Каменщиков Александр Федорович: другие произведения.

Хиж-2016: Два поезда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Два поезда отходят по воскресеньям от Киевского вокзала...


   Мать попросила в выходные съездить к тетке в Брянск - отвезти гостинец и забрать у нее ответный - обычный родственный обмен материальными приветами. Я сейчас пишу диплом, могу разок-другой освободить субботу и воскресенье для семейных дел. А в понедельник утром вернусь.
   Я всю жизнь прожил у Киевского вокзала, и на правах местного иду туда пешком, прямо по железнодорожным путям. С детства любил играть в разведчиков, а на путях - среди медленно ползущих и стоящих поездов, среди людей в форме и путевых рабочих легко представить, что ты на разведзадании.
   Правда, в этот раз попасть на пути оказалось труднее. Но нам, аборигенам-разведчикам, все ходы не закроешь. Я нырнул под ограждение и пошел сначала поперек рельсов, чтобы понять, что же изменилось. За десятым путем оказался высокий сплошной забор. Я знал, что всего путей двенадцать - поэтому нашел место, где новый забор из-за небольшого технического углубления имел внизу щель, и конечно, пролез в нее, чтобы выяснить - что там.
   Оказалось, что два последних пути, одиннадцатый и двенадцатый, зачем-то отгородили с обеих сторон. Я направился к вокзалу по узкой тропе между новым забором и одиннадцатым путем. Обычно идти было недолго - минут двадцать, но сейчас я затратил больше часа.
   Первым на моем маршруте возник новый пакгауз - раньше его точно не было. За ним, на двенадцатом пути, стоял состав с рефрижераторными вагонами. На стене пакгауза, рядом с закрытыми с моей стороны большими дверями, я увидел вывеску на голубом фоне, как у госпредприятий, на которой было написано: то ли "Корпус рекреации", то ли "Корпус регенерации" - я не придал этой надписи значения.
   Из пакгауза доносились глухие стуки: видимо, с другой стороны что-то выгружали из вагонов в это новое здание. Я перешел одиннадцатый путь, взобрался на узкую платформу вдоль пакгауза, нашел небольшое окошко и заглянул в него: два погрузчика привозили из рефрижератора поддоны с длинными прямоугольными ящиками, обитыми фанерой и обернутыми пленкой. По габаритам ящики напоминали гробы. Люди в голубых халатах и медицинских масках и шапочках аккуратно ставили по одному ящику на ленту транспортера. "Гробы", как в аэропорту при проверке багажа, "уезжали" в прямоугольную рамку, освещенную голубым светом.
   Я дошел до конца пакгауза. Дальше окон не было, из-за стены доносился ровный несильный шум. Сразу за пакгаузом начинался закрытый сверху и с боков переход к следующему зданию. За этим вторым зданием стояла вышка радиорелейной связи, увешанная параболическими и рупорными антеннами. Именно этим она отличалась от вышек мобильной связи: они работают в другом диапазоне частот, как мне однажды объяснил отец, когда мы собирали грибы в ста километрах от города, и неожиданно вышли к такой же вышке. Отец у меня закончил МЭИ и хорошо разбирается в таких вещах.
   Крытый переход, о котором я сказал, имел сплошную полосу окон, застекленных матовыми стеклами. Одно из окон было прозрачным: наверное, матовое стекло разбилось, и наспех застеклили, чем было. Я заглянул внутрь перехода. Вдоль него проходила лента конвейера, но сейчас конвейер не работал.
   В начале перехода виднелись две больших груженных тележки. От неожиданности я вздрогнул: показалось, что они заполнены людскими телами. Это что же, "груз двести"? Мне стало не по себе. Но я быстро опомнился: во-первых, такой груз приходит в цинковых гробах, а во-вторых, кожа гладкая, не видно никаких повреждений. По-видимому, это очень реалистично выполненные манекены. Глаза у всех закрыты, каждый облачен в подобие греческой туники, на груди приколоты бейджики с надписью. Видимо, предполагалось, что тележки с манекенами должны были закатываться на транспортерную ленту, которая доставляла их дальше, во второй корпус с вышкой.
   Сгорая от любопытства, я пробрался к окнам этого корпуса, нашел плохо закрашенное окошко и увидел просторный зал, в котором были стойки с какими электронными приборами, с лампочками и фотодиодами; рядом размещались столы с компьютерами, рабочие кресла и каталки - как в больнице для транспортировки пациентов в лежачем положении. За пультами сидели люди, тоже в голубых медицинских халатах.
   На стене я разглядел вывеску: "Центр дальней космической связи им... Федорова". Это, наверное, тот Федоров, инициалов я не помнил, именем которого назван корабль Института океанологии. На нем много раз ходил мой отец, когда там работал. На прозрачной доске рядом с вывеской я увидел написанные красным фломастером слова "Даешь БД на 200 ПФС к воскресенью!". "Ну, БД - это, очевидно, база данных. А что такое "ПФС" - непонятно. Наверное, сокращение какое-то", - подумал я, отойдя от окна и направившись дальше к вокзалу.
   Я шел вдоль второго крытого перехода между Центром связи и третьим зданием. "Хорошо, что на одиннадцатом пути нет поезда, а то бы он притер меня к забору", - подумал я. Пройдя немного вперед, я смог рассмотреть последнее, третье здание. Оно было трехэтажным, возведенным в стиле сталинского ампира. Вход украшали четыре колонны, по две с каждой стороны от двойных дверей. Справа от входа висела голубая табличка, на которой я издалека прочел: "... СУД ...МОСКВЫ... ДОРОГОМИЛОВО". Остальных слов я не разобрал. Пройти еще дальше вперед я опасался: в любую минуту по одиннадцатому пути мог подойти поезд.
   Тут я услышал грубый окрик и бегущего по путям полицейского. К счастью, неподалеку в заборе была щель, куда я нырнул и выбрался на платформу десятого пути. И тут же попал в объятия другого полицейского:
- Почему Вы ходите по путям? Это запрещено! Ваши документы.
- Да ладно, сержант, - сказал я, вытаскивая паспорт,
- Я местный, живу в этом районе. Мне нужно на поезд, в Брянск. Раньше всегда так ходил на Киевский вокзал.
- Ладно, больше по путям не ходите - теперь это категорически запрещено, - пробурчал блюститель закона.
- Так точно, товарищ будущий старший сержант! - с улыбкой ответил я и пошел в кассы.
  
   Мой поезд отошел через полчаса. Как только мы тронулись, я прилип к окну, стараясь разглядеть новые здания. Но сначала мешали поезда, стоящие на других путях, а как только наш поезд их миновал, обзор перекрыло старинное здание депо. Но я все-таки увидел вышку Центра космической связи.
  
   Моя тетка, работавшая медсестрой в поликлинике, оказывается, стала читать Библию. Пока я уминал специально испеченные к моему приезду пирожки, она ненавязчиво завела разговор о Страшном суде, о воскресении из мертвых, и тому подобной чепухе. Я ее почти не слушал: так сильно меня заинтриговали эти здания, эти жуткие манекены. Однако ее болтовня все-таки подействовала на мое подсознание: ночью мне снились сцены из загробной жизни, и эти манекены с жуткими своей реалистичностью пальцами. А наутро я решил: возвращаться прямо сейчас, не дожидаясь понедельника. И попробовать проникнуть в загадочные здания. С этой целью я под каким-то нелепым предлогом выпросил у доброй и любящей меня тетки комплект медицинской амуниции: халат, шапочку, штаны и маску, благо размер высокой и сухопарой тетушки был близок к моему.
   Всю обратную дорогу я мысленно пытался увязать в одну цепочку пакгауз с ящиками-"гробами", Центр дальней космической связи и суд, но у меня ничего не получалось. А ведь эти три здания соединены переходами и, видимо, объединены общим технологическим процессом. Единственное, до чего я допер, - сам процесс должны запустить в воскресенье, а вчера была подготовка: в пакгаузе подготовили манекены, очень похожие на людей, в центре космической связи какую-то базу данных на двести загадочных "ПФС". А еще какой-то суд! Я твердо решил, что обязательно должен выяснить загадку этих трех зданий. Меня часто заклинивает на решении непростых, но наглядных задач, поэтому я так люблю теоретическую механику и сопромат.
  
   Когда поезд прибыл в Москву, я начал выполнять свой разведывательный план - добраться до Центра космической связи, переодеться в медицинскую амуницию, проникнуть в здание, прикинувшись техническим работником, далее пробраться в третье здание и разобраться - зачем все это. А что происходит в первом здании - я решил, что пойму, если разберусь, что делается во втором и третьем.
   Вначале этот сомнительный план сработал неожиданно легко: когда я вошел в здание Центра, вахтер в форме о чем-то ожесточенно препирался с одним из рабочих; меня он окинул невидящим взглядом - видимо, сработали медицинский халат и штаны. Оказалось, что конвейер между пакгаузом и Центром связи уже заработал, и в зал на ленте транспортера при мне прибыли две тележки с манекенами: первую подхватили два парня в медицинском облачении и повезли к стойке приборов в правой стороне зала. Вторую тележку с трудом вез парень без напарника, и я мгновенно решил пристроиться к нему помощником.
- Где ты шляешься? Новичок, что ли? - пыхтя, спросил парень.
- Угу, - пробормотал я и спросил: - А откуда манекены?
- Остроумно, стажер, но слишком по-пижонски, - ответил он, и больше моей персоной не интересовался.
   Когда мы подвезли тележку к дальней приборной стойке, у которой стоял молодой оператор, немного постарше меня, я рискнул нагловато пошутить и спросил:
- "Откуда дровишки?"
   Оператор посмотрел на меня с некоторым удивлением, но спокойно ответил:
- Исходный материал доставлен с погоста в среднем Поволжье. Говорят, там при строительстве наткнулись на старое заброшенное кладбище.
   И тут я, боясь сам себе поверить, начал кое о чем догадываться, и решил тут же проверить:
- Смотри-ка, а из корпуса рекреации они выходят уже как живые!
   На мою провокацию молодой оператор опять отреагировал спокойно:
- Специфическое у тебя чувство юмора. Я не люблю шутить на эту тему, но все-таки - из корпуса регенерации, и эти тела уже, действительно, живые, но в анабиозе.
   Мы подвезли свою тележку к стойке с медицинской каталкой, напарник кивнул мне; мы взяли за ноги и под мышки одно из тел и положили на каталку перед стойкой с приборами. На ощупь тело было довольно теплым. Оператор наложил на голову "манекена" обруч с проводами, а к области сердца подключил на присосках еще два провода. Судя по выводимым на экран сообщениям, включился поиск данных. Оператор залез в карман туники и вытащил оттуда лист бумаги. Я заглянул в бумагу через его плечо - там, как я успел понять, были данные с места захоронения. Оператор быстро ввел данные в компьютер. На экран выскочило сообщение:
"Электронная психофизическая сущность (ПФС) данного индивида еще не находится в базе данных Центра связи. Запрос послан.
Для поиска в БД Луны и трансляции сущности с орбиты в Центр потребуется около 20 минут"
   Тут мой растерянный взгляд упал на инструкцию на стене, в заголовке которой стояло: "Центр космической связи им. Н.Ф.Федорова".
- Так это же совсем другой Федоров! А не папанинец - Евгений Константинович Федоров (я вдруг вспомнил его имя-отчество), который был академиком и Героем Советского Союза, - прошептал я сам себе с изумлением. Моя мысль сделал еще шаг:
- Получается, что этот другой Федоров - Николай Федорович, учитель Циолковского. Про него мне тоже рассказывал отец. Федоров считал, что души умерших до Страшного Суда пребывают на Луне. И если душа - это пакет электромагнитных волн, то Луна подходящее место хранения, у нее нет собственного магнитного поля - вспомнил я отцовское объяснение.
   Пряча волнение, я подошел к столу, на котором лежал подключенный "манекен". На экране монитора появилось сообщение:
" ПФС индивида получена. Для интеграции ПФС с телом нажмите "Enter".
   Оператор нажал на клавишу Ввода. "Манекен" на столе дернулся всем телом. На экране появился запрос:
"Произвести частичную трансформацию сознания (ограниченное линейное осовременивание)? Y или N? (Рекомендуется Y)"
   Оператор последовал рекомендации.
"Манекен" открыл глаза.
Я шепотом спросил оператора:
- А почему Вы выбрали этот вариант?
Он повернул ко мне голову:
- Вариант "Нет" мы выбираем редко, только если видна склонность к побегу. При варианте "Да" оживленный не пугается и спокойно воспринимает нынешнюю реальность: компьютеры, другие устройства, современные поезда. Этот вариант и программа рекомендует, а она еще ни разу не ошиблась.
- Спасибо, - сказал я, хотя мало что понял из этого ответа.
   С ожившего "манекена" сняли обруч, отлепили присоски с проводами. "Манекен", вернее, 'оживленный', сел на стол, потом слез с него, посмотрел по очереди на каждого из пяти человек в медицинской униформе, стоящих перед ним, остановил взгляд почему-то на мне и спросил на несколько странном русском языке, то ли с ярославским, то ли с нижегородским выговором:
- Уважаемый, как мне пройти на суд?
   Увидев на моем лице сомнение, высокий пожилой человек - видимо, главный среди нас пятерых, сказал:
- Можете провести его в операторскую суда?
- Извините, я не очень запомнил с первого раза, пусть мне кто-нибудь еще раз покажет.
- Хорошо, - и главный обратился к молодому оператору,
- Николай, покажи стажеру, куда нужно передать человека.
   Мы пошли втроем по коридору, а у меня в голове толпились вопросы по этой неимоверной, фантастической ситуации, и я выбрал главный из них, тот, что можно было задать при оживленном "манекене", который все-таки, сомневаться не приходилось, был человеком:
- Николай, а разве уже настал Конец света?
- Нет, и когда наступит, неизвестно, - ответил он негромко.
- А зачем же мы оживляем мертвых и отправляем их на суд?
- Потому что по сценарию в человеческой популяции к моменту Конца света должны присутствовать оживленные люди. Об этом же много написано.
- Знаешь, я никогда не понимал, и когда мне бабушка об этом рассказывала, а вчера тетка про то же говорила - зачем нужно оживлять мертвых при Конце Света? Неужели с их душами нельзя разобраться без оживления тела?
- Потому что Конец Света - это не конец человеческой цивилизации, а ее критическая точка. Это точка переключения на другой тип эволюции, на эволюцию структуры души. И к этому моменту в популяции очень желательно наличие некоторой группы людей, не просто живых, а оживленных, т.е. помнящих свою прошлую жизнь и имеющих опыт смерти.
- А зачем они нужны?
- Ты что, спал на курсах подготовки? Присутствие таких людей в популяции способствует направлению человеческой эволюции к более содержательным целям, чем развитие экономики и колонизация окружающего пространства; больше к совершенствованию духа и тела человека.
- А сколько нужно таких оживленных людей, чтобы эволюция пошла по другому пути?
- Немного, для каждой страны по-разному, в зависимости от ее культурных особенностей. Для нашей страны пару сотен тысяч человек.
- А в чем особенность таких людей?
- Они, имея опыт смерти, в новой жизни больше сосредоточены на собственной душе, и этот опыт благодаря механизмам социальной психологии влияет на всю популяцию. Поэтому в Агенстве по эволюции решили, что внедрение оживленных людей в нашу жизнь нужно проводить прямо сейчас, чтобы сократить время фазы трансформации эволюции на планете. Ну чтобы наша страна быстрее развивалась в условиях уже новой эволюции - так ооновский комитет рекомендует...
- А сейчас - старая эволюция?
- Ты, я вижу, вообще ничего не усвоил. Где таких набирают? Старая эволюция давно кончилась, - с тех пор как в жизни человека существенную роль стала играть душа, или сознание. Сейчас мы, люди, живем в режиме как бы самоуправления со стороны индивидуального и коллективного сознания, но на самом деле в режиме ручного управления Высшим Разумом - Высшим Судом в частности, и иллюзией самосознания, - Николай вдруг повернулся ко мне,
- Кстати, какое у тебя образование?
- Техническое, а еще меня интересует биология. Но я пока только пишу дипломную работу, - почему-то честно объяснил я. И тут же спросил:
- А чем же будет заниматься Высший Разум, когда жизнь тел с душами, то есть людей, перейдет в режим саморазвития, то есть в режим эволюции?
- Во-первых, не беспокойся - Высший Разум найдет себе подходящее занятие, а во-вторых, я думаю, он будет работать над направлением эволюции, над ее конкретными последовательными целями, - Николай остановился и спросил меня,
- Как тебя зовут-то, стажер?
- Алексей, - ответил я.
- Слушай, Алексей! Вот мы и пришли в операционную суда. Я тебе покажу, как надо направлять оживленных - потом сам будешь это делать.
- А где же судьи? - спросил я.
- Ну, ты даешь! Еще про присяжных, прокурора, адвоката, парики и мантии спроси! Вместо этого компьютер и полиграф, который в случае чего направляет человек на повторное прохождение теста - если оживленный вольно или невольно солгал. Ведь, на самом деле, и так все известно. Для компьютерного суда не стоит вопрос - правду или неправду говорит подсудимый, это известно.
- А зачем же тогда суд?
- Суд - это просто еще одна возможность самоосознания оживленным своей жизни. Но это очень серьезно! Может вообще измениться структура души, а затем траектория и смысл его последующей жизни!
- Как это? - удивился я.
- А как разбойники в результате осознания становились святыми подвижниками? - ответил он.
   Мы подошли к компьютеру, и Николай жестом показал оживленному человеку на кресло. Затем Николай надел ему на голову обруч, и человек, к моему удивлению, стал довольно бойко стучать по клавиатуре, отвечаяь на вопросы программы "Суд". Вопросы состояли из нескольких разделов, я запомнил три: "Грехи против Бога", "Грехи против ближнего" и "Грехи против самого себя". Заинтересовал меня третий раздел, а из него запомнились пять вопросов: "Не терял ли ты время?", "Принимал ли высказанную тебе правду о себе?", "Заботился ли ты о своем теле?", "Умел ли сказать "нет", когда тебя толкали на зло?", "Жил ли сегодняшним днем, не замыкаясь в прошлом и будущем?"
- Замечательные вопросы! Почему мне их никто раньше не задавал? А вот моей прабабушке в гимназии, наверное, их задавали. На уроке Закона Божьего, - подумал я.
   Оживленный тем временем быстро проходил тест - наверное, сработало осовременивание сознания этого нижегородца или ярославца из позапрошлого века. Тест закончился, и на экране появилось сообщение:
   "ВЕРДИКТ: В ПОЕЗД ДО РАЙЦЕНТРА"
   Я вспомнил, что поездов только два: с левой или с правой стороны от здания Суда, и сказал человеку:
- Вам до Райцентра, это с правой стороны, если смотреть от вокзала.
   И тут же подумал:
- А слева должны были отогнать состав с рефрижераторам и подогнать пассажирский. Или товарняк?
   В это время рядом с монитором заработал принтер; из него выполз обычный билет на поезд с фамилией, именем и отчеством оживленного, такими же, как на бейджике на его тунике. Он взял билет, повернулся ко мне и спросил со своим средневолжским выговором:
- Сударь, куда теперь мне идти?
- Пойдемте, я Вас провожу, - ответил я. И, на ходу ориентируясь, повел человека к выходу из здания суда. Когда мы вышли из дверей к правой платформе, то, действительно, увидели вагон поезда с табличкой "Москва - Райцентр". На окнах висели занавески с изображением ангелов. К нам подошел проводник в белой униформе: фуражка, брюки, китель. Он взял протянутый билет, сверил с надписью на бейджике, подхватил под руку пассажира и повел его в вагон.
   Я не удержался, догнал проводника в вагоне и наугад спросил:
- А к какому райцентру Нижегородской губернии отправляется поезд?
- К главному, - ответил проводник с нездешним выражением лица, как у ангелов на фресках.
   Поняв, что большего мне у этого "партизана" в белом не выяснить, я решил вернуться и пройти через здание и посмотреть, что происходит на левой платформе. Перед входными дверями я остановился и подошел к голубой вывеске, которую увидел еще с путей. На ней было написано "Высший СУД г. МОСКВЫ отделение ДОРОГОМИЛОВО".
   Я прошел через здание суда и вышел на платформу, у которой стоял поезд, - не товарный, как я ожидал, а пассажирский. На вагонах висели таблички "Москва - Ванино".
   Сообразив, что без Николая мне не разобраться с местами назначения обоих поездов, я снова вошел в вокзал и направился во второй корпус - в Центр космической связи. В конце перехода между Судом и Центром увидел Николая, он сопровождал очередного оживленного. Я развернулся и засеменил рядом с ними:
- Послушай, Николай, а зачем левый поезд везет людей в Ванино?
- Ну, ты и дремуч, Алексей! В Ванино два проекта: железная дорога на Анадырь и туннель на Сахалин, старинные проекты, вот пришла пора их реализовать.
- Туннель на Сахалин? Здорово! Мой дед мечтал, правда, о мосте!.. Так это и есть Ад?
- Да нет никакого ада.
- А куда же попадают души преступников?
- Души неадекватных, сильно нагрешивших и принципиально не способных к раскаянию индивидов уничтожаются, как неудачные варианты психофизических сущностей. Ну, ты хотя бы "Путешествие души" Майкла Ньютона почитай!
- Так что, их не воскрешают даже?!
- Нет, зачем это делать, если и так все понятно по самой психофизической сущности. Электромагнитная деструкция, и все - нет бессмертной души.
- Получается, что вариантов для сущности после смерти тела не два, а три?
- Правильно соображаешь - трилогизм, прямо по Раймунду Луллию.
- А где Главный райцентр и чем там люди занимаются?
- Он рассредоточен по разным райцентрам и люди там организуют то, чем хотели бы сами заниматься
- Ну и как, получается у них?
- Райцентр - ключевое слово; оживленные не могут адаптироваться в больших городах, райцентры - самое подходящее место для них. Но главное - они контактируют с обычными людьми и исподволь влияют на них. А мы, в свою очередь, чтобы подготовить эволюционный поворот, каждое воскресенье пополняем оживленными человеческую популяцию.
- А почему каждый день нельзя это делать?
- Потому что только по воскресеньям возможно воскрешение, в смысле, регенерация - из-за периодичности магнитного поля Земли...
   В этот момент к Николаю подвели человека в грязной одежде, измученного, едва стоящего на ногах.
- Николай, твой клиент! Он предъявил билет на правый поезд, с твоей электронной подписью. Сбежал, и вот через два дня вернулся. Говорит, что не хочет жить в Райцентре.
   Николай взял человека за руку и ободряюще похлопал его по плечу:
- А куда вы хотите?
- Не хочу я в эту спокойную жизнь, я строить чего-нибудь хочу, хочу бороться. Вот и сбежал, но я ничего не понимаю в этой новой жизни, потому и вернулся. Помогите мне.
- Но и в Райцентре можно бороться и строить.
- Я хочу вместе с людьми.
- Значит, Вам надо на левый поезд. Сейчас я Вас отведу, Вы помоетесь, отдохнете, а я пока напечатаю Ваш билет. Годится?
- Согласен.
   Николай взял его под локоть, подвел к двери с надписью "Перепрограммирование", и мы втроем пошли по длинному коридору. И тут Николай повернулся ко мне:
- Всё, стоп. Возвращайся, иди в операционную суда, тебе дальше нельзя.
   И он закрыл дверь перед моим носом. На двери висела табличка "Перепрограммирование ПФС на новый маршрут". В коридоре было еще две двери, на одной было написано: "Возврат к поворотной точке и перепрограммирование выбора", на другой - "Рефрейминг убеждений".
   Я в нерешительности потоптался на месте - и вдруг у меня возникло страстное желание - бросить все и сесть на поезд "Москва - Ванино" (райцентры меня не заинтересовали). "Родителям позвоню, у меня же неделя пути впереди. Они, надеюсь, поймут - поеду как дед в шестидесятые из отпуска с югов поездом на Дальний Восток через Москву... Опять меня заносит - ну и пусть. А что? Посмотрю, как строят туннель, порадуюсь вместо деда, а потом вернусь самолетом, - спасибо, отец положил мне на карточку денег. В дороге с оживленными пообщаюсь - это же интересно", - и ноги сами понесли меня на левый перрон. На ходу я стащил с себя медицинскую шапочку, снял с шеи медицинскую маску, осмотрел себя и подумал, что вполне могу сойти за медработника, сопровождающего состав. И потом - мне сегодня везет - надеюсь, повезет и дальше. А еще у меня всегда с собой трехгранный ключ железнодорожника, который я выпросил у двоюродного деда, дяди Васи, машиниста метро, когда он уходил на пенсию.
  
   По суете на платформе я догадался, что поезд скоро отходит, и подошел к проводнику, одетому в черную униформу: брюки, китель, фуражку.
- Когда отходим? - спросил я.
- По мере заполнения, но уже скоро. Вы кто?
- Медработник, сопровождающий поезд.
- Раньше не было, - и проводник с сомнением посмотрел на меня, но в вагон пропустил.
   Я прошел в середину и сел на свободное место в купе. В этот момент поезд тронулся. Попутчики сидели молча; они были одеты в обычную современную цивильную одежду. "Где-то их переодели. Похоже, уже в поезде", - подумал я, искоса наблюдая за проходом. Я уже стал подыскивать предлог заговорить с оживленными, но тут увидел, как в конце коридора появился проводник и быстро зашагал к моему купе.
   Я вскочил, быстро прошел к дальнему тамбуру, открыл ключом туалет и закрылся в нем. Через несколько секунд ручка бешено задергалась, а потом трехгранник повернулся, и дверь распахнулась.Проводник ухватил меня за грудки, ловко завел за спину правую руку и выдернул из туалета:
- Пройдемте в тамбур.
- А в чем дело?
- Там объясню.
   Пришлось подчиниться. Мы вышли в пустой тамбур.
- Я связался с начальником поезда - у нас нет сопровождающего медработника. Вы кто? Безбилетник?
- Да... А у вас, наверное, под кителем черный каратистский пояс? - примиряюще спросил я, потирая ушибленный локоть, и состроил жалобное лицо:
- Не высаживайте меня, я хочу посмотреть на строительство туннеля на Сахалин! У меня дед двадцать лет прожил на северном Сахалине, он работал буровым мастером, и его даже наградили орденом Ленина за трудовые заслуги. Он рассказывал, что мечтал о мосте на остров Сахалин.
- Он умер?
- Да, в 2003 году.
- Фамилия, имя, отчество деда?
- Аргунцев Федор Ефимович.
   Проводник ввел в планшет данные; получил, видимо, подтверждающий ответ, и сказал:
- Есть такой, ты не врешь. Но это все равно не основание находиться в поезде: ты сотрудник, а не оживленный. У вас разные жизненные траектории, тебе с ними нельзя пересекаться.
- Почему?
- Потому что ты можешь набраться опыта оживленного человека из левого поезда, а это недопустимо. Если бы ты сел на поезд до Райцентра, тебя бы не ссадили.
- Но почему? - возмутился я, - Значит, в рай можно, а в ад нельзя?!
- Поезда ни туда, ни туда не идут; они просто везут разных оживленных: с правильным отношением к смерти, как у живых - это люди из правого поезда, и с неправильным, панибратским, - ну, вроде как у заядлых дуэлянтов, это издержки оживления. "Дуэлянты" должны быть на некоторое время изолированы от живых, поскольку легкое отношение к смерти передается и нам.
- А оно у них пройдет?
- Пройдет, но не сразу. Большая стройка лечит "дуэлянтов".
- А те, что не смогли выжить в условиях райцентра, у них тоже неправильное отношение?
- Скорее всего - да.
- Но мне интересно поговорить, пообщаться с оживленными!
- Я же сказал, что это невозможно! В результате даже недельной поездки с ними у тебя будет другое, неправильное отношение к смерти. А это может сломать твою жизнь. Все - точка! Я тебе все объяснил, разговор закончен! Поезд сейчас идет тихо, поворачивает на московскую окружную дорогу. Я открою дверь, и ты на ходу спрыгнешь. У тебя спортивный вид, сможешь. А будешь сопротивляться - вытолкну. Приготовься.
- Сейчас, сейчас - соберусь... Последний вопрос. Когда наступит конец света?
- По расчетам, новый механизм эволюции должен включиться, когда население Земли достигнет восьми с половиной миллиардов. Сейчас чуть больше семи - значит, скоро. И у кого будет достаточно оживленных, у того будут лучше стартовые условия к повороту эволюции.
- А что будет с душой человека после этого поворота?
- Известно что - она станет смертной и самоликвидируется после сильного нравственного обременения. В этом и будет состоять новый отбор.
   Проводник открыл дверь, и легонько подтолкнул меня к ней:
- Ну, хватит болтать. Иди, живи своей жизнью, проживай ее до конца, до финала! - Он слегка улыбнулся и договорил:
- А когда умрешь, оживешь, вот тогда и приходи. Прыгай!
   Я поставил ногу на висячую подножку, спрыгнул с поезда и по инерции пробежал несколько шагов.
- Так вот почему их так далеко увозят! - подумал я, провожая глазами уходящий поезд.
   Я шел по путям и искал подходящий лаз в огораживающих пути заборах.
- Как же жить, если душа будет смертной? - спрашивал я себя и не находил ответа.
- Ладно, это время, надеюсь, не скоро наступит. А вот на Луну хочется слетать - посмотреть, как там все устроено с хранением и трансляцией психофизических сущностей... У кого бы занять скафандр для полета? - подумал я и засмеялся.
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"