Канавиня Нина Игоревна: другие произведения.

Тени Грехов. Часть I I. Перекрёсток равнозначных дорог. Глава 10. Кривые зеркала

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  
  Глава 10. Кривые зеркала
  
  И я не буду в проигрыше, нет, -
  Лишь помышляя о твоём покое,
  Всё, что я сделаю себе во вред,
  Раз нужно для тебя, нужней мне вдвое.
  
  Отрывок из сонета Шекспира номер 88.
  Перевод: М. Чайковского.
  
  Смотря на мужской силуэт, постепенно растворяющийся в сумраке вечера, Авелин отчаянно подавляла в себе желание броситься за ним следом. Взять его за руку, услышать его мягкий и в то же время твёрдый голос, западающий глубоко в её душу, способный вызвать волны тепла и мурашек по всему телу.
  
  Авелин вдруг ощутила себя котёнком, временно оставленным хозяином в приюте, где светло и уютно, но одиноко и страшно. Котёнком, который жалобно зовёт хозяина, но тот, не слыша его мольбы, уходит, унося с собой всё богатство жизни. Ведь хозяин для него целый родной мир.
  
  По венам растеклось подавляющее чувство кислой разлуки, словно пропавшее вино из опрокинутого бокала. Грусть лёгкой шалью укрыла плечи Авелин. Дни, проведённые рядом с Раданом, казались ей мимолётными мгновениями, а часы расставания - вечностью, разъедающей душу и сердце, как ржавчина поражает металл. В такие моменты она начинала задыхаться, словно без Радана не было на планете воздуха, словно он был для неё самим кислородом. Но чувство покоя и тихого семейного счастья уже жило внутри неё, давая силы бороться и верить, что она сумеет преодолеть все невзгоды и проблемы, выпавшие на её пути, ведь Радан будет рядом. Не отпустит. Не уйдёт. А она совсем скоро, через пару часов, как котёнок, неизмеримо соскучившейся по своему хозяину, сбежит из приюта и примчится к его дому, запрыгнет на сильные, способные защитить её от любых напастей руки и начнёт ластиться, желая получить капельку нежности. Его неповторимого тепла, дарящего ей смысл жить. И она обязательно получит желаемое.
  
  - Расскажешь, как?.. - услышав за спиной тихий слегка удивлённый голос Леона, Авелин отвернулась от уезжающего домой Радана и повернулась лицом к говорящему. - Как тебе удалось убедить столь эгоистичного типа разрешить встретиться со мной? - в карих глазах зажглось любопытство с налётом плохо скрываемой неприязни, но они не могли скрыть тревогу и боль.
  
  - Во-первых, - начала Авелин, обняв себя за талию, - я его не уговаривала. Он сам принял это решение. Доверяет мне и знает, ты не причинишь мне вреда. Во-вторых, - холодно продолжила она, - он не такой, каким ты его считаешь. Я лучше знаю Радана. Поэтому, прошу, выбирай выражения, когда говоришь о нём в моём присутствии, - прямой и уверенный взгляд.
  
  - Хорошо, - неохотно и напряжённо протянул Леон, явно не желая продолжать эту тему. - Постоим тут или?.. - он жестом указал на дорогу, ведущую в парк.
  
  Скользнув взглядом по бордово-жёлтым макушкам деревьев, над которыми начинали сгущаться свинцовые тучи, Авелин равнодушно пожала плечами и пошла вперёд. Леон последовал за ней. Сильный порыв ветра, грозящего в скором времени принести грозу, ударил Авелин в лицо и разметал в стороны её волосы. Пригладив их ладонью, она опустила руки в карманы тёмного плаща.
  
  - Я уезжаю, - нарушая затянувшееся молчание, хрипло произнёс Леон. - Сегодня. Один. Без Велии. Мы решили с ней расстаться, потому что чувства безвозвратно погасли. Она тоже в скором времени покинет Англию.
  
  - Мне жаль, - с сочувствием тветила Авелин. - Я в последнее время замечала, что вы стали отдаляться друг от друга, но... - посчитав, что лезет не в своё дело, она решила сменить направление разговора. - Куда ты отправишься? Что будешь делать?
  
  - Наверное, мерить шагами мир, пока не найду место, где захочу остановиться. Может, и не навсегда, но на более длительный отрезок времени, чем просто отдышаться и вновь отправиться в путь.
  
  - Надеюсь, - мягко, - ты вскоре найдёшь это место и обретёшь долгожданный покой, - искренне пожелала Авелин.
  
  Они свернули на тропинку, устланную опавшими листьями. Прошли мимо мужчины преклонных лет, который играл с овчаркой, кидая ей палку. Авелин опустила глаза, не смея взглянуть на рядом идущего Леона. Свежий воздух кружил голову, унося мысли куда-то вдаль и вызывая рой воспоминаний о том, как точно в такую же погоду она уверенной походкой шла прощаться с прошлой жизнью. Шла мстить, а после глубокой и непроглядной ночью, теряя себя, растворяясь в отчаянье, тьме и ощущая соль на губах, познакомилась с Раданом. С мужчиной, сумевшим оживить её и заставить поверить в себя, в новую жизнь. С мужчиной, который своей заботой и лаской затупил нож боли, резавший её сердце с момента утраты дочери.
  
  "Как странно, - подумала Авелин. - Если бы мою дочь не убили, я бы, скорее всего, никогда не встретила Радана. Не познала бы грубую ласку и ласковую грубость его рук, остроту клыков, вкус поцелуев... Не узнала бы, что такое быть нужной... Обмен жизней. Справедливо и несправедливо одновременно. Они - Айми и Радан - всё для меня... Потеряв дочь, я обрела любимого мужчину. Удивительно, но стоит лишь что-то потерять, как непременно обретаешь нечто новое. Пусть не в ту же минуту, не сразу это понимая. Но... Что я обрету, если вдруг потеряю Радана? - Авелин покачала головой, отгоняя мрачные мысли прочь. - Боль? Пустоту? Выжженные сердце и душу, что вернутся мне от Князя? Таков "справедливый" размен за любовь и нежность? О, Господи... Нет, не хочу об этом думать! Нельзя! -она нервно провела ладонью по щеке. - Я сделаю всё, но не лишусь Радана! Ни сейчас, ни в любой другой момент. Никогда. Ни за что. Я найду способ подавить Огниана. Отыщу против него лекарство или яд, неважно! Но добуду... Соберись, Авелин, соберись! - уговаривала она себя. - Ты здесь сейчас не для рассуждений, а для прощания. А Радан... - нежная улыбка коснулась её губ. - Он ждёт, - будто вкушая сладкий плод. - Он ждёт в нашем доме... О, Господи, как же я счастлива! Я чувствую себя птицей, которую несколько лет держали за решёткой. Но вот появился добрый человек, который открыл клетку и выпустил её на волю. И теперь она, не веря в своё счастье, расправив ослабевшие крылья, летит над огнями ночного города, вдыхая воздух свободы. Радан, спасибо... С тобой я становлюсь сильнее".
  
  - Я встретилась с тобой, - набравшись смелости, заговорила Авелин, - чтобы сказать тебе спасибо за всё то добро, что ты мне подарил.
  
  - Не стоит, - отмахнулся Леон и тяжело вздохнул. - Я это делал потому...
  
  - Стоит, - прерывая, непоколебимо. Не удержавшись, Авелин улыбнулась про себя, осознав, что благодаря Радану она стала решительнее. Не боялась произносить слова. Не пугалась говорить то, что думает и чувствует. - Спасибо тебе за то, что ты всегда был рядом, особенно когда Радан уезжал. Спасибо, что ты заботился обо мне, оберегал и защищал. Спасибо за поддержку и понимание. Я ценю всё это и никогда не забуду, но нам пора расстаться. Наши дороги расходятся. Надеюсь, и ты сохранишь в памяти только самое светлое, что было между нами за время нашего знакомства.
  
  - Авелин... - Леон схватил её под локоть, призывая остановиться.
  
  - Отпусти, - резко, едва сдерживая шипение. - Не порть прощание.
  
  Леон, заскрежетав зубами, послушано разжал пальцы.
  
  - Ты ведь не поедешь со мной? - спустя небольшую паузу риторически поинтересовался он, на что Авелин покачала головой. - Понимаю, - горько, с привкусом тихой злости. - Мне переубеждать тебя нет смысла. Тогда позволь в последний раз мне предостеречь тебя: рядом с Раданом, как и прежде, всегда будет стоять Огниан, а это значит, что будут новые реки крови, убийства и смерти. Тьма уже во всей красе показала тебе свой облик, но в будущем она щедро одарит тебя возможностью познать её сущность. Ты готова?.. - он приподнял руки, чтобы сжать Авелин за плечи, но в следующий миг опустил их. - Скажи, ты готова отдать ей свою жизнь? - шёпотом.
  
  - Ради Радана - да! - сдержанно, но уверенно, с благородством, окрылившим сердце. - И меня это нисколько не пугает. Я осознанно сделала этот выбор.
  
  Леон покачал головой и возобновил шаг.
  
  - Я очень надеюсь, что тебя минует участь его бывших возлюбленных, которые, насколько я знаю, умирали после того, как в их судьбах появлялся Огниан.
  
  - В этом можешь не сомневаться, - поймав на себе вопросительный взгляд, Авелин заправила выбившую прядь волос за ухо и посмотрела вперёд, в самый конец небольшой аллеи, напоминавшей ей сейчас тоннель, в конце которого света не было. На улице становилось всё прохладнее и темнее. Ночь с грозой приближались. Но Авелин точно знала: где-то там, за тучами, укрывшими небосвод, сияет солнце. Стоит только подождать, и оно обязательно выглянет, освещая путь. - Я в это верю. А также верю в Радана и в наше с ним счастье.
  
  - Одной только веры бывает недостаточно, - нервно ухмыльнувшись, едко подметил Леон.
  
  - Ошибаешься, - возразила Авелин. - Волшебство, да и самые необъяснимые, маленькие и большие, одним словом, разные чудеса происходят лишь там, где в них верят. И чем больше мы в них верим, тем чаще они с нами случаются, - воодушевлённо, с улыбкой на губах.
  
  - Это всё сказки...
  
  - Нет, - Авелин замотала головой. - Это правда. Поверь во что-нибудь всем своим существом и тогда ты убедишься - сказки сходят со страниц книг и начинают жить в твоей жизни.
  
  - Авелин, - скептично произнёс Леон, - я реалист.
  
  - Что же, - печально, - это твой путь.
  
  - Мой... - Леон внезапно остановился. На его лице отразилось замешательство. - Я должен тебе кое-что рассказать, - нетвёрдым голосом сказал он, будто сомневаясь в правильности своего решения. - И это, скорее всего, омрачит твою сказку.
  
  - Не томи. Говори, - Авелин охватило чувство надвигающейся беды.
  
  Леон предложил присесть на рядом находящуюся скамейку. Авелин, чтобы быстрее всё узнать, послушно, без возражений выполнила его пожелание.
  
  - Когда я ждал тебя в парке, - скрестив пальцы рук, он упёрся локтями в свои угловатые колени, - я бесцельно гулял по его окраине, пока не заметил стоящую на мосту девушку, - он немного помолчал. - Это была Милена.
  
  - Милена? - нахмурившись, одними губами переспросила Авелин. - Я знаю, что она вернулась. Внешность её осталась прежней, такой же, как у... Виолетты, - ломко. - Девушки, которую когда-то, - порывистый вдох, - любил Радан. Он мне говорил, что сначала Милена ничего не помнила о себе: она пришла в себя под обломками торгового центра. Не знала ни места, откуда была родом, ни своих друзей или знакомых, ни даже своего имени. Но когда она повстречалась с Раданом, она всё вспомнила, кроме одного... Причины, по которой её вернули на землю, да ещё и в таком обличии... Он пару дней назад виделся с ней. И тогда... что-то произошло. Появился Огниан и... Леон, - Авелин кинула на него тревожный взгляд, - что она тебе сказала?
  
  - Ничего особенного, - он пожал плечами. - Она была сама себе на уме. Не такая, как в зазеркалье. Немногословная, чужая. Кинула лишь пару фраз о том, что... Авелин, - Леон выпрямился. - Милена знает причину своего возвращения. Она сказала, что вернулась ради того, кто любит её и кого любит она. Ради того, кто решил пожертвовать собой и их чувствами ради искупления вины - вины, платить за которую не должен.
  
  - И кто этот кто-то? - затаив дыхание. - Она назвала его имя?
  
  - Нет, Авелин, - откинувшись на спинку скамейки, Леон закинул ногу на ногу. - Наш разговор продлился не больше минуты, она ушла.
  
  - И ты её не остановил? - с негодованием. - Почему, Леон? Почему ты не выяснил, кто этот таинственный мужчина? Ведь узнай мы об этом, мы бы знали, как нам стоит действовать, чтобы она наконец оставила нас в покое и навсегда исчезла из нашей жизни!
  
  - Авелин, - Леон сжал пальцами свой подбородок, - я предполагаю, что этот мужчина или Радан, или Огниан, ибо...
  
  - Радан не любит Милену! - прошипела Авелин и резко поднялась.
  
  Пройдя немного вперёд, она встала рядом с большим кустом, недалеко от которого находилась клумба с увядающими астрами. Сотни мыслей обрушились на сознание Авелин. Злость затопила её разум подобно мощной приливной волне.
  
  - Я знаю и чувствую это! Иначе бы он... - она замолчала. Замерла, испугавшись охватившего её желания. Оно показалось ей безумным, ужасным, но в то же время сладким как мёд. - Из-за неё появился Огниан. Как полгода назад, так и сейчас, - взяв себя в руки, шёпотом стала рассуждать Авелин. - Радану безразлична Милена, а вот Огниану... Узнать бы, что именно позавчера произошло при их встрече. Хотя... Неважно. Это уже не имеет никакого значения. Я не отдам этой... - рычание. - Он мой, только мой, а я его... - улыбка тронула её губы. - Милена не получит Радана, - размеренно и спокойно, - а значит, и Огниана. Ни одного из них. Ведь, в противном случае, может произойти нечто схожее, как в ситуации с Виолеттой. А это... Нет, не хочу этого! - Авелин тряхнула головой. - Огниан мне не нужен, но Радан... Как подружить Радана с Огнианом, я придумаю после, а сейчас мне необходимо разрушить новый камень в фундаменте их вражды, пока он ещё не стал с ним монолитным. Но надо это сделать так, чтобы Огниан не смог винить Радана в том, что... - пауза. Смежив веки, она лихорадочно потёрла виски. Мысли молниеносно сменяли друг друга. - Несчастный случай? - широко распахнув глаза, Авелин произнесла вслух одну из страшных идей. - Почему бы и нет? - она выпрямилась и с гордостью посмотрела на небо, чувствуя прилив сил.
  
  - Авелин, о чём ты говоришь? - встревоженно спросил Леон и встал. - Что ты задумала? Только не говори, что...
  
  - Скажи, - не слушая его, она покрутила на пальце кольцо, - в какую сторону ушла Милена? - развернувшись, она окинула Леона взглядом. - В сторону пансионата? Это было примерно полчаса назад?
  
  - Да, но...
  
  - Значит, она вернулась туда, - задумчиво. - Ждёт чего-то, не спешит уезжать.
  
  - Авелин! - вскрикнул он. - Во-первых, с чего ей жить в этом пансионате, ведь он для слепых, а она...
  
  - Леон, извини, но мне пора, - чётко произнесла Авелин, поняв, что нельзя тянуть время. Уже вечер. Радан дал ей свободу ровно на два часа. Значит, требуется постараться в них уложиться.
  
  - Не сходи с ума! Одумайся! - в карих глазах отразились растерянность и лёгкая ярость. - Да пойми ты, что...
  
  - Леон, - студёно, - прости, но тебя это не касается.
  
  Авелин подошла к нему.
  
  - Я встретилась с тобой, чтобы сказать большое спасибо за всё. Я это сделала. Позволь мне теперь дальше решать, как поступать.
  
  - Авелин... - он протянул руку, чтобы ладонью коснуться её щеки, но она отпрянула.
  
  - Прощай.
  
  - Я обещал Радану привезти тебя домой.
  
  - Ты знаешь, что Огниан на меня не нападёт, - Авелин чуть склонила голову вбок. - По крайне мере сегодня. Сейчас. Поэтому не стоит волноваться, - коснувшись шёлкового платка на шее, поправляя его, она случайно задела небольшую рану от укуса. Лёгкая боль вызвала на её лице не искажение мучения, а мягкую улыбку. Впервые в жизни она почувствовала себя цельной, а не разбитой на мелкие осколки. Сильной, но не из-за надвигающейся ночи, а из-за мужчины - из-за Радана и той уверенности, что он вселял в неё. - Я скажу Радану, что ты довёз меня до дома.
  
  - Да дело не в этом! - Леон всплеснул руками.
  
  - Прощай, Леон, - шаг назад. - Прощай... - обойдя его, Авелин ступила на тропу, чувствуя себя так, словно та вела не из аллеи, а в новую жизнь, где горестям и бедам не было места.
  
  - Ты слепа любовью, как когда-то я слеп ею был, - услышала она за своей спиной печальный голос Леона, оставшегося стоять на месте. - Но надеюсь, тебе, в отличие от меня, повезёт, - едва слышно добавил он.
  
  Авелин улыбнулась.
  
  Спустя полчаса она оказалась пред калиткой, за которой находилось в окружении небольшого сада четырехэтажное здание. Втянув носом воздух, ища в нём свежий запах Милены, Авелин скользнула взглядом по светящимся окнам и огляделась. Убедившись в том, что поблизости никого нет и никто за ней не наблюдает, она поспешила внутрь пансионата. Очутившись в коридоре, она, будто крадущийся вор, на носочках подошла к дежурному посту, надеясь, что в данный момент на нём не будет медсестры или врача. Удача была на её стороне. Уголки губ Авелин приподнялись. Подбежав к столу, она стала судорожно искать записи, в которых была бы информация о том, в какой палате проживает Милена. Потратив на это чуть меньше минуты, она узнала что хотела.
  
  - Сорок первая, - прошептала Авелин и направилась к лестнице.
  
  Ступая по ступенькам, она прислушивалась, нет ли кого-то поблизости. Радовалась, что всё складывается наилучшим образом. Между вторым и третьим этажами она столкнулась со стариком, который, едва шевеля ногами, выходил из палаты. Встав к нему вплотную, Авелин заглянула ему в глаза.
  
  - Ты меня не видел, - уверенно произнесла она, применяя гипноз. Старик кивнул.
  
  Поднявшись на четвёртый этаж, Авелин подошла к нужной двери, которая была слегка приоткрыта. Чуть помедлив, поцеловала кольцо на безымянном пальце и как можно тише вошла внутрь палаты. Она сразу увидела Милену. Сидя за столом, та в солнцезащитных очках пила из кружки. Авелин догадалась, что это был чай с лимоном: его насыщенный аромат плыл по комнате. Авелин поджала губы, смотря на Милену, слушающую новости по радио. Если раньше ей было немного жаль её, то теперь песчинки жалости снёс ветер ненависти.
  
  Стараясь не выдать своего присутствия, Авелин на носочках по ковру тихо подошла к приоткрытому окну. Дотронувшись до рамы, она распахнула его шире. Скрип тут же нарушил тишину.
  
  - Я новая медсестра, - быстро сказала Авелин, гнусавя, стараясь изменить голос. - Прошу прощения, что потревожила... - заметив на губах Милены улыбку, больше похожую на усмешку, она запнулась. - Подойдите, пожалуйста, сюда, - уверенно сказала Авелин. Но в душе она опасалась, что Милена спросит её: "Зачем? Что вам нужно?" Ведь из-за отсутствия времени она не успела придумать какие-то правдоподобные ответы. Авелин знала, гипноз на слепую не подействует. Значит, если со стороны Милены пойдёт расспрос, придётся применять силу. И кто знает, возможно, девушка успеет крикнуть. Поднять шум. Привлечь внимание санитаров, и тогда жертв станет больше. А Авелин искренне этого не хотела.
  
  Поджала губы. Секунда - и она взяла Милену за руку. На её счастье, та не стала сопротивляться или задавать вопросы и послушно последовала за ней. Авелин подвела её к окну, находясь за спиной. Быстро посмотрев через её плечо во внутренний двор, убедилась, что там никого нет.
  
  - Прости, но он для меня важнее, - на одном дыхании прошептала она и, резко подняв девушку на руки, хотела было её незамедлительно выкинуть в окно, как, не успев ничего сообразить, оказалась сама отброшенной в противоположную сторону комнаты. Ударившись затылком о стену, Авелин упала на колени. Не успев поднять головы и сфокусировать зрение, почувствовала, как в следующий миг ей заломили руки за спину. Она не понимала того, что происходит, но знала точно: что бы ни случилось, она ни в коем случае не сдастся и отвоюет своё место под солнцем, на котором уже стали сгущаться тени.
  
  - А теперь послушай меня, - услышала Авелин над своим ухом приглушённый голос Милены, - пташка, - едко. - Больше никогда не смей так поступать. Ты ничто в сравнении со мной. Я намного сильнее тебя, - для пущей убедительности и словно желая показать своё превосходство, она до жгучей боли сжала запястья Авелин, но та не вскрикнула, стойко протерпела боль. - Это раз. Два...
  
  - Три, четыре, пять! - поддавшись порыву нахлынувших чувств, не выдержав, съязвила Авелин. Она не хотела быть слабой. Не здесь. Не сейчас. Не с Миленой. - Ты врёшь ему, - прошипела она и попыталась вывернуться из мёртвой хватки противницы, но ничего не вышло. - Говоришь, что слепа, а на самом деле зряча. Говоришь, что человек, а на самом деле... Кем ты стала? Что тебе надо от Радана?
  
  - Два: не смей меня перебивать, - игнорируя заданные вопросы, ровно произнесла Милена. - Я говорю - ты молчишь.
  
  - Ваше высочество больше ничего не желает? - прошипев сквозь зубы, с наигранной сладостью в голосе спросила Авелин. Даже падая лицом в грязь, она не желала повиноваться той, к которой испытывала презрение и ненависть.
  
  Сжавшись в пружину, собрав в себе все силы, Авелин вновь попыталась высвободиться из рук девушки, но у неё ничего не вышло. Это был будто удар палки о скалу. С губ сорвалось рычание. Доля секунды - и Авелин, тряхнув головой и клацнув зубами, вдруг почувствовала, как Милена, обхватив ладонью её шею, с силой нажала пальцами на рану. Боль растеклась по жилам. Ярость ослепила Авелин.
  
  - Пусти, - процедила она.
  
  - Ты слишком буйная, поэтому прости, но нет, - сахарно ответила Милена. - Научилась показывать коготки? Что же... Похвально. Но на сей раз, увы, это не сыграет тебе во благо, - пауза. Вдох. - Продолжим. Три: ты будешь умницей и не станешь лезть не в своё дело, тогда всё будет хорошо.
  
  - Для кого? Не для тебя ли? - ехидно, со злостью. - Уверена, такой эгоистке, как ты... - ядовито.
  
  - Да что же ты неуёмная такая? - Милена сильнее сжала руку на шее Авелин, отчего та закусила губы, дабы не стонать. - Вспоминаем пункт два, иначе будет больно, - предупредила та. - Что в нём было сказано? Верно, - не дожидаясь ответа, - не сметь меня перебивать. Итак, - елейно, - пункт четыре: сейчас ты встаёшь и уходишь. У меня нет желания с тобой общаться, - Милена чуть ослабила хватку. - И да... Пожалуй, проявлю я великодушие и скажу: Радан мне не нужен. Так что на этот счёт можешь быть спокойна. Остальное тебя не должно волновать.
  
  - Почему я обязана тебе верить? - скептично, едва дыша, поинтересовалась Авелин. - Ты ведь... Лгунья, - будто боясь вымазать язык об это слово, выплюнула она.
  
  Авелин чувствовала себя безумцем, решившим по своей воле засунуть голову в пасть льва. Она будто уже ощущала на коже влажное, тёплое и зловонное дыхание хищника и огромные челюсти, которые могли вот-вот сомкнуться. Внезапно ей захотелось любой ценой вырваться из ловушки-пасти и убежать, чтобы спрятаться за Раданом. Но это ощущение продлилось всего пару секунд. Она поставила перед собой цель: узнать всё до конца. Любыми способами.
  
  - Лгунья не лгунья, но ты должна мне верить. У тебя нет иного выхода, - спокойно отметила Милена.
  
  - Что же тебе нужно? - прорычала Авелин. - Что ты задумала? Зачем ты врёшь Радану? Ради чего? Или верно сказать, ради кого?.. - заминка. Она прищурилась. - Огниан? - её голос предательски дрогнул. - В нём вся причина? Но ты ведь знаешь, что...
  
  - Как много вопросов за один раз, - перебивая, апатично протянула Милена. - Во-первых, я знаю побольше твоего. Во-вторых... Молодец, - колюче, как иглы тернового венца, - догадливая девочка. Причина в Огниане, - его имя она произнесла с нежностью.
  
  Авелин заскрежетала зубами.
  
  - Тсс... На остальные вопросы ты вскоре получишь ответы. А теперь, - Милена отпустила её и толкнула к двери. Сама отступила на пару шагов в сторону. - Уходи. Ждать осталось недолго.
  
  Авелин оправила одежду. Окинув девушку ненавидящим взглядом, сжала кулаки.
  
  - Нет, - чётко. - Пока ты мне всё не расскажешь, я не уйду.
  
  - Не думала, что ты такая упёртая, - покачав головой, Милена прислонилась спиной к стене.
  
  - А я не думала, что ты такая циничная.
  
  - Не тебе судить меня, - холодно. - Ради Радана, - она хмыкнула, - смотрю, ты набралась мужества... Умничка. Считай, ты приятно меня удивила. Но вот что интересно... - её взгляд стал хитрым. - На что ты готова ради маленькой девочки?
  
  - Какой девочки? - Авелин нахмурилась, не понимая, к чему клонит Милена.
  
  - Той, - тягучая с мрачной тенью улыбка, - которая передавала тебе привет, - она помахала ей рукой.
  
  - Я не понимаю, о чём ты...
  
  - Ты забыла про свою дочь? - чёрные брови собеседницы удивлённо взлетели вверх. А взгляд наполнился беспредельным презрением.
  
  - Айми?.. - на миг Авелин показалось, будто земля уходит из-под ног и рядом нет ничего, что бы хоть как-то помогло ей удержаться и не свалиться в бездну. Мысли заметались, словно туча потревоженных пчёл. Сердце в груди забилось подстреленной птицей. - Что?.. Как?.. Милена... Ты врёшь!
  
  - Нет. Такими вещами не шутят. Так что если будешь послушной девочкой и уйдёшь прямо сейчас, совсем скоро ты всё узнаешь.
  
  - Нет! Рассказывай! - наступая на Милену и не обращая внимания на то, что тело инстинктивно начало колотить из-за страха, потребовала Авелин.
  
  "Айми, - стучало в голове. - Доченька моя, деточка..."
  
  - Пункт три, - Милена небрежно взмахнула рукой. В следующую секунду нечто незримое, словно разогнавшийся бык, точным и сильным ударом вышвырнуло Авелин в окно.
  
  Полёт и удар. С губ слетел стон.
  
  - До скорой встречи, пташка! Но учти, произойдёт она лишь тогда, когда я пожелаю! И будь любезна, дорогая, не бей больше зеркал. Они не виноваты в том, что кому-то страшно видеть темноту в себе, - услышала Авелин, когда её пальцы сжали под собой землю, а по позвоночнику волной прокатывалась боль от падения. Терпя её стиснув зубы, она встала. Пошатываясь и подняв голову, встретилась с гордым и решительным взглядом Милены. Первые капли дождя упали на землю.
  
  - Ненавижу, - гулко произнесла Авелин.
  
  Милена лишь хмыкнула.
  
  Окно с лёгким стуком и дребезжанием стёкол закрылось. Шторы скрыли силуэт девушки.
  
  Сознание Авелин мутнело, ускользало. Проваливалось в пропасть тысяч мыслей, звучащих то ли слишком громко, то ли слишком тихо. И как она ни старалась, не могла на них сконцентрироваться.
  
  "Я не хочу быть слабой. Не хочу..."
  
  Шаг вперёд. Боль. Новый стон. Казалось, будто из спины вырвали позвоночник. Нет опоры. Слёзы по щекам.
  
  Опустив взор, Авелин заметила, что пальто в грязи, колготки - в дырках, а дрожащие колени и ладони - в ссадинах.
  
  Кровь тонкой струйкой сочилась из уголка рта.
  
  Озноб.
  
  "Как же холодно... - обняв себя за плечи, Авелин вновь посмотрела на окно палаты Милены. - Что бы я ни сделала, ты не скажешь. Тварь... Как же я тебя ненавижу! Нет смысла возвращаться. Ты права, ты сейчас сильнее меня. Я глупа, наивная. Как только ты появилась... Когда показалась в наших зеркалах, надо было их сразу разбить! А я - настоящая дура - сама рассказала тебе об Айми, попросила сказать ей... Что я скучаю, люблю её. Чувствую вину. Ты воспользовалась моей слабостью, но ничего... - тяжёлый судорожный вдох. - Я найду способ справиться с тобой. Ты затеяла странную игру, но я не отдам тебе на растерзание свой мир. Вся твоя сила духа - это только мишура. И твоё самоубийство этому подтверждение, - шаг в сторону калитки. Авелин споткнулась и чуть не упала. - Слабая..."
  
  - Радан, - подставив лицо дождю, она на миг прикрыла глаза.
  
  "Радан... - медленно пошла по безлюдным переулкам. На асфальте стали расти лужи, в которых отражались тёмное небо и громоздкие дома. Они будто нависали над ней, совсем маленькой и беззащитной, как мышка в лапах кота. Кругом опасность и неизвестность. - Страшно... - она ступала по лужам, мечтая раздавить свой страх, не замечая кругом ничего больше. Для неё не было ни прохожих, ни редко проезжающих мимо автомобилей. - Айми... Что же знает эта чёртова Милена? Доченька моя, любимая... Если есть хотя бы один мизерный шанс отыскать тебя по ту сторону и вернуть... Эта тварь ведь вернулась, быть может... и ты можешь? Айми, девочка моя... Мама обещает, что она всё узнает. Как же страшно верить... Не хочу обманываться. Но грёзы - они столь сладки... Радан! Как же ты нужен мне! - вышла на проспект. Неоновые огни витрин и яркие фонари словно лезвием резанули глаза. Спешащий куда-то элегантно одетый мужчина случайно задел её зонтом. - Потерялась..." - Авелин обняла себя за талию. Позади послышался резкий настойчивый гудок. Обернувшись, она встретилась взглядом с индусом, голову которого венчал тюрбан.
  
  - Нехорошо таким красивым девушкам в одиночку гулять по ночному городу, - опёршись рукой на приоткрытую дверь автомобиля, на ломаном английском произнёс незнакомец. Его широкие губы расплылись в доброжелательной улыбке.
  
  Авелин отвернулась.
  
  - Постойте! - крикнул он. - Вижу, вы попали в беду! Одежда у вас приличная, а вот вид...
  
  - У меня нет денег, - не зная зачем, соврала Авелин и вновь посмотрела на полного, с густой бородой мужчину. На его безымянном пальце плотно держалось обручальное кольцо.
  
  - Если вам недалеко, я вас и так подвезу.
  
  - В нашем мире даже сыр в мышеловке стоит денег, не говоря о жизни.
  
  - Садитесь в машину. Не ехать же мне за вами. Или полицию вызвать? Я так не могу вас оставить, - протараторил индус.
  
  Немного помедлив, Авелин, несмотря на то что ещё побаивалась мужчин, всё-таки села в автомобиль. Запах дешёвых сигарет и сырого дерматина тут же ударил в нос.
  
  "Даже при желании он не сможет мне ничего сделать. Я сильнее... Сильнее. Господи! Всё время забываю, кто я..."
  
  - Ваш адрес? - захлопывая дверь, спросил мужчина.
  
  Авелин назвала улицу и номер дома, где она как можно быстрее хотела очутиться. Автомобиль тронулся с места. Индус включил радио.
  
  - Выключите его, - едва слышно попросила Авелин. В данную минуту радио напоминало ей о Милене.
  
  - Хорошо, - мужчина равнодушно пожал плечами и выполнил просьбу.
  
  Наступила тишина, нарушаемая лишь нарастающим звуком стука капель о лобовое стекло и урчанием двигателя. Авелин скользнула взглядом по рулю, рядом с которым была приклеена фотография молодой черноволосой и черноглазой девушки. Улыбаясь, она, стоя посреди поля, прижимала цветы к груди. Это были ноготки.
  
  "Символ отчаянья, - промелькнуло в голове у Авелин. - Как странно... Сейчас я его чувствую. Айми..."
  
  - Это моя дочь, - неожиданно сказал мужчина. - Пару дней назад на неё напали, - в его голос влилась ярость. - Представляете, какие-то сволочи обокрали её и ударили ножом! Она едва шла по улице... Был поздний вечер. И люди... Они не помогли! Они сторонились её, как будто она была заразна! И лишь какой-то старик, выходя из аптеки, помог ей! Вызвал службу спасения! Если бы не он, то моя дочь... - костяшки на его пальцах, сжимающих руль, побледнели. - Двоякое чувство, вроде теряешь веру в людей и тут же вновь обретаешь.
  
  Авелин лишь кивнула.
  
  - Вера, как феникс, - продолжил индус, сильнее нажимая на педаль газа. - То, как индюк, настигнутый топором мясника, лишается головы и перьев, то...
  
  Авелин перестала слушать мужчину. Смотря через окно на стремительно меняющийся пейзаж, она думала об Айми, Милене, Радане. Мысли были путаные, точно сотни хаотично переплетённых между собой нитей. Стоило лишь потянуть за одну, как она сразу же влекла за собой другие. Узлы... Казалось, их были сотни.
  
  Она и не заметила весь путь, как автомобиль уже подъехал к дому. Кинув на него взгляд, она обнаружила, что окно её комнаты мерцает от света включённой настольной лампы.
  
  "Странно, я вроде выключала... А Радан никогда без меня не заходит в мою комнату... Радан..."
  
  Тепло моментально охватило тело Авелин. Ещё минута, и она увидит его - мужчину с синими глазами и ямочками, появляющимися на щеках, когда он улыбается. Прижмётся к его груди. Всё расскажет.
  
  "Он сильный. Он храбрый. Он умный. Обязательно поможет. Не оставит. Знаю, чувствую... Будет в гневе за моё самоволие, но поймёт. Утешит. Защитит. Радан... - она посмотрела на свои перепачканные в грязи и крови ладони. - Я так хочу сейчас почувствовать твои объятия, услышать слова утешения из твоих целующих губ... Твоё "тише, тише"... Прости, я виновата".
  
  - Приехали, - сказал мужчина. - Бегите домой, вас, скорее всего, заждались. И никогда не гуляйте одна в темноте. Это опасно! - он улыбнулся.
  
  - И вы ничего не просите взамен на свою помощь? - удивлённо спросила Авелин.
  
  - Разве старик чего-то просил, помогая моей дочери?
  
  - Спасибо, - прошептала Авелин и незаметно для индуса выронила пару купюр за сиденье.
  
  "Не быть благодарным, когда можешь, это тоже что гадить на ложку, которой ешь", - вспомнилась ей фраза Радана.
  
  Выйдя из автомобиля, она подошла к калитке. За спиной послышался шорох шин. Спустя пару секунд он растворился в шуме дождя. Добежав до дома, Авелин быстро отгородилась от холодного мокрого мира дверью, казавшейся сейчас спасительной. Не встретив Радана в гостиной, она сняла туфли и, кинув пальто на пол, поспешила на второй этаж. Почти дойдя до спальни любимого мужчины, Авелин заметила, что дверь в её комнату приоткрыта. Подойдя чуть ближе, она услышала чьё-то порывистое частое дыхание.
  
  Отчего-то внизу живота словно завязался тугой обжигающий узел. Ладони вспотели. Сделав нетвёрдый шаг, она едва толкнула дверь и тут же замерла, не в силах сделать ни шагу. На бесконечно малое мгновение, длившееся будто бы век, ей показалось, что мир перевернулся с ног на голову. Она не могла поверить своим глазам. Все казалось нереальным, сотканным из клубов опиумного бреда.
  
  Авелин будто попала в немое кино - мир вокруг утратил краски, очертания размылись, а звуки - эти мерзкие, ужасные звуки - доносились откуда-то издалека, из другой комнаты, другого мира. Дыхание перехватило. Тупая боль затуманила разум.
  
  Моргнув, она не почувствовала, как слёзы потекли по щекам.
  
  - Ты ненасытен, - сладко простонала Велия, сидя на краю стола, обхватив ногами бедра Радана и выгнув спину. Прижавшись нагой грудью к торсу мужчины, она начала страстно целовать его в губы. И Радан не отпрянул, самозабвенно ей ответил.
  
  Сердце Авелин забилось с удвоенной скоростью, словно желая разбиться о рёбра. По телу поползла мелкая дрожь. В голове осталась только одна мысль: "Бежать!" Стремиться прочь из этого кошмара наяву. Проснуться или, наоборот, уснуть - не важно. Лишь бы перестать чувствовать ту боль, что разрывала сейчас её разум.
  
  Но она не убежала. Что-то остановило её. Был ли это страх, парализовавший тело, или желание понять, почему её предали, или надежда на то, что это всё шутка и Радан сейчас рассмеётся и скажет: "Поверила! Иди ко мне, дурочка моя", - Авелин не знала. Но она не сдвинулась ни на дюйм. Она продолжала стоять как вкопанная и смотреть на двух самых близких в её жизни людей, которые распинали, насиловали её мир.
  
  Из глаз текли горячие ручейки слёз.
  
  Радан всё обнимал и ласкал другую. Не замечал присутствия Авелин. Не чувствовал на своих плечах её взгляд. Целовал грудь Велии, подчиняя своей воли, своему желанию и страсти, бурлящей в крови, каждый её вдох и выдох. А она, извиваясь, прижималась к нему всё ближе и ближе, всё теснее и теснее. Ногтями пробегалась по спине, стонала и звала его.
  
  Авелин вновь почудилось, будто она была котёнком. Но на сей раз всё было иначе... Теперь её бездомную сначала подобрали на улице. Накормили, залечили раны. Дали почувствовать себя в безопасности, позволили считать, что отныне у неё есть свой дом. И вот когда котёнок уже прижился и поверил хозяину, тот отвёл его в приют. Но котёнок, сумев найти лазейку, сбежал домой и увидел, что хозяин завёл себе щенка. И ныне только он получал все ласки - ласки, к которым так привык котёнок и в которых так нуждался.
  
  Опустив глаза, Авелин увидела, что хрустальная ваза, стоящая до этого на столе, была теперь разбита, и её осколки, покоясь на полу, будто издеваясь, задорно подмигивали ей в свете лампы. А между ними лежали переломанные нежно-голубые лесные незабудки, которые Радан подарил ей днём. Она не знала, где он нашёл их золотой осенью, и с трепетом поставила цветы вазу, которая сейчас уже не была цела, как и сама Авелин. Сердце было в клочья разорвано. Боль в висках не унималась.
  
  Обессилив, Авелин упёрлась спиной в косяк двери.
  
  Голова кружилась. Безысходность, вцепившись в глотку скользкими пальцами, душила. Отчаянье отравляло кровь.
  
  Авелин медленно сползла по косяку на пол. Заметив, что в паре сантиметров от неё на полу лежат и листки бумаги, непроизвольно протянула к ним руку, но в следующий миг пугливо отдёрнула. Она знала, что на них изображено. Там был нарисован Радан. Его глаза, в которых она тонула, как в волнах океана; его волосы, в которых она так любила путать свои пальцы; его брови, нос, шея и губы. Тонкие и жёсткие губы, которые она робко целовала, которые глубоко целовали её, а сейчас дарящие страстные поцелуи другим губам. Чужим.
  
  В солнечное сплетение ударила раскалённая, жалящая боль. Авелин прижала ладони к груди, боясь, что если это не сделает, то рассыплется пеплом.
  
  - Радан, - томно позвала Велия. - Подожди.
  
  Подняв взгляд, Авелин сквозь пелену слёз увидела, как та, которую прежде она считала подругой, спрыгнула со стола. Аккуратно, но решительно толкнула мужчину на кровать, находящуюся напротив.
  
  - Радан, - одними губами произнесла Авелин, но он не услышал. Шальная, бредовая мысль стрельнула в её сознании, что если бы он хоть немного повернул голову или немного отстранился от Велии, то непременно заметил бы ту, что предал и тем лишил её сил подняться. Но он не сделал ни того, ни другого. Зато это сделала Велия. Лукаво улыбнувшись и подмигнув Авелин, она запрыгнула на Радана и продолжила предаваться с ним похоти.
  
  Всё вокруг ещё больше потускнело и поблекло. Бледная и дрожащая Авелин посмотрела в сторону окна, за которым продолжал лить дождь.
  
  Сверкнула молния. На землю обрушился гром.
  
  Словно сквозь туман сна Авелин продолжала слышать обрывки фраз, в которые не хотела вникать, частое дыхание Радана и довольный смех Велии.
  
  "Странно... Почему он её не кусает? - неожиданно для себя подумала Авелин. - Не хочет портить ей кожу? Заботится?"
  
  Боль с новой силой впилась в Авелин. Она раздирала её, будто острыми стальными когтями.
  
  Ей чудилось, что она является всего лишь пылинкой в бесконечном космическом пространстве. И ни шаг вправо, ни шаг влево, ни назад, ни вперёд, ни поворот, ни прыжок не могли помочь изменить хоть что-то. Всё едино. Они грани одного целого - боль и пустота. Пустота и боль. Авелин чувствовала себя ценной, словно бокал дешёвого вина.
  
  Громкий и протяжный стон Велии и рычание Радана явственно дали понять, что те синхронно закончили.
  
  - Пташка, - откинув волосы за спину, оголяя тем самым грудь и плечи, мягко произнесла Велия. - Ты только посмотри, Радан, как она грустна. Ей одиноко. Может, позовём к себе? Повеселимся втроём? - она беззаботно рассмеялась.
  
  Поднявшись на локтях, Радан пустым и каким-то туманным взором посмотрел на Авелин, отчего в неё будто вонзились сотни стрел. Подавляя в себе крик боли и отчаянья, она из последних сил встала и бросилась прочь из комнаты. Последнее, что донеслось до её слуха, были ядовито сказанные слова Велии: "Слабачка! Ты всегда была тряпкой!"
  
  Ноги плохо слушались Авелин. На последних ступеньках лестницы она споткнулась и упала. Она не хотела подниматься. Она хотела раствориться. Исчезнуть. Умереть. Лишь бы не чувствовать. Не слышать. Не видеть. Не быть...
  
  - Радан... За что? - шёпотом, сквозь рыдания.
  
  Его забрала совсем не та, которой она испугалась.
  
  Услышав непонятный шум на втором этаже, Авелин, покачиваясь, встала. Она не могла больше оставаться в этом доме. Он давил на неё прессом. Выталкивал. Гнал. Каждая вещь будто вопила ей: "Прочь, уходи, тебе здесь не рады".
  
  Босиком выбежав за входную дверь, она замерла, а затем потерянно побрела по мокрой, устеленной раскидистыми лужами тропинке. Ледяные капли дождя, словно оставляя шрамы на коже, пытались погасить пожар чувств в потерянной душе, но даже всем водам мира это было не под силу.
  
  Бесцельно плетясь меж высоких деревьев двора когда-то гостеприимного и родного дома, Авелин ощущала себя поломанной игрушкой, к которой хозяин потерял всякий интерес. Как ни чини, как ни украшай, она была ему безразлична. А ведь кажется, что вот он - порог, когда-то бывший для неё самым важным. Но в этот раз на нём нет любящего владельца - её мира и дыхания, готового обогреть, отремонтировать. И кажется, что он рядом, за дверью; что придёт, стоит лишь позвать... Но нет... Он не откликнется даже на зов, полный боли. Теперь у него есть другая кукла - новая, неизведанная, манящая. А старой место на дне урны.
  
  Авелин остановилась. Подняв лицо к небу, она прикрыла глаза и сжала плечи. Сильный порыв ветра заставил её ещё сильнее затрястись от холода. Окружающий мир был, как никогда враждебен. Морозен и пуст, как бескрайние просторы Арктики. Но при этом Авелин ощущала нечто сродни дежавю. Ровно такие чувства заполняли её душу, когда она потеряла дочь. Когда она отреклась от Господа, в которого совсем недавно вновь поверила. Теперь же она не знала, во что верить. Она потерялась в хитром сплетении судеб, как ребёнок, на секунду отдалившийся от матери, растворяется в толпе. Но всё же она была уверена, что выход ещё есть. Ведь он всегда существует. Необходимо лишь начать его искать, как он сам тут же откроет нараспашку все двери. Путь к нему может быть долог и тернист. Дорога будет проверять идущего на прочность, и если путник не упадёт, а, упав, сумеет подняться и, не оборачиваясь, шаг за шагом продолжить двигаться вперёд, то он обязательно дойдёт до её конца. Выйдет из лабиринта, из тьмы. Но сейчас... В Авелин не было решимости и желания. В ней не было ничего, кроме боли и пустоты.
  
  Смешиваясь с каплями дождя, слёзы продолжали скатываться по щекам. Вдруг она услышала за спиной шаги. Авелин не повернулась, не дёрнулась. Ей казалось, что если она сделает это, то непременно упадёт и больше никогда не сможет подняться.
  
  Кто-то заботливо накинул на её плечи куртку. Даже если бы она не почувствовала родной и любимый запах, она всё равно догадалась бы по прикосновению, кто это был.
  
  "Радан... Зачем?"
  
  Обняв Авелин за талию, он крепко прижал её спину к своей груди. Уронил голову ей на плечо.
  
  Авелин хотела вырваться из его объятий, но не смогла. Ей чудилось, что, если она хоть на мгновение закроет глаза или моргнёт, она утонет в океане безысходности и отчаянья.
  
  "Он пришёл, - запульсировало в голове. - Он рядом", - ей стало немного теплее.
  
  Гром. Дождь сильнее забарабанил по крыше дома и земле.
  
  "Зачем?"
  
  Молния на пару секунд осветила небо и тропинку.
  
  - Даже если ты захочешь уйти, - каким-то подавленным и хриплым голосом начал Радан, - я не отпущу тебя. Никогда не отпущу, - он сильнее прижал её к себе.
  
  Авелин ничего не ответила. Она не могла. Она знала, что если попытается это сделать, то разрыдается в голос. Да и не было у неё слов - только раны. Кровоточащие раны, которые словно посыпали солью, а после чего, точно издеваясь, обложили льдом, слегка снимая боль.
  
  - Авелин... - Радан осторожно провёл ладонью по её мокрым волосам.
  
  Она закусила губу, пытаясь сдержать поток новых слёз, но не вышло.
  
  - Как это мило, - послышался ехидный голос Велии.
  
  - Уходи, - прорычал Радан, продолжая крепко держать Авелин.
  
  - Уходи? - Велия звонко рассмеялась. - Совсем недавно, каких-то пять минут назад, ты, милый, думал иначе. Неужели...
  
  - Пошла к Дьяволу, сука, - прерывая, жёстко и непреклонно.
  
  Внезапно боль притупилась, и злость обрушилась на Авелин. Расцепив объятья Радана, поддавшегося ей с выражением чёткого недовольства на искривившемся лице, она подошла к Велии, стоящей под жёлтым, как солнце, зонтом. Встретившись с её высокомерным взглядом и небрежной улыбкой, Авелин покачала головой. Она обнаружила, что не винит бывшую подругу в том, что Радан обратил на неё внимание, что он целовал и ласкал её. Она винила её в том, что та предала её самым низким и гадким образом. В том, что она теперь стояла рядом с ней и издевалась. Но при этом Авелин не снимала вины и с себя за то, что была глупа и наивна.
  
  Всматриваясь в зелёные глаза, она вдруг заметила в них замешательство, но в следующею секунду оно вновь сменилось насмешкой. Ещё миг назад она хотела дать Велии пощёчину, но передумала, поняв, что этим покажет, как сильно ранена её изменой, покажет свою слабость. Авелин не сомневалась, что Велия ожидает от неё атаки. Поэтому как можно мягче улыбнувшись, она обняла её. Обняла, чувствуя при этом отвращение и боль. Авелин знала: чтобы сильнее досадить обидевшему тебя человеку, прояви к нему милосердие и доброту. Это порой способно принести тому куда больше боли, чем тысяча самых сильных ударов.
  
  Велия замешкалась, но потом оттолкнула от себя Авелин.
  
  - Сумасшедшая! - шаг назад. В глазах ярость и растерянность. - Психи, - Велия перевела взгляд на Радана. - Вы оба психи! - пауза. - Но... - улыбка зла тронула её губы. - Это ничего не меняет. Радан изменил тебе, так что... - неопределённый взмах руки. Гордо подняв подбородок, Велия развернулась и стала удаляться.
  
  Сквозь шум дождя Авелин услышала её затихающий смех.
  
  Авелин стало не хватать опоры. Будто это почувствовав, Радан вновь прижал её к себе, но она выскользнула из его объятий. Подойдя к скамейке, присела на её край. Прижала ладони к груди, пытаясь унять дрожь. Зажмурилась, точно это было способно спрятать её от всего и всех.
  
  - Авелин, - надломленным голосом позвал Радан и, присев на корточки, взял её ладони. - Посмотри на меня.
  
  Она замотала головой. Он уронил свою голову ей на колени. Авелин приоткрыла глаза. Её взгляд, скользнув по его широким плечам, остановился на волосах - мокрых, густых. Сердце точно сжали в тиски.
  
  Был ли он для неё лучшим? Идеальным? Без изъяна? Нет, не был. Но в тот момент, когда она впервые увидела его глаза, почувствовала тепло его объятий, услышала низкий голос, весь её порушенный мир пал к его ногам. Растворился в его крови, во всём его существе. Избитое до полусмерти сердце Авелин не могло без него. Оно не болело - оно разрывалось, когда Радана не было рядом. Даже сейчас, после того как он буквально выстрелил ей в спину...
  
  И если бы кто-нибудь в эту минуту спросил её: "Неужели он лучший? Безупречный? Совершенный?", она бы сказала: "Нет, но он тот, рядом с которым мне хочется жить". И, если бы до конца жизни ей оставался лишь миг, все её мысли непременно были бы о нём. Но знал ли он об этом?..
  
  Авелин запустила пальцы в его волосы. Радан поднял голову. В его глазах горело смятение, будто он и сам не понимал того, что происходит.
  
  - Авелин... - он протянул ладонь к её щеке и стал отирать солёные капли. - Не плачь. Я недостоин твоих слёз, - он прижал её руки к губам. - Все оправдания абсурдны, знаю, но... Ты, только ты мне нужна. Поверь в это. Поверь в нас, - закрыл глаза. Резко встал. - Дьявол! - с рычанием. - Скажи хоть что-нибудь! Что ненавидишь, презираешь, брезгуешь! Что я предатель! Но не молчи! Авелин! - упав на колени, он обнял ей голени и стал жадно целовать её израненные и покрытые грязью ноги.
  
  Она непроизвольно сжала кулак.
  
  - Хочешь, ударь меня! - Радан поцеловал ей руку. - Со всей силы! Авелин, ты можешь! Бей!
  
  - Прекрати! - сквозь слёзы с мольбой крикнула она. - Прекрати! - она попыталась отстранить его лицо от своих колен, но он не позволил. Не прекращал целовать их. - Радан! - рыдания вырвались наружу.
  
  Он ослабил хватку. Поддавшись чувствам, Авелин сползла со скамейки и, роняя куртку с плеч, рывком обняла Радана. Он тут же принялся алчно гладить её ладонями по спине.
  
  - Я люблю тебя, люблю... - она уткнулась носом в его плечо. - Но мне невыносимо больно!
  
  - Прости... - едва слышно и с горечью.
  
  "Так странно. Я никогда не слышала, чтобы Радан просил у кого-то прощения. Я даже не думала, что он способен на это. Ведь он всегда прав. Никогда и ни о чём не жалеет. А сейчас говорит "прости"? Прости... Почему он извиняется предо мной - пред той, которая полностью зависит от него?.. Неужели ради меня он может в сторону отбросить гордость, забыть упрямство и... извиниться? Неужели я так много для него значу?"
  
  - Почему, - всхлип, - скажи, почему ты не сказал? Я бы поняла... Как-нибудь бы это приняла.
  
  - Авелин, девочка моя... - он обхватил ладонями её лицо и заставил на себя посмотреть. - Мне нечего было говорить. Велия... Она всегда была, есть и будет мне безразлична... - замешательство. - Дьявол! - он вновь прижал Авелин к себе и стал слегка с ней покачиваться. - Я не знаю, почему трахнул её. Не понимаю, как, желая тебя, имел её. Не представляю, отчего мне это нравилось, а сейчас тошнит. Мне нужна ты, это я знаю!
  
  - Ты не отпустишь меня? - задав вопрос дрожащим голосом, Авелин почувствовала, как все мышцы Радана напряглись. Она не собиралась уходить, но хотела узнать ответ того, в ком заключён весь смысл её бытия.
  
  - Нет.
  
  - И не отпускай... Держи меня крепче.
  
  - Не отпущу. На твоей ладони нарисована линия моей жизни.
  
  Сколько они простояли под дождём на коленях, обнявшись, Авелин не знала. Но точно знала: она будет с Раданом, что бы он ни сделал. Уткнувшись лбом ему в ключицу, она силилась понять: почему, сначала пригрев, он заморозил её, а теперь вновь отогревает? Что-то не вязалось в её мыслях и ощущениях, но что именно, она никак не могла уловить. Внезапно Радан подхватил её на руки и куда-то пошёл.
  
  - Не хочу домой, - с закрытыми глазами прошептала она.
  
  - Хорошо, - с пониманием отозвался он. - Я отнесу тебя в гараж и принесу тебе обувь и сухую одежду. Потом мы поедем в ближайший отель.
  
  - Может, навсегда уедем отсюда? - вдыхая аромат всё ещё желанного мужчины, Авелин чувствовала приторно-сладкий аромат Велии, почти смытый дождём. Почти, но не совсем. Закусив губы, Авелин теснее прижалась к Радану.
  
  - От себя не убежишь, - пнув ногой приоткрытую дверь гаража, он вошёл внутрь помещения. Аккуратно посадив Авелин на стол, протянул руку и дёрнул за цепочку, включая лампу. Тусклый свет мягко озарил каждую чёрточку его лица.
  
  Взглянув ему в глаза, Авелин вздрогнула: они стали бесцветными. Глаза Радана потускнели, выцвели, будто старая фотография, десятки лет висящая на стене под нещадными лучами солнца. Капли, стекая с волос, оставляли мокрые дорожки на его лбу и щеках. Авелин заботливо стёрла их тыльной стороной ладони. Радан прижался своим лбом к её.
  
  - Знаю, - запоздало ответила она. - Но... Мне здесь всё: воздух, вещи, даже небо, - Авелин лихорадочно вздохнула, - напоминает о... Я хочу уехать, - робко. - С тобой, - посмотрев на его губы, она ощутила желание поцеловать их, но не решилась. Она опасалась, что её поцелуи теперь не будут Радану так сладки, как раньше. Как до Велии.
  
  Радан молчал. Опустил взгляд.
  
  - Ты не хочешь? - затаив дыхание, спросила она.
  
  - Пташка, - он запустил руку ей в волосы, - я не против этого. С тобой... - едва касаясь белоснежной кожи Авелин, Радан с нежностью стал осыпать её лицо поцелуями. - Куда угодно. Венеция, Париж, Йоханнесбург - неважно, но... - запнувшись, он прижал голову Авелин к своей груди. - Огниан...
  
  - Радан, забудь о нём. Прошу, забудь ради меня... Ради нас.
  
  - Пока он топчет эту землю, нам не будет покоя. Не представляю как, но наверняка он помог Велии со мной развлечься, - низко, с ледяной неприязнью и яростью.
  
  - Радан...
  
  Она понимала, что в этом-то Огниан точно не виноват.
  
  Коснувшись её подбородка пальцами, он заставил на себя посмотреть.
  
  - Скорее всего, завтра всё решится, - пауза. - После того, как я отвёз тебя на встречу с Леоном... Кстати, - напряжённо. Радан вскинул бровь, - как прошла встреча? - как можно спокойнее поинтересовался он, но Авелин услышала в его голосе нотки стали и ревности.
  
  - Хорошо. Мы попрощались, он сказал, что уедет, правда, пока не знает, куда именно.
  
  Радан кивнул. Поцеловал её в лоб.
  
  - Так... - Авелин немного замешкалась. - Что произошло после того, как ты меня отвёз?
  
  - В поисках Огниана я прошёлся по всем отелям города. Но его нигде не было. Тогда я заглянул в пансионат... Похоже, Огниан загипнотизировал медперсонал, потому что, кого я ни спрашивал, все говорили, что Милена, как и всегда, живёт там. Когда я спросил, где же она, мне ответили, что на прогулке в парке. Безусловно, её там не было...
  
  Авелин внимательно слушала Радана, не перебивала его. Она знала, ей нужно всё рассказать ему о Милене. События их встречи непременно должны были разозлить Радана. И хоть Авелин и боялась его гнева, она всё-таки решила ничего не утаивать.
  
  - Потом я отправился домой дожидаться твоего возвращения. Когда я переступил порог дома, то увидел письмо. Оно было от Анта, - нервная усмешка. - Этот колдун на дух не переносит современные технологии, такие как телефон, интернет и всё тому подобное, - Радан будто не задумываясь принялся поглаживать ей бёдра. - В письме говорилось о том, что он нашёл способ помочь мне раз и навсегда попрощаться с Огнианом. Но для этого я должен буду завтра прийти в назначенное им место и время. Ещё он написал, что на встрече будут присутствовать Огниан и... Милена.
  
  - Милена? - вскинув голову, Авелин схватилась за плечи Радана. - Я должна... - пугливо начала она и осеклась.
  
  - Что ты должна, пташка? - мягко.
  
  Авелин потупила взор.
  
  - Не бойся, говори, - он ласково провёл ладонью по её щеке.
  
  - Ты будешь ругаться... - Авелин сжалась.
  
  - Если не станешь ничего утаивать от меня, то не буду, - ровно. - Обещаю. Говори.
  
  - Леон сказал, что видел Милену, - приглушённо начала Авелин, смотря в глаза Радана, в которых постепенно стала проявляться прежняя сочная синева. - Поэтому, быстро попрощавшись с ним, я отправилась в пансионат, чтобы... - она задрожала и отвела в сторону взгляд. - Я... Радан...
  
  - Не бойся, говори, - сдержанно сказал он.
  
  - Я хотела её убить, - на одном дыхании сказала она и зажмурилась. Воцарилась тишина. Авелин, чувствуя на себе тяжёлый взгляд Радана, не решалась продолжать.
  
  - Дальше... - спокойно.
  
  - Я хотела инсценировать несчастный случай, чтобы Огниан не смог нас с тобой винить в её смерти, но у меня ничего не вышло. Радан... Милена не человек и не посланница Тьмы или Света. Она оказалась сильнее меня... Гораздо сильнее. И ещё она всё видит. Она обманывала тебя, прикидываясь слепой, и она знает, зачем вернулась. Это как-то связано с тобой и Огнианом. Она явно замышляет что-то против тебя, иначе бы не лгала! Может, это она загипнотизировала медперсонал, чтобы те не могли сказать правды, а не Огниан?! Может, не он тебя тогда ударил по голове, а она?! Она обладает какой-то силой! А ещё... - новые слёзы потекли по щекам. - За гранью... Милена видела Айми... Сказала, что, что... - всхлип. Её речь стала сбивчива. - Айми передавала мне привет... И всё, больше Милена не захотела говорить! Намекнула только лишь на то, что, если я не буду путаться у неё под ногами, я узнаю больше о своей дочери.... А потом... Она неведомой силой вышвырнула меня в окно. Радан... - протянув его имя, она посмотрела на него. - Прости, что я... Знаю, я должна была сначала поговорить с тобой, а не самой принимать решение, но...
  
  - Верно, - сквозь зубы процедил он и отпрянул от Авелин.
  
  Стоило ему это только сделать, как ей физически, до боли стало его не хватать.
  
  - Как только тебе пришло в голову такое сделать? - шипя, поинтересовался Радан. В его глазах замелькала ярость.
  
  Пытаясь сдержать рыдания, Авелин едва не заскулила.
  
  - Прости... - она закрыло лицо ладонями.
  
  Чуть помедлив, Радан, покачав головой, вновь обнял Авелин.
  
  - Не плачь. Как и обещал, я не буду ругаться, но... Дьявол, - угрожающий рык сорвался с его губ. - Тебя могли убить же!
  
  Авелин затряслась ещё сильнее. Радан часто задышал, явно стараясь успокоиться.
  
  - Честное слово, своими выходками ты когда-нибудь доведёшь меня до такого состояния, что я тебя безжалостно выпорю!
  
  - Выпори, только не оставляй!..
  
  - Не оставлю, - неожиданно ласково. - Авелин... - он обхватил её лицо руками. - Не переживай. Обещаю, если Милена тебя не обманула, я сделаю всё возможное и невозможное, но обязательно узнаю про Айми.
  
  - Правда?
  
  - Правда, - улыбка, едва коснувшись губ Радана, поблекла. - Но ты, - требовательно, - больше никогда... Иначе выпорю, и совсем не ремнём и не ладонью! - его глаза хищно заблестели голодом мужчины до женщины.
  
  - Никогда-никогда! - перебивая, торопливо. - Поцелуй меня, - сама поразившись своей смелости, робко попросила Авелин.
  
  Радан незамедлительно выполнил её просьбу. Нежно касаясь губ, он постепенно углублял поцелуй, секунда за секундой становясь всё напористее и требовательнее. Его руки властно заскользили по спине Авелин, с силой прижимая её мокрое тело к себе. Он словно хотел слиться с ней душой. Согревающая волна, вызывая собой мурашки, охватила Авелин.
  
  - Пташка... - неохотно прервав поцелуй, Радан зарылся лицом к ней в волосы. - Мне нужна только ты, - с чувством прошептал он.
  
  - Верю... Я верю тебе, Радан, - часто дыша, ответила Авелин. Она уже перестала понимать - иллюзия вокруг или реальность, сон или явь. Авелин даже не была уверена, она ли это или какая-то совсем другая, чужая девушка. Но одно она знала точно: даже святые не безгрешны. Каждый, абсолютно каждый человек склонен совершать ошибки. Склонен поступать так, как велит ему не разум, даже не сердце, а слепая страсть, уничтожающая мысли, убивающая желание противостоять, бороться, поступать логично и правильно. Радан пошёл на поводу вожделения, но, видит Бог, он раскаивался. Авелин буквально физически ощущала волны смущения, стыда и злости на самого себя, исходящие от него. В глубине души она его уже простила, как прощала всегда до этого и как будет прощать всегда после.
  
  - Спасибо, - заглянув в глаза Авелин, он прикоснулся своим лбом к её. - Ты... Удивительная женщина.
  
  - Нет, Радан, я самая обычная. Просто я люблю. Люблю, несмотря ни на что.
  
  Радан опустил глаза. Крепче обняв Авелин, прижался щекой к её виску.
  
  - Можно вопрос? - спустя некоторое время спросила она. Внезапно ей в голову закралась мысль, которая могла полностью вынести Радану безапелляционный оправдательный приговор, под властью которого время сгладило бы все шрамы в её сердце. Рассеялась из души бы горечь и боль, как пепел на ветру.
  
  - Можно.
  
  - Что ты делал и о чём ты думал, когда пришла... - она облизала солёные губы. - Велия? - Авелин содрогнулась.
  
  Вдох. Долгий выдох. Дыхание Радана защекотало её за ухом.
  
  "Скажи, прошу, о нём. Упомяни его имя. Пожалуйста, Радан..."
  
  - Ждал тебя в гостиной, - неспешно начал он. - Думал об Огниане, о словах и обещании Анта. О том, как и почему со мной связана Милена... По-разному прокручивал сложившуюся ситуацию, как и что...
  
  - Думал об Огниане? А ты помнишь в деталях, как спал с ней? - мягко перебивая, с надеждой переспросила Авелин, желая вновь услышать подтверждение своей догадке.
  
  - Да, - Радан поднял голову. - Почему тебя это интересует?
  
  - А как ты помнишь детали? Так же, как наш первый раз? - дрожащими пальцами она проводила по его груди.
  
  Он нахмурился. Несколько секунд молчал стоя с потерянным взглядом, и вдруг, словно проснувшись, быстро проговорил:
  
  - В чём-то иначе. Это словно сравнить явь и сон наяву. А в чём дело?
  
  Не удержавшись, Авелин улыбнулась, посчитав, что, похоже, нашла объяснение случившемуся. Она открыла для себя, что всё же Огниан может быть виновен в случившемся между её любимым и предательницей Велией. И, не боясь ничего, она в это поверила - поверила всем существом. С ног и рук словно упали оковы, груз со спины снялся, из сердца вынули стрелы.
  
  - Меня интересует всё, что с тобой связано, - смущённо произнесла она. - Всё, что тебя окружает, о чём ты думаешь, мечтаешь. Твои кошмары - вот ключ, которым наверняка воспользовался Огниан, чтобы через Велию сделать... - она запнулась. Порывисто поцеловала его в губы. - Скажи... Ты возьмёшь меня с собой на встречу с Антом и... со всеми остальными?
  
  - Да, - Радан кивнул. - Но ты останешься в машине, ибо я не знаю, чего можно ожидать от Огниана и Милены даже при условии, что колдун будет на моей стороне. Ты будешь сидеть и ждать меня. И если я приду и скажу тебе уехать, ты незамедлительно выполнишь мою просьбу, - жёстко и непреклонно. - Если ослушаешься... Накажу, - он шутливо щёлкнул Авелин по носу, но взгляд его был строг и серьёзен.
  
  - Не ослушаюсь, - шмыгнув носом, ответила она. - А где состоится встреча?
  
  - На кладбище. За час до полуночи. Всё будет хорошо, - Радан ободряюще улыбнулся. - Когда всё закончится, мы с тобой уедем, куда ты захочешь. Какая страна тебе больше по душе?
  
  - Та, в которой ты со мной... - Авелин провела пальцем по его скуле.
  
  Взъерошив ей волосы, Радан крепко её обнял.
  
  - Ты - моя жизнь, а это значит, что ты всегда будешь со мной, - прошептал он ей в губы, нежно трогая её грудь и ведя руку к животу и чуть ниже. - С тобой, - он судорожно сглотнул, - я становлюсь каким-то... мягким, податливым, словно пластилин в горячих ладонях.
  
  - Это плохо?
  
  - Не знаю, - Радан пожал плечами. - Но я чувствую, что обретаю себя благодаря тебе.
  
  - У меня та же... проблема, - Авелин застенчиво улыбнулась. Долгий, переполненный любовью и лаской взор глаза в глаза.
  
  - Мне нужно принести тебе сухую одежду... - Радан напрягся, выпуская из объятий Авелин, но она лишь теснее прижалась к нему.
  
  - Побудь ещё со мной... - жарко задышала ему прямо в губы.
  
  - Пташка, я сейчас вернусь.
  
  В глазах Авелин появилась мольба не оставлять её. Она боялась, что Радан, отлучившись на пару минут, больше не придёт к ней. Она знала, что это не так, но ничего не могла с собой поделать.
  
  - К чёрту, - он поцеловал её в губы. - Тебе же всё равно нужна новая одежда. Всё будет хорошо. Ты мне веришь?
  
  Руки Радана замерли на бёдрах, обтянутых мокрой тканью юбки.
  
  - Верю... - смотря ему в глаза, Авелин взяла его ладонь и медленно завела себе между ног. - Мне без тебя очень холодно.
  
  - Я не знаю, как дышать без тебя, - прохрипел он, уткнувшись носом в её ключицы.
  
  Авелин ласково потёрлась щекой об висок Радана. Несмело нырнула под рубашку ладонями. Ей необходимо было чувствовать его везде, всюду, иначе свет мерк, кругом властвовал колкий лёд.
  
  Радан поднял голову. Не сводя уверенного взгляда с Авелин, стал нежно и самозабвенно поцелуями покрывать ей губы, лицо и шею. Стянул с её плеч блузку.
  
  От нетерпения и желания Авелин слегка прошлась коготками по его спине.
  
  Оставляя влажную дорожку на её груди, Радан прогулялся языком по рёбрам, животу. Ловко задрал юбку и, опустившись на колени, стянул с Авелин трусики. Шире раздвинул ей ноги. Целуя внутреннюю поверхность бедра то одной ноги, то другой, лицом приблизился к женскому естеству. Жадно вдохнул природный аромат Авелин. Дразня, лизнул чувствительную плоть.
  
  - Радан, я не... - начиная задыхаться от страсти, заговорила Авелин.
  
  - Я хочу этого, - с рычанием перебил Радан и ненасытно припал ртом к желаемому.
  
  С губ Авелин сорвался первый стон. Затем второй... Она часто задышала, путая пальцы в волосах Радана.
  
  - Я не знаю, как дышать без тебя, - прошептала она.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"