Каминский Андрей Игоревич: другие произведения.

Трофей для ведьмы(вариант 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Особых нововведений нет, за исключением того, что радикально изменено происхождение одной из главных героинь. Что позволяет увязать эту повесть с другим моим рассказом, выложенным тут же.


   ТРОФЕЙ ДЛЯ ВЕДЬМЫ
  
   олько в такой глуши можно по-настоящему почувствовать, что ты в Африке,- лениво произнесла Элен Старк, потягивая коктейль из соломинки.- Наверное, у меня слишком европейское мышление, но Черный Континент у меня до сих пор ассоциируется с чернокожими вождями в ожерельях из человеческих костей, пирами каннибалов в глубине джунглей, черными колдунами и тайными обществами людей-леопардов. Иными словами, Африка, родина древних страхов и диких суеверий, давно забытых в цивилизованном мире.- Она осеклась и виновато посмотрела на своего собеседника.- Ой, извини Сэм. Я не хотела тебя обидеть.
   -Не волнуйся Элен- небрежно махнул рукой молодой африканец, сидящий напротив девушки в большом плетеном кресле.- Клянусь баснословным богатством моего папочки: иногда мне и впрямь охота почувствовать себя тем самым вождем каннибалов, о которых ты говоришь. Им, по крайней мере, не приходилось просиживать целый день в офисе, где постоянно ломается кондиционер, подписывать кучу никому не нужных бумаг, проводить бесконечные встречи и переговоры с чиновниками и партнерами по бизнесу. Вот уж кто настоящие душегубы и людоеды! Иной раз мне и впрямь хочется бросить все сорвать с себя европейский костюм, вырядиться в леопардовую шкуру и грызть сырую человечину.- В довершении своих слов, он закатил глаза и издал гортанное рычание. Элен ойкнула и с испугом, в котором, впрочем, была немалая доля кокетства, вжалась в спинку кресла. Заметив это, негр, сверкнул крепкими белыми зубами и довольно расхохотался. Минуту спустя к его хохоту добавился и звонкий смех девушки.
   Сэмюель Огавимбе, и впрямь мог поговорить с некоторой ностальгией о чистоте былых нравов. Ему же о простом быте своих далеких предков - вождей приходилось только мечтать. Старший сын владельца одной из крупнейших нефтяных компаний в стране, Сэмюель в свои двадцать пять лет уже входил в совет директоров отцовской фирмы. Получив образование в Кембридже, свободно беседуя на английском, французском и португальском языках, Огавимбе почти не чувствовал дискомфорта общаясь с "золотой молодежью" Европы. Неудивительно, что его манеры и обращение тут же очаровали двадцатилетнюю Элен, племянницу влиятельного британского политика лорда Вильяма Старка. Будучи одним из высокопоставленных чиновников Содружества сэр Вильям приехал в Нигерию, для проведения каких-то важных переговоров с отцом Сэмюеля. Хотя столица страны уже давно переехала в Абуджу, все переговоры по-прежнему проводились в Лагосе. Элен, приехавшая в эту страну ради экзотики, оказавшись практически запертой в стенах гостиницы, отчаянно скучала. Заметив это молодой наследник нефтяного магната, попросил у отца и Вильяма Старка разрешения, свозить девушку погостить недельку на вилле в родовых землях семьи Огавимбе. Элен с готовностью откликнулась на это предложение, да и ее дядя, обрадовавшийся тому, что племянница окажется на чьем-то попечении, с радостью отпустил ее.
   Поместье семьи Огавимбе было расположено в тридцати милях к северо-западу от Лагоса, на границе с Бенином. Здесь на берегу реки с труднопроизносимым местным названием находились немногочисленные деревни чернокожих, живших по тем же примитивным законам, что и их далекие предки века и тысячелетия назад. Само поместье стояло на отшибе от этих жалких поселений, гранича с джунглями, от которых его надежно защищала бетонная стена с протянутой поверху колючей проволокой.
   Именно здесь Элен наконец увидела ту Африку, которую она ожидала встретить. Чуть ли не в первый день Сэмюель покатал ее на маленьком самолете, показывая ей окрестности. Затем он сводил ее в несколько деревень. Кроме того, Сэмюель пообещал в честь отъезда девушки устроить ей грандиозное сафари в окрестных джунглях. Элен провела всего лишь два дня, но ее уже переполняли впечатления.
   Само собой Элен была не настолько глупа и наивна, чтобы думать, что все это ее нигерийский друг делает исключительно из дружеского расположения к дяде. Не раз и не два она чувствовала на себе недвусмысленные взгляды Сэмюеля. В жарком африканском климате Элен ходила почти исключительно в шортах цвета хаки да короткой блузке всегда расстегнутой на две верхние пуговицы. При таком наряде мало что в ее внешности оставалось доступным только воображению молодого нигерийца. Перед его глазами то и дело мелькали длинные ноги, обнаженный живот и небольшие, но красивой формы груди. Внешность Элен полностью соответствовала штампам из приключенческих романов и фильмов: очаровательная блондинка с синими глазами и манящими алыми губками была просто создана для того, чтобы стать пленницей дикарей. Да и Сэмюель, несмотря на всю свою цивилизованность, глядя на Элен, не раз чувствовал, как в нем просыпаются неукротимые инстинкты каннибальских предков. От насилия его останавливали его две мысли - то, что это племянница делового партнера ее отца и то, что Элен, по всей видимости, и так скоро разделит с ним постель. Сэмюель был высоким, атлетически сложным молодым человеком, он носил обтягивающие футболки или рубахи распахнутые до пупа, обнажавшие его мускулистый торс. Черты его лица для негра были довольно приятными. В Европе Сэмюель неизменно пользовался успехом у белых девушек - чем от них отличается эта британская гордячка? Так что он мог позволить себе расслабится и еще немного продолжать ломать комедию, разыгрывая пред Элен роль услужливого гида-рассказчика.
   Сейчас они сидели на веранде расположенной на втором этаже виллы отца Сэмюеля, отдыхая от необычайно насыщенного дня. Как раз сегодня они ездили в еще одну деревню, где Элен накупила целую кучу сувениров и амулетов у местных знахарей. Сейчас же они делились впечатлениями от увиденного.
   аши традиции крепче сидят в нас, чем может показаться на первый взгляд,- говорил африканец.- Просто о некоторых из них мы стареемся не вспоминать. Сами подумайте - мы претендуем на то, чтобы быть экономическим и политическим лидером Черной Африки - нужно ли помнить, что еще каких-то полтора столетия назад предки некоторых из нас ходили без штанов и поедали друг друга.
   -Ну, довольно пикантно - протянула Элен, лукаво посмотрев на Огивамбе и капризно выпятив нижнюю губку.- Это даже немного заводит.
   Сэмюель сглотнул слюну, но продолжил довольно спокойно.
   -Для вас это экзотика, а для нас - позорная страница о которой мы хотим забыть. К сожалению это пока невозможно - каннибализмом еще грешат некоторые племена, как в нашей стране, так и в других государствах Черной Африки. В Западной Африке по-прежнему действуют общества людей-леопардов, которых не смогли уничтожить ни колониальные власти, ни христианская и мусульманская религии. Мы стараемся жить по законам шариата и в то же время, чуть ли не семьдесят процентов жителей Нигерии регулярно обращаются за помощью к колдунам и знахарям.
   -Так много? - удивилась Элен.
   -Если не больше - кивнул Сэмюель.- Магия, фетишизм, вера в злых духов и ведьм все владычествует над умами черных людей. Особенно здесь.
   -Почему? - спросила девушка.
   - Побережье Гвинейского залива - магическое сердце Африки- с необычной для него серьезностью ответил Сэмюель. - Ты же слышала о культе Вуду на Гаити?- Элен молча кивнула.- Его создали рабы из племен йоруба, фон, ибибио, аве и других, что живут в Нигерии и Бенине. Здесь и поныне многие лишь притворяются что верят в Христа или Аллаха, а на самом деле по-прежнему поклоняются Шанго, Легбе и Маву-Лизе, муже-женственному божеству. Есть и такие, кто почитает их открыто. Века минули с тех пор как пали перед европейцами царства Дагомея, Ойо и Ифе, где продавались в рабство целые племена. Больше не лилась кровь на алтари древних богов и на могилы царей Дагомеи не возлагались отрубленные головы. Однако в глубине страны продолжали гореть костры и колдуны подносили ужасные дары могущественным духам. Любой белый человек увидевший это был бы убит на месте - если бы раньше его сердце не разорвалось от ужаса. Вам европейцам не понять священного экстаза, который охватывает "леопарда" пожирающего окровавленную печень, вырванную из тела еще живой девушки.
   Сэмюель остановился, внезапно осознав, что он говорит. Он смущенно осел в кресло. Еще не хватало напугать эту молоденькую дурочку. Он посмотрел в лицо Элен, но так и не понял - напугана или нет.
   --Прости, я, наверное, малость увлекся- сказал Сэмюель.- Даже сам не пойму, что на меня нашло. Голос крови, не иначе - он попытался улыбнуться.
   -Нет, ну почему же, было очень интересно - улыбнулась в ответ Элен и нигериец облегченно вздохнул. - Таким ты мне даже больше нравишься, чем когда изображаешь плейбоя. Только по-моему европейские работорговцы давно вывезли всех ваших могучих колдунов на Гаити. Те знахари, которых я видела в твоей деревне - шарлатаны, не более.
   Сэмюель с интересом посмотрел на девушку. Сам он был полностью согласен с ее оценкой, но ему казалось, что Элен искренне уверена в том, что колдуны из соседних деревень - настоящие хранители тайн черной Африки. Оказывается, он недооценил ее проницательность.
   -Шарлатаны, кто спорит?- он пожал плечами.- Мало кто из этих колдунов осмелится на что-то большее, чем гадание по птичьим внутренностям или наведение порчи на соседских коров. Что там говорить о воззвании к великим богам, если никто из этих фигляров, не осмелится даже подойти близко к Клыку Ведьмы.
   -О чем ты говоришь?- спросила Элен.- Что за клык?
   Вместо ответа Сэмюель встал с кресла, подошел к окну и отдернул циновку. Уже смеркалось и с веранды открывался потрясающий вид на окрестности. Пред ними расстилалась обширная равнина, везде куда не кинь взгляд были непроходимые джунгли. Над бескрайним зеленым морем зловеще нависала высокая гора, врубавшаяся острыми зубьями в алый пламень заката. Издалека она и впрямь походила на зубы какого-то гигантского хищника.
   -Я раньше никогда не обращала на нее внимания - задумчиво сказала Элен.- По моему мы не разу не летали в ту сторону.
   -Не летали, потому что она находится за пределами владений нашей семьи,- кивнул Сэмюель - и потому, что там никто не живет - сплошные джунгли и болота. Собственно, даже непонятно кому принадлежит эта территория - Нигерии или Бенину. Но поскольку ни один чернокожий по обе стороны границы не осмелится и близко приблизиться к этой горе, оба правительства не уделяют ей особого внимания.
   -Что же в ней такого страшного? - заинтересованно спросила Элен.- Хотя в этом закате она и впрямь выглядит зловеще.
   -Да, по-моему, этот вид и стал причиной всех этих слухов, - неохотно сказал Сэмюель.- Старая, длинная и довольно дурацкая легенда. Хотя в нее многие верят - поэтому и боятся этой чертовой вершины.
   -Ну, расскажи, чего тебе стоит - умоляюще протянула Элен.
   -Хорошо - пожал плечами Сэмюель, - но предупреждаю, история эта длинная. И довольно жуткая. Так что если ты не будешь потом спать по ночам - пеняй на себя.
   -Об этом не беспокойся - нетерпеливо сказала Элен.- Так что там случилось?
   -Старики в деревнях у реки рассказывают, что когда англичане только завладели нашей страной, у подножья горы стояла большая деревня. Постоянных гарнизонов в ней не было, но рядом было побережье, а за рекой - французская Дагомея. Поэтому сюда время от времени заходили, то английские, то французские солдаты. Как-то в сезон дождей в деревню вошел отряд французов. Река тогда сильно разлилась и отряд оказался отрезан от внешнего мира. В то время в деревне правил могущественный вождь. Имя его разные легенды передают по-разному, но все сходятся, что он был в очень хороших отношениях с французами. Он пустил эти войска на постой. Так уж случилось, что в отряде был один малый по имени Жак Мелье. Он был молод, хорош собой и был самым отъявленным картежником, выпивохой и бабником во всей французской колониальной армии в Западной Африке.
   Ему понравилась одна женщина из этого селения. Она тоже была молода и красива и могла вскружить голову и более искушенному человеку, нежели солдату колониальных войск. Мелье сначала пытался ухаживать за ней, делал ей подарки и говорил комплименты. Этого было бы достаточно для любой из деревенских девушек по обе стороны границы. Но та женщина была обайфо, колдуньей, посвятившей себя Данбхахлах-Уедо, Великому Змею. Когда на небо всходила полная Луна, жрица уходила на болота и там с другими жрецами Змеи совершала ужасные обряды.
   Сэмюель Огевимбе рассказывал это со скучающим видом - казалось, он стыдится горячности, с которой он только что говорил о нравах предков и теперь пытается подчеркнуть безразличие к легендам своего народа. Элен наоборот слушала его с неподдельным интересом.
   -Видя, что колдунья не собирается уступать ему Жак Мелье, решил добиться своего силой. Однажды когда вода уже спала и сезон дождей подходил к концу, Мелье прокрался ночью в хижину колдуньи, которая в тот день вернулась со своего ночного сборища и оглушив ее ударом приклада изнасиловал ее.
   Тогда ему это сошло с рук: французский отряд скоро покинул Дагомею и вождь ничего не успел сделать, чтобы покарать насильника. Да он и не собирался этого делать: французская армия была сильна, а сам вождь никогда не любил служительницу племенных богов. Сам же он давно принял католичество.
   Колдунья же в тот же день ушла в лес, покрывавший гору. Три дня и три ночи гремели барабаны и в чаще виднелись огни костров. А потом пошел сильный дождь, загремел гром и удар молнии разметал хижину колдуньи в мелкие клочья. Старые люди говорили, что это Шанго, бог грома выразил свой гнев. Но вождь наорал на стариков и приказал пороть каждого, кто будет распространять эти "языческие байки".
   А через десять месяцев колдунья вдруг снова появилась в деревне - с грудным ребенком на руках. Это была девочка. Имя ее отца никто не спрашивал - всем было и так ясно, что это Жак Мелье. Колдунья оставила девочку на одной семье, которая все еще верила в древних богов и снова ушла в горы. Вождь хотел скормить ребенка крокодилам, но старейшины его уговорили не делать этого, не желая трогать дочь белого человека.
   Годы шли, и эта история стала забываться. Дочка колдуньи росла прелестным веселым ребенком - даже светлый цвет кожи не мешал ей чувствовать себя своей в племени. Но когда девочке исполнилось шесть лет, ее приемные родители утонули во время наводнения. Приемыша спас католический миссионер, пришедший в деревню по приглашению вождя. Он поклялся перед Богом и людьми, что искупит грех своего соотечественника тем, что вырастит этого ребенка, как собственную дочь. К пятнадцати годам дочь колдуньи стала настоящей красавицей, бойкой и умной. Священник дал ей хорошее образование и хотел отправить ее в Европу, чтобы девушка, которую он назвал Агнесс, продолжила там свое обучение.
   О ее матери в то время никто не слышал. Ходили смутные слухи, что она вместе с другими последователями культа Великого Змея по-прежнему проводит жуткие обряды на болотах. Еще говорили, что колдунья вступила в общество "Эгбо"- людей-леопардов, став их главной шаманкой.
   Поговаривали также, что она ничего не забыла и готовит страшную месть Жаку Мелье. Тот кстати, по слухам, служил где-то на побережье. За это время он уже отличился в нескольких компаниях проведенных против местных племен и успел дослужиться до капитана. Все эти слухи доходили до ушей Агнесс и очень ее тревожили, хотя священник и говорил ей, что примерной христианке не подобает прислушиваться к языческим суевериям. Однако, видя испуг своей воспитанницы, падре решил перебраться вместе с ней в Европу. Агнесс очень обрадовало такое решение, потому, что она чувствовала, как вокруг нее сгущаются черные тени. По ночам ей снились кошмары: о потаенных полянах посреди джунглей залитых ярким светом Луны, где горят костры и полуголые люди в леопардовых шкурах, бьют в барабаны. По вечерам в углах хижины начинали мелькать странные тени, а из лесной чащобы доносились странные завывания, которые не могли принадлежать ни одному животному.
   Развязка наступила неожиданно. В деревню дошли слухи, что отряд Жака Мелье покинул укрепления на побережье и выдвинулся в вглубь страны для ликвидации восстаний племен. В тот же день на пороге хижины священника появилась колдунья. Она потребовала, чтобы Агнесс покинула хижину и ушла вслед за ней в джунгли. Побледневшая девушка была полумертвая от страха, но священник заступился за нее. Он напомнил колдунье, что та не приняла никакого участия в воспитании собственной дочери, что он сможет обеспечить ей лучшее будущее, что, наконец, эта девушка христианка и над ней не властны духи ее матери. Та не говоря не слова, вышла вон.
   В одну тихую и безлунную ночь деревня была разбужена дикими воплями, которым вторил нечеловеческий хохот. Крики доносились со стороны хижины священника, но никто даже вождь вместе со своими воинами не посмел пойти туда, чтобы узнать, что случилось. Лишь утром самые храбрые жители деревни осмелились заглянуть в пустую хижину. В ней все было залито кровью, на полу лежал труп священника, которого опознали только по обрывкам рясы и клочьям седых волос. Агнесс нигде не было видно.
   Днем позже из лесу вернулся охотник, которому часто приходилось ночевать в джунглях. Он был весь пепельный, трясся и перепуган настолько, что ему пришлось выпить залпом бутылку рома, прежде чем начать говорить. Он заявил, что видел, как на огромной поляне идет служение людей-леопардов. Они били в барабаны, а посреди поляны танцевала мать Агнесс одетая лишь в пояс из раковин каури на бедрах. Вся поляна была залита кровью, а посреди нее лежала дочь колдуньи - не то мертвая, не то без сознания. А потом обайфо повернулась к лесу и что-то прокричала на незнакомом языке. Перепуганный охотник рассказал, что видел как из джунглей появляется черная фигура с пылающими алыми глазами. Охотник развернулся и бросился бежать, только чудом сумев выйти к деревне.
   Вечером охотник впал в забытье и скоро скончался. Еще через день в деревню вернулась Агнесс. Она была бледной, все ее тело было в ссадинах и кровоподтеках, платье изорвано. Она не могла сказать, что с ней случилось, никого не узнавала и вскоре люди поняли, что она безумна. В глазах африканцев безумие священно и ее оставили в покое. Агнесс поселилась в одной из пустующих хижин, куда ее соплеменники время от времени приносили еду.
   Вскоре до жителей деревни дошло известие, что Жак Мелье был найден в собственной палатке растерзанным каким-то неизвестным хищником. Несмотря на то, что палатка находилась посреди укрепленного лагеря, полного солдат, зверя так никто и не увидел. Лицо француза не пострадало и было искажено гримасой панического страха, а волосы стали седыми. Тогда все в деревне вздохнули спокойно, надеясь, что кошмар закончился. Оказалось - он только начинается.
   Сэмюель сделал паузу, чтобы промочить горло и продолжил рассказ.
   -Агнесс, дочь колдуньи оказалась беременной. Никто не знал кто мог быть ее отцом- высказывались лишь предположения, которые произносили только шепотом и при свете дня. Откуда-то вновь появилась мать-колдунья, которая и приняла роды у дочери, когда пришел срок. Родилась снова девочка, которую обайфо отняла у дочери, едва та разрешилась от бремени. Через два дня Агнесс скончалась.
   Никто из жителей деревни не осмелился перечить ведьме, которая без сомнения стала еще сильнее, вернувшись из джунглей. Ей приносили подарки - лишь бы она не делала зла.
   Но вскоре люди поняли, что старая колдунья не самое страшное существо, пришедшее к ним из джунглей. Ее внучка росла с пугающей быстротой. Ей исполнилось только полгода, а она уже бегала, говорила и вообще выглядела как трехлетний ребенок. Правда разговаривала она в основном с бабушкой - остальные дети сторонились ее, да и она не искала их общества. В четыре года она уже выглядела на десять. Иной раз охотники видели, как она играет на болотах с какими-то странными существами, непохожими ни на людей, ни на зверей.
   Время свободное от лесных прогулок девочка проводила с бабушкой, которая учила ее колдовству. Внучка так быстро усваивала все уроки старой обайфо, что вскоре люди заметили, что та боится свою ученицу. Никто особо не удивился, когда колдунья неожиданно перестала появляться в деревне.
   К тому времени девочке было восемь лет, а выглядела она на все восемнадцать. Она была очень красивой, но никто из деревенских парней не осмелился бы ухаживать за ней. Но вскоре из деревни стали пропадать молодые воины. Иной раз видели, как кто-то из них сидя у костра вдруг вставал и уходил в лес. При этом глаза воина были как бы остекленевшими, а движения - дергаными, словно им управлял кто-то другой. Иногда таких парней потом находили утром у лесных тропинок. Некоторые из них были еще живы, чтобы успеть рассказать перед смертью о красивой дьяволице, выпившей у них поцелуями всю жизнь. Вождь послал отряд воинов, чтобы схватить ведьму, но ее хижина оказалась пуста, только в воздухе витал издевательский смех. Через неделю все кто пытался схватить ведьму, умерли от разных причин. Умер и вождь, причем перед смертью его тело распухло, а кожа покрылась проказой.
   Еще через месяц люди поняли, что ведьма решила извести деревню. Люди и животные гибли от неведомых хворей, они пропадали в лесу, а потом неведомая сила выбрасывала посреди деревни их изувеченные трупы. Некоторые из мертвецов с кладбища вставали по ночам и стучались в окна еще живых родственников. Те в страхе закрывали ставни, а наутро выяснялось, что кто-то из семьи умирал.
   Оставшиеся люди решили уйти из проклятой деревни. По дороге несколько отбившихся групп растерзали хищные звери. Остальные сумели добраться до речных деревень и расселились там. Деревню скоро поглотили джунгли и сейчас, пожалуй никто не найдет то место где она была.
   -А ведьма?- нарушила молчание Элен.
   -По легенде она поселилась в лесах покрывающих гору,- пожал плечами Сэмюель,- владычествует над тамошней нечистью. Однако говорят, что иногда она покидает свое логово. Здешние старики рассказывают, что Горную Ведьму почитают люди-леопарды, посвятившие ей некоторые свои обряды. Взамен она помогала своей магией "леопардам" в их темных делах - кое-кто считает, что помогает и сейчас. По слухам, колдуны все еще ходят в окрестные болота, чтобы совершать там свои ритуалы. Иные из них говорят, что видели ведьму - прекрасную черноволосую женщину с полыхающими словно огонь глазами.
   -Ты сам веришь в это?- спросила Элен.
   Сэмюель снова пожал плечами.
   -Чуть ли не в каждом уголке Африки есть подобная легенда. Как правило, это все глупые суеверия, хотя порой они основываются на более-менее реальных событиях. Возможно, здесь и впрямь был какой-нибудь инцидент между колониальными войсками и местными жителями - это часто случалось в те дни. Может, там действительно была колдунья , которой удалось отомстить своему обидчику - знахарки Невольничьего Берега всегда были искусны в приготовлении ядов. Но все эти сказки про злых духов и проклятия...в общем сказки они и есть. А уж поверить в то, что ведьма и сейчас живет на той горе. - Нигериец криво усмехнулся.- После Кембриджа мне было бы стыдно верить в такую чушь.
   Элен его уже не слушала. Словно завороженная она продолжала смотреть в окно, где на фоне угасающего заката все еще виден был зловещий остроконечный пик.
   -Я хочу завтра съездить туда - медленно сказала она и повернулась к Сэмюелю.- Ты отвезешь меня туда на самолете?
   -Что?!- Огавимбе нервно рассмеялся.- Ты с ума сошла!
   -Ты боишься?- произнесла девушка, пристально глядя в глаза негра.
   -Не говори ерунды!- рассердился тот.- Просто это глупость. Я не собираюсь гробить свой самолет из-за твоей блажи.
   Элен встала и подошла к Сэмюелю, все еще сидевшему в своем кресле. Белая девушка наклонилась к нему так близко, что почти касалась своим телом. Ярко-синие глаза встретились с черными глазами африканца, и то, что он прочел в них, заставило его дыхание участиться, а сердце бешено заколотиться.
   -Когда я вернусь в Лондон - тихо произнесла девушка- что я расскажу своим друзьям об Африке? О ваших городах, которые отличаются от европейских только количеством грязи и нищих на улицах? О чернокожих, чтобы увидеть которых мне достаточно выйти на любую улицу Лондона? Или о старых шарлатанах, которые вручили мне за баснословную сумму груду никчемных погремушек.- Она медленно облизала язычком губы.- Ты хочешь, чтобы надо мной смеялись Сэмюель? Или ты хочешь, чтобы мне все завидовали, за то, что мне одной из немногих белых девушек удалось прикоснуться к изначальной темной Африке, африканской дикости и африканской страсти?. - Она склонилась еще ниже, приблизив свои губы к лицу Сэмюеля.- Ты же хочешь, чтобы я этого добилась, правда?
   От девушки исходил запах тонких духов и еще чего-то более приятного- чистого молодого тела. Этот запах будоражил Овигамбе, волновал его кровь и будил самые безумные фантазии. Ноздри негра раздувались как у молодого быка ему хотелось повалить дразнившую его девчонку на пол и взять ее прямо там. Но синие глаза девушки, странным образом сковывали его, не давая двинуться с места.
   -У меня может не хватить горючего - слабо попытался возразить он- по крайней мере туда и обратно. Да и приземлиться там будет трудно.
   Элен не говоря ни слова, коснулась своей узкой ладонью мускулистой груди негра, выглядывавшей из-под расстегнутой рубахи. Тонкие пальчики потеребили соски, пощупали кубики пресса на животе. Покрашенные красным лаком ноготки выглядели совсем как капли крови, разъединявшие черную и белую кожу.
   -Завтра - шепнула она ему на ухо. При этом ее наманикюренные ногти царапнули внушительный бугор, распирающий брюки Сэмюэля.
   -Хорошо!- выдохнул Сэмюель и попытался обнять девушку. Но та с неожиданной силой вывернулась из его объятий и отскочила к двери.
   -Не так быстро, Сэм - усмехнулась она.- Только после полета к горе ведьмы.- Она взяла свой стакан с коктейлем и резко допила его до дна.- Я иду спать. Не вздумай ломиться ко мне - дядя мне подарил маленький пистолет и я умею с ним обращаться. Спокойной ночи.
   Она вышла за дверь, а Сэмюель продолжал сидеть в кресле, тяжело дыша. Затем словно опомнившись, он выругался, налил полный стакан "Джека Дэниэльса" и залпом выпил.
  
   На следующий день Сэмюель выкатил из летного ангара небольшую "Цессну" и начал приводить ее в порядок. Заправив баки горючим, он погрузил в самолет еще одну канистру. Также в самолет были положено несколько больших пластиковых бутылей с водой, ящик с провизией, аптечка и медикаменты. Через плечо нигерийца был перекинут автомат Калашникова - еще со времен гражданской войны в усадьбе Огавимбе не было недостатка в вооружении. Сэмюель не боялся сверхъестественных сил, но в окрестных джунглях водились леопарды, а река и болота кишели крокодилами.
   Лететь решили вечером, когда дневная жара несколько спадала. Часов в семь все было готово. Элен одевшаяся в камуфляжные штаны и рубашку цвета хаки, обутая в ботинки на высокой шнуровке выглядела как амазонка. Это впечатление усиливал, завалявшийся в усадьбе бог весть с каких времен "колониальный" пробковый шлем.
   -Ваша большая железная птица готова к полету, мисси Старк,- нарочито громко сказал Сэмюель, изображая из себя послушного слугу колониальной эпохи.- Позвольте сопроводить вас на прогулке.
   -Трогай бой - надменно кивнула девушка. Молодые люди посмотрели друг на друга и, не выдержав, прыснули. Элен проворно забралась в кабину, куда вслед за ней тут же поднялся и Сэмюель. Проверив все приборы, он завел мотор, и самолет заскользил по взлетной полосе. Вот он оторвался от земли и, набирая высоту, стал подниматься кверху.
   Под ними расстилалось бескрайнее зеленое море джунглей, лишь изредка прерываемое небольшими прогалинами. Стая разноцветных попугаев напуганных шумом моторов сорвалась с ветвей.
   Уже через полчаса они подлетали к величественной горе. Сэмюель решил облететь вокруг нее, чтобы высмотреть место для приземления. В окошко иллюминатора Элен с любопытством оглядывала, открывавшийся перед нею вид.
   Клык Ведьмы был довольно высок для такой равнинной местности - не менее трехсот футов. С запада, севера и юга гору полукругом охватывала река, с востока поступали болота, образуя своеобразный остров. Вся гора, кроме самой вершины, была покрыта лесом - джунглями столь же густыми, как и на равнине.
   -Внизу негде приземлиться - прокричал ей в ухо Сэм, стараясь перекрыть шум моторов. - Слишком топко, мы утонем!
   -А наверху!?- крикнула в ответ Элен.- Поднимись на вершину!
   Сэмюель посмотрел на нее как на ненормальную, но все же выполнил ее просьбу. Самолет с ревом перелетел через вершину, после чего сделал над нею круг. Вершина оказалась не столь остроконечной, как казалось издалека: она была все испещрена выбоинами и ущельями, но на границе с джунглями обнаружилась что-то вроде плато.
   -Садись здесь - жестко сказала Элен Сэмюелю.
   -С ума сошла!?- отшатнулся он.
   -Садись, я сказала! - она произнесла это с такой убедительностью, что Огавимбе, почти машинально повел самолет на снижение.
   Едва шасси соприкоснулись с землей "Цессну" тряхнуло так, что ее пассажиры едва не вылетели из кабины. Сжав зубы, Сэмюель по-прежнему вел вперед самолет, молясь про себя Христу, Аллаху и Шанго, чтобы он остановился прежде, чем они врежутся в стремительно приближающиеся деревья.
   Неизвестно кто из божеств услышал его мольбы, но самолет остановился совсем недалеко от темных джунглей.
   -Сэмюель, ты гениальный пилот- обрадовано выкрикнула Элен и чмокнув его в черную щеку вскочила из кабины. Негр криво ухмыльнулся и стал стаскивать с себя шлем. Ничего, теперь уже белобрысой стерве не отвертеться - придется сполна отработать за все его сегодняшние переживания. Он сладострастно причмокнул, представляя как белая девушка стонет и извивается под ним, как он забрасывает ее ноги себе на плечи и грубо врывается в нежное лоно. Кровь прилила к его паху при этой мысли и Сэмюель, не удержавшись, украдкой погладил через штаны напрягшийся член, представляя как вокруг него сомкнутся эти милые розовые губки.
   Было решено, что ночью отсюда лететь не стоит, а нужно будет провести ночь в самолете, а наутро уже лететь в поместье. В расположенном рядом лесу Сэмюель собрал хворосту и вскоре разжег большой костер. Делал он это больше для защиты от диких зверей, чем для освещения- этой ночью светила полная Луна и было довольно светло. Закончив, он пристроился рядом с Элен которая ему тут же предложила флягу с бренди. Сделав большой глоток, он передал флягу обратно.
   -Это ваша колдовская ночь, да? - возбужденно спросила она его.- В такие дни ваши жрецы устраивают свои оргии.
   -Великая богиня Йемоджа вступает в свои права, - важно произнес Огавимбе, еще не утративший желания произвести впечатление на падкую до экзотики красотку. -Волосатые люди бьют в свои там-тамы при луне и люди-леопарды выходят на охоту. В древние времена сейчас бы уже во всех деревнях плясали Танец Луны, а шаманы заклинали злых духов, чтобы те умертвили врагов племени.
   -Но ведь и сейчас все как в древние времена - мурлыкнула Элен, пододвигаясь ближе.- Возле костра сидит могучий охотник, а рядом с ним хрупкая женщина, которую он оберегает- она игриво куснула в плечо нигерийца.
   Тот положил ей на плечи свою мускулистую руку, по-хозяйски провел ею по спине девушки. Элен выгнулась, словно большая кошка и негромко простонала, затем повернула лицо к нигерийцу и их языки слились в жарком поцелуе. Дрожа от возбуждения, Сэмюель расстегнул пуговицы на ее рубахе, черные пальцы сжали округлую грудь.
   Внезапно Элен отстранилась от Огавимбе.
   -Там что-то есть - сказала она, тревожно всматриваясь в сторону леса.
   -Нет там ничего! - выдохнул обезумевший от похоти чернокожий, второй рукой расстегивавший пряжку ремня на ее штанах.
   -Да нет же!- она резко вывернулась и развернула его голову.- Гляди, кто это?
   Сэмюель посмотрел в ту сторону и мысли о сексе тут же вылетели у него из головы. Под кроной деревьев, пригнувшись к земле, стоял зверь, напоминавший большую собаку, но с тупой, будто обрубленной мордой и нелепым коротким телом. Тварь была вся черной, лишь вдоль хребта тянулись желтые пятнышки. Зверь скалил большие острые клыки, словно ухмыляясь.
   -Гиена?- спросила Элен, придвигаясь ближе к костру.
   -Она самая - буркнул Сэмюель, нашаривая подходящую головню.- Странно, я никогда не видел у этих тварей такой расцветки.
   -И таких размеров?- как бы невзначай спросила Элен.
   Негр кивнул и внезапно швырнул горящую ветку в морду гиены. Та с неожиданной для такого нескладного тела быстротой отскочила в сторону. Отбежав чуть подальше она не прекратила пялиться на двух людей, скаля громадные клыки.
   -Смотри вот еще одна,- девушка показала чуть правее.
   Сэмюель посмотрел и выругался: в темноте двигалось не менее пяти черных бестий. Их глаза сверкали в полумраке, сквозь темноту слышалось глухое урчание. Сэмюелю стало не по себе, в голову полезли слышанные в детстве байки. Гиены разрывают могилы и пожирают трупы; если на собаку упадет тень от гиены, она потеряет рассудок, в гиен любят превращаться злые духи... Чушь! Он помотал головой и швырнул горящую ветку в мерзкую тварь. В ответ послышался прямо-таки душераздирающий хохот, который немедленно подхватили остальные гиены. Сэмюель бросил взгляд на Элен- сильно ли она испугалась- но ее лицо скрывала тень.
   -Ничего страшного,- сказал он, стараясь скрыть дрожь в голосе.- Эти уродцы слишком трусливы чтобы приблизиться к нам. Скоро им надоест и они уйдут сами.
   -Они не выглядят испуганными- с какой-то непонятной интонацией в голосе произнесла Элен. - Похоже, они чего-то ждут.
   Если бы это не было сейчас столь невероятным, то Сэмюель мог бы поклясться, что в ее голосе звучит издевка.
   -Тогда они дождались,- рявкнул он и сорвав с плеча автомат, сдернул предохранитель длинной очередью прошелся по черным тварям.- Получайте сучьи отродья! - кричал он, поливая их свинцом.
   В ответ он слышал лишь жуткий вой. Наконец он прекратил стрельбу, будучи уверен, что увидит лишь обезображенные трупы на месте стаи. Однако под деревьями не было ничего. Ничего и никого.
   -Колдовство - выдохнул он, его черное лицо стало пепельным от ужаса. В один миг слетел с него тонкий покров цивилизации, которым он так долго прикрывался перед белыми людьми. Огавимбе превратился в суеверного дикаря, трепещущего перед окружавшими его злыми силами.- Надо сейчас же выбираться отсюда.
   Словно в подтверждение его слов из леса раздался зловещий крик какой-то ночной птицы, которому тут же ответил жуткий хохот гиены. Сэмюель рывком обернулся к самолету и тут же застыл на месте. В его выпученных глазах читался крайний ужас, руки накрепко впились в бесполезный автомат. Элен проследила за тем, куда был устремлен его обезумевший взгляд и тоже замерла.
   Прямо над их самолетом возвышался массивный утес с плоской вершиной, напоминавший по форме наковальню. И на вершине этого утеса стояла молодая женщина с полыхающими адским огнем глазами.
   Ведьма проклятой горы стояла не на самом камне - ее босые ступни опирались о головы двух черных гиен, насмешливо скаливших клыки на двух испуганных людей. Двум зверям казалось, совсем не мешал их груз, который они, хотя черная женщина вовсе не выглядела бесплотным призраком. Она была высокой, не менее шести футов и великолепно сложенной. Черная кожа блестела в лучах луны, словно смазанная маслом. Черты лица ее были правильными, нос тонким и прямым, иссиня-черные волосы почти не вились - чувствовалась примесь европейской крови. Одежды на ведьме не было, если не считать ожерелья из человеческих зубов и пояса из раковин охватывающих крутые бедра. Из других украшений на ней был какой-то жуткий амулет, свисавший на тонкой цепочке меж круглых грудей и медные браслеты на руках и ногах. Они все были покрыты рисунками изображавших различных зверей и чудовищ.
   Ведьма казалась молодой девушкой не старше двадцати лет. Но в ее глазах, имевших то же выражение, что и пылающие очи гиен, читалась дьявольская мудрость, принадлежащая куда более древнему существу. Это были глаза демона, злого духа пришедшего их самых темных и жутких легенд Черного Континента. Вся зловещая мудрость жестоких колдунов приносящих человеческие жертвы, отвратительная свирепость каннибальских оргий, тайная магия могущественных фетишей читалась в глазах Горной Ведьмы.
   Какое-то время она просто стояла, наслаждаясь страхом двух людей осмелившихся нарушить предел ее владений. Затем она заговорила.
   -Значит у меня сегодня гости,- проговорила сладким, как мед голосом, в котором читалась смертельная угроза.- Впервые за столько лет меня посетили и кто? Белая шлюха, которой не сидится в ее стране - она перевела взгляд на Сэмюеля.- И предатель, променявший тайную мудрость и древних богов на чужую веру и чуждые обычаи.
   Как ни странно ведьма говорила на английском, причем чисто, почти без акцента.
   - Любишь белых девочек, сын вождя? Им сейчас надоели их мужчины, им нужны такие жеребцы как ты. Но, разве черные женщины не красивей? А разве я не красива? Во мне течет черная и белая кровь - а еще кровь, тех о ком твои предки боялись даже подумать. Так я тебе нравлюсь?
   Оцепенелый Сэмюель, будучи не в силах оторвать взгляда от чернокожей красавицы медленно качнул головой. Глаза его были пустыми как у сомнамбулы.
   -Так иди ко мне - она призывно протянула к нему руки.- Люби меня.
   Механическим шагом, едва переставляя ноги, он стал подниматься кверху. Ведьма смотрела на него с дьявольской улыбкой на полных губах. Она уже спустилась со своих гиен и те исчезли. Молодой нигериец подошел к ведьме и та ухватила его за шею.
   -Люби меня - повторила она. Она властно привлекла его голову к своим губам и они слились в жадном поцелуе. В этот же момент в глазах негра появилось осознанное выражение, сменившееся паническим ужасом. Он попытался вырваться, но черная дьяволица крепко держала его. В ее глазах, устремленных теперь в сторону Элен, читалось адское торжество.
   Сэмюель задергался в ее объятиях, издавая какие-то невнятные звуки. Внезапно ведьма сделала резкое движение головой, отстраняясь от своей жертвы. В своих ослепительно-белых, острых зубах она держала окровавленный кусок мяса, который был языком Сэмюеля. Не сводя глаз с неподвижно стоящей Элен, она стала пережевывать кусок плоти. Кровь залила ей подбородок, шею и груди, но ведьма совершенно не обращала на это внимания. Неестественно изгибая шею, она все-таки проглотила вырванный язык, при этом ее горло на миг раздулось как у змеи, пожирающей слишком крупную добычу.
   Обезумевший от боли Огавимбе, зажимая рукой кровоточащую рану в которую превратился его рот, успел сделать только несколько шагов. Ведьма одним прыжком догнала его, схватила одной рукой его за волосы, второй ухватила за локоть. Тут же она впилась своими зубами в его плечо, прогрызая разом кожу, мышцы и кости. Сэмюэль тщетно пытался высвободиться из ее хватки, когда ведьма одним мощным рывком оторвала ему правую руку, швырнув ее в заросли. Оттуда послышалось грозное рычание и визг - за неожиданную подачку стали драться гиены.
   Сэмюель еще пытался сопротивляться, когда ведьма с наслаждением впилась в его горло. Почти тут же ее правая рука пробила грудную клетку нигерийца, как если бы она была сделана из бумаги. Еще мгновение и она вновь появилась, на этот раз, держа окровавленное сердце нигерийца. Презрительно отпихнув все еще трепещущее, истекающей кровью тело, ведьма с удовольствием принялась пожирать свой омерзительный трофей.
   Закончив с этим, она обратила свой пылающий взор на Элен.
   -А ты, белая сучка - пропела она - что ты забыла в нашей стране? Тебе хотелось узнать, кто я? Поэтому ты решила подняться в мою обитель? Не волнуйся, скоро мы познакомимся очень близко. Тебя я убью не так быстро как твоего черного дружка, не надейся. Ты будешь умирать долго, очень долго. Сначала я буду снимать с тебя кожу- каменным ножом, очень медленно, так чтобы растянуть удовольствие на целый день. Я оставлю тебе только кожу на лице и голове - потом поймешь, зачем. Нет, ты не умрешь - я знаю заклинания, которые дают человеку необычайную живучесть - чтобы он подольше страдал от пыток. После чего я залью горячее пальмовое масло тебе вовнутрь - через все твои развратные дыры. Но и тогда ты еще дотянешь до того, как я вырву твою печень и съем у тебя на глазах. И только когда в тебе будут теплиться последние искорки жизни, я сдеру с тебя скальп - в моей коллекции есть несколько белых, но ни у кого еще не было таких светлых волос как у тебя.
   Говоря все это, ведьма спускалась с утеса, с какой-то звериной грацией, пугающей и волнующей одновременно, подходя к англичанке.
   -Но и смерть не даст тебе облегчения - я заберу твою душу и превращу в свою рабу, как я делала с душами всех, кого приносила в жертву.
   Она уже спустилась и подошла совсем близко к своей жертве.
   -Ну что же ты молчишь? Я люблю, когда люди кричат, увидев меня. Думаю, я знаю средство, как расшевелить тебя.
   Она подняла руку. На ее пальцах матовым светом блеснули острые черные когти.
   -Я выколю тебе глаз. Один, чтобы другим ты могла видеть все, что я с тобой делаю. Ну что же ты? Кричи, отбивайся - так даже интересней.
   Ведьма приблизила свою руку к лицу девушки. Но на нем не было страха, который колдунья ожидала увидеть. Синие глаза спокойно смотрели на нее, алые губы кривились в насмешливой улыбке.
   -Я думаю, что мне пригодятся оба глаза - внятно произнесла девушка.
   Когтистые пальцы метнулись к ней, но за миг до того, как они были готовы погрузиться в глазницы Элен, та схватила запястье чернокожей дьяволицы. Глаза ведьмы округлились от изумления - несмотря на то, что она была на голову выше англичанки и более плотного телосложения, руку она вырвать так и не смогла. Медленно очень медленно сантиметр за сантиметром Элен отводила руку ведьмы от своего лица. При этом она продолжала улыбаться. Неожиданно она отпустила запястье своей противницы и тут же залепила ей оглушительную пощечину, от которой та покатилась по земле.
   Шипя от пережитого унижения, ведьма вскочила и с растопыренными пальцами метнулась к белокожей девушке. Та спокойно смотрела, но в последний момент уклонилась от атаки и, заломив руку ведьме за спину, снова швырнула ее на камни.
   -Начинает напоминать базарную драку - недовольно протянула британка.- Может, придумаешь что-нибудь поинтереснее?
   Ведьма поднялась с земли, смотря на Элен диким взглядом, в котором смешались ненависть и недоумение. За всю свою жизнь черная демоница привыкла к тому, что ей никто не сопротивлялся. Все люди- черные или белые, всегда были ее законной добычей. А здесь какая-то белая девчонка уже дважды швырнула ее на землю, обращаясь с ней как провинившейся рабыней. Подобного унижения ведьма не испытывала никогда. Она страшно глянула в глаза молодой англичанки и вдруг рассмеялась ей в лицо.
   -Ты может и дьявольски сильная белая сучка, - сквозь смех проговорила она.- Но сейчас ты столкнешься с теми пред кем все твои умения - пыль по ветру.- Она вскинула вверх руки, неожиданно налетевший ветер развевал ей волосы, делая ведьму похожей на африканскую Горгону.- Данбхахлах-Уедо, великий Змей услышь мой зов . Я, Нзинга призываю чешуйчатых детей твоих. Придите же дщери Данбхахлаха из топких болот и покарайте чужеземку посмевшую поднять руку на Нзингу!
   Воздух внезапно наполнился мерзким запахом рептилий. В уши Элен ударило оглушительное шипение, многократно отразившееся со всех сторон. В темной густоте леса что-то зашевелилось. Элен увидела как из-под корней дерева к ней ползет огромная черная змея толщиной в руку взрослого мужчины и длиной не менее десяти футов. Это была самая смертоносная обитательница африканских джунглей- черная мамба. Вслед за ней показались и другие гады - огромные пятнистые питоны, плюющиеся кобры с поднятыми капюшонами, зеленые гадюки. С деревьев падали тонкие как стрелы и такие же смертоносные древесные змеи. Элен бросила взгляд на камни: среди скал тоже извивались и переплетались бесчисленные змеи. Все вокруг казалось покрытым шевелящимся копошащимся ковром из пресмыкающихся. Холодные глаза рептилий мерцали в лунном свете, словно россыпи драгоценных камней.
   Ведьма, чьи глаза сверкали не менее страшно в этот миг, торжествующее улыбнулась и протянув руку по направлению к Элен требовательно выкрикнула что-то гортанным голосом. От общей копошившейся массы отделилась черная мамба появившаяся первой. Она заскользила поверх переплетающихся змей по направлению к белой девушке. Раздвоенный язычок непрерывно мелькал перед треугольной мордой. Черное чудовище уже приоткрыло пасть, в которой блеснули ядовитые клыки. Еще минута - и тварь нанесет удар, а вслед за ней ринется и все прочее чешуйчатое воинство. Нзинга возбужденно облизнула свои губы, ее глаза загорелись в предвкушении того, как через несколько минут Элен превратится в раздувшийся от яда обезображенный труп.
   Но смертельного укуса так и не последовало Белая девушка спокойно уселась на корточки и, улыбаясь, протянула руку по направлению к чешуйчатой гадине. Мамба осторожно ощупала языком пальцы Элен, потом неожиданно развернулась и заскользила по направлению к лесу. Вслед за ней бесшумно исчезли и остальные змеи. Элен бросила беглый взгляд на камни - там тоже было пусто. Она спокойно улыбнулась обезумевшей от злобы ведьме.
   -Я и змеи давние друзья,- произнесла она.- Что у тебя есть еще?
   Ведьма была обескуражена, но сдаваться не собиралась. Руки ее беспрестанно двигались, чертя в воздухе какие-то загадочные знаки; губы шевелились, шепча заклинания. Узоры на ее браслетах и сам амулет засветились призрачным зеленоватым светом.
   Воздух снова наполнился омерзительной вонью - только на этот раз это был невыносимый смрад разрытой могилы. В глубине леса возникло все то же зеленоватое свечение, с каждой секундой становившееся все сильнее и сильнее. Рыхлая земля у подножия деревьев зашевелилась, в ней мелькнули чьи-то черные спутавшиеся волосы. Рядом с ними земля вспучилась небольшим холмиком, тут же осыпавшимся. В земле мелькнули костяшки пальцев скелета. Элен внимательно посмотрела на продолжающую шептать заклинания ведьму.
   -Уже неплохо - негромко произнесла она.
   Из леса выходили гротескные существа. На первый взгляд они напоминали обычных людей только сильно изможденных и одетых в лохмотья. Но, приглядевшись, можно было заметить, что плоть этих существо была непонятного серовато-белесого цвета, а глаза - без единого проблеска мысли. На телах у многих виднелись огромные зияющие раны, обнажающие кости и внутренности. Каждой из этих ран было достаточно, чтобы убить человека, однако твари бодро шли вперед, не обращая внимания на куски плоти отваливающиеся от них. У иных вовсе не хватало иных частей тела, с головы была содрана вся кожа, вместе с ушами, глазами и губами.
   -Твоя работа - усмехнулась Элен, опять посмотрев на ведьму.
   В земле то и дело разверзались огромные черные провалы, из которых лезли и вовсе невообразимые твари - полуразложившиеся трупы, разваливающиеся на ходу. Некоторые представляли собой какие-то бесформенные свертки гниющей плоти и поломанных костей, по которым ползали большие белые черви. Другие были просто голыми скелетами. На некоторых из них виднелись обрывки одежды- как традиционной негритянской, так и европейской
   Ведьма применила самый черный и жуткий из приемов колдунов Черной Африки, заботливо сбереженный затем на Карибских островах. Но знания гаитянских боккоров- лишь жалкое подобие тех ужасных знаний которыми владеют чернокожие некроманты с их исторической прародины. "Мамбо" и "майомберо" Нового Света мечтать не могли о власти позволяющей в мгновение ока поднять из могилы всех мертвецов, включая тех, что умерли годы, а то и десятилетия назад.
   Все это мертвое воинство собиралось вокруг Элен, клацая зубами голых черепов, протягивая к девушке худые костистые руки. Еще немного и она окажется погребенной под грудой живых мертвецов, которые разорвут ее в клочья.
   Англичанка уже не улыбалась, ее лицо стало сосредоточенным, в глазах появилась сталь. Неожиданно она выбросила перед собой руку и выкрикнула несколько слов на незнакомом языке. Сужавшееся вокруг нее кольцо дрогнуло и заколебалось, сама Нзинга нахмурилась почувствовав, что что-то опять пошло не так.
   В ночном небе неожиданно загорелась яркая точка. Увидев ее, Элен заулыбалась, а черная жрица недоуменно сдвинула брови. Повисев немного в воздухе, точка стала приближаться, напоминая падающую звезду, но двигаясь не так быстро. Скоро стало ясно, что это летит что-то живое, испускающее вокруг себя яркий свет. Вскоре существо уже можно было рассмотреть достаточно четко. Это был большой крылатый змей с иссиня-черной чешуей, на которой плясали языки золотистого пламени. Раздвоенный язык мелькал меж острых зубов, холодные немигающие глаза уставились на колдуний и толпящихся вокруг них толп мертвецов.
   - Татзльвум! - крикнула Элен, указывая рукой на сонмище зомби..
   Какое-то время змей просто висел в воздухе, затем из пасти послышалось громкое шипение и почти сразу же языки огня, плясавшие на золотистой чешуе, стали выше раза в три. Окутавшись пламенем, огненный змей камнем ринулся вниз, на сбившихся в беспорядке мертвецов. Зомби вспыхнули как загоревшаяся бумага. Никто из них даже не попытался сдвинуться с места - настолько яростным был поток пламени. Мертвая плоть сгорала словно гнилое дерево, костяки рассыпались и исчезали в ярко-красных вспышках. При этом пламя не разу не перекинулось на ближайший лес.
   Огонь успокоился также быстро, как и появился. Набухший шар подрагивающего пламени, окутавший змея, вновь поднялся кверху, повисел какое-то время над вершиной, после чего вытянувшись в длинную светящуюся линию, взмыл вверх и исчез в лунном свете. На земле остались лишь обугленные костяки.
   Но Нзинга еще не исчерпала всех своих приемов.
   -Значит, духов вызывать умеешь?- прошипела она, с ненавистью глядя на белую девушку.- Что же я тоже.- Негритянка вскинула руки. - Ойа, Ойа! Богиня, что несет разрушение и гибель, та, что повелевает духами бури и чей дом кладбище! Призови сюда всех тех, кто охотиться сегодня в Ночь великой Луны, всех духов гор, леса и болот. Пусть ярость их обрушится на колдунью из чужих стран осквернившую своим присутствием великую гору. Пусть когти и клыки злых духов порвут ее на части.
   Ведьма замолчала, замерев словно статуя. Было похоже, что она к чему-то прислушивается. Элен тоже навострила уши: откуда-то издали послышался все нарастающий рокот. Она без труда опознала в этом нем бой барабанов. Нзинга выпрямилась, ее белые зубы сверкнули в торжествующей улыбке.
   -Сейчас ты узнаешь, сука, чьи духи сильнее!
   Бой барабанов становился все громче и громче. В такт этому зловещему ритму Нзинга стала дергаться всем телом, словно в падучей, потом закружилась в неистовом и бесстыдном танце. Во всех ее движениях было что-то нечеловеческое- замысловатые кульбиты и позы, движения за которыми нельзя было уследить человеческому глазу. Ведьма извивалась с гибкостью, на которое не было способно человеческое тело. Казалось она забыла о существовании белой девушки ее глаза были устремлены в небо, там, где насмешливо ей подмигивала древняя богиня черных племен.
   Краем глаза Элен уловила какое-то движение слева. Она медленно посмотрела в ту сторону - под пологом джунглей стояла огромная черная гиена из тех, которых она видела раньше. Вслед за ней появились и другие черные твари. Раздвигая джунгли зарослей, выходили волосатые карлики с мощными надбровными дугами и острыми клыками. Элен бросила беглый взгляд на скалы - на них уже выползали какие-то совершенно омерзительные твари- раздувшиеся жабы величиной с теленка; огромные пауки с обезьяньими головами и лапами похожими на человеческие руки; гигантские раздувшиеся ящерицы. Откуда-то сверху послышался протяжный крик и Элен увидела, как на фоне Луны вниз мчатся какие-то крылатые создания. Сделав пару кругов над вершиной горы они опустились, рассаживаясь по верхушкам пальм- чудовища с перепончатыми крыльями и мордами средневековых горгулий. Алые глаза угрюмо смотрели на Элен, в приоткрытых пастях влажно блестели острые как иглы клыки. Рядом с ними в воздухе словно из неоткуда появились блуждающие огни, заливавшие все вокруг колдовским синим свечением. А из джунглей продолжал слышался треск ломающихся веток и чье-то шумное сопение, словно кто-то огромный спешил сюда на зов чернокожей колдуньи.
   Шум там-тамов внезапно смолк и Нзинга остановилась. Торжествующим взглядом она обвела призванных ею слуг и грациозным движением выбросила руку в сторону Элен.
   -А теперь...- произнесла она.
   -Ну, хватит балагана!- сердито выкрикнула Элен.- Вы все! Вон отсюда.
   В этот момент ее лицо исказилось в звериной гримасе, полные губы вздернулись обнажая острые клыки, пальцы скрючились и на них появились когти, на коже вдруг заблестели чешуйки. Глаза девушки засветились страшным желтым светом.
   Чудовищное сборище замялось.
   -Убейте ее - яростно выкрикнула Нзинга.- Я приказываю!
   Передние ряды тварей неуверенно качнулись вперед. Но существо, которое только что было цивилизованной белой англичанкой, наклонилось вперед и полу-проговорило, полу-прошипело еще несколько слов. После этого твари Нзинги стали в испуге разбегаться. Элен обернулась к Нзинге, приобретая свой прежний облик. Однако сейчас она изменилась, что-то осталось неуловимо нечеловеческое. Изменился цвет глаз ставших ядовитого сине-зеленого цвета, уши словно слегка заострились, кожа стала еще светлее.
   -Ну что довольно с тебя? - неожиданно спокойно произнесла англичанка.- Или теперь мне показывать свою силу?
   -Кто...ты? - выдавила из себя раздавленная Нзинга.
   Элен ответила не сразу. С задумчивым видом она подошла к изуродованному трупу Сэмюеля лениво провела рукой по ставшей пепельной коже, кончиками пальцев коснулась страшной раны в груди.
   -Здорово ты его. Впрочем, правильно, он мне за эти два дня уже так осточертел. - Элен подмигнула Нзинге.- Я его уже сама заесть хотела, когда ты, наконец, появилась.
   Пальцами с острыми когтями она одним ударом пробила брюшину убитого Сэмюеля. Какое-то время она шарила внутри, потом вдруг выдернула руку. В ней Элен держала печень несчастного нигерийца. Улыбнувшись Нзинге, она впилась белыми зубами в окровавленный кусок плоти.
   -Ты злой дух?- напряженно спросила черная ведьма.- Колдунья? Или...сама богиня?- она бросила взгляд на сияющую в небесах Луну.
   -Да как тебе сказать - пожала плечами Элен, с увлечением поедающая свой трофей - полубогиня еще может быть. Когда-то меня считали человеком - очень давно и очень далеко отсюда. Меня называли дочерью Вурмхере Отважного, одного из вождей Старой Саксонии. Не знаешь такой земли? Впрочем, откуда тебе знать?
   Тогда меня звали не Элен, а Рагнхильд. Впрочем ты можешь звать меня Ровеной- так переиначили мое имя в Британии. Еще с детства у меня обнаружились кое-какие способности. Ничего особенного: гадание по рунам, умение слышать альвов и троллей, повелевать животными, наводить порчу. Я тогда еще не знала о своем происхождении.
   Элен - Ровена отвернулась, чтобы оторвать еще кусок плоти от груди мертвого негра, после чего продолжила свой рассказ.
   -Однажды к моему отцу приехал Хенгист Рыжебородый, конунг ютов. Они вместе собирались навестить пророчицу Ведис, живущую в священной роще. Вырмхере взял меня с собой, чтобы пророчица рассказала ему обо мне- девушка криво усмехнулась- у него уже тогда появились подозрения. Оказалось, что расколоть этот орешек будет не так просто, как казалось Ведис. Она гадала на рунах, взывала к богам и духам, приносила жертвы. На отце тогда лица не было - вся эта неопределенность мучила его еще больше, чем, если бы он знал правду. Нидхегг-прародитель, как мне тогда ее хотелось не знать. Куда там - узнала все, что можно и даже больше. Ночью явился ко мне один...гость.
   Ровена с таким остервенением вцепилась в очередной кусок человечины, словно он был ее личным врагом.
   е просто гость- сам Локи, бог-колдун, бог-обманщик, прародитель ведьм. Вы его зовете Эшу Элегбой и кажется, Ананси - она вновь усмехнулась глядя на изумленно распахнувшиеся глаза Нзинги- не ожидала такое услышать? Вот я тоже. Понимаешь, мой народ верил, что Локи скован светлыми богами и не освободится до самых Сумерек Богов. Это уже много позже выяснилось, что все не так просто как поется в героических песнях. Иногда он все-таки может выходить в мир людей - и не просто выходить. Думаешь, мне было весело узнать, что тот, кого называли Отцом Чудовищ, оказался заодно и моим родителем? Моя матушка, благородная Вульфрит умудрилась забрести в ведьминский лес, аккурат накануне праздника, что еще кельты называли Самхейном. Там то ее он и подстерег. А через семнадцать лет, когда мать уж давно умерла, вдруг решился навестить меня. Он мне и сказал, что я хоть и его дочь, но силы мои еще спят. А чтобы пробудить их - девушка покрутила головой- мне тогда и в голову не могло прийти, что могу сделать хоть что-то подобное. Ничего сделала и даже больше. Папаша, чтобы его тролли разорвали, не все мне сказал - так что "обретение сил" было тем еще испытанием. И все же я пробудила божественную часть своей природы- хотя сколько мне пришлось учится, прежде чем я научилась пользоваться собственной силой! Для этого мне пришлось рыскать по всей Европе: я училась у гуннских ведьм и велетских волхвов Чернобога, северных колдуний и последних друидов Ирландии. Я спускалась в подземелья цвергов и драконов, разговаривала с черными альвами, достигала глубочайших бездн Нифельхейма и царства мертвых Хель - она усмехнулась - сестричка мне была совсем не рада. Впрочем, и о делах земных я не забывала - особенно в Британии. Я совратила короля бриттов Вортигерна и он отдал Британию Хенгисту и Хорсе, я помогла моему брату Элле основать королевство южных саксов. В обмен на это он принес в жертву темным богам всех жителей Андреда. О если бы ты знала что великолепные обряды свершались в мою честь, перед изображением белой лошади в Уиффингтоне, куда я являлась в облике женщины-дракона, сколько бриттов сложили там свои головы.
   Рагнхильд мечтательно зажмурилась.
   -Но все проходит - поскучнела девушка - и даже древним богам пришлось потеснится. Распятый обретал все больше приверженцев - уже к концу седьмого века Англия была крещена. Тогда я поняла, что мне пора покинуть Британию и начать жить там, где я захочу. Божественная кровь в моих жилах оберегала мое тело от прикосновений старухи Элли, я могла жить так долго, как живут только бессмертные боги. Вот только могущество мое сильно уступало божественному. Да и питаться мне порой приходилось...тем же, чем и моим дражайшим родичам. Если бы ты знала, как мне наскучило ждать, когда они выберутся на волю!- вздохнула Ровена. - Увы, это случиться не так скоро как кажется многим.
   За эти почти полторы тысячи лет я где только не была. Больше всего конечно времени я проводила в Европе - там всегда находилось чем заняться. Только в Валахии, Трансильвании и Венгрии я провела почти триста лет- больно местечко было занятное. Дружила и с Владом Дракулой и Эржебет Батори- ты не знаешь кто это такие, но я думаю, вы бы нашли общий язык. С Эржебет я веселилась особенно долго - такая затейница оказалась. Европейская аристократия, как бы она не называлась, всегда будет не прочь обратится за помощью к темным силам. Благочестивые там в меньшинстве, хотя многие и притворяются таковыми. Мне ли, с моей родословной, было не пробиться в самые высшие круги Европы? Я участвовала в самых извращенных оргиях итальянских аристократов, мне приносили в жертву некрещеных младенцев на черных мессах, творившихся под носом у короля Франции, я почиталась в тайных обществах "просветителей и гуманистов", скрывавших под красивыми названиями пороки и странности, ужаснувшие бы и самого Люцифера.
   Разумеется, не забывала я и об Англии. Это от меня пошла династия, которую все в Европе называли "чертовым семенем"- Плантагенеты. Глупые менестрели сильно раздули ту историю, а суеверные глупцы рассказывали о змееногой деве Мелузине, которую разоблачили только, когда она не захотела заходить в церковь. Но это все ерунда - мне просто надоело изображать из себя жен простого смертного. Это я вызвала шторм, потопивший "Непобедимую Армаду", это мне приносили жертвы Фрэнсис Дрейк и Уолтер Рейли, когда отправлялись в новые походы. С недавних пор я живу в Лондоне, под именем Элен Старк. Вот моя история, надеюсь, тебе было интересно.
  
   -Что ты хочешь от меня?- настороженно спросила Нзинга. Из рассказов Ровены она поняла только одно: она не просто могущественная колдунья, но и дочь одного из богов.- Я же тебе не мешала - добавила она.
   -Зачем европейцы приезжают в Африку? - пожала плечами англичанка.- По разным причинам, многие - ради экзотики. Я - белая охотница, как и многие другие. Кто-то охотится на зверей, в колониальные времена ловили людей, я же охочусь за сверхъестественной дичью. Легенду о ведьме с Проклятой горы я слышала еще в 1896 году от одного из английских офицеров, но как-то не было времени.
   -Ты меня убьешь? - поинтересовалась ведьма, подбираясь подобно хищному зверю.
   -Неужели ты думаешь, что я повешу твою голову у себя в гостиной - усмехнулась Элен-Рагнхильд - я не настолько кровожадна. Сейчас многие любят держать дома экзотических животных. Ты будешь моим живым трофеем, а заодно помощницей в некоторых делах. Мне сейчас как раз нужна компаньонка сведущая в магии.
   -А если я не захочу?
   -А кто тебя спрашивает?- удивилась дочь Локи.- Я уже доказала, что нет у тебя шансов победить меня. Тебе остается только покориться.
   Она отвернулась, чтобы вырвать из развороченного трупа еще кусок мяса. Казалось, она потеряла интерес к своей собеседнице. Перемазанными в крови пальцами саксонка вытащила легкие и тут же вцепилась в них белыми зубами.
   Только сверхъестественное чутье и реакция позволили девушке отскочить в сторону, когда на то место где она стояла, обрушилось огромное черное тело. Тем не менее, совсем уберечься ей не удалось.
   -Ах ты дрянь!- в первый раз за сегодня разозлилась саксонская ведьма. Ее штаны ниже колена были разорваны огромной когтистой лапой, сквозь камуфляжную ткань сочилась кровь. - Все никак не успокоишься.
   На растерзанном теле негра, грозно рыча и скаля белые клыки, сидела огромная черная пантера. Длинный хвост бил по камням, желтые глаза зло смотрели на Рагнхильд. Она не боялась обычных зверей, но клыки и когти оборотня были ей опасны, также как и обычным людям. Если бы она сейчас не отскочила, ей бы не поздоровилось.
   -Значит, по-хорошему не хочешь - зло произнесла саксонка. - Ну, давай поиграем еще.
   Черная пантера, прижавшись к земле, ожесточенно била себя хвостом по ребрам. Она сделала шаг вперед, потом еще, готовясь к прыжку.
   Ровена сжала пальцы в кулак, его резко выбросила прямо под нос зверя, что-то прошептала и разжала пальцы. Мельчайшая черная пыль окутала пантере морду. Большая кошка чихнула, потом еще раз, затем принялась тереть лапой нос.
   -С оборотнями я умела справляться еще до того, как познакомилась с папочкой - насмешливо пояснила саксонская колдунья.
   С пантерой происходило что-то странное. Ее морда окуталась небольшим облачком мрака, который большая кошка как не старалась, не могла стряхнуть. По всей видимости, оно доставляло ей большой раздражение, которое усиливалось с каждой секундой. Вскоре пантера повалилась на землю, ожесточенно тря морду обеими лапами. Ровена с усмешкой смотрела на корчащегося пред ней зверя, рычащего в бессильной злобе.
   С телом оборотня происходили непонятные метаморфозы- оно словно усыхало и съеживалось. С каждой секундой пантера уменьшалась в размерах. Грозный рык сменился жалобным мяуканьем и вскоре среди камней сидела уже обычная черная кошка. Неприятные ощущения, вызванные порошком колдуньи, уже прошли и теперь кошка недоуменно оглядывалась по сторонам, словно не понимая, что с ней произошло.
   -Я заколдовала, тебя моя черная кошечка - весело произнесла саксонка.- Теперь ты даже если и захочешь превратиться в пантеру, всегда будешь превращаться только в эту кошку. А сейчас ты даже своего прежнего облика принять не сможешь.
   Она насмешливо посмотрела на съежившегося среди камней черного зверька, потом отступила на шаг.
   -А вот я смогу принять любое обличье.
   Она быстро сбросила с себя одежду, подставляя лунному свету свое великолепное сильное тело. Белая кожа, казалось, светилась в лунном свете. Дочь Локи воздела руки вверх, как это делала недавно Нзинга и выкрикнула слова древнего заклинанья. Почти сразу ее тело стало меняться. Руки сильно вытянулись, став в несколько раз длиннее тела, которое стало коротким и круглым. Лицо сильно раздалось, глаза стали круглыми и желтыми, вместо рта появился черный изогнутый клюв. Сквозь кожу пробились белые жесткие перья в мгновения ока покрывшие все тело. Руки превратились в огромные крылья, а ноги - в короткие лапы с острыми когтями.
   Через мгновение превращение было закончено. На камне сидело существо, которого по всем законам природы никак не могло быть в тропической Африке - белая полярная сова. В жаркой и душной африканской ночи вдруг повеяло настоящим арктическим холодом. Кошка-Нзинга поняв что ее ждет, сорвалась с места и кинулась в заросли. Огромная белая птица, угрожающе щелкнув клювом, взмахнула крыльями и взлетела вверх. Бесшумно словно огромный белый призрак она скользила над землей, неумолимо настигая превращенную ведьму.
   Черной кошке осталось добежать всего несколько футов до спасительных джунглей, когда Ровена настигла ее. Огромные лапы сжались вокруг туловища кошки, издавшей пронзительный визг и сова тут же взмыла в ночное небо.
   Они пролетели над горой и начали спускаться вниз к раскинувшимся вниз джунглям. Ночные птицы и летучие мыши испуганно улетали, завидев странную парочку, инстинктивно чувствуя исходящую от них незримую мощь. Черная кошка отчаянно пыталась вырваться из лап своей пленительницы извиваясь и царапаясь. Еще более ожесточенно шла невидимая борьба- Нзинга изо всех сил старалась сбросить с себя чары наложенные на нее саксонской ведьмой. Пока получилось плохо.
   Тем временем джунгли кончились. Под ними блестела в лунном свете река, за которой начинались болота. От них исходили душные зловонные испарения, над стоячей водой вились комары и другие насекомые.
   Пролетая над одним огромным болотом сова разжала когти и кошка с отчаянным воплем полетела вниз с высоты в сорока футов. В воздухе она превратилась в вопящую чернокожую женщину. Подняв огромную тучу брызг, Нзинга рухнула в жидкую грязь.
   Ровена опустилась на топкий берег, постепенно принимая свой изначальный облик. Иронично она смотрела на воду, из которой, кашляя и отплевываясь, вынырнула черная ведьма.
   Справа внезапно раздался громкий всплеск: с ближайшего островка в воду рухнули два огромных крокодила. Быстро работая хвостами, они приближались к Нзинге. Та рванулась к берегу, но не успела сделать и пары гребков, как гигантские рептилии настигли ее. Нападать сразу они не стали, просто описывали вокруг попавшей в их владения жертвы огромные круги. Та в свою очередь косилась на саксонку, понимая, что сейчас ее судьба - в руках белокожей колдуньи.
   -Забавные твари, правда? - произнесла Ровена, кивая на плавающих в воде рептилий.- Я была на островах южных морей, когда этим симпатичным ящеркам еще приносили в жертву девушек - не хочешь почувствовать каково им было? По одному моему слову они кинутся на тебя, а ты сейчас даже заклинанием никаким воспользоваться не сможешь - об этом я позаботилась. Я не знаю, может полудемоны могут справится с крокодилами и без магии, но в любом случае тебе будет очень больно. А какой охотник станет портить у своего трофея такую отличную черную шкурку? - она дружески улыбнулась стоящей в воде Нзинге. Та угрюмо молчала, прекрасно осознавая, что деваться ей теперь некуда. Крокодилы по-прежнему описывали круги вокруг нее.
   -Давай поговорим серьезно - предложила саксонка.- Мне понятно, почему ты так сопротивляешься - до сих пор не можешь поверить, что кто-то из белых превзошел тебя в колдовстве. Черных вообще распустили - в Европе и Америке с вами цацкаются как только могут, вот вы и решили, что "снежков" можно в грош не ставить. Но я-то не из этого мягкотелого века. Я родилась в те времена, когда мне никто не мог объяснить, что такое "гуманизм" или "толерантность". Даже если забыть о том, кто мой отец и помнить только о предках по матери - ооо, сколько я могла бы рассказать о том, что творили саксы, высадившись в Британии. Гитлер- душка и гуманист в сравнении с ними. В глубине души я все та же ведьма из варварских лесов, что и полторы тысячи лет назад. И сделать из тебя окровавленный кусок мяса мне ничего не стоит.
   Что ты ломаешься, в самом - то деле? Тебя же не на плантации везут работать как твоих предков. Жить будешь со мной, свободного времени у тебя будет предостаточно. Ну будешь время от времени выполнять кое-какие мои поручения, развлекать моих гостей...да и меня тоже...-Ровена улыбнулась порочной улыбкой.- Я девушка разносторонняя, если ты понимаешь, о чем я. Ну что, согласна?
   Нзинга уже осознав, в какую ловушку она угодила, обреченно кивнула головой.
   -Оч-чень хорошо, - промурлыкала Элен.- Но небольшая дрессировка тебе не повредит. Выходи, они тебя не тронут. Но раз уж ты решила мне сегодня показать свою животную сторону, значит, и выйдешь ты из воды на четвереньках.
   Глаза черной ведьмы вновь вспыхнули ненавистью, губы дрогнули, готовясь произнести проклятие. Но крокодил рядом с ней многозначительно щелкнул зубастой пастью и Нзинга опомнилась. Склонив голову, она словно сомнамбула двинулась к берегу. Огромные рептилии двигались рядом, не сводя с нее бесстрастных глаз. Только незримый приказ удерживал их на месте.
   Когда вода стала уже по колено Нзинге она встала на четвереньки и послушно стала выходить из воды. Внутри она вся кипела от ненависти и унижения, но к жажде мести прибавилось новое доселе ей не знакомое чувство - страх. Впервые за всю свою неестественно долгую жизнь ведьма боялась. Наполовину утопая руками в топком иле, она выползала на берег. Следовавшие за ней крокодилы резко развернулись и с громким плеском исчезли в болоте.
   -Иди сюда- прошептала Ровена, подманивая Нзингу.- Не вставай рабыня, ползи.
   Униженная Нзинга поползла, пока не оказалась у самых ног белой колдуньи. Та торжествующе улыбнулась, выставив вперед стройную ножку.
   -Давай, целуй - требовательно произнесла она. Видя, что Нзинга колеблется, она уже строже выкрикнула - Целуй мне ноги, тварь.
   Нзинга покорно склонила голову и слегка коснулась розовых пальчиков пухлыми губами. Повинуясь требовательному выкрику Рагнхильд, она стала целовать и облизывать их. В ответ, саксонка сильнее прижала ногу к ее лицу. Нзинга потерлась лицом о изящную ступню Ровены, затем принялась сладострастно обсасывать ее пальчики. Черная ведьма покрывала поцелуями ногу Элен, со всех сторон облизывая ее ступню и гладя икры руками. Они уже обе получали от этого некое удовольствие.
-Хорошая, хорошая девочка, - мурлыкала довольная Ровена, изящно поднося к губам Нзинги вторую ножку. -Не будешь больше сопротивляться? - Нзинга отрицательно помотала головой, не переставая ласкать ноги белокожей красавицы.- Молодец! - сказал Ровена, отводя ногу ото рта мулатки. - Я, наверное, сегодня верну тебе все твои умения. Даже в пантеру сможешь превращаться. Но для этого тебе придется постараться. Чтобы стать большой, черной киске придется угодить...моей киске.- Англичанка откинулась на спину, широко раздвигая свои длинные ноги и открывая истекавшую соками промежность. - Ну-ка, полижи мне.
   Похотливо поглядывая на Ровену, Нзинга продвинулась вперед, зарываясь лицом меж белоснежных бедер саксонки. Ее длинный узкий язычок, проскользнул внутрь горячей пещерки, пухлые губы старательно обсасывали каждую складочку. Сасконка громко стонала, изгибаясь всем своим гибким телом. Плавным движением белая колдунья завела ноги за спину Нзинги, скрестив их у нее на хребте. Могущественная горная ведьма, наводившая страх на всю округу, сейчас изо всех сил стремилась доставить удовольствие своей хозяйке. Вот пальцы Ровены впились в густую черную шевелюру, ритмично двигавшуюся у нее между ног и саксонка со стоном кончила, залив своими выделениями лицо чернокожей. Та тут же принялась облизываться словно кошка.
   -А ты шалунья - игриво улыбнулась Ровена.- Теперь моя очередь доставить тебе удовольствие.- Она привлекла к себе Нзингу и впилась в ее губы долгим жадным поцелуем.- Но перед этим мне надо сделать то, что я обещала- сказала она, с явной неохотой отрываясь от своей любовницы.
   Рагнхильд провела рукой над головой новой служанки, что-то нашептывая при этом. Черная ведьма почувствовала, как ее голову охватывает странная пульсация, постепенно распространяющаяся по всему телу. Она громко застонала, ее тело забилось в конвульсиях. Магическая сила Нзинги возвращалась к ней! Она чувствовала, как могучим потоком в нее вливается колдовская энергия, как мир вокруг нее заиграл множеством доселе потерянных ощущений.
   Пока Нзинга наслаждалась ощущением вновь приобретенного могущества, Ровена мягко уложила ее на спину, заставив вытянуться в полный рост. Белые пальцы до боли сжали пышные черные груди, вырвав из Нзинги сладострастный стон.
   - Сейчас мы с тобой станем очень близки друг другу - прошептала Ровена ей на ухо. Она стала покрывать чернокожее тело быстрыми поцелуями, от полных губ до пальчиков ног, нежно покусывая наиболее чувствительные места. Пальцы Велеи тоже не находились в спокойствии - они оглаживали и ощупывали тело черной колдуньи, незаметно касаясь неких потаенных точек. Эти почти невесомые прикосновения заставляли Нзингу вздрагивать и корчится словно по ее телу пропускали электрические разряды. Она тяжело дышала, ее мокрая кожа сразу высохла и тут же покрылась новыми каплями - на этот раз пота. Сверкая белками глаз, ведьма в забытьи выкрикивала слова заклинаний, смысла которых она сейчас даже не осознавала. Охвативший ее шаманский экстаз затопил остатки ее рассудка - теперь она выступала как слепой проводник могучих сил просыпавшихся вокруг них.
   Саксонка тоже чувствовала их и, целуя кожу Нзинги, беззвучно шептала свои заклинания. Каждой своей клеткой она чувствовала переполняющую ее энергию, видела, как темные давно забытые силы входят в нее и ее любовницу. Но в отличие от черной, белая ведьма еще могла контролировать их, направляя и удерживая могучие потоки, бьющие отовсюду - из земли, воздуха, болота.
   Вся природа казалось, затихла, наблюдая зловещую мистерию, разворачивающуюся в черной грязи африканских болот. Черное и белое тела переплетались в сладострастных объятиях деформируясь, словно сырая глина в руках гончара. Стоны и крики обеих любовниц сменились воем, лаем, шипением. Тела колдуний начали меняться- трещали кости, тянулись хрящи и сухожилия. Лицо Нзинги покрылось густым черным мехом, ноздри расширились, во рту блеснули острые клыки. Руки и ноги вытягивались, истончались, распадались надвое. Вскоре уже восемь паучьих лап обнимали упругое тело белой колдуньи. Та тоже менялась - под ее кожей прокатывались упругие валики, спина вздулась горбом, потом треснула, и из нее вырвались огромные перепончатые крылья. Тело Ровены покрылось зеленой чешуей, а голова превратилась в змеиную. Руки превратились в когтистые лапы, терзавшие податливую плоть, в то время как клыки чудовища, в которое превратилась Нзинга, разрывали кожу Ровены. Два адских отродья проходили темную инициацию, пришедшую из самых жутких и тайных языческих культов. Колдовским взглядом Ровена видела, что вокруг них толпятся стаи уродливых бесов, в воздухе кружатся крылатые чудовища, а на фоне полной луны восстает во весь рост силуэт огромного рогатого Змея с пылающими глазами. Великий Бог Тьмы, известный под разными именами, пришел благословить союз двух своих служительниц.
   Паучьи лапы Нзинги проткнули насквозь саксонскую ведьму. Кровь, брызнувшая из ужасных ран, вскипела, словно расплавленная магма, сжигая тела демонических любовниц. В этот самый момент острые когти вонзились между черных грудей Нзинги распоров тело горной ведьмы от горла до промежности. Но из разверстой распахнутой раны не вылилось ни капли крови.
   Раздвоенный язык скользнул в ужасную рану, ощупывая ее края. Еще одно неуловимое изменение - и он сам вдруг превратился в маленькую змейку. Извиваясь меж ребер и лохмотьев плоти, она мгновенно исчезла во внутренностях паукообразного чудовища.
   Для Ровены в змеином облике мир переменился - она словно чудовищно уменьшилась попав внутрь целой вселенной человеческого тела. Извиваясь змеиным телом, она проплыла по рекам капилляров и артерий, купаясь в алой влаге, проскользнула рядом с мерно сокращающимся сердцем, затем переместилась в пищевод. Ее призрачное тело легко проникало сквозь стенки сосудов и органов.
   Возле темной громадой печени она увидела, наконец, то чего искала - небольшой сгусток мрака, пульсирующий на месте желчного пузыря. В нем то и дело вспыхивали маленькие красные искорки, словно глаза неведомых чудовищ. Змея скользнула к нему и трижды обвилась вокруг этого "пузырька мрака". Примерившись, она впилась в него зубами, впрыснув накопленный яд. В этот момент последовал беззвучный взрыв, целые темные миры и галактики промчались у нее перед глазами, толпы вихляющихся бесов взвыли разом тысячью глоток и Рагнхильд стремительно понеслась обратно.
   Когда Нзинга очнулась уже светало. Она по-прежнему лежала на берегу болота, широко раскинув руки и ноги. Все ее тело было в грязи, иле и какой-то красной слизи. Рядом стояла Ровена и задумчиво смотрела на нее.
   -Прошлой ночью было очень весело- ответила она на невысказанный вопрос Нзинги.- Извини, но я все-таки не была уверена, что ты не предашь меня при удобном случае. Поэтому я вынуждена была подстраховаться.
   -Я же знаю о том, что твоя "манга" заключено у тебя в чреве,- продолжала она.- Этой ночью я захватила источник твоей силы. Не волнуйся, твое искусство от этого не уменьшится - успокоила встрепенувшуюся Нзингу Ровена.- Но если ты вздумаешь обратить свое колдовство против меня...
   Ведьма неслышно прошептала несколько слов, ее пальцы хищно скрючились, словно хватая что-то и почти сразу же Нзинга согнулась от невыразимой боли. В ней словно что-то взорвалось, адская боль моментально раскатилась по всему телу, отдавшись в каждой клеточке. Она не могла ничего ни сказать, ни пошевелиться, лишь хватала ртом воздух как выброшенная на берег рыба. Нзинга рухнула на песок, корчась в жутких судорогах из ее глаз полились слезы, изо рта пошла кровавая пена.
   Боль прошла также быстро, как и началась. Ровена снисходительно посмотрела на чернокожую рабыню, скорчившуюся у ее ног и пепельными губами беззвучно молившую ее о пощаде.
   -Думаю, ты, наконец, поняла, что к чему. Ну ладно хватит валяться - она небрежным жестом взъерошила черные волосы, наклонилась и смачно поцеловала Нзингу в губы.- Главное не забывай, что теперь - я твоя Госпожа.
  
   В каюте-люкс огромного океанского лайнера "Кинг Эдуард" Элен Старк пресыщено откинулась на спинку мягкого кресла. Блестящие ярко-красные губы и струйка крови, стекавшая из уголка рта красноречиво говорили, чем только что наслаждалась ведьма. В каюте царил полумрак, лишь около пятнадцати свечей освещали все вокруг.
   -Достаточно Вильям, ты как всегда молодец - она погладила по лысеющей макушке стоящего пред ней на коленях мистера Старка.- На сегодня хватит - я хочу остаться одна. - Элен взяла со стоящего рядом с ней столика стакан с коктейлем и слегка пригубила.
   Стоящий пред ней элегантный джентльмен молча поднялся на ноги. Ворот его сорочки был расстегнут, открывая его шею на которой были ясно видны две кровоточащие дыры - след от укуса.
   -Промокни чем-нибудь - посоветовала Элен, лениво развалившись в кресле.- А то всю сорочку кровью замараешь.
   Вильям Старк так же молча подошел к бару, достал оттуда бренди, стакан и пачку салфеток. Смочив их спиртным, он приложил несколько салфеток к шее. После налил себе стакан бренди, осушил половину и посмотрел на Элен.
   -Тебе что-нибудь нужно?
   -Нет Вилли, на сегодня нет - произнесла девушка, отхлебывая из стакана.- Можешь быть свободен.
   -Хорошо я тогда пойду, поиграю в покер,- он развернулся, собираясь уходить. - Завтра зайду. Брысь, проклятая!
   Изящная черная кошка выскочила из под ног сэра Старка и отбежала в сторону, недобро посматривая на него огромными желтыми глазами.
   -Не обижай кошечку - усмехнулась Элен - она мне дорогого стоила.
   -Что она может стоить, обычная грязная тварь, - пробурчал сэр Вильям, берясь за ручку двери.- Зачем ты ее вообще взяла?
   -На память - отрезала Элен.- До завтра Вильям.
   Он вышел за дверь, все еще что-то бурча себе под нос. Ровена насмешливо смотрела ему вслед. Вот уже более двадцати лет этот наследник старинного аристократического семейства ввел ее в свое семейство и с тех пор саксонская ведьма ни в чем не знает отказа. Он даже позволяет ей питаться его кровью, в надежде, что когда-нибудь он станет бессмертным. Саксонка усмехнулась: ни на что кроме банального вампира у этого напыщенного недоумка фантазии не хватило. Откуда же ему знать, что и другие создания Тьмы любят лакомиться человеческой кровью? Настоящие вампиры, конечно, существуют, но их жертвы тоже становятся "немертвыми" только если погубивший их нечистый сильно привязывается к тому, чью кровь он пьет. А она, мало того, что не вампир, так еще и совсем не привязана к сэру Вильяму - для нее он только денежный мешок. Ну, и еще временами - еда. Когда Старк ей наскучит, он умрет, а она, сменив имя, отправится на поиски нового богатого олуха. Или вообще обойдется пока без спонсора - нужно же какое-то время пожить и самой
   -Нзинга пойди ко мне - приказала Ровена.- Можешь принять свой облик, сюда уже до вечера никто не зайдет. Но на ноги пока не вставай.
   Передвигаясь на четвереньках, чернокожая красавица подползла к дивану, изгибая спину и ластясь к ногам госпожи. Черная кожа блестела в свете свечей, словно намазанная маслом, в светящихся в темноте глазах таилось нескрываемое обожание. Саксонка слегка пнула ее ногой и горная ведьма прогнулась еще сильнее, прильнув лицом к полу и оттопырив кверху пышные черные ягодицы. Ровена поставила на них ноги и облегченно вздохнула - ей не хватало подставки.
   -Так называемое высшее общество - такой вертеп- рассказывала Ровена Нзинге, попивая коктейль- со времен Эржебет Батори мало чего изменилось. Аристократические дома Европы, американские династии миллиардеров, японские медиа-магнаты, капитаны транснациональных корпораций... Имя им легион и их порокам - тоже. На людях, конечно, все гуманны и толерантны, но что творится у них в душе - это же ад кромешный - саксонка презрительно рассмеялась.- Кое-что иногда просачивается в прессу, но правду все равно не узнать... Извращенцы, садисты, некрофилы...Кто-то любит смотреть, как пытают до смерти, кто устраивает охоту на людей в своих владениях, недавно пошла мода на каннибализм. Многие увлекаются всякими древними культами, изучают восточные религии, проводят черные мессы...Для таких как мы - самое то. Скажу я тебе больше - в этой адовой кухне уже давно прижились бессмертные - от упырей до полудемонов вроде тебя. В старинных замках, на фешенебельных виллах, в уединенных резиденциях живут существа которые давно уже только внешне похожи на человека. Да и то- до ночи...
   -Так что ты со своими умениями придешься ко двору - продолжила Ровена, - для начала сделаем тебя моделью или кем-нибудь в этом роде - ты даже красивее чем Наоми, да и выглядишь намного моложе. Ну, а дальше - мы что-нибудь придумаем.
   Она сняла ноги с черного зада и поставила их пред лицом Нзинги. Та робко коснулась губами атласно-белой кожи, преданно заглядывая в глаза своей Госпоже.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"