Канавиня Нина Игоревна: другие произведения.

Между восходом и закатом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перед группой "Зодиак", которой руководит капитан Ветров, стоит важная для судьбы целой страны задача. Но в план действий моментально вмешиваются непредвиденные обстоятельства. Ставки оказываются выше, чем изначально предполагались Ветровым. Прошлое настигает настоящее и неотвратимо влияет на будущее. Под тихий смех Смерти героям предстоит решать, что делать с нитями любви, дружбы и предательства. Рвать их или связать тугим узлом?.. Предупреждение: ненормативная лексика. От автора: Эта история писалась вместе с Виктором Батыщевым (на данном сайте он не зарегистрирован)

  
 []
  
  
  Саундтреки:
  
  Korsиka - Воздуха нет
  Korsиka - Одна в финале
  Korsиka - Время повернуть (акустика)
  Korsиka - Другая сторона
  _________________________________________________________________
  
  Неофициальная база вооружённых сил Российской Федерации в Сирийской Арабской Республике.
  
  Район Дамаска,
  2012 год.
  
  Стоя на крыльце одноэтажного кирпичного дома, Ветров достал из-под бронежилета портсигар. Задумчиво посмотрел на запечатлённое на нём изображение: профиль женщины с распущенными волосами, ползущие по кромке крышки тонкие берёзовые ветви, внизу - большая звезда и под ней автомата Калашникова. Провёл большим пальцем по гравировке "Ветру от Лисы", выведенной на боковине. Это был подарок от его младшей сестры Алисы с последней их встречи в Москве. Он зашёл домой на два часа поцеловать её и родителей, смущённо извиниться, что у него новая командировка и на свой день рождения будет далеко от отчизны. Сестра и вручила ему подарок авансом, обняв и прошептав, как сильно мечтает о его скором возвращении к родному очагу.
  
  Жмурясь от утреннего, но уже ненасытно палящего солнца, Ветров вынул папиросу и спрятал обратно портсигар к сердцу. Да, доставать его из-под бронежилета было весьма неудобно, но держать эту вещь в ином месте ему претило. Возникало чувство, словно предаёт сестрёнку. Он закурил, с недовольством думая о том, что климат в Дамаске засушливый и о дождях разве что и остаётся грезить во снах. Поправив автомат за плечом и присев на ступени крыльца, взглянул на сидящего за рулём пикапа марки "Тойота" водителя. Тот откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза в ожидании приказа, куда ехать дальше.
  
  Ветров апатично посмотрел по сторонам. Вокруг царила разруха. Сперва теракты, после - массовые беспорядки, первые вооружённые стычки, затем уже ожесточённые бои изгрызли округу воронками, дырами в стенах, обожгли редкие деревья, засыпали улицы грудами камня... Война шла всего год, а наследила на все десять.
  
  "Райский сад Востока, источник его красы, манящей и ослепительной, он - печать увиденных нами стран ислама, жених открывшихся нам городов", - Ветрову вспомнилась фраза, с которой начал свой рассказ андалузский путешественник Ибн Джубайр, прибывший в город летом тысяча сто восемьдесят четвертого. Он читал его порой, когда только прибыл в Сирию. Ночью. В тишине, когда не было обстрелов.
  
  - Что бы ты сейчас сказал, странник? - хмыкнул Ветров, выпуская изо рта дым. Стряхнул пепел. - Сады исчахли. Небеса холодны, но жарят, как бешеный чёрт. Красота не спасает мир. Пуле плевать...
  
  Дверь, скрипнув, отворилась. Послышалось несколько шагов, и вот рядом с Ветровым оказался высокий молодой мужчина двадцати трёх лет. Звали его Иваном. Он был довольно молчаливым и смышлёным, с серыми глазами и шрамом вдоль левой щеки.
  
  - Тебя Кристалёв вызывает, - ткнув указательным пальцем в козырёк кепки, сказал он.
  
  Ветров встал и, сделав ещё одну затяжку, отдал папиросу Ивану. Тот кивнул в знак благодарности и принялся быстро курить, ибо был дежурным и не мог надолго оставлять свой пост.
  
  Постучав в дверь и зайдя в небольшую комнату, на окнах которой висели старые выцветшие занавески, Ветров увидел в одиночестве сидящего за столом майора Виктора Кирилловича Кристалёва. Это был мужчина средних лет, широкоплечий и с обветренным суровым лицом. Глаза его сейчас были красными от усталости, но он упорно продолжал скользить взглядом по бумагам. Ветров догадался, что тот читает личные дела бойцов особого отряда "Зодиак", которые сам же недавно ему принёс.
  
  - Присаживайтесь, - сказал Кристалёв, жестом руки указывая перед собой.
  
  - Кандидатуры вас удовлетворили? - садясь на стул, Ветров положил автомат на колени.
  
  - Я категорически против частных военных компаний (ЧВК), - он хмуро сдвинул брови. - Набираемый ими контингент - это чёрт знает что за солянка. Никаких гарантий, что они будут исполнять поставленную задачу.
  
  - Деньги и преследование нашими спецслужбами - вот наш страховой полис, - Ветров повёл плечами. - Я так же не доверяю наёмникам, но там, где нас якобы нет, они незаменимы. В случае провала эти трупы и пленные лишь частные лица.
  
  - Понимаю столь удобную стратегию, - Кристалёв поиграл пальцами на папке. - Да только у тебя в отряде целых три уголовника! Два бывших армейца и пятеро гражданских - искателей острых ощущений и больших заработков, прошедших спецкурс подготовки. Как они будут ладить между собой? Перегрызутся, собаки.
  
  - ЧВК Эльбрус нас ещё не подводил. Их программа подготовки хорошо себя зарекомендовала. Уверен...
  
  - Что в спину они тебе не стрельнут, - перебив Ветрова, горько хмыкнул Кристалёв. - Ты ведь их банковский счёт.
  
  - Да, я довожу их до района операции и встречаю по итогу. Вознаграждение тоже через меня, но я уверен в моральных качествах ребят. Им не всё равно, кому служить за валюту, пускай судьбы у них и разные. Интересы родины им дороги. Пока дышат, будут выполнять задачу, не шкуру свою спасать, - твёрдо ответил Ветров.
  
  Кристалёв глубоко вдохнул и после медленно выдохнул. Уже с явно притихшими нервами сказал:
  
  - Что же, желаю удачи, капитан. Операцию утверждаю. Одно не ясно, отряд "Зодиак", а двух знаков не хватает?
  
  - Медик и снайпер в нём находятся вне штата, - Ветров скупо улыбнулся. - Они на службу внешней разведки параллельно работают. Присоединятся к отряду уже при высадке.
  
  - Хорошо, - Кристалёв кивнул. - Дело на десятку ваших архаровцев до вашего возвращения подержу у себя, - он поднялся. - Вы не против? - протянул руку для рукопожатия.
  
  - Нет, - Ветров встал и крепко сжал мозолистую ладонь майора. - И вам успеха с накрытием целей.
  
  - Постараемся.
  
  
***
  
  Выйдя из "тойоты", остановившейся в паре метров от вертолётной площадки, Ветров закинул за спину автомат. Приказав водителю возвращаться к пункту управления, твёрдым шагом направился к группе "Зодиак". Он не сомневался, что Кристалёв одобрит его решение, поэтому заранее предупредил бойцов приготовиться к операции. Те ожидали его уже при полном снаряжении - с оружием и рюкзаками, в которых находились медикаменты, боезапас и пропитание на неделю. Подойдя к ним, сказал, чтобы те разделились поровну и заняли места в двух вертолётах Ми-24. Несколько минут, и всё было сделано. Пилоты, согласовав действия и получив добро от противовоздушной обороны (ПВО), запустили двигатели. Лопасти, с каждой секундой набирая обороты, подняли облака жёлто-серой пыли за бортом.
  
  Некоторое время во всеобщем молчании Ветров смотрел в иллюминатор десантного отсека. Наблюдал, как вертолётная площадка, находящаяся на пустыре между холмами за посёлками, становится всё меньше и меньше. Затем перевёл взор на бойцов. Вместе с ним летели Скорпион, Лев, Водолей, Рыбы и Овен. Первый являлся низкорослым, но физически крепким мужчиной с умным, проницательным взглядом и гордой осанкой. По жизни, как знал Ветров, тот руководствовался собственными законами и суждениями, не особо обращая внимание на то, что по тому или иному поводу думают окружающие его люди. На данном этапе их мнения совпадали, поэтому неповиновения ждать не приходилось. Скорпион выглядел невозмутимым, но Ветров чувствовал, что под этой маской скрывается весьма горячая натура. Он был осведомлён, что этот боец никогда не расслабляется и не сдаётся, прикладывает все силы в сражении и из самой тяжёлой ситуации находит выход, как и положено армейцу.
  
  Лев рассматривал автомат, опёршись локтями о колени. Он был выше среднего роста и имел телосложение мезоморфа. Взгляд его карих, почти чёрных глаз, с извечным блеском, казался гипнотическим и бездонным. Как успел заметить Ветров, движения Льва являлись плавными, а мягкая походка действительно напоминала кошачью.
  
  Хмыкнув, подумал о том, что не зря Лев вне данной операции получил кличку "Кот". Тот обладал достаточным количеством положительных качеств, например, таких, как целеустремлённость, усердность, импозантность, выносливость, острый ум, чтобы из любой схватки с соперником выходить победителем. Но были и отрицательные: лукавство и решительная жестокость для удара в спину. По натуре являлся лидером, имел судимость за разбой со смертельным исходом.
  
  Водолей постукивал себе по ободку шлема рукояткой ножа. Среди бойцов группы он был самым молодым. Три дня назад ему исполнилось лишь двадцать два года. Весь его вид показывал демократичность, любовь к открытости и антипатию к официозу да субординации. Имел светло-серые глаза, в которых светилась дружелюбность, но сейчас его взор пропитался грустью из-за напряжённого молчания. Он был из тех, кто готов пойти на жертву ради друзей и общего дела. Являлся гражданским.
  
  Рыба с невозмутимым лицом маникюрной пилочкой ковырял под ногтями. Как знал Ветров, тот всегда старался следить за своим внешним обликом. Но, несмотря на эту слабость, данный боец с высоким лбом и стройной фигурой был суров и крайне опасен, хотя и не лишён сострадания и стремления оказывать помощь другим. Временами выказывал чуткость и понимание, но общаться с ним порой было сложно, в нём жили обидчивость и ранимость. Он принадлежал к тем, кто являлся ведомым. Так же как и Водолей, был из гражданских.
  
  Овен слегка высокомерным взглядом в упор разглядывал Ветрова. Словно бросал ему вызов. Лихо прожитые тридцать семь лет не забрали у него ни подтянутого вида, ни моложавого лица. Он не признавал власти и стремился разрушать авторитеты. Имел бесконечное количество различных идей, которые окружающим его людям в большинстве случаев казались бредовыми. Всегда стремился находиться среди лидеров. Но, несмотря на это, был щедрым и лояльным к заслужившим его доверие друзьям. Однако, если его цели шли вразрез с целями напарников или приятелей, становился несносной личностью с непредсказуемым характером. Не любил обыденности и рутины. Многие ситуации переворачивал на угодный ему лад. Являлся идейным уголовником, признающим лишь собственные законы.
  
  - Долго ещё? - зевая, старательно изображая скуку, поинтересовался Водолей.
  
  - Подгузник желаешь успеть поменять? - хмыкнул Овен, переводя на него тяжёлый взгляд, от которого нервозности молодого парня было не ускользнуть.
  
  Не успел тот, перехватив нож в удобное для драки положение, ответить, как Ветров вмешался:
  
  - Разговоры для девок в борделях приберегите. А сейчас собрались, - строго посмотрел на Овна. - Оружие к бою. В полёте мы уже долго. Сколько осталось, уточню, - активировал радиогарнитуру и, переключив её на частоту подчинённых пилотов, запросил: - Гена, сколько до суши?
  
  - Начальник, но без юмора никак, - пухлые губы Овна растянулись в сладкой улыбке. - Без него умирать совсем тоскливо.
  
  - Откинешь копыта с улыбкой, когда я тебе разрешу, - Ветров изобразил дружелюбие, слушая ответ пилота. Под хохот Овна тот сообщал: "Минута, Ветер. Уже заходим на точку. Второй идёт на Карусель".
  
  Знаком Ветров указал бойцам, что высадка начинается и всем полная готовность. Они передёрнули затворы и включили радиогарнитуры. Вертолёт начал снижение.
  
  В эфире зазвучали голоса пилотов с двух вертолётов:
  
  - Первый, периметр чист. Угроз не наблюдаю. Иду на второй круг.
  
  - Принял. Спускаюсь. Ветер, ваш выход. Удачи, парни!
  
  - Принял, Гена. К чёрту! - выдохнул Ветер.
  
  Ми-24, в котором он находился, завис в метре над землёй, где была более-менее ровная поверхность. Вокруг виднелись лишь полуразрушенные здания и редкие деревья. Скорпион открыл дверь десантного отсека и первым выкинул из салона свой рюкзак, а следом и сам прыгнул на землю. Вдруг откуда ни возьмись со всех сторон засверкали искры, и дробный стук понёсся по вертолёту.
  
  - Твою мать, - вскрикнул Рыба, падая на пол. Из его ноги брызнула кровь. Водолей поспешил ему на помощь, очевидно, желая оттащить того подальше от двери.
  
  - Петухи бородатые! - рявкнул разгневанный Овен, покидая борт.
  
  В эфире:
  
  - Первый, духи по левому борту, на окраине посёлка. Ложусь на боевой, прикрою. Уходи!
  
  - Первый, Второй, высадку продолжать! Принимаем бой! - приказал Ветров, не желая отступать.
  
  - Ебать их... - процедил Гена. - Держу высоту, выматывайтесь! На двенадцать духи! Работаю...
  
  Загахала крупнокалиберная пушка и застрекотали пулемёты. Первый и успевшие высадиться бойцы вступили в бой.
  
  - Командир сказал на выход! - Лев схватил Водолея за шиворот и руку и потащил от раненого к двери. - Этот не девочка, сам себя перевяжет или сдохнет, невелика потеря, - он вышвырнул парня из салона, а следом его рюкзак и оружие.
  
  Ветров, выбросив свои вещи, выпрыгнул с покачнувшегося вертолёта. Приземлившись на каменистую почву, перекатился вбок и стал искать через прицел автомата противника. Выстрелил по руинам дома, заметив там движение.
  
  - Лови надежду на Рай! - уже покинувший винтокрылую машину, находящийся справа Лев выпалил с подствольного гранатомёта. В проёме разбитого дома ухнуло. Донёсся крик боли...
  
  - РПГ (примечание: реактивный противотанковый гранатомёт)! Сопка на три часа! - предупредил Овен, сидящий впереди в старой воронке от мощной мины или снаряда.
  
  Скорпион незамедлительно повернул пулемёт и ударил по угрозе. Попал. Очередь прошила вражеского гранатомётчика, но тот успел пустить ракету. Она тонким белым дымным хвостом чиркнула около зависшего вертолёта.
  
  - Первый, взлетай! - Ветров по рации отдал приказ Геннадию.
  
  - Пригнитесь! - в эфире прозвучал голос пилота со второго вертолёта. - Сейчас буду работать НУРСами (примечание: неуправляемые реактивные снаряды "Земля - Земля" )
  
  Ведущая бой часть группы "Зодиак" вжалась в землю. Мгновение, и по руинам зданий и посёлку пронеслась вереница оглушительных взрывов.
  
  - Выхожу на боевой курс, - сказал Гена, и его Ми-24 пронёсся низко в небе над головой Ветрова.
  
  Новая смертоносная волна разрывов НУРСов накрыла посёлок и возвышенность у него.
  
  - Скорпион ранен! - закричал Водолей, перезаряжая автомат. - Тут снайпер! - дал череду выстрелов по неказистому строению впереди.
  
  - Второй, высаживай бойцов, - скомандовал по рации Ветров. - Все в атаку, готовьтесь. Довыкуриваем этих мразей.
  
  - Ты тупой дятел, Водолей, - Овен сплюнул и кулаком размазал кровь по щеке. На скуле у него немного ниже правого глаза была рана, словно бритвой чиркнули. - Не туда долбишь, не в пень, а в жопу! Стрелок правей сопки, за той хибарой каменной, - громко сказал Овен и кивнул, указывая вбок от возвышенности. - Меня, падла, разукрасил, а ты, долбоёб... - плевок, затем он вскочил и, петляя, побежал к позиции снайпера.
  
  - Хрен с ними, - ответил Ветров на выразительный взгляд Льва. Оглянулся. Второй Ми-24 уже снижался для высадки десанта. Вертолёт Геннадия делал разворот над полем боя, отстреливая тепловые ловушки. - Пошли! - Ветров махнул рукой вперёд, встал и, двигаясь зигзагами, направился к посёлку. Лев последовал за ним в нескольких метрах правей и позади. Они пробежали мимо Водолея, вдыхающего воздух в рот Скорпиону. Половина лица того напоминала кровавую кашу.
  
  - За холмом наблюдают две группы по четыре духа. Отходят от посёлка. ПЗРК (примечание: переносной зенитно-ракетный комплекс) у них не вижу. Преследую, - сообщил Первый.
  
  - Высадку закончил. Иду на Карусель, прикрою тылы, - отрапортовал Второй.
  
  Вместе с подоспевшим подкреплением Ветров и Лев решительней взялись за зачистку посёлка. Вскоре Геннадий доложил, что обе группы духов отбыли в Ад.
  
  
***
  
  - Скольких добили, начальник? - хрипло спросил Овен, бросая голову снайпера к ногам мёртвого Скорпиона.
  
  - Семь. В завалах сколько трупов осталось и тех, что в куски... - Ветров пожал плечами. - Человек двадцать пять тут было.
  
  - Да. Мы везунчики, - Лев слегка криво улыбнулся, прикладывая ладонь к плечу. Пуля прошла по касательной, лишь поцарапав.
  
  - В том разве, что петухи эти были такие же дятлы, - хмыкнув, Овен по-доброму потрепал по голове Водолея. Тот держал шлем у груди и читал молитву, смотря на погибшего товарища.
  
  - Ладно, парни, грузите, - сказал Ветров и перекрестился.
  
  Овен и Лев подняли тело Скорпиона и аккуратно положили в Ми-24 Геннадия. Сидевший в десантном отсеке Рыба, прихрамывая на перебинтованную ногу, помог подвинуть труп глубже в салон.
  
  - Второй, как там? - запросил Ветров.
  
  - Вроде бы чисто, - последовал ответ из кружащей в кристально голубом небе винтокрылой птицы.
  
  - Гена, взлетай, и без приключений вам на базу вернуться! - пожелал Ветров и взялся за ручку двери десантного отсека.
  
  - Командир, я смогу идти, - Рыба двинулся к выходу.
  
  - Знаю, - Ветров захлопнул перед ним дверь. - Но нужно бежать, - тихо добавил он и поспешил прочь от начинающего раскручивать лопасти вертолёта. - Зодиак, за мной! Устраиваемся в посёлке ждать наших - снайпера и медика. Рак и Весы на карауле.
  
  - К чему ждать, я снайпер хоть куда. А медики... мы все первую помощь умеем, вторая там уже ни к чему, лишь пуля в лоб, - себе под нос пробормотал Рак. Это был молодой мужчина двадцати девяти лет со шрамом от ожога на правой ладони. Подтянутый, с тёмными глазами, крупного телосложения. Доброжелательность и вежливость преобладали в нём, но порой он становился раздражительным и резким. Неудачи зачастую преувеличивал, делая из мелкой неурядицы чуть ли не трагедию. В то же время с завидным упорством достигал огромных успехов в том или ином деле, если видел перед собой достойную цель. Он был человек-настроение. Во многом его поведение зависело от того, кто находился рядом. Являлся бывшим армейцем.
  
  - Да ладно тебе. Наверняка мы ждём крутых спецов, а не салаг. Может, у них в рюкзаке что вкусного найдётся. Такие всегда что-то таскают, кто вискарь дорогой, кто коньячок. Не думаю, что откажут по пять капель за здоровье и хорошее знакомство, - Весы подмигнул. Это был рослый мужчина возраста Христа и с серыми глазами. Он любил раздавать советы, опираясь на рационализм и логическое суждение, однако в анализе психических личностных мотивов был не силён. Хорошо рассуждая в отношении других, в собственной жизни разбирался с трудом. Терпеть не мог, когда его критиковали и когда знакомство или дружба с кем-то чем-то осложнялась. Но, несмотря на это, в его обществе всегда было комфортно и приятно. Был из гражданских.
  
  Выбрав в качестве опорного пункта трёхэтажный дом в самом центре посёлка, Ветров оставил на карауле снаружи Рака и Весы. С остальными бойцами вошёл внутрь строения. На удивление, оно было лишь в одном месте пробито взрывом - с угла.
  
  - Похоже, дом из нежилых, - оглядывая помещение, заключил Ветров. Просторный холл заполняла перевёрнутая, частью поломанная мебель. Всюду виднелись отметины от пуль. Кое-где валялись камни, разбросанные взрывом, какие-то бумаги, грязные бинты. - Наверное, больницей служил.
  
  - Возможно. Но что его духи хоть раз штабом избирали, не факт, - сказал Лев.
  
  - Сирийская армия тоже вряд ли, - Ветров остановился перед лестницей, пристально осматривая её.
  
  - И те, и те цыплята, - хмыкнул Овен и пнул ногой смятую пустую пластиковую бутылку. - Все боялись оказаться в окружении. Любят драпать, прежде чем жопа задымится. А мы иное дело. Чем жарче пламя, тем глубже его себе в зад! - он широко улыбнулся.
  
  - Менты тут последние, по ходу, оборонялись, - Лев поднял кончиком дула простреленную фуражку. - Здесь ещё такие есть.
  
  - На второй этаж не идём, мины могли поставить. Располагаться тут. Навести порядок. Дыру завалить шкафами, - приказал Ветров, бросил рюкзак на пол и сел на пыльный диван.
  
   Лев аккуратно подошёл к окну и оглядел обстановку.
  
  - Хорошо быть начальником, - сквозь зубы сплюнул Стрелец, повесил автомат за плечо и взялся за край одного из шкафов, составлявших подобие редута. Ветров хмыкнул, но промолчал. Этот боец был высокого роста, со светло-голубыми глазами и русыми волосами. Как любитель украшений носил на среднем пальце золотой перстень. На левой щеке виднелся шрам от пореза. Стрелец обладал открытой улыбкой и светлой головой, в которой всегда находилось множество идей. Был активистом. Любому своему делу отдавался с душой, иногда преувеличивая значимость своих же действий. Имел стратегическое мышление, не был способен делать гадости исподтишка. Терпеть не мог каких-либо ограничений. Являлся любимчиком фортуны и как Лев с Овном - бывшим уголовником.
  
  - Это до той поры, пока к другому хозяину на поклон не позовут! - отметил Близнецы, начав помогать со шкафом. Ветров перевёл на него взгляд. Движения наёмника были ловкие и грациозные, глаза глубокие, с внутренним огнём. Образом его жизни было постоянное движение. Имел привычку ставить перед собой мифические, неуловимые цели и гнаться за двумя зайцами. Был сообразительным и энергичным. Переживал из-за неудач, но недолго, быстро находил новую интересную для себя задачу. Принадлежал к гражданским.
  
  - Ага, точно, что всегда генерал капитальней нагибает и имеет какого капитана, чем любой офицер обычного солдата, - Козерог косо ухмыльнулся и присоединился к переносу. Этот мужчина тридцати одного года был одержим идеей успеха и непреклонен в своих убеждениях. Обычно спокоен и суров. Любил стабильность и комфорт. Имел огромную жизненную силу и несгибаемый внутренний стержень. Являлся гражданским лицом.
  
  - Не нравится мне, как пошло задание, - сказал Лев и устроился под подоконником.
  
  Овен поднял с пола какой-то журнал и присел на край опрокинутого журнального столика, у которого отсутствовала одна ножка.
  
  - Ты прямо базарь. Как в жопу без смазки. Такое нечаянно не случается, - задумчиво сказал он, лениво перелистывая страницы.
  
  - Случайность или нет? - спросил Лев, устремив непроницаемый взгляд на Ветрова, словно читая его мысли. Тот так же задавался вопросом, желая понять: то, как их встретили при высадке, было стечением обстоятельств или же среди своих оказался предатель?
  
  - Для случайности слишком много паразитов вылезло, - процедил Овен. С вызовом взглянул на Ветрова. - Что скажешь, командир? Есть крыса среди нас или...
  
  - Согласен, ситуация двоякая, - прервал его Ветров властным голосом и потёр подбородок. - О маршруте и целях миссии знаю я и ещё несколько лиц высокопоставленных. Если есть предатель, то почему тут не ждали как следует: с ПЗРК (примечание: переносной зенитный ракетный комплекс), с тяжёлыми пулемётами и не одним, а тремя гранатомётчиками? Да и позиции могли бы подготовить духи получше. Зажали бы нас кинжальным огнём.
  
  - Так, а если нас разорвать на куски и выжить не позволить задача у них и не стояла? Быть может, нас желали вспугнуть при высадке? Рассчитывали на то, что мы отступим и тем самым провалим дело? Этаким вот хитрым макаром ситуацию в свою пользу шакалы и хотели вывернуть? - Лев прищурился. Он словно ожидал, что ему сейчас солгут.
  
  - Верно, - Ветров кивнул. - Размышлял об этом. Гибель группы в начале миссии привлекла бы пристальное внимание, и генштаб начал бы расследование. Для шпиона это крах. Если он ценен, то логично всё обустраивать так, чтобы наш провал выглядел чистой случайностью или нашей виной, трусостью.
  
  Воцарилась тишина. Водолей, сидя на полу, раскрыл рюкзак и начал в нём копошиться.
  
  - Правильно. Подкрепись, малыш, - язвительно сказал Овен. - А то молочко мамочки...
  
  - Послушай, ты!.. - Водолей вскочил на ноги. На его лице, вспыхнувшим гневом, начали ходить желваки. - Ещё раз...
  
  Договорить ему было не суждено. Мало того что Ветров моментально встал между ним и Овном, так ещё в резко приоткрытую дверь что-то влетело и со стуком упало. Покатилось... Это была пара гранат. Все моментально без лишних слов отреагировали: кто упал на пол, рефлекторно прикрывая руками голову. Кто прыгнул за мебель... Ветров успел перекатиться за диван.
  
  Секунда, две... Тишина.
  
  Вдруг вместо взрывов послышался женский смех. Не менее убийственный, чем осколки стали. Но знакомый, чуть ли не родной.
  
  Ветров встал, сверля сердитым взглядом гостью и вместе с тем ощущая, как тепло разлилось по его венам.
  
  - Видели бы вы свои лица, - мягко, но с издёвкой проговорила девушка, стоящая в проёме дверей. - Ветер, что за шлак ты набрал на этот раз? - в её голосе послышалось пренебрежение. На губах прозмеилась улыбка.
  
  Ветров перевёл взгляд на гранату, лежащую в паре метров от него. В той не было запала, и взорваться она не могла.
  
  - Дева, твою мать, - едва слышно процедил он. - Что за шутки? Нашла время.
  
  Бойцы, не сводя с девушки глаз, медленно приняли прежнее положение. Некоторые из них молча переглянулись между собой.
  
  - Не было бы повода, если бы охрана, выставленная тобой, не филонила, - она, шагнув вперёд, скинула с головы капюшон, полностью открывая своё миловидное лицо с хитрыми и немного дерзкими синими глазами и высокими скулами. Её чёрные волосы были собраны в конский хвост, тело скрывал маскировочный костюм "Кикимора", но нельзя было не заметить отнюдь не плоскую грудь и спортивную фигуру. Дева была из тех, кто кажется холодной и рассудительной особой, не способной на глубокие тёплые чувства. Только это была лишь иллюзия. Ветров самолично видел и знал, что она умеет испытывать любые эмоции, но предпочитает не демонстрировать их на публике. Имела острый аналитический ум, логическое мышление, отличные манеры леди, за исключением тех редчайших случаев, когда кто-то выводил её из себя. Всегда приходила на помощь к тем, кто опускал руки. Была отменным снайпером.
  
  - Там вашим бойцам нашатыря и водички бы... - в проёме дверей показалась ещё одна девушка. - Мы их слегка придушили, - подавила в себе смех, кусая губы, на которых мелькнула улыбка. Подошла к Деве, окинувшей строгим взглядом Водолея, полупопросила-полуприказала помочь ей стянуть с плеч рюкзак. Тот, словно заворожённый, принялся исполнять просьбу.
  
  - Бабы?.. - нахмурился Овен, очевидно, поняв комичную трагичность ситуации. Фыркнул. - Ветер, ты серьёзно?
  
  - Козлы и без огорода, где капусты полно?.. Ветров, ты, часом, в цирк клоуном не устроился, не труппу набрал? - со сладкой полуулыбкой поинтересовалась в ответ Дева. И будто случайно направила ствол винтовки в сторону Овна.
  
  - Прошу поприветствовать наших двух элитных бойцов, - Ветров подошёл к Деве и протянул ей руку, показывая всем, что желает притушить искру, способную разжечь конфликт. - Деву, - он аккуратно пожал её ладонь, - она высококвалифицированный снайпер, и Венеру, - подступил к той, так же протянув руку. Она, вдруг став как сжатая пружина, шлёпнула ему "пять" и, сняв рюкзак, принялась что-то в нём искать. Её движения были плавные, а взгляд зелёных глаз спокоен, несмотря на то что губы сейчас были тревожно поджаты. Она умела располагать к себе людей благодаря способности слушать и слышать. Никогда не позволяла себе грубость по отношению даже к врагу. Адекватно реагировала на конструктивную критику, однако если кто-то смел придираться к пустякам, могла превратиться в настоящую фурию. Благо, была отходчива.
  
  - Она отменный медик и по совместительству снайпер, - договорил Ветров. Уже командным тоном прибавил: - Козерог, Близнецы, Стрелец займитесь теми лопухами, что охраняли нас.
  
  - Венера? - вновь подал голос Овен. Нахмурился. - Почему? Здесь все знаки зодиака, а тут...
  
  - Потому что позывной Телец, а этот знак находится под покровительством планеты Венера, - пожала плечами Венера. - А зная ваш род, не желаю, чтобы звали меня тёлочкой.
  
  - Ты такой деликатес отбираешь, - Овен хохотнул, за что получил от Девы испепеляющий взгляд.
  
  - Дева, - позвал её Ветров, отходя к дивану, - поделишься мнением о маршруте? Иди, покажу, - взяв свой рюкзак, он сел на диван. Её выводы действительно его интересовали, однако, больше ему хотелось убрать Деву подальше от барана, прущего упорно на рожон.
  
  - Захочешь яичницы, скажешь, - та весьма нежно погладила по плечу Венеру, ещё раз недвусмысленно посмотрела на поигрывающего бровями Овна и, подняв гранаты-обманки, присела на диван.
  
  С аптечкой Венера подошла ко Льву.
  
  - Показывай, - присела рядом с ним на корточки, так как он уже устроился у окна.
  
  - Царапина, - холодно бросил он. - В помощи не нуждаюсь, - в его глазах мелькнул непонятный для Ветрова блеск. Тот нахмурился.
  
  - Ты - нет, царапина - да, - упрямо заявила Венера, вынимая из аптечки обеззараживающее средство. - Я не хочу, если загноится, чтобы тебя лечила тогда моя напарница. И тебе такого желать не советую.
  
  - Я догадываюсь отчего, - Овен выразительно провёл большим пальцем по горлу и, смеясь, взялся обратно смотреть журнал.
  
  - Готовься, ты следующий, - с теплотой сказала она ему, взглянув на его лицо.
  
  - Чёрта лысого! - отрезал он.
  
  - Приказы медика - это мои приказы! - жёстко сказал Ветров, разворачивая карту местности.
  
  - Командир, да хрен без сала. Мелочёвка же. Посекло чуть камнями... Такое я даже мамке зелёнкой мазать не позволял, будучи сопливым пацаном, - забурчал Овен.
  
  - Считай, что Венера твой папка! - Ветров злорадно усмехнулся.
  
  - Епон батон, - вздохнул Овен.
  
***
  
  Не сбавляя шаг, Ветров вынул из портсигара папиросу и закурил. Взглянул на часы. Стрелки циферблата монотонно приближались к отметке девять. Солнце, нещадно палящее днём, касалось кромки горизонта, окрашивая небо в ало-рыжий цвет. Жара немного спала, хотя воздух продолжал быть душным. С того момента, как Ветров с группой "Зодиак" покинул трёхэтажное здание, прошло почти семь часов. На его удачу, столкновений с врагом больше не было, но в груди саднило от понимания того, что среди своих может быть предатель. Но если мысли он мог на время отогнать в сторону, то ощущения - нет.
  
  Взглянув на Деву, идущую впереди с Венерой, затянулся последний раз и выкинул папиросу в сторону. Сердце его переполнялось тревогой и в то же время радостью. Не желал он, чтобы Дева воевала, подвергая свою жизнь опасности, ведь хватит одного спуска курка, и... могильный холод заберёт то, к чему рвётся душа. Но приказать ей оставить винтовку и не воевать он не имел права, потому как не являлся её мужчиной. Лишь командир в некоторых операциях. И, возможно, близкий друг. Он чувствовал, что и её к нему тянет, но не спешил в действиях. Будь это мимолётное влечение, всё бы упростилось, а так...
  
  Ветров качнул головой. Он доверял ей, как себе, и ценил её боевой опыт. Знал, не подведёт, поэтому втайне от всех раскрыл ей уже цели группы. Был уверен, что так или иначе они будут достигнуты. Выдавать до начала финальной стадии операции эти данные рядовым исполнителям было крайне небезопасно, значительно повышался риск утечки и саботажа.
  
  - Ну наконец-то мы подошли к окраине города, - тихо пробурчал Рак, вглядываясь вдаль. - Тут-то, надеюсь, водятся бородачи, зудят пальцы пристрелить с дюжину-другую, - сделал глоток воды из фляги, которую всё время держал в руке.
  
  - Где остановимся? - поправив шлем, осведомился Водолей, ладонью вытирая пот со лба.
  
  - Там, - Ветров кивнул головой в сторону заброшенного и полуразрушенного хлева. - Стрелец, Весы, вы на карауле. Спустя три часа вас сменят Лев и Овен.
  
  Свободные от дозора бойцы, войдя в помещение с покосившейся крышей, тут же скинули с плеч тяжёлые рюкзаки и устроились на полу - кто отдохнуть, кто перекусить. Ветров достал из-за пазухи конверт. При всех протянул его Деве. Та его взяла и спрятала под куртку маскировочного костюма.
  
  - В нём указаны задачи, которые вам, - он обвёл всех взглядом, - необходимо выполнить. Вскроете после того, как я уйду. Минут через пять-десять.
  
  - Почему не мне? - открывая консервную банку, удивлённо спросил Овен. - Я здесь самый умный и красивый!
  
  - Зад у тебя толстоват, а бюст маловат, - сыронизировал Лев, присев на корточки у проёма в стене.
  
  - Верно, того ему для счастья и не хватает. Да ещё и лысоват, - шутливым тоном добавил Ветров, отходя в дальний угол и мягко придерживая Деву под руку.
  
  - А по-моему, вполне симпатичная девочка, - с добродушным выражением лица съехидничала Венера, устроившись у груды камней.
  
  - Тогда в натуре завяжу с войнушкой и подамся в модели! - хмыкнул Овен, ножом накалывая шпроты.
  
  Понёсся каскад шуток, под который Ветров и Дева уединились в самом тёмном углу хлева.
  
  - Дуру из меня не делай, - тут же начала Дева приглушённым жёстким голосом. - Куда ты один пойдёшь? Это ты им, - кинула небрежный взгляд на бойцов, - можешь лапшу на уши вешать, а мне не смей врать, строя из себя супергероя с суицидальными наклонностями.
  
  - Никогда не сомневался в твоём аналитическом уме, - Ветров мягко улыбнулся, любуясь заветными губами. Не будь свидетелей, он всё-таки не выдержал бы и сорвал с них поцелуй. При бойцах же делать этого было нельзя, потому как показывать им, в чём или ком есть слабость командира, оплачивающего их работу, это весьма неосмотрительно. - В двух километрах отсюда меня ожидает группа, которая возвращается со своей миссии. С ними и отправлюсь на базу.
  
  - Хорошо, - облегчённо выдохнула она. - Будь аккуратен, - в синих глазах заплескалось тепло.
  
  - Ну... - он хитро прищурился. - При двух условиях.
  
  - Каких? - Дева вскинула бровь, косо улыбнувшись, но взгляд её был серьёзен.
  
  - Первое: не лезь на рожон в боях и не бодайся с Овном, - строго сказал Ветров, на что та закатила глаза. - Второе: после операции идёшь со мной в кино, ресторан, - он стал загибать себе пальцы, - на прогулку под луной, - щёлкнул по носу Деву, чьи щёки слегка порозовели.
  
  - По мне, было три условия. Ты... - она не успела договорить, потому как в помещение вбежал Стрелец и сообщил: "Духи!"
  
  - Сколько? Направление? - задал вопросы Ветров и на мгновение забыл о них, невольно подавшись за Девой, решительно направившейся на улицу. - Чёрт, Дева, ты куда? Я что тебе приказывал?
  
  - Мне на выполнение моей работы распоряжения не нужны. Венера, за мной, - даже не обернувшись, сказала Дева. Венера, подхватив свой рюкзак, послушно выскользнула из хлева следом за напарницей.
  
  - Вечер перестал быть томным, - хмыкнул Лев и, передёрнув затвор автомата, также покинул помещение.
  
  - Наконец-то, мать их шакалью, - Рак похлопал свою снайперскую винтовку Драгунова (СВД). - Помянём Скорпиона, - пригибаясь, он выбежал на улицу.
  
  - Как все на тот свет спешат. Меня прямо распирает гордость за таких отважных братков и сестричек, - кинув на пол пустую консервную банку, Овен с самодовольной улыбкой лениво потянулся и схватил за шкирку Водолея, направившегося на выход. - Куда?! Молоко мамки на губах ещё не обсохло. Успеешь, - он откинул парня к углу. - Меня прикрывать будешь! Полезешь вперёд батьки - шею намылю! Усёк?
  
  Водолей не успел что-либо ответить или сделать, только побагровел от ярости, как Ветров гневно гаркнул:
  
  - Стоять! Закрыть рты! Я ваш командир, сукины дети! Стрелец, доклад!
  
  - Заметили пять пикапов. Два оснащены пулемётами ДШКМ (примечание: 12,7 мм крупнокалиберный пулемёт Дегтярёва-Шпагина модернизированный). На одном джипе стоит АГС-17 (примечание: 30-мм автоматический гранатомёт станковый). Во всех машинах под завязку игиловцев. Едут медленно с запада, но чётко к нам.
  
  На улице ухнуло почти синхронно, словно два больших хлыста. Это девочки заработали своими смертоносными ОРСИС Т-5000 [1].
  
  - Хрень, - Ветров скрипнул зубами. - Вполне вероятно, патруль боевиков проследовал бы мимо нас в город, но теперь-то какая разница. Прекратить режим радиомолчания! Вступаем в бой!
  - Да не бзди, начальник, у игиловцев не мужики, - Козерог взял по удобней ручной пулемёт, - пугливые малолетки-целочки. Мы их быстро откончаем!
  
  - Без понтов, влёгкую! - кивнул Овен и махнул рукой зло смотрящему на него Водолею. - Погнали развлекаться, сынок.
  
  На улице понёсся гвалт выстрелов, раздались взрывы. Волна пыли ударила внутрь хлева.
  
  - Мать их, быстро не выйдет! - щурясь, Ветров поспешил наружу, прямо навстречу полыхающей огнём Смерти.
  
  - Сестрички родные, ещё джипы, левей, триста метров. Там миномёты! Валите их, девочки! - откуда-то сверху проорал Рак.
  
  - Справа обходят семеро! - в радиогарнитуре послышался голос Весов.
  
  Новый шквал выстрелов прорезал воздух. Пули со свистом ударили по хлеву. Один из пикапов быстро пожирал огонь. Впереди перед хлевом пролегла дорожка мелких облачков от сработавших гранат.
  
  - Сука АГС-ник! Ещё один сдохнуть хочет, - процедил Рак. - Лови...
  
  Сухо щёлкнула выстрелом СВД.
  
  - Я на фланг, прикрою от обходящих вшей! - оповестил Стрелец.
  
  - Дева где? - спросил Ветров, прекрасно понимая, что та по радиогарнитуре не ответит. Выглянув из-за угла хлева, дал с автомата очередь в силуэт человека у второй вспыхнувшей вдалеке "тойоты".
  
  - Холмик справа позади, метров за пятнадцать, там они. Наши ангелы-хранительницы! - сообщил с крыши хлева Рак.
  
  - Блять. Их обойдут... та семёрка - отвлекают! - Ветров оглянулся. - Козерог, за мной!
  
  - Капитан, с девочками Лев, он их не даст в обиду! - сказал Рак, и вновь щёлкнула СВД.
  
  - Один? А если десяток на них? Мать его, явно не патруль тут! За мной... - Ветров побежал к указанному холмику. Козерог спешил за ним. Позади просвистели мины... Послышались громогласные хлопки. Раздался крик боли.
  
  - Стрелец ранен! Тяжело! Помогите! - в эфире просил Весы.
  
  - Дева, уходи! Отступай, это приказ! - у Ветрова сдали нервы, пули рыли сухую твёрдую землю вокруг него, а он бежал и видел перед глазами, как мина падает на дорогую его сердцу девушку и... - Дева, уходи!
  
  - Нет. Товарищ капитан, отступайте к точке эвакуации, мы прикроем. Всегда задача номер один не дать вас захватить ни живым, ни мёртвым. Уходите, и мы направимся к городу, - с ужасающим спокойствием произнесла Дева по радиогарнитуре. Тихо прибавила: - Прощай.
  
  В очередной раз синхронно ударили Т-5000.
  
  - С юго-востока прёт пара БМП (примечание: боевая машина пехоты) с десантом. Под чёрными знамёнами. Ветер, уматывай на хуй! Они наверняка разделятся и начнут брать нас в клещи! - прорычал Лев.
  
  - Давай к ним... - едва сдерживая ярость, Ветров хлопнул по плечу Козерога. - Удачи! - поджав губы, с отчаяньем посмотрел на холм. Выругавшись под нос, побежал на запад. Он уходил, чувствуя, как тут остаётся его сердце, обливающееся кровью. Тут, где даже на минуту ему больше нельзя было задерживаться. Двигаться с отрядом "Зодиак" в город означало нарушить все инструкции, фактически - пойти под трибунал, да и пользы от него там было бы немного. Оставаться помогать, удерживать позиции было чистым самоубийством, которое вместо спасения жизни бойцов принесло бы им лишь погибель. Он был сейчас обузой. Чувствовал, что облавы, скорее всего, происходили именно за его головой. Поэтому с грызущими душу чувствами уходил, надеясь, что враги вскоре поймут, что он ускользнул, и поменяют маршрут. - Закрепитесь на окраине города и держитесь! Я постараюсь вернуться с помощью! Лев, ты за главного!
  
  - Есть, - ответил тот. После в эфире прозвучали его приказы: - Группа у хлева, ставьте дымы и вперёд к городу. Мы прикрываем, сколько сможем, коридор и двигаем за вами.
  
  Ветров скинул рюкзак и ускорил бег, мысленно прося небеса уберечь Деву...
  
  
***
  
  - Венера, брось к чёртовой матери рюкзак, - потребовал Лев, двигаясь позади запыхавшихся девушек. Он намеренно медлил, прикрывал им спины. До спасительной - в кавычках - городской застройки оставалось метров пятьдесят. Что там их ждало, среди побитых войной домов, было известно только Богу. Но с тыла точно бушевала лишь Смерть. Дымовая завеса мешала боевикам прицельно стрелять, однако, ветерок сносил её на северо-восток, на те самые вожделенные кварталы, у которых уже была остальная часть группы "Зодиак". А им троим не хватало времени и скорости. В придачу позади ревел двигатель БМП.
  
  - Ни за что! Там весь меднабор, у нас раненые! - отказала Венера.
  
  - Ты трупом им не поможешь! - настаивал Лев. Он бы взял её рюкзак, да у него за плечами помимо своего были ещё два "Вампира" РПГ-29 (примечание: советский ручной противотанковый гранатомёт).
  
  - Давай сюда свои мензурки, Асклепий, - Дева протянула руку к напарнице, хотя сама бежала с заметным трудом.
  
  - Дева, ты не выдержишь два тащить, - предупредил Лев, оглянулся и выругался. В дыму стал проступать силуэт настигающей БМП.
  
  - Свой сброшу, - ответила Дева, жадно дыша.
  
  - Мы без боекомплекта останемся тогда! Донесу. Успеем! - Венера сбилась с шага, закусила губы, смотря на Льва. - Уходи! - в её голосе послышалась плохо скрытая мольба.
  
  - Нина, мать твою, кидай рюкзак! - гаркнул Лев, не выдержав. - Я не брошу тебя, дура! Уматывайте! Я коробку остановлю! - он развернулся к приближающейся БМП. Снял с плеча РПГ-29, опустился на одно колено и привёл оружие в боевое положение.
  
  - Зайка, так тебя за задницу, рюкзак и ствол живо дала! - потребовала Дева.
  
  Лев нажал на "Пуск", и ракета, стремительно покинув контейнер, почти мгновенно ужалила боевую машину. Раздался оглушительный взрыв. Башня окутывавшейся огнём БМП взлетела на несколько метров от корпуса. Преследовавшие боевики прекратили хаотичную стрельбу. Очевидно, они были ошарашены произошедшим и пытались понять, что уничтожило технику, не подошедшее ли к добыче подкрепление в виде танка или вертолёта.
  
  - Фартовый, я фартовый, третьей коробке уже в боекомплект попадаю с детонацией, - говоря себе под нос, Лев поспешил за девушками. - Ещё семь завалю и возьму позывной "Шварц", а бицуху потом подкачаю.
  
  Догоняя снайперш, он заметил, как Дева вместе со своим рюкзаком выбросила пакет с целями операции. Венера и без ноши и оружия двигалась с каждым шагом всё тяжелей. Было понятно: ещё метров десять, и она упадёт.
  
  - Чтоб меня... - он избавился от рюкзака и гранатомёта, закинул автомат за плечо. Успел приблизиться и подхватить Венеру на руки, прежде чем она оказалась на земле.
  
  Впереди застрекотали выстрелы.
  
  - Духи на девять часов! С двенадцати тоже! Зажмут! Мужики, это конец, в котёл угодим! Нужно делиться и прорываться частью, уводить тварей от раненых и баб! Лев, приём? - прозвучал в рации взвинченный голос Рака. Он был там, в гуще завязавшегося в городе боя.
  
  - Твои предложения? - Лев был готов согласиться с любыми, лишь бы вытащить Венеру из раскрывающего пасть Ада.
  
  "Рак прошёл горячую службу в армии. Априори глупостей не посоветует. Как-никак в двух операциях уже с ним встречался, и в глупости он замечен не был. Да и какой выбор есть у меня? Сзади боевики, спереди и слева. Самое простое - отступать вправо, но такой ход очень похож на открытую дверцу в клетку", - подумал он.
  
  - Овен и Водолей тащат Стрельца навстречу вам, и вы уходите на север! Пока я, Козерог и Весы отвлекаем на себя, уводим духов на запад! А там дальше как кому повезёт, - огласил своё мнение Рак.
  
  - Идёт, - согласился Лев, смотря на бледное лицо Венеры. - Мы входим в третью пятиэтажку от перекрёстка на восток. Удачи, мужики!
  
  Он поймал решительный взгляд Девы, которая ногой открыла входную покосившуюся дверь и прошептала:
  
  - Пускай спасаются, не ищут нас, если прорвутся.
  
  - Рак, вырвавшись, пробивайтесь к нашей базе. Это приказ! Мы, если подфартит, тоже попробуем. А операция явно сгнила, нас слила какая-то штабная крыса! Не наша вина, - сообщил по радиогарнитуре Лев. Сейчас бы он дорого дал, чтобы увидеть глаза Девы, спросить, зачем она выкинула пакет с целями, но та шла впереди по лестнице, держа винтовку на изготовке. Время было не для разговоров.
  
  - Принял, Лев. Удачи! - сказал Рак. Звуки боя удалялись.
  
  Дева заглянула за распахнутую дверь в квартиру на третьем этаже. Махнула рукой следовать за ней.
  
  - Отпусти. Я сама пойду, - Венера влажными глазами смотрела на Льва, раскрасневшегося и натужно дышащего.
  
  - Не рыпайся, зайка, - он хмыкнул. - Ты лёгкая, не скисну. Да и бицуху мне качать нужно, - попытка улыбнуться.
  
  Зайдя в квартиру, отметил, что ею прежде владели довольно зажиточные люди. На полу и стенах красовались ковры с узором птиц и цветов; окна прикрывали плотные расшитые бисером шторы - в некоторых местах пробитые пулями; мебель, уцелевшая и нет, была из дерева благородных пород.
  
  - Клади, - Дева указала на диван в просторном зале, утонувшем в полумраке. Скинула рюкзак Венеры и поставила её винтовку и собственную к боковине дивана. - Куда? - она требовательно посмотрела на напарницу.
  
  - Правый бок, - тихо ответила та.
  
  У Льва горький ком встал в горле, перехватило дыхание. Он только сейчас понял, что Венера была ранена, поэтому не могла как следует бежать.
  
  - Почему молчала? - прохрипел он и стал задирать ей куртку маскировочного костюма.
  
  - Не трогай! Я тебе никто! Я шлюха... - Венера оттолкнула его руки. Скривилась от боли не то физической, не то душевной.
  
  - Нина, я... Это было... - Лев опешил. Почувствовал, как кровь отхлынула у него от лица и похолодевшего сердца. - Давно. Неважно...
  
  - Выйди! - Дева встала между ним и диваном, её правая рука легла на кобуру, прикреплённую к бедру. - Я сама осмотрю. Потребуется помощь - позову.
  
  - Ладно, - процедил он сквозь зубы и отступил. - Пойду Овна встречу.
  
  Быстро выйдя из квартиры и услышав вопрос Девы к Венере: "Это тот, твой первый?", Лев потёр лицо дрожащими ладонями. Запросил по радиосвязи:
  
  - Овен, вы где?
  
  - Подползаем к дому, если, мать мою, не ошиблись, к какому, - последовал ответ.
  
  - Сейчас выйду встречу. Не подстрелите.
  
  - Было бы чем. Клешни заняты. Мальчишку тоже подстрелили, - горько сообщил Овен.
  
  - Держись, я скоро, - Лев торопливо сбегал по ступеням, а перед глазами у него стояла сцена из умершего прошлого.
  
  ... Утро дышало свежестью после ночного дождя. В раскинутых лужах отражалось небо с редкими, ленно плывущими облаками. Царящий в воздухе запах сирени с жасмином был резкий, а шум от трассы - артерии просыпающегося города, находящейся за несколькими домами, - едва слышен.
  
  Сидя во дворе под широким дубом, на спинке скамейки, Лев упёрся локтями в колени и сосредоточенно всматривался в дорожку, ведущую от одной из трёх девятиэтажек. Внутри было пусто и холодно, но вместе с тем по венам текла обжигающая ярость вперемешку с обидой. Всё вокруг казалось эфемерным, леденящим душу мороком. Стоит лишь зажмуриться, затем открыть глаза, и кошмар растворится, словно его никогда и не было. Но, увы, это было невозможно.
  
  Спустя некоторое время из многоэтажки показалась Нина. Скрестив руки под грудью и опустив голову, она пошла нетвёрдым шагом мимо ряда тополей. Вдруг подняв голову, точно почувствовав на себе чей-то жгучий взгляд, она встретилась с глазами Льва. Лицо её было бледное, с потерянным выражением. Слабо улыбнувшись и убрав за ухо прядь распущенных волос, подошла к нему.
  
  - Что ты тут делаешь? - нахмурившись, спросила она. - Я к тебе как раз иду. Ты ведь должен быть в больнице...
  
  - Ничего не желаешь мне рассказать? - вскинув бровь, резко спросил Лев и, спускаясь с лавочки, поморщился от боли в боку. Встал к Нине чуть ли не вплотную. Та закусила губу и отвела в сторону взгляд.
  
  - Я не понимаю, о чём ты, - неуверенно начала она, заламывая себе пальцы.
  
  - Не понимаешь? - Лев саркастично хмыкнул. - Как вечеринка прошла? Хорошо после армии встретили Руслана? Он остался довольным? А ты как? Понравилось?
  
  - Вроде бы... - одними губами ответила Нина, не смея заглядывать в глаза напротив. Инстинктивно сжалась. Нервно сдёрнула с плеча ремешок сумочки и, дрожа, запустила в неё руку.
  
  - Вроде бы? - Лев зло рассмеялся. - Плохо старалась, слабо раздвигая ноги?
  
  Нина подняла глаза, в которых сверкнула пелена подступающих слёз. Щёки вспыхнули.
  
  - Думала, не узнаю? - сквозь зубы и с горькой улыбкой. - Да только мне друзья, те, что настоящие друзья, всё доложили не жалея! Правильно сделали! - он схватил её за плечи, она ойкнула, и его пальцы тут же разжались. Лев отшатнулся с перекошенным лицом. - Конечно, у нас первый раз был не фонтан. Но по любви же! С опытом в постели наладилось бы. Я понимаю, виноват, как мужик должен был сразу как нужно, чтобы тебе было хорошо. Но ты, - он скривился, - пара дней, и тут же бежишь в кровать к любому ублюдку, что старше... Никак было не подождать? Невтерпёж? Или такая большая любовь ко мне? Неужели я так гадок был в...
  
  - Он твой лучший друг, - тихо перебила его Нина, часто моргая. - Не суди поспешно. Поговори с ним, - она вынула из сумочки руку и протянула мобильный телефон. - Я тебе не изменяла.
  
  - Тамбовский волк ему друг! И не надо врать! - прорычал он, с трудом осознавая, что Руслан, его товарищ с детства, воткнул ему в спину нож. Они жили по соседству на одной лестничной клетке. Их родители тесно общались много лет. Отцы ходили вместе на рыбалку, матери на пару хлопотали у грядок на дачах, смотрели сериалы... Руслан был в его доме что старший брат, и разница в три года никогда не беспокоила Льва. Он не чувствовал, что отстаёт, что слабей, что второй... До вчерашнего звонка. Предательский нож в спину и не один, а два клинка в сердце. Друг, что брат, вместе с горячо любимой девушкой.
  
  - Послушай... - Нина хотела было взять его за руку, да только он её отдёрнул.
  
  - Не смей меня трогать, шлюха. Между нами всё кончено. Мне ни с тобой, ни с ним не о чём говорить и слушать вашу ложь! Посмешищем меня большим, чем уже есть, сделать у вас не выйдет! Практикуйся в позах. Надеюсь, ты ему однажды вырастишь ветвистые рога! В школе ко мне не смей подходить. Не желаю тебя ни видеть, ни слышать. Благо, осталось недолго, месяц экзаменов лишь потерпеть да выпускной, - окинув её гневным и полным боли взглядом, развернулся и стал удаляться. Нина его не окликнула и не побежала следом...
  
  - Шеф, без билетов на Титаник пускаете? - с улицы послышался голос Овна.
  
  - Я ещё надеюсь, мы Летучий голландец [2], мать нашу, - Лев шире открыл двери в подъезде, с кислым выражением лица осматривая боевых товарищей.
  
  Камуфляж Стрельца песочной расцветки на животе превратился в сплошное бурое пятно. Он со стоном просил дать ему попить, его глаза то закатывались, то метались по сторонам. Державший его за ноги Водолей выглядел до предела измотанным. Он хромал, на левой руке у плеча и ноге выше колена находились окровавленные бинты. Овен, вцепившийся под мышки Стрельцу, обливался потом, желваки на его скулах ходили ходуном, выдавая, что он зол до бешенства.
  
  - Лучше к чертям морским на дно самое, чем вечность в этом сирийском пекле, - буркнул Овен.
  
  - Давай, - Лев перехватил у ослабленного Водолея ноги тяжело раненного. - Успеем сдохнуть. Девчонок вытащить нужно поближе к Раю.
  
  - Кто против, бля. Кто против... - тяжело сопя и не отпуская свою ношу, Овен начал подниматься по лестнице.
  
  - Прикрою, - сняв с плеча автомат, Водолей привалился к стене у двери, настороженно выглядывая на улицу.
  
  - Ползи за нами. Не хрен тут светиться. Погеройствуешь позже, - приказным тоном сказал Лев.
  
  Под непрекращающиеся стоны "Пить" они все потихоньку поднялись на третий этаж. Зашли в квартиру.
  
  - Водолей, дверь охраняй, - сказал Лев и добавил Овну: - Топаем прямо и направо, в спальню несём. В зале девочки. Дева осматривает Венеру. Подстрелили.
  
  - Говно. Конкретно попали? - спросил Овен, шумно дыша.
  
  - Хрен его... Схожу, узнаю, скажу, если Дева не пристрелит, - Лев горько усмехнулся.
  
  - Бабы на войне - это пиздец, - прохрипел Овен, и они зашли в спальню. Уложили Стрельца на пыльную кровать. Овен уселся рядом на пол, махнул рукой. - Лети, я тут подышу, - тыльной стороной ладони вытер со лба пот.
  
  Лев кивнул и направился в зал. Не успел он постучать в дверь, как та распахнулась и на пороге появилась Дева. В руке она держала аптечку.
  
  - Как она? - обеспокоенно и приглушённо спросил Лев.
  
  - Жить будет, - сухо прозвучал ответ. Дева вышла в коридор и закрыла за собой дверь. - Пуля прошла навылет. Я обработала ей рану, вколола обезболивающее средство и немного снотворного. Пусть отдохнёт, - тепло в её глазах сменилось безразличием. - Пойдём, посмотрим, кто там и как ранен.
  
  Лев кивнул.
  
  Зайдя в спальню, Дева окинула холодным взглядом Стрельца. Поставив аптечку на край кровати, приподняла ему одежду на животе. Он застонал и снова запросил воды.
  
  - Дай ему флягу, - не став касаться окровавленной повязки на теле Стрельца, Дева твёрдо обратилась к Овну, сидящему у постели.
  
  - Ты сдурела? - злобно пробасил тот. - У него кишки пробиты. Ему нельзя пить. Давай, штопай его, ставь капельницу, - он поднялся на ноги, - и делай всё необходимое.
  
  Дева строго посмотрела на Льва. Хмуро сдвинула брови, не сводя с него непроницаемого взгляда.
  
  - Дай ему воды, - сказала она. Пауза. - Пожалуйста.
  
  - Ты мозгами думаешь или совсем двинутая? - охваченный гневом Овен поднялся и пошёл на Деву. - Совсем...
  
  - Заткнись, - перебивая его, приказал Лев, встав между ними. - Она здесь врач.
  
  Овен заскрипел зубами. Полным ярости взглядом окинул Деву. Сплюнул.
  
  - Держи, - грубо вложил в руки Льва флагу. - Я гробить товарища не буду, - отошёл в сторону.
  
  Сев на кровать, Лев приподнял Стрельцу голову и стал аккуратно его поить. Тот жадно заглотал.
  
  - Спасибо, - прошептал вскоре он и слабо улыбнулся.
  
  Неожиданно Дева резко вынула из кобуры пистолет и спустила курок. Пуля угодила прямо в лоб Стрельцу. Кровь брызнула в лицо Льва. Он медленно закрыл и открыл глаза.
  
  - Пожалуйста, - глухо сказала Дева и, убрав оружие на место, взяла аптечку. После стремительно покинула спальню.
  
  - Твою мать, - ошарашенно процедил сквозь зубы Овен. - Бешеная сука!
  
  - Заткнись. Она права, - Лев провёл рукавом себе по лицу. - Тут такую хирургическую операцию не сделать. А нам его до своих не дотащить. Ты бы духам его оставил на милость или сколько часов страдать?.. - Лев махнул рукой, ткнул флягой в грудь поникшему Овну и, выходя из спальни, буркнул: - К чёрту. У девчонки больше яиц, чем у нас.
  
  - Слушай, говорю, царапины у меня! Я сейчас хоть бегом до Москвы! Не нужно смотреть меня! - Водолей жался к двери, со смятением глядя на Деву, которая, присев на корточки, открыла аптечку, поставленную на пол.
  
  - А я сказала, сел и прикусил язык. Иначе и тебя вылечу одной пулей, - ледяным тоном известила она. В её руке блеснул металл ножниц для разрезания ткани.
  
  - Я потому и говорю, что здоров. Прошу, мне даже обезболивающее не нуж...
  
  - Сядь! - зло распорядился Лев, указав на Водолея пальцем. - Не то я тебя полечу!
  
  Водолей опустился, крепко держа в руках автомат, вздохнув, отложил его вбок. Тихо сказал:
  
  - Лучше уж пуля от красивой женщины, чем от уголовника нож.
  
  - Я этого не слышал, - Лев привалился спиной к шкафу.
  
  - Ему воды давать? - подошедший Овен угрюмо хмыкнул.
  
  - Нет, - Дева чёткими движениями принялась освобождать от бинтов рану у плеча Водолея. Тот закрыл глаза. - А сам попей, если мешать собрался.
  
  - Если бы водки, то ладно, - Овен присел на корточки рядом с Девой.
  
  Лев напрягся, готовый в любой момент её защитить.
  
  - От водки я бы и сама не отказалась сейчас, - дрогнувшим голосом призналась она.
  
  - Помочь чем? - спросил Овен.
  
  - Да, наложи тут жгут...
  
  Лев расслабился.
  
  "Похоже, эти двое начинают ладить", - подумал он, и его мысли вернулись к Венере.
  
  Изменила ли она ему в прошлом с лучшим другом или нет, ничего для него уже не значило. Она здесь, рядом, за бетонной стеной. Не живёт где-то мирно, не засыпает в чистой постели в тёплых объятиях любимого мужика, не растит детей. Она здесь. Она в плену войны, грязи, крови, смерти. Спит за дверью раненная, а рядом находится лишь холодная винтовка. Как так вышло? Ответ он знал по себе. Значит, и для неё в день их расставания мир вдруг раз - и сделался серым. И потребовалось, чтобы дышать, найти что-то белое или чёрное. Потерять себя совсем или обрести нового. Она здесь, и прошлое неважно. Её необходимо спасти для будущего. Она так и не исчезла из его сердца, стонущего сейчас, не пропала из души, вновь заметившей краски вокруг.
  
  - Готово, - Дева закрыла аптечку. - Ранения у тебя пустяковые. Но если, добежав до Москвы, ты не угостишь меня мороженым, пристрелю, - встав, она направилась к залу.
  
  - Торт! Кино! Кофе! Каждый день мороженое! - оживился Водолей и подскочил на ноги.
  
  - Э, цыплёнок... - Овен, выпрямляясь, подал ему забытый автомат. - Не оперился ещё! Не по тебе курочка!
  
  - Можно с тобой наедине поговорить? - Лев остановил чуть улыбнувшуюся Деву. Она кивнула. - Тут будьте, и тихо мне! - он строго посмотрел на бойцов.
  
  Овен миролюбиво приподнял руки. Водолей кивнул.
  
  - Пойдём в ванную или на лестницу? - спросил Лев, всматриваясь в синеву глаз Девы.
  
  - В ванную, - спокойно ответила она, но слегка прищурилась.
  
  "Одно неверное слово, и ведь пристрелит не моргнув, хитрая сука. А без неё Нину не вытащить", - подумал он, идя первым и с дрожью в груди ощущая холодок по спине от взгляда Девы.
  
  Закрыв дверь в небольшое помещение, отделанное зелёным и белым кафелем, он прислонился к той спиной. Дева, скрестив руки под грудью, присела на край ванны. Около минуты они выжидали, кто заговорит раньше. Не отводили глаз, словно два хищных зверя, старающихся запугать оппонента и победить, не проливая кровь. Доказывая своё верховенство только силой воли, не рискуя быть убитым, либо покалеченным в драке.
  
  - Сколько тебе заплатить, чтобы ты на время поверил - она не изменяла?.. Сколько доплатить, чтобы показал ей, что всё ещё любишь?.. Сколько дать сверху премией, если сможешь вывезти её в Россию? - Дева начала, но явно не проиграла. Её взгляд был подобен острию стилета, проникающего в сердце.
  
  - Мне насрать, - хрипло заговорил Лев, - сколько у неё было мужиков и когда. Я сам тебе заплачу всё, что есть, за помощь в её спасении из этого говна.
  
  - Любишь? - Дева вскинула бровь. Тень беспокойной улыбки едва коснулась её губ.
  
  - А ты? - плотно сжал губы и сложил руки на груди.
  
  - Она ангел. Я умру за неё, - Дева опустила глаза. Вздрогнула. Вцепилась пальцами в край ванны. Посмотрела на Льва как безумная. - Во всём слушай меня, и тогда у тебя будет шанс спасти Нину. Сделать её счастливой там, где мирное небо.
  
  - Ты выбросила пакет с целями операции, - пошёл в атаку Лев, желая вскрыть суть, саму подноготную происходящего. - Ветров неровно к тебе дышит. Ты знала, где мы высаживаемся, куда идём. Прогнала его, хотя могла уйти сама. Ты скажешь, что пакет случайно обронила. Но на самом деле он тебе не нужен ведь. Ты цели знаешь и так. Ветер сказал тебе их раньше. А вот мы узнать их не должны, иначе обязаны выполнять и Венеру не...
  
  - Да, это я сдала вас духам, - без эмоций призналась Дева.
  
  Лев задержал дыхание. Его сердце пропустило удар. Ожидал, что она сейчас выхватит пистолет, но он собирался успеть его у неё отобрать.
  
  - Я не хотела ваших смертей. Но вы слишком упорные дураки. Самый большой дурак Ветров, - продолжила Дева. - Гордый дурак. Иногда нужно отступать ради жизни.
  
  - Но ты могла уйти с Ниной, она же дороже тебе, чем он. Почему осталась у хлева? Почему нас, его предала? Ею рискнула?
  
  - Будешь столько знать - тебе точно не жить. Готов меня слушаться или... - она медленно подвела руку к кобуре. - Попробуй оказаться быстрей.
  
  - Моя гордость однажды уже лишила меня самого дорогого. Я думаю, что умней Ветра, - Лев криво улыбнулся.
  
  - Тогда нам повезло, - Дева убрала руку от кобуры. - До полуночи отдохнём. Нина силы восстановит, и пойдём потихоньку.
  
  - Куда, мне спрашивать не стоит? - Лев хмыкнул.
  
  - Пожалуй, так, - пожав плечами, она встала.
  
  Он открыл дверь.
  
  - С Ниной поможешь мне разговор организовать до того, как свалим с квартиры?
  
  - Да, - Дева прошла мимо него. - Через пару часов приходи в зал.
  
  Размышляя о том, что не верит в её простое продажное предательство, Лев направился в прихожую.
  
  - Как наше "ничего", большой начальник? - полюбопытствовал Овен, сидящий на подставке для обуви.
  
  - После полуночи двинем когти рвать. Дева сечёт этот район как свои пять пальцев облизать. - Лев опустился на пол рядом с уплетающим сухой паёк Водолеем. - Пока отдыхаем. На стрёме по очереди через час. И шторы везде задёрнуть нужно. Только в зал не ходим. Да, светляки или фонари есть у кого и ПНВ (примечание: прибор ночного виденья)?
  
  - Светляки брал, десяток колб. ПНВ есть тоже, - Водолей хлопнул ладонью по своему рюкзаку. Добавил, кривясь: - Терпеть не могу темноту.
  
  - ПНВ-ха есть, валяется в мешке моём в спальне, а светильников нет. Патронов про запас больше взял, - сказал Овен.
  
  - Ясно, - Лев сомкнул веки. - Я подремлю. Овен на посту. Сперва только шторы закрой, - сбоку послышалось шебуршание и тяжёлый вздох Овна. Тот встал. - Водолей, а ты один светлячок здесь активизируй да пару отнеси девчонкам. Тебя не пристрелят за визит в неприёмные часы, - зевнул. Усталость разом многотонным прессом навалилась на сознание. Мысли потянулись к воспоминаниям о школьных годах, о днях до рокового слова "шлюха". Дико захотелось сбежать туда, к свету, отсюда, из мрака. На утвердительные ответы бойцов Лев уже не отреагировал. Ему грезилась Нина, её улыбка после их первого неловкого поцелуя по-взрослому.
  
  
***
  
  - Не проспи счастье, - голос Девы и хлопок по плечу вернули Льва к суровой реальности. - Слышишь?
  
  - Иду, - он открыл глаза и мотнул головой, прогоняя последние остатки сна. Встал и посмотрел на Деву. В робком свете от белой колбы заглянул в её глаза, в которых сейчас, как ему показалось, плясал огонь Ада.
  
  - Учти, если она заплачет не от радости, сигай в окно. Птичкой полететь у тебя шансов больше, чем не призраком произнести при мне ещё хоть слово, - не смущаясь Овна, который только что вернулся с поста на лестничной клетке и отправил туда Водолея, холодно предупредила Дева.
  
  - Не сомневаюсь, - Лев криво усмехнулся. Пошёл к залу.
  
  За его спиной Овен тихо присвистнул и спросил:
  
  - Дева, я не догнал, Венера твоя баба или нет? Ты что, не из розовых? Что за Санта-Барбара, перо мне в дыхало?
  
  - Он её бывший. А я из тех, кто черней смоли, и скажу один раз: Венера мне что тебе член. Понял?
  
  - Не вопрос. Святое!
  
  Лев зашёл в зал и, плотно притворив дверь, замер. Встретился с сосредоточенным взглядом Венеры. Сейчас на ней не было ни шлема, ни маскировочного костюма. Лишь майка и брюки. Лев медленно вдохнул и выдохнул, думая о том, что Венера походит на одурманивающий и сладкий, будто патока, мираж, который вот-вот и рассеется.
  
  Она, сидя на кровати, отхлебнула из фляги. Волосы были взлохмачены, а лицо уже не столь бледное, каким его видел он несколько часов назад.
  
  Поджал губы.
  
  Закрыв флягу, Венера положила её на рядом стоящую тумбу. Немного поморщилась, приложив ладонь к боку.
  
  - Что... - начала она, поднимаясь, но закончить не успела.
  
  Лев твёрдым и быстрым шагом подошёл к ней и, встав на колени, обнял её за ноги, уткнувшись в низ живота лицом.
  
  - Прости, - хрипло сказал он, после чего комната погрузилась в тишину. Время, будто став клейким, как хвойная смола, прилипло к застывшему сердцу.
  
  Венера положила ладони на плечи Льва.
  
  - Отпусти, - через небольшую паузу растерянно попросила она и неуверенно его толкнула.
  
  - Нет, - непоколебимо отозвался он и теснее прижался к её ногам. - Больше не отпущу. Прежде сделал эту ошибку, впредь не собираюсь, - подняв голову, поймал её взгляд. Было очевидно, смятение захватило Венеру в свой плен. В зелёных глазах застыла солёная пелена.
  
  Лев встал, повторив: "Прости", - и аккуратно провёл ладонями по её бёдрам. Закусив край нижней губы, она послушно подалась к нему. Щёки вспыхнули румянцем, когда Лев бережно, но в то же время крепко обвил руками её талию.
  
  - Послушай, - робко начала она и, точно желая вынырнуть из оков, упёрлась ладонями в его грудь. Но слишком слабо. Лев не позволил ей отстраниться. Прижал указательный палец к её губам.
  
  - Не отпущу никогда, - заявил, коснувшись лба Венеры своим. Он многое бы отдал, чтобы продлить этот миг, в котором мог ощущать столь родное, незабытое тепло и дыхание. Заботливо заправил за ухо желанной девушки прядь волос. Несмотря на леденящий страх, что его начнут отталкивать, решительно накрыл заветные губы своими. Но Венера не стала вырываться, бить его по груди. Замерла. Моргнула, по её щекам покатились слёзы. - Я люблю тебя. Всё ещё люблю. Люблю сильней, чем прежде, - Лев, не сводя с неё пристального взгляда, запустил руку в её волосы и возобновил поцелуй, углубив его. И она... она сдалась. Смежив веки, неуверенно его обняла и после стала самозабвенно отвечать на ласку. Её язык манил и дразнил, волнуя кровь. Жар охватил тело Льва, моментально растопив всякий лёд в его душе и сердце. По-хозяйски блуждая руками по спине Венеры, скользнул ими под её майку. Туман рассеялся, и мир заиграл всеми оттенками красок, точно бриллиант под яркими лучами солнца.
  
  - Зайти... могут, - часто дыша, едва слышно сказала Венера.
  
  - Нет, - покрыв её лицо поцелуями, спустился к шее. - Дева прикроет, - хмыкнул он, не в силах отнять руки от её горячего тела.
  
  - Что она тебе сказала? - в голосе прозвучала тревога. Венера напряглась, отчего Лев нахмурился. Заглянул в глаза.
  
  - Что будущее есть лишь для того, кто способен протянуть руку из тьмы к свету, и наоборот, для того, кто может принять эту ладонь. Я решил, что достаточно силён, - одной рукой снял шлем и кинул его на пол. - Тебе нет цены.
  
  - Но...
  
  - Прошлое оставим в прошлом, - непреклонно ответил Лев, после чего вновь стал целовать Венеру в губы. Та расслабилась. Вцепившись пальцами в его жилет-разгрузку, начала её расстёгивать. Лев чувствовал, как с каждой новой секундой не только его, но её желание возрастает в геометрической прогрессии. Стянув с Венеры майку, принялся слегка покусывать любимые ключицы и плечи, по которым успел истосковаться на век вперёд. Но ему было мало. Катастрофично мало. Поглаживая с нажимом бёдра распаляющейся Венеры, до боли в мышцах и костях желал утонуть в ней, в её запахе и стонах. Она скинула с него бронежилет. Он про себя чертыхнулся на то, что на нём было слишком много одежды. Когда же спустя некоторое время, не прекращая поцелуев, он освободил Венеру и себя от неё, то взял близкую сердцу девушку на руки и уложил на кровать.
  
  Кожа к коже. Горячее дыхание. Мысли разлетелись в разные стороны.
  
  Пропуская через себя токи страсти, Лев отчётливо чувствовал, как в нём и Венере неутолимо разжигается некогда залитый Судьбой, но до конца непотушенный костёр Любви. Их чистое чувство воскресло из тлевшего пепла, вспыхнуло солнцем с новой силой.
  
  
***
  
  Дева, подобно тени смерти, скользила в ночи по улицам мёртвого города. Она шла впереди группы. При ней была лишь её винтовка и запас магазинов к ней в кармашках разгрузки. От дефицитного прибора ночного виденья она отказалась, решив использовать функционал прицела, позволявшего видеть в инфракрасном спектре. Ночь не была кромешно тёмной, на небе мерцали звёзды, но луна отсутствовала. Овен с ПНВ двигался вторым, отслеживая крыши и верхние этажи. Венера также была без ПНВ, потому как свой отдала Льву. Он нёс её рюкзак и всячески опекал ступающую третьей. Замыкал строй Водолей, его ПНВ помогал ему контролировать тыл.
  
  Из квартиры они выскользнули чуть ли не под носом боевиков, начавших прочёсывать квартал. Облаву те устроили грубо, с множеством стрельбы и злобных криков. Венера сказала, что это явно хороший признак, потому как те агрессией прикрывают свой страх и поражение. Все в группе согласились с её мнением.
  
  - Видимо, отряд Рака сбежал и хорошо покусал бородачей, - сказал тогда Овен.
  
  До рассвета побег из мышеловки удавался и группе Льва. Они почти вышли на северо-западную окраину города, как на перекрёстке Дева вдруг быстро побежала обратно.
  
  - Флажки! Отходим! Живо! - она юркнула в какой-то магазин через разбитую витрину и залегла за кучей полуобгоревших манекенов, направив ствол винтовки к перекрёстку. - В глубине закрепляйтесь. Нужно выждать. И радио не пользуйтесь!
  
  - Я на второй этаж, - по-деловому сказала Венера, пробегая мимо напарницы.
  
  - Идёт. Осторожней, солнышко!
  
  - И ты аккуратней, родная, - с теплотой отозвалась та.
  
  - Овен, Водолей, прикрывайте Венеру, - скомандовал Лев и расположился за каменной колонной. Он нутром чувствовал - сейчас нужно быть тут. Стоять насмерть. Не пускать к лестнице врага, которого, очевидно, сильно испугалась постоянно невозмутимая Дева. - Что за флажки?
  
  - У Фронт ан-Ну́сра [3] есть русский охотник. Мания у него и фишка такая - флажки красные вешает там, где воюет, словно на волков облаву устраивает, - сквозь зубы произнесла она, вглядываясь в прицел. - Он, падла, очень хорош. Отряд моджахедов, подчинённый ему, навёл много ужаса на других террористов и на сирийскую армию. Охотник отличный командир.
  
  - Фронт ан-Ну́сра сейчас в конфликте с игиловцами. Режут друг другу головы. То-то ночью пальба была, не по наши души-то! - Лев сплюнул.
  
  - Ошибаешься. Ещё как по наши. Охотник тут не так просто, он за нами! Точнее, за мной. Насолить тем, кому я сливала информацию. Забрать себе их славу.
  
  - Значит, всё совсем дерьмово? - он скрипнул зубами.
  
  - Позиций отрядов Фронт ан-Ну́сра я не знаю. Попади к ним в плен сама, мне достанется, но скорей всего живую продадут в ИГИЛ. А вот если возьмут и Нину, лучше я сама её прежде застрелю. ИГИЛ бы для меня не тронули Нину, но работать на них ей бы пришлось, а она бы рогами упёрлась, чтоб не мараться о них. И тогда... - тихий вздох, полный боли. - Поэтому я вас и вывожу. Дурак Ветров не мог отступить при высадке. Дебил гордый... А теперь... - она выстрелила. - Минус один снайпер у Охотника. Если ещё веришь в Бога, то молись, Котик, чтобы игиловцы подоспели к нам.
  
  На перекрёсток выскочил джип с пулемётом, и Смерть громко засмеялась сотнями выстрелов.
  
  - Отходим! Он наши позиции высвечивал, - Дева метнулась вдаль холла магазина, кувырком сменила направление движения и скрылась за стеллажом.
  
  - Зверь. Ему совсем плевать на своих людей, - Лев плюнул в сторону, смотря на уже горящий джип и с десяток трупов около того. Зарядил в автомат новый магазин и, пригибаясь, побежал к лестнице.
  
  - Для Охотника нет людей. Есть только материал. Любой зверь в сравнении с ним человек.
  
  Только договорила Дева, как у места, где она была недавно, пронеслись разрывы. Белый туман от них быстро стал расползаться вокруг.
  
  - Наверх, живо! - приказал Лев.
  
  - Дрянь, газ. Живыми брать не думает, - Дева проскочила мимо него, торопясь на второй этаж.
  
  - Скорее, отрезает нам путь к бегству и маскирует свой подход. Но глотать эту химию, чтобы проверить, отрава это или такая дымовуха, нет резона! - Лев взбежал по ступеням.
  
  - Командир, там в конце торгового зала дыра в стене и квартира за ней! - доложил Водолей, оборонявшийся на втором этаже.
  
  - Тогда туда! Венера где? - Дева, не дожидаясь ответа, стала пересекать павильон. Она умело избегала открытого пространства, используя как прикрытие стойки, тумбы, стеллажи.
  
  "Если бы её сейчас через окна пытался застрелить снайпер, то впустую бы израсходовал патроны", - мимолётно подумал Лев.
  
  - С Овном недалеко от проёма, - ответил Водолей, посматривая вниз лестницы.
  
  - Догоняй, - Лев кивнул ему и, повторяя манёвры Девы, побежал к той, чьё живое сердце пульсировало светом в его мрачной душе.
  
  - В квартиру, мигом! - Дева махнула рукой. На улице проснулся водопад выстрелов. Загудел двигатель и залязгало железо. Ухнул оглушительный хлопок.
  
  Венера спустила курок, тихо прокомментировала:
  
  - Минус один урод.
  
  - Уходим, неугомонная, - Овен буквально сгрёб её в охапку и увлёк к дыре в стене.
  
  - Стараемся не обнаруживать себя! Там нусровцы с ИГИЛ за наши головы грызутся! Не будем их отвлекать! - Лев забежал в квартиру, как вдруг по проёму прошлась очередь пуль. - Чтоб их мать...
  
  Как он отметил, опаздывавший Водолей тоже оказался везунчиком.
  
  "Хромай он немного меньше, уже лежал бы мёртвым с дырявой головой".
  
  Охнув, Водолей упал на живот и ползком забрался в убежище к товарищам.
  
  - Вот это называется фарт! Выпало и чёрное, и красное, а зеро в пролёте, - Лев усмехнулся, хлопнул того по шлему и, поймав испуганный взгляд Венеры, переместился к ней. Она сидела у холодильника, верхушка которого была раскурочена, словно большим консервным ножом.
  
  - Займусь входом в квартирку, тараканов отгоню, если припрутся, - кряхтя, Овен поднялся, оставляя Венеру.
  
  - Поздравляю, у нас на улице танк игиловский, - сказала Дева, занявшая позицию у окна.
  
  - Духи! - крикнул Водолей и открыл огонь, целясь в торговый зал.
  
  - Отхо... - только это успел произнести Лев, отталкивая Венеру к выходу из кухни, через порог которой только что переступил Овен. Но тот в следующий миг упал, будто срубленный дуб, со скрипучим стоном. В помещение влетели два цилиндра.
  
  "Конец", - мелькнула мысль у Льва. Одновременно с ослепляющей вспышкой он рванулся накрыть собой Венеру.
  
  Звон в ушах, чёрно-белые и цветные кадры вперемешку с тёмным занавесом...
  
  Мужчина в тельняшке, с татуировкой морды волка на плече, со шрамами на чем-то знакомым суровом лице склонился надо Львом. Рядом оказались ещё вооружённые мужчины, но они были бородаты и в чёрной форме с бронежилетами. Их голоса звучали как из-под океанской толщи. Невозможно было разобрать их слова, произносимые на арабском языке. Всё, что мог понять Лев вдобавок к ужасающему осознанию: гранаты были свето-шумовые и он ещё жив, а значит, и Венера попала в плен. Он пытался найти её взглядом, рукой тянясь к голени, ведь там должен был оказаться нож. В мыслях раз за разом повторялась мольба к Богу о секунде милости, о мгновении на то, чтобы удалось вонзить клинок в любимое сердце.
  
  Грубый смех.
  
  Льва со всей силы ударили ногой в живот. Прохрипев "Прости" и сжавшись от боли, он увидел, как Венеру подняли с пола за волосы. Вдруг у двух боевиков, державших её, головы разлетелись фонтанчиками крови. Венера, обрызганная ею, начала падать прямо ко Льву. Он успел подставить руки и поймать её. Накрыл собой. В комнате гремела стрельба...
  
  Затем наступила тишина.
  
  - Руслан... - прошептала Венера.
  
  В груди Льва сердце обратилось в кусок льда. Он понял, почему лицо мужчины в тельняшке ему показалось знакомым. Это был его некогда лучший друг. Он вернулся из недавно забытого прошлого. Пришёл кошмаром воплоти забрать свет души.
  
  "Руслан и есть Охотник. И он только что убил своих ради..."
  
  Грубый голос что-то заговорил на арабском языке. Зашипела рация.
  
  - Впервые рад, что я стал мразью. Здравствуй, Нина, - грубый голос заметно смягчился. - Своих шакалов, что за домом собрались, я отослал, сообщив, что тут засада. Но через час-другой они наберутся смелости и вернутся искать меня. До этого вам лучше решить, что делать.
  
  Лев повернулся, поднимаясь с Нины. Он встал на ноги, в упор смотря в пустые глаза бывшего друга.
  
  - Слышал, ты отсидел и кличку Кот получил, - Руслан опустил автомат, дуло которого ещё дымилось. - А что в наёмники подался, не знал.
  
  - Порой я думаю, судьба сумасшедшая наркоманка, - Дева горько хмыкнула. Она сидела у окна, направляя пистолет на Руслана.
  
  - Лина, не стреляй. Пожалуйста, - попросила Венера, вставая с пола.
  
  - Жаль, одна из главных целей операции именно он, - Дева явно нехотя медленно убрала оружие в кобуру. - И что теперь? Мы зажаты между ИГИЛ и Нусрой. За его голову игиловцы бы нас выпустили, а так мы мертвецы, - она отвела от него злой взгляд.
  
  - Он спас нам жизнь, пускай ненадолго, однако, спас, - тихо заметила Венера.
  
  - Тебе, - сквозь зубы процедила Дева. - Поэтому он ещё дышит. Но я лучше бы уже сдохла.
  
  - Не говори так. Мы ещё повоюем, и Ветер вдруг успеет к нам... - заговорил Водолей, тяжело вставая с пола и тряся головой.
  
  - Заглохни, глупый мальчишка, - грубо оборвала его Дева. - Скольких ты хочешь наших к нам в могилу подложить? Тебе легко рассуждать, от твоей смерти не зависит жизнь... - она осеклась, ярость на её лице мигом сменилась безразличием.
  
  - Руслан, нам необходимо поговорить один на один, - сказал Лев и уловил на себе хищный взгляд Девы. - Выработать план, я командир этой группы.
  
  - Пошли, - Руслан пожал плечами и, сильно хромая, покинул кухню, переступив через застонавшего Овна.
  
  - Лина, прошу, не делай глупостей, лады? - с мягкостью в голосе обратился к ней Лев. Он чётко понял по её эмоциональной реакции на безобидные слова Водолея о надежде, что ничего важного она о своём предательстве ему не раскрыла.
  
  - Я за ней присмотрю, - сказала Венера и пошла к подруге, закрывшей глаза.
  
  - Водолей, займись Овном и поглядывай в торговый павильон, - дав указание, Лев последовал за Русланом.
  
  Тот стоял в прихожей у распахнутой входной двери и курил.
  
  - Есть мысли, как вытащить Нину из этого дерьма? - прямо начал Лев и опёрся плечом на наличник проёма.
  
  - Давно сошёлся с ней? - проигнорировав его вопрос, холодно спросил Руслан.
  
  - Несколько часов назад. Неведомой случайностью оказались в одном отряде. До этого не представлял, что она воюет.
  
  - Ты не знал, что она подалась в наёмники? - Руслан ухмыльнулся. Выпустил струю дыма Льву в лицо. - Полагаю, ты многого о ней не знал после того, как послал, вместо того чтобы прийти ко мне и разобраться по-мужски. Бабу легче назначить виновной, да? - нечто звериное сверкнуло в его серых глазах, и он посмотрел в сторону, словно говоря: "Бей! Стреляй! Что же медлишь?"
  
  - Виноват я, - Лев стиснул кулаки, но тут же расслабился, тоже посмотрев на лестничную клетку. - Только сейчас это неважно. Её нужно спасти!
  
  - Важно. Грехи догоняют нас по жизни и душат самое дорогое нам за наше малодушие, - Руслан глубоко затянулся. - Она не наёмник. После того как вы расстались, я говорил с ней. Видел, что она на грани и может наложить на себя руки. Я сказал ей, что тогда убью тебя и себя. Нина согласилась жить, но лишь с условием, что вместо того, чтобы убивать себя и тебя, я лучше отправлюсь туда, где судьба решит, жить нам, ей и мне, или умереть. Я ушёл служить по контракту в горячую точку. С Ниной перепиской поддерживал связь. Она поступила в медицинский и вроде как жила, скорее, существовала по инерции. Я понимал - она медленно погружается в болото рутины, а хотел, чтобы ощущала ценность биения сердца. На службе я обзавёлся знакомствами среди ФСБэшников. Один из них искал новые кадры, нужны были девушки для работы за границей. Разведка отлично встряхивает нервы, напоминает, что ты жив! Я и подсказал ему головастую отличницу. Вскоре меня ранило. В госпитале, навещая, Нина шепнула, что её пригласили обучаться в ФСБ и она сможет принести огромную пользу родине в борьбе с террористами. В её глазах замерцала жизнь. Выписавшись, я поступил в ОМОН. Потом были командировки на Кавказ. Новое, теперь тяжёлое, ранение. Увольнение по инвалидности. Нина уже оказалась в СВР (примечание: Служба Внешней Разведки), и довольно скоро мы потеряли связь. А дальше у моего племянника... - он запнулся, выкинул окурок. - Короче, на лечение за бугром потребовались солидные деньги. Наша страна, которой я отдал здоровье, мне назначила смешную пенсию-подачку, и плевали они все, крысы-чиновники, что моя сестра с ума сойдёт, ребёнка лишившись. А падлам-террористам срать, калека ли ты, если умеешь убивать, и не жалко бабла тебе отвалить, если очень хорошо убиваешь. Такая вот сучья ирония: Волк назвался Охотником и всё ждал, когда свои пришлют настоящего охотника. Да не думал, что это Нина будет. Грехи догоняют. Нужно было тогда на нары сесть, когда она замуж отказалась за меня выходить и ты как последняя блядь поступил. Глядишь, и не послала бы судьба болезнь племяннику, и Нина... - он достал новую сигарету. Прикурил. Затянулся. - Нашла бы жизнь не в смерти. Грехи догоняют! Ты и я, мы заслуживаем сдохнуть. Не она. Так что та девка Лина дело говорит. Завали меня, как давно должен был сделать по-мужски, и обменяй голову на проход Нине, - он снова выдохнул дым в лицо Льву. Зло усмехнулся. - Мне что, спиной повернуться и на колени встать?
  
  - Замуж? Нары? О чём ты? Что произошло на той чёртовой вечеринке? - Лев напрягся. По его окаменевшему лицу со лба скатились капли холодного пота.
  
  Руслан всмотрелся ему в глаза и вдруг ударил кулаком в стену. Прохрипел:
  
  - Дурочка святая. Она не сказала тебе и мне наврала, - он бросил сигарету, уронил автомат и сел на корточки. Затёр ладонями лицо. - Какой же я дебил...
  
  - Что с ней случилось? Говори, мать твою, - едва выдавил из себя Лев, дрожа от гнева и с трудом удерживаясь от безумия, от того, чтобы начать избивать бывшего друга.
  
  - Ты ведь помнишь, она мне всегда нравилась, - хрипло начал Руслан, смотря пустыми глазами перед собой. - Но я был рад, что у тебя, моего друга, есть такая хорошая девушка. И в то же время завидовал, что она не моя, - он встал. Его взгляд наполнился осмысленностью и решимостью. - Я не делал никаких попыток забрать её себе, потому как видел, она счастлива с тобой. Потом армия... Два года срочки пролетели - не заметил, даже нравилось мне там, в казарме, подальше от Нины, от соблазна. Устав. Распорядок дня. Строевая. Тренировки, да такие, что проще жесть жрать вместо каши. Деды... отцы-командиры... салабоны сопливые... Короче, не до мыслей о любви к бабе. Да подкрался незаметно падла-дембель, - Руслан снова достал сигарету, затянулся. - Здравствуй, родной дом. Знать бы тогда, так век бы его не видать! - сплюнул сквозь зубы. - Как и положено отслужившим, решил устроить вечеринку по поводу: встречай, гражданская вольная жизнь. Самому тошно, но как не закутить? Как у людей должно же быть. Люди - большинство бляди, но как-никак соскучился по друзьям. А ты, лучший из них, взял и удружил, в этот день попал в больницу с аппендицитом...
  
  - Я всё это знаю, - холодно сказал Лев. - Суть говори.
  
  - А ты не спеши, - жёстко и с осколками льда. - Разбираться надо было сразу, а не как маленькому обиженному мальчику верить сплетням и бежать в уголок слёзы вытирать об мамкин подол.
  
  - Свою вину с себя не снимаю, - Лев часто задышал. Сжал кулаки. - Мать мою не привязывай сюда. Я ей слова плохого о Нине не сказал! Не то что твой отец, который ославил потаскухой.
  
  - Не волнуйся, за это я ему крепко врезал, - Руслан косо и саркастично улыбнулся. - Отблагодарил родителя за заботу.
  
  - Всё в толк взять не мог, отчего твой батя так рьяно меня обеляет, Нину говном поливает, а потом - раз, и ваша семья мою знать не знает, вдрызг разругиваются, - Лев скрипнул зубами.
  
  - Дослушай и поймёшь, - глубокая затяжка. - Не хотела тогда Нина идти на вечеринку без тебя, но я уговорил, - после небольшой паузы продолжил Руслан. - Как-никак мы были с ней знакомы несколько лет, с её тринадцатилетия... Она пошла. Было много выпивки. Она не употребляла ничего крепче пива, но ей явно достался коктейль "ёрш". Приятели мои и твои, кстати, - едкая усмешка, - тогда втихаря мешали всякого девчонкам, между собой пошучивая: сегодня в баре самое популярное это "целка-отрубайка". А я, кретин, на это внимания не обращал, водку хлестал... И на Нину смотрел. Она меня лишь и заботила, чтобы никто не тронул, не обидел. Да пришёл я из армии, а не борделя! - вспышка эмоций, но мгновение, и она испарилась. - А тут она, рядом... без тебя. Водяра дала по мозгам, и я решил: попытка не пытка. Попросил пройтись со мной в комнату, поговорить. Она, доверяя мне, пошла... - горечь пропитала последние слова. - Дальше я смутно помню. Говорил ей, что люблю её, по-серьёзному люблю, а она ни в какую, только и твердила: "Я Вика люблю, вы друзья"... У меня в голове что-то напрочь и выключилось. Инстинкты взяли своё. Я начал её целовать. Она вырывалась, сопротивлялась, кричала. Но гремела музыка, её никто не слышал. А отбиться у пьяненькой хрупкой девушки от такого кабана, как я, пускай и бухого... - он, выкинув окурок, бесстрашно посмотрел в глаза Льва. - Я взял её силой.
  
  Резкий удар прикладом плашмя в челюсть отправил Руслана на пол. Однако в нокаут не послал.
  
  - Сколько раз? - Лев с широко раздувающимися ноздрями, дыша чистой яростью, прижал дуло автомата к голове Руслана, стоящего на четвереньках.
  
  - Сейчас хочется сказать "Тысячи", - сплёвывая кровь, тот тихо засмеялся. Медленно поднялся. Жёстко смотря в глаза Льва, целящего ему теперь в лоб, ответил: - Мне жаль, хоть душу выдери, что был тот один-единственный, что сделал её сердцу больно.
  
  - Дальше что было? - давясь отвращением к себе, Лев опустил оружие. В его сознании столкнулись лёд и пламя, мысли, кто больше ранил Нину: Руслан насилием или он неверием в честность её любви?..
  
  - Потом пелена рассеялась. Понял, что натворил. На коленях стоял, умолял простить, предлагал выйти за меня замуж. Она попросила ничего никому не говорить. Убедила, что тебе сама расскажет. Что не нужно выставлять напоказ всем и ломать жизни позором нашим семьям. Что сами уладим - она, ты и я! - сквозь зубы. - И я, дебил, согласился. Разумеется, тебе настучали наши "друзья", что я с ней уединялся и провожал её уже весьма потрёпанную. Я ждал чего угодно. Ментов, тебя с ножом, её отца с обрезом. Но пришла новость, что ты бросил её. Выполнила, дурочка, - хмыкнул Руслан. Сплюнул всё ещё идущую изо рта кровь. - Мы потом встретились, она сказала, что ты знаешь правду, но всё-таки решил расстаться. Коза, - с нежностью, - хитрая, жертвуя собой, спасала твою и мою жизни. Узнай ты правду, в итоге из нас... - пауза. - Вижу по взгляду, и тогда бы не сдрейфил сесть за предумышленное убийство. Ну? - вскинул бровь. - Сейчас оно ей во благо лишь. Стреляй! - жёстко.
  
  - Нахуя? Ты и я и так мертвы, - Лев привалился спиной к стене и посмотрел вверх, стараясь сквозь потолок разглядеть небо. - Те, молодые, ещё не перемазанные всяким дерьмом, те мы давно трупы. Только сами не заметили, как скончались и сгнили. Прошлое - это закат. Будущее - это восход. Назад или вперёд... для нас нет ни того, ни другого. А у Нины ещё есть! Она пока между восходом и закатом. Между мной и тобой или тобой и мной, неважно. Решать ей, куда делать шаг! Мой эгоизм не нажмёт на курок, выбирая за неё. А твой? - холодный взгляд на поднявшего автомат Руслана.
  
  - От моего эгоизма осталась лишь тельняшка ВДВ, - горькая усмешка.
  
  - Тогда пошли у Нины спросим, куда она?.. - Лев отстранился от стены.
  
  - Иди, - Руслан повёл плечами. - Я тут лестницу покараулю. Расклад простой. К ИГИЛ вы можете уйти с моей головой. К своим я смогу вывести Нину как моего агента и мужчин, переодев в форму с трупов. Тут пожар устроим, и мои шакалы поверят в спецотряд, положивший русских наёмников, но голову Лины я обязан тогда предоставить как трофей. Руководство Фронт ан-Ну́сра меня направило сюда за шикарной бабой-снайпером, работающей на Москву и Асада.
  
  - Если бы только на них... - сквозь зубы зло процедил Лев.
  
  - Кого ещё?
  
  - Поговорю с ней - сообщу тебе. Но что-то мне подсказывает, так легко нам от ИГИЛ не откупиться, - Лев поймал печальный взгляд Руслана и пошёл на кухню. Зайдя в неё, столкнулся с тревожными глазами Венеры, сидящей на полу возле окна с Девой.
  
  - Где Руслан? - спросила она, нахмурившись.
  
  - Курит и за входом в квартиру приглядывает, - сухо ответил Лев. - Нужно решить, как действовать дальше. На данный момент есть только два варианта, - и он поведал мысли Руслана.
  
  Выслушав его внимательно, Венера резко встала. В её глазах появился лихорадочный блеск и мрак, который был похож на грозные тени отступившей ночи.
  
  - Лину убить не позволю! - вспыхнула она. - И голову Руслана не дам отсечь! Только через мой труп! - твёрдо заявила она, чуть ли не крича.
  
  Овен, сидящий у проёма с Водолеем, провёл ладонью по разбитым губам.
  
  - Козла этого, мне улыбку подпортившего, я прирезать не прочь, - ворча начал он, - но раз дама против... её мочить рука не поднимется. А Дева мне уже, считай, что кореш. Предлагаю Водолея в платье переодеть и сдать. Никто не видел тут платья? - и он засмеялся, поглаживая по шлему Водолея.
  
  - За счёт своих товарищей собственную шкуру не спасаю, - с отвагой во взгляде заявил тот. - Но Руслан, Волк этот, чужой разве?.. Но... - пауза. - Правда, оденьте меня лучше в платье! - решительность заискрила в голосе. - Выиграем хоть какое-то время. Кто-то из вас, может, и спасётся.
  
  - Молоток, пацан! Мужик! - Овен дал ему "пять" и пожал руку.
  
  Венера закусила край нижней губы, не сводя взгляда со Льва. Он непоколебимо молчал.
  
  - С головой этого чёртова Волка я от ИГИЛ уберечь смогу лишь Венеру, - Дева горько улыбнулась. - Вас не выйдет. Понятно, что для неё это не вариант, - с нежностью посмотрела на подругу. - Так что я согласна на пулю в сердце. Живой у меня одна дорога - в ИГИЛ, - печально ей подмигнула.
  
  Венера быстро села и схватила за руку Деву, которая уже потянулась к своей кобуре.
  
  - Чушь не мели! - грозно заявила она. - Учти, пристрелишь себя, я лично пущу пулю в свою голову, и никто меня не остановит!
  
  - Давайте без нервов, - вмешался Лев. - Есть ещё вариант. Нина, отпусти Лину, а ты, Лина, убрала руку от пистолета, - жёстко сказал он. Когда те выполнили его просьбу, пусть и без явной охоты, он спокойно продолжил: - Сейчас мы находимся между западом и востоком, зажатые ИГИЛ и Нусрой. Мы можем поделиться на две группы и попытаться прорваться на север и юг, столкнув между собой духов. Чем чёрт не шутит? Может, кому-нибудь да удастся выбраться под шумок. Думаю, Деве лучше идти с Русланом и Водолеем. Я же отправлюсь с тобой, Нина, и Овном. Так шансы ровней. Кто пойдёт на север, а кто на юг - бросим жребий. Идёт? - прямо посмотрел в глаза Венеры, контролируя эмоции, потому как лукавил. Он прекрасно понимал, что Руслан, получив Деву без надзора Венеры, убьёт её и Водолея, а затем все силы вдохновлённых своих боевиков бросит на ИГИЛ, прикрывая бегство той, чью жизнь разрушил и продолжал любить. Лев считал, что при таком раскладе у него появляется реальный шанс с Овном вытащить Венеру из пекла Ада, разинувшего пасть на Земле.
  
  Дева кивнула. На её губах появилась едва приметная кривая улыбка. Это отчётливо говорило Льву о том, что Дева просекла двойное дно в его плане.
  
  Венера побледнела, но через пару мгновений покрылась краской.
  
  - Ты меня за какую дуру держишь? - чуть ли не рыча, заговорила она, сверкая глазами. - Лина и Руслан, оказавшись наедине, глотки друг другу грызть кинуться! Вместо неё пойду я! А ты с Линой!
  
  Лев про себя чертыхнулся. Обман лопнул, точно мыльный пузырь. По спине прошёл холодок.
  
  - За такую дуру тебя держу, за какого дурака ты держала меня столько лет! - вспышка ярости. Вдох-выдох. - Если я и отпущу тебя с ним, то лишь после того, как Дева расскажет, почему она предпочитает умереть, нежели вернуться домой.
  
  - Какой поворот, однако, - прошептал Овен. - Круче большого ёперного театра.
  
  - Что там "Война и мир", вот где пьеса - Жизнь, - задумчиво вполголоса сказал Водолей. Овен вновь пожал ему руку.
  
  Дева встала.
  
  - Не вопрос, - сказала она. - Но откровенничать с тобой, кошак, буду лишь при условии, что, выбравшись, всем поделишься только с командиром группы "Зодиак", - вскинула подбородок. - Отойдём?
  
  Лев кивнул и направился к выходу из кухни, услышав позади от Венеры жёсткое: "Без глупостей, оба!"
  
  
***
  
  - Саш, минута до того хлева, что по координатам... - сообщил в рации пилот Ми-24.
  
  - Спасибо, Гена! Повторю, я твой должник по гроб жизни! - ответил в гарнитуру Ветров и подал знак Рыбе. Тот, прихрамывая из-за полученного при прошлом полёте ранения, открыл дверь десантного отсека и дослал патрон в ствол СВД (примечание: снайперская винтовка Драгунова). Прохладный с ночи воздух ударил волной в салон. Оторвавшееся от горизонта солнце играло лучами по серо-коричневой земле, выхватывало воронки на дороге, скользило по остовам сгоревшей техники.
  
  Ветров передёрнул затвор тяжёлого пулемёта, прикреплённого к наспех приваренным стойкам в десантном отсеке. Теперь они были готовы к бою, спасительному или мстительному, но отчаянному, до последнего бронебойно-зажигательного патрона. Да даже больше, как осознавал Ветров, они были готовы сражаться до последнего вздоха. Они последняя надежда двух девушек и четырёх мужчин, на которых командование поставило жирный крест. "Посмертно наградим. Это война, а не игра в бирюльки, капитан. Там не дети, а солдаты. И вы солдат. Знаете, что творится в том районе?! И просите меня ради шестерых бросить в бой две роты пехоты и три штурмовых авиа-звена? Потом под трибунал пойти? Идите, напейтесь, даю неделю отгула. Свободны".
  
  Слова генерал-полковника, командовавшего базой под Дамаском, так до сих пор и звучали в голове Ветрова. Но он не пошёл глушить бессилие водкой, он отправился к знакомым лётчикам. Согласился на самоубийство лишь Гена, у того дома в Краснодаре были две дочки-близняшки пятнадцати лет. Его второй пилот был бездетный, но сказал: "Куда мой командир, туда и я", - потом в сторонке по секрету Ветрову добавил: "Я лучше погибну, чем буду и во сне слушать, как он кричит. Ему кошмары снятся о том, что боевики до его девчонок добираются. Мы тут такого насмотрелись, меня совесть загрызёт. Но ты не губи нас напрасно, хорошо?" Ветров пообещал, что они не зря летят, для себя решив в самом плохом случае, что он высадится, а их отправит на базу. Сам он без Девы, живой или мёртвой, возвращаться не собирался. Рыба же крутился у вертолётной площадки, ждал новостей от своих и без вопросов принял приглашение на борт.
  
  - Должник будешь, как вернёмся, Саша, - отметил Гена.
  
  Внизу замелькали знакомые до боли очертания хлева. Вертолёт начал описывать круг.
  
  - Вижу трупы боевиков и сгоревшую бэху (БМП). Девушек или наших нет, - сказал Рыба, через снайперский прицел смотря на местность.
  
  - Значит, сюда они из города не вернулись, - с горечью констатировал Ветров. Передал по радио: - Гена, давай к городу. Прочешем! Их рация должна в радиусе двух километров нас поймать.
  
  - Принял. Попробуем.
  
  Ветров крепко зажмурился, мотнул головой, отгоняя усталость. С того момента, как он оставил Деву, он не ел и не спал, делал всё, чтобы скорей вернуться к ней. Глубоко вздохнул и, открыв глаза, начал передавать в эфир:
  
  - Зодиак, я Ветер. Отзовись. Зодиак, я Ветер...
  
  Вертолёт, делая виражи и горизонтальные петли, начал приближаться к центру города.
  
  Рыба уныло взглянул на Ветрова.
  
  - Саша, на севере радар обнаруживает множественные наземные цели, там полно бронетехники, и, сам понимаешь, она не наша, - доложил Гена.
  
  - Понятно. Можешь снизиться у окраины? Попытаюсь пеш... - Ветров не договорил, его перебила ожившая рация.
  
  - Ветер, это ты? Идиот, коих мир ещё не видел!
  
  - Дева! Чёрт, Дева, ты жива! - он узнал её голос. Сердце бешено забилось. Тело в момент наполнила неукротимая сила.
  
  Рыба широко заулыбался, торжествующе потрясая кулаком.
  
  - Знала бы, что ты, придурок, вернёшься, умерла бы. Уматывай отсюда нахрен! Тут прорва Фронт ан-Ну́сра и игиловцев. Они сейчас выжидают, оценивают обстановку, но их тут муравейник! Уводи ребят! Ты же не дивизию притащил...
  
  - У меня один Крокодил (примечание: прозвище Ми-24), в нём я и Рыбы, - Ветров усмехнулся. - Теперь мы не уйдём! Вас сколько? Где Лев? Ты что, командир группы?
  
  - Это верно, не отступим. Своих не бросаем, - прошептал Рыба, вглядываясь через оптику в улицы города.
  
  - Идиот, чтоб тебя... Убирайтесь! Живите! - прикрикнула Дева.
  
  - Я сказал, не брошу тебя! Отвечай, мать твою, на вопросы! - жёстко гаркнул в ответ Ветров.
  
  - Пошёл ты...
  
  - Дочка, я командир Ми-24, помоги нам выжить. Без тебя мы не улетим! - Геннадий вмешался в эфир на частоте Зодиака.
  
  - Нас шестеро, - грустным тоном заговорила Дева. - Я, Венера, Овен, Водолей, Лев и Руслан. Стрелец погиб. Другие отделились в попытке прорваться... Вероятно, погибли. Руслан из наших, доброволец, помогающий сирийской армии, позывной Волк. Прикрыл нас тут ценой своего отряда. Лев передал мне командование, почему так - узнаешь, если выберетесь. Мы на втором этаже дома из пяти. В нём ещё торговый центр какой-то с разным шмотьём был. На запад от нас большие силы Фронт ан-Ну́сра, на восток ИГИЛ. Мы яйцо между молотом и наковальней. Они вот-вот ударят. Улетайте, прошу.
  
  - Капитан, по югу города появились мелкие отряды, прячутся в развалинах, домах, движутся на север. Кто такие, не ясно. Их много, - тихо сказал Рыба со злобным выражением на лице.
  
  Ветров ему кивнул, а в рацию ответил:
  
  - Лина, слушай внимательно. Рак со скверно потрёпанными парнями вышел из окружения к бойцам Курдского ополчения. С ними всё в порядке. Тут на севере броня, десятки единиц, скорее всего, это духи. С юга идёт не меньше пары сотен пехоты, принадлежность неизвестна, но точно не САА (примечание: Сирийская Арабская Армия). Вы на крышу доступ имеете?
  
  - Можем попробовать выйти.
  
  - Есть чем сигнал подать? Можете поджечь что хорошо дымящее? - Ветров стиснул зубы, опасаясь отрицательного ответа сейчас больше, чем ракеты в борт.
  
  Мучительные секунды ожидания.
  
  - Красный дым, Водолей у нас прирождённый завскладом.
  
  - Действуйте. Как только мы увидим сигнал, пойдём на него. Ударим из всего, что есть, по духам около дома и подвиснем у крыши. А там Бог не выдаст, Смерть не сожрёт, - Ветров сглотнул и прибавил: - И все, откройте радиоканал, чтобы мы слышали, что у вас происходит.
  
  - Хорошо. Но признай, ты бесконечный идиот! - потребовала Дева.
  
  - Да, идиот, любящий тебя больше жизни, - признался Ветров.
  
  Какое-то время тянулась гнетущая тишина в эфире. Потом он взорвался:
  
  - Бегом-бегом! Водолей, к чёрту рюкзак! Тут запасы на хрен... или сразу вырвемся, или... - послышался голос Льва.
  
  - Венеру прикрывай, Овен! Я сказала, её, баран! Не тронет меня Руслан.
  
  Череда выстрелов.
  
  - Бросаю гранату, - уведомил Водолей. После этого послышался взрыв.
  
  - Падлы, лезут! - выстрелы. - Лина, уёбывай! - раздался сердитый голос Овна.
  
  - Лина! Нет! - отчаянный крик Венеры. Выстрелы и несколько хлопков.
  
  - Я в порядке, солнышко. Царапина. Уводи её! Мы догоним! - голос Девы.
  
  - Нина, пошли-пошли. Руслан позаботится о ней, он мне слово десантуры дал, - твёрдый голос Льва.
  
  - Руслан, она мне жизнь спасла! Слышишь, жизнь! - вновь крик Венеры. Шквальная стрельба.
  
  - Кидаю дымы! - голос Овна.
  
  - Прикрываю с востока! - голос Водолея.
  
  - Духи отходят. Умылись кровью, твари, - голос Девы.
  
  Вертолёт начал делать очередной разворот, и Ветров увидел, как от середины города по направлению на север вытянулись то тут, то там огромные фонтаны взрывов.
  
  - Матерь Божья, это чья артиллерия квадрат накрывает? - с благоговейным ужасом спросил Рыба.
  
  - Дьявол их разберёт, - прохрипел Ветров, молясь про себя, чтобы снаряд не угодил в заветный дом.
  
  - Вижу красный дым! Ложусь на боевой! Держитесь, дочки, сейчас я им, сейчас... - воодушевлённо прозвучал голос Геннадия.
  
  Вертолёт круто развернулся и, наклонившись носом к земле, помчался к цели.
  
  - Ветер, тут замес пошёл по полной! Нусра и ИГИЛ сцепились, с юга тоже бои! На восток от нас танк! - сообщил Лев.
  
  - Гена...
  
  - Слышал, - перебил тот Ветрова. - Мужики, пригнитесь! Девочек прикройте! Пускаю ракету!
  
  - С запада снайперы! - воскликнул Овен. - Суки, дуплетом гасят! Мой броник, бля, мой брони... я живой, пиздец! Не зря отбашлял за него нехило бабосов зелёных!
  
  - Калибр у них мелкий, вот и дышишь ещё. Займусь ими. Нина, не суйся! Лев, держи её! Выруби нафиг! Молодец! Потом не забудь объяснить, зачем ей жить! - прозвучал в эфире властный и холодный голос Девы.
  
  Взрыв, стрельба.
  
  - Сделаю, не волнуйся. Но и ты постарайся выжить! - полным тревоги голосом попросил Лев.
  
  - Юху-у-у, танку конец! - воскликнул Водолей.
  
  - Как получится, котик. Один стрелок минус. Второй спрятался... - констатировала Дева.
  
  Пара секунд, и вертолёт в упор подлетел к красному дыму, струящемуся с одного из домов.
  
  - Приготовились! - сказал Гена. - Бью НУРСами.
  
  Ветров, приняв удобное положение, начал стрелять из пулемёта по боевикам. Рыба также стал орудовать по ним, но с помощью СВД.
  
  - Иду на разворот, - отстрелявшись, предупредил Гена. - Держитесь! Начинаю снижение.
  
  Как только колёса Ми-24 почти коснулись крыши дома, Ветров увидел Деву. Она сидела на корточках за трубой вентиляционной шахты, прижимая к той перевязанной рукой винтовку.
  
  - Марш! Грузитесь! Прикрываю, прижимаю снайпера, - крикнула Дева, на мгновение посмотрев в сторону Ветрова, прямо ему в глаза, и снова принялась целиться в дом через дорогу.
  
  Её шепчущий взгляд: "Родной мой, спасибо. Прощай", - скрутил сердце Ветрова словно колючей проволокой.
  
  Лев, неся на руках Венеру, вместе с Овном подбежал к вертолёту. Водолей следовал за ними, порой стреляя в крышу соседнего дома. Неизвестный Ветрову мужчина в тельняшке, прихрамывая, также направлялся к спасительному борту. Его лицо было затруднительно разглядеть из-за дыма сигнальной шашки и оттого, что он двигался боком, ведя огонь короткими очередями по убежищу вражеского снайпера. К тому же в воздухе плыли облака гари, поднимаемой в небо ветром от горящего танка.
  
  "Видимо, он и есть Руслан", - подумав это, Ветров помог затащить на борт Венеру, которая была без сознания.
  
  Рыба подал руку вначале Водолею, а как тот оказался в вертолёте, то и Овну.
  
  Ветров, готовясь протянуть ладонь Льву, услышал сквозь грохот идущего на улице сражения:
  
  - Счастья вам, - с абсурдно весёлым лицом обратился Руслан ко Льву, задержав того хлопком по плечу. - В сумерках восход и закат делаются одним целым, - после этого Руслан бегом отправился к Деве, продолжавшей вести стрельбу по дому напротив.
  
  Лев, приняв помощь, запрыгнул в вертолёт.
  
  - Улетаем, - сказал он Ветрову. - Или она, - кивок в сторону Девы, - потеряет самое дорогое.
  
  - Нет, - процедил Ветров, не собираясь вновь отступать. Ярость раскинулась по венам. Он узнал Руслана, вспомнил только что, где видел эту нелепую усмешку в сопровождении хищного взгляда. Он и являлся целью группы "Зодиак". - Лина, беги! - закричал Ветров, прицеливая пулемёт на Руслана. - Я прикрою и от снайпера! - тут же почувствовал холодное лезвие ножа у шеи.
  
  - Если хочешь Лине дать шанс жить, любишь её, то, поверь, им лучше остаться, - прошептал Лев. - Поверь, командир, ты убьёшь её, сейчас не отпустив.
  
  Боль. Отчаянье. Гнев. Все слилось воедино. В горле образовался колючий ком.
  
  По вертолёту прошлась барабанная дробь. По нему стреляли. Времени на размышления не было.
  
  - Гена, уходим, - едва слышно выдавил из себя Ветров.
  
  Ми-24 стал набирать высоту. Лев убрал нож и сипло сказал:
  
  - Извини, капитан, когда всё объясню, согласишься, что иного выбора не было.
  
  Ветров, с трудом дыша, смотрел на удаляющийся и растворяющийся в красном дыму силуэт Лины. В груди образовалась пустота.
  
  - Саша, у меня ещё есть НУРСы. Что сделать? - спросил Геннадий.
  
  Его вопрос вывел из оцепенения Ветрова, разум и воля боевого командира взяли верх над чувствами. Он беззвучно прошептал себе: "Иначе на войне не выжить и дорог кто, тех не спасти", - и уже приказывающим тоном громко сказал:
  
  - Гена, дом западнее точки эвакуации. Там на верхних этажах снайпер духов. Отсыпь всё, что есть, туда! Потом на базу ходу, у нас раненые на борту.
  
  - Понял!
  
  Вертолёт совершил вираж. Выпустил по позициям боевиков сноп ракет, град пуль с пулемёта и осколочно-фугасных снарядов с автоматической пушки. После, задрав нос, устремился выше в голубое небо, прочь от ответных залпов.
  
  - Спасибо. Забудь меня, Ветерок, - тихо прозвучал в эфире голос Девы. Дальше было шипение и треск помех.
  
  - Лина! - Ветров бросил рычаги управления дымящегося пулемёта. - Лина, я всегда буду ждать тебя! Лина, всегда! Слышишь?..
  
  Ответом в радиоэфире был лишь шум, подобный плеску волн. Лишь он и тишина.
  
  - Для неё важней иное, - подавленно заметил Лев, сидя на полу и бережно держа на коленях Венеру.
  
  - Рассказывай! - Ветров с суровой решимостью посмотрел на него.
  
  - Это для разговора один на один. Иначе Деве незачем будет бороться, - Лев не поднял на Ветрова глаза. Он нежно поглаживал лицо начавшей приходить в сознание Венеры.
  
  - Ты знаешь, что как только мы приземлимся на базе, нас немедленно арестуют? Я вернулся за ней, нарушая прямой приказ. У нас не будет времени на тет-а-тет! - не сдерживая гнева, процедил Ветров.
  
  - Да, я в курсах. Она предупреждала и велела передать вам всем держаться, не сломаться, как бы спецы ни выворачивали, что бы ни шили, чем ни пугали. Нужно держаться официальной версии операции! А самоволку простят в итоге. Но посидеть, баланду на нарах похлебать нам придётся. Кому сколько - кому месяц, а кому, может, и год. Главное, терпеть и ни слова, что она командовала, и о встрече с Русланом! Втолкуй летунам!
  
  - Им объясню. А тебя, как из-за решётки выйду, из-под земли достану, и ты всё мне расскажешь, или пристрелю, как бешеную собаку, - пообещал Ветров и, отойдя в сторону, сел в углу у самой кабины. Уткнул пожираемый бездной взгляд в сжатый кулак.
  
  - Отыскать нетрудно будет, хоть я и вольный кот. Но теперь мой дом там, где живёт сердце и душа Лины. Мы будем там, ждать её и тебя. Да, Нина?
  
  Глухой вой боли и женского плача разнёсся по салону.
  
  Ветров закрыл глаза, однако красный туманный дым не оставил его.
  
  
***
  
  Поздняя осень.
  Подмосковье.
  
  В раскинутых по асфальту лужах отражалось серое небо, с которого срывался мелкий, точно пыль, дождь. Холодный ветер время от времени качал почти оголённые макушки деревьев, отбирая у них последние жёлто-багровые листья. Сырость гуляла по улицам города, проникая под одежду прохожих.
  
  Припарковав автомобиль на обочине дороги, Ветров застегнул куртку и вышел из него. Поставив Ладу-Калину на сигнализацию, мрачным взором скользнул по Венере и Льву. Те весело проводили досуг с пятилетней девочкой на детской площадке, на которой из-за непогоды больше никого и не было.
  
  "Хорошо им. Ребёнок, любовь, семья... везунчики. Хоть кому-то Ад подарил Рай. Уверен, Лина была бы счастлива это увидеть. А вот мне хоть вешайся. Только упало в сердце "Забудь...", - он приблизился ко Льву, и тот, улыбаясь, протянул ему руку.
  
  - Здравствуй, - Ветров крепко пожал ему влажную ладонь. Взглянул на Венеру, погладившую по голове девочку, прижавшуюся к её ногам. - Здравствуй, Нина. Смотрю, у вас всё хорошо, - он вымучил из себя улыбку.
  
  - Не жалуюсь, - кивнул Лев. - И твои дела мы поправим! - подбадривающее похлопал его по плечу.
  
  - Ветер-ветерок, как же долго они тебя держали. Чудо, что ты позвонил нам именно вчера, - на глаза Венеры опустилась солёная пелена. Девочка сильней вжалась ей в ноги. - Не бойся, это хороший дядя, - обратилась она к ней.
  
  Венера только собралась поднять её на руки, как Лев моментом подскочил к ней и забрал девочку себе, закружил самолётом. Заурчал, дурачась, и принялся щекотать носом живот. Ребёнок залился смехом.
  
  - Я беременна, а он слишком заботливый, - Венера смущённо улыбнулась, подошла к Ветрову и взяла его за руку. - Вчера к нам Овен и Водолей в гости приехали и тут же умчались в саму столицу на денёк. Они через неделю улетают в Венесуэлу, будут по контракту инструкторами обучать спецназ наркополиции. Только они за порог, и тут ты звонишь, - она нежно обняла его и зашептала: - Спасибо, что вернулся тогда и сейчас. Не уходи, ты нам родной. Если хочешь, когда захочешь, на сколько захочешь, всегда будь рядом. Будь с Витой. Будь с нами. Ты не один ждёшь её...
  
  - Да, конечно. Спасибо, - Ветров слегка растерялся. Тупая боль в душе полыхнула и сникла. - Как вы вообще ладите с бабушкой маленькой командирши? - он с полуулыбкой глянул на гавкающую девочку, гоняющуюся за мяукающим Львом.
  
  Венера, отстранившись, смахнула ладонью слёзы с радостного лица и ответила:
  
  - Да постепенно нашли общий язык. Из охраны стали, считай, родителями. А сейчас официально опекунство оформляем, здоровье у бабушки хандрит.
  
  - Значит, вы ей многое рассказали о Лине, раз она к вам таким доверием прониклась, - озвучил мысли Ветров, со сладкой грустью следя за шалящей Витой.
  
  - Да. Осуждаешь?
  
  - Нет, - он пожал плечами. - В конце концов, мать имеет право знать правду о дочери. Я бы тоже хотел иметь меньше белых пятен в знании о жизни Лины, чтобы больше помнить о ней.
  
  - Тебя что-то особенно волнует о ней? - брови Венеры сдвинулись к переносице.
  
  - Я не хочу смириться, разрешить себе принять, что она погибла. Не хочу лишь ждать. Как только меня выпустили из камеры, я поднял на уши всех друзей, знакомых, должников, правдами и неправдами попытался достать о Лине больше информации, чем было в её деле для отряда "Зодиак". Хотел найти зацепки, чтобы искать её в Сирии, в мире, в космосе... - Ветров невольно сжал кулаки. - Плевать где. Главное, действовать! Но всё, что есть, всё ведёт лишь к тебе. А большего нет. Более того, мне непрозрачно намекнули: "Продолжишь копать - и турнут из армии, а может, и так споткнёшься, что шею свернёшь случайно", - он достал портсигар. Рассеянно посмотрел на Льва, катающего Виту на плечах. Потом на задумчивую Венеру, держащую руки под грудью. - Ах, да... ты в положении. Извини, - убрал портсигар во внутренний карман куртки. - Потом позвонил вам. Уверен, ты знаешь нечто особенное, да и Лев должен кое-что рассказать! В деле есть пометка, что ты и Лина дорожите друг другом более чем сёстры. Ни на что не намекаю, - он смутился и отвёл взгляд от покрасневшей Венеры, - мне бы лишь узнать, что к этому привело. Как она спасла тебе жизнь? Как, вообще, сама оказалась в СВР. Я точно знаю, что она не из России родом. Быть может, в этом есть какие-то ключи к чему-то...
  
  - Давай отойдём, - Венера кивнула в сторону его автомобиля. Потом обратилась ко Льву: - Котик, мы пошепчемся о маме нашего ангела.
  
  - Хорошо, любимая, - ответил он и понимающе улыбнулся. Начал раскачивать качели, на которые уселась Вита.
  
  Подойдя к автомобилю, Венера тяжело вздохнула.
  
  - Саша, если бы мои знания могли помочь, я бы давно обнимала Лину. Но увы... Однако надеюсь, они тебе хоть чем-то, но пригодятся. Сейчас расскажу в общих чертах, а если окажется нужным, тогда уже более детально. Хорошо?
  
  - Да. Спасибо. - Ветров коснулся её плеча. Она чуть улыбнулась.
  
  - У Лины белорусско-русские корни, но её родина - Прибалтика, а именно Латвия. Родилась она в Риге. Окончив школу, сразу вышла замуж. По любви, - Венера помрачнела. - А муж оказался не таким человеком, каким ей виделся. Первые пару месяцев всё хорошо было. Она забеременела, и тут мужа словно подменять стали каждый день понемногу. В один страшный день он буквально осатанел и кинулся её избивать. Она изловчилась и полоснула кухонным ножом ему по горлу. Седьмой месяц беременности и такое... - Венера вздрогнула, на миг закусила губы. - Она сидела, обнимая живот. Пела колыбельную, успокаивая не то себя, не то ребёнка. Боялась выкидыша и смотрела, как муж умирает, истекая кровью на полу кухни, что-то хрипя, тщетно ладонями пытаясь зажать рану. Полиция поместила её в тюремную больницу. Туда к ней пришёл пожилой мужчина. Посмеиваясь, представился Раймондом Паулсом. Доходчиво объяснил, что теперь у неё есть два пути. Первый - это служить своей стране и её могущественному покровителю. Второй - надолго сесть за решётку, при этом лишиться родительских прав и не знать, в каком детдоме плачет её ребёнок, скучая по маме. Раймонд пояснил, что его работодателю очень нужны такие морально сильные, прекрасно мотивированные девушки, да ещё свободно говорящие на русском. А отказы его начальство крайне огорчают, и тогда тем, кто не любит свою страну и сочувствует тем, кто её долгие годы оккупировал и грабил, приходится очень плохо. Лина сделала выбор, которого, по сути, у неё не было. Согласилась делать всё, что велят, лишь бы ребёнка не забрали. На следующий же день полиция сняла с неё все обвинения и дело об убийстве закрыли как несчастный случай. Её перевезли в дорогую частную клинику. Матери Лины в три раза повысили зарплату. Раймонд не наврал, его хозяева и вправду могли в Латвии делать всё что угодно. Через полгода после родов Лина узнала, кто они. За ней домой прибыла машина с двумя крепкими парнями. Сказали, что пора начинать отдавать долг, и увезли в тренировочный лагерь ЦРУ под Таллином. Дальше были три месяца жесточайших тренировок. Выпускной экзамен - убийство мужчины и женщины. Его выстрелом со снайперской винтовки, а её ножом. Лина не знала их. Но лица запомнила навсегда. Тех, кто не выполнял задание, инструктор убивал на месте.
  
  Венера посмотрела на небо. Смахнула из-под глаз не то капли от моросящего дождя, не то слёзы.
  
  - Дерьмо там, дерьмо здесь, - глухо сказал Ветров. - Слышал, у нас закоренелых зеков берут в качестве мишени.
  
  - Я видела дело своего выпускного. Это был серийный педофил. Второй зарезал дочь пятимесячную. Хотя не знаю, верить ли...
  
  - Верь, Нина! Ради тех, кого любишь, верь, - Ветров на несколько секунд взял её за руку. Венера судорожно вдохнула и кивнула.
  
  - После экзамена Лине неделю дали побыть с дочкой, дома с матерью. Затем последовала первая боевая командировка, на северный Кавказ. Русские прозвали её "Святая Дева". Так и стали её позывными то "Святая", а то "Дева".
  
  - М-да, а со знаком зодиака мне, выходит, повезло, что и родилась под созвездием Девы, - хмыкнул Ветров. - Кстати, я слышал о Святой, когда бывал в Чечне. Удачливый, хитрый, выдержанный нервами снайпер-женщина. Крайне редко бившая насмерть даже офицеров. А солдат никогда, лишь стреляла по их ногам и рукам. Раненых не добивала. По тем, кто старался подстреленного вытащить, тоже не работала. Неужели это и есть она?
  
  - Да, - с тёплой полуулыбкой Венера кивнула. - Убивала она только тогда, когда у неё не было выбора. Претензий от ЦРУ к ней не имелось. Если боевики удерживали посёлок или квартал в городе, то их спонсоров не особо интересовало, как отбивалась атака русских. Кроме как на Кавказ, Лину ещё отправляли и в Африку, и в Южную Америку. Она работала и на Ближнем Востоке, а также убирала цели в Европе. Так и жила она обычно: месяц на войне, неделя дома. Всё изменилось весной две тысячи девятого года, - Венера поёжилась. Заметно побледнела. Воспоминания, очевидно, давались ей с трудом. - Тогда в Чечне собирались устроить праздник по поводу отмены режима контртеррористической операции. Десять лет войны - десять лет Ада для всех, кто не делал на ней деньги. Торжеством власть желала поставить точку в пире чумы и чётко показать несогласным, что их додавят до конца без особого шума, будут уничтожать, как тараканов. Естественно, ЦРУ такой поворот не понравился, и они приняли решение продемонстрировать свои силы. Обратить праздник в бойню. Для этого в Чечню были переброшены две элитные группы наёмников, в каждой находилось по десять человек. Их задача была проста: независимо друг от друга с разных направлений, желательно не замеченными, просочиться в столицу республики, занять позиции и ударить в час торжества, в самый его разгар, не жалеть никого, жертвы должны были исчисляться сотнями. В одной из групп и была Лина. Но СВР стало известно об этом плане, к сожалению, без точных подробностей. Мы лишь примерно догадывались, где могут сначала появиться эти наёмники. Совместно с ФСБ и внутренними войсками МВД на опасных направлениях организовали засады, прочёсывали местности и проводили прочие превентивные мероприятия. Наши силы оказались рассредоточены на большом расстоянии друг от друга. Однако и прошмыгнуть мимо наёмникам было затруднительно, не обнаружив себя. За три дня до праздника ловчая сеть сработала. Боевики были обнаружены в предгорном Урус-Мартановском районе республики у сёл Шалажи и Мартан-Чу. Я находилась с отрядом спецназа ФСБ и парой дюжин военных у Мартан-Чу. Собственно, я и засекла эту группу наёмников в лесу. Мы их быстро окружили и глупо этому обрадовались, что они такие невнимательные, позволили себя взять в кольцо, когда до того могли отойти в горы, - Венера тяжко вздохнула. Где-то минуту молча смотрела на резвящуюся со Львом беззаботную девочку. - Мы серьёзно просчитались. В этой группе боевиков была Лина, она нас взяла на прицел раньше, чем я их. Наёмники намеренно дали себя окружить. Тем мы растянули свои силы и вместо внезапного удара по террористам сами от них получили неожиданный бой. Они пошли на прорыв. Резко, стремительно, без колебаний и страха, как лавина! Они были действительно отменными профессионалами. По официальным данным, в ходе боя у села Мартан-Чу был убит один и ранены двое военнослужащих подразделения Внутренних войск МВД России, а террористам удалось скрыться. В реальности же в плюс к этому отряд спецназа ФСБ был повержен, большинство убиты, часть ранена. Мне повезло, легко зацепило в плечо пулей от Лины, контузило гранатой. Меня взяли в плен. Убили бы, но Лина наставила пистолет на командира группы и заявила: "Эта девка - мой трофей! Я слишком давно без ласки, да и как заложник она пригодится. Будет тормозить нас - сама горло перережу сучке". Тот ответил: "Бери. Смотри не подавись".
  
  - Лина лесбиянка? - удивился Ветров. - Извини, что перебил, - он хмыкнул несколько смущённо. - Впрочем, после того, что случилось у неё с мужем, и немудрено.
  
  - Ты слушай дальше, - Венера покачала головой, улыбаясь с проступившим румянцем на щеках.
  
  - Лишь бы живой нашлась, а там, хоть трижды розовая. Слушаю-слушаю, - напряжённый вдох.
  
  - Командиру наёмников не захотелось вступать в конфликт и терять классного снайпера из-за такой прихоти, как секс, но на Лину и меня моментально боевики начали смотреть очень косо и жадно. Группа двинулась в горы, получив информацию, что и вторую обнаружили. Но при селении Шалажи обошлось совсем без жертв. Там наёмники просто отступили, заметив, что их ищут. Они решили объединиться в один отряд на запасной базе и там ждать инструкций от ЦРУ. В Грозный же было не пройти, если ты не самоубийца. До базы нам было всего-то километров пятьдесят, только это по прямой. А вот прячась от облав, обходя селения и с осторожностью минуя дороги, пришлось бы потратить на путь не одни сутки. На первом же привале Лина, обрабатывая мне рану, прошептала: "Хочешь жить - не думай бежать. Эти головорезы разделают тебя медленно. Они будут наблюдать за нами. Если не поверят в мою страсть, нас обеих пустят по кругу. Будь послушной мне девочкой, и при первой же возможности отпущу. А сейчас помотай отрицательно головой". Я выполнила. Она вмиг зарядила мне пощёчину и угрожающе прикрикнула: "Нет, сучка, ты будешь меня целовать! Или сиську отрежу! Как потом, вдруг уцелеешь, будешь мужикам нравиться, а? Малышню рожать, кормить? Матери грудь или резинка на бутылке, что же лучше, м? Отрежу ведь! Целуй!" - подмигнула. Боевики заржали, когда я прильнула губами к её рту, - Венера смущённо замялась.
  
  Ветров с растерянной полуулыбкой почесал затылок.
  
  - Ну, на войне как на войне.
  
  - Честно говоря, не стыжусь и не сожалею, что провела с ней две ночи, - Венера, пунцовая, словно спелый помидор, поджала губы. Её глаза заблестели.
  
  - Да я что... я лично завидую тебе, - Ветров криво усмехнулся. - Чёрт. Лев знает?
  
  - Да. Иногда меня поддразнивает, что как Лина вернётся, то будет жить в гареме султаном, - светлая и одновременно грустная улыбка. - Получает веником по своей кошачьей заднице и, - она облизнула губы, взглянула на любимого, - быстро вспоминает, кто в семье главный.
  
  - Не сомневаюсь, - Ветров весело, насколько это было возможно в данной ситуации, ухмыльнулся.
  
  - На третий день, - Венера горько вздохнула, - около полудня в высокогорном Шатойском районе, в окрестностях селения Дай, нас перехватил спецназ. Как после я узнала, это были бойцы из СВР. Завязался бой. Так совпало, что примерно в это же самое время в Грозном гремела музыка, пели радостные песни, плясали, отмечали принятое в Москве решение об отмене КТО (примечание: контртеррористическая операция). А надо мной летали пули, своими же пущенные. Странные мысли приходили в голову о мире и войне, что первое - это иллюзия, а второе - сон, жизнь реальная где-то между ними. Лина лежала рядом и отстреливалась. Ранила троих СВРовцев. По ходу боя у наёмников двоих крепко зацепило и четверо погибли. Мы отступили в лес, одного из раненых боевиков я помогала тащить, до базы оставалось немного. У наших были потери, и они за нами не пошли, вызвали артиллерию. Квадрат накрыло. Мы еле-еле выскочить успели с него. Как обычно, потом в новостях наврали, что жертв не было. СВР не любит светиться, - печальный взгляд в сторону.
  
  - Да, настоящие герои наград или не получают вовсе, или знают о них единицы, - Ветров скрипнул зубами.
  
  - Так было и будет всегда. В почёте те, кто икру в кабинете жрёт, а не те, кто грязь, кровь и, прости, говно глотает под пулями, - она шумно выдохнула и спрятала руки в карманы пальто. - К вечеру мы вышли к базе: несколько блиндажей в лесу на горе, соединённых туннелями и траншеями, являли собой неплохой небольшой укрепрайон. Там было полно боеприпасов, крупнокалиберных пулемётов, гранатомётов, средств ПЗРК. Подходы к нему прекрасно простреливались и были заминированы. Даже вдвоём там можно было долго держать оборону и положить многих из тех, кто пойдёт на штурм. Вторая группа наёмников на базу не пришла. Почему - не знаю. Ниже по склону Лина заметила российских военных и сообщила об этом командиру. Он стал решать со своими, что делать: всем отходить, добив раненых, или кого тут оставить с ними, задержать русских и привести сюда подкрепление. Улучив момент, Лина дала мне рацию и пистолет, прошептала: "Сейчас я их отвлеку. Тихо выскальзывай и беги по тропке влево, у камня направо не забудь повернуть. Направо, или мины... Удачи". Я схватила её за руку и шепнула в ответ: "А ты как?" Она сказала: "Как получится. Когда эти головорезы поймут, что к чему, русские уже пойдут в атаку. Попытаюсь под шумок удрать. Не впервой". Какой бы дрянью я была, уйдя? Отказалась. Сказала, что теперь мой черёд спасать ей жизнь и у меня есть знакомые генералы в СВР, которых только заинтересовать нужно ценностью на обмен. Лина упомянула о дочери и маме своей, что ей их безопасность важней всего. Я попросила её довериться мне и поклялась, если не выйдет договориться, остаться тут до конца. Она рискнула. Мы застрелили двоих наёмников, а командира и раненых взяли в плен. Дальше я по рации вышла в эфир, сообщив, кто я, где и что если будет штурм, то в генштабе не узнают важную информацию о крупном теракте в Москве, потребовала на связь генерала из СВР, которого лично знала. Удивительное дело, как угроза страшного взрыва в столице, да в преддверии приближающегося Дня Победы, заставляет шевелить быстро ножками всех штабных небожителей, - Венера зло усмехнулась.
  
  - Опасно ты терактом блефовала. Напоминай мне с тобой в карты не играть! - хмыкнул Ветров.
  
  - Я подумаю, - она лукаво улыбнулась. - Часа через четыре, пока по новостным каналам вовсю крутили репортажи об уничтожении блиндажа с ящиком тушёнки да ящиком патронов и говорили, что боевиков, из него ушедших, тщательно ищут, передо мной лично стоял нужный мне генерал. Я рассказала ему, как реально обстоит дело и что знания и навыки Лины были бы нашей стране ой как нужны и полезны! К тому же в подарок вот три наёмника, тоже немало где бывавшие. Генерал загорелся перспективами карьерного роста. Но Лина и я поставили условие, что прежде нашей сдачи её семья должна оказаться в России и получить новую фамилию, документы, средства к нормальной жизни. Через сутки мама Лины, держа внучку на руках, стояла на Красной площади и со слезами на глазах по защищённому каналу видеосвязи говорила дочери, что получила гражданство России.
  
  - И её мама ни о чём этаком не догадалась? - Ветров изогнул бровь.
  
  - Почему же?.. Что дочь шпионка, она заподозрила ещё когда Лину из тюрьмы выпустили. Раймонд и к ней приходил, пояснял, что не нужно будет задавать вопросы дочери о том, куда она и с кем уезжает. Её мама долго не знала, что Лина людей убивает, и до сих пор думает, что дочь всегда на Россию работала.
  
  - Так оно и лучше, - Ветров кивнул. - Что же получается, Лина из особой колоды служащих в СВР. Это наводит на некоторые мысли.
  
  Звонок мобильного телефона, прозвучавший в стороне, отвлёк его.
  
  Лев начал говорить по телефону, а Вита подбежала к Венере и вновь прижалась к её ногам. Лев поспешил к автомобилю следом за ребёнком.
  
  - Принял, замётано, ходоки. У нас тоже новость. Нет, не скажу, а то ещё куда заедете. Ждём, - Лев отключил звонок. Приобнял за плечи Венеру и, поглаживая по голове Виту, внимательно смотрящую на Ветрова, сказал: - Эти мне герои... В Третьяковке русалок искали на спор с какими-то китайцами, которых встретили в ресторане, куда наши доблестные воины попали по пути в отдел плюшевых игрушек. В итоге их дяди в форме огорчили, прервав знакомство с девушками-феями, что их обольстили у холста Васнецова "Алёнушка", которую наши герои выдали за русалку иностранным гостям и, получив моральную компенсацию, поехали на квартиру к вышеуказанным феям. Куда и пришли плохие дяди в форме. Что было с их стороны неосмотрительно. Расстроенные герои, тех связав простынями, заперли в ванной. Увы, в горячке вместе с медведем, хорошо, что плюшевым, и одной феей. Герои не сразу осознали, что она принимала душ. Но так как возвращаться плохая примета, то наши бравые вояки здраво рассудили - медведь сам разберётся с ситуацией, а им пора покинуть некультурную столицу. По пути они взяли несколько килограммов мяса на шашлык, что-то взамен плюшевого зверя, и спешат...
  
  - Дядя, а ты мой папа? - тихо заданный Витой вопрос словно оглушающий гром прервал Льва. Она смотрела на Ветрова широко распахнутыми тёмно-синими глазами и крепко держалась за Венеру.
  
  Сердце в груди Вётрова ёкнуло. Оно будто окунулось в прорубь, а после сразу в кипяток.
  
  - Виточка, это дядя...
  
  - Я сам, - Ветров прервал Венеру. Присел на корточки и протянул руку к Вите раскрытой ладонью. Улыбнулся как можно мягче и теплее. - Папа, да, твой папа. Ты меня узнала. Я боялся, что так долго не видела и не узнаешь. Я искал тебя, очень долго искал.
  
  Вита робко коснулась пальцами его ладони.
  
  - И я тебя сразу узнал. А знаешь, сколько подарков я тебе привёз?
  
  Она замотала головой, уже смелей беря его за руку.
  
  - Забирайся с Ниной в машину и смотри в пакетах, всё тебе, - он встал и, отключив сигнализацию, открыл дверь у заднего сиденья. На нём лежали пять пакетов со сладостями, игрушками и ещё чем-то, что помогла ему купить сестра.
  
  - Какой твой папа молодец, а ну, давай кто быстрей узнает, что там есть!.. - Венера подзадорила Виту и села за ней в автомобиль.
  
  Ветров аккуратно закрыл дверь.
  
  - Извини, командир, - Лев потёр подбородок. - Не нашёл времени предупредить, что Вита ждёт отца, который далеко-далеко работает. Лина ей не сказала, что его... - он кашлянул. - Что он ушёл насовсем.
  
  - Знаешь, за тот нож у горла моего, я тебе задолжал прилично двинуть. Но за то, что не предупредил, многое прощаю! - Ветров достал портсигар. - Будешь? - предложил папиросу. Лев отрицательно мотнул головой. - Так почему я оставил любимую женщину в Аду? - он закурил.
  
  - В СВР разработали большой план по внедрению Лины в центральные структуры ИГИЛ и возвращению её троянским конём под опеку ЦРУ. Легенда, что тогда в Чечне, - Лев запнулся. - Короче, за несколько дней до отмены КТО в Чечне в две тысячи девятом...
  
  - Нина мне уже рассказала о том, как Лина перешла на нашу сторону, - Ветров выдохнул струю дыма себе под ноги.
  
  - Ясно. Отлично, - Лев хмыкнул. - Значит, легенду о том и придумали СВРовцы, что не Лина сдала командира группы, а он группу, и ей пришлось выживать. Сейчас, мол, за ней уже не следят ФСБэшники и она желает вернуться на службу родине. ЦРУшники, курировавшие крупную ячейку ИГИЛ, клюнули, но проверку на вшивость, само собой, организовали. Они не дебилы же. Лина с разрешения самого верха СВР сливала определённую инфу ЦРУ, подтверждая свою честность. Большая игра - большие ставки, командир!
  
  - Понятно, она сдала операцию "Зодиака", - Ветров глубоко затянулся. - Но сделала всё, что могла, чтобы не подарить игиловцам мою голову. Меня разрешили принести в жертву?
  
  - Так точно. Всех нас. И Венеру ей вручили для достоверности, сказав: "Спасёшь - ну спаси, а нет - так для дела лучше". Но ты самого главного ещё не знаешь! Почему Лина никак не могла бросить эту затею к чёрту.
  
  - Догадываюсь, - Ветров горько хмыкнул. - Что им, хоть в Кремле, хоть в Белом доме за океаном, стоит жизнь ребёнка, когда они целый мир делят в кровавой партии.
  
  - Так и есть, командир. Лина знала, что за её бесценным сокровищем слежка ведётся ЦРУ, точней, пасут её мать и дочь боевики ИГИЛ, работающие на ЦРУ. Да, за ними, в свою очередь, приглядывали наши из ФСБ, но Лина не могла верить, что в случае провала операции по внедрению, если она не пойдёт до конца, а попробует спасти себе жизнь... - Лев глубоко вдохнул, выдохнул медленно. С полуулыбкой скорчил рожицу Вите, показавшей за окном автомобиля ему язык и нарядную куклу. Потёр подбородок. - Закурил бы вновь, если бы жена снайпером не была! - он усмехнулся.
  
  - Думаю, Лина не ошибалась, по большому счёту везде твари и её могли наказать так, - Ветров затушил пальцами до половины скуренную папиросу и положил её в портсигар. - Докурю, если Лину найду и родим сына, а потом курить брошу навсегда. Ну так что, покажешь, где живёт моя дочь? - полуулыбка.
  
  - Так точно! - Лев хлопнул его по плечу. - Наш дом тут близко совсем. Пять минут пешком, а в твоей лодке так мигом!
  
  - Держи, - Ветров кинул ему ключи от автомобиля.
  
  Лев поймал их, и тут у него зазвонил телефон. Он снял трубку.
  
  - Конечно, Вера Александровна, мы сейчас будем. Да, с Ветровым встретились, он с нами. Уже возвращаемся, - Лев отключил звонок. С мрачным лицом убрал телефон в карман брюк. - Принесли Нине какую-то посылку, почтальон ждёт, чай пьёт.
  
  Ветров молча быстро обогнул автомобиль и сел спереди на пассажирское место. Лев уже заводил мотор.
  
  - Папа, а тебя так долго не было, ты в лесу заблудился?
  
  Автомобиль тронулся с места.
  
  - В большом каменном лесу, где распускались цветы из огня. Там было много страшного и интересного. Я буду тебе на ночь рассказывать о своих приключениях, как шёл к тебе, - Ветров протянул руку к дочери. Она сразу взяла его пальцы.
  
  Ветрову невольно вспомнилась его первая встреча с Девой. Картина хмурой осени за окном обняла его душу.
  
  ... Находясь между явью и сном, Ветров не сводил взгляда с молодой женщины, на чьих коленях лежал на заднем сиденье джипа, несущегося на большой скорости по петляющей в индийских джунглях дороге. Проливной дождь упорно стучал в окна автомобиля, грызшего колёсами гравий, и туманной пеленой застилал водителю обзор. Ветрову казалось, что вот-вот они перевернутся и он наконец-то сможет сомкнуть веки и заснуть. В том сне не будет боли, въевшейся в его тело, точно ржавчина в пролежавший годы в сырой земле металл. Желание навечно забыться было столь велико, что он едва не закрыл глаза, как тут же его руку крепче сжала женская ладонь. Горячая и мягкая, но чувствовалось, что сильная непоколебимо. Он с трудом вынырнул в реальность.
  
  - Смотри на меня, боец. Я доставлю тебя живым домой. Если сдохнешь, то сам поползёшь, а я пинать тебя буду в задницу каблуком, - требовательно заговорила женщина и прижала его ладонь к своей груди. Ветров, едва цепляясь за край жизни, заглянул в тёмно-синие глаза, которые полыхали строгостью и неумолимостью. - Ты же сукин сын, а не мямля какой, размазня? Так дыши и живи, раз мужик, а не девка сопливая. Смотри на меня! - на покрытом маскировочной раскраской лице не проявлялась и тень тревоги. Только решительность. Только уверенность.
  
  Ветрову увиделась она ангелом, спустившимся забрать его из чистилища в Рай. За её внешней жёсткостью были раскрыты светлые крылья нежности, любви. Пускай не к нему, но к жизни.
  
  Группа, в которой он тогда, четыре года назад, был в Индии, из-за ошибки командира провалила задание по ликвидации торговца оружием. Штурмуя двухэтажную виллу, Ветров с командиром группы оказался окружён, остальные погибли. Сдача означала угрозу дискредитации родины на внешнеполитической арене, а также личные издевательства и унижения, шанс же выжить и с позором быть обменённым был минимален. Тяжело раненного командира Ветров избавил от мучений пулей в лоб, а при выстреле себе в голову оружие дало осечку. Ветрова схватили в плен. Жестокие побои длились чуть более суток. С Ветрова требовали сотрудничать, выдать всю известную ему информацию. Он молчал, даже когда к сломанным рёбрам и отбитым почками добавились ожоги от ударов током. Потеряв терпение, Ветрова уже собирались отдать на растерзание голодным собакам. Но в ход событий нагло вмешалась Дева. Псам достался торговец оружием. Гораздо позже Ветров, вновь встретившись с Девой, расспросил её о произошедшем, о том, как она оказалась на вилле. Отвечала Лина неохотно, но из её слов следовало, что она находилась в посольстве России в Дели, когда там получили сообщение о провале операции. Офицер СВР принял решение о зачистке концов и послал Деву сделать всего один выстрел в Ветрова, дабы тот не заговорил и не оказался в руках ЦРУ. Но Дева разобралась с проблемой по-своему. Не стала выжидать перевозки узника. Бесшумная снайперская винтовка, нож, пистолет и автомат, прибавленные к её безумной отваге и коварному разуму, определили, кому больше не увидеть рассвета. Она заставила информатора СВР покинуть виллу, несмотря на то, что тот ещё мог продолжить выполнять своё назначение в окружении погибшего торговца и помочь ей везти раненого в ближайший город.
  
   "Лина всегда старалась поступать именно по совести, а не долгу. Хотя и по горькому опыту знала, за это её не наградят и по головке не погладят, но... Хорошо, когда муж и жена одна сатана", - подумал Ветров и мягко улыбнулся.
  
  
  
***
  
  Во дворе позади трёхэтажного кирпичного дома из магнитофона звучала песня "Выходила на берег Катюша". На жаре от углей в мангале томилось мясо. Оно шипело, роняя сок, и источало ароматный запах, смешивающийся с дымком. Водолей неспешно крутил шампуры и рассказывал Вите о премудростях создания правильного маринада. Та, на удивление всем, увлечённо его слушала. Её бабушка, Вера Александровна, сидела рядом на мягком стуле со спинкой. В беседке неподалёку за столом на лавочках находились Овен, Венера и Лев. На приступках стоял Ветров и, покручивая в пальцах портсигар, напряжённо смотрел на небольшую коробку, лежавшую перед Венерой. Минуло уже три часа, как ушёл курьер из службы международной доставки, а посылку вскрыть так у адресата и не хватало духа. Ветров в мыслях прокрутил события этих растаявших в вечности ста восьмидесяти минут.
  
  Расписавшись в получении и проводив курьера недоверчивым взглядом, Венера сразу заявила, что чувствует беду внутри треклятой коробки, отправленной неизвестно кем и неизвестно откуда. Ветров попытался было успокоить, сказав: "Быть может, напротив, там Надежда!" На что Венера съязвила: "И ты хочешь сделать из меня проклятую Пандору?". Он ей ничего не ответил, решив дать время остыть, и стал общаться с Витой и Верой Александровной. Через полчаса в дом приехали слегка подвыпившие Овен и Водолей. С бурной радостью они обняли Ветрова, вручили Вите розового слона с фуражкой инспектора ГИБДД, мужские часы Rolex, толстую золотую цепочку и платье принцессы на девочку лет двенадцати. После притащили большую кастрюлю с мясом. Овен гордо объявил, что это лучшая баранина в мире, так как Рафик мамой клялся и плакал от счастья, даря её защитникам отечества. Водолей добавил, что готовить будет только он, потому что он есть рыцарь прекрасной миледи. И отвесил поклон Вите. Возражать ему не стали. Только Овен хмыкнул: "Детсад, если лук глазки запечёт, зови мужика". Водолей, отмахнувшись, потащил кастрюлю на кухню. Венера не реагировала ни на что и ни на кого, кроме Виты. Через час они вышли на улицу. Дождь не накрапывал, но небо покрывали вместо серых туч более тёмные. Овен взялся разжигать мангал. Венера села за стол в беседке, уставила взгляд на коробку и совсем погрузилась в себя. На тактичное предложение помочь огрызнулась на Льва, словно на гиену. Он пропустил мимо ушей и заговорил с Овном о планах того на жизнь.
  
  Ветров перестал крутить портсигар, его внимание привлекла смена темы с планов на будущее на воспоминания о прошлом и тут же озарила одна идея. Но ему не захотелось перебивать делящегося личным Льва.
  
  - Да нет, кличку "Кот" я получил не за то, что в окна лазил квартиры чистить. Да и какой из меня форточник? - Лев устремил насмешливый взгляд на Овна.
  
  - Так раскоровел на сардельках, уведённых из холодильников! - хохотнул тот. - Соображаю, что погоняло тебе такое дали из-за характера дворового усатого и по наколке его морды на грудаке. Но ты так и не ответил ещё там, в Сирии, почему набил-то? Как вышло, что мокрое на тебе, и как сел за клеточку тоже не сказал!
  
  - Так другу я отвечу! Базара нет. А там кто ты мне был? Мутный фраер с гонором Рембо, - кривая полуулыбка.
  
  - Верняк. Уважал и уважаю твою позицию.
  
  - Я, как с Ниной расстался, был на даче родительской, где-то полгода прошло. У нас двухэтажный деревянный дом. Его дед начинал строить, отец и я доделывали. Семейная реликвия, двумя словами, - Лев накрыл рукой ладонь Венеры, тепло посмотрел ей в глаза. Она, загораясь румянцем, улыбнулась. - Мать с отцом уехали на рынок, а я, хлебнув вина, завалился спать. Ночь с друзьями провёл, вагон разгружали, и всё тело болело, голова не очень соображала. Забыл на нижнем этаже телевизор выключить. Моя спальня на втором была. Дверь в неё закрыл. Разбудил меня пришлый кот. Понятия до сих пор не имею, кому он принадлежал и откуда взялся. В комнате окно было приоткрыто, наверное, в него и забрался. В общем, проснулся от дикого мяуканья и прыжков у меня на груди. Сначала от шока одурел, отшвырнул зверя с себя. А тут дым из-под двери вьётся! Тогда сообразил, что дело труба и котяра взъерошенный - мой ангел-спаситель. Схватил его за шкирку и через окно выбрался, спустился на землю удачно, лишь ногу немного подвернул. Дальше садовый шланг подключил и примерил на себя шкуру пожарного. Дом отстоял. Выяснил, что телевизор коротнуло, он чуть меня и не поджарил. Если бы не кот, быть может, я и не сгорел, но дом точно пеплом бы стал. Поэтому и набил его морду на груди, как спасителя семейного очага, - Лев мягко поцеловал в макушку приобнявшую его за талию Венеру.
  
  - Зверюга у вас на даче жить остался? - Овен продолжал любопытствовать.
  
  - Месяц обитал, а как я угодил за решётку, пропал, ушёл, - с грустью сказал Лев. - Я тогда так и подумал, что знак это от неба. Что отвернулся от меня Бог. Что тупая я скотина дважды. Денег на ремонт поскорей и легче захотел. Просрал важное в жизни! Дошло, что дом спасли не для моих мамки и папки. А мне был намёк: верни Нину, дебил!
  
  - А-а-а! Вы там того, - с широко растянутыми губами Овен в кулак потыкал средним пальцем, - парочкой стали?!
  
  - Было дело, - Лев поцеловал Венеру в висок. - Поклялся себе, на нарах сидя, что выйду, отправлюсь к ней поговорить, сказать, что люблю, что дурак, что она дура, но люблю! И в тюрьму, решил, больше не попаду. Мне десятку впаяли. С друзьями грузчиком надоело потеть и побыть налётчиками попробовал разок. Ювелирный салон взять пошли. Один из охранников оказался мужиком борзым, бесстрашным. Полез на ствол. Драка, пальба. Один из посетителей труп. Этот борзый ранен. Мои дружки от крови запаниковали, сдвинулись. Хотели его добить и всех свидетелей в салоне кончить. Я им помешал. Поймал пулю в руку. В итоге дружки свалили с легавыми на хвосте. Меня в салоне в браслеты упаковали. Дружков позже повязали, получили они от двадцати пяти до пятнашки. А мне, барану, суд наш самый гуманный скостил за то, что дуралей-охранник уцелел и прочие овцы, - он хмыкнул. - Да, десятка тоже нехило, даже если по условно-досрочному выйти, то годка три отсидеть придётся. Надежды, что Нине будет ещё смысл тогда со мной разговаривать, не очень много было. И когда после шести недель ко мне на свидание в колонию завалился Дьявол с интересным предложением, я, не думая, согласился. На следующий день был уже в лагере ЧВК, а на нарах моё место занял какой-то бомж, так мне сказали, - Лев пожал плечами. - А там Бог их знает. Мне новые документы выдали. Через полгода позволили аккуратно с родителями повидаться. Узнал, что Нина уехала из города. Потом при возможности пытался её найти, но не вышло, - грустная улыбка. - Убедил себя, что она уже счастлива с другим, растит деток и места мне нет в её мирной жизни. А Дьявол-то, - Лев заговорил тише, - ещё тот падла. Он знал её, знал, что ищу, и ни хрена не сделал.
  
  - Дьявол, он такой. Жуткий, - Овен вздрогнул, словно попал под ледяной ветер. - Глаза у него мертвяка. Подходит ему погоняло, ничего не скажешь. Ненавижу с ним встречаться. Лучше любой бой!
  
  - Дьявол кроется в деталях, - Ветров открыл портсигар, закрыл и подошёл к столу. - Между прочим, он мне все досье для набора в отряды из ЧВКашников поставляет. Так что не хоти он вашей встречи... - усмешка. - Он дал шанс вашей судьбе. А жить вам было или умереть... - Ветров пожал плечами. - На то он и Дьявол.
  
  - Думаешь, посылка от него? - у Венеры лихорадочно заблестели глаза.
  
  - Не исключаю. Понимаю, чего ты боишься. Мне не легче отрыть и узнать... Пока не распечатана, действительно есть силы дышать, надежда на чудо. Но что если чудо именно там и ты его не выпускаешь сделать вдох? - Ветров подсел к Венере. - Как я вернулся за вами на вертушке, как вышел в эфир... Твой черёд спасать! И в любом случае я вернусь в Сирию искать её! Тут останусь, пока там хранится страх, - он стукнул пальцем по коробке.
  
  Венера, поджав губы, взяла нож со стола и вскрыла коробку. Внутри сидел плюшевый серый волк. В передних лапах он держал фотографию. Венера дрожащими пальцами достала игрушку и заплакала. Протянула снимок Ветрову.
  
  - Солнышко, всё хорошо! Всё просто замечательно! - Лев нежно прижал к себе Венеру, стал её успокаивать.
  
  - Чего это значит? - Овен нахмурился.
  
  На фотографии было запечатлено побережье, за которым виднелись серо-синие волны моря. С левой стороны находились руины пожелтевших колонн. Древний храм давно рухнул под напором времени, но столбы фундамента людской веры ещё сопротивлялись воле неба. На их фоне стояла женщина в камуфляже, со снайперской винтовкой, удерживаемой у бедра. У её ног лежала Ливанская газета. Лицо женщины закрывал платок-арафатка в чёрно-белую клетку. Но Ветрову и не требовалось видеть её лица. Дерзко-лукавый взгляд синих глаз женщины не оставлял ни малейших сомнений, кем она является.
  
  - Три дня назад сделан, - прищурившись и рассмотрев на газете дату, начал Ветров. Его губы вмиг пересохли. - Узнаю место. Это руины Храма Исиды в Сабрате, на побережье Средиземного моря. Северная Африка, северо-запад территории Ливии. Арафатка неспроста. ХАМАС [4] или Хезболла [5]. Скорей Хезболла, её основные базы в Ливане, и она помогает сирийской армии в войне против ИГИЛ. Возможно, её бойцы и атаковали тогда в городе с юга. Теперь ясно, почему меня выпустили. В СВР наконец-то сами узнали, что случилось с Девой.
  
  - Жива, значит, да? Жива? - Овен шумно дышал. Вскочил из-за стола и требовательно посмотрел на Ветрова.
  
  - Да. И Руслан тоже. Кто-то же её фотографировал. Если учесть игрушечного волка... - ревность уколола в сердце, но он вмиг её прогнал, думая о том, что самое главное то, что Дева жива. Остальное неважно.
  
  - Ясно, профессор! - прервал Ветрова широко заулыбавшийся Овен.
  
  - Кто? Что? Вы вскрыли? - взволнованно спросил Водолей, поднявшийся в беседку вместе с Витой на руках.
  
  - Вера Александровна! - Ветров подбежал к ней, шедшей за Водолеем. - Вот, - протянул ей фотографию и забрал Виту себе на руки. - С Линой всё хорошо! Завтра-послезавтра я отправлюсь к ней, и мы вернёмся вместе, - он поцеловал в румяную щёку крепко обнимавшую его за шею Виту. - Всё будет хорошо, Вера Александровна, обещаю, я везучий ведь! Нашёл большую семью там, где другие теряют всё! - заботливо заправил у Виты тёмную чёлку в шапку с ушами совы.
  
  - Да мы тоже не лохи, браток, - проголосил радостным тоном Овен. - Но, не спорю, на баб ты везучей! Это надо дело обмыть! И заодно отметить твоё повышение, о котором мне напела одна сорока-блондинка с базы той, которой нет! - с широкой улыбкой он подмигнул.
  
  - Именно! А то скромничает наш майор и герой России, между прочим! - Водолей знаково поднял палец вверх.
  
  - Ветер, и ты всё молчал об этом? - Лев, подходя к нему и держа за руку Венеру, осуждающе покачал головой. - Ох мне эти вояки, связанные с разведкой.
  
  - Разрешай мне муж напрягаться, - Венера потрепала Ветрова по коротко постриженным волосам, - намылила бы тебе сейчас шею! - с улыбкой она протянула Вите плюшевого волка. - Смотри, какого зверя тебе мама поймала.
  
  - Что я, - Ветров с уважением посмотрел на Веру Александровну, прижавшую к сердцу фотографию дочери. В её глазах стояли слёзы. - Настоящие герои - это наши мамы!..
  
_________________________________________________________________
  
  [1] ОРСИС Т-5000 (от рус. оружейные системы; также ORSIS T-5000) - высокоточная магазинная снайперская винтовка с продольно скользящим затвором. Выпускается оружейным заводом "ОРСИС" промышленной группы "Промтехнологии", расположенным в Москве. В настоящее время винтовка продается только в гражданском варианте, стоимость винтовки порядка 380000 рублей. Винтовка была представлена в 2011 году на международной Российской выставке вооружения в Нижнем Тагиле. Эти винтовки могут использоваться как специальными подразделениями правоохранительных органов, так и специально подготовленными армейскими снайперами.
  
  [2] Летучий голландец - легендарный парусный корабль-призрак, который не может пристать к берегу и обречён вечно бороздить моря. Обычно люди наблюдают такой корабль издалека, иногда в окружении светящегося ореола. Согласно легенде, когда "Летучий голландец" встречается с другим судном, его команда пытается передать на берег послания людям, которых давно уже нет в живых. В морских поверьях встреча с "Летучим голландцем" считалась плохим предзнаменованием.
  
  [3] Фронт ан-Ну́сра - отделение международной исламистской террористической организации "Аль-Каида" на территории Сирии и Ливана.
  
  [4] ХАМАС ("Исламское движение сопротивления") - палестинское исламистское движение и политическая партия, правящая в секторе Газа (с июля 2007 года). Ассоциированное военное крыло - бригады "Изз ад-Дин аль-Кассам".
  
  [5] Хезболла - военизированная ливанская шиитская организация и политическая партия, выступающая за создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана. В основе идеологии лежит идеология Рухоллы Хомейни, созданная лидером исламской революции в Иране. Признана террористической организацией в Канаде, США, Израиле и Египте, Лигой арабских государств (с марта 2016 года), в странах Персидского залива, а также частично в ЕС, Австралии и Великобритании. Пользуется финансовой и военной поддержкой Ирана и Сирии.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"