Каменев Виктор Евгеньевич: другие произведения.

Глава вторая. О том, как рыцаря познакомили с сумасшедшей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   ГЛАВА ВТОРАЯ
   О том, как рыцаря познакомили с
   сумасшедшей.
  
   Рыцарь Манфред фон Шульц приехал ко мне после обеда, когда я мучился выбором между здоровым сном или бездумным бодрствованием у телевизора. Он ворвался в мои покои, вытолкнув из дверного проёма дворецкого, открывшего было рот, чтобы доложить о прибытии гостя, схватил мой плащ, швырнул его мне в лицо и рявкнул:
   - Собирайся, поехали !
   Чего я в тот момент не хотел совершенно, так это собираться и ехать. Но Манфред был настроен по-боевому, и существовал единственный способ несколько остудить его пыл.
   - И даже не поешь с дороги ?- спросил я.
   Манфред не был бы собой, если б отказался. Уговаривать его не пришлось; мы спустились вниз, и я распорядился накрывать на стол.
   - Дело вот в чём,- начал рассказывать мой друг, набив рот колбасой, мясом, хлебом и паштетом.- Позвонил мне один хороший человек и попросил приехать...
   - Это был не я. Прожуй сначала, а потом говори.
   - А тебя хорошим человеком никто и не называет. Не бойся, прожую. Он возился со мной, когда я был ещё молодым и подающим надежды. Всё мечтал сделать из меня настоящего рыцаря....
   - Жаль, что у него не получилось.
   - Ты помолчи пока. Дочь у него родилась, а сына не было, поэтому он и занимался со мной. А потом я уехал в крестовый поход, после чего наши пути разошлись. Так, перезванивались да слали друг другу открытки по праздникам. И вот у него случилось несчастье.
   Манфред вылакал кубок вина и сделал знак официантке, чтобы она налила ещё.
   - Его дочь сошла с ума. Боевая девка, постоянно моталась по округе в доспехах, пыталась даже поучаствовать в рыцарском турнире, да отец не позволил. А однажды она явилась домой под утро без шлёма, меча и налокотников. Зато с приветом. Коня её так и не нашли. Теперь вот этот человек попросил меня приехать. Помочь я, понятное дело, ничем не смогу, но навестить, подбодрить, утешить надо. Так что собирайся.
   - Ну а я-то тут при чём ?
   - Во-первых, мне одному скучно - дорога-то дальняя, а во-вторых, я же тебе толкую о том, что девка сумасшедшая, может, согласится замуж за тебя выйти, пока не вылечили.
   - Дельная мысль,- согласился я.
   - Ну так и чего ты сидишь ?
   - Да потому, что я никуда не еду. Ты совершенно напрасно сделал такой крюк к моему замку - тебя ведь ждут. Убирайся отсюда к чёрту.
  
   ***
   - Эта девица никогда мной не восторгалась - ревновала по поводу того, что её отец постоянно со мной возится. Из-за этого она и устроила клоунаду с рыцарскими доспехами и прочей дребеденью. Мечом любила помахать - кто-то её где-то там этому научил,- рассказывал мне Манфред по дороге.- Однажды в таком виде она нарвалась на странствующего рыцаря. Тот, ясное дело, с ней расправился, после чего долго извинялся, разглядев наконец-то в ней девушку. Порядочно отделал, спасибо, что хоть не покалечил.
   - Да, со странствующими лучше не связываться,- согласился я.- Особенно с теми, у кого нет рейтингового номера. Звери, а не люди.
   От меня не укрылось, что Манфред, хоть и мельком, но с гордостью глянул на свой щит, не украшенный рейтинговым номером.
   - Так отчего она всё-таки сошла с ума ?- полюбопытствовал я.
   - Заехала в ближайший лес, а он уже давно пользуется дурной славой. Чего-то там испугалась, наверное.
   Вечерело. Вдали виднелись городские башни и шпили, и мы с Манфредом вступили в дебаты насчёт того, где провести ночь: остаться в ближайшей гостинице или ехать дальше, а по наступлению темноты разбить шатёр в поле. Я придерживался первого варианта, фон Шульц - второго; оба оруженосца (мой Франсуа и Густав Манфреда) горой стояли за меня. Мне хотелось нормально отдохнуть и по-человечески выспаться, а Манфред утверждал, что мы и так потеряли много времени на мои сборы. В итоге я послал его к дьяволу и объявил о том, что мы с Франсуа едем в город, а господин рыцарь фон Шульц волен поступать, как ему вздумается. Густав одарил меня грустным взглядом, но моя эмоциональная речь пробудила в Манфреде склонность к размышлениям. Ему пришло на ум бросить жребий. Он объявил всем нам, что если выпадет орёл, то они с Густавом присоединятся к нам, а в случае выпадения решки едут дальше. Мы окружили его и, затаив дыхание, принялись наблюдать за капризами Фортуны.
   У Манфреда никак не получалось нормально, по правилам, бросить монету. В первый раз у него дрогнула рука, во второй его отвлекла моя идиотская рожа, в третий монета ударилась о камешек - засчитывать такое было никак невозможно. Лишь с четвёртого раза наконец-то выпал орёл. После этого наш небольшой отряд в полном составе въехал в город и остановился в гостинице "Бродяга".
  
   ***
   Нам досталось две комнаты на четверых. Одну заняли мы с Манфредом, другую - наши оруженосцы. Отужинав, мой друг долго уставился в окно, долго смотрел на темнеющее небо, а потом изрёк:
   - Скучно.
   Я валялся на кровати, разгадывая кроссворд в футбольном журнале. На Манфреда мне было наплевать. Он некоторое время ждал моей реакции на своё замечание, затем, так ничего от меня и не услышав, включил телевизор, пощёлкал каналами и забраковал все передачи, идущие в данный момент.
   - Знаешь, сказал мне Манфред.- Я, наверное, спущусь вниз и сыграю с кем-нибудь в картишки. Надо развеяться.
   - Вали,- охотно согласился я.
   - А ты ?
   - Мне твоя рожа за день опостылела, дай хоть вечером от неё отдохнуть.
   Манфред вышел из номера. Я разделался с кроссвордом, подглядывая в ответы на последней странице, и тоже заскучал. А на улице было тепло, в саду пели соловьи, и звёзды всё ярче проступали на небосводе. Я подумал, что будет просто преступлением не выпить в такой вечер пива где-нибудь на природе, и с этими мыслями отправился вниз.
   Драка была уже в самом разгаре. Посреди обеденного зала Манфред мужественно отбивался от остервенело нападавших прочих посетителей. В воздухе летали стулья и пустые бутылки, отовсюду слышались грохот, треск и нецензурная брань.
   Когда Манфреду становилось скучно, то в четырёх случаях из пяти дело заканчивалось подобным образом, поэтому я всегда старался чем-то его занять, когда он у меня гостил. Но здесь был другой случай. В гостинице было кому и без меня развлечь Манфреда, поэтому я прошёл вдоль стены к прилавку, взял у прячущегося за ним бармена бутылку пива и вышел в сад.
   В беседке, увитой виноградными лозами, сидела влюблённая пара. Оба посмотрели на меня с откровенной неприязнью, в ответ на что я предложил им убираться к чёрту, если их не устраивает моё общество.
   - Не надо, Луи,- сказала дама своему кавалеру, уже собравшемуся броситься на меня.- Он, наверное, из тех, кто устроил драку в гостинице. Не будем с ним связываться, давай лучше уйдём.
   Отголоски сражения, которое давал Манфред, доносились даже сюда, заглушая порой пение соловья и трескотню сверчков.
   - Да успокойтесь вы, ни с кем я драться не собираюсь. Мы, рыцари...
   - Так вы рыцарь ?
   - Совершенно верно.
   - Так почему бы вам не пойти туда и не прекратить драку ?
   - Зачем ? Там находится мой друг Манфред, тоже рыцарь. Он просто порасквашивает всем морды, кому надо - переломает кости, желающих вышвырнет в окно. Ничего дурного Манфред делать не станет. Уж поверьте мне, я давно его знаю.
   - Хорошо, что вы сказали,- ответила дама.- А то я уже боялась заходить в гостиницу.
   Мы провели вечер втроём, болтая о погоде, рыцарских турнирах и обо всём понемногу.
   Когда я вернулся к себе и открыл дверь, Манфред бросился на меня со стулом.
   - В чём дело, придурок ?!_ рассердился я.
   - А, это ты. Я подумал - те пришли за добавкой.
   - Натешился, идиот ?- полюбопытствовал я.- Что-то мало тебе рожу намяли.
   Это было не совсем правдой: Манфред имел довольно-таки потрёпанный вид.
   - Да я-то ничего,- вздохнул мой друг.- А вот Густаву голову разбили бутылкой.
   - Это так ты охраняешь своего оруженосца ?
   - Молчи !- вспылил Манфред.- Я и так себе места не нахожу !
   - Сдаётся мне, Густаву от этого не легче. Где он, кстати ?
   - В больнице. А от меня только что ушли полицейские. Под их надзором я расплачивался за причинённый гостинице ущерб.
   - Так что, послать к Густаву моего Франсуа ?
   - Он уже и сам туда пошёл. Я тоже поеду, вот только дождусь двух типов, которые пообещали продолжить со мной беседу, когда уедет полиция. Их товарищей я уже отправил в травматологию.
   - Ладно, Манфред, поезжай к Густаву. Я попрошу твоих приятелей, чтобы они тебя подождали. Но если в больнице кто-то предложит закачать тебе в башку хоть каплю мозгов, прошу, не отказывайся.
   Манфред что-то промычал, кивнул мне и отправился. Я завалился перед телевизором, выкурил сигарету. После этого явились два обещанных моим другом типа. Они имели при себе по штахетине от забора и очень ругались, узнав о том, что Манфред их не дождался. Посовещавшись, они решили разобраться сначала со мной, а там посмотреть. Но я достал из ножен меч и пригрозил искрошить обоих мерзавцев на салат вместе со штахетинами. На том визит окончился, и посетители откланялись.
  
   ***
   Манфред и Франсуа заявились поздно ночью.
   - Как дела ?- спросил я их.
   - Неважно,- ответил Манфред.- Жить, конечно, будет, но в больнице поваляться придётся.
   - И что теперь ?
   Манфред почесал затылок.
   - Вывод такой,- сказал он затем.- Я-то не могу бросить оруженосца, сам понимаешь. А меня люди ждут. Безвыходная, казалось бы, ситуация.
   - И всё по твоей дурости,- ввернул я.
   - Но у меня есть друг, который мне поможет.
   - Ты на что это намекаешь ?
   - Я останусь здесь и буду приглядывать за Густавом, мало ли что может случиться. А ты дуй туда. Как только мой оруженосец сможет встать, мы тотчас приедем.
   - А глупее ты ничего не мог придумать ? Какого чёрта я попрусь к твоему благодетелю, которого, ко всему прочему, совершенно не знаю ? Да и нянька из тебя довольно паршивая, давай лучше ты поедешь, а мы останемся.
   - Ну да ! И где ж это ты видел, чтобы рыцарь бросил оруженосца ?
   Мне пришлось признать, что идиот Манфред прав. Он написал письмо для своего бывшего наставника, выдал кучу наставлений и пожеланий, после чего мы с Франсуа, злые, как черти, отправились в путь.
  
   ***
   В замке Вагнер меня встречали с недоумением и прохладцей. Я представил его владельцу - пожилому рыцарю Герхарду фон Вагнеру - рекомендательное письмо Манфреда, извинился за вынужденную задержку своего друга и уверил хозяина в совершеннейшем почтении с моей стороны.
   - Как это на него похоже,- вздохнул фон Вагнер.- Манфред всегда был таким непостоянным !
   - Я готов оказать вам всяческую помощь. Распоряжайтесь мной по своему усмотрению.
   - Сейчас представлю вас жене. Кстати я, будучи молодым, не бросал своих доспехов в тележку оруженосца, как попало.
   Я молча проглотил это замечание - в конце концов, фон Вагнер был много старше - и отправился дать распоряжения конюхам, принявшим моего коня.
   Подошёл Франсуа.
   - Ваша милость, вы позволите мне отлучиться ? Я намереваюсь исследовать замок на предмет наличия винных погребов и симпатичной прислуги женского пола. Мало ли, вдруг понадобится.
   - Только чтобы я мог тебя найти.
   - Лелею надежду на то, что нужда во мне возникнет у вас нескоро. Но я буду рядом, ваша милость, стоит вам лишь позвать...
   - Иди уже обезьяна.
   - В мои годы рыцари не церемонились с оруженосцами подобным образом,- сообщил невесть откуда взявшийся господин фон Вагнер.- Пойдёмте со мной.
   Мы прошли в обеденный зал, где я удостоился чести быть представленным хозяйке замка госпоже Фриде фон Вагнер. Стол по случаю моего приезда уже накрыли; меня пригласили присаживаться.
   За обедом супружеская чета фон Вагнеров говорила только о Манфреде, его здоровье, делах, силе и доблести. Вскоре это начало действовать мне на нервы. К тому же старый Герхард без конца поучал меня по всякому поводу, да и без оного тоже. И как это Манфред терпел его ?
   Когда подали чай, я мысленно возликовал, предчувствуя окончание обеда. Чета фон Вагнеров, кажется, составила обо мне не слишком лестное мнение. Ничего, переживу.
   - Вы познакомите меня с дочерью ?- спросил я.
   Фон Вагнеры переглянулись между собой.
   - Что опять не так ?- спросил я несколько раздражённо.- Мне известно о болезни вашей дочери. Манфред всё рассказал, мы ведь с ним друзья.
   - Воспитанные люди имеют чувство такта,- заметила госпожа фон Вагнер.
   Терпение моё вконец иссякло, и я решил огрызнуться:
   - Так то воспитанные люди. А меня только вчера привезли из джунглей, силком оторвав от лианы, на которой я висел вниз головой и наслаждался жизнью.
   Фон Вагнерам моя отповедь не слишком понравилась, но и ничему не научила. Заметив мои манипуляции с сахарницей, господин Герхард сообщил:
   - А вот я никогда не кладу сахар в чай. Это портит напиток.
   - Да чёрт с вами !- вспылил я.- Можете и заварки себе не наливать ! Оставьте меня в покое с вашими поучениями, я давно уже не пятилетний ребёнок !
   Госпожа фон Вагнер сочла себя оскорблённой и удалилась. Её муж остался.
   - Что ж, возможно вы и правы,- сообщил он после долгих раздумий.- Мы не будем больше надоедать вам нравоучениями.
   - Простите мою несдержанность,- ответил я.- Для того, чтобы помочь, мне надо познакомиться с вашей дочерью.
   - Помочь ?- переспросил господин Герхард, от удивления привстав со стула.- Разве вы психиатр ?
   - Я могу найти хорошего доктора.
   Мой собеседник отмахнулся.
   - Привозили мы уже к дочери докторов. Ничего они сделать не могут, правда есть мнение, что если её напугать, то может быть она и оправится.
   - Вы пугали её ?
   - А как по вашему ? Показывали фильмы ужасов, записи парламентских заседаний, могли бы и чёрта притащить, живи он где-нибудь поблизости, но...
   Господин фон Вагнер развёл руками.
   - Означает ли это, что её болезнь тоже вызвана испугом ?
   - Да !- с жаром воскликнул господин Герхард.- Однозначно - да ! Этот чёртов лес давно уже пользуется дурной славой. Я неоднократно предлагал выжечь самый мрачный его участок, но не дают. Лес, к сожалению, мне не принадлежит.
   - И как же ваша дочь туда попала ?
   - Из бахвальства. Всё хотела доказать, что Провидение ошиблось, сотворив её женщиной. Последние годы она постоянно пыталась совершить какой-нибудь подвиг, на рыцарский турнир рвалась, да я не позволил. Надо было вообще запретить ей эти игрушки, но что ж сделаешь - любимая дочь. Ну и дождались. Знаете, я ни за что бы туда не поехал, хотя трусом себя не считаю. В том лесу по ночам видны костры, кто-то поёт, смеётся, играет на гитаре, а бывает - такая тишь стоит, что аж выть хочется. Собаку туда никакой палкой не загонишь. Вот люди, случается, заходят. Да только возвращаются не все.
   - А с чего вообще всё началось, господин фон Вагнер ?
   - Не знаю. Раньше меня это как-то не интересовало, а теперь и спросить не у кого. Я был ещё мал, когда в лесу начали пропадать люди.
   - Так мне можно поговорить с вашей дочерью ?
   - Это будет непросто - она ни с кем не разговаривает вообще. Сидит весь день в одном положении, в стену смотрит...
   Голос господина фон Вагнера в этом месте дрогнул, на глазах блеснули слёзы. Я поднялся.
   Господин фон Вагнер жестом позвал меня за собой, мы с ним поднялись на третий этаж замка. В чисто прибранной маленькой комнатке на кровати сидела высокая, добротно вылепленная девушка с длинными, светлыми волосами. Её глаза безжизненно смотрели в стену.
   При нашем появлении зрачки девушки шевельнулись. Совсем чуть-чуть, и взгляд её оставался таким же пустым, зато теперь она смотрела на меня, не выражая, правда, бурной радости по поводу нашей встречи.
   Пользуясь тем, что господин фон Вагнер стоял ко мне спиной, я скорчил его дочери страшную рожу. Просто так, безо всякого умысла.
   - Как ты себя чувствуешь, Агнесса ?- спросил господин фон Вагнер.
   Но теперь её не так уж просто было отвлечь от меня. Она словно прикипела ко мне взглядом.
   - Агнесса...
   Не дав отцу договорить, наследница замка Вагнер с яростным криком схватила с ночного столика полупустую бутылку с вином, разбила её о стену и, соскочив с кровати, бросилась на меня, целя оставшимся у неё в руке бутылочным горлышком с неровными краями мне в лицо. Нападение вышло неожиданным, однако я успел выбить розочку из рук Агнессы, после чего оттолкнул девушку от себя. Она упала на кровать и закричала:
   - Папа, хватайте же его ! Разве вы не видите, что это - один из них !
  
   ***
   В обеденном зале меня атаковало сразу трое: чета фон Вагнеров и лечащий врач Агнессы. Я держал осаду.
   - Она испугалась ! - восторженно орал господин фон Вагнер.- Она говорила ! Она назвала меня отцом ! Я готов дать на отсечение правую руку или проголосовать на следующих выборах за демократов, если это не так !
   - Эх, ещё бы самую малость,- отозвался доктор.- Но чем же вы её напугали, господин рыцарь ?
   Мне было стыдно признаться; я ответил уклончиво:
   - Понятия не имею. Возможно, мордой не вышел.
   - Вы не хотите нам помочь !- накинулась на меня госпожа Фрида.- А ещё обещали !
   - Но я действительно не знаю !
   - Не нападайте на молодого человека,- вступился за меня доктор.- В состоянии, в коем сейчас изволит пребывать фройлян Агнесса, её может взволновать самое незначительное движение или жест, которому господин рыцарь не придал значения.
   - Госпожа и господин фон Вагнеры, если моё присутствие поможет вашей дочери исцелиться, то я готов торчать у неё безвылазно и делать всё, о чём только вам заблагорассудится меня попросить.
   - Например ?- уточнила госпожа Фрида.
   - Ну, не знаю... Корчить рожи, греметь костями, выть на луну.
   - Не надо,- остановил меня доктор.- Насколько я помню, молодая госпожа просила изолировать её от вас и, если вы снова появитесь, она может ещё больше замкнуться в себе.
   - Мы что-нибудь придумаем,- заверил его господин фон Вагнер.
   Избавившись, наконец, от общества, я вышел во двор замка и отправился искать Франсуа. Как и следовало ожидать, никто из местных слуг ничего не мог сообщить о его местопребывании. Я шатался по двору, саду, комнатам для прислуги, кухне, подсобным помещениям, конюшне часа полтора или около того. Мерзавец словно прятался от меня.
   И всё же я его нашёл. И был он не один, а в обществе молодой, красивой и прямо-таки излучавшей энергию девушки.
   - Где шляешься, животное ?- хмуро спросил я своего оруженосца.- Тебе, кажется, было сказано быть рядом, под рукой.
   - Не сердитесь, ваша милость, просто я тут коллегу встретил. Вот, опытом обмениваемся.
   - Я, пожалуй, пойду,- сказала спутница Франсуа.
   - А ну стой,- я схватил её за руку.- Почему этот осёл говорит, что вы - коллеги ? Не ты ли была оруженосцем у Агнессы фон Вагнер ?
   - Ну, я,- ответила девушка, вырывая у меня свою руку.- Не очень-то мне хотелось, да и подруги надо мной смеялись. Но госпожа Агнесса настояла на своём. Да и платила она, конечно, куда больше, чем когда я была простой горничной.
   - И ты всегда сопровождала её ?
   - Как и ваш Франсуа. Мне, правда, первое время было ужасно стыдно, а потом ничего, привыкла.
   - А чего тут стыдиться ?- удивился Франсуа.- Оруженосец - это же самая почётная профессия.
   - Заткнись,- сказал я ему.- Как тебя зовут, девушка ?
   - Аманда, а что ?
   - Вы, ваша милость, ловко знакомитесь с девушками,- вмешался Франсуа.- Вот бы мне так.
   Я подумал о том, что настало самое время съездить ему по морде, но он, видя некоторое неодобрение в моих глазах, отошёл подальше.
   - Послушай, Аманда, мне надо знать, была ли ты с ней в ту ночь.
   - Ой, господин рыцарь, меня уже столько об этом расспрашивали !
   - Но я-то ещё не слышал твоих ответов, верно ? Расскажи и мне тоже.
   - А зачем это вам ?
   - Возможно, я смогу помочь молодой госпоже.
   Аманда глянула на меня изумлённо. Похоже, она сама в такую возможность не верила, но всё же начала рассказывать:
   - В ту ночь я, разумеется, была с госпожой. У неё незадолго перед этим вышла стычка со странствующим рыцарем.
   - Да, мне говорили об этом.
   - Я всё время отговаривала хозяйку от подобных авантюр, но она лишь сердилась и называла меня самым трусливым оруженосцем в мире. Тот странствующий рыцарь был потрясён, когда сорвал с поверженной госпожи Агнессы шлём и понял, что дрался с девушкой. Другая после такого на всю жизнь после этого зареклась бы даже прикасаться к доспехам, но моя хозяйка была не из таких. Отлежавшись после того поединка, она взялась за старое. А как доказать, что ты чего-то стоишь, получив такую трёпку ? Надо совершить подвиг, никак не меньше. Вот у неё и появилась идея поехать ночью в проклятый лес.
   - Ты была с ней там ?
   - Да что вы, господин рыцарь !- воскликнула Аманда, отшатнувшись от меня в испуге.- Я тогда взбунтовалась. Госпожа Аманда кричала, ругалась, топала ногами, угрожала меня убить, выгнать из замка и посадить в подземелье. Но я не сдавалась. По мне всё это лучше, чем в лес. Госпожа Агнесса сказала, что в таком случае она поедет одна. Этот разговор происходил на старой тропе, почти у самого леса. Я просила её не ехать, хватала за руки, даже плакала. Ей самой было страшно, но уговорам она не поддалась. Я осталась ждать хозяйку у леса.
   - А её конь ?
   - Лошадь госпожи Агнессы вела себя спокойно, и в лес пошла без особенных понуканий. Да, хозяйка ещё говорила: видишь вот, животное ничуть не волнуется, а оно бы почувствовало.
   - Ты слышала что-то подозрительное, ожидая госпожу Агнессу ?
   - В том-то и дело, что стояла мёртвая тишина. Знаете, в лесу обычно слышно всяких зверей: волков там или сов. А тогда - ничего. Я ужасно нервничала. Темнота всё сгущалась. Каких только мыслей не крутилось в моей голове ! А потом я услышала торопливые шаги и лязг доспехов. То возвращалась госпожа; её не было около часа. Я подошла к ней и спросила про лошадь. Услышав мой голос, госпожа с криком шарахнулась в сторону, будто перед ней стояла не верная служанка, а какая-то нечистая сила или налоговый инспектор. Я заговорила с ней, пытаясь её успокоить, но она побежала от меня к замку и неслась до самых ворот, хотя на ней были тяжеленные доспехи. И, господин рыцарь, как госпожа на меня тогда посмотрела !
   Её глаза и по сию пору снятся мне в кошмарах. В ту же ночь господин фон Вагнер вызвал докторов, и они сказали, что госпожа Агнесса сошла с ума от какого-то сильного потрясения.
   - Ну что ж, всё ясно. Господин фон Вагнер как к тебе относится после всего этого ?
   - Да так... Накричал на меня, обещал башку оторвать. Но он и сам понимает, что я ничего не могла поделать. Сейчас у меня другая работа - подметаю в залах. К больной госпоже меня не пускают.
   На том я и расстался с обоими оруженосцами к немалому удовольствию моего Франсуа. Меня неотступно преследовала такая мысль: придётся ведь и мне наведаться в этот лес. Зачем - пока непонятно. Однако я искренне верил в то, что мой визит в это недоброе место поможет Агнессе фон Вагнер превозмочь её недуг.
   Так или иначе, а уже вечерело. Я прихватил бутыль вина и отправился в предоставленную мне комнату, чтобы как следует всё обдумать.
  
   ***
   На следующее утро, за завтраком, меня представили местному священнику, приходившему проведать и утешить больную.
   - Отец Аполлинарий,- отрекомендовался он.- Я услышал о том, что в замок Вагнер приехал рыцарь, ре-
  шил, будто это Манфред, и захотел его повидать.
   - Прошу прощения за то, что разочаровал вас,- ответил я.- Манфред приедет несколько позже.
   Добродушное лицо священника тронула улыбка, он приналёг на еду. Вышколенные слуги меняли блюда, бесшумно перемещаясь по залу. Было скучно. Фон Вагнеры молчали; разговор начал священник.
   - Вы были в крестовом походе ?- спросил он меня.
   - Да,- ответил я, краем глаза наблюдая за госпожой фон Вагнер, которая при первых же звуках моего голоса начала есть быстрее.
   По-видимому, бедная женщина была уверена в том, что ей придётся уйти из-за стола раньше всех, как накануне за обедом.
   - Там, вероятно, вы и познакомились с Манфредом ?- продолжал отец Аполлинарий.
   - Именно так всё и было.
   Я мысленно просил священника помолчать, хотя хозяйка замка, кажется, уже насытилась. Мне так хотелось, что этот завтрак окончился мирно !
   Отец Аполлинарий, однако, не унимался:
   - Я преклоняюсь перед вами. Как это прекрасно и благородно: освобождать от иноверцев святые земли и Гроб Господень. Знаете, я общался со многими крестоносцами, и они говорили, что чувствовали необыкновенный душевный подъём, повергая силой оружия врагов и входя в Иерусалим. Вы ведь тоже это ощущали ?
   - Скорее, я ощущал беспокойство.
   - О ком ? Или о чём ?
   - О том, что могу не поспеть к дележу добычи.
   - Боюсь, я вас не понял, господин рыцарь.
   - Перестаньте нести чушь, господин священник. Наплевать мне было на ваш гроб, пусть стоит себе хоть в Китае. Направляясь в крестовый поход, я рассчитывал вернуться оттуда состоятельным человеком, что мне отчасти и удалось.
   - Я не могу оставаться за столом, когда о религии говорят в таком тоне !- заявила Фрида фон Вагнер, поднимаясь с места.- Приятного аппетита.
   - Постойте !- воскликнул я, тоже вскакивая на ноги.- Порядочные люди не попрекают других невоспитанностью !
   - А вас и попрекать бессмысленно,- ответила хозяйка замка, удаляясь из зала.
   Я рухнул на своё место, бессильно глядя ей вслед. Мои сотрапезники деликатно молчали.
   - Господин фон Вагнер,- заговорил я.- Ну почему так происходит ? Отчего ваша жена общается со мной подобным образом, что я ей сделал ?
   Тот пожал плечами. Я обернулся к священнику:
   - А вас кто за язык тянул ? Какого чёрта вы развели этот бред про духовный подъём ? Ведь до этого всё шло нормально !
   - Ну, знаете !- ответил отец Аполлинарий.- О чём ещё можно говорить за завтраком в приличной семье, если не о религии ?
   - Успокойтесь !- рявкнул господин фон Вагнер.- Мне тут только ваших ссор не хватало !
   Завтрак окончили в молчании. Затем священник вытащил меня в сад, чтобы затеять религиозную дискуссию. Я отбивался изо всех сил, но идти всё же пришлось.
   - Вы, стало быть, атеист ?- спросил меня отец Аполлинаприй, когда мы с ним примостились на скамейке под старой грушей.
   - А вам что до того ? Я исповедую ту религию, которая выгодна в данный момент. Сейчас мне угодно быть христианином, а будет надо - стану язычником.
   - Интересный подход.
   - А это не я придумал. Вы же сами вертите религией, как хотите. То призываете любить ближнего, то натравливаете людей друг на друга.
   - Иноверцев, господин рыцарь, следует уничтожать. Да вы же и сами в крестовом походе...
   - Не говорите мне про крестовый поход ! Католики, гугеноты, кальвинисты, лютеране - все они христиане. Одни и те же божества, святые книги, молитвы. Но вам подобным выгодно раздувать вражду между людьми по самым незначительным причинам. Выкачать из своих прихожан как можно больше денег - вот что интересует вас на самом деле !
   - Видимо, священник в вашей округе совсем не занимается с вами,- заметил отец Аполлинарий.
   - Ну почему же ? Он аккуратно является в мой замок два раза в неделю, чтобы выслушать, как я в очередной раз пошлю его к чёрту. Очень терпеливый человек.
   - Вы не веруете,- сообщил мне мой собеседник.
   - В самом деле ? А что, по-вашему, значит веровать ? Ползать на коленях перед размалёванной доской ? Колотиться рожей о пол ? Изнурять себя голодом во время постов ? Кому это нужно, скажите на милость ?
   - Вы господин рыцарь, обуяны гордыней. И будете наказаны.
   - Уж не вами ли ? Человек, прежде всего, должен верить в себя.
   - Бог, господин рыцарь...
   - Да какого чёрта ! Вот вы регулярно таскаетесь в замок Вагнер...
   - Не таскаюсь, а хожу.
   - ... и воете молитвы, которые будто бы должны помочь Агнессе. А что с них толку ? Есть изменения к лучшему ?!
   - Господь внимает моим молитвам. И я уверен в том, что всё окончится благополучно.
   - Может быть, но только за дело придётся взяться мне. Я помогу Агнессе.
   - Чёрта с два !- воскликнул священник, вскакивая на ноги.
   - Ну, святой отец, к чему так горячиться ?
   - И что же вы намерены делать, если не секрет ?- полюбопытствовал священник, снова усаживаясь на скамейку.
   - А вот этого я ещё не придумал. Для начала съезжу в лес.
   - Очень не советую.
   - Но делать же что-то надо. Молитвы не помогают.
   - Она - блаженная,- заметил священник.- А такие ближе к Господу.
   - Скажите это господину фон Вагнеру, но прежде позовите меня. С удовольствием посмотрю, как он съездит вам по морде за такие слова.
   - Делайте, что хотите,- отмахнулся священник.- А я помолюсь за успех вашего предприятия.
   С тем мы и расстались.
   В прачечной, на куче грязного белья, нашёлся Франсуа, и мне стоило больших трудов разбудить его.
   - Я, ваша милость, что-то не выспался,- поведал Франсуа.
   Башка его при этом качалась из стороны в сторону.
   - По ночам спать надо. Ты женатый человек !
   Франсуа не ответил. Я отвёл его от белья и макнул рожей в бак с холодной водой, что несколько взбодрило моего оруженосца.
   - Этой ночью мы поедем в лес. Приготовь доспехи.
   - Вы хотите составить компанию госпоже Агнессе ?
   - Франсуа, ты составишь компанию Густаву, если будешь распускать язык. Выезжаем в двадцать два часа ровно. Всё понял ?
   - Так точно.
   Я снова подвёл его к куче белья и толкнул в грудь. Заснул Франсуа на лету.
  
   ***
   Аманда долгое время умоляла не трогать её. Она ссылалась на срочную работу, грозилась пожаловаться господину фон Вагнеру, плакала. Но я оставался неумолим, и ей всё же пришлось поехать со мной к лесу и показать то роковое место, откуда Агнесса начала свой путь к безумию.
   - Не ходите туда, господин рыцарь,- посоветовала Аманда напоследок.- И себя погубите, и больной не поможете.
   - А это уже не твоё дело.
   - Как хотите.
   Всё это происходило перед обедом. Священник ушёл, поэтому трапеза прошла относительно спокойно. Я молчал, фрау фон Вагнер принципиально меня не замечала. Держался и господин Герхард, хотя его, по всей видимости, так и подмывало сказать о том, что в годы его молодости рыцарь, отведав рыбы, не вытирал руки о край скатерти, а пользовался салфеткой, она для того и положена.
   После обеда я вышел во двор. Проспавшийся Франсуа попытался прошмыгнуть мимо меня в свою комнату, пряча за пазухой бутылку вина, однако ничего такого у него не вышло.
   - Ты куда это намылился, животное ?
   - Да так, ваша милость, отдохнуть немного.
   - От чего ? Не от трудов ли праведных ? Смотри у меня, жаба, чтоб к вечеру был трезвым. Чёрт его знает, что творится в этом лесу, возможно придётся поработать; пьяный ты мне там не нужен. Если напьёшься - буду лечить мордобитием.
   - Что вы, ваша милость !- оскорбился Франсуа.- Разве я вас когда-то подводил ? Ваши упрёки не по адресу. Но у меня была надежда на то, что утром вы пошутили.
   - Какие уж тут шутки,- отмахнулся я.- Ладно, убирайся.
   - Будет исполнено, ваша милость.
  
   ***
   В этой жизни рано или поздно чему-то приходит конец, но что-то и начинается. Так и мне подошло время для поездки в зачарованный лес. Оруженосец погрузил мои доспехи в тележку и наблюдал, засунув руки в карманы, за тем, как конюхи готовят наш выезд. Я бродил по двору в дорожном балахоне поверх тонкой кольчуги. Госпожа фон Вагнер созерцала всё это с балкона центральной башни замка, пребывая в радужном заблуждении на мой счёт. Она думала, что я уезжаю насовсем.
   Начало темнеть. Но с кем не попрощавшись, я выехал из замка. Дорога проходила через деревню; там-то нас и поджидали отец Аполлинарий с Амандой.
   - Смотрите, господин рыцарь !- крикнул мне священник.- Если придётся туго, то умерьте свою гордыню и попросите помощи у того, кто сильнее нас !
   - А он прямо тут же и примчится,- проворчал я.
   Аманда подбежала к нам, торопливо перекрестила Франсуа и предложила:
   - Вы бы, господин рыцарь, взяли священника с собой. Вдруг он будет вам полезен ?
   - Может и церковный хор прихватить ?- поинтересовался я.
   Аманда махнула рукой и дала нам дорогу.
   К лесу подъехали в плотно сгустившихся сумерках. Перед нами стояла сплошная стена старых деревьев. Тишина, царившая в лесу, ощущалась почти физически, и Франсуа невольно вздрогнул.
   - Ваша милость, вы ещё не передумали ехать туда ?
   - Нет. И ты тоже не передумал. Запомни, Франсуа, мы с тобой не должны выказывать здесь своего испуга, если таковой приключится. В этом лесу царствует страх, несущий с собой смерть или сумасшествие. Сожми свою волю в кулак и обещай мне ничего не бояться.
   Моя речь пропала впустую - Франсуа грыз ноготь, думая о чём-то своём.
   - А ? Что вы говорите ? - спросил он, едва я умолк.
   Мне осталось лишь подтолкнуть его в спину и самому двигаться вперёд.
   С нашим прибытием тишина в лесу закончилась. Трещали опавшие ветки под ногами коней, во все стороны разносилась громкая брань, когда я задевал плащом за сук, или тележка цеплялась колесом за корень; лязгали доспехи. В лесу стояла темень - на расстоянии в пять шагов уже ничего не было видно.
   - Не мешало бы нам фонарик с собой прихватить, ваша милость,- заметил Франсуа.
   - А ты у меня на что ? Я, по-твоему, должен обо всём заботиться ? И вообще, Агнесса увидела всё, что нужно, безо всякого фонаря.
   - Но мы можем не найти дорогу назад.
   Действительно, тропа, по которой мы въехали в лес, пропала.
   Я отмахнулся.
   - Не найдём - так и чёрт с нами.
   - Вы бы не чертыхались в таком месте,- робко попросил Франсуа.
   В лесу вдруг стало совершенно темно, а через некоторое время немного посветлело. Франсуа тронул меня за рукав и показал луну, выплывшую из-за чёрных древесных крон. С того места, где находились мы, она казалась кроваво-красной.
   Два светящихся окошка впереди мы увидели одновременно. Наши кони тотчас остановились, словно по команде. Мы с оруженосцем переглянулись. Я не придумал ничего умней, чем дать коню шпоры, но он попятился назад, всхрапывая и вертя головой.
   Дабы не истязать понапрасну животных, мы решили оставить их на месте, а сами пошли на свет. Впрочем, "пошли" - слишком громко сказано. Мы ползли едва ли не на ощупь, спотыкаясь о корни, влезая в кусты и натыкаясь на сучья. Не браниться и не поминать чёрта в таких условиях было совершенно невозможно.
   На лесной опушке стоял двухэтажный домик. Светились два окна на первом этаже; второй оставался тёмным. Мы вошли внутрь и попали в просторное помещение с низким потолком и крашеными стенами. Из мебели там находился только стол с двумя склонившимися над ним фигурами. Я окликнул их, но они не отозвались.
   Далее, у стены, лежало десятка три трупов. В простой одежде, они располагались на полу аккуратными рядами, на груди у каждого горела свеча.
   Франсуа подошёл к тем, что облокотились на стол, с разбросанными по нему игральными картами, и объявил:
   - Эти тоже готовы.
   Более ничего примечательного мы не увидели. Я взял свечу у одного из мертвецов и сообщил оруженосцу:
   - Схожу наверх. А ты, в случае чего, ори погромче.
   - Будет сделано,- заверил меня Франсуа.
   По скрипучей лестнице с шатающимися ступеньками я поднялся на второй этаж. Неяркое пламя свечи осветило белые стены с тёмными провалами дверей. Я прошёл несколько шагов по коридору. Тишина казалась предзнаменованием чего-то недоброго. Я толкнул одну дверь, вошёл в проём и оказался в маленькой, пустой комнатке.
   Вдруг внизу послышался голос Франсуа. Я замер и прислушался, но слов разобрать не смог. В моём воображении начали складываться картины одна другой страшней. С кем он там говорит ? С тревожно колотящимся сердцем я бросился к лестнице и, перегнувшись через перила, заглянул на первый этаж.
   Франсуа вытаскивал из-за стола мертвеца, намереваясь уложить его в ряд с остальными. При этом он распевал:
   - А ты такой холодный, как айсберг в океане...
   - Эй !- крикнул я ему.- Заткнись, пока в рыло не схлопотал !
   - Ваша милость !- отозвался оруженосец.- Тот тип, у которого вы изволили позаимствовать свечу, подмигивал мне.
   - Ну так дай ему по морде.
   И я снова потопал на второй этаж. Теперь все двери были почему-то распахнуты настежь. Я положил руку на рукоять меча, и в этот миг тишину взорвал гулкий удар. Я застыл на месте, не замечая капающего мне на пальцы свечного воска.
   Бамкнуло второй раз, затем третий и четвёртый. Это походило на бой гигантских часов. Ударов было ровно двенадцать.
   - Однако,- сказал я сам себе.- Засиделись мы тут.
   Тотчас же с первого этажа послышались визг, хохот и топот множества ног. Я выхватил меч и побежал туда, но на лестнице столкнулся с Франсуа. Глаза оруженосца вылезали из орбит, весь вид его выражал недоумение.
   - В-ваша милость !- отрапортовал он.- Они все как подскочат ! И на меня ! Еле вырвался !
   Мертвецы толпой бросились на лестницу; от нас их отделял лишь один пролёт. Держа свечи над головами, они визжали и хохотали, но у меня не было настроения выяснять, отчего им так весело. Я схватил Франсуа за шиворот и поволок наверх.
   Свеча моя потерялась; в темноте мы ворвались в первую же комнату и заперли за собой дверь на засов. Красные лунные лучи освещали скромное внутреннее убранство: стол, голую кровать и широкую лавку. Но осматривать достопримечательности было некогда - дверь содрогнулась от дружного удара соскучившихся по нам мертвецов. Шутки кончились.
   Я выбросил ошалевшего Франсуа в окно и сунулся, было, за ним, но тут как раз дверь слетела с петель. Мертвецы ввалились в комнату и набросились на меня. Я рубанул наугад мечом и запустил в своих преследователей лавкой. У входа образовалась свалка, что дало мне возможность выскочить вслед за Франсуа.
   Оруженосец уже удирал что есть духу по направлению к тому месту, где оставались наши скакуны. Я припустил за ним.
   Но мертвецы оказались не в меру прыткими. Их вопли слышались всё ближе, они явно настигали нас.
   Я бежал на пределе; сердце выскакивало у меня из груди. Франсуа первым прыгнул в тележку, я вскочил в седло и двинул ногой по морде ухватившего меня за сапог покойника. Наши коняги, не дожидаясь понуканий, рванули с места.
   Но мы глубоко ошибались, рассчитывая спастись подобным образом. Мертвецы не отставали. И совершенно напрасно я пришпоривал коня, а Франсуа охаживал кнутом спину своего - те и так тянули изо всех сил.
   Страшный толчок в грудь выбросил меня из седла, перед глазами мелькнула луна и верхушки деревьев, а затем моё тело припечаталось к земле.
   Не чувствуя в первый момент боли, я вскочил на ноги; голова у меня шла кругом. Конь ускакал. Слышно было, как Франсуа пытается остановить своего скакуна, но обезумевшее от страха животное неслось вперёд, не разбирая дороги. Мертвецы потушили свои свечи и теперь были видны лишь в кроваво-красном лунном свете. Я прижался спиной к дереву и выставил меч остриём вперёд.
   Да, их много, они почему-то меня невзлюбили и, кажется, хотят убить. Но я вооружён, готов к бою, просто так сдаваться не собираюсь. Правда, не похоже, что мне удастся победить.
   За Франсуа не погнался никто. Что ж, за него теперь можно не бояться. Первого сунувшегося ко мне мертвеца я от всей души рубанул мечом, второго двинул ногой в пах и резко присел, спасаясь от рассекавшей со свистом воздух палки, которой кто-то вознамерился съездить мне промеж ушей. Чей-то сапог оказался в опасной близости от моего лица. Я увернулся, выпрямился и одним ударом снёс бошки сразу двоим нападавшим.
   Мертвецы отступили. Сообразив, что голыми руками меня не взять, они принялись вооружаться, собирая валявшиеся поблизости палки.
   - Эй там, у дерева !- послышался голос за моей спиной.- Держись, я иду на помощь !
   И не успел я ещё толком обрадоваться, как мимо меня проехал здоровенный рыцарь на огромном коне. На него с визгом кинулся мертвец, но мой неожиданный союзник переломал того пополам ударом тяжёлого кулака, затянутого в кольчужную перчатку. В лунном свете блеснуло лезвие широкого меча.
   - Это ты, Манфред ?- спросил я, отходя от дерева.
   Но это был кто-то другой.
  
   ***
   Мертвецов оказалось двадцать восемь штук - мы пересчитали отрубленные головы. Тела сложили в кучу, но несколько обезглавленных трупов всё ещё слонялись по лесу, натыкаясь на деревья.
   Незнакомый рыцарь снял шлем, и я невольно отшатнулся, ибо глаза его светились в темноте.
   - У тебя тоже так будет, когда помрёшь,- ободрил он меня.- Я - рыцарь Леопольд фон Майерсхейм, умер сто лет назад. А ты похож на того типа, который в состоянии мне помочь.
   - Тебе ещё надо помогать ?- удивился я.
   Покойный рыцарь накосил врагов раза в три больше моего, хотя в драку влез уже после меня.
   - Никто не всесилен,- ответил Леопольд.- Сатана сказал, что отпустит меня из ада, если я притащу ему того ублюдка, который устроил в этом лесу притон для всякой чертовщины. Но есть одно условие: поймать его должен живой человек.
   - А кто он, этот ублюдок ?- поинтересовался я.
   - Не то бес, не то дьявол. Проштрафился в чём-то перед Сатаной, сбежал на землю и вот теперь творит тут пакости. Ты поможешь мне ?
   - Конечно. Пойдём искать его ?
   - Он сам нас найдёт, раз уж мы покрошили эту шайку.
   И Леопольд оказался прав.
   - Люди добрые, вы не скажете, как пройти к церкви ?- послышался голос позади меня.
   Я обернулся. Прямо передо мной стоял старик в просторной белой рубахе. Глаза его были увенчаны бельмами, но меня не покидало ощущение того, что он всё прекрасно видит. Старик держал в руке посох и раздувал ноздри, словно принюхиваясь.
   - Это он,- сказал Леопольд.
   Я потянулся к старику, но мои пальцы схватили пустоту.
   - Э-хе-хе,- послышалось сзади.- так нехорошо, молодой человек.
   - Осторожно !- крикнул Леопольд.
   Я убрал голову, и острый конец посоха вонзился в дерево рядом со мной. В руке беса появился меч, которым он и ударил фон Майерсхейма, но тот прикрылся щитом и сам атаковал врага. Спасаясь от разящего клинка Леопольда, старик неловко споткнулся и упал. Я коршуном налетел на него и накрыл сверху, но тотчас был сброшен на землю сильным толчком костлявого локтя. Бес вскочил на ноги, однако я, продолжая лежать, снова свалил его, ударив сзади по голени.
   - Давай же !- кричал Леопольд.- Удержи его хоть три секунды !
   Я прыгнул на старика, наступил ему коленом на позвоночник и вывернул руку так, что аж хрястнули суставы под широким рукавом.
   Но мой враг и не думал сдаваться. Голова его развернулась на сто восемьдесят градусов, неестественно перекрутив худую шею. На бельмах вспыхнули кошачьи зрачки.
   - Ещё немного,- молил меня Леопольд.
   Шея старика вдруг начала быстро удлиняться, извиваясь, словно змея. Через мгновение она вытянулась до такой степени, что бес смог вцепиться зубами в мою руку. Кольчуга из дамасской стали вмиг оказалась прокушенной, и страшная боль пронзила моё тело. Я дико заорал, продолжая выкручивать руку старика. Но силы быстро покидали меня.
   - Достаточно,- сказал Леопольд.- Ты и поймал его, и удержать смог. Давай сюда.
   Он одним рывком выдернул из-под меня старика и потряс им в воздухе, приговаривая.
   - Ну что ж ты ? Беги ! Не можешь ? И поймал-то тебя живой человек, а ты думал, что это невозможно. Сатана - не дурак, он знает, о чём говорит.
   Пока Леопольд приковывал к седлу своего коня безжизненно повисшего беса, я стоял на коленях и баюкал укушенную руку, раздираемую мучительной болью. Мёртвый рыцарь вынул что-то из кармана и протянул мне.
   - Держи,- распорядился он.- Это мазь, заживляет любую рану. Изготовлена самим Вельзевулом. А может и не им, но зато помогает.
   В мою ладонь упал маленький пузырёк.
   - А от сумасшествия эта мазь лечит ?- простонал я, боясь даже взглянуть на рану.
   - Нет. Своё сумасшествие лечи чем-нибудь другим.
   - Ладно, спасибо и на том. Прощай, Леопольд.
   - Бывай. На том свете свидимся.
   Я закатал рукав кольчуги и намазал кровоточащую рану с рваными краями даром Леопольда. Словно что-то взорвалось в моей руке, и лес огласился моим диким криком. Но рана, как и было обещано, тут же затянулась.
   - Ваша милость !- услышал я.- Где вы ?! Ау !!!
   Я поднялся с колен и вытащил из кучи мёртвых тел отрубленную голову с бешено вращающимися глазами.
   - Отпусти меня к деткам, добрый человек,- послышалось откуда-то из недр леса.
   - Что ?! К каким ещё деткам ? И потом, это кто добрый ? Это я добрый ? Да ты настоящий осёл, если и в самом деле думаешь так !
   - Франсуа !- крикнул я.
   - Я здесь ! Я здесь, ваша милость !
   Послышались торопливые шаги, приближающиеся ко мне. Я двинулся навстречу, прижимая к груди отрубленную голову мертвеца.
   По дороге Франсуа, вопя и отчаянно жестикулируя, рассказывал мне о том, как он выпал из тележки, а потом ловил коней и привязывал их, лягающихся, к дереву. Я, в свою очередь, поведал ему о Леопольде и поимке беса.
   Мы вышли из леса; перед нами лежала деревня господина фон Вагнера.
   - Смотрите, ваша милость !- вдруг завопил Франсуа.- Луна ! Жёлтая ! А в лесу ! Была красной !
   Мы посмотрели друг на друга и принялись хохотать, как два припадочных. Наши кони, привязанные неподалёку, смотрели на нас с недоумением.
   А где-то за нашими спинами, далеко в лесу, ухал филин.
  
   ***
   - Это безобразие,- сообщил мне за завтраком отец Аполлинарий.- Голову надо немедленно окропить святой водой и похоронить.
   - Сходите в лес, только возьмите с собой телегу,- парировал я.- Там таких сувениров до чёрта. А эту я сначала покажу Агнессе.
   - Вы можете не выражаться хотя бы при святом отце ?!- накинулась на меня госпожа фон Вагнер.- И я не позволю показывать своей дочери такие гадости !
   - А я всё равно сделаю это, даже если мне придётся схватиться с вами врукопашную ! Неужели вам ничего так и не понятно ? Эта, как вы изволили выразиться, гадость,- я поднял над столом голову, рычащую и пускающую слюни,- скорее всего напугала вашу дочь в лесу. Так отчего же не попробовать клин клином выбить ?
   - Уберите немедленно !- вскрикнула госпожа фон Вагнер.
   Завтрак для неё уже закончился - она оказалась на удивление брезгливой.
   - Фрида,- подал голос господин фон Вагнер.- А ведь он прав.
   - Поступайте, как знаете,- ответила его жена, возмущённая этим, как ей показалось, предательством со стороны мужа.
   Я предложил голове кусок колбасы, а она в ответ почему-то плюнула в меня, так что пришлось повернуть её рожей к священнику. Тот некоторое время задумчиво смотрел на кривляющийся обрубок, а затем уточнил:
   - Так вы говорите: остальные тела в лесу ?
   - Совершенно верно. Там двадцать восемь трупов, так что святой воды возьмите побольше.
   - Откуда такая точность ?- полюбопытствовал священник.
   - А мы с господином Леопольдом фон Майерсхеймом их пересчитали.
   Все три моих сотрапезника аж подскочили.
   - Что ?- ахнул господин Герхард.- Да ведь он умер больше сотни лет назад !
   - Леопольд специально прибыл из ада, чтобы помочь мне очистить лес.
   - Король нечестивцев, проклятый в веках,- пробурчал отец Аполлинарий,- Он совершил множество ужасных преступлений против людей и религии, за что и был отлучён от церкви. Вам следовало отказаться от его помощи.
   - Не болтайте чепухи, господин священник. Без него меня бы просто разорвали на куски. Кстати, он и не спрашивал, будет ли мне угодно принять его помощь, а просто прибыл и вступил в бой.
   - Самая подходящая для вас компания,- фыркнула госпожа Фрида.
   - Совершенно верно, фрау фон Вагнер. Очень жаль, что мы с ним родились в разное время.
   Неизвестно, до чего бы мы договорились, но тут вошёл дворецкий.
   - Госпожа и господин, к вам посетитель,- доложил он.
   - Кто ?
   - Господин Манфред фон Шульц.
   - Немедленно зови !- взволнованно воскликнула фрау фон Вагнер.
   И в зал вступил мой друг. Сначала с ним обнялся господин Герхард, потом у него на шее повисла фрау Фрида, после чего он раскланялся со священником и в последнюю очередь пожал руку мне. Густав с перевязанной головой мелькнул в дверном проёме и скрылся в неизвестном направлении вместе с Франсуа.
   - Ого, под глазами круги, рожа помята,- приветствовал меня Манфред.- Небось до утра валялся с девкой на сеновале.
   Скажи это я, и госпожа Фрида просто взорвалась бы от негодования. Но моего друга она лишь мягко упрекнула, мило улыбаясь:
   - Ах, Манфред, ты стал таким грубым !
   - Чтоб тебе всю жизнь валяться с такими девками,- проворчал я.
   Однако им всем было уже не до меня.
   Я прихватил отрубленную голову и тихо выскользнул из зала, пока чета фон Вагнеров носилась вокруг своего Манфреда. Мне хотелось завершить дело без лишних свидетелей.
   Я вошёл в комнату Агнессы и молча протянул ей отрубленную голову с кривляющейся рожей.
   Девушка испугалась.
   Она вскрикнула, подобрала ноги и отодвинулась от меня.
   Но это не было тем испугом, который исцелил бы больную.
  
   ***
   Я вернулся в обеденный зал и швырнул голову на колени священника.
   - Забирайте, она ваша.
   - Как ?- спросила госпожа фон Вагнер.- Вы уже ?
   - Да.
   - И... ничего ?
   Я уныло покачал головой, после чего сел за стол и налил себе водки.
   - Не расстраивайтесь так,- сказала вдруг госпожа Фрида и ободряюще похлопала меня по руке.- Знаете, я не всегда к вам справедлива, а ведь вы столько сделали для нашей дочери.
   Я обалдело посмотрел на неё.
   - А о чём речь ?- поинтересовался Манфред.
   - Нам сказали, что если Агнессу напугать, то она может выздороветь,- объяснил ему господин фон Вагнер.
   - Так в чём же дело ? Неужели так трудно напугать девушку ? Мышь ей покажите.
   Господин фон Вагнер отмахнулся.
   - Мои слуги выловили всех крыс и мышей в окрестностях. Даже летучих. Носили, показывали, чуть ли не за пазуху их ей совали. Ты забываешь, Манфред, что Агнесса собиралась стать настоящим рыцарем. Она ещё с детства тренировала себя не бояться мышей и пауков.
   Манфред призадумался.
   - Пожалуй, мне пора в церковь,- заявил священник.
   - До свидания,- ответил я ему.- И не забудьте помолиться за бессмертную душу Леопольда фон Майерсхейма. Хотя, навряд ли она в этом нуждается.
   Отец Аполлинарий никак на это не отреагировал и, раскланявшись со всеми, ушёл. Вслед за ним зал покинула госпожа Фрида, сославшись на дела.
   - А ведь я ещё в самом начале высказывал одну неплохую идею,- сказал вдруг Манфред.
  
   ***
   Госпожу фон Вагнер не поставили в известность о плане моего друга, ввиду его зверской жестокости. Её муж тоже поначалу отказывался, но мы его уломали, после чего, взяв с собой всё необходимое, а заодно прихватив доктора, отправились к Агнессе.
   Когда мы вошли в её комнату, она рассеянно посмотрела на меня и пробормотала:
   - Папа, уберите этого человека, я его боюсь.
   - Она на вас реагирует,- радостно прошептал господин фон Вагнер.- Давайте же, действуйте.
   - Хватит прикидываться идиоткой,- сказал я.- Собирайтесь. Сегодня вы выходите за меня замуж.
   Агнесса отодвинулась подальше.
   - Вставайте сейчас же, у меня нет времени. Вот мой свидетель,- я хлопнул по плечу Манфреда.- Долго мне ждать ?
   - Папа !
   - Понимаешь, дочка, так надо,- пробормотал господин фон Вагнер, пряча глаза.
   - Да вставайте же !- рявкнул я, вытаскивая из-за пазухи белую фату и швыряя её к ногам Агнессы.
   Что можно прибавить к этому ? Психиатры, осматривавшие Агнессу, оказались правы. На её визг примчался стоявший за дверью доктор и вколол наследнице замка Вагнер лошадиную дозу успокоительного. Через три минуты она спала здоровым, крепким сном.
   ***
   Замок Вагнер утопал в цветах, на башнях реяли флаги, все слуги напялили праздничную одежду. Во дворе стояли бочки с лучшим вином, там же ломились от изысканной снеди столы. Всякий желающий мог выпить за здоровье Агнессы фон Вагнер. Через час среди подданных господина Герхарда не осталось ни одного трезвого человека.
   Были разосланы приглашения всем соседям, на ночь заказали салют. Агнесса побродила среди всего этого великолепия, затем соизволила провести спарринг деревянными мечами. Манфред от этой забавы решительно отказался, поэтому скакать вокруг младшей фон Вагнерши с палкой в руке пришлось мне.
   Фехтование быстро утомило Агнессу, и мы с ней отправились в зал, где был приготовлен семейный ужин, на котором также присутствовали я, Манфред, лечащий врач и священник. Там-то и выяснилось, что дурь из головы дочери фон Вагнеров не выветрилась.
   - Папа,- сказала она.- Я хочу съездить на турнир.
   - Дочка, это невозможно. Я уже неоднократно говорил тебе и повторю ещё раз: ты поедешь на турнир, только перешагнув через мой труп.
   Госпожа фон Вагнер печально вздохнула. Днём она обещала повесить мою фотографию над своей кроватью и еженощно молиться перед ней на коленях. Мне стоило большого труда отговорить её от этой затеи. Теперь, похоже, госпожа Фрида немного жалела о том, что её дитя избавилось от сумасшествия.
   - Никто не хочет меня понять. Никто не хочет мне помочь,- ожесточённо проговорила Агнесса.
   - Ну почему же. Я готов.
   Головы всех присутствующих, словно по команде, повернулись ко мне.
   - Меня, госпожа Агнесса, пригласили на один крупный турнир. И я могу взять вас с собой.
   - Послушайте,- начала было фрау фон Вагнер, но я перебил её:
   - Но только вы должны мне кое-что пообещать.
   - Что именно ?- нетерпеливо спросила Агнесса.- Поцеловать вас ? Папа, не смотрите на меня так, я уже достаточно взрослая.
   - Вы должны пообещать, что во время турнирных поединков будете находиться в дамской ложе.
   В зале повисла напряжённая тишина.
   - Вы издеваетесь,- заявила Агнесса.- Я не поеду.
   - Ну и напрасно. На турнире будут представлены лучшие рыцари Европы.
   - И что с того ?
   - Приедут также три японских самурая.
   - Эка невидаль.
   - Сам король Артур из Камелота посетит церемонию открытия.
   - А я буду торчать в дамской ложе ? Очень надо. Посмотрю и по телевизору.
   - Перед началом турнира проведут показательные выступления с оружием. И в них вы вполне можете принять участие.
   - Это несерьёзно,- ответила Агнесса, но в глазах её уже не было прежнего ожесточения.
   - Трансляция будет вестись на многие страны. Полмира узнает о том, что вы, девушка, умеете владеть оружием.
   - Когда турнир ?- взволнованно спросила Агнесса.
   - Но как это будет выглядеть со стороны ?- вмешалась госпожа Фрида.- Наша дочь не должна ехать на какой-то турнир с первым попавшимся... то есть я хотела сказать...
   В этом месте она смутилась и умолкла.
   - Смею вам напомнить, госпожа фон Ванер, что я - не первый попавшийся. И потом, вы ведь можете отправить с дочерью целую гвардию из нянек и прислуги.
   - И Аманду,- добавила Агнесса.
   - Ну, разумеется, и Аманду тоже,- сказал господин фон Вагнер.- Тогда всё будет выглядеть благопристойно.
   И все вздохнули с облегчением.
   Ангел-хранитель на моём правом плече, захмелев, задремал, а бес-искуситель, глянув моими глазами на священника, потянул меня за язык:
   - Скажи, Манфред, а ты чувствовал необыкновенный душевный подъём, повергая силой оружия врагов и входя в Иерусалим ?
   Мой друг ошалело посмотрел на меня из-за блюда с жареным поросёнком и ответил вопросом на вопрос:
   - Тебя что, Агнесса во время спарринга палкой по башке треснула ?
   Госпожа Фрида посмотрела на меня укоризненно. Бес-искуситель ликовал во мне. И я поинтересовался:
   - Манфред, разве можно в таком тоне говорить о религии ?
   Но тут вмешался священник. Он сказал:
   - Давайте побеседуем об этом как-нибудь в другой раз, хорошо ?
   И мы, все вместе, выпили за вечный мир между нами.
  
   ***
   На следующее утро я откланялся, пообещав Агнессе заскочить за ней перед турниром. Мне предстояло готовиться к отборочным поединкам.
   Тренировки, спарринги, верховая езда, упражнения с копьём заполнили мои дни. Я работал, как собачий хвост, и по вечерам еле доползал до своей кровати. Мне очень хотелось если уж не выиграть турнир, то, во всяком случае, громко заявить о себе.
   Однажды, после очередного такого сумасшедшего дня, я валялся в своей комнате поперёк кровати, бессмысленно таращась в потолок. В дверь постучали, и на моё позволение войти, появился Франсуа.
   - Ваша милость, я хотел у вас спросить...
   - Про аванс ?- перебил я.- Вон отсюда. Своё жалованье получишь в срок.
   - Нет, аванс тут не при чём. Я кое-чего понять не могу.
   - Ты ужасно туп, мой друг, поэтому ничего удивительного.
   - Нет, а всё-таки, ваша милость, вы ведь пугали фройлян фон Вагнер тем, что возьмёте её замуж.
   - Ну ?
   - И она от этого выздоровела.
   - Дальше что ?
   - Так когда же свадьба ?
   - Франсуа, убирайся к чёрту, пока не заработал по морде.
   - Как вам будет угодно, ваша милость,- произнёс оруженосец, исчезая за дверью.
   Обозвав его вдогонку ишаком, я снова уставился в потолок. А за окном сгущались сумерки, знаменуя окончание дня.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"