Канюк Иван Алексеевич: другие произведения.

Карн. Изменчивый марш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Волна ярости
   Пролог. Нелепость.
   Да. Именно этим словом я могу описать то, как я умер. Я собирал грибы около старых электроопор, которые были обесточены за ненадобностью. Куда они вели, я не знаю, да и интересоваться этим было бесполезно. Слишком многие деревни и города опустели после распада союза... С этих опор давно скрутили провода, трансформаторы разобрали по комплектующим, а сами они гнили под действием сил природы. Что никак не сказалось на их высоте.
   Шел моросящий дождик, который то усиливался, то почти прекращался. Где-то вдалеке громыхал гром, предвещая скорую грозу. Казалось, чтот гроза играется, выдавая барабанную дробь о своем приближении, но скрываясь в тумане постоянно перебегала с места на место, неся за собой весь тот оркестр, что обозначал её присутствие. Я выходил из подлеска, который охватывал такую высоковольтную линию, когда в ближайшую от меня опору ударила ветвистая молния. Заземление, видимо, уже прогнило достаточно, а связи с другими опорами в виде проводов уже не оставалось, поэтому все напряжение молнии ушло в меня - промокшего насквозь, да еще и стоящего по пояс в высокой мокрой траве...
   После того, как я пришел в себя, меня настигла всепоглощающая боль. Будто раздирая меня изнутри на мельчайшие части, способные чувствовать боль, и одновременно сжигая и одновременно давлея со всех сторон - именно так можно описать все то, что я ощущал...
   Далее началось моё одиночество в бескрайних просторах космоса.

Глава 1. Освоение.

   Итак, я попал, вполне конкретно, и если бы это была земная ситуация - в аварию, на деньги, или к гопникам в тёмном переулке - было бы относительно понятно что делать. Но в той ситуации, в которой оказался я, быть совершенно не хотелось.
   Начну с того, что дрейф в открытом космосе голышом не приносил ровным счётом никакого удовольствия. Голышом я дрейфовал оттого, что моя оболочка это позволяла, а тело носителя доживало свои последние минуты, покидая солнечную систему. Осваиваясь в своей новой оболочке, я порадовался наличию у неё клеточной структуры, а значит я попал в достаточно устойчивую для космоса форму жизни. Касательно того тела, с которым я путешествовал - всё оставалось печально - оно было человеческим, и уже агонизировало.
   Странно, но этот момент доставлял мне огромное удовольствие, отчего я полез разбираться, в чем же тут все-таки дело. Неосознанно, я запустил механизмы клеточной памяти своей оболочки. Всё оказалось достаточно просто - оболочка паразитировала на теле, выкачивая из него гормоны, в частности адреналин. Отчего адреналин? Клеточная память выдала мне в сознание формулу вещества, и стоило немалых усилий преобразить её в более привычную мне двухмерную формулу, которые я заучивал по методичкам, учась в родном медицинском институте. После представления агонизирующего тела "батарейкой" с почти отсутствующей энергией, я лихорадочно начал шерстить клеточную память на всю доступную информацию. Последней к счастью, как мне казалось, выудить удалось очень много, особенно по характеристикам своей "оболочки", но учитывая то время, которое мне предстояло дрейфовать в космосе - я могу ответственно заявить, информации на обдумывание не хватило!
   Что я успел узнать, пока батарейка не прекратила подавать мне энергию? Батарейку звали Клэтус Кэссиди, и он был земным носителем симбионта по имени Карнаж. Это меня несколько выбило из колеи... на несколько секунд. Я знал по комиксам, что Карнаж родной сынок Венома, малось шибанутый на всю голову и не дружит со своим отцом, поэтому эта часть информации мне была не нужна, так как на Землю я вернуться не мог и поэтому решил искать в другом направлении, начав рыть в функции самого Карна. Полезного в моем пребывании было то, что он мог кушать любое известное ему излучение, поддерживая свое существование в таких путешествиях. У Карна такое путешествие было впервые, поэтому этот механизм не проверялся. Что касалось имеющихся образцов ДНК - я мог достигнуть хорошей скорости, силы, да и вполне мог вить паутину, как известная личность из комиксов. К тому же у меня был полиморфизм, доставшийся от стычек с пумой и супермартышками. В общем механизме я пока не разобрался, но это сулило интересные варианты...
   Ещё было ДНК от мистера Фантастика. Оно представляло дикую мешанину генов, и разобраться в нём с наскока не было возможности. Из Четверки симбионту повезло столкнуться еще и с человеком-факелом. Тут тоже стоило поковырятся в ДНК, но опять же не хватало времени для адаптации.
   Далее после адаптации ДНК шла организция рефлексов. Я вам скажу - это что-то с чем-то, можно было менять и формировать любые рефлексы на свое усмотрение, чем я собственно и воспользовался, пока была энергия. Когда энергия должна была закончится, или её поступление было минимально - тушка Карна могла отключить сознательную часть за ненадобностью, чтобы та не отжирала лишнюю энергию. Поэтому я установил и усилил рефлексы на пробуждение - когда рядом будет живая тушка или много биомассы или энергии. Напороться на звезду мне чертовски не хотелось...
   Оставался вариант, что я могу попасть в черную дыру, на вероятность этого была ниже, чем у звезды, да и засечь такую аномалию я не смогу. Всё оставшееся время я анализировал генетическую информацию, которая хранилась в Карне. Хранилось в неё не так уж и много - сам он практически ни с кем не контактировал, а наследство Венома было базовым, особенно если сравнить с тем набором, что я помнил по комиксу... Усвоив эти знания, я еще долго бездумно летел в космосе, ибо цели себе выставлены были давно - выжить и набраться сил. А остальное я решил планировать по месту приземления...
   Я очнулся на каком-то корабле, в окружении странного излучения, которое не мог поглотить. Мне повезло прицепиться у двигателей, от которых был доступ к внутренним отсекам. Странно, но я ощущал гравитацию вокруг себя - вероятно она также удерживали кислород в неплохой концентрации. Рядом с двигателем располагался какой-то кристалл, от которого исходила та же энергия, которую я не мог поглотить. Оглядев отсек своим "зрением", я увидел чтото вроде криокапсулы. Покинув своего бренного носителя, я подполз к этой капсуле, и увидел в ней синюю жилистую фигуру в золоченом доспехе...
   Первое что мне пришло на ум - я в секторе Копрулу на протосском корабле. Оглядев остальное помещение и обнаружив еще 2 капсулы, я попытался залезть в одну из них. У меня получилось, и я уже пытался взять под свой контроль новую тушку...

******

   Мать стаи Ниадра была серъезно ранена. Её зерги смогли вывести из строя основные узлы корабля и предотвратить запуск спасательных шлюпок, но протоссы её отбросили и заварили переборку. Обозримых путей за неё пока что не было, да и биомассы для восстановления стаи было достаточно. Необходимо было восстановиться для решающей атаки, поэтому Ниадра отошла к месту своего начального преображения из личинки, по пути поставив несколько опухолей и коконов с тараканами. Необходимо было ассимилировать биомассу животных, протоссов и зергов, павших на корабле. Как только вылупились тараканы, она отдала приказ тараканам и зергам стаскивать биомассу на слизь, и сама закрылась в эволюционном коконе, попутно затягивая свои раны...

******

   Получив контроль над телом, я решил оставить его спящим. И начал копаться в его памяти. В миру тушку звали Андакур. У него было несколько титулов, но с моим подселением у него не было шансов ими воспльзоваться, как впрочем и у меня. Ибо по псионическим способностям, а именно по неумению их использовать меня сразу же вычислят. Также я смог выудить, что он был зилотом, приписанным к экспедиции на одну ледяную планету, и с неё в срочном порядке эвакуировались из-за угрозы зергов. Толком поковырятся в памяти мне не дали, была объявлена тревога на корабле. Меня внезапно осенило... я "вспомнил" своё послезнание - сейчас на корабль вторгнется мать стаи Ниадра, и если я не ошибаюсь, то именно мимо двигателя она и пойдет. А снова дрейфовать у меня желания не было никакого, даже если я переживу встречу с зергами.
   Вывалившись из криокамеры, я вывалился на пол неподвижным телом. Через полминуты я смог подняться только на четвереньки и пытался прийти в себя от нахлынувших эмоций. Эти эмоции варьировали от страха и ярости до умиротворенного спокойства. Разительная перемена, как будто я вернулся в студенчество, в те времена, когда мы только начали проходить лекартсвенные вещества, но по-прежнему не блистали выдающимся умом. И в один вечер решили попробовать ЛСД и вытяжку из мухомора одновременно. После такого эксперимента наша шумная компания на несколько дней выпала из учебного процесса, а некоторые просвещенные сокурсники начали презрительно на нас смотреть. Но, тем не менее, учёбу мы закончили вполне удачно.
   В общем, гамма эмоций, которую я ощущал,вставая на четвереньки, была как в тот вечер - хотелось спокойно лежать и пускать слюни где-нибудь в углу, но одновременно с этим бежать и драться во имя Великого Блага. Ко мне подошли мои "товарищи". В их эмофоне я четко ощущал настороженность, переходящую в ненависть. Потом я услышал характерное гудение клинка и почувствовал удар по шее в районе затылка. Голова покатилась по полу, а та часть симбионта, которая была на поверхности тела, опала с него.
   Вместе с этим прекратился и поток эмоций... Так как основная часть Карна была в туловище, я наконец-то смог управиться с телом, поднял его на ноги и включил зрение симбионта. От меня отвернулись к проходу и стали наблюдать, повернувшись ко мне спиной. Это было весьма опрометчиво, я в свою очередь бесшумно сформировал из рук лезвия и накинулся на протоссов. Они хоть и среагировали на мой рывок, но ничего не смогли мне противопоставить и закономерно пали от меня за несколько выпадов.
   Первое, что я сделал после этого - забрал голову своего родного протосса и поставил ее на место. Поставить ровно с первой попытки не получилось, поэтому стоял я еще минут пять, стараясь поправить её руками. Хотя бы какое-то тело мне сейчас необходимо, а то что на него требуются ресурсы - не столь критично. Есть еще две тушки протоссов, которые можно переработать на себя любимого. На всякий случай я прирастил голову протоссу и решил покопаться в его голове ещё раз. Помимо найденного основного энергоузла гипердрайва я узнал одну особенность - тот поток эмоций появился из-за моего подключения к Кхале, нейронной сети протоссов.
   Подойдя к узлу движка, я понял, что не смогу отключить его. Нужен был техник, а не воин. Первой мыслью было вызвать дрона, благо память носителя подсказывала директиву по кораблю, благодаря которой можно было отключить двигатель. Но отавалась проблема в виде двух протосских тел. Несколько секунд размыслив, я поглотил ту кровь, которую они потеряли и привалил их к дальней стене в тень. Потом я решил вызвать дрона. Дрон прилетел через минуту, и по переданной мной директиве заглушил двигатель. Подумав, я решил оставить дрона при себе, чтобы он сопровождал меня по коммуникациям корабля. Сказав псевдоразумному механизму о необходимости закрыть коммуникации к движку и проверить и закрыть технические тоннели, я отправился проверять с ним. С ним я попал к одному из резервных пультов, с которых возможно было наблюдение за помещениями корабля.
   Пока дрон заваривал проход, откуда мы шли, я наблюдал, как мать стаи прорывается через первый загон с животными. Протоссы, строржившие зверей, быстро пали, пополнив биомассу матери стаи. Когда Ниадра прорвалась к гипердрайву, она не смогла определить источник энергии и решила его не трогать, а просто пошла дальше, оставив за собой опухоль, которая сразу начала распространять слизь. Меня эти образования интересовали всегда, и с симбионтом хотелось в ней поковыряться.
   Потом я стал свидетелем, как Ниадра уничтожала спасательные капсулы, но её смогли отбросить назад, серъезно ранив. И вот после этого я решил действовать. Оставив дрона у пульта, я включил клинки протосса, так как желания давать генный материал зергам я не имел. Убив пять зергов и едва одолев трех тараканов, я дошел до хризалиды матери стаи, и сразу обратил внимание на агрессивность слизи вокруг.
   Прикоснувшись рукой к хризалиде, я оценил аггресивность литической смеси, омывающей мать стаи, как очень высокую. Симбионт не хотел в неё залезать. Банально скопировав состав клеточной стенки с хризалиды, я начал подготовку. По слизи диффузией поступала биомасса... Хм... А если я попытаюсь перехватить ее? Так, получается, хотя мать стаи заволновалась... Провожу анализ... Готово! Меняю клеточную мембрану, конфигурирую её под нужное вещество и... проламываю рукой стенку кокона. Запрашиваю слияние. Сомнение, неуверенность, вера в победу. Посылаю чувство защищенности, силы, взаимного сотрудничества, возможной победы. Получаю согласие, Карн перетекает в хризалиду и начинается слияние...
   Некоторое время спустя.
   Все-таки оставлять живых протоссов было ошибкой. Оставшиеся зерги хоть и задержали протоссов, ранив двух тамплиеров и убив зилота, но не выдержали натиск и были закономерно уничтожены. Я это наблюдал по пси-связи зергов, когда уже заканчивалось слияние. Теперь тамплиеры осторожно пробирались к моему кокону, но не успели пройти буквально пару поворотов.
   Я вышел из кокона в своей привычной человеческой форме. Попытаться задурить голову протоссам, и определить степень моей палевности - было основной задачей. Протоссом прикидываться я не хотел - слишком мало я знал про их общество, а поверхностные знания из невысоких чинов не предрасполагали. А про терранов я и знал больше, и удобнее мне было, чтоли... Надо было решить еще несколько вопросов, но времени уже не оставалось, и я попытался заныкать свои пси-силы куда подальше.
   Выйдя к ним навстречу я остановился у поворота, осторожно ожидая появления протоссов. Что ж, это не дало никакого результата - выбежавшие из-за поворота протоссы на большой скорости попытались втоптать меня в пол. На меня сразу налетели три тамплиера. Их движения выдавали в них опытных воинов, побывавших во многих сражениях. Уклонившись от двух лезвий, я попытался достать симбионтом ближайшего ко мне, но из нескольких тысяч клеток до тела долетело только пара сотен... Отбросив его к стенке, я едва уклонился от очередного удара, но третий протосс, наблюдавший за мной короткое время, смог меня достать.
   Достал он меня знатно - я лишился головы и руки по локоть. Но для симбионта это незначительно, а на слизи мне даже не обязательно было иметь носителя, так как все нужные вещества я получал от неё. Далее произошло закономерное событие - коконы с зергами, которые я оставил на месте хризалиды, раскрылись и оставшихся тамплиеров разоравли на куски мои верные зверьки. Да, я подстраховывался, и подстраховался я и в этот раз - я получил пленником тамплиера, до которого долетели клетки симбионта, которыми я его и пытался удерживать. Рука и голова все еще лежали в слизи и удачно заняли свое место после боя. Поэтому я оставил ещё коконов на тараканов и гидралисков и пошёл разбираться с пленником. Для облегчения взаимодействия с его разумом мне надо было деактивировать щит и прочие системы безопасности в доспехе, иначе его могло отправить по неизвестным координатам в любой момент, как только ему станет плохо от "допроса".
   Мои клетки расползлись по его телу, и сообщали что сами отсоеденить ничего не могут. Отправив зергов атаковать вражеские позиции, я дал сигнал своим клеткам двигаться в мозг подопытного. Как только я занял эту позицию, симулировать сознательное отключение щита и отключение систем доспеха не составило сложностей. После этого я начал копаться в голове пленника. Полезные данные я подчерпнул из его разума, в том числе и по управлению псионикой. Этот протосс был одним из отрядных командиров, и де факто последний целый цомандир. Благодаря моему слуху, я слышал, как вдалеке перемалывают моих зергов, и переключившись на них обнаружил, что они взяли под контроль мостик.
   Взвалив протосса на плечо, я отправился в сторону мостика, оставляя по пути опухоли. Всё-таки, это не сколько транспортная и сборочная сеть на данный момент, сколько разведка. Добравшись до мостика, я удивился одной вещи - мои зерги были мертвы... Впрочем, живых протоссов я тоже не наблюдал, а мимо меня пройти они не могли. Оглядев побоище ещё раз, я положил пленника на пол, оставил опухоль и отправился к своему зонду, которого оставил в технической зоне.
   Зонд был цел, и даже призвал пару турелей, которые сразу же атаковали меня... После первого чувствительного попадания я решил отступить. Биомасса была восполняема, энергия восполнялась от практически любого излучения, а поэтому я призвал еще десяток зергов и отправил их зачищать корабль.
   А с пленником надо было что-то делать, пока он не скрылся. Первой мыслью было убить его, как говорится - нет протосса - нет проблемы. С другой стороны - надо было поэксперементировать с возможностями симбионта. Внезапно опухоли отрапортовали о движении в сторону мостика, это, по всей видимости, был архонт... По крайней мере, пси-сигнатуры соответствовали архонту. Это, пожалуй, было самым неприятным из того, что могло произойти, даже взрыв гипердрайва был не столь плохим, а с тем учётом что я двигатель не ломал - то плохо было вдвойне, если не хуже. Мало того, что меня могли размазать по всему кораблю достаточно тонким слоем, так еще и на опыты забрать. От последней мысли во мне начала закипать всепоглощающая ярость...
   Подключившись к опухолям, наблюдал как архонт продвигается к гипердрайву с явным намерением его включить. Пленного командира я решил заковать по примеру Чужих из одноименного фильма - укрепив слизь, вмуровал в неё, одна лишь торчащая голова доказывала, что это пленный протосс, а не... гхм, а не в меру усохшая слизь. И, на всякий случай, оставил "яичко" перед ним со своим саженцем, на случай своей смерти. В крайнем случае я должен буду перенестись в него. Теоретически. А что? Только я непонятным образом попал в эту вселенную, так меня еще и убивать будут? То, что меня убить трудно, я уже понял, но вероятная мучительная, да еще и неотмщенная смерть меня не прельщала. Если меня укатают здесь - проникну на Шакурас и устрою там праздник жизни.
   Пока я делал приготовления, мои зерги докатывали в пол последних протоссов из техников. Слизь уже добралась и туда. Поэтому я поставил несколько коконов с тараканами и гидралисками, обеспечив себе подкрепления на случай сложностей с архонтом, и отправился на перехват.
   Как бы я не боялся, но перехватил я его только в отсеке с двигателем...

Глава 2. Прибытие

   В общем, столкновение с архонтом окончилось для меня печально. Боевые навыки от тамплиера и зилота я просмотрел довольно поверхностно, за что справедливо страдал во время боя с архонтом. Сначала он делал со мной всё, что хотел, несмотря ни на какое мое усилетние тела вкупе с ускорением зилота. А использовать псионику иначе у меня не получилось - уже после второй осечки я зарёкся ее использовать себе же во благо, так как едване помер из-за этого.
   Когда вылупились зерги на мостике, они направились к месту схватки, но не успели. Мелкие зерглинги всё-таки разбили обслуживающий персонал на техпалубе и успели раньше. Они облепили архонта, пока тот отбрасывал меня в дальнюю часть зала. Зрелище было жуткое - он сгенерировал на себе малую червоточину и забрал с собой всех облепивших его зерглингов, а также энерговод к гипердрайву. Пожалуй, это была самая болезненная потеря за время схватки. Щиты архонта, кстати говоря, я даже не пробил.
   Итак, что оставалось у меня после окончания штурма транспортника? Огромное количество биомассы, пленный протосс, подчиненные зерги и несколько потрепанный, но всё еще движущийся транспорт не перекрывали то время, которое надо было тратить на преодоление расстояния к ближайшей заселенной планете. Благо маневровые двигатели были целы, и по пути следования можно было сесть на любую планету, вовремя подкорректировав курс.
   С протоссом я решил ничего не делать, а точнее поговорить. Коснувшись его разума псионической волной, я настроился на разговор. Он дернулся пару раз, но не ответил. Ещё одну волну, подкрепленную доброжелательностью, он проигнорировал. Чтож, он может пригодиться еще живым. Закинул к нему в организм несколько сотен своих клеток и отрубил его, и после - отрезал от Кхалы. Лишний шпион мне не понадобится. Подведя к нему небольшой поток с необходимыми питательными веществами( а понаблюдать за физиологией протоссов удалось, по крайней мере на базовом уровне их можно было поддерживать они могли усваиватьтакие вещества), я приказал подобрать для меня тела остальных тамплиеров и снести в относительно безопасную комнату и не растворять их там, я стал корректировать курс.
   Из ближайших звездных систем, я отметил две. Одна была незаселенная, с тяжелыми условиями жизни для терранов и протоссов, но не для зергов. А вторая была занята Доминионом, по данным транспортного архива с донесениями там действовали несколько тайных лабораторий и добывающая база. Но этого транспорта хвтило бы только на одну доставку, поэтому я полетел к Доминиону. Расчётное время было около 3 недель.
   Для более удачного проведения времени, я скопировал навигационные данные и архивы по флоре и фауне на один из съемных носителей и запаковал его в черный ящик. Второй мне был совершенно не нужен, поэтому от него остался только корпус. Далее по списку шло усовершенствование своей тушки. Я пошел в эволюционную комнату, как я её назвал. Там уже был прудик с катализаторами, а также тела тамплиеров. Распадаться они не спешили, но я не стал откладывать их поглощение, поэтому забросил их в пруд, и установил в нем свою хризалиду, в которой начал играться со своим геномом.
   От Ниадры мне досталось довольно много различных генов, как откровенного мусора, так и весьма полезных вещей. Например, подпитка от слизи, возможность метать костяные шипы, псионный контроль стаи, а также порождать многих зергов меньшего размера было очень полезно и помимо огромного количества связывающих элементов. В итоге ко всему вышеперечисленному добавился меняющийся геном Паука(он же Паркер), его физические показатели, усиленные некоторыми решениями Пумы из той же вселенной. А вот с полиморфизмом была проблема: у Пумы серъезных ограничений на трансформацию не было, но у мартышки - толгко на сопоставимы со своим размером, и достаточно легко выбивалась в бою. Человек-факел и "членовек-резинка" тоже были не столь однозначны. Если у факела можно было позаимствовать его энергетический субстрат (аденина рибогептофосфат - прим. Автора), то в ближайшем времени мне была без надобности возможность жечь напалмом. Сам субстрат у симбионта был аналогичен, да и был удобней в плане гибкости в применении. Поэтому я закинул его в зергов, отложив и себе в загашник. Резинку я решил не трогать - его генетическая структура при добавлении в общую картину стабилизировала бы код настолько, что безболезненно распутать обратно не представлялось возможным. А рисковать на своей тушке, да еще и симбионтом было тем еще расточительством, я отложил его геном в дальние закрома. Решив не трогать основную массу клеток в организме, я запихул это в предплечья и кисти.
   Что касается рядовых зергов... Из того генного материала, что был у меня - я приступил после. Всем зергам я прикрепил способность факела сохранять энергию и скорость реакции паука, увеличив их скорость бега чуть ли не в два с половиной раза. Также я создал пару новых видов зергов. Это была биологическая версия плазменного резака на основе споровика, которая могла бросаться еще и огненными шариками на разнличные расстояния. Лучше всего должны были получаться средние рсстояния, но полевые испытания, как и другим новичкам, всё же были нужны. Также я всял свойство Симбы и подкинул его не внешние элементы улья и левиафана, чтобы не было такой зависимости от наземных источников и астероидов. Но для порождения зергов всё равно нужна была биомасса и ресурсы планет...

*****

   Тассадар очнулся после того, как его покинуло сознание в очередной раз. Голова жутко болела, а внутри пылала пустота, как будто он был лишен чего-то важного, неотъемлевого... Кхала! Её больше не было... Тассадар застонал от осознания этогоо факта. Попытавшись двинуться с места, он обнаружил себя в коконе, подобным которому он не видел. Ни на паучий, ни на зерговский он не был похож, хотя на последнее Тассадар поставил бы что угодно! Его окружала слизь зергов, да и последние несколько суток до этого момента они пытались отбить корабль от заразы зергов. Попытавшись восстановить последние события в памяти, Тассадар содрогался... Смерть товарищей, едва отбитая атака и ранение матери стаи, отключение гипердвигателя по экстренным протоколам... Ранение двух друзей, которые слились в архонта, и уничтожение этого архонта проклятыми зергами, Амун их дери! Но самое главное было не это, а то, что зерг попытался поговорить с ним через псионную связь! Но у него ничего не вышло, и Тассадара вновь покинуло сознание.
   Вновь прийдя в себя, Тассадар обнаружил себя все в том же коконе. Как ни странно, усталости и истощения не чувствовалось, но оставаться в коконе не стоило. Даже если Зерги впали в спячку, оставаться в нем не стоило. Но какая-то важная деталь ускользала от Тассадара, которую он никак не мог вспомнить... Доломав до конца кокон, протосс вывалился на слизь. Конечности слушались очень плохо после долгого нахождения в коконе. Осторожно поднявшись на ноги и привалившись к стене, Тассадар едва не упал вновь - к его левой голени подходил длинный... червь, который периодически пульсировал. Разум отказывался это понимать... В слепой ярости онвыпустил клинок и обрубил порождение зергов, после чего упал сам, и уже не мог подняться...
   "Это конец, - думал Тассадар, - я заражен, и выхода для меня нет..."

*****

   К середине третьей недели я доукомплектовал свою тушку нужным генным материалом и придал ей гуманоидную форму. Физически я соответствовал голубоглазому блондину ростом под два метра, среднего телосложения, на отобразившейся голограмме меня, после всевозможных протосских сканеров, очагов тканей зергов не было. Уже потом я осмотрел программное обеспечение, по каким маркерам выявлялось заражение зергами - я банально свёл их на нет во время последней перекройки тушки. А это значит, что тихо забраться на протосскую базу для меня стало проще.
   Остававшийся протосс, как ни странно, смог проснуться. Наверное мои клетки сбоили, пока я перекраивал тушку. Протосс был найден практически мёртвый рядом с тем местом, где я его оставил. Из его ноги торчал остаток питающего канала, который я устанавливал, чтобы он не помер во время моей "отлучки". Тяжело вздохнув, я оттащил его к стенке поближе, и подключил обрубок к "кабелю". Перетягивая из него основы по обращению с пси-энергией, я пытался воспроизвести всё, что только мог, кроме откровенно боевых техник. Нет, я достиг многого, но разковырять корабль раньше времени не хотелось. В общем, получались только простые вещи - банальное усиление своих параметров, наапример увеличение скорости, рывок метров на десять и повышенная подвижность были пока единственными.
   Копаться в голове у протосса было сложно, видимо у него была сопротивляемость к моим клеткам, а для псионной ковырялки мне нужен был учитель. Базовые данные по иерархии, обращению с доспехом, псионике - вот и всё, что я смог достать из его головы. Перед посадкой на планету, я думал, что мне делать с ним... Но в голову упорно ничего не приходило. Мне нужен был учитель по псионике, но гордость протоссов проявилась даже перед возможной смертью. Искать среди призраков или фантомов? Это было бы лучше, всё-таки моя физиология приближена к людям, но отказываться от протосса было на данный момент выше моих сил. В конце концов, я решил нчего с ним не делать до приземления. А внизу уже поговорить...

*****

   Тассадар очнулся от воя сирены, сообщавшего об экстренной посадке.
   "Как? Неужели мы уже достигли Шакураса?, - отчаянно подумал протосс, - Где же тогда встречающая команда? Почему они даже не пытаются связаться или не уничтожат?"
   С его позиции было хорошо видно мостик, но по коммуникатору никаких входящих сообщений не было, а все приборы сигнализировали о скором столкновении с землей. Попытавшись освободиться, протосс ничего не смог сделать - кокон был слишком крепким для ослабшего Тассадара. На краю псионической чувствительности на корабле был ещё кто-то живой, но... от этого объекта не исходило ровным счётом ничего похожего с напавшими зергами. Тассадар и раньше сталкивался с зергами в разведывательных миссиях, когда он искал очередную планету для колонизации, но ничего подобного сради зергов он не встречал...
   Приборы показывали три минуты до столкновения. Протосс потянулся к источнику псионной силы и даже смог дотронуться до неё своим сознанием... Но ответа не последовало. Такое ощущение, что его даже не почувствовали. По тем слухам, которые слышал тамплиер, такой силой обладали Хранители на великих кораблях протоссов, как Копьё Адуна. Как только таких детей находили, их забирали и обучали владению псионикой и работе с Кхалой.
   Приборы показали две минуты до столкновения. Отвлечясь от своих мыслей, Тассадар обратил внимание на свой доспех - он был отключен. Попытка включить его псионически не получилась, а значит, управляющий контур поврежден, и запустить можно было только вручную... Но для этого надо было освободиться... До столкновения оставалось двадцать пять секунд.
   Датчики отрапортовали вход в атмосферу, корабль сильно тряхануло. Перегородка, к которой был прикреплен протосс, перекосилась и сдвинулась на пару сантиметров. Этого пространства хватило, чтобы выбраться из кокона и включить индивидуальные щиты, остальные системы запускать не имело смысла - они отжирали дополнительную энергию, да и острой нужды в них не было. Необходимо было выжить и доложить... Остальное было вторично. Найдя ближайший техкоридор, протосс удивился тому количеству мусора, которое там болталось. Но времени не оставалось, и Тассадар, как капитан корабля, остался на мостике...

*****

   При столкновении корабль задрожал всем корпусом, вминаясь в вклканические породы добывающей планеты Доминиона. Лобовые щиты не выдержали столкновения, и распавленную магму на себя принял корпус корабля. Устойчивость к сверхнизким температурам и известным снарядам не могла долго противостоять напору лавы, и вскоре транспорт протоссов стал погружаться в недра планеты. За ним наблюдали разведчики из лаборатории, располагающейся неподалеку.

Глава 3. Инфильтратор

   Это было круто! Удар о поверхность был сильным настолько, что меня едва не размазал по техническому коридору ровным слоем. Что я там делал? Он был достаточно маленьким и тупиковым, что способствовало надежной фиксации моей тушки. К тому же, я настроил информационную панель рядом на отображение данных о корабле. Тело немного гудело от силы удара, но консоль уже вовсю верещала про критический уровень передних щитов и контакт с агрессивной внешней средой. Планета была тропической, с большим количеством кислотных озер в зоне падения. Щиты еще держались, но насколько их хватит?..
   Послав несколько десятков своих клеток по слизи начать формирование тараканов и гидралисков, я судорожно пытался придумать план. И основная мысль была про летучий отряд, с которым надо выбраться с корабля и захватить хотя бы что-то, а потом уже смотреть на остальные вводные. Несколько минут в раздумьях, и дисплей сообщает о плавящихся внешних переборках на мостике. И тут я вспомнил про протосса, попытавшись найти его псионически, я потерпел полное фиаско. Видимо, они рассеивают свою энергию при смерти. Я решил найти его тушку, поэтому начал прощупыать пространство с помощью опухолей.
   И вот это уже было достаточно успешно, так как я нашел Тассадара в весьма интересном состоянии... ближе к коме... достаточно глубокой коме. Видимо, часть сонания, ответственная за псионику отрубилась, и я его не чувствовал. А что оставалось от протосса - это собственно, тело, обрубок левой руки по плечо, и, как ни странно, почти целые ноги. Разве что не было левой стопы, но это уже мелочи. Надо было его вытаскивать. Если он остался жить, да ещё в таком состоянии - скорее всего его пустят на эксперименты местные Адептус Механикус и на одного сталкера будет больше. А пока он в моих руках, и относительно органический - то он тоже мой ресурс, как и зерги. Почему ресурс? Потому, что кто-то слишком гордый... Тем временем корабль дернулся, и упал на брюхо, подняв волну кислоты, которая притопила пару некрупных форм жизни, находящихся на берегу.

****

   Тассадар умирал. Слишком сильно его откинуло при столкновении от одной из переборок мостика, а потом, как назло, осколками стекла и останками других переборок ему посекло руки и ногу. Это была верная смерть от кровопотери... Боль тамплиер не чувствовал, впрочем, как и Кхалы. Сам протосс не раз чувствовал, как уходят в бою воины, какой силой вскипает от этого Кхала. Теперь уходил он сам, но Кхалы он не чувствовал. Вместо этого внутри росла пустота... Сознание то меркло, то возвращалось, но не уходило окончательно, держа при себе спасительное забвение. Тамплиер закрыл глаза, и сосредоточился - попытки подключиться к Кхале не давали результата, а уйти изгоем... этого он позволить себе не мог. "В любой ситуации надо оставаться истинным протоссом, - повторял Тассадар, - и в жизни, и в смерти." Эти слова он повтрял своим товарищам, а потом и подчиненным, и во время штурма зергов он говорил также.
   Тамплиер решился на отчаянный шаг - начал замыкать всю свои силы на себе, подстегивая регенерацию. Это был единственный шанс для него, эвакуация должна быть здесь с минуты на минуту...

****

   С протоссом я ничего не успел сделать - опухоли засекли движение в нескольких коридорах. Три группы по два гуманоида шли по кораблю по коридорам вдоль корпуса. Мои зерги еще формировались, но недостаточно быстро, чтобы задержать их или обойти. Прильнув к консоли, я отсёк помещение с формирующимися зергами - они были как раз в отсеке с гипердвигателем, и оттуда выходил технический коридор, если так можно выразиться.
   Движение продолжалось ударными темпами. Чтож, протосса я решил оставить. Извлечь я его не успею, а сталкиваться с неизвестным противником... при прочих известных условиях мне не хотелось. Одно то, что они полезли на разбившийся корабль в жерле распаляющегося вулкана, говорило не в мою пользу. Отсекая потенциального врага от кладки с зергами, я заодно отметил себе маршрут до неё, и уже бежал к ней.
   Несколько минут спустя начали вылупляться зерги, а захватчики добрались до мостика, где лежал протосс. Я в это время проверял проход наружу. В принципе он был цел, осталось дождаться зергов. Обозначив точку сбора и вектор отхода своих зергов, я перключился на вторженцев. Они вместе выбирались с протоссом за прееделы корабля через носовые проходы. Но что-то меня настораживало, что-то тревожное, что лежит у меня под носом, но я этого не вижу... Я сидел на обшивке корабля и пытался вспомнить, что я упустил... Вспомнить мне не дали - в меня прилетело две пули в корпус. Я не успел понять, откуда они прилетели, когда передо мне в голову прилетела контрольная.
   От трех попаданий меня разворотило на несколько частей, которые держались на лоскутах. Перед моим телом... то есть ошметками, что были телом - появилась фигура в экипировке призрака с непонятными опознавательными знаками. Значит, я вне юрисдикции Доминиона, хотя там были непонятки с другими человеческими фракциями, даже до боевых столкновений доходило. Очередной шанс?... тут я увидел, как откуда-то подбегают еще люди, с контейнерами на гравиподушке. Очень интересно... Подождем.

****

   Ожидание оправдалось на все сто процентов. Меня расфасовали в один из этих контейнеров и отправили в сторону шатла. Протосса, оказывается, приволокли туда же. Его, как и меня, привезли в какой-то лабораторный комплекс. После нескольких тестов протосса отправили "лечиться", а меня - в баки с переработкой биологических отходов с довольно агрессивной средой... для обычных тканей. Впрыснув достаточно своих клеток, я начал процесс формирования Улья. Мне нужна была армия на этой планете, а наличие чужаков на ней - совсем нежелательно.
   Тем временем мои зерги благополучно добрались сначала до кустов, а потом и до позиций у лаборатории. Двух зерглингов даже пришлось переделывать в достаточно крупных саранчидов, чтобы разведать с воздуха пути подхода. Я даже нашел выводные трубы из баков переработки. И тут пошли неприятные новости. Во-первых, трубы выходили близко к бассейну с лавой. И если сейчас уровень был недостаточно высок, чтобы по трубам поступать в резервуар для его очистки, то подняться он мог в любой момент, да и пожалуй что на любой кровень - после провокации извержения вулкана могло произойти всякое. Вторым же пунктом шло само извержение - я пока не представлял себе, на каком я расстоянии от вулкана. А значит, мне надо это срочно прояснить. В третьих, - отходов было слишком много, порядка восьмиста галлонов. То есть лава для очистки должна скоро подняться.
   Пока я думал эти мысли да пытался регенерировать, разведка закончила шерстить местность - немного выше выхода труб оказалась электростанция, а само ущелье с лавой простиралось где-то на километр. К тому же, рядом с электростанцией находилось какое-то подобие ангаров, да и дорога была не узкой тропинкой, а вполне широкой и обкатанной. Поэтому, не мудрствуя лукаво, я решился действовать. До верхнего выхода - откуда меня сбросили - мне не добраться, да и эффективность воздушный войск в узких помещениях ну совершенно не выдерживает никакой критики, я решил лезть по трубам. Жаль, что на червя Нидуса мне не хватит, но это, впрочем небольшая проблема. Мелких зерглингов труба пропустит, а массу нарастить они и снаружи могут.
   Решив детали, я пополз по трубе, выдирая и сминая перегородки. Полз я метров сто, после чего за мной начали вылезать зерги, обильно орошая землю у трубы слизью. Туда я сразу опустил опухоль - разведка никогда не помешает, особенно когда лава подойдет к трубе и надо будет что-то делать. Дождавшись четырёх десятков зерглингов, я пошел к электростанции. Практиковаться в обнаружении жизни я начал во время транспортировки, а сейчас пытался повторить этот фокус. Добравшись до станции, зерги вынесли тех космодесантников, что там были. Добравшись до пультов упрвавления, сделать я ничего не мог просто потому, что не знал про неё ровным счётом ничего. А вот ангары меня порадовали. Там я нашел несколько техников и горнопроходческую технику. Чтож, их я тоже решил пустить в расход - мне нужна была практика в псионическом допросе, и я в ней преуспел лишь на втором технике. Первый не выдержал моих попыток поковыряться в его голове, и содержимое его головы начало подтекать из физиологических отверстий в голове, после чего он был отправлен в биомассу. А вот двое остальных...
   Их отправили на починку труб из мусорных баков. Из их памяти я выудил интересную схему, как они избавлялись от отходов - они их банально выпускали через трубы, когда мусор перебраживал до однородной массы и свободно проходил чрез трубы. А те остатки, что оставались на том небольшом плато они счищали бульдозером. Кстати говоря, этот каньон они использовали как геотермальный источник, и осваивать его начали относительно недавно - комплекс был первым, но не единственным. Скоро должны были ввести ещё два. Также я пошарил по их памяти в поисках языка, управления с техникой, и прочих приятных для меня мелочей. Оказалось, что я оказался в Умоджанском протекторате, на одной из осваиваемых планет, а по факту - их тихой сапой колонизировали и создавали оперативные базы. Здесь протекторат размещал частные лаборатории, и я оказался на одной из них.
   Собственно, для меня прояснилось несколько вещей - почему тут так мало службы безопасности и что мне дальше делать. Примерную карту местности я имел, контроль над электростанцией - тоже. По другим лабораториям рабочие не знали, кроме того что они есть. А мой внутренний хомяк предвкушающе потирал ручки при мысли о фонде Мебиуса...

****

   Глава лаборатории, Юджин Штраусс, читал свежий отчёт по ввереной ему лаборатории "Генезис 2". Эксперименты над псиониками давали некоторые подвижки, но далеко не все из них были удачны. Если быть точным, то во всем комплексе было несколько корпусов, и в каждом из них проходила определенная группа экспериментов. На поверхности располагались электростанции, как солнечные, так и геотермальная, запитанная от ближайшего разлома коры. Также на поверхностном уровне располагался выход шахты космопорта, замаскированный под кратер, и транзитные склады. На первом подземном уровне проходили эксперименты по усилению псионических способностей, а также технические и химические лаборатории. Из подопытных тут оставались люди либо с низким потенциалом, либо с отсутствием как такового, но с перспективным геномом, который мог одарить своего носителя пси-силой. На втором подземном уровне располагалась фабрика по клонированию. Тут проходило основное действо, ибо она предоставляла базовый материал на все нужды других этажей. Достаточное количество биомассы предоставляло почти неограниченную свободу исследований физиологии людей с подобными силами, а также возможность их усиления. Периодически поступал и откровенный биомусор, который отправлялся в собирающие цистерны, в которых биомасса повторно перерабатывалась. Также в ней была экстренная система сброса биомассы в геотермальную скважину при возможности захвата комплекса. Единственной проблемой было то, что все из них сбросить не удавалось, так как трубы для сброса располагались довольно высоко, да и выходили к каменному плато. По заверению строителей, это было необходимо для обслуживания труб, но законный штраф заказчик применил.
   На третьем уровне проводились эксперименты по контролю высших организмов, таких как людей, зергов и, потенциально, протоссов. На этом этаже занимались добровольцы, отрабатывая техники на клонах и неудачных эксперементах с других этажей, а также еденичными зергами, которых захватывали на соседней планете, на которой находилась дикая стая. Протоссов на этаже не было, над возможностью их достать Юджин работал уже долгое время, но никаких протоссов ему прислать не могли, а отбить у соседей тоже не было возможностей, не рискуя при этом безопастностью комплекса. Разведка докладывала, что у двух соседствующих исследовательских корпусов фонда Мебиуса могли быть протоссы, судя по заказываемым и прибываемым товарам. Но точно сказать не мог никто, а засланцев они вычисляли на удивление быстро.
   На четвертом уровне располагались жилые помещения для подопытных третьего уровня, а также казармы охраны и комнаты ученых. На пятом же подземном уровне располагался административный этаж - на нем решались все вопросы, связанные с бытом и организацие труда на остальных уровнях. Офис герра Штраусса располагался тоже на этом подземном этаже, а шестой же уровень отходил под архивы, куда стекалась вся информация, и в случае аварии на других этажах сохранял автономность в течении нескольких десятков лет. Технология и планировка архивов была достаточно старой и осталась от старого колонизационных кораблей, которые основывали колонии на кораблях Умоджанского протектроата. На этой планете тоже приземлялся такой корабль, но опасность фауны и сложность при добыче ископаемых свели полезность такой планеты для активной экспансии, поэтому население корабля долго боролось за свои жизни и возможность основать колонию, что протекторат после нескольких настойчивых просьб переселенцев выделил средства и охрану для основания полноценной колонии, и скоро на планете началась активная переработка минералов, собираемых по всей системе. Соотношение частного и государственного сектора среди всех предприятий оставалось за протекторатом. Но частные лаборатории и фабрики росли как на дрожжах, особенно при дармовой электроэнергии и относительно дешевых материалов для постройки чего угодно. Крупные промшленные центры еще только формировались, поэтому каждый мог повлиять на раздел сфер влияния в будущем.
   Герр Штраусс устало перечитал доклад, согласно которому клоны легко воспринимали чужой контроль, но возможности контролировать больше одного клона не было возможностей ни у одного испытуемого. Ученый мог только констатировать низкий потенциал исходного материала, до высокого материала можно было усилить практически кого угодно, при условии известного гена, ответственного за способности. А вот сильных псиоников, которые могли бы быть усилены аналогичным образом просто не появлялось. Заказчики в лице государства посылали низкокачественный материал, а другие спонсирующие фонды предоставляли только деньги. Юджин поморщился - он искренне не понимал, зачем государству вводить еще дополнительные конторы для контроля и финансирования из частного сектора. Единственное, что он знал - это бесконечные крики о невозможности финансирования таких "бесперспективных" проектов. Хотя подобный подход одобрял не только сам Штраусс, но и некоторые высшие чины. Остальные фонды получали лишь обрывки информации, во избежание утечек информации в массы. Также в отчете отмечалась достаточно круглая сумма за содержание законсервированных помещений третьего этажа. К тому же, оборудвоание в тех помещениях было экспериментальным, и возможность испытывать его на одиноких протосских пленниках не приводила Штраусса в хорошее расположение духа.
   Внезапно на коммуникаторе высветился вызов от начальника СБ комплекса по выделенному кналу.
   - Слушаю, герр Фридман, - сказал Штраусс, - что случилось?
   - У нас ЧП, - начал без подготовки Фридман, - Наши сканеры засекли крупный корабль на орбите, вероятно протосский.Опознавательных сигналов не имеет, такие сигнатуры видим впервые, идет по касательной орбите.
   - Куда он направляется?
   - Астрофизики этим сейчас занимаются, более точный результат будет с минуты на минуту.
   - Когда его обнаружили?
   - Пятнадцать минут назад. Сначала мы приняли его за крупный астероид, но уж слишком внезапно он появился для наших ребят. Вот они и решили посмотреть по системным сканерам...
   Штраусс крепко задумался... Заполучить протосский корабль, да еще и с экипажем - это открывало огромное количество возможностей, и прежде всего ему перепало бы еще больше финансирования, а также серьезно сдивнули разработку аугментики для человеческих псиоников.
   - Кто-нибудеь еще его заметил?
   - Из известных нам соседей его никто не обнаружил, но исключать полностью я не могу.
   - Шифровальщики?
   - В работе.
   - У Мебиусов на базе есть движение?
   - Спутники молчат по их базам, - быстро ответил Фридман, - посты наблюдения сейчас на пересменке, свежие отчёты мы получим уже скоро.
   Штраусс вновь задумался. Посты наблюдения он согласовывал сначала со своим начальством, а потом уже со своей СБ. Помимо радиомолчания на этих постах была внедрена система отчётов и сигнализации при экстренных ситуациях. Если сообщений по резервному каналу не было, то и движения тоже.
   - Значит задача такая: как только узнаете точку падения, высылайте отряды и транспорты, попытаемся извлечь как можно больше образцов, в приоритете живые протоссы. Добыча техники - по возможности. Если будет сопротивлениие или на месте первыми окажутся наши друзья - вы знаете что делать. Держите меня в курсе, отбой.
   После этих слов Штраусс выключил коммуникатор и откинулся в кресло. Работа становилась интереснее с каждой минутой ожидания...

****

   Юджин выкуривал уже вторую папиросу с Земли - их завез экспедиционный корпус Земли во время последних крупных волнений, и стоили они баснословные деньги. Они шли по контракту как премиальные к его работе, но как они оказались у власть держащих, Юджин думать не старался. Коммуникатор заверещал, обозначая очередной вызов. Выдохнув густой дым и отложив сигару в сторону, Штраусс нажал кнопку приёма.
   - Докладывайте, Маркус.
   - Объект под охраной. Группой наблюдения отмечается движение на сканерах, внутри корабля точно кто-то есть, но никто не выходит. Сам он упал в седьмой кратер.
   Штраусс тихо выругался. Это было жерло вулкана, расположенного в трехста километрах от комплекса, серьёзных конкурентов рядом не было, до ближайших - Мебиусов - место крушения было где-то в семиста километрах. Сам влкан, впрочем, не проявлял какой-либо значимой активности для планеты с формирующимся рельефом. Местные формы жизни к этим условиям отлично приспособились - они регенерировали, росли и плодились с огромной скоростью, не говоря уже о кошмарной скорости эволюции. Впрочем, приспособлялись они не только к внешней среде, но и друг к другу.
   - Усильте охрану, штурм объекта начинайте сейчас. На базе я ввожу код "Каппа".
   - Есть. Что-то еще?
   - Нет. Работайте пока в штатном режиме.
   Юджин вырубил коммуникатор и потянулся к еще тлеющей папиросе. Минуты тянулись долго, будто издеваясь над ним. Выкинув лишние мысли из головы, Штраусс дошел до консоли и активировал код "Каппа". Это означало консервацию исследовательских работ, и перевод военного и полувоенного персонала комплекса в режим боевой готовности. На данный момент оставалась на базе треть всех боеготовых сил, а остальные под руководством Маркуса Фридмана отправлялись к транспорту.
   Через некоторое время поступили первые новости... И они были в основном паршивыми. Зерги, человек, почти умерший протосс и приличное количество биосигналов зергов. Человека пристрелили, как только он появился, потом сняли биометрию для опознания. По предварительным тестам он был... интересен. Поэтому с него сняли нужное количество ДНК и потом сбросили в контейнер с бомусором на базе. Протосса положили в камеру с питательными растворами. По крайней мере для человека такие растворы были бы полезны даже без аналогичных повреждений, но физиологию протоссов люди знали плохо, а поэтому даже такой опытный образец был полезен.
   Но вот находящиеся на корабли сигнатуры зергов исчезли. Доклад имевшихся призраков и даже одного фантома не давал внятной информации. Призраки были достаточно далеко от корабля, а вот фантом патологически плохо писал рапорты, что было отображено в его профиле. Его наняли только потому, что он был фантомом и на две головы превосходил имеющихся призраков. В общем, ситуация продолжала ухудшаться - на корабле нашли остатки коконов зергов в количестве 35 штук. Хотя серьезное исследование корабля только начиналось, но ни доспехов, ни обломков протосской техники не было обнаружено, как будто её выгребли подчистую перед отправкой корабля. Следующей неприятной новостью, даже двумя, стало обнаружение кладки зергов и прибытие Мёбиусов.
   - Что у вас там, млять, забыли Мёбиусы?, - уже орал в коммуникатор Юджин, - как они так скоро оказались у обломков?
   - Не ори, шеф, мы уже вывезли оба объекта, что тут были, - холодно ответил Маркус, и саркастически улыбнувшись, продолжил, - или ты собрался вывозить отсюда еще и кладку?
   - Да, млять, мне еще и кладка нужна, - всё еще кипятился Юджин, - или ты хочешь отвечать за эксперименты на станции? Или ты не в курсе, сколько стоит хотя бы одно яйцо зергов на черном рынке?
   - Проще не терять войска в этом столкновении, если они нас припрут...
   - А что они вообще они там делают?
   - Залегли в сторонке и наблюдают. На связь они не выходили ни по одной из известных частот.
   - Вы их вызывали? И с чего вобще вы решили что это Мёбиусы?
   - Наш Фантомас смог подойти достаточно близко, чтобы опознать их. Там три призрака в нестандартной экипировке...
   - Да ладно, и чем же она нестандартная?, - скептически поднял бровь Юджин.
   - Толково объяснить он не смог, ты же его знаешь не хуже меня....
   - Вот и говори мне после этого, кто у нас тут начальник службы безопасности, - ухмыльнулся Юджин.
   - Тебе, как старшему начальнику, знать положено всё, - невозмутимо парировал начальник СБ, - подожди, у меня тут странные показатели на приборах...
   - Жду посылку с зергами, если они попытаются отбить корабль, выгребайте что сможете и валите на базу, - ответил Юджин и прервал связь.

****

   Приняв последний приказ начальства, Маркус тихо выругался. Вывозить еще и кладку зергов? Которая может вылупиться в любой момент и вцепиться в спину? Хотя именно за такие вещи им и платили, и весьма немаленькие деньги. Поэтому рисковать с невыполнением приказов не хотелось никому.
   - Адъютант, у нас еще есть криоконтейнеры?
   - Да, командир. Но их суммарного объема не хватит, чтобы вывезти всю кладку.
   - Грузите всё что есть, - распорядился Маркус, - У нас мало времени.
   В принципе поторапливать не было особой нужды. Всё маневры были много раз отработаны в различных ситуациях в симуляторах, но все возможные варианты проработать невозможно. И Маркус об этом знал, поэтому для подстраховки приказал заложить взрывчатку в ту часть кладки, которую погрузить было невозможно. Благо вся кладка уже была обсчитана мощностями адъютанта и не представляло сложности заминировать остатки. В то же время приборы показывали интересные вещи - со стороны поста мебиусов начались энергетические возмущения, носканеры не могли зарегистрировать что-то еще. А раз отряженный фантом сохранял радиомолчание, то он ничего не видел.
   Ещё через 5 минут началось нападение...

****

   Фантомас сидел на пригорке, недалеко от наблюдательного поста Мёбиусов. В том, что это были именно они, фантом не сомневался - нестандартное внешнее снаряжения даже по наличию экзоскелета, псевдомышц и повшенной энергоемкости костюма, пожалуй, самое малое, что бывший призрак смог увидеть в увеличении своей винтовки. После последнего своего сообщения он ушел в радиомолчание, чтобы не быть обнаруженым. "Если их сканеры соизмеримы с видимым оборудованием, то они точно знают про меня. Надо бы поменять позицию", - подумал Фантомас. Это прозвище ему дали сослуживцы, после того как он прошел через эксперимент...
   Протекторат поддерживал связи со всеми значимыми элементами, которым не нравилась власть Доминиона. Такими элементами были Рейнор, Тош и до поры Менгск. И если Тош был одиночкой, то в ближних кругах Рейнора и Менгска были шпионы. Онм смогли раздобыть необходимые материалы через Рейнора, и воссоздать технологию создания фантомов. Покрайней мере им так казалось. Процесс был слишком нестабилен, чтобы его можно было запускать в массы. Выживали еденицы из сотен призраков. Это были как добровольцы, так и осужденные призраки. При клонировании не выживал ни один клон, ни до превращения в призрака, ни после. С чем это связано, сказать не мог никто.
   Поменяв позицию, Фантомас продолжил наблюдать. В его поле зрепния попадал и корабль, где копались умоджанцы. Когда с корабля стали вытаскивать первые ящики, мёбиусы зашевелились. Сначаша прошла серия шифровок на одной из частот, взламывать которые не представлялось возможным. Специалисты говорили что-то про оборудование, но призрак их не слушал, искренне считая их некомпетентными болванами.
   "Отчитываются", - подумал Фантомас. После минуты напряженных переговоров, от наблюдательной группы отошел инженер и скинул на землю несколько золотых треугольников. Через мгновение они уже генерировали над собой червоточины... "Отчитались и получили приказы", - отстраненно подумал призрак. Где он видел подобные технологии, он не мог вспомнить, как будто что-то мешало ему вспомнить. Маячки, которые он оставил на походе к наблюдательной позиции, были ещё в зоне покрытия, а значит через них можно передать информацию в шифровке, а не через открытый канал.

****

   Рядом с электростанцией я нашел месторождение ресурсов, достаточно скудное, чтобы о нём забыли на первое время. Поэтому там промышляла мелкая банда, одна из многих, которые пытались заработать под боком у крупных компаний. В неприятности они старались не лезть, поэтому до сих пор и выживали. Замаскировав своих зергов в кустах, я осторожно осматривал лагерь. "Ни часовых, ни патрулей - потрясающая беспечность!" - отметил я про себя. Из охраны я отметил два гелиона, осадный танк, транспорт Геркулес и три десятка морпехов. Когда план захвата месторождения был почти готов, мои зерги наткнулись на замаскированный бункер с двумя мёртвыми мародерами внутри. Оставалось только догадываться, что там произошло, пришлось даже забраться в этот бункер и оставить там опухоль. Средств связи в бункере я не нашел, а после детального поиска создалось впечатление, что из него выгребли все подчистую, утащили даже стойки для оружия и доспехов. Хотя насчет последнего я не был уверен - должны ли быть они в бункерах или нет. Вместе с опухолью остались несколько моих клеток, чтобы из полученной биомассы получить еще зергов.
   За время моего отсутствия на базе ничего не произошло. КСМы таскали ресурсы на геркулес, а остальные праздно шатались по ввереной территории. На первый взгляд их движение было беспорядочным, поэтому выцеплять по одному было дохлым номером, поэтому я решил воспользоваться другим номером. Поймав одну из пролетавших мимо птиц (сбив ее костяным шипом, с четвертой попытки), я вернулся в бункер и подкинул её трупик туда. Изрядно покопавшись в её геноме, я всё-таки выдал нужный результат. Геркулес к тому времени уже был практически заполнен и туда прилетел второй в сопровождении медвэков. Надо было ускорять план, поэтому я сделал следующее...
   Из той биомассы, что была в бункере, я получил восемь птиц, способных переносить вирус зергов. Пять из них я решил отправить вместе с груженым транспортом. На какое-то сложное управление надеяться было нельзя, но на уровне рефлексов я им забил максимально объёмное заражение построек и живой силы противника.... и по возможности тихое. Не хотелось бы, конечно, оставлять процесс на самотек, но под боком оставалась столь негостеприимная база. Второй геркулес погрузил основную часть сопровождения, забрав с собой и осадной танк. Осталось только пять морпехов, которые направились в сторону бункера. Как только они удалились на достаточное расстояние, я инициировал строительство улья и под псионическим ускорением погнался за морпехами...
   Тем временем наступила ночь. На планету спустилась непроглядная темнота, не освещенные ни одним спутником джунглисоздавали практически отрицательную видимость. По царившим вокруг запахам я едва мог отследить направление движения отряда. Они продвигались очень шустро, с той форой в пару минут мне пришлось выкладываться по полной, чтобы догнать их, не говоря об организации засады по ходу их движения. Не знаю, что их подгоняло, но до бункера они успели раньше меня...

****

   - Сержант, дверь заклинило намертво, разрешите вызвать КСМ с резаком?, - обратился взодный техник, - иначе мы всю ночь тут провозимся.
   - Не положен нам КСМ ночью, приказ помнишь? Давай сам вскрывай.
   - Ага, ага, сейчас... Вы меня только прикройте, а то всякое тут может быть...
   - Ты чего, Майк, дезертиров боишься?, - хохотнул подошедший капрал, - На кой ляд им этот бункер, да еще и с тобой в проходе?
   - Я то проход прикрою, вот только боюсь, что мне со спины пару лишних дырок сделают, - ухмыльнулся Майк, - ты в курсе, кого отослали в бункер в прошлый раз?
   - Слышал, что неугодных сюда ссылали, - признался капрал, - только вот...
   - Разговорчики, - рявкнул сержант, - давай вскрывай быстрее, у меня плохое предчувствие. А ты капрал дуй на позицию, если техник просит прикрыть, то от его спокойствия зависит наш отдых.
   Капрал отошел на парушагов от дверей на отмеченную сержантом позицию у повалившегося дерева. Майк в это время нащупал энергокабели в стене бункера и пытался вызвать их перегрузку для экстренного открывания дверей, но это не получилось сделать. "Видимо на механизме стоит дополнительная защита, а это упрощает задачу, - подумалтехник, осталось этот контур отыскать." Провозившись еще четверть часа, он всё-таки нашел нужный фрагмент контура и замкнул его, после чего двери открылись. Фонарь высветил пустое помещение, даже без оружейных стоек, которые должны были быть у опорных балок, не говоря уже о подзарядных точках для костюмов. Гнёзда для них были относительно целы, но когда забирали оборудование, целостностью они не озаботились.
   - Чисто. Заходим, - отрапортовал техник. И только после этого открыл маску шлема. В целом бункер выглядел достаточно заброшенным, на полу была грязь с нанесенными на него через амбразуры листьями, но освещение не работало. Освещение в бункере не работало, да и целых технических консолей не было. В бункер зашли остальные члены отряда. Фонарь выхватил из темноты разбитую лампочку.
   - Майк, врубай свет.
   - Где я тебе лампочку целую найду? Тут даже шакфов нет!
   - Да вытащи из Генри, как в прошлый раз!, - заржал тот же капрал, за что получил от сержанта пинок пониже спины, - За что?
   - За всё хорошее, за дверью приглядывай. И частоту не засоряй, а то из-за тебя, придурка, нас будут убивать раньше, чем мы об этом узнаем.
   Тут в полу что-то ухнуло и морпехов отбросило на стены...

***

   Ловушка вышла на славу. Если с двери было достаточно придерживать псионикой, то сформировать из опухоли взрывную ловушку с кислотой было уже сложнее. А из оставшейся пришлось наводить маскировку - банальнокопировав из окружающей флоры. К своему счастью я успел навести лоск до того, как они начали резать дверь, иначе ими поужинала бы местная фауна. И сейчас я стоял у бункера с матерящимися морпехами, которым кислота прожигала бронепластины. Внезапно крики усилились и амбразуры бункера заиграли зелеными сполохами, но через пару секунд утихли крики и угасли сполохи... В ночь вновь вернулась тишина.
   Осторожно заглянув в бункер через главный вход я увидел виновника этой светомузыки. Так вот ты какой, темный тамплиер. Псионикой он был закачан под самую завязку, поэтому залезать в голову было глупостью. За те секунды, что я за ним наблюдал, он успел несколько раз глубоко взохнуть и вознамерился уходить. Но не тут то было - отпускать я его не был намерен. Эта сволочь нарушила мои планы по тихому рейдерскому захвату частного шахтерского предприятия, да и отпускать просто так было глупо. Сформировав из рук костяные лезвия, я набросился на разворачивающегося протосса. Вооружен он был какой-то вариацией топора, но с удлиненным плазменным топорищем. Лезвие было для помещения длинным, да и ручка была около метра в длинну.
   Мой рывок он попытался пропустить за себя и рвануть к выходу, одновременно активируя оружие. Маневр удался частично - мы оба упали на пол. По скорости мы были примерно равны, поэтому уже несколько минут боролись на полу. Я продваливал его массой, а он крутился ужом на сковородке. Пока мы ворочались на полу, протосс чуть не потерял свое оружие, но вовремя успел его перехватить и рукоятью топора начал отдирать меня с себя. Поняв, что он таки меня поднимет, отбросит и даже убежит, я издал вопль, полный колоссальной ярости...

****

   Улетавшие терраны были довольны. Они наработали себе месячную выручку за сегодняшний день, даже если продавать минералы и веспен по бросовой цене. Информаторы не подвели, и остальные источники минералов тоже стоило проверить. Тем более, что по некоторым каналам поступала информаия по джориевым шахтам, ныне пустовавшим. Если эти данные верны, то геологи могли спрогнозировать другие места выхода ценного минерала. А это уже другие суммы заработка. Но большей частью этих вопросов занимался босс, а остальные получали достаточно, чтобы своих вопросов было не больше необходимого.
   Перед отправлением поступила информация из наблюдательного пункта, что их атаковали, а потом он замолчал на всех частотах, в том числе и резервных. Туда направили стандартный отряд, так как начальства не дозвались, а нарушать директивы по всей фирме никто не решался. Задачу поставили как разведку, но негласно - найти бункер и занять, до утра. На половине пути к базе очнулось начальство, прознало, что его вызывали и затребовало отчёт, предоставленной информацией удовлетворилось и снова затихло уже на всю ночь. После этого отчёта все выдохнули и спокойно расквартировались по базе, до утра и очередного полета за деньгами.
   Ночь утро оказались беспокойными. Часовые поднимали тревогу несколько раз за оставшуюся ночь. В первый раз они перепугались вопля со стороны последнего карьера, но за ночь он не повторялся - благо, аудиорегистраторы на периметре были новыми, хоть и стояли они редко. Еще два раза караульные поднимали тревогу от малейших шорохов, чем вызвали недовольство остальных служак. Начальство тоже поднималось по тревоге, изволило долго думать, практически до утра, и отправились на поклон к высокому начальству, поэтому вышел приказ о прекращении разработок карьера до выяснения обстоятельств, да и были направлены разведывательные отряды в ту сторону. Два других карьера продолжали работать, поэтомубаза по прежнему жила своей жизнью.

****

   После моего вопля протосс впал в ступор, после чего я смог его вырубить. Нагнав в его организм своих клеток, я его контролировал даже лучше, чем он сам, после чего поволок на свою базу. Ускоряться я не решил, и по пути раздавал указания рабочим и уже сформированному улью. Меня сопровождал десяток зерглингов, остальные носились как угорелые по лесу и добывали биомассу, так как с её помощью было удобнее всего растить зергов и базу. К моему приходу на базе уже было несколько плеточников и споровых орудий, а также два омута рождения. Для начала я решил допросить тамплиера, но в сознании он только ругался и чуть ли не живьем меня сожрать готов был. Поэтому я перешел на форсированный допрос, путем стимуляции нервных волокон в его теле. Состоял он в разведывательном отряде с Шакураса, его направили сюда в поисках потерянного транспорта. Таких же разведчиков, как он, по пленете бегало еще с десяток, точного количества он не знал, но тамплиеров из них была четверть. Псионную связь я ему блокировал с помощью своих клеток, наметрво отключив нужный отдел мозга. Также я вытянул из него место последней посадки его корабля, после этого он перестал быть мне интересен как информатор. Подумав с минуту, явырубил его. Убивать смысла не было, а вот вопросы у меня еще могут возникнуть.
   От того, что рядом крутились вражеские протоссы, не давало мне покоя. Кроме своих зергов в окрестностях, я не чувствовал никого. Псионные связи были замкнуты на меня, и разрыв такой связи означал только смерть зерга. Но все связи были целы, и они неуклонно росли в количестве. Сколько я смогу удержать таких связей - я не представлял. Псионически же можно было отследить либо наличие жизни как таковой, без точной позиции, либо источник энергии - псионической или электрической. Второе я кстати выяснил еще на корабле протоссов, а первое работало в фоновом режиме. Поэтому с пси-излучением от окружающей фауны и колонистов пришлось свыкнуться, и почувствовать протоссов среди всего этого многообразия я не мог. Оставалась надежа на шныряющих в округе зергов, которые уже приносили местную живность...
   Тем временем начало светать. Первые образцы найденной живности помещались в омуты и с ними начинал работать уже я. Приносили их те зерги, которые и убивали образец, поэтому слепок с памяти я собирал с каждого. За день работы я получил образцы нескольких ядов, устойчивость к высоким температурам с достаточно стабильным кодом, приспособленное под местные ночи зрение, не считая стабильно работающих последовательностей ДНК с этими генами. Поэксперементировав, я внедрял их в свой Рой, благо он постоянно пополнялся новыми зергами, а база уже разрослась до неприлично больших размеров. После напряженного дня я решил отдохнуть. Затененность базы была мне только на руку, но сигнализацию я решил всё-таки оставить. Во время отдыха меня не покидало чувство чужого присутствия. Проверив протосса, я убедился в его сне. Но это ощущение назойливой мухой не покидало меня...

****

   "Генезис 2" был охвачен всеобщим оживлением. С корабля протоссов было вывезено много инопланетного оборудования, и исследовательский азарт в коридорах можно было резать ножом. Про цену добычи мало кто знал, кроме начальства и вернувшихся с места крушения техников и охраны. Маркус и Юджин сидели в офисе и курили. Молча, напряженно, словно ощущая нависшую над ними угрозу. И если не пара планшетов с отчетами, то всё помещение оказалось бы в бумаге разной степени помятости. А произошло следующее: непонятная вспышка энергии оказалась открытием протосского портала для пилона, который удалось закрыть. После этого пилоны открыли в трех других местах. Серьезной силы у протоссов тут, по всей видимости, не было, но два десятка зилотов при поддержке сталкеров быстро вычистили и заняли корабль. Когда Маркус отдал приказ о минировнии корабля, его просто не успели выполнить. Те призраки, что сопровождали охрану и стоявшие в охранении и наблюдательных постах, не отзывались. Их негласный командир Фантомас последний раз выходил на связь с места призыва первого пилона, но и он молчал. Только благодаря его своевременному сообщению получилось подготовить эвакуацию гражданских и демонтированного оборудования. Спасти получилось не всех - техники, минировавшие корабль, погибли все. Из отряда вернулись четверо техников, загружавших оборудование, и пятнадцать охранников. Через два часа после прибытия охранников осталось двенадцать. Двое застрелились, и еще один повесился на дверце туалетной кабинки. С остальными уже успели поработать психологи, и продолжали работать и сейчас.
   На базе оставались три десятка охранников и полсотни гражданских, не считая вернувшихся, и выходили на предел своих возможностей. Слухи о произошедшем потихоньку обрастали домыслами, но пока не выходили за рамки допустимого. Этим занималась охрана, у ученых уже на это не было времени. Юджин вместе с рапортом запросил у совета директоров управляющей компании разрешение и коды на консервацию комплекса еще три часа назад, как только вернулись последние выжившие. Внезапно запищал коммуникатор, мерцая принятым сообщением. В нем были необходимые коды, чем Юджин не применул воспользоваться.

***

   Фантомас и двое выживших призраков возвращались на базу. Когда началась атака на корабль, и открытие первого пилона провалилось усилиями призрака, кратер накрыли помехами настолько мощными, что даже спутниковое оборудование и рация на коротких расстояниях становилась неэффективной. Шли уже четвертые сутки от конца штурма, и эта группа пизраков состояла из последних выживших в той операции. Когда они наконец вышли к наземной части базы, она начала заростать. Тропическая растительность брала своё, когда её не контролировали люди. Если лианы еще не наносили существенного вреда строениям, то мхи, растущие неподалеку от геотермальных скважин, могли нанести серьёзный урон опорным конструкциям. Краски и специальные покрытия броневой стали мешали этому процессу, но призраков волновало уже совсем другое - комплекс выглядел заброшенным, будто его покинули. Растительность не могла дать даже ориентировочных данных о начале запустевания, а информационных панелей не осталось. С минуту они стояли молча глядя друг на друга, но на лицах была видна напряженная задумчивость.
   - Выдвигаемся на пятый блокпост, - нарушил тишину Фантомас, после чего направился к выходу. Призраки переглянулись с соменением, но всё же последовали за ним.

Глава 4.Свободу попугаям!

   Утро началось с дикой головной боли... Зерги за время моего сна удесятерились в числе, да и вирус, отправленный с добытчиками, дал о себе знать. Кроме зергов у меня появились еще и несколько сотен зараженных терранов, и буквально каждый тянул на себя мое внимание. После нескольких мучительных часов, я всё же догадался создать мать стаи. На неё ушло много биомассы, но в ней и получилось реализовать несколько новых цепочек ДНК. Основой стала тушка протосса, геном которой пришлось перекроить наполовину, вместо создания нового, да и некоторые знания удалось перенести на новую "платформу". Теоретически, мать могла использовать псионику не только для контроля, но и для усиления своего тела в плане боевого применения. После двух часов созревания, я поприветствовал её...
   - Встань, Корла. Тебя ждут великие дела.
   - Да, Владыка, - она еле встала на свои ноги, - Какие будут приказания?
   - Прими командование ульями. Надо поднять численность зергов до нескольких тысяч и незаметно соединить их в единую сеть, не открывая своего присутствия.
   - Что делать, если нас обнаружат?
   - Убить. Если будет интересный материал - показать мне образцы.
   - Будет исполнено.
   Передав управление ульями и зергами, я попытался дотянуться до третьего, но не смог. Он... как будто не отвечал мне, являясь при этом функционирующим объектом. Сделав несколько попыток, я так и не смог получить контроль над этим ульем, но оставшихся два было достаточно. После создания матери стаи, численность зергов резко поползла вверх. Во время охоты за местной фауной, было найдено еще одно месторождение минералов, а также разведка показала интересную вещь - электростанция не имела наземных электролиний. То есть это был либо принцип катушки Тесла, либо все проходило под землёй... Решив проверить свои догадки, я попытался расслабиться и почувствовать текущую энергию также, как и на корабле протоссов. Не с первой попытки, но всё же мне удалось почувствовать чужое присутствие, но не течение энергии. Это присутствие не казалось чем-то чужеродным, даже казалось своего рода близким по происхождению, что внушало как минимум опаску...

***

   Тассадар очнулся. Его тело ощущалось странно... Для мертвеца. Первой его мыслью было, что его всё же вытащили из лап смерти, и он теперь служит в виде одного из протосских боевых механизмов. Небольшой осмотр показал, что его тело осталось практически без изменений, за исключением пары мелочей, основной из которых, пожалуй, было то, что он находился в жидкости и оплетен десятком электродов и датчиков. Окружен он был металлом со всех сторон, цепкий взгляд выхватывал то там, то здесь небольшие выступы, за которые едва ли можно слегка ухватиться, если бы не теснота камеры. Голова еле поворачивалась в стороны, стараясь выхватить как можно больший обзор, конечности Тассадар не ощущал вообще. Едва протосс решил осмотреть себя, как по телу прошел электрический импульс, а из стенки вылезло несколько щупов, один из которых был оснащен камерой, а остальные начали методично собирать ткани с еще живого тела. Голова обмякшего протосса свалилась на грудь, но он не упал, а повис в центре капсулы. Только сейчас Тассадар заметил, что находится в подвеске, и от рук и ног у него не осталось ничего... Даже доспех с частью аугментации уже были удалены с тела воина. Отчаяние захватило протосса... Липким, мутным болотом затягивало оно в себя тамплиера, порождая из страха, безнадежности и уязвленной гордости оттого, что он не выполнил возложенные на них задачи на ледяном планетоиде, проиграл свой корабль в схватке с зергами, а потом попал в плен младшей расы... Терранов. Когда его захлестнула очередная волна отчаяния, Тассадар почувствовал беспокойство... Как будто младший брат беспокоится о старшем... Мысленно послав просьбу о помощи, ощущение присутствия исчезло, оставляя зыбкую надежду.

***

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"