Каракис Геннадий Матвеевич: другие произведения.

Право выбора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


     
     
      Твёрже шаг, ребята... Сильные и смелые... Самые уверенные и решительные... Останавливаться - ни- ни - упаси боже! Таков их суровый мир. Перед глазами - Саркофаг, внизу - жадный Океан, над головами - выцветшее небо. Машка карабкалась, не теряя из виду инструктора Юрика - стройного парня с застывшей презрительной усмешкой на лице.
      Их группа разделилась: одни еле плелись, с трудом успевая, и с каждой минутой расстояние между ними и инструктором увеличивалось; другие карабкались, не отставая от инструктора Юрика. Но вот один споткнулся и закричал от разочарования и боли. Машка бросила взгляд в сторону неудачника, у неё ёкнуло сердце, это же Ромка! Они сидели на занятиях вместе, локоть в локоть, ловили взгляды друг друга. Нет, нет, они не расстанутся. Вместе - на всю жизнь. Она протянула руку, помогая ему подняться. Держись за меня, давай, Ромка, держись!
      Вершина надвигалась на них в шрамах от многочисленных впадин и расщелин, усыпанная покрытыми зелёным мхом валунами.
      Как только инструктор отворачивался, Машка хватала Ромку за руку и тянула за собой, прикусив до крови губу - не бросит она его, нет, не бросит. По команде остановились на небольшой площадке, в спасительной тени, сняли солнцезащитные щитки с лица, вытащили фляжки и сделали несколько глотков воды. Рома почувствовал себя лучше, его рука с благодарностью сжала её запястье. Она шепнула ему одно слово: "Любимый".
      На площадке завывал противный ветер, обжигая щёки жаром. Юрик внимательно осмотрел курсантов, ему нравился смелый, отчаянный взгляд девчонки. Сжатые в ниточку губы, немного скуластое лицо, глаза, умеющие превращаться в холодные льдинки. Прочь зарождающую симпатию, он - инструктор!
      - Вставайте живо, ну, быстро! - говорил он жестко, словно выплёвывал слова. Красивое, словно выточенное из бронзы лицо, тонкие волевые губы - Юрик гордился своей внешностью.
      Они вновь надели защитные щитки.
     - Вытащить крючки и когти, - скомандовал инструктор.
      Им предстояло преодолеть двадцатиметровую, почти отвесную скалу. Инструктор взглянул на притихших курсантов. Сумеют ли они преодолеть это препятствие? Взгляд его упал на Машу. Есть в ней особая сила. Вон как уверенно сидит... Словно не было этого изнурительного перехода. Вот напарник её - совсем скис. Чтобы не свалился только... Вряд ли девчонка в силах вытянуть его. Чёрт возьми, есть в ней что-то притягательное, хотя внешне ничего из себя не представляет: худая, грудь маленькая, бёдра узкие как у мальчишки. Но если по правде, ни одна из девчонок не одолела бы это испытание.
      - Следовать за мной, будьте осторожны и не смотрите вниз! Это вам не школа, где у каждого есть страховочный трос и мягкие маты на случай падения. Не дай бог упасть вниз.
      Машка подскочила первой к скале, вонзила когти в едва заметные трещины и медленно, прижавшись, начала перемещаться вверх. Страховочный трос она закрепила на поясе. Вниз не смотрела. Взгляд её притягивал Саркофаг, вонзившийся в небо. Ромка с тревогой посмотрел на неё, как ловко она продвигается по отвесной скале, подпрыгнул и вонзил когти. Странное ощущение! Словно когти срослись с ладонями, настолько послушно подчинялись они приказаниям мозга. Но он чувствовал, как накопившаяся усталость и дёргающая боль в ноге всё больше и больше тормозили его восхождение. Беспокоился за Машку. Трудно было представить, что она попадёт на планету Избранных, а он - нет. Взгляд его зелёных глаз потяжелел. Прочь, дурные мысли! Есть только одна дорога - вверх, вдогонку! Он зацепил крюк, брошенный ему Машкой, и стал подниматься ещё быстрее. Так они и продвигались: впереди - ловкая и выносливая Машка, позади неё - белый от потери крови Роман, замыкал их группу - Боря из их класса.
      Машка вытащила когти из трещины с большим трудом и впервые подумала о том, что ей скалу не преодолеть. Она посмотрела вниз на Ромку и счастливо улыбнулась: держится её красавец, из последних сил, но держится. И это здорово. Она сосредоточилась. Представила себя муравьём, ползущим по отвесным стенам стакана. Она выберется на вершину этой скалы.
      Инструктор уже был наверху.
      Машка заставила себя сдвинуть натруженные, дрожащие словно натянутые струны, руки. Снизу раздался приглушенный стон - Ромка начал уставать. Нет, нет, Ромочка, нам нельзя сдаваться. Она рванулась вперёд, надеясь, что трос поддержит Ромку, и ему будет легче перемещаться. Отбросив в сторону все ненужные мысли, она упрямо карабкалась вверх. Маша была настолько сосредоточена на восхождении, что даже не обратила внимание на появившийся лёгкий ветерок. Нарастающий шум заставил всех прижаться к скале. Крики инструктора доносились откуда-то издалёка, но слова пропадали в усиливающемся гуле. Краем глаза Маша заметила верёвку, сброшенную инструктором, и вцепилась в неё что есть силы. Она тащила Ромку за собой. Камни уже барабанили по спине, ветер, достигший скорости гравилёта, слизывал всё на своём пути. Небо стало темнеть. Маша видела подобную бурю только на уроках, на экранах. В зонах отсутствия озона слои в атмосфере получают гораздо больше излучения, в то время как соседние участки продолжают оставаться холодными. Образуются дыры с пониженным атмосферным давлением - в результате чего в них устремляются воздушные потоки.
   Маша и Роман добрались до вершины и юркнули в небольшую пещеру, задыхаясь от бившего по ним ветра.Инструктор Юра ждал их внутри. Осмотревшись, они убедились, что отделались небольшими ссадинами и царапинами.
      - Подождите! - закричала Маша и бросилась к выходу. - Там - Боря!
      Инструктор Юра схватил её за руку.
      - Поздно, - сквозь зубы признался он. - Нам его не спасти... Ветер невероятной силы. Унесёт, даже пикнуть не успеешь... Я вызвал гравилёт.
      Маша застыла. Боль, возникшая в груди, стала невыносимой.
      Инструктор вдруг схватил их за руки. Глаза его говорили понятнее всяких слов. Он хотел удержать их от бессмысленных поступков. Но и ему было тяжело принять смерть парня, только недавно сидевшего рядом с ними, прошедшего с ними почти до самой вершины. Был человек, и нету его. Война с обезумевшей природой, мстившей за своё уничтожение, забрала новую жертву.
      Инструктор, обратившийся в каменную статую, глубоко вздохнул. Вид заплаканных курсантов, чудом оставшихся в живых, горевавших из-за потери их одноклассника, выбил его из колеи:
      - Вы это того...ребята... Держитесь... Впрочем... А...
      Они прижимались друг к другу, вглядываясь в мятежную черноту, прерываемую время от времени вспышками молний...
      Буря прошла также неожиданно, как и началась. Юрик вылез из укрытия первым, в душе не веря, что всё уже позади. За ним, пошатываясь, поддерживая друг друга, вышли Роман с Машей. Такое ощущение, что какой-то гигант прошёлся по земле граблями... Всю растительность, неприхотливую и способную выдерживать большие перепады температур, слизало словно языком. Валуны, вырванные из земли, оставили в почве зияющие раны.
      Раздалось едва слышное жужжание прибывшего гравилёт. Они молча залезли в кабину, и автопилот взял направление в сторону долины, где располагалась школа. Когда гравилет приземлился, и они вышли наружу, оказавшись на площадке, заполненной инструкторами и школьниками, раздались радостные возгласы. Участвовавшие в восхождении курсанты, также как и тройка товарищей, покоривших вершину, успели спастись от стихии. Их настроение омрачало исчезновение Бориса. Тело его даже не нашли. Директор школы встретил их торжественной речью, сообщил, что только два человека прошли Испытание, но это ничего не значит, каждый найдёт себе применение по способностям. Рому и Машу ожидала дальнейшая учёба. Вечером со стартовой площадки Саркофага стартует ракета в направлении планеты Избранных...
      Саркофаг, подкрашенный лучами заходящего солнца, уже не казался таким мрачным. Их комбинезоны покраснели от солнечных лучей... Маше хотелось только одного - вернуться домой, броситься в объятия матери... Они с Романом быстро попрощались со всеми, получили наставления от инструктора Юрика, уже окончательно пришедшего в себя и стоявшего рядом с несколько высокомерным видом. Им предстояло перебраться в другую школу, где вскоре должны были начаться занятия.
      Гравилёт поднял её и Романа высоко-высоко над вершинами их горной страны, казавшейся малюсенькой по сравнению с величественным Океаном, простирающимся до горизонта. Океан был на удивление красив. Он уверенно катил свои волны, обрушивавшиеся с сокрушительной силой на берег. А ведь когда-то здесь простиралась до изумления красивая страна. Множество зелёных лужаек, высоких деревьев. В том, что произошло, Человек может винить сам себя. Решил, что незачем сохранять природу - можно приспособиться к изменяющейся среде. Непрекращающиеся выбросы после сгорания топлива привели к загрязнению атмосферы. Слой озона, защищающий от ультрафиолета, истончился. Глобальное потепление по всей планете привело к экологической катастрофе... Растительность выгорела, деревья высохли, животные погибли, океан затопил большинство суши. Лёдники сползали с гор, таяли, с каждым годом подпитывая безжалостного зверя, жадно поглощающего сушу. Растаявший лёд изменил напряжение в земной коре, произошли сильнейшие землетрясения, уничтожившие многие страны, а тех, кто выжил, забрали цунами. Способность приспосабливаться позволила человеку выжить, но каким путём...
  
      Маша очнулась, когда Роман взял её за руку. В горе, напоминавшей гигантское сито, были выдолблены тысячи ячеек. В их глубине, спасаясь от убийственного солнца, жили другие курсанты. Все ячейки были похожи и отличались только номерами. Они приземлились рядом с ячейкой под номером сто тридцать три. Как ей хотелось встретиться с мамой! Похвастаться своими успехами. Она представила маму, стройную, красивую, всегда улыбающуюся. Как давно Маша её не видела! Ей не разрешали отлучаться от занятий, чтобы навестить мать.
      Так захотелось заглянуть в родимые глаза, постараться понять, что творится их в синей глубизне! Когда-то, очень давно, мама была библиотекарем, как-то показывала ей книги с картинками. Говорила, что они сделаны из деревьев. Сложно представить, что можно делать книги из деревьев. Им ведь цены нет. Книги были заполнены странными знаками, которые необходимо читать, чтобы учиться. Странно. Для чего терять столько времени, когда всю необходимую информацию можно было почерпнуть из Центра, где хранились нужные файлы. Подключаешься, все знания перекачиваются к тебе в мозг почти мгновенно. Мама отказывалась подключаться. Говорила, что таким образом люди напоминают роботов,- и из-за этого не могла поменять специальность. Всё чаще и чаще она стала говорить, что ей пора в Саркофаг. Почему-то Маше было страшно. Непонятно, почему. Ведь многим людям маминого возраста предстояло перейти на планету Избранных! Говорят, что это - красивая церемония, сопровождаемая торжественной музыкой. Они выпивают прекрасный напиток, пахнущий настоем роз, и приходят в себя на другой планете. Переход происходит мгновенно. Попасть на планету может не каждый. Только самый достойный. В Саркофаге людей разделяют. На тех, кто достоин жить на планете Избранных, и тех, кто нарушил Завет. А завет один, единственный. Делать всё возможное и невозможное для своей самой лучшей, самой правильной страны! Так до самой смерти никто не узнает, достоин ли он для планеты Избранных или нет. Обратно из Саркофага никто ещё не вернулся. Маша сможет встречаться с матерью в Саркофаге. Вернее, с её энергетическим двойником. Мама приходила в Саркофаг к бабушке, забирая с собой Машу. Бабушка казалась похожей на мать, красивая и стройная, только совсем белокожая. Мама была смуглой, как и Маша...
      В течение трёх месяцев их обучали всему: виртуозному управлению гравилётами, как отличить гребень Волны-убийцы от обычной волны, умению реагировать в долю секунды... Они ходили по хрустящему каменистому берегу, до рези в глазах вглядываясь в горизонт, чтобы не пропустить волну-убийцу... Самое интересное было управлять гравилётами. Эти маленькие юркие корабли подчинялись мыслям.
      Уже через месяц Маша скучала по матери, но ничего нельзя было поделать. Отлучки из школы были запрещены. Инструкторы считали, что ничто не должно мешать учёбе...
      Маша надеялась, что её отпустят домой. Она выполняла задания лучше всех, в надежде, что её выделят и разрешат отлучиться на час-другой. Испытания становились всё сложнее. Тех, кто не выдерживал нагрузок, отправляли в обычную школу, где их обучали обычным специальностям.
      Рома старался не отставать от неё. Особенно нелегко было продержаться пару минут под водой без дыхательного аппарата. Но он выдержал и это испытание. Через три месяца они завершили курс, и церемония окончания учёбы совпала с их визитом в Саркофаг. Звучала торжественная музыка, Маша с Романом стояли в первом ряду на праздничном параде. Церемония проходила на главной площади перед Саркофагом. Когда пришла их очередь, чётко отбивая шаг, они подошли к руководителю школы, чтобы забрать дипломы и разрешения на вождение гравилётов.
      После короткой церемонии они смешались с толпой бывших одноклассников, окруживших плотной толпой, восхищенно щупавших новую форму цвета морской волны и восторженно хлопавших их по плечам. Для одноклассников считалось особой честью представить Романа и Машу всем знакомым.
      Маша вышла на обзорную площадку. Серое небо казалось совсем низким и давило на неё со всей тяжестью. Внизу виднелись маленькие фигуры людей, готовившихся к отбытию в Саркофаг. Она представила, как люди радуются, улыбаются, подходят к катафалкам, раздают бокалы с коктейлем. Они выпивают, укладываются поудобнее и засыпают. Проснутся ли они?
      - Я хочу повидаться с мамой, - вдруг сказала Маша, - почему они не разрешают мне встретиться с ней?..
      И вот настал день. Где-то в Океане, произошло сильное землетрясение. Высвободившаяся энергия создала громадную волну, которая помчалась, с сокрушительной силой всё сметая на своём пути. Тысячи гравилётов поднялись в небо, затмевая солнце. Словно рассерженные пчёлы они пикировали на Волну, выпуская из своих хоботков белую пену, которая при соприкосновении с водой затвердевала, поглощая какую-то часть энергии зелено-серого монстра.
      Маша не испытывала страха. Для неё это было самым важным испытанием. Победить стихию, не дать ей уничтожить плоды каторжного человеческого труда...
      Маша с Романом вылетали из базы одновременно, переговариваясь между собой по ультрасвязи. Синхронно они опустошали содержимое резервуаров. Пена черпала энергию из тёмной водной массы, увеличиваясь в объеме, покрывая белизной поверхность волны.
      Каждому из курсантов пришлось сделать десятки вылетов, но это не помогло. Волна замедлила свой разбег, но всё равно неумолимо надвигалась на берег. Маша первой решила принимать в резервуары в два раза больше пены. За ней последовал Роман и другие курсанты.
      Гравилёты потяжелели, ими стало сложнее управлять.
      "Держись, Ромка, держись, пожалуйста, родненький", - думала она, ощущая, как слабеет её напарник, как всё слабее и беспорядочнее становятся мысленные сигналы. "Держусь", - отвечал он, но она чувствовала, как Рома с каждым вылетом всё ниже и ниже приближается к воде, еле удерживая непослушную машину.
      " Вернись на базу", - попросила она. Но он не послушался, и его гравилёт чиркнул крылом волну. В последний момент ему удалось выровнять машину.
      Тем временем грозная сила, скованная в пену, замедляла своё движение. Армада гравилётов застыла в воздухе. Множеству курсантов на всю жизнь запомнилась эта картина: тени быстрых гравилётов скользили по ровному белому покрывалу, простирающемуся до горизонта. Это была победа.
      Раздался приказ вернуться на базу. Бесшумные птицы приземлялись, из них вылезали пилоты, почерневшие от невероятных усилий, не верившие в свою победу.
      Только Маши среди них не было... Гравилёт слушался её, как будто они слились в единое целое: пикировал над снежной поверхностью, затем вновь устремлялся ввысь. Она не чувствовала усталости, испытывая особое наслаждение от перегрузок, от наваливавшейся вдруг тяжести, переходившей затем в невесомость. Они победили Волну! Это было здорово. На большой скорости подлетела к знакомой горе и резко остановилась около ячейки с таким знакомым номером. Выпрыгивая из кабины, подбежала к пещерке и нырнула вовнутрь. Было тихо. Странно. Мать не любила тишину. У них в ячейке всегда играла музыка. Да что же это? Куда же она делась? Вне себя от ужаса она подбежала к гравилёту изо всех сил ударила по стеклу, закрывающему аварийную связь. Тотчас появился виртуальный экран, и удивлённый дежурный офицер спросил взволнованно:
      - Что стряслось? Поломка серьёзная?
      - Куда вы дели мою маму? Почему вы всё скрыли от меня?
      - Так ты разбила стекло аварийной связи просто так? Это серьёзное нарушение, за которое ты ответишь.
      Этот белобрысый парень никак не мог понять, что хотела от него Маша.
      - Я хочу знать, что вы сделали с моей матерью!
      - Ты сошла с ума! Это тебе так просто не сойдёт с рук! Я перевожу тебя к руководителю школы.
      Директор школы внешне казался глубоким стариком, намного старше её матери.
      - Подожди, Маша... Неужели ты думаешь, что мы хотели скрыть от тебя тот факт, что твоя мать добровольно ушла в Саркофаг. Это была её просьба. Она не хотела, чтобы ты видела торжественную процессию. Если ты хочешь, мы организуем тебе внеочередную встречу с ней в Саркофаге.
      - Нет, не хочу, - глухо ответила Маша.
      Экран погас. А на Машу навалилось ощущение непоправимой утраты. Она считала себя виновной в том, что мать ушла в Саркофаг. Она ревела, как маленькая, упершись головой в хилую яблоньку. Зачем мама это сделала? Не было лучше рассказчика в мире! А картины, которые она писала, основываясь на своих пророческих снах! Она была талантливее всех этих мужланов-инструкторов и руководителей...
      Словно гигантская заноза вонзилась в Машину грудь. Почему ей стало так тяжело дышать... Память, словно фонарик, выхватывала из глубин отчётливые картины: маленькая Маша и мать, смеющаяся, радостная, подбрасывающая её почти до самого неба, неописуемая радость, когда они обнаруживали в глубоких расселинах жалкие ростки маленьких кедров...
  
      Она кричала хранителям, приземлившимся рядом с ней, что Саркофаг - это обман, что они убийцы собственных отцов и матерей, но ей всё больше и больше казалось, что её не слышат. Ей зажали рот рукой, чтобы она не кричала. Хранители приземлились на какую-то площадку, в пределах Саркофага, провели её в лифт. Они спускались бесконечно долго, пока лифт вдруг не остановился. Её грубо вытолкали наружу. Темень окружила Машу, но её похитители прекрасно ориентировались. С неё содрали защитный комбинезон, оставив совсем без одежды, и бросили куда-то в чёрный провал двери. Ей стало жутко холодно. Зубы клацали непроизвольно, она обхватила себя руками, чтобы сохранить каким-то образом остатки тепла в теле. Маленький жалкий воробушек, повернувший против стаи. Она потеряла отсчёт времени. От холода, пронизывающего насквозь, сводило мышцы. Это всё. Холод заставил погрузиться в некое подобие дрёмы. Ей грезилось, что она - на берегу моря. Солнце ласкает, гладит обнажённую кожу. А она всё бежит, бежит, не ощущая песка под ногами....
      Чья-то рука коснулась неё, и от этого прикосновения она подпрыгнула. Смешок прозвучал в темноте подобно треску разрывающейся ткани.
      - Успокойся, девочка, тебе ничего не грозит, - раздался голос.
      Кто-то невидимый набросил на Машу плед. Только сейчас Маша поняла, насколько она замерзла: зубы стучали не переставая, она совершенно не чувствовала ног.
      -Дай я тебя разотру, ты совсем замерзла.
      Ловкие руки начали растирать спиртом окоченевшие ноги.
      Вскоре Маша почувствовала себя намного лучше.
     - Может быть, включите свет, - рассерженно крикнула Маша. - Я ничего не вижу.
      - Да будет так, - согласился с ней голос.
      После длительного пребывания в кромешной темноте Машиным глазам стало больно от яркого света, залившего её со всех сторон.
      Только спустя некоторое время она обрела способность видеть. Множество виртуальных экранов окружали её, на столе краснели световые пульты управления. Несколько кресел окружали стол.
      Маша увидела старую женщину и очень удивилась, потому что пожилые, в основном, удалялись на планету Избранных.
      Странное существо - человек! Только совсем недавно Маша смирилась с мыслью о смерти, сейчас ей совсем не хотелось умирать. Тем более, что вряд ли хранители захотят послать её на планету Избранных. Она внимательно рассматривала женщину, стоявшую перед ней. У той были пронзительные глаза, казалось, из глубоких впадин на Машу смотрели острые льдинки. Хотелось отвернуться в сторону. Но Маша выдержала этот взгляд.
       - Ты хорошая девочка, - кивнула старуха. - Очень похожа на своих родителей.
      - Вы с ними были знакомы? - вскрикнула Маша.
      Старуха усмехнулась.
      - Была ли я знакома с твоими родителями?.. Слушай, девочка, слушай внимательно и не перебивай. У нас не так много времени. Когда-то много лет назад произошла на нашей планете экологическая катастрофа. Для тебя это будет шоком, но у меня нет иного выхода, как рассказать тебе всё. В своё время были организованы экспедиции на другие планеты. Все они оказались неудачными. Не было возможности организовать колонии на найденных планетах, и посланные экспедиции так и не вернулись. Тогда у руководителей нашей страны возникла прекрасная идея, как сохранить человечество. Они сообщили, что найдена планета, похожая на Землю. Но так как технические возможности были ограничены, поэтому на планету могли быть посланы самые лучшие. Только те, кто прожил достойно свою жизнь на благо своей страны. Был построен Саркофаг... В Саркофаге хранятся информация и ткани умерших. Энергетические двойники создаются на основе информации, записанной на протяжении всей жизни. Придуманы многочисленные испытания, чтобы воспитать новое поколение. Невзгоды и трудности только закаляют волю. Достигнув определённого возраста, люди приходят в Саркофаг. Они надеются попасть на планету Избранных, чтобы там начать новую жизнь. С их мозга считывается вся информация и передаётся в Центр. Люди умирают счастливыми в надежде, что на корабле, отправлявшемся на планету Избранных, найдётся им место.
   - А как же корабли, стартующие каждый месяц из Саркофага?
   - Умирают все, - повторила старуха. - Но благодаря частичкам тканей и информации у людей появится возможность продолжить свою жизнь с того момента, как они пришли в Саркофаг. Путём клонирования они вновь получат возможность прожить свою жизнь. Но этот день ещё не настал. Океан по-прежнему наступает на сушу. Что касается кораблей на планету Избранных...Их не существует. Каждый месяц из Саркофага выстреливается снаряд, рассеивающий пепел от сожженных тел над планетой. Это достойные похороны.
   Маша прикусила руку, чтобы не закричать от боли, представив, что мама умерла подобным образом. Предательские слёзы упрямо выступили на её глазах.
   -Крепись, девочка, - хрипло сказала старуха. - Необходимо думать о детях, которые родятся через сто, двести, тысячи лет. И ещё: каждому обществу необходим лидер, решающий за людей... Сильный человек. Он должен вести людей к этому будущему. Я думаю, существующая система испытаний позволяет обнаружить этого лидера. Человека с обнажённой, кровоточащей совестью. Такими были твои родители. Теперь пришла твоя очередь. Человечество выжило. Дорогой ценой, но выжило. У нас сбалансированное общество. Население осталось неизменным с того времени, как возник Саркофаг. Уходит человек - на его место приходит другой. Мы сумели противостоять стихии и наступлению Океана. Пришло время решений. Маша, я предлагаю тебе меня заменить. Я внимательно наблюдаю за тобой, Маша, ты способна принимать решения. Ты прошла самое главное испытание. Испытание правдой. В своё время твои родители прошли точно такое же испытание. Я им предложила руководить Саркофагом. Но они отказались и всю жизнь носили в себе бремя правды. Отец твой погиб как герой, сражаясь с Волной. Твоя мать осталась одна, воспитывая тебя. Она может гордиться тобой. Знай, что она ушла в Саркофаг по собственной воле. Чтобы ты решила... как дальше жить.
   - Нет, - ответила Маша. - Я никогда не буду правительницей Саркофага.
   Женщина смотрела на неё несколько секунд пронзительным взглядом, затем обмякла.
   - Я сделала свой выбор, - призналась она. - Сегодня остановится моё сердце. Что будет с Саркофагом? Что будет с людьми?
   Она нажала на кнопку, и тотчас стены раздвинулись и показались многочисленные экраны.
   - Каждый экран отражает все, что происходит в любой точке страны. Решайся, Маша, если откажешься, лишишь этих людей самого главного - надежды. Сможешь управлять вместе с Романом. У тебя могут быть дети. Проживёте здесь долгую жизнь.
   - А как же с хранителями Саркофага? - Маша вспомнила о хранителях Саркофага, которые волокли её к лифту, словно бездушную куклу.
   - Они проходят операции, изменяющие их полностью. Вместо органов, которые чаще всего изнашиваются, трансплантируются их аналоги. Человек превращается в киборга. Хранители, в основном, обслуживают Саркофаг, занимаются необходимыми ремонтами... Они обладают достаточным интеллектом, чтобы найти и доставить сюда в Саркофаг любого человека. Верные помощники.
   - Чтобы мои дети превратились в хранителей Саркофага? Ни за что...
   - Ты должна решить, - покачала головой правительница. - У твоего отца были грандиозные планы. Он предлагал уйти жить под воду. Много лет назад мы провели опыты. До сих пор существует подводная база, но без людей. Они все вернулись на сушу. Часть умерли. Не всё так просто.
   Она села в кресло.
   - Какие вы красивые с Романом, - прошептала она. - Когда-то у меня тоже были муж и дети... Они все ушли в Саркофаг. Я не могла их остановить. Не послушались. Хотя ни в чём не нуждались. У нас был даже свой гравилёт. Мы не раз облетали планету. Кругом вода. Зелёно-серая вода...
   - Почему не попробовать по-другому? - спросила Маша. Если всё начать заново...
   Но ей никто не ответил. Маша обернулась. Старуха откинулась в кресле, рот её приоткрылся, обнажая розовые беззубые десны. Она замерла в вечном сне.
   В это время раздался шум, и в комнату вбежал Роман.
   - Мне сказали, что меня ждёт правительница Саркофага, - растерянно сказал он.
   Увидев скрюченное в кресле тело, он сделал шаг по направлению к Маше. Он не сказал больше ни единого слова, стоя в растерянности, разглядывая всё вокруг.
   Маша застыла перед экранами, рассматривая повседневную жизнь людей. Согласится ли её народ разрушить всё и начать заново? Необходимо сделать выбор. Отказаться от размеренной жизни, от лживых идеалов. Ступить на новый путь. Путь к истине. <
  

12

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лафф, "Трактирщица"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) М.Лафф, "Трактирщица - 2. Бизнес-леди Клана Смерти"(Любовное фэнтези) К.Тумас "Боец среди магов. Ученица некромага"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"