Канер Ян: другие произведения.

Неприкаянный (текущее обновление)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Выкладка от 28.05.08. Полностью написанная глава дублируется в общем файле.
    1. Комментарии открыты, оценки выключены.
    2. Внимание! В процессе создания текущей главы я также правлю уже написанное, так что поглавное чтение может не принести ожидаемого удовольствия.
    Глава 5. Ну, все, вроде все основные персонажи окончательно представлены... Керрил начинает реализацию своих планов, Атари в недоумении, а Вик продолжает утрачивать иллюзии относительно своей крутизны.


   Глава 5
  
   Утро следующего дня встретило меня прохладой, чьими-то воплями за окном и помятой со сна физиономией Эдрика, просунувшейся ко мне в комнату. Сегодня была его очередь готовить, а обращаться со списком продуктов, которые надо купить на рынке, к Атари он явно не хотел. Выслушав короткий перечень - что поделаешь, вкусно поесть были не против все трое, но вот желания устраивать пиршества почему-то не возникало ни у кого - я кивнул, и парень испарился готовить завтрак. Я же вышел из комнаты только когда тщательно закрепил на себе разрешенный к ношению в городе арсенал. Вчера нас, похоже, демонстративно не заметили, но сегодня ситуация вполне могла измениться.
   Сполоснув лицо и пригладив растрепавшиеся после короткого сна волосы, я умял свою порцию, запил горячим травяным отваром - жалкой заменой привычного для меня чая - и устроился у входной двери ожидать Атари. Как, наверное, любая другая женщина, перед выходом она на некоторое время закрывалась в своей комнате, наводя марафет. Правда, я так и не смог заметить разницу между ее внешним видом до и после таинственных косметических манипуляций. Но, возможно, ее действия не имели ничего общего с нанесением "боевой раскраски", кто их знает, этих эльфов? Уж точно не я. Да и желания полюбопытствовать не возникало. Зачем? На выполнение задачи не влияет.
   На рынок Атари не пошла - и правильно, в утренней толчее ничего не стоит получить в бок иглу, смазанную какой-нибудь дрянью. И сомнительно, что Истинное зрение поможет своевременно разглядеть угрозу. Так что мне сегодня предстояло заниматься покупками в одиночку, и только потом, вернувшись домой, провожать девушку в "Трехножку", как завсегдатаи назвали таверну "Трехногая Утка". Дальнейшие же планы на день не отличались от вчерашних или позавчерашних. После трактира мне полагалось отправиться на занятия к Детям Жизни, по окончанию тренировки - снова в трактир и, наконец, вместе с эльфийкой - домой. И все это - максимально контролируя обстановку вокруг, потому что мы не исключали вариант нападения на одного меня, чтобы потом без помех "ломать" оставшегося без защиты барда. Но основной сложностью было не защититься от нападения, а не дать бандитам возможности обнаружить, что одна из их мишеней практически бессмертна, а другая имеет более чем полувековой опыт владения оружием.
   Однако человек может только предполагать, а располагает всем бог, судьба, Хранители или случай - в зависимости от вероисповедания того, чьи планы внезапно нарушаются. Кто это был в моем случае, я не задумывался. Зачем? Все равно без толку. Главное же то, что у жрецов вместе с Марукау меня встретил Желка. Неугомонный парень бодро ковылял, постукивая костылем, и ни в коем разе не собирался оставаться в гостях у Детей Жизни. Мой наставник был с ним в этом полностью согласен, поэтому поручил мне помочь барду добраться до его жилья, проследив, чтобы вчерашние усилия жрецов не пропали даром. Только потом, если все пройдет нормально, мне следовало вернуться на тренировку. Пожав плечами, я приступил к выполнению указаний, считая, что на этом все отличия сегодняшнего дня от прошлых закончатся. Я ошибался.
   Первый сюрприз поджидал меня на выходе, когда Желка повернул не в ту сторону.
   - Куда это ты? - спросил я его, предполагая, что беспокойный подопечный до возвращения к себе намеревается посетить еще кого-то.
   - Домой, - удивленно ответил мне бард. - Ах, да, ты же не знаешь... Не к себе домой, до своей берлоги я сейчас добраться просто не смогу.
   Да уж. Вот что парень действительно не сможет сделать, так это подняться с костылем по узенькой крутой лестнице. А иначе никак не добраться в комнатушку на чердаке конкурента "Трехножки", которую владелец заведения сдавал барду в обмен на вечерние выступления.
   - Трактирщик сохранит мою комнату, все равно кроме меня на такую дыру охотников не найдется, - продолжил Желка, - а я пока отлежусь у братьев. Или ты думал, что я так и появился посреди Кумола из воздуха с лютней в руках?
   Я по этому поводу вообще ничего не думал, поэтому хранил молчание, обшаривая взглядом округу. Желка, в свою очередь, не умолкал. Из его болтовни я узнал, что мой подопечный родился в семье пекаря. Отец его умер, а из многочисленных детей до более-менее вменяемого возраста дожило только четверо: сам Желка, его старшие братья, принявшие дело после смерти отца, и сестра, любимица семьи. Как младшему из мужчин, ему светило вечно быть "на подхвате" у братьев, не больше, и парень это прекрасно понимал. Поэтому он добровольно ушел из семьи, пройдя обучение у барда. Особым талантом он не блистал, но на еду (правда, не всегда досыта) и одежду вполне хватало, а комнату предоставлял хозяин трактира. Вот если бы не "налог на музыку"...
   Узнав историю барда, я ощутил нечто, похожее на уважение к внешне выглядящему классическим раздолбаем парню. Не всякий добровольно и совершенно осознанно поменяет отлаженную и предсказуемую жизнь, пусть и подчиненного, на неопределенность самостоятельности.
   Путешествие наше было недолгим. Желка еще не успел полностью поведать мне историю своей семьи, как перед нами возникло двухэтажное строение с вывеской, изображавшей каравай хлеба. Перед домом стояла пара подвод, с которых двое дюжих парней перетаскивали внутрь здания мешки с мукой. Один из них, заметив нас, оторвался от работы и поспешил навстречу.
   - Привет, братец! - пробасил он, - в какое дерьмо ты опять вляпался?
   Мазнув по мне взглядом, он заметил медного сокола и удивленно поднял брови, а затем, нахмурившись, продолжил:
   - Что, так хреново, что провожать тебя выделили наемника из Гильдии?
   - Успокойся, Андал, - с невинным выражением лица ответил мой подопечный. - Его просто попросили пройтись со мной, чтобы я опять не грохнулся и не сломал себе еще что-нибудь.
   - Ага, так я тебе и поверил, - буркнул старший брат. - Вчера новый Смотрящий начал обхаживать должников, а сегодня появляешься ты, с костылем и такой рожей, словно пересчитывал ей все ступеньки в этом своем трактире. Да еще и за компанию с наемником. Ты бы, братец, чего более складное выдумал, пока матушка и Суни тебя не увидели.
   - Кого не увидели? - раздался незнакомый голос, и из-за квадратной фигуры Андала выглянуло женское лицо. При виде Желки с костылем, испуганно ахнув, мать барда (судя по всему, это была именно она) рванулась к сыну и стала тщательно его ощупывать.
   - Матушка, не щекочись! - рассмеялся парень, - а то костыль выроню и упаду!..
   Проверив состояние сына, женщина обратила внимание на меня. При виде знака Гильдии серые глаза подозрительно сощурились.
   - Что случилось? Почему моего сына сопровождает наемник? - требовательно спросила она.
   - Он сам расскажет. - Я не собирался ни помогать, ни мешать Желке. Пусть без меня решает, что стоит знать родственникам. - Меня Дети Жизни попросили только проводить его. Жрецам не хочется, чтобы их подопечный упал по дороге, и вся работа пошла прахом. Так что я пойду, - постарался изобразить я занятость, - у меня еще дела есть.
   - Виг, подожди, - окликнул меня бард, как только я развернулся уходить. - Помоги мне на лестницу взойти, а то мать и братья заняты, а с моей сестры толку мало. Только вдвоем завалимся.
   Я только молча кивнул. Без посторонней помощи для Желки лестницы действительно представляли непреодолимую преграду. Потом, когда он освоится с костылем, все изменится, но сейчас ему действительно стоило помочь. Раз уж я взялся за это дело.
  
   Пройдя узким коридором к лестнице, ведущей в жилую половину дома, и взобравшись с моей помощью на второй этаж, парень проковылял к одной из дверей, и остановился в затруднении. Дверь открывалась на себя, для здорового человека это не составляло никакого препятствия, но сейчас, с костылем и забинтованными руками... Наблюдать за попытками сохранить равновесие, отступая и дергая за ручку, я не стал. Аккуратно отодвинув барда в сторону, я распахнул злосчастную дверь.
   - Спасибо, - поблагодарил меня Желка, входя в комнату. Три кровати-ларя, стоявшие у стен, указывали на количество жильцов. Вот только две из них были аккуратно застелены, а третья лишь накрыта покрывалом поверх голых досок. Именно на ней и пристроился парень. - Я тут жил с братьями до того, как подался в барды.
   - Что, добрался? - прогудел из-за моей спины подошедший Андал. - Тебя, парень, как зовут? - поинтересовался пекарь у меня.
   - Виггор, можно Виг.
   - Ну, меня, ты уже знаешь, Андал я. Там внизу Руден. Матушку нашу ты уже видел. - Посчитав, что с представлением покончено, он перешел к главному. - Спасибо, что присмотрел за нашим оболтусом. Я ни на медяк не поверю, что он просто свалился с этой своей лестницы. Пошли, угостишься немного в благодарность...
   - Извини, но не могу, - отказался я. Поесть я уже поел, а вечернюю крысиную охоту никакая трапеза не заменит. Зачем же зря продукты переводить? - Мне сейчас к желтобрюхам возвращаться, а там наставник гонять начнет... Сам понимаешь, погано будет после угощения-то... - надеюсь, достаточно натурально скривился я.
   - А... - протянул ничуть не разочарованный верзила. - Понимаю... Дерутся жрецы хорошо, грех не поучиться. Видел намедни, как в трактире один такой палочкой своей драку разогнал и с десяток парней отметелил. - Андал потер бок, видать, он тоже входил в тот десяток. - Ну, пошли тогда, выведу я тебя отсюдова...
   - Подожди, - перебил брата Желка. - Мне с Вигом еще чуть поговорить надо. Я потом кликну Суни, она проводит.
   - Хорошо, - пожал плечами Андал.
   - Виг, - спросил бард, когда фигура его брата исчезла на лестнице. - Ты же для себя брал тогда риллу?
   - Ну да.
   - Сыграй что-нибудь, а то мне теперь до струн не дотянуться, - парень бросил взгляд на перебинтованные пальцы и усмехнулся. - Да и любопытно, что умеют делать с риллой наемники из Гильдии.
   Почему бы и нет? Если у парня здесь запасной инструмент, то почему бы и не поднять настроение? Не ему - себе. Только вот где здесь можно хранить риллу?
   - Открой кровать, - ткнул забинтованной ладонью Желка, правильно истолковав мой обшаривающий помещение взгляд.
   Подождав, пока бард переберется на другую койку, я поднял крышку застеленной лишь покрывалом кровати, служившей, как и остальные, еще и сундуком для хранения одежды, белья и прочего в этом духе. Внутри ларя на переложенных чем-то пахучим от моли простынях действительно лежала рилла.
   Я присел на кровать, провел пальцами по струнам. Инструмент звучал, на мой неискушенный взгляд, очень неплохо, хотя он, как я и предполагал, оказался расстроен. Я подкрутил колки у семи пар основных струн, дополнительные решил не трогать, все равно играть на них я пока не умел.
   Мои музыкальные занятия начались декады четыре назад. Именно тогда я, чувствуя необходимость получать разрядку хотя бы через песни, с помощью Желки купил риллу у старого мастера. Изделие было не слишком удачным, потому и досталось мне задешево, но шедевр работы местного Страдивари мне и не требовался. Чтобы привести инструмент к виду более знакомой мне гитары, я, не долго думая, свинтил "лишние" струны, оставив привычные шесть. Такого издевательства утонченные эльфийские чувства заметившей мои потуги Атари вынести не смогли. Поэтому поняв, что какие-то задатки у меня все-таки есть, уже больше месяца девушка понемногу обучала меня игре на рилле. Я же, найдя некоторые общие элементы в упражнениях, которыми пытал меня Марукау, и игре на этой разновидности лютни, без зазрения совести использовал боевые навыки. Что удивительно, у меня получалось. Взвинченный темп позволял не просто бить по струнам или перебирать их, но полноценно играть. Абсолютная память кристалла гарантировала, что один раз отрепетированную песню я смогу повторить в любой момент. А принцип "душа командует - кристалл управляет - тело исполняет" позволил мне даже пробовать импровизировать. И чем больший запас блоков-приемов я накапливал, тем лучше у меня выходило. По крайней мере, результаты моих занятий, по словам Атари, не зазорно было показывать еще кому-то, кроме уже привычных к моему пению спутников. Правда, по мнению той же Атари, карьера барда мне не грозила: уж больно мрачное настроение создавалось бы у моих слушателей.
   Кое-как настроив инструмент, я на секунду замер, выбирая, что же мне сыграть. Какая из песен моего репертуара больше подходит к сегодняшнему дню. И выбрал...
   С ветки падающий лист
   В день осенний золотист,
   Он по воздуху кружится
   И танцует, как артист.
   С ветки падающий лист...
  
   Нет ни братьев, ни сестер,
   Он один на весь простор,
   Он пьянеет от свободы
   И пылает, как костер.
   Он один на весь простор...
  
   Если б листья знать могли,
   Сколько лету до земли,
   А потом - лежать, валяться
   Под ногами и в пыли!..
   Если б листья знать могли...
   Резкий всхлип привлек мое внимание и прервал песню. В раскрытой двери стояла бледная худая девушка лет пятнадцати-шестнадцати на вид. Увидев, что ее заметили, она вдруг сорвалась с места, а через несколько мгновений звук быстрых шагов обрезало захлопнувшейся дверью. Я отложил риллу.
   - Похоже, мой проводник отсюда только что убежал, - подвел я итог происшедшему. - Придется выбираться самому. Думаю, я с этим как-нибудь справлюсь. - На самом деле, я мог без труда найти выход на улицу, сопровождающий, на мой взгляд, являлся исключительно актом вежливости. Ну и гарантией, что ушлый наемник не стянет ничего из того, что плохо лежит.
   На лице Желки отразилось удивление. Видимо, он ожидал, что я начну выспрашивать о непонятном поведении его сестры. Зачем? Праздное любопытство мне было уже не свойственно, а встречаться с ней еще раз я не собирался.
   - Подожди, я сейчас, - все-таки спохватился бард.
   Уцепив костыль, Желка проковылял по коридору и постучал в дверь одной из комнат. К негромким переговорам я не прислушивался.
   - Подожди немного, - сказал парень, вернувшись. - Сейчас Суни тебя проводит. Извини ее. Сунара у нас немного странная. Когда в последнюю эпидемию умерли наши сестры и отец, она долго болела и выздоровела только чудом. С тех пор Суни сторонится людей, а любое упоминание смерти вызывают у нее странную реакцию. Боюсь, - бард криво улыбнулся, - если бы ты пел не о падающих листьях, а о горах трупов и отрезанных головах, она не убежала бы, пока не дослушала полностью.
   - Извините, - снова возникла в дверном проеме девушка. - Я мало общаюсь с людьми. Пойдемте, я провожу вас.
   Тихой тенью она скользила рядом со мной, провожая к выходу. Темное, почти черное платье мело половицы подолом, скрывало очертания худощавой фигуры, делая сестру Желки еще выше и стройнее. Опущенный взгляд, печальное выражение спокойного бледного лица, прикрытого длинными прямыми черными волосами - можно было подумать, что рядом со мной идет не живой человек, а призрак.
   - Скажите, - спросила она меня, останавливаясь перед входной дверью, - у листьев... У них есть надежда? Или только смерть?
   - Не знаю. Но, вообще-то, эта песня не о смерти и надежде. Она о свободе. И ее цене.
   - Жаль...
  
   Возвращение в обитель Детей Жизни прошло без неожиданностей. Точно так же не преподнес сюрпризов и визит в трактир. Атари выступала, время от времени меняясь местами с парой "приблудных" бардов, болтала в перерывах с завсегдатаями, промачивая горло из кружки. Все как обычно. Даже начавшийся к вечеру дождь, и тот, как вчера, не стучал каплями по крыше и промасленной бумаге в окнах, а только мягко шептал что-то.
   Наконец посетители частью разошлись (сами или после пинка вышибалы), частью - поднялись в комнаты или начали примащиваться поудобнее, чтобы поспать прямо в зале. Пришло время возвращаться домой. Забрав куртку из-за стойки и положив риллу в чехол, Атари направилась к выходу. Я, кивнув на прощание Стешану, направился вслед за ней в мокрые черно-белые сумерки. По телу разливалась тупая ноющая боль, знак того, что сегодня ночью город Кумол обеднеет на пару крыс.
   Мы шлепали по лужам. Ветер, как назло, хлестал водяной пылью в лицо, как мы ни сворачивали. Он даже ухитрился пару раз хлопнуть тканью отяжелевшего от влаги платья Атари.
   - Мне что-то не по себе. Как будто чешется что-то внутри.
   - Еще бы, - почти не шевеля губами, отозвалась Атари, - За нами уже саженей двести как топает какая-то троица.
   - Думаешь, по наши души? - я тоже понизил голос. Водяная взвесь, висящая в воздухе, глушила звуки не хуже подушки.
   - Конечно. Ты видишь какую-нибудь другую выгодную цель для нападения?
   Атари повела плечами, поудобнее пристраивая за спиной риллу. С негромким "вж-жик" вытянула из петель в подоле сложенный вдвое шнур из паутинного шелка, скрепляющий ткань. Юбка тут же приобрела разрез спереди и перестала стеснять движения. Эльфийка же деловито наматывала на кисть веревку...
   - Впереди засада. Еще четверо... и, похоже, два арбалетчика на крышах. Готовься ускоряться.
   Да, без этого тут не обойдешься. Семеро, плюс два арбалетчика... Видно, нам решили устроить показательную порку. Наконец-то я понял, что выводило меня из равновесия. Предвкушение боя. Кажется, сегодня Кумол недосчитается совсем других крыс.
   Я, словно греясь, потер руки друг о друга. Два тонких лезвия перекочевали в ладони из футляра на правом запястье. Не бог весть что, но удачное попадание в глаз, горло или нервный узел может многое изменить в расстановке сил. Жаль, что я ничего не могу сделать с арбалетчиками...
   - С арбалетчиками ты ничего сделать не сможешь, - словно эхом моих мыслей отозвался голос Атари. - Я о них позабочусь, только не подставляйся под болты. Сдерживай тех, что внизу, пока я не разберусь со стрелками. И без геройства. Одного нужно оставить живым, поэтому раскрываться тебе нельзя.
   Конспирация, мать ее... По идее, нам надо сидеть, как мышь под метлой, пока Эдрик не обзаведется новыми протезами. Нога уже почти готова, руку Атари собиралась приделывать на праздник Середины Зимы. Новогодний подарок, так сказать. И - сразу же уходить из города, чтобы до весенней распутицы успеть перебраться в другой аллод. Следующий таэ'л'вилин находится черт знает где, так что наше путешествие будет долгим. Но уж была бы задница, а приключения на нее всегда найдутся.
   Думая о своем, я, тем не менее, приготовился войти в боевой режим. Времени на это уходило все меньше. Неизвестно только, чья это заслуга: то ли моя, то ли медленно разъедающего мою личность урх-гуула.
   Наконец засада показала себя. Улицу перегородили четыре темные фигуры, сзади из пронизанного моросью сумрака выросли еще три.
   - Спрашиваю в последний раз, - подает голос один из громил, выступив чуть вперед. - Вы готовы заплатить налог? Вы, ребята, задолжали за восемь десятков дней, ну и еще прибавку нам за беспокойство. Так что стоит поторопиться...
   Достали. Я бы давно уже рванулся вперед, но - последний шанс... Если есть возможность завершить дело миром, то ей стоит воспользоваться. Правда, почему-то произнес я не то, что собирался сказать:
   - Спрашиваю в последний раз, - передразнил я. - Вы хотите уйти отсюда живыми? Если да, то стоит поторопиться.
   Естественно, ни о каком мирном решении проблемы теперь не могло быть и речи. Главарь махнул рукой, и время привычно растянулось резиновой лентой...
   Резкое движение кистями - и пара по бокам командира оседает, в последнем усилии прижимая руки к глазам. Сдвоенный щелчок арбалетов бьет по барабанным перепонкам, но ни меня, ни девушки уже нет на месте. Я мчусь к главарю, а эльфийка почти без разбега взлетает вверх по стене. До крыши не добежать даже ей, но это и не нужно. Я уже как-то видел этот трюк в исполнении Атари: почти четыре метра паутинного шелка с грузиком на конце вырвутся из ладони и захлестнутся на каком-нибудь выступе. Шнур этот выдержит и слона, не то, что худощавую остроухую бестию, а уж закинуть себя наверх по веревке могу даже я. Так что одного арбалетчика уже можно считать историей.
   Но мне не до трюков эльфийских ниндзя. Передо мной два противника, да сзади вот-вот придет в себя еще троица. Многовато для меня одного. Надежда только на высокий темп боевого режима.
   Подскочив, луплю главаря по голове набалдашником на рукояти кинжала. Глаза мужика начинают закатываться, но привычного наслаждения я не чувствую - значит, все в порядке, не переборщил. Обогнув падающее тело, оказываюсь рядом с последним оставшимся на ногах. Ба, знакомые все лица! Это тот "сборщик налогов", который остался цел в прошлый раз. Уже ученый - бросает дубинку и начинает закрываться руками. "Надо бы поддержать традицию", - проносится в голове, а рука тем временем поднимается для очередного удара набалдашником.
   Отоварив "старого знакомого", оборачиваюсь. Троица, перекрывавшая нам отступление, уже опомнилась и наступает, стараясь прижать меня к стене. Вся компания упакована в одежду из толстой кожи с заклепками, больше напоминающую легкие доспехи. Один вооружен то ли длинными кинжалами, то ли короткими мечами - но всяко больше разрешенных полутора пядей. Везет, как утопленнику: еще и на бойца-двуручника нарвался. Остальные двое тоже хороши: шкафчики еще те, на длинных, как у горилл, руках - наручи и перчатки с лезвиями. Хотя... Ох, да это же не лезвия, это натуральные когти! Видно, кто-то из родителей этой парочки слишком долго жил на Ничейных Землях.
   Атари еще не видно - естественно, с начала боя прошли считанные мгновения. Крутанув оружие в ладони, проскакиваю между одним из когтистых и бандитом с кинжалами. Мутант неожиданно быстро выбрасывает руку в мою сторону. Шустрый. Разворачиваясь, ухожу от удара, одновременно парируя выпад первого противника. В конце разворота чиркаю по удачно подставившейся кисти выхваченным из чехла ножом. Царапина, конечно, но все же...
   На мгновение замираю на безопасном расстоянии, прикидывая свои действия. Тот, что с двумя клинками, похоже, обычный человек. А вот оставшаяся парочка быстрее и ловчее, чем выглядит. Значит, и лезть к ним - в последнюю очередь. И с оружием подлиннее моего теперешнего.
   Колобком подкатываюсь под ноги к противнику с кинжалами. Подсечка - бандит отпрыгивает - но на это я и рассчитываю. Кинжал для метания подходит плоховато, да и положение не самое удобное, но чтобы промахнуться в боевом режиме, надо очень постараться. Еще один перекат, уклонение от лязгнувших впустую когтей мутанта, и я сшибаю из последних сил удерживающего равновесие тяжелораненого врага. Как бы мимоходом нож задевает горло, я подхватываю выпавший из разжавшейся руки клинок, встаю на ноги и удовлетворенно скалюсь. Наслаждение, жаркой пузырящейся волной поднимающееся во мне, оно лучше любой выпивки, лучше секса, лучше... всего. Краем глаза замечаю на фоне пасмурного неба темное пятно, промелькнувшее с одной крыши на другую. Атари решила познакомиться поближе со вторым арбалетчиком.
   Поднимаю темп еще больше, вгоняя себя в максимально возможный по скорости вариант боевого режима. Энергию он высасывает не хуже пылесоса, но мне уже не грозит по окончании схватки оказаться подгнившим трупом. Воздух становится плотной тягучей массой, теперь через него надо продавливаться, звуки уходят куда-то вниз в басы, растягиваются, и, кажется, воспринимаются всем телом. Пропихиваю себя сквозь прозрачный кисель к замершим бандитам. Неожиданно их движения ускоряются, темп становится почти равен моему. Ничего себе! Обычному человеку уследить сейчас за мной невозможно, но эти - они успешно обороняются, прикрывая друг друга, а потом контратакуют. Пат. Я чуть быстрее, но всех моих умений хватает только на то, чтобы не подставляться особенно сильно, да наносить врагам неглубокие царапины. Хорошо еще, что они тоже не могут ничего со мной поделать. От опасных ударов я ухожу, отделываясь незначительными порезами, спасает скорость. И изо всех сил держу дистанцию, держу, не давая прижать себя к стенке. Иначе - завязну в ближнем бою, а стоит одному из этих уродов меня сграбастать, как со своей личностью я могу распрощаться. Нарежут ломтиками, никакого запаса энергии не хватит восстановиться. А тогда - урх-гуул и нагината в руках Марукау... Единственное, что мне остается - это ждать Атари, связывая противников боем. И надеяться, что наверху у арбалетчиков не было сюрпризов, что к бандитам не придет подмога, и что эльфийка успеет до того, как я растрачу весь запас жизненных сил.
   Поединок заканчивается неожиданно. Атари темной птицей падает сверху, сминая одного из когтистых. Я тут же приканчиваю второго и вываливаюсь обратно в нормальный мир.
   - Главный жив? - интересуется девушка.
   - Угу. Я тут еще одного успокоил, из тех, что к нам в прошлый раз лезли. Не трогай его, пусть лежит.
   Атари только усмехается. Проверяет главаря, или кем там приходится самоуверенный балбес, затеявший разговор тогда, когда надо было молча действовать. Впрочем, сам я тоже хорош. Вытаскиваю из глазниц убитых свои метательные ножи, вытираю и возвращаю в ножны, так же, как и кинжал. Вообще-то, у меня есть запасные, но не стоит оставлять лишних следов...
   Уцепив бандита за руку и пояс, точно так же, как вчера - пострадавшего барда, я поволок его за целеустремленно зашагавшей куда-то Атари. В ближайший темный переулок, надо полагать. Информация никогда не бывает лишней.
  
   Керрил шел по очередному закоулку. Висящая в воздухе морось никуда не делась, но здесь, по крайней мере, не было ветра, противно хлопавшего полами плаща и пытавшегося сорвать с головы капюшон. Он чувствовал, что за ним наблюдали, но эти эльфовы бандиты осторожничали и никак не желали клевать на одинокого прохожего. Темный бы их... побрал. Всех скопом и каждого в отдельности. Либо Керрил чего-то не понимал в этой жизни, либо кумолская Стража широко пользовалась приемом с мнимой "легкой добычей", и на свободе остались лишь самые осмотрительные.
   Сегодня он нашел эльфа. Или эльфийку. Темный знает, когда это существо было в своем истинном виде - сегодня, когда оно выступало в харчевне, или девять декад назад, во время схватки в святилище. Как бы то ни было, именно его Керрил и искал, пусть даже и в другом облике. Как не меняйся, эльф, но твои движения пока еще выдают тебя. Движения опытного воина, еще не достигшего, тем не менее, уровня мастерства, позволяющего скрыть эту часть своей сути.
   Что хуже, поблизости не обнаружилось ни демона, ни калеки с кошачьими глазами. Впрочем, не беда. Коротышка все равно вышел из игры, даже если он где-то поблизости, то какой воин из однорукого и одноногого? В прошлый раз, по словам Кайела, эльф делал протезы почти полгода, навряд ли сейчас что-то изменилось. Вот демон - это совершенно другое дело. Ученик просто обязан быть где-то рядом со своим Мастером. Возможно, это тот наемник, что все время сопровождает барда, возможно, он спрятался еще под чьей-нибудь личной, но это мало на что повлияет. Уточнить можно и позже, сейчас у Керрила другая задача...
   Эмиссар еще немного побродил, пытаясь выманить хоть кого-то, вздохнул, принимая решение, и бесшумно растворился в промозглых сумерках. Если не получилось так, можно попробовать поработать защитником обиженных.
   Как ни странно, как только Керрил стал одной из теней, мелькавших изредка в полумраке кумолских улиц, пресловутые "обиженные" нашлись довольно быстро. Внимание парня привлек тихий женский вскрик, прерванный хлопком запечатавшей рот ладони. Свернув в подворотню, он обнаружил компанию из пятерых мужчин, увлеченно тискавших пытавшуюся отбиваться девушку. Молодые и крепкие ребята в добротной, но порядком потрепанной одежде, они не были похожи на сынков богатых родителей, вышедших из-за стены Внутреннего города поразвлечься таким "оригинальным" образом. Плюс клинки на поясах заметно длиннее разрешенного размера. Похоже, он нашел тех, кого искал. Парень облегченно улыбнулся, движением головы сбросил мешающий капюшон и вышел из-за поворота, нарочито громко хлюпнув сапогом в подвернувшейся луже. Как ни странно, его не заметили. Двое, стоящих "на стреме" больше наблюдали не за выходами, а за действиями остальной троицы, поэтому эмиссару пришлось подать голос:
   - Оставили бы вы девушку в покое.
   Только теперь на него обратили внимание.
   - Шел бы ты дальше, - обернулся к нему тот, что закрывал рот девушке. - По-хорошему. Или тоже хочешь поразвлечься? Так мы развлечемся. - Мерзкая ухмылка. - Сначала с тобой, а потом с ней.
   - Да нет, я вам дело хотел предложить, - Керрил со скучающим видом оперся о стену. - Или вы отпускаете ее и получаете по серебрушке сейчас и пяток после, - парень побренчал зажатыми в левой руке монетами, - или умираете. Здесь и сейчас.
   - Да как ты... - один из незадачливых "стражей" рванулся было к Керрилу, но, словно налетев на что-то на бегу, упал, покатился, забулькал порванной глоткой.
   - Что ж, я потрачу на пару монет меньше, - эмиссар демонстративно крутил в пальцах правой руки очередной остро заточенный метательный диск.
   - Хорошо, - главарь маленькой шайки смотрел бешеным котом. Он, конечно, постарается припомнить это странному парню, но пока что судьба была не на его стороне. Хотя, по серебрушке сейчас и по пять потом... Это может примирить с потерей дурака, который смотрит на бабу, когда надо сторожить. - Давай деньги.
   - Бери, - в воздухе мелькнули четыре монеты. Пятой как будто и не было.
   Главарь, словно порхающую по комнате моль, поймал ладонями деньги. Присмотрелся и удовлетворенно хмыкнул.
   - Отпустите девку, - женщина вырвалась из еще не до конца разжавшихся рук и побежала к выходу. Споткнулась о труп, чуть не упала, пискнула, еле восстанавливая равновесие, и скрылась за поворотом. Топот тут же заглушила серая вата висящей в воздухе влаги.
   - Теперь можно и серьезно поговорить, - Керрил отклеился от стены. - Вольные охотники или ходите под кем-то?
   Парни переглянулись.
   - Ну, ходим, - неуверенно ответил главарь.
   - Отвести к нему можете? Отведете сейчас - получите еще по серебрушке сверху. Отведете завтра - только по пять монет. Не сможете завтра - найду других.
   На лице главаря отразилась сосредоточенная работа мысли. Если монеты можно получить сейчас, значит, деньги у него с собой. Отнять? Нет, спасибо, один попробовал уже. Вон, валяется, с порванным горлом. И ведь метнул, гад, так, что никто и не заметил. Этот не то что четверых - десяток положит, пока к нему добежишь...
   - Не, только завтра, - с сожалением выдохнул главарь. - В "Соленом сухаре", как вечерняя четверть начнется. Подойдут к тебе.
   - Только смотрите мне, - Керрил достал из-под плаща цепочку с маленьким кристаллом-накопителем и заставил его сверкнуть, окружив каждого из четверки голубоватым ореолом. - Я тоже не дурак и сюрпризы не люблю. На вас теперь моя метка. Подставите - найду, как бы ни прятались.
   Все четверо сбледнули с лица. Этот непонятный опасный парень оказался еще и магом. Эмиссар холодно улыбнулся.
   - А теперь - брысь отсюда. И чтоб я до завтра вас не видел.
   Парни мгновенно растворились в воздухе. Керрил спрятал кристалл обратно под плащ, подобрал испачканный в крови диск и, зевнув, отправился обратно в гостиницу. Начало положено, и скоро эльфийке и ее неуловимому демону придется как следует повертеться. Осторожности он, впрочем, не терял. Не хватало еще, чтобы после того, как все сделано, на него действительно напали.
  
   Самоуверенный балбес, возглавлявший засаду, нас надолго не задержал. Мы почти не опоздали, но все равно открывший нам дверь Эдрик не удержался от недовольного брюзжания. Атари, стряхнув с куртки и платья капли влаги, ушла в свою комнату переодеваться, я замешкался у дверей, отчищая сапоги от остатков уличной грязи. Эдрик не смог не воспользоваться случаем порасспрашивать меня. Да уж, выйти на улицу ему можно будет не слишком скоро...
   - Что, опять поклонники прицепились?
   - Насилу вырвались, - я, распахнув куртку, показал рваные прорехи, оставленные когтями. Куртке сегодня сильно досталось - не поймешь, зашивать ее или легче выкинуть и купить новую. Эдрик сразу посерьезнел.
   - Кто?
   - Люди нового Смотрящего. Вот и за нас взялись.
   - И сколько их было?
   - Семеро внизу и двое арбалетчиков на крышах. С парочкой пришлось повозиться. Здоровые такие бугаи, и на руках когти пальца в четыре длиной. Слушай, давай обо всем после ужина поговорим, - я, наконец, оттер сапоги и отправился переодеваться. Во время боя я порядком извазюкался, и, по сравнению с аккуратной эльфийкой, выглядел настоящей свиньей. Кровь и часть грязи, конечно, смыло моросящим дождем, но все равно одежду ждала тщательная чистка. А затем придется, вооружившись иглой и ниткой, зашивать очередные дыры. Хорошо все-таки, что моя шкура затягивается сама.
   Беседа за ужином не клеилась. Я молчал, ковыряясь в своей порции. Исключительно для порядка, чтобы мой сумасшедший организм не решил случаем, что пищеварительный тракт мне больше не нужен. Эдрик тоже ел мало, в основном подкладывая Атари лучшие куски. После ужина же беседа вообще затихла. Эльфийка, задумавшись о чем-то своем, выбивала пальцами по столешнице замысловатую дробь. Эдрик, как обычно, не мог насмотреться на девушку, но как только она пыталась встретиться с ним взглядом, отводил глаза. Откинувшись на спинку стула, я наблюдал за обоими. Надо было идти заниматься одеждой - но не хотелось. Наконец, Эдрик прервал молчание:
   - Насколько это было серьезно? - Атари, очнувшись от своих мыслей, непонимающе посмотрела на парня. - Ну, сегодня?
   - Не особо, хотя не раскрыться было труднее. Я как раз прикидываю, чего можно ожидать дальше от нового Смотрящего.
   - Думаю, что некоторое время нам надо быть настороже. Как тогда, после первого раза с этим "налогом", - высказался я. - Но вряд ли нам будут пытаться мстить: добыча-то кусается. И мы не настолько важные персоны, чтобы устранять нас любой ценой.
   Атари еще немного побарабанила по столу.
   - Согласна. Только я еще подновлю охранные заклинания на доме. Мало ли что. Уж больно крупные силы против нас начали использовать, могут и хорошего мага нанять...
   Да, домик наш был не так прост, каким казался. Двухэтажное здание, на первом этаже которого располагалась кухня (она же столовая), кладовка и что-то типа санузла, а на втором - три небольшие комнаты. Замаскированный люк в кладовке вел в подвал. Почему замаскированный? Потому что до нашего вселения погреб, по сути, представлял собой небольшой подземный ход, ведущий в городскую канализацию - используемую людьми верхнюю часть подземелий стоявшей когда-то на этом месте эльфийской крепости. Проникнуть глубже могла только Атари. Именно там, на одном из покинутых тысячи лет назад этажей, Атари создавала новые протезы для Эдрика.
   Когда-то давно люди придумали забавную поговорку: "не видеть чего-то, как эльфийского кузнеца", у нас на это говорили: "как своих ушей без зеркала". У эльфов действительно не было кузнецов. Все металлические изделия эти создания выращивали, добиваясь невиданного качества изготовления. Всякую мелочевку и вещи, от которых не требовалось ни особой прочности, ни изысканного внешнего вида, они покупали или выменивали у соседей. И когда потребовалось сделать новые протезы для Эдрика, Атари распечатала одну такую "оранжерею".
   Перед покупкой дома Атари с Эдриком прочесали полгорода, подыскивая подходящее здание - с хорошо защищенными окнами первого этажа и с подвалом или тайным ходом в катакомбы. Кто ищет, тот всегда найдет - и они нашли, причем продавец дома и не подозревал об узком коридоре, ведущем из кухни в городскую канализацию. После покупки дома эльфийка наложила на каждую щель запирающие заклинания, заодно выгнав мышей, а также сотворила что-то типа магической сигнализации. Так что о незваных гостях мы особо не беспокоились. Проход же, ведущий из дома в дурно пахнущие подземелья Кумола, был как следует расширен. Землю никуда носить не пришлось, Атари укрепила магически спрессованной почвой фундамент дома. Получившийся подвал мы превратили в неплохой тренировочный зал, где Эдрик с недавних пор проводил довольно много времени...
   - Вик, завтра твоя очередь готовить, ты слышишь? - прервал мои раздумья Эдрик.
   Обойдя вокруг стола, он собрал приборы, сложил в заполненное водой корыто и приступил к мытью, сноровисто прохаживаясь по посуде мочалкой с мыльным раствором. Отсутствие одной руки парню совершенно не мешало, за последнее время он если и не заменил полностью телекинезом потерянную конечность, то был весьма близок к этому.
   Понаблюдав еще немного за Эдриком, я, наконец, решил и сам заняться чем-нибудь дельным. Я поблагодарил парня за ужин и, забрав из своей комнаты перепачканные вещи, устроился в "санузле" у заполненного водой корыта. Эльфийка тут же расположилась напротив на прихваченном из кухни табурете. Меня ожидало сочетание полезного с еще более полезным: чистка одежды от смеси крови и уличной грязи (та еще работа, я скажу), совмещенная с обычным после каждого боя "разбором полетов".
   В этот день Эдрик остался без спарринг-партнера. Когда, проделав все известные ему одиночные комплексы, он устал ждать и поднялся из подвала, то застал нас в самом разгаре выяснения различий между методами обучения, применяемыми Атари и Марукау. Махнув рукой на "нелюдей, которые только головы друг другу забивают" и услышав в ответ: "на себя посмотри", он отправился спать.
   Как оказалось, именно этого Атари и ожидала.
   - Вик, мне нужна твоя помощь, - немного помолчав и убедившись, что Эдрик поднялся к себе и не может нас слышать, начала она.
   - Эдрик?
   - Да. Я не знаю, что делать.
   Очень хорошо. Лучше некуда... Сейчас еще выяснится, что существо, которое старше меня в три раза, не знает, как запрыгнуть в постель к парню, чтобы не выпер...
   - Я не понимаю, что Эдрик хочет от меня, - продолжила Атари. - Я предлагала ему себя, и неоднократно...
   Да уж. Видел я это. И заканчивалось все одинаково: выставленной из комнаты девушкой и втихомолку всхлипывающим в подушку парнем. Эдрик, Эдрик... Слишком гордый, слишком умный и слишком влюбленный. Если бы он не считал поведение Атари "подачкой" запертому в четырех стенах инвалиду, если бы он не чувствовал какой-то неправильности, если бы ему нужен был от эльфийки только секс - все уже давно закончилось бы, так или иначе...
   - Я вижу, что он хочет меня, вижу, что ему плохо, но он каждый раз отказывается. Я никак не могу понять... - в голосе начали проскальзывать истерические нотки.
   - Атари, сколько лет ты в этом мире?
   - Года два, а что?
   - А до этого ты вроде не имела дело с людьми, так?
   - Да, нас выпускают во внешний мир только после совершен... - эльфийка запнулась, а у меня в голове, наконец, все встало на свои места. Напрямую, конечно, к теме нашей беседы это не относилось, но все же...
   - А скажи-ка мне вот что, - перебил я девушку, - сколько живут эльфы и когда они признаются совершеннолетними?
   - Ну... - смущенная эльфийка во всей красе. - Где-то шесть-семь сотен здешних лет, а совершеннолетие в девяносто.
   Примерно, как я и думал. Пока мои предположения оправдывались: чем выше уровень развития, тем позже члена общества окончательно признают дееспособным. А у остроухих, если я правильно осознал обрывки воспоминаний Атари, самостоятельность мышления вырабатывалась долго. Физическое созревание наступало гораздо быстрее, разница составляла более полувека. Интересно, кто такие эти эльфийские Создатели, которым поклонялись в подземных бункерах? Кому и для чего когда-то понадобились десятилетиями слепо выполняющие приказы великовозрастные "детки"? Вряд ли я это узнаю...
   - С кем я связался? - я постарался сыграть огорчение, разряжая обстановку. Вроде получилось. - С малолетней преступницей...
   А ведь я и вправду связался с малолетней преступницей. С жертвой закидонов эльфийского "переходного возраста". Представляю, как тяжко приходилось ей первое время, когда так хотелось спросить совета, а лучше получить прямой приказ, как жить дальше - но рядом никого не было...
   Атари прыснула. Похоже, она слишком долго находилась "на взводе", если ее настроение так скачет. Ну и ладно, истерики не будет - и то хлеб. Осталось только прояснить некоторые всплывающие в голове подробности эльфийской жизни. Хоть какая-то получилась польза от дорвавшегося до управления моим телом месяца три назад урх-гуула. Из-за связи Мастера и Ученика наши с Атари сознания тогда объединились, и мне удалось заглянуть в ее память. А ей - в мою. После того, как Мертвого Воина удалось утихомирить, я почти все забыл, но иногда что-нибудь выскакивало чертиком из коробочки, помогая понять очередной выверт в поведении девушки. Или, наоборот, еще больше запутывая...
   - Скажи мне тогда вот такую вещь, - продолжил спрашивать я, - что ты знаешь о любви? Не о том, как заниматься любовью, тут, думаю, ты всем девочкам из юканарского "Приюта наслаждения" фору дашь, а о любви? Тебе известно об этом хоть что-то, кроме содержания баллад, которые ты поешь?
   Атари медленно глубоко вдохнула, и резко выдохнула, словно сбрасывая накопившееся раздражение.
   - Нет, конечно, - пожала она плечами. К ней, наконец-то, вернулась деловитая холодная сосредоточенность. - Я думала, ты это увидел тогда, в святилище... Есть друзья, с которыми хорошо просто быть рядом, есть назначенные родом супруги, с которыми заводишь детей, продолжая Дерево, есть партнеры, с которыми можно легко поразвлечься в постели. Обычно считается, что очень повезло, если все три ипостаси совпадают. У людей ведь все точно так же. Только почему-то если кому-то повезло объединить все в одном человеке, то это называется счастливой любовью, а если не повезло, то приходится это скрывать.
   - Ты почти права...
   - Почти?
   - Да. Разница только в одном. Люди почему-то считают, что кроме дружбы, постели и продолжения рода, любовь - это и что-то еще. В моем мире это "что-то" пытались найти и объяснить сотни лет, но так к успеху и не пришли. Не думаю, что здесь все сильно отличается. Эдрик видит твое дружеское отношение, но этого "чего-то" в тебе не чувствует. Да еще и время для него не самое лучшее. Руки нет, нога только наполовину действует. Он думает, что сейчас неполноценен. Поэтому и отталкивает. Считает твое предложение подачкой. Милостыней...
   - Ты... так говоришь, потому что у тебя такое было? В том, твоем мире?
   - Да. За несколько лет до появления здесь я попал в аварию, сильно разбился. Потом долго вообще двигаться толком не мог, полагал, что это навсегда... Мы были виноваты оба, но я, все-таки, больше. Ведь это я ее первый оттолкнул...
   Мы немного помолчали. Наконец, девушка подняла голову, устремив на меня взгляд иллюзорных глаз. На лицо упала пепельная прядь. Эльфийка смахнула ее рукой, но волосы тут же вернулись обратно.
   - И что мне делать? "Полноценным", как ты говоришь, Эдрик станет не раньше Середины Зимы, когда будет окончательно готова рука. Ну, может, чуть раньше, если не считать кожух и всякую дополнительную начинку. А плохо ему уже сейчас. И дальше будет только хуже. А я... За все время я так и не разобралась толком в людской культуре, не та у меня подготовка. И сыграть влюбленность не смогу.
   - Ну да, только этого и не хватало. Ты представляешь, что было бы, если бы твоя игра открылась? Точнее, когда бы она открылась, ведь, если б ты умела притворяться влюбленной, то со мной бы точно не беседовала. Хочешь, чтобы у Эдрика совсем крышу снесло? - Я сделал паузу, давая Атари время представить последствия и проникнуться. - Нет уж. Лучше поговори с ним. Прямо, без намеков, начистоту. Не скандаль сама и не давай горячиться ему. Не отпускай, если поначалу он захочет уйти от разговора. Эту проблему должны решить вы вдвоем. Сами. Потому что универсального средства нет, у всех свое.
   Я сгреб в кучу вычищенные вещи и отправился на кухню развешивать их рядом с очагом.
   - Иди спать, дитя порока, - я еле удержался, чтобы не приподнять уголки губ в улыбке. Только еще не хватало, пугать девушку своими гримасами. Хотя, она сама кого хочешь напугает... - Завтра тебе нужна будет ясная голова. Если, конечно, ты не собираешься пускать все на самотек.
   Почему-то я сейчас чувствовал себя древним стариком.
   - Иди спать.
  
   Группа "Черный Кофе". "Листья".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"