Капба Евгений Адгурович: другие произведения.

Недоброе утро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Развлекательное зомби-апокалипсическое чтиво, написанное в стиле текстового сериала для тематической группы ВК. Вдохновение автор черпал во вселенной "Эпохи Мертвых" Андрея Круза, однако книга является полностью самостоятельным произведением. В центре повествования - два белорусских студента, стремящихся во что бы то ни стало добраться домой из заполненного живыми мертвецами областного центра, не потеряв при этом человечности, достоинства и чувства юмора.


  
   НЕДОБРОЕ УТРО
  
   1.ИЗ ТОЧКИ "А" В ТОЧКУ "Б"
   1.1.ОБЩАГА
   ***
   Кто-то тряс меня за плечо, варварским образом выдергивая из цепких объятий Морфея. С трудом раскрыв глаза, я увидел Леху, моего соседа по комнате, однокашника и вообще нехорошего человека. Потому что хороший человек не станет будить меня в пять утра. Леха, видимо, только что пришел с ночной смены (он подрабатывал охранником в одном злачном месте), и выражение лица у него было, надо сказать, совершенно обалдевшее.
   - Жека, я тебе такую хрень расскажу...
   Бывало, он рассказывал мне байки про пьяные драки и странных типов, приходящих в это самое злачное место, так что в этом не было ничего удивительного.
   - Что там случилось? - пробормотал я, немного приподнимаясь на локтях.
   - Полная хрень! - отреагировал Леха. - Видал я упоротых, но чтоб настолько... Прикинь, стою в зале, вдруг на входе крики какие-то. Я решил глянуть че как, пошел туда... Короче, баба какая-то, может под кайфом, может напилась в дупель, не знаю... Как потом рассказали - она сначала на папика какого-то кинулась, тот ей двинул хорошенько, потом наши ребята их разнимать принялись, так эта сволочь, ну баба эта, Кирюху и Андрея покусала, прикинь?
   Спросонья я не очень врубил всю эту историю, и тупо переспросил:
   - Как это покусала?
   - Зубами, блин! - Леха прямо в кроссовках нервно расхаживал по комнате. Вдруг он остановился, внимательно посмотрел на меня и спросил: - Есть че пожрать?
   Я откинулся на подушку и сказал:
   - На столе глянь, - и закрыл глаза.
   Если Леха хочет жрать, значит все не так страшно. Вот когда он отказывается от еды, нужно беспокоиться за его нервную систему.
   - Эй, чудовище! - сказал Леха. - Не спать! Мне скучно.
   - Иди на хрен, упырь, - парировал я и сквозь сон услышал Лехино довольное "Ха!", когда он добрался до еды на столе.
  
   Энергичная мелодия моего будильника заставила меня выпрыгнуть из постели. Леха мирно спал на кровати у противоположной стены, с головой завернувшись в одеяло, торчала только его белобрысая макушка. Я, стараясь не шуметь, потопал в душ, благо, общага наша была блочного типа, и от вожделенных гигиенических процедур меня отделял только небольшой коридорчик, соединяющий нашу "двушку", санузел и "четверушку", где жили ребята с нашего факультета.
   Освежившись, я поставил чайник и включил комп. Последнее время я подсел на парочку новостных сайтов и чуть ли не каждый час читал обновления, в связи со сложной международной обстановкой. Под звуки закипающего чайника я читал что-то о немотивированных всплесках насилия в Москве и еще где-то. Вообще-то я хотел почитать про Ближний Восток, но вот эта "немотивированная агрессия" меня здорово заинтриговала. Там были какие-то видеосюжеты непонятного характера, кто-то на кого-то кидался, валил на землю... В одном из них оператор выронил камеру, видимо, мобильный, а потом ее залило чем-то красным. Ерунда какая-то...
   Чайник закипел, и я, сварганив себе варварского вида бутерброд, погрузился в глубины интернета, запивая бутерброд чаем.
   Была у меня одна традиция: выходить на балкон с утра и наслаждаться видом. Посмотреть было на что. Жили мы на тринадцатом этаже, эдакая пристройка на крыше общаги, всего два блока, так что с нашей высоты прекрасно просматривались облагороженные озера, превращенные в зону отдыха, аккуратные новостройки, выкрашенные, как это недавно стало модным в нашей стране, в яркие цвета, темнеющий лес на горизонте... Красота!
   Так что я стоял на этом самом балконе, попивал чай и созерцал описанное выше великолепие. Вдруг во дворе между девятиэтажками, прямо подо мной, раздались какие-то крики. Я, обалдев от увиденного, наблюдал за тем, как какой-то мужик странного вида вцепился в оранжевый жилет дворника и тянет его на себя. Что за хрень? С похмелья дурной он, что ли? Дворник лупил мужика метелкой до тех пор, пока сам не свалился на землю. Мужик подмял его под себя и вдруг (млять!!!) вцепился ему зубами в лицо! Конечно, мне было плохо видно сверху, но то, что происходило внизу, было явно ненормально!
   - Э-э-э, мужик!!! - заорал я, но этот псих даже не обратил никакого внимания.
   Я ринулся в комнату, ошпарив себе ноги горячим чаем, и с мобильного телефона принялся вызывать милицию. Черт побери, я бы физически не успел помочь тому дворнику внизу, ведь, чтобы спуститься, мне потребовалось бы как минимум минут десять!
   - Че там такое? - пробурчал Леха сквозь сон. - Кто там орет?
   Милиция не отвечала долго. Я звонил и звонил, пока усталый женский голос не ответил мне. Обрисовав в двух словах ситуацию, я назвал адрес, и они сказали, что кого-нибудь пришлют, а мне рекомендовали не выходить из общежития и предупредить соседей, чтобы они тоже не выходили. Честно говоря, смысл такой рекомендации от меня ускользнул.
   Я ринулся снова на балкон. Хренассе!!! Мужик был не один. К нему присоединилась какая-то бабка и парень в спортивном костюме, и, черт побери, они, стоя на четвереньках, уткнулись лицами в этого самого дворника, который уже прекратил дергаться! Они его жрали!!!
   Я рванул в комнату.
   - Леха, млять! Леха!!!
   Леха поднялся с мутными глазами и опухшим со сна лицом:
   - Че ты орешь, дебил? Я лег в шесть утра!
   - Тут такая хрень...
   Леха впрыгнул в джинсы и направился за мной на балкон. Глянув вниз, он сказал:
   - Млять.
  
   ***
   - Чувак, главное сейчас - не суетиться.
   - Валить отсюда надо! - парировал Леха.
   - Отлично. Сначала не суетимся, потом валим. Как тебе такой план?
   Леха нервничал. Я тоже. Как тут, блин, не нервничать, когда внизу по городу таскаются какие-то психи, нападают на людей, а милиция в них стреляет? Мы простояли на балконе всего-то минут десять, но были свидетелями как минимум пяти таких нападений!
   Постоянно были слышны сирены аварийных служб, где-то на нижних этажах хлопали двери... Единственным источником информации для нас был интернет, в общаге ведь ни радио, ни телевизора отродясь не было.
   Когда всплыли два страшных слова "зомби" и "вирус"? Примерно в двенадцать часов дня. В той же статье мы прочитали о том, что контакты с зараженными смертельно опасны. Правительство Российской Федерации рекомендовало сидеть по домам, а наше правительство молчало.
   Хлопнула дверь блока, и я выглянул из комнаты. Пришел первокурсник, его заселили совсем недавно, вместо парня, который вылетел из универа за грехи свои тяжкие. Первокурсника звали Андрей и был он какой-то мутный. Сегодня - особенно мутный.
   - Здорово! - сказал он, и скрылся в своей комнате.
   - Что это с ним? - спросил Леха. - Какой-то бледный...
   - Хрен его знает! Он же с улицы пришел, надо бы его расспросить, что там и как...
   - Погоди, давай не сейчас. Домой надо отзвониться, чтоб не волновались.
   Мы отзвонились. Леха жил в маленьком городке в глуши Поднепровья, я - в таком же городке, только на Полесье и к областному центру поближе. Дома у меня все было в порядке: у брата был выходной и он остался с сестрой и мамой, переждать всю эту муть, о которой им было известно из новостей. Брат мой парень серьезный, любитель "выживания" и холодного оружия, дом на самой окраине городка, поэтому за своих я почти не волновался. Жаль, отец в долгом отъезде...
   У Лехи дома тоже все спокойно: забор высокий, отец - бывший "силовик", ныне охотник, дома есть оружие...
   В общем, с этой стороны мы себя успокоили, и я пошел разговаривать с первокурсником.
   Первокурсник лежал на кровати в своей комнате и не двигался. Я осторожно подошел к нему и потряс за плечо - никакой реакции! Я снова потряс, и тут обратил внимание на его правую ладонь: на ней темнел странный дугообразный шрам. Что за ерунда?
   - Андрюха, ты чего? Нормально у тебя все?
   Я наклонился над ним, вглядываясь в неестественно бледное лицо. Твою мать! Он не дышит! Вдруг глаза первокурсника резко открылись, а правая рука, со шрамом, крепко схватила меня за шею. Левой рукой Андрей вцепился мне в одежду и потянул на себя, раззявив при этом рот.
   - Да ты охерел?! - заорал я и попытался вырваться.
   Честно говоря, не ожидал я от него такой хватки! Во мне восемьдесят пять кило, регулярно хожу в тренажерку тягать "железо", слабым человеком себя не считаю... И тут какой-то субтильный первокурсник вцепился в меня так, что я не могу с этим ничего поделать!
   - Сука! - сказал я и от души вмазал Андрюхе под дых, а потом сбил его руку у себя с шеи. - Леха! Первокурсник упоролся походу!
   Первокурсник не успокаивался и тянул меня за одежду.
   - Отпусти, дебил, какого хрена ты...
   Андрей повалился на пол и теперь вцепился мне в ногу обеими руками. Я, волоча его за собой и с ужасом глядя на раззявленный рот и безумные глаза первокурсника, отступал к двери в коридорчик. В какой-то момент он почти дотянулся зубами до штанины, и я от страха изо всех сил ударил его пяткой в голову. Учитывая резиновые шлепанцы на моих ногах, удар получился, честно говоря, не очень. Но, по крайней мере, я отступил в коридорчик и сумел освободить ногу из цепких пальцев первокурсника, потеряв при этом второй шлепанец.
   Наконец из нашей комнаты выбрался Леха. Он посмотрел на меня, схватившегося за ручку двери, потом, ничего не говоря, протянул руку в нашу комнату и взял стул на металлическом каркасе. Такие стулья стали выдавать в нашей общаге совсем недавно.
   - И что ты собираешься..? - начал я.
   - Дверь открой!
   - Ты долбанулся?
   - Открой, говорю!- рыкнул Леха.
   Я приоткрыл дверь, и сразу же в образовавшийся проем высунулась рука первокурсника.
   - Давай, открой посильнее, а потом долбани ею изо всех сил, чтобы он упал. Я кое-что придумал, - сказал Леха.
   Я приоткрыл дверь сильнее, а потом вмазал по сунувшемуся было к нам первокурснику. Тот отлетел куда-то внутрь комнаты, следом за ним ворвался Леха, а когда я вошел, то первокурсник находился в положении морской звезды, придавленный ножками от стула.
   - Найди ключ, закроем его тут нахрен. Я пока его подержу, - сказал Леха и я принялся искать ключ. А Леха спросил: - Что это с ним?
   - Чувак, он зомби!
   - Что-о?
   - Ну сам подумай: укус на руке, бледный вид, кидается на меня, и явное желание кусаться. Это стопроцентный, реальный зомби.
   - Твою мать... И что? Башку ему проломить? - Леха, видимо, только сейчас вклинил в ситуацию.
   - А если их можно вылечить? Закроем на хрен, пусть тут сидит. Должны же с этим всем разобраться когда-нибудь? О, ключи! - я нашел их на тумбочке. - Ну что, сваливаем?
   Леха отпрыгнул в сторону двери, я - следом за ним. Мы захлопнули дверь, я два раза провернул ключ в замке, а потом обломал его так, чтобы никто не смог запросто открыть дверь. Зомби, видимо, ломанулся к двери, но споткнулся о стул и с грохотом обрушился на пол.
   Я сел на корточки у стены в коридоре.
   - Жека, ты чего?
   - Да меня только что чуть не сожрали, вроде как! - сердце у меня колотилось будь здоров, я не мог надышаться. - Это как, теперь такое везде, что ли?
   Леха посмотрел на меня с прищуром и ответил:
   - Пошли посмотрим, везде или не везде.
   Прежде чем пойти смотреть, я решил наконец нормально одеться. Резиновые шлепанцы доказали свою профнепригодность, поэтому я достал из шкафа тяжелые армейские ботинки, которыми меня снабдил недавно дембельнувшийся старший брат, штаны-хаки со множеством карманов и "байку" с капюшоном. Глядя на меня Леха вытянул откуда-то свои берцы-"облегченки".
   Переодевшись, мы двинули на балкон. Представшая перед нами картина заставила нас синхронно выматериться: самым лучшим словом для описания происходящего было слово "хаос".
   По улицам носились одиночные автомобили, обгоняя друг друга, слышались сирены милиции и "скорой", случайные прохожие передвигались в основном бегом, за озерами горел продуктовый магазин, клубы черного дыма поднимались в воздух...
   Этих ребят, "зомби", было до хрена. Они брели вдоль тротуаров, выходили на проезжую часть, пытались угнаться за прохожими, но скорости им явно недоставало.
   - Откуда их столько? - Леха схватился руками за голову. - Это просто кабздец!
   - Здесь кругом новостройки, врубаешь? - сказал я. - Люди с утра вышли из домов, чтобы попасть на работу и вот вам пожалуйста... Во сколько, ты говоришь, приперлась эта упоротая баба, которая охранников покусала?
   - Ну, часа в четыре, под утро...
   - А про вспышки насилия в Москве уже вчера первые сообщения были... Если вся эта хрень там началась, то за день до нас докатиться могло запросто: поезда, автотранспорт опять же... тут часов десять ехать до первопрестольной, так что все сходится!
   - Бли-ин и че делать? Там кто-нибудь в курсе, как с этим бороться? Ну, прививки какие-нибудь, не знаю...
   Как будто в ответ на его слова откуда-то со стороны центра донесся звук автоматной очереди. Потом ещё и еще.
   - Вот тебе и прививка, мля... - мрачно проговорил Леха. - Нужно валить из города, пока не поздно. Сам понимаешь, если здесь застрянем, нам конец.
   Он просто читал мои мысли. Мы с Лехой сидели за одной партой четыре года, жили в одной комнате в общаге три года, ходили в одну тренажерку, гоняли в страйкбол и понимали друг друга с полуслова. Поэтому не пришлось проговаривать прописные истины о том, что нужно взять с собой.
   Все поместилось в рюкзаки. Смена белья, какие-то медикаменты из самых простых, типа перевязочных материалов и аспирина, продукты... Хотя с продуктами в общаге было не густо: макароны, хлеб, еще домашняя тушенка, которую Лехе передавали из дома в поллитровых стеклянных банках. Лехин батя был охотник, поэтому эта благодать присутствовала в нашем рационе регулярно.
   Я прицепил на пояс свой охотничий нож, который был предметом особой гордости: медицинская сталь, наборная деревянная рукоять... Я купил его в девятом классе, отдав бешеную по тем временам сумму: сто тысяч белорусских рублей. Деньги, документы, мобильник... Что еще? Леха посмотрел на меня и спросил:
   - Надо бы чем-то вооружиться подходящим, что ли?
   Я хлопнул себя по лбу и полез под кровать. Там со второго курса болталась бейсбольная бита: подарок от брата на день рождения.
   - Охренеть! - сказал Леха. - А мне что?
   - Вон, возьми топорик.
   - Да уж, млять! Просто оружие массового уничтожения на хрен!
   Его скепсис был понятен: дурацкий топорик для рубки мяса, который невесть зачем нужен был нам в общаге, весь металлический, с ярко-красной пластиковой рукояткой, выглядел несолидно. Но Леха его все-таки взял и засунул за пояс.
   - Я вот что лучше еще возьму, - он взял в руки второй из имеющихся у нас стульев, классический, школьный.
   Я кивнул. Идея была здравая: стулом можно отпихнуть медлительного зомби, тем более учитывая Лехины габариты: почти центнер весом, пониже меня, но в плечах раза в полтора шире. После трех лет качалки у него руки уже были как мои ноги! Так что я не сомневался в его способности отпихнуть стулом зомби любых пропорций.
   - Ну что, двинули? - спросил Леха.
   - К лифту? - уточнил я.
   - Замкнутые пространства сейчас не очень-то...
   - Знаешь, в лифт поместится не больше пяти этих... А на лестнице если нас окружат толпой, нам кабздец. Тем более на лифте всегда можно закрыть дверь и уехать обратно. Электричество-то еще есть.
   - Ладно, убедил. Двинули.
   Мы вышли из блока и прошли на балкон. Отсюда вниз вела только одна лестница, до одиннадцатого этажа, откуда ходил лифт. Стараясь не шуметь, мы спускались по бетонным ступенькам. Миновав двенадцатый, мы приблизились к деревянной двери, рядом с которой на стене была через трафарет нанесена цифра "11".
   - Заходить за кем-нибудь будем? - спросил вдруг Леха.
   - А по ком ты здесь скучал? - пожал плечами я.
   На самом деле, четвертый курс у нас обоих был своеобразным: сначала я, а потом и Леха расстались с девушками, наши старшие товарищи, соседи по блоку, уже отправились отрабатывать свое бесплатное образование... Так что я приоткрыл дверь, выглянул в коридор и сказал:
   - Вроде никого. Пошли?
   И мы, стараясь не шуметь, двинулись в сторону лифта. Особенно стремно было возле дверей: а ну как оттуда выскочит кто-нибудь вроде давешнего первокурсника...
   Когда до площадки с лифтами оставалось пройти шагов двадцать, дверь одной из комнат начала тихонько открываться, я замахнулся битой и спиной почувствовал, как напрягся Леха.
   - Глянем? - спросил он.
   Я кивнул и осторожно раскрыл дверь шире. В коридорчике этого блока было до ужаса грязно. На полу, из-под двери санузла расплывалась какая-то темная лужа, дверь в одну из комнат была чем-то заляпана.
   Я сдуру шагнул внутрь и приоткрыл дверь санузла.
   - Твою мать... - только и смог сказать я.
   - Что там? - спросил Леха, выглядывая у меня из-за плеча.
   А там кто-то кого-то жрал. И обе когда-то были девушками.
   - Млять, закрой дверь и сваливаем на хер отсюда! - его явно пробрало.
   Меня тоже пробрало будь здоров, до шевеления волос на голове и гусиной кожи. Так что обе двери я закрывал куда как тщательно.
   Выйдя из злополучного блока, Леха сказал:
   - Я щас блевану...
   - Погоди, выберемся - наблюемся, - ответил я и зашагал к лифту, оставляя за собой кровавые следы.
   Из трех лифтов работал один - самый маленький. Леха нервно давил и давил на кнопку вызова, вслушиваясь в гудение подъемных механизмов.
   Звук подъемника стал ниже, что свидетельствовало о том, что кабина приближается. Не сговариваясь, мы встали по разные стороны лифта.
   Двери распахнулись, и мы увидели двух полузнакомых туркменов, кажется из юристов. У нас последние несколько лет много иностранцев училось, из ближнего и не очень зарубежья.
   - Эй, у вас там всё...
   В этот момент один из них протянул руки в нашу сторону и с каким-то непонятным сипением двинулся на нас. Леха выставил перед собой стул ножками вперед, и зомби качнулся прямо на него. Двери лифта закрылись, отделяя от нас второго туркмена.
   - Жека, млять! Не тупи! - у Лехи нервы были явно на пределе.
   Я размахнулся и вмазал бейсбольной битой по черепу несостоявшемуся туркменскому юристу. Честно говоря, эффект превзошел все мои ожидания. До этого я как-то не практиковал подобное... Попал я в висок, и попал сильно. Что-то громко хрустнуло, и зомбак повалился на бок, суча ногами.
   - Ни хера себе! Нормально ты ему приложил...
   - У нас в лифте еще один клиент, - сказал я.
   Леха снова надавил на кнопку вызова и двери лифта открылись. Второй зомби так же тупо вылез наружу. Леха дождался, пока он вцепится в ножки стула, потянул на себя... Зомби не отпускал, а тянул еще сильнее. Леха отпустил стул, и упырь по инерции грянулся спиной и затылком о стену рядом с лифтом. Сверху на него упал стул.
   - Давай внутрь! - рявкнул Леха, и мы оказались в кабине лифта.
   Я надавил на кнопку первого этажа, и мы поехали вниз.
   - А если их там, внизу, целая толпа? - спросил Леха.
   - Уедем на второй этаж и попробуем вылезти из окна. Но лучше бы нам не пришлось этого делать.
   Леха кивнул и достал из-за пояса топорик для рубки мяса.
   Двери лифта открылись, и я выглянул наружу. Зомби видно не было. Вообще никого не было видно. Мы вышли из лифта и двинулись к фойе.
   От коридора с лифтами, техническими и подсобными помещениями, кабинетами администрации и актовым залом фойе отделяла перегородка из декоративных деревянных брусьев, стоящих вертикально и на некотором расстоянии друг от друга, так что через них было прекрасно видно и помещение с вахтой, и окно справа от выхода.
   - Чувак, там на крыльце полно этих! - прошипел Леха.
   Я и сам это заметил сквозь перегородку и окно. Целая толпа зомби скопилась на крыльце и вокруг него. Я слышал слабые удары в железную входную дверь, видел, как они топчутся на месте, заглядывая в окно своими мертвыми глазами... Бррр!
   - Давай поаккуратнее, а? Они не должны нас заметить! Что им помешает ломануться через окно? - тихонько проговорил я.
   - И как мы будем отсюда выбираться?
   - На вахте должны быть ключи от запасного выхода!
   - Ты что, долбанулся? Выход ведь как раз ведет во двор, где жрали дворника!
   - Там, по крайней мере, есть, где развернуться. Зомби эти вроде как помедленнее нас будут, хрен догонят.
   Леха вроде как согласился, и мы двинули к вахте, прижимаясь к стенам. На вахте бубнел телевизор, что-то про чрезвычайное положение и отряды добровольной народной дружины, но я особо не прислушивался: было не до того. Дверь на вахту была приоткрыта, и Леха вошел первым, замахнувшись топориком.
   Вдруг внутри началась какая-то возня, и я шагнул следом за Лехой. Черт побери! Прямо напротив него стояла окровавленная кастелянша! Она, видимо, превратилась уже давно, и успела здорово отожраться одной из вахтерш, которая лежала тут же под столом.
   - Ну, ссука! - сказал Леха и всадил топорик прямо в лоб бывшей кастелянше.
   Она рухнула на пол, а Леху аж передернуло. Он стукнул кулаком себя в ладонь и пробормотал под нос:
   - Она и при жизни мне не нравилась...
   На вахте воняло неимоверно, и причиной тому была полусъеденная вахтерша. Меня дико тянуло блевать, тряслись руки, колени и вообще все, что может трястись. Леха, видимо, чувствовал то же самое, поэтому увидев на стенде ключи с надписью "зап. выход", он схватил их, и мы, уже не заботясь о скрытности, рванули к черному ходу. Остановились только один раз, почти у цели: на лестничной площадке первого этажа, за стеклом висели разные хреновины, которые нужно использовать в случае пожара: какое-то ведро, брандспойт, багор и отличный пожарный топор на длинной рукояти. Я битой разбил стекло, а Леха схватил топор и восхищенно выматерился.
   Спустившись под лестницу, мы в темноте долго пытались нашарить замочную скважину, матерясь и сталкиваясь лбами. Наконец, ключ туго провернулся, и мы выбрались на свет Божий.
  
   ***
   Судя по всему, нормальная жизнь в городе накрывалась большим медным тазом. Такие ушлые ребята, как мы с Лехой, не могли не вспомнить о насущных потребностях, и поэтому единогласно было принято решение наведаться в ближайший магазин: супермаркет "Вероника". Было непонятно, как долго еще будут действовать кредитки, поэтому решено было обратить деньги во что-нибудь питательное и с максимальным сроком хранения.
   Проблема была в том, что нужно было пройти мимо толпы зомби у крыльца общежития и перейти широкую четырехполосную улицу, которая представляла из себя нечто ужасное. Во-первых, правила дорожного движения никто уже не соблюдал и автомобили носились на диких скоростях, не обращая внимания на живых пешеходов и боясь попасть в лапы к пешеходам не совсем живым. Во-вторых, на остановке стояли один троллейбус и два автобуса, битком набитые зомби, то есть бывшими людьми, которые хотели с утра попасть на работу. А ну как они все повылазят наружу?
   - Тут нужно или очень медленно, или очень быстро... - проговорил Леха, выглядывая из-за угла общежития.
   Зомби внимания на нас не обращали, продолжая кучковаться на крыльце. По улице пронеслась иномарка, в которой я успел разглядеть напряженное лицо водителя, обеими руками вцепившегося в руль.
   - Тогда лучше очень быстро. Перебегаем дорогу на перекрестке и вдоль стен девятиэтажек - к "Веронике". На счет три...
   Леха кивнул и после того как я сказал "Три!" мы рванули через дорогу. Краем глаза я заметил, что парочка зомби повернулась на топот и даже побрела за нами. Громко и пронзительно забибикал какой-то "Жигуль", с визгом притормаживая. Еще пара секунд, и мы бежали вдоль серой стены девятиэтажки, прямо к главному входу в "Веронику".
   Мы выбежали на автомобильную стоянку перед супермаркетом, и вдруг я резко остановился. Поперек дороги, ведущей на стоянку, стоял уазик инкассации. Водительская дверь была распахнута, у заднего колеса стояли характерные мешки.
   - Давай-ка посмотрим, что там... - с трудом отдышавшись проговорил я и поудобнее перехватил биту. - Ты справа, я слева.
   Мы стали обходить машину с двух сторон, и когда я выглянул из-за капота, то меня чуть не стошнило: инкассатор в бронежилете жрал второго инкассатора, без бронежилета, но зато с АКСУ через плечо. Не помог автомат парню...
   Леха замахнулся топором, но зомби вдруг поднял окровавленное лицо и как-то рывком бросился на меня. Я наотмашь ударил его в голову и почти сбил с ног. Инкассатор быстро сориентировался и снова кинулся на меня. Я пнул его ногой в живот, оттолкнув от себя, а Леха раскроил ему череп топором. При этом что-то утробно хрустнуло.
   Меня вырвало прямо на асфальт. Следом за мной вырвало Леху.
   - Ну что за херня? - несчастным голосом сказал он, распрямляясь. - Это же все полный бред, Жека! Такого быть не может!
   У меня перед глазами шли круги, так что я оперся на машину инкассации и сказал:
   - Бред - это не то слово... Это просто кабздец какой-то.
   Мой взгляд сфокусировался на автомате, который висел на плече у наполовину сожранного инкассатора. Я было протянул руку, чтобы снять его, но вдруг полуобъеденное лицо ожило, зомби протянул ко мне свои окровавленные пальцы...
   Со свирепым хеканьем Леха рубанул топором, на меня брызнуло кровищей, заляпав штаны и байку, я выругался, а Леха сказал:
   - Что бы там ни было, подыхать мне тут совсем не хочется. Давай посмотрим, что нам досталось в наследство от инкассаторов...
   Я все-таки снял АКСУ с плеча у зомби, отщелкнул рожок - полный! Ни хрена себе! В общем-то, я умел обращаться с этой машинкой, довелось пару раз пострелять в одной маленькой субтропической стране...
   Леха обыскивал зомби в бронежилете. У того на поясе была прицеплена кобура с "макаровым". Леха проверил обойму, довольно хмыкнул и стал отцеплять портупею с завидным хладнокровием, а я тем временем полез в машину.
   Там нашелся еще один бронежилет и автоматный рожок, ключи в замке зажигания и какая-то сумка под сиденьем.
   - Там что, ключи? - спросил Леха. А потом задумчиво проговорил: - Мне кажется, я знаю, как мы свалим из города...
   В общем, было решено, что я останусь караулить уазик, а Леха пойдет в магазин за покупками. Топор он оставил здесь, а ПМ запихал сзади за ремень. По лехиным словам, отец учил его стрелять из своего табельного оружия, так что беззащитным мой товарищ не был. Отдельно мы обговорили вариант, при котором в магазине полно зомби. Тогда Леха должен был просто свалить оттуда, и припасы мы бы поискали в другом месте.
   Стеклянная дверь магазина хлопнула, и Леха скрылся внутри. Я решил зря не терять время и стал стягивать с окончательно мертвого зомби бронежилет. Он, конечно, был испачкан кровищей, но защиту от укусов представлял из себя неслабую. Да и вообще: бронежилет в наше неспокойное время вещь полезная.
   В кармане у зомби в бронежилете обнаружилась запасная обойма к "макарову", что, в общем-то, было странным: насколько я знаю, в нашем стабильном и спокойном государстве даже патрульные милиционеры не носили с собой запасных магазинов.
   В общем, я положил автомат и запасную обойму от ПМ на сиденье, туда же отправил малость окровавленный бронежилет, и уже полез смотреть, что в сумке под сиденьем, как вдруг за моей спиной прозвучал хриплый голос:
   - Парень, отойди от машины.
   Я так и представил себе пару суровых дядей в милицейской форме, и у меня все внутри аж похолодело. Я медленно обернулся и сразу отметил для себя две новости: одну хорошую, а другую плохую. Хорошая: ментов там не было, там был пожилой дядька в кожаной кепке, сером городском камуфляже и замшевых туфлях. Плохая: в руках у дядьки была двустволка-"горизонталка", через плечо свисал патронташ с виднеющимися в нем красными пластиковыми гильзами.
   - Не, мужик. Не отойду, - сказал я.
   Мужик даже офигел слегка и как-то нерешительно выговорил:
   - Я ведь того... Пальну в тебя!
   - Вот именно. Ты в меня можешь пальнуть, а я в тебя нет... - на самом деле я дико нервничал, и порол всякую хрень: - А почему я не могу в тебя пальнуть? Потому как у меня ружья нет, а у тебя есть...
   - У тебя вон, автомат в машине! - сказал дядька. - Дай-ка его сюда, только медленно!
   - Не, мужик, не дам. Потому как мне хана без автомата, - отреагировал я.
   Краем глаза я увидел Леху, выходящего из магазина с полными руками покупок. Он сразу же врубил ситуацию, тихонько опустил покупки на землю, оставив только пятилитровую бутыль с водой в правой руке, и по широкой дуге стал заходить мужику за спину.
   Дядька направил оба ствола своего ружья мне в живот и сказал, взводя курки:
   - Мне автомат нужен. Уж извини. Или ты уходишь, или я в тебя стреляю.
   - Ладно, ладно мужик! Видишь, я уже ухожу... - я стал отступать от машины, Леха же наоборот приближался к нему сзади, стараясь идти как можно тише.
   Мужик вдруг направил двустволку мне в голову и сказал:
   - Снимай ботинки!
   - Че? - не понял я.
   - Ботинки, говорю, снимай. У тебя размер вроде как 45, а мне в моих штиблетах сейчас несподручно...
   - Уважаемый, это вообще ни в какие... - я не стал договаривать, потому что Леха с размаху опустил пятилитровый баллон на кожаную кепку мужика.
   Мужик рухнул на землю, и я тут же кинулся к нему. Леха, не обращая внимания на мычание и вялые попытки сопротивляться, снял у дядьки патронташ, поднял выпавшее из рук ружье и сказал:
   - Давай бегом за продуктами, вон, у входа лежат. Загружай, и поехали, я пока заведу машину.
   Я метнулся за пакетами с едой, потом, с полными руками - назад, к машине. Задняя дверь, которая была одновременно и дверью сейфа для денег, была не заперта, и я кинул пакеты туда.
   - Жека, давай быстрее! Сожрут же на хрен! - Леха нервничал и стучал пальцами по рулю.
   Со стороны остановки к нам брело с дюжину зомби. Я влез на переднее сидение, положил автомат на колени, бронежилеты кинул сверху на непонятную сумку, уазик фыркнул, выпустил клуб дыма из выхлопной трубы и рванул с места, оставляя у магазина полотняные сумки с деньгами, двух мертвых инкассаторов и мужика в кожаной кепке, который уже сумел встать, и теперь старался оказаться как можно дальше от заметивших его зомби. При этом он держался обеими руками за голову.
  
   2. МОЛОТОВ
  
   Уазик фыркнул выхлопами, Леха переключил передачу и мы рванули от магазина. Наша общага располагалась в одном из спальных районов города, название которого осталось с канувших в топке истории советских времен: "район имени Молотова". Или просто - "Молотов", как говорили в народе. Здесь кругом панельные серые многоэтажки, магазинчики, фирмочки, местами - новостройки. Жуткое место при сегодняшних реалиях.
   Вырулив со стоянки, мы промчались по улице имени одного местного поэта и свернули к озерам. Там было меньше ковыляющих силуэтов оживших мертвецов, что давало надежду на короткую передышку. Стараясь не задеть бредущие фигуры мертвецов, Леха крутил руль и матерился. В какой-то момент он сказал:
   - А, хрен с ним! - и смачно врубился бампером в одного из зомби, который старательно пытался преградить нам дорогу.
   С глухим полустуком-полухрустом мертвяк отлетел в сторону, а Леха оскалился и произнес сквозь зубы:
   - Как же это охеренно!..
   Я и не очень-то понял, что "охеренно" - сбивать зомби? Или это такая ирония? Или что? Но не спросил, а залез в сумку, доставшуюся в наследство от инкассаторов и присвистнул: масляный блеск патронов калибра 5х45 поднял мой пессимистичный настрой на несколько пунктов вверх. Я пошерудил внутри еще и извлек на свет божий коробку патронов для ПМ.
   Леха глянул в мою сторону и одобрительно хмыкнул.
   - Че там еще?
   В общем-то, больше ничего там и не было. Только большой черный фонарик, похожий на дубинку. Я взвесил его в руке и задумчиво сказал:
   - Таким неплохо можно приложить...
   Наш уазик остановился на выложенном плиточкой тротуаре между двумя озерами. Зомби тут почти не было, только на противоположном берегу у беседки из каких-то витых кованых железных хреновин пялились в нашу сторону парочка гоповатого вида типов с обгрызенными лицами.
   - Так что делать будем? - Леха нервно постукивал пальцами по рулю.
   Я потер лоб ладонью, пытаясь сосредоточиться.
   - Ну, нужно постараться, чтоб нас не сожрали. Это раз. Нужно как-то выбраться из города и добраться до своих. Это два...
   - И для того, чтобы выполнить эти два пункта, нам нужен как минимум бензин, которого у нас 10 литров. И как ты себе это представляешь, нам ведь в разные стороны ехать!
   Я задумался. На самом деле, Лехин городок был километрах в двухстах на север, в сторону столицы, мой родной дом - гораздо ближе. Так я и сказал.
   - До меня ближе. Поехали ко мне, дальше потом разберемся. Или попутчика найдем тебе, или мы с братом с тобой прокатимся.
   Леха пожал плечами, и по всему было видно, что ему не очень улыбается отдаляться от дома. А я сказал:
   - Позвони родителям, посоветуйся. А я пока осмотрюсь.
   Я взял автомат, вылез из машины и хлопнул дверью. Над озерами гулял сырой, не по-весеннему промозглый ветерок, так что я накинул капюшон байки и осмотрелся.
   Гоповатые обгрызенные типы потихоньку вдоль берега двигались к нам. В воду лезть почему-то боялись, хотя мертвецам в общем-то пофиг должно быть... Или как?
   Я щелкнул складным прикладом, вскинул автомат и прицелился в голову одного из зомби, потом перевел ствол на второго... Не стрелял ни разу по людям еще. Ни по живым, ни по мертвым. Но, видимо, придется...
   Послышался звук открываемой двери и Леха спросил:
   - Ты че делаешь?
   - Наверное, грибы собираю, - язвительно проговорил я и перевел предохранитель АКСУ в положение "одиночные". - Завалим вон тех?
   Леха хмыкнул, сунул руку в салон "уазика" и достал трофейную двустволку. Проверив наличие патронов, он утвердительно кивнул и предложил:
   - Пусть поближе подойдут... Тогда мы их...
   Облокотившись на капот машины мы поджидали группу мертвяков, которые брели-ковыляли к нам. Мне показалось, я даже слышал сипение, которое раздавалось из их мертвых глоток.
   Мертвяки таки решились зайти в воду и побрели по мелководью к нам, срезая дугу берега. У меня аж мурашки по коже пробежали, когда я представил температуру воды.
   Всего зомбей было четыре, и когда у переднего из них просто-напросто расхерачилась башка от выстрела дуплетом, который раздался над самым моим ухом, я аж подпрыгнул на месте и заорал:
   - Ты что, дебил?!!
   Леха довольно оскалился и переломил стволы, чтобы достать пустые гильзы.
   Я выматерился, упер раму приклада в плечо, прицелился и со второй попытки таки попал в голову и свалил самого толстого парня в дутой куртке. Он грянулся в воду, всплыл и лег в дрейф вдоль берега.
   - А что, если... - пробормотал Леха и пальнул в грудь одному из двух оставшихся мертвяков.
   Мертвяка отбросило назад, он даже упал, но потом поднялся и зашагал к нам, протянув руки и сипя. Кровь из чудовищной раны в грудной клетке почему-то не лилась. Я матюгнулся, осознав, что зомби подошли уже слишком близко: до нас оставалось шагов пятнадцать. Леха прицелился и выстрелил недобитому мертвяку в левое колено. Нога зомби подкосилась, и он рухнул в воду, однако не остановился и пополз к нам, отталкиваясь ногой и загребая руками.
   - Какого хрена ты творишь?! - взбесился я, и застрелил обоих мертвецов довольно точными выстрелами.
   Одному снесло верхнюю часть черепа, второму, ползучему, попало в лицо.
   - Я ставил научный эксперимент! - заявил Леха.
   - И как оно, гипотеза подтвердилась? - я отсоединил магазин от автомата, зачем-то посмотрел на масляный блеск желтых патронов.
   - Их можно убить только в голову, и боли они не чувствуют.
   - Ну, охренеть теперь! - сказал я, щелкнул магазином и передернул затвор.
   Леха ухмыльнулся и полувопросительно-полуутвердительно проговорил:
   - Ну что, поехали?!
   - Поехали... Куда поехали-то?
   - К тебе. Мне батя сказал, у них там все нормально, менты что-то вроде добровольной народной дружины для отстрела этих... зомби в общем... организовали. Из бывших силовиков, охотников, ну, в общем, из тех, кто знает с какой стороны за оружие браться. Короче, взяли ситуацию под контроль, постреляли с утра малость. У нас ведь глушь, городок маленький... Ну ты понял. В общем, посоветовал нам не разделяться и выбираться из города. А потом уже будем думать, как мне домой попасть.
   Я, честно говоря, обрадовался до усрачки! Просто представить себе боялся, как я, не умея толком машину водить, буду добираться с Молотова к себе. Я так и сказал:
   - Чувак, я охренительно рад это слышать!
   - Поехали, чучело. Нам ведь на Лунную надо?
   Лунная - это выезд из областного центра на автостраду, по которой запросто можно добраться до моего родного Берегового. Береговой - это город тысяч на 60, живу я там, в диких трущобах частного сектора. В общем, я кивнул. Леха выматерился коротко, мысленно представляя себе маршрут через весь город, набитый зомби, паникующими гражданами и агрессивными силовиками, и мы влезли в инкассаторский "уазик".
   Леха уверенно вел машину мимо многоэтажек, по всей видимости, мечтая добраться до автозаправки. Мелькающие за окном картины напоминали фильм ужасов: бредущие силуэты живых мертвецов... окровавленные лица, жрущие что-то бесформенное и красное прямо на тротуаре... бегущие прямо по проезжей части парень и девушка, оба с рюкзаками, в руках у парня - кусок арматуры, заляпанный алым и желтым...
   - Заткнись уже!!! - рявкнул Леха, и только тут я понял, что бормочу себе под нос "твою мать, твою мать, твою мать...".
   Я заткнулся, и скоро мы выехали к виднеющейся за поворотом заправке.
   - Что будем делать? - спросил я. - Светить машину не стоит, не очень-то мы похожи на инкассаторов.
   - Млять... - глубокомысленно изрек Леха.
   Я лихорадочно прокручивал в голове варианты развития событий, и, наконец, выдал что-то дельное:
   - Бронежилеты надеваем под одежду, чтобы не было видно. Ты берешь "макаров", тоже прячешь его. Эти зомби - они медленные, чуть что - сбежим или отобьемся, этого должно хватить, - я ткнул пальцем в топор и биту. - А если лихие люди наедут - тогда уже достанешь ПМ и мы сваливаем как можно быстрее.
   - А бензин? - спросил Леха, и сам же ответил: - Там должны быть канистры. Должны же продаваться пустые канистры?
   - Да-да, я видел такие металлические хреновины литров на 15-20, там солярку, бензин можно хранить. Стоит тысяч 200, ну сейчас не до того, чтоб деньги считать.
   - Короче, покупаем канистру, заливаем в нее бензин, даем на лапу администраторше, чтоб не доколупывалась, что сливаем в тару и...
   - И сваливаем к машине, которую мы поставим вот здесь, - я ткнул пальцами в какие-то заросли кустарника вдоль обочины.
   Леха кивнул и резко вывернул руль, так что я долбанулся о панель головой.
   - Аккуратнее, кретин! - возопил я, и потер лоб.
   Эта сволочь ничего не ответил, только дал по тормозам, и на сей раз я долбанулся затылком.
   - Уууу, ссука! Я, млять, добью тебя, если тебя укусят, даже не сомневайся!
   - Это взаимно, чувак, это взаимно... Погнали!
   Мы спрятали автомат и ружье под заднее сиденье и прикрыли это дело сумкой, помогли застегнуть друг другу бронежилеты и, хлопнув дверями, выбрались наружу. Леха тщательно проверил, чтобы все двери были закрыты, сунул ключи в карман, и мы трусцой рванули к заправке.
   Нашим взглядам предстала картина поистине эпичная: две патрульные машины милиции перегородили въезд и выезд на заправку, бойцы внутренних войск в полной боевой выкладке контролировали выдачу топлива целой очереди машин, которая выстроилась вдоль обочины.
   - Твою мать... - сказал Леха. - Ну, пошли глянем че как. Может все-таки удастся разжиться горючкой...
   Я с сомнением покачал головой, и мы двинули к ближайшей сине-белой машине с мигалками.
   Заметивший нас боец вскинул автомат, мы тут же остановились. Он заметил биту и топор, опустил "калашников", одобрительно кивнул и махнул рукой. Мол, проходите.
   Мы приблизились, и немолодой уже капитан милиции, который был здесь за старшего, спросил:
   - Что у вам там?
   - Нам бы того, бензина девяносто второго...
   - А машина где?
   - Там... - неопределенно махнул рукой Леха.
   Капитан скорчил какую-то непонятную гримасу, а потом сказал:
   - Пятнадцать литров в одни руки. Тара есть?
   - Не-а... - мы даже виноватыми себя почувствовали.
   - Ну, олухи... Метлицкий! Дай пацанам канистры, и бегом обратно.
   Боец по фамилии Метлицкий отвел нас в здание заправки, ткнул пальцем в металлические зеленые канистры, стоящие в ряд на полке.
   Мы полезли в карманы за деньгами, но рядовой поморщился и сказал:
   - Кому они теперь надо, бумажки эти? Всем ведь ясно, что всё пошло в задницу. Берите две и бегом наружу.
   Мы схватили по канистре каждый и рванули на улицу. Остановил нас грохот автоматных очередей и смачный мат капитана.
   Леха спрятался за колонну, которая поддерживала крышу заправки, я укрылся за мусорным баком.
   К заправке перла толпа зомбаков, привлеченная скоплением людей и машин. Бойцы щедро поливали их из автоматов, но эффекта было мало. Автомобили пытались убраться подальше из ставшего опасным места, сигналили, выруливали на дорогу, увеличивая общий хаос. Леха вдруг высунулся из-за колонны и заорал:
   - В голову их мочите, в голову!
   Капитан как-то испуганно обернулся, потом снова прицелился из своего табельного "макарова" и стал точными выстрелами валить зомбей одного за другим.
   Бойцы врубили, в чем дело, и выстрели стали реже и точнее.
   - Жека, они че, реально не в курсе, что в голову мочить нужно?! - прокричал Леха.
   Дикий крик не дал мне ответить. До кого-то явно добрались...
   Я вертел головой во все стороны, и тут заметил брошенную кем-то белую пластиковую канистру. Стояла она как раз у колонки с надписью АИ-92, и была наполовину пустой. Или наполовину полной, с какой стороны на это посмотреть.
   - Чувак, прикрой меня! - крикнул я и взглядом показал на канистру.
   Леха кивнул и достал из-за пояса ПМ.
   Я бросил ненужную металлическую тару и в два прыжка оказался рядом с белой канистрой.
   - Мляяяя.... - ко мне тянула обкусанные руки тетка в бигудях!!!
   Два выстрела слились в один, я краем взгляда заметил рядового Метлицкого, уже выбирающего очередную цель, и Леху с пистолетом в руках, закусившего нижнюю губу. Тетка свалилась на землю.
   Я переложил биту в левую руку, схватил неожиданно тяжелую канистру (литров 15 наверное!) в правую...
   - Сваливаем, сваливаем, сваливаем!!!
   Топоча ботинками по асфальту, мы рванули прочь от автозаправки.
  
   Несколько зомбяков попытались преградить нам дорогу, но мы просто обогнули их по широкой дуге и нырнули в кусты, где должен был стоять "уаз".
   Машина была на месте. Только кроме нее на том же месте топталась парочка мертвецов.
   - Да что за хрень! - Леха перехватил топор обеими руками.
   - Не хрень, а город на 570 тысяч душ. Мертвых душ, млять, - глубокомысленно изрек я, поставил канистру на землю, перебросил биту из руки в руку и мы с Лехой стали обходить машину с двух сторон.
   - Только не... - начал он, но было уже поздно.
   Я, хорошенько размахнувшись, припечатал в висок ближнего мертвеца - какого-то хипстера в клетчатой рубашке. Он рухнул прямо на борт машины, заляпав кровищей надпись "ИНКАССАЦИЯ". Сам Леха ударил топором сверху вниз, размозжив мертвецу голову. Я только и увидел, что взметнувшийся над крышей машины топор.
   Потом я заливал в бак бензин, а Леха смотрел по сторонам, чтобы никто к нам не подобрался. В таких моделях УАЗа вроде как два бака сразу, 15 литров ушли как в бездонную бочку...
   - Итого у нас литров двадцать. До Берегового хватит с головой, а там разберемся по ходу дела, - сказал я.
   - Ну, будем надеяться, что нам не придется нарезать круги по городу... Сейчас ведь на дорогах черти что твориться, а? - парировал Леха.
   - Не трынди, а то накаркаешь...
   Мы влезли в машину, достали спрятанное оружие. Леха повернул ключ в замке, я положил автомат на колени и, вырулив на дорогу, наш "уазик", порыкивая мотором, умчал нас подальше от заправки, на которой менты достреливали последних зомби. Работают всё-таки!
   Вокруг озер на Молотове было относительно мало мертвецов, да и автомобильные заторы пока не встречались. Наш маршрут вынуждал нас ехать в сторону центра, а там и машин, и людей будет явно больше, так что оба мы серьезно нервничали.
   - Что будем делать, если нас менты остановят? - спросил Леха.
   - Скажем все как есть.
   - Так они тебе и поверят... - недоверчиво пробормотал он.
   Мы проехали мимо универсама "Смоленский", завернули к Болотному рынку и по широкой четырехполосной дороге покатили в сторону центра. Приходилось объезжать ставшие машины, иногда Леха сворачивал с дороги и гнал по тротуару, не обращая внимания на попадающихся на пути мертвяков.
   - Не сбей кого-нибудь нормального! - сказал я, а Леха только поморщился. Вдруг я заметил кое-что на другой стороне дороги: - А ну-ка притормози!
   Там просто кипела жизнь! Огромный гипермаркет "Олни" стал центром бешеной активности. Какие-то люди выкатывали сквозь автоматические двери тележку за тележкой. Я заметил ментовский "автозак", куда бойцы в серой форме патрульно-постовой службы грузили упаковки с питьевой водой и какими-то консервами. Четыре ППС-ника с автоматами стояли на крыше машины, высматривая зомби.
   Я видел, как целая семья с полными фирменных пакетов руками загружалась в минивэн, и отец с монтировкой в руках поторапливал свою благоверную. Как четыре парня, не обращая внимания на милицию, запросто выбили стекло какого-то седана, один стал копошиться под приборной панелью, а остальные загружали багажник чем-то из тележек для покупок. Гипермаркет растаскивали подчистую...
   - Насмотрелся? - спросил Леха.
   - Может заедем, затаримся чем-нибудь полезным?
   - На этой машине? Не-не-не... Лучше куда-нибудь, где потише. Ты смотри по сторонам, может магазинчик какой или ларек еще нетронутый...
   - Понял.
   "Олни" остался позади, и я почти расслабился, как вдруг Леха резко дал по тормозам, ругнулся и показал рукой куда-то вглубь многоэтажек, стоявших квадратом.
   Я повернул голову и увидел детский садик, сорванные с петель ворота и что-то около трех десятков ходячих трупов, которые ломились в фанерные двери парадного входа. На втором этаже в окне была вывешена простыня, на которой крупными буквами при помощи рыжей краски для пола было написано: "ПОМОГИТЕ, ЗДЕСЬ ДЕТИ!"
   У меня заколотилось сердце, я, честно говоря, растерялся. Леха вцепился обеими руками в руль, а потом треснул ладонями по нему и спросил:
   - И че делать? Ментов звать?
   В этот момент дверь детского садика дала слабину, треснув в самой середине.
   - Вот же м-мать! - вырвалось у меня. - Погнали, погнали быстрее!!!
   Лехе объяснять дальше ничего не надо было. Он рванул прямо к детскому саду, а я приоткрыл дверь и выставил ствол АКСУ наружу.
   - Попробуем отвлечь на себя? - уточнил Леха, и я судорожно кивнул.
   Как только он дал по тормозам, заехав в проем между домами, я начал стрелять, стараясь попасть в тех зомби, которые были ближе к двери. В окне мелькнуло бледное лицо женщины в воспитательском халате, которая быстро скрылась где-то в глубине помещения.
   Я стал целиться точнее, и свалил нескольких выстрелами в голову, и тут случилось нечто логичное: кончились патроны. Леха хлопнув дверью, выскочил из машины, и я услышал, как бабахнуло два раза, и увидел рухнувшего зомби с раскуроченной рожей, и тут большая часть толпы повалила к нам.
   Леха завертел головой, оглядываясь, потом запрыгнул обратно в машину и сунул мне ружье:
   - Зарядить сможешь?
   - Разберемся... - я переломил ствол, выковырял гильзы, вставил в стволы два патрона с дробью.
   Леха дал газу и протаранил толпу бредущих на нас зомби. Сбил одного, второго... Машина забуксовала, из-под колес брызнуло красным... Несколько мертвецов окружили машину, стали долбить ладонями в бронестекла. Это вам не "ауди", тут стекло так просто не высадишь!
   - Хер вам, а не инкассаторский уазик! - злобно выкрикнул я, приоткрыл маленькую кругленькую бойницу в передней части окна, чуть-чуть высунул ствол ружья и пальнул в рожу небритого мужика бомжеватого вида.
   Лехе удалось наконец сдвинуть машину с места, нас сильно тряхнуло, так, что я случайно выстрелил еще раз, бестолково высадив второй заряд дроби в какого-то долговязого мертвяка.
   Леха, не разгоняясь, вел машину по кругу, отвлекая зомби от детского сада.
  
   Я прекрасно понимал, что набивать магазин от автомата патронами из сумки бессмысленно, я просто не успею это сделать. Поэтому я снова сунул два патрона в стволы ружья, приоткрыл дверь и, прицелившись так тщательно, как это позволяла моя скрюченная поза, выстрелил сначала один, а, промахнувшись, и второй раз.
   Леха притормозил, заметив, что зомби растянулись в цепочку и брели за нами.
   - Стрелять - никаких патронов не хватит, - сказал он, и вытянул из-под сиденья топор.
   Я вздохнул, глянул сначала на ружье. потом на биту, уже выщербленную о головы зомби, и грустно отложил двустволку в сторону.
   Хлопнула дверь, и Леха спрыгнул на землю. Топор в его крепких руках, привыкших тягать железо в качалке, выглядел весьма внушительно. "Надо бы и мне такую хреновину раздобыть..." - подумал я, вылез из машины и взмахнул битой.
   - Ну что, будем крушить черепа? - как-то оптимистично уточнил Леха, а я лишь покачал головой.
   Мне бы его оптимизм!
   Леха хекнул и сверху вниз рубанул ближайшего зомби. По голове не попал, но зато почти отрубил руку, она теперь болталась на тонком ошметке кожи.
   Меня чуть не вырвало, но я пересилил себя и ударом биты сбил однорукого мертвеца с ног. Леха выдал вечное "млять", и добил его.
   Оставалось еще около дюжины...
   Главное - не останавливаться, не тормозить, не давать им подойти всем сразу... Если не удавалось размозжить голову одним ударом, то я сбивал мертвяка на землю и не давал подняться, а Леха парой ударов отрубал ему голову.
   Так мы завалили семерых или восьмерых, и в какой-то момент потеряли бдительность. Какая-то тварь схватила меня за щиколотку и я рухнул на асфальт, содрав кожу на руке и дико треснувшись головой. Не успел я и глазом моргнуть, как на меня навалился зомби в спецовке дорожного рабочего, я только и успел, что выставить перед собой на вытянутых руках биту, держа ее за оба конца, в которую он и вцепился зубами. За щиколотку меня продолжали тянуть, я скосил глаза и заорал от ужаса: меня за ботинок кусала пожилая, некогда респектабельная дама в деловом костюме!
   Пнув ее второй ногой, я боролся с рабочим, но толку было мало, я чувствовал, что вот-вот и я не смогу больше держать биту.
   Леху тоже здорово прижали. Его топор застрял в башке какого-то типа, и здоровенный толстяк без уха и с откушенными пальцами на левой руке схватил Леху за плечо и тянул на себя.
   - Ах ты ссука! - рявкнул Леха, вывернулся, вытянул из-за пояса пистолет...
   Ба-бах! В голове у толстяка образовалась дырка. Бах! Дорожный рабочий свалился на меня кулем, не проявляя никакой активности.
   Я вывернулся из-под него, пнул хорошенько тетку, вскочил на ноги и ударом, похожим на тот, которым пользуются игроки в гольф, раскроил битой ей череп. Громко хрустнуло, и у меня в руках остался только ручка. Бита раскололась на несколько частей.
   - Говнище китайское, - изрек я.
   Зомби почти не осталось, только брел к нам какой-то сутулый парень в идиотской шапке с помпончиком. Еще раз бахнуло, и парень свалился на землю.
   - Короче, Жека, без огнестрела нехрен ловить с этими зомби. Или нужно что-то вроде доспехов... - подвел итог Леха.
   - Да уж, млять, ты просто гребаный капитан Очевидность, - огрызнулся я.
   - Заткнись и пошли деток спасать, чучело. Ты бы сейчас себя видел, - ухмыльнулся Леха.
   Я отер лицо и глянул на ладонь: она вся была красной. Дерьмо собачье!
   - Это я вот с этим деток спасать буду? - я повертел в руках обломок биты.
   - Найди что-нибудь, блин! Мне тебя что, учить?
   Бормоча матерные слова, я огляделся и увидел, что на территории сада были посажены деревца, вокруг которых была сооружена своеобразная ограда: железные штыри, перемотанные сигнальной красно-белой лентой.
   - Прикрой-ка меня... - бросил я Лехе, и, перемахнув ограду, оказался у одного из таких деревьев.
   Хорошенько расшатав и освободив от сигналки, я извлек на свет Божий отличный штырь, чуть длиннее метра и диаметром с большой палец.
   - Во! - сказал я, и махнул штырем над головой так, что загудел воздух.
   - Гут! - кивнул Леха.
   Я посмотрел на окна детского сада, на простыню с надписью "ПОМОГИТЕ, ЗДЕСЬ ДЕТИ!" и крикнул:
   - Эй, там! Не высовывайтесь, мы идем!
   В окне снова мелькнула женщина в воспитательском халате, она махала руками, а потом открыла форточку и крикнула:
   - Они в двери ломятся! Мы заперлись в музыкальном зале, здесь тридцать два ребенка! Скорее, ребята, скорее! На втором этаже!
   Мы ломанулись по крыльцу в выбитые двери парадного, я пинком отбросил стоявшего спиной зомби, обрушил на его голову железный штырь и кинулся к лестнице.
   Сзади топал Леха, громко сопя. На лестничной площадке, перед обычными застекленными дверями находились четыре зомби. Они стучали в стекло и гнусно сипели.
   - Па-аберегись! - крикнул я и дернул парня в кофте за капюшон.
   Он слетел по лестнице прямо под ноги Лехе, который от души прыгнул ему на лицо всем своим центнером веса. Я взял штырь обеими руками, как копье, и ткнул изо всех сил в глаз мертвецу, который начал оборачиваться. Резко выдернул и позволил ему рухнуть под ноги. В этот момент на лестничную площадку поднялся Леха и мы вдвоем разделались с оставшимися мертвецами.
  
   - Открывайте, это мы! - сказали мы.
   Дверь открыла та самая воспитательница в халате, и мы ввалились внутрь.
   Дети жались к соседней стене, там, на полу, был расстелен большой ковер и вокруг него стояли стульчики. Воспитательница смотрела на нас во все глаза, а потом сказал:
   - Там, в подсобке...
   - Что?
   - Наш музыкальный руководитель, Ирина Александровна... Она...
   - Млять... - выдал Леха и тут же прикрыл рот, вспомнив, что рядом дети.
   Я подошел к двери подсобки и прислушался. Оттуда слышалось то самое сипение, которое стопроцентно гарантировало присутствие зомби.
   - А что там? В подсобке этой?
   - Инструмент столяра нашего, всякий реквизит для утренников...
   - В общем, ничего срочного. Расскажите, как тут обстановка? Где остальные дети?
   Тут воспитательница расплакалась. А когда она, вытирая слезы, стала рассказывать , что весь садик с утра вышел на прогулку, а две группы (вот эти самые дети, которые сидели в зале) пошли на музыкальное занятие, когда все это началось... У меня внутри все похолодело.
   - Мы что-нибудь придумаем, мы вас не бросим... - говорил я, пытаясь успокоить бедную женщину.
   Потом мы с Лехой отошли в сторонку, посоветоваться. Первым, что он сказал, было:
   - Это ж дети! Их нельзя так кидать здесь!
   - Я и не собираюсь, придурок! Кто тебе сказал, что я собираюсь их тут оставить?
   - Ну, когда ты ее успокаивал, у тебя было такое лицо, какое бывает, когда ты заливаешь преподу на экзамене. Я-то тебя знаю, чучело! Рассказывай, что ты придумал.
   Я почесал затылок и сказал:
   - Нужно обыскать все здание, перебить тварей, или на крайняк запереть в помещениях. Потом хорошенько забаррикадировать двери и окна первого этажа, самим слезть из окон второго этажа.
   - И что, они все равно тут долго не просидят так!
   - А они и не будут. Мы ментам скажем, только найдем каких-нибудь адекватных. Деток ведь они так не оставят?
   - А если оставят? Если менты за ними не поедут?
   - Тогда найдем машину побольше... Ты сможешь микроавтобус вести?
   - Ну, хрен его знает...
   - Короче, ищем ментов, или военных, или еще кого, и едем с ними сюда. Чтобы убедиться, что все в порядке. А потом едем ко мне. Все так?
   - Яволь! - по-немецки согласился Леха.
   - Тогда пошли, разберемся с музыкальным руководителем.
   Мы изложили свой план воспитательнице, которую звали Валентина Ивановна, и она в целом согласилась. Только попросила помочь накормить детей. Столовая была на первом этаже, и туда мы решили направиться в первую очередь.
   С музыкальной руководительницей мы разделались быстро: я распахнул дверь, а Леха рубанул топором. Тщедушная бабулька развалилась чуть ли не пополам, заставив воспитательницу зажать рот руками и убежать к детям.
   Среди реквизита для утренников мы нашли здоровенное полотнище, и тут же решили, что в нем удобно будет таскать трупы. Кроме того, в инструментах столяра я приватизировал отличный гвоздодер, почти как в игре Half-Life, только черный. Он шикарно подходил для своей новой цели - разбивать головы.
   В общем, сначала мы таскали окончательно мертвых мертвецов в одно из открытых помещений на первом этаже, потом обыскивали детский садик. Опишу лишь самый дикий момент, которые заставил волосы на моей голове шевелиться.
   ... Мы забрели в какой-то коридор , в конце которого была дверь с надписью "группа 11". Леха осторожно приоткрыл дверь, а я заглянул внутрь и обомлел: дети! Те, которые пришли с прогулки. Мертвые дети с мертвыми глазами бродили там, и некоторые из них поворачивались к нам и сипели, протягивая руки!...
   Эту дверь мы забили гвоздями, приколотили сверху пару досок и написали той самой рыжей половой краской: "НЕ ВХОДИТЬ!" У меня руки колотились, и я не попадал по гвоздям молотком, когда прибивал доски. А Леха спросил:
   - А если бы кто-нибудь из них на нас кинулся?
   - Ну тебя на хрен, даже думать об этом не хочу!
   В общем, с этим мы закончили. Потом мы нашли столовую, выманили оттуда толстую повариху с окровавленным лицом и я проломил ей голову гвоздодером. Мы отволокли ее в то помещение, где сложили все трупы, и которое раньше было кабинетом методиста. Хозяйка кабинета лежала тут же, в одном ряду с остальными.
   Когда мы отмыли с рук и лиц кровищу и решили дать детям покушать, было уже далеко за полдень. И жрать хотелось зверски. В столовой обнаружился творог, предназначенный для приготовления запеканки на завтрак. Ну, запеканку мы делать не стали, а выложили в большую эмалированную кастрюлю, туда же высыпали грамм семьсот изюма, почти килограмм сахара... В общем - обед называется мечта бодибилдера. А если к этому прибавить печенье, найденное нами на кухне и нормальный такой чаек в стеклянных стаканах ( я думал, вообще таких не осталось), то получалась и вовсе благодать Божия.
   Дети накинулись на творожок, и такого аппетита, я уверен, у них раньше не было. Леха держал в руках тарелку с огромной горой творожка, в котором торчали печеньки, ел и приговаривал:
   - В твороге много протеина и кальция. Кушайте, дети, и вырастите большими и сильными.
   Какая-то девочка спросила:
   - А у вас такие толстые руки потому, что вы творожок ели?
   А Леха сказал:
   - Они не толстые, они накачанные. Да, без творожка не было бы у меня таких рук.
   Валентина Ивановна была нам неимоверно благодарна, и все говорила о том, что она и представить себе не может, что бы она без нас делала.
   Перед уходом мы заперли все двери и постарались подтащить к ним что-нибудь потяжелее. Все помещения, у которых окна выходили на улицу, мы заперли, оставив открытыми только туалеты на втором этаже. В общем, мы сделали все, что могли. Нужно было ехать.
   Мы привязали к батарее какую-то бельевую веревку и спустились вниз. При этом сначала Леха прикрывал меня из "макарова", стоя в окне, а когда спускался он, я стоял внизу наготове с гвоздодером. 
Валентина Ивановна помахала нам из окна, и та девочка, которая спрашивала про творог - тоже. 
Я облегченно выдохнул, когда увидел, что наша машина на месте. Мы ведь даже ее не закрыли! Своеобразной охраной послужил зомби, который пялился на свое отражение в боковом зеркальце.
Хороший удар гвоздодером в затылок прервал эти поиски себя, и он рухнул на асфальт. Первым делом мы полезли на заднее сиденье, чтобы пошерудить в пакетах с провизией из "Вероники". Творожка нам было явно мало.
Уже перекусывая мясными чипсами и хлебцами, мы задумались, где же могут находиться те самые "адекватные" менты, которые нам были нужны.
- Сгоняем к "Олни"? - спросил Леха.
- Или на заправку, - дал встречное предложение я.
Мы решили сначала двинуть в сторону центра, посмотреть что и как. "Уазик" тронулся с места и покатился прочь от детского сада. На самом деле, на душе скребли кошки - бросать детей под сомнительной защитой воспитательницы вовсе не хотелось, но другого выхода не было.
Мы
только вырулили на главную дорогу, как нам пришлось резко брать в сторону: нам навстречу валила охренительно здоровая толпа зомби! Откуда их тут столько, черт побери? Леха озвучил мою мысль вслух:
- Из какой задницы их столько набежало? И как нам потом в центр ехать?
На самом деле, зомби бродили между гипермаркетом "Полоса" и кондитерской фабрикой "Красс", то есть преграждали самую удобную дорогу в центр! И было их никак не меньше нескольких сотен, если не тысяч!
- Разворачиваемся, погнали к... - начал я, и тут у меня уши заложило от грохота!
Автоматные очереди, еще какое-то деловитое громкое буханье, несколько раз рванули гранаты.
- А мать его!- Леха выкрутил руль, съехал с дороги и прижался к стене какого-то павильона.
Мимо нас цепью шли ребята в форме спецназа МВД Беларуси. Следом за ними катилась пара БТР, точно не знаю какой модели, я в этом не сильно разбираюсь. Боевые машины вертели башнями, ствол пулемета наводился на скопление зомби и та-та-та-тах! Летели клочья мяса.
Бойцы медленно шли и стреляли, выбирая себе цели, Видимо, их задачей было уничтожение этого скопления мертвецов.
Кто-то из них заметил нашу машину и трое спецназовцев побежали к нам.
- Так, Жека, откладываем оружие как можно дальше и выходим из машины... - проговорил Леха.
- Да-да-да... - не стал спорить я.
   Мы медленно выходили из машины, а нам уже кричали:
- Руки на капот! Не двигаться!
- Да мужики, без проблем, мы просто...
И вдруг какой-то смутно знакомы
й голос из-под черной маски-балаклавы проговорил:
- О, мля! Качки! - и это твердое "ч" я определенно узнал. - Живые, однако!
Нам позволили обернуться, и один из бойцов, коренастый и массивный как скала, стянул маску, и мы
увидели хорошо знакомую веснусчатую рожу Димы - парня, который ходил с нами в одну тренажерку. В общем-то мы знали, где он служит, и видели его пару раз на патруле... Короче, сейчас мы были охренительно рады.
После дружеских рукопожатий спецназовцы стали задавать вопросы о машине, оружии и бронежилетах. Мы отвечали честно, надеясь на то, что Дима нас в обиду не даст, и в связи со сложившимся положением нас сильно не накажут за кражу государственной собственности, и мы не ошиблись. Дима нам просто посоветовал перекрасить "уазик" и снять мигалки. А по по
воду оружия сказал, что готовится какой-то декрет Батьки по поводу народных дружин, так что скоро со стволами будет попроще. 
Когда мы рассказали им про детей в садике, спецназовцы загомонили, поматерились и начали действовать с космической скоростью!
Прибежал капитан, пошевелил желваками на скулах и р-раз - завернул один БТР, посадил на броню Диму и еще пятерых бойцов, рявкнул нам, чтобы мы показали дорогу, дернул из подсумка магазин для АКСУ и дал его мне со словами:
- За деток спасибо. Вот, держи на первое время. Жду вас вместе с ребятами у нас. Мы в тюрьме, на Советской, ну, вы вроде местные, разберетесь...
Дима принял командование мини-колонной, мы влезли в "уазик", Леха повернул ключ и мы двинулись обратно к детскому садику, а за нашей спиной снова забухал башенный пулемет оставшегося бэтээра и захлопали одиночные из автоматов.
Двигались мы медленно, приходилось останавливаться и дожидаться БТР, который время от времени тормозил, чтобы отстреляться по скоплениям зомби, которых становилось все больше на улицах.
Когда мы въехали во двор между
многоэтажками, где находился детский сад, то сразу свернули к одному из подъездов, пропуская вперед ментовский бэтээр, который, рыча мощным мотором, ворвался в ограниченное пространство между домами и принялся давить одиночных мертвяков, сшибая их бронированным корпусом и превращая в кровавое месиво.
Наконец, мехвод БТР-а успокоился, остановил машину
, и бойцы попрыгали на асфальт. Леха свистнул, и в окне на втором этаже появилась Валентина Ивановна, которая, увидев, какую подмогу мы привели, облегченно всплеснула руками.
А потом один из бойцов выбил прикладом автомата окно у какого-то микроавтобуса, стоящего на стоянке у одного из подъездов, и завел его хитрыми манипуляциями с проводами под приборной панелью. Я думал
, так только в кино получается!
В общем, девочек и воспитательницу посадили в микроавтобус, мальчиков - на броню, вместе со спецназовцами, чему они были несусветно рады. И те, и другие.
Теперь уже бронетранспортер не останавливался, а ехал без остановки до самой "Полосы", где вместо толпы зомби было пространство, усыпанное телами мертвых мертвецов. Никогда не думал что словосочетание "мертвые мертвецы" не будет тавтологией...
 
В общем, следом за БТР-ом
мы миновали железнодорожный мост и выехали к фабрике "Красс". Там, по всей видимости, теплилась жизнь, поскольку на проходной у решетчатых железных ворот дежурили какие-то дядьки в униформе. А что, уних есть шансы! Стены вокруг кондитерской фабрики будь здоров, провизии там - горы! Сидеть могут в осаде сколько угодно долго.
Леха уверенно вел машину, а я набивал патронами опустошенный рожок для автомата. Честно говоря, получалось не очень ловко.
Наша мини-колонна двигалась по тому же маршруту, которым прошел отряд спецназа, это было похоже на Гензель и Гретель, возвращавшихся по пути из хлебных крошек домой. Только вместо хлебных крошек были тела зомби.
 
Вонь стояла невыносимая. Как только мертвяки сдыхали окончательно, они начинали разлагаться, и трупные миазмы пропитывали город от самого асфальта и до крыш самых высоких многоэтажек.
 
Свернув на Советскую, БТР проехал метров пятьсот, остановился перед стальными воротами и оглушительно просигналил. Створки разъехались в разные стороны и сомкнулись после того, как мы попали внутрь.
- Проезжай, проезжай, не задерживайся! - махал рукой сержант в форме ППС.
Мы остановились рядом с двумя БТР-ами, служебными седанами и "уазиками", я открыл дверцу и выпрыгнул наружу. Леха обошел машину и стал рядом со мной.
Над нами навис огромный мрачный куб здания тюрьмы.
  
  
   3.ЦЕНТР
  
   - А куда вы дели заключенных? - спросил Леха.
   Дима почесал голову и сказал:
   - Те, которые сидели по мелочи - вот они, работают, - спецназовец обвел стволом автомата людей в серых робах, которые сооружали укрытие из мешков с песком напротив ворот. - А остальных того... В общем, совсем того...
   - И какие это статьи, которых "того"? - уточнил я.
   - Рецидивисты в основном. Еще убийцы, насильники...
   У меня мурашки пробежали по коже. Ведь в освободившиеся камеры сейчас селили детей из детского садика, да и просто людей, которых отряды зачистки смогли эвакуировать. Не так-то и много их было, каких-то две сотни, но патрули постоянно привозили новых людей, которых после медосмотра расселяли по камерам.
   3-й батальон внутренних войск особого назначения, который базировался в нашем областном центре, развернулся неплохо. Являясь на данный момент единственной силой в городе, сохранившей организацию, батальон стал своеобразным центром притяжения сил порядка: уцелевших милиционеров, военных, МЧС-овцев и просто активных граждан, готовых с оружием в руках защищать свою и чужую жизнь.
   Как нам поведал Дима, тюрьма - это временная мера, эвакуационный пункт. Скоро должны были прибыть вертолеты, которые будут перебрасывать гражданских в агрогородки, активно строящиеся по всей Беларуси последние 15 лет.
   Поужинали мы простой сытной едой из тюремной столовой, потом нам вручили два баллончика с черной автомобильной краской и отправили закрашивать зеленую отличительную полосу и прочие характерные признаки на инкассаторском УАЗе.
   - А откуда краска-то? - спросил Леха, на что получил ответ лаконичный и емкий.
   - Тебе не похер?
   Лехе было похер, и в итоге кроме зеленой полосы мы закрасили крышу и нарисовали на капоте аляповатый череп с костями. Мигалки я сковырнул при помощи гвоздодера, с которым расставаться наотрез отказался. А рацию с машины сняли сами спецназеры, мол нам она не нужна, мы все равно не разбираемся.
   А потом мы, отзвонившись своим домашним, пошли спать в одну из камер, которую выделили нам гостеприимные хозяева.
   Я лежал на нарах и изучал растянутые пружины верхней шконки... или как оно там называется? Никогда не был в тюрьме до этого, и чувствовал себя поэтому, мягко сказать, неуютно.
   Сон навалился неожиданно, тяжелый и липкий...
   - Уберите!!! Уберите его от меня! - эти вопли заставили меня подскочить с кровати и треснуться макушкой о железный каркас второго яруса. Моя рука тут же потянулась к гвоздодеру, а глаза шарили в темноте, в поисках угрозы.
   Леха с очумевшими глазами сидел на своей койке. Головой он не долбанулся, ясный хрен, это меня предки ростом наградили.
   - Тупая сука! Чего она орет? - злобным голосом проговорил он.
   Вдруг в замкнутом помещении тюремных коридоров раздались две автоматные очереди и крик резко оборвался.
   - Млять. Что там было? - спросил я непонятно у кого.
   - Мне похер, - сказал Леха и рухнул на нары, досматривать свои неизвестные мне сны.
   А я сунул ноги в ботинки и как был, в трусах и с гвоздодером в руке выглянул из-за железной двери.
   Два мента, один с сержантскими погонами, другой с лычкой ефрейтора, тащили по полу за ноги абсолютно мертвую женщину с простреленной в нескольких местах головой.
   - Что там такое?
   - Откуда-то зомбак объявился. Может доктора укус пропустили, хрен его знает... Вот эту покусал, пришлось обоих... - пробормотал сержант.
   А я смотрел на кровавый след, который тянулся от волос женщины к дверям камеры, из которой сейчас выходили заспанные испуганные люди.
   Стоит ли говорить о том, что в оставшийся отрезок ночи мне снились одни кошмары?
  
   Утро началось с хриплого голоса, который зачитывал по системе внутреннего тюремного вещания чрезвычайный декрет Батьки. Я начал осознавать слова где-то с середины документа:
   - "...таким образом, имеют права расстрела на месте убийц, грабителей, насильников, скупщиков краденого. Лица, укушенные, оцарапанные или вступившие в иной контакт с неживыми, который подверг за собой проникновение в кровь вируса, влекущего за собой частичное функционирование организма после смерти, после медицинского освидетельствования должны быть ликвидированы.
   Для борьбы с неживыми и очистки от них территории Беларуси настоящим указом образуются Народные Дружины из военнослужащих запаса, призывников, а также любых других категорий граждан, в достаточной мере владеющих оружием. Лица, имеющий охотничий билет и хранящие дома оружие зачисляются в Дружину автоматически.
   Дружинник имеет право и обязан уничтожать неживых любыми доступными способами и средствами, содействовать армии и милиции Республики Беларусь в выполнении этой задачи при первой же возможности. Опознавательным знаком дружинника является красная повязка на левом плече, а также письменное свидетельство офицера званием не ниже капитана о том, что предъявитель является дружинником.
   Командирам воинских частей и баз вменяется в обязанность обеспечение дружинников оружием и боеприпасами из стратегических запасов Республики..."
   Леха тоже проснулся и сидел, свесив ноги на кровати.
   - Херассе Батька выдал! А я думал, все медным тазом накроется, правительство побоится людям оружие давать! - проговорил он.
   - А вот это, про ликвидацию укушенных? Не жестковато? - почесал затылок я.
   - По-моему правильно. Пусть лучше меня пристрелят, чем я в зомби превращусь и буду людей жрать!
   - Ну, не все такие идейные как ты! - парировал я.
   - Тихо, тихо, дочитывают, - перебил меня Леха.
   Хриплый голос продолжал:
   - "... эти трагичные события не сломят дух нашего народа, мы переживем лихолетье и сумеем возродить нашу Родину! Суровые времена требуют суровых мер, но я верю, что вы поймете и поддержите меня, как поддерживали все время моего руководства. Вместе мы сможем всё!" - и дальше голос добавил от себя: - подписано вчерашним числом сами знаете кем.
   Я всем телом почувствовал, как над тюрьмой, городом, и десятками других городов, где был услышан текст декрета, повисло долгое молчание. Люди боялись поверить в то, что услышали, и надеялись на то, что все-таки все образуется, что все будет нормально.
   - Ну что, пошли к капитану записываться в дружинники? - бодрым голосом спросил Леха.
   Я сунул ноги в ботинки и сказал:
   - А че? Пошли!
   Мы топали по коридору и слышали, как люди обсуждают декрет Батьки. Кого-то Батька бесил, кто-то им восхищался, но сейчас все понимали: если он выпустит ситуацию из-под контроля, воцариться анархия, разруха и хаос, которого наша страна не видела со времен второй мировой.
   - ...а в России говорят, военные чинуш постреляли!
   - Там теперь в каждом городе свое правительство. А на Украине вообще черти что творится, вон у нас, в 211 камере семья хохлов из Чернигова, а чего они к нам поехали? Потому что у нас порядку больше!
   - Да я сам в дружинники записываться пойду!
   Люди говорили разное, ну а мы... А что мы? Нам ехать надо было.
  
   Когда мы нашли капитана, он сидел за большим письменным столом в кабинете начальника тюрьмы, им же и застреленного, кстати.
   Трое рабочего вида дядек только что получили красные повязки и выслушивали инструкции. Им вроде как должны были выдать какое-то оружие в тюремном арсенале.
   - Что, тоже в дружину? - уточнил капитан, завидев нас.
   - Именно. Нам нужно добраться до Берегового, у меня там семья... Хотелось бы легально отстреливать мертвецов, да и стволами вроде как помочь можете, - доложился я.
   - Можем. Документы с собой есть?
   Он заполнял нам справки и говорил, делая паузы между словами:
   - Дадим вам "калашниковы", под патрон 7,62. Такого добра навалом на складах и базах, хоть жопой жри, - на этом моменте мы чуть не заржали. - А армия ну и мы уже поголовно на 5, 45 перевелись, поэтому Дружина будет вооружаться АКС-ами, их тоже на складах внутренних войск хоть жопой жри.
   Черт, эта его присказка доставляла неописуемое удовольствие!
   - Так что вот вам повязки, вот справки. Шуруйте к арсеналу, сдавайте свои трофеи и вперед, неживых в Береговом тоже хватает. Не столько, сколько у нас, конечно... - дал нам указания капитан.
   А Леха закончил его фразу:
   - А у нас тут неживых - хоть жопой жри!
   - Что, простите? - удивленно поднял брови офицер.
   - Ничего, ничего... - я вытолкал Лехину тушу за дверь, мы прошли несколько шагов, а потом стали ржать, и ржали до самого арсенала.
   Ружье мы сдавать не стали, отдали им АКСУ и ПМ. Хрен им а не ружье, оно-то никогда госсобственностью не было, так что нечего!
   Заправившись под завязку и загрузив в бронированное отделение килограмм двадцать крупы и половину ящика мясных консервов (все это нам досталось щедротами спецназовца-Димы), мы влезли в ставший родным "уазик" и, побибикав тюрьме, выехали за ворота. Душу грели новые на вид АКС-ы и несколько магазинов с патронами калибра 7,62, которые не то что череп человеческий, а и стены кирпичные прошибают!
   - Слышь, Жека, че мне Дима сказал... - Леха вел машину по Советской, в сторону городского парка.
   - Че?
   - Оказывается, даже если умрет неукушенный, он оживает и становится зомби.
   - Да быть не может! Бред, мля!.. - это был полный бред, и поверить я в это правда не мог.
   - Да по-любому правда. Помнишь тетку, которую ночью покусали? Так вот, это сделал какой-то старикан, который помер от сердечного приступа ночью, а потом поднялся уже в другом качестве...
   - Дерьмо... - только и смог сказать я.
   "Уазик" миновал площадь Ленина, свернув у областного драматического театра налево. И тут Леха дал по тормозам. У фабрики имени КИМа (коммунистический интернационал молодежи) тусовалось несколько десятков зомби, на тротуаре и проезжей части. Проехать и не завязнуть не было никакой возможности. Тем более у нас на сей раз не было взвода спецназа с двумя БТР-ами...
   На нас зомби пока обращали мало внимания, но проехать нам нужно было именно здесь, потому что перспектива ехать дворами обрадовать нас не могла.
   - И что делать? - задумчиво проговорил Леха.
   Словно в ответ на этот вопрос у меня заиграла бодрая мелодия моего звонка. Ого! Связь еще работает!
   Звонил Войцеховский. Войцеховский - парень что надо. Наш бывший однокурсник, не окончивший универ скорее из философских соображений, чем из-за отсутствия таланта, бывший сатанист и практикующий мизантроп... В общем, широкой души человек, отличный собеседник и талантливый собутыльник. Ныне он работал водителем мусоровоза и очень этим гордился.
   - Жека, елки-палки! Ты единственный, кому я дозвонился, все остальные вроде как сдохли или типа того! Охренеть, ты живой! - в его голосе слышалась неподдельная радость, что, в общем-то, было редкостью.
   - Живой, живой...
   - А Леха?
   - Тут, со мной. За рулем сидит. Привет тебе передает.
   - Охренеть! Так вы что, на тачке? А я тоже! - сквозь помехи хромающей связи слышались звуки тяжелого металла, с которым Войцеховский не расставался на сколько-нибудь продолжительный период времени. - Так куда мне подъехать?
   - А на чем ты?
   - А как ты думаешь? На моей малышке, ясен хрен! - "малышкой" он называл огромный "Урал" с оранжевым кузовом для мусора.
   - Тогда давай, подруливай на КИМ, окей?
   - Ага. Я от площади подъеду.
   - Отлично!
   Я изложил Лехе ситуацию, и, в общем, нам оставалось только сидеть в машине и ждать Войцеховского.
   Войцеховский появился минут через пятнадцать, под звуки бессмертного "Motorhead", постукивая ладонями в перчатках с обрезанными пальцами по рулю и сверкая из-за лобового стекла дьявольским блеском голубых глаз. Его "малышка", не сбавляя скорости, врезалась в толпу мертвецов, расшвыривая их во все стороны бампером и наматывая на здоровенные колеса. Когда оранжевый мусоровоз забуксовал на теле неудачливого зомби, Войцеховский сдал назад, обдав кровавыми ошметками раздавленного мертвеца здание фабрики КИМ.
  
   - Бип-бип, мазафака! - прокричал Войцеховский. - Погнали за мной, пацаны!
   Мы себя упрашивать не заставили. Леха дал по газам, и УАЗ рванул следом за оранжевым кузовом мусоровоза. Войцеховский вел машину в сторону моста на Старочерницу (огромный спальный район, почти треть города).
   Около городской ТЭЦ мусоровоз затормозил и дождался нас.
   Пока мы подъезжали, увидели несколько военных грузовиков и солдат у электростанции. Молодцы вояки, соображают! Без электричества всем хана.
   Войцеховский хлопнул дверью, вылез из "Урала", и я увидел, что у него на поясе - здоровенный нож в кожаных ножнах. Он подошел к нам и первым, что он сказал, было:
   - Херассе у вас арсенал! А-а-а, так вы теперь слуги системы!
   - Какие нахрен... - начал Леха, но потом глянул на красную повязку на своем плече и заткнулся.
   - Зато автоматы дали. И валить зомби я по-любому собирался, - парировал я.
   - Короче, бандиты... - Войцеховский явно что-то задумал. - Мне нужна ваша помощь.
   - Рассказывай! - подобрался Леха.
   - В спортивный магазин на Ассамблейной завезли хоккейную защиту. Я видел собственными глазами, несколько комплектов. А теперь внимание, вопрос: как вы думаете, прокусит зомби хоккейные щитки?
   - Хера с два! - сказал я.
   - Бинго, млять! - Войцеховский улыбался во все горло. - Так что, погнали на Ассамблейную?
   - Погнали, не вопрос, - сказал Леха.
   Снова мы мчались по постепенно умирающим улицам города вслед за оранжевым мусоровозом. На проспекте 1 Мая было пустынно, что было странным: обычно это была одна из самых оживленных городских магистралей.
   Там и сям стояли брошенные легковушки, одиночные зомби бродили по тротуарам и проезжей части. У кинотеатра "Май" скопилась небольшая толпа. Вообще это было странным, я ведь не раз и не два видел, что в местах, которые раньше люди активно посещали, типа гипермаркета или той же фабрики КИМ, рядом с которой было несколько автобусных остановок, мертвецов было больше, чем в других местах. Вот и здесь, возле кинотеатра, тоже... Остаточная память? А хрен его знает!
   Мы проезжали мимо растащенных магазинов, ограбленных ларьков на остановках, мимо выбитых витрин и начинающихся кое-где пожаров.
   Я видел, как в каком-то сквере организованная группа человек из восьми бегом продвигается по выложенной плиточкой дорожке, на ходу сбивая с ног попадающихся на пути мертвецов и проламывая им черепа кусками арматуры и какими-то хреновинами типа ледорубов. На душе стало полегче: кое-кто в этом городе еще борется за жизнь!
   Впереди замаячили верхушки сосен парка "Ассамблейный". Войцеховский решил не маячить больше на проспекте и свернул на параллельную улочку, ну и мы следом за ним.
   Наконец, он остановился. Мы подъехали к самой кабине, и вышли, поджидая Войцеховского.
   Он вылез из машины с двумя объемистыми клетчатыми сумками.
   - Туда положим снарягу, - объяснил он.
   - Одного человека нужно оставить на стреме. А то окружат еще, или машины наши приватизирует кто-нибудь, - задумчиво проговорил я.
   - Вот ты и оставайся, как самый умный. Тем более ты из "калаша" лучше всех стреляешь, а я в помещении и ружьем обойдусь! - заявил Леха. А потом спросил у Войцеховского: - С АКС-ом разобраться сможешь?
   - Я все смогу, - сказал он и взял автомат, кровожадно сверкнув глазами.
   - Только это... Если че - свистите, окей? - я немного волновался.
   - Окей. Пошли, Леха, - Войцеховский закинул автомат на плечо, наподобие Рэмбо, и они пошли к магазинчику.
   Я постоял немного на улице, потом повесил АКС за спину и взобрался по ввареным в оранжевый борт ступенькам на крышу кузова мусоровоза. Обзор получался отличный, и зомби меня хрен достанут!
   Ждал я минут пятнадцать. Из-за стеклопластиковых дверей с вывеской "ВСЕ ДЛЯ СПОРТА И ТУРИЗМА" не было слышно абсолютно ни хрена, я даже заскучал, сел на кузов и свесил ноги вниз, постукивая пальцами по цевью автомата.
   Кажется, я даже задремал, потому как следующее мое чувство было именно тем гребанным чувством, КОГДА ТЕБЯ, МАТЬ ЕГО, ДЕРГАЮТ ЗА НОГУ!
  
   Не в меру шустрая тварь залезла на колесо и пыталась стащить меня на асфальт, где еще парочка упырей уже клацали челюстями по мою душу!
   - Сука, сука, сука! - я пытался освободить ногу, одновременно дергая затвор АКС-а.
   Направив вороненый ствол прямо в пасть нахалу я надавил на спусковой крючок, и голова шустрого зомби разлетелась в клочья от очереди в несколько патронов.
   Шорох за моей спиной заставил меня подскочить и обернуться. Твою мать, что за мертвецы шустрые пошли! Тварь с откушенным носом и всклокоченными окровавленными патлами вспрыгнула на крышу кузова и ощерилась, сипя и намереваясь перекусить гребанным мной!
   - Н-на! - выдохнул я и очередью от бедра сбросил его на асфальт, потом подскочил к краю кузова и с помощью двух одиночных выстрелов вышиб патлатому мозги.
   Вот дерьмо-то! На мои выстрелы сейчас весь квартал соберётся!
   Внизу топтались оставшиеся два упыря, и я застрелил обоих, коротко выматерившись. Я вообще только и делаю, что матерюсь... Нехорошо, млять!
   Из спортивного магазинчика вывалились Леха и Войцеховский. В руках они тащили те самые клетчатые сумки. У Войцеховского в руках была еще клюшка для гольфа.
   - Что за хрень со стрельбой... - начал Леха, но тут же заткнулся, увидев тела вокруг.
   - Они какие-то шустрые здесь. Нужно сваливать, - говорил я, слезая с кузова.
   - Что значит "шустрые"? - уточнил Леха.
   - Бегают что дурные, один вон вообще на кузов запрыгнул!
   - А вы что, не в курсе? - посмотрел на нас как на идиотов Войцеховский.
   - В смысле?
   - Если они отожрутся мертвечинкой, то вот такими шустриками становятся. Я за одним гонял-гонял вокруг озер у нас на Молотове, хрен догнал!
   - На вот этой дуре гонял? - я показал большим пальцем на мусоровоз за своей спиной. - И он убежал?
   - Именно!
   - Кабздец! - сказал Леха. - А вообще, надо сваливать.
   Мы расселись по машинам и помчались в сторону Лунного: выезда на Береговой.
   Как и всякий белорусский город, который получил жизненный импульс в советские времена, наш областной центр представлял из себя более-менее исторический центр со зданиями конца 19- начала 20 веков и спальные окраины из "хрущовок", серых позднесоветских девятиэтажек и новостроек уже эпохи Батьки. Это я к тому, что для того, чтобы добраться до шоссе на Береговой, нам пришлось ехать через все эти спальные районы.
   Картина, мелькавшая за окном "уазика" нагнетала самую мрачную тоску и чувство безысходности. Дымящиеся проемы окон, мусор на улицах, битое стекло и какие-то обломки, и зомби, толпы зомби во дворах-коробках... По сравнению со вчерашним днем их было гораздо больше, а признаков жизни - гораздо меньше.
   Войцеховский протаранил бампером пробку из легковушек на перекрестке, машины с жутким грохотом разлетелись в стороны. Откуда-то из-за деревьев, посаженных вдоль улицы, за нами рванула пара "шустрых" зомби, один из них уцепился за ручку бронированной задней двери нашего "уазика", Леха дал по тормозам и дернул рычаг на положение "задний ход" - зомби сначала подмяло под машину, а потом нехило проволочило по асфальту. Взревев мотором, УАЗ долбанул приподнимающегося мертвеца по черепушке бампером и мы поехали дальше.
   Войцеховский ждал нас почти у самой Лунной. Он высунулся из окна, и крикнул, показывая куда-то рукой:
   - Глядите!
   Колонна автомобилей самых разных марок и моделей двигалась со стороны района "Восточный" в сторону выезда из города. Машин было около двух дюжин, видно было, что загружены они под завязку, у некоторых даже на крышах были закреплены мешки и ящики. Впереди ехал грузовик ЗИЛ-130 с открытым кузовом, в котором сидели серьезного вида ребята в полувоенной одежде. Все - с красными повязками и АКС-ами. Завидев нас, водитель грузовика стал притормаживать, пропуская колонну вперед. Из кузова спрыгнул немолодой мужик с рыжей бородой а-ля Чак Норрис. На груди у него болтался автомат, а на поясе я заметил кобуру с каким-то незнакомым мне пистолетом.
   - Кто такие? - спросил он.
   Я выставил в окно руку с повязкой, он сразу разулыбался, а потом спросил, указывая на мусоровоз:
   - Этот с вами?
   - С нами! - не стал уточнять я.
   - Мы едем в Полесский радиационно-экологический заповедник. Там, после того как Чернобыль бахнул, людей не осталось совсем, а сейчас люди пострашнее радиации будут... Вы с нами?
   - Нет, нам в Береговой надо, - отклонил его предложение я.
   - Ну, как знаете... Говорят в Береговом совсем худо... - обнадежил меня рыжий мужик, махнул рукой, подбежал к грузовику и с помощью поданной кем-то руки залез обратно в кузов.
   - Жека, он херню порет, не слушай его... - попытался подбодрить меня Леха.
   - Да ладно, че там... Сейчас брату позвоню, узнаю что как... - на душе скребли кошки.
  
   Я не попадал пальцами в кнопки телефона, набрал номер с третьего раза. Гудки для меня были пыткой адской, а щелчок ответа и знакомый голос - манной небесной:
   - Ну здравствуй, брат, - а он всегда так со мной здоровался, эта фраза из культового фильма прочно въелась в наш лексикон.
   - Здорово, Тимур! Как оно у вас? Мы уже на Лунной, будем двигать к Береговому.
   - Круто. Вы тут правда очень нужны. Что у вас из оружия?
   - АКС-ы. Мы в дружину вступили. Слышал про такое?
   - Ни хера себе, сказал я себе! АКС-ы?! Так, ребята, я буду вас вечером ждать у кожевенного завода, ну ты помнишь, как от моста через реку туда проехать. Значит в восемь вечера на проходной. Если не успеете до девяти - не суйтесь, я завтра подъеду в то же время. Связи может уже не быть, так что остановимся на такой договоренности. Транспорт есть у вас?
   - УАЗ инкассаторский.
   - Слушай, Жека, а откуда все это?
   - Эхо войны, - отбрехался я фразой все из того же фильма. - А что у вас там за косяки такие?
   - Цыгане, Жека, цыгане... Короче, в город не суйтесь, ждите меня. Я на нашем "гольфе" буду, сразу узнаете.
   - Окей, не вопрос. Как там мама с Сашкой? - я волновался ужасно.
   - Нормально все. Дома сидят, сухари сушат. Готовятся к переезду. В городе ловить нечего, тебя ждем и сваливаем. За меня не волнуйся, у меня для тварей этих есть пара сюрпризов... Ну, до связи, брат. Или до встречи. Тут сейчас дел невпроворот, сам понимаешь.
   - Погоди-погоди, Тимур! Ты быстрых зомби встречал?
   Брат ответил после паузы:
   - Ага... Вот сейчас для них кой-чего готовлю...
   - Тогда ладно, не буду отвлекать. Давай, до свидания.
   - Отбой.
   Я облегченно выдохнул, а потом посмотрел на Леху и сказал:
   - Там цыгане какие-то...
   - Какие на хрен... - не врубил Леха. А потом пробормотал сквозь зубы: - Гребаные цыгане. Ненавижу, млять, цыган!
   Мы отъехали от знака, обозначавшего границу города, метров на пятьсот, и уже в спокойной обстановке стали делить трофеи из спортивного магазина.
   В итоге нам досталось три комплекта хоккейной амуниции, несколько пар отличных перчаток, ну таких, у которых пальцы обрезаны, и девичий велосипедный шлем.
   - Подарю твоей Сашке, - сказал Леха.
   Сашка - это сестра моя. Младше меня на пять лет, а брата моего - на все десять.
   - А че, нормально! - одобрил я.
   Клюшку для гольфа Войцеховский оставил себе, аргументировав это тем, что всегда мечтал ударить кого-нибудь по башке именно клюшкой для гольфа. Аргумент был весомым, безусловно.
   - Погнали с нами, а? - предложил Леха.
   - Не-а, ребята. Это мой город, я их всех тут ненавижу. А теперь такая возможность... - Войцеховский крутанул клюшку так, что воздух свистнул. - Навещу пару адресов... А там посмотрим.
   - Ну, как знаешь... Если что - ты знаешь, где я живу, по карте доберешься, - сказал Леха. - Рано или поздно я буду дома.
   После прощального рукопожатия Войцеховский сказал:
   - Но пасаран, млеать! -влез в кабину оранжевого мусоровоза, обдал нас вонью из выхлопных труб и сходу сбил знак с названием города, расхохотавшись во все горло!
   - Этот не пропадет! - уверенно сказал я, и мы, хлопая дверями, погрузились в УАЗ.
  
   4 ШОССЕ
  
Нас обгоняли одиночные автомобили и целые колонны: выжившие разбегались из умирающего города, как крысы с тонущего корабля. Мы особенно не торопились, Леха держал скорость в 70 км/ч, уверенно ведя машину.
Над головой с гулким стрекотом промчались вертолеты Ми-8. Может быть в тюрьму, эвакуировать спецназ и выживших?
 
Вдоль обочины время от времени попадались ставшие автомобили, я особенно не присматривался после того, как увидел в одном из них целую неживую семью: отца, мать и двоих детей, который стучали ладонями в стекла и пялились на проезжающие машины дикими мертвячьими глазами. Тихий ужас.
Мне пришло в голову, что пока Леха крутит баранку, неплохо бы провести инвентаризацию имеющегося вооружения, чем я и занялся. Итак, мы имеем: два автомата АКС под патрон 7, 62, по три магазина к каждому плюс полторы сотни патронов в пачках. Двустволка горизонтальная ИЖ-43, калибр 12, патронов тридцать семь штук. Топор пожарный, гвоздодер металлический, нож охотничий. Это все неплохо, но учиты
вая "шустрых", хватит весьма ненадолго. Радует наличие двух бронежилетов и трех комплектов хоккейной защиты - неплохой бонус.
Я забил опустошенные магазины патронами и откровенно заскучал. Ну
, а что вы прикажете мне делать? В окно пялиться? Я и пялился.
- Леха, а ну-ка притормози...
Мы как раз проезжали поворот на Хвойник, тоже районный центр, как и наш Береговой. Это излюбленное место автостопщиков, тут удобная остановка имеется, где можно неплохо укрыться от дождя под широкой металлической крышей.
- Стой, говорю! - уже громче сказал я и Леха замедлился.
- Ты что, на зомбей в городе не насмотрелся? - раздраженно буркнул он.
- На зомби - насмотрелся. А ты погляди на крышу... Хватит у тебя совести мимо проехать?
Картина, которую я увидел, не могла оставить равнодушным самое черствое сердце. Вокруг остановки, точнее вокруг железного навеса, который мы обозначаем словом "остановка" бродило с дюжину зомбяков. Большая часть из них - в походной одежде, с ранцами и сумками... Автостопщики. Или просто беглецы. Они тянулись руками вверх, стараясь добраться до тех, кто был на крыше.
А на крыше, стараясь держаться поближе к ее центру, спасалась вот какая компания: женщина лет тридцати пяти с ребенком примерно лет двух-трех и девушка, сложно сказать какого возраста, но помладше нас с Лехой. Высокая, красивая брюнетка с какой-то палкой в руках. Девушка внимательно следила за мертвяками, и когда какой-то из них пытался взобраться по металлическим колоннам, на которых держалась крыша, она сталкивала его на землю этой своей жердью.
- Вот попали они... - сказал Леха. - Патронов маловато, правда... И если стрелять начнем,
тут со всей трассы твари сбегутся.
Я взвесил в руке гвоздодер и сказал:
- А ты вспомни Войцеховского. Тарань их, потом вылезем, добьем.
- Ну, всех не протаранишь...
- А мы с умом.
Я застегнул на себе инкассаторский бронежилет, потом полез за хоккейной защитой, нацепил наручи и наплечники, Леха помог мне затянуть ремешки, а потом я помог ему.
- Суперсолдат, мля... - глядя на меня
, сказал Леха.
А я посмотрел на его не в меру широкие плечи, еще добавившие в ширине из-за наплечников, и не удержался:
- От гнома слышу. Погнали!
С пробуксовки "УАЗ" рванул с места и сразу же отшвырнул в сторону парочку "автостопщиков". Леха выполнил "полицейский разворот" и
бампер окрасился в багровый тон внутренностей еще одного... 
Сдав назад, Леха выжал педаль газа и въехал в остановку, придавливая одного зомби к колонне и расшвыривая остальных.
Я быстро перекрестился, покрепче сжал в руках гвоздодер и дернул ручку двери. Ща-а-ас!
   Пинок ботинком в грудь первому, короткий точный удар в темечко гвозодером... Чуть не выпустил свою убийственную железяку из рук: тяжелый, зараза...
Слышу Леху, оббегающего машину, его хеканье и смачный звук разрубаемой плоти. Товарищи с рюкзаками и сумками обращают внимание на нас и отвлекаются от остановки. Девушка сверху тоже обратила на нас внимание, смахнула со лба непослушную прядь, утерла лицо...
Правой рукой выдергиваю гвоздодер из черепа убитого мертвяка, левой предплечье сую в пасть не в меру активного зомби: видимо, покушал мясца где-то...
Зубы мертвеца скрипят по пластику, хоккейная защита держит.
- Н-на, сука!- с размаху бью гвоздодером в лицо.
Леха орудует вовсю. Бронежилет и штаны моего товарища заляпаны кровищей, он добивает тех, которым перебил конечности, тараня машиной.
- Сзади!
- кричит девушка.
А голос у нее приятный, надо же! Разворачиваюсь и сталкиваюсь нос к носу с упырем, которого сшибли на подъезде к остановке. Он благополучно поднялся и плелся все это время за нами. Бью гвоздодером и попадаю по протянутой руке мертвеца. Сволочь хватает мое оружие и тянет на себя. Да подавись ты! Отпускаю, выхватываю нож из-за пояса и, подавляя рвотный рефлекс
, загоняю лезвие из медицинской стали в глаз неживому автостопщику.
Отбираю гвоздодер обратно. Все-таки надо что-то придумать поудобнее этой железяки... Вот доберусь до дома, там с Тимуром покумекаем по этому поводу. Леха не терял времени: ухайдакал своим топором троих и теперь намеревался раскроить башку какому-то дядечке в спортивном костюме, который совсем не вписывался в компанию автостопщиков. Топор уже был занесен над головой, как вдруг голос подала женщина, державшая на руках ребенка:
- Не надо, это мой муж!
Леха, сначала помедливший, потом рубанул с оттяжкой, на выдохе, превращая череп дядьки в месиво. Потом плюнул на землю и злобно сказал:
- Какой на
хер муж? Ты долбанулась?
- Леха, еще двое осталось, - я острием ножа показал на зомби, парня и девушку в туристической одежде.
- Задолбали уже...
 
Мы добили их буднично. Он - ударом обуха в висок - парня, а я
- ножом в затылок - девушку. Мерзкое чувство.
На крыше плакала женщина. Девушка ее успокаивала. Почему ребенок не плачет, я вот чего понять не мог.
- Спускайтесь, тут безопасно, - сказал я. - Или вы ждете кого-то?
- А вы кто такие?- спросила девушка. А потом добавила:- И кстати, спасибо. Они бы нас...
- А то я не знаю! - рявкнул Леха. - Если бы не мы
, сожрали бы вас на хрен! 
Чего-то он психованный. Хотя ясно чего: вокруг ГРЕБАНЫЙ МАТЬ ЕГО АПОКАЛИПСИС! Так что я похлопал Леху по плечу и сказал девушке:
- Я- Женя, это - Леха. Мы типа из дружины. В Береговой едем.
- В Береговой? - женщина даже в себя пришла. - Нам бы в Мазаевку добраться...
- Слушай, дорогая моя, ты спускаться будешь?- Леха явно "поймал коня". - Или там сидеть собралась?
- Не кричи на женщину, у нее там ребенок, вот и волнуется. А что касается Мазаевки - это мы обсудим, нам по пути
, в общем-то, так? - попытался я сгладить углы.
Тем более Мазаевка эта находилась сразу перед мостом через реку, за которым был Береговой.
Девушка ловко спрыгнула с крыши, приняла у женщины ребенка, подождала
, пока та спустится и, переводя взгляд с меня на Леху и обратно, проговорила:
- Вы ведь ребята неплохие, раз остановились тут... Нам в Мазаевку позарез нужно, там дедушка мой живет, ждет нас. Кстати, меня Ангелина зовут, а это моя мама - Наталья Андреевна, ну и вот этот малой - Андрей тоже, в честь деда назвали...
- А кого я топором прессанул? -уточнил Леха.
- Это муж ее, - мотнула головой Ангелина.
- А-а-а...
 
Я с сомнением посмотрел на наш УАЗ и ск
азал:
- И как мы туда все влезем? Там ведь только два места спереди.
 
- Я могу и в багажном поехать! - сказала Ангелина. - Но Андрюшу надо вперед, его тошнит в дороге.
Леха отер лицо ладонью и прислонился к капоту машины. Ему явно в
лом было что-то решать. А я посмотрел на Ангелину, ее волнистые темные волосы, карие блестящие глаза, стройные ноги в джинсах и демисезонных сапожках, улыбнулся и выдал отличный вариант:
- Ну
, тогда мы с тобой сзади поедем, а мама твоя с братом пусть на переднее садятся. Окей?
   Ангелина даже улыбнулась. Видимо, поняла мою военную хитрость. А потом я хлопнул себя по лбу и сказал:
- Леха, а как ты думаеш
ь, что с собой в дорогу берут автостопщики?!
Он тут же врубил ситуацию, и
, стягивая с плеча одного из убитых зомби походную сумку, пробормотал, заглянув внутрь:
- Явно всякую ненужную хрень. Тушенку, например... Нож складной...
 
В общем, мы помародерили немного и закинули рюкзаки и сумки автостопщиков в грузовое отделение УАЗа. Наталья Андреевна с Андрюшей влезли на место рядом с водителем, Леха - за руль, ну а мы с Ангелиной уселись на рюкзаки и сумки. Затарахтел двигатель, машина тронулась, а девушка спросила:
- И куда это вы
, ребята, так снарядились? И вообще - откуда вы?
- Студенты.
 
- Физкультурники?
- Ну
, елки-палки, почему никто не видит в нас историков?! - сокрушенно выдал Леха, не отвлекаясь от дороги.
Ангелина правда удивилась:
- Историки? Надо же! А я на медицинском учусь, на первом курсе... Училась... И как вы из центра выбирались, у вас же там общаги?
- Мы вообще на Молотове жили. Но
, в общем-то, ты права - самый трэш в центре был...
- Так как вы выбрались? И откуда все это?
Я увидел, что Леха смотрит на меня через зеркало заднего вида. Что я ей мог ответить?
- Повезло, наверное. Ну и потом
, как про дружину узнали, полегче стало.
Она посмотрела на автомат, который лежал на одном из рюкзаков и спросила:
- А почему вы тех тварей на остановке не перестреляли?
- Патронов жалко, - она удивленно подняла бровь, а я договорил: - Ну и на выстрелы их сбегаются целые толпы. А вообще патроны беречь нужно для более серьезных ребят...
- Это какие еще серьезные ребята?
- Ну те, которые побыстрее и посильнее будут. Или еще не видели таких?
Оказывается, не видели. И мне пришлось делать ликбез для начинающих. Ангелина слушала
, раскрыв глаза так широко, как только могла. Елки-палки, они не знали даже про то, что нужно повредить зомби мозг!
- Да как вы выжили вообще? - вырвался у меня вполне логичный вопрос.
- А мы в квартире сидели, пока не подъехал этот... - она сделала неопределенный жест, но я понял
, что речь идет о мужике в спортивном костюме, которого ухайдакал Леха. - Он нас забрал, сказал, что нужно ехать за город. Вот мы и поехали, пока машина не заглохла. Добрались до остановки этой, тут ребята всякие подходить начали... Видимо, почти все были покусанные... В общем, я еле успела малого на крышу посадить когда они начали друг друга жрать, а потом и сама залезла. А этот-то сбежать хотел...
- Не смей так говорить о... - начала Наталья Андреевна.
- О ком?! - Ангелина явно была на нервах. - Кто он мне?
- О мертвы
х плохо нельзя, - мрачно сказал Леха, и в машине повисло тягостное молчание.
А потом мне пришла в голову отличная мысль: я порылся в пакетах с продуктами еще из "Ве
роники", достал бутылку вискаря и какие-то шоколадные печеньки. Печеньки сразу отдал Андрюше, а вискарь разлил в четыре пластиковых стаканчика. Лехе - меньше всех. За рулем все-таки. 
- Держите. Пейте как лекарство, - сказал я и хлопнул первым.
Выпили все, даже Леха. Ангелина выпила, закашлялась, но раскраснелась и явно ожила. Наталья Андреевна тоже немного расслабилась. А малой жевал печеньку, и ему все очень нравилось.
До Берегового оставалось минут двадцать езды, до Мазаевки - еще меньше. На часах было семь вечера, в общем
, к кожевенному заводу мы должны были успеть. Минут десять - повернуть на Мазаевку, и еще минут двадцать - доехать до завода, он почти на самой границе города.
  
   - Леха, а ну-ка притормози... Надо бы пошептаться, - мне в голову пришла отличная мысль.
   УАЗ плавно остановился, Леха вышел наружу и открыл мне заднюю дверь - она в общем-то была не приспособленна для того, чтоб ее открывали изнутри. В багажном отделении инкассаторского УАЗа деньги возить нужно, а не людей.
   Когда я вылезал, то поймал встревоженный взгляд Ангелины. Еще бы! Два незнакомых парня, резкая остановка в лесу...
   Леха нетерпеливо ковырял носком ботинка гравий обочины:
   - Так что такое свистнуло тебе в голову?
   - Нужно сделать нычку. Ну, тайник типа. Пока в город не въехали. Еды, воды, спиртного... Одежда, оружие может какое-нибудь... Короче, чтобы был НЗ если что. Хрен его знает, что в этом городе.
   - А секретничаешь чего? Девушку вон напугал...
   - Ну, Ангелина с Натальей Андреевной вроде люди хорошие, но все-таки пол у них женский. Деду своему или еще кому скажут, что мы останавливались и что-то там куда-то отгружали - вот и все, ищи-свищи потом нашу нычку.
   - А-а-а... Тоже верно. Тогда какого хрена ты сейчас спрашиваешь?
   - Ну, нам нужно бы подумать, чего нам не хватает, чтобы в этой Мазаевке или по домам пустым пошарить, или выменять, или купить что-нибудь.
   - Херассе ты стратег! Вот и думай сам. А я буду машину вести.
   Я признал такое разделение труда разумным, и мы полезли обратно в машину.
   - Разберем вот это все? Вдруг там что-то, что нужно вам и не нужно нам? - спросил я, когда мы тронулись, указывая на рюкзаки автостопщиков.
   Ангелина кивнула, а потом спросила, немного стесняясь:
   - А что вы там обсуждали?
   А Леха сказал:
   - Жека предложил вас ограбить и убить, но я его остановил! У вас же грабить нечего!
   - Ха-ха, Леха, до хрена смешно! Мы вот о вещах и говорили, надо что-то с ними решать... - такая неопределенная фраза меня ни к чему не обязывала.
   - А-а-а!
   В общем, оставшееся время до Мазаевки мы разгребались с рюкзаками и сумками. В итоге наши попутчики получили неплохой запас женской туристической одежды, всяких предметов гигиены, полную сумку продуктов длительного срока хранения и три нормальных ножа. Ну, там фонарик, несколько батареек и прочая мелочь - не в счет.
   За окном мелькнул сине-бело-черный указатель "д.Мазаевка", и через секунду нам пришлось остановиться: решительного вида дядька в кирзовых сапогах и камуфляжной куртке целился нам в лобовое из помпового ружья. Леха обернулся ко мне и сказал:
   - Гляди!
   Приоткрыл маленькую треугольную форточку и сказал в нее:
   - Уважаемый! Это бывший инкассаторский автомобиль, стекла тут бронированные. Если вы не опустите свой самопал, я вас на хрен раздавлю.
   Дядька удивленно выпучился на Леху, но ружье опустил. А потом нашел даже слова, которые сложились в фразу:
   - А вы хто такие?
   - А тебе не пофиг? Мы соседей твоих привезли, так что уйди с дороги, дай проехать.
   Тут в диалог включилась Наталья Андреевна:
   - Федор Никодимыч, это мы, Воробьевы! А ребята нас подвозят!
   - А-а, ну если Воробьевы... Тады проезжайте!
   Мы проехали и вскоре остановились у добротного кирпичного дома с забором из металлопрофиля и флюгером на крыше. Понаблюдав воссоединение семьи, я порадовался за Ангелину и ее маму и брата: дед выглядел сурово, дом был крепким, в общем - не пропадут. Я видел, что этот самый дед не против бы поскорее от нас избавиться, но правила хорошего тона ему были не чужды и на ужин нас таки пригласили.
   А мы и не думали отказываться. Когда два студента отказывались от домашней еды и общества симпатичной девушки? Ну, а Ангелина проявила себя хоть куда. Как в той сказке про Василису Премудрую: махнула правым рукавом - стол накрыт, махнула левым рукавом - рюмки стоят...
   Я аж засмотрелся.
  
   В общем, мы в быстром темпе навернули жареную картошку, мясное жаркое и маринованные огурчики, выпили по стопке ядерного самогона и цедили чай из белых в красный горошек керамических чашек. Дед Андрей расспрашивал нас о происходящем. Ангелина заботилась, предлагая то варенье, то еще что-нибудь вкусненькое, поглядывая из-под длинных темных ресниц бархатными глазами. В общем, мне было хорошо.
   Вдруг в дверь постучали. Дед придвинул к себе поближе колун на длинной ручке и крикнул:
   - Войдите!
   Дверь открылась. На пороге стоял голубоглазый брюнет среднего роста в милицейской форме с лейтенантскими погонами.
   - И-и-игорь!!! - Ангелина чуть ли не побежала к нему через всю комнату.
   Я проводил взглядом ее ладную фигурку и роскошные волосы, дождался, пока она кинется ему на шею, услышал звук поцелуя, поставил чашку с чаем на стол и отер ладонью лицо. М-да.
   Мы с Лехой понимающе переглянулись, и я сказал:
   - Ну, спасибо за угощение, все было очень вкусно, нам пора в Береговой.
   Нас попытались задержать еще на чуть-чуть, но мы сделали решительные лица и двинулись к выходу. Лейтенант Игорь, приобнимая Ангелину, протянул руку для рукопожатия сначала Лехе, потом мне, и проговорил:
   - Большое вам спасибо, ребята... Если бы не вы, я не знаю что бы...
   - Ага, - сказал я. - Берегите себя.
   И мы вышли на улицу.
   Уже хлопнув дверями УАЗа, услышав рокот заводящегося мотора, мы с Лехой переглянулись еще раз. И одновременно выдохнули:
   - Мляяя....
   - Ну, это нормально, - сквозь зубы процедил я.
   - Именно. Поехали, что ли?
   Дорога стелилась под колеса машины, до моста через реку, за которой был Береговой, оставались считанные километры. По пути мы завернули на лесную дорогу и очень удачно наткнулись на трансформаторную будку, где решили сделать тайник.
   Леха подогнал "уазик" к самой стене будки, я гвоздодером вырвал деревянную решетку вентиляции, встав при этом на крышу УАЗа. Оказалось, как раз под этой решеткой на одном из металлических шкафов со страшными надписями "не влезай, убьет" как раз была площадка примерно полметра на полметра, куда могла уместиться большая сумка. А поскольку шкафы эти были гораздо выше человеческого роста, то заметить заначку не представлялось возможным. 
В сумку мы положили несколько килограммов крупы, хороший нож из рюкзака одного из автостопщиков, спички, котелок, пятилитровый баллон воды еще из "Вероники", несколько банок консервов. Из одежды - походные штаны с карманами и штормовку, все это среднего размера, и в принципе подходило любому. Дело было сделано, и пора было ехать: время поджимало, до восьми вечера оставалось считанных полчаса.
- Ну ничего, они в этой Мазаевке выживут. Там вон милицейский пост, четыре сотрудника, охотники есть... Вообще, по-моему там все прилично, последствий всего этого трэша не заметно... - как бы размышляя вслух, сказал Леха.
А я просто вмазал ногой по колесу машины.
Через несколько минут мы подъехали к солидных размеров автомобильному мосту через реку. Река наша тоже была солидных размеров, что уж там... За мостом виднелись крыши окраинных домов Берегового, кирпичные трубы кожевенного завода, многоэтажки центра и почему-то много дымов. Там и сям эти дымы поднимались к небу, и мне становилось тревожно от такой картины.
Пуская клубы дыма из выхлопной трубы УАЗ наматывал под колеса пологий подъем моста.
- Литров десять бензина осталось. Нужно будет подумать над этим вопросом, когда до тебя доберемся... - проговорил Леха и вдруг, когда мост пошел под уклон, дико матерясь вдавил педаль тормоза. - С-сука, чтоб тебя, тупое ты создание!!!
Его ярости не было предела, моей, впрочем, тоже. Какая-то тетка неопределенного возраста, в неопрятной одежде и в цветастом платке чуть ли не под колеса нам кинулась!
- Ты что делаешь, придурошная? - заорал Леха приоткрыв форточку.
- Ой парень, парень, подожди не уезжай, может поможешь чем, может есть что-нибудь, мы погорельцы, дом сгорел наш, слышишь парень... - быстро-быстро заговорила тетка.
Гребаные цыгане... Я открыл свою форточку, и злобно выдал:
- Может ты мне поможешь?! Я студент, у меня в общаге всех сожрали, я домой еду. Кто кому помогать должен, уважаемая?
- Ой, ребята...
- Давай, уйди с дороги, а то перееду на хрен! - рявкнул Леха.
А я заметил кое-что в боковом зеркале и хлопнул Леху по ноге:
- Ходу, ходу млять! Там кто-то копошится сзади!
Леха дал ходу. Только не вперед, а назад.
Цыганка истошно завопила, наш УАЗ тряхнуло на чем-то, откуда-то из-под моста стали выбегать смуглые неопрятно одетые люди с арматурой, ножами и еще каким-то холодным оружием. У парочки были пистолеты, а один откуда-то вытащил бутылку с обмотанным тряпкой горлышком, щелкнул зажигалкой и запустил эту хреновину в нас.
Леха не останавливаясь сдавал назад, я увидел мужика, который корчился на асфальте моста, держась за неестественно изогнутую ногу, что-то узкое и блестящее рядом с ним и бутылку, которая крутясь и разбрызгивая кусочки пламени пролетела над нами и разбилась рядом с цыганом, превращая его в комок живого огня...
Вывернув руль, Леха провел машину рядом с ограждением, и мы, заставляя выбежавших на дорогу мужчин прыснуть в стороны, вырвались с моста.
  
  
   5 БЕРЕГОВОЙ

От моста мы сразу свернули налево, поехав вдоль реки среди улочек, петлявших между бараками еще сталинской
застройки, чтобы скрыться от возможных преследователей. До завода нам оставалось еще километра три, а время уже поджимало: было без двадцати девять, Тимур вот-вот должен был уехать.
Вдруг машина здорово вильнула, Леха выматерился, затормозил. Откуда-то справа и сзади раздавался свистящий звук.
Схватив автомат
, Леха выскочил наружу, оббежал машину по кругу а потом просто зарычал от ярости. Я вылез, подошел к нему, поглядел на объект его злобы и покачал головой: колесо было аккуратно пробито. Тот парень, который подкрадывался сзади, все-таки добился своего.
- И это еще не все! - Леха ткнул пальцем в запаску, которая располагалась сз
ади, на задней дверце, открывавшей багажное отделение.
Запаска была тоже пропорота.
- Вот ур-роды... И че делать?
Ясное дело, что бросать все наше добро и машину нам не хотелось. Да и пешком до кожевенного завода за двадцать минут мы бы никак не добрались, учитывая сегодняшние реалии... В общем
, я достал мобильник, поглядел на минимальный показатель связи и, надеясь на лучшее, набрал Тимуру.
Сквозь отвратительное шипение мы все-таки услышали друг друга. Я сказал ему
, что мы не успеваем, а он сказал, что тогда встретит нас завтра с утра, и что на кожевенном заводе уже есть люди, и притом наши товарищи. Заправлял там всем Кудеяр, лидер и идейный вдохновитель нашего страйкбольного клуба. Он работал начальником охраны завода, и Кудеяр - это было его не настоящее имя, естественно, а позывной.
Потом связь прервалась, и восстанавливаться, видимо, не собиралась.
- Будем добираться пешком? - спросил Леха.
- А что делать? Соберем все
, что можно собрать, и попрем на кожевенный... 
Мы на вихляющей машине завернули в сторону недостроенного здания, надеясь, что там не будет ни зомби, ни других любопытных глаз. Нам удалось даже загнать УАЗ под какой-то навес.
Вытряхнув из двух самых больших "автостопных" рюкзаков их содержимое, мы набили их предметами первой необходимости. То есть патронами. Ну и немного одеждой, едой
, медикаментами. Из защиты решили нацепить наручи, наголенники и бронежилеты. В общем, получилось неплохо. 
Автомат я повесил на
шею, в руки взял гвоздодер и подождал, пока Леха закроет машину.
Он похлопал УАЗ по капоту и сказал:
- Найдем колесо - вернемся.
И мы трусцой побежали к заводу.
Рюкзаки были охренительно тяжелыми, автоматы приходилось придерживать руками, бежать было далеко. Три километра -сама по себе дистанция не
маленькая, а в полной экипировке все это выглядело не так, как в крутых американских фильмах. Это было вообще ни капельки не весело.
Боковым зрением я заметил какую-то тень, мелькнувшую у стены одного из бараков.
- Леха, слева!
- Мляяяя.... - что
-то здоровенное, мускулистое, напоминающее человека весьма отдаленно, мчалось за нами, размахивая руками, которые были подлиннее, чем все руки, которые я видел в своей жизни. 
Да и морда скорее напоминала обезьянью, хотя болтавшиеся на твари обрывки одежды свидетельствовали о том, что когда-то это существо было человеком.
Мы побежали так,
как будто за нами гналось гребаное чудовище из детских кошмаров. Наверное потому, что так это и было на самом деле.
Впереди я уже видел металлические автоматические ворота, ведущие на территорию завода, приземистое здание флигеля охраны, тусклый свет из зарешеченного окошка... Но было далеко, слишком далеко! Я слышал звук шагов и сипение бегущей твари уже совсем рядом. На ходу передернув затвор АКС
, я крикнул:
- Леха, валим его! - к черту скрытность, если он нас щас сожрет, то насрать нам уже будет на зомби и цыган!
Я развернулся и всадил очередь в грудь монстру, которому ост
алось до нас шагов десять... Тварь отбросило, я видел, как пули рвали в клочья ее плоть! Рядом бахнул несколько раз автомат Лехи, прочертив пунктир кровавых фонтанчиков на теле монстра, рухнувшего на землю.
  
   - Ходу, ходу! - мы побежали к воротам завода.
   Открылась дверь флигеля охраны и на пороге появилась фигура в черной униформе. Кудеяр!
   - Кого там принесло?
   - Это замполит! - такая у меня должность была в нашем клубе, что тут сделаешь?
   - Хренассе! А ну, замполит, заткни уши и закрой глаза!!! - я сразу не понял, к чему это он, но решил подчиниться, и Леха, увидев мой утвердительный кивок, тоже.
   Кудеяр размахнулся и бросил что-то нам за спины. Мы резко присели, зажмуривая глаза и затыкая ладонями уши.
   Бабахнуло так, что я чуть не обделался, а вспышку я и через зажмуренные веки ощутил.
   - А теперь херачьте его! - крикнул Кудеяр.
   Кого - его? Но обернувшись, я увидел, что изрешеченный нами мутант вполне себе живой, хоть и дырявый, стоит, обалдевший от световых и шумовых эффектов. И стоит ОЧЕНЬ МЛЯТЬ К НАМ БЛИЗКО!
   - Да что за... - Леха передвинул флажок предохранителя на стрельбу очередями, приложил автомат к плечу и стал стрелять.
   Я сделал то же самое, стараясь попасть в башку чудищу. В итоге монстр свалился на землю, дернулся пару раз и скопытился окончательно.
   - Давайте сюда, пулей! - крикнул Кудеяр, нажимая кнопку автоматического открытия ворот.
   Мы, тяжело дыша, ввалились во флигель, за нами захлопнулась дверь, лязгнул засов, щелкнул замок.
   - Здорово, бойцы! - командир протянул нам руку.
   После приветствия Кудеяр усадил нас на диван и вернулся с электорчайником, из которого шел пар. Следом за ним вошли два парня тоже из наших, страйкболистов - Жора-Кенни и Момент (Момента на самом деле звали Ваня), и жена Кудеяра - Аня.
   - А где Тедди, Сохатый и Хомяк?
   Кудеяр отрицательно помотал головой. Вот черт!
   - Жалко пацанов.
   - Да тут большую часть города жалко, замполит! Как вы вообще добрались сюда?
   Леха сказал:
   - Сначала повезло - наткнулись на инкассаторский УАЗ. Сейчас у него колесо пропорото, мы спрятали его неподалеку... Потом хорошие люди помогли. А потом в дружину вступили, ну и потом тоже все время везло...
   Кудеяр понимающе кивнул, а Момент проговорил, ни к кому не обращаясь:
   - Все, кто сейчас живы, всем повезло...
   И вышел из комнаты.
   - У Момента вся семья погибла, когда он был на работе, - Жора, говоривший это, грустно махнул рукой. - У меня тоже, девушка и отец того... А про маму вообще не знаю, она на отдыхе сейчас...
   - И вот такая вот хренотень сейчас почти в каждом доме, - подытожил Кудеяр. - Мое предложение - собирать толковых людей и двигать туда, где мы сможем обеспечить безопасность себе и своим близким.
   Леха подумал немного и сказал:
   - Так это... У меня есть предложение! Я вообще к себе собираюсь... Это на Поднепровье. У нас городок, тысяч семь человек, военная часть недалеко, много охотников... Я звонил домой, батя сказал, там дружина сильная организовалась. Погнали туда? Думаю, жилья свободного сейчас везде полно, а?
   Кудеяр почесал затылок, потом вопросительно глядя на свою жену, поразмышлял вслух:
   - Собрать колонну машин в пять, припасов, оружия... И свалить на хрен. Все равно у нас цыгане, зомби и вот эти мутанты новомодные нам житья не дадут.
   Аня спросила:
   - А откуда они вообще берутся, мутанты эти?
   - Из вот этих шустрых зомби, которые очень хорошо отожрались! - Кенни состроил дикую рожу.
   - Ладно, прекращаем посиделки. Пацаны, дайте "калаш", я дежурю первый. Потом разбужу кого-нибудь, - сказал Кудеяр. - А сами идите спать.
  
   Сразу мы спать не легли, очень уж меня заинтересовало, чем это таким Кудеяр глушил монстра. Оказалось у него целый ящик светошумовых гранат Заря-2. Откуда они - Кудеяр ясными голубыми глазами своими лупал, седой затылок чесал - и не признавался. Кроме светошумовых гранат у него был целый арсенал тяжеленных молотков на длинных, где-то с метр, ручках. На логичный вопрос откуда он взял сие счастье, отлично подходящее для насущной задачи сокрушения черепов, Кудеяр ответил по-белорусски:
   - Кабы добра жыць у шчасцi, трэба красцi, красцi, красцi!
   То есть "чтобы жить хорошо и счастливо, нужно красть, красть, красть", если кто-то не понял.
   Но вообще Кудеяр и ребята были просто вне себя из-за отсутствия огнестрельного оружия. Наши два автомата и ружье были для них просто благословением Божьим. Командир мечтал об СВД - еще бы! Он служил в непростых войсках в свое время, по воинской специальности снайпер. У ребят было много всяких приблуд и ништяков на страйкбольные приводы, и вполне подходящих на настоящие АК, была классная экипировка и шмот, но не было самого главного - оружия! И этот вопрос можно было решить.
   - Завтра всей командой нужно прорываться к роте ППС. Там тоже должны в дружинники записывать, и стволов у них до хрена! - предложил Момент. - Теперь это реально, у нас ведь есть кое-что посерьезнее молотков, и людей побольше.
   В общем-то, мы согласились, нужно было только Тимура дождаться и транспорт найти. И колесо для УАЗа. Обсудив все эти насущные вопросы, мы наконец-то отправились спать.
   Посреди ночи кто-то гремел железом на улице, за окном слышалось шебуршание и шорох. Короче, я не выспался, все тело ломило, башка была по ощущениям скорее квадратная. И еще Леха храпел, сволочь. У него такое бывает.
   - Подъем, бойцы! У нас аншлаг! - Кудеяр растолкал всех, кроме своей жены, заставил перекусить в быстром темпе, а потом вручил всем по тому самому молотку на длинной ручке.
   Я выглянул в окно и коротко матюгнулся: у ворот скопилась толпа мертвецов, пару дюжин, наверное. Все-таки мы вчера нехреново пошумели.
   - Я открою ворота ненадолго, мы впустим часть, перебьем, потом запустим следующих. Понятно?
   - Чего уж тут непонятного? - буркнул Леха, и мы вышли на улицу.
   На сей раз нас было пятеро, все ребята проверенные и не боязливые, поэтому я расслабился даже. Кудеяр нажал на кнопку, ворота поехали в сторону. Толпа качнулась к нам, мертвецы протягивали руки, разевали рты... У многих из них были объедены лица, они выглядели страшнее смерти!
   Кудеяр нажал на другую кнопку и ворота поехали обратно, отсекая около десяти тварей.
   - Ну, с Богом! - это было похоже на монотонную работу.
   Подпускаешь его примерно на полтора метра, размахиваешься - херак! А потом освобождаешь молоток. Если совсем плохо - товарищ поможет. Хорошо, что там не было еще мутантов, или шустриков этих. В общем, мы управились примерно за полчаса. Следующие полчаса мы сбрасывали тела в смотровую яму в одном из заводских гаражей. Леха пошарил по соседним, нашел там пару зомби в спецовках и оранжевых касках, ну и - счастье неимоверное - подходящее для УАЗа колесо. Кстати, парней в касках завалить было довольно сложно.
   Леха отнес колесо к флигелю, и мы решили подождать Тимура, а потом заехать за УАЗом, чтобы всем вместе рвануть к военной части патрульно-постовой службы. Минут семь езды в общем-то, но, учитывая обстоятельства, всякое могло случиться.
   Мы с Лехой сидели на крыльце, Кудеяр разбирал один из наших АКС, втолковывая что-то Моменту и Жоре, Аня собирала вещи.
   Вдалеке послышалось гудение машины, я встал и подошел к воротам - ну неужели! Наш красный фольксваген "гольф" катил себе по асфальту, а за ним трусцой бежали два шустрых зомби. Тимур, видимо, специально сильно не газовал, оставляя мертвецам надежду на сытный завтрак.
   - Твою мать, что он делает? - Леха потянулся ко второму автомату, который держал под рукой.
   - Да успокойся ты! Наслаждайся зрелищем, - отмахнулся Кудеяр.
   Не доехав до ворот метров двадцать, Тимур резко сдал назад, шустрики затупили, ворочая головами то в нашу сторону, то в сторону автомобиля. Тимур газанул, вмазал бампером по ногам одному из мертвецов так, что он перекатился через машину и шмякнулся на дорогу с отвратительным хрустом. Второй кинулся к водительской дверце, заколотил в стекло ладонями...
   Я увидел, что мой брат перебирается на пассажирское сиденье. возится там с какой-то хреновиной... Потом послышался приглушенный смутно знакомый звук, то ли рычание, то ли повизигивание, дверца открылась и на свет Божий показалась высокая, немного сутулая фигура Тимура. В руках он сжимал небольшую компактную дисковую бензопилу, которая похрюкивала и повизгивала у него в руках. Зомби кинулся на Тимура прямо через капот, пытаясь дотянуться корявыми пальцами...
   Одно движение жилистых рук моего брата, взмах бензопилы - и одна из конечностей мертвеца с мерзким звуком шлепается на капот. Второе движение - бензопила немного "буксует" - кисть второй мертвячьей руки взлетает в воздух.
   Я смотрел на это дело совсем охреневший. Не, ну я знал, что мой брат крутой, но чтобы расчленять зомби, даже не вздрогнув, не моргнув глазом - это просто кабздец какой-то!
   А потом Тимур обошел машину и отпилил мертвецу голову, обдав фонтаном кровищи переднее колесо и заставив меня вздрогнуть от скрипа перепиливаемого позвоночника.
   Зашевелился второй, сбитый зомби. Брат помахал мне рукой, подошел к встающему мертвецу, дал ему ногой, обутой в тяжелый ботинок, в морду, наступил второй ногой на кисть руки... А потом отпилил голову и этому зомби тоже.
   Закончив, он сказал:
   - Доброе утро!
  
   - Хренассе ты представление устроил, брат!
   Кудеяр открыл ворота. Тимур подошел, и мы коротко обнялись. Остальные поздоровались с ним за руку. После китайских церемоний я спросил о главном:
   - Как там наши?
   - А нормально! Я окна досками заколотил, у них есть электромолоток, он лупит гвоздями будь здоров! Я троих уделал, прямо в череп! Ну и Старина с ними, отличный сторож, зомбей распознает на раз! - ответил он. - Мне бы попить, а?
   Старина - это наш пёс. Интересный такой хаски, флегматичный и молчаливый. Он еще будучи щенком проявлял эдакое стоическое терпение, за что и получил свою кличку.
   - Серьезно? Собаки зомби чуют?
   - Ага. Это очень упрощает жизнь. К нам соседи дохлые на участок забрели, повалили сетку-раубицу... Ну помнишь тех алкашей, у которых кобель-овчарка на всю голову отшибленный?
   - Ага?
   - Вот их Старина во сне учуял, подорвался... Я пошел посмотреть - и всем троим по гвоздю в башку.
   - Ну, ты даешь, брат!
   - Это ты даешь, брат! Из таких далей добраться и кучу добра приволочь... Ты ж немного того, гуманитарий!
   - Поди к черту, - я треснул ему в плечо, а он треснул мне в ответ.
   - Так, братцы-кролики, давайте разбираться с дальнейшим планом действий, - оборвал нашу потасовку Кудеяр.
   В общем, мы разложили карту Берегового на столе во флигеле и прочертили маршруты: сначала к УАЗу, с колесом. Едут трое на гольфе. Чинят УАЗ, возвращаются на двух машинах. Потом все вместе - туда, где есть грузовики. Ближайшее такое место - это РЭС - районные электросети. Как раз по пути к расположению роты ППС. Раздобыв грузовики и стволы - гоним к нашему дому, забираем маму и Сашку и возвращаемся во флигель. А если что-то пойдет не так - то берем что можем и сваливаем сразу.
   В общем, за УАЗом поехали мы втроем - Тимур, Леха и я. Они оба - водители, а я - неквалифицированная рабочая сила.
   Три километра - не дистанция для машины. Правда, "гольф" наш маловат для троих здоровых парней, но это не беда.
   На той стройке, где мы спрятали бывший инкассаторский автомобиль, все было спокойно. Только на крышу нашего железного коня феерически насрали какие-то подлые птицы, у которых, оказывается, под тем навесом было место для сборищ.
   Завелся УАЗ с полоборота, водилой мы туда оставили Леху, и уже на двух машинах вернулись назад. Около ворот снова тусовалась парочка зомби, и пришлось нам валить их как в дрянном боевике: бензопилой, топором и моим гвоздодером.
   - Может быть, завод - не такое хорошее убежище? - проговорил вслух Кудеяр. - Вон их сколько набегает. И неизвестно сколько еще по корпусам таскается... А ну как отожрутся и в шустриков превратятся? Или не приведи Бог в мутантов? Нужно искать место для базы...
   - Вот по пути и поищем! По машинам, мужики! - поторопил нас Тимур.
   Захлопали двери и "мужики" запаковались в транспортные средства. Вообще это было весело: я, Тимур и Момент - в "гольфе", при этом мы с братом из-за своего роста чуть вмещались на передние сидения, а наш страйкбольный соратник поджимал ноги на заднем. В УАЗ запихались Момент с Кудеяром, в багажное отделение, а Аня - на переднее, рядом с Лехой.
   Виляя между бараками и мрачными рядами гаражных кооперативов, мы двигались в сторону РЭСа. У полуподвального магазинчика с характерным названием "Три капли" скопилась неожиданно большая толпа неживых товарищей, и вид у них был тоже весьма характерный. Честно говоря, не знал бы я, что настал гребаный апокалипсис - не отличил бы их от обычных алкашей. Та же дебильная походка, так же пошатывает...
   - У них походу остаточные рефлексы, - сказал Тимур. - Ходят туда, куда ходили при жизни. Помнишь ту тупую пи... То есть наивную девицу, которая живет прямо у остановки имени Завиши Чарного? Покусали девицу, однако. Она так и бродит от своего дома до дискотеки "Черри"...
   - И часто ты ее так видел?
   - Да вот третий день катаюсь - третий день вижу... На шпильках ходит, мля... Ыхыхыхыхы! - юмор у моего братца был своеобразный.
   Впереди мелькнули серые скелеты распределительных щитков, опор и прочих хреновин, по которым можно определить электроподстанцию, потом мы увидели вывеску "Районные электросети".
  
  
  
   Леха тормознул УАЗ у проходной, мы пристроились рядом. Решили, что останутся у машин Момент, Аня и Леха, чтобы на всякий случай два водителя у нас было. Тимур в армии получил права категории С и D, и был единственным квалифицированным водителем грузовика в нашей команде.
   В общем, вчетвером мы выдвинулись на поиски подходящей тачки. Один автомат Леха оставил себе, второй я отдал Тимуру, а двустволку заполучил Кудеяр. Жора-Кенни был вооружен молотком, я - своим гвоздодером.
   Металлические ворота гаражей были плотно закрыты, навесные замки были на месте. Такие замки хрена с два выломаешь гвоздодером!
   - Нужно искать ключи, - сказал Тимур.
   - А где же мать их обычно хранятся ключи? - Жора нервничал. - Я думаю на проходной!
   - Фак! - ругнулся Кудеяр, и мы двинули обратно к проходной.
   Скрипучая металлическая крутелка, задача которой была пропускать по одному, не желала крутиться. Другого прохода не было, а включалась крутелка кнопкой, которую я прекрасно видел за стеклом, отгораживающим место вахтера от внешнего мира. Там вообще было много кнопок, целый пульт, но над этой была приклеена бумажечка, на которой было написано шариковой ручкой "проходная".
   Я, недолго думая, влупил гвоздодером по стеклу, которое со страшным звоном осыпалось.
   - Ты что делаешь, полудурок? - Тимур сделал бешеные глаза, а потом заткнулся.
   На втором этаже здания, где находилась проходная, что-то зашевелилось и зашуршало, а потом затопало.
   - Вот блин! Простите, мужики, - виновато развел я руками, а потом перегнулся через стойку и разблокировал крутелку, которая тут же заработала, пропуская нас..
   - По-другому мы бы все равно не открыли, - махнул рукой Кудеяр. - Давай за ключами, мы прикроем.
   Я сгреб осколки стекла на пол гвоздодером, и, уперевшись рукой, перемахнул за стойку и уставился на щит с ключами. Он был тоже стеклянный и на замочке, от которого ключ был в известном месте. А точнее - одному Богу известном месте.
   - Ребята, я снова буду звенеть стеклом, уж извиняйте.
   - Ты заколупал, - сказал Тимур. - Звени уже.
   Я постарался ударить коротко, чтобы создавать как можно меньше шума, но получилось плохо - стеклянные брызги разлетелись по полу, и на втором этаже зашумело и затопало еще сильней.
   - Давай, давай!
   Я сгреб в карман все связки ключей с бирками "гараж N..." и повернул голову.
   - Млять, - вырвалось у меня.
   По лестнице со второго этажа спускалась куча мертвецов, все в спецовках РЭСа.
   -Нужно валить отсюда. В рукопашную всех не перебьем, патронов жалко, да и шуметь... - тут Тимур посмотрел на меня. - Шуметь больше, чем мы уже нашумели, точно не стоит...
   Вдруг один толстый зомби споткнулся на ступеньке и упал головой вперед. О его ноги запнулась парочка идущих сзади, и тоже грохнулись на лестницу... Следом за ними - еще и еще. Просто гребаная куча-мала! не дружат зомби с лестницами, это нужно запомнить...
   Кудеяр открыл дверь во дворик РЭСа и держал ее:
   - Вы за машиной пришли или на бред этот смотреть?
   Мы выбежали во двор. Жора замер с молотком у двери, Кудеяр, подняв ружье, наблюдал за окнами.
   Тимур и я рванули к гаражам, открывая их по очереди. В одном была вышка, в другом - трактор, в третьем - ЗИЛ с открытым кузовом...
   - Может, этот?
   - На крайняк возьмем, открывай дальше!
   Снова ЗИЛ... Я увидел, как из двери сунулся мертвяк и Кенни огрел его молотком по макушке. Он свалился на крыльцо, оставив двери полуоткрытыми... В них тут же сунулась еще парочка мертвецов и я, торопясь и не попадая ключом в замок, открыл пятый гараж.
   - Оно! - крикнул Тимур. - Ключи давай и беги помогать пацанам!
   Я кинул ему связку с биркой "гараж N5" и не глядя, что он там выбрал, побежал к Жоре. У него дела были плохи: один зомби вцепился в рукоять молотка, второй из-за спины первого пытался дотянуться до Кенни руками.
   Я плечом толкнул эту парочку, потом отскочил и двинул по башке того, который вцепился в молоток. Череп я ему не проломил, но зато заставил отпустить оружие Кенни, который этим тут же воспользовался, довершив начатое мной путем пробития височной кости неживого электрика. Второго мы прикончили вместе, но после этого пришлось делать ноги: зомби разобрались с кучей-малой и повалили к нам.
   -Поехали! - услышал я голос Кудеяра и обернулся.
   По двору мчал здоровенный МАЗ с шикарным кунгом вместо кузова. За рулем сидел Тимур, а Кудеяр уцепился одной рукой за ручку дверцы и стоял на подножке, мечтая длинным молотком в другой руке достать парочку мертвецов.
   - Давайте в кунг, там открыто!
   Кенни метнулся к машине, я следом за ним.
   - Пригнись! - крикнул Кудеяр, я пригнулся, над моей головой, рассекая воздух, пролетел молоток, и глухой стук сзади свидетельствовал о том, что какой-то мертвец скопытился уже насовсем.
   Мы влезли в кунг, взревел мотор и, сшибив пластиковый шлагбаум, заграждавший путь на улицу, МАЗ выкатился с территории РЭСа.
   Леха, Момент и Аня слышали всю эту кутерьму, и, когда увидели грузовик, мигом все поняли. Кудеяр спрыгнул с подножки и уселся в "гольф" вместе с Моментом и Аней, а Леха влез в уже ставший родным "уазик".
   Мы покинули РЭС, разжившись классной тачкой, и если бы у нас кто-нибудь еще мог нормально водить грузовик, мы бы обязательно вернулись сюда еще.
   Впереди ехал "гольф", Кудеяр там знал дорогу к расположению части ППС, за ним - мы на МАЗе, а уже следом за нами пристроился Леха.
   - Были бы у нас наши радейки... - посетовал Жора-Кенни.
   - Ага, можно было бы трепаться между собой в дороге. Погоди, а они ведь у нас дома сейчас!
   - Точно, Тимур забирал же их зачем-то, он же у нас техник! В нашей страйкбольной команде было деление должностей. Кудеяр - командир, Тимур - техник, я - замполит, Момент - зам по боевой, Кенни и Леха - штурмовики, а остальные... А остальных уже нет. Так что с рациями всё будет круто и связь к вечеру у нас появиться. И это утешало.
   МАЗ катил ровно, в кабину перебраться я всё равно не мог, так что оставалось только осматриваться. А трофей-то у нас знатный! Если из кунга выбросить сиденья и весь этот хлам, тут можно положить человек восемь или груза всякого накидать немеряно!
   Я постучал через стенку кабины, Тимур постучал в ответ. До парка, рядом с которым находилась наша цель, ехать было недолго, а мы уже минут пятнадцать трясемся, и поворотов гребаная куча. Куда нас завезет этот Кудеяр? Ему нужно было взять позывной "Сусанин", это точно!
   Наконец грузовик остановился, и мы с Кенни вылезли наружу. Мы, оказывается, подъехали с тыла, и теперь перед нами высился бетонный забор с колючей проволокой.
   - Тут у них есть дырка в заборе, мне один приятель показывал, они водку так таскают... - проговорил Кудеяр и, пригнувшись, начал двигать на вид тяжеленную бетонную приставку у самого основания забора.
   Приставка на удивление легко отодвинулась, и оказалось, что она вовсе не из бетона. Обычное бревно, заштукатуренное с одной стороны. Кудеяр заглянул под забор и присвистнул.
   - У них там погром какой-то!
   Мы все по очереди заглядывали под забор, и убеждались в том, что по территории части как будто Мамай войной прошел. Выбитые окна, следы от пуль, хлопающие двери... Собаки жрут какой-то труп, не подающий признаков жизни.
   - Кабздец, - обощил Момент.
   Вдруг кто-то сказал:
   - А они друг друга съели. Там только три мента остались, они заперлись и сидят уже два дня.
   Вот же черт! А про тыл-то мы и забыли! Через долю мгновенья на обладателя голоса уже было направлено все имеющееся у нас оружие, которое мы, впрочем, тут же опустили.
   Говорил пацан лет тринадцати, белобрысый и чумазый.
   - Ты откуда здесь? - удивленно спросил я.
   - Живу неподалеку. А хотите, я вам покажу, где менты заперлись? А вы мне пожрать дадите, - пацан сделал предложение, от которого было сложно отказаться.
   Кудеяр принес ему пару бич-пакетов, банку рыбных консервов и пачку хлебцов.
   - Держи. Звать тебя как?
   - Кондрат. Фамилия - Глебов, - он, не теряя времени, захрустел хлебцами, остальное распихал по бездонным карманам своей немыслимого цвета ветровки. - Я тут недалеко живу.
   - А как ты...
   - А я от них убегаю. И вообще - это мой район, хрена с два меня тут поймают! Так что, пошли на ментов смотреть?
   - Ну, пошли. Момент, Жора - караульте машины, - скомандовал Кудеяр и передал Моменту ружье.
   Вслед за пацаном мы пролезли под забором и, пригибаясь, пошли вдоль какого-то длинного здания.
   - Жека, смотри! - Леха ткнул пальцем в вывеску "СКЛАД".
   Под ней, на обитой железом двери висел огромный замок.
   - Дверь - целая! Прикинь, сколько там всего! - Леха похлопал по топорищу рукой.
   Я кивнул. Пацан впереди остановился и показал пальцем на длинное П-образное здание.
   - Вот в этом крыле они. Кстати, там окно разбитое есть, можно пролезть. Ну, я пошел, короче.
   - Погоди, как там тебя... Кондрат! Куда это ты?
   - Домой, ясен пень! - мелькнула его белобрысая шевелюра, и пацан скрылся из виду.
  
   - Давай, я подсажу! - Кудеяр подставил одно колено и похлопал по нему ладонью.
   Первым полез Леха. Он встал ногой на колено Кудеяра и нырнул в окно. Потом - Тимур с автоматом. Он подал руку Кудеяру, и потом уже вместе они помогли взобраться мне.
   Здание это, по-видимому, выполняло функции одновременно казармы и штаба. Мы сразу двинулись в ту сторону, где, по словам пацана, были выжившие менты.
   Двигались мы плотной группой, проверяя все двери на своем пути. За одной из них оказался зомби с погонами лейтенанта, Леха размозжил ему голову топором. За двумя другими - казарменные помещения с хреновой тучей неживых рядовых и сержантов. Эти двери мы заблокировали, как могли.
   - Они ведь на патруле все были, а кроме дубинок оружия у них и нет почти! - сказал Тимур. - Вот их и покусали. А они возвращались сюда, помирали, потом оживали и кусали остальных.
   - Бедолаги, - проговорил я.
   - Смотри, чтоб эти бедолаги тебя не сожрали, - Кудеяр был собран и напряжен до предела.
   В конце коридора была открытая металлическая дверь с надписью "ОРУЖЕЙНАЯ". Перед дверью тупили два мертвяка. За дверью, по всей видимостью, их было тоже немало.
   - Валим их по-тихому! - скомандовал Кудеяр, достал из-за пояса свой молоток на длинной ручке и поманил меня рукой.
   По его сигналу я с размаху всадил гвоздодер в затылок одного из зомби, а потом придержал его тело, чтобы не создавать лишнего шума. Кудеяр так же тихо разделался со своим. Тимур показал мне большой палец, мол, классно сработали.
   Мы прошли в помещение оружейной и замерли. Ситуация тут была очень хреновая. Больше дюжины зомби столпились у решетки, отделяющей стеллажи с автоматами от остального помещения.
   - Я стволы тут не брошу, - прошептал Кудеяр.
   А никто и не думал бросать! Там было как минимум пара десятков АКС-ов и Бог знает что еще. Пусть даже патроны хранятся в другом месте, как это обычно бывает, но это уже другой вопрос!
   Кудеяр достал из-за пояса две светошумовые гранаты, и мы тут же попятились за железную дверь, обратно в коридор.
   - Если есть кто живой - заткните уши и закройте глаза! И покрепче! - громко сказал Кудеяр.
   Зомби тут же стали оборачиваться, а еще я, кажется, услышал голос живого человека, который что-то невнятно говорил.
   Кудеяр катнул обе гранаты по полу и плотно закрыл дверь. Два раза оглушительно грохнуло, я услышал звон разбитого стекла. Теперь точно все зомби района будут здесь!
   - Валим их, валим! - скомандовал командир, и мы влетели внутрь комнаты.
   За нашей спиной долбились в заблокированные двери казарменных помещений неживые ППС-ники. А мы урабатывали очумевших зомби одного за другим, я даже задолбался, если честно. Они стояли и шатались, не реагируя на внешние раздражители, а потом получали удар тяжелой железякой в голову и падали на пол.
   Наконец оружейная была очищена, и мы подобрались к решетке. Прислонившись к стеллажу с оружием, на полу сидел, судя по погонам, майор. Рядом, скрутившись калачиком и дрожа, лежал парнишка явно из призывников. Ну и третьим обитателем была известная в Береговом личность. Все ее звали "метр с кепкой". Миниатюрная симпатичная блондинка с короткой стрижкой, которая по собственному желанию пошла работать во внутренние органы и разбила не одно сердце и отбила не одну пару почек правонарушителям из Берегового. Вот это был приятный сюрприз - она выжила.
   - Эй, майор! Ты живой там?
   - Э-э-э-э... вы кто такие? - его голос был сиплым, он еле мог говорить.
   - Партизаны! Открывай, мы спасать вас пришли.
   - Дайте пить...
   - Да откуда я тебе... - а потом я заметил умывальник недалеко от двери.
   На хрена им умывальник в оружейной? Но задумываться я об этом не стал, взял под этим самым умывальником пустую пластиковую бутылку, открыл кран, который после долгого трагического стона и порции ржавчины выдал-таки порцию чистой холодной воды.
   Протянув бутылку через прутья решетки, я наблюдал за тем, как жадно они пили, по очереди прикладываясь к пластиковому горлышку.
   - И что, вы все время тут и сидели?
   - Два дня. Я хотел оружие бойцам раздать, а они того... В общем, мы впятером тут укрылись, но двое тоже... того, в общем. Я, млять, обойму всю на них потратил, пока допер, что в башку стрелять нужно, в общем! - майор досадливо похлопал себя по табельному ПМ-у в кобуре.
   Он явно посадил себе нервы, проторчав двое суток на расстоянии вытянутой руки от толпы мертвецов.
   - Ты давай, открывай, майор. Нехрен тут ловить, валить отсюда надо!
   - Э-э-э, погоди! А кто мне даст гарантию, что ты меня не пристрелишь и стволы не заберешь? - напившись, майор стал соображать очень практично.
   - А ты про Народную Дружину и декрет Батьки слышал?
   - Успел услышать еще.
   - Вот тебе два дружинника, - Кудеяр показал на нас с Лехой. - А еще ты и нас в эту дружину запишешь, в смысле бумажки нам напишешь, а красные тряпочки мы и сами найдем. И вот после этого ты будешь просто о-бя-зан снабжать нас оружием и боеприпасами, усек?
   Майор усек и полез за ключами.
  
   Теперь мы могли вооружить целую армию, но патронов на эту армию у нас не было. Зато был майор и его связка ключей. Мы обвешались автоматами с ног до головы, Кудеяр таки нашел себе СВД. Но тоже без патронов.
   Леха кроме пяти автоматов взвалил себе на плечо так и не пришедшую в себя блондинку и, как будто бы не замечая ее веса, сказал:
   - Нужно загрузить всё это счастье в грузовик, объехать с парадного, загрузить патроны под завязку и сваливать, я прав?
   - Прав абсолютно! Ну что, рванули?- Кудеяр поглаживал цевьё СВД, пригибаясь под тяжестью АКС-ов.
   Мы рванули, громыхая железом, мимо дверей с заблокированными внутри мертвецами, мимо разбитых окон и выщербленных стен... Я бежал последним, и услышал,
   как с грохотом дверь одного из казарменных помещений подалась и развалилась. Обернувшись, я увидел шустро топающих в нашу сторону зомби. Может, успели кого-то сожрать, шагают бодро, как будто в магазин за догоном... О чем это я? Валить надо!
   Ребята уже вылезали из окна, задевая торчащими во все стороны автоматами за подоконник, раму, стекло...
   - Прикроешь? -спросил Тимур.
   Я кивнул, и он сунул мне в руку один из двух оставшихся рожков, внутри которого поблескивали патроны калибра 7,62.
   Скинув с плеча один из АКС-ов, я вставил магазин, щелчок которого добавил мне уверенности.
   Зомби подошли довольно близко, я повернулся к ним лицом и приложил приклад к плечу. Нечего было и думать, чтобы перебить их холодным оружием.
   Я вдохнул, перевел предохранитель на одиночный огонь, совместил целик и мушку на переносице ближайшего мертвеца. Плавно нажимаю на крючок - бах! Первый рухнул лицом вниз.
   Следующий... Бах!
   Вдруг за моей спиной кто-то истошно завопил:
   - Са-а-а-а-ня! - тот молодой мент, который был вместе с майором и "метром с кепкой" кинулся к упавшему только что мертвяку, по пути плечом пихнув меня. - Ты Саню убил!!!
   Я от неожиданности пальнул в воздух, а это полоумный принялся переворачивать своего Саню на спину, бить его по щекам, тормошить...
   - Твою мать, что ты делаешь?! - я выстрелил в одного из зомби, тянувшего руки к менту, во второго...
   Но цепкие руки мертвецов уже схватили его за бушлат, потянули... Какой-то рыжий сержант вцепился зубами ему в щеку, раздался дикий вопль... Я стрелял и стрелял, но парня было уже не спасти - из разорванного горла хлестала кровь, мертвяки подмяли его под себя, принялись рвать на части...
   Я не заметил, как рядом со мной загрохотал второй ствол: подключился брат. Через каких-то пару минут весь коридор был усеян телами зомби. Потом Тимур подошел к окровавленному милиционеру и выстрелил ему в голову.
   - Пошли, брат. Еще на склад заглянуть надо.
   Я утер испарину со лба, дернул затвором автомата. Патроны кончились.
   - Тимур, если мы не достанем боеприпасы - нам край.
   - Да знаю я. Пошли.
   Когда мы вылезли с другой стороны забора, оказалось, что Момент, Жора и Аня времени не теряли. Они выкинули из кунга сиденья, пришибли двух случайных зомби, забредших сюда на устроенный нами грохот, в общем, развили бурную деятельность.
   Леха положил свою блондинистую ношу в кунг рядом с автоматами на какие-то шмотки.
   - Нехай поваляется, - сказал он.
   Потом мы загрузились в машины и поехали к парадному. Там топтался зомби с автоматом на плече, и Кудеяр прибил его, не слезая с подножки МАЗа, потом подтянул его к себе за ремень и выщелкнул у автомата рожок, полный патронов. Фокусник!
   На самом деле шум, устроенный нами, не прошел даром: зомби сбредались сюда со всего района, и десятки ковыляющих силуэтов приближались к парадному входу на территорию части со всех сторон.
   - Так, работать в общем надо в темпе вальса! - сказал майор, и отпер своими ключами ворота на склад.
   Момент и Жора широко распахнули створки, и у всех одновременно вырвался восхищенный вздох, а потом Тимур сказал:
   - Нам нужен второй грузовик.
  
   Во-первых, там были патроны. Ну вы представьте себе, сколько патронов предусмотрено на роту солдат! В основном 5,45, для АКСУ, которых мы взяли в оружейной штук пятнадцать, но были и 7,62, для ставших привычных АКС-ов. Ну и Кудеяр нашел-таки себе патронов под СВД, чему был рад несказанно.
   Во-вторых там были спецсредства для разгона массовых беспорядков, а значит - прощай, хоккейная защита! У нас была вполне профессиональная броня, с наколенниками, щитками, шлемами-сферами и какими-то тяжелыми бронежилетами с воротником, хрен знает что такое, я первый раз такие видел.
   Мы подогнали на территорию "гольф" и перегрузили из него все тимурово барахло в одну из ментовских "буханок" - эдакий вездеходный вариант микроавтобуса. Тем более, Момент сказал, что сможет справиться с управлением, и таким образом мы увеличили грузоподъемность нашего отряда весьма существенно.
   Мы решили, что в каждой машине должно быть все необходимое, на всякий случай, поэтому распределили оружие и боеприпасы по трем нашим железным коням в соответствии с их габаритами. Последние полчаса кто-нибудь из нас постоянно стрелял: зомби набрело уже порядочно, приходилось их приканчивать. Но приходили еще и еще! Слава Богу, хоть шустрики и мутанты пока не появлялись... Вообще это было закономерностью - там, где много обычных ходячих мертвецов, модифицированные ребята не встречаются. Видимо, не успевают отожраться на свежих трупах...
   Когда мы почти закончили, майор вдруг сказал:
   - А я с вами не поеду. Я в Хвойник рвану, там у меня брат двоюродный лесником, он точно выживет. Так что будьте здоровы, ребята, - он, оказывается, присмотрел себе "жигуль" в характерной милицейской расцветке, и теперь загрузил в него ящик патронов и АКСУ. - А, вот еще! Справки ваши, дружинные...
   Кудеяр взял из его рук бумажки и, перебрав их в руках, удивленно глянул на майора:
   - А тут их штук двадцать! Не многовато?
   - Да запишете кого хотите, я уже печати поставил и расписался... Вы ребята нормальные, думаю, в людях разберетесь. Я думаю - дружина эта - видимость одна, в общем. Чтобы оставалась видимость, что государство что-то держит под контролем, в общем... - поразмышлял вслух он. А потом попросил: - О малой этой позаботитесь?
   Мы согласились подождать, пока "метр с кепкой" очнется, и майор прыгнул в "жигуль", дал газу, и, расталкивая зомби, покатил прочь от нас.
   - Может, еще раз за стволами в оружейную сгоняем?.. - заикнулся Кудеяр, но мы все были против: слишком много мертвяков скопилось у ворот, можем и не пробиться, даже с помощью МАЗа.
   Мы закрыли ворота склада на замок, с сожалением оставляя кучу добра и надеясь вернуться, и расселись по машинам: я с Лехой в УАЗ, Тимур с Кенни - в грузовик, а Момент и Кудеяр с женой - в "буханку".
   Наконец-то мы двинули домой!
   - Заткните уши и закройте глаза! - крикнул Кудеяр из "буханки", которая первой подкатила к воротам.
   Мы прикрыли уши ладонями и зажмурились. Пару раз бахнуло, и мы поехали прямо по толпе прибалдевших мертвяков, которые даже не пытались по своему обыкновению стучать в стекла и лезть под колеса.
   Через несколько минут мы уже катили по улице Победы к центру Берегового.
   Наша колонна выглядела солидно, и, возможно, поэтому, никто не покусился на наши жизни или имущество. Все-таки семь человек с автоматами - это вам не шутки!
   А покушаться было кому. Например, возле супермаркета "Центральный" суетились все те же цыгане, подчистую выгребая из него товары. То есть цыгане-мужчины стояли и охраняли, сжимая в руках в основном холодное оружие типа арматуры, топоров или чего-то подобного. Хотя я увидел у одного из цыган пистолет, а у двух - обрезы. А вот таскали ящики в основном женщины, и пара каких-то алкашей совсем не цыганского вида.
   И так почти у каждого крупного магазина!
   - Да откуда их тут столько? - удивился Леха.
   - А у нас вокруг города несколько поселков, так там половина жителей - вот эти вот. Как во время перестройки почти все евреи на историческую родину перебрались - так сразу цыгане появились. Свято место пусто не бывает... У нас их тут не меньше тысячи семей, по всем этим... поселкам. В Дедичах, Владимировичах, Прилесье...
   - Так ведь растащат город на хрен! - воскликнул Леха.
   - Ага, - сказал я.
   За нами пристроилась пара легковушек, в которых виднелись характерно одетые представители таборной национальности, но Тимур высунул из окна МАЗа автомат, и легковушки тут же отстали.
  
   Наконец мы въехали в частный сектор, и дышать стало как-то легче: зомби тут почти не было, цыган тоже, потому как народ в нашем районе живет дикий, менее цивилизованный, чем в центре. Да и каких-то крупных магазинов или других объектов, представляющих ценность для мародерства, у нас не располагалось, что обеспечивало относительное спокойствие.
   Асфальт скоро кончился, и машины захрупали гравием грунтовых улиц, делящих частный сектор на неправильные четырехугольники. За окном мелькали одноэтажные дома красного кирпича или обшитые сайдингом, изредка разбавляемые двух- и трехэтажными коттеджами.
   Наконец за окном помахал ветками здоровенный клен, знакомый с детства, и наша колонна остановилась у высокого забора из синего металлопрофиля. Дом, милый дом!
   Я пулей вылетел из УАЗа, и уже хотел открыть калитку, как услышал голос Тимура:
   - Дай-ка я сам...
   Он сначала подсунул под калитку палку, что-то зверски лязгнуло... Уже после этого он открыл щеколду и пропустил нас вперед. Перед крыльцом лежал здоровенный мать его медвежий капкан!
   - Херассе! - сказал я и постучал в дверь.
   В общем, я был дома. Мама и Сашка заобнимали меня до последней крайности, а я в общем-то был не против. Скучал я по сестрице и маме и волновался очень.
   Мы загнали машины за забор, правда МАЗ не влез, и пришлось снимать секцию забора от огорода. В камине приготовили огромный котел каши с мясом и отлично пообедали.
   Сашка привычной скороговоркой изложила мне последние новости. Самой тревожной было то, что они видели через заколоченное окно, что по крыше соседнего дома лазил кто-то, очень похожий на давешнего мутанта, только более звероватый и стремный, судя по описаниям моей сестрицы.
   - Мам, в общем, нужно уезжать отсюда. Долго так не отсидишься, цыгане припасы разворуют, потом что будем делать?
   - Так, - сказала мама. - А дом?
   - А что дом? Запрем. Если... Когда все устаканится - вернемся.
   - И куда это вы, сынки, собрались переезжать? - маман была настроена скептически, и теперь нужны были охренительные аргументы.
   На помощь пришел Леха, расписавший прелести своего родного городка, в особенности налегавший на сильную дружину, электростанцию, которая работала на торфе, и наличие пустых домов. Но мама все еще не была до конца уверена в своем решении.
   Вдруг в дверь заколотил Жора, оставленный сторожить.
   - Что там?! - подорвался Кудеяр.
   - Оружие, хватайте оружие! - крикнул Жора, и вдруг страшным голосом завопил: - А-а-а-а-а-а!!!!
   Что-то стукнулось о крышу. Мы схватили автоматы и замерли. По крыше зашкребло, а потом кто-то зачавкал.
   Завыл Старина, явно напуганный.
   Кудеяр подобрался, поглядел на нас и сказал:
   - Так, действуем просто. Я бросаю во двор светошумовую. Потом выбегаем и из всех стволов валим того, кто на крыше.
   Мы сгрудились в коридоре. Руки у меня тряслись, ей-Богу, и страшно было до усрачки. Кудеяр выдернул кольцо и мы привычно уже заткнули уши. Повезло, что есть у нас эти гранаты, и еще больше повезло, что они так действуют на мертвяков.
   После большого бабаха за дверью мы вывалились во двор, тыча стволами автоматов в крышу. На крыше, естественно, никого уже не было. Только большое кровавое пятно на шифере.
   Вдруг серая тень метнулась от борта МАЗа. Момент с перепугу открыл огонь и продырявил борт кунга.
   Мутант оттолкнулся от стены дома, царапнув кирпич когтями, и кинулся к нам.
   Первым среагировал Тимур, выпустив длинную очередь и сбив таким образом траекторию твари. Оскаленная жуткая рожа была видна в мельчайших подробностях, эти желтые зубы, маленькие глазки... Неужели когда-то это было человеком?!!
   Получив несколько пуль в бок, мутант хотел было скрыться, сиганув за забор, но был настигнут двумя автоматными очередями - от Кудеяра и от Лехи. С разгона впечатавшись в металлический лист, тварь оставила серьезную вмятину в заборе, дернула пару раз лапой и не подавала вроде как никаких признаков жизни.
   Я подошел поближе, и тронул мутанта стволом автомата. Млять! Один из глаз открылся, загоревшись дьяволським огнем, когтистая лапа дернулась в мою сторону...
   - Н-на! - я нажал на спусковой крючок и высадил чуть ли не пол рожка в оскаленную рожу.
  
   На крыльце появилась мама с двустволкой в руках:
   - Ядреный корень! - сказала она. - Что это такое?!
   И вот эти две фразы прозвучали лучше и ёмче всяких матюгов. Мы в двух словах объяснили, и тут уж она сама предложила съехать куда-нибудь, и побыстрее.
   Жору мы нашли с другой стороны дома, у забора. Он уже превратился в гребаного зомби и, волоча внутренности по земле, полз на карачках к нашему крыльцу. Мы все не решались его добить, но потом Тимур принес электромолоток и всадил ему гвоздь прямо в затылок.
   - Надо бы его похоронить по-христиански, - после этого сказал мой брат.
   Вообще, его спокойствие в последнее время меня дико удивляло.
   Жору мы похоронили и поставили над могилой крест, сколоченный при помощи двух досок и того же электромолотка. А потом начались сборы, и маман упаковывалась весьма основательно. Я, Сашка и Тимур ей помогали, как могли, а ребятки на кухне рисовали маршрут, главным тут был Леха, конечно.
   Выехать решили с утра, хорошенько выспавшись. Под открытым небом решили не ночевать, и я с Лехой постелили матрасы на ящиках с патронами в кунге МАЗа, положив под бок автоматы.
   Вместе с нами дремал Старина, скрутившись калачиком и поскуливая. Уж больно негативное впечатление на псину произвел мутировавший хищный зомби.
   Сон был тревожный и проснулся я на рассвете. Леха не храпел на сей раз, но вот просыпаться и не думал. Я пихнул в мохнатый бок Старину, и хаски с видимой неохотой поднялся, с укоризной глядя на меня своими голубыми глазами.
   - Ну что тут сделаешь, не одному же мне во двор идти, правильно?
   Я открыл дверь кунга и выпихнул псину наружу, а потом и сам по металлическим ступенькам спустился на землю. Старина принялся обнюхивать траву, потом побежал к забору, фыркнул на том месте, где раньше лежал мутант, а потом подбежал к воротам и начал под них усиленно заглядывать, изображая из своего хвоста пропеллер. Что там за хрень?
   Если бы не такое поведение Старины, я бы никогда не сунулся за забор один. Так поступают только тупые блондинки в американских блокбастерах. Для начала я передернул затвор, досылая патрон в патронник, потом немного открыл калитку и выглянул. Толком ничего не рассмотрел, но тут Старина протиснулся между моих ног и, повизгивая от счастья, кинулся к какой-то мутной фигуре, которую я рассмотрел только что. Фигура эта, в непомерно широких штанах и серой байковой кофте, опершись на забор, чем-то там щелкала. Что за хрень?
   - О, мля! - сказала фигура знакомым голосом и схватила Старину за морду.
   Мало кто позволял себе такую хрень.
   - О, мля! - опять сказал этот парень. - Жека!
   - Джоуи, какого хрена ты тут делаешь? - не ожидал я тут увидеть этого упоротого товарища. - Тебя ж зомби сожрут!
   Джоуи вдруг почесал свою макушку здоровенным таким мачете дикого вида.
   - Загребутся... - сказал он. - Ыыыы.... Здорово, Жека.
   - Ыыыы, чуваааак! - мы пожали друг другу руки, и я провел его во двор, потом закрыл калитку и, открывая дверь, спросил у Джоуи: - Давно ты так стоишь под забором?
   - Да хер его знает. Я вот покурил... - он щелкнул зажигалкой. - Потом луна за тучи спряталась, потом я опять покурил. Потом я убил пару этих ушлепков, они доколупались до меня, а потом...
   - А потом ты опять покурил? - я уже еле сдерживал смех.
   - Нееее! - Джоуи с серьезным лицом помотал головой. - Потом я пришел сюда, а потом уже покурил, воооот!
   - Так, млять. У меня к тебе главный вопрос. Что ты курил?
   - Ыыыыы! - сказал Джоуи и заулыбался. - Есть че пожрать?
   Я провел его на кухню, усадил за стол, достал пачку вечных хлебцов и банку тушенки.
   - О! - сказал Джоуи. - Охренеть.
   Потом он достал откуда-то нож на деревянной ручке, явно самодельный, как, впрочем, и мачете, открыл им тушенку и стал уплетать ее, при этом говоря:
   - Ну, вы тут нормально устроились, у вас все круто... Такой грузовик нормуль... Ну, а я вот тут тусовался на природе... Потом жрать захотел, пошел домой, а там сосед, как ушлепок. Ну, стал там лезть ко мне, я ему херанул с ноги а потом в погреб скинул. Ну, он там, короче, копошился, а потом по радио там че-то сказали, я забыл уже, ну, я взял мачете и башку ему нахер отрубил. Ну там, в погребе. Хотел покурить потом, а курево - в погребе. А этот ушлепок тоже там, вонючий уже. Ну, я курево достал, но всю одежду перепачкал. Ну, потом я переоделся, покурил, а потом вообще вонять стало, и мухи эти еще... ну, я к вам пошел потом. Вооооот... А вообще валить отсюда надо, ушлепков этих развелось.
   Охренительная история.
  
   Тому, что к нам присоединился Джоуи, обрадовались все, даже те, кто его не знал (Кудеяр, Момент и Аня). Было у этого парня своеобразное обаяние и шарм. Такие его суперспособности нам очень пригодились, когда, наконец очнулась "метр с кепкой". Она была просто обалдевшая, истерила и не давала вставить ни слова, а все время щебетала что-то маловразумительное. А потом к ней подсел Джоуи, который начал втолковывать ей одну из своих охренительных историй, наверное. Так что через десять минут она была уже в адеквате, и даже поблагодарила Леху за то, что он таскал ее на плече. И тут же согласилась ехать с нами, не аргументируя такое свое согласие ничем. Ну а нам что? Симпатичная девушка, которая умеет бегать и стрелять - что может быть лучше в данной ситуации?
   Сборы были почти окончены, но встал вопрос весьма насущный: горючее. Его нужно было просто дохрена .
   - На заправки соваться смысла нет. Там сейчас цыгане плотно сидят, я видел, - сказал Тимур.
   - Можно из машин сливать, - предложил Момент. - Только нужно человека три и транспортное средство.
   Как-то само собой получилось, что поехать пришлось Лехе, Моменту и мне. Остальные были сильно заняты или делали такой вид. Ехать решили на УАЗе, в багажное отделение которого поставили несколько канистр, металлическую и пластмассовую бочки, в общем, все из подходящей тары, что нашли у нас дома. Нам дали одну радейку, чтобы держать связь. Радеек всего было четыре, и действовали они километра на три, так что должно было хватить.
   Запаковались мы серьезно, благо, снаряги теперь у нас было полно. Перемотали автоматные магазины синей изолентой попарно, напялили тяжелые бронежилеты и щитки... Кудеяр сунул нам несколько светошумовых гранат.
- Давайте там аккуратно. Пошарьтесь по автостоянкам, по коммунальным предприятиям... На Льнозавод заедете, там грузовиков много, - поучал Тимур.
   - Ладно, разберемся. К вечеру будем.
   Мы залезли в УАЗ, цепляясь громоздким снаряжением, Леха завел мотор, и мы потихоньку покатились в сторону льнозавода, который было решено обследовать первым.
   Момент сидел сзади, между бочками, и время от времени пытался с нами общаться.
   - А я, кстати, знаю, где стоит бензовоз! - сказал он.
   - И че ты сразу не сказала?
   - Так они б нас отговорили... Это там, где конторы Нефтехима...
   Леха заинтересовался и немного сбавил скорость:
   - Далеко туда ехать?
   А мои мысли повернулись в другом направлении:
   - Погодите, если в этом городе есть хоть один разумный руководитель, то он займет Нефтехим в первую очередь! Там ведь хренова туча нефтепродуктов, бензин, солярка...
   - А мы тихонечко, - сказал Момент. - Тот бензовоз, что я говорил, он стоит у железнодорожной ветки, там цистерны заполняют...
   - Ну вот, Жека, видишь! Кто не рискует - тот не пьет шампанского! - Леха явно загорелся идеей угнать бензовоз. - И водил у нас двое...
   - Я как-нибудь справлюсь с бензовозом, - заявил Момент. - Мужики мне давали КрАЗ водить, а там как раз на нем цистерна.
   - Ну, давайте посмотрим, че там как... - пошел на попятную я.
   Все-таки с цистерной горючки нам море будет по колено. Это и товар, и свобода передвижения, как-никак!
   Короче, мы двинули через микрорайон "Интервал" к Нефтехиму. "Интервал" ни капельки не порадовал: толпы мертвяков, разграбленные магазины, ни единого признака жизни.
   Дорога к Нефтехиму шла полями, мимо частных коттеджей и сельскохозяйственных построек пригородного совхоза. Лихо завернув на повороте, Леха вдруг громко выматерился, и тут же по нам ударила автоматная очередь. Бронированный борт машины выдержал обстрел, но я чуть кирпичей не наложил, если честно.
   - Валите их, пацаны, пока колеса нам не прострелили!!!
   У перекрестка, за какими-то бетонными конструкциями засело несколько человек, но автомат был у одного. Мне как-то не приходилось стрелять в людей, да и не ожидал я, что так запросто стану мишенью...
   Момент долго не рассуждал, он дождался, пока Леха разгонится и приоткрыл заднюю дверь. Через секунду он начал стрелять, а потом к нему присоединился и я.
   - Вот суки! - Леха затормозил, схватил автомат и заявил: - Разберемся с этими гадами!
   У меня уже в голове зашумело от адреналина, и поэтому я вполне поддержал такое предложение. А вот нехер стрелять по проезжающим мимо машинам!
  
   Запихав в карманы разгрузки пару магазинов, я выскочил из машины, и, петляя, побежал к бетонным блокам, за которыми засели эти горе-стрелки. Момент из машины прикрывал нас, стреляя в сторону блоков и не давая противнику высунуться.
   Леха зашел справа, я - слева. Я увидел голову в кепке, которая высунулась из-за угла и осматривала местность. Думать было некогда - начав стрелять на бегу, я заставил его отпрянуть и скрыться из виду.
   Бетонные конструкции представляли собой прямоугольные хреновины с полостью внутри, размером примерно три метра в длину и полтора - в высоту. Сколько их там, какое у них оружие - это было непонятно.
   Я подбежал, наконец, к укрытию стрелков, прижался к холодному бетону и замер, прислушиваясь. С другой стороны что-то хрустело и хрупало - кто-то хотел обойти меня с тыла. Я рывком перебрался к торцу бетонной хреновины и заглянул в сквозную полость, прислушиваясь. В какой-то момент на другой стороне появилась нижняя часть фигуры в спортивном костюме, которая двигалась пригнувшись.
   Я несколько раз нажал на спуск, прогрохотали выстрелы, и фигура рухнула на землю. Прислушавшись, я понял что Леха почему-то активности не проявляет. Мне стало страшно - вдруг его там ухайдакали, и я тут один? И где Момент?
   Мои опасения не оправдались. Среди бетонных блоков послышалась возня, а потом злобный Лехин голос проговорил:
   - Куда-а, млять? Куда-а?!!! - послышался выстрел и все стихло.
   - Леха! - крикнул я. - Что там?
   - Готов, гад.
   - И мой готов. Тут еще есть кто?
   - Нет вроде.
   Я поднялся в полный рост и вдруг краем глаза заметил шевеление - кто-то рванул к ближайшему коттеджу через поле.
   -А ты куда, млять?! - Леха приложил автомат к плечу и дал короткую очередь.
   Нелепо взмахнув руками, бегущий запнулся и свалился на землю.
   - Всё, - выдохнул Леха.
   Момент подогнал УАЗ поближе, потом вышел из машины, обошел место перестрелки, деловито прострелив черепа каждому из горе-стрелков, и, покачав головой, проговорил:
   - Какие-то гопники. Автомат только у одного был, эти видишь с чем? - он показал на обрез и какой-то странной формы пистолет. - Грабители с большой дороги, мать их. Собираем трофеи и валим, нам и так несусветно повезло.
   Когда мы уже тряслись в машине, я перебирал в голове свои эмоции по поводу того, что убил живого человека. То ли после всей этой хрени с зомби мои нервы очерствели до неприличия, то ли у меня реакция тормозит - не знаю. В общем, ничего "такого" я не почувствовал.
   Мы объехали комплекс зданий Нефтехима по широкой дуге, свернув на лесную дорогу, а потом, шелестя гравием железнодорожной насыпи, вдоль путей поехали к месту, где должен был быть бензовоз.
   Бензовоз там на самом деле был. Стоял себе у железных ворот, под которыми терялись рельсы, даже дверца была открыта. Проблема заключалась в том, что вокруг него бродило с десяток зомбей в зелено-красных нефтяницких спецовках.
   - Валить их нужно по-тихому, - сказал Момент.
   - Для начала хорошо бы осмотреться. Мне этих гопников хватило, если честно, - заявил Леха. - Вдруг тут еще любители чужого имущества имеются?
   - Если бы имелись - они бы забрали бензовоз, - резонно заметил я.
   - Ладно. Опять придется крушить черепа, - Леха вздохнул и потянулся за топором.
  
  
   Перебили мертвяков мы рутинно, без происшествий, хорошо помогла новая снаряга, не могли зомби прогрызть прочный кевлар, проблема была одна - жарко в этом всем обмундировании, если честно.
   Момент тут же полез в кабину, чтобы попытаться завести КрАЗ, а я обошел цистерну и, глянув на уровень топлива, присвистнул: гребаных десять кубов! Теперь можно хоть в Грецию ехать, точно хватит...
   - Пошарим пока по Нефтехиму? - предложил Леха. - Все равно Момент быстро эту дуру не заведет.
   - Да-да, пацаны, посмотрите, может найдете че полезное, я видимо здесь минут сорок проколупаюсь, - подтвердил Момент.
   - Смотри, сильно не увлекайся, и если что - сразу стреляй, - сказал я.
   - Что ты как нянька, Жека? Я уже не маленький. Найдите лучше канистры, и побольше, окей?
   - Ага.
   Мы заглянули под железные ворота и, не заметив ничего необычного, решили прошвырнуться по территории. Я, как наиболее худой из нас с Лехой, прополз под воротами и открыл здоровенную металлическую задвижку. Ворота с противным скрипом ржавых петель распахнулись, мы оба поморщились, Леха выдохнул вечное "Мля-я".
   Наше внимание привлекли какие-то склады недалеко от забора, и мы решили проверить их на предмет всяких полезных ништяков.
   Мне показалось какое-то шевеление за приоткрытой дверью склада, был большой соблазн швырнуть туда светошумовую, но обе гранаты остались у Момента.
   - Посмотрим, че там? - спросил я у Лехи.
   - Ну, давай, аккуратно только. Я открываю дверь, ты держишь проем под прицелом, так?
   - Ага.
   Я, держа ствол на уровне груди среднестатистического человека и тяжело дыша, ждал, пока Леха распахнет дверь. Он дернул за ручку и... Ничего не произошло, никто на нас не кинулся, и я немного расслабился.
   - Прикрой мне спину, я гляну что как.
   - Давай.
   В общем-то это было тупостью - соваться невесть зачем невесть куда. Но я сунулся.
   Быстро шагнув в полумрак склада, я огляделся и увидел два ствола обреза, направленные мне в бок:
   - Лачё дывэс, мудила! - сказал чернявый мужик в шляпе.
   Грохнуло, бок взорвался жгучей болью, меня отбросило от двери, краем глаза я заметил еще троих человек в темноте склада.
   - Леха, вали отсюда!!! - попытался крикнуть я, но получилось не очень-то.
   - На ракир, мудила! - мужик в шляпе подскочил ко мне и врезал ботинком по голове.
   Внутри черепа как будто выстрелила пушка и меня поглотила темнота.
  
  
  
   6. "ИНТЕРВАЛ"
  
   В общем-то все было довольно милым: металлические прутья решетки, покрытые ржавчиной, идиотская веревка, стягивающая мои запястья, ужасающая вонь и бесконечный бардак везде, куда только я мог посмотреть.
   Сначала я подумал, что попал в цыганский табор. Ну да, цыгане здесь были. До хрена цыган. Чумазые пацанята, некрасивые женщины в грязной цветастой одежде, вальяжные чернявые мужчины в кожанках... Но кроме цыган здесь было несколько ментов, компания типов характерной уголовной наружности, какие-то синющие мужики, похожие на пьющих бабушек... И все это среди раздолбанного антуража завода "Интервал". Сюрреалистическая картина.
   В общем, меня и еще парочку горемык держали во дворе, в каком-то сарайчике с решетчатыми воротами. Территория завода была огорожена бетонным забором, и, в общем-то, ясно было, почему вся эта компания выбрала именно это место. За чертой города, крепкие стены, много свободных помещений, собственная котельная... Возникал вопрос: что или кто объединило эту разношерстную компанию?
   Я пошевелил пальцами связанных рук, подрыгал ногами: вроде все было на месте. Болела башка и ребра, ну, это понятно: отдубасили меня знатно.
   - Эй, кто-нибудь! - позвал я.
   Никто не ответил, только что-то зашевелилось в дальнем углу сарайчика. Мои товарищи по несчастью: дядечка в костюме и с брюшком и какой-то парень блатного вида, подобрались поближе к решетке.
   - Что там за муть? - испуганно спросил парень.
   - Да хрен его... - начал я, но тут эта муть показалась из темноты.
   Это был чертов мертвяк! Я рванулся к решетке, схватился за нее связанными руками и завопил:
   - У вас тут зомби, эй! Эй, кто-нибудь!!!
   Зомби тем временем немного присел, обшаривая своим нечеловеческим взглядом пространство внутри сарайчика. Свет упал на его лицо, и я заметил характерные следы мутации. У нас тут шустрик. Нам кабздец.
   Шустрик приготовился к прыжку, а я приготовился к смерти. Зомби прыгнул и вдруг повалился на пол в каком-то метре от нас, прижавшихся к решетке. У меня сердце колотилось о ребра, выпрыгивая из груди. Я ничего не мог сделать: связанные руки, решетка, до ужаса подвижный и агрессивный мертвяк на расстоянии вытянутой руки!
   - Он прикован, смотрите! - дядечка показал пальцем на левую ногу твари.
   На самом деле, металлический браслет обхватывал лодыжку шустрика, и к противоположной стене тянулась тонкая, но прочная на вид цепочка. Издеваются, сволочи... Мне бы хоть руки развязать, я бы...
   А что я бы? Ни хрена я бы не смог.
   Ребята по ту сторону решетки это прекрасно знали, и уже несколько минут наблюдали за тем, что тут у нас происходит. Цыгане и "уголовники" показывали пальцами и ржали над нами. Вот сволочи!
   Прижавшись к решетке, я был в относительной безопасности и подумал про Леху и Момента. Что с ними? И вообще - какой сегодня день? Сколько я так провалялся? Я спросил об этом у моих "сокамерников", оказалось - сейчас утро. То есть почти сутки. Здорово дали мне по голове, если я так вырубился! Ощупать голову связанными руками было проблематично, но болело лицо в нескольких местах, ну и макушка тоже.
   - А что тут вообще происходит? Кто эти люди? При чем тут цыгане? - я спросил об этом у блатного парня, и он ответил очень просто.
   - Лобастый.
   Тут до меня дошло. Лобастый был у нас в Береговом местной легендой. До того, как Батька приказал поубивать всю мафию, он был тут смотрящим, потом отсидел хрен знает сколько и вышел пару дет назад. Поговаривали, что весь скромный оборот наркотиков в нашем городе держал именно он, ну а дилерами были как раз цыгане. Тогда все это становилось ясно. И дико печально, ибо в оборот мы попали недетский...
  
   Говорят, в любой ситуации можно найти плюсы. Я нашел один: меня не убили. Если бы не бронежилет, бродил бы я по свету в виде зомби с металлической начинкой из дроби...
   - Эй, ты, мудила! - два мужика подошли к месту нашего заточения. - С тобой говорить хотят.
   - Это вы мне? - спросил я.
   - Тебе, мудила.
   Решетка лязгнула, мужики вытащили меня наружу, я поморщился от яркого света и встал на ноги.
   - Давай, иди! - меня подтолкнули в спину, и я пошел к громаде завода.
   Мимо, галдя и волоча огромные сумки, прошли три цыганки. Им, видимо, апокалипсис вообще побоку. Но обустроились они капитально, эти ребята... Пулемет на крыше, мешки с песком, куча вооруженных людей. Какие-то тетки нецыганского вида варили что-то пахнущее съестным в огромных котлах, рычал мотором грузовик... Часовой с помповым ружьем у дверей в административный корпус завода... Руководство у них серьезное, однако.
   Под присмотром своих конвоиров я прошествовал внутрь и по лестнице поднялся на второй этаж. Остановившись у деревянной двери со сбитой табличкой, я дождался, пока в ответ на стук раздалось разрешение войти.
   Шагнув внутрь, я пошевелил связанными руками и огляделся.
   - И куда ты уставился, парниша? - раздался прокуренный голос.
   - Так, осматриваюсь, - я обернулся на обладателя голоса.
   Пожилой лысый мужчина в мятом светлом льняном костюме, в непонятной тюбетейке на лысине и с выдающимися надбровными дугами.
   - Знаешь, кто я? - спросил он.
   - Знаю. Кто в Береговом вас не знает? - действительно, кто у нас не знал Лобастого?
   - И чего ты моих ребятишек пострелял, парниша? - Он подошел поближе и посмотрел мне в глаза.
   Мутные глаза, казалось, могли просверлить во мне дырки.
   - Так они того... Сами стреляли. А если вы про цыган на мосту - они вообще колесо пропороли!
   - Так на мосту тоже ты?! - он даже зубами скрипнул.
   Вот я дебил! Сам себя сдал!
   - Ты что - Рэмбо? - спросил Лобастый. - Или ты не один такой?
   Млять. Своих сдавать нельзя, никак нельзя!
   - Один, - говорю.
   Лобастый посмотрел мне куда-то за спину, мигнул, и мне прилетело в поясницу. Я упал на пол, и мне прилетело еще раз. Черт, черт, черт, как больно-то!
   - Не ври мне, парниша. Не один ты был, это я точно знаю. Втроем. Одному мои ребятишки маслину в брюхо засадили, второй свалил, но долго он не проживет - у него нынче нога дырявая. Так что давай признавайся, зачем Вайсаров вас так бездарно подставил? На полковника это не похоже!
   Какого полковника? Кто такой Вайсаров? Что он вообще говорит? Лобастый наклонился ко мне и спросил:
   - Сколько у Вайсарова нынче человек? Какое вооружение?
   Ну что я мог ему сказать?
   - Я не знаю никакого Вайсарова!
   Лобастый опять кивнул кому-то и мне дали по ребрам. Мляяя....
   - А это у тебя откуда? - он повертел у меня перед носом красной повязкой.
   - Это я в дружину записался... Чтоб зомби мочить и чтоб оружие дали... - прохрипел я.
   - Во-о-т! Уже хорошо. В дружину у нас Вайсаров записывает, значит мы на верном пути... Итак, ты записался в дружину. Много вас таких, которые записались?
   - Да не знаю я, правда! Мы вдво... втроем записались, - исправился я, вспомнив, что он знает о троих. - А потом в Береговой поехали.
   - Та-ак... - Лобастый снял тюбетейку и почесал лысину. - И откуда вы ехали?
   - Мы ж студенты, вот из универа возвращались домой...
   - Ну ты, хорош заливать! Студенты, мать твою... С автоматами, на инкассаторском УАЗе, в ментовской снаряге и с полными карманами патронов... Игорек, добавь-ка ему...
   Я извернулся и глянул на того, кто собирался мне добавить. Прежде чем подошва ботинка впечаталась мне в многострадальную макушку, я успел увидеть того самого милиционера Игоря, который так некстати появился в деревне Мазаевка... Да-да, тот самый, к кому на шею кинулась девушка Ангелина!
   Очнулся я снова в том самом сарайчике с почему-то мокрой головой, которая болела просто жесточайше.
   - Очнулся? Готовься, через пару часов с тобой опять разговаривать будут, - мужик с ведром в руках плюнул себе под ноги и ушел.
   По крайней мере понятно, почему мокрая голова... Я провел ладонью по волосам... Ладонью по волосам? У меня развязаны руки? А жизнь-то налаживается!
  
   Нам просунули две пластиковые полуторалитровые бутылки с водой, и мои товарищи по несчастью тут же ими завладели. Я дождался пока они напьются, потому как спорить и проявлять характер не было никаких сил.
   Нахлебавшись воды, не выдержал и запустил пустой бутылкой в зомби на цепи. Он рванулся, засипел, но цепь держала крепко.
   - Э, да ты чего? - спросил дядечка.
   - Вы тут сидеть думаете, или как? - задал встречный вопрос я.
   - Я вот посижу, и потом меня выпустят, - сказал приблатненный парень. - У меня друган на Лобастого работает, ваще четкий пацан. Он меня вытащит.
   - А за что ты здесь?
   - Да подрался по пьяни с пацанами...
   А вот дядечка посмотрел на меня и спросил:
   - Ты бежать думаешь?
   Я пожал плечами. После слов парня о друге среди бандюков мне расхотелось откровенничать. Единственным ключиком на свободу был этот самый зомби на цепи... Есть такая поговорка: кашу маслом не испортишь. Но вот если в тарелку гречки вбухать целый килограмм сливочного - такая бадяга получится... Так и с этим зомби. У меня в голове кое-что начало складываться.
   Там, в темной глубине сарайчика, за спиной у шустрого зомби я видел еще одну дверцу, не такую прочную, как эта решетчатая. Дверца была деревянной и на вид хилой. И закрыта на какую-то дрянную щеколду изнутри. Так что в общем-то у меня были шансы... Только вот дождаться бы темноты и пережить следующий допрос!
   Я поежился и потрогал свою бедную башку. Лицо опухло, на макушке теперь было две шишки. Ребра болели невыносимо, но я старался об этом не думать.
   А о чем думать? Например, о том, кто именно выжил и кого застрелили цыгане Лобастого. Добрался ли кто-то с простреленной ногой до наших, и что они теперь делают? И кто такой, мать его, Вайсаров?
   Настало время обеда. Пришли те самые мужики, которые меня конвоировали, дали нам по полкраюхи черствого хлеба и долили в бутылку воды. А мне один из мужиков сказал:
   - Ты с нами. Подъем!
   Вот мля! Короче, на второй заход к Лобастому и Игорьку. Игорек-то сволочь! И как это ему такая девушка, как Ангелина, досталась? Хотя, в этом как раз нет ничего странного.
   На сей раз Лобастый жрал. Он просто феерически поглощал золотистую картошечку с ярким и таким аппетитным свежим салатиком и поджаристой куриной ножкой. У меня желудок винтом закрутился, и я сглотнул слюну.
   - Что, есть хочется? - он повертел на свету куриную ножку и крупными желтыми зубами отхватил кусок белого мяса.
   - Расскажи, что там полковник Вайсаров по мою душу грешную замышляет?
   Я помялся немного, а потом сказал:
   - А если я вам кое-чего расскажу, то что мне за это будет?
   Лобастый, прищурившись, посмотрел на меня, ткнул в меня пальцем и проговорил:
   - Во-о-от! Начинаешь соображать. Ты мне рассказываешь про планы Вайсарова, и если я сочту их интересными, то отпущу тебя на все четыре стороны.
   - Вот это да! - начал наглеть я. - Я вам своих сдаю, а вы меня отправляете на растерзание мертвякам. Как-то это не очень...
   - А ты что предлагаешь? - на сей раз прищур Лобастого стал угрожающим.
   Я понял, что не стоит давить и сказал:
   - Дайте хоть велосипед какой, и пожрать что-нибудь, - а потом добавил: - Сейчас и с собой.
   - Вот это другой разговор! Игорек, принеси парнише пожрать.
   Я уже начинаю дергаться при имени "Игорек". Доберусь до этой суки, когда буду в лучшей форме - угроблю на хрен.
   А пока мне хватило того, что он поставил передо мной точно такой же, как и у Лобастого, салат и полбуханки белого хлеба. Я было потянулся к еде, но Лобастый погрозил пальцем и сказал:
   - Сначала расскажи что-нибудь.
   Ну, я сказал:
   - Мы были на базе ППС и позаимствовали там патронов и оружия три грузовика. Ну и снаряга, ясное дело, - врать нужно было так, чтобы попадались куски правды, тогда ему проще будет в это поверить.
   - Бронежилеты, шлемы, АКС-ы, АКСУ, так? - переспросил бандит.
   - Именно. Могу я уже пожрать?
   - Давай-давай. Только ты рассказывай, не стесняйся.
   И я начал рассказывать. О том, что этот Вайсаров набирает дружину, что он закрепился на военных складах за городом, в районе Темногорского шоссе (тут я попал в точку, судя по всему, просто неоткуда было взяться у нас полковнику, кроме как с этих складов). Я наговорил про то, что у нас связь с областным спецназом внутренних войск и скоро пришлют вертушки и бронетехнику для эвакуации выживших в агрогородки и зачистку города от зомби и бандформирований. Ну и еще рассказал про потери от мутантов и про проблемы с топливом.
   - А чего Вайсаров последние два дня такой тихий? Ни одной вылазки, кроме вашего тупого рейда за этим бензовозом... Вообще, с какого перепугу вы туда поперли?
   - Да наш командир выслужиться хотел, пригнав этот бензовоз. Это его личная инициатива. А вылазок нет, потому как силы копит, чтобы вместе со спецназом вас тут прижать...
   - Да что ты говоришь? - Лобастый иронично поднял бровь. - Сдается мне, что ты заливаешь...
   И тут во дворе что-то грохнуло! Бомбануло так, что в кабинете Лобастого вылетели стекла, обдав осколками всех присутствующих.
  
   Кабздец на хрен! Мой салат! Я накрыл его всем телом, и ни одна стеклянная сволочь не попала в тарелку. Я услышал, как за моей спиной матюгнулся Игорек, и тут у меня в висках застучало от адреналиновой волны в крови.
   - Н-на! - я запустил ему в морду тарелкой с салатом, схватил стул и запустил его следом за тарелкой.
   Видимо, попал куда-то в больное место, потому что, когда я оказался рядом, Игорек не собирался сопротивляться. Я схватил его за шиворот и хряснул головой о стену. Потом хряснул еще раз, он сполз на пол, и я пробежался по его смазливой роже по пути к двери.
   - А ну, стой! - крикнул Лобастый, и что-то за моей спиной металлически лязгнуло.
   Млять! Я рыбкой нырнул в дверной проем, два раза бахнули выстрелы... Я скорчился у стены справа от двери, и, когда Лобастый с пистолетом в руке выбежал вслед за мной, то вмазал ему кулаком по яйцам. Лобастый согнулся, но пистолет не выронил. Я просто вырвал ствол у него из рук, толкнул его в кабинет и побежал по коридору.
   Первая мысль, которую я осознал, была "Хренассе я Бэтмен!" Я только что уложил двух здоровых мужиков! Ну ладно - Игорек, он дрыщ, хоть и мент... Но Лобастый-то... Хотя в общем-то - такой же пожилой дядька, как и многие другие, только понтов больше.
   Короче, я бежал по коридору к лестнице вниз, а во дворе шла настоящая война. Хлопали выстрелы из ружей, пару раз бахнули гранаты, гулко бубнел пулемет... Да что там такое, мать его?
   Охраны на выходе уже давно не было, и я выглянул во двор. Полыхала легковушка у ворот, черный дым стелился по земле. На асфальте в лужах крови лежали три трупа местных бандюков. Сарайчик, в котором держали заключенных, теперь никак не годился для этой задачи: стена с дверкой сзади была разворочена, внутри зомби жрал бренное тело блатного парня, а дядечки видно не было.
   Наконец я обратил внимание на пролом в стене и на БТР, который стоял прямо посреди двора и сосредоточенно плевался огнем в сторону одного из цехов. За БТР-ом укрывались какие-то ребята в камуфляже и с красными повязками на рукавах. Та-ак!
   Я повертел головой еще немного, а потом тихо-тихо, вдоль стеночки захотел свалить в сторону пролома. Повязки повязками, но ни один из них мне не знаком. Так что...
   Стреляли повсюду, взялись за бандюков с цыганами, видимо, всерьез. В общем, я прокрался к пролому в стене, сжимая в руке пистолет, и выглянул за стену.
   - Стоя-ать, голубчик! - в спину мне ткнулось что-то железное и холодное.
   - Стою, - сказал я.
   - Брось пистолет!
   - А можно я его аккуратно положу, штука-то полезная? - спросил я.
   - Ну, клади, - голос сзади был несколько растерянным.
   Я положил пистолет и начал медленно оборачиваться. В меня целился из автомата парень в армейском камуфляже и с погонами ефрейтора. На рукаве у него была красная повязка.
   - Так что теперь? - спросил я.
   И тут раздался другой голос, до усрачки знакомый:
   - Ну что, брат, я вижу, ты и без нас справляешься неплохо?
  
  
   - Херассе! - не удержался я, и мы обнялись.
   При этом я болезненно поморщился - отделал меня Игорек знатно, и башка болела во всех местах.
   - Вот ур-роды... - Тимур посмотрел на меня, потом куда-то в строну корпусов завода "Интеграл". - Мы еще сюда вернемся!
   Его темные глаза были прищурены, желваки на скулах шевелились. Столько ненависти было в его взгляде, что у меня мурашки по коже пробежали
   - Ладно. Нужно валить отсюда, сейчас они очухаются и поймут, сколько нас... Валера, свяжись с полковником, окей?
   Боец, который целился в меня, кивнул и потянулся к рации, которая болталась у него на груди. С полковником?
   - Это что, ребята Вайсарова?
   Тимур удивленно на меня воззрился:
   - А ты откуда знаешь?
   - Да тут только и разговоров, что об этом Вайсарове...
   Во дворе взревел двигатель БТР-а и машина, несколько раз выстрелив, двинулась к пролому в стене. Бойцы с красными повязками, пригибаясь, бежали, укрываясь за броней, и через минуту мы присоединились к ним.
   Из люка высунулась белобрысая, перепачканная в чем-то физиономия в танкистской шапке:
   - Прыгайте на броню и валим отсюда, ёпта! - сказал механик.
   Мы следом за бойцами влезли на бронетранспортер. Мотор несколько раз чихнул, из выхлопной трубы вылетел сноп черного дыма и железная многотонная хреновина понесла нас в сторону Темногорского шоссе, прямо по бездорожью. На шоссе к нам присоединилась знакомая "буханка", которую мы позаимстовали на базе ППС и два УАЗа с открытым верхом. В них сидели бойцы с красными повязками и в армейском камуфляже, некоторые были ранены -белые бинтовые повязки говорили сами за себя.
   УАЗы нам посигналили и обогнали, мча по Темногорскому шоссе в сторону военных складов. Моя догадка о Вайсарове, видимо, подтвердилась - ну неоткуда было ему взяться, кроме как с этих самых складов!
   Из окна "буханки" вдруг высунулась рожа Кудеяра, и он показал нам язык, голубоглазо улыбаясь. Голова седая, самому далеко за тридцать, а ведет себя, как ребенок!
   Но потом я понял причину его безудержного веселья: в руке он держал нечто, весьма напоминающее пульт дистанционного управления от игрушечной машинки или вертолетика. Щелчок рычажка и... где-то сзади, видимо, разверзся локальный филиал ада. Я обернулся и увидел падающие вниз обломки, комья земли и столб черного дыма, поднимающийся в небеса.
   - Это че? - спросил я.
   - Это наша часть договора с полковником, - сказал Тимур.
   - А его часть?
   - А его часть сейчас со мной разговаривает.
   Я заткнулся, но через минуту спросил:
   - Как вы узнали, где меня держат? Что с пацанами? Мама, Сашка - как?
   - Мы сейчас у Вайсарова на складах обосновались, так что с нашими все в порядке. Леха в лазарете лечит ногу, достали его знатно. Ну, если бы не он - кирдык тебе. Он мало того, что сбежал, так еще и одного ушлепка с собой уволок. Прикинь, на двух спущенных колесах и с простреленной ногой пригнал "уазик" к нам домой, вытащил из багажника пленного, а потом уже свалился. Так мы и узнали что как...
   - А Момент?
   Тимур помотал головой.
   - Мля... Съездили за бензином.
   - Лучше молчи. Говорил же я - на льнозавод ехать, с машин сливать! Ай...
   Я понимал, что он полностью, абсолютно прав, и поэтому опустил голову и стал смотреть на грязную зелень брони.
   - Это за тобой мы катались к Лобастому в лапы? - спросил боец Валера, который чуть меня не пристрелил у проема.
   - Ага.
   - А ты крутой, и без нас почти сбежал! Хорошо, что ты не какой-нибудь там... - что он имел в виду, я не очень-то понял, но все равно было приятно.
   По обеим сторонам дороги замелькали стволы сосен, а это значило, что скоро мы подъедем к территории складов. Я увидел бетонный забор с колючей проволокой по верху, сторожевые вышки с пулеметами и прожекторами, и, наконец, ворота с красно-белым шлагбаумом и знаком "STOP". Приехали!
  
  
   Приятно было смотреть на чистую территорию, побеленные бордюрчики, смеющихся мужчин и женщин на крыльце одного из складских помещений, решительно идущего куда-то офицера МЧС... Это все не было похожим на бред, царящий за стенами этого места. Тут хотелось остаться.
   БТР довез нас с Тимуром до лазарета, и меня тут же передали на руки доктору с фамилией Коленко на бэйджике. Он принялся осматривать мои царапины и ушибы. Наскоро их обработав и перевязав, он сдал меня на руки прибежавшим уже родственникам и друзьям. Обнимашкам не было предела. Даже Джоуи приперся в каком-то кожаном переднике и с перепачканной рожей.
   - Ну ты типа ваще... - сказал он и пожал мне руку.
   Короче, трогательно вышло. Сашка и мама провели меня в казарму, где нас разместили, заставили помыться и переодеться. Ну, я был не очень-то и против: все эти лохмотья и грязь не способствуют выздоровлению, знаете ли...
   А потом я вернулся в лазарет и навестил Леху. Там у него уже кое-кто был. Точнее, была. Та самая "метр с кепкой", которую в общем-то звали Катя, сидела у него на краешке кровати и чего-то там щебетала. А Леха и не возражал, кивал и улыбался. Завидев меня, он сказал:
   - Нашлось чудовище! - и попытался встать.
   Катя уложила его обратно, а потом вышла.
   Мы с Лехой переглянулись, и он сказал:
   - Скатались за бензинчиком, млять...
   - Какие-то придурки... - подтвердил я.
   - Момента жалко. Нормальный чувак был.
   - Ну да...
   Посидели, помолчали. Потом Леха сказал:
   - Знаешь, этот Вайсаров молодец. Столько людей спасти! Тут у него человек пятьсот, прикинь? Сотни три - это военные, МЧС-овцы и менты, остальные - гражданские, и эвакуация еще не закончилась, из города подвозят выживших. Вчера знаешь кого привезли?
   - Кого?
   - Помнишь Дашу и Карину, с биологического факультета?
   - Ну! - были у нас такие знакомые девчата, жили в общаге на пару этажей ниже. Мы им пару раз помогали таскать что-то тяжелое, а они нас поили чаем и подкармливали.
   - Обе живы! Сейчас при лазарете устроились, доктору помогают.
   - Круто! Блин, надо будет походить, к людям присмотреться - может, еще кто-нибудь знакомый найдется, - сказал я.
   - Понаходимся, - мрачно сказал Леха и пошевелил ногами под одеялом.
   - Так что у тебя с ногой? - вот хрень-то, а я и забыл!
   - Икру мне тот цыган прострелил. Я чуть свалил оттуда! Болит жутко, я сижу на обезболивающих. Ну, вроде доктор меня подлатал, все должно быть нормально. Через пару недель должен уже ходить.
   - Вот видишь! Все будет вери гут, - попытался подбодрить его я.
   Леха покачал головой:
   - Я домой хочу. К маме и папе. Врубаешь?
   - Врубаю.
   - Хорошо хоть связь есть. Сейчас все анклавы, которые по-прежнему считают себя частью государства, держат связь по радио. Батька каждый вечер рассказывает о положении дел, ну, и у кого есть передатчики - могут пообщаться. И радиограммы в принципе свободно передать можно...
   - И что там твои?
   - Да нормально вроде. Там как с первых дней все в свои руки мужики из охотничьего общества взяли, так до сих пор они и рулят. Приглашают вас всех, кстати!
   - Да понял я, понял. Поговорю с нашими...
   - Смотри, чтоб они не передумали. Тут тоже вон, капитально обустроились, видишь.
   Мы еще потрепались немного, а потом пришел Тимур и позвал меня с собой.
   - Полковник ждет, - сказал он.
  
   Леха взял костыль, накинул на плечи куртку, и мы пошли в штаб. Тимур по ходу рассказал о том, что бензином разжиться им удалось. И что самое смешное - они стырили тот самый бензовоз. Правда, на следующий день. Может быть, цыгане не умели водить грузовик, или у них были другие важные-неотложные дела - но вот вам, пожалуйста, бензовоз стоял рядом с остальным нашим транспортом, на стоянке у барака, где разместилась наша команда.
   Штаб ничем не отличался от зданий аналогичного типа в любой воинской части на всем постсоветском пространстве. Разве что был покрыт сайдингом, и на крыше у него стояли пулемет и прожектор. В мирное время такого не наблюдается.
   - Вы дружинники? Проходите! - махнул рукой сержант - начальник караула.
   Мы прошли по стрелочкам в какое-то помещение, напоминающее конференцзал. Там было полно народу: почти все мужское население складов, в общем - бойцы, не несущие сейчас караульною службу или не находящиеся на всяких дежурствах. На стене висела крупномасштабная карта Берегового с какими-то пометками и карта нашей страны, помельче, но с флажками разного цвета, натыканными там и сям.
   - Ну что, все там собрались? Начинать можно? -крепкий седой усатый мужчина лет пятидесяти пяти, в общевойсковом камуфляже и с погонами полковника осмотрел зал.
   Вайсаров! А че, серьезный мужик. Видно, жизнь повидал: умные прищуренные глаза, волевой подбородок, шрам через левую бровь... Закатанные по локоть рукава кителя предоставляли для обозрения жилистые предплечья, на левом была какая-то армейская татуировка. Короче, производит впечатление.
   - В общем, мы начинаем, остальные будут врубаться по ходу. Так? - обратился он ко всем присутствующим.
   Мы одобрительно загомонили.
   - Ситуация у нас следующая... Мы в дерьме! - сказал Вайсаров, и все загудели. - У нас тут мертвецы, мутанты, и местные ублюдки. Но есть и положительные новости.
   - Это какие? - выкрикнул мужик в охотничьем камуфляже и с патронташем через плечо.
   - Сейчас всё скажу! - Вайсаров сделал жест рукой, и стал похож на Сталина. - Так вот! Как вы знаете, вирусом заражены мы все! Но в этом есть и положительные моменты. Как выяснили наши ученые, этот вирус изначально был разработан в благих целях - чтобы повысить выживаемость человека. Ну, я не медик, но в целом - никакого гриппа, никакого ОРВИ, может быть даже никакого СПИДа и заражения крови нам теперь не грозит. Вот, смотрите, этот шрам у меня на лице - этой ране всего неделя!
   Шрам выглядел старым, как будто ему года два точно. Мы охренели, если честно. Но в общем-то все было логичным - вирус заботился о выживании организма... И после смерти тоже. Так, а что есть смерть тогда? Почему люди не приходят в сознание, не оживают в полном смысле этого слова? Мне приходил в голову только один аргумент: зомби - бездушные твари. У них уже нет души, и этого факта не может исправить никакая хреновина из секретных лабораторий. Пусть усрутся атеисты.
   А Вайсаров продолжил:
   - И это еще не все хорошие новости! У нас есть связь с Генштабом, и как нам сообщили оттуда, вооруженные силы республики, милиция и дружинники уже начали зачистку страны от этой мерзости! Полностью очищены Каменец, Жабинка и Высокое, силами специального назначения и пограничниками отвоеван Браслав, и это притом, что еще в семнадцати городах ситуацию удалось сохранить под контролем с самого начала! Мы вернем свою страну себе!
   Раздались аплодисменты, а Вайсаров продолжил:
   - К нам обещали перебросить спецназ внутренних войск, как только они закончат эвакуацию областного центра. На эвакуацию им дали четыре дня, не только им... Вообще, всем городам с населением более пятидесяти тысяч человек дали четыре дня. Если никто не выходит на связь - город считается мертвым, войска оттуда выводят... По скоплениям мертвецов будет работать авиация и тактические ракеты. В Генштабе полностью осознают угрозу увеличения числа мутантов, и понимают, каким рассадником служат большие города...
   Увидев, что все приуныли, полковник снова по-сталински взмахнул рукой и сказал:
   - Нам бояться нечего. Как только прибудет спецназ, мы начнем планомерную зачистку. У меня есть отличные бойцы, у вас есть я, - Вайсаров заразительно улыбнулся. - Отличный командир! Так чего же нам еще нужно?
   А я крикнул:
   - До хрена патронов!
   Засмеялся полковник, захохотали бойцы, а Тимур ткнул меня в бок, но при этом ржал не меньше остальных.
  
   Вайсаров жестом руки успокоил нас, а потом кашлянул и как-то серьезно начал говорить:
   - Буквально вчера мне сообщили о ситуации в мире... Если коротко: это писец. Большой писец. Знаете эту известную картинку со спутника, как ночью на Земле светятся города? Больше не светятся. Государств почти не осталось. Власти нашей республики установили связь с представителями всего нескольких: Куба, Иран, Северная Корея, Ирландия, Новая Зеландия... Еще откликнулись какие-то ребята с Кавказа. То ли из Абхазии, то ли из Аджарии, я не помню. Будем надеяться, что это еще не всё, что есть еще где-то на этой планете порядок.
   - А что в России? - спросил кто-то.
   - В России сейчас тяжко. Люди как-то выживают, организовываются, создают анклавы. Федеральное правительство исчезло, а местные власти на хрен никому не упали. Мы связались с Кронштадтом, Ржевом, Ковровом, еще на Ладоге кто-то и в Сибири несколько городов. Но это точно еще не всё.
   - Мрачная картинка получается, товарищ полковник! - сказал какой-то МЧС-овец. - Как жить будем?
   - Мрачная - это не то слово. Это просто чертов конец света... - Вайсаров пригладил волосы рукой. - Работать будем. Воевать будем. Мы не одни, в отличие от большинства выживших. У нас есть на кого опереться, мы сами будем теми, на кого смогут опереться другие. Сейчас наша задача - зачистить город. Командиры - получите боевые задачи, вот в этих конвертах. За дело!
   Зал зашумел, офицеры подошли к столу, где получили конверты. Я заметил Кудеяра, который тоже двигался в ту сторону и спросил у Тимура:
   - Погоди, а мы тоже в этом участвуем?
   - Без сомнения. Мы сейчас восьмая группа Народной Дружины, командиром у нас официально Кудеяр. Будем делать то же, что и все: кататься на машинах по городу, отстреливать зомби, бандитов и цыган, эвакуировать выживших.
   - А че, мне нравится!
   - Нравится ему! Ты денек тут посидишь, оклемаешься, отожрешься - потом уже геройствовать будешь!
   Я долго сопротивлялся, а потом подошли Кудеяр с полковником. Мы пожали друг другу руки, и Вайсаров спросил:
   - Это из-за тебя пришлось налет на господина Лобастого на два дня раньше устраивать?
   - Ну да. Я поблагодарить вас хотел...
   - Да ладно. Вместе дело одно делаем.. .- отмахнулся полковник. - Пойдем сейчас в мой кабинет, расскажешь что там и как у бандюков.
   Я пожал плечами и согласился.
   Вечер я провел у Вайсарова, рассказывая все, что успел заметить, будучи в плену. Он поил меня чаем с лимоном и внимательно слушал, помечая что-то в блокнотике. Не забыл я и про Игорька и про Мазаевку. Мазаевкой полковник сильно заинтересовался:
   - Направим туда вашу группу, дам еще пятерых бойцов для усиления. Если тамошние менты к Лобастому переметнулись, значит, и поступать с ними как с дезертирами и бунтовщиками - по закону военного времени.
   Вайсаров отпил чай из стеклянного стакана с подстаканником и сказал:
   - Ну, все, пора расходиться. Завтра много работы. Ты поправляй здоровье и тоже включайся. У нас каждый боец на счету.
   А потом я стоял на крыльце нашего барака и смотрел, как приезжают из города машины с бойцами и спасенными людьми, как меняют караул на воротах и дымит из выхлопной трубы БТР, занимая позицию напротив КПП.
   Сзади подошла Сашка, моя сестрица. Она приобняла меня и сказала:
   - Обнима-а-ашки!
   Мы рассмеялись и пошли ужинать - мама приготовила что-то с обалденным запахом.
   7. БЕРЕГОВОЙ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ.
  
   Видимо, Вайсаров оказался прав - на третий день у меня почти ничего не болело. Вирус тому причиной или не вирус - но чувствовал я себя неплохо. Поэтому в рейд с ребятами я напрашивался до тех пор, пока Кудеяр с Тимуром не дали добро. Но на этом их головная боль не закончилась: Леха заявил, что больше торчать тут не собирается и поедет с нами. На вопрос Тимура о его профпригодности, Леха сказал, что мы можем взять на базе УАЗ, на котором установлен пулемет на вертлюге, и тогда он вполне может побыть пулеметчиком.
   Короче, пришлось им соглашаться. В итоге поехали на "буханке" и УАЗе с пулеметом, который полковник нам позволил позаимствовать. Целью нашей были Мазаевка и Игорек, но вместе с тем мы не должны были забывать об эвакуации гражданского населения и материальных ценностей, благо маршрут наш пролегал почти через весь город. У нас были рации, так что в экстренном случае мы могли вызвать отряд быстрого реагирования с базы. Отрядом быстрого реагирования был взвод спецназа, который перебросили к нам после того, как областной центр был эвакуирован.
   Вайсаров провожал нас лично.
   - Притащите мне этого сукиного сына. По возможности целого, - это он Игорька имел в виду.
   Я мрачно кивнул и мы поехали. В УАЗе с пулеметом нас было трое - Тимур за водителя и командира машины, Леха за стрелка и я за штурмана. За нами катила буханка с Кудеяром и пятью бойцами-срочниками, которые входили в нашу группу. Среди них был и мой знакомый Валера.
   - Поедем через Дождево, туда редко катаются, может быть, там есть выжившие или не разграбленные магазины, - Тимур дернул рычаг коробки передач и перестроился во главу колонны. Кудеяр, управлявший буханкой, помахал рукой, соглашаясь быть ведомым.
   Машины катили мимо пятиэтажных "хрущевок", ларьков с разбитыми витринами и куч мусора у краев дороги. На витрине одного из магазинов красной краской изнутри было написано: "ЖИВЫЕ ЗДЕСЬ", но выбитая дверь и зомби, бродящие у входа говорили об обратном.
   Я вертел головой во все стороны, не узнавая родной город таким неухоженным и заброшенным. Мое внимание привлек павильон "Цветы" на автобусной остановке: дверь, витрина, крыльцо были заляпаны кровавыми потеками и пятнами. В дверном проеме мне почудилось какое-то шевеление. Что за?..
   - Леха, "Цветы"! - громко сказал я.
   - Какие на хрен... - не врубил Леха, но в следующую секунду уже поворачивал ствол пулемета в сторону павильона. - Мляяяя!
   Сначала показалась морда, потом огромные передние лапы, мускулистые плечи... Мутант, оттолкнувшись всеми четырьмя конечностями, прыгнул в нашу сторону.
   Кудеяр в "буханке" выкрутил руль и увильнул от столкновения, свернув на тротуар. Тварь, промахнувшись, мигом сориентировалась и рванула за нашим уазиком
   - Твою мать, твою мать, твою мать... - бормотал Леха, дергая затвор пулемета.
   Я снял с предохранителя "калашников" и прицелился в чудище. О мой Бог, какая же это все-таки страшная хреновина!
   Огромные клыки , как у гребаных динозавров в "Парке Юрского периода", длинные лапы с мощными мышцами, мясистая сутулая спина, злобные глазки под массивными надбровными дугами... Адское существо!
   Тут, наконец, Леха справился с затвором и наш ПК заговорил в полный голос. Крупнокалиберные пули впились твари, бегущей за машиной, прямо в горб, сбивая с траектории и глубоко входя в тело мутанта.
   Издав истошный визг, чудище покатилось по дороге, потом вскочило на все четыре лапы и прыгнуло в сторону. Пулеметная очередь выбила искры и фонтанчики пыли из асфальта, преследуя мутанта, но тот следующим прыжком оказался на крыше какой-то конторы, стоящей у дороги, и через долю секунды скрылся из виду.
   - Я, млять, в него раз десять попал! - выкрикнул Леха. - Какого хрена? Это же пулемет, млять! И какого хрена ты сбежал, тупое ты животное?!
   Он от злости еще раз надавил на спусковой крючок, и от пулеметной очереди с громким звоном обрушились окна конторы, на крыше которой скрылся мутант.
  
  
   Мутант больше не показывался, и мы покатили дальше по городу. Я усердно вертел головой во все стороны, высматривая возможную опасность или признаки того, что рядом есть живые люди.
   Вдруг Тимур резко дал по тормозам.
   - Что там?
   - Гляди, цыгане!
   Во дворе магазина с вывеской "Родничок" группа каких-то мужиков алкашеско-бичеватого вида перетаскивала деревянные ящики в обдрипанный грузовик. Трое цыган охраняли все это действо, пинками и прикладами ружей подгоняя рабочую силу.
   - Ненавижу, млять, цыган! - Леха стал разворачивать пулемет на вертлюге, целясь в охранников.
   - Погоди, че они там таскают вообще? - спросил я.
   - Да какая разница! Валить их надо! - рявкнул Леха, и в этот момент цыгане нас заметили.
   Дернув затвор помпового ружья, один из них саданул дробью в нашу сторону. Дробь пришлась в борт "буханке", Кудеяр выжал тормоз и выкатился наружу, следом за ним выскакивали бойцы, выискивая укрытия и разбегаясь полукольцом.
   Я тоже выпрыгнул наружу и спрятался за бетонным фонарным столбом. Хреновое укрытие, но лучше, чем ничего! Заговорил Лехин пулемет и почти сразу же раздался звон, как будто разбилось несколько бутылок.
   Я выглянул из-за укрытия, дал пару коротких очередей в сторону грузовика, за которым укрылись цыгане, и увидел, что почти все мужики-грузчики разбежались, только один пытается что-то подобрать с земли.
   На земле валялся ящик, и под ним стремительно расплывалась лужа, источающая запах дорогого алкоголя. Варвары!
   Пригнувшись, я рассмотрел две пары ног у заднего колеса грузовика. Третьего цыгана видно не было. Бойцы постреливали изредка, но попадали в основном в кузов и кабину вражеской машины. Никому не хотелось зря рисковать жизнью.
   Приняв положение лежа и изрядно запачкав одежду в грязи, я прицелился и выпустил длинную очередь. Дикие вопли дали знать о том, что по крайней мере одного я достал.
   Кудеяр дал отмашку бойцам, и они короткими перебежками стали продвигаться к грузовику, прикрывая друг друга. За моей спиной загудел мотор уазика: это Тимур занимал более выгодную позицию для стрельбы из пулемета.
   - Эй, там, за грузовиком! Вылезайте, а то хуже будет! - крикнул Кудеяр.
   В ответ полетел коктейль Молотова, разбился об асфальт в паре метров от буханки, плеснул струями огня во все стороны...
   Загорелась краска на борту автомобиля и один из бойцов кинулся ее тушить.
   - Ну, ссука, теперь держись! - оскалился Кудеяр. - Молодые люди, закройте глаза и уши!
   Под грузовик закатилась светошумовая граната. Он что, сам их делает, что ли? Громыхнуло, через пару секунд раздалась автоматная очередь, и я увидел последнего выжившего цыгана, который рванул вглубь двора. Он не особо смотрел по сторонам, не заметил мертвецов, уже сбредающихся на звуки выстрелов...
   Трое из них вдруг показались из-за какой-то хозяйственной постройки, цыган заметил их слишком поздно, попытался увернуться от цепких холодных рук, но поздно - нога его запнулась о выбоину в дороге, и он повалился на бок. Зомби вцепились в него все сразу...
   Пророкотал пулемет, выбивая кровавые ошметки из мертвецов и цыгана, а Леха сказал:
   - Ненавижу, млять, цыган. Но тварей этих я ненавижу еще больше...
   Тут я услышал удивленный свист Кудеяра.
   - Да тут бухла литров двести! Сегодня до Мазаевки мы не доедем, ребята, придется возвращаться, - развел руками он.
  
   Пришлось возвращаться. У ворот нас встретил Джоуи, который сходу предъявил претензию:
   - Вы, ребята типа того... Ваще! Я тут, а вы там! Это как?
   Мы развели руками, на самом деле как-то не подумали.
   Тимур достал из ящика бутылку дорогого вискаря и повертел ее перед носом нашего пофигистичного друга.
   - Гы-ы-ы-ы! - сказал он, взял вискарь и проговорил: - Следующий раз уже того... Со мной чтобы. Ага?
   - Ага.
   Джоуи сейчас работал местным кузнецом или типа того: мастерил мачете и прочую подобную колюще-режущую муть из рессор, полотен для пил и так далее. У него к этому был талант: еще до глобального абзаца его изделия расходились в определенных кругах Берегового.
   В общем, он запихал бутылку в карман кожаного рабочего фартука и пошел такой походочкой.... В такт ритму музыки, которую слышал только он.
   В Мазаевку мы отправились следующим утром, загрузившись в ту же буханку и уазик с пулеметом еще до рассвета. С нами поехал Джоуи и еще ефрейтор по имени Саня. Он жил где-то недалеко от Мазаевки и знал там все как свои пять пальцев.
   Ночью город замирал, зомби теряли активность, не было у них ночного или инфракрасного зрения. А вот мутанты шуровали, и поэтому мы не убирали пальцев со спусковых крючков, пока ехали по окраинам Берегового.
   На сей раз мы не отвлекались на мародерство и тому подобные приятности и поэтому через двадцать минут были у моста через реку( там, где цыгане пропороли нам колесо и швырялись коктейлями Молотова), за которым, собственно, и находилась Мазаевка.
   Никаких цыган или беспредельщиков тут не было: солидный блокпост с красно-зеленым родным флагом и пулеметной точкой прикрывал подходы к этому стратегически важному объекту.
   Нам навстречу вышел суровый мужик в черной форме и шлеме - "алтыне". Никаких знаков различия у него не было, только на левом плече был завязан кусок красной материи.
   - Кто такие?
   - От Вайсарова, в Мазаевку.
   Мужик посмотрел на нас, на красные повязки, потом пожал плечами и сказал:
   - Езжайте. Мне-то что. Мое дело чтобы мост был целый. Только вчера оттуда выстрелы слышны были, и горело что-то... Смотрите аккуратнее. Мы на помощь не выезжаем, у нас приказ другой.
   - А если мы на хвосте кого-нибудь нехорошего приволочим? - спросил Кудеяр.
   Мужик посмотрел на него и кивнул:
   - Тогда отбиться поможем. Не вопрос.
   Миновав блокпост, наши машины, бодро рыча двигателями, взобрались на мост и покатились под уклон.
   На другой стороне моста стоял точно брат-близнец того блокпоста, который мы уже видели. Дядьки в черной форме пропустили нас без слов, и мы по широкой дуге двинулись к Мазаевке.
   Лесная дорога петляла между деревьями, сквозь кроны которых уже пробивались первые лучи восходящего солнца. Настроение было приподнятым, не знаю почему. Видимо, не у меня одного: Леха барабанил пальцами по стволу пулемета и улыбался, Джоуи болтал ногами, которые свесил вдоль борта уазика. Не знаю, как там дела обстояли в "буханке", но в нашей машине серьезным был только Тимур, сосредоточенно крутивший руль.
   Притормозив на опушке, мы рассредоточились, занимая позиции за стволами деревьев или за неровностями местности. На своих местах остались только Леха и Тимур, наш УАЗ ведь был чем-то вроде средства огневой поддержки. Кудеяр взял из буханки мощный бинокль, навел оптику на Мазаевку и вдруг громко сказал:
   - Твою мать!
  
   Кудеяр убрал от глаз бинокль и молча протянул его нам.
Когда очередь дошла до меня, я приложил резинки окуляров к глазам и навел оптику на деревню. 
Черт побери, это был просто оживший кошмар каждого белоруса: торчащие остовы труб, дымящиеся развалины деревенских домов... Со времен Великой Отечественной наша земля такого не видела. А теперь между домами еще бродили ходячие мертвецы, добавляя старому ужасу немного современной, жуткой реальности. 
У меня ком подступил к горлу, я сглатывал и сглатывал, и водил биноклем туда-сюда, выискивая среди зомби знакомых людей: Ангелину, ее мать, деда... Каким зверем нужно быть чтобы устроить такое?
- По машинам! - рявкнул Кудеяр, и мы, загрузившись в транспорт, погнали прямо по бездорожью к деревне.
Вся земля была усыпана пеплом и углями, коробки кирпичных домов соседствовали с почти до основания сгоревшими деревянными избами... Мертвецы вяло реагировали на нас, постепенно изменяя направление своего движения и медленно ковыляя в нашу сторону. Часть из них обгорела, и черная страшная корка покрывала их лица и руки...
Все они были медленными, никто не проявлял активности. Значит, погибли примерно в одно и то же время.
- Надо бы их похоронить по-человечески... - сказал ефрейтор Саня.
Кудеяр передернул затвор автомата и кивнул. 
Неживых обитателей деревни было около тридцати, и мы быстро справились с задачей, а потом пошли копать братскую могилу за домами. У меня, черт побери, слезы на глаза наворачивались! Там ведь и дети были...
Мы копали до самого обеда, подменяя друг друга. Машины мы загнали в лес для маскировки и оставили сторожить Леху с пулеметом. Когда солнце было в зените, яма стала такой глубокой, что я со своим немалым ростом помещался туда по самую макушку.
И вот как раз в тот момент, когда мы выбрасывали из могилы последние лопаты земли, сверху появилась встревоженная рожа Джоуи.
- Там типа едут какие-то...
- Автоматы сюда бросай и сам прыгай! - мигом сориентировался Тимур.
Джоуи собрал в охапку автоматы, сунул их нам, потом сбросил разгрузочные жилеты и спрыгнул сам. Мы разобрали оружие и замерли, прислушиваясь.
Рокот моторов приближался. Машина была явно не одна.
- Подсадите меня, я гляну! - сказал Леха.
Мы с Кудеяром подставили руки, и подошвы ботинок моего друга уперлись нам в ладони. Он выглянул из ямы.
- Два джипа, - прошептал он.
Двигатели заглохли, хлопнули двери, Леха пригнулся а потом сел на корточки на дне ямы:
- Игорек!
Хренассе! Я вопросительно уставился на Леху, он выразительно провел большим пальцем по горлу. А потом показал пять пальцев и ткнул вверх. Все ясно. Игорек и пять или четыре бандюка. Будем брать.
Ребята сосредоточились, напрягли слух.
- Так где эта падла закопала золотишко?- послышался голос сверху.
Я присел на одно колено, выставляя другое как ступеньку, и тихонько похлопал по нему. Кудеяр кивнул и приготовился, следом за ним приготовились остальные.
- Вон тот кирпичный дом видишь? Типа на углу, - а это вроде Игорек уже.
- А нормальный мы вчера тут сабантуй устроили!
- Ибо нехер!
- Ха-ха-ха-ха-ха!!!
Вдруг голоса стихли. А потом Игорек сказал:
- А кто всю мертвечину замочил?!
И тут Кудеяр рванул вверх. Следом за ним - Джоуи с мачете, Тимур, Саня, бойцы... Бедное мое колено!
Последний подал мне руку, и я, как чертик из табакерки, выпрыгнул наружу.
Мы взяли бандюков в полукольцо, они даже оглянуться не успели, не то, что схватиться за оружие!
- Мордой в землю! - рявкнул Кудеяр.
Один из тварей замешкался, Тимур ударил его ногой под коленку, потом прикладом в спину - бандюк рухнул, как подкошенный.
Игорек стоял на коленях, не желая пачкать одежду, или какие там у него были причины?
Я подошел к нему, глянул в его смазливое лицо, а он скривился и плюнул на землю.
- Мордой вниз! - пришлось ему ложиться на собственный плевок.
Вдруг один из бандюков подскочил и рванулся в сторону Джоуи. Ну да, со своим мачете он выглядел наиболее безобидным.
Хрен там - через секунду бандит упал на землю, и из рассеченного бедра хлестала кровь. Джоуи вытер мачете об его одежду и спросил:
- Че с ним делать?
Кудеяр пожал плечами, а Тимур сказал:
- Вешать. По законам военного времени. Как и остальных.
- А этот? - Кудеяр пнул Игорька ботинком в бок.
- А этого сначала к Вайсарову, а потом - вешать.
Мы скрутили их обгоревшими проводами, которые валялись на земле и, оставив Джоуи охранять, пригнали машины в деревню.
Потом мы хоронили жителей Мазаевки, а Леха держал под прицелом бандитов. Когда мы вернулись, он спросил:
- А вешать -то где будем?
Тимур мрачно глянул на хмуро глядящих в землю сволочей, а потом сказал:
- Знаю я самое подходящее место... 

Когда мы возвращались в Береговой, то закатное солнце освещало следующую картину: нефтяные качалки посреди поля, работающие в обычном ритме, и тела людей, уже превратившихся в зомби, болтающиеся на проволоке, поднимающиеся и опускающиеся в такт ритму качалок. 
У каждого из них на шее была табличка с надписью: "Грабитель. Убийца".
  
  
   Следующий день обещал быть знаковым: во-первых, Игорек рассказал, что уцелевших жителей Мазаевки и других деревень, которые не пожелали подчиниться власти Лобастого и платить ему дань продуктами, сейчас держат недалеко от завода Интервал. По всей видимости, там были и Ангелина с семьей, я ведь так и не нашел их среди зомби в деревне.
   Во-вторых, к нам перебросили почти полсотни бойцов-пограничников, с заставы на границе с Украиной. Теперь в этой заставе необходимости не было, а Береговой нужно было зачистить.
   Ну, и в-третьих, именно сегодня истекал срок для всех крупных городов Беларуси, в которых никто не вышел на связь... Армагеддон после армагеддона.
   На нашей базе все бурлило. Бойцы проверяли снаряжение, набивали магазины патронами, что-то подгоняли и приводили в порядок. Рычали моторами бэтээры, лязгало железо, матерились люди...
   Наша восьмая группа в составе всей Народной Дружины должна была выполнять отвлекающий маневр: выдвинуться в спальный район Интеграла, выстроиться цепью и.... мочить живых и не живых ублюдков. Нас было около ста человек, в основном парни и молодые мужчины лет до 35. Но попадались и суровые дядьки с сединой в волосах и щетине, прошедшие огонь и воду, и не дай Бог было обмануться на их камуфляжные ватники и вязаные шапочки: вояки они были получше нас, молодежи.
   Военные и МВД-шники делились на три колонны, для лобового и фланговых ударов по заводу. Штурм главного здания должен был проводить взвод спецназа МВД, они на этом специализировались.
   Короче, погрузившись на несколько "Уралов", буйная вольница Народной Дружины выдвинулась к своим позициям первой. Леха долго матерился и ругался с доктором, чтобы тот отпустил его с нами, говорил, что из-за вируса его нога почти не болит и уже вполне зажила. В итоге он взял пулемет и сказал, что особо бегать не будет: найдет местечко поуютнее и от души постреляет, исполнит, так сказать, детскую мечту. Минут через пятнадцать после нас выехали спецназовцы на бэтээрах, потом - все остальные.
   Мы мчались по Береговому, и грузовики расшвыривали бамперами редких зомби. Настроение было каким-то приподнятым, боевым, хотелось орать песни и крушить черепа.
   "Уралы" один за другим тормозили на стоянке у одного из интервальских супермаркетов, давно обчищенного цыганами.
   Мы попрыгали на землю и начали растягиваться в цепь. Какой-то молодой парень-дружинник в залихватски сбитом на затылок берете вдруг громко сказал:
   - Мы же вроде шуметь должны? - и пальнул в воздух раза три, а потом запел хрипло, и нещадно фальшивя: - Хэй! Ла-ла-ла-лэй! Ты не чакай, ты не чакай!
   Кто-то начал ржать, а потом несколько голосов подхватили:
   - Калi выйдзеш у горад цi залезеш у горы
   I з людьзмi усталюеш кантакт..
   (песня группы NRM - Тры чарапахи)
  
   Я клацнул затвором, поправил разгрузку и то же запел-заорал вместе с ними:
   - Хэй! Ла-ла-ла-лэй!
   Черт побери, на такой концерт обязаны просто были собраться все зомби Берегового. И они, мать его, собрались!
  
   Мы шли, растянувшись цепью, и стреляли в этих тварей, которые пёрли буквально отовсюду: из подъездов, дворов, улочек и проулков, спрыгивали с крыш и выбегали из подворотен... Быстрые, медленные, уже начавшие мутировать или только недавно превратившиеся в зомби...
   Их было просто охренительно много, а у нас были автоматы, пулеметы и много патронов. Мы не делали ни шагу вперед по улице, пока не убеждались, что никто не зайдет нам в тыл.
   Пальба не прекращалась ни на минуту, время от времени кто-нибудь кричал: "Перезаряжаю!", менял магазин, дергал затвор и искал новые цели.
   Мертвецы валились как колосья под серпом. В какой-то момент (то ли мы подустали, то ли тварь попалась больно шустрая), один мутант оказался прямо у нашего строя. Он поймал грудью несколько пуль, но все-таки прыгнул, схватил мощной передней лапой одного бойца и потащил за собой.
   Дикий крик повис в воздухе, и через несколько секунд прервался. Мутант отшвырнул тело и повернул окровавленную пасть в нашу сторону.
   - Получи, с-сука! - несколько автоматных очередей впились в его тело, разрывая плоть и выбивая из монстра кровавые фонтанчики.
   Мутант задергался, попытался рвануть в нашу сторону, но для всякого биологического объекта существует критическая масса металла в организме, которая не совместима с существованием. Нашпиговали мы его плотно, что уж тут.
   Следующие пятьсот метров мы шли, перешагивая через трупы и добивая всё, что хоть немного шевелилось. Подъехали грузовики, мы пополнили боезапас и двинулись дальше.
   Теперь зомби было поменьше, все-таки основную массу мы перестреляли в первые полчаса. Черт побери, да тут было никак не меньше нескольких тысяч трупов! Если каждый из нас завалил хотя бы пятерых, то получалась дикая цифра в пять тысяч!
   Когда мы подходили к выезду из города в сторону завода "Интеграл", то мы уже слышали там стрельбу, а на пути нам попалось два горящих автомобиля, явно не наших.
   Вояки уже работали там вовсю.
   - Перезарядиться, рассредоточиться, смотреть в оба! Ни одна сволочь не должна проскочить!
   Дружина рассредоточилась в глубоком кювете вдоль дороги, я залег рядом с большим кустом какой-то ботвы. Ко мне приковылял Леха, ляпнул на землю РПК, упер его на сошки и приспособил к плечу поудобнее.
   - Щас наши их там так погонят, что у них другого выхода... - Леха не закончил, потому что в нашу сторону от "Интеграла" уже мчалось несколько машин.
   Впереди ехал грузовик, в кабине и кузове которого находились бандюки с оружием и без, кое-кто из них был ранен. Следом за грузовиком - два джипа с тонированными стеклами, потом - какой-то небольшой автобус, кажется ПАЗ. Кто там в нем был, мы не разглядели, потому что раздалась команда:
   - Огонь!
   И мы увлеченно принялись садить в автоколонну, которая так удобно на повороте подставляла нам свои борты.
   Люди в открытом кузове грузовика быстро превратились в кровавое месиво, вильнул к обочине один из джипов, второй остановился, и оттуда по нам открыли огонь из автомата, но Леха выматерился, повел стволом пулемета, нажал несколько раз на спусковой крючок, и стрелок затих.
   Самая быстрая реакция оказалась у водителя ПАЗа. Он вывернул руль и поехал в обратном направлении. Но один из тех пожилых дядек снял с плеча РПГ-18 "Муху", присел на одно колено... Ухнуло, реактивная граната влетела в заднее стекло и внутри автобуса разверзся локальный филиал ада.
   Через несколько секунд все было кончено.
   - Смотрите! - крикнул кто-то.
   На крыше "Интервала" две фигуры в черной форме устанавливали родное красно-зеленое полотнище с национальным орнаментом.
   - Ура-а-а!!! - завопили мы, и вдруг земля дрогнула.
   Потом еще и еще раз. Мы завертели головами в недоумении, а потом я увидел, как в той стороне, где когда-то был областной центр, над горизонтом полыхает зарево. Мы возвращались на базу, а по всей Беларуси полыхали крупные города. Авиация и ракетчики наносили "точечные удары"... На душе было паскудно - как бы они не расхреначили там все! Удары-то может и точечные, но пожары никто не отменял...
   Ну и еще одна мысль не давала покоя: Войцеховский. Парень на оранжевом мусоровозе. С одной стороны, он катался в основном по окраинам, и в центр забрался только по нашей просьбе, так что шансы выжить у него были. Но с другой стороны - тактические ракеты и авиаудары любые шансы могут сделать призрачными...
   В общем, к базе подъехала наша дружина в подавленном настроении, хотя мы свою задачу выполнили полностью: не дали неживым тварям помешать спецоперации, не пропустили удирающих бандюков, и потеряли всего троих. Одного сожрал мутант, второго подстрелили-таки бандиты с удирающей автоколонны, а третий сам не заметил, что его цапнул во время зачистки какой-то особо шустрый мертвяк. Я на всю жизнь запомню его лицо - бледное, осунувшееся, с пролегшими у глаз мешками. Человек этот понял, что за его плечом уже стоит старуха с косой.
   По негласному правилу никто не совался к нему, не трогал, не говорил о том, что с ним случилось. Но пара товарищей всегда были неподалеку, на всякий случай. После того, как у него начнется жар, и он перестанет приходить в сознание, этого парня привяжут к кровати, а потом дождутся, когда прервется пульс. После этого - меры предосторожности, и нормальные, человеческие похороны. Как будто боец скончался от смертельной раны. Именно так все для нас и обстояло, никто не стрелял в голову зараженному, не тыкал в него пальцем.
   В общем, мы въехали в ворота базы и тут уже встретились с бойцами спецназа, пограничниками и людьми Вайсарова. Вот это была радость! Мы ведь все друг друга уже неплохо знали, если не по имени - то в лицо уж точно.
   Делились моментами боя, вояки хвалили нашу стойкость, поражались количеству уложенных зомби, мы восхищались тем, как быстро они взяли "Интервал"... Потом вся шумная гурьба устроила прямо на улице что-то вроде народных гуляний - с шашлыками, выпивкой, музыкой... Вайсаров сначала хотел вставить нам всем по первое число, но потом махнул рукой, взял с мангала шампур с дымящимися кусками мяса и, взмахнув им, как дирижерской палочкой, сказал:
   - Про часовых не забудьте! - и ушел куда-то, насвистывая.
   Мы с Лехой, Тимуром, Джоуи, Кудеяром стояли около костра. Джоуи раздобыл несколько банок светлого пива, и мы с удовольствием потягивали его, наслаждаясь уже подзабытым вкусом.
   - Надо бы мне домой собираться, - сказал Леха. - Только вот ногу подлечу...
   - Гыыы...Типа здесь уже мочить некого? - проговорил Джоуи, затягиваясь какой-то сигаретой странного вида и запаха.
   - Ну да, - хохотнул Леха. - Тут я уже все черепа сокрушил, а там их еще много!
   Мы поржали, а потом Кудеяр что-то вспомнил и свалил куда-то в темноту.
   Через пару минут он вернулся в обнимку с каким-то парнем в пилотском шлеме.
   - Знакомьтесь - это Вася. Он вертолетчик, спецназовцев к нам перебрасывал.
   - Здорово, Вася!
   Мы выпили с Васей, а потом он сказал:
   - Я тут слышал кому-то куда-то по пути с нами нужно?
   Леха тут же врубил тему и стал договариваться. Оказывается, вертолеты от нас перебрасывали через пару дней куда-то в Лехины родные места. Так что в принципе им не в лом было подбросить кого-нибудь, а что касается перерасхода горючего, так Вася как-то пофигистично отмахнулся рукой, мол проблемы не наши.
   Короче, Леха был довольный, как слон. А когда веселье уже заканчивалось, он подошел ко мне, глянул своими мутноватыми от алкоголя голубыми глазами и сказал:
   - Слышь, вот мы с тобой уже сколько лет друг друга знаем?
   - Ну, четыре года, а что?
   - Слышь, чучело! Ты у меня в гостях так и не побывал!
  
   Разбужен я был нагло и бесцеремонно: меня просто-напросто облили водой.
   - Вставай, чучело, поедем спасать...
   - Кого, млять? Леха, ты охренел?
   - Да мы тут все охренели. Там концлагерь Лобастого в лесу, пленников куча, а мы тут пьянствуем...
   - Мля...
   Ну да, облажались мы знатно. Перестреляли бандитов, очистили город... А о людях-то и забыли! А конкретно мы хороши в особенности - там же Ангелина, мамка ее и малой! Мы их раз спасли - теперь вроде как и дальше обязаны. Как там у Экзюпери? Мы в ответе за тех, кого приручили, вот.
   В общем, я продрал глаза, попросил Леху вылить мне на башку еще ведро воды, взял автомат и топор и поплелся вслед за своим товарищем к воротам, где нас уже ждал грузовик. Товарищ признаков похмелья не проявлял и поэтому дико меня бесил.
   За пленниками отправили нас - дружинников. Три машины и пятнадцать человек. Нам с собой дали термосы с борщом и чаем, хлеб, алкоголь, одеяла - в общем, то, что человеку может понадобиться после нахождения в местах лишения свободы, не оборудованных элементарными удобствами.
   Честно говоря, я отхлебнул чайку по дороге, но никто особо не был против - чая было завались.
   Рокотали моторы машин, дорога стелилась под ноги. Первый раз за все время после того, как случилась вся эта хрень, мы ехали спокойно: почти всех бандитов и львиную долю мертвяков вчера мы перестреляли, и, имея полтора десятка стволов, можно было почти ничего не опасаться.
   Я валялся на полу кузова, смотрел на проплывающие мимо облака и в голове у меня мелькали всякие разные мысли. Во-первых, волновался за пленников. Во-вторых, думал о будущем. И будущее мне радужным не казалось...
   Над головой замелькали кроны сосен, а это значило, что мы въезжаем в лес и до точки рукой подать.
   Леха клацал чем-то в пулемете, дружинники зашевелились. Пришлось и мне с кряхтеньем подниматься на ноги и проверять оружие.
   Головная машина остановилась и оттуда крикнули:
   - Дальше пешком! Оружие к бою!
   - А че там?
   - Зомби, млять!
   Ну, надо же! Давно не виделись. Меня аж тошнит уже от этих типов!
   Я спрыгнул на землю, поправил пояс с подсумками для магазинов, проверил патрон в патроннике - нормально!
   Кудеяр и Тимур, которые ехали в головной машине, уже махали нам.
   Впереди виднелся просвет между деревьями, и мы цепью двинулись туда. Никто не суетился, страха не было - после отстрела нескольких тысяч мертвяков и мутантов как-то спокойнее начинаешь относиться к таким вещам.
   Мы вышли на опушку и Леха хмыкнул. А потом хмыкнул и я: бандюки это ловко придумали! И никакой охраны не надо!
   Вдоль ограды из сетки-рабицы бродили мертвецы, время от времени пытаясь сломать ее и перебраться на ту сторону. На "той стороне" был деревянный барак, в дверях которого сидел бледного вида мужик в спортивных штанах и майке. Остальные, видимо, были внутри.
   - Стрельба по готовности!- раздалась команда, и я вскинул автомат.
  
   Половину мертвецов мы положили сразу, секунд за тридцать. Потом из барака стали появляться люди, и автоматы пришлось убрать - не такие мы были великие стрелки, да и случайности никто не отменял.
   Мы взялись за топоры - мы с Лехой. Холодное оружие у каждого было свое, по руке, с этим было не строго.
   Первому зомби я раскроил череп ударом сверху вниз, второго пнул под взмах Лехиного топора, третьему удалось вцепиться в топорище обкусанной рукой, так что мы с ним боролись, как два идиота, пока усатый дядька из дружинников не проломил ему башку арматурой. Дальше пошло веселее - мертвецы шли на нас, отдаляясь от ограждения концлагеря, так что можно было не бояться попасть в людей.
   Короче, расправились мы с ними по-свойски. Несколько минут грохота, и от толпы неживых товарищей осталась только парочка, которая тусовалась с другой стороны барака.
   Наконец мы обратили внимание на людей. Знакомых пока видно не было, и, тем не менее, Кудеяр тут же завел диалог, популярно объясняя, кто мы такие и зачем мы здесь.
   Сетку мы сломали в два счета лебедкой от "Урала" и подогнали грузовики поближе к бараку.
   Елки-палки, люди нас обнимали, плакали, радовались, как дети! Три дня без еды, в этом долбаном бараке! А мы там пили, праздновали... Стыдно.
   Дружинники раздавали еду, поили людей чаем, тех, кто постарше - алкоголем. Мы с Лехой прошли внутрь, в барак.
   Там, в полутьме, оставалось совсем мало людей, луч фонаря освещал их фигуры, лица, он щурились от яркого света...
   - Жека, а это не... - начал Леха.
   Это были они. Ангелина склонилась над своим младшим братом, Андрей его звали. Голова пацаненка лежала на коленях у матери, ему явно было плохо... Увидев нас, они даже не удивились.
   - Срочно нужен врач... - проговорила девушка и я ни слова не спрашивая, побежал наружу.
   Я оббегал чуть ли не всю территорию бандитского концлагеря, пока нашел Вадима Александровича - мужика, который до всей этой беды работал фельдшером на "скорой"
   - Там ребенку плохо! - выдохнул я.
   Он, ни слова не говоря, подхватил свою сумку и побежал за мной.
   У малого оказался сильный жар, воспалено горло, Бог знает, что еще... Вадим Александрович сделал ему какой-то укол, закутал в одеяло и сказал:
   - Срочно на базу!
   Леха подхватил пацана на руки и пошел к выходу. И куда хромота делась, нога-то еще полностью не зажила?
   Ну, а я остался поддерживать женщин. В буквальном смысле этого слова, потому что ослабли они до последней крайности.
   Уже в кузове грузовика, который мчал нас на базу, Ангелина сказала:
   - Я рада, что вы пришли, ребята... - а потом мне: - Так хорошо, что ты здесь...
   Правда до этого она выпила почти полфляжки коньяку, исключительно в лечебно-профилактических целях по настоятельной рекомендации фельдшера, и ее здорово понесло после продолжительной диеты. Но мне было офигенно приятно ощущать, как она положила голову мне на плечо и прижалась, сидя рядом у борта кузова.
  
  
   8. ДОРОГА В ДУБРОВСКИЙ
  
   Утро было неожиданным. Я проснулся, и первым моим ощущением было... Ощущение женской руки у меня на плече! Я приоткрыл глаза и малость охренел. Ангелина?
   И тут у меня со стремительной скоростью в голове пронеслись события прошлой ночи. Во-первых, про то, что непонятно как мы с Лехой оказались в шумной компании вояк, дружинников и людей, которых мы вытащили из концлагеря. Потом нас угощали вином, а потом я увидел ее. Она явно позволила себе лишнего, ну это и понятно - стресс дикий... Игорек - сволочь, смерть односельчан, бандитский плен... Девушка еще хорошо держалась!
   Ну а потом мы выпили вместе, и нас понесло...
   - Э-э-эх... - только и смог проговорить я.
   - М-м-м? - потянулась Ангелина, и я как-то забыл все, о чем только что думал.
   В общем, на улицу я вышел часа через два, и настроение у меня было такое, как будто никакого апокалипсиса пару месяцев назад и не было.
   Я здорово поржал, когда из соседнего барака выплыл Леха, и на щеке у него был след от губной помады. Ну и в двери мелькнула миниатюрная фигурка нашей знакомой - "метр с кепкой". А потом Леха поржал, глядя на мой всклокоченный вид, и мы вместе пошли искать вертолетчика Васю, потому как после празднования победы и обильных возлияний тот вовсе мог забыть о данном не так давно обещании.
   Вася обнаружился в штабе у Вайсарова. Полковник выглядел на удивление свежим. Он склонился над картой, вычерчивая маршрут от Берегового куда-то в сторону соседней области. В сторону Лехиного родного городка, который имел красивое название, напоминающее об уроках русской литературы: Дубровский.
   - Здрасте, дружиннички, - махнул нам рукой полковник. - Жизнь продолжается, из Генштаба приходят приказы для военных и рекомендации - для дружинников. Для вас дело есть... Если вы не против.
   Такой тон Вайсарова нас насторожил.
   - Я вообще домой собрался, - проговорил Леха, поглядывая на карту.
   - То-то и оно. Есть идея запускать конвои... Нам есть что предложить для обмена - нефтепродукты. Это всегда будет в цене. В общем - если вы не против слетать в ту сторону, поговорить с представителями местных анклавов... Тем более, у тебя там отец - человек не последний, как я понимаю, - подмигнул Вайсаров Лехе.
   Леха хмыкнул и вопросительно глянул на меня. Я почесал затылок и спросил:
   - Так вдвоем и полетим? На Васиной вертушке?
   - Ну почему это вдвоем?- улыбнулся Вайсаров.
  
   В общем, в железную хреновину с винтом, которой командовал вертолетчик Вася, мы загружались следующим составом: Леха, я, Джоуи, которому осточертело вытачивать из рессор инструменты для убийства зомби, капитан Каретников (представитель Вайсарова) и четверо бойцов - для солидности. Ну, и экипаж вертолета.
   Тимур и Кудеяр остались налаживать быт и упорядочивать матчасть. Брат даже меня отпускать не хотел, но убийственный аргумент "ну Тимур, ну мля!", прозвучавший из Лехиных уст был слишком убедительным.
   Собрались мы быстро - лететь-то недолго, пару часов всего. А там мы уже рассчитывали на теплый прием - связь была налажена. Автоматы, разгрузки, ранцы со всякой мелочью и сухпайком - мало ли что? Джоуи, правда, всё это проигнорировал, напялил свою безразмерную кофту с капюшоном, распихал по карманам штанов курево и какие-то странные вещицы непонятного назначения, сунул в петлю на поясе мачете - и все, потопал вразвалочку к вертолету.
   Я попрощался с семьей, получив от Тимура тычок под дых и ПМ в наплечной кобуре. Мол, пригодится. Я и не спорил.
   Уже когда я шел к вертолету, меня догнала Ангелина, прижалась, обняла... Я глянул ей в глаза, крепко поцеловал и понял: млять. Влюбился.
   - Давай уже, Ромео! - вертолетчик Вася покрутил пальцем над головой, и я, ухватившись за протянутую Лехину руку, влез в железное чрево вертолета, и под давящий на уши шум лопастей устроился внутри. Было до усрачки страшно. Я никогда не летал, поэтому, наверное, видок у меня был тот еще.
   Леха со своим парашютным опытом на херу вертел высоту, улыбался, сходил в кабину к пилотам, потрепался с ними... Увидев мою бледную рожу, он похлопал меня по плечу, ухмыльнулся и по-Гагарински крикнул:
   - Поехали!
   И я с ужасом почувствовал, как при помощи неведомой гребаной магии многотонная металлическая дура поднимается в воздух.
  
   Мы летели над вьющейся внизу лентой Днепра, и я с опаской поглядывал в иллюминаторы - было реально стремно. В стороне от нашего маршрута над землей стлался темный густой дым - результаты "точечных ударов" по областному центру. Дым застилал небо, и города почти не было видно. Черт его знает, что для военных значит словосочетание "точечные удары"?
   Это зрелище произвело впечатление не на одного меня: спутники как-то сникли, посерьезнели. Я отлип от иллюминатора и уселся на свое место, а солдаты еще долго смотрели на город, пока он не скрылся из виду. Только Джоуи даже не стал утруждать себя, поднимаясь к иллюминатору, он достал папиросную бумагу и сосредоточенно насыпал на нее что-то не очень похожее на табак.
   Вертолет равномерно гудел, приближая нас к Дубровскому, осталось еще часа полтора полета, и мы немного даже заскучали.
   Леха подсел ко мне и сказал:
   - Как только прибудем - сразу в баньку! У меня охренительная банька, чувак! А потом уже всё остальное, переговоры и прочая муть... Прикинь - домашнее вино, шашлычок...
   Идиллические Лехины мечты были прерваны громким голосом вертолетчика Васи:
   - Ни хрена-а себе! Это что за махновщина?
   - Какая еще...- капитан Каретников кинулся к иллюминатору и даже присвистнул. - Ни хрена себе!
   Тут даже Джоуи не удержался, мы все кинулись смотреть на то, что произвело такое впечатление на уравновешенных в общем-то людей.
   Я прислонился лбом к холодному стеклу иллюминатора и выпучил глаза: по широкой автостраде, растянувшись на обе проезжие части и все восемь полос катилась огромная автоколонна дикого вида. Тут были и грузовики: "камазы", "кразы", "мазы", и легковые автомобили всех мастей, от дорогущих "бентли" и "шевроле" до простецких "жигулей" и "уазиков". Сложно было разглядеть, что за люди организовали все это великолепие, но размах поражал: не меньше пары сотен автомобилей!
   - Я снижаюсь! Держитесь! Нужно глянуть, может это беженцы! - крикнул Вася и винтокрылая машина пошла вниз.
   Вертолет пошел по широкой дуге над колонной, а мы ничего не могли рассмотреть - не до того было, держались за все, что можно. Наконец Джоуи, засунув за ухо доделанную самокрутку, поднялся, прищурившись глянул наружу и проговорил:
   - Гыыы.... Какие-то злые беженцы... Или это не беженцы?
   И тут по нам ударил пулемет.
  
   Я не осознал, когда именно запахло дымом и стали отваливаться куски обшивки... Мы стремительно снижались, вертолет вращался вокруг своей оси, Вася за штурвалом матерился, остальные держались за что могли. В иллюминаторе мелькнули кроны деревьев, вертолет обо что-то здорово приложило, и неведомая сила вынесла меня из железного брюха винтокрылой машины и жестко приземлила на что-то твердое и шершавое.
   Кажется, я потерял сознание, потому что толком не понял, куда делся вертолет, где я нахожусь и как я, мать его, оказался вне вертолета?
   После того, как чернота перед глазами прошла, я осмотрелся и понял, что попал весьма конкретно. Или наоборот - Бог спас меня и на этот раз таким экзотическим способом.
   Короче говоря, я болтался между небом и землей, на ветках нехреновой высоты дерева. Судя по листьям, это был дуб. Меня, видимо, приложило о ствол и я пролетел пару метров вниз, шмякнувшись на развилку между ветками, которые спружинили, здорово мне наподдав, но при этом не допустив падения на землю. Слава Богу, что я не дергался, пока был в отключке!
   Короче говоря, я осторожненько занял более удобную позицию, усевшись на толстую ветку и одной рукой держась за веточку потоньше - и огляделся. Вертолета видно не было, и это утешало, потому как если бы он врезался в землю тут же, неподалеку - вряд ли кто-то бы выжил, а так у них был шанс затормозить, или как это у вертолетов называется?
   Потом я провел короткую инвентаризацию и слегка успокоился: безоружным я не был. ПМ в наплечной кобуре, нож в ножнах на поясе - эти штуки были хорошо закреплены и не отвалились. Автомата не было, рюкзака и разгрузки - тоже. Ясное дело, они ведь лежали на полу в вертолете! Зато была зажигалка и жвачка. И больше ни хрена не было.
   Я тут же вспомнил кучу компьютерных игр, где главный герой начинает с ножом и пистолетом и невесело ухмыльнулся: у компьютерного персонажа не болят ребра, не заливает лицо кровь из рассеченной брови, ему не хочется жрать, и всегда можно загрузиться с последнего чекпойнта.
   А мне нужно было слезть с дерева, найти вертолет, не дать себя сожрать и не дать себя пристрелить. Начал я с того, что, перебирая бедрами и руками, перебрался поближе к стволу и выдохнул.
   Я скосил глаза вниз и выматерился про себя: внизу, воздевая ко мне руки и мерзко сипя, топтались на месте два мертвеца.
  
   Нужно было что-то делать. То есть не что-то, а вполне конкретные вещи: спускаться с ветвей на землю, разыскивать вертолет и своих товарищей, разузнать что за дикая орда катилась по автостраде, и какого хрена им понадобилось нас сбивать?
   В общем, я стал потихоньку спускаться вниз. Очень не хотелось шуметь, но как без стрельбы убрать мертвецов из такого неудобного положения - я не представлял.
   Зависнув на толстой ветке, я потянулся за пистолетом, но какой-то посторонний звук привлек мое внимание. Я замер и начал высматривать источник звука. Наконец между стволами появился мотоцикл с коляской. За рулем сидел толстый лысый тип в тельняшке и мотоциклетных очках, в коляске - парень в кожанке, бандане и с автоматом. Тэ-экс!
   Я вжался в ствол дерева, стараясь быть как можно более незаметным. Зомби отвлеклись на мотоцикл и побрели к нему.
   - О мля! Мертвяки! Щааа я.. - тот, который в кожанке, поднял автомат, но тут же огреб подзатыльник от лысого.
   - Едальник закрой! Тебе не шуметь сказали, и все проверить, куды вертушка упала! Тут мертвяков туева хуча, если припрутся - задолбемся отстреливать! Надо вручную!
   Тут я напрягся: если они слезут с мотоцикла, то у меня появится неплохой шанс...
   Лысый поддал газу, объехал зомби по широкой дуге и, ткнув парня в кожанке в плечо, сказал:
   - Давай, ушатаем их!
   Они слезли с мотоцикла, сжимая в руках одинаковые обрезки водопроводных труб, обмотанные изолентой, и направились мимо моего дерева к мертвецам.
   Я дождался, пока мотоциклисты подойдут к зомби достаточно близко, и спрыгнул на землю. Мне сказочно повезло - парень в кожанке оставил автомат в коляске! Я рванулся к мотоциклу, и услышал возмущенное:
   - Э, мля!!! - они меня заметили.
   Я выдернул пистолет из кобуры, щелкнул предохранителем и сказал:
   - Не-не-не, ребята...
   Я устроился на мотоцикл, мысленно возблагодарил Бога за то, что с этой хреновиной управляться я умею, и со второй попытки завелся.
   - Гандон, тебе же... - начал лысый, но вдруг его голос прервался утробным бульканьем.
   Они отвлеклись на меня и зомби подобрались слишком близко.... Из разорванного горла мужика в тельняшке хлестала кровь, и мертвец продолжал терзать его...
   Я вывернул руль, поддал газу и завилял между деревьями, сваливая из негостеприимного леса.
  
  
   Вырулив на лесную дорогу, я погнал мотоцикл прочь. Хрен знает, в какой вообще я был стороне от автострады, куда мне нужно было ехать и где искать вертолет. Я точно знал одно: нужно было свалить подальше от места своего приземления на дерево.
   Минут через двадцать дикой тряски по колдобинам я решил, что уехал достаточно далеко и остановился. Во-первых, нужно было избавиться от коляски - она мне на хрен не нужна, во-вторых, провести разведку и определиться-таки со своим местоположением.
   Я откатил мотоцикл на край дороги и заглянул в коляску. АК-74, который достался мне от парня в бандане, лежал внутри, не вывалился, слава Богу! Там же обнаружился синий рюкзак с логотипом "найк", по всей видимости, "сделано в Германии в ярославских подвалах китайцами". Но на сей раз содержание было важнее формы и я, порывшись в этой торбе, нащупал два рожка для "калаша", мясную закуску, банку пива и немалую горсть золотых украшений: медальоны, кольца, серьги, цепочки... Это-то ему зачем?
   Кроме того, в коляске лежал большой электрический фонарь на батарейках, такими фонарями пользуются сторожа и путевые обходчики, и полупустая канистра с бензином. Фонарь я запихал в рюкзак, бензин долил в бак, потом, помучившись и испачкавшись, отцепил-таки коляску и, мать его, мотоцикл, конечно же, ляснулся на землю, потому как я ни хрена не сделал для того, чтобы поставить его на подножку! Матерясь, я поднял его с земли, завел, запрыгнул и крутанул газ.
   Лесная дорога вывела меня к какой-то брошенной деревушке. Приятным бонусом было наличие высокой металлической водонапорной башни, на которой свили гнездо аисты. Металлические скобы, исполнявшие роль лестницы, присутствовали, но от земли первая из них находилась на расстоянии примерно метра два. А мне-то что?
   Загнав мотоцикл во двор и вооружившись еще и автоматом, я убедился, что активной мертвечины вокруг не наблюдается, подошел к водокачке, вытянул руку, ухватился, подтянулся, уперся ногами в ржавый металл обшивки и через пару мгновений уже взбирался по скобам наверх.
   Наверху было полно аистиного говна и сердитых аистов. Они были мне совсем не рады. Родители смотрели на меня своими глазами-бусинками, двигая здоровенными клювами, аистята скучковались в гнезде и что-то замышляли. Я сказал:
   - Спокойно, ребята, я не по вашу душу! - и огляделся по сторонам.
   Оказалось, автострада была примерно километрах в двух от меня, на обочине отсюда даже была видна какая-то суета. Вертолета видно не было, зато был виден дым, поднимающийся за пригорком. Я не знал, видели ли этот дым ребята с автострады, но где дым - там люди, и возможно, они видели куда делся вертолет... Даже если туда добрались недобрые беженцы, с чего-то начинать следовало. Я собрался спускаться и уже нащупал ногой первую железную скобу, как вдруг один из аистов застучал клювом. Я чуть с башни не навернулся от неожиданности. А потом у меня волосы встали дыбом на голове: по деревне крался мутант!
   Я его заметил боковым зрением, он на четырех лапах пробирался вдоль забора по направлению к водокачке! Хрен бы я обратил внимание на серую тушу под серым забором, если бы не аист!
   Я мигом убрал ногу со скобы, перехватил автомат и дернул затвор. Аааа, че делать-то? Это уже входило в привычку: оказываться в идиотских ситуациях.
  
   Нужно было как-то добираться до мотоцикла и валить на хрен - это понятно. Но как? Мутант подобрался к подножию башни и поднял отвратительную морду, уставившись на меня маленькими глазенками. Если он сейчас...
   Именно это тварь и сделала. Напружинившись, она распрямила задние лапы и, подпрыгнув, уцепилась за железные скобы, потом подтянулась и полезла вверх. Млямлямля!
   Ни о какой секретности не могло быть и речи! Я перехватил автомат поудобнее, щелкнул флажок предохранителя в режим автоматического огня, направил ствол на стремительно приближающуюся серую тушу и нажал на спусковой крючок.
   Грохот очереди разорвал окружающую тишину, заставив аистов за моей спиной запаниковать а мутанта свалиться на землю и могучим прыжком перебросить свою тушу через забор, скрывшись из виду.
   Я утер со лба холодный пот и осмотрелся. М-мать! От трассы прямо по полю ко мне мчались две машины, какие-то внедорожники, кажется... Они там точно услышали стрельбу и теперь желали узнать, кто это такой наглый. А если они увидят мотоцикл своих ребят, мне точно крышка...
   Я лихорадочно перебирал в голове варианты выхода из этой ситуации, и постепенно приходил в отчаяние. Я - на башне, мутант неподалеку, злые ребята едут прямо сюда. Почти то же самое, что час назад, когда были дерево, мертвецы и мотоциклисты... Почти то же самое? А что, может и прокатит!
  
Джипы с ревом влетели в деревню, остановились метрах в десяти от водонапорной башни и, хлопая дверями, на улицу полезли пассажиры.
   Ребята в разнообразных нарядах, от спортивных костюмов до крутых камуфляжей и разгрузок. Они тут же меня заметили.
   - Эй, чувак! Ты че там делаешь?
   - От мертвецов прячусь и прочего всякого разного, - ответил я.
   Нехорошо выглядели эти ребята, не знаю, что меня в них напрягало, но явно это никакие не беженцы...
   - Какого еще всякого разного? - спросил крупный мужик в камуфляже и панаме.
   - Ну, знаете, тоже мертвецы, только такие, пошустрее и пострашнее, - я уже видел, что мутант как раз крался за их спинами, готовясь к прыжку, и поэтому медленно потянулся за полным магазином в карман.
   - Это черти эти, что ли? - удивился мужик. - Тут есть такие, что ли?
   - Есть! - сказал я. - Вон он!!!
   Последнюю фразу я крикнул как раз в тот момент, когда прыгнул мутант. В прыжке он передними лапами зацепил одного парня в "адидасах", ударился об машину, оттолкнулся от нее, как мне показалось, всеми четырьмя лапами, сшиб на ходу еще двух, третьему вцепился зубами в плечо и поволок за собой...
   Крики и выстрелы заполнили деревеньку, а я тихо-тихо стал спускаться по лесенке, мечтая, чтобы никто не увидел моего бегства.
   Хрен там! Тот самый мужик в панамке заметил меня и заорал:
   - А ты куда, пас-скуда?!! - и направил на меня ствол дробовика.
   Я спрыгнул с лесенки, больно ударившись пятками о землю, и заряд дроби достался металлическому покрытию башни. Сверху зашумели аисты, а я перекатился в сторону, дернул из кобуры ПМ и, пока мужик вертел голой, соображая, куда я делся, прострелил ему правую ногу в двух местах.
   Бегом к мотоциклу, зажигание, газ... На улице только чудом разминулся с монстром, который как раз настиг очередную жертву, вывернул руль и, визжа резиной, помчался прочь из деревни.
  
   На самом деле я дико устал. Я сжимал руль мотоцикла, прекрасно осознавая, что долго так продолжаться не может: нужна передышка. Сначала эти типы в лесу, теперь мутант и еще типы... Черт, черт, черт! Я не имел права на отдых, я должен был найти место крушения, Леху, Джоуи и бойцов!
   Поэтому я свернул с дороги в сторону заросшего деревьями пригорка, за которым я видел дым. Плевать на погоню и последствия, я должен узнать, что там!
   Наученный горьким опытом, я не стал слезать с мотоцикла, а объехал пригорок по широкой дуге, перевесил автомат со спины на грудь, дернул затвор и только после этого повернул к источнику дыма.
   Я остановил мотоцикл достаточно резко, так что из-под колес полетела щебенка, и тихо выматерился: никакого вертолета!
   Горели автомобильные покрышки. Целая гора покрышек. И на хрена их подожгли?
   - Руки! - сказал кто-то. - Руки вверх!
   Вот блин! Ясно теперь, зачем подожгли! Я хотел обернуться, но голос сказал:
   - Не оборачивайся, или башку отстрелим моментально.
   - Мужики, я ж просто мимо еду, увидел дым, дай, думаю, гляну...
   - Так, парень, не мельтеши! Отвечай быстро и четко. Кто, откуда, здесь по какому делу?
   Ну, я и сказал правду:
   - Выпал из вертолета. В Дубровский летели, пока нас не сбили. Теперь ищу место крушения...
   Другой голос сказал, обращаясь к кому-то:
   - Вроде не врет. На рейдеров он не похож, говорит нормально... - а потом спросил у меня: - А как ты живой остался, если выпал из вертолета-то?
   - Да над лесом летели, я упал сначала на дуб, а потом с дуба...Мужики, отпустите меня, а? У меня своих проблем хватает...
   За моей спиной послышалось какое-то шевеление, а потом первый голос спросил:
   - А что у тебя за проблемы?
   - Злые ребята, которые нас сбили...
   - Рейдеры, что ли, за тобой гонятся?
   - Какие рейдеры? - не понял я.
   - Да не важно. Ты кидай свой мотоцикл, и бегом отсюда... Мы сейчас рейдеров мочить будем.
   - Э-э-э-э... А куда бежать-то?
   - К вертолету! Вот тупой попался!- хохотнул второй голос.
   - А где он? - наивно спросил я.
   И мне к несказанному моему удивлению, ответили:
   - Прямо по лесу, до дороги, и направо. Наши ребята видели... Посадка жесткая была, но кто-то оттуда сваливал. Давай, дуй, парень. Чтоб мы тебя больше не видели!
   Я слез с мотоцикла, и перед тем, как припустить к лесу, спросил. Все так же, не оборачиваясь:
   - А вы кто, мужики?
   И мне ответили:
   - "Алмаз". Давай, чеши отсюда!
   Я рванул так, что у меня разрывало легкие и отнимались ноги. Мать его, "Алмаз"! Есть Бог на небе, я пока живой.
   За моей спиной послышался рокот моторов и я, не удержавшись, обернулся. Грузовик и два джипа тех типов с автострады объезжали пригорок. Я пробежал еще немного и снова обернулся, как раз в тот момент, когда грузовик взлетел на воздух, подброшенный чудовищной силы взрывом, а оба джипа затряслись от попадания чего-то крупнокалиберного и смертоносного.
  
   Я не оглядывался: если работает "Алмаз", смотреть обычно не на что. Притормозил я уже около самого леса, и, тяжело дыша, проверил оружие и амуницию. Все было на месте, и я пошел осторожнее, глядя по сторонам: бродячих мертвяков никто не отменял.
   "Кто-то оттуда сваливал" - это утешает. Значит, были выжившие. Ну, дойду - разберемся.
   Скоро я увидел две колеи от колес, которые должны были изображать дорогу, и свернул направо. Я вслушивался в шорохи леса и шум ветвей в кронах, и как оказалось, не зря.
   Хрустнула ветка, потом послышался такой звук, как будто кто-то ломится через кусты.
   Я среагировал и навел автомат в сторону шума. Вот блин! Сквозь малинник ковыляла парочка зомби, постанывая и протягивая ко мне руки. Все они были в мелких щепочках, хвое и кусочках коры, у одного в теле торчала здоровенная деревяшка. Фу, ну и видок!
   Я навел ствол на голову первого и потянул спусковой крючок. Та-та-тах! Я даже дернулся от неожиданности: а на одиночный огонь переводить кто будет?
   Голова мертвяка разлетелась во все стороны, но второму-то было пофиг - он продолжал брести ко мне. Я щелкнул предохранителем и уложил его без проблем.
   Похоже, убийство этих тварей теперь в порядке вещей... Интересно, когда они уже закончатся?
   Я прошел еще метров двести, а потом, увидев между стволами сосен хвост вертолета, побежал. Выбежав на большую поляну, я остановился и выдохнул. Мля!
   Вертолет уткнулся носом в землю, стекло спереди было разбито, переднее шасси отлетело невесть куда... Но, в общем-то, все остальное было в порядке! Я хотел было рвануть скорее и осмотреть там всё, но потом подумал, что дико глупо было бы позволить сожрать себя кому-нибудь из знакомых... Бррр! Ну и мысли!
   Я вскинул автомат и по кругу стал обходить вертолет. Первым делом я заглянул в кабину - никого! Краем глаза заметил кое-что и повернулся: царство небесное вертолетчику Васе. Он лежал метрах в десяти от кабины, навзничь. Голова у него была прострелена. Та-ак, значит был кто-то, кто ее прострелил... И почему я считаю себя пессимистом, очень ведь позитивная мысль!
   Я пошел дальше и наткнулся еще на два трупа: капитана и одного из бойцов. Тэ-экс! У обоих - характерные раны от чего-то колюще-режущего и самодельного! Джоуи, млять!
   Я чуть не крикнул в голос его имя, но потом опомнился и продолжил обход вертолета. Ничего интересного не обнаружилось до самой двери вертолета, так что я постучал по корпусу и, не просовывая голову внутрь (еще чего!) спросил:
   - Есть кто живой?
   Внутри послышалось шевеление, какие-то странные звуки, и я отскочил от двери, взяв ее на прицел. В дверях появилась какая-то фигура, плохо видная в полумраке, который царил внутри вертолета. Я чуть не пальнул в него, ей-Богу! Я так и сказал:
   - Джоуи, млять! Я чуть не пальнул в тебя!
   - Ы-ы-ы-ы! - сказал Джоуи и почесал себе затылок мачете.
  
   Я его от души обнял, а потом спросил, соблюдая все законы общения с этим типом:
   - Так че тут как?
   - Тоскливо... - проговорил Джоуи и помолчал. А потом сказал: - Ты же выпал нафиг, а теперь живой. Гы-ы-ы!
   - Ага. Удачно упал. А остальные где?
   Он присел на какую-то железяку и полез за пазуху. Достал кисет с курительными принадлежностями и, сооружая себе самокрутку, проговорил размеренно:
   - А хрен знает... Ну я щас покурю, потом мы все обсудим, во-о-от!
   Я смиренно присел рядом, дождался, пока Джоуи затянется, выпустит дым и заговорит.
   - Вот ты нормальный чувак, Жека... Ваще так нормально, что ты живой... - начал он.
   - Джоуи, не трави душу, скажи, Леха где?
   Джоуи затянулся и кивнул, а у меня на душе полегчало: ну не может он так кивать, если Леха того...
   - Ну короче, когда мы падать начали и ты выпал, то никто ни хрена сообразить не мог... Все внутри туда-сюда митусится, Меня об стенку так приложило... Потом вертолет наеб.. упал вертолет, короче... Э-э-э, ну короче типа Леха с одним военным пошли куда-то...
   Он снова затянулся, а я не стал его торопить - этот номер с Джоуи не прокатывает. Он выпустил целый сноп дыма, а потом продолжил:
   - Короче, они там куда-то пошли, а я тут остался... Тут нормально так можно посидеть, покурить... А че? Ну, правда, потом военные подниматься стали, я мачете нашел и там их... Э-э-э, ну за вертолетом... Ну, короче, ты понял.
   - И что, ты так тут и сидел? - я даже не удивился, просто было интересно.
   - А че? Нормально так посидел... Еще ништяков насобирал, из вертолета нападало всего... О! Тушняк будешь? Нормальный такой тушняк, че? Гы-ы-ы...
   Джоуи - это Джоуи. Крутой чувак! Непрошибаемый.
   И мы сидели и ели тушенку, и закусывали ее крекерами. Джоуи пускал дым колечками и щурился. А я просто вытянул ноги и наслаждался минутами отдыха.
  
   Джоуи пустил последнее дымное колечко в воздух, выбросил окурок и сказал:
- О, мля!
- Че там? - не понял я.
- Гля там, - он махнул рукой в сторону дороги.
Я глянул, и моя рука дернулась к автомату: между стволами деревьев двигались силуэты двух машин.
- Валим, Джоуи! - запаниковал я.
 
- Да не кипишуй, это свои... - его спокойствию не было предела.
- Ну какие на
хер свои? Откуда ты...
- Эй, чудовище! - раздался до усрачки знакомый голос.
- Леха, млять! - эта белобрысая сволочь стоял за моей спиной и улыбался.
Его лоб был эпически перебинтован, на плече - помповое ружье, на поясе - патронташ. И я был рад его видеть.
- Ты каким чудом выжил? - он тоже был явно рад. - Ты ж из вертолета выпал
, млять! 
Я поднял взгляд к небу, развел руками и ответил:
- Сверху кто-то решил
, что я пока тут потусуюсь.
- Ы-ы-ы...- сказал Джоуи.
А потом Леха ввел меня в курс дела. Оказывается, до Дубровского было не так и далеко. После жесткой посадки и
гибели большей части спутников Леха выбрался наружу и, осмотревшись, узнал местность. И припустил по бездорожью к родному дому, разумно предположив, что принесет больше пользы, снарядив поисковую партию, а не бегая вокруг вертолета и паникуя.
Кроме того, дубровские мужики всерьез готовились к нашествию рейдеров и бортовые пулеметы и боеприпасы с упавшего вертолета были как нельзя кстати. Что-то они мутили на автостраде, готовили конк
ретную подлянку этим ребятам.
- А что эти "беженцы" вам, дубровским, сделали? - спросил я.
Крепкий бородатый мужик в жилете и с охотничьим ружьем, плюнул на землю и сказал злобно:
- Они, сволочи, находят такие городки или деревни, типа нашего Дубровского, и
, как саранча, сжирают их полностью... Кочевники мать его... Нам "Алмаз" сказал, чтоб готовились продержаться как можно дольше, пока войска не подтянутся... Мы продержимся, мать его! Так продержимся, что рейдеры на хрен забудут, зачем приперлись!
Леха утвердительно кивнул, а потом заторопился:
- Подготовились тут знатно... Так, нужно снять пулеметы и вообще - все ништяки с собой забрать. Час-полтора и рейдеры доберутся сюда!
- За ништяками - это к Джоуи. А пулеметы снимем, только покажите как.
И мы принялись за дело. На самом деле нам здорово помогло то, что Джоуи не только покуривал, пока тусовался около вертолета, но и довольно разумно распределил по кучкам вертолетное имущество, снаряжение и боеприпасы, так что нам оставалось только перегрузить все это в машины.
Пулеметы мы тоже сняли, хотя не обошлось без эксцессов и битья монтировкой по железу.
 
Короче, минут через сорок мы уже гнали через лес на нагруженных машинах в неизвестном мне направлении. Наконец ухабы кончились
, и мы выехали на автостраду, сделав, видимо, солидный крюк и опередив при этом колонну рейдеров, которых что-то затормозило. Точнее, я знал, что именно: "Алмаз". 
Мы миновали небольшой мостик, переброшен
ный через овражек, который предвещал начало песчаных карьеров, избороздивших местный пейзаж.
И тут я увидел... Блокпост? Не-е-ет, это мягко сказано. Это больше было похоже на линию Маннергейма: укрепления из бетонных блоков и мешков с песком, противотанковые ежи, окопы и много всякой другой оборонительно-фортификационной хрени, названия которой я и знать не знал.
Нам навстречу вышел усатый дядька в к
амуфляже с майорскими погонами в лихо заломленном на затылок голубом берете:
- Проезжайте, проезжайте - махнул о
н рукой и улыбнулся точь-в-точь как Леха.
   Леха махнул майору и улыбнулся точь-в-точь как он. Ясный хрен, это ведь был его батя! Не знаю, кто тут командует, но в такой ситуации майоры ВДВ СССР лишними не бывают, точно так же, как и бывшими...
Нас пропустили, отодвинув какую-то металлическую хреновину, и люди в полувоенной одежде тут же принялись разгружать машины. Особенно обрадовались двум пулеметам и боеприпасам.
 
Я осмотрелся и мысленно присвистнул: рейдерам будет проще объехать эту крепость, чем штурмовать! Так я и сказал вслух, на что Лехин батя только улыбнулся себе в усы и кивнул Лехе:
- Объясни ему.
Оказывается, песчаные карьеры, которые я видел, расходились в обе стороны от дороги километров на пять, с одной стороны плавно переходя в реку, так что там хрен переправишься, а с другой... А с другой стороны был выставлен пост с радио
связью, РПГ и кучей "коктейлей Молотова", прямо на высотке над дорогой. Короче говоря, если рейдерам и пришел бы в голову фланговый охват, им бы сначала врезали, потом вызвали бы подмогу и еще раз врезали бы уже вместе.
- Мы вроде как в отряде огневой поддержки... - неуверенно проговорил Леха. - Точнее
, я в этом отряде. Ну и вы со мной. Джоуи?
Джоуи сидел на бетонном блоке и сооружал очередную самокрутку. Он поймал вопросительный взгляд Лехи, вяло махнул рукой и сказал:
- Идите, че? Я тут нормально посижу так...
Я только головой покачал, и мы с Лехой потопали на позиции отряда огневой поддержки. Почему потопали? Ну а как по-другому назвать передвижение с пулеметом и кучей боеприпасов к нему? Да-да, ПКМ-ы с вертолета всучили нам, мол
, раз вы огневая поддержка - подержите вот эти железяки.
С одной стороны - ответственность и приятное ощущение всесокрушающей мощи, с другой - тяжко! Тем паче
, позиции наши располагались на высотке, так что, пока мы поднялись, я запыхался и рухнул на мешки с песком как подкошенный.
- Кому пулемет?! - спросил я.
Мужики только поржали над нами и один из них, седой смуглый охотник, похлопал по цевью свою винтовку с дорогущей оптикой и сказал:
- У нас тут у всех все свое. Вы притащили - вы и устанавливайте. Стрелять-то умеете из этих монстров?
У меня даже обидеться желание не возникло. Ясный хрен, умеем! Вся эта муть не вчера началась, а умение стрелять из всего, что есть под рукой - сейчас это как р
аньше умение лизать задницы...
Ну,
и, кроме того, я прекрасно понимал Лехиного батю - он просто берег своего сына, ну и меня заодно, поэтому и отправил на высотку к снайперам. Пулеметы тут лишними не будут, да и вероятность того, что в нас попадет шальная пуля гораздо меньше.
Мы с Лехой оборудовали позиции, соорудив укрытия и амбразуры из мешков с песком, которых тут было достаточно. Тоже нелегкое дело - каждый мешок весил килограмм
ов пятьдесят, зато получилось на вид надежно и прочно.
Только я успел положить себе под брюхо какой-то бушлат, чтобы не стирать локти о землю, как внизу сначала закричали, а потом я услышал шум моторов. Выглянув, я увидел пять или шесть м
ашин, битком набитых вооруженными до зубов людьми...
Дальнейшее было похоже на голливудский боевик или что-то вроде того. Машины подъехали очень быстро, головная затормозила на юз, из нее выпрыгнул какой-то на вид крутой тип и начал материться и качать права.
 
А потом откуда-то появился, мать его, Джоуи. В зубах у него была дымящаяся сигар
ета, в обеих руках по коктейлю Молотова. Он просто-напросто поджег фитили от сигареты, размахнулся и швырнул одну бутылку в головную машину, а вторую - под ноги крутому типу. И на этом он не закончил - совершенно спокойно он нагнулся, взял откуда-то еще две бутылки с бензином, поджег и швырнул правой рукой - в кузов грузовичку, в котором сидели рейдеры, а левой - на капот уазику с пулеметом сверху!
Вот это было исполнение!
   Эдак вальяжно, своей фирменной походкой вразвалочку, Джоуи прошествовал за позиции ополченцев. А рейдеры, похоже, поняли, что проехать им никто не даст. 
Вся огромная колонна остановилась примерно на расстоянии километра, и видно мне толком ничего не было. А вот мужикам с оптикой видно было всё.
- Николай! Ты хвастался, что за километр в спичечный коробок попадешь? - спросил кто-то.
Николай оторвался от прицела, положил винтовку на плечо и сказал:
- Ага.
- Ну дак шугани их там, нечего им трындеть!
Николай хмыкнул, присел, оперся локтями в мешки с песком, не
спеша прицелился... Ба-бах!
Николай сплюнул.
- И че там? Попал? - мужикам было интересно.
Дикая матерщина и ор со стоны рейдеров возвестили о том, что Николай попал.
Четыре или пять машин сорвались в нашу сторону, ревя моторами погнали по дороге, но доехав до мостика
, были встречены автоматным и ружейным огнем. Первая машина уткнулась в перила, засипев спущенными шинами, из нее полезли какие-то люди... Николай снова выстрелил и снова сплюнул. Один из людей у машины рухнул на землю с простреленной головой.
- Нечего упырей плодить! - сказал Николай.
А я кое-что себе представил и мне стало не по себе.
- Леха! - позвал я. - Леха, млять!
- Че?
- Прикинь, если их не совсем убивать...
- Че?!
- Ну, не в башку!
Леха секунду подумал, а потом матюгнулся и сказал:
- Даже не знаю, хорошо это или плохо... Зомби на пути рейдеров?
Внизу, у моста, ополченцы стрельбой остановили еще одну машину, а остальные рейдеры, по
дхватив тех, кто успел добежать, с визгом покрышек свалили к своим.
Николай слушал наш разговор о мертвецах, а потом громко сказал:
- Эй, мужики! У кого там оптика помощнее? Тут я разумную идею услышал... Если сейчас пристреляемся по сволочам в колонне - у них через минут двадцать там мертвяки будут хороводы водить! Валите в тело, чтобы наверняка поднялись!
Над головой захлопали выстрелы. В отряде огневой поддержки были в основном опытные охотники, они валили рейдеров как в тире, выбирая зазевавшихся и вылезших из-за укрытия...
В автоколонне рейдеров тоже были далеко не идиоты, и, скорее всего, они не раз сталкивались с сопротивлением, так что сориентировались быстро: передвинули несколько тяжелых автомобилей, выстроив что-то вроде "вагенбурга" - круга из машин, и принялись палить в нашу сторону. Не очень-то было видно, что они затевают дальше, но скоро два отряда по семь-восемь автомобилей отделились от основной колонны и погнали в разные стороны - искать пути обхода.
 
Ну, фланговый удар нам не грозил, так что большую опасность представляли какие-то непонятные передвижения рейдеров.
Он
и медленно двигали машины, особо не высовываясь и постреливая, пока "вагенбург" не оказался метрах в трехстах от нас.
Леха посмотрел на меня, потом на свой пулемет. Николай увидел этот взгляд и сказал:
- Рано пока! Вот когда в атаку пойдут - тогда и гасите их.
Прошло немного времени, и послышался низкий рев моторов. Я глянул на дорогу за мостом и вздрогнул: это что еще за мастодонты?
В сторону позиций ополченцев мчались три самодельных броневика: скорее всего
, раньше они были пожарными машинами. Теперь эти чудовища были обшиты листовым железом, окна зарешечены и закрыты щитками, в бортах - амбразуры для стрелков. Мощными бамперами они расшвыряли подбитые и сожженные машины и подъехали метров на 20 к укреплениям. Из амбразур тут же высунулись какие-то крупнокалиберные стволы и свинцовый шквал заставил дубровских пригнуть головы.
- Жека! Смотри!
"Вагенбург" приблизился еще на сотню метров и к броневикам короткими перебежками помчались десятки рейдеров. Эти уже были не похожи на оборванных беспредельщиков: слишком хорошо экипированы: каски, бронежилеты, щитки... У кого-то даже были штурмовые щиты!
 
Огневая поддержка старалась
, как могла, но стрельба по движущимся, укрывающимся и хорошо защищенным целям - это уже не совсем тир! Охотничьи винтовки и оптика - не лучшее средство против массированных атак. 
Меня кто-то пнул в бок
, и я тут же пришел в себя, дернул затвор пулемета, вдавил приклад в плечо, прицелился и почти оглох от грохота длинной очереди. Рядом со мной орал Леха, поливая бегущих рейдеров огнем из своего пулемета.
Они падали как подкошенные, но все-таки кое-кто укрылся за броневиками, да и наши позиции уже обнаружили. Теперь мы были мишенью: десятки стволов плевались огнем в нашу сторону.
Я давил на спусковой крючок
, пока пулемет не захлебнулся. Патроны!
Патроны кончились у нас с Лехой одновременно, и рейдер
ы это, по-видимому, поняли. Пока я дрожащими руками менял короб, целая толпа этих сволочей рванула через мост.
Но
, в конце концов, мы были всего лишь отряд огневой поддержки: основные силы ополченцев находились на позициях внизу. Послышался звук гранатометного выстрела, и снаряд от РПГ-7 влетел под днище одного из самодельных броневиков. Тяжелая машина приподнялась в воздух и вспухла цветком взрыва...
   Мы готовились к новой атаке рейдеров. Леха предложил переместить пулеметные точки, аргументировав это тем, что враг точно нас засек.
Я согласился, но внес коррективы: старые позиции мы разбирать не стали, просто притащили еще пару мешков с песком и устроились на расстоянии метров двадцати друг от друга.
Только мы устроились, прибежал парень-посыльный.
- На фланге был бой, потери большие... Скоро тут попрут! Ну ничего, сказали
, если полчаса, максимум час продержимся - военные успеют! - выговорил он, запыхавшись, и побежал назад.
- Американское кино, млять, - буркнул Леха. - Продержаться до подхода кавалерии.
Я хмыкнул и побрел к своему пулемету.
Устроившись поудобнее, я смотрел вдоль ствола на дорогу, ожидая подхода противника. И дождался.
Они наступали широким фронтом, прямо по бездорожью... Наверное, там была пара сотен машин, разных марок и моделей! Хренова железная лавина!
Стрелять начали примерно с километра, щедро поливая наши позиции огнем. Какой хрен им нужно проехать именно здесь? Ехали бы себе в другую сторону, мать их!
Надо мной свистели пули, и я инстинктивно вжимал голову в плечи... Вдруг дымный след прорезал воздух и у
крепления из мешков с песком, где раньше стояли пулеметы, разнесло к черту! Целый водопад песка посыпался сверху, песок забился мне за шиворот, в глаза, в рот... Гребаные рейдеры! 
До меня как-то не дошло сразу, что очень вовремя мы сменили позицию, а когда дошло, мне стало хреново.
Шум автомобильных двигателей приближался, стрельба стала еще более интенсивной... Наши тоже начали палить в ответ, но не очень активно - высунуться было сложно.
- Давай, Жека! - заорал Леха. - Валим ближайших!
Мы синхронно надавили на курки, и две машины: пикап и "жигули" затряслись под градом пуль, а потом пикап взорвался. Видимо, Леха попал в бензобак! Пикап подлетел в воздух, из него вывалился какой-то непонятный продолговатый предмет, в котором я не сразу узнал человека... Взрывом отбросило ближайшие машины, которые тут же попали под наш огонь. Попав под такой обстрел, рейдеры полезли из машин, боясь повторить судьбу своих соратников из пикапа.
Заметив ничем не защищенные цели, ополченцы воспряли духом и принялись отстреливать мечущихся рейдеров.
Но в общем-то все было печально: шеренга автомобилей быстро приближалась... Наконец они достигли рва, и тут проявили себя неожиданно, использовав военную хитрость: вперед выехали три микроавтобуса, водители из них выбрались через задние двери, а потом другие машины бамперами столкнули их в каньон, соорудив таким образом мостки, по которым побежали уже знакомые нам штурмовики.
Они довольно профессионально нашли укрытия и заставили заткнуться ополченцев со своего фланга. Дела и вовсе пошли худо, когда они принялись швыряться гранатами, и довольно успешно: пара РГД залетела-таки в амбразуру импровизированного бетонного бункера...
Оборона летела к черту. Все-таки их было слишком много, этих гребаных рейдеров!
- Жека! Жека, млять! Смотри!!! - орал Леха.
Над нами разворачивались Ми-24! Эти вертолеты я миллион раз видел в кино, и ни с чем не спутаю... Контейнеры для НУРСов были забиты под завязку, и шесть машин, совершив боевой разворот, зависли над нашими позициями и открыли огонь из всего имеющегося вооружения.
Перед нашими позициями разверзся огненный ад!
 
- Валим отсюда! - заорал я, заметив, что цепочка разрывов приближается к нашей высотке.
 
Вертолетчики не заметили нас с Лехой, и не особо целились, да и как ты будешь НУРСами целиться? Схватив пулеметы, мы припустили по склону холма, а за нами дрожала и взлетала в воздух земля. Леха матерился во всю глотку, я орал что-то невразумительное.
Мы укрылись за каким-то бетонным блоком, я ляпнул пулемет на землю, оперся спиной на бетон и встретился взглядом с Джоуи.
- Нормально так исполняют... - сказал он.
А чего еще от него ожидать?
После того, как отработали "двадцатьчетверки", над полем боя появились Ми-8. Они зависли метрах в полутора над землей и оттуда попрыгали лихие демоны с автоматами.
- Это же не "Алмаз"! - Леха приподнялся и теперь смотрел на разворачивающийся на поле боя спектакль.
- Это "Марьина Горка", - Лехин отец, весь в бетонной крошке и копоти, но вполне целый, сел на землю рядом с нами. - "Алмаз" сейчас с тыла работает. Все, хана рейдерам.
 
По всей видимости, он был прав.
  
   Нам оставалось только приводить себя в порядок, помогать раненым и обезвреживать мертвых.
   Вояки из "Марьиной Горки" и "Алмаза" стреляли в головы тяжелораненым и мертвым рейдерам, легкораненых и контуженных вязали и оставляли под конвоем.
   Леха кивнул на пленных и сказал:
   - А вот это правильно. Нынче каждый человек на счету, даже такая мразь, как эти... Пусть поработают на благо... На благо нам, хотя бы.
   Ну да, что-то было в этом разумное. А у меня, наконец, нашлось время спросить у того, кто действительно разбирается во всей этой канители с рейдерами. Лехин батя как раз сидел неподалеку.
   - Георгий Владимирович! - обратился я. - А откуда вообще эти рейдеры взялись? Чего их так много? Как они кормят всю эту ораву?
   Майор вытер с лица грязь и бетонную крошку, пригладил усы и заговорил:
   - Откуда взялись? А ты в курсе, сколько "зон" в Смоленской, Брянской областях?.. Россия - это вам не Беларусь... У нас рецидивистов и серьезных преступников перестреляли, остальных отпустили под подписку о невыезде. Ну, вы вроде в курсе, да?
   Ну да, была у нас ночевка в тюрьме... А Георгий Владимирович продолжил:
   - Ну, а там местные авторитеты с начальниками тюрем договорились в основном. Такой дурдом начался, просто кошмар... Вот эти рейдеры - прямиком оттуда. Катаются уже больше месяца, грабят выжившие анклавы. Саранча, хуже татаро-монголов, мать их! Ну, вы представьте себе, их же не меньше тысячи в этой колонне было! Нам картинку со спутника передали, где их путь отмечен: везде, где до этого оставалась жизнь, теперь пожары и трупы... Как будто мало нынче трупов!
   Он стукнул кулаком в бетонный блок, и сказал:
   - Так, нехрен сидеть. Подъем, пацаны, нужно помочь воякам этих сволочей конвоировать. Пулеметы можно уже оставить, - улыбнулся он.
   Ну да, диковато мы бы смотрелись с пулеметами... Рядом с дотом в козлах стояли АК-74, ими мы и вооружились.
   Лейтенант - спецназовец, из "Марьиной Горки", до зубов вооруженный, в бронежилете, разгрузке и с сигаретой в зубах, командовал загрузкой пленных в грузовики, которые подогнали ополченцы. Мы стали у бортов и контролировали процесс.
   - И куда их теперь? - спросил Леха.
   - Будут восстанавливать... - Лейтенант задумался. - Всё будут восстанавливать. Тут, млять, три четверти страны раздолбаны. Много у них будет работы!
   - Три четверти? - переспросил я. - А на остальной четверти что? Просто мы как-то не очень в курсе...
   Лейтенант докурил и отбросил сигарету, потом сказал:
   - Сейчас этих отправлю, расскажу.
   Он пошел к водителю грузовика, что-то ему объяснил, потом мы помогли двум бойцам взобраться в кузов грузовика, лейтенант хлопнул ладонью по борту, и грузовик, взревев мотором, поехал, присоединившись к транспортной колонне, которая покатилась куда-то в сторону Минска.
   Лейтенант подошел к нам, поправил что-то из амуниции и заговорил:
   - А на остальной четверти все вроде как приходит в норму... Настолько, насколько это возможно. Он, - военный показал пальцем в небо, - сейчас на Браславских озерах, все контролирует. Электроснабжение восстанавливаем, связь между анклавами... В Понеманье даже посевную провели. Народные дружины нам очень помогли, особенно против мертвяков... В общем, "жыве Беларусь", - лейтенант произнес лозунг прозападной оппозиции и улыбнулся ехидно. - Сейчас мы самая мощная сила от Одера до Волги, и от Балтийского моря до Черного по большому счету. В России все к черту полетело, остались сильные анклавы кое-какие, с ними связь держим. Есть мнение, что Батька их под свое крыло возьмет скоро... Хохлы тоже, даст Бог, скоро в себя придут, им нашей бульбы захочется. А! Еще с какой-то АЭС в Латвии, где персонал выжил, сотрудничаем - совсем недавно знакомый погранец со мной на связь выходил, рассказывал. Теперь точно с электричеством проблем не будет, только ЛЭП восстановить и всё... Так что если раньше мы были в жопе мира, то после всего этого - мы просто супердержава, мать его!
   Лейтенант заржал в голос, и мы его поддержали. С юмором мужик! Или он не шутил нифига?
   По-моему эта мысль пришла в голову и мне, и Лехе одновременно, потому что когда лейтенант отправился по своим делам, Леха как-то растерянно проговорил:
   - И че, везде хуже, чем у нас?
   Я обвел взглядом поле боя, полуразрушенные позиции ополченцев, трупы, лежащие повсюду, и пожал плечами. А что я мог ответить?
  
   Оказалось, что я не совсем адекватно воспринимал пространство, и до Дубровского было еще добрых 20 километров. Это говорило только о благоразумии и продуманности ополченцев: нехрен воевать у себя на пороге!
   И каково же было мое удивление, когда Леха сказал, что поедем мы на поезде. Черт, я и забыл, что есть еще на земле поезда!
   Мы ждали его на платформе, покосившаяся надпись на которой гласила, что сей остановочный пункт называется Малые Туебни. Ржали мы с Лехой долго, а потом я его спросил:
   - Ты вообще в курсе был, что тут такое счастье имеется?
   - Не-е-е, я обычно на автобусе катался, ни разу здесь не был, - проговорил он, давясь приступами хохота.
   Подошел Джоуи, внимательно и серьезно уставился на табличку с названием остановочного пункта. Его брови постепенно поползли вверх, а потом он заржал так, что папироска вывалилась у него изо рта.
   Короче, смеялись мы, как припадочные, до тех пор, пока не появился поезд.
   Точнее, сначала появился паровоз. Именно паровоз, такой, как в фильмах про Вторую Мировую войну. Весь из черной стали, с серпом и молотом, и с трубой, изрыгающей клубы дыма; присутствовал и вот этот клинообразный огромный бампер, или как он называется? За паровозом был прицеплен специальный вагончик с дровами. Елки-палки, откуда они взяли этого монстра?
   Пыхтя, поезд подкатился к перрону. Машинист и его помощник, оба в саже и копоти, выглянули из паровоза и помощник заорал:
   - Грузитесь, грузитесь скорее!
   Мы забросили вещи и оружие в вагон-теплушку, немного переоборудованный под современные реалии, помогли другим ополченцам со снаряжением и влезли внутрь сами.
   - А батя твой что? - спросил я у Лехи.
   - Он попозже подъедет, там какие-то дела с военными...
   Паровоз свистнул, и поезд дернулся, начав движение. Мне вспомнилось, что когда-то кто-то мне говорил, что такие паровозы до сих пор стоят на консервации, на случай ядерной войны. Мол, если погорит вся электроника, паровым двигателям цены не будет! На толпы ходячих мертвецов строители мирового коммунизма явно не рассчитывали...
   Я отодвинул тяжелую дверь вагона и внутрь ворвался ветер. Ну и черт с ним! Усевшись с самого края, я свесил ноги и наслаждался страшноватым ощущением скорости.
   Через некоторое время поезд начал тормозить.
   - Что, уже приехали? - спросил я.
   Леха высунул голову из вагона, посмотрел туда-сюда и вдруг схватился за автомат:
   - Ни хрена мы не приехали!
   Я высунулся и тоже малость офигел: впереди был солидный железнодорожный узел, на котором намертво застряло несколько пассажирских поездов. Один из путей был свободен... То есть относительно свободен: на нем бродили мертвецы, и многие из них уже обращали внимание на нас. Ополченцы высовывались из вагонов, готовили оружие...
   Вдруг одно из окон синего вагона пассажирского поезда, который стоял напротив нас, будто взорвалось: серая мускулистая фигура вырвалась на простор и кинулась к одному из вагонов.
   - Мута-а-а-ант!!! - заорал кто-то и сразу несколько стволов начали плеваться огнем.
   Тварь, несмотря на явные ранения, запрыгнула в открытую дверь одного из наших вагонов и ужасные крики заставили меня содрогнуться.
   Пожилой ополченец сорвал с пояса гранату, рванул чеку и швырнул смертоносный шарик в вагон.
   После того, как бабахнул взрыв, ополченец перекрестился и сказал:
   - Прости меня Господи, лучше уж так, чем от твари этой...
   Заглянул в вагон и выпустил полный рожок патронов внутрь
   Вдоль поезда пронеслась команда:
   - По вагонам! Двери не открывать, огонь вести из бойниц! Идем на прорыв!
   Мы захлопнули двери, и Джоуи первым сообразил насчет бойниц: они были прорезаны в стенах теплушки и прикрыты металлическими задвижками. Он отодвинул одну из задвижек и глянул наружу.
   - М-мать, чуваки-и-и... - сказал он и отмахнулся рукой.
   Я тоже выглянул, и тут же отпрянул, высунул ствол автомата и принялся стрелять: из пассажирских поездов перли и перли зомби!
   Паровоз впереди пыхтел, набирая ход, а из всех вагонов стреляли ополченцы, не давая мертвецам приблизиться.
   Наконец паровоз свистнул и разогнался, стуча колесами.
   Шустрые зомби еще пытались догнать поезд, но, получив пулю в голову, быстро успокаивались.
  
   9 ДУБРОВСКИЙ
  
   Поезд тормозил, подъезжая к пункту назначения, ополченцы оживились, радуясь скорому прибытию домой. А мне было просто интересно, поэтому я не выдержал, снова распахнул дверь вагона и осторожно, чтобы не размозжить себе башку о бетонные столбы, стоящие вдоль ж/д, высунул голову.
   Дубровский был окружен стеной! Бетонно-металлическая конструкция метров пяти-семи в высоту опоясывала город. Даже из двери вагона я видел, что какие-то районы и отдельные дома Дубровского были за ее пределами, но в целом масштабы проделанной работы поражали воображение. Вот где люди не сидели без дела!
   Через каждые метров сто за стеной была сооружена наблюдательная вышка, достаточно укрепленная для того, чтобы служить одновременно и огневой точкой. Кое-где стена примыкала к панельным многоэтажкам, которые становились ее органичной частью: окна трех нижних этажей были заложены кирпичом, наблюдательные пункты сооружены на крышах или балконах.
   В общем, это бетонно-стальное фортификационное сооружение производило неизгладимое впечатление. Леха и Джоуи тоже не выдержали и высунулись поглядеть.
   - Гы-ы-ы-ы... - восхищенно сказал Джоуи.
   А Леха всунулся обратно в вагон и, хитро прищурившись, проговорил:
   - Слышь, Жека! Это если бы я сразу домой поперся, меня бы тут здорово припахали!
   - Ну! - сказал я. - А так хренью какой-то занимался всё это время, а мог бы бетон месить и железяки таскать!
   - Эх, много я потерял, - с видимым сожалением сказал Леха, и мы засмеялись.
   Поезд полностью остановился, и я высунулся поглядеть, что там случилось.
   Оказалось - ничего. Просто железнодорожный въезд в город перегораживали огромные стальные ворота, и теперь охрана их открывала.
   - Леха, а сколько у вас там людей жило? Ну, до всего этого?
   - Тысяч десять. Но, сам понимаешь, сейчас сложно сказать... Хотя мне батя сказал, что к нам много беженцев прибыло за последнее время...
   - Так погоди, получается, те две сотни, которые с рейдерами там резались - это не все силы что ли?
   Леха посмотрел на меня как на идиота:
   - Ясное дело, не все! Тут, как мне рассказывали, и без рейдеров проблем хватало: мутанты вон за рекой распоясались, еще сельское хозяйство дубровские развивают, караваны пускают для связи с другими анклавами... Если бы всех мужиков тут подняли - это не меньше тысячи вышло бы!
   Поезд дернулся и двинулся сквозь ворота. Вагон за вагоном въезжали в город, вскоре настала очередь и нашего.
   Железнодорожная ветка проходила почти по самому центру, и, по всей видимости, раньше использовалась исключительно для перевозки промышленных грузов. Леха говорил, что у них нет пассажирского вокзала.
   Я оказался прав: поезд докатился до какого-то завода и остановился у временной платформы.
   - О, к бетонному заводу приехали! - сказал Леха. - Черт, ясно как они стену такую замутили! Тут же бетонных этих плит хоть жопой жри!
   Я глядел на Дубровский, расположенный внутри стен и тихо охреневал: тут как будто и не было апокалипсиса!
   Женщина катила детский велосипедик, на котором сидел пацан лет трех-четырех и махал нам рукой. Работали магазины, на заводе суетились дядьки в оранжевых касках. На тротуаре стояли столики летнего кафе, официантка несла что-то на подносе...
   Я помотал головой и наваждение развеялось: у мамаши на поясе висела кобура с пистолетом, а большинство посетителей кафешки были в камуфляже и с автоматами. И все-таки то, как им удалось сохранить нормальную жизнь - впечатляло!
   Леха спрыгнул на платформу и побежал к своей маме, которая ждала поезда. Я, если честно, был дико рад за него: черт, он как-никак пару месяцев дома не был! Я выгрузил наши нехитрые вещи: два автомата и мешки со сменной казенной камуфляжной одеждой, которую нам выдали после обороны моста от рейдеров.
   Джоуи куда-то утащили ополченцы, которые его за время обороны возвели в ранг национального героя, супермена и талисмана всего дубровского ополчения. Он только махнул рукой и сказал:
   - Я тут... Э-э-э-э... С пацанам потусуюсь пока...
   А Леха уже звал меня:
   - Ну че, Жека? Погнали ко мне?
  
  
   И мы погнали к Лехе. Никакой культурной программы не было: мы выпили по сто грамм и спали почти сутки, как убитые. Тут даже и говорить не о чем: такая хрень, которая с нами происходила в последние два дня, пагубно сказывается на нервной системе и истощает организм. А сон - лучшее лекарство.
   Разбудил меня Леха, пнув в бок. В ответ на мою традиционную матерщину он сказал:
   - Утро доброе, млять! - и улыбнулся.
   - А че, правда доброе? Не брешешь? - слишком уж у него довольная физиономия была.
   -А то! Девчата прилетели!
   С меня сон как рукой сняло. Это как это - прилетели? Оказалось, Ангелина и Катя (которая "метр с кепкой") напросились на вертолет, который без происшествий долетел от Берегового до Дубровского. Ну, правильно, рейдеров-то больше не было! Как напросились - я не в курсе, но через каких-то минут пятнадцать я уже держал на руках Ангелину, и отпускать не собирался. Она, в общем-то, была не против.
   - Я так соскучилась... Думала, тебя убили... - сказала, и прижалась ко мне еще сильнее.
   И вся она была такая приятная, ладненькая, уютная, и сказала все это так искренне, что у меня сердце защемило...
   Вот черт! Я не думал, что когда-нибудь еще почувствую что-то подобное к девушке...
   Когда Леха намиловался со своей миниатюрной подругой, он решительно заявил, что сегодня будет баня. Предложение было воспринято с энтузиазмом.
   Уже вечером, в прохладных сумерках, когда баня была затоплена, и девчата побежали внутрь - переодеваться и греться, мы с Лехой сидели в деревянной беседке у него во дворе.
   Круглый столик ломился от офигительной домашней еды: дичь на гриле, шибающая в нос аппетитным пряным запахом, молодая картошечка с укропом, пшеничный свежеиспеченный хлеб, жареные грибы-лисички, и много прочего... Загляденье! Стеклянный графин с молодым вином стоял посреди всего этого великолепия, бросая на стол рубиновые отблески.
   - Я вот че думаю, Жека... Это сколько времени прошло с тех пор, как всё это началось? Два месяца? Больше? - Леха ковырялся ножом в деревянной лавке. - Как все изменилось... Всё, всё пошло к черту...
   Я хмыкнул:
   - Ну да, изменилось... Могло бы быть и хуже.
   - Это как это? - удивился Леха.
   - Ну что тебя ждало в той, прошлой жизни? Комната в общаге и недописанный диплом? Возможность горбатиться на государство или на дядю за гроши?..
   - Это да... Но людей-то сколько погибло! Жека, это же охренеть можно - восемьдесят процентов или около того!
   - Леха, наши-то живы... Семья, друзья...
   - Моих знакомых знаешь, сколько погибло? У нас пол улицы - пустые дома! Это у тебя - сплошные психи: Кудеяр, Джоуи... Такие не пропадут! А нормальные люди, Жека? Представь сколько... - он махнул рукой.
   - Чувак, я тебе вот что скажу,- у меня как-то резко в голове все оформилось. - Леха, ну кому мы были на хрен нужны со своим гуманитарным образованием, нищенскими зарплатами и непомерными амбициями? Кому из всех этих "нормальных" людей? У меня ничего не было! Ни денег, ни машины, ни девушки, ни перспектив! Я никем был!
   У Лехи в глазах мелькнуло понимание. Он протянул руку, взял автомат, который был прислонен к лавочке неподалеку и сказал:
   - А сейчас, выходит, мы в плюсе?
   Я энергично кивнул:
   - У нас есть люди, которым мы можем доверять, и пусть половина из них и психи! Наши семьи живы. Блин, да у меня девушка теперь есть!
   - Ха-хааа, действительно! -Леха похлопал "калашников" по цевью. - И автомат. У каждого из нас еще есть по автомату! И есть что пожрать сегодня, и где поспать... И мы точно знаем, чем мы будем заниматься в будущем. И этого вполне достаточно, чтобы не чувствовать себя никем... А неплохо всё получается, знаешь ли!
   - Ребята, мы вас заждались! - дверь бани приоткрылась, оттуда повалил пар, и показалось симпатичное личико Ангелины.
   - Ну да, совсем неплохо! - сказал я.
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
   2.РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ
  
   2.1. Рваные джинсы
  
   ...охренеть! Лежу на траве в одних рваных джинсах и кедах, над головой ивы шумят, вокруг - ни души... Как вообще я здесь оказался ? Где все? Где моя снаряга?!!
   Я вскочил на ноги, но тут же присел, схватившись за голову: болело дико!
   Кто-то разбил мне башку, хорошо хоть череп целый! Крови было полно, нужно было хотя бы умыться, не говоря уже о перевязке...
   Я поплелся по еле видной в траве тропинке, с трудом переставляя ноги. По ощущениям, впереди должна быть вода: река, озеро...
   Тропинка привела меня к невысокому обрыву, и я охнул: река была широкой и полноводной, такие в нашей синеокой Беларуси по пальцам пересчитать можно... Если меня не занесло куда-нибудь подальше, тьфу-тьфу-тьфу...
   Я снял кеды и влез в прохладную воду, смыл с себя грязь и кровь, ну и осмотрел свои телеса на предмет укусов. Рану на голове я никак проверить не мог, и поэтому было как-то неуютно: а вдруг это какой-нибудь мертвяк меня цапнул, или там мутант...
   Ну, это дело десятое, потому как если меня цапнули - я уже ничего не смогу поделать. А вот отсутствие элементарных средств выживания в современных условиях - это меня беспокоило куда как серьезнее!
   Выбравшись на берег, я обулся и осмотрелся. Тропинка вела вдоль обрыва, скрывалась в зарослях кустарника и невысоких деревьев. Отдаляться от реки мне не очень-то хотелось - если появятся зомби, я, по крайней мере, мог бы попытаться уплыть от них, не очень они воду любят, и пловцы из них как из меня балерина...
   Я топал по тропинке, переступая через лужицы и коряги, отводя рукой ветки кустов, и пытался вспомнить, что со мной произошло.
   И знаете что? Нихрена не получалось! Я помнил как началась вся эта бодяга с зомби, про наши с Лехой приключения и жизнь после того, как все более-менее устаканилось. Я катался с караваном на должности экспедитора, в основном по маршруту "Береговой-Дубровский" и обратно, и еще кое-куда, и помнил последнюю поездку - в Скупин. Там местный анклав менял металлопрокат и листовое железо на абсолютно любое огнестрельное оружие, по очень выгодному курсу. А одному типу из Дубровского срочно понадобилось очень много жести, не знаю уж зачем... Вот мы и решили скататься по-быстрому, на двух "Уралах". Всего-то километров 40, фигня! Скатались...
   Помню, как выехали из Дубровского. Дальше ничего не помню. Как будто выключил кто-то...
  
   Тем временем тропинка вывела меня из зарослей, и я остановился. Та-ак!
   Такие места есть, наверное, у любого городка, рядом с которым течет река. Сейфы. Железные, добротно сваренные хреновины, разной величины: некоторые примернокак среднего размера гроб, а другие - больше моей комнаты в общаге.. В них рыбаки хранят свои снасти, лодки и Бог знает что еще.
   Что это давало мне? Осознание того, что где-то недалеко есть город, и, главное, гипотетическую возможность улучшить свое материальное положение.
   Я осмотрелся в поисках оружия, и ничего не насмотрел. Пара крупных валунов лежали у берега, но таскать с собой камень в пятнадцать кило весом - уж увольте...
   Двигался я черепашьими темпами - очень уж не хотелось нарваться на мертвяка. Я был в курсе их привычки торчать беззвучно на одном месте и не двигаться.
   Первый сейф оказался серой полусферой, с внушительного вида навесным замком на двери. Нечего было и думать сбить такой!
   Я стал обходить его, наметив ржавую угловатую конструкцию, замок на которой выглядел не так серьезно. Оглядевшись, я уверился в том, что вокруг никого не было, спустился к реке за булыжником, поднял его обеими руками и пошел к ржавому сейфу, совершать кражу со взломом.
   Подхожу я, значит, уже и камень занес и тут, мать его, на меня прет мертвяк! Вышел из-за каких-то кустиков и шлепает ко мне.
   Рыбак, однако. Давно превратился, но места безлюдные, отожраться не успел. Резиновые сапоги, панамка камуфляжная, штормовка, на пузе - такая сумочка, знаете...
   Зомби протянул ко мне свои руки, а я опустил камень ему на панамку. Хорошо получилось, качественно. Мертвяк рухнул как подкошенный, а я подумал о том, что теперь мне придется идти к реке за вторым булыжником.
   Приобретенный инстинкт мародера все-таки победил, и я, оглядевшись, принялся обшаривать мертвяка. Первым делам я залез в сумочку на его пузе и удовлетворенно цыкнул зубом: ключ! С номерком "17". Я не я буду, если это не семнадцатый сейф! Кроме того на поясе в черном матерчатом чехле я нашел униинструмент, ну знаете, с плоскогубцами, отверточками, пилочками и ножиком... Дерьмо китайское, но радости моей не было пределов!
   Я пошел вдоль берега, высматривая заветную цифру "17". Судя по всему, сейфы нумеровались с противоположного конца, потому что только что я миновал двадцать третий и двадцать второй...
   А вот за двадцатым меня поджидал мертвый пенсионер в кепке и разбитых очках. Носа у пенсионера не было, как только очки не слетели?
   Протянув ко мне обглоданные кем-то руки, он засипел и заковылял в мою сторону. И че делать-то?
   Я встал у обрыва, дождался, пока этот тип подойдет метра на полтора, а потом отпрыгнул, зашел ему в тыл и пнул изо всех сил пониже спины. Негоже так со старшими обращаться... О времена, о нравы!
   Пенсионер плескался в воде, а я подбежал к выкрашенному в серый цвет, довольно большому сейфу и вставил ключ в замок. Замок был навесной, и проржавел знатно. Поматерившись и чуть не сломав ключ, я-таки открыл его.
   Дверь со скрипом подалась и я заглянул внутрь.
  
   Мне кажется, Али-Баба обрадовался пещере Сезам меньше, чем я этому сейфу!
   На гвоздике у двери висел электрический фонарик, не очень мощный, которые заработал после того, как я поменял батарейки местами и хорошенько его потряс. Дневной свет и луч фонаря давали возможность осмотреться. Итак!
   Первым делом я схватил со стены рыбацкую штормовку из плотной плащовой ткани и напялил ее на себя. Гонять полуголым - это, конечно, эпично, но сами понимаете... Следующей моей радостью был ледоруб. Наверное, ныне покойный рыбак зимней рыбалкой увлекался, и лунки им долбил. Хотя такие обычно у скалолазов в ходу... Да я вообще в ледорубах не очень разбираюсь, но башку проломить им точно можно!
   Дальнейшее обследование внутренностей сейфа предоставило в мое распоряжение двухместную резиновую лодку с парой весел и такой насос... Ножной насос в общем. Простой как три рубля: резиновая хреновина со шлангом. Давишь ногой - воздух качается. Ценная штука!
   Лодка - это хорошо. Мы с Джоуи еще в прошлой жизни частенько занимались браконьерством и расставляли сети у прибрежных кустов в тихих заводях и озерцах. И с резиновой лодки это было делать куда как удобно. Так что опыт обращения с подобными штуковинами у меня был.
   Нашелся и мотор для нее, и канистра с бензином, литров пятнадцать наверное. Ну мотор для меня - штука бесполезная, я все равно в них не бельмеса... А вот бензин - это да, это всегда хорошо.
   Ясное дело, что тут были удочки. И подсака, и садок, и все, что нужно для рыбалки. Еще я нашел здоровенный ржавый нож на самодельной деревянной ручке, и точильный камень. Ну и спички. Бумажная упаковка, 10 коробков - совсем не плохо. Какая-то металлическая кастрюлька тоже нашлась - пригодиться, учитывая отсутствие любой другой посуды...
   Прочее барахло было совсем барахлом - какие-то стеклянные банки, деревянные ящики и прочая муть. Хотя ящики можно было бы использовать для будущего костра - жрать хотелось неимоверно. И пить.
   И если с едой вопрос можно было бы отчасти решить, наловив рыбы, то кипятить воду из реки мне не улыбалось.
   Вооружившись ледорубом и напялив на себя рыбацкую штормовку, я почувствовал себя гораздо увереннее, и отправился на промысел.
   Теперь целью моей были сейфы с хлипкими замками, и я с помощью ледоруба вскрыл два. Таким образом, я прибарахлился парой резиновых сапог, металлической фляжкой, бутылкой водки, вещмешком и всякой полезной мелочевкой.
   Я уже собирался заняться резиновой лодкой и ловлей рыбы, как мой взгляд остановился на чуть приоткрытой дверце одного из сейфов, больше похожего на сарайчик. Двускатная крыша, какое-то окошечко мутного стекла, зарешеченное и узкое...
   И как я его раньше не заметил? Ходил же мимо!
   Перехватив ледоруб поудобнее, я подцепил им дверь и посветил внутрь фонариком. Внутри что-то загрохотало и на свет Божий явился мертвяк.
   Вообще-то это было абы-что какое-то, а не мертвяк. Майка-алкашка заправлена в семейные трусы, на ногах, точнее, на ноге - один резиновый шлепанец. Волосы торчат во все стороны, морда опухшая и неприятная.
   - Разве ты зомби? Ты бич гребаный! - сказал я.
   Гребаный бич просипел что-то, раззявил рот с гнилыми зубами и двинул ко мне. Я отступил немного, чтобы он не заслонял проход, и двинул ему ледорубом по темечку. Когда этот тип рухнул на землю, я перешагнул бренное тело и решил разведать его обиталище.
   Только я открыл дверь, и всё встало на свои места: он тут бухал. Я осветил лучом фонарика углы и радостно присвистнул: тут была упаковка банок с пивом! Точнее, раньше тут было две упаковки, но одну бывший алкаш оприходовал, и даже прихватил банку из второй. Учитывая пустую бутылку от водки на маленьком раскладном столе, погудел он неплохо!
   Я порылся по углам и нашел пачку дешевых чипсов, консерву "Гречневая каша с мясом", решетку для гриля с какими-то остатками на ней, и второй шлепанец. Его я выкинул за ненадобностью, а остальное прихватил с собой и отправился к сейфу номер 17 - накачивать лодку и готовить еду.
   У бережка я быстро разжился парой улиток для наживки, закинул трофейную удочку и отправился разжигать костер.
   Настроение мне испортил сброшенный в воду зомби-пенсионер: он добрел до удочки и запутался в леске, и опрокинул снасти в воду. Вот гад!
   Я его пришиб и, матерясь, закинул другую удочку, благо этого добра тут было навалом.
   В общем, к тому времени, как я накачал лодку при помощи ножного насоса, и, если честно, изрядно от этого дела подустав, мой улов составили две упитанного вида плотвы, грамм по двести каждая.
   Потрошить и чистить рыбу при помощи ножичка из униинтрумента и ржавого тупого тесака - то еще удовольствие, но я справился, и поджарил плотву на решетке. Почти не подгорело.
   Банка дешевого местного пива, две рыбки и пачка чипсов с просроченным сроком годности - что может быть лучше? Пища богов!
   Сбросив остатки пира в реку, я погрузил свой нехитрый скарб в лодку и спустил ее на воду, замочив при этом ноги. Ну да, догадаться снять кеды заранее - это было очень сложно!
  
   Я уселся на корме, взял в руки легкие пластиковые весла и потихоньку двинулся к центру реки. Нужно же было разобраться, где я нахожусь, в конце-то концов!
   Грести против течения на надувной лодке - это даже не смешно. Поэтому я просто старался держаться подальше от обоих берегов реки, чтобы никакая тварь на меня не прыгнула, и вертел головой во все стороны. Я высматривал любой знак-указатель, который подсказал бы мне мое местоположение, ну и еще какое-нибудь место, где можно было бы разжиться чем-нибудь полезным.
   И хотя сейфы у берега реки явно указывали на близкий город, или другой населенный пункт, никаких построек я не заметил. Может быть, выше по течению?..
   Но рассуждать было поздно, и я продолжил неспешное плавание. Заодно забросил удочку, кто знает, как будет обстоять вопрос с провизией в будущем?
   В общем, меня несло по течению неизвестно сколько времени. По ощущениям - минут сорок, может час... Мой улов составил пару лещей, и маленькую плотвичку, и болтался в садке за бортом, ухудшая и без того невеликие судоходные качества моего плавсредства. Иногда я откладывал весла и точил ржавый тесак, найденный в сейфе.
   Только я собрался снова забросить удочку, как увидел нечто, заставившее меня схватиться за весла.
   На левом берегу, утопая в зелени, радуя глаз разноцветной металлочерепицей и стенами белого или облицовочного кирпича, расположился коттеджный поселок. Буржуйский поселок, как я их называл, проявляя черную маргинально-нищенско-интеллигентскую зависть к имеющим материальные блага.
   Так вот, на ближайшем к реке коттедже, я бы даже сказал - усадьбе, через всю крышу краской была нанесена надпись: "ВЫЖИВШИЕ ЗДЕСЬ".
   Так! Раздумывать было некогда - еще минут пять и меня отнесет течением. Я начал грести к берегу, нацелившись причалить у прибрежных кустов. Меня настораживало то, что кроме надписи никаких признаков жизни в усадьбе и вокруг нее видно не было.
   Такие надписи были особенно популярны в первый месяц после того, как все это случилось, и они, что характерно, помогали. Вертолеты патрулировали территорию республики, людей вытаскивали, доставляли в анклавы, агрогородки - в общем, работа велась. А сейчас слишком велика вероятность нарваться на мутантов, или на бандитов, которые не прочь поживиться снаряжением, оружием и транспортом спасательных команд и доверчивых путников, которые забредают на огонек... Путников, типа меня.
   Только я не был доверчивым. Я был пессимистом, и поэтому причалил в кустах, привязал лодку, прихватил тесак и ледоруб, и двинул к коттеджу. Мне оружие и снаряжение были нужны не меньше, чем бандитам.
   В общем, я шел по широкой дуге, пригибаясь и скрываясь за кустами. Через метров двадцать и вышел к небольшому причалу, скорее всего для лодок или катамаранов. Неподалеку стоял лодочный сарай. Я осмотрелся, и быстро-быстро перебежал к сараю, благо, из дома этот участок не просматривался.
   Прислушавшись до звона в ушах, я подкрался к двери и тронул ее - открыто! Приготовив ледоруб я проскользнул внутрь.
   Осмотрелся - никого. Зато полно полезных штук, и самое главное - топор! К черту ледоруб, когда тут такая волшебная штуковина! Главное - топорище длинное и удобное. Тут еще был моток веревки, который я повесил через плечо, и масса инструментов. Смысла тащить их с собой я не видел, и, поэтому, оставив ледоруб и вооружившись топором, я вышел из сарая.
   Ни лодки, ни катера в нем, кстати, не было ни в сарае, ни у причала. Либо хозяева успели спастись, либо у них украли лодку.
   В общем, перебегая от куста к кусту, я приблизился к коттеджу, прижался к стене и остановился. Черт его знает, что там, внутри?! Людей не видно, не слышно... Вообще ничего не слышно. Мертвая, страшная тишина. Даже птички не поют.
   Я встал на цыпочки и заглянул в окно. Окно было заколочено досками. А вот это правильно! Может тут и живые есть?
   Пригнувшись, я крался вдоль стен, заглядывая в заколоченные окна. О чудо, в этом доме было два входа! И если в парадный я бы и лезть не стал, то черный, который выходил на задний двор - это было совсем неплохо.
   Перебежав от поленницы к беседке, а потом - сразу к дому, я подергал за ручку парадного входа. Оп-па! Подается! Скорее всего - закрыто на крючок или цепочку... Черт его знает, кто там или что там? А вдруг как пальнут в меня?
   Да, черт с ним! Потянул на себя дверь, вставил тесак в щель, провел туда-сюда... Точно, крючок! Металлически звякнув, дверь открылась, я спрятал тесак, перехватил топор и двинул внутрь.
   - Есть кто-нибудь? - негромко сказал я.
   Мутант, или зомби - они бы меня услышали пока я с дверью копошился, а человек, если он тут есть - не пальнет хоть сразу.
   Я прошел по коридорчику и вышел на кухню. Та-ак. На буфетах, плите, на столе - слой пыли. Кухней-то они бы точно пользовались! Так что хозяев нет, могу делать все, что захочу, ура! И первым делом я принялся проверять внутренности кухонных шкафов.
   Здесь, в общем-то, было чем поживиться! Консервы разных видов, от дорогущих шпротов до оливок и ананасов, сухие завтраки всякие: чипсы, хлопья, кукурузные палочки... Много всего, в общем... Открыл холодильник и сразу закрыл - воняло дико и ползали черви.
   На всякий случай я сунул в карман штормовки пару пачек сухариков и банку шпротов - мало ли, драпать придется, так хоть что-то с собой унесу, и продолжил обход дома.
   Заглянув во все комнаты, я убедился, что первом этаже никого не было, обыскивать шкафы и комоды я пока не стал, нашел лестницу на второй этаж и стал подниматься по винтовой лестнице с деревянными ступеньками. Вообще, домик был ухоженный, богатый... Скорее всего, хозяин был предпринимателем, или что-то типа того.
   На втором этаже пованивало. Не ацетоном, как от зомби, а знакомым таким трупным запашком....
  
   Я спустился на первый этаж, нашел какой-то женский цветасты платок, потом, у зеркала в коридорчике - духи с цветочным запахом, и набрызгал ими на платок.
   Обмотав лицо, я поднялся наверх. Первым была дверь явно в детскую, и жила там явно девочка. А кто еще, если наклейки с принцессами на всей поверхности двери?
   Я взялся за ручку и приоткрыл дверь. Млять. Я ошибся. Раньше тут жили две девочки. Теперь они обе лежали на кроватях, укрытые одеялами. Обе - с простреленными головами. Лежали явно не меньше пары недель... Меня аж передернуло. Случайно я заметил две пластиковые гильзы, которые валялись недалеко от двери.
   Дерьмо! Я захлопнул дверь и двинулся дальше. Тут было всего четыре двери, и я, не мудрствуя лукаво, открыл следующую. Мляя, да что это за день такой!
   На широкой двуспальной кровати, привязанная за руки и за ноги, лежала женщина. У нее не хватало половины лица. Явно - отстрелили. А у стенки сидел мужик в дорогом костюме и с дырой вместо верхней части черепа. И рядом с ним лежало... Ружье!!!
   К черту вонь! Схватив ружье и вынырнул из комнаты. Я - счастливый обладатель двустволки-вертикалки ТОЗ-34! Аллилуйя! Только вот патроны... Хотя, если в доме было ружье, значит были и патроны...
   Мой взгляд упал на фотографии, которые были развешаны на стене коридорчика. Главные их герои - мужик лет 35, красивая женщина и две девочки-близняшки. Черт!
   По всей видимости, женщина обратилась первой, и покусала девочек. Мужик привязал ее, потом как-то решил вопрос с дочерьми... Может они тоже были привязаны, под одеялами там не видно. И пристрелил их всех. А потом себя. Скорее всего, он тоже был покусанный.
   Это все как-то ни разу не весело. Даже ружье в руках радости добавило немного. Я его повесил за спину, и отправился искать патроны.
   Поиски были недолгими: в одной из комнат обнаружился открытый сейф, в каких обычно хранят оружие: железный шкаф с простейшим кодовым замком. На полу, прямо перед ним, валялся патронташ, наполовину забитый патронами. Я его тут же подхватил, и заменил в обоих стволах пустые гильзы на патроны с чем-то... Не знаю с чем, в общем.
   В сейфе лежали еще патроны, коллиматорный прицел, запас картечи, порох, пыжи, шомпол, аптекарские весы и прочая, и прочая... И книжечка, что-то про снаряжение патронов. Тут же был кожаный чехол для ружья.
   Я побегал по дому, нашел отличный рюкзак, литров на 50, куда и стал складывать свою добычу: провизию главным образом. Все ружейные прибабахи я сложил отдельно, в коробку. Патроны допихал в патронташ, в итоге получилось 37 штук.
   Наконец, мне в голову стукнуло, что я так до сих пор и бегаю в кедах и рваных джинсах, и туристической штормовке на голове тело. Совсем не айс.
   На первом этаже нашлись неплохие облегченные берцы, на втором, в той же комнате что и сейф - несколько охотничьих костюмов, ну и кое-какое белье. Хвала Всевышнему, были и не распакованная еще целлофановая пачка трусов-боксеров. Эта мелочь просто-таки камень с моей души сняла. Хозяин дома был чуть ниже меня ростом, а вот в плечах по шире, и размер ноги на один больше. Но в целом я прибарахлился неплохо.
   Я напялил на себя тельняшку, и нечто цвета "хаки", почти не ношенное. Штаны с карманами, и куртку - тоже с карманами. Зашнуровав берцы, нацепив поперек груди патронташ, повесив на плечо ружье и запихав за пояс топор, я почувствовал себя куда как более готовым к превратностям судьбы.
   Но прежде чем распахнуть парадную дверь, я все-таки выглянул в окно. Никого и ничего видно не было. Почти перед самым крыльцом стоял какой-то внедорожник с двумя спущенными колесами.
   Я открыл дверь и вышел. Отнес рюкзак и коробку с ружейными штуковинами в лодку, потом вернулся и подергал дверцы внедорожника. Не то, чтобы я надеялся уехать на нем куда-нибудь, водила из меня - аховый, но вот на предмет всяких ништяков проверить стоило.
   Эх, не подвела меня чуйка! В багажнике я нашел палатку. Судя по этикетке - какой-то "Домик-Б". Ну домик - и домик, хрен с ним. Порадовал еще котелок из нержавейки. Очень даже неплохо!
   В общем, как сказали бы литературные критики - настоящий "рояль в кустах" на мою долю выпал.
   Короче говоря, я сбегал в дом еще за несколькими одеялами. Заодно и полмешка картошки с кухни захватил. На второй этаж я даже не заглядывал - слишком тошно было...
   Закончив, наконец, со сборами, я погрузился в лодку, которая сильно просела, и отчалил. Вообще-то такие лодки килограмм 250 выдерживают, но я всё равно волновался и греб осторожно.
  
   Выбравшись на середину реки, я потихоньку стал править по течению, в сторону замеченных мной островков. Островки эти находились немного ближе к левому берегу, и привлекал меня самый крупный из них. Ну как, крупный... Такая неправильная окружность метров двадцать в диаметре, почти полностью заросшая все той же ивой-вербой. Солнце-то уже давно клонилось к закату, и через пару часов грозило совсем стемнеть. Минут за семь я добрался до острова, выбрался на берег и затащил лодку.
   Вооружившись топором я отправился на обход. Времена нынче лихие, а такое вот укрытие, со всех сторон окруженное водой - может пользоваться популярностью.
   Я даже совсем ну удивился, когда на противоположном берегу обнаружил лодку с одним веслом и каким-то месивом на дне.
   Раз есть лодка - значит кто-то на ней приплыл... Я их обнаружил неподалеку. Пожилая пара, у него - пребинтована рука, у нее - повязки на руке и на ноге. По всей видимости, их покусали в самом начале всего этого, но про последствия они даже не подозревали, и вот сбежали сюда... А теперь бродят...
   Я уложил их одного за другим, на каждого - по удару топора. Потом затащил их в лодку и оттолкнул от берега - пускай себе плывут. Покончив с этим, я расчистил небольшую площадку в середине острова, минут пятнадцать убил на установку палатки, ну а потом принялся готовить ужин.
   Хотя мой лагерь и был укрыт со всех сторон ветвями кустов, все равно я разжег костер в ямке, чтоб с берега видно не было. Водрузив на решетку-гриль трофейный котелок, я сварганил в нем неплохую похлебку, от души поел, а потом посидел с баночкой пива у догорающего костра.
   А потом я забрался в палатку, влез в спальник, обнял ружье и попытался уснуть. Только вот мысли не давали покоя: как там мои? Что там вообще произошло? Мама, Тимур, сестрица моя... Леха, Джоуи... Ангелина! Как там она? Волнуются, наверное, навыдумывали себе невесть чего...
   То ли пиво подействовало, то ли задолбался я порядочно за день, но уснул я крепко и без сновидений.
   Только спать пришлось не так долго, как хотелось бы
   - Бах! - звук выстрела ворвался в только-только начавшееся утро и разорвал тишину на кусочки.
   - Бах! Бах!
   Я подорвался как придурочный, запутался в спальнике, забыл надеть ботинки, и в носках выскочил из палатки.
   - Убейте их! Убейте! - орал кто-то.
   И снова выстрелы.
   Ну, на сердце у меня полегчало: если убейте "их", значит я тут ни при чем, меня никто не заметил. Носки, правда, я запачкал насмерть.
   Я влез обратно в палатку, зашнуровал берцы, повесил через плечо патронташ и потихоньку пробрался к кромке воды, выглянул из кустов.
   Стреляли явно с левого, ближайшего ко мне берега реки. И кричали там же...
   Пробравшись по кустам к нужному месту, я глянул на берег и немного одурел.
   По самому краю обрыва бежали два мужика, сложно было определить их возраст... Видно было, что один из них ранен, он держался за бок рукой и сильно отставал.
   Примерно метрах в двухстах от них... Короче, там были всадники. Четыре всадника. Они стреляли по этим людям и кричали. Было ясно, что через минуту-другую все будет кончено...
   Один из всадников, молодой парень, светловолосый и кудрявый, пришпорил коня, вырвался вперед и выстрелами из пистолета уложил обоих беглецов.
   - Готовы! - крикнул он и спрыгнул с коня.
   Полы его черного плаща взметнулись в воздухе как крылья какой-то огромной птицы.
   Вообще, они все были в этих плащах - черных, и, кажется, кожаных. На рукаве у каждого была какая-то повязка, черная с белым. Что там изображено было, я рассмотреть не смог.
   Остальные всадники приблизились и спешились.
   - Так что, Руденко, ты обоих уложил?
   - Да, Сан Саныч, одного в башку, второго в грудь!
   - Идиот ты, Руденко.
   Сан Саныч, лысый дядька в высоких сапогах, скинул с плеча винтовку и пальнул в голову одному из беглецов.
   - Скидывайте их вниз, хлопцы! Нехай рыбы едят гадов!
   Хлопцы за руки и за ноги швырнули в реку убитых, одного за другим. А потом вскочили в седла и рванули по бездорожью вдоль берега. Светловолосый Руденко остановил коня, который гарцевал на месте, и крикнул:
   - И так с каждым будет! - и, ударив пятками по бокам скакуна, умчался вслед за остальными.
   Кому кричал-то?
   Вообще, все это требовало осмысления. Я что, на Диком Западе? Какие-то ребята в плащах, охота на бегущих людей... Еще повязки эти! Ясный хрен, что народной дружиной тут и не пахнет!
   И ускакали эти лихие демоны как раз вниз по течению...
   О том, чтобы спать дальше, я уже и не думал. Сложил палатку, перекусил, проверил свой арсенал, подкачал лодку... Понравился мне этот островок, однако! Если бы не вся эта муть с потерей памяти - я бы тут пожил... Один или с какой-нибудь Ангелиной! А что? Катался бы, ништяки собирал по окрестностям, а она бы мне спину прикрывала. Идеально!
   С такими мыслями я уложил свои пожитки в лодку, проверил оружие и снаряжение, и отчалил.
  
  
  
   Примерно через полчаса я, наконец, врубился, где нахожусь. В этом мне помог указатель, расположенный на неплохой асфальтовой дороге, которая выходила довольно близко к реке.
   ЗУБРОВ, 10 КМ
   Вот что гласила надпись. И стрелка указывала на направление против течения... Черт побери, я от города-то вчера все-таки был в двух шагах! Хотя на кой черт мне тот город? Сейчас я нахожусь в дремучем Полесье, западнее Берегового километров эдак на сто двадцать, и река эта называется Припять. И пока мне с ней по пути, еще как минимум километров пятьдесят... Что-что, но карту Беларуси я знал, так что направление моего движения теперь сомнений не вызывало.
   Сомнения вызывала моя способность добраться до Берегового самостоятельно... Черт, нужно было найти или дружинников, или военных. И выйти на связь с полковником Вайсаровым.
   И еще одна проблема: вода. Из речки хлебать как-то не очень, а пива осталось всего три банки... Хреново дело!
   Так я греб потихоньку, пока за очередным поворотом реки я насмотрел что-то приятное: хутор. Три дома стоят метрах в ста от берега, и недалеко от них - колодец!
   Короче, я даже толком лодку не замаскировал, просто привязал к кривенькому деревцу, повесил на плечо рюкзак, вооружился и побежал к хутору. Идиот.
   Почему я идиот, я не сразу понял. Сначала я глянул в колодец и порадовался наличию там воды, и огорчился отсутствию ведра. Ну, веревка у меня с собой была, а ведро я решил поискать в домах, как и какие-нибудь бутылки для воды.
   В одном из домов были закрыты все ставни и заперта дверь. Я походил кругами, лезть туда не решился.
   Во втором доме я нашел зомби-бабку. Она стояла на кухне у печки и пялилась на меня. Черт бы ее побрал. Я даже добивать ее не стал, закрыл дверь на кухню, да и всё. А ведро взял в коридорчике.
   С емкостями для воды вопрос все еще стоял, а третий дом оказался заброшенной хибарой типа времянки, в ней, видимо, еще до начала всего этого никто не жил.
   Короче, я стал открывать ставни первого дома и заглядывать в окна. Вот тут-то и выяснилось, почему я идиот!
   Лучи света ворвались в полумрак комнаты через окно, и моим глазам предстал мутант, который жрал что-то на полу комнаты. Его слегка ослепило солнцем, и среагировал на меня он не сразу.
   Оскаленная морда, бугры мышц под изорванной в лохмотья футболкой, огромные когти... Здорово он тут отожрался!
   Через мгновенье мутант приготовился к прыжку, а я отпрыгнул от окна и пятился, пятился...
   Стекло со звоном разлетелось, и серая мускулистая туша вылетела наружу. Млять! Я недолго думая рванул в дом, где тусовалась зомби-бабка, и закрыл за собой дверь. Сначала на крючок, а потом, после глухого удара о доски двери - и на засов. Я прошел внутрь дома и затаился в коридорчике. Снаружи мутант нарезал круги вокруг дома.
   Бабка скреблась в дверь кухни и здорово меня напрягала! А мутант что-то замышлял, там, на улице!
   В общем, у меня не выдержали нервы, я вломился на кухню и пальнул из ружья в голову бабульке. В патроне была дробь, и голова разлетелась, перекрасив всю кухню в неприятные красные оттенки.
   В этот же самый момент в дверь дома ломанулся мутанат, и я, дрожащими руками перезарядив ружье, убрался с кухни.
   Мутант был, по всей видимости, не тупой. Он понял, что в дверь ломиться не стоит. Тем более опыт выбивания окон у него был...
   Короче, его туша мелькнула у окна одной из комнат, я рванулся туда, и в тот момент, когда когтистые лапы выдергивали оконную раму, я выстрелил из обоих стволов ему в рожу. Пулей и мелкой дробью.
   Убить не убило, но взбодрило мутанта здорово. Он как-то вприсядку шмыгнул за колодец и замер там, дав возможность мне перезарядиться.
   Черт! Что делать! Хрена с два я убью его из ружья! Целый магазин из "калаша" в такого чудика высаживали, и то бывало шевелился еще! Разве что в башку попасть еще несколько раз... Да не такой я охренительный стрелок, если честно...
   Я оперся о стену и выдохнул. И вот что я мог сделать теперь?
   Подождав пару минут я ме-едленно выглянул во двор. МЛЯТЬ!!! Эта скотина уже подкралась под самое разбитое окно!
   Я успел шмальнуть в него один раз, и отпрянуть, рухнув на спину, прежде чем мускулистая лапа и рожа с полной острых клыков пастью появилась в оконном проеме. Я выстрелил снова, попал, кажется... В общем, он делся куда-то, а я вскочил и выхватил топор, который, кстати, больно впился мне в задницу при падении.
   Вовремя я! Мутант не оставил попыток добраться до меня! Его раскуроченная выстрелами башка и простреленная лапа вовсе не убавили желания сожрать меня!
   Страшилище подтянулось на лапах, желая проникнуть внутрь дома, но я рубанул прямо возле когтей, и мутант, захрипев, рухнул на землю. Кажется, я побеждаю!
   А вот нихрена! У него были целые задние лапы, и оттолкнувшись ими, монстр вскочил на подоконник. Я замахнулся топором, готовясь сдохнуть с оружием в руках...
   - Убейте его!!!
   Хлопнуло несколько выстрелов, и мутант рухнул внутрь дома, продырявленный пулями. Я принялся рубить его топором, не обращая внимание на крики и лошадиное ржание на улице.
   Когда в окно заглянул белобрысый парень в черном плаще, я был похож на заправского мясника, который только что закончил разделывать свиную тушу. Он посмотрел на меня, на то, что осталось от мутанта и белозубо улыбнулся.
  
  
   2.2. Тирания, или роль личности в истории
  
   Я впервые в жизни сидел в седле. На лошади, в общем. Спокойная гнедая кобылка флегматично рысила следом за остальными всадниками, а я удивлялся всему, что видел вокруг, как маленький ребенок, которого привели в детский садик.
   Ну, во-первых, вот эти ребята в черных плащах. У каждого из них на рукаве была повязка: черного цвета, с черепом и костями. Внушает, знаете ли... Они были хорошо вооружены, в основном - винтовками и пистолетами, но была и парочка автоматов. На мой вопрос, кто они такие, парень по фамилии Руденко ответил:
   - Опричники мы. Тирану служим.
   Это вообще как понимать? Вот так вот сразу - "опричники"? "Тиран"? Правда, при этом Руденко безбожно скалил зубы, остальные тоже - посмеивались. Но ружье забрали. А топор и тесак - оставили.
   (вообще, опричники - это была такая спецслужба в 16 веке у Ивана Грозного, кто не знает)
   Отряд состоял из двенадцати "опричников", и одного они сегодня потеряли. Как сказал командир отряда, Сан Саныч, сцепились они с какими-то нехорошими дядями, которые пришли из-под Минска.
   - А вы - хорошие? - спросили я.
   - Не-е-е! - снова заулыбались опричники. - Гляди, какие мы злые!
   Сан Саныч продемонстрировал мне повязку на рукаве, а потом показал пальцем на три мешка, притороченных к седлу:
   - Тут морфов головы. Одна, кстати, твоя. Ты его почти убил.
   - Морфов? - не понял я.
   - Ну монстры эти, смекаешь? А за их головы Тиран отдельную благодарность выносит. Существенную. Так что - злые мы и страшные, даже не сомневайся. Видишь, что с людями делаем!
   Мы как раз проезжали линию электропередач. На высокой железной опоре болталось штук восемь зомби, подвешенные за шею при помощи проводов. У каждого на шее была табличка. Черт, мы под Береговым как-то провернули что-то подобное...
   - А кто это там болтается? Что за люди? - спросил я.
   - Борцы с тиранией, ясное дело. Погибли за свободу слова и рыночных отношений... - саркастично произнес интеллигентного вида опричник.
   Этот парень мне скорее напоминал молодого университетского преподавателя: очки, аккуратная стрижка, подстриженная борода... Вообще тут очень разная компания подобралась, даже странно!
   Мы въезжали в деревню. Вывеска гласила, что сей населенный пункт называется Беличи, и на ней были намалеваны через трафарет уже знакомые череп и кости, и надпись, мол не влезай, убьет. Дорогу перегораживал явно не так давно сооруженный блокпост со шлагбаумом. Дежурили там два мужика с охотничьими ружьями, весьма затрапезной внешности. Завидев нас, они вскочили с насиженных мест и поснимали с головы шапки. А вот это что-то новенькое!
   Сан Саныч махнул им рукой, а когда приблизились, спросил:
   - Как тут у вас, мужики? Без происшествий?
   - Да все слава Богу, уже неделю как все тихо!
   - Ну, счастливо оставаться, мужики.
   - Счастливой дороги, господа опричники!
   Копыта цокали уже почти в центре деревни, а мужики все боялись сесть, и стояли по струнке.
   Остановились перед магазином. Тут тоже дежурил мужик с охотничьим ружьем. Два опричника спешились, сняли переметные сумы и внесли их в магазин.
   - Сигареты тут, и лекарства кое-какие, - пояснил Руденко. - Нас просят - мы ищем.
   - А-а-а!
   Мы продолжили путь, и я здорово натер себе ноги и все, что пониже спины. Сижу в седле как... Как лох какой-то.
   - Долго еще? Куда вообще вы меня везете?
   - Мы? Ты ж сам едешь! - хохотнул Руденко. - В Замок везем, к Тирану. Сам скоро увидишь, километра три еще...
   Замок? Если раньше мне все это показалось Диким Западом, то теперь мне показалось что я попал прямиком в Средневековье. Я так и сказал. А тот интеллигент посмотрел на меня поверх очков и сказал:
   - Угадал. Оно и есть.
   Миновав деревню, мы попетляли по лесной грунтовой дороге и в какой-то момент оказались на опушке...
   Солнце заливало лучами зеленые луга, дорогу, которая поднималась от подножия к вершине холма, нависающего над рекой... И настоящий замок на холме!
   Высокий частокол, сторожевые башенки, черепичные крыши деревянных домов... Да что же это такое?
   Я проморгался, и начал замечать детали: мешки с песком, прожекторы и пулеметы на башенках, ограду из колючей проволоки, которая опоясывала замок в два ряда, чердачное окно одного из домов за частоколом - явно ПВХ... Технологичный такой замок получался!
   Опричники заулыбались, увидев мою реакцию, а я присмотрелся и вообще охренел: над воротами весело развевался на ветру "Веселый Роджер" - черное полотнище с черепом и костями!
  
   Когда мы подъехали, ворота отворились, а сверху кто-то поздоровался, а потом крикнул:
   - Эй, Руденко! Ты мне мармелад привез?!
   - А жопа у тебя не слипнется? - заржал Руденко, но потом полез в переметную сумку и достал оттуда пакетик жевательного мармелада "Червяки". - Лови, Серега!
   Пакетик с мармеладом взлетел в воздух и был пойман цепкими лапами рыжеволосого опричника.
   - Спасибо, чувак!
   Перед воротами мы спешились, и Сан Саныч повел свою и мою лошадей в поводу. А мне оставалось только башкой вертеть во все стороны.
   Увиденное впечатляло. Все было чисто, аккуратно, и продуманно.
   Как я понял, население замка - это в основном опричники и их семьи, и всего их тут было человек пятьсот-шестьсот. Удивляло то, что все строения были явно новые! Знаете, в последнее время стали популярны эти "евросрубы", или "евроизбы", как их там еще называют? Короче, большинство зданий, за исключением каких-то складских помещений вдоль стен, были из дерева. Двух - и трехэтажные, с крышами из металлочерепицы и окнами-ПВХ.
   Тут явно было электричество, такую вещь как фонари сложно не заметить, и прочие удобства. Например, несколько артезианских скважин и даже небольшая церковь - тоже деревянная.
   - И куда меня теперь? - спросил я.
   - Сейчас бросим твои вещи куда-нибудь, а потом я схожу узнаю, может тебя главный примет.
   - Главный?
   - Ну Тиран наш, - улыбнулся Сан Саныч.
   - Ну понятно...
   Хотя ничего понятно не было.
   Меня провели в один из домов, во вполне уютную комнату в мансарде и сказали что она пока будет моя. Ружье, кстати, поставили в угол, к моему огромному удивлению. Надо же какие тут либеральные порядки!
   Перед тем как меня позвали на аудиенцию, я успел умыться и вообще - привести себя в порядок. Для этого тут была раковина с рукомойником, ведро воды, кусок мыла и полотенце. Очень даже неплохо!
   Я проследовал за блондинистой шевелюрой Руденко к главному зданию. Не знаю, как оно тут у них называлось, но выглядело точно так же как и все остальные: деревянный сруб с черепичной крышей. Разве что этажей было три, над крыльцом нависал балкон, который удерживали деревянные колонны, а с балкона свисал огромный черный флаг с черепом и костями.
   Руденко оставил меня в какой-то комнате, гд кроме круглого стола и стульев вокруг него ничего и не было. Я подошел к столу и принялся разглядывать карту. На ней был изображен Припятский Национальный парк и окрестные территории: Зубровский и Павликовский районы. Черным маркером была обведена часть названий деревень, в том числе - Беличи. И на берегу реки, как раз там, где я сейчас находился, была нарисована жирная звездочка и подписано это было как "Замок".
   - Уже шесть д-деревень под нами. Работают опричники! - сказал кто-то за моей спиной.
   Я обернулся и оглядел его с головы до ног. Высокий, чуть пониже меня, крепкий мужчины лет сорока пяти. Темные с проседью волосы коротко острижены, темно-карие глаза на смуглом лице смотрят уверенно и иронично. Вообще, такое лицо принято называть волевым - массивные подбородок и нижняя челюсть, четкая линия рта. За собой явно следит - гладко выбрит, черная рубашка выглажена и выстирана. Рукава закатаны по локоть, предплечья мощные, как у армрестлера. Обручальное золотое кольцо на правой руке... Жена за ним следит, по всей видимости...
   - Здрасте, - сказал я.
   - П-приветствую, - говорил он размеренно и неторопливо, слегка заикаясь, но это наоборот заставляло прислушиваться к его словам.
   - Меня эти... Опричники сюда доставили. Вроде как на аудиенцию, - я подозревал, кто передо мной, но раньше времени свои догадки высказывать не стал.
   - А вы вообще откуда? Чьих будете? - спросил мужчина.
   - Вообще я из Берегового. Ничьих не буду... В Народной Дружине состою, повязку правда посеял где-то... На полковника Вайсарова работал, экспедитором. Грузы сопровождал в караванах...
   - И какими судьбами в нашу глушь?
   - Хотите верьте, хотите нет - не помню. Ехали с караваном в Скупин из Дубровского - это помню. А потом - как будто вырезал кто-то!
   Он посмотрел на меня внимательно, а потом сказал:
   - Да вы просто кладезь п-полезной информации.... То есть в Скупине, Береговом и Дубровском - действующие анклавы?
   - Ну да, не анклавы, а города Республики Беларусь, все как положено... Армия, коммунальные службы, медицина...
   Он вздохнул глубоко, а потом произнес:
   - Нет никакой республики. У же п-полторы недели как. У вас на самом деле амнезия, по всей видимости..
   Я ошарашено посмотрел на него а потом спросил:
   - А вы кто, собственно такой? Откуда вы это знаете?
   - Да тираню тут окрестности в меру своих скромных возможностей... П-поверьте, я знаю о чем говорю.
   - Так это вы - Тиран?
   Он глянул мне в глаза, а потом слегка поклонился:
   - Именно. Собственной п-персоной.
  
   У меня в голове проносилось множество мыслей, но повторялась почему-то одна: "А похож, похож! Этот может быть тираном..."
   - Раз такое дело, представьтесь хотя бы, а я вам расскажу, что вы пропустили... А п-потом мы уже разберемся, что с вами делать...
   - Женя меня звать. А то вам ваши опричники не сказали?
   Он мой последний вопрос проигнорировал и заговорил:
   - Так вот что, Женя. Я изначально предвидел что-то п-подобное. Все-таки у нас не военная диктатура, что бы там не говорила западная пресса... В общем, Браславские озера перестали выходить на связь две недели назад. Ближайшей точкой, из которой поступала информация, была военная часть - кажется, танковые войска, километров пятьдесят оттуда. Сказали, что-то здорово там громыхало... Потом сказали, что пошлют туда разведчиков. И все, ни слова больше. Не п-прошло и недели, как все пошло к ч-черту, - он, вроде как, даже проявил эмоции.
   А я спросил:
   - А вы? Откуда все это - замок, опричники ваши... Флаги с черепом и костями?
   - Я уже сказал, что п-предполагал, что все так и будет. И стал готовиться к этому, на этой территории, в этом национальном парке. Никакой дружины, никаких военных. Я, мои люди и те, кто захотел к нам присоединиться... А п-после того как все пошло к... П-после этого мы стали собирать земли.
   - А замок? Вот этот частокол, дома... Тут же не было ничего?
   - Было предприятие деревообрабатывающее, как раз на этом месте. По производству этих домов.
   - А опричники? Оружие?
   Тиран иронично глянул на меня и спросил:
   - А вы, молодой ч-человек, случаем не американский шпион? Ха-ха, если и так, то вам серьезно не повезло... Или повезло? Ч-черт его знает как оно там, в Америке? Если вам и вправду интересно - я расскажу.
   Мне и вправду было интересно. Хотя гораздо интереснее было, как дела у нас в Береговом и у Лехи в Дубровском, но я торопить события не стал.
   - Вообще-то я директор местного колледжа лесной промышленности. Был. По образованию - историк, в этом самом колледже историю и преподавал... Как-то так получилось, что военрук у нас был - серьезней некуда. Гонял п-пацанов и в хвост и в гриву... Я вас познакомлю при с-случае. И две конно-спортивные школы в радиусе десяти километров. Вот вам и опричники...
   Я почесал затылок. Надо же, как у него красиво все получается!
   - А оружие? Винтовки?
   - У меня товарищ старшиной в военной части служил. Тут, неподалеку, километров пятнадцать. Там со Второй Мировой склады еще... Как только все это началось, мы вчетвером план действий наметили, и стали потихоньку реализовывать. Уже тогда рассчитывали, что свои проблемы придется решать самостоятельно, без помощи армии или дружины... Я, военрук, товарищ старшина, и один предприниматель, владелец вот этого самого предприятия... Сейчас нас двое осталось... А у вас, в Береговом, как выкрутились? Там вроде с цыганами какая-то история была? - сменил он.
   Я рассказал ему кратко о происходящем у нас, он поиграл желваками на скулах и спросил:
   - Нефть, говоришь? И перерабатывающий завод?
   Я кивнул.
   - С бензином у нас туго. Оттого и лошадкам цены нет... Как насчет экономического сотрудничества, а? Насколько я знаю у вас ничего не изменилось, военные взяли власть, вот и всё...
   - А я что? Я там никто вообще. Там полковник Вайсаров всё решает.
   - Ладно вам! Просто доведете до сведения, что с моей стороны есть такое п-предложение. У нас есть что предложить. Вот такие вот домики - это как минимум. Ну и еще много всяких п-полезностей...
   - А домики эти... Как вы так быстро отстроились? Я, насколько помню, прежде чем отделывать, они полгода примерно постоять должны?
   - Ну, во-первых, мы особо не отделывали. Готовые срубы собрали, на которых уже материал был, окна-двери вставили, проконопатили... Да, потом переделывать придется, это точно. Но пока Замок - это самое безопасное место. Тут нет зомби, нет морфов... Только преданные мне люди.
   - То есть опричники - это ваши студенты из колледжа?
   - Не только, не только. Но в большинстве своем - да. Безбашенные ребята. Один Руденко чего стоит... Вы имели честь с ним познакомится.
   - Имел... - я подумал немного и все-таки спросил. - Я видел, как ваши люди убили двух мужчин на берегу Припяти. Безоружных. Как-то это не по-христиански что ли?
   Взгляд Тирана сразу стал жестким:
   - Они пытались продать наркотики в одной из моих деревень. В открытую, на площади перед магазином. Думали, раз старая власть закончилась, им все можно!
   Я сделал обезоруженный жест ладонями:
   - Понял, понял. Вопросов больше нет... Хотя погодите. Есть один.
   - Задавайте.
   - Почему - череп и кости?
   На жестком лице моего собеседника появилось что-то, похожее на улыбку:
   - Фургон с сувенирной продукцией. Нашли дня через два п-после того, как... Там этих флагов, всех вариантов и размеров... Ну и в наших условиях, когда мертвецы бродят по земле такой флаг кажется мне самым подходящим, а?
  
   В общем, мы мило пообщались. Но вот когда я попросил его помочь связаться с Вайсаровым, он выдал фортель. То есть для тирана, каким он и являлся, в этом не было ничего удивительного. Но я-то пока не воспринимал его в таком качестве, мне он казался обычным мужиком, пускай и сумевшим организовать жизнеспособный анклав....
   Короче, Тиран дал мне задание.
   В десяти километрах отсюда находился поселок городского типа Павликов. Там жил какой-то тип, знакомый Тирана. И у него был спутниковый телефон. Крутой типа, наверное... И я должен был отправиться в этот самый Павликов, найти дом по улице Гоголя, благо, улица эта была рядом с рекой, забраться туда, отыскать чемоданчик с телефоном и доставить это дело назад. Как в компьютерной игре.
   - А почему я? Вон у вас опричников сколько! - попытался возмутиться я.
   - П-пожалуйста. Можешь ничего не делать, - спокойно сказал Тиран, и я понял, что если не отправлюсь туда, то никакой связи не будет.
   - И когда ехать?
   - Сейчас. Об этом ап-парате одновременно узнали я и мой конкурент, Витя Зареченский. Он на левом берегу свои п-порядки наводит, а я тут, на правом... Бодаемся потихоньку. Мотор на лодку тебе дам, чтобы назад быстро добрался, ружье нормальное... "Моссберг" 12 калибр помповый хочешь?
   - Хочу! - сказал я. - Только если я сейчас поеду, то там буду к полуночи... Темно, однако.
   Тиран развел руками и повторил:
   - Можешь нич-чего не делать.
   Вот же мать его! Переться в незнакомый город ночью, найти чертов чемоданчик... Это при том что зомби умеют стоять совершенно бесшумно! А мутанты? Или морфы, как их тут называли. Их никто не отменял! Я спросил об этом у Тирана. А он сказал:
   - П-павликов сейчас мертвый город. Они почти все сразу погибли. У них ни военных частей там нет, ни организованной п-преступности, ни крупного охотничьего общества... Сожрали друг друга в п-первые три дня, кто сбежать не додумался... А где много зомби - там мало морфов. В другие дома не заходи, и жив останешься, я думаю...
   Ничего себе, он думает...
   - Как с мотором управляться - покажете?
   - Покажем... Туда лучше на веслах иди, чтоб шума не делать.
   В общем, у меня забрали ТОЗ, выдали "Моссберг" и кучу патронов, в основном картечь. Я успел перекусить, выпить банку энергетика из тиранских запасов и меня позвали учиться управляться с мотором. Ничего особенного, если только он не сломается и мне не придется лезть внутрь. Дернул за веревочку, мотор завелся, а потом уже все как два пальца...
   Я так и не понял, с чего он меня туда выпихнул? Кто их поймет, этих власть имущих? Если он смерти моей хочет - пристрелил бы просто, и в реку сбросил... А так "Моссберг" дал, патронов, мотор... Что мне мешает свалить от него?
   Об этом я уже думал на середине реки, направляясь к Павликову. Свалить мне мешало только одно: Припять через сотню километров течет уже не по Полесью, а в Зоне отчуждения Чернобыльской АЭС. А туда соваться совсем не в кайф. И пешочком до Берегового оставшиеся десятки километров топать - тоже не айс. Так что, Жека, дуй за спутниковым телефоном...
   И я дул.
   Когда показались первые постройки Павликова, уже стемнело. Судя по распечатанной карте, мне нужно было заплыть в затон по левому берегу, и там уже причалить.
   Честно говоря, было жутковато. Мрачные серые пятиэтажки-"хрущевки", ржавые баржи, буксиры и теплорходы у берега, ветер, шелестящий в кронах деревьев... Угрюмые тени от всего этого на черной воде, бледная лунная дорожка... Брр!
   У меня был фонарик, еще из сейфов, но включать я его не стал: это ж чистое безумие, легче заорать во всю глотку, мол здрасте, я приплыл.
   Затон я нашел не сразу, пришлось грести из-за всех сил, возвращаться. Я видел нескольких мертвецов, они стояли на набережной, впав в свой обычный тупняк, который наступал при долгом отсутствии живой пищи. Ну, теперь у них был я, так что тупняк скоро закончится...
   Где эта чертова улица Гоголя? Она должна была выходить к берегу затона почти перпендикулярно, но я нихрена не видел из-за долбаных кустов, которыми зарос берег. Делать было нечего, я привязал лодку к одному из этих кустов в подходящем месте, схватил рюкзак, и "Моссберг", сунул за пояс топор и высадился.
   День "Д" млять. Высадка в Нормандии. "Моссберг" я повесил на плечо, а в руки все-таки взял топор. Если бахнуть тут двенадцатым калибром, все зомби очнутся и потребуют угощения... Ни разу мне этого не хотелось.
   Вообще, бродить по ночному городу - дибильная затея. Особенно, если город кишит ожившими мертвецами. Млять! Которые стоят вот так вот неподвижно за фонарным столбом! Я размахнулся и располовинил ему голову. Сволочь такая, у меня волосы на голове дыбом встали!
   Надо собраться! Я вдохнул-выдохнул и трусцой побежал вперед - искать улицу Гоголя. К черту этих зомби, они тут вроде как медленные, слава Богу!
   Улицу я нашел быстро. На самом деле, перпендикулярно берегу. Только радости мне это не прибавило. На захолустной улице, в частном секторе - целая толпа зомби. Какого хрена они тут делают?! Крайние уже почуяли меня и стали поворачивать ко мне свои отвратительные рожи... Вот же гадство!
  
  
   Я лихорадочно осмотрелся, и мой взгляд зацепился за бетонные кольца, ну такие, какими обычно укрепляют стенки колодцев. Они лежали возле забора участка, от которого было рукой подать до моей цели.
Разбежавшись, на ходу топором отбросил от себя особо навязчивого мертвяка, и, оттолкнувшись обеими ногами от бетонных хреновин, сиганул через забор.
И приземлился прямо в какие-то кусты! Судя по запаху - смородина. Гребаная смородина теперь была везде: у меня в карманах, на штанах, в ухе. Смородина впилась мне ветками в подбородок, заляпала ягодами "Моссберг"... Я выбрался из этих кустов, и, бормоча проклятья и матерные слова, направился дальше. 
Чтобы добраться до вожделенного дома по улице Гоголя, мне нужно было перебраться еще через два забора. Или возвращаться на улицу, где кишели зомби. Я прошелся по двору и вскоре нашел искомое: небольшая металлическая приставная лестница, метра два в длину. Нехрен мне больше делать - снова сигать через забор!
Я аккуратненько приставил ее к следующей ограде, влез, уселся на забор, втянул лестницу и прислонил ее с другой стороны. Это кажется простым, а попробуйте провернуть это, когда вы обвешаны оружием и амуницией!
Спокойно спустившись, я направился к последнему препятствию, за которым находилась моя цель. Вдруг за моей спиной раздался странный металлический звук... Я оглянулся, и тут же, роняя лестницу, отпрыгнул в сторону.
Облезлая псина с тихим сипением ковыляла ко мне. Замершие, жуткие глаза, оскаленная пасть... Да она млять зомби! Псина рванулась ко мне, но ее отбросило назад. Цепь!
Я показал псине средний палец, выдохнул, подтянул к себе лестницу и приставил ее к последнему забору. Тихонечко поднялся по ступенькам и заглянул во двор... Вроде никого... Перебравшись через забор, я затаился у штабеля досок, которые были сверху накрыты рубероидом.
Черт меня побери, если в доме кто-то не светил фонариком! Его луч отражался от стекол, бегал внутри... Два луча!
Они хотят забрать мой спутниковый телефон! Предупреждал же меня этот феодал доморощенный, что могут быть конкуренты! И какой у меня план действий? Никакой...
Я снял с плеча дробовик: все таки он выглядит страшнее чем топор... Как-то они вошли? Вошли! Войду и я следом за ними... Добравшись до угла дома, я осторожно выглянул и осмотрелся.
На крыльце дежурил какой-то тип в маске-"балаклаве". Он задумчиво курил, облокотившись на перила, и вооружен он был пистолетом, который лежал тут же, на перилах. Как только он меня не услышал, когда я карабкался через заборы? Хотя с улицы в ворота стучали мертвецы, и собака-зомбяка звенела своей цепью по соседству... В общем, я подкрался поближе, вдоль стенки, а потом рванулся вперед и двинул ему прикладом "Моссберга" в висок, но попал в нос.
- Ой мля!.. - мужик схватился за лицо. - Ты че делаешь!
Хреново получилось! Я ударил еще раз, потом взбежал на крыльцо, и спихнул его вниз. Он только держался за лицо и выл. Пистолет я засунул в карман, и было это очень неудобно.
- Вован! Вован, че там?! - раздался голос из дома.
Черт! Я пригнулся, чтобы меня не было видно из окна на крыльце. Вован что-то простонал под крыльцом, из окна посветили...
- Батон, там с Вованом че-то! - крикнули из дома.
- Пацаны, у него ружье! Осто... - крикнул Вован, а я с испугу пальнул в него из "Моссберга", и тут же перезарядился.
А-а-а, черт, все пошло наперекосяк! Заряд картечи отбросил Вована к воротам, которые опасно прогнулись на улицу. Зомби снаружи почуяли кровь и ломанулись с удвоенной силой, а из форточки на крыльцо вдруг выпало что-то кругленькое и темное, и с металлическим стуком покатилось по крыльцу.
Я даже подумать ничего не успел! Ломанул через окно, через стекло, опрокидывая кого-то, кто присел у подоконника, и уже ощущая спиной ударную волну от взрыва и осколки недовыбитого мной стекла. И еще что-то, что обожгло спину в районе левого плеча.
Кто-то подо мной был явно шокирован, а я схватил его за шею и душил, душил... Он пинался, хрипел, пытался отпихнуть меня, потом вцепился в дробовик, который висел на ремне, и даже пальнул куда-то в стену, но я был явно крупнее и сильнее... Потом он обмяк.
Я суматошно отполз куда-то под стол, и вовремя - со второго этажа, по лестнице, спускался по всей видимости Батон. Полный тип с пистолетом и фонариком.
Он ошалело вертел головой, пытаясь понять, что здесь происходит, а потом началось вообще черти что: в окно полез застреленный мной Вован, он уже обратился, и теперь жаждал нас сожрать. И зомби снаружи наконец-то сломали ворота, и тоже поперли внутрь...
Батон сосредоточился и стрельнул Вовану в голову, а я стрельнул в Батона, через стол. Картечь - такое дело, можно целиться очень примерно... Попал куда-то по ногам, передернул цевье, опрокинул стол и побежал к лестнице на второй этаж, перепрыгнув раненого Батона. Адреналин кипел в крови, в висках стучало, сердце выбивало такой ритм, что чечетку танцевать можно было!
Зомби уже толпились на крыльце и лезли в окно...
  
   Где этот чертов чемоданчик с телефоном? Я рыскал по второму этажу, перебегая из комнаты в комнату, и слушая вопли Батона, которого жрали на лестнице. Дверь на первый этаж я закрыл, и приставил к ней какой-то шкафчик.
   На втором этаже было пять комнат, и я перерыл их вверх дном, но ничего, похожего на спутниковый телефон не нашел. Был какой-то кейс с офисными бумагами, еще кожаный дипломат и ящик с набором инструментов. Я устроил феерический бардак, выбросив все вещи из шкафов и комодов на пол, перевернув кровати - ничего! Его просто не было, и всё! Я даже стены и пол принялся простукивать, и вы знаете что? Я нашел пачку денег (разная валюта, от евро до российских рублей) и пакет с чем-то похожим на анашу под половицей. И нахрена оно мне?
   Зомби внизу бушевали вовсю. Они долбились в дверь, скрипели ступеньками на лестнице... Я выглянул в окно и с испугу сразу же отшатнулся: во дворе их была целая толпа!
   И что мне теперь делать?
   Я сел на пол, спиной к стене, спрятал лицо в ладонях и постарался успокоиться. Так, ну сколько их там может быть? Три десятка? Больше?
   Я выглянул во двор и начал считать. Раз-два-три-четыре-пять, вышел зайчик погулять... В ночном свете это сделать было сложно, но тем не менее я насчитал тридцать четыре сволочи. Еще сколько-то было внутри, не меньше дюжины точно.
   А что было у меня? Я полез в карман и достал пистолет. Надо же - "Тульский Токарев", он же ТТ... Хорошая штука досталась мне в наследство от убиенного типа в "балаклаве"...
   Я выщелкнул магазин: все восемь патронов на месте!
   Для "Моссберга" у меня было 25 патронов, на разный боеприпас. Еще в два раза больше - в рюкзаке. И еще топор!
   А если спутниковый телефон был на первом этаже? Я ведь его так и не обыскал? Я стал мысленно прокручивать в голове, все, что успел увидеть... Коридорчик и кухня, больше ничего. Там никакого чемоданчика не было. Так! Зато на кухне был баллон с пропаном для газовой плиты... А вот это уже шанс!
   Я встал, приставил "Моссберг" к стеночке, метрах в двух от двери, чтобы был под рукой. Топор расположи у другой стеночки, напротив. Потом дернул затвор ТТ, опрокинул шкафчик на пол, и взялся за ручку двери, чуть-чуть ее приоткрывая. Ровно настолько, насколько позволял шкафчик.
   И тут же мертвячьи руки полезли внутрь, и следом за ними показался их хозяин - дядька с лысиной и в майке-алкашке. Я прицелился и выстрелил в лысину. Зомби рухнул, заклинив дверь. Переступая через него, полез второй, и через секунду поймал пулю зубами, обдав вылетевшими из затылкакровью и мозгами толпящихся сзади товарищей по несчастью.
   Третий полз чуть ли не на четвереньках, вставать начал уже в дверном проеме. Я пальнул ему в голову почти в упор, и тут же выстрелил в четвертого, который всунул свою морду в дверь.
   В общем, пистолетные патроны я израсходовал секунд за пятнадцать, завалил лестницу восемью совсем мертвыми мертвецами. Я оттащил шкафчик, дав возможность двери отвориться, пинком сбросил одно из хладных тел вниз, внося сумятицу в группу товарищей, которые доедали бренное тело Батона. Они как-то резво вернулись к кулинарным изыскам, и мне это совсем не понравилось.
   Черт, надо поскорее с ними разбираться, а то ускорятся от сожранного и переключаться на меня.
   Протянув руку, я взял дробовик, и, тщательно прицеливаясь, стал стрелять им в головы. На третьем выстреле оставшиеся в живых рванули ко мне, но я ногой сбросил по лестнице еще одно тело, что их здорово замедлило, и дострелил остальных. Пришлось, правда, дозаряжать патроны, трясущимися пальцами извлекая их из патронташа.
   Твари лезли в окно, я выстрелил туда пару раз, потом поднялся по лестнице, спотыкаясь о трупы, оставил дробовик и взял топор.
   Внизу мертвецов было всего двое, и я просто размозжил им головы топором, обыденно и особенно не переживая по этому поводу. Пробравшись на кухню, я топором обрубил резиновый шланг у баллона с пропаном, и потянул баллон за собой.
   Завоняло газом. Тяжелая хреновина! Килограмм тридцать, наверное! Выпустив из рук топор, я поднял баллон обеими руками, напрягся, размахнулся и запустил его в окно, прямо в рожи лезущим туда зомби.
   Скорее, скорее, скорее! Я рванул на второй этаж, подхватил "Моссберг", высунулся в окно над крыльцом, высмотрел в слегка разбавленной лунным светом тьме, среди толпы зомби баллон, из которого через обрубленный шланг со свистом выходил газ, прицелился и выстрелил...
   Рвануло так, что у меня потемнело в глазах, а спиной и головой я долбанулся аж об противоположную стену...
  
   Что-то с тех пор, как я очнулся на берегу реки с потерей памяти, я делаю массу идиотских безрассудных поступков...
   Кряхтя, я поднялся на ноги, пощупал голову - мать его, вся ладонь в кровище! Из спины в районе плеча кровь шла тоже, наверное, зацепило осколком от гранаты, еще внизу...
   Я подобрал с пола дробовик, который выронил при взрыве, и топор. Выглянул в разбитое окно и шумно выдохнул: это просто долбаный Сталинград!
   Мертвяков разметало во все стороны, у кого-то оторвало конечности, весь двор заляпало красным... Млять, и все это сделал я... Съезжаю с катушек от такой жизни по всей видимости...
   Я спустился по заваленной трупами лестнице, побродил по первому этажу в тщетных надеждах найти-таки чемоданчик, а потом выбрался из дома и поковылял к месту, где я оставил лодку.
   Вообще, все это требовало осмысления... Тиран предупреждал меня о каком-то типе с погонялом Зареченский, и это могли быть его люди. Но с другой стороны - откуда они так быстро там появились? Совпадение? Я вас умоляю...
   У берега я заметил какое-то шевеление и вскинул дробовик.
   - Тихо, тихо! Это мы! - двое опричников, Руденко и тот интеллигент в очках, вышли из-за укрытий. - Нихрена себе ты там устроил!
   А я и не думал опускать дробовик:
   - Ребята, это была подстава. Вы же меня реально на убой послали!
   Руденко развел руками:
   - Не, парень... Я не в курсе. Опусти ствол, садись в лодку, поедем в Замок, разберемся...
   Я соображал туго, если честно. А потом в голове помутилось и мир качнулся справа-налево, и я сел на задницу прямо посреди дороги.
   Опричники побежали ко мне, интеллигент быстро осмотрел меня со всех сторон, полез в сумку за аптечкой и принялся бинтовать мне голову. Потом увидел рану на плече, матюгнулся и сказал:
   - Руденко! Режь ему куртку к чертовой матери!
   Я вяло сопротивлялся, но одежду мне разрезали и перебинтовали. А потом под белы рученьки отвели в катер, который вел Руденко. А моей лодкой управлял интеллигент, которого звали Юра.
   Я напился воды из пластиковой бутылки, которая была тут же, в катере, и облокотился на бортик.
   Катер мигом домчал нас до Замка, где меня с рук на руки передали местному медику. Эскулап перетащил меня в местный медпункт и тут же меня взял в оборот.
   Он вытащил из меня осколок гранаты и кучу стекла, поменял повязку на плече. Чтобы обработать мой затылок, ему пришлось постричь меня машинкой, иначе было никак. Многочисленные раны он безжалостно залил йодом, везде наклеил пластырей...Короче, видок у меня был тот еще... А когда доктор закончил надо мной издеваться, дверь распахнулась и вошел Тиран.
   - П-приветствую, - сказал, и уселся на соседнюю кушетку.
   А я даже что ему ответить не знал. Ну ведь кинул он меня знатно, это и ежу понятно. Вместо спутникового телефона - какие-то типы и толпа зомби. Так что я выдавил из себя только одно слово:
   - Нахрена?..
   Тиран подошел к окну, раздвинул пальцами металлические жалюзи, поманил меня пальцем:
   - Взгляни.
   Я приковылял к окну, посмотрел туда, куда он показывал.
   У ворот, на самой настоящей виселице, болтался подвешенный за шею мертвяк. Еще совсем недавно этот тип показывал мне, как управляться с мотором для лодки.
   - Я знал что в Замке п-предатель, - проговорил Тиран. - Кто-то сливал информацию Зареченскому. Я п-подозревал его. О том, куда ты направляешься знал только он.
   - Как-то это цинично. Использовать первого встречного...
   - А я могу п-позволить себе быть циничным. Я же Тиран. Мне нет необходимости притворяться хорошим. Т-тем более я видел, что ты парень тертый... А своих людей я подставлять не могу. Я за них отвечаю.
   Ну каков мерзавец, а?
  
   Тиран понаблюдал немного за телодвижениями подвешенного зомби, а потом задумчиво проговорил:
   - Я тебе связь обещал... Идти можешь?
   Я просто кивнул и поковылял за его широкоплечей фигурой в сторону сруба, который считался тиранской резиденцией. Хозяин провел меня на второй этаж, в комнату, у дверей которой стоял опричник с АКСУ в руках. Ого, как все серьезно!
   Дверь нам открыли, и я увидел, что на столе посреди комнаты стоит чемоданчик со спутниковым телефоном. Я вопросительно посмотрел на Тирана, а он ответил на незаданный вопрос:
   - Я его забрал в п-первую очередь. Очень удобное п-приспособление... Или я похож на идиота?
   Уточнять, как ему удалось сохранить все это в тайне, я не стал.
   Неформального вида паренек что-то понажимал в чемодане и спросил:
   - Так что, связываться будем?
   - Будем, - сказал Тиран. - Только я вас п-попрошу - не называйте нашего точного местоположения. Скажите - Припятский Национальный парк. Остальное - на ваше усмотрение...
   Я кивнул. Назвал частоту и позывной Вайсарова - "Панцирь". Паренек что-то там пошаманил, а потом принялся вызывать Береговой. На секунду он закрыл трубку ладонью и спросил:
   - А кто вызывает-то? Я же не скажу, что Замок Тирана!
   Мы синхронно улыбнулись, и я ответил:
   - "Караван". Скажи, что вызывает "Караван", - это мой позывной был, во время работы по сопровождению грузов, экспедитором.
   - "Караван" вызывает "Панцирь", "Караван" вызывает "Панцирь"... Ответьте "Каравану", прием!
   В динамике раздались непонятные шумы и шипенье, и удивленный голос дежурного радиста откликнулся:
   - Это "Панцирь"! Повторите свой позывной, прием!
   Я выдернул трубку из рук парниши, и заорал в микрофон:
   - Да я это, я! " Караван"! Это "Караван", как слышите?
   Трубка долго молчала, а потом голос полковника Вайсарова ответил:
   - Слышу вас хорошо. "Караван", ответьте, в какой конторе вас держал в плену бандит Носатый? Прием!
   Проверяет полковник, все правильно.
   - Не контора, а завод "Интервал". И не Носатый, а Лобастый, прием!
   В трубке опять послышалось шебуршание, а потом полковник веселым голосом проговорил:
   - Живой, сукин сын! Называй координаты, Женёк, сообразим насчет вертушки! Прием!
   У меня улыбка расплылась на полрожи.
   - Я в Припятском Национальном парке. Прием.
   - Ты в безопасности? Жив, здоров? Прием.
   - Жив. Почти здоров. Местные товарищи приютили... Прием.
   - На связь еще сможешь выйти? Прием.
   Я вопросительно глянул на Тирана, он сделал милостивый жест рукой, мол, пользуйся.
   - Смогу, прием.
   - Тогда давай через полчаса. Определимся с точкой эвакуации. Прием.
   - Вас понял. Как там мои? Прием.
   Тут Вайсаров замешкался, и у меня все похолодело внутри, но ответил он довольно бодро:
   - Живы все. Все... Нормально, в общем. Тяжко нам пришлось последнюю неделю, но справились. До связи, Женёк! Прием.
   - До связи.
   Я хотел по своей привычке провести рукой по волосам, но поморщился: во-первых, от боли, а во-вторых потому, что вспомнил, что волос-то у меня почти не осталось. Сбрил изверг-доктор. Зато была роскошная щетина, почти борода, как будто я недели две не брился... Ну и хрен с ней!
   - Значит мы д-договорились? - спросил Тиран.
   - О чем это?
   - О п-поставках стрелкового нарезного оружия.
   - Ну я поговорю с Вайсаровым, это единственное, чем я могу помочь...
   - П-превосходно. Кстати... Ваша одежда никуда не годится. Подыщем вам что-нибудь... И "Моссберг" можете себе оставить, как оплата за лодку и двустволку. А к точке эвакуации мы вас п-проводим, не сомневайтесь.
   А потом мы снова вышли на связь с Вайсаровым, и он сказал, что есть возможность забрать меня от погранзаставы на границе с Украиной, около деревни Старая Гута. Завтра, примерно в шесть часов вечера. На вопрос о том, каким транспортом я прибуду, я ответил, перед этим глубоко вздохнув:
   - На лошади. Мы все будем на лошадях. Конец связи.
   А Тиран когда узнал, куда меня придется доставить, сел на стул, сделал классический жест "рука-лицо" и первый раз за все время выматерился:
   - Млять.
  
  
   Через некоторое время Тиран встал, стукнул легонько, но решительно кулаком по столу, подошел к окну, повернул ручку и гаркнул во двор:
   - Общий сбор, хлопцы! На коней, кто в Бога верует!
   Со двора раздался нестройный гул голосов, а потом топот, грохот и лязганье.
   Тиран секунду помолчал, а потом снова гаркнул, уже в дверь:
   - Эй, опричник! Принеси комплект обмундирования! Такой, к-крупного размера...
   Тот парень, что стоял у дверей в качестве охранника, метнулся исполнять указание.
   Я наблюдал все это с молчаливым удивлением, а Тиран склонил голову на бок, прищурился и проговорил:
   - Некоторые события и некоторых людей нам п-посылает Бог, - он снова слегка заикался, и говорил в медленном темпе. А вот когда приказы отдавал, где было его косноязычие? - Тебя точно Господь п-послал. Давно пора было навести п-порядок на южных рубежах, все руки не доходили... Теперь Зареченскому п-пинка хорошего отвесили, п-предатель на виселице болтается... Пора и к погранцам наведаться, не справляются они...
   - С чем? - удивился я.
   - От нас до границы - километров сто, д-даже меньше...
   - И что?
   Тиран грустно вздохнул:
   - Ты вообще в курсе что на Украине происходит?
   - Ну туго там у них, - почесал затылок я.
   - Туго - не то слово. Это тут, в Беларуси, еще до всего этого - порядок был, менты взятки не брали и люди Батьку слушались... А там - ну ты в курсе... Так что сейчас там - Дикое П-поле. Махновщина. По крайней мере в приграничных районах... Бегут оттуда люди... И хорошие, и п-плохие. У меня почти десяток опричников - хохлы... Уживаются с бульбашами, трое жен себе тут нашли... Хотя у них же не жена! У них "д-дружина"! - улыбнулся Тиран.
   В это время прибежал опричник с ворохом одежды.
   - Вот!
   - Это ему, - Тиран кивнул на меня.
   Опричник кивнул и положил все это на стол, рядом со спутниковым телефоном.
   - Одевайся и выходи во двор. Через час-п-полтора выступаем.
   Ого как!
   Через двадцать минут я стоял на крыльце . Почему так долго? А попробуйте на себя напялить одежду, когда у вас в плече дырка, и в голове тоже...
   Одежка была эпическая. Такая, какую носят все опричники: нейтрального цвета футболка, светло-синие джинсы, высокие армейские ботинки и черный плащ, ясное дело. Повязки с черепом и костями мне не полагалось, я ж не опричник, а вот "Моссберг" и патронташ мне принесли.
   То, что происходило в Замке снова до жути напомнило мне то ли Средневековье, то ли Дикий Запад: вооруженные люди, лошади, приветственные крики везде, где появлялся Тиран... Опричники смеялись, гомонили, проверяли оружие и снаряжение. Вообще, им, видимо, пофиг было куда направить копыта своих лошадей и стволы своего оружия. Как Тиран скажет - так и будет.
   Роль личности в Истории, однако... Прямо по Макиавелли.
   Собралось тут никак не меньше трех сотен всадников, за воротами рычали моторами грузовики.
   Наконец, сборы были окончены. Тиран лихо вскочил в седло, поднял руку вверх и сказал:
   - П-пора наведаться на южные рубежи наших владений, ребята. П-пограничники в осаде уже месяц, нужно бы помочь воякам. Поможем?
   - Да-а! - раздалось слитное.
   Только Руденко весело спросил:
   -А вояки по нам палить не начнут? Не очень-то они нас жаловали!
   - Не начнут. Мы т-товарища сопровождаем... И кое-что в п-подарок им везем, вон грузовики стоят. А подарки все любят, так?
   - Та-ак!! - снова вздохнули опричники.
   Ишь ты, выдрессировал!
   - Так что с погранцами не бодаться,м- матом не ругаться и вести себя вполне п-прилично. Глядишь, скоро они череп с костями себе на зеленые береты прицепят, а?
   Опричники заржали в голос, а Тиран тронул поводья коня и колонна всадников вслед за ним начала выливаться в деревянные ворота Замка.
   "Ой, что-то будет!" - пронеслось в моей голове.
   Мое место было в одном из грузовиков, чему я был в общем-то рад. Наездник из меня никакой, да и раны давали о себе знать.
   Я дождался, пока последняя тройка опричников покинет замок, и, стараясь не вляпаться в конский навоз, который теперь был повсюду, зашагал к машине.
   В Замке оставалось никак не меньше полусотни бойцов, и, как мне показалось, увеличилось количество пулеметов на стенах. Однако, Тиран - голова! Не оставляет свою базу без прикрытия... Уверен у него еще какие-нибудь сюрпризы в запасе имеются.
   Я уселся в кабину старого, но мощного МАЗа, рядом с бородатым седым дядькой в черном берете, на котором были все те же череп и кости. Плащ его лежал на сиденье, неподалеку. Тут же и АКСУ покоился.
   - Это из-за тебя весь сыр-бор? - с ходу спросил он. И представился: - Марков моя фамилия.
   Я пожал протянутую крепкую руку, представился в ответ и ответил утвердительно. А Марков усмехнулся и сказал:
   - А вот нихрена! Тиран он головастый. У нас такие рейды чуть ли не каждые две недели... Проходимся по окрестностям как гребенка, собираем все нужное, уничтожаем все ненужное. Давно пора показать тамошним, за кем сила! Да и пограничникам тоже... А то они ребята хорошие, Тирану их нужно под себя подминать.
   Он богатырским движением переключил передачу и потихоньку тронулся вслед за всадниками. А я сидел и думал, что нихрена не понимаю, куда я вляпался. Все происходящее вокруг казалось мне еще более далеким от реальности, чем долбанный зомби-апокалипсис.
   Мы проехали километров десять на юг, когда все и началось. Сначала - короткие отрывистые команды, потом - топот лошадиных копыт, клубы пыли...
   Примерно половина колонны, сотни две опричников рассредоточились в разные стороны. Я высунулся из окна грузовика и спросил:
   - Что там происходит? Что случилось?
   - Зачищаем! Спрячь башку, а то оторвут нафиг! - прокричал мчавшийся мимо на лошади опричник.
   А потом раздались винтовочные выстрелы и уже знакомые крики:
   - Убейте их! Убейте!
   Марков невозмутимо крутил баранку. Посмотрев на меня, он сказал:
   - Тут недалеко было логово морфов. Целая стая, семь или восемь тварей... Руки не доходили, просто людей предупредили чтоб не шастали тут. Теперь морфам капут, а склад нам достанется!
   Склад! Это другой вопрос, это понятно... Вскоре выстрелы прекратились, но вернулись в строй далеко не все опричники, часть продолжала геройствовать где-то.
   Дорога медленно наматывалась на колеса МАЗа, я откровенно скучал.
   Высунув руку из окна, я пялился на кузов едущего впереди грузовика,
   как вдруг кто-то тронул меня за руку. М-мать! Тиран тыкал мне в локоть рукояткой нагайки. Ну конечно, какой тиран без кнута? Интересно, а пряник у него есть?
   - А пряника у вас нет? - спросил я.
   - П-простите... - он сразу не въехал, а потом глянул на свою нагайку и улыбнулся. Понял!
   Добрая улыбка Тирана. Ж-жесть!
   - У меня д-для вас рискованное дело. Если согласитесь и дело в-выгорит - будут вам пряники.
   - Что именно?
   И тут Тиран поведал мне о способе, которым местные бандиты-беспредельщики раскулачивают зажиточных граждан последние несколько месяцев.
   Называлось это "ловля на зомби". То есть у дороги оставляли мертвяка, обычного, медленного. На него навешивали всяких полезных ништяков - автомат, каску там, рюкзак, да мало ли что еще! Чаще всего охочие до жизненно необходимых ништяков людишки останавливали свои транспортные средства и пытались вещички с мертвяка приватизировать. Тут-то отовсюду выпрыгивали лихие демоны, вооруженные до зубов, и приватизировали себе все, до чего дотянутся их загребущие руки. Ну а о судьбе жадных людишек история умалчивает...
   - Я что, ограбить кого-то должен? - удивился я.
   - Ч-черт, нет! Наоборот! Тебя должны ограбить! - Тиран даже из себя немного вышел. - А ребята их скрутят!
   Вообще, странно - то улыбается, то из себя выходит. Может, в человека превращается? А он продолжил вещать:
   - Вместе с Марковым, без опознавательных знаков наших... На грузовике... Старик и раненый, что может быть лучше?
   Короче, я понял. Марков сначала не согласился с тем, что он старик, а потом согласился на авантюру.
   В общем, мы выехали на четырехполосную асфальтовую дорогу, на которую нам указал Тиран, спрятали плащи, Марков засунул под сиденье берет.
   Главное было не переиграть, поэтому я высунул ствол "Моссберга" в окно, а водила положил АКСУ на колени.
   Я пялился на правую обочину, Марков- на левую. Через пару километров мы въехали в смешанный лес: сосны, дубки, тополя... Я пытался понять, где ребята Тирана, но ничего так и не разглядел.
   Оп-па!
   - Марков, глянь-ка!
   На обочине топталась парочка зомбяков. Наши клиенты! Один из них был просто кладом на ногах: на шее болтался охотничий карабин с оптикой, на поясе - патронташ, из которого масляно поблескивают патроны...
   - Ну че, действуем аккуратно? Ты раненый - ты прикрываешь. А я пойду! - сказал Марков.
   Я кивнул, дождался пока он остановит машину и выпрыгнет, пересел на водительское место и стал целиться в лес из "Моссберга".
   Раздались два выстрела из автомата: походу Марков уложил зомбаков.
   Только я отвернулся, чтобы посмотреть на него, как р-раз - у меня уже тянут дробовик из рук, и в голову тычут двуствольным обрезом. Млять.
   - Дядя, отдай ружье и вылезай из машины! - какой-то тип в тельняшке и бандане, с лицом как у пьющей бабушки был очень настойчив.
   - О-о-окей, - не стал спорить я.
   В зеркальце я увидел, как какие-то гопники окружили Маркова.
   -Вылезай-вылезай! - обрез ткнулся мне в переносицу, и я потихоньку стал открывать дверь и выбираться на улицу.
   Нас обоих поставили рядом, у тента грузовика. И тот самый, которая "пьющая бабушка", огорченно поцокал языком и сказал:
   - Мертвечинку ты, дед, зря испортил. Теперь вы будете вместо них тут гулять...
   И взвел курки обреза.
  
  
   Тут же его башка разлетелась на куски от бахнувшего выстрела! Мы с Марковым рухнули на землю, и поползли к грузовику. А на дорогу со всех сторон с гиканьем и свистом, дикими воплями "Убейте их!", ринулись конные опричники.
   Бандиты были окружены и обезоружены.
   Тиран на своем коне проехал сквозь толпу опричников, спрыгнул на землю, прошелся вдоль ряда скрученных грабителей, которых крепко держали бравые ребята в черных плащах.
   - Расстрелять. Т-трупы сжечь, - и отошел.
   Стреляли по очереди. Каждому - в затылок.
   Кое-кто из бандитов не выдержал, трое стали вопить и умолять о пощаде, а один выкрикнул:
   - Не стреляйте, я скажу где...
   Сан Саныч, лысый опричник, тут же оттащил его в сторону.
   Грохнул последний выстрел, а бандит уже "кололся". Что он там говорил, я не знаю, но Сан Саныч, пообщавшись с ним, сказал:
   - Мне нужны полсотни людей и два грузовика!
   Тиран милостиво махнул рукой:
   - Бери!
   Нам Тиран выразил личную благодарность и прозрачно намекнул по поводу обещанных "пряников".
   На привал мы остановились часа через три. Палатки, полевые кухни, охрана лагеря - у опричников все было схвачено.
   Тиран ужинать, видимо, не собирался. К нему то и дело подходили командиры подразделений ( вроде как сотники, полусотники и десятники), приносили трофеи и докладывали о проведенных мероприятиях.
   Самым последним, уже после того, как ночная тьма опустилась на округу, и лагерь освещали только отблески пламени от костров и неяркий свет луны, прибыл Сан Саныч.
   Он привез два грузовика, набитые всякой всячиной, от медикаментов и продуктов питания до РПГ и взрывчатки. Ничего себе, награбили!
   Тиран просто похлопал его по плечу, они как-то особенно переглянулись, и Сан Саныч сказал:
   - Двадцать три.
   - А у нас? - спросил Тиран.
   - Трое.
   Тиран на удивление с чувством перекрестился, а потом проговорил:
   - Семеро за сегодня. Царствие небесное...
   А потом все легли спать.
   На рассвете мы снялись с лагеря и продолжили путь. В общем-то все было по старому: отряды опричников разъезжались в разные стороны, наводили порядок, стреляли мертвяков и морфов-мутантов, вешали черные флаги с черепом и костями в точках, где были выжившие, которые подчинялись Тирании. Подчинившихся снабжали оружием и продовольствием, уверяли в том, что скоро наступят лучшие времена.
   А к обеду мы услышали звуки боя. Тиран кликнул Руденку, и вместе они рванули галопом на разведку, в сторону господствующей над местностью высотки. Вообще, вот это личное участие Тирана во всех делах, его показное бесстрашие - все это снова мне напомнило средневековых сеньоров или латиноамериканских каудильо.
   Вернувшись обратно, Тиран вызвал к себе командиров, и через секунду два отряда по тридцать всадников уже рванули в разные стороны. Они что-то взяли в грузовиках, кажется, нечто посерьезнее чем дробовики, автоматы и винтовки.
   Остальные по приказу Тирана спешились, и размеренным бегом двинули на высотку.
   Марков перебросился парой слов с одним из опричников, и объяснил:
   - Погранцы с кем-то рубятся. Скорее всего, беспредельщики с той стороны... И вроде как мертвецы еще. Нам приказано тут сидеть и не высовываться.
   Я почесал раненый затылок, а потом сказал:
   - Ну я ни у кого в подчинении не нахожусь. Мне тут никто не приказывает. Бинокль есть?
   Марков покачал головой, но порылся в бардачке и достал полевой армейский бинокль. Я заприметил там еще и ПМ в кобуре, и вопросительно глянул на водилу.
   -Бери, чего уж там. Тебе с твоим плечом сейчас только из дробовика и стрелять... - разрешил он.
   Я взял пистолет, нацепил кобуру на пояс, рассовал по карманам запасные обоймы, повесил на грудь бинокль, и, выпрыгнув из машины, побежал вслед за опричниками на высотку.
   Тут руководил Сан Саныч. Он зычным голосом раздавал команды, и его беспрекословно слушались.
   Я приложил к глазам бинокль и стал разглядывать деревеньку вдали, погранзаставу, дымы и мост через небольшую речушку. Что-то там творилось неправильное.
   Какая-то толпа навалилась на баррикаду, переграждавшую мост. По деревеньке каталась техника, какие-то переделанные внедорожники, с которых время от времени стреляли в сторону заставы.
   - Короткими перебежками - впе-еред! - скомандовал Сан Саныч, и опричники, пригнувшись, побежали вниз по склону.
   Только тут я заметил, что почти все из них сменили оружие.
   Автоматы с подствольными гранатометами, ручные пулеметы, РПГ... Винтовки, все с оптикой, остались у считанного меньшинства, у тех, кто, видимо, считался настоящим снайпером.
   Я побежал следом. Надеюсь, Тиран знает что делает...
  
  
  
  
   Тиран знал. Прежде, чем нас заметили из деревни, опричники открыли огонь по технике. Как я понял, Тирану было глубоко фиолетово, кто это. Они не были похожи на пограничников, или других военных, и тем более - они не были похожи на мирных жителей.
   Огневой мощи у опричников было хоть отбавляй, не знаю, почему Тиран так настаивал на контрактах по закупке стрелкового вооружения?
   Подствольные гранатометы, РПГ, ручные пулеметы - все это рычало и плевалось огнем! А когда очередной внедорожник взрывался или начинал дымить, опричники продвигались вперед, занимали новую позицию и снова открывали огонь. Противнику не давали ни одного шанса: двести стволов в умелых руках - дикая сила.
   Как я понял, кто-то там, в деревне, понял, что их просто-напросто перебьют, и решил отступить к мосту, где толпа уже сломала баррикады и рванула на нашу сторону. Это были зомби, ясное дело...
   Отступающим сбежать не позволили: два отряда, которые Тиран послал на фланги, перерезали им дорогу.
   Там всего было машин пятнадцать, в первые же семь минут боя уничтожены были одиннадцать из них. Остальные скрылись где-то среди домов.
   Следующей проблемой были прорвавшиеся через мост зомби. Ну как, проблемой... Их там было около сотни, из них - полтора десятка шустрых. Всадники из фланговых отрядов с безопасного расстояния отстреляли большую часть мертвяков, а потом вместе с основными силами оцепили деревню.
   С погранзаставы не стреляли. Видимо, пытались понять, что за новая напасть на их голову свалилась. Или может быть они уже были в курсе, кто такие опричники?
   Тиран объявился неподалеку от меня. В руках у него был мегафон.
   - Граждане б-бандиты! Бросайте свою технику и оружие, выходите п-по одному с вытянутыми вверх руками. Если в течение п-пяти минут не подчинитесь - вас ждет долгая и мучительная смерть.
   Мощно он загнул! Я думал, они пальнут в ответ, но из деревни кто-то крикнул:
   - А ты кто ваще, мужик?
   - А я м-местный Тиран. Я здесь главный, в общем! - прохрипел мегафон голосом Тирана.
   Я заметил, что со стороны заставы в нашу сторону выехал "уазик" с открытым верхом. Там сидели какие-то люди в военной форме. Погранцы, наверное.
   А Тиран просто стоял и ждал. Его черный плащ эпично развевался на ветру, взгляд буравил окраины деревни. Картину писать можно. Военно-историческое полотно, батальный жанр.
   И через какие-то две минуты из-за крайних домов начали выходить люди с задранными вверх руками.
   - Не стреляйте, мы сдаемся!
   Тиран махнул рукой в их сторону, и несколько опричников сорвалось с места, чтобы взять сдавшихся под белые ручки.
   В этот же момент подъехала машина с пограничниками. Выскочивший из нее вояка с погонами старшего лейтенанта подбежал к Тирану и, представившись, заговорил:
   - Старший лейтенант Путилов. Вы что здесь устроили, это зона нашей ответственности...
   Тиран просто отмахнулся:
   - Я вижу какая у вас ответственность...
   Старший лейтенант Путилов замялся, и тут из деревни с пробуксовкой рванул мощный джип, с пулеметом на вертлюге.
   Пулеметчик нажал на гашетку, и пулеметная очередь прострекотала в нашу сторону, и один из опричников, стоявших рядом с Тираном, рухнул замертво, а сам великий вождь всея опричнины, схлопотал пулю в руку с мегафоном.
   - Д-догнать, - сказал он. - Живыми - сюда.
   Сразу сработали снайперы, и шины внедорожника стали стремительно сдуваться.
   Потом сорвались в галоп дюжина всадников, и когда Тирану заканчивали бинтовать руку, трое пленников уже валялись у его ног.
   - Что с ними делать? - спросил Руденко.
   - Как с теми, из Контузовки! - прорычал Тиран.
   Под дикие вопли пленников, опричники привязали к рукам и ногам каждого из них по веревке, другие концы закрепили где-то в районе седел у лошадей.
   Всего пленников было трое, всадников - двенадцать.
   - Убейте их! Убейте! - заорали опричники.
   Тиран кивнул и лошади рванулись с места. Страшные крики оборвались хрустом и звуком рвущеся плоти...
   Пограничники стояли с бледными лицами, опричники кричали:
   - Ти-ран! Ти-ран!
   А я прото охреневший стоял.
   С чего это он так взбесился? Пуля задела руку? Или потому, что они посмели ему не подчиниться?
   Скорее - второе. Когда Тиран получил ранение, он даже не поморщился, только медика подозвал. Честно сказать - мне было страшно даже стоять рядом с ним. Но все-таки я пересилил себя, подошел к нему и спросил:
   - Это было необходимо?
   - Что- это?
   - Это... Варварсто?
   Он глянул на меня, а потом пожал плечами:
   - Не понимаю, п-почему я что-то пытаюсь объяснить?.. И тем не менее... Это не варварство. Это тирания. Тирания, или деспотия - самая устойчивая государственная система в мире, существовавшая на п-протяжении всей известной истории человечества. От фараонов до наших дней. Д-демократия и прочая чушь - это феномен, возникший не так давно, в масштабах всей истории, естественно, и на небольшой т-территории. Сейчас мы видим к-крах этой системы. Она не справилась. Г-государство сохранилось только там, где была т-тирания в той или иной степени. Даже у нас, в Б-беларуси, все рухнуло потому, что т-тирания не была сильной...
   Я п-понятно объясняю?
   Мне было все понятно. Первое, на что опирается тирания - это страх. Страх перед своим правителем должен пересиливать все остальные страхи вместе взятые. Для этого правителю нужен репрессивный аппарат, состоящий из людей, лично преданных правителю. Опричники. Все понятно.
   Пока я осмысливал все это, Тиран уже спокойным и тихим голосом разговаривал с пограничниками. Один раз они вместе глянули на меня, и старший лейтенант кивнул. А потом они еще немного поговорили, и пограничники уехали на заставу.
   Опричники ставили лагерь прямо в деревне. Вообще, никакой деревни там уже давно не было - так, полуразрушенные дома и хозяйственные постройки.
   Я все время находился рядом с Марковым, у его грузовика. Помощи от меня особо никакой не было: все-таки плечо давало о себе знать. В какой-то момент, уже во второй половине дня, меня нашел Руденко:
   - Скоро за тобой прилетят, - сказал он. - Тиран хотел с тобой говорить.
   - А где он?
   - На заставе. Присягу принимает.
   - ???
   - Пограничники присягают ему на верность.
   - Это как, опричниками теперь будут?
   - Не-ет, друг мой. Чтоб опричником стать - это заслужить нужно! А они как были пограничниками - так и останутся. Флаги поменяют и вместо своих кокард на беретах череп с костями прицепят.
   - А смысл?
   - Нам смысл - у нас форпост новый. У Тирана новые подданные. А пограничникам вообще хорошо: все снабжение теперь на нас ложиться, и в отпуск они могут в Замок ездить, да и вообще - они первый отряд нового рода войск Тирании - Пограничной Стражи.
   - А с кем мы воевали?
   - Беспредельщики. Тиран все правильно сразу понял. Прикинь, эти ребята с собой в фурах подкормленных мертвяков возили! Выпускали в качестве отвлекающего маневра и пушечного мяса! На мосту вот они их и выпустили! Чтоб самим деревньку пограбить. А деревенька-то пустая оказалась! Вот они на погранцах и решили сорваться.
   Это все он рассказывал мне, пока мы поднимались на горку, к заставе. Вообще странно, что он был без лошади, как то не привык я видеть Руденко пехотинцем.
   Когда мы поднялись, первым, на что я обратил внимание, было черное полотнище с черепом и костями, которое весело развевалось на ветру над КПП.
   Личный состав был выстроен на плацу, и кажется готовился расходиться. Всего тут было полсотни погранцов, не больше. Вообще-то это было даже много, после всего того, что случилось в последние месяцы, военные части серьезно поредели. Тиран о чем-то беседовал с местным начальством, потом увидел нас и поманил рукой к себе.
   - Ждем, с минуты на минуту будет борт, - сказал плотный мужик с погонами капитана.
   Тиран вручил мне какой-то конверт из желтой бумаги.
   - Отдашь Вайсарову. Ну а вообще - спасибо за помощь, - он кивнул кому-то за моей спиной.
   Я обернулся - Сан Саныч протягивал мне "Моссберг" и патронташ.
   - На память.
   Я благодарно кивнул. В наше время оружие - это... Нечто большее чем просто стреляющая железяка.
   Послышался гул винтов - знакомый Ми-2 заходил на посадку.
   - Ты как вообще, вспомнил что-нибудь? - спросил Тиран.
   Я пожал плечами:
   - Ничего нового...
   Вертолет снизился, открылась дверь и оттуда высунулась улыбающаяся рожа:
   - Гы-ы-ы-ы!
  
  
  
  
  
  
   Вертолет сел, срывая ветром головные уборы и заставляя развеваться полы плащей опричников. Джоуи выскочил на плац и мы обнялись.
   - Чува-а-ак!
   - Чува-а-а-ак!
   - Давай, собирай свои манатки, полетели.. Гыыы, а ты ваще боевик, че!
   Ну да, видок у меня был тот еще: небритая рожа, коротко, почти под ноль стриженая голова, повязка через всю башку, черный плащь и "Моссберг" с патронташем. Ну да, еще берцы, все в крови и грязи...
   Сам Джоуи выглядел прилично: менее широкие чем обычно штаны, темный китель.... Даже напялил на голову какое-то полувоенное кепи! Ну надо же.
   - Давай, чувак... Полетели отсюда!
   Я поднял руку в прощальном жесте, и пошел к вертолету.
   Обернувшись, я увидел что Джоуи и Тиран смотрят в глаза друг другу. Тиран слегка прищурился, на щеках у него заиграли желваки. Эмоции? Ну надо же!
   А Джоуи хмыкнул и полез следом за мной в вертолет.
   Он хлопнул пилота по плечу, мол, пора, и уселся напротив меня. Загудел двигатель, набирая обороты. Джоуи достал из-под сиденья непрозрачную пластиковую полуторалитровую бутылку и протянул мне. Я взял, открутил пробку, понюхал - пиво!
   Пока Джоуи сворачивал себе самокрутку, я пил пиво, не нарушая молчания. А потом Джоуи сказал:
   - Гы-ы-ы... Сердитый типа мужик тот, а?
   - Который?
   Джоуи сделал какой-то жест рукой, который должен был обозначать Тирана. Каким-то образом я его понял.
   - Так он там вроде как самый главный!
   - А-а-а... - голова Джоуи окуталась клубами дыма. - Че, типа крутой он?
   - Ага.
   Мы еще помолчали, а потом я спросил:
   - А пиво-то откуда?
   Джоуи расплылся в улыбке, взял у меня бутылку, отхлебнул и сказал:
   - Береговое пиво, наше! Прикинь! Гы-ы-ы! Клево, а?
   Оказалось, у нас восстановили и запустили в работу наш пивзавод. Раньше серьезная фирма была, всю область пивом поили и еще в другие регионы поставляли. А потом все это дело накрылось... А теперь вот запустили! И неплохое пиво, скажу я вам! Ну мне вопрос сразу в голову пришел - где они хмель взяли?
   Вертолет наматывал воздух на лопасти,приближая нас к Береговому, а Джоуи рассказывал мне о произошедших в нашем городе изменениях.
   С тех пор как рухнула центральная власть в республике, мы - сами по себе. Дружим с Дубровским, Скупином, Рудобелкой, Темногорском, еще парочкой городов - анклавов, договорились о торговле и обмене. Ну и деревни, те что сохранились - их тоже без внимания не оставили. В общем-то все держится на военных и на Народной Дружине. Никто их у нас расформировывать не стал.
   Правда внутри Берегового все не так гладко: не все довольны Вайсаровым. Все-таки он всего лишь командир заштатной военной части, и власть держал только потому, что имел на то полномочия "сверху". Теперь всё изменилось, и нет никакого "верха". Вот и началось брожение в Береговом...
   А еще обострилась цыганская проблема. Кое-кто из командиров хотел бы решить ее радикально - просто убить всех цыган в округе. Вот так вот просто...
   А почему он все это мне так подробно излагал? Потому что я рассказал ему про историю с потерей памяти. Оказалось, что между моими последними воспоминаниями и моментом, когда я пропал из виду родных и друзей - недели две. Что я был в Береговом, когда рухнула центральная власть, и начались проблемы. А пропал я во время сопровождения другого каравана, в Рудобелку. Мы там меняли соляру на мясные полуфабрикаты. Вот на обратном пути наш караван на связь и не вышел.
   Одновременно с этим кто-то попытался поджечь дом Кудеяра, а на Джоуи и Тимура кто-то натравил нескольких шустрых мертвяков. То есть все это было запланировано кем-то заранее!
   Джоуи затянулся и выдохнул странно пахнущий дым:
   - Ну все живы и... Типа здоровы! Так что ты того... Ну... не переживай, чувак!
   Пилот обернулся и сказал:
   - Подлетаем! Приготовьтесь к посадке!
  
  
   3.2. Возвращение домой
   Вертолет садился не на базе, как раньше, а на вполне оборудованной площадки. Ну это я еще помнил, сам помогал расчищать место. Площадка была огорожена колючей проволокой, был оборудован удобный подъезд, организована соответствующая охрана.
   Мы попрощались с вертолетчиком, вылезли из железного брюха летающей машины и побрели к выезду.
   - Нас встретят типа... - сказал Джоуи. - Тимур обещал.
   -А чего встречать-то? До базы два шага!
   - Погоди, ты че... Гыыы, точно, ты ж память потерял! Мля... Наши все типа ближе к природе переехали! Ну-у-у, типа за неделю до того, как ты пропал... Кудеяр со своими, Тимур с женой, еще несколько чуваков из нашего отряда дружины... Ты че, реально не помнишь? Мы ж с тобой мебель таскали, и этажерку наеб... Уронили, млять!
   - А куда переехали-то? - попытался спросить я, но вопрос мой был заглушен ревом автомобиля.
   Вишневого цвета "Чероки" лихо развернлся и резко остановился, обдав нас мелкими камешками, песком и клубами выхлопных газов. Хлопнула дверь:
   - Бра-а-ат! Ну ты вообще! - Тимур обнял меня, я поморщился - плечо, зараза.
   Но рад был неимоверно.
   - Ты вообще как? Что с тобой случилось почему так долго?
   - А он это, гыыы... Не помнит нихрена. Недели две до того как пропал - не помнит! - сдал меня Джоуи.
   - Это как? Правда, что ли? - Тимур повернулся ко мне.
   Я кивнул. Он сделал удивленную гримасу, а потом махнул рукой и, улыбнувшись, спросил:
   - Поведешь? Машина - зверь!
   Я с сомнением поглядел на джип. Вообще-то водить я умел. Пришлось научиться. Какой из меня экспедитор, если я водить не умею? Только сидеть рядом со мной слабонервным и тонким душой людям не рекомендовалось. И все это знали.
   Тимур сунул мне в руку ключи от машины и по-гагарински сказал:
   - Поехали!
   Я снял с плеча "Моссберг", сунул его брату вместе с патронташем и решительно направился к машине.
   - Гы-ы-ы, - выдал за моей спиной Джоуи.
   Помнит, как я сшиб ворота на нашем старом "Гольфе", зараза!
   В общем, мы погрузились в джип, и, вставив ключ в замок зажигания, я надавил на педаль сцепления, переключил передачу, и с визгом сорвался с места.
   - Ну Же-ека! - огорченно сказал Джоуи. - Я, млять, курево выронил...
   И полез искать курево под сиденье. А я переключился уже на третью и спросил у Тимура, сидящего рядом:
   - Так куда мы с базы-то переехали? Джоуи сказал - за город...
   - Ты реально ничего не помнишь?
   Как же меня задолбал этот вопрос!
   - Как в том фильме: тут помню, тут непомню, млять! - я вдавил педаль газа. - Должен же я знать, куда ехать!
   - Агроусадьба в Ямполе. Туда и поедем.
   Я аж присвистнул. Вот это мы молодцы!
   - И кому такая светлая идея в голову пришла?
   Тут Джоуи поперхнулся дымом из самокрутки, а Тимур странно посмотрел на меня:
   - Тебе! Вот теперь я поверил, что ты не помнишь нихрена!
   Это же ты с караваном очередным возвращался, и решил туда заехать на предмет ништяков. А потом бабу Надю спас и ее козу...
   - Какую козу? Млять!!! - я вывернул руль, чудом миновав бредущего по дороге мертвяка, машину занесло и развернуло задом наперед на дороге. - Ах ты сволочь!
   Я газовал на месте, удерживая машину на ручнике. Дождавшись, когда зомби развернется в мою сторону, я опустил ручник и внедорожник чуть не подпрыгнул, рванувшись с места.
   - Жека, млять, ты что... - заорал Тимур, но поздно: раздался звук удара, потом что-то хрустнуло, а зомби перелетел через машину и шмякнулся об асфальт. Тимур опечаленно покачал головой и проговорил сковь зубы: - Бампер плохо держался. Капец бамперу.
   - Ну что ж ты сразу не сказал? - состроил я невинное лицо, включил заднюю передачу, и наподдал начавшему подниматься мертвяку еще раз.
   - Млять! - сказал Тимур, и погрозил мне кулаком.
   А Джоуи снова полез под сиденье, искать курево.
  
   Усадьба появилась из-за поворота неожиданно, и я, если честно, сразу вздрогнул: мне показалось что я снова увидел Замок Тирана. Те же черепичные крыши, много деревянных построек... Но через мгновенье наваждение исчезло.
   Никакого частокола, черных знамен и средневековой основательности. Пулеметное гнездо на кирпичной надстройке какого-то хозяйственного здания, несколько больших деревянных домов на каменном фундаменте, еще какие-то постройки... Все это огорожено в два ряда. Первый ряд, внутренний - сетка-рябица, второй, наружный - колючая проволока.
   Я переключился на первую передачу, притормозив, а Тимур сказал:
   - Задолбались мы с этой "колючкой", но дело того стоило: чуть ли не каждый день по парочке зомби снимаем с нее.
   Я посигналил, и тут из домов полезли люди - знакомые и не очень...
   О, эти трогательные сцены встречи! Они почти такие же банальные и сентиментальные, как сцены прощания. Тут были мама, Санька, и даже Старина - наш пес. Большая часть нашего отряда дружины, во главе с Кудеяром, и баба Надя.
   Я вспомнил саму бабу Надю, но не вспомнил, как ее спасал. Эта бабка ходила с нами в одну церковь, и наставляла меня на путь истинный, если я делал что-то не в соответствии с ее пониманием православных традиции.
   Уже сидя за столом в просторной кухне дома, который теперь был нашим, я рассказывал всем о своих приключениях, подкармливал Старину под столом объедками и не мог нарадоваться на то, что я, наконец ДОМА!
   - А мама сразу сказала что с тобой все нормально! - заявила Санька. - Да и я чувствовала что ты скоро вернешься. Ты всегда куда-нибудь деваешься, а потом находишься!
   Мы посмеялись, а потом я тихонько спросил у Тимура:
   - А где Ангелина?
   Он посмотрел на меня странно, а потом сказал:
   - Снова забыл что ты... Короче, она сюда с нами не поехала. Ты к ней катался на базу, она там в больничке работает. В принципе связаться с ней можешь, тут расстояние - понты, рация достает.
   Я кивнул. Потом мы доедали безумно вкусный ужин, Кудеяр лапал "Моссберг", Джоуи пытался накурить Старину, который стоически отвергал подобные попытки.
   А я уселся между мамой и Санькой на диван, откинул голову на спинку и... Млять, я просто-напросто треснулся до конца не зажившим затылком! Ну потом меня конечно взяли в оборот, стали жалеть и заботиться...
   И, черт, побери, я стал кое-что вспоминать! Я вспомнил вот это все, усадьбу Ямполь, то, как мы ставили колючую проволоку, таскали припасы из сельских магазинов окрестных вымерших деревень, искали домашнюю скотину по хлевам, сараям, дворам и лугам...
   Кажется, я выпал из реальности на время, потому что моргнул и услышал обрывок фразы Саньки:
   - ...он такой милый!
   - Та-а-ак! - начал врубать я. - Это кто еще там милый?!
   Когда семнадцатилетняя сестра говорит про кого-то, что он милый, у старших братьев просто непроизвольно просыпается желание крушить черепа и снимать скальпы.
   - Ты меня вообще слушаешь? - возмутилась Санька. - Я тебе уже минут пять про Артура рассказываю!
   - Какого еще Артура? - в общем-то я знал этого дружинника-гитариста, и тем не менее...
   Внутренне пообещав себе навестить этого Артурчика, на предмет посмотреть что это за фрукт еще раз, я отправился на поиски рации. Мне всучили обычную, ручную "Моторолу". Сказали, где-то на середине пути от Ямполя до Берегового стоит ретранслятор.
   Я несколько раз пытался вызвать больницу - без толку. Отошел, посидел около окна, поглядел на сумерки за окном. В голову лезли нехорошие мысли. Все-таки то, что у нас было с Ангелиной мало напоминало любовь, нам просто было хорошо вместе, иногда... А ну как она нашла того, с кем ей лучше чем со мной?
   Гадство.
   Я вызвал больницу еще раз. Наконец мне ответили:
   - Доктор Коленко. Прием. Кто вызывает?
   Я представился, и тут же получил порцию трендюлей по поводу того, что не пришел на осмотр сразу после того, как приехал. И сказал что Ангелина уже ушла домой, сегодня она была в первую смену.
   - Ну вы скажите ей, что я завтра приеду, доктор. Конец связи.
   Гадское чувство меня не покидало.
   А потом меня отправили спать. Мол сон - лучшее лекарство. Я и не спорил особо. Даже сам нашел свою комнату: под крышей, на втором этаже. Короче говоря, память потихоньку возвращалась...
   Вместо кровати у меня был огромный надувной матрац, на который я и рухнул. Свежее постельное белье, долгая усталость и моральное напряжение дали о себе знать - я провалился в сон.
  
   Пробуждение было на удивление неплохим. Даже плечо не болело почти, и затылок тоже подуспокоился. Прошлепав босыми ногами по деревянной лестнице, я спустился вниз и нашел летний душ.
   Водичка в связи с пасмурной погодой была... Бодрящая!
   Конечно, с двумя покоцаными частями тела душ принимать проблематично, но я справился.
   Облачившись в черный плащ, джинсы и ботинки и захватив с собой дробовик с патронташем, я пошел во двор. Проходя мимо зеркала я вздрогнул: опричник, как есть опричник!
   Тимур и еще два мужика сбивали из деревянных брусьев сторожевую вышку, когда я подошел.
   - Я джип возьму?.. - полуутвердительно-полувопросительно сказал я.
   Тимур молча кинул мне ключи, которые я поймал на лету.
   - Не разбей себе башку, брат. А то Ангелиночка тебя не дождется.
   - Дааа-дааа... -протянул я, хлопнув дверью влезая в салон "Чероки".
   Выпустив из выхлопной трубы струю дыма, джип погнал по грунтовой дороге, оставляя за спиной Ямполь.
   Честно говоря, я нервничал, и поэтому гнал с солидной скоростью, больше ста, это точно. Чуть не пролетел нужный поворот, выкрутил руль, и сшиб придорожный столбик задним бампером... Или как он называется?
   Темногорское шоссе, на котором стояла база, было совсем похоже на те, доапокалиптичные дороги. Даже разметка дорожная была новенькая, беленькая! Следят, однако!
   До базы оставалось километра три, когда меня догнала маневренная группа: броневик и два УАЗа - "козлика".
   На броне сидел знакомый боец, который как-то чуть не пристрелил меня - Валера.
   Я посигналил им и мини-колонна остановилась, Валера пересел ко мне в джип и сказал:
   - Езжай за последним "козлом"!
   Я кивнул, и мы поехали. После стандартного набора фраз о том, как он охренительно рад, что я нашелся и про то, что потеря памяти - это беда, но хорошо, что она потихоньку возвращается, Валерчик рассказал дикие вещи.
   Оказывается, среди военных был серьезный раскол. И камнем преткновения был "цыганский вопрос".
   Меньшая часть во главе со старшиной Киркайло заняла непримиримую позицию. После того, как цыганские банды уничтожили два патруля, старшина посадил в грузовики полсотни преданных лично ему людей, и устроил... Жесть какую-то он устроил, этот Киркайло.
   Он побывал в двух цыганских поселках. В каждом он вывел всех мужчин, и мальчиков, которые по росту были больше колеса "Урала", и расстрелял. Женщин и детей выгнал из домов, дома сжег. Не лично, ясное дело... Его люди принимали активное участие.
   А я думал это у Тирана средневековье... А тут монгольские обычаи под боком... "Всех, кто выше колеса кибитки"....
   Валера, кстати, цыган не расстреливал. Но многим эта идея понравилась. И, черт возьми, у них были на это основания! Город разворовывали, нам проходу не давали по началу. Да и с Лобастым дружили против нас, опять же...
   В общем все это было очень неправильно. И страшно от того, что происходит это прямо здесь, под боком!
   Я вел машину, слушаю Валеру и выбивая ритм пальцами по рулю. Нервничал.
   Наконец показались знакомый КПП с полосатым шлагбаумом, за которым уже были сооружены ворота из прочной решетки из арматуры.
   Хмурые охранники с автоматами без вопросов пропустили нас внутрь.
   Я нащупал в кармане конверт от Тирана Вайсарову, а потом решительно спрятал его обратно. Это - подождет.
   Я высадил Валеру у его казармы а сам подъехал к больнице.
   Вылез из машины, быстрыми шагами пересек расстояние до дверей приемного покоя...
   - Здравствуйте, а Ангелина...
   А она обернулась, руками всплеснула и кинулась мне на шею. А потом расплакалась! И что теперь делать?
  
   Я обнял ее, а потом хотел поцеловать, посмотреть в глаза, вытереть слезы... А она прятала от меня свое лицо.
   Наконец она глянула мне в глаза... Та-а-а-ак!
   У Ангелины на левой скуле была солидная гематома. У моей Ангелины! Синяк! Та-а-а-ак!
   - К-как это случилось? - я от нахлынувшей волны разнообразных чувств стал говорить тихо, и даже немного запинаться.
   - Жень, он... Он говорил что ты умер... А я не... Я работала все время, тут раненых было столько, что спать не успевала! А он...
   - Кто?
   Она просто говорила и не отвечала на вопросы:
   - Он сначала подарочки мне носил, а ты неделю как пропал только, а я его всегда отправляла, а он... А потом после работы стал поджидать, а твои же все в Ямполе!
   - Ты почему Тимуру не сказала, или Джоуи, или Кудеяру? Кто это был?
   - Я тут была одна, а ты где был? - она стукнула кулачком мне в грудь. - А он ждал меня, ходил почти две недели... Потом вроде отстал, уехал куда-то... Оказалось - с Киркайло в рейд. Знаешь Киркайло? Он страшный человек... А Родион у него сержантом ведь! Вот он позавчера заявился, принес мне украшения какие-то, полез обниматься, с поцелуями... Я ему коленом дала... Туда.. А он меня ударил... - Ангелина почти не плакала, а я поцеловал ее в лоб, обнял покрепче и сказал, что она молодец и все правильно сделала.
   Немного успокоив девушку я попросил ее подождать меня и никуда не уходить.
   Я оставил "Моссберг" в машине, патронташ тоже. У меня в душе кипела лютая ярость, такая, которая туманит глаза и заставляет сжимать кулаки, до крови впиваясь ногтями в ладони. Я бы просто пристрелил его, если бы взял с собой оружие.
   Шагая к казарме отряда Киркайло, я не думал ни о каких последствиях. Просто я хотел что-нибудь с ним сделать. Он. Ударил. Мою. Девушку.
   Я аккуратно постучался в казарму и тихо спросил:
   - П-простите, а можно сержанта, к-которого зовут Родион? - я снова заикался!
   Да что ж это такое-то? Обычно косноязычием я не отличался!
   Белая деревянная дверь скрипнула, и ко мне вышел парень чуть старше и чуть ниже меня. Худой, светловолосый, на шее - какая-то татуировка.
   - Ты Родион?
   Он кивнул, а потом глянул мне в глаза, и, видимо, узнал. Откуда он меня знал-то, я его не помню вообще.
   Родион сразу кинулся драться. Крепко двинул мне в рожу кулаком, у меня аж в голове что-то звякнуло! Он ударил еще и еще, один раз я удачно отвел его руку, второй раз пропустил по ребрам... А потом я схватил его за шиворот и швырнул его куда-то в крыльцо казармы я был явно крупнее и сильнее, но дрался он лучше, так что разводить тут кунг-фу я не намеревался. Я кинулся к нему, поставил колено на грудь, получил еще удар по почкам, а потом схватил его правую руку, вывернул и дернул. Раздался противный хруст... Плечо я ему вывихнул, это точно.
   Тут мне в затылок уперлось что-то твердое и холодное.
   - Отойди от моего человека!
   Я медленно встал, чувствуя кожей холод оружия.
   А в голове моей снова возникали воспоминания. Я вспоминал! Караван на Рудобелку! Вот откуда я знал Родиона! Он был среди охранников, точно! Помню его в кузове грузовика, рядом с какими-то еще бойцами...
   - Зачем ты напал на моего бойца? Обернись, только медленно.
   Я обернулся, подняв руки в обезоруженном жесте.
   На меня смотрел старшина Киркайло. Я его тоже вспомнил.
   Короткая стрижка, гладко выбритое лицо, крючковатый нос и бельмо на левом глазу. Высокий, сутулый и злобный мужик лет пятидесяти.
   - Вообще-то он первый меня ударил, - сказал я.
   К моему серьезному удивлению, какой-то парень подтвердил мои слова.
   - Родион! Это правда?
   - Он чуть не убил меня, босс! - вот это "босс" меня просто сразило наповал.
   - Причина конфликта? - спросил Киркайло.
   - Он. Ударил. Мою. Д-девушку, - медленно, чуть ли не по слогам сказал я.
   И опять запнулся.
   Киркайло зыркнул на своих людей, опустил автомат, и сказал:
   - Иди своей дорогой. Больше тут не появляйся. Понял?
   - П-понял. Пусть этот тип к Ангелине больше не подходит.
   - Иди уже!
  
   Я вернулся к Ангелине, и что-то такое поняла по моим глазам, потому что утерла слезы и спросила:
   - Так мне идти вещи собирать?
   - Умница, все правильно! - я обнял ее. - Пойду, отпрошу тебя. А ты переодевайся и жди около машины... Там, бордовый джип такой, ага?
   - Ага! - улыбнулась девушка и выпорхнула за дверь, предварительно чмокнув меня в щеку.
   Первым делом я пошел к доктору Коленко, и поставил его перед фактом, что забираю у него одну медсестру. Аргументировал это тем, что он не бережет медперсонал и тем, что у нас, в Ямполе, медпункта вообще нет. А Ангелина - уже вполне себе опытный медработник, практики за последние месяцы у нее было полно.
   Доктор сопротивлялся, но я обещал все рассказать Вайсарову, и он тему слил. Вообще, как-то получилось, что наша команда с полковником накоротке... Что-то типа доверенных лиц, или уполномоченных по особым поручениям.
   Разобравшись с доктором, я пошел в штаб. Уже с другого конца плаца я слышал свирепый рык Вайсарова. Кого-то он там распекал, в своем кабинете.
   Не сказал бы я, что мое появление произвело фурор. Они же знали, что я жив и так или иначе объявлюсь когда-нибудь, так что боец на входе буркнул:
   - Ожидайте в коридоре, - и замолчал, уставившись в одну точку.
   Из-за массивной двери доносились звуки нешуточной словесной баталии.
   - ...инфраструктура и дисциплина!!! Дис-ци-пли-на! В любом другом месте можете качать права! Это - военная база, и я ее командир! Если вам не нравится такая ситуация вы можете выметаться куда угодно! Хоть к цыганам, хоть к мутантам, хоть к че-орту! - громыхал Вайсаров.
   - Кто наделил вас такими полномочиями? На этой территории большая часть людей - гражданские, и я, как заместитель председателя райсовета имею все полномочия представлять их интересы... - а, я понял кто это.
   Это Остапчук. Заместитель председателя... Бывший. По идеологической работе. Есть такая должность в Беларуси, однако... Была.
   - А вас кто наделил полномочиями?! У нас тут не демократия! У нас тут военное положение никто не отменял, и ваши так называемые "гражданские" или напрямую мобилизованы, или состоянии в военизированной организации - Народной Дружине! Никаких тут вам референдумов и выборов! Выметайтесь отсюда, пока я не выстрелил вам в колено!
   Я услышал звук передергиваемого затвора, а потом дверь открылась и хлопнула и по коридору пробежал раскрасневшийся мужчина в деловом костюме. Его глаза, немного навыкате, метали громы и молнии, тонкие губы были плотно сжаты. Остапчук!
   Следом за ним выскочил Вайсаров, потрясая пистолетом:
   - Еще раз заявитесь ко мне с такими вопросами, я прикажу вывезти вас километров на сто от базы и оставить вам пистолет с одним патроном!.. - тут он увидел меня и притормозил.
   Выщелкнул магазин из пистолета, дернул затвор, поймал патрон в воздухе, спрятал ствол в кобуру, а потом вздохнул глубоко и сказал:
   - Ну здравствуй. Пойдем. - а потом бойцу на входе: - Нас не беспокоить.
   Мы прошли в кабинет, и полковник рухнул в свое кресло.
   - Представь себе - требует референдум! Мол, выбор формы правления! Мол, военные не имеют права! И притом знает же, гад, что кое-кто его поддерживает! Была б моя воля... Эх!
   Я подумал о Тиране. Он не заморачивался такими вопросами... Воля всегда была только его. Пошарив в кармане, я протянул полковнику письмо от Тирана.
   - Вот. Тамошний главный вам передал. Еще торговать предлагает, хочет любое количество стрелкового оружия, например. Очень интересный персонаж...
   - Это Тиран этот? Я сейчас с ним плотно общаюсь... Интересный - не то слово!
   Это как это - плотно общается?! Но у меня кроме высокой политики были свои, насущные проблемы:
   - Ангелину я забираю в Ямполь.
   Полковник нахмурился сначала: кому охота отдавать медперсонал, а потом махнул рукой:
   - Забирай. Давно пора. Хотя вы, ямпольские, совсем обнаглели. Всех толковых людей к себе переманиваете. С такими темпами я сам скоро к вам перееду, а тут все оставлю вон... На Остапчука! Пусть хоть каждый день референдумы проводит, кур-рва!
  
  
   2.3. ЯМПОЛЬ
   Слова полковника о том, что мы "переманили всех толковых людей" были не так уж далеки от истины. У нас в Ямполе собралась отличная компания - от автослесарей и доярок до снайперов и танкистов. Всего человек тридцать.
   Каждый занимался своим делом, каждый отвечал за свой кусок работы. В вопросе ремонта автомобилей все беспрекословно слушали автослесаря Архипыча, по уходу за скотиной была главная баба Надя, в охране лагеря все полагались на Кудеяра, электроникой заведовал Тимур... Ну и так далее.
   В конце недели все составляли заявки на необходимые людские и прочие ресурсы, обсуждали на собрании, ругались, мирились, и работали дальше.
   И получалось неплохо. И никакого начальства и обязаловки...
   У нас был список специалистов, в которых мы нуждались, и которые сто процентов были бы встречены у нас с распростертыми объятьями. Среди них - доктор и медсестра. А медсестру я как раз и вез! Вот такой я молодец!
   Эта самая медсестричка сидела со мной рядом, тут же, на переднем сиденьи "Чероки" и стреляла в мою строну очень симпатичными глазками. Я строго сказал:
   - Не отвлекайте водителя во время движения, гражданочка, - и улыбнулся.
   Вообще, я вел гораздо аккуратнее чем обычно - ясное дело, вез такой драгоценный груз!
   На душе было необыкновенно хорошо - я делал что-то абсолютно правильное: вез свое девушку в безопасное место.
   - Же-е-ень! - вдруг сказала Ангелина. - А что, на дорогах еще автостопщики остались?
   - Где?! - я резко дал по тормозам.
   Увидел. На дороге стояли дедушка и девочка. Дедушка благообразного вида, похожий на советского туриста: с рюкзаком, в резиновых сапогах и в шапочке-петушке, с бородкой как у Айболита. И девочка лет пяти - чудесное нечто с косичками и в платьице, и тоже - с рюкзачком.
   - Здрасте! Вам куда? - спросила Ангелина и улыбнулась девочке.
   Девочка улыбнулась в ответ и сказала:
   - А мы с дедуской идем-идем и никак не придем, - она очаровательно шепелявила, не хватало переднего зуба. - А когда придем, там будут хоросые дяди и тёти, и много-много еды! Вот! А вы хоросые?
   Букву "Р" она выговаривала очень хорошо! И вся была такая маленькая и хорошенькая, что я уже всё сразу решил. Тем более Ангелина посмотрела на меня умоляюще, ну как тут устоишь?
   - А дедушка у нас кто? - строго спросил я.
   Дедушка снял с головы шапочку-петушок и сказал:
   - Борис Владиленович Майзингер. Гомеопат.
   - Гомо что?...
   - У меня диплом фармацевта! - тут же уточнил дедушка, и я расплылся в улыбке.
   Фармацевты нам тоже очень нужны. А с этим "гомо" мы еще разберемся. Ангелина ткнула меня в бок локтем и сказала:
   - Гомеопат - это тот, кто травами лечит, а не то, что ты там себе подумал! - ишь ты, какая понимающая!
   - Садитесь! Поедем к хорошим дядям и тётям, и там много еды.
   Дедушка недоверчиво посмотрел на нас, а потом махнул рукой и открыл заднюю дверь:
   - Залезай, Ксюша!
   Ксюша залезла и тут же начала всё щупать и прыгать на сидении. Я взял сзади дробовик и передал ее Ангелине. Пушки - детям не игрушки!
   - Поехали-поехали! - сказала девочка, и я тронулся.
   Ну не молодец ли я? Столько ценных кадров за раз! По поводу детей у нас была особая политика. Мама моя настояла, как основной специалист по педагогике и работе с подрастающим поколением. Суть особой политики: все дети попадающие в наше поле зрения должны быть спасены любыми средствами. Смысл всей это выживательной мышиной возни, если нет детей?
   У нас была специальная комната для детей-сирот, и там сейчас жили трое детишек - два мальчика и девочка. Но их скоро должны были разобрать по семьям.
   Я вкратце объяснил порядки в Ямполе, расспросил дедушку о жизни, и, в общем, остался очень доволен. Борис Владиленович до того как стать гомеопатом и фармацевтом был санинструктором в советской армии, поэтому цены ему просто-напросто не было. А когда всё это началось, то внучка была у него в гостях, на даче, вот и выжили благодаря огороду, знаниям дедушки и консервации. А когда припасы кончились, они вышли на дорогу...
   Очень вовремя мы попались! Есть Бог на свете!
   Мы подъехали к Ямполю, и я посигналил. Из пулеметного гнезда на крыше сарая нам помахал часовой, и, видимо, сообщил кому-то по рации, потому что откуда-то выбежали два парня с автоматами и принялись открывать ворота.
   - Жека приехал! - крикнул один из них.
   Я его узнал - это был тот самый Артур-гитарист о котором мне Санька все уши прожужжала. Вроде ничего такой, вменяемый. У нас в Ямполе других не держат.
   - Я с пополнением! - высунулся я в окно.
   Пока я помогал Ангелине выгрузить вещи, во двор высыпало чуть ли не всё ямпольское население. Мама тепло поздоровалась с Ангелиной, Санька подозрительно на нее посмотрела, Тимур, весь то ли в масле, то ли в мазуте, махнул рукой и поинтересовался здоровьем машины. Но основное внимание уделили дедушке и девочке.
   Мы с Ангелиной этому были только рады. Комендантом по совместительству у нас была баба Надя, поскольку она была единственная коренная ямполька.. Или как назвать жительницу Ямполя?
   В общем она мигом подыскала комнату для Ангелины - в мини-гостинице (все ж таки мы обживали туристический комплекс!), куда по молчаливому правилу селили одиноких девушек и женщин.
   Ангелина вошла в комнату следом за мной, решительным движением закрыла дверь на защелку, забрала у меня из рук сумки и поставила их в сторону.
   А потом...
   - Я так по тебе скучала...
   И такая она была приятная и ладненькая, и так я по ней соскучился, что дальше все было очень хорошо.
  
  
   Так получилось, что временно мне пришлось прекратить сопровождать караваны. Слишком уж много работы навалилось, и в первую очередь - по обеспечению ямпольской общины вещами второй и третьей необходимости. Например, всякой фигней типа бритвенных станков, зубной пасты, крема для обуви и прочего и прочего.
   Ну и кроме личного обаяния, умения более-менее владеть оружием, водить машину и навыков ведения приусадебного хозяйства я ничего полезного общине предложить не мог
   В общем, меня назначили почетным мародером, торжественно вручили ключи от рабочей лошадки - "Нива-Бизон", оригинальный гибрид внедорожника и грузовичка. В общем-то, приятная штука, но я заикнулся о "Чероки", на что получил кукиш под нос от Тимура.
   Напарником мне назначили Пашу Бышика - парня хорошего и толкового, но кипишного и суетливого. Ну и водила он был получше меня, это точно.
   Первым делом мы решили пошарить по окрестным сельмагам. На карте были отмечены несколько вымерших деревень: Праваши, Новые Лиски, Разуев.
   Решили начать с самого дальнего - Новых Лисок. Село на пару сотен дворов, небольшое лесозаготовительное предприятие и то, что нас интересовало - сельский магазин.
   Поскольку нас было только двое, а такие вот заброшенные деревеньки представляли собой идеальное место для появления морфов-мутантов, вооружения нам предложили через край. Кудеяр дал нам сумку с гранатами, напомнив об ошеломительном действии светошумовых, и порекомендовав не активничать особо с РГД-шками, чтоб не портить имущество. "Моссберг" мой все одобрили, но заставили меня взять еще АКСУ, мол автомат против морфов - самое оно. А Пашка даже и не думал расставаться со своим "калашниковым", так что арсенал у нас был солидный.
   Нам Кудеяр напоследок еще и "Муху" под сиденье сунул.
   - Мало ли! - говорит.
   Ну и топоры с ножами - без этого никуда.
   Короче, мы выехали во второй половине дня. Паша ожесточенно крутил руль, время от времени мотая стриженой головой в такт раздающимся из колонок звукам песен группы "Сектор Газа".
   На данный момент Юрий Хой исполнял "Туман", и мне эта песня тоже очень нравилась.
   - "И испарение земли бьёт как дурман
   И каждый пень нам как капкан
   И хлещет кровь из наших ран
   И не пройти нам этот путь в такой туман!" - орали мы.
   До Новых Лисок мы доехали примерно за полчаса, и я взялся за бинокль.
   - Притормози-ка, я на дерево залезу, гляну что там и как.
   - Давай, но только быстро-быстро-быстро, - Пашка подогнал машину поближе к дереву, и я вылез наружу.
   - Противника нигде не видно! - шутливо отрапортовал я, и полез на дерево.
   Беглый осмотр ничего не дал, разве что увидел несколько мертвецов у сельмага. Знай, стояли себе в тенечке, под раскидистыми ясенями.
   Я спустился и спросил:
   - Ну что, будем брать магазин?
   - А что нам еще делать? Нам нужны гребаные бритвенные станки и гребаный крем для обуви!
   И мы оба заржали. Тоже мне - миссия!
   - Стрелять сразу не будем, попробуем по-тихому, - сказал Пашка. - Подъезжаем, давим кого можем, потом вылезаем, за топоры и...
   - Быстро-быстро-быстро, я понял!
   - Ну! Погнали!
   "Нива" взревела мотором, и влетела в деревню. Спереди, на капот был присобачен сваренный из арматуры "кенгурятник", так что парочка мертвяков, оказавшихся на пути, разлетелись в разные стороны, и наша машина вырвалась на площадь и разбросала тех, кто стоял в теньке.
   Я, "быстро-быстро-быстро" выскочил из машины и кинулся рубить головы патыющимся подняться зомби. Через пару секунд ко мне присоединился Пашка, который перебегал от одного мертвяка к другому и добивал их несколькими ударами.
   Он и тут умудрялся кипишевать!
   Когда с зомби на площади было покончено, мы вооружились огнестрельным оружием, и пошли на разведку.
   Парадная дверь сельмага была заперта на большой навесной замок, окна закрыты ставнями.
   - Обходим?
   - Давай. Вперед, я прикрою.
   Мы двинулись вдоль стены, перебежками.
   Под ногами хрустели обломки ящиков и битое стекло, шелестел целлофан.
   Паша хлопнул меня по плечу. Внимание!
   Черт побери! Перед нами на одной петле болталась вырванная дверь магазина. За ней зияла темнота.
   - Не, чувак, я туда так не полезу... - прошептал я.
   - Пошумим?
   - Ну, придется!
   Я сорвал с пояса светошумовую, сказал:
   - Па-аберегись! - и закатил в темный проем двери.
   Зажмурившись и зажав уши мы дождались, пока внутри бабахнет и, сорвав дверь, вломились внутрь.
   - Вали их! - заорал Пашка.
   "Их" тут было дохрена. Эта их чертова способность стоять совершенно бесшумно! От светошумовой они прибалдели и Пашка, переключив режим стрельбы на одиночные, теперь перебегал от одного зомби к другому и стрелял им в голову. Суетится парень, однако. Я достал из-за пояса топор и потихоньку принялся ломать головы.
   В комнате пахло пороховым дымом. Стоит ли говорить о том, что мой напарник минут за пять расстрелял целый магазин патронов, и теперь перезаряжался.
   На полу валялись упокоенные зомби, вокруг был разгром - до нас тут явно побывали.
   - М-дааа, поживится нечем... - развел руками Паша.
   - Погоди, интересующий нас ассортимент обычно не интересует забежавших набить сумки товарищей... И тем более - откуда здесь все эти парни тогда тут? - я обвел жестом руки валяющиеся на полу трупы.
   - Точно... Что-то я сразу не подумал.
   Мы осмотрели тела, и сразу стало ясно, что и те, кто вышиб дверь (сильно обгрызенные парни в одинаковом камуфляже), и те, кто до этого были внутри (тетки и дядьки обгрызенные в меньшей степени) поджидали нас тут в дружеской компании. Судя по тому, что в углу валялась парочка обглоданных костяков - как минимум половина из мертвых товарищей должна быть шустрыми!
   От неминуемой гибели спасла нас моя трусость, или осторожность, как назовете, ну и светошумовые ништяки от Кудеяра.
   В общем, мы сложили зомбей горкой и принялись обшаривать прилавки и склады. Полезного было, как говорят белорусы "зашмат". То есть - много. Мы стибрили несколько клетчатых сумок, набили их до отказа зубной пастой, всевозможными кремами (для женщин - как находка), шампунями, мылом и прочая и прочая... Целую сумку набили сладостями длительного хранения - леденцами, сухарями и прочим.
   В общем, в каждой руке - по сумке. Выбрались во двор - и на тебе!
   Знали же, знали что на шум всякая нечисть собирается!
   В нашу сторону ковыляли зомби. Небольшая толпа из жителей деревни. А мы - с баулами в руках, до оружия не дотянутся. Бросать сумки - жалко, бежать с ними - тяжко!
   Побежали, семеня ногами и матерясь на нелегкую судьбу свою.
   - Прыгай в кузов, прими сумки! Я поведу! - крикнул Пашка.
   Легко сказать - прыгай!
   Мертвяки были уже на расстоянии вытянутой руки, когда я-таки влез в кузов "Нивы-Бизона", здорово при этом ляснувшись голенью о борт. Бросив на железный пол сумки, я перехватил "Моссберг" и выстрелил несколько раз.
   - Сумки бери, млять! Быстро-быстро-быстро!
   Я принял сумки и забросил их в кузов, после чего пришлось снова стрелять - не в меру шустрая бабуля с перекошенной рожей метнулась к Пашке.
   Заряд дроби отбросил ее в сторону, а потом мне спешно пришлось дозаряжать оружие, чтобы прикрыть напарника, который судорожно пытался открыть дверь автомобиля. Правильно, он ведь ее на ключ закрыл - а то ж зомби угонят, однозначно!
   Около сельмага собралось, по всей видимости, половина населения деревни. Тут что, никто не зачищал что ли?
   Паша постучал в заднее стекло, мол, едем. Я закончил запихивать красные целиндрики патронов в нутро дробовика, и приготовился стрелять.
   Какая-то паскуда уцепилась за борт и попыталась подтянутся. Я дождался, пока появится башка зомби, приставил ствол и выстрелил в упор.
   Башка исчезла.
   А потом Паша набрал скорость и зомби отстали. Я облокотился на сумки и расслабился - ехать было минут двадцать.
   Когда до Ямполя осталось с километр езды по грунтовой лесной дороге, Пашка вдруг остановил машину.
   - Смотри-смотри!
   - Что там? - я выпрыгнул из кузова. - Это что, следы от гусениц?
   Паша пожал плечами. Слова тут были излишни. Кто-то проехал в сторону Ямполя на гусеничном транспорте.
  
   Всё это было намного серьезнее, чем могло показаться на первый взгляд. Гусеничный транспорт, то есть БМП и танки - это добро было только у Вайсарова. Но какого черта тут делать полковнику и его людям? Эта территория дана на откуп нам, ямпольским... Так что велика вероятность того, что это чужаки.
   Не сговариваясь, мы проверили оружие. Забили патронами магазины, я заполнил патронташ, Пашка поближе придвинул "Муху".
   - Едем медленно, останаваливаемся, слушаем... - начал объяснять Паша.
   - Да понял, понял... - я дернул затвор АКСУ и полез в машину.
   Километров 30 в час - это была наша предельная скорость. Слушали. Дослушались: впереди несколько раз гулко бахнуло, послышались одиночные выстрелы, а потом все затихло.
   Мы переглянулись и не успел я произнести "Ходу, Паша, ходу!", как он уже давил на газ и переключал передачи.
   Стреляли-то в направлении на Ямполь! Но вроде как поближе. Так что от того, что сделаем мы, здесь и сейчас, зависит куда как много. Например - жизнь и благополучие наших близких!
   Всё-таки мы не успели. На поляне стоял сожжённый БМП, отвратительно пахло гарью. В кустах застыл УАЗ-"буханка" с пробитыми шинами и лопнувшими стеклами.
   - Осмотримся?
   - Пошли.
   Мы вышли из машины с двух сторон, и прикрывая друг друга, стали осматривать поляну.
   В какой-то момент из башни БМП полез обгоревший зомби. Пашка матюгнулся и прострелил ему голову.
   - Быстро он, однако, того...
   - Тихо! - шикнул я.
   Мы подошли к УАЗу, боковая дверь которого была приоткрыта. Лобовое стекло было выбито, тело водителя наполовину свесилось наружу.
   - Уцелевших искать смысл есть? - тихонько спросил Паша.
   Вдруг из салона "буханки" раздался сдавленный стон. Зомби только сипят, так что...
   Я распахнул дверцу пошире и увидел окровавленного человека, который лежал на полу салона, на животе.
   - Да это же!..
   - Полковник?!
   Это, черт побери, был полковник Вайсаров!
   Думать времени не было. Настолько, насколько это было возможно аккуратно мы провели первичный осмотр, и обнаружил сквозное ранение в левом плече, пулю в бедре и еще одно сквозное - в левом бицепсе. Наскоро перевязали тут же, в салоне, и перенесли в кузов "Нивы".
   - Ты поведешь, - не терпящим возражений голосом сказал Паша.
   Я и не думал возражать. Он-то лучше меня знал, как помочь раненому.
   - Давай, аккуратно и быстро-быстро-быстро!
   - Куда едем-то?
   - В Ямполь, ясный хрен!
   Я залез в кабину, секунду помедлил, привыкая к непривычной машине и тронулся. И сразу заглох, млять!
   Выдохнув и вдохнув, я, выжав сцепление, снова повернул ключ и машина двинулась с места.
   Вообще, ехать по лесной грунтовке - страшное дело. Тем более - быстро. И тем более - с раненым полковником в кузове!
   Когда я вырулил на асфальтовую дорогу, по которой до Ямполя было километра четыре, очнулся Вайсаров.
   - Остапчук, с-сука! - проговорил он, и снова вырубился.
   Это мне Пашка сказал, слова эти его. Все стало понятно, и одновременно стало страшно.
   Задумавшись, я не заметил стоящих на дороге парней в масках и с автоматами. Млять! Вывернув руль и заслужив порцию ругательств от Пашки и стонов - от полковника, я все-таки сумел их объехать. Глянув в зеркало заднего вида, я охренел: да они стрелять в нас собрались! Вдавив до отказа педаль газа, я рванул вперед. Послышались автоматные очереди, разлетелось заднее стекло, заработал Пашин автомат...
   Пули ударили в борт кузова, а я уже свернул на знакомом повороте: до Ямполя оставалось не больше километра.
   Дико сигналя я дал по тормозам у ворот, и к нам тут же побежали люди.
   - Что там? Что случилось?
   - Вайсаров в машине! Ранен!
   Мужики понесли полковника в один из домов, другие принялись помогать нам разгружать машину.
   Пашку, оказывается, тоже зацепило. В ухо. Оторвало мочку к чертям собачьим. Подбежавший Кудеяр обработал ему рану и перемотал ему голову бинтом, сказав:
   - Потом Ангелина или этот... Гомеопат... Что-нибудь придумают. Рассказывайте, что за дикость там случилась? И кстати, что насчет зубной пасты и крема для обуви?
   Я ткнул пальцем в клетчатые сумки, изрядно заляпанные полковничьей и Пашкиной кровью, и сказал:
   - Вот. И если что, к сведению - тут километрах в двух от нас какие-то ребята остановились. По нам стреляли.
   Кудеяр изменился в лице. Он у нас был специалистом по охране и безопасности, и поэтому главным в этой отрасли.
   - Много? Что за вооружение?
   - Судя по тому, что они смогли подбить БТР - вооружение у них тяжелое. А видел на дороге я их человек десять-двенадцать.
   Кудеяр нахмурился, а потом кивнул и умчался в неизвестном направлении.
   Через каких-то полминуты на над бывшей агроусадьбой а ныне - свободной территорией Ямполь раздались выворачивающие душу звуки сирены. Кудеяр крутил рукоятку допотопного механизма, а по всей общине мужики, не занятые жизненно необходимыми делами и молодые женщины, приписанные к нашему ополчению хватали оружие и боеприпасы и мчались к точке сбора: закрытой с трех сторон домами небольшой площади.
   - На наших ребят напали неизвестные. По всей видимости, они же расстреляли конвой, в котором ехал полковник Вайсаров. В общем, остальное вы и сами знаете. Погнали!
   И тут началась дикая беготня. У меня в голове само собой сложилось всё, и вспоминать ничего не надо было. Во-первых, бежать за бронежилетом и каской, поскольку оружие у меня было с собой. Во-вторых - бежать в лес, на точку номер четыре, и там вместе с еще тремя парнями ждать приказов.
   Я и побежал. Женщина - завсклада уже распахнула ворота настежь, и бойцы один за другим хватали снаряжение, дополнительные боекомплект и мчались на боевые позиции.
   До точки номер четыер было метров пятьсот, а я и так был уставший после выезда с Пашкой, так что прибежал туда последним.
   Пашка с перебинтованной головой, кстати, тоже там был. Как и Тимур. И тот самый Артур-гитарист, кстати, тоже. Он у нас был снайпером.
   Вообще, роли распределились у нас следующим образом: Тимур - командир и радист, Артур - понятно, снайпер, Пашка - гранатометчик, я - второй номер. РПГ-7 и сумка с зарядами, как, впрочем, и рация, и еще много полезных ништяков было припрятано на точке, в укромном месте.
   Так что теперь я нагрузился по полной. АКСУ-то никто не отменял... Хорошо еще "Моссберг" догадался в машине оставить. Вот бы не спер никто, а?
   У Тимура зашелестело в рации и голос Кудеяра проговорил:
   - Четвертый, седьмой - выдвигайтесь к точке номер семнадцать. Первый, третий - к точке номер двадцать два. Второй - за мной, вдоль трассы. Как поняли?
   - Четвертый понял, - ответил Тимур. И, уже нам: - Слышали? Двигаем!
   Я потихоньку вспоминал, что вся эта система "точек" была разработана в первые дни нашего пребывания в Ямполе. Всё было построено на том, что мы досконально изучили местность, и хорошо подготовились к любому нападению. Кроме атаки штурмовой авиации, или ракетного удара пожалуй... Да и тут могли пару сюрпризов преподнести...
   Я думал об этом, пока сумка с зарядами от РПГ натирала мне спину, а АКСУ бился в грудь. Нелегкая доля второго номера!
   Наконец мы добежали до точки номер семнадцать. Группа с точки номер семь была уже там. Вместо РПГ у них был ручной пулемет, а в остальном состав тот же.
   Руководил ими толстый дядька по фамилии Карпов.
   - Ждем? - спросил он.
   Тимур кивнул, и тут заговорила рация:
   - Потенциальный противник на перекрестке грунтовой и трассы. Выдвигайтесь по зеленке.
   Я, кряхтя, побежал следом за бодреньким Пашкой, который, казалось, не замечал веса гранатомета. Тимур трусил слегка сбоку.
   Минут за десять мы достигли места назначения, и как раз услышали голос Кудеяра, который вещал в мегафон:
   - Граждане бандиты! Вами было совершено нападение на людей свободной территории Ямполь! Предлагаю положить оружие на землю и лечь самим на значительном от него удалении! В противном случае к вам будут применены самые жесткие меры!
   Мы уже занимали позиции. Я видел, что наши противники засели за одинаковыми черными внедорожниками. Пара гранатометов у них тоже была, кстати. Но это им не поможет, в случае чего...
   - Заткнись, ты, мудила! - проорал кто-то из парней в масках. -Иди сюда, я тебе глаз на жопу натяну!
   - О-огонь! - прошипела рация Тимура голосом Кудеяра.
   Мы уже целились в группу недругов на перекрестке из всех видов оружия, и как только рация отключилась, с четырех сторон по врагу ударили потоки огня и металла. Группы сработали четко. Грохот несколько секунд стоял такой, что уши заболели. А потом Тимур почесал затылок, посмотрел на дымящийся ствол автомата и сказал задумчиво:
   - Вроде всё?..
  
   Мы ведь даже не знали, с кем воевали. Вполне достаточно было того, что они обстреляли машину из Ямполя. Это было второе особое правило (первое - про детей, если помните). Ямполь всегда защищает своих, а если не удалось - мстит так, чтобы отбить охоту обижать.
   Кудеяр нашел наименее изуродованное тело, и сдернул с него маску.
   - Сучье вымя, - сказал он. - Всё понятно. Добивайте тут всех, чтобы зомбаки по округе не гуляли.
   Мы прошлись по месту боя, холодным оружием дрявя и круша бошки трупам. Мерзкое занятие, однако.
   И уже в Ямполе, на общем совете, стали пытать Кудеяра - что ему такое понятно. Он встал, прошелся туда-суда по залу (раньше это был актовый зал в административном здании агроусадьбы), а потом глянул на меня с Пашкой и спросил:
   - Вайсаров Остапчука упоминал? И ругал матерно?
   Мы дружно это подтвердили. Тогда Кудеяр почесал свою коротко стриженную, рано покрывшуюся сединой шевелюру и проговорил:
   - Помните, месяца два назад по рекомендации Остапчука на поселение были приняты две сотни человек из Затона? Разместили их на базе роты ППС, ну, там где мы еще автоматы брали... - он кивнул на нас.
   Все это помнили.
   - Пацаны эти - все затонские. А машины - с базы Вайсарова. То есть у нас тут гражданская война, братцы. Остапчук и полковник что-то не поделили, а теперь решили пустить друг другу кровь... И мы, выходит, за полковника, волей-неволей. Остапчук нам гибель дюжины бойцов не простит, да и силу и независимость простить нам не сможет. Тем более, раненый полковник у нас находится, и ехал к нам, по всей видимости... Может мне кто сказать, что они там не поделили?
   И тут я вспомнил давешнюю ругань полковника и Остапчука.
   - Я могу! - ляпнул я.
   И все уставились на меня как на чертика из табакерки. А я рассказал о идеях Остапчука по поводу выборов и демократии. Тут все загалдели, зашумели... Что характерно - сторонники у такой идеи нашлись даже в нашем здравомыслящем обществе...
   - Ша! - крикнул Кудеяр. - Что бы там ни было, выбора у нас нет. Нужно готовится к обороне, ждать, пока полковник очнется и всё прояснит...
   - Гы-ы-ы... - раздалось с заднего ряда. - А че, если он не очнется?
   Там, в позе философа и в клубах дыма сидел Джоуи. Надо же, а обычно он такие мероприятия игнорирует! Кудеяр сразу немного затупил. Вопрос-то был дельный!
   - Предложения в таком случае есть? - нашелся он.
   И снова Джоуи выдал самоочевидную вещь:
   - Дык! Че там... Сходить туда надо, глянуть че как... Какой-нибудь чувак, которого они не знают... Чисто позырить!
   Кудеяр облегченно вздохнул и снова взял инициативу в свои руки:
   - Итак! Разведку пошлем сразу же! Нужна пара человек, которые не светились в Береговом еще. Есть такие?
   Откуда-то из середины зала поднялась одинокая рука.
   - Ну я, - мужик в полном воинском облачении, с передними золотыми зубами, небритый и серьезный.
   - А еще?
   А еще не нашлось. Все подумали-подумали, и вспомнили дедушку-гомеопата. И тут же сгоняли за ним в лазарет. Дедушка помялся-помялся, да и согласился, взяв с нас клятвенное обещание позаботиться о внучке, в случае чего, и сообщив также, что состояние полковника Вайсарова тяжелое, но стабильное.
   Когда все организационные вопросы были решены, оказалось, что моя смена по защите рубежей малой Родины наступит аж к завтрашнему утру, если ЧП не случится. Так что я решил сходить в лазарет, проведать Вайсарова и, конечно, увидеть Ангелину.
   Когда я, тихонько постучавшись, вошел в помещение лазарета, полковник спал, а Ангелина меняла ему капельницу.
   Я поманил ее к себе, и, когда он подошла, не взирая на молчаливые протесты, принялся ее целовать.
   - Дурак! - сердито сказала она, когда я, наконец, отстал. А потом, менее сердито, добавила: - Когда меня заменят, тогда и приходи меня встречать! Вот!
   - А я вообще-то не к тебе! - заявил я.
   - Ну-ну...
   Полковник, на самом деле пришел в себя, и когда я подошел к его кровати, он прошептал:
   - Женёк, ты связь мне организовать сможешь? Так, чтоб никто не знал?
   Вот это просьбочка... Но полковник есть полковник, сколько раз его стараниями меня выручали из полной задницы? Так что я побежал к Тимуру и, не найдя его дома, просто-напросто, без спроса, стырил спутниковый телефон. Примерно такой, за которым меня посылал Тиран в самоубийственную миссию... Ох, не к добру мне Тиран вспомнился!
   Вайсаров телефону обрадовался.
   - Дай-ка мне минутку, - сказал он, морщась, приподнялся на кровати и стал вызывать кого-то. Я деликатно ушел в другой конец лазарета, к Ангелине. Ясное дело, мысли мои уже были настроены на тот момент, когда ее смена кончится...
  
   В общем, когда полковник связался с кем ему было нужно, я даже не уточнил ничего по этому поводу, забрал спутниковый телефон и побежал отдавать его Тимуру. Тот буквально за шиворот меня поймал у дверей, когда я лыжи к Ангелине навострил.
   - Зачем "спутник" брал?
   - Вайсарову...
   - Че? - он чуть леща мне не отвесил.
   Да и было за что. Вообще-то то, что Вайсаров очнулся - это само по себе событие значимое! В общем, брат махнул рукой и пошел общаться с Вайсаровым. А я побежал к Ангелине.
   После пары волшебных часов, проведенных вместе с ней, и короткого сна, мне пришлось переться на место несения службы - то есть на один из многочисленных наблюдательных пунктов, которые там и сям были разбросаны в радиусе десяти километров от Ямполя.
   Напарником моим на сей раз был Джоуи, чему я был рад несказанно. Джоуи - парень проверенный.
   Конечно же, как только мы взобрались на дерево, где был оборудован НП в виде площадки из досок, пошел дождь. Не такой чтобы очень сильный, но выводящий из себя и заставляющий прятаться под плащ-палатками и постоянно протирать окуляры биноклей.
   Джоуи попивал что-то из фляжки, потому как курить на НП запрещалось, и рассказывал какую-то дикую историю про зомби-попугая, который сожрал свою подружку, с которой жил в одной клетке. Я не мог понять, это правда или плод его воображения, навеянный ароматным дымом. Но потом всё встало на свои места:
   - ... я, типа, клетку открыл! А че, посмотреть как зомби летают, гыы... Попугай сипел и млять, ну... короче... Нае.. То есть со стола наеб... То есть гыыы... Короче, шею сломал себе, потом еще митусился на полу, пока я ему голову не раздавил ботинком, короче...
   - Джоуи, что за жесть? Ха-хааа!
   - А че? Гы-ы-ы, короче зомби не летают. Даже вороны не летают, и всякие там... Еще всякие птицы, короче... Ну, ты понял...
   Вот снова - я не мог понять, он прикалывается или нет? Информация существенная, но вот форма ее подачи... Елки-палки, сущий бред.
   - Жека-а, а че там за оно? - эти слова прозвучали через часа два нашего сидения на дереве.
   Я протер бинокль снова и уставился туда.
   - Так это же разведка возвращается!
   Джоуи полез за рацией и сообщил, что мы видим автомобиль наших "засланных казачков", но сделал это в такой витиеватой форме, что на том конце радиоволны его долго материли и заставляли повторять заново, а когда поняли, сказали чтоб мы выдвигались навстречу.
   Мокрые и холодные, мы спустились с дерева и двинулись к дороге.
   Разведчики наши гнали быстро, я подумал, что за рулем второй мужик. Наш дипломированный фармацевт и гомеопат Борис Владиленович вряд ли так лихо управлялся с машиной.
   Нас заметили, и автомобиль остановился.
   - Здорово, господа хорошие. По нашу душу? - уточнил водитель.
   - Гы-ы-ы, типа того! - сказал Джоуи и мы полезли в машину.
   - Так что там происходит? - мне не терпелось.
   Борис Владиленович переглянулся с водителем и сказал:
   - На общем собрании всё расскажу. А так - демократия у них там. Во всей своей красе, елки зеленые! Как там моя Ксюша?
   Я заверил его, что с внучкой всё в порядке, а как по другому может быть? Моя маман за ней лично присматривала, а она у меня ого-го какая крутая!
   Успокоенный дедушка полез в сумку, достал оттуда какой-то кусочек картона и протянул мне:
   - Вот, взгляните.
   Я повертел в руках картонку и прочитал, что это, на самом деле, продовольственный талон, одна штука. Ого как? Еда по карточкам?
   - Видите, до чего новая власть там додумалась... И это еще не всё! Ну я расскажу, расскажу...
   И когда мы приехали в Ямполь, он всё рассказал. Во-первых, о том, что Остапчук привез откуда-то кучу новых людей, примерно полсотни. И расселил их на базе. Потом вот эти вот талоны - они выдавались каждому члену общины, в зависимости от того, какую пользу он приносит, и насколько хорошо выполняет свои обязанности. По мнению Остапчука и иже с ним. Еще был проведен референдум, но на него наши разведчики опоздали. Однако, выяснилось, что с большим перевесом люди высказались за передачу власти в руки гражданского правительства. Военные по указке властей в голосовании участие не принимали, как и все, кто каким-то образом был связан с Вайсаровым. То есть примерно тридцать процентов голосов - долой. А новоприбывшие и затонские - голосовали наравне со всеми... Демократия, короче. Ну и стоит ли говорить, что народное собрание, которое началось сразу же после подсчета голосов на площади перед штабом, делегировало Остапчуку чрезвычайные полномочия и поручило сформировать работоспособное правительство...
   У меня во рту стало паскудно, от всех этих пафосных слов. Я поверить не мог, что кто-нибудь у нас, в Беларуси еще верит во всё это дерьмо с демократией и митингами. Ну это мое личное мнение... Работоспособное правительство, надо же! А при Вайсарове что делали? Лаптем щи хлебали? Вот гадство-то а? Как же так?
   Председательствовал снова Кудеяр. Он постучал рукояткой пистолета по столу, призвав всех к тишине. Добиться тишины было сложновато. Все бурно обсуждали новые порядки в Береговом, кто-то хотел даже вернутся туда и поучаствовать в политической жизни... Надо же!
   - Тишина! Есть вопросы к господам разведчикам?
   У меня был вопрос. Один единственный. Я дождался пока все выскажутся и поднял руку. Кудеяр кивнул, а я спросил у разведчиков:
   - Скажите пожалуйста, а особый режим снабжения, специальные пайки там... Или талоны на питание в большем, чем у всех количестве новая власть ввела?
   Ответил Борис Владиленович. Он вздохнул устало, протер очки и проговорил:
   - А как же... Для членов правительства, главы Берегового и наиболее отличившихся граждан.
   - Вопросов больше не имею, - сказал я, и сел на свое место.
   Демократия, млять.
  
   2.5. ХЛЕБ НАСУЩНЫЙ
  
   Знаете, что такое Дожинки? Это такой белорусский национальный праздник, который знаменует собой конец уборки урожая.
   Причем тут Дожинки? А всё просто.
   Люди в Ямполе не лаптем щи хлебали - посеяли кой-чего, и это кое-что выросло. Хотя, проблемы были - например, при сборе урожая приходилось выставлять посты для охраны... Отметить дожинки - обязательное дело! А что? Для нас теперь все эти народно-сельскохозяйственные традиции обретали новый смысл. Погреба и амбары набиты продуктами растениеводства - значит, как минимум до следующего года не сдохнем... Главным в этом вопросе был фермер Юра. Точнее - Юрий Адамович, он до всего этого был владельцем прибыльного сельхозпредприятия в Дедичах. Ну а мы ему помогали настолько, насколько могли...
   И вот представьте себе: народ празднует Дожинки. Столы, выставленные прямо на улице, ломятся от еды и напитков, все свежее, домашнее... Ребята выпили (кроме тех, кто на посту, конечно), девчата тоже повеселели... Музыканты наши составили ансамбль: две акустические гитары, скрипка и ударные, и играют что-то зажигательное, танцы начались - эх-х, как будто и нет никакой беды за забором из колючей проволоки...
   И тут на тебе. Подъезжает к воротам официального вида черная "Нива", и вылезают из нее два господинчика в деловых костюмах. В костюмах, елки-палки! Часовые берут их под прицел, но вроде как проблем не намечается...
   - Товарищи! Кто у вас главный? - "костюмы" попытались достучаться до нас, но тщетно.
   Поднялся ржач, и все стали выяснять, кто у нас главный. То ли Юрий Адамович, как фермер, то ли солист нашего ансамбля гитарист Артур, то ли шеф-повар, а может вообще баба Надя - она же комендант всё-таки!
   Господинчики в итоге нашли самого трезвого. Меня. И принялись мне втолковывать что-то о том, что правительство Берегового обязывает все поселки нашего района поставлять сельхозпродукцию на нужды городского населения в объеме не менее... И далее цифры, цифры, цифры... Я посмотрел на них как на идиотов и спросил:
   - А нам что за это будет?
   Они залепетали что-то о защите и товарах народного потребления, на что я обвел рукой все собравшееся за столами население Ямполя и спросил:
   - Разве похоже на то, что эти люди в чем то нуждаются? И тем более - в защите? От кого защищать-то будете? От самих себя, что ли?
   И тут старший из "костюмов" заявил, что имеет полномочия применять силу для изъятия излишков сельхозпродукции в пользу демократического правительства Берегового.
   А я дал ему в рожу. Старших бить вообще-то нехорошо... Но рассказывать о "излишках" и "полномочиях по применению силы" историку, пусть и бывшему - очень самонадеянно.
   Подбежавшие Тимур и Пашка не разбирались особо, просто затолкали их в "Ниву", и Тимур сказал:
   - Вы давайте, едьте к себе домой. И больше никогда не приезжайте. Ну, счастливо!
   И похлопал по борту официальной "Нивы" рукой. "Нива" фыркнула выхлопной трубой и унесся в неизвестном направлении.
   - Так за что ты ему двинул-то? - уточнил Пашка.
   - Это, ребята, совсем ни в какие ворота. Это какая-то политика "военного коммунизма" получается, - развел руками я.
   В Береговом умудрились профукать все свои запасы продовольствия. Или что-то типа того. По крайней мере, народ здорово подтянул пояса. Как донесла наша разведка, которая в составе Бориса Владиленовича и еще одного типа регулярно наведывалась в город под видом мелких торговцев, жили там впроголодь. И на складах особо ничего не было... Вайсаров, который встал на ноги за последние несколько дней за голову брался: как они могли просрать столько продовольствия?
   Вообще, полковник отмалчивался по поводу произошедшего переворота. Ну да, Остапчук взял власть. Да, затонские его поддержали. И не более того. Он больше в комнате своей сидел и напивался, так что скорее всего ребята Остапчука точно не знали, выжил он или нет, у нас он или нет.
   Уже следующим утром, когда мы с братом совершали обход территории, убивали и снимали с колючей проволоки случайно забредших мертвецов, он спросил меня:
   - Как думаешь, реально попробуют применить силу?
   Я почесал затылок:
   - А ты сложи два и два. Помнишь, сколько у них было провизии? У нас, то есть, в Береговом?
   Тимур кивнул:
   - После того, как цыган разогнали, забили до отказа все склады и рефрижераторы... И еще тайники по городу в подвалах сделали. На долго хватить должно было...
   - Именно! Если даже они пару тысяч новых людей привели - что оч-чень вряд ли, учитывая наши тяжелые времена, все равно - с провизией до весны проблем у них быть не должно было. Значит...
   - Значит они кому-то ее сбагрили, - договорил за меня брат. - А точнее, не сбагрили, а обменяли на что-то, с помощью чего Остапчук рассчитывает решить проблемы и с провизией, и с со всем остальным... Ну мне в голову только одно приходит...
   - Танки. Или типа того... - договорил теперь уже я. - Ну, это нормально.
  
   В общем-то у нас были разработаны меры противодействия бронетехнике. Другое дело - какие-нибудь дальнобойные хреновины типа РСЗО или самоходных гаубиц... Но тогда терялся смысл всех этих манипуляций - стреляя по площадям запросто можно разрушить склады продовольствия, да и если всех поубивать - кто будет сеять?
   Наиболее вероятным, на мой взгляд, был вариант с взятием заложников. То есть таким образом вынудить нас обеспечивать их продовольствием... И, кроме того, у них была какая-никакая авиация, но вот станут ли вертолетчики служить новой власти -хороший вопрос.
   Сейчас Кудеяр и ребята из группы охраны и безопасности носились по окрестностям и ставили радиоуправляемые фугасы. Тимур с ними бегал, а меня не взяли - подрывник из меня хуже чем водитель...
   Наше с Пашкой задание никто не отменял, и два дня после визита к нам эмиссаров Остапчука мы катались и собирался "предметы второй необходимости". В Праваши мы даже не сунулись - там орудовали мутанты.
   Их тактика оказалась для нас полной неожиданностью хотя бы потому, что у каких-то долбаных морфов-мутантов была ТАКТИКА! Они пытались загнать нашу машину в засаду, между домами, где поджидала еще парочка тварей. Только светошумовые гранаты, брошенные в обе стороны позволили нам вырваться из ловушки. Но очередная порция предметов женской гигиены, станков для бритья и
   В общем, насыщенно всё было. А потом на общем собрании было принято волевое решение - собрать маневренную группу и проехаться по ближайшим поселкам с выжившими - узнать что у них и как.
   В маневренную группу было решено включить всех бездельников и тунеядцев. То есть меня грешного - обязательно. Главным назначили фермера Юрия Адамовича, еще прикомандировали Пашу, Джоуи, Артура-гитариста и еще двух ребят на переделанном УАЗе, у которого на вертлюге в кузове стоял пулемет. Вооружены мы были капитально - Кудеяр настоял, мол обстановка-то резко обострилась.
   А мы вчетвером уселись в родную Ниву-"Бизон". Пашка и наш командир - в кабине, мы с Джоуи - в кузове. Санька и Ангелина вышли провожать нас вместе, к моей радости и удивлению. Пошушукавшись, они обещали налепить пельменей к нашему возвращению, потому как достали где-то отличного фарша.
   В общем - мы двинулись.
   Первым жилым поселкам была Волчья Гора. Особенность его заключалась в том, что кругом были натыканы буровые вышки и нефтекачалки - Нефтехим еще до всего этого разведал тут залежи углеводородов, и теперь индустриальный пейзаж соседствовал с пасторалью. И народ здесь был особенный - местные, ну и нефтяники из Берегового. А точнее из его зажиточной коттеджно-буржуйской части, которым в голову пришла разумная идея вывезти свои семьи подальше от города, когда всё это началось. Между собой люди ладили, и зачистили деревню от зомбяков быстро и продуктивно.
   Нас встретили на подъезде. То ли камеры у них на дорогах стояли, то ли как-то по-другому нас засекли - кто его знает.
   - Кто такие? - хмурые мужики в спецовках и с оружием в руках выглядели недружелюбно.
   - Ямпольские.
   Тут их лица малость подобрели. Мужики разговорились, и выяснилось что господинчики в костюмах приезжали и к ним. И у одного был фингал под глазом. (Тут Джоуи пробило на ха-ха и он пошел к машине). И требовали того же, что и у нас. Ребята из Вольчей Горы серьезно задумались - мол, можно бы поторговаться, часть требуемого и дать... Всё-таки Береговой - анклав сильный, если захотят придавить - мало не покажется.
   Тут я им устроил политпросвет по поводу ситуации в Береговом. В итоге договорились, что они свяжутся с нашими на оговоренной частоте по радио и обговорят ситуацию
   И мы поехали дальше. А дальше на очереди была деревня Мехи.
   Точнее, деревни не было. Было пепелище, развалины домов, торчащие скелеты печных труб и бродящие туда-сюда обгорелые зомби...
   И много, очень много стрелянных гильз вокруг. Нарезав несколько кругов по окрестностям, пацаны на УАЗе нашли следы гусениц несколько гильз крупного калибра. Не танковая пушка, но что-то покрупнее пулемета явно...
   Юрий Адамович подобрал несколько гильз и сказал:
   - Возвращаемся. Пусть специалисты рассуждают, с чем мы имеем дело...
   На пути домой мы заехали в деревню Козятичи. В Козятичах нас послали нахрен, и сказали что ежели мы еще раз появимся, то они сообщать в Береговой и тогда нам мало не покажется.
   В общем, возвращались мы в расстроенных чувствах. Грела только мысль о пельменях, которые обещали нам девчата.
  
  
   Помните, я как-то упоминал про козу бабы Нади? Козу эту звали Маркиза, и была она знаменита своим замечательным молоком, из которого баба Надя делала сыр, и отвратительным характером. Ее все наши собаки побаивались, даже Старина. Коза Маркиза как-то проломила череп одному зомби. Правда, мертвяк был безногий и медленный, но тем не менее... Живая легенда, в общем. С бородой и рогами.
   Это я к чему. Это я к тому, что когда мы приехали, девчата выбежали нас встречать. Обнимашки всякие, разгрузка-погрузка, короче - минут пять туда-сюда...
   - Там пельменей - полный стол! Побегу, поставлю воду! - Санька направилась к дому, открыла дверь, и тут я услышал ее дикий визг.
   Черт побери, половина Ямполя схватилась за оружие!
   Мы через полсекунды толпились в дверях кухни, целясь внутрь из автоматов.
   - М-мать его так! - сказал фермер Юра. - Никогда такого не видел.
   Раздалось громкое "Ме-е-е-е!" и я глянул через его плечо.
   На столе, усыпанном мукой, оставались три несчастные пельмешки! И безжалостное чудовище с рогами и копытами тянулось своей бородатой рожей прямо к ним. Хлоп - длинный язык подхватил пельмешку, и коза Маркиза уже усердно жевала, шевеля бородой и тупо глядя стеклянными желтыми глазами...
   - А че, из козлятины пельмени... Они как? - почесал затылок Джоуи.
   Тут между нами протолкнулась баба Надя.
   - Я вам ужо! Ниякай козлятины вам! - богатырским движением она подвинула Юрия Адамовича, деревянной клюкой замахнулась на козу: - У-у-у, холера ясна! Иди отседова!
   Коза жалобно мекнув, сожрала одним махом два последних пельмешка, и пошла на прорыв оцепления, то есть нас.
   Мы бросились в стороны, и преследуемая бабой Надей рогатая бестия умчалась в неизвестном направлении.
   - Приходите, я вам сыру и копченостей дам! - на бегу пробурчала баба Надя и рысью продолжила преследование.
   - Гы-ы-ы-ы... Я вот понять не могу, как она так бегает-то?.. - проговорил в воздух Джоуи.
   - Кто? Коза?
   - Тьфу, какая нафиг коза? Бабка!
   Тут мы стали ржать, а потом пошли искать Кудеяра. Голодные.
   Тут меня догнала Ангелина.
   - Же-ень, ну как это вы - не евшие? На вот!
   И сунула мне полиэтеленовый пакет в руки. Поцеловала в щеку - и упорхнула. Ну чудо а не девушка!
   Кудеяра мы не нашли. Его жена сказала, что он до сих пор возится со своими фугасами где-то в том районе, где мы разбили Остапчуковых прихвостней.
   Короче, мы снова сели в "Ниву-Бизон", и поехали искать Кудеяра. Ребят на УАЗе мы оставили в Ямполе.
   Пока мы ехали, я открыл пакет, который дала Ангелина и сглотнул слюну: краюха хлеба и полуторалитровая бутылка холодного молока! М-м-м-м!
   Постучав в кабину, я отломал половину и протянул туда - Пашке и Юрию Адамовичу. В общем, мы ехали, ели хлеб и запивали молоком, и все хвалили Ангелину.
   На подъезде к перекрестку, где еще виднелось пятно гари, мы остановились.
   - Кажется, я выстрелы слышал! - сказал Пашка.
   Вооружившись, мы полезли из машины.
   Поудобнее расположив автомат на ремне, я пошел следом за Пашкой.
   Через пару десятков метров нам на встречу выбежала группа товарищей, взмыленных и запыхавшихся. С удивлением я узнал в них Кудеяра, Тимура и остальных.
   - Чуваки, там мутанты, млять!
   Три серые туши мчались за ребятами, и мы тут же открыли огонь очередями.
   - Отступаем к дороге! Там машина!
   А какого хрена они без оружия вообще? У Тимура в руках был пистолет, он даже пальнул пару раз в мутантов, но это едь фигня какая-то - автоматы каждому положены!
   Отстреливаясь от мелькающих между деревьями серых теней, мы подбежали к машине.
   - В кузов, в кузов! - заорал Юрий Адамович.
   В последний момент из леса выскочила не в меру прыткая тварь и ухватила парня из тех, кто был с Кудеяром и Тимуром, за ногу. Джоуи очередью из автомата сбил его с траектории, потом гавкнул и мой ствол, заставив монстра вжаться в землю... Взревел мотор машины и "Нива" рванула по направлению к Ямполю.
   На парня было жалко смотреть. Он молча глядел на свою ногу потухшим взглядом и качал головой. Ему оставалось жить недолго, и все это знали, и он это знал.
   - Командир, сделаешь это, когда я того?.. - спросил он Кудеяра.
   Тот кивнул и нервно сглотнул.
   Какого хрена они были без оружия? Откуда там взялись мутанты? Мы ведь чистили эту территорию недавно!
  
  
  
  
   2.6. НЕ РОЙ ДРУГОМУ ЯМУ
   Возвращение в Ямполь было мало похоже на триумфальное. Кудеяр и тот парень, которого цапнул мутант, ушли куда-то. Юрий Эдуардович поплелся домой, Джоуи остался сидеть в кузове "Нивы", скручивая очередную папироску...
   Мы с Тимуром остались вдвоем. Брат хмуро смотрел в землю, потом достал из кобуры пистолет, выщелкнул пустой магазин и стал набивать его патронами из кармана.
   - Так что там было-то?
   - Бред какой-то, сам пока понять не могу... Давай, расскажи как съездили по округе, что увидели?
   Тут настало время мне затупить. Я собрался с мыслями и рассказал ему про Волчью Гору, и про Козятичи. А потом пошарил в кабине "Нивы" и достал пару стреляных гильз крупного калибра:
   - Смотри, какие хреновины мы нашли рядом со следами от гусениц...
   Тимур повертел одну такую в руках и сказал:
   - Помнишь наш разговор по поводу танков у Остапчука? Это не танк, это "Шилка". Снаряд 23-миллиметра, четыре ствола, 3400 выстрелов в минуту. Дальность - километра два по наземным объектам, и чуть поменьше - по воздушным целям. Я такие машинки на учениях видел, еще по армейке... Если не сработают наши "сюрпризы", нам кабздец...
   Мне стало очень грустно. Так и представилось, как выкатывается такое чучело на пригорок, разворачивает башню с четырьмя стволами - и давай херачить по Ямполю... Гадство.
   Тимур постоял рядом со мной немного, а потом сказал:
   - Пошли? - и тут где-то неподалеку бахнул выстрел.
   Кудеяр исполнил свой долг перед бойцом.
   Собрались на кухне у Кудеяра вчетвером - мы с Тимуром, хозяин и Джоуи. Всё, что осталось от нашей страйкбольной команды, только Лехи не хватало. Как там это чудовище, интересно?
   Наконец, Тимур собрался с мыслями и стал рассказывать. Выходило, что они поставили целую кучу мин и радиоуправляемых фугасов, перекрывая таким образом почти все удобные подходы для техники. Оставалась пара позиций, самые дальние, как раз около того перекрестка.
   Решили поставить фугас под корягой, очень удобное место. Приступили к работе. Один охраняет, остальные возятся со взрывчаткой. И вдруг часовой провалился в какую-то яму.
   Тут-то всё самое странное и началось. В яме была парочка обглоданных трупов. И куча следов, по всей видимости - мутантских. При этом яма эта была искусственного происхождения, кто-то ее явно недавно выкопал. Бойца из ямы достали, а потом начался трэш - поперли морфы.
   Мы успели очень вовремя. Еще секунд тридцать и всё - готовьте деревянный макинтош... Вот такая вот история.
   Джоуи выпустил дым из носа, как огнедышащий дракон, и проговорил:
   - Так, млять... Э-э-э... А нахрена там трупешники в яме были?
   А вот это был правильный вопрос. Я сложил два и два и выдал:
   - Какая-то сволочь плодит у нас в округе морфов. Ну, мутантов. Или шустриков. Один хрен - не намного легче!
   - И как ты это себе представляешь? - посмотрел на меня Кудеяр.
   - Ну, если бы я это делал, я бы замутил все так: ночью подъезжаешь на чем-нибудь негромком на позицию. Берешь с собой парочку приговоренных к смерти. Заставляешь их копать яму выше собственного роста - часа за четыре управятся, так? Потом стреляешь одному в башку, другому в грудь. Оп-ля, через денек морф готов. Потому как тот, кому башку прострелили, умирает полностью, а второй превращается в зомбака и начинает его жрать. Я понятно объясняю?
   Тимур почесал голову:
   - А сколько нужно человечины чтобы зомби стал морфом?
   - А хрен его знает... Ну если целиком тело сожрет - хватит, наверное...
   Мы помолчали немного, а Джоуи сказал:
   - А в той яме, э-э-э-э... На которую вы наткнулись....Типа было два трупа?
   - Ну!
   - И куча следов... Мля, они их парами разводят, гыыы!
   А Кудеяр сказал:
   - Не смешно. Как думаете, сколько у нас таких ям может быть по округе?
   - Мля-я-я-я - хором сказали мы.
   - Переходим на осадное положение, братишки! - Кудеяр отставил в сторону кружку с чаем, хлопнул себя по коленям и встал. - Ну, побежали!
  
   На случай осады все примерно знали что делать. Но тут был случай особый: кто бы мог подумать, что осаждать нас будут мутанты? Да и не осаждать вовсе, а так - тусоваться по окрестностям, пожирая немногочисленную живность и одиноких путников. Или не одиноких...
   В общем, для начала на крыши посадили несколько расчетов с АГС-ами и пулеметами, оборудовав им позиции из мешков с песком и прочей подходящей дребедени. Запретили всем покидать охраняемую территорию. Сообщили соседям о новой напасти. И стали думать, как от нее избавляться.
   Решения было два. Первое - провести массовую зачистку с привлечением всех имеющихся сил и средств, устроив грандиозный шухер с пальбой из тяжелого оружия. Но тут был минус в том, что такие мероприятия всегда за собой влекут человеческие жертвы. А для нашего сравнительно небольшого коллектива это неприемлемо.
   А приемлемым был как раз второй вариант, предложенный Кудеяром. На базе имеющейся техники создается что-то вроде броневика. Он предлагал навешать мешков с песком, наварить арматуры - чем тяжелее будет конструкция - тем лучше, чтоб мутанты не перевернули. Напихать в машину ручных пулеметов, гранат и прочего, и кататься на этой дуре по окрестностям, выманивая мутантов на живца.
   У меня возник резонный вопрос - кто будет живцом?
   - Все по очереди. Главное, вовремя успевать закрыть двери машины. Я могу первым быть, если что!
   В целом идея понравилась. БТР и БМП у нас не было, а вот соорудить зомби-мобиль руки давно чесались. А учитывая специфические особенности нашего мутированного противника, задача нашим специалистам предстояла интересная.
   Кудеяр и Тимур отправились к автослесарю - Архипычу, чтобы вместе с ним начать работу. А меня отправили на крышу - в пулеметное гнездо.
   - Одного?! - возмутился я.
   - Придет к тебе напарник, не переживай,- брат состроил ехидную рожу.
   Дежурить мне предстояло в самой первой сооруженной нами на крыше сарая огневой точке. Там уже стоял пулемет - кажется, "Печенег", суровая на вид машина. Я проверил, на месте ли боезапас, положил под руку АКСУ - все-таки иногда целесообразнее не палить по лягушкам из пушек... Тут же, рядом, стоял большой морской бинокль, который был неотъемлемой частью этого поста. Я повесил его себе на шею и с важным видом принялся осматривать окрестности, воображая себя капитаном дальнего плавания, никак не меньше.
   Мне показалось, что я заметил на кромке леса какое-то шевеление, как будто кто-то там бегал кругами, но тут мне перекрыли обзор ладонями и злодейским шепотом прошептали в ухо:
   - Я тебя съем!
   Ну я конечно тут же убрал бинокль и схватил ее за... Неважно, в общем.
   - Ты меня реально напугала!
   Ангелина засмеялась, а потом, улыбаясь, сказала:
   - Извини, просто ты стоял тут такой весь пафосный, что я не удержалась! Меня Кудеяр к тебе послал, сказал, что я буду вторым номером. Это что значит?
   - Это значит что ты в случае чего будешь помогать мне управляться с пулеметом и стрелять из... Что там у тебя?
   У нее был ПМ, так что я указал на АКСУ и договорил:
   - Стрелять будешь вот из этого, а пистолет - на запас. Но вообще-то я кое-чего заметил. Во-он там, у леса.
   - Дай посмотреть! - девушка взяла бинокль и, от усердия даже приподнявшись на цыпочках, стала наблюдать за кромкой леса. - Ой, там кто-то бегает!
   Я забрал у нее оптику и присмотрелся. Ну надо же! Пара мутантов, явно неплохо отожравшихся! Мне показалось, что они гоняются за кем-то, может быть, охотятся? Тут, в принципе, иногда попадались косули, или дикие кабаны, так что всё было возможно.
   Внизу проходил кто-то из ямпольских и я попросил его позвать Кудеяра. Тот прибежал, и недовольно на меня уставился:
   - Что? Мы там фургон только подобрали подходящий!
   - А тут мутанты носятся под боком. Вон, мы их в бинокль видели!
   - Серьезно?
   Я кивнул, а Кудеяр посерьезнел а потом его лицо посветлело:
   - Может, из миномета их? - он тут же радостно улыбнулся и, кивнул собственным мыслям побежал куда-то.
   Ангелина удивленно посмотрела на меня:
   - Миномет?
   - Ну да... - честно говоря я был рад, что нахожусь на посту и никто не припряжет меня тащить эту тяжеленную дуру, года рождения дай Бог чтоб не 1943-го.
   Через несколько минут мужики под главенством Кудеяра уже устанавливали миномет на позицию. Это была эдакая 82-миллиметровая батальонная зараза, которую надыбал где-то Вайсаров и сбагрил нам во время переезда сюда.
   Сам полковник тоже выполз из своей берлоги, и полез к нам, на крышу, корректировать огонь минометчиков. Сейчас в моей голове всплывали воспоминания о том, что стрельбы из этого супер-оружия уже как-то проводились, так что территория вокруг была пристреляна.
   - Двадцать девятый ориентир, мужики! - крикнул полковник.
   Выглядел он плохо, от него пахло алкоголем, но, занявшись настоящим делом, он как будто ожил.
   Внизу Кудеяр сунул в трубу мину и расчет заткнул уши. Громко гавкнуло и завыло. Вдали раздался взрыв, а полковник заорал, глядя в бинокль:
   - Давай левее немного! Пять подряд!
   Гавкнуло пять раз, и я невооруженным взглядом увидел, как рухнули в лесу парочка деревень.
   - Вот так вот, - полковник, дыхнув на меня перегаром, полез вниз.
   Я посмотрел в направлении стрельбы и пожал плечами: не видно ни хрена, пыль столбом! Ну, по крайней мере никто там больше не бегает...
  
   После того, как дежурство закончилось, мы с Ангелиной пошли к ней - отдыхать.
   Что касается зомби-мобиля, так работяги вкалывали чуть ли не сутки: варили, клепали, что-то резали болгаркой, таскали туда-сюда какие-то замысловатые конструкции. Из-за них весь Ямполь не спал ночью!
   Согревала надежда на то, что зомби-мобиль получится основательный, надежный, и никого из нас оттуда выковорить зловредным монстрам не получится.
   Но спать всё равно не получалось, поэтому я постарался аккуратно, чтобы не сильно потревожить спящую на моем плече Ангелину встал, влез в штаны и ботинки и вышел на улицу.
   Кроме грохота со стороны автомастерской никаких звуков слышно не было. Я поежился - с голым торсом ночью было прохладно.
   Заглянув в дом, и сняв с крючка китель, я набросил его на плечи. Для начала целью своей ночной прогулки я избрал административное здание, к которому и направился. Обменявшись парой слов со встретившимся патрулем, я подошел к своей цели.
   Свет в окне первого этажа заставил меня притормозить. Это же берлога Вайсарова! Он что, не спит?
   Подойдя поближе, я увидел в окне силуэт полковничьей фигуры, склонившейся над столом, на котором стояла бутылка и стакан. Та-ак.
   Я постучал в стекло. Полковник вздоргнул и уставился прямо на меня. Нифига он не видел, в комнате-то было светло, а снаружи - тьма кромешная. Придвинувшись поближе, я махнул ему рукой а он погрозил мне кулаком и сказал:
   - Заходи уже! Чего людей пугаешь?
   Я поднялся по крылечку и зашел в открытую дверь комнаты Вайсарова, откуда лился свет.
   - Садись, Женек, - полковник вытянул откуда-то еще один стакан и наплескал мне грамм сто рубиновой жидкости. - Пей!
   Взяв со стола бутылку я повертел ее в руках и присмотрелся к этикетке. Вермут Россо, мать его так. Дикое второсортное пойло, ошибочно именуемое вином.
   - Пей-пей. Хрена с два такое достанешь еще где-нибудь. Полковник я или нет, в конце-то концов? - Вайсаров был настойчив.
   Пришлось мне задержать дыхание и залпом проглотить напиток. По венам прошел огонь, из ноздрей повалил дым, образно выражаясь...
   - Чего не спишь-то?
   - Да мастера наши, елки-палки...
   - Шумят здорово! К утру обещали такой шушпанцер сделать, что кумулятивная граната не сразу прошибет!
   - Дай Бог, дай Бог...
   Полковник снова налил в стаканы портвейна и спросил:
   - Так что там с твоей памятью? Возвращается?
   - Ну как... Бытовые какие-то вещи - ага. А вот по поводу того, что там со мной случилось - этого - ничего.
   - А я тебе щас кое-что расскажу. Я тут сидел и в голове у меня все сложилось. А ты пей, пей!
   Пришлось снова выпить. В желудке уже поднимался бунт, а
   в голове шумело. Вайсаров опрокинул стакан, вытер усы и сказал:
   - Остапчук с Киркайлом договорились. Мне давно говорили, что они вечерами вместе сидят и чаи гоняют, но я как-то внимания на это не обратил, они ж друг друга еще до всего этого знали... А выходит, что спелись. Меня они вместе скинули, и все эти мутные дела с поползновениями в вашу сторону - тоже их дело. Твой брат и Кудеяр большое влияние в народной дружине приобрели, да и тебя все вокруг знают, опять же - от Дубровского до Рудобелки и дальних деревень, ты ж с караванами катался! Ну не только вы, еще человек десять под прицелом были, семерых в живых нет уже, добились своего, сволочи! Это сейчас я два и два сложил, пока в Береговом сидел не до того было - дела, дела, носился как подстреленный. А когда киркайловы архаровцы затонским ворота базы открыли - всё, поздно было думать. Сели со штабными в бэтээр и погнали оттуда... А что касается твоей черепно-мозговой травмы - так там точно Киркайло замешан. Ты помнишь, зачем вы туда катились?
   - Не-а. Помню только, что там Родион, киркайловский тоже, был.
   - Во-от! А катились бы вы туда, чтоб кроме всего прочего про "Шилки" поговорить с местными.
   Тут я прибалдел. Про те самые "Шилки", которые катаются по округе и наводят ужас на деревенских?! Этого я нифига не помнил.
   - Они, видимо, без нас договорились. Это и стало началом для бури в стакане... То есть революции в Береговом.. Рудобельские цену тогда заломили, за нефтепродукты отдавать не хотели, а продовольствием расплачиваться я не согласился. А Остапчук согласился...
   - И что теперь делать? Они ж нас сожрут! Если еще Рудобелка с ними в союзе...
   - А я уже все сделал, Женёк. Ты не переживай, но потом сильно не удивляйся. По мне так главное - порядок сохранить и жизни людей. А амбиции и чувство собственного величия - это Остапчука прерогатива. Будет у нас тут порядок, совсем скоро...
   Я внимательно глянул на полковника, а он еще стакан мне налил.
   - Выпей на посошок и спать иди.
   Я как-то машинально выпил, а потом заплетающимся языком спросил:
   - А кому это вы тогда звонили, когда в больничке лежали?
   - А это, Женёк, правильный вопрос!
   И вытолкал меня за дверь.
   Я поплелся по улице обратно, к Ангелине. С грохотом сняв ботинки и стараясь не шуметь, улегся в постель и мгновенно вырубился. Вермут, однако!
  
   На утро разбужен я был ароматом кофе, который шибал мне прямо в нос. Не то, чтобы я был завзятым кофеманом, но после паскудного вермута кофе с утра - это получше манны небесной!
   Приоткрыв левый глаз, я увидел чашку с кофе, из которой шел пар. Приоткрыв правый и присмотревшись, я увидел Ангелину, которая сидела на краешке кровати и выжидательно смотрела на меня. В одной руке она держала ту самую чашку, в другой, на раскрытой ладони лежали две таблетки. Аспирин, цитрамон или что-то подобное. Ну просто чудо, а не девушка!
   Чудо-девушка тут же обломала мои надежды, отодвинувшись в тот момент, когда я попытался завладеть и кофе, и таблетками.
   - Не получишь, пока не скажешь, как так получилось что ты оказался в кровати одетый и с таким запахом изо рта... Фу-у-у, как из винной бочки!
   Я беспомощно откинулся на подушку и сделал страдальческое выражение лица. Не помогло. Пришлось невнятно объяснять про бессонницу и Вайсарова, и вермут.
   Она протянула мне кофе и таблетки, я употребил и то, и другое, а потом сказала:
   - Но вообще-то я обиделась!
   Вот так вот.
   Только я более-менее пришел в себя, как в дверь кто-то постучал. Я выглянул - Джоуи.
   - О, мля! Гы-ы-ы! - сказал он. - Пошли уже!
   Я повертел головой - то в сторону Ангелины, то в сторону Джоуи. И вот что мне делать? В итоге попытался обнять девушку за плечи и что-то там сказать, на что получил ощутимый тычок локтем в ребра и фразу:
   - Иди уже!
   Ничего тут поделать пока что было нельзя, и я влез в ботинки, снял со стены автомат и разгрузку и отправился за Джоуи.
   - А че там? - уточнил я.
   - Так они типа всё сделали. Скоро поедем на это, млять... Как его!? Сафари, гы-ы-ы!
   Так обещанный "шушпанцер" уже готов? Нифига себе!
   Наша команда уже вся была в сборе. И все восхищенно пялились на нечто массивное и железное, стоящее у ворот.
   Под листовым железом, арматурой и какими-то дикого вида шипами с трудом угадывались очертания фургона. Это когда-то былольксваген-крафтер". Колеса закрыли полусферами из листового железа, от ветрового стекла осталась небольшая амбразура, перекрытая стальной решеткой. Вообще, амбразур было много: на разной высоте в бортах фургона.
   - Мы решили башенку с пулеметом не делать, ее ведь и оторвать могут! - сказал автослесарь Архипыч. - Напихаете боеприпасов и пулеметов внутрь, и через амбразуры будете монстров гасить.
   А сверху - люк, тяжелый, хрен проломишь. Изнутри закрывается. Еще в днище люк, на всякий случай...
   - Погоди, Архипыч! - поднял руку я. - Это что, вы всё за ночь сделали?
   - Не-е-е! - тут я заметил что и сварщики, и Кудеяр с Тимуром, и сам Архипыч заулыбались. - Мы сразу эдакую хреновину сделать хотели. Только руки не доходили, все потихоньку, по винтику в день... А потом Кудеяр ваш напомнил про эту машинерию - мы все и доделали!
   Как всегда я все узнаю последним. Или я забыл всё это? Судя по улыбающимся рожам - именно так всё и обстояло.
   Архипыч залез по скобам, приваренным к корпусу, на крышу и приглашающим жестом поманил нас внутрь. Мол, взгляните, как оно? Мы взглянули. Неплохо, удобно так. А Тимур спросил:
   - А твари эти по скобам не заберутся?
   Архипыч молча указал на две амбразуры, одна над другой. Как раз там, где лестница. Ну понятно - он полезет, а мы ему из пулемета в брюхо.
   - Ну что, погнали загружать "Мастодонта"? - так этот "мастодонт" и прицепился к нашему фургону.
   Подогнав "мастодонт" к оружейке, мы принялись таскать пулеметы и боеприпасы к ним. У нас были РПК и один "Печенег". Мы ведь охотились на морфов-мутантов, поэтому много стволов мало не бывает! У каждого было еще по АКСУ. У всех, кроме Кудеяра. Он со своей СВД не расставался.
   В общем, к полудню мы были готовы выезжать. Залили горючего по самую крышку, еще пару канистр с собой взяли- на всякий случай. Сухомятка всякая и вода в пятилитровых баллонах - это и так ясно. Ну и рация в машине.
   Провожал нас фермер Юрий Эдуардович.
   - Вы ребята там на связь выходите, если что. Мы тут мангруппу подготовим, на трех машинах, чтобы вас выручить. Ну и далеко на заезжайте!
   За рулем у нас был Тимур - всё-таки единственный профессионал-водитель C и D категорий! Кудеяр, как и обещал, исполнял роль приманки: вылез на крышу с СВД в руках и светошумовыми - в карманах, и сидел себе, стучал ногами по щитку, который закрывал то, что раньше было лобовым стеклом.
   А мы с Джоуи осваивались в брюхе "Мастодонта" - раскладывали поудобнее боеприпасы и продовольствие, обживались, в общем.
   Тимур сунул диск с музыкой в магнитолу:
   - Рок-хиты, мужики! - и наугад ткнул номер песни.
   "Мастодонт" выкатился за ворота под энергичные аккорды группы "Metallica" - начиналась "Whiskey in the Jar" . На сей раз шуметь было можно и нужно!
  
   Первой целью было то место, где атаковали группу подрывников. Кудеяр и Тимур взяли с собой карту, где были отмечены заложенные фугасы, так что подорваться опасности вроде как не было... Если никто кроме нас тут мин не наставил, тьфу-тьфу-тьфу!
   "Металлика" рубила вовсю, Кудеяр на крыше стучал ногами в такт музыке.
   Наконец, впереди показался знакомый перекресток. Тот самый, где мы ребят Остапчука ухайдакали.
   Кудеяр засунул голову в люк и попросил:
   - Дайте ракетницу. Там в зарослях что-то шевелится, пальну!
   Джоуи молча протянул ракетницу, а я встрепенулся:
   - Погоди-погоди! Ты хоть ноги в люк всунь чтоб спрыгнуть в случае чего! А я рядом постою, чтоб люк закрыть!
   - Разумно! - согласился Кудеяр и сел в люке. - Пли!
   Хлопнула и зашипела ракетница, а потом Кудеяр вдруг охрипшим голосом проговорил:
   - Оё-ёй-ёй!! - спрыгнул вниз и принялся закрывать люк. - Приготовиться!
   В борт ударило так, что "мастодонт" пошатнулся, а все, кроме Тимура, сидящего в водительском сидении, рухнули на пол.
   - Твою мать, что это?
   - Угадай! - Кудеяр схватил пулемет, и глянул в одну из амбразур. - Ща-ас, на второй заход идет! А вы чего тупите?
   Мы с Джоуи встрепенулись, я поднял с пола "РПК", Джоуи дернул затвор АКСУ. Прильнув к амбразурам мы наблюдали как массивная серая туша скачками приближается к фургону.
   - Огонь! - скомандовал Кудеяр и три очереди вспороли воздух, устремляясь к чудовищу.
   Первые попадания сбили его с траектории, потом пришлось прицеливаться заново - смертоносные кусочки металла рвали неживую плоть на куски!
   Вдруг долбануло в корму, или как это называется у машины?
   - Млять! Ходу, Тимур, ходу!
   Взревевел мотор, а Кудеяр уже стрелял из задней бойницы, рыча и матерясь.
   - Гранату! - рявкнул он, и я выдернув чеку из светошумовой, швырнул ее в соседнюю бойницу.
   - Уши, глаза!
   Громыхнуло, "мастодонт" одновременно с этим подскочил на какой-то колдобине, выматерился Тимур, а Кудеяр через секунду снова открыл огонь.
   Когда длинная очередь смолкла, а звон в ушах еще не прошел, я увидел довольную рожу Кудеяра, безмятежную - Джоуи, и злобную - Тимура.
   - Чтобы больше мне такого не было! - пробурчал брат. - Пулеметы в руки и к амбразурам, олухи!
   Кудеяр показал большой палец, а Джоуи пожал плечами и спросил:
   - А закурить можно?
   - Можно, только осторожно. Тут бензин в канистрах и патронов полно!
   - Понял, че ты?
   Джоуи задымил сигареткой, уставившись в амбразуру. Мы медленно ехали по дороге, а я всё всматривался в крону дерева, которое располагалось чуть в стороне, на пригорке.
   - Притормози-ка...
   - Что-там?
   - Гляньте на дереве!
   Ребята перебрались к моему борту, приготовили оружие, а Тимур достал бинокль и присмотрелся.
   - Ну нифига себе!
   - Че там?
   - Мутанты на дереве сидят...
   - Гы-ы, как в фильме про Африку! - Джоуи давил лыбу. - Я по телику видел, там так ягуары сидели... Или то пантеры? Или это вообще одно и то же? Э-э-э-э...
   - Надо бы их оттуда подвинуть. Жека, тащи "Печенег"!
   Я притащил. На "Печенеге" стояла оптика, а патроны в магазине были бронебойно-зажигательные. Стрелять доверили Кудеяру, как лучшему снайперу. Он открыл люк и полез наверх, а мы с Джоуи прикрывали его из амбразур, с кормы и моего борта. Другой борт взял на себя Тимур, выставив в окошечко АКСУ.
   - При-иготовились! - Кудеяр прицелился и выпустил две короткие очереди - одну за другой.
   Тварей с дерева сшибло моментально!
   Кудеяр спрыгнул и стал закручивать люк. Дубль два!
   Монстры неслись в нашу сторону зигзагами. Хрен попадешь! Один сразу метнулся куда-то к корме, два других неслись прямо к машине.
   Грохот в нутре "мастодонта" стоял дикий - еще бы! Три пулемета лупят вовсю!
   Я почувствовал изменение центра тяжести машины - елки-палки! Тварь по скобам лезла на крышу!
   - Джоуи, не зевай!
   - У меня патроны зако...
   - Автомат, млять!
   Джоуи состроил гримасу, схватил автомат и выпустил мутанту очередь прямо в мускулистое брюхо!
   Я успел заметить в узком проеме амбразуры оскаленную пасть и дикий неживой взгляд...
   Мы с Кудеяром вроде как уделали тех, кто атаковал в лобовую. По крайней мере серые туши на обочине не шевелились... Проверять не было никакого желания, и после того, как Кудеяр сделал пару контрольных выстрелов в голову каждому из мутантов, мы поехали дальше.
   - Неэкономная охота какая-то получается... - проговорил вслух Тимур. - Это сколько патронов мы извели на этих тварей? И одна притом живой ушла!
   Джоуи обвел взглядом усыпанный гильзами пол, затушил окурок папироски об стену "мастодонта", выкинул его в амбразуру и сказал:
   - А че, нормальный размен такой. Дохера патронов на четверых тварей. Зато у нас все живы, гы-ы-ы!
   Вот умеет он красиво обобщать, а?
  
   По рации мы связались с Ямполем, рассказали о ситуации, а нам дали новую наводку. Мутантов видели по дороге на Волчью Гору.
   - Ну что, продолжаем сафари? - жизнерадостно осведомился Кудеяр. - Только я чур на крыше не сижу, я натер эту, как ее... Ягодичную мышцу, во!
   Мне в общем-то было пофиг, да и настроение накатило какое-то апатичное. Так что я подхватил АКСУ и полез на крышу.
   Тимур вел фургон по заасфальтированной дороге, а я пялился во все стороны.
   В какой-то момент из люка высунулась голова Джоуи и он протянул мне бутерброд и фляжку с водой.
   - Мы там типа жрать надумали...
   - Какая забота с вашей стороны! - я был тронут от души.
   Люди, которые дают мне еду занимают особое место в моем сердце!
   В общем, я жевал бутерброд и вертел головой.
   Мы выехали в поля. Мир кругом был полон зеленых и желтых красок, солнышко выглянуло из-за облаков, видимость стала получше.
   - Тимур, давай заедь-ка на пригорок, осмотримся, - засунул я голову через люк внутрь салона.
   - Не вопрос.
   "Мастодонт" кряхтя мотором свернул на грунтовую дорогу, которая поднялась на пригорок, и замер над довольно глубоким овражком.
   - Ребята-а, а тут такое дело... - сказал я, глянув вниз. - В общем, вылезьте, гляньте...
   Короче говоря, те подлюки, которые устраивали эти заманухи с выращиванием мутантов, перемудрили сами себя. Овражек был перегорожен кирпичной стеной метра два высотой, с той же самой целью, с которой копались ямы. Стенки оврага были довольно крутыми, обычный зомбак хрена с два бы по ним взобрался.
   А обычных зомбаков там в общем-то и не было. Были мутировавшие - в большей или меньшей степени. И куча обглоданных трупов на полу.
   Меня аж затошнило. По всей видимости, кто-то из этой группы товарищей отожрался достаточно, чтобы взобраться по стенке оврага - я заметил место, где грунт осыпался.
   Один из неживых глянул мертвым взглядом в нашу сторону, и ринулся на штурм почти отвесной стены оврага. У него уже немного удлинилась морда, вытянулись клыки и когти, но передвигался он по прежнему на двух ногах - нечто среднее между шустриком и морфом.
   Я прицелился ему в голову из автомата и ждал. Мутант цеплялся за какие-то выемки в земле, корни кустов и деревьев, но в какой-то момент грунт осыпался и тварь рухнула на дно оврага, сшибив двух мертвецов помедленнее.
   Наконец, на крыше появился Кудеяр. Он присвистнул и сказал:
   - Да их тут десятка полтора! Че делать-то будем?
   Тимур тоже соизволил вылезти. Он посмотрел на всё это и сказал:
   - Походу наши юные любители мутантов тут что-то не рассчитали. Трупов должно было быть раза в два больше... Может, кончились?
   - Гы-ы-ы, - появилась голова Джоуи. - А откуда они столько трупов взяли-то?
   Млять. А это в голову нам и не пришло. Они же мать его просто убивали людей! Несколько десятков человек! А мы тут стояли и рассуждали на отвлеченные темы!
   - Так, - выразил общую мысль Кудеяр. - Быстро разбираемся с этой бедой и ищем ублюдков, которые мутят всё это. Они ведь не так давно начали, не дай Бог сейчас где-нибудь очередные жертвы копают яму для самих себя...
   - Так что, валим их по-быстрому? - спросил я.
   - Ага. Джоуи, подай пулеметы!
   Джоуи через люк просунул пулеметы, вылез сам и мы распределили сектора обстрела.
   - Ну, берегите ваши уши! Ого-онь!
   Мы лупили короткими очередями из пулеметов, и ошметки плоти разлетались по всему оврагу. Это было мало похоже на Рэмбо, потому что ручные пулеметы - штука тяжелая. Да и грохот стоял неимоверный, аж уши заложило.
   Один за одним падали монстры, изрешеченные пулями, с раскуроченными бошками и изорванными телами... Когда всё было кончено.
   Никаких чувств кроме жалости к несчастным, которые послужили орудием в руках мерзавцев, не было.
   - Поехали?
   - Поехали... - на душе стало еще хуже.
  
   Мы заехали в Волчью гору и узнали, что у них от нападений морфов пострадало несколько человек, но тварей уже уничтожили собственными силами. Потеряв при этом еще двоих... Они были уже близки к тому, чтобы попросить помощи в Береговом, у тамошних "демократов".
   - Они же этого, мать его, и добиваются! - сказал Кудеяр, когда мы возвращались в Ямполь. - Чтобы мы тут ослабели, а потом к ним на коленках приползли! А вот хренушки!
   В целом мы с ним были согласны. Возвращались мы по другой дороге, чтобы осмотреть еще большую территорию.
   Наосматривались.
   Очередная яма была вырыта прямо в кювете грунтовой дороги. И у краюшка ее бродил зомби. С какой-то подозрительно знакомой рожей...
   Фургон с визгом остановился, и я даже в люк высунулся - посмотреть.
   - Ямбическая сила! Так это же Родион!
   - Погоди, не суетись. Тут морф гуляет где-нибудь, однозначно...
   Джоуи и Тимур вылезли на крышу, прихватив пулеметы, а я спрыгнул на землю.
   Мертвый Родион тут же направился ко мне, шевеля руками. Пас-скуда! Я заметил, что у него разорвана шея. Тэкс, что бы это значило?
   - Ребята, а дайте топор?
   - Гы-ы-ы, извращенец... - проговорил Джоуи. - Мачете пойдет?
   - Ага.
   Джоуи скинул мачете, и мне пришлось пинком отшвыривать Родиона, чтобы добраться до клинка.
   Подобрав мачете и ощутив в руке полированную деревянную рукоять, я тут же почувствовал себя героем и ринулся в атаку.
   Родион, засипев, двинулся ко мне, протянув руки.
   И-рраз! Я рубанул сверху вниз и почти отсек кисть руки, которая повисла на каких-то лохмотьях.
   И-два! Я пнул его сзади в поясницу, повалил и наступил на спину, а потом с размаху обеими руками всадил мачете в затылок Родиону.
   - Берем его с собой? - спросил Кудеяр
   - А нафига?
   - Доказательство!
   - Аргуме-ент...
   Я заглянул в яму. Там еще кто-то кого-то жрал. А еще кто-то, с половиной головы, лежал себе в углу, нетронутый.
   - Кудея-ар! Пальни ему в башку, а то ведь смотреть противно!
   Мутант повернул ко мне свою уродливую голову и оскалился. А Кудеяр херанул короткой очередью ему прямо в оскал, вбивая зубы и лицевую кость куда-то в район затылка, и прямо на земляную стену ямы. Он еще не стал полноценным морфом, этот мутант. Хрена с два удалось бы уложить морфа одной очередью...
   Ясное дело, никто и не думал помогать мне с Родионом. То есть, с телом Родиона. Эти гады сбросили мне полиэтелен и веревку, и мне пришлось закручивать Родиона во все это дело. А потом привязывать к скобам, по которым мы поднимались на крышу. Не внутрь же его класть, а?
   А потом мы ехали и обсуждали случившееся.
   - Я думаю тот, кого они решили "зомбануть", "зомбанулся" раньше времени и успел цапнуть нашего красавца. Ну они его скинули в яму и свалили оттуда потихому. У Родиончика оружие было?
   - Пистолет на поясе...
   - Небось один патрон?
   - Да фиг его знает, я не проверял. Приедем - посмотрим.
   - Скорее всего один. Но застрелиться он не смог, а его подельники товарища убить тоже не смогли, вот и оставили. Похоже на правду?
   - Похо-оже.
   - Гы-ы-ы, - сказал Джоуи, протирая мачете. - Если я доберусь до Киркайлы или Остапчука, я сниму с них скальпы.
   - ???
   - Ну, мля-я-я, скальпы! Индейцы так делали!
   - Это то понятно! Но откуда такая идея, Джоуи?
   - А че, звучит же круто... И страшно, гы-ы-ы!
   - И это я после этого извращенец?
   Тимур обернулся и сказал:
   - Ну, скальпы или не скальпы, но это так оставлять нельзя. Мы должны подложить Остапчуку свинью. И сделать это так, чтобы мирные жители не пострадали. Возражения есть?
   Возражений не было.
   - Тогда, ребята, нужно думать.
   И мы думали до самого Ямполя.
   Ямполь встретил нас необычно шумно, даже ворота для нас открывали целой гурьбой, смеясь и подкалывая друг друга.
   А повод для радости у людей был! Два БТР-а с ребятами из Дубровского, и, елки-палки, Леха собственной блондинистой физиономией!
   - Ну что ты, чудовище? Скучал без меня?
  
  
   -Так говорите, копали ямы и совали туда мертвецов? Чтобы плодить морфов? - мы пили баночное пиво и Леха расспрашивал нас о местной политике.
   - Именно!
   - Вот гады! Им бы такой подляк подложить!
   Тимур почесал затылок:
   - Так мирные жители пострадать могут...
   Я воззрился на них недоуменно:
   - Мы что, серьезно это обсуждаем?
   Теперь они на меня посмотрели как на идиота:
   - Ясное дело нет!
   Джоуи курил что-то, сидя в углу, и, выпустив дым, сказал:
   - А че! Нормальная тема же! Подложить им свинью такую же, как и они нам а?
   Теперь Леху заело:
   - Так, а кто у вас тут главные злодеи? Где они тусуются?
   И тут заело нас всех. Мы решили устроить им знатную подлянку! У нас была дюжина людей из Дубровского, которых в Береговом не знали, и Леха, которого помнили далеко не все. Было решено разработать операцию под названием "Троянский свин", главную роль в которой мы отвели Лехе.
   Итак, через пару дней в Береговой въехал небольшой конвой в составе грузовика и двух УАЗов сопровождения.
   - Мы торгуем курами и комбикормом! - заявил лысый небритый крепкий парень с повязкой через правый глаз. - Вон, гляньте!
   И вправду - грузовик был полон клетками с курами и мешками с комбикормом. Продовольствие во всех видах в подтянувшем пояса Береговом было как находка, а тем более такое перспективное - куры-несушки.
   Встречать грузовик выбежал сам Остапчук, произнесший вдохновенную речь о укреплении продовольственной безопасности и мощи демократической власти. Парень с повязкой переминался с ноги на ногу, а потом сказал, что готов привезти еще и свиней, если ему заплатят соляркой.
   Тут все очень обрадовались и принялись угощать и его, и охрану чем демократическая власть послала.
   Короче, когда Леха выбрался из Берегового, первым делом он снял повязку. А с лысой башкой ничего поделать было нельзя, пока волосы сами не отрастут.
   - Значит так. Как выяснилось, Киркайло и его ребята держаться особняком. Они заняли завод "Интервал", ну там, где ваш этот авторитет сидел с цыганами вместе. Теперь там тоже цыгане, но все сплошь в клетках сидят. Совсем с катушек слетел старшина и его прихвостни. Предлагаю сосредоточиться на них, для начала.
   Никто не был против, тем более Родион как раз был из их числа. А значит, эта зондеркоманда несла непосредственную ответственность за манипуляции с мутантами.
   Основную часть операции поручили нам с Лехой. Мне - как знатоку "Интервала" - типа я ж там в плену сидел! А Леха продолжал играть роль торговца. Его архаровцы тоже были привлечены, опять же - на двух УАЗах, для массовки.
   Меня запихали в кучу мешков комбикорма. Четыре свиньи тусовались в деревянном загоне у самого входа, хрюкая, испражняясь и воняя, и тем самым отвлекая от меня внимание.
   У меня была тротиловая шашка и часовой механизм, сработанный Тимуром. Моей задачей было подсунуть ее в какое-нибудь уязвимое место, чтоб ликвидация последствий аварии заняло как можно большее время. А всё остальное зависело уже от удачи и от свинок...
   Конвой наш делал большой крюк, чтобы не выдать точку отправления. Если они поймут, что мы из Ямполя - всему конец! Но судя по тому, что разведчиков наших они не раскрыли, постоянного наблюдения за нами не велось.
   Я, если честно, даже поспать успел, между комбикормом. Хотя от свинок и пованивало. И проснулся уже когда мы подъезжали к "Интервалу".
   Леха что-то втирал охранникам, они ржали. Особенно круто было то, что Киркайлы не было на месте! Он-то Леху могу и узнать, несмотря на лысину и повязку.
   Вообще, наша операция напоминала плохой шпионский фильм, и тем не менее, шансы на успех были! Леха смог убедить местных, что ему выгоднее оставить свиней тут, чем переть на базу к Остапчуку. А они и рады были - свежей свининки захотелось, ясное дело!
   Охрана дала добро и грузовик въехал в ворота. Сначала принялись возиться со свиньями, кто-то из местных прошелся по кузову, но меня не заметили. Леха сказал, что они помогут разгрузить мешки и полез внутрь. Позвал еще пару своих ребят, и они стали передавать мешки с комбикормом по цепочке, постепенно освобождая мне выход.
   Когда договоренное количество мешков отгрузили, и в кузов закатиили три бочки солярки, Леха достал пятилитровую бутыль с самогоном и спрыгнул на землю.
   - Отметим удачную торговую операцию?!
   Такое его предложение было встречено с бурной радостью. Киркайлы- то нет, почему бы и не расслабиться?
   А я отодвинул лист фанеры в днище кузова, и вылез наружу. На мне была камуфляжная куртка-штормовка какие тут много кто носит, так что я надвинул капюшон на башку и быстрым шагом отправился к задуманной мной цели.
   Дизель генератор! Он стоял в сарайчике, недалеко от того места, где меня держал в плену Лобастый, я еще тогда его заметил. Вряд ли новые жильцы "Интервала" что-то поменяли.
   Не поменяли. Генератор был на месте, а рядом с ним сидел испитого вида мужчинка в синем ватнике. Млять. Наверное, специалист...
   Но я тут же нашелся. Постучал в приоткрытую дверь и, стараясь не светить лицо, хрипло произнес:
   - Эу, там наши отмечают что-то, тебя просили позвать!
   - А че отмечают то? А ты кто вообще? - он явно оживился, но вот эти его вопросы меня не обрадовали.
   - Да не знаю, пять литров самогонки у них! - надавил я.
   - А как же... - он поглядел на генератор, а потом махнул рукой, схватил какую-то кепку и рванул мимо меня в ту сторону, откуда раздавались звуки начинающейся пирушки.
   Вдруг он притормозил и спросил:
   - А ты? - надо же, какой сердобольный!
- А я.. Щас!
   - Ага! - сказал мужик и побежал пьянствовать.
   А я подождал, пока он скроется из глаз, зашел в сарайчик, достал тротиловую шашку и включил часовой механизм. Шашку засунул под самый генератор, так, чтоб видно не было и тихо-тихо свалил к грузовику.
   А там - под днище, лист фанеры и обратно- в мешки. Главное, чтобы ребята не засиделись... Все-таки два часа - не так уж и много.
  
  
   Не знаю, сколько точно времени прошло, но тело у меня уже затекло. Очень уж неудобно было между мешками в одном положении. Наконейц, Леха поторопил своих архаровцев, и они разбрелись по машинам.
   - Заезжайте еще, пацаны! Классно посидели! - говорили киркайловы прихвостни.
   Мне даже стыдно стало в какой-то момент, что мы такой подляк им подсовываем. Но потом я вспомнил, что они с такими же веселыми рожами убивали женщин и детей, и их соратники мечтали прикончить меня и моих близких - стыд как рукой сняло. Как сказал один персонаж из фильма Ван Хельсинг - "Относись к другим так... как они к тебе, хозяин". Хотя в хозяевах у него был сам Дракула, но это ничего не меняет.
   Грузовик тронулся с места и выехал за ворота. Я с наслаждением выбрался из мешков и потянулся - хор-рошо!
   Когда мы проехали минут двадцать, мне показалось что я услышал, как сработала заложенная мной бомба. Эдакий хлопок. Хотя, мало ли что это могло быть?
   Но, судя по тому, что колонна остановилась, я был прав.
   - Давай, Жека, вылезай! Оставляем грузовик и сваливаем!
   Пацаны из Дубровского что-то мутили с дверями кабины, а после того, как я выпрыгнул из кузова, один из них подошел к нам, перебрасывая из руки в руку "лимонку".
   - Тут тоже ставить?
   - А как же! - сказал Леха. - Хрен его знает, с какой стороны они полезут?
   - Солярки жалко... - проговорил боец.
   - Ну давайте пару бочек в "Уазы" загрузим тогда? Время есть.
   В общем, пока бойцы нашпиговывали грузовик гранатами, мы перетянули по бочке солярки в каждую машину, дождались ребят и поехали.
   - И че, не посмотрим мы на весь этот концерт что ли? - удивился я.
   - А что ты предлагаешь? - глянул на меня Леха. - Основное веселье все равно на "Интервале" начнется не раньше чем через часов двадцать, не меньше... Если вообще начнется.
   Я задумался.
   - Возьмем мотоциклы в Ямполе?
   Лицо Лехи просветлело:
   - А дадут?
   - Вежливо попросим - дадут! Мы им солярку привезем, а?
   В общем, по приезде в Ямполь мы по-быстрому перекусили, взяли с собой спальники, плащ-палатки, сухой паек, воду и морской бинокль с гнезда на крыше сарая. Я даже с Ангелиной увидеться не успел - мы тут же укатили.
   У нас были мотоциклы "Минск" модели "Лесник". Отличная хреновина, скажу я вам! Мы таких пять штук в Таборичах надыбали, в одном из наших с Пашкой рейдах за "предметами второй необходимости".
   Узнав о двух бочках солярки, завсклада проблем не создал, и мы взяли мотоциклы в бессрочную аренду.
   Шлемы создавали иллюзию анонимности нашей поездки и поэтому мы рванули сначала напрямик - к Береговому, а потом уже по Темногорскому шоссе - к "Интервалу".
   На лесом поднимался столб дыма - напоролись киркайловы ребятушки на дубровские сюрпризы!
   Мы закатили мотоциклы в подвал одной из девятиэтажек, и поднялись на крышу по лестнице. В подъезде мертвяков не обнаружилось, но продвигались мы с большой осторожностью - кто-то сильно шкребся в одной из дверей второго этажа...
   А ну как мутанты или морфы отожрались на трупах своих несчастных соседей? Страшное дело!
   Вооружены мы были неплохо - у каждого по пистолету и топору, у меня - "Моссберг", у Лехи - АКСУ. Так что дверь с навесным замком, которая преграждала выход на крышу, проблемой не стала - мы сломали ее топорами, чтобы не палить в помещении. Выйдя на крышу мы заблокировали за собой дверь. Леха еще и светошумовую растяжку поставил - против зомби поэффективнее будет, чем РГД. Мертвяки и с железом в туловище запросто нас сожрут, а так мы хоть перестрелять супостатов успеем в случае чего.
   На крыше мы расположились в тени бетонной надстройки, на спальных мешках, разложили пожитки и принялись наблюдать за заводом "Интервал". До него было метров семьсот, если по прямой, поэтому происходящее во внутреннем дворе было как на ладони.
   Сарайчик с генератором был раскурочен, там суетились люди. На стенах прибавилось охраны, а около административного здания стоял джип Киркайлы! Приехал, гад!
   Теперь, даст Бог, и ему достанется... С наступлением сумерек охрана взялась за фонарики - хрен вам, а не прожекторы, без дизель-генератора! А в административном здании свет горел - там, по всей видимости, было резервное питание.
   - Ну что, спим по два часа? - спросил Леха. - Чур, первый!
   И этот упырь повернулся на бок, укрылся плащ-палаткой и засопел! Такие моменты пробуждают во мне животную ненависть.
   Мы торчали на этой крыше целые сутки, и уже решили, что наша операция не удалась. Только к свиньям так никто и не подходил, видимо, в суматохе про них поросто забыли... Все началось на следующее утро, в Лехину смену. Он растолкал меня и сказал:
   - Смотри на дверь трансформаторной будки!
   Я очумело огляделся. Солнце еще не показалось над горизонтом, но ночной мрак уже отступал. Туман стлался по улицам города и полям за "Интервалом", линзы бинокля запотевали, но я все равно рассмотрел главное - двери трансформаторной будки были выбиты! А судя по тому, что тревогу еще никто не поднял, наша свинка гуляет на свободе...
   Бр-р-р, что сейчас там начнется!
  
  
   Первым поднял тревогу охранник на воротах. Я увидел, как луч фонаря заметался и послышались выстрелы.
   Дикий вопль донесся даже до нас. А потом на уши поднялся весь "Интервал"!
   - Дай посмотреть! - Леха забрал у меня бинокль. - Ого-го!
   - Что "ого-го"?
   - Вижу свинку.
   Тут уж я у него бинокль просто-таки выдернул.
   Огромное, мясное нечто носилось по внутреннему дворику. Сложно было разглядеть особенности внешнего облика это монстра. Самое подходящее слово было - туша. Туша сшибала все на своем пути, потом неожиданно резким прыжком сиганула на стену, оказавшись совсем рядом с направившим в ее сторону автомат человеком.
   Тра-та-та-та! От туши полетели какие-то ошметки, но по всей видимости, ожидаемый эффект был не достигнут, свинья ринулась на стрелка, и кровавые ошметки полетели уже от него.
   - Хренассе она отожралась! Там килограмм триста весу! Такое мясо никакая пуля не прошибет! - Леха совершенно обалдевшими глазами смотрел на меня.
   - Так трех свиней сожрать - это вам не шутки!
   - Гомеопат-то наш того, не подкачал...
   - Это да... И повезло нам.
   Нам-то повезло. А вот ребятам в административном здании - нет. Свиномонстр вломился туда сквозь окно второго этажа, и теперь там слышалась пальба и вопли.
   Теперь немного собственно о свиньях. Как стало известно, вирус действует не только на людей. Почти все виды животных, кроме кошачьих, подвержены заражению. Просто людей на грешной Земле гораздо больше, чем кого бы то ни было, и поэтому мутанты и морфы, которые из них получаются, попадаются гораздо чаще. Видели мы как-то мутировавшую собаку... Для того, чтобы мутировать, твари нужно жрать плоть существа того же вида, к которому она принадлежит. Например, собака должна жрать собачатину, и так далее...
   Вот и родился в наших нездоровых мозгах план со свиньями. А что? Физиология у хрюшек и у людей весьма схожая, жрут они все подряд (страшные вещи вообще про свиней рассказывают!), да и у фермера Юры в них недостатка не было.
   Вот мы и отобрали четырех свиней, а наш Борис Владиленович, фармацевт по образованию и гомеопат по призванию, исполнил нашу просьбу, а именно: одной из хрюшек ввел какую-то отраву, от которой она должна была сдохнуть через несколько часов. А остальным - транквилизаторы, от которых они становились вялыми и беспомощными перед своей подругой, которая зомбанется и, отожрется на них до состояния морфа.
   Основной проблемой было обеспечить доставку свиней в "Интервал" и их неприкосновенность на то время, которое необходимо, чтобы отравленная хрюшка сдохла, зомбанулась и сожрала остальных.
   Взрыв генератора и подстава с грузовиком и должны были послужить отвлекающими факторами. Чтобы местным стало не до свиней... Но все равно - план в целом был дерьмовый. Но прокатило же!
   В "Интервале" стреляли непрерывно. Вообще, убьют они ее или нет?
   Я снова забрал у Лехи бинокль. Черт побери! Туша расправлялась с пулеметным расчетом в одной из надстроек! А на стене уже бродил зомби-охранник, и у ворот, и во дворе... Натворили мы дел!
   - Подложили мы им свинью, а? Можно сваливать? - спросил Леха.
   - Может досмотрим?
   И мы решили досмотреть.
   Досмотрелись до того, что с базы к Киркайле приехало три бэтэра подкрепления...
   Но свинка не сдавалась! Серая туша с размаху впечаталась в борт одной из бронированных машин. БТР аж на месте подпрыгнул! С двух других ударили КПВТ, нашпиговывая тушу свинцом.
   Какой бы живучей тварь ни была, критическая масса металла в организме убьет кого угодно. Хрюшка рванулась в тщетной попытке вырваться, и рухнула на землю.
   Мне даже как-то жалко ее стало!
   А Леха вдруг глянул на меня странно и спросил:
   - Чувак, а где их "Шилки"?
   - Э-э-э... А где они должны быть?
   - Ну так здесь, у Киракайлы... Я когда в Береговом курей продавал, там говорили что технику из Рудобелки всю в "Интеграл" перегнали, тут у них типа чисто военный объект.
   - Млять, Леха, и людей тут было маловато... И Киркайло подъехал не сразу...
   - И где это тусуются все остальные остапчуковы архаровцы?
   Мы с Лехой переглянулись. У Остапчука в окрестностях был только один серьезный противник - мы!
  
   - Какое-то у меня нехорошее предчувствие, - проговорил Леха, когда мы заводили мотоциклы во дворе многоэтажки.
   - Погнали уже, Нострадамус!
   - Давай на всякий случай с тылу подъедем к Ямполю?
   - Ладно, че ты?
   На самом деле тревожные предчувствия не покидали и меня. Поэтому выжимали мы из "Лесников" все что можно. Один раз я даже в поворот не вписался и чуть не вылетел в кювет.
   Дальше - хуже. Два столба черного дыма поднимались в воздух в той стороне, где был Ямполь. Нам бы остановиться и подумать... Хренушки, гнали как припадочные - боялись за своих.
   А потом мы выехали на пригорок, одно из немногих незаминированных мест вокруг Ямполя, и тут мне реально стало плохо.
   В Ямполе были чужие. У ворот стояла "Шилка", в гнезде на сарае - какие-то ребята, явно не наши... И самоходка. У них было самоходное орудие, не знаю, какой модели, но я ни с чем не перепутаю эту гусеничную хреновину с огромным дулом пушки...
   Воронка от снаряда этой хреновины дымилась метрах в двадцати от ворот. Я пытался высмотреть, где же все наши, но никого кроме солдат не заметил.
   - Твою мать, - только и смог сказать я.
   - Руки вверх! Слезть с мотоциклов, только медленно! - сказали мне в ответ.
   Попали, короче, мы здорово. Нас с Лехой скрутили, надели на головы мешки и повезли куда-то. То есть ясно куда - или в Береговой, или на расстрел. Тут к гадалке не ходи, все понятно - Остапчук и Киркайло обыграли нас. Что-то типа гамбита получилось: мы со своими свинками попортили им крови, а они нас конкретно поимели. Я даже представляю себе, как всё это было.
   Остапчуковы войска поперли на Ямполь, начали подрываться на минах. Слезли с техники, поперли пешком. А потом сказали по мегафону: или сдавайте оружие, или мы расхерачим ваш Ямполь из самоходки. И для наглядности влупили один раз из своего супероружия.
   И, что характерно, наши мужики тут же покидали свои калаши и РПГ, и вышли с поднятыми руками. Потому как в Ямполе - женщины и дети, а наши погреба от такой дуры не защитят. И лупит она небось на несколько километров. Хрен достанешь! Непонятно только, чего они теперь ее к Ямполю подкатили?..
   Всеми этими мыслями я отвлекался от главной и основной занозы, которая сидела в моей голове. ЧТО ТАМ С НАШИМИ?!!
   От этого урода Остапчука можно всего ожидать...
   Вот убей меня, не понимаю, какого хрена таким людям на жопе ровно не сидится? На земле и так десять процентов населения, нахрена грызть друг другу глотки без особой на то нужды? Яхту и виллу на Мальдивах-то все равно уже забыть можно, ежели таковые имелись в качестве голубых мёчт... А власть... Мертвецами управлять будете, товарищ Остапчук? Или мутантами?
   Наконец, нас вытолкали из кузова грузовика, и, не снимая с головы мешков, провели куда-то. Потом лязгали железяками, и втолкнули куда-то, сдернув с головы мешки.
   - Общайтесь, голубчики.
   Я открыл глаза и осмотрелся. Неровный свет висящего у двери керосинового фонаря освещал довольно просторное помещение с бетонными стенами, заполненное людьми, которые сидели на полу и на лавках вдоль стен. Одни мужчины.
   - Бомбоубежище под парком "Юность". Однозначно, - сказал очень знакомый голос. - Теперь все в сборе.
   - Тимур?! - я кинулся обниматься.
   Дурацкая ситуация. С одной стороны я был ряд его видеть, а с другой стороны - было жаль, что нас обоих сцапали.
   - Что с нашими?
   - Почти все мужики - тут. Джоуи исчез, Артур, ну, который гитарист - тоже. Остальные - женщины, дети - вроде как их в тот концлагерь бандитский посадили. Мне охранник один шепнул. Тут не все такие гады, есть нормальные...
   Леха подошел к двери и стал стучать кулаками по металлу. Тимур попытался его успокоить, но бесполезно: Леха "поймал коня".
   Дверь открылась и Леха заорал:
   - Вы че, придурки, делаете? У вас мозгов что ли совсем нет? Там же дети маленькие, какого хрена... - тут охранник долбанул его шокером.
   То есть сразу было непонятно, что там произошло, но Леха сел на задницу, дверь закрылась, и голос из-за нее сказал:
   - Недолго вам нервничать осталось.
   Вот тут мне стало реально не по себе.
  
   Не знаю, сколько нас держали в заточении. Охрана снабдила нас двумя жестяными ведрами для справления надобностей, и всё - как будто вымерли там.
   Усевшись у бетонной стенки прямо на пол я пялился на неверный огонек фонаря. Внятных мыслей в голову не приходило. Как выпутаться из всей этой ситуации - я не представлял. Оставалось только сидеть и ждать.
   Вдруг в полный рост поднялся полковник Вайсаров. Он шатался и по всей видимости был все еще пьян.
   - Р-ребята! Не ве-е-ешать носы! Еще не спето столько...
   - Сядьте вы уже! - буркнул Леха.
   - Тихо-тихо-тихо! Я говорю, что ещ-ще не все закончилось! - полковник пошатнулся, оперся на стену и сполз по ней.
   - Ага. Щаз-з-з, - скептицизму Лехи не было предела. - Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете, мать его!
   - Но-но-но! - сказал полковник. - Я слова на ветер... То есть да!
   И захрапел. Леха цыкнул зубом, а у меня в голове зашевелились какие-то смутные и неясные мысли. Не так прост наш полковник, чтобы по пьяни бахвалиться. Что-то он знает...
   Лязгнули двери.
   - На выход по одному. Руки на затылок, не дергаться! Первый пошел!
   И мы потянулись к выходу. А что оставалось делать?
   Каждому надевали мешок на голову, и мне тоже. А потом толкали в спину и подгоняли окриками.
   Солнце пробилось сквозь мешковину и свежий ветер донес до меня запахи с реки. Та-ак.
   - На колени!
   Вот уж хренушки! Меня крепко пнули и я волей-неволей ощутил коленями холод бетона.
   А потом с нас сняли мешки. На секунду ослепнув от яркого солнца, я наконец разглядел, где мы находились.
   Набережная Берегового. Мы стояли у самой кромки воды, на бетонных плитах, а за перилами Остапчук собрал почти все выжившее население города. Толпа гудела и шумела, глядя на нас - десятка три мужиков и парней, которых держали под прицелом бойцы Остапчука.
   Над всем этим нависали зеленые склоны крутого правого берега, на котором, собственно и располагался Береговой.
   Остапчук появился на самодельной трибуне, смонтированной тут же, на набережной, и поднял руку, призывая к тишине.
   Мне вспомнилось, что в моем не столь далеком детстве эти крутые берега вовсе не были зелеными, и никакой ухоженной набережной тоже не было... Тут были песчаные обрывы, в которых ютились ласточки-береговушки, и опасное дно с корягами и омутами. И скоро, по всей видимости, снова все вернется на круги своя...
   Остапчук вещал:
   - ...справедливый суд приговорил этих врагов народа, и приговор будет приведен в исполнение! Никто не смеет посягать на наше великое общество и те блага, которых мы добились благодаря достижениям демократии! Враги народа и враждебные элементы...
   А солнце тем временем скрылось за тучкой и вообще - заметно похолодало. Остапчук вещал долго, и на какой-то особо торжественной ноте мне вдруг показалось что я слышу какие-то звуки, похожие на мелодию песни.
   Или не показалось? Вообще-то это было похоже на бред.
   - ...выплыва-ают расписные
   ...Стеньки Ра-азина челны!
   Из-за поворота реки показалась целая флотилия во главе со ржавым баркасом. Катера, моторные лодки, резиновые лодки... Они шли, подгоняемые северо-западным ветром, который нес разухабистые слова впереди них:
   - ... и за бо-орт ее броса-ает
   ... в набежа-а-авшую волну-у!
   Тут ветер развернул во всю ширь флаг, который украшал ржавую рубку ржавого буксира.
   С черного полотнища во всю глотку улыбался оскаленный череп.
   А потом откуда-то сверху раздался лихой разбойничий свист и я увидел шеренгу всадников, которые выстроились на самом верху, над кручей.
   А из мощного громкоговорителя на буксире раздался спокойный, властный голос:
   - Господа демократы! П-прошу вас не поднимать панику и сложить оружие. В п-противном случае вы будете уничтожены с особой жестокостью.
  
  
   Пока толпа не отошла от шока, Тиран щелкнул переключателем громкоговорителя и сказал:
   - Второй раз я п-повторять не буду, поэтому слушайте внимательно, - он вздохнул, посмотрел на затянутое тучами небо, и продолжил: - Итак. Раз я здесь, то вам придется смириться с тем, что теперь я буду тиранить эти земли по своему собственному разумению. У вас есть два варианта: вы подчиняетесь мне и присягаете на верность, или собираете свои вещи и в течение двух недель выезжаете за пределы пятидесятикилометровой зоны от этот самого места... Все понятно?
   Какой-то ушлый дядька поднял руку. Помнится, он был страшим в бригаде строителей, еще при Вайсарове:
   - А какие порядки вы собираетесь тут вводить? Мы же должны знать, на что нам рассчитывать, если останемся.
   Тиран чуть дернул головой. Видимо, у него не было настроения отвечать на какие бы то ни было вопросы.
   - Вы можете рассчитывать на то, что те з-законы, которые я установлю, будут соблюдаться неукоснительно. Каждый из вас будет иметь возможность заниматься своим делом, развивать его и улучшать свое материальное благосостояние. П-подати и налоги будут строго фиксированы и неизменны. Я приложу все усилия для того, чтобы Береговой стал б-безопасным местом. Единственным условием является беспрекословное п-подчинение.
   Тиран снова вздохнул и замолчал. А все тот же ушлый мужик спросил:
   - Вы что, тоже рай на земле строите?
   И тут Тиран усмехнулся. Елки-палки, этот монстр на самом деле усмехнулся!
   - Нет. Я строю Тиранию.
   Над толпой повисло тягостное молчание, которое нарушил полковник Вайсаров. Широкими шагами он приблизился к трибуне, расталкивая людей. Тиран благосклонно глянул на него, а полковник оглядел толпу и сказал:
   - Я сюда пригласил этого человека. Потому что те, кто пришел к власти после меня, были во сто крат хуже! И для меня честь первым присягнуть ему! Не знаю, как это правильно делается... - Вайсаров стал на одно колено и сказал: - Клянусь быть верным вам до самой смерти. Я ваш человек с этой самой секунды.
   Тиран спустился с трибуны, положил ему ладонь на голову и сказал:
   - Теперь я за тебя в ответе. Ты мой человек. Вставай! Ты все правильно сделал!
   И снова запахло дремучим средневековьем, когда вассалы приносили сеньору оммаж и становились перед ним на колени. Тирану все это доставляло огромное удовольствие, у него даже глаза горели. Следом за Вайсаровым потянулись люди, один за одним. Стадный инстинкт - великая вещь! Даже бойцы, которые сильно растерялись после смерти Остапчука, потихоньку подходили к трибуне и повторяли слова полковника: "Я ваш человек".
   Я оглядел наших, ямпольских, и у меня даже какая-то гордость на сердце проявилась. Все так и стояли на бетонных плитах, сжимая в руках трофейное оружие, ни один не дернулся в сторону трибуны.
   Кудеяр осмотрел нас всех, а потом сказал:
   - Так, нам пора. У нас свои дела. Правильно?
   Конечно, это было правильным! Нам нужно было выручать своих. И срать на Тирана, местных и прочая...
   Тимур своими черными глазами высмотрел в толпе одного из офицеров Остапчука и мигом схватил его за грудки.
   - Где, мать твою, держат наших?
   - Дык, это...
   Защелкали затворами опричники, увидев беспорядок. А Тиран остановил их жестом руки и сказал:
   - Их держат в каком-то к-концлагере... Концлагере Лобастого, кажется... Там ваш друг с мачете где-то орудует. Я еще наведаюсь к вам в гости.
   Но мы его уже не слушали. Вся компания человек в двадцать ямпольских рванула вверх по круче. Всадники расступились, и мы увидели на парковке неподалеку технику, на которой сюда подъехали остапчуковы архаровцы. Они уже были разоружены опричниками, поэтому вялые их протесты были нами проигнорированы, и на двух грузовиках мы погнали в сторону концлагеря.
  
   Вообще, все это напоминало дежа вю. Мы ехали освобождать пленников из того самого концлагеря, куда катались уже кучу времени назад...
   Но разница была существенной. Во-первых - это были НАШИ люди. Во-вторых, охрана там была вполне живая, и вооруженная не хуже нашего.
   За рулем первой машины сидел Тимур, второй - Пашка. Они гнали по дороге километров девяносто в час, и нам, сидящим в кузове, оставалось только терпеть дикую тряску.
   До цели оставалось километра два, когда Тимур вдруг начал тормозить. Я высунулся из кузова. Оп-па!
   Это был тот самый Артур-гитарист. Он махал руками, призывая остановиться, а потом, когда подбежал, запыхавшись проговорил:
   - Там... Джоуи договорился уже. Можете так не гнать! Всё нормально, все в порядке!
   Мы подкатились к концлагерю и застали следующую картину: охраны нет, периметр охраняют женщины и девушки с оружием в руках, а на каком-то пеньке сидит Джоуи и пускает в воздух колечки дыма.
   Мужики из машин радостные попрыгали, кинулись искать своих ненаглядных, или семьи - что у кого. Ну мы с Тимуром тоже первым делом наших нашли. А их, в общем-то, искать не нужно было: наша маман с автоматом тут, по-видимому, держала все под контролем.
   Наобнимавшись с Сашкой и мамой, поцеловав Ангелину, я направился к Джоуи.
   - Как тебе все это удалось?
   - Че? А-а-а-а!.. Так ты садись, я расскажу...
   Джоуи прищурился, выпустил еще пару колечек, а потом поведал захватывающую историю в своей обычной манере.
   В общем, когда мы с Лехой занимались спецоперацией, а Остапчук злодейски напал на лагерь, Джоуи ловил рыбу. Именно так. Он двое суток ловил рыбу, и ничего удивительного в этом не было, по его словам. "Сидел, пялил на поплавок, гыыы!.. А че, прикольно!" - это если цитировать. А Артура контузило выстрелом из самоходки, и потом его нашел Джоуи в придорожной канаве. И решили они вместе всех выручить. Резонно рассудив, что если они попруться спасать нас раньше, чем наши семьи, мы им этого не простим, эти два молодчика провели разведку боем, захватили пленного и Джоуи провел с ним разъяснительную работу. " Я его накурил, гыыы... А потом он все рассказал. Нормальный чувак такой!" - так сказал Джоуи, что бы это ни значило. И вот после этого Джоуи проявил себя с наилучшей стороны. Оказывается, он знал что Вайсаров уже давно пригласил на наши земли Тирана. И вооружившись этой информацией, мачете и своим странным табачком и папиросной бумагой, Джоуи пошел спасать наших. А Артура отправил достать оружие из нашего схрона...
   - А этим ребятам че? Им жить хочется! Всем хочется... Я им рассказал кое-чего, посидели, покурили... Тут всего человек шесть было, они так подумали-подумали, сели на машину и уехали. Даже пару стволов оставили. А потом уже эти, э-э-э-э... Ну на конях, короче... Сказали что вас освободят, и что Тиран пришел, - договорил Джоуи с таким видом, как будто договориться о капитуляции охраны концлагеря - это так, в порядке вещей!
   В общем геройский парень. Этот геройский парень подумал немного, а потом поманил меня пальцем и сказал мне в самое ухо, тихонько так:
   - Жека, отсюда надо сваливать. Тут дышать тяжко станет скоро. Я насмотрел там... Ну... Стоянка, за военным городком, помнишь? Там пять или шесть трейлеров, фургоны и прицепы, - и серьезно посмотрел мне в глаза.
   Та-а-ак!
   Но на этом сюрпризы не кончились. Пока мы грузили всех наших в грузовики, пока суетились - время прошло незаметно. Уже когда мы приехали в Ямполь, в котором теперь вместо Остапчуковых ребят стояли опричники, и все более-меннее пришло в норму, Тимур хлопнул себя по лбу, полез в нагрудный карман камуфляжной куртки и достал листок бумаги, сложенный вчетверо.
   - Ты гляди чего радиосвязь до нас донесла! Это когда вы с Лехой Киркайле свинью подкладывали было. Мы малость охренели от таких раскладов, но... Смотри сам, короче.
   Я развернул бумагу и прочел:
   "Знаю что вы живы. Молюсь за вас. Мы в Пицунде. Добирайтесь до Черного моря, у берега встретим. Выходите на связь.
   Целую. Папа"
  
  
  
  
  
   Следующие три дня были наполнены хлопотами. Один Бог знал, сколько времени мы будем в пути, и что нам может понадобиться. Мы съездили на стоянку за трейлерами и выбрали два отличных фургона, которые принялись обшивать листовой сталью, под чутким руководством Архипыча. Тимур составил дотошный список всего необходимого на две недели, и НЗ - еще на несколько дней. Мы, конечно, планировали пополнять запасы по пути, хотя и старались составить маршурт по менее заселенным районам.
   Ближайшим морскими портами были либо Одесса, либо Мариуполь но... Никакого желания кататься по постапокалиптической Украине не было. Слухи оттуда доходили разные, порой - жутковатые, порой - обнадеживающие. Больше было слухов первого типа, поэтому мы решили ехать к морю не напрямик. На территории бывшей России там и сям были какие-то анклавы, с некоторыми из них мы даже на связь вышли и поинтересовались, какие товары у них пользуются спросом, и договорились о том, что наш караван заедет к ним по пути на юг.
   Хотя, доверять полностью и целиком каким-то неизвестным ребятам никто и не собирался. Мы были загружены оружием под завязку, у нас был "Мастодонт", в конце концов. Несколько пулеметов, РПГ, даже СВД и ПЗРК "Игла", с которым обещал справится Архипыч. В общем, подготовились капитально.
   Я видел печальные глаза Кудеяра - его так и подмывало отправиться с нами, но куда там - он уже успел присягнуть Тирану, да и жена беременная... Пашка, с которым мы столько километров намотали по округе в экспедициях за "товарами второй необходимости" , тоже долго метался в сомнениях, на время дачи присяги Тирану куда-то слинял, а потом заявился к нам с довольной улыбкой и сказал что решил ехать. Мол, моря ни разу в жизни не видел.
   Мы с Артуром заправляли трейлеры водой и топливом, когда ко мне подошел Тимур, хлопнул по плечу и сказал:
   - Завтра утром отправляемся. Я связался с батей, они через десять дней будут ждать нас в районе Новороссийска. Частоту обговорили для связи, аварийный способ - три красные ракеты. Самим дальше Туапсе просил не соваться - там месиво.
   Я живо представил себе густонаселенную приморскую агломерацию, кишащую зомби, мутантами и морфами.. Бррр!
   - Ме-е-е-е! - заорал кто-то совсем рядом.
   - А-а-а, черт бы тебя побрал, бородатое отродье! - испугался я.
   Коза жрала угол свесившегося из трейлера брезента и не думала останавливаться.
   - Уберите ее, а?
   - А чевой-то ее убирать! Она с нами поедет! - заявила баба Надя, подкравшаяся тихо и незаметно, как спецназовец.
   - Это как это - с нами, баба Надя?
   - А нешто мы ехать передумали?
   - Мы-ы? - хором удивились мы с Тимуром.
   - Вы мне, братцы, голову не морочьте-то! Едем али нет?
   Беспомощно переглянувшись мы с Тимуром развели руками:
   - Едем... Вещи где ваши взять?
   Таким образом наш караван пополнился еще одним полезным членом команды. То есть двумя, конечно двумя! И выглядел следующим образом:
   На "Мастодонте", во главе колонны: Леха, я , Ангелина и Джоуи. В первом трейлере - Тимур с женой, Сашка и мама. Во втором - Артур с гитарой и Пашка. И замыкал колонну грузовик, старый надежный "Урал", ведомый Архипычем. А в кузове с тентом размещались баба Надя и коза Маркиза. В ином транспорте эти принципиальные гражданочки ехать категорически отказались.
   Выехали мы на как и договораивались - с утра. Не поздно и не рано, так, чтобы выспаться и не клевать носом в пути. Опричники провожали нас верхом до самых окраин Берегового, мне показалось что я увидел белобрысую шевелюру Руденки.
   Они отстали на выезде, недалеко от гипермаркета. Я сразу не очень-то понял, в чем дело, а потом... А потом увидел толпу мертвяков, которые бродили на автостоянке перед магазином, на газоне, у обочины... Завидев нашу колонну, зомби двинулись наперерез, мечтая выколупать нас из автомобилей и сожрать.
   Мы ударили из всех стволов и добавили газу, сшибая бамперами забредших на дорогу мертвецов. Кровавым пунктиром прочертив траекторию движения колонны, мы выехали на автостраду, и миновали знак с черепом и костями, надпись на котором гласила " Не влезай, убьет! Здесь начинается Тирания!". В нашем случае - Тирания здесь заканчивалась.
   Из-за облаков выглянуло солнце и залило желтыми лучами широкую дорогу, поля вокруг, рощицы на холмах у горизонта... Я пялился в окно и обнимал Ангелину, на крыше курил Джоуи а Леха сидел за рулем и барабанил ладонями в такт какой-то залихватской мелодии, аккорды которой доносились из колонок.
   В такие моменты хочется жить даже несмотря на гребаный зомби-апокалипсис, вот что я вам скажу!
  
  
  
  
  
  
  
  

19

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) М.Генер "Паёк, или другие герои"(Постапокалипсис) С.Грейс "Война двоих +1"(Антиутопия) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Д.Соул "Семь грехов лорда Кроули"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"