Канавиня Нина Игоревна: другие произведения.

Тени Грехов. Время собирать камни. Глава 3. Рубикон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  
  Глава 3. Рубикон
  
  Чтоб видеть свет, уже снует на воле
  Всех тварей пестрота;
  Вы в восхищенье на счастливом поле,
  Как первая чета.
  
  Отрывок из стихотворения Гёте "Душа мира".
  Перевод: С. Соловьёва.
  
  Сидя в кресле напротив журнального столика в просторной гостиной, освещаемой предзакатными лучами алого солнца, Айрис, орудуя ножом и вилкой, ела сырой кусок мяса. Капли крови падали с него на белую тарелку. Стараясь быстро жевать и проглатывать, не акцентируя внимание на вкусе, Айрис чувствовала, как свежая свинина помогает ей скорей восстанавливать силы после тяжёлых ранений.
  
  С нежностью взглянув на Алекса, сидящего в дальнем углу возле окна и собирающего изображение Бэмби из пазлов со своей матерью, она улыбнулась.
  
  "Ты, милый, смысл моей жизни и борьбы. Ради любой радости в твоих глазах я стану с аппетитом есть и дождевых червей из луж".
  
  Вздохнув, переключила внимание на гостей, прибывших десять минут назад в тайный дом Милены. У той было несколько подобных убежищ в разных уголках Земли, о которых знали лишь единицы.
  
  У светлой тумбы, прижавшись к ней бедром и скрестив на груди руки, стоял среднего роста молодой мужчина, облачённый в тёмно-серый спортивный костюм. Небрежно растрёпанные волосы цвета каштана слегка прикрывали карие глаза, в которых отражалась задумчивость. Чётко очерченный прямой нос и поджатые тонкие губы придавали худому лицу строгость, а маленькая родинка в уголке левого глаза, казалось, выявляла в мужчине хитрость. Весь его вид кричал о стремлении действовать. Но сейчас он был молчалив, неподвижен и словно никого не слышал и не видел вокруг себя. На реплики Милены, прохаживающейся в центре помещения и рассказывающей о трагических событиях, собравших всех под этой крышей, у него едва заметно дёргалась щека. Этого мужчину, как успела узнать Айрис, звали Вир и он был чародеем. Несколько лет назад Огниан спас от смерти дорогую ему девушку, тем указав на дорогу к Свету.
  
  На широком диване сидела женщина, на вид которой можно было дать около сорока лет. У неё были мягкие светло-русые волосы, свободно льющиеся по плечам и завивающиеся на кончиках. Когда она смотрела на Алекса, её губ касалась широкая озорная улыбка, в глазах начинало сиять солнце, но вместе с тем и накрапывать дождь. Сама по себе женщина была худая, даже слишком. У Айрис создалось впечатление, что та специально морит себя голодом. На её тонкой шее, кажущейся дряблой из-за шрама от ожога, висела цепочка с кулоном, в таких обычно хранят близкий сердцу портрет. Женщина постоянно теребила украшение пальцами. Она была одета в траурное платье, и звали её Урсула. Десяток лет она была ведьмой, пребывающей во мраке, но три года назад Огниан, изловчившись, сумел вернуть её на путь добра.
  
  Напротив Вира, около стеллажа с книгами, в инвалидном кресле сидела девушка, облокотившись о поручень. С широко распахнутыми глазами, в которых словно отражалось безоблачное небо, она смотрела на Милену и, будто опасаясь нечто важное упустить, сосредоточенно её слушала. Поймав на себе изучающий взгляд Айрис, она устремила на неё тревожный взор, но вскоре его потупила и довольно нервно заправила за ухо выбившуюся из сделанного наспех конского хвоста прядь волос цвета топлёной меди. На её указательном пальце было кольцо с красно-фиолетовым аметистом. Серьги, браслет и цепочка отсутствовали. Одета она была в слегка растянутую красную майку и джинсы. Эту девушку звали Делия и она, как и Урсула, являлась ведьмой, которая три года назад стояла на пороге Тьмы, но Огниан успел и её уберечь. Вернул Свету, от которого она чуть не ушла.
  
  - Поэтому мы обязаны обеспечить надлежащую защиту, - Милена посмотрела на Алекса, - тем, кто нуждается в ней. И нам не стоит полагаться на помощь сверху. Мы совершенно не знаем, какие ветра порождают разыгрывающуюся бурю. Не можем доверять без оглядки тем, кому не готовы подставить спину.
  
  - Приятно знать, что ты свою мне не прочь, - Вир, вынырнув из задумчивости, игриво подёргал бровями.
  
  - Айрис, - словно и не заметив флирта, обратилась к ней Милена, когда та доедала последний кусок мяса, - отведи, пожалуйста, Алекса с матерью на второй этаж.
  
  Айрис кивнула и, отодвинув тарелку в сторону, встала и подошла к мальчику. Мягко улыбнулась, присаживаясь на корточки. Она всё ещё чувствовала лёгкое недомогание из-за недавно перенесённых ран, но близость любимой души заглушала любую боль.
  
  - Пойдём, милый, в другую комнату. Там тётя Милена приготовила для тебя уйму различных игрушек, - с нежностью провела ладонью по его волосам.
  
  - А танки и солдатики там будут? - в серо-зелёных глазах Алекса вспыхнуло любопытство.
  
  - Безусловно, - Айрис взяла его на руки. - Ты мечтаешь стать воином?
  
  Алекс замотал головой.
  
  - Нет. Хочу быть врачом. Буду лечить солдат.
  
  - Молодец, - поцелуй в щёку. - Пойдём, Холли, - обратилась она к его матери, которая была подавлена и часто с испугом, но вместе с тем и с налётом любопытства разглядывала присутствующих в доме. Взяв со стула оставленную ранее сумку, Холли последовала за Айрис. Они поднялись на второй этаж по винтовой лестнице, ступени которой были выполнены из ясеня. Прошли мимо нескольких дверей, по бокам которых стояли тумбы, а на них - карликовые деревья и где-то букеты в вазах. Алекс слегка дёрнул Айрис за прядь волос.
  
  - Что это за цветы? - не без интереса спросил он.
  
  Айрис замедлила шаг. Из окна напротив в глаза ударило солнце.
  
  - Гиацинты, - ласково ответила она и, взяв один из них, отдала Алексу. - Нравится, как пахнет?
  
  Он кивнул.
  
  - Есть одна древнегреческая легенда о гиацинте. Она повествует о том, что любимцем Аполлона был юноша - сын царя Спарты - Гиацинт. Однажды, когда уже близился жаркий полдень, во время их состязаний, кто дальше метнёт тяжёлый диск, Бог запустил свой... Тот полетел ввысь, почти к самим звёздам. Гиацинт побежал в ту сторону, куда диск должен был упасть. Он всем сердцем и душой чаял показать Аполлону, что не уступит тому в силе и ловкости. Упавший на землю диск отскочил от удара и с невероятной силой попал в голову подбегающему к нему Гиацинту. Тот мгновенно замертво рухнул на землю. Алая кровь хлынула из раны и обрамила тёмные кудри. Аполлон, крепко обнимая юношу, заплакал. Его слёзы смешались с кровью... Гиацинт отошёл в царство Аида, и тогда Аполлон сказал: "Всегда будешь ты жить в моём сердце, прекрасный Гиацинт. Пусть же память о тебе вечно живёт и среди людей". На месте погибели Гиацинта вскоре вырос нежный благоуханный фиолетово-лиловый цветок. Древние греки нарекли его гиацинтом в память о любимце Аполлона.
  
  Алекс погрустнел.
  
  - Этот цветок сулит победы и достижения, - улыбнувшись, сказала Айрис. - Он является символом возрождения и невероятной радости. Так что выше нос, - возобновив шаг, она легонько щёлкнула по носу Алекса. Тот засмеялся.
  
  - Не думала, что вы и такое знаете, - едва слышно прошептала Холли.
  
  - У меня был друг, увлекавшийся значениями цветов. В холодные вечера он порой рассказывал мне о них и о многих других легендах, - Айрис отворила ближнюю к ней дверь и вошла в спальню. Та была угловая в доме, освещаемая светом заката с двух окон, находящихся на смежных стенах, оклеенных бело-серыми обоями под велюр. Просторная кровать соседствовала с небольшой игровой площадкой, щедро заполненной детскими радостями в виде машинок, наборов солдатиков, самолётиков. Рядом высились полки с книжками и раскрасками. Айрис выпустила из своих объятий Алекса, который тут же побежал рассматривать оловянных солдатиков, и, подойдя к окну, взглянула на улицу. Там виднелся луг, а чуть поодаль - дубовый лес.
  
  - Мне надо позвонить мужу, - тихо сказала Холли, встав за спиной Айрис. Та тут же к ней обернулась.
  
  - Нельзя, - покачала головой. - Это легко может нас поставить под удар, если его телефон прослушивают, тёмные узнают, где мы и... - Айрис запнулась. - Не волнуйся, - ободряюще, заглядывая в зелёные глаза, в которых плескался страх, - Милена вскоре навестит твоего мужа, всё ему пояснит. А мы время от времени будем менять дом, пока не урегулируем все проблемы. Всё будет хорошо, - её губ коснулась улыбка. - Я давно знаю Огниана и Милену, им можно доверять. Они всё для Алекса сделают, впрочем, как и я. А без любящих родителей он не будет счастлив.
  
  - Но Томас, мой муж... Неужели его нельзя взять к нам?
  
  - Пойми, в тайный дом нельзя брать всех, кого хочешь. Необходимо уменьшить, разделить энергию вашей семьи, чтобы Ант - чёрный колдун и вместе с тем ещё и демон - не смог вас найти. Да, тут есть магическая защита, но он и Велия или те, кто охотится за вами, обладают далеко не детской силой.
  
  Холли едва кивнула и, смахнув со щёк слёзы, опустила голову. Айрис её обняла за подрагивающие плечи. Спустя пару минут та успокоилась.
  
  - Скажи, каково это - встретить того, кого похоронила, и любить того, кто тебя не помнит, как... - подняв взор, Холли закусила краешек губы.
  
  - Мама, смотри, какой танк! - восхищённо воскликнул Алекс, подбегая к ним. Он лучился радостью и счастьем. Холли потрепала его по волосам, приподнимая уголки губ.
  
  - Тяжко, - заскрежетав зубами, Айрис мучительно улыбнулась. - Очень тяжко. Но это гораздо легче, чем каждый миг знать, что он мёртв.
  
  Холли перевела на неё задумчивый взгляд.
  
  - Мне очень жаль, - сочувственно. - Малыш, поцелуй тётю, - мягко попросила она.
  
  Айрис нагнулась и получила в щёку звонкий поцелуй. По телу пробежала согревающая волна. Тело задрожало.
  
  - Береги маму, - сказала она и быстро покинула спальню. Глаза защипали слёзы.
  
  Вернувшись в гостиную, увидела, как в ней появился уже и Огниан. Они не виделись всего пару часов, а он, как успела заметить Айрис уже переоделся и в глазах его поселилось нечто прежде в них невиданное. Но что именно это было, она пока не понимала. Выглядел Огниан немного потеряно, хоть и пытался это скрыть под маской спокойствия и уверенности.
  
  - Одной бедой меньше, - он правой рукой обнял Милену за талию, другой пальцами коснулся её щеки. - Радана и Авелин не разлучат. Иногда в чиновничьих душах бывает нечто светлое, - горькая усмешка. - Счастье детей дороже страха за свою шкуру.
  
  Айрис волчьим нутром почуяла боль, как у раненого зверя, прячущуюся в Огниане, мягко поцеловавшем Милену в висок. В той потухла боевитость и, казалось, зашевелилась робость на грани испуга. Она словно хотела что-то у него спросить, но не решалась, очевидно, считая, что не время и не место. Во взгляде Делии, устремлённом на них, вперемешку отражались необъяснимая радость и печаль.
  
  - Осталось подыскать достойных родителей, и я со спокойной совестью смогу покончить с Велией, устроить на неё охоту. Заставить пожалеть о жажде поквитаться с нами, - на последних словах мелькнули искры ярости. Взгляд на долю секунды остекленел. Но затем Огниан ласково провёл ладонью по волосам кивнувшей Милены и поднял её на руки. Сел в кресло, держа её на коленях.
  
  - Я по горло сыт зловонным миром с тёмными, особенно Антом, его помешанной на власти Велии и подопечных Зоарха, - сквозь зубы продолжил он. - Спасения Радана из служения Аду они нам никогда не забудут, - на тонких губах прозмеилась ядовитая улыбка.
  
  - Наверное, и впрямь пора с ними разобраться, - хмуро сказала Милена.
  
  Айрис устроилась на прежнем месте.
  
  - Так-то оно так, - Вир флегматично повёл плечом. - Я давно за хорошую драку с той компанией. Только что потом будет с Бесланом и Ангелиной? Если мы все погибнем, они останутся на попечение лишь людей и милость тёмных. Не думаю, что наше терпящее всякое во благо руководство пошевелится и всерьёз прикроет детей.
  
  - Быть может, тебе, Огниан, нужно выкрасть их и быть им отцом? Затеряешься в мире людей, ты это умеешь устраивать. А мы, если уцелеем, всенепременно будем помогать, - предложила Урсула.
  
  - Это будет прямое вмешательство в Божьи неисповедимые планы, - Огниан кисло усмехнулся. - Такое Свет нам никогда и ни за что не спустит с рук. Кара будет сурова. Без дозволения высших настолько вмешиваться в судьбу двух чад Создателя, получивших новую жизнь с его благословения, нас из-под земли станут выковыривать лучшие из Серафимов. Ничего не выйдет. Лишь погубим детей и себя зря. Всё будет зря, - он скрипнул зубами. Милена запустила пальцы в его волосы на затылке и прижалась щекой к виску. Айрис показалось, что та нечто поняла и пытается молчаливой нежностью успокоить Огниана.
  
  - Пока мы в рамках партии и только отвечаем симметрично на ходы тёмных, Господь негласно на нашей стороне. Мир Радана и Авелин - это мир обычных людей, им там и с ними искать себя новых и не терять старых. Мы можем приютить деток под своей опекой временно, не более, - Делия сделала неопределённый жест рукой. Над её ладонью появилась белая бабочка и в следующий миг сгорела, обратившись в дым. - Мы больше их смерть, нежели жизнь.
  
  - Это вопрос точки зрения, - Вир подул в сторону Делии, и сизый дым тут же уплотнился, сверкнул золотой искрой и выпустил из себя трёх жёлтых мотыльков.
  
  - Их должны воспитывать люди. Так безопасней, - с нотками властности вмешалась Милена.
  
  - А с Аланом что делать? - обеспокоено спросила Айрис.
  
  - Тут мы вольны охранять его с родителями так, как нам хочется и сколько пожелаем. Закон Божий на нашей стороне полностью. Тёмные напали в открытую, так что это их - демонов - проблема, как объясняться с Князем, если ему до этого будет интерес, - ответила Милена, крепче и ласковее обнимая Огниана.
  
  - Бьюсь об заклад на стриптиз, что Ант и Велия убили Хэмми! Но так хитро, чтобы мы были ограничены в шаге воздаяния, - Вир щёлкнул пальцами.
  
  - Открыл Америку, - Делия закатила глаза.
  
  - Неужели боишься, что тебе понравится для меня раздеваться? - Вир игриво вскинул бровь.
  
  - Очень, дрожу вся от ужаса, - Делия скорчила кислую гримасу и показала ему язык.
  
  - Просматривая воспоминания Марии, ангела-хранителя Беслана и Ангелины, я не обнаружила в момент аварии присутствия тёмных, - с нотами злости сказала Милена. - Доказательств вмешательства в этот эпизод их судьбы того же Анта у нас нет. Мария была слишком сфокусирована на сохранении жизни детям, и многое, что творилось по сторонам, ускользнуло от её внимания. В итоге у нас лишь домыслы, что там был Ант или кто из тёмных. Козыри пока на руках атакующих. Они умелые и наглые, дерзкие. Под стать Радану-демону, и это... пугает.
  
  - Может быть, нам всё же следует доложить о происходящем наверх? - обеспокоилась Урсула. - Если мы погибнем, а на небе вовремя не поймут, насколько опасен неизвестный враг, то последствия для Света будут чудовищными. Не ошибёмся ли мы фатально, поверив в свои силы, не прося подмоги у вышестоящих?..
  
  - Даже если руководство прислушается к нам и выступит на нашей стороне, то они не оставят нас возглавлять операцию. Нас отошлют подальше от процесса, им хватило нашего экспромта по возвращению Радана из-под власти Князя, - Огниан сокрушённо покачал головой. Поджал губы, инстинктивно поглаживая пальцами локоть Милены.
  
  - Да, высоким чинам всегда не по нраву, когда прыгают снизу с решениями через их важные головы, - жёстко сказала Милена.
  
  - Докладывай не докладывай. Надевай презерватив с дыркой или не надевай. Результат будет один: защиты ноль, а проблем масса! - Вир весело усмехнулся. - Всё равно расследованию быть, потому как о происходящем поведают наверх шпионы, и по головке нас не поглядят. Выход один - скорей встретиться с Велией! - в его тёмных глазах сверкнули молнии.
  
  - Верно. Эта встреча наверняка многое прояснит. Как минимум парой врагов станет меньше. Если Велия будет настолько самоуверенна, чтобы прийти с одним Антом, то я долго беседовать не стану, - холодно заявила Милена, после чего губами прижалась к виску Огниана.
  
  - Сомневаюсь, что Велия настолько опьянела от власти и популярности среди демонов и допустит такую неосторожность. Бравады в ней что соли в океане, но глупости... - Делия скромно улыбнулась.
  
  - Велия или провоцирует в свою пользу действовать, или сама использует некую великую силу. Прикидываясь овечкой, не замешанной в смерти Хэмми, она и впрямь может заявиться на встречу только с Антом. Это отличная стратегия! Хорошая, чтобы сбить нас с толку, помешать без прямого столкновения разобраться в том, что происходит, - нахмурив брови, Огниан помрачнел.
  
  - Пусть Велия действует смело, пусть она, лишившись разума и не опасаясь кары, имеет с Антом нечто могущественное, пусть некое Величие или третья сторона идёт прямо на конфликт с тёмными и светлыми, пусть! Неважно! - в глазах Милены полыхнул огонь. - Нам следует собирать крепкий отряд и без промедления уничтожать тех врагов, до которых успеем добраться! Чем больше убьём, тем безопасней станет мир для Алекса, Беслана и Ангелины. Хватит сантиментов.
  
  - У меня есть несколько друзей-волков с чешущимися по плоти демонов клыками. Пойдут в любой бой до конца без оглядки, - заверила Айрис, всё это время сидевшая тихо и следящая за доводами сторонников.
  
  - Это хорошо. Да только Ант не так прост. За прошедшее с гибели Радана время он весьма набрался опыта и мощи, - Огниан с тревогой и заботой посмотрел на Делию. - Коли придёт с ним не одна Велия, вам не обойтись без помощи. Я знаю лишь единственную силу, способную одолеть Анта, - заглянул в глаза Милены. - Нам нужна ведьма, породившая пелену.
  
  - Быть по сему, - с тяжёлым вздохом согласилась она. - Я доставлю её сюда.
  
  - Тогда я пока поищу семью для наших деток, - Огниан нежно улыбнулся, но в его взгляде была безмерная усталость. - У меня уже есть кандидаты...
  
  Милена кивнула и неохотно встала с его коленей. Он тоже поднялся на ноги и взял её за руку. Провёл пальцами вдоль щеки и, поцеловав в кончик носа, а затем в ладонь, растворился в яркой вспышке света. Спустя мгновение и Милена исчезла из гостиной.
  
  Айрис сложила крестом руки под грудью. Исподлобья посмотрела на Делию.
  
  Та враз погрустнела. Её глаза точно затянулись тучами. Поблекли и посерели. Она поправила волосы. С опаской взглянула на Айрис.
  
  - Я пойду в соседнюю комнату, хочу немного побыть в одиночестве, - сказала Делия и, дотянувшись до одной из книг, положила себе на колени.
  
  Айрис повела плечами. Делия поджала губы и, опустив глаза, отправилась к выходу.
  
  - Быть может, тебе помочь? - осведомился Вир, поспешно подойдя к двери и приоткрывая ту.
  
  - Сама разберусь, - сквозь зубы прозвучал ответ.
  
  Вир хмыкнул. Было сложно угадать, понял ли он, отчего у Делии была такая реакция, или нет.
  
  Айрис чувствовала, что у молодой ведьмы помимо личной трагедии, о которой Милена успела ей рассказать, было нечто ещё. Что-то сокровенное, таинственное. Оно никак не касалось того, что Делия в один зимний поздний вечер попала в автокатастрофу, лишившись навсегда возможности чувствовать ступнями землю - сухую иль влажную. Излечить её было невозможно. Воля судьбы, испытание духа - так сообщила Милена однажды Огниану, попросившему помощи с врачеванием. Он полагал, что девушка, прожившая двадцать шесть лет и за этот срок сумевшая помочь любовью, заботой нескольким обездоленным детям, да ещё сама бывшая из сирот, заслуживает особого отношения. Но, увы, перед Богом все равны. Та трагедия забрала у Делии единственную подругу, с которой она имела тесную связь ещё со школьной поры. Всеобъемлющая боль и злость на судьбу за несправедливость заполнили сердце Делии. Она изо всех сил противилась проникающим в разум чёрным мыслям, задающим всегда один и тот же вопрос: "Почему?.." Почему родители от неё отказались в младенчестве; почему не получалось завязывать настоящую, без фальши дружбу с однокурсниками и коллегами; почему на работе её словно и не замечали, хотя она и усердно старалась; почему её все сторонились и подходили лишь тогда, когда чувствовали одиночество; почему в итоге жирным многоточием автомобиль занесло и он угодил в кювет; почему Свет её не пощадил, ведь она несмотря ни на что, ни на какие предательства, старалась помогать людям. Почему?.. Этот вопрос кружился вокруг неё, как назойливая муха. Настал день и, как поведала Милена со слов Огниана, из уголков сознания Делии, прикрытых тенью, стали выползать ответы, оглушительно кричащие о том, что она живёт не своей жизнью. Свет не несёт ей ровным счётом ничего. И тогда возник вопрос: "А что будет, если я поищу у Тьмы излечения?.." Делия стала развивать в себе ведьмовские способности, на которые прежде не особо обращала внимание. Начала интересоваться тёмной магией, заклятиями. У неё уже получалось вызывать мелких бесов, как вдруг в её жизни возник Огниан. Он встряхнул её, будто током ударил словами: "Ты слишком близко подошла к грани Света и Тьмы. Твоя судьба не в падении, а во взлёте из пике!" Делия доверилась его искреннему, открытому взгляду.
  
  Запустив руки в карманы брюк, Вир подошёл к дивану, на котором продолжала сидеть Урсула и теребить свой медальон.
  
  - Чью фотографию хранишь у сердца? - присаживаясь, поинтересовался Вир. - В нём есть же снимок? Возлюбленного?
  
  - Нет, - грустная улыбка тронула губы Урсулы. - С ним у меня отношения не сложились. Узнав о беременности, бросил, испугавшись ответственности, - небольшая пауза. - В медальоне карточка сына. Он погиб, когда ему было шесть лет. В многоэтажке, в которой мы жили, ночью случился пожар. Мы спали и... я не почувствовала дыма, не проснулась, - в её глазах цвета потускневшей стали промелькнул блеск слёз, отчего она часто заморгала. - Огонь был повсюду. Но пожарные успели меня спасти. Меня, не его. Он задохнулся дымом.
  
  - Сочувствую, - сказала Айрис, кожей ощутив весь ужас, пережитый Урсулой.
  
  - Спасибо, - благодарный взгляд. - После этого я обратилась к Тьме, чая увидеть хотя бы призрак сына, но... Это не случалось, а я во мрак спускалась всё ниже и ниже.
  
  - И тогда пришёл Огниан? - хмыкнул Вир, сложив руки в замок.
  
  - Да. И он показал мне, что сын мой в Раю. И что ему плохо оттого, что я страдаю. Он желает, чтобы я продолжала жить, а он... он всегда будет меня ждать, - тяжёлый вздох. - Я знаю, что значит потерять ребёнка, - она посмотрела на Айрис, - поэтому ради спасения Алекса готова и умереть.
  
  - Спасибо, - с чувством отозвалась Айрис, - но надеюсь, смерть обойдёт нас стороной, - сказала она, прекрасно понимая, что это вряд ли случится. Но без подбадривания друг друга финал может оказаться намного трагичнее, чем когда веришь в успех.
  
  - Не верь, не бойся, не проси, - Вир глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Перед ним в воздухе образовалось небольшое облако пара. Очень быстро оно уплотнилось, приобретая синеватый оттенок. Заискрилось снежинками на солнечных лучах и спустя несколько секунд сформировалось в сердечко, словно нарисованное морозом на стекле. А потом оно вмиг осыпалось мельчайшими капельками росы. - Только иногда приходится душить свои принципы. Забывать о том, насколько силён. Вставать на колени. Вопить беспомощным червём: "Кто-нибудь, хотя бы кто-нибудь, одолейте Смерть всего лишь разок. Отгоните её прочь. Я жизнью заплачу, тысячами жизней", упасть в лужу и понять, ты - ничто.
  
  - Кого Бог не забрал у тебя? - Айрис вздрогнула, вспоминая, как потеряла свою человеческую жизнь и проснулась Охотницей. Скрипнула зубами, остро ощутив то, что почувствовала, когда узнала - Алан мёртв.
  
  - Сестру, - скромная полуулыбка. - Я ловелас. Гад. Эгоист. Но долги всегда отдаю.
  
  - Мне кажется, это маска... - мягко сказала Урсула.
  
  Айрис достала из кармана брюк мобильный телефон.
  
  - Я отойду, - сказала она и встала.
  
  Вир, задумчиво на неё посмотрев, кивнул. Продолжил с Урсулой разговор, шутливо сказав:
  
  - Любое лицо - маска, а чувство - игра. Вопрос лишь с кем?
  
  Набирая номер одного из друзей-оборотней, Айрис прошла на кухню и заперла за собой дверь. Запустила пальцы в волосы, зачёсывая их назад.
  
  - А я думал, ты про меня забыла, - услышала она из динамика телефона низкий мужской голос, в интонации которого поблёскивала усмешка.
  
  - Есть дело, Артём, - сухо начала Айрис. - Помнишь, ты говорил, что тебя да парочку твоих корешей гложет кровная месть демонам?
  
  - Я весь во внимании, - голос моментально утратил любые краски.
  
  Подойдя к окну и апатично наблюдая за угасающим закатом, Айрис поведала Артёму, что и почему от того требуется. Его личность была весьма спокойная и глубокая, со своими чёткими понятиями, что есть зло, а что есть добро, не конфликтная, но на удар отвечала двумя. Артём был альфой стаи, с которой обитал на юге России. Айрис до сих пор помнила, как несколько лет назад их познакомила судьба у трупа растерзанной двухлетней девочки, как они вместе устраивали облаву на маньяка из чистокровных вампиров, успевшего зверски загубить не одну сотню детских жизней. Тогда Артём не жалел ни сил, ни крови, ни солидных сумм денег, принадлежавших стае, чтобы сломить препятствия в поисках и добраться до поганой глотки душегуба.
  
  - Мы будем, - твёрдо сказал Артём. - Иван договорится с каким-нибудь частным самолётом. Думаю, часов через пять... - в выдохе послышалась усмешка, - мы встретимся. Возьму с собой помимо Ивана и Дамира ещё оборотней. Может, троих-четверых.
  
  - Спасибо, - с чувством ответила Айрис, вглядываясь в редкие и медленно проплывающие облака.
  
  - Это тебе спасибо, что подарила шанс вновь поквитаться с нечистью, - сказал Артём, после чего отключил связь.
  
  Положив телефон во внутренний карман кожаной куртки, Айрис взяла с полки стакан и налила воды из-под фильтрового крана. Размышляя о том, что будет с Алексом, если она погибнет, горько усмехнулась.
  
  "Судьба то волшебница, то злодейка. То манит, то отталкивает. Неужели и в этот раз нас с ним разлучат, вновь отправив меня за границу жизни?.."
  
  В груди засаднило, стало труднее дышать. Захотелось протяжно завыть, затем сжаться в комок и заскулить. Но Айрис, поджав губы, решительно вытерла слёзы, начавшие скатываться с ресниц.
  
  - Всё будет хорошо, - уверенно заявила она сама себе и залпом выпила воду. Глянула на часы. Милены и Огниана не было уже тридцать семь минут. Желание подняться к Алексу она прогнала, посчитав, что не выдержит. Соблазнившись, обнимет его и заплачет, и он погрустнеет, а она всем сердцем не желала этого. Поэтому решила выйти на крыльцо и в одиночестве обдумать, кого может из относительно бессмертных попросить присмотреть за Алексом, если её настигнет смерть. Почему-то в голове всплыл образ Виктора, того самого юноши, который в одну с ней ночь стал посланником Света. Но его контактов у неё не было, однако быстро отыскать нужного Охотника с помощью Огниана или Милены не составляло никакого труда.
  
  "Но сможет ли он? Согласится?.. Или лучше тот, что меня и возвратил? Ян?.. Но он слишком нелюдим", - с этими мыслями Айрис вышла из кухни. Проходя мимо гостиной, сказала Виру и Урсуле, которые всё так же сидели и беседовали, что пойдёт и немного прогуляется вокруг дома. Те лишь кивнули.
  
  - Может, выпьем чаю? - прозвучал вопрос Вира, обращённый к Урсуле, когда Айрис покидала их.
  
  Выйдя из дома, она полной грудью вдохнула свежий воздух. За лужайкой, поросшей высокой травой, в кустах жасмина щебетали птицы. Лёгкий ветер нырял между садовых деревьев, высившихся поодаль, покачивал их широкие кроны. Пускал рябь по болотного цвета воде в чаше неработающего фонтана, находящегося недалеко от крыльца.
  
  Спустившись со ступенек, Айрис, погрузившись в мрачные мысли, по волчьей привычке стала медленно обходить дом. Она словно очерчивала территорию своего логова. Завернув за угол, вдруг услышала шепчущие голоса. Прислонившись спиной к стене, прислушалась. За домом разговаривали или, вернее, секретничали Делия и Огниан.
  
  "Видимо, Делия телепортировалась из комнаты сюда, не желая, чтобы кто-то заметил, как она выйдет на улицу. Её взгляды на Огниана в гостиной не зря мне показались какими-то двоякими".
  
  - Уверен, что хочешь продолжить разговор? - очень тихо спросила Делия, но Айрис её и теперь прекрасно расслышала благодаря волчьему слуху.
  
  Быстро она крадучись приблизилась к повороту и, присев, осторожно выглянула за угол. Метрах в десяти от неё Делия пальцами нервно мяла края книги, лежащей у неё на коленях.
  
  - Ты моя подопечная, - мягко отозвался задумчивый Огниан, стоя напротив неё. - Я чувствую, - тень улыбки коснулась его губ. Он подкинул яблоко вверх и поймал. - Ты желаешь его продолжить. Это важней!
  
  - Всё в порядке? Ты сегодня выглядишь и смотришь не как обычно. Что-то стряслось? - обеспокоенно поинтересовалась Делия, пряча глаза в землю.
  
  Лицо Огниана на миг заострилось, став серьёзным и непроницаемым.
  
  - Были некоторые проблемы, - безэмоционально ответил он. - Но я уже всё уладил.
  
  - Огниан... - несмело начала Делия. - Я... Ты ведь понимаешь, что с этого боя мы можем не вернуться?
  
  - Да, - присев на корточки, он положил в её руки фрукт сочно-красного цвета.
  
  - Я хотела бы сказать... - она зажмурилась. - Я люблю тебя. Да, знаю, у тебя есть Милена, я ни на что не претендую. Рада, что ты с ней счастлив. Просто... - робко посмотрела на Огниана, внимательно её слушающего. - Хотела, чтобы ты знал... - нахмурилась.
  
  - Знаю, Делия. Чувствую, - он нежно провёл пальцами вдоль её щеки. - Не один день уже вижу в твоих прекрасных глазах.
  
  - Извини. Я не хочу, чтобы мои чувства хоть как-то тебе мешали. Я понимаю, что мы никогда... - в её глазах появилась солёная пелена.
  
  - "Никогда" - слишком масштабное слово, и оно не подходит к нашей жизни и к этому миру, ибо, как видишь, - он взял её за руку, - всё далеко не однозначно, всё в один миг может измениться. И, возможно, когда-нибудь... - переплёл её пальцы со своими.
  
  - Когда-нибудь, - повторила Делия и скромно улыбнулась, не переставая смотреть в глаза Огниана. - Тебе будет трудно подарить мне на прощание один поцелуй? - она дрожащей рукой коснулась его лица. - Один настоящий. Не как случайной знакомой. Как единственной женщине, любимой навсегда. Или это "навсегда" тоже слишком?..
  
  - На прощание - никак, - Огниан прижал её ладонь к губам. Выпрямился и стремительно подхватил Делию с коляски на руки. Яблоко выпало из её ладони и подкатилось к кусту розы. - А вот на удачу и свет в будущем... - он уверенно накрыл её губы своими, а она спустя миг стала поглаживать его по затылку.
  
  Айрис отвела в сторону взгляд. Знала, что Огниан любит Милену, видела это и чувствовала, но отчего тот решился на такой поступок - терялась в догадках. Ведь жалости в нём к девушке-калеке совершенно не наблюдалось.
  
  "Возможно, он понимает, что для Делии это может быть последний день и пытается его скрасить, облегчить её душу. Но всё же... - она мельком вновь посмотрела на Огниана и Делию, уже не нежно, а страстно целующихся. В разуме вспыхнуло негодование и некая толика гнева, она представила себя на месте Милены. Но через секунду спокойствие вернулось. - А ведь он прав. Помогает девочке... Милена поймёт, если узнает, и не будет его винить. Я бы тоже не смогла... Настоящая любовь лишена рьяной эгоистичности. Любовь что солнце. Пылая сам жаром, как не дарить тепло жизни тому, кто достоин, но скрыт был судьбой тенью от света?.. Частичку солнца?.. Противоречиво... Хотела бы я Алану такого тепла или лишь кокона холода? Да, я бы была благодарна той, что согрела бы его".
  
  Поджав губы, Айрис продолжила наблюдать.
  
  - Посади обратно, - жадно дыша, Делия с лихорадочным блеском в глазах провела пальцами по губам Огниана.
  
  Он выполнил её желание. Она тут же схватила его за ремень брюк. Её взгляд, направленный ему в глаза, был страдающим, умоляющим.
  
  - Позволь. Представь, что спишь, а я глупый сон, - она сильно задрожала. Нервно, но печально улыбнулась. - Пожалуйста. Я так давно не была женщиной, нужной любимому мужчине.
  
  - Пускай это будет не сон, - хрипло ответил Огниан, отирая большим пальцем слезу с её щеки. Наклонившись, быстро поцеловал Делию в губы и, выпрямившись, сказал: - Сейчас, так удобней будет.
  
  Он снял одну из стоек подлокотника в коляске и вновь поцеловал Делию.
  
  - Я хочу тебя, - сказал он и провёл языком по её губам. Положил ладонь ей на грудь. Начал нежно поглаживать.
  
  В душе Айрис полил горький дождь. Она нутром волка ощущала чужую боль, но кому она больше принадлежала - не могла понять. Осознавала лишь одно: никого из них осуждать не может.
  
  Одна из бретелек майки Делии соскользнула с плеча, когда та расстегнула ремень и ширинку брюк Огниана. Провела пальцами по его животу и приспустила брюки.
  
  - Только осторожней. Я предупрежу, - Огниан скользнул ладонью под бюстгальтер Делии. - Нельзя допустить, чтобы сперма попала на тебя или меня... Волчица унюхает, и мыло не поможет.
  
  - Не предупреждай, - шёпотом. - Не пророню ни капли... Не беспокойся, любимый.
  
  Огниан выпрямился. Освободил волосы Делии из хвоста, запустил в них пальцы и прикрыл глаза.
  
  Айрис потупила взор. Облизав губы, тихо отступила и вернулась к выходу дома. Присев на портик фонтана, посмотрела на своё размытое отражение. Провела пальцами по грязной воде. Затем подняла взор и устремила его в окно на втором этаже.
  
  "Кого же выбрать для помощи - Яна или Виктора? Первый всё-таки надёжней, как-никак опыт даёт своё, но чем же мне его обязать, чтобы тот согласился помочь? Нечем... Виктор... Он рьяней будет охранять моё солнце, если я дам ему слово быть к нему благосклонней. Он всё-таки неровно ко мне дышит и год назад при встрече сказал, что скучает по тому времени, когда мы были рядом. Намекнул, что хотел бы попробовать стать со мной полноценной парой. Он хороший юноша, не желаю его обманывать, да только ты, Алекс, всё для меня... - она опустила голову. - Надо обратиться к обоим, а дальше действовать по ситуации".
  
  Решив поступить таким образом, Айрис встала и быстро пошла в дом, стараясь изгнать из сознания картину с Огнианом и Делией. Проходя мимо гостиной, услышала с кухни голоса Вира и Урсулы. Не желая им мешать, устремилась на второй этаж и через полминуты оказалась в спальне Алекса. Тот лежал в постели рядом с Холли, читающей ему книгу. На столике стоял поднос с грязными тарелками и кружками.
  
  - Он устал за сегодня, - шёпотом сказала Холли. - Вир и Урсула были так любезны и принесли нам ужин.
  
  - Хорошо, - Айрис улыбнулась и взглянула на дремлющего Алекса. - Не буду мешать. Отдыхайте, - подойдя к кровати, поцеловала в щёку мальчика. Затем забрала поднос и вышла из спальни. Почти бегом спустившись по лестнице, столкнулась в проёме дверей кухни с Виром и отдала ему поднос. Точней, прямо ткнула им ему в грудь.
  
  - О, как живо я карьеру официанта сделал! - хмыкнул тот. Но, встретившись с её красноречивым взглядом, тут же добавил: - А в общем, за хорошие чаевые от такой красавицы почему и нет?
  
  Айрис молча ушла в гостиную, встретилась с Миленой и женщиной, которой на вид было около семидесяти лет. Её рыжие волосы местами проредила седина, старость разрисовала морщинами лицо, исполненное аристократичных черт, но возраст не украл былой красоты. Как и её зелёные глаза сохранили блеск дерзкой юности. Элегантное платье цвета шоколада обозначало наличие вкуса к стилю, подчёркивающему благородные корни женщины.
  
  "Видимо, это и есть та ведьма, которая породила пелену", - подумала Айрис и приблизилась к окну, позвала:
  
  - Милена, можно тебя на минутку?
  
  - Присаживайся, - сказала та ведьме, указывая на кресло. - Я сейчас, - подошла к Айрис, внимательно всмотрелась в её глаза.
  
  В гостиную вернулись Вир, держащий в руке кружку чая, и Урсула. Тихо устроились на своих прежних местах. Он у белой тумбы, она на диване.
  
  - После того, как тут договоримся о дальнейших действиях, мне необходима будет твоя помощь. Надо найти двух посланников Света. Но вначале лишь парня. После дать мне с ним час поговорить наедине, - шёпотом попросила Айрис.
  
  - Хорошо, - кивнула Милена. - После скажешь их имена.
  
  - Спасибо.
  
  - Не за что, - уголки губ слегка приподнялись.
  
  Айрис подошла к Урсуле и присела рядом с ней. Милена вернулась к прародительнице пелены. В этот момент помещение озарила вспышка света, и среди присутствующих появился Огниан. Айрис напряглась, а тот внимательно оглядел всех собравшихся.
  
  - А где Делия? - спросил он, вскинув бровь.
  
  - Гуляет по страницам грёз, - не выдержав, нервно ответила Айрис. - Книги, книги... Чёрным по белому фантазии. А кровь реальна и пишет по душе, не смоешь, как чернила в кляксу на бумаге... - задумчиво прибавила она.
  
  Огниан перевёл на неё встревоженный взгляд, а после почему-то сдержанно улыбнулся.
  
  - Случается, и любовь пишет кровью по бумаге, не вырежешь и клинком, а чернила болью марают сердце. Всегда один вопрос: сам кто ты - лёд стужи за окном или пламя в очаге, - ответил он и подступил к Милене.
  
  - Нет, я настроен на лирику! Не утопичную философию - плыть соломинке либо гореть. Я лучше Делию позову, - отозвался Вир и поставил на тумбу кружку. - Вот предмет монументального искусства, отображающий любовь! Всё же я философ не хуже, чем дамский угодник, - посмеиваясь, он покинул гостиную.
  
  В комнате повисла напряжённая тишина. Айрис посмотрела на Огниана, бережно обнимающего Милену за талию и прислонившегося щекой к её лбу. Та ласково поглаживала его кончиками пальцев по ладони. Оба выглядели задумчивыми. Не прошло и минуты, как помещение слегка осветилось небольшим облаком, спустя миг в котором появились Делия и Вир.
  
  - К чему бессмысленная трата энергии? - фыркнула Делия, подъезжая ближе к окну.
  
  - Хочу и трачу, леди, - в тон ей ответил Вир и встал на прежнее место. Взял кружку чаю. - Поделиться?
  
  - Благодарю, - сказала Делия, гордо вскинув подбородок. - Но моя розетка не про твой штекер. Сплавится он, - парировала она.
  
  Вир хмыкнул. Театрально схватился за сердце и закатил глаза, изображая себя смертельно раненным.
  
  - Так, дети, поворкуете позже. Сейчас будьте готовы выслушать жизненно важную информацию, - жёстко сказала Милена, неохотно выныривая из объятий Огниана. Тот подошёл к стене и опёрся об неё спиной, крестом сложив на груди руки. Делия опустила глаза. На её щеках вспыхнул едва приметный румянец. Айрис чуть облизнула губы, усилием воли глуша в себе вновь проснувшееся желание мужчины.
  
  Встав посередине помещения так, чтобы видеть всех, Милена начала:
  
  - Попрошу поприветствовать Сантару, - она рукой указала на ведьму, сидящую в кресле. Та чуть кивнула, с любовью и неким восхищением поглядывая на Милену. - Как вы знаете, именно она породила пелену. Но вам неизвестно, что крест, - она коснулась рукой нательного деревянного крестика, - прежде принадлежал ей. После того, как прошёл ритуал для зачатия Радана, Огниана и Лазарины и было совершено убийство одним из братьев другого, в игру вошла пелена. Сантара бежала, не желая быть её жертвой, ибо та рано или поздно и до неё бы добралась. Шли года и... - Милена тепло взглянула на пожилую ведьму, причину их и бед, и счастья. - Сначала мы вернёмся на много лет в прошлое, когда Сантара была юна. Её семья - род ведьм с тысячелетней историей. Мать и бабушка обязали Сантару хранить своё целомудрие для того, кого они ей изберут в мужья. Предупреждали, что иначе сила магии оставит её и кара последует от предков на их души. Но юность и любовь не знают страхов и разума. Сантара влюбилась в мальчика-одногодка. Обоим было по шестнадцать лет, горячая кровь бурлила в сердцах, жаждущих прикосновений. Их встречи не остались незамеченными. Чиновнику при министерстве сборов налогов не пришлась по нраву перспектива породниться с городскими швеями, таково было официальное призвание семьи Сантары. Её мать и бабушка так же не обрадовались такому повороту судьбы. И, взяв отступные от отца незадачливого жениха, покинули город и страну. Но за день до отъезда влюблённые успели проститься по-особому и дать клятву на крови, что встретятся и будут вместе на века. Сантара оказалась беременной. Её мать и бабушка, поняв это, впали в неистовство. Силой они сделали ей аборт. Придя в себя, она сбежала из дома, оставив на постели, где потеряла ребёнка, свой нательный крест и записку: "Я ухожу во тьму. Вы убили во мне свет. Последняя его частичка пускай хранится в этом распятье, вечно напоминая вам о вашем грехе! Я же чиста. И сила не оставила меня, вы лгуньи. Быть может, когда Бог и Дьявол простят вас, ко мне вернётся мой свет, моё дитя, и тогда я прощу вас! Будьте прокляты опаляющим огнём и режущей сталью, той болью, что прокляли меня". Сила действительно не оставила Сантару, а вот и её мать, и бабушку, и род покинула. Её сёстры не познали магию. Сама она через пару лет смогла вернуться в город, где жил её любимый. Однако они не встретились. Он был уже женат и выглядел вполне счастливым. Сантара уехала с окончательно разбитым сердцем. Шли года. Её нательный крест по наследству перешёл к известной вам Виолетте. Затем оказался после её трагической кончины у Огниана-Радана, и тот передал его Алану. А он мне.
  
  Слезы одновременно появились на глазах Милены и Сантары. Первая глубоко вдохнула, словно собралась закричать изо всей мочи, но лишь немного громче шёпота произнесла:
  
  - Я душой тот ребёнок, который не родился у Сантары. Её проклятие продолжало работать. Когда крест попал ко мне, она почувствовала в себе то, что потеряла, и пошла к свету, навстречу мне. Да только и это не всё... Ант - потомок того юноши, который изменил клятве, и проклятие тьмы лежит и на нём, он духом и есть тот юноша. Он знает об этом и боится, что та клятва утянет его в могилу. Во всех бедах своего рода винит Сантару и ненавидит её.
  
  Вир присвистнул, за что получил от Делии осуждающий взгляд.
  
  - Что? Да я лишь сам себе громко завидую. Это надо же, угодить в такую эпическую передрягу! Умолкаю, умолкаю... дамы... - Вир сделал реверанс.
  
  - Есть ещё более важное, родная, - заговорила Сантара. Голос её был тих, шептание листьев от лениво гуляющего ветра между кронами деревьев. Нежен, но в то же время и немного груб. - По преданию нашей семьи мою прапрапрабабку изнасиловал тёмный дух и она, забеременев, обрела силу. Так и пошёл наш род магии. Но он не желал жить во мраке, поэтому каждой ведьме из нашей семьи тщательно подбирали супруга. Тот должен был быть одарённым, но не раскрытым, да и Светом поцелованный. Наши предки считали, что таким образом в нас будет равновесие, тьма станет сдерживаться. Только вот я... - горькая улыбка едва коснулась губ. - Я посчитала, что любовь - это и есть истинный свет. Ошиблась... в человеке, но не в истине! Пелена была частью меня, и, сейчас понимаю, она желала жить. Она искала способ быть собой, лишь собой. Мой крест... я действительно поселила в него свет многих поколений моего рода, но в себе я не утратила искру любви! Она и мешала пелене во мне. Знаю, что ей важно было погубить меня и сожрать эту искру. Сейчас я чувствую, что происходит нечто зловещее. Недавно мне было видение... - она нахмурилась и чуть сузила глаза. Начала глядеть перед собой, точно не видя и не слыша никого. - Поле, поросшее дикой высокой травой, утонуло в сумерках. Небо утратило краски. Чёрный туман стал наползать, окутывая поле со всех сторон. Он становится гуще, плотнее, и вот... из него формируется тёмный силуэт, но не ясно, мужчины иль женщины. Длинный плащ скрывает его с ног до головы. Одежда - часть его тела, она как вторая кожа, дышит, меняется. Неизвестный протягивает руку и... на долю секунды непонятно откуда появляется луч солнца. В ладони незнакомца сверкает камень. Солнце угасает. Холод и мрак веют отовсюду, - Сантара мотнула головой, словно стряхивая с себя остатки неприятного сна. С опаской посмотрела на Милену. - С этим виденьем я как-то связана. Боюсь, что предание нашего рода реально и сейчас тёмный дух ищет то, что потерял с моей прапрапрабабкой. И Ант... Он его марионетка уже долгие годы. И я сама зачем-то нужна духу или... важна? Но чем? - повела плечами. - Не знаю, - с досадой. - Ведь пелена уничтожена. Но нам крайне важно быть аккуратными! - твёрдо заявила она, обводя всех присутствующих цепким взглядом.
  
  По телу Айрис пробежали мурашки. С каждой минутой она чувствовала, как их ситуация ухудшается со стремительной скоростью. Они падали, словно звёзды на небе.
  
  - Плохо, что в нашу осторожную аккуратность никак не вписывается обращение выше по инстанции, - угрюмо констатировала Милена.
  
  - Камень, - начала Делия, - ты не видела, какого он цвета? - пауза. - Может, это даст нам зацепку, пусть малую, но всё же... Мы должны понять, что ищет тёмный дух, если он реален.
  
  - Камень сверкнул, как бриллиант, но это вовсе был не он, - сухо и немного пренебрежительно ответила Сантара, явно не желая разговаривать с молодой ведьмой. Перевела колючий взгляд на Огниана, но затем ласково посмотрела на Милену. - Виденье было короткое, с трудом что можно было разглядеть.
  
  Та кивнула.
  
  - Быть может, это был философский камень? - Вир потёр пальцами подбородок. - С какими особыми свойствами помимо примитивного обращения всякой дряни в золото. Некоторые алхимики, талантливые не в меру, допускали порой забавные ляпы. Одного лично знал. Получил камешек с эффектом труп оживлять на три дня. Одна досада: мертвец норовил сожрать возвратившего его с того света и заработать на этом...
  
  - Нужно встречаться с Антом и Велией, - твёрдо сказал Огниан, прерывая увлёкшегося Вира. Подойдя к Милене, взял её за руку.
  
  Делия посмотрела в окно.
  
  - Лучшая стратегия защиты - это нападение. У Анта или Велии наверняка можно будет выпытать больше информации о камне и тёмном духе, - Айрис сжала и разжала кулаки. - Вы же понимаете, кто может быть этот дух?.. То, что в святых писаниях, в частности Библии, упоминается как и была тьма... то, что было до того, как Творец породил свет. Нереально забыть те строки: "Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет", - Айрис тяжко вздохнула. - Признайте, тьма никуда та не делась. Кто ведает, что с ней стало? К высшим мы не можем обратиться, потому что если это дело о ней, то нас свои же и уничтожат, охраняя древнейший секрет. Вот в чём правда! Пелена, выходит, вполне может быть дитя той тьмы, и оно - этот тёмный дух - идёт мстить. Вот истина! У нас нет выбора, кроме как бить первыми и надеяться, что речь не о том существе. Так?
  
  - Да, увы. Прости, - Милена грустно улыбнулась. Огниан стал поглаживать её по спине.
  
  Делия поджала губы.
  
  - Не за что. Я рада, что судьба привела к вам, - Айрис благодарно посмотрела на Милену и Огниана.
  
  - И мы тебе, - кивнул он. - Что же, если никто ещё что-то добавить не желает, то пора пригласить Велию с Антом на наше последнее свидание.
  
  Несколько секунд в помещении правила тишина. Кто-то взор опустил, кто-то стал смотреть на собеседников, кто-то прикрыл глаза. Все выглядели задумчивыми.
  
  Сантара встала с кресла. Щёлкнула пальцами, и вмиг рыжий вихрь искр осыпал её с макушки до пят. Время отступило от её тела и вернуло ему юность шестнадцати лет.
  
  - Мою маму... - присвистнул Вир. - А лицо-то! Милена, у тебя и у неё одни черты!
  
  - Конечно, - с теплотой согласилась Милена. - Единственное, родись я тогда, была бы рыжей.
  
  Сантара произвела несколько пассов руками, прошептав при этом заклятие на незнакомом Айрис языке.
  
  В паре метров от кресла колдующей ведьмы над полом раскрылась бутоном чёрного тюльпана воронка перехода. Выплюнув из себя волосатое создание размером с ребёнка трёх лет, она растворилась в воздухе.
  
  - Пощадите! Никого не трогал! Не убивайте только! Умоляю! Не обижал никого! - заверещало призванное существо, с ужасом таращась на Сантару. Оно даже не пыталось бежать. Упало на колени, прижало лапки к груди и жалобно выкатило глаза.
  
  - Святой бес, как же, - Вир саркастично ухмыльнулся.
  
  - Не святой, но никого сильно не обижал! - в тёмных глазах беса сверкнули слёзы.
  
  Сердце Айрис сжалось от жалости к нему, несмотря на то, что разумом понимала, тот лукавит. Выглядит невинным и чистым, а на самом деле готов на любую подлость. Она скользнула взглядом по его чёрной шерсти, маленьким пушистым ушкам и крохотным рожкам. Он очень напоминал козлёночка, потерявшего мать.
  
  - Молчать, - властно приказала Сантара. - Выполнишь наш приказ - отпустим.
  
  - Всё сделаю, как велите, - тонким голосом промурлыкал бес. - Но не давайте мне задание, которое побудит моих друзей начать на меня охоту. Я ведь маленький, беззащитный, слабый, - он состроил гримасу несчастного.
  
  "Врёт", - подумала Айрис, но ничего не могла с собой поделать. Не желала она его мучить.
  
  - Отправляйся к Велии, - начала Сантара. - Знаешь такую? - вскинула бровь.
  
  - А как же не знать? - бес заметно оживился, воодушевился. - Она такая...
  
  - Передашь ей послание, - прервал его Огниан. - Скажешь, что брат Радана жаждет с ней и Антом на рассвете встречи в безлюдном месте. За городом есть заброшенный завод железобетонных изделий. Пусть приходят туда.
  
  - Хорошо, всё скажу, обо всём поведаю, - бес улыбнулся и, шмыгнув в тёмный угол помещения, растворился в воздухе.
  
  Огниан хмыкнул.
  
  - Как думаешь, - обратился он к Милене, проводя пальцем по её лицу и с нежностью заглядывая в глаза, - они согласятся на столь унизительные условия встречи? Как-никак не ночь, не сумерки и мы указываем место...
  
  - Скорее да, чем нет, - кивнула она, теснее к нему прижимаясь. - Интуиция шепчет, что кто-то из них, если не оба, грезят встречей не меньше, чем мы, - прижалась щекой к груди Огниана. Он стал медленно поглаживать её по голове.
  
  Не прошло и пяти минут, как бес вернулся в помещение.
  
  - Я всё сделал, - самодовольно улыбнулся. - Я молодец? Может, какую наградку? - хитро прищурил глаза.
  
  - Ответ Велии, - грозно сказала Сантара, - или тут же поощрю тебя сотнями незаживающих язв.
  
  Бес вновь упал на колени.
  
  - Она согласилась. Сказала: "Да", никаких возражений! - пауза. - Просила лишь передать Милене... - он обвёл беглым взглядом всех собравшихся в гостиной. Хлопнул лапками, и в них появился чёрный полотняный мешок.
  
  - Аккуратней, не то... - Сантара направила на сжавшегося беса указательный палец.
  
  - Что вы, уважаемая госпожа, что вы. Я не дурак-самоубийца, - пролепетал он. Перевёл взгляд на Милену. - Просила передать, - подполз к ней на коленях и вынул из мешка пару гусиных крыльев. - Это вам, - его губы растянулись в самоупоительной улыбке. Тут же, видимо, опомнившись, где находится и с кем, жалобно пискнул, приняв самый смиренный вид, какой был возможен, и уткнулся лбом в пол, кланяясь.
  
  - Убирайся к ней. Скажи, что посылать ей жабьи лапы я брезгую. Жаба того не достойна - умирать ради неё. Пошёл прочь! - Милена сверкнула глазами.
  
  Бес мигом сбежал.
  
  - Похоже, наши и их желания совпадают. Любопытно, а Велия тоже не прочь отыметь меня, как я бы её перед тем, как оторвать голову? - Вир широко улыбнулся.
  
  - Мерзость, - Делия покачала головой.
  
  Айрис хмыкнула.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"