Каминский Андрей Игоревич: другие произведения.

Святослав и Малка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В огне и крови рушатся города Хазарского каганата, князь-воин Святослав Игоревич, разрушив Итиль идет по Кавказу. Но в древнем городе на берегу Керченского пролива его уже ждут.


   Святослав и Малка
  
   Хмурое, по-осеннему серое небо, отражает сизое море с неумолчным рокотом, выбрасывающим свои волны на песчаный пляж - чтобы потом бессильно разбиться у подножия высокого обрывистого берега. Кажется, что нерушима та преграда - но волна за волной подтачивает глиняный берег и огромные глыбы, лежащие на узком песчаном пляже между морем и обрывом, свидетельствуют о том, что медленно, но верно море отвоевывает все новые пяди у суши.
   По песчаному пляжу молча бредет тоненькая фигурка в черном одеянии, спускающимся до самых пят. Лишь иногда тонкие белые руки поднимают полы, чтобы их не замочило водой, обнажая изящные ступни.
   Девушка.
   Длинные густые, иссиня-черные волосы, обрамляют худое, слегка вытянутое бледное лицо с которого смотрят огромные темные глаза. Изящный с чуть заметной горбинкой нос и полные губы, очертания стройной, но в то же время уже сочной фигурки - настоящая красавица. Что она делает на этом пустынном осыпающемся берегу, открытому разрушающим ветру, волнам и солнцу?
   Девушка шагает у подножья обрыва, внимательно вглядываясь в земляные развалы, тонкими пальцами перебирает груды водорослей и прочего мусора выброшенного волнами на берег. Вот очередная волна ударилась о склон обрыва, в этом месте особенно близко подступившего к морю - ударилась и с шипением откатилось обратно. А на серой глине блеснул белый камень какой-то странной формы. Девушка подходит ближе и видит, что это небольшой плоский осколок мрамора, наполовину еще остающиеся в стене. С трудом, расцарапывая в кровь руки, она раскачивает неподатливый обломок и, наконец, вытаскивает его наружу. Подойдя к воде, она омывает свою находку и внимательно вглядывается в нее.
   Мраморная пластина - чуть больше ее собственной узкой ладони. На ней какое-то изображение- девушка внимательно рассматривает резной барельеф в виде оскаленного уродливого лица обрамленного длинными волосами, на конце которых видны змеиные головы. Девушка словно зачарованная смотрит на этот пугающий мраморный лик, смутные воспоминания теснятся в ее голове, страшные запретные легенды, пришедшие из седой древности. Ее губы чуть слышно шепчут ИМЯ.
   -Госпожа Малка!- слышится голос откуда-то сверху и вслед за ним- топот копыт. Девушка поспешно прячет находку в складках своего одеяния.
   По узкой расщелине ведущей к берегу вниз спускаются двое всадников на могучих конях. Их седоки им под стать - рослые мужчины, в чешуйчатой броне, покрывающей их с головы до пят. За спиной - длинные, причудливо изогнутые луки, у пояса - кривые сабли. К седлу у каждого приторочено длинное копье с листовидным наконечником. Медные шлемы сняты и висят у седла. У одного из всадников - большой горбатый нос, обветренная смуглая кожа, раскосые глаза, широкая курчавая борода и волосы, завитые в косы. Второй повыше, но уже в кости, лицо узкое, костистое. Волосы коротко стрижены, небольшая щегольская бородка. Он и обращается к девушке, склонившись с седла.
   -Простите госпожа, но сейчас уже очень опасно оставаться за стенами города. Войско гоев уже в двух днях пути отсюда, а то и меньше. А печенеги и вовсе уже могут рыскать в окрестностях Самкуша. Ваш отец отправил нас, чтобы вы были в безопасности.
   -Безопасность - губы Малки скривились в презрительной усмешке.- Будто ты не знаешь Саул, что во всей Хазарии теперь не осталось места...- не закончив фразу, она хватается за протянутую руку и вскакивает в седло. Саул кивает своему спутнику и они, вздымая пыль, взбираются вверх. Вскоре они уже скачут по степи, покрытой чахлой в это время года растительностью. Оба всадника внимательно смотрят по сторонам, девушка украдкой нащупывает свою находку. А впереди уже высятся величественные стены богатого города, который степняки-хазары называли Тумен-тархан, их еврейские наставники - Самкерц или Самкуш, греки- Матарха, касоги- Тамтаракай, а русы- Тмутаракань.
  
   Дом Малеха бен Шломо стоял в самом богатом районе города, там, где среди садов и виноградников стояли виллы лучших людей Самкуша, среди них хозяин дома слыл самым богатым и уважаемым. Это был высокий грузный мужчина с крючковатым носом и благообразной бородой патриарха. Сейчас он восседал в большом кресле, обитом бархатной обшивкой, облачный в расшитое золотом одеяние. Большие темные глаза с набрякшими веками пристально уставились на тех двоих, что стояли сейчас перед Малехом - начальника стражи Саула бен Когена и собственную дочь.
   Выходец одного из знатнейших хазарских родов, возводящих свою родословную чуть ли не к самому Атилле, Малех давно считал себя иудеем - и по крови и по духу, женатый на чистокровной иудейкой, дочери одного из старейшин рахдонитов. "Белый хазарин", элита благословенного Нового Израиля, великого Каганата. Унаследовавший огромное состояние от своих предков, Малех сохранил и преумножил его - прежде всего в Любече, где он провел лучшие годы своей жизни. При власти престарелой княгини Ольги, снисходительно глядевший на хазарскую торговую активность, он, как и встарь гнал на юг светлокосых и синеглазых девушек полянок, древлянок, северянок и прочих - самый ходовой товар славянских земель. Кроме того, Малех торговал мехами и лошадьми и пенькой и много чем еще. Позже он был вынужден перебраться в этот город - здесь где сходились торговые пути Востока и Запада, Севера и Юга, он мог по-настоящему развернутся. Вместе с ним жила и его дочь Малка -- красавица и умница, радость Малеха- и вечная тревога. Он неприязненно посмотрел на ее наряд- все носит эту черную хламиду, которую и не каждая рабыня наденет. Впрочем, там за городом она и к месту, не пойдет же она туда в парче и шелках? И все равно взгляд на дочь в таком виде заставил Малеха скривиться, словно от зубной боли.
   Он шевельнул кустистой бровью и приведший ее начальник стражи, послушно исчез за дверью. Малех развернулся к дочери.
   -Где ты была?- бесстрастно произнес он, и дочь вскинула на него голову. В ней не было и следа дочерней покорности или раскаяния- только дерзкий вызов.
   -Гуляла у моря - коротко бросила она.
   -Гуляла? Гуляла!?- на этот раз спокойствие изменило Малеху, он затряс головой, его руки впились в подлокотники кресла.- В такое время! Моя дочь сошла с ума!? Или она хочет, чтобы печенеги вели ее на аркане на продажу, как гойку, как миксу, как ам-хаарец? О Яхве, бог отцов моих, Бог Единый - неужели ты допустишь такое поругание семени вернейшего из сынов твоих.
   -От моря до города совсем недалеко.
   -На коне!- рявкнул Малех - но ты же как всегда пробралась за ворота города тайком, не на лошади? Как бы ты убегала от печенегов или росских пиратов - пешком?
   -Мне не нужно от них убегать, отец- девушка чуть заметно улыбнулась - и ты знаешь, что я и так могу сделать, что они меня не увидели.
   Об этом я даже и слышать не хочу - Малех невольно сделал знак, отвращающий злых духов. - Скажи мне Малка, сколько это может продолжаться? Почему все ребе мне все время говорят, что моя дочь ведет себя не так как положено благонравной иудейской девушке. Почему ее видят то у старых могил, то у развалин этих проклятых храмов - он ожесточенно сплюнул- фу, мерзость языческая. О чем ты шепчешься с юношами из иешивы и молодыми раввинами, что выспрашиваешь - и что обещаешь? Женщина не может быть раввином, ее не обучают тайнам Каббалы к которым тебе так хочется приобщится. Думаешь, я не знаю, что свитки ты читаешь тайком в своей комнате, думаешь не знаю, что за травы собираешь возле старых курганов в степи. О Адонаи- Малех пафосно простер руки ввысь- неудивительно, что ты так гневаешься на свой народ. Когда наши дочери погрязли в этой мерзости языческой - что удивляться тому, что на нас идет этот Самаэль во плоти?
   -Отец, мне сказали, что каган россов будет под стенами Самкуша уже сегодня?- сказал