Makenlo: другие произведения.

The Book Eating Magician / Маг, Поедающий Книги (Главы 1-80)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

Маг, Поедающий Книги

 []

Annotation

     Теодор Миллер, лучший ученик магической академии по теории, и худший по практике, уже в третий раз получает уведомление о необходимости остаться на повторный курс. С каждым днём его мечта стать магом становится всё дальше и дальше. Однако одним прекрасным вечером этот одновременно талантливый и безнадежный студент обнаруживает, что теперь он может питаться… книгами, обучаясь описанным в них заклинаниям.

     ---

     Книга вошла в топ бестселлеров 2017 года в Корее с десятками тысяч читателей.
     Рекомендуется для приятного и спокойного времяпровождения :)

     Перевод – Игорь Громов.


Маг, Поедающий Книги Главы 1-80

Книга I.

Глава 1 – Жадный Гримуар (Часть 1).

     – Теодор Миллер.
     Человек с темными кругами под глазами назвал имя Теодора. Его впалые щеки подчеркивали слегка выпирающие скулы, что придавало его лицу ещё большей худощавости.
     Если бы на нём была плохая одежда, его можно было бы счесть за рядового обывателя трущоб.
     Однако этот человек являлся профессором третьекурсников и мастером 5-го Круга, что делало его одним из лучших в Академии Бергена.
     И вот, этот тощий человек, который по совместительству звался профессором Винсом, деловым тоном проговорил:
     – Вы наверное знаете, зачем я позвал Вас.
     У Теодора Миллера, или же по-простому Тео, на лице промелькнула тень, и он кивнул. Он сделал так, поскольку попросту не мог заставить себя открыть рот и ответить на вопрос. Теодор долго готовился к этому разговору, но как только момент настал, его сердце почему-то отказалось слушаться.
     – Ваши результаты письменных экзаменов просто блестящие. Со всех Ваших предметов было вычтено всего три балла. При этом допущенные ошибки можно назвать весьма незначительными. Ни один студент не показал столь высокий результат, так что Ваш суммарный балл можно назвать идеальным.
     Хотя это никогда и не подтверждалось привселюдно, но некоторые тестовые вопросы были «призваны, чтобы ошибиться». Получить максимальный балл было попросту невозможно – таковым было негласное правило академии. Тем не менее, у Тео были вычтены очки лишь за три вопроса. Возможно, этот показатель был лучше, чем даже у некоторых профессоров.
     Винс восхищался талантом этого молодого человека, одновременно с этим чувствуя грусть. Такие смешанные эмоции он испытывал из-за того, что Теодору Миллеру не хватало таланта, чтобы стать волшебником.
     – Однако Вы не можете окончить нашу академию, потому что практические результаты… Следует приравнять к неудовлетворительным.
     Решительный голос профессора не был для Тео громом среди ясного неба.
     В академии было два требования к выпускникам: первое – каждый студент должен набрать не менее 70 баллов за письменные тесты; и второе – стать мастером 3-го Круга. Даже первое условие было весьма непростым, но вот последнее требование оказалось настоящей проблемой.
     Для Тео, который родился с небольшим количеством магической силы и слабой чувствительностью, стена в виде становления мастером 3-го Круга была слишком высокой. Несмотря на то, что ради тренировок он даже спать стал намного меньше своих сокурсников, ему даже близко не удавалось приблизиться к их уровню. Несмотря на всю свою практику, его магия извергалась каким-то совершенно неуправляемым потоком.
     В результате Тео не мог закончить академию уже третий год подряд.
     – Хм… На каком ты сейчас Кругу, Теодор? – расстроенным голосом спросил профессор Винс.
     Этот же вопрос он задавал и в прошлом году, и за год до этого. Однако ответ Тео оставался всё тем-же.
     – … На 2-ом, – в который раз ответил Теодор.
     Это было кошмарное число.
     Большинство учеников академии обычно доходили до 2-го Круга к концу первого курса, а до 3-го Круга – при переходе на третий курс. В некоторых редких случаях особо одаренные ученики при выпуске из академии обладали 4-ым Кругом.
     Однако Тео провёл в академии уже пять лет и всё ещё не смог преодолеть стену в виде 3-го Круга. Кроме того, это была не единственная проблема.
     – Вам удалось освоить магию 2-го Круга?
     – … Нет, у меня не вышло.
     Голос Тео прозвучал ещё тише.
     Если бы единственным, чего ему не хватало, была просто магическая сила, то он мог бы почерпнуть её необходимое количество из внешних источников. Да, это был бы слегка дороговатый метод, если бы для пополнения магической силы Тео начал использовать реагенты, но тогда он смог бы получить достаточное количество энергии, необходимое для 3-го Круга.
     Однако чувствительность Тео, которая была не менее важным элементом для использования магии, была близка ко дну. Таким образом, если проблему в виде отсутствия магической силы ещё можно было как-то преодолеть, то способов повысить чувствительность к мане попросту не существовало.
     Именно поэтому профессор Винс отказался от предоставления ему стипендии.
     «Конечно, он выдающийся ученик, но… Со столь плохой магической чувствительностью он никогда не выживет в роли мага. Проведя здесь 5 лет и даже не освоив магию 2-го Круга… Это безнадежно»
     Винс с задумчивым выражением посмотрел на Тео.
     Любой другой студент уже бы давно сдался… Тео, который знал об отсутствии у себя таланта лучше, чем кто-либо ещё, три года подряд не прекращал попыток выбиться на нужный уровень. Это было просто несравнимо с другими учениками, которые вырастали в академии, словно растения в теплице.
     Если бы только Тео обладал самым обычным уровнем магической чувствительности, тогда статус первого выпускника был бы за ним.
     Однако реальность была слишком жестокой.
     Слегка замешкавшись, профессор Винс вытащил из ящика конверт. Это было уже не в первый раз, но, казалось, что с годами вес конверта увеличился. В конверте было письмо, которое вручалось тому, кто должен был отправиться на повторный курс.
     – Это моя обязанность, как профессора, но… Меня не покидает ощущение, что я делаю что-то не то по отношению к тебе. Прости.
     – … Нет, всё хорошо.
     – Перед тем как выбросить, прочти его. По сравнению с прошлогодним в нем мало что должно было измениться, но кто знает.
     Тео спокойно принял конверт из рук профессора.
     Его пальцы дрожали, но ему каким-то образом удалось перебороть свою нервозность. Это было уже его третье письмо. Даже один раз получив такое, студент становился предметом насмешек, а повторное получение сделало бы кого угодно позором всей семьи.
     Тео был единственным учеником в Академии Бергена, когда-либо получавшим его трижды.
     Более того, третье письмо обладало особым смыслом. Оно было последним.
     Четвертого письма уже не будет.
     Профессор Винс не упомянул об этом, но если Теодор Миллер не закончит академию в следующем году, то его исключат. Это будет настоящий скандал, при чем настолько позорный, что ему лучше будет самому уйти и спасти хоть каплю своей чести.
     «Но разве дело только в этом?»
     Потускневшим взглядом Тео посмотрел на письмо.
     Его глаза, которые когда-то были наполнены мечтами, потемнели. Молодой человек, вступивший в академию чтобы стать великим магом, теперь должен был столкнуться с мрачной реальностью, которая заставила его понуро опустить плечи.
     «Я смогу сделать это в следующем году. В следующем году я точно смогу окончить академию».
     Но теперь такие мысли были для него сродни саморазрушению. Словно он стоял на пороге пропасти.
     Теодор Миллер…
     Он был старшим сыном попавшей в немилость благородной семьи. Семья Миллеров, которая когда-то была причислена к графскому титулу, 100 лет назад лишилась всех своих почестей и привилегий. Попытки его предков восстановить былое благосостояние ни к чему не привели и оставили Тео ровным счетом ни с чем.
     Итак, Тео хотел стать магом. В отличие от тех, кому с детства доводилось проходить через суровое обучение, дети с благородными титулами могли без труда попасть в академию. Он думал, что он достаточно способный, а потому убедил своих родителей отправить его сюда, в филиал Королевской Академии.
     Тем не менее, на этом всё и закончилось. Тео ложился позже всех и вставал раньше всех. Он с энтузиазмом работал и учился, жертвуя сном, чтобы лишний раз попрактиковаться со своей маной. И вместо того, чтобы жаловаться на свою судьбу и несправедливость, Тео считал, что если приложит больше усилий, то обязательно будет вознагражден.
     «Может я был слишком оптимистичен?»
     Его сокурсники закончили академию ещё два года назад. Затем из неё выпустились те, кто был младше его на год. Теперь же дипломы должны были получить и те, кто был уже на два года моложе.
     Его имя знали даже новые ученики. Он был вечным второгодкой Академии Бергена.
     Тео позорил и без того пришедшую в упадок семью Миллеров.
     «Когда же всё пошло не так?»
     Может всё началось, когда неудачу потерпела попытка активировать заклинание на его самом первом практическом занятии?
     Когда он понял, что с его магической чувствительностью вся эта затея – безнадежна? Тогда, когда за несколько дней до церемонии выпуска ему вручили его первое письмо о необходимости проведения повторного курса? Или же когда после получения второго письма он подумал, что все его усилия напрасны?
     Или, возможно… Возможно, когда он впервые начал мечтать о том, чтобы стать волшебником?
     «Проклятье»
     До сих пор он никогда не возмущался собственной бедностью. Были и другие люди, которые ели меньше его, а также те, кому никогда не суждено было жить в изобилии и достатке. Несмотря на то, что статус семьи Миллеров упал, Тео всё ещё был благородных кровей и сумел поступить в Королевскую Академию.
     Однако его терпение, казалось, достигло своего предела.
     Магические реагенты, которые другие студенты пили, как воду? Тео отказался от них, зная, что одна бутылка приравнивается к двухмесячному бюджету его семьи.
     Нанять другого волшебника в качестве частного наставника? Но он не мог себе этого позволить, даже если бы продал поместье Миллеров.
     Конечно, многие студенты окончили академию и без использования таких методов. Они увеличили свою магическую силу благодаря естественному таланту и не нуждались в индивидуальном обучении. Но что делать, если нет ни таланта, ни денег…
     Можно было окончить академию, даже если не хватало какой-то одной из этих вещей. Однако Теодор Миллер не имел ни того, ни другого…
     – Я должен возвращаться на занятия.
     Как только профессор кивнул в знак согласия, Тео развернулся и направился к выходу.
     Он не был уверен, что сможет сохранять спокойствие ещё хотя бы несколько секунд. Его хладнокровное лицо уже было частично перекошено. По крайней мере он не хотел, чтобы профессор стал свидетелем чего-то подобного.
     Бум!
     Дверь закрылась с куда более громким ударом, чем когда он вошел.
     С тяжелым выражением на лице профессор Винс взглянул на дверь, но уже спустя несколько секунд опустил свой взгляд на книгу, которую читал. Страницы этой книги уже долгое время не переворачивались.

***

     Дзынь!
     В коридоре раздался громкий колокольный звон. Это часы подали сигнал о наступлении вечера.
     Благодаря магии, его звучание было одинаковым по всей территории учебного заведения. Студентам, проживающим в общежитии, после наступления определенного времени этот же звонок возвещал о запрете покидать пределы своего корпуса, в то время как студенты, не ночующие в общежитиях, наоборот, должны были их покинуть, услышав его.
     Шагая к своему общежитию, Тео внезапно остановился.
     «… Если подумать, я ещё не съел свой ужин»
     Не сходить ли ему сейчас в столовую?
     Он немного подумал, а затем покачал головой. Из-за письма, которое он нес в руке, у Тео не было никакого аппетита. Тогда может ему стоит вернуться в общежитие и улечься спать? Нет, здоровый сон он тоже потерял. Было бы настоящим счастьем, если бы он смог крепко уснуть, не видя никаких кошмаров.
     В конце концов, шаги Тео устремились в ту сторону, что и всегда.
     В это место редко наведывались посторонние, а ещё оно было самым комфортным для Тео во всей Академии Бергена. Библиотека.

Глава 2 – Жадный Гримуар (Часть 2).

     Библиотека располагалась недалеко от общежития.
     Когда он оказался в нескольких шагах от её пошарпанной двери, нос Тео защекотал запах старой бумаги и книжных полок. Приятный запах, который стал ему почти родным.
     За наполовину отворённой дверью его взору предстал пустующий библиотечный зал.
     – Всё, как я и ожидал.
     Картина всегда была одной и той же. Можно было с уверенностью сказать, что после занятий в библиотеке нельзя было найти ни одного ученика, за исключением Теодора Миллера.
     Большинство собранных здесь книг разжевывали сложные концепции, которые профессора пытались донести до своих студентов в более простой форме на занятиях. Таким образом, у юношей не было ни одной причины испытывать тягу к старым книжкам, когда существовал ещё миллион других, более увлекательных занятий.
     Благодаря этому Тео получил своё собственное, спокойное пространство.
     – Сегодня… Надо бы ещё разок взглянуть на магию молнии.
     Тео ходил между знакомыми книжными полками. Проведя пять лет в этой библиотеке, он с закрытыми глазами мог найти любую нужную ему книгу. Даже профессора, которые сюда иногда захаживали, чтобы взять какую-нибудь из книг, вместо библиотекарей подходили к Тео, поскольку ничуть не сомневались в его памяти.
     Тео вытащил книги, которые хотел сегодня освежить в памяти.
     – [Пособие по магии молнии]… Я запомнил всё, что в нём написано, но ведь я мог и что-то пропустить. Кроме того, может оказаться полезной и [Почему молнию сложно контролировать?]. [Основные принципы Удара Молнии]? Это ближе к метеорологии, чем к магии, но, так уж и быть, давайте возьмем и это.
     Тео мгновенно отобрал три толстые книги.
     Каждый томик был достаточно объемным. Даже быстро-читающему человеку пришлось бы потратить полтора дня, чтобы прочесть их от корки до корки. При этом, максимум, на что мог рассчитывать такой человек, – это запомнить кое-что лишь из одного такого пособия.
     Если бы какой-то профессор рискнул задать эти три книги в качестве домашнего задания на выходные, то ученики подняли бы настоящий бунт. Тем не менее, Тео считал, что это вполне приемлемое задание на вечер. Профессора знали причуды этого студента, но игнорировали его, поскольку это бесполезно.
     Если бы они узнали, сколько книг прочитал Тео, они тоже не смогли бы скрыть своего сожаления, как и профессор Винс.
     Шурх-шурх.
     Единственным звуком в библиотеке было шуршание страниц.
     Тео нравилось проводить время в такой атмосфере. Он жаждал получить знания, которые могли бы ему помочь избавиться от этой безвыходной ситуации. Здесь не было ни профессоров, которые выгнали бы его, ни подшучивающих над ним студентов.
     Каждый божий день Тео направлял все свои усилия на учебу. Его гениальный мозг не считал это стрессом и поглощал знания, накопленные в библиотеке, словно губка, впитывающая воду.
     В таком режиме прошло уже пять лет. Представлял ли он себе, что всё обернется именно так?
     Тео внимательно смотрел на книги, подмечая, что буквы словно сверкают под его взглядом.

***

     Хлоп.
     Пальцы Тео закрыли последнюю, третью книгу. Часы в библиотеке показывали 22-00. Он пришел сюда в шесть вечера, а значит прочел три книги всего за четыре часа. Подобный темп действительно заслуживал того, чтобы называться высокой скоростью чтения.
     – Хм, это было очень познавательно.
     Это были достаточно интересные книги. В частности, в [Почему молнию трудно контролировать?] рассказывалось, почему магия молнии была настолько сложной.
     Самым сложным заклинанием во 2-ом Круге был как раз «Удар Молнии», при котором создавалась настоящая молния, после чего выпускалась в указанном направлении. Не редкостью было, что даже волшебники 3-го или 4-го Круга оказывались не особо опытными в обращении с магией молнии.
     Тео отложил книгу, после чего направил ладонь в сторону открытого окна и пробормотал:
     – Удар молнии.
     Возможно… Он просто надеялся, что это сработает.
     Пшик.
     Однако результат был таким же, как и ожидалось. Перед тем, как заклинание рассеялось, из его руки вырвался слабый электростатический разряд. Формула магического заклинания была совершенной, но способность Тео контролировать её была слишком слабой. Человек, которому не хватало контроля, не мог стать магом.
     Он уже тысячу раз слышал об этом, но всё равно не мог не загрустить от этого печального зрелища.
     – Проклятье! Что, черт возьми, со мной не так…?
     Чувствительность, также известная как сродство, считалась врожденным талантом. Именно она была связана со способностью контролировать магическую силу. Маги с высокой чувствительностью были более мощными, чем их коллеги, даже если использовалось одно и то же заклинание. Также она напрямую влияла на скорость накопления магической силы.
     В связи с этим, чувствительность была неотъемлемой частью каждого мага. Поскольку не существовало ни одного метода развить её, для него это и стало настоящей проблемой. Для Тео это было похоже на кусок пирога, висящий в небе.
     – Э-э-э-эх… – не удержался от вздоха Теодор.
     Спустя пять лет он практически перестал надеяться. Тео думал о своих родителях, которые ждали его, и о людях, которые думали о нем как о своем хозяине. Как ему смотреть им в глаза, если он не сможет получить степень?
     Маг, окончивший академию, может на несколько ближайших лет позабыть о трудностях, просто полагаясь на имя академии.
     – Но смогу ли я выпуститься в следующем году…?
     Несмотря на то, что он стал намного меньше спать, Тео сумел достичь всего 2-го Круга. Для него было почти невозможно овладеть 3-им Кругом без смертельного исхода, что являлось требованием для каждого выпускника Академии Бергена.
     И следующий год вряд ли что-то изменит.
     Мальчик, который был так уверен в своих силах, когда покидал родной дом, стал молодым человеком, боящимся неудачи.
     Дзынь!
     Это звонок просигнализировал о том, что в академии гаснет свет. Также он указывал на то, что спокойное время Тео закончилось. Он должен был поспешить, иначе дверь в общежитие будет закрыта.
     Но для начала ему нужно было убрать три книги. Тео взял их в охапку, но как только он попытался приподняться…
     – Э-э?
     Его внимание привлекла ещё одна книга, лежавшая на столе.
     – Я же взял с собой только три пособия… Неужели я случайно таскал за собой ещё одно?
     Это было довольно странно, но, так или иначе, он всё равно должен был убрать и его. Тео встал и вытянул вперед свою левую руку. Книга была довольно тонкой, так что он мог подцепить её всего парой пальцев. Но как только он её коснулся, то испытал какое-то странно ощущение. Казалось, что Тео засунул руку в бочку с липким сиропом, или как будто он обменивается рукопожатием с какой-то бесформенной слизкой ладонью.
     … А ещё у него было такое чувство, будто он засунул руку в рот чему-то живому.
     Чавк.
     – Ох, ё!
     Тео торопливо отдернул руку и даже умудрился упасть, выронив остальные три учебника. Однако это не имело значения. Ему нужно было выяснить, что за липкая гадость трогала его руку.
     Поднявшись на ноги, Тео решил получше осмотреть неопознанную книгу. Однако на столе уже ничего не было.
     – А-а?
     Глаза Тео полезли на лоб. Это был какой-то совершенно необъяснимый феномен. Нежели какая-то галлюцинация? Однако он до сих пор чувствовал на своей ладони то жуткое чувство, когда его ладонь щекотало нечто липкое и слизкое.
     Тео осторожно коснулся своей левой руки. Он хотел проверить, не сырая ли она. Это должно было доказать, что произошедшее с ним несколько секунд назад не было галлюцинацией. Однако ладонь левой руки была сухой, начисто лишенной каких-либо признаков влаги.
     – Неужели всё-таки галлюцинация…? Но я ведь своими глазами видел ту потрепанную книгу… – пробормотал Тео и опустился на пол. Он сел прямо на край одного из пособий, в связи с чем испытывал определенный дискомфорт. Однако физические неудобства были ничем по сравнению с психологическим расстройством.
     Разве маг не должен всегда оставаться крутым? Неужели его психическое состояние упало на дно только из-за чувства неуверенности в себе?
     – Может, в этом году мне всё-таки стоит уйти?
     Это было лучше, чем позорное исключение. Тео знал это, но он пять лет провел в академии, надеясь стать магом. И это была не просто какая-то временная мечта, которую легко позабыть. Так и не приняв решение, Тео вздохнул, после чего уперся рукой на холодный пол, чтобы подняться.
     Именно в этот момент…
     Чавк.
     Внезапно его левая рука вновь почувствовала странное ощущение. И оно снова было скользким и липким… Галлюцинация, которая щекотала ладонь Тео, появилась вновь!
     Тео машинально взглянул на свою левую руку, которая касалась пола.
     И увидел нечто шокирующее.
     – … Я-язык!?
     Из ладони Тео торчал язык. Он имел гладкую розовую поверхность и представлял собой самый настоящий длинный кусок плоти, который выглядел так, словно был изъят у какой-то рептилии. Язык выскочил из отверстия посреди его ладони и встряхнулся, словно змея перед приёмом пищи.
     Язык медленно покачивался из стороны в сторону.
     Чавк!
     Будто лягушка, ловящая муху, он схватил книгу, лежащую на полу. Его скорость была настолько быстрой, что Тео не успел заметить даже её титульное изображение. Язык полностью обернулся вокруг книги.
     То, что произошло дальше, не смог бы предсказать даже самый опытный волшебник. Язык, державший свою добычу, начал возвращаться обратно в отверстие в ладони Тео.
     Хлюп!
     Раздался пронзительный звук. Книга, секунду назад лежавшая на земле. внезапно исчезла в левой руке Тео.
     Сам Тео с отвисшей челюстью уставился на свою левую руку. Однако книга, проглоченная ладонью, больше не появилась.
     Вместо этого он услышал голос.
     Голос со странным тоном, который он никогда ранее не слышал.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Пособие по магии молнии».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили Удар Молнии 2-го Круга.

     Проснувшись от долгого сна, Обжорство очень голодно.
     Поторопитесь и насытьте его.
     Оставшееся время: 10 минут, (1/5).
     – ---------------------------------------

Глава 3 – Жадный Гримуар (Часть 3).

     Что это было?
     Однако Тео даже не успел задаться этим вопросом.
     Как только неизвестный ему голос закончил говорить, в голову Теодора Миллера начали волнами поступать новые знания. Объем информации был настолько велик, что он попросту не успевал восприниматься всеми пятью человеческими чувствами.
     Это было сродни получению опыта, который обычным путём накапливался бы в течение нескольких лет.
     Одновременно с этим Тео почувствовал, что у него появилось полное понимание того, как применять «Удар Молнии».
     Тео не просто узнал механику, он перенял мудрость самого автора [Пособия по магии молнии].
     – … Удар Молнии.
     Абсолютно не задумываясь, Тео вытянул руку и произнес слова активации заклинания. Несколько минут назад точно такая же попытка закончилась полным провалом, но сейчас результаты оказались совершенно другими.
     Бу-жух!
     Прямиком в окно выстрелил голубоватый электрический разряд. Образ, который Тео визуализировал в своей голове, был реализован на все 100%. Молния ударила в дерево, от чего листья одной из веток тут же потемнели и потрескались. Если бы это заклинание попало в живое существо, то это могло бы оказаться весьма травмоопасно.
     «Получилось…»
     Попытка активировать это заклинание уже несколько сотен раз заканчивалась полным провалом. Тео не мог вызвать даже самое жалкое подобие молнии. А поскольку магия с этим атрибутом относилась к наивысшему уровню сложности, то работать над её вызовом было ещё сложнее.
     Увидев статическое электричество на своей ладони, Тео почувствовал себя так, будто его обухом по голове ударили. Неужели он действительно моментально обучился Удару Молнии?
     «Это не галлюцинация…!»
     Он сложил руки, подрагивающие от шока, и почувствовал на ладонях выступивший пот.
     Тео понял, что это был поворотный момент в его жизни. Он был магом, лишенным чувствительности и магической силы.
     Это был его шанс достичь 3-го Круга, что ранее считалось абсолютно невозможным!
     – Ладно, начнем с самого начала.
     Прошло уже некоторое время, и разум Тео немного протрезвел.
     Это странное явление полностью стёрло его горечь и подавленное состояние, дав ему луч надежды. Его мыслительные способности вернулись к норме, а мозг, которым восхищались даже первоклассные маги, начал быстро анализировать ситуацию.
     Всё это началось, когда он обнаружил неопознанную книгу. Затем, когда Тео попытался взять её, он почувствовал крайне неприятное прикосновение к своей левой руке, после чего книга и вовсе исчезла.
     Далее он своими глазами увидел, как из его ладони появился длинный язык, который схватил и проглотил лежавшее на полу [Пособие по магии молнии]. Результатом стало то, что Тео целиком овладел техникой применения Удара Молнии.
     … Нет, перед этим было ещё кое-что. Голос.
     Тео вспомнил услышанные им слова.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Пособие по магии молнии».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили Удар Молнии 2-го Круга.

     Проснувшееся от долгого сна Обжорство очень голодно.
     Поторопитесь и насытьте его.
     Оставшееся время: 10 минут, (1/5).
     – ---------------------------------------

     И самая главная информация содержалась далеко не в первых двух предложениях. Поглощение книги и обучение Удару Молнии было второстепенной информацией.
     – Обжорство…? – непроизвольно пробормотал Тео, услышав последнюю фразу.
     К его огромному удивлению, произнесенное им вслух слово привело к немедленной реакции.
     Вжух.
     В его левой ладони появилась дыра, из которой вылетел красный язык. Более того, в дыре можно было обнаружить зубы, и даже губы. Тео внимательно разглядывал свою ладонь, стараясь больше не пугаться и не изумляться этому явлению.
     Он хотел выяснить, может ли говорить этот рот.
     Однако ответ пришел из совершенно неожиданного источника.

     – ---------------------------------------
     Обжорство страдает от голода.
     Если Вы хотите поговорить с Обжорством, облегчите его муки.
     Для того, чтобы насытить Обжорство, Вам нужно покормить его ещё четыре раза.
     Оставшееся время: 6 минут 24 секунды.

     Обжорство – это гримуар, корни которого берут своё начало из эпохи, давно стертой из летописей и справочников.
     Гримуар увеличивает свою силу, потребляя магические предметы. При этом больше всего Обжорство любит книги.
     Предоставляя пищу Обжорству, его владелец может извлечь из этого и собственную выгоду. Однако если пренебрегать желаниями гримуара, Обжорство начнет относиться и к своему хозяину как к еде.
     – ---------------------------------------

     Хотя Тео и услышал ответ на свой вопрос, это было явно не то, чего он ожидал.
     Если гримуар не накормить, он начнет поедать своего хозяина?
     Поскольку Тео, очевидно, и был хозяином, эти слова казались весьма пугающими. Если в течение следующих 6 минут и 24 секунд он не накормит Обжорство, то оно его съест.
     По спине Тео пробежал холодок, и он поспешно заозирался по сторонам.
     Книги, книги, книги и ещё раз книги. К счастью, еда здесь была свалена целыми горами. Пытаясь не шевелить лишний раз рукой, Тео прошелся взглядом по полкам.
     – Время ещё есть. Думаю, этого даже более чем достаточно…
     Шагая между полок, Тео не прекращал размышлять. Книга по магии молнии предоставила ему Удар Молнии. Значит, еда и награда за неё напрямую взаимосвязаны.
     Если ему придётся кормить это существо, значит он должен выбирать такую пищу, которая принесет ему пользу. Тео знал расположение практически всех книг, а потому действовал без малейших колебаний.
     Голос довольно точно дал понять, что ему нужно ещё четыре.
     Ничуть не сомневаясь, Тео вытащил стопку книг.
     Все эти книги он прочёл уже по несколько раз, однако так и не сумел добиться практических успехов. Он прекрасно понимал, что в них написано, но заклинания у него всё равно не получались.
     Так или иначе, поглощение книги, очевидно, позволяло полностью запомнить всё, что в ней было написано, так что даже если никакой награды в виде заклинания он не получит, то это всё равно будет неплохо.
     – Что ж…
     Тео сделал глубокий вдох. Вытянув левую руку в направлении выбранной стопки книг, он произнес:
     – Ешь, Обжорство.
     И рот ответил.
     Чавк.
     Взору Тео предстал уже знакомый язык. Очевидно, проглотить несколько книг одновременно он не мог, а потому язык обернулся лишь вокруг верхней книги.
     Со стороны это выглядело так, словно в его руке жила лягушка.
     И вот, книга была моментально съедена ладонью Тео. Более пятисот страниц исчезли без следа.
     Нет, следы всё-таки остались. Можно было сказать, что каждая из этих страниц нашла себе пристанище в его памяти.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Основы магии стихий».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Ваша близость с четырьмя стихиями увеличилась.

     Обжорство ещё не насытилось.
     Для того, чтобы утолить его голод, требуется три книги.
     Оставшееся время: 5 минут 11 секунд.
     – ---------------------------------------

     Предположения Тео оказались верны. Поглотив книгу, он полностью осознал её.
     Вся магия основывалась на стихиях. Критерии становления мастером каждого круга заключались в том, чтобы научиться свободно контролировать каждую из стихий. Тео узнал это, став мастером 2-го Круга.
     Огонь, вода, ветер и земля…
     Теперь же поток магии каждой из этих стихий стал куда более интенсивным и понятным.
     Однако времени радоваться не было. Язык снова вылетел вперед и схватил следующую книгу. Слегка облизав обложку, словно смакуя, Обжорство проглотило и её. Та же участь ждала и оставшиеся книги. В эту же секунду на Тео обрушился целый шквал информации.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Циркуляцию Магической Силы».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Чувствительность к мане слегка увеличилась.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Фундаментальные основы по созданию магического круга».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Теперь Вы можете создать магические круги 2-го ранга.
     Начиная с 3-го ранга, вероятность успешного произнесения заклинания резко снизится.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Применение магической защиты».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Теперь Вы можете изменять форму заклинания 2-го Круга – «Щит».
     – ---------------------------------------

     – Кхек!
     После того, как одна за одной было поглощено сразу три книги, настали по-настоящему ощутимые последствия. Тео пошатнулся, словно опьянел, и плюхнулся на пол.
     Его глаза вращались, а голова, больше напоминавшая кипящий чайник, казалось, вот-вот лопнет от получения столь большого количества знаний. Тео почувствовал головокружение, а температура тела повысилась.
     Вскоре его состояние нормализировалось.
     – Черт, отныне я буду скармливать ему все книги, которые мне только попадутся под руку, – пробормотал Тео, приложив руку ко всё ещё пульсирующему виску.
     Впервые он чувствовал такую ужасную головную боль, будто кто-то проткнул его висок шилом.
     Больше он определенно не хотел испытывать подобное чувство. Наверное, при поглощении одной книги за раз такого бы не случилось.
     – Магическая сила…
     Он чувствовал, как по его телу растекалась магическая сила. Она брала своё начало в его сердце и через кровеносные сосуды попадала в каждую часть его тела.
     Это было нечто совершенно новое для Теодора Миллера. Раньше ему требовались колоссальные затраты энергии и концентрация, чтобы хотя бы почувствовать её наличие в себе. Отсутствие чувствительности было для Тео очень тяжелым бременем.
     Его переполняли эмоции, а сам он, казалось, задыхался. Тео даже пришлось произвести определенное усилие над собой, чтобы не завопить от радости.
     Тем не менее, он не мог удовлетвориться только этим.
     Прямо сейчас он освоил всего лишь 2-ой Круг. А чтобы закончить учебу, ему нужно было овладеть 3-им.
     Впервые после поступления в академию, пройдя через все виды унижений, он наконец-то увидел лучик света в конце тоннеля.
     – … Ах, да, разве он не должен был насытиться? – тихо прошептал Тео.
     Посмотрев на свою левую руку, он обратился к ней:
     – Я рассчитывал, что мы поговорим после того, как ты наешься.
     Он помнил, что у гримуара была способность говорить. Голос сказал, что это произойдет сразу, как только Обжорство будет насыщено. Тео не знал личности голоса, но тот пока что говорил только правду. Таким образом, этот факт тоже должен был быть правдивым.
     И действительно, голос не обманул его ожиданий.
     Вшух.
     Рот открылся, как и в те разы, когда он поедал книги. Он представлял собой сплошную дыру без видимого дна. Прямиком из центра этой дыры вылез язык, покачиваясь, словно змея, слушавшая флейту.
     Подобное зрелище явно было не для слабонервных.
     Вскоре изо рта Обжорства начали появляться звуки.
     – Я, магия поглощения, жадный гримуар, Обжорство.
     Это был жуткий и неестественный голос, больше напоминающий собой бурлящее болото. А способ, с помощью которого эти слова производились на свет, придавал царящей атмосфере ещё больше мрачности.
     Хоть у Обжорства и не было глазных яблок, Тео ясно ощущал на себе его взгляд.
     – Теодор. Миллер.
     И вот, назвав его имя…
     – Что… Ты… Хочешь узнать? – спросил у Тео жадный гримуар.

Глава 4 – Жадный Гримуар (Часть 4).

     Тео бессознательно сглотнул.
     Звуки, воспроизводимые Обжорством, и то, как он произнес своё имя, казалось, исходили из глубокой бездны. От этого даже кровь леденела в жилах.
     Тео должен был что-то сказать, но его губы не шевелились. К счастью, в его ушах раздался голос, решивший, очевидно, разъяснить кое-какие нюансы.

     – ---------------------------------------
     Жадный гримуар, Обжорство, утолил свой голод. Его интеллект временно пробудился, и он готов отплатить своему хозяину, предоставившему ему пищу.

     Текущее состояние Обжорства неполноценно.
     Пожалуйста, обеспечьте его должным количеством пропитания, чтобы полностью восстановить его работоспособность.
     За исключением времени, посвященному приёму пищи, Обжорство находится в глубоком сне. Тем не менее, гримуар готов ответить на один вопрос сразу же после того, как почувствует, что насытился.
     Помните, мудрость старого гримуара, Обжорства, поистине велика.

     Пожалуйста, задайте один вопрос, прежде чем Обжорство погрузится в сон.
     – ---------------------------------------

     Объяснение было обширным, но вывод был прост. Вопрос и ответ… Другими словами, он мог задать один вопрос, на который бы получил один ответ.
     Согласно предоставленной информации этим странным голосом, Обжорство было очень древним гримуаром. Возможно, он годами только и делал, что поглощал книги, а потому накопленные им знания должны были быть просто огромными. Даже если бы он ел только одну книгу в день, то за год накопилось бы более трехсот. А если все поглощенные им книги были как-то связаны с магией, то ценность этого существа была попросту неизмеримой.
     Для магов, стремящихся познать бесконечную мудрость, ценность этого разговора может быть даже выше, чем сердце дракона.
     «Какой же вопрос я должен задать?»
     У него совершенно не было времени, чтобы как следует подумать над этим. Это маленькое существо лишь ненадолго пробудилось, поскольку голодало и должно было скоро вновь погрузиться в глубокий сон. Тео не знал, сколько времени гримуар будет его ждать, но он предполагал, что не особо долго.
     О чём следует спросить и какие ответы ему стоит искать?
     Тео заглянул внутрь самого себя.
     «Я должен спросить о чем-то, что поможет мне прямо сейчас»
     Для Тео, который только что стал мастером 2-го Круга, знания о древней магии были бы попросту бессмысленными. Вопросы о местах захоронения сокровищ или о способностях, которые помогут их отыскать, тоже были преждевременными.
     Недаром была старая поговорка, в которой говорилось, что слишком жадный в конце концов лишится всего. Тео не собирался быть таким идиотом, как те, которые хотели всего и сразу. А значит, спектр возможных вопросов был сужен до самого минимального количества.
     – Я задам вопрос.
     – Что интересует? – кратко спросило Обжорство.
     Его голос всё ещё был жутким, но по сравнению с первым разом, Тео к нему уже более-менее привык. Вновь пробежавшие мурашки по спине он остановить не смог, но вот сформулировать и произнести вопрос всё-таки сумел.
     – Обжорство, я хочу попросить тебя предоставить информацию. Дай мне понимание того, что ты за гримуар.
     На мгновение наступила тишина. Это был слишком неожиданный вопрос?
     Тео не знал.
     – Хорошо.
     Тем не менее, гримуар согласился ответить на его вопрос.
     – Однако, чтобы понять меня, твоя проницательность… Узкая, бедная. Язык, передать, не может.
     Тео нахмурился. Гримуар не мог передать это при помощи слов? Тогда с таким же успехом можно было сказать, что ответа на вопрос не будет, поскольку Тео недостаточно развит. Тео никогда не отставал, когда дело доходило до мозгов, но вместе с этим он и вправду не мог равняться со стандартами древнего гримуара.
     Однако на этом Обжорство не закончило говорить.
     – Я, визуализировать, информацию. Человек, владелец, шоу, нравится.
     – Визуализировать?
     – Это, ты, представить себе, – ответил гримуар.
     Как только диалог закончился, со стороны левой ладони Тео прямо к нему в голову потекли странные изображения и символы. Это были числа, буквы и какие-то термины. Тео почувствовал головокружение и понял, почему Обжорство не могло передать это словами. Это было нечто такое, что противоречило его здравому смыслу.
     «Это – гримуар…!»
     Гримуар…
     Это была не книга, а магическое заклинание. Это был фрагмент существования, высмеивающего этот мир. Лучшие маги современности не могли воспроизвести даже нечто отдаленно напоминающее Обжорство. Даже Тео, который впитал в себя информацию об Обжорстве, едва мог объяснить его суть.
     А ещё Тео увидел расплывчатую сводку о гримуаре.

     – ---------------------------------------
     Гримуар «Обжорство».
     Ранг: F.

     Эффекты:
     • Близость к стихиям увеличивается на 1.
     • Магическая чувствительность увеличивается на 10.
     • Вы можете калибровать и создавать магические круги.
     • Вы изучили «Удар Молнии».
     • Вы обучились более продвинутой версии заклинания «Щит».

     * Гримуар находится в неполноценном состоянии. Большинство его функций запечатаны.
     * Один раз в день он будет просыпаться, чтобы утолить голод.
     * Сразу же после насыщения он ответит на один Ваш вопрос.
     * Способности, которые он поглощает, будут переданы его хозяину.
     * Гримуар извлекает сущность из съеденных книг или предметов. Чем выше понимание хозяина гримуара о книге или предмете, тем выше эффективность.
     – ---------------------------------------

     И правда, это было достаточно понятное описание. Возможно, этот гримуар часто использовался другими людьми, прежде чем попасть в руки к Тео. В противном случае было бы трудно обобщить информацию о гримуаре такими доступными разъяснениями.
     Пока Тео перебирал в своей голове полученную информацию, Обжорство зевнуло.
     – Хм-м-м… Значит, я ответил… – прозвучал его жуткий голос, а затем исчез вместе с языком и дырой в ладони.
     Тео посмотрел на свою левую руку с пустым выражением лица. От пяти книг, которые проглотила его ладонь, не осталось и следа. Единственное, что доказывало реальность происходящего, – это оставшиеся в его голове знания и выросшая магическая сила.
     – Ха, ха-ха-ха…
     До ушей Тео донесся приглушенный смех. Он не понимал, что является источником его звучания, пока не почувствовал, что его губы сами собой расплылись в улыбке.
     Теодор Миллер… Смех исходил из его собственных уст.
     Это была та самая библиотека, место, в которое он бежал из беспощадной и презиравшей его реальности. Разве он мог когда-то рассчитывать, что найдет здесь нечто настолько удивительное?
     «Я смогу закончить академию. Нет, сейчас проблема не в выпуске. Для начала я должен повысить свои шансы!»
     Голова у Тео была хорошей, но в практике он был полным профаном. Знания, которые он получал, были сродни воде, вылитой в бездонную яму. Тео уже давно понял, что все его усилия напрасны, но он всё равно не сдался. Кроме профессора Винса никто ещё не раскрыл в нём его истинные таланты. Однако все усилия профессора Винса были похожи на попытку оживить кучку опавших листьев. Тем не менее, даже из отмерших листьев со временем могло вырасти дерево…
     «Чем выше понимание хозяина гримуара о книге или предмете, тем выше эффективность». Сейчас Тео не мог в полной мере осознать смысл этого короткого предложения. В нём шла речь не просто о запоминании информации и формул, описанных в книгах. Недаром ведь каждый раз, когда Тео делал из книг какие-то выписки, он и сам прогрессировал, получая новые знания и становясь мудрее.
     Кроме того, гримуар сам выбрал своего владельца. Не случайно, что нашел его именно Теодор, который жаждал знаний больше, чем кто-либо другой.
     Дзынь!
     Тишину нарушил тяжелый колокольный звон. Тео машинально глянул на часы, расположенные в углу библиотеки. Часовые стрелки указывали прямо вверх.
     В столь поздний час двери в общежитие уже были заперты. Он обнаружил Обжорство около 10 часов вечера, так что прошло не много, не мало, а два часа.
     «Что ж, сон в постели мне сегодня не светит, но… Я и без того себя чувствую прекрасно»
     Его магическая сила прямо-таки бурлила в нём. Прямо сейчас Тео был уверен на все 100%, что сможет преуспеть в магии 2-го Круга. Хоть его чувствительность и выросла всего ничего, но даже от этого он испытывал огромное удовлетворение.
     Тео снова посмотрел на информацию об Обжорстве. В ней значилось короткое упоминание об изменении его чувствительности.
     «Магическая чувствительность увеличивается на 10».
     Число было весьма небольшим, а потому и сами изменения были довольно незначительными. Тем не менее, что, если это 10 превратится в 20, 30 или 100? Конечно, это может занять некоторое время, может быть, даже несколько десятилетий… Но Тео чувствовал, что в состоянии добиться своей цели.
     – … Что ж, нужно будет читать побольше книг.
     Тео хотел попрактиковаться в магии, но библиотека была не тем местом, где это стоило делать. Если он случайно что-то подожжет, то его явно будет ожидать наказание, а может быть даже не одно.
     Кроме того, следовало заранее подобрать следующую порцию книг для Обжорства. И это занятие было куда полезнее, чем просто дремать в кресле.
     В каждом шаге Тео чувствовалось волнение. Книги, похожие на куски пирога в небе, теперь казались сундуками с сокровищами, расположенными прямо перед ним.
     Он уже давно позабыл о существовании в кармане своего пальто письма о необходимости прохождения повторного курса. Теперь, когда его долгожданная мечта была прямо перед ним, Тео даже не думал о том, чтобы покинуть академию.
     Жадный гримуар по имени Обжорство…
     Это была его первая встреча с Теодором Миллером.

Глава 5 – Каковы на вкус книги? (Часть 1).

     Динь-дон, динь-дон.
     Колокольный звон объявил о завершении второго семестра.
     Сегодня в Академии Бергена закончился учебный год, и в течение ближайшей недели все студенты должны были получить заключительные табеля.
     Студенты, не одетые в униформу, выбежали во двор, не обращая ни малейшего внимания на рекомендации профессоров не играть во время зимних каникул.
     Как правило, за исключением разве что некоторых первокурсников, студенты избегали пребывания в самой академии.
     – Хм-хм, какие же они шумные. Им что жара, что холод – только дай возможность побегать. Да уж, не могу не согласиться, что молодость – лучшая пора жизни.
     – А кто не согласится? Ах, ну разве что какой-то лич.
     – Ха-ха-ха, боюсь, что даже лич будет рад большему количеству костей!
     – Ухе-хе, интересное предположение!
     Даже профессора пребывали в хорошем настроении. Наконец-то освободившись от студентов, которые вызвали у них всевозможные проблемы и головную боль, они могли насладиться чашечкой кофе за размеренной беседой со своими коллегами. Некоторые обсуждали чудаковатых студентов, в то время как другие обсуждали идею обучения даже во время каникул. Некоторые же профессора делились друг с другом своими планами о том, что будут делать дома, когда наступит долгожданный отпуск.
     – Профессор Винс, а Вы решили остаться в академии? – задал вопрос один из его коллег.
     – Да, – ответил Винс с присущим ему холодком в голосе.
     Бездушный голос профессора Винса вполне подходил его пустому выражению лица, от чего его коллега-профессор не мог не вздрогнуть.
     Тем не менее, они уже долгое время знали его, а потому никто не удивился такой реакции Винса.
     – Я слышал, что Вы сосредоточились на одном исследовательском проекте. Это из-за него Вы будете так заняты?
     Глаза профессора Винса стали ещё более холодными. Естественно, в обществе магов считалось неприемлемым шпионить за исследованиями друг друга. И вот, низкий голос Винса в полной мере подтвердил, что эта тема вызывает у него дискомфорт:
     – Я всегда занят.
     – Ха-ха-ха. Это верно. Что ж, не берите в голову.
     – …
     Винс бросил на своего собеседника пронзительный взгляд, а затем отвернулся к окну.
     Атмосфера в комнате внезапно стала немного холоднее. Профессор Винс был известен своей не особо высокой дружелюбностью. Он был первоклассным волшебником, прибывшим в Академию Бергена из столицы, и его должность старшего мага (6-го Круга) ставила его выше других преподавателей.
     Другими словами, он был прикомандированным лектором и не спешил выстраивать дружеские отношения с другими профессорами.
     – О, Вы здесь, профессор Винс.
     В этот момент в кабинет вошел ещё один профессор. Мягко говоря, этот профессор был человеком с переизбытком жировой массы. На нём всегда был аккуратный костюм, в связи с чем он больше походил на воздушный шарик. Таким образом, студенты и прозвали его «шариком».
     Профессор Шариков, прозванный «шариком», хихикающим голосом поинтересовался:
     – Могу я кое-что у Вас спросить?
     – … Да.
     К сожалению, Винс не мог плюнуть прямо в это ухмыляющееся лицо, а потому с выражением крайнего раздражения уставился на профессора Шарикова. Винсу не нравилась эта болтливая своевольная свинья, а потому не удивительно, что слова, рождавшиеся из её уст, ещё как действовали на нервы Винсу.
     – Неужели тот мальчик и в этом году не закончил академию?
     Брови Шарикова изогнулись в явной насмешке.
     Теодор Миллер…
     Когда профессор Винс вспомнил своего ученика, его взгляд вспыхнул. Талант предал Теодора Миллера, а все его усилия так и не принесли должного вознаграждения. Тот факт, что Теодор трижды получил письмо о необходимости проведения повторного курса, означал, что он стал настоящей знаменитостью.
     Тем временем к разговору решили подключиться и другие профессора.
     – А, это вы про того парня по имени Тео?
     – Его же вроде как в третий раз оставят на третий курс, верно? Что ж, по окончанию следующего года мы больше его не увидим. Ой, извините… Разве я не должен был этого не говорить? Хо-хо-хо!
     – Профессор Клод, не стоит так резко отзываться о мальчонке.
     – А что тут такого? В конце концов, он ребенок из падшей благородной семьи, талант которой давно выродился.
     Из уст профессоров доносились колкие и весьма неприятные замечания.
     «Воистину зрячие, но слепые», – подумал Винс, сделав несколько шагов назад и глядя на них с презрением.
     Казалось, если он будет продолжать слушать их разговор, то его уши начнут вянуть. Это была та самая категория преподавателей, которая ничего не знала о своих собственных студентах.
     А даже если бы именно так всё и было, то разве должен настоящий педагог пренебрегать своими учениками?
     «Тео – куда более лучший маг, чем ты», – покачал головой Винс. Тем не менее, он не мог себе позволить сказать это вслух.
     Винсу до того был противен Шариков, что он на мгновенье захотел кинуть в него чашкой c кофе. Однако Винс остановился… Ведь, в конце концов, это было правдой.
     Он отменил свою личную поддержку Теодора из-за отсутствия у него чувствительности. Нельзя было отрицать, что сам Винс отказался от ученика из-за отсутствия у того таланта. Это было единственное, что помешало Винсу вмешаться в их разговор.
     «Теодор Миллер»
     Винс посмотрел в окно с тошнотворным чувством в животе. Покрытое тучами небо полностью отражало то, что было у него на сердце. Затем он увидел огоньки из противоположного здания библиотеки и снова вздохнул. Лишь один человек мог сидеть над книгами в день церемонии окончания учебного года.
     Винс молился, чтобы когда-нибудь настал тот день, когда усилия того молодого человека будут вознаграждены.

***

     Тем временем Тео прямо-таки пританцовывал.
     – Уха-ха!
     Стол сотрясся от громкого удара. Это было связано с тем, что на центр стола одновременно рухнули семь книг в твердом переплете. Если бы подобная охапка книг упала на ногу – то дело бы явно не ограничилось простым синяком.
     Ходила даже такая шутка, что некоторые библиотекари были убиты падением на них проклятых книг.
     – Даже если в этих книгах нет никаких проклятий, разве я не умру, если они свалятся мне на голову?
     Эти книги определенно были тяжелее кирпичей. Если хоть одна из них упадет с высокой книжной полки, то череп проходящего мимо человека наверняка будет проломлен. Вот почему в библиотеках всегда висели предупреждения, чтобы посетители сохраняли тишину и спокойствие.
     Это было настолько опасно, что об этом решили даже написать.
     – Ладно, думаю, на сегодня этого хватит.
     Тео вытер с ладоней слой пыли. В этой библиотеке гости были нечастым явлением, а потому каждая взятая им книга была достаточно пыльной. Лицо, занимавшее должность библиотекаря, проверяло полки лишь изредка, так что ему повезло, что Обжорство проглатывало книги не жуя, иначе бы ему пришлось сначала вытирать их.
     – Так, для начала я должен использовать «Оценку».
     Привычным движением Тео повёл своей левой рукой. Он собирался измерить ценность книги, используя способность Обжорства оценивать пищу. Техника применения этой способности оказалась намного проще, чем он поначалу предполагал.
     Тео указал левой рукой на книгу, точно так же, как и во время кормёжки гримуара, после чего отдал команду: «Оценка».
     Чмок.
     Из левой руки Тео с громким чмоканьем вылез язык и тут же потянулся к цели. Затем он облизал обложку книги, одновременно с этим предоставив визуальное отображение считанной информации.

     – ---------------------------------------
     «Разница между Возгоранием и Воспламенением»

     Эта книга повествует о продвинутой магии Возгорания и объясняет основные принципы работы Воспламенения.
     В отличие от Возгорания, при котором огонь создаётся на выбранной поверхности, Воспламенение создает пламя прямиком в воздухе.
     Преимущество Воспламенения заключается в возможности использовать его на расстоянии. Однако его огневая мощь немного ниже, чем у Возгорания.

     * Ваше понимание этой книги очень высокое (96,7%).
     * Класс книги: обычный.
     * После её поглощения, Вы изучите заклинание 1-го Круга «Воспламенение».
     – ---------------------------------------

     – Насколько я помню, это весьма полезное заклинание, – усмехнулся Тео и взял книгу.
     «Оценка» Обжорства была средством идентификации пищи. Это помогало ему определить преимущества потребляемого продукта. Благодаря Оценке Тео сразу мог понять, что получит, даже если ещё не читал выбранную книгу. Кроме того, благодаря этой способности он мог подбирать книги со специальными характеристиками.
     – Благодаря этому выбор книг стал намного проще.
     Кроме того, он и сам вполне хорошо представлял что и в какой книге описывается. Проведя пять лет в библиотеке, не было такой книги, которую бы он не знал.
     Тео составил целых два списка из тех книг, которые прочитал, и тех, которые прочитал, но не понял.
     В тот момент, когда он собирался использовать Оценку на второй книге…
     – … Голод. Накорми, пожалуйста.
     Обжорство окончательно проснулось.

     – ---------------------------------------
     Гримуар пробудился от сна и жалуется на пустой желудок.

     Регулярное питание уменьшило его голод.
     Существует больше возможностей для выбора блюд.
     Обжорство ответит на один вопрос после поглощения двух книг и сразу же заснет после поедания третьей книги.
     Оставшееся время: 30 минут.
     – ---------------------------------------

     Две книги или три книги…
     Он уже несколько раз сталкивался с этим мучительным выбором. Если он выбирал две книги, то ему предоставлялась возможность задать вопрос и получить на него ответ. Если же он выбирал три книги, то мог извлечь на одну сущность больше.
     В прошлый раз он подумал, что куда более важно улучшить свои навыки и решил скормить Обжорству три книги.
     Но что ему выбрать на этот раз?

Глава 6 – Каковы на вкус книги? (Часть 2).

     – Ну, в любом случае я ничего не потеряю.
     Другими словами, это был вопрос простой приоритетности.
     Тео мог выбрать: или обучиться ещё одному заклинанию, или познать мудрость Обжорства. Если же он сделает неправильный выбор, то просто дождется завтрашнего дня. Таким образом, принципиальной разницы не было.
     Вот если Обжорство внезапно начнет голодать, то это станет куда большим поводом для беспокойства.
     Поэтому Тео придумал простой ответ.
     – На этот раз пусть будет две книги.
     Он кое о чем хотел спросить Обжорство.
     Тео взял [Разницу между Возгоранием и Воспламенением] и отложил её в сторону. Воспламенение было довольно полезной магией как для 1-го Круга, за исключением разве что слишком высокой сложности.
     Тем не менее, это заклинание потребляло куда меньше магической силы, чем какое-либо другое. Даже Тео, который только-только дотянул до уровня 2-го Круга, смог бы воспользоваться им около 100 раз подряд.
     Затем настал черед для выбора другой книги.
     – Думаю, что для этого вполне подойдет любая из шести книг, но… Я всё ещё не знаю, что лучше.
     Тео решил довериться Оценке гримуара, а не полагаться на своё чутье. Магия оценки, вероятно, была в чем-то даже лучше, чем его собственный анализ. Таким образом, не став упрямиться, Тео вытянул вперед левую руку и произнес:
     – Оценка.
     Из ладони быстро выскользнул проголодавшийся язык. Он поползал между всеми шестью книгами, а затем начал их оценивать. Как только книги стали липкими от выделяемой слюны, в голову Тео начала поступать информация.
     Теодор спокойным взглядом смотрел на выявленные Обжорством сущности книг.
     – [Призыв Духа Огня]… Убираем. Если у меня нет близости с духом, то я не могу заключить с ним контракт, а значит и не будет никакого смысла в его вызове.
     30 лет назад была раскрыта тайна заключения контрактов с духами, в связи с чем стало известно, что без должного уровня близости с духом – заключить с ним контракт попросту невозможно.
     Маг, постоянно имеющий дело с духами, в конце концов добьется успеха. Такой человек откроет дверь в мир духов и рано или поздно поймет, как заключить какое-нибудь простенькое соглашение.
     [Призыв Духа Огня] была книгой, которую написал как раз такой волшебник, и благодаря Обжорству, Тео бы научился вызывать духа.
     Однако эта книга предоставляла ему лишь возможность активировать заклинание, чтобы призвать духа. А вот последующий разговор с духом и взаимодействие с ним – это уже совершенно другая история. Когда Тео поступил в академию, ему сразу сказали чтобы он отказался от этой затеи, поскольку его близость с духами была близка к нулю.
     – Прискорбно, конечно, но ничего не поделаешь.
     Он уже несколько раз прошел через схожую ситуацию. Благодаря этому Тео выработал в себе привычку откладывать все ненужные книги и не суетиться.
     Прошла уже неделя с тех пор, как он впервые начал это странное сожительство с Обжорством.
     Может другие его и считали болваном, но в умении анализировать ситуацию среди других студентов у него не было равных.
     Во-первых, бессмысленно было бы скармливать Обжорству книгу, если её понимание со стороны Тео было низким.
     Во-вторых, независимо от того, насколько высоким был уровень понимания Тео, невозможно было овладеть магией, которая находилась вне его компетенции.
     В-третьих, некоторые заклинания были попросту бесполезными на практике, даже если бы он им обучился.
     И в-четвертых, повторное поедание одной и той же книги ничего ему не давало.
     … Конечно, могли быть и другие нюансы, о которых Тео еще не знал, но, помимо этих четырех особенностей, других он пока что не выявил. [Призыв Духа Огня] был как раз примером третьего случая.
     Была и другая магия, для использования которой требовались определенные условия. Вот почему он не стал связываться с белой магией, которая требовала наличие «божественной силы».
     – Подумать только, а ведь есть заклинания, в которых обязательным условием является кастрация… Уф, от одной только мысли об этом у меня начинают бежать мурашки по коже.
     Тем не менее, раз такая магия существовала, значит кто-то же её практиковал. Даже Тео не мог без тошноты листать такие книги. О чем вообще думали эти люди?
     Передёрнувшись, Тео положил руку на следующую добычу. Ею была [Циркуляция Воды], которая увеличила бы его близость с водой. Но он решил отложить и её.
     Его понимание [Основ Зачарования] было ниже, чем он думал. Съев книгу, он получил бы что-то совсем незначительное, а потому оставил в сторону и это пособие. У магии, временно улучшающей зрение, [Орлиный Глаз], был побочный эффект в виде постепенного ухудшения своего собственного зрения. Естественно, такое Тео было ни к чему.
     Спустя 15 минут перед Тео осталась лежать только одна книга. Вспомнив её название, лицо студента наполнилось предвкушением.
     Согласно гипотезы Тео, ценность последней книги в списке была, очевидно, самой высокой среди всех семи книг, отобранных им на сегодня.
     – Оценка.
     И вот, перед его глазами предстала информация о сущности книги.

     – ---------------------------------------
     «Баллистическая Магия»

     В этой книге описывается применение магических ракет. В ней можно узнать о методах формирования и компрессии магических ракет, а также изменения формы снарядов.
     Благодаря описанным в книге магическим ракетам, автор, Альфред Беллонтес, стал настоящим героем войны.
     Глубина мудрости этой книги намного выше, чем у стандартных пособий.

     * Ваше понимание этой книги очень высокое (97,2%).
     * Класс книги: редкий.
     * После её поглощения, эффективность заклинания «Магическая Ракета» существенно увеличится.
     * Это оригинальная копия, написанная автором напрямую. У Вас мало шансов поглотить опыт Альфреда.
     – ---------------------------------------

     И вправду, книга не разочаровала его ожиданий, как впрочем и не превзошла их.
     – А ну, подождите-ка. Эта книга – оригинал!?
     Прочитав заключительную строку описания книги, Тео был шокирован.
     Как правило, магические книги писались самим автором, а затем из полученного оригинала распространялись с помощью копий. Всё, начиная от обложки и заканчивая содержимым, полностью копировалось с использованием магии.
     Именно поэтому было крайне сложно отличить оригинал от копии. Оригиналы прятались, скрывались и подделывались, после чего продавались частным коллекционерам.
     Если бы не способности Обжорства, Тео даже не узнал бы, что держит в руках оригинал.
     Альфред Беллонтес…
     Он родился несколько десятилетий назад и был третьим сыном Короля Беллонтеса. К сожалению, магическая сила плохо накапливалась в его организме, и он стал мастером боевой магии лишь после того, как убил на это огромное количество времени.
     «Магическая Ракета» была магией 1-го Круга, и Альфреду удалось отправить на тот свет десятки рыцарей и сотни магов с помощью одного только этого невзрачного заклинания. Под конец затяжной войны он всё-таки погиб, и свою славу обрёл уже посмертно.
     – [Баллистическая Магия] Альфреда Беллонтеса! Если книжные коллекционеры узнали бы об этом экземпляре, они наверняка отвалили бы за него даже несколько тысяч золотых!
     Тео аккуратно стёр с книги пыль. Если он сумеет доказать её подлинность, то эта книга станет не просто грудой бумаги, а предметом, куда более дорогим, чем слиток золота.
     Да, если бы только это можно было доказать… При этой мысли волнение Теодора слегка утихло.
     – … Нет, даже если я это докажу, всё равно останется одна проблема.
     Во-первых, эта книга принадлежала Академии Бергена. Хоть он и скармливал не принадлежащие ему книги Обжорству, когда-нибудь он планировал их вернуть.
     Если бы Обжорство не угрожало его жизни, он бы не стал брать все эти пособия. В некотором смысле его действия можно было назвать настоящей борьбой за выживание.
     Однако, взяв книгу Альфреда для продажи коллекционерам, он просто воровал. Он не искал знаний, как все маги, и не пытался спасти свою жизнь. Как человек благородного происхождения, Теодор Миллер не мог переступить через свою гордость.
     Он предпочел бы скормить её Обжорству, нежели обменивать на деньги. Некоторое время он всё ещё был обеспокоен этим вопросом, однако решение не заставило себя ждать.
     – Ешь, Обжорство.
     Услышав команду, язык с готовностью выскочил наружу.
     Чавк!
     Обжорство схватило [Разницу между Возгоранием и Воспламенением], и быстро втянуло её в ладонь.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Разницу между Возгоранием и Воспламенением».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили Воспламенение 1-го Круга.
     – ---------------------------------------

     В тело Тео влилась знакомая волна. Это были знания о магии воспламенения. В этот момент Тео понял, что может вызвать в воздухе небольшой огонёк.
     Из-за того, что это была магия всего лишь 1-го Круга, новой информации было совсем не много, и вскоре волна успокоилась. Если сравнивать это с едой, то книга была похожа на простой хлеб, но Тео был удовлетворен и этим.
     На этом ужин Обжорства не закончился. Всё ещё не удовлетворившийся язык схватил свою следующую добычу…
     Оригинальная [Баллистическая Магия], написанная Альфредом Беллонтесом. Это был торжественный момент, когда книга, не уступавшая в ценности золотому слитку, должна была исчезнуть навсегда.
     Хлюп!
     И тишина…
     Тео ждал изменений с куда более нервным выражением лица, чем обычно. Это была его первая «редкая» книга, которую он скормил Обжорству. Кроме того, это был оригинал, написанный известным героем войны. Другими словами, эта еда определенно была калорийнее, чем обычные книги.
     Тео помнил ту кошмарную боль, когда поглотил четыре книги за раз, а потому закрыл глаза и приготовился к последствиям.
     «Ну, давай же!»
     И вот, вскоре после этого…

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Баллистическую Магию».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Ваше владение заклинанием «Магическая Ракета» 1-го Круга существенно увеличилось.

     Поглощена оригинальная копия.
     Проверяется возможность синхронизации с Альфредом Беллонтесом… Вы находитесь на соответствующем уровне.
     Вы можете поглотить опыт Альфреда.
     Эпизод будет проигрываться в течение 21 минуты и 35 секунд.

     Синхронизация началась.
     – ---------------------------------------

     – … Синхронизация?
     Что это было? Но именно в этот момент…
     Фдынннь!
     Прозвучал резкий звон! Звук пронзил барабанные перепонки Тео и вызвал у него головокружение. Ему показалось, что его насильно вытаскивают из его собственного тела. И перед этой непреодолимой засасывающей силой, человеческий разум был не сильнее зеленой травки на лугу.
     В конце концов, разум Теодора был втянут в ладонь его левой руки.
     Тео провалился в темноту, видя где-то вдалеке слабое свечение звезд.
     Это были остатки воспоминаний, оставленные Альфредом Беллонтесом. А если точнее, его [Баллистической Магии].

***

     Около 45 лет назад, на линии фронта Княжества Беллонтесов…
     Теодор Миллер открыл глаза.

Глава 7 – Каковы на вкус книги? (Часть 3).

     Вшух-вшух-вшух-вшух.
     Когда к Тео вернулось сознание, он увидел, как в пугающем темпе меняются окружающие его пейзажи. Нет, правильнее было бы сказать, что это он сам несётся мимо них.
     Тео, который всё ещё не до конца понимал, что происходит, повернул голову и его ушей достигли чьи-то крики.
     – Генерал! Прямо перед нами вражеские войска!
     Генерал? Вражеские войска? Эти слова явно были родом из поля боя.
     Тео попытался нахмуриться, но его взгляд двигался вне зависимости от его воли. Затем он посмотрел на лицо рыцаря, скачущего рядом с ним, а ещё спустя мгновенье понял, что его губы двигаются сами по себе.
     – Хм-м-м, это оказалось немного раньше, чем я ожидал.
     Голос был глубокий и даже слегка торжественный.
     Его кончики пальцев коснулись подбородка и почувствовали грубоватую щетину. Тео ещё не было и 20-и лет, а потому борода явно принадлежала не ему.
     Если так, то оставалось лишь одно логическое объяснение.
     «Мой голос… Значит, это не моё тело?»
     Возможно, это и был правильный ответ.
     Всё это случилось сразу после того, как он поглотил [Баллистическую Магию] Альфреда Беллонтеса. Итак, Тео пришел к выводу, что данное явление было взаимосвязано с возможностью перенять кое-что из опыта самого автора, о чем упоминалось в информационной сводке о книге.
     Он не знал, что такое синхронизация, но если это помогало получить опыт Альфреда Беллонтеса…
     – Принц! Я пойду впереди! Простая пехота не сможет остановить атаку наших рыцарей. Я, Винс, клянусь защищать принца любой ценой!
     Это восклицание напоминало собой ревущее пламя. Страсть, которая ощущалась в этом голосе, была попросту невероятной. Судя по словам и мечу в руках, этот мужчина, очевидно, был лидером рыцарского отряда. Более того, его пылающие глаза доказывали, что он не просто бахвалился, кидая слова на ветер.
     Однако принц Альфред не согласился с предложением Винса.
     – Нет, впереди пойду я! А вы все последуете за мной!
     Человек с наиболее высоким титулом заявил, что займет самую опасную позицию в авангарде.
     Несмотря на то, что враг приближался, Альфред Беллонтес не останавливал своего коня. Пожав руку Винса, он бросился вперед.
     И вот, вскоре две армии врезались друг в друга.
     Бру-ду-ду-ду-ду!
     С диким рёвом кавалерия столкнулась с пехотными частями противника. Страшная сила рыцарской атаки усилилась копытами лошадей и разбила вражеский строй. От неожиданности вражеское построение попятилось назад и войска Беллонтеса мгновенно заняли доминирующее положение, тесня своего противника.
     Находясь в самом авангарде, маг взревел:
     – Я, принц Альфред Беллонтес, стою перед вами! Выходите вперед, если достаточно смелы, чтобы претендовать на мою голову.
     Это была очевидная провокация. Поскольку Альфред был принцем и героем войны, его голова действительно стоила несколько тысяч золотых. Если бы врагу удалось убить его, то вся война могла закончиться одним махом.
     И вот, разметая со своего пути ошеломленных воинов, вперед начал пробиваться один из вражеских рыцарей. Он явно намеревался принять вызов.
     – Я – Ричард, старший сын графа Джейсона!
     Каждый взмах его меча сокрушал сразу по несколько солдат. Это было явно не самое распространенное зрелище, когда люди падали от лезвия меча, словно солома. Тем не менее, каждый рыцарь должен был обладать по меньшей мере именно такими навыками.
     Приближаясь к Альфреду, Ричард улыбнулся.
     Тео не на шутку испугался, когда увидел очевидные убийственные намерения своего визави.
     «Это очень опасно. На этом расстоянии невозможно выжить, если моё тело не принадлежит магу 6-го Круга!»
     В любую эпоху заклятым врагом каждого мага были рыцари. Они были мастерами оружия, которым не было равных в ближнем бою. Рыцарь мог срубить голову мага ещё до того, как тот закончит своё заклинание. Поэтому маги всегда сопровождались эскортом. Однако сейчас рядом с Альфредом никого не было. Это была отличная возможность для Ричарда Джейсона, который славился своей ловкостью.
     Когда Ричард сокрушил уже более тридцати воинов, он с уверенностью в голосе прокричал:
     – Герой Беллонтесов! Я отдаю должное Вашей храбрости и намерению противостоять рыцарю, но…
     «Но сейчас Вы примите свой конец!» – эти слова так и остались непроизнесенными.
     – … Что ж, тогда я отдаю должное Вашей глупости, – усмехнулся Альфред, направив на Ричарда указательный палец.
     Вжух!
     Воин так и не добежал до своей цели. Его тело рухнуло на землю. Храбрый рыцарь, Ричард Джейсон, который всего мгновенье назад мчался к Альфреду, намереваясь прикончить его одним взмахом своего меча, внезапно скончался.
     Его смерть была неизбежной, ведь в середине его мозга было просверлено внушительное отверстие. Ни одному человеку не под силу пережить такое, даже если в нем течет кровь огра. Ни одна регенерация не могла спасти, если был разрушен мозг.
     Тем временем Тео был попросту поражен такой внезапной сменой ситуации.
     «Это что, магическая ракета? Не может быть!»
     Всё, что он увидел, – лишь мимолетную синюю вспышку. Если бы Тео не был внутри тела Альфреда, тогда он бы даже не успел засечь момент, когда заклинание было активировано.
     Хотя это и была магия 1-го Круга, её эффективность выходила далеко за пределы здравого смысла. Вероятно, даже заклинание 5-го Круга, «Болт Силы», был слабее, чем это.
     Вжух!
     И вновь из пальца Альфреда вылетела синяя вспышка.
     – Кхак! – только и успел вскрикнуть вражеский рыцарь, после чего испустил дух.
     Каждый раз, когда Альфред направлял на кого-то кончик своего пальца, погибал один воин. То же самое касалось и магов, которым не помогала даже их защитная магия, и рыцарей, закованных в доспехи. Скорость магической ракеты не позволяла увернуться даже самым проворным воинам, а её мощь пробивала любую защиту, вызывая в рядах врага панику. Это был самый настоящий смертельный удар.
     После выпуска нескольких сотен магических ракет…
     «… Вот значит как Альфред использует это заклинание. Даже если другой человек будет использовать ту же самую формулу, он непременно потерпит неудачу»
     Неожиданно для самого себя Тео удалось понять принципы этой мощной магической ракеты. Ученые уже более 30 лет пытались постичь секрет успеха Альфреда, но так до сих пор ничего и не добились.
     Теодор Миллер же понял концепцию, но вовсе не потому, что он был талантливее других.
     Дело было в синхронизации, которая позволила ему разделить чувства с Альфредом Беллонтесом.
     «Он полностью рассредоточил магию по своему телу»
     Как правило, каждое заклинание представляло собой ту или иную технику для обработки маны вне тела. Чувствительность же позволяла настраивать саму магическую силу. Однако Альфред улучшил магическую ракету таким способом, который полностью противоречил этой концепции.
     Он сосредоточил магию внутри своего тела и стрелял ею прямиком из своего тела.
     Это был крайне нелегкий способ. Человеческое тело не было сосудом для хранения магических заклинаний. Чтобы добиться такой эффективности, Альфреду пришлось отказаться от других заклинаний. Благодаря специальной подготовке, его кости, плоть и кровь превратились в один большой магический круг, способствующий росту эффективности магической ракеты.
     В результате он смог создать самую мощную магическую ракету в мире.
     «Маг, в арсенале которого только магические ракеты… Его точно можно называть магом?»
     Почему Альфред отдал предпочтение именно этой магии? Он отказался от свободы, которую даровал статус мага, и сосредоточился лишь на убийстве людей с помощью магических ракет. Тео не мог не посочувствовать Альфреду. Он понял, откуда на его лице эта тень.
     Вскоре был убит последний вражеский солдат.
     – Эй, а ну отпустите меня! Я сказал, отпустите! Я маркиз Белфорд Астро. С моим статусом нельзя шутить!
     Поверх великолепного доспеха он носил бордовый плащ. Сложные черты вышитого рисунка показывали, что он был далеко не обычным солдатом. Столь роскошная одежда всегда была признаком кого-то из благородных кровей.
     Солдаты пнули его и заставили встать на колени. Холодными глазами Альфред посмотрел на этого человека и сказал:
     – Твой статус ниже собачьего, маркиз Астро.
     Голос Альфреда звучал по-настоящему жутко.
     – Разве не ты грабил дома? Разве не ты продавал женщин и детей в рабство? Я не намерен брать таких, как ты, в плен.
     – Принц Альфред, подождите!
     – У меня нет хобби слушать собак.
     Альфред протянул свой палец, приговаривая человека, стоявшего перед ним, к смерти. Этот мужчина не был достоин даже пленения, и палец Альфреда засиял синим светом.
     Вжух!
     С отверстием в голове труп рухнул на землю.
     – … Тело сжечь, – отворачиваясь, сказал Альфред.
     По правилам вежливости следовало бы отправить тело убитого во враждующее королевство. Однако этот человек сжигал деревни и разрушал семьи. Учитывая это, не было ни малейшей необходимости оставлять на земле упоминания о нём. Уродливая масса плоти, носившая имя Белфорд, вскоре исчезла без следа.
     После этого Тео покинул тело Альфреда.
     «Ага, значит уже конец»
     Опыт был поистине впечатляющим. Тео посмотрел на землю, которая начала понемногу отдаляться. Это было поле боя, заполненное кровью, смертями, павшими рыцарями, отполированными доспехами, обезглавленными магами и солдатами, зовущими на помощь…
     А затем он увидел Альфреда Беллонтеса. В этот момент Альфред тоже посмотрел на него.
     – Ч-что?
     Тео был немало удивлен, увидев, как губы Альфреда начали двигаться.
     – Молодой маг, жаждущей моей силы.
     Его глубокий голос эхом прокатился по окрестностям.
     Альфред вовсе не разговаривал сам с собой. Это был его совет Теодору Миллеру. Подарок от человека, который отказался от свободы и жил как герой войны, а не как маг.
     – Не бросай свой путь мага.
     На этом связь с Альфредом закончилась.

     – ---------------------------------------
     Синхронизация с Альфредом Беллонтесом завершена.

     Синхронизация составила 85,7%.
     Полученный опыт был сохранен.
     Магическая Ракета 1-го Круга преобразована в Магическую Ракету в стиле Альфреда.
     Опыт Альфреда Беллонтеса увеличил Ваше мастерство в этой магии.

     Обжорство удовлетворено поглощенной пищей.
     Задайте ему вопрос или предоставьте гримуару ещё одну книгу.
     – ---------------------------------------

***

     В восточной части Королевства Мелтор, в библиотеке Академии Бергена…
     Потерявший сознание Теодор пришел в себя.

Глава 8 – Каковы на вкус книги? (Часть 4).

     Первым делом Тео схватился за свой раскалывающийся затылок, а только потом посмотрел на свои ладони, на которых, в отличие от Альфредовых, совершенно не было мозолей.
     Он пролежал без чувств всего 20 минут, но его собственное тело уже ощущалось каким-то незнакомым. Это в лишний раз подтверждало то, насколько глубоко укоренилась в его сознании память о герое Альфреде Беллонтесе.
     Даже сейчас ему казалось, что вот-вот с его пальцев сорвется новая синяя вспышка.
     «Хм, а сработает ли это у меня?»
     Тео машинально прицелился пальцем в окно. Это был секрет героя войны, Альфреда Беллонтеса… Смертельная вспышка, которая отправляла на тот свет даже самых известных рыцарей.
     Для Тео это было совершенно новое чувство. Магическую силу словно вытаскивали из неподвижных магических кругов внутри кровеносных сосудов, заставляя её действовать вне тела.
     Вжух.
     – Ай!
     Палец взорвался болью, словно кто-то поджог его изнутри.
     Его рука существенно отличалась от руки Альфреда. Тео был намного слабее волшебника, который в течение многих лет, а возможно даже десятилетий, практиковался лишь в одном заклинании.
     И вот, создание магической ракеты привело к разрыву нескольких кровеносных сосудов в руке Тео. Если бы Тео попытался воспроизвести заклинание Альфреда в его полной мощи, то у него наверняка попросту разорвало бы руку.
     К счастью, Теодор Миллер не был таким самонадеянным.
     Он задал себе вопрос – получится ли у него самая простенькая форма магической ракеты, и память об Альфреде кивнула. Вместе с разрывом кровеносных сосудов блеснула синяя вспышка.
     Синий свет, который был намного меньше и прозрачнее по сравнению с заклинанием Альфреда, вылетел в библиотечное окно, после чего исчез. Однако мощность этой магии уже была в два-три раза выше, чем у обычных магических ракет. И это учитывая то, что количество потребляемой магической энергии мало чем отличалось от стандартного.
     В этом и была суть [Баллистической Магии] Альфреда Беллонтеса, которую пытались постичь многие маги.
     – Это успех…
     Подрагивающими глазами Тео посмотрел на свой указательный палец. Он сумел воспроизвести Магическую Ракету в стиле Альфреда! Его предплечье пульсировало от реакции на мощную магию, в то время как на месте лопнувших сосудов появились синяки.
     Так или иначе, небольшие болезненные ощущения меньше всего сейчас волновали Тео. Он был вечным студентом Академии Бергена и тем, кто в третий раз получил письмо о необходимости проведения повторного курса.
     От него уже никто и ничего не ждал. Даже профессор Винс, единственный, кто выявил его талант, в конце концов вынужден был от него отвернуться. Даже самые обычные заклинания, которые смог бы активировать кто угодно, были неподвластны Тео.
     Он уже смирился с этим. Он не мог угнаться за другими и практически сдался.
     Возможно, именно поэтому…
     Эмоции, кипящие внутри него, были самой настоящей радостью, которую он ещё никогда не испытывал в своей жизни. От мысли о том, что он сумел овладеть магией, с которой никто другой и подавно бы не справился, неведомая доселе радость начала разливаться по всему его телу.
     «Я могу это сделать. Я могу!»
     Реальность жестко поступила с Тео. Он пять лет потратил на то, чтобы стать магом, и никто не протянул ему руку помощи. В академии Теодора называли неудачником, и у него не было ни единого аргумента, который он мог бы этому противопоставить. Всё, что он мог, – это запереться в библиотеке.
     Однако теперь всё могло сложиться иначе. Нет, всё обязательно станет иначе.
     – … Хорошо.
     Тео сделал несколько глубоких вздохов, подавляя свои разгорячившиеся эмоции, а затем опустил взгляд вниз, на свою левую руку. Сегодня он обучился двум заклинаниям:
     Воспламенению и Магической Ракете в стиле Альфреда.
     Благодаря этому достижению, которому трудно было найти здравое объяснение, даже мерзкий на вид язык казался Теодору вполне симпатичным.
     – Обжорство.
     Услышав призыв, язык повернулся в сторону своего хозяина.
     – Вопрос, у тебя есть?
     Тео без колебаний кивнул. Новых умений на сегодня хватит с головой. Магия, которую он получил от Альфреда Беллонтеса, была намного серьезнее, чем всё вместе взятое, изученное им за прошедшую неделю. Кроме того, Теодор решил действовать без горячки и понял, что на данный момент нет ни одного другого заклинания, изучение которого жизненно важно.
     – Сейчас у меня вполне достаточно заклинаний 2-го Круга. За некоторыми исключениями, такими как магия Альфреда, ими больше нет смысла питаться. Теперь мне нужна магия, которая может помочь достичь 3-го Круга.
     Если магия была пламенем, то магическая сила была её топливом. Он не мог использовать более продвинутые заклинания, не имея достаточного количества магической силы. И наоборот, если его магическая сила будет слишком огромной, то недостаток контроля над заклинанием приведет к настоящему хаосу.
     Обладание почти безграничной магической силой – вот что делало драконов сильнейшей из рас и предоставляло им возможность царствовать в этом мире.
     Если бы Тео родился в богатой семье, то ему не нужно было бы об этом думать. Он мог бы получить большое количество магической силы, просто купив реагенты.
     Естественно, чем больше маны бралось извне, тем слабее был эффект заклинания, но этого было вполне достаточно, чтобы использовать заклинания 3-го Круга.
     Проблема заключалась в том, что сумма денег, необходимая для покупки необходимых реагентов, превышала пятикратную стоимость поместья Миллеров.
     Итак, его вопрос Обжорству был следующим.
     – Я хотел бы знать, как увеличить свою магическую силу.
     Древний гримуар… Артефакт родом из тех времен, упоминания о которых стерлись изо всех летописей… Среди всех многочисленных знаний, которые поглотило Обжорство, Тео полагал, что наверняка найдется способ, описывающий возможность увеличения магической силы без принятия реагентов.
     – …
     Какое-то время Обжорство молчало.
     – Что, ты не знаешь? – переспросил Тео, встревоженный этим внезапным предположением.
     Услышав эту реплику, Обжорство ответило как всегда своим неприятным и слегка насмешливым тоном:
     – Глупый парень. Вопрос, слишком многословный. Волшебная сила, более 100 способов, увеличить её. И, я могу рассказать, тебе, только один.
     – Б-более 100 способов?
     От изумления у Тео отвисла челюсть.
     В Башне Магии говорили, что существует всего три способа увеличить количество магической силы: питаться флорой и фауной, в которой содержится магия; использовать алхимические реагенты; или получить магический круг от другого волшебника.
     Но все эти методы были слишком дорогостоящими, а потому Тео никогда не осмеливался даже думать о них. Но, судя по всему, на самом деле было более 100 методов. Кроме того, Обжорство упомянуло, что может поведать один из них Тео.
     – Ч-что же мне тогда делать?
     Если существовало 100 методов, то Теодор наверняка мог найти наиболее ему подходящий.
     – Условия, поставь. Я отвечу, – бурлящим голосом произнес гримуар.
     – Условия… Например?
     – Например, наибольшая эффективность.
     – Точно.
     Если выбирать из ста методов наиболее эффективный, то останется всего один ответ. Наличие двух или более ответов нарушит значение слова «наиболее». Тео понял пояснение Обжорства и, прежде чем решиться, некоторое время колебался.
     – Обучи меня самому эффективному методу, который я смогу использовать прямо сейчас.
     Независимо от того, насколько действенным оказался бы этот метод, он был бы бесполезен для Тео, если бы тот не смог им воспользоваться.
     Например, для него абсолютно бесполезными были бы советы, которые предполагали использование сердца дракона или запретной черной магии. Более того, просто наиболее эффективный метод мог бы стать полезным для других людей, но никак не для него.
     Итак, Тео сузил диапазон ещё сильнее, попросив гримуар рассказать ему не просто о наиболее эффективном методе, но и о таком, который был бы возможен для самого Тео.
     – Я понимаю, – ответило Обжорство, а затем раздался знакомый голос.

     – ---------------------------------------
     Разблокирована скрытая особенность Обжорства!
     Как жадный гримуар, Обжорство может питаться всем, что связано с магией.
     До сих пор Обжорство лишь извлекало сущность. Теперь же оно сможет поглощать часть способностей предмета.

     Поглощенные предметы со встроенной магической силой будут увеличивать магическую силу владельца.
     Обжорство может переваривать даже проклятые артефакты.

     Простое поглощение предметов, без извлечения сущности, можно использовать даже в состоянии сна Обжорства.
     – ---------------------------------------

     Информация, предоставленная голосом, была потрясающей.
     Тео был удивлен, что у Обжорства были свои собственные скрытые особенности, и что разблокировать одну из них помог простой вопрос. Оказалось, что задавая вопросы гримуару, можно было получить не только ответы.
     Если Тео правильно распорядится этой возможностью, он наверняка сможет увеличить функциональность этого мощного гримуара.
     – Вещи, которые содержат магическую силу… Звучит просто, но может оказаться сложнее, чем я думаю.
     В академии легко было найти объекты, которые содержали бы магическую силу.
     Академия Бергена – место, где преподавалась магия, а потому здесь было много оборудования и материалов, наполненных магической силой. Если бы Тео прямо сейчас направился в класс алхимии, то нашел бы там целый набор магических инструментов.
     Однако, употребление этих инструментов отличалось от поглощения библиотечных книг.
     В библиотеке не было должного управления, как, впрочем, и самих штатных библиотекарей. Вряд ли кто-то вообще вёл строгие подсчеты того, сколько здесь осталось книг. Даже если отсюда вывезли бы несколько книжных полок, никто бы ничего не заподозрил.
     Однако в учебных классах всё было по-другому. Даже в кабинете алхимии было три или четыре сторожа, которые ежедневно проверяли количество инструментов и ингредиентов. Если бы пропал даже один флакон с реагентом, то они могли бы проверить записи всех входящих и выходящих студентов и легко бы выяснили, что это был Теодор.
     – Я не могу делать этого в академии. Риск слишком велик.
     Таким образом, решением этого вопроса нужно было заниматься за пределами академии. Слегка поломав себе этим голову, Тео в конце концов нашел ответ.
     Он нуждался в чьей-то помощи. И лишь один человек пришел ему на ум.
     – … Я должен попросить кое о чем профессора.
     Профессор Винс…
     Винс, которому было жаль талантливого ученика, попросту не смог бы отказать Теодору.

Глава 9 – Сделки с черным трейдером (Часть 1).

     На следующий день Теодор отправился на поиски профессора Винса.
     – Что ж, план у меня есть, так что чем скорее я начну действовать, тем лучше. Я рад, что профессор Винс останется в академии ещё и на этот год.
     Это действительно было везением.
     Тео считался полным бездарем, а потому его отношения с другими профессорами были не самыми лучшими. Некоторые преподаватели и вовсе открыто заявляли ему, чтобы он поскорее убирался из академии, а другие просто игнорировали его.
     Трудно было найти кого-то вроде профессора Винса, который совершенно не заботился о статусе или происхождении.
     Тук-тук.
     Подойдя к лаборатории профессора Винса, он постучал в дверь.
     – Войдите.
     Голос, как и всегда, был холодным.
     – Прошу прощения за беспокойство, – поздоровался Тео, входя в лабораторию.
     Тео молча закрыл дверь и увидел профессора Винса, который недоуменно смотрел на него.
     Винс положил на стол своё перо и заговорил первым:
     – Не ждал, что ты ко мне придешь… Что ж, проходи, садись.
     – Да, спасибо.
     Тео сел, и профессор Винс спросил:
     – Итак, что привело тебя сюда?
     Тео ответил, словно уже ждал этого вопроса:
     – Я пришел, чтобы подать заявку на разрешение выходить на улицу.
     – А-а? Выходить на улицу?
     От столь неожиданных слов глаза Винса полезли на лоб.
     Тео быстро разложил на столе документы, которые приготовил ещё вчера вечером. Если разговор затянется, то могут последовать вопросы о том, почему он хочет выходить за пределы академии. Недоумевавший Винс протянул руку и взял бумаги. Это было настолько неожиданно, что он ничего не понимал.
     «Я ожидал, что он будет потрясен получением третьего письма… Но он говорит, что хочет выходить на улицу…»
     Тео был студентом, которого кроме библиотечных книг больше ничего не интересовало. Винс стёр с лица своё недоумевающее выражение и начал подписывать документы, принесенные Тео. Однако профессора слегка обеспокоило время, написанное в бумагах. Во время отпуска студенты и так могли покидать пределы академии.
     – Теодор, даже если ты не подашь заявку на отдельное разрешение, тебе разрешено отсутствовать в академии до 3 часов дня. Этого должно быть достаточно, чтобы прогуляться по городу.
     – Мне этого мало, – без колебаний ответил Тео.
     Город Берген, в котором находилась академия, был довольно широким. Но, как и сказал профессор Винс, этого времени было бы достаточно, чтобы вдоволь нагуляться. Тем не менее, целью Тео было получение некоторых магических предметов, в связи с чем требовалось время, чтобы добраться до нужного места, а затем вернуться назад.
     Винс поднял голову и задал еще несколько вопросов.
     – Какова цель выхода на улицу?
     – Простая прогулка.
     – Планируешь задерживаться где-то на ночь?
     – Не думаю.
     – Хм-м-м.
     Перо Винса вновь задвигалось и не останавливалось, пока не заполнило все документы.
     Профессор слегка поколебался перед тем, как поставить последнюю печать, но всё-таки сделал это и передал разрешение Тео.
     Теперь Теодор мог ещё до обеда покинуть пределы академии.
     – Спасибо, профессор, – произнес Тео с куда более выразительным лицом, чем прежде.
     – Не стоит благодарности. Это пустяки, – махнул рукой Винс, словно для него это было несущественно, а затем сразу же сменил тему. Он хотел поговорить с Тео еще кое о чем.
     Вытащив конверт из ящика, Винс положил его на стол и открыл рот. В зависимости от ответа Тео, профессор решит, дать ему конверт или же нет.
     – Теодор Миллер, ты думал о том, что я сказал тебе в прошлом году?
     Тео начал быстро копаться в своей памяти.
     В прошлом году профессор Винс…
     В голове промелькнуло несколько ключевых фраз, и Тео вспомнил, о чем они говорили.
     – Стать исследователем в магии… Вы про этот разговор?
     Главными инструментами исследователей были ручка и бумага, а не чувствительность и посох. Чтобы стать исследователем в магии, куда больше требовался высокий интеллект, нежели суперчувствительность или сверхмощная магическая сила.
     И Теодор был вполне достоин этих стандартов. В прошлом году, когда он был расстроен своим вторым письмом, профессор Винс как раз и предложил ему стать теоретиком, а не практиком.
     Винс кивнул.
     – Да, и если ты будешь настроен положительно – то это будет хороший выбор. Я не могу смотреть на то, как кто-то с твоим талантом затухает просто из-за отсутствия чувствительности.
     Его искренний голос разнёсся по всей комнате.
     Профессор Винс и вправду был очень раздосадован. Вместе с этим он считал, что Теодор может стать выдающимся исследователем в магическом институте. И если Тео захочет этого, то Винс отправит рекомендацию в магическую лабораторию столицы.
     О чем же в этот момент думал Тео? Глаза студента задрожали, и он опустил голову.
     – Спасибо за внимание ко мне, профессор.
     – Значит… – слегка повысив голос, произнес Винс.
     – Мне очень жаль, – пробормотал Тео, а затем продолжил куда более сильным и уверенным голосом, – Тем не менее, я хочу стать магом.
     Винс на мгновение замолчал, после чего ответил:
     – Хм… Правда?
     – Да.
     – Несмотря на то, что я твой профессор, я не могу запретить тебе идти к своей мечте. Однако, если ты передумаешь, ты можешь найти меня здесь в любое время.
     Тео поднялся со своего места и поклонился профессору Винсу. Он был единственным, кто признал Тео там, где все отвернулись от него. Хоть Тео и был очень благодарен за предложение, но сейчас он не мог принять его.
     Бум.
     Дверь захлопнулась.
     После того как посетитель ушел, в комнате повисла тяжелая тишина. Винс отложил в сторону бумаги, с которыми работал, опустил перо и откинулся на спинку стула. Он взял бесполезный конверт и кинул его в корзину. У Винса было предчувствие, что его ученик никогда не станет исследователем.
     – Теодор Миллер.
     До недавнего времени Тео ходил с опущенными плечами. Этот молодой человек был в отчаянии из-за отсутствия необходимого таланта. Он отчаянно жаждал знаний, надеясь когда-нибудь разрешить эту проблему.
     Винс думал, что его выход – это стать ученым, исследователем…
     – … Неужели ты нашел ответы на свои вопросы?
     Теперь же глаза ученика были наполнены надеждой. Возможно, он нашел способ жить, как настоящий маг.
     Интуиция Винса подсказывала ему весьма оптимистичные прогнозы насчет Тео, хотя холодный разум и говорил совершенно об обратном.
     Профессор Винс улыбнулся, словно спустя много времени нашел что-то крайне любопытное.

***

     – Третьекурсник Теодор Миллер… Разрешено. Вы должны вернуться сюда до 7 вечера.
     – Да, Спасибо.
     Впервые за долгое время Тео вышел за ворота академии.
     В прошлом году и за год до этого он ни разу не покидал университетский городок. Поэтому прошло уже почти три года с тех пор, как он в последний раз бывал снаружи. Его последние воспоминания о выходе на улицу заключались в том, чтобы попрактиковаться с магией после окончания второго курса.
     Вспоминая те времена, Тео увидел раскинувшийся перед ним город Берген.
     – Не так-то и много изменилось за эти три года.
     Аккуратно вымощенные дороги с уличными фонарями и магазинчики, столь распространенные в большинстве крупных городов. Кроме того, все объекты и строения были снабжены магией. Наличие академии, взращивающей магов, сделало Берген богаче и волшебнее, чем раньше.
     – Итак, магические предметы и артефакты здесь куда более распространены, чем в других городах.
     Средняя разница в цене была более чем в два раза. Между тем, цена на редкие предметы могла отличаться и до пяти раз включительно. Предметы, которые продавались в других городах за пять золотых, здесь можно было купить за один. Таким образом, в Бергене было достаточно много людей, ищущих магические предметы, впрочем как и тех, кто их продавал.
     Тео стоял на развилке, где было целых четыре магазина артефактов.
     Во рту у Тео появился горьковатый привкус. Так или иначе, но сегодняшнее место назначения было не магазином артефактов. Даже если здешние магические предметы были дешевле, чем в других городах, они всё ещё оставались дорогостоящими. Из-за большого объема поставок цены упали, но они всё равно были не по карману Теодору.
     – Я должен ускориться.
     Тео держал путь не в центр города, а к его окраине. Дорогие магазины – не для него. Кошелек Тео был слишком тонким для эквивалентного обмена. Это означало, что ему нужно было воспользоваться способностью, которой его наделил гримуар.
     Если всё пойдет по плану Тео, то он сможет заграбастывать артефакты, не тратя при этом практически ни копейки.
     – Насколько я помню из своих прошлых похождений, где-то на окраине города есть черный трейдер, который промышляет подлинными, дефектными и проклятыми артефактами.
     Все эти вещи были неподходящими для использования. Идиоты, которые хотели сэкономить, покупали дефектные товары, в то время как дураки, ожидавшие большого успеха, могли купить подделку. Были даже настоящие злодеи, которые пытались всучить покупателям какой-нибудь проклятый предмет.
     В таких местах нельзя было найти что-нибудь хорошее.
     – Но для тебя это не важно, верно? – спросил Тео, глядя на свою левую руку.
     Проклятые предметы были ничем по сравнению с этим существом. Жадный гримуар, Обжорство…
     Проклятые артефакты были для него лишь очередным калорийным обедом.

Глава 10 – Сделки с черным трейдером (Часть 2).

     В любом городе окраины всегда были более пустынны, чем центр. Там было меньше людей и меньше магазинчиков. То же самое было и с Бергеном. Высокие здания постепенно становились малоэтажками, а чистые дороги превращались в запыленные тропы. Нельзя было здесь увидеть и хорошо одетых дворян.
     Тем не менее, Тео почувствовал странную ностальгию.
     – Здесь почти ничего не изменилось.
     Околицы отличались от центральных улиц, которые всегда менялись и преображались. Большинство указателей и табличек стали трудночитаемыми, износившись от дождя и ветра. Некоторые таблички и вовсе были сорваны или выгорели настолько, что полностью утратили свой информационный смысл.
     Если бы Тео зашел в один из темных переулков, то увидел бы нищих, спящих прямо под стенами домов.
     Несмотря на трехлетний перерыв, местные декорации остались всё теми же, от чего Тео окунулся в свои воспоминания.
     «Три года…»
     Три года назад он только что перешел на второй курс.
     В те дни Теодор Миллер ещё не был циничным и отдаленным от других людей. Первый год обучения был сосредоточен больше на теории, чем на практике, а потому он получил самые лучшие оценки среди всех остальных учеников.
     Его все считали перспективным молодым человеком, и подружиться с ним хотели даже некоторые дети благородных кровей.
     Он знал, что в этом районе есть черный трейдер, поскольку как то раз заходил к нему со своим другом.
     «Ха-ха, какой же это друг?», – мысленно рассмеялся Тео. Как только его неполноценность была раскрыта, все повернулись к нему спиной.
     Поначалу с ним дружили вовсе не как с Теодором Миллером, а как с подающим надежды талантливым магом. Как же он был разочарован, когда их двуличность раскрылась, и все его товарищи повернулись к нему спиной. Он до сих пор помнил то отвращение, которое тогда испытал.
     Тео хорошо помнил эти места. Его память не давала сбоев и, дойдя до пункта назначения, он остановился.
     – Это место… Оно открыто?
     Тем не менее Тео на мгновенье замер на месте, мешкая с тем, чтобы повернуть ручку двери.
     Эта потрепанная лачуга не подавала никаких признаков. Окна были грязными, а лестница, ведущая на крыльцо, скрипела так, словно готова была в любую минуту развалиться. Если бы не вывеска «ОТКРЫТО», то он, возможно, и вовсе подумал бы, что магазин давно закрылся.
     В конце концов он всё-таки повернул дверную ручку.
     Кхр-р-р.
     С противным скрипом дряхлая дверь открылась, представив взгляду Тео внутреннее убранство магазина.
     Если вкратце, это была самая обычная барахолка. На полках стояли всевозможные вещи, предназначение которых определить было весьма непросто. Единственное отличие от обычного магазина заключалось в том, что у товаров не было ценников.
     Одной из особенностей черного рынка было то, что цены устанавливались в процессе торга.
     «А потому любой недалекий или наивный покупатель может быть легко обведен вокруг пальца»
     Черные трейдеры всё ещё оставались самыми обычными торговцами. Причем весьма талантливыми в вопросах извлечения денег из карманов своих покупателей.
     Фактически, их основным источником дохода была продажа всяческого барахла. Таким образом, если кто-то хотел воспользоваться услугами трейдера, то ему следовало бы взять с собой человека, который хоть немного умел торговаться.
     Тео вспомнил этот факт и приготовился к долгим спорам. А затем…
     Из глубины магазина раздался чей-то голос.
     – Кто там, клиент?
     Тео развернулся и понял еще одну вещь.
     «… Трейдер поменялся»
     Раньше это был полысевший мужчина средних лет с крепким телосложением, но сейчас перед ним стоял стройный молодой человек. На нем была рубашка с закатанными рукавами, оголявшими накачанные руки, а его змеиный взгляд, изучающий Теодора из-под приопущенных век, давал основания предполагать, что продавец не выспался.
     В целом, по его внешнему виду можно было сказать одно, – с таким будет весьма непросто справиться.
     – Что ж, пожалуйста, осмотритесь здесь. Наш магазин не достаточно любезен, чтобы предоставлять справочную информацию о товарах, поэтому Вам придется справляться с ними самостоятельно.
     Обслуживание явно было не на высоте, но таковыми были правила черных трейдеров. Они ничего не объясняли о товарах, которые продавали. Если бы они начали рассказывать о бракованной продукции, то потеряли бы возможность её продать.
     Кроме того, стоимость удаления проклятий из артефактов превышала стоимость их продажи.
     Иногда люди готовы были заплатить кому-то за идентификацию товаров, но это было не сильно распространено. Если бы каждый приходил в магазин с экспертом, то черные трейдеры давно бы исчезли. Гораздо легче было найти дураков, которые хотели купить что-нибудь хорошее и дешевое.
     – Хорошо, спасибо.
     Тео подошел к ближайшей полке. Первым делом ему нужно было проверить, будут ли «поглощены» скрытые в этих товарах способности.
     Он осторожно взял кинжал, лежавший на краю полки и тихо пробормотал:
     – Оценка.
     С небольшим причмокиванием наружу вылез язык Обжорства и обмотался вокруг кинжала.

     – ---------------------------------------
     +1 Длинный Клык (тип: мечи).

     Обычный стальной кинжал.
     Он полностью лишен магических свойств, за исключением глубокой злости, которой пропитался металл.
     При ранении этим кинжалом, к ране будут применены «Открытые Раны».

     * Класс предмета: обычный.
     * При поглощении предмета Вы получите небольшое количество магической силы.
     * После поглощения предмета увеличится Ваше понимание заклинания «Открытые Раны».
     * Время переваривания предмета: 5 минут, 11 секунд.
     – ---------------------------------------

     «То, что надо!»
     Тео бессознательно сжал правую руку в кулак. Результат был даже выше ожидаемого. Мало того, что он раскрыл эффект, скрытый в кинжале, в придачу к магической силе он мог получить кое-что ещё.
     Такой магии, как «Открытые Раны», было вовсе непросто обучиться, поскольку она могла использоваться в плохих целях. Её было трудно найти даже в библиотеке академии, где были собраны все типы магических книг.
     Тео на мгновение остановился, а затем с энтузиазмом принялся шарить дальше по полкам.
     «Этот кинжал вполне сойдёт. Что касается этого кожаного доспеха… Кха! Магия, постоянно держащая его в грязном состоянии? И какой же идиот убил своё время на подобное зачарование?»
     Бесполезных предметов было много.
     Но на самом деле было неважно, насколько хорошими эффектами они обладали.
     Тео изучал информационные окошки и без колебаний откладывал подходящие ему предметы в сторону. Он отбирал всё, что увеличило бы его магическую силу после поглощения Обжорством. Остальные же эффекты были практически бесполезными. Эта лавка, набитая всяким ненужным барахлом, для Тео была настоящей золотой жилой.
     Через 20 минут Тео направился к прилавку с целой корзиной предметов.
     – … О-хо-хо!
     Черный трейдер с интересом посмотрел на своего клиента.
     – Как я погляжу, Вы набрали целый месячный оборот моего небольшого магазинчика. Даже со скидкой это всё будет стоить как минимум два золотых.
     – Неужели? Мне так не кажется.
     Тео смело отклонил предложение черного трейдера. Два золотых за этот мусор было попросту нелепо. Всё, что он положил в корзину, было либо испорчено, либо дефектно. Продавцу повезло бы, если бы за всё это барахло ему предложили 20 серебряных, и даже тогда он остался бы в наваре.
     Тем не менее, черный трейдер не знал, что Тео обо всём этом знает. А потому неудивительно, что он непринужденно засмеялся.
     – Полегче, молодой господин. Разве Вы не знаете, что сорвете настоящий куш, если Вам попадется подлинный товар? Кто знает, что из этого бракованное, а что – нет? Всякое бывает.
     – Ну, обычно бывает совсем наоборот.
     Выражение лица черного трейдера резко изменилось.
     – В каком смысле наоборот? О чем Вы говорите, молодой господин?
     Вместо того чтобы ответить, Тео поднял указательный палец, а затем указал на один из предметов. Это было ожерелье, которое вот-вот должно было развалиться. Более того, его нельзя было использовать в качестве аксессуара.
     – Это ожерелье надевается на шею но материал настолько дешевый, что оно просто рассыплется. Как я могу заплатить столько денег за подобное барахло?
     – … Что?
     – А эти перчатки – еще больший мусор. Ими вряд ли что-то возьмешь, поскольку на кончиках пальцев висит заклинание «Смазки».
     Торговец с пустыми глазами продолжал слушать изливаемую Теодором информацию. Однако через некоторое время черный трейдер понял, что всё это значит. Было только одно объяснение тому, откуда у этого посетителя были все эти сведения.
     Конечно, Тео мог лгать. Но был еще один способ проверить это.
     – Молодой мастер, Вы оценщик?
     Оценщик…
     Так назывались те, кто использовал магию «оценки», которой владели лишь некоторые квалифицированные маги. Таких людей было мало, а их способности были на вес золота. Даже король, его семья и дворяне без колебаний заплатили бы высокую цену за услуги оценщика.
     – Ну, можно сказать и так, – беззаботно ответил Тео.
     Благодаря Обжорству, Тео вполне мог претендовать на роль оценщика. Хоть на самом деле он и был далек от того, чтобы зваться оценщиком, но такая способность у него была. Однако ему необходимо было скрывать её существование от Башни Магии. Если бы они узнали о присутствии Обжорства, то наверняка отрубили бы Тео руку по самый локоть.
     – … Как интересно. Давненько я не сталкивался с чем-то настолько интересным.
     Черный трейдер встал и сменил вывеску на «ЗАКРЫТО». Он решил, что будет более полезно поговорить с этим посетителем некоторое время наедине. Закрыв дверь и прикрыв окна занавесками, продавец вернулся к прилавку.
     – Прошу прощения за мою резкость. Я не ожидал, что к простому черному трейдеру когда-нибудь заявится оценщик.
     – Я и сам не ожидал.
     Тео не стал отрицать слов черного трейдера. Прямо сейчас он играл оценщика. Именно поэтому он должен был дождаться, пока его визави первым начнет разговор. Его положение было лучше, и спешить нужно было именно продавцу.
     И вот, любопытный торговец заглотил приманку.
     – И так, молодой оценщик. Что Вас привело в это скромное место?
     Только сейчас должны были начаться настоящие торги.
     Первая часть его плана по увеличению магической силы с помощью черного трейдера вступила в действие.

Глава 11 – Сделки с черным трейдером (Часть 3).

     И вот, Тео начал объяснять условия предусмотренной им «сделки».
     Прямо сейчас он предлагал трейдеру возможность превратить бессмысленное барахло в жизнеспособный товар. Взамен он взял бы определенное количество низкокачественных артефактов. Другими словами, в оплату оценки нормальных товаров шла дефектная продукция.
     Прежде чем что-то ответить Теодору, продавец внимательно на него посмотрел. Он не понимал. Нет, нельзя было сказать, что он не понимал условия. Он не понимал кое-что другое.
     – Итак… Вы будете оценивать товары в моем магазине и возьмете за это лишь дефектные и низкокачественные артефакты?
     В глазах черного трейдера это было очень подозрительное предложение.
     Услуги оценщиков стоили очень дорого. Стоимость оценки качественной продукции составляла от трех до пяти золотых, а прибыль от продажи таких товаров составляла всего около одного золотого. Что касается неопознанного брака, то средняя стоимость его оценки колебалась в пределах 50 серебряных монет. Значит, если не идентифицированная продукция окажется барахлом, то торговец выкинет на ветер 50 серебра за раз.
     Конечно, если товар окажется работающим, то всё будет иначе, но… Какова вероятность того, что в магазине черного трейдера окажется много достойной продукции? Сколько предметов из десяти окажутся хорошими?
     Допустим, восемь из них окажутся бесполезными или бракованными. Минус, образованный восьмью дефектными артефактами, будет больше, чем прибыль от двух стоящих артефактов. Таким образом, подобная сделка была сродни покупке дешевых лотерейных билетов. Тем не менее, никто ему не мешал поторговаться и значительно снизить стоимость предложения Тео.
     – Да, я возьму некоторые из них.
     Лицо черного трейдера наконец-то расслабилось, и он улыбнулся Тео.
     Теодор прекрасно понимал, насколько дороги услуги оценщиков. Он догадался, что черный трейдер не сможет покрыть расходы, если будет платить деньгами.
     «Это предложение, от которого не откажется ни один здравомыслящий торговец. Я единственный идиот в этом мире, который предлагает такую сделку»
     Так всё и было.
     Голову трейдера заполнили искушающие мысли о том, какой джек-пот он может сорвать. Обычный скучный день превратился в настоящее событие. Любой на его месте оказался бы в недоумении.
     И вот, вскоре хаос, творящийся в голове торговца, принес свой результат: «С какой стороны на это ни посмотри, везде огромная прибыль!».
     Даже если девять из десяти предметов окажутся дефектными, этого будет достаточно, чтобы окупить оценку. Максимальная сумма потери составит 50 серебра, в то время как прибыль будет в несколько раз больше. Кроме того, что если у него окажется не один, а два стоящих продукта? Или три? В таком случае торговец перейдет на совершенно иной уровень заработка.
     Трейдер хотел согласиться с этим предложением. Однако вместо этого он прочистил горло и покачал головой.
     – Уф, я в недоумении. Даже не знаю, что делать.
     Тео нахмурился.
     – Почему же? Это исключительные условия.
     – Конечно. Я хорошо это понимаю. Это предложение, от которого нельзя отказаться… Именно поэтому я и волнуюсь.
     На лице черного трейдера мелькнула улыбка.
     – Как бы я ни думал об этом, это кажется странным. Молодой господин, а в чем тогда заключается Ваша выгода?
     – Вам не нужно этого знать.
     – Ясно.
     Черный трейдер посмотрел на Тео своим змеиным взглядом. Казалось, эти глаза могли видеть его насквозь. Довольно много людей проиграли бы этому взгляду, но Тео глаз не отвел.
     Черный трейдер улыбнулся, оценив твердость характера собеседника и пояснил причину своего беспокойства.
     – Ещё с детства я научился не принимать односторонне-выгодные сделки. В таких ситуациях никогда не знаешь, когда придётся заплатить. Фактически, тот, кто научил меня этому, как раз и был убит за то, что подписал похожий договор.
     Черный трейдер не знал, чего хочет добиться его контрагент, а потому нервничал. Кроме себя самого он никому не мог доверять в этом мире. Вот почему продавец колебался.
     Он не понимал, зачем оценщик сделал ему подобное предложение.
     – Отказываться – слишком расточительно, но соглашаться – слишком хорошо.
     Но стоит ли ему отказываться от хорошей сделки лишь из-за каких-то сомнений?
     Однако черный трейдер привык к тому, что бесплатный сыр только в мышеловке, а потому принял выверенное и спокойное решение.
     – Извините, но если Вы не можете ответить на этот вопрос, то сделки не будет.
     От такого невообразимого ответа Теодор весь напрягся.
     «Он отказывается, потому что это слишком выгодно? Неужели черные трейдеры такие рассудительные?»
     Может ему стоит поискать какого-нибудь другого торговца магическим барахлом?
     Тео некоторое время колебался, а затем покачал головой. Он и не знал бы о существовании этого места, если бы не побывал здесь три года назад. Тео даже не знал, есть ли в Бергене другие черные трейдеры.
     Каким-то образом ему нужно было всё-таки заключить эту сделку.
     «Но я не могу раскрыть существование Обжорства… Как же мне убедить этого парня? Если я впопыхах придумаю какую-то ложь, то он наверняка её почувствует»
     Проще говоря, трудно было внушить доверие другим, если при этом приходилось скрывать свои собственные мотивы. Было бы неплохо, если бы здесь был нотариус, который бы заверил их контракт, но лавка черного трейдера была далеко не тем местом, в котором работал бы свой нотариус. Кроме того, тогда бы его личность была раскрыта.
     В этот момент кое-что пришло ему в голову.
     «… Подождите-ка»
     Тео кое-что вспомнил, и его лицо просветлело. Он посмотрел на черного трейдера и уверенным голосом произнес:
     – Извините, но я не могу назвать Вам свои мотивы. Я могу лишь сказать, что Вы можете мне довериться.
     – Да ну? Что ж, тогда наш разговор…
     – Подождите, не будьте слишком поспешным, – перебил его Тео.
     Продавец с недоумением уставился на своего собеседника, и Тео продолжил:
     – Если Вы являетесь черным трейдером, то незаконные сделки не являются чем-то необычным. А значит, Вы часто сталкиваетесь с ненадежными людьми.
     – Что Вы пытаетесь сказать?
     – … У Вас есть Свиток Обета?
     Если объяснять максимально просто, то Свиток Обета предполагал принесение определенного обещания. Эти предметы массово производились Башней Магии и были довольно распространены.
     От этих слов лицо черного трейдера застыло.
     – Вы серьезно, молодой господин? – подергивающимся голосом спросил его продавец.
     – Да.
     – … Что ж, тогда это другое дело.
     Трейдер встал, подошел к прилавку и вытащил из-под него небольшую коробку, из которой достал кусок пергамента. Даже на расстоянии можно было увидеть его красноватый цвет и магические круги на поверхности, что доказывало его подлинность.
     Тео впервые видел Свиток Обета своими глазами.
     – Это он?
     – Да. Давненько я им не пользовался. Не так много сделок требуют занесения в Свиток Обета.
     Красный пергамент ярко светился. В полном соответствии со своим названием, его функция заключалась в том, чтобы заставить человека принести обет, и в течение заданного срока придерживаться обязательства, написанного на пергаменте. Если обязательство будет нарушено, то такой человек может ослепнуть или даже расстаться с жизнью.
     Таким образом, Свиток Обета был надежнее любого нотариуса.
     – … Что ж, тогда начнем. Меня зовут Канис. А Вас, молодой господин?
     – Теодор Миллер.
     – Значит, Вы действительно благородных кровей. Так, сейчас я напишу условия контракта, которые мы с Вами оговорили. Потом не жалейте.
     Черный трейдер начал заполнять контракт. Свиток Обета не предполагал никаких двойственных формулировок, а потому нужно было определенное время, чтобы внести в него все необходимые условия и оговорки.
     Тео посмотрел на пергамент и решил добавить еще кое-что.
     – Канис, я хотел бы добавить ещё одно положение.
     – Какое?
     – Вы не должны разглашать информацию обо мне и об этой сделке. Если Вы не согласны с этим пунктом, то сделка отменяется.
     Фактически, Тео не мог ставить вопрос ребром, но он всем своим видом показывал уверенность и решительность. Непродуктивно было выглядеть слабым во время переговоров, а потому он должен был выглядеть так, словно у него есть преимущество.
     На лице Каниса появилось странное выражение, после чего он улыбнулся. Трейдер решил, что это не имеет особого значения.
     – Ха, это месть за мои прошлые условия? Ну, ладно. Для этого мы и используем Свиток Обета. Я добавлю этот пункт.
     Данное положение должно было предотвратить утечку информации.
     Тео с облегчением вздохнул. Хотя у него и были хорошие наставники, торг с черным трейдером был совершенно другой историей. У Тео не было развитых способностей по общению с людьми. Он мог только надеяться, что в следующий раз таких усилий уже не понадобится.
     – Э-э, молодой господин.
     – … Что?
     На этот раз Канис хотел что-то спросить, от чего Тео опять занервничал.
     – А Вы можете оценивать проклятые предметы? Если это возможно, я хотел бы дописать этот пункт.
     – Хм…
     Проклятые предметы?
     Это был весьма неожиданный вопрос. Обжорство был гримуаром, который питался магическими книгами. Тео не проверял, может ли Обжорство распознавать магические проклятия. Тем не менее, у черного трейдера хватало вещей, на которых можно было бы испробовать эту способность.
     – Можно попробовать.
     Ничего не ответив, Канис тут же подал ему кое-какой предмет. Он был очень проворным, когда дело доходило до его собственной выгоды.
     Тео взял кольцо левой рукой и закрыл глаза, чтобы сосредоточиться.
     – Оценка.
     Тео почувствовал, как в сжатом кулаке появился слизкий язык, а перед глазами визуализировалась информация, рассеивая все его переживания.

     – ---------------------------------------
     +2 Стенания Вдовы (тип: аксессуар).

     Кольцо из серебра высокой пробы.
     Первая его владелица рано потеряла своего мужа и вскоре после этого заболела.
     Страдания вдовы отразились на этом кольце, превратившись в проклятие.

     Если это кольцо наденет женщина, то на неё нахлынет депрессия.
     Если это кольцо наденет мужчина, то на него с небольшой вероятностью нахлынет депрессия.

     * Класс предмета: обычный.
     * При поглощении предмета Вы получите небольшое количество магической силы.
     * При ношении этого кольца хозяин Обжорства не пострадает от проклятия, заложенного в нём.
     * Время переваривания предмета: 8 минут, 22 секунды.
     – ---------------------------------------

     Однако это был ещё не конец.
     Следующих предложений было достаточно, чтобы Тео полностью забыл о своей усталости.

     – ---------------------------------------
     Вы оценили проклятый предмет.
     Слабое проклятие отступило перед лицом настоящего хищника.

     Магия проклятий – загадочное явление.
     Когда Вы скармливаете Обжорству проклятый предмет, то существует небольшая вероятность узнать воспоминания, опыт и навыки человека, который оставил проклятие.
     Чем мощнее проклятия, тем больше будет эта вероятность.

     Проклятия не вредят хозяину Обжорства.
     – ---------------------------------------

     Результат оказался куда больше, чем он ожидал. Тео без малейших колебаний согласился с просьбой трейдера. Конечно же, при этом он не забыл внести корректировку и в оплату его услуг, добавив пункт о получении им части проклятых артефактов.
     После этого процесс прошел гладко.
     Вшу-у-у-у.
     Как только два человека поставили на контракте печать из собственной крови, пергамент поглотил эту кровь и засиял красным светом. Это означало, что действие Обета успешно активировалось.
     Канис убрал документ обратно в коробку и плотно её запечатал. Поскольку одним из пунктов было неразглашение, то даже существование самого договора было тайной, которую Канис должен был хранить.
     – Что ж, раз сделка заключена…
     Уставший Тео с довольным выражением лица поднял левую руку.
     – Давайте начинать.
     Пришло время поднимать его магическую силу.

Глава 12 – Сделки с черным трейдером (Часть 4).

     Берген славился своей красотой. Как только солнце спряталось за горным хребтом Надун, который раскинулся вдоль всего западного региона, люди, живущие в Бергене, поняли, что этот день подошел к концу.
     Та же самая мысль посетила и головы охранников, стоявших у ворот академии. Джейсон, который вместе со своими коллегами ждал окончания смены, как всегда наблюдал за очаровательным закатом.
     – Не нравятся мне зимние каникулы… Конечно, работы становится меньше, но без людей мне скучно.
     На летние каникулы в академии оставалось лишь несколько студентов, и когда наступали зимние каникулы – даже они отправлялись домой. Если включать профессоров, которые не покидали своих лабораторий, то в общей сложности за день выходило и входило на территорию академии не более десяти человек.
     Конечно, такие вещи ни в коем случае нельзя было говорить вслух, но Джейсону просто было скучно.
     В этот момент он увидел силуэт человека, приближавшегося издалека.
     – Уф, уф. Ещё не поздно? Уф.
     Одышка и пот, выступивший на лбу человека, указывали, что он явно долго бежал.
     Джейсон кивнул, и Тео со вздохом облегчения протянул ему бумагу. Торговля с черным трейдером заняла куда больше времени, чем он думал, так что он почти нарушил комендантский час. Если бы он не бежал – то опоздал бы почти наверняка.
     «Ничего. Главное, что с результатом»
     Он подписал контракт с черным трейдером и завершил свои первые изыскания. То, что он получил в ответ, было достаточно, чтобы битком набить рюкзак, висящий на плече. Из-за этого Тео весь вспотел и выбился из сил, но увеличившийся вес рюкзака вызывал у него чувство выполненного долга.
     Кроме того, пролитый им пот скоро сконвертируется в увеличение количества магической силы! Это было как раз то, чего он хотел, так что не было причины чувствовать себя недовольным.
     Джейсон проверил разрешение и отдал его обратно.
     – Третьекурсник Теодор Миллер… Да, можешь заходить.
     – Уф, да, спасибо.
     Всё ещё задыхавшийся Тео пересек порог академии. У него заплетались ноги, но он каким-то образом сумел пройти по территории своего учебного заведения ни разу не свалившись на землю.
     Джейсон, наблюдавший за этой сценой, тихо пробормотал себе под нос:
     – Что, черт возьми, он сделал?
     Тео продолжал пошатываться под весом своего рюкзака. Некоторое время Джейсон продолжал об этом размышлять, но потом увидел своих коллег, которые должны были заменить его, и совершенно позабыл и про Теодора Миллера, и про его странное возвращение.
     В конце концов, к нему это не имело ровным счетом никакого отношения.

***

     Тео пропустил ужин и направился прямиком в свое общежитие. Обычно в такое время он ходил в библиотеку, но сегодня было кое-что поважнее.
     Это была возможность увеличить недостающую ему магическую силу! Он не мог купить магические реагенты из-за своего худого кошелька, а потому не мог упустить этот шанс. Причина, по которой он пропустил ужин, заключалась в том, чтобы быть максимально собранным и сконцентрированным.
     С этими мыслями Тео открыл свой битком набитый рюкзак.
     Шр-шр-бряц.
     На пол повалилась целая куча всевозможного барахла. Перчатки, ожерелье, треснутая кастрюля, изношенный посох… Комнату Тео заполнили предметы всевозможных видов и размеров. Хотя они и выглядели скромно и непримечательно, все они были артефактами, в которых содержалась магическая сила.
     Если бы Тео посчастливилось во время оценки найти какой-нибудь качественный предмет, то за него можно было бы получить несколько золотых.
     К сожалению, после проведения всех изысканий, Тео достался всего один такой предмет.
     – Тем не менее, из двадцати предметов пять оказались весьма годными, так что это очень даже ничего. Не каждый день будет таким успешным, как сегодняшний.
     Сегодня Тео в общей сложности оценил 20 предметов для черного трейдера. Это было количество, которое соответствовало пределам оценщика среднего уровня. Опасно было бы показывать трейдеру, что он может оценить куда больше вещей.
     Таким образом, сегодня в его копилку добавилось 15 дефектных предметов и один нормальный.
     – Так… С чего же начать?
     Согласно предыдущему объяснению, функция «простого питания» отличалась от скармливания Обжорству магических книг. Таким образом, ему нужно было посмотреть но то, как будет проходить этот процесс.
     Тео сел и взял один из дефектных товаров. Это были магические перчатки, зачарованные магией «Смазки».
     – Ешь, Обжорство.
     Язык тут же повиновался и проглотил перчатки.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Перчатки Неуклюжего Дурака».
     Предмет обладает незначительным количеством магической силы.
     Полное переваривание предмета займет 3 минуты и 12 секунд.
     – ---------------------------------------

     Прошло 3 минуты и 12 секунд. В тот момент, когда часы отсчитали ровно три круга, а секундная стрелочка тикнула еще 12 раз, раздался голос.

     – ---------------------------------------
     Ваша магическая сила незначительно увеличилась.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 1-го Круга «Смазка» увеличилось.
     – ---------------------------------------

     В то же время в теле Тео произошли изменения.
     – Э-э…!
     В нём вскипела неожиданно появившаяся магическая сила. Её количество было невелико, но она начала циркулировать по телу Тео, словно была его собственной. Два круга в его сердце провернулись, словно только что смазанные шестеренки. Кроме того, в его сознании появилось небольшое понимание того, как работает Смазка.
     – Это… Это отличается от изучения магических заклинаний. Это больше похоже на вливание знаний в голову, а не на их гравировку. Если так, то мне не нужно беспокоиться о головной боли, как в прошлый раз.
     Этот процесс отличался от скармливания Обжорству магических книг. Когда книга была съедена, он чувствовал, как заклинание словно выжигается в его сознании. Однако артефакты, казалось, просто учили его тому, как обращаться с магией. А обучение подобным вещам как раз и было специализацией Тео. Даже если он скормит Обжорству несколько предметов, это не вызовет никаких проблем.
     Обретя некоторую уверенность, Тео выдал гримуару еще несколько артефактов.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Самозатягивающееся Ожерелье».
     Предмет обладает незначительным количеством магической силы.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 2-го Круга «Удержание» увеличилось.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Злой Горшок».
     Предмет обладает незначительным количеством магической силы.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 1-го Круга «Заморозка» увеличилось.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Высокоскоростные магические часы».
     Предмет обладает незначительным количеством магической силы.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 2-го Круга…
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     
     Полное переваривание предметов займет 45 минут и 12 секунд.
     – ---------------------------------------

     Несмотря на проглатывание 14 предметов, язык Обжорства, казалось, ничуть не устал. Еды было так много, что голос практически не замолкал.
     Тео остановился, слушая последнее предложение.
     – Общее время переваривания суммируется.
     Рука Тео проглотила все предметы сразу и теперь должна была переваривать их целых 45 минут. В конце концов, казалось, что нужно иметь достаточно много свободного времени, чтобы поедать артефакты.
     – 45 минут… Что ж, можно и подождать.
     Тео мог бы заняться чем-то другим, но он еще не знал, какими будут последствия переваривания. Таким образом, Тео молча остался сидеть на своём месте.
     По прошествии 45 минут его магическая сила снова закипела.
     – О, это…!
     Теперь магическая сила в его теле бушевала иначе, чем когда он съел один артефакт. Два круга скрипели, принимая магическую силу, поскольку она уже была близка к пределу, который могли бы обработать его два круга.
     Тео интуитивно это почувствовал и сразу же сосредоточился. И вот, ответ не заставил себя ждать.
     Ву-у-у-унг!
     Это был голос самой магии, который мог услышать только Теодор Миллер. Это был звук магической силы, текущей через его кровеносные сосуды. Это был самый сладкий звук в мире, и он доказал, что Теодор не ошибся.
     Сознание Тео начало уноситься куда-то вдаль.
     «Сейчас»
     Он начал вращать магическую силу, собранную в его сердце. В пространстве, в котором больше ничего не было, он должен был нарисовать идеальный круг.
     Тео должен был добавить третий круг к существующим двум. Магическая сила двигалась по его воле. Если выстроенное им изображение рухнет, то всё будет напрасно.
     Отсутствие у него чувствительности означало, что он должен был использовать всю свою концентрацию. Однако умственные способности Тео были уже намного выше, чем у мага 2-го Круга. А когда дело доходило до концентрации, то рядом не стояли даже некоторые старшие маги. Дух Тео был закален его чрезвычайно низкой чувствительностью.
     Вскоре третий круг начал складываться. К сожалению, на этом всё и остановилось.
     – Ху-у-у-у…
     Тео выдохнул и открыл глаза. Результат был успешным лишь наполовину. Магическая сила, полученная от артефактов, была потрясающей, но её немного не хватало, чтобы закончить третий круг. Несмотря на максимальную концентрацию, он смог лишь сформировать форму круга.
     Ему нужно еще раз или два скормить Обжорству такое же количество артефактов, чтобы достичь идеального третьего круга.
     – … Кажется, добраться до 3-го Круга не так уж и сложно.
     От зимних каникул осталось еще больше месяца. Если он будет регулярно увеличивать свою магическую силу, то гарантировано освоит третий круг. Теперь ему больше не нужно было беспокоиться о дипломе академии.
     Тео подумал о том, как далеко он может пойти с помощью гримуара. Тем не менее, владелец этого монстра никогда не сможет жить как обычный маг. Если так, Тео должен был зайти так далеко, как это только возможно.
     – Хорошо. Начнем с того, что освежим кое-какие знания.
     Теодор Миллер решил не забегать так далеко вперед и снова направился в библиотеку.

Глава 13 – Переворот (Часть 1).

     Двухмесячные зимние каникулы подошли к концу.
     Студенты, которые решили провести их дома, постепенно начали возвращаться, а профессора занялись подготовкой учебных материалов. Кампус, который долгое время был пустым и холодным, начал обретать свойственное ему тепло.
     Ветер всё ещё пронизывал до костей, так что людей на улице было сравнительно мало. Однако, невзирая на всеобщую вялую атмосферу, один из студентов был занят тем, что бегал по территории университетского городка.
     – Уф…! Уф…! – с каждым шагом тяжело вздыхал Тео. Это был его 32-ой круг. Когда он впервые начал заниматься спортом, он не мог осилить даже десяти кругов. А после первого дня занятий Тео и вовсе было так плохо, что его чуть не стошнило.
     Однако ему нужно было реализовывать полученные знания, и его тело, которое он систематически тренировал в течение уже целых двух месяцев, постепенно становилось всё более мужественным.
     «И так… 40-ый!»
     Как только Тео закончил свой 45-ый круг, он мгновенно упал на землю. После этого он упёрся ладонями в промерзшую землю и начал от неё отталкиваться. Он прочитал в одной книге, что это один из основных методов укрепления тела, используемый северными рыцарями.
     Чувствуя, как его руки подрагивают от напряжения, Тео подумал о том, зачем он это делает.
     Всё началось с того момента, когда он впитал в себя воспоминания Альфреда Беллонтеса.
     – Согласно философии «Баллистической Магии», заклинание – это стрела, а волшебник – лук. Магу нужно не только оттачивать технику применения магии, но и тренировать своё тело.
     Тео хорошо помнил, что тело Альфреда Беллонтеса фактически ничем не отличалось от рыцарского. В частности, рука, выпускавшая Магические Ракеты, была накачанной и крепкой, словно бревно. Таким образом, он понял, что для противостояния отдаче и мощным побочным эффектам от высвобождения магии, ему необходима хорошая физическая подготовка.
     С тех пор в рутинную программу Теодора добавились и физические упражнения. Ни дня он не пропускал, чтобы не поработать над своей выносливостью. Хоть его тело уставало и кричало от боли, Тео не сдавался. Вместо этого он удвоил свой обычный приём пищи и погрузился в тренировки.
     – Сто… девяносто, Две…сти!
     Выполнив запланированную норму, Тео обессиленно рухнул на землю.
     Несмотря на то, что его предплечья существенно окрепли по сравнению с тем, что было два месяца назад, ему всё равно было трудно увеличить количество повторений, которое он ежедневно выполнял. Его нельзя было сравнивать с рыцарями, которые трансформировали ману в физическую силу.
     Тем не менее, подобная тренировка стала возможной, поскольку тело мага восстанавливалось быстрее, чем организм обычного человека, и этого было вполне достаточно, чтобы позволить ему на следующий день вставать с постели в приемлемом состоянии, а не полутрупом.
     «О, да. По сравнению с этим, учеба – самое легкое, с чем только можно столкнуться в академии»
     Мало кто согласился бы с тем, что учеба – пустяковое дело, но в чем-то Тео был прав. Ему повезло родиться с хорошей памятью.
     Его одежда была липкой от пота, а руки и ноги онемели до такой степени, что трудно было даже встать. Тем не менее, он ощущал чувство выполненного долга, как например когда изучал новые заклинания. Это и придавало ему сил выдержать ещё один день.
     Каждый раз, когда он смотрел в зеркало и видел, что его внешность слегка изменилась по сравнению со вчерашней, – это служило для него самой главной мотивацией.
     «… Вставай»
     Несмотря на пот, его тело быстро остыло из-за холодного ветра. Будет совсем некстати, если он простудится.
     Тео встал и отряхнул руки от земли. Обычным людям после тренировки следовало принять ванну, но Тео был другим.
     – Очистка.
     Простое заклинание быстро удалило всю грязь и пот с его тела. Другие ученики часто игнорировали этот метод, поскольку жили неспешной и комфортной жизнью, но Теодор был за практичность. Магическая сила аккуратно обернулась вокруг его тела, и он стал чище, чем раньше.
     – Это 3-ий Круг? Кажется, Очистка стала чистить лучше, чем раньше.
     И это было не просто чувство, а истинная правда.
     Любая магия требовала магической силы, чтобы максимизировать свою эффективность. Даже заклинания 1-го Круга могли стать достаточно эффективными, если вложить в них побольше магической силы. В свою очередь, разница между магией 2-го и 3-го Круга всё-таки была.
     А значит, существовало и отличие между Тео 2-го Круга и Тео 3-го Круга.
     Вшу-у-у-у.
     Третий круг, опоясывающий его сердце, всё ещё казался ему непривычным. Тео бессознательно коснулся груди. Он сумел добиться этого состояния после того, как три раза посетил черного трейдера и съел 40 артефактов.
     Маг 3-го Круга…
     Теперь Тео был на той же отправной точке, что и другие ученики.

***

     – Ух, ну и дубак.
     В отличие от холодного ветра снаружи, внутри академии было приятно и тепло.
     Во время каникул отопление отключалось. Тео стал более чувствительным и понял, что искусственно созданное тепло просачивается из самих стен. Он поднял свои окоченевшие руки и позволил теплу проникнуть в его кожу.
     – Магия тепла… Простая, но эффективная.
     Он восхищался человеком, который спроектировал здешнюю систему отопления.
     И в этот момент…
     Топ, топ, топ.
     Тео, гревший руки у стены, услышал звук шагов и открыл глаза. Он совершенно бессознательно подсчитал количество услышанных шагов и пришел к выводу: «Кто-то приближается… Кажется, три человека».
     Эта способность была ближе к навыкам убийцы или охотника, нежели мага. Это было своего рода сенсорное восприятие, при котором он мог ощущать движение магической силы. Тео получил это умение после того, как прочувствовал на себе самом жизнь Альфреда Беллонтеса из его «Баллистической Магии». Будучи героем войны, Альфред сумел довести свои чувства до такого уровня, что ощущал малейшие колебания в потоке маны. Тео, получивший немного воспоминаний настоящего героя, пробудил в себе сходное чувство восприятия.
     И вот, совершенно неудивительно, что в коридоре общежития появилось три студента в форме. Четыре пары глаз встретились друг с другом.
     «Эти парни…?»
     Тео рефлекторно осмотрел своих оппонентов. Их галстуки были ослаблены, а рукава закатаны… Помимо этого, они носили кое-какие аксессуары, а на ногах была нештатная обувь, что технически противоречило школьным правилам.
     По одной их одежде Тео мог сказать, к какому типу людей их можно отнести.
     Затем ситуация продолжила развиваться.
     – Опа, разве это не тот кретин?
     – Похоже на то. Вы только посмотрите на его рожу.
     – Хо-хо, кажется, нас поселили в одном общежитии. Рядом с ним я себя чувствую настоящим профессором.
     Студенты специально говорили громко, чтобы убедиться, что Теодор Миллер слышит.
     Тео же на мгновенье замер на месте, и ему захотелось рассмеяться. Их выходки было недостаточно, чтобы назвать её приставанием. В прошлом году кто-то выстрелил ему в затылок шоковой магией. А кто-то проделал дыру в его сумке с помощью магической стрелы.
     Если они так и будут просто трепать языками, то это будет ещё вполне приемлемый уровень.
     Топ-топ.
     Тео спокойно прошел мимо трех парней.
     Его невозмутимость явно им не понравилась. Они даже не увидели никакого смятения в его глазах.
     Он считался настоящим олицетворением понятия «неудачник» ещё тогда, когда они только поступили в академию… Так почему же он так уверенно себя ведёт? Он даже не извинился перед ними и не опустил голову.
     У этой троицы в груди кипело чувство собственного превосходства.
     Пша-а-а-ах.
     Теодор замер, чувствуя движение волшебной силы. Магия… Это было заклинание всего лишь 1-го Круга, но его эпицентр был прямиком под ногами Тео. Если бы он сделал еще один шаг, то определенно бы упал.
     «Эта магия… Неужели Смазка? Какой тривиальный трюк»
     С этим трюком он уже был хорошо знаком. Эти студенты были точно такими же, как и другие, которые нападали на него сзади. Они хотели посмеяться, увидев, как он упадёт. Они хотели высмеять неудачника, который был старше их, но вот по положению был куда ниже.
     И если бы нечто подобное случилось в прошлом году, Тео бы оцепенел, но…
     «На этом все мои страдания закончились»
     Будучи магом 3-го Круга и владельцем Обжорства, Теодор Миллер стал совершенно другим человеком. Используя способность обнаружения Альфреда Беллонтеса, он определил положение Смазки и немедленно контратаковал. По крайней мере, он должен был вернуть им то, что они сами пытались сделать.
     Ничуть не колеблясь, он указал пальцами позади себя и бросил Смазку.
     Три студента даже не предполагали, что случилось под подошвами их туфель.
     – Идиоты, – тихо пробормотал Тео, после чего снова двинулся вперед. Он перешагнул участок, подверженный влиянию Смазки, а спустя секунду услышал позади себя грохот и крики падающих тел.
     Однако Тео даже поворачиваться не стал. Вскоре он увидит бесчисленное количество таких идиотов.
     – Через неделю… Церемония открытия, – прозвучал его собственный холодный голос.
     Новый семестр был не за горами. Пришло время расплатиться за три года презрения профессоров и насмешек студентов.
     Он знал, что это излишнее, но всё равно не мог удержаться от широкой улыбки.
     И вот, через неделю начался последний учебный год третьекурсника Теодора Миллера.

Глава 14 – Переворот (Часть 2).

     Вечный неудачник…
     Присутствие Тео стало настоящей достопримечательностью Академии Бергена. О нём знали не только те, кто уже давно здесь учился, но и впервые прибывшие сюда первокурсники. Не было ни одного живого существа на территории академии, которое бы не знало, что Теодору Миллеру пришлось остаться на третьем курсе третий раз кряду.
     Кто-то говорил, что это будет его последний год, в то время как другие предполагали, что он не протянет и семестра.
     Ни один человек из бесчисленного количества учеников и профессоров академии не думал, что Тео сможет выпуститься. Такого же мнения придерживался и профессор Бернард Уилер, который преподавал третьекурсникам основы алхимии.
     «Даже не знаю, зачем он решил поступить в академию… Ничего, скоро этот нахальный парень вернется в свою провинцию», – подумал профессор глядя на Тео, который с абсолютно безмятежным видом смотрел в окно, словно понятия не имел о том, что про него говорят.
     Поначалу их отношения были не такими уж и плохими.
     Хоть профессор Бернард и был ограниченным человеком, который оценивал студентов только по их статусу, но Теодор Миллер всё-таки был благородного происхождения вне зависимости от того, насколько низко пала его семья.
     Причина его враждебного отношения крылась в ином.
     Случилось это около двух лет назад…
     Тео, получивший своё первое письмо, всё ещё с энтузиазмом работал в классе, и профессор Бернард всё ещё рассматривал его как своего ученика. Но вскоре их достаточно нейтральные отношения существенно изменились.
     – Профессор, прошу прощения, но эта статья, которую вы цитируете, ещё два года назад была изъята из Магического Сообщества.
     – … Что? Ты хочешь сказать, что я ошибаюсь?
     – Нет, это Магическое Сообщество так говорит.
     – Да как вообще смеет кто-то вроде тебя мне перечить?
     Возможно, в этой фразе и не было ничего особо криминального. Если бы обычный ученик, наделенный титулом герцога или графа, сделал бы схожий комментарий, то профессор, возможно, просто пропустил бы его мимо ушей. Однако Теодор был бароном из провинции и бедным студентом, который остался на второй год. И такой ничтожный человек посмел в чем-то упрекнуть профессора Бернарда?
     Бернард гордился своим статусом и авторитетом, а потому не мог потерпеть такого позора.
     С того дня как только Бернард видел Тео, его начинало трясти. Он много времени посвятил тому, чтобы придумать, как выкинуть его из академии. Однако поведение Теодора было образцовым, и придраться было абсолютно не к чему, за исключением его практических результатов. Поэтому Бернард придумал другой подход.
     – Формула комбинации, которую вы будете сегодня изучать, – «Пилюли Полнолуния», куда сложнее, чем вы думаете. Если вы допустите хоть малейшую ошибку, то драгоценные ингредиенты пропадут почем зря. Кроме того, слишком много магической силы превратит их в яд, а не в лечебный препарат. Впрочем, эффект пилюль потрясающий. Его вполне достаточно, чтобы позволить полумертвому человеку встать и пойти.
     Бернард продолжал писать на доске, наблюдая за Теодором. Тот смотрел на доску, совершенно ничего не записывая. Профессора раздражал даже его взгляд. Зная, что он уже и так пересек черту, Бернард забыл о своей совести и рассмеялся.
     – Что ж, тогда вопрос… Теодор?
     – Да? – тихо ответил Тео.
     – Объясните, в чем состоит сложность комбинации ингредиентов Пилюль Полнолуния. Разве Вы не проходите этот материал уже в третий раз подряд?
     Некоторые студенты насмешливо захихикали. Несколько учеников, прочем, никак не изменились в лице, однако даже они повернулись в сторону Тео.
     Это был самый обычный день. С вполне привычными ему насмешками. Но только вот теперь Тео изменился.
     – Каждый из ингредиентов Пилюль Полнолуния обладает мощной магической силой и не может быть обработан, если человек не является магом. Кроме того, если такой человек не сможет с идеальной точностью контролировать свою собственную магическую силу, то ингредиенты будут повреждены. Именно по этой причине так сложно создать Пилюли Полнолуния.
     Несмотря на то, что ответ был правильным, профессор обвел взглядом класс и произнес:
     – Что ж, всё-таки ты что-то запомнил. Это заслуживает аплодисментов!
     Хлоп, хлоп, хлоп, хлоп, хлоп.
     В классной комнате раздались совершенно неискренние аплодисменты. К чему это всё? Теодор настороженно посмотрел на профессора Бернарда.
     Бернард указал на стол, где были размещены ингредиенты для Пилюль Полнолуния, и сказал:
     – Но говорить может каждый. Теодор Миллер, будьте так добры, покажите нам, как нужно правильно смешивать эти ингредиенты.
     – Вы хотите…
     – Да. Если Вы проучились в этой академии уже целых пять лет, то должны быть настоящим образцом для подражания всему классу.
     Вот что задумал Бернард.
     Понимая намерения профессора, Тео мысленно покачал головой.
     Очевидно, Бернард был уверен, что Тео никогда в жизни не сможет совладать с этой формулой. Пилюли Полнолуния были самым сложным комбинированным препаратом, который изучали на третьем курсе. Задача такой трудности была не по силам 2-му Кругу Тео, который прошел через бездну неудач, пытаясь с ней справиться.
     Тем не менее, Бернард хотел показать его некомпетентность другим ученикам и укорить его за то, что он перевёл дорогие ингредиенты.
     Если же Тео откажется, то профессор просто поиздевается над пятью годами, на протяжении которых этот бездарный ученик протирал в академии свои штаны.
     У профессора Бернарда был неплохой план.
     Однако, по сравнению с прошлым годом и даже зимними каникулами, Тео стал совершенно другим.
     – Как скажете.
     Тео встал со своего места и направился к столу, на котором были расставлены ингредиенты. Увидев уверенную походку Тео, Бернард на секунду было подумал, что зря всё это затеял. Однако доводы его логики решительно отрицали интуицию. Он считал, что это невозможно.
     И вот, через мгновение аудитория залилась ярким светом.
     – Ва-у…!
     – Это… Это же Пилюли Полнолуния!
     Сосуд, который держал в руках Тео, содержал в себе жидкое лекарство с крошечными гранулами. Бернард тупо смотрел на всё происходящее, после чего с недоверчивым выражением лица схватил стеклянный сосуд. Он совершенно позабыл, что в классе есть еще и другие ученики.
     – Э-это невозможно. Т-ты… Как?!
     Даже после того, как он несколько раз всё проверил, это, безусловно, были идеальные Пилюли Полнолуния. Нет, даже сам Бернард не мог сделать настолько идеальную комбинацию. Лицо Бернарда побледнело.
     Однако на этом представление не закончилось. Словно желая добить Бернарда, Тео добавил:
     – Прошу прощения, профессор, но к формуле на доске лучше добавить еще одну лунную траву. Это повысит эффективность.
     – …Ч-что?
     – Так написали в газете, опубликованной в прошлом году Магическим Сообществом.
     Это была та самая ситуация и тот же голос, что и два года назад. Бернард, в голове которого вновь ожил давно забытый им кошмар, плюхнулся в кресло и после этого больше даже не смотрел в сторону Теодора Миллера.
     На следующий день после этого инцидента произошли настоящие изменения.
     Известие о том, что знаменитый неудачник преуспел в объединении ингредиентов Пилюль Полнолуния, распространилось по всей академии.
     Все профессора, за исключением разве что Винса, не поверили этому дурацкому слуху, и каждый из них подготовил для Тео какое-нибудь испытание. В частности, профессор Клод, который преподавал магические круги, подготовил задачу, которую даже другие профессора посчитали бы весьма трудной.
     Задача состояла в том, чтобы выполнить тройной магический круг. Помимо наличия определенного количества магической силы, студенту нужно понимать смысл и циркуляцию магических кругов.
     Тео уже давно разгадал этот секрет, но в прежние времена не смог добиться успеха, поскольку не обладал минимально необходимым уровнем чувствительности. Теперь же для него это было не тяжелее обычного паззла.
     Тео улыбнулся профессору Клоду, который ошеломленно смотрел на студента.
     «У меня совершенно не было чувствительности, и вот, даже такая небольшая разница даёт столь ощутимые результаты»
     В результате стабильного откармливания гримуара, талант Тео взлетел фактически в 4-5 раз выше от изначального значения.
     Он обучился большей части заклинаний, о которых знал только в теории, а его магическая сила достигла середины 3-го Круга. Если всё так и продолжится, то он достигнет 4-го Круга ещё до того, как закончится первый семестр.
     В то же время повышение его чувствительности было минимальным. Согласно информации, предоставленной Обжорством, чувствительность к мане составляла всего +30.
     Так или иначе, пока что он был ниже среднего уровня.
     Тем не менее магические навыки Тео развивались просто блестяще. По сравнению с прошлым, когда у него практически не было чувствительности, разница была словно между небом и землей.
     Наверное те, кто родились с высокой чувствительностью, и вовсе чувствовали себя настоящими богами.
     Думая об этом, Тео вернулся на свое место, ощущая на себе изумленные взгляды своих сокурсников.

***

     Люди, которые стали свидетелями изменений, произошедших с Тео, как правило, реагировали одним из трех способов:
     – Это его называли бездарем? Чушь какая.
     – Может это с профессорами было что-то не так?
     – А может он действительно был полным кретином, но лишь до прошлого года?
     – Какая-то бессмыслица…
     В первом случае люди просто не могли понять, откуда взялась у него такая сомнительная слава. Они отказывались верить, что такого талантливого человека кто-то называл неудачником. Была даже теория заговора, что якобы он намеренно оставался в академии.
     Второй вариант предполагал следующую реакцию.
     – Он пять лет здесь провел, так что вот и результат.
     – Разве на востоке нет поговорки про «поздний цветок»? Возможно, только сейчас настало его время.
     – Думаю, в этом году лучшим выпускником станет именно он.
     Некоторые люди приняли реальность, которую видели своими собственными глазами.
     Тео преуспел и с Пилюлями Полнолуния, и с тройным магическим кругом. Студенты, которые видели весь этот процесс от начала и до конца, стали публично говорить о том, что Теодор Миллер – лучший. Некоторые даже подходили к нему во время перерывов, чтобы попросить совета.
     И, наконец, третий вид реакции.
     – Пять лет! Вы только вдумайтесь, каким отсталым надо быть, чтобы…
     – Ну и что, что у него получились какие-то там пилюли? Просто повезло.
     – Деревенский барон, который знает пару трюков.
     Несмотря на все слухи и факты, некоторые студенты так и остались убежденными, что Тео был неудачником. Тем не менее, они завидовали ему и постоянно прожигали его спину своими недружелюбными взглядами.
     Строгие правила академии делали драки практически бессмысленными, но некоторые всё же пытались найти способ.
     – Разве завтра у нас не будет занятия по боевой магии?
     – Будет, причем первой парой.
     На третьем курсе студенты начинали изучать, как использовать боевую магию.
     Первые спарринги проводились под присмотром профессора, чтобы узнать уровни учащихся. И вот, они решили проучить Тео во время магического спарринга.
     – Я сделаю это. Я втопчу его гордость в грязь.
     – Нет уж, если речь о боевой магии, то этим займусь я.
     – У моей семьи есть даже награды в области боевой магии.
     Каждый из них говорил уверенным голосом. Они намеревались победить высокомерного неудачника и показать ему, кто здесь по-настоящему старший.
     При этой мысли на их лицах расцветали улыбки.
     … Конечно, весьма сомнительным был тот факт, что они и вправду были настолько хороши в боевой магии, как себе представляли.

Глава 15 – Переворот (Часть 3).

     Естественно, боевая магия была самым популярным предметом, который изучался в академии. Кроме того, высокие оценки по боевой магии мгновенно ставили студента в число первых претендентов на дальнейшую успешную карьеру. В некоторых академиях даже проводились соревнования среди студентов, призванные определить наиболее талантливых учеников.
     То же самое было и с Академией Бергена, а потому профессором, ответственным за обучение боевой магии, был назначен лучший маг учебного заведения, которым, естественно, был Винс.
     На самом деле у профессора Винса сложилась весьма успешная карьера боевого мага, и он даже получил благородный титул.
     Тем не менее, самого Винса всё это просто раздражало.
     – С войной у магов тесные отношения ещё с древних времён. Причина этому очень проста. Маги крайне эффективны. За то время, пока хорошо обученный рыцарь зарубит дюжину своих врагов, маг 4-го Круга испепелит сотню.
     Некоторые из студентов побледнели от холодного голоса профессора Винса. Для них убийство и война были чрезмерно тяжелыми для психики темами. То, как Винс произнес слово «эффективный», заслуживало отдельных мурашек по коже.
     Однако такая реакция была далеко не у всех.
     У некоторых учеников глаза сияли так, словно они хотели сейчас же испробовать боевую магию. Стать настоящим боевым магом – вот ключ к успеху. Эти студенты принадлежали к тому типу людей, которые хотели, чтобы их заслуги были всеми признаны, а потому бездумно бросались обучаться даже смертельно-опасным заклинаниям.
     «Так или иначе, пока что это просто молодые птенцы», – трезвым взглядом оценил ситуацию Винс. По его собственному опыту, те, кто мог сражаться в кровавой битве, так не реагировали. Внутренние эмоции не должны были выставляться наружу.
     Далеко не каждый человек может стать настоящей боевой единицей на поле боя… А чтобы стать боевым магом, и вовсе требовался особый склад ума.
     – Эта академия когда-то была средством для привлечения новых магов, которые со временем отправлялись на войну. Хоть сейчас служба в армии и не обязательна, но курс боевой магии остался, чтобы такие студенты, как вы, могли развить в себе чувства, необходимые в случае возникновения реальной угрозы.
     Учебный план, который Винс использовал для обучения студентов, включал в себя несколько элементов. Один из них, спарринг, был как раз наследием тех дней.
     Хоть магическая дуэль и велась с модифицированными правилами, но лучшего способа идентифицировать личные качества ученика попросту не существовало.
     Во время спарринга предполагалась следующая ситуация. Два ученика поочередно отыгрывали роли атакующего и обороняющегося, и тот, кто брал верх, был признан победителем. Даже несмотря на пошаговость дуэли, этот метод обучения был проверенным и действенным.
     Винс начал объяснять правила спарринга.
     – Что ж, правила просты. Я буду за вами следить, так что о травмах не беспокойтесь. Просто делайте всё, что можете. Однако…
     На мгновение в его глазах мелькнул предупреждающий огонёк.
     – Если вы совершите фол: например, проигнорируете порядок атаки или нанесете удар исподтишка… Я использую всю свою власть, чтобы такого студента исключили из академии. Всем понятно?
     – Да!
     Профессор Винс был известен своей строгостью и справедливостью. Зная, что это предупреждение далеко не блеф, студенты тут же закивали головами.
     Затем Винс достал журнал посещаемости и посмотрел на имя первого человека, который должен был вступить в спарринг.
     – Тогда начнем прямо сейчас. Номер 1, Эванс. Выбирай своего спарринг-партнера.

***

     Бу-бум!
     Огненный шар с громким звуком врезался в щит и взорвался. Затем в воздух взвились десятки магических ракет, в результате чего щит потерял свою форму. Молния застряла в завесе из воды, а ветер отклонил магическую стрелу.
     Поначалу студенты изрядно нервничали, но вскоре начали использовать магию самым естественным образом. Присутствие профессора Винса и удовольствие от использования такой магии впервые начало помогать им проявить свой истинный потенциал.
     Студенты, которые не участвовали в спарринге, внимательно следили за теми, кто вёл дуэль. Они обсуждали те или иные ситуации и подмечали проколы своих товарищей, которые приводили к проигрышу.
     Некоторые из них даже ставили свои собственные оценки.
     «Какой мрак. Подавляющее большинство из них совершенно ничего не смыслит в особенностях стихий, а магия, которую они используют, слишком очевидна. Зачем они берут заклинания 2-го Круга, на активацию которых уходит 10 секунд? Если бы роли не чередовались, противник бы уже давно поджарил их»
     Ошибкам не было ни конца, ни края. Тео прижал руки к голове, пытаясь не вздохнуть.
     Если быть точнее, из-за воспоминаний Альфреда Беллонтеса эта картинка вызывала у него настоящую головную боль. Легендарный волшебник, который всю свою жизнь провел на поле битвы, Альфред Беллонтес, видел абсолютно все недостатки. Переняв часть его опыта, Теодор тоже мог сформировать определенное мнение.
     Прошло некоторое время.
     Количество не участвовавших в спарринге студентов постепенно уменьшалось, пока не осталось менее десятка. Вскоре профессор Винс произнес следующее имя, идущее по списку:
     – Номер 25, Гарсия Картер. Выберите своего спарринг-партнера.
     Услышав это имя, студенты внезапно замолчали. Гарсия, второй сын знаменитой семьи Картер, встал со своего места, от чего лица учеников, которые еще не участвовали в спарринге, мгновенно застыли.
     Благодаря поддержке со стороны семьи, количество магической силы Гарсии было близко к 4-му Кругу. Кроме того, он хорошо смыслил в боевой магии и обладал высокой чувствительностью. Каждому из здесь находившихся было очевидно, что такого соперника им не победить.
     «Только не меня, только не меня…»
     «Выбери кого-нибудь другого…»
     Гарсия словно знал, что остальные ученики молились про себя, чтобы его выбор пал не на них, и неторопливо огляделся, будто дикий зверь, ищущий свою добычу.
     Затем он заметил Теодора Миллера, который смотрел на него с абсолютно спокойным выражением лица. Без страха и без любопытства. Его взгляд был начисто лишен эмоций.
     Гарсия открыл рот и импульсивно произнес:
     – Теодор Миллер.
     Услышав это, профессор Винс поднял брови.
     – … Гм?
     Тем временем Тео небрежно встал и занял своё место напротив Гарсии. Это означало, что он принял вызов.
     Винс немного помолчал, после чего отступил в сторону. Нелепо было бы останавливать их, когда другой человек уже согласился на спарринг.
     Кроме того, Тео был студентом, который никогда не действовал, не подумав.
     «Нет, я не знаю почему, но…»
     От чего-то у Винса появилось странное предчувствие, что среди них двоих именно Теодор занимает доминирующую позицию.
     Однако это было просто невозможно. Тео, бездарь, который до сих пор не освоил 3-ий Круг, шел против того, кто был родом из видной семьи и практически перебрался на 4-ый Круг. Баланс явно был на стороне последнего.
     Неужели после того, как он покинул поле боя, его интуиция проржавела?
     – …Вы оба, начинайте, как только будете готовы.
     После секундного колебания Винс встал на одинаковом расстоянии между двумя людьми и отдал команду к началу спарринга. Подброшенная в воздух монетка показала, что первым нападающим будет Гарсиа Картер. Он был из семьи престижных боевых магов, а потому без колебаний двинулся к Тео.
     – Удар Молнии!
     Из руки Гарсии вылетела голубоватая молния и с ужасной скоростью направилась прямиком в Тео. Молния была лучшей стихией в реальном сражении с людьми. Хоть её эффективность и была всё ещё на уровне ученика, но предполагаемый урон должен был быть весьма ощутимым.
     Она и вправду была очень неплоха.
     – Щит, – ответил Тео, создавая стену из магической силы.
     Молния вспыхнула, ударившись в полупрозрачный барьер, после чего потеряла свой импульс и исчезла.
     Удар Молнии был практичным и блестящим заклинанием, но его сила была ограничена скоростью и разрушительностью. Его общая результативность не была особо высокой, и если вторая сторона не замешкалась бы с защитой, то его можно было достаточно легко заблокировать.
     Затем настал черед Тео.
     – Огненный Удар.
     В воздухе появилось 12 огненных стрел. Это было максимальное количество, которое он мог вызвать в статусе мага 3-го Круга. Однако Гарсия завершил заклинание защиты ещё до того, как Тео отправил их в полет.
     – Щит!
     Он был намного толще обычного щита и имел более плотную текстуру. Даже если бы у Тео было 24 огненных стрелы, а не 12, то эта защита бы даже не дрогнула. Гарсия был уверен в своей неуязвимости и хищно улыбнулся.
     Улыбнулся и Тео.
     – Вперед.
     И вот, 12 огненных стрел метнулись вперед.
     Силой и недостатком заклинаний, основанных на магических стрелах, было то, что они выливались на противника абсолютно случайно, хоть и в пределах определенного диапазона. Это было весьма кстати в случае противодействия большому количеству людей, но совершенно не работало, когда противник выставлял мощную круговую защиту.
     Таким образом, Тео добавил в магическую формулу некоторые модификации.
     Фью-фью-фью!
     Вместо того, чтобы лететь в абсолютно хаотичном порядке, все они сосредоточились на одной точке.
     – Кхек…! Что за?! – вскрикнул Гарсия, почувствовав на себе неожиданную огневую мощь. Совершенный щит наполовину рассыпался, а ударная волна вынудила его сделать несколько шагов назад.
     С противоположной стороны спарринг-площадки на Тео смотрели глаза, в которых читалось удивление и замешательство. Это был далеко не какой-то простой Огненный Удар средней мощи.
     Тем не менее, способностей Гарсии не хватало, чтобы распознать изменения, произошедшие в заклинании.
     «После добавления вращения и ускорения получилось довольно сносно»
     Огненный Удар Теодора был трансформирован настолько, что уже ничем не напоминал оригинальную формулу заклинания.
     Магические стрелы вращались, сосредоточившись на одной единственной точке, а их скорость была увеличена. Учитывая эти три дополнительных заклинания, Щит Гарсии больше не мог противостоять новому Огненному Удару.
     – Тогда как насчет этого?!
     Гарсия не на шутку встревожился, отказываясь понимать, почему первый раунд у него получился хуже, чем у противника, и сформировал в своей ладони огненный шар. Это была магическая атака 3-го Круга, Огненный Шар. Поскольку магическая сила Гарсии была близка к 4-му Кругу, эффективность данного заклинания у него была в три-четыре раза выше, чем у других учеников.
     «Я не могу остановить его… Но ведь магу стоит использовать и свою голову»
     Щит не смог бы полностью нивелировать действие столь разрушительной атаки. Для этой ситуации требовалось нечто более подходящее и более эффективное.
     В сознании Тео тут же смешались десятки магических формул, пока он не выбрал то, что максимально соответствовало заданным условиям.
     – Щит.
     Щит, появившийся перед Тео, был треугольным. Одновременно с этим из рук Гарсии с молниеносной скоростью вылетел огромный Огненный Шар. Если бы атака была нацелена не на силовой барьер, то было бы уничтожено всё в радиусе трех метров!
     Говоря другими словами, это было столкновение силы и техники.
     Вжу-у-у-у-ух.
     И техника выиграла.
     – Что-о?!
     Огненный Шар врезался в треугольный щит и тут же потерял свою форму, рассеявшись по его краям, и оставляя за собой длинные пламенные следы.
     Это была прекрасная защита, которой восхитился даже Винс. Если бы здесь был автор [Основ Защитной Магии], то он наверняка бы в восторге зааплодировал этому достижению.
     Затем в атакующую позицию перешел Тео, и в его руке тоже появился огненный шар.
     – Огненный Шар.
     По сравнению с версией Гарсии, его размеры были весьма незначительны. Однако присущая ему сила вполне была сопоставима с большим огненным шаром Гарсии. Это был улучшенный огненный шар, который содержал силу внутри, а не снаружи, что значительно увеличивало его взрывную мощь. Обычному Щиту, уязвимому для точечных заклинаний, было бы крайне непросто справиться с такой атакой.
     Поэтому вместо Щита было бы куда лучше заблокировать его Стеной Грязи.
     – Щ-щит!
     Тем не менее, потрясенный Гарсия на автомате использовал Щит. И вот, вскоре после этого, по аудитории разлилась гигантская волна жара.
     Фу-ду-у-ух!
     – Ай-а-а-ак!
     Ударная волна разрушила щит и отбросила тело Гарсии на несколько метров. Если бы профессор Винс не успел уменьшить его воздействие, то Гарсия мог бы получить серьезную травму.
     Это было доказательством явной разницы в навыках.
     Член семьи Картер был побежден бездарем и неудачником!
     Студенты, которые стали свидетелями этого шокирующего зрелища, не могли удержаться от вскрика.

Глава 16 – Переворот (Часть 4).

     – Глазам своим не верю! Теодор победил!
     – Он переплюнул Гарсию в боевой магии…!
     – Как, черт побери, он это сделал?
     В аудитории поднялся гвалт. Им трудно было осознать то, что Гарсия, один из лучших студентов этого года, потерпел поражение. Но куда более неприятным был тот факт, что человеком, одержавшим над ним верх, был Теодор Миллер.
     Он проучился на три года больше, но разница в таланте попросту не могла быть столь ошеломляющей. Студенты знали это лучше, чем кто-либо другой, а потому удивлялись ещё сильнее.
     Но больше всех прочих был удивлен профессор Винс.
     «Великолепно… Огненный Удар, нацеленный в одну точку, Щит с измененной формой и сжатый Огненный Шар… Этого уже вполне хватает, чтобы называться полноценным боевым магом»
     А возможно даже кем-то большим. Лицо Тео не проявляло никакого напряжения. Он и шагу не сделал со своей первоначальной позиции. Это была буквально односторонняя победа. Винс поднял руку, чтобы успокоить учеников и объявить о победе Тео.
     Однако в этот момент…
     – … Ещё не конец, ещё ничего не закончено! Я еще не отступил!
     Взгляд Гарсии дико метался из стороны в сторону, и он неловко поднялся на ноги. Всем было понятно, что его состояние было далеким от нормального. Его магическая сила вышла из-под контроля, а искаженное лицо в полной мере раскрывало его раненную гордость.
     «Если отец и старший брат узнают, что я так неприглядно упал, то они никогда не простят меня!»
     Его отец, Виконт Картер, был знаменитым человеком. Его семья была в несколько раз более строгой и более иерархичной, чем другие семьи. Если бы распространились слухи о том, что Гарсия проиграл не просто одному из учеников, но общеизвестному неудачнику, то он бы никогда больше не покинул имение Картеров.
     А этого ни за что нельзя было допустить.
     – Это будет последний раунд. Если ты сможешь выстоять против этого заклинания, то я признаю поражение, Теодор Миллер! – дико взревел Гарсия со всё ещё перекошенным лицом.
     Гарсия знал, что это вздор, но не мог уйти просто так. Он начал готовить заклинание ещё до того, как Теодор даже ответил.
     «Ц-ц, вот почему дети из престижных семей…», – подумал профессор Винс и, поцокав языком, в конце концов отступил назад.
     Если бы Теодор отверг это предложение, то тогда он, естественно, вмешался бы. Тем не менее, Тео, похоже, совершенно не собирался отступать. Скорее даже наоборот, он внимательно наблюдал за магической силой Гарсии своим пронзительным холодным взглядом. Его глаза, столь же острые, как лезвия, яростно сконцентрировались, от чего возникала иллюзия, что он находится на поле боя.
     Таким образом и началось окончательное противостояние между двумя учениками.
     – Красный свет, пронизывающий небо…
     Из уст Гарсии послышался странный голос. Это были слова активации магического заклинания, в котором угадывалась совершенно иная сила даже по первым двум словам. Даже при использовании такого-же количества магической силы, мощь атаки увеличивалась в разы. Поскольку это была магия высокого уровня, её можно было использовать в качестве настоящего тактического оружия.
     Кроме того, в словах активации была скрыта ещё одна функция.
     Ву-у-у-ух.
     Кулон, спрятанный под формой Гарсии, начал резонировать в ответ на зов своего владельца. Это был артефакт «Ревущие Языки Пламени», который предоставлялся лишь законному ребенку семьи Картеров. Этот артефакт значительно увеличивал магическую силу владельца, а также эффективность магии огня.
     Гарсия верил в эту мощь, а потому вызвал Тео ещё на один раунд.
     «Теперь я могу использовать магию 4-го Круга. Как бы ни старался этот трёхкратный имбецил, сейчас ему придёт конец!»
     Лицо Теодора застыло, как только он почувствовал подозрительную магическую силу. Восприятие Альфреда зафиксировало внезапное увеличение магической силы противника, и он осознал, что против него было использовано заклинание 4-го Круга. Ощутив разницу в потоке маны, Тео нахмурился.
     «Что? Количество магической силы в его теле внезапно увеличилось. Это секретная техника семьи Картеров?»
     Тео подозревал, что это было связано с использованием артефакта. Однако, если он предъявит своему сопернику обвинение, то ни к чему хорошему это не приведет и будет выглядеть с его стороны крайне некрасиво. Поэтому, вместо того, чтобы отказываться от поединка, Тео принялся готовить свою защиту. Так или иначе, профессор Винс не даст ему травмироваться.
     Благодаря непродуманному контролю Гарсии, Тео прочитал магическую формулу и нашел эффективное средство, чтобы остановить заклинание.
     Он подготовил сферический барьер, который был способен выдержать жар и ударную волну.
     «Если бы мне нужно было дать этому название, я бы назвал его Земляным Куполом»
     Чтобы барьер материализовался, ему требовалось залить магическую силу в формулу, так что ему нужно было лишь подобрать подходящее время.
     Если он сложит несколько уровней защиты, то этого должно хватить, чтобы остановить один удар магией огня 4-го Круга. Теодор верил в свои расчеты и собрал свои мысли воедино.
     Вскоре Гарсия завершил магию. Это был малиновый огненный шар, похожий на волшебную пулю, которая превратила бы человека в пепел, едва его коснувшись.
     – Полыхающий Снаряд!
     С уверенным выражением лица Гарсия произнес название своего заклинания. Это был высокоранговый огненный шар – одно из мощнейших заклинаний в магии огня, которое было максимально действенно против человека.
     Оно было медленным, но крайне разрушительным и обладало проникающим действием, в связи с чем вполне годилось для использования в военной сфере.
     Это огненное заклинание было способно с легкостью уничтожить Щит того же уровня.
     – Как насчет того, чтобы сдаться?
     Гарсия был полностью уверен в своей победе.
     Не было ни единого способа, чтобы Тео, маг 3-го Круга, смог бы справиться с магией 4-го Круга. В то время, как другие ученики изрядно занервничали, поскольку не знали, что произойдет, выражение Винса стало холоднее обычного.
     Тем не менее Тео с абсолютно пустым выражением лица ответил:
     – Стреляй.
     – …Что? – непонимающе переспросил Гарсия.
     – Занятие скоро закончится, – ответил Тео. Его голос ничуть не дрожал.
     На мгновенье Гарсия потерялся с ответом, а затем на его лбу вспучилась толстая вена, и огромный сгусток пламени начал двигаться по воздуху. Магия 4-го круга, Полыхающий Снаряд.
     «Приближается»
     Как только Тео увидел, что шар начал двигаться, он воззвал к своей магической силе и залил её в заранее разработанную магическую формулу, активировав заклинание в тот момент, когда снаряд был уже на подлете.
     К счастью, Гарсия был ограничен лишь созданием Полыхающего Снаряда и не мог контролировать его траекторию. Разумеется, никаких улучшений, таких как вращение или ускорение, он тоже в него не привнес.
     – Земляной Купол!
     Тео положил две ладони на землю, и пол академии начал извиваться, словно живой. Затем он взорвался, высвобождая из-под себя обломки паркета, земли и камня, которые смешались вместе, в мгновение ока образовав сферический купол с Тео в центре. Импровизированное магическое заклинание было действительно гениальным.
     И вот, когда Земляной Купол был завершен…
     Огненный снаряд столкнулся с земляной сферой.
     Бу-ду-у-у-ух!
     Послышался громкий рёв.
     – Ай-а-а-ак!
     – Ой-й!
     Студенты с опозданием бросились закрывать глаза и уши, когда в воздух взметнулась тонна пыли и грязи. Аудитория превратилась в настоящий бардак.
     Один лишь Винс шел посреди этого хаоса, окруженный стеной, блокирующей пыль, ветер и звук. На поле боя нередко использовались такие вещи, как дымовые завесы, а потому профессор был привычен к подобным мерам. Вскоре после этого пыль осела, и взглядам всех учеников предстала следующая картина.
     Гарсия Картер с бледным лицом сидел на полу и что-то бубнил себе под нос.
     – Нет-нет… Это… Невозможно…
     – … А вот и пригодилась магия для стирки, – тем временем пробормотал Тео, очищая свою одежду.
     «Как интересно. Где-то я слышал нечто подобное», – улыбнулся Винс.
     Полыхающий Снаряд и Земляной Купол…
     Если сравнивать их с оружием, то это было сродни копью и щиту. И сегодняшнее сражение закончилось победой щита, который обладал куда более сильной защитой.

***

     – Ладно, на этом всё, – хлопнул в ладоши Винс, закончив приводить в порядок игровое поле боя.
     Студенты, согласно его инструкциям скучковавшиеся в углу, с недоверием оглянулись по сторонам. Всего пять минут назад был уничтожен чуть ли не целый кабинет вместе с полом и фундаментом. Однако еще через пять минут профессор Винс обернул это уничтожение вспять.
     «У него действительно потрясающие навыки», – восхитился Теодор главным магом Академии Бергена.
     Он понял формулу и то, как применяется заклинание восстановления, но не был уверен, что смог бы добиться такого же результата. Возможно, у Винса были свои трюки, позволявшие столь изысканно контролировать магию. А, может быть, дело было просто в опыте или отточенной технике.
     Профессор Винс обернулся к ученикам и, нахмурившись, назвал имя одного из них.
     – Гарсия Картер, встать.
     – А-а?
     Гарсия, который всё ещё был ошеломлен своим поражением, встал со своего места. Он не понимал, почему его вызвали, но ответ пришел вовсе не с помощью слов.
     Б-дух!
     Кулак Винса врезался в подбородок Гарсии.
     – Ай-кх, профессор?
     Бывший боевой маг также знал рукопашный бой. В качестве доказательства этого факта, на руках профессора Винса можно было увидеть мозоли, а на губах Гарсии – кровь.
     Схватившись за подбородок, Гарсия дрожал от боли и шока.
     – Ты, кретин! Ты что, думал я не узнаю?
     – О-о чём Вы говорите?
     – О Ревущих Языках Пламени, бестолочь!
     Лицо Гарсии моментально покраснело, поскольку он тайно использовал артефакт.
     Это было серьезное нарушение университетских правил. Существовала вероятность, что из-за этого Гарсию могут оставить на второй год или даже исключить. Он сделал не что иное, как напал на другого ученика с незарегистрированным артефактом, а потому, вероятно, его ждало наказание.
     Затем Винс коротко объяснил, как узнал об этом артефакте.
     – На северном фронте я служил в том же подразделении, что и твой отец. Я думал, что он лучше воспитает своего ребенка. Какой позор.
     – П-профессор! Это не… – услышав причину, отчаянно пролепетал Гарсия.
     – Заткнись! – рявкнул Винс, от чего вздрогнули даже другие ученики. Некоторые и вовсе потеряли контроль над своими мочевыми пузырями.
     – По окончанию урока пойдешь за мной. Я рассмотрю твоё поведение на собрании факультета. Понял?
     – А-ааа… А-ааа…
     – И, Теодор Миллер.
     Услышав своё имя, Тео поднял голову.
     – После занятий, как закончишь со своим обедом, – зайдешь в мою лабораторию. Понял?
     – Понял.
     – Хорошо, – кивнул Винс, услышав ответ, после чего посмотрел на застывших студентов, – На сегодня урок окончен. В следующий раз я буду учить вас магии стихий. Свободны.
     Закончив говорить, профессор Винс немедленно направился в кабинет преподавателей вместе с Гарсией. Остальные студенты не знали, что делать, но вскоре начали потихоньку выдвигаться по направлению к следующей аудитории.
     Хоть как-то разморозить эту атмосферу им помогла лишь болтовня о том, что теперь ждёт Гарсию.
     – После занятий, лаборатория профессора… – один только Тео остался на месте, всерьез беспокоясь о том, зачем Винс его вызвал.

Глава 17 – На перекрёстке доверия (Часть 1).

     После занятий Теодор пообедал в столовой а затем, повинуясь указу профессора Винса, с кислой миной на лице отправился в его лабораторию.
     Он совершенно не мог насладиться победой над Гарсией, поскольку знал, зачем Винс позвал его. В академии не было другого человека, который знал бы Тео лучше. И он понял, что способности Тео аномально выросли.
     – Плюс он знает, что у меня нет денег на покупку магических реагентов или найм наставника.
     За последние три года Винс проявил к нему больше заботы, чем кто-либо другой.
     Тео упоминал о своей жалкой финансовой ситуации, которая была почти как у бедного крестьянина, и о своей ужасной чувствительности к мане.
     Винс отличался от других профессоров, которые не обращали особого внимания на Тео. Таким образом, эта ситуация была куда более опасной, ведь это был не кто иной, как профессор Винс, которому всегда было жаль Тео, впустую растрачивающего свой талант. Он даже пытался открыть для него ещё один путь.
     Профессор Винс сразу поймет, врёт он ему или нет.
     В связи с этим возникла проблема – как придумать способ сокрытия существования Обжорства.
     – Черт, как бы я об этом ни думал, – ответа нет. Я не могу оправдываться перед профессором Винсом. Это вызовет недоразумение и, возможно, он меня раскусит.
     Обжорство сказало, что существует более 100 способов увеличить магическую силу, но поведало ему лишь об одном.
     Конкретно сейчас ему были известны всего лишь три-четыре иных метода. Причем все они включали либо черную магию, либо другие мошеннические способы, от которых магическая сила могла даже, наоборот, уменьшиться. Другими словами, это совершенно не подходило в качестве оправдания.
     Ломая себе голову над тем, что же ему сказать, Тео понял, что стоит перед лабораторией профессора Винса.
     – … Я приплыл.
     Это был его первый визит сюда с того дня, как он попросил у профессора выдать ему разрешение. Тео посмотрел на коричневую дверь. Тогда он вышел из этой комнаты с довольно мрачным лицом и вот, опять вернулся к ней, полон забот.
     Его текущее положение в корне изменилось. Бездарный неудачник 2-го Круга теперь получал лучшие оценки во всей группе. И это стало результатом того, что он всегда встречал трудности лицом к лицу, не убегая от них.
     – Этот случай ничем не отличается.
     Он не станет убегать. Тео поднял руку, решив, что должен пройти через это.
     Тук-тук.
     – Профессор, это Теодор.
     – Заходи.
     Из-за двери тут же раздался ответ, словно его уже ждали.
     Тео повернул дверную ручку и почувствовал запах обычного кофе. Пергаменты и книги, разбросанные на столе, говорили о том, что профессор Винс над чем-то усердно трудился.
     Профессор отложил в сторону пергамент, который читал, и посмотрел на Тео с абсолютно непроницаемым лицом.
     – Ты вовремя. Заседание факультета заняло больше времени, чем я ожидал, а потому я только что вернулся.
     Всё было так, как он и предполагал. Наказание Гарсии Картера было сложным решением для академии. Виконт Картер был хорошо известен, а потому преподаватели не хотели наказывать его сына и поднимать шум. Профессора были настолько обеспокоены сложившейся ситуацией, что Винс в конечном итоге был вынужден отказаться от его исключения или оставления на повторный курс.
     Заседание продлилось два или три часа, и когда оно уже наконец-то подошло к концу, в хрустальном шаре появился Виконт Картер своей собственной персоной.
     – Мне очень жаль, что мой глупый сын вызвал такие неприятности.
     Будучи порядочным и почетным дворянином, Виконт Картер не пытался оправдать Гарсию. Наоборот, он даже попросил Винса строго наказать его. В результате директор Академии Бергена решил оставить решение за самим Винсом.
     – Это неудовлетворительно. Директор всё равно опасается возможных проблем, если будет принято неверное решение, – подрезюмировал Винс, вкратце описав Теодору ситуацию. Затем он сделал глоток из кофейной чашки, выражая своё недовольство тем, что профессора в академии были бюрократами, которые заботились только о своём собственном благополучии.
     С другой стороны, Тео не ожидал многого от профессоров, а потому вёл себя абсолютно спокойно. Винс увидел его реакцию и поставил чашку обратно на стол.
     – Я слишком долго говорил. Ну что, не пора ли перейти прямо к делу? – произнес Винс и кое-что вытащил.
     Это была впечатляющая подвеска на серебряной цепочке. Тео моментально ощутил внушительную магическую силу, исходящую от красного драгоценного камня посредине.
     Когда Тео увидел кулон, его глаза, естественно, полезли на лоб.
     «Ого! Никогда раньше не видел артефактов подобного качества!»
     Тео быстро определил его мощь благодаря тому, что провел два месяца в обществе черного трейдера. Серебряный кулон нельзя было даже сравнивать с тем, что продавалось в лавке на отшибе Бергена. Сосредоточие магической силы в этом предмете было на совершенно ином уровне.
     Возможно, поглотив его, можно было бы сократить путь к 4-му Кругу более чем наполовину. Кулон был похож на блюдо от шеф-повара.
     А затем профессор Винс поведал ему название кулона.
     – Ревущие Языки Пламени – вот как он называется.
     – Ревущие Языки…?
     – Да. Этот тупица Гарсия воспользовался этим артефактом в спарринге с тобой.
     Значит сила его оппонента и вправду была вызвана наличием артефакта. Тео неохотно кивнул. Это объясняло то, как Гарсия, маг 3-го Круга, смог использовать заклинание 4-го. Его внезапная трансформация была связана с Ревущими Языками Пламени.
     Однако его удивление на этом не закончилось.
     – Бери.
     – …?
     Профессор Винс внезапно бросил Ревущие Языки Пламени прямо Теодору в руки.
     Артефакт, который стоил как минимум 100 золотых и был настоящим сокровищем для магов, взлетел в воздух. Тео машинально поднял руку и схватил его.
     Прежде чем Тео успел хоть что-то спросить, Винс сказал:
     – Ты не получишь официальных извинений от академии. Тем не менее, ты был атакован этим артефактом. Можешь считать, что этот кулон был отправлен Виконтом Картером в качестве личного извинения.
     «Даже так…»
     Передача такого артефакта в качестве извинения… Ни один человек в Королевстве Мелтор не пошел бы на это. По крайней мере, Виконт Картер не был известен наличием у себя несметных богатств.
     Тео знал это и сильно сомневался в том, что всё так и было.
     – Вместо исключения, Гарсия будет отстранен на месяц. Я выбрал ему наказание не посоветовавшись с тобой, поэтому, если у тебя есть какие-либо жалобы, верни кулон, и он будет исключен, – небрежно пояснил Винс.
     – … У меня нет жалоб, профессор!
     – Я так и думал.
     Пока Тео приходил в себя от столь неожиданного поворота событий, Винс улыбнулся и снова взял чашку с кофе.
     Какое бы наказание ни получил Гарсия, Теодору от этого не было никакой пользы. Более того, Гарсия мог бы затаить на него обиду в случае сурового наказания. Принимая во внимание Ревущие Языки Пламени, Тео оставался в одних плюсах.
     «Прекрасно. Возможно, мне удастся стать магом 4-го Круга ещё до окончания академии»
     На какое-то время в кабинете профессора воцарилось спокойное молчание. Руки Тео чесались от желания использовать Оценку, а Винс, закрыв глаза, наслаждался ароматом кофе.
     Однако вскоре профессор прервал эту мирную тишину.
     – А теперь я задам тебе личный вопрос.
     А вот и последовал неизбежный в этом разговоре шах и мат. Мимолетная расслабленность вновь сменилась напряженностью, словно у натянутой резинки для бумаги, и выражение лица Тео снова помрачнело.
     Он потерял ложное чувство безопасности, которое профессор Винс внушил ему, отдав артефакт. Атмосфера в комнате, казалось, всего за 10 секунд охладилась до самого минимального значения.
     – Я не сомневаюсь в твоих возможностях. Нет, любой, кому хватит мозгов понять твою природу, не будет сомневаться. Разве я не говорил тебе об этом уже несколько раз? Теодор Миллер, если бы у тебя было немного больше чувствительности, то ты бы был лучшим выпускником ещё три года назад.
     Выражение лица Тео не смягчилось даже после похвалы. Скорее, он лишь ещё сильнее напрягся. Теодор боялся этой, так называемой, идеальной репутации. Никто в академии ещё не знал, но один уже догадывался о преобразованиях в таланте Теодора. И этим человеком был профессор Винс.
     – Однако у каждого есть свой предел. Нельзя повысить чувствительность, и мне было жаль тебя. Но…
     Винс посмотрел на него пронзительным взглядом.
     – После зимних каникул ты изменился. Нет, слово «изменение» здесь не годится. Ты стал совершенно другим.
     Единственным облегчением было то, что Тео не ощущал никакой враждебности в словах профессора Винса.
     Пусть Тео и перенял некоторые таланты и опыт Альфреда Беллонтеса, но он не был ровней Винсу. Винс десятилетиями выступал в роли боевого мага и был одним из сильнейших магов 6-го Круга.
     В ста дуэлях с Винсом, Тео был обречен на все сто поражений.
     К счастью, Винс просто разговаривал с Тео и, похоже, не проявлял никаких враждебных намерений.
     – Я пойму, если ты не захочешь отвечать. Ты искренний и не испорченный студент. Я знаю, что ты не стал бы использовать для своего развития какой-нибудь грязный метод.
     – Профессор…
     – Но если ты всё-таки считаешь меня своим наставником, то я хочу задать тебе вопрос: есть ли что-нибудь, что я могу сделать, чтобы помочь тебе? – спросил профессор и в заключение добавил, – Я хочу научить тебя.
     В этот момент у Теодора Миллера возникла догадка.
     «Это перекресток»
     Его жизнь изменится в зависимости от того, какую сторону он выберет. Должен ли он рассказать обо всём Винсу или скрыть это?
     Если он утаит правду, то его будни останутся такими же, как и сейчас. Он будет продолжать есть книги из библиотеки и в конечном итоге получит диплом элитного студента.
     Но правда ли всё так и будет?
     Был предел тому, сколько книг он мог взять из библиотеки. За последние два месяца Обжорство съело уже более 100 учебников. Пока что ему каким-то образом удавалось это скрывать, изменяя расположение коллекций или перемещая книги с полки на полку. Однако если кто-то начнет за ним пристально следить, то в скором времени раскроет его секрет.
     Однако, если он будет сотрудничать с профессором Винсом, то ему не нужно будет рисковать.
     «Нет, это не имеет значения»
     В конце концов, это было второстепенным вопросом. Ему нужно было посмотреть на суть самой ситуации.
     В чем смысл этого перекрестка?
     Тео торжественно смотрел на профессора Винса. Если задуматься, это был очень простой вопрос…
     … Должен он довериться Винсу или же нет?
     – Профессор.
     После определенного периода молчания, который был одновременно и долгим, и коротким, Тео наконец принял своё решение.

Глава 18 – На перекрёстке доверия (Часть 2).

     Проведя пять лет в Академии Бергена, Тео понял одно: он не должен судить людей по их сладким речам и недолговременному отношению.
     Одногруппники, которые притворялись друзьями, отвернулись от него, а профессора относились к нему как к дураку. Глупо было бы доверять таким людям, как они.
     Однако профессор Винс был другим.
     – Это ты что ли бездарь? И какой только идиот придумал это прозвище?
     – Ответ на этом заключительном экзамене был просто превосходным. Если не возражаешь, буду рад тебя увидеть в своей лаборатории после занятий. Я научу тебя кое-чему ещё.
     – Не обращай внимания на этих остолопов и их выходки. Ты лучше, чем кто-либо другой в этой академии.
     – Теодор Миллер, хочешь попробовать стать магом-учёным?
     Тео вспомнил все эти разговоры. Это были слова, которые спасли его от окончательного разочарования, полного расстройства и стыда.
     Винс был единственным, кто признал возможности Тео. Лучший маг академии сказал, что он верит в талант вечного неудачника.
     Именно его слова и создали нынешнего Теодора.
     «Профессор Винс… Он единственный человек в этой академии, которому я могу доверять…»
     Если бы даже Винс не заслуживал доверия, то в будущем он никому бы не смог раскрыть свою тайну.
     Кое-что поняв, Тео опустил глаза. Он не мог так жить вечно. В конце концов, кто-нибудь рано или поздно заметит, что в библиотеке пропадают книги, да и у людей начнут закрадываться сомнения относительно внезапно возросших навыков и силы Тео.
     В этой ситуации он был просто студентом, у которого не было ни власти, ни статуса для сохранения своих прав. Однако, это была бы совершенно другая история, если бы профессор Винс стал его союзником.
     «Очевидно, я смогу попытаться остановить эту ситуацию… Или получить какую-то помощь. Также мне будет легче получить необходимые книги»
     Конечно, была достаточно большая вероятность того, что до окончания академии его не поймают, но также и вероятность того, что профессор Винс не предаст его. В любом случае, неопределенное будущее нельзя было определить количественными показателями.
     Чаша весов в разуме Теодора склонялась к последнему.
     – Профессор, я хотел бы Вам кое-что показать, так что, пожалуйста, не удивляйтесь.
     – Попробую.
     Винс, спокойно наблюдавший за Тео, с серьезным видом кивнул ему. Хоть и всего на мгновение, но на лице Тео промелькнул тяжелый вес его забот и переживаний. Ученик явно перенес сильный стресс, а потому ему нужно было принять это достойно.
     Тео сделал несколько глубоких вдохов, после чего положил Ревущие Языки Пламени, которые держал в правой руке, на стол. А затем опустил на кулон свою левую руку.
     – Выходи, Обжорство.
     Как и всегда, гримуар добросовестно ответил на его призыв.
     Хлюп!
     Из раскрывшейся дыры в ладони появился язык. Профессор Винс подскочил, но благодаря тому, что Тео заранее предупредил его, он удержался от произнесения заклинания.
     Затем язык Обжорства, как и обычно, обернулся вокруг своей добычи. Его сегодняшним обедом был кулон «Ревущие Языки Пламени», который излучал мощную магическую силу.

     – ---------------------------------------
     +7 Ревущие Языки Пламени (тип: аксессуар).

     Высококлассный серебряный магический кулон, созданный с добавлением небольшого количества мифрила.
     Данный кулон был создан Виконтом Картером, при этом способ создания подобного кулона более недоступен.
     Владелец кулона может заключить с ним контракт, капнув на кулон своей кровью, что предоставит возможность использовать все его функции.
     Когда кулон активирован, магическая сила временно увеличивается. Также временно повышается близость к магии огня.

     * Класс предмета: драгоценный.
     * При поглощении предмета Вы получите значительное количество магической силы.
     * На данный момент контракт заключен с Гарсией Картером.
     * Время переваривания предмета: 1 час, 38 минут.
     * Активация заклинания: Красный свет, пронизывающий небо…
     – ---------------------------------------

     «Драгоценный рейтинг…?! Он и вправду отличается от других предметов», – не мог не восхититься Тео.
     До сих пор у большинства его предметов был класс: «обычный», с небольшими вкраплениями «редкого». Однако Ревущие Языки Пламени были куда выше.
     Кроме того, впервые переваривание предмета превышало целый час. Очевидно, более сильные предметы требовали больше времени для переваривания.
     – М-могу ли я попросить объяснение?
     Профессор Винс с опозданием пришёл в себя и указал пальцем на язык. Однако Тео не спешил удовлетворять любопытство профессора и посмотрел на Обжорство. Язык ждал его разрешения, словно хорошо обученная собака.
     – Это еще не конец… Ешь.
     Язык мгновенно обернулся вокруг Ревущих Языков Пламени, и засосал его в левую руку Тео. Как всегда, он издал звук, словно подчеркивая, что еда была вкусной.
     Чавк!
     При этом звуке профессор Винс плюхнулся обратно на стул.
     – Ху… Ху-ху-ху…
     – Профессор, Вы в порядке?
     Тео хотел мгновенье спокойно посидеть, чтобы оправиться от шока, но глаза Винса прямо-таки кричали, чтобы тот всё объяснил. Недаром считалось, что магами становятся именно самые любопытные.
     А любопытство мастера 5-го Круга, который фактически считался 6-го, было похоже на жажду брошенного в пустыне человека.
     В конце концов Теодор начал объяснять, что случилось с Ревущими Языками Пламени.

***

     Рассказ закончился раньше, чем ожидалось.
     Винс был не просто опытным магом, но и гениальным ученым. Если Тео объяснял ему что-то одно, то он сразу же понимал три или четыре других факта, и вскоре Винс понял, что собой представляет Обжорство.
     – Кхек! Да, это и вправду жадный гримуар.
     Издав небольшой удивленный вскрик, профессор Винс покачал головой. Он был намного мудрее Тео, знания которого ограничивались библиотекой, а потому знал, насколько это было нелепо. Можно было получить знания или магическую силу, просто поедая тот или иной предмет…?
     Это было то, что современные маги и представить себе не могли.
     Винс, некоторое время пребывавший в крайне взволнованном состоянии, наконец успокоился и улыбнулся Тео.
     – Но, как профессор, я не могу одобрить тот факт, что ты кормил его библиотечными книгами.
     – Простите…
     – Ну, тут уже ничего не поделаешь. Как-никак, на карту была поставлена твоя жизнь.
     Выбор был прост: либо библиотечные книги, либо его жизнь. Любой бы сделал то же самое, что и Теодор. Поэтому, вместо того, чтобы отчитывать его, Винс ограничился шуточным замечанием.
     Тем не менее, это была достаточно смешная история, поскольку много лет назад ценность книг упала, с появлением магии, копирующей магию.
     После того, как вопросы Винса закончились, настал черед Тео кое-что спросить.
     – Профессор.
     – А?
     – Простите, но есть одна вещь, о которой я хотел бы спросить.
     Однако Винс уже знал вопрос, который хотел задать Теодор.
     – Думаю, я понимаю, о чем ты хочешь спросить. Ты хочешь спросить, почему я не жаден до этого гримуара?
     – Мне… Мне очень жаль.
     – Нет необходимости извиняться. Это очевидный вопрос.
     Винс сделал еще один глоток своего уже остывшего кофе и кое-что пояснил:
     – Маги, которые не занимаются археологией, мало что смыслят в подобных вещах. Но любой, кто изучает древнюю магию, как я, наверняка слышал о них. Теодор, гримуар, застрявший в твоей ладони, бесполезен для меня.
     – Да?! – удивился Тео.
     – Хоть гримуар, который принимает форму книги, и весьма необычен, но они, как правило, сами выбирают своих мастеров. Если кто-то решит убить владельца гримуара, такому человеку сильно повезет, если гримуар не украдет что-то у злоумышленника или не ответит на нападение. Кроме того, было несколько случаев, когда гримуары убивали магов, которые пытались их насильно изъять.
     – Это…
     – Конечно, добровольно его перенести также невозможно. Лучший способ – это изучить его непосредственно со стороны самого владельца.
     – Охо-хо… – поднял голову Тео.
     Теперь он понял, о чем говорил Винс и удовлетворенно кивнул. Эти отношения не должны были быть односторонними. Не было преувеличением сказать, что теперь они оба должны были быть на равных.
     Как опытный мужчина, которому было уже далеко не 20 лет, Винсу было бы неловко обманывать Тео. И вот, профессор рассказал ему всё, не сокрыв ни толики правды.
     Более того, Винс низко поклонился Тео.
     – Спасибо, что рассказал мне. Я, Винс Хайдель, отдаю должное твоему доверию и как твой наставник, и как коллега-маг.
     – Профессор…
     – И так, не следует ли что-нибудь сделать, чтобы поддержать это доверие?
     Тео даже не успел сообразить, о чём говорит профессор, как тут…
     Фу-тух!
     Теодор удивленно поднял голову и увидел, как вокруг рук Винса засиял красный свет. Это была вовсе не атакующая и не защитная магия. Это было заклинание Клятвы, которую могли использовать только маги, достигшие 5-го Круга.
     «Этого не может быть!»
     Из-за окутавшей Винса магической силы, его голос резонировал.
     – Я, Винс Хайдель, приношу эту клятву. Я не раскрою ни одного секрета, о котором Теодор Миллер попросит меня воздержаться. Эта клятва будет соблюдаться правилами магии.
     Подобные заклинания использовали на судебных заседаниях и допросах.
     Кроме того, данная магия не могла активироваться по принуждению. Заклинатель должен был принять решение самостоятельно. Кроме того, после активации её уже нельзя было отменить.
     По сравнению со Свитком Обета Тео, эта магия несла куда более строгие ограничения. Когда красный свет вокруг рук профессора исчез, Винс протянул ему руку.
     – С нетерпением жду наших будущих отношений, Теодор Миллер.
     Тео больше не рассматривался как студент или ребенок, а как другой волшебник. Теодор взволнованно схватил руку профессора Винса. Теперь, когда его признали магом, он больше не был ребенком.
     – … Спасибо.
     Так или иначе, сейчас было не время лить слёзы.
     Тео закрыл глаза, чувствуя тепло руки Винса. Это был первый случай, когда вечный неудачник академии, Теодор Миллер, обрёл настоящего союзника.

Глава 19 – Вне Академии (Часть 1).

     С тех пор прошла неделя.
     – Если вы поместите ингредиенты в треугольник, нарисованный в центре этого магического круга, и зальёте туда свою магическую силу…
     Перед доской стоял один из профессоров, объясняя работу с магическими кругами.
     Теодор изучал это ещё три года назад. Таким образом, вместо того, чтобы тратить чернила на запись чего-то совершенно бессмысленного, он снова пролистал в своей памяти разговор с Винсом.
     У них с профессором были установлены доверительные отношения, но никаких серьезных изменений в рутинной повседневности Тео не произошло. Будучи студентом, он по-прежнему посещал занятия и утолял голод Обжорства библиотечными книгами.
     Однако теперь ему можно было не беспокоиться о последствиях.
     – Составишь мне список библиотечных книг, которые ты хочешь использовать. За библиотекой никто из преподавателей не числится, а потому всем будет плевать, если я скажу, что сам за них отвечаю.
     Действительно, Винс был профессором Академии Бергена, и его положение сильно отличалось от того, в котором находился Тео, в третий раз оставшийся на повторный курс. Кроме того, Винсу не составляло труда восполнить запас израсходованных библиотечных книг.
     У него не было недостатка в деньгах, даже если бы он выкупил всю библиотеку. Будучи мастером 5-го Круга, у него был доход настоящего старшего мага.
     Когда Винс услышал, что Тео посещал черного трейдера, его лицо слегка перекосилось.
     – … Не буду отрицать, что для тебя это весьма хороший метод. Но черный рынок – гораздо более опасное место, чем ты думаешь. Я бы порекомендовал тебе больше туда не ходить.
     – Даже если я использовал Свиток Обета?
     – Да. Свиток Обета – это всего лишь принудительное обещание между тобой и черным трейдером. И это вовсе не даёт тебе полноценной гарантии. Тьма этого мира глубже, чем думают обычные люди, и черный трейдер стоит лишь у её входа.
     Говоря эти слова, на лице профессора Винса не было ни следа улыбки. Это было лицо человека, который заглянул во тьму и увидел безумие этого мира. Столкнувшись с таким выражением, единственное, что мог сделать Теодор, это лишь тихонько кивнуть и согласиться.
     «Кроме того, сейчас нет ни малейших причин обращаться к черному трейдеру»
     Если ему нужны будут артефакты, чтобы увеличить свою магическую силу, он может получить их через профессора Винса. Цена артефактов была относительно высокой, но она была куда дешевле по сравнению с магическими реагентами. Кроме того, бонус от них в виде повышения магической силы также его вполне устраивал. Не говоря уже о возможности обучиться каким-нибудь навыкам.
     Однако это было ещё не всё. Тео снова посмотрел на визуализированную информацию в своей голове.

     – ---------------------------------------
     Гримуар «Обжорство».
     Ранг: Е.

     Эффекты:
     • Увеличивает магическую силу.
     • Увеличивает близость к стихиям.

     Одна из печатей, сдерживающих силу Обжорства, была удалена.
     С этого момента Обжорство может сохранять заклинания для их дальнейшего свободного использования. В зависимости от количества магической силы, данная способность может быть расширена.
     Предыдущий владелец назвал эту функцию «Запоминанием». Как текущий владелец гримуара, Вы можете переименовать её.

     * Гримуар находится в неполноценном состоянии. Большинство его функций запечатаны.
     * Один раз в день он будет просыпаться, чтобы утолить голод.
     * Сразу же после насыщения он ответит на один Ваш вопрос.
     * Способности, которые он поглощает, будут переданы его хозяину.
     * Гримуар извлекает сущность из съеденных книг или предметов. Чем выше понимание хозяина гримуара о книге или предмете, тем выше эффективность.
     * Поглощает магическую силу предмета, в котором она содержится.
     * Активирована функция Запоминания.
     – ---------------------------------------

     Данные изменения произошли неделю назад, когда он съел Ревущие Языки Пламени в комнате профессора Винса.
     Количество магической силы поднялось с начала 3-го Круга до практически его середины. Также была снята одна из печатей Обжорства. Активации способности Запоминания было достаточно, чтобы Теодор непроизвольно выкрикнул:
     – Сохранять заклинания для их дальнейшего свободного использования?! Подобные эффекты редко когда встречаются даже в артефактах с более высоким рейтингом!
     Удивление Тео было вполне естественным.
     Даже Ревущие Языки Пламени семьи Картеров были весьма средним артефактом. Когда артефакт достигал более высокого ранга, то он становился тем, что, как правило, не принадлежало одному человеку или даже какой-то отдельно взятой семье. Общеизвестным фактом было то, что такой артефакт отправлялся прямиком в королевство и получал статус национального достояния.
     Тем не менее, одной только функции Запоминания было достаточно, чтобы назвать его сокровищем. И вот, Тео приобрел эту способность, просто покормив Обжорство.
     «За один раз можно сохранить только три заклинания, но… В пояснении значится, что их может быть больше»
     Поскольку у него было три круга, то простая логика подсказывала, что функция ограничена одним магическим заклинанием на круг. Несмотря на это, его текущая огневая мощь и без того увеличилась в четыре раза, и в будущем он мог рассчитывать на ещё больший рост.
     Профессор Винс назвал гримуар «книгой беспрецедентной силы».
     Когда Тео снова подумал об этом, в его груди поднялась волна страха…
     Динь-дон!
     Раздался колокольный звон, возвестивший об окончании урока.
     По тихой аудитории мгновенно пополз шумок, и профессор, заметив оживленную атмосферу, отложил мел в сторону. Это был тот самый профессор, оскорбленный ситуацией с «Пилюлями Полнолуния». В конце концов, профессор Бернард просто молча покинул аудиторию, даже не взглянув в том направлении, где сидел Тео.
     «Какой же он жалкий», – подумал Тео, глядя в спину профессора, после чего поднялся со своего места. Профессор Бернард не стал бы извиняться за свои притеснения, поэтому и Тео никогда не будет приносить извинения за то, что поставил его в неловкое положение. Очевидно, до самого конца учебы всё так и останется на своих местах.
     Тео вздохнул и вышел из класса. Пришло время найти книгу, чтобы покормить Обжорство.

***

     Как обычно, Тео зашел в библиотеку, взял несколько книг и положил их в рюкзак. До недавнего времени он ждал, пока Обжорство не проснется и не начнет требовать кормёжки, но теперь он просто мог взять нужные ему книги. Письменное разрешение от профессора Винса решало многие проблемы.
     Помимо передачи профессору Винсу списка книг, которые подлежали съедению, ему больше ничего не нужно было делать.
     И вот, как обычно, он подошел к лаборатории профессора Винса и вежливо постучал в дверь.
     – Профессор, это Теодор.
     – Заходи.
     Получив разрешение, Тео повернул дверную ручку. Как и всегда, здесь стоял знакомый аромат кофе, и профессор Винс, который должен был сидеть, зарывшись в книги и документы…
     «Э-э?»
     Тео огляделся, ощутив еле уловимое чувство дискомфорта. Он заозирался по сторонам в поисках чего-то необычного, и быстро понял разницу.
     – Профессор, Вы сделали уборку?
     Причина дискомфорта Теодора было простой. Лаборатория профессора Винса была необычайно чиста. Пергамент и книги, разбросанные по полу, были аккуратно сложены. Кроме того, лабораторное оборудование наконец-то было оставлено в покое.
     Винс слегка улыбнулся и ответил:
     – Кое-что случилось. Это определенным образом связано с тобой, а потому наш сегодняшний разговор может быть немного дольше.
     – Да? А что…
     – Присаживайся.
     Тео сел на стул, к которому уже успел привыкнуть. Винс вытащил из ящика груду бумаги, в которой немного порылся, прежде чем нашел нужные ему два листка. После чего профессор передал их Тео.
     Тео тут же посмотрел на их содержимое. Его взгляду предстало несколько строчек, расположенных с самого верха.
     – Королевство Мелтор… 126-ой ежегодный… Магический конкурс?!
     Первоначально тихий голос Тео стал громче, и последнюю фразу он чуть ли не выкрикнул.
     Королевство Мелтор славилось своими волшебниками.
     Магический конкурс, ежегодно проводимый в столице, привлекал магов со всего континента.
     Маги из самого королевства, а также волшебники со всего мира стекались в Мана-виль, столицу Мелтора. Тем не менее, магам, которые не смогли подтвердить свою квалификацию, не разрешалось участвовать в конкурсе, в связи с чем была длинная очередь из людей, ожидавших проверки.
     Тем не менее, эти листы бумаги являли собой не что иное, как письмо-приглашение, позволяющее Винсу принять участие в магическом конкурсе. Хоть Теодор и был учеником, но всё-таки он был магом. А потому знал ценность этого приглашения.
     – Профессор, Вас пригласили на магический конкурс?
     – Это неважно. Я каждый год его получаю.
     В отличие от возбужденного Тео, размеренно попивавший кофе Винс выглядел совершенно невозмутимо.
     До прошлого года он занимался своими исследованиями и не обращал внимания на подобные приглашения. Он планировал и в этом году остаться в академии, чтобы сосредоточиться на своих дальнейших изысканиях, но ситуация изменилась.
     – Ты знаешь, зачем я показал тебе это приглашение? – небрежно поинтересовался Винс.
     Тео выжидающе посмотрел на Винса.
     – Думаю, ты уже догадался. В приглашении указано, что я могу пойти в сопровождении одного помощника. В обычной ситуации я бы выбросил его в мусор, но…
     Когда глаза Тео наполнились ожиданием, Винс замолчал и рассмеялся. Обычное выражение лица Тео было даже чересчур жестким для его возраста, но сейчас… Сейчас Тео ничем не отличался от возбужденных сверстников.
     Винс подарил ему приятное настроение.
     – Ну что? Хочешь отправиться со мной в центр всей магии?
     Ответ не заставил себя ждать.

Глава 20 – Вне Академии (Часть 2).

     Тео тут же закивал головой, и Винс немедленно вручил ему заявку на участие.
     Это было мероприятие, на котором не могли присутствовать люди, не подтвердившие свою личность. По этой причине Тео долгое время пытался вспомнить имя своего прадеда со стороны матери. Однако в конце концов ему всё-таки удалось заполнить все пустые графы.
     Забрав заполненную заявку, Винс кивнул.
     – Что ж, всё в порядке. В прошлом году маг ошибся в имени одного из членов своей семьи и был задержан стражей. Так что лучше сразу всё проверить.
     – Как основательно.
     – Магический конкурс – это символ королевства. Подобный уровень безопасности вполне оправдан для такого события.
     Были и иностранные шпионы, и прочие маги, которые хотели попасть на это мероприятие, а потому требовалось соблюдать максимальную предосторожность. Тео снова перепроверил форму заявки. Вроде бы, всё было правильно.
     Тео изрядно подустал от двухчасового заполнения, но на этом разговор ещё не закончился.
     – Теодор, ты знаешь, почему я предложил взять тебя с собой на магический конкурс? – улыбнулся и спросил Винс.
     Тео хотел было что-то ответить, но замолчал. Профессор Винс не спрашивал об очевидных вещах. Возможно, и вправду было что-то, о чем Тео не знал, или не догадывался. Наверное, реакция студента была правильной, поскольку профессор снова улыбнулся и пояснил:
     – Важно различать такие понятия как «знание» и «незнание», но понимание того, что ты не знаешь, куда важнее всего остального. Я уже говорил, что у тебя есть талант на пути мага.
     – Спасибо.
     – Что ж, тогда смотри.
     Затем раздался громкий хлопок от упавшей на стол книги. Тео посмотрел на знакомую обложку и вскоре понял, что это такое. Это было руководство, в котором описывались все правила Академии Бергена. Перед вступлением в академию Тео разок прочитал эту книгу, после чего оставил её пылиться в книжном шкафу своей комнаты. По этой книге не было экзаменов, так что разового ознакомления с ней было вполне достаточно.
     Видя недоумение Тео, профессор Винс рассмеялся.
     – Должно быть, ты задаешься вопросом, зачем я достал эту старую книгу. Не переживай, я не собираюсь читать лекцию по правилам поведения в академии.
     Затем Винс открыл книгу и указал в угол одной из страниц. Взгляд Тео последовал в указанном направлении. Это была недавно пересмотренная статья 38, пункт 12. Учитывая дату правки, изменения были внесены около 10 лет назад.

     [Раздел 38.12.: Студенты данной академии имеют право на выпуск после успешного окончания трех с половиной лет обучения. Однако есть исключение, если учащийся выигрывает приз 3-го уровня (и выше) на конкурсе, организованном Магическим Сообществом. Такие победители могут в любое время получить диплом академии.]

     Тео прочитал статью, но так пока ничего и не понял.
     – Профессор, это…?
     – Возможно, ты уже догадался. Не думаю, что от этой академии ты можешь получить что-нибудь ещё.
     – Ну…
     Тео не мог этого отрицать. Слова Винса напомнили ему о той скуке, которую он испытывал последнее время. Фактически, теоретические знания Теодора были уже сопоставимы с профессорами. Он уже в третий раз проходил программу третьего курса, а потому она изрядно его утомила.
     Он мог лишь немного облегчить свою скуку с помощью библиотечных книг. Однако уровень книг в академии был не очень высоким, и он не смог найти ни одной магической книги по 4-му Кругу.
     – Кроме того, твоё присутствие в академии – весьма спорный вопрос.
     Согласно словам профессора Винса, Тео был уже не студентом, а взрослым человеком.
     – Ты помнишь, как профессора пытались добиться твоего исключения? Это люди, которые живут ради своей гордости и авторитета. Эти идиоты никогда не раскаются в своих поступках. Они просто свалят всё на другого человека.
     – Э-эх…
     Тео не мог не вспомнить профессора Бернарда. Это был мужчина среднего возраста, который никогда не смотрел в сторону Тео, а иногда и вовсе делал вид, что не знает его. Возможно, за этой маской он скрывал свою обиду и злобу. Но если сейчас всё было тихо, то Тео не мог гарантировать, что в будущем Бернард что-нибудь не выкинет.
     – Так или иначе, лучше тебе соблюдать дистанцию с такими людьми, и ни в коем случае не впутываться во что-то грязное. В любом случае, я скоро поеду в столицу. И если ты закончишь со своими делами, то сможешь попрактиковаться в среде куда более благоприятной, чем это место.
     – Я понимаю, о чем Вы говорите.
     Столица Королевства Мелтор, Мана-виль…
     Это было место с четырьмя магическими башнями и центральным магическим университетом. На континенте не было ни одного мага, который не слышал бы о Мана-виле, и никого, кто осмелился бы его не уважать. Мана-виль был переполнен всеми видами артефактов, магическими книгами и талантливыми волшебниками…
     Однако Теодор не мог не спросить:
     – Но смогу ли я выиграть этот конкурс? Может у меня и есть гримуар, но я всё ещё обычный маг 3-го Круга.
     – Ну, как правило, это невозможно, – согласился Винс, – Но в твоём случае история немного отличается. Гарсия бы им и в подметки не годился, но даже тебе придётся столкнуться с теми, кто уже постиг 4-ый Круг.
     – Дивизион боевых магов?
     – Верно. В магическом конкурсе есть дивизион, в котором могут участвовать только помощники приглашенных магов. Такие же, как ты.
     В тот момент у Тео появились догадки.
     «Действительно стоит попробовать»
     Хотя разница между 3-им и 4-м Кругами и была достаточно внушительной, ситуация Тео была немного нестандартной.
     У него была способность Запоминания, а благодаря опыту Альфреда Беллонтеса он получил возможность чувствовать потоки магии. Это было сенсорное восприятие, для достижения которого другим магам пришлось бы провести на поле боя годы или даже десятилетия. И если в простом спарринге со своими сокурсниками ему и было достаточно легко, то он попросту не мог себе представить, что его ждёт на конкурсе.
     Винс, который когда-то был боевым магом, должен был это осознавать. Профессор предполагал, что если Тео будет обладать экспертными знаниями в той или иной области, то сможет преодолеть недостаток магических сил.
     По правде говоря, если бы Теодор мог использовать магические ракеты в стиле Альфреда, то у него не было бы причин бояться магов 4-го Круга.
     – Я попробую.
     – Что ж, а я, в свою очередь, могу восполнить кое-какие пробелы, ответил Винс, открыв комод, – 50 лет назад Магическое Сообщество упразднило различие между оригиналом и копией. Поэтому разница между ними не может быть определена обычными и общедоступными методами. Но всегда есть те, которые ищут новые пути. Ты знаешь, что это?
     С этими словами профессор усмехнулся и передал Тео книгу.
     – Нельзя сделать оригинал из оригинала. Ты поймешь это, когда испробуешь заклинание дублирования. Тем не менее есть люди, которые любят собирать оригинальные книги. Для справки, этот экземпляр стоит 50 золотых.
     Цена обычной волшебной книги составляла около 1 серебряной монеты, так что стоимость этого пособия была попросту астрономической. Это лишний раз доказывало, что люди испытывают сильную страсть к коллекциям. Однако Винса это всё равно не волновало. Он никогда бы не купил эту книгу, если бы она не была нужна Теодору.
     Однако реакция Тео оказалась более интенсивной, чем ожидал Винс.
     – Я-я могу её оценить?
     – Конечно. Мы же об этом и договаривались.
     Тео осторожно потянулся вперед и поднял книгу. Если бы это был оригинал, у него, вероятно, была бы особая способность наподобие «Баллистической Магии» Альфреда. Сделав несколько глубоких вдохов, он коснулся книги левой рукой.
     – Оценка.
     Тут же появившийся язык облизал обложку книги.

     – ---------------------------------------
     «Введение в магию духов»

     В этой книге куда более подробно описаны характеристики четырех духов, чем в какой-либо другой.
     Книга повествует о взаимоотношениях магов и духов, о том, как их вызывать и заключать контракты, а также основную концепцию магии духов.
     Автор этого пособия, Мирдаль, считался величайшим элементалистом века. Он единственный, кто продвинулся в призыве короля духов.

     * Ваше понимание этой книги очень высокое (95,4%).
     * Класс книги: редкий.
     * После её поглощения, существенно увеличится эффективность магии духов.
     * Это оригинальная копия, написанная непосредственно самим автором. Существует небольшая вероятность того, что Вы сможете заключить контракт с духом.
     – ---------------------------------------

     «Оригинал!»
     Когда Теодор обнаружил то, на что надеялся, у него отвисла челюсть. Он со счету сбился, сколько книг по этой тематике прочитал в библиотеке. В частности, одно только «Введение в магию духов» он прочитал несколько раз.
     Однако в библиотеке это была не оригинальная книга, и он отказался от её потребления из-за отсутствия близости с духами. Но вот, профессор Винс решил предоставить ему столь дорогостоящий подарок.
     – Собственно, вот. И какой у неё рейтинг? – тихо поинтересовался Винс.
     Тео наконец понял смысл этого дара.
     Неделю назад Тео доверил свою тайну Винсу и подписал с ним соглашение. Интерес Винса заключался в том, чтобы обрести бесконечную мудрость, доступную владельцу Обжорства.

     1. Винс Хайдель предоставит Теодору Миллеру волшебные книги или артефакты.
     2. Теодор Миллер даст Винсу Хайделю право задать вопрос и получить ответ.

     – Она редкая.
     – Что ж, осталось еще две книги, и скоро я тебе их дам.
     Это будет либо три редких предмета, либо один, но драгоценного класса. К такому соглашению пришли Тео и Винс. Найти нечто с драгоценным рейтингом было непросто даже для профессора, но вот редкие предметы с некоторыми усилиями всё же можно было получить.
     Тем не менее, первую книгу он получил уже через неделю, что было действительно очень быстро.
     – На сегодня всё.
     Это означало, что разговор закончен.
     Винс взял пергамент, который отложил в сторону и, поднимая перо, напоследок сказал:
     – Мы отправляемся в столицу через три дня, поэтому готовься к отбытию.

Глава 21 – Вне Академии (Часть 3).

     Фдух.
     Теодор закрыл дверь в лабораторию профессора Винса и направился обратно в своё общежитие.
     Тео мог не спешить, но он хотел как можно скорее накормить Обжорство «оригиналом». Возможно, произойдет особое явление, подобное тому, когда он получил воспоминания Альфреда через [Баллистическую Магию].
     «Так, пора просыпаться»
     Тео выстроил книги на кровати и принялся ждать, когда проснется его спящий партнер.
     Спустя некоторое время…
     – … Е-еда. Накорми меня.
     Голодное Обжорство наконец-то открыло рот.

     – ---------------------------------------
     Гримуар пробудился от сна и жалуется на пустой желудок.

     Регулярное питание уменьшило его голод.
     Существует больше возможностей для выбора блюд.
     Обжорство ответит на один вопрос после поглощения одной книги или сразу же заснет после поедания двух книг.
     Оставшееся время: 1 час.
     – ---------------------------------------

     Выслушав руководство, Тео слегка изменился в лице.
     После поедания Ревущих Языков Пламени и достижения ранга E, голод Обжорства слегка приуменьшился. Норма в виде одной или двух книг в день была намного ниже по сравнению с пятью книгами, которые потребовались после первого же его пробуждения.
     Возможно, это изменение в режиме тайного рациона Тео и было положительным, но по большему счету оно ничего не меняло.
     – Что ж, если так, то теперь мне нужно будет более избирательно относиться к книгам. Если будет снята следующая печать, то, возможно, Обжорство будет просыпаться и вовсе раз в несколько дней.
     Или же заявит, что отныне будет питаться лишь книгами редкого класса…
     Маг всегда должен рассчитать все вероятности, чтобы получить наилучшие результаты. Теодор беспокоился о том, как изменения Обжорства повлияют на него самого, и решил при следующей встрече обсудить это с профессором Винсом.
     Сегодня же ему стоит сосредоточиться на [Введении в магию духов]. Тео покачал головой и выставил вперед ладонь.
     – Вылезай. Кушать подано.
     С этими словами язык потянулся к двум книгам, лежавшим на одеяле. Будто решив начать с закуски перед основным блюдом, гримуар начал с [Основы магии лечения], которая лежала рядом с [Введением в магию духов].

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Основы магии лечения».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Ваше владение заклинанием «Лечение» 2-го Круга существенно увеличилось.
     Теперь Вы можете более эффективно залечивать раны.
     – ---------------------------------------

     В его голове пронёсся прохладный ветерок, вызвав приятное и мягкое ощущение. Тео понял, как использовать магию лечения на кровеносных сосудах, мышцах и костях. Он понял все трюки и уловки, которые использовали маги в клиниках. Теперь он мог «пришивать» даже отрезанные пальцы.
     Однако Обжорство ещё не насытилось. Следующим на очереди было сегодняшнее основное блюдо – [Введение в магию духов], которое успешно исчезло в левой руке Тео.
     Хлюп!
     Вместе с Обжорством сглотнул и Тео.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Введение в магию духов».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Ваше владение магией духов существенно увеличилось.

     Поглощена оригинальная копия.
     Проверяется возможность соединения с Мирдалем Херсеймом… Мирдаль Херсейм принял подключение.

     Соединение началось.
     – ---------------------------------------

     Это оно! Услышав «соединение», Тео сжал кулак. Правда, в последний раз он слышал слово «Синхронизация». На этот же раз было другое слово. Тем не менее Тео подумал, что ему всё равно. Тем более времени рассуждать на эту тему у него не было.
     Фи-и-и-и-и…
     – Ай-к!
     Несмотря на свою решительность, в его голову ворвался какой-то резкий звук.
     Затем Тео почувствовал, что лишился опоры под ногами, а его дух покинул его собственное тело и взмыл вверх. Он знал, что противостоять этому тщетно, но страх перед неизведанным всё равно никуда не делся.
     Было ли это ощущение сопоставимо с тем, когда садишься в свадебный экипаж?
     – Ч-черт…
     Сопротивление Теодора закончилось, и его сознание кануло в пропасть.
     Мирдаль Херсейм ждал его.

***

     Свежая трава, влажный воздух и сладковатый запах…
     Теплый ветер щекотал его кожу, а сам он лежал на кровати, которая ощущалась так, словно была соткана из паутины. Теодор, наслаждавшийся уютом, внезапно открыл глаза.
     – Ах! – испуганно подскочил Тео.
     Гамак, закрепленный между двумя деревьями, опасно качнулся, но удержался в стабильном положении. Некоторое время назад он лежал на своей кровати в общежитии, и вот, теперь он был в таком месте. Единственная возможная причина этого заключалась в том, что Обжорство съело [Введение в магию духов].
     Тео посмотрел вниз и увидел, что находится в своем собственном теле.
     «На этот раз моё тело не изменилось. Это что-то другое?»
     Это была не синхронизация, а соединение. Он не понимал разницы, но эти два слова определенно приводили к различным феноменам.
     Синхронизация была погружением, в то время как соединение к чему-то его подключало. Как только Тео решил поразмыслить над этимологией этих двух слов…
     – Ах, так вот что за дитё здесь расшумелось.
     Позади него раздался дряхлый голос, преисполненный весом своих лет. Тео поспешно обернулся.
     Неподалеку от него стоял старик с белой бородой и длинными волосами. В тот момент, когда Тео попытался что-то ему ответить, он почувствовал кое-какую странность. Его глаза округлились, а сам он замер.
     «Ч-что? Почему у меня нет голоса?»
     В тот момент, когда Тео встретился со взглядом старика, он весь напрягся. Как бы он ни старался, он не мог пошевелить даже пальцем. Как один только взгляд смог связать его по рукам и ногам, когда старик даже ни одного заклинания не произнес?
     Недоумевавший Тео продолжал смотреть в глаза старика и вскоре понял причину.

     – ---------------------------------------
     Ваша личность меркнет по сравнению с величием собеседника.
     – ---------------------------------------

     Белые волосы старика были похожи на горный пик, покрытый льдом, а его потрепанное годами тело напоминало ему о величайшем горном хребте континента. Его глаза были ясны, как море, и, казалось, смотрели прямо сквозь Тео.
     «Э-этот человек, он вообще человек…?»
     Казалось, перед ним стояла великолепная гора в форме пожилого мужчины. Одно его присутствие давило на Тео, словно несколько атмосфер.
     У него не было ни малейших сомнений в личности этого человека. Это был величайший элементалист своего века, Мирдаль Херсейм. Тот, кто обладал чистой родословной, открывшей ему дверь в мир духов…
     Он был гением, который достиг бы конечной нирваны, если бы прожил немного дольше и сумел вызвать короля духов.
     – Хм-м… Позволь мне взглянуть на тебя, – сказал он тихим голосом, окинув его взглядом.
     Голубые глаза Мирдаля пронзили Теодора Миллера. Его взгляд был пропитан и проницательностью, и мудростью, которые были свойственны лишь самым мудрым волшебникам. Глаза старика смотрели в саму сущность Тео.
     Духи не открывали свои сердца чему-то нечистому и ложному. Они отвечали лишь искренним людям. Естественно, что взгляд элементалиста был подобен глазам самих духов.
     Долгое время не спуская глаз с Теодора, Мирдаль наконец заговорил:
     – Тебе неведомо, как бушевать, подобно пламени. Ты избегаешь самовозгорания и не получаешь наслаждения от безрассудных проблем. Дух огня не для тебя.
     В этом был смысл. Тео был волшебником, который руководствовался холодной головой, а не горячим сердцем. Ещё с детства характер Тео не был вспыльчивым, поскольку он всегда пытался подавлять все свои импульсивные поступки.
     – Ты не свободен, как ветер. Ты строг к себе и ненавидишь действовать без цели. Духи ветра не будут интересоваться тобой.
     Мирдаль увидел и эту его черту. Теодор понимал нехватку своего таланта и упорно трудился, чтобы её преодолеть. Каждое действие, которое впустую тратило его время, считалось грехом, а расслабленность была приравнена к лени.
     – Ты не столь гибкий, как вода. Ты уже определился со своей жизнью и будешь двигаться по заданному курсу. Эта жесткость, безусловно, замечательна, но духи воды, которые всегда меняют форму, не приветствуют таких людей.
     Это тоже было не лишено смысла.
     Тео шёл по пути мага до самого конца, даже когда над ним издевались и говорили, что пора сдаться. И вместо того, чтобы признать свою ущербность, он прикладывал лишь ещё больше усилий. Даже понимая, что это бессмысленно, он не мог отказаться от своей цели.
     «Вы говорите, что я не прав? Я не прав в том, что не такой горячий, как огонь, не такой свободный, как ветер, и не столь же гибкий, как вода?»
     Тео, который был отвергнут тремя типами духов, с горечью прикусил губу. Эта горечь… Она была протестом против того, что он был лишен таланта.
     Однако Мирдаль ещё не закончил.
     – Однако ты знаешь, что такое упорство. Независимо от того, насколько велика скала, когда-нибудь она станет песком. Но скала должна выдерживать горячую лаву и обладать твердой поверхностью, сглаженной каплями дождя. Ни огонь, ни ветер, ни вода: ничто не может поколебать эту устойчивость.
     Затем уголки рта Мирдаля, наполовину скрытые под белой бородой, приподнялись вверх в улыбке. Он постучал по земле своим посохом. Тем временем Тео всё ещё оставался в неподвижном состоянии.
     – Я вызову духа, подходящего для твоей глупой честности!
     В тот же момент на конце его посоха возник яркий свет, заливший собою всё вокруг. Тео машинально заморгал, однако слезы всё равно застелили его глаза.
     «Ребёнок…?»
     Он смутно видел форму маленького ребенка, размером с ладошку взрослого человека.
     И вот, это дитё, созданное из глины, плыло к нему по лучам света. А затем оно слегка ударилось своей головой прямо в лоб Теодора.
     – Ха-ха-ха! Ты понравился этому ребёнку! Его имя – Митра, забытый древний дух.
     Голос Мирдаля начал удаляться. Неужели связь с ним подходила к концу? Его голос становился всё слабее и слабее, и в конце концов сознание покинуло Тео. Лишь крошечная глиняная точка на лбу стала яснее.
     Дух земли, Митра…
     Тео почувствовал появление каких-то странных уз, и его сознание вернулось к реальности.

     – ---------------------------------------
     Соединение с Мирдалем Херсеймом завершено.

     Вы подписали контракт с забытым духом земли, Митрой.
     Ваша Близость к земле существенно увеличилась.

     Обжорство удовлетворено поглощенной пищей.
     Насытившись двумя книгами, гримуар вновь погрузился в глубокий сон.
     – ---------------------------------------

Глава 22 – Вне Академии (Часть 4).

     Три дня спустя ранним утром Теодор Миллер стоял у ворот Академии Бергена.
     Вместо обычной формы на нём была повседневная одежда, а за спиной – несколько объемных сумок с багажом. Если бы он не тренировался в течение последних двух месяцев, он бы не смог сделать с ними даже несколько шагов.
     «Т-тяжело! Я взял только то, что мне было действительно нужно, и то…»
     Тео упаковал только одежду и предметы первой необходимости. Несмотря на это, его сумки всё равно получились толстыми и раздутыми.
     Для того, чтобы добраться из Бергена до Мана-виля, требовалось от десяти до четырнадцати дней. Таким образом, за это время ему нужно было обеспечить Обжорство 15-30 книгами. Если бы он это знал заранее, то обязательно научился бы зачаровывать объекты заклинанием уменьшения веса. Однако из-за отсутствия понимания этой магии, ему пришлось отложить эту идею до лучших времён.
     «Может попросить помочь профессора?»
     Тео опустил свой багаж на землю и размял затекшие плечи.
     Вскоре появился профессор Винс. На нём тоже была самая обычная повседневная одежда, которую он носил достаточно редко.
     – Извини, что заставил тебя ждать. У меня оказалось гораздо больше дел, чем я предполагал.
     Очевидно, процедура участия в магическом конкурсе была довольно сложной. В последние дни даже Теодору трудно было встретиться с профессором.
     Винс вытер пот со лба и посмотрел на багаж, возвышавшийся перед Тео.
     – Из-за всех этих дел я забыл тебе кое-что сказать.
     – Что, профессор?
     – Лучше я покажу тебе это, – ответил Винс и кое-что достал.
     «Сумка…?»
     Это нечто выглядело как сумка из потрепанной кожи. Винс подошел к багажу Тео и пробормотал:
     – Хранение!
     Одновременно с этим проём в сумке расширился и туда начали засасываться вещи.
     Как ни странно, это засасывание не касалось воздуха или других предметов. Сумка втянула в себя лишь обозначенную цель – багаж Тео. Сцена, где маленькая сумочка втягивает в себя багаж, десятикратно превышающий её размеры…казалась попросту нереальной.
     Поняв, что это за сумка, Тео был поражен.
     – Пространственный карман!
     Отодвинув пространственный карман в сторону, Винс подтвердил:
     – Да, это достаточно известный и полезный во многих отношениях предмет. А также очень удобный.
     И вправду, при наличии «кармана» Теодору не нужно было таскать на своей спине весь свой тяжелый багаж. Это был артефакт высокого класса, который позволял переносить огромное количестве вещей.
     «Интересно, какой ранг у этого пространственного кармана?», – хотел спросить Тео, но отложил свой вопрос, увидев, что Винс уже двинулся вперед.
     – Времени у нас в обрез. Мы можем поговорить по дороге.
     – Конечно, профессор.
     Они прошли через главные ворота академии и быстро зашагали в сторону города. Сначала они шли молча, но затем Винс, идущий на несколько шагов впереди, повернулся и спросил:
     – Теодор, ты можешь показать мне духа, с которым заключил контракт?
     Древний дух… Винс специализировался на археологии, а потому, естественно, находил возможность весьма занятной. В частности, он не смог скрыть любопытства в своих глазах. Это была неизлечимая болезнь всех магов. Из его взгляда исчезла присущая ему холодность, оставив его глаза яркими, как у ребенка.
     Теодор слегка улыбнулся и обратился к девушке:
     – Митра.
     Услышав его призыв, спящая девушка открыла глаза.
     – Ох…! – из уст Винса вырвался крик восхищения.
     Кусочек грязи, приставший к ноге Тео, превратился в фигуру маленькой девочки, хоть при этом её глаза и нос обладали весьма расплывчатой формой.
     Тем не менее, обычный дух едва ли мог принять даже образ зверя, не говоря уже о человеке. Это было возможно только для духов высшего ранга.
     Однако же дух по имени Митра сумела принять человеческую форму сразу же, как только заключила контракт с Тео.
     – А с ней можно говорить? – дрожащим голосом спросил Винс.
     Если бы с ней можно было общаться, то потенциал Митры был почти таким же, как и у короля духов. Однако Тео с сожалением покачал головой.
     – Я пробовал, но…
     Митра почувствовала взгляд Тео и произнесла:
     – Хиинг?
     Её голос звучал словно тявканье щенка.
     – Я слышу только этот звук.
     – Ты понимаешь, что он значит?
     – Ну… Это очень тонкое ощущение.
     Тео сосредоточился на чувствах, которые передавались ему от Митры. Контракт с духом являл собой соединение их душ. Читать поверхностные мысли друг друга было просто, но на данный момент дух ещё не был достаточно зрелым, чтобы осмысленно передавать свои ощущения.
     Вскоре Теодор открыл глаза и прищелкнул языком.
     – Похоже, я имею дело с ребенком, который еще не знает, как говорить. Он знает только простые слова, вроде: «хорошо», «нет», «я не понимаю».
     – Но, так или иначе, само общение возможно. Очень интересно.
     В отличие от Тео, глаза Винса светились. Этот дух отличался от своих собратьев среднего и нижнего уровня, которые могли лишь пассивно следовать воле своего владельца.
     – Почаще зови её, чтобы поговорить. Древний дух обладает сильной индивидуальностью, и взаимодействие со своим владельцем – отличный способ для роста, – посоветовал профессор Тео, держащему на руках Митру.
     – Она уже пожаловалась насчет того, что её постоянно вызывают.
     – Хо-хо, значит у неё уже есть самосознание! – воскликнул вновь пораженный Винс, после чего записал кое-какие факты о Митре в свою записную книжку.
     У него было ещё несколько вопросов, которые он хотел бы выяснить. Где ещё профессору получить более интересный учебный материал? Несколько дней общения с Тео были гораздо продуктивнее, чем годы исследований в Академии Бергена.
     И вот, благодаря своему ученику, на лице профессора Винса появилась широкая улыбка, совершенно ему несвойственная.
     – Профессор, Вы не возражаете, если я кое-что у Вас спрошу?
     На этот раз вопрос возник у Тео. Он подождал, пока Винс закончит свои записи и спросил:
     – Как мы будем добираться до Мана-виля? Я знаю, что обычные пути сообщения не сработают.
     К западу от Бергена раскинулся горный хребет, а на севере протекала река Мойя. Благодаря этому можно было легко избежать вторжения из других стран, но вместе с этим и существенно усложняло путь в Мана-виль, который находился к северо-западу от Бергена.
     Исходя из предположения, что конный экипаж будет двигаться с максимальной скоростью и без отдыха, такая поездка может занять от 10 дней до месяца. А чтобы принять участие в магическом конкурсе, им нужно было прибыть в столицу через 10 дней.
     – Ну, об этом можешь не переживать. Я заранее об этом подумал, – улыбнулся Винс, продолжая идти дальше, – В это время многие люди стремятся попасть в столицу. Туристы, маги, посетители из других королевств… Но знаешь, кто больше всего ценит время в этот период?
     Тео был озадачен столь неожиданным вопросом, но вскоре понял, о чем говорит Винс.
     – … Торговцы?
     – Верно. Количество людей будет в 10 раз больше обычного. Кроме того в столице появится уйма магов с толстыми кошельками. Торговцы, которые чувствуют запах денег, никогда не упустят такую возможность. Они постараются получить как можно больше прибыли от этого мероприятия.
     Не исключением были и торговцы Бергена. Они проложили новый путь через горный хребет, чтобы сократить время, необходимое на дорогу. И Винс подумал об этом варианте.
     – В прошлом я несколько раз прибегал к этому пути. Простые горожане редко пользуются им, поскольку в караванах могут принимать участие лишь наиболее талантливые люди. На пути встречаются монстры, а также там хватает и бандитов.
     – Наверное, риск того стоит.
     – Насколько я помню, у меня уходило около недели. По сравнению с обычными путями, этот вдвое быстрее.
     Торговцы, которые понимали, что время – деньги, не могли игнорировать такую возможность.
     Простая логика заключалась в том, что удвоенная скорость равнялась двойной прибыли. Угрозы в лице монстров и бандитов могли быть легко устранены путем поиска наемников, которые сопровождали бы караван. Полученная прибыль была бы намного выше, чем плата за охрану, а потому группы с высоким рейтингом почти всегда выбирали этот путь.
     И вот, вскоре Тео увидел всю эту процессию. Их местом назначения была столица королевства, Мана-виль, а потому он насчитал около 30 повозок. Сопровождало их по меньшей мере 100 наемников.
     И когда двое компаньонов наконец-то подошли к процессии…
     – Ох, наконец-то вы пришли!
     К ним навстречу внезапно выскочил мужчина средних лет, облаченный в тунику. Он был видной фигурой в этой процессии, но его манера поведения была похожа на реакцию крестьянина, который впервые увидел кого-то из благородных кровей.
     Мужчина поклонился Винсу, который, как и обычно, выглядел бесстрастным, после чего произнес:
     – Это настоящая удача, что к нам решил присоединиться один из профессоров!
     – Это я должен поблагодарить Вас, господин Гордон.
     – Ха-ха-ха, не стоит благодарности! Кстати, это Ваш ученик?
     Винс кивнул, и Гордон тут же схватил за руку пробегавшего мимо торговца, выдав ему указания:
     – Подготовьте повозку и подайте её сюда. Эти двое – наши драгоценные гости, так что относитесь к ним с максимальным почтением!
     – Как прикажете, босс!
     Глядя на подобное отношение, Тео понял причину такого гостеприимства. И она заключалась ни в чем ином, как в мастере 5-го Круга, Винсе Хайделе.
     Другими словами, присутствие Винса было эквивалентно ста или более наемникам. Быть могущественным магом уже само по себе приносило свои плоды.
     И Теодор Миллер тоже был с ними.

Глава 23 – Ночь на горном перевале (Часть 1).

     После присоединения к группе оставшихся двух человек, процессия выдвинулась вперед. Караван из 30 повозок и нескольких сотен человек, движущихся в одном направлении, представлял собой действительно впечатляющее зрелище. С земли поднялось облако пыли, а окрестности заполнились топотом ног наемников.
     – Что ж, я тогда пойду. Если вам что-то понадобится, пожалуйста, немедленно позовите меня, и я тут же прибегу.
     – Спасибо.
     – Ха-ха, нет проблем. И, будьте добры, не стесняйтесь!
     Гордон почтительно попрощался с магами, после чего поклонился и двинулся к передней части процессии. Он был образцовым примером опытного торговца, который общался с должным уважением, но без чрезмерной лести. Несмотря на то, что Тео настороженно и бдительно относился к другим людям, Гордон произвел на него хорошее впечатление.
     Винс провёл рукой по сидению повозки и подумал: «Хорошая карета. А он достаточно изобретателен, раз сумел заранее озаботиться подобными мелочами. Через несколько лет Гордон может стать ключевой фигурой в этой компании».
     Повозка Гордона, которую прикатили двое мужчин, предназначалась исключительно для VIP-гостей.
     Едва они тронулись вперед по крутой горной тропе, покрытый ковром пол начал источать мягкое и приятное тепло. Кроме того, занавески, плотно закрывавшие окна, могли регулировать количество пропускаемого света.
     Карета была больше похожа на передвижной дом.
     «Не думал, что когда-нибудь так близко увижу горный хребет Надун …»
     Когда только они покинули пределы академии, Теодор с волнением смотрел в сторону раскинувшегося горного хребта.
     Жители Королевства Мелтор знали, насколько суровы эти места. Эти земли были населены огромным количеством монстров. А в глубине гор было настолько опасно, что там могли легко расстаться со своими жизнями даже самые знаменитые авантюристы.
     Тем не менее, путь каравана лежал по краю горного хребта, избегая приближения к их центральной части.
     Однако вскоре Тео утратил свой интерес.
     «Помимо обильной растительности, это просто обыкновенные горы»
     В глубине хребта обитали всевозможные виды странных существ. К счастью, на его окраинах, где пролегал путь каравана, всё было более-менее спокойно.
     Потеряв интерес к процессии, Тео решил понаблюдать за импозантными наемниками, которые взбирались вверх по горной тропе. Больше ничего примечательного Тео не увидел, а потому решил уделить внимание кое-чему ещё.
     – Митра.
     Девушка тут же ответила на призыв, словно ждала его.
     – Хиинг!
     Казалось, у неё было хорошее настроение. Митра кружилась, разбрасывая вокруг себя частички земли и заглядывая в каждый уголок повозки. Глядя на неё, Тео рассмеялся и бессознательно протянул ей палец.
     – Хуунг!
     Митра прижалась к нему. Текстура влажной земли была не особо приятной, но её поведение было настолько милым, что Тео не стал отдергивать руку. Он погладил её по голове своей правой рукой, и дух тут же набросилась на его другой палец.
     Тео сомневался, что от этого будет толк, но, по крайней мере, ему хотя бы не было скучно.
     Таким образом, пока карета держала путь в Мана-виль, Тео решил некоторое время поиграть с Митрой.

***

     В первый день пути им не встретилось никаких препятствий, и постепенно начало смеркаться. Люди, которые весь день поднимались по крутой горной тропе, доставали котелки и приборы, чтобы приготовить ужин. Другие занялись разведением костров, чтобы укрыться в их тепле от холодного вечернего воздуха.
     Благодаря Винсу Тео тоже рассматривался в качестве VIP-персоны, а потому получил миску с рагу и несколько кусков мягкого хлеба.
     «Разве ужин на свежем воздухе – не величайшее из удовольствий? А торговцы и вправду не тот народ, который будет брать с собой какие-нибудь сушеные сардины»
     Еда – одна из самых важных вещей в дальних походах. Если ставить за цель просто насыщение животов, то еда, не имевшая даже минимального вкуса, попросту бы вредила умам и телам людей.
     Теплая и вкусная еда облегчала не только физическую усталость, но и психологическую. Люди, которые понимали это быстрее, чем остальные и разрабатывали эффективный метод решения этого вопроса, становились куда сплоченнее.
     Закончив свою вполне удовлетворительную трапезу, Тео посмотрел в начало процессии и пробормотал:
     – Охо-хо, кажется, что мне даже более комфортно, чем профессору…
     Отужинав, Винс отправился устанавливать заклинания тревоги по периметру лагеря. Также мог сделать это и Тео, но надежность заклинания тревоги 5-го Круга по сравнению с сигнальной магией 3-го Круга, была как небо и земля.
     В зависимости от Круга практический эффект отличался самым кардинальным образом.
     В результате Тео остался один, при этом совершенно ничем не занятый.
     – Ну, мне не стоит сидеть сложа руки.
     Вместо того, чтобы возвращаться в скучную карету, он вызвал Митру и опустил ее на землю.
     Митра поозиралась по сторонам, после чего присела и начала играть с землей. Почва, тронутая ее рукой, становилась либо мягкой, либо твердой, обретая желаемую форму. Это было возможным благодаря тому, что Митра была духом земли.
     Митра принялась «лепить» из почвы маленькие земляные фургончики, и когда закончила делать пятый…
     – Ух!?
     Внезапно по спине Тео пробежала волна холода.
     – Обнаружение Зла!
     Это была магия для обнаружения врагов.
     Маг 3-го Круга мог обнаружить врагов на расстоянии до 50-и метров. Итак, вокруг Тео раскатилась магическая волна радиусом более чем в 50 метров. Тео проигнорировал взгляды недоумевавших наемников, сидевших вокруг него, и сосредоточился на анализе результатов волшебной волны.
     «… Она ничего не засекла? Но это просто невозможно!»
     Сенсорное восприятие Альфреда всё ещё подсказывало, что к нему приближаются враги. Он не мог определить направление движения противника, но холод, вновь прокатившийся по его спине, отчетливо свидетельствовал о приближении угрозы.
     Тео быстро начал размышлять, в чем же он ошибся. Обнаружение Зла – магия, которая фиксировала присутствие врага в округе. Даже если вражеский маг нейтрализовал его заклинание, он не мог отрицать факта присутствия кого-то постороннего.
     «Нет, подождите-ка минутку»
     «Этого не может быть!»
     Глаза Тео упали на землю, где играла Митра.
     – Митра! Быстро в землю!
     – Хьонг!
     Как только он отдал приказ, Митра мгновенно погрузилась в землю. Впитываясь в почву, словно вода, Митра показала Тео то, что она ощущала под землей. Между их душами была установлена сильная связь, а потому ей не сложно было делиться звуками и визуальным отображением происходящего в зоне, которую она могла просканировать.
     Взору Тео и Митры предстали враги.
     «Хобгоблины?!»
     Через туннель, прорытый под землей, бежали существа с синей кожей и уродливыми лицами. Топоры в их руках указывали, что они явно настроены не дружелюбно. Численность противников доходила до 20-30 единиц, и эта сила могла нанести значительный урон, доберись она до тыла каравана.
     «Профессор, я должен сообщить об этом профессору Винсу…»
     Теодор машинально развернулся и увидел, что впереди процессии вспыхнули языки пламени.
     Ду-дух!
     А затем окрестности всколыхнула мощная волна магической силы! Это было заклинание, как раз подходящее для магов 5-го Круга. Передняя часть каравана, вероятно, тоже подвергалась нападению со стороны врагов. В подобной ситуации действия Тео могут вызвать лишь ненужную путаницу и отвлечь профессора Винса. Кроме того, времени уже не оставалось.
     Хобгоблины, бегущие по туннелю, находились на 5 метров ниже поверхности. Примерно через 15 секунд они будут на месте, а значит у Тео остался лишь один вариант.
     «Я должен остановить их сам»
     Подготовив свой разум, Теодор глубоко вздохнул и прокричал так громко, как никогда раньше:
     – Уах-х-х-х-х!
     Он не усиливал свой голос магией, но его отчаянного крика было достаточно, чтобы окружавшие его наемники тут же всполошились.
     – Ч-что?!
     – В чём дело?
     – Что этот парень делает?
     Однако Тео просто опустил свои ладони к земле, под которой бежали хобгоблины. Теперь они были всего лишь в четырех, нет, уже в трех метрах. Если он должным образом не подберёт время, то, скорее всего, потерпит неудачу. Тем не менее Тео не волновался о возможном провале. Вместо этого он сосредоточился на использовании магии духов через Митру.
     «Пора!»
     – Превращение в грязь!
     Преимущество магии духов состояло в том, что ему не требовались магические формулы. Всё, что ему было нужно, – четкий образ конечного результата. Приняв силу Тео, Митра самым естественным путем превратила всю окружающую территорию в грязь. Для хобгоблинов, которые вот-вот должны были выйти из туннеля, это была настоящая катастрофа.
     – Ку-ррук? Куве-е-е-ек!
     – Ку-ва-а-а-ак!
     – Кьяк! Ку-а-а-ак!
     Некоторым из них грязь обвалилась прямо на голову, в то время как другие застряли в ней по пояс. Кое-кому повезло больше, и они лишь увязли в ней, однако все без исключения хобгоблины, застрявшие в грязи, были в ярости.
     Тем не менее, Теодор ещё не закончил.
     – Застывание в камень!
     Его магическая сила вновь полилась прямиком в землю, и грязь застыла. Это было всего лишь временное явление, но воздействие было поистине мощным. Когда сырая глина затвердела, хобгоблины в ужасе заверещали. Те, кто застрял уже на выходе из туннеля, начали судорожно дергаться, пытаясь вырваться из каменных оков.
     Тео вытер пот со лба и закричал на стоявших рядом наемников:
     – Ну что вы замерли? Убей их!
     – А-а!?
     – Да что тут происходит?
     Тем не менее, войны были для них источником хлеба и крова, а потому вскоре они поняли ситуацию. Тео предоставил им прекрасную возможность разобраться с обездвиженным противником. Хобгоблины, головы и руки которых торчали над землей, были срублены, словно колоски пшеницы. Алебарды снесли головы тех, кто практически выбрался на поверхность, а остальные же были похоронены заживо.
     В одно мгновение было уничтожено 30 хобгоблинов. Однако холодок, который Тео чувствовал на своей спине, всё ещё не исчез.
     Фью, фью, фью!
     Если бы не его крайняя концентрация, он бы нипочем не услышал этого звука. Тео повернулся в направлении звука и увидел кое-что знакомое.
     «Стрелы!»
     Хобгоблины были монстрами, которые использовали абсолютно такие же инструменты, что и люди, а их атаки были тактически скоординированными. Если бы Тео не остановил это внезапное нападение, то погибло бы достаточно много наемников. Вот почему хобгоблины были неприятными и опасными монстрами. Они похищали у людей их же оружие и использовали его для нападения на караваны.
     В голове Тео всплыл опыт Альфреда Беллонтеса: «Скорость средняя, стрелы деревянные с металлическими наконечниками».
     Если всё было именно так, то стрелы можно было остановить без особых трудностей. Благодаря этой интуиции, Тео мгновенно создал широкополосный барьер. Не стоило проверять прочность доспехов его союзников.
     А чтобы полностью предотвратить эту дальнюю атаку, ему просто нужно было воздействовать на траекторию стрел. После столкновения с ветром сила стрел упала бы наполовину.
     – Воздушный Защитник!
     Из его руки вырвался порывистый ветер.
     Сильный ветер – вот что было максимально действенно в подобной ситуации. Простое изменение направления могло бы уменьшить угрозу со стороны стрел. И вот, выпущенные стрелы столкнулись со встречным ветром и в конце концов упали на землю, так и не достигнув своих целей.
     Тео был удовлетворен результатами, но взглянув в сторону, откуда стрелы вылетели, его глаза прищурились еще сильнее.
     «… Они идут»
     Хобгоблины, скрывающиеся в тени, поняли, что обе засады потерпели неудачу и пришли в движение.
     В отблесках костров можно было увидеть их красные глаза.
     Под аккомпанемент жутких криков и воплей, на одном из горных перевалов хребта Надун началось полномасштабное сражение.

Глава 24 – Ночь на горном перевале (Часть 2).

     Между тем во главе процессии разворачивалась совершенно другая картина.
     Количество хобгоблинов на фронте было несравнимо с тем, которое атаковало тыл. Трудно было измерить численность появляющихся в темноте монстров, которые бежали в атаку, вооруженные крепкой броней и оружием.
     – Ку-ва-а-а-ак!
     – Ки-ек! Кай-а-а-ак!
     Примерно через 10 минут…
     Шкряб!
     Винс с холодным выражением лица наступил на неопознанный обугленный предмет. От тех, кто только что атаковал, практически не осталось следов. Лишь расплавленные остатки доспехов и кости, больше похожие на угольки.
     За всем этим стоял всего один человек. Сотня небольших кучек означала, что за 10 минут было убито не менее ста хобгоблинов.
     – Н-настоящий мастер 5-го Круга!
     Изумленный Гордон не переставая таращился на Винса.
     Он думал, что понимает преимущество нахождения в их отряде хорошего мага, но сцена, которую только что продемонстрировал Винс, была гораздо эффектнее того, что он себе мог даже представить. Теперь Гордон хорошо понимал, почему все говорили, что именно маги, а не рыцари доминируют на поле битвы.
     Маг, превративший сто живых существ в безжизненные угольки, вселял настоящий ужас.
     Несмотря на то, что они были хобгоблинами, а не людьми, Винс испепелил целую сотню живых существ, при этом даже бровью не повёл. Благодаря действиям Винса другие могли не беспокоиться о своих жизнях, но, как ни крути, наемники не могли скрыть со своих лиц выражения ужаса, глядя на этого монстра.
     В каком-то смысле это и была суть Винса.
     В академии у него был образ хорошего преподавателя, но количество противников, которых Винс отправил на тот свет, не поддавалось исчислению. Сила боевого мага 5-го Круга, особенно мага огня, находилась в буквальном смысле на уровне осадного оружия. За десятилетия своей жизни он убил огромное количество врагов.
     Когда-то его даже называли «Огненным Разрушителем» или «Огненным Убийцей Винсом».
     – Гордон.
     – А-а? Ах, да, да! – подскочил Гордон от столь внезапного обращения.
     – Отправь кого-нибудь в тыл. Возможно, хобгоблины напали не только на переднюю часть каравана. Похоже, здесь мы с ними разобрались, но у них может быть несколько командиров.
     Винс и сам хотел пойти в тыл, но если бы он покинул свою нынешнюю позицию, то вся фронтовая часть осталась бы без прикрытия.
     Хобгоблины были побеждены, но где-то всё ещё должен был оставаться их командир. Если Винс не разберется с ним, то последствия могут оказаться смертельными. Оставшиеся хобгоблины превратятся в более хитрых и злобных врагов.
     Он видел, как между кустами прячется хобгоблин-шаман.
     – … Это артефакт?
     У него в руках был деревянный посох с фиолетовым кристаллом, встроенным в него. Несмотря на грубую отделку, он источал мощную магическую силу. Возможно, этот посох как раз и позволил хобгоблину противостоять огню.
     Винс не ожидал найти в этой дыре такой хороший подарок.
     – Наверное, мне лучше поторопиться.
     Он чувствовал, что волны магической силы в тылу становятся всё более интенсивными. Кроме того, всё отчетливее становился лязг оружия. Если в тылу появился враг на уровне командира, то Теодор может оказаться в опасности.
     Винс высвободил силу, которую ограничивал из-за находившихся рядом людей.
     Фу-дух!
     Как только его пальцы пришли в движение, из-под земли вырвался страшный огненный столб.

***

     Пламя на фронте было таким жарким, что его можно было почувствовать даже в тылу. Конечно, может Тео и обманывал себя, но это всё равно была захватывающая сцена.
     Тео, который только что нацелил Огненный Удар в голову хобгоблина, посмотрел туда, где должен был находиться профессор.
     – Вах, похоже, там происходит настоящий беспорядок.
     Огненная магия считалась лучшей в военной сфере. Ударные волны, вызванные взрывами, повреждали внутренние органы тех, кто попадал под их воздействие, а огонь и высокие температуры могли повредить легкие.
     Если даже Огненный Шар 3-го Круга был достаточно сильным, то не было ни малейшей необходимости говорить о 4-ом или 5-м Круге.
     «Если бы я был рядом с профессором, то сейчас бы меня точно поджарило»
     Тео прищелкнул языком и выстрелил Ударом Молнии в хобгоблина, который готовился напасть на одного из наемников со спины. Хобгоблин был поражен молнией и, дернувшись, упал на землю. Для врагов, которые были живыми существами, магия молнии была чрезвычайно эффективной. Тео вновь это осознал, применяя свою магическую силу на практике.
     «Тем не менее, Удар Молнии потребляет слишком много магической силы. Использовать Огненный Шар в такой битве я тоже не могу»
     У него не было достаточного количества магической силы, чтобы продолжать использовать одноударные заклинания, в то время как при использовании широкодиапазонных заклинаний была вероятность того, что могут пострадать его союзники. Неопытные боевые маги часто не понимали, как действовать в этой ситуации, но Тео двигался практически без колебаний.
     Если бы это была рукопашная схватка, то он не потерялся бы и в ней.
     – Электрический Разряд, – громко произнес Тео, вызвав восемь небольших электрических стрел.
     Их сила была намного меньше, чем в Ударе Молнии, что затрудняло даже охоту на крысу. Это было заклинание, о котором студенты забывали сразу после его изучения.
     Однако сейчас его было вполне достаточно.
     Фу-жух!
     Восемь электрических разрядов устремилось к хобгоблинам. Заклинание было медленнее, чем естественная молния, но оно всё равно двигалось на скорости, противодействовать которой хобгоблины попросту не могли. Кроме того, они держали в руках мечи, притягивающие электричество.
     – Ки-ри-ук?!
     – Ки-йак!
     В тела хобгоблинов ударило статическое электричество. Пораженное таким ударом существо временно теряло контроль над своим телом, а его инстинкты мгновенно парализовались. Конечно, эффект длился всего несколько секунд, но этого вполне должно было хватить.
     Это создало брешь, которой тут же воспользовались наемники. Хобгоблины, внезапно потерявшие возможность двигаться, упали на землю с отрубленными головами или перерезанными глотками.
     Некоторые из наемников знали, что всё это связано с помощью Тео и подняли вверх свои большие пальцы. Тео тоже поднял вверх большой палец и продолжил использовать Митру и Воспламенение, чтобы помочь наемникам сражаться с монстрами.
     По мере продолжения битвы баланс между двумя сторонами начал рушиться, и люди начали брать верх.
     «Почти конец»
     Тео взял секундную передышку и посмотрел на хобгоблинов, число которых уменьшилось более чем наполовину. Среди наемников практически не было жертв, за исключением нескольких, кому просто не посчастливилось. Раненные быстро перевязывали свои раны, после чего вновь возвращались в бой.
     Если так всё и продолжится, то битва должна будет закончиться менее чем за 30 минут. Однако, как только он успокоился…
     Ту-ту-у-ух!
     Причина, по которой Тео сумел избежать удара, заключалась в чистой удаче и ощущению чрезвычайности. Тео машинально прокатился по земле, встал и посмотрел на то место, где стоял всего секунду назад.
     Земля треснула, а его кожа получила раздражение от задевшей её ударной волны. Если бы такой удар пришелся прямо, то он пробил бы не только кожу, но и кости.
     – Икх! Это… Копьё!?
     Это было копье… Копье, полностью сделанное из металла! Подобный вес серьезно усложнял даже обычные взмахи таким громоздким предметом, но какой-то хобгоблин смог бросить его с такой скоростью, что оно было больше похоже на стрелу! Если бы он вздумал заблокировать его щитом, то оно бы прошило его насквозь.
     Теодор прижал к себе свои дрожащие руки и посмотрел в направлении, откуда прилетело копьё.
     В том направлении появилась чья-то фигура.
     – Ухра-а-а-а-ак!
     Она выбежала из леса, взмахнула топором, моментально рубанув двух стоявших перед ней людей. Их тела не разрубались, а попросту разрывались. Когда верхние половинки двух наемников упали на землю, третий едва успел выставить щит, блокируя мощнейший удар топором.
     – М-монстр!
     – Убить Джонса одним ударом…
     – Вождь хобгоблинов!
     В конечном итоге чей-то крик выявил личность противника.
     «Вождь… Значит, он здесь»
     Тео уже понял это.
     Вождь хобгоблинов… Вождями таких племен становился тот, кто возглавлял по меньшей мере сотню особей, а в некоторых случаях и тысячу. Простое превосходство в лидерстве или интеллекте не позволяло им становиться вождями. Как и всегда, в диком мире жили по закону сильнейшего.
     Вождь должен был быть самым сильным в племени.
     – Ку-ру-рук, ку-ра-а-ак!
     Вождь поднял с земли копьё и, держа в другой руке топор, указал им в Тео.
     Казалось, он выбрал свою цель. И ею был Тео. Это означало, что он знал о существовании мага.
     Вождь хобгоблинов смело держал копьё наперевес, готовый в любое мгновение его бросить.
     Избежать этого удара не выйдет.
     Теодор почувствовал это и отпустил свою магическую силу вместо того, чтобы концентрировать её. Конечно, было бы хорошо, если бы ему не пришлось сражаться, но раз иного выхода не было, то ему во что бы то ни стало нужно было одержать верх над этим противником.
     Воспоминания Альфреда подтолкнули его вперед, подсказав, что схватка с этим монстром неизбежна.
     – Подходи.
     – Ах-ра-а-а-ак!
     Одновременно с порывом холодного ветра маг и монстр побежали друг к другу.

Глава 25 – Ночь на горном перевале (Часть 3).

     Сила магов заключалась в их способности быстро одолеть своего противника, оставаясь при этом на безопасном расстоянии. Но даже боевые маги, обученные искусству ведения ближнего боя, моментально лишились бы своих голов, едва приблизившись к рыцарям.
     То же самое касалось и хобгоблинов, обладавших куда большими физическими способностями, чем обыкновенные люди.
     Однако Теодор побежал вперед.
     «Если я отступлю – мне конец!»
     Наивный маг решил бы убежать и гарантировано был бы убит. Вместо того, чтобы игнорировать советы всех своих чувств, Тео стиснул зубы и ринулся вперед. Отступление в данной ситуации было абсолютно не мудрым выбором.
     Тео сделал всего пять шагов, после чего оказался в пределах досягаемости копья вождя. Но хобгоблин уже не мог бросить своё копье и моментально убить его. Тем не менее, Тео не мог отразить даже обычный удар этим копьем доступной ему магией 3-го Круга. А даже если он предотвратит удар копьем, то топор наверняка отрубит ему голову.
     – Ускорение! – выкрикнул он, и магия ускорения обернулась вокруг тела Тео. Его движения стали быстрее, и вскоре уродливое лицо вождя хобгоблинов оказалось прямо перед ним.
     Вождь держал топор над головой, в любой момент готовый его опустить. Тео же проработал над своей физ-подготовкой всего два месяца и, хоть его скорость немного увеличилась, этого удара он никоим образом не мог избежать.
     – Сейчас! – выкрикнул он, тормозя на ходу.
     В то же время правая нога вождя двинулась вперед, и равновесие его тела нарушилось. Митра проникла в землю и создала яму прямо под ногами хобгоблина. Она была всего лишь 30 сантиметров в глубину, но благодаря этому топор разрубил лишь пустой воздух.
     Фьу-у-ух!
     Как только Тео услышал у себя над головой звук рассекаемого воздуха, он прицелился в сторону вождя.
     – Огненный Шар!
     Огненный Шар устремился прямиком в сторону хобгоблина.
     Бу-дух!
     Ударная волна, вызванная взрывом, заставила Тео сделать несколько шагов назад. Для обычного хобгоблина на этом всё бы уже закончилось, но для вождя эта рана была не смертельной. Тео уставился на серый дым, выходящий из эпицентра удара.
     «Черт, если бы я использовал Волшебную Пулю, то в нём наверняка была бы дырка»
     Магические Ракеты Альфреда, также известные как Волшебные Пули, без каких-либо затруднений проникли бы сквозь плотную шкуру вождя хобгоблинов.
     Тем не менее, смерть всё равно наступила бы лишь в том случае, если бы Пуля достигла жизненно важных точек.
     Кожа монстров была намного плотнее, чем человеческая, а структура их тел и вовсе была иной. Итак, для нанесения смертельного ранения Тео должен был попасть в нужную точку. Но, к сожалению, он никогда не читал книг об анатомии хобгоблинов.
     А потому вместо Магической Ракеты решил использовать Огненный Шар.
     – Угра-а-а-ах!
     Вождь взревел от боли и гнева. Огненный Шар ударил по коже вождя, и на шипящее место было даже больно смотреть. Тем не менее, боевая мощь хобгоблина по-прежнему оставалась высокой.
     – Огненного Шара явно недостаточно, – пробормотал Тео, оценив состояние вождя хобгоблинов.
     Для 3-го Круга и ниже Огненный Шар являлся заклинанием с максимальной огневой мощью. И если он был неэффективен, то у Тео оставалось всего два варианта, способных преодолеть такую защиту.
     «Полыхающий Снаряд или Магическая Пуля»
     Первый сразу был отброшен. Тео смог использовать Полыхающий Снаряд в качестве атакующей магии после поглощения Ревущих Языков Пламени, но его подготовка заняла бы слишком много времени. К тому времени, как ему удалось бы собрать необходимое количество магической силы и произнести слова заклинания, он бы уже умер раз десять.
     Всё могло быть иначе, если бы наемники успели за это время обездвижить огромного хобгоблина, но…
     «Уф, кажется, я был неправ, ожидая от них слишком многого»
     Увидев разницу в силе, наемники решили отступить и заняться обычными хобгоблинами. Независимо от того, насколько хорошо пахли деньги, свои шкуры им были дороже. Наемники не желали противостоять вождю, который, вероятно, поубивал бы их всех на месте. Скорее, Тео даже повезло, что они и вовсе не сбежали, а всё-таки решили заняться другими монстрами.
     «… Что ж, разок придётся попробовать»
     Тео упёрся взглядом в красные глаза вождя хобгоблинов и собрал в руках магическую силу. У него было всего лишь две возможности.
     Если Тео атакует врага со всей своей силы, чтобы пробить его защиту, то запасов его энергии хватит всего на две таких атаки. Всё было бы иначе, будь он Альфредом Беллонтесом, однако это был предел для Тео, который ещё был далек от становления настоящим магом.
     Вождь хобгоблинов порывисто дышал, приходя в себя, а Теодор Миллер продолжал концентрировать магическую силу. И вот, молчаливая конфронтация между двумя противниками была нарушена.
     – Ку-рва-а-а-ак!
     Вождь хобгоблинов разразился яростным рёвом и пошел в атаку.
     Фу-ух!
     Он взмахнул своим копьем, пытаясь пронзить тело Тео. Если бы Теодор поспешно не отпрыгнул в сторону, то он был бы скошен как цыпленок. За этой атакой последовал боковой удар топором. Было очевидно, что у топора достаточно силы, чтобы переломать огромное бревно.
     – Митра!
     Митра ответила на зов Тео и сделала яму под ногами вождя, как и в прошлый раз.
     – Ку-рук, ку-ру-ру!
     Но вместо того, чтобы замахиваться своим топором, вождь хобгоблинов перепрыгнул через яму и издевательски что-то прохрюкал Тео. Несмотря на ярость, он был хитрым и знал, как использовать различные трюки. А ещё он не забыл о ловушке, в которую попал прошлый раз.
     Тео ухмыльнулся. Всё пошло именно так, как он и предполагал.
     Фдух!
     Внезапно появилась новая яма. Но на этот раз она была не под хобгоблином, а под ногами самого Тео.
     – Ху-о-онг!
     Когда топор промахнулся мимо своей цели, а лицо вождя приняло недоуменный вид, Тео, лежа в земле, навёл указательный палец прямиком на лицо вождя. На таком расстоянии ни один хобгоблин не успел бы увернуться от Магической Ракеты.
     С кончика пальца Тео слетела синяя вспышка.
     Вшу-у-у-ух!
     Максимально сжатая магическая сила ринулась вперед, разорвав даже воздух. Её силы оказалось достаточно, чтобы проникнуть сквозь броню и превратить толстую кожу в труху. А затем вспышка достигла головы вождя хобгоблинов.
     «Попал!»
     Тем не менее, неразумно было чувствовать себя столь уверенно. Удар был точно рассчитан. Однако, возможно, из-за дикой природы или инстинктов воина, топор вождя отчаянно взметнулся вверх и блокировал вспышку.
     Бу-ду-у-ух!
     Куски топора разлетелись во все стороны, а вождь хобгоблинов был отброшен с отверстием во лбу. Несмотря на кровь, брызнувшую на лицо Тео, он поспешно подскочил и посмотрел в сторону упавшего монстра.
     Вождь уже успел подняться, держась за свой раненый лоб.
     «Чёрт, слишком маленькая!»
     Рана была слишком мелкой. Вспышка исчезла прежде, чем пробила череп. Так произошло из-за того, что потратилось довольно много энергии на то, чтобы сломать топор. Теперь же у Тео остался всего один выстрел Магической Ракетой. А значит, последняя атака будет решающей.
     – Ку-грук, ку-гру-гру-гру-гру…
     Волшебные пули Теодора были слишком опасными, а потому вождь не спешил безрассудно бросаться вперёд. Он схватил своё копьё и начал размахивать им из стороны в сторону, не оставляя ни малейших зазоров. Тео не был уверен в том, что сумеет попасть по цели при таких обстоятельствах.
     В итоге и без того трудная мишень стала ещё дальше и уже, чем в начале.
     «Эта поза…!»
     Рука вождя была согнута в локте, напоминая собой лук, а копье было слегка отодвинуто назад, словно стрела. Это была типичная поза для того, кто собирался метнуть своё оружие. Вождь явно готовил ту самую страшную атаку, которая несла в себе прямую угрозу жизни Тео.
     Теодор поднял правую руку, в которой осталась последняя Магическая Ракета.
     Вшу-у-ух…
     Двух смотрящих друг на друга противников вновь обдало порывом холодного ветра.
     Напряжение было настолько высоким, что даже наемники и хобгоблины остановились, наблюдая за этой конфронтацией.
     Победившая сторона получит преимущество… Каждый из присутствующих осознал этот факт.
     А потому неудивительно, что первым двинулся вперед вождь хобгоблинов.
     – Угра-а-ах!
     Скорость, с которой он бросился, была сродни ветру.
     При такой скорости расстояние сократится до минимума всего за пять секунд или того меньше. От напряжения у Тео выступила испарина. Тем временем вождь, осознававший ужасную силу волшебной пули, подскочил в воздух.
     «Он приближается!»
     Тео не мог перестать нервничать, хоть и спланировал свои дальнейшие действия. Даже если у него были воспоминания Альфреда Беллонтеса, это была его первая битва. Насыщенный запах крови и широко распространившееся по округе убийственное намерение щекотали ему нервы. Однако маг сражался головой, а не телом.
     И вот, Тео достал заготовленный им козырь.
     «Запоминание. Открыть все слоты»
     Три магических заклинания, которые ранее были сохранены, теперь одновременно активировались.
     – Стены Земли!
     Копьё нельзя было заблокировать всего одним слоем подобной защиты. Недостаточно было и двух. Но вот три слоя должны были остановить атаку. Стена Земли, магическая защита 3-го Круга, использовалась три раза подряд. Кроме того, она была дополнительно усилена благодаря его контракту с Митрой, что сделало почву максимально твердой.
     Металлическое копьё врезалось в тройной барьер.
     Фу-ду-у-у-ух!
     Наружный барьер сломался. Затем начал рушиться и второй слой. Наконец, последний и самый толстый барьер всё-таки заблокировал мощнейший импульс кованого оружия.
     Хр-р-ясь!
     Копье, казалось, вот-вот пробьется сквозь последний заслон, но в конечном итоге всё-таки увязло в нём.
     Теодор указал пальцем поверх барьеров и произнес:
     – Ну вот ты и попался.
     Его острый взгляд не пропустил свою цель, которая всё ещё находилась в воздухе. Его положение отличалось от пребывания на земле, где вождь мог легко передвигаться и уворачиваться. Ни одно животное не могло свободно передвигаться по воздуху без крыльев. По крайней мере, так было у хобгоблинов. В том числе и у вождя.
     Ночное небо озарила вторая вспышка.
     Вжух!
     Вождь хобгоблинов скрестил свои руки перед лицом, чтобы хоть как-то заблокировать её, но Магическую Ракету нельзя было остановить такой неуклюжей выходкой. Синяя вспышка пронзила как обе руки, так и голову, спрятанную за ними.
     А затем уже безжизненное тело хобгоблина рухнуло на землю.
     Бу-дух!
     Послышался гулкий грохот. Упавшее тело было настолько массивным, что образовало собой яму глубиной в два метра.
     Тео поставил ногу на тело вождя хобгоблинов и откинул голову назад. А затем поднял вверх сжатый кулак.
     – Ур-р-р-а-а-а-а! – закричали наемники, которые были свидетелями его победы.
     Оставшиеся хобгоблины поняли, что битва проиграна и убежали в лес, оставив позади себя лишь трупы своих павших собратьев.
     Первая битва Тео на горном хребте Надун закончилась вполне эффектно.

Глава 26 – Столица Мана-виль (Часть 1). Конец 1-ой книги.

     Нападение в первую же ночь получилось достаточно жестоким, однако ущерб оказался меньше, чем ожидалось.
     Пламя Винса превратило в угольки целую сотню хобгоблинов, а благодаря соответствующим контрмерам Теодора, удалось предотвратить атаку с тыла. Заслуга молодого мага была особенно велика, поскольку он убил самого вождя.
     Никаких других событий после этого ночного нападения не случилось. Возможно, так было из-за того, что им удалось отразить атаку хобгоблинов, которые правили всеми здешними окрестностями?
     Благодаря тому, что их оружие было пропитано кровью хобгоблинов, такие монстры, как гоблины, кобольды и дикие волки не осмеливались нападать на караван. За всё время им встретилось лишь несколько троллей, которые пытались напасть на загруженные повозки. Впрочем, они были быстро убиты кровожадными наёмниками.
     «Говоря об этом, разве кровь троллей не используется в качестве одного из ингредиентов для зелий? Неудивительно, что наемники куда охотнее сражаются с троллями, чем с хобгоблинами»
     Винсу и Теодору больше не пришлось участвовать в сражениях. Скорее, наемники даже разозлились бы, вмешайся маги в схватку. Пламя было наиболее эффективным оружием против троллей, но тогда воины остались бы без сырой крови монстров.
     Последовала бы целая серия жалоб, если бы они пошли и поджарили троллей своими Огненными Шарами.
     Глядя в окно, Тео увидел, что к их повозке кто-то приближается верхом на лошади с блестящей коричневой гривой.
     Во всём караване был лишь один человек, который мог ездить на таком коне. Это был Гордон, главный управляющий всем караваном.
     Поравнявшись с повозкой, торговец начал восхвалять двух сидящих в ней магов.
     – На этот раз я и правду выжил лишь благодаря вам двоим! Если бы с нами не было Вас, господин профессор, я понёс бы огромный ущерб. Была бы уничтожена по крайней мере половина повозок! У профессоров Академии Бергена действительно потрясающие навыки.
     – Спасибо.
     – И у Вашего ученика тоже.
     Гордон поклонился Винсу, а затем и Тео.
     Лидер такого большого каравана склонил голову перед самым заурядным магом 3-го Круга! Однако такая благодарность была вполне свойственной после того, что сделал Тео. А сделал он не что иное, как убил вождя хобгоблинов!
     Возглавлял атаку на караван вождь деревни Удивительной Реки.
     Учитывая размер группы, сила вождя хобгоблинов находилась как минимум на ранге С. Это означало, что подобный противник был весьма серьезным даже для мага 4-го Круга. И если бы Тео не остановил вождя, то тыльная часть каравана понесла бы большие потери.
     Тем не менее, в схватке один на один маг 3-го Круга попросту уничтожил вождя хобгоблинов …!
     Если бы не наемники, которые не переставая твердили об этом, то Гордон бы никогда этому не поверил. Тем не менее, Гордон был первоклассным торговцем и обладал гибким умом, а потому тут же осознал ценность Теодора, хоть и не понимал, как ему это удалось.
     – Было бы невежливо с моей стороны отблагодарить вас одними лишь пустыми словами, поэтому я лично подготовил для вас кое-что. Моей совести будет легче, если вы примете сей скромный дар.
     – Хм-м, если Вы так говорите…
     – Ах, так вы примете его?
     Винс кивнул, и Гордон достал коробку, прикрепленную к седлу.
     Металлический ящик был обернут цепями и заперт на замок, что наводило на мысль о весьма ценном характере груза. Гордон достал ключ из кармана и отпер замок. После того, как цепи ослабли, коробка с гудящим звуком раскрылась.
     Внутри находился странно светящийся кристалл. Он был шарообразной формы и время от времени менял свой цвет, превращаясь из синего в красный.
     Когда Тео увидел это, он не удержался от вопроса:
     – Это же…
     В библиотеке было достаточно много справочников о магических камнях, но столь странный шар он видел впервые. Однако Гордон не удовлетворил его любопытство.
     – Извини, но я не знаю. Магическое Сообщество очень ценит подобные предметы, но поскольку их слишком мало, то наша компания сумела отыскать для продажи всего несколько таких. Я надеюсь, что он окажется полезным для вас обоих.
     – Вы отдадите нам такую драгоценную вещь? – спросил Винс, внимательно глядя на шар.
     Гордон, весь сияя, немедленно кивнул. Если этот непонятный кристалл поможет ему сформировать дружеские отношения с опытным магом, то это будет в несколько раз выгоднее, чем его продажа.
     – Конечно! Если бы не вы, я бы мог всё потерять. Это моя личная благодарность вам.
     – Гм… Я очень ценю это.
     – Ха-ха-ха! Теперь я наконец-то могу свободно вздохнуть! Ах, кстати, вы не хотели бы по окончанию магического конкурса присоединиться к нам для обратного пути? Я обеспечу вам лучшее транспортное средство и максимальный комфорт.
     – Что ж, ладно.
     Обменявшись ещё несколькими любезностями, Гордон вернулся в переднюю часть каравана с крайне довольным выражением лица.
     С его точки зрения, он без особого ущерба смог предотвратить нападение хобгоблинов. Также ему удалось сформировать хорошие отношения с сильным магом, что, безусловно, положительно скажется на его статусе внутри торговой компании. Учитывая все эти факторы, Гордон был только счастлив такому повороту дел.
     Однако Винс лишь посмеялся над ним, взяв в руки кристалл.
     – Вот почему невежество – одно из самых страшных качеств. Этот торговец даже не знал, что несет в своих руках.
     – Профессор, а Вы знаете, что это?
     – … Я видел на севере подобные вещи. С технической точки зрения, это не кристалл. Существуют растения, поглощающие кровь монстров, наполняя тем самым свои ягоды магической силой. Такие вещи Магическое Сообщество называет «монстроягодами», – пояснил Винс, положив кристалл обратно в коробку, которую запер ключом, полученным от Гордона.
     После этого он быстро спрятал её в своём пространственном кармане.
     – Монстроягоды привлекают монстров своим ароматом. Монстр, которому удалось съесть такую ягоду, становится крепче и сильнее. Вероятно, повозка с монстроягодами и стала причиной атаки хобгоблинов.
     Как бы ни было тяжело подниматься на горный хребет Надун, такая большая группа монстров не стала бы жить на его окраинах. Монстры хорошо понимали, что их ждет в случае приближения к территории людей. Хобгоблины были более хитрыми, чем другие монстры, а потому не могли не знать этого факта.
     Но теперь было понятно, почему хобгоблины совершили такое необоснованное нападение.
     Винс прикоснулся к своему подбородку и пробормотал заинтересованным голосом:
     – Я помню, что раньше эти предметы относились к категории таких, функциональность которых неизвестна. Но, возможно, в ближайшем будущем как раз и будет обнаружено, каковы их свойства.
     – Обнаружено?
     – Дары, которые я тебе приготовил, могут увеличиться ещё на один.
     – Дары? – переспросил Тео, уставившись на профессора с озадаченным выражением лица.
     В тот момент снаружи раздался чей-то крик:
     – Столица! Я вижу Мана-виль!
     Возможно, Тео и был магом, но, в конце концов, он был юношей из провинции. Он тут же забыл спросить о подарке и выглянул в окно. Каждый человек в королевстве Мелтор мечтал жить в Столице Мана-виль. Считалось, что это райский город, где небо пронзают белые шпили высоких зданий.
     Теодор Миллер вырос в окружении рисовых полей, принадлежащих Миллерам, а потому часто мечтал побывать в большом городе. И вот, наконец-то настал момент, когда его ожидания были вознаграждены.
     – Ух ты…
     Увидев Мана-виль, Теодору не оставалось ничего другого, как издать восхищенный вздох.
     До самой столицы оставалось ещё пара часов пути, но на расстоянии уже можно было увидеть возвышающиеся до небес шпили. Город, окруженный белыми стенами, по-настоящему казался небесным градом. В небе летали кареты, что создавало впечатление погружения в настоящую сказку.
     Это была столица Королевства Мелтор, Мана-виль…
     Место, которое люди называли обителью магии. Даже в империи, которая обладала наибольшей экономической и военной мощью, не было такого города. Ходили легенды, что давным-давно этот город был построен объединенными усилиями эльфов и гномов. Мана-виль был символом абсолютного уровня архитектуры, которая не могла быть воспроизведена мастерами и технологиями современного человечества.
     Винс присел рядом с восхищенным Тео, глядя на столицу, в которую он возвращался спустя столь долгое время.
     «Она всё такая же потрясающая»
     Винс ненавидел политику и удалился в Академию Бергена, но, как маг, он не мог не отдать дань уважения этому городу. Затем он достал из своего пространственного кармана мантию и надел её.
     Это была роскошная мантия, пошитая из впечатляющей ткани красного цвета. Винс не знал, сколько лет прошло с тех пор, когда в последний раз надевал её.
     Мантия символизировала, что он был Винсом Хайделем из Красной Башни Магии.
     – Как только мы проедем через ворота, я покажу тебе Магическое Сообщество, – пробормотал он, будто разговаривая сам с собой.
     Магический конкурс привлекал в Мана-виль огромную аудиторию. Винс вспомнил то, как это происходило несколько лет назад, а потому начал готовиться к поездке загодя. Если бы он задержался хоть на сутки, то один день работы в столице превратился бы в десять.
     Также появился бы дополнительный раздражающий фактор в виде Красной Башни Магии, которая могла прознать о существовании Теодора.
     «Я должен избегать их как можно дольше»
     Красная Башня Магии фокусировалась не на общем развитии, а на оттачивании магии, специализировавшейся на сражении. С их точки зрения, Теодор был восходящей звездой.

Книга II.

Глава 27 – Столица Мана-виль (Часть 2).

     Будучи столицей королевства, Мана-виль славился своими строгими контрольно-пропускными пунктами. Особенно во время магического конкурса.
     Все слышали о той нелепой истории, когда одного дурака посадили в тюрьму после попытки пересечь контрольно-пропускной пункт без какого-либо подтверждения своей личности. Поговаривали, что он провел месяц в тюрьме, питаясь одним лишь черствым хлебом, пока слухи об инциденте не дошли до его семьи.
     Именно поэтому туристы, путешественники и делегаты из других королевств, выстроившиеся подле главных ворот столицы, не скрывали своего напряжения. Причина тому была поистине веской, поскольку мероприятие, к которому они готовились в течение нескольких месяцев, могло по какой-то глупой ошибке пройти без них. Гордон тоже не смог скрыть своей нервной улыбки.
     Однако профессор Винс выглядел точно так же, как и всегда. Он уверенно вышел вперед вместе с Тео и обратился к Гордону:
     – Что ж, мы пойдем первыми.
     – А-а?… Ах! Вам не нужно стоять в очереди?
     – У меня есть приглашение, – кивнул Винс, показывая конверт в руке. Это было приглашение на магический конкурс.
     Приглашение на магический конкурс было не только мерилом репутации и статуса человека, но и четкой идентификационной карточкой.
     Маг, который обладал им, имел преимущественное право на проход через контрольно-пропускные пункты Мана-виля, и скидку во всех магазинах столицы на время магического соревнования. Также, в качестве бонуса, такое лицо получало право избрать место проживания.
     Гордон с завистью посмотрел на приглашение, однако оно позволяло магу провести с собой лишь одного своего помощника. А потому Винс не мог взять с собой сотню торговцев или что-то в этом роде. В конце концов Гордон решил удовлетвориться тем, что и так оставил о себе хорошее впечатление.
     – Профессор, благодаря Вам, наш караван успешно дошел до пункта назначения. Если Вам что-то понадобится, пожалуйста, найдите меня и я помогу Вам, насколько это будет в моих силах.
     – Спасибо за Ваши добрые слова. Что ж, увидимся.
     – Да, всего хорошего! Проходите! – вежливо поклонился Гордон.
     Оставив торговца позади, Винс и Тео двинулись вперед, минуя длинную очередь. Из толпы доносилось посвистывание и шум, но никого это не заботило. Любой, имевший голову на плечах, моментально бы понял, что означает красный халат Винса.
     «Значит, профессор Винс принадлежит к Красной Башне»
     Тео не спрашивал об этом напрямую. Однако как он мог не знать о четырех башнях столицы, будучи учеником Академии Бергена?
     Четыре башни, построенные на севере, юге, востоке и западе, окружали Магическое Сообщество, расположенное по центру. Наружные стены каждой из башен были окрашены в цвета, символизировавшие одну из четырех стихий.
     Одной из них была Красная Башня, – место, служившее резиденцией магов огня. Это была самая воинственная из башен, в которой обучались боевые маги. Каждому наемнику с малых лет втолковывалось, что противостояние магу в красном халате – последнее, что он должен делать в своей жизни.
     Большинство членов Красной Башни были отличными воинами, которые формировали основную силу Королевства Мелтор. Идиоты, которые сражались с этими боевыми магами, не заслужили того, чтобы даже войти в Мана-виль. Должное уважение демонстрировали и стражники на контрольно-пропускном пункте главного входа в город.
     – Приношу свои извинения! – отсалютовал страж, как только увидел красные одежды Винса.
     По умолчанию считалось, что обладатели пригласительного билета должны быть, по крайней мере, 5-го Круга и обладать титулом, эквивалентным виконту. Даже стража Мана-виля, которая по статусу была куда выше обычных охранников благородных имений, должна была отдавать им дань уважения.
     Винс вполне естественно воспринял это приветствие и передал приглашение.
     – Я профессор Винс Хайдель из Академии Бергена, старший маг Красной Башни. Последний раз я посещал Мана-виль семь лет назад.
     – Да, всё верно, – ответил страж, подтвердив личность Винса с помощью приспособления, в котором содержалась вся информация о магах, зарегистрированных в Магическом Сообществе. Затем он ввёл ещё несколько запросов в устройство и убедившись, что интересующих его ответов нет, повернулся к Винсу и вновь отсалютовал.
     – Ещё раз приношу свои извинения, профессор! Теперь Вы можете пройти!
     – Прошу прощения, что задержал Вас. Хорошего дня.
     – Да, спасибо!
     Винс и Тео миновали контрольно-пропускной пункт и прошли через ворота. Все основные проверки, включая проверку их багажа, были пропущены, что позволило им быстрее попасть в Мана-виль.
     Это была привилегия мага, который получил приглашение. Теодор вновь осознал статус человека, который сопровождал его.
     Таким образом, Тео сделал свои первые шаги в Столице Мана-виль, центре всей магии.

***

     «Небесная повозка» была экзотическим видом транспорта, который существовал лишь в Мана-виле.
     Слово «повозка» здесь было не вполне приемлемо, но для этого процесса попросту не существовало иного подходящего термина. Волшебник, игравший роль кучера, обеспечивал магической силой камни маны, которые, в свою очередь, приводили повозку в движение.
     Конечно, это была далеко не магия левитации, а потому скорость повозок была довольно низкой. Тем не менее, возможность посмотреть на Мана-виль с высоты, считалась сродни ознакомлению с достопримечательностью.
     И вот, одна из небесных повозок пролетела над Мана-вилем и осторожно приземлилась у входной двери Магического Сообщества.
     – Вы прибыли ко входной двери Магического Сообщества. С вас 30 серебряных!
     – Это куда больше, чем раньше. Хм, наверное инфляция, – проворчал Винс и передал кучеру три серебряные монеты, достоинством по 10 каждая.
     Они использовали небесную повозку, которую арендовали лишь дворяне и богатые купцы, а потому плата была несравнимо выше, чем за обычную небесную повозку. Если бы Тео пошёл один, то он бы решил протискиваться сквозь ужасную толпу.
     – Давай, нужно спешить.
     – Да.
     Два мага покинули повозку и сразу же прошли через входную дверь Магического Сообщества.
     Как только Тео прошел два столба античного вида и широкие открытые врата, его выражение лица изменилось.
     Любой маг мог ощутить в воздухе плотность маны. Точность определения могла разниться, но каждый волшебник мог почувствовать её глубину и плотность. Тео же, благодаря своему сенсорному восприятию, определял эту разницу гораздо лучше.
     «В четыре или пять раз выше, чем снаружи… Нет, может быть, даже больше»
     Прошло совсем немного времени, как он вошел внутрь, но его дыхание уже стало порывистым. Следуя за Винсом, он что есть силы пытался привести его в порядок. Иногда ему в глаза бросался какой-нибудь волшебник в редких одеяниях или кто-нибудь с мощной магической силой, но ему всё-таки удалось добраться до места назначения, не потерявшись.
     Местом назначения была приемная в центре здания, где проводилась любая регистрационная работа, связанная с Магическим Сообществом. Винс нашел пустое окошко и протянул письмо.
     – Винс Хайдель, старший маг Красной Башни.
     – Будьте добры, подождите.
     Поскольку это было Магическое Сообщество, сотрудник за регистрационной стойкой также был волшебником. Для проверки подлинности приглашения он воспользовался каким-то хитроумным магическим приспособлением.
     – Да, всё верно.
     После завершения простой процедуры подтверждения личности, сотрудник вернул приглашение и начал объяснять график прохождения магического конкурса. Данное разъяснение, очевидно, выходило из его уст за последние дни уже сотни раз.
     Закончив пояснение, сотрудник наконец-то вдохнул воздух полной грудью и спросил:
     – … На этом всё. У вас есть вопросы?
     Винс резюмировал полученную информацию в своей голове, а потому с запозданием кивнул. Взглянув на Тео, стоявшего позади него, он объяснил, почему они здесь.
     – Я хочу попросить регистрационную форму для моего помощника, чтобы подать заявку на Турнир Учеников.
     – А, без проблем. Буду рад помочь.
     Сотрудник был наделен соответствующими правами, а потому достал листок бумаги из ящика и начал задавать Тео вопросы.
     – Пожалуйста, назовите мне своё имя и возраст.
     – Теодор Миллер, 19 лет.
     – Место обучения?
     – Я студент Академии Бергена.
     – Так, теперь…
     – …
     10 минут спустя все личные данные Теодора Миллера были внесены в регистрационную форму и сотрудник уже собирался было убрать заявку в шкаф, как вдруг вспомнил, что кое-что пропустил. Он опустил этот вопрос, поскольку всегда получал один и тот же ответ.
     – Ваш ученик 4-го Круга?
     Это был вопрос, о котором ему даже не нужно было спрашивать. Чтобы попасть на магический конкурс и принять участие в соревнованиях, нужно было быть самым талантливым учеником в своей академии.
     Помимо финансовой поддержки, все участники были талантливыми магами 4-го Круга. В то время как 5-го Круга можно было достичь лишь посредством отдельного просветления или определенных достижений, 4-ый Круг мог быть легко достигнут путем накопления достаточного количества магической силы.
     Именно по этой причине все участники Турнира Учеников были магами 4-го Круга. Вот почему ответ Винса ввёл мага за стойкой в настоящее заблуждение.
     – 3-ий Круг.
     – … А-а-а?
     – Я сказал – 3-ий Круг.
     Сотрудник был явно смущен такому ответу и с горькой улыбкой произнес:
     – Извините, но не могли бы Вы снова уточнить эту информацию у своего ученика? Все остальные участники Турнира Учеников являются магами 4-го Круга. Конечно, основные меры предосторожности существуют, но каждый год кто-то получает травмы, а иногда и вовсе дело заканчивается летальным исходом.
     Сотрудник опасался пропускать на турнир мага 3-го Круга, а потому с отчаянием в голосе рассказал даже столь подробные факты. Это было вовсе не лишено здравого смысла. Преодоление разницы между кругами никогда не было легким делом. Взятие нового круга было сложно даже для мага-ветерана, не говоря уже о студенте академии.
     Тем не менее, Винс небрежно посмотрел назад и спросил у Тео:
     – Всё, как он и сказал. Что думаешь?
     – Я готов, – без колебаний ответил Тео.
     По пути в Мана-виль он в одиночку расправился с вождем хобгоблинов.
     Со временем воспоминания и опыт Альфреда всё глубже интегрировались в его тело, а потому его уверенность в себе возросла. Независимо от того, насколько сильный у него будет противник, он не думал, что он окажется сильнее, чем вождь хобгоблинов.
     Однако сотрудник всё ещё колебался. Он боялся, что ответственность за смерть студента возляжет именно на него. Но в этот момент…
     – Что, только 3-ий Круг? Однако если ученик обучается в самой Красной Башне, то он почти наверняка может преодолеть разницу в один круг. Кроме того, нет такого положения, в котором говорится, что для участия необходимо обладать 4-ым Кругом, – донесся чей-то голос из-за спины Винса и Тео.
     – Хм-м-м?
     Винс обернулся и со странным выражением лица посмотрел на синего мага.
     Синяя одежда была символом Синей Башни Магии. Во многих отношениях она была такой же знаменитой, как Красная Башня.
     Синий маг без малейших колебаний приблизился к Винсу и заговорил в насмешливо-дружеском тоне:
     – Что-то я не припомню это лицо. Похоже, это первый турнир для Вашего ученика, верно?
     – Верно, – коротко ответил Винс.
     Началась битва нервов, в результате чего витавшая вокруг мана начала высыхать. Если бы эмоции мага 5-го Круга стали более интенсивными, то пошатнулось бы всё окружающее пространство.
     Несмотря на холодный ответ Винса, мужчина в синем повел бровями и, понизив голос, произнес:
     – Я хотел вам дать несколько советов, но Ваша реакция настолько холодная… Разве Вы не знаете, что с прошлого года правила изменились?
     – Правила турнира изменились? – чуть громче переспросил Винс, удивившись этим неожиданным словам.
     Это заставило мага в синей мантии улыбнуться и кивнуть.
     – Возможно, я смогу помочь вам.
     Зачем бы он ни пришел, его выражение лица говорило явно не о добрых намерениях.

Глава 28 – Столица Мана-виль (Часть 3).

     – Схватка?
     – Верно.
     Лорен, маг средней категории из Синей Башни, шёл впереди них, всё подробно разъясняя.
     В отличие от его подозрительного выражения лица, бывшего у него при встрече, его объяснение звучало подробным и крайне дружелюбным. Благодаря этому Теодор, который ничего не знал о Турнире Учеников, сумел понять все детали.
     – Участники получили приглашения и, в то же время, один из символических жетонов. Тебя зовут Теодор, верно? Ты тоже должен был получить его на регистрационной стойке.
     – Ах…!
     Тео вытащил кое-какой предмет.
     Это была золотая медаль, которая была похожа на монету, но закрепленная на веревке, в связи с чем её можно было повесить на шею. На ней было выгравировано «132», что означало регистрационный номер Теодора Миллера.
     Увидев её, Лорен кивнул.
     – Да, участники демонстрируют своё превосходство, не давая забрать его противнику. Проигравший будет лишен всех жетонов, которые у него есть, и количество принадлежащих жетонов последнему из участников станет официальным рекордом.
     – В прошлом подобный метод не использовался, – подметил Винс.
     – Ну, произошли кое-какие изменения.
     Винсу странно было всё это слышать, хоть он и покинул Мана-виль семь лет назад. Несмотря на то, что он периодически слышал новости от своих друзей в столице, Винс никогда не справлялся о Турнире Учеников.
     Лорен заметил, что его собеседник заинтересовался этим фактом и быстро проговорил:
     – Основная причина заключается в том, что слишком много участников.
     Именно так всё и было. С увеличением числа участников, пожелавших принять участие в магическом конкурсе, возникли определенные проблемы. Поскольку увеличилось число магов, то выросло и количество их учеников.
     Для высокопоставленных магов прямые дуэли были слишком обременительными, а потому соперничество бессознательно переходило и на Турнир Учеников. Кроме того, ещё пуще пламя раздувало наличие призов из самого Дворца Мелтор.
     – Как вы наверняка знаете, первоначально конкурс представлял собой круговой турнир, но такая система слишком затягивала время его проведения. Конкурс учеников должен быть закончен до начала основного магического конкурса.
     – … Итак, это стало схваткой.
     – Есть люди, которые считают эту систему варварской, но я не думаю, что подобные изменения так уж плохи. Вы можете бросить вызов противнику и проиграть в первом же раунде, потому что вам просто не повезло.
     Его слова не были лишены оснований. Подобный формат был утвержден лишь в конце долгого и рационального обсуждения. По сравнению с круговым, у него были преимущества и почти не было недостатков.
     Компетентный участник мог быстро подняться в рейтинге, выбив других претендентов с большим количеством жетонов, в то время как недостаточно компетентные участники должны были вылететь первыми. Очевидно, такие «волчьи законы» были утверждены, поскольку они вполне соответствовали неписанным правилам башен магии.
     Однако Винс не упустил кое-каких лазеек в правилах подобного формата.
     – А что произойдет, если человек атакует усталого противника, или участник получит нужное количество жетонов, а затем будет попросту избегать боёв? Что делать в таком случае?
     – Хо-хо, это Вы хорошо подметили, – восхитился Лорен магом из Красной башни.
     Он никогда прежде не видел Винса, а потому решил, что маг в красном – приезжий из какой-то провинции. Лорен никогда бы не подумал, что его собеседник достаточно знаменит в Красной Башне. Однако было уже слишком поздно. Посмеиваясь, он указал на стадион, к стенам которого они прибыли.
     – Позвольте кое-что пояснить. В этом году Турнир Учеников проходит на мульти-стадионе Пентариуме. Он состоит из пяти независимых стадионов, причем основное пространство откроется лишь в финале.
     – Хм, выглядит более-менее крепким.
     – Ха-ха-ха! Та даже если бы мы оба использовали всю нашу силу, мы бы не смогли поцарапать даже внешнюю обшивку стадиона!
     Без надлежащего уровня прочности жизнь зрителей была бы в опасности. Маги 4-го Круга обладали сильными атакующими заклинаниями, которые затрагивали широкую область. Как и сказал Лорен, Пентариум был не менее крепок, чем врата крупного города.
     Конечно же, Винс не согласился с его словами.
     – Ну, на этом моё объяснение заканчивается. Не знаю правда, насколько оно вам помогло… – вновь заговорил Лорен, глядя на Винса и Тео.
     – Оно было очень кстати. Спасибо.
     Разъяснение Лорена и вправду было очень информативным. Винсу пришлось отказаться от всех стратегий, которые он запланировал для кругового состязания. Раздражало лишь то, что Лорен был чрезмерно дружелюбен.
     Как и ожидалось, этот вопрос был разрешен самым неожиданным образом.
     – Хе-хе-хе, не стоит благодарности. Теперь ваша очередь помочь мне, – улыбнулся Лорен, лукаво опустив взгляд.
     А затем он указал на мальчика, стоявшего рядом, раскрывая причину, по которой потратил столь много своего личного времени. Всё это было тесно связано с лазейками, которые парой минут ранее подметил Винс.
     – Познакомьтесь, это мой ученик и сын виконта Галлока, Филипп Галлок.
     – Приятно познакомиться.
     Однако Винс просто промолчал.
     Лорен неловко помялся, а затем, прокашлявшись, произнес:
     – Кхм, кхм. В прошлом году было подмечено, что некоторые участники не спешат сражаться. Итак, в этом году было введено несколько новшеств, призванных ускорить процесс.
     – Слишком много слов. Короче.
     – Да, так вот… Как думаете, может ли человек, имеющий лишь один жетон, отклонить вызов другого участника? – задал риторический вопрос Лорен и повернулся к своему ученику, который улыбнулся и тут же подал заявку на матч с Тео.
     Если это правило действительно существовало, то не было ни единого способа избежать боя. Лорен привел Теодора к стадиону в качестве обеда для своего ученика. Это был трусливый трюк, использующий лазейки в правилах.
     – Уху-ху-ху, не думайте, что это трусливо. Разве маги из Красной Башни сами так не поступают? Вы сами виноваты в том, что проглядели это.
     Однако, вместо того, чтобы расстраиваться, Винс просто поцокал языком. Лорен, который ещё ничего не смыслил в проницательности, вероятно, только недавно достиг среднего статуса. Таким образом, он пытался поднять свою карьеру с помощью собственного ученика.
     – Синяя Башня всё ещё пользуется такими мелочными трюками? Вы действуете так, даже несмотря на то, что знаете о влиянии подобных вещей на репутацию?
     – Ч-что?
     – Что скажешь, Теодор? Думаю, время матча должно выбираться человеком, которому бросили вызов, – обратился Винс к Тео, при этом полностью игнорируя Лорена.
     Но Тео и не собирался избегать этой битвы. Ученик этого дурака не казался таким уж грозным, и, прежде всего, он и сам не любил откладывать на потом столь раздражительные вещи.
     – Профессор, а на сегодня ещё что-нибудь запланировано? – спросил Тео Винса.
     – Ух… Я заказал ужин в ресторане на сегодняшний вечер.
     Глаза Теодора засияли, когда он услышал эти слова. В последние годы он набивал желудок самой простой едой из столовой академии. Еда в Академии Бергена была неплохой, но её нельзя было сравнивать с рестораном Мана-виля.
     Тео почувствовал прилив мотивации и с энтузиазмом кивнул.
     – Я закончу это как можно скорее.
     Именно так сложились обстоятельства, приведшие Теодора к его первому турнирному бою.

***

     Возможно потому, что соревнования еще не начались, в Пентариуме, где было открыто целых четыре стадиона, матч Тео и Филиппа начался безотлагательно.
     Каждый из двух участников получил от организаторов халат с тремя подвесными кристаллами. Согласно пояснению судьи, эти кристаллы могли блокировать заклинания 4-го Круга и ниже.
     Это было нечто сродни здоровья участника.
     Когда все три кристалла будут уничтожены, участник будет считаться побежденным.
     – Разве это не слишком дорогостоящие артефакты? – задал вопрос Тео судье.
     – Они одноразовые, а потому не так дороги. Их цена колеблется в районе нескольких золотых.
     – Н-несколько золотых… – заикаясь, пробормотал Тео.
     – Как и ожидалось от деревенщины. Всего лишь несколько золотых, а ты уже так разволновался, – усмехнулся Филипп.
     – Готов поспорить, ты никогда не заработал ни одной золотой монеты.
     – … А ты, похоже, даже в школе не учился.
     Атмосфера между двумя участниками начала накаляться, но тут подошел судья и подтолкнул каждого из них к противоположным сторонам входа на арену стадиона.
     Готовые в любое время выстрелить заготовленными заклинаниями, они взглянули в сторону зрительских мест, которые были защищены прозрачным щитом. Тео и Филипп были никем, а потому людей на трибунах не было. Лишь Винс и Лорен сидели друг напротив друга.
     Поскольку ждать им было нечего, можно было начинать прямо сейчас.
     Судья удостоверился, что оба соперника готовы, и тут же подал сигнал к началу матча.
     Пэн-н!
     Это было заклинание 1-го круга, Свет.
     Когда по центру арены появился маленький светящийся шарик, начинающие волшебники тут же воззвали к своей магической силе. Филипп, который гордился своей превосходной магической силой, решил действовать первым номером.
     – Ледяной Удар!
     От магии льда температура окружающей среды быстро упала. В холодном воздухе образовались самые настоящие сосульки, напоминая собой ледяные стрелы.
     Мощь ледяных заклинаний приравнивалась по силе к железу. Твердость этих снарядов означала, что ледяные стрелы могли быть куда смертоноснее, чем Удар Молнии или Огненный Шар.
     – Вперед!
     Синие стрелы метнулись вперед, повинуясь приказу. Их скорость была ниже, чем у стрел, выпущенных лучником, но раны, которые они могли вызвать, были смертельными. Если Тео пропустит хоть один такой удар, то его скорость снизится, а второе попадание и вовсе отправит его на тот свет. В этом и заключался весь ужас магии льда.
     Тем не менее, Теодор противостоял этой атаке, не испытывая ни малейшего дискомфорта.
     – Ударная Волна!
     Стрелы отличались от атак хобгоблина. Летящие прямо снаряды тут же теряли свою силу, когда с чем-то сталкивались. Вот почему он слегка усовершенствовал существующую формулу Ударной Волны, увеличив её площадь и улучшив её останавливающие свойства. Таким образом, магическая сила Тео взорвалась, соприкоснувшись с ледяными снарядами.
     Фту-фту-фту-фту!
     Несмотря на то, что взрывная волна не полностью нивелировала импульс ледяных стрел, сосульки потеряли свою силу и упали на землю. Удар прошел мимо цели, а значит, был потрачен впустую. Потрясенный Филипп замешкался, и взял на себя инициативу уже сам Теодор.
     Тео быстро направил вперед палец, вызвав магическую формулу, которая уже была рассчитана.
     Тжак!
     Внезапно перед Филиппом в воздухе появилось Воспламенение. Даже если урона оно и не наносило, мало кто мог бы оставаться храбрым, когда перед носом горел сам воздух. И вот, неудивительно, что Филипп попытался сделать шаг назад.
     – У-у-ах?!
     А затем Филипп поскользнулся на Смазке, которую Тео вызвал вместе с Воспламенением.
     В таких ситуациях люди обычно поворачивали голову, чтобы увидеть место падения, но Филипп даже среагировать не успел, как вдруг что-то ударило его в шею.
     Это была магическая атака 2-го Круга, Ветровая Резка.
     Фу-тух!
     Впитав в себя урон, один из кристаллов, свисающих с халата Филиппа, треснул.
     Сын виконта с пустым выражением лица уставился на Тео.
     Сам же Тео принял его взгляд с вполне удовлетворенным лицом.
     – Что? Это отстирывается, – произнес он.

     Примечание переводчика: Автор предоставил нам изображение. Знакомьтесь, это Митра.


 []


Глава 29 – Столица Мана-виль (Часть 4).

     Тео использовал Воспламенение, чтобы отвлечь Филиппа, и Смазку, чтобы заставить его упасть. А закончилась комбинация Ветряной Резкой. Сочетание заклинаний 1-го и 2-го Кругов привело к нужному результату даже без использования магии 3-го Круга.
     Если бы это было поле боя, а не соревнование, то голова Филиппа уже катилась бы по земле. Впрочем, Филипп даже несколько раз потрогал свою шею, чтобы убедиться, что всё в порядке.
     Затем он встал и разразился ругательствами:
     – Ублюдок! Разве ты не знаешь, насколько стыдно использовать такую мелочную магию? Ты, деревенщина!
     – Чего?
     Как только Филипп встал, Тео высвободил заклинание, которое уже успел подготовить.
     Вжух!
     Это был синий электрический разряд – заклинание 2-го Круга, Удар Молнии.
     Скорость, заложенная в характеристиках этого атрибута, значительно повышала эффективность магии 2-го Круга. К тому времени, как противник должен был увидеть Удар Молнии, было бы уже слишком поздно.
     Однако Филипп не был настолько некомпетентным.
     – Даже не рассчитывай удивить меня дважды!
     Даже если он родился в хорошей семье и имел серьезную поддержку, ему всё равно приходилось полагаться на свои собственные таланты и умения. По сравнению с Тео его голова была не столь хорошей, но вот зато чувствительность была в несколько раз лучше. Филипп зафиксировал активацию Удара Молнии и машинально подготовил магическую формулу для Щита.
     В тот момент, когда он собирался с уверенным лицом выкрикнуть слова заклинания…
     Пшик.
     – Щи…ай-ак!
     Совершенно внезапно на земле появился бугорок, за который Филипп зацепился ногой и потерял равновесие. Магическая формула, которую он готовил, раздробилась незадолго до её завершения, и в лицо Филиппа врезалась молния. Его магическая сила рассеялась.
     Упав и прокатившись по земле, он схватился за своё перекошенное лицо. Это было действительно весёлое зрелище.
     Хрясь.
     И вот, был разрушен ещё один кристалл, поглощавший урон. Теперь у Филиппа оставалась лишь одна «жизнь». Если треснет и третий, то он будет считаться побежденным, и все его жетоны перейдут Теодору.
     Тео поднял голову, видя, что победа не за горами.
     «Попадаться на такие уловки… Нет, разве это не самый обычный парень?», – подумал он.
     Где могли студенты, обучавшиеся в академиях или с частными преподавателями, попрактиковаться в настоящих сражениях? Их можно было похвалить за успешно проведенный тренировочный спарринг или, в лучшем случае, за бой против какого-нибудь бандита, который проводился под присмотром охранников. Они никогда не ощущали истинный смысл слова «сражение».
     После поглощения опыта Альфреда Беллонтеса и битвы против хобгоблина, Филипп казался ему неопытным ребенком.
     Однако сам Филипп думал совершенно иначе.
     – Тьфу! Черт возьми! Разве у тебя нет желания сражаться справедливо, как настоящий маг? Оскорбительно в таком почетном поединке использовать магию 1-го и 2-го Кругов!
     – Вот же кретин. Почему это Круг имеет значение, если и то, и то – магия?
     Винс, сидевший на трибунах, кивнул в знак согласия.
     Редко когда случалось, чтобы в битвах использовались какие-нибудь особо мощные и тяжелые заклинания. Будь то Адское Пламя или обычный Огненный Шар, враги всё равно бы умерли. В каждой небольшой схватке всегда было проще нанести удар по шее с помощью небольшого магического заклинания.
     Лорен же, видя глупость своего ученика, хлопнул себя по лбу. Возможно, боевой магии Филипп обучался и легко, но вот как её использовать понимал плохо.
     А следующие слова Тео и вовсе были похожи на кинжалы, пронзающие Лорена.
     – Если твой учитель говорит тебе по-другому, то ты действительно можешь гордиться таким учителем. Или, может быть, ты ещё не изучал эту часть?
     – Кхек!
     Филипп замолк, словно от удара обухом по голове.
     Выражения лиц двух магов, наблюдавших за этой сценой, были весьма примечательными. На лице Винса, которое было начисто лишено эмоций, появилась улыбка. Тем временем, лицо Лорена начало раздуваться, словно вот-вот должно было взорваться. Слова Тео явно приводили к росту его кровяного давления.
     Как говорил один мудрец? Когда заканчиваются слова – в ход идут кулаки.
     Филипп Галлок был человеком, который недалеко ушел от этой поговорки.
     – Заткнись! Солдаты с промёрзлых земель, услышьте мой призыв!
     Когда он начал яростно собирать свою магическую силу, температура вокруг него быстро упала. Ровный пол покрылся изморозью, а воздух начал наполняться холодом, который, казалось, вот-вот превратит всех в ледяные статуи. Теодору Миллеру будет крайне сложно противостоять заклинанию 4-го Круга, Замороженной Орбите, когда она будет полностью завершена.
     Конечно, если она будет завершена.
     – Разве ты не знаешь, что нельзя использовать такие серьезные вещи?
     Тео поднял пальцы, словно ждал чего-то подобного.
     Ту-тух!
     Его действия мало чем отличались от тех, когда он вызвал Воспламенение.
     «Он что, пытается повторить то же самое?», – с издёвкой подумал Филипп, откидывая голову назад. В первый раз он не был к этому готов, но на второй раз он уже ни за что не дал бы себя уронить.
     Если Филипп не шагнет назад, значит, он не упадёт, и его заклинание сработает как надо.
     Но в этом и заключалась его главная ошибка.
     Фтух!
     – Кхе… Укх… Ай…
     Внезапно Филипп почувствовал необъяснимую боль в районе своих бедер. Кристаллы, которые поглощали повреждение, не полностью предотвращали болезненные ощущения.
     Хрясь!
     Филиппу было уже всё равно, что последний кристалл сломался. И когда он посмотрел вниз, то понял, что вызвало такие страшные страдания. Это был заостренный кусок камня, похожий на копье. Эта небольшая скала появилась прямиком из-под земли и с завидной точностью пронзила его бедро.
     Излишне говорить, что это было результатом кооперации между Теодором и Митрой.
     – Это, это же… Кха… Икх… – Филипп так и не мог закончить начатое и свалился на землю. Мало того, что травма сама по себе была действительно ужасной, так ещё и он был далеко не привычным к боли.
     Даже судья с побледневшим лицом повернулся к Тео.
     Теодор почесал голову, будто совершил какую-то ошибку.
     – Митра, давай в следующий раз немного полегче.
     – Хинь? – издала звук Митра, выбравшись из-под земли и посмотрев на Филиппа с наивным лицом.

***

     Филип выглядел настолько ужасно, что судья вынужден был вызвать носилки, которые увезли его в мед-часть. Большая часть повреждений поглощалась кристаллами, а потому даже судья был поражен такой серьезной травме.
     – Теодор, поздравляю Вас с Вашей первой победой в Турнире Учеников, – произнес он, пытаясь сохранять спокойное выражение лица.
     – Ах, спасибо.
     – Вы одержали одну победу и получили четыре жетона Филиппа Галлока. Неважно, потеряете Вы их или проиграете в поединке, но Вы несете персональную ответственность за любые потери, поэтому, пожалуйста, будьте бдительны.
     В ладонь Тео опустились четыре жетона. Из-за металлических материалов они были достаточно тяжелыми.
     Пока Тео безучастно смотрел на них, до конца не осознавая, что победил, к нему подошел профессор Винс.
     – Ну как? Разве это не легче, чем казалось?
     – Да, это было не так уж и сложно.
     – В этом и заключается разница в опыте. Получив воспоминания Альфреда Беллонтеса, ты стал знаком с боевыми действиями. Студенты, которые растут, как растения в теплице, не ровня тебе.
     Именно поэтому Винс и разрешил Теодору принять участие в Турнире Учеников.
     Квалифицированные боевые маги умели находить бреши в доспехах и шлемах бдительных рыцарей. Они были мрачными жнецами, которые могли убить даже старших магов.
     Практический опыт играл большую роль, а сенсорное восприятие Тео мало чем отличалось от интуиции воина, который десятилетия провёл на полях сражений. Он мог найти небольшие уязвимости в обороне своего противника и воспользоваться ими, чтобы победить его.
     Вот почему он без особых сложностей одолел своего соперника. Поскольку оба человека думали о чем-то своём, позади них раздался чей-то голос.
     – Эй, Винс Хайдель!
     – Что…?
     Винс, который не почувствовал приближения этого человека, с недоуменным лицом обернулся на оклик.
     Затем он тут же втянул в грудь побольше воздуха. Как бы он не был хорош на поле боя, тот, кто стоял перед ним, был настоящей редкостью.
     И вот, увидев этого мужчину, лицо Винса странно перекосилось.
     – Разве Вы не слишком заняты, чтобы приходить в такое место?
     Белая борода и седые волосы резко контрастировали с мышцами, которые выпирали даже из-под синей мантии. Его предплечья были столь же толстыми, как бревна, а его ладони казались достаточно мощными, чтобы раздавить голову взрослого человека. За его спиной висел посох, который выглядел настолько большим и тяжелым, что не каждый маг сумел бы носить его в руках. Если бы вместо посоха там висел двуручный меч, то он выглядел бы как воин, а не как волшебник.
     В ответ на помрачневшее лицо Винса мускулистый старик ухмыльнулся и положил руку на его плечо.
     – Ха-ха-ха! Не будь таким! Мы же сто лет не виделись!
     – Э-а, подождите-ка. Ай, больно же!
     – Каждый мужчина должен быть силён. Теперь представь-ка меня своему ученику, которого ты с собой привёл!
     Винс, который наконец-то сумел выкрутиться из лап старика, вздрогнул и принялся массировать своё плечо. Несмотря на своё натренированное тело, одного тычка этой ручищи было достаточно, чтобы переломать кости.
     Старик был хорошо известен как «Ужас Синей Башни» или «Мускулистый Мастер».
     Винс неохотно представил Тео:
     – Это Теодор Миллер, студент Академии Бергена.
     – Рад знакомству.
     – Да, да, приятно познакомиться!
     Старик хохотнул, а затем мгновенно стер со своего лица все эмоции, пронзительно посмотрев в лицо Тео. Теперь он кардинально отличался от того задорного пожилого мужчины, который всего несколько секунд назад шутил и смеялся.
     Нечто подобное Тео чувствовал от Мирдаля, который видел людей насквозь.
     – … Интересно. Ты бывал на полях сражений? Было бы нелепо называть тебя салагой.
     Взгляд старого мага был настолько тяжелым, что Тео даже пришлось отвернуться, чтобы избежать его. Чтобы изменить тему, Тео решил что-нибудь спросить у своего наставника:
     – Профессор. Это…?
     Однако его попытка тут же была прервана старым магом.
     – Хммм! Почему ты спрашиваешь Винса, а не меня? Если ты игнорируешь меня, потому что я старик, то не стоит!
     – Мне… Мне очень жаль.
     – Ху-ха-ха-ха! Что ж, это не имеет значения!
     Старый маг был похож на бурю. Он подхватил Тео под руки, от чего тот моментально почувствовал головокружение. В руках старика была не магическая сила, а просто сила. Этот старик наверняка сумел бы поднять Тео и одной рукой.
     И вот, когда у Тео начала кружиться голова, старик опустил его на землю, а затем, прищурившись, повернулся к Винсу, призывая его что-то сказать.
     С крайне измученным выражением профессор наконец-то пояснил, что это за старик.
     – Не удивляйся… Это верховный маг Синей башни, Бланделл Адрункус.
     – Ах, и правда… Э-э!? – переспросил шокированный Тео.
     А затем Винс решил кое-что добавить. Он прошептал это Тео на ухо, чтобы маг ничего не слышал:
     – Этот чудной старикан – Мастер Синей Башни.
     – …?!
     Глаза Теодора задрожали, когда он понял, что встретил самого уважаемого человека, которого когда-либо видел за все свои 19 лет жизни.


 []


Глава 30 – В погоне за гением (Часть 1).

     «Мастер Синей Башни!»
     Сердце Теодора замерло, когда он понял, что значит этот короткий титул.
     Башни Магии, защищавшие Королевство Мелтор, разделяли своих магов на пять категорий.
     Подобное распределение было не столь строгим, как в случае с благородными титулами, но магам приходилось с уважением относиться к тем, кто был выше их по рангу.
     Новые члены башни магии получали звание «базовых», в то время как те, кто обладал кое-каким опытом, звались магами среднего ранга.
     Люди, которые добивались определенных достижений и становились известными, получали титулы старших магов, тогда как ветераны и основатели той или иной башни магии носили титул «прайм».
     И, наконец, мудрейшие из магов, которых считали истинными хозяевами той или иной башни, носили звания верховных магов. Верховный маг был абсолютным волшебником и считался более ценным, чем семь мастеров меча Королевства Андрас. Кроме того верховные маги считались основой Королевства Мелтор.
     И вот, старик, стоявший перед ним, был главным волшебником Синей Башни, одним из верховных магов!
     – Студент третьего курса Академии Бергена, Теодор Миллер, приветствует Мастера Синей Башни! – быстро поклонился Теодор, осознав ситуацию.
     Это заставило Бланделла погладить свою бороду и рассмеяться.
     – Уху-ху-ху, нет нужды так переживать! Вежливость – это хорошо, но не стоит слишком низко кланяться. Разве не так, Винс?
     – Ха-ха… Да, – с суровым выражением лица немедленно отозвался Винс. Он явно был не в восторге от такого отношения к этому человеку. Очевидно, что Винс как минимум не питал к нему симпатий.
     Бланделл был мастером башни магии, но он подошел к ним совершенно под иным предлогом. А значит, в его действиях мог таиться скрытый мотив. Винс так подумал и, естественно, прикрыл Тео.
     – Итак, что случилось?
     Винс изрядно напрягся, поскольку не думал, что хозяин одной из башен магии подойдет к ним просто поболтать.
     Глядя на застывшее раздражение на лице Винса, Бланделл сделал шаг назад. Казалось, он знал, насколько тот мог оказаться взрывным.
     – Гм, гм. Да, в принципе, ничего такого. Просто тебя так давно не было в столице, что я решил посмотреть, действительно ли это тот самый Винс Хайдель. Кроме того, меня изрядно удивили слухи, что ты привёл с собой ученика.
     – Значит, уже поползли слухи?
     – А разве много интересного в этих замкнутых башнях? У наших коллег нет выбора, кроме как глазеть на остальных.
     Бланделл несколько раз пожал плечами, но это было вовсе не обаятельно, а даже страшно.
     Теодор задался вопросом: как же нужно тренироваться, чтобы сформировались такие мышцы?
     В этот момент Бланделл снова повернулся к нему.
     – Хе-хе, чем больше я смотрю, тем больше ты мне нравишься. Если бы я не встретил другое дитя, я бы, возможно, попытался взять к себе в ученики тебя.
     – Вы не можете просто так… Подождите-ка, – глаза Винса полезли на лоб, когда до него дошло нечто очень странное.
     Взятие ученика Мастером Синей Башни было крайне серьезным событием. Как бы ни был Винс безразличен к подобным новостям, о таком он точно должен был услышать. Однако профессор хорошо помнил, что у Мастера Красной Башни и Мастера Синей Башни ещё не было учеников.
     – У хозяина Синей Башни появился ученик?
     Бланделл рассмеялся над столь ожидаемой реакцией:
     – Ху-ху-ху, не стоит так удивляться.
     Этот смех явно был предназначен для того, чтобы подчеркнуть, насколько хорош его ученик. Преисполненный гордости, Бланделл даже выкатил вперёд свою накачанную грудь. Сразу было понятно, что он хотел похвастаться.
     – Твой ученик хорош, но уже предрешено, кто станет победителем турнира в этом году.
     – О чем Вы говорите?
     Как только Винс это произнес, в зале ожидания раздался голос, объявивший результаты прошедшего матча.
     – Стадион №4, матч между Маркусом Джованни и Сильвией закончился. Победа Сильвии. Продолжительность поединка – 24 секунды. Маркус, обладающий тремя жетонами, покидает турнир.
     «… 24 секунды?»
     Люди, находившиеся в зале ожидания, засомневались в достоверности услышанного. За такой короткий промежуток времени было крайне сложно вывести из строя все три кристалла, даже если запустить с самого начала сразу несколько заклинаний. Это было попросту невозможно, разве что если только противник не будет стоять на месте как чучело, не обеспечив себя даже самой минимальной защитой.
     Другими словами, победитель на стадионе №4 попросту задавил своего соперника. И вот, когда десятки взглядов сосредоточились на выходе из арены, один пожилой мужчина с довольным лицом погладил свою бороду.
     Скрип.
     Дверь отворилась, и кто-то вошел в зал. Бледные магические огни, освещавшие комнату, вовсе не обладали ослепляющим эффектом, но люди тут же принялись протирать свои глаза, глядя в сторону выхода.
     Вокруг неё была настоящая «сияющая» атмосфера.
     «Серебряные волосы…?»
     Глаза Тео прищурились. Он не мог не почувствовать благоговения.
     Её волосы были похожи на белый снег, а кожа – какого-то особо благородного оттенка. Глаза девушки были синими, словно чистое озеро, и сливались с синими одеждами, которые она носила. Каждый раз, когда она моргала, происходило загадочное мерцание магической силы.
     С конца её большого посоха, который казался несоразмерным с её телом, свисали десятки жетонов. В то время как все были потрясены внешностью этой великолепной и странной девушки, она абсолютно спокойной походкой подошла к трем людям.
     – Мастер.
     – Охо-хо, хорошая работа!
     Бланделл рассмеялся и раскрыл объятия, но девушка без малейших колебаний тут же отвернулась от него. Лицо старика слегка перекосило от столь холодного ответа, но вскоре он восстановил самообладание, словно подобное было в порядке вещей.
     Всё-таки умудрившись похлопать её по голове, он обратился к своим двум собеседникам:
     – Так вот, позвольте представить. Это и есть тот ребенок, которого я тайно обучал, Сильвия.
     – … Здравствуйте, – донесся до их ушей спокойный голос девушки.
     В её тоне не проявлялось никаких эмоций, как, впрочем, и в её глазах. Большинство юношей наверняка потеряли бы самообладание, лишь только начав с ней говорить.
     Тео тоже был поражен ее присутствием. Однако помимо её красоты была ещё одна причина.
     Это было связано с восприятием Альфреда Беллонтеса, которое позволило ему оценить её потенциал. И всё его нутро кричало о том, что она была противником, который был Теодору Миллеру не по зубам!
     «Да не может такого быть…! Эта девушка сильнее, чем вождь хобгоблинов!?»
     Его разум серьезно в этом сомневался, однако его внутреннее предчувствие ещё ни разу не давало сбоев. Интуиция Тео подсказывала ему, что ученица Синей Башни, Сильвия, была намного более грозным противником, чем вождь хобгоблинов.
     Силу мага нельзя было оценивать лишь здравым смыслом. Однако, учитывая внешний вид и субтильное телосложение девушки, он никак не мог отбросить мысль о том, что это просто нереально.
     – Хм-м-м? Кажется, Сильвия тебя заинтересовала.
     Бланделл увидел подрагивающие глаза Тео и поспешно улыбнулся.
     – Почему бы вам двоим не сразиться? Разве это не шанс показать Сильвии свои замечательные способности?
     Это была совершенно не смешная шутка. Теперь Тео понял, почему Винс считал представителей этой башни магии подлыми существами. Не было ни малейшего шанса на то, что верховный маг не сможет понять потенциал молодого мага, увидев его.
     И вот, если Тео окажется настолько глуп, чтобы кивнуть в ответ, то он попросту потеряет пять жетонов и подмочит репутацию Винса.
     Тео с усилием отвел глаза от Сильвии и отказался от приглашения.
     – Извините, но я вынужден отказаться. Прямо сейчас я могу только показать вам лишь неприглядные способности.
     Сильвия тут же отвела от него свой взгляд. Неужели она потеряла к нему свой интерес?
     Он почувствовал некоторое сожаление, но конкурировать с ней прямо сейчас было бы глупо. Бросать вызов сильным противникам было смелым и заслуживающим уважения поступком, однако сражаться с теми, у кого он попросту не мог выиграть, было самой обыкновенной глупостью.
     Услышав его ответ, Бланделл поцокал языком и сказал:
     – … Плохо, конечно. Что ж, надеюсь, в будущем вы обязательно встретитесь на арене.
     С этими словами Бланделл развернулся и пошел по своим делам. Сильвия же поклонилась и последовала за своим мастером. Как только эти двое людей внушительного вида исчезли, напряжение в зале моментально спало. Сочетание накачанного старика и девушки с серебряными волосами было поистине странным.
     Однако Тео и Винс всё ещё были напряжены.
     – Так как насчет забронированного столика в ресторане? – первым открыл рот Винс.
     – К сожалению, что-то я сейчас не голоден…
     После встречи с гораздо более сильным противником, его уверенность в себе, после победы в первом матче, моментально испарилась.
     Сильвия, ученик Мастера Синей Башни, Бланделла Адрункуса…
     У неё был настоящий магический гений, которого Тео жаждал с самого детства. Тот факт, что она уже была учеником, несмотря на то, что была моложе его, служил очередным тому доказательством.
     В животе Тео появилось неизвестное чувство, которое обычно возникает, когда человек чувствует зависть или тоску.
     – Пока что лучше избегать её и встретиться с ней уже на более поздних этапах.
     – Я понимаю.
     Такие гении, как она, появлялись нечасто. Большинство участников неминуемо станут её жертвами и вылетят из турнира. Тео же легко найдет других людей, у которых сможет разжиться жетонами и подняться в рейтинге.
     Но сейчас вызов Сильвии на поединок был абсолютно глупым и безрассудным поступком.
     – Тем не менее, я всё-таки хочу бросить ей вызов.
     Гений, признанный Мастером Синей Башни… Человек, рожденный с талантом, который Теодору мог только сниться… Тем не менее, теперь Тео не мог жаловаться на отсутствие способностей. Гримуар, которым он владел, был вполне сопоставим с естественным гением Сильвии. А в связи с этим ему лишь ещё сильнее хотелось померяться с ней силами.
     – Я думаю, что это нелепое и глупое решение, но…
     На холодном лице Винса появилась трещина, которая, очевидно, заменяла собой улыбку. Это была гримаса зверя, которую так часто видели в дни его бытности боевым магом.
     – Давно я не чувствовал, чтобы моя кровь так вскипала. Я хочу стереть ухмылку с лица этого самодовольного старикана.
     – О да, это было бы здорово. Я тоже не против на это посмотреть, – согласился Тео.
     – Это по-настоящему отличные отношения, когда сердца соединяются. Я даже не думал, что ты будешь так замотивирован.
     Винс вытащил свой кошелек из своего пространственного кармана и, прищурившись, уставился на Тео. А затем тихо пробормотал:
     – Пойдем в магазины артефактов и книжные лавки. Скажешь мне, если тебе что-то понравится.
     После семи лет работы профессором в академии настал момент, когда его толстому кошельку необходимо было раскрыться пошире.

Глава 31 – В погоне за гением (Часть 2).

     Решив раскошелиться, Винс вывел Теодора из здания Магического Сообщества. Коммерческая деятельность была запрещена в районе, где располагалось Магическое Сообщество, поскольку оно представляло собой научно-исследовательский институт.
     По этой причине они быстро сели в небесную повозку, ведь лучшего способа избежать столпотворения Мана-виля попросту не существовало. Как только Винс уселся на заднее сиденье, он тут же назвал пункт назначения:
     – В торговый квартал, пожалуйста. Сектор Д, область 27-2 будет вполне кстати.
     Затем, когда небесная повозка пришла в движение, Винс повернулся к Тео и спросил:
     – Как ты думаешь, что на данный момент для тебя является самым важным?
     – … Взятие 4-го Круга.
     – Именно, – кивнул Винс правильному ответу Тео.
     Круг считался самым основным и важным показателем способностей каждого мага.
     Количество кругов не ограничивалось одной лишь магической силой. Чем больше кругов было у мага, тем быстрее циркулировала его магическая сила, и тем сильнее становились заклинания. Даже при использовании абсолютно одинаковой формулы, Магическая Ракета 5-го Круга была куда сильнее, чем 3-го.
     Сильвия была гением, находившимся на попечении Мастера Синей Башни. Она была противником, который обладал абсолютным преимуществом, когда дело доходило до чистой силы.
     Однако разве у Тео не было своего собственного преимущества в виде опыта? Это означало, что ему нужно было использовать кратчайший путь, чтобы максимально приблизиться к уровню Сильвии. К счастью, способность Обжорства позволяла ускорить его рост.
     «Если это возможно, я хотел бы подняться и до 5-го Круга, но… Невозможно достичь 5-го Круга просто накапливая магическую силу»
     Если бы таким образом можно было достичь 5-го Круга, то любой человек с деньгами мог бы стать магом 5-го Круга.
     Как и во владении оружием, существовало определенное ограничение, которое нельзя было преодолеть, просто вкладывая деньги в обучение и тренировки. Это была так называемая «стена», которую нужно было преодолеть лишь благодаря собственным исследованиям и просвещению.
     Именно поэтому Теодор не мог обойти этот фундаментальный принцип, даже несмотря на Обжорство.
     Винс взглянул на раскинувшийся внизу Мана-виль и уверенно произнес:
     – Сейчас в торговом квартале как раз много хороших вещей. Там будет достаточно предметов, которые смогут тебе помочь.

***

     Динь-динь!
     Раздался звон колокольчика, закрепленного у входной двери. Устройство было призвано возвещать продавцу о новых посетителях.
     Услышав его звук, хозяин магазина по имени Фред подошел к прилавку. В городе был большой наплыв туристов, но что касается магазинов, где продавались высококачественные артефакты, то особой разницы в количестве клиентов не было. Цены на здешние товары были настолько высокими, что страшно было даже войти в магазин.
     Однако сегодня к нему заходили лишь те, кому хотелось поглазеть на мощные артефакты, а потому продавец поприветствовал своих новых посетителей совершенно без энтузиазма:
     – Добро пожаловать.
     Однако его равнодушное отношение тотчас же исчезло, как только он увидел наряд Винса. С тех пор как Фред открыл свой магазин в Мана-виле, он повидал тысячи магов и артефактов. И вокруг таких клиентов, как этот, всегда витал запах денег.
     «Красная Башня, а ещё… Ранг старшего мага…! Судя по его походке, он похож на боевого мага. На нём нет артефактов, а сопровождает его… Ученик? Возможно, они купят сразу два артефакта»
     Как правило, крупнейшие заказы приходили из исследовательских магических фондов. Желтая Башня, также известная как Башня Алхимии, была настоящим пожирателем денег и потребляла до 30% ежегодного бюджета королевства.
     Для сравнения, расходы на исследования Белой Башни и Синей Башни, которые были относительно меньшими, превышали годовой бюджет самой крупной торговой компании.
     Однако были и некоторые исключения.
     – Покажите, что у Вас есть хорошего, вне зависимости от цены. К слову, у меня есть приглашение на магический конкурс.
     – Да! С превеликим удовольствием!
     Фред был в восторге от ожидаемых продаж и тут же ринулся на склад.
     «Как и ожидалось от боевого мага из Красной Башни! Бывают же и в ней нормальные волшебники!»
     Единственной башней, которая не имела больших затрат, была Красная Башня. Она считалась штаб-квартирой боевых магов, которые большую часть своего времени проводили на полях сражений, а не в лабораториях.
     За исключением приобретения экипировки, которая могла спасти их жизни, как правило, они просто копили заработанные деньги. Но если какой-то товар их удовлетворял, то они могли заплатить за него даже больше, чем он стоил на самом деле. Итак, боевой маг из Красной Башни считался в магазинах артефактов настоящим VIP-клиентом.
     Фред, как молния, метнулся на склад и не менее быстро оттуда вернулся.
     – Извините, что заставил Вас ждать!
     Бу-дух!
     На прилавок опустился железный ящик, содержащий десятки артефактов. Несмотря на мощную печать, из него просачивалось ужасающее количество магической силы.
     И вот, Тео наконец-то дождался, когда замок был снят и крышка открылась.
     Когда Теодор увидел содержимое железного ящика, его глаза полезли на лоб.
     – Ох…!
     Тео повидал много артефактов в лавке черного трейдера, а потому даже без Оценки определил, что все без исключения предметы, лежавшие перед ним, обладают «редким» рейтингом! Если он всё это поглотит, то сможет заполнить более половины магической силы, необходимой для 4-го Круга.
     Однако Винса, казалось, вовсе не интересовал рейтинг этих артефактов.
     – Разве я не сказал: «Вне зависимости от цены»?
     – А-а? Но ведь это лучшие предметы в нашем магазине…
     – Не правда. Есть ещё кое-что, – улыбнулся Винс и постучал по стойке, – Б-ранг. Будьте так добры, вытащите и его.
     – … Как скажете, – кивнул Фред, чье лицо моментально напряглось.
     Значит, первоклассный маг из Красной Башни и вправду был способен приобрести этот предмет. Этот артефакт он не вытаскивал в течение последних нескольких лет, с самого момента открытия магазина. Из-за его огромной стоимости он думал, что никогда не найдет покупателя на такой товар.
     Бзынь!
     Металлический замок под прилавком был открыт, и на свет появились серебряные перчатки.
     – Оцени их, – прошептал Винс.
     – Секундочку.
     Тео осторожно поднял замечательные рукавицы, а затем приказал Обжорству:
     – Оценка.

     – ---------------------------------------
     +9 Защита Западного Ветра (тип: доспехи).

     Рукавицы из мифрилового сплава, созданные мастерами-гномами. Одни лишь защитные свойства перчаток поразительны сами по себе, однако их истинная ценность заключается в магии, скрытой внутри рукавиц.
     При использовании магии ветра, магическая сила их владельца вызовет воздушный поток, отклоняющий любые летящие в него снаряды.
     Поговаривают, что прошлый владелец этих перчаток без особых проблем мог проходить сквозь целый ливень стрел.

     * Класс предмета: драгоценный.
     * При поглощении предмета Вы получите значительное количество магической силы.
     * При поглощении предмета увеличится эффективность защитных заклинаний стихии ветра.
     * Время переваривания предмета: 1 час, 45 минут.
     * Надев предмет, автоматически применяется «Благословление Ветряного Потока».
     – ---------------------------------------

     «Драгоценный рейтинг!»
     Глаза Тео дрожали, когда он убедился в правдивости информации.
     Эти рукавицы были на том же уровне, что и «Ревущие Языки Пламени», которые он получил от семьи Картеров в качестве извинения.
     Теодор не очень хорошо разбирался в торговле, но мог предположить, что стоимость таких перчаток не будет ниже ста золотых. Это было в несколько раз больше бюджета владений Миллеров, а потому вполне естественно, что Теодор тут же потерял всё своё хладнокровие.
     – Ц-цена?
     – Они стоят 180 золотых, но так как все приглашенные на магический конкурс получают скидку, я готов отдать их за 144 золотых.
     – 144 золота…!
     Теодор почувствовал, что задыхается, но Винс просто шагнул вперед и вытащил свой кошелек.
     Это были не золотые монеты, а золотой слиток, помеченный символом королевства. Он был эквивалентен ста золотым. Винс положил на прилавок два таких слитка и сказал Фреду, который безучастно смотрел на своего клиента:
     – Это за всё вместе. Или требуются какие-нибудь дополнительные процедуры?
     – Нет, нет.
     – Тогда я беру.
     Артефакты стоимостью 200 золотых были сметены Винсом в мгновение ока. Объекты исчезли в пространственном кармане, словно это был сон. Фред, который сорвал настоящий джек-пот, тупо смотрел в сторону входной двери, в проеме которой исчезли эти два странных покупателя.
     – … Думаю, сегодня можно устроить выходной.
     С этими словами Фред повесил на дверь табличку [ЗАКРЫТО] и подумал о том, что неплохо было бы выпить чашечку дорогого саке.

***

     Винс и Теодор не остановились на одном только магазине Фреда.
     Но даже в роскошных магазинах Мана-виля можно было найти лишь один или два предмета Б-ранга. После приобретения «Защиты Западного Ветра» Винс прикупил некоторые предметы и в других магазинах. Общей суммы, потраченной в процессе закупок, было достаточно, чтобы купить в Мана-виле целую усадьбу.
     Вскоре Теодор вернулся в предоставленное им жилье и, наконец, смог рассмотреть все приобретенные ими артефакты.
     «Вау, сколько же всё это стоило…?»
     Он никогда раньше в своей жизни не видел подобного зрелища. Большинство предметов принадлежало к категории «для количества», но среди этой горы встречались и кое-какие действительно качественные. Обжорство, которое всё ещё спало, вытянуло язык, словно почувствовало соблазнительный аромат магической силы, исходящей от артефактов.
     Первыми Винс придвинул к Тео артефакты класса «редкие».
     – Для начала скорми ему редкие артефакты. Если бы Обжорство было человеком, то это была бы его закуска.
     – Хорошо.
     Сделав несколько глубоких вдохов, Теодор направил левую руку на артефакты. Он знал, что не будет никаких проблем, если накормит гримуар несколькими разными вещами одновременно, однако он всё равно нервничал при мысли о попытке поглотить предметы стоимостью в несколько сотен золота.
     Это была огромная сумма денег для любого человека.
     – Что ж, ешь, Обжорство.
     И в следующий момент…
     Язык Обжорства принялся за свой роскошный ужин. Ожерелья, браслеты, ботинки, кинжалы и доспехи втягивались в ладонь Тео бесконечным водоворотом. Одновременно с этим в голове Тео раздался знакомый голос, непрерывно возвещающий о тех или иных изменениях.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Ожерелье Чистоты».
     Предмет обладает стандартным количеством магической силы.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 2-го Круга «Очистка» увеличилось.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Магический Браслет Каменного Кулака».
     Предмет обладает стандартным количеством магической силы.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 3-го Круга «Каменная Кожа» увеличилось.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Липкие Ботинки».
     Предмет обладает стандартным количеством магической силы.

     Ваше мастерство во владении заклинанием 1-го Круга …
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     
     Полное переваривание предметов займет 45 минут и 12 секунд.
     – ---------------------------------------

Глава 32 – В погоне за гением (Часть 3).

     После того, как Теодор съел большую часть артефактов, следующим на очереди стало чтение.
     Ему нужно было не только получить достаточно магической силы для достижения 4-го Круга.
     Взяв следующую ступень, ему пришлось бы использовать магию 4-го Круга. А поскольку времени у него было в обрез, Тео нужно было заранее подобрать полезные заклинания и увеличить своё понимание.
     К этому занятию присоединился и Винс, который также располагал кое-каким свободным временем до начала магического конкурса. Как человек с богатым опытом, он мог предоставить Тео подробную информацию о стратегиях, которыми пользовались маги из Синей Башни.
     После двухчасового изучения разнообразных книг…
     – Ах…!
     Внезапно в Тео начала вскипать энергия.
     В последний раз его магическая сила скачкообразно увеличилась после поедания Ревущих Языков Пламени. Из левой ладони вырвался поток маны и обернулся вокруг тела Теодора, обрисовав слабый контур, выходящий за пределы трех кругов.
     «4-ый Круг…!»
     Но это был ещё не конец. Форма уже была, но теперь ему нужно было больше магической силы, чтобы заполнить её.
     Тем не менее, даже это было большим достижением по сравнению с теми днями, когда и 3-ий Круг считался почти недостижимым. Теодор спокойно распределил по всему телу оставшуюся магическую силу и открыл глаза, почувствовав, что контур 4-го Круга полностью завершен.
     Вне всяких сомнений, теперь он ощущал себя куда сильнее, чем раньше.
     Винс почувствовал появившуюся у него магическую силу и поздравил Тео:
     – Мои поздравления. Итак, теперь ты мой коллега-маг, идущий по тому же пути, что и я. Не забывай об этом в будущем.
     – Да, профессор, – дрожащим голосом ответил Тео.
     4-ый Круг был только началом пути. Благодаря изобретению магических реагентов, многим людям удавалось пересечь порог 4-го Круга. Тем не менее, была лишь горстка тех, кто достиг 5-го. Некоторые упирались в пределы своих талантов и оставались на 4-ом Круге до самой смерти, в то время как другие чувствовали отчаяние и разочарование в связи с существованием «стены», блокирующей взятие 6-го Круга.
     Фактически, даже те, кого считали лучшими магами континента, не могли пересечь стену 7-го Круга. Мастера Башен, за исключением Мастеров Синей Башни и Красной Башни, тоже застряли на 7-ом круге.
     9-ый Круг, который считался вершиной мастерства человечества, уже давно стал легендой и мифом.
     4-ый Круг был для Теодора сродни пустыни, в которой сгинули многочисленные паломники.
     Закончив с распределением магической силы, Тео посмотрел на три драгоценных артефакта, лежавших на кровати. По цене они были примерно равны Защите Западного Ветра, купленной за 144 золотых в первом магазине. У каждого из них были отличные характеристики, вполне соответствующие их стоимости.

     – ---------------------------------------
     +7 Череп Ястреба (тип: доспехи).

     Шлем, сделанный из стали и адамантия, выглядит настолько реалистичным, что издалека его можно спутать с головой живого ястреба.
     Кузнец, выковавший этот шлем, предоставил своему клиенту способность действовать, как настоящий ястреб. В результате воздействия специальных чар, владелец получает магию «Проницательности». Надев этот шлем, владелец мгновенно подвергнется воздействию данного заклинания.

     * Класс предмета: драгоценный.
     * При поглощении предмета Вы получите значительное количество магической силы.
     * При поглощении предмета Вы обучитесь магической формуле Захвата.
     * Время переваривания предмета: 1 час, 32 минуты.
     * Надев предмет, автоматически применяется «Ястребиный Глаз».
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     +8 Мираж Ночного Бродяги (тип: обувь).

     Ботинки из роскошной кожи, прошитые мифриловой нитью с нанесением магических кругов. Именно благодаря им вор по имени Оруэлл до самого конца своей жизни так и не попался в ловушку. Стражи преследовали иллюзии, оставленные Оруэллом, а его секрет был раскрыт лишь после того, как он был убит во время игры в азартные игры.
     Владелец этих ботинок может создать реалистичную копию самого себя.

     * Класс предмета: драгоценный.
     * При поглощении предмета Вы получите значительное количество магической силы.
     * При поглощении предмета Вы обучитесь магической формуле Иллюзии.
     * Время переваривания предмета: 1 час, 41 минута.
     * Надев предмет, становится доступным умение «Иллюзорный След».
     – ---------------------------------------

     Череп Ястреба носил известный вождь наемников, в то время как Мираж Ночного Бродяги был символом легендарного вора Оруэлла. Они были слишком дорогими и редкими, чтобы использоваться для получения магической силы. Если бы подобное кощунство увидел кто-то из кузнецов, то он без раздумий бы проломил Теодору голову.
     – Не стесняйся, – произнес Винс, увидев неуверенность Тео.
     – А-а?
     – Для подготовки ты должен использовать все доступные средства. Раз ты решился, останавливаться нельзя. Я же возьму на себя все расходы, так что тебе нечего бояться.
     – … Я понимаю.
     Последняя фраза Винса окончательно стерла всю неуверенность Тео.
     Профессор правильно подметил, что он должен использовать все возможные средства. Согласно их предположениям, «драгоценные» артефакты не ограничивались лишь повышением магической силы. После поглощения Ревущих Языков Пламени он смог получить две способности, ну и, естественно, магическую силу.
     На Турнире Учеников нельзя было использовать артефакты. Однако не было правила, запрещавшего использование гримуара. Поэтому Тео мог использовать функцию гримуара, не беспокоясь о том, что это кто-нибудь заметит.
     Гримуар кардинально отличался от артефактов, и не существовало ни единой возможности обнаружить его существование.
     Другими словами, всё будет хорошо, пока Тео привселюдно не высунет язык из своей ладони. В каком-то смысле это было трусливо, но, так или иначе, не шло вразрез ни с одним из заявленных правил.
     Несмотря на то, что Винс изрядно устал от войны, он всё ещё оставался боевым магом Красной Башни. А боевые маги не стеснялись никаких средств и методов, которые могли бы привести к победе. Воспоминания Альфреда Беллонтеса говорили ему то же самое, а потому Теодор больше не колебался ни секунды.
     – Обжорство.
     В конце концов Тео вытянул свою левую руку по направлению к трем артефактам общей стоимостью около 500 золотых.
     – Ешь.
     Язык всё ещё был не удовлетворён и выскочил вперед, словно только и ждал команды. Рукавицы, шлем и обувь были моментально втянуты в его пасть.
     Стоимость целого особняка в Мана-виле исчезла в бездонном желудке гримуара.

***

     Благодаря способностям Обжорства и наставлениям Винса, Тео за несколько дней сумел достичь 4-го Круга.
     У него уже была частичка опыта Альфреда Беллонтеса, но это было ничем по сравнению с годами Винса, проведенными на поле боя. Он копался в своих старых воспоминаниях и подбирал полезную информацию, которая помогла бы Тео.
     – Самое большое преимущество магии воды – в её универсальности. Нападение, защита, подавление… Всё это становится доступным, если ты освоил стихию воды. Квалифицированный водный маг – вот кто по-настоящему раздражающий противник.
     Не было ни одной другой стихии, которая могла бы существовать в столь разнообразных формах. Облака, плывущие по небу, были ничем иным как водой; реки, бегущие по земле, тоже были водой. Снег, покрывающий горные пики и туман, поднимающийся рано утром.
     Свобода перехода между твердым состоянием, жидкостями и газом была силой и сущностью магии воды.
     – Значит, Вы говорите, что особых недостатков нет?
     – Её атака слабее, чем у огня, защита ниже, чем у земли, а скорость медленнее, чем у ветра. Недостаток стихии воды в том, что она ни на чём не специализируется.
     – … Это окружающая среда в разных её проявлениях, – поняв смысл, кивнул Тео.
     Если так, то кое-какие методы противодействия всё же были. Его магическая защита, связанная с землей, значительно увеличилась благодаря контракту с Митрой, а потому он мог без особого труда блокировать магию 4-го Круга. Он мог даже использовать навык, полученный от Ревущих Языков, чтобы пробиться сквозь защиту Сильвии.
     Пока Тео размышлял, Винс открыл рот и произнес:
     – Это лишь моя догадка, но… Тебе следует как можно дольше избегать тесной конфронтации с Сильвией.
     – Тесной конфронтации? – переспросил Тео, явно недоумевая о чем говорит профессор.
     Однако Винс уверенно кивнул и пояснил:
     – Мастер Синей Башни. Ты помнишь посох, который таскал за собой этот старик? Тот огромный и грубый деревянный посох.
     – Конечно.
     Редко когда можно было встретить человека, который производил бы такое сильное впечатление. Если бы на Бланделле не было мантии, Тео бы подумал, что он воин. Суровый вид Бланделла вполне соответствовал его посоху.
     – Да, тот посох и вправду был огромен.
     – Это не посох.
     – … А-а?
     Тео растерянно уставился на профессора, от чего тот вздохнул и покачал головой.
     – Скорее, это палка.
     – …
     – В качестве хобби он обучался восточной технике владения шестом. Проблема в том, что он достиг мастерского уровня.
     Лицо Тео побледнело, и Винс добавил:
     – В одном из сражений он проломил ею головы нескольким рыцарям.
     Сильвия носила аналогичный посох. Он никогда бы не подумал, что субтильная девушка ударит его не Огненным Шаром, а большим посохом.
     – Пока это возможно – держись от неё подальше. Вот тебе мой совет.
     – Хорошо.
     Два человека немного передохнули, после чего продолжили обсуждение.
     К счастью, Винс был хорошим наставником, а Тео был отличным учеником. Профессор рассказал о слабых сторонах магов Синей Башни.
     Постепенно в голове Тео начало скапливаться и систематизироваться немало полезной информации, которая к тому же объединялась с опытом Альфреда Беллонтеса.
     Обучаясь чему-то одному, Тео получал просветление еще в трех вещах.

***

     По мере приближения концовки Турнира Учеников, Винс арендовал тренировочный зал, чтобы устроить финальную проверку.
     Если бы способности Теодора не соответствовали его стандартам, то он бы не стал выпускать его на бой против Сильвии. Он не хотел, чтобы Тео стал всеобщим посмешищем.
     Однако кое в чем он убедился: «Этого достаточно, чтобы победить!».
     Винс не специализировался на магии воды, но он всё ещё был старшим магом Красной Башни и, конечно же, боевым магом в прошлом. Он был в несколько раз сильнее мага среднего ранга Синей Башни, но Тео стоял перед ним, не отступая.
     Теодору даже удалось распечатать некоторые функции гримуара.
     Лежа на полу тренировочного зала с усталым выражением лица, Тео глубоко вздохнул и посмотрел на Винса.
     – Профессор, я прошел проверку?
     Винс улыбнулся и кивнул.
     – Я бы дал тебе максимальный балл.

Глава 33 – Финал турнира (Часть 1).

     Наступил последний день Турнира Учеников.
     В зале ожидания, который располагался в центре Пентариума, имелось измерительное устройство для отображения рейтинга участников. В нём можно было ознакомиться с самой достоверной информацией об именах ста пятидесяти молодых магов и количестве имеющихся у них жетонов.
     Те, кто были внизу списка, естественно обладали лишь одним жетоном и отсутствовали в зале ожидания. К счастью для них, никто не интересовался такими участниками.
     – Эй, ты только посмотри на это…
     – Что это? Ох, первый номер? Ну конечно, это же… Э-э?
     – … Неужели измерительное приспособление дало сбой?
     – Его только сегодня установили, так что я сомневаюсь.
     – Если это правда, то сколько же раз она сражалась?
     Глядя на список лидеров, публика в недоумении перешептывалась.
     Это был последний раунд, а потому в рейтинге появилась информация о текущих достижениях магов. Участники, довольные своим рейтингом, отказались от дальнейших схваток. Это было связано с тем, что их рейтинг мог упасть, если бы они бросили кому-то вызов или приняли предложение и проиграли.
     По этой причине во время предыдущих Турниров Учеников окончательные показатели колебались где-то в пределах от 30 до 40 жетонов. Разница между количеством жетонов победителя и другими претендентами была не особо большой.
     Однако, как же выглядела верхняя часть списка лидеров сейчас?

     1-ое место: №13, Сильвия – 95 жетонов.
     2-ое место: №7, Погани Вольгаст – 21 жетон.
     3-е место: №31, Роберт Дайан – 18 жетонов.

     Количество жетонов, которыми обладал человек, удерживающий 1-ое место, превосходило предыдущий рекорд почти вдвое, в результате чего публика не удержалась от криков восхищения.
     – 95 жетонов…!?
     – 2-ое место – всего 21 жетон… Разве это не значит, что другие люди попросту не успели собрать жетоны?
     – Это ученица Мастера Синей Башни.
     Будучи учеником знаменитого Мастера Бланделла, её считали фаворитом в этом состязании.
     Однако никто и подумать не мог, что она дойдет до 1-го места с таким вообразимым рекордом. Это был конкурс, в котором участвовали молодые маги, однако даже при этом создать столь впечатляющий разрыв было весьма непросто.
     Люди, увидевшие таблицу лидеров, естественно перевели свои взгляды на девочку с серебристыми волосами, сидящую в углу комнаты ожидания. Если бы не огромная масса мышц, сидящая рядом с ней, на нее наверняка навалились бы все желающие с ней поговорить.
     – Эх, современные молодые люди напрочь лишены духа! – слегка грубоватым тоном произнесла масса мышц по имени Бланделл.
     Он сокрушался над тем, что за последние несколько дней не появилось ни одного претендента. Бланделл пытался преподать несколько хороших уроков своей ученице, однако как только её сила была раскрыта, остальные участники тут же поджали свои хвосты.
     И как только такие люди, которые боялись взглянуть в лицо страху, хотели стать настоящими волшебниками? Бланделл не мог понять концепции «убежать куда подальше».
     – Это же шанс побороться с превосходным магом. Трудно будет найти столь удачную возможность испробовать свои навыки!
     Маги, сидевшие неподалеку, дергались всякий раз, когда Бланделл приподнимал свои брови, испуская сноп искр не меньший, чем Мастер Красной Башни. А когда он поправлял посох, а если быть точнее – настоящую дубину, то они и вовсе начинали опасливо пятиться.
     Однако, прежде чем он окончательно взорвался…
     – Доброе утро, Мастер Башни.
     Кто-то вошел в зал ожидания и, несмотря на тяжелую атмосферу в помещении, обратился прямиком к Бланделлу.
     – Хм…? – Бланделл казался невозмутимым, но как только он увидел владельца этого голоса, его выражение лица изменилось. На нём читался вопрос, с какой стати этот некто заговорил с ним.
     – Ученик Винса… Теодор, если я не ошибаюсь?
     – Да, всё верно, – спокойно ответил Тео.
     Раньше он уже побывал в компании Мастера Синей Башни, а потому теперь его присутствие выносилось куда легче. В любом случае Тео пришел сюда вовсе не для того, чтобы встретиться с Мастером. Сохраняя своё уважительное отношение, он посмотрел на Сильвию, сидевшую рядом с Бланделлом. Её нереальная красота никуда не делась, однако теперь Тео почувствовал кое-какое изменение.
     «… В отличие от предыдущего раза мне больше не кажется, что я не могу победить. Разве это не значит, что стоит попробовать?»
     По сравнению с поединком против хобгоблина, сейчас Тео не испытывал столь высокого чувства напряжения. Да, его затылок до сих пор холодел при взгляде на неё, но теперь было очевидно, что пусть она и осталась нелегким противником, но уже не была таким сложным как раньше.
     Бланделл понял смысл этого тонкого взгляда и задумчиво уставился на Тео.
     – Хо-хо, ты достиг 4-го Круга? Мои поздравления.
     – Спасибо.
     – Ты не стал бы искать меня, чтобы просто услышать эти слова… Возможно…
     Как и предупреждал Винс, старик быстро заметил изменения. Бланделл рассмеялся и сдвинул в сторону своё массивное тело, поняв, куда смотрит Тео.
     Теперь Теодор мог полностью рассмотреть Сильвию, ранее скрытую за Бланделлом.
     Ее глаза были напрочь лишены эмоций, словно она уже забыла о его существовании. Однако это не имело значения.
     – Участник под номером 13, Сильвия. Я вызываю Вас на поединок в рамках Турнира Учеников, – прозвучал голос Тео, облетев притихший зал ожидания.
     Некоторые люди просто посмеялись над его безрассудным вызовом, в то время как другие были довольны возможности поглазеть на забавное зрелище.
     Тупо уставившись на Теодора, Сильвия наконец прошептала своими розовыми губками:
     – Меня?
     Вместо того, чтобы отвечать, Тео протянул перед собой всё, что у него было.
     Пять жетонов издали грохочущий звук.
     По сравнению с 95 жетонами Сильвии это был просто мусор. Тем не менее, участник, занимавший 1-ое место на турнире, не мог отказаться от вызова. Это правило предоставляло возможность абсолютно каждому подняться на вершину, коим и решил воспользоваться Тео.
     Наконец Сильвия поднялась со своего места.
     – … Ладно, я как раз хотела набрать 100 жетонов.
     Она приняла вызов Тео.
     Ту-ту-ту-тух!
     В тот момент, когда оба человека дали своё согласие, открылись двери на главный стадион Пентариума.
     До конца турнира оставалось всего два часа, а потому матч с Сильвией был последним. Магический инструмент признал, что это финальная схватка, и открыл главный зал.
     – Опа! Главный зал открылся!
     – Это что, сейчас будет финал?
     – Точно-точно, вспомнил. В этом году в турнире участвует ученик Мастера Синей Башни.
     – Время, проведенное здесь, того стоит.
     В Пентариум постепенно начали стекаться люди, заметившие открытие главного стадиона. Все они хотели увидеть финальный матч. Люди были заинтересованы шумными событиями и вскоре у входа на трибуны образовалась целая толпа.
     Они пришли посмотреть на ученика Мастера Синей Башни. И вот, когда стадион заполнился зрителями, появились два участника.

***

     «Нет, ну почему здесь так много людей…?»
     Тео, слегка потерявшись, глазел на толпу за прозрачным барьером.
     Когда он сражался с Филиппом, трибуны были абсолютно пустыми. Однако это был главный зал, и слава Сильвии разрослась по всей округе, собрав аудиторию из более чем 1,000 человек. Тео впервые участвовал в чем-то подобном, а потому у него даже закололо в животе.
     К счастью, до его ушей не доходили голоса зрителей.
     – Теодор Миллер? Вы когда-нибудь слышали о нем?
     – Нет, впервые слышу.
     – Я слышал, что он пришел с магом по имени Винс…
     – Винс Хайдель? Огненный Убийца Винс!?
     – Но несколько дней назад он был всего лишь на 3-ем Круге. Это может оказаться скучнее, чем я думал.
     Много кто сомневался в компетентности Теодора. Кое-какие люди вспомнили старое прозвище Винса, но даже они не думали, что Теодор сможет победить.
     Они заметили, что способности Сильвии уже превосходят средний ранг башен магии и не думали, что в турнире учеников появится ещё один гений. В конце концов, потому гениев и называли гениями – они были редким явлением.
     Однако Винс, сидящий рядом с Бланделлом и смотревший на своего ученика, думал иначе.
     – … Это битва, которую можно выиграть. Победить в бою, в котором невозможно победить. Разве не это девиз башен магии?
     – Ты помнишь.
     – Мастер Красной Башни всегда говорил эти слова.
     – Ты думаешь, что он сможет тягаться с Сильвией… Ты всерьез считаешь, что у этого ребенка, Теодора, достаточно для этого сил? – спросил Бланделл.
     – Ну, это не та история, которой следует слетать с моего языка, – ответил Винс, показывая тем самым, что Бланделл должен увидеть всё своими глазами.
     Вскоре после этого матч начался.
     Фынь!
     Между двумя участниками взлетел светящийся шарик, и Тео на полной скорости запустил вперед свою магическую силу.
     Он несколько раз наблюдал за боями Сильвии и понял одну вещь: она очень быстро разворачивает свои заклинания. Ей требовалось всего 5-10 секунд, чтобы активировать магию 4-го Круга, в то время как заклинания 3-го Круга шли в ход всего от двух слов.
     «Если она возьмет на себя инициативу, то будет крайне сложно её вернуть. Может это и безрассудно, но я должен действовать первым!»
     Даже если они начнут читать свои заклинания одновременно, то Теодор будет вдвое медленнее Сильвии. Тем не менее, у Тео были кое-какие средства для заблаговременной подготовки заклинаний.
     «Запоминание. Открыть два слота. Двойной Полыхающий Снаряд!»
     – Полный вперед, сильные ветра!
     Перед Тео тут же образовалось два воздушных шара, и тут же активировалась вспомогательная магия.
     Среди всех четырех стихий огонь был наилучшим выбором для нанесении урона, в то время как ветер усиливал одну из его слабых сторон. Благодаря физическому подталкиванию, сжатые огненные шары, называемые Полыхающими Снарядами, существенно ускорялись.
     – Штормовая Сила!
     Если бы это была настоящая битва, то Теодор использовал бы все свои слоты для первой же атаки. Однако он не мог раскрыть все свои карты в турнирном матче, где ему требовалось трижды поразить своего соперника. А потому это была лучшая комбинация.
     Совокупная мощь Полыхающих Снарядов и Штормовой Силы обладала не просто высокой разрушительностью, но и скоростью, в связи с чем её невозможно было остановить просто защитной магией.
     «Вперед!»
     В спину дунул ветер, и огненные шары бросились вперед, словно дикие звери.
     Когда всё вокруг нагрелось от нестерпимого жара, взгляд Тео упал на серебристые волосы Сильвии. Девушка двинулась вперед, вытянув перед собой свой крепкий посох, распространяя на ходу магическую силу синего цвета. Тео не знал, что это за магия, но ни одно защитное заклинание не могло полностью блокировать подобный урон.
     Подкрепленные этой убежденностью, два огненных шара ринулись вперед.
     Фу-ду-дух!
     Это была настоящая бомбардировка. Достаточно жестокая, чтобы закрыть рот зрителям, сомневающимся в Теодоре.

Глава 34 – Финал турнира (Часть 2).

     Огромный взрыв заставил взмыть в воздух тучу пара и дыма. Два заклинания 4-го Круга были ускорены ветром, что привело к по-настоящему смертельному взрыву. Твердый каменный пол стадиона раскололся, подняв кверху облако пыли.
     Учитывая данные факторы, видимость начала резко снижаться, однако глаза Теодора тут же засветились золотистым светом.
     Это был Ястребиный Глаз! Умение, которое он получил несколько дней назад после поглощения Черепа Ястреба, естественно, пробилось сквозь дымовую завесу, накрывшую стадион.
     В тот момент, когда Тео увидел Сильвию, его руки задрожали.
     Ни один из кристаллов, свисающих с её мантии, не был сломан.
     «Она заблокировала его? Ускоренный Двойной Полыхающий Снаряд?»
     Он видел, как вокруг неё выстроились ледяные чешуйки, которые можно было идентифицировать как «Замороженную Стену», – защитное заклинание 3-го Круга. Похоже, она выставила сразу два или три слоя защиты. Однако даже так она не могла блокировать его атаку защитным заклинанием, которое было слабее Земляного Купола. Физические свойства льда и камня нельзя было даже сравнивать.
     В тот момент, когда Тео подумал об этом, то почувствовал своей кожей пробирающий до костей холод.
     «… Температура упала!»
     Поняв, как именно Сильвии удалось улучшить свою защиту, он почувствовал прилив страха. Некоторое время назад он уже натыкался на подобную концепцию.
     Согласно исследованиям одного волшебника, эффективность льда прямо пропорционально увеличивалась при понижении температуры. Если температура была -30 градусов по Цельсию, его прочность была сопоставима с человеческими зубами. При температуре ниже -40 градусов, лед становился прочнее даже таких минералов, как аметисты.
     Таким образом, если Сильвия создала ледяную стену, понизив температуру, то её защита практически сопоставима со стальной стеной. Защитный барьер был продавлен, но ледяной стены всё-таки хватило, чтобы заблокировать атаку Тео.
     Тео понял этот факт и подготовил следующее заклинание, но первой пришла в движение внутри дымовой завесы именно Сильвия. Она взмахнула своим посохом, начертив магический круг, что заставило всколыхнуться её мантию. Ястребиный Глаз Тео проник в сущность магического круга быстрее, чем любой из зрителей на трибунах.
     «Ах, мне впервые приходится иметь дело с такой магией…!»
     Тео прервал чтение заклинания и поспешно отскочил в сторону.
     – Фш-ш-ш-ш!
     «Жидкий Змей!»
     Это была магия контроля над стихией, которая существовала на 4-ом Круге. Непрозрачное водянистое тело извивалось, а его тонкие чешуйки сияли, отражая огни стадиона. Неуклюжие маги часто ограничивались созданием обычных червей, так что этот экземпляр был похож на произведение искусства.
     Тео ещё никогда не видел более прекрасной силы.
     – Фш-ш-ш-ш!
     Водный змей яростно бросился в сторону Теодора, словно настоящая змея. Больше всего он был похож на огромную болотную змею, однако её скорость была сопоставима с диким зверем. Хвост водного змея замахнулся для удара.
     «Опасность!»
     Вдоль позвоночника Тео пробежала волна холода, и он почувствовал, что ему нужно во что бы то ни стало избежать этого броска. Удар водой не был особо болезненным, однако Жидкий Змей представлял собой не просто массу воды.
     Вода была сжата до такой степени, что её плотность увеличилась в разы, сделав её столь же твердой и тяжелой, как металл.
     Одно попадание – и количество полученного урона гарантировано выйдет за поглощающие пределы магического кристалла.
     Бу-дух!
     Хвост ударил ровно в то место, где стоял Тео. Земля была разбита, словно от удара боевого молота, а одежду Тео тотчас же потрепали попавшие в него осколки. Хорошо, что кристаллы не признавали такие повреждения.
     Тео поспешил выйти из диапазона активности водяного змея.
     «Быстрее, чем я думал…»
     Однако одним ударом змей не ограничился. Существо быстро повернуло свою голову к Тео. Оно было в дюжину раз больше самого Теодора и почти вдвое быстрее его. Если бы не сенсорное восприятие, он бы никогда в жизни не сумел избежать такой атаки.
     Прокатившись по полу, он принялся отчаянно избегать последовательных ударов Жидкого Змея.
     Дух! Дух! Бум! Бум!
     Хвост и тело змея продолжали сокрушать пол стадиона. Каждое его движение было атакой, соответствующей магии 3-го Круга. Тео неоднократно менял направление, чтобы прицелиться в Сильвию, но водный змей продолжал блокировать его.
     По правде говоря, эту тварь вполне целесообразно было бы назвать активной защитой. Ни Огненные Шары, ни Удары Молний не могли остановить его атаку. А ещё змей заблокировал своим собственным телом несколько ударов, которые Тео впопыхах успел подготовить.
     Если всё так и будет продолжаться, то со временем у него просто закончатся как физические силы, так и магические. А значит, пришло время использовать один из его козырей.
     «У моего сохраненного Полыхающего Снаряда недостаточно мощности»
     Магия огня 4-го Круга могла лишь сдержать эту змею. Но не более того.
     Разве это не означало, что ситуация возвращалась к началу поединка?
     Между ним и Сильвией всё ещё была большая разница, а потому обычное противостояние привело бы к неминуемому поражению.
     Вторым вариантом была Магическая Ракета. Даже вождь хобгоблинов не смог выдержать такой атаки.
     Указательный палец правой руки Тео аккуратно вытянулся в нужном направлении. Ему нужно было подготовить достаточную мощность, чтобы пробиться сквозь водного змея. Теперь, когда его магическая сила достигла 4-го Круга, он мог стрелять тремя или четырьмя Магическими Ракетами. В отличие от последнего раза, ему не нужно было ставить свою жизнь на кон одного единственного удара.
     – … Что ж, пора.
     Тео вскочил, заняв нужную позицию. Водный змей гонялся за ним с ужасной скоростью, но задержаться в одном месте на небольшой промежуток времени было достаточно несложно.
     Жидкий Змей Сильвии относился к типу поддерживаемых заклинаний, но вот Митре совершенно не нужна была концентрация со стороны Тео!
     «Митра, сейчас!»
     – Хинь! – раздался в его голове голос Митры, и разбитый пол стадиона внезапно взлетел вверх.
     – Фш-ш-ш?
     Водяной змей не смог преодолеть свою собственную инерцию и врезался головой в стену, внезапно возникшую перед ним. Сила столкновения сотрясла прочно построенный земляной барьер, но не смогла тут же уничтожить его. Жидкий Змей должен был ударить трижды, чтобы сокрушить барьер Митры.
     Змей начал биться о стену, но из кончика указательного пальца Тео уже появилось синеватое свечение.
     – Слишком поздно, рептилия.
     Теодор целился прямиком в Сильвию, стоящую за водяным змеем. Как ни странно, непрозрачное тело змея стало препятствием для её собственного взгляда. Её полное доверие к защитным способностям водного змея сыграло против неё самой, в результате чего девушка стала добычей Магической Ракеты.
     Сквозь стадион мелькнула полоса света.
     Фи-фих!
     Затем до ушей зрителей запоздало донесся звук. Когда все услышали свист рассекаемого воздуха, тело змея было уже пронзено светом. Ракета не обратила ни малейшего внимания на Жидкого Змея, который разорвался, словно большой воздушный шар и, не меняя траектории, устремилась к своей цели.
     Когда аудитория только успела зафиксировать появление синей вспышки, Сильвия, благодаря своему таланту, уже успела машинально развернуть защитный экран.
     – … Ах!
     Однако атака Тео не была чем-то таким, что можно было остановить с помощью обыкновенного щита. Магическая Ракета безжалостно пронзила защиту Сильвии и ударила её в живот. Девушка сделала шаг назад, шокированная силой, которую не остановил ни Жидкий Змей, ни магический щит.
     Свисающий с её мантии кристалл с громким звуком лопнул.
     Хрьа-а-ась!
     Это было потрясающее начало. В то время как все на стадионе впали в ступор, Сильвия быстро прикрыла руками лицо. Зрители могли лишь догадываться, какую гримасу она состроила. Но куда важнее было другое – какой будет её реакция?
     Она поплотнее сожмет кулаки и рассердится? Или, может быть, будет ошеломлена и сломится? А может от столь неожиданной боли у неё потекут слезы?
     Или…
     Но в этот момент…
     – Э-э-э…?!
     Зубы Тео начали стучать. Его кожа стала гусиной, а губы посинели. Он начал дрожать, при чем это состояние было вызвано далеко не страхом.
     Тело Теодора пробирал лютый холод. Его мышцы сжались, а движения замедлились.
     Тео рефлекторно поднял взгляд вверх, и выражение его лица застыло. Прямиком в землю смотрело невероятно огромное количество ледяных стрел.
     «Их что, больше сотни?»
     Когда только Сильвия смогла выкинуть такой номер? Как только Тео, пораженный подобным размахом, начал поднимать магическую силу, стрелы пришли в движение. Если у них была прочность, сопоставимая с этим морозом, то они наверняка были не менее разрушительными, чем их стальные собратья. Любая случайная царапина стала бы достаточным повреждением для разрушения кристалла.
     Но прежде всего их было слишком много, чтобы как-то их избежать.
     – Горящие Руки!
     Как только заклинание Тео было завершено, в воздухе появились три пары рук, сотканные из языков пламени, и тут же нагрели воздух.
     Винс сказал ему, что от такой магии, как Ледяная Стрела, лучше полностью избавляться, не давая ей проходить возле своего тела.
     Вшу-вшу-вшу-вшу!
     Сто ледяных стрел и огненные руки сошлись в хаотичном танце.
     Арена начала наполняться паром, вызванным растопленным льдом. Если бы не Защита Западного Ветра, то ему уже наверняка был бы конец. Тем не менее, усилия Тео были не напрасными, поскольку он сумел избавиться от стрел, не получив при этом ни царапины.
     «Этот пар…»
     Тео деактивировал Горящие Руки и повернулся в сторону пара, как тут…
     Шу-шу-шу-шу!
     Девушка с серебристыми волосами внезапно ринулась сквозь пар, который распространился по арене стадиона, словно туман.
     – Э-а!? – глаза Тео внезапно полезли на лоб, когда он увидел, что Сильвия начала молниеносно сближаться с ним.
     Расстояние между ними, которое составляло практически 50 метров, сократилась за считанные секунды. Это был вовсе не Телепорт 5-го Круга и не Ускорение, которое было слишком медленным для подобной скорости.
     Секрет ее быстрых движений крылся у неё под ногами.
     «Лёд?»
     Она скользила по ледяному катку, созданному магией льда. Воспоминания Альфреда Беллонтеса содержали упоминания об этой технике. Подобный бег был попросту невозможен без абсолютного контроля над центром тяжести своего тела и силой трения.
     Тем не менее, благодаря исключительной гениальности Сильвии, это оказалось вполне возможным. Однако Тео больше некогда было раздумывать.
     Фу-ду!
     Посох, содержащий в себе магическую силу, появился прямо у Тео перед носом.
     – Кхек!
     Он гарантировано бы получил удар, если бы не сигнал от его сенсорного восприятия. Ну а если бы не магический кристалл, то его лицо было бы раздавлено, как помидор. Тео едва успел избежать первой атаки, как посох продолжил проводить целую череду выпадов.
     Фу-ду! Фу-ду! Фу-ду!
     Посох Сильвии провел серию ударов, с каждым из которых он всё больше приближался к телу Тео и вскоре оказался на расстоянии, где он практически дотрагивался до его одежды.
     «Черт, я достигаю предела…!»
     Теодор никогда не обучался рукопашному бою, поэтому он не мог ничего противопоставить профессиональным приемам. Лишь благодаря сенсорному восприятию он сумел избежать разрушения всех трех магических кристаллов.
     Для Тео было очень важно разорвать дистанцию. Приняв решение, он отпрыгнул назад.
     Бдум!
     Почти в тот же момент посох двинулся на опережение и попал в его скрещенные руки. Кристалл, естественно, не выдержал.
     Хрясь!
     Таким образом, их счет вновь сравнялся, став 1:1.
     – Тьфу ты, это больно…
     Большая часть урона была поглощена, но его кости всё ещё гудели. Вероятно, теперь у него будет синяк.
     Тем не менее, Тео всё-таки сумел отпрыгнуть и увеличить расстояние почти до 15 метров.
     Больше он не позволял ей приблизиться, как раньше. Тео понял, что ему категорически нельзя оказываться рядом с Сильвией, а потому он уделил этому вопросу своё самое пристальное внимание. Если бы он отвлекся хоть на мгновение, то такая же ситуация повторилась бы вновь.
     По этой причине Тео заметил кое-что неожиданное, используя Ястребиный Глаз.
     «Улыбка?»
     Бесчувственное лицо Сильвии, которое, казалось, было вырезано из льда… Ее мраморно-белое лицо улыбалось, словно она была ребенком.

Глава 35 – Финал турнира (Часть 3).

     Когда обмен атаками Тео и Сильвии слегка подутих, зрители почувствовали, что сидят с разинутыми ртами. Вначале они просто тяжело вдыхали воздух, но вскоре их реакция перешла в аплодисменты.
     Турнир Учеников рассматривался как самый обыкновенный детский фестиваль, но конкретно это зрелище оказалось на самом высоком уровне!
     Затем зрители начали возбужденно переговариваться. Некоторые из них давали хорошую оценку Тео, который не побоялся раскрыться, проведя отчаянное нападение. Его взрывная сила захватила дух пребывавшей на стадионе аудитории.
     – Этот парень слева… Ты говорил, что его зовут Теодор? Что ж, его первая атака была действительно хорошей. Если бы на месте Сильвии был другой участник, то он сразу же взял бы два очка.
     – Полыхающие Снаряды и Штормовая Сила… Это основное нападение, практикуемое магами Красной Башни. Ученик Винса и вправду неплохо осведомлен.
     – Если он заработает достаточно достижений, то вполне сможет претендовать на мага среднего ранга.
     Тем не менее, действия Сильвии вызвали не менее бурную реакцию.
     – Хммм, но я бы сказал, что Жидкий Змей – более высокоуровневое заклинание. Не все маги Синей Башни могут так хорошо контролировать подобных существ.
     – Как и ожидалось от ученицы Бланделла. Отвлечь внимание противника ледяными стрелами, а затем молниеносно скользнуть вперед по ледяному катку, чтобы навязать противнику ближний бой. Это же знаменитый стиль рукопашного боя Бланделла.
     – Я думаю, что использование боевых приемов в магическом конкурсе слегка… Однако, как ни крути, её противник потерял из-за этого одно очко.
     Человек, совершенно не смыслящий в магии, сказал бы нечто подобное:
     – Не важно, насколько хорошим магом является человек, разве не странно относить удар оружием к магическому действию?
     В ответ любой боевой маг сказал бы следующее:
     – Странно лишь в том случае, если Вы хотите быть убитым. В любом случае, в этом нет ничего странного.
     Это утверждение могло бы показаться довольно невежественным, но зато оно было полностью правдивым.
     В настоящих боях магам всегда приходилось держать под контролем расстояние до своих противников.
     Им нужно было непрестанно вычислять оптимальную дистанцию для нанесения удара и подбирать максимально эффективные заклинания. Волшебники должны были учитывать скорость движения противника и диапазон дальности их оружия, в котором они сами могли подвергнуться опасности. Столь точные вычисления были основой всей работы, которая проводилась ещё до активации заклинаний.
     Маги знали лучше, чем кто-либо другой, что они крайне уязвимы в ближнем бою. Именно поэтому хорошие маги всегда подготавливали несколько заклинаний или тактик для противодействия врагам, оказавшимся поблизости.
     Если маг всё-таки подвергался атаке в ближнем бою, то виной тому была либо неопытность самого мага, либо высокий навык противника. Однако речь шла не только об опыте и умениях.
     Глядя на этот потрясающий поединок, на лице Бланделла появилось какое-то крайне редкое для него выражение.
     – … Я помню эту магию.
     Бланделлу Адрункусу, Мастеру Синей Башни, в этом году исполнялось более 130-и лет.
     Дни, проведенные в годы жизни героя войны Альфреда Беллонтеса, были частью его юности. Фактически, Бланделл сражался против Княжества Беллонтесов. Тот холод, сковавший его позвоночник при виде синей вспышки, до сих пор ощущался вполне ярко.
     В тот раз Бланделл выжил, но всякий раз, когда шел дождь, его рана начинала пульсировать.
     Бумс!
     Бланделл щелкнул пальцами, и Винса, а заодно и небольшой участок стадиона вокруг, накрыл звуковой купол. Это заклинание объединяло в себе функции воды и воздуха, блокирующие любую передачу звука наружу.
     Бланделл, который до этого не стремился завести разговор с Винсом, теперь же повернулся к нему.
     – Магическая Ракета Альфреда. Это ты её воспроизвел?
     – Нет. Это талант самого парня.
     – Гмм… У Огненного Убийцы Винса действительно хороший нюх на талантливых людей.
     Тот факт, что звуковой барьер был активирован, означал, что Бланделл не хотел, чтобы его слова слышал кто-нибудь посторонний. Также он не горел желанием, чтобы другие начали преследовать ребенка, пусть даже он был не его учеником.
     Таким образом, Винс честно ответил на вопросы Бланделла, быстро распределяя информацию на ту, которую нужно было скрыть, и ту, которую можно было раскрыть.
     Бланделл постучал по своему кошельку и громко пробормотал:
     – Ну, хорошо, я принимаю ставку. Хотя, с такими навыками он вполне может взять верх.
     Победа Теодора или победа Сильвии…
     Благодаря этим двум магам общая сумма выигрыша существенно увеличилась. В дополнение к 100 золотым Винса и 300 золотым Бланделла, общая сумма составила около 1,000 золота.
     По большей части, ставки были сделаны на победу Сильвии. Однако некоторые люди всё-таки предпочли поставить на Теодора в надежде сорвать джек-пот. Выигрыш сулил им шестикратную прибыль по сравнению с первоначальной ставкой.
     Однако Бланделла больше всего интересовали далеко не ставки.
     – … Слишком большой талант делает людей одинокими.
     – А?
     – Сильвия. Эта девочка совсем не умеет дружить. Она слишком сильно отличалась от других, а потому другие дети игнорировали ее.
     Слова были вовсе не простым комментарием, а настоящей жалобой. Бланделл, который был её единственной семьей и наставником, не мог решить проблему её одиночества. Несмотря на то, что ей было всего 17 лет, его ученица давно перестала вести себя как обычный подросток.
     Возможно, самый молодой талант Синей Башни никогда не возьмет 5-ый Круг именно из-за этой «психологической стены». Однако сейчас эта стена рушилась сразу в нескольких местах.
     «Каково оно? Приятно играть вместе с другом?»
     Бланделл воспитывал её, как свою дочь. И, возможно, его слова могли показаться глупыми, но они были истинными.
     Её улыбающееся лицо, которое она никогда ему не показывала…
     Глядя на ярко улыбающуюся Сильвию, Бланделл и сам не мог не улыбаться.
     «Да, постарайся поиграть как можно дольше»
     … Пока она не познает всю радость, оставленную в далеком прошлом.

***

     Независимо от ситуации на зрительских трибунах, после потери каждым по одному очку, их схватка стала лишь ещё жарче.
     В воздух взвились десятки стрел. Это была непрерываемая магия, которая могла сжечь любого врага, в которого бы она попала. В унисон ей над ареной стадиона появились ледяные стрелы, испускавшие лютый холод.
     Ударила синеватая молния, и полупрозрачный водный щит рассеял в стороны электрический ток.
     – Призыв Сосулек!
     – Земляная Волна!
     Из-под земли вырвались сосульки, которые тут же накрыла земля. Небольшой вес сосулек ничего не мог противопоставить давлению почвы, и вскоре сухой лёд был захоронен под покровом земли. Тем не менее, девушка с серебристыми волосами вновь образовала ледяной каток.
     «Извините, но эту схему я уже видел!»
     Её скорость была явно страшной, но как только Тео определял направление её движения, то мог достаточно легко избежать атаки.
     Тео вёл Сильвию по кругу, прицелившись в неё своим указательным пальцем. Круговое наступление противника также было тактическим ходом. Однако Магическая Ракета могла прорваться сквозь любую уловку. И вот, вскоре из его пальца вылетела синяя вспышка.
     Вжух!
     Так называемая волшебная пуля рассекала воздух быстрее, чем стрела самого умелого лучника.
     – Ты мне это уже показывал, – ухмыльнувшись, произнесла Сильвия.
     Теодор был не единственным, кто понимал тактику своего противника.
     Слабость Магической Ракеты заключалась в её узком диапазоне атаки. Другими словами, хоть она и обладала максимальной проникающей способностью, но при отклонении от цели всего в одну монету, полностью теряла свою эффективность. Также на её работу влияло то, под каким углом была выпущена ракета.
     Первоначальный пользователь этого заклинания, Альфред Беллонтес, преодолел эту слабость потрясающе высокой скоростью, но Магическая Ракета Теодора всё ещё была недостаточно хороша. Сильвия использовала Ускорение и свои выдающиеся рефлексы, чтобы избежать её. Она постоянно ждала его удара.
     Фу-дух!
     Посох Сильвии врезался в Теодора, однако тот по какой-то невероятной причине попросту рассеялся, словно дым.
     – А-а?
     Это был Иллюзорный След! Умение, которое Тео получил от Миража Ночного Бродяги. Данные ботинки обладали свойством производить реалистичную иллюзию своего владельца. Точность иллюзии была столь же высокой, как и их репутация, в связи с чем Сильвия была легко обманута.
     Тео не упустил её секундное замешательство и создал яму.
     Бу-ру-ру-рум!
     Сильвия не смогла удержать равновесие и упала в яму, откуда торчало три каменных копья. В качестве меры предосторожности Тео подготовил ловушку в ловушке и в случае лобовой атаки вызвал ещё одно Земляное Копьё. Тот факт, что ей удалось избежать торчащих со дна ямы копий, заслуживал похвалы. Однако она не могла избежать копья, которое возникло в её слепой зоне.
     Фу-фух!
     В спину Сильвии впилось копьё, разбив второй кристалл. Тео был на один шаг впереди, но он не терял бдительности и тут же сделал несколько шагов назад.
     Он знал, что она может перейти в контрнаступление. На этот раз ловушки сработали хорошо, но маловероятно, что Сильвия попадется на такое во второй раз.
     И вот, неудивительно, что она совершенно дико выпрыгнула из ямы.
     «Она идет. Нельзя выпускать её из виду. Первое движение Сильвии будет…»
     Раньше она использовала ледяные стрелы и пар для создания дымовой завесы. Если он хоть на мгновенье выпускал её из виду, она тут же ускорялась к нему по ледяной дорожке. Но вот когда он внимательно следил за ней, то с усилиями, но всё-таки мог справиться с наступлением Сильвии.
     В связи с активацией Ястребиного Глаза, глаза Тео стали золотистыми.
     В этот момент Сильвия внезапно перестала двигаться.
     Фдух!
     – Кхек…?
     Внезапно за спиной Тео появилась сосулька, пронзившая его спину как раз в том же месте, в которое Сильвия была поражена как раз за несколько секунд до этого. Она тоже решила использовать внезапное нападение сзади. Один из кристаллов, свисающих с мантии Теодора, треснул.
     Однако помимо боли он почувствовал кое-что ещё.
     «Эта девушка, неужели она перенимает мои навыки и тактику…?»
     Несмотря на то, что Сильвия была на шаг впереди, когда дело доходило до магической силы, Тео был впереди в другой области. Ей не хватало опыта в качестве боевого мага, а потому она не всегда максимально эффективно применяла заклинания и подбирала время. Именно благодаря этому Теодору удавалось оставаться на несколько шагов впереди, несмотря на всю её гениальность.
     Тем не менее, она с ужасающей скоростью впитывала даже его собственные познания.
     – Уф, хлопотно то как.
     Он впервые столкнулся с кем-то среди своих сверстников, у кого были равные его собственным способности к обучению.

***

     Стоявшая напротив девушка была довольна.
     «Этот человек меня не ненавидит. Он меня не боится. Кроме того, он постоянно удивляет меня своей магией»
     Сильвия впервые столкнулась с таким отношением. Юноша, с которым она сражалась, не испытывал ни ревности, ни отвращения. Он был практически её сверстником и совершенно неожиданно проявил качества, позволявшие ему соревноваться на том же уровне, что и она.
     «Так весело!»
     Яркая улыбка, которую она потеряла ещё в детстве, вновь озарила лицо Сильвии.
     С самого детства не было ни одного ребенка, который подошел бы к ней. Её серебристые волосы и привлекательная внешность вызывали ревность в сердцах других девочек её деревни. Кроме того, хоть Сильвия и не имела благородного происхождения, её естественный гений в магии создавал непонятную ситуацию, при которой её статус был не до конца понятен. Если бы у её деревни случайно не остановился Бланделл, то её талант так и был бы похоронен, прежде чем даже получил шанс расцвести.
     – Почему она так непонятно говорит?
     – Она просто пытается похвастаться?
     – Ты с рождения отличаешься от нас. Ты гений. Так как насчет найти подобного себе гения и играть вместе с ним?
     Кто-то ревновал…
     Кто-то ненавидел её…
     Кто-то неправильно понимал её…
     А кто-то другой просто отвернулся от неё.
     Таким образом, Сильвия закрыла свой разум, прежде чем ей стало бы нестерпимо больно. Она бросила попытки сблизиться с другими и забыла, как первой протягивать кому-то руку.
     Бланделл и другие старейшины Синей Башни позаботились о ней, но они не могли заменить ей друзей. Из-за их возраста, она могла воспринимать их лишь как родителей. А потому стена в её разуме, которую она построила с самого детства, стала настоящей «стеной», которая мешала ей достичь 5-го Круга.
     Она не помнила точно, но прошло уже несколько лет с тех пор, как она уперлась в неё, не в силах сдвинуться вперед.
     – Уф, хлопотно то как, – донёсся до неё голос Тео, который тянулся к ней из-за разрушенной стены.

Глава 36 – Финал турнира (Часть 4).

     «Я хочу победить этого человека! А ещё, я хочу дружить с этим человеком!»
     Впервые в жизни она ощутила энтузиазм, интерес и даже благодарность. Сколько времени прошло с тех пор, когда она в последний раз ощущала столь сильные чувства?
     Её эмоции выплеснулись наружу и застывшие круги Сильвии начали вращаться. Дверь клетки, которая до сих пор была заперта, начала медленно открываться.
     Вжу-у-у-у-ух!
     Стадион сотрясла волна магической силы! Она разрушила ту самую «стену», обдав зрителей порывами ветра. Было еще слишком рано называть это 5-ым Кругом, но это уже было крайне нестандартно для 4-го Круга.
     – Я хочу победить!
     Слова, которые вертелись в голове Сильвии, совершенно неосознанно сорвались с её уст. То ли из-за бурлящей в ней магической силы, то ли ее красных щечек, но Сильвия казалась совсем иной, нежели обычно.
     Услышав столь смелое заявление, Тео на мгновенье остановился, а затем рассмеялся.
     – Да, я тоже хочу выиграть.
     Он всегда видел впереди себя лишь чьи-то спины.
     Когда он был ребенком, это были маги, о которых он читал в сборниках рассказов. После поступления в академию, это были старшекурсники. А оставшись на второй и третий год, это были его однокурсники, которые уже закончили учебное заведение.
     Тео уже устал гоняться за бесчисленными спинами, а потому крылья, висевшие у него за спиной, наполнились новой силой.
     Итак, отныне…
     – Больше этого не будет.
     Тео решил, что с него достаточно роли аутсайдера и неудачника. Он тут же активировал способности Обжорства, усиливающие его магическую силу и поднимающие близость к стихиям. Вокруг него начали медленно вращаться круги, а его кровеносные сосуды начали разбухать от переполнявшей их магической силы.
     Кроме того, у Тео всё ещё оставался один козырь.
     И Тео, и Сильвия были уверены в своей победе, поскольку они оба подняли всю свою оставшуюся силу.
     Фух-фух-фух-фух!
     Двое людей воспроизвели на свет потоки магической энергии, которые начали сталкиваться и разлетаться во всех мыслимых и немыслимых направлениях.
     Мощь магической силы, без устали сотрясавшая стадион, уже превысила уровень, доступный простому ученику. Занервничали даже некоторые маги, позабыв о существовании барьера, защищавшего аудиторию.
     Сильвия была окружена синим поток магии, плавая в воздухе.
     «Левитация. Она опасается внезапной атакой из-под земли? Что ж, это неплохое решение»
     Заклинание 2-го Круга, Левитация… В нём не было ничего особенного – это была просто магия, которая позволяла витать в воздухе. Тем не менее, она была достаточно полезной, когда враги атаковали из-под земли или прямыми дальнобойными атаками.
     Против такого мага, как Теодор, который был хорош в магии земли, это была достойная контрмера. Однако, поскольку Тео обладал таинственной Магической Ракетой, Левитация была просто обычным заклинанием, которое предоставляло ему неподвижную цель в воздухе.
     Тем не менее Сильвия, которая уже столкнулась с разрушительным действием Магической Ракеты, не могла не знать этого факта. А потому, вполне естественно, что она приняла соответствующие контрмеры и на этот случай.
     С выражением решимости Тео посмотрел на своего противника. Как и ожидалось от гения, Сильвия активировала мощнейшее магическое заклинание.
     – … Ледяной Щит? – пробормотал Тео.
     Тем не менее, это нечто было куда больше, чтобы назвать его щитом, и недостаточно прозрачным, чтобы принять за силовой барьер. А ещё он перестал видеть то, что происходило позади щита.
     Возможно это было то самое заклинание, которое она использовала для блокирования Двойного Полыхающего Снаряда при его первой атаке.
     Таким образом, Сильвию окружили шесть щитов, оградив пространство, в котором она плавала, от взгляда Тео. Это была поистине тщательно продуманная контрмера.
     «Пробить такой щит Магической Ракетой будет крайне сложно, к тому же я не вижу её, а потому не могу даже прицелиться. Если удар пройдет мимо, и я получу контратаку, то мне конец»
     Должен ли он сделать ставку на Магическую Ракету и положиться на удачу, или же ему стоит перейти к лобовой конфронтации? Сильвия, вероятно, тоже задавалась подобными вопросами. Она тоже обладала заклинаниями, которые могла использовать в лобовой стычке. Тот, чья карта побьет карту противника, и выйдет из схватки победителем.
     Сможет ли она остановить магию, которую готовил Теодор? Не было преувеличением сказать, что результаты матча будут зависеть от одного единственного шага.
     «Что ж, я сделаю это», – подумал Теодор, решив принять её вызов.
     Он должен использовать свои самые сильные заклинания и стихии, с которыми у него была самая высокая близость.
     Они оба были крайне сильны как в атаке, так и в защите. Сила двух скрытых козырей Тео вовсе не уступала магии льда.
     В его Запоминании оставалось ещё два Полыхающих Снаряда, плюс он мог сохранить дополнительные заклинания.
     – Земляной гигант, я приказываю тебе взять камни…
     Это были слова активации заклинания 4-го Круга, Катапульты. Закончив активацию заклинания, Тео собрал свою магическую силу и влил её в слот Запоминания. Катапульта сохранилась в 3-ем слоте, и ещё одна Катапульта разместилась в 4-ом.
     На этом его подготовка была закончена.
     «Извини, что беспокою тебя»
     – Хи-и-инь…
     Тео обратился к изрядно уставшей Митре и принялся ждать хода своего противника.
     Нелепо было бы атаковать прямо сейчас, когда ледяные щиты, окружавшие Сильвию, всё равно должны были исчезнуть. Основываясь на магической силе, исходящей из-за барьера, он мог сказать, что Сильвия тоже практически завершила подготовку.
     – Поразительно.
     На полу стадиона начала формироваться ледяная корка, причем из-за многочисленных повреждений она была вовсе не ровной.
     Подобное явление можно было увидеть лишь в заклинаниях 5-го Круга и выше. Люди, попавшие в этот холод, мгновенно замерзли бы и умерли. Несмотря на то, что разрушительная сила магии воды была ниже, чем у магия огня, ни один человек сейчас бы даже не заикнулся, что это заклинание недостаточно разрушительно.
     Однако Тео не отступил и столкнулся с холодом лицом к лицу. Когда подол его мантии начал замерзать, он увидел, как Сильвия сняла щиты, произнося последние слова своего заклинания. В тот момент, когда она появилась, Тео почувствовал страшный озноб.
     – Мастер холода, Имир. Яви свою силу тому, кто осмеливается просить об этом…!
     Первоначально это было заклинание 7-го Круга, которое превращало землю в кусок льда. Однако Сильвия упростила магическую формулу и улучшила ее, чтобы использовать на текущем уровне силы. Конечно, эта магия не обладала своей оригинальной силой, но оно выходило далеко за пределы обычных заклинаний 4-го Круга!
     – Вьюга…
     По земле закружилась вьюга.
     «Вперед, Митра!»
     Теодор также выпустил заготовленные им заклинания.
     «Запоминание. Открыть два слота. Двойной Полыхающий Снаряд. Двойная катапульта»
     Четыре магических заклинания 4-го Круга тут же ринулись вперед, но их всё ещё было недостаточно против Вьюги. Два огненных шара и два каменных снаряда не могли свести на нет мощный снежный ураган.
     Как только Сильвия вызвала снежную бурю, кожа Тео начала замерзать. Ему нужно было успеть что-то предпринять до того, как поглощенный кристаллом урон достигнет предела.
     Ему нужно было заклинание, которое перекрывало по эффективности и два Полыхающих Снаряда, и брошенные каменные глыбы.
     И вот, Тео представил себе величайшую катастрофу на Земле. Весь человеческий род содрогался при виде этого бедствия, полагая, что это проявление божественного гнева.
     Из-под земли начала вытекать магма и появился вулкан. При этом во все стороны начали разлетаться раскаленные куски камней, напоминая собой метеориты.
     Над стадионом начал клубиться вулканический пепел, а затем…
     – Вулканический Снаряд!
     Заклинание было воспроизведено достаточно грубо, но магия сработала, объединившись с заранее активированными заклинаниями.
     Это были не просто камни, покрытые пламенем. В массивных кусках скалы была скрыта мощь Полыхающих Снарядов. Конечный результат не достигал фактической мощи извержения вулкана, но его разрушительная сила была вполне сопоставима с ней.
     Гро-о-о-о-о-о-ох!
     И вправду, в самый центр Вьюги с неистовым рёвом ринулись два Вулканических Снаряда.
     Перед лицом этого огромного разрушения, Вьюга была не более чем обычным ветерком. В конце концов магическая сила Вьюги впитала в себя Вулканические Снаряды, и сразу же после этого два ядра мощнейших заклинаний столкнулись вместе.
     – ……………!
     У зрителей отвисли челюсти.
     – Кху…!
     В воздухе образовался черный дым, пар и ещё с десяток естественных природных явлений. Тео едва смог выдержать ударную волну, укрепив себя благословлением. Вся его магическая сила была поглощена, и он пошатывался, держась руками за последний магический кристалл.
     «Это мой предел… Но этот бой… Еще не закончился…»
     Если Сильвии удалось пережить эту атаку, то на этом всё было закончено. Тео исчерпал как все свои физические и психологические, так и магические ресурсы, однако он всё равно не перестал беспокоиться. Он больше не мог использовать Ястребиный Глаз, так что ему только оставалось дождаться, пока пыль уляжется.
     «Черт…»
     Его размытое видение зафиксировало Сильвию.
     – … Ты… Как тебя зовут?
     Сильвия призналась, что не знает его имени, но Тео не мог удержаться от улыбки. Потрескавшимися от жара губами он ответил:
     – Теодор Миллер.
     – Могу я звать тебя Тео?
     – Делай всё, что хочешь, – ответил он, считая, что её слова – какая-то бессмыслица.
     – Тогда давай как-нибудь поиграем ещё, Тео…
     До его ушей донёсся звук треснувшего кристалла и падения чьего-то тела. Это был еле слышимый звук, который, казалось, пришел издалека…
     – … А-а?
     Тео с недоумением посмотрел на кристалл в своей ладони. Однако на нем не было ни единой трещины, не говоря уже о том, что он был разрушен.
     Но тогда что за звук он услышал? Этот звук был настолько четким, что он попросту не мог воспринимать его как галлюцинацию.
     Тео не мог отвести взгляд от девушки, лежащей на земле.
     Сильвия упала.
     Но тогда кто же выиграл?
     – Всеобщее внимание! Определен победитель Турнира Учеников!
     До ушей Тео донеслось эхо криков аудитории.
     – Победителем этого турнира является участник под номером 132, ученик высшего мага Красной Башни Винса Хайделя! Теодор Миллер!
     – Ура-а-а-а-а!
     Зрители приветствовали победителя и хлопали в ладоши.
     На трибунах сидели не только маги, но и обычные люди, которые кричали, не в силах скрыть своё волнение.
     Их впечатлили оба участника – и юноша, и девушка. Битва между льдом и пламенем… Две динамично движущиеся силы напомнили о том, что на самом деле представляет собой поле боя.
     Однако если задуматься о последнем столкновении, то всем становилось понятно – на такое способны были далеко не все маги среднего ранга.
     Два наставника смотрели друг на друга с удовлетворенными выражениями на лицах, а оба ученика одновременно рухнули на землю. В отличие от зрелищного матча, последняя сцена была довольно комичной.

***

     – Она была грозным противником, – произнес Винс, накладывая повязку на опухшее предплечье Тео.
     Несмотря на использование лечебного зелья, он чувствовал, что рана всё равно будет ныть в течение трех или четырех дней.
     Помассировав бинты, Тео кивнул:
     – Да, она была потрясающей. Возможно, она настоящий гений.
     Фактически, Тео не мог подражать своему противнику даже если понимал, что именно он делает. Её заклинания отличались от тех, что он уже знал. Рациональное понимание магии Сильвией отличалось от его собственного понимания с помощью знаний и чувств.
     Однако Сильвия проявила в матче оба этих качества. Кроме того, её врожденная способность к обучению не уступала Тео. За последние два-три месяца он прошел интенсивный курс обучения и едва сумел выиграть схватку.
     Прежде всего так было из-за того, что тело Тео было слишком хрупким, чтобы проявить весь опыт Альфреда Беллонтеса.
     «Мне ещё предстоит пройти долгий путь…»
     Независимо от того, насколько мошенническим был этот гримуар, Тео нужно было сосредоточиться на своём росте. Запоминание было полезной функцией, но на неё не следовало полагаться абсолютно во всём. Ему нужно было ещё работать и работать над своей Магической Ракетой.
     Винс интерпретировал удрученный взгляд Теодора по-своему и стукнул его по плечу.
     – Ну а как насчет того, чтобы сегодня восхищаться своей победой, а не её гением?
     – Даже если Вы так говорите… Я до сих пор не могу в это поверить.
     – Главное – это победа. Ну что, ты можешь встать?
     Больше всего Тео хотел бы уснуть, но он через силу поднялся. Церемония награждения должна была состояться сразу после окончания Турнира Учеников. Это было значимое событие, которое он не мог пропустить, даже будь у него несколько таких травм.
     Его правое предплечье всё ещё немного болело, но, к счастью, это не мешало ему передвигаться. Винс протянул ему мантию и спросил:
     – Ты раньше не надевал мантию мага, верно? Я помогу тебе.
     – Ах, спасибо.
     – Сначала опусти руку вот сюда…
     Винс помог Тео облачиться в мантию, превратив его в самого настоящего богатого дворянина. Мантия была пошита из роскошной черной ткани, и Тео выглядел впечатляюще: и как маг, и как уроженец благородных кровей.
     – Хм-м-м, теперь ты выглядишь как джентльмен.
     – Что-то мне немного неудобно…
     – Тут уже ничего не поделаешь, так как мантия пошита не под тебя. Просто потерпи до конца церемонии награждения. Конечно, ты мог бы остаться и в своей повседневной одежде…
     – Э-э? Тогда почему Вы дали мне эту мантию?
     Винс несколько раз похлопал по своей красной мантии и объяснил:
     – Я слышал, что на церемонии награждения может появиться Его Величество. Итак, разве это не достаточная причина выглядеть прилично?

     п/п: Некоторые люди, возможно, уже забыли, но количество слотов Запоминания зависит от количества кругов. Таким образом, по достижению 4-го Круга, он получил 4 слота.

Глава 37 – Церемония награждения.

     Среди всех прочих событий магического конкурса, проходимого в Королевстве Мелтор, Турнир Учеников был одним из наименее примечательных.
     Он был придуман исключительно для того, чтобы магам, приезжавшим на столь значимое событие, было чем занять своих учеников. Проще говоря, это было нечто вроде молодежного фестиваля. Да, в этом году Турнир Учеников принял весьма нестандартную форму, но это было далеко не то соревнование, на котором присутствовали высокопоставленные маги и знатные вельможи.
     Однако этот постулат был перевернут с ног на голову всего одним человеком – королем Королевства Мелтор, Куртом III.
     – Ч-что? Сам Его Величество!?
     – Разве он обычно не останавливается во дворце?
     – Если это произойдет, моё лицо должно сиять, как нефрит… Я не могу выглядеть уродливо, стоя перед королевской семьей.
     – Слуга! Подготовь мантию!
     – Где здесь Пентариум?
     Жители Мелтора были в шоке от таких внезапных новостей.
     Несмотря на то, что Курт III поднялся на трон под ореолом Башен Магии, он держал в своих руках все военные и административные полномочия. Таким образом, чиновники не смели выступать против него, особенно после того, как некоторые из дворян, которые пытались действовать в своих интересах, были обезглавлены.
     «Настало время склонить голову»
     «Я не хочу, чтобы моя голова слетела с плеч…»
     «Лучше подождать, пока трон займет кто-то из следующего поколения…»
     Не имея возможности одержать верх, они решили, что лучшее решение – это сблизиться с королем. Чтобы сохранить свои жизни и статус, им пришлось склонить перед ним свои головы. В конце концов, дворяне отказались от борьбы с Куртом III и попытались подружиться с ним. Как ни странно, действия дворян лишь усилили власть короля.
     Тем временем, Курт III сосредоточился на управлении, притворяясь, что слушает их лесть. Все их подарки были перенаправлены в казну для поддержания бюджета, а молодые девушки, преисполненные жадностью, были отправлены обратно в свои семьи. Курт III был примером идеального правителя, без каких-либо недостатков.
     Итак, почему идеальный правитель внезапно решил раздавать призы на Турнире Учеников?
     Любой человек с мозгами пришел бы к выводу, что в церемонии награждения есть нечто особенное. Вот почему на главной арене Пентариума, где состоялся финальный матч Турнира Учеников, собралось так много дворян. Когда маги услышали, что в состязании принимал участие ученик Мастера Синей Башни, масштаб церемонии вырос до непередаваемого уровня.
     Естественно, что лицо молодого человека по имени Теодор было бледным, поскольку именно он был центром всей церемонии.
     – Профессор, разве публика на трибунах не слишком странная?
     – Хммм… Это правда. Как я погляжу, на трибуны стекаются бюрократы сразу из нескольких департаментов. Да, это место превратилось в настоящее зрелище. Сюда прибыли три самых могущественных семейства королевства.
     – Ох, но зачем им это только…
     Это событие было связано с участием короля, и крупные шишки заняли свои места ещё за несколько часов до начала церемонии!
     За всю свою жизнь Тео не встречался даже с обычным графом, а потому попросту не мог не переживать. Его кожа то и дело покрывалась мурашками, но ещё более мучительно ему было осознавать, что все эти высокопоставленные люди непрерывно наблюдают за ним.
     Думая о своем печальном положении, Тео вдруг перевел взгляд направо.
     – …!!!
     На него смотрела Сильвия. Столкнувшись с его взглядом, она замешкалась, не зная, что делать. Смутившись, она помахала ему рукой. Тео улыбнулся, глядя на её неловкие движения, но руками махать не стал, ограничившись кивком.
     Сильвия явно испытала облегчение, увидев, что он ответил ей и ярко улыбнулась. Похоже, её больше беспокоила реакция Тео, а не люди на трибунах.
     «И в самом деле, нет никакой необходимости нервничать до тех пор, пока не придет мой черед выходить»
     Благодаря Сильвии, напряжение Тео пошло на спад.
     Ожидая короля вместе с Винсом, он выглядел куда более расслабленным, чем раньше. Он мысленно повторил все правила этикета, которые ему надлежало соблюсти, и решил, что готов ко всему, что бы ни произошло.
     Вскоре из-за занавеса появился король.
     – Его Величество Король!
     Услышав громкий голос слуги, люди одновременно опустились на землю. Движения их тел были похожи, однако разница в позе свидетельствовала о статусе каждого здесь присутствующего.
     Обычные люди упали лицом ниц, в то время как дворяне поклонились по пояс.
     Маги, однако же, просто опустились на одно колено. Их правые руки были прижаты к груди, – к тому месту, где находилось сердце и магические круги, или же, другими словами, сама магическая система. Одно колено, преклоненное к земле, показывало их лояльность королю, в то время как вторая нога была призвана чтить магию, а не человека. Если бы это была Империя, они были бы наказаны за нелояльность. Однако здесь всё было по-другому.
     Это был Мелтор, королевство, где маги были краеугольным камнем. И присущий этому государству уникальный этикет можно было встретить только здесь.
     И вот, в полной тишине раздался мужской голос:
     – Поднимите свои головы.
     Это был голос короля. И в этом голосе была сила.
     Маги прошлого любили заявлять, что сила слов – это ложь. Они думали, что чем короче слова активации заклинания, тем сильнее оно будет.
     Сейчас это считали не более чем старой поговоркой, но Тео мог понять её значение. Королю потребовалось всего три слова, чтобы заставить людей повиноваться. Их разум был ошеломлен достоинством короля, и они подняли головы, прежде чем даже успели подумать об этом.
     Так же поступил и Тео. Он поднял голову и впервые в своей жизни увидел короля.
     У короля были золотистые волосы и пурпурные глаза, которые таинственно сияли. Его внешность и окружавшая его атмосфера мгновенно выказывали его благородное происхождение. Он производил настолько неизгладимое впечатление, что Тео был убежден, что любой бы смог узнать короля, даже если бы тот был одет в тряпки.
     «Это же сам король, Курт III…!»
     Как только Тео почувствовал какое-то незнакомое ему ощущение, Курт снова заговорил:
     – Давно не виделись, Мастер Башни Бланделл. Кажется, месяца три?
     Его голос был достаточно дружелюбен.
     Мастера башен рассматривались как самые выдающиеся люди, при этом никто, за исключением разве что самого короля, не обладал более высоким статусом, чем они, поскольку на их долю приходилось более 70% национальной власти. В связи с этим королю было неразумно относиться к Бланделлу как-то иначе.
     – Ха-ха-ха! Ваше Величество, для такого старика как я, кажется, это было не далее, чем позавчера!
     – Если бы Вы не пропустили запланированную встречу, то тогда действительно можно было бы сказать, что это было как позавчера.
     – К-кха!
     От столь резкой критики улыбающийся Бланделл немедленно замолчал. Теперь он выглядел как ребенок, которого ругали за какие-то проделки.
     Курт III посмотрел на неловкое выражение лица Бланделла и, улыбаясь, сменил тему.
     – Вы взяли отпуск, чтобы позаботиться о своей ученице? Что ж, одна из причин, по которой я прибыл сюда, как раз и заключалась в том, чтобы посмотреть на неё.
     – Ах, точно, Ваше Величество. Я как раз хотел Вам её представить.
     – Если Вы хотели мне её представить, то зачем тогда держали это в секрете 10 лет?
     – Кха-кха!
     Казалось, каждое слово Бланделла наносило тройной удар по нему же самому. Мастер вновь замолчал, и Курт посмотрел на двух людей, стоявших перед ним. Один из них был учеником Мастера Синей Башни, а второй – тем, кто одолел её.
     Именно эти молодые люди в будущем должны были стать опорой Мелтора.
     – Что ж, тогда я продолжу церемонию награждения.
     Он ненавидел формальности, а потому начал церемонию награждения без каких-либо введений и ненужных поздравлений.
     Согласно инструкции, вперед вышел человек, ответственный за проведение турнира. Он называл идентификационные номера, после чего объявлял имена наставников и сумму призовых денег, которые полагались тому или иному участнику.
     В конце концов осталось всего два имени – по одному на каждого ученика, стоявшего по центру стадиона. Курт взглядом велел организатору турнира сделать шаг назад и взял в руки наградной значок.
     – Сильвия, ученица Бланделла Адрункуса, выйди вперед.
     – Да, Ваше Величество.
     Повинуясь приказу, Сильвия сделала шаг вперед и слегка поклонилась.
     Несмотря на то, что ей велели поднять голову, было бы настоящим богохульством смотреть прямо в глаза королю. Курт принял её поклон и заговорил, вручая ей памятный значок:
     – Как достойной участнице Турнира Учеников, я дарую Сильвии Посох Морозного Джека и наделяю её титулом баронессы.
     – Сильвия, ученица Синей Башни Магии, благодарит Ваше Величество.
     – Да, с нетерпением жду твоего дальнейшего роста.
     Это была исключительная награда, однако никто не стал возражать против заявления Курта. Что касается самой Сильвии, преодоление стены 5-го Круга для неё было куда важнее, чем благородный титул. Более того, золото и артефакты она могла получить и от Бланделла.
     Затем Курт назвал имя Теодора:
     – Теодор Миллер, ученик Винса Хайделя, выйди вперед.
     – Да, Ваше Величество.
     Тео едва успел ответить спокойным голосом и встал со своего места.
     – Как победителю Турнира Учеников, я дарую Теодору 200 золота, Защитный Браслет и наделяю его титулом барона.
     – Теодор, студент Академии Бергена, благодарит Ваше…
     – В дополнение к этому…
     Тео поспешно закрыл рот, когда его прервал Курт. Получив 200 золотых, артефакт и титул, Тео не ожидал, что будет что-то ещё.
     – Помимо титула барона, Теодор Миллер получает титул виконта.
     «Титул виконта!»
     Глаза Тео задрожали от столь шокирующего сообщения, но его язык был на шаг впереди мозга.
     – Спасибо, Ваше Величество! – вырвалось у Тео, и он тут же покорно опустил голову, а по трибунам пошла приглушенная волна шепота.
     Столь высокое продвижение в титуле… Это была честь, невозможная без накопления множества заслуг. Но вот, её удостоился победитель небольшого конкурса? Это была беспрецедентная ситуация, а потому некоторые из дворян не смогли скрыть своего замешательства.
     Независимо от того, понимали люди смысл происходящего или же нет, Курт тепло посмотрел на Теодора и Сильвию и закончил церемонию награждения.
     – Наше Королевство Мелтор окружено Харканским горным хребтом на северо-востоке и Империей Андрас на северо-западе. Чтобы защитить нашу родину от диких империалистов, жаждущих войны, нам нужно воспитывать именно таких людей, как эти два молодых мага. Магическое Сообщество должно обнародовать сегодняшнее событие и не расслабляться… Понятно?
     Люди, собравшиеся на стадионе, немедленно ответили своему правителю:
     – Да, Ваше Величество! Как прикажете!

***

     Вскоре Курт III покинул Пентариум.
     Вокруг него ещё долго роились дворяне, и самое великолепное событие в жизни Теодора подошло к концу.
     Тео и Винс наконец-то отправились в ресторан, в который так и не попали в первый день своего визита в столицу. После того, как зашло солнце, они вернулись в свою гостиницу, и Тео упал на кровать, держась за живот. Обычно он предпочитал есть поменьше, но в столичном ресторане его рот совершенно вышел из-под контроля.
     Глядя на него, Винс усмехнулся и произнес:
     – Можешь даже не говорить, что еда была что надо. Разве не так?
     – … Всё, как Вы и сказали, профессор.
     Затем два человека посмотрели друг на друга и рассмеялись. Это был отличный день.
     И не было лучшего способа насладиться сегодняшней победой. Винс даже достал несколько бутылок дорогого вина. Тем не менее, они не напились, поскольку оба были магами.
     А затем пришел момент, которого они оба ждали.
     Чавк.
     Из дыры в ладони Тео вылез красный язык. Это был гримуар, который поедал магические книги. Обжорство пробудилось.
     – Голод. Принесите еду.
     Обжорство проглотило заготовленные книги, поглотив заодно и скрытые в них знания. Насытившись, гримуар был готов ответить на один из вопросов своего владельца.
     Но на этот раз такой возможности ждали сразу два человека. Сделка Теодора и Винса… Настал момент для первого вопроса и первого ответа.

Глава 38 – Вопрос и ответ (Часть 1).

     Поскольку Обжорство изрядно проголодалось, Тео пришлось подготовить сразу две книги. Как только он положил их на покрывало и направил в указанном направлении свою левую руку, оголодавший язык быстро втянул их в свой бездонный желудок.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Мощь Песка и Ветра».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили заклинание 4-го Круга – Песчаная Буря.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Основы Выживания на Холоде».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили заклинание 3-го Круга – Сопротивление Холоду.
     – ---------------------------------------

     Книги, которые стали сегодняшним обедом для Обжорства, были достаточно полезны: Песчаная Буря могла помочь в пустыне, в то время как Сопротивление Холоду помогало справиться с морозом.
     Гримуар подкрепился двумя книгами и быстро направил полученные знания Теодору.
     – Ухх…
     Чувство, как два магических заклинания входят непосредственно в мозг Тео, всё ещё было странным. Прежде всего так было потому, что магия 4-го Круга содержала достаточно много информации. Тео сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, после чего открыл глаза.
     В то же время Обжорство начало говорить:
     – Две книги. Похоже, сегодня у тебя есть вопрос, который ты хочешь задать.
     «Откуда взялось такое чувство дискомфорта?», – спросил сам себя Теодор, прежде чем осознал, что тон Обжорства изменился.
     Речь, которая раньше звучала рывками, теперь была как у обычного человека. Удивившись такому новшеству, Тео спросил:
     – Вы… Разве Вы не стали говорить иначе?
     – Хм-м?
     – Раньше… Вы говорили обрывками фраз.
     Обжорство фыркнуло и ответило:
     – Это потому, что за последнее время ты скормил мне большое количество артефактов. Этого недостаточно, чтобы распечатать следующий этап, но благодаря этому восстановился мой голос.
     – … Значит, это такая функция.
     – Да, это моя базовая функция. Или ты думал, что я всегда так говорю?
     Теперь, когда гримуар восстановил свой голос, он говорил с куда большей гордостью, чем раньше. Когда Тео кормил его дешевыми артефактами, Обжорство чуть ли не тошнило.
     Тем не менее, если продолжать вести такой разговор, то он мог бы затянуться на несколько дней, а потому Тео прервал Обжорство.
     – Я хотел ещё кое о чем Вас спросить.
     Обжорство перестало говорить, а затем спросило:
     – Разве уже не слишком поздно?
     – А-а?
     – Я уже ответил на твой вопрос. О том, почему изменился мой способ общения.
     Лицо Тео перекосилось. Пусть даже речь шла всего лишь об одном дне ожидания, но любой был бы разочарован таким поворотом дел.
     Тем не менее, вскоре его разочарование преобразовалось в раздражение.
     – Это шутка.
     – … Что?
     – Ты не знаешь, что такое «шутка»? Это слова, которые должны привести к комичной ситуации…
     – Я знаю, что такое шутка!
     Он даже не мог предположить, что жадный гримуар – это тот, кто может отпускать такие шуточки… Это и вправду было странное существо. Они ещё даже не дошли до дела, но Тео уже исчерпал всю свою выдержку.
     Несколько раз глубоко вздохнув, Тео вновь открыл рот. К счастью, предыдущий вопрос не рассматривался как «вопрос, на который можно получить ответ».
     – Могу я передать своё право задать вопрос другому человеку?
     Обжорство издало весьма интересный звук.
     – Ухру-хру, как интересно.
     Тео представил себе, как «глаз», который смотрел на него из глубины ладони, повернулся к Винсу. Так или иначе, даже если ответом будет «нет», то Теодор сам задаст вопрос, который подготовил Винс.
     А потому неудивительно, что Обжорство с готовностью ответило:
     – Это не имеет никакого значения. Ты – первый человек, совершающий подобную транзакцию, однако проблемы как таковой в этом нет.
     – … Продолжайте, профессор.
     – Спасибо.
     Тео отступил назад, а Винс, наоборот, сделал шаг вперед. Из-за небольшого волнения поведение Винса слегка отличалось от обычного. Он долго ждал возможности задать этот вопрос и чувствовал себя словно спортсмен, который наконец-то добрался до финиша после продолжительного забега по длинной и неизвестной ему дистанции.
     – Могу я звать Вас «Обжорством»? – подрагивающим голосом спросил Винс.
     – Любое имя хорошо. Разве я похож на того, кого заботят подобные мелочи?
     – Ясно. Тогда позвольте мне задать Вам вопрос.
     Винс глубоко вздохнул и, после нескольких попыток, наконец-то задал вопрос, который так долго прокручивал в своей голове:
     – Я хочу, чтобы Вы рассказали мне об отношениях между языком и магией.

***

     Магия существовала ещё с тех времён, когда люди даже не знали, как назвать это явление.
     Эльфы, живущие тысячелетиями; драконы, обитавшие в этом мире десятки тысяч лет; демоны, скованные ложным, но вечным существованием; а также бесчисленные другие существа и расы использовали магическую силу, называя её самыми разными именами.
     Кроме того, каждая раса по-своему взаимодействовала с магией.
     Эльфы использовали её для общения с духами, в то время как гномы использовали силу огня и земли, чтобы ковать железо. Демоны издевались над законами бытия, используя таинственные ритуалы, а драконы заставляли мир вздрагивать всего несколькими своими словами.
     Люди были единственными, родившимися безо всякой силы. Они украли песнопения эльфов, стучали по железу, как гномы, а иногда даже подражали ритуалам демонов.
     Первое тысячелетие в истории человечества было бессмысленным. Однако в последующем тысячелетии появилось немного света. Лишь в третьем тысячелетии наконец-то была завершена концепция кругов. Впервые с начала сотворения мира в человеческом роду начали рождаться «маги».
     С тех пор прошло уже несколько тысяч лет, но гримуар, который существовал ещё до основания этого мира, моментально ответил на вопрос человека-мага:
     – Вопрос слишком всеобъемлющий. Чтобы полностью объяснить отношения между языком и магией, будет недостаточно всей вашей жизни.
     – Тогда что, если ограничить объяснение только человеческим языком?
     – Результат будет тем же. Существует 526 человеческих наречий, а потому объем информации превышает лимит, разрешенный для одного вопроса.
     – Хм-м.
     Это была трудная ситуация, а потому Винс начал почесывать свой подбородок, напряженно думая.
     В Башнях Магии, где собирались лучшие маги континента, мало кто изучал археологию. За последние два столетия из-за многочисленных войн были разрушены сотни тысяч памятников истории, а потому многие предыдущие записи были потеряны.
     Не было преувеличением сказать, что не существовало ни одного способа исследовать древние забытые языки, кроме как через что-то вроде гримуара. Винс немного помолчал, после чего произнес:
     – Тогда, пожалуйста, объясните мне, почему слова древних языков и современного языка приводят к разным магическим эффектам.
     Винс решил не жадничать. Вместо того, чтобы попытаться узнать слишком много и сразу, профессор задал вопрос, с которым столкнулся совсем недавно. Слова, имевшие одинаковое значение, часто использовались взаимозаменяемо. И вот, он хотел знать, почему иногда эффект был более мощным, а иногда и куда более слабым.
     – Это приемлемый вопрос, – ответило Обжорство, – Но для начала я должен кое-что разъяснить. Я не знаю, что думают об этом ваши человеческие маги, но магия – это то, что позволяет уговорить магическую силу, наполняющую этот мир. Можно сказать, что вы, маги, искренне просите её прийти в движение.
     – Уговорить… Звучит правдоподобно.
     – Я продолжу. Понятие «язык», о котором вы упомянули, включает в себя понятие «убедительность». Чем ближе название вещи к её истоку, тем больше мир будет слушать голос мага.
     От этих слов выражение лица Винса как-то странно изменилось. Конечно, заклинания, в которых использовались древние языки, были более мощными и эффективными, чем современные. Но это было лишь поверхностным заключением его археологических исследований.
     Подобные преобразования проявлялись нечасто, а потому разгадка причины стала для Винса серьезной проблемой. К счастью, Обжорство без промедления объяснило ту часть, о которой Винс, по большему счету, мог лишь догадываться.
     – Язык – противоречивая среда. Чем меньше существ использует его для взаимодействия с магией, тем сильнее его конечная мощность. Но, с другой стороны, чем больше таких пользователей, тем более стойкой становится его эффективность. Значение древних языков останется неоднозначным вне зависимости от того, сколько людей будет его использовать.
     – Я думал, что понимаю древние языки.
     – Этого недостаточно по сравнению с настоящими людьми древности. Если вы не сможете полностью перевести всю свою повседневную жизнь на древний язык, то вам будет трудно пользоваться этой особенностью.
     Поскольку это был гримуар, в истинности его слов вряд ли стоило сомневаться. Даже если исследования Винса были выполнены идеально, его языковые навыки отставали от навыков людей, которые жили в те дни. Если вместо простых слов на древних наречиях использовать целые фразы или предложения, то результат становился куда более серьезным. Вот почему было трудно использовать древние языки в магии высших кругов.
     Винс слушал эти болезненные для него слова и принимал их.
     – Как называется древний язык, который вы изучаете?
     – Его называют Балькардом.
     – В моих записях присутствует информация об этом языке. Он использовался во времена Империи Бальции, когда магия была на пике. Иностранцам было крайне тяжело воспроизвести правильное произношение магов этой империи.
     В этот момент, словно вспышка молнии, профессора озарило просветление.
     – Произношение… – бессознательно пробормотал он.
     – Невозможно познать истинное значение Балькарда, если не произносить гармонично все восемь слогов.
     – То же самое касается любого языка. Правильное произношение и выразительность речи должны отталкиваться от его стандартов… Мир принимает просьбу мага на основе его слов.
     На этом было всё. Винс больше ничего не слышал.
     Это был тип явления, который назывался когнитивной нагрузкой. Винс сам заблокировал поток информации, поскольку он превысил количество данных, которые он мог обработать. Винс почувствовал, что ещё немного слов, и его мозг будет попросту взорван!
     Фшу-у-у-у-у!
     Внезапно из тела профессора вышла волна магической силы и осторожно пронеслась по комнате. Однажды Тео уже столкнулся с чем-то подобным. Во время финального матча Турнира Учеников он почувствовал поток магической силы, исходящий от Сильвии. Тот факт, что схожий выплеск энергии произошел и от Винса, означал только одно.
     «Он пересек стену!»
     По спине Тео прошла дрожь.
     Иного объяснения этому не было. На глазах Тео рождался маг 6-го Круга. В Королевстве Мелтор было всего около ста магов 6-го Круга, и он не мог не отдать дань Винсу и как человеку, и как магу.
     Однако в комнате было ещё одно существо, которое даже не шевельнулось.
     – Эй, пользователь.
     При столь внезапном оклике Тео оглянулся, словно его позвали из-за спины.
     – Что? Всё закончено, так что Вы можете снова засыпать.
     – Думаю, ты шутишь. Хотя, конечно, обычно я иду спать, так что эта шутка мне понятна.
     – … Итак, в чём тогда дело?
     Обычно гримуар ничего не говорил и сразу же засыпал. Тео хорошо разбирался в физиологии этого парня, а потому подобное поведение слегка отличалось от обычного.
     Обжорство, похоже, немного смутилось, и его язык помахал в воздухе, словно был пьян. Однако эта реакция длилась всего секунду.
     – У меня есть совет для более быстрого роста. При такой скорости ты постареешь и умрешь прежде, чем разблокируешь все печати.
     – Какой?
     – Как ты, возможно, догадался, у меня есть ещё несколько скрытых функций. В отличие от Запоминания, их невозможно открыть, не выполнив особых условий, – тихо начало вещать Обжорство, словно демон искушения из легенд, – И я обучу тебя одной из этих скрытых функций без каких-либо условий.

Глава 39 – Вопрос и ответ (Часть 2).

     Услышав эти слова, Тео не смог скрыть своего удивления.
     «Скрытая функция…?»
     За последние несколько месяцев он в полной мере осознал ценность гримуара, Обжорства. Поедая магические книги, он предоставлял ему знания о тех или иных заклинаниях. Также Тео мог получать «способности», употребляя редкие артефакты, а также использовать «Запоминание» для сохранения той или иной магии.
     Если существовали какие-то артефакты, которые могли воссоздать одну из функций Обжорства, то их тотчас же причислили бы к национальному достоянию государства. Однако сейчас шла речь о какой-то новой функции. Если она окажется столь же эффективной, то этого будет достаточно, чтобы подавить кого угодно.
     – Похоже, это будет аппетитно.
     – Не буду спорить, но о чем Вы говорите?
     – Я просто хочу помочь своему пользователю быстрее вырасти, – слегка пожаловалось Обжорство, после чего продолжило, – Проблема заключается в качестве пищи. Ты никогда не кормил меня редкими книгами, за исключением «Баллистической Магии» и «Введения в магию духов». Не стоит кормить меня только обычными книгами.
     – Качество еды…?
     – Ты можешь подумать, что я жадный, но разве тебе это не выгодно?
     Разумеется, Тео знал, насколько полезно поглощать магические книги редкого класса. Тем не менее, существовал предел тому, сколько оригинальных книг ходило по городу.
     «Баллистическая Магия» попалась ему совершенно случайно, в то время как «Введение в магию духов» было получено благодаря помощи Винса. Книги, написанные собственноручно основоположниками каких-либо сфер в магии, – далеко не то, что мог заполучить обычный студент.
     Однако, если слова Обжорства были правдой, то Тео не имел никаких оснований отказываться.
     «В любом случае, для дальнейшего роста мне нужно есть редкие книги. Если в процессе этого освободится какая-нибудь скрытая функция, мне это будет только на руку»
     То же самое касалось и той ситуации, когда все условия для раскрытия одной из способностей были бы слишком абсурдны. Тео мог в любой момент отказаться от этой идеи, если она покажется ему слишком сложной.
     Другими словами, он не должен был упускать свою потенциальную выгоду.
     В конце концов Теодор выслушал предложение Обжорства.
     – Условия активации этой функции просты. Ты можешь распечатать её, съев кое-что такое, что находится сейчас прямиком возле тебя.
     – И что это?
     – Это всего лишь…
     Брови Тео дрогнули, когда он услышал условие активации скрытой функции.
     «Но почему так…?»

***

     Прошло некоторое время.
     Винс, который около часа находился в трансе, медленно открыл глаза. Его голубые глаза на мгновенье вспыхнули, но вскоре это свечение начало угасать. Это явление было вызвано тем, что 6-ой Круг стабилизировался в его теле.
     – Фу-у-у-у…
     Из уст Винса вырвался легкий выдох, и Тео понял, что Винс пришел в себя.
     – Профессор, поздравляю Вас с 6-ым Кругом!
     – Спасибо. Это всё благодаря тебе, – искренне ответил Винс.
     Винс провёл уже более десятилетия, упершись в предел 5-го Круга. Если бы он не встретил Теодора и не услышал совет Обжорства, то, возможно, стоял бы перед этой стеной ещё много лет. И точно ли он смог её преодолеть? Некоторым магам суждено было оставаться на достигнутом уровне до конца своей жизни. Возможно, для Винса Хайделя отношения с Тео могли быть его единственным шансом.
     – Если бы я так и продолжил в одиночку заниматься исследованиями, я мог бы потратить впустую следующие 10 лет, а может быть, даже больше. Я думаю, что встреча с тобой, Теодор Миллер, – величайшая удача в моей жизни.
     – П-профессор…
     – Не смотри на меня так. Вопрос, который я задал, поможет продвигать археологическую сферу ещё в течение многих лет.
     Эта похвала была вовсе не преувеличена. Все реликвии, связанные с древней империей магов, Бальсией, давно канули в небытие.
     Если бы Винс случайно не наткнулся на манускрипт, то никогда бы не изучил язык Балькарт. Древний документ сохранил используемые ими символы в достаточно хорошем состоянии. Это была прекрасная возможность для Винса заняться археологическими исследованиями, но в то же время она действовала как кандалы, удерживающие его на 5-ом Круге.
     Он изучил десятки манускриптов Балькарда и провел 10 долгих лет, кропотливо изучая артефакты и письмена.
     – И вот, я был вознагражден за долгие годы ожидания.
     Винс, дрожа от радости, едва успел подавить свою растущую магическую силу.
     Не в силах сдерживать растущие эмоции, Винс схватил Тео за руку. Любой старший маг знал, что значит пересечь «стену». Ум и тело Винса были переполнены магической силой. Теперь он сможет подавить процесс старения и сделает первый шаг на пути преодоления человеческих возможностей.
     Никто бы не смог сказать, что бурлящая в нём радость – неразумна и неуместна.
     «Точно ли стоит сейчас об этом спрашивать?», – подумал Тео.
     Одним из достоинств магов считалось трезвое мышление, а потому подобное волнение было редким. Весьма вероятно, что Винс попросит предоставить объяснение.
     Тео подумал об «условии активации функции», о которой ему рассказало Обжорство, прежде чем заснуть.
     «Скормить ему пространственный карман… Разве оно не знает, насколько этот предмет дорогой и редкий?»
     Условие, озвученное Обжорством, предполагало скармливание ему пространственного кармана.
     Пространственная магия требовала наличия, по крайней мере, 6-го Круга, а в случае пространственного кармана нужно было ещё и «вшить» в предмет определенное количество самого пространства, что было крайне сложно.
     Таким образом, в королевстве подобные предметы разрешено было продавать только тем, кто был уполномочен Магическом Сообществом или магам, по крайней мере, Высшего ранга. Естественно, частные продажи пространственных карманов были запрещены, а замена утерянных или уничтоженных экземпляров была практически невозможной.
     Однако Обжорство хотело съесть именно такой предмет. Тео был бы немало удивлен, если бы профессора Винса это не заинтересовало.
     – Простите, профессор.
     – А-а?
     – Это… Ну, там…
     Однако Теодор не был таким человеком. Он знал, сколько Винс потратил денег на Тео, чтобы тот мог выиграть этот турнир, и поклялся себе однажды рассчитаться с ним. Тео не мог сказать, что ему нужен пространственный карман, а потому просто проглотил свои слова.
     – Нет, ничего. Кажется, я забыл, что хотел сказать.
     – Ничего страшного, – улыбнулся Винс и постучал Тео по плечу. Его теплая рука, казалось, хлопнула по самому сознанию Тео.
     «Что ж, давайте найдем другой путь. Я могу попробовать скормить ему какой-нибудь некачественный пространственный карман»
     – Да, я как раз вспомнил, что хотел тебе сказать.
     – Профессор…?
     – Хм, только не думай об этом как о бремени.
     Тео с недоумением посмотрел на Винса и тот, слегка помявшись, спросил:
     – Теодор Миллер, ты станешь моим преемником?
     – … А? Эти слова… Вы не шутите?
     – Я абсолютно серьезен. Я хочу, чтобы твоё имя стало частью моего генеалогического древа.
     Слушая Винса, выражение лица Тео стало пустым.
     Любые маги среднего ранга и выше имели право взять себе ученика. Волшебник мог скитаться по миру в поисках преемника, которому передал бы свои знания и исследования.
     Причем это существенно отличалось от обучения студентов в академии.
     Винс передал бы ему все свои наработки, накопленные на протяжении своей жизни. Более того, на учителя возлагалась ответственность за своего ученика до самой его смерти.
     Таким образом, от заявления Винса, который хотел передать ему дело всей своей жизни, у Тео покраснели глаза.
     – … Разве я подхожу? – спросил Тео, словно его кандидатура была какой-то нелепой.
     Однако Винс просто кивнул.
     – Ты можешь подумать, что это не совсем честное предложение. Но я и не скрываю, что я бесстыдный человек, стремящийся к знаниям гримуара, даже если этого и не заслуживаю.
     – …
     – Но, так или иначе, ты доверишься мне? Я довольно стар, и я принял это решение уже достаточно давно, – закончил Винс, улыбнувшись напоследок.
     Винс не знал, что Тео думал о нем, но никогда и не считал себя святым человеком. Боевой маг, который когда-то убивал людей на поле боя, теперь просил кого-то довериться ему. Существование гримуара было всего лишь его шансом, а не главной целью в жизни.
     Винс симпатизировал человеку, которого звали Теодором Миллером, а потому постоянно помогал ему.
     Вскоре имя Винса Хайделя должно было стать широко известным. Он достиг 6-го Круга в свои 40 лет, а потому в последующем десятилетии его наверняка будут считать одним из лучших магов. А если он в таком темпе продолжит двигаться и дальше, то станет кандидатом на роль следующего Мастера Красной Башни.
     Если Тео согласится с этим предложением, он станет учеником такого человека и со временем переймет все его учения. Теодор хорошо знал вес подобного предложения.
     «Это действительно бремя. Это…»
     Если он откажется, то Винс непременно примет его решение. Он продолжит помогать Тео, как прежде, не раскрывая его тайны. Иногда они будут чувствовать себя обязанными друг к другу, и этот цикл будет повторяться вновь и вновь. Они будут вместе работать, не раскрывая при этом друг другу свои самые сокровенные мечты. Это будет эквивалентно спокойному сотрудничеству между двумя хорошими коллегами.
     Однако Тео не хотел оставаться в таком типе отношений. С абсолютно спокойным выражением лица он подошел к Винсу и взял его за руку. Через их ладони пробежали волны дрожи, встретившись где-то посредине.
     – Спасибо, профессор.
     – Нет, больше я не твой профессор. Ты уже закончил академию, – широко улыбнулся Винс, после чего добавил, – В будущем, пожалуйста, зови меня учителем.
     В этот момент была установлена крепкая связь между двумя абсолютно разными магами: давним неудачником и старшим профессором Академии Бергена.

***

     На следующий день Винс посетил Магическое Сообщество и зарегистрировал себя как учителя Теодора. Отмена подобной регистрации представляла собой весьма сложную процедуру, однако Винс без колебаний поставил на документе свою подпись. Он уже всё решил.
     – В-вам не стоит торопиться с этим… – посоветовал Винсу регистратор, однако тот его не слушал.
     – А Вам не стоит беспокоиться об этом.
     – … Как скажете.
     Выражение лица Винса было, как обычно, крайне холодным.
     Благодаря этому процесс, который, как правило, длился целый час, закончился уже через 20 минут. После получения заполненного бланка регистратор исчез с выражением, словно повстречался с монстром, а Винс и Тео ушли по своим делам.
     Только сегодня должны были начаться мероприятия, запланированные в рамках проведения магического конкурса. Среди них было вовсе не так много церемоний, которые маг мог посещать в сопровождении своего ученика, но, тем не менее, они были.
     В центре Магического Сообщества был размещен большой плакат, на котором и были расписаны все события магического конкурса. Винс указал на некоторые из запланированных событий, поясняя их цель. О некоторых не знал даже он, но, к счастью, кое-какие мероприятия, в которых мог принять участие его ученик, Винс распознал сразу.
     – Если тебя интересует магия призыва, то неплох будет вот этот конкурс. В нём будут участвовать маги с востока, так что это хорошая возможность увидеть элементалистов разного профиля.
     – Звучит заманчиво.
     – «Атакующая магия», организованная Красной Башней, тоже хороша, но… Лично я не думаю, что это то место, которое тебе следует посетить. Там будет огромная толпа магов, заинтересованная лишь в том, чтобы крушить маленькие деревья.
     Изначально большинство мероприятий, проводимых Красной Башней, акцентировалось вокруг поля боя и магии уничтожения. Следовательно, после подобных конкурсов Красной Башне приходилось хорошенько раскошелиться на оплату ремонта поврежденных зданий.
     Покачав головами, два человека принялись искать что-нибудь более интересное. Тем не менее, их поиски были прерваны.
     – Простите, это не вы – Винс Хайдель и Теодор Миллер? – раздался позади них чей-то голос.
     – Хм-м? А Вы кто? – поворачиваясь, спросил Винс. За ним стоял темнокожий маг в синей мантии.
     – Меня зовут Мелроуз, и я из Синей Башни. Мне было поручено найти вас.
     По сравнению с Лореном, этот волшебник вёл себя предельно вежливо, а потому Винс удовлетворил его вопрос.
     – Да, это мы. В чём дело?
     Однако он совершенно не ожидал последующих слов.
     – Прошу прощения, но, пожалуйста, не могли бы вы проследовать за мной? С вами хочет поговорить Мастер Башни.

Глава 40 – Возвращение домой пять лет спустя (Часть 1).

     Вызов Мастера Синей Башни, Бланделла Адрункуса…!
     Оба человека были крайне озадачены столь неожиданным «предложением», но были вынуждены принять его. Пусть отношения между старшими и более младшими чинами башен и были довольно гибкими, но это была воля человека, стоявшего на самой вершине одной из башен. Они не могли отказать ему, даже если и не знали его намерений.
     Синяя Башня располагалась неподалеку от Магического Сообщества, а потому двое магов последовали за Мелроузом и вскоре оказались у её входа. Когда Тео вошел внутрь, к нему начали то и дело приковываться взгляды посторонних людей.
     – … Учитель, почему мне кажется, что на меня все смотрят?
     Винс тоже был весьма чувствителен ко взглядам других людей, а потому, слегка скривившись, кивнул.
     – Похоже, после вчерашнего дня ты стал знаменитостью. Как и ожидалось от Синей Башни, слухи распространились излишне быстро.
     – Мне стоит о чем-то беспокоиться?
     – Просто игнорируй их. Если ты будешь вступать в зрительный контакт с ними, они начнут к тебе цепляться.
     Если Красная Башня была чересчур прямолинейной, то Синяя Башня была излишне хитрой. Именно эти слова маги обоих башен использовали, чтобы насмехаться друг над другом. Однако в этом и заключалась их суть. Красная Башня делала упор на силу, а не логику, в то время как Синяя Башня не практиковала лобовое столкновение, отдавая предпочтение трюкам.
     Сущность двух соперничающих башен вполне соответствовала тому, как их называли.
     Точно так же, как не рекомендовалось таращиться на магов Красной Башни, которые без всяческих объяснений могли вызвать на дуэль, не следовало и вести дел с магами Синей Башни, который могли замучить своей болтовней любого человека.
     Таким образом, Тео последовал совету опытного в этих делах Винса и шел следом за ним, полностью игнорируя окружение. Вскоре они прибыли на верхний этаж, где обитал сам хозяин башни.
     Они остановились перед дверью, украшенной красочными узорами, и Мелроуз вежливо им поклонился, жестом приглашая гостей пройти внутрь. Как только Винс шагнул вперед, дверь с ужасным скрипом открылась.
     Кхри-ри-рик.
     Когда Винс и Теодор вошли в комнату, вновь сработало какое-то заклинание, и дверь закрылась.
     Помимо обилия заклинаний, комната просто кишела артефактами. Однако Тео так ничего толком и не успел разглядеть, поскольку старик, сидящий на стуле посреди комнаты, тут же встал и поприветствовал их:
     – Здравствуйте, здравствуйте! Прошу прощения, что позвал вас столь ранним ут…ром?
     Бланделл, расставивший было в стороны руки, внезапно замер и пристально посмотрел на Винса. Его смеющиеся глаза внезапно засияли, словно прозрачные стеклянные бусины. А спустя несколько секунд Бланделл так широко улыбнулся, что у него даже щеки сморщились.
     – Ку-ха-ха! Винс, ты наконец-то это сделал!
     – … Что Вы имеете ввиду?
     – Ах, какой скромный! Почему ты пытаешься провести глаз Мастера Синей Башни? В любом случае, поздравляю тебя с выходом за пределы стены!
     – Ах, да, спасибо.
     Как и ожидалось от мага 8-го Круга, Бланделл с одного взгляда заметил достижение Винса, в связи с чем весело рассмеялся.
     Обменявшись приветствиями, они сели за большой стол. От горячего чая исходил какой-то диковинный аромат. Очевидно, разговор предстоял долгий.
     – Винс, могу я для начала тебя кое о чем спросить?
     – Спрашивайте.
     – 932 и 1106. Знаешь ли ты, что означают эти цифры?
     Услышав о цифрах, Винс тут же нахмурился. В таких ситуациях любой мудрец посоветовал бы держать язык за зубами. Таким образом, Винс ничего не ответил, а потому Бланделл, естественно, сам пояснил их значение.
     – Эти цифры представляют собой количество людей, которые искали информацию о Винсе Хайделе и Теодоре Миллере соответственно, начиная со вчерашнего дня.
     – …?!
     Услышав это, у двух людей глаза полезли на лоб. Благодаря вчерашней церемонии награждения, они обрели некоторое количество известности, но они не ожидали, что на них обратит внимание столь много людей. Учитывая, что тех, кто имел доступ к информации Магического Сообщества, было весьма ограниченное количество человек, это были поистине большие цифры.
     Глядя на то, как Винс и Тео напряглись, Бланделл покачал головой и успокоил их.
     – Ну, вам не стоит волноваться. Я знал, что всё так и будет, а потому заблокировал доступ к этой информации ещё до начала церемонии. Единственный, кто имеет больше полномочий, чем я, – это Его Величество, так что можете расслабиться.
     – … Вы знали, что это произойдет?
     – Это обычная ситуация. Каждый год высокопоставленные маги набирают себе из числа участников новых протеже. И этот случай – не исключение. Просто размах был слегка больше, – спокойно ответил Бланделл, потягивая чай.
     Так или иначе, Винс не мог не нахмуриться. Он презирал все эти политические интриги, в связи с чем и покинул столицу. Но вот, теперь все эти люди начинали преследовать ещё и его ученика. В нём начал закипать гнев, и все шесть кругов мага начали бессознательно излучать магическую силу.
     Температура в комнате моментально стала нагреваться.
     Гнев мага 6-го Круга был действительно ужасным. К счастью, рядом сидел еще один мощный волшебник.
     – Будет тебе, не кипятись, – успокаивающе произнес Бланделл, проведя рукой по воздуху.
     Воздух мгновенно остыл, став прохладным, словно осенний ветерок. Лишь сейчас Тео осознал силу человека, сидящего перед ним. Это была абсолютная магия, где произнесение активационных слов было попросту бессмысленным!
     Сила этого мага, достигшего 8-го Круга ещё 30 лет назад, была ближе к стихийному бедствию. Если бы Бланделл того захотел, он мог бы вызвать ледяную бурю всего одним щелчком пальцев, по сравнению с которой Вьюга Сильвии была бы не разрушительнее кинутого снежка.
     Охладив температуру, а заодно и атмосферу в комнате, Бланделл произнес:
     – Даже если ты – маг 6-го Круга, ты не можешь закрывать глаза на политику. Выступать против тех, кто у власти, – не самый разумный выбор.
     – А что бы сделал мудрейший Мастер Башни?
     – А-а? Ах, ну если бы это был я, то я бы просто их всех избил. Я волшебник 8-го Круга, а потому не забочусь о том, на кого и когда наступаю.
     Как только оба гостя в недоумении уставились на хозяина кабинета, он рассмеялся и кое-что вытащил.
     – Это шутка. А вот это – то, что я подготовил специально для вас.
     – Что…?
     Это был конверт с печатью Магического Сообщества. В отличие от Тео, который недоуменно смотрел на Мастера, Винс точно знал, что внутри.
     – Это поручение? Теодор по-прежнему базового ранга.
     – Если вы не можете избавиться от дерьма, то просто избегайте его. Это лучше, чем оставаться в своей комнате до конца магического конкурса, – с удовлетворением улыбнулся Бланделл, после чего добавил, – Теодор, разве уже не прошло пять лет с тех пор, как ты не был дома? Хотел бы ты воспользоваться этой возможностью, чтобы побывать в родных краях?
     – А-а? Вернуться домой?
     – Ах, да, совсем забыл. Пунктом назначения этой небольшой миссии являются владения Миллеров.
     – А-а…!
     Это в корне меняло дело. Винс мог убрать Теодора из-под ненужных взглядов дворян, не беспокоясь при этом о том, что они будут оскорблены. При этом Тео мог встретиться с семьей после столь долгой разлуки. Это было весьма неплохое предложение, если уровень сложности поручения был разумным.
     Винс смотрел, как Тео читает содержимое конверта. Это был отчет об открытой пещере и небольшая биография человека. Заключительная часть содержала несколько коротких инструкций.
     – … Определите местонахождение мага, посланного для осмотра пещеры, найденной во владениях Миллеров. Разве это не простое задание?
     Бланделл согласился с словами Тео и кое-что пояснил:
     – Это не подземелье, а обычная пещера, найденная три месяца назад. Для её обследования был послан достаточно разумный человек, но…
     – Перестал выходить на контакт.
     – Кхе, да, всё так.
     Такое случалось довольно часто. Маги по умолчанию были существами, потворствующими своим желаниям, и их сущность не сильно изменялась даже после вступления в ту или иную башни магии. Как только они находили нечто достойное исследования, они погружались в это на несколько месяцев. В таком случае вполне распространенной практикой была отправка еще одного исследователя, который должен был отыскать предыдущего.
     – Тяжелая работа тебе здесь не грозит. Достаточно будет просто отдохнуть дома и не провоцировать распространение лишних слухов. Если же ты найдешь того мага, то будет неплохо, если ты вернешься вместе с ним.
     – … Я понимаю.
     В этом действительно не было ничего сложного. Владения Миллеров были для него местом, где он провел всё своё детство, а его отец был бедным лордом, который ничего не скрывал от своих жителей. Если пещера и вправду была не такой глубокой, то маг будет найден достаточно быстро.
     Тео получил разрешение Винса и спрятал конверт.
     – Ах, старика слегка тревожит то, что ты так молод. Если этот исследователь не намеренно оборвал все контакты, то подобная задачка может оказаться немного опасной… – внезапно заговорил Бланделл, придавая своему голосу драматические нотки.
     – О чем это Вы? – спросил Винс.
     – Таким образом, у меня есть для тебя подходящий компаньон!
     Бланделл проигнорировал вопрос Винса и стукнул своим посохом о землю. Казалось, это было нечто сродни сигнала для того, кто должен был появиться.
     Как только на лицах двух людей появились подозрительные выражения, из-за большого книжного шкафа показалась чья-то фигура. Это была Сильвия, с её голубыми глазами и ослепительными серебряными волосами, державшая в руках белый посох, явно отличавшийся от того, который использовался на конкурсе.
     – … Сильвия, – тихо пробормотал Тео.
     – Ах, привет, – пробормотала в ответ Сильвия, слегка опустив голову.
     – Эх, привет…?
     Это был весьма неловкий обмен приветствиями. Оба были далеки от общества, и не привыкли выражать свои симпатии. Всё их общение было сведено лишь к паре фраз во время турнира, а потому им обоим было крайне неловко. Благо, молчание вскоре было нарушено никем иным, как Бланделлом.
     – Ты не единственный, кто после вчерашнего дня удостоился всеобщего внимания. Сильвия переживает нечто подобное.
     – Только не говорите мне, что компаньоном…
     – Да, это Сильвия!
     Поняв это, Тео поспешно пробормотал:
     – Извините, но лучше я воспользуюсь следу…
     – Нет, подожди минутку, – перебил его Бланделл, прежде чем Тео успел отказаться, и схватил его за плечи.
     Теодор почувствовал на своих плечах огромную силу, а в ушах раздался приглушенный голос. В такой ситуации он попросту не мог не испугаться.
     – Это может быть слегка обременительным, но Сильвия не имеет абсолютно никакого опыта дружбы. Её магические навыки великолепны, но в душе она ещё ребенок. Поэтому я хотел бы, чтобы в этой поездке она получила кое-какой социальный опыт.
     – Даже если это путешествие предполагает совместное путешествие женщины вместе с мужчиной?
     – Как я уже говорил, этот ребенок до сих пор ничего не смыслит в противоположном поле. Интерес, проявленный к тебе, связан с чувством сходства между вами. Другими словами, ей нужен дружественно настроенный человек.
     Тем не менее, Тео не мог не чувствовать себя обремененным. Он никак не мог выдавить из себя согласие, а потому Бланделл достал что-то похожее на мемориальную табличку и показал её Тео. На ней значился символ Магического Сообщества и подпись Бланделла.
     – Это…?
     – Это паспортная табличка, которая предоставляется инспектору из Магического Сообщества. В соответствии с её рангом инспектору предоставляется грант. Если ты выполнишь миссию, которая соответствует самому низкому 9-му уровню, то получишь грант в размере трех золотых. Но…
     Бланделл поднес палец к табличке, сменив девятку на пятерку.
     – Я могу менять условия по своему усмотрению.
     – Тогда грант…
     – Естественно, он будет увеличиваться. Насколько я помню, я могу заплатить до 100 золотых.
     Когда Тео услышал о ста золотых, его глаза полезли на лоб.
     «Если я сейчас получу 100 золотых…»
     Это была огромная сумма денег, на которую несколько лет могли прожить все жители владения Миллеров. В особенной поддержке нуждались фермеры, которые, случалось, умирали с голоду, поскольку не могли собрать достаточное количество урожая.
     Если Тео к этой сумме добавит ещё те 200 золотых, которые он получил в качестве приза за турнир, то им не нужно будет беспокоиться о жатве в течение следующих 10 лет. Он сможет купить хорошую одежду своим родителям, которые всегда носили всё старое, а также облегчить бремя бедных и голодных крестьян.
     Конечно, учитывая это, он вынужден был согласиться.
     – … Я понимаю. Я поеду вместе с Сильвией.
     – Оу! Да, ты хорошо подумал! Возможность побывать в сопровождении мага 5-го Круга не так уж и общедоступна! Уха-ха-ха-ха-ха!
     Пока Бланделл громко смеялся, Тео пересекся взглядом с Сильвией, которая всё это время смотрела на него.
     Когда их глаза встретились, она с застенчивым выражением лица махнула рукой. Красиво улыбающееся лицо Сильвии стало намного моложе, чем даже было до этого.
     Что же он услышит, когда приведет её к себе домой?
     «Уф, разве это нельзя назвать золотой жилой?»
     Тео стал магом 4-го Круга и возвращался домой с тремя сотнями золотых и красивой девушкой. О чем-то подобном, как правило, всегда рассказывалось в начале героических историй.
     Хоть любой молодой человек и позавидовал бы такому повороту дел, Тео мог лишь глубоко вздохнуть.

     Ещё один рисунок Сильвии, предоставленный автором.


 []


Глава 41 – Возвращение домой пять лет спустя (Часть 2).

     По окончанию встречи прогресс пошел достаточно быстро. Они получили полную поддержку Мастера Синей Башни, а потому Магическое Сообщество без заминок выполнило все необходимые процедуры для оформления «командировки» Тео, а также выплатило ему 100 золотых.
     Несмотря на высокую нагрузку, Винс смог быстро договориться о транспортировке Теодора во владения Миллеров. А произошло это благодаря торговой компании, караван которой он недавно сопровождал в столицу.
     – Спасибо, что так быстро откликнулись на мою просьбу.
     – Пустяки! Это мне стоит благодарить профессора и Вашего ученика за то, что мои люди благополучно добрались до столицы. Так что для меня было честью выполнить такую незначительную просьбу.
     – Вы и вправду достойны стать боссом этой компании.
     Коляска Гордона, подготовленная для Тео, была далеко не каким-то пустяковым делом, которое могло быть сделано за один день и в качестве одолжения.
     Сама карета была облегчена с помощью особой магии и вмещала до шести человек. Несмотря на то, что экипаж предоставлялся всего лишь во временное пользование, подобная аренда стоила бы нескольких золотых. Тем не менее, Гордон предоставил её им совершенно бесплатно.
     «Профессор носит мантию с символом мага 6-го Круга… Это шанс сформировать хорошие отношения со старшим членом Магического Сообщества!», – подумал Гордон, широко улыбнувшись.
     Гордон был матёрым торговцем. А потому, когда он узнал о достижении Винса, то сделал вид, что не знает. Чтобы создать прочные отношения с магом, который со скептицизмом относился ко всему миру, он должен был выстраивать их отношения на общечеловеческих ценностях.
     Таким образом, он сделал вид, что предоставляет роскошный экипаж исходя лишь из своих добрых побуждений.
     «Очень продуманный торговец. Что ж, нельзя сказать, что это плохо»
     Естественно, Винс знал о скрытых мотивах Гордона, но все равно принял эту небольшую услугу для своего ученика. Зачем отказываться от того, что ему предоставлялось?
     Как только Винс закончил разговор с Гордоном, он подошел к Тео, который ждал его возле кареты.
     Перед отъездом Теодора он хотел обменяться с ним несколькими словами.
     – Хорошо тебе отдохнуть. По окончанию конкурса большинство всех этих раздражающих людей вернутся в свои дома, чтобы спокойно сосредоточиться на магии.
     – Да, учитель.
     – И береги этот пространственный карман. На нём есть магия отслеживания, так что все расходы будут списаны с тебя.
     – … Не буду спускать с него глаз.
     Тео слегка нервничал, глядя на пространственный карман в своих руках. Ему нужно было потреблять от двух до трех книг в день, а это означало, что он должен был взять их с собой достаточно большой объем. Таким образом, Винс арендовал пространственный карман и отдал его Тео.
     Однако правила его использования были крайне строгими, и Тео боялся себе даже представить, что с ним сделают, если Обжорство случайно проглотит столь драгоценный артефакт.
     «Меня могут затащить на суд и …»
     До Тео доходили слухи о строгости Магического Сообщества, а потому его лицо побледнело от одной только мысли об этом.
     Он даже подумал, что ему не стоит держать карман в левой руке. До сих пор Обжорство ещё ни разу не выскакивало спонтанно, не будучи вызванным, но никогда не знаешь, чего ожидать от подобных вещей. В общем, в принятии дополнительных мер предосторожности не было ничего плохого.
     Тем временем прибыл кучер и занял своё место у поводьев.
     – Что ж, я пойду, учитель.
     – Да, пожалуйста, береги себя.
     Тео закончил прощаться с Винсом и скрылся внутри экипажа, после чего красочная карета начала медленно двигаться. Благодаря магии лёгкости, она катилась размеренно и плавно. Когда Тео и Сильвия скрылись из виду, Винс развернулся, мысленно пожелав своему ученику, который пять лет назад покинул отчий дом, оставаться целым и невредимым.

***

     Тух-тух-тух! Тух-тух-тух!
     Экспресс-карета ограниченного выпуска, предоставленная компанией Пуллонет, миновав врата Мана-виля, ускорилась. Магия легкости позволяла лошадям бежать, практически не чувствуя груза.
     Они набрали головокружительную скорость, и декорации за окном начали сменяться со страшной скоростью.
     «Да… Если мы продолжим движение в таком темпе, то прибудем во владения Миллеров уже через пять дней»
     У обычной повозки на это ушло бы две недели. Но Гордон с уверенностью сказал, что его экипаж справится с этой задачей за неделю, в чем Тео теперь ни на минуту не сомневался. Как оказалось, ему не понадобится тратить огромное количество времени на дорогу между столицей и его домом.
     Тем не менее, проблема была не в карете, а в том, что находилось внутри нее.
     «Эх, так неудобно…!»
     Тео отчаянно посмотрел на Сильвию, которая сидела рядом с ним.
     Тео хорошо видел её яркие глаза и серебристые волосы. Он понятия не имел, о чем она в этот момент думала. Увидев, что Тео на неё смотрит, Сильвия внезапно опустила взгляд и вытащила что-то из кармана своей мантии.
     – Тео, давай играть в карты.
     – А-а? Карты?
     Сильвия подняла одну из карт.
     На задней её части не было никаких рисунков, а потому он не мог определить, для чего именно она использовалась. Кроме того, он попросту не мог себе представить Сильвию, играющую в покер.
     Тео охотно взял у неё несколько карт и тут же посмотрел на содержимое их лицевых сторон.
     – Ух-х, тут символы…
     Глаза Тео округлились, когда он увидел, что было написано на лицевой стороне карт.
     – Это что, руны?
     Руны являли собой наиболее близкий всем современным магам язык и были важным элементом для настройки магических формул. И вот, на лицевой стороне карт выстроились руны, образовывая собой целые предложения.
     Тео попробовал перевести руны, начертанные на одной из карт, и понял, что они формируют собой часть магической формулы. То же самое касалось и других карт.
     Другими словами, на разных картах были разные части магических формул, которые в конце концов должны были объединиться в цельное заклинание.
     Лицо Тео приняло крайне обеспокоенный вид, когда он понял, что она имела в виду под фразой «играть в карты».
     – Ты хочешь поиграть в эти карты…?
     – Да. Я с раннего детства играла в них вместе с дедушкой. Тео будет очень весело.
     – Нет уж, подожди минутку.
     Тео какое-то время покрутил карты в руках и понял, насколько это всё-таки сложно. Подобная степень сложности заставила бы стонать даже профессоров академии. Тем не менее, Бланделл, казалось, обучил её магии именно через эту игру.
     Способности Сильвии были превосходными, но подобное времяпровождение Тео совсем не вдохновляло.
     С кем вообще она могла играть в эти карты?
     За исключением Теодора, вряд ли кто-то бы стал даже рассматривать возможность подобной «игры». Даже те, кто хотел быть ближе к Сильвии, не могли сравниться с ней, а потому она постепенно отошла от них.
     Быть друзьями – намного сложнее, чем можно было поначалу подумать. И вдвойне труднее было дружить с кем-то, кто превосходил тебя по всем показателям. Красота, гений и природа Сильвии держали её вдалеке от других людей.
     «Возможно, мы и могли бы в это поиграть… Нет, таким образом я точно не изменю её отношение»
     Бланделл хотел привить ей социальные нормы. Если Тео будет играть с ней в карты, то она начнет по-особому к нему относиться. Другие люди всё также и останутся далекими для неё, и в кругу её общения появится всего лишь один человек, которого зовут «Теодор Миллер».
     И тогда её развитие вновь застопорится. Сейчас она нуждалась вовсе не в магической среде.
     – Вместо карт лучше расскажи мне какую-нибудь историю.
     – Историю?
     – Да, причем всё равно, что это будет. Это может быть что-нибудь о себе, например твоё любимое блюдо или место. Или что-нибудь такое, что тебя недавно повеселило…
     «О!»
     Внезапно в голову Теодора пришла гениальная мысль, и он сказал:
     – Тебя интересуют духи?
     – Духи?
     От столь внезапного слова, глаза Сильвии заблестели. Казалось, ей стало любопытно.
     – Митра.
     – Хи-и-инь?
     В окно тут же влетел комочек грязи и превратился в фигурку маленькой девочки. Митра стала немного больше, так как Тео дошел до 4-го Круга, но она всё ещё едва превышала его ладонь.
     – … Милая.
     Лицо Сильвии просветлело, когда она увидела маленького духа, запрыгнувшего в карету.
     – Хонь?
     Когда Сильвия взяла её на руки, Митра издала очаровательный звук. Девушка осторожно погладила голову маленького духа, словно боялась навредить ей.
     Каково Митре было прикосновение Сильвии?
     Поначалу дух явно пребывал в плохом настроении, но потом, в конце концов, замурлыкал, словно котенок.
     Эта картинка и вправду была похожа на иллюстрацию из детской книги.
     Тео наконец-то почувствовал облегчение.
     «Ну, тут стоит учитывать её чувствительность. Маг не может не заинтересоваться Митрой»
     Играя с Митрой, Сильвия улыбалась и смеялась, куда больше напоминая девушку своего возраста, чем раньше. Подобного выражения её лица Тео, вероятно, не увидел бы, если бы они играли в одни только карты. Как правило, Сильвия была бесстрастна, как вода, но вот компания такой улыбчивой девушки вовсе не была чем-то обременительным.
     Таким образом, дальнейшее путешествие двух людей продолжалось в гораздо более приятной атмосфере, чем он ожидал.

***

     Роскошный экипаж бежал по дороге от Мана-виля, словно ветер. У лошадей была отличная родословная, а потому они без особых трудностей преодолели труднопроходимые горные тропы. Миновав горные хребты, они больше нигде не задерживались.
     На четвертый день пути экипаж прибыл на территорию виконта Тегерана, владения которого располагались по соседству с землями Миллеров.
     Пять лет назад у Теодора ушел месяц, чтобы добраться до Академии Бергена. Однако на этот раз дорога заняла всего четыре дня.
     – Каков твой родной дом, Тео?
     Неловкий способ общения Сильвии теперь казался вполне естественным.
     Изменились и темы для беседы. Если раньше она заводила разговор только о магии, то теперь она могла поговорить о цвете своей любимой одежды или пейзаже за окном. Также она могла поинтересоваться чем-то из личной жизни Теодора.
     Тео подумал, что это хороший знак и ответил:
     – Ну, это обычная сельская местность. Люди собирают урожай и живут в окружении высоких гор и густых лесов. Когда в долину спускаются дикие животные, то фермеры охотятся, устраивая себе настоящий пир. Жизнь в этих местах не всегда изобильна, но они всегда разделяют свою добычу вместе с соседями. Вот такие чудаки и живут в этих местах.
     Когда Тео рассказывал о своей родине, в его сознании всплыла картинка его родного дома.
     Он представил себе, как люди сеют семена, играют и весело работают на полях, с улыбкой собирают урожай, а также встречаются по вечерам вместе со своими соседями у костров.
     Если как следует подумать об этом месте, то на его судьбу выпало больше лет бедности, нежели изобилия. Его отец открыл свои склады и голодал вместе со своими людьми, а потому Тео тоже довелось в детстве узнать, что такое голодная жизнь.
     Вкус хлеба, взятого из морщинистых рук старика, был гораздо более запоминающимся, чем белый пушистый хлеб, который он ел в Бергене. И вот, вес этих воспоминаний отразился и в голосе Тео.
     Сильвия почувствовала что-то теплое и пробормотала:
     – Хорошее место.
     – … Да, это хорошее место, – согласился Тео.
     Как сказала Сильвия, это действительно было достаточно неплохое место. Родной дом Тео был именно таким. Они никогда не жили богато, но зато были счастливы.
     14 лет, которые он там прожил, были для него ценнее, чем бесчисленная красота, которую он повидал в Бергене и Мана-виле.
     «Мать, отец…», – от мысли, что спустя столь долгое время он наконец-то обнимет своих родителей и поприветствует соседей, глаза Тео слегка повлажнели.
     Атмосфера внутри кареты стала более чем комфортной, как тут…
     – Э-эх?
     – Ах!
     Они воскликнули практически одновременно. Тео почувствовал, как по его спине прокатилась волна холода. Это было не что иное, как предупреждение от его сенсорного восприятия. Сильвия же обладала отличной чувствительностью, а потому заметила, что мана вокруг кареты была как-то странна искажена.
     Оба моментально открыли окна по обеим сторонам кареты. Однако, несмотря на то, что сейчас был только закат, и солнце ещё не зашло, их видимость была сильно ограничена.
     «Слишком темно… В такое время солнце светит куда ярче. Если это так…!»
     Глаза Теодора блеснули золотым цветом. Он активировал Ястребиный Глаз, который позволял ему увидеть даже сквозь тьму. Если бы Тео сосредоточился, он смог бы обнаружить даже монету, лежащую в паре сотен метров от него.
     В лесу за окном было темно, но никаких особых препятствий там не было.
     Золотой свет проник сквозь деревья. И как только Тео увидел контуры теней, медленно движущихся вдалеке, он замер, а из его губ вырвался вздох:
     – Нежить… В этом месте…!?
     Словно в ответ на его слова, фигуры покинули тьму, явив себя в полной красе. Их тела были перекошены, кости сломаны, а сами они передвигались неестественным образом. Один только вид этой нежити вызывал у него чувство отвращения.
     Это были ходячие мертвецы – побочный продукт некромантии, которые пожирали живых существ, чтобы увеличить своё количество.
     Творение рук колдунов медленно приближалось к карете с двумя волшебниками.
     Вшу-вшу-вшу-вшу!
     Владелец гримуара и гений Синей Башни… Магическая сила Тео и Сильвии обернулась вокруг них и вызвала настоящий шторм маны. Нежить была остановлена этим импульсом, но её замешательство длилось лишь мгновенье.
     – Я беру на себя левую сторону, а ты правую, – уверенным и твердым голосом произнес Тео.
     – Хорошо, – согласилась Сильвия.
     Кивнув друг другу, маги покинули экипаж и встретились лицом к лицу с толпой трупов.

Глава 42 – Возвращение домой пять лет спустя (Часть 3).

     Когда Тео выбрался из кареты, на него с бледным лицом уставился кучер. Откуда возле столь мирных поселений, как владения Миллеров, появились настолько ужасные монстры? За всю свою долгую карьеру кучера он впервые столкнулся с чем-то подобным.
     – Ох, уважаемые маги! Что здесь происходит!?
     – Господин, идите внутрь кареты. Мы позаботимся об этом и вернемся.
     – Да, пожалуйста! И берегите себя!
     По словам Тео кучер укрылся в карете. Очевидно, он уже имел дело с бандитами и монстрами, поскольку его движения были быстрыми и решительными. Таким образом, Тео мог не переживать за целостность самой кареты и кучера.
     Вместо этого он перевел взгляд на толпу мертвецов, бредущих прямо к ним.
     – Гоблины, кобольды и орки… Тел больших монстров пока что не видно. Разве где-то здесь не должен скрываться сам чернокнижник?
     Некромантия относилась к такому типу магии, который требовал контроля. Неконтролируемые мертвецы стали бы без разбора нападать на живых, вызывая беспорядки и хаос по всей области. В связи с этим были бы немедленно отправлены рыцари, представители Башен Магии и другие люди, чтобы зачистить территорию.
     Таким образом, большинство чернокнижников вынуждены были скрываться. Они не были уверены в успехе открытой конфронтации, ведь против них всегда выставлялись крайне могущественные силы.
     Тео прислушался к своему сенсорному восприятию, но так и не смог почувствовать чернокнижника.
     – … Ну, тут уже ничего не поделаешь.
     Если так, то единственное, что он мог сделать, – это стереть с лица земли всех монстров, которые ковыляли в его сторону.
     Фду-ду-ду!
     В воздухе начала резонировать магическая сила четырех кругов. Она началась с небольшой искры, а затем трансформировалась в огненную стрелу. И вот, спустя несколько мгновений над головой Тео было создано огромное количество стрел. Это было нечто наподобие ста ледяных стрел, которые Сильвия использовала в финальном матче турнира.
     Слабостью нежити была божественная сила, свет и огонь. Внезапное появление огня заставило приближающиеся трупы остановиться. Тела, влага которых была высушена, превращались в прекрасные дрова.
     Тео чувствовал жалость к ним, но он не собирался оставлять неподалеку от своего дома армию мертвецов.
     – Вперёд.
     Как только Тео отдал команду, огненные стрелы обрушились на головы нежити.
     Фью-фью-фью-фью…
     Это было не просто пугающее зрелище, но и настоящий кризис для нежити. Мертвые тела не могли защититься или уклониться от подобной атаки, а потому огненные стрелы наносили трупам сокрушительный урон. Их прогнившие шкуры были проколоты, а попадавшее внутрь пламя приводило к череде взрывов.
     Дух! Дух! Ду-дух!
     Их шеи были сломаны, а оторванные головы покатились по земле. Также повсюду были разбросаны ошметки, оставшиеся от их рук и ног. Зомби-гоблины и зомби-орки повалились на землю. Некоторые мертвецы, потеряв свои конечности, начали ползти вперед, в то время как другие превратились в неподвижные куски гнилого мяса.
     Это было адское зрелище, но Тео не проявлял ни малейших признаков смятения.
     «Их физические возможности низкие, и они не используют оружие. Если так, мы сможем справиться ещё с тысячью подобных тварей»
     Существовало три фактора, которые определяли полноценность нежити: их способность к воспроизводству и навык самого некроманта; наличие способностей; а также интеллект, которым они обладали при жизни. Если мертвец обладал всеми тремя характеристиками, то он считался продвинутой нежитью. Два фактора ставили их на уровень среднего ранга, в то время как обладание всего одной способностью причисляло их к низшей нежити.
     Опираясь на вышеперечисленные стандарты, данную нежить стоило отнести к самому низкому уровню.
     Если Теодору не придется иметь дело с нежитью-ограми, то он вполне сможет упокоить ещё несколько сотен подобных мертвецов.
     Тео вызвал новую партию из 100 огненных стрел. Само собой, первым делом он позаботился о том, чтобы превратить тела близлежащих мертвецов в угольки.
     Тем не менее, впереди появлялось всё больше и больше оживших трупов.
     – Гра-а-а-а-а-а!
     Из гниющих легких мёртвых орков то и дело вырывался истошный рёв.
     Тео взглянул в самый эпицентр монстров и увидел, как из-за кустов выбежал ещё один монстр-нежить. Он был напрочь лишен глазных яблок, при этом по его коже и прогнившей плоти ползали личинки, а вокруг клубилась магическая сила.
     Это существо было четырехметровым двуногим монстром, обитавшим в болоте или в лесной чаще. Тео уже встречался с такими во время сопровождения каравана в Мана-виль.
     – Тролль…!
     – Угро-о-о-ох! – взревел тролль и бросился вперед.
     – Ку-а-а-ак!
     Расчищая себе дорогу, тролль взмахнул своей дубиной, и несколько несчастных зомби-орков лопнули, словно перезрелая хурма. Не было почти ни одного видимого доказательства того, что после смерти тролль потерял свою силу. Возможно, он лишился своей естественной регенерационной силы, но всё ещё оставался весьма грозным противником. Скорее даже наоборот, став трупом, он лишился некоторых своих недостатков.
     – Черт, Магическая Ракета не особо хороша против нежити…
     Эти монстры продолжали двигаться, даже лишившись головы. Можно было встретиться и с такой необычной нежитью, как дуллаханы, которые первоначально были лишены голов. Но что касается зомби и упырей – они продолжали функционировать, пока не было уничтожено само их ядро. Использование чего-то вроде Магической Ракеты было для них сродни уколу иголкой.
     Чтобы уничтожить всё тело нежити, ему нужно было использовать что-то большое, как, например, Полыхающий Снаряд. Тем не менее, нельзя было злоупотреблять магией 4-го Круга в ситуации, когда ещё даже не был обнаружен сам чернокнижник.
     Тео нужно было найти способ победить их, не используя много маны. Ему нужно было собрать их вместе. Но именно в этот момент…
     Вшу-у-у-ух!
     – Эр-р-ргх?
     Внезапно перед нежитью появился водный змей и ринулся в атаку.
     – Жидкий Змей? – пробормотал Тео.
     Это было заклинание стихии воды, которым Сильвия воспользовалась в финальном матче. Водный змей скрутился вокруг ног зомби-тролля и начал сжиматься. Массивное тело зомби-тролля некоторое время ещё продолжало держаться, но вскоре его кости не выдержали и сломались. Его плоть лопнула и рухнула на землю, превратившись в безжизненную груду мяса.
     Благодаря тому, что о зомби-тролле позаботились, у Тео появилось время, чтобы посмотреть в том направлении, в котором находилась Сильвия. Ему было любопытно, как именно Сильвия справилась со своей линией фронта.
     Когда он понял, что произошло, Тео не мог не восхититься.
     – … Ха-ха, да уж, так оно и есть.
     Там, где она стояла, были следы огромного водного змея, а земля вокруг кареты превратилась в грязь.
     Подавляющая масса была сама по себе оружием. При отсутствии божественной силы, Немезидой для нежити становилась чистая физическая мощь. Жидкий Змей Сильвии уничтожил всю нежить, включая зомби-орков и зомби-гоблинов.
     – Жидкий Змей – магия 4-го Круга, однако она довольно экономична в затратах энергии. Да уж, в подобных случаях она и вправду довольно эффективна, – пробормотал Тео.
     Сильвия, манипулирующая Жидким Змеем, кивнула, словно его слова дошли до её ушей.
     – Да, мой дедушка сказал что-то похожее и про Тео.
     – И вправду, почему бы не попробовать магию контроля?
     Это отличалось от огненных заклинаний, которые потребляли большое количество магической силы для поддержания. Разумеется, в случае с Жидким Змеем также были определенные затраты в мане для конденсации влаги и формирования его формы.
     Однако для управления и поддержания водного змея требовалось намного меньше магической силы. Таким образом, это отличалось от магии огня или ветра, которая исчезала сразу же, как только контроль сбивался хоть на мгновенье.
     Хоть Тео и не использовал магию воды, он получил просветление в других областях.
     – Митра, ты можешь это сделать?
     – Хой! – мило ответила Митра и выпрыгнула из его рук.
     Как дух земли, она могла свободно проводить осмотр окрестностей, проникая в землю. Кроме того, магическая сила Теодора была на 4-ом Круге и близилась к 5-му.
     И, наконец, самой эффективной стихией для управления и поддержания змея была вовсе не вода. Итак, получилось бы у него воспроизвести нечто подобное, используя землю?
     Мозг Тео мгновенно сымпровизировал.
     – Как же его назвать… Земляной Червь!
     Вокруг Митры начала медленно подниматься земля.
     Дум-дум-дум-дум-дум!
     Грязь, песок и галька начали смешиваться воедино, обретая черты какого-то существа. Вскоре это нечто, напоминавшее собой червя, подняло голову. Подобно водному змею Сильвии, это существо было частью искусства, однако его грубые черты означали, что его даже язык не поворачивался назвать красивым. Тем не менее, подобные незначительные проблемы сейчас меньше всего заботили Тео.
     – Ух ты…
     Сильвия открыла рот, глядя на тень, накрывшую нежить. Это была тень Земляного Червя, отброшенная лунным светом. Тело червяка было, по крайней мере, несколько десятков метров в длину. Даже нежить, напрочь лишенная разума, остановилась на месте, глядя на эту нереальную сцену.
     И вот, посреди этого молчания, Сильвия улыбнулась и спросила:
     – Кстати, а ты сможешь контролировать его?
     Ее вопрос был не безосновательным. Вполне вероятно, что любой маг, увидевший нечто подобное, разразился бы целым потоком издевок по отношению к Земляному Червю Теодора. Как правило, сложность магии контроля увеличивалась пропорционально размеру призванного существа. А Теодор не был настолько могуч, чтобы контролировать нечто подобного размера.
     Однако все эти утверждения были верны, если бы Червь Земли был «обычной» магией.
     «Митра, ты меня слышишь?»
     И вот, как только голос Тео донёсся до сознания духа…
     – Гру-у-у-у!
     Земляной Червь потряс своим огромным телом. Увидев знакомые жесты, глаза Сильвии полезли на лоб.
     – Ах, это возможно…!
     – Верно. Я его создал, но контролирует его Митра. Таким образом, я могу контролировать червя вне зависимости от его размеров!
     Подобное было бы невозможным для обычного духа без самосознания, но Митра была ни чем иным, как древним духом. Она могла контролировать землю и не имела другого выбора, кроме как играть роль Земляного Червя. Другими словами, эта магия стала возможной благодаря их кооперации.
     А в следующий момент Земляной Червь бросился к нежити.
     Ду-ду-ду-ду!
     Гру-гру-гру-гру!
     Земля начала ходить ходуном!
     Всякий раз, когда Земляной Червь опускал своё массивное тело на землю, нежить разлеталась на куски. Деревья падали, а нежить, с которой сталкивался червь, была раздавлена всмятку вне зависимости от того, чем она была – троллями или гоблинами.
     Затем Земляной Червь направился в лес, где топтались остатки нежити. Всё это не сильно отличалось от того, как если бы кто-то растоптал муравьиный рой.
     Произошедшее и вправду было достойно того, чтобы называться разрушением.
     Если бы кто-нибудь это видел, то и заикнуться бы не посмел о том, какая из стихий является самой сильной.
     Всего через три минуты на окраине леса образовалась настоящая пустошь. И судя по тому, что на этом битва была окончена, вряд ли чернокнижник присутствовал где-то рядом.
     – Поразительно…
     Кто бы мог вообразить, что эта сцена была вызвана магом 4-го Круга? Восхищение Сильвии Теодором было вполне обоснованным.
     Магия, которую продемонстрировал Тео, намного превосходила здравый смысл и была трюком, не осуществимым без участия многих переменных. Тео почувствовал головокружение, поскольку ему самому было трудно в это поверить.
     – Акх!
     В то же время тело гигантского Земляного Червя рухнуло, словно песочный замок.
     – Тео?
     Сильвия поспешно подбежала к Тео.
     На его лице была горькая улыбка. Тео понял, что почти умер от колоссальных затрат магической силы.
     Он уже испытал нечто подобное, когда за раз получил слишком много знаний от Обжорства. Вне зависимости от того, насколько бы плотным ни было их сотрудничество с Митрой, он не мог полностью устранить бремя контроля над Земляным Червем.
     Однако вместо того, чтобы расстраиваться, он пообещал себе: «У меня получилось… В следующий раз я сделаю это немного лучше. Есть еще много улучшений, которые можно привнести в это заклинание, и я обязательно над ними подумаю…».
     У него сильно болела голова, но в то же время он испытывал удовлетворение от того, что придуманное им заклинание увенчалось успехом. Настойчивость Теодора Миллера, упорство, которое не позволяло ему отказаться от пути мага в течение пяти лет, было намного более редким явлением, чем отсутствие у Сильвии навыков поведения в обществе.

***

     Некоторое время спустя Тео и Сильвия пришли в себя и открыли дверь кареты.
     Кучер вздрогнул, но тут же поприветствовал двух человек:
     – Ох, господа маги! Вы позаботились обо всех этих уродливых тварях!
     – Пока что да. Однако их может быть больше. Мы должны как можно скорее покинуть это место.
     – Да, я понимаю. Я немедленно вывезу нас отсюда!
     Увидев тотальное разрушение в окрестностях, кучер побледнел и быстро взмахнул хлыстом. Лучше уж ехать в карете ночью, чем снова встретиться с этими ужасными созданиями. Кучер ещё раз взмахнул хлыстом, заставив лошадей нестись вперед как можно быстрее.
     Тух-тух-тух! Тух-тух-тух!
     За окном мчащейся кареты вновь начали мелькать пейзажи полей и лесов.
     – Ух-х-х, – вздохнул Тео, глядя в окно.
     Тревога, о которой он на некоторое время позабыл, вернулась вновь.
     «Успокойся. Исходя из этого количества, нежить недолгое время была активной. Очевидно, чернокнижник и нежить появились совсем недавно. Вне зависимости от того, насколько удалены владения Миллеров, я бы уже услышал о катастрофе».
     Тео пытался успокоить себя логически, но кто бы смог легко избавиться от своего беспокойства?
     Затем Теодор понял, что по его пальцам потекла кровь, которые он бессознательно сжал в кулак.
     Радость, которую он получил от успеха создания Земляного Червя, отступала, и Тео смотрел в темноту, раскинувшуюся за окном кареты. Где-то там, за её пределами, находился и его дом, о нынешнем положении которого он не знал ровным счетом ничего.
     В конце концов, он не мог сдержать рвущееся наружу проклятие.
     – Чёрт.
     Всё это путешествие постепенно погружалось в настоящее болото.

Глава 43 – Возвращение домой пять лет спустя (Часть 4).

     Глядя на то, как за окном постепенно меняется пейзаж, Тео понемногу собрался с мыслями.
     Их встреча с нежитью произошла ближе ко владениям Миллеров, чем к землям Тегерана. Ещё несколько маленьких холмов, и вскоре появились бы равнины, на которых он играл ещё в детстве.
     Для Тео и Сильвии важно было поскорее восстановить свою истощенную магическую силу. Хотя, конечно, было бы куда лучше, если бы никаких новых неожиданностей их больше не поджидало.
     Грынь-Грынь!
     В этот момент карета загремела, от чего Тео слегка приподнял брови: «Это четвертый, а значит остался всего один».
     Тео восстанавливал свою магическую силу посредством медитации, но не забывал подсчитывать количество холмов, которые они проехали. Он помнил, что между нейтральными землями и владениями Миллеров расположено пять таких холмов.
     Когда они преодолели предпоследний холм, Теодор открыл глаза. Его магическая сила восстановилась ещё не полностью, но жизнь складывалась так, что не всегда получалось сталкиваться с испытаниями в своей наилучшей форме. Сильвия почувствовала, что Тео закончил медитировать, и тоже пришла в себя:
     – Мы приехали, Тео?
     – Почти. Сильвия, когда я дам сигнал, выходи из кареты. Надеюсь, что ничего не произойдет, но у меня плохое предчувствие.
     – Эм-м, сигнал?
     – Я три раза постучу по крыше кареты, – ответил Тео и продемонстрировал это на её внутренней стороне. Раздалось глухое «бум-бум-бум». Этого было вполне достаточно, даже если вокруг был бы настоящий ураган.
     Сильвия кивнула, и Тео открыл дверь кареты.
     Ву-у-у-у-у-у-у!
     Дул сильный ветер. Его порывы были настолько мощными, что карету даже слегка пошатывало. Если бы Тео упал, то наверняка сломал бы себе пару костей. Осторожно схватившись за верхнюю часть двери, он подтянулся и забрался на крышу.
     – Ух-х!
     Тело Тео было недостаточно натренированным, чтобы балансировать на крыше кареты при такой сильной качке и ветре.
     Он поспешно активировал Сцепку, заклинание привязывания 1-го Круга, которое позволяло прикрепить его ботинки к крыше. Как только он встал, то почувствовал, что подошвы его ботинок крепко-накрепко сцепились с поверхностью крыши. Отсюда Теодор мог видеть то, что происходило за пределами пятого холма. И вот, через мгновенье всё его лицо перекосило.
     – Черт! Проклятье!
     Его глаза, сиявшие Ястребиным Глазом, заметили черный дым, клубящийся позади последнего холма. А ещё Тео тут же почувствовал неприятный запах, разносимый по всем окрестностям бушующим ветром. Это был запах горелой плоти.
     Что же происходило за этим холмом?
     – Господин кучер! Пожалуйста, быстрее! – завопил Тео.
     – Да! Х-хорошо! – ответил кучер, слегка шокированный криком Тео позади себя, и тут же взмахнул хлыстом.
     Тео показалось, что карета просто-напросто взлетела на пятый холм. Если бы он не использовал заклинание Сцепки, то был бы сброшен с крыши кареты столь мощным ускорением.
     Однако Тео это не волновало. Его взгляд приковался к тому, что было впереди. Он так себя настроил, что его бы не потрясло уже никакое опустошение. Однако то, что увидел Тео, было весьма неожиданным. Когда они, наконец, пересекли последний холм, взгляду Теодора предстало сражение.
     Дынь-дынь-дынь!
     Группа людей сражалась с нежитью. Несмотря на то, что карета всё ещё находилась на некотором отдалении, жар поля боя начал щекотать ему нервы.
     Тем не менее, нельзя было сказать, что люди вели исключительно оборонительный бой. Ситуация на поле боя то и дело менялась.
     «Сражение? Но как?»
     Как тот, кто родился и вырос во владениях Миллеров, Теодор Миллер ничего не понимал. Он знал, что в его родных краях нет войск. Время от времени кто-то из фермеров мог надеть военную форму и отправиться на охоту, но, конечно же, не было никого, кто был бы фактически обучен как воин.
     Простые крестьяне попросту не могли организовать такое сопротивление и дать отпор монстрам. Кроме того, у большинства сражавшихся людей были весьма суровые лица.
     – … Наемники, – пробормотал Тео, идентифицировав их личности, – Более того, с достаточно приличными навыками.
     Всё было именно так, как он и сказал.
     Эти люди весьма неплохо действовали как индивидуально, так и коллективно. Первым делом они переламывали нежити ноги оружием дальнего боя, а затем добивали их тяжелыми молотами и топорами в ближнем бою.
     Тео не был знаком с тактикой ближнего боя, но движения этих людей казались ему вполне четкими и неплохо организованными.
     Теодор не знал, откуда во владениях Миллеров появились эти низкоранговые наемники, и почему они защищают земли его отца. Тем не менее, это была отличная возможность. Нежить была полностью сосредоточена на сражении с наемниками и совершенно не интересовалась дорогой, которая вела к поселению.
     – Господин кучер, гоните вперед! – выкрикнул Тео подрагивающему от страха мужчине.
     – Н-но, ув-важаемый маг…
     – Не волнуйтесь и просто гоните! Быстрее!
     Кучер остановил экипаж, и Тео трижды стукнул по крыше кареты, а затем спрыгнул на землю. Сильвия тоже быстро выбралась наружу.
     После того, как они спешились, экипаж быстро помчался вперед. Если бы кучер этого не сделал, то его жизнь была бы в опасности.
     Два мага смотрели, как карета приближается к деревне, минуя то место, где происходило сражение. Наемники всё ещё уничтожали нежить, но и их силам был предел. Если всё будет продолжаться в таком ритме, то уже в течение часа баланс сил двух противоборствующих сторон рухнет.
     Наемники устанут и вскоре будут уничтожены.
     И если бы рядом не было Теодора и Сильвии, то именно так всё бы и случилось.
     – Ну что, начнем?
     – Да.
     Два мага моментально подняли свою магическую силу. Как уже неоднократно упоминалось, максимум своих способностей волшебник мог проявить тогда, когда находится на безопасном расстоянии от цели.
     Независимо от того, сколько времени и денег у них было, подготовка воинов имела свои ограничения. Однако ресурсы мага напрямую зависели от них самих. Кроме того, Тео обладал возможностью подготовиться на порядок лучше, чем кто-бы то ни было.
     «Запоминание. Открыть три слота. Тройная Огненная Стрела»
     И вот, темное небо заполнилось пламенем! Внезапное появление света вызвало тени, чему наемники немало удивились.
     – Ух ты, что это такое? Огненные стрелы?
     – Огненные стрелы!? Маги!
     – Друзья или враги? Ау, кто вы?!
     – Если бы это были враги, то мы бы уже умерли, придурок!
     Наемники продолжали болтать даже в разгар боевых действий. Они разбивали своими топорами гнилые головы нежити, ни на секунду не закрывая своих ртов. Казалось, они ничуть не испугались огненных стрел.
     Однако спустя несколько мгновений было закончено заклинание Сильвии.
     – Ледяной Удар.
     Магическая формула этого заклинания 2-го Круга была весьма простой. Чтобы собрать необходимую влагу, требовалась всего одна секунда. Однако на этот раз масштабность этой магии была несравнимо выше, чем во время магического конкурса.
     Сильвия достигла 5-го Круга, и её чувствительность была в несколько раз выше, чем у Тео. И вот, в дополнение к огненным стрелам, в небе появилось ещё более двух сотен ледяных снарядов.
     – …
     – …
     – …
     В небе зависло не меньше пятисот магических стрел. Используя простые вычисления, можно было бы с уверенностью сказать, что этого количества вполне достаточно, чтобы дважды отправить наемников на тот свет.
     Увидев столь подавляющее волшебство, у воинов отвисли челюсти. Они думали, что в чем-то провинились, поскольку стрелы были направленны прямиком на них.
     Наемники никак не ожидали столкнуться с такой крупномасштабной магией в столь маленькой деревушке.
     И вот, спустя несколько секунд молчания, стрелы выбрали свои цели и устремились вперед.
     Фью-фью-фью-фью!
     Со стороны это чем-то напоминало град. Твердые и тяжелые ледяные стрелы были похожи на камни, пробивающие в телах нежити целые дыры. Гнилая плоть, мышцы и кости разрушались, а тела, парализованные холодом, теряли возможность передвигаться.
     Не было необходимости говорить о мертвецах, которые попали под огненный дождь. Поскольку атака уменьшила количество нежити наполовину, наемники поняли, что эти неизвестные маги им не враги.
     – Замечательно, это союзники!
     – Маги – это всегда обнадеживающе!
     – Эй! Я куплю вам выпить, когда всё закончится, так что никуда не уходите!
     – Так, а ну не расслабляться! Тот, кто сейчас упадёт, – будет отдыхать всю свою оставшуюся жизнь!
     Ситуация на поле боя мгновенно изменилась благодаря действиям всего двух людей – Тео и Сильвии. Наемники отошли от шока и продолжили удерживать нежить на расстоянии, позволив Теодору и Сильвии использовать свои масштабные атакующие заклинания.
     Лучшей ситуации для боевого мага себе и представить было нельзя. У них была фиксированная позиция и солидное количество эскорта.
     – Огненный Шар!
     – Я тоже попробую, Огненный Шар!
     Дум-дум-дум-дум!
     Использование мощной огненной магии давало возможность поменяться местами и перевести дух.
     Это была по-настоящему показательная битва, где дальние атаки не только сокращали число врагов, но и помогали союзникам, которые сражались в ближнем бою. И всё это было вызвано ничем иным, как существованием магов, которые доминировали на поле боя.

***

     В таком темпе прошел целый час.
     – Восход! Солнце восходит!
     – Эти ребята отступают! Не преследовать их и не поддерживать строй!
     Крики наемников привели в себя Тео, который с головой погрузился в использование заклинаний.
     Как и сказали наемники, небо на востоке постепенно начало озаряться лучами восходящего солнца. Это свидетельствовало о том, что вскоре должен был наступить рассвет.
     Мертвецы могли передвигаться и под солнечными лучами, но в такой ситуации они были серьезно ослаблены, если только не являлись продвинутой нежитью.
     И вот, ожившие трупы, которые всего несколько минут назад безрассудно бросались в бой, начали отступать.
     Глядя на то, как трупы возвращаются в горы, Тео тихо пробормотал:
     – … Самое худшее позади.
     Убедившись, что нежить практически покинула окрестности деревни, Тео покачал вспотевшей головой и принялся приводить в порядок своё дыхание. Физически он почти не устал, но зато потратил много психологических сил, непрерывно активируя заклинания. Сильвия тоже, тяжело дыша, прислонилась к соседнему дереву.
     Они порядком измотались и практически ни на что не реагировали.
     И вот, словно ощутив это, судьба решила нанести по двум уставшим людям ещё один фатальный удар.
     – Крэ-э-э-эк!
     Барабанные перепонки пронзил ужасный рёв. Над головами наемников, которые думали, что всё уже закончено, появился летающий гниющий монстр. Это была нежить среднего ранга, которой удалось сохранить свои навыки к полёту.
     Это была зомби-виверна!
     – Виверна!? – прокричал Тео, поняв, что это такое.
     В этом регионе не было мест обитания виверн, кроме того подобную нежить нельзя было создать из монстров, обитавших поблизости. Если так, то причиной появления зомби-виверны могло быть лишь одно – какой-то чернокнижник создал её в другом месте и привел сюда.
     Однако это было весьма странно. Зачем делать нечто подобное в столь маленькой и непримечательной деревушке?
     Тем не менее, рассуждать на эту тему было некогда. С ужасным ревом зомби-виверна полетела к Тео и Сильвии.
     «Быстрая!»
     Это было больше похоже на пикирование, чем на полёт.
     При атаке с воздуха разрушительная сила виверны увеличивалась прямо пропорционально тяжести её тела. Было вполне понятно, что если маги попытаются увернуться от удара, то монстр просто изменит направление движения и тут же доберется до них.
     Невообразимая сила зомби-виверны способна была не просто убить двух магов, но и оставить от них лишь мокрое место. Они могли попытаться заблокировать её или нанести упреждающий удар, но на всё это оставалось не более трех секунд.
     «Перехватить Полыхающим Снарядом! Нет, слишком поздно!»
     Времени не оставалось.
     Тео немедленно активировал недавно приобретенный навык.
     Это была способность, приобретенная им после поглощения артефакта «Защитный Браслет», который он получил на церемонии награждения. В информационной сводке о навыке указывалось, что владелец артефакта мог создать три защитных слоя, способных выдержать заклинание 5-го Круга.
     Однако было неизвестно, сможет ли Защитный Браслет противостоять физической мощи зомби-виверны.
     Тем не менее, щиты двух людей были активированы с запозданием, а потому не смогли выдержать пикирующую виверну. Оба мага отчаялись, ощутив неизбежный конец.
     Но в самый последний момент между ними появился человек.
     – Что? Да это же ещё дети.
     В обеих его руках были фальчионы[1]. У этого мужчины были золотистые волосы и потрепанная кольчуга. А также блестящие украшения, закрепленные на поясе.
     Другими словами, человек отличался от других наемников и молниеносно вскинул свои короткие мечи.
     Всё произошло мгновенно.
     Вшу-вшу-вшу-вшу!
     Виверна была разрублена на куски, и остатки её тела рухнули на землю.
     – …Э-э?
     Теодор и Сильвия не смогли бы добиться даже примерного эффекта.
     Всё, что они увидели, – это вспышку и упавшую наземь виверну.
     Каждая его рука провела шесть взмахов, что в сумме составило двенадцать ударов.
     Это была техника первоклассного мечника.
     – Уф, наконец-то я добрался до этого раздражающего парня, – с веселой усмешкой произнес мужчина, обрушив на голову виверны последний удар.
     Затем он повернулся к Тео и Сильвии.
     – Он никогда не спускался на землю, так что у меня не было возможности его поймать. Не знаю, кто вы и откуда пришли, но я очень ценю вашу помощь.
     Сильвия всё ещё не оправилась от шока, поэтому Тео шагнул вперед и вежливым тоном произнес:
     – … Мы просто сделали то, что было нужно.
     Человек, стоявший перед Тео, меньше всего был похож на наемника. Даже рыцари не смогли бы так быстро и ловко расправиться с виверной.
     Если бы Тео пришлось воевать с этим мужчиной, он превратился бы в винегрет прежде, чем даже успел подумать о каком-нибудь заклинании.
     Итак, Теодор решил представиться первым.
     – Меня зовут Теодор, инспектор, посланный Магическим Сообществом. Это моя коллега, Сильвия.
     – Ах, здравствуйте, – произнесла Сильвия и слегка поклонилась, словно чему-то испугавшись.
     На лице мужчины проскочила еле заметная улыбка, как будто он подумал, что она симпатичная. Однако затем все признаки добродушия исчезли с его лица, ясно давая понять, что настало время для серьезного разговора.
     – Что ж, я тоже представлюсь, – произнес мужчина, убрав фальчионы в свои ножны, – Мы наемники «Бродячие Волки», нанятые правителем этой деревни. Меня зовут Рэндольф, я главный. Извините, но первым делом я должен удостовериться в ваших личностях.

Глава 44 – Я спрашиваю тебя (Часть 1).

     От слов Рэндольфа Тео даже изменился в лице.
     «После пятилетнего отсутствия я сталкиваюсь с тем, что в моей личности хотят удостовериться»
     Тео не мог сердиться на подобную просьбу, но и весёлого в ней тоже ничего не находил.
     Рэндольф хмыкнул и почесал голову, по-своему интерпретировав выражение лица Тео. Он понял, что его слова могли показаться довольно грубыми, особенно учитывая тот факт, что эти люди только что помогли ему.
     – Я не хочу показаться невежливым, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, мы не можем пропустить человека, не убедившись в его личности. Это будет просто небольшая проверка.
     – Всё понятно.
     Они сражались с нежитью на окраине столь отдаленной провинции, как владения Миллеров. Тео не знал, откуда здесь взялись наемники, но сейчас было далеко не самое подходящее время для расспросов. Для начала Теодору нужно было заручиться доверием Рэндольфа и попасть в деревню.
     Тео вытащил значок инспектора и сертификат, который он получил на церемонии награждения.
     – О, значок инспектора. Давненько такие не видел. А это… Владелец этого сертификата – почетный барон Теодор Миллер. Тут стоит королевская печать, так что я более чем уверен… А-а? – внимательно разглядывая сертификат, Рэндольф озадаченно приподнял подбородок.
     Имена, которые носили дворяне, отличались от тех, которые были у простолюдинов. Даже если сами имена и могли пересекаться, не было ни одной семьи, которая использовала бы ту же самую фамилию, что и другая. Для дворян их фамилия служила доказательством чести, которой они удостоились от короля, и свидетельством того, что в их жилах текла благородная кровь. Какой идиот захотел бы делиться этим с другими?
     Однако эта фамилия была такой же, как и у правителя Баронства Миллеров.
     – … Я слышал, что у местного лорда есть сын.
     – Это мой отец.
     – Черт, да ты же сын моего работодателя.
     Теодор рассмеялся, и Рэндольф улыбнулся, поняв, почему у этого молодого человека было такое странное выражение на лице. Сын лорда вернулся, но его заставили доказать свою личность. Это была весьма забавная ситуация.
     На лицо Рэндольфа вернулось дружелюбное выражение, и он протянул Теодору руку.
     – Добро пожаловать домой, молодой господин. Как видишь, тут был небольшой переполох, однако до сих пор никаких особых проблем не было.
     – Нежити было достаточно много…
     – Что ж… Давай вернемся в поселение и обсудим это.
     Нежить не атаковала при свете солнца, а потому Рэндольф предложил вернуться. Казалось, что история, которую он собирался рассказать, была достаточно длинной. Тео и Сильвия пошли вслед за ним.
     В каком-то смысле это было по-настоящему удивительное возвращение домой.

***

     К тому времени, как двое людей и Рэндольф вернулись в деревню, наемники уже разошлись по отведенным им домам. После ночной битвы они порядком устали, так что местные жители вручили им миски с теплой кашей и перевязали раны.
     Один из них признал Тео первее остальных.
     – Э…? Разве это не Теодор?
     – Что? Откуда здесь молодой господин, если он должен быть на учебе?
     – Нет, ну ты сам посмотри!
     – Ну, он, конечно, очень похож на молодого господина…
     Прошло уже пять лет, и Тео был одет по последней моде, а потому люди не были уверены, что это именно он. На первый взгляд он выглядел как дворянин, а потому они просто не могли поверить, что их молодой господин вернулся.
     Как только жители начали перешептываться между собой, на улицу вышел старик.
     – М-молодой г-господин Тео…?
     Услышав этот слабый голос, Тео почувствовал, что на его глаза наворачиваются слезы.
     – Дедушка Альберт…!
     Сколько кусков хлеба он получил из этих рук ещё с самого раннего детства? Руки старика оказались намного слабее, чем он их помнил, однако Тео без колебаний схватил их.
     Через морщинистые руки старика передалось давно забытое нежное чувство, и Тео обнял его, пытаясь скрыть свои слезы.
     Лишь сейчас он понял вес прошедших лет.
     Для старика, у которого не было родственников, Тео действительно был как внук.
     – Ах, наш молодой господин! Ты выглядишь так респектабельно…
     – Дедушка…! – Тео не мог говорить и лишь покрепче его обнял.
     – Молодой господин!
     – Молодой господин Тео вернулся!
     После этого со всех сторон начали стекаться жители. Кто-то вышел на улицу прямо с клубком ниток, очевидно, занятый до этого вязанием, а кто-то выбежал прямо с куском хлеба во рту. Вскоре Тео был окружен целой толпой людей.
     – …!?
     Сильвия стояла рядом с Тео. С ее серебристыми волосами, которые сияли, словно у сказочной феи, она привлекала к себе внимание, куда бы ни пошла. Однако она не знала всех этих людей, а потому она прижалась поближе к Теодору, что вызвало у жителей ещё более бурную реакцию.
     – А кто эта молодая леди? Может, молодого господина?
     – Ах, ну перестаньте. А зачем бы ещё он привозил сюда такую прекрасную девушку?
     – Молодой господин! В нашем льняном магазине есть шелк! Этого будет достаточно, чтобы сделать завесу!
     – Ну всё, не заставляй меня смеяться! В твоей лавке хорошо, если тряпки не висят.
     – Это у кого ещё тряпки!
     Ни с того, ни с сего поднявшийся шум заставил наемников проснуться или подняться с мест, где они спокойно завтракали кашей. Во время сражения с нежитью над округой висела мрачная атмосфера, но теперь даже сам воздух стал куда теплее. Это было излишним доказательством того, насколько ценен был для них Тео.
     Вскоре эта суматоха перекинулась и на усадьбу Миллеров.
     – Тео, где наш Тео?
     Через толпу начал проходить мужчина средних лет, с жиденькими волосами и одетый в простенькую тунику. Тем не менее, все, кто его узнал, расступились. Каждый хотел поприветствовать Теодора, но этот человек имел на это больше прав, чем кто-либо другой.
     – Тео! – воскликнул Деннис Миллер, добравшись до центра толпы.
     – … Отец.
     Тео никогда бы не смог забыть этот голос.
     Когда отец затащил Тео в свои объятия, ему в нос ударил знакомый запах земли и хлеба. Его отец пах его родным домом.
     Никаких слов больше не требовалось. Некоторое время они обнимались, пока Деннис первым не сделал шаг назад.
     Крепко взяв своего сына за плечи, он сказал:
     – Добро пожаловать домой.
     – Да, отец, я вернулся.
     – Думаю, нам много о чем стоит поговорить. Так долго возвращаться домой… Мне жаль, что так случилось.
     – Не говори так, – покачал головой Тео. О чем его отец должен был сожалеть?
     Деннис был доволен внешним видом сына, однако вскоре заприметил на его одежде пыль. А ещё он увидел застенчивую Сильвию.
     – Разве вы не устали с дороги? Давайте поговорим обо всём дома.
     Два уставших человека одновременно кивнули.

***

     Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как Тео в последний раз был у себя дома, однако ничего не изменилось.
     Камин и лестница были всё такими же потёртыми, а половица всё также скрипела от каждого его шага. С кухни доносился звук льющейся воды. Никуда не делось и пятно на потолке. Глядя на свою семью, сидящую перед ним, Тео увидел, что количество пятен лишь увеличилось.
     Усы отца поредели, а его мать немного похудела. А ещё рядом с ней стоял его трехлетний брат.
     «О, это первый раз, когда я вижу его лично»
     Одним из упущенных Теодором моментов было рождение его брата.
     Однако, несмотря на расставание, заботливые лица остальных были всё теми же.
     Тем не менее, Теодор решил отдать приоритет вопросу нежити. Когда самая насущная проблема будет решена, тогда он уже сможет дать волю своим чувствам.
     – … Значит, нежить начала появляться около месяца назад?
     – Да, лесоруб первым наткнулся на мертвецов.
     По словам его отца, нежить появилась около месяца назад, однако лишь неделю назад начала активно атаковать деревню.
     Тео не совсем понимал такую задержку во времени. Чем же тогда была занята нежить в течение этих 20 дней? Возможно, пропавший волшебник предался искушению черной магии, но даже при этом ему понадобилось бы более двух месяцев на то, чтобы обучиться созданию зомби-виверн. Даже такому умелому мечнику, как Рэндольф, было бы трудно справиться сразу с двумя такими монстрами.
     Более того, у Тео был еще один вопрос.
     – А как насчет наемников? В нашем бюджете нет денег, чтобы заплатить им…
     – Уф, я слишком многим обязан им.
     «Обязан?» – вопросительно посмотрел на своего отца Тео.
     – Эти наемники отлавливали кое-каких бандитов в окрестностях наших владений. Они не имели никакого отношения к Баронству Миллеров. Но так получилось, что когда они решили остановиться на ночь в нашей деревне, произошло вторжение монстров.
     – … И они целую неделю защищали это место?
     – Да. Когда они уйдут, я не буду чувствовать сожаления… Я могу лишь сказать им «спасибо».
     В это трудно было поверить. Наемники – это люди, которые за деньги готовы были сделать что угодно. Лишь единицы из них были искренними и праведными.
     Большинство людей становилось на этот путь, потому что хотели получить возможность на законных основаниях убивать других людей. Наемников никогда нельзя было причислить к той категории людей, которые бы стали выполнять какую-то работу на добровольных началах.
     «Пока в этой деревне не найдут какой-нибудь скрытый клад, то… Подобное поведение будет попросту невозможным»
     Очевидно, ему предстояло напрямую поговорить с Рэндольфом.
     Теодор решил больше не развивать эту тему и просто спокойно принялся есть суп, приготовленный его матерью. Жиденький суп, состоящий всего из нескольких ингредиентов, грел его изнутри. В Академии Бергена было много вкусных супов, не говоря уже о Столице Мана-виль. Однако он хотел съесть именно этот суп.
     Сильвия, казалось, не была привередливой к еде и молча жевала суховатый хлеб. Тео сделал вид, что не замечает радостного лица матери и снова поднял ложку.
     Тем не менее, всё ещё оставалась проблема, о которой нужно было побеспокоиться. В столовой воцарилась временная тишина, которую нарушали лишь звуки движения столовых приборов.
     – Что ж, тогда увидимся позже.
     – …Да.
     Покончив с едой, Сильвия и Тео разошлись по своим комнатам. Они уже привыкли друг к другу за время путешествия в одной карете на протяжении целых пяти дней, но оставаться в одной комнате на ночь мужчине и женщине было абсолютно недопустимо. Таким образом, слегка нервничающая Сильвия последовала за матерью Тео.
     Тео же вошел в столь знакомую ему комнату.
     Трр-трр.
     Его комната, в которую Тео вернулся спустя пять лет отсутствия, ничем не отличалась от того состояния, в котором он её оставил. Даже книги на полках остались стоять в том же самом порядке. Кровать, на которую он упал, всё ещё была мягкой, а на рваных обоях не было ни малейших признаков проведения ремонта.
     – Фу-у-у-у-уф.
     Тео сделал несколько глубоких вдохов, а затем произнес:
     – Эй, ты можешь сейчас проснуться?
     Он обращался к тихо спящему Обжорству.
     Это небольшое новшество Тео зафиксировал после того, как в последний раз задал вопрос. Не так давно он начал понимать состояние существа, живущего в его левой руке. Он чувствовал, когда оно голодно, когда чувствовало себя хорошо, а когда плохо. Благодаря этому он мог кормить его книгами, не беспокоясь о Сильвии.
     Теперь же он понял, что может, фактически, вызывать Обжорство по своему собственному усмотрению.
     Неудивительно, что гримуар тут же ответил на его призыв.
     – … Ты понял это. Ты более чувствителен, чем я думал, – раздался угрюмый голос из его левой руки. В нем отчетливо слышалась сонливость, а это означало, что Тео его разбудил. Тео подождал, пока Обжорство до конца придет в себя, и произнес:
     – Долго задерживать я тебя не буду. Сколько книг тебе сегодня требуется?
     – Две или три.
     – Хорошо. Тогда я дам тебе две книги.
     Тео вложил в левую руку две заготовленные им книги.
     Хлюп!
     Мгновение, и обе книги исчезли в ладони Теодора.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Волшебную Стену».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Эффективность заклинания 4-го Круга «Каменная Стена» увеличилась.
     – ---------------------------------------

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Взрыв – это Искусство».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили заклинание 4-го Круга – Взрыв.
     – ---------------------------------------

     К счастью, он уже владел одним из заклинаний 4-го Круга, которые были описаны в книгах. Благодаря этому головная боль, не заставившая себя ждать, была вдвое меньшей.
     Каменная Стена была более упрощенным вариантом Земляной Стены. Это заклинание давало постоянный эффект, вызывая стену из прочного камня. Что касается магии Взрыва, Теодор использовал свои знания и сумел быстро организовать ново-обретенные знания.
     Это было заклинание, которое вне всяческих сомнений прекрасно работало против большого количества нежити.
     – … Хорошо, с этим закончили.
     После того, как сквозь него прошли волны мудрости, Тео внимательно посмотрел на свою левую руку. Он мог бы скормить гримуару три книги, но выбрал две, чтобы задать вопрос. Сейчас куда более важно было получить информацию, чем обучиться новому заклинанию.
     Тео должен был понять, как остановить эту катастрофу.
     – Что ж, тогда я спрошу.
     Гримуар вполне мог знать правильный ответ.

Глава 45 – Я спрашиваю тебя (Часть 2).

     Однако для того, чтобы услышать ответ, Теодору понадобилось определенное время.
     Оказалось, что Обжорство никак не фиксировало происходящее во время своего сна.
     Тео был вынужден кратко обрисовать сложившуюся ситуацию. Он рассказал о пропавшем исследователе, о большом количестве нежити в этом районе и о присутствии чернокнижника, который её контролировал. Вопросов был целый список, но задать он должен был только один.
     – … Да, теперь мне понятно, – произнесло Обжорство, как только Теодор остановился, – Согласно твоему объяснению, это необычный случай. Но я догадываюсь, что стало его источником.
     – И что же случилось? – ошеломленно переспросил Тео.
     Событие, подобное этому, попадало в категорию допустимых «вопросов и ответов»? Это было весьма неожиданно. Обжорство, гримуар, который поглощал мудрость, тут же приготовил ответ, который не смогли бы постичь даже два гения.
     – Вполне вероятно, что в той пещере был найден гримуар.
     От слова «гримуар» глаза Тео полезли на лоб.
     Множество магов называли эти предметы «загадкой». Как объяснил ему Винс Хайдель, гримуары обладали огромной силой. Это были существа, обладавшие силой и мудростью, источник и происхождение которых были неизвестны. Обнаружение гримуара могло встряхнуть весь мир.
     С некоторыми оценками Тео, конечно, согласиться не мог, но, будучи владельцем гримуара, он знал, насколько его существование противоречило здравому смыслу. Именно гримуар превратил бесперспективного неудачника 2-го Круга в того, кто смог победить Сильвию.
     Таким образом, нашедший его человек вполне мог бы увеличить свои познания в черной магии за максимально короткий промежуток времени.
     – Есть и другие гримуары, подобные тебе?
     – Я – гримуар, принадлежащий к комплекту Семи Грехов. Когда дело доходит до гримуаров… Нет, я точно не знаю. Лучше определить это наверняка, а не строить гипотезу, – пробормотало Обжорство, словно разговаривало само с собой, а затем сделало предложение, – Пользователь. Если ты согласишься, то я воспользуюсь твоей силой, чтобы обнаружить, если ли поблизости какие-нибудь гримуары. В дополнение я попробую найти то место, где скрывается чернокнижник.
     – Это весьма любезное предложение, но…
     Тео с недоверием посмотрел на свою ладонь.
     – Почему ты столь доброжелателен? Это не похоже на тебя, так что скажи мне, чего ты хочешь взамен.
     – Хо-хо-хо, но тебе ведь это только на руку, – раздался смех, при этом язык облизнул ладонь, словно сама мысль об этом была аппетитной, – Помимо всего прочего, я также могу есть гримуары. Это предоставит возможность поглощать их знания и функции или даже снять печать. Если это так, то твои достижения, как мага, будут расти в несколько раз быстрее, чем сейчас.
     – … Как обычно, ты думаешь только о еде.
     – Такова моя сущность.
     Тео ещё несколько секунд колебался над данным предложением, но иного выбора у него не было. Даже если никаких гримуаров в окрестностях не существовало, то ему всё равно необходимо было найти местоположение чернокнижника. В конце концов он кивнул, и Обжорство активировало эту функцию.
     Ду-дук.
     Раздался громкий звук, похожий на удары сердца, после чего прошла волна вибрации, резонирующая вне досягаемости человеческого уха. Эту технику современное сообщество скорее бы причислило к разряду науки, нежели к магии. Правда, вместо звука или радиоволн, данная функция воспроизводилась при помощи магической силы.
     И вот, волшебная сила раскинулась на несколько километров во все стороны, после чего вернулась к своему эпицентру.

     – ---------------------------------------
     Обнаружение завершено.
     – ---------------------------------------

     По окончанию поисков, Тео услышал знакомый голос.
     – Я нашел его, – объявило Обжорство, замолчавшее на какое-то время, – И он достаточно могучий. Пока что он только на второй стадии, но ему удалось частично заблокировать моё обнаружение. Похоже, что он съел своего владельца.
     – Съел?
     – Не все гримуары вступают в симбиоз со своим пользователем, как я. Большинство из них живут, становясь паразитом в подходящем теле, манипулируя им и его разумом. Гримуар, который напал на вас, относится к категории Зеленых.
     Фактически, гримуары были мощными магическими существами. Они были монстрами, обладавшими гуманоидным интеллектом, а также функциями, эквивалентными артефактам национального уровня.
     Тео ничего не знал о том, кто их создал, но знал, что гримуары относились к той категории предметов, которыми не могли обладать нормальные маги. Скорее даже наоборот, для таких гримуаров, как Обжорство, привычнее было доминировать над своим владельцем. От мысли об этом по спине Тео пробежали мурашки.
     – Я выяснил их местоположение. Я думаю, что пещера, в которую они отправились на исследование, является логовом как для гримуара, так и для его обладателя.
     Закончив говорить, Обжорство издало протяжный зевок.
     – Я ответил на твой вопрос и иду спать.
     – Ох, подожди минутку.
     – Ну, что?
     Ответ уже был дан, но в целом Обжорство было достаточно гибким, когда дело доходило до вопросов его функциональности. Зная это, Тео спросил:
     – Ты… Ты можешь есть нежить? Она тоже сделана из магии.
     – … Твоя идея не лишена смысла. Но если бы это было возможно, то я бы мог есть даже камни, вызванные магическими заклинаниями. Тем не менее, нежить лишь движется благодаря магии. Она не состоит из маны и не является вместилищем мудрости. Есть некоторые исключения, но…
     – Но?
     – Я не могу ответить на этот вопрос, пока ты не задашь его.
     Затем Обжорство легло спать, больше не став ничего слушать. Тео несколько раз хлопнул ладонью по своей левой руке, но никакого ответа не последовало. Казалось, гримуар погрузился в глубокий сон.
     Однако жаловаться на подобное отношение было некогда.
     Топ… Топ…
     Тео услышал звук приближающихся шагов.

***

     Шаги были одинаковыми и тихими. Большинство людей, которые так ступали, были мастерами боевых искусств. Так происходило потому, что их тела бессознательно поддерживали центр тяжести, сводя к минимуму воспроизводимый шум.
     Используя опыт Альфреда Беллонтеса, Тео проанализировал эти шаги и быстро осознал личность человека, который приближался.
     «Рэндольф»
     Неудивительно, что несколько секунд спустя из-за двери раздался голос Рэндольфа.
     – Молодой господин, ты еще не спишь?
     – Нет.
     – Мы можем поговорить?
     Это звучало несколько странно. Однако Тео ожидал чего-то подобного. Что ж, теперь ему не нужно было пробираться в деревню, чтобы поговорить с лидером наемников.
     – Войдите.
     Получив разрешение Тео, Рэндольф вошел в комнату.
     – Извините. Должно быть, ты устал с дороги.
     – Не волнуйтесь. Я предполагал, что Вы придёте.
     – Хм-м?
     От слов Тео Рэндольф слегка изменился в лице. Тем не менее, Тео был магом, который знал, как сражаться, а потому Рэндольф решил относиться к нему как к равному. Без дальнейших церемоний Рэндольф уселся на кровать напротив Тео.
     – Вы скоро достигнете своего предела, верно? – первым заговорил Тео.
     – … Как и ожидалось, ты весьма необычный молодой человек. Откуда ты знаешь?
     – У Вас не было другого выбора, кроме как сражаться в кровопролитных схватках в течение недели, имея в наличии всего 100 человек. Тот факт, что Вы так долго смогли держать оборону, внушает уважение.
     Это была не преувеличенная похвала. Если бы не боевая мощь Бродячих Волков, владения Миллеров уже превратились бы во владения мертвецов. Даже если бы здесь находились регулярные войска, они не смогли бы продемонстрировать подобное мастерство.
     Тео действительно был поражен способностью наемников преодолевать большую разницу в численности, используя правильную стратегию и навыки. Однако выражение лица Рэндольфа потемнело.
     – Я благодарен за твои слова.
     – Могу я задать один вопрос? – спросил Тео.
     – Какой?
     В каком-то смысле это был вопрос, который мог привести к падению дружелюбия Рэндольфа. Однако лучше так, чем наличие союзника, вызывающего сомнения.
     И вот, Тео спросил о том, что мучило его на протяжении уже нескольких часов:
     – Почему вы остаетесь в этой деревне? Вы ведь можете без малейших проблем прорваться сквозь блокаду нежити.
     – Просто… Думаю, ты не поверишь, если я всё спишу на нашу добрую волю. Чёрт…
     Рэндольф почесал затылок и шепотом добавил:
     – Но я не могу рассказать тебе абсолютно всё. Тебя устроит такой вариант?
     – Если только он будет достаточно убедителен.
     – … Что ж, ладно.
     Рэндольф некоторое время продолжал колебаться, после чего аккуратно что-то вытащил. Оно сияло золотым цветом и выглядело весьма ценно.
     Этот предмет оказался позолоченными карманными часами. На них было выгравировано несколько воющих волков, однако, что странно, на самих часах не было ни секундной, ни минутной стрелки. Лишь часовая стрелка указывала в каком-то странном направлении.
     А затем Рэндольф начал объяснять, что это за предмет, который был то ли часами, то ли компасом.
     – Давным-давно, один из предков, стоявших во главе моего клана, в погоне за чернокнижником отправился в другую страну. Он ушел, взяв с собой два фамильных меча, и больше никогда не возвращался. Эти часы – артефакт, созданный для обнаружения тех самых фамильных реликвий.
     – Значит, направление, в котором указывает артефакт…
     – Да, это эти проклятые горы. Прошло уже 100 лет, но я никак не ожидал, что место, в которое приведет меня артефакт, будет сплошь усеяно нежитью! – от чистого сердца выругался Рэндольф.
     Этого было достаточно, чтобы заставить Тео восхититься потрясающим уровнем невезения Рэндольфа. Он отыскал давно утерянные семейные реликвии, которые оказались посреди самого настоящего бедствия. Тео не мог не посочувствовать наемнику.
     Тем не менее, оставалось ещё кое-что, от чего Тео было слегка не по себе.
     – Я понимаю, что семейные реликвии – драгоценны… Но, в конце концов, вы оставались здесь всё это время всего лишь из-за двух мечей?
     – Это не просто мечи. Техники, которые изучил мой предок, так и остались в этих реликвиях. Если я смогу правильно их контролировать, то стану мастером меча уже через 20, а может быть и через 10 лет.
     – … Действительно, – кивнул Тео, услышав это пояснение.
     Он мог понять эту причину. Любой маг потерял бы голову, узнав о книге, которая позволила бы ему пересечь «стену». Рэндольф имел шанс стать мастером меча, а потому не мог отказаться от своей мечты из-за какой-то нежити. Для мага это было эквивалентно пересечению стены 7-го Круга.
     Тем не менее, стремление Рэндольфа никак не решали насущную проблему. Пусть он трижды бы мог стать мастером меча благодаря найденным реликвиям, все его поиски оказались бы бесполезными, потеряй он здесь свою жизнь.
     Вот почему Рэндольф с мрачным выражением лица пробормотал:
     – Но я застрял в этой деревушке. Я не думаю, что смогу найти мечи. Скорее мои люди просто погибнут почем зря… Что ж, так или иначе, о нежити позаботятся люди, посланные королем, а тебе, молодой господин, следует готовиться к эвакуации вместе с жителями деревни.
     От столь неожиданных слов брови Тео поползли вверх.
     Это было и вправду неожиданно. На самом деле наемники не заботились ни о чем, кроме своих собственных шкур. У них не было причин защищать жителей, кроме голоса совести, который, впрочем, каждый из них умел хорошо игнорировать.
     Тем не менее, Рэндольф предлагал ему помочь бежать…? Рэндольф и Бродячие Волки были хорошими людьми, однако Теодор не мог принять его предложение.
     – Спасибо, но я откажусь.
     – … Почему? – уставился на него Рэндольф. Это был наилучший выход из ситуации.
     – Я признаю ваши навыки, но в этом процессе всё равно погибнет половина жителей.
     – Нет, ты должен говорить правильно. Половина выживет.
     – Результат будет тем же, как его не назови.
     Они спорили друг с другом, не желая уступать!
     Вжух!
     Когда взгляды двух людей встретились, исказился даже окружающий их воздух. Если быть точнее, гнев Рэндольфа тянулся к Тео. Если бы он не усвоил опыт Альфреда Беллонтеса, то попросту был бы парализован этой ужасной энергией.
     Едва поддерживая своё спокойное выражение лица, Тео кое-что вытащил.
     – У меня есть другое предложение.
     – Предложение? У тебя?
     – Если быть точнее, это предложение найма. Исследователь Магического Сообщества Теодор Миллер хочет нанять Бродячих Волков.
     Когда мрачная атмосфера, окружавшая Рэндольфа, была нарушена каким-то непонятным звуком, раздавшимся из его уст, Теодор вытащил из своего глубокого кармана три толстых мешочка и положил их на стол.
     Дынь! Дынь! Дынь!
     Каждый из мешочков издал гулкий и достаточно тяжелый звук. Но дело было не только в этом. Чуткий слух Рэндольфа услышал что-то внутри этих мешочков. Это был звук, более чем знакомый торговцам и наемникам.
     Наконец, Тео схватил один из мешочков и высыпал его содержимое рядом с Рэндольфом на кровать.
     Дзынь-дзынь-дзынь…!
     Золотые монеты, золотые монеты и ещё раз золотые монеты! Из мешочка высыпалось 100 золотых монет. Глядя на раскатившиеся по потрепанному покрывалу монеты, которые придавали кровати странный золотой отблеск, можно было с уверенностью сказать, что этих денег вполне достаточно, чтобы на некоторое время нанять кого угодно.
     – Э-э-э…?
     Рэндольф уставился на деньги с пустым выражением лица, после чего перевел взгляд на оставшиеся два мешочка.
     «Неужели там тоже?», – читалось на его лице. Тео кивнул на этот невысказанный вопрос и произнес:
     – 100 золота – это аванс, и ещё 200 вы получите по завершению работы. Таким образом, я хочу нанять Бродячих Волков за 300 золотых на два дня.
     Это было необходимо для того, чтобы сделать предложение приемлемым. Далее должны будут последовать переговоры и уточнения.
     Таким образом, Тео посудил, что лучше всего первым делом купить душу Рэндольфа.

Глава 46 – Я спрашиваю тебя (Часть 3).

     При виде золотых монет выражение лица Рэндольфа и вправду изменилось.
     300 золотых было вовсе не той суммой, от которой можно было легкомысленно отказаться. Тем не менее, это огромное количество станет намного меньше, когда разделится между сотней наемников. Несмотря на то, что данный гонорар был значительно выше, чем другие выплаты, получаемые Бродячими Волками, даже он не стоил того, чтобы рисковать своими жизнями двое суток подряд.
     – Позволь мне услышать историю.
     Услышав столь двусмысленный ответ Рэндольфа, Теодор нахмурился.
     – Это удивительно. Оплата недостаточно высока?
     – Не совсем. 300 золотых более чем достаточно. Но я боюсь, что условия окажутся слишком жесткими, а потому для начала предпочел бы выслушать историю до конца.
     Не имело значения, завышенная оплата или же, наоборот, заниженная. Рэндольф не стал брать в учёт конкретно это условие. Он был наемником, а потому хорошо знал сущность своих собратьев.
     Наемники были людьми, которые за деньги оклевещут и убьют любого человека, и даже бросятся в логово дракона только для того, чтобы там умереть. Пока им хорошо платили, они были готовы принять любое задание. Это был принцип, которому следовали абсолютно все представители этой профессии.
     Однако Рэндольф поставил свои инстинкты выживания над всеми существующими принципами.
     – Независимо от того, насколько хорош гонорар, я не полезу в заведомо проигрышное сражение. Я выслушаю твой план, а затем решу – браться за этот заказ или же нет. Глупо было раскрывать свой кошелек. Честно говоря, я хочу отказаться от золота, но ты бы не стал разбрасываться тремя сотнями золотых без плана, – с поблескивающими глазами произнес этот человек-волк.
     «Он весьма странный для того, чтобы быть наемником»
     Если бы Тео не показал 300 золотых, то он бы даже не смог сидеть за этим столом переговоров.
     Рэндольф отличался от обычных наемников. Они не знали, как рассчитать шансы на успех и оценить возможные потери, и брали в учет лишь собственный заработок, основанный на вознаграждении. Но поскольку Рэндольф искал потерянные реликвии своего предка, возможно, он был потомком великого воина.
     Таким образом, в этих переговорах Тео нужно было предоставить Рэндольфу веские аргументы.
     – Как Вы сами знаете, продолжать держать глухую оборону – неразумно. Максимум, два или три дня – это предел.
     – Всё, как ты и сказал. Эта нежить слишком раздражает.
     Рэндольф тоже устал от всего этого.
     Нежити было неограниченное количество, а сами мертвецы обладали бесконечной выносливостью, что являло собой настоящую проблему для живых людей. Вот почему некроманты всегда нацеливались на сражения национального уровня. Они были уязвимы перед могущественными людьми, но при массовых жертвах никто не мог с ними сравниться.
     Фактически, один чернокнижник, использующий зараженную нежить, когда-то создал целое королевство нежити. Однако этот колдун в конечном итоге был убит мастером меча, который пробрался в самое сердце города мёртвых.
     – Существует только один действенный метод – контратака.
     Другими словами, тело чернокнижника не обладало боевыми навыками. Пусть гримуар и съел своего владельца, но оболочка ведь осталась прежней. Таким образом, колдун был бы беззащитен, если бы Тео и другие смогли преодолеть заслон в виде нежити.
     Это была отличная возможность избавиться от некроманта.
     «Месяц назад нежить ещё не бродила по округе, и гримуар ещё не полностью поработил своего хозяина. Вероятно, поэтому количество и качество нежити постепенно возрастает. Это дало мне кое-какое время, прежде чем могло бы обернуться катастрофой для всего королевства»
     У Теодора было достаточно фактов, чтобы прийти к такому выводу: первая встреча дровосека с нежитью; само появление нежити; её усиление на протяжении всей недели; и, наконец, появление зомби-виверны, достигшей среднего уровня.
     Было очевидно, что способности чернокнижника, ставшего хозяином гримуара, изо дня в день продолжали улучшаться. Если он продолжит расти такими темпами, то вскоре сможет вызвать передовую нежить. А как только это произойдет, это будет конец. Эта область превратится в настоящее королевство смерти. Кроме того, не следовало забывать и о возможности того, что распространение нежити произойдет быстрее, чем скорость эвакуации деревни.
     Таким образом, Тео планировал нанести удар до того, как всё это случится.
     – Твои слова не лишены логики. Итак, ты намереваешься попасть на базу некроманта вместе с небольшим элитным отрядом?
     – Да, я уже нашел его убежище. Рэндольф, если ты защитишь нас двоих, то ночью будет не так уж и сложно прикончить одного чернокнижника, – кивнул Тео.
     – А зачем пытаться атаковать посреди ночи? Намного лучше расправиться с нежитью в дневное время суток, когда она будет слабее.
     – Ночная операция лучше.
     Если бы они сражались на просторном поле, то точка зрения Рэндольфа была бы правильной. Однако цель обосновалась в близлежащей пещере, которая была настолько узкой, что даже солнечный свет в неё не проникал. Ему придётся вступить в бой с тысячами мертвецов, чтобы добраться до чернокнижника.
     Таким образом, лучше нанести удар когда нежить будет отправлена в деревню, и пещера окажется наиболее уязвимой. В этот момент трио в лице Теодора, Сильвии и Рэндольфа начнёт штурм убежища некроманта. Это была стратегия, которая действительно соответствовала термину «контратака».
     «… Какой чудовищный ребенок. И ему всего 19? Чему, черт побери, Башни Магии учат детей в эти дни?»
     На лбу Рэндальфа выступил холодный пот, когда он осознал суть плана. Будучи потомком воина, он много времени уделял изучению тактики, но такой смелый шаг был придуман не им, а самым обыкновенным 19-летним мальчиком.
     Если план провалится, Тео потеряет свою жизнь. Однако он без колебаний решил бросить этот вызов. Его поступок был вполне характерен тому, кто носил в себе чье-то (Альфреда Беллонтеса) безумие.
     Однако, невзирая на холодный пот, Рэндольф должен был признать, что стратегия Теодора и правду была достойной.
     – … А теперь я полностью сформулирую своё предложение. Бродячие Волки останутся защищать деревню, в то время как два исследователя и Рэндольф атакуют убежище некроманта. Если контратака не удастся, войска будут эвакуированы вместе с жителями деревни. Оплата – 300 золотых. Что скажете?
     Рэндольф рассмеялся, поняв, что у него нет причин отказываться. Если бы он не согласился с данным предложением после всего, что услышал, то это было бы для него даже в какой-то мере унизительно. Он получит 300 золотых, а также реликвии, так что эта игра явно стоила свеч.
     И вот, Рэндольф наконец-то поднялся со своего места и достал значок наемника.
     – Рэндольф, лидер Бродячих Волков, принимает заказ Теодора Миллера. Я даю эту клятву перед Маркусом, Богом Войны.
     Сделанный из стали значок наемника засиял красным светом. Он был похож на Свиток Обета, который Теодор использовал в прошлом, создавая принуждающий эффект, которой помешал бы наемнику разорвать контракт.
     Если бы контракт был нарушен, то наемник был бы наказан жрецом Бога Войны Маркуса. Теперь Теодор и Рэндольф действительно были в одной лодке.
     Тем не менее, план Тео ещё был далек от завершения.
     – Ах, чуть не забыл.
     – Э-э?
     – Во время выполнения заказа вся добыча, как правило, идет заказчику. Верно?
     Рэндольф моргнул от столь неожиданного вопроса. Он подумал, что молодой маг просто хотел уточнить правила его индустрии. Когда Рэндольф бездумно кивнул, Тео удовлетворенно улыбнулся. Он выполнил свою задачу по найму наемников, а потому настало время пожинать плоды.
     Вот почему люди всегда должны слушать всё до конца.
     – Хм-м-м, потому что, как мне кажется, семейные реликвии находятся в самом убежище чернокнижника… Даже не знаю, сколько они будут стоить.
     – Ч-Что!?
     Глаза Рэндольфа выпучились, словно его ударили молотом по затылку.
     Реликвии не были рядом с базой, но внутри неё…? Если так, то, согласно правилам, право собственности на реликвии перейдет к Тео. В некотором смысле глаза Рэндольфа были затуманены тремя сотнями золотых. Но теперь туман, скрывающий слова Тео, был развеян.
     В конечном счете, Рэндольф был попросту ошеломлен этой контратакой.
     «… Не мог же он стремиться к этому с самого начала?»
     Когда Рэндольф посмотрел в глаза Тео, он просто потерял дар речи. На лице этого наглого мага висела широкая улыбка.
     «Хорошо, что я внимательно прочитал отчет», – подумал Тео.
     Возможно, они были найдены ещё до обнаружения гримуара, но, так или иначе, Башня Магии предоставила ему несколько сообщений, написанных исследователем. В одном из них упоминалось о наличии двух мечей, найденных в пещере.
     Тео понял, что иерархия в их отношениях кардинально изменилась, и указал на мешочки с золотом и монеты, лежавшие на кровати.
     – Рэндольф, сейчас у тебя есть 300 золотых, но может ты хочешь поделиться ими со мной?
     Раньше Рэндольф никогда ничего подобного не слышал, но ему почему-то показалось, что это шепот самого дьявола.

***

     В конце концов, Рэндольф был вынужден обменять право собственности на реликвии на 200 золотых. Таким образом, Тео нанял Бродячих Волков и превосходного мечника Рэндольфа всего за 100 золотых. Полученная прибыль составляла не менее 50 золотых.
     «Я мог бы получить больше, но… Я не должен быть слишком жадным. Я не могу просить наемников сражаться за гроши»
     Тео вспомнил разговор, который состоялся несколько часов назад.
     Если бы он забрал все 300 золотых, то Тео и Рэндольф могли бы стать врагами после окончания этого задания. Для наемников, которые продавали свои жизни, неоплаченный труд считался настоящим грехом. Если бы у Рэндольфа не было ста золотых, он был бы вынужден оплатить работу наемников из своего кармана, или же они попросту покинули бы его. Другими словами, этих денег было достаточно для Рэндольфа, поскольку основная его цель заключалась в нахождении реликвий.
     – Ну, это беспроигрышная ситуация, – дерзко пробормотал Теодор.
     – Ты, проклятый богами работодатель, какая это ещё беспроигрышная ситуация? – спросил появившийся позади него Рэндольф.
     Ему было не по себе из-за того, что 19-летний ребенок обманул его на 200 золотых. Однако он всё равно должен был получить реликвии, которые искал, а потому ущерб был не слишком большим.
     – Я полагаю, мы оба получим то, что хотим, – мягко улыбнувшись, произнес Тео.
     – Ха, что ж, ты действительно хорош, – рассмеялся Рэндольф и продолжил, – Оборонительные укрепления готовы. Мы всё ещё можем блокировать их, даже если сегодня их появится вдвое больше вчерашнего…
     Затем, оглядевшись по сторонам, Рэндольф с восхищением добавил:
     – Честно говоря, это действительно потрясающе. Даже если вы волшебники, это впечатляет, что вы смогли создать это всего за полдня.
     Поля, раскинувшиеся перед деревней, были модернизированы настолько, что вчерашний пейзаж теперь казался каким-то вымыслом.
     По пустынным равнинам разрослись ряды белых стен. Это была магия 4-го Круга «Каменная Стена», которую Тео использовал для создания импровизированной защиты. Стены выдержат, даже если зомби врежутся в неё несколько раз подряд.
     Кроме того, наемники могли использовать эти защитные стены, чтобы вести более эффективный оборонительный бой, нежели вчера. А если появится монстр летающего типа, как например зомби-виверна, то справиться с ней можно будет при меньших рисках.
     – Ну, это почти всё благодаря Митре, – пробормотал Тео и погладил маленькую девочку, отдыхавшую у него на груди.
     Со стороны груди раздалось слабое «Хо-о-онь». Чтобы создать эти стены, которые могли бы блокировать черную магию, прямо противоположную природе, Митре пришлось постараться на славу.
     Пока Тео и Рэндольф разглядывали стены, к ним медленно подошла Сильвия.
     – Хм-м-м, Тео…
     – Ты только проснулась?
     – … Да, я слегка задремала.
     У Сильвии было сонное лицо, однако магическая сила, окружавшая её, была в идеальном состоянии. Мана реагировала на её чувствительность, а потому вокруг нее было немного прохладнее. Рэндольф ненадолго задержал взгляд на девушке, после чего перевел своё внимание на лес, из которого начала показываться нежить.
     Красноватое небо постепенно становилось всё темнее и темнее.
     – Уже закат, работодатель.
     Услышав слова Рэндольфа, оба мага взглянули в одном и том же направлении.
     Солнце опускалось за горы, и порождения тьмы покидали свои убежища. В густом лесу блестело несколько пар глазных яблок. Тео мог гарантировать, что красновато-синий свет не является символом присутствия живых существ.
     Трупы светились благодаря силе, которая отрицала законы природы. Началось время нежити, и вскоре все окрестности должны были вновь заполниться зловонием смерти.
     Наемники нервно дышали, а некоторые из них даже приложились к бутылкам с алкоголем, который они прятали под своей одеждой. Именно в этот момент…
     – … До сегодняшнего дня!
     Наполненный страстью голос Рэндольфа приковал к себе внимание наемников.
     – Всё это время вы терпели и сражались! Но сегодняшней ночью это будет последний раз! Последний раз, и мы попрощаемся с этими проклятыми тварями!
     Когда лидер закончил говорить, сотня глоток взорвалась в унисон:
     – У-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о! Это было похоже на вой стаи волков, вторившей своему вожаку.
     Подул ночной ветерок, встряхнувший листья деревьев, а солнце, наконец, опустилось за горизонт. А затем из темноты показались истинные воплощения смерти.
     – Ро-о-о-о-о!
     – Ро-о-о-о-о!
     Прямиком к наемникам шли ожившие трупы. Даже если их не было видно, стоявшее вокруг зловоние отчетливо свидетельствовало о приближении нежити.
     Лунный свет отражался от заточенных клинков наемников, и воины собрали в кулак всю свою решимость.
     Нежить и люди… Это был момент, когда граница между жизнью и смертью была видна ясно, как никогда.

Глава 47 – Контратака троицы (Часть 1).

     Естественно, первый удар должны были нанести наемники, а не нежить.
     Люди отступили за стены и кое-что отвязали от своих поясов. Затем они загрузили в это нечто камни, сложенные поблизости, и начали вращать. Это была праща – дальнобойное оружие, которое использовало центробежную силу для метания камней со скоростью выпущенных стрел.
     Пращи были легче в переноске, чем луки и, в отличие от стрел, камни можно было встретить на каждом шагу. Такие преимущества были весьма привлекательными для наемников, которые не могли себе позволить дорогостоящее оборудование.
     – Огонь!
     Вместо Рэндольфа приказ отдал вице-командир Хэнк, и сотня камней взмыла вверх.
     Фух! Фух! Фух! Фух!
     Черепа некрупной нежити, такой как кобольды и гоблины, были размозжены всего от одного попадания камнем. Орки выстаивали чуть дольше, но после трех-четырех бросков их ждал тот же результат. Десятки убитых мертвецов в мгновение ока рухнули на землю.
     Однако этот урон был ничем по сравнению с тысячами наступающих мертвецов.
     – Они похожи на рой муравьев.
     Тео, Сильвия и Рэндольф наблюдали за происходящим из своего укрытия за стеной. Одного только взгляда на толпу приближающейся гнилой нежити было достаточно, чтобы вызвать у человека тошноту. Несмотря на то, что один зомби сам по себе был весьма неопасен, история была иной, когда дело доходило до тысяч оживших трупов. Это было сопоставимо с катастрофой, когда саранча уничтожает гектары пшеницы.
     Рэндольф уставился на эту сцену.
     Согласно плану, придуманному его работодателем, Теодором, они втроём должны были отправиться в тыл к этим волнам нежити. Однако невозможно было открыть путь посреди подобного смертоносного моря даже при помощи огневой мощи мага. Да, если бы они использовали заклинания 4-го и 5-го Кругов, то шанс прорваться был, но к тому времени, как они достигли бы убежища чернокнижника, то уже потеряли бы всю свою ману.
     Итак, Тео пришлось подумать над тем, как преодолеть это препятствие.
     – Снижение Веса.
     Заклинание Тео было завершено на шаг впереди Сильвии и обернулось вокруг них обоих.
     Это была магия легкости, часто применяемая к объектам, а не к людям. Благодаря её использованию, вес Тео и Сильвии уменьшился вдвое. Затем было завершено заклинание, которым занималась Сильвия.
     – Скрытая Сила Маны.
     Из её посоха появилась магическая сила и на этот раз обернулась уже вокруг всех трех человек.
     Эта магия скрывала ману, льющуюся из их тел. Заклинание совершенно не работало против врагов, которые использовали все пять чувств, однако не было ничего лучше против нежити, которую приманивала мана.
     Тео убедился, что заклинания сработали правильно, и кивнул.
     – Готово. Можем начинать.
     – Юная леди?
     – Я готова.
     – … Что ж, тогда идите сюда.
     Услышав их ответы, Рэндольф прищелкнул языком и покрепче привязал свой меч к поясу. Затем его крепкие руки схватили мальчика и девочку и подняли их на плечи. Поскольку огромная сила Рэндольфа сочеталась с магией легкости, он вообще не чувствовал веса двух магов. Подобная картина была весьма неприличной, но с этим уже ничего нельзя было поделать.
     А в следующий момент Рэндольф бесстрашно бросился к волнам нежити, неся на своих плечах двух человек.
     – Не разевай рот, работодатель, не то прикусишь язык!
     Будучи первоклассным мечником, сила Рэндольфа уже выходила за пределы обычного человека.
     Каждый его прыжок равнялся десяти метрам в высоту, а расстояние, на которое он прыгал, покрывало 50 метров. Этот прыжок бросал вызов самому существованию такого понятия, как «гравитация». Однако у него не было крыльев, а потому он, в конце концов, должен был упасть, даже если подпрыгнул бы на 100 метров ввысь.
     И вот, достаточно скоро Рэндольф начал с ужасающей скоростью падать вниз.
     – Кхе-кхе, прокладывать себе путь таким образом… – усмехнулся наемник, концентрируя ауру в подошвах своих ног.
     Подумав об этом, он понял, что всё это не так уж и сложно. Учитывая то, что нежить была гнилой, ему было даже легче прыгать по их головам!
     Нога Рэндольфа приземлилась на голову зомби-орка.
     Бум!
     Сила, накопленная инерцией от падения, и аура Рэндольфа заставили голову зомби попросту взорваться. Воспользовавшись отдачей от взрыва, Рэндольф снова прыгнул.
     Затем наемник слегка изменил свою тактику. Впереди показались головы более мелких существ – гоблинов и кобольдов, которые Рэндольф стал использовать как ступеньки. Это была техника, которую на востоке называют «полет по траве», однако чтобы её воспроизвести, Рэндольфу пришлось использовать ауру[2].
     В результате три человека смогли пройти через стену трупов, словно рыбы, прыгнувшие сквозь водопад.
     «Удивительно…! Эти движения зависят от ауры? Подумать только, что человек может так двигаться совершенно без магии…», – поражался Теодор, наблюдая за движениями Рэндольфа. Он изучал концепцию ауры ещё когда учился в академии, но никогда не видел её на таком уровне, какой она была у Рэндольфа.
     В отличие от магии, которая управляла маной в теле человека, аура представляла собой способ укрепления человеческого тела. Это был один из трюков для тех, кто был лишен магической силы, а также национальная особенность соперничающей с Королевством Мелтор Империи Андрас.
     Аура кардинально отличалась от магии, которая предполагала управление маной путём различных способов. Аура – это кристаллизация чистой энергии. Это способ, разработанный во время глубочайшего изучения боевых искусств. Человек, опытный в использовании ауры, мог составить конкуренцию даже такому передовому монстру, как огр, и разрубить стену всего одним ударом своего меча.
     – Это… последний!
     Бу-дух!
     Рэндольф раздавил голову зомби-тролля и прыгнул вперед. Теперь он мог для прыжков использовать ветви деревьев, а не головы мертвецов.
     Рэндольф обернулся в сторону своего правого плеча, где сидел Тео, и произнес:
     – С этого места я буду следовать указаниям своего работодателя. Направляй меня по самому короткому пути, даже если местность будет немного крутой.
     – Хорошо, – согласился Тео.
     В этих местах он часто играл в детстве. Растительность стала немного другой, но он хорошо себе представлял местоположение пещеры, о которой говорилось в отчете. Игнорируя трудно проходимые участки местности, в голове Тео появилась карта с прямым маршрутом до пещеры.
     – 40 градусов влево, пока не увидите небольшой утес!
     Следуя инструкциям Теодора, Рэндольф снова выстрелил вперед, будто настоящая стрела. Нежить, проходящая под ними, никогда в жизни бы не заметила присутствия группы. А даже если бы у них это получилось, они ничего не смогли бы сделать с тремя людьми, прыгающими по деревьям.
     Под покровом тьмы трио начало свою контратаку.

***

     Лидер Бродячих Волков, Рэндольф, бесспорно стоил своих трехсот золотых. Он прыгал по нежити и ветвям деревьев, и даже поднимался на небольшие утесы, минуя водопады. Благодаря этому запланированное время сократилась с одного часа до двадцати минут. Однако лицо Теодора всё равно было мрачным.
     Начиная с того места, где они вошли в лес и по их нынешнее местоположение, Тео прикинул, что количество нежити близится к 10,000.
     «Это просто какие-то немыслимые числа. Что сделал этот чернокнижник, чтобы вызвать такое большое количество нежити? Неужели этот гримуар специализируется на вызове нежити?»
     В частности, колдун смог вызвать виверн и огров, которые не обитали в этих краях. Скорее всего, он каким-то образом смог призвать тела из другого места, вместо того, чтобы сделать их лично. Или, может быть, выпустил нежить из «Отрицательного Измерения», доступного лишь для самых выдающихся некромантов. Правда, в этом не было ничего особенного, если такой чернокнижник обладал гримуаром.
     Точно так же, как Тео разблокировал печати Обжорства, возможно, этот колдун распечатал функцию, которая предоставляла ему доступ к Отрицательному Измерению.
     – Эй, работодатель, – остановился Рэндольф и махнул рукой в сторону, – Мы у цели. Каковы дальнейшие указания?
     – … Для начала поставьте меня на землю.
     – Опа, ты такой легкий, что я про тебя даже забыл, – ухмыльнулся наемник, что шло абсолютно вразрез с серьезным выражением лица Теодора.
     Хоть Тео и Сильвия и были существенно облегчены, Рэндольф долгое время бежал по пересеченной местности, и несмотря на это не проявил ни малейших признаков одышки. Скорее даже наоборот, когда Сильвию опустили вниз, она пошатнулась, словно от морской болезни.
     Тео спокойно подошел к пещере.
     – Вид Маны.
     В глазах Тео вспыхнули синие огоньки.
     Магия 2-го Круга позволяла ему визуализировать ману в пространстве, а потому он мог определить, был ли в пещере колдун. И действительно, результат оказался весьма неплохим.
     – А-акх!?
     Внезапно перед глазами Тео появилась непроницаемая тьма.
     Темная мана распространялась по округе, словно ядовитый газ, вливаясь в его глаза. Тео не пострадал, однако столь внезапная потеря зрения была попросту ужасной. Плотность темной маны, с которой он столкнулся, была на том уровне, о котором Тео не мог даже догадываться.
     Он выключил «Вид Маны» и вытер со лба пот.
     – Этот парень сто процентов там. Мана, окружающая пещеру, наполнена такой тьмой, что это место вполне можно назвать адом.
     Тем не менее, если чернокнижника не окажется в этой пещере, то группа Тео будет похожа на собаку, бегающую за цыплятами. План контратаки потерпит неудачу, и им придется немедленно вернуться в деревушку, чтобы подготовиться к эвакуации.
     200 золотых, полученных в качестве залога за мечи, также должны будут возвращены Рэндольфу.
     – Сильвия, как ты себя чувствуешь?
     – Да, всё в порядке. У меня просто немного закружилась голова.
     – Рэндольф, твои ноги в порядке?
     – Конечно. Если я устану – я больше не смогу называться наемником.
     Убедившись, что с его компаньонами всё в порядке, Тео глубоко погрузился в свои мысли. До сих пор всё шло по плану, но он не мог быть уверен, что всё так и продолжится. Эта мрачная пещера была убежищем чернокнижника, и он не знал, что в ней творится.
     И вот, стоя на этом перекрестке победы или поражения, Тео сделал шаг вперед.
     – Что ж, будем заходить.
     Им понадобилось достаточно много времени, чтобы добраться до этого места. Если чернокнижник узнал об их рейде, то он мог скрыться, чтобы привести сюда нежить и заблокировать товарищей в пещере. А значит, они не могли себе позволить терять время из-за одного лишь страха или напряжения.
     – Рэндольф пойдет впереди, я буду посредине, и Сильвия – в тылу. Придерживайтесь этого построения как можно дольше. Если мы встретимся с чернокнижником, то будем действовать исходя из ситуации.
     – Всё понятно.
     – Ясно.
     Тео не разбирался в особенностях боевых построений, но воспоминания, полученные от Альфреда Беллонтеса, пробудили его командирские способности. Естественно, что оба компаньона согласились с его предложением и, выстроившись вокруг Тео, двинулись вперед.
     Магам не нужно было брать с собой такие осветительные приборы, как факелы.
     – Свет.
     Тьму пещеры одновременно озарили два шара, сотканных из света. Тени расступились, и внешний вид троицы был раскрыт.
     И вправду, не вся нежить была отправлена на штурм деревни. Но как только трио приготовилось прорываться вперед…
     – Жалкие крысы…! Вы осмелились… Вторгнуться в мою резиденцию…!
     По пещере эхом прокатился искаженный и жуткий голос!
     Казалось, он исходил из глубин ада, а не из человеческой гортани. Темная мана среагировала на эти слова, и группу Теодора окутало холодом.
     – Возможно, вы и нашли мое убежище, но…! Вы никогда не вернетесь отсюда живыми…!
     Ужасный голос наполнился гневом, и нежить пришла в движение.
     Труп сгоревшего орка-воина поднял свой топор, а зомби-волк оскалился, обнажив свои клыки. Некроманта осталось защищать весьма немалое количество нежити.
     – Убить… Умрите!
     Этот смертоносный приказ был отдан не чем иным, как гримуаром!
     Однако Теодор лишь усмехнулся, услышав его.
     – Думаю, мы успели в самый раз.
     – Да. Неужели он считает, что мы начнем молить его о пощаде? – тоже подметил это Рэндольф и широко улыбнулся.
     Лев не станет лаять. Человек, убежденный в своей победе, никогда не будет угрожать своему противнику. Таким образом, если, услышав эту угрозу, они вздумают убежать, то попросту потеряют свою добычу. Только тот, кто чувствовал поражение, будет громко лаять, пытаясь заставить своего противника не подходить.
     – Поехали.
     Преисполнившись уверенности, Теодор зажег в своей руке малиновый огонь.

Глава 48 – Контратака троицы (Часть 2). Конец 2-ой книги.

     Комбинация из трех человек, также известная как «клетка из трех человек», была действительно эффективной для мелкомасштабных сражений.
     В Королевстве Мелтор была давно разработана тактика ведения боя двумя магами и одним воином или двумя воинами и одним магом. Подобные комбинации были опробованы в бесчисленных баталиях, а потому никто не сомневался в их эффективности.
     Теодор тоже согласился с данной теорией.
     Вшу-у-ух!
     Впереди то и дело вспыхивали огни, вызываемые двумя мечами Рэндольфа. Подпитанные аурой, его клинки разрубали мертвецов, не встречая никакого сопротивления.
     Лезвия качались как хлысты, беспощадно уничтожив пять зомби-орков. Если кто-то из мертвецов подбирался к нему слишком близко, то немедленно использовалась магия.
     – Сопротивление Холоду.
     – Морозная Волна.
     Сопротивление Тео защищало Рэндольфа от холода Сильвии.
     Все живые существа и нежить застывали от лютого мороза, однако у Рэндольфа было сопротивление к этой стихии, а потому он без промедления разбивал замороженную нежить и продолжал идти вперед. Упыри, которых следовало отнести к нежити среднего ранга, сметались, словно мусор.
     Рэндольф с восхищением прищелкнул языком, чувствуя, будто сражается с чучелами.
     «Это потрясающе. Мой работодатель и эта девушка используют магию в соответствии с моими движениями. Этот парень и вправду не какой-то там болтун. Он спланировал настоящую контратаку»
     Даже если комбинация из трех человек и была превосходной, всё оказалось бы бесполезным, если бы руки и ноги её участников двигались сами по себе. Плохая совместная работа могла помешать движению союзников и, в худшем случае, даже помочь врагу убить кого-то из них.
     Вот почему Рэндольф высоко оценил не только данную комбинацию, но и взаимопонимание между ними.
     – Рэндольф, прыгай!
     И наемник, ничуть не мешкая, тут же выполнил то, что от него требовали.
     – Ветряная Резка!
     В эту же секунду под ботинками Рэндольфа пронеслось ветряное лезвие. Оно было в несколько раз быстрее обычной Ветряной Резки, при этом столь же острое! Ноги упыря были перерублены, в результате чего он упал, и меч Рэндольфа окончательно его упокоил.
     По мере того, как они продолжали продвигаться вперед, коридор постепенно усеивался останками нежити.
     – Уф-ф-ф… Дайте секунду отдышаться.
     После третьего боя Теодор остановился, переводя дыхание, и посмотрел на Рэндольфа.
     Несмотря на то, что Рэндольфу пришлось постоянно орудовать своими двумя короткими мечами, его дыхание всё ещё было спокойным. Это служило доказательством того, что у него всё ещё оставалось огромное количество не потраченной энергии.
     «То, что с нами такой сильный человек, как Рэндольф, – обнадеживает»
     Подобно тому, как Рэндольф восхищался умениями Теодора, Тео тоже поражался мастерству Рэндольфа. Его навыки были поистине беспощадными. Даже упыри не могли ничего противопоставить этому смертоносному вихрю из двух мечей.
     Тео был рад, что этот человек – его союзник, а не противник, но вместе с этим он также ощущал, что и сам должен уделить внимание оттачиванию навыков ближнего боя. Если бы Теодору пришлось сразиться с Рэндольфом при текущей расстановке сил, то бой продлился бы не более 10 секунд.
     Не зря некоторые маги, подобные Бланделлу, использовали специальные тактики, включающие в себя как применение заклинаний, так и боевые искусства. Тео решил, что обязательно займется этим по завершению текущего задания.
     Закончив размышлять, Теодор осмотрелся.
     – Сильвия, как твоя магическая сила?
     – Около 80%. Её всё ещё много.
     – Рэндольф?
     – У меня где-то также. Я могу продолжать сражаться в таком же темпе.
     Выяснив состояние своих компаньонов, Тео взглянул вглубь пещеры, где клубилась тьма. После трех стычек и целой сотни упырей и зомби в темноте осталась лишь тишина. Представлял ли он подобное развитие ситуации? Тем не менее, ему казалось, что если они не поспешат, то в этой тьме наступит настоящий хаос.
     – … Что ж, давайте двигаться дальше.
     Два освещающих шара полетели вперед, и Теодор вновь пошел навстречу тьме.

***

     Как долго они двигались по мрачному коридору?
     Теодор почувствовал какой-то дискомфорт и замер на месте. Согласно тому, что он прочитал в отчете, глубина пещеры составляла всего несколько сотен метров, а потому они уже должны были дойти до её конца.
     Однако путь не закончился, а зала с некромантом и артефактами так и не было видно. В голове Тео появилась одна возможная гипотеза.
     – Рэндольф.
     – А?
     – Проруби стену пещеры своим мечом. Если можешь себе это позволить, то, пожалуйста, используй ауру.
     – … Что ж, попробую.
     Рэндольф находился в недоумении, однако не стал подвергать приказ Тео сомнению.
     Из-за его предыдущего опыта взаимодействия с Тео, он знал, что этот юноша не будет говорить без веской на то причины. Итак, Рэндольф положил руку на рукоять своего меча, держа его под углом, и сконцентрировался.
     И вот, он рубанул по стене. Пещеру озарила синяя вспышка, и стена треснула. Обычная стена не могла остановить лезвие меча, усиленного аурой. Однако глаза Рэндольфа полезли на лоб.
     – Какого…?
     Разрубленная стена прямо перед его глазами начала затягиваться, словно рана на тролле!
     Будучи мечником с рождения, Рэндольф не знал, что это была за чертовщина, однако Теодор и Сильвия, осознав ситуацию, тут же посерьезнели. Из стены вспучивалась мощнейшая темная магия, словно кишки, вываливающиеся из живого существа.
     Вспомнив о том, чем это может быть, два мага пробормотали практически одновременно:
     – Подземелье…
     Это было мощное заклинание черной магии 6-го Круга, которое превращало область в определенном радиусе в настоящую колдовскую крепость.
     Данное заклинание требовало огромных затрат времени и ресурсов, но если оно было завершено, то сила хозяина подземелья увеличивалась в разы.
     Или сам маг был достаточно высокого уровня, или гримуар успел набраться достаточно сил – как бы там ни было, это всё было совсем не хорошо.
     Чернокнижник превратил эту пещеру в подземелье и мог свободно формировать его структуру. А в следующий момент их уши пронзил резкий вопль.
     – Ку-и-и-и-и-их!
     По спине Теодора прошла ледяная волна. Из-за эха, присущего каждой пещере, физиологическое отвращение от этих звуковых волн было в три-четыре раза выше обычного. Увидев источник этого холода, компаньоны немедля активировали свою магическую силу и ауру.
     Это были полупрозрачные существа, плавающие в воздухе.
     – Призраки!?
     – Черт, у меня нет святой воды…!
     Увидев призраков, товарищи нахмурились. В отличие от нежити, призраки не обладали физическими телами и являли собой совокупность зла, ненависти и обиды. Они атаковали, похищая живые тела или истощая их жизненную энергию.
     Поскольку они существовали в форме духов, физические атаки не наносили им вреда. Наиболее действенной в их случае была божественная магия.
     Рубить призраков мечом было сопоставимо с кипячением воды в сите. У Рэндольфа не было с собой святой воды, а потому данные противники для него были весьма непростыми.
     Вскоре призраки обнаружили живых существ и с дикими воплями ринулись вперед.
     – Ну, с этим ничего не поделаешь, так что попробуем!
     Если бы Рэндольф отступил назад, то маги оказались бы под ударом, а этого нельзя было допускать. Раз он был в авангарде, то с самого начала должен был выступать в качестве стены, блокирующей атаки противников. Именно поэтому вокруг его мечей вспыхнула аура, и они тут же закружились, словно лопасти. Он должен остановить призраков, даже если ему придется потратить на это львиную долю своей ауры.
     Однако затем Рэндольф получил приказ, который в обычной ситуации даже не стал бы рассматривать.
     – Рэндольф, встань за мной.
     – Что!?
     – Быстро!
     – … Черт, хорошо!
     Это было весьма и весьма странно, но до сих пор Тео не разочаровывал его. Несмотря на небольшую задержку, Рэндольф быстро отступил назад. Как только он отступил, Теодор без малейшей опаски шагнул вперед.
     – Уки-и-и-и!
     – Ке-е-е-е-е! Ки-и-и-и-и!
     Но почему Тео не боялся их? Дико смеясь, призраки ринулись к своей добыче. Они собирались высосать каждую каплю его жизненной силы.
     Пока Сильвия и Рэндольф пристально наблюдали за развернувшейся картиной, готовясь в любой момент броситься вперед, призраки долетели до Тео.
     – Съесть всё…
     Это был не его голос. Это было Обжорство, спящее в его левой руке.
     Неведомый голод. Именно он был причиной того, что Теодор лишь рассмеялся в лицо призракам и без колебаний вышел вперед.
     Он почувствовал, как из его левой ладони появился язык Обжорства. Недаром существовала поговорка: «Нет такого хищника, который боялся бы свою добычу».
     И вот, ужин начался.
     – Кай-а-а-а-ак!
     Перед лицом исконного хищника призраки тут же утратили всё своё безумие. Воплощения обиды и отчаяния пытались сбежать, но Обжорство уже поймало их.
     Вопли, наполненные болью, ужасом и страхом, раздавались всякий раз, когда очередной призрак был втянут в его ладонь. Эти существа отличались от такой нежити, как упыри и зомби. Призраки родились благодаря черной магии и были сделаны из неё, а потому подходили под категорию вещей, предметов и существ, которую Обжорство воспринимало как «еду».

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили призрака шамана-гоблина.
     Вы поглотили призрака орка-воина.
     Вы поглотили призрака глупого тролля.
     
     Вы всё ещё не разблокировали скрытую функцию.
     – ---------------------------------------

     Поглощение Теодором призраков вызвало у него незнакомое чувство, охватившее всё его тело. Это отличалось от поедания артефактов или магических книг. Хоть это было и абстрактное представление, но Тео почувствовал, что его «чаша» была полна.
     Наслаждаясь этим таинственным удовлетворением, Теодор открыл глаза. К этому времени все призраки, заполнявшие коридор, уже исчезли. Они все были съедены, хотя, возможно, кому-то всё же удалось сбежать. В любом случае, его первоначальная цель – остановить призраков, была достигнута.
     – Э-э, работодатель?
     – … Тео?
     Однако два его компаньона пребывали в настоящем ступоре.
     – Что это сейчас случилось? Ты поднял левую руку, и призраки были втянуты в неё…
     – Тео, научи меня! Как ты это сделал? Это магия истощения? Или модифицированная версия магии запечатывания?
     К счастью, Сильвия и Рэндольф стояли позади него. Отверстие в его руке и движения языка находились под таким углом, что его компаньоны их не могли видеть. Этого было достаточно для Тео, чтобы он смог придумать какую-нибудь отмазку. Он собирался списать всё на способность ожерелья, которое уже начал вытаскивать, чтобы показать своим компаньонам.
     Однако, прежде чем он успел что-то сказать, окружающее пространство начало дрожать.
     – Ух-х! Что происходит?
     – Это…!
     – Оно становится шире…?
     Это было Пространственное Расширение!
     И вот, спустя несколько мгновений перед ним оказался огромный куполообразный зал. Тео сделал шаг вперед из узкого коридора в достаточно просторный зал, стараясь рассматривать происходящее с положительной стороны. Нечто подобное было по силам лишь колдуну, обитающему внутри подземелья.
     Неудивительно, что на другом его конце появилась массивная декоративная дверь.
     Скрип.
     Дверная ручка повернулась сама собой, после чего дверь открылась, и появилось нечто в черных одеждах. Оно не шло по земле, как обычный человек, а медленно плыло по воздуху.
     А затем из-под этой черной мантии раздался голос.
     – Что ж… Вам удалось разрушить мои творения.
     Голос был громким и ужасным, к тому же отдавался от потолков пещеры. Тело, укутанное в мантию, не казалось особо сильным, но все три человека ощущали жуткий поток силы, обволакивающий его.
     Тьма, которую попросту невозможно было не почувствовать, вновь исторгла из себя неестественные для неё слова, которые больше походили на пение.
     – Вы можете убить моих существ, но вы не можете убить меня. Если бы вы появились здесь днём, всего лишь на полдня раньше, то, возможно, успели бы остановить меня. Но теперь вас ждет неизбежная судьба. И имя ей – смерть!
     Магическая сила стала интенсивнее, а голос усилился.
     Черные одежды начали разбухать и, не в силах выдержать давление, лопнули, как пузырь. Два мага побледнели, увидев то, что предстало их взглядам.
     – Узрите образ самой смерти! Познайте величие того, кто находится за пределами смертных!
     Череп этого существа был начисто лишен плоти, а из полых отверстий, которые когда-то были глазами, сочился синий дым. Черная магия была настолько сконцентрированной, что этот туман могли увидеть даже люди, которые не были волшебниками, в то время как земля, соприкоснувшаяся с магией смерти, моментально прогнивала, а покоящиеся в ней тела начинали восставать.
     Это была нежить высшего ранга, созданная проклятым магом. Даже башни магии были бы ошеломлены после столкновения с таким существом. И называлась она Старшим Личем.
     В отличие от обычных личей, которые избегали смерти, удерживая свою душу скованной, маг должен был извлечь свою собственную душу из тела и запечатать её. Старший Лич был бессмертен до тех пор, пока не был уничтожен его сосуд жизни.
     Перед группой Теодора появилось чудовище, которое башнями магии классифицировалось как нежить 3-го ранга.
     Плавающие в воздухе кости вновь заговорили.
     – Сначала я хотел всех вас убить, а ваши тела превратить в моих слуг, но…
     Старший Лич поднял свой костяной указательный палец и, вытянув его по направлению к трем нервничающим людям, указал прямиком на Тео.
     – Твоё тело станет интересным экспериментом. Тебя я оставлю в живых.

Книга III.

Глава 49 – Эм-м, это съедобно? (Часть 1).

     Это было действительно гордое заявление. Это витающее в темноте существо напоминало собой жнеца, чьей задачей было обращение жизни в смерть. Обычный человек впал бы в настоящую панику, услышав его слова.
     – Ха, складно лаешь, костяная псина!
     – С чего планируешь начинать, Тео?
     Однако трио вовсе не было ошеломлено обликом Старшего Лича. Это был достойный противник, который мог использовать черную магию 6-го Круга, но и они не были слабаками. Среди них был настоящий специалист, стремящийся стать мастером меча, ученица Мастера Синей Башни и владелец гримуара. Таким образом, их боевой мощи вполне хватало, чтобы противостоять некроманту.
     Рэндольф поднял свои мечи, в то время как посох Сильвии начал источать холод. Три человека мгновенно перешли в свои боевые положения, однако в этот же момент лич нанёс первый удар.
     Фу-у-у-у-у-ух!
     Группа замерла на месте, однако никто из них не был отброшен назад. Это означало, что сила троицы была сопоставима с мощью Старшего Лича. Нет, в некотором роде они даже были немного впереди него. У них было преимущество в виде комбинации «три в одном», в то время как Старшему Личу пришлось бы отражать их атаки сразу с нескольких сторон.
     Чудовище, плавающее в воздухе, поняло, что находится в невыгодном положении.
     – Хм-м-м… В этом незнакомом теле будет трудно приспособиться к вашей тривиальной силе.
     Тем не менее, его голос звучал уверенно.
     – Эксперимент… У тебя уникальная сила, но, в конце концов, ты всего лишь маг 4-го Круга… Что ж, я поговорю с тобой позже.
     В то время как слова монстра вызвали у Тео волну нервозности, чудовище неожиданно указало на него, и из его костлявого пальца заструилась ужасная магическая сила.
     – Исчезни!
     – Что?
     Фигура Тео исчезла, не оставив в воздухе даже трещинки.
     – Тео!?
     – Работодатель!
     Ошеломленные Сильвия и Рэндольф уставились на то место, где стоял Тео.
     – Пространственная Трансформация…! – закричала Сильвия, с опозданием поняв, что сделал Старший Лич. Этому заклинанию было весьма непросто научиться тому, кто только что взошел на 6-ой Круг, однако некромант сумел проделать это без малейшего труда.
     – Правильно, – ещё более спокойно ответил Старший Лич, которому в мгновение ока удалось нарушить баланс сил, – Эта пещера уже в моих руках. Разве я об этом не говорил? Вы упустили свою возможность убить меня. А пока ты оплакиваешь его судьбу, возродись, мой слуга…!
     Одновременно с этими словами из-под земли поднялось нечто, формой похожее на человека.
     Сломанные доспехи и старомодный шлем, – это был рыцарь, сиявший красным светом. Любой, взглянувший на это существо, почувствовал бы первобытный ужас, исходящий от этого рыцаря-скелета.
     Однако глаза Рэндольфа приковались вовсе не к страшному облику нежити, а к двум мечам, которые он держал в руках.
     – … Этого не может быть!
     Однако изображение воющих волков на мечах отчетливо свидетельствовало о том, что это были те самые фамильные реликвии, утерянные более ста лет назад. Также ему было знакомо и горизонтальное положение рук. Рэндольф на мгновенье замер, а затем в его глазах начал закипать гнев.
     – Убью… Я убью тебя, несмотря ни на что!
     – Хо-хо! Ты думаешь, что сможешь взять верх над клинками, с которыми не справился твой предок?
     – Это не имеет значения, – коротко ответил Рэндольф и стал в боевую стойку.
     Рыцарь-скелет ответил абсолютно тем же. Он напоминал собой зеркальное отражение наемника, разве что был нежитью, окруженной серовато-мрачной аурой. Старший Лич посмотрел на противостояние двух мечников, после чего перевел взгляд на Сильвию, державшую в руках свой посох.
     – Ты – выдающийся ученик Мастера Синей Башни этой эпохи… Тело, в котором я нахожусь, испытывает странное чувство неполноценности по сравнению с тобой.
     Некромант действительно был взволнован. А если быть точнее, то так думал гримуар. Если у хозяина тела возникали отрицательные эмоции, то увеличивался уровень эрозии.
     И вот, глядя на свой будущий материал для экспериментов, он знал, что вскоре уровень эрозии возрастет ещё больше. Он превратит мечника в дуллахана, а девушку – в баньши.
     – Иди, поиграй со мной.
     – Что, если я не хочу? – холодно ответила Сильвия, взмахнув рукой.
     Сразу же после этого воздух охладился, и сквозь зал потекла магическая сила.
     – Я верну Тео.
     Дальнейших разговоров после её заявления не последовало.
     А затем началось иррациональное противостояние Рэндольфа и Сильвии против рыцаря-скелета и Старшего Лича.

***

     Тем временем Теодор был подвергнут принудительному перемещению и упал в неизвестном месте.
     Перед его глазами была кромешная тьма. Тео мгновенно активировал Свет, но темная мана, плавающая в воздухе, уменьшала его яркость меньше чем до половины. Тем не менее, тусклое освещение было лучше, чем ничего.
     Тео невольно сглотнул, увидев куда он попал.
     – Это место…
     Оно было достаточно замкнутым. В лучшем случае его можно было сравнить с одной из аудиторий академии. Тем не менее, в нём совершенно не было окон, и оно казалось полностью закрытым.
     Окруженный темно-красными стенами, Тео не видел ни единого способа покинуть это помещение.
     Единственным, что говорило ему о том, что это за место, был красный кристалл в самом его центре. Это была основная комната, сердце самого подземелья.
     Однако, вместо того, чтобы удивиться тому, что он был перемещен в основную комнату, Тео больше был ошеломлен идентичностью красного кристалла, который был не чем иным, как ядром подземелья.
     Из красного кристалла исходило огромное количество черной магической силы. Это была запечатанная жизнь Старшего Лича, его сосуд жизни.
     – Он спрятал своё сердце в сердце подземелья… Вот как он смог использовать Пространственную Трансформацию!
     Сосуд жизни… Это был источник жизни, в котором лич запечатал свою душу.
     В отличие от обычных личей, погибавших после уничтожения их тел, Старший Лич не умирал вне зависимости от того, что с ним происходило. Даже если бы его кости были превращены в пепел и выброшены в жерло вулкана, в конечном итоге он всё равно бы восстановился.
     Именно сосуд жизни был причиной того, почему два мага, Тео и Сильвия, отчаялись, осознав, что их противником был не кто иной, как Старший Лич.
     На самом деле не было причин бояться Старшего Лича, за исключением того, что он прятал свою жизнь за пределами своего тела. Рассматривая это с точки зрения человеческой физиологии, это было как вытащить сердце из груди и укрыть его в самом потаенном месте. Но неужели Старший Лич настолько боялся комбинации из трех человек, что ошибся, раскрыв свою собственную слабость?
     Однако причина оказалась куда проще.
     – Полыхающий Снаряд.
     Когда активация заклинания 4-го Круга была завершена, из руки Теодора выплыло клубящееся пламя.
     Это был массивный огненный шар, который мог разрушить целую скалу и отправить на тот свет даже троллей, славящихся своей регенерацией! Мощнейшая атака, которую почитали все без исключения маги Красной Башни, метнулась к красному кристаллу.
     Стремительный огненный шар должен был превращать в пепел всё, до чего дотрагивался.
     Однако, как только он приблизился к сосуду жизни, то попросту бесследно исчез. Несмотря на то, что Тео ожидал чего-то подобного, он с мрачным выражением лица пробормотал:
     – … Проклятье.
     Именно эта таинственная защита стала причиной такого поступка Старшего Лича. Она аннулировала все атаки ниже определенного уровня. Согласно историческим сводкам, против подобного могла сработать лишь аура мастера меча или огневая мощь мага 7-го Круга.
     Другими словами, Теодор Миллер не имел никаких средств для его уничтожения.
     – Вернуться к остальным… Это будет трудно сделать. Я не знаю направления, и мне придёт конец, если я начну пробиваться сквозь стену, и на меня рухнет потолок.
     Его группа умрет, если он не сможет преодолеть защиту сосуда жизни. Однако было слишком рискованно создавать проход, разрушая стену. Тео находился в ситуации, когда он совершенно не знал, в каком направлении находятся его компаньоны, и он не знал, как глубоко он провалился. Скорее всего, он попросту помрёт от истощения, когда потратит всю свою магическую силу.
     Вот почему Старший Лич запер его здесь.
     – … Ну что, попробовать последний способ?
     Здравый смысл подсказывал, что не было ни единого способа выбраться из этого затруднительного положения. Тео не мог убежать отсюда и не мог разрушить сосуд жизни.
     Тео вспомнил, как он сражался на турнире, и пришел к определенному выводу: «Если я сконцентрирую всю оставшуюся магическую силу и пожертвую одной из своих рук, чтобы сгенерировать достаточно мощную Магическую Ракету… То она, вероятно, сможет прорваться сквозь защиту сосуда жизни».
     Синий свет покрыл руку Тео, и его кровеносные сосуды начали лопаться, когда он сосредоточился на генерации магической силы, выходящей за пределы его возможностей. Этого удара должно хватить, чтобы пробить защиту 6-го Круга. Таким образом, он попытался воссоздать силу, содержащуюся в Магической Ракете, которую использовал сам Альфред Беллонтес.
     Он мог потерять правую руку, но разве это было не лучше, чем смерть?
     Именно в этот момент…
     – … М-м?
     В его голове всплыл обрывок разговора, и собранная магическая сила тут же рассеялась.
     – Тем не менее, нежить лишь движется благодаря магии. Она не состоит из маны и не является вместилищем мудрости.
     Это были слова Обжорства. Но о чем ещё оно говорило?
     – Есть некоторые исключения, но…
     Разум Теодора начал работать ещё быстрее.
     Обжорство не могло есть зомби и упырей, но в то же время с удовольствием поедало призраков. В чем же была разница? В присутствии или отсутствии плоти? Нет, дело не в этом. Если бы всё было так, то гримуар мог бы есть и духов, однако Обжорство никогда не проявляло интереса к Митре.
     Значит, условие должно было звучать примерно так: «Имеется ли в этом магическая сила или мудрость?».
     –  Неужели?
     Сосуд жизни, содержавший бессмертие Старшего Лича, вполне должен был соответствовать этому условию! Тео бессознательно сделал несколько шагов вперед и поднял левую руку. Сосуд жизни был сформирован совсем недавно и ещё не обладал способностью перехватывать любые приближающиеся объекты.
     И эта особенность должна была стать для лича смертельным ядом.
     Сожитель левой руки Тео, истинный хищник, почуял свою добычу и вытянул язык!
     – Оценка.
     И Обжорство не обмануло ожиданий Теодора.

     – ---------------------------------------
     +13 Сосуд Жизни Джованни (тип: магическое приспособление).

     Это печать, созданная злобным разумом.
     В сосуде содержится душа Джованни, развращенного черной магией.
     Печать защищена отрицательным ресурсным контрактом. Он нивелирует все атаки ниже определенного уровня и предотвращает использование на цели пространственных заклинаний.
     Пока существует эта печать, Джованни будет отчасти бессмертен.

     * Класс предмета: сокровище.
     * При поглощении предмета Вы получите большое количество магической силы.
     * При поглощении предмета будут получены некоторые знания и мастерство Джованни.
     * Время переваривания предмета: трое суток.
     * При поглощении, между Вами и §ѻئش сформируются враждебные отношения.
     – ---------------------------------------

     После редких и драгоценных предметов появилось нечто с классом «сокровище»!
     Тот факт, что Оценка Обжорства сработала как надо, свидетельствовал о пригодности сосуда для питания.
     Тео быстро осознал этот факт и скомандовал:
     – Съешь его прямо сейчас!
     У него не было иного выбора, кроме как скормить его Обжорству. Рэндольф и Сильвия сражались с могущественным личем без него, и если он не поторопится, то его товарищи могут оказаться в необратимой ситуации.
     Возможно, почувствовав тревогу своего владельца, язык метнулся вперед с куда большей скоростью, чем обычно.
     А затем он быстро проглотил кристалл.
     Чавк.
     В тот момент, когда сосуд жизни Старшего Лича был съеден…

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Сосуд Жизни Джованни».
     Предмет обладает огромным количеством магической силы.

     Вы поглотили некоторые знания и мастерство чернокнижника Джованни.

     
     Полное переваривание предмета займет трое суток.

     Некто неизвестный заинтересовался Вашим существованием.
     – ---------------------------------------

Глава 50 – Эм-м, это съедобно? (Часть 2).

     В то время, как Обжорству достался настоящий джек-пот, силы Сильвии и Рэндольфа медленно подходили к концу. Эта нежить обладала колоссальной мощью и недаром звалась Старшим Личем.
     – Погибель…!
     Во все стороны начала распространяться черная магия, превращая в гниль всё, с чем соприкасалась, вне зависимости от того, было это органическим веществом или же нет. Земля превратилась в компост, а воздух стал ядовитым паром, разрушавшим легкие. Подобный уровень загрязнения не могли перенести даже те, кто всю жизнь практиковался в ауре.
     Также было завершено заклинание 6-го круга, Поглощение Жизни. Старший Лич, высшая форма нежити, был бессмертным. И применять против него магию 5-го Круга было попросту бессмысленно.
     Отчаянно рванув в сторону, Сильвии удалось среагировать на эту атаку:
     – Заморозка!
     Воздух и земля застыли, остановив загрязнение. Высокоскоростная заморозка была вызвана артефактом «Посох Морозного Джека». Тем не менее, если бы не её выдающаяся чувствительность, то повреждений было бы не избежать.
     Другие маги уже достигли бы своих пределов, но у неё оставалось ещё около 3% магической силы.
     – Ух…! Ух…!
     Её волосы прилипли к взмокшему лицу, создавая тем самым неприглядный вид.
     Рассерженная Сильвия вытерла с лица пот и посмотрела на плавающие перед ней белые кости.
     Возможности её оппонента были в несколько раз выше её собственных. Количество магической силы и скорость активации заклинаний тоже не отставали. В добавок бессмертие. Другими словами, Сильвия попросту не могла одержать над ним верх.
     Схожая ситуация была и у Рэндольфа, который сражался поблизости.
     Дзынь-дзынь!
     Пара клинков столкнулась с другими двумя мечами, вызвав тем самым сноп искр.
     Лезвия мечей двигались быстрее скорости звука. Левый клинок Рэндольфа рубанул в плечо противника, в то время как рыцарь-скелет оставил рану на шее наёмника. Из-за непрерывных ударов вокруг двух мечников поднялась настоящая вьюга из песка и пыли.
     Рыцарь был всего лишь скелетом, а потому, после того, как он стал нежитью, его фехтование начало испытывать недостатки в гибкости, чем не преминул воспользоваться Рэндольф. Однако это не меняло того факта, что рыцарь-скелет был суровым противником.
     – Проклятый мешок с костями! – выругался наёмник, заблокировав сразу три удара рыцаря-скелета.
     Дун-н-нь!
     Под мощнейшим давлением мечей, Рэндольф был вынужден отступить на несколько шагов. Это была идеальная контратака, достойная занесения в учебники по фехтованию. Если бы его противник не был нежитью, то Рэндольф уже десять раз лишился бы своей головы.
     «Тем не менее… Я нашел одну брешь, которой можно воспользоваться»
     Скелет использовал стиль, изобретенный уже более 100 лет назад, а потому Рэндольф сразу же подмечал даже самые небольшие лазейки, которые можно было использовать.
     – Юная леди, – раздался голос Рэндольфа.
     Он использовал особый прием, благодаря которому его голос был слышен лишь ей одной.
     – Используй самую мощную технику, которая у тебя есть…!
     Не дожидаясь реакции Сильвии, Рэндольф сосредоточился на своих двух мечах. И вот, впервые за эту битву скелет был отброшен назад с помощью одной лишь чистой силы. В кратчайший промежуток времени мощь, с которой атаковал Рэндольф, существенно изменилась.
     «Разве я когда-то делал нечто подобное?»
     Если какая-то техника была утрачена 100 лет назад, то по прошествии 100 лет её вполне можно было считать новой. В тот момент, когда его стойка изменилась, а осанка приняла необычное положение, его тело раскрылось. Это была ошибка, которую Рэндольф ни за что не допустил бы, будь его противник живым существом. Он использовал приём, который его семья не практиковала уже более века.
     «Сейчас!»
     Два меча Рэндольфа были похожи на два клыка, стремящиеся к своей добыче!
     Гру-ру-ру-ру!
     По лезвиям его клинков, ускорившихся до своей максимальной скорости, прошли трещины, из которых начал вытекать свет. Подобно тому, как молния ударяла с неба, два меча, окутанные аурой, врезались в верхнюю часть черепа рыцаря. Удар вызвал мощнейшую ударную волну, отбросившую рыцаря-скелета прямиком в Старшего Лича.
     – Что это…?
     Увидев столь неожиданный поворот событий, лич замер, перестав читать слова своего заклинания.
     Если он закончит его, то своими руками уничтожит драгоценный труп. Прямо сейчас это был просто рыцарь-скелет, но в то же время он представлял собой ценный материал, который когда-нибудь мог быть превращен в рыцаря смерти.
     Пока лич колебался, холод усилился.
     – Мастер холода, Имир! Взываю к тебе…!
     Это было последнее заклинание, которое Сильвия применила в финальном матче турнира, однако его полнота и сила значительно возросли. Старший Лич с опозданием заметил движение магической силы, но рыцарь-скелет, врезавшийся в него, помешал ему избежать этой атаки. В этот же момент магия Сильвии была завершена.
     – Малая Сила. Вьюга.
     Два мертвеца были поглощены страшным вихрем!
     Вжу-вжу-вжу-вжу!
     Застыла не только земля, но даже влага в воздухе. Даже черная магия не могла противостоять этому подавляющему холоду. Рыцарь-скелет превратился в статую, размахивающую мечами, а череп Старшего Лича начал покрываться полупрозрачной корочкой льда.
     В каком-то смысле это была лучшая атака за весь поединок. Однако сосуд жизни не был уничтожен, а значит Старший Лич всё ещё был в безопасности. Если так, то использование ледяной магии, которая ограничивала свободу его перемещения, было самым эффективным решением. В мгновение ока посреди комнаты выросла огромная стена льда.
     – … Впечатляет. Твои навыки действительно превосходны, девушка из Синей Башни.
     Однако нельзя было сказать, что лича испугало это заклинание.
     Несмотря на то, что некромант оказался в ледяной ловушке, он всё ещё выглядел более чем спокойно. Не было ни единого способа, позволяющего уничтожить его бессмертие. Результат боя был предрешен с самого его начала, и эта битва была всего лишь способом его достижения.
     – Тем не менее, ты не избежишь смерти. В тот момент, когда твоя магическая сила иссякнет, и этот лед растворится, вам обоим наступит конец!
     – Ох, да сколько можно гавкать? – пробормотал Рэндольф, опустив свои мечи. Он знал, что это битва, в которой нельзя победить. И результат был бы тем же, даже если бы здесь присутствовала троица в полном составе.
     Пока сосуд жизни оставался в безопасности, это была всего лишь бессмысленная борьба. И вот, магия Сильвии, поддерживающая лед, достигла своего предела.
     Хр-хр-хр-хр…
     Ледяная стена, сковывающая двух мертвецов, начала трескаться.
     Когда магическая сила Сильвии иссякла, холодный воздух начал теплеть. Мелкие трещины распространялись всё шире и шире, и вскоре ледяная ловушка рассыпалась, высвободив двух скелетов.
     – Это конец… С этого момента вы станете слугами и будете вечно служить великой смерти…!
     Сильвия и Рэндольф не могли ни сопротивляться своему противнику, ни сбежать. Два человека просто стояли на своих местах, глядя как черная магия Старшего Лича вызвала волну тумана. Эта противоестественная сила могла мгновенно поглотить жизнь любого живого человека.
     Всего несколько секунд и Рэндольф должен был стать ещё одним рыцарем-скелетом, а Сильвия – баньшей.
     Но в этот момент откуда-то издалека раздался какой-то неприятный звук.
     Чавк.
     Туман остановился, а из черепа вырвался удивленный звук.
     – Угм-м? Что это…?
     Звук сопровождался странным чувством потери. Казалось, что-то исчезло из его тела, а голову защекотала необъяснимая пустота. Душа хозяина гримуара, человека по имени Джованни, оказалась в чьем-то желудке.
     Лич мучился недолго.
     – …!
     Он бесшумно извивался, с каждой долей секунды безвозвратно теряя свою душу. Кости рухнули на пол, а связывающая их магическая сила рассеялась.
     Сильвия и Рэндольф смотрели, как бессмертное существо превратилось в пепел. Это был роковой конец Старшего Лича, Джованни.
     Шр-шр-шр-шр…
     Застывшие компаньоны безучастно смотрели на кучку пепла. Вопрос «победа или поражение» был решен в том месте, о существовании которого они даже не догадывались. В желудке гримуара.

***

     Подземелье, потерявшее своё ядро, должно было исчезнуть. И вот, в полном соответствии с этим принципом, подземелье, созданное Старшим Личем, начало возвращаться к своей первоначальной форме. Оно становилось небольшой пещерой в несколько метров шириной и в пару сотен метров глубиной.
     Центральная комната, в которую был помещен Теодор, тоже не была исключением.
     Гру-гру-гру-гру!
     Земля задрожала, и всё вернулось в свое исходное состояние. Расширенные стены, причудливые скульптуры и почва, загрязненная чёрной магией, восстановили свою первоначальную жизнеспособность. Центральная комната также вернула свои очертания. Теперь она выглядела как каменный зал.
     Оглядевшись, Теодор тут же осознал данный факт.
     – Это и вправду та самая комната, о которой писалось в отчете, – сам себе кивнул Тео, глядя на антиквариат и обрывки пергамента, лежащие на земле. Согласно докладу Джованни, он нашел комнату, полную сокровищ, включая реликвии Рэндольфа.
     – Однако здесь нет ничего похожего на мечи… Возможно, они где-то ещё?
     Позиционирование предметов могло измениться после того, как здесь появилось, а затем исчезло подземелье. Тео быстро спрятал антиквариат в пространственный карман, после чего вышел из комнаты, намереваясь присоединиться к остальным.
     Нет, правильнее было сказать, что он пытался выйти.
     Ву-у-у-у-ух!
     Ощущая позади себя жуткое присутствие, Тео машинально прыгнул вперед, разрывая дистанцию. Он оказался всего в шаге от чего-то ужасного, жаждущего поглотить его душу. Тео быстро осмотрелся и увидел книгу, окутанную тьмой.
     И эта книга тянула к нему свои чёрные цепи!
     – Гримуар! – закричал шокированный Тео, как тут же в его ладони открылась дыра.
     – Ху-ху-ху, ты нашел его! А теперь предоставь это мне, пользователь!
     Голос Обжорства, который, как правило, был начисто лишен эмоций, теперь же был наполнен какой-то жестокой радостью. Язык пулей вылетел вперед, схватил черный гримуар и стукнул его о землю.
     – Свеженький попался!
     – -----------!
     Обжорство проигнорировало жуткий крик, исходящий от гримуара, и продолжило бить книгу. Гримуар был похож на муху, пойманную жабой. Иногда из книги начинала просачиваться тьма, но язык Обжорства игнорировал все неприятные ощущения и продолжал настойчиво лупить гримуар о землю.
     – ---…---…!
     Атаки Обжорства оказались эффективными, и тьма постепенно сошла на нет. Это было похоже на то, как если бы какой-то человек был избит головой об асфальт. Тео, который был невольным свидетелем этой сцены, было даже жаль гримуар.
     Гримуару досталось около тридцати ударов, и он обессиленно рухнул на землю.
     – Каков наглец! Захотел взять под свой контроль моего пользователя… Лучше бы ты вселился в первого попавшегося гоблина и убежал куда подальше, – усмехнулось Обжорство, явно довольное собой.
     Основываясь на его шутке, черный гримуар, казалось, собирался украсть тело Тео и использовать его в качестве новой оболочки.
     Гримуар признал поражение и, подтаскиваемый к Обжорству, стал похож на кусок еды.
     Подобно тому, как зверь ставил лапу на поверженную добычу, Обжорство разместило свой язык на обложке гримуара. В то же время в голове Тео вспыхнула информация о гримуаре.

     – ---------------------------------------
     Поклонение Смерти.

     В этом гримуаре содержится душа легендарного чернокнижника, Джерема. Будучи некромантом 9-го Круга, который встал на сторону демонов и пошел войной на всё человечество, Джерем украдет тело любого существа, которое прочитает гримуар, и превратит его в нежить.
     Он мечтает о полном воскрешении, поскольку его душа мучается в бездне.

     * Класс предмета: легендарный.
     * При поглощении предмета с низкой вероятностью будут поглощены 50-100% способностей, которыми обладал чернокнижник Джерем. «Отрицательное Измерение» и нежить, подконтрольная Джерему, также будут принадлежать Вам.
     * При поглощении предмета с высокой вероятностью чернокнижник Джерем уничтожит Ваше тело. Чтобы предотвратить эту возможность разблокируйте одну из печатей Обжорства или увеличьте свои достижения.
     – ---------------------------------------

     – … 9-ый Круг? – шокированно воскликнул Тео, увидев эту цифру.
     Волшебники 9-го круга, достигшие вершины магии, исчезли с континента почти тысячу лет назад.
     Даже 8-го Круга достигли лишь Мастер Синей Башни и Мастер Красной Башни, что уже ставило их выше любого другого человека. Также именно они были причиной того, что Королевство Мелтор было в состоянии конкурировать с гигантской Империей Андрас, которая превосходила их по размеру и силе.
     Однако, 9-ый Круг? Если бы вновь появился маг 9-го круга, то он бы в одиночку смог повелевать всем континентом.
     Но, увы, совет, написанный в разъяснении к «блюду», подавил его жадность.
     – … Эй, ты не можешь есть его сейчас.
     – Может, проверим? Это очень редкий случай. Разве возможность стать магом 9-го Круга не стоит целой жизни?
     – Не говори глупостей.
     Исходя из полученной информации, Тео понял, что если бы у Обжорства не было никаких гарантированных возможностей совладать с Джеремом, то он бы и не предупреждал об этом Тео. Возможно, у него был какой-то особый способ поглотить эту книгу или подавить её. Эта мысль заставила Тео открыть рот и спросить:
     – Ты… У тебя есть способ справиться с этим гримуаром?
     – И да, и нет.
     Это был весьма смутный ответ, но и его было достаточно.
     Концентрация Тео достигла пика, и он быстро нашел ответ: накормить его пространственным карманом и распечатать скрытую функцию. Именно по этой причине Обжорство дало Тео подсказку, не запросив за это ничего взамен.
     – Скрытая функция. Верно?
     Тео мог лишь представить себе это наяву, но рот Обжорства в этот момент, казалось, дернулся.
     – Я больше не могу отвечать. Ах, и ещё, я могу удерживать эту книгу всего лишь пять минут. Это просто дополнительная информация, так что не волнуйся.
     – Вот же проклятое существо…!
     Это был дьявольский, но в то же время соблазнительный ответ. Если Тео не разблокирует скрытую функцию, то не сможет подавить книгу. А как только время выйдет, гримуар вырвется из хватки Обжорства и найдет себе другого хозяина.
     В свою очередь, это приведет к появлению нового Старшего Лича, причем, возможно, ещё более мощного, что вызовет беспрецедентную катастрофу. Таким образом, чёрный гримуар был источником такой опасности, что у него попросту не было времени беспокоиться о ценности пространственного кармана.
     В конце концов, правая рука Тео потянулась за пазуху.

Глава 51 – Эм-м, это съедобно? (Часть 3).

     «Пространственный карман… Это предмет, который я позаимствовал у своего учителя, но в данной ситуации у меня нет ни одного другого варианта, который позволил бы мне его сберечь»
     Скармливание его Обжорству не считалось бы потерей или продажей. Подобно магическим книгам, съеденный пространственный карман не оставил бы после себя ни малейшего следа. А в качестве оправдания Тео мог сослаться на то, что предмет был разрушен во время битвы со Старшим Личем.
     Так или иначе, если он оставит гримуар здесь, то рано или поздно появится второй или даже третий Джованни.
     Меньше чем за два месяца маг 5-го Круга был преобразован в Старшего Лича 6-го Круга. Если же новый хозяин получит полгода или год, то вполне сможет переродиться в такую легендарную нежить, как Архилич. А масштабы подобной трагедии таковы, что ими пришлось бы заниматься уже всему континенту, а не отдельно взятому королевству.
     Более того, Тео не был уверен, что гримуар не будет на него держать обиды. Задумавшись, Теодор принял окончательное решение.
     – … Обжорство.
     – Что?
     – Что произойдет с содержимым пространственного кармана, если он будет съеден?
     – Не беспокойся. Оно не исчезнет, – радостным тоном ответил его гримуар.
     – Это неоднозначный ответ… Но, ух… Тут уже ничего не поделаешь.
     Тео положил пространственный карман на землю. Ему было до сих пор трудно поверить, это нечто, напоминающее кошелек из потертой ткани и ржавых пластин, стоило сотни золотых. Этот редкий и роскошный предмет стал бы целью любого уважающего себя вора.
     Теодор ещё немного поколебался, после чего позволил артефакту проглотить целое состояние.
     – Ешь давай…
     Ладошка проглотила пространственный карман ещё до того, как Тео даже закончил говорить.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «пространственный карман».
     Ошибка!
     После поедания магической сущности произошел неизвестный феномен!
     Обнаружена скрытая функция Обжорства.
     Пользователь должен ознакомиться с информацией, описывающей новую функцию гримуара.
     Данная способность работает стабильно вне зависимости от ранга гримуара.

     Гримуар «Обжорство».
     Ранг: Е.

     После поглощения пространственного кармана, активировалась одна из скрытых функций Обжорства.
     Теперь гримуар имеет место для хранения добычи, которую не может переварить.
     Предыдущие владельцы хранили с её помощью своё имущество и называли её «Инвентарем». Как текущий владелец гримуара, Вы можете переименовать её.

     * Гримуар находится в неполноценном состоянии. Большинство функций запечатано.
     * Один раз в день он будет просыпаться, чтобы утолить голод.
     * Сразу же после насыщения он ответит на один Ваш вопрос.
     * Способности, которые он поглощает, будут переданы его хозяину.
     * Гримуар извлекает сущность из съеденных книг или предметов. Чем выше понимание хозяина гримуара о книге или предмете, тем выше эффективность.
     * Поглощает магическую силу предмета, в котором она содержится.
     * Активирована функция Запоминания.
     * Активирована функция Инвентаря.
     – ---------------------------------------

     Тео молча прочитал предоставленную ему информацию, после чего спросил:
     – Инвентарь… Значит, это разновидность пространственной магии хранения. И если он обладает той же функцией, что и обычный пространственной карман, тогда его не обязательно было есть. Разве ты не специально подтолкнул меня на это?
     – Пользователь, я не занимаюсь подобными вещами.
     Это был разумный вопрос, но Обжорство ответило довольно холодно. Казалось, что гримуар недоволен тем, что его сравнивают с простым артефактом. А это означало лишь одно – пространственный карман должен быть намного хуже «инвентаря» Обжорства.
     – Ты не можешь хранить гримуар в пространственном кармане. Ну, какое-то время тебе удалось бы там его продержать, но, очнувшись, он сумел бы выбраться из пространства твоего кармана.
     – Значит, с инвентарем такое не произойдет?
     – Верно. Инвентарь представляет собой пространственную сущность, которая существует во мне, и отличается от других пространств. Не имея возможности выходить за пределы измерений, гримуар не сможет сбежать никаким из доступных способов.
     Если так, то история и вправду менялась. Это было измерение, которое могло блокировать даже прыжок гримуара в пространстве! Приобретение подобной способности определенно стоило жертвы в виде съеденного пространственного кармана. Кроме того, места для хранения в инвентаре было куда больше, чем в пространственном кармане, потому Теодору больше не к чему было придраться.
     Закончив разговор, Тео посмотрел на книгу, лежащую на земле.
     Вж-ж-ж-ж!
     Книга была окутана слабой темной дымкой, испуская зловещую вибрацию. Это было наследие легендарного чернокнижника. Однако этот маг, очевидно, даже не ожидал встретить такого хищника, как Обжорство.
     До встречи с Обжорством Теодор даже представить себе не мог гримуар, который питался другими гримуарами.
     – Ну, я всегда считал, что удача обходит меня стороной, – пробормотал Тео и протянул левую руку по направлению к земле.
     Чавк!
     Таким образом, гримуар «Поклонение Смерти» сразу же оказался в инвентаре, откуда он уже не мог выбраться.
     В комнате больше не осталось ценных предметов, и Тео не знал, когда разрушится пещера, которой пришлось пройти через столь серьезные изменения. Также ему необходимо было найти своих товарищей, от которых он был отделен.
     За время его отсутствия с ними могло произойти что угодно.
     Тем не менее, именно они нашли Теодора, а не наоборот.
     – … Тео! – раздался звонкий голос, сопровождаемый шорохом порванной мантии. Покачиваясь, Сильвия подбежала к Тео и обняла его.
     – Э-э? Сильвия? – слегка ошарашенно произнес Тео.
     – Ты жив, работодатель! Кажется, ты выглядишь намного лучше нас, а?
     – … Капитан Рэндольф.
     Подошедший следом за девушкой Рэндольф хлопнул его по плечу. Его товарищи не думали, что он будет так хорошо выглядеть после того, как лич растворит его в пространстве.
     Если как следует задуматься об этом, то факт того, что всем троим удалось остаться целыми и невредимыми, был и вправду удивительным.
     В то время как двум людям удалось пережить битву со Старшим Личем, Теодор смог уничтожить его. Тем временем Тео заметил, что в экипировке Рэндольфа что-то изменилось.
     – Похоже, ты всё-таки нашел их.
     – О, ты заметил?
     Несмотря на обильное количество ран по всему телу, Рэндольф рассмеялся, словно ребенок, и дотронулся до своих мечей. Для мечника клинок был похож на продолжение его руки, и мечи Рэндольфа для него не были исключением. Наемник хотел было похвастаться своей обновкой, но не успел.
     Ру-ду-ду-ду!
     Раздался грохот, и пещера начала мелко дрожать. После исчезновения подземелья, пещера начала рушиться.
     Троица переглянулась и побежала к выходу, не произнеся больше ни слова. Перед тем, как поздравлять друг друга с победой над личем, им нужно было ещё благополучно выбраться из пещеры.

***

     Таким образом, владения Миллеров были спасены.
     Как только Старший Лич пал, вся нежить превратилась в пепел. Мертвецы, берущие силы из гримуара, больше не могли оставаться в этом мире. Некоторые существа, которые не было созданы напрямую, как, например, призраки, были принудительно возвращены в Отрицательное Измерение.
     В свою очередь, трупы, которые были воскрешены в качестве нежити, никуда не делись, и жителям предстояла собственноручная уборка гнилой плоти.
     Как только эти земли наконец обрели мир и спокойствие, жители деревни устроили небольшой фестиваль, посвященный спасению от катастрофы. Жена мельника, Бекки, распахнула двери своего склада. Альберт из кондитерского цеха разжег свои печи. Хозяин таверны, Стивен, выкатил бочки с вином.
     Совсем немного времени в жизни наемников посвящено вину, досугу и деньгам, а потому жители не могли лишить их радости немного повеселиться.
     Однако был один человек, у которого никак не получилось вписаться в эту жизнерадостную атмосферу.
     – Ху-у-у-у…
     Из уст Теодора вышел глубокий вздох, когда он вспомнил недавние события. Их победа была связана исключительно с удачей. Если бы он принял неправильное решение, то не смог бы сберечь не только собственную жизнь, но и весь свой родной город.
     А потому он не мог веселиться и танцевать под луной, как остальные жители.
     «У меня недостаточно сил. Нет… Мне не хватает времени»
     Было несколько средств, которые он мог использовать, чтобы стать сильнее. С Магической Ракетой Альфреда и функцией Запоминания Тео мог быть в несколько раз сильнее любого другого мага его уровня. Но он совсем не ожидал, что произойдет такая ситуация, как с сосудом жизни. Он понятия не имел, с чем ему придется столкнуться. И не был к этому готов.
     А если он будет продолжать надеяться на удачу, то однажды это его убьёт.
     Таким образом, вместо того, чтобы наслаждаться победой, Тео ломал себе голову над тем, чего же ему не хватало.
     – Привет, молодой господин! Ты чего без настроения? – услышал он позади себя чей-то голос.
     «Этот голос…»
     Оглянувшись, Тео увидел Рэндольфа со стаканом пива и слегка покрасневшим лицом. Он мог лишь догадываться о том, сколько выпил наемник, но его красный нос был настоящим зрелищем. Вероятнее всего Рэндольф только-только закончил праздновать, поскольку у него на лице не было и следов достоинства первоклассного мечника.
     Тео улыбнулся, глядя на его смешной вид, и произнес:
     – О, теперь ты называешь меня молодым господином?
     – Ку-ху-ху, это естественно. После того, как ты выманил у меня 200 золотых, по-другому и не скажешь. Другой на моём месте уже задумался бы о том, как поскорее от тебя избавиться.
     – Я отдал тебе реликвии, которые ты искал.
     – О, неужели ты хочешь, чтобы я показал их тебе? Люди с древних времен сходят с ума по хорошей стали.
     Рэндольф был в восторге от реакции Тео и обнажил два клинка, полученные с павшего рыцаря-скелета.
     Фшу-у-у-ух!
     С резким звуком мечи покинули ножны.
     Даже Теодор, который ничего не смыслил в оружии ближнего боя, почувствовал, что звук настолько острый, что может разрезать кожу. Это были отличные мечи и выглядели одними из лучших в своём роде даже несмотря на то, что не прошли процесс магического зачарования.
     – … Ого.
     Тео обратил внимание на изображение волков.
     Они казались практически живыми. Каждый раз, когда Рэндольф поднимал свои мечи, волчья стая, казалось, начинала бежать вперед по воздуху. Этот образ, отраженный в лунном свете, казался произведением искусства.
     На мгновенье Теодору даже показалось, что он слышит волчий вой.
     Рэндольф несколько раз крутанул лезвиями и с горделивым лицом объявил:
     – Да, молодой господин, я бы ни за что не обменял их на 200 золотых. Даже если бы они не были реликвиями, они слишком ценны для меня. Пока я жив – они будут со мной.
     – Может тогда мне стоит попросить тебя дать больше денег?
     – … Молодой господин, как насчет того, чтобы продолжить карьеру в качестве торговца, а не мага? Я никогда не видел кого-то благородных кровей более нахального чем молодой господин.
     Двое мужчин посмотрели друг на друга и рассмеялись. Может быть из-за хорошего настроения Рэндольфа, а может быть из-за чего-то другого, но мрачное лицо Теодора слегка просветлело.
     Товарищи ещё немного поговорили, после чего Рэндольф сказал, что ему нужно возвращаться к своим подчиненным.
     – Ах, и ещё, молодой господин, – напоследок произнес наемник, указав пальцем в сторону, – Ты не должен заставлять свою девушку ждать слишком долго.
     – Что? – Тео посмотрел в указанном Рэндольфом направлении и застыл, встретившись взглядом с парой голубых щенячьих глаз.
     «Это… Да уж…», – почесал голову Тео, осознав, что уделяет недостаточно много внимания Сильвии.
     Сильвия не была холодной по отношению к людям. Она просто не знала, как с ними взаимодействовать. Она могла показаться безразличной, но на самом деле ей было просто неловко общаться с теми, кто к ней подходил.
     Для неё это был новый опыт, когда люди представлялись ей и говорили, что она их будущая госпожа.
     – Ах, всё не так, – вздохнул Тео, правда теперь уже куда легче, чем в прошлый раз, и пошел к окруженной людьми Сильвии.
     По пути он перекинулся парой слов с женой мельника и подумал о том, как бы так отправить дедушку Альберта домой, чтобы тот наконец-то отдохнул.
     Наконец-то он по-настоящему вернулся в свой комфортный родной город.

Глава 52 – Голоса, зовущие его (Часть 1).

     Несколько дней спустя…
     «Сегодня уже четвертый день, и в ближайшие три дня тоже будет кое-какое свободное время»
     Закончив своё задание, Теодор уже на следующий день послал Магическому Сообществу сообщение. Процедура предписывала передачу доклада по возвращению в столицу, но в такой серьезной ситуации ему необходимо было отправить сообщение.
     Как только в столице услышат новости, то в Баронство Миллеров будет отправлен старший инспектор из Мана-виля. Тео предположил, что если этот человек будет использовать такую же экспресс-перевозку, что и он сам, то прибудет через три дня.
     До этого времени он должен был стабилизировать свои неустойчивые круги.
     Вжу-у-у-у…
     Пока Тео находился в максимальной концентрации, он весь вспотел. Пододеяльник насквозь пропитался потом, обретя серый оттенок. Он провел почти полдня в медитации, но трясущийся 5-ый Круг в его теле всё никак не хотел останавливаться.
     5-ый Круг, который образовался после употребления сосуда жизни, был довольно неустойчивым, поскольку не был достигнут через нормальный процесс.
     – … Уф, похоже, в отношении кратчайшего пути существует определенная дискриминация, – проворчал Тео, вытирая пот со лба.
     Тем не менее, ему повезло, что со временем круги стали более стабильными. Круги были обязательной и неотъемлемой частью для магов. Они были ещё одним органом, слившимся с сердцем. Движение неустойчивых кругов ничем не отличалось от сердечной недостаточности, которая могла вызвать опасные для жизни ситуации.
     Теодор же заскочил на следующий круг меньше чем через две недели после взятия предшествующего.
     «Гримуары и вправду абсурдны»
     То же самое можно было сказать и про «Поклонение Смерти». Джованни был магом, который только что перешел на 5-ый Круг. Он был человеком, испытывающим ревность к достижениям Сильвии, и всего за два месяца стал Старшим Личем.
     Оглядываясь назад, взятие 5-го Круга было не таким уж великим достижением.
     «Но как мне об этом рассказать учителю?», – подумал Тео, покинув свою комнату и направившись в гостиную.
     Отец, жующий кусок хлеба за столом, жестом пригласил его сесть напротив. После того, как нежить исчезла, лицо отца стало казаться куда более спокойным, чем обычно.
     – Мой старший сын проснулся. Ты хорошо выспался?
     – Да, отец.
     – Все мои беспокойства позади. Мой благонадежный сын вернулся домой. Хе-хе-хе!
     Он был благородным человеком из провинции, но вовсе не дураком. Если бы Тео не вернулся, Деннис мог только догадываться, во что бы превратилась деревня. Его сын, который по его мнению был ещё молод, решил все проблемы.
     Деннис мало что знал о магах и монстре, которого называли Старшим Личем, но зато знал следующее: он хорошо воспитал сына.
     Услышав голос своего отца, наполненный теплом, Тео улыбнулся.
     – Кхе-хе. Папа, это уже слишком.
     – Ах, да. Вспомнил. Та девочка, Сильвия.
     – А-а? Ах, да… – моргнул Тео, услышав имя Сильвии.
     Он не был уверен, что скажет его отец, а потому слегка нервничал. К счастью, ему не о чем было беспокоиться.
     – Проснувшись, она пошла к передним воротам. Мне кажется, она собиралась с кем-то встретиться.
     – С кем?
     – Вроде бы она сказала…
     Учитывая время отправки им сообщения в столицу, если старший инспектор не полетел на легендарном пегасе, то он попросту никак не смог бы добраться в такие сроки до владений Миллеров.
     «Может, это кто-то еще?»
     Пока Тео недоумевал…
     – Кажется, она говорила что-то про старейшину из Белой Башни.
     Это было похоже на то, словно кто-то вызвал перед носом Тео огненный шар.

***

     Услышав это, Тео выскочил из дома. Он должен был как можно скорее прибыть в назначенное место. По словам отца, Сильвия особо не спешила, но какой маг решится заставлять ждать кого-то из старейшин?
     Кроме того, «старейшины» как правило обладали прайм рангом. А это, в свою очередь, означало, что по статусу они были выше Винса. Тео мог оказаться в невыгодном положении, если вызовет недовольство такого человека.
     Использовав Ускорение, он нашел Сильвию у входа в деревню.
     – Сильвия!
     – Ты пришел!… А-а?
     Девушка поздоровалась с ним, но когда обернулась, то на её лице появилось замешательство. И не удивительно, ведь Тео обливался потом.
     – Почему ты так спешишь, Тео? Я думала, что ты устал, а потому попросила передать тебе сообщение когда ты проснешься.
     – Всё нормально. Неужели правда старейшина из Белой Башни?
     – Да, дедушка Шугель.
     – Ты уже виделась с ним?
     Сильвия кивнула, а затем указала пальцем на место возле входа в деревню.
     Там стояла палатка, которой несколько дней назад там не было. Магия, используемая во время борьбы с нежитью, была преобразована в аккуратные столбы. Он не знал, когда это произошло, но всё это было переделано в довольно аккуратную и организованную защиту.
     Очевидно в этой палатке и был не кто иной, как старший инспектор из Белой Башни, Шугель.
     Пытаясь привести в порядок своё дыхание, Тео спросил у Сильвии.
     – Что ж, тогда мы пойдем?
     – Да, он попросил меня привести тебя сегодня.
     «… Не зря я сюда так мчался».
     Тео остудил своё тело при помощи одного из заклинаний и привел в порядок одежду, после чего шагнул в палатку.
     Тем не менее, внутри вовсе не было такой напряженности, как он ожидал. Неужели потому, что он уже встречался с такими громкими именами, как Мастер Синей Башни и Король Курт III?
     Проскользнув сквозь вход в палатке, Тео спокойно поклонился.
     – О-о… Вы пришли, – поприветствовал их глубокий пожилой голос.
     Волшебник с бородой и волосами, белыми, как и его одежда, улыбнулся. В отличие от его волос, кожа старого мага была гладкой и без малейших признаков старения. А его яркие глаза, словно у ребенка, были наполнены энергией.
     Следом за Теодором в палатку вошла Сильвия и подошла к пожилому магу.
     – Дедушка Шугель, это Тео.
     – Да, благодарю тебя за тяжелую работу, – произнес маг и тихонько погладил голову Сильвии, словно она была симпатична ему, после чего повернулся к Тео.
     Как только маг посмотрел на него, Теодор поклонился. Однако это было не потому, что на него что-то давило. Он был молодым магом, отдававшим дань уважения старшим.
     – Теодор Миллер, ученик Винса Хайделя, приветствует старейшину Шугеля из Белой Башни.
     – Да, я старейшина Шугель из Белой Башни. На этот раз я был назначен экспертом в ситуации, о которой вы доложили.
     – Что такое эксперт?
     Тео знал о инспекторах, но впервые слышал об эксперте.
     Шугель рассмеялся и погладил свою бороду. Ответы старших не редко вводили юных магов в ступор.
     – Как правило, меня не отправляют на такие дела. Однако это необычный случай, а потому выбрали именно меня, чтобы выяснить причинно-следственные связи. Именно по этой причине существование экспертов почти неизвестно, – пояснил Шугель.
     – Ах, ясно.
     – Разве ты не хотел кое о чем меня спросить?
     Теодор вздрогнул, услышав слова Шугеля. Его и вправду интересовал один вопрос.
     Даже на лошади потребовалась бы неделя, чтобы добраться от Мана-виля до владений Миллеров, но Шугель попал сюда менее чем через день после того, как новости достигли столицы. Это была скорость, которая во многом противоречила здравому смыслу.
     Однако вместо того, чтобы задать вопрос, Тео нашел ответ.
     – Вы – пространственный маг.
     Его голос наполнился огромным уважением. По-другому и быть не могло, так как пространственная магия классифицировалась как сложная задача самого высшего уровня. Маги ветра имели довольно высокие способности в этой сфере, но, тем не менее, тех, кого можно было назвать настоящими «пространственными магами», можно было бы пересчитать по пальцам. Более того, перед Тео сидел человек, который преодолел попросту огромное расстояние, а значит владел одним из самых редких видов пространственной магии.
     – Да… Это правильный ответ. Однако нехорошо снимать с языка то, что хочет сказать тебе сам старик.
     – Э-э? Ах, извините.
     – Ха-ха-ха! Это была шутка. Шутка! Серьезность – неплохая штука, но без чувства юмора жизнь станет утомительной.
     – Д-да?
     Точно так же, как и в случае с Мастером Синей Башни, Тео не мог справиться со своеобразным юмором пожилых людей из башен магии.
     Тео мысленно вздохнул, чувствуя усталость. Тем временем Сильвия просто села на стул и принялась читать какую-то книгу. Должно быть, она уже побеседовала с Шугелем, или же эксперт, должно быть, хотел услышать доклад непосредственно от Тео.

***

     Вскоре пожилой маг закончил беседу и принялся слушать историю о Старшем Личе.
     – Значит, ты был мишенью Старшего Лича… – улыбнулся Шугель, глядя на Тео, после чего продолжил, – Но даже если тебя перенесли в основную комнату, то как ты уничтожил сосуд жизни? Теоретически это может сделать лишь мастер меча или маг 7-го Круга.
     – Это была моя последняя попытка, – вздохнул Тео, который долгое время готовил ответ на этот сложный вопрос. Тем не менее, объяснение трюка, с помощью которого он мог бы уничтожить сосуд жизни, было весьма простым.
     – Я переместил сосуд жизни в пространственный карман, который позаимствовал у своего учителя и уничтожил весь кошелек. Когда я начинаю об этом думать, это кажется настоящим безумием.
     Согласно объяснению Обжорства, сосуд жизни был защищен лишь отрицательными ресурсами, а потому существовала возможность уничтожить его, если он был изолирован в пространственном кармане. Правда, это была всего лишь возможность, и ничто не могло гарантировать полного успеха.
     Однако в подобной ситуации это не звучало как-то нелепо и выглядело весьма правдоподобно. Также это было отличным оправданием того, как ему удалось лишиться пространственного кармана.
     – Ах, ты уничтожил пространственный карман? – переспросил удивленный Шугель.
     – Да, это получилось случайно.
     – Пространственный карман… Ох, пространственный карман? Я и не думал, что его можно использовать в таких целях… По-настоящему творческий подход… – пробормотал Шугель, тупо уставившись перед собой.
     Ответ и вправду был довольно шокирующим. Любой, кто увидел бы его, наверняка перепугался бы, что старик может потерять свою душу. Однако эксперт Шугель из Белой Башни постепенно восстановил свой первоначальный цвет лица и произнес:
     – Я думал не в том направлении… Да, это возможно. В конце концов, ты это сделал.
     – К-конечно.
     – Да… Убить Старшего Лича пространственным карманом. Это действительно везение.
     На самом деле всё так и было. Если бы Старший Лич не переместил Теодора, владельца Обжорства, в основную комнату, то победа была бы за некромантом. Впоследствии он уничтожил бы владения Миллеров и полностью трансформировался бы, вызвав всемирную катастрофу. Как и сказал Шугель, бедствие было предотвращено исключительно благодаря везению.
     Приведя в порядок своё грубое дыхание, Шугель продолжил говорить:
     – Спасибо за сотрудничество. Твои слова имеют смысл. Это соответствует показаниям других людей… Я сожалею о том, что считал тебя соучастником этой ситуации.
     – Нет. Вы просто делали свою работу, – вежливо ответил Тео.
     Благодаря своей тщательной подготовке ему удалось убедить эксперта и не допустить выявления всяческих сомнительных моментов.
     Шугель тепло смотрел на Тео, словно был впечатлен его отношением.
     – Твои слова исходят от самого сердца. Что ж, тогда я передам тебе послание и на этом закончу свою работу.
     Брови Тео дрогнули. Если работа эксперта подошла к концу, то о каком тогда послании шла речь?
     Сильвия тоже оторвала взгляд от своей книги, словно её тоже это взволновало. Неужели мирная рутина Тео вновь будет охвачена водоворотом событий?
     По его позвоночнику пробежало странное предчувствие.
     – Если бы я пришел сюда только как старший инспектор, то достаточно было бы и других магов. Но меня отправили сюда лично, потому что был приказ доставить вас.
     – Доставить…нас?
     – Верно.
     Шугель достал лист бумаги и зачитал его содержимое:
     – Инспектора, отправленные в Баронство Миллеров, Теодор Миллер и Сильвия, должны вернуться как можно скорее. Я поручаю это старейшине Шугелю из Белой Башни… В Королевстве Мелтор лишь три человека имеют право отдавать мне прямые приказы, – произнес старик, загибая свои морщинистые пальцы, – Мастер Красной Башни Вероника, Мастер Синей Башни Бланделл и Его Величество Курт III.
     В этот момент напряжение Теодора достигло своего пика. Это был вызов Мастера Красной Башни, лица которого он даже не знал, Мастера Синей Башни, который и дал ему эту миссию, или Его Величества Короля?
     Тео сделал свои собственные предположения для всех трех случаев, но ни один из них не соответствовал его ожиданиям.
     – Но это первый раз, когда я вижу в приказе сразу все три имени. Теодор Миллер, кажется, тебе удалось приковать к себе внимание самых высокопоставленных лиц нашего королевства.

Глава 53 – Голоса, зовущие его (Часть 2).

     Силовая структура Королевства Мелтор во многом отличалась от других королевств. Королевство Мелтор было основано великим волшебником и процветало благодаря магии. На данный момент центром национальной власти считались именно башни магии.
     Таким образом, дворяне были просто хранителями богатства и статуса. Настоящая власть в королевстве была сосредоточена в руках старших магов. Само собой разумеется, что королевская семья поднялась на трон благодаря поддержке башен магии.
     В частности, Мастер Красной Башни и Мастер Синей Башни считались более высокоранговыми, чем другие мастера башен. Никто не мог превзойти их по чину, за исключением разве что самого короля. Другими словами, Теодор был вызван тремя людьми, находившимися на вершине власти в Королевстве Мелтор.
     Закончив разговор со старейшиной Шугелем, Теодор немедленно сообщил об этом семье. Благодаря инвентарю, ему не нужно было беспокоиться о сборе багажа, однако нужно было попрощаться с семьей.
     – … Собственно, вот что случилось, а потому я должен немедленно вернуться в столицу.
     Когда он рассказал членам своей семьи об этих новостях, на их лицах появились пустые выражения. Его Величество и два мастера башен…? Это было очень важно для семьи, которая владела всего лишь небольшой деревушкой. Первым опомнился его отец, Деннис, в то время как мать была занята заботой о его младшем брате.
     – Да… Раз тебя вызвал Его Величество, ты не должен медлить, – глубоко вздохнул отец.
     Он думал, что Тео останется на несколько дней, но вот, последовал внезапный приказ вернуться. Это и стало причиной нависшей в его доме тяжелой атмосферы. Будучи провинциальным дворянином, Деннис ничего не сделал, кроме как унаследовал свой титул.
     Деннис подошел к своему сыну, который стал намного большим, чем он сам, и сказал, взяв его за руку:
     – Тео, в будущем ты должен жить ради себя.
     – …А?
     – В прошлом я думал иначе. Но мы были слепы. Я, как и жители деревни, возлагал на тебя слишком много ожиданий… Мы ждали, что ты станешь важным человеком и увеличишь благосостояние этой деревни.
     Теодор попытался что-то сказать, но не смог.
     Он никогда не считал их ожидания чем-то нелепым или раздражительным. Он полагал, что действительно может стать особенным и великим человеком, как они и говорили. Именно из-за них он решил поступить в Академию Бергена, которая находилась вдалеке от его дома.
     Однако иногда это было бременем. Были дни, когда он не хотел возвращаться домой и выглядеть жалким, а потому заставлял свои ноги двигаться вперед.
     Теперь он почувствовал, что узел, сжимавший его горло, был развязан.
     – Если бы не ты, то этой деревни бы больше не существовало. Нет, более того, с деньгами, которые ты дал нам, больные и бедные смогут провести теплую зиму. По крайней мере, теперь ты намного больший человек, чем всё наше маленькое Баронство Миллеров.
     – … Отец.
     – Итак, я с нетерпением жду этого. Дойди до нужной точки и возвращайся, когда захочешь отдохнуть. Этого будет достаточно для нас.
     Ладонь его отца была горячей.
     Вместо того, чтобы ответить, Тео смог только кивнуть. В своем сердце он всегда думал, что он один, но теперь его отец разделил с ним эту боль.
     То же самое касалось и его матери, которая с запозданием проговорила:
     – Твой отец уже сказал всё, что я сама хотела сказать тебе. Деннис, и когда только до тебя всё это дошло? Ты так говорил, словно просветление снизошло только сегодня.
     – Кха-кха! – закашлялся Деннис, услышав слова своей супруги.
     Его мать вопросительно взглянула на отца, после чего улыбнулась и обняла Теодора.
     – Тебе не нужно становиться большим человеком и заходить слишком далеко. Береги себя и будь здоровым. И, пожалуйста, помни, что с тех пор как ты родился, мы мечтали только о том, чтобы наш сын вырос достойным человеком.
     – … Да, я буду помнить об этом.
     – И эта Сильвия… Мне она нравится.
     Наконец, она поцеловала его в щеку и снова обняла своего младшего сына. Ребенок, которого звали Лео, помахал маленькой ладошкой своему гораздо более крупному брату. Когда Тео взял эти маленькие ручки, он подумал о том, кем хочет его видеть, когда тот станет старше. Магом или рыцарем… А, может быть, он просто предпочтет стать фермером.
     Тео вышел из своего дома, преисполненный ожиданиями на тот день. Пришло время вернуться в большой мир.
     – Что, уже собираешься, молодой господин? – обратился к нему мужчина, прислонившийся к стене дома.
     – … Рэндольф.
     – Мы тоже скоро уходим. Я хотел попрощаться до того, как ты уйдешь.
     Рэндольф поправил два клинка, свисающие с пояса, и насмешливым тоном добавил:
     – Конечно, это позор с 200 золотыми, но время, проведенное с молодым господином, было очень веселым. Если захочешь нанять меня в следующий раз, то я соглашусь на половину стоимости.
     – А может, плата будет меньше чем целая половина стоимости?
     – Ах ты гнилой наниматель! Но чтобы меня обмануть дважды? Ха!
     С этими словами он ушел своей обычной легкой походкой.
     Рэндольф поставил свою жизнь на лезвия своих мечей и часто искушал судьбу, заходя в опасные места. Ему это нравилось и, возможно, жизнь наемника ему больше подходила, чем удел потомка воина.
     «Надеюсь, когда-нибудь я снова встречусь с ним», – подумал Тео и развернулся в противоположном направлении.
     Двое мужчин пошли каждый в свою сторону, но они оба надеялись когда-нибудь увидеться вновь.

***

     – Хорошо, вы готовы? – посмотрел на них старейшина Шугель, закончив рисовать магический круг на окраине деревушки.
     – Да.
     – Готова.
     Оба человека без колебаний кивнули. Тео попрощался со своей семьей, да и Сильвия быстро закончила свои приготовления.
     Удостоверившись, что всё в порядке, Шугель медленно кивнул и обратился к инспектору, который прибыл вместе с ним.
     – Мы возвращаемся в столицу. Изучите остаточную черную магию и по возвращению сообщите об этом Магическому Сообществу.
     – Будет сделано!
     – Что ж… Тогда мы пошли.
     Когда он закончил говорить, поднялась волна магической силы.
     Вшу-у-у-у-у!
     Белые волосы Шугеля и даже его борода были вскинуты вверх мощным потоком энергии. Это отличалось от тяжелой магической силы Теодора и холода Сильвии. Магическая сила прайм-мага, который всю свою жизнь взаимодействовал со стихией ветра, наполняла окружение, словно настоящая буря, а магический круг, нарисованный на земле, засиял серебряным цветом.
     Появилась дымка, и пространство вокруг них начало подрагивать.
     – Задержите дыхание… – раздалось эхо от голоса Эдуарда Шугеля.
     Несмотря на то, что он говорил четко, звуковые волны не передавались должным образом. Это было последствием того, что пространство внутри магического круга начало искажаться.
     Тео и Сильвия одновременно задержали дыхание. Пространственная магия была известна не только своей высочайшей сложностью, но и опасностью. Они не хотели видеть те ужасы, которые могут произойти, если они не последуют его советам.
     Шугель быстро закончил магическое заклинание и бросил его в центр круга.
     – Массовая Телепортация!
     Фигуры трех людей исказились, а затем исчезли.
     «Ух…!», – чуть ли не выдохнул Тео, испугавшись столь резкой перемене. Когда волшебный круг был активирован, его инстинкты начали сопротивляться.
     Первым делом исчезли цвета, а затем растворились и все формы. Когда пять чувств Теодора содрогнулись, он почувствовал головокружение и тошноту. Они путешествовали сквозь дыру во времени и пространстве, в которую не допускались живые существа, а потому было неизбежно, что магам было весьма не по себе.
     Он не знал, сколько прошло времени: минута, или всего несколько секунд.
     – Ху-у-у!
     – Ха…!
     Теодор и Сильвия с удивлением выдохнули, когда почувствовали, что их первоначальные чувства вернулись. Теодор сделал небольшую паузу, чтобы восстановить равновесие, после чего огляделся.
     «Это место…?»
     Это была широкая пустая комната, начисто лишенная мебели. На полу виднелся магический круг, похожий на тот, через который только что прошел Тео.
     Шугель заметил его любопытство и, восстановив свое дыхание после пространственной магии, пояснил:
     – Пространственному перемещению требуется пустое пространство, подобное этому. Если с другой стороны будут какие-то объекты или люди, то я не смогу гарантировать безопасность группы.
     Тео убедился в этом, когда Шугель тут же пошел к двери. Пространственных магов было немного, но было совершенно неразумно слишком долго оставаться в комнате перемещений. Правда, вероятность того, что кто-то телепортируется прямо сейчас и прямо на их место, была сродни удару молнии в одну и ту же точку.
     – Я отведу вас в приемную. Первым делом мне нужно посетить Его Величество и доложить ему о проделанной работе.
     Они вышли из комнаты перемещений, и Шугель повел их по коридору. Тео совсем немного времени провел в здании Магического Сообщества, но знал, что его внутренняя структура хорошо охраняема и засекречена. Это было связано с тем, что пространственные маги, как правило, отправлялись на чрезвычайно важные миссии.
     Но вскоре Шугель остановился, увидев перед собой ещё одного человека.
     – Вы…?
     Это был мужчина с темно-каштановыми волосами и в красной мантии, символизировавшей Красную Башню. Теодор выглянул из-за спины Шугеля и увидел, кем является этот человек. Его глаза тут же наполнились удивлением, любопытством и радостью.
     – Учитель! – прокричал Тео, ещё не успев это осознать.
     Лицо, с которым столкнулась группа Теодора, было Винсом Хайделем.
     Поняв, кто это, Шугель прищурился.
     – Винс… Да-да. Они связались с Вами, как с учителем Теодора? В противном случае Вы бы не знали, что мы вернемся именно в это время.
     Передвижения пространственных магов всегда хранились в секрете. Они были ценными специалистами для Королевства Мелтор, а потому их скрывали. Помимо трех человек и Мастера Белой Башни, никто другой не имел доступа к информации о задании пространственного мага.
     Однако Винс оставил этот вопрос без внимания. Он тепло посмотрел на Тео, однако профессору было некомфортно находиться в этом месте, а потому он решил в этом признаться:
     – Ху-у, старейшина Шугель, я конечно Вас остановил, но, надеюсь, Вы не считаете, что я смогу сам Вам всё объяснить.
     – Э-э? Что это значит?
     Загадочные слова Винса ввели трех людей в настоящее заблуждение.
     «К-кхек!»
     Но тут позади Тео появилось чьё-то настолько мощное присутствие, что его позвоночник прямо-таки сковало холодом.
     Оно кардинально отличалось от Старшего Лича и воспринималось совершенно иначе по сравнению с нахождением поблизости Мастера Синей Башни. Это было давление, которое хотело впечатать его в землю. Возможно, этот человек и не собирался делать ничего подобного, но даже просто стоя на месте он, казалось, вот-вот разгромит всё вокруг себя.
     Это было присутствие абсолютно сильного человека, которое попросту нельзя было скрыть!
     – И что, этот маленький парень – наш новенький? – раздался сладкий и глубокий голос, похожий на старинное вино. А затем перед Теодором и Сильвией появился сам обладатель этого голоса.
     У неё были ярко-алые волосы и золотистые глаза, сиявшие, словно солнце. Её одежда была темно-красной и едва могла называться мантией, прикрывая лишь часть женственного фигуристого тела. Тем не менее, никто бы даже не осмелился взглянуть на эту женщину.
     «Воздух… Стал жарче?»
     Это была не галлюцинация.
     Это была ужасная магическая сила, которая заставляла ману в воздухе реагировать, поднимая температуру окружающей среды. Несмотря на прохладную погоду, кожу Теодора защекотало тепло. Был лишь один человек, настолько необыкновенный, что мог изменить окружающую среду и выглядеть при этом настолько обвораживающе.
     – Что ж, довольно красивый парень, – сказала Мастер Красной Башни, взяв Тео за подбородок, – С этого момента его поведёт Вероника.


 []


Глава 54 – Голоса, зовущие его (Часть 3).

     Мастер Красной Башни, которая назвала себя Вероникой, встретилась взглядом с Тео. Ее золотистые глаза, сияющие любопытством и интересом, в отличие от Мастера Синей Башни были весьма обременяющими.
     Когда Тео бессознательно попытался отступить назад, белая рука Вероники сжала его плечо. Несмотря на её мягкость, из неё исходила чудовищная сила.
     – Э-э? Ты отличаешься от того, что я о тебе слышала.
     Она осмотрела Теодора сверху вниз, после чего обратилась к Винсу:
     – Винс, разве ты не говорил, что твой ученик на 4-ом Круге?
     – Да, всё верно.
     – Очевидно же, что у этого парня 5-ый Круг… Нет, подождите-ка минутку.
     Вероника заметила 5-ый Круг всего с одного взгляда, но затем выражение её лица внезапно изменилось. Она пристально посмотрела в само сердце Тео и мгновенно увидела проблему, с которой он боролся в течение нескольких дней.
     – Он неустойчив. 5-ый Круг пробудился из-за того инцидента? Такое происходит, когда пересекаешь «стену» с неподготовленным телом.
     Он и вправду не смог одурачить взгляд Вероники, которая была магом 8-го Круга.
     Не переставая ею восхищаться, Тео кивнул.
     Говоря об этом, Бланделл тоже мгновенно увидел, что Винс достиг 6-го Круга. Итак, для Вероники, магу равного ему ранга, не составило труда выяснить, что его 5-ый Круг нестабилен.
     – Малыш, твоя магическая сила извивается сама по себе, а круг продолжает открываться и закрываться?
     – Да.
     – Это типичный симптом дисгармонии. Так происходит, когда организм не может принять то, что понимает голова, или когда тело пробуждается без просветления. Такие проблемы не решаются просто с течением времени.
     Теодор вздрогнул от её слов. Он получил много знаний из библиотечных книг, но никогда не встречал ни одного учебника, описывающей дисгармонию при пересечении «стены». В принципе, это было нечто, что можно было испытать лишь после 5-го Круга, а потому информация о подобных феноменах не содержалась в академии Теодора.
     Вероника улыбнулась, словно знала об этом, и сказала Шугелю:
     – Что ж, Шугель, тогда я заберу этого ребенка?
     – Извините, но я не могу с этим согласиться. Даже если это Вы, Его Величество является главным приоритетом.
     – Ха, старик, а что по-твоему я собираюсь сделать? Я просто собираюсь отвести его в приемную. Неужели в том, что я отведу его к королю, есть что-то странное?
     Похоже, Шугелю трудно было принять подобное решение. Данная ситуация была связана с серьезным инцидентом, который мог привести к катастрофе. Однако он считал опасным провоцировать Веронику, а потому в конце концов отступил.
     – Да, пожалуйста, сделайте это.
     – Хорошо! Значит, решено, – произнесла Вероника, приобняв Тео за плечо.
     От столь внезапного контакта Тео весь напрягся. Приятно было ощущать чье-то прикосновение к своей спине, да ещё и столь плотное. А для 19-летнего молодого человека это и вовсе было фатально. Он чувствовал, как Сильвия смотрит на него, но Вероника тем временем быстро проговорила:
     – Эй, малыш. Не мог бы ты по пути в приемную рассказать мне о турнире? В то время меня не было в столице.
     – … Конечно.
     Тео так и не удалось воссоединиться со своим учителем, поскольку он был пойман Мастером Красной Башни.

***

     Её личность была неизвестна, как и её возраст. Она была одной из немногих убийц драконов, живущих в нынешний час. Вероника была вершиной эволюции боевых магов, а также самым сильным и опасным человеком из башен магии.
     До сих пор он слышал о Мастере Красной Башни только слухи, но теперь он разговаривал с ней лицом к лицу.
     «Этот человек… Она вообще не скрывает своих чувств»
     Проще говоря, Вероника была прямолинейной и открытой. Она была полной противоположностью Бланделлу, за улыбающимся лицом которого всегда что-то таилось. Если Вероника была счастлива – она смеялась. Если она была удивлена – то её рот раскрывался. Выражение её прекрасного лица то и дело менялось. Что касается присущей ей жестокости, то, вероятно, это было связано с её личностью, поскольку она, не колеблясь, полностью выходила из ума, когда сердилась.
     Когда рассказ дошел до того момента, когда Теодор одержал победу, она без малейших формальностей постучала его по плечу.
     – Объединенная магия! Это старый прием, но, должно быть, он оказался достаточно мощным, раз ты сумел победить с его помощью этого ребенка.
     – … Я не ребенок, – недовольно пробормотала Сильвия, следуя за ними. В ответ Вероника остановилась и насмешливо произнесла:
     – Нет, раз тебе всего 17 лет – ты ещё ребенок.
     Однако её ответ не был причиной, по которой она остановилась. Они уже прибыли к приемной, которая и являлась их пунктом назначения.
     Группа стояла перед роскошными дверями.
     – Что ж, вперед!
     А в следующий момент они стали свидетелями настоящих разрушительных инстинктов хозяйки Красной Башни.
     Бу-дух!
     Абсолютно не стесняясь, она подняла ногу и ударила ею в дверь! Тяжелые двери, которые, казалось, трудно будет распахнуть даже двумя руками, были открыты одним ударом. Это была её собственная сила, без малейшей примеси магии?
     Даже Винс, знакомый с силой Вероники, вздрогнул, когда дверь в приемную распахнулась, и их взглядам предстали фигуры двух находящихся внутри людей.
     – В-Вероника!?
     Один из них, у которого было крайне изумленное выражение лица, был Мастером Синей Башни, Бланделлом. Даже под мантией было видно, как подергиваются его мышцы. Вероника нахмурилась, после чего обратилась к человеку, сидящему рядом с ним.
     – Э-э, Ваше Величество? Давно не виделись.
     – Верно. Разве это не первый раз с тех пор, как Вы ушли на юг? – легкомысленно ответил сидящий в кресле светловолосый мужчина средних лет, Курт III.
     – В-Ваше Величество!
     Шокированный Теодор и его спутники тут же упали на одно колено.
     Они совершенно не были к этому готовы. Тео ещё не пришел в себя после встречи с Вероникой, как тут оказался перед самим королем.
     Учитывая присутствие короля, было бы большой проблемой, если бы кто-то, кроме Мастера Красной Башни, открыл дверь подобным образом.
     К счастью, Курта III это, казалось, совершенно не заботило.
     – О, не стоит слишком много беспокоиться. Трудно будет хвалить ваши усилия, если вы так и продолжите стоять в этой позе.
     – Как пожелаете.
     – Теодор Миллер и Сильвия, пожалуйста, сделайте шаг вперед.
     Несмотря на тихий голос короля, в нём всё ещё содержалась огромная сила.
     Естественно, два человека тут же шагнули вперед.
     Фиолетовые глаза короля, сверкающие радостными огоньками, смотрели то на Сильвию, то на Теодора. Будучи хозяином этого королевства, он понимал, что появление новых высших магов приведет к укреплению национальной власти. Таким образом, у него были все основания быть довольным.
     – Я признаю ваши заслуги в уничтожении Старшего Лича, который появился в Баронстве Миллеров. Если бы вас двоих там не было, тогда он, возможно, разорил бы весь этот район. Это не официальная позиция, но я хотел сообщить вам об этом напрямую.
     – Мы очень признательны за Ваши слова.
     Оба человека приняли похвалу в соответствии с общепринятыми формальностями и поклонились.
     – Опасный объект 3-го класса, Старший Лич… В любом случае, это была ситуация, которая могла перерасти в общенациональную катастрофу. Заслуга слишком велика, чтобы ее можно было отблагодарить всего несколькими словами. Поэтому…
     Курт поднял руку, и Бланделл протянул ему два листа бумаги, перевязанные красными нитями.
     Затем король передал их Тео и Сильвии, которые вежливо приняли их обеими руками.
     После этого их содержание было услышано прямиком из уст самого Курта:
     – Теперь ранги Теодора Миллера и Сильвии будут увеличены с «базового» до «среднего». Также мы оплатим дополнительные расходы и предоставим вознаграждение за опасное задание 3-го класса, а также пересоздадим пространственный карман, который был разрушен во время миссии. Таков указ Курта III.
     Пока два потрясенных человека пытались осознать смысл этих слов, Курт посмотрел на Теодора.
     – Основной вклад в эту миссию привнёс ты, Теодор Миллер?
     – Да, – подавив дрожь в своем сердце, ответил Тео, подняв взгляд на Курта III.
     Король не стал бы просто так называть чье-то имя. Даже если какой-то человек был призван для доклада, король, вероятно, просто слушал бы, в то время как вопросы задавал бы кто-то другой. Подобное отношение было далеко не официальным, так что у Курта, вероятно, была какая-то хорошая причина для того, чтобы назвать Теодора по имени.
     И вот, неудивительно, что Курт III заговорил о дополнительном вознаграждении.
     – Я решил, что твоя заслуга слишком велика, чтобы измерять её по существующим стандартам. Поэтому, обсудив это с Мастером Синей Башни Бланделлом, я решил спросить тебя напрямую.
     – Я слушаю.
     – Теодор Миллер, скажи мне, чего ты хочешь?
     Когда голос короля прозвучал в приемной, Теодор задрожал.
     – По усмотрению Курта III и Мастера Синей Башни Бланделла Адрункуса тебе будет предоставлено желание. Однако оно не может превышать твой уровень заслуг.
     То, чего он желал… Нигде: ни на небесах, ни на земле, не было большей награды, чем эта!
     Тео услышал эти слова, но не мог их понять. Нет, он не мог их принять. Национальная власть Королевства Мелтор могла быть несколько ниже, чем у Империи Андрас, но Королевство Мелтор всё ещё классифицировалось как одно из могущественных государств континента.
     Тем не менее, Король Мелтора даровал ему желание? Это было действительно счастливое событие, которое происходило только один раз в жизни.
     «… Желание… Мне будет дано желание»
     Голова Тео начала кружиться, и он почувствовал тревогу. Однако, что удивительно, он остался довольно спокоен. Тео хладнокровно измерил серьезность этой возможности. Не было такого человека, у которого бы не было одного или двух сокровенных желаний. Желания были частью человеческой натуры, и Теодор был не исключением.
     «Получить одно национальное сокровище… Нет, риск слишком велик. Я не знаю, стоит ли Старший Лич национального достояния, и просить нечто подобное – это перебор»
     Возможно, артефакты, которые были выше «драгоценного» рейтинга, такие как «сокровище» и «легенда» рассматривались как национальное достояние. Тео всей душой хотел получить что-нибудь подобное, но он не был уверен, стоит ли такой предмет упокоенного Старшего Лича.
     Как гласила старая поговорка, если просить слишком много – то можно больше потерять, нежели приобрести.
     В этот момент ему вспомнился разговор с Обжорством.
     – Проблема заключается в качестве пищи. Не стоит кормить меня только обычными книгами.
     Благодаря его подсказке Тео смог распечатать инвентарь и получить Поклонение Смерти. До сих пор Обжорство ещё ни разу не давало ему плохих советов. Возможно, книги высшего класса помогут Тео расти ещё быстрее.
     «Если хорошенько подумать об этом, Обжорство уже давно не получало редких книг. Возможно, это хороший шанс стабилизировать 5-ый Круг»
     Магические книги, хранящиеся в Магическом Сообществе и во дворце, не могли быть прочитаны без соответствующего разрешения. Пока у него не будет высшего ранга, он даже не сможет подать заявку на аренду той или иной книги. А полностью открытым это место станет лишь тогда, когда ему будет присвоен прайм-ранг.
     Называлось это место Нулевой Библиотекой. Это была сокровищница Королевства Мелтор, в которой хранились магические книги и гримуары, которые не подлежали воспроизведению.
     Теодор наконец принял решение и произнес:
     –  Ваше Величество, у меня есть одна наглая просьба.
     – Я слушаю.
     Тео глубоко вздохнул, а затем произнес свое желание настолько спокойным голосом, на который только был способен:
     – Ваше Величество и Мастера Башни, если вы простите мне мою наглость, я хотел бы попросить книгу из Нулевой Библиотеки.

Глава 55 – Нулевая Библиотека (Часть 1).

     «Книга из нулевой библиотеки?», – услышав это, Бланделл и Курт III изменились в лице.
     Естественно, они знали, насколько для магов ценны книги из Нулевой Библиотеки. Они могли повысить способность человека к обучению или даже предоставить магическую защиту. Это были сокровища, которые даже высшие маги считали весьма сложными для получения.
     Однако, неужели эти драгоценные предметы были настолько изумительными, что человек, имевший в своем распоряжении абсолютно любое желание, возжелал именно один из них?
     Курт III понял значение слов Теодора и произнес:
     – Книга из Нулевой Библиотеки… Аренда – проблем не составляет, но, похоже, ты говоришь о чем-то большем.
     – Да, всё верно.
     – Ты хочешь получить такую книгу в собственность?
     Таким образом, король правильно понял контекст просьбы. Получение права собственности на одну из книг Нулевой Библиотеки было достойным желанием, даже если она не представляла собой национальное достояние.
     Люди, осознавшие смысл желания Тео, продемонстрировали отличную друг от друга реакцию. Бланделл озадаченно вздохнул, покачивая своей бородой, в то время как Вероника с интересом посмотрела на своего протеже. Сильвия неуверенно осматривалась, а Винс, наоборот, уверенно кивнул, поскольку был единственным, кто полностью понимал происходящее.
     Будучи владельцем Обжорства, Теодор мог трансформировать чтение книги непосредственно в само мастерство, а потому трудно было найти лучшую награду. Получив книгу из Нулевой Библиотеки, он смог бы изучить способность, подобную Магической Ракете Альфреда Беллонтеса или древнему духу.
     Курт III какое-то время озабоченно раздумывал над этой просьбой, после чего принял решение:
     – … Хорошо.
     К счастью, его ответ был положительным. Курт III серьезно посмотрел на Тео и произнес:
     – Я дам тебе книгу из Нулевой Библиотеки. Однако, если ты не будешь выполнять должным образом свои обязательства, то ты, Теодор Миллер, вернешь книгу назад.
     – Спасибо за щедрость, Ваше Величество.
     Хоть король и высказал определенные условия, но в основном он всё-таки просто отдавал книгу Теодору. Каждый маг был обязан надлежащим образом выполнять свои обязанности, а также передавать накопленные знания последующим поколениям, к тому же книга вернулась бы в казну королевства после того, как Теодор Миллер доживет свой век.
     Так или иначе, Курт III решил, что достижения Теодора заслуживают такой награды.
     – Вероника.
     – Да? Чем могу служить, Ваше Величество? – поинтересовалась Мастер Красной Башни, сидя в своем кресле.
     – Я хочу, чтобы Вы сопровождали Теодора Миллера и помогали ему в просмотре книг Нулевой Библиотеки. И ещё, обратите внимание, что Вы не должны что-либо из этого извлекать.
     – Ладно-ладно! Сколько лет уже прошло с тех пор, как я чувствовала запах книги?
     – Что ж, на этом всё, – оглядев собравшихся, поднялся Курт.
     Когда он встал, люди, находившиеся в комнате, естественно, преклонили колени. Бланделл и Вероника были единственными, кто остался на своих местах. Два мастера башен попрощались с правителем Королевства Мелтор при помощи простых поклонов.
     – Еще раз благодарю за содействие. Надеюсь, что вам понравятся ваши обязанности и в будущем вы станете верно служить Королевству Мелтор. Не могу поверить, что за две недели я уже дважды увидел ваши лица.
     – Как прикажете, Ваше Величество! – в унисон прокричали Сильвия и Теодор.
     Наконец-то их вторая встреча с королем подошла к концу.

***

     – Ну что, а теперь пойдем в Нулевую Библиотеку?
     Когда Курт ушел, Вероника снова переключилась на Тео.
     Вероника могла быть жестокой, но её особый запах и мягкие прикосновения были опасны для чувств Тео. Сильвия ушла вместе с Бланделлом. Таким образом, Тео повезло, что с ним остался хотя бы Винс.
     – Мастер Башни, Тео некомфортно.
     – А-а? Да?
     Когда Тео встретился взглядом с золотистыми глазами Вероники, он запинаясь промычал:
     – А-а… Ну-у… Это…
     – Ах, точно, я же выделяю много тепла. Я этого не чувствую, поэтому иногда забываю. Так происходит с самого моего рождения, – произнесла Вероника, убрав руку, которая лежала на шее Тео.
     Как только контакт с рукой Вероники прекратился, разгорячившееся тело Тео снова стало холодным. Однако даже после этого он продолжал задаваться вопросом – неужели этот жар и вправду вызван не её выдающейся магической силой, а был присущ ей с самого рождения?
     – Ну, многим известна эта история, – заметив его любопытство, задорно произнесла Вероника, – Во мне течет кровь красного дракона.
     Она говорила это так небрежно, словно рассказывала о своем предстоящем обеде в виде супа с белым хлебом. Тео машинально замер на месте, а вот Винс, который уже неоднократно слышал об этом, продолжал идти вперед с невпечатлённым выражением лица.
     Когда Тео пришел в себя и быстро догнал её, Вероника лишь пожала плечами.
     – Это не такое уж и большое событие. Во мне даже не половина этой крови, а четверть. Я просто живу немного дольше, чем обычные люди, и мои волосы и глаза ярче, чем у других.
     Тем не менее, Вероника унаследовала кровь дракона, который считался самым свирепым созданием на земле, а потому никак не могла считаться обычной. Безграничная магическая сила и чувствительность, способные доминировать над природой, были вне досягаемости других людей. Именно её происхождение, должно быть, поспособствовало тому, что она достигла уровня Бланделла в куда более молодом возрасте.
     – Я могу намеренно притупить своё сознание, чтобы уменьшить жар… Но тогда мне будет труднее воспринимать происходящее. Прошу прощения за неудобства. Я была слишком нечувствительна, – откинув волосы, пробормотала Вероника.
     – Всё в порядке.
     Возможно, это было из-за ее смущенного выражения, но Тео машинально добавил:
     – Это было всего лишь немного теплее, чем обычно.
     Честно говоря, ему было очень жарко, но он не был идиотом, который совершенно не осознавал происходящее вокруг него. Вероятно, её и вправду зачастую окружали лишь идиоты.
     – … У тебя хорошие манеры, как для ребенка.
     Вероника попыталась выглядеть непринужденной, но всё равно зашагала быстрее. Её реакция и вправду была честной. Она производила совершенно иное впечатление по сравнению с милой Сильвией.
     И вот, к пункту назначения они прибыли на 10 минут раньше, чем ожидалось, поскольку Теодору и Винсу пришлось чуть ли не бежать, чтобы угнаться за широким шагом Вероники.
     Дверь Нулевой Библиотеки была впечатляющей во многих отношениях.
     Как только Тео увидел дверь, высеченную из непрозрачного льда, он пробормотал:
     – Не может быть, это же сплав адамантия.
     Пока он тихо бормотал себе под нос, Вероника несколько раз стукнула в дверь.
     Ду-дум! Ду-дум!
     Удары были достаточно мощными, чтобы вызвать оглушительный звук, однако дверь даже не шелохнулась. А вот её белый кулак после нескольких ударов даже покраснел.
     – Если я захочу уничтожить её, то мне понадобится целый день, чтобы собрать все силы. То же самое касается и мастера меча. Это место равно секретному хранилищу королевского дворца. Пройти сквозь неё при помощи пространственной магии тоже невозможно, потому что эта «дверь» окружает всю комнату, – продолжила объяснять Вероника.
     До сих пор не было единого понимания относительно того, какой металл был лучшим, однако каждый кузнец мог с точностью сказать, какой из металлов самый прочный.
     Адамантий был королем металлов. После очистки этот металл блокировал все физические и магические атаки. Его нельзя было использовать для создания такого оружия, как меч, но он был абсолютно эффективен в качестве стены, что-то защищавшей.
     Прежде чем открыть дверь в Нулевую Библиотеку, Вероника повернулась к Винсу.
     – Винс, тебе придется подождать здесь. Извини, но ты не можешь войти в эту библиотеку. Теодор был единственным, кто получил разрешение от Его Величества.
     – Разумеется. Удачи.
     Когда Винс отошел от Теодора, Вероника протянула руку к двери.
     Шу-у-у-у-у!
     Как только ее ладонь коснулась поверхности, повсюду распространилась мощная волна магической силы.
     Эта магия была как минимум 6-го круга. А, может быть, даже 7-го. Это означало, что если у желающего войти внутрь недостаточно магической силы, то не появится даже замочная скважина!
     Вероника зарядила дверь магической силой и тут же поместила ключ в центр появившегося волшебного круга.
     А затем оба человека одновременно исчезли.

***

     Вжух!
     Сопровождаемые яркой вспышкой, Вероника и Теодор появились по другую сторону двери. Магия пространственного движения сработала благодаря временно открытой щели и приняла двух людей. Расстояние было коротким, а потому Теодору не было плохо, как в прошлый раз.
     Тео тут же огляделся.
     «Это… Это и есть Нулевая Библиотека?»
     Это было пространство, которому явно не хватало реализма. Комната оказалась яркой даже несмотря на то, что была полностью закрытой. Это было связано с присутствием на потолке осветительных приспособлений, служивших источником магии освещения.
     Книги здесь хранились в стеклянных коробах.
     Иногда взгляду Теодора представали пустые стеклянные коробы, что Вероника объяснила следующим образом:
     – Люди позаимствовали, либо потеряли эти книги. Короба так и остались здесь в надежде, что в один прекрасный день их содержимое вернется обратно. Тем не менее, я ещё не видела, чтобы утерянные книги возвращались обратно.
     – Но… Каким образом они могли потеряться?
     – Что ж… Все потерянные до сих пор книги связаны со смертью их арендаторов и последующей кражей. А наказать мертвого человека мы не можем, верно?
     И вправду, не было такого волшебника, который пренебрег бы книгой из Нулевой Библиотеки. Версия о том, что подобная книга будет с большой вероятностью украдена, чем потеряна из-за небрежности её владельца, казалась более чем правдоподобной.
     Убедившись в этом, Теодор, больше ничего не говоря, принялся рассматривать окружавшие его книги.
     Стеклянные коробки открывались без необходимости проведения какой-либо отдельной процедуры.
     «Оценка»
     Его привлекла красноватая книга, источающая мощную магическую силу.

     – ---------------------------------------
     «Адское Пламя»

     В этой книге описывается техника вызова пламени, существующего в мире демонов, которое способно сжигать всю материю.
     Вызванное адское пламя нельзя остановить обычным способом. Оно будет гореть до тех пор, пока не исчерпает всю магическую или жизненную силу мага.
     Повреждения, нанесённые этим заклинанием, крайне тяжело лечить.
     Автор этой книги не стал раскрывать способ, который использовал для контроля столь мощной магии.

     * Класс книги: сокровище.
     * После её поглощения, Вы изучите заклинание «Адское Пламя».
     * Условия изучения: 7-ой Круг, близость к магии огня.
     * После её поглощения, существенно возрастут Ваши способности в магии огня.
     * Это оригинальная копия, написанная непосредственно самим автором. Существует очень низкая вероятность приобретения некоторых умений автора.
     – ---------------------------------------

     Это была магия 7-го Круга, Адское Пламя! Помимо Мастера Красной Башни, больше никто не мог свободно справляться с этим одним из самых сложных заклинаний. Даже мастер меча стал бы настоящим самоубийцей, если бы решил встать на пути у Адского Пламени.
     Сила Адского Пламени славилась тем, что сжигала любую ауру, которая пыталась препятствовать ему.
     Тем не менее Тео отчетливо видел условия его изучения и спокойно вернул книгу на своё место. Для достижения 7-го Круга ему потребуется несколько лет или даже десятилетий.
     Поначалу его сильно возбудило ощущение в своих руках настоящего «сокровища», но это чувство продлилось недолго.
     Теодор с горечью посмотрел на окружающие его книги и мысленно пожаловался: «Эти книги слишком сложны и условия для их изучения… Это как выколоть одно глазное яблоко. Есть магия, которую может использовать только одноглазый человек? Или, например, магия, которую можно узнать только в том случае, если человек – женского пола или лысый…».
     По мере того, как уровень книг увеличивался, условия их поглощения тоже становились сложнее. Ему нужно было быть с 6-ым или 7-м Кругом, чтобы получить хоть какой-то толк от присутствующих здесь книг. Те книги, которые предполагали потерю или ухудшение состояния тела он даже не рассматривал.
     Поскольку в это место, как правило, попадали лишь по-настоящему выдающиеся маги, здесь присутствовало мало заклинаний, которые мог бы освоить Тео, являвшийся магом 5-го Круга. Однако в этот момент…
     – Э-э…?
     Его внимание привлек томик в кожаном переплете с золотыми буквами.
     Его сенсорное восприятие тут же защекотало ему шею, словно подталкивая Тео к тому, чтобы он поскорее протянул руку и взял эту книгу.
     «Оценка»
     И вот, перед глазами Тео появилась информация, полученная благодаря Оценке.

     – ---------------------------------------
     «Песнь Боя»

     В этой книге содержатся различные методики по укреплению Вашего тела, позволяющие сражаться в ближнем бою.
     Поскольку все они были разработаны отпрыском из высокопоставленной семьи, который не мог использовать ару, Песнь Боя существенно усиливает тело, используя магическую силу.
     Эффективность данных техник значительно превосходит любую схожую магию, а потому трудно найти им аналоги. Тем не менее, в использовании подобной магии есть и свои недостатки.

     * Класс книги: сокровище.
     * После её поглощения, Вы обучитесь «Песне Боя».
     * Условия изучения: как минимум 5-ый Круг.
     * После её поглощения, существенно возрастут Ваши способности ближнего боя.
     * Это оригинальная копия, написанная непосредственно самим автором. При её поглощении, в зависимости от уровня Вашей подготовки Вы обучитесь некоторым способностям самого авторы.
     – ---------------------------------------

Глава 56 – Нулевая Библиотека (Часть 2).

     Когда Теодор прочитал справку, его глаза полезли на лоб.
     «Маг может сражаться в ближнем бою? Это и вправду возможно?»
     Тео гордился тем, что был магом, но также признавал и силу тех, кто использовал ауру. Вне зависимости от степени укрепления своего тела поддерживающей магией, он никогда бы не смог иметь дело с настоящим мечником, таким, как Рэндольф.
     Аура, чрезвычайно утонченная биоэнергия, являла собой силу, которая предоставляла потрясающие физические способности в обмен на отказ от других возможностей. Даже если маг 7-го Круга использовал Ускорение, то он вряд ли бы смог увернуться от меча Рэндольфа.
     – А-а, «Песнь Боя»? Давненько её не видела.
     В этот момент подошла Вероника и взглянула на книгу поверх плеча Тео.
     Будучи Мастером Башни, она могла свободно посещать Нулевую Библиотеку, а потому не было ничего странного в том, что она знала о «Песне Боя». Возможно, это и вызывало некоторый дискомфорт, но Вероника лучше всех подходила на роль его проводника.
     – Это известная книга? – обернувшись, спросил Тео.
     – А-а? А бы сказала не известная… А, скорее, слегка необычная.
     Вероника ненадолго задумалась, после чего объяснила смысл сказанного.
     – Как правило, обычные маги её не трогают. Он популярна среди наших детей, поскольку её изучение является одним из требований, но вот найти кого-то вне магов Красной Башни, кто изучил бы её, уже сложнее.
     – Почему? Магия, которая помогает в ближнем бою, полезна в любой ситуации.
     Всё было именно так, как и сказал Тео.
     Песнь Боя нивелировала отсутствие физических способностей, а потому не ограничивалась использованием лишь боевыми магами. Это была магия, способная решить самую главную слабость мага! Итак, почему же другие маги игнорировали эту великолепную технику?
     Вероника улыбнулась, словно знала, о чем подумал Тео.
     – Все говорят нечто подобное, когда видят эту книгу. Дитя, Песнь Боя – это волшебство, которое и вправду столь же великое, как ты считаешь. Будучи опытным боевым магом, ты сможешь двигаться на уровне людей, использующих ауру.
     Но на этом был ещё не конец, и Вероника продолжила говорить:
     – Тем не менее, Песнь Боя – это постоянная магия, в отличие от Ускорения или Усиления. Ты понимаешь, что я имею в виду?
     – … Наверное.
     – Так вот. Если ты хочешь использовать Песнь Боя, то тебе нужно выделить под неё не менее четырех кругов и без остановки поддерживать её. Так какой же из этих путей более рискованный?
     И действительно, у Теодора не было иного выбора, кроме как согласиться с этим.
     В полном соответствии со словами Вероники, это отличалось от магии, которая автоматически применялась к телу после активации. Чтобы поддерживать эффект, ему пришлось бы постоянно прокручивать свои круги. Кроме того, для беспрерывного повторения подобного заклинания необходимо было исправить поток магической силы.
     Другими словами, если маг 5-го Круга будет использовать Песнь Боя, то ему останутся доступными лишь заклинания 1-го Круга. А в подобной ситуации и вправду лучше стать на месте и заняться произнесением нормальной магии.
     «Если ты не боевой маг, то лучше не связываться с этим…»
     Даже маги 7-го круга при использовании Песни Боя были ограничены заклинаниями 3-го Круга. И если такие люди не были настоящими боевыми магами, которые довели свои навыки до мастерского уровня, недостатки существенно превышали преимущества. Даже если маг мог двигаться со скоростью пользователя ауры, это было бы бесполезно, если при этом он не смог бы его атаковать.
     Несмотря на то, что Тео мог использовать магическую ракету Альфреда Беллонтеса всего лишь с одним кругом, он не мог доверять своему неустойчивому 5-му кругу.
     В то время как Тео ломал себе голову над Песнью Боя…
     – Пользователь, бери эту книгу.
     Из ниоткуда в его голове послышался знакомый голос.
     «Обжорство?»
     Он был рад, что Вероника стояла за ним, а не перед ним. Она бы явно не поняла изумления, которое появилось на лице Тео.
     Поняв, что это не галлюцинация, он понемногу пришел в себя.
     – Не задавай вопросы, ответы на которые уже знаешь. Это пустая трата времени.
     «Ты, ты можешь говорить с помощью этого метода?»
     – Это функция, которая вернулась некоторое время назад. Разве ты не рад ей, если хочешь скрыть моё существование?
     В этом был большой смысл. Прямо сейчас, выбор магической книги для Теодора был более важным, чем незначительное изменение, произошедшее с Обжорством. Итак, Тео решил спросить его совета.
     «В чем причина выбора этой книги?»
     – Её рейтинг – сокровище, что является подходящей жертвой для освобождения 3-ей печати. Кроме того, функция, которая будет запущена после снятия 3-ей печати, позволит тебе более эффективно использовать эту магию.
     «… Но ты не можешь сказать мне, что это за функция?»
     – Верно.
     В конце концов, окончательное решение было за Тео. Он посмотрел на книгу в своей руке и стеклянные короба вокруг. В настоящее время у Тео был лишь один выбор, но однажды он обязательно наберется мудрости и из какой-нибудь другой книги.
     В конце концов Теодор взял «Песнь Боя». Глядя на его выбор, Вероника довольно кивнула. Похоже, эта книга и правда пользовалась популярностью у магов Красной Башни.
     –  Ну, это не плохой выбор! Магия, которой ребенок, подобный тебе, может здесь обучиться, довольно непроста, а потому эта книга – весьма подходящая.
     – Да, спасибо.
     – На какое-то время я останусь в столице, но пока тебе следует посетить Винса и хорошо выспаться. А о твоих кругах мы поговорим позже, хорошо?
     Казалось, Вероника не была из тех дружелюбных людей, которые подстраивают свое расписание под других. И вот, постукивая Тео по голове одной рукой, второй она влила свою магическую силу в стену. Несмотря на то, что эти прикосновения были весьма неловкими для него, он с точностью мог сказать, что таким образом она выражает свою благосклонность.
     – Увидимся позже, Теодор!
     Теодор остался один, даже не успев понять, что его уже выдворили из Нулевой Библиотеки.

***

     Закончив свою работу в сокровищнице знаний, Теодор вместе с Винсом направился в свою комнату. Здания Башен Магии и Магического Сообщества были значительно расширены изнутри, а потому в них хватало комнат для размещения целой тысячи магов.
     Конечно, условия для создания отдельной комнаты были сложными, но высшим магам они были вполне по плечу.
     После раннего ужина между двумя людьми наконец-то состоялся серьезный разговор.
     – … Итак, вот что случилось.
     Винс внимательно выслушал эту историю и был поражен.
     Прошло всего две недели после окончания турнира, но, как оказалось, владелец гримуара вовсе не обладает бессмертием и не должен рассчитывать на беспечную жизнь. Как только Тео вернулся домой, он встретился со Старшим Личем и «Поклонением Смерти».
     После того, как Тео закончил рассказывать свою историю, он опустил голову и извинился:
     – Мне жаль, учитель. Пространственный карман, который Вы мне одолжили…
     – Нет, твоё решение было правильным. Это была бы катастрофа, если бы гримуар скрылся. Если решение проблемы стоит всего лишь пространственного кармана, то это более чем приемлемая цена. Тем более, пространственный карман был пересоздан, а гримуар запечатан, так что это лучший из всевозможных результатов, – похвалил его Винс.
     Несмотря на то, что Тео справился с личем исключительно благодаря силе Обжорства, его подвиг и вправду был исключительно делом его собственных рук.
     Это было героическое достижение, благодаря которому были спасены сотни жизней и предотвращена возможная катастрофа беспрецедентного масштаба. Не было ни одного идиота, который стал бы укорять Тео потерей одного только пространственного кармана.
     Винс хотел поднять ему настроение, а потому переключился на другую тему.
     – Между прочим, я и не знал, что ты так понравишься Мастеру Башни. Она вспыльчива и во многих отношениях непостоянна, а потому людям нелегко найти с ней общий язык.
     – … Правда?
     Выражение лица Тео слегка изменилось.
     Как только они встретились, она сразу же приобняла его за плечи и куда-то потащила. Она не проявляла никаких признаков неприязни к Сильвии или Винсу, но вместе с этим заинтересовалась Тео. В этом плане она чем-то напоминала накачанного Бланделла.
     Однако Винс решительно добавил:
     – Она – тот, кто производит плохое первое впечатление, словно дракон. Ей нужно время, чтобы привыкнуть к человеку. Как мне помнится, в моем случае прошло два года, прежде чем она назвала меня по имени.
     – Да… Это сложно.
     – И подобное отношение было не только ко мне. Что ж, думаю, в библиотеке ты выбрал подходящую для Обжорства книгу, иначе она станет бесполезной для тебя.
     Винс считал, что выбор чего-то вроде Адского Пламени был бы настоящим ядом, но когда он увидел то, что взял Тео, то впечатленно прошептал:
     – «Песнь Боя»? Должно быть, прошло уже 10 лет с тех пор, как я в последний раз читал её копию.
     – Учитель тоже обучался этой магии?
     – Конечно. Она весьма привлекательна, предоставляя способности ближнего боя, хотя и ограниченные. Скорее, её применение сродни какому-нибудь скрытому трюку.
     Книги, хранящиеся в Нулевой Библиотеке, тоже имели свои копии. Если магия дублирования не работала на них, значит, это уже был дубликат. Специальную силу в книге нельзя было скопировать, но размножить содержащиеся в ней знания не представляло никаких проблем.
     Книги, заархивированные в Нулевой Библиотеке, рассматривались как особые, поскольку они были оригинальными, но большая часть описанных в них знаний широко распространялась через дубликаты. Конечно, существовали некоторые запрещенные и запретные книги, но… Получить к ним доступ было невозможно, если только такой человек не был королем или Мастером Башни.
     Винс также изучал Песнь Боя и помнил её наизусть. Память старшего мага не подводила его даже по прошествии множества лет.
     – Если ничего не поймешь, то можешь обратиться за помощью ко мне. Не знаю, что именно ты получишь от этой книги, но я не забыл ни одного из стихов Песни Боя.
     – Спасибо.
     – Значит ли это, что ты вступишь в Красную Башню?
     Вопрос Винса мог показаться странным, но на самом деле учитель и его ученик не были обязаны принадлежать к одной и той же башне. Несмотря на это, маги распределялись на четыре башни, у них был единый корень – Магическое Сообщество. Поэтому, независимо от башни, к которой они принадлежали, никакого влияния на их отношения это не оказывало.
     Каждый маг имел право принадлежать к башне, которую предпочитал, и Тео выбрал Красную Башню.
     – Да, я хочу вступить в Красную Башню.
     До возвращения домой его очень интересовала Желтая Башня. У Теодора был контракт с Митрой, духом земли, а потому он подумал, что Желтая Башня будет наилучшим выбором. Однако после встречи с могущественным Старшим Личем эта идея была отброшена. Тео подозревал, что его жизнь никогда не будет течь спокойно.
     «Я должен стать сильнее. Если этого не произойдет, то со мной может случиться нечто подобное, как с Джованни. На этот раз мне удалось выкрутиться из ситуации, но ждать и в следующий раз такой удачи – просто глупо!»
     С самого начала Тео не хотел жить размеренной жизнью исследователя. Он мечтал стать таким, как те неуловимые маги, о которых он читал в детстве. Тео хотел спасать людей и находить сокровища… Он был одержим живой жизнью волшебника.
     После встречи с гримуаром, Обжорством, он думал, что его мечта сбылась, но в конце концов понял, что пока что он всего лишь незрелый юноша.
     Когда Тео выразил своё пожелание, Винс твердо кивнул.
     – Хорошо, тогда я немедленно проведу процедуру вступления. Поскольку ты – маг среднего ранга, тебе будет предоставлена отдельная комната в Красной Башне.
     – Спасибо, учитель.
     – Хорошо, тогда я пойду. Не откладывай с чтением.
     Когда Винс с теплым выражением лица покинул Тео, он тут же открыл «Песнь Боя».
     – Ух… А здесь много двусмысленных слов.
     Очевидно, миф о том, что Песнь Боя была написана иностранным магом, являлся правдой, поскольку в песне попадались странные слова. Таким образом, дополнительный перевод затруднял изучение магии. Это была сложная книга, достойная содержания в Нулевой Библиотеке, однако она не была за пределами понимания Тео.
     Его глаза сосредоточились на буквах и начали автоматически двигаться вперед-назад.
     «Как магическая сила и аура, в теле течет жизненная энергия. Эффективность тела резко изменится в зависимости от направления, которое ей предастся, и магия, описанная в книге, нацелена то, чтобы направить это изменение…»
     В комнате, где остался Тео, висела тишина. Это спокойствие было настоящим святилищем для магов, приобретающих мудрость. Его сознание быстро слилось с приобретаемыми знаниями, а необычный уровень концентрации помог полностью сфокусироваться на лежавшей перед ним книге. Если бы он мог использовать способность Оценки на самом себе, то увидел бы насколько быстро растет его уровень понимания.
     95% – это минимум понимания, необходимого для извлечения сущности. Это был так называемый «очень высокий» уровень, которого он попросту обязан был достигнуть. Тем не менее, сочетание экзотического словарного запаса и необыкновенных знаний уменьшало его концентрацию.
     Однако Теодор простимулировал себя тем, что попросту обязан был изучить эту странную технику, отличавшуюся от существующей магии, которую он уже знал.

***

     И вот, на шестой день Теодор, наконец, отложил книгу.

Глава 57 – Нулевая Библиотека (Часть 3).

     – Подготовка закончена, – объявил Тео.
     Винс, также погруженный в чтение, посмотрел на Теодора. Он знал, что его ученик последние шесть дней был сосредоточен на книге, но всё равно не удержался от восклицания. Книга «Песнь Боя» славилась своей теорией и лексикой, которая отличалась от существующих магических систем. Несколько фраз и вовсе были неясны, что свидетельствовало об их иностранном происхождении.
     «Но не прошло и недели, как он во всём разобрался… Понимание Тео превзошло мои ожидания!»
     За последние шесть дней обложка книги стала ещё более потрепанной. В ситуации, когда понимание не достигало 100%, его нельзя было называть полным. Однако достичь такого уровня без помощи автора было практически невозможно.
     Различия в восприятии между автором и читателем могли быть следующими: изменения, вызванные сменой эпох и цивилизаций, различные интерпретации определенных выражений и т.д. Сведя до минимума эти нюансы, понимание Тео могло достичь уровня 95%.
     У Винса уже не было ничего, чему он мог бы научить Тео в «Песне Боя». На самом деле, Тео, возможно, в некоторых частях имел даже более глубокое понимание. Тем не менее, понимание магии и владение ею – совершенно разные вещи.
     Тео попросту не мог увеличить её эффективность, находясь всего на 5-ом Круге. Если бы это было так просто, то другие маги постоянно рассказывали бы о своих достижениях в области полного овладения заклинаниями. Таким образом, в нынешней ситуации Теодору ничего не оставалось, как скормить книгу Обжорству.
     – Уф-ф… Что ж, тогда я начну, – глубоко вздохнул Тео и протянул руку.
     Он уже в третий раз испытывал нечто подобное.
     В первый раз Обжорство съело «Баллистическую Магию» Альфреда Беллонтеса и предоставило Теодору его боевой опыт. Память о ведении обстрела Магическими Ракетами всё ещё была ярко запечатлена в сознании Тео.
     Во второй раз он съел «Введение в магию духов» и встретил Мирдаля. Мирдаль увидел Тео насквозь и вызвал для него Митру, чтобы он мог заключить с ней контракт.
     «Что же будет на этот раз?»
     Предыдущие две книги были «редкими», но класс этого экземпляра был «сокровище». Вероятно, вполне могло возникнуть какое-нибудь непредсказуемое явление.
     – … Ешь.
     – Я ждал, пользователь!
     Левая рука Тео открылась, и появившийся язык быстро нашел свою добычу. Обжорство на мгновение замерло, словно наслаждаясь вкусом «Песни Боя», после чего проглотило его. В этот момент книга из Нулевой Библиотеки была окончательно потеряна.

     – ---------------------------------------
     Вы поглотили «Песнь Боя».
     Ваше понимание книги очень высокое.

     Вы изучили уникальную магию Песнь Боя.

     Поглощена оригинальная копия.
     Проверяется возможность синхронизации с Ли Юнсуном… Уровень соответствующий.
     Ли Юнсун будет взаимодействовать с пользователем.
 &