Канер Ян: другие произведения.

Амнезия нарасхват (1999)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попытка написать что-то в стиле ироничной фантастики. Нечто неоконченное о человеке, потерявшем память и пытающемся найти свою личность, а также о том, как это используют окружающие. Криво, косо и вообще кошмар... Оценки, естественно, выключены.


   Амнезия нарасхват.
  
   Пролог
  
   Темнота, хоть глаза выколи. Не чувствую тела, нет ни рук, ни ног, ни головы... Хотя нет, голова-то точно есть -- ну что еще может так дико болеть. Это что же должно случиться, чтобы было так хреново? Ага, вроде руки появились, только не двигаются почему-то... Ладно, фиг с ними, с руками, остальное-то все где? Ноги, ау! Вы куда подевались, сволочи? Чем я теперь ходить-то буду? Что, все-таки, случилось? Ничего не помню... И д е я... Иде я нахожусь?.. А, может быть, я умер? А где тогда апостол Петр, ангелы с крылышками или черти с вилами? Куда меня занесло?! Эй, кто-нибудь! Спасите!! Помогите!!!
   -- Он очнулся, -- голос доносится откуда-то издалека. Вдруг обретает чувствительность кожа на лице, смоченная чем-то влажным. Глаза медленно открываются, пропуская лучи мутного света. Передо мной маячит что-то белое. Значит, все-таки, ангел?..
   Это был не ангел, а медсестра -- что гораздо хуже...
  
  
   Часть 1. Али, баба и сорок разбойников.
  
   Привет всем! А что еще можно сказать в таком положении? Лежу я, значит, в больнице, никого не трогаю, весь из себя белый и пушистый, и тут вдруг очухиваюсь пристегнутый к какому-то гибриду стоматологического кресла и электрического стула и, совершенно всеми забытый. О, а вот и голоса чьи-то послышались. И о чем же они болтают? "...Просканировали, а у него уже все мозги промыты..." -- какая трагедия, просто ужас. Аж дрожь берет. "...Снять этого с кресла -- и под мозгоскоп... А там -- есть что, нету -- в расход..." -- это уже что-то посерьезнее. И к тому же про меня. ПРО МЕНЯ!!!
   Стоп-стоп-стоп. Начнем сначала. Позвольте представиться -- Абдулаев Али Хасанович. Это, значит, я. Хотя ничем этого подтвердить не могу, поскольку ничего не помню. Даже своего имени. Особенно имени, потому что из меня Али, как из козы балерина. Блондинистый такой среднеазиат с серыми глазами, говорящий исключительно на великом и могучем русском языке. Очухался в больнице после аварии -- автобус, в котором я ехал, перевернулся и взорвался. Или сначала взорвался, а потом перевернулся -- смотря что вы хотите видеть, банальное "дэ-тэ-пэ" или наводящий ужас на сограждан теракт. Итог один -- семнадцать живых, тридцать восемь трупов и один я. Хорошо, хоть у нас медицина сравнительно бесплатная. Подлатали слегка, даже надавали кучу советов, как теперь жить такому. Страна советов, блин...
   Когда все уже почти зажило, появился братец. Кто он на самом деле -- Аллах его знает, но представился братом. Припер документы со среднеазиатским имечком под моей фотографией и забрал меня из больницы. Дальше -- опять ничего не помню. Пришел в себя только в этом чертовом кресле. Оно, конечно, достаточно удобное, сильно наклонено назад, так что я с комфортом полулежу в нем -- это плюс. Есть, конечно же, и свой минус -- руки и ноги прихвачены к креслу мягкими, но прочными пластиковыми зажимами; еще один обхватывает грудь и проходит под мышками. Надо полагать, это для того, чтобы бессознательный я не вывалился из кресла во время сеанса. Какого сеанса? Промывания мозгов, чтения мыслей или чего еще там можно натворить в моей черепушке с помощью той штуки, в которую она засунута. Лоб обхвачен каким-то ободом, а приподняв глаза, я могу разглядеть краешек этого "чего-то", которое не дает мне даже пошевелить головой. Приехали...
   Изо всех сил шевелю конечностями -- конечно же, никакого результата. Эти зажимы не то что меня -- динозавра, наверное, выдержат. Хотя... Удерживающая левую руку пластиковая скоба еле ощутимо подается... Еще чуть-чуть... Ура!!! Одна рука свободна!
   На этом дело и застопорилось. Как я ни старался, а что-нибудь сотворить с оставшимися скобами я не смог. Но тут мою голову с дружественным визитом посетила МЫСЛЬ! Кресло, к которому я был привязан, находилось, как я заметил, в углу комнаты, а перед ним, задом ко мне, на кронштейне расположился компьютерный терминал, провода от которого ведут в мою сторону. А ну-ка, решим задачку: какова вероятность того, что замки, удерживающие захваты, открываются с терминала, причем именно с этого? Поживем -- увидим...
   Если память меня не подводит... ага, не подводит -- я нащупал пряжку своего ремня -- единственной вещи, оставшейся целой и невредимой после аварии. Для того, чтобы подцепить кронштейн, ремень был явно коротковат, но он состоял из трех сплетенных кожаных полосок. То, что я вытворял следующие несколько минут, надо было видеть со стороны! Сначала я, то и дело недовольно отплевываясь -- чем они эту кожу пропитали, интересно знать? -- отгрыз ремешки, потом расплел ремень и связал все получившееся в одну веревку с тяжелой пряжкой на конце. Так -- вроде бы ничего особенного, но попробуйте сделать это когда вы можете нормально двигать только левой рукой (а я, между прочим, правша!), а подбородок задран к потолку и вы только догадываетесь, что вытворяют ваши конечности на самом деле. Как я кидал получившееся орудие труда, стараясь, чтобы оно зацепилось за кронштейн -- это вообще уму непостижимо...
   Так или иначе, но терминал к себе я подтянул. То, что я увидел на громадном, дюймов эдак двадцать пять, плоском экране -- это было нечто. Не знакомые таблички "Нортон Коммандера" или "ДОС Навигатора", не набивший всем оскомину "Проводник" очередного "Windows", каждую версию которого привычно покрывают матом еще за полгода до выхода, нет... Что-то трехмерное, какую-то помесь склада после бомбежки с плантацией по выращиванию компьютерных елок. Около ближайшего дерева болталось в воздухе изображение руки, указывающей на одну из "иголок", а рядом -- наконец-то -- "человеческое" окно программы. Вот только алфавит был какой-то странный... И, что интереснее всего, я его понимал!..
   Жить стало лучше, жить стало веселее... Я знал русский, в голове иногда вертелись английские фразы типа "My name is Vasya", а теперь, оказывается, мог читать и этот гибрид латиницы с бредом пьяного китайского писца! Ну я прямо полиглот какой-то! Секунд через десять удивление удалось загнать куда-то вглубь организма, и я принялся разбираться с насущными проблемами.
   Программа оказалась проста до безобразия, вот только очень доставала клавиатура, кнопки на которой располагались в восемь рядов, а набирать что-то на ней мог, наверное, только спрут, да и у того, наверное, все щупальца завязались бы узлом через две минуты. Я же через эти две минуты понял, что или это розыгрыш и меня привязали к креслу на съемочной площадке научно-фантастического фильма (предварительно загнав в голову под гипнозом всю эту языковую бредятину), или меня похитили с целью изучения какие-нибудь инопланетяне.
   Управление скобами на кресле мне обнаружить так и не удалось. Но зато я выяснил, что вся "растительность" на экране оказалась результатом чьего-то оригинального толкования фразы "древовидная структура каталогов" (интересно, что тогда находится в разбросанных по "земле" "ящиках"). Полазив немного по "веткам", я пришел к выводу, что меня действительно похитили, но не инопланетяне, а чья-то спецслужба, занимающаяся подготовкой агентов с использованием каких-то супер-сверх-современных и ужас-как-засекреченных технологий. Одна из найденных мной программ предназначалась для записи данных в мозг, а рядышком, в соседних "иголках" находилась куча этих самых данных...
   Что же, воевать -- так по-военному. Уж если меня засунули в эту хреновину, то постараюсь извлечь из этого максимальную пользу. Я проглядел инструкцию, выбрал пять "профессиональных наборов данных", запустил соответствующую программу и расслабился. Инструкция предупреждала, что "в отдельных случаях вследствие неполной совместимости логических структур мозга и записываемой информации, а также при неточной подгонке электродов возможны кратковременные болевые ощущения малой или средней интенсивности"...
   @#$%^& твою &^%$#@!!! Вы думаете это было больно? Ошибаетесь! Это было ОЧЕНЬ больно! Вам никогда не пробивали ломом голову от уха к уху, а в получившуюся дыру не протаскивали пару сотен метров колючей проволоки? Нет? Мне тоже, но, судя по всему, ощущения должны быть точно такими же. От боли я замахал свободной рукой, забарабанив вслепую по клавиатуре, в результате чего удерживавшие меня зажимы открылись, кресло повернулось в сидячее положение, а на дисплее вместо елочной плантации появились закорючки, переводившиеся как "Очистка памяти всех уровней произведена. Резервные копии уничтожены. Сеть отключена". Иногда я сам себе удивляюсь.
   Я провел краткую ревизию содержимого своей головы. Личность (моя) -- одна штука, головная боль (сильная, местами очень сильная) -- одна штука, новых знаний -- никаких. Жаль. Очень жаль. Но на "нет" и суда нет, так что пора вставать и выбираться отсюда, пока никто не заинтересовался, почему это сеть отрубилась и система вылетела.
   Подошел к двери и приоткрыл ее. Дверь, кстати, была самая обычная, что подтверждало мою гипотезу о спецслужбах. У инопланетян двери просто обязаны были (на чем, кто бы мне сказал, основывалась моя уверенность?) выглядеть иначе. Из проема открывался чудесный вид на длинный серый коридор с кучей таких же, как моя, дверей. Каждая дверь снабжена табличкой. Ближайшими ко мне были "склад", "лаборатория N25" и "арсенал". Взглянув на свою одежду, я понял, что надо срочно менять имидж. Не думаю, что по секретной базе (а что это какая-то секретная база, я уже не сомневался) принято ходить в джинсах, футболке и кроссовках на босу ногу.
   По коридору деловито шел мужчина в синем комбинезоне. Вопрос, где взять одежду, решился сам собой. Зато возник вопрос, как это сделать. Эх, если бы данные записались... Я приготовил такую "гремучую смесь" -- пилот, который может управлять всем, что движется; механик, который может это "все" починить; специалист по вооружению и рукопашному бою; специалист по наблюдению, уходу от него и прочим шпионским штучкам; наконец, хакер. Ладно, не вышло, так не вышло...
   Прикинув на глаз размер одежды, я понял, что этого товарища можно и пропустить -- все равно на меня ничего не налезет. Лучше заняться подготовкой к принудительному мужскому стриптизу в особо извращенной форме. Прикрыв дверь, я внимательно изучил все имеющееся в комнате на предмет использования в качестве дубины. Кресло? Во-первых, я не Шварценеггер, а, во-вторых, его еще от пола оторвать надо. Пара стульев отмелись сразу же -- легкий пластик скорее сам треснет. Остались вмурованный в пол кронштейн, монитор и клавиатура. Клавиатура оказалась неожиданно тяжелой, а металлическая пластина внизу рассеяла все сомнения. Это -- оно. Отсоединив новоприобретенное оружие от терминала, я пристроился около приоткрытой в щелочку двери, недоумевая -- почему все спокойно? Уже прошло столько времени -- хватит три раза обнаружить, что я тут натворил, и поднять тревогу. Впрочем, это их проблемы.
   В коридоре снова показалась потенциальная жертва. Одежда мне подходила -- что-то типа костюма в спортивном стиле и голубой халат сверху. Подождав, пока он пойдет мимо двери, я аккуратно оглоушил его клавиатурой и затащил к себе. Одежда подошла точь-в-точь. Обменявшись одеждой, я засунул оглоушенного в кресло и защелкнул зажимы. Слегка треснувшую от удара клавиатуру протер и снова подключил к терминалу. Пригладив волосы, подмигнул своему отражению в экране монитора. Али Абдулаев, агент ноль-ноль-восемь.
   В карманах халата моей жертвы обнаружилась связка магнитных карточек. Это навело меня на новую мысль. Негоже шляться по незнакомому месту совершенно без оружия. Не будешь же всю здешнюю службу безопасности (согласитесь, должна же на секретной базе быть служба безопасности) персонально угощать клавиатурой по башке? Это никаких клавиатур не хватит. С уверенным видом вышел из комнаты, запер дверь, после чего, потыкав в кнопки магнитного замка, добился того, что его никак нельзя было открыть. Очень хорошо. Теперь очередь склада. В арсенал я сунуться не решился -- такое место должно особо охраняться, зачем навлекать неприятности на свою голову?
   На складе я офигел. Конечно, может быть, я проспал очередную научно-техническую революцию, но ТАКИХ вещей я видел еще нигде. И, что самое интересное, я прекрасно знал, что тут к чему. Например, похожая на толстую авторучку с запрятанным внутрь синим кристаллом вещица могла при случае послужить зажигалкой или сварочным аппаратом, или, при большом на то желании, прекрасно заменить собой лучевой меч из "Звездных войн". Вообще-то, судя по табличке с серийным номером, эта штука называлась "малогабаритный плазменный резак". И так далее и тому подобное. Около входа стоял терминал, с помощью которого можно было узнать, что здесь где и достать нужную вещь; также он контролировал работу всей складской системы и позволял брать только то, что положено и тем, кто имел на это право. Но вот только он не работал, выдавал сообщение "сеть отключена". Ура гениальному и везучему мне!
   Я прошелся по складу, как ураган. Найдя какой-то сложный и, наверное, чувствительный прибор, безжалостно вытряс его из футляра-чемоданчика и, оставив его валяться на полу, набил получившуюся емкость всем, чем попало. По-моему, в выборе вещей я даже не участвовал -- ноги сами подбегали к нужному месту, руки выгребали из ячейки и засовывали что-то в чемоданчик или распихивали по карманам. Многое было выкинуто из ячеек просто так -- пусть теперь они разберутся, сколько чего я тут нахапал!
   Заполнив чемоданчик, я удовлетворенно огляделся. Как Мамай прошел... Свободной от учиненного мной беспорядка осталась только видимая из коридора через открытую дверь часть пола. Выкинул на пол еще парочку приборов, запульнув их чемоданчики (такие же, как и у меня) подальше в разные стороны, и зверски разломал, превратив в кучу электронных потрохов, которые тоже раскидал во всех направлениях. Вот теперь действительно пора.
   Скользнув взглядом по висящей на стене такой знакомой, почти родной, схеме эвакуации при пожаре и прочих стихийных бедствиях, деловито иду в сторону лестницы. На лифте, конечно, быстрее, но не доверяю я ему... База как вымерла. Тишину нарушают только периодически поскрипывающие по пластику пола подметки моей обуви. Проходя мимо лифтов, узнал одну из причин такой странности -- из шахт доносились вопли. Что-то типа "...и долго еще нам тут сидеть, трам-тарарам-там-там...". Все равно, непонятно: не все же там застряли. Хотя, если все управление централизовано, а я его вырубил, то открываются интересные перспективы. Почему-то мне казалось, что на большей части дверей замки управлялись тоже с центрального компьютера, вечная ему память...
   На лестнице подтверждается порожденная отсутствием окон догадка -- база подземная, а иначе зачем нумеровать этажи сверху вниз? Цифры, кстати, "родные", отчего надписи напоминают виденную мной в больнице неведомо как туда попавшую японскую инструкцию к магнитофону.
   Поднимаюсь. Тринадцать (хорошее число!) этажей пешком, крадучись, испуганно шарахаясь от любого шороха -- это еще то удовольствие... Наконец, лестница заканчивается, и я оказываюсь перед крепкой на вид дверью с (опять же) магнитным замком. В принципе, в свете того, что я тут увидел, замок может быть не магнитным, а основанном на каких-нибудь гравитронных аномалиях в структуре предварительно напряженного пластика, но мне плевать. Выглядят, как магнитный -- значит, будет магнитным. Чиркаю ворованной карточкой и, сделав уверенный вид, храбро нажимаю кнопку активации. Ничего не происходит. После пары минут напряженного дерганья и толкания двери и чирканья карточкой с тыканьем в кнопку до меня доходит, что дверь эта уходит в стену, и, значит, ее нужно не толкать или тянуть, а сдвигать... Подивившись собственной тупости, откатываю дверь в сторону и попадаю в какой-то закоулок. С трех сторон -- смыкающиеся где-то над головой серые стены с наваленными вдоль них кучами мусора, с четвертой виднеется улица в неоновых отсветах рекламы. Невдалеке прикорнула парочка бомжей... Кажется, я попал в какой-то американский боевик. Скидываю халат, укрывая им какого-то в стельку пьяного оборванца. Когда он проснется, уверен, обрадуется моему подарку. Последний раз поправляю одежду и выхожу из тупика.
   Очередное потрясение. Это -- что угодно, только не Земля. По загораживающему звездное небо полупрозрачному слабо светящемуся куполу пробегают пятна рекламы, то и дело закрываемые пролетающими на разных уровнях машинами. Дома -- кристаллы черного стекла и пластика, оживляемые светящимися вывесками и витринами магазинов. По дороге проносятся разнокалиберные автомобили с различным числом колес -- от шести до полного отсутствия. Куда-то спешат прохожие. И везде эти подозрительно понятные иероглифы...
   Прислонившись в слабо освещенном месте к стене закоулка, с уверенным (надеюсь) видом наблюдаю за улицей. В голове проносятся гипотезы, одна бредовее другой. Будущее?.. Параллельные миры?.. А, может, просто частная лечебница, где содержался некто Али Абдулаев, которому в голову запала не набившая оскомину психиатрам всех мастей личность местного Наполеона, а нечто более экзотическое -- никогда не существовавшая в действительности планета Земля 20-го века?.. Неувязок и дырок во всех гипотезах -- пруд пруди. И что же мне делать?
   Есть три варианта. Вариант "А": долго биться головой об стенку; либо голова не выдержит, либо меня заметят и поместят в другую психушку, где будут, может быть даже успешно, приводить в порядок мозги. Вариант "Б": вернуться туда, откуда пришел, и попросить, чтобы мне все объяснили; есть шанс, что меня поймут и простят, но, по-моему, очень мизерный. Вариант "В": продолжать в том же духе; возможно, мне все-таки удастся как-то выпутаться из этой истории. Угадайте, что я выбрал?
  
   Иду по улице. Смотрю по сторонам, стараясь не вертеть особо головой. Интересный город -- широкие полосы ярко освещенных улиц и, совсем рядом, -- здоровенные трущобные районы. Есть пока не хочется. Да и денег нет... Кстати, к вопросу о деньгах -- подхожу к стоящему в нише банкомату. Панель освещения над ним барахлит, поэтому он практически незаметен. А так -- банкомат как банкомат, только (естественно), все надписи сделаны этими чертовыми закорючками.
   Руки опять начали жить своей жизнью. Достали из одного кармана небольшой плоский энергокристалл, совсем "севший", и потому слабо светящийся в полумраке, словно сапфировый светлячок, из другого -- гибрид степлера с настольной зажигалкой и с его помощью аккуратно раскололи кристалл вдоль надвое. Прибор и половину кристалла запихнули обратно в карман, а вторую половину всунули в щель для карточки -- или что там у них ее заменяет. Дернуло током, раздался слабый щелчок, и призывная банковская реклама на дисплее сменилась строгим сервисным меню. Пальцы с бешеной скоростью набирают что-то на цифровой сенсорной клавиатуре, и одно меню сменяется другим. Теперь я оказываюсь в системе банка, к которому подключен автомат. Дробь щелчков по сенсорам -- и я уже подсоединился к другому банку, открыл счета в обоих и начал гонять с одного счета на другой взявшиеся словно из ниоткуда суммы. Вот только выходило из одного банка, допустим, сто "кредитов" -- так, простенько и со вкусом, называлась местная валюта, а в другой приходило чуть больше. И оба банка почему-то считали, что так и должно быть. Чудеса! Остановившись на пятистах тысячах, руки распихали их по счетам в пяти банках, как я понял, самых крупных, чьи отделения наиболее распространены, и записали все на кристалл, который теперь стал моим удостоверением личности и кредитной карточкой в одном флаконе. Почему удостоверением личности? Я забыл отметить, что еще связался с местным бюро переписи населения, или как оно там называется, и легализовался. Под занавес руки набрали на клавиатуре что-то такое, что строки цифр и букв, маячивших на экранчике, опять превратились в банковскую рекламу, а банкомат, смачно хрюкнув, вернул мне позеленевший кристалл и выдал в придачу несколько разноцветных пластинок -- наверное, те самые "кредиты".
   Только отойдя метров на тридцать от банкомата, я понял, что натворил. С помощью трех с половиной кнопок цифровой клавиатуры банкомата я ухитрился вскрыть несколько очень хорошо защищенных систем и из ниоткуда получил пятьсот тысяч. Пардон, полмиллиона с мелочью, которая немузыкально побрякивала в кармане. Этого не может быть, потому что не может быть никогда! Добравшись до ближайшего кафе, я получил из автомата стакан фиолетовой горячей жидкости, пахнувшей кофе, устроился за столиком в плохо освещенном углу и, в который уже раз, принялся размышлять.
   Пункт первый -- это не сон. Во сне голова так не болит, да и электричеством по пальцам не шибает. Для пробы еще и ущипнул себя -- больно. Значит, все всерьез. Это плохо. Может быть, даже очень плохо.
   Пункт второй. Налицо явные нелады с памятью. Тот самый обрывок разговора в коридоре, из-за которого я и задергался в кресле. Голоса слышны были, словно над ухом, а вот звук шагов... Ну не было его вообще, словно по воздуху летели эти два придурка, которые меня разбудили. Еще алфавит этот дебильный, век бы не видел чертовы закорючки... Кстати... Я произнес про себя то, что говорили те двое, потом то же самое, только по-русски. Ну-ну. Оказывается, я умею не только читать, но и -- от души выругался шепотом для пробы, прекрасно понимая, что означает каждое произнесенное мной слово -- разговаривать на этом языке. И совершенно не помню, как всему этому безобразию выучился. Маразм.
   Пункт третий, из второго вытекающий. Ну что у меня в заднице такое зачесалось, что я начал из кресла выколупливаться? Подождал бы, разобрался в обстановке, так нет же -- быстрей, быстрей. Из-за нескольких непонятно к кому относящихся слов так разнервничаться... Похоже, парень, тебя слегка запрограммировали.
   Кстати, о программировании. Кое-что из того набора, который я пытался загнать в свою многострадальную голову, там все-таки угнездилось. Хакер, например. Так что, не все так уж плохо, как кажется на первый взгляд. Все гораздо хуже. Я ведь это не контролирую. Когда у человека раздвоение личности -- это обычно называется шизофренией. А как называется когда в одной черепушке ШЕСТЬ личностей? "Что-где-когда"? Интересный диагноз. Вообще-то, хакер -- это еще ничего, а если во мне вдруг коммандос проснется? Что делать прикажете?
   Я закрыл глаза и сосредоточился, пытаясь мысленно послать призыв откликнуться всем, кого мои шаловливые ручонки запихнули в мозги. Полный ноль. Хотя, нет, головная боль сильнее стала. Тот еще результат, я вам скажу. Но болит голова или нет, а думать, как выбираться из всего этого, приходится.
   Что делать будем? Во-первых, необходима информация. Газеты, телевидение, радио или что там у них вместо этого. Невредно было бы и в библиотеку заглянуть. Выяснить где и когда я, все-таки, нахожусь и как, а, главное, куды бечь, чтобы вернуться туда, откуда я взялся. Во-вторых, выработать план возвращения. И, в-третьих, этот план выполнить. Просто, как и все гениальное! При этом держаться подальше от компьютеров, оружия, техники и следящих устройств, чтобы, не дай бог, не вылез наружу кто из той веселой компашки в моих мозгах. Конечно, взлом компьютерных сетей через банкомат -- это круто, но с другой стороны, когда твое тело вытворяет невесть что и, самое главное, ты не знаешь, когда оно выкинет очередной финт ушами... Мне внезапно захотелось в то мягкое удобное кресло, где так чудесно спалось, пока какой-то придурок меня не разбудил... Наверное, это и называют ностальгией...
  
   Сижу в библиотеке. Точнее, это "платный информаторий класса А", но мне это мало что говорит. Судя по всему, "класс А" -- это что-то типа уровня доступа, потому что ничего информативнее газет и учебников по истории я не нашел. Хотя, честно говоря, и не искал -- мне хотя бы общее представление получить. Хакер не высовывается, несмотря на то, что сижу я перед встроенным в стол довольно мощным (по земным меркам) компьютером и читаю запрошенное мной на экране, увидев который, всякие там "Сони" и "Панасоники" повесились бы на собственных сетевых шнурах. Может, его не привлекает такая мелочь, может, еще почему-то.
   То, что я узнал из обычных учебников по истории, меня потрясло. Поверил я сразу же (не помню, как это звучит на латыни, но один очень умный мужик как-то сказал: "Верю, ибо это абсурдно"; вот это оно самое и есть -- такую бредятину не всякий фантаст выдумает). Во-первых, мы не одиноки во Вселенной. Уря! Во-вторых, людьми и прочими "братьями по разуму" активно интересуется то, что фантасты тоже называют разумом, но "высшим", а священники кличут попросту Богом. Троекратное "Уря"! Печальное следствие из всего этого: домой мне попасть очень сложно, практически невозможно. Почему? Потому что Земля -- "закрытая" планета, корабли туда не ходят, а если ходят, то возвращаются далеко не все. И угораздило же меня в такой ситуации застрять за пару сотен световых лет от дома!
   ...Давным-давно, в далекой галактике... жил-был Бог. А, может, это было просто существо, превосходящее разумом все человечество вместе взятое раз этак в очень много. Но то ли Ему на родине не понравилось, то ли турнули Его оттуда, но приперся Он к нам. Точнее, в этот район космоса. Галактики нашей тогда еще не существовало. Это Он ее создал -- скучно ему стало, развлечений захотелось. Сначала Он за звездами наблюдал, как они там внутри себя водород в гелий превращали да булыжники грели, что вокруг них вращались, потом Ему и это наскучило, и создал Он жизнь на некоторых планетах. И увидел Он, что это хорошо. Нескучно, в смысле. Эволюция -- это такой процесс, где всегда есть место для прикола. Суша пустая? Чуть-чуть радиации -- и у рыбок лапки выросли и пошли караси чернобыльские берег осваивать. Динозавры не понравились? Дык можно по планете метеоритом шандарахнуть (только небольшим, чтобы не перестараться) -- и goodbye, ящерки!
   А там и обезьянки появились. С деревьев слезли, палки в руки взяли и не нашли ничего лучшего, чем друг друга по головам ими дубасить. И тогда Он подумал: "А что, если выпустить обезьянок в космос? А чтобы им скучно не было, вытащить туда же еще штук пять-десять относительно разумных видов с разных планет!". Взял -- и сделал, отвел им "манежик" -- галактический рукав. А планеты, с которых их всех вытащили, сделались закрытыми зонами -- там свой эксперимент идет, по развитию цивилизации на одной, отдельно взятой планете. А если кто-то из "внешних" до запретной планеты таки добирается, то дальше -- уж как повезет. Хотя обычно просто не долетают -- испаряются в космосе. А кто долетает -- так тем не верят, да и вообще, тонет все в "информационном шуме" -- на один настоящий контакт по десять-пятнадцать ложных. И Он поприкалывался, и люди довольны. Как же -- живого инопланетянина увидеть! Настоящую "летающую тарелку"! Да еще эти исчезновения -- исчезнет без следа с Земли кто-нибудь и появляется вдруг в центре какого-нибудь из городов "внешних" планет. Тоже, наверное, тест какой-то...
   Такой вот винегрет у меня собрался из газетных вырезок, учебников по истории и священных писаний. Бред, правда? Но если он отлично объясняет историю этого мира, тогда что? И мне что делать, если ни один дурак по своей воле на запретную планету не полетит? Угнать лайнер, приставить лучевой резак к башке пилота и заорать: "Летим к Земле"? Ага. Аж два раза. Если меня местный спецназ не прищучит, то я просто из прыжка не выйду, что совершенно то же самое. И всегда остаются вопросы: зачем меня вообще с Земли вытащили, кто я такой на самом деле и с какой стороны ждать больших неприятностей. И еще один -- того же толка: кто Кеннеди пришил...
   Так что сиди, "лицо приезжей национальности", и особо не рыпайся. Приумножай капиталы, научись пилотировать звездолеты, обзаведись одним -- и вперед! Годам к восьмидесяти вернешься домой, если раньше не прибьют. Грустно...
  
   Снова топаю по улице. Правда, узнать меня теперь трудно. Я постепенно сменил почти всю одежду; из тех вещей, в которые я был одет выходя из базы, остались только трусы. А еще я побрился (новейший крем-депиллятор, гарантия прилагается), заполучил загар, новую прическу в теперь уже темных волосах и модный в этом сезоне янтарный цвет глаз. Жалко, что нельзя сменить отпечатки пальцев, структуру сетчатки и, вообще, весь код ДНК. Так что, выгляжу я теперь как достаточно консервативного вида молодой человек из среднего класса, возможно, бизнесмен, судя по недорогому кейсу из розоватой кожи какой-то местной ящерицы. Теперь найти нору и, затаившись, начать детальное изучение этого мира.
   Оснований для беспокойства вроде нет, но что-то точит меня изнутри когтистыми лапками. Что-то не так... Стоп! Мужик, а я тебя знаю! Я тебя уже видел пару часов назад, когда начинал свой "шоп-тур". Не торопясь иду дальше, через некоторое время мужик отстает, но потом снова в кильватере появляется знакомая личность. Эта девица сидела за пару столиков от меня в кафе, где я разрабатывал "гениальный" план. И чего тебе, милая, понадобилось в этом районе? Город здоровый -- до того кафе километров двадцать минимум, а ты здесь, да еще и интересуешься моей персоной. Ах, нет -- тебя, я вижу, очень развлекает уличный информаторий -- автомат, продающий одноразовые голокристаллы новостей. Ну ладно, я за тобой следить не собираюсь -- иду дальше. Кто у нас следующий на очереди? Сначала никого, точнее, скорее всего, кто-то, кого я еще не знаю, потом появляется парень с прической, как у героя японского мультфильма -- волосы длинные, синие и все дыбом. Этого я уже видел в одном из магазинов, причем тоже в совершенно другом районе города...
   Итак, что получается: или у меня мания преследования, или во мне проснулся Штирлиц. Сам я, честное слово, этих товарищей не запомнил бы и внимания на них не обратил. Склоняюсь к тому, что меня "пасут", причем "пастухов" не так уж и много, раз уж пошли они по второму кругу. Но все равно, моя затея снять квартиру и отдохнуть провалилась. С грохотом и праздничным салютом. Вот свинство...
   Лихорадочно размышляю, что делать, между тем продвигаясь "на автопилоте" все ближе к спальному району. С одной стороны, конечно, хреново, но с другой -- не выйди я на остановку раньше из метро (пройтись чего-то захотелось), так бы и не знал о слежке. Но "шпион", сволочь, обнаружить обнаружил, а что дальше делать -- не говорит. Но нельзя же до бесконечности бродить по улицам -- я бы на их месте уже вызвал группу захвата для притаскивания меня, любимого, к тому удобному креслицу. И они, на своем месте, тоже вызвали -- вон впереди фургончик остановился, а оттуда двое вылезли и пошли прямо по мою душу. Нет, не "качки" -- обычное телосложение, обычные лица, но у одного необычная выпуклость около левой подмышки -- по-видимому, способы ношения легкого ручного оружия здесь те же, что и на Земле. Другой еле заметно дергается после каждого шага -- явный киборг со сбоем в режиме стандартной ходьбы; только это не помешает ему бегать быстрее любого олимпийского чемпиона. "Мультгерой" тоже приближается. Ну и что теперь делать? Ага, еще спроси "кто виноват", придурок, ноги надо делать, причем чем быстрее, тем лучше. Слева манит знакомыми надписями табличка на храме Галактических Христиан -- "добро пожаловать" на русском, английском, арабском и двумя видами иероглифов, земными и местными. Христианское учение здесь слабо изменилось, а священники помогают любому вырванному с Земли божественным приколом человеку. И выходов из храма пруд пруди. Но чтобы добраться до храма, надо пересечь дорогу, а это верная смерть. Если не раздавит никто, так ребята перехватят. Справа здание с яркой завлекающей вывеской -- магазин какой-нибудь, поэтому я неожиданно сворачиваю в эту сторону, распахиваю дверь и влетаю в небольшой тамбур.
  
   Мать моя женщина, куда я попал! Вот это прикол -- укрыться от погони в публичном доме! По-видимому, там, наверху, кто-то за мной приглядывает и отрывается на полную катушку. Вообще, интересно, есть ли у Бога чувство юмора? Судя по всему, да, хотя юмор, скажем прямо, на любителя.
   Скромно, но со вкусом обставленная небольшая комната, табличка на стенке с названием, примерно переводящимся как "Наслаждение Inc.", привлекательная голографическая девушка, мелодичным голосом предлагающая просмотреть каталог и... полное отсутствие двери за спиной. Знаю я такие штучки... Телепорт, настроенный на различные комнаты -- идеальное средство для того, чтобы клиенты не увидели друг друга. Выход -- тоже телепорт. Полнейшая анонимность. И дикие расценки. Угораздило же меня попасть в заведение высшего класса. И ведь не уйдешь просто так -- выход включается только после оплаты услуг. Ладно, фиг с ними, с кредитами: деньги -- грязь, хотя лучше, когда этой грязи много. А вообще, перспектива, прямо скажем, интересная...
   Надо немного подумать. Снимаю очки и начинаю тщательно протирать стекла платком, смахивая невидимые пылинки. Нет, со зрением у меня все в порядке, просто очки -- идеальное средство для создания такой вот паузы. Сигареты или трубка, конечно, тоже подойдут, но курить разрешено не везде, а я еще не слышал, чтобы, допустим, запрещалось протирать очки в общественных местах. Тем более, что мои очки -- не просто вошедшая в моду побрякушка, в них не обычные фотохромные стекла, защищающие глаза от яркого солнца. Нет, вместо плоских стекляшек в невесомую оправу вставлено два мощных специализированных компьютера. Да-да, я серьезно. Прекрасное средство, чтобы незаметно вести подсчеты во время деловых переговоров или обнаруживать скрытую проводку и камеры слежения. Сперто, кстати, с того же склада, что и прочие приборы в кейсе и карманах. Водружаю очки обратно на нос. Сейчас, например, на изображение комнаты наложены ядовито-зеленые линии энерговодов с красными бляшками датчиков -- кто сказал, что за клиентами нельзя наблюдать?
   Просматриваю каталог. Действительно, заведение высшего класса -- ни одного упоминания о ценах, чтоб их... Ничего, прорвемся. Любопытства ради бегло проглядываю "нетрадиционные" разделы. Кого тут только нет... Чего тут только нет... И бывает же такое... Пополнив свое образование в этой области, возвращаюсь к разделу "Homo-Sapiens-род-женский-возраст-совершеннолетний-психологическая-ориентация-традиционная". Неплохие экземпляры. Выбираю методом научного тыка где-то в середине каталога. Тут же с моей кредитки снимается какая-то сумма (интересно, сколько?) и сдвигается одна из стенных панелей, открывая доступ в другую комнату. Прохожу туда -- панель закрывается за моей спиной.
   И снова -- без окон, без дверей полна горница... хотя нет, из людей тут только я. Еще двуспальная кровать с балдахином, диванчик, кресло, тумбочка, зеркало и куча электроники в стенах. Открываю тумбочку -- чего там только нет, буквально на все случаи жизни! Ну-ну... По-моему, я заказывал с "традиционной психологической ориентацией". Или я опять чего-то не то сделал?
   Теперь надо вывести из строя систему наблюдения. Я ведь собираюсь совмещать приятное с полезным -- допрос, конечно, устраивать не буду, но сейчас любая информация не станет лишней. И, вообще, не люблю, когда за мной следят. Приглядываюсь к стенам, намечая точки атаки. Ага, вот оно! Делаю вид, что нервничаю -- что-то долго они возятся; клиент есть, а девочки -- тю-тю. Сажусь на диванчик, опять протираю очки. Вставая, опираюсь на спинку и, как бы случайно, прикасаюсь оправой к стене. Готово! Эти умники подсоединили жучки к общей магистрали питания, причем сделали это уже после прокладки линии. А такие соединения иногда самопроизвольно схлопываются. А уж если еще немного помочь... В общем, минуты через полторы (Кстати, когда меня обслуживать начнут? Еще пару минут, и я достаю из чемодана тяжелую артиллерию и разношу все это заведение к чертям!) зеленые линии, ведущие к бляшкам жучков потускнели и исчезли вместе с датчиками, а в мою голову стали лезть всякие темные мысли. Например, что меня специально загнали сюда, или что меня узнали и сейчас будут брать под белы руки и тащить обратно на базу. Паранойя, однако...
   Но всему на свете приходит конец, окончилось и мое ожидание. Стенная панель сдвинулась в сторону и в проеме появилась женская фигура. В действительности девушка даже симпатичнее, чем на голограмме в каталоге. Темные волосы, серые глаза, правильные черты лица и фигура, как у античной статуи. Облегающее темно-синее платье, прошитое ядовито-зелеными нитями, и даже волосы убраны под тонкую, еле заметную зеленую сетку. Смущенно улыбнувшись, она сделала шаг вперед...
   Тело сообразило быстрее мозга. Руки рванули из кармана самодельный парализатор, ноги оттолкнулись от пола, и, выстрелив, я кубарем отлетел за кровать. Но действовал я, все-таки, недостаточно быстро, и страшный удар сбил меня с ног. Как темно...
  
   Как темно... Ни звука, ни света, ни запаха... Такое уже было -- там, дома, в больнице. Значит, я опять получил по голове. Ну и поделом дураку. Не допер, что за ним киборга пошлют. Если бы не очки, тебя бы уже повязали. Или затрахали до полусмерти, а потом повязали. Или прибили, если уж очень много хлопот доставил. Но все равно, скорее всего, ничего не почувствовал бы. А из-за этих очков... Коммандос проснулся-таки. Как всегда, не вовремя. Ну что дал бы тебе парализатор против киборга? Чтобы его, нет, точнее, ее закоротить, надо долго этим парализатором обрабатывать. Причем в упор. А теперь сравни ее скорость реакции со своей. Идиот. Лучше бы очки снял, тогда хоть было бы что вспомнить перед смертью. Может быть. Кстати, а не помираю ли я случайно? Или уже помер? А где тогда всякая белибердень, о которой толкуют все "вернувшиеся" -- ну, я имею в виду столб света, тоннель и все такое... Ни фига. Как темно...
  
   Как темно... Опять дикая боль в голове, тело не подает признаков жизни, перед глазами мелькают белые пятна. Хотя, нет, это не пятна -- это лица. Пять лиц. Ну, что, здравствуйте, помощники.
   Загорелое женское лицо с чертами, словно вырубленными из куска гранита. Элизабет Блесковски, капитан спецназа, героиня войны с киборгами, знаток всех мыслимых и немыслимых видов ручного оружия и прочей боевой техники. Родилась на уничтоженной впоследствии киборгами планете, воспитывалась в военном интернате для сирот. Всю жизнь воевала. После окончания войны была уволена из армии, не смогла найти новую цель жизни и покончила с собой.
   Бледное лицо типичного городского жителя. Черты совершенно неприметные -- таких в любой толпе тринадцать на дюжину. Джозеф Блейк, "Неуловимый Джо". Экс-шпион, экс-агент местного Интерпола. Феноменальная память, устойчивость к боли, жаре, холоду и прочим неприятностям; блокировка против всех видов наркотиков. Убит женой в припадке ревности.
   Два лица, похожих как две капли воды -- пилот и механик, братья-близнецы Ярослав и Вячеслав Кизяченко. Неоднократные победители гонок Трех Планет, управляли и чинили все, что движется или способно двигаться. Погибли во время очередных соревнований.
   Пухлое темнокожее лицо, освещенное вечной улыбкой. Хакер с неожиданной на фоне прочих прозвищ кличкой Пончик. Вскрывал любой код, который попадался под руку, писал вирусы и вакцины. Работал в службах компьютерной безопасности нескольких корпораций. Умер от удара током при очередной модернизации своего компьютера.
   Весело. Я оказался в компании мертвецов, в разное время согласившихся на сканирование памяти. После сканирования из всего объема памяти личности вырезались "профессиональные" участки, остальное стиралось, как ненужное. В моем случае ничего стерто не было, и в моей -- моей, личной! -- голове поселилось еще пять полноценных личностей. Как хорошо, что человек использует свой мозг только на пять процентов!
   Лица расположились кольцом вокруг меня. Я продолжал видеть их всех -- пять светлых пятен на фоне бездонной черноты. Сейчас я узнаю о себе много нового...
   -- Всем привет! Конечно, хорошо, что все мы здесь сегодня собрались, но мне нужно знать что делать дальше. Для чего иначе я запускал вас в свою голову? -- я с ходу пошел в наступление, пытаясь захватить инициативу. Если мне не удастся сейчас показать, кто в доме хозяин, я могу и не очнуться. Точнее, тело-то очнется, но это буду уже не я, а кто-то из той пятерки. А мне чего-то жить хочется...
   -- Твое тело сейчас лежит за кроватью в той же комнате, -- голос Элизабет был каким-то неживым, холодным, лишенным даже намеков на эмоции, он заполнял все пространство вокруг. Остальные молчали, наблюдая за инструктажем. -- По последним наблюдениям, ты был сбит с ног универсальным киборгом типа "хамелеон", применяющимся для агентурной разведки, диверсий и террористических актов. По данным, полученным с компьютера очков, заряд энергокристаллов киборга на исходе, многие системы находятся в режиме консервации. Прыжок и удар, которым тебя вывели из строя, еще больше истощили запасы энергии. В данной ситуации луч парализатора с дистанции до полутора метров временно разорвет основные энергетические магистрали, что приведет к параличу электроники киборга длительностью от пяти до десяти секунд. В это время необходимо полностью обездвижить киборга с целью дальнейшего уничтожения. Парализатор зажат в правой руке, наручники -- Джозеф говорит, что две пары лежат в ящике тумбочки. Киборг стоит на коленях справа от тебя, правая рука протянута в сторону твоей шеи, вероятно с целью определения пульса. С момента удара прошло две секунды реального времени, возвращение сознания ожидается через одну десятую секунды реального или тридцать секунд субъективного времени. Желаю удачи!
   Лица внезапно исчезли, я вдруг ощутил свое тело, покрытый упругим ковром пол под собой, рукоять парализатора в правой руке. Глаза были еще закрыты, но я видел неясный контур склонившейся надо мной фигуры.
  
   Ну и инструктаж! Эта Блесковски, ее словно из холодильника только что вытащили. У нее вместо крови, наверное, фреон был, а когда она заходила куда-нибудь, то на стенах сразу иней появлялся. Как с остальными -- не знаю, потом будет видно, но, если эта вздумает покомандовать, хлопот не оберешься.
   Так, полминуты уже прошло, пора и оживать! И действительно, веки медленно поползли вверх, открывая свету дорогу в глаза. Киборг все еще тянула руку к моей шее, медленно наклоняясь. Я дернул кистью, направляя на нее ствол парализатора, но рука двигалась медленно, как в кошмарном сне, когда ты делаешь что-то, заранее уже зная, что не успеешь, но, все равно, стараешься, а тело не слушает тебя, воздух застывает, будто клей, и ты бессильно бьешься, как муха в паутине... Движение киборга не ускорилось, она все так же медленно тянулась ко мне, а я напрягал мышцы все сильнее и сильнее, пока ствол парализатора не нацелился точно в грудь склонившегося надо мной создания. Глаза киборга широко раскрылись, рука чуть дернулась, готовая изменить направление своего движения, а я нажал на спуск.
   Слабый щелчок нажатой кнопки словно заставил время идти с положенной ему скоростью. В глазах киборга появилось удивление (или мне это показалось?), рот приоткрылся, словно желая что-то сказать, но шипение разряда прервало его, а я откатился, не желая быть придавленным рухнувшим телом.
   Десять секунд -- это мало в любом случае, но я все-таки успел. Не знаю, как, но успел! Когда подача энергии восстановилась, щиколотки и запястья киборга уже украшали наручники, а в левой моей руке был зажат готовый к немедленному включению плазменный резак.
   -- Теперь аккуратно отдели резаком голову от туловища. -- Блесковски времени даром не теряла. Сквозь холодную корку, скрывающую ее эмоции, прорывалась бешеная радость -- еще одним киборгом станет меньше! -- Для этого...
   -- Нет! -- вот что-что, а "отделять голову от туловища" мне нужно было меньше всего.
   -- Что?! Неподчинение приказу... -- если бы вдруг свершилось чудо, и Элизабет получила новое тело, я не ручался бы за свою голову. Еще четверо стояли в стороне, но я чувствовал, нет, знал, что если я ослабну, то кто-то другой станет главной лягушкой в этом муравейнике.
   -- ЗАТКНИСЬ!!! -- Кто бы знал, как это трудно -- мысленно орать. -- Война давно закончилась! Твое тело пошло на удобрения, а сознание еще существует, потому что это нужно МНЕ. Поэтому НЕ СМЕЙ МНЕ ПРИКАЗЫВАТЬ!
   Я рисковал. Сильно рисковал. Если то, что я когда-то читал в одном околонаучном журнале не сработает, я перестану быть хозяином собственного тела. На секунду я ощутил прикосновение бесконечной темной пустоты -- того состояния отключенности от всего, в котором был уже дважды. Если это нирвана, то йоги еще более странные люди, чем я думал.
   Я представил белую слепящую сферу, рождающуюся в центре сознания, постепенно раздувающуюся, стеной отгораживающую мою личность от пяти остальных. Я расширял сферу, оттесняя записанные личности к границам мозга, пока не услышал жалобные вопли. Это же надо! Подействовало!!!
   Удивление. Пятикратное удивление. Похоже, такого фокуса никто из "квартирантов" от меня не ожидал.
   -- Запомните: я взял вас к себе не для того, чтобы выслушивать дурацкие приказы. Я буду принимать ваши советы, как бы по-идиотски они не выглядели, но я не позволю вашим антипатиям влиять на свои действия. Поэтому, -- теперь обращение лично к Блесковски, -- киборг не умрет. Во всяком случае, пока...
  
   Фу, наконец-то. С внутренними беспорядками покончили, теперь разберемся с тем, что я натворил снаружи. С момента включения питания прошло секунд пять, но киборг лежит неподвижно. Очки показывают перераспределение энергии --пока еще наручники держатся, но скоро она станет слишком сильной для них.
   Кто "она"? Киборг, конечно.
   Я прячу оружие в карман, усаживаюсь поудобнее на край кровати и задаю сакраментальный вопрос:
   -- Кто тебя послал?
   Молчание. Глаза шесть на девять. Или девять на двенадцать. От удивления даже забыла про наручники. Мне повезло: несколько лет во время войны, да еще полвека после -- психика должна очень походить на человеческую. Что особенно хорошо проверяется идиотскими вопросами. Ведь, что самое интересное, никто ее не посылал. Мой выбор был СОВЕРШЕННО СЛУЧАЕН. Теперь нужно пораскинуть мозгами и как-то обратить себе на пользу этот, с позволения сказать, "подарочек" моего ангела-хранителя. Зуб даю, ангелочка этого зовут Мэрфи.
   -- Как тебя зовут?
   -- Не знаю...
   Здрасьте. Только мне в дополнение к собственной амнезии не хватало еще ни хрена не помнящего киборга. Или киборгшу. А, может, киборгиню? Ладно, проясним вопрос.
   -- Ты кто?
   -- Киборг класса "Хамелеон" личный номер Х-6842800008-ЗЮ-215...
   -- Стоп, хватит! Личный номер ты назвала, а почему тогда говоришь, что не знаешь, как тебя зовут? И вообще, просвети непутевого, в каком роде к тебе обращаться? Никогда не имел дела с киборгами-женщинами.
   С киборгами-мужчинами я дел тоже не имел, но ей это знеть не обязательно.
   Жертва моего неуемного любопытства протащила ноги через кольцо скованных рук, так что наручники оказались спереди, села, прислонившись к тумбочке и удивленно посмотрела на меня. По-видимому, сталкиваться с такими клиентами ей еще не приходилось.
   -- Али, осторожно, руки скованы спереди, а ноги она подобрала под себя, -- заметил голос Элизабет. -- Возможно, готовится к нападению.
   -- Следи за ней, -- по крайней мере, это способ заставить ее антипатии служить моим целям. -- Если что -- бери управление телом на себя. Но никаких выкрутасов! Мне позарез нужна СВЕЖАЯ информация.
   -- Имени у меня нет, только личный номер, -- мой мысленный диалог прошел для киборга незамеченным. -- Каждый называет меня так, как ему хочется. А что насчет пола, так внутри я такая же, как и снаружи, только несколько микросхем добавили. Да, кстати, а как ты меня назовешь?
   Ну прямо картинка для "Плейбоя". Аппетитная фигурка, надорванное как раз там, где надо и насколько надо платье, наручники, поза... Ё-моё, это надо же так уметь, чтобы почти не двигаясь, сесть как раз ТАК... А голос, а интонации: "...а как ТЫ меня назовешь?.." Девочка думает (Какая девочка, -- снова голос Блесковски, -- она старше тебя минимум в два раза!), что я играюсь... Жаль, что у меня мало времени... Хотя, если правильно повернуть...
   -- Элизабет, посмотри по очкам, у нее все в порядке с внутренностями, только нехватка энергии? -- Пора подключать к делу мою команду. -- Пончик, ты сможешь разобраться в ее компьютере, если я к нему подключусь? Джо, получится быстро достать машину, так, чтобы нас не прижучили?
   -- Да. Да. Да. -- Тогда начнем. Только бы все получилось...
  
   -- Как ты относишься к этому? -- я показал киборгу энергокристалл и слегка сжал его между пальцев. Кристалл светится, как голубая звездочка -- заряжен полностью, под завязку.
   -- Дай... -- руки вытянуты вперед, словно прося милостыню, на лице выражение такой надежды и боли... Похоже, ее уже очень долго держат на голодном пайке.
   -- Я дам тебе полный комплект, если ты поможешь мне. В этой системе со времен войны осталась одна база киборгов. Я должен попасть туда.
   Теперь я никак не могу расшифровать выражение ее лица -- оно бесстрастно, как у статуи. Или классного игрока в покер. А как бы вы поступили, если бы к вам на работу пришли, и вместо занятия по специальности заковали вас в наручники и стали выспрашивать про события пятидесятилетней давности, в которых вы и участия-то не принимали? Да еще если учесть, что вы -- секретный агент, а ваша теперешняя профессия -- проститутка в публичном доме?
   -- Подумай. Полный, заряженный под завязку комплект кристаллов. Все ресурсы базы. Это тебе. Мне много не надо. Я возьму только один из десантных катеров.
   Пусть поразмыслит. Ей -- свобода, власть, богатство, да что угодно: с ресурсами военной базы киборгов она, если никто не вмешается, вполне может завоевать себе небольшую планету. Мне -- путь домой. Достаточно выгодная сделка.
   -- Откуда ты знаешь про базу? -- А глазами-то как сверкает! Ну, хочется ей этот кристалл, а взять нельзя -- в другой руке у меня резак, не думаю, что она рискнет нарываться. Хочешь поговорить -- пожалуйста.
   -- У меня свои источники. Решай быстрее -- времени у меня маловато.
   Мои "источники" -- неясные воспоминания Элизабет о поисках в этой системе какой-то из баз, не увенчавшихся успехом. Повезло -- блеф прошел на "ура", наживку съели! Хотя, может быть, это меня водят за нос -- достаточно киборгу получить хотя бы пару кристаллов, и она сможет разнести дом на атомы.
   -- А если, -- милая улыбочка, -- я не соглашусь?
   -- Обездвижу и сотру память. -- Кладу кристалл обратно в упаковку и открываю чемоданчик. На самом верху лежит плоская коробка компьютера и щетинится ежик универсального разъема. -- Если согласишься -- подключусь и поставлю блок, чтобы ты мне шею случайно не свернула.
   -- Почему я должна тебе верить? -- ну вот, пошло-поехало. Так я и думал -- все потекло по канонам американского боевика. Теперь мне надо сделать серьезную рожу и сказать: "Thrust me". С эдакой полупросительно-полуприказной интонацией бывалого киногероя. Думаю, у Сталлоне бы получилось.
   -- У тебя просто нет выбора, -- я не Сталлоне, поэтому заменяю один штамп другим, который у меня, наверное, получится лучше. Не получилось.
   -- Хорошо, я согласная -- усталость в голосе, бессилие в позе. Не переигрывает ли? А черт ее знает!
  
   Наручники она, все-таки, разорвала. Но я ничего делать не стал -- повернувшись спиной, она сдвинула воротник платья, перекинула вперед мешающие волосы. Кожа на позвоночнике разошлась, открыв разъем. Я подключил к нему компьютер и расслабился, передав свое тело Пончику. Элизабет тенью стояла на краю сознания, готовая вмешаться в любой момент.
   Я, все-таки, это странное ощущение -- когда кто-то другой управляет твоим телом. Ты видишь, слышишь, ощущаешь, но руки двигаются без твоих приказов, глаза скользят по строчкам на мониторе, а губы что-то шепчут сами себе...
   Электронную половину киборга программировали не дураки, но Пончик был мастером своего дела. Подбирая коды доступа, обходя блоки или проламываясь сквозь них, он добрался до управления защитой и выключил ее. А потом... За пятнадцать минут он поставил этот компьютер с ног на голову, точнее с головы обратно на ноги! Он вычистил все блоки, весь мусор, все ненужное, занесенное туда программистами, лазившими в компьютер после войны, осталось только заложенное изначально. Плюс, конечно, житейский опыт за прошедшие полвека. Восстановил систему защиты, добавив кое-что "от щедрот своих". И -- мелкий, но важный штрих -- внес кое-какие предложенные мной правила. Когда руки порхали над клавиатурой, делая это, мои губы расплылись в улыбке -- по-видимому, Пончик одобрял мой замысел.
   -- Так, как ты меня назовешь?.. -- Глаза полузакрыты, на лице задумчивое выражение, по-видимому проверяет, чего я там натворил. Тут же прерывает сама себя, замечая -- Знаешь, я себя странно чувствую... Такая внутренняя чистота... Это для меня -- словно праздник...
   -- Как назову? Если не возражаешь, тебя будут звать... Ирен. Держи. -- Я кинул ей пластиковую коробку с кристаллами. -- Да, извини, но я поставил блок общего характера. Из соображений безопасности.
   -- Параноик. -- Ласково улыбающаяся Ирен меняет позу. Одежда все еще соответствует правилам приличий, но это вряд ли продлится долго. Спокойно, парень, спокойно... Смотри только на лицо и думай о футболе... -- Ты сделал для меня уже столько, что можешь и не опасаться за свою жизнь. Да и блок этот мне не особенно и мешает.
   Ирен прикрыла глаза и с серьезной миной процитировала: "Пункт первый. Я не могу своим действием или бездействием причинить тебе вред или допустить, чтобы тебе был причинен вред, за исключением прямого приказа с твоей стороны... Пункт второй. Я должна повиноваться твоим прямым приказам..."
   -- Нет, мне это нисколько не мешает, -- усмехнулась она. -- Но Азимов бы тебя убил.
   -- Кстати, а откуда ты знаешь Азимова?
   -- Много свободного времени, а земная литература мало стоит и достаточно хорошо развлекает. Кроме того, я люблю иногда сравнивать прогнозы с действительностью.
   -- Вот уж не знал, что можно так легко наблюдать за на... земной жизнью.
   -- Твоя родная планета так фонит в радиодиапазоне, -- Ирен снисходительно улыбнулась, -- что перехватывать информацию можно с очень большого расстояния.
   -- О, черт... -- совершенно забыл, с кем я разговариваю. Раскусили -- не прошло и двух минут.
   Лицо Ирен посерьезнело.
   -- Так вот зачем тебе десантный катер...
   Все, пора кончать разговоры. Меня поторапливают сразу трое -- Элизабет, Джо и Пончик. Пока еще никто не заметил, что датчики, которыми напичкан номер, отключились, но, думаю, скоро появится лишний повод для беспокойства. Собираю вещи и закрываю чемодан.
   -- Значит, так. Приводи себя в порядок и выбирайся отсюда. Через полчаса я буду ждать тебя в гараже этого заведения. Главное мы выяснили, а подробностями обменяемся позже. Если через тридцать пять минут ты не выходишь, я связываюсь с властями и говорю, что в этом борделе поселился боевой киборг. Заведение сровняют с землей, но тебя прикончат. Через телепорт ты выйти не можешь, он только для клиентов, так? -- кивок, -- тогда выбирайся по-другому, не мне тебя учить.
   Я подхожу к стене и нажимаю кнопку, панель сдвигается, открывая телепорт.
   -- Дурак... -- укоризненно несется мне в спину. Я оборачиваюсь.
   -- Извини, если обидел, но мне нужны твердые гарантии. Слишком много на меня навалилось... -- виновато улыбаюсь и делаю шаг назад.
  
   Через полчаса я уже жду Ирен в машине. Люди, по видимому, не изменятся никогда -- не пришлось применять никаких специальных трюков по скоростному угону автомобилей. Уже в третьем проверенном мной средстве передвижения под декоративным бампером спереди обнаружился ключ. Подземные гаражи тут охраняются (точнее, не охраняются) так же хорошо, как и на Земле -- свое средство передвижения я раздобыл в гараже соседнего здания -- громадного магазина. Что поделаешь, но покупка машины может занять минимум полдня...
   Ирен опаздывает... Прошло -- смотрю на часы -- тридцать две минуты. Жалко будет, если план сорвется. А ведь, казалось, все так просто...
   Тридцать четыре минуты. Завожу машину. Зря я вообще сюда приперся, въезд в гараж всего один и легко блокируется, подловить меня тут проще простого.
   Тридцать пять минут. Как только нажимаю на газ, дверь открывается и Ирен садится на переднее сиденье. Все в сборе -- поехали!
   -- И долго ты за мной наблюдала? -- спрашиваю у своей спутницы. Она слегка изменила облик. Волосы теперь коротко подстрижены, а цвет их вообще определить трудно -- вроде каштановые, они то отсвечивают тусклым темным золотом, то пламенем вспыхивают в попадающих в окна бликах света. Лицо почти не изменилось, стало только чуть... то ли мягче, то ли неувереннее. Хотя, кто знает, что творится у нее в душе на самом деле? А вот выбор свободного нейтральных цветов брючного костюма я похвалил (про себя, конечно). И удобно -- кто знает, чем нам скоро заниматься придется, и меня от вождения не отвлекает.
   Вопрос остается без ответа. Да и не нужен он, этот ответ. И так знаю, что супермен из меня еще тот, несмотря на подсаженную в мозги команду профессионалов. Профессиональных мертвецов. Вообще-то, неувязочка получается. Если у меня записаны прижизненные копии личностей, то откуда каждый из них знает про свою смерть? Интересуюсь. Оказывается, всем им в головы в свое время имплантировали передатчик, который рапортовал обо всех произошедших после записи изменениях. Так что с этой стороны все сходится.
   Вообще, с чего это я сегодня такой подозрительный? Может, к психиатру сходить?
   Однако едем мы не к психиатру, а к ближайшему банкомату нужной мне системы, где моя спутница получает кристалл-удостоверение. Теперь она -- Ирен Майден, счастливая обладательница полумиллиона кредитов и, по совместительству, моя жена. Я --Али Абдулаев, молодожен, и мы отправляемся в свадебное путешествие куда подальше с этой гостеприимной планеты. А вот куда конкретно, это сейчас выяснится...
   -- Куда надо лететь, чтобы оказаться рядом с твоей базой? -- мы уже в машине, направляемся к космопорту. Ирен молчит, не могу понять, почему. Раньше она была более словоохотливой. Подменили? Что-то произошло, когда она выбиралась из борделя? А, может, это просто я все испортил?
   Опять молчание. Странно. Моя черепно-мозговая команда пошушукалась между собой и на передний план выдвинулась Элизабет. Попробуем шоковую терапию.
   -- Киборг, рапорт. Внутренние повреждения, отчет о выходе из здания, -- если и на это не отреагирует, придется ее отключать и разбираться. Как неохота...
   -- Рапорт: нервные биоцентры -- отлично, нервные киберцентры -- отлично, скелетно-мышечная биосистема -- отлично, скелетно-мышечная киберсистема -- хорошо, интегрированное вооружение -- удовлетворительно, электронная защита и экранировка -- удовлетворительно, дополнительное оборудование -- удовлетворительно, энергосистема полностью заряжена. Желаете подробный отчет?
   -- Не желаю. Продолжай, -- я выруливаю в ближайший переулок и останавливаю машину. Освещения почти нет, автомобиль выглядит не слишком приметно, скорее всего и внимания никто не обратит. Вынимаю ключ зажигания (ну, ладно, никакой это не ключ, а небольшая карточка, да и машина работает не на бензине, но что делать, если все здешние термины для меня слишком непривычны и неудобны?) из замка и прячу в карман, но руку обратно не вынимаю -- лежащий там парализатор может еще пригодится. Теперь можно и послушать.
   -- Выход из здания. При помощи одного из энергокристаллов был инициирован сбой в работе служебного телепорта, приведший к взрыву, в результате которого нарушилась целостность стен помещения и была задействована противопожарная система, включающая в себя подсистему аварийной эвакуации. После скрытного перемещения в гараж был установлен односторонний зрительный контакт с необходимым транспортным средством с целью наблюдения, а в установленный срок совершена посадка в него. Желаете подробный отчет?
   Подробного отчета я снова не желаю. Ну и что? Хотел рапорт -- получай этот шедевр канцеляризма. Такое впечатление, что все человеческие черты стерлись. Абсурд. Мало мне одной Блесковски.
   -- Слушай, может хватит чушь нести? Полчаса назад ты больше походила на человека. "А как ТЫ меня назовешь?.." -- издеваюсь я, копируя голос и интонацию. Меня сейчас устроит любая человеческая реакция, тем более, что я подозреваю в чем дело. Во время ожидания в гараже я выслушал целую лекцию о боевых киборгах от Элизабет, Джо и Пончика. А там была одна маленькая деталь: никто из киборгов позже серии ЗИ в боевых действиях НЕ УЧАСТВОВАЛ НИ В КАКОЙ ФОРМЕ...
   -- Ладно, -- теперь я меняю тактику. Голос тихий и усталый. Попробуем помягче. -- Ты можешь рассказать, что случилось, когда ты выбиралась из здания? Что произошло? Это может быть очень важно...
   -- Нет, не надо... я не хочу...
   Прорвало. Теперь и жесты и интонации -- чисто человеческие, причем состояние -- на грани срыва. Прячет лицо в ладонях. Блин, она же сейчас заплачет!
   Осторожно отодвигаю заслоняющие лицо ладони. Если я ошибся, то рискую словить удар по горлу, но что делать... Так и есть -- глаза покраснели, сейчас вся косметика потечет...
   -- Что там случилось? -- спрашиваю, глядя прямо в глаза. -- Скажи... Пусть все это выйдет, будет легче...
   И она ломается окончательно.
   -- Я у-убила... -- тихим всхлипом вырывается вместе со слезами. -- Я убила че-человека.
   И это окончательно добивает меня. Прижимаю к груди плачущую суперменку, бормочу что-то, утешая, а у самого в голове вертятся обрывки мыслей. Только бы самому не зареветь... Это же надо -- напороться на такое... Что делать? Что делать? Что делать?..
   Картина века. В ворованной машине человек без памяти утешает заплаканного боевого киборга.
  
   Косметика не потекла. То ли прогресс добрался-таки до женских мелочей, то ли Ирен в косметике и не нуждалась -- не знаю. Но после этих "посиделок" мы многое узнали друг о друге.
   Ирен, оказывается, готовили для "миссии замены". Кого ей собирались заменять -- президентскую дочку или адмиральскую любовницу -- не столь важно. Киборги модели "Хамелеон" способны копировать любой внешний облик, а направленная мутация и наложение психоматрицы делают подобие полным. Только вот роботу трудно изображать человека, поэтому воспитывалась Ирен в специальном "питомнике" -- колонии людей, купивших жизнь ценой воспитания детей-киборгов. Кто-то называл их предателями, кто-то патриотами, кто-то -- сумасшедшими, но дело не в этом. Ирен просто не успела пройти полную подготовку, она -- киборг -- получила обычное человеческое воспитание плюс полный набор программ для электронной части. А связать эти половины не успели... Война окончилась, Ирен вместе с остальным населением той колонии уничтожили, как предателей и военных преступников.
   Казалось бы, все кончилось. Но многих киборгов убивали только на бумаге. Кого-то захапали спецслужбы и мафия, кто-то сумел удрать, но был "убит", чтобы не портить отчетность, а Ирен попала в публичный дом. Как она не сошла с ума за полвека -- не понимаю. Судя по всему, просто уходила в себя, в свой, придуманный мир, где не существовало этого опостылевшего заведения. Помогла, наверное, и психообработка, которую она успела пройти, а, может быть, что-то еще -- судить не берусь.
   Вот только пробуждение было страшным. Совершенно неожиданно для нее подключились все программы, когда-то давно заложенные в ее память. По себе знаю, когда тело вытворяет что-то отдельно от твоего разума -- это жутко. Я остался жив только потому, что электронная половина Ирен еще толком не состыковала с биологической внезапно включившиеся функции. Другим повезло меньше. Намного меньше. Точнее, не повезло вообще. Я уговорил Ирен показать мне то, что она видела своими глазами, когда выбиралась из здания. На это было трудно смотреть. В "отчете" Ирен совсем забыла упомянуть, что аварийная система вызвала команду службы безопасности. Десять человек -- пять двоек. Шестеро не захотели уйти с ее дороги. Дай Бог, чтобы кого-нибудь из них смогли спасти. Когда человека убивают походя, между делом, устраняют с пути, словно неодушевленное препятствие -- это наводит ужас.
   Элизабет работу Ирен похвалила. Я, конечно, ничего Ирен об этом не сказал -- зачем? Она и так то и дело сбивалась на истерику. Мне, все-таки, следовало пойти протоптанной дорожкой Джона Коннора и при программировании блока поместить туда и приказ не убивать людей, но сделанного не воротишь. Да и не знал я об этом. Я ведь не ясновидящий. Хотя, кое-что можно сделать и сейчас. На одной ножке, конечно, прыгать никто не будет, но опыт классиков надо все-таки позаимствовать.
   -- Ир, блок еще действует?
   -- Вроде да...
   -- Вот и ладушки... Приказываю: убивать людей категорически запрещено. От посторонних этот факт тщательно скрывать. Разрешается наносить ранения любой степени тяжести, за исключением смертельных. Подойдет?
   -- А почему не наложишь полный запрет?
   -- Рад бы, -- я усмехнулся, -- да только, кто знает, что дальше будет? Я не хочу никого убивать, я ведь тоже не солдат, но за мной охотятся, за тобой теперь тоже...
   -- А кто охотится за тобой? И почему? -- женское любопытство взяло-таки верх. -- Или мне это знать не положено?
   -- Почему не положено? Слушай...
   И рассказал. Все. Тем более, что и рассказывать-то было не так уж и много. А взамен получил...
   -- Ты хоть понимаешь, что натворил?
   -- Что? -- недоумеваю я.
   -- Подписал себе смертный приговор. Нельзя в одну голову подсаживать больше двух личностей. Трое в одной голове -- это максимум, да и то половина через полгода с ума сходит.
   -- А ты-то откуда знаешь?
   -- Рассказывали... За полвека "работы" наслушаешься всякого. Посещал меня как-то один... Надоел -- сил нет. Он не любовью заниматься ходил, а "исследовать биокибернетический симбиоз в условиях недостатка внешней информации". Ученый, понимаешь ли... -- зло бросает Ирен. -- Вот кого прибила бы с удовольствием. Работал на какую-то секретную контору -- ведь киборгов после войны вне закона объявили... Вот он-то мне и рассказал как-то. У тебя -- максимум месяц спокойной жизни. Потом -- головные боли, которые никакими лекарствами не снимешь, и кровоизлияние в мозг. Выход один -- сходить к "чистильщику" и избавиться от лишних постояльцев.
   -- Кто это та... -- только начал я задавать вопрос, как уже все узнал. От Джозефа. Он пару раз пользовался услугами "чистильщика", когда требовалось намертво забыть о чем-то. О чем следовало забыть в первый раз, он сказать не мог -- начисто был стерт не только тот факт, который требовалось, но и вся связанная с ним цепочка, а тот день, когда ему "чистили" мозги вообще почти целиком состоял из ложных воспоминаний. Только спустя несколько лет, когда к нему случайно, в обход всех правил и норм, попало его же личное дело, он узнал, что вынужден был забыть о чем-то. Второй раз он помнил -- был поставлен только временный блок, надежный, практически непробиваемый, но исчезающий сам, когда в нем отпадает надобность. Дело было муторное, связанное с двойным агентом в "конторе", на которую когда-то работал Джо, поэтому подробно разбираться я не стал. И так понимал, что "чистильщик" сделает с моими мозгами то же, что Пончик -- с электронной "начинкой" Ирен. Может быть, я даже смогу что-то вспомнить из того, что было до того злосчастного автобуса.
   -- Только искать "чистильщика" придется после того, как мы доберемся на твою базу, поэтому отложим это на потом. Месяц у меня есть -- хорошо. Так, куда нам все-таки лететь?
   -- А никуда лететь не надо. База здесь. В Железной Пустыне.
   Я был потрясен. Элизабет, Пончик и Джо, которые когда-то имели какое-то касательство к поискам этой загадочной базы -- тоже.
   Железная Пустыня была частью продуктом терраформирования, частью -- войны с киборгами. Планета эта была колонизирована сравнительно недавно, и некоторую часть ее поверхности еще занимали неприспособленные для жизни места. Над одним из них во время войны с киборгами разыгралась особенно жаркая схватка; обе стороны подкидывали туда все новые и новые силы, увеличивая и увеличивая напор, пока киборги не были вынуждены отступить. Если уж быть совсем точным, дрались немного в стороне, но все обломки, образовавшиеся во время того космического боя, по какому-то капризу природы сваливались туда.
   Далеко не вся техника, сваливавшаяся в пустыню, была мертвой. Кое-какие компоненты кораблей еще работали во время падения, и даже после него, так что прогуливаться там было небезопасно. По меньшей мере. Когда война кончилась, средств на расчистку, естественно, не нашлось -- кому нужно обезвреживать свалившийся из космоса металлолом в пустыне, которая будет осваиваться только в следующем веке? Так что на всех картах Железная Пустыня изображалась простым залитой желтой краской областью, а воздушные трассы проложили в обход. И вот теперь оказалось, что среди свалившегося в пустыню барахла было "яйцо" базы -- сложный гибрид электронной техники и живых тканей, предназначенный для быстрого автономного строительства или, скорее, выращивания военных объектов киборгов. База закончила развитие еще до прекращения боев над планетой, но команды самоуничтожения почему-то не получила. Наверное, киборги посчитали риск обнаружения базы меньшим, чем выгода от существования базы на покидаемой вражеской планете.
   Так или иначе, но база была буквально в двух шагах. Надо только до нее добраться.
  
   Едем к ближайшему пункту проката летающей техники. Я веду машину, один из близнецов время от времени перехватывает управление, исправляя допущенные мной ошибки, пока другой ядовито высказывает свое мнение о моих водительских способностях, Элизабет, Джо и Пончик где-то на границе моего сознания устроили вечер воспоминаний, Ирен на заднем сиденье возится с отданным ей на откуп содержимым моего чемоданчика -- короче, все при деле. План прост: взять напрокат для "свадебного путешествия" какой-нибудь дрынолет, добраться на нем до границы Железной Пустыни, а там -- "поломка автопилота" и "катастрофа". Выживших нет, вопросов тоже. План, по-моему, гениален, это меня и настораживает: все мои "гениальные" планы то и дело странным образом превращаются в такое безобразие...
   Что-то беспокоит меня в зеркале заднего вида. Ах, да, какая-то мощная спортивная машина уже довольно долго держится позади, как привязанная. Результат пары простейших приемов свидетельствует -- "хвост". Накаркал! Устраиваю небольшое совещание, после чего все семеро решаем игнорировать эту наглую провокацию, а в бюро проката взять глайдер помощнее.
   "Провокатору", по-видимому, надоела роль пассивного наблюдателя. На скоростном участке соединяющей два района трассы он идет на обгон и неожиданно толкает нашу машину в бок. Автомобиль дико виляет, едва не влетая в ограждение, я мгновенно оказываюсь отстраненным от управления -- близнецы, используя свое умение, выправляют машину, а Джо невозмутимо высказывается:
   -- Если бы на твоем месте был обычный водитель, считай -- машина уже перевернулась. Корпус прочный, системы безопасности в порядке -- никто бы не погиб, максимум -- испуг и пара синяков. Значит, это не попытка убийства. Но после аварии мы не сможем ехать дальше, а если к тачке, которая только что кувыркалась по всей трассе, подъедет "скорая", которая уже минут пять болтается через три машины позади, то это никого не удивит. Следовательно, это не покушение а захват. Пока у них ничего не вышло, но возможна новая попытка.
   -- Ирен, внимание! -- полностью передавать рассуждения Джо нет времени, но киборга надо предупредить. -- "Скорая" сзади...
   Больше ничего сказать не успеваю. "Авария" не удалась, и преследователи пробуют другой способ. "Спортсмен" останавливается перегородив нам дорогу, "скорая" подтягивается поближе -- маски сброшены. Близнецы выкручивают руль, и мы, обдирая бока, проскакиваем между ограждением и неожиданным препятствием. Что поделать, машина вернется к своему владельцу несколько попорченной. А, может, вообще не вернется...
   Обнаруживаются еще два преследователя. Пара тяжелых лимузинов заходят с двух сторон, стараясь зажать и остановить. Тормозим, пропуская преследователей вперед и, перескочив через разделительную полосу и вызвав небольшую суматоху в стройных рядах водителей, направляемся обратно к лабиринту городских улиц. Все четверо ломятся за нами. Им даже легче -- из всех преследователей колеса есть только у "скорой", а остальные парят на воздушной подушке в полуметре над дорогой.
   Близнецы виляют по дороге, успешно изображая пьяного водителя и стараясь вызвать небольшую аварию, чтобы задержать погоню, но безрезультатно. Лимузины и "скорая" держатся сзади, но "спортсмен" назойливой мухой вьется вокруг нас, методично превращая обе наши машины в подобие помятых консервных банок. Надо как-то отвязаться от него, а в городе -- от неповоротливых лимузинов и "скорой". Ирен, словно читая мои мысли, не обращая внимание на наши дикие маневры, собирает из содержимого моего чемоданчика жуткого на вид оружейного монстра.
   Наконец "смертельное оружие" собрано, и Ирен вопросительно смотрит на меня.
   -- Избавься от него, -- приказываю я, указывая освободившейся на секунду рукой на назойливого преследователя. -- Делай, что хочешь, но чтобы он нам не мешал!
   Ирен невозмутимо кивнула, опустила стекло, навскидку выстрелила и закрыла окно. Результат -- спортивная машина клюет носом, виляет, со скрежетом, искрами и прочими спецэффектами трется об ограждение, затем, потеряв остатки своей воздушной подушки, плюхается на землю и некоторое время катится по трассе, крутясь и переворачиваясь. Ирен подмигнула и сдула воображаемый дым с кончика ствола.
   -- Прямо в блок управления. Он уже никуда не поедет.
   Двигаем дальше. Мотор визжит на максимальных оборотах, но преследователи постепенно приближаются. Ирен присматривается к лимузинам и наклоняется ко мне.
   -- Али, я ничего не смогу сделать с ними. Там броня и такие щиты, что...
   Сильный толчок прерывает ее -- нас уже догнали. Снова начинается сумасшедшее виляние по всей дороге и прочие маневры. Сзади подбирается "скорая" и преследователи пытаются втроем прижать нас к ограждению, но Ирен очередью разносит "скорой" передок, фургон, кувыркаясь по дороге, задевает один из лимузинов и выбывает из гонки. Лимузин тоже останавливается, так что мы остаемся один на один с последним противником.
   Съезжаем с трассы. Лимузин серебристой торпедой мчится за нами. Он быстрее, но размеры и броня делают его слишком неповоротливым, что сводит на нет преимущество в скорости. Правила движения давно и прочно забыты, водители шарахаются во все стороны, но жертв вроде нет. Пока.
   Неожиданно я краем глаза замечаю какое-то движение справа и еле уворачиваюсь от вынырнувшей из переулка машины. Это -- первый лимузин, слегка помятый, но еще вполне пригодный для езды. Но продержался он недолго -- во время одного из резких поворотов водитель не справился с управлением тяжелой машиной и на полной скорости влетел в стену. Зрелище -- обалденное, даже если смотришь на него в зеркало заднего вида. Мерцает защитное поле, стараясь погасить энергию удара, во все стороны летят какие-то обломки...
   Странно, но местная полиция не обращает никакого внимания на производимое нами безобразие. То ли не хотят вмешиваться в состязание придурков-камикадзе, то ли получили указание не вмешиваться в разборки -- кто знает?
   Елки-палки, я, наверное предсказатель. Экстрасенс, блин. Нострадамус. От слова "страдать". Стоило мне только подумать о полиции, как из переулков с обеих сторон улицы выкатываются два сине-желтых броневика и становятся радиаторами друг к другу, образуя непробиваемый блок. Времени на маневры не остается, я могу только нажать на тормоз, но машину даже не успевает занести -- она со всего размаху врезается в броневики, я вижу приближающееся к лицу лобовое стекло -- и все...
  
   Опять темнота и тишина. О Господи, как мне надоело получать по башке! Второй раз за пару часов! Ну почему мне так "везет" на неприятности? Я ведь не супермен, не киногерой какой-нибудь, который чувствует себя не в своей тарелке, если пару раз в день не посражается с мафией, пришельцами, не спасет мир или попросту не переведет старушку через дорогу. Я даже не знаю, кто я такой... Перед глазами начинает что-то проявляться, но мне все уже надоело, я не желаю приходить в сознание и вновь соскальзываю в темноту и тишину.
  
   Боль... Жутко болит голова. Почему?.. Ах, да, я же пробовал ей на прочность ветровое стекло... Значит, система безопасности сработала -- если я чувствую боль, то я жив. Утешеньице... Некоторое время думаю, открывать глаза или нет, потом почему-то решаю не открывать, а пощупать лицо рукой. Как будто я могу увидеть без зеркала собственную рожу и мне противно будет смотреть на тот синяк, в который она, наверное, превратилась...
   С удивлением обнаруживаю, что не могу пошевелить руками -- они чем-то прижаты за запястья. Все тело болит, будто на нем вальсировало стадо слонов. Чувствительность постепенно возвращается к нему, и я обнаруживаю, что... сижу в точно таком же кресле, что и в начале моих сумасшедших приключений. Бред. Все-таки, я схлопотал по голове, а это иногда сказывается...
   Слух подсказывает, что рядом кто-то есть -- по крайней мере, слышно чье-то дыхание. Что же, придется открывать глаза...
   Ну что можно сказать по этому поводу? Парень, ты попал...Небольшая серая комната, украшенная с правой стороны громадным зеркалом во всю стену, мое кресло, стол, стул, может, еще что-то сзади меня -- не вижу. Вроде, все. Ах, нет, я еще забыл имеющихся в этой комнате двоих полицейских. Один, толстяк в синей форме местной службы охраны правопорядка восседает верхом на стуле, с участием поглядывая на меня. Второй -- брюнет с невыразительным лицом в черном костюме с пластиковым жетоном на воротнике -- стоит в углу, сложив руки на груди и смотрит на меня, как на нераздавленного по чьему-то недосмотру таракана.
   -- Либо имперский агент, либо просто полицейский в штатском, -- поясняет Джо. -- Скорее всего, сейчас будет представление...
   -- Угу. Добрый полицейский и злой полицейский. Плавали, знаем...
   Интересно, что стало с Ирен? Ну, это мы сейчас выясним... Да, а что они искали в моей голове? Не зря же меня бессознательно сунули в этот... я порылся в памяти и вытащил оттуда услышанный где-то термин... ментоскоп. Ничего, сейчас тебе все скажут и покажут. А потом догонят и еще покажут...
   -- Али Абдулаев, вы арестованы за незаконную торговлю наркотиками и оружием, убийства, угон автомобиля, похищение человека и многочисленные нарушения правил дорожного движения... -- начал толстяк.
   -- Я могу сохранять молчание, -- я прокашлялся, -- а все сказанное мной может быть использовано против меня, так?
   -- В общем, так... -- расплывается в улыбке полицейский. -- Вы меня совершенно правильно поняли.
   Что же, помолчим. Угон и нарушение правил движения -- это понятно, а вот наркотики, оружие и прочий приписываемый мне криминал... То ли на меня решили повесить всех имеющихся в наличии собак, то ли есть еще один Али Абдулаев -- с моим везением, похоже, невозможного просто не существует. Зря я не изменил свою фамилию, когда делал удостоверение личности для Ирен. Был бы я сейчас Али Майден, может, было бы легче. А, может, и нет.
   -- Вообще, что-то вы сноровку потеряли, -- жизнерадостно улыбаясь сообщил толстяк. -- Преступник вашего калибра -- и банальный угон машины, какие-то сумасшедшие гонки по городу, да еще и с удостоверением личности на настоящее имя в кармане. Ай-яй-яй, куда мир катится...
   Разговор пока ведет только "добрый" полицейский. "Злой" молчит, и пока он молчит, я должен вытянуть из "добряка" максимум информации. По крайней мере, я должен узнать, кто этот Али Абдулаев и что же конкретно он такого натворил.
   -- А с чего вы взяли, что я -- именно тот, кто вам нужен? С чего вы взяли, что...
   Закончить мне не удается. Человек в штатском отклеивается от стены и приближается ко мне.
   -- С чего мы взяли? Али Абдулаев, ты сами знаешь, что у нас нет ни одной записи, удостоверяющей твою личность. Ты сам запустил "червя" во все базы данных империи и стер любое упоминание о себе. Но ты поленился сменить имя на новом удостоверении личности. Второго Али Абдулаева не существует, и тебе это известно. Точнее, сейчас ты этого не помнишь, ты ведь не поскупился и нашел хорошего "чистильщика", чтобы поставить блок. Ведь это очень удобно -- ничего не помнить. Но ты не учел две вещи -- твой "чистильщик" оказался недостаточно хорош, и мы нашли следы прежней личности, которую сможем вытащить на свет, а, кроме этого, твоим делам занимается не полиция, а Имперская Безопасность, а нам, -- он холодно улыбнулся, -- не нужно устраивать судебную комедию. Мы просто вытрясем из тебя все, что ты знаешь, и выкинем на помойку, где тебе самое место.
   Просто полный асисяй. С одной стороны, положение -- хуже некуда. Меня точно кто-то использовал, чтобы отвлечь внимание от настоящего Али Абдулаева, но какого черта этот кто-то отправился за обеспамятевшим материалом на Землю? Риск слишком велик... С другой стороны, откуда я знаю, что был на Земле? Любой "чистильщик" может сфабриковать такие воспоминания, какие только взбредут в голову его клиенту. Мне могли засунуть в башку что угодно, и я просто никогда не сумею разобраться в этом коктейле. С третьей стороны, я могу действительно оказаться этим самым Али Абдулаевым, что меня совсем не радует. Никогда не хотел быть тем самым "бабаем", которым пугают детей. С четвертой стороны, если у меня обнаружили "следы прежней личности", то я имею очень большие шансы вспомнить свое прошлое. Перед смертью, потому что никакие спецслужбы не любят оставлять свидетелей.
   -- Ни хрена ты не вспомнишь, -- раздается голос Джо. -- То, что они обнаружили -- это мы. Они просто пока не могут нас распознать. А когда до них дойдет -- вот будет потеха!
   -- Так ты считаешь, что это конец?
   -- К сожалению, да. От ИБ еще никто не убегал без помощи извне, так что тебе надеяться не на что.
   -- А Ирен?
   -- А что Ирен? -- вмешивается в разговор Элизабет. -- Либо ее взяли вместе с тобой, либо она благополучно удрала. У этой сучки есть деньги, документы и свобода, а твой дурацкий блок не требует вытаскивать тебя из этой кучи дерьма. Она сейчас или валит все на тебя, чтобы ее не разобрали на винтики, или старается убраться подальше, пока ты не раскололся.
   -- Ты молчишь, надеешься на помощь извне. Дурак. Очень глупо надеяться, что тебя освободят твои товарищи, от которых ты только что драпал, как угорелый. Ты же обокрал их на пять миллиардов кредитов, не забыл? Ах да, ты ведь действительно забыл...
   Издевается, сволочь. Одного только понять не могу -- и моя "команда знатоков" тоже не понимает -- зачем вся эта комедия? Что мешает им сразу, без лишних разговоров промыть мне мозги? Они ведь убедились, что я ничего не помню и не могу помнить. Идиотизм какой-то.
   Делаю невинные глаза и задаю им этот вопрос. Вместе с замечанием по поводу психического состояния людей, спрашивающих о том, чего я не знаю и не могу знать по определению. Что-то подсказывает мне, что парочка это стерпит -- почему-то я им очень нужен.
   Но вот узнать, на фига я им сдался, мне было не дано. Зеркало на стене внезапно лопнуло, обрушившись сверкающим дождем. Из дыры в стене раздалось легкое шипение и бледно-голубые искры ударили в моих стражей. Оба -- и полицейский, и агент -- свалились на пол. Я скосил глаза, но все равно ничего не увидел. Кому это я вдруг так понадобился?
   За моей спиной раздался легкий шорох, и ремни, удерживающие меня в кресле, расстегнулись с легким щелчком. Я попытался встать, но ничего не получилось. Тело не слушалось. Я чертыхнулся и сделал еще одну попытку. Безрезультатно. Я только слабо подергивался.
   Что-то укололо меня в плечо, слабо зашипев. Я попытался повернуть голову, чтобы увидеть своего неожиданного спасителя, но не преуспел и в этом. Но силы начали восстанавливаться -- благодаря, наверное, тому, что в меня только что вкололи -- и скоро мои шансы принять-таки вертикальное положение стали достаточно велики.
   Однако, кто бы ни был тот, кто так неожиданно прервал любезную беседу, но ждать он не хотел. Способ, которым меня вытряхнули из кресла и поставили на ноги, изяществом не отличался. Теперь я понимаю, что чувствует нашкодивший кутенок, которого тягают за шкирку. Пытаясь удержаться на подкашивающихся ногах, я все-таки ухитрился оглядеться. Увиденное вселяло надежду. Мое пытающееся завалиться назад в кресло тело удерживала за воротник Ирен.
   С тех пор, как мы так неожиданно расстались, она довольно сильно изменилась. Ирен оказалась одета в коричневый комбинезон, с лица исчез весь макияж, глаза закрывали поставленные на максимальное затемнение очки, а с плеча на ремне свисало нечто, похожее на раскормленный гибрид револьвера с американской винтовкой "М-16". Судя по тому, что в спину мне упиралось еще что-то тяжелое и холодное, Ирен прихватила оружие и для меня. Вот только я очень удивлюсь, если смогу удержать в руках что-нибудь весомее спичечного коробка.
   -- Идти можешь? -- хороший вопрос. Если бы я еще знал на него ответ...
   -- Не знаю... -- это, по крайней мере, честно.
   Последовавший за этим вздох можно было перевести примерно так: "И чего это я связалась с этим... (далее эпитеты по вкусу)? С чего это меня понесло рисковать собой, вытаскивая его из всяких неприятностей?" И в самом деле, с чего бы это вдруг?
   -- Как выбираться будем? -- спросил я. Дверь была заперта снаружи, ни замка, ни ручки не видать, а вылезать через бывшее зеркальное окно... Сейчас это выше моих сил.
   Ирен скептически посмотрела на меня, ухмыльнулась и выстрелила в дверь. Дверь снесло, и я понял, что действительно сильно ударился головой.
   В коридоре был полумрак, туман, созданный работающей на полную мощность противопожарной системой и куча полицейских. Ирен прислонила меня к стене, высунулась в дверь и полоснула с обеих рук по всему коридору. Похоже, не только я занимался сегодня плагиатом у Камерона.
   -- Ну, как? -- спросил я у Ирен, когда шипение плазменных излучателей стихло.
   -- Жить будут, -- ответ, действительно достойный Терминатора.
   Мы выбрались из полицейского участка достаточно быстро. Пару раз Ирен заталкивала меня в укрытие и разбиралась с высунувшимися полицейскими, но, в целом, все было спокойно. Ирен запихнула меня в парящий перед участком глайдер военного образца, плюхнулась на водительское сиденье и, взлетая, полоснула по стоящим на стоянке полицейским машинам из плазменной скорострелки, довершив разгром. Я уверен, местные бандиты будут очень рады.
   Поколдовав над приборной панелью, Ирен развернулась вместе с креслом. Вообще, эта машина напоминала стандартный малый армейский транспортный глайдер лишь внешне. Внутри все было переделано -- не осталось и следа от строгой милитаристской функциональности боевых машин; такое впечатление, что после выпуска этот аппарат был основательно переделан по заказу какого-нибудь, скажем, местного наркобарона. Либо Ирен обладала широкими и разносторонними связями, либо потратила большую часть того, что я вложил в ее кристалл, а, скорее всего, и то, и другое. Но лучше отвлечься от созерцания внутренностей глайдера и обратить внимание на его хозяйку, тем более, что пришла пора задать кое-какие вопросы.
   -- Почему ты вернулась за мной? Легче было оставить меня, сменить имя и облик и спокойно жить на те деньги, которые были на твоем счете. Я тебе зачем-то нужен, или тебе захотелось в Терминатора поиграть?
   Не знаю, почему я так себя повел. Наверное, мне было уже все равно -- все эти приключения, закончившиеся ударом по голове, допросом в гостях у местных сил охраны порядка и освобождением в стиле американского блокбастера, так расшатали мою нервную систему... Почему-то я не испытывал благодарности к Ирен -- только озлобленность из-за того, что все еще не кончилось, меня вытащили из уютного кресла и зачем-то куда-то везут. Кто-то из "квартирантов" влез с советом успокоится -- я мысленно послал его по различным адресам и почему-то действительно успокоился. Конечности больше не дрожали, боль ослабла до умеренной, а голова прояснилась. Короче, пришел в норму, можно теперь и Ирен послушать, если она, конечно, не обиделась на то, что я ей наговорил.
   Ирен посмотрела на меня, словно решая, стоит ли мне это говорить, но, по-видимому, решилась.
   -- Али, я умираю.
  
   Чего угодно я ожидал, только не этого. Мне бы так "умирать". Бред какой-то. Хотя, кто их знает, этих киборгов...
   -- Не понял...
   -- Я действительно умираю, -- Ирен сняла очки и расстегнула комбинезон. Я присвистнул -- вместо одного глаза зияла окровавленная дыра, посреди которой виднелась миниатюрная камера, а покрытое прозрачным слоем застывшего биогеля тело Ирен напоминало мясной фарш вперемешку с кусками металла и керамики.
   -- То, что ты видишь, не самое страшное. -- Ирен застегнулась и снова надела очки. -- хуже всего, что и биологическая и кибернетическая части повреждены так сильно, что мои системы авторемонта не справляются. Через четыре дня мои резервы кончатся и я... умру...
   -- Где это тебя так?
   -- В машине. Я связала себе руки и ноги и, когда полицейские подошли, прикинулась умирающей заложницей. В "скорой" я отключила врачей и удрала. Потом купила оружие и машину, и вытащила тебя.
   -- Но зачем тебе я? -- я недоумевал. -- У тебя есть глайдер, и ты можешь спокойно добраться до базы, а там тебя вылечат... или отремонтируют... Как правильно сказать? Или, -- осенило меня, -- там есть что-то такое, что невозможно сделать одному?
   На приборной панели что-то запищало, и Ирен развернулась к ней. Защелкала кнопками и рассеянно бросила мне:
   -- Я знаю, где база, но я не смогу войти. Я не знаю кода. Да, кстати, к нам гости...
  
   Ирен Майден -- перевранное английское Iron Maiden ("Айрон Мэйден" -- "железная дева")
   В фильме "Терминатор-2" главный герой -- подросток Джон Коннор, встретив посланного для его защиты киборга-"терминатора" Т-101, запрограммированного повиноваться его приказам, для проверки приказал ему попрыгать на одной ножке. Следующим приказом Коннор запретил киборгу убивать людей (однако, не запретил ранить их).
   Джон Камерон -- режиссер фильмов "Терминатор" и "Терминатор-2". В фильме "Терминатор" киборг-"терминатор" устраивает нападение на полицейский участок, в котором находится главная героиня.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"