Капелан: другие произведения.

Мор - это только начало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фик по DA с оригинальным персонажем(скажем "нет" попаданцам!). Упор планируется делать не на канонных событиях, а на гражданской войне в Ферелдене и её последствиях, которые не утихнут вместе с мором. Соответственно после гибели короля Логейн не будет изображать хрестоматийного злодея, а... в общем увидите.

  Пролог.
  По пыльной дороге неспешно тащился длинный обоз, состоящий из массивных подвод, в каждую из которых была впряжена двойка приземистых, широких в кости лошадок, лениво понукаемых пребывающими в полусонном состоянии возницами. Подле них спокойно держалось три десятка вооруженных всадников, охраняющих эту процессию. Лица воинов были покрыты потом и пылью, ведь нещадно палящее, несмотря на вступающую в свои права осень, светило плохо сочеталось с длинными кольчугами одетыми далеко не на голое тело. Но всё, что они могли себе позволить, это снять шлемы, да и то исключительно потому, что уже давно пересекли ту незримую черту, что отделяла владения их сюзерена от благополучных и куда более спокойных внутренних земель Ферелдена. Не очень долгий, но оттого не менее изматывающий трёхдневный переход подходил к концу.
  Знающему человеку не составило бы особого труда понять, кому принадлежал этот караван. Во-первых, о многом говорило само направление: вариантов того, кто мог ехать с малообжитого юго-запада страны, было откровенно немного. Особенно с учетом размеров обоза. Ну а во-вторых, к седлам воинов охраны были приторочены щиты, с изображенным на них гербом банната Харгрейв. Воткнутый в землю меч - символ одновременно отсылающий к завоеванию, ранее эти земли никогда не были заселены цивилизованными народами, и говорящий о готовности их защищать.
  "Бурая Трясина", именно так людская молва окрестила земли, некогда полученные во владение основательницей семьи Харгрейв от короля Ферелдена. И названия это взялось не на пустом месте: край болот, холмов и непроходимо густых лесов, был негостеприимен и суров. На огромной площади банната, сравнимой по размерам с полноценным эрлингом, располагалось не более семи сотен подворий, широко разбросанных по всей территории провинции, то есть там проживало менее десяти тысяч человек. Выходило, что на десятой части государства, проживала всего лишь сотая доля людей. И каждый дом или крохотная деревушка представляли собой небольшую крепость, а жители её сызмальства умели постоять за себя. Иначе в этом неблагополучном крае просто не выжить.
  Многие жители Ферелдена называли крепость Остагар краем цивилизованного Тедаса, но если это так, то владения баннов Харгрейв был его углом, не иначе. Ведь с запада их земли упирались в Морозные Горы, заселённые воинственными горцами, аварами, а с юга и востока в болота и бескрайние леса принадлежащие варварам хасиндам. Лишь путь на север связывал их с остальными территориями королевства. При этом на самой территории банната всё было не так просто. Время от времени шалила нежить, заставляя тщательно следить за похоронными ритуалами, а в глухих местах хватало всяких тварей. Хотя всё это меркло перед погодой, изобилующей короткими, но всегда интенсивными дождями, зачастую перерастающими в настоящие шторма.
  Но, несмотря на неблагоприятные природные условия, в которых практически невозможно было вырастить достойный урожай, край был не так уж и беден. Богатые охотничьи и рыболовецкие угодья, добываемые в болотах и предгорьях руды, а так же ценные травы позволяли жить за счёт торговли с центральными регионами страны. Немалую прибыль приносили и взаимовыгодные отношения c хасиндами и аварами, которые нехотя считались с суровыми обитателями не менее сурового края. Именно по этой причине каждый торговый караван был так важен, особенно если речь шла не о мелких купцах, а о людях самого банна, которые должны были начать закупать всё необходимое, для спокойной зимовки.
  Полусонная процессия продолжала свой размеренный путь, но вот от неё отделился один всадник, совсем молодой парень, выделяющийся на фоне других воинов богатым снаряжением. Поверх кольчуги блестел отливающей краснотой нагрудник, что говорило качестве металла, из которого он был изготовлен, а конечности прикрывались схожими наплечниками, наручами и наголенниками. Таким снаряжением мог похвастаться не каждый орлейский шеволье, а в Ферелдене рыцари были куда как беднее. И одно это многое говорило о владельце.
  Пришпорив коня, парень заметался вдоль каравана, о чем-то спрашивая возниц и приободряя охрану.
  - Ты слишком суетишься, Акрис, - негромко, так чтобы никто не услышал, обронил замыкающий колону седовласый воин, пряча улыбку в густой бороде.
  Впрочем, особого осуждения в его голосе не было, скорее лёгкая ирония, переплетающаяся с эдакой отеческой гордость. Хотя, разумеется, отцом парня старый Лардон не был, но зато прекрасно знал первенца своего господина с самых пелёнок. Ну и к его воспитанию он руку приложил, как же без этого. К тому же излишняя деятельность молодого наследника была вполне ожидаема - не так давно тот встретил своё семнадцатое лето и сейчас был впервые поставлен во главу каравана.
  Хотя формально ему начали доверять это дело лет с четырнадцати, а привлекать к таким походам и того раньше. Но тогда это было скорее обучение с четким пониманием отведённых ролей, а сейчас любая ошибка наследника ляжет тенью на репутацию семьи. Более того, самому Лардону настрого запретили вмешиваться в процесс, даже если возникнут проблемы. Разве что ситуация будет действительно критичной, но подобное было сложно представить: даже если в округе завелись разбойники, то на крупный отряд хорошо вооруженных воинов они никогда не рискнут полезть. Так что не удивительно, что Акрис Харгрейв проявлял излишнюю деятельность, словно весь былой опыт оказался мгновенно забыт. В конце концов, на него была возложена большая ответственность, ведь благополучие банната напрямую зависело от торговли. Как же тут не перестараться?
  От взгляда старого воина не укрывался и тот факт, что прочие всадники относятся к потугам наследника своего господина с пониманием, стараясь не подавать виду. При этом многие нет-нет да бросали взгляды назад, в сторону самого Лардона, и в глаза их читался безмолвный вопрос: "всё ли нормально?". Но он не мог позволить себе ответить ни словом, ни жестом: приказ господина в этом плане не оставлял простора для вольностей. Следить и подмечать ошибки, с которыми будут разбираться только по возвращению домой.
  И вот, очередной обход закончен. Акрис занимает своё место чуть позади головы обоза, пристраиваясь рядом с другим, заметно похожим на него парнем. Рэнис, второй сын банна. В отличие от своего старшего брата, тот не утруждал себя наличием доспеха, от чего Лардон невольно поморщился. И одет он был не по сезону, в плотную куртку и штаны, закрывающие тело от шеи до щиколоток. Но на этом различия заканчивались и в остальном братья на редкость походили друг на друга, до боли напоминания старому воину их отца в молодые годы. Тот же прямой нос, глубоко посаженые серые глаза, жесткая линия скул и русые волосы. Разве что черты лица младшего брата чуть мягче, но тут не понять, влияние это матери или возраста. Хотя парню уже шестнадцатый год шел, давно уже не ребёнок и пора переставать воспринимать его в таком ключе.
  Но насколько они были похожи снаружи, настолько же различались внутри. Старший всегда старался походить на отца, следовал советам его ближников и никогда не позволял себе пренебрегать наставлениями или тренировками. С последних в былые деньки его чуть ли не палкой гнать приходилось, чтобы и сам отдохнул и воинам не мешал. И что не менее важно, он умел держать себя, как подобает сыну банна, но при этом и не зазнавался, как это часто бывает с молодняком его положения. Акриса по праву считали наследником семьи Харгрейв, из которого со временем вырастет достойный банн, которого будет уважать и дружина и соседи и простой люд.
  Но вот младший... Тихий, скорее даже замкнутый, паренёк, которого редко можно было увидеть на людях. Сейчас это не так сильно бросалось в глаза, но ещё пару лет назад его постоянное молчание действительно напрягало. И пускай на то имелись причины, семейные традиции дома давали о себе знать, но общая вялость Рэниса вызывала беспокойство и по сей день. На тех же тренировках он бывал ровно столько времени, сколько заставляли. Они явно не особо его интересовали, но при этом он даже не пытался своевольничать, избегая их. Лардон до сих пор не мог для себя решить, что из этого хуже.
  Обоих братьев начинали плотно знакомить с воинским делом как положено, с девяти лет, но если по старшему это было хорошо заметно, он уже выглядел воином, пусть молодым да неопытным, то младший словно никогда не держал в руках тренировочного меча. Со здоровьем-то всё было в порядке, старый воин вообще не помнил чтобы тому за последние годы хоть раз немоглось, но при этом на вид парнишка был хлипковат. Опять же, на возраст это чем дальше, тем сложнее было списывать.
  - И всё же, именно от этих двоих зависит процветание наших земель, - всё так же негромко пробормотал Лардон, наблюдая, как Акрис что-то говорит младшему брату, а потом заходится заливистым смехом, который тот неуверенно подхватывает.
  Старый воин хорошо помнил, как три десятка лет назад всё едва не пошло прахом. Мэрик Тейрин, сын Мятежной Королевы, вырвал Ферелден из-под власти Орлея, но семья Харгрейв в той войне, следуя своим вассальным обязательствам, поддерживала законную власть императора. Цена таковому решению оказалась высока и дело тут не только в понесённых потерях. Новый король не мог простить "предательства народа Ферелдена", а потому старый банн был казнён. Правда, при этом Его Величество не мог не признать, что тот действовал в соответствии с клятвой верности, а потому не стал отбирать баннат. Дом Харгрейв уцелел, но на долгие годы попал в опалу, сошедшую на нет только после исчезновения-смерти самого Мэрика. Сейчас всё, наконец, начало приходить в норму, но это не значило, что впереди их ждёт процветание.
  - Справятся ли они? - ответ на этот брошенный в пустоту вопрос знал разве что сам Создатель.
  А тем временем на горизонте появилась дозорная башня Перекрёстка. Путь подходил к концу.
  
   Глава 1.
  
   Перекрёсток одновременно впечатлял и разочаровывал. На словах мне было известно, что этот то ли небольшой городок, то ли разросшаяся деревня являлась одним из крупнейших поселений на юго-западе, и масштаб вполне соответствовал описанию, настолько крупных поселений я ещё никогда не видел, но сам внешний вид... Вместо нормальных стен старый, местами покосившийся частокол, за пределами которого хватало домов, которые так и тянуло назвать халупами. Каменных построек считай, что и не было, а деревянные разительно отличались от приземистых и надёжных домов Бурой Трясины. Конечно, я понимал, что это далеко не Амарантайн и уж тем более не Денерим, но ожидал всё равно большего.
   Хотелось надеяться, что это только первое, обманчиво впечатление, ведь внутри самого городка я ещё не бывал. Как минимум там имеется полноценная церковь со своей преподобной матерью, чем не могли похвастаться владения отца. Правда, от этого места мне стоило держаться подальше. Во избежание. Хотя взглянуть со стороны тоже никто не запрещал. Не стоило забывать и про ярмарку, ради которой мы прибыли. Помниться, когда брат впервые ездил сюда с отцом он с таким восторгом мне всё потом описывал. И пускай тогда мы были совсем детьми, желание взглянуть на всё это своими глазами за годы никуда не делось.
   Но побывать внутри городка мне ещё только предстояло, причем ещё неизвестно когда. Акрис принял решение встать лагерем за пределами городка, руководствуясь тем, что в разгар ярмарки на постоялых дворах попросту не будет места, чтобы разместить весь наш обоз. Резон в этом, безусловно, был, хотя для нас двоих комнату уж точно бы нашли, но брат посчитал, что будет лучше оставаться со своими людьми. И плевал бы я на это, но по этой причине вокруг до сих пор царила суета, которая грозилась затянуться до самых сумерек. Пока установят шатры, пока разместят телеги с товарами так, чтобы с одной стороны их было достаточно удобно выводить, а с другой чтобы какие-нибудь ушлые молодчики не попытались нас ограбить, пока обиходят коней, пока распределят посты и их очередность - долго всё это. Долго, но неизбежно.
   Я, как всегда, в дела брата не лез, предпочитая просто наблюдать. Это он у нас наследник, так что пусть "развлекается". Разбивкой лагеря-то дела не ограничатся, скорее это только начало. В последующие дни Акрису предстояло проследить за сбытом привезённых товаров, а это дело не простое. Ладно ещё заготовки из стали и серого железа - насколько я знал, их сразу возьмут перекупщики, с которыми наша семья работает годами. Конечно, они не дадут полной цены, но в качестве альтернативы остаётся только колесить по всему Ферелдену, поскольку столько разом можно будет продать разве что в Денериме, где, к слову, своих поставщиков хватает. То же самое с мехами и большей частью привезённых трав. Давние связи сильно упрощали дело.
  А вот всё остальное, будь то поделки "соседей" или продукция банната, сбыть уже не так просто. Тут нужно будет договариваться с местными купцами, ища тех, кто согласиться взять товар на реализацию за разумную цену, а не по дешёвке как те умники, что заскакивают на их территорию в надежде поживиться за счёт "недалёкой деревенщины". Что-то так вообще придётся реализовывать самим, пусть некоторые и будут смотреть на это косо. Мол, несолидно баннам вести торговые дела, словно обычным купчишкам. Но отец всегда повторял, что мы не имеем права раскидываться немногочисленными богатствами собственных земель, с чем я был всецело согласен.
  И даже когда всё это будет сделано, придётся закупать зерно, овощи, соль и множество других необходимых вещей, причем так, чтобы не переплатить, но и не взять потенциальное гнильё. Само собой никто не требовал, чтобы всем этим занимался лично Акрис Харгрейв: процесс наверняка давно налажен и его нужно лишь контролировать. Но Акрис есть Акрис - я был полностью уверен, что он будет буквально разрываться на части, но попытается везде успеть и за всем лично проследить. Повторюсь, я в эти дела лезть не хотел и никто подобного от меня не требовал. Одно из преимуществ моего положения. Вопрос только в том, чем себя занять?
   Дома таких проблем никогда не возникало, но в походном лагере было откровенно скучно и так долго ждать мне определённо не хотелось, а отвлекать брата от дел не стоило. Вариант ходить за ним по пятам, изображая бурный интерес, также не вдохновлял. Благо, тут имелась альтернатива - Лардон, ближник отца, бывалый воин, ныне продолжающий свою службу в качестве кастеляна, советника и просто доверенного лица. Уж он-то точно имел право принимать решения, даже если именно брат был поставлен во главу. Правда, я заранее знал, что ему моё желание не понравится.
  Найти старика было совсем не сложно, он всё это время держался на периферии лагеря, исподволь присматривая за действиями Акриса. Более чем ожидаемое с его стороны поведение. Однако это не помешало ему ещё на подходе переключить внимание на меня.
   - Лардон, я хочу осмотреть округу, - в лоб потребовал я, чем, похоже, немало его удивил. Седые брови так и взлетели вверх.
   - Гхм... хорошо, - быстро справился с собой кастелян. Как я подозревал, удивил его в первую очередь мой напор. Хотя тут как раз ничего удивительного нет, ведь я впервые покинул родные земли, где сложно найти что-то такое, что я ещё не видел, - тебя интересует что-то конкретное, или же...
   - Только сам город, - пояснил я, заполняя вопрошающую паузу.
   - Это здорово, что ты проявляешь такой интерес, Рэнис. Правда. Но не уверен, что сейчас это хорошая идея. Все люди заняты, и мы не можем выделить тебе достойное сопровождение.
   И почему я заранее был уверен, что возникнет некое "но", после которого все предшествующие слова резко потеряют свой смысл? Подойди я с этим к брату, оно ведь тоже возникло. Даже и не знаю, чего больше они опасаются - что со мной что-то случится или что я стану причиной какого-нибудь происшествия. Можно подумать я дитё малое, нуждающееся в постоянном пригляде. Я вполне себя контролирую и всё прекрасно понимаю.
   - Это мирный городок, а не предгорья. Зачем мне сопровождение? - я заранее готовился к этому разговору и так просто сдаваться не собирался.
   Лардон замолк и я даже знал, почему. Наверняка ведь подбирает слова, чтобы помягче мне отказать. На счастье, словестные игры никогда не были его сильной стороной. Он всё-таки воин, а не придворный лизоблюд. Отчасти именно на это и был расчёт. А ещё на то, что зная его с пеленок, я смогу прочитать реакцию и как-то это использовать. Причем обратного я не опасался, поскольку последние годы мы не так много общались, а они многое изменили. Удобный для меня расклад. И насколько я мог судить, сейчас он испытывал... облегчение? Причина тому могла быть только одна, особенно учитывая тот факт, что взгляд его сместился куда-то мне за спину.
  - Рэн, что-то случилось? - прозвучал позади голос брата. Вот ведь не вовремя...
   - Юный господин хочет осмотреть округу, - тут же "сдал" меня Лардон. Выкрутился... Что же, план уболтать кастеляна с треском провалился. Значит, переходим к запасному варианту.
   - Я никогда не был в других городах, а тебя отвлекать не хотелось, - развернувшись к Акрису и подпустив в голос грусти, словно мне уже отказали, а собственно так оно и было, выдал я. Получилось как-то совсем по-детски, но, наверное, оно даже хорошо.
   Брат всегда излишне меня опекал, но таковое отношение носило совершенно иной оттенок. Просто помощь старшего брата младшему, а не постоянные перестраховки. К строгой осторожности отца он относился с некоторым даже негативом, так что я знал, на что давить. Конечно, нехорошо пользоваться мелкими слабостями и расположением собственного брата, но просто так сидеть, зная, что совсем рядом находится то, чего я ждал годами, было невыносимо. К тому же я ведь не требую чего-то эдакого, правильно? Любому другому на моём месте даже спрашивать бы не пришлось! Ну, почти любому...
   Брат не стал спешить с ответом, задумчиво всматриваясь в моё лицо. Только если кастелян искал слова для отказа, то он скорее всего размышлял о том, чем ему это может грозить. Если я что-то натворю, то виноватым в первую очередь будет именно он. Его ведь решение. Но и я не дурак, чтобы привлекать к себе внимание, которое выльется в кучу проблем, с которыми, возможно, даже отец не сможет справиться. У меня и в мыслях не было ничего, кроме озвученных целей. То есть просто немного побродить по городку и всё. И меня совсем не радовала необходимость выпрашивать и идти на ухищрения ради такого пустяка. Кому сказать стыдно, что меня в таком возрасте опекают как дитё малое. Приходится постоянно себе напоминать, что иным людям такой контроль, причем куда более жесткий, приходится терпеть всю свою жизнь. Так что я ещё легко отделался.
   - Ладно, - решение всё же было принято и у меня аж дыхание перехватило от восторга. Получалось ведь! - но одного я тебя всё равно не отпущу. Сам понимаешь. Лардон, думаю, мы сможем выделить одного из воинов в сопровождение.
   - Сможем, баннич, - со вздохом согласился старик, но спорить или как-то иначе демонстрировать свое недовольство не стал.
   - Тогда осталось решить, кого именно... - Пробормотал Акрис и начал осматриваться, по всей видимости, выискивая подходящего человека. Его внимание быстро привлёк один из воинов, что обухом топора забивал в землю последние колья неподалёку от нас. - Хаген, ты мне нужен.
   Мужик средних лет с приметным шрамом, идущим от уха к носу и куцей бородкой, повернул голову на зов, кивнул, давая понять что услышал, но не стал бросать все дела, а сначала нанёс два сильных, выверенных удара, окончательно закрепляя угол палатки. Только после этого он подошел к наследнику своего господина. Именно подошел, без намёка на мелкую суету, но и без ленивой расхлябанности.
   - Слушаю, - без лишних расшаркиваний выдал воин. Кто-то мог бы счесть это за оскорбление, но у нас было не так уж много людей, чтобы не знать каждого из них. В случае Хагена это было лишь проявление своеобразной обстоятельности. Он не любил пустых слов или жестов, но при этом всегда старательно подходил к поставленным задачам. Верность его так же не подлежала сомнению. Брат хорошо знал, кого выбирал.
   - Для тебя будет отдельное поручение - будешь сопровождать Рэниса.
   Ответом на приказ стала безмолвная пантомима. Сначала воин покосился по сторонам, словно ища, нет ли поблизости добровольцев выполнить приказ вместо него, потом обреченно уставился на меня, поморщился, тяжело вздохнул и только после этого медленно кивнул.
   - Знаю, не самое интересное занятие, - понимающе отметил Акрис, - но и без присмотра я его не оставлю. Он хочет осмотреть округу. Сопровождай его, без необходимости не вмешивайся, но в случае чего не мешкай.
   - Никаких "в случае чего" не будет, - негромко пробурчал я. Ох уж мне эти перестраховки.
   - Будет сделано, баннич, - с откровенно ворчливыми нотками в голосе ответил Хаген. Но в том, что он будет следовать за мной по пятам, можно было даже не сомневаться. И всё же это гораздо лучше, чем ничего.
   - А ты, - брат переключил внимание на меня, - не заставляй меня потом оправдываться перед отцом. И не забывай, что вечером нас ждёт банн Орфо.
   - Хорошо... - а что я ещё мог сказать? Возможность того, что меня отпустят в одиночку, как таковая даже не рассматривалась, так что я был очень даже рад, просто старался не подавать виду.
   ***
   Изнутри город выглядел не лучше, нежели снаружи. Всё те же приземистые халупы, отсутствие даже намёка на мостовые и грязь на каждом углу. Зато вокруг кипела жизнь. Я ещё никогда не видел, чтобы в одном месте собиралось столько народа. Со всех сторон так и доносилось:
   - Свежая сдоба! Пироги! Коврижки! Разбирайте!
   - Рыба! Ещё утром в реке плескалась!
   - Ткани из Вольной Марки! Самые модные цвета сезона!
  Торгаши зычно перекрикивали друг друга, прерываясь на споры с въедливыми покупателями, лоточники сновали среди простого люда, периодически мелькали местные стражники. Разок даже самого настоящего храмовника видел, пусть и издалека. Характерные латы не оставляли сомнений, поскольку в Ферелдене ничего подобного просто не ковалось. Их им доставляли из Вал Руайо.
  Конечно же не обошлось и без музыки - около местного барда я надолго задержался и даже подкинул ему пару медяков. Заслужил. Балладу об Айсли я слышал не единожды, но в его исполнении она брала за душу. Моё внимание также привлекла четвёрка ушлых молодчиков, что демонстрировали навыки безоружной борьбы, периодически зазывая зевак сразиться с кем-нибудь из них. И ведь что характерно, таковые раз за разом находились. Лезли в драку, быстро получали по зубам и уходили, сплёвывая кровь и довольно щерясь. Весьма сомнительное с моей точки зрения развлечение, но людям определённо нравилось.
  Я даже предложил своему сопровождающему поучаствовать. Было любопытно, справится ли опытный дружинник с опытный кулачным бойцом или же нет. Но не срослось. Хаген то ли не вдохновился перспективой, то ли действительно считал это неправильным, но сослался на приказ моего брата. Можно было попытаться настоять, но я не стал. Вокруг и без того хватило интересного!
   У нас столько народу разом можно было увидеть только в те редкие случаи, когда отец устраивал пир, на котором присутствовала считай что вся дружина, а так же видные представители из числа простого люда. Но даже в этом случае, размах празднества был в разы меньше. Тут ведь не сотня людей собралась, а... даже сложно сказать сколько именно. Наверное, вся округа съехалось. Центральная площадь Перекрёстка явно специально не застраивалась, чтобы оставить место для торгов и празднеств, но сейчас даже этого места не хватало, чтобы вместить всех желающих. И ведь гулянья будут идти целых три дня. Просто праздник жизни какой-то. Впрочем, действительно ведь праздник.
   И это небольшой городок, как же тогда в больших и богатых городах? Я даже не удержался и спросил об этом у своего сопровождающего. Пусть его присутствие несколько раздражало, зато ко мне никто не лез, пытаясь что-нибудь продать или нажиться иными способами. Да и вопросы было кому задать.
   - Хаген, тебе доводилось бывать в Денериме?
   - Да, - односложно ответил воин.
   - И как там? - насколько я знал, столица была действительно огромна. По переплетению её улиц можно было бродить часами и, если не знать дороги, можно было легко заблудиться. И уж там-то точно есть на что посмотреть. Один королевский дворец чего стоил. Или Эльфинаж. Никогда не видел эльфов, и очень хотелось исправить это упущение. Гномов вот видел, у нас живёт один. Кузнец само собой.
   - Богаче, - второй ответ мало отличался от первого.
   - А если конкретней? - продолжил любопытничать я.
   - Он большой, - после третьего такого ответа я невольно начал подозревать, что надомной просто издеваются. Но воин и сам выглядел раздосадованным и даже немного смущенным своей неспособностью дать развёрнутый ответ. По всей видимости, с этим оставалось только смириться.
   - Понятно...
   Подумывая, куда ещё бы пойти и на что посмотреть, я в который раз зацепился взглядом за высокий шпиль местной церкви, единственной высокой постройки, которую было видно практически из любой точки Перекрёстка. Тут же вновь нахлынуло желание, причем не просто подойти к зданию, а зайти внутрь, попробовать завести разговор со служителями. В меня всю жизнь вбивали, что с церковью стоит вести себя предельно осторожно, а храмовников так вообще по возможности стоит избегать, но... хотелось и всё тут. Очень странное и крайне навязчивое желание...
   - "Я. Туда. Не. Пойду" - встряхнувшись и отбрасывая наваждение, мысленно припечатал я.
   - "Боишься?" - смесь насмешки и снисхождения.
   - "Да, боюсь", - вестись на детские подначки я не собирался. Горький опыт настоятельно не рекомендовал.
  - " Это они должны боятся нас. МЫ сильнее" - предвкушение с привкусом разочарования.
  Отвечать я не стал, поскольку ответ и не требовался. ОН понял, что сейчас меня не переубедить и отступил до следующего раза. Когда он будет? Может через час, а может через месяц - неизвестно. Но настроение оказалось бесповоротно испорчено. К тому же и без того пора было возвращаться к Акрису, пока тот не послал кого-нибудь за нами, после чего вновь убедить его отпустить меня с минимальным сопровождением будет ой как непросто.
   - Хаген, мы возвращаемся.
   ***
  Банн Маер Орфо был давним партнёром нашего отца. Оно и не удивительно, ведь его владения входили в состав эрлинга Редклиф, закрывая южную его границу. То есть он был нашим непосредственным соседом. Формально их у нас было много, но дорога из Харгрейва была только одна, что вкупе с важностью Перекрёстка как торгового пункта делало отношения с семьёй Орфо ключевыми. Само собой Акрис просто не мог не нанести визита вежливости банну, дабы выразить ему почтение от своего и отцовского имени. А заодно решил представить ему своего брата. То есть меня. Я, разумеется, был только за. Аналогичные приёмы в отцовском замке мне не особо нравились, но кто сказал, что они везде одинаковые?
  Семья Орфо проживала в поместье недалеко от города. Это было крупное, двухэтажное деревянное здание, украшенное резьбой, но нашему замку оно определённо уступало. Тот хоть и был стар, его построили ещё при основании банната, но по-прежнему выглядел величественно. Ну а надёжность и безопасность глупо даже пытаться сравнивать. На каменную стену ещё пойди залезь, а этот дом возьмут штурмом если нападающих будет хотя бы втрое больше, чем защитников.
   Приняли нас более чем радушно. Нет, огромный пир в честь гостей устраивать не стали, не наш это уровень, но это было даже хорошо. Обстановка вообще получилась чуть ли не семейная: только банн с супругой, мы двое и один единственный слуга, который делал всё так расторопно, что его присутствие почти не ощущалось. Я понятия не имел, всех ли гостей так встречает Орфо или мы удостоились особой чести, но определённые предпосылки для второго варианта были. Дело в том, что Акрис должен будет взять в супруги младшую дочь банна, как только та войдёт в возраст. Года через три-четыре.
   Но сам по себе ужин проходил довольно-таки скучно. Банн, как положено, поинтересовался здоровьем нашего отца и задал несколько схожих формальных вопросов. На них были даны не менее формальные ответы, что всё замечательно и так далее. Я при этом в основном молчал, давая говорить брату. За исключением пары моментов, когда обращались непосредственно ко мне, и тут отмалчиваться было бы попросту невежливо. Так что пришлось подключаться к разговору. Но это было скорее исключением, поскольку говорил в основном сам хозяин земель.
  Я было подумал, что всё в таком духе и пройдёт. Но нет. Когда голод был утолён и все формальности соблюдены, хозяин дома начал задавать куда более интересные вопросы. Точнее не так. Сами по себе вопросы были такими, но вот подтекст изменился.
   - Значит, в ваших землях всё спокойно? - банн к этому времени откинулся на спинку своего массивного кресла, стоящего во главе стола и лишь прикладывался к кубку. В общем, выглядел расслабленным, но сразу чувствовалось, что его действительно волнует ответ на данный вопрос. Уж больно серьёзно он смотрел.
   - Насколько это возможно, - слегка пожав плечами, отозвался Акрис.
   - Да уж, наслышан, - банн усмехнулся, давая понять, что прекрасно понимает, о чем идёт речь, - но я не об этом. Ходят слухи, что Хасинды уходят из диких земель. Это правда?
   На этот раз брат не стал отвечать сразу. Кажется, он тоже заметил, что ход беседы изменился. А может просто задумался, пытаясь припомнить, что знал и что слышал по этому поводу.
   - В последнее время их действительно стало реже видно, но что тут плохого? Они беспокойные соседи, - беззаботный тон Акриса говорил сам за себя.
   - Это так, - быстро согласился Орфо, но лицо его при этом посмурнело. Чем-то ему этот ответ не понравился, но я даже не представлял, чем именно. А ещё я не знал, стоило ли как-то пытать указать Акрису на особый интерес банна. По сути ничего такого, о чем не стоило бы говорить, он не спрашивал. Скорее дело в том, что он что-то знал, и своим знанием делиться не спешил.
   Дальше всё вновь вернулось к безобидным темам. Радушный хозяин решил пригласить нас на охоту в своих угодьях, а Акрис пытался вежливо отказаться, что, на мой взгляд, только забавляло банна Орфо. Я успел забыть о его резком интересе и вообще несколько расслабился, видать сказались пара кубков выпитого вина. Но когда дело уже ушло к завершению застолья, нас неожиданно прервали.
   - Господин, к вам гонец от эрла, - я едва не дёрнулся от неожиданности, когда впервые за вечер подал голос слуга, - говорит, что новость срочная.
   - Пусть войдёт, - недолго думая, приказал Орфо. Похоже, он решил продемонстрировать нам степень своего доверия к нашей семье.
   Слуга молча удалился и спустя полминуты в комнату вошел молодой мужчина в пыльной дорожной одежде. Выглядел он усталым, видимо послание было достаточно срочным и скакать приходилось во весь опор. Вполне возможно, что с заводными. Сколько там от замка Редклифф до сюда? Налегке и без ночевок за сутки добраться наверняка можно.
   - Говори, - не мешкая, приказал банн.
   - В соответствии с приказом Его Величества, эрл велел готовить дружину и поднимать ополчение. В землях Кокари собирается орда порождений тьмы.
  В комнате мгновенно повисла мрачная тишина, выдавливая домашнюю атмосферу этого ужина. Король объявил сбор войск из-за порождений тьмы... Вряд ли это произошло из-за простых слухов или пары мелки отрядов этих тварей, которые иногда выползали из своих нор и показывались на поверхности. Причина для тревоги должна быть более чем веская. Неужели случилось то, что давно стало простой детской страшилкой. Грядёт новый мор?
   - Храни нас Создатель, - прошептала баннесса. У меня, да и у всех остальных наверняка тоже, в головах пронеслась та же мысль.
   ***
   Несмотря на ошеломляющую новость, сворачивать лагерь и спешно возвращаться в Харгрейв никто не собирался, но было очевидно, что изначальные планы нужно менять. Для этих целей Акрис организовал в нашем шатре своеобразный совет, на котором, помимо нас двоих, присутствовал только Лардон, которого быстро ввели в курс дела.
   - Это точно? - сухо поинтересовался старик. Очевидно, новость не пришлась ему по вкусу. Оно и понятно - никто в здравом уме не вдохновится перспективой грядущего мора. Даже несмотря на то, что прошлый не коснулся Ферелдена, мрачные легенды о тех временах ходят до сих пор. Та же баллада, что пели на ярмарке, была про решающую битву четвёртого мора. Уверен, не только нам в детстве рассказывали про героических серых стражей, что приходят в минуту нужды и спасают мир от скверны. И вот теперь легенды могут ожить.
   - Я лично слышал слова гонца. Ошибки быть не может, - пояснил брат.
   - "Это если только банн Орфо не подстроил сцену с гонцом. Или если его самого не ввели в заблуждение" - мысленно добавил я. Но вслух озвучивать не стал, поскольку это маловероятно и попросту глупо. Обман вскроется очень быстро и последствия будут для обманщика не самыми приятными. А самое главное - для него нет разумной причины. Что может выиграть Орфо, если введёт нас в заблуждение? На мой взгляд, ничего существенного. Правда, я был далёк от мысли о собственном всезнании и вполне мог упускать что-то неочевидное. И всё же в обман не верилось. Разве что его самого вводили в заблуждение, а мы оказались случайными свидетелями.
   - Ясно... - мрачно отозвался Лардон, - тогда нужно немедленно послать человека к вашему отцу. Будет лучше, если он узнает новость до того, как к нему прибудут королевские гонцы.
   - Согласен, - быстро кивнул Акрис, - а ещё нам стоит поторопиться и закончить дела до того, как цены пошли в рост. Зерна стоит закупить вдвое или даже втрое против обычного, потому что потом такой возможности может не быть.
   - Это... - кастелян на мгновение задумался, и мне показалось, что сейчас он завернёт брата с его инициативами и вообще решит взять дело в свои руки, но озвучено оказалось иное, - разумно. Но если вы что-то неправильно поняли, то лишние расходы вашему отцу не понравятся.
   - Я не берусь утверждать, что грядёт мор, Лардон, но гонец настоящий и этого уже достаточно для резкого роста цен. И даже если я ошибаюсь, то ничего непоправимого не случится. Просто в следующий раз купим меньше. А если я прав, то промедление дорого обойдётся баннату. Мы не можем позволить себе закупать зерно втридорога. Нет, медлить и тратить время на споры нельзя.
   - Я предупрежу людей, - Лардон сдался, коротко поклонился и быстро покинул шатёр. Причем это была не демонстрация эдакой обиды, мол "не имею права оспаривать", а скорее наоборот. Согласие и признание права на решение. И Акрис хоть и постарался не подать виду, но его лицо буквально засияло от переизбытка гордости и ликования. Наверное для того он его и звал. Не для того, чтобы потешить свою гордость, само собой, а чтобы озвучить своё решение и получить негласное его одобрение.
   - Пока не успокоишься, наружу лучше не выходи, - пробурчал я и, поймав вопросительно-удивлённый взгляд брата, добавил, - сияешь как начищенная медяшка. Несолидно.
   Тот аж покраснел, но при этом благодарно кивнул, принимая совет. Уж я-то хорошо знал, как он печется о своём образе в глазах дружинников и простых жителей банната. Местами это было забавно, но при этом я понимал, что для Акриса это важно, поэтому если мог, то помогал. Вот как сейчас.
   На этом длинный и порядком утомивший меня день подошел к концу. Несмотря на изобилие новых впечатлений, а так же весьма тревожные новости, заснул я быстро и, как всегда, не видел никаких снов.
  
   Глава 2.
  
   Перекрёсток мы покинули спустя день и две ночи. Чтобы уложиться в столь скромный срок, Акрис на пару с Лардоном чуть все ноги себе не стоптали, а под вечер брат выглядел так... в общем-то я никогда ещё не видел его таким усталым, но одновременно крайне довольным собой. Даже для меня дело нашлось, но тут жаловаться было глупо. Я ведь всё прекрасно понимал и даже не думал отказываться. В конце концов, пусть мне и не быть наследником, но я тоже сын банна!
   Обратный путь проходил в некотором напряжении. Слухи о том, что Король собирает войска, многие услышали ещё в городке, а после отъезда их подтвердили. Теперь о возможном море знали все и воспринимали новость каждый по-разному. Очень хорошо было заметно, что люди постарше мрачны, а вот молодёжь вся в предвкушении. Конечно, нельзя было так сказать про всех. Были и обратные случаи, а по некоторым вообще ничего понять было нельзя, но общая картина была именно такова.
   Сам же я никак не мог определиться со своим отношением. Отец всегда говорил, что в войне нет ничего хорошего, а все баллады про героев не более чем приукрашивание кровавой действительности. За спиной каждого героя остаются лежать десятки бездыханных тел, кто проложил ему путь, но оказался недостаточно везучим, чтобы занять его место. Он имел право на такие слова, поскольку был примерно нашего с Акрисом возраста, когда гремела война за освобождение Ферелдена, в коей ему довелось поучаствовать. И умом я понимал, что отец знал, о чем говорит, но изнутри нет-нет, да всплывало чувство азарта.
  Мне хотелось увидеть всё своими глазами и стать участников великих событий. И дело не в мечтах о славе, хотя чего уж там, не без того, но в первую очередь хотелось дать выход всему тому, что вбивали в меня все эти годы. Это ведь брат у нас будущий банн, а я защитник правителя и земель, живой гарант мира с соседями. Нехорошо даже думать о таком, но самое лучшее для Харгрейва будущее, то есть мирное процветание, одновременно является худшим для меня. Помру ведь со скуки.
   Стоило только подумать о брате, как тот поравнялся со мной, выравнивая ход своего коня. Не иначе как устал мотаться от головы к хвосту обоза. Ну или наконец убедился, что всё в порядке.
   - Как думаешь, действительно грядёт мор? - поинтересовался Акрис. Видать и его занимали те же мысли, что и меня, а толком обсудить со мной или Лардоном вопрос у него попросту не было времени.
   - Понятия не имею, - честно ответил я, - но ты ведь сам слышал - Его Величество собирает не только дружины, но и ополчения.
  - Это да, - кивнул брат, - без веской причины на такое никто не пойдёт. Не в начале Жнивня. Нам-то ещё ладно, а вот в срединных землях часть урожая как пить дать пропадёт. До голода, конечно, не дойдёт, но приятного тоже мало.
  - Ты сам ответил, - мне осталось только пожать плечами. До того момента, как мы вернёмся домой, никаких подтверждений не предвиделось и потому приходилось довольствоваться собственными выводами.
  К слову, не все они вели к мору. Например, можно было предположить, что Король использует порождений тьмы как повод, для сбора войск, но на самом деле цель совсем иная. Правда, сразу вставал вопрос - какая? Флота, чтобы даже думать о вторжении в Вольную Марку или Неварру, у Ферелдена не было. Воевать с Орлеем? О, об этом многие мечтают, но на ровной местности шевалье не знают себе равных. Нашу армию сметут сразу после перевала. Дикие земли? Аваров выбивать из Морозных Гор? А кому они нужны? Земли там безлюдные, а Ферелден даже свой юг полностью освоить не может. Разве что ради самого по себе объединения племён аламарри как в давние времена.
   - Четыреста лет прошло, многие верили, что четвёртый мор был последним. Если он повторится, то от нашей страны ничего не останется, - продолжил размышлять вслух Акрис.
   - А если повторится третий, то мы будем удерживать их под Остагаром, - историю я знал не хуже. Учил-то нас один и тот же человек, - к тому же все моры были разными. Вдруг этот будет короткий. Год или два.
   - Ха! Тогда это и не мор будет, а так... эмм... - брат запнулся, подбирая слова, - обычная война, в общем. И Логейн Мак-Тир её на раз выиграет!
   Это да. Всё-таки на нашей стороне возможно лучший полководец из ныне живущих, а порождения тьмы, если верить летописям, никогда не славились тактическим мастерством. Вот в борьбе с таким мором я бы точно не отказался поучаствовать. Акрис, судя по мечтательно расплывшейся физиономии - тоже. Да только кто нас спросит. Если это действительно мор, то отец оставит нас в замке, под присмотром всё того же Лардона. Чтобы глупостей каких не наделали.
   Дальнейший путь до наших владений ничем примечательным не отметился. Обычная тряска в седле, да ночевки под открытым небом. И ведь никак процессию не ускоришь - темп движения ограничивался гружеными телегами, которые были лишь немногим легче, чем на пути к Перекрёстку. Разве что возвращаться самим, налегке. Но отец точно не одобрит ненужный риск необходимыми баннату товарами и собственными жизнями. Особенно если его причиной будет банальное любопытство.
   Нечто интересное случилось только на второй день пути, когда мы одолели больше половины пути. Правда, лично я проморгал данный момент, пребывая в полусонном состоянии. Просто в один момент вокруг началась какая-то суета, но внимание на неё я обратил только когда обоз встал, и меня вынесло в самую голову процессии. К Акрису, за спиной которого замерла пятёрка воинов. И к стоящему около дороге рослому мужику, в котором без труда можно было опознать аввара. Охотник. И наверняка он был не один, но остальные предпочли укрыться. А этих ребят попробуй найди, если они не хотят показываться на глаза.
   - Приветствую тебя, молодой Харгрейв, - степенно, с достоинством демонстрируя отсутствие оружия в руках и чистоту помыслов, пробасил он. А потом повернулся в мою сторону и изобразил лёгкий поклон, - пусть Отец Гор указывает тебе путь, Хранитель.
   - "Я ещё не хранитель", - тут же захотелось ответить мне, но я сдержался, лишь коротко кивнув. Авар и так демонстративно обозначил большее уважение ко мне, нежели к брату. Неправильно это.
   - Приветствую и тебя, охотник. Далеко вы забрались от своих земель, - если Акрис и обратил внимание на поведение аввара, то не подал виду. Только выделил тоном слово "своих", подчеркивая тот факт, что тот здесь только гость, и отчасти напоминая о том, что когда-то эти земли принадлежали авварам. И это правильно, поскольку это могла быть проверка характера будущего банна, о которой обязательно доложили бы тану. Даже мелкие оскорбления спускать было нельзя, но и реагировать на них излишне резко также не следовало.
   - Мы чтим договор, - серьёзно ответил охотник. Похоже, новых поддевок можно не опасаться.
   А так всё верно: авварам из Оплота Медведя разрешено охотится на наших землях, а в ответ они не чинят разорения жителям банната. Хотя по-хорошему, у нас просто нет возможностей ловить по лесам их охотников, а у них для налетов есть цели побогаче и менее строптивые. Так что на деле этот договор просто узаконивал естественный и удобный обеим сторонам порядок вещей. С другими кланами аваров и хасиндами всё было куда сложнее.
   - Славно. Но разве сезон охоты уже начался? - продолжил брат.
   - Шаман говорит, что грядёт тяжелый год, и тан ему верит, - стоило аввару это сказать, как мы с Акрисом тут же переглянулись. Ещё один довод в пользу грядущего мора.
   - Свара Солнцевласая мудрая женщина, - дипломатично отметил брат и чуть качнул головой в сторону обоза, - мы тоже готовимся к трудностям.
   - Значит и низинники встревожены, - в доселе ровном голосе охотника прорезалось беспокойство, - плохой знак.
   - Охотник, передай тану, что у нас ходят слухи о грядущем море, - Акрис всё-таки выдал имеющуюся у нас информацию. Причем, получилось несколько напыщенно, но он в своём праве. Правда, если мы поспешили с выводами и мора не будет, то получится не очень хорошо. С другой стороны он ведь о слухах говорил, а не утверждал, что мор уже начался.
   - Мор... - с аввара разом слетело всё показное спокойствие. И заговорил сразу по другому, - благодарю, баннич, обязательно передам.
   На этом мы и разошлись. Охотник сошел с дороги и растворился в лесу, а мы продолжили свой путь. Зачем охотничья группа вообще дала о себе знать? Традиции. Не хорошо прятаться от хозяев земель. Тем более они наверняка хотели в своеобразной манере поделиться новостями. В этом плане короткий разговор точно был полезен обеим сторонам.
   ***
   То, что ты, наконец, дома, начинаешь чувствовать ещё до того как увидишь замок Харгрейв. Достаточно увидеть выложенные из камней столбики вдоль дороги. Когда-то их поставили, чтобы во время разливов люди не теряли частенько скрывающуюся под водой дорогу. Тут ведь местами болото так близко к ней подходит, что на пяток шагов в сторону завернёшь и рискуешь сгинуть в трясине. Не зря наши места получили такое говорящее название, ох не зря. Но нам не привыкать. Местные тут все тропки да броды знают, а вот чужаку лучше идти вдоль ориентиров. И как только наши предки смогли завоевать эти места? Где-то нашли проводника, не иначе.
   Хвала Создателю, сейчас мы шли спокойно, а не по щиколотку в воде. Точнее, сейчас мы вообще ехали, но вот если бы дорогу развезло, то пришлось бы спешиваться. Впереди всех гордо гарцевал Акрис, который, готов поклясться, в этот момент и думать забыл о каких-либо проблемах. Что такое мор, когда он впервые от начала и до конца выполнил поручение отца, да ещё и самостоятельно принимал решения в спорных ситуациях. Причем вполне толковые, на мой взгляд, и отец должен их оценить.
   Дорога была извилистая, а зеленью округа не радовала, так что замок мы увидели издалека. Старая, грубя постройка из крупных камней, возвышающаяся на небольшом взгорке. Старая и грубая, но зато надёжная. Поколениями наша семья тратит немало сил на поддержания его в надлежащем состоянии. Центр и сердце банната, оплот в котором хранится большая часть припасов, не только принадлежащая баннам, но и простого люда, который в случае угрозы также будет прятаться за этими стенами. Не позавидую я тем, кто решится брать их штурмом. Хотя, наверное, никто и не будет - просто перекроют единственную дорогу, разорят округу и уйдут. Садиться в полноценную осаду в таких условиях... не стоит результат затраченных усилий. Скорее всего, на то и был расчёт наших предков, возводивших укрепление именно здесь.
   Так мы потихоньку доползли до ворот, решетка которых была уже поднята. Нас ждали. Более того, встречал нас Аксель Харгрейв, наш отец. Мощную фигуру стоящую на лестнице у входа в донжон сложно было не заметить. Брат в этом плане в него пошел, а вот я помельче буду. Учитывая мои "странности" с точки зрения непосвященных, то если бы не очевидная лицевая схожесть, злые языки могли начать распускать неприятные слухи. К счастью, ничего подобного мне не грозит.
   Отец начал спускаться и подошел к нам ровно к тому моменту, как мы с братом спешились. Умел он так подобрать время - вот что значит богатая практика. Акрис тут же попал в медвежьи объятья, а следом и я удостоился отеческих ласк. И это сходу снимало все вопросы - отец знал, что произошло в Перекрёстке, и был нами доволен. Ну, скорее братом, конечно, но не суть. Он у нас не из тех, кто будет скрывать своё недовольство.
   - Здравствуй, отец, - довольно произнёс Акрис, который не хуже моего всё это понимал.
   - Привет, па, - коротко добавил я.
   - В лучшем виде всё сделали и вернулись. Растёт смена! - зычно заявил он, спешившемуся рядом с нами Лардону, хлопнув того по плечу, - теперь и помирать не страшно, а? Не пропадёт земля.
   - Лучше обойдёмся без крайностей, мой господин, - с улыбкой ответил кастелян, для которого эти слова были лучше любой похвалы в свою честь.
   - Да я не тороплюсь. Так к слову пришлось, - отец коротко хохотнул, - и завязывал с этим официозом. Ты теперь дома.
   - Ещё нет. Вот отчитаюсь перед банном, загляну к своей старухе и тогда да - дома.
   - Узнаю старого вояку, - Аксель Харгрейв вновь зашелся хохотом. И с чего это у него такое хорошее настроение? Да, мы вернулись, но ведь новости не самые весёлые. Словно вторя моим мыслям, отец сам себя оборвал и уже серьёзным тоном произнёс, - но это всё подождёт. Пусть пока разгружают, а нам есть что обсудить. Идёмте.
   Следом за ним мы прошествовали в донжон, но подниматься на третий этаж, где располагались хозяйские комнаты, не стал, ограничившись вторым. Там в обеденном зале один из столов был уже накрыт и понятное дело направились мы прямо к нему, тут же усаживаясь на лавки. Отец с Лардоном уселись по одну сторону стола, а мы с братом напротив. Не официальный же приём, а простой обед, в рамках которого планировало что-то обсудить. Хотя какое там "что-то" - тема была заранее известна. В нашем королевстве не настолько много интересного происходит, чтобы перекрыть новость о море.
   Отец наполнил свой кубок вином, но пить не стал, вместо этого начав говорить:
   - Я когда узнал от Лейва о сборе войск и планах Акриса, то сначала решил что либо это такая шутка, либо старина Орфо вас споил до полной невменяемости. Даже собрался с десятком воинов рвануть к Перекрёстку и вправить вам мозги. К счастью, гонцы Его Величество добрались и до нас. Вы всего на сутки разминулись. Так что ты молодец, сын, всё правильно понял и всё правильно рассудил. Зерно в такие времена на вес золота. Наши охотники и рыбаки тоже получили указ заготавливать впрок. Если Создатель решил испытать нас, то мы будем готовы.
   - Мы встретились с охотничьей группой аваров, они тоже начали готовить запасы раньше обычного. Говорят, с подачи шамана, - в свою очередь поделился ещё одной новостью брат.
   - Значит и авары тоже, - задумчиво проговорил отец, - зверя много побьют, столько меха впустую... эх. Ладно, пустое. Ты им сказал?
   - Да, - кивнул Акрис и тут же настороженно поинтересовался, - не стоило?
   - Не знаю... наверное стоило. Мне теперь в любом случае со Сварой говорить, так что пусть так будет. Хорошие отношения с их племенами сейчас важны как никогда. Защищать земли будет некому.
   - Хочешь взять с собой всех? - благодушно взирающий на нас с братом Лардон резко подобрался, переключив внимание отца.
   - Почти всех. Десяток оставлю в замке. Если что, то оставшийся люд за оружие возьмётся и от разбойников каких отбиться хватит. А если клан медведя присмотрит за границей, так вообще хорошо, - отец так спокойно всё это говорил, словно всё решил не один месяц назад, - но ты спрашивал не об этом, верно?
   - Не слишком ли риско... - осторожно начал кастелян, но закончить свой вопрос не успел.
  - Знаю! - неожиданно рявкнул отец, впечатывая кубок, с так и не тронутым вином, в стол, - знаю, риск велик. Но раз подвернулась такая возможность, то мы должны показать Его Величеству, что Харгрейвы готовы откликнуться по первому зову. И не просто соблюдая формальности, а с полной отдачей. Молодой Тейрин горяч и наверняка жаждет повторить подвиги предков. Он должен оценить нашу готовность воевать, что даст нам возможность вернуть Катрин. Создатель, как же я по ней соскучился...
  Леди Катрин Харгрейв, наша мать, которую Акрис хоть как-то помнит и дважды навещал её уже будучи взрослым, а я не мог выжать из памяти ничего кроме голоса и теплых прикосновений рук. Да и то не был уверен в их правдивости. Так уж случилось, что вскоре после моего рождения она была вынуждена покинуть страну. Свадьба наших родителей случилась в те годы, когда боевые действия с Орлеем уже затихли, но до окончательного мира было ещё далеко, а потому не удивительно, что семья Харгрейв, сражающаяся на стороне империи предпочла породниться именно с их знатью. Но после войны король Мэрик активно избавлял страну от иностранных соглядатаев.
  Под чистки попала в том числе и наша мать. Само собой представительницу знати никто и пальцем не тронул, это легко могло вылиться в продолжение войны, но изгнания из страны избежать было невозможно. А поскольку нашего деда казнили примерно в то же время, а младшего брата отца упекли в Ферелденский круг магов, то у него просто не было выбора, кроме как остаться. Как бы он не любил свою супругу, но долг был превыше всего. Отдать наследников на воспитания в столь ненавистный большинству ферелденцев Орлей он тоже не мог. Так и получилось, что в те времена ни мы к ней, ни она к нам приехать не могла, а сейчас не многое изменилось. Даже после смерти Мэрика изгнание оставалось в силе, отменить его мог только новый король, отец не мог всё бросить и так надолго уехать, и только Акрису повезло. Мне же подобное в ближайшие годы не грозило.
   И вот отец увидел свой шанс обратить ситуацию. Само собой в этом вопросе разногласий быть не могло. Мы с братом только радостно переглянулись и всё.
  - Поэтому сейчас дел у нас будет много, - продолжил Аксель Харгрейв, - я с малой дружиной отправлюсь договариваться с авварами, ты, Акрис, проследишь за сборами ополчения. Организация временного лагеря, подготовка, снаряжение, жратва - всё на тебе.
   - Сделаю, отец! - резво вскакивая, брат чуть не перевернул лавку, на которой мы сидели.
   - Лардон, на тебе Хасинды. Лично проверишь ближайшие их селища, там тебя знают, и разошлёшь разведчиков ещё дальше. Если слухи не врут, снялись они с этих мест. А если нет, то попробуй договориться.
   - Слушаюсь, - старый воин встал и поклонился.
   - А ты, Рэнис... - переключил своё внимание на меня отец и... замолк. Помолчал, тяжело вздохнул и продолжил, - не смотри на меня так. Пока останешься здесь, присмотришь за замком.
  Сказать, что я был разочарован, было бы слишком мягко. Это ведь даже не поручение, а пустая формальность. Есть ведь управляющий, ключница и прочие слуги. Нет, чего-то такого стоило ожидать, но легче от этого не становилось. Ну вот почему, почему со мной до сих по обращаются как с неразумным ребёнком?! Они что, всерьёз боятся, что я начну чудить? Или боятся храмовников, которые что-то почувствуют? Так проверяли уже, не замечают они во мне ничего особого.
  - Но на общий сбор вместе с нами отправишься. Надеюсь тебе не нужно напоминать, чего тебе не стоит делать при посторонних?
  Я настолько разозлился, что даже не сразу понял, ЧТО именно сказал отец. А когда понял, то буквально взлетел со своего место и сразу же замер. Уж больно неожиданной оказалась такая редкая, но понимающая улыбка отца. Напомнившая мне, что все ограничения вводились не из-за желания испортить мне жизнь, а ради моей же безопасности. Как же иногда приятно ошибаться в своих ожиданиях.
  
   Глава 3.
  
  Как и ожидалось, каких-либо реальных задач для меня не имелось, замок спокойно жил своей жизнью и каждый знал своё дело. Присмотреть за их ходом тоже было кому. Поэтому и я с чистой совестью занимался своими делами. Формально, от меня что-то потребовалось бы, только если на нас внезапно нападут, но при этом все прекрасно знали, что Акрис начал организовывать лагерь для ополчения не так далеко от нас. Случись что - он успеет вернуться. Дорога-то одна. Не по болотам же нас обойдут. Да и даже если обойдут, то ворота смогут закрыть без моего непосредственного участия. Так что я первым делом сказал, чтобы меня не дёргали по пустякам и отправился в то единственное место, что я мог безоговорочно назвать своим.
  Уж не знаю, для чего изначально так делалось, быть может планировался тайный ход на случай бегства из замка который впоследствии переделали. Такое вполне возможно, учитывая особенности территории - с годами любой такой ход попросту затопит. Но так оно или нет, но главное что из моей комнаты имелся прямой спуск в подвал замка. Причем не в общий погреб и хранилища, а в отдельную, достаточно просторную комнату. И именно она была тем самым местом, куда в детстве я убегал от своих детских проблем и где никто кроме наставницы не смел меня беспокоить. Даже отец с братом.
  Конечно, сейчас всё это казалось сущей глупостью, но, тем не менее, я до сих пор чувствовал себя там спокойнее. Впрочем, дело ведь не только в душевном покое. Так уж повелось, что только в этом подземном зале я мог быть самим собой, не скрывая от окружающих свои, скажем так, особенности. А это совсем не мало.
  Как всегда после долгого отсутствия, внизу было сыро настолько, что воздух казался густым и вязким. Ну и холодно было, конечно же. Помнится, когда-то в рамках обучения меня запирали здесь на целые недели. Ну, не с концами, разумеется, дверь отпиралась для доставки пищи и выноса ночной вазы. Всё-таки это было испытание и часть обучения, а не пытка. От меня требовалось самому создавать для себя нормальные условия. Свет, тепло, сухость. Когда жизнь заставляет, то учеба продвигается очень быстро. И сейчас я прекрасно знал, как и что нужно делать.
  Повесив масляную лампу на железный крюк около спуска, я на мгновение расслабился, после чего плавным жестом поднял руки до уровня груди и повёл ими вперёд. Так, словно аккуратно отталкиваю нечто невидимое. По телу прошла волна приятного тепла, а следом с рук сорвалось пламя, языки которого буквально полились на пол и начали растекаться широким углом вперед от меня. Огонь казался настолько плотным, что казалось его можно зачерпнуть рукой, как воду. Но пытаться провернуть этот трюк я бы крайне не рекомендовал.
  В лицо пахнуло жаром. Сначала сухим, но он быстро сменился горячим паром, устремившимся к потолку и к единственному доступному выходу, располагающемуся у меня за спиной. Лицо мгновенно взмокло, но в целом ощущение было скорее приятное. Десяток секунд я удерживал пламя, после чего оно начало быстро таять, оставляя после себя тёплую и куда более сухую комнату. К сожалению, от вездесущей влаги нельзя было избавиться так просто, но уровень комфорта зала мгновенно возрос до приемлемого. Оставалось только довольно улыбнуться, ощущая лёгкую истому. Словно как следует размялся после долгого бездействия.
  Магия - вот моё благословение и проклятие. С одной стороны дар, открывающий огромные возможности, а с другой проблема, благодаря которой я легко могу провести всю свою жизнь в Круге. А он может и отличается от застенков в плане обстановки, но в плане отношения храмовников вполне соответствуют. А все почему? Потому что Церковь Андрасте боится потерять власть и делает из магов всеобщее пугало. По крайней мере, сам я думал именно так. Пророчица учила, что магия должна служить человеку, а не человек магии и с этими словами сложно спорить. Но вот про заточение магов в круги и их усмирение при первом подозрении она вроде ничего не говорила.
  Впрочем, глупо будет отрицать, что реальных поводов для боязни магов хватает. И даже не в управляемой магами империи Тевинтер дело. Одержимость - вот краеугольный камень всех споров. Маги могут сколько угодно уверять, что контролируют свои силы, но в момент слабости или отчаянья можно подловить любого. А демоны, извечные обитатели Тени, только того и ждут. И потому даже среди магов хватает тех, кто считает, что практика кругов себя оправдывает. Точнее мне так говорили, поскольку с магами круга мне общаться как-то не доводилось. И слава Создателю, что не доводилось - вдруг нарвусь на случайного знатока магических традиций аваров и хасиндов. Простое пребывание в круге тогда из потенциальных проблем резко станет вожделенной наградой.
  Неизвестно с какой поры это пошло, возможно так было ещё до того, как легендарная банна Харгрейв отвоевала у авваров и получила во владение из рук короля Ферелдена эти земли, но в нашей семье маги рождаются достаточно часто. Чуть ли не в каждом втором поколении. Наверняка у меня хватает дальней родни в орлесианских кругах, а может и в ферелденском кто-то есть. Семьи, в жилах которых течёт такая кровь, имеют не лучшую репутацию. Кто захочет родниться с нами, если дети, рожденные от такого брака, легко могут покинуть родителей и отправиться в местный Круг? Так что не удивительно, что наши предки всеми силами скрывали эту особенность.
  Наверняка не они одни, но получилось ли у кого-нибудь ещё? Сложно сказать, ведь о тех, у кого получилось, по понятным причинам узнать проблематично. Лично я предпочитал думать, что таковых хватает. Но наши предки не только научились скрывать данный факт, но и обернули его себе на пользу, за счёт дикой смеси из ритуалов авваров, хасиндов и обычных методик магов. И как им только в голову такая идея взбрела?
   Я и сам не знал всех деталей, но если кратко... в общем-то я уже одержимый. И вслух об этом лучше не говорить даже в шутку. К моему великому счастью, если обычно одержимость означала гибель изначальной личности магии, то в моём случае всё было не так плохо. И не так просто. Лет пять-шесть назад, когда дар только начал пробуждаться, надо мной хорошенько так поработала старая шаманка-аварка, наша дальняя родственница, между прочим, которая впоследствии стала моей наставницей. Сам я те времена совершенно не помню, но с тех пор я никогда не оставался один. Моё тело от самой шеи покрывала сеть тонких, сейчас уже почти незаметных шрамов, складывающихся в сложный узор, и эта вязь удерживала во мне гостя из Тени. Удерживала и не давала взять контроль одновременно.
   Что-то подобное проворачивают сами авары, обучая своих магов - сами находят подходящих духов и просят помочь будущему шаману. Только у них эта связь кратковременная и служит учебным целям, а у меня она на всю жизнь. Даёт она при этом тоже немало. Маги черпают свою силу из Тени, которая является источником их силы и их же слабостью. Но моя связь с Тенью проходит через духа. То есть сам я с ней не связан и даже снов никогда не вижу, прям как усмирённый, но эмоциональным калекой не стал, и возможности черпать силы тоже не утратил. То есть в перспективе я могу стать могущественным магом, и при этом мне совершенно не грозит одержимость в общепринятом смысле. Но есть одна ма-а-аленькая проблемка. Мой "сожитель".
   - "Кто здесь ещё сожитель", - ироничная насмешка.
   - "Да-да, ты у нас самый лучший и просто позволяешь мне действовать самостоятельно" - мысленно отозвался я, стараясь поднять в себе чувство благодарности, и ощутил ответное одобрение. Мол "вот и не забывай об этом".
   В общем-то именно в этом и была проблема. Он разумен. Кем является этот дух? Или демон? Впрочем, а есть ли разница? Люди привыкли характеризовать их по людским благодетелям и недостаткам. Гордыня, праздность, доблесть, мудрость и так далее. Но мой наилучший сосед не подходил ни под одно из этих слов, и я привык звать его Превосходством. Любил он демонстрировать своё превосходство надо мной. Моё превосходство над кем-нибудь другим его тоже радовало, особенно если оно достигалось при его участии. А ещё он падок на лесть. Благодаря последнему и уживаемся. И ведь приходится именно уживаться, поскольку игнорировать его нельзя. Тело моё и влиять на мои физические действия дух не может, но вот связь с Тенью идёт через него. Если он захочет, то я разом останусь без магической подпитки, а без неё от меня как от мага толку мало.
   Насколько мне говорила наставница, изначально это был именно дух доблести. Но духи по природе своей изменчивы и долго сохранять свою суть он не смог. Под моим влиянием на свет родилось Превосходство. Его влияние на меня так же сложно недооценивать. Акрис часто говорит мне, что я слишком подозрителен и недоверчив. Часто вижу подлог там, где его и близко нет. Но как-то сложно быть доверчивым, если даже в естественности собственных устремлений не уверен. Превосходство очень любит исподволь привить мне какое-нибудь желание или порыв и не всегда получается вовремя остановиться. Наверное, так оно и должно быть - раз он стал именно таким, то в какой-то степени его сущность это отражение меня самого. Не самая лестная мысль о самом себе, в общем-то, но что есть - то есть.
  - Ладно, приступим, - я постарался отстраниться от пространных размышлений и сосредоточится на своих действиях. По полукругу развести руки, очерчивая пространство вокруг себя. Синеватый барьер щита послушно проявляется на расстоянии вытянутой руки. Отлично. Сжать в кулак правую ладонь, прижать к груди и резко выбросить вперёд, раскрывая. Каменный осколок со свистом проносится до противоположной стены и с глухим стуком разбивается о неё. Далее, огненный шар...
  Привычный набор отработанных заклинаний получался легко и непринужденно, но я не обольщался. Легко их повторять здесь, в спокойных условиях, но получится ли в реальном бою? Очень хороший вопрос. Тут ведь не всё так просто. Маги используют всевозможные заклинания - это каждый ребёнок знает. Но что люди понимают под этим словом? Обычно некую словестную или жестовую формулу, используя которую достигается тот или иной эффект. В общих чертах это даже правильно, но вот суть едва ли не противоположна. Нет никаких наборов слов, озвучив которые получится, скажем, огненный шар. Точнее они есть, только сначала нужно научиться создавать огненный шар, а уже потом имеет смысл завязать его на фразу-ключ, чтобы использовать его даже в ситуации, когда не получается сконцентрироваться, или для того, чтобы объединить свои усилия с другими магами, а не застать союзников врасплох собственными действиями. По крайней мере, так меня учили.
   Так что же такое на самом деле заклинание? Поскольку меня с детства учили не только магии, но и воинскому делу, то самой простой аналогией для меня будет следующее: заклинания - это устоявшийся приём. Грубо говоря, можно быстро и сильно размахивать, к примеру, топором, нанося мощные, но бездумные удары. Быть может, так даже получится одолеть не самого искусного врага. А вот опытный воин хорошо знает куда лучше бить, как сильно, под каким углом и, что самое главное, когда, чтобы сделать это наверняка, с меньшими усилиями и без лишнего риска для своей жизни.
  В магии всё то же самое. Маг использует ману, тут неважно черпает он её из Тени, берёт от лириума или вообще прибегает к крови, чтобы менять окружающую реальность. Конечно, делать это так, как духи, которые в Тени попросту меняют всё по своему усмотрению, он не может, но и имеющиеся возможности велики. Не зря именно маги правили величайшей империей прошлого и даже, как учит Церковь, смогли войти в Золотой Город. Однако научиться управлять своей силой не так уж просто. Всё завязано на волю, концентрацию и эмоции. Постигнув основы, всё становится как у тех же воинов: тренировки и практика. Но вот с основами как раз главная загвоздка. Тут нельзя взять в руки тренировочный меч и начать им махать под присмотром наставника, который подскажет тебе, что ты делаешь не так. Первый шаг сложен и без стороннего присмотра крайне опасен.
  Меня учила старая шаманка-авварка, но поскольку традиционные для этого народа способы обучения были ко мне неприменимы, то, как я подозревал, процесс был похож на тот, что происходит в кругах магов. Как заставить ребёнка поверить в то, что он может менять мир вокруг себя? Как научить делать это осмысленно? Начиналось всё с огня - самого простого для понимания элемента. Боль - отличный учитель. Когда твою руку суют в костёр, лечат ожоги, а потом повторяют снова и снова... Не самые приятные воспоминания, но в эффективности данному методу не откажешь.
  Сначала я смог неосознанно тушить пламя, чтобы избежать боли. Потом научился его контролировать. А оттуда и до создания было недалеко. Осмысленно его контролировать было уже сложнее. Пламя, хотя это касается любой магии, капризно: стоит испугаться и оно попытается поглотить тебя, гнев усиливает его, но спокойствие и уверенность напротив, позволяют достигнуть нужного результат. Собственно два года меня учили играть с огнём, а уже после перешли на другие стихии, и с ними было уже куда проще. Оно и понятно - к этому времени уже выработалось стойкое понимание своих возможностей. По мере привычки, вырабатывается уверенность и можно пробовать всё более сложные вещи, нарабатывая основные навыки.
  Правда эмоции вещь неустойчивая и то, что легко сотворить в состоянии покоя, повторить в экстренной ситуации уже не так просто. Попробуй удержи вокруг себя щит, когда тебе в лицо летит сгусток пламени или искрящаяся молния. Или сделай что-нибудь, когда ноги подкашиваются от обычной, физической усталости. Или зубы стучат от холода. Или ещё в каких-нибудь необычных условиях. Тут при всём желании все возможности заранее не отработаешь. А потому опыт для мага вещь ключевая. Правильно говорят - маг учится всю жизнь. И я в этом плане топтался на месте. Я ведь только и мог, что тренироваться. Причем, в основном отрабатывал то, чему научили, поскольку наставница всегда меня предупреждала, что что-то новое пробовать без прикрытия очень опасно.
  Постигать что-то новое мне доведётся уже позже. Через пару лет, когда меня отвезут к авварам с целью укрепления старого договора. И эта мысль меня совсем не радовало, поскольку я хорошо знал, что это значит. Но это будет ещё не скоро, а сейчас отец сказал, что возьмёт меня в поход и это бесконечно меня радовало. Но одновременно и пугало. А если случится так, что придётся прибегнуть к магии при свидетелях? И смог ли я вообще её применить в ключевой момент? Так что стоило радости поулечься, как я крепко задумался о том, что, быть может, сидеть в Харгрейве не такая уж и плохая перспектива.
   ***
   Баннат Харгрейв помимо дружины обязан выставлять полторы сотни человек ополчения. Причем размер этой повинности сохранился со времён владычества Орлея, когда населения в баннате было поболее, чем сейчас. Война всё-таки была. Причем долгая, а наши земли пусть и были труднопроходимы, но всё же были отрезаны от империи. И оттого сразу становилось понятно, что наш отец действительно всерьёз решил впечатлить Его Величество - он планировал собрать и вооружить более трёх сотен человек. А это много, очень много по нашим меркам. Считай чуть ли не половина годящихся по возрасту мужиков банната.
  Само собой жители восприняли это без энтузиазма, но банна уважали, и недовольство ограничилось простым роптанием. Люди верили, что Аксель Харгрейв не бросит их родных и близких на убой. Вот только решения в бою будет принимать далеко не отец, о чем многие сейчас забывали, а если что-то пойдёт не так, то старательно вымарают из памяти. И тут может случиться что угодно, вплоть до бунта. С другой стороны, если как следует всё обдумать, то решение отца совсем не казалось авантюрным. Если мы стоим на пороге нового мора, то сейчас Ферелдену нужны все войска, какие только можно собрать. И если их разобьют, то бунт будет последней из проблем как королевства в целом, так и банната Харгрейв в частности.
  Но такую кучу народа мало собрать, нужно их ещё организовать, прокормить и вооружить. В Ферелдене всем, кроме разве что эльфов, дозволялось иметь оружие, и простой люд активно пользовался этой привилегией. А в Харгрейве это вообще было насущной необходимостью, так что у каждого имелось копьецо или топор, причем именно боевой, а не колун, что наскоро пересадили на новое топорище. Луки тоже были у многих, хотя тут уже в основном охотничьи. А вот с доспехом всё было куда как хуже и приходилось выгребать все запасы из арсенала. О кольчугах речь даже не шла - они не у каждого дружинника есть. А мастеров-бронников способных собрать приличный латный доспех, в королевстве вообще нет. Их завозят из Орлея и Вольной Марки. Так что тут хотя бы кожанками или стёганками всех снабдить - уже хорошо. Какая-никакая, а защита, тем более что народ у нас тёртый и где железные бляхи нашьёт, а где обрывки старой кольчуги закрепит. А вот со шлемами было совсем плохо, тут уже ничего не поделать. Но даже такое снаряжение не везде ополчению перепадает и зачастую знать формально выполняет свой долг, пригоняя мужиков, у которых из "оружия" вилы да дреколье. Но у нас людей ценят, да и впечатление опять же произвести надо. А для этого ополченцы должны выглядеть не силком согнанной толпой, а воинами. Уж насколько это возможно.
   Доспехом проблемы, разумеется, не ограничивались. Мастеровые вовсю трудились, заготавливая щиты, с которыми, в отличие от оружия, у простого люда дела обстояли не очень. Само собой тут тоже никто особо не заморачивался - такой возможности попросту не было. Делали простые круглые щиты, по типу авварских: сбивались доски, которые обтягивались кожей, получали железную окантовку и такой же умбон. Простой, не особо тяжелый и достаточно широкий для пешего боя в строю. И ведь нужно было не только изготовить их на полтысячи человек, но и создать солидный запас. Их только на тренировках сломают одному Создателю ведомо сколько.
   Следом шли стрелы. Если охотничьих было в избытке, то боевых было маловато. Тут ведь не только наконечник другой нужен, но и древко. Опять солидный объем работы. Лёгкие метательные копья тоже из воздуха не брались, а у нас на юге они были достаточно популярны. Слишком уж много в лесах тварей, которых даже боевой стрелой не всегда возьмёшь. В бою они тоже были хорошим подспорьем - от такого "подарка" разве что латный доспех защитит, а щитом, в котором он завяз не особо-то попользуешься, и быстро обломить его как тонкое древко стрелы не получится.
   Ну и главное - сама по себе подготовка. Такую ораву народа поди научи держать даже подобие строя. Чего уж говорить про стену щитов. Ферелден в виду особенностей ландшафта всегда в первую очередь полагался на пехоту. Кавалерию тоже использовали, но в основном для разведки, организации разъездов и преследования отступающего врага. В остальном кони служили скорее транспортом, тем более что хороших строевых коней у нас было мало. Пехота же сильна, только когда держится единым целым. Такого доверия и чувства локтя, что возникает у дружинников за годы службы, у ополченцев никогда не будет, но хотя бы основы в них вбить нужно. Это само по себе задача непростая, а у нас ещё и времени было мало.
   Всё это я узнал частично от Лардона и частично от Акриса, когда навестил тренировочный лагерь. Несколько дней после того, как все разъехались, я занимался исключительно своими делами, то есть проводил время, как привык за последние годы. Так продолжалось до тех пор, пока не вернулся кастелян. Новости, которые он нес, подтверждали опасениям отца - хасинды покинули свои лесные городища и ушли дальше на юг. По этой же причине старик вернулся быстрее, чем можно было ожидать. Но засиживать на месте он не собирался и, задержавшись на одну ночёвку, двинулся в лагерь Акриса. Тому наверняка требовалась помощь или хотя бы добрый совет.
  Вместе с ним туда отправился и я. По хорошему, мне там делать было нечего, но Лардон убедил меня, сославшись на то, что раз меня берут в поход, то нужно подобрать подходящее снаряжение, а все, кто мог помочь с этим вопросом, сейчас были собранный именно там. Предложение было вполне разумным, поскольку свой доспех я носил достаточно редко, и в силу возраста его стоило периодически подгонять. А то влезть-то в него я влезу, но зачем мне лишние неудобства?
  Хотя по большей части всё это было не более чем предлогом, от которого при желании я легко мог отмахнуться, сославшись на приказ отца. Разумеется, тот не будет ничего иметь против моей отлучки по делу, но формально всё именно так. А доспех подогнать можно было и перед самым походом. В первую очередь мне было интересно посмотреть на лагерь для сбора и подготовки ополчения. Как гоняют дружинников - я видел множество раз, да и самого так гоняли, но тут ведь совсем иное. Количество людей несравнимо. Такой лагерь это уже целый городок, в котором должна кипеть своя, специфическая жизнь. Определённо я хотел там побывать. И Лардон наверняка это понимал, специально давая мне повод для поездки. Пусть напрямую об этом не было сказано ни слова, но жест я оценил и запомнил.
  Разочарованным я не остался. Палаточный лагерь расположился на просторном пологом холме, вдоль которого проходила дорога на север. Несмотря на то, что многие ещё не успели добраться до места сбора, внутри было более чем оживлённо, но совсем не так, как это было на недавнем празднестве в Перекрёстке. Люди здесь не шатались без дела: мастеровые трудились не покладая рук, а всех остальных нещадно гоняли. В основном это были простые и изматывающие действия, типа отработки ударов или стрельбы по мишеням. Я и сам за этим занятием провёл бессчётное множество часов. Некоторые, видимо самые толковые, тренировались в поединках. Таким, наверняка, и снаряжение постараются подобрать получше.
  Но больше всего меня впечатлило, действо, которого я ранее никогда не наблюдал. Несколько десятков человек ставили стену щитов, а три-четыре дружинника пытались с разбега разбить строй. Плотной группой они наскакивали то с одной, то с другой стороны и тех, кто не мог сдержать натиск, ждала изрядная трёпка. Если так подумать, то это отчасти эффективнее, чем бой стенка на стенку с тренировочным оружием, ведь тут сразу понятно, кто облажался. Хотя, конечно, реального боевого опыта это не заменит, но всё-таки уже что-то.
  За всем этим наблюдал Акрис, который в свойственной ему манере пытался успеть везде и сразу. Хорошо хоть сам шить, строгать и ковать не пытался. Видать ума хватало понять, что тут от него толку не будет. Но вот лично гонять ополченцев он уже не стеснялся, что на мой взгляд было несколько чересчур. Уж для этого-то людей должно было хватать, а он всё-таки наследник банна. О чем я не преминул ему напомнить... и тут же об этом пожалел. Братец решил направить свой энтузиазм уже на меня.
  - Рэн, тебе тоже не помешает размяться, - с очевидным намёком кивая в сторону столь не вовремя освободившейся тренировочной площадки, заявил Акрис. И меня эта перспектива совершенно не вдохновила.
  - Мне? Зачем? Нас в бой никто бросать не станет, - ну серьёзно, банны которые притащат на сбор своих наследников, уж точно на передовую их слать не станут. Многие сами поведут дружины, это в порядке вещей, но своих детей и племянников прихватят исключительно для того, чтобы представить молодую поросль Его Величеству, своим союзникам во внутренних делах королевства и друг другу.
  - Специально - не станут. Но кто знает, что может случиться, - Акрис не стал спорить, но легко выкрутил смысл в нужную ему сторону, - так что давай, не отлынивай. Ты и так пренебрегаешь тренировками, а я не хочу, чтобы моего брата приняли за слабака. Или чтобы с ним что-то случилось.
  Зная его, я сразу понял, что увильнуть не получится, так что даже пытаться не стал. К тому же отчасти он был прав - случиться может всё что угодно. Так что пришлось облачаться в толстый поддоспешник и браться за тренировочное оружие. Желания не было, но и деваться было некуда. Да и не тренировался с братом я давненько. Он всё больше с молодняком из дружины схлёстывался, тогда как меня продолжал гонять Лардон.
  Сделав несколько пробных взмахов мечом, чтобы оценить вес и баланс, а также поудобнее перехватив щит, я шагнул на площадку. И понеслась. Началось всё как обычно - мы немножко покружили и обменялись лёгкими ударами. Но почти сразу брат дал понять, что простая разминка его не устраивает. Делом показал - каждый новый удар по щиту был настолько тяжелым, словно и не мечом бьют. Пропустишь такой - мало не покажется, даже если клинок старательно затуплен. Тут хочешь того или нет, а будешь делать всё, что от тебя зависит, чтобы этого избежать. Вот только рука быстро начинала терять чувствительность...
   Приняв на щит очередной удар, я попытался ответить, протолкнув острие своего клинка под край его щита, и едва за это не поплатился. Акрис без затей просто толкнул меня своим и если бы я вовремя не среагировал, то лежать бы мне на земле с разбитым носом. Да и так пришлось отскакивать назад, но передышки мне это не дало - брат не отставал ни на шаг, нанося удар за ударом.
  - Не опускай щит, - прозвучавший совет казался откровенной издёвкой. Мне и так только и оставалось, что защищаться. А ведь защищаясь бой не выиграть - прописная истина.
  Ещё одна попытка огрызнуться - подловив момент я с усилием оттолкнул меч Акриса щитом, заставив того на мгновение сбиться с ритма и тут же поспешил воспользоваться ситуацией. Удар, удар, удар... Я попытался ответить ему его же монетой, задавив градом ударом. Но каждый из них ощущался так, словно по толстому стволу дерева лупишь. Уже после пятого я начал ощущать, как боль отдаётся в запястье. И почти тут же утратил инициативу - краткого мига неуверенности хватило брату, что вновь перевернуть ход поединка. И я сразу отчетливо осознал, что утратил свой единственный шанс.
  Акрис давил силой, а мои попытки огрызнуться встречным ударом результата не приносили. Его они если и беспокоили, то виду он не подавал. Мне оставалось только понемногу пятиться и чем это кончится, было заранее понятно. Меня или просто дожмут, или поймают в неустойчивой позиции и посадят на задницу. Сугубо односторонний поединок. До меня уже доносились какие-то смешки со стороны. И это злило. Больше чего на свете я не любил проигрывать. Ладно ещё тренировка, когда тебя гонят взрослый, опытный воин. Там шансов нет и поражение это норма. Часть обучения. Но бой с братом, причем при зрителях...
  - "Ты слаб", - презрительная насмешка.
  - "МЫ слабы", - мысленно возразил я. Он ведь тоже не любил, когда его носитель кому-то уступает. Так может чем-то сможет помочь. Кидаться огненными шарами в собственного брата на глазах у всего лагеря я, конечно, не собирался, но ведь магия многогранна. Жаль, что я о многих гранях только догадываюсь.
  - "Побьют именно тебя".
  - "А ты так слаб, что даже не смог помочь".
  - "Да? Ну ты сам попросил" - предвкушение.
  До меня запоздало дошло, что именно на такой поворот дух и рассчитывал. Но чтобы он не задумал, реализовать это не успел. Потеря концентрации для внутреннего диалога тут же вышла мне боком. Акрис остановил очередной замах и вместо удара клинком, толкнул меня в щит плечом. Чтобы не упасть, мне пришлось разом отойти на несколько шагов. Точнее, я попытался так сделать, но уже на третьем шаге упёрся спиной в толстую жердь ограждения площадки. Восстановить равновесие и начать смещаться вдоль неё мне уже не дали.
  - Я же говорил, - Акрис на мгновение приставил кончик меня к моей груди, после чего опустил своё оружие, - никуда не годится. Останешься здесь и займёшься делом.
  - Отец сказал мне быть в замке, - буркнул я, мысленно надеясь, что прозвучало это не так обиженно, как показалось мне самому.
  - Он не станет возражать, - отмахнулся брат, и тут с ним было сложно спорить.
  Так что в итоге я остался в лагере, где бездельничать мне не давали. И что самое обидное, подгонка снаряжения, ради которой я сюда приехал много времени не заняла. В отличие от брата, я на себе столько железа таскать не привык, поэтому броня у меня была попроще. Грон, гном-кузнец, что обычно работает в нашем замке, а сейчас, как и все остальные, готовит ополчение к походу, отложил прочие дела и занялся мною. Чуть ослабил в плечах кольчугу из красной стали, немного повозился с кожаным нагрудником, на котором был нанесён наш герб, а всё остальное просто осмотрел и даже трогать не стал. И вот стоило ради этого ехать? Хотя, наверное, всё же стоило.
  
  Глава 4.
  
  Обычно поездка отца к нашим соседям в Морозных Горах занимала дней пять. Двое суток пути в каждую сторону и ещё сутки там. Но на этот раз он задержался там на целую неделю, за время которой Акрис меня просто загонял. Я, конечно, понимал, что вспомнить, с какой стороны за меч держаться, это важно и потому не пытался отлынивать, но темп бы задан слишком высокий. И ведь укатав меня, он продолжал заниматься ополчением, забот с которым становилось всё больше. Люди-то продолжали прибывать. И откуда только у него столь сил и энтузиазма? Ему настолько это нравится, дело в поручении нашего отца или в самой по себе работе во благо банната? Наверное, всего понемножку. Ответственность играла значительную роль, но при этом он не выглядел как человек, который заставляет себя.
  К счастью, отец хоть и задержался, но не всего на пару дней. Встречали мы его в замке, нас заранее оповестили гонцом, что было несколько странно. Не сам гонец, тут-то всё понятно, поскольку подобие дороги в сторону наших соседей проходило в южной части земель банната, а лагерь был организован к северу от замка. А вот то, что нам пришлось его встречать. Как минимум у брата было вполне серьёзное поручение, так что по пустякам его дёргать бы не стали. Но раз отец так решил - значит, на то была причина. И очень скоро стало понятно - какая именно. А вместе с тем выяснилась причина его задержки.
  Со стены я отлично видел, что к замку подъезжает не просто отряд, а целая процессия, в которую помимо отца с дружиной входили ещё и аввары. А у этих ребят с лошадьми всегда напряженка, горцы же. Они, конечно, выносливые ходоки, но со всадником поспорить не могут. Так что этот момент прояснился, но тут же возник новый вопрос. Зачем авары пришли к нам? Они хоть и часто бывали на нашей земле, но каких-либо официальных визитов с их стороны я за свою жизнь ни разу не наблюдал.
  Когда процессия уже въезжала замок, мы с Акрисом, как и положено, ждали во внутреннем дворе с несколькими воинами. Само собой мы не внезапного нападения опасались, хотя меры безопасности никогда лишними не бывают, а просто так положено. Гость может посчитать себя оскорблённым, если его встречают без положенных почестей. К тому же всегда нужны под рукой люди, которые помогут с организаторской частью. Авваров ведь нужно где-то разместить, накормить и так далее. Не нагружать же этим тех, кто неделю в седле трясся. И уж тем более не самим это делать. А слуг как таковых у нас почитай и нету - излишняя роскошь для нашего банната.
  Но это так - рутина. Важнее было то, что первым черту врат пересёк не только отец, но и другой всадник. Точнее всадница. Позиция многое говорила о статусе гостя. Скорее всего, нас посетила ни много ни мало, а тан Оплота Каменного Медведя, Свара Солнцевласая - женщина о которой я немало слышал, но лично никогда не видел. И это явно было неспроста. Не то, что мы не встречались ранее, разумеется, а её приезд. У меня тут же возникли неприятные предчувствия.
  - Приветствую вас в крепости Харгрейв, госпожа Свара. С возвращением, отец.
  Как положено, именно мы с братом первые встречали и гостей и своих. Только говорил за нас обоих Акрис, как старший. Причем он в отличие от меня, был представлен тану, так что мои догадки можно было считать подтвердившимися. Я в свою очередь просто рассматривал гостью. Это была женщина средних лет, не особо высокая по авварским меркам и не выделяющаяся мощным телосложением. Одетая как и все горцы в нечто из кожи и шкур, но при этом без маскирующих раскрасок, которые так любят их охотники. Внимание в первую очередь привлекало её лицо - волевое, даже несколько грубоватое, с пристальным взглядом. Причем смотрела она не на брата, а именно на меня. На несколько мгновений мы даже встретились взглядами.
  - Просто Свара, баннич, у нас нет господ, - переключив внимание на брата, женщина легко, словно всю жизнь только и делала, что ездила верхом, спрыгнул со своего коня.
  - Прошу прощения, - Акрис заметно стушевался. И не удивительно, он бы её ещё "леди" назвал. С авварами он вести дела явно не привык. Даже я лучше в этом разбирался. Правда, меня в этом плане специально натаскивали.
  - Будь проще, сын, - добродушно произнёс отец, также спешиваясь. Один из наших людей тотчас забрал у них обоих поводья и начал отводить лошадей в сторону, чтобы не занимали место в центре внутреннего двора. Он у нас достаточно большой, чтобы вместить сразу всех, даже с учетом коней, но станет при этом, мягко говоря, тесновато, - да и ты, Свара, не смущай парня. Прекрасно же поняла, что он хотел сказать, а к словам цепляешься, как... ну ты поняла.
  - Как скажешь, Аксель, - тан аваров совершенно не обиделась на панибратство. Сразу видно, что они с отцом хорошо ладят. Хотя всё равно несколько странно такое наблюдать на людях. Внимание женщины вновь переключилось на меня, - а это, значит, новый хранитель. Совсем ещё мальчишка. Сколько ему?
  - Для этого дела - более чем достаточно, - отмахнулся отец.
  - Да? А по-моему он даже не понимает, о чем речь. Я права, Хранитель?
  - Я... - меня действительно сбили с толку, но особых вариантов тут просто не было. И от осознания того, что сейчас последует, у меня ком в горле встал. Вот только отмалчиваться было никак нельзя, - я знаю, каков мой долг, тан. И если банн прикажет...
  - Церемонию проведём завтра, - перебив, веско припечатал меня отец. Все надежды на то, что я зря себя накручивал, мгновенно рухнули. Более того, всё оказалось куда как хуже...
  Короткий поклон, обозначающий одновременно и то, что отцовская воля была услышана и то, что она будет выполнена, я выполнил сугубо на автомате. Он был совершенно неуместен, но боюсь что какой-либо другой реакции от меня бы просто не дождались. А когда Аксель Харгрейв со Сварой Солнцевласой направились ко входу в донжон что-то обсуждая на ходу, замер как каменный. Слишком уж шокирующей была новость - завтра мне предстояло жениться.
  ***
  На последующие сутки я просто выпал из жизни. Что-то делал, куда-то ходил, чем-то занимался, но всё это было словно в тумане. Меня настолько выбило из колеи, что в памяти осели только разговоры с братом и с отцом. Первый в меру сил пытался меня поддержать, но получалось у него так себе. Он искренне за меня переживал, что я всегда ценил, но понять меня он вряд ли мог. Его обязательства перед Орфо ни в какие сравнения не шли с тем, что предназначалось мне. Там хоть и такой же брак по расчёту, но на девушке из хорошей семьи, с которой к моменту заключения брака он будет хорошо знаком. У меня же всё совсем иначе.
  А со вторым... с ним было сложно. Вечером того же дня отец нашел меня в моём личном "укрытии". И ведь туда я спустился именно для того, чтобы меня никто не беспокоил. Чтобы взять себя в руки и успокоиться, а так же подавить противоречивые порывы сомнительного содержания. Мой внутренний собеседник не собирался оставаться в стороне. Только само по себе события его совершенно не интересовало, чего не скажешь об испытываемых им эмоциях. Он буквально купался в моей растерянности, одновременно навязывая мысли то о побеге, то о посыле всех куда подальше. Хотя может это и не он, а сам я. Поди разбери.
  - Ты хорошо показал себя перед таном, сын. Знаю, всё случилось так неожиданно, но мне не оставили выбора. Свара хочет гарантий, - отец говорил непривычно мягко. Похоже, ему было неловко, что так получилось. Но при этом мы оба всё прекрасно понимали. Он не изменит своего решения, потому что так надо, а я не пойду против его воли... тоже потому что так надо. Результат предрешен.
  Основа мирного сосуществования с нашими беспокойными соседями это общая кровь. Банны Харгрейв веками роднились с аварами и хасиндами, что помогало найти общий язык. Но это был не только способ сблизиться посредством брачного союза, но и своеобразная плата. Они высоко ценили "сильную кровь", богатую на потенциальных магов наследственность нашей семьи. Если в очередном поколении Харгрвейвов рождался маг, и его существование удавалось скрыть, то он становился хранителем банната. И дело не только в возможностях, отличающих мага от обычного человека, хотя они тоже играли свою роль, но и в том, что он укреплял связи с соседями. Через брак и потомство. Дети, рождённые в таком союзе, почти всегда оставался со вторым родителем. Исключением становились только те случаи, когда у нашей семьи не было наследника мужского пола, что иногда да случалось. Зачастую браки заключались неоднократно и с разными сторонами, но само собой об этом старались не распространяться. В некотором роде хранителю была отведена роль племенного жеребца.
  Я всегда знал, что когда-нибудь придёт и мой черёд исполнить свой долг, но никогда не думал, что это случится так скоро. И уж тем более не думал, что это произойдёт именно так. Неожиданно, внезапно, без предупреждения. Да я даже не знал, на ком меня собираются женить, при том, что "свадьба" будет совсем скоро. К слову, церемония будет проводиться отнюдь не по церковным обрядам. Именно по этой причине в замок приехала целая делегация аваров во главе с таном. И именно по этой причине я заподозрил неладное. Что же, мои подозрения оправдались, но это был именно тот случай, когда хотелось бы ошибиться.
  - Я всё понимаю, отец, - и всё-таки озвучить ответ было необходимо. По возможности твёрдый, но насколько у меня получилось, тут сказать было сложно.
  - Решение взять тебя с собой остаётся в силе. А если всё пойдёт хорошо, то в ближайшие годы семью ты не покинешь. Надеюсь, тебя это взбодрит.
  Взбодрило. Пусть и не сразу, но взбодрило. Я-то совсем раскис, думая, что в ближайшее время мне придётся жить среди авар, но всё оказалось не так плохо. Всё равно плохо, но... В общем, суть понятна.
  К началу "церемонии" я уже вполне внятно соображал, хотя опять едва не впал в прострацию, когда увидел свою "невесту". Рослая авварка была не только на голову выше меня, но и шире в плечах. А про лицо вообще что-то сказать было сложно, поскольку оно было пёстро разукрашено. Ещё и тёмные волосы, в которые местами был вплетён какой-то хлам, его частично закрывали. Только болотно-зелёные глаза и выделялись. Прям ведьма из сказок, даром что аварка, а не хасиндка. Но я точно знал, что никакая она не ведьма, а самая настоящая шаманка. Превосходство всегда давал о себе знать в присутствии других магов, что проявлялось эдаким хищным азартом. Будь его воля, он бы заставил меня на неё напасть, но к счастью в нашей паре ведущая роль была у меня.
  С её возрастом было также непонятно, но мне сходу показалась, что она значительно старше меня. Лет двадцать пять, может даже больше. Хороший возраст для того, что авварам требовалось от меня, но разница получалась слишком уж большой. Хотя будь она ровесницей, легче мне вряд ли бы стало. А вот голос у неё оказался на удивление приятый. Низковатый, но мягкий. Женственный. Она ничего не говорила. Наверное, ей, как и мне, просто нечего было говорить. Так что услышал я его когда она пела песнь, посвященную Хозяйке Небес - часть церемонии.
  Саму "свадьбу" описать сложно. Я немало знал об обычаях наших соседей. Например то, что у них принято похищать невесту, что было бы форменной глупостью в нашем случае. Я бы её точно далеко не унёс. К тому же, учитывая всё те же обычаи, по которым жена уходила в другой род и становилась как бы чужой для своего, то это скорее мне отводилась женская роль... В остальном это была дикая гулянка, в которой аввары и ферелденцы перемешались, на короткую ночь забыв о всех своих культурных и религиозных различиях. Словно вновь стали некогда единым народом аламарри.
  Мы, то есть новоявленные супруги, сидели во главе стола и слушали здравницы, да пожелания. Никаких подарков, как это принято у нас не было. Оно и понятно - аввары великим богатством не славились и уважающий себя мужчина должен сам обеспечить свою женщину. И тут уж не важно, сделает он это своими руками или добудет в бою. Рядом расположились мой отец и Свара, как лидеры сторон, а дальше уже все остальные вперемешку. Пиво и вино текли рекой.
  Наверное, единственный, кто не принимал участия в этом действе, был преподобный брат Миль, единственный обитатель нашей скромной часовни. Но его можно понять. Тот факт, что он закрывает глаза на подобную ересь в стенах замка, уже можно было считать высшей степенью понимания. Как и тот факт, что он никому не сообщит об этом. Жители банната как и все в Ферелдене чтили Создателя, но некоторая гибкость взглядов была неизбежна. Ведь либо ты находишь общий язык с соседями, либо сражаешься с ними же, а мы ведь чуть ли не в окружении живём. Хотя всё равно подобные события как правило не получали широкой огласки и если бы не нехватка времени, то все эти гулянки были бы уже во владения клана медведя.
  Ну и неизбежная кульминация гуляний - молодых спроваживают на брачное ложе... Для этого была специально подготовлена одна из гостевых со здоровенной кроватью. Хорошо хоть всё не должно было осуществиться на глазах у толпы, как бывает у некоторых народов. Но всё равно, я чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Даже начал жалеть, что почти не пил по ходу гулянки. Наверное, так было бы проще - предстоящее дело от меня отнюдь не вдумчивости требовало.
  - Чего ждёшь, мальчик? Испугался свободной женщины? - с неприкрытой насмешкой поинтересовалась авварка, когда в комнате повисла неловкая пауза. Умом я понимал, что должен брать инициативу в свои руки, и вроде как понятно, что нужно сделать, но на практике... - или можешь только служанкам юбки задирать?
  - Ты много здесь служанок видела? - мрачно отозвался я, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. Так-то у нас прислуги как таковой почти нет, и уж тем более её не используют для подобных дела. Хотя желающие наверняка нашлись бы, но у нас так просто не принято.
  - Так ты действительно мальчик? - совсем уж развеселилась авварка.
  - Не вижу в этом ничего плохого, - поведение девушки не могло меня не задеть и растерянность со смущением быстро сменялось злостью, - или у вас мужики на всё что движется прыгают?
  Девушка не стала отвечать и просто насмешливо на меня смотрела. Ждала моих действий, не иначе. А я... пытался заставить себя их выполнять. И видимо по мне это было заметно, поскольку шаманка вдруг вздохнула, достала флакончик с какой-то жидкостью и протянула мне.
  - Выпей. Поможет.
  Я понятия не имел, что мне дают, но спрашивать не стал - ясное дело, что не отравить пытаются. Так что покорно принял из рук авварки сосуд и одним махом опрокинул в себя, после чего невольно зажмурился. По горлу словно раскалённый вал прокатился, но на удивление он был не обжигающим, как от крепкой выпивки, а скорее приятным. Эдакое внутреннее тепло. На несколько мгновений я погрузился в свои ощущения - тепло разливалось по всему телу. Разливалось и продолжало набирать обороты. Открыв глаза, я совсем иначе взглянул на девушку, которая уже успела избавиться от верха свой одежки, оставшись в одной тонкой рубахе до середины бедра. Это зрелище словно плеснуло масло в огонь, и моя реакция не укрылась от авварки, которая с довольным видом подошла ближе.
  - "Сдался без боя", - на издевательский комментарий я уже не отреагировал. Мне было совсем не до него.
  ***
  Аввары задержались в замке на несколько дней, в ходе которых я неоднократно "исполнял долг". Нелепое сравнение, но по факту именно так дела и обстояли. Тут не было даже намёка на чувства, только холодный расчёт. Взаимная выгода. В том числе и для меня - я был более чем заинтересован в успешном зачатии, поскольку именно в этом случае от меня бы отстали на ближайшие годы, а брак стал бы простой фикций. Хотя я соврал бы, сказав, что сам по себе процесс не был приятен. Но по понятным причинам на это дело не могло уйти всё отведённое время. Чего уж там, на это вообще уходило совсем немного времени... Разве что в первую ночь, которую я почти не запомнил, но наутро чувствовал себя совершенно измождённым.
   В общем, времени хватало, и я успел плотно пообщаться с Катал, а именно так звали авварку. Она действительно была шаманкой, что оказалось не самым плохим связующим звеном. Единственной взаимно интересной темой, позволяющей поговорить хоть о чем-то. А то как-то это неправильно - пересекаться только в постели. И ведь сама девушка такая же жертва ситуации, как и я сам. Ну, по крайней мере, я так считал, поскольку по ней сложно было сказать, что её что-то не устраивало. Скорее даже наоборот и я сильно сомневался, что это моё общество так её вдохновляло. Дело явно было в каких-то внутриавварских тонкостях, о которых я не знал.
  Но в первую очередь мой интерес был обусловлен тем, что моё обучение так и остановилось на начальной стадии. Я мало чего умел, а пробовать создать что-то новое самому слишком опасно. Хотя в своё время я всё равно пытался и кое-что даже получалось. Например, наставница учила меня делать огненный шар, для чего приходилось концентрировать пламя в одной точке, сжимая и уплотняя его, словно обычный снежок в детских играх. Чем больше соберёшь, тем сильнее он взорвётся впоследствии, но и риск для мага растёт соответствующе. По этой же схеме я пытался скрутить его в жгут и кинуть, в результате чего получилось своеобразное огненное копьё, которое, как я надеялся, будет иметь направленное действие. Но оно вопреки ожиданиям не могло повредить плотную каменную кладку, то есть получилась бесполезная пустышка. А вот когда я пытался сделать его помощнее, то едва сам себя не спалил. Такие вот дела.
  Так что попросить помощи в этом деле было совсем не лишним. Особенно в преддверии войны.
  - Ты опять делаешь всё неправильно.
  Девушка, скрестив ноги, сидела на полу прямо напротив меня и наблюдала за потугами освоить заклинание лечения. Наблюдала и комментировала, а характер у неё оказался тот ещё, так что звучали сплошные едкости. В данном случае это была едва ли не самая мягкая из возможных формулировок. Тут невольно начнёшь молить Создателя, чтобы наш брак остался фикцией, потому что с такой спутницей жизни я бы точно не ужился. Мы были знакомы всего-ничего, но я уже был крайне близок к тому, чтобы дать волю внутреннему демону и уж там мы бы посмотрели, кто кого. Но ведь нельзя! Последнее, чего бы мне хотелось - разочаровать отца.
  - Я пытаюсь, - раздраженно буркнул в ответ я. Нападки определённо не помогали мне сфокусироваться на деле.
  - Да? Что-то совсем не похоже. Тебя точно учила Дайдра Мудрая? Наверное, ты был её худшим учеником.
  Очередной выпад авварки достиг цели - наставницу я уважал. Она со мной немало провозилась из-за невозможности использовать привычный подход к обучению и помогла ужиться с духом. Так что не было ничего удивительно, когда вокруг пореза вспыхнуло именно пламя. Но уж тут-то я не растерялся и быстро стряхнул его на каменный пол подальше от нас, словно обычную воду. Быстро успокоиться и взять его под контроль у меня бы точно не получилось, так что это был лучший выход.
   - Ну, хоть что-то ты умеешь, - тут же последовал едкий комментарий.
  - Или помогай или заткнись и иди к демонам! - в конце концов, не выдержал я. Да, это мне была помощь, а не наоборот, но от такой помощи толку всё равно не было.
  - О, так ты способен вести себя как мужчина? - Катал мой ответ совершенно не смутил. Она даже несколько оживилась.
  - Хочешь проверить?! - я тоже не стал отмалчиваться и тут же об этом пожалел. Уж больно глупо получилось. Я, по сути признал, что до этого вёл себя не по-мужски. А ведь в моём понимании это именно сейчас, поддавшись на подначку, я повёл себя как ребёнок.
  - Обязательно... - чуть ли не промурчала авварка, но сразу после этого продолжила совсем иным тоном, - не пытайся заставить рану срастись, ты не всегда будешь знать, где она. Твоя цель всё тело, его целостность. Сконцентрируйся на общем результате.
  - Тебе легко говорить, - поморщился я.
  Лечить приходилось самого себя и, как оказалось, даже такая мелочь как обычный порез мешает сосредоточиться. Та же проблема была с духом, который жаждал показать авварке кто в доме хозяин, что само по себе мешало мне прибегать к магии. Это ведь он источник силы, а не наоборот. Если же добавить сюда едкий словестный поток со стороны Катал... Конечно я понимал, что когда возникнет нужда тепличных условий у меня не будет, но всё же сначала требовалось научиться хоть как-то справляться, а уже потом усложнять задачу. Авварка же сходу брала с места в карьер, а мои попытки объяснить, что меня учили не так, уходили в пустоту.
  - Хорошо, попробуем по-другому, - девушка вдруг вырвала из-за пояса короткий кинжал и, прежде чем я успел испугаться, резво резанула им себя по ладони. Пострадавшую конечность тут же сунули мне прямо под нос, - лечи.
  Так действительно оказалась проще. Хотя сдаётся мне что дело было в том, что на несколько минут я напрочь забыл о мелком дискомфорте, а сама Катал наконец замолкла. Но главное результат - постепенно у меня начало получаться и дальше я мог практиковать уже самостоятельно. Хотя занятия на этом не закончились - тут я был предельно настойчив. И это помогало. Кажется, постепенно я начинал понимать, как вести с себя в авваркой. И вообще, если так подумать, с ней было довольно интересно. Уж точно интересней, чем заниматься в одиночестве. Но вот такую жену я бы и врагу не пожелал - это точно.
  Не сказать, чтобы я достиг великих успехов на магическом поприще, но кое-какие результаты были. Могли быть и большие, но в итоге делегация авваров собралась и уехала полным составом. Это был хороший знак, видимо они решили, что дело сделано. Но отчего-то лично я испытал весьма двойственные чувства. Облегчение с одной стороны и, как ни странно, некоторую тяжесть с другой.
  
  Глава 5.
  
  После возвращение отца и отъезда авваров гонять ополчение стали ещё активнее. Этому способствовало как само появление банна, так и увеличение количества дружинников, непосредственно задействованных в обучении. Но вечно длиться подготовка не могла. Тылы были прикрыты насколько это возможно, провизия и запас снаряжения подготовлены. Всё упиралось именно в людей и как только отец посчитал, что ополченцы уже не выглядят вооруженным сбродом, было решено выдвигаться. А может просто подошли сроки. Я не знал, какие рамки обозначил король, зато прекрасно помнил, что нашей целью было не только привести большие силы, но и прибыть в числе первых. Его Величество должен обратить внимание на Харгрейвов.
  Темпы движения нашего небольшого войска не сильно отличался от обоза, с которым мы ходили к Перекрёстку. Тяжелых телег не было, но большая часть людей двигалась пешим ходом, так что до городка мы добрались в те же три дня. Потом ещё день до тракта и уже по хорошей дороге на восток, мимо Редклиффа на Лотаринг, где можно было повернуть на юг и по старой, ещё Тевинтером вымощенной дороге, добраться до конечного пункта нашего назначения. Крепости Остагар. Две недели пути! И ведь, по сути, мы делали огроменный крюк, поскольку путь напрямую до крепости был раза в два короче. Вот только дорог там не было даже в зачатке, а идти без них по болотам... тут хорошо, если каждый четвёртый дойдёт.
  В начале меня переполнял энтузиазм. Ещё бы - военный поход, грядущие битвы и столько интересного вокруг! Но он достаточно быстро стал угасать, потому что с последним совсем уж не заладилось. На севере и вдоль моря, где хватало крупных городов, оно может так и было бы, но на юге сплошная глушь и каждый день в дороге ничем не отличался от предыдущего. Ничем! Небольшие деревушки вдоль тракта, постоялые дворы и редкие разъезды стражи - вот практически полный список того, что можно было наблюдать по пути. Добавить сюда редких путников да один единственный торговый караван, что шел нам на встречу, и он станет исчерпывающим.
  При этом дорога казалась чуть ли не бесконечной. Раньше я даже не задумывался, насколько огромен Ферелден. Две недели пути от нашего медвежьего угла до Остагара, ну или полторы до Лотеринга. Ещё столько же чтобы добраться до Гварена или Денерима. А чтобы пересечь страну от края до края так вообще считай месяц нужен. Верхами или на кораблях быстрее, конечно. Но всё равно много. А ведь Орлей ещё крупнее. Как и Тевинтер. И заселены при этом гуще нашего. Истинный масштаб стран с трудом укладывался в голове.
  В пути приходилось развлекать себя болтовнёй с Акрисом, но новых тем для этого было не так много, а самую насущную, то есть мою внезапную свадьбу, не хотелось поднимать уже мне, и слушать опостылевшие байки. Вот уж когда начинаешь жалеть о том, что рядом нет Лардона, от которого обычно как раз хочется избавиться. Старик знал столько всевозможных историй, что умудрялся рассказывать новые даже при том, что я его всю свою жизнь знаю. Но сейчас он остался в замке, кастелян как-никак, и его присутствия так не хватало. Мы ведь не останавливались ни в каких поселениях. Да даже Превосходство ни разу не дал о себе знать! В общем, для себя я сделал вывод, что такие вот путешествия это скука смертная. Будь мы небольшим отрядом, да без спешки, наверняка было бы повеселее. С другой стороны это ведь и не увеселительная прогулка, верно? И всё же идея как-нибудь проехаться по землям Ферелдена, когда представится возможность, сразу запала мне в душу.
  Но даже самый долгий путь не длится вечно. Мы добрались до места, и один только вид бастионов Остагара стал немалой отдушиной. Потрепанные временем, обветшалые стены и башни, но их размах... Крепость, стены которой замыкали горное ущелье, единственную нормальную дорогу дальше на юг, поражали как размером, так и высотой. Не удивительно, что во времена владычества Тевинтера её ни разу не смогли взять штурмом. А без этого ущелья у наших предков не было возможности провести войско на север. Через горы не перепрыгнешь, а болотами можно было пройти разве что небольшим группам. Тут даже с награбленным вернуться проблемно, не то что что-то захватывать.
  Даже издалека, когда мы только подъезжали к крепости, было хорошо видно, что эти стены видели лучшие дни. Старые, местами осыпавшиеся и с дырками порушенных бойниц, но всё ещё грозные. Знаменитая башня Ишала тоже стояла вопреки прошедшим векам. Тевинтер есть за что ненавидеть, но нельзя закрыть глаза на его достижения. Кто ещё мог такое построить? Величественно, функционально и на века. Уж не знаю, дело тут в мастерстве каменщиков или в магии архонтов. По идее за прошедшее время любая магия бы давным-давно выветрилась, но всё же это не значит, что её не было изначально.
  Впечатление производила не только древняя крепость. Вдоль ущелья со стороны Ферелдена разворачивался настоящий палаточный город. Пока небольшой, около самый стен и, наверняка, частично внутри них. Но я заранее представлял, каким он будет ещё через пару недель. Ведь если король созывает армию, то собраться должно около десятка тысяч человек. И плевать, что большую часть будет составлять кое-как вооруженное ополчение, а настоящих воинов будет в лучшем случае пара тысяч. Рыцарей так вообще хорошо если полторы сотни наберётся. Всё равно такую толпу сложно себе представить. По крайней мере - мне.
  Нас наверняка тоже заметили издалека, но никакой активности это не вызвало. Понятно ведь что со стороны внутренних земель чужаки в таком количестве ехать не могут. Да и штандарт с гербом он ведь не только до красоты. Но всё равно, получалось как-то слишком... умиротворённо? Никакой суеты, вопросов и проверок. Словно не армия собирается, а просто случайные люди на крупную гулянку. Хотя много ли я знал, о том, как это должно было выглядеть? Может всё так и должно быть?
  - Как-то слишком мирно вокруг, не находишь? - спросил я у Акриса.
  - Есть такое, - согласился брат, - но посмотри на отца. Он спокоен, значит всё так и должно быть.
  Это был аргумент. Хотя я не сказал бы, чтобы наш отец был именно спокоен. Нет, какой-либо тревоги не было даже близко. Но вот сам его вид... торжественный, если не сказать напыщенный. Я его таким ещё не видел. Так-то у нас в баннате нравы простые, а самым знатным гостем, которого на моей памяти принимали, были банн Орфо да тан авваров. Ближайшие соседи в общем, далёкие от столичных закидонов. Но сейчас мы подъезжали к крепости, словно на параде. Я-то всё гадал, зачем отцу понадобилось организовывать суточный привал на расстоянии дневного перехода от Остагара. Чтобы людей и снаряжение в должный вид привести - вот зачем. Показуха... Но показуха важная, тут не поспоришь.
  Неспешным темпом мы въехали в лагерь, где колонна войска банната также не вызвала ни у кого особого интереса. А вот я вовсю крутил головой, пытаясь понять, кто уже успел явиться на сбор. На больших знамёнах виднелись только зелёное солнце и золотистый дракон - выходило, что войска собрали только эрл Кенделлс и тэйнир Мак-Тир, то есть Денерим с Гвареном и входящими в их состав баннатами. Ну и сама королевская армия, куда же без неё. Других гербов я не наблюдал - либо их не было, либо было слишком мало, чтобы выделяться среди сонма малых знамён. По численности это в лучшем случае пятая часть будущей армии, но по качеству фактически элита. Если не считать Рекдлиффских Герринов и Хайеверских Кусландов, то остальные приведут многочисленное, но плохо вооруженное и почти не обученное ополчение.
  Увлёкшись процессом, я чуть не проморгал момент, когда нам на встречу выехала небольшая группа всадников. Небольшая-то небольшая, но двое из них вздели к небу копья, на которых были закреплены штандарты с небезызвестным гербом - замершие друг напротив друга красные львы. Семья Тейрин. Да и скакавший впереди всадник выделялся позолоченными полными латами. Неужели это...
  Моя догадка подтвердилась почти сразу. Наша колонна начала останавливаться, а когда всадники оказались совсем рядом, отец спешился. Следом за ним покинуть сёдла поспешили и мы.
  - Банн Аксель Харгрейв... - неторопливо, слегка растягивая, произнёс Кайлан Тейрин, король Ферелдена. Смотрел он при этом сверху вниз и взгляд его казался каким-то тяжелым, я бы даже сказал зловещим. У меня по спине аж мурашки забегали. Неужели наша семья успела чем-то провиниться? Может кто донёс о "непотребствах" связанных с авварами? Или это отголосок былой опалы?
  - Ваше Величество, - отозвался отец, припадая на колено и опуская голову. Само собой это повторили и мы с Акселем. А вот наши воины остались кто в сёдлах, кто на ногах. Это ведь не официальная церемония.
  - Встаньте, - после короткой паузы произнёс король, и мы тут же повиновались.
  Как оказалось, за этот краткий момент, он успел спешиться. И... толи тогда свет так не удачно падал, то ли ещё что, но теперь на нас с живым интересом смотрел обычный парень, который не выглядел каким-то особенным. Ну, если не говорить про массивные, поблескивающие позолотой латы. И это не парадная безделушка, а боевой доспех, но украшенный лучшими ювелирами Орлея. Подарок императрицы в честь "примирения". Стоит такой как весь наш замок... Но за отсутствием шлема было хорошо видно простое, открытое лицо, выделяющееся разве что массивной челюстью, да убранством ухоженных светлых волос. Такого одень в обычную одежду, да поубавь холености и не отличишь от какого-нибудь сына кузнеца. Но нет, это Король! Я как-то даже разочаровался. Наверное, изначально впечатление было иным именно из-за того, что я ожидал чего-то величественного.
  - Я вижу, вы не только быстро прибыли, но и собрали доброе войско, - тем временем продолжил король Кайлан. Вряд ли он об этом подозревал, но своими словами он, по сути, подтвердил все наши чаянья. Получалось, что нас настолько выделили, что монаршая особа не поленилась лично встретить? Однако...
  - Таков наш долг, - коротко, но с достоинством произнёс наш отец. И при этом по нему точно нельзя было сказать, что сейчас он крайне доволен раскладом.
  - Верно, - столь пафосный ответ, казалось, только воодушевил короля, - в момент опасности подданным надлежит сплотиться вокруг короля и плечом к плечу встретить угрозу. Так рождаются легенды!
  - Но только если угроза отброшена, Ваше Величество, - неожиданно прозвучал голос брата. Неожиданно в первую очередь потому, что был уверен, что не станет вклиниваться в разговор такого уровня. Да и сам его ответ... вроде и не спорит, но при этом не совсем согласен.
  - Наследник Харгрейва... - король переключил внимание на нас, - Акрис, верно?
  - Всё так, Ваше Величество, - быстро подтвердил брат.
  - Ты говоришь прямо как Логейн, - прозвучало неожиданное сравнение. Более чем льстивое, учитывая известность Логейна Мак-Тира, но почему-то из уст Кайлана Тейрина это звучало совсем неодобрительно, - и вы оба правы, история не помнит проигравших. Но это не наш случай.
  Не знаю, в чем тут дело, но добродушный настрой оставил короля, и на этом внеплановая аудиенция оказалась завершена. И сдаётся мне, брата ещё ждал основательный выговор от отца, за подпорченное впечатление. Но это будет потом, а сейчас Его Величество оседлал своего коня и поскакал обратно к крепости, а его сопровождающие отправились следом. Но не все - двое гвардейцев осталось с нами, чтобы помочь с размещением в лагере. Что тут скажешь - мы прибыли.
  ***
  Всю нашу ораву размещать в одном месте не стали. Для нас самих и нескольких приближенных к отцу дружинников-ветеранов нашлось место в крепости, там установили пару больших шатров. И они были далеко не одиноки - в подобном ключе, похоже, собирались разместить всю знать. А вот остальную дружину и ополчение определили уже во внешний лагерь. Проследить за этим поручили нам с Акрисом, хотя скорее, конечно, брату, а я так, за компанию. Чтобы без дела не сидеть. Но я был совсем не против, поскольку так и так собирался осмотреться. Разве что мне был интереснее крепость, но она ведь столько веков простояла и за несколько часов или даже дней вряд ли внезапно рухнет, правильно?
  Лагерь походил на сонный муравейник. Вроде люди снуют туда-сюда, мельтешат, чем-то занимаются. Звонко стучат кузнечные молоты, раздаются крики гоняющих ополченцев десятников и сотников, лязгает металл о металл. По ту сторону ущелья не прекращался стук топоров - вырубали всё на подходах к крепости, чтобы врагу приходилось атаковать по открытому полю, а заодно пускали древесину на латание старых укреплений и возведение новых. Я сходу заприметил внутри крепости несколько новеньких помостов для лучников. Но всё это как-то неторопливо, даже без намёка на спешку. Та самая умиротворённая атмосфера, за которую я сходу зацепился при въезде.
  Наши люди хорошо вписывались в местную атмосферу, поскольку торопиться с обустройством никто не собирался. Здесь мы надолго, возможно до самой зимы. Так что лучше потратить немного времени на то, чтобы выбрать хорошие места для палаток, а то и вовсе организовать толковые землянки. Доступ к воде, места для костров, расположение выгребных ям - опытные воины такими мелочами не пренебрегают. Помереть от того, что брюхо сводит или застудил себе всё нутро, желающих мало. Но то опытные люди, а совсем другое ополченцы, которые таких тонкостей не знают, да ещё и норовят на скорую руку организовать себе лёжку. Устали ведь после двух недель пути.
  Так что мы с братом проторчали там до самого вечера, а когда мы вернулись в крепость, шатры с нашими гербами уже давно были поставлены. И даже часовой стоял, в котором я сразу узнал Зана. Поди не узнай, когда он у нас один такой - высоченный и худой как палка, но при этом жилистый. И весь в шрамах. Говорят, он в молодые годы двуручной секирой такие кренделя выписывал, что ему пророчили победы на турнирах и скорое рыцарство. Но его молодость давно минула, он был старше нашего отца, а мужик так и остался простым воином. Даже десятником не стал. Не было в нём ни организаторских навыков, ни амбиций, ни стремлений. Зато были богатый опыт и надёжность, которые ценились банном.
  - Вы вовремя, - просто сказал воин, как только мы оказались достаточно близко, чтобы не было необходимости перекрикиваться, - банн уже собирался за вами посылать.
  - Он в настроении? - прежде чем зайти внутрь, негромко поинтересовался Акрис. Видать опасался выволочки, за свою несдержанность в присутствии короля. И не зря. Чую, этот эпизод забыт точно не будет.
  В качестве ответа Зан оторвал одну руку от древка секиры, на которую опирался, и изобразил ею неопределённый жест. Мол, ни то ни сё. Обычное настроение у отца в общем. Ну и ладно, всяко лучше, чем его гнев на себе испытывать. Бывают у него такие дни, когда без необходимости лучше не лезть.
  Внутри Аксель Харгрейв оказался не один. Он сидел за небольшим столиком и, судя по пустому пергаменту с писчими принадлежностями, собирался что-то писать, а напротив него стоял Бастиан, как его называли на местный лад. Хотя вообще Бастьен - ещё одни ближник отца. Орлеец по происхождению, но рождён был на землях Ферелдена, на них и остался. Среднего роста и умеренного телосложения мужчина выделялся в первую очередь колючим взглядом из-под густых, смолисто-черных бровей и нависающей над ними растрёпанной копны таких же волос. Я ним почти не общался, он вечно пропадал в патрульных разъездах, но вообще говорили, что мужик умный и внимательный. А лучник так вообще от Создателя. Правда, охотник при этом наипаршивейший. Как такое сочетание вообще возможно - никто толком объяснить не мог.
  - Вы вовремя, - едва мы зашли, повторил отец слова Зана, который так и остался снаружи. И добавил, обращаясь к Бастиану, - повтори, то, что начал рассказывать.
  Тот лишь на мгновение покосился на нас и бодро затараторил:
  - Я походил-поспрашивал, да присмотрелся. По всему выходит, что действительно мор грядёт - уж больно серьёзно готовятся. Крепость в порядок приводят, осадные орудия ставят, отряды разведки на юг сплошным потоком идут. Мак-Тир крепко за дело взялся. Ещё серых стражей целый отряд. Пусть их и не много, но зато знак верный. А ещё храмовники внутри крепости себе угол облюбовали. Явно неспроста.
  - Ждут прибытия магов, - кивнул отец, - всё одно к одному выходит. Я тоже поспрашивал у своих знакомых и новости неутешительные. Всё на юге кишит порождениями тьмы. Но на орду это не тянет, просто отдельные ватаги. Одна такая уже налетала на крепость и вся полегла. Многие сомневаются, что это настоящий мор, думают, что может что-то другое этих тварей на поверхность выгнало и нужно просто загнать их обратно. Или перебить. Но по мне так это они сами себя успокоить пытаются.
  Храмовники, серые стражи, маги, порождения тьмы... Определённо, долгая дорога стоила того, чтобы сюда попасть. А как бы всё было при спокойствии в королевстве? Просидел бы я ещё пару лет дома, а потом отправился бы к авварам в качестве племенного быка. И ещё был бы рад этому! Сейчас я всё это особенно хорошо осознавал. Так что может война, а уж тем более мор, это и плохо, но точно не для меня.
  - Так всегда и бывает, - равнодушно пожал плечами Бастиан, - кто-то надеется, что пронесёт, кто-то думает о том, где бы под шумок лишний кусок урвать. А когда действительно грянет... Хвала Андрасте, место у нас хорошее и стороной никак не обойти. Так что когда твари крепко полезут, то быстро взять Остагар никак не получится, а там уж и последний дурак что к чему поймёт.
  - Мы здесь тоже, не в поисках славы. Оставим это молодёжи.
  Но если меня обсуждение грядущий событий наполняло предвкушением, то Акрис явно испытывал иные чувства. Я чувствовал, что он то и дело порывается что-то сказать, да сам себя обрывает. И хочется и колется. Но в итоге всё же не выдержал и влез в разговор старших, на который нас приглашали не советов ради, а чтобы мы слушали и ума набирались.
  - Его Величество слишком легкомысленно к этому относится.
  - Так и есть, - неожиданно легко согласился с ним банн Харгрейв, но сразу жестко добавил, - но упасти тебя Создатель ещё раз высказаться об этом при посторонних или тем более при нём самом. Ты меня понял?!
  - Да, отец, - чуть ли не сквозь сжатые зубы процедил брат.
  Понял он, как же. Скорее просто повиновался. И видимо отец не хуже моего это понимал, поэтому посчитал нужным добавить:
  - Король остаётся королём вне зависимости от того нравится он тебе или нет. Таков порядок вещей.
  - Но ты сам воевал против Тейринов, - упрямо возразил Акрис.
  - Я не воевал ПРОТИВ Тейринов, я воевал ЗА того кому клялся в верности. И сейчас НАША верность принадлежит Кайлану Тейрину. До последней капли крови. Нашей или его. Запомни это раз и навсегда.
  - Да, отец, - похоже, брат не ожидал столь резкой отповеди. Чего уж там, я и сам не ожидал. Отец буквально взорвался, хоть и говорил при этом не громко. Так что нас обоих проняло, - прошу прощения за мою несдержанность.
  Посверлив взглядом сначала Акриса, а потом и меня, хоть я и слова не сказал, отец обреченно махнул рукой. Видать не понравилось ему увиденное.
  - Наследнички...
  
  Глава 6.
  
  Что такое армия? В первую очередь - это огромная толпа людей, далеко не все из которых являют воинами. И речь вовсе не об ополченцах. Обслуга, обозники, мастеровые - никакая армия без них не обходится. Туда же идут все те умники, что хоть подзаработать, доставляя выпивку или ещё что. В некотором роде такое скопище людей становится настоящим кочующим городом со своей внутренней иерархией и законами. И нет никакой разницы о Ферелдене идёт речь, Тевинтере, Орлее или, допустим, Вольной Марке. Но если говорить именно о военной составляющей, то тут начинаются различия.
  У нас всё достаточно просто - есть банны, эрлы, тейрны со своими рыцарями, дружинами и собранными ополчениями. Каждый командует своими людьми, опираясь на десятников и сотников, но все подчиняются королю и назначенным им полководцам, которые в свою очередь распределяют все эти разномастные войска. У Орлея всё иначе - у них есть тактическая единица, так называемое копьё, с определённым количеством людей: шеволье, оруженосцы, несколько мечников и лучников. Конкретные составы могут быть разными, но при этом их состав отображал статус стоящего во главе шеволье. И каждый феодал предоставляет какое-то количество этих самых копий, из которых в конечном счёте формируется армия. А в Вольной Марке так вообще всё крутится вокруг наёмников - как правило, опытных и хорошо вооруженных воинов. Но которые при этом нередко меняют сторону или сами грабят нанимателя.
  Вот и пойми где лучше. По мне так в простоте нет ничего плохого. Может, наша армия не столь однородна и сильна в едином ударе как орлейская. Может, она не способна на сложные манёвры и быстрые перестроения как армии наёмников. Зато она надёжна. А это уже немало. Но достаточно ли, чтобы противостоять орде порождений тьмы? Хороший вопрос и ответ на него мне предстояло получить совсем скоро.
  Неделю мы провели в лагере королевской армии под Остагаром. За прошедшее время пришла ещё дюжина небольших отрядов, общей численностью около двух тысяч человек, отчего лагерь разросся ещё сильнее. За это время я успел как следует облазить округу и утолить своё любопытство. Благо, никто меня особо не сдерживал. Разве что первые пару дней, но потом успокоились. Видать поняли, что и так все у всех на виду, а излишняя скрытность может привлечь внимание. Хотя без сопровождения опять не обходилось, но сейчас это было нормально - в крепости любопытствующей знатной молодёжи хватало, и редко кто из них ходил без присмотра. Мало ли что случится.
  Так что у меня было в избытке времени насмотреться и на держащихся особняком серых стражей, и на снующих по крепости эльфийских слуг, и на воинов пепла с их мабари, и на проповедующих прямо в лагере церковных матерей. Столько новых впечатлений! Хотя в первую очередь меня интересовали, конечно же, маги. Эх, как бы я хотел поговорить с кем-нибудь из них, но это было из разряда невозможного. И даже если бы у меня как-то получилось проскочить через толпы опекающих их храмовников, то затея всё равно была слишком опасна. Состоящий в круге маг мог бы запросто меня сдать, при этом искренне считая, что поступает правильно. Не уж, тут лучше не рисковать. Странно, но даже Превосходство не пытался подбить меня на заманчивую глупость. Видать даже он понимал, что иногда лучше остаться в стороне.
  А вот с эльфами таких проблем и близко не было. Достаточно было окликнуть одного, и он послушно засеменил ко мне. Задаёшь вопросы - с готовностью отвечает. Вообще, буквально вьётся вокруг тебя в желании угодить. Сначала это было забавно, но очень быстро стало наоборот раздражать. Не привык я к такому отношению. У нас никто даже перед банном так стелиться не будет. Уважение выкажет, но унижаться не станет. А этот... он просто-напросто боялся. И это потомок гордых долийцев, о которых немало легенд? Если честно, исполнение давнего желания познакомиться с эльфами принесло сплошное разочарование.
  Будучи поглощенным изобилием новых впечатлений, я даже успел забыть о реальной цели сборов, но жизнь быстро о них напомнила. В один пасмурный денёк стало известно, то на крепость идут порождения тьмы.
  Нападения не было внезапным. Разведка сделала своё дело, и потому никаких панических сборов не было. Армия Ферелдена из разбросанной по всему лагерю толпы за пару часов превратилась в настоящее войско, которое выстроили чуть южнее крепости, на выходе из ущелья. Так, чтобы обойти его было проблематично, но какая-никакая свобода манёвра оставалась. Само ущелье для обороны вроде и выгодней, особенно с учетом удобных позиций для лучников, но в нём ни контратаковать, ни быстро отступить уже не получится. По крайней мере, так говорил отец, объяснявший нам с братом задумку тейрна Логейна, перед тем как присоединиться к своей дружине.
  Знаменитый полководец не стал собирать все силы в один кулак. Порождений Тьмы должен был встретить отряд, состоящий преимущественно из дружин и серых стражей. То есть ставка шла на опытных воинов и рыцарей, для массовости разбавленных самыми толковыми ополченцами. Остальные поставили чуть позади, в качестве стрелков и одновременно резерва. Чисто на глаз соотношение получалось два к одному в пользу передового отряда. Маги под прикрытием, ну или скорее стражей, храмовников остались на стенах крепости и должны были играть роль артиллерии. А вот воинов пепла в прямом бою вообще не стали использовать - их разместили в глубине правого флага и, по всей видимости, расчёт шел на то, что небольшой овраг скроет их от глаз врага.
  А вот Его Величество вместе с сотней всадников, среди которых затесались и мы с Акрисом, должны были наблюдать всё это, расположившись позади основного войска. Будь это решающее сражение, то в бой бы пошли все во главе с королём. Но, как я и ожидал, рисковать последним Тайрином в мелкой стычке никто не собирался. Своими наследниками - тоже. Так что свита короля состояла в основном из молодняка и, наоборот, тех, кому в силу возраста уже поздно было соваться в сечу. Ну и небольшой личный отряд для защиты монаршей особы, куда же без этого.
  Компания получилась шумной, все были воодушевлены и с нетерпением ждали грядущего боя, обсуждая как общую расстановку войск, так и отдельно взятых людей. В основном рыцарей, имена которых мне как правило ничего не говорили. При этом Его Величество охотно поддерживал беседу. Но мы с Акрисом не входили в список тех, кто стремился любыми усилиями оказаться подле короля. Наоборот, держались с краю, что благодаря небольшому уклону местности и коням обеспечивали нам неплохой обзор. Хотя сдавалось мне, что причины для этого у нас были разные.
  Тут у меня случилось очередное небольшое открытие. Все истории о великих битвах почему-то умалчивали о том незначительном факте, что после построения войска сражение начинается далеко не сразу. Не поют песни о том, как воины несколько часов стоят, прея или наоборот замерзая и костеря всё живое. О том, как сильно изматывает монотонное ожидание, как хочется пить или справить нужду тоже как-то не упоминают. Такие дела.
  Порождения тьмы появились, когда начало смеркаться. Сначала в густом лесу замелькали какие-то тени и то, что это враг, стало понятно только тогда, когда в нашем войске началась мелкая суета и пошли сливающиеся в неразборчивый гомон команды. Десятники, сотники и даже лично феодалы приводили своих людей в боеспособное состояние, пинками и затрещинами выбивая из них сонливость. Расползшийся за более чем два часа пустого стояния строй вновь начал возвращать свои очертания. И это было как нельзя вовремя, поскольку, как показала практика, порождения тьмы тратить время на построения не собирались.
  Около трёх сотен шагов разделяли край леса и передовой отряд ферелденской армии. Немалое расстояние, которое врагу предстояло преодолеть под обстрелом, да ещё по неровной, изобилующей оставшимися после вырубки леса пнями, местности. Но порождений тьмы это ни капли не смутило - вскоре из леса раздался многоголосый, похожий на животный вой, от которого неприятно засосало под ложечкой, и они ринулись в атаку.
   На фоне монолитного строя ферелденцев вытекающие из леса волны тварей выглядели неорганизованной толпой. Пехота сильна тесным строем, это основа основ, но, похоже, они об этом не догадывались. От пущенных с их стороны редких стрел особой пользы тоже не было. Воины просто подняли щиты и стрелы ударили по ним злобной, но бессильной дробью. Сложно было сказать наверняка, но, мне показалось, что никто даже не упал. А может мне просто хотелось в это верить, поскольку где-то там был мой отец и люди, которых я знал всю свою жизнь.
  - Огонь! - донеслась до нас команда, которую быстро подхватили сотники ополчения.
  Навстречу порождениям тьмы ударил ответный, пусть и не синхронный, но всё равно куда более внушительный залп стрел. Лучники били поверх голов, то есть о точном прицеле и речи быть не могло, но всё равно бегущих тварей изрядно прорядило. Атакуй они плотной толпой так вообще бы первый ряд выкосило, тут их "строй" играл им на руку, но всё равно после первого же залпа на земле осталось десятки тел.
  За первым залпом последовал второй, а потом третий и на нём никто останавливаться не собирался, но первые твари уже почти достигли строя ферелденцев... чтобы рухнуть замертво, словив одно, а зачастую несколько сразу, метательный копий. Броски в отличие от стрельбы шли без команды и прицельно, что заметно сказалось на результативности. К тому же мощь брошенного верной рукой копья, ни в какое сравнение с лёгкими стрелами не шла. Казалось, атакующий порыв порождений тьмы был попросту смят. Люди в такой ситуации точно начали бы откатываться назад и уже потом плотным строем попытались бы повторить атаку. Но нет - новые, выныривающие из лесной тени волны понеслись вперёд, подгоняя уцелевших предшественников.
  - Стена! Щитов! - новая команда эхом разлетелась по округе.
  Первый ряд пехоты дисциплинированно подсел, опуская щиты ближе к земле, а второй выставил свои поверх их. Сами ряды тоже уплотнились. Отсюда мне было плохо видно, но я хорошо знал, что сейчас происходит. Задние ряды упёрлись в спины и плечи впередистоящих, чтобы помочь им выдержать первый, самый сильный натиск. Если не получится удержать строй, то стена щитов рассыплется, и плотное построение из преимущества сразу станет недостатком. Каким бы хорошим бойцом ты не был, но когда тебя со всех сторон подпирают союзники, особо не посражаешься. А там и до паники не далеко.
  Прянувший назад конь, заставил меня вернуться к реальности. Увлёкшись зрелищем, я не заметил, как сжал до побелевших костяшек кулаки, заодно невольно потянув зажатые в них поводья. И из-за момента, потраченного на возвращения устойчивости, я едва не упустил самое главное. Кркрак! Надсадный стук-скрип прозвучал совершенно отчетливо. Один за другим порождения тьмы упирались в возникшую перед ними стену. Упирались, молотили своим оружием по щитам, но ничего поделать не могли. Проломить или даже сдвинуть строй не получалось и они просто нарастали своей толпой. Сразу стало хорошо заметно, что тварей не так уж и много. Максимум пара тысяч, а может и того меньше. Но кто знает, может у них тоже есть резерв.
  На несколько долгих мгновений наступило своеобразное затишье. Ферелденцы держали строй, а твари бесуспешно на него давили. Но пускать корни руководимая Логейном Мак-Тиром армия не собиралась. На тылы врага обрушился шквал стихий - своё веское слово сказали маги. Ветвистые молнии переплелись с всполохами пламени и падающим с небес льдом, которые перепахивали землю вместе с попавшими под ударами тварями. Получилось так мощно и так громко, что заволновался уже не только мой конь. Но на этот раз я отметил это лишь краем сознания - внимание было полностью поглощено творившимся безумством.
  А воины первых рядов, похоже, только того и ждали. Но вместо того, чтобы методично, короткими уколами бить врага в щели меж щитов, они качнулись вперёд и начали выдавливать врага обратно к лесу. Давить прямо к удерживаемому магами буйству стихий, одновременно не забывая короткими уколами разить зазевавшихся тварей. Со стороны всё это казалось так просто, но я прекрасно понимал, что на деле всё куда как сложнее. В то же время ополченцы прекратили стрельбу и влились в строй пехоты, дополнительно усиливая натиск.
  И опять же - будь нашими врагами люди, то они бы запаниковали. Невозможно не запаниковать, когда спереди тебя давят и режут, а позади ждёт только смерть. Но порождения тьмы это не люди и потому они просто усилили встречный натиск. Бой, который как начало казаться, превратился в одностороннее истребление, вспыхнул с новой силой и удерживать единый строй при встречной атаке уже не получалось. То в одном, то в другом месте начинали возникать разрывы в стене щитов.
  - ЗА МНОЙ! - раздавшийся совсем рядом громогласный крик стал для меня полной неожиданностью.
   Я с удивлением повернулся на звук, чтобы увидеть зачем-то вскинувшего свой меч над головой короля. И даже не сразу понял, что это значит. Только когда он с места сорвался в галоп и остальные последовали за ним, подхватывая клич "За короля!", до меня начала доходить суть происходящего. Король решил лично поучаствовать в бою и почему-то никто даже не попытался его остановить. Видать, всех как и меня взбудоражило представшее зрелище.
  - Держись рядом! - прямо мне в лицо прокричал брат, окончательно вырывая из оцепенения. Мне не оставалось ничего иного, кроме как пришпорить своего коня и устремиться следом за остальными.
  Ведомый королём отряд взял влево, чтобы обойти строй пехоты, вклиниваясь в небольшой зазор между ними и крутым, обрывистым склоном горы, и тут же резко подался вправо. Пространства едва хватало, и будь нас хоть на сотню больше, и развернуться уже не получилось бы. Но нас была всего сотня и потому коней провести по узкой полосе между упорно прущими вперёд порождениями тьмы и непроходимой для всадника вырубке, по которой к тому же продолжали отрабатывать маги. Но даже так, то один, то другой конь падал, и не всем удавалось вовремя с него соскочить. И всё же король своим безумным манёвром достиг цели. Пусть и на небольшой скорости и под острым углом, но мы врезались прямо в беззащитный тыл тварей.
  Меня сходу вынесло на одну из них и я, не задумываясь, спасибо годам тренировок, рубанул её мечом по спине. Даже попал, но понять, получился ли удар или лишь оцарапал кончиком меча, не успел, как на меня тут же бросилось другое порождение тьмы. А я... я впал в ступор. Левая рука потянулась к притороченному к седлу щиту, но достать его я точно не успевал. А ещё я испугался. Мерзкая, безносая рожа с оскалом по-животному острых зубов порождения тьмы, вызывала трепет одним своим видом.
  Тварь занесла над головой массивный, зазубренный клинок и скаканула в мою сторону, а я лишь в последний момент отчаянно выбросил свой меч навстречу, заранее зная, что в такой позиции мне удар не сдержать. Звяк! От мощного удара меч чуть не вывернуло из руки, которую также отбросило далеко в сторону, но этого хватило, чтобы клинок твари не врубился мне в бедро, а лишь скользнул по кольчужной юбке и впился в беззащитную плоть коня. Тот, жалобно заржав, взвился на дыбы, сбрасывая меня на землю. Удар о землю разом выбил из меня дух, а порожденье тьмы уже навило надомной, замахиваясь для нового удара... чтобы покатиться по земле, будучи сбитым пинком остановившегося рядом со мной всадника. Акрис...
  - Вставай! - перекрикивая царивший вокруг гвалт, рявкнул брат и сам при этом начал спешиваться. Учитывая то, что потерявшая ход кавалерия имела мало преимуществ, а самих нас учили в первую очередь пешему бою, то это было более чем разумно.
  Удивительно, но падая, я не выпустил из рук свой меч и, опираясь на него, мне удалось кое-как утвердиться на ногах. А заодно я смог бегло оглядеться. Многие из тех, кто оказался поблизости, тоже спешили покинуть сёдла и только потом присоединялись к тем, кто оказался подле Его Величества на самом острие атаки. Акрис тоже направился туда, ну а я, стараясь не отставать, следом за ним. Других вариантов выживания в окружающем хаосе просто не было. Останешься один и тебя просто задавят массой.
  Всё смешалось. Порождения тьмы быстро переключились на новую угрозу, и насели на нас со всех сторон, а о каком-либо построении типа стены щитов и речи быть не могло. Нас было слишком мало и пешие бились вперемешку со всадниками. Только хорошие, на фоне обычных воинов, доспехи нас и спасали. Я уже пропустил несколько чувствительных ударов, но пока дело ограничилось болью и будущими синяками, однако долго так продолжаться не могло. Да у меня щита даже не было!
  Удар, удар, податься чуть назад, под прикрытие Акриса, который тут же всадил в бок излишне осмелевшему порождению тьмы свой клинок. Вернуться на своё место, чтобы в свою очередь помочь соседу справа. Но поздно. Я хоть и рубанул очередную тварь, отчего там визжа и заливая всё вокруг тёмной кровью, рухнула на землю, но державшийся рядом со мной воин в латном доспехе закачался, заваливаясь назад. На смятый шлем, сквозь щели которого текла кровь, я уже старался не смотреть. Не жилец.
  - "Нас здесь всех вырежут" - мелькнула паническая мысль.
  - "Так займись делом. Покажи им всем, чего мы стоим!", - ответ не заставил себя ждать.
  - "Нельзя!" - я прекрасно понимал, что прибегнув к магии, повышу наши шансы, но вместе с тем обреку себя на... сложно сказать на что именно, но точно ничего хорошего меня не ждало. В глазах церкви я даже не отступник, а самый настоящий одержимый. И далеко не факт, что они станут разбираться в деталях.
  - "Тогда сдохни слабаком" - неприкрытое презрение.
  - "Помоги мне", - в голове так и вспыхнуло воспоминание о нашем с братом поединке. Дух ведь тогда собирался что-то сделать.
  - "Зачем помогать слабаку?" - презрение резво превратилось в привычную насмешку.
  - "А чем ты лучше, если можешь только болтать?".
  Как и тогда, я попытался спровоцировать Превосходство на действие. Отчаянная попытка с непредсказуемым результатом. Но если тогда он легко повёлся, то на этот раз даже отвечать не стал. Видать, тоже всё хорошо помнил. Проклятье...
  Раздраженно цыкнув, я отвёл в сторону клинок пытавшегося рубануть меня по голове порождения тьмы и возвратным движением полоснул его по глотке. Может они и не люди, но в общих чертах похожи. По крайней мере, уязвимые места те же самые. Не теряя темпа, я шагнул вперёд, нанося резкие уколы, от которых ещё одна тварь рухнула на землю, истекая кровью, а вторая отшатнулась назад, прижимая к груди пострадавшую конечность. Встречный выпад третьей прошел мимо меня, достаточно было лишь немного качнуться в сторону, а её голова уже покатилась по земле. Акрис, словно только и ждал моего порыва, ринулся кромсать порождений тьмы левее меня, да и справа уже кто-то активно орудовал топором. Да так лихо, что твари падали на землю одна за другой.
  На волне внезапного воодушевления, из-за которого, казалось, ни осталось и тени страха с усталостью, а оружие и доспехи словно полегчали, наша троица двинулась вперёд. Как-то неожиданно быстро нас вынесло на остриё атаки, к самому королю, латы которого были заляпаны вперемешку черной и алой кровью. Но его это совершенно не смущало, и он продолжал рубить порождений тьмы направо и налево. Завязший было отряд Его Величество шаг за шагом начал уверенно продвигаться вперёд, навстречу своим.
  Принять очередной удар на откуда-то взявшийся в руке щит и тут же рубануть по рукам. Ударить под колено и воткнуть клинок пошатнувшейся твари в грудь. Вогнать кромку щита в зубастую пасть. Добить, силящегося подняться врага. Бить, бить, бить. Не останавливаясь ни на мгновение, ибо промедление это смерть.
  Не знаю, сколько это длилось, но в какой-то момент предо мной разверзлась пустота. Открытое пространство и лишь земля усеяна телами, где вперемешку лежали порождения тьмы и люди. Растерянно заозиравшись, я с удивлением обнаружил, что мы прошли сквозь разомкнувший ряды строй ферелденской армии. Вернулись своим. Брат стоит рядом, тяжело опираясь на свой меч. А ещё рядом стоит король, уже успевший снять шлем и смотрит прямо на меня. Ещё и что-то говорит, почему-то я слышал только тяжелый стук собственного сердца. И усталость. Дикая усталость навалилась на плечи неподъёмным грузом, выдержать который мне было не по силам. Ноги подкосились, и земля устремилась навстречу...
  
  
  Глава 7.
  
  В себя я пришел в нашем шатре и сначала даже решил, что всё это мне просто приснилось. Бурный и такой реалистичный, но всё же сон. Некоторое время я лежал, обсасывая эту мысль. Даже сожаление накатило. А потом попытался подняться и чуть не заорал от боли, молнией пронзившей тело от шеи до пяток. И если не закричать мне удалось, то сдержать стон уже было нереально.
  - Очнулся, герой? - прозвучал рядом голос брата. Осторожно, опасаясь новых спазмов, повернув голову и скосив взгляд, я увидел, что он вольготно расселся рядом в простой рубахе и штанах. Довольно необычно, для всегда тщательно следящего за своим внешним видом Акриса.
  Сразу стало понятно, что никакой этой не сон. Не из-за внешнего вида брата, конечно, это я так, не задумываясь отметил. После снов так паршиво не бывает, да и прозвучавшее намекало. Но сожаление не сменилось бурной радостью. Скорее страхом.
  - Чем всё закончилось? - собственный голос прозвучал непривычно хрипло. Сразу же захотелось пить.
  - Победой. Отец и все наши живы, только несколько раненых, но ничего серьёзного, - спокойно ответил Акрис, но всё равно чувствовалось, что он был рад. Я сам тоже испытал немалое облечение. Мысль о том, что отец может погибнуть, долго терзала меня перед боем, и все попытки отогнать её приводили ровно к противоположному.
  - Слава Создателю, - выдавил из себя я и попытался сесть. Болело решительно всё, кроме разве что головы, которая просто казалось какой-то тяжелой. При этом не скажешь, что боль был прям нестерпимой. Нет, двигаться я вполне мог, но только крепко сжав зубы. Пусть и с трудом, но мне даже удалось сесть, отчего одеяло соскользнуло, открывая превратившуюся в один сплошной синяк грудь, живот и плечи. Из-за них ритуальные шрамы стали особенно заметны, а значит, на людях мне стоило быть поосторожней, - дай воды.
  - Как себя чувствуешь? - вопросом ответил брат, но мех при этом подал.
  - Словно Лардон гонял меня часов сорок без перерыва, - честно признался я и поспешил присосаться к живительной влаге. Первый глоток показался истинным блаженством, даже все неприятные ощущения отступили. Жаль, что это ощущение продлилось лишь краткий миг.
  - Ты не далёк от сути, - хмыкнул Акрис, - хотя учитывая обстоятельства, мы с тобой легко отделались, - с этими словами он приподнял рубаху, демонстрируя пару крупных гематом, - кости целы, реальных ран нету. Чудеса, да и только. Спасибо красной стали, не подвела. Стоит каждой уплаченной монеты. А вот от твоих кожанок одни лохмотья остались. Кольчуге тоже досталось, но её подлатают, так что ничего страшного.
  - Да уж, повезло, - не мог не согласиться я. Даже если бы каждый синяк на мне был простой царапиной, этого уже хватило бы чтобы без затей истечь кровью. А так вполне себе живой, пусть и досталось мне изрядно.
  - Вчера Его Величество даже хотел, чтобы тебя побыстрее на ноги маги поставили. Насилу отговорили.
  - Его Величество? Вчера? - удивлённо переспросил я.
  Акрис с готовностью пустился в пояснения. Оказывается, я провалялся целые сутки и, по его мнению, это было даже хорошо, потому что сейчас я ещё неплохо выглядел. Церковники выдали мази и припарки, которые хорошо делали своё дело. Но это было мелочью. Реально шокировало меня то, что меня выделил сам король. И было за что! Со слов брата выходило, что после сумасбродной конной атаки я возглавил прорыв и вывел королевский отряд из окружения. Я смутно помнил, что бился в первых рядах и одно время даже держался рядом с Кайланом Тейрином, но каких-то великих подвигов за собой не вспоминал. Просто рубил порождений тьмы, как и все остальные. Просто рубил...
  Догадка вспыхнула сигнальным костром. Просто рубил - как же. С каких это пор что-то подобное стало для меня обыденностью? Начало боя я помнил гораздо отчетливее и хорошо осознавал, что едва справлялся. Если бы не брат, прирезали бы меня в первую же минуту. Никакая магия не помогла бы - я запаниковал. Даже если бы что-то вышло, то скорее сам себя бы и прибил. А потом я попросил помощи у духа и дела, что называется, пошли. Он как-то усилил моё тело и добавил уверенности. Тех, кто был рядом, похоже, частично тоже задело.
  - Я засветился, - мрачно констатировал я.
  - Что есть, то есть, - без раздумий согласился Акрис. Он тоже сложил немудрёную головоломку и понял что к чему. Оно и не удивительно, ведь он прекрасно знал, как о моём даре, так и о моих реальных боевых навыках, - но в целом ничего страшного не произошло и никто ничего не подозревает. В бою и не такое бывает. Отец считает, что это даже хорошо. Мы можем рассчитывать на благосклонность короля. Но дальше тебе лучше на рожон не лезть. Вечером пир, на нём нужно показать, что ты в порядке, но пока не боец. А после новых стычек внимание будет приковано к новым героям.
  - Хорошо бы...
  С помощью брата мне удалось подняться на ноги, и вскоре я кое-как расходился. Ноги в целом пострадали менее всего, но это и понятно - у порождений тьмы оружие было досочно грубым и массивным, что определяло его применение. Это нас в первую очередь учат целить в слабозащищённые места - лицо, горло, подмышки, внутренняя часть бедра. А у них наверняка всё иначе. Я вообще слабо представлял, чтобы эти образины организованно чему-то учились, но при этом на себя успел почувствовать, что драться они умеют. И те удары, которые мы пережили... сдавалось мне дело не только в качестве металла и работы, но и опять же в магии. Никакая броня такого количества ударов не выдержит. А даже если выдержит, то мне бы все кости переломали. Хотя это всё вилами по воде... Сильнее всего пострадала правая кисть. Туго забинтованное запястье заметно воспалилось и немного распухло. Шевелить им тоже было крайне неприятно. И скорее всего это уже я сам себя травмировал. Тело не выдержало силы наносимых ударов.
  Ещё Акрис кратко обрисовал мне, что происходило после прорыва. В королевской свите погиб каждый третий, но в общей массе потери были невелики. Вслед за кавалерийским наскоком с правого фланга ударили воины пепла, и порождения тьмы оказались в неприглядном положении. Тем не менее, стояли они до последней твари. Похоже, такое понятие как "отступление" и "бегство" было им незнакомо. Ну а дальше оставалось только добить недобитых и собрать с поля своих раненых, но этого он уже не видел. Самому ведь досталось.
  Одновременно с рассказом брат помог мне нанести очередную порцию мази, отчего сопровождающая каждый вздох боль стала заметно слабее. Намазался сам, напомнил, что вечером нас всех ждут на пиру, переоделся и был таков.
  Ну а я... вместе с отступившей болью, меня накрыло радостным возбуждением. По пробуждению моей первой реакцией был страх. Сначала опасался плохих новостей, а потом меня придавило понимание того, что я невольно нарушил запрет. Попади я к магам на лечение и неизвестно чем бы дело кончилось. Но страхи оказались развеяны. Сейчас я успокоился, и воспоминания о битве начали будоражить кровь. Ещё бы - ещё никогда я не чувствовал себя таким... таким сильным! Хоть и понимал, что всё получилось спонтанно, и я легко мог погибнуть сложись чуть иначе, но всё равно. Даже тот факт, что в ближайшее время мне предстояло вести себя предельно осторожно, не мог испортить поднявшегося настроения.
  А ещё я четко осознал, что раз сейчас никого рядом нет, то можно немного поправить свои дела. Воспользоваться полученным от Катал знаниями. А то как-то не очень хочется, чтобы боль вернулась. И вот тут меня ждал очередной неприятный сюрприз. Ничего не получалось. Более того, стоило только сосредоточиться на деле, как на меня навалился приступ слабости. Во мне не было ни капли маны...
  - "С тебя должок" - Превосходство словно только и дожидался этого момента, чтобы выдать своё самодовольное послание.
  - "За что?!" - мысленно воскликнул я.
  - "Ты знаешь" - внутренний голос продолжал сочился самодовольством.
  - "Ты спас меня, и я благодарен тебе за это. Но ты спас и себя".
  - "Но о помощи просил именно ты", - припечатал дух.
  И ведь не поспоришь. Во время поединка с братом я скорее провоцировал Превосходство, подбивал на нужные мне действия, как это обычно делает он. Воспользовался его же оружием так сказать. А тут действительно, именно я просил помощи. Что поделать - запаниковал, не подумал о последствиях. Не до того было, совсем не до того. А теперь придётся расплачиваться.
  - "Хорошо, чего ты хочешь?"
  - "Пока не знаю", - чистая, незамутнённая радость. Переданные эмоции шокировали меня не слабее, чем сам несуразный ответ.
  - "Тогда поговорим, когда определишься, а сейчас делай своё дело", - я начал понемногу злиться. О том, что мне хотелось, чтобы дух научил меня той магии, похоже можно было уже даже не заикаться. Превосходство почувствовал свою власть и так просто не отступит.
  - "Нет, хватит слов. Тебе пора вспомнить, что не только я завишу от тебя, но и ты от меня".
  - ######!, - не выдержав, вслух ругнулся я. Спустя секунду в палатку заглянул Зан, но я раздраженно от него отмахнулся и воин, поняв, что никакой опасности мне не угрожает, вернулся на пост.
  Поднявшееся было настроение начало стремительно опускаться. Похоже, Превосходство затеял очередную игру и теперь, пока не натешится, сидеть мне на голодном пайке. Я оказался отрезан от Тени! И сейчас, когда едва ли не впервые в жизни мне действительно была нужна магия, это жутко бесило. Вот только поделать с этим я ничего не мог. У всего есть своя цена - так любила повторять наставница. Гадство...
  ***
  До наступления вечера я не только успел прийти в себя, но и поговорил с отцом. Этот разговор был неизбежен и я не знал, чего от него ожидать, но на удивление спокойно прошло всё предельно спокойно. Отец не стал меня в чем либо упрекать. Даже наоборот - похвалил, сказав, что я всё сделал правильно. В ситуации, когда жизнь стояла на кону, проявил свои способности, но при этом сделал это так, чтобы моя природа не стала очевидна. Иными словами, он был мной доволен, ну а я был доволен тем, что он доволен мною. Не так часто отец высказывал отрытое одобрение. Ни мне, ни брату.
  При этом он, конечно же, не забыл напомнить о том, что теперь мне стоило быть поосторожней. И не только в плане магии, напрямую об этой теме вообще ни разу не говорилось, а вообще. Мне показалось, что он попросту испугался за нас. И было отчего - из боя мы легко могли и не вернуться.
  Но один момент заинтересовал его больше всего:
  - Я расспросил Акриса о его ощущениях, о том, что он видел. Вы хорошо себя показали и это впечатляет. Но сможешь ли ты... ммм.... повторить?
  Намёк отца был более чем прозрачен. Он знал о моих реальных возможностях и целенаправленно доносил до меня истинную подоплёку, но просто опасался называть вещи своими именами. И это было разумно. Всё-таки не в своём замке, а в шатре посреди военного лагеря. Мало ли кто и что услышит. В этом плане мы с братом дали маху. Хорошо хоть ничего особо крамольного не озвучивалось.
  - Не в ближайшее время, - честно ответил я. Пускать в пояснение возникшей предо мной проблемы не хотелось. Ещё решит, что я не могу контролировать Превосходство и начнёт относиться соответствующе. И так надоели излишней опекой. Да и не знал я, как такое можно рассказать, не называя всё как есть.
  - А потом?
  - Надеюсь, что смогу, - и вновь я был честен.
  Похоже, отца заинтересовала появившаяся возможность. Не удивительно, ведь она точно так же заинтересовала и меня самого. Возможность превратить мага в толкового воина сама по себе не казалась какой-то особенно сильной, но в моём случае это был отличный способ использовать свой дар не вызывая чрезмерных подозрений. А уж если действительно часть этой силы перепадала ближайшим союзникам, так вообще замечательно. Но по хорошему сначала не только научиться повторять это воздействие, но и как следует его отработать. А то слишком уж мне досталось и невольно возникали подозрения, что изрядная часть травм это последствие заклинания.
  - Постарайся, - удовлетворённо подвёл итог отец, - а пока отдыхай. Но про пир не забудь. Его Величество желает, чтобы ты обязательно присутствовал.
  
  Глава 8.
  
  Королевский пир я запомнил смутно. Точнее, начало я хорошо помнили - и само празднество и людей которые на нём присутствовали. Но чем дальше, тем мутнее становились образы в голове, а как вернулся в свой шатёр, вообще не помнил. Перебрал на радостях - не иначе. Повод то был более чем достойный, да и отстраниться от своих личных проблем хотелось. А может просто увлёкся. Ещё и отходняк после битвы к вечеру накатил. Или... в общем, что-то из этого или от всего понемногу, но особого значения это не имело. Сложилось, как сложилось.
  Чем королевское пиршество отличалось от тех, на которых мне доводилось бывать ранее? В первую очередь - размахом. Внутри самой крепости расчистили место и поставили ряды наспех сколоченных скамей и столов, на которые валом навалили еды и питья. Никаких изысков: если кто-то с собой и таскал личных поваров, то на такую ораву их бы точно не хватило. То есть по сути своей изменений было не так уж много. Просто сменился уровень - во главе стола сидел не отец, а Кайлан Тейрин, а вместо дружины с гостями из простых людей сидели эрлы и банны, мелкие лорды и рыцари. Те, кому позволял статус, приводили членов своих семей и ближников, остальные шли в одиночку. Хватало и простых воинов, которых сразу было видно по отсутствию подходящего платья и неуверенности, заставляющей сбиваться в небольшие группы. Скорее всего, это были те, кто отличился в битве.
  А вот магов я не заметил, хотя старательно высматривал. Разве что они переоделись, но повседневной одеждой у них вроде как тоже робы считаются. Да и дух обычно на них реагировал, а тут тишина. Хотя последнее в данный момент могло иметь и другие причины. Храмовники вот были, пусть и немного, что опять-таки говорило об отсутствии магов. А ведь они в битве вообще не учувствовали, в отличии от членов Ферелденского Круга, которые хорошо себя показали, но их не пригласили. Очень показательный момент, в очередной раз подтверждающий, что все предосторожности, которые мне приходится соблюдать, того стоят. Даже если отбросить вопросы одержимости и Круга, то всё равно останется предвзятость, которая мало кому понравится.
  Другим отличием этого пира было то, что атмосфера была несколько... напряженной. Мрачных лиц хватало, причем среди знати. И сдавалось мне, дело тут в действиях Его Величества, которые стоили жизней чьим-то детям и племянникам. Но вслух такие вещи, конечно же, не говорились. Слишком уж близок путь от демонстрации недовольства до обвинения в измене. В мирное время королю могли бы многое высказать, но не сейчас, когда только вчера отбивались от порождений тьмы, и битва эта была явно не последней.
  Мое отношение к пиру тоже было иным. Обычно я чувствовал себя... ну не скажешь, чтобы прямо лишним, скорее эдаким случайным гостем. Мой брат в обществе дружины быстро стал не просто сыном банна, но своим парнем, а вот у меня так не получилось. Всё-таки даже в моём случае не удавалось полностью избежать предвзятости, а ведь ветераны дружины прекрасно знали, что к чему. Но сейчас всё было иначе. Здесь никто не знал моих тайн, при этом я невольно оказался одним из центров внимания, и было бы чистой ложью заявить, что это ощущение мне не понравилось. В глазах окружающих я был молодым, но уже умелым и удачливым воином, а такая репутация дорого стоила. Особенно в нашем королевстве, где простой люд был волен менять себе покровителей. Да ещё и Его Величество не обделил меня своим вниманием. Не одного меня, разумеется, но всё равно не мелочь какая.
  Началась всё с того, что он разразился долгой тирадой на счёт героизма и удали ферелденских воинов, вставших крепким заслоном на пути порождений тьмы. О том, что мы отстоим свою землю, а наши подвиги останутся в летописях и будут воспеты в балладах. Ну а в конце речи отдельно выделил некоторых из присутствующих. В основном тех, кто плечом к плечу сражался с ним в том бою, тактично опустив тот момент, что сам организовал ту глупую передрягу. Но одними словами король не ограничился. По его команде в зал вбежали несколько слуг-эльфов с монаршими подарками. Среди избранников Его Величества оказались и мы с братом.
  Акрису достался длинный меч, с искусно украшенным львами рукоятью и тонким узором гравировки у основания лезвия. Хотя самым важным в этом даре были не украшение, а синеватый отлив металла. Сильверит! Металл может и не самый редкий, но всё же дорогой работать с ним умеет не всякий кузнец. Воистину, великолепный подарок. Особенно с учетом того, что мы с братом всегда пользовались оружием из обычной стали. Чего уж там - что-то более редкое встречалось только у пары-тройки дружинников отца, да и то это были трофеи. Слишком уж дорого хорошее оружие и когда возникала возможность, отец предпочитал выкраивать деньги на добрый доспех. Не зря -именно качество брони нас и спасло.
  Ну а я, как развернул объемистый свёрток, так вообще чуть дара речи не лишился. Полный набор кожаной брони от нагрудника, до наголенников. Уж не знаю, так задумывалось или просто совпало, но это была великолепная замена пришедшим в негодность. Всё же кольчуга вещь великолепная, но недостатков у неё более чем достаточно, а носить целую гору железа поверх неё, я не привык. Поэтому предпочитал дополнять её, надевая поверх кожаный нагрудник, наплечники, наручи и так далее. Но обычная, пусть и хорошо выделанная кожа особой прочностью не отличалась, а тут... если я не ошибался, то эта была заговорённой. Куда боле прочная на разрыв и разрез, ослабляющая прямое магическое воздействие. Ну и обладающая соответствующей ценой. Такую специально зачаровывают ещё при дублении и в целом выделывают куда как дольше. Если бы не тактичный тычок локтем от брата, то бы точно забыл подняться с лавки и вместе со всеми поблагодарить короля за такой подарок.
  Щедрость короля произвела впечатление не только на тех, кого одарили, но и на всех присутствующих. Хорошо чувствовалось, как начала отступать тяжелая атмосфера начала пира. Вполне возможно, что ему кто-то посоветовал, как замять промашку. Или это действительно был приступ щедрости. А вот в то, что Кайлан Тейрин расчётливо играл с мнением своих подданных, я как-то не верил. Не после того, как он сам ринулся в бой, нарушив планы самолично же назначенного полководца. Если честно, то у меня вообще сложилось мнение, что король несколько... глуповат. Да, отважен, смел и умел в бою, он ведь выстоял против порождений тьмы без всякой магии, но для монарха важны несколько другие качества. Хотя, опять же, подобные вещи вслух не обсуждаются.
  К слову, посадили нас у самого короля. Не за одним столом, правда - тот стоял отдельно, а остальные располагались торцом к нему. Подле его Величества расположились тэйрн Логейн Мак-Тир, эрлы Уриен Кенделлс и Войчек Неруда, рано поседевший мужик в одеждах храмовника, наверняка командир их отряда, и два каких-то неизвестных мне парня. Один, учитывая состав собранных войск, скорее всего был наследником или другим представителем семьи Вулфф, возглавившим отряд Западных Холмов, а второй серым стражем. Командор ордена, как я слышал, убыл из Остагара после того, как наличие на юге порождений тьмы подтвердилось, и до сих пор не явился. Чем он занимался - никто не знал. Точнее, спросить было не у кого, но наверняка чем-то важным.
  Мы же оказались на краю одного из столов первого ряда, почти напротив Его Величества, так что у меня была отличная точка обзора. И в первую очередь меня интересовал тэйрн Логейн, которого ранее я видел только издалека. Что тут скажешь - он производил куда более сильное впечатление, нежели сам Кайлан Тейрин. Тот, ведя род от Каленхада Великого, выглядел слишком уж обычным, тогда как тейрн выделялся крайне тяжелым взглядом и вообще казался очень решительным и уверенным в себе человеком. Не удивительно, что под его рукой собралось почти всё восточное побережье. Не самые бедные земли, между прочим. С таким по своей воле спорить точно не захочешь. А если вдруг рискнёшь, то пощады лучше не ждать. Сожрёт и не подавится. К счастью, он был нам не враг. Хотя некоторый негатив к нашей семье возможно и испытывал, ведь Орлей он ненавидел даже сильнее, чем покойный король Мэрик. По крайней мере, так говорили.
  В общем, о подобном раскладе можно только мечтать и удовольствием портило только не самое лучшее самочувствие, да осознание того, что такое внимание легко может принести мне массу проблем. Любой тренировочный поединок сразу покажет, что боец из меня посредственный. Я ведь даже к магии сейчас прибегнуть не мог. И тогда кто-нибудь может заинтересоваться, как же так получилось, а вот этого мне совсем не хотелось. Но всё это было впереди, а в тот момент душе хотелось праздника, а потому ни в еде, ни в питье я себе не отказывал. Акрис, к слову, тоже. А отец почему-то не стал нас одёргивать. Результат был более чем закономерен - отвратительное самочувствие следующим утром. Но у меня даже сомнений не возникло в том, что оно того стоило.
  ***
  В последующие дни в лагере я чувствовал себя не только увереннее, но как-то даже комфортнее. Если до этого момента я в лучшем случае был представлен немногочисленным знакомым отца и тем, с кем довелось пересечься, то после пира знакомства наращивались буквально сами собой. С тем же Аараном Вулффомом нашел общий язык, банничем Брайаном Торксом, братьями Селорлик, молодым, чуть старше Акриса, рыцарем Майтоком из Баннорна и многими другими. Как же прав был отец, посчитавший исход битвы крайне удачным для нашей семьи. И если для меня общение с другим молодняком было просто приятным поворотом, то для брата, как будущего банна, это было просто даром Создателя. Ведь нынешние знакомства легко могли перерасти в дружбу и будущие союзы, которых так не хватало Харгрейву. Само собой он это тоже прекрасно понимал, и потому в одиночестве его можно было застать разве что перед сном.
  Единственное что продолжало меня напрягать, так это поведение Превосходства. Он самоустранился, так и оставив меня отрезанным от тени. Что мне оставалось? Только ждать. Если ничего "интересного" с его странной точки зрения не появится, то он всё равно долго не выдержит и даст о себе знать. Правда, не факт что я смогу на это согласиться. Наставника всегда учила меня, как осторожно следует подходить к общению с духом. Изменчивый, порывистый и самоуверенный - он легко мог загнать нас обоих в такую ситуацию, выбраться из которой будет ой как непросто. И вроде бы он заинтересован в нашей обоюдной сохранности, но его природа совсем не располагала к осторожности. Поэтому лучше уж конфликтовать, даже если это имеет неприятные для меня последствия. Тем более, что он любит конфликты как таковые. Не зря же я звал его Превосходством - без конфликта своё превосходство никому не докажешь. Покорное принятие поражения без боя это совсем не то.
  Но, опять же, с этим оставалось только смириться и ждать. А пока мне было чем заняться. Например, пользуясь случаем, я свёл знакомство с одним серым стражем, который охотно разъяснял всем желающим многие непонятные моменты касающиеся порождений тьмы. Можно сказать целую лекцию прочел и даже показал, поскольку некоторые тела этих тварей отволокли в лагерь, для демонстрации новичкам. Очень разумное решение, учитывая, что при первой встрече они могут вызвать замешательство одним своим мерзким видом.
  Любопытных хватало, и на южном выходе из крепости собралась небольшая толпа, человек в двадцать. Среди них был и я. Один и, о чудо, без сопровождения. Ещё один маленький бонус - таскаться по и так охраняемому лагерю с сопровождением теперь стало совсем уж не солидно, так что я стал чувствовать себя куда свободнее.
  - Порождений тьмы бывает несколько видов. Это самые распространённые, - страж слегка пнул одно из лежащих подле него тел, - генлоки и гарлоки, произошли от гномов и людей. И лучше не спрашивайте, как это происходит - крепче спать будете. Сильнее и выносливее нас с вами, но ничего особого из себя не представляют. Главное не дать застать себя врасплох и помнить, что нужно избегать попадания их крови на открытые раны, в рот и глаза. Подцепите скверну - долго не протяните, и сами будете молить о лёгкой смерти. В противном случае оскревнённого ждёт участь, худшая, чем смерть - обращение в вурдалака.
  - И что, нет никакого лекарства? - спросил кто-то из толпы.
  - Спастись можно только став серым стражем. После битвы наши ряды пополнились несколькими новобранцами, - спокойно пояснил страж и, когда пошли заинтересованные шепотки, жестко добавил, - но это крайняя мера. Орден хоть и пользуется большим уважением, но следует помнить, что вступая в него, ты навсегда отказываешься от своей прошлой жизни. Жены, дети, семья - от всего этого придётся отказаться. Хватает и других недостатков, так что не советую играть с судьбой.
  Парень обвёл всех присутствующих тяжелым взглядом и на этот раз никто не решился вклиниваться со своими вопросами.
  - Вернёмся к порождениям тьмы. Мы легко разбили их отряд, но он состоял только их генлоков и гарлоков, так что не зазнавайтесь и не думайте, что дальше будет так же просто или что всё уже позади. У них тоже есть маги, а на что они способны, вы все видели. Ещё есть огры, тупые но неимоверно сильные твари, остановить которых не легче, чем набравшего хороших ход рыцаря. Этих образин лучше к себе не подпускать, поэтому встречать их лучше копьями и стрелами. Брони они обычно не носят, так что цельтесь в глотку и не прогадаете.
  - Встречался я дикими ограми, - проворчал стоящий рядом со мной седоусый ветеран, - те ещё бестии. Троих с нашего десятка угробил, прежде чем старина Сэм ему в пасть стрелу вогнать умудрился. А там уж и мы не сплоховали.
  - Дикие не организованы и боятся огня, но в остальном от осквернённых отличаются мало, - кивнул страж, - если не терять голову, то отбиться можно. По мне так из порождений тьмы самые неприятные это крикуны. Очень юркие твари, да ещё вопят так, что кровь в жилах станет. На счастье в больших ордах они почти не встречаются. А наибольшую опасность представляет архидемон, ведущий орду, но это уже забота серых стражей. Если он появится, то не вздумайте изображать героев и пытаться его сразить. Лишь зря погибнете. Ваша задача дать нам к нему подобраться.
  Серый страж говорил разумные, правильные вещи, но вопреки его усилиям чувствовалось, что в лагере бродят легкомысленные настроения. Две лёгких победы давали людям уверенность в себе и своих силах, а ведь действительно пока всё было совсем уж просто. Если бы не действия короля, так порождений тьмы вообще бы перебили почти без потерь. И лично мне эта показная лёгкость не нравилась. Не увязывалась с тем, что я читал и слышал о предыдущих морах. Совсем не увязывалась.
  ***
  Очередной спокойный вечер не предвещал никаких особых событий. После последней битвы порождения тьмы затихли и даже ходили слухи, что их разрозненные банды отошли дальше на юг. Вместе с тем продолжали прибывать отряды Ферелденской знати - Инджхолл, Южный Предел и даже Амарантайн. Из эрлингов свои войска не прислал только Редклиф, но как я узнал от отца, эрлу Геррину поручили присматривать югом и западом, чтобы не допустить возможных набегов. А в случае необходимости его дружина могла добраться до крепости достаточно быстро. Иными словами наша армия становилось сильнее, да и в крепости уже успели подлатать практически всё, что возможно без многолетних строительных работ.
  Лагерь расширился настолько, что если бы четкий ориентир в виде самого Остагара, что в нём легко можно было бы заплутать. И если случалось так, что я оставался один, то мне нравилось побродить по нему, да послушать о чем люди говорят. Когда ещё услышишь, как костерят других баннов или лихих теорий о том, откуда взялись порождения тьмы и каким местом к тому причастна пророчица. В одну из таких прогулок я внезапно ощутил, что меня тянет к окраине лагеря, где северных выход из ущелья подходил к лесу. Само собой в спонтанном, ничем не обоснованном желании первом делом подозревался мой сожитель. Тем более что на этот раз желание было резким и отчетливым, а не навязываемым исподволь. Но пока в этом желании не было ничего потенциально опасного, то особых возражений у меня не имелось.
  Пройдя к окраине, я увидел на отшибе одинокий костёр, у которого сидела пара человек. Вполне обыденное зрелище. Что же заинтересовало духа?
  - "Один из них маг" - мысль Превосходства прозвучала довольным кошачьим мурчанием. Кажется, дух был очень доволен своим открытием.
  - "Все маги в крепости под присмотром храмовников" - напомнил я, одновременно присматриваясь к этой парочке. С дистанции сложно было сказать, но на мага ни один из них похож не был. Судя по всему, это вообще были ополченцы. Мог ли среди них затесаться отступник? В принципе - почему бы и нет?
  - "А этот нет. Разве не интересно?"
  - "Нет", - тут же отрезал я и даже развернулся, всем видом демонстрируя, что сейчас отправлюсь обратно.
  - "Ложь", - удовлетворённая насмешка. Он точно знал, что подловил меня. Я не смог скрыть своей на это реакции, досадливо поморщившись.
  Что тут скажешь - довольно сложно обмануть того, кто является твоим же отражением. Мне действительно было любопытно. Я всегда хотел пообщаться с другими магами, а не только с авварскими шаманами. И живущий вне круга собрат по таланту был интересен вдвойне. Но, во-первых, я понятия не имел, как с ним заговорить. Не говорить же в лоб "привет, я тоже маг". А во-вторых, теперь, когда стала понятна причина интереса духа, не хотел идти у него на поводу. Более чем очевидная уловка и Первосходство не мог этого не понимать. Поэтому я не стал скрывать своего настроя:
  - "Хорошо, мне любопытно. Но не настолько, чтобы рисковать. Маги круга и храмовники - это слишком опасно".
  - "Тут нет ни рабов дара, ни их надсмотрщиков. ЭТОТ другой, свободный", - продолжил давить дух, подтверждая мои мысли насчёт отступника, - "сделай это".
  - "Ты так этого хочешь?" - ловя момент, я всё решился и поставил вопрос ребром. И одобрительный отклик не заставил себя ждать. Уж не знаю, зачем это духу, быть может, хочет повлиять на меня, показав альтернативу, но получилось как-то слишком уж легко. Что же, надеюсь, я об этом не пожалею...
  Немного пошатавшись по окраине лагеря, раздумывая, как и о чем вообще можно говорить, я поймал себя на том, что попросту боюсь сделать решительный шаг. И вот это мне действительно не нравилось. Встряхнувшись, я заставил себя направиться в сторону сидящей у костра парочки.
  Приблизившись, я утвердился в мысли, что эта пара ополченцев. По доспеху можно было бы сказать наверняка, но воин в свободное время скорее ходил бы в поддоспешнике и с оружием бы не расстался, тогда как эти были одеты в простые льняные рубахи и без железа. А ещё было бы сложно не обратить внимания на то, что одной из них оказалась девушка. Хотя чем-то особо редким в армии Ферелдена женщины не были, но что при наборе дружины, что при сборе ополчения обычно предпочитали крепких парней. Оно и понятно.
  Когда я подошел совсем близко, чтобы уловить обрывок тут же заглохшего негромкого разговора, на меня обратили внимание. И сразу бросилась в глаза заметная схожесть этой парочки. Очень тёмные волосы, что не свойственно для наших земель, голубоглазые, да и сами лица имеют общие очертания. Явно родственники.
  - Вы не против, если я присоединюсь? - внаглую поинтересовался я. Какого-либо вменяемого повода для начала разговора так и не придумалось.
  - Эм... нет... милорд, - растерянно отозвался парень. Я бы тоже растерялся, если бы кто-то так навязывался. Только я бы такого гостя, скорее всего бы послал лесом. Хотя тут всё зависело бы от статуса незваного гостя, а в нашем случае всё было очевидно. Одна моё одежда о многом говорила, и парень явно обратил на это внимание. И я, не стесняясь, собирался этим воспользоваться.
  - Рэнис Харгрейв, - присаживаясь около костра, представился я.
  -Карвер Хоук, милорд, - ответил тем же парень, неуверенно переводя взгляд с меня на свою спутницу и обратно.
  - Марианна Хоук, ополчение Лотеринга, - а вот девушка держалась куда увереннее и на меня смотрела скорее с любопытством. Заодно подтвердилось то, что они родственники и что из ополчения.
  - У вас настолько большая семья, что в ополчение взяли сразу двоих? - искренне удивился я. Нормой подобное точно не являлось, - или ваш банн насколько серьёзно подошел к делу?
  - Банн Мансер настолько серьёзен, что даже не приехал, - весело фыркнула Марианна и тут же осеклась. Поняла, в чьем присутствии это ляпнула. Но само собой вступаться за чужого банна я не собирался и, не дождавшись от меня какой-либо реакции, девушка пояснила, - в ополчение забрали только Карвера, милорд, а я вызвалась сама, чтобы за ним присмотреть. Братец любит находить неприятности.
  - Завидная семейная поддержка. А вот в моей семье требующим присмотра братцем являюсь именно я, - разговор не клеился. Я пытался его поддерживать, но говорить нам было явно не о чем, и потому получалось всё очень натянуто. И это чувствовали все присутствующие. Нужно было как-то менять тему на интересующую меня. Но как? Я даже не знал, кто из них маг.
  - Мы чем-то можем вам помочь? - внимательно глядя на меня, поинтересовалась Марианна.
  - Пожалуй... - кажется, я снова начинал тянуть время. Приходилось вновь давить из себя слова через силу, - просто хотел спросить - храмовников не боитесь?
  - Что вы имеется ввиду, милорд? - удивлённо поинтересовалась девушка, но в свете костра было хорошо видно, что она резко побледнела. А парень так вообще машинально потянул руку за спину, словно рассчитывая ухватиться за рукоять меча. Очень красноречивая реакция, которая добавила мне уверенности. К сожалению, ничего кроме уверенности у меня за душой не было.
  - Вы прекрасно всё поняли.
  - Кажется, вы с кем-то нас путаете, - натянуто улыбнулась Марианна.
  Девушка решила всё отрицать, и у меня не было ни малейших идей, как пытаться её разговорить. Не храмовников же действительно звать. Но тут, словно плотину прорвало. Стало легче дышаться, в голове наступила необычная ясность, и нахлынуло ощущение силы. Связь с Тенью! После нескольких дней разрыва изобилие маны опьяняло.
  - Возможно, - повинуясь порыву, я резко поднялся на ноги и встал так, чтобы спиной отгородиться от лагеря. Мгновение и на поднесённой к груди ладони затрепетало пламя, отчего глаза обоих Хоуков удивлённо расширились. Пламя тут же исчезло, словно и не бывало. Нет - его именно никогда и не было, - если вдруг решите переехать, то советую подумать о Бурой Трясине. Не самое приветливое место, но у нас... свободнее.
  Больше я не стал ничего говорить, просто развернулся и ушел. Пусть сначала осмыслят увиденное. А потом можно будет и поговорить.
  
  Глава 9.
  
  Когда эйфория от восстановления связи с Тенью сошла, я не на шутку перепугаться. Раскрыть свою сущность мага перед посторонними? Большей глупости я за свою жизнь не совершал. С чего я вообще поверил Превосходству, что один из них отступник? А вдруг он меня обманул или ошибся? Нет, реакция Хоуков говорила сама за себя, кто-то из них точно маг, но вдруг это маг круга, ускользнувший из-под надзора? А даже если и отступник, то что ему мешает сдать храмовникам? Я для него не просто посторонний человек, а самая настоящая угроза. Разве что испугается, что я сдам его в ответ. Знать бы ещё кто этот самый "его", брат или сестра.
  Терзаемый этими мыслями, я почти не спал той ночью. Каждый раз вздрагивал, слыша чьи-нибудь шаги, опасаясь, что это идут за мной. Не удивительно, что на утро я чувствовал себя совершенно разбитым. Даже успевшие поджить синяки вновь начали ныть. Но всё же за мной никто так и не явился, что немного успокаивало. К обеденному времени я почти взял себя в руки и даже начал подумывать о том, чтобы вновь поговорить с Хоуками. Уже не для удовлетворения собственного любопытства и тем более не для того, чтобы пытаться перетянуть его к нам в Харгрейв, а просто, чтобы самого себя успокоить. Хотя сама по себе идея привлечь мага на свою сторону была крайне заманчивой. И плевать что отступник - я вообще одержимый.
  Но не срослось. Днём состоялся очередной военный совет и на этот раз меня туда пригласили. Меня! На совет, куда обычно приглашают только старших лордов! И без брата! Наверное, впервые в жизни я превзошёл его в чем-то не связанном с магией. Точнее не так - подобных случаев хватало. Взять то же приезд авваров, во время которого Акрис продемонстрировал своё непонимание их порядков. Но вот чтобы мой успех открыто кем-то признавался - такого не припоминалось. И это оказалось неожиданно приятно. Гораздо приятнее, чем просто избежать поражения, что обычно заменяло мне успех.
   Приглашение подчеркивало мой возросший статус. Совсем недавно в глазах окружающих я был просто вторым сыном захолустного банна, которому мало что светило в этой жизни, а сегодня находился подле короля. И это после одной удачной для меня и моей семьи битвы. На собственном опыте я начинал понимать, как многие легендарные герои поднимались на войне. И пусть мы не в Орлее, где удачливый воин имел шансы получить во владение выморочные земли с предлагающимся к ним титулом, но в Ферелдене хватало своих путей. У нас титул это в первую очередь люди, которые готовы идти за тобой. Воины и крестьяне, мелкие землевладельцы и горожане. А за кем идти, как не за прославленным воителем? Кое-кто смог стать тэйрном полагаясь на свою славу и репутацию.
  Правда, мне о таком можно было только мечтать. Случайный успех вряд ли удастся повторить. Более того - нельзя даже пытаться. Вокруг хватает магов и храмовников, которые могут обратить внимание на излишне удачливого юнца. Стоило радоваться тому, что уже получил, даже если сейчас я, как и большинство присутствующих, не относился к тем, кому дано право голоса. Как действовать решали Его Величество и тэйрн Мак-Тир, ещё несколько человек могли высказать своё мнение, но к ним не относился даже наш отец. Большинство было приглашено исключительно для того, чтобы быть в курсе королевских планов.
  - Держись рядом и молчи. Отвечай, только если будут спрашивать, - именно так проинструктировал меня отец, прежде чем мы отправились на место. И он точно знал, о чем говорил.
  Совет проходил на том же месте, где и пир. Только стол там остался только один, тот самый за которым ранее восседал король, но теперь на нём не было ни еды, ни выпивки, а одна только карта округи. Хотя назвать картой развёрнутый свиток пергамента было сложно. Скорее грубый набросок, на котором всё, что южнее Остагара, обозначалось сплошным лесом без каких-либо ориентиров. Но понять где ущелье и где ворота крепости было не сложно, направления тоже были обозначены, а большего не требовалось.
  К тому моменту как все собрались, король что-то негромко обсуждал с постоянно хмурящимся парнем. Тем самым, что на пиру я принял за серого стража. И сейчас это было предельно очевидно. Нагрудник с двухглавым грифоном, гербом ордена, просто не оставлял никаких в том сомнений. Остальные тоже не молчали, собираясь где в небольшие компании, а где и просто переговариваясь с глазу на глаз. Похоже, все ожидали тэйрна Мак-Тира, поскольку как раз его я не наблюдал, а без главного полководца военный совет не имел никакого смысла.
  Долго себя ждать Логейн Мак-Тир не заставил. Вскоре он явился в сопровождении какой-то женщины с гербом Гварена на щите и сходу направился к королю:
   - Новости неутешительные, - остановившись прямо перед картой, мрачно объявил он и обвёл тяжелым взглядом всех, кто с его приходом начал собираться вокруг стола, - за ночь порождения тьмы заполонили округу, мы потеряли половину дозоров, а уцелевшие в голос повторяют про жуткие вопли и смерть из неоткуда. Нас лишают глаз и ушей.
   - Крикуны принялись за дело, - со знанием дела покивал серый страж, - даже опытному солдату не справиться с ними ночью. Будет не разумно посылать людей на юг и стоит усилить посты.
   - Я пришел к тому же выводу и уже отдал приказы, - холодно продолжил тэйрн, - но ночные бестии не единственная наша проблема. Порождения тьмы... их становится много. Очень много. Уже сейчас их больше, чем в прошлый раз и они продолжают прибывать. Мои люди клянутся, что видели огров.
   - Значит, на нас идёт настоящая орда. Наконец-то! - вопреки мрачным новостям, король Кайлан преисполнился воодушевлением. От меня не укрылось, как его пальцы забегали по рукояти висящего на поясе меча. Знаменитый клинок короля Мэрика.
   - Сомнений быть не может, Ваше Величество, - согласился с ним серый страж, - но мы не знаем главного - будет ли с ними архидемон. Пока он жив, мор будет продолжаться. И до того момента, как он появится, мы должны беречь свои силы. Осмелюсь напомнить, что мой орден готов прислать людей по первому же зову.
   - Я помню об этом, но пока в этом нет нужды. Мы будем разбивать орды порождений тьмы столько раз, сколько потребуется, пока архидемон не выползет из своей норы. Остагар неприступен.
  Прозвучало это так, словно эта тема уже неоднократно поднималась. Король буквально на мгновение опередил Мак-Тира, который точно собирался что-то сказать по этому поводу. И судя по его недовольному виду, вряд ли что-то хорошее. О том, что он категорически против пропуска чужих войск на земли Ферелдена не слышал только ленивый. Но я как-то не думал, что это касалось и Серых Стражей из других земель. Это ведь Серые Стражи! Хотя, в истории нашего королевства даже этот почетный орден успел показать себя не с лучшей стороны. Но всё же это было давно и тогда не было мора, а он многое меняет. Как гласил их девиз - "победа в войне, бдительность в мире, жертвенность в смерти".
   - Вы недооцениваете порождений тьмы, - упрямо добавил Страж, - это не просто тупая орда. Они способны не только давить своей силой и численностью, но и смертельно удивить своей хитростью.
   - А вы недооцениваете народ Ферелдена, - отрезал тэйрн Логейн и шагнул к Серому Стражу, буквально нависнув над ним. Разница в габаритах была более чем заметной, - и мало смыслите в тактике. Нет смысла собирать большую армию, если нет возможности её задействовать. Чтобы надёжно перекрыть ущелье хватит и половины наших сил. Остальные - кулак для ответного удара. Если мы соберём больше войск, то они будут протирать задницы в лагере и впустую переводить жратву. Соглашусь только с тем, что мы должны беречь своих людей. Учитывая количество порождений тьмы, будет неразумно вновь встречать их лицом к лицу.
   Парень явно стушевался под таким напором и поник. Будь на его месте командор ордена и, возможно, мы бы стали свидетелями жаркого спора. Но он отсутствовал, и получилось так, как получилось. Молодого Стража задавили опытом и авторитетом.
   -- Спокойнее, друг мой, - король в свою очередь положил руку на плечо Логйена, переключая его внимание на себя, - Серые Стражи прославились как воины, а не как стратеги. У всех нас своя роль. Меня больше удивляет, что ты предлагаешь занять оборону. Не ты ли всегда учил меня, что защищаясь войну не выиграть?
  Получилось крайне своевременно и это заставило меня взглянуть на короля по-новому. Простак не смог бы так своевременно пресечь разгорающийся конфликт. И плевать, что смена темы получилась далеко не плавной. Но главное она состоялась.
   - Так и есть. Поэтому мы будем не просто удерживать ущелье, а заманивать их в него.
   Как оказалось, у Логейна Мак-Тира уже был продуман план дальнейших действий. Он предлагал разделить армию на две части. Одна должна будет держать ущелье, не давая порождениям тьмы пройти на север или взять крепость в окружение. Вторая останется за стенами, которые практически нереально взять штурмом. Орда либо сточит зубы о крепость, либо поляжет под обстрелом в ущелье. А если порождения тьмы все силы бросят на прорыв или покажется архидемон, то можно будет выйти из крепости, обойти их по юго-восточному склону и запереть их внизу. Решить вопрос одним ударом.
  Вторя своим словам Логейн Мак-Тир прямо на карте показал, что имеет в виду. И, на мой взгляд, план казался хорошим. Зачем рисковать, если можно просто обескровить орду? Тем более, что сам по себе Остагар располагал именно к такой тактике и в долгом противостоянии у армии Ферелдена были все преимущества. Крепость располагалась на выходе из ущелья, и её бастионы стояли с обеих сторон, которые были соединены между собой каменным мостом. Сам по себе проход снизу не был полностью перекрыт, но пройти по нему при живых защитниках сложно. Позиция укреплена, а стрелы будут лететь со всех сторон в прямом смысле этого слова: из-за спин держащих ущелье воинов, с моста и бастионов. А ведь есть ещё маги и баллисты. Последние пусть и не могли стрелять вниз под большим углом, но вполне могли бить по диагонали вдоль ущелья. Ну и само собой у королевской армии не будет проблем со снабжением. Как по мне - идеальная позиция для обороны.
  Понимали это и остальные, на что накладывался ещё авторитет полководца, так что спорить с самим Логейном желающих не было. Звучали только уточнения. А после них пошли обсуждения деталей и распределение ролей. Кто, с кем и где. И вот эта часть затянулась надолго. В прошлой битве всё было просто, всё войско было собрано в один кулак под прямым управлением, а теперь требовалось распределить силы, и тут у каждого было своё мнение. Кто-то хотел показать себя, кто-то наоборот не желал рисковать. Но у каждого под началом были разные отряды, от чего также многое зависело. Так что тут скорее стоило удивляться, что решить вопрос удалось за один день и без кровопролития.
  Но военным советом день себя не исчерпал: вернулся командор Серых Стражей, вместе с последними рекрутами ордена. Мне даже посчастливилось его увидеть - он прошел совсем рядом с нами. С ним в крепость пришла разношёрстая компания в два десятка человек, где смешались хорошо снаряженные воины, один так вообще вполне тянул на рыцаря, и подозрительные оборванцы. И не только человек - среди новобранцев ордена Серых Стражей затесались трое эльфов и один гном. Но за проведённое в Остагаре время другие расы стали примелькавшейся обыденностью, так что это я отметил скорее по привычке.
  А вот командор легендарного ордена был мне интересен. Это оказался мужчина средних лет со смуглой кожей, тёмными волосами и бородой, что выдавало в нём уроженца северных земель. Или полукровку. Он сходу показался мне очень опасным - буквально каждое движение выдавало в нём опытного бойца. Причем не просто хорошо натасканного воина и прошедшего множество схваток воина, а нечто большее. В отцовой дружине хватало лихих рубак, но то, как он плавно и уверенно двигался, резко выделялось. Да ещё и за спиной у него виднелись рукояти двух мечей - навряд ли это простая показуха, а обоерукие воины всегда были большой редкостью.
  Сама по себе возможность его увидеть появилась именно благодаря военному собранию. Оно как раз заканчивалась, и отец отправил меня к нашим шатрам, когда показалась эта процессия. Собственно именно отец и сказал мне, кем является этот человек, иначе я просто посчитал бы его странным чужаком. Символа своего ордена командор не носил.
  ***
  Не знаю, как отец этого добился, но наше с братом местом оказалось внутри крепости. А ведь король без раздумий решил, что он возглавит ту часть армии, что будет перекрывать ущелье, и собирался собрать подле себя всех, кто ему приглянулся. Само собой я и Акрис были в их числе. Но отец как-то устроил, что между нами разделили ополчение Харгрейва и поставили его в замке. Да ещё и в качестве гарнизона, то есть даже в вылазку в случае чего идти предстояло не нам. Наверное, он сослался на то, что мы ещё не оправились после прошлого боя. Иных веских причин для отказа Его Величеству просто не придумывалось, а злить его Аксель Харгрейв точно не стал бы. Хотя и этого было маловато. Были у меня подозрения, что отец неспроста вместе с дружиной оказался среди защитников ущелья.
  Само собой мы отправились осматривать место. Стеной это назвать было сложно, просто участок крепости, подходящий к самому ущелью и, казалось, даже немного нависающий над краем. Никаких укреплений здесь не имелось, только каменный парапет, но они и не требовались. Достать стрелой обороняющихся было вполне реально, ущелье не настолько глубокое, но поставив себя на место стоящего внизу стрелка, я быстро понял, что попасть смогу разве что случайно. Высоко, под большим углом, и стрела это не заклинание - прямо не летает. К тому же у стрелка не будет возможности спокойно прицелиться. Тут нужен настоящий мастер, а их, насколько я слышал, среди порождений тьмы не водилось.
  А вот нам сверху-вниз стрелять сплошное раздолье. Если представить, что всё пространство внизу заполонят враги, то тут даже целиться не нужно. Точнее нужно, но мишень будет размером аккурат со всю дорогу внизу. Любой новичок справится. Не удивительно, что сюда ставили именно солдат ополчения. Дружины они нужны будут внизу и в случае вылазки. Все, до последнего человека - основа войска как-никак. Рыцари и лорды малочисленны, ополчение слабо и плохо вооружено, а вот пара тысяч тех, кто выбрал войну своим ремеслом - это большая сила.
  - Не хотел бы я оказаться среди тех, кто будет пытаться прорваться под крепостью, - похоже, стоящего рядом Акриса посещали схожие мысли. Его аж передёрнуло, видать представил себя именно в этой роли.
  - Аламаррии смогли взять крепость только когда Тевинтер сам её оставил, - напомнил я, об истории Остагара и её тесной связью с образованием Ферелдена.
  Сейчас я отчетливо понимал, почему крепость стала легендарной. Непреступных крепостей всегда хватало - даже деревянные авварские укрепления на узких горных перевалах поди возьми штурмом. Выбери правильное место, да не поскупись на камень с мастеровыми и получишь место, которое сможет долго удерживать даже небольшой гарнизон. Но Остагар не просто перекрывал ущелье, он был создан как одна огромная ловушка, для перемалывания орд дикарей с юга. Подходы к обоим бастионам словно приглашали врага на штурм по довольно узким тропкам, а отсутствие глухой стены в самом ущелье зазывало попробовать пробиться под крепостью. Малым гарнизоном этот проход не удержать, никакие лучники не помогут, зато две-три тысячи спокойно перебьют пару десятков. Такое вот гостеприимство по-тевинтерски. Или уже по-ферелденски?
  - Каждый день себе об этом напоминаю, - хмыкнул в ответ брат, продолжая при этом отстранённо смотреть на дно ущелья, - радуюсь, что мор идёт именно с юга. Представляешь, что бы было, если бы порождения тьмы посыпались на нас с Морозных Гор?
  Представить было не сложно - настал мой черёд неуютно дернуть плечами. Инджхолл и Западные Холмы пали бы быстрее, чем удалось бы собрать хоть какую-то армию, и не пустить порождений тьмы во внутренние земли и Баннорн получилось бы только чудом. А там даже если удастся покончить с мором, то от Ферелдена почти ничего не останется. Можно сколько угодно ненавидеть Орлей, но империя никогда не стремилась уничтожить население нашего королевства, а порождения тьмы займутся именно этим. Они не знают ни жалости, ни милосердия.
  - Да, нам повезло. Остагар никаким порождениям тьмы не взять. Разве что из воздуха прямо в крепости появятся, - и это были не просто слова. Крепость вселяла уверенность, что этот мор может быть не такой долгий и опустошительный, как прошлые.
  - Кстати, слышал последние слухи? - довольно резко сменил тему Акрис. И это говорило само за себя. Он точно не из тех, кто любит обсуждать пустой трёп. Значит, услышал что-то действительно интересное.
  - Нет, - пояснять, что у меня просто не было на это времени, я не стал.
  - Ну да, ты же с отцом ходил, - кивнул брат, - так вот - говорят, Рэндон Хоу захватил замок Кусландов и объявил себя новым тэйрном Хайевера.
  Честно говоря, услышав подобную дикость, я несколько оторопел. Откровенная же глупость, в которую никто не поверит. Следом решил, что Акрис решил надо мной подшутить, но тот отвлёкся от ущелья и серьёзно смотрел на меня, ожидая ответа.
  - А сразу королём он себя не объявил? - не удержавшись, фыркнул я, - у эрла Хоу сомнительная репутация, но дураком его никто не считает. А нужно быть полным дураком, чтобы затеять подобное. Напасть на своего сюзерена, да ещё после того как король объявил сбор? Никакой повод не спасёт от обвинения в измене и былые заслуги не спасут. Повезёт, если казнят только его самого, а не всю семью.
  - Я тоже так подумал. Но кто станет шутить такими вещами? А ещё я с полудня не видел никого из людей кусландов. Думаешь, совпадение?
  Я не нашелся, что ответить. Раз Акрис так сказал, значит и слышал и видел именно то, о чем сказал. Но поверить в то, что кто-то мог пойти на откровенную авантюру в такой момент - было сложно.
  
  Глава 10.
  
  - Помоги нам Создатель.
  - Сколько же их там?
  - Андрасте, заступница...
  Эти и подобные им восклицания звучали со всех сторон. Люди судорожно стискивали своё оружие, а некоторые даже инстинктивно пятились, словно это могло их защитить. Я и сам не мог одолеть охватившую меня оторопь. И у того были более чем веские причины. Наш участок крепости может и отходил к ущелью, но вдоль него всё равно просматривалась часть бескрайних лесов юга. И сейчас ночной лес освещался бесчисленным множеством огоньков, которые неторопливой волной приближались к Остагару. Численность приближающейся орды порождений тьмы измерялась не в тысячах, а в десятках тысяч. Такое зрелище никого равнодушным не оставит.
  Уверен, все судорожно вспоминали легенды, баллады и просто страшные сказки, в которых говорилось о Морах и порождениях тьмы. Даже с учетом того, что я уже бывал в бою, у меня в голове всё это так и крутилось, внутри расползался липкий страх. Тварей в разы больше чем нас. Даже людская армия таких размеров вгонит в ступор, что уж говорить о проклятой Создателем породе. Непонятно было только одно - на кой эти твари используют факелы? Серые Стражи охотно делились своими знаниями со всеми желающими, и я уже знал, что порождения тьмы хорошо видят в темноте. Они ведь обычно живут под землёй. Так что свет им особо не нужен. Выходило, всё это было сделано для нас? Нас попросту пугали. И, надо признать, получалось у них очень даже неплохо...
  Догадка помогла быстро взять себя в руки и заняться делом. А может причина в том, что как раз в этот момент кто-то неподалёку начал особенно громко костерить своих людей, на чем свет стоит.
  - Не раскисать! - последовав этому примеру, прикрикнул я, заодно отвешивая затрещины ближайшим ополченцам. Это помогло привлечь их внимание, но с виду кожаный шлем одного из них оказался с железной подкладкой, отчего я едва не отшиб руку, - порождений тьмы может и много, но какое это имеет значение? Сколько бы не пришло, атаковать нас сможет лишь малая часть. Пусть лезут на стены или в ущелье - стрел у нас запасено в избытке. Всем хватит! Остагар ещё никогда не брали штурмом, и если будем стоять на своём, нам никакой враг не страшен. А если кто думает сбежать, то пусть сначала крепко подумает - где будет прятаться сам и как сбережет семью, если орда кровожадный тварей пойдёт по землям. Всем понятно?!
  Мои слова никак не могли разом всех успокоить, но их хотя бы слушали и мотали на ус. Вчерашние охотники, рыболовы и рудокопы вспоминали то, что им вдалбливали в головы на протяжении недель. Я ведь говорил простые вещи, о которых так легко забыть. Так что может спокойствия своему воинству я и не вернул, тут самому бы успокоиться, но возможную панику на пустом месте точно пресёк. Хотя всё же не думаю, что до неё бы дошло. Бежать из крепости всё равно не куда, все ворота заперты, а что ждёт дезертиров тоже известно всем и каждому.
  - Понять то понятно, баннич, да только всё одно... страшновато, - честно признался одни плечистый, вдвое шире моего, мужик, как-то неуверенно на меня поглядывая. Такого от здоровенного детины точно не ждёшь. В другой ситуации это могло бы показаться комичным, но сейчас точно было не до смеху.
  - Мне тоже не по себе, - не стал скрывать я, но и взгляда прятать тоже не стал. Прямо посмотрел прямо в глазах и со всей уверенность, на которую был способен, произнёс, - но страх это хорошо, меньше глупостей наделаем. А вот головы терять нельзя. У нас есть приказ, и мы его выполним.
  - Не робейте, мужики, - неожиданно пришел мне на помощь Зан, поигрывая своей секирой. То ли лихость демонстрируя, то ли попросту запугивая. Чего не знаю, того не знаю. Отец приставил его ко мне, но скорее как личного телохранителя. И уж тем более он не из тех людей, от кого можно ждать подобной инициативы, - со стен стрелы метать всяко проще, чем лицом к лицу в сечи схлестнуться. А тут так вообще хорошо. На стену никто не залезет и в ответку хрен что прилетит.
  - Именно, - не теряясь, поддакнул я ближнику отца. А чего стесняться, если опытный дружинник дело говорит? - так что напоминаю: стоим на позиции, стреляем, один колчан и смена. Если магией приложат - отходим. Кого заденет, оттаскивать под навес.
  Всё было оговорено и неоднократно повторено, но сейчас было совсем нелишним повторить это своим людям ещё раз. А то мало ли. Уж больно обстановка нервная. И вид всё ближе подбирающегося врага настроения не улучшал. Не знаю, может брат со своим отрядом справляется лучше, но по мне так у людей были все поводы для испуга. Это в прошлый раз мы быстро перебили уступающий в численности отряд порождений тьмы, а сейчас так просто не будет. Хорошо хоть не нам принимать на себя натиск орды - этого ополчение могло и не выдержать. Король с советниками явно это учитывали, когда решали где чьё место, за что честь им и хвала. Ну и отцу, конечно, раз он не дал кинуть нас в самую рубку.
  Орда продолжала приближаться. Ещё немного и в неё полетят первые стрелы с заклинаниями. По крепости волной пошли выкрики первых команд, сливающиеся в неразборчивый гомон. Это невольно заставляло задуматься о том, как сложно руководить обороной крепости, а то и целого города. Общие команды во время прошлой битвы, наверное, и я бы смог отдать. Может не совсем своевременно, но смог бы. А тут армию разделили на десятки отрядов, каждый из которых имеет свои место и роль. Но битва на то и битва, чтобы быть непредсказуемой. И помчатся десятки гонцов с командами от полководца, чтобы заставить двигаться эту разрозненную массу как единое целое. Та ещё задачка.
  Момент начала боя неожиданно отчётливо выделился - в какой-то момент к крикам людей добавились визги порождений тьмы. Не иначе как первые стрелы нашли свои жертвы. И с каждым мигом визгов этих становилось всё больше. Прошло совсем немного времени, и первые твари показались в ущелье. Многие из них тут же полегли под обстрелом, но это не могло остановить живую реку. Вот уж правильно слово для названия выбрали - орда.
  - Целься! - прозвучавший чуть в стороне крик Акриса, стал для меня ожидаемым сигналом.
  - Целься! - подхватил я.
  - Огонь! - последующая команда прозвучала единым выкриком. Порождения тьмы уже были под нами.
  Хлопки спущенной тетивы оказались столь же едины, и вниз с тихим, но вместе с тем отчётливым вопреки общему шуму, шелестом-свистом устремилось более сотни стрел. Сложно было сказать, кто и куда попал, но промахнуться мимо такой оравы было бы ещё сложнее. Особенно когда стреляешь прямой наводкой.
  - Огонь! - второй залп. И ещё один. Но результат обстрела был едва заметен, хотя стреляли далеко не только мы. Так много внизу было порождений тьмы. Куда заметней был результат у разом брошенных копий, что знатно проредили первые ряды тварей. Но как и в прошлый раз остановить порождений тьмы было невозможно.
  Кркрак! Стук столкновения орды со стеной щитов так и ударил по ушам. Казалось, он только усилился, многократно отражаясь о стены ущелья. Внизу завязалась отчаянная рубка, но ферелденцы не дрогнули, и орда начала останавливаться и скапливаться, собираясь в огромную плотную кучу. Идеальная мишень, в которую даже самый косорукий крестьянин, впервые в жизни увидевший лук - не промахнётся. А то, что порождения тьмы подняли над головами щиты, так это их не спасёт.
  - Бей по готовности! - на этот раз я опередил брата. Или просто не услышал его в царящем вокруг гомоне.
  Поток стрел сразу стал размываться. Даже в дружине воины стреляют по-разному, а в ополчении вообще лупят кто во что горазд, так что свободная стрельба куда эффективнее, чем на силу собранный залп. Но атакующую волну врага нужно было хоть как-то смешать, не дать ударить одним кулаком и проломить строй. Для того всё и делалось, а теперь нужда отпала. Хотя куда эффективнее с этой задачей справились бы маги, но они в бой вступать не спешили. Пока что я даже захудалого огненного шара или чахлой молнии не видел, не то что буйство стихий, показанное нам в прошлый раз.
  Глядя на то, как внизу десятками гибнут твари, неспособные потеснить защитников ущелья, я невольно ощущал острое желание взяться за лук. А ещё лучше на деле опробовать всё то, чему учила меня наставница. Но нельзя! С магией то ладно, к запрету я давно привык, но лук... отец настрого запретил нам присоединяться к стрелкам. Мы должны руководить отрядами, следить, чтобы наши люди не увлекались, и ждать новых приказов, если таковые появятся. Приставленные отцом телохранители не в последнюю очередь следили именно за этим, чтобы мы сами не увлекались.
  То ли дело в расстоянии и нашем положении, то ли ещё в чем, но сама битва разительно отличалась от прошлой. Тогда зрелищ полностью поглотило меня, а потом и сам круговорот рубки втянул в себя. Сейчас же всё было как-то... рутинно. Ферелденская пехота встала и встала крепко, похоже, даже не пытаясь огрызаться. Воины просто сдерживали врага стеной щитов, оставляя стрелкам право на сбор кровавого урожая. Понятное дело, порождения тьмы покорно стоять и умирать не хотели, а потому наверняка пытались развалить строй и устроить кровавую вакханалию, но пока у них этого не получалось. Да, люди гибли, и небольшие зазоры в строю возникали, но опытные воины вклиниться в них врагу не давали. Всё шло прямо как обсуждалось на совете.
  Вот уже самые быстрые стрелки отошли назад, освобождая место сменщикам. Постепенно прошла полная смена, давая людям передышку и возможность заполнить колчаны. А потом они вновь поменялись местами. Порождения тьмы внизу продолжали переть вперёд на свою погибель, а среди моих людей пока даже раненых не было. От того потрясения, что сковало ополченцев перед боем, уже и следа не осталось. На смену ему пришел злой азарт. Так и слышались выкрики: "Вот тебе!", "Получай, тварь", "Видел, как я его?" и множество им подобных. Так глядишь, и биться об заклад начнут.
  Всё складывалось как-то чересчур хорошо. Осторожно перегнувшись через бортик, я внимательнее всмотрелся в орду тварей, но не увидел ни одного огра. Только гарлоки и генклоки, которых попросту перемалывали. Словно ущелье это гигантские жернова. И это было странно. Да, порождения тьмы сильны и способны вогнать в трепет одним своим видом, их яростный натиск не прекращается, они не отступают. Но на этом и всё - хорошо подготовленную позицию или замок им не взять, если там в достатке защитников. И это воспетый в легендах Мор, которого все так боялись? Мор, опустошивший земли и надломивший мощь Тевинтера времён своего расцвета? Нет, что-то тут не так. Самых опасных монстров и, что самое главное, их магов - не наблюдалось. А ведь именно о них нас предупреждали серые стражи.
  С громогласным треском, от которого многие невольно присели или попятились назад, с неба сорвались три неестественно ровные молнии, ударившие в самое дно ущелья. Но не исчезли, а поползли в разные стороны, ветвясь разрядами, словно дерево корнями. И тем, кого задевали "корни", приходилось туго. Даже несмотря на несмолкающие вокруг крики, треск и металлический звон - многоголосый вопль-вой был слышен особенно отчетливо. А в нос ударил мерзкий запах палёного мяса, хотя я точно знал, что учуять этот смрад с такого расстояния никак не мог.
  Маги вступили в бой и, казалось, что их прирученные молнии так и продолжат свой путь, попросту уничтожив всё живое на своём пути. Но нет. Откуда-то со стороны леса вылетел тёмный каплеобразный сгусток и влетел в самое основание молнии, отчего вновь громыхнуло и заклинание рассеялось без следа. Вот и маги порождения тьмы дали о себе знать. А заодно я понял, почему не видно простых заклинаний. Маги с обеих сторон не разменивались на мелочи, сражались на своём плане, пытаясь нанести мощный, способный преломить исход боя удар. И одновременно пресекали подобные попытки врага.
  Я мало что знал о такой магии. Не владел ею, в тайне учиться такому попросту невозможно, и только слышал о ней в общих словах. Маги собирались в так называемые звезды и использовали чистый лириум, как источник маны, для воистину мощных заклинаний. Сложная, слаженная работа нескольких заклинателей, не терпящая спешки и ошибок. Помарка даже одного из участников звезды могла привести к тому, что всё эта мана пойдёт вразнос с непредсказуемым эффектом. Может просто ветер поднимется или трава в рост пойдёт прямо на камнях, а может всех кто окажется рядом перемелет в мелкий фарш. Как учила меня наставница, аввары иначе добивались подобного результата. Они договаривались с каким-нибудь духом, который направлял их усилия, становясь своеобразным проводником. Это может и урезало конечную мощь, но зато было куда безопаснее.
  - Баннич, - легшая на плечо рука и прозвучавший голос Зана заставили меня отвлечься от созерцания вечернего неба.
  Обернувшись, я вопросительно глянул на него, в ответ на что ближник отца безмолвно ткнул пальцем вглубь крепости. Проследив взглядом за этим направлением, я тут же увидел, что там, около башни Ишала идёт какая-то непонятная возня. Люди хаотично метались в разные стороны, кто-то стрелял в сторону башни. И что бы это могло значить? Какое-то заклинание, вогнало людей в панику? Или что? Не могли же порождения тьмы появиться прямо посреди крепости. Заклинаний перемещения не существует - это все знают. А предательство в нашем случае невозможно. На чью сторону переходить? Присягать порождениям тьмы? Смешно.
  Однако мне было совсем не весело. Я не знал что делать, а гонцов с новыми приказами не наблюдалось. Так я и стоял в растерянности, пока не увидел, как бившие в сторону башни стрелки начали разбегаться, а прямо на отступающих набрасываются какие-то фигуры. И это лишало значимости все вопросы - вот он враг и навряд ли он испарится, узнав, что его тут не может быть. Время для вопросов ушло.
  Недолго думая, я повернулся туда, где стояли наши люди под руководством брата, но высмотреть его не удалось. Как назло в этот момент часть ополчения отошла назад, перекрывая обзор.
  - Зан, найди Акриса, - ничего другого мне просто в голову не пришло. Я не знал, видел ли брат то, что сейчас наблюдал я, и не особо надеялся на то, что него будет какой-то план, но в любом случае действовать мы должны вместе.
  Телохранитель кивнул и тяжело побежал мимо моих, продолжающих беззаботно стрелять вниз ополченцев, к тем, что возглавлял мой брат. Благо, это было недалеко. А я, снедаемый неприятным предчувствием, вновь вернулся к бортику и посмотрел вниз. Глаз почти сразу зацепился за десятки огромных, вдвое-втрое больше обычных порождений тьмы фигур, что появились со стороны входа в ущелья и резво двигались к строю ферелденцев, перед которым уже образовывался целый завал из тел убитых тварей. Но это новоявленное "укрепление" не показалось мне хоть сколько-нибудь значимым. Потому что в бой шли огры... Не требовалось особого ума чтобы понять - никакая стена щитов этих громадин не удержит. Их нужно расстрелять на подходе иначе строй рухнет. Его разорвут, как лист пергамента. А дальше будет уже неважно, смогут воины перебить этих огромных тварей или нет.
  Нужно что-то делать, но что? С одной стороны огры, за спиной неизвестно откуда взявшийся враг, с которым тоже нужно что-то делать, а ударный кулак тейрна Логейна находится по ту сторону моста, около ворот. И даже не известно, в курсе ли он или нет. Ухватившись за последнюю мысль, я пробежался взглядом по свободным пока ополченцам - мне нужен был кто-то на роль гонца. Даже если тейрн всё уже знает, то страховка лишней не будет. А мы... а мы пока попытаемся что-то придумать. В конце концов, в этой части крепости стоит не только ополчение Харгрейва.
  
  Глава 11.
  
  - Отступаем! Все назад, отходим! - стараясь пересилить царящий вокруг шум, орал Акрис, - да куда ты так ломанулся, отрыжка создателя, вместе держимся, вместе!
  И это помогало, хотя не меньший вклад в наведение порядка вносил верный Зан, который, повинуясь его слову, как нашкодивших котят брал за шкирку самых ретивых и, встряхнув, ставил обратно на ноги. Тут кто угодно придёт в чувства. Совсем потерявшие голову люди потихоньку опамятовались, борясь кто с захлестнувшей яростью, кто с одолевающим ужасом. Даже навалившееся на меня ощущение пустоты, ненадолго отступило. Оно вернётся, я твёрдо это понимал, но не сейчас, а когда будет возможность подумать о чем-то кроме выживания. ЕСЛИ эта возможность будет.
  Понукаемый братом отряд, в который сбились около двух сотен наших людей и десятки таких же растерянных, лишившихся командиров или просто отбившихся от своих, ополченцев, тронулся в сторону северных врат - единственного пути к спасению. Туда же ломились и все остальные, кто сдуру решил спасать свою шкуру в одиночку, но их лихо подрезали возникающие то тут то там порождения тьмы. Пока их были единицы, и их легко можно было бы перебить, проложив путь наружу для всех защитников крепости, но кто сейчас об этом дума? А командовать всеми было некому. При этом сами твари действовали на удивление разумно и к нашему отряду почти не лезли. А те, что всё-таки совершали подобную глупость, быстро оказывались в грязи с пробитой башкой или вспоротым брюхом.
  - Ходу, ходу!
  Как всё хорошо начиналось и как быстро все планы пошли прахом, превращая реальность в кошмар наяву. Запереть врага в ущелье? Устроить порождениям тьмы дождь из стрел и истреблять их сотнями? Отсутствие потерь среди своих? Реальность оказалась куда жестче, и на деле то, что мы сохранили большую часть наших людей, уже было маленьким чудом. Чудом по имени Акрис Харгрейв. Далеко не у всех получилось даже это. Остальные полегли внутри, во внезапно ставшей смертельной ловушкой крепости или гибли, пытаясь сбежать из неё.
  Хотя главным нашим врагом оказались не проникшие в крепость порождения тьмы. Даже так мы, люди, могли бы выстоять против этой свирепой злобы. Самым страшным врагом оказалась паника. Её не сразить ни мечом, ни копьём, ни стрелой. Даже магия была тут бессильна. И, что самое главное, ни одна баллада, ни одна история отца не рассказывала о том, как сильное войско может превратиться в испуганную, безвольную толпу людей, которые добровольно подставляют врагу беззащитное горло.
  А ведь когда посреди нашей части Остагара словно из воздуха появились порождения тьмы, то всё оказалось не так плохо. Около тысячи ополченцев защищали стены на этой стороне ущелья, а с другой стояло ещё и четырёхтысячное войско тэйрна Логейна. Врагов при этом было не особо много - сотня тварей, может быть две, но не более того. Как мне казалось, опасность в первую очередь представляла возникшая неразбериха. Никто из нас не ждал подобного удара в спину. Но потом стало известно, что твари лезут из башни Ишала, а посланные гонцы вернулись с приказом тэйрна - выделить всех свободных людей для сдерживания прорыва и ждать отряда, который прорвётся в саму башню. От них же стало известно, что на той стороне всё спокойно. Это успокоило и дало ощущение, что ситуация под контролем.
   На первых порах нам даже сопутствовал успех. У нас с братом на двоих было триста семнадцать человек ополчения, из которых половину мы оставили на месте, с приказом продолжать стрелять пока руки не отсохнут, а вместе со второй отправились к башне, где объединились с другими отрядами и начали выдавливать порождений тьмы обратно к башне. А там ещё и небольшой отряд серых стражей в сопровождении двух магов подтянулся, видимо то самое подкрепление. Общими усилиями мы перебили всех тварей, попросту засыпав стрелами отчего до нас добежали считанные единицы порождений тьмы, которых без затей приняли на копья. Это даже боем назвать было нельзя. После стражи вместе с примкнувшим к ним отрядом добровольцев направили внутрь, а остальные вернулись по своим местам. Казалось бы, всё снова хорошо. Но не тут-то было.
  Пока мы подавляли прорыв, в ущелье дела шли не самым лучшим образом. Не имевшие возможности смениться лучники начали выдыхаться, что сказалось на скорости стрельбы, а порождения тьмы наоборот усилили натиск не считаясь с потерями. Словно их вела единая воля. Дружины держались, но того монолитного строя, легко удерживающего врага на месте, уже не было - сумевшие дойти огры и маги сделали своё дело. Строй ферелденцев превратился в несколько точек плотной обороны, рядом с которыми кипела отчаянная рубка. Благо, опытные воины успели выгадать себе достаточно пространство, одни подались назад, а другие напротив отчаянно ломанулись вперёд, чтобы теснота нарушенного строя не сковала их действий. Тем не менее, было понятно, что ситуация складывалась не в нашу пользу. Невзирая на чудовищные потери из-за продолжающих обстрел лучников, баллист и магов, порождения тьмы продолжали рваться в атаку, и их больше не удавалось сдерживать малой кровью, а значит, всё решало количество. И тут у них было очевидное преимущество.
   Нужно было срочно помочь защитникам ущелья. Выйти из крепости и ударить. Даже если не получится опрокинуть врага и обратить его в бегство, то хоть выгадать для защитников ущелья время, чтобы перестроиться, а там и обратно в крепость можно отступить. Других вариантов лично я не видел. Но, похоже, тэйрн Логейн имел другое мнение и чего-то выжидал. Сигналом к контратаке должен был стать огонь, зажжённый на вершине башни - отличный знак, который увидят все. Но его всё не было и не было.
  Не знаю, сколько держалось это хрупкое равновесие. Казалось, что совсем недолго, но вместе с тем наши стрелки уже успели извести изрядную часть заготовленных стрел. А ведь их перед битвой натаскали столько, что можно было запалить неслабый костёр. Всё чаще о себе стали давать маги. Но не теми громоздкими заклинаниями, что способны преломить ход боя, а вполне обычными молниями и огненными шарами. Уверен, там было и много чего ещё, но в сумерках яркие вспышки этих стихи затмевали всё остальное.
   И вот сигнальный огонь всё же зажжен, что вызвало немалое воодушевление. Людской рёв, поднявшийся из ущелья, и вид того, как воспрявшие духом воины с новыми силами бросаются на порождений тьмы, казались переломной точкой битвы. Но именно тогда из башни вновь повалили новые твари, причем стало их куда больше прежнего. На этот раз застать защитников врасплох у них не получилось, но и так быстро подавить прорыв не было никакой возможности. Врагов стало больше, а вместо помощи нам прислали приказ только приказ - держаться.
  И мы держались, хотя с неопытным ополчением драться против порождений тьмы оказалось совсем не просто. Тут одними стрелами было уже не отделаться, а в стычке ополченцев было не сравнить с опытными дружинниками. Слишком уж различались навыки и снаряжение. Пошли первые потери среди наших людей, отчего Акрис аж потемнел лицом. Для меня не было загадкой о чем он думал - там гибли наши люди, родившиеся, выросшие и живущие на наших землях. А их он изъездил вдоль и поперёк. Некоторых из ополченцев он наверняка знал до войны, либо знал семьи, из которых они вышли. Мне в этом плане было куда легче. А ещё его корёжило собственное бессилие, ведь отвести своих людей нельзя, но при этом Зан и Бастиан наотрез отказывались пускать нас ближе к бою, заставляя оставаться в стороне и на виду. С приказом отца брат спорить не мог. А я хотел, но не мог ничем ему помочь, например, попытавшись повторить ту необычную магию, что позволила нам уцелеть в прошлом бою. Но наши телохранители исключали и это.
  А потом всё просто развалилось. Переход получился резким и хорошо заметным. Сложно не заметить идущие единой волной панические вопли - "король убит!". Южные стены ещё держались и сил, чтобы удерживать выход из башни Ишала тоже хватало. Нашу сторону крепости ещё можно было защищать, но воины начали отступать. Сначала одиночки, которых пытались остановить. Одного прямо на моих глаза попросту зарубил какой-то рассвирепевший рыцарь, но это не помогало. Одиночки превратились в небольшие группы, и вскоре отступление превратилось в повальное бегство.
  Тогда-то брат и взял дело в свои руки. Взял ответственность, за которую легко можно лишиться головы - приказал отступать. Ещё хватало тех, кто продолжал сражаться, и мы предавали их, но это позволило сохранить хоть какое-то подобие организации и спасти своих людей. А битва... битва уже была проиграна. Это понимали все. Наверное, даже те, кто продолжал крушить порождений тьмы. Но вряд ли многие задумывались о том, что это значило. Слишком мало тех, кто подобно мне не учувствовал в боях и потому сохранил холодную голову. Но я понимал, и это понимание лишало меня всякой воли.
  Вместе с общим потоком бегущих защитников крепости нас вынесло через распахнутые северные ворота и понесло по крутой тропе ко дну ущелья. И как только ноги не переломали? Но спуск был преодолён и перед нами предстал частокол, что отделял лагерь от ущелья. Если к тому моменту у кого-то и сохранялась надежда на то, что всё ещё может измениться, то в тот момент она должна была окончательно умереть. Помосты стен и вышки пустовали. Небольшой резерв, что должен был охранять лагерь, то ли сбежал, то ли ещё что. Дорога на север была совершенно беззащитна...
  - Занимаем ворота! - громко объявил Акрис, отвечая на вопрос, что крутился у меня и, наверняка, у всех остальных в головах, - охотники и все, кто хорош с луком - на стены. Остальные передают им стрелы и держат проход. И факелы! Нам нужно как можно больше света!
  - Баннич, нас слишком мало.
  - Плевать! Там, - брат указал в сторону ущелья, - наш отец и дружина! Там воины Ферелдена, которые продолжают сражаться! Многие выйдут, смогут пробиться. И до тех пор, мы не отступим ни на шаг. Будет бить всех порождений тьмы, что осмелятся сунуться сюда.
  Слова Акриса оказались встречены робкой, но всё же поддержкой. Люди были измотаны, но скорее духовно, нежели телесно. Многие были близки к тому, чтобы бежать без оглядки, как поступили многие другие. Но всё же предавать своих никто не хотел. Да, мы отступили из крепости, но в первую очередь потому, что она уже была обречена. А тут ещё можно было продержаться. Более того, от этого зависили жизни сотен таких же воинов.
  Ну а я словно очнулся. С того момента, как началось отступление, все мои мысли крутились вокруг того, что отец мёртв. Но Акрис был прав - он мог быть жив. И ему нужна наша помощь. Многим другим - тоже. А значит, нужно действовать. И я был полон сил для этого. Внутри крепла решимость прибегнуть к магии, если будет таковая нужда. А дух откликался поддержкой - ему нравился мой настрой.
  - А что дальше? - совсем негромко, так чтобы остальные не слышал, спросил Бастиан, - сейчас мы можем уйти, потом такой возможности не будет. Ваш отец приказал...
  - Наш отец поймёт, - отрезал брат, - будем держаться столько, сколько сможем.
   - А потом закроем ворота и постараемся оторваться, - обретя решимость, добавил я.
  - Частокол это не крепостные стены, они его быстро перелезут и откроют ворота. А уйти от порождений тьмы ночью мы не сможем.
  - Значит подожжем их, - доводы Бастиана не произвели на меня впечатления, - дерева тут не жалели, полыхать будет долго.
  Решение было принято, и уже через пару минут никто о нём не жалел. Что такое страх, когда видишь смесь облегчения и надежды на лицах отступающих? Когда на твоих глазах меткая стрела сбивает с ног порождение тьмы, уже занёсшее массивный клинок над каким-то бедолагой. Отсыпающие тут же вливались в наш отряд, делая его сильнее и добавляя уверенности.
  Сначала это были такие же как и мы защитники крепости с обеих её сторон. От них же стало известно, что когда был дан сигнал для контратаки, тэйрн Логейн не ударил через южные ворота, а повёл войска через северные, оставив после себя тот же приказ, что и для нас. Держать позиции. Само собой никто даже не думал с ним спорить. Молодой лорд, который нам это поведал, был свято уверен, что тэйрн просто собирается усилить оборону ущелья. Но, насколько я мог судить, он просто отступил со всем своим войском и магами, прикрывшись оставшимися защитники...
  Но подумать о том, почему он так поступил, у меня просто не было времени. Вскоре к нам начали пробиваться воины ферелденских дружин. Измотанные и окровавленные, они шли в основном отрядами, пусть и мелкими. Несли с собой раненых. А иные и тела своих лордов. И если их господин не давал советующего приказа, они просто проходили мимо нас, продолжая свою путь на север. Само собой и их вид и поведение оказывали тяжелое влияние на ополченцев, но приказывать им Акрис не имел никакого права, а старших лордов среди нас просто не было.
  Всё что удалось узнать, так это то, что Его Величество король Кайлан Тейрин погиб, когда возглавленный им атакующий порыв захлебнулся в ордах порождений тьмы. С ним же полегли и серые стражи. Может и не все, но подавляющее большинство.
  Дождались мы и отряд воинов, на щитах которых можно было разобрать герб Харгрейвов. Но отца среди них не было...
  
  Глава 12.
  
  Брошенный лагерь оставлял гнетущее впечатление. Всего несколько часов назад он кипел жизнью, а теперь многие палатки были порушены, запасы выпотрошены и не было видно ни одного праздно шатающегося человека или оставленного на хозяйстве стража. Отступающее войско успело прибрать к рукам всё, что успело и в первую очередь лошадей. Их вообще не осталось ни одной, а если где и были, то у нас попросту не было времени их ловить по округе. Все, кто не участвовал в битве, также успели разбежаться. И, скорее всего, не постеснялись прихватить с собой все, что смогли уволочь.
  Позади стояло зарево от пылающего частокола и дозорных башен. Не успевшая толком просохнуть древесина плохо занималась, но всё же разгорелась без моего вмешательства, и теперь только это пламя отделяло нас от тысяч порождений тьмы, жаждущих человеческой крови. На воротах мы не стали ждать до последнего. Поток отступающих иссяк, а те, кто остался в ущелье, либо уже не могли отступить, либо осознанно шли на смерть, давая шанс остальным. И мы были обязаны им воспользоваться. Это давало нам время, но было бы слишком наивно полагать, что нам дадут так просто уйти. Ни одна армия не упустила бы шанса добить отступающих, а порождения тьмы уже успели доказать, что они отнюдь не глупее людей. Так что единственное спасение было в ногах.
  Наш сборный отряд разросся сотен до восьми-десяти, точно никто не считал. Основу по-прежнему составляло ополчение, но заметно прибавилось опытных воинов. В том числе пара мелких лордов, четыре рыцаря и даже один банн. Крепкий старик, чем-то напоминающий Лардона, который по какой-то причине не стал уходить со своими людьми, а решил остаться с нами. И вся эта толпа измотанных людей прорывалась через ночь. Бежали сколько могли, волоча на себе раненых и те скудные припасы, что удалось подобрать в лагере. Лишь когда самые ослабшие стали стремительно отставать, бег сменился быстрым шагом. Бросать своих никто не хотел, но и покорно ждать смерти - тоже. Сколько длилась эта гонка со смертью, я просто не знал. Казалось, что целую вечность, но этой вечности было недостаточно, чтобы начался рассвет.
  Наш путь лежал на север, по почти безлюдным до самого Лотаринга землям. Ни одной хоть сколько-нибудь крупной деревушки на юго-востоке Ферелдена просто нет, только отдельные фермы, скрытые меж лесов и холмов, но и те редко примыкали к старой имперской дороге. То есть до ближайшего укреплённого места, где можно будет передохнуть и оставить тяжелораненых, выходило никак не менее трёх дней пути. И это для обычного отряда, а мы такой темп поддерживать не сможем, как бы не выбивались из сил. Но все эти сложности казались сущей мелочью на фоне того, что нужно было пережить эту ночь.
  Была и другая мысль, от которой было так сложно отделаться. Отца больше нет... Шокирующая мысль, но так уж вышло, что при отступлении мне оказалось принять её легче, чем во время обороны Остагара. В крепости я мог только наблюдать и думать, тогда как после времени на раздумья просто не было. Наверное, это даже хорошо. Хотя забыть об этом всё равно невозможно. Мы с отцом никогда не были особо близки. Он всегда больше времени уделял брату, но я прекрасно понимал, почему так происходит и давно смирился с неизбежным. Тем не менее, заслужить его похвалу всегда было чем-то... не то чтобы важным, но желанным и...
  - Обопрись на меня, - отбрасывая гнетущие мысли, я подстроился к тяжело шагающему воину, закидывая его руку себе на плечи. Темнота разгонялась лишь светом редких факелов, что являлось скорее ориентиром, чем попыткой осветить путь. Так что я никак не мог различить лица, но видел наш герб, и этого было достаточно.
  - Я в порядке, баннич, - неловко попытался отстраниться тот.
   Это меня мгновенно взбесило. Раненый и потерявший немало крови, но всё равно он воспринимал меня как заведомо более слабого. Даже в таком состоянии пытался опекать меня, хотя сам того и гляди рухнет, чтобы больше не встать. А вот хрен ему. Проигнорировав слова воина, я только усилил хватку на его руке, а свою свободную положил ему на спину и попытался сосредоточиться. Не на ране, о которой я только знал, что она есть и возможно не одна. Пытаться нащупать её через доспех и всё, что поверх него и под ним - гиблое дело. Так что сосредоточиться требовалось на общем результате. Всё как учила меня Катал.
   Дружинник удивлённо примолк и больше не пытался высвободиться, а немного погодя его шаг стал заметно твёрже. Хотя я уже знал, что это ненадолго. Магия делала своё дело, но чтобы полностью заживить раны нужно полная концентрация в спокойной обстановке и время, а сейчас я в лучшем случае подживлял их, как будто с момента ранения прошло уже два-три дня, да придавал немного бодрости. Но и это было совсем немало. Маленькая фора, которая могла стать решающей в борьбе жизни и смерти.
   Воину хватило ума промолчать, когда я оставил его и стал высматривать следующего, кому нужна помощь. Один вот разголосился, так пришлось сходу врезать ему, невзирая на раны. Что бы заткнулся и не подставлял меня, а потом шепотом, от злости срывающимся на шип, высказать пару ласковых. Не хватало только чтобы среди чужих пошли слухи о том, что я маг. Хотя в целом сейчас я как никогда был рад тому, что не только обладаю этим даром, но и прошел через тот ритуал. Ведь благодаря возможностям духа, я мог помочь в разы большему количеству людей, чем обычный маг. Силу из Тени тянул он, а не я.
   А сам Превосходство вёл себя на редкость покладисто, делясь со мной маной. Ему нравилось то, что я, наконец, использую её и то, как изумлялись те, кому я помогал. Он так хотел этого все годы, что мы уживались, и потому радовался даже такой малости. Но что-то мне подсказывало - покладистость явление временное. Скоро он захочет большего. Он всегда хочет большего - такова его природа. А значит, отчасти и моя.
   Пока я выискивал других наших воинов, кому ещё не успел помочь, по цепочке от головы нашего растянувшегося отряда пришла команда - скоро привал. И это настолько меня удивило, что я поспешил нагнать Акриса и банна Лорика. Именно последний взял на себя командование, хотя, как ни посмотри, а у брата было куда больше прав. Наших людей больше всего, именно мы собрали вокруг себя остальных и по статусу Акрис с Лориком уже равны. Банн Акрис Харгрейв - даже в собственных мыслях это звучало дико... На стороне банна был только возраст и заслуги времён войны с Орлеем, если они вообще были. Но брат рассудил иначе и не стал затевать ссору, уступив лидерство старшему. Может оно и правильно - многие из чужаков не захотят ходить под "мальчишкой", а ссоры это последнее, что нам сейчас.
   Ещё на подходе я увидел, как Акрис о чем-то говорит с Лориком, а около них кто-то мнётся. Кажется, это был Бастиан, хотя точно тут сказать сложно. Но вполне резонно было бы предположить, что именно ему ставилась задача по поиску места для привала. Но когда я дошел до них, разговор уже затих, а лучший разведчик, дозорный и следопыт Харгрейва сошел с дороги и исчез в лесу. Зато у меня была прекрасная возможность спокойно переговорить с братом.
   - Привал в такой момент? - негромко, почти шепотом спросил я, - о чем этот старик думает?
   - О том же, о чем и я, - так же тихо, но резко отозвался Акрис, - у нас нет выбора. В темноте мы движемся медленней обычного, а сил уходит больше. Остаётся или бросать раненых или нас нагонят, когда совсем обессилим. Нужно дать людям передохнуть, промыть и перевязать раны.
   - Так нас быстро догонят, - отметил я.
   - Знаю, но это неизбежно, поэтому бой лучше дать в подходящем месте, а не где придётся. Баст говорит, что нашел подходящий холм. Встанем на нём, разожжем костры поярче и займёмся делом, а самых нетерпеливых тварей перебьём. Не думаю, что в погоню пошла вся орда, а от небольших банд мы сможет отбиться.
   Брат говорил уверенно и в его словах определённо был смысл. Но если уж говорить о лучших вариантах, нам бы стоило идти вперёд своими силами. Только в слух такое озвучивать я не собирался - знал, что он точно будет против, и поссоримся мы из-за этого запросто. Подобное и мне самому было не по душе. Так что мне сейчас явно стоило думать не о том, как было бы лучше поступить, а о том, как действовать здесь и сейчас. Именно к этому меня готовили с детства.
   Холм, о котором говорил Акрис, действительно казался чуть ли не идеальным местом как для лагеря, так и для обороны. Густой подлесок с востока и небольшой ручей, что обходил подножье с юга, одновременно прикрывали и давали всё самое необходимое - воду и хворост. Склон, пусть и пологий, но тоже давал небольшое преимущество. И когда мы добрались до него, наверху уже горели первые костры - Бастиан и другие двужильные лесовики постарались.
   Люди, поднимаясь наверх, падали без сил, но мало кто из них мог позволить себе рассиживаться. Самые опытные помогали обрабатывать раны, самые молодые и выносливые занялись обустройством временного лагеря, а самые глазастые встали в дозор. Сам я на удивление неплохо себя чувствовал. То ли дело в том, что мой доспех достаточно лёгок, то ли в том, что я почти не участвовал в боях, ну или в магии, которая отчасти поддерживала и мои силы. Хотя, скорее всего, дело было во всём разом.
   Поэтому я не стал отсиживаться без дела и ходил от костра к костру, стараясь незаметно подлечивать людей нашего банната, а заодно как-нибудь их подбадривать. С подходящими словами у меня как-то не складывалось, но, похоже, само моё внимание к простым ополченцам не оставалось незамеченным. Да и бывалые дружинники начинали хорохориться. Шатаясь от костра к костру, я не без удивления наткнулся на уже знакомую мне парочку - Хоуки. Но подходить к ним не стал, не о чем нам сейчас говорить, только отложил в памяти, что если окончательно прижмёт, то я тут не единственный маг. Знать бы ещё, способны ли они на что-то.
   Передышка получилась гораздо дольше и спокойнее, чем я ожидал. Большинство раненых успели обиходить, скудные припасы перераспределить, а дозор дважды сменился, давая людям немного отдыха и возможность хлебнуть хоть чего-то горячего. Даже если это просто вода, которой запивали жесткое вяленое мясо. На горизонте прорезалась тонкая полоска света, предвещающая скорый рассвет. Мне даже начало казаться, что обойдётся и погоня либо отстала, либо её вообще не было. Но не тут то было:
  - Идут!
  - Порождения тьмы идут!
  Крики прозвучали практически синхронно и с разных сторон лагеря. А это значило только одно - нам не просто так давали передышку, а окружали холм, отрезая пути к отступлению.
  ***
  Паники не было - надежды надеждами, но сомневаюсь, что кто-то верил, что обойдётся без боя. Не теряя времени, воины и ополченцы брали в руки оружие и вставали в неровное кольцо, защищавшее лишь вершину холма. Толщина импровизированного строя выходила всего в два-три ряда, в зависимости от места. Слишком мало для плотной обороны, но это было всё, что у нас есть. Да и смысл в стене щитов, если её некому поддержать, а сил для длительного боя просто нет? В центре оставался лишь тяжелораненые, небольшой отряд резерва во главе с банном Лориком и лучшие стрелки, у которых в лучшем случае было по два полных колчана на брата. Щиты и те приходилось брать у тех, кто не мог принять бой.
  Я оказался во втором ряду, ближе к западной стороне. Среди своих людей, но без телохранителя и няньки в одном лице. Бастиан остался с лучниками, а Зан не мог разорваться и присматривал за братом. Возможно, он успел поручить кому-то из дружины меня опекать, но я об этом просто не знал. Я был почти уверен, что воины из числа нашей дружины и так постараются меня уберечь, но в горячке боя им точно станет не до меня. Непривычное положение одновременно немного пугало и воодушевляло, ведь у меня были развязаны руки. Не настолько, чтобы начать бездумно кидаться огненными шарами, но, опять же, в горячке боя всякое случается.
  Вокруг повисла тяжелая тишина, нарушаемая лишь треском костров и каким-то невнятным шуршанием. Люди замолкли, вглядываясь в темноту, а порождения тьмы словно специально тянули время. К счастью, так не могло продолжаться долго. Быть может, в другой ситуации эти хитрые твари затянули утомительное ожидание на несколько часов, но не сейчас, когда каждая минута приближала долгожданный восход. Пускай темнота, вопреки поверьям, не делала порождений тьмы сильнее, но она точно мешала простым людям.
  Резкий многоголосый визг ударил по ушам, заставляя многих вжимать головы в плечи и судорожно стискивать рукояти мечей и древка копий, но никто из тех, кого я видел, не сделал даже одного шага назад. И, кажется, я понимал, почему так сложилось. Люди устали не только телесно, но и устали бояться. Одинокий беглец без оглядки мчался бы до последнего, но нас тут немалый отряд и есть кому подставить плечо. Начало боя означало конец ожиданию и сомнениям - победа дарила жизнь, а поражение приносило смерть.
  Вынырнувшая из ночного леса тень так стремительно пересекла освещённую светом костров землю, что разглядеть её я просто не успел. Отреагировал уже на то, что стоящий передо мной ополченец вдруг завалился на землю, отчаянно пытаясь подтянуть щит и отгородиться им от клыкастой пасти. Но крикун всей своей массой давил на него, не давая тому защититься, и одновременно заносил для удара массивный кинжал, зажатый в такой хрупкой на вид лапе. Впрочем, сам он сделать тоже ничего не успел - пока часть меня продолжала отстранённо оценивать происходящее, тело, словно прекрасно зная, что нужно делать, подалось вперёд. Миг и я, опамятовав, вытолкнул правую руку вперёд, целя острием своего меча в плечо порождения тьмы. Удар по счастью пришелся как раз около самой шеи, что позволило вогнать лезвие аж на треть длины и разом оборвать проклятую жизнь.
  - Так тебе, тварь! - на выдохе, прошипел я, резко выдергивая клинок и наблюдая, как вопли крикуна захлёбываются в крови, хлынувшей из пасти. Но мой голос утонул в тех визгах, хрипах и людских криках, что заполонили округу.
   Вместе со своим соседом по строю, дюжим дружинником с короткой секирой в руках, мы буквально выдернули упавшего ополченца назад, давая ему прийти в себя и я, не мешкая, шагнул вперёд, занимая освободившееся в строю место. Следом за крикунами из леса уже повалили генлоки и гарлоки. Неслышимым в этой какофонии, но одновременно прекрасно ощутимым свистом, отозвались стрелы, и некоторые из порождений тьмы сбились с шага или вовсе закувыркались по земле. Но я уже отлично знал, что волну атаки порождений тьмы не остановить и куда более плотным обстрелом.
  Всё моё внимание сфокусировалось на той твари, что ломилась в мою сторону. Та прямо на бегу начала широкий замах, вознамерившись вложить всю дурь в один удар сверху вниз. Мой щит тут же пошел вверх, а правая рука наоборот опустилась, чтобы ответить ударом на удар. Только если я выставлял щит, то брюхо порождения тьмы было открыто. Хркряк! Один единственный удар и я ощутил, как ноги подкашиваются, а левую руку чуть не вывернуло. Нормально ответить после этого я просто не смог, только неуклюже ткнул мечом вперёд, совершенно не вкладывая в удар силы. А тварь и не думала останавливаться, со всего хода плечом влетая в меня. От силы удара в глазах на какой-то миг потемнело и меня бы просто снесло назад, но в спину кто-то уже упёрся щитом, не давая мне выпасть из строя. На несколько ударов сердца я оказался грудь в грудь и лицом к лицу с порождением тьмы, но даже испугаться этой мерзкой рожи толком не успел. Тварь вдруг начала неловко сползать вниз... одновременно выворачивая из моей руки рукоять меча. Запоздало пришло понимание, что гарлок попросту нанизался на моё оружие.
   - "Помогай!" - мысленно взмолился я, ощущая как правая рука сжимает пустоту. Я осознал себя совершенно беззащитным против напирающих порождений тьмы, оставшись без нормального оружия.
  В ответ пришла волна... удовлетворения? Превосходство, казалось, только и ждал этой просьбы. Наслаждался моей в нём нужде, сволочь. Но его незримое присутствие резко оборвало зарождающуюся панику. Я разом почувствовал себя увереннее, собственное тело словно стало легче, а движения врагов медленнее. Всё как тогда!
  Вторая тварь, теперь это был генлок, уже не ломился так ошалело и без затей попытался нанизать меня на копьё. Но я не стал жестоко отражать удар щитом, а чуть качнулся удару на встречу и самым краем оттолкнул широкое лезвие наконечника в сторону. В правой руке у меня уже лежал своевременно выхваченный с пояса узкий кинжал. И задержался он в ней ненадолго - по самую рукоять вошел под челюсть порождения тьмы. Не тратя время на то, чтобы освободить кинжал, я перехватил выпадающее из безвольно разжавшейся руки копьё. Пусть неказистое на вид, но вполне себе способное разить врагов.
  Повинуясь наитию, я резво подался на шаг назад и чуть не рухнул из-за того, что чья-то рука хватанула меня за наплечник и потянула в том же направлении. Из-за этого шаг оказался настолько широким, что нога заскользила по траве, и я вынужденно припал на колено, но главное, что за спиной никого уже не было. Зато мимо меня ловко протиснулся вперёд широкоплечий дружинник. Кажется, это именно он помогал оттащить назад того ополченца.
  - Лихо дерёшься, баннич! - перекрикивая шум битвы, проорал тот, тут же почти без замаха подсекая порождение тьмы, что наседало на соседа по строю.
  Я лишь кивнул, пусть и знал, что этот жест воин никак не увидит, после чего поспешил утвердиться на ногах и нормально перехватить позаимствованное копьё. Хотелось броситься вперёд и бить порождений тьмы, одного за другим, но прошлая битва кое-чему меня всё же научила. Я быстро сам себе напомнил о том, какова была цена действий за гранью своих возможностей. И сейчас у меня точно не было времени долго отлёживаться, залечивая раны. Но важнее всего было понять то, что я бессознательно делал с подачи Превосходства. Овладеть этой магией. Поэтому вопреки своим желаниям и настойчивым посылам духа, нужно было сохранять спокойствие. Просто прикрывать впереди стоящего, и крепко запоминать свои ощущения, одновременно пытаться взять их под контроль. Ведь как любила повторять моя наставница - даже самая полезная магия будет опасна, если ты её не понимаешь.
  ***
  Бой оказался на удивление коротким. Порождений тьмы оказалось совсем немного и созданий опасней крикунов среди них не оказалось. Хотя даже этого хватило бы с лихвой, сумей они смогли прорвать строй. Но добиться этого им не удалось, даже несмотря на ту внезапность, с которой на нас набросились крикуны. Не знаю, чья была идея выставить в первый ряд ополчение, а не опытных и хорошо вооруженных дружинников. Я бы именно так и поступил - разумно ведь. Но приказы отдавал не я, и их результат говорил сам за себя. Опытные воины смогли неплохо прикрывать и помогать даже стоя сзади, а те потери, что мы понесли в самом начале боя, не стали причиной для развала хлипкого строя.
  Сам я после боя всё же ощутил, как накатывает усталость. Словно на меня разом навалились не только последствия боя, но и весь пройденный путь. Левая рука неприятно отдавалась болью в плече при каждом движении, а правая вообще ныла постоянно, хоть и не так сильно. Так сказался один единственный удар? С другой стороны какой это был удар! Ладонь сомкнулась на рукояти кинжала на поясе, а уже спустя мгновение выпустила рукоять, засевшего по рукоятку оружия. Несколько движений слились в одно - в обычном состоянии я бы такое точно не смог провернуть. На счастье, сейчас я не был отрезан от Тени, поэтому существенной проблемой это не казалось.
  Занялся рассвет. То, что нам удалось отбиться с малыми потерями и прорваться дальше на север, было очень хорошо, но наше положение по-прежнему оставалось плачевным. Отсутствие припасов и нарастающие проблемы со снаряжением, вкупе с низкой скоростью хода делали нас лёгкой целью для выносливых порождений тьмы. Стало понятно, что на нас просто будут нападать раз за разом и уже к следующей ночи люди будут полностью обессилены. Нам нужно было как-то оторваться, но самые простые варианты отпадали. Акрис не даст бросить отстающих и раненых, не захочет выставлять заслон из смертников. И банн Лорик, похоже, был с ним в этом согласен.
  Нужно было что-то другое. Неожиданное. Такое, чтобы не просто задержать порождений тьмы, но и заставить их действовать осторожно. Ответ тут мог быть только один - магия. И глядя на то, как широкая дорога вклинивалась между густым лесом с востока и крутым кряжем с запада, у меня невольно возникала одна идея на этот счёт.
  - Нам не дадут так просто уйти, - с этими словами, я подошел к брату. Потому что если он упрётся, то от моей задумки станет только хуже. Вместо того, чтобы воспользоваться моментом, с Акриса станется тратить время на мои поиски.
  - Знаю, - устало отозвался новый банн Харгрейва, - придётся дать ещё один бой. Может два.
  - Это не выход, нас просто загонят и потом добьют.
  - Мы не станем разделяться, - резковато, видимо эта тема уже поднималась и неоднократно, отозвался Акрис, - извини, Рэн. Других вариантов действительно нет.
  - Один есть, но он тебе не понравится, - и это было сущей правдой. Я заранее понимал, что убедить брата будет непросто. Но он должен достаточно хорошо меня знать, чтобы понимать - идти на героическую смерть я точно не собираюсь. Как минимум потому, что слишком хорошо понимал, что если умру, то спасённая часть дружины наши земли защитить не сможет.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Н.Изотова "Ржавчина"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"