном маркизы стал сам король. Он тотчас же выдал её замуж за того типа, которого она так любила. Мы окончательно помирились с нею в аэропорту Орли, когда провожали Изабеллу на самолёт до Мадрида.
   - Ну вот. Я так не хочу от вас улетать,- призналась Изабелла.- Но скоро вернётся дядя. Я должна встретить его дома, чтобы он не заподозрил меня в соучастии его краха со свадьбой.
   - Да он всё знает,- сказала Аделина.- Мой бывший опекун ему на тебя уже нажаловался.
   - Ну и пусть,- решила Изабелла.- Не хочу, чтобы он думал, будто я от него прячусь. Дядя меня, конечно, прогонит...
   - Мы как-нибудь это переживём,- заметил я.
   - А вы обязательно приезжайте ко мне, слышите ? Я буду вас ждать.
   - Приеду.
   И мы поцеловались на прощание.
   Когда Изабелла улетела, я ещё некоторое время стоял и курил, глядя на самолёты. Осень вдруг показалась мне ещё более сырой, пасмурной и холодной.
   - Хватит уже, поехали в город,- сказала мне Аделина.- Я сегодня устраиваю у себя праздник. День Независимости. Я освободилась от Инфама, графа де Мерсьера и опекуна. Даже не знаю, чему радоваться больше. Вы должны непременно присутствовать.
   - Знаете,- ответил я,- у меня сейчас препаршивое настроение, совсем не до праздников. Давайте лучше мы с Изабеллой приедем на годовщину вашего Дня Независимости.
   - Ладно, пойду вам навстречу. Запомните сегодняшнее число и приезжайте через год. И попробуйте только не явиться, я не стану принимать никаких отговорок. Впрочем, я напомню вам о вашем обещании, когда вы приедете на мою свадьбу.
   - Договорились,- ответил я.
   И мы поехали с Аделиной в Париж, где и расстались. Мне настала пора возвращаться домой.
   К своему удивлению я застал в холле гостиницы Манфреда фон Шульца.
   - Где тебя носит ?- проворчал он.- Жду уже полтора часа.
   - А что ты вообще здесь делаешь ?
   - Был на похоронах де Боерса. Я его хорошо знал. А теперь вот решил тебя забрать.
   - Но нам не по пути,- заметил я.
   - Так ведь мы поедем ко мне. В моём лесу уйма волков развелась. Поохотимся. К тому же, у меня через две недели день рождения, если ты помнишь, конечно. Вот я и думаю отметить его с размахом. Приглашу всех наших крестоносцев, графа де ла Торреса...
   - Кого ???- перебил я, вытаращив глаза.
   Манфред улыбался, наслаждаясь произведённым эффектом - знает откуда-то, поганец, что названное им имя мне небезразлично.
   - Это теперь мой друг. Он, когда ударился в поиски пропавшей невесты, заезжал и ко мне, спрашивал, не видал ли я чего. Вот мы с ним и побеседовали. О пропавших невестах, Инфаме, завещаниях и неблагодарных родственниках.
   - Долго беседовали ?
   - Пока я не заметил, что по его сиятельству прыгают синие чёртики. Он вообще-то симпатичный старикан, когда хорошенько поддаст. Так что я его приглашу. И попрошу, чтобы он захватил с собой одну неблагодарную родственницу.
   Я глянул на хитрющую рожу Манфреда и не смог удержаться от смеха.
   - Ты собирайся,- сказал он мне.- Долго я ещё буду ждать ?
   - Сейчас, Манфред. Надо найти Франсуа. Да, и позвонить в свой замок.
   - Это ещё для чего?
   - Предупредить, чтобы не ждали. И заставить Гастона найти новую птичницу.
   - А старая-то тебе чем не угодила ?
   Я понял, что он не настолько осведомлён в моих делах, как хочет это показать, и ответил:
   - Этого, Манфред, в двух словах не расскажешь.
   А затем отправился искать Франсуа.
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
   О том, как рыцарь чуть не побывал на
   свадьбе у дьявола.
  
   ***
   В мире происходит множество событий, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. В нём полно всевозможных загадок и таинственных историй. Бермудские острова, Атлантида, инопланетяне, статуи на острове Пасхи, пирамиды, Стоунхендж, судьба денег, взысканных налоговыми службами - все эти вопросы давно волнуют человечество, но ответы на них мы вряд ли когда-нибудь узнаем. В наши дни, кстати, тоже происходят прелюбопытнейшие вещи, о которых подавляющему большинству людей ничего не известно.
   У берегов Алжира пиратское судно потопило арабский корабль, предварительно очистив его от имевшегося на нём груза. Среди прочей добычи, взятой в тот день, оказалась девушка, дочь какого-то местного богатенького буратины. Пираты были настоящими выродками, грезившими лишь грабежами и убийствами; виселица давно плакала по ним горючими слезами. Но даже при совокупности вышеприведённых факторов, они всё же отказались от первоначального плана переломать пленнице все кости и бросить её в море, а решили, вместо того, взять выкуп у её отца.
   И надо же было такому случиться, что именно в тот день какой-то свирепый морской паша собрался очистить окрестности от пиратов, с каковой целью и отправился вдоль алжирского побережья во главе своей эскадры. Нашим героям пришлось удирать что есть духу, так и не взяв выкупа.
   Всего этого я не знал.
   Пираты не оставили надежды поживиться за счёт несчастной пленницы. Появиться у берегов Алжира было теперь для них равносильно самоубийству, поэтому они продали девушку некоему рыцарю по имени Шарль де ла Мер. Выторговать, правда, удалось куда меньше, чем на то рассчитывали.
   И об этом я тоже понятия не имел. Да оно мне и не надо было. Но чего только в жизни не случается...
   Как-то утром ко мне вошёл управляющий и доложил о том, что меня хотят видеть трое арабов.
   - Трое кого ?- ошарашено переспросил я.
   - Арабов, ваша милость. Уж я-то эту породу знаю - насмотрелся в своё время. По виду приличные - все в шелках и золоте. Но добиться, чего им надо, я так и не смог - говорить они хотят только с вами.
   - Тогда зови.
   Гастон ушёл, оставив меня в полном недоумении. Что нужно арабам ? Может что-то связанное с крестовым походом ? Возможно, собираются отомстить за какого-то убитого или за ограбленные мною семьи. Крестовый поход - не туристический вояж, там всякое было.
   Арабы вошли. Одеты они действительно были довольно роскошно, правда Гастон позабыл упомянуть о такой мелочи, как сабли и кинжалы, имевшиеся у каждого.
   В дверной проём заглянул Жюст и знаком показал, что я всегда могу рассчитывать на двух-трёх крепких парней, готовых к любым неожиданностям.
   - Ты удивлён, неверный, увидев нас здесь ?- спросил араб, вошедший первым.
   - Есть немного,- ответил я.- Располагайтесь.
   Арабы расселись на ковре у телевизора. Я поколебался, но всё же умостился рядом.
   - Как же это вы с неверными без противогазов общаетесь ?- посочувствовал я гостям.
   - Очистимся дома,- приободрил меня араб.- У нас к тебе дело.
   - Пойдёмте за стол.
   - Спасибо, мы не голодны.
   - Тогда чайку ?
   - Не надо. Мы не будем находиться у тебя долго.
   И араб рассказал мне историю о девушке, пиратах и Шарле де ла Мере.
   - Её отец,- закончил он,- даст тебе столько золота, сколько ты весишь, если дочь вернётся к нему.
   - Не понял,- отозвался я.- Что-то вы темните, мусульмане. Почему именно я ? А что ж вы сами не договорились с этим Шарлем ?
   - Этот гяур не захотел с нами говорить. Мы настаивали, и тогда он приказал стрелять в нас. Мубараку арбалетной стрелой пробили руку, и это мы ещё легко отделались.
   Один из молчавших арабов закатал рукав халата и продемонстрировал мне рваную рану.
   - Этот неверный - де ла Мер - водится с джиннами и дэвами,- продолжал мой собеседник.- Нам говорили, будто бы...
   И тут мне, наконец-то, вспомнилось, какие ассоциации вызывает у меня имя де ла Мер.
   - Подожди-ка,- перебил я.- Ты говоришь: де ла Мер ? Так ведь он же колдун !
   - Вот-вот,- ответил араб.- Представляешь, что он может сделать с юной, невинной девушкой ?
   - Не представляю. Мне моя шкура дороже.
   - Неверный, будь человеком,- попросил араб.- Освободи девушку и купайся в золоте. Я сам назову тебя своим братом, несмотря на твои подвиги в крестовом походе.
   - А всё-таки, почему вы пришли именно ко мне ?
   - Скажу честно. Просто дурнее никого не нашли. Все более или менее приличные рыцари нам уже отказали.
   Я поднялся, подошёл к окну, закурил. Мне начали вспоминаться истории о доблестном рыцаре Шарле де ла Мере. Очень нехорошие, надо заметить, истории.
   - Неверный,- продолжал хныкать араб.- Мы столько о тебе слышали ! Де ла Мер - достойный соперник, но ты можешь его победить.
   - Шли бы вы все к чёрту !
   Арабы, словно по команде, поднялись на ноги.
   - Уже и обиделись,- заметил я.- Кто же так ведёт переговоры ? Эдак вам придётся своего героя лет сто искать. Ладно, так и быть, готовьте денежки. Друга мне с собой можно взять ?
   - Да хоть футбольную команду с запасными и массажистами !- воскликнул араб, сияя от внезапно привалившего счастья.- Но взвешивать будут кого-то одного из вас.
   - Ясно. Давай мне свой контактный телефон.
   Араб сунул мне свою визитку, после чего все тое склонились передо мной в глубоком поклоне.
   ***
   По их уходу я долго сидел с сигаретой на подоконнике, болтал ногой и размышлял о том, что это со мной произошло. Временное умопомешательство, не иначе. Видно, арабы возят с собой ручного шайтана, который и заставил меня согласиться на такую дикую авантюру. С другой стороны, деньги ещё никому не мешали. Во всяком случае, можно хотя бы съездить туда и провести разведку. А там поглядим.
   Я взялся за телефон и позвонил в замок рыцаря Манфреда фон Шульца. Как обычно, мой звонок оторвал его от еды.
   - Чего тебе ?- промычал он с набитым ртом.
   - Да вот, решил позвонить, справиться о твоём здоровье.
   - Ты чего там дурака валяешь ? Опять влез в какую-то авантюру ?
   - Ну... почти. Но мне надо знать, сколько ты весишь.
   - Да уж поболее твоего,- самодовольно ответил Манфред.- Или хочешь померяться ?
   - Верю на слово. Тут один тип хочет дать нам столько золота, сколько ты весишь.
   Манфред присвистнул.
   - Он араб, какой-то там шейх,- объяснил я.- Всего-то и делов, что надо отбить его дочь у некоего Шарля де ла Мера.
   - Постой-постой,- сказал Манфред.- Это у какого такого Шарля ? Часом не его замок по ночам охраняют мёртвый всадник и волк-оборотень ?
   - Да, я что-то такое слышал.
   - А в колодцах по всей округе живут русалки, которые тянут туда всех, кто заглянет внутрь.
   - Надо же им чем-то заниматься.
   - А сам Шарль ежегодно посещает шабаш ведьм на чёрном крылатом коне.
   - Вот этого уже не знаю; если и так, то меня с собой он ни разу не брал.
   - Ты эту затею оставь,- посоветовал Манфред.- А то он сделает из тебя упыря, и будешь потом с посиневшей рожей выть в развалинах.
   - Вообще-то, уже поздно,- сообщил я бодрым тоном.
   - Чего поздно-то ?
   - Я дал согласие.
   Манфред ничего мне на это не ответил.
   - Золотишко, оно, знаешь ли, никогда лишним не бывает,- продолжал я, выдержав паузу.
   - Может быть. А у самого Сатаны твоему арабу никого отбить не надо ?
   - Да ладно тебе, Манфред. Подумаешь - колдун ! Да и девушке хотелось бы помочь. Он же чёрт знает что может с ней сделать. Сидит, небось, в каменном подвале и мечтает о том, чтобы нашёлся кто-то, кто не побоится её вытащить. А таковых почему-то не наблюдается.
   И вот тут Манфред разозлился.
   - Да что ты из меня слезу вышибаешь ?!- яростно проревел он.- Ты сам в крестовом походе никого в плен не брал, а ?! Пусть этот шейх сам договаривается с де ла Мером !
   - Он посылал к нему делегацию, но что-то у них там не сложилось. И вообще, Манфред, чего ты так разволновался ? С де ла Мером я как-нибудь разберусь. Просто мне хочется, чтобы по исходу дела шейх взвешивал тебя, а не меня. Золото потом поделим пополам, и так будет выгодней.
   На некоторое время Манфред снова замолчал, а потом деловито осведомился:
   - Я тебя ослом уже сегодня называл ?
   - Не помню, нет, кажется.
   - Так вот, ты - осёл. Тебе денег не хватает ? Нищенствуешь ? Побираешься ? Давай поедем с тобой в сторону путей торговых караванов и пощипаем купцов, как в добрые старые времена крестовых походов.
   - Манфред, я уже дал слово.
   - Так возьми его назад.
   - Не могу.
   - Ладно. Жди меня. Я выезжаю.
   ***
   Мой старый, верный Эрик сидел за компьютером с чашечкой кофе и пытался взломать чей-то жутко секретный файл. На меня он не обратил внимания.
   - Эрик, у меня возникли трения с неким де ла Мером. Что бы ты посоветовал ?
   Старик поперхнулся своим кофе, отставил чашку в сторону и вскочил на ноги.
   - Что бы посоветовал ?- переспросил он.- Бросай всё, мчись к нему, падай в ноги и вымаливай прощение. Впрочем, навряд ли тебе это удастся.
   - Ты же знаешь, что я ничего подобного делать не стану.
   - Ну как тебя угораздило с ним связаться ?- простонал Эрик.- Нельзя ссориться с де ла Мером, это очень вредно сказывается на здоровье.
   - А ты можешь рассказать мне о нём подробнее ?
   Эрик вновь сел за стол и вызвал свой информационный пакет. Руки его заметно дрожали. На экране монитора появилось лицо молодого человека, затем выскочил какой-то список.
   - Вот,- сказал Эрик, указывая на него.- Здесь все пострадавшие от де ла Мера. Обрати внимание на то, сколько имён имеют вот такую пометку. Это дворяне.
   - А с крестиками кто ?
   - Попы. С двойными крестиками - иезуиты.
   - С кем-то из них можно поговорить ?
   - Если только их души явятся тебе во сне.
   Список вызывал почтение своими размерами.
   - Слушай, Эрик, но если он убил столько народу, то его казнить надо ! Законным путём.
   - Вгляни на номера пятьдесят первый и пятьдесят второй. Это рыцари, они как раз собирались вызвать де ла Мера на королевский суд.
   - И как он с ними справился ?
   - Как и со всеми прочими. Колдовством.
   - Он настолько силён в магии, что никто не может с ним справиться ?
   - Нет, всё гораздо сложнее. Отец Шарля - де ла Мер-старший - в своё время совершил преступление. По ложному обвинению он насмерть замучил человека. А тот вернулся в замок Мер из загробного мира и, засучив рукава, взялся за этот род. Надо тебе сказать о том, что Шарль - младший сын, и замком он владеет потому, что его старший брат погиб. Мать Шарля сошла с ума, и её следы я потерял, да он и сам уже одной ногой стоял в могиле. Привидение потирало руки в предвкушении полного краха ненавистной ему семьи, но тут де ла Мер-отец сумел изгнать его, призвав на помощь более могущественную силу. Как выяснилось позже, она тоже оказалась тёмной. Однако де ла Мер-старший уже вошёл во вкус и сумел-таки запереть её в фамильном склепе. Наверное, перед смертью, последовавшей вскоре, он запретил своему сыну даже приближаться к тому месту. И похоже на то, что запрет был нарушен. Точной даты не назову, где-то лет пять назад. В это время Шарль неожиданно выиграл три рыцарских турнира подряд, побеждая более сильных, чем он сам, соперников.
   - Помню,- отозвался я.- Все газеты тогда выли о нём.
   - Его соперники на турнирах совершали непростительные, почти детские ошибки, после чего не могли объяснить, как это с ними произошло. Кончилось дело тем, что Шарля дисквалифицировали, объявив в сношениях с нечистой силой. А после этого в замке Мер завелась чертовщина. Шарль практически не показывается на людях после той дисквалификации. Соседи его не навещают, он их тоже; оброк деревенские старосты складывают у ворот замка. Ночью народ по всей округе сидит дома и на улицу не суётся. Я допускаю даже то, что рыцарь де ла Мер ещё не окончательно испорчен, но себе он уже не принадлежит.
   - Эрик, я должен отбить у него девушку, арабку. Её отец даст за неё столько золота, сколько весит Манфред фон Шульц.
   - Это порядочная сумма,- согласился старик.- Похороны у тебя будут просто королевскими. Я бы посоветовал тебе перед выездом в замок Мер присмотреть себе место в фамильном склепе и составить завещание. Если можно, то распорядись, чтобы мне выплачивали небольшую пенсию до моей смерти.
   - Я от тебя это сотни раз слышал.
   - Но теперь дело совершенно верное,- вздохнул Эрик.- Напиши хотя бы письмо своей возлюбленной. Пусть на похороны приедет.
   Я плюнул и ушёл от него.
   ***
   Манфред приехал на другой день.
   - Вижу, ты ещё не в психушке,- сказал он мне вместо приветствия.- А пора бы.
   - Да, мозги бы ему прочистить не мешало,- согласился Эрик, присутствовавший здесь же.
   - Что ?- удивился Манфред.- Мозги ? Да разве ж они у него есть ?
   - Подите вы оба к чёрту,- ответил я.- Хватит, наслушался уже. Я дал слово, а потому поеду в замок Мер, как бы вы к этому не относились. Франсуа !
   - Ты и его с собой тащишь ?- укоризненно спросил Манфред.- Парень же погибнет из-за твоей дурости !
   Этот выпад я проигнорировал. Подошедший Франсуа получил от меня распоряжение собираться в дорогу. Затем, не обращая внимания на реплики Эрика и Манфреда, я изучил карту и отметил кратчайший путь к замку Мер.
   Тут подали обед.
   За едой все подавленно молчали. Особенно жалко выглядела Эльвира - ей уже обо всём рассказали.
   После первого блюда я погладил Манфреда по голове и сказал:
   - Кушай, кушай. Набирай вес.
   - Пошёл к дьяволу !- заорал тот, отталкивая мою руку.
   Отобедав, я натянул кольчугу, надел дорожный балахон, отдал привычные распоряжения Эрику, Гастону и Жюсту. Франсуа несколько дольше, чем обычно, прощался с Эльвирой, и глаза последней были мокрыми от слёз. Манфред и Густав тоже засобирались в дорогу.
   - Ты к моему возвращению будь здесь,- велел я своему другу.- Тебя будут взвешивать.
   - Я еду с тобой.
   - Что ?! Но это же верная смерть ! Я тебя ослом сегодня называл ?
   - Заткнись и поехали,- сквозь зубы процедил Манфред.
   Всю дорогу он был раздражён и мрачен. Каждое моё слово истолковывалось им как верный признак охватившего меня сумасшествия, поэтому вскоре я вовсе перестал с ним разговаривать.
   Мы ехали двое суток, прежде чем достигли владений Шарля де ла Мера.
   ***
   Весна почти уже полностью вытеснила зиму. Буйство красок и запахов, брожение соков сводили людей с ума. В моём оруженосце кипели гормоны, и он исчез, едва мы остановились в гостинице. Замок Мер был виден из окон моей комнаты.
   - Слушай меня, недоумок,- сказал мне Манфред, когда мы с ним спустились на первый этаж гостиницы, чтобы поужинать.- Я всё надеялся на то, что ты одумаешься и повернёшь назад, но этого не случилось. Нам желательно попасть в замок Мер мирным путём и по-хорошему потолковать с Шарлем. Иначе мы с тобой сдохнем. Прежде чем ехать к тебе, я нашёл одного человека, приятеля де ла Мера-отца. Он, по старой памяти, написал Шарлю рекомендательное письмо для нас. С ним мы попадём в замок, а уж там разбирайся самостоятельно.
   Я крепко пожал германцу руку и сообщил:
   - Манфред, ты - настоящий друг.
   - Знаю,- проворчал тот.- А вот ты вечно втягиваешь меня в разные истории.
   В этот момент в гостиничный бар вошёл развязный типчик в кожаной куртке, густо усеянной металлическими заклёпками. Он оглядел всех присутствующих (многие при этом поспешили смыться) и направился к стойке.
   - Шеф, пивка !- громогласно распорядился типчик.
   Пока бармен исполнял его заказ, новоприбывший продолжал разглядывать посетителей. Его взгляд остановился на нас.
   Забрав своё пиво, он направился к нашему столику и подсел к нам, не спросив разрешения.
   - Привет, парни,- сказал типчик.- Вы кто будете ? Раньше я вас в этой забегаловке не видел.
   С самого начала наш собеседник начал вызывать во мне тихое раздражение. Манфред заметил это и взял переговоры на себя.
   - Мы - рыцари, парень,- ответил он.- Странствуем. Дошло до тебя или повторить по слогам ?
   - Верю. Рыцарей я повидал на своём веку много. Но такой, как у меня - Шарль де ла Мер - один на всём свете. Вот он - всем рыцарям рыцарь.
   - У тебя ?- переспросил Манфред.
   - Ну да. Скорее, конечно, наоборот. Это я у него оруженосцем.
   - И почему же он один на свете ?- продолжал допытываться Манфред.
   - А он в своё время всех мочил,- поведал типчик, шумно отхлёбывая из бокала.- Выиграл три турнира подряд, невзирая на титулы. Да только эти жлобы из Рыцарского Совета его дисквалифицировали.
   - За что же ?
   - А ни за что ! Ничего, он им ещё покажет.
   - Мы, конечно, слышали о Шарле де ла Мере,- сказал Манфред.- Но вот толком не знаем, чем он славен.
   - Он у меня лучший из лучших. Делает, что хочет и на всех плюёт. Да ему сам король не указ !
   - Ого,- сказал Манфред.
   - Крестьяне трясутся, услышав его имя. Да что крестьяне - соседи-рыцари тоже перед ним дрожат. Можете мне верить. Кстати, вы же не собираетесь вызывать его на поединок и делать тому подобные глупости ?
   - У нас совсем другие планы,- заверил его Манфред.- Визит вежливости мы ему, разумеется, нанесём. Вот только не помешать бы твоему рыцарю этим визитом.
   - Вы о чём ?
   - У твоего рыцаря, насколько я понимаю, должна быть целая куча любовниц. Женщины так и липнут к сильным и независимым,- предположил Манфред с самым что ни есть невинным видом.- Вдруг и сейчас у него кто-то гостит. А тут мы. Даму скомпрометируем.
   - Насчёт этого не переживайте,- ответил типчик, несколько помрачнев.- Бабы его тоже боятся, так что с любовницами у него дела не очень. Недавно, правда, мой рыцарь купил у пиратов какую-то родовитую турчанку и теперь её дрессирует.
   - В смысле ?- уточнил Манфред.
   - Ну, лупит её, заставляет плясать, может заковать в цепи или дня три жрать не даёт. А та даже пикнуть не смеет. Смех, да и только.
   Тут уж я не выдержал и вмешался:
   - И чем же это тебя так смешит ?
   - Прикольно. Не плакать же мне из-за неё.
   Это было уже слишком. Я испытал непреодолимое желание заехать выродку в морду, чтобы стереть с неё похабную улыбку, но оруженосцу Шарля в тот день не повезло по-настоящему: его двинул Манфред.
   Словно дикий тихоокеанский тайфун приподнял типчика с места, протащил над полом и швырнул под соседний столик, сидевшие за которым тут же испарились.
   Оруженосец Шарля, грязно ругаясь, вскочил на ноги и схватил со стола пустую бутылку.
   - Пошёл вон отсюда, ты, ублюдок,- сказал ему Манфред,- А то по стенке размажу.
   Типчик хоть и пылал от ярости, но к голосу разума всё же прислушался и совету Манфреда последовал.
   - Остолоп, ты всё испортил,- упрекнул я своего друга по уходу оруженосца.- Как мы теперь покажемся в замке ?
   - А что я должен был делать ?- раздражённо спросил Манфред.- Прыгать от восторга ? В ладошки хлопать ? Ты и сам собирался дать ему по морде, я по глазам видел !
   - Смотри, какой ясновидец. Ладно, с Шарлем как-нибудь объяснимся. Если захочет, пусть даст по роже моему Франсуа, и будем квиты. Пошли, проветримся перед сном.
   - Где это, интересно, наши оруженосцы ?- полюбопытствовал Манфред.- Да, кстати, твой дурно влияет на моего. Как только Густав встретит Франсуа, то так и смотрит на сторону.
   Я бы и мог поспорить с ним по поводу того, кто из наших оруженосцев более склонен блуждать по тропе порока, но мне не хотелось.
   Мы вышли на улицу. Смеркалось. Весна схватила нас в свои объятия, закружила, навеяла в головы посторонних мыслей... Даже Манфред, которого никак нельзя было заподозрить в легкомыслии, и тот поддался её чарам; я приметил, как он провожал взглядом миловидную горничную, шедшую с ведром на кухню.
   - Чёрт знает что со мной творится,- признался он, увидев мою ехидную улыбку.- Надо башку в воду окунуть.
   - Есть другое средство...- заговорил, было, я, но осёкся.
   Манфред, видимо, забыл об опасности, таящейся в местных колодцах. А я не успел его предупредить. Одним словом, едва мой друг склонился над срубом, как где-то в недрах его плеснула вода. Вслед за тем появилась голова русалки с длинными, зелёными волосами, падающими на плечи и спину.
   - Любимый,- громко зашептала она, обхватив бычью шею Манфреда своими тонкими руками,- я так давно тебя ждала. Брось всё, идём со мной. Ты такой красивый, я сразу в тебя влюбилась. Не сопротивляйся, пойдём. Мы вместе будем править подводным миром.
   Это было большой глупостью с её стороны. Манфреду не льстили подобные перспективы, поэтому он потвёрже упёрся ногами в землю, покрепче ухватился за край колодца и резко разогнулся. Висевшая на его шее русалка взвилась в воздух, перелетела через рыцаря и хлопнулась на землю, обдав меня фонтаном брызг.
   Я замахнулся на неё мечом. Она извивалась на молодой травке, мокрая, жадно хватающая ртом воздух и такая прекрасная в своей беззащитности. Ей было плохо, и поэтому русалка медленно ползла к колодцу, к спасительной воде. До чего же мила эта девочка ! Я загнал меч в ножны и нагнулся над русалкой, чтобы помочь ей. Мы будем править подводным миром, а этот безмозглый чурбан Манфред пускай сам ищет свою арабку, на кой чёрт она мне сдалась !
   Поток ледяной воды ударил мне в лицо и растёкся по всему телу обжигающе-холодными струйками, насквозь промочив всю одежду. Это безмозглый чурбан Манфред, заметив, что со мной творится неладное, окатил меня из ведра.
   - Остынь,- сказал он при этом.- И отойди от русалки, а то как дам промеж ушей !
   - Всё нормально,- ответил я, стуча зубами.- Всё хорошо, спасибо Манфред.
   Хорошего было мало, зато ко мне вернулся рассудок. Я потряс головой, разбрызгивая воду с волос, вынул из кармана и выбросил раскисшие сигареты. Русалка почти уже доползла до колодца, и Манфред наступил ей на спину.
   - Склизкая, холодная,- сообщил он мне, отирая носовым платком те места, где к нему прикасались её руки.- Жаба, право слово.
   - Зато красивая,- вставил я.
   - Иди ты ! Посмотри на свою красавицу.
   Действительно, милое личико русалки потемнело и исказилось звериным оскалом, кожа посерела и пошла бородавками, волосы отпадали с головы целыми прядями.
   Я отошёл в сторону.
   На нас уже давно обратили внимание, и хозяин гостиницы вызвал специальную бригаду, занимающуюся нечистой силой. Пришли люди в униформе, загрузили полумёртвую русалку на носилки и куда-то унесли. На Манфреда смотрели с восхищением.
   - Пошли,- сказал он мне.- Тебя надо срочно напоить водкой, пока не простудился.
   По прибытию в свой номер я снял мокрую одежду, стянул хлюпающие сапоги и завернулся в одеяло. Меня тряс озноб. Манфред влил в меня стакан водки и заказал горячий чай. Затем пришёл лекарь и намазал моё тело какой-то вонючей гадостью. Меня моментально бросило в жар.
   - Теперь дрыхни,- распорядился Манфред.- Не хватало ещё, чтобы ты слёг.
   И я уснул.
   ***
   Всё обошлось. Болезнь прошла стороной, и утром, когда в дверь моей комнаты постучали, я чувствовал себя вполне сносно.
   Стук повторился. Я встал, накинул халат и открыл дверь.
   Франсуа ввалился в комнату и опёрся спиной на стену. Он был весь закутан в одеяло, откуда виднелись только его нос да вытаращенные с перепугу глаза.
   - Ваша милость,- пролепетал он.- Она мёртвая.
   - Кто ?
   - Она там,- оруженосец выпростал из-под одеяла руку и махнул ею в сторону своей комнаты.- Мёртвая. Представляете, а ведь вечером была живая.
   - Ты что, убил её ?
   Франсуа энергично затряс головой из стороны в сторону. Я натянул спортивные штаны и сказал:
   - Ладно, пошли посмотрим.
   По дороге выяснилось следующее. Франсуа с Густавом занимали одну комнату на двоих. У обоих имелись определённые планы на ночь, которые и были претворены в жизнь. Густав остался в деревне, у какой-то вдовы, а Франсуа привёл в гостиницу девку, втащив её через окно, чтобы никто не заметил. Они весело провели ночь, а проснувшись, мой оруженосец обнаружил свою избранницу мёртвой.
   Я вошёл в комнату и увидел на кровати Франсуа скелет с позеленевшими клочками кожи на костях. На черепе ещё оставались пряди рыжих волос.
   - Это она ?- спросил я.
   Франсуа кивнул с подавленным видом.
   - Надо сказать хозяину гостиницы.
   - А меня в тюрьму не посадят ?- жалобно заныл Франсуа.
   - Не знаю. Раньше об этом надо было думать. Идём.
   Франсуа поплёлся за мной с видом великомученика, однако ничего страшного не произошло. Хозяин гостиницы, выслушав сбивчивый рассказ оруженосца, только и спросил:
   - Рыженькая, такая, в синеньком платьице ?
   - Она,- ответил Франсуа, тяжко вздыхая.
   - Так это Флора. Её здесь уже все знают, вот она и пристаёт к приезжим. Лет пятьдесят как умерла, любовник задушил. В этой самой комнате, кстати. Сейчас скажу, чтобы убрали.
   - А можно мне другую комнату ?- спросил несчастный Франсуа.
   - Я распоряжусь. Свободных номеров навалом,- обнадёжил его хозяин гостиницы, выходя.
   Мы остались одни.
   - Франсуа, я был о тебе лучшего мнения.
   - Да чего вы, ваша милость ? Откуда ж мне было знать ?
   - От тебя всего можно ожидать, но чтоб с мертвячкой...
   - Ваша милость, так ведь она вчера была совсем как живая ! Разговаривала, смеялась... Тёплая была !
   - Пятьдесят лет, как померла.
   - Ваша милость, но ведь по ней и не скажешь. То есть сейчас - да, ну а вчера-то нет !
   - Это просто отвратительно.
   - Но меня ведь никто не предупредил ! Все знают, и ни одна сволочь не сказала !
   - У меня просто язык чешется от нетерпения рассказать всем в нашем замке о твоих любовных приключениях.
   - Ну не надо, ваша милость ! Да что я ещё хоть раз изменил своей Эльвире !
   Я махнул рукой и ушёл к себе. Франсуа целых три дня держался отшельником, но затем Густав своротил его с истинного пути.
   Вынос тела Флоры и торжественный переезд Франсуа в другую комнату проходили без меня: я в это время ожесточённо будил Манфреда. Тот мычал, отбивался ногами и сквернословил. И всё же победа осталась за мной.
   Добудившись приятеля, я швырнул ему в лицо его одежду, заставляя его одеваться быстрее. Манфред при этом непечатно ругался, громко сожалея о том, что меня не свалила лихорадка.
   - Умывай рожу, бери письмо к Шарлю и двигай вниз,- сказал я.- Скоро завтрак подадут.
   Манфред ответил очередным ругательством. Но магическое слово "завтрак" подействовало должным образом, и он побрёл к умывальнику. Прибыл Густав и уединился с Франсуа, чтобы обсудить подробности прошедшей ночи. А я отправился в бар.
   ***
   После завтрака мы поехали с визитом в замок Мер, оставив за собой номера в гостинице. Наши кони, хоть и шли вперёд, но вели себя довольно беспокойно.
   Ворота были распахнуты настежь, и мы въехали во двор замка, мимо стражника, который сосредоточенно ковырялся в носу и даже не спросил, кто мы такие.
   Я ожидал встретить разруху и запустение, но нет - всё кругом было убрано, вымыто, подкрашено, хотя слуг наблюдалось крайне мало для такого замка. Все они выглядели мрачно и нелюдимо. Коней у нас никто не принял, и наши оруженосцы сами отвели их в конюшню.
   У входа в центральную башню стоял здоровенный жлоб с небритой физиономией. Похоже, он считал себя дворецким.
   - Вы зачем здесь ?- удостоил нас жлоб своим вниманием.
   - Мы привезли письмо дворянину Шарлю де ла Меру,- ответил Манфред.- Топай своими ножищами наверх и доложи об этом хозяину.
   - От кого письмо ?
   - Не твоё дело. Вперёд !
   Наш собеседник ушёл, ворча и почёсываясь, а вскоре вернулся в сопровождении Шарля де ла Мера. Последний приблизился к нам, пожал каждому руки и сказал:
   - Доброе утро, господа рыцари. Что за письмо ?
   - Доброе утро, господин де ла Мер,- ответил Манфред, протягивая ему конверт.
   Шарль взял его, вынул письмо и сказал:
   - Так это же от дяди Жерома. Вы его знаете ?
   - Не близко.
   - Всё равно прошу вас ко мне. И давайте выпьем за знакомство.
   Мы с Манфредом переглянулись. Что-то Шарль мало походил на колдуна, угробившего кучу народу посредством чёрной магии. Да и на носителя беса в душе тоже.
   Хозяин замка проводил нас в гостевой зал, где уже заканчивали нарывать на стол. Мы выпили на брудершафт, после чего Шарль сказал:
   - Извините.
   И взялся за письмо. Он читал довольно долго, и лицо у него при этом было какое-то посветлевшее, словно у человека, неожиданно узнавшего приятную новость. Затем, с видимым сожалением, Шарль оторвался от письма, сложил его вдове и сунул за пазуху. Мы с Манфредом всё это время потягивали винцо.
   - Славный старик этот дядя Жером,- заметил Шарль.- Я его уже лет десять не видел. Он был дружен с моим отцом. А вы его откуда знаете ?
   - Случайно познакомились,- отозвался Манфред.
   - Господа рыцари, вы никуда не торопитесь ?- спросил Шарль.- А то остались бы у меня погостить. Я последнее время живу отшельником, вижу только телевизор да скотские рожи своих слуг. Да и тех с каждым годом становится всё меньше.
   - Разумеется, Шарль, мы с удовольствием у тебя погостим,- ответил я.
   - Вот и отлично,- хозяин замка Мер аж просиял.- Хоть будет с кем поговорить.
   В этот момент в зал вошёл вчерашний типчик. При виде нас он так и остолбенел.
   - Чего тебе ?- спросил его Шарль.
   - Ваша милость, так вот же они ! Этот здоровенный тип ударил меня вчера вечером. И ещё они поносили вашу милость последними словами.
   - Ансельм, выйди вон.
   Оруженосец торопливо выполнил приказание своего рыцаря.
   - Шарль, мы весьма сожалеем о том, что пришлось ударить твоего Ансельма,- сказал я.- Но он был просто невыносим.
   - Нашёл, о чём жалеть. Я и сам прикладываюсь к его морде по десять раз на дню. Он без этого не может. Кстати, мне о вас известно. Ведь это ты, Манфред, вытащил из колодца русалку ?
   - Был грех,- признался мой друг.- Мы тебе другую достанем.
   - Оставь себе,- ответил Шарль, сразу помрачнев.- У меня этой нечисти и так полно. Просто житья от неё нет.
   - Со всяким может случиться,- философски заметил Манфред, подкладывая себе жаркого. Может тебе чем-то помочь ?
   Шарль только отмахнулся.
   - Мы как раз собирались смотаться в Париж,- сообщил я.- Так поехали с нами. Отдохнёшь, развеешься, пообщаешься с женским полом.
   - Париж, женский пол,- механически повторил Шарль.- Нет, господа рыцари, мне это всё заказано. Я не могу покинуть своего замка... Скажем, по некоторым причинам. Побудьте здесь, а я распоряжусь, чтобы вам приготовили комнаты для отдыха.
   Он вышел, а мы с Манфредом уставились друг на друга.
   - Или он дурачок и совсем ничего не знает,- прошептал я.
   - Или это мы с тобой дурачки, а он разыгрывает перед нами жертву потусторонних сил,- закончил Манфред мою мысль.
   - Аминь.
   - Пошёл к чёрту !
   ***
   День мы провели за разговорами ни о чём. К вечеру Шарль порядочно набрался и даже пустил слезу по поводу того, что его никто не любит. Манфред тихонько выскользнул из зала - он собирался отправить наших оруженосцев в гостиницу, чтобы не подвергать их ненужному риску - и мы остались вдвоём.
   - Значит, в Париж собираетесь,- сказал Шарль, немного успокоившись и разливая новые порции.- Я давно уже хотел поговорить с тобой наедине. Манфред мало похож на человека, с которым можно поболтать о женщинах.
   - Так оно и есть,- согласился я.
   - А ты женат ?
   - Нет, но у меня есть девушка.
   - Она тебя любит ?
   - Говорит, что да. Но в наше время нельзя быть абсолютно в чём-то уверенным.
   Шарль поставил на стол свой бокал, из которого только-только собрался выпить, и возразил:
   - Почему же, можно. Вот я, например, абсолютно уверен. Уверен в том, что девушка, в которую влюблён я, боится меня. И даже презирает.
   - Конечно,- не удержался я,- с чего бы ей тебя любить, если ты её мучаешь и унижаешь, да ещё на глазах такого животного, как твой Ансельм.
   Шарль подался вперёд. Что-то хищное мелькнуло в его облике; я стиснул под столом рукоятку кинжала, ожидая нападения.
   Но Шарль лишь поинтересовался:
   - Откуда ты знаешь ?
   - От твоего оруженосца.
   Шарль расслабился и откинулся на спинку кресла.
   - Нет,- сказал он.- Я имел в виду другую.
   - Отпустил бы ты её, Шарль,- попросил я.- Ну зачем она тебе ?
   - Теперь уже нет. Вот если бы ты замолвил за неё словечко раньше... О чём мы с тобой говорим ? Давай сменим тему.
   В зале было тихо, лишь потрескивали дрова в камине - по ночам ещё бывало довольно холодно - да где-то прислуга включила магнитофон.
   Я не согласился менять тему:
   - Шарль, всё это не ново и понятно любому дураку. Ты обижен на весь мир, а злобу свою вымещаешь на пленнице. Но ведь девушка ни в чём не виновата.
   - Ты так думаешь ? Ничего подобного. Она виновата. Когда я, как ты выражаешься, унижаю и мучаю её, она исправно всё терпит. Не кричит, не ругается, а только смотрит своими огромными глазищами. И я от этого сатанею ещё больше. А она всё равно молчит, разве что застонет, когда станет совсем уж невмоготу. Наши с ней отношения зашли слишком далеко и превратились в борьбу характеров, понимаешь ты это или нет ? Тут нет никакого примитивного садизма. Я должен её сломать !
   - И что потом ? Думаешь, твоя пассия станет тобой восхищаться, если девушка-арабка начнёт плакать и просить у тебя пощады ?
   - Я не желаю более об этом разговаривать,- сказал Шарль, поднимаясь на ноги.- Уже поздно, а ты и Манфред так и не отдыхали. Передай ему от меня поклон и пожелай спокойной ночи.
   Шарль ушёл, оставив меня одного в большом зале. Я налил себе вина и передвинулся поближе к камину. Обстановочка становилась довольно мрачной. Знать бы мне тогда, что дела обстоят ещё хуже, чем я думал !
   В зал ворвался Манфред и озабоченно осмотрел стол.
   - Вы тут не всё вино без меня вылакали ? Где Шарль ?
   - Отправился спать.
   - И о чём вы тут с ним ворковали ?
   - Об арабской принцессе.
   - Договорились ?
   - Нет.
   - А ты предлагал ему золотишка из своей доли ?
   - Манфред, он не отпустит её даже за целый вагон золота. У него безответная любовь, а на несчастной пленнице он вымещает злость за все свои неудачи.
   - Да, дела,- сказал Манфред.- Ничего, что-нибудь придумаем, раз уж взялись. Оруженосцев я уже выпроводил, чему они были несказанно рады. Пойдём, покажу тебе кое-что.
   Я отправился следом за Манфредом. Мы вышли из башни и поднялись на крепостную стену. Уже стемнело, и нам были видны огни ближайшей деревни. Там беспрестанно выли собаки, но к этому, похоже, здесь все привыкли. Яркий месяц купался в облаках, то погружаясь в их плотное нутро, то выныривая из него и озаряя всё вокруг неживым, призрачным светом.
   - Смотри,- тихо сказал Манфред.
   Внизу, под стеной, проезжал всадник. Его лошадь принадлежала к породе дохлых кляч с выпирающими наружу костями, но ступала она уверенно и совершенно бесшумно. Самого всадника я не разглядел под чёрным плащом и низко надвинутым капюшоном, могу сказать только, что сидел он как-то прямо и неестественно. Перед тем, как месяц в очередной раз скрылся в облаках, у ног лошади мелькнула волчья тень.
   - С такой охраной можно спать спокойно,- сделал вывод Манфред.- Пошли отсюда.
   ***
   Радушный хозяин предоставил нам по комнате на каждого, но мы решили ночевать вместе, поочерёдно бодрствуя. Сон, надо признаться, не шёл, и мы молча сидели в креслах, хлебая вино.
   Внизу кто-то стонал и причитал, в коридоре слышались подозрительные шорохи. Мечи у меня и Манфреда лежали на коленях.
   В полночь засов на двери сам собой отодвинулся, и в комнату вошёл Шарль, обёрнутый белой простынёй. Глаза его были закрыты, но хозяин замка уверенно нашёл мою кровать. В руке он держал топорик.
   Мы сидели тихо, стараясь ничем не выдать своего присутствия. Шарль принялся обшаривать пустую постель.
   - Они где-то здесь,- бормотал он при этом.- И я сегодня поем их вдоволь. Сладенькие, тёплые мозги. Я вырублю кусочек черепа, сниму плёночку, а они ещё будут вздрагивать, прежде чем перемешать их ложкой...
   - Ты забыл посолить и поперчить,- подсказал я.
   - И добавить чесночка,- вмешался Манфред.
   - Куда же они делись ?- удивлялся Шарль.
   Я покинул своё кресло, отобрал у де ла Мера топорик и выставил лунатика из комнаты. Он побрёл по коридору и растворился в темноте.
   - Аппетитно Шарль рассказывал про мозги,- задумчиво произнёс Манфред, глядя в остывающие угли.- Надо будет попробовать. Но сдаётся мне, что к утру он ничего не будет помнить. Я даже готов поспорить на твою часть золота в этом деле. Принимаешь пари ?
   - Далась тебе моя часть золота ! Его ещё заработать надо. Пари не принимаю, мне и самому так кажется. И вообще, не прогуляться и нам по замку ?
   Мне показалось, что мой друг вздрогнул.
   - Это ещё зачем ?- спросил он.- Хочешь на нечистую силу полюбоваться ? Так глянь в окно.
   Я последовал совету Манфреда, и от оконного стекла тотчас отпрянула хищная морда с красными глазами и оскаленной пастью.
   - Обшарим замок завтра,- предложил мой друг.- Найдём эту арабскую бабёнку, выкрадем её, погрузим на коня и сделаем ноги.
   - Это слишком просто, Манфред. Мы должны помочь Шарлю.
   - Чем, интересно ? Ты умеешь изгонять нечистую силу ? Чего качаешь башкой ? Я тоже не умею.
   - Но ведь можно позвать попа.
   - Да ? И что толку ? Они могут только выкачивать денежки из доверчивых прихожан, а к настоящему делу непригодны. Здесь нет ни одного попа в радиусе пятидесяти километров, я специально узнавал. Как только в замке Мер поселилась нечистая сила, они попрятались по норам и ждут, чем дело закончится.
   - Следовательно, этим должны заняться мы.
   - Не припоминаю, чтобы я был кому-то такое должен.
   - Но мы не можем бросить всё вот так.
   - Да знаю я ! - с досадой оборвал меня Манфред.
   Более на эту тему мы не говорили.
   ***
   - Дрыхнете, будто медведи в зимней спячке,- заметил Шарль, когда мы вышли к обеду.- Не пойму, в честь какого праздника вы спали в одной комнате, да ещё в креслах ?
   Меня и Манфреда выдал слуга Шарля. Утром, когда нам наконец-то удалось уснуть, он приходил пригласить нас к завтраку, но мы закидали бедолагу сапогами.
   - Просто нам надо было пошептаться с глазу на глаз,- уклончиво ответил я.- Да так и заснули.
   - Небось рассказывал Манфреду про мою арабку ?- догадался Шарль.
   - И про неё тоже,- подтвердил мой друг.- Знаешь, Шарль, я ведь и сам такой же. Есть у меня на примете одна дамочка, которая совершенно не хочет со мной знаться. Иной раз так бы и залепил ей ! Но нельзя, скандал поднимется. Продай мне свою арабку, Шарль. А то давай поменяемся.
   - И этот туда же !- оборвал Манфреда де ла Мер.- Вы ведь её даже не видели, ничего о ней не знаете. Допустим, я её отпущу. Дальше что ? Куда она пойдёт ?
   - Мы заберём девушку с собой,- ответил я.
   - В Париж ?
   - В Париж. А там через посольство отыщем её родственников.
   - Забудьте об этом,- отрезал Шарль.
   - Если хочешь, мы поможем тебе с твоей возлюбленной,- предложил Манфред.- Ты нам только адресок её дай. Засунем в мешок...
   Шарль вскочил с места, перегнулся через стол и прошипел, склонившись над моим другом:
   - Вы эту девушку и пальцем не тронете, ясно тебе ?!
   Манфред имел спокойный характер, но иногда мог завестись с полуоборота, поэтому во мне зародились нешуточные опасения за здоровье хозяина замка Мер. Я схватил его за руку и усадил на место, сказав при этом:
   - Перестань. Мы же не думали, что у тебя в этом плане всё так серьёзно.
   - Ладно, забудем,- примирительно заявил Шарль.- Давайте поговорим о чём-то другом.
   И снова целый день прошёл за разговорами. Манфред время от времени отлучался - обшаривать замок, насколько я понял - и тогда Шарль изливал мне душу. Он влюбился в девушку из небогатой семьи, и она поначалу была к нему благосклонна. А когда в замке Мер и прилегающих территориях завелась нечистая сила, ей что-то понарассказывали о Шарле. Он даже не смог с нею объясниться - так внезапно последовал разрыв.
   Удар оказался тяжёлым. Шарль поначалу запил, но тут подвернулись пираты с арабской принцессой, и у него появилась та, на ком можно было безнаказанно вымещать дурное настроение.
   Я осторожно выпытывал у него, откуда взялась нечистая сила, но по этому поводу он толком ничего сказать не мог. О своём отце Шарль тоже не хотел говорить - они не больно-то и ладили.
   После ужина хозяин замка Мер лично развёл нас по комнатам и пожелал каждому спокойной ночи.
   ***
   Через час, когда я почти уже заснул, явился Манфред. Он был в длинной и широкой кольчуге; перепоясаный кожаным ремнём.
   - Пойдём,- сказал он.
   - Ты нашёл принцессу ?
   - Нет. Она в подземелье, а я там не был. Но за девку не беспокойся. Мы тут всё с ног на голову перевернём, а её добудем. Пошли, посмотрим, чем занимается наш драгоценный Шарль.
   Мы вышли в коридор.
   Тотчас же показался де ла Мер в своей дурацкой простыне и со свечой в руке.
   - Шарль !- крикнул я.
   Широкая лапа Манфреда закрыла мне рот.
   - Чего орёшь, осёл ?- злобно прошипел мой друг.- Мы должны вести себя тихо.
   Шарль, однако, и виду не подал, что слышал мой зов. Он подошёл к какой-то двери, с которой тотчас же свалился замок, и исчез за ней. Мы с Манфредом на цыпочках прокрались туда же и приникли ушами к полированным дверным доскам.
   - Пришёл, недостойный ?- послышалось изнутри.- Почему ты не убил чужаков, как тебе было велено ?
   - Я не нашёл их.
   Голос, ответивший на вопрос, вроде бы принадлежал Шарлю, но был каким-то неживым.
   - Знаешь ли ты, пёс, зачем пришли чужаки ?
   - Нет, всевидящий.
   - Они хотят забрать мою невесту !
   - Не может быть,- сказал Шарль.- Я им этого не позволю !
   - Как же ты помешаешь им, червь ?
   - Я их убью.
   - Ты должен был сделать это ещё той ночью. Чужаки тебя перехитрили, ну да ладо, я сам ими займусь.
   - Как скажешь, всемогущий.
   - Но теперь придётся поторопиться. Хоть свадебная церемония и должна состояться через месяц, но провести её придётся уже следующей ночью.
   - Да будет воля твоя.
   - Тогда иди и готовь всё к церемонии.
   Мы с Манфредом отпрянули от двери. Шарль вышел в коридор и продефилировал мимо нас. Тотчас дверной замок подпрыгнул, повесился на место и защёлкнулся. Мы отправились было за рыцарем де ла Мером, но нам не дали составить ему компанию: словно из-под пола перед нами вдруг вырос громадных размеров волк с красными глазами.
   С ним пришлось повозиться. Вёрткая и сильная зверюга совершенно разорвала на мне балахон, хорошо, что хоть кольчугу не прокусила. Когда Манфред переломал волку хребет, мы всё равно не смогли продвинуться дальше - коридор преграждала невесть откуда взявшаяся стальная решётка. Пришлось возвращаться.
   - Ничего,- утешил меня Манфред.- Ты же слышал - этой ночью будут только приготовления, а сама свадьба состоится завтра. У нас ещё есть время.
   - Думаешь, этот всемогущий не знает, что мы подслушали его разговор с Шарлем ?
   - Думаю, знает. Да только не считает он нас за соперников. Он уже целую толпу народу извёл, что ему ещё два рыцаря ?
   - Да, Манфред, серьёзного конкурента мы заимели в борьбе за принцессу.
   Но мой друг ничего не ответил, лишь плечами пожал.
   Ночка выдалась сумасшедшей. Когда мы вернулись в мою комнату, то застали на кровати голую девку с зеленоватым, светящимся телом. При нашем появлении она вскочила и вонзила бы свои когти в глаза Манфреду, не успей я отхватить ей мечом обе руки.
   После того, как незваная гостья покинула, с нашей помощью, комнату через окно, пожаловали змеи. Их были сотни, они выползали из ниоткуда и угрожающе шипели. Нам с Манфредом пришлось изрядно попотеть, пока мы топтали их сапогами.
   Впрочем, змеями дело не закончилось. К нам снова пожаловала зеленотелая девка, слепой мертвец, ещё два волка, какой-то урод, смахивающий на Фредди Крюгера, существа, очень напоминающие чертей, и многие другие.
   В общей сложности нас посетило около сотни всевозможных явлений; каждого из них мы приняли и обласкали соответствующим образом. Лечь спать нам удалось только с первыми лучами солнца.
   ***
   - Слушайте, а что вы делаете по ночам ?- простодушно поинтересовался Шарль за обедом.- Вас же не добудишься.
   - Воюем с привидениями !- не удержался я.- Со всякими потусторонними тварями, наполняющими по ночам твой замок !
   - С какими ещё привидениями ?- хозяин замка Мер нахмурился.- А почему тогда я ничего не слышу ? Сон у меня чуткий.
   - Один ты и не слышишь,- вздохнул Манфред.
   - Ладно,- сказал Шарль.- Ансельм !
   Прибежал оруженосец.
   - Ты видел нечистую силу в нашем замке ?- выпалил в него вопросом рыцарь де ла Мер.
   - Господи, ваша милость, откуда ? Только здесь нам нечистой силы и не хватало, мало ли её в округе шляется ?
   - Хорошо, ты свободен. Жерар !
   За каких-то пару минут Шарль допросил всех своих приближённых. Нечистой силы в замке никто не видел.
   Я сидел, прикусив язык. Мой балахон, разорванный ночью в лохмотья, выглядел, будто новый, а все наши порезы и укусы таинственным образом зажили.
   - То вам арабку, то у вас привидения,- заметил Шарль.- Хватит уже ! Вы оба - алкоголики. У вас белая горячка. Будете спорить ?
   Манфред махнул на него рукой. Шарль вскочил, сорвал с шеи салфетку, скомкал её и швырнул на стол, после чего удалился, даже не глянув на нас.
   - Пошли,- сказал я Манфреду.- Надо найти принцессу до наступления темноты.
   - Дай мне поесть !
   Я был на взводе, а потому, услышав такой ответ, сорвался со стула и в бешенстве вылетел из зала. Манфред смотрел мне вслед с перекошенной от бешенства физиономией.
   С нами явно творилось что-то неладное.
   Где-то с час я сидел в своей комнате и колотился головой о стену, стараясь успокоиться. Нервишки сдали, с кем не бывает. Странно лишь то, что случилось это со всеми одновременно. Надо взять себя в руки.
   С этими мыслями я направился к Манфреду.
   Он был не в своём уме, о чём свидетельствовала лежащая перед ним церковная книга с пожелтевшими страницами, которую, по всем признакам, до него усиленно изучали мыши. Манфред усердно листал её и на мой приход внимания не обратил.
   - Знакомые буквы ищешь ?- поинтересовался я.
   - Где-то тут должны быть заклинания от нечистой силы,- проворчал мой друг.
   Он, похоже, всё ещё сердился.
   - Плюнь ты на них. Ни черта тебе эта книга не поможет. Мало просто промычать какое-то заклинание, надо ведь ещё определённый ритуал провести. Да попоститься перед этим дня три.
   Последний довод Манфреда убедил. Он захлопнул книгу и отшвырнул её от себя.
   - Пойдём искать принцессу,- предложил я.- А то скоро стемнеет.
   - Чего её искать, в подземелье она сидит.
   - Кстати, Манфред, сдаётся мне, что нечистая сила пытается нас рассорить. Уж больно мы с тобой нервные сегодня.
   - Я тоже об этом подумал,- признался Манфред.
   - Так что если я ни с того, ни с сего заеду тебе в морду, ты уж не обижайся.
   - Ладно, идём.
   И мы отправились в подземелье.
   Там тюремщик принялся уверять нас в том, что ключей от камер у него нет, все они у его милости. Уж не знаю почему, но мы ему не поверили. В то время как Манфред, схватив мерзавца за ноги, колотил его башкой и пол, прибежали два стражника. Каждому из них досталось от меня по зуботычине, а там и ключи нашлись. Все недоразумения остались позади; мы с Манфредом двинулись к цели.
   Подземелье выглядело довольно запущенным. По коридору носились крысы, вспугнутые шагами и светом факелов. Все камеры, кроме одной, оказались пусты и открыты. Мы подошли к единственной запертой двери; Манфред вставил ключ в замок и отворил его.
   Ничего сверхъестественного не произошло. Не свалился нам на головы оркестр с торжественным маршем, и ангел небесный не спустился, чтобы благословить нас. Просто открылась со скрипом старая дверь, и мы ввалились в камеру.
   Она стояла у каменной стены, разглядывая нас со страхом и любопытством. Шарль вырядил её в какие-то убогие тряпки, вероятно для того, чтобы унизить, но даже при таком раскладе я был сражён наповал и замер на месте, пожирая взглядом изящную фигурку девушки. Манфред тоже пялил не неё глаза.
   - Надо же,- сказал он.- Красивая какая. Настоящая принцесса !
   Чего там говорить, такую и я бы купил у пиратов.И без наущения какого-то там всемогущего. Недаром Шарль не хочет её отпускать.
   - Ладно, Манфред, хватит таращиться на девушку,- распорядился я.- Готовь свои кулаки, нам ещё надо вырваться из замка. А ты, принцесса, не бойся, мы тебя в обиду не дадим. Достаточно уже над тобой поизмывались. Скоро вернёшься домой и увидишь своего папашу.
   - О чём ты там с ней толкуешь ?- послышался голос от двери.- Она же ни черта не понимает по-нашему.
   У входа в камеру стоял Шарль де ла Мер.
   - Шайтан,- прошептала девушка, не сводя с рыцаря взгляд, полный страха и ненависти.
   Но теперь появились те, кто мог защитить её. И я совсем не в претензии на принцессу за то, что из нас двоих она выбрала большого и сильного Манфреда, прижавшись к нему всем телом.
   - Вот проклятая девка,- заметил Шарль.- Сколько она уже оплеух получила за этого шайтана, и всё не доходит. Пёс с вами, забирайте её. Вы ведь изначально приехали за ней ? Мне, дураку, следовало бы догадаться об этом раньше, а я-то тешил себя надеждой на то, что у меня наконец-то завелись настоящие друзья.
   Я был готов ко всему, к любой драке и погоне, но после этих слов у меня опустились руки.
   - Послушай, Шарль, ты слишком драматизируешь ситуацию. По правде говоря...
   - Не рассказывай мне сказок,- перебил меня рыцарь де ла Мер.
   - Мы совсем не против того, чтобы поддерживать с тобой приятельские отношения,- вмешался Менфред.- Вот только отвезём девушку...
   - Убирайтесь,- ответил Шарль.- Выметайтесь отсюда вместе с этой девкой, и что я вас тут больше не видел.
   Он сел прямо на пол и прикрыл глаза рукой. Не глядя на него, мы, все трое, выскользнули из камеры и направились к выходу из подземелья.
   И в этот момент замок Мер потряс страшный удар.
   Каменные плиты задрожали у нас под ногами, по стенам побежали трещины. Манфред непечатно выругался и прикрыл собой принцессу: с потолка сыпались камни. Затем грохнуло второй раз, что-то тяжёлое крепко стукнуло меня по башке, и я провалился во тьму.
   ***
   - Да он тронулся умом,- сказал Шарль.- Взгляни на его глаза.
   - Ты бы своими полюбовался, когда шляешься ночью по замку, укутанный в белую простыню,- одёрнул де ла Мера Манфред.
   - Да пошёл ты к дьяволу !
   - Ага. Вот ты меня к нему и отведёшь.
   Принцесса склонилась надо мной, заботливо отирая моё лицо мокрой тряпкой. Я потряс головой и сел.
   - С пробуждением,- приветствовал меня Манфред.- Порядочно тебя звездануло, нормальный человек на твоём месте давно бы уже копыта отбросил.
   - А где мы ?- спросил я.
   - На балу у его величества,- хмыкнул Шарль.
   Мы находились всё в той же камере.
   - Коридор засыпан, пройти невозможно,- поведал мне Манфред.- Разобрать завал не получается, а скоро наступит ночь, и этот,- он кивнул на Шарля,- завернётся в простыню и устроит нам весёлую жизнь вместе со своим всевидящим и всезнающим.
   Хозяин замка вспыхнул и хотел возразить, но затем махнул рукой и отвернулся.
   - Зачем ты ему рассказал ?- спросил я Манфреда.
   - А поболтать больше не о чем было.
   - Вот осёл ! Только даром человека расстроил. Легче нам с тобой станет оттого, что он теперь всё знает ?
   Шарль подошёл ко мне, присел рядом, заглянул мне в глаза и спросил:
   - Неужели всё это правда ?
   Я отвёл взгляд.
   В это время погас один из факелов, принесённых нами, стало почти совсем темно.
   - Пошли расчищать завал,- предложил я.- Какого чёрта сидеть без толку ?
   Манфред протянул мне руки, исполосованные мелкими порезами, и объяснил:
  - Кому-то не очень хочется, чтобы его разбирали. Мы с Шарлем попытались; видишь, что
  получается ?
  - Мы все тут подохнем,- вздохнул Шарль.
  - Да ладно,- накинулся на него Манфред.- Кто бы плакался ! Тебя-то твой всемогущий вытащит. Это
  нам дорога на тот свет. Теперь упырями будем.
   - По мне лучше оборотнем,- возразил я.
   - Можно подумать, тебя кто-то спросит. Кем сделают, тем и будешь. А девка,- Манфред ласково потрепал принцессу по плечу, а она улыбнулась ему,- станет русалкой, заместо той, что я вытащил из колодца. Ты хоть иногда выпивай за нас, Шарль.
   - Выпью,- машинально пообещал рыцарь де ла Мер, думая о чём-то своём.
   - Скоро и второй факел догорит,- заметил я.
   Спорить со мной никто не стал. Мы все сгрудились кучкой, прижавшись друг к другу, и смотрели на издыхающий факел.
   - Шарль, вот скажи мне честно,- попросил я.- Отец перед смертью запрещал тебе лазить в фамильный склеп ?
   - Ну, запрещал.
   - А ты всё-таки залез ?
   - Ну, залез.
   - А до того, как ты это сделал, в твоих владениях водилась нечистая сила ?
   - Нет,- нехотя признал Шарль.
   - И тебе не бросаются в глаза некоторые совпадения ?
   - Но ведь в склепе было золото !- с жаром воскликнул Шарль.- Отец, старый жмот, спрятал его там от меня ! Он всегда относился ко мне по-свински, особенно после того, как погиб мой старший брат. Однажды ночью, после отцовской смерти, мне приснился сон про этот склеп и золото, что в нём лежало. Вот с этого всё и началось.
   - И ты...- начал, было, Манфред, но Шарль перебил его:
   - И я взломал отцовские печати, а затем вскрыл и сам склеп. Золото в самом деле было там.
   - Да только твой отец его не прятал,- сообщил Манфред.- Это золото подложил тебе дьявол.
   - Ты так думаешь. Ладно, пусть это правда. И что с того ?
   - Да ведь дьявол ничего не даёт просто так !
   - Оставь его в покое,- вмешался я.- Тебе дьявол деньжат не подбрасывал, потому-то ты такой праведный. Посмотрел бы я на тебя в подобной ситуации. А морали читать все здоровы. Ну а что касается тебя, Шарль, то дела обстоят так: твой отец когда-то запер дьявола в склепе. А ты его выпустил. Вам бы следовало быть пооткровеннее друг с другом.
   Погас второй факел, но в темноте мы просидели недолго. В противоположной камере вдруг вспыхнул яркий свет. Мы все вскочили на ноги. Из коридора потянуло холодом.
   - Ты готов, распорядитель ?- послышался голос.
   - Да, всемогущий,- ответил Шарль.
   - Ты готов, свидетель ?
   - Да, всемогущий,- проблеял Манфред.
   - Ты готова, невеста ?
   - Да, всемогущий,- ответила принцесса на чистом французском.
   - Ну, так идите все сюда.
   Я совершенно перестал понимать что-либо. Шарль и Манфред подали девушке руки, она взялась за них, после чего вся троица направилась к противоположной камере.
   - Эй, опомнитесь !- закричал я, хватая Манфреда за плечо.
   А он в ответ так заехал мне кулаком в грудь, что я едва не выплюнул свои лёгкие.
   В камере, стены которой светились изнутри, а по полу бегали разноцветные блики, стояло простое деревянное ложе с желобками для стока крови и перевёрнутый крест. Троица чинно вошла туда, следом приковылял я, жадно хватая ртом воздух. Принцесса разлеглась на ложе, раскинув руки и ноги, Манфред откуда-то извлёк молоток и длинные гвозди. Хор чьих-то голосов затянул унылую песню на незнакомом языке.
   Манфред приставил гвоздь к запястью девушки, и в этот момент я перерубил мечом рукоятку молотка.
   Хор сразу же стих.
   - Этот молодчик начинает меня утомлять,- послышался голос всемогущего.- И вообще, что он тут делает ? На свадьбу его, насколько я помню, никто не приглашал.
   Тотчас с потолка на меня с визгом рухнуло грязно-зелёное существо с перепончатыми крыльями. Без долгих церемоний я проткнул его мечом, заехал кулаком в морду подоспевшему Шарлю, двинул ногой в промежность Манфреду, замахнувшемуся кинжалом, и отскочил в самый дальний угол.
   Существо исчезло, окропив пол чёрной кровью, Манфред присел, зажмурившись от резкой боли, Шарль с недоумевающим видом отёр разбитую губу.
   - Пришли в себя ?- осведомился я.- Или добавить ?
   - Что здесь происходит ?- откликнулся Шарль.
   - Вы собрались прибить принцессу гвоздями к ложу.
   Манфред тупо уставился на молоток в своей руке. Принцесса извивалась на жёстком ложе, постанывая от нетерпения.
   - Отвесьте ей оплеуху,- распорядился я.
   - С превеликим удовольствием,- ответил Шарль, тотчас же исполнив мою просьбу.
   Принцесса вскочила, прикрывая ладошкой пылающую щёку. И в этот момент погас свет.
   - Станем в круг,- предложил я.- Девушку поставим в центр и будем её прикрывать. Вы с ума ещё не посходили ? Или врезать ещё по разу ? На всякий случай, а ?
   - Я, кажется, нормален,- предположил Шарль.
   - Подожди, придурок, рассчитаюсь я с тобой,- прошипел Манфред.- Ты же меня без потомства оставил !
   - Да ну, Манфред, разве я могу проделать такое с лучшим другом ? Иначе ведь с тобой справиться невозможно.
   Манфред в ответ выругался. Мы повытаскивали мечи и окружили принцессу. Не знаю, как у других, а у меня нервишки пошаливали, хотя вокруг не было слышно даже шороха.
   - Запомните, свои все здесь,- напомнил Манфред.- Если кого-то заметите, то сначала рубите, а уж потом фамилию спрашивайте.
   И вот после этих слов началась сущая свистопляска. Неведомые и невидимые существа налетали на наш маленький отряд со всех сторон, рвали нас когтями, били и кусали. Мы тоже не оставались в долгу, щедро осыпая пол камеры отрубленными головами и конечностями. Сами того не желая, враги немного помогали нам, разгоняя подземный мрак свечением своих красных глаз.
   Дважды принцессу швыряли на брачное ложе. В первый раз мы отбили её без потерь, а во второй ей таки пробили запястье гвоздём.
   Яростнее всех бился Шарль, но ему и досталось больше. Мне какой-то охламон распорол кольчугу когтями и едва не загнал их под рёбра; Манфред был весь покусан. Существа вертелись вокруг нас бешеным вихрем с рёвом и хохотом, а затем, словно по команде, разом атаковали. Мы искрошили целую гору этих тварей; усталость и раны гнули нас к земле, а их не становилось меньше.
   Впрочем, услышав голос всемогущего, подгонявшего свою гвардию, я понял, что враги тоже нервничают.
   Через некоторое время в коридоре послышался страшный грохот.
   - Что это ещё за чертовщина ?- прохрипел Шарль.
   - Ваша милость ! Вы там ?!- послышалось из коридора.
   - Да, Ансельм !- проорал в ответ Шарль.
   - Мы уже почти добрались до вас ! Завал никак не хотел расчищаться, прока его не сбрызнули святой водой !
   - А с собой она у вас есть ?!- поинтересовался Шарль.
   Дикая пляска вокруг нас разом прекратилась.
   - Чего ?! С собой ?! Есть ! Целая бутылка !
   Ответ Ансельма заглушил злобный рёв, погнавший врагов в последнюю атаку. Шарль упал, принцесс-су поволокли по полу, но я и Манфред повисли не ней, не позволив врагу её утащить. Солдаты Шарля, ведомые оруженосцем, преодолели завал; тьма в подземелье взорвалась светом факелов и фонарей. Тотчас же воины всемогущего принялись торопливо покидать поле боя, и очень скоро в камере не осталось ни одной мерзкой образины.
   Пока не вошёл Ансельм.
   ***
   К утру прибыл доктор из деревни. Он поставил на ноги Шарля, наложил швы мне и Манфреду, намазал мазью руку принцессы.
   За завтраком выяснилось много чего интересного. Во-первых, ночные маневры Шарля были тайной для всех его слуг. По ночам на всех нападал такой крепкий сон, что никто ничего не видел и не слышал. Спали даже караульные на постах; впрочем, в последнее время вряд ли кому пришло бы в голову нападать на замок Мер.
   Затем на повестку дня поставили такой вот вопрос: почему всемогущий, устраивая свадебную церемонию, всех заколдовал, а меня - нет. Манфред высказался в том плане, что с таким типом, как я, даже дьяволу связываться тошно; Шарль же считал причиной моей неподатливости камень, упавший мне на голову во время обвала, и этим поставивший заслон для нечистой силы, пытавшейся поработить мою волю. Принцесса не сказала ничего.
   Во время завтрака она не сводила глаз с Манфреда, улыбаясь своим потаённым мыслям. Её переодели в человеческое платье и в первый раз за время пребывания в замке Мер нормально накормили. Общаться, правда, с ней приходилось жестами - во всей округе не нашлось человека, умеющего хоть мало-мальски говорить по-арабски, а мы с Манфредом успели порядком подзабыть немногие слова, выученные нами в крестовом походе.
   После завтрака мы отправились в кабинет покойного отца Шарля в надежде найти там хоть какие-то подсказки насчёт того, как нам победить нечистую силу. Массивная дверь была заколочена гвоздями; высадили её с трудом.
   Долго искать не пришлось. На столе, на самом видном месте, лежала картонная папка с пометкой "Моему сыну" на ней. Шарль открыл её, вытащил лист бумаги и принялся читать:
   - Дорогой сын, если ты нашёл эти бумаги, то значит запрет мой нарушен, а склеп вскрыт... Извините, господа рыцари.
   Дальнейшее он читал про себя, беззвучно шевеля губами. Мы топтались рядом, разглядывая убранство кабинета. Закончив чтение, Шарль спрятал папку за пазуху.
   - Но ведь и мы должны знать, что нам делать,- сказал на это Манфред.
   - Забирайте свою девицу и уезжайте,- ответил Шарль.- Я выпустил эту мерзость, мне и загонять её обратно. Дело чести. Приезжайте через две недели - здесь уже всё будет иначе.
   Уговорить его пересмотреть своё решение нам не удалось: Шарль упрямо стоял на своём. Нам пришлось уехать.
   Рыцарь де ла Мер собирался дать принцессе одного из своих коней, но та отказалась даже подойти к ни в чём не повинному животному. Тогда Манфред усадил девушку перед собой. Мы тронулись в путь, а Шарль ещё долго стоял у ворот, глядя нам вслед.
   В гостинице нас встречали оруженосцы с опухшими от беспробудного пьянства рожами. Пока мы пили пиво, они собирались в дорогу. Перед самым выездом я вышел на улицу, под набирающее силу весеннее солнце, а Манфред остался поболтать с хозяином о ценах на капусту.
   Вдруг со двора послышался предостерегающий крик конюха. Я оглянулся по сторонам и увидел нашу принцессу, бодро двигающуюся в сторону колодца.
   С воплями и бранью я погнался за ней. Принцесса оглядывалась на меня, улыбалась, но, тем не менее, шла вперёд. Лишь у самого колодца мне удалось догнать её, схватить за руку и оттащить в сторону. Из-под воды на меня смотрело милое, приветливо улыбающееся девичье личико.
   - Давай-давай,- сказал я, дрожа от пережитого возбуждения.- Со мной тут Манфред, он тебе покажет, где раки зимуют.
   Русалку, по-видимому, это не очень интересовало, поэтому она тут же нырнула на дно колодца. Я набрал ведро воды и подал его принцессе, смотревшей на меня с недоумением и обидой. Ну как объяснить ей про то, что здесь творится ? А она понимала лишь то, что я грубо схватил её, да ещё и за больную руку.
   ***
   В дороге я развлекался, наблюдая за тем, как принцесса, сидя перед Манфредом, что-то рассказывает ему и гладит его широченные плечи, а тот в ответ смущённо улыбается и несёт несусветную околесицу. Всё это дало мне богатый материал для издевательств и острот. Манфред злился и клялся набить мне морду. Оруженосцы держались позади и деликатно молчали.
   По прибытию в свой замок я тут же позвонил арабам, и они примчались в тот же день. Правда, радости у них поубавилось, когда они увидели Манфреда, стоящего на специально приготовленных весах, но обмен принцессы на её денежный эквивалент прошёл без эксцессов. Мы тепло попрощались, и я пригласил арабов приезжать ещё, если у них опять кого-то украдут.
   Манфред остался погостить у меня. Молчаливое прощание с принцессой совершенно выбило его из колеи, он три дня ходил нервным и раздражался по любому поводу.
   Как-то вечером мы с ним сидели в садовой беседке, попивая пиво.
   - Послушай, умник,- заговорил Манфред.- Как ты думаешь, может ли мужчина из Европы жениться на арабской девушке ?
   - Запросто,- ответил я.- Только для начала ему придётся принять ислам.
   - Это ещё зачем ?
   - Ну как же ? Какой арабский папаша отдаст свою дочку за неверного ?
   - А у мусульман больше праздников, чем у христиан ?
   - Не знаю. Но слыхал я, что мусульмане по пять раз на дню молятся Аллаху, и тут уже не отвертишься. Это здесь ты можешь вообще не ходить в церковь, и всё тебе сходит с рук.
   - Ладно, тоже мне ещё святой выискался.
   - Ну и ещё тому мужчине из Европы придётся навсегда забыть о свинине: мусульмане её не едят. А ты зачем спрашиваешь ?
   Манфред плюнул и ничего не ответил.
   Хотелось бы закончить этот рассказ, как принято: Шарль победил дьявола и помирился со своей Сюзанной, а Манфред привёз к себе арабскую принцессу, обратив её в христианство. Но жизнь груба, а порой и откровенно жестока. Манфред через неделю и думать забыл о принцессе, а Шарль де ла Мер погиб - на него обрушился потолок фамильного склепа, когда он загонял туда дьявола. Ходили слухи о том, что ему это почти удалось, но в дело вмешался сам Сатана.
   Так или иначе, но ныне замок Мер полностью пришёл в упадок. Округа совершенно опустела, и даже вороны не летают над осиротевшими стенами. Строения рушатся и зарастают травой.
   А в замке по ночам воют упыри с посиневшими рожами, из подвалов доносится сатанинский хохот, и у ворот несут вахту мёртвый всадник и волк-оборотень.
  
   И ЕЩЁ ОТ АВТОРА
  
   И это действительно всё. Возможно, кто-то из наиболее терпеливых, осиливших сей труд до конца, начнёт в недоумении перелистывать последние страницы в поисках счастливого окончания этой истории. Где, в самом деле, свадьба, где, чёрт побери, рождение наследника, где, наконец, описание отхода главного героя в мир иной - в преклонных годах, в своей постели, в окружении безутешных родственников, друзей и замковой прислуги ?
   Ничего такого в той самой тетрадке нет и в помине. Остаётся только догадываться, чем там дело кончилось. Но что нам мешает предположить, что наш рыцарь всё-таки женился на Изабелле де ла Торрес, затем у них появился наследник, о котором так давно мечтал Эрик. Ну а затем...
   Ну какая жена отпустит мужа участвовать в таких вот авантюрах, описанных выше ? То-то и оно. Да и молодым рыцарям надо дорогу давать, им тоже приключений хочется. Не исключено, правда, что наш рыцарь ещё пару раз поучаствовал в турнирах, дракона какого-нибудь ощипал, но прошлого размаха у него уже не было.
   Возможно, о нём есть ещё какие-нибудь истории, но в летописях я пока что ничего не нашёл, а к тому сумасшедшему больше не пойду. Тетрадку ему по моей просьбе вернули, так что никто никому ничего не должен.
   На том и закончим повествование о рыцаре, имени которого мне найти так и не удалось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"