Канавиня Нина Игоревна: другие произведения.

Тени Грехов. Время собирать камни. Глава 19. Все краски серы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  Глава 19. Все краски серы
  
  
  Рассейтесь вы везде под небосклоном,
   Святой покинув пир,
  Несите жизнь, прорвавшись к дальним зонам,
   И наполняйте мир!
  
  Вы божьим сном парите меж звёздами,
   Где без конца простор,
  И средь пространств, усеянных лучами,
   Блестит ваш дружный хор.
  
  Несётесь вы, всесильные кометы,
   Чтоб в высях потонуть,
  И в лабиринт, где солнце и планеты,
   Врезается ваш путь.
  
  Отрывок из стихотворения Гёте "Душа мира".
   Перевод: С. Соловьева.
  
  Когда дымка от воронки телепортации рассеялась, Беслан аккуратно посадил Ангелину на диван. Тот был продавленный и укрытый выцветшим покрывалом с изображением тюльпанов. Рядом высился торшер, мягко разгоняющий по углам мрак в бедно обставленном помещении. Напротив, стоя на старой деревянной тумбе, работал телевизор, транслирующий программу соревнований танцоров.
  
  - Как? Что? - зашедшая в гостиную Моника, поражённо замерла на пороге с подносом в руках. На том находились блюдце с приличным куском шоколадного торта и кружка зелёного чая, от которого шёл едва заметный пар.
  
  - А теперь насладимся полуфиналом! - из телевизора раздался радостный голос молодого ведущего. Секунда, и зазвучала латиноамериканская музыка. На сцене появилась молодая пара, готовая вот-вот отдастся в плен румбы.
  
  - Прости, - Беслан взмахнул кистью в сторону Моники. Кроваво-чёрная тонкая и туманная змея сорвалась с его пальцев и впилась ей в лоб. - Поставь поднос и ступай в спальню. Ложись на кровать и спи, пока я не пробужу тебя, - он отвернулся от неё и, сдерживая ярость и боль в душе, властно посмотрел на бледную Ангелину, обнявшую себя за живот. Щёлкнул пальцами другой руки и телевизор выключился.
  
  С отсутствующим видом Моника поставила на журнальный столик поднос и покинула гостиную.
  
  - Пока здесь поживёшь. Разберусь с делами, - Беслан сжал кулаки, - найду нам место более приличное, - с трудом оторвав взгляд от живота Ангелины, с напором посмотрел в её глаза, потерянные и полные слёз. - Не бойся, не трону твоего волка, - сквозь зубы. - Но ты и ребёнок - мои! - пауза. - Скажи, ты переспала с ним в ту ночь, когда я будто бы убил его? Отдалась ему, чтобы меня защитить? Или всё же любишь его больше, чем меня?
  
  "Соврёт или нет? Чтобы не сказала, проверю. Сейчас уже нет веры во мне ни к себе, ни к ней, ни к кому"
  
  Закусив край нижней губы, Ангелина поднялась. Опустила взгляд в пол. Несколько прядей соскользнули с её плеч и упали на грудь.
  
  - Беслан, я... - судорожно вздохнула. Нервно смахнула слёзы. - Люблю тебя. В ту ночь... - облизала губы. Слова явно шли у неё с трудом. - Я предлагала ему взять меня. Стояла на коленях. Он поднял. Отверг. Не захотел так. Он хороший...
  
  - А я, по-твоему, плохой? - Беслан колко и с горечью усмехнулся. Начал ходить по гостиной, нервно жестикулируя руками. - Ну да, какой же ещё?! Глупый вопрос я задал. Он-то правильный, - потерев виски, запустил пальцы в волосы, - а я кривой. Он бы сестру не трахал! Я же буду! - сквозь рычание. - Мне-то можно, я порченный с рождения и тело тут ни при чём. А он-то святой, он нормальный, он хороший. Так?! - остановился и посмотрел на Ангелину голодным хищником.
  
  Она испуганно подняла на него глаза. В них застыли лихорадочный блеск и отчаянье.
  
  - Нет. Нет... - с хрипотой. Замотала головой. - Нет! Не говори так! Неверно!
  
  Он снял с себя куртку из искусственной кожи и бросил её на спинку дивана.
  
  - А что тогда так?! Когда же вы тогда успели переспать? Утром? Вечером? Когда?! Понравилось? Что твой хороший передумал-то? Чем убедила его? - Беслан быстро подошёл к Ангелине и грубо схватил её за подбородок. - Не прячь от меня глаза! Они мои! Ты вся моя! - в его глазах воспламенился огонь. - Говори, как было!
  
  - Я не врала тебе! - выкрикнула Ангелина и сильнее обняла себя за живот. Вновь уронила взгляд в пол. - Ребёнок... Он, она... - её заметно затрясло. - Прошу, не трогай Алекса, - умоляюще шёпотом. - Он боится за меня, поэтому и соврал. Ты ведь сильнее его. А он оказался заложником ситуации. Не губи, - по щекам скатились слёзы. - Ребёнок... он твой, - зажмурилась. Выдохнула. - Не спала с Алексом, не врала, - её начали одолевать рыдания. Было заметно, она упорно старается им сопротивляться, но с каждой новой секундой начинает терять остатки выдержки. - Пожалуйста, поверь. Не могу тебе лгать. Но, Беслан, - испуганно на него посмотрела. - Ты должен идти к Полине. Прямо сейчас! Она тоже беременна от тебя. И ей плохо. Без тебя они могут погибнуть. Не тяни, беги...
  
  - Я знаю. Чувствую жизнь. Как-никак питаюсь самой сутью жизни, так что для меня нет тайн в ком она присутствует и насколько сильна, - от его пальцев, удерживающих подбородок Ангелины, поползли к её роняющим слёзы глазам бордово-смолянистые туманные нити. - Мои долги подождут. Мои желания нет. Расслабься и больно почти не будет.
  
  - Ты мне не веришь, - едва слышно. - Больше не веришь. А я ни в чём тебе не соврала. Есть ли тогда смысл?.. - недоговорив, Ангелина чуть дёрнулась и тихо вскрикнула, ибо змейки проникли в её голову через зрачки. Поджала губы. За окном послышался сильный порыв ветра.
  
  Просматривая последние несколько дней из жизни Ангелины, Беслан глухо зарычал. Внутри его с новой мощью вспыхнул гнев. Мышцы напряглись. Через короткий отрезок времени змейки вылезли изо лба Ангелины, ставшей дрожать ещё сильнее, и, вытянувшись, вползли в его лоб.
  
  - Твоя слабость лишь в том, что думаешь, будто я сильней тебя, - взяв её на руки, сел на диван. Мягко поцеловал в висок. Она приглушённо всхлипнула. - Моя девочка, они заплатят за всё. Не ты убила, это я убил. Запомни! Я есть Тьма. Ты есть Свет! Мой свет и любой мрак в тебе - это лишь тень от меня. Не бойся никого. Не верь никому кроме меня. И теперь всегда, если я нужен тебе, только позови, подумай об этом, скажи это. Я услышу, где бы и как бы далеко ни был, - он сглотнул и лбом уткнулся ей в шею. Прижал ладонь к её ладони, лежащей на животе. - Им всем, так или иначе, нужна власть, а мне жизнь. Наша жизнь. Я не отдам им нашу дочь, - его голос объединил в себе и болезненный хрип, и лютое рычание. - Она Свет во Тьме. Без неё всё будет серо. Она крылья нашей любви. Она моё прощение, - Беслан поднял голову и, коснувшись ладонью затылка Ангелины, прикрывшей веки, с жадностью впился поцелуем в её смоченные слезами губы. Стал нежно путать пальцы в её волосах, а другой ладонью ласково поглаживать вдоль спины. С каждым новым звуком секундной стрелки часов, висящих на стене, ощутил, что напряжённая, будто перетянутая струна Ангелина начинает таять в его объятьях, словно шоколад под ненасытным взором жаркого солнца, меньше дрожать и всхлипывать. Внутри его взвыл возбуждённый волк, захотевший получить большее. Его губы опустились к Ангелине на шею. Пальцы крепче впились в желанное тело. Лава страсти забурлила в венах. Ангелина теснее прижалась к нему. Во вкусе её ласк появилось нечто отчаянное, словно она испугалась, что откроет глаза, а вокруг окажется пустота и холодное липкое, точно клей, одиночество.
  
  - Посмотри на меня, - прошептал Беслан и губами коснулся кончика её носа. - Не бойся, я с тобой. Не исчезну.
  
  Ангелина послушно разлепила мокрые ресницы. Зрачки её глаз, серых, будто осеннее небо над Альбионом, оказались расширенными. В них, среди ручейков страха и смятения, начал явственно пробиваться горячий свет любви. На него капал холодный дождь тревоги и чувства греха, но тот был нестрашен, потому как Беслан знал - жаркое солнце вскоре взойдёт в её сердце.
  
  Ангелина робко коснулась его щеки.
  
  - Прости меня, - едва слышно прозвучал её голос. - Я... - носом провела по его носу, - люблю тебя, - в губы ему сказала она и сморгнула слёзы.
  
  Беслан улыбнулся и с рыком вновь вторгся языком в её рот. Углубив поцелуй, стянул вниз бретельки платья, под которым не оказалось бюстгальтера. Зарычал. Сжал оголённую грудь и, прикусив Ангелине нижнюю губу, стал пальцами напористо мять ей соски. Голодный уже громкий рык сорвался с его губ.
  
  - Хочешь, чтобы я ушёл? Уйду, - он запустил руку ей между ног. - Но если ты желаешь уйти, то не отпущу! - его пальцы властно проникли под ткань трусиков и погрузились в Ангелину, которая тут же, не в силах сдержать стон, вцепилась ему в волосы. Её взгляд помутнел.
  
  "Скажи, чтобы ушёл! Скажи же! Ну?! И я лишь глубже войду в тебя! Шагнув в пропасть, не жалеют и невозможно уже попятиться. Ты моя бездна, и мне не разбиться в ней, остаётся только лететь, есть только один путь: падать, падать и падать в тебя, глубже и глубже!"
  
  - Беслан...
  
  Чувства Ангелины - её нарастающий жар, усиливающаяся дрожь и стук ускоряющегося сердца - стали накатывать на Беслана волнами. Те были подобны дыханию урагана, раздувающему лесной пожар. Искры и пламя понеслись по венам Беслана и начали врываться в жадно хватающую ртом воздух Ангелину.
  
  - Люблю тебя! Молчи! Дыши мной, и всё! - он опрокинул её на диван. Расстегнул ширинку и, закинув себе на плечи ноги закрывшей глаза Ангелины, нежно, но в то же время словно пресс, незнающий команды "стоп", вошёл в неё до упора. - Смотри на меня! - приказал он, и она послушалась. Тогда, набирая темп, Беслан начал двигать бёдрами. Он ощутил в ней, будто в запущенном на полную скорость моторе забушевали всполохи огня.
  
  В глазах Ангелины, затуманенных любовью и наслаждением, он увидел отблеск огня, бушующего в его глазах. Среди срывающихся стонов, которые от мига к мигу звучали громче и ласкали слух слаще, чем пение мифических сирен, оглушительным шёпотом стало проскальзывать его имя. Ангелина впилась ногтями в руки Беслана. Чуть выгнула спину и потянула его к себе. В себя. Ещё ближе. Ещё глубже.
  
  - Всегда моя! - выдохнул он, сжимая её бедра и увеличивая темп, доводя Ангелину до пика наслаждения и сам сходя с ума вместе с ней. После упал на влажное дрожащее тело под собой, словно лишившись сил. Укусил в основание шеи, с жадностью вдыхая аромат горького шоколада. - Только моя. Не отдам.
  
  - Беслан... - шумно дыша, едва слышно позвала Ангелина и запустила пальцы в его волосы на затылке. - Поцелуй меня, пожалуйста, - в её голосе застыла мольба.
  
  Подняв голову, он тут же прижался к её губам своими, алчно играя с её языком. Отвечая ему с жаром, но в то же время нервно, она, словно чего-то испугавшись, теснее прижалась к нему. В глазах блеснули слёзы.
  
  - Боишься, - вздрогнув, сипло сказал он и поднялся. Поправил брюки и, застегнув ширинку, сел на край дивана. Сгорбился и упёр локти в колени, рассматривая свои пальцы.
  
  Прикрыв платьем грудь, Ангелина рывком обняла Беслана со спины. Уткнулась носом в его плечо.
  
  - Не тебя, - шёпотом. - Пожалуйста, поверь, не тебя.
  
  - Ну да, - Беслан горько и зло усмехнулся. - Знаешь, я чувствую. Я хищник, должно быть, самый лучший и смертоносный из всех плотоядных. Ты ощущаешь себя добычей. Ягнёнком против льва. Ты боишься меня и стесняешься. Тебе стыдно. А мне, знаешь ли, больно, - опустив голову, посмотрел в пол. Его дыхание стало тяжёлым и предгрозовым.
  
  - Прости, Беслан, за боль, - её голос лихорадочно задрожал. - Ты её не заслужил. Понимаю, во всём виновата лишь я одна. Ты... каким бы ты ни был, что бы ни сотворил, я никогда не буду тебя бояться, даже если захочешь убить. Да, мне страшно, очень-очень страшно, - начала задыхаться всхлипами. - Но я боюсь того, что связано с тобой, а не тебя! За тебя, не за себя. Всё оказалось не таким... Не хочу, чтобы ты пострадал, погиб. Ты должен жить! Быть счастливым! Несмотря ни на что и кого! Пойми ты это! - судорожно вздохнув, шмыгнула носом. Потёрлась лбом о его плечо. - У меня будет просьба, - едва слышно. - Прошу, не приказывай мне, не делай гипнозом из меня куклу, как из...
  
  - Брось, - он выпрямился и, холодно расцепив кольцо объятий Ангелины, отстранил её от себя. Чуть повернувшись, строго посмотрел ей в глаза. - Ты прекрасно знаешь, что нужна мне такая, какая есть, и что я не отпущу тебя! Поздно уже отпускать, поздно уходить. Я жалею, что раньше не забрал тебя себе. И мне не стыдно! - Беслан встал. - Ты определись, позорна для тебя наша любовь или нет. Хочешь дарить мне себя или это ранит. Разберись в себе, что для тебя моя любовь: страсть или жизнь. Тогда и поговорим, как нам быть. А пока, прости, ты побудешь тут, - он протянул руку к её лицу. Его кисть оплёл кроваво-чёрный туман.
  
  - Мне не в чем определяться, я и так знаю! - болезненно выкрикнула она. Перевела взгляд с его глаз на его ладонь. - Пожалуйста, не меняй меня, - упавшим голосом. - Это ведь буду уже не я. Любое изменение и... - она вдруг стала совершенно спокойна, но в то же время пуста, как лишённый памяти человек. Вернула взор в его глаза. - Или такая, как есть, я всё-таки тебя не устраиваю? Нужна марионетка? - нервно облизала губы. - Тогда будь по-твоему, - она твёрдо прижала его ладонь к своей щеке.
  
  Зарычав, Беслан отдёрнул руку.
  
  - Я могу не спать с тобой, но не могу не быть рядом. Не нужно пытаться оставить меня. Ты всё. Ты душа. У меня есть лишь ты. В моей душе нет смысла, одни долги. А ты жизнь моя, - он сглотнул. Желваки напрягались на его скулах. В глазах замерцало пламя. - Если сбежишь, то... тебя я никогда не обижу.
  
  Губы Беслана немного растянулись в кривой лютой ухмылке. Он окутался бордово-смолянистой пеленой.
  
  Ангелина вцепилась в его запястье.
  
  - Ты куда?
  
  - Я люблю тебя, - признался он и исчез в воронке перехода, загадав оказаться рядом с отцом своего проклятого духа.
  
  
  
***
  
  Огромный зал в форме девятиугольной звезды освещали потрескивающие факелы. На тёмных каменных стенах среди доспехов и оружия разных эпох, старинных гобеленов со сценами охоты и кровавых битв, висели чересчур реалистичные картины с обнажёнными телами, застывшими в соблазнительных и откровенных позах. Арабески в виде змей вились к недосягаемому потолку и сверкали маслянистым блеском драгоценных камней. Посреди зала высился трон, сложенный из золотых человеческих черепов, а серебряные крылья ангелов служили ему спинкой. Массивный чёрный стол морёного дуба, ломясь от изобилия еды и напитков, стоял поодаль. К нему и был прикован тяжёлый пустой взгляд хозяина. Пирующая братия разномастных демонов и полуголых демониц остолбенела в шоке ожидания...
  
  В центре стола замер Беслан. Его глаза вспыхнули Адским пожаром, по рукам поползали бордово-смоляные туманные аспиды. Воздух точно пропитало электричество.
  
  - Что-то мне подсказывает, ты не соскучился по моему изысканному обществу и пришёл не с миром, - небрежно обронил Люцифер, продолжая отрешённо смотреть, будто сквозь пышущего ненавистью Беслана. - Ну раз здесь, то располагайся и веди себя культурно.
  
  Беслан взмахнул руками, ударив кулаками сверху вниз. Незримая сокрушающая волна тут же разметала всех демонов от стола к стенам и пошатнула трон. Несколько факелов погасло. Через миг пальцы зарычавшего Беслана уже сжимали шеи притянутых к нему могучей силой контуженного рогатого демона и миловидной демоницы с рыжим хвостом. Пара секунд, и их изувеченные трупы упали на стол.
  
  Люцифер поднялся с трона и чуть улыбнулся.
  
  - Так достаточно культурно? - Беслан с кривой ухмылкой переступил тела своих жертв, лишённых душ, и направился к достойному оппоненту.
  
  Демон похожий на быка уже пришёл в себя от удара и, распрямившись, швырнул пару энергетических шаров в Беслана. Тот отбил их взмахом кисти, и они взорвались где-то под высоким потолком, разбрасывая массу огненных искр.
  
  - Все вон! - синие глаза приняли оттенок ночи, Люцифер указал растопыренными пальцами на демона-быка, и того разорвало на части.
  
  В зале замелькали вихри телепортации.
  
  Беслан спрыгнул со стола и остановился. Люцифер сделал несколько шагов навстречу и тоже замер. В помещении, насквозь пропитанном резким ароматом Смерти, они остались одни. На стенах загорелось несколько картин.
  
  - Если продолжишь науськивать Ангелину к тому, что желательно тебе, и лезть в мою жизнь со своими планами, - Беслан оскалился, - то я убью тебя, папа! Сожру, как волк мелкую мышку, и заберу твоё царство себе! А на трон посажу Ангелину! Ты понял меня, папа? - едко и сквозь зубы.
  
  - Сложил, наконец, два плюс два, - Люцифер криво усмехнулся. - Хочешь испытать себя, сын, стал ли мальчик мужчиной? - он развёл приглашающе руки. - Дерзай! Но ты сам знаешь, твоя Ангелина - бледная тень той, которая достойна моего трона! Она храбра, но не как голодная волчица, а лишь как загнанная в угол крыса!
  
  Беслан ударил в него сгустком энергии. Попал точно в грудь. Люцифер отлетел к трону и рухнул на мраморный пол.
  
  - Ещё полслова, унижающего мою женщину, и я сожру твою душу, наплевав на все последствия! - сквозь рычание.
  
  - Она малолетка, - поднявшись, колко и с улыбкой ответил Люцифер. Тут же метнул воздушное ядро в Беслана. Тот выставил энергетический щит, но магический снаряд пробил преграду.
  
  Пролетев через весь стол, снося золотые блюда и хрустальные кувшины с кубками, Беслан ударился об стену головой и спиной, сползая на пол. На миг в его глазах потемнело, и он поморщился.
  
  - Ты ещё юнец, сын! - Люцифер возник перед ним из воронки перехода. - Так же и она была когда-то и есть ещё лишь подросток. До женщины ей никогда не дорасти! В целом слишком слабая, а в частности, как и сказал, подобна крысе, ибо может кусаться лишь когда нет спасения!
  
  - Да пошёл ты! - рыкнув, Беслан швырнул огненный шар в того. И следом ещё один пламенный заряд.
  
  Первую атаку Люцифер отразил, вторая же сбила его с ног и подожгла рубашку. Он, гневно зарычав, сорвал её с себя и встал.
  
  Беслан тоже поднялся с пола. Оскалился.
  
  - Ты прав, я ещё юн, и мои силы только у подножья горы. Но со временем я изменюсь полностью и окажусь на вершине пика мощи. Тогда у тебя, папа, не будет шанса одолеть меня. Прими, что Ангелина моя жизнь, или она станет причиной для смерти всего тебе дорогого!
  
  - Растёшь, сынок, - Люцифер усмехнулся. Разжал кулаки. - Суровой решимости-то хватит злом отблагодарить за добро? - вскинул бровь.
  
  - Не вынуждай меня проверять это. Я предупредил! - Беслан начал покрываться кроваво-чёрными туманными змеями, увлекающими его в переход.
  
  - До чего же ты, сынок, похож на меня, - Люцифер довольно рассмеялся. - Долгие века я мечтал о таком наследнике!
  
  - Подавишься от дороговизны исполнения желания! - хмыкнув, Беслан ушёл, загадав материализоваться около Аделаиды.
  
  Место, куда перенесла его воронка, обескуражило.
  
  - Привет, красавчик, - ласково улыбнувшись, Аделаида, одетая в кожаный костюм байкерши, встала с пня. От неё пахло сексом. - Задерживаешься что-то, а я тут скучаю, - её улыбка стала шире, а глаза блеснули хищным коварством.
  
  Беслан огляделся, подумав, что ошибся, и это не тот же самый берег, откуда он вечером забрал Ангелину у Алекса. Но нет, это было именно это место. Свёл брови. Лёгкая дымка облаков чуть прикрыла собой край луны.
  
  - Что ты делаешь у коттеджа Алекса? Убила его? - Беслан сделал несколько шагов к Аделаиде.
  
  - Как можно? Я не такая жестокая, каким можешь быть ты, - она хихикнула и, встав, двинулась к нему. - Неужели переживаешь за него?
  
  - Мне сильно не нравятся твои игры! Не хочу, чтобы в его гибели Ангелина обвинила меня! - подойдя к Аделаиде вплотную, Беслан резко схватил её за горло. - Ты ведь неслучайно спасла меня тогда от кучки отморозков. Кто ты? Что ты такое? Зачем она тебе? Я чувствую от тебя смерть и только смерть! Зачем мне оставлять тебе жизнь? Не поедать твою, - он скривился, как от ложки кислоты на языке, - ту чёрную дыру, что у тебя вместо души?
  
  - Напористый. Возбуждённый, - Аделаида игриво дёрнула бровью, облизала край алых губ и чуть приподняла их уголки. - Горячий. Мне очень нравится! До невозможности приятно узнавать в тебе родные черты! - она с озорством ему подмигнула.
  
  - Что за... - Беслан разъярённо зарычал. Крепче сжал пальцы на её шее. - Отвечай на вопросы! Я не Ангелина, не стоит мне голову морочить! Говори или убью, и ложь я... - он оторопел, потому как туманные змейки отказались лезть от его ладони к насмешливым глазам Аделаиды.
  
  - Хочешь подкрепиться моей душой? - умиротворяющим тоном начала она. - Хороший выбор, тогда у тебя появится столько сил, что сможешь сокрушить разом и Творца, и Люцифера. Попробуй испить меня. Приятного аппетита! - она тихо засмеялась.
  
  - Да будет так! - Беслан зашептал заклятие и на всю мощь задействовал силу поглощения. Но ничего не произошло, кроме того, что его зазнобило и бросило в ледяной пот.
  
  Аделаида тут же выкрутила ему руку, снимая захват с шеи, и легко оттолкнула от себя.
  
  - У меня иммунитет к таким штучкам, родной. Да и души моей при мне лишь половинка... - прищурившись, она улыбалась, как шкодливый ребёнок. - Попробуешь драться без магии?
  
  - Нет, спасибо, - хмурясь и зло сопя, Беслан исподлобья и сквозь пряди чёлки посмотрел на неё. Потёр локоть и кисть. - Хорошо помню, что ты сделала с теми недоносками, которые скопом набросились на меня.
  
  - Что тогда предпримешь? - Аделаида прошла мимо него к реке. В камышах всплеснула рыба.
  
  - Скажу, - Беслан тяжело вздохнул, - если ты не враг, пожалуйста, объясни, кто ты и почему тут, и что происходит, что ты знаешь обо мне и Ангелине? - его глаза утратили жар огня и наполнились грустью.
  
  - Ты рассудительный и гибкий, готовый признавать свою слабость, тем самым делая её силой, - она оглянулась и подарила ему тёплую полуулыбку. Затем присела на краю берега и коснулась пальцами воды. - Я счастлива, что ты такой. Ещё ты безумно любящий, а это самое важное для меня. Время лишь огранит тебя, как мириады капель обтачивают камень. Однако оно не сотрёт во мне твоё отражение. Спрашивай.
  
  - Там, на дороге, ты ведь неслучайно спасла меня? - Беслан приблизился к ней и присел рядом на корточки.
  
  - Думаю, ты бы уцелел и без моего вмешательства. Пострадал бы крепче, но цепь событий дальше осталась бы во многом прежней. Время обладает слишком могучим потоком и переменить в нём причину и следствие фактически невозможно, - зачерпнув в ладонь воды, Аделаида тонким ручейком вылила её обратно в реку. - Капли всегда падают сверху вниз и только паром они летят к небу! Я ехала в твою школу подчистить информацию о тебе и Ангелине, когда мы встретились. Вот и решила избавить тебя от лишних тумаков. Впрочем, вероятно, так и должно было быть изначально. Трудно сказать.
  
  - Информация в школе нужна была Омеге? - Беслан коснулся реки, та, после жаркого дня, была тёплая, словно парное молоко. Вспомнил свою встречу с Дмитрием.
  
  - Инквизиторам и Теням. Они опаздывали с пониманием, где и что искать, но круг сужали.
  
  - Алекс жив? - он напрягся. Стряхнул с пальцев воду. Капли упали в реку, пустив по ней крошечные круги.
  
  - Поехал домой, но завернёт в бар и напьётся. С ним всё нормально, - Аделаида лукаво взглянула на Беслана. - У тебя не будет легального повода убить его, и ты этому рад!
  
  - Допустим, так, - Беслан криво усмехнулся. - Ты из будущего?
  
  - Всё сложней, - она вздохнула и начала чертить линии на воде. - Я из своего настоящего. Ты в своём настоящем. Однако твой мир по течению времени находиться гораздо ниже, чем мой. Но они оба в одном русле, и судьба у них общая. Они связанны. Будущее твоего мира лежит в моём мире. А прошлое моего отчасти находится в твоём, - грустная полуулыбка.
  
  - Это как два шарика, когда один висит выше другого и с нижнего к верхнему что-то достаётся, переходит, какой-то процент от мира, от жизни? - Беслан задумчиво сдвинул брови.
  
  - Да. Но, возможно, это случилось, потому что с верхнего нечто упало на нижний. Сейчас уже не разобрать. Река времени всё смешала. Есть цепь событий, но какова была их первая капля уже не выяснить. И смысла нет. По крайней мере для меня нет резона отфильтровывать из реки что есть причина, а что следствие, - она подмигнула.
  
  - Ну да, - Беслан хмыкнул. - В твоём мире правят Тени?
  
  - Нет, - Аделаида покачала головой. Порыв ветра разметал кончики волос по плечам. - У нас свои войны Света и Тьмы, а я, скорее, и есть Тень между ними, - она поднялась.
  
  - Кто же ты? Моя дочь? - Беслан выпрямился и с тревожной надеждой начал всматриваться в её серебристо-синие глаза.
  
  - Не думаю, что могу прямо отвечать на некоторые вопросы, ибо это может изменить будущее. Сейчас важно сохранить жизнь Ангелине и Полине, - ровно ответила она.
  
  - Я понимаю, ты оберегаешь своё будущее, такое, какое известно тебе. Другие хотят переменить его в своих интересах. Но мне, чтобы помогать тебе ради Ангелины, в первую очередь необходимо больше знать о происходящем.
  
  - Давай прогуляемся по берегу, - Аделаида взяла его под руку, и они пошли в сторону от света фонаря к густой темноте растущего вдали леса. - Попробую пояснить тебе ситуацию, не затронув тонких струн, способных порваться от неловкого прикосновения и порезать судьбы многих в клочья. Трудно решать скольким миллиардам жить, умереть, воскреснуть или кануть в забвение. Не жди от меня многого.
  
  - Хорошо, - он кивнул, ощутив от неё безумно приятное тепло, родное и успокаивающее, снимающее все тревоги и прогоняющие страхи.
  
  - Во времена, когда времени ещё не существовало... - Аделаида усмехнулась. - Да, такой вот парадокс, оно было, но его, считай, и не было. Так вот, тогда и встретились в пространстве... - призадумавшись, она немного прищурила глаза, которым длинные ресницы придавали томную загадочность. Через несколько шагов она продолжила говорить: - Чтобы тебя не путать, я назову их так, как принято сейчас. То был Дух Бездны и Святой Дух. Первый являлся сосредоточием мрака, а второй совокупностью света. В первом присутствовали лишь холод и темнота, а во втором же билось живое пламя. И когда эти двое столкнулись, то появилась она! Любовь... - посмотрела вдаль и с привкусом нежной грусти чуть улыбнулась. - То есть искра жизни, нечто непознаваемое, из-за которого возникли души. Первые из них были Творец, Люцифер и Тёмный дух, получивший имя Лилит. Любовь рассеялась, смешалась с пространством, но её суть, сердце, дух, разум, - Аделаида остановилась, коснувшись взором яркой звезды, - что-то, чему нет названия, но есть стержень её сути, оно обратилось в маленький кристаллик. Его мощь оказалась безмерна, а энергия, которую он может дать, настолько велика, что способна изничтожить все миры. Но подчинить себе его нельзя. Безумие владеть им и черпать из него силу. Обладающий Искрой жизни будет раскаляться всё больше и больше, чем дольше и значительней станет брать от неё энергию. Она испепелит любого, вопрос лишь раньше или позже, но неизбежно! - взгляд Аделаиды, направленный в глаза Беслана, отяготили тревога и мрачность. - Нельзя обладать Любовью, она лишь дар!
  
  - Да, я понимаю, - хрипло сказал он, и они пошли дальше по тропе у берега. Сверчки залились трелями, а несколько светлячков вспорхнули в воздух.
  
  - Надеюсь, - Аделаида тихо вздохнула. - Творец получил дар создавать миры, твердь земную, океаны и плоть. Люцифер же обрёл силу нести свет, рождать день. Он стал первым из Ангелов. Лилит овладела даром плести ночь и уравновешивать жизнь смертью. Возникло время! Оно как граница пролегло между Духом Бездны и Святым Духом. В новом мире они получили свои права, но о них чуть позже расскажу. Творец, Люцифер и Лилит принялись создавать многообразие жизни, планеты и Вселенную, но важно знать, что для этого им понадобились их общие силы, только втроём они имели возможность дать жизнь тому, во что могли поселяться души! Всё бы ничего, да только любовь оказалась той ещё проказницей, - ностальгическая улыбка слегка тронула губы Аделаиды. - Творец сошёлся в пару с Люцифером, благо Творцу сменить пол как моргнуть, впрочем, как и Люциферу. Лилит же была духом без плоти и жила периодически то в первом из людей Адаме, то в его супруге Еве, которая была ему равной по плоти. Но любовь Адама и Евы быстро крепла друг к другу, и спустя некоторое время их души отвергли Лилит. Адам отказал ей, сказав, что отныне верен лишь Еве и что только та ему и нужна, та его половинка. А Лилит любила Адама. Очень любила... Она взбесилась. Обратилась к Творцу, дабы тот образумил Адама, исправил, подчинил душу своей Божьей воле. Творец отказался, ответив, что любовь не подвластна никому, как и выбор за неё. Люцифер же сжалился над Лилит и призвал в помощь Дух Бездны. Тот, войдя в змею, искусил Еву колдовским плодом, заронив в неё тёмное семя двуличия и лжи. Это ослабило светлую защиту тела и духа Евы. Теперь Лилит могла и без согласия той поселяться в неё! Захватив Еву, она решила преподнести чёрное семя и Адаму, чтобы лучше обезопасить себя. Лилит боялась, что он распознает подмену. Когда и Адам был осквернён, она смогла не таиться его и его супруги. Разыграв спектакль с уходом из Рая, громким, со скандалом и чуть ли не началом войны, Лилит не без помощи Люцифера тихо вернулась с Земли обратно в Эдем и жила в Еве и Адаме попеременно, как и прежде, а они молчали, терпели, не выдавали её, боялись гнева Творца и его кары за соблазнение запретным знаниям! Но однажды Святой Дух застал в Раю откровенную любовную сцену между Адамом, Евой и земной девушкой, в которой тогда жила Лилит, - Аделаида улыбнулась с тонким флёром грусти. - Да, Лилит была плохой, озорной, пылкой девочкой, не способной усидеть в одном мире, ей нравилось брать всё от жизни и чувств. Это её и подвело. Святой Дух понял случившуюся катастрофу, раскрыл обман и сообщил Творцу. Грянула буря! Возможно, Адама и Еву и не изгнали бы из Рая. Наверняка Творец простил бы их, по всей строгости наказав истинную виновницу скверны. Ведь он хотел казнить Лилит либо навечно вышвырнуть на Землю, наложив тяжкое бремя жить старухой или в животном, но Люцифер открыто вступился за неё! Сказал, что любовь и души подвластны Богам и, мол, негоже нашу сестру приравнивать к смертным или ещё ниже, к тварям земным! Бросил упрёк, что Творец забылся и что Он не един в правлении мирами, что не подчиняется одному созданное втроём! Творец не стерпел дерзости Люцифера! Ева и Адам были изгнаны из Рая, но Святой Дух дал им защиту от проникновения Лилит. Её же саму ждал суд и более мягкое наказание, чем вначале желал Творец. Он шёл на уступки, но в то же время показывал у кого власть и что есть истинный свет, что для душ существует свобода выбора быть им ближе к Тьме или же к Свету, и в любви они тоже вольны! Скорее всего, Лилит приговорили бы к тысячелетнему заточению в змею, с навечно закрытым входом в Рай, с возможностью помилования при полном раскаянии и готовности искупить вину благими делами. Только вот Дух Бездны посчитал такой поворот личным оскорблением, нарушением тех самых непреложных прав для Лилит, его любимого дитя. Ночи всегда ближе темнота, чем свет хотя бы и луны, что там говорить о солнце!
  
  - Ну да... Люцифер только не в счёт! - Беслан ухмыльнулся.
  
  - Верно. Гордыня есть затмение! - кивнув, Аделаида остановилась. - В итоге на небесах началась война. Много пролилось крови и испарилось жизней. Завершилась она тем, что Люцифер с уцелевшими сторонниками был низвергнут, так появился Ад. Дух Бездны позволил себя заточить в омуте Вечности в обмен на волю Лилит, ту без кары изгнали на Землю. Только противоречий и обид это не устранило, и новые войны стали неизбежными. Все это понимали и использовали перемирие для улучшения своих позиций. Творец и Святой дух оттягивали окончательную схватку, победа им далась очень дорогой ценой и на восстановление сил требовалось много времени. К тому же они надеялись, что им удастся найти взаимопонимание и виновные осознают ошибки и покаются. А вышло, что Лилит первой нанесла удар возмездия за заточение Духа Бездны! Вселиться в Еву или Адама она не могла и вернуть себе его близость тоже, но нашла силы поглощать души! Лилит решила убить Еву и так жестоко отомстить и Адаму, и Творцу. Люцифер был бы против, но он не знал о её плане. Только убийство Евы вышло не по плану, защита Святого Духа странным образом переплелась с душой той. Ева-человек умерла, а вместо неё воскресла Ева-Тень, первая из Теней, их матка!
  
  - Твою ж... - вырвалось у Беслана сквозь зубы.
  
  - Именно так, - Аделаида усмехнулась. - Но всё ещё хуже, чем пока тебе кажется. Ева-Тень, которая, конечно же, до сих пор жива, естественно, испытывает голод и ей нужно пожирать души, чтобы не умереть. Она охотится, потому как жаждет крови Лилит! Жажду эту не унять, ибо Ева-Тень не может прикоснуться к Адаму, ведь это будет для него фатальным, он либо обратится в Тень, либо погибнет. Её голод и сила пожирания душ огромна, Ева-Тень не способна ту контролировать. Её прикосновения не опасны лишь Теням и Стражам Теней, ну и мне с... - она осеклась. Подняла камешек на берегу и бросила его в реку. - С моим отражением. Но сейчас это несущественно. У тебя есть другие вопросы? - изогнула бровь.
  
  - Как же без них, - кривая усмешка. - Выходит, Ева и Адам по-прежнему любят друг друга и хотят быть вместе, но прикасаться она к нему не может. От этого они оба сходят с ума и жаждут отомстить всем, кто создал преграду между ними. Соединяя это со своими прежними знаниями, делаю вывод, что Адам возглавляет Инквизиторов и те, естественно, находятся в очень тесном и нерушимом союзе с Тенями хотя это, разумеется, не афишируется для широкой публики. Но кому следует, те знают о главных героях пьесы. Вопрос: кто такие Стражи Тени в этом уравнении и как они появились?
  
  - Страж - это сродни болезни, - Аделаида потёрла указательным пальцем переносицу. - Дух Бездны и его дочь Тёмный дух, то бишь Лилит, весьма странные специфические формы жизни. Не возьмусь их классифицировать, не настолько научно подкована, но проще говоря, они некая форма биоэнегрии с псевдоплазматической антиматериальной, у которой в основе есть эктоядерные вещества. Некоторых научных понятий в вашем мире ещё не ввели в оборот, поэтому тебе наверняка сложно представить, о чём я сказала, даже упростив суть, - она чуть приподняла уголки губ. Блёклая звезда упала с чернильного небосвода.
  
  - Да нет, я вполне представил, - Беслан хмыкнул и покачал головой. - Спасибо, что не интересовалась плотно наукой!
  
  - Пожалуйста! - Аделаида коротко рассмеялась, но быстро вновь сделалась крайне серьёзной. - Так вот Дух Бездны и Лилит словно спорами обладают внутри себя. Если ими заразить кого, то при подходящем носителе после вызревания должна получаться копия, клон материнского объекта.
  
  - Мою же м... - Беслан кашлянул. - Подожди, извини, что перебиваю. То есть, если представить Лилит этаким грибом с чёрной шляпкой, то её спора попадает, к примеру, в оленя, прошедшего рядом, и тот мутирует и становится грибом, точно таким же, как Лилит?
  
  - Верно, - Аделаида кивнула. - Однако, есть нюансы. Споры передаются при близком контакте, если того желает Лилит, она словно микро-яйца откладывает в жертву. Либо споры без её воли передаются при половой связи! Но носителей, которые способны пережить вызревание, насколько я знаю, не встречается в природе. Возможно, где-нибудь и когда-нибудь и обнаружатся такие существа, но мне такое не ведомо. Тут интересно иное. Споры - как болезнь для носителя, и большинство заражённых умирают. Малая же часть инфицированных банально не восприимчива к спорам, и те дремлют в них без всяких последствий. Но есть те заражённые, кто начинает мутировать и выживает, хотя в Лилит и не превращается. Иммунитет срабатывает, видоизменяет процесс, и в итоге выходит Страж Тени!
  
  - Иммунитет связан с душой? - Беслан вскинул бровь.
  
  - Да. Редко, когда лишь с телом, - Аделаида вновь посмотрела на небо, на звёзды. - Немногие обладают почти вечными телами, часто оно лишь костюм. Войну проще начать, чем остановить! А жизнь трудней зачать, чем прекратить в общем глобальном масштабе! Вырвавшись на свободу, жизнь уже никто не сможет полностью контролировать, даже её создатели! Она сама расширяется, изменяется, приобретает бесконечную разнообразность. Рождаются смертные, рождаются Боги и порой они меняются местами. Что-то ещё? - Аделаида нежно погладила его по щеке. Пальцы её были тёплые.
  
  - Я душой сын Люцифера, поэтому имею иммунитет к спорам? Но после заражения у меня была возможность и не становиться Стражем, я мог оставить споры дремать?
  
  - Да, родной, - ласковая полуулыбка. - В твоей душе есть энергия от духа твоего отца, поэтому у тебя иммунитет. Ты мог не меняться, если бы не стал убивать. Смерть пробудила споры. Лина тебе не солгала. Ты действительно сам сделал выбор. Она только предоставила тебе возможность исполнить его, заразив и дав немножко магических сил для первого быстрого шага, если решишься. Ты же ещё в тот день постиг, что Лина и есть Лилит, верно? - на её спокойном лице была уверенность.
  
  - Я тогда понял, что она Тёмный дух, но терялся в догадках, кто есть я.
  
  - Ей известно, кто ты. Тебе ещё нет. Но если нам удастся не допустить перемен того, что для меня прошлое, то твоё сердце и душа откроют ещё всю правду, - Аделаида жестом предложила идти дальше.
  
  - Есть ещё один Страж, это женщина. Правильно? - приобняв Аделаиду за талию, он начал ступать вместе с ней шаг в шаг, ощущая поразительное спокойствие.
  
  - Лилит не сразу поняла обо всех своих особенностях. Насколько мне известно, в этом мире, да, есть ещё только один Страж Тени, и да, это женщина. Она духом гораздо взрослей тебя и сейчас сильней. Она потомок по роду Евы, поэтому и пережила заражение. Лилит специально не хотела получить Стража, она искала возможности стать матерью или отцом, получить ребёнка, не свою копию. Ей полюбилась, как она считала, подходящая для зачатия девушка по имени Ахана. Лилит встречалась с ней, заняв тело мужчины, который сам того желал. Зовут его Зоарх и он тебе брат по отцу. Только вот результат вышел иной: вместо ребёнка в девушке развился биоэнергетической формы эмбрион. Он начал, как паразит, лезть к ней в разум, и Ахана повредилась в уме. Лилит применила силу и заблокировала эмбрион, думала, что умертвила и переживала от этого. Разум же Аханы постепенно прояснился, ей стало лучше, и Лилит ушла, чтобы не травмировать. Но эмбрион выжил. Сейчас он во многом как Тёмный дух, и имя ей Дана. Её нет в этом мире. Лина знает о ней. История долгая, со временем ты всё сам узнаешь, - Аделаида загадочно улыбнулась.
  
  - В этом мире есть потомки и других Богов из иных миров? - Беслан напрягся. Из-за полученной информации его больше прежнего стала беспокоить безопасность жизни Ангелины.
  
  - А с чего такая озабоченность? - она игриво щёлкнула его по кончику носа. - Ну я, к примеру, есть. А что?
  
  - Да так, все эти споры, биоформы энергии... голова кругом. Но меня в связи с этим тревожит вот что - не могу ли я как-то заразить Ангелину и с чего же она так вам всем важна?
  
  - А я подумала у тебя иной интерес и ты ищешь ответ с чего так безумно её любишь! - Аделаида звонко и непринуждённо засмеялась.
  
  - Ну да... - Беслан пожал плечами, смущённо замялся. - Любовь не подвластна объяснению. Но судьбу ведь понять можно?
  
  - Ты не губишь Ангелину! - твёрдо сказала Аделаида. - Твоя любовь к ней чиста и несмотря ни на что является светом! Про споры же и энергии не волнуйся, у неё есть защита. Она по роду духа дочь Адама от той самой женщины, в которую вселялась Лилит, когда их застукал в Раю Святой Дух! Ну как тебе? - её губы растянулись в широкой улыбке.
  
  Беслан нервно закашлялся.
  
  - Да-да, именно так, твоя Ангелина тот ещё тихий омут! - Аделаида хихикнула.
  
  - Так, - Беслан слегка изогнул губы уголками вверх, - если такой расклад, то иммунитет есть у тех, кто божественен по происхождению! Не сотворён, а рождён! Выходит, Адам и Ева - дети Творца и Люцифера! Дети не созданные, а рождённые, поэтому у Ангелины есть иммунитет, переданный по отцовской линии от Адама! Верно?
  
  - Совершено так, - Аделаида подмигнула.
  
  - Вот же сучий потрох этот Люцифер! - рыкнул Беслан. - Ангелина же ему родная, а он, мразь, пытается науськать её к самоубийству! Тебе наверняка он лучше известен, скажи, пожалуйста, это что с его стороны? Игра в сложной партии и Ангелине на самом деле ничего не грозит или он реально такой ублюдок, который готов подвести её к смерти?
  
  - Прости, но тебе самому предстоит это выяснить, - Аделаида помрачнела. - Одно подскажу, не бросайся в бой с открытым забралом, не спеши.
  
  - Да-да, спасибо. Разведка прежде всего, - Беслан задумчиво кивнул несколько раз. - Выдержка важна, необходимо бить наверняка. А часто Лилит должна менять тела и почему?
  
  - Интервал различен, на него влияют много разных факторов. В тех, в ком есть иммунитет, ей банально больно становится, и чем дольше сидит в их теле, тем больнее и больнее. С теми, кто лишён иммунитета, у неё присутствует опасность срастись, соединиться с телом носителя и тогда она потеряет свободу менять форму. Пока она в теле без иммунитета, то оно не стареет и чем сильней душа носителя, тем дольше Лилит способна в нём быть без риска спаяться. Чем душа носителя слабей и скорей смириться с ролью куклы, тем быстрей Лилит уйдёт, чтобы не прилипнуть, но покидая тело, она автоматически утягивает с собой его жизненную силу. Та женщина, которая давным-давно когда-то понесла под сердцем Ангелину от Адама, сразу не умерла, оставшись без Лилит, именно потому что забеременела. Ребёнок питал её жизнь до родов.
  
  - Понятно. Поэтому Ангелина хоть чуть, но родная и Лилит, потому та и дала мне шанс бороться за мою любовь.
  
  - Да. Лилит знала, что женщина понесла, но остаться в ней не смогла из-за Святого Духа. Поэтому душу Ангелины лишь немного затронула энергия Лилит, - Аделаида печально вздохнула. - Всего-то Лилит желала ребёнка от любимого мужчины, а в итоге мир получил бесконечную войну и пир смерти.
  
  - Несправедливо, - Беслан скрипнул зубами. - А как же Вера? Дочь Лины! Значит, у Лилит всё же получилось, ей удалось преодолеть смерть и преграды Творца и Святого Духа! Или Вера не...
  
  - Её она дочь, её, - нежно улыбнувшись, Аделаида похлопала его по руке. - Не нервничай, папаша, о других детях, тревожься о своих. Абсурдное ты зло, родной, - она усмехнулась. - Долго искала Лилит лазейку, как забеременеть без Адама и Творца... оказалось, нужна для магического действа кровь потомка Евы, но добровольно данная и светом Творца наполненная. Таким донором стала Милена, бывшая архангелом и потомком Аханы! Вот так наши тени грехов вдруг бывает и несут нам же свет!
  
  - Понимаю, - Беслан вынул ладонь из её руки и потёр лицо. - М-да уж... Ангелина этого и боится, что наш ребёнок своим светом будет разгонять тени наших грехов, но для этого нашей девочке придётся вспыхнуть солнцем и гореть, пройти через Ад. Как той же Милене, насколько знаю, так просто архангелами не становятся.
  
  - Если живёшь, а не существуешь, нельзя убежать от боли. Важно иное, - Аделаида остановилась у старой, корявой берёзы, у корней которой высился муравейник, - как живёшь, что подаришь тем, кого любишь. Что ты заложишь в них как стержень, который удержит их душу от слома при бурных ветрах и трескучих холодах, и изнуряющих зноях! Сможет ли твой дар при самых тяжких испытаниях болью отзываться в них радостью и заживлять тем раны души и сердца, словно целебный бальзам! Если ты действительно любишь, то ничто не страшно твоему ребёнку, он выстоит и будет жить, неся жизнь и не жалея, что рядом всегда смерть и боль.
  
  - Значит, Ангелине и мне нечего бояться, наша дочь уже солнце! - Беслан осторожно, словно остерегаясь, что Аделаида растает дымкой, мягко провёл кончиками пальцев ей по щеке. Чуть склонил голову набок, отчего густая чёлка упала ему на глаза.
  
  - Любовь творит чудеса, - она коснулась горячей ладонью его лица, - не забывай об этом. Ещё тебе следует знать, что Дух Бездны возглавляет Конгломерат оборотней, но лично я хоть и состою в нём, всегда действую по собственной воле. Святой Дух стоит за Лигой вампиров, на неё работает Альфа, она же Лиана, бывшая невеста Алекса, тебе и Ангелине она не враг. Особо учти, что Дух Бездны способен воплощаться в любых животных, как входя в них, так и принимая их обличие. Также может овладевать опасными безумцами. Святой Дух же воплощается в любых явлениях природы, а также в безобидных сумасшедших. Теперь тебе пора идти...
  
  - Подожди, - он взял её за руки, почувствовав страх навсегда потерять тепло в сердце, если разлучиться сейчас с ней. Беслан жадно посмотрел Аделаиде в глаза, силясь понять, почему они холодны, словно могила. - Через такие воплощения Дух Бездны и Святой Дух ведут свою игру с жизнью и смертью и меняют судьбы многих участников их партии. Это ясно. Чего стоит хотя бы тот момент, когда в дом Лины меня фактически привела кошка Веры, - он криво, с горечью ухмыльнулся. - Но какова их цель? Они, получается, воюют друг с другом, но что будет, когда победит один из них?
  
  - Я не знаю, - с печальной полуулыбкой Аделаида покачала головой.
  
  - Дух Бездны заперт в омуте Вечности, если освободится, что будет?
  
  - Конец света, - спокойно ответила она. - Только для каждого живущего в мире он свой, этот конец. И, быть может, кому-то есть начало. Это вопрос веры.
  
  - Понимаю... - Беслан вздохнул и крепче сжал её ладони.
  
  - Нет. Но ещё поймёшь, - в её глазах мелькнуло сочувствие.
  
  - Не хочу тебя отпус...
  
  Он недоговорил, потому как Аделаида резко развернула его и толкнула себе за спину. В нескольких метрах от берёзы взвился чёрно-красный вихрь перехода. Из него вышел средних лет мужчина в сопровождении молодой девушки, которая была младше своего спутника лет на десять-пятнадцать. Её рыжие, словно лисий хвост волосы были собраны в высокую причёску, но несколько прядей, завиваясь, вольно касались хрупких плеч, облачённых в белоснежную блузку. Кулон в виде трёх сплетённых змей падал в глубокое декольте, демонстрировавшее аккуратные округлости груди, а короткая юбка в ало-чёрную клетку позволяла рассмотреть ноги девушки, стройность которых подчёркивали лакированные сапоги до колен. Беслан метнул злой взор на грузного мужчину. Лицо того, круглое точно мяч, украшали эспаньолка с широкими бакенбардами. В руках он держал трость и был одет в светлый костюм. В глазах заревом сияла надменность.
  
  Узнав в визитёрах Ахану и Бирна, Беслан глухо зарычал, наполняясь ненавистью.
  
  "Сейчас вы заплатите за то, что принудили моего Ангела стать убийцей"
  
  - Какая неожиданно приятная встреча! Рассчитывала на одного зайчика, а получила двух! - слащаво произнесла Ахана и начала игриво накручивать на указательный палец прядь волос.
  
  - Ротик шире разевай, твой ухажёр за трёх свинок сойдёт, а запихнуть в тебя его я помогу! Наешься досыта, не то, что с костлявых зайцев, лисичка! - ещё медовей парировала Аделаида.
  
  - Дамы, давайте без оскорблений и горячности в действиях! Применим деловой подход! - с хмурым выражением лица забеспокоился Бирн. - К чему нам ссориться? Возможно, наши интересы общие!
  
  - Мой интерес, чтобы ты окочурился, демон, совратитель душ! - сквозь зубы процедил Беслан. Он сделал шаг вперёд, но Аделаида, выставив руку вбок, не пустила его.
  
  - Это мои переговоры, - жёстко заявила она. - Ты иди не туда, куда всегда хочешь, а туда, куда должен. А я тут сама дослушаю их щедрое предложение! - её руки окутали тихо потрескивающие молнии.
  
  - Так вот какая паршивая зверюшка нам жизнь-то портит! - зло воскликнула Ахана и её кисти окутало пламя. В зелёных глазах зажёгся огонь ненависти. - Наших людей убивает, планы обгаживает и в тени всегда прячется. Сейчас я с тебя шкуру-то сниму, рассмотрю, что ты за зубастый таракан такой!
  
  - Аккуратно, - Бирн приподнял руки, растопырив пальцы, между которыми сформировались энергошары. - С её душой нечто не так. Она мертва, но жива. Её нет, но она есть. Она человек, но она зверь. И такой, о котором я не ведаю, а мне открыты все сущие в мире духи!
  
  - Так сейчас рассмотришь потроха новой... - огрызнулась Ахана и решительно двинулась к Аделаиде.
  
  - Я тебя не оставлю, - бескомпромиссно заявил ей Беслан и сделал шаг назад, готовясь подпрыгнуть и из-за её спины швырнуть в недругов пульсары.
  
  "Убирайся! Живо уходи!" - неожиданно прозвучал у него в голове гневный голос Аделаиды. Сама же она на врагов разъярённо оглушительно зарычала со змеиным присвистом.
  
  Мороз лавиной понёсся под кожей у Беслана. Он решил, что эту женщину лучше слушаться без излишних препирательств, даже если она неправа. Открыв воронку перехода, отступил в неё.
  
  - Ахана! - испуганно вскрикнул Бирн.
  
  Сверкнули всполохи молний и огненных разрядов. Сгустилась темнота, но через миг она рассеялась, и Беслан вышел в просторную спальню, утонувшую в полумраке с едва ощутимым ароматом жасмина и каплей лотоса. Ближе к окну стояла широкая кровать, на которой лежала Полина и отсутствующим взглядом смотрела в потолок. Её глаза были красные, а под ними расплылись дымчатые лужи кругов. Заметив у двери Беслана, она быстро села и поджала колени к груди, из-за чего шёлковый цвета карамели короткий халат сполз с её правого бедра. Стала видна кромка алых кружевных трусиков.
  
  - Ты вернулся?.. - не сводя с Беслана взгляда, Полина нервным движением стёрла ладонью со щёк слёзы.
  
  - Разве я мог бы бросить тебя, как старую вещь?.. - с хрипотой в голосе спросил он и, подойдя к кровати, присев рядом. Взял одеяло за край и прикрыл наготу учащённо задышавшей Полины, пахнущей печёнными с мёдом яблоками. - Ты не чужая мне. Так странно случилось, что ты родилась не моей сестрой, а должна была бы. Я виноват перед тобой. Если сможешь, прости. Не сможешь, терпи. Я не оставлю тебя и нашего ребёнка, - он протянул руку к её рту, подставляя запястье. - Кусай и пей сколько нужно.
  
  - Но ты, - дрожа, Полина сглотнула и робко коснулась прохладными пальцами его пальцев на протянутой руке, - остаёшься с Ангелиной, любишь её, а меня жалеешь. Не нужно, - она оттолкнула его руку. - Уходи! - на её глаза навернулись новые слёзы, но за ними вскипела хищная ярость.
  
  - Не вынуждай меня заставить тебя спасать нашего ребёнка, - в зрачках Беслана полыхнул огонь. - Или ты искренне желаешь погубить с ним те светлые чувства, которые его породили?
  
  - Ты Дьявол! - выплюнула Полина, точно змея яд и, схватив его руку, жадно впилась в ту клыками.
  
  Беслан на миг сморщился и криво улыбнулся. Пробежался взглядом по спальне. Та была обклеена светло-зелёными обоями с белоснежной строчкой посередине. В углу у окна стояло светлое кресло, а над ним находилась полка. На той высился небольшой миниатюрный фонтанчик в окружении фарфоровых статуэток. Напротив окна вдоль стены протянулся огромный, молочного цвета шкаф, посередине которого было зеркало. На прикроватной тумбе горел ночник, рядом с ним стоял флакон с духами, несколько пузырьков лаков для ногтей, помада и полупустая кружка липового чая.
  
  Беслан вновь посмотрел на Полину. Чем дольше она пила, тем явственнее мертвецкая бледность испарялась с её лица, а щёки покрывались румянцем. Его сердце сковала грусть. Ему было жалко и горько, что она внутри страдает, а он ничего не может с этим поделать.
  
  Отпустив кисть Беслана, Полина отвернулась и облизала губы. Но это действие не ускользнуло от его внимательного взгляда. Усмехнувшись, потёр руку, на которой в считанные секунды затянулись следы от укуса.
  
   - Глупо сейчас стесняться того, кем ты являешься, - мягко.
  
  - Пускай. Только я не хочу, чтобы ты видел меня зверем, - Полина уткнула лоб в колени. Свет от ночника сильнее запутался в её рыжих волосах, собранных в высокую причёску. - Скажи, как мне следует дать тебе знать, когда снова потребуется твоя помощь?
  
  - Просто подумай об этом, хищный цыплёнок, - Беслан с нежностью погладил её по голове. В этот момент с его пальцев кроваво-смоляные туманные змейки проникли в Полину, а затем стремительно вернулись к нему в лоб.
  
  - Что ты сделал? - она вскинула на него нервный взгляд. Но на этом порыв жизни почти сразу сменился апатией. - Хотя неважно. Иди, ты наверняка спешишь к ней, - опустила глаза.
  
  - Ты ведь тогда соврала, что позаботилась о контрацепции, - его голос был тёплый. - Мне хочется услышать от тебя, почему так поступила? - вскинул бровь.
  
  - Шанс забеременеть был небольшой, но был. А желание выпить твоей крови являлось огромным, ты бы человеком не пережил тогда... - Полина поджала губы. Вздохнула. - Я думала, что сорвусь и убью тебя во время близости, но боролась за нашу любовь до конца. Надеялась сохранить тебя в себе. Не получись забеременеть и потеряв тебя, убила бы себя.
  
  - Правильно сделала, - он кивнул. - Всегда помни, моя любовь не была ложью, она лишь оказалось иной, чем твоя ко мне. Я просто не твоя судьба, а ты не моя. Зато ребёнок сохранит наше тепло друг к другу. Я рад, что так вышло! - он тронул её пальцы, крепко сжавшие край одеяла.
  
  - Почему не я твоя? Почему она? Кто ты? - голос Полины завибрировал. Он начал срываться не то во вскрик, не то во всхлип.
  
  - Я Страж Тени. Что, как и почему расскажу чуть позже. Как только ответишь ещё на несколько моих вопросов, - он нахмурился, сдерживая в себе желание её обнять, прогнать боль и холод из зелёных глаз.
  
  "Выбор всегда один, единая тропа на развилке. Шагать по двум одновременно для тех, кто отказывается от души. Не моя цена. Я забираю души"
  
  - Спрашивай, - Полина вяло пожала плечами и положила подбородок на колени.
  
  - Выходит, Леон и Наинго - твои истинные родители. Ты не очень законный ребёнок по правилам тайного мира. Как Леон смог обойти своё бесплодие? Не думаю, что для него Князь договорился с Творцом об исключении из правил в обмен на способность зачать одному из Охотников, - Беслан прищурился.
  
  - У тебя такой взгляд, словно ты и так знаешь ответ! - оживившись, Полина распрямилась и фыркнула. - Что, проверку какую-то мне устраиваешь?
  
  - Не угадала, - с повеселевшим видом он покачал головой. - Всего-то хочу проверить одну догадку.
  
  - Врезать бы тебе! - она насупилась. - Но ты теперь сильней, а мне нужно беречь ребёнка.
  
  - Уколола, - погрустнев, Беслан криво улыбнулся. - Что, прямо не назовёшь чудовищем, недостойным быть отцом?
  
  - Ой, ну всё, - отмахнувшись, проворчала она. - Говори свою догадку!
  
  - Ладно... - он хмыкнул. - Кровь архангела по имени Милена?
  
  - Кто тебе сказал? - Полина сдвинула тонкие брови к переносице. Стала похожа на промокшую до нитки и оттого хмурую лисицу.
  
  - Судьба! - Беслан подмигнул. - Не бойся, не враг же я. На вашей стороне. Не выдам её и вашу тайну по-настоящему злым дядям и тётям. Ну а если те сами узнают, то вас помогу защищать Аделаиде. Мы с ней друзья!
  
  - Боюсь для Милены уже поздно, - грустно сказала Полина. Поникла. - Она давно не появляется. Вместо неё иногда приходит серафим Лейли. Оберегает нас, но про Милену велела не вспоминать. Наверное, её покарал Свет за помощь нам. Но почему нас не тронула сама Лейли?..
  
  - Не карали, - Беслан взял её за руку. - Насколько знаю, более десяти лет назад Милена участвовала в жестокой битве против сильных демонов. После сражения её судьба неизвестна.
  
  - А ты можешь её найти? Узнать, где она и как? Я ей обязана тем, что живу! - в её глазах заблестели слёзы.
  
  - Всё сложно, - он тяжело вздохнул. - При возможности узнаю. Ты верь, что Милена жива и где-то прячется. Она оказалась замешана в очень серьёзных разборках. Как и мы, - горькая полуулыбка. - Так ты исполнявших роль твоих родителей, любишь или...
  
  - Не говори ерунду! - рыкнула она, но ладонь из его руки не отдёрнула. - У меня две матери и двое отцов! Ясно?
  
  - Ну да...
  
  - Все четверо, не задумываясь, умрут за меня! У нас выхода иного не было. Не могла я жить только с Леоном и Наинго. Они невольно пересекаются со всякими существами из тайного мира. Ни к чему лишние вопросы. Спать со смертной женщиной посланнику Тьмы руководством, скрипя клыками, ещё позволено. А вот ребёнок - это конец! Поэтому я и живу с приёмными. Они знают, кто я и что. Отцу обязаны были жизнью и согласились играть родителей, но сами меня искренне полюбили! А мама и папа временами ко мне приезжали, чтобы на охоту выводить и хоть немного вместе побыть, когда более-менее безопасно. Так что не надо...
  
  - Да понял я, понял, - он тихо засмеялся. - Селёдки в клубничном варенье не хочешь?
  
  - Что? - Полина округлила глаза и тут же сердито проворчала: - Сказала бы я тебе, чего хочу...
  
  - Прости, - тихо, виновато и с нежностью сказал Беслан, смотря в её обуянные страстью глаза. - Я хочу вам помочь чем могу. Леон знает, что если часто и много поить его кровью Наинго, то та почти не будет стариться, а вот выносливости и физической силы у неё прибавиться?
  
  - Да. Спасибо, - она опустила взгляд.
  
  - А кольцо у Наинго... - задумчиво. - От него веет магией. Что это? - приподнял бровь.
  
  - С его помощью вызывалась Милена, а теперь приходит Лейли, - Полина строго посмотрела на него. - Хватит меня хитро допрашивать. Пора тебе самому рассказать мне что происходит!
  
  "Крупные фигуры большой игры Тьмы и Света. Но краски их серы. Милена мне родственница и, несмотря на то что она свет, выходит, помогает тьме. Только сама тьма сияет светом, если на неё падает тень. Тень любви? И тогда круг жизни и смерти замыкается. Что же получается? Милена, словно агент тьмы в свете, а я агент света во тьме? Как-нибудь позже разберусь. Всему своё время"
  
  Он кивнул.
  
   - Слушай, но не кусайся! - улыбнулся.
  
  Полина скорчила кислую гримасу и чуть показала ему язык.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"