Каминский Андрей Игоревич: другие произведения.

Соблазн черного властелина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из мира "МОРФАС 2.0". Почти наши дни, но в совершенно альтернативном мире. События происходят в далекой латиноамериканской стране, где после кровопролитной гражданской войны находится сильный лидер, вновь собирающий государство воедино. Однако даже у сильного человека могут появиться необоримые соблазны.


   Соблазн Черного Властелина
  
   В эту ночь Инга не смогла сомкнуть глаз. Перина из мягкого пуха казалась ей жестче камня, малейший звук, будь то скрип дверей или отдаленный рокот моря, бил в уши, словно колокольный звон. В шелесте ветра под крышей слышалось ей перешептывание привидений, а писк мышей под полом звучал как ехидные смешки маленьких троллей.
  
   Она почти обрадовалась, когда сквозь оконные ставни забрезжил слабый серый свет, предвещающий восход солнца. Пусть, наконец, все закончится.
  
   За дверью послышались осторожные шаги и дверная ручка неуверенно зашевелилась. Инга откинула простыню и встала с кровати, чтобы встретить входящую в комнату пожилую женщину в строгом черном платье и черном же платке прикрывавшим седые волосы. Бледно-серые глаза скользнули по фигуре девушке, избегая смотреть ей в лицо. В руках старуха держала ворох белой ткани, которую она, не проронив ни звука, протянула Инге. Так же молча, старая женщина помогла снять ночную рубаху и одеть принесенное ею белое одеяние, потом заплела золотистые косы и надела на ноги девушке башмачки из тюленьей кожи. Закончив, женщина, упорно отводя глаза, открыла дверь, выпуская Ингу наружу. И только через десять шагов девушка услышала, наконец, первые слова от старухи, забубнившей под нос текст погребальной молитвы.
  
   Не оглядываясь, девушка прошла по коридору к двери. Еще вчера ее тут не было - по воскрешенному недавно древнему обычаю эта дверь прорубалась только один раз, чтобы потом быть наглухо замурованной. Никто не вышел проводить девушку или хотя бы сказать прощальное слово- дом был тих и как будто пуст, хотя Инга знала, что вся ее семья здесь и домочадцы не спят. Но никто из них не посмел сейчас выдать своего присутствия хоть звуком. Только проходя мимо комнаты матери, девушка услышала сдавленный всхлип.
  
   Порыв холодного ветра ударил в лицо Инге, когда она перешагнула порог временной двери, выходя во внутренний двор. Из хлева рядом с усадьбой доносилось сонное овечье блеянье, в центре двора еще дымились угли от костра, вперемешку с обгорелыми бараньими костями - остатки вчерашнего пиршества, одновременно проводов и поминок.
  
   А у ворот стояло несколько человек - явно ожидающих Ингу, но, как и старая женщина, разбудившая ее сегодня, избегавших смотреть девушке в глаза. Лишь двое встречавших осмелились на это: долговязый старик в черном одеянии испещренном рунами и светловолосый великан в простой одежде китобоя. Серо-стальные глаза встретились с голубыми глазами девушки и губы мужчины чуть слышно шевельнулись.
  
   -"Прости"- прочитала Инга. Она слегка улыбнулась, покачав головой - что прощать? Это ее долг, как и любого из местных жителей, ее выбор.
  
   За воротами уже ждал черный катафалк, настолько большой, что в него вместились все присутствующие. Заурчал мотор и машина отъехала от дома. Дорога пролегала меж, поросших скудной растительностью пустошей, местами обезображенными канавами, оставшимися после добычи торфа. Вдоль дороги мелькали одинокие деревья, искривленные от постоянных жестоких ветров. Затем начались небольшие холмы, за которыми, постепенно сбегая к морю, виднелись хутора Хельвика. Перевалив через очередной холм, машина съехала к небольшой бухте, укрытой массивными скалами и остановилась у волнореза, вытесанного из цельной скалы.
  
   -Пойдем Инга,- глухо произнес светловолосый великан,- нас уже ждут.
  
   Он кивнул в сторону моря, но девушка уже и так видела, как из глубин бухты, словно морское чудовище поднималось темная громада, вперившаяся в выходящих из машины людей выпуклым глазом перископа, жадно высматривающим жертву.
  
   Жертву Темному Владыке Севера.
  
   За несколько дней до описываемых событий.
  
   -Разрешите, Ваше Величество? - стройная брюнетка, осторожно заглянула в кабинет.
  
   -Да, Тшилаба, входи, - сказал высокий широкоплечий мужчина, за широким столом. Крепкие белые зубы плотоядно блеснули на черном лице, пока темные глаза оглаживали сочную фигурку молодой женщины, которую только подчеркивала военная форма.
  
   -Надеюсь, вы хотите сказать мне, что рабочий день закончился, синьорита Кроитору? - император Альберту вновь широко улыбнулся, давая понять, что это была шутка. Кому как не его Тшилабе знать, что в этом кабинете самая работа начинается ночью.
  
   -Было бы неплохо, ваше Величество,- усмехнулась девушка,- но, увы. Вас ожидает этот синьор...,- она сделала паузу,- с юга.
  
   -Аргентинец?!- чернокожий владыка возмущенно приподнялся с места, - карамба, как они надоели! Я же уже сказал им, что...
  
   -Нет, не аргентинец,- перебила Тшилаба,- еще южнее...
  
   -А...- император осел в кресло,- этот. Скажи, что я дам аудиенцию через двадцать минут.
  
   -Хорошо ваше величество,- кивнула румынка и, развернувшись, зацокала каблуками. Альберту посмотрел, как ходят крутые бедра под обтягивающей юбкой и хмыкнул, оглянувшись на висевший над столом портрет. С него насмешливо скалился молодой мулат в итальянской военной форме с погонами лейтенанта.
  
   -Ни минуты покоя, папа,- покачал головой император,- не минуты покоя.
  
   Молодой лейтенант продолжал иронически взирать с портрета - не то на наследника, не то на исчезавшую в дверях Тшилабу, будто всецело одобряя выбор сына. Император встал с кресла и, щелкнув зажигалкой, зажег две ароматические свечи - черную и синюю - стоявших на специальной полке под портретом. Затем, воровато оглянувшись на дверь, он отодвинул портрет. За ним обнаружилась небольшая ниша, в которой стоял большой калебас, расчерченный странными знаками. Горлышко калебаса обвивала веревка, завязанная множеством узелков, из которых торчали перья, небольшие косточки и пучки засохших трав. Альберту достал из сейфа большую бутылку с ромом и обильно окропил им калебас, что-то тихо шепча при этом. Закончив с этими манипуляциями, Альберту вновь уселся в кресло в ожидании посетителя.
  
   Взор его упал на большую географическую карту на стене возле двери. Еще несколько лет назад на месте Бразилии находилось невообразимое месиво из "республик", "королевств", вотчин мафиози, племенных вождей и религиозных фанатиков. Чуть ли не каждый город в Бразилии норовил объявить себя независимым государством, интервенции сопредельных государств становились обычным делом, целые провинции превращались в гнезда криминала, работорговли и наркоторговли, распространяясь своим страшным ядом по всему континенту. Воды Амазонки каждый день окрашивались кровью и, казалось, уже ничто не вернет Бразилии былое единство и величие.
  
   Но Альберто удалось невозможное.
  
   Он родился в страшный для Бразилии год- 1965, сразу после атомной бомбардировки Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Его отцом был старший лейтенант итальянских оккупационных войск Теодор Лидж-Боргезе, незаконнорожденный отпрыск итальянского военного Валерио Боргезе и дочери одного из расов Эфиопии. Когда Теодор вырос и вступил в колониальные войска, он разыскал своего отца, добившегося к тому времени немалых высот в итальянской армии. "Черный князь" добился присвоения отпрыску офицерского звания и добился его перевода в итальянский контингент в Бразилии, надеясь, что опыт боевых действий там, станет отправной точкой для дальнейшей карьеры незаконнорожденного отпрыска.
  
   Это стало трагической ошибкой Боргезе- как впрочем и всей военной и политической верхушки Италии. В одном из жесточайших боев под Сан-Паулу, Теодор Лидж-Боргезе, был контужен, попал в плен и отправлен в один из трудовых лагерей в штате Байя. Там он и узнал о бомбардировке Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро, после чего, опасаясь за свою жизнь, сумел осуществить дерзкий побег, вместе с группой таких же заключенных. В этом ему помогла его любовница Эсмеральда - негритянка, дочь одного из надсмотрщиков в лагере. Однако, Теодор не знал, что его "спасительница" еще и является сторонницей одного из самых темных направлений бразильской Кимбанды и за ее участием в освобождении темнокожего итальянского офицера, стоят совсем не благородные мотивы. Беглецов обманом заманили на болота, где избили и связали, чтобы потом принести в жертву темным духам. Такая же судьба ждала и Боргезе - только перед этим Эсмеральда опоила его каким-то зельем и отдалась посреди залитого кровью болота, окруженного кишащими змеями зарослями. Рокотали барабаны и в ночи сияла полная Луна, когда чернокожая жрица, скакала на обнаженном теле пленника, гортанно выкрикивая заклинания. И в тот момент, когда его семя, наконец, оросило ее недра, Эсмеральда, выкрикнув последние слова заклятия, перерезала Теодору глотку, чувствуя как бьется под ней тело, содрогаясь одновременно в предсмертных судорогах и от наступившего оргазма.
  
   А через девять месяцев родился Альберту.
  
   Его дальнейшая биография сейчас изучается во всех школах возрожденной Империи. Он участвовал в восстании себастианистов и воевал против американцев. Разочаровавшись в себастианистах перешел на сторону их противников, воевал на стороне нескольких правительств и чуть не погиб в сотрясавших побережье "мафиозных войнах". После он покинул Бразилию и отправился в Анголу, приняв немалое участие в становлении "Ангольской Республики". Затем он отправился в Эфиопию, посетив свою родню по линии бабушки - принцессы оромо, получал аудиенцию у наследника Альберто Муссолини - Витторио. Он объездил всю Африку и пол-Европы, получив немалый боевой опыт. Наконец, поняв, что пора, он установил контакты с некоторыми лидерами бразильских повстанцев, после чего 2 мая 2005 года высадился на бразильском берегу вместе с сильным отрядом наемников и бразильских эмигрантов из Анголы.
  
   Начать завоевание он решил со своего родного штата Байя, где у него до сих пор оставались крепкие позиции. Жрицы кондомбле объявили его воплощением Черного Адмирала - Жоао Кандидо Фелисберто, героя "восстания плетей" на борту дредноута "Minas Geraes" в 1910 году. Мастерски используя верования своих черных подданных, Альберту быстро установил контроль над штатом Байя, где и короновался как император возрожденной Бразильской монархии.
  
   На то, чтобы установить контроль над всей Бразилией у него ушло около пяти лет- уставшая от войны страна готова была принять любую власть, способную навести порядок. Где-то он действовал кнутом, военной силой свергая местечковых вождей и диктаторов, где-то - пряником, обещая разные преференции, в обмен на передачу того или иного региона. Кое-где воссоединение принимало романтичные, чтобы не сказать, эротические формы: как во время воссоединения с остальной страной Амазонией, которой управляла преемница Мэри Энн-Кидман, румынка Тшилаба Кроитору. В великий праздник, отмечаемый католиками как День всех святых, а самими "амазонками" как Самхейн, свершился обряд священного брака между "воплощенной Венерой" и "Черным Приапом". Особую значимость обряду принесло то, что в жилах обоих супругов текла кровь народов, считавших себя наследниками Великого Рима. Что дало имперским притязаниям Альберту дополнительный окрас. "Амазония" получила автономию, ее жительницы вошли в "женскую гвардию" императора, а сама Тшилаба стала неофициальной супругой императору, - одной из многих. Хотя бразильские законы и не дозволяли многоженство, немало красивых девушек, устроенных в государственном аппарате на разные должности, входили в тайный гарем монарха. Законная супруга не возражала - дочь черного короля из Анголы, она спокойно относилась к таким вещам.
  
   В Африке вообще на многие вещи смотрят проще.
  
   Крещенный в католичестве, Альберту, одновременно чтил и древних богов своего народа, обманчиво прикрытых образами католических святых. Император приблизил многих известных тата и яя, посвятивших его владыкам Семи Королевств Кимбанды. В народе говорили, что в подвалах пыточных камер Альберто самолично приносит противников режима в жертву адской Троице: Эшу Мор, Эшу Рей дас Сети Энкрузильядас и Эшу Рей дас Сети Лирас. Говорили, что его мать, приносившая жертвы всем эшу и помба жира, что почитаются в квимбанде, давным давно вызвала из мрака эшу, ставшего помощником и охранителем будущего императора, ограждавшего его от всех невзгод. Этот эшу был поселен в калебас, хранящийся в тайнике в кабинете монарха. Именно к этому защитнику сейчас обращался Альберто Первый, чувствуя непривычную робость в ожидании предстоящей встречи.
  
   -Итак, сеньор Ларсен,- черный император взглянул на своего гостя,- вы прибыли, чтобы предложить мне союз?
  
   -Если вашему Величеству будет угодно, - негромко произнес сидевший напротив черного правителя светловолосый великан,- то нельзя ли именовать меня так, как это обычно делают мои сограждане?
  
   Взгляд серо-стальных глаз был столь тяжел, что императору пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отвести глаз. Машинально он кивнул и тут же ощутил растущее раздражение. Кто, покарай его Эшу Рей, он такой, этот пропахший ворванью выскочка, чтобы вызывать такие чувства у правителя огромной империи? Сограждане, ха - кучка голодранцев с промерзших скал.
  
   -Как скажите, Конунг,- последнее слово он произнес с максимально возможным сарказмом, давая понять, как он относится к подобной титулатуре,- так я прав?
  
   -Ваше Величество, думаю и так понимает, - медленно произнес Ларсен,- ему никогда не удастся найти взаимопонимания с Аргентиной, если он желает воссоединить юг с остальной страной.
  
   -Желаю,- кивнул император,- и аргентинцы мне в этом не помешают. Как не помешала Венесуэла, когда я решил вернуть Рорайму.
  
   -Южная Конфедерация не Рорайма,- усмехнулся Ларсен,- а Аргентина не Венесуэла. У нее есть сильные друзья в Европе, которые помогут ей в случае конфликта.
  
   -Намекаете, что мне стоит завести таких же друзей?- прищурился Альберту.
  
   -Вроде того, ваше Величество.
  
   -Помнится, мы уже один раз поверили англичанам,- произнес Альберту,- обещавшими над власть над всей Южной Америкой. Помнится, это все кончилось плохо для нашей страны.
  
   -Сейчас иные времена,- произнес Ларсен,- а наш король- человек чести. Он знает и любит вашу страну, также как и его супруга. Можете поинтересоваться у своей...секретарши.
  
   -Я знаю,- махнул рукой черный император,- будьте уверены, что ее всегда ждет теплый прием в нашей стране. Как и ее супруга...если он признает мой императорский титул.
  
   -С этим проблем не возникнет, можете быть уверены.
  
   -Вам-то откуда знать?
  
   -У меня есть полномочия говорить и об этом.
  
   ще интересней,- хмыкнул Альберту,- впрочем, пусть так. Но признания того, что у меня и так есть маловато- за то, что я начну войну с вашим давним врагом. Мне нужно объяснить народу за что мы сражаемся.
  
   -За единство страны, за что же еще. У вас впереди еще немало войн- Джаперу, например, никогда не отдаст вам западные провинции по доброй воле. Все эти войны требуют средств- а у кого нынче больше средств чем у Сити?
  
   -Здесь не поспоришь,- рассмеялся Альберту,- и все же мне хотелось бы чего-то большего, чем то, что и так мое по праву. Та же Ангола- она ведь тоже моя по праву. Или Уругвай.
  
   -Думаю и тут вы найдете взаимопонимание с нашим правительством.
  
   -И еще,- продолжал Альберто,- страна, которой вы руководите, прямо скажем, не сильно привлекательна- скалы и лед. Но за время, существования вашего доминиона появился еще один товар, весьма привлекательный, как на мой вкус. Вы понимаете о чем я?
  
   Светловолосый великан медленно кивнул, сохраняя бесстрастное выражение на лице.
  
   -Понимаю ваше величество,- Конунг посмотрел в лицо императору,- и я готов платить. Но у меня есть одно условие.
  
   -Условие?- император снова подавил вспышку раздражения.
  
   -Ни к чему вас не обязывающее условие, - продолжил Ларсен,- но очень важное для наших граждан. Мы бы хотели, чтобы такая плата прошла согласно нашим обычаям.
  
   Он вкратце объяснил, что он имеет в виду хмурившемуся императору и, в конце концов, добился от него неохотного кивка.
  
   -Ладно, можно и так,- кивнул Альберто,- в конце концов, это забавно.
  
   аже не сомневайтесь, Ваше Величество,- заверил его Ларсен,- вам понравится.
  
   Инга не знала, как долго времени она провела в небольшой каморке, отведенной ей на подлодке. Подводники - явно местные, с островов - не вступали в разговор с девушкой, также как и старый пастор, обретавшийся где-то в глубинах механического чудовища. Отец занес скудный завтрак- пара пресных галет и кружка скира,- однако и он не проронил ни слова. Да Инга и не собиралась отвечать - все сказано давно. Она лежала на небольшой кушетке, погруженная в полудрему, созерцая пугающие сновидения: непроглядная тьма, где мерцают чьи-то красные глаза, маслянисто-черная река, в водах которой извиваются скользкие чешуйчатые тела, огромные холмы, выступающие из мрака и крадущиеся по их вершинам странные уродливые тени.
  
   Она проснулась, словно от толчка, хотя была уверена, что никто к ней не прикасался. Открыв глаза, Инга увидела в дверях отца, бесстрастно смотрящего на нее.
  
   -Пора,- невыразительно произнес он.
  
   По винтовой лестнице она поднялась наверх. Подлодка всплыла возле небольшого острова, поросшего густыми джунглями. Воздух был душным и влажным -Инга сообразила, что они находятся далеко к северу от родных островов.
  
   Рядом с подлодкой покачивалась на волнах шлюпка, куда спустились отец Инги, сама девушка, священник и еще один мужчина, из тех, что она видела еще возле дома. На дне лежала кирка и пара больших лопат. Отец и второй мужчина сели на весла и шлюпка взяла курс на остров, озаренный лучами заходящего солнца. Вскоре лодка мягко ткнулась носом в высокий берег. Первым на него ступил жрец, вслед за ним отец, подавший руку Инге. Последним соскочил второй мужчина, вытащивший лодку на берег.Священник, осмотрев собравшихся, коротко кивнул и начал подниматься по склону в сторону леса. Остальные последовали за ним, неся взятые из шлюпки лопаты.
  
   -Под ноги смотри,- бросил мужчина отцу Инги,- тут надо очень осторожно.
  
   -А мне?- невольно вырвалось у девушки. Мужчина хмыкнул и отвернулся.
  
   Тьма вокруг сгущалась, в ней раздавались странные шорохи и приглушенное шипение. Инге казалось, что она видит в сумерках, как меж кустов шевелятся извивающиеся тела.
  
   -Здесь,- произнес священник, внезапно остановившись. Инга огляделась - они вышли на поляну, покрытую редкой растительностью. Отец и второй мужчина по знаку пастора принялись разрыхлять землю- сначала киркой, потом лопатами. Дело шло споро- мужчины стремились как можно скорее закончить неприятное дело. Вскоре посреди поляны появилась большая, хоть и неглубокая яма.
  
   -Ложись,- сказал священник и Инга послушно легла в яму, обвернувшись белым одеянием, словно саваном. Мужчины тут же принялись скидывать землю в свежевыкопанную могилу, забрасывая неподвижно лежащую девушку. Как сквозь сон слышала она монотонное бубнение жреца:
  
   "Гоин и Моин, Граввитнира дети,...Грабак и Граввёллуд...Офнир и Свафнир"
  
   Девушка слышала, как пастор взывает к "троллям, водяным и горным", "могильных камней насельникам", Великому Кракену и "Госпоже нашей Моррихель". И в унисон этим молитвам сыпалась земля, равномерно накрывая Ингу. Однако, когда все закончилось, она могла дышать - слой, засыпавший ее оказался совсем тонким. Наверху раздалось несколько слов, послышались шаги и Инга осталась одна.
  
   Неожиданно что-то зашевелилось рядом, раздвигая рыхлую землю, потом еще и еще - со всех сторон почва пришла в движение. По груди Инга проползло извивающееся тело, в ноздри ударил резкий мускусный запах и в этот момент девушка услышала оглушительное змеиное шипение.
  
   -Это здесь, ваше Величество,- командир линкора "Адмирал Кандидо" кивнул на простиравшийся за бортом высокий остров.
  
   -Спасибо, капитан, - кивнул Альберту,- ну, что скажешь, Педро?
  
   Морщинистый негр в белых штанах и желтой шляпе с морщинистыми рваными полями усмехнулся, показывая черные пеньки зубов.
  
   -Ничего не бойся император,- прошамкал он,- нет места, где не властвовали бы Эшу.
  
   Налетавший с моря ветер перестукивал костяными амулетами на его шее.
  
   -Надеюсь, что их сила не оставит меня и там,- Альберто посмотрел на остров, пожал плечами и начал спускаться в спущенную на воду моторную лодку. Там, помимо рулевого, сидело семеро кимбандейро и пять вооруженных мужчин: двое чернокожих, один смуглый бразилец и двое мужчин нордической внешности. Всех их Альберто лично отобрал из своей личной гвардии для сопровождения на остров.
  
   Моторная лодка взрезала черные океанские воды, в которых отражалась всходящая на небе полная Луна. Черные священники Кимбанды бормотали заклинания, призывая Эшу Мариньейро, Эшу Рея дас Прайяс, Помба-жира Райнья дас Прайяс и прочих владык морей и побережий. Сам же император вполголоса шептал молитву, которому обучила его мать - призыв к страшному богу Мвене-Путо, что правит "Калунга Гранда", Океаном Смерти, столь напоминающим эти черные воды.
  
   -Мвене-Путо белый дьявол,- рассказывала черная ведьма,- у него голубые глаза и светлые волосы. Кровь чернокожих для него словно красное вино, а их мозги - сыр на его столе. Он сжигает в адском пламени черных людей и из их сгоревших костей делает порошок, снова обращающийся в адский огонь в оружейных стволах.
  
   Эти страшные сказки времен работорговли вспоминал сейчас Альберту, думая о светловолосом вожде странного угрюмого народа. Не сам Мвене-Путо приходил к бразильскому владыке в его ли обличье? Он вспомнил жуткие рассказы о южных островах, где ночное небо бороздят смертоносные огненные змеи, а в холодных глубинах Южного Ледовитого океана появились громадные белые чудовища, с хвостом кита и человечьими лицами. Через пятнадцать лет после учреждения нового доминиона, к власти в нем пришли приверженцы странной секты, соединившие англосаксонское неоязычество с еще более причудливыми оккультными постулатами, по слухам, нашедшими поклонников в самых верхах британского общества. Поговаривали, что их обряды являются своего рода мистическим обрамлением жутких экспериментов над людьми, призванных вывести новую расу, привычную к морозам Антарктики. Не удалось ли там одному из этих беловолосых чертей вызвать Мвене-Путо? Не является ли все это - визит капитана Ларсена, предложение военного союза всего лишь ширмой для некоего темного и страшного действа замышленного против Бразильской Империи? Стоит ли минутная слабость, потакание давно пресытившейся похоти подобных жертв? Малодушная мысль отдать приказ развернуть лодку и вернуть крейсер в гавань, не высаживаясь на остров, мелькнула в голове у Альберту - мелькнула и тут же исчезла: теперь это будет расценено как слабость. Семь сильных шаманов, посвященных одному из Владык Семи Королевств Кимбанды охраняют его - к лицу ли ему боятся колдовства Юга?
  
   Так думал император Альберто, в то время как лодка приближалась к берегам Кеймада-Гранди, Острова Змей. Вскоре нос моторки ударился о берег и император сошел на берег. Вслед за ним вышли шаманы и трое гвардейцев. Остальные остались охранять лодку.
  
   -Теперь осторожно,- прошептал Педро,- это змеиная земля.
  
   Осторожно ступая по густой траве, император вошел под своды мрачного леса. Словно черные тени скользили рядом колдуны кимбанды, вполголоса шепча молитвы Эшу Сети Кабрас, Владыке Семи Змей. Последнее представлялось особенно своевременным - со всех сторон уже слышалось громкое шипение и шелест трав.
  
   Император сам не понял, как вышел на эту поляну - ноги словно сами привели его к холмику свежей земли в глубине леса. По краям поляны, образовав круг, встали тата, не уставая шептать заклятия ко всем эшу и помба жира, перебирая бесчисленные амулеты.
  
   -Не страшись, Император,- чуть слышно произнес Педро,- невеста ждет.
  
   Альберту раздраженно дернул щекой- кто он такой, этот колдунишка, чтобы сметь говорить ему такое? Император злился- злился еще и потому, что и вправду страшился того, что таится в этой груде свежевскопанной земли. Но отступать уже поздно.
  
   Проклиная себя за трусость, император шагнул вперед.
  
   Насыпь вдруг зашевелилась, покатились комья земли и змеиное шипение со всех сторон усилилось во сто крат. Прекрасная белая девушка, с идеальными, соблазнительными формами вставала из могилы, призывно улыбаясь Черному Императору пунцово-алыми губами. Комья земли облепили белую кожу, на закрытых веках сидели два могильных жука, а в золотых волосах извивались змеи и земляные черви. Невыносимо мерзкий могильный смрад разнесся над поляной и Альберту уже было отпрянул, готовый бежать через лес обратно к лодке, когда распахнулись закрытые веки и гипнотический взгляд темно-синих глаз, казалось, проник в самую душу Владыки Севера. Сладострастно-жуткий хохот разнесся над поляной и в ответ послышалось змеиное шипение. Словно огромная белая змея качнулось тело фолклендской девушки, тонкие, но сильные руки обвили мускулистый черный торс и огромный мулат, зарычав от животной страсти, повалил Ингу на землю. Алчущие губы коснулись мускулистой шеи и Альберту почувствовал острую режущую боль, сменившуюся столь же острым наслаждением. Он уже не видел, сжимая в объятьях новую супругу, как меняется ее лицо, превращаясь в иссиня-черный лик воплощения Смерти, не чувствовал, как разрастается, наливаясь нелюдской тяжестью, женское тело в его руках и не слышал, как кричат, корчась в предсмертных судорогах шаманы и гвардейцы, обвитые падающими с ветвей бесчисленными ядовитыми змеями.
  
   За несколько миль от проклятого острова, из морских волн, словно огромная акула поднялась подлодка. Со скрежетом открылся люк и на палубу вышел худощавый старик в черном одеянии. Напряженно вслушивался он в ночную тьму и, наконец, дождался, когда из мрака вынырнул большой альбатрос, издав протяжный крик. Губы колдуна раздвинулись в довольной усмешке.
  
   Давно уже мир не видел еще столь молниеносной войны, когда обновленная бразильская армия, сходу ворвалась в Южную Конфедерацию.Это государство, давно уже разъедали склоки между разными штатами, латифундисты устраивали друг с другом настоящие войны. Именно поэтому мало кто сопротивлялся идущей с севера имперской армии. С моря ее поддерживал воссозданный с нуля флот, обстрелявший Флорианаполис и Порту-Аллегри. Спустя некоторое время эти города заняли десантники Королевской морской пехоты Субантарктического Доминиона. Одновременно с этим свою армию привел в полную боевую готовность и Уругвай, вместе с бразильцами быстро взяв под контроль переправы на одноименной реке. Тем самым было затруднена возможность Аргентины прийти на помощь союзнику- тем более, что на ее южных рубежах начались масштабные учения британского флота.
  
   Уже через месяц правительство Южной Конфедерации подписало мир, передающий Бразильской империи над мятежными провинциями, при гарантии имущественных прав местных латифундейро.
  
   Бразильская империя отмечала долгожданное воссоединение страны. На улицах Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро, впервые за долгие годы проходил победный карнавал: взрывались фейерверки, танцоры кружились в зажигательной ламбаде, ром лился рекой и шоколадные жрицы любви бесплатно одаряли солдат ласкою молодых упругих тел. Во всех храмах страны читались благодарственные службы, пляжи чернели от толп радостных негров, вышедших с изображениями Богини Моря, Йемайи, а ночью на перекрестках дорог и на кладбищах тата и яя Кимбанды приносили кровавые жертвы Эшу Рею, Эшу Мору и Помба Жира.
  
   Но нигде не было видно самого виновника торжества - даже парад принимал наследник престола вместе с матерью, чернокожей принцессой Ндонго. Император Альберту, пребывал нынче в подземном зале своей резиденции в амазонских джунглях. Огромные черепа с мерцавшими в них раскаленными углями, бросали красные блики на неподвижное, словно статуя из черного камня, могучее тело, покоившееся на ложе из шкур пум и ягуаров. Неподвижными были посеревшие губы, казалось не издававшие ни вздоха и даже темные глаза, с закатившимися белками глаз не подавали ни малейшего признака жизни.
  
   Гибкое, казалось лишенное костей тело, изогнувшись дугой, лежало поверх черной груди. Бледная кожа, только что не светилась во мраке, полные алые губы впивались в черную шею и черной же выглядела во мраке густая жидкость, капающая из ран на шее императора, пачкая ложе и пол. Колдовским, темно-синим цветом блестели во мраке огромные глаза, в то время как чуть заостренные уши, едва заметно двигались, словно прислушиваясь к писку мышей-вампиров, ютяшихся в трещинах на потолке. Однако на самом деле восставшая из мертвых Инга вслушивалась в неслышный никому кроме нее вкрадчивый шепот, преодолевающий сотни миль, через горы, леса и моря, от далеких островов Юга, исторгнувших Зло, ныне леденящим холодом смерти распространявшееся по жилам Черного Владыки Севера.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"