Каракозов Юрий Арменович: другие произведения.

Друзья или кой-где-что-как? (кн 3, ч1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Ю.А. Каракозов.
  
  
  
  
  
  

   ДРУЗЬЯ,

ИЛИ

Кой

- Где-Что-Как ?-

Книга 3

- :: - Другие миры - :: -

  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

   ПОРТАЛ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ты никогда не замечал, как песчинки, сыплющиеся из твоих ладоней, похожи на загадочные миры над нашими головами? Там в необозримых далях, повиснув в межзвёздной черноте, несутся вселенские создания: планеты, звёзды, галактики. Они все разные, как эти камешки. Одни сверкают всеми цветами радуги - от красного до голубого. Другие - туманны и загадочны от внутренних вкраплений. Третьи - совсем чёрные, как "чёрные дыры". Но их всех объединяет одно. Их очень много! Как этих песчинок вокруг тебя. До каждой ты можешь дотянуться..., потрогать..., изучить.... Успей лишь! Пока они не превратились в пыль. Ведь когда-то они были горой, глыбой, камнем.... Их обдувало ветром, морозило и жарило, лизало волнами, терли своими боками такие же соседи. Много, много лет они путешествовали по жизненной дороге, пока не превратились в то, что ты держишь сейчас в своих руках. Они красивы и прекрасны своим упорством жить, несмотря на все лишения на их трудных путях.
   Так же труден путь и там..., над нашими головами....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Там среди черноты холодной
   Клокочет варево иных миров,
   Запутав нити ткани однородной
   Пространств и вязи времени кругов.
  
   Что прошлое для них, что настоящее,
   Когда летишь в бездонную дыру,
   Свернувшись в многомерие горящее,
   Не оставляя даже света след в миру?
  
   Иные, разорвав порочный круг,
   Повисли в бездне мирозданья,
   Осколки странной жизни разбросав вокруг,
   Наполнив мир туманом непониманья.
  
   Но они такие же, как ты, от времени свободных,
   Окинув взором мир чудной,
   Глядят и ищут для себя существ подобных
   Среди несчетных звёзд галактики иной.
  
   Зачем тебе этих поисков страданья
   В непознанном краю гирлянд небесных тел?
   К чему чреда веков томлений ожиданья?
   Ведь пустота кругом, а у темноты до света нету дел.
  
   Как прост вопрос, но нет подобного ответа.
   В загадке жизни зашифрован код
   Попыток страстных и порой безумных человека,
   Ступившего на звёздный путь среди его запутанных дорог.
  
   Но он идёт по избранной дороге,
   Пиная пыль разрушенных миров,
   Ломая крепость стен в своей берлоге
   Представлений и привычек, ушедших в прошлое веков.
  
   Его не остановить, хоть тяжек груз исканий.
   Среди согретых теплотой живительных лучей
   Созвездий странных и не имеющих названий
   Он где-то встретит страстный зов неведомых друзей.
  
  
  

ГОЛОВАЧИ

  
   Над горизонтом планеты медленно всплывали диски двух огромных светил. Это были редкие периоды в истории планеты, когда обе звезды почти одновременно пробегали по небосводу, согревая её своими лучами. Гигантские звёзды существенно различались по возрасту, что отражалось на спектре их излучения. В этот период одновременного стояния небо планеты было особенно красиво. Несмотря на продолжительность периода в несколько сотен временных циклов, жители планеты не привыкали к виду двух солнц, а продолжали восторгаться ярчайшими переливами цвета неба над своими головами, которые менялись по мере восхода светил и не знали повторений. Гамма цветов текла, переливаясь, особенно по высоте за счёт изменения насыщенности атмосферы различными испарениями. Сейчас, в ранний час, нижние слои были наполнены влагой, что окрасило их в лазуритовый цвет.
   По мере подъёма цвет неба менялся, переходя в нежно-фиолетовый. На его фоне бисером сверкало множество электрических разрядов. Поверхность планеты начала отдавать накопленную за ночь энергию в аккумуляторы энергетических станций, зависших на высоких орбитах. Таких станций было около десятка, и пока их ресурсов хватало, чтобы обеспечить энергией повседневные потребности жителей планеты. Через прозрачную оболочку окна самой высшей точки шпиля были хорошо видны "ручьи" энергии, которые вытягивались слегка изогнутой траекторией в сторону невидимых станций. Там они сливались в единый поток, и, несмотря на большие расстояния, река энергии просматривалась светлой полосой в лазурном небе.
   - Каждый день я здесь стою вот уже многие годы, но не могу насладиться красотою утреннего неба.
   Слова произнесло человекоподобное существо. Оно стояло у широкой прозрачной стены огромного помещения и смотрело вниз на раскрывающуюся панораму просыпающегося города. Существо имело округлые формы своей фигуры, которая, тем не менее, поражала изяществом и законченностью, благодаря точно подогнанным пропорциям отдельных частей тела. Единственное, к чему можно было бы придраться, была его большая голова. Именно за эту особенность строения, существа были прозваны "головачами" среди тысяч миров их родной Галактики. Их мир был самый древний. Но это не сделало их высокомерными по отношению к молодым мирам. Мудрость, накопленная тысячелетиями, приучила народ с уважением относиться к зарождающейся цивилизации и внимательно присматриваться к ней, так как любой новый живой росток несёт что-то ценное, своё, в познании окружающего мира. А что может быть прекраснее этого? Конечно, осознание великого смысла этого простого факта пришло не сразу. Были в цивилизации головачей трудные и очень трудные времена, да и сейчас они в чём-то оставались такими, но в основе дальнейшего развития их цивилизации лежал основополагающий принцип не разрушения окружающего мира, а всяческой поддержки возникающим мирам.
   Вот и сейчас, на границе их Галактики, на крайней спирали, разведчики обнаружили развивающийся очень странный мир. Мир живой кристаллической формы! Исследователи случайно обратили внимание на нагромождения кристаллов, поразительно похожих на архитектуру их родных городов; такую, какая сейчас раскинулась у его ног. Множество остроконечных форм в виде шипов и игл прорезали пространство. Они образовали сложнейшие пространственные фигуры, на рёбрах которых расположились жилые помещения. Такая архитектура обеспечивала лёгкий доступ света к сотням миллионов жителей, которые сейчас пробуждались в своих ячейках. Внизу, на поверхности планеты раскинулись массивы полудикой растительности, населённой всевозможной живностью. Чтобы уменьшить затенение от расположенных наверху строений города, использовалась сложная система отражателей, которые ловили свет светил и направляли его на затененные участки. Так вот, удивление исследователей усилилось, когда обнаружилось, что некоторые кристаллы (а таких оказалось много) по мере нагрева поверхности планеты "оживают"! Они начинали двигаться, менять свою форму, объединяться с другими аналогичными кристаллами, порой создавая сложнейшие образования. Потом, когда разведчики понаблюдали за планетой в течение длительного времени, выяснилось, что подобные кристаллы относятся к "живым", хотя и к необычной разновидности живых существ. Кристаллограммы, так назвали их, обладают разумом и имеют развитые средства общения. В качестве их они используют скрип, который создают за счёт трения выращенных участков своего тела. Кроме того, существа могут производить сложнейшие последовательности световых вспышек. Попытки расшифровать их скрип и вспышки не дали пока ощутимых результатов. Мало было накоплено материала для анализа. Слишком неожиданной оказалась находка, а активные наблюдения были свернуты. Дело в том, что планета двигалась вокруг своего светила по очень вытянутой эллиптической траектории, то приближаясь, то отдаляясь от звезды. В результате поверхность планеты бросало или в жар, или в холод. В холодные периоды "живые" кристаллы впадали в спячку, становясь неотличимыми от истинных кристаллов их кристаллических городов. Теперь головачи ждали тёплого периода, чтобы продолжить исследования. Интерес к этому подогревался ещё тем обстоятельством, что были замечены удивительные средства передвижения, созданные, по всей видимости, с использованием загадочных свойств кристаллизации. Наблюдатели зафиксировали, как живые кристаллы, взобравшись на такие средства, быстро перемещались из одной части города в другой. Как двигалось это средство, осталось непонятным. Не видно было никаких подвижных частей, и, тем не менее, оно перемещалось. Было ещё несколько загадок планеты. К примеру, почему, несмотря на небольшие размеры, планета обладала мощным гравитационным и электрическим полями, что никак не укладывалось в систему знаний головачей.
   - Очень кстати обнаружилась эта планета. Уникальные возможности кристаллов нам бы очень помогли в разрешении проблем развивающихся городов. Надо ещё послать туда группу специалистов по общению. Возможно, им удастся наладить контакт с жителями. Необходимо ещё подумать над тем, чем мы, со своей стороны, можем помочь им. К примеру, изменить траекторию полёта их планеты, чтобы удлинить тёплый период. Но это надо обсудить с ними, так как изменится привычный ритм их жизни. Надо подумать....
   Слова, произнесённые вслух, отражались от стен большого, почти пустынного помещения, и создавали многоголосое эхо. Надо сказать, что головачи давно освоили технику мысленного разговора. Но эта техника была доступна только некоторым членам старшего поколения, занимающим высшие ступени общества и прошедшим специальную подготовку. Однако с годами начинаешь понимать, что произнесение звуков, в котором участвуют твои многочисленные мышцы и умение управлять ими для придания звукам различных оттенков, доставляют особое незабываемое наслаждение. На это не обращаешь внимания, когда всегда говоришь вслух, и лишь когда переходишь на мысленное общение, понимаешь, что мимика и услышанные звуки делают общение более богатым и радостным.
   - Добрый день, Главг! Какой красивый сегодня восход! - послышался сзади голос. Только доверенные лица могли вот так просто называть его по имени. Для всех остальных он носил официальное имя, Глазарь.
   - Здравствуй! Рад тебя видеть, Грузг. Должен тебе признаться, что к радости, которую я получаю от подобной красоты, прибавляется и грусть. Грусть от того, что те поколения, которые вынуждены жить в периоды одного светила, не испытают такого восторга от увиденного.
   - Если никогда не видел того, что может быть, то нельзя ощутить и разочарования, - мудро заметил Грузг.
   - Конечно, ты прав. Никакая информация из базы данных не сможет передать чувств, какие испытываешь, глядя на подобную красоту. От того и грусть...
   Главг замолчал, разглядывая Грузга. Он был благодарен ему за то, что тот, нарушая все инструкции, разговаривал с ним вслух. Так он его просил делать, когда они были вдвоём. Грузг был значительно старше Правителя и воспитывал его с малых лет. С тех пор он занимал не только должность Первого Помощника, но и стал его верным другом, которому можно было полностью доверять.
   Помощник был одет в чёрный костюм, который несколько скрадывал его излишнюю полноту. Длинные седые волосы волнами спадали на плечи. В верхней части, около головы, они были перехвачены обручем из голубого металла, в котором был вставлен крупный хорошо обрамлённый красный камень, знак наивысшей приближённости к Главе государства. На боку висел хигс, мощное оружие, способное порождать поток частиц, разрушающих любые материалы. Оружие давно уже не применялось в этом мире. Оно одевалось по традициям моды тех сложных времён планеты, когда народ привыкал к сознанию того, что величайшей ценностью в мире является жизнь, причём, в любых её проявлениях. Теперь факт наличия оружия на боку Грузга свиде­тельствовал, что произошло какое-то странное событие, потенциально могущее привести даже к народным волнениям в государстве.
   Видя хигс, Главг поморщился, от чего его лоб прорезала глубокая складка: "Какая жалость, что это прекрасное утро может быть испорчено каким-то событием, - подумал он, - но Грузг не будет без серьёзных причин беспокоить меня".
   - Неужели то, что ты хочешь мне сообщить, может иметь такие последствия? - спросил он. - Говори вслух, мне необходимо видеть твои эмоции.
   - Открылся портал, - начал говорить Грузг. - Это произошло несколько дней назад. Я не решался сразу сообщать тебе об этом, так как сигнал поступил из сети, причём, из очень древней её части. К сожалению, она почти вся недоступна средствам поиска. Это выяснилось, когда мне пришлось хорошо покопаться в древних архивах, доступ к которым из-за огромного отрезка прошедшего времени был почти разрушен. Пришлось привлечь экспертов и им с трудом удалось вскрыть их, и вот что мне удалось выяснить.
   Грузг подошёл к столу в центре помещения и пробежал пальцами по кнопкам панели управления. Одна из стен комнаты потемнела, превращаясь в большой экран, на котором отобразилось изображение их родной Галактики.
   - Вот здесь, на самом внешнем рукаве, открылся портал. Он совсем заросший и относится к самой древней цивилизации, о какой нам хоть что-то известно. В те времена Галактика ещё была безжизненна. Цивилизация возникла около этой звезды, давно потухшей, и чуть было не погибла. Небольшой кучке её представителей удалось переселиться в другой мир, но и там их преследовали несчастия. Им пришлось бежать и оттуда, возвратившись в родную Галактику через этот портал. Вернувшись сюда, они расселились по другим звёздным системам и затерялись во времени, - он замолчал, но потом добавил. - По всей видимости, мы являемся их далёкими потомками, такое у меня сложилось мнение. Я подготовил подробный отчёт по поиску с анализом обнаруженного материала. Кроме того, отдельно сбросил и сам материал, так сказать, в первозданном виде, чтобы Вы составили обо всём этом собственное мнение.
   Закончив говорить, Грузг протянул Главгу небольшой прозрачный кристалл.
   - Интересно, - задумчиво проговорил Главг, внимательно разглядывая кристалл, как будто хотел заглянуть в него. - Я обязательно изучу. Это действительно очень интересно и весьма загадочно. Через столько циклов.... Ты говоришь, что он заросший?
   - Да. Почти совсем заросший! Приходится только удивляться тому, как он вообще работает.
   - Если разберётесь, пошли туда команду. Пусть узнают, куда выводит туннель.
   - Этого пока нельзя сделать. Туннель включён на однонаправленный режим, работает в одну сторону, к нам.
   - Вот как?!
   Главг надолго замолчал. Он думал. Помощник следил за его мыслями, ему не запрещали этого. Поэтому, когда Главг сказал вслух: "Искать. Потом доложишь", - ему не надо было пояснять сказанное.
   А из сказанного выходило, что туннелем хотят воспользоваться не представители того, древнего народа, потерянного во времени. Если бы это были они, то с их-то возможностями и умением не стоило бы ждать столько времени, чтобы вернуться в родные края. Значит, сюда пытаются проникнуть "чужие". Зачем?! Как они обнаружили портал? А главное, как они узнали, что нужно для этого сделать? Это лишь главные вопросы. Есть и другие, не менее важные, если намечается контакт с ними.
   - Выставь посты охранения и закрой район "экранирующей шубой".
   - Зачем так серьёзно, Главг?
   - А как ты думаешь? Нам неизвестно, кто к нам рвётся. Сколько порталов они ещё могут открыть, если познали, как это делать. Какие их силы, какие намерения? Каких ещё живых и полуживых существ они притащат с собой? У них есть на них иммунитет, а у нас, его нет. Не тебе мне рассказывать, что может произойти. Сколько миров ушли в небытие из-за своей беспечности. Так что, закрывай! Плотно! Вот ещё что. Первое, закрой и цивилизацию кристаллограммов. Не знаю, почему я тебе это говорю - сплошная интуиция. И, второе, заблокируй действия и любопытство хромовиков. Последнее время они очень активизировались. Этой молодёжи не хватает спокойных условий существования. Им подавай вспышки волнения, кризисы, катастрофы, катаклизмы, революции - всё то, что нарушило бы привычный уклад. Когда мы победим неистребимое стремление некоторых душ к подобным явлениям?
   - Никогда, - тихо заметил Помощник.
   - В том то и дело, что и я знаю, что никогда. Без подобной тяги к разрушению чего-то устоявшегося, привычного, не было бы великих открытий, не было бы покорения непокорённого, не было бы борьбы за лучшую жизнь, не было бы самой эволюции. Но, нам сейчас не нужны эти заботы, когда в неожиданно распахнутые двери в наш дом стучатся непрошенные гости!
   - Я всё понял, Главг! Всё будет исполнено в точности, - Грузг поклонился и покинул помещение.
   Главг ещё долго и задумчиво глядел на закрывшуюся дверь после ухода Помощника. Затем, глубоко вздохнув, повернулся к окну, обратив вновь свой взор на поднимающиеся над горизонтом диски. Они ещё не слепили глаза, и можно было любоваться их цветовыми переливами за счёт преломления лучей от потоков, поднимающегося вверх разогретого воздуха планеты.
   - Жаль... - тихо сказал он.
   Приходилось приниматься за решения свалившихся на него новых забот, а тут и от старых голова кругом идёт. Но, должность Правителя обязывает нести груз повседневных обязанностей его огромного мира. Конечно, у него, как и любого государственного деятеля в подчинении находилось множество профессионалов, владеющих отдельными вопросами значительно лучше, чем он. Главга это обстоятельство никогда не задевало, более того, был рад этому. Он был твёрдо уверен, что только надёжная команда истинных профессионалов, объединённых общей целью, способна успешно управлять огромным государством. От Правителя же ждали выработки общей стратегии развития, решений глобального характера. Поиск таких решений был особенно труден, так как требовал учёта таких факторов, которые поначалу казались незначительными, но в будущем становились решающими и приводили к нежелательным последствиям. Тогда в истории государства наступали смутные времена. Жизнь лихорадило, вспыхивали эпидемии, возникали локальные конфликты между отдельными звёздными системами, приводящие иногда и к войнам. Долго потом приходилось осторожно восстанавливать нарушенное равновесие. Вот и сейчас назревали проблемы с хромовиками. Пока удавалось их решать, но они требовали разработки каких-то глобальных рекомендаций для сглаживания постоянно возникающих трений между старшим и подрастающим поколениями.
   Главг вернулся к столу и включил модель своего Мира. В воздухе на небольшой высоте вспыхнула большая пространственная модель его государства. Конечно, она была несколько условной, чтобы уместить в таком объёме множество звёздных систем и планет. Они висели в воздухе, пылая каждая своим светом, и двигались по причудливым траекториям. Здесь же были подчёркнуты и обитаемые миры и показан уровень их развития. Вся модель пронизывалась разноцветными лучами, линиями. Некоторые созвездия были окутаны прозрачными цветными облаками. Таким образом отражались транспортные и информационные потоки, эпидемии, катастрофы, кризисы в государствах и многое другое, что служило для понимания происходящих глобальных процессов. Всё это сверкало, двигалось, менялись цветовые оттенки элементов модели. Главг прекрасно понимал происходящие процессы, он жил в этой пространственной модели. Управляя режимами её работы, можно было оказываться в прогнозируемом будущем и увидеть, что их ожидает там; или уйти в прошлое, а затем изменить какие-нибудь события в настоящем, чтобы избежать нежелательных последствий в будущем.
   Вот и теперь, он смотрел на тот участок модели, где открылся портал. Недалеко от него расположилось созвездие кристаллографов. Скоро планета буде пробуждаться.
   "А вот это, зачем? - глубокая складка прорезала его лоб. - Странное совпадение..."
   Взор Правителя привлекло бледно-малиновое облако, прикрывшее несколько звёзд невдалеке от портала.
   "Не удаётся проследить ход будущих событий, - разочарованно подумал он. - Необходимо ввести хоть какую-нибудь информацию по порталу. Ну что же, будем знакомиться...".
   Главг вставил кристалл в гнездо и стал изучать информацию, которую удалось собрать Грузгу.
  
  

ХРОМОВИКИ

  
   - Ты что тянешь?!
   Соли была разгневана. Её пухлое лицо покрылось розовыми пятнами. Короткие рыжие волосы, собранные в многочисленные пучки, были разбросаны по всей её голове. Из каждого пучка вниз свешивались разноцветные колокольчики, которые начинали мелодично звенеть при любых движениях. Это была последняя мода молодёжи. Совсем недавно модные персинги уходили в прошлое, но ещё продолжали занимать почётные места на лицах в виде сверкающих ограненных колец.
   - Сколько можно ждать? Все бригады истомлены от безделья. Дождёшься Крабс, переизберём тебя; у некоторых уже сейчас чешутся руки.
   Крабс молча, смотрел на неё. Ни один мускул не дрогнул на его лице.
   - Не пугай, - наконец лениво проговорил он, - отойди подальше. От твоего бренчания у меня скоро заболит голова. Я уже предупреждал о том, что если не снимешь свою мишуру, то заменю тебя, несмотря на прошлые заслуги. Будем ждать Юрса. Он сообщил, что имеет очень важную информацию для нашего дела.
   - Что ты ожидаешь от него услышать? Он хоть когда-нибудь узнал что-нибудь путное? - перекрывая гул собравшихся, послышался голос Торжа.
   Это был крупный, очень волосатый детина. Первый драчун во всех заварушках, и надо отдать ему должное, он неплохо поддерживал о себе такое мнение.
   - Ему, на сей раз, удалось достаточно близко подобраться к верхушке. Более того, установил подслушивающую аппаратуру собственной разработки. А вы же знаете, какой он инструментальщик.... Не распаляйся, Торж. Ждём....
   Торж недовольно крякнул, он не мог справиться со своим раздражением, да и не хотел этого. Грозно сверкнув очами через заросшие густыми волосами брови, Торж стал быстро бросать вертоки, чтобы хоть куда-то выплеснуть свою злость. Верток представлял собой боевой нож с четырьмя обоюдоострыми лезвиями, образующими крест. Лезвия, изготовленные из современных керамических сплавов, затачивались единожды, но сохраняли идеальную остроту в течение всего срока эксплуатации. Он способен был при умелом броске вонзиться даже в камень. Детина стремительно выхватывал их из висящих на боках сумок и бросал обеими руками в далеко стоящую подпорку. Вертоки при полёте издавали свистящий звук и с хрустом вонзались в материал.
   Стоит отметить, что молодёжь при всём многообразии различного вида оружия - от компактных мазеров до мощных малогабаритных аннигиляторов, предпочитала древнее оружие. А оно требовало личного мастерства владения им и хорошей физической подготовки. Таковы были принципы современной моды. Тем самым поддерживался высокий физический тонус тела. Обрюзгшие и чрезмерно полные фигуры, которые были нормой в прошлом, встречались теперь редко даже среди старшего поколения. В основном они были обусловлены болезнями. Торж был ярким представителем современного типа мужской половины общества, которая основное внимание уделяла своей физической подготовке, пренебрегая совершенствованию в умении обращения с оружием. Так сказать, придерживались принципа: "сила есть - ума не надо". Тот, кого они сейчас ждали, наоборот, был мастером владения различными стилями боя, хотя по физическим данным уступал многим присутствующим здесь. Поэтому Торж недолюбливал Юрса, но в открытую схватку остерегался с ним вступать, боясь подорвать свой авторитет. Он помнил стычки Юрса одновременно с несколькими мощными противниками, но не помнил, чтобы тот, когда-нибудь, был бит. Поэтому Торж сейчас и тренировался.
   - А вот и Юрс!
   Как удавалось Соли распознать, в расплывающемся цветном воздушном облаке прибывшего, она и сама не смогла бы объяснить, но это, действительно, был он.
   - Приветствую дружную компанию, - весело приветствовал тот. - Чувствую, что вы очень заждались меня, и, похоже, это ты, Торж, истыкал мой образ.... Классно бросаешь. Я вот всегда уважительно относился к твоему мастерству, а ты.... Нехорошо....
   - Нужно мне твоё уважение. Говори, из-за чего мы вынуждены сидеть здесь и ждать неизвестно что, вместо того, чтобы уже действовать по разработанному плану.
   Торж грозной горой навис над небольшой фигурой Юрса. Однако тот нисколько не испугался, и, быстро обойдя его, подошёл к Крабсу.
   - То, что я должен сообщить тебе - очень важное. Вначале выслушай сам, а потом решай, кто ещё должен знать об этом.
   Крабс подозрительно посмотрел на Юрса.
   - Многое себе позволяешь.... Если ты обманул наши ожидания, я отдам тебя Торжу, пусть научит тебя нашим манерам, - но, видя, что тот не испугался, распорядился. - Оставьте нас одних.
   С явным неудовольствием все покинули помещение. Лишь Торж, выходя, обернулся и многообещающе произнёс:
   - Я подожду тебя за дверью....
   - Так сложились обстоятельства, что мой давний приятель, который служил инструментальщиком в окружении Грузга, попал в аварию на гонках за звание "Стремительного" на планетах дальнего круга. Он выжил, но служить пока не может. Так вот, он и предложил меня вместо себя, зная, что я ни в чём не уступаю ему в мастерстве владения аппаратурой. Меня проверили, и мне, даже, удалось получить более высокие оценки. В результате я оказался на его месте, чем и не преминул воспользоваться. Моя новая разработка не имеет себе равной по скрытности и чувствительности, можете мне поверить. Я говорю о подслушивающей аппаратуре. Код доступа к её базе данных только у меня, и я не сообщу его никому даже под пытками. Она запрограммирована на самоликвидацию при несанкционированном проникновении, либо в случае моей смерти. Так что, моё детище никому не достанется.
   - Хватит расписывать мне свои достоинства. Я устал от них. Говори о деле!
   - Так вот я и говорю, что, благодаря высокой чувствительности, устройство было установлено там, где её и не подумают искать. А ведь это чрезвычайно важно, так как служба безопасности Правителя добросовестно выполняет свою работу, и мне не сносить головы, если она обнаружит что-либо подозрительное. Так вот, в течение последнего времени поступила информация с дальних подступов, на которую я бы не обратил внимания. Меня заинтересовало то обстоятельство, что Грузг не сообщал о ней Глазарю. Мне это показалось весьма странным, и я стал тогда собирать такую информацию, хотя мало что в ней понимал. Всё прояснилось, связалось и стало чрезвычайно интересным, когда Грузг сообщил все накопленные данные Правителю. Если судить по подслушанному, то сообщение очень заинтересовало его, но одновременно и насторожило. Вообще, беседа заняла продолжительно время и несла оттенок секретности. Во время разговора они несколько раз залезали в старые слои данных за получением дополнительной информации.
   - Тебе удалось зафиксировать их разговор? - перебил его Крабс; рассказ Юрса становился всё интереснее.
   - А то! Глазарь распорядился закрыть всю информацию по этому сообщению, более того, будут предприняты и некоторые активные действия в этом направлении.
   - Говори Юрс о главном, об остальном потом добавишь. Не томи!
   Крабс схватил Юрса за шиворот и прижал к своему лицу. Глаза его пылали гневом, теперь он мало походил на прежнего флегматичного вожака - его нюх почувствовал "жареное".
   - Открылся портал... - почему-то тихо прошептал Юрс.
   Крабс от неожиданности такого шёпота отпустил шпиона, и, ошалело, также тихо спросил:
   - Ну и что?! - потом, резко повысив голос и схватив того за ворот, почти крикнул. - Ты что мелешь? Сколько их постоянно открывается и закрывается. Пошутить со мной вздумал? Пошутил и хватит!.. Ты меня утомил...
   Крабс потянулся к кобуре с аннигилятором. Однако Юрс перехватил его руку и также тихо продолжал.
   - Тот портал самый старый. О нём никто не знал, и знать не должен был, настолько он древний. Обнаружить его тоже было невозможно, весь зарос в многомерном пространстве. Его когда-то (даже немыслимо назвать время) пробили далёкие предки, чтобы уйти в другие миры. И они ушли туда, а наш мир тогда погибал. Он, почти, погиб. Но они почему-то вернулись обратно и возродили его. Вот почему мы сейчас сидим здесь и обсуждаем прошлое. И весь наш мир существует благодаря их трудам. Ты меня понял, Крабс? Этот портал совершенно другой, нежели те, которыми пользуемся мы. Наши порталы соединяют пространственные узлы нашего мира, А тот, - Юрс перешёл на еле слышимый шёпот, - выводит в другой мир. Ты понимаешь?! В другой мир!!!
   Вожак плохо усваивал информацию, он никак не мог понять, куда клонит Юрс, но чувствовал, что здесь есть что-то очень важное. Видя это, шпион терпеливо разжёвывал.
   - Крабс, это другой мир..., другой. Там можно жить. Зачем нам воевать здесь за свою свободу. Давай уйдём туда. Там, свобода!!! Там мы станем владыками мира. Всем хватит места, и построим свой мир, по нашим правилам. А?!!
   Наконец до Крабса дошло. Он застыл, мозгами продолжая дожёвывать неожиданное предложение.
   - Ты сумасшедший..., - сквозь сильно сжатые зубы выдавил он, - только в такой уродливой голове могла родиться подобная мысль.
   Однако мысль уже не отпускала вожака, она стремительно носилась по извилинам и закоулкам его мозга, обрастая многочисленными, ещё пока интуитивными подробностями.
   - А, в общем-то,... интересная мысль, - наконец подвёл он итог своим мыслям, - очень интересная.... Очень!!!
   На некоторое время вожак вновь замолчал, его застывшие глаза, не мигая, уставились на Юрса. Но он его не видел, а видел себя в роли правителя Нового Мира. Рука продолжала крепко держать ворот шпиона, как бы боясь упустить такой исключительный шанс стремительного воплощения всех его давних планов. Наконец, глаза приобрели былую осмысленность.
   - Ты хоть понимаешь, что ты предлагаешь? Портал в другой мир.... Это ж не в гости сходить к приятелю. Нужна серьёзная подготовка, организация, нужно время и ещё много-много ещё того, что мне не известно.
   - У тебя есть организация, Крабс, и это - главное. Мы же готовились к захвату власти на дальних планетах. У нас уже многое есть для этого, - заговорил Юрс, - будет и время. Мы должны лишь несколько изменить свои планы и перестроиться на новую цель, а она очень заманчива. Достижение её избавит тебя от многих тех проблем, которые встретишь тут, если будешь строить независимую империю в нашем мире. Глазарь не потерпит этого. А туда перелетим и начнём обустраиваться на новом месте, а с тамошними проблемами разберёмся как-нибудь, с нашими то возможностями.... Возьмём современное оружие, технику преобразования материалов, синтезаторы пищи, климатические установки. Вот и всё. На первое время нам этого хватит, остальное создадим потом.
   - Ты что, уже и список необходимого подготовил? - подозрительно глядя на него, спросил вожак.
   - Не всё конечно, но кое-что стал уже собирать из баз данных. Многое можно тайно приобрести в различных звёздных системах, не привлекая внимания Правителя.
   - Хорошо, но это мои заботы. От тебя лишь требуется подробная информация и техническая консультация. Похоже, у тебя самая светлая голова во всей моей команде. - Крабс подозрительно взглянул на Юрса и неожиданно спросил. - Меня всегда интересовало, что могло привлечь тебя в хромовики. Может быть, ты двойной шпион, и работаешь на Глазаря под руководством Грузга? Признавайся, что это он придумал эту хитроумную операцию по дискредитации нашего движения, чтобы оттолкнуть от нас молодёжь, а меня самого заточить на холодных планетах? Не выйдет! Признавайся, что так оно и есть! Да?! Если признаешься сейчас, убью собственной рукой. А то отдам в лапы команды Торжа, там придётся помучиться..., долго....
   Хотя Юрс и был неробкого десятка, но от возможностей современных пыточных средств его бросило в пот. Конечно, они были вне закона, но всегда находились те, кто проявлял к ним интерес, и такие средства совершенствовались в подполье.
   - Как ты мог так подумать? - поспешно заговорил он. - Я не терплю над собой никакого насилия. Я свободная личность! Ты помнишь, на каких условиях ты принял меня в свою команду. Я обещал тебе поставлять информацию, ты - полную свободу моим действиям. Я принёс тебе очень важную и секретную информацию, а что получаю взамен? Угрозу пыток?! И это ты называешь свободой? Ты хоть бы познакомился с информацией, а потом бы принимал решение.
   Юрс с вызовом бросил на стол небольшой кристалл с данными.
   - Ладно, ладно, не кипятись, - применительно заговорил вожак. - Я имею право во всём сомневаться. Более того, я должен! Я ваш вожак, а, значит, несу за вас ответственность и не должен допустить обмана из-за твоего стремления к свободе. Ты меня понял? Теперь посмотрим, что ты мне принёс, а затем и решим, верить тебе или нет.
   Крабс вставил кристалл в считывающее устройство и погрузился в анализ содержимого базы данных.
   - Смотри, как всё интересно складывается. Похоже, ты действительно говоришь правду, если это, конечно, как я уже говорил, ни хорошо подготовленная дезинформация команды помощника с целью выявления шпионов. С другой стороны, идти для этого на такие энергетические траты по закрытию большого пространства на дальних районах совсем не разумно. И, весьма целесообразно, если это правда. Ещё не известно, что может вылезти из портала и как скажется на нашем мире. Вот что Юрс. Никому ни слова, никаких активных действий с твоей стороны, будь добросовестным клерком, но незаметно собирай и систематизируй всю информацию по этому вопросу. Мы тоже несколько пригасим свою деятельность, особенно в направлении закрытого района.
   - Ну, совсем присмиреть - тоже вызовет подозрения, - вставил Юрс.
   - Правильно, - согласился Крабс, - оставим всё на уровне стандартных акций. Всё, иди. Позови команду...
   Увидев вошедшего Торжа, Крабс сказал:
   - С этого момента отвечаешь своей головой за самочувствие Юрса. Установи за ним скрытое наблюдение, но, одновременно, незаметно оберегай его от любых неприятностей. Докладывать будешь мне лично.
   .

МИР КРИСТАЛЛОГРАММОВ

  
   На планете стало значительно теплее. Она стремительно неслась вокруг светила по траектории, имеющей вид очень вытянутого эллипса. Планета всё дальше и дальше уходила от большой оси. Расстояние до родного светила сокращалось, что и являлось причиной прогрева поверхности. За полный оборот такое повторялось дважды. Дважды наступали и периоды резкого похолодания, что приводило планету в спящее состояние. Тепло же несло жизнь. Жаркие лучи били в кристаллическую поверхность планеты. Тело планеты состояло из тяжёлых экзотических форм металлов, которые в здешних условиях были способны порождать удивительные конструкции кристаллов. Различные вкрапления примесей ещё больше вносили разнообразие в их формы. Вся планета больше всего походила на густые заросли кораллов коралловых рифов. Многие из них походили на кроны земных хвойных деревьев или папоротники и хвощи, с тем лишь отличием, что основным строительным элементом здесь выступали разнообразные по форме, цвету и прозрачности кристаллы. Здесь же встречались и целые бутоны широколистных "коралл". Развернув свои "листья" навстречу светилу, они жадно впитывали живительное тепло. Однако в массе своей преобладали, всё-таки, остроконечные формы кристаллов в виде пик, шипов и колючек.
   Свет, падающий на кристаллы, дробился на бесчисленных гранях и рассыпался в стороны в виде разноцветных вееров, рикошетом попадая на грани других кристаллов, и продолжал дробиться дальше. Всё сверкало и сияло как россыпь чистейшей воды брильянтов.
   Стреч пробуждался. Как всегда, у него чесался правый бок. Это было знакомое и приятное чувство, так как означало наступление периода активности, всегда очень долгожданного. За время сна он переместил накопленные за прошлый период данные в глубокие слои тела и успел почти переработать их. Верхние слои теперь были пусты, и он жаждал пополнить их новой информацией, а результатами анализа Стреч готов был поделиться с родственниками.
   - Наверное, спят. Сони, - подумал он. - Ещё немного согреюсь и смогу сделать первую вылазку в район плоских кристаллов, которые, как мне показалось во сне, уловили пространственный всплеск недалеко от нашей звезды. Интересно....
   По телу Стреча пробежала лёгкая дрожь, сопровождаемая слабыми электрическими разрядами. Стреч поднялся. Его кристаллическое тело представляло правильную призму, верхняя часть которой была усечена. Из этой части вспыхнул луч света. Основание кристалла дрожало за счет волнообразного сокращения своих размеров. На таких принципах был устроен двигательный механизм Стреча, который позволял ему не только передвигаться в разных направлениях, но, при этом, и сохранять вертикальное положение. При необходимости он мог даже изогнуть своё тело, однако, это требовало больших энергетических затрат. Стреч направился к возвышенности, изредка освещая по пути своими вспышками подобные кристаллы, но не получал ответных сигналов.
   "Спят. Я, как всегда, проснулся первым, - огорчённо подумал он. - Опять один. Надо оставить им указатели, а то будут искать меня как в прошлый раз".
   Он стал выискивать среди кораллов кристаллы, представляющие по форме октаэдр, и вспышкой своего луча "поджигал" их, заставляя светиться за счёт полученной энергии. Причём, придавал им разный цветовой оттенок. Так Стреч сообщал и направление, в котором продвигался. Вскоре он добрался до цели своего похода. Оглянувшись назад, с удовлетворением заметил два мерцающих двигающихся огня.
   - Проснулись. Скоро догонят. Вместе-то, интереснее...
   Стреч только приступил к обследованию плоских кристаллов, как услышал зовущий его скрип. Повернувшись на звук, он увидел выползающих друзей.
   - Мог бы, и подождать, - заскрипел большой полупрозрачный кристалл с очень сложной структурой, содержащей много мелких кристаллов в виде усечённых пирамид. - Ты же знаешь, что мне приходиться тратить больше времени, чтобы привести себя в рабочее состояние. Да и о вас приходиться думать.... Вот, к примеру, почему ты приполз сюда без удлинителей? Чем ты будешь двигать эти плосковики, а? - продолжал ворчливо скрипеть большой кристалл. - Так уж и быть, забирай вот эти....
   Было удивительно наблюдать, как он неожиданно удлинил пару пирамид. Затем приставил к ним другую пару (видимо они держались за счёт своих магнитных свойств) и прилепил их к телу Стреча.
   - Пользуйся.... Чтобы вы без меня делали?
   - Ты, как всегда, прав, Копулс. Я вечно что-нибудь забываю, - заскрипел тот с благодарностью.
   Стреч, придав необходимую форму полученным кристаллам, стал ими ощупывать плосковики.
   - Ну и что ты хочешь там услышать? Эта работа для меня, - пронзительно, на высокой ноте, заскрипел третий догоняла, появившийся на площадке.
   Он представлял собой удлиненный клинообразный кристалл с очень острыми вершинами. Это создание было от природы одарённым экспериментальщиком, способным изучать такие тонкие явления природы, о которых никто бы и не догадался. Многие открытия последнего времени были обязаны его тончайшим наблюдениям.
   - Я уже успел кое-что перекачать из хранилища, касательно тех явлений, которые наблюдали плосковики.
   - Теперь отойди в сторону. Дай мне послушать, а то от тебя фон идёт..., всё глушишь.... Я потом подробно изложу, что удалось вытащить, а уж затем анализируй. Ты у нас теоретик. Отползай....
   - Ну и зуда же ты, Вит, - нисколько не обидевшись, проскрипел Стреч и отполз к Копулсу.
   Вит подобрался к плоскому кристаллу и, слегка изменив форму своей передней грани, прилип к нему. Плоский кристалл засветился изнутри под действием излучения, которое посылал в него экспериментальщик. Волна голубого света бежала от низа до верха кристалла, затем, отразившись, двигалась в обратном направлении. Так продолжалось несколько раз. Наконец Вит отодвинулся и развернулся к друзьям. Он заскрипел, сопровождая свой рассказ разнообразными вспышками света.
   - Я просканировал его на всю глубину. Мы много пропускаем событий, когда погружаемся в сон. Вот и на этот раз, совсем недалеко от нашего светила произошли локальные пространственные изменения, в результате которых образовалась "воронка", обращённая в нашу сторону. Её внутренние стены покрыты непроходимыми зарослями фракталов из нитевидных кристаллических образований. Что-то похожее мы получали в наших последних экспериментах на гравитационном пробойнике. Но такие образования весьма неустойчивые, хотя и подтвердили принципиальную возможность локальной пробивки пространства. Не так ли, Стреч? Но, как вы помните, те опыты закончились катастрофой, чуть было не разрушив­шей часть планеты, и мы прекратили опыты. Теперь мы наблюдаем что-то подобное, но уже гигантских размеров, и к тому же устойчивое. Это весьма интересно! Более того, я убеждён, что оно не следствие наших опытов. Далее, сравнив структуру "воронки" в разное время, можно сделать вывод, что она продолжает расти. Да-да! Расти! Края "воронки" выворачиваются, одевая себя в своеобразную "шубу". Скорость роста "воронки" небольшая, но наблюдается тенденция к её увеличению. Вот, пожалуй, и всё, что мне удалось вытащить из него. Не думаю, что остальные добавят что-либо существенное, так по мелочам....
   - Всё равно, необходимо и её собрать, - заскрипел Стреч. - Слишком необычное и странное произошло событие, чтобы вот так сразу решать, что - важное, а что - второстепенное. Копулс прикрепи датчики к кристаллу, возьми и наши. Надо из них высосать всё. Даже и то, что предшествовало событию и что произошло потом.
   Из собранной информации стало очевидно, что "воронка" действительно растёт по направлению к их звезде.
   - Надо всё это передать на Главный Блок, - меняющийся свет бегущих световых волн по телу Стреча свидетельствовал, что он очень серьёзно относится к полученной информации. - Только они могут дать добро на организацию локуса....
   - Что?! Ну ты и скажешь, - заскрипел удивленный Копулс. - Локус ему подавай! Ты знаешь, сколько он потребляет энергии? Ещё ни все слои кристаллов прогрелись, а отбор энергии затормозит их пробуж­дение. Блок не пойдёт на это, можешь мне поверить.
   - Наше дело сообщить, а они пусть решают. Но моё мнение такое - необходим локус. За мной!
   Стреч стремительно повернулся, преобразовал своё тело в идеальный кристалл параллелепипедной формы и заскользил в сторону пробуждающейся колонии.
   Локус представлял собой сложнейшую конструкцию из множества кристаллов, имеющих пирамидальную форму. В конечном виде он был также похож на усеченную пирамиду, вершина которой должна быть направлена на объект изучения. Локус способен был исследовать любые объекты (включая и пылевые) на больших расстояниях, добираясь до самых низших слоёв её структуры.
   Сообщение Стреча не явилось неожиданностью для Вершины Блока Верховной Власти кристаллограммов. Вершина Блока представлял собой сложный многогранник, к боковым поверхностям которого были прикреплены цветные кристаллы разной степени сложности. Вершина засиял, покрыв себя разноцветной радугой. Послышался низкочастотный скрип:
   - Мы считали информацию из поля глубинных фракталов и уже знаем о происшедшем событии, но не придали ему должного внимания. Ваши данные заставляют нас вернуться к анализу. Вы говорите, что так называемая "воронка" растёт в направлении на нашу звезду?
   - Да Ваша Светлость, в этом нет ни каких сомнений. Я проанализировал изменения на различных уровнях, и они убеждают меня в этом.
   - К твоим словам я отношусь с большим доверием, уважаемый Вит. Твои выводы не раз получали подтверждение. Я сразу доложу о них Верховному Блоку. Что же касается запуска локуса, то вы знаете, что этот вопрос лежит вне сферы нашей компетенции. Для этого требуется общее решение Блоков всех колоний. В настоящее время часть колоний ещё не пробудилось, и это особенно затрудняет рассмотрение твоего предложения, уважаемый Стреч.
   - Ваша Светлость, простите мою настойчивость, но я бы просил ускорить рассмотрение. Задержка в принятии мер может иметь для нас катастрофические последствия. Я пока не могу привести весомые доводы, более доверяю своей интуиции. Развеять тревожные подозрения сможет только запуск локуса. Надеюсь, что Вы с этим согласитесь, ознакомившись с нашими выводами.
   - Хорошо. Подключись ко мне и перекачай всю информацию и выводы по её анализу. Если она действительно серьёзная, то будем пробуждать блоки всех колоний, а затем решать. Вы же, пока, продумайте работу локуса в условиях дефицита энергии, чтобы получить ответ на главный сейчас вопрос: "Чем опасна для нас "воронка" и как скоро она до нас доберётся?" Всё! Я вызову вас.
   Кристалл качнулся, мелкая дрожь побежала по его телу, и он неожиданно обрушился вниз в виде капли вязкой жидкости, которая стремительно просачивалась в поры поверхности. Через мгновение, то, что только что было Вершиной, исчезло.
   - Моей мечтой с детства было умение превращения, - заскрипел Копулс.
   - Этому нельзя научиться, для этого надо стать Вершиной Блока.
   - Знаю. Но я когда-нибудь обязательно стану им, - убеждённо скрипнул Копулс.
   - Станешь, мы тебе поможем, - поддержал его Вит. - А пока, я полагаю Стреч, ему надо поручить организацию постоянного дежурства у плоских кристаллов. Необходимо получать информацию по всему пространству, окружающему нашу звездную систему. Думается, что здесь нас ждут новые сюрпризы.
   - Кстати, Стреч, ты нам не сообщил, что ты надумал во время сна по проблеме пространственного зеркала? - Копулс послал быструю череду коротких световых сигналов.
   - Молодец дружища, из-за этой "воронки" всё сдвинулось, а ведь и у меня есть, что сообщить вам, - резко скрипнул Вит. - Давайте присоединяйтесь ко мне, обменяемся данными.
   На некоторое время троица кристаллов замерла, прильнув друг к другу. Волны световых вспышек, стремительно носились по их телам, что свидетельствовало о безмолвном бурном общении. Первым отвалился Копулс.
   - Я больше не могу. Вы меня совсем запутали своими терминами. Они мне и не нужны. Главное я уже понял. Вы опять ... на меня. Для создания зеркала потребуется организация такой же структуры, как структура моего уникального тела? Так?
   - Ты попал в точку. Это, действительно так. Если позволишь Виту изучить твою глубокую структуру тела, это существенно сократило бы время по разработке пробного материала. Ты не возражаешь?
   Было видно, что Копулс колеблется, густой фиолетовый оттенок заполнил нижнюю часть его кристалла.
   - А вы обещаете мне сохранить мою форму? - послышался, наконец, его жалобный скрип.
   - Похоже, они согласились с нашими выводами, - заскрипел Стреч. - Они будят колонии, которые ещё недостаточно прогрелись.
   На видимом пространстве вспыхнули десятки мощных узких лучей. Они ударили в большие кристаллы, расположенные на нескольких возвышенностях и, отразившись от их граней, попали на аналогичные кристаллы, но расположенные уже в отдалении. Так отразившись несколько раз и изменив свою траекторию, лучи протянулись за видимый горизонт к тем местам, которые ещё не накопили достаточную энергию. Здесь лучи расширились и, упав на поверхность планеты огромным светлым пятном, отдавая принесённую с собой энергию, стали прогревать кристаллы.
   - Грандиозно! Первый раз вижу это, - восторженно заскрипел Копулс. - Сколько энергии перекачивается сейчас! Приходится только удивляться возможностям наших технологий. Ведь это относится уже к планетарным явлениям - нагреть поверхность планеты. Такое под силу лишь звёздам!
   - Отстал ты, дружище. Уровень сегодняшних знаний позволяет нам работать уже с пространством, и первый шаг к этому - создание пространственного, а теперь, я думаю, и защитного зеркала, и ты нам в этом поможешь. Потом можешь заниматься своими любимыми организационными задачками, чтобы стать Вершиной.
   - И почему мне выпала такая доля, завести дружбу с такими кристаллами, совсем непохожими на меня ни по форме, ни по склонностям. Вы меня постоянно эксплуатируете, заставляете выполнять черновую работу, тренируете мои частички тела в решении сложнейших теоретических и технических задач, в которых я ничего толком не понимаю и, наконец, вы постоянно откалываете от меня кусочки для своих опытов. Это ужасно!
   Стреч и Вит молча слушали излияния своего друга. Струи света, струящиеся в их телах, вызывали чувства радости и дружелюбия. Они, действительно, улыбались.
   - Хватит бурчать. Можешь нам поверить, ты - одаренный кристалл. Мы уверены в этом. Ты обладаешь широкой эрудицией, не боишься браться за решение трудных задач, а по организации работ тебе нет равных. Мучаем же мы тебя для того, чтобы ты стал в будущем Наиглавнейшим Вершиной, который определит всю стратегию развития нашего общества, прежде всего, что касается его научной сферы. Это твоё будущее, и твоя мечта тоже. Так что, придётся тебе, друг, терпеть нас....
   Оба кристалла прислонились к телу Копулса и выплеснули в него длинные серии разноцветных вспышек.
   Недалеко от замершей троицы, из друзы кристаллов на поверхности, начала медленно выдавливаться мутная вязкая капля. Затем, покрыв себя перетяжками, она распалась на четыре застывшие капли. Вскоре по ним сверху вниз побежали глубокие трещины, скорлупа упала, и взору предстали сверкающие кристаллы, почти шарообразной формы. Это вернулся Вершина со своими ближайшими помощниками, что подчёркивало важность происходящего.
   - Как вы поняли, - проскрипел Вершина, - мы рассмотрели ваши выводы и согласились с оценкой серьёзности ситуации. Поэтому, принято решение начать подготовку к запуску локуса. Мы думаем, что общее собрание поддержит это решение. Но, не будем терять время. Мои помощники обеспечат вас всем необходимым, они наделены соответствующими полномочиями. Запуск локуса поручается тебе Стреч. Когда будете готовы, мы подсоединимся к вам. К тому времени нам удастся подготовить мощные накопители. Удели особое внимание аппаратуре записи всей получаемой информации, потом отфильтруем лишнюю. Мне кажется, всем нам предстоит принять в дальнейшем непростые решения, а для этого нужны серьёзные аргументы. Удачи вам!
  
  

ПОДГОТОВКА ЗАГОВОРА

  
   - Да! Я всегда был высокого мнения о Глазаре, - стукнув рукой об стол, воскликнул Крабс. - Я только подумал о портале, а он уже закрыл весь район. Мне только непонятно, зачем он окружил охранением и ближайшую звезду. Чем она заслужила к себе такое внимание. Непонятно. Звезда как звезда, имеет несколько планет. Больше инфор­мации о ней в моей базе нет. Надо поручить Юрсу, узнать о ней всё.
   Крабс надел на голову дужку транслятора мыслей, и, вставив небольшой кристалл в приёмное устройство, мысленно продиктовал поручение. Хромовики из-за своей молодости не владели способностью передавать свои мысли на расстоянии. Такая потенциальная возможность приходила с возрастом, но развитие этой способности велось по особой методике в закрытых организациях при Верховной Власти.
   - Передай Юрсу, - он протянул кристалл Соли. - Пусть сообщит, что удалось ему собрать. Торж должен прибыть ко мне, у меня к нему есть серьёзный разговор, а пока прими его команду. Действуй также скрытно, не возбуждая к себе интереса. Пользуйтесь только контактной связью, через кристаллы; в эфир не выходить. Выполняй!
   Его ячейка располагалась на самой вершине ветвистой конструкции и в любое время суток была доступна свету светил. Вот и теперь, несмотря на вечерние часы, через прозрачную сферическую стену его ячейки, попадал прямой свет от обоих светил, который, преломившись на гранях светильников, рассыпался веером разноцветных лучей.
   - Красиво! - невольно залюбовался Крабс их игрой.
   Крабс перевёл взгляд вниз, где натрудившийся за день город готовился ко сну. Громадное пространство мегаполиса было покрыто фантастическим кружевом разноцветных огней голографических рекламных панелей и просто бисером светящихся стен индивидуальных ячеек. Воздушное пространство на окраинах города было пробито несколькими светящимися лучами, по которым подавалась в город энергия от орбитальных накопителей.
   "С этим придётся расстаться, отказаться от достижений цивилизации, и начать с самого начала. Ты готов к этому?" - загудел в его голове внутренний голос.
   "Ты же сам стремишься к власти, к свободе своих деяний от глупых ограничений, которые установлены существующими законами, - послышался другой голос. - Тебе даётся шанс осуществить свою мечту. Воспользуйся этим!"
   Этот голос усилился, оттеснив в глубину сознания первый; он приобрел командующий тембр и звал к решительным действиям.
   - Где же этот болван?!
   Как бы в ответ на его вопрос с характерным бульканьем открылся выход пространственного лифта и в комнату вошёл Торж.
   - Вызывал?
   - Да. Есть тебе задание. Надо слегка взволновать народы в нескольких точках Галактики. Но так, чтобы на нас не пало подозрение.
   - Ничего себе, командир! Ну и задумки у тебя! Взволновать народы в различных районах, - повторил он. - Ты же знаешь, как трудно это сделать - почти невозможно. Мы у себя, под боком, не очень-то активны, а тут сразу в нескольких точках.... Для этого нужен серьёзный повод.
   - Повод есть.
   - Вот как? Интересно. И что за повод? - спросил детина, играя вертоком.
   - Ты привёз сообщение от Юрса?
   Получив кристалл, Торж отправился к столу.
   - Ты пока перекуси, я прочту весточку, потом продолжим.
   Полученное сообщение лишь подтверждало принятие срочных мер по закрытию района и предотвращению возможности утечки информации по порталу. Кроме того, здесь же, отмечалось повышение активности на планетах звезды кристаллограммов. Эти странные и загадочные создания, как оказалось, тоже проявляли интерес к району портала, структура которого каким-то непонятным образом прорастала в сторону их звезды.
   "Всё это весьма странно. Наши интересы тоже тянутся к древнему образованию. Как всё неожиданно завязалось.... Необходимы подробности. Надо знать всё, что происходит у портала, а для этого необходимо официально проникнуть в закрытый район; причём с соответствующими полномочиями, чтобы не вызвать подозрений".
   - Вот что, - сказал он вслух, - кончай есть. Ты что, прибыл, есть сюда?
   - Ты же сам предложил мне перекусить, - недовольно пробурчал Торж, дожёвывая сочный пирог сурталя, недавно пойманного в болотистых озёрах около местной реки.
   - Ладно-ладно, слушай. На внешнем рукаве Галактики закрыли большой район, включая и звезду кристаллограммов, которой, как ты знаешь, мы очень заинтересовались. Кроме того, как стало известно, там же открылся древний портал, а к нему у меня интерес особый. Так вот, тебе необходимо взбудоражить народ под предлогом, что правительство Глазаря продолжает проводить эксперименты по микродеформациям пространства, которые запрещены, так как могут привести к необратимым изменениям нашего мира. Сами же правители собираются сбежать через портал, если произойдёт катастрофа. Так вот. Целью волнений является вынудить правительство назначить инспекционную комиссию для проверки слухов, со всеми полномочиями, которую отправят в район. Тебе необходимо попасть в неё, так сказать, в качестве представителя от народа.
   - Ну ты и даёшь! Час от часу - не легче! - перебил его детина. - Я и представитель от народа! Ты погляди на меня! Кто в это поверит?!
   - Это твоя проблема. Мне надо! Могу лишь подсказать, что около звезды Крассу17 есть жалкая планета, населенная таким же типами как ты. Сплошные разбойники и пираты на космических дорогах. Хоть половина населения и сидит в заключении за свои деяния, но они тоже жители этого мира и не желают заканчивать свои дни раньше срока, потому имеют право на информацию. Ты меня понял?
   - Я поймал твою мысль, Крабс. Будем думать. Но это всё ширма. Мне не понятно, ради чего мы туда полезем? Что ты хочешь там найти? Ты что-то не договариваешь. Так дело не пойдёт! Я буду рисковать собой и ребятами..., могу попасть в заключение на ту же планету.... Я должен знать, чем оправдан риск.
   Крабс молчал. Он думал, стоит ли посвящать Торжа в замысел.
   "А, собственно, почему бы и нет. Зная истинную цель интереса, он будет лучше маскировать свои истинные намерения".
   - Я хочу захватить портал, - вслух сказал Крабс, - но для этого надо знать, как его раскупорить. Он совсем заросший и работает только в одну сторону. Правительство сейчас озабочено этой проблемой. Как сообщает Юрс, группа, которая бьется над задачей под руководством самого Грузга, на полпути к её решению. К тому времени как она будет решена, мы должны уже иметь возможность проникнуть в зону. Поэтому, второе твоё задание - узнать коды допуска в зону. Далее действуй самостоятельно. Либо наша команда проникает в портал вслед за группой Грузга после его вскрытия, либо мы делаем это сами по информации, полученной от Юрса. В любом случае, тебе необходимо подготовить хорошо вооружённую группу из надёжных хромовиков, которая должна будет перекрыть все подходы к порталу, пока мы будем уходить в него. Это твоё третье задание. Вот, пожалуй, черновой, самый общий план твоих действий. Подробности будем продумывать по ходу.... Ты сам просил активных действий, вот и начинай. Доволен?
   - Ещё бы! Спрашиваешь! - глаза Торжа горели огнём возбуждения. - Это дело по мне! Сделаю в лучшем виде, командир. Мне неясно лишь, зачем мы полезем туда? Он же вынесет нас в какой-то мир.
   Ещё не осознавая, что своим вопросом он добрался до самого главного, Торж вопросительно взирал на Крабса. Тот молчал. Наконец, он ответил.
   - Мы туда и отправимся. Будем в том мире создавать нашу империю, свободную от какой-либо власти здешних правителей. То, к чему всегда стремилось братство хромовиков. Ты будешь возглавлять все властные структуры нашей империи.
   - Я?!! - с шумом выдохнул из себя воздух детина
   Его мозги с трудом прокручивали неожиданно свалившиеся на него перспективы. Наконец, осознав главное для себя, что его назначают большим начальником, он изобразил на своем широком лице что-то подобное улыбке.
   - Я перерою всю Галактику, но оправдаю твоё доверие.
   - А вот этого делать не надо. Действовать необходимо тихо и осмотрительно. Передай моё сообщение Юрсу, и разработаете план ближайших действий. Между собой не конфликтовать, при спорных вопросах выходите на меня. Ты меня понял, Торж? Никаких войн между собой и полная секретность. Иначе распылю на атомы! Соли, пока, ничего не говорить, но постарайся пристроить её к себе в компанию инспекторов. Легенду разработаем потом, в остальном она справится - сообразительная. Сейчас твоя задача - организация волнений. Вот тебе кристалл для Юрса.
   После ухода детины, Крабс ещё долго стоял около стены и любовался на закат двух светил. На тёмно-фиолетовом небосводе ярче высвечивались ажурные конструкции города и белоснежные траектории энергетических потоков.
   " Зачем тебе всё это надо?!" - из глубины сознания всплыл немой вопрос.
   - Хочу власти. В Л А С Т И!!! - вслух ответил на него Крабс.
  
  

ЛОКУС

  
   Копулс лежал, опрокинувшись на спину, среди мёртвых кристаллов поверхности. Его большое тело собственного кристалла было сейчас свободно от других кристаллических частей. Толстяк отсоединил их, и теперь они грудой лежали недалеко от него. Вит, прогнув своё тело, ползал вдоль Копулса и прикреплял к нему множество разноцветных стекловидных нитей.
   - У меня всё тело чешется от твоих присосок. Долго терпеть? - озарив вереницей вспышек свой срез, спросил Копулс. - Ещё немного и я сорву их.
   - Потерпи немного. Вит почти закончил и сейчас начнет обследование твоей глубинной структуры. Мы приготовили для тебя энергетический бульон, он тебе понравится. Такая подпитка лучше проявит внутреннее строение.
   - Ну вот и закончили - заскрипел Вит. - Подключаю подпитку....
   Через прикреплённый цилиндрический обрубок в тело толстяка полились разноцветные клубящиеся потоки энергии. Пульсации проникли в каждую частичку Копулса, его кристалл засветился лимонным светом и покрылся бархатом мелких искр.
   - Вкусно! Хорошо! Изучайте меня, друзья, а я пока наслажусь.... Ради такого удовольствия, готом и потерпеть.
   - Ну и гурман же ты, - заскрипел Стреч. - Привыкнешь к подобному деликатесу, будешь потом приставать к нам. Сразу предупреждаем, что это очень дорогое удовольствие. Вот станешь Вершиной, тогда и будешь иногда позволять себе подобные изыски.
   - Вы подольше изучайте меня, подольше, - попытался схитрить толстяк и продлить удовольствие.
   Но не получилось. Вит уже закончил обследование, записав результаты в кристалл памяти.
   - Всё! - скрипнул он. - В качестве вознаграждения, нарушая все инструкции, мы тебе ещё дадим энергию. Как-нибудь потом оправдаемся перед Блоком, не так ли, Стреч?
   - Конечно, продли ему удовольствие, а мы пока рассмотрим, что у нас получилось.
   - Э-э-э-э! Так не пойдёт! - пронзительно заскрипел Копулс. - Подождите меня, я тоже хочу! Это же моё тело!
   - А это невредно будет для твоего здоровья? - спросил Вит. - Я бы никогда не согласился на изучение своего строения.
   - А что тебе смотреть на себя, - дожевывая последние остатки энергии, скрипнул Копулс. - Ты сам говоришь, что ты - обычная структура. Это я у вас чем-то необычен, посему мне и интересно.
   - Хватит гадать, что и как. Время не ждёт. Отключи его Вит, а то он уговорит нас ещё на одну порцию. Давай смотреть.
   Матовый многогранник, больше похожий на шар, прорезала серия мелких разрядов. Он стал светлеть, и в нём проявилась структура, похожая на пачку спрессованных слоёв, пронизанных тонкими нитями. По нитям бежали вереницы разноцветных импульсов, создавая сложнейший объёмный рисунок. Под действием импульсов слои сжимались, растягивались, выгибались, приобретая структуру волнооб­разной поверхности. Троица заворожено смотрели на изображение, забыв, что видят записанное строение кристалла.
   - Ты когда-нибудь видел что-нибудь подобное? - после продолжительного молчания спросил Стреч Вита.
   - Конечно, нет. Это что-то бесподобное! Ты же знаешь, что кристаллы, в основном, представляют собой однородное тело. Наша индивидуальность обусловлена разным порядком взаимодействия внутренних элементов. Состав этих элементов, форма самого кристалла, наличие вспомогательных кристаллов - всё это определяет различие каждого из нас друг от друга.
   - Вот именно! А здесь получается, что всё тело нашего толстяка состоит из множества очень плоских кристаллов. Каждый слой (он же и кристалл) - индивидуален! Посмотри, как они не похожи между собой. Всё это напоминает мне нашу колонию. Наш друг, один, представляет целую колонию! Я теперь понимаю, почему ему всегда хотелось стать Вершиной.
   - Потому что, он уже и есть Вершина всего того сообщества кристаллов, заключённых в его теле, - подвёл итог разговору Вит. - Дружища, ты уже и есть Вершина!
   Но тот мало, что уловил из разговора своих друзей. Он любовался красивой картиной, разворачивающейся перед его взором.
   - А вот здесь, вы мне дали дополнительную дозу, - проскрипел он.
   - Что?!! - яркие вспышки одновременно озарили оба кристалла Стреч и Вита. - Ты способен, вот по этому изображению, определять своё внутреннее состояние?
   - Конечно! Это очень просто, хотя и не понимаю как. Я даже могу рассказать вам о каждом слое: из чего они состоят, за что отвечают, какие у него связи с другими и многое ещё другое.... Я себе нравлюсь! Спасибо вам друзья, что показали моё строение.
   - Хватит предаваться восторгам, толстяк. Нас интересует строение твоего отдельного слоя, а также механизм упаковки слоёв в такую компактную структуру. Вит выведи изображение лишь отдельного слоя, - попросил Стреч.
   При большом увеличении слой неожиданно также предстал сложным образованием. Он весь был составлен из кристаллов нитевидного вида. И что интересно. Копулс утверждал, что при желании он мог упорядочить их, вытянув в одну нить. Но делать он этого не будет, так как вокруг такой нити создается очень мощное гравитационное поле, связанное с изменением локальных свойств пространства. Ему надо много тренироваться, чтобы контролировать этот процесс. Попытка же вытянуть несколько слоев без должного умения, может захватить этим процессом всё его тело и разрушить кристалл. Со временем он научится технике управления и тогда сможет долгое время и на любой высоте парить над поверхностью планеты, а так только немного.
   Пока всё это рассказывал Копулс, его друзья не переставали удивляться.
   - Да ты, сам, хоть понимаешь, какая ты для нас находка? - скрипел Стреч. - Мы же теперь сможем построить защитное зеркало и отразить надвигающуюся "воронку".
   - Каким же образом? - удивлённо заскрипел Копулс.
   - Мы соткём ткань из нитей подобных твоим нитям и заставим её дышать твоими циклами. Пока, временно. Потом мы поймём, как создавать циклы, способные сохранять нитевидную структуру кристаллов. Но, пока, воспользуемся твоими, чтобы сохранить у неё свойство создания гравитационного поля. Вит, ты сможешь расшифровать свойства материала слоёв.
   - Я думаю, что удастся, но потребуется некоторое время.
   - Хорошо, делай. Мы, пока, с Копулсом вызовем Вершину, сообщим о полученных результатах. Выясним, как у них идут дела с запуском локуса. Мне же необходимо разработать технологию пряжи ткани и продумать необходимые эксперименты.
   Однако вызывать Вершину не пришлось. Недалеко от них, в нагромождении конусовидных кристаллов выдавилось больше десятка стекловидных пузырей с металлическим оттенком. Треснув и рассыпавшись в виде мелкой блестящей чешуи, пузыри обнажили сверкающие кристаллы. Они все были разные: по форме, по радуге красок и лучам, которые вырывались с их верхних торцов. Это были почти все Вершины Блоков Колоний планеты. Переместившись к приятелям, они внимательно выслушали сообщение Стреча.
   - Хорошо, - вспыхнули огни Главной Вершины, - для разработки ткани мы передадим тебе в помощь группу теоретиков и экспериментаторов, вы их знаете. Надеемся получить от вас в ближайшее время предложения по организации работ. Что ж касается локуса, то сборка его завершается. Тебе, Стреч, необходимо отправиться с нами и начать его запуск. Аккумуляторы готовы к приёму информации. Если ты готов, то в путь....
   Вокруг Вершин стали появляться желеобразные капли. Они слились в один большой пузырь, погрузив в него и тело Стреча. Затем, помутнев, пузырь стал втягиваться в поверхность и вскоре исчез.
   Они оказались в огромной полости или пещере под поверхностью планеты, границы которой терялись в темноте. Полость по форме походила на половинку перевёрнутой сферы. Её стены обросли всевозможными "неживыми" кристаллами. На дне пещеры двигались кристаллы иные. Они скрипели на разные тона и искрились всевозможными вспышками. Кристаллы собирали локус. Конструкция была уже готова. Множество больших пирамидальных кристаллов, специально выращенных для этого, лежали в самом низу. Сверху располагались пирамиды поменьше, плотно прилегая своими боками к плоским боковинам других. В конечном счете, всё это сооружение представляло собой также пирамиду, лежащую на боку и имеющую срез у своей вершины.
   - Они уже почти закончили, - скрипнул Главная Вершина. - Осталось установить последний концентратор. Можешь приступать....
   Стреч приблизился к основанию пирамиды и прислонил к нему свои гибкие отростки.
   - Включайте энергию! - засверкал он.
   По его телу поплыли световые разводы. Одновременно пол под пирамидой стал наливаться светом, приобретая ярко-фиолетовый оттенок. Началась подкачка энергией локуса.
   - Сместите направление на пол грани, - проскрипел Стреч.
   Он обнаружил ошибку в вычислениях направления излучения локуса и ввел необходимую поправку. Энергия быстро накапливалась в локусе. Это было видно по тому, как скручивались и утолщались вихри в отдельных пирамидах, свиваясь в главный поток, бьющий в срез. Но срез ещё не открылся, необходимо было дождаться полной закачки.
   - Приготовиться к записи! - подал он сигнал. - Начнем исследование с ближней зоны, с широкой части "воронки", постепенно перемещаясь к её корневищу и за него. Затем сконцентрируем луч, и попытаемся залезть внутрь её. Готовы? Внимание!! Начали!!!
   В верхней части полости появилась дыра, края которой были обрамлены большими плоскими кристаллами. По телу локуса прошёл световой сгусток. Ударившись в концентраторы, он накалил их, породив яркий голубой луч, который рванулся вверх. Отразившись от зеркальных кристаллов, он изменил траекторию и умчался в направлении, где "воронка" буравила пространство.
  
  

КРИСТАЛЛОГРАММЫ УДИВЛЯЮТ

  
   В голове Главга зазвучал настойчивый призыв. Грузг просился на контакт.
   "Видимо, что-то срочное", - подумал он.
   Только в экстренных случаях Помощник позволял себе вот так, бесцеремонно, врываться в его мысли.
   "Говори!"
   "Глазарь, произошло невероятное! Вы должны меня немедленно принять", - обратился Грузг; дрожащий голос выдавал его чрезвычайное волнение.
   "Хорошо, я жду тебя в зале".
   Прошло совсем немного времени с тех пор, как он, вот так стоя у прозрачной стены и любуясь красивыми видами восхода, услышал об открывшемся старом портале. С тех пор спокойная жизнь Галактики была разрушена чередой событий, которые происходили теперь почти ежедневно в разных её частях. Миры охватила какая-то лихорадка общественных волнений. Главг чувствовал, что за этим стоят хромовики, но явных доказательств у него не было, несмотря на все старания спецслужб. Накапливалась какая-то социальная напряжённость. Причём, почти всегда, она была связана с закрытой зоной. Хотя информация по ней имела гриф "секретно", и строго охранялась, она, тем не менее, каким-то образом поступала в районы волнений; источник выяснить, пока, не удалось. Электронная модель, которая была способна прослеживать историю развития социальных процессов, на сей раз, не давала ответа. Волнения вспыхивали спонтанно, что лишь подтверждало то, что за всем этим стоит кучка умелых заговорщиков. На это указывал и тот факт, что во всех территориально разбросанных волнениях легко угадывалась попытка заподозрить правительство Галактики в проведении запрещённых экспериментах. Кто они?
   - Какие ещё неприятности ты принёс, на сей раз?
   Таким вопросом, произнесённым вслух, встретил Главг стремительно вошедшего Помощника.
   - Я не знаю, как всё это классифицировать! Но происходит совершенно непонятное и удивительное явление.
   Голос его дрожал, было видно, как он растерян, что случалось с ним очень редко. Грузг прожил долго и накопил большой жизненный опыт, который помогал ему находить нужное решение по многим вопросам.
   - Главг, командир заградительного отряда закрытого района, сообщает, что на одной из планет созвездия кристаллограммов неожиданно вспыхнул мощный энергетический луч, направленный на тот портал. Перед этим на планете было замечено необычное оживление подвижных кристаллов, даже в тех районах, которые еще недостаточно прогрелись. Правда, незадолго до этого над планетой вспыхнула сеть лучей, которые некоторое время освещали теневые участки. Я думаю, что это были тепловые лучи, которые прогрели те территории. Но это же требует таких энергетических затрат!! Откуда они черпают энергию?!
   - У тебя есть запись? - перебил его Главг.
   - Да, конечно. Вот она.
   Главг выхватил из рук кристалл и быстро пошёл к столу. В воздухе вспыхнуло изображение планеты, из тела которой каким-то странным образом вылетел луч света. Сделав увеличение участка исхода луча, Правитель вскрикнул:
   - Смотри, луч выходит из-под поверхности планеты, а на границе отражается от чего-то и, переломившись, оказывается направленным на портал. За всё время наблюдения направление на портал не менялось? - спросил он Грузга.
   - Нет. Я предвидел этот вопрос и специально проследил за направлением. Оно всё время оставалось направленным на портал.
   - Планета вращается, а излучение направлено на портал! Восхитительно!!! Ты не находишь?! Эти кристаллограммы удивительные существа. Они владеют странной и мощной техникой, способной управлять такими потоками энергии! А из чего они черпают саму энергию?! Эти жители, явно, заслуживают того, чтобы с ними познакомиться и подружиться. Как они оставались незамеченными до сих пор?! Непонятно.... Надо поручить специалистам по межпланетным контактам, проработать возможные пути налаживания контактов с ними. Посмотрим теперь, что же происходит у портала?
   Прокрутив запись, Главг нашёл нужное место. Изображения портала было похоже на вытянутый прогнутый рог светло-кремового цвета, переходящий к его краю в белоснежный с желтоватым оттенком. Широкая часть "рога" вывертывалась наружу, а изнутри была покрыта шубой фрактальных зарослей, которые по мере углубления в рог становились всё гуще. Основание луча излучения выглядело в виде светящего шара, двигающегося вдоль оси "рога". Затем, он неожиданно резко сузился и нырнул в раструб "рога". В какой-то момент, как показала запись, изображение портала передёрнули искажения. Сразу же за этим луч погас.
   - Вот как?! Тебе не кажется, что они провели какой-то эксперимент? - спросил Правитель.
   - У меня тоже осталось подобное ощущение. Вы заметили, что длина портала всё время возрастает, причём направление этого роста вытянуто в сторону светила кристаллограммов.
   - Я думаю, что этот рост вызван тем обстоятельством, что портал, не полностью открылся. Фрактальные заросли образовали пробку. Фрактал растёт, пытаясь освободиться от неё. Но это лишь моя догадка. Она появилась у меня после знакомства с теми материалами, которые ты мне предоставил. Он пытался сработать, но по каким-то причинам на том конце не оказалось пассажиров, и его застопорило. Непонятно....
   Главг замолчал на некоторое время, он ходил взад и вперёд по помещению и качал большой головой. Неожиданно остановился перед Грузгом и внимательно посмотрел на него.
   - Но понимаешь ли ты, Грузг, как всё это некстати. По всей Галактики стихийные волнения. Мы не знаем, кто их провоцирует. Имеются откровенные обвинения. А тут такие события в закрытой зоне. Что же из этого получается? А получается следующее - что они во всём правы и их подозрения справедливы. Моя модель делает тот же вывод. А нам нечем им ответить. Надо готовиться к серьёзному разговору с народом. Отдай соответствующие указания группам социального обеспечения. К тебе же у меня особое поручение. Надо вновь создавать службы галактической разведки. Ты был прав тогда, когда возражал против роспуска её. Я был неправ. Меня обмануло мирное сосуществование различных миров в течение уже долгого времени. Я забыл, что мир не всегда устраивает тех, кто рвётся к власти. И такие, иногда, рождаются в обществе.... Мне кажется, что у нас сейчас, именно, такой случай.
   Он только догадывался, но не знал, насколько он был прав.
  
  

СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

  
   Змеш лежал, такой большой, такой огромный, широко раскинув крылья и погрузив своё тело в ласковые воды реки. Он специально вырыл для себя что-то вроде лагуны и теперь наслаждался прохладой в это жаркое лето. Змей спал. Сон поднимал из глубины его сознания эпизоды давно забытых событий. Вот он, еще будучи в малом возрасте, карабкался по скалистым склонам наперегонки со своими братьями, а здесь дерется с ними за первенство в семье. Картины детства проваливались куда-то вниз, а на смену им всплывали образы проплывающего тропического леса. Он парил в вышине. Разноцветье цветущих деревьев и окраска их крон, блеск поверхности мелких озёр, причудливая сеть мелких и крупных рек - всё это завораживало. Сон Змеша стал ещё более глубоким.
   Вдруг он стал падать! Несмотря на отчаянные попытки остановить падение, продолжал лететь к земле. Она его притягивала. Вот знакомая поляна около развалин древнего города.... Зачем?! Он узнал разрушенный им же проём, когда вытащил из пещеры Кикимору. Теперь оттуда вылезало огромное тело слизня. Множество усиков-ростков с утолщениями наверху изгибалось и вращалось, исследуя пространство. "Они кого-то ищут!" - мелькнула мысль.... Вот они остановились, повернувшись в одном направлении. Она увидела меня!! Что-то похожее на улыбку изобразил рисунок перетяжек её тела, от чего Змеша бросило в дрожь. Слизь начала внушение.... Змей попытался взмыть вверх, но крылья не слушались его, а когти вросли в землю. А она приближа­лась.... В ноздрях защекотало....
   Змеш не сразу пришёл в себя. Он закрутил головами, но видел вокруг себя лишь знакомые лица. А где слизь?!
   - Горыныч, ты что? Так крепко спал, что я решила тебя разбудить, а ты, вдруг, стал так страшно биться головой, что чуть не убил меня, - говорила Синеглазка.
   Она стояла в стороне и в руках держала колосок ржи.
   - Ты щекотала меня?! - догадался змей. - Не делай так больше; мне будет очень горько, если случайно сделаю тебе больно.
   - Но я так делала всегда, ты же знаешь это....
   - На этот раз мне приснилась та самая слизь, из той пещеры, и она заползала в меня. Ужас!!
   - Представляю, дорогой, - Синеглазка подошла к Горынычу и, прижавшись, обняла его голову. - А мы к тебе пришли по делу....
   - Ну да, а я и не догадался! Так, случайно, вас всех, сразу, занесло ветром ко мне в мою лагуну. Опять что-нибудь секретное? Сразу предупреждаю, что не буду принимать участие в опасных мероприятиях.
   - Какие могут быть опасности?! Мы хотим посетить наших друзей. Баба-Яга разговаривала с Мудрецом, у них всё хорошо. Ты же знаешь! Но мы хотим сами пообщаться с Оськой и Мудрецом. Да и Тихоню пора забирать оттуда. Соскучились же. Хватит ему плавать по океанам.
   - Да, ты права, дорогая. Я тоже тоскую по нему. Можно и слетать. Да и застоялся я уже. Сны ужасные начали одолевать. Это всё от неподвижного образа жизни. Лично я согласен, но что скажут наши мудрые бабушки?
   - А мы им ничего не скажем! - заявила Синеглазка. - Слетаем туда и обратно, тихо.
   - Ага! Туда день, день обратно, там ещё день - и того получается три дня. Ты полагаешь, что вас никто не хватится? Я очень сомневаюсь в этом. Вам-то ничего, пожурят немного, а вот мне достанется по полной программе, но самое неприятное, что я подорву доверие к себе. Поэтому, дорогая, придётся вам самим разговаривать со старшими.
   - Горыныч совершенно прав, сестра, - сказал Кой-Что, - и я не вижу причин скрывать наше желание.
   - Ты что не понимаешь, что они не отпустят нас!!
   - Ну почему же? Каких либо причин для волнений у них нет. Мы с Горынычем, да и Сквознячок нас не оставит, а сил теперь у него: "О-О-О!" - как много.
   Видя, что она никем не поддержана, Синеглазка надулась и замолчала.
   К большому всеобщему удивлению старшие не всплеснули руками и не закричали: "Ни в коем случае!" - когда к ним обратились дети. Они спокойно выслушали просьбу и сказали, что надо подумать. Но, в принципе, они не возражали - дети стали большими, обстановка в мире была спокойная. Да и отправляются они в знакомый мир к своим друзьям в сопровождении Змея-Горыныча.
   - Мы тут ещё посоветуемся между собой, поговорим с Ветром, свяжемся с Мудрецом, а потом и дадим вам ответ.
   - Ну вот, сестра, а ты боялась. Они разрешат, - сказал Кой-Где, когда бабки ушли на кухню помогать Домовому. - Ты сообщи Лесовику, чтобы прибыл на усадьбу, будем готовиться к путешествию.
   - Врун! - позвала Синеглазка; никакого ответа. - Врун, ну где же ты? Вот так всегда с тобой! То крутишься под ногами со своими прожектами, пройти не даёшь, а вот когда, действительно очень нужен, тебя нет. Ну, Врун же!! - закричала она.
   Чёрная птица появилась в окне под крышей дома.
   - Кому я понадобился?! - закаркала, и было видно, что она очень не довольна. - Я тут Филе пытаюсь растолковать свою мысль, а он всё время засыпает. Приходится начинать заново, совсем притомился. Ну, чего надо?
   - Не груби! Слетай за Лесовиком, пусть скорее идёт на усадьбу, будем готовиться к путешествию.
   Услышав этакое, Врун подобрался. Его единственный глаз уставился на Синеглазку и стал хитрым.
   - А меня возьмёте? - поинтересовался.
   - Вечно ты торгуешься. Конечно возьму - куда же мы без тебя!
   - Тогда, другое дело! В один миг! Филя, я потом тебе договорю, а сейчас лечу за Лесовиком, - каркнул он куда-то в темноту под крышей и, сорвавшись вниз, полетел в лес.
   Лесовика он нашёл в самом густом буреломе. Здесь они втроем: Леший, Топтыгин и Лесовик - трудились над устройством берлоги для мишки. Топтыгин уже расчистил углубление около корневища поваленной большой ели. Теперь он вместе с Лешим наваливал крупные ветки и небольшие стволы, устраивая что-то похожее на крышу шалаша. Лесовик густыми еловыми ветками прикрывал это сооружение. Берлога была почти готова. Остальное доделает упавший осенью лист и пушистый зимний снег.
   - Еле к вам пробился! - закаркал Врун, усевшись на самую вершину берлоги. - Если бы ни белки, не нашёл бы, и не пришлось бы передать тебе весточку от Синеглазки.
   - Что она сказала? - сразу подобрался Лесовик
   Ну конечно Врун сделал вид, что не заметил его нетерпения.
   - А что? Отличная получилась берлога!!
   Он нырнул внутрь берлоги и, вылетев из неё, уселся на Топтыгу.
   - Классная! Обширная! Пора тебе мишка обзаводиться семьёй. Медвежата - это ведь так прекрасно! Я им буду носить жирных личинок, Водяной наловит много-много питательных ракушек. Ведь им надо много кальция, а его там, вот сколько, - ворон развёл в стороны свои крылья. - А Леший притащит им лесных орехов и сушеные ягоды. Мы их научим....
   Его понесло. Он уже представил себя в роли воспитателя и каркал.
   Лесовик, наконец, понял, что ворон издевается над ним. Он схватил мохнатую ветку и замахнулся на него.
   - Говори, вредина, что она сказала?
   - Вот теперь я вижу, как ты хочешь услышать от меня, что она просила передать. Тихо, тихо....
   Врун еле успел улизнуть из-под обрушившейся на него ветки.
   - Говори, скорее, паршивая птица! - сердито закричал Лесовик.
   Леший и Топтыгин молча улыбались, наблюдая за ними.
   - Ещё друг называется, - невозмутимо каркал ворон, усевшись на сосну, - ты же мог убить меня. Тогда кто же мог бы сообщить тебе об её просьбе.
   Он с интересом наблюдал за внуком Лешего. Тот лихорадочно искал крупную палку, намериваясь, видимо, запустить её в ненавистную птицу.
   - Я тебе сейчас покажу. Будешь помнить, как издеваться..., а потом пойду на усадьбу.
   - Хорошо, хорошо, - примирительно закаркал Врун. - Сейчас скажу, вот только отдышусь. Они собираются отправиться в путешествие, и Синеглазка хотела, чтобы ты принял в нём участие. Дети уже начали подготовку....
   - А куда? - услышав приглашение, Лесовик перестал сердиться на ворона.
   - Ты не будешь меня обижать?
   - Конечно нет.
   Врун слетел вниз и уселся на плечо Топтыгина.
   - Я не знаю. Нет, правда. Не знаю, что они там надумали. Я в это время беседовал с Филей. Могу сообщить лишь то, что суета на усадьбе поднялась большая. Пусть твой дед свяжется с бабками и узнает что-нибудь.
   - Дед!..
   - Я уже связался. Ребята собираются отправиться к океану во владения Мудреца. Хотят пообщаться с друзьями.
   - "Пять баллов!" - каркнул Врун. - Пора забирать оттуда моего друга, Тихоню!
   - Коль затевается такое мероприятие, то и нам надо держать путь на усадьбу. Дело серьёзное. Отпуская детей, надо хорошенько прочувст­вовать обстановку. Пойдёмте. Прокладывай, Михаил, дорогу через этот бурелом, - сказал Леший и зашагал вслед за Топтыгиным.
  

ПЛАНЫ КРИСТАЛЛОГРАММОВ

  
   В подземной полости собралась большая группа Вершин основных Блоков всех колоний планеты. У большого чёрного камня сгрудились кристаллы сложнейших форм с большим разнообразием оттенков окраски вспомогательных кристаллов, прикреплённых к основной форме. Среди них не было схожих. Кристаллы отличались даже скрипом и рисунком световых волн, пробегающих по их телам. Они были все индивидуальны. В помещении стоял несмолкающий скрип. Собравшиеся были возбуждены известием об эксперименте и с нетерпением ждали результатов зондирования.
   Гладкая чёрная поверхность осветлилась бледным светом, поднимающимся из глубин чёрного камня. По нему побежали цветные волны. Они смешивались, меняя форму, цвет, направление, образуя запутанный цветной рисунок, который переползал на стоящие рядом с камнем цилиндрические кристаллы и струился в их теле вверх. Картина часто перечёркивалась ярчайшими вспышками и извилистыми молниями. Свет отражался от бесчисленных граней кристаллов на потолке и стенах подземелья. Вершины купались в свете огня, впитывая льющуюся информацию.
   Поток света прервался. На некоторое время установилась тишина. Затем послышался скрип Главной Вершины:
   - Стреч, изложи нам свои соображения.
   - Вы просмотрели всю информацию, которую удалось собрать по "воронке" с момента её появления до сегодняшнего обследования, - заскрипел он. - "Воронка" возникла, когда мы находились в зоне холода, поэтому восстановленная картина по информации, извлечённой из плосковиков, существенно искажена. Но и то, что стало известно, свидетельствует о стремительно развивающихся процессах. Еле заметная флуктуация в пространстве за короткий отрезок времени превратилась в устрашающуюся "воронку". Она растёт, и рост её направлен на наше светило. "Воронка" ещё достаточно далеко от звезды, и, вроде бы, нам нечего беспокоиться, но скорость её, хотя медленно, но постоянно увеличивается. В конце концов, если так будет продолжаться, она приблизится к звезде и начет оказывать на неё влияние - будет оттягивать на себя её энергию. А вы знаете, к чему это приведёт - удлинятся холодные периоды. Есть ещё одно наблюдение. "Воронка" выворачивается наружу, покрывая себя своеобразной "кристаллической шубой". Откуда она берёт энергию и материю - неизвестно. Но масса её быстро увеличивается. Как показывают расчёты, на тот момент, когда она подойдёт к звезде, масса её будет огромной, что, несомненно, скажется на взаимодействии "воронка-звезда". Последствия образования такой системы будут для нас гибельными.
   - У тебя есть какое-нибудь понимание того, почему растёт так называемая "шуба"? - проскрипел Главная Вершина.
   - Я могу лишь высказать некоторую идею, которая появилась у меня, когда мы осветили горловину "воронки". Как вы сами увидели, вся её внутренность заросла фрактальными кристаллами очень замысловатых форм, структура которых нам неизвестна. Но не это главное, главное в том, что заросли напоминают мне пробку, от которой "воронка" пытается освободиться. Поэтому она и выворачивается, надеясь, что её удастся вытолкнуть. Но фракталы растут во внутрь "воронки" быстрее, и процессу этому не видно конца. Почему она растет к светилу? Не знаю. У меня есть подозрение, что "воронка", как живое существо, рассчитывает, что когда она близко подойдёт к светилу, то звезда своим притяжением вырвет пробку из горловины. Но это - домыслы. Что будет на самом деле? ... - Стреч замолчал, по его телу побежала цепь ярких вспышек; через некоторое время он продолжил. - В любом случае, необходимо снаряжать экспедицию, которая повезёт две команды. Первая команда должна высадиться на "воронку" и понять природу и свойства фрактальных кристаллов, чтобы затем попытаться остановить их рост. Я полагаю, что мы сможем это сделать, ведь природа их такая же, что и у нас. Вторая команда в это время начнёт строительство отражающего зеркала. Я закончил теоретическую проработку. Вит близок к завершению практического получения необходимого материала. В ближайшее время я предоставлю вам всю необходимую информацию по данному проекту. Могу сейчас сказать главное. Зеркало будет представлять ткань сетчатой структуры. Ткань будет распыляться в пространстве в виде её мельчайших зародышей. Они прорастут там и образуют сегмент шаровой поверхности. При облучении локусом этот сегмент начнет на некотором расстоянии от "воронки" влиять на топологию пространства, что приведёт к изменению его кривизны, создавая в нём что-то вроде гравитационной ямы, куда и будет скатываться "воронка".
   Последние слова Стреча потонули в общем скрипе. Предложение было слишком необычное и фантастическое. За все время существования цивилизации кристаллограммов не случалось ничего подобного.
   "На чём лететь? Сколько потребуется энергии? Где эта чудо-ткань? Фантастика!" - раздавался скрип, и хаотические вспышки озаряли пространство.
   - Замолчите! - громко заскрипел Главная Вершина, превышая общий гул. - У вас так много вопросов, но нет ни одного ответа! Вас ознакомили с возникшей ситуацией. Она необычная! Но она - реальная! Нас предупреждают о надвигающейся глобальной катастрофе. Да, она произойдёт не завтра, но произойдёт обязательно - всё указывает на это. Вам предлагают решение проблемы. А, вы? "Что, где, как?!". Успокойтесь, давайте думать. Как я понимаю, Стреч, у нас будет ещё одна проблема. Это - время. Наша цикличность холодных и тёплых периодов сильно усложняет практические действия.
   - Да Ваша светлость, Вы совершенно правы. Это, пожалуй, одна из самых сложных проблем. Я возьму на себя смелость высказать ещё одну крамольную мысль. За светлое время необходимо построить макси­мальное число накопителей энергии. Одновременно переселить все колонии в одно место, чтобы уменьшить общее потребление энергии в холодное время. Всю энергию использовать для локуса, который своим лучом сможет создать необходимые условия для жизнеобеспечения работающих около "воронки".
   Готовая вновь взорваться новым скрежетом и возмущенными вспышками собрание была погашена волевым скрипом Главной Вершины:
   - На сей раз, ты удивил даже меня! Ты успел сделать необходимые расчёты?!
   - Расчёты сделал Копулс. Я проверил их. Они, в основном, верны. Кроме того, им же разработаны и организационные мероприятия, которые, безусловно, трудны, но совершенно реальны, если они начнутся уже сейчас. Разрешите, я передам Вам информацию.
   Стреч протянул свои кристаллы-руки к телу Главной Вершины и прилип к его телу. По струящимся всполохам света было видно, как перетекают данные в тело Вершины.
   - Интересно! Очень интересно!! - заскрипел тот после ознакомления с содержимом. - Очень грамотная организация. У этого Копулса имеются явные задатки выдающегося организатора. Передай ему моё восхищение. Вот что, мои дорогие друзья. Сейчас мы не будем ничего обсуждать. Вы получите всю информацию по проблеме. Рассмотрите её со специалистами в своих колониях. Ищите решения. Критика принимается только конструктивная, здравая, направленная на решение наших трудностей. Жду вас всех с ними через цикл в помещении Главной Вершины. Прощайте!
   Его тело покрылось сетью мелких трещин, оно потекло, впитываясь в кристаллический пол, и исчезло. Через некоторое время в помещении не осталось никого. Последним уходил Стреч: "Ну вот, Копулс, ты уже на полпути к своей мечте", - проскрипел он про себя.
  

ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ

  
   Усадьбу окутали вечерние сумерки. Через распахнутые окна залетал несмолкаемый стрёкот кузнечиков. Был слышен свист полевых пташек, вылетевших на охоту за ночными бабочками. Лёгкий ветер нёс в себе запахи трав, прожаренных дневным солнцем, и ароматную сырость реки. Иногда оттуда доносился весёлый смех ребят, которые устроили костёр на берегу заливного луга. Кикимора улыбнулась, представляя, как счастлива Синеглазка, дождавшись, наконец, Лесовика. Расслабляющую вечернюю тишину изредка нарушал рык голов Змеша - видимо о чём-то спорил со своими друзьями: Сомом и Аллигатором.
   Обегая мысленным взором свои владения и что-то вспомнив, Кики сказала вслух:
   - Домовой повёл свою компанию на вечернюю рыбалку к большому дубу. Я послала Филю за Водяным, так что, завтра соберутся почти все..., - и, помолчав немного, добавила, - не хватает только Тихони. Как он там? Очень скучаем по нему, а одноглазый совсем всех замучил.
   - Что ты всё ходишь вокруг да около? - обняв свою подругу за плечи и, глядя на отблески костра, тихо прошептала Яга. - Ты никак не можешь найти ответ на мучающий тебя вопрос: "Отпускать детей или нет?".
   - Всё-то ты знаешь..., ну и что на него ответишь?
   - Я бы отпустила. Они стали большими и закалёнными в трудностях прошлых лет. Но, не это главное. Главное - кругом всё спокойно: и в небе, и в воде, и на земле. Мы же опросили всех. Ветер подтверждает спокойную атмосферу на ближайшие несколько месяцев, и Солнце не бунтует. Мудрец по всем опросам выражает уверенность в неизменности поведения Великого Океана. А ты же знаешь, что эти стихии из-за своей большой инерционности не смогут изменить своё поведение. Муар сообщает об умеренной вулканической активности. Так что, нет причин для каких либо тревог. Тем более, с ними будет Змеш, который убережёт их от любых земных напастей, а в воде их поддержат многочисленные друзья. Ну что мне тебе всё перечислять, ты и сама знаешь не хуже меня. Отпускай! Пусть ребятки оторвутся от наших постоянных взглядов и поживут самостоятельной жизнью. А?.. Скоро им, всё равно, придётся начать самостоятельную жизнь.
   - Давай свяжись сейчас с Мудрецом. Поговорю с ним сама, - попросила Кики и, сняв с полки большой медный таз, протянула его Яге. - Хочу видеть его изображение.
   Яга не стала отнекиваться и принялась вызывать осьминога. Общими усилиями их совместный зов преодолел большое расстояние, и отозвался в голове у Мудреца.
   - Слышу вас, дорогие подруги! - донёсся его ответ. - Мы тут очень обрадовались желанию детей посетить нас. Стали готовиться к встрече. Эта троица заядлых путешественников так много собрала знаний об окружающем мире, что она уже не умещается в их головах, и они меня заваливают своими рассказами. Так что, приезд молодых принес бы мне большое облегчение; с нетерпением жду их. Обстановка здесь не вызывает никаких тревог. Вулканическая деятельность очень ослабла. Умники тогда очень верно поняли те процессы и нашли единственно верное решение. Честь им за это и хвала. Остров перестал расти, и его подножье уже обживают кораллы. Жерло вулкана, что поднимается в середине острова, как доносят береговые птицы, почти остыло. Лишь в некоторых местах, через расщелины грунта, изнутри, вырываются фонтаны горячей пресной воды. Остывая, она скатывается вниз, образовывая большое пресноводное озеро, что привлекло к себе многочисленных наземных жителей. Пока это, в основном, птицы, хотя были замечены и грызуны, видимо переплывшие на брёвнах. Со временем таковых станет больше. Так что, не беспокойтесь подруги за детей, мы присмотрим за ними.
   Всё это время, пока говорил Мудрец, Кики внимательно следила за его изображением на днище таза, надеясь по малейшим ужимкам его тела уловить хоть какую-нибудь малейшую недоговорённость, хоть какую-нибудь озабоченность. Но всё было напрасно. Мудрец, на самом деле был совершенно спокоен.
   - Ну, что? Ты же видишь, что нет никаких причин для тревог.
   - Да, вижу, - хотя и неохотно, но Кикиморе пришлось согласиться. - Хорошо, пусть едут, - произнесла она. - Только пусть отправляется первая команда, остальные дети останутся со мной.
   - Хорошо-хорошо... - Яга прекрасно поняла, кого имела в виду Кики.
   Она поступила бы также. Те были самые любимые, но и самые опытные и подготовленные ко всяким неожиданным опасностям.
   О своём решении Кикимора объявила на следующий день, за ужином. И надо было видеть, какое счастье озарило лица одних и возмущение других. Последних можно было понять.
   - Почему только они?! Вечно им больше всего достаётся. Ты любишь только их, а мы тебе не нужны!! Мы тоже хотим... - слышались возмущенные крики тех, кто оставался на усадьбе.
   Обиженные кикиморята стали грозить, что уйдут из дому, построят в лесу шалаш и будут жить там, чтобы доказать матери, какие они стали большие и самостоятельные. Назревал бунт. Кики растерялась, хотела уже было вернуть всё к исходному состоянию, как к ней на выручку, как всегда, пришла мудрая и хитрая Баба-Яга.
   - Тихо, тихо!
   Она попыталась остановить разворошенный муравейник кикиморят - не получилось. Тогда бабка законно использовала своё колдовское умение. Яга раскинула руки и стала, как бы, прихлопывать сверху воображаемую подушку.
   - Спокойнее! Успокойтесь все! Иначе мне придётся превратить вас всех в божьих коровок, а затем начать разговаривать.
   Услышав угрозу и ощутив явные шлепки невидимых рук, кикиморята затихли.
   - Вот так. Вы не дослушали до конца наше решение, сразу расшумелись, а шуметь то и не надо, - проговорила она. - Конечно, мы все отправимся на океан! Погода хорошая, а океан такой манящий.... Окунуть своё тело в ласковые воды океана - что может быть прекраснее? - хитрила она, выручая подругу. - Но у нас, только один Змей-Горыныч, хоть и с тремя головами. Всех он нас не унесёт, одному старому Аллигатору требуется много места, а его ждут дома, и он уже собрался возвращаться. Поэтому и решено сделать два полета. В первую группу войдут те, кого назвала ваша мама и Аллигатор, затем отправятся все остальные. К тому времени прибудет Леший и Водяной с Жаклин. Вот так, а вы сразу начали шуметь, нехорошо. Вон как расстроили мать. Она всех вас любит одинаково..., ну, может быть, Синеглазку больше - она же единственная. Понятно? - общее молчание было ей ответом. - Вот и хорошо. Теперь можете идти и готовиться к поездке, и мы проверим, насколько вы готовы к самостоятельной жизни. Всё, брысь из-за стола!!
   Когда дети разбежались по усадьбе, а Домовой с Кощеем ушёл на кухню, Кики склонила свою голову на плечо подруги.
   - Чтобы я без тебя делала. Я совершенно теряюсь, когда они вот так начинают себя вести. Большие стали....
   - Маленькие дети - маленькие проблемы. Большие дети - ещё никто не сказал, что их становится меньше, их во сто крат больше и они все огромные. У каждого своё "Я" и к нему нужен индивидуальный подход. Трудно.... Ничего подруга - справимся. Мы же "древние". А вот когда они станут такими же, надеюсь, что они будут не такими вспыльчивыми, - и, помолчав немного, добавила, - у Лесовика уже пробивается эта сила. Хорошая будет пара. Счастливая ты, Кики! Всем нам около тебя хорошо, тепло и радостно.
   Они ещё долго шептались эти подруги, сидя за столом. Им никто не мешал. Заканчивался ещё один летний день, на смену которому приближалась тёплая ночь, неся отдых тому, кто натрудился за день, но и неся заботы ночным жителям.
   Следующий день весь ушёл на сборы и устройство лежбища для Старого Аллигатора.
   - Ты же не откажешься ещё, когда-нибудь, доставить меня сюда, мой дорогой друг? - проурчал Аллигатор Змешу, когда, взобравшись по его крылу, расположился в лежбище.
   - Конечно, дружища. Мы всегда рады тебя видеть, - ответил ему Змеш. - Давайте отправляться, путь не ближний, успеем только к вечеру. Сквознячок, помогай мне!
   В очередной раз змей поднялся в воздух, сделал прощальный круг над усадьбой и взял курс на океан, где уже ждали их друзья. С земли им махали те, кто вскоре должны будут отправиться вслед за ними.
   Так они думали. Но жизнь такая непредсказуемая! В ней всегда находится место случайности, которая резко меняет направление разворачивающихся событий. Они цепляются друг за друга, путаются, порождают другие....
   И вот..., но это - уже другая история!
  
  

ПОДГОТОВКА

  
   Грузг доложил о завершении подготовки специальной исследовательской группы для полёта в закрытую зону. Перед ней ставилась задача начать серьёзные исследования мира кристаллограммов и возможности налаживания контакта с ними. То, что этот мир породил необычных, но разумных существ, уже не вызывало сомнений.
   "Основная цель их работы - наладить дружеский контакт, - зазвучал в его голове голос Правителя. - Мы с тобой знаем, что у любой цивилизации всегда имеются проблемы. Есть они и у нас, уверен, что и у них, тоже. Надо узнать это, и предложить нашу помощь в их решении. Взамен пусть они помогут нам. Такой взаимный интерес больше чем что-либо располагает к дружественным отношениям и к взаимному доверию".
   Главг замолчал и зашагал по помещению, видимо обдумывая мучивший его вопрос. Грузг хорошо изучил своего начальника и был уверен, что это было так.
   - Разрешите обратиться к вам с просьбой? - заговорил он вслух.
   Глазарь остановился и внимательно посмотрел на помощника.
   - Позвольте мне самому отправиться с группой, - продолжил Грузг. - Налаживание контактов между такими непохожими цивилизациями трудная и деликатная работа. Мне знакомы все нюанса работы групп социального обеспечения по контактам. Кроме того, как ни кому другому, мне понятны цели, направление и та осторожность, с какой надо налаживать контакты, когда появляются общие интересы. И ещё, мне на месте будет проще нейтрализовать возможные действия недружественных элементов, о которых нам, пока, ничего не известно, но, чувствуется, что они где-то рядом.
   - Ты угадал мои пожелания, - тоже вслух заговорил Главг. - Я хотел сам поручить тебе, возглавить эту миссию. Общаться будем по закрытому каналу, но пользуйся им в крайних случаях. Пусть всё, что делается, будет открыто для всех, и не будем давать повода общественности для каких-либо подозрений.
   - К сожалению, их умело создают даже там, где и не ожидаешь, - вставил Помощник.
   - Да, я познакомился с твоей информацией и модель подтверждает вывод, что действует хорошо законспирированная группа. Социальные процессы, заложенные в модель, не выводят нас на такие волнения, нет каких-либо причин для этого. Но конфликты происходят! Значит, они кем-то инициируются, и то, что в последнее время деятельность хромовиков несколько затихла, подводит меня к подозрению - а не их ли это работа? Но не ясны их мотивы. Допустим, что общественность настоит на инспекционной комиссии, и что из этого? Кто в неё войдет? Какую выгоду они получат? На что направлено их стремление? Сплошные вопросы. У тебя есть ответы, хотя бы на часть их?
   "Нет, - ответил Помощник, переходя на мысленное общение, - но есть убеждённость, что хромовики получают информацию отсюда. Конкретного у меня нет ничего - скорее, интуиция. Я уже дал поручение, и в этом направлении уже работает группа, вновь созданной галактической разведки. Группу возглавляет известный Вам, Гжурс. Я передам ему канал выхода для сброса Вам информации".
   "Хорошо. Как только станет известно о канале утечки, сразу сообщи мне, и не трогайте ничего. Попытаемся обратить его против хромовиков, если он работает в их интересах".
   Они и не подозревали, как были правы в том, что совсем недалеко от них, в одной из многочисленных комнат здания, причём с ограниченным доступом, сидел тот, кого они только собирались вычислить, а он внимательно слушал их, записывал и анализировал информацию. Сейчас Юрс наслаждался своей секретностью. Разработанный им прибор практически трудно было обнаружить. Он был замаскирован под одну безделушку, прикреплённую к его брюкам. Такие были в моде, что, само по себе, не могло вызвать подозрений. Кроме того, считать данные из него можно было, только прикоснувшись средним пальцем правой руки, его руки. Прибор анализировал рисунок кожи, её запах и структуру строения ткани, и только при совпадении этих данных с данными, закодированными в его памяти, можно было получить доступ к накопленной информации. Единственное, что огорчало сейчас Юрса, это невозможность подслушивать их мысленный разговор. Но он работал над этой проблемой и был уверен, что ему удастся её разрешить.
   По большому счёту он был неплохой малый, и если оказывался в подозрительных и преступных компаниях, то только для того, чтобы доказать всем, что он первый инструментальщик среди них. Так сложилась его судьба. Сложись по-другому, получи он общественное признание своим выдающимся способностям, его "Я" было бы удовлетворено, и работал бы он сейчас в одной из исследовательских групп на самых передовых рубежах науки. Теперь же он вынужден был вести секретный образ жизни, блистая своим мастерством перед, как правило, малообразованными хромовиками. Он чувствовал их отношение к себе и ему, вряд ли, стоило рассчитывать когда-нибудь на изменение к лучшему. Они будут терпеть его до тех пор, пока он необходим Крабсу. А ему он будет нужен ещё долго. Открывшийся портал - это его звёздный путь на самый верх власти, и он постарается не сойти с него. Поэтому он и в компании Крабса. Там, на новом месте, где будет создаваться новый мир, он займёт подобающее для себя место и заставит всех уважать себя.
   Его мечтания были прерваны неожиданным приходом Грузга. Появившийся в дверях, Помощник Правителя внимательно посмотрел на него, от чего у того сердце ушло в пятки. Юрс был в полуобморочном состоянии.
   "Попался! - промелькнула ужасная мысль. - Но, где же охрана?".
   Однако Грузг протиснулся в небольшое помещение инструментальщика, оглядел аппаратуру и сказал:
   - Сдашь дела прежнему оператору, а сам собирай аппаратуру для налаживания контактов; по ней проконсультируйся в группе "внешних контактов", - помолчав немного, продолжил. - Поедешь со мной. Отправление через сутки. Тебя найдут.
   Не сказав больше ни слова, Грузг вышел из конурки, оставив инструментальщика в полном неведении о своей будущей судьбе. Немного успокоившись, Юрс стал писать список необходимой аппаратуры.
   "Надо встретиться с Крабсом, передать ему последнюю информацию и сказать, что его отправляют куда-то".
   В это мгновение новая ужасная мысль пронзила его мозг: "Рушатся его мечты. Вновь он будет в тени, на побегушках у сильных мира сего. Что за проклятая жизнь!".
   У Крабса он застал Торжа.
   - А вот и наш слухач, - приветствовал тот Юрса и, сильно взмахнув рукой, бросил в колонну свой верток.
   - Давай! - приказал Крабс, и вставил полученный кристалл в приёмное устройство. - Вот как? - сказал он, ознакомившись с его содержанием. - Правитель собирается наладить контакт с кристаллограммами. Меня они тоже начинают интересовать всё больше и больше. А ты умело ведёшь нашу игру. Молодец! - и, засмеявшись, повернулся к детине. - Они до сих пор не знают, откуда ноги растут. Юрс, мне кажется, что часть беседы заговорщики вели мысленно. Зачем они это сделали? Неизвестно о чём говорили? Надо тебе доработать устройство, чтобы фиксировать мысленный разговор.
   - Я работаю над этой проблемой, но она весьма сложна. Тем не менее, думаю, что справлюсь с ней, - ответил Юрс. - Но у меня, похоже, не будет на это времени, да и ни к чему она теперь.
   - Почему? - подозрительно взглянул на него Крабс.
   - Меня увольняют с работы. Помощник берёт меня куда-то. Я не знаю....
   - Крабс берёт тебя в свою команду?! - удивлённо воскликнул вожак. - И ты не знаешь, куда он отправляется и зачем? - Крабс задумался немного, а затем тихо спросил. - Ты сам-то ознакомился с той информацией, что привёз мне?
   - Нет, не успел. Неожиданно появился Грузг...., а затем всё закрутилось.
   - Зато я тебе скажу. Он отправляется в закрытую зону. Будет налаживать контакты с миром кристаллограммов, они показывают высокий уровень своего развития и обладают необычной техникой. Вот куда он берёт тебя!
   - Да, он поручил мне подобрать аппаратуру по налаживанию внешних контактов, - проговорил ошеломлённый Юрс.
   - Значит всё верно! Отлично! Просто замечательно!! - Крабс заходил по комнате, довольно потирая руки. - Как всё прекрасно складывается. Они сами, не ведая того, помогают нам в достижении наших целей.
   В это время распахнулась дверь, и вбежала разгоряченная Соли. Она хотела что-то сказать Крабсу, но, увидев Юрса, набросилась на него.
   - Ты куда исчез?! Мы тебя оберегаем, а ты тут сидишь? Крабс, мы так не договаривались!
   - У меня было мало времени, пришлось воспользоваться закрытым правительственным каналом.
   - Всё нормально Соли, не шуми. Собирай свою команду и поступай в распоряжение Торжа. Ваша задача, Торж, остаётся прежней - как можно больше внедрить наших соратников в инспекционную комиссию. Активизируйте свои действия. Я займусь подготовкой боевых групп. Нам потребуется, по крайней мере, пара драггеров в полном вооружении и группа мирсов, хорошо бы последних моделей. Без серьёзных военных действий нам не удастся прорваться к порталу, и то, если мы воспользуемся факторов неожиданности. Если мы при этом потеряем один корабль, то команды со второго окажется достаточной, чтобы начать осваивать новый мир. Соли, ты проследи за тем, чтобы количество бойцов обеих полов было, примерно, одинаковым. Нам же придется там размножаться. Юрс, на меня больше не выходи. Тебя найдет посланник от меня. Веди себя тихо, собирай информацию, хорошо бы узнать закрытые коды доступа в зону. Это было бы прекрасно. Всё! За работу - времени нет.
  
  

НОВЫЙ ОСТРОВ

  
   Благодаря усилиям Сквознячка они успели долететь до знакомого побережья уже к вечеру того же дня. Змей-Горыныч сделал круг над мысом и нежно приземлился на пологий участок берега, к которому спускалась тропа от пещеры. Здесь в углублении, вырытом Змешем ещё в прошлом году и заполненном сейчас морской водой, ждали их друзья. Муар и два осьминога лежали, подняв щупальца, и смотрели на спускающегося змея широко открытыми глазами. На плавающей капсуле расположился паук. Тихоня нетерпеливо перебирал своими мохнатыми лапками и непрерывно шуршал. Он собрал очень много интересной и необычной информации, которой страстно желал поделиться с кем-нибудь. Она распирала его и, наверное, будь сейчас рядом тот воздушный змей Синеглазки, он, не задумываясь, полетел бы на нем навстречу Змешу, в объятия своих дорогих друзей, и рассказывал, и рассказывал....
   - Да успокойся же ты, - булькнул Оська.
   - Я конечно скучал. Но, только увидев их, понял насколько соскучился, - прошуршал Тихоня, нетерпеливо следя за тем, как осторожно приземлился Горыныч на гальку.
   Змеш опустил крылья и по ним, радостно крича, посыпались Лесовик, Кой-Что, Кой-Как, Кой-Где и Синеглазка. Филя и Врун уже сидели рядом с пауком. Тихон лазил по спине ворона и перебирал его перья, непрерывно шурша: "Наконец-то". Конечно, когда на берег прибежала Синеглазка, для него уже начались настоящие ласки.
   Головы змея смотрели то на небо, то на океан, то на тёмный проём пещеры, видимо решая что-то про себя - ведь он был сейчас старшим здесь. Наконец Змеш подал голос.
   - Хорошо. Ночевать сегодня будем здесь, на берегу, под моими крыльями. Разжигайте костёр. Дельфины наловят вам рыбы, а Оська с Муаром принесут лангустов и омаров. Станем пировать под открытым ночным небом, и слушать рассказы наших путешественников, - заурчал Горыныч.
   В костёр пошли сухие ветки стланика и хорошо прожаренные солнцем различные деревяшки, выброшенные штормом на берег. Они отлично горели и, потрескивая, выбрасывали искры. Горящие искры подхватывались тёплыми струями воздуха и уносились вверх, к звёздам, пока не угасали там.
   - Сквознячок! Подбрось их ещё выше, - просила Синеглазка.
   И сквознячок выполнял её просьбу. Высоко на тёмном южном небе, усыпанном мириадами звёзд, рассыпались фейерверком горящие искорки.
   Кой-Как, как всегда был занят приготовлением пищи. На рогатинах, воткнутых в землю вокруг костровища, пеклись тушки рыбы, на раскалённых камнях обжаривались ракообразные. Они краснели, панцирь их лопался, и начинал вытекать сок.
   - Хватай! - каркал Врун. - "Пять баллов!".
   - Так вы, значит, вернулись к "Светлому пятну"? - спросил Лесовик Муара.
   - Да вулканическая активность стабилизировалась. Появляются и растут молодые курильщики, разрушаются потухшие. Родной для нас мир! Приплывшие животные активно обживают пока ещё не полностью занятую территорию. Кстати, мы перетащили туда и "Колобок" и устроили там дом для подрастающего поколения. Очень интересные и привлекательные места получились у образовавшегося острова. Через год, два, будем осваивать этот район. Скафандры мы перенесли в пещеру, так что вы сможете посетить остров, правда, только прибрежную его зону и подводную часть.
   - Отлично. Мы сделаем это обязательно, но чуть попозже. Ближайшие дни нам придётся приводить в порядок пещеру и всю территорию. Потом Змеш полетит обратно за отставшей компанией. Туда и обратно, получится два дня. Вот их то мы и используем на обследование острова. Потом до скафандров не доберёшься - всем захочется поплавать в них. Я правильно говорю? - спросил Кой-Как.
   - Правильно говоришь, - за всех ответил Змей-Горыныч. - Тихон, иди ко мне. Расскажи о своих подводных путешествиях. Я один среди вас, который, к сожалению, никогда не сможет заглянуть в тот мир.
   Синеглазка хотела было запротестовать, но Змеш предложил им перед сном окунуться в тёплые воды океана. Что и было с радостью подхвачено. Вскоре вечернюю тишину необитаемого острова разорвал веселый смех и крики плескающихся в воде детей. Местные вараны, считающие себя истинными хозяевами этих окрестностей, с удивлением и осторожностью взирали на плескающиеся тела. Синеглазка и Лесовик взгромоздились на Муара и, поддерживаемые щупальцами перевертыша, носились среди прыгающих дельфинов. Три кикиморёнка в сопровождении Оськи поплыли к каньону, где стали прыгать в глубину со скалы. Усаживаясь на камни и глядя то на звездное небо, то на светящееся мириадами живых огоньков в воде океана, они вспоминали прошедшие события, искренно удивлялись тому, как много здесь произошло, и как быстро летит время, отдаляя те удивительные и тревожные события всё дальше и дальше от настоящего.
   Последующие дни были заполнены уборкой ближайшей к пещере территории и чисткой самой пещеры от всякого мусора, который успели наносить летучие мыши и мелкие зверьки. Наружными работами занимался Змей-Горыныч, который вырывал упругий стланик и выбрасывал его на другую сторону каньона. Синеглазка сидела на нём и внимательно осматривала очищаемую территорию в поисках змей. Она категорически отказывалась входить в пещеру из-за мышей, которых боялась панически. В пещере орудовали ребята. С помощью Фили они быстро очистили пещеру от всякой летающей, ползающей и бегающей нечисти. Кой-Где, чтобы помучить сестру, иногда выбегал из пещеры и, держа за хвост очередную крысу, кричал Синеглазке: "Посмотри, какая у неё прекрасная шкурка!" - и бросал сестре. И хотя ни одной крысе или мыши не удалось долететь до неё - Врун успевал перехватить зверька в воздухе, - сестра ужасно пугалась и вскрикивала, что вызывало всеобщее веселье.
   - Не обижай сестру! - каркал одноглазый. - Вот прилетит Яга, я ей всё расскажу и попрошу превратить тебя, к примеру, в жука, чтобы ты сам боялся, как бы я тебя не съел. Вот натерпишься страха.
   - Подавишься! Я специально наемся для тебя какой-нибудь отравы, чтобы у тебя живот заболел! - кричал Кой-Где и скрывался в пещере, чтобы затем вновь повторить свою проказу.
   За это время ребята уговорили Змея-Горыныча, разрешить им посетить образовавшийся остров. Змеш разрешил вылазку, но только в сопровождении Муара. И вот теперь, облаченные в скафандры, (не забыли прихватить и капсулу с Тихоней), путешественники неслись на дельфинах к чёрному острову. Впереди и по бокам их сопровождали отряды мааров, зорко следящих за плавающими в окрестности стаями больших акул-молот. Наземная часть острова, в основном, была пустынна. Местами можно было заметить уже пробивающуюся поросль пальм, да гнездовья чаек. Вокруг были разбросаны глыбы вулканических осколков, которые в обилии скатывались с крутых боков великого вулкана, когда он ещё рос, выбрасывая из своего жерла раскалённую магму. Та остывала, наползая на уже окаменевшие слои, и лопалась под собственным весом, порождая множество корявых чёрных глыб. Поэтому и подводная часть представляла собой хаотическое нагромождение камней, образовывая бесчисленное количество пещер, ниш, коридоров, туннелей, о размерах которых трудно было судить. Лезть туда было очень опасно, и маары не позволяли даже приближаться к чёрным проёмам. Чтобы показать, как это опасно, Муар приказал своим маарам раскачать некоторые из глыб. В результате произошло их обрушение, что затем вызвало целую лавину обвалов.
   - Видите? - булькнул Оська. - Пройдут многие годы, пока волны не обрушат то, что очень неустойчиво, и не занесут песком береговые неровности. Со временем укрепится конструкция дна - в этом помогут кораллы, которые уже сейчас начинают обживать пустынные места. А пока слушайтесь Муара, он подскажет, к чему можно приближаться, а от чего надо держаться подальше.
   То, что деятельность вулкана ещё не затихла, свидетельствовали вырывающиеся горячие газы. Окружающая температура воды в этих местах была несколько выше, поэтому они охотнее обживались растительностью и колониями многочисленных видов креветок. Бока острова были крутые и уходили в тёмную глубину, к центру "Светлого Пятна", окружённого непроходимыми зарослями чёрных курильщиков, частично разрушенных прошедшим извержением. О пустынном прошлом этих мест ничто уже не напоминало - кругом кипела разнообразная жизнь. Она занимала и крутые склоны, которые обрастали удивительными формами разноцветных мягких кораллов. Те цеплялись к бесформенным обрывистым каменным стенам и создавали многоярусные карнизы, нависающие над глубиной. В этих ярусах разноцветными облаками мелькали маленькие стайки небольших рыбёшек, находя себе здесь убежище от многочисленных хищников, плавающих поблизости. В основном, это были стремительные барракуды. Во многих местах из трещин вырывались раскаленные газы, указывая на то, что эта сторона острова ещё находится в стадии формирования. Иногда, давление газов нарастало настолько, что вырывало из стены огромные каменные куски, и глыбы безмолвно падали в тёмную бездну.
   Муар подал знак, чтобы пловцы следовали за ним. Вскоре они оказались в молодой лагуне, которая образовалась на пологой стороне острова. По всей видимости, основная масса извергающейся лавы лилась здесь в виде реки расплавленной породы, которая остывала в воде, образовывая многочисленные многокилометровые натёки. Поднятый со дна и перенесенный волнами песок уже заполнял трещины пологого склона. Накатывающиеся волны срывали со дна прорастающие растения и выбрасывали их остатки на берег. Лишь морские водоросли успевали закрепиться в трещинах и успешно боролись с водной стихией. В появившихся их зарослях нашли приют морские коньки и иглы. Около дна плавало несколько небольших акул-молот, разыскивающих прячущихся в песке камбал. Угадывая желание путешественников, Муар поплыл к берегу и выбрался на чёрные песок.
   - Отлично! - Синеглазка растянулась около него на тёплых камнях. - А где то озеро, о котором вы говорили?
   - Вон там, повыше, за тем выступом. Можете подняться туда. Я подожду вас здесь. Только будьте осторожны, я не знаю здешних обитателей суши, может быть, здесь уже оказались и ядовитые представители. Во всём остальном будьте спокойны.
   - Ну что? Поднимемся? - спросил Кой-Где. - Немного отдохнем и пойдём купаться в пресной воде. Будем первыми посетителями....
   Только поднявшись к зубчатой границе пологого склона, путешественники воочию увидели последствия прошедших катаклизмов. Жерла самого вулкана, закрытого рядами грандиозных торосов из вспученной земли, они не разглядели. На жерло смотреть надо было лишь сверху, куда может поднять их Змеш. Пройти же к ещё дымящему вулкану п о суше не было никакой возможности.
   - Ну а нам туда и не надо, - отвечая своим мыслям, сказал Лесовик. - Жутко у жерла, все ноги собьёшь или поломаешь об корявые чёрные глыбы. Другое дело, вон то манящее озеро....
   Открывшееся с высоты озеро было действительно прекрасно! Впечатление усиливалось общим контрастом относительно мрачного вида окружающей местности. Большая впадина среди черных камней была заполнена чистейшей водой. Озеро было глубокое и отливало синью под лучами Солнца. С обрывистых черных берегов во многих местах виднелись белоснежные от пены водопады. Падающая вода, ударяясь об гладь поверхности озера, образовывала облака мелкой водяной пыли, в которых висели многочисленные радуги. К озеру можно было подойти только с одной пологой стороны, вдоль небольшой речушки, несущей воду озера к океану. Берега её уже успели зарасти. Обилие воды, насыщенная богатыми минералами вулканическая почва вызывала бурный рост тропической растительности. Для этого нужны были семена, которые на остров могли быть перенесены птицами. Из зарослей уже слышались щелчки клювов попугаев. В основном, животный мир острова, пока составляли морские птицы: чайки, фрегаты и буревестники, гнездовья которых повсюду виднелись на неприступных скалах. Материковых птиц было мало, из-за ограниченного количества для них нищи. Пройдет год, два и остров сильнее зарастет, больше будет земноводных и насекомых, и птицы населят этот райский в будущем уголок.
   - Красота!! - воскликнула Синеглазка и понеслась к воде, увлекая за собой остальных.
   Время летело незаметно. Они бы остались здесь и на ночь, но появился Оська. Он перебрался к ним по ручью и передал приказ Змея-Горыныча возвращаться в пещеру.
   - Мы ещё вернемся сюда, наш остров! Привезем с собой различных жителей, чтобы тебе было веселее, - сказала, прощаясь, Синеглазка.
   Растормошив дремлющего Муара, они надели скафандры и поплыли к материку.
   В тот вечер Змей-Горыныч отправился в обратный путь.
  
  

ТАЙНА ТИХОНИ

  
   На стенах пещеры мелькали всполохи огня. В центре горел небольшой костёр, у которого сидел дежуривший Кой-Где. Остальные путешественники, свернувшись клубочком, спали под одним покрывалом. Снаружи, у входа, дежурство нёс бдительный Филя, который не пропускал в пещеру ни одной ползущей, либо летающей твари. Кой-Где очень хотелось спать и он с трудом держался. Вместе с кикиморёнком дежурил и Тихон. Он расположился на плече, около уха Кой-Где. В его больших глазах играло отражение трепетного пламени от тлеющих углей.
   - У меня есть тайна, - тихо прошелестел паук. - Я не могу больше держать её в себе, она выпирает из меня, мне необходимо поделиться тайной с кем-нибудь. Ты меня слышишь?
   - Какая ещё тайна? Большая или маленькая? - скорее машинально, чем заинтересованно спросил Кикиморенок.
   - Ты зря смеёшься. Это очень тайная тайна! Я обнаружил скрытый ход в каменный город.
   - Что?! - встрепенулся Кой-Где. - Какой ход? В какой город?
   - Ход, по которому можно добраться до города, где вы расправились с Жваком.... Мне было очень интересно.... Я побывал там..., и видел какие следы оставляет луч связки кристаллов на каменном полу. Идеально тонкий разрез.... Мне стало страшно. Какие вы смелые, что не побоялись выступить в бой с тем чудовищем.
   Паук шептал тихо, не торопясь, с некоторыми остановками. Наконец до сознания кикиморёнка стал доходить смысл сообщения. Сон как рукой сняло.
   - Ты был там? Да тебе, наверное, это приснилось. Как ты мог там оказаться? Туда же можно попасть либо через подводный туннель, либо через окна в каменной стене, недалеко от водопада. Но туда тебе одному не добраться.
   - Ты совершенно прав! - шептал паук. - Однако в город есть ещё один проход, причём прямо отсюда, - продолжал настаивать он. - Он, наверное, существовал давно, но был завален. Во время извержения что-то изменилось, и он оказался открытым. Ход очень сложный, в одном месте он даже почти весь заполнен водой, и мне пришлось ползти по его потолку.
   - Но это же далеко отсюда? - продолжал не верить Кой-Где. - Расскажи подробнее.
   - По вашим рассказам я тоже был уверен в этом, и, только оказавшись там, (а я не знал куда ползу), с удивлением увидел то помещение и понял, куда попал. А получилось всё совершенно случайно. В один из дней, когда все мои друзья были заняты своими делами, и я остался один, то решил повторить тот путь, который привёл меня в грот, где беседовали братья Сквознячка. Так вот, прикрывшись мокрым мхом (мне всегда приходится помнить о летучих мышах), отправился в путь. Я не добрался ещё до того места, где была замурована Синеглазка, как обнаружил открывшийся проём в туннель. Внимательно изучив дыру, с удивлением понял, что проход существовал и раньше, но был замурован кем-то. Конечно, моё любопытство пересилило страхи, и я пополз в неизвестность, забыв о первоначальной цели. Меня ещё очень заинтересовал отдалённый шум, напоминающий плеск воды. Мне нечего было бояться, кроме мышей, и я продолжал свой путь. Полз долго, и уже было решил возвращаться назад, как заметил в некоторых местах туннеля рисунки. Ну, те, из ваших рассказов. Это окончательно подтолкнуло меня к продолжению моих исследований. Я полз и полз. Меня не остановил даже частично затопленный проход, и я продолжал движение. После этого ход стал подниматься, и я оказался на потолке какого-то большого помещения. Потолок уходил куда-то вверх, в некоторых его местах были узкие щели, через которые проникал дневной свет; для моих глаз в помещении было достаточно светло. Я заметил около пола в стенах несколько тёмных дыр, из которых слышался плеск воды. Уже потом, когда я обследовал их, то обнаружил и каменные ступеньки, уходящие под воду. Но это было позже, а пока я с удивлением разглядывал пол с большой дырой посередине и несколькими разрезами на нём. Стены были испещрены многочисленными рисунками.
   - Ты видел рог? - прервал Кой-Где рассказ Тихони.
   - Конечно, - прошелестел паук, - но в том месте для меня всё было совершенно незнакомое, непонятное, и потому страшное. Там плыл какой-то таинственный туман, изображение стены между двумя рогами было очень неустойчивым. Большего мне нечего сказать, так как не могу объяснить того, что видели мои глаза. Туда я не ползал. Главное, что я понял, что это было то самое помещение. Вот так....
   Тихоня замолчал, он застыл, видимо находясь под впечатлением своих же воспоминаний.
   - Но это же должно быть далеко отсюда? - недоумевал кикиморёнок; он не мог никак связать прошлое с рассказом паука.
   - Я сам не понимаю, как такое могло случиться, но это было то самое помещение. Уверяю тебя! - прошелестел Тихоня.
   - Что вы там шепчетесь? Всё говорите и говорите.... Спать не даёте, - недовольно, сквозь сон, пробормотал Кой-Что.
   - Да ты послушай, что здесь рассказывает Тихоня! - Кой-Где стал безжалостно будить брата.
   Когда удалось растормошить того, и паук пересказал ему своё удивительное путешествие, Кой-Что сказал:
   - И что вы мне тут басни рассказываете, не могли до утра подождать. Тихоне очень хотелось приключений, вот ему и приснился сон. Вы же знаете, что город находится отсюда далеко, и попасть туда можно двумя путями, и то с помощью либо мааров, либо змея. Чтобы Тихоня за короткое время, без посторонней помощи, мог оказаться там?! Да этого не может быть!! Давайте спать....
   - Но я был там!!! - не унимался паук. - Почему вы мне не верите? Я когда-нибудь обманывал вас?! А? Ну, скажите, скажите.... Я могу рассказать вам до мельчайших подробностей, что там видел, а, ведь, меня тогда с вами не было. Спрашивайте! Я могу провести вас туда.
   - Извини меня Тихоня. Я и не знаю, что сказать. С одной стороны, не могу тебе не верить, а с другой ..., этого не может быть.
   Эти разговоры в "верь - не верь" разбудили остальных, и Тихоне пришлось вновь повторить рассказ. Как и следовало ожидать, поднялся невообразимый шум. Дети проверяли Тихона, задавая ему вопросы по рисункам на стенах, по проемам, по расположению малого и большого рогов. Как нестранно, обсуждение постепенно стало склоняться к выводу об истинности приключения. Когда же Тихоня нарисовал линии разреза от луча древнего оружия, то это окончательно убедило их в том, что он там действительно был!
   - Нет, - твердил Кой-Что, он один остался при своём мнении, - пока сам не увижу, ни за что не поверю. Надо идти туда, - неожиданно пришёл он к такому выводу.
   - "Пять баллов!" - каркал Врун. - Залезай на меня Тихоня, и указывай дорогу. Летим туда!!
   В пещере установилась тишина. Слова, произнесённые Кой-Что, пока только доходили до ума. Но, когда их смысл стал понятен, началось бурное обсуждение.
   - Возьмем кристаллы.... У нас же есть скафандры.... Надо успеть до прилёта Змеша.... Мама нас не пустит.... Идём сейчас....
   Вот это "сейчас" и определило все дальнейшие действия. Мудрый неторопливый Филя пытался остановить их, призывал к разуму. Куда там! Они застоялись, душа их рвалась к приключениям, и они бросились в неизвестность.
  

ТУННЕЛЬ

  
   Дети быстро собрали скафандры, кристаллы и всё то, что могло потребоваться в путешествии и отправились в путь по тёмным подземным коридорам.
   Впереди летел Врун с Тихоней на спине - тот показывал дорогу. За ними пристроился филин, который, хотя и был против путешествия - но не мог же он бросить своих друзей. Далее следовали пять фигур, нагруженных различным снаряжением. Впереди шёл Лесовик, Синеглазка - в центре группы. Надо отметить, что за прошедший год Лесовик очень изменился. В нём всё активнее стал проявляться характер "древних". Конечно, ему ещё предстоял долгий путь освоения необходимых навыков, но уже сейчас чувства его были обострены, он мог ощущать дуновение опасности, видеть в темноте, и, наверное, ещё что-нибудь, о чём ещё не догадывался. Это требовало большого расхода внутренней энергии, а сил в молодом организме было недостаточно, и житель леса быстро уставал.
   - Пора отдохнуть, - скомандовал он, когда они подошли к той дыре, которая образовалась при извержении, открывая проход в каменный город.
   За дырой скрывалась сплошная темнота. Лишь благодаря свету кристаллов удавалось вспороть темень и разглядеть подробности туннеля. На удивление он был, в основном, чист, если не считать некоторых вывалившихся из стен камней, да толстого слоя пыли, который прикрывал обильное количество рисунков и каких-то знаков. Они же переползали снизу на стены, а в некоторых местах и на потолок. При движении в колеблющемся свете кристаллов рисунки оживали. Ощущение движения было полным. Оно завораживало. Птицы начинали летать, хищники скалить зубы. Гипнотическое действие усиливалось по мере продвижения вглубь, и приводило к тому, что возникали неприятности с координацией - ходоки начинали сталкиваться друг с другом, пытаясь пойти назад, или упирались в стену.
   - Жуть какая-то! - воскликнула Синеглазка. - Как будто кто-то не хочет пускать нас дальше.
   - Давайте спрячем кристаллы, чтобы не видеть рисунки, - предложил Лесовик, - возьмемся за руки, и так будем идти. Я вижу путь.
   - Он видит, а как мне лететь? - прокаркал недовольно Врун.
   - Вечно ты ворчишь. Не надо было тогда лезть сюда, - ухнул филин. - Тихоня, перелезай на меня, а одноглазый пусть летит следом на шум моих крыльев.
   Так и сделали, идти стало легче.
   - Меня постоянно мучает один вопрос, - раздался в темноте голос Кой-Что. - Я вот что не понимаю. На стенах той комнаты изображён какой-то зверь с рогом, нападающий на людей. Далее, мы обнаружили вроде бы и кости того животного с большим рогом, с которым каким-то непонятным образом связался и малый рог, создав загадочное техническое устройство неизвестного назначения. Как всё это понять?
   - Подожди, дай только добраться. Кой-Как разберет его по винтикам и скажет, что это такое, - начал говорить Кой-Где, когда раздался резкий окрик Лесовика: "Стоять!", и группа замерло на месте.
   - Я ощущаю опасность, - продолжил он, - вытащите кристаллы.
   Появившийся свет осветил туннель. Группа стояла у входа в большой зал, стены и пол которого сплошь состояли из бугров и вмятин - как будто какой-то неопытный каменщик укладывал каменные блоки. Однако, рисунок кладки был настолько постоянным, что не вызывало сомнения, что это было сделано специально.
   - Что остановились? - каркнул Врун. - Пошли.
   - Стоять! - вновь остановил их Лесовик, видя, как Синеглазка решилась сделать шаг.
   - Ты чего? - спросил его Кой-Как. - Тихоня нам ничего не говорил, да и сейчас они вон где.
   - Не торопись, - Кой-Что положил руку на его плечо. - Они летают, а нам надо пройти. Ты не находишь разницу? Лесовик, что ты чувствуешь.
   Лесовик напрягся, а потом виновато сказал:
   - Я ощущаю кругом опасность, но не могу сказать точнее.
   - Ясно..., - заговорил Кой-Что, - я верю тебе. Поэтому должны решить: идём мы дальше, либо возвращаемся назад. Я бы предпочёл идти вперёд.
   - И мы.
   - Коль так, будем проводить испытания, но в случае реальной опасности, всем броситься назад. Лесовик, ты постарайся фиксировать свои ощущения. Мне, почему-то, кажется, что всё дело в этих неровностях на полу, ведь все, кому приходилось проходить здесь, вынуждены были наступать на них. Ведь так? - рассуждал умный кикиморёнок. - Врун, придётся тебе выступить в качестве экспериментатора, но это очень опасно, так как неизвестно, что представ­ляет собой сама опасность, и откуда она может придти. Ты согласен?
   Врун сидел на плече Лесовика и смотрел единственным глазом на Кой-Что.
   - Можно подумать, что то, что нам приходилось делать до сих пор, доставляло нам только одни удовольствия, - глубокомысленно каркнул он. - Среди нас нет трусов! Говори, что надо делать!
   - Подождите! - послышалось уханье филина.
   Он полетал над полом; сделав несколько кругов, подлетел к путешественникам:
   - На всех выступах и впадинах нанесены рисунки, - прошелестел Тихон.
   - Какие рисунки? Я не вижу их, - Кой-Где стал внимательно разглядывать пол.
   - Снизу ты их и не разглядишь. Они все выдолблены в небольших, но глубоких ямочках, - начал шелестеть Тихон. - На каждом выступе или углублении таких ямочек четыре, но рисунки на них - разные.
   - Так..., а какие рисунки? - нетерпеливо спросила Синеглазка
   - Сейчас мы вновь посмотрим, и я попытаюсь запомнить их. Дайте Филе кристалл, чтобы лучше разглядеть.
   После облёта зала, филин вернулся.
   - Разных рисунков всего шесть, я бы условно назвал их так: "капля", "копыто", "стрела", "волна", "галка", "пустота". Они все перепутаны в четвёрках, в некоторых четвёрках есть парные, и таких много. Вот, собственно, и всё.
   - Да..., - сказал Кой-Что и стал ходить от одной стенки туннеля до другой. - Прежде всего, надо нарисовать пол и изобразить, где и что там изображено. Затем, Вруну придётся приступить к опасным занятиям и выяснить, что же всё это означает. Очевидно, что, чтобы пройти к продолжению туннеля в задней части помещения, нам придётся проложить путь по этому загадочному полу. Синеглазка, ты у нас самая аккуратная, давай рисуй.
   Вскоре пол туннеля, где стояла группа, был испещрён квадратиками. Осталось лишь понять, что должно произойти, когда будешь наступать на них. То, что так оно и будет, теперь, не вызывало сомнений.
   - Начнём! Врун будь предельно осторожен. Начни испытывать те квадраты, на которых изображены по два одинаковых рисунка.
   Ворон взлетел и с силой ударил об выступ, на котором были изображены две "капли". В ответ на это с потолка стали выползать густые капли слизи. Слизь вытягивалась к полу, образуя липкую нить.
   - Осторожно! - закричала Синеглазка. - Возвращайся назад!
   - Опять эта проклятая слизь, - зашелестел Тихоня, наблюдая, как вытягиваются липучие нити. - Хорошо, что не сплошная сеть.
   Все молча наблюдали за происходящим. Через некоторое время слизь перестала вытекать, и нити, оторвавшись, рухнули вниз. Вскоре слизь просочилась через щели в полу. Пространство было вновь свободно.
   - Ха! Однако работает! Молодец Лесовик, вовремя остановил нас.
   - Я полетел к углублению, на котором нарисованы два "копыта".
   Удар в углубление, привёл к тому, что с потолка стали опускаться каменные столбы, способные раздавить любого, кто мог оказаться под ними. Дойдя до пола, они продавились в него, но затем убрались, вернувшись в исходное положение.
   - Вот это да! Вначале влипаешь, а потом тебя раздавливают. Неплохо..., - попытался пошутить Кой-Где.
   - Ещё не всё исследовано, мне кажется, что самое страшное связано со "стрелами", - сказал Кой-Как. - Врун, когда ударишь в такой выступ, не взлетай, а останься на нём, прижмись.
   Эта неожиданная догадка спасла жизнь ворону. Когда он ударился об выступ, из стен стали вылетать стрелы, пронзая пространство зала. Врун замер, плотно прижавшись к выступу. Постреляв некоторое время, стены замолчали, и ворон с опаской вернулся к друзьям. Синеглазка схватила его и прижала к груди:
   - Ты чуть было не погиб....
   - "Пять баллов", - тихо каркнул Врун, - ты спас мне жизнь, - добавил он, повернув свой единственный глаз к Кой-Как. - Я думаю, что другие испытания будут не такие смертельные. Сейчас приду в себя, и продолжим, - каркнул наш герой.
   Следующий удар об выступ с "пустотой" открыл в полу дыры, в которые можно было провалиться неизвестно куда. Птице, правда, это не грозило. Дети в страхе отпрянули ещё глубже в туннель. Из открытых дыр пахнуло сыростью, спёртый воздух поднялся над ними в виде сизого тумана. Через некоторое время дыры закрылись.
   - С каждым разом всё интереснее..., что будем делать?
   Молчание.
   - Давай на "волны"! - наконец, решился Кой-Что.
   Потоки воды хлынули в зал после срабатывания тайного механизма. Началось настоящее наводнение. Вода текла отовсюду, заливая пол туннеля, она стремительно прибывала и не собиралась прекращаться.
   - Бей в "пустоту""! - закричал Кой-Как ворону.
   Однако сделать это ворону было уже непросто. Прибывающая вода смягчала удары птицы, и ей никак не удавалось включить механизм. Врун был весь мокрый, но продолжал долбить, понимая, что жизнь всех его друзей зависит только от него. Но, все отчаянные попытки оказывались напрасными, это было выше его физических возможностей. Ему помог Филя. Две птицы одновременно ударили в выступ, подняв столб воды, и открыли, наконец, дыры в полу, куда и устремилась вода. Хлынувшая вода, видимо, включила механизм закрытия скрытых резервуаров с водой и потоки исчезли. Вслед за этим закрылись и дыры.
   - Мы сделали это! - закаркал ворон, кашляя от попавшей в клюв воды.
   - Герои вы наши, - Синеглазка нежно обнимала обеих мокрых птиц.
   - Сейчас приду в себя, и продолжим, - каркнул ворон, - надо узнать, что означают другие рисунки.
   Вода уничтожила нарисованную схему пола, где уже были нанесены разгаданные значки. Филе с Тихоней вновь пришлось облетать помещение и восстанавливать схему.
   - Ну что же, стало очевидным, что те места, на которых нанесено два одинаковых рисунка, вызывают их действие. Осталось выяснить, что означает "галка" и неповторяющиеся рисунки. Давай Врун, проверь "галку".
   После ударов об такой выступ и впадину, ничего не произошло. Дети долго ждали каких-нибудь действий, но ничего не происходило.
   - Отлично!! - вскричал Кой-Где. - на них можно смело наступать.
   - Это было бы слишком просто, - сказал Кой-Что, - но таких безопасных, как вы видите, слишком мало. Древние мудрецы заложили алгоритм, который можно разгадать, только узнав действия всех комбинаций рисунков. Только тогда мы сможем проложить дорогу на ту сторону, я в этом уверен. Так что, давайте поймем, как действуют комбинации, состоящие из всех разных рисунков.
   После долгих испытаний, оказалось, что привести в действие выступы или впадины могут те знаки, которых нет в четверке. Так, к примеру, выступ, четверка рисунков которого представляла: "капля", "копыто", "галка", "пустота" - вызывал действие или "стрел", или "волн" - из стен летели стрелы, либо низвергалась вода.
   - Ну и хитрецы же те, кто придумал это! - восторженно сказал Кой-Что, которому стал понятен этот принцип. Значит, из шести знаков мы можем воспользоваться тремя: "волна", "галка" и "пустота". "Галка" - совсем безопасная, "волна" и "пустота" - наполовину. Остальные три - смертельные. Причём, после "волны" сразу надо нажимать "пустоту".
   - Ну, и чему же ты радуешься? - с явным недоверием, глядя на брата, проговорила Синеглазка, которая окончательно запуталась в рисунках, в их комбинациях и была в отчаянии.
   - Не бойся сестра! Вы пока перекусите, а мы с Кой-Как сейчас разгадаем эту загадку. Вы только отойдите подальше, чтобы не затоптать изображения.
   Пока длился перекус, оба брата что-то обсуждали и рисовали на полу. Иногда они замолкали на какое-то время, потом шумели, видимо, пытались доказать друг другу какие-то решения. Рядом с ними находился Врун, он всё время кивал головой, переводя взгляд с одного брата на другого. Он был героем дня и не мог не поучаствовать на заключительном этапе. Вскоре ворон громко закаркал, извещая всех, что загадка, наконец, разгадана.
   - Мы, вроде бы, нашли тот единственный и безопасный путь, по которому сможем перейти через зал.
   - Пошли! - нетерпеливо вскричал Кой-Где.
   - Не торопись! - назидательно каркнул ворон; он выпятил грудь от важности того, что должен произнести. - Вначале я пройду этим путём и проверю его, а уж потом, ты. Правильно я говорю?
   - Конечно, конечно, - нисколько не обиделся на него Кой-Где, - ты только будь предельно осторожным.
   В очередной раз, взлетев над полом, Филя с Тихоней указывали те места, которые надо было проверить. Помня, как тяжело пришлось бороться с водой, ворон быстро перескакивал с "волны", которая порождала потоки воды, на выступ с "пустотой", и тогда вода исчезала в дырах. Так он продвигался вперёд. Одно место вызывало подозрение. Здесь тропа резко меняла направление, как бы возвращаясь назад. И, хотя, потом, она выводила туда, куда надо, сомнения всё же оставались.
   Вот это место! В случае ошибки в ворона могли полететь стрелы, либо он завяз бы в слизи. Но опасностям не суждено было сбыться. Тропа, действительно изгибалась и, в конце концов, вывела в темное продолжение туннеля.
   - "Пять баллов"! - похвалил себя Врун, глядя на кучку друзей, стоящих на противоположной стороне.
   - Пока мы не забыли, надо пометить тропу, - каркнул он, когда перелетел к ним.
   - Я пойду первым, - сказал Кой-Как, - и буду отмечать путь.
   Он вытащил из своих многочисленных карманов кусок мела. Этот деловой кикиморёнок всегда имел в запасе много всякого хлама, за который ему постоянно доставалось от матери, когда та затевала большую стирку. Сколько белья она попортила из-за камней, стёкол, кусков засохшей краски, забыв извлечь их из карманов сына.
   - Мы только привяжем к тебе веревку; в случае чего будем тащить, - сказала Синеглазка, когда Кой-Как собрался в путь.
   Осторожно, неторопливо кикиморёнок начал движение. Впереди него на новое место первым перелетал Врун, а сверху перемещение контролировал Филя и Тихоня. Кой-Как мелом метил путь, сзади него тянулась страховочная верёвка. К счастью она не понадобилась, и вскоре он уже стоял в проходе. Таким же образом к нему перебрались остальные путешественники и только после этого все вздохнули с облегчением.
   - Хитрая ловушка! Только от кого она оберегала проход? Неужели от того зверя? Сколько таких ловушек нам придется преодолеть, пока мы доберемся до цели?
   Тихон решил, что этот вопрос относится к нему, стал виновато оправдываться.
   - Я не знал, что это ловушка. Я полз себе и полз и не догадывался, что подо мною вот такое....
   - Конечно, Тихон. Даже, если бы ты полз по полу, веса твоего тела было недостаточно, чтобы сработали секреты, - успокоил его Лесовик. - Идём дальше, но всем быть предельно внимательными, - и он первый вошёл в туннель.
  
  

ПЕРЕКРЕСТОК

  
   Если прошедший отрезок пути представлял собой проход в виде одной каменной трубы, то эта часть имела множество ответвлений, и без Тихони в них легко можно было заплутать. Паук указывал дорогу, а Кой-Как метил мелом путь. Так они без приключений добрались до большого и сложного перекрестка многих туннелей одновременно. Он представлял поляну, засыпанную большими камнями, а в каменных стенах на её границе виднелись тёмные дыры. Здесь Лесовик вновь подал предосте­ре­­гающий сигнал
   - Что? - спросила его Синеглазка.
   - Пока не знаю, но пахнет опасностью.
   - Тихоня, ты здесь точно был? - каркнул Врун.
   - Да. Я хорошо помню этот перекрёсток, - прошелестел паук, - ещё задержался здесь, чтобы выбрать направление, куда мне ползти. Туда, куда отправился, отметил кучкой мха, прикрепив её на потолке в углу. Вон тот проход. Филя полетели туда! Проверим....
   Филин с Тихоном перелетели перекрёсток и углубились в один из проходов. Группа пошла следом за ними и дошла до центра перекрестка, когда Лёсовик остановился с предостерегающим окриком. Здесь и решили подождать возвращения Фили.
   - Что он там копается? - недовольно каркнул ворон.
   - Наверное, Тихоня не может найти свою отметину, - буркнул Кой-Где, - тоже мне догадался оставить мох; да его мыши давно утащили в свое гнездо.
   - Вот и хорошо, что они задерживаются, можно передохнуть. Меня эти скакалки утомили, - сказала Синеглазка и присела на небольшой валун.
   Лучше бы она этого не делала!
   Раздался скрежет, а затем громкий щелчок. Девочка в страхе вскочила, но было уже поздно. То, что ощущал Лесовик, произошло. Сработал тайный механизм. Вся "поляна" вздрогнула и начала вращаться. Вначале медленно, но потом всё быстрее и быстрее. Закружилась голова, и все попадали на землю. Через некоторое время вращение стало затихать сама собой и вскоре остановилось.
   - Может быть, мне скажет кто-нибудь, что это было? - каркнул ворон.
   Он первый пришёл в себя. Лёжа на земле, ворон пытался встать на лапы, но тело его качалось, и он вновь падал, вращая из стороны в сторону своей головой и вытягивая шею.
   - Вначале нас хотели утопить, раздавить, расстрелять, куда-то уронить...- не вышло. Теперь решили покатать на каруселях. Прекрасно! - пытался пошутить Кой-Где. - Лесовик, ты на самом деле вовремя ощущаешь опасность. Я теперь верю в это. Но мне кажется, что на сей раз ты ошибся. Нас просто покружили. Ты продолжаешь ощущать опасность, и она может произойти?
   - Нет, я её уже не ощущаю. Похоже, она уже произошла. Только мы ещё не понимаем этого. Синеглазка, а это ты привела в действие скрытый механизм, когда присела на камень. Здесь нельзя ни к чему притрагиваться, везде одни ловушки.
   - Чего ты пристал к сестре. Она и не притрагивалась ни к чему, просто присела на валун. Валун как валун. И где же опасность?
   Он кружился во все стороны, показывая на проходы рукой и вдруг... замер....
   - Вот-вот, ты, наконец, и сам понял, - сказал ему Кой-Что. - Лесовик прав, мы попали в ловушку, и очень хитрую. Посмотрите вокруг. Вы видите проходы и, вроде бы, ничего страшного. Но это только видимость. После вращения все туннели перепутались! Кто теперь сможет сказать, где тот туннель, из которого мы вышли, или тот, куда улетел Филя с пауком? То-то и оно! Чтобы выбраться отсюда, нам придётся обследовать все проходы, но я уверен, что там мы вновь встретим перекрестки, и вынуждены будем вновь выбирать путь... и так далее и окончательно заплутаем. Мы в ловушке! - печально произнёс он.
   - Похоже, брат, ты действительно прав, - согласился с ним Кой-Как.
   - Да я сейчас обегу все проходы, позову Филю, он и прилетит, - Синеглазка ощущала себя виноватой и желала исправить положение.
   - Мы это сейчас сделаем, но делать будем не торопясь. Я не думаю, что нам удастся так легко выбраться из ловушки. Те проходы, которые мы сейчас видим, могут оказаться другими. Когда мы вошли сюда, они могли быть закрыты стенами вращающегося перекрёстка, а после его поворота, то, что видели - закрылось, а то, что не видели - открылось. Вы теперь понимаете? Но я, почему-то, уверен, что среди тех, которые сейчас видны, есть и тот, что ведет туда, куда нам надо. Вопрос лишь в том, как его найти?
   - Согласен, - сказал Кой-Как, - а потому предлагаю перекусить. Подождём Филю. Уверен, что Тихоня сейчас решает ту же задачу, но с другой стороны. То, что у него открыт проход в нашу сторону и нет такого разнообразия дорог, несколько облегчает поиск обходного пути. Будем ждать.
   - Я пока облечу проходы и позову Филю, может быть, отзовётся, - предложил Врун.
   - Ты только не забирайся глубоко туда, держи всё время нас в поле зрения, и ни на что не нажимай. Не хватает того, чтобы и тебя потерять.
   - Обещаю, - каркнул ворон и полетел в первый проход; оттуда послышалось его громкое карканье.
   Тихоня не поверил своим глазам, когда, вдруг, участок прохода, через который они только что пролетели, начал двигаться.
   - Назад!! - громко зашелестел он филину.
   Но они опоздали. Перед их взором стремительно мелькали проходы перекрестка, через которые, иногда, виднелась группа его друзей. Когда движение прекратилось, они с удивлением увидели перед собой только глухую стену!
   - Ух...ух...ух! - заухал Филя. - Что такое? Где наш проход, Тихон?
   - Хотел бы и я знать, - растерянно зашелестел паук, - от меня только одни неприятности. И зачем я рассказал им о своём путешествии..., всё хвастовство моё....
   - Не вини себя. Ты же, как и мы, понятия не имели о каких-то хитрющих ловушках, устраиваемых людьми. У них совершенно всё по-другому, чем у нас. Думай лучше, как найти к ним дорогу, без тебя им оттуда не выбраться.
   Паук молчал. Он сидел на спине филина и перебирал мохнатыми лапками. То, что в проходе было совершенно темно, их нисколько не беспокоило - они прекрасно видели и сейчас.
   - Ты прав Филя. Им надо ждать помощь только от нас. Рассчитывать на счастливый случай, что найдут верный путь, вряд ли стоит. Думаю, что к ним есть путь, только он другой, не такой прямолинейный, как раньше, но он существует. А коль он существует, значит, обязательно должен быть сквозняк, хоть и лёгкий. Эх, был бы сейчас Сквознячок! Он бы быстро нас вывел, но его нет - отправился со Змешем, чтобы помочь ему. Конечно, он мог бы оставить небольшую свою часть, но кто же знал, что так будут развиваться дальнейшие события. И всё из-за меня! Лучше бы меня съела летучая мышь.
   - А вот этого нам не надо. Если считаешь, что ты затеял всё, вот и выводи нас в город, либо назад в пещеру, хотя вряд ли они согласятся на это. А в городе, уж мы с Вруном, сами придумаем, как вызвать на помощь Горыныча. Думай, как найти выход.
   - А что здесь думать. Увидеть дуновение сквозняка можно было бы по пламени свечи, но у нас её нет..., - Тихоня замолчал, но ненадолго, - зато есть ты.... Филя, тебе придётся вырвать из себя пух, нужен самый лёгкий и пушистый. Я прикреплю к нему свою паутину и буду держать её. По тому, куда начнёт отклоняться пушок, мы сможем найти дорогу, сможем определить тупики.
   - Ну ты и даёшь, Тихон!! - восторженно заухал филин. - Где ты всему научился?
   - Хорошо иметь много друзей, они тебе передадут много разных знаний. Но у нас есть проблема.
   - Какая ещё? - насторожилась птица.
   - Допустим, мы обнаружим сквозняк. Но куда нам идти, в какую сторону? Мы можем и уходить от наших друзей....
   - С вами, с умниками, всегда вот так - то обнадежат, то разочаруют. Что нельзя определить, куда дует ветерок?
   - Нет, как раз это просто. Ветер дует от холодного к тёплому. Как правило, холодное находиться внизу, а тёплое - вверху. Осталось выяснить самую малость - что выше пещера, или город? А?
   - А вот это знаю я. Город выше. Можешь мне поверить, - уверенно заухал Филя, повернув к пауку голову.
   Тихоня внимательно посмотрел на него, а потом прошелестел:
   - Вот видишь, Филя, как хорошо иметь много и разных друзей. Давай пух!
   Вскоре можно было наблюдать такую картину. На очередном перекрестке подземных проходов, на его потолке, вцепившись в камни, висела большая чёрная птица. На ней сидел большой паук, с которого свешивалась длинная паутина с прилипшей на её конце лёгкой пушин­кой. Четыре внимательных глаза высматривали, куда она отклоняется. Им нужно было лететь в противоположную сторону на помощь к своим, попавшим в беду, друзьям.
   Так они и добрались до прохода, в дальнем конце которого раздавалось громкое карканье.
   - Мы нашли их, друже! - зашелестел Тихоня.
   - Мы летим к вам, друзья! - во всё горло заухал филин, и припустился вперёд.
   Вскоре группа покинула коварный перекресток. Она направлялась в ту сторону, куда дул еле уловимый сквознячок, в каменный город под водопадом. Они не захотели возвращаться назад, в пещеру. Путешественники, полагали, что все трудности они уже преодолели, осталась лишь незначительная водная преграда, о которой упоминал паук. Но, на этот случай у них есть скафандры.
  

ИСПЫТАНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

  
   Однако, прежде чем они достигли города, им пришлось ещё несколько раз испытать неприятные мгновения. Либо на поворотах или в узких переходах группу останавливал резкий окрик Лесовика. Тогда остальные отступали назад, а он начинал медленно двигаться вперёд, обследуя опасный участок. К его поясу всегда была привязана верёвка, за другой конец которой держали ребята. Такая предосторожность была нелишней. Неожиданно срабатывал скрытый механизм, стремительно уезжал в сторону участок пола и Лесовик проваливался вниз. Если бы не верёвка, на которой он повисал, внук Лешего упал бы вниз на острые бамбуковые пики, торчащие в глубокой яме. Об этом свидетельствовали несколько истлевших скелетов обезьян, пронзенных пиками. Лесовика вытаскивали, причём, как выяснилось, это надо было делать быстро. Через некоторое время плита возвращалась на прежнее место, и Лесовик мог бы остаться в яме навечно. Как верно догадался Кой-Как, любая ловушка должна иметь ключи срабатывания и отключения её механизма. Но это была только часть правды. Как оказалось, и то и другое действие длилось некоторое время, затем ловушка взводилась в исходное состояние, чтобы постоянно оправдывать своё назначение. Всё это выяснилось в процессе преодоления таких участков. Поэтому теперь путешественники в случае опасности начинали ощупывать все неров­ности на стенах, давить и вращать их. Как правило, они действительно оказывались ключами - пол неожиданно раздвигался, или плита становилась на место и по ней надо быстро перебежать опасный участок. Причём такие ключи располагались по обе стороны ямы. В проверке надёжности срабатывания устройств участвовали птицы. Они взлетали к потолку и со всего маху падали на пол, заставляя срабатывать ловушку. Таким образом было определено время, в течение которого плита оставалась на месте до взвода её в состояние "ловушки". Выяснилось, что для каждой ловушки этот временной отрезок был разным, и Синеглазке приходилось запоминать это. Как показали дальнейшие события, такое знание спасло им жизнь.
   Так осторожно, преодолевая коварные ловушки (как сообщил Тихоня) группа почти добралась до водной преграды. Путешественники расслабились, Синеглазка тихо пела песни, а Кой-Где вспоминал их последний бой в городе. В этот момент сработало сторожевое чувство Лесовика. Как всегда, птицы стали долбить пол, но ничего не происходило.
   - Это - обманка! Здесь нет ничего. Нас просто пугают, - сказал Кой-Где и хотел было пойти вперёд, но Лесовик остановил его.
   - Ищите ключи, - приказал он.
   Однако ощупывание всех подозрительных мест, не обнаружило каких-либо скрытых механизмов.
   - Я же говорил, что это ложная ловушка. Всё рассчитано на то, что путник будет искать её, боясь двинуться дальше. Здесь нет ничего! - Кой-Где, не слушая Лесовика, пошёл вперёд. - Видите!..
   Он уже прошёл несколько шагов, как послышался еле уловимый скрип, а затем и шуршание.... Неожиданно, впереди него опустилась плита, перекрывающая проход, а во многих местах на обеих стенах открылись дыры, из которых стали выползать змеи. Это были кобры!! Их глаза уловили тепло, исходящее от застывшей группы. Изголодавшиеся и потому очень злые, большие королевские кобры бросились к добыче. В свете лучей кристаллов были видны их извивающиеся тела и раздутые от возбуждения воротники. Никто не двинулся. Неожиданность и первобытный страх перед змеями сковал их мышцы. Змеи приближались, уже было слышно их шипение.
   Врун стремительно спикировал на кикиморенка и больно клюнул его в голову, что вывело того из ступора. Кой-Где побежал назад, увлекая за собой всех остальных. Небольшое расстояние до первой ловушке было преодолено в одно мгновение.
   - Стойте! - закричал Кой-Что. - У нас есть время, чтобы решить, что мы будем делать дальше. Вперёд мы двигаться не можем - там змеи. И пока они существуют, то будут гнать нас назад, и нам придётся вновь пройти все препятствия, которые мы уже преодолели. В конце концов, окажемся в пещере. Я не согласен. Надо расправиться с ними здесь.
   - Как? Что ты предлагаешь?
   - Мы можем заблокировать ловушку и перебежать на другую сторону, а затем включить её вновь. Когда кобры заползут на плиту, надо включить механизм, и они рухнут вниз. Причем, делать всё придётся очень точно. Надо решать. Кто за моё предложение?
   - Что там решать, надо так надо! А пока давайте переберёмся на другую сторону. Кобры подползают! Вон, они! Синеглазка, где ключ? Ты у нас всё помнишь....
   Змеи, действительно, приближались; они плотной кучею быстро ползли к детям.
   - Ну, где же? - Кой-Где лихорадочно хватал за все неровности, но всё было не то.
   - Вот как надо!
   Синеглазка схватилась за небольшой камень на полу и повернула его.
   - Стойте! Сейчас проверю, на всякий случай, - ухнул филин и ударил в пол.
   Плита осталась на месте, и группа быстро перебежала скрытую яму. Здесь она стала дожидаться змей, и те не заставили себя ждать. Передние уже стали заползать на плиту, но задние задерживались. Стало очевидно, что сразу, одним махом, не удастся расправиться с преследователя. Это усложняло задачу.
   - Сейчас я их соберу в кучу! - каркнул Врун.
   Никто не понял, что он этим хотел сказать. Лишь мгновение спустя все в ужасе застыли, увидев, как ворон спикировал на плиту рядом со змеями. Голодные кобры сразу заметили желанную добычу. Передние стремительно бросились на птицу, но та выскользнула из смертельных объятий, перелетела на новое место и стала ждать их там. Голодные, злые, свирепые от неудачи они бросились вновь. Но и здесь их ждал промах. Пока Вруну удавалось опередить их броски на мгновение, но змей становилось больше, ими всеми двигало желание схватить тёплое живое тело. Разъярённые от неудач, голодные змеи стали драться между собой. Кобры собрались в виде большой шевелящейся кучи, и ворон был в её центре.
   - Врун, улетай! Скорее! - закричала Синеглазка.
   Но ворон не слышал, им овладел азарт смертельной игры. Ещё мгновение и он погибнет!
   Вруна спас Филя. Он камнем упал вниз, схватил друга своими когтями и в последний момент выдернул его из кучи разъярённых кобр.
   - Открывай! - вскричал Лесовик, и Синеглазка включила механизм ловушки.
   Плита пола со скрежетом уехала в стену, сбрасывая кучу змей в яму, из которой им уже не суждено было выбраться. Всё было кончено! Осторожно подойдя к краю ямы, в свете кристаллов, путешественники увидели внизу страшных змей. Некоторые из них извивались, пытаясь освободиться от проткнувших их пик, другие лезли по стенам, надеясь добраться до края ямы, но срывались и подали вниз. Вскоре плита встала на место, похоронив змей навечно.
   - Классно! Надо двигаться, пока ловушка не взвелась, - сказал Кой-Как.
   Однако это был ещё не конец битвы. Из темноты туннеля показалась огромная королевская кобра. По размеру она была почти в два раза больше, чем те, с которыми только что произошла битва. Предпринимать что-либо сейчас было невозможно: прошёл короткий отрезок времени, чтобы механизм ловушки мог сработать вновь. Оставалось лишь одно - отступать к следующей ловушке. Кобра уже вползала на закрывшуюся плиту. Увидев застывших детей, она стала подниматься и раздувать воротник, готовясь к броску.
   - Назад!! - закричал Лесовик
   Защищая остальных, он пошёл навстречу змее, размахивая светящимся кристаллом. В этот момент сверху вниз промелькнула тёмная тень. Ею оказался бесстрашный Филя. Страшные, острые и жесткие, больше похожие на стальные ножи, когти впились в голову кобры мёртвой хваткой. Мощный клюв птицы беспощадно терзал её тело, метя в глаза. Но бой был слишком неравный. Кобра оказалась опытным бойцом. Много глубоких и безобразных ран виднелось на её теле, но то, что она дожила до этих мгновений, лишь подтверждало, что и прошлые бои она все выиграла. Змея стала обхватывать тело филина, набрасывая на него одно кольцо за другим, и...душить и... душить....
   Филя чувствовал, что погибает. Собрав все свои силы, он продолжал терзать змею, пытаясь ослепить её. Один глаз он уже выклевал. "Надо ещё один", - всплывала мысль из меркнувшего сознания. Он задыхался.... Кобра, злющая от потери глаза, сжала свои мышцы. Ещё мгновение..., и филин... перестал дышать.... ..... .....
   - Он жив! Жив! Ты молодец, Синеглазка!
   Филя, как бы издалека, услышал знакомый голос Тихони. Потом он почувствовал, как на груди зашевелились его перья, и разобрал, наконец, шепот паука:
   - Филя не притворяйся! Дай знать нам, что ты жив. У нас сердце разрывается от мысли, что ты погиб. Пожалуйста....
   Филя открыл свои большие глаза и увидел одноглазую птичью голову.
   - Ну, я же говорил, что он не может вот так погибнуть! - каркал Врун.
   Филя встрепенулся и с трудом поднялся. Он находился в окружении своих друзей. Лицо Синеглазки было зарёвано, да и сейчас текли слёзы, но уже слёзы радости.
   - Филя, дорогуша....
   - Почему я не погиб? - заухал он. - Где большая кобра?
   - Вон она лежит, задушенная, - сказал Лесовик и указал на неподвижную змею.
   Та лежала вдоль стены, и от её головы тянулась верёвка, а другой конец верёвки уходил куда-то под пол.
   - Нам удалось набросить петлю верёвки ей на шею около головы. К тому времени ловушка начала уже работать. Кой-Где привязал веревку к своему ботинку, открыл и закрыл ловушку, бросив ботинок в яму. Таким образом, кобра оказалась привязанной, а самозатягивающаяся петля всё больше и больше душила её при любой попытке освободиться от удавки. Одновременно мы разматывали её кольца на твоём теле и с трудом оторвали тебя от неё. Змея не раздавила тебя ещё и потому, что Врун подсунул своё тело и не позволил кобре плотно сжать свои кольца. К тому времени ты успел ослепить её, но сам почти погиб. Синеглазка, молодец, откачала тебя, - всё это рассказывал паук, ползая около его уха.
   - Здорово! - заухал филин. - Сейчас немного постою и полетим дальше.
   - Весёленький у нас получается поход, - сказал Лесовик, глядя на Тихоню.
   Под его взглядом паук весь сжался и попытался спрятаться в перьях филина. Увидев это, Лесовик поспешил успокоить его:
   - Ты ни в чём не виноват, откуда ты мог знать о ловушках, и мы не могли предполагать подобное. Да и сейчас непонятно, зачем такие ухищрения. Впереди, как ты сообщал, нас ждёт водное препятствие. Что это такое для нас, тебе, естественно, неведомо - ты полз по потолку. Нам же придётся туда залезть,... что нас ждёт там.... Вот я и думаю, стоит ли нам туда забираться? Может быть, пока не поздно, надо возвращаться. До сих пор нам очень и очень везло, но везение может в любой момент закончиться. Стоит ли и дальше испытывать судьбу? Что думаете, путешественники?
   На сей раз, быстрого ответа не последовало. В свете кристаллов виднелись сосредоточенные лица. Некоторый страх, который невольно проник в их сердца от неожиданно свалившихся на них испытаний, не позволял им, как раньше, легкомысленно принимать решения. Молчание затянулось надолго....
   - Надо идти дальше. Многое уже преодолено. Жаль, если отступим..., пусть решение принимает сестра. Как она скажет, так оно и будет, - предложил Кой-Что.
   - Почему я? - возмутилась она, но, поймав внимательный взгляд Лесовика, замолчала и опустила голову; но затем подняла глаза и твёрдо произнесла. - Идем вперёд!
   - Правильно сестра. Другого решения мы от тебя и не ждали, - подвёл черту всем колебаниям Кой-Где.
  
  

ВОДНАЯ ПРЕГРАДА

  
   Когда они проходили мимо открытых тёмных ниш, откуда совсем недавно выползали страшные гады, их передёрнуло от ещё не затухших воспоминаний. Вскоре группа без всяких осложнений добралась до водной преграды. В этом месте туннель стал резко уходить вниз, потом уклон выпрямился, но на полу показалась вода. По мере продвижения глубина становилась больше. Пришлось остановиться и одеть скафандры. Далее продвигались, держа голову на поверхности, чтобы видеть паука. Труднее всего пришлось птицам. Пространство между водой и потолком все время уменьшалось, но Тихоня утверждал, что туда, куда им надо идти, его будет достаточно, чтобы лететь птицам. Так они прошли несколько перекрёстков, когда почувствовали, что пол уходит у них из-под ног. Теперь им уже пришлось плыть, держась наплаву и внимательно следя за тем, чтобы птицы не попали в какую-нибудь ловушку. Они остановились, чтобы обсудить положение.
   - Если ничего не изменилось, то так будет и дальше, - продолжал утверждать Тихон.
   - Хорошо. Тогда вы не спешите. Мы будем плыть в глубине прохода, чтобы видеть, что происходит там, на дне. Но один из нас всегда будет плыть на поверхности для связи с вами, - сказал Лесовик.
   Вода, заполняющая туннель была на удивление очень прозрачной, как если бы она попадала сюда, пройдя через систему фильтров, и не имела непосредственного выхода в водоёмы. Косвенно, это подтверждалось и тем, что не было заметно никакой живности. Вскоре путешественники получили очевидные тому доказательства. Вид туннеля стал меняться. Вдоль стен неожиданно появились колонны, а на стенах цветная роспись, изображающая сцены охоты. Лесовик подал знак подъема наверх.
   - Синеглазка, это не проход, - Кой-Где снял шлем и посмотрел на сестру. - Больше всего похож на узкий зал. Там колонны и роспись.
   - Думаю, что так оно и есть. Кому бы пришло в голову расписывать тёмный туннель, - и она указала на потолок над их головами.
   На нём яркими красками неведомыми художниками были изображено звёздное небо со спиральными галактиками, разорванными туманностями и многими и многими звёздами и планетами. Здесь же попадались и странные, загадочные знаки.
   - Послушайте! - заговорил Кой-Где. - А ведь мы уже в городе. Мы незаметно добрались до него.
   - Очень похоже, что ты прав. Значит, этот зал скоро начнёт подниматься, под воду он ушёл в результате каких-то катаклизмов. Тихоня, - обратился к нему Лесовик, - нас ожидают какие-нибудь сложности?
   - Как вы уже неоднократно убеждались, мне трудно судить об этом. Вскоре надо будет повернуть, а дальше всё прямо и прямо.... и выползаем на сухое.... А там уже и до рога недалеко.
   - Синеглазка, дай знать, когда доберёмся до поворота, - сказал Лесовик, и группа подводников нырнула на дно.
   Вода была прозрачна и в свете кристаллов виднелись витиеватые колонны с широким каменным основанием. На полу просматривался сложный орнамент, сложенный из цветных плит, изображающих птиц, рыб, зверей и странные геометрические фигуры. На стенах кое-где появились стрелки, направленные в одну сторону. Вскоре стали попадаться небольшие проёмы, ведущие в какие-то проходы. Около каждого такого прохода стояло странное изваяние, непонятно что изображающее. Они были все разные, лишь круглый шар, да ромбическая табличка на их возможной груди имела один и тот же странный знак. Кой-Где хотел заплыть в такой проход, но был остановлен Лесовиком. Синеглазка ещё не подала условный сигнал, и надо было плыть дальше; туда же указывали и стрелки на стенах.
   Вот и место поворота. Синеглазка зашлёпала руками по воде. Сигнал! Здесь под водой это место выглядело как большой круглый зал с бочковидной колонной в центре. Из зала в разные стороны уходило несколько проходов с разными изображениями на полу. Куда плыть? Лесовик дал сигнал к подъёму.
   - Там сложный перекрёсток, - сказал Кой-Как, когда они появились на поверхности, - без тебя, Тихон, нам бы не выбраться отсюда. Куда направляемся?
   После того, как паук указал путь, Кой-Что не сдержался, чтобы не спросить:
   - И как ты узнал "Куда", когда полз здесь?
   - Не знаю. Я полз и полз....
   - Значит, случайно выбрал направление и оказался в нужном месте. А если бы, свернул не туда, где бы ты был сейчас, путешественник? А? Ты дурной пример берёшь с Кощея....
   - Да хватит нападать на него. Главное, он нашёл город, - стал защищать его Кой-Где.
   - Ладно, поплыли. После нам достанется всем и от всех, мало не покажется, - мудро заметил Кой-Что.
   - Теперь я поплыву внизу, а сверху пусть будет кто-нибудь другой. Я тоже хочу видеть, как там, - заявила Синеглазка.
   - Не торопись сестра. У нас ещё будет обратный путь. Налюбуешься....
   Сделав поворот, пловцы попали в очень узкий проход с высокими и ровными стенами до потолка, по которому полз паук. Птицы устали лететь в узком пространстве. Им не на чём было посидеть, и они попеременно садились на голову девочки и отдыхали.
   - Долго ещё? - не выдержал Врун и недовольно каркнул.
   - Скоро, - последовал короткий ответ.
   Двигаясь в проходе, пловцы стали замечать, что пол начал медленно подниматься. Кроме того, появилась муть в воде. Вначале еле заметная, но, затем, она стала густеть, приобретая вид дымных облаков как от пожарищ. "Облака" были хаотично разбросаны вдоль одной стены. Лесовик подал предостерегающий сигнал. В бледном свете кристаллов мелькнули тени, от каких-то змеевидных тел, которые копошились в низу стены около границы с полом, и оттуда поднималась муть. Приглядевшись внимательно, пловцы были поражены их видом. Существа принадлежали к червеобразному виду. Они имели чешуйчатую шкуру и, по всей видимости, были слепы. Втыкаясь в стену одним концом своего извилистого тела, видимо головой, они грызли камни стен и пола. Крепкий камень легко поддавался их усилиям. Кругом виднелись следы их деятельности в виде глубоких борозд, разбросанных каменных кусков и многочисленных дыр.
   Неожиданно существа прекратили свою деятельность и повернули головы к замершей группе пловцов. Видимо они почувствовали пришельцев, так как начали двигаться в их направлении, раскрыв пасти. Путешественники с ужасом увидели, как выворачиваются наружу их рты, обнажая многочисленные ряды мощных резцов. Это были черви, очень напоминающие их старого знакомого, но только небольшого размера. Они плыли, избегая света кристаллов. Заметив это, пловцы стали освещать червей светом, и им удалось остановить их дальнейшее продвижение. Однако, радоваться было рано. Приглушенный водой, раздался глухой хлопок, и большой кусок камня вывалился из стены. В образовавшейся темной дыре показалась голова какого-то чудовищно огромного червя. Пасть его была открыта и была ужасна! На многочисленных жутких резаках его вывернутого рта ещё лежали каменные огрызки, только что прогрызенной стены. Он резко выдернул из дыры своё червеобразное тело и повернул ужасную голову к застывшим детям. Это был их прошлый враг - Червь! Бежать было поздно, да и некуда. Червь в одно мгновение мог покрыть расстояние разделяющее их.
   "Лучи!" - мелькнула неосознанная мысль, и Кой-Как направил луч кристалла в морду Червя. Его примеру последовали и остальные. Тело Червя передернула судорога. Он узнал их. В нем сработал древний рефлекс страха перед кристаллами, который он не мог преодолеть. Надо бежать и спасти своё потомство! Червь изогнулся, избегая лучей, и стал запихивать своё потомство в дыру, из которой только что вылез. Действовал он безжалостно. И, несмотря на сопротивление огрызающихся детей, быстро засунул их туда, после чего исчез и сам, оставив после себя лишь клубы мути и каменные обломки.
   Не сговариваясь, пловцы вынырнули на поверхность.
   - Червь!! - закричал Кой-Где, сдернув шлем.
   - Где! - ещё ничего не понимая и тихо, спросила Синеглазка. - Какой червь?
   - Наш Червь, наш! Тот, какой был с Жваком. Он оказывается жив и живёт здесь. Более того, у него появилось многочисленное потомство. Такие же страшные и зубастые! Так лихо грызут камни.... Да ты не бойся, он нас больше боится, просто панически. Вернее, наших кристаллов! Так что, нам нечего опасаться. Только, теперь, поплывем здесь - внизу сплошная муть, ничего не видно.
   - Отлично Филя, мы теперь сможем отдыхать одновременно, - каркнул Врун и уселся на Лесовика.
   Без приключений они доплыли до того места, где проход начал подниматься. Вскоре вода настолько обмелела, что группа уже брела по полу коридора. Когда уровень воды понизился до колен, путешественники наткнулись на каменные ступеньки, об которые плескалась вода. Они поняли, что достигли цели и оказались в загадочном городе.
  

НА "ШЕРПЕ"

  
   Космический транспортник "Шерп" приблизился к границам закрытой зоны. Конструкция транспортника напоминала гантель и выбрана была не случайно. Одно утолщение, заднее, полностью занимала энергетическая установка, способная создавать в короткое время гигантские мощности, недостижимые для других космических аппаратов, за исключением боевого зеруза "Говиго" Правителя Глазаря. Другое утолщение предназначалась для экипажа, систем жизнеобеспечения, управления и вооружения. В перемычке располагалась сама двигательная установка, которая создавала вокруг себя мощное спиральное магнитное поле. Оно порождало гравитационные силы, благодаря которым спираль как бы вкручивалась в пространство, заставляя двигаться корабль. Со стороны казалось что, движущееся судно было окутано слегка светящимся облаком, которое образовывалось за счет сгорания в электромагнитных полях космической пыли.
   - Скоро надо будет выйти на связь с "ежом", - заметил Грузг, глядя на тёмное пространство, усыпанное точками редких звёзд и далёких галактик.
   За редким исключением звёзды были чужие. Свои остались позади, там, где был его родной мир, мир головачей. На внешней спирали Галактики, по которой они сейчас двигались, и располагалась звезда кристаллограммов
   - Есть связь?
   - Да. Они уже давно засекли нас и проверили коды доступа в район. Приглашают посетить их станцию.
   - Вот и хорошо. Бери курс на них, там и высадимся.
   Тёмная картина космоса сместилась в сторону, и в поле зрения показался небольшой шарик, который был заключён в слегка светящуюся оболочку. По мере приближения, стало видно, что сама оболочка вся состоит из множества воронкообразных конструкций, каждая их которых была связана с шаром лишь тонким и длинным стержнем. "Ёж" своим видом очень походил на созревший цветок одуванчика. Эти воронки служили чувствительными антеннами, с помощью которых просматривалось межзвёздное пространство. Таких "ежей" было несколько, что не оставляло нарушителям ни единого шанса проникнуть незамеченными в закрытую зону.
   "Где-то находятся излучатели", - подумал Грузг и стал искать их, хотя и знал, что они были "невидимыми".
   Обнаружить их можно только с помощью специальной аппаратуры, доступ к которой имел лишь ограниченный штат операторов. Излучатели закрыли зону так, что любой нарушитель неизбежно будет уничтожен их излучением без всякого предупреждения. Когда транспортник приблизился к "ежу", оболочка с антеннами стала деформироваться, как будто она была резиновая. Открылся приёмный шлюз, куда и устремился "Шерп". Здесь Грузга, как важную персону, встречал сам начальник станции Феруз.
   - Рад тебя видеть, Помощник, на борту моей станции, - приветствовал его Феруз.
   - Давно и я тебя не видел, начальник.
   - Конечно. Заслали за какие-то прегрешения на самую окраину Галактики, и пока не понимаю, зачем закрыли такой большой район. По той команде, что прибыла вместе с тобой, - а это, если не ошибаюсь, в основном специалисты по контактам - предстоит непростая работа. Не так ли?
   - Ты, как всегда, наблюдателен.
   - Служба такая.
   - Ты прав, Феруз. Работа, действительно, предстоит сложная и трудная. А вот будет ли она успешной, пока нет полной уверенности. Слишком необычная у нас с тобой будет миссия. Ты получил нашу депешу?
   - Да.
   - Вот и хорошо. Отдай распоряжение, пусть размещают мою команду в отсеках, желательно, в одном месте. А вот его - Грузг указал на Юрса, - посели рядом со мной, чтобы был всегда под рукой. Пойдём в твою комнату, там и продолжим разговор.
   Каюта начальника имела вид правильного шестигранника. Одна из сторон его представляла большой экран, на котором в данный момент выводилось изображение той части пространства, где находилась звезда кристаллограммов и загадочный портал. В центре каюты располагался большой стол с видом их родной Галактики. По сути дела, крышка стола являлась тоже экраном, и при желании на него можно было выводить любую информацию, которая содержалась в банках станции. При необходимости здесь можно было запустить моделирующую систему, аналогичную той, что была у Правителя, только лишь в упрощённом варианте. Но и такая модель позволяла находить оптимальное решение в сложнейших ситуациях.
   - Я должен поблагодарить тебя за этот подарок, - сказал Феруз, - это ведь твоя инициатива, установить её на моей станции. Я слышал, что таких моделей несколько во всей Галактике, и то, что одна из них у меня, лишь усиливает загадочность всего того, что происходит в этом районе. В чём дело, друг?
   Грузг медленно обходил помещение. Задержался около настенного экрана и молча рассматривал изображение космоса. Нащупал датчики управления и приблизил звезду. Стали видны пять планет, вращающихся около неё. Самая большая из них находилась на ближнем к звезде участке траектории.
   "Там сейчас жарко. Отсюда и активность кристаллов", - подумал он.
   Затем подошёл к столу и включил модель. Галактика ожила. Над столом появилась объёмная дискообразная модель их мира. Светящиеся разноцветные точки вращались по своим траекториям вокруг центра. Вместе с ними неслись планеты, осколки взорвавшихся звёзд, сгустки межзвёздной пыли, зародыши сверхновых звёзд, которым ещё предстоит появиться в далёком будущем. Здесь были и сверкающие голубые гиганты и холодные карлики, остатки, когда-то былых сверкающих светил, распыливших во времени всю свою энергию. В рукавах Галактики были помечены и "чёрные дыры", которые жадно заглатывали всё, что попадалось на их пути. Некоторым "дырам" удавалось насытиться, и они взрывались, выбрасывая в пространство огромную энергию и материю, которая вливалась в общую структуру Галактики. А та жила своей долгой и неторопливой жизнью, если мерить сроком жизни средних звёзд. Но, и она имела своё рождение и время своей смерти. Срок неизмеримо большой, и потому неосязаемый жителями любого из миров. Для них Галактика всегда оставалась неизменной, они ощущали время на уровне вращения своей планеты вокруг родного светила.
   - Да, это было непросто, - наконец ответил Грузг. - Измени масштаб, и покажи охраняемый участок.
   Феруз сделал несколько движений на пульте, и на внешней спирали появился бледный шарик. Он был совсем небольшого размера в сравнении с размерами Галактики, но они знали, что этот "шарик" (закрытая зона) вмещал в себя несколько звёзд со своими планетами. Чтобы пересечь его, свету потребуется много времени. "Шарик" стал увеличиваться в размере. Скоро его изображение заполнило весь стол, и продолжало увеличиваться. В охватываемом пространстве помимо двух интересуемых объектов находился ещё один таинственный объект. Это был тёмный карлик, остаток давно погасшей звезды, и несколько крупных астероидов - остатки разрушившихся планет. Среди миров Галактики жила легенда, что здесь когда-то в очень давние времена существовала та самая цивилизация, которая потом распространилась по всей Галактике. Так что, существующие цивилизации миров являются её потомками. Так ли это было на самом деле или нет, никто об этом уже не скажет. Так же и то, сколько было самих потомков. Все они были разные, как внешне, так и по устройству своих миров. Лишь обследование генов жителей существующих в настоящее время миров, указывало на их родственные связи. Сейчас в Галактике таких существует несколько десятков, а, сколько ещё затерялось во времени; исчезло, так и не преодолев трудности, которые выпали на их долю. Крупные космические объекты, обрушившиеся на планеты, эпидемии неизвестных болезней, внутренние распри несли им гибель. Также гибельной оказалась и потеря интереса к самой жизни - были и такие!
   Даже и сейчас, в Галактике существовал такой мир - мир "странников". Странные существа (их то и осталось всего не больше сотни) населяли его. Каждый индивидуум жил отдельно от остальных в странных сооружениях, больше похожих на пещеры, хотя на планете находились опустевшие разрушенные города, печально напоминавшие, что здесь когда-то кипела оживлённая жизнь. Представители этого странного мира редко общались между собой, не имели детей. Жизнь их больше походила на жизнь отшельников, потерявших всякий интерес к окружающему миру. Часто тела странников застывали в какой-нибудь позе на многие годы. Казалось, что в это время их душа путешествовала в неведомых пространствах, а их телесная оболочка служила им лишь временным пристанищем. Но это были одни догадки. Что же происходило на самом деле, никто не знал, "странники" ни с кем не общались. Когда-то такое их поведение разозлило Правителя одного из миров, и он приказал уничтожить застывшего "странника", в результате космический корабль и вся его команда исчезли без следа, а он продолжал сидеть, так и не изменив своей позы. С тех пор мир "странников" больше никто не посещал, лишь датчики бесстрастно фиксировали уменьшение жителей странного мира. Загадочная цивилизация вымирала....
   Всё это вспомнил Грузг, глядя на бесформенные обломки.
   - Цивилизация существует, пока у неё сохраняется интерес и дух познания окружающего мира и пока каждый индивидуум осознаёт себя лишь частичкой своего племени, родившего его, а не отделяет себя от остальных. Покажи мне записи последних наблюдений за планетой кристаллограммов, - попросил он.
   - Я покажу фрагменты, заслуживающие внимания; они сделаны в последнее время. До этого планета выглядела вымершей - никакого движения! И вдруг, взрыв активности!
   На экране боковой стены появилась сверкающая планета. Она сияла как брильянт на фоне чёрного космического пространства. Изображение увеличилось, стали различимы горы, состоящие из различных по форме кристаллов. Изображение скользило по безжизненной планете, везде были видны кристаллы и кристаллы и ... никакого движения! И вдруг!! На стороне, обращенной к светилу, вспыхнуло множество ярких точек. Все они располагались у подножья крупных нагромождений кристаллов.
   - Эти точки - невидимые, мы их специально проявили, - заметил Феруз. - Странное дело, но они жадно впитывают энергию излучения звезды. Если немного поддать цвета, то станут видимыми энергетические потоки.
   Он поколдовал над столом, и на экране начали проступать конусы вращающихся потоков энергии, вливающихся в сверкающие точки.
   - Там чудовищные энергии. Мне не известно что-либо подобное в нашем мире. Как такое возможно?! Но то, что они созданы этими кристаллограммами не вызывает сомнения. Для чего кристаллы накапливают энергию?! Причём, при вращении планеты, включаются и другие накопители. Одновременно с этим появилась повышенная активность кристаллов. Смотри!
   Изображение продолжало увеличиваться. На фоне поверхности проступили какие-то странные линии, которые перекрещивались в одном месте планеты, обращенном к светилу. При дальнейшем увеличении линии ожили, они шевелились и переливались всеми цветами радуги. Грузг, вдруг, неожиданно для себя, стал различать отдельные кристаллы. Это были они! По неизвестной причине кристаллы собрались в толпы и двигались в одном направлении, в точку пересечения. Здесь они исчезали под поверхностью. Их было тысячи и тысячи, разных по форме и цвета. Маленькие и большие, вытянутые и плоские, простые, либо сцепленные разнообразные кристаллы в едином образовании. И, всё это сверкало своими многочисленными гранями.
   "Что происходит? Непонятный мир.... Что-то вдруг появляется, и также внезапно исчезает, чтобы через некоторое время вновь удивить нас необычным. Поразительный мир, живые кристаллы, их движения, неожиданно высокий уровень технических устройств, их интерес к порталу, накопители энергии, теперь эти миграции.... Есть чему удивиться! Глазарь прав...", - думал Грузг.
   - Готовь исследовательский шлюп для полёта к планете. Поставь на него поглотители энергии для сброса её в вакуум, - приказал он.
   - Ты думаешь, что нас будут атаковать? Да я, тогда их в пыль превращу! - вспылил Феруз.
   - А вот этого, не надо! Они весьма интересны. Да я и не уверен, что тебе удастся так легко с ними справиться. Ты же видишь, какими мощными потоками энергии они оперируют. Надо проявлять крайнюю осторожность с ними и не сердить их, пока не поймем мир кристалл­лической жизни. В команду, помимо своего экипажа, возьмешь меня и ещё двоих из моей команды: Юрса и командира группы по контактам Жако. И вот ещё что, для моей аппаратуры поставь дополнительные усилители мысленного диапазона "Мирсы" и пару твоих чувствительных антенн.
   - Это здорово утяжелит шлюп, да и энергии много отбирают антенны. Шлюп потеряет маневренность. В случае атаки, трудно вам придётся. Я, конечно, прикрою вас излучателями, но, всё-таки, опасно!
   - Не преувеличивай Феруз! Если бы они были агрессивны по натуре, то вряд ли сидели на своих планетах. Главное, не давать им повода, усмотреть в наших действиях агрессивных намерений.
   - Тебе виднее, Помощник. Считаю своим долгом, предупредить тебя....
   Не отходя от стола, Феруз отдал соответствующие указания и, выслушав ответ, сообщил, что шлюп скоро будет готов для полёта.
   Через некоторое время шлюп с двумя торчащими антеннами выскользнул из шлюза "ежа". Начался первый полёт к планете кристаллограммов. Разогнавшись до скорости преодоления барьера пространства, шлюп включил форсаж и ушёл в надпространство, в считанные мгновения, преодолев расстояние, отделявшее его от планеты. Проявился он уже в её окрестностях.
   С близкого расстояния вид планеты изменился. Вся её поверхность искрилась сыпью бесчисленного разнообразия цветовых оттенков, отраженного от граней кристаллов света светила. Над поверхностью поднимались потоки нагретого воздуха. Было жарко! Но она, по всей видимости, только радовала кристаллограммов. Ручьи движущихся кристаллов хорошо выделялись на окружающей поверхности - они полыхали излучаемым светом. Прибавив увеличение, Грузг смог различать вид каждого кристалла, и был поражён разнообразием их форм. Одни были маленькие, другие удивляли размерами, третьи имели множество прикрепленных к основному кристаллу кристаллов поменьше. Обращала на себя ещё одна особенность. Кристаллы из одного ручья, как правило, имели общие черты, в то время как их форма от кристаллов из других ручьёв существенно отличалась. Над кристаллами стоял ужасный скрип, над "неживыми" его не было.
   Сосредоточив внимание на одном большом кристалле, Грузг, неожиданно для себя, стал подмечать некоторую связь между скрипом и вспышками света. Чтобы подтвердить свою догадку, он вызвал Жако и приказал, чтобы настроили аппаратуру прослушивания, а сам направил антенны на кристалл.
   - Постарайтесь понять, существует ли связь между его вспышками и скрипом, который он издает. Ищите связь в широком диапазоне, ибо то, что слышим мы, может оказаться иным для них; у кристаллов другие органы чувств.
   Потребовалось время, чтобы собрать данные, расшифровать и проанализировать их.
   - Наблюдается явная связь между вспышками и скрипом, - сообщил Жако после анализа полученной информации. - Однако, как мне кажется, основным каналом общения всё-таки является скрип, световые вспышки, скорее всего, отражают эмоциональное состояние.
   - Постарайся расшифровать и составь кодер, чтобы послать им простое сообщение. Дальше будет проще....
   - Для этого потребуется время. Если позволите использовать компьютер "модели", то разработка пойдёт быстрее.
   - Хорошо. Привлеки для работы Юрса, мне кажется, что он смышленый малый.
  

ПОСЛАНИЕ

  
   Юрс мучился бездельем. Неожиданное участие в странной экспедиции требовало от его деятельной натуры каких-то действий. А тут всё было неясно для него с самого начала: зачем он здесь, как ему подступиться к выполнению задания Крабса, сколько потребуется времени, чтобы скрытно познакомиться и освоить электронику на этом сложнейшем космическом корабле. То, что этот транспортник оказался одним из самых современных кораблей во всем космическом флоте Галактики, он понял сразу, как только ступил на его борт. Ещё большее удивление вызвало мимолётное знакомство с техническими возможностями "ежа". В некотором смысле он был горд своим участием в экспедиции, и это нарушило установившееся внутреннее равновесие в его скрытной и честолюбивой натуре. Ему вдруг стало интересно участвовать в общем деле, и не важно, при этом было, какую роль он там играл: был ли он главным лицом, или рядовым исполнителем. Юрс не узнавал себя и был очень удивлен этим обстоятельством.
   За подобными размышлениями его и застал Жако.
   - Вот и кончилось наше праздное времяпровождение. Начались трудовые будни. Поставлена трудная задача, и решить её нам надо в кратчайшее время. Сама задача по моей специальности, но она необычна своим применением. Нужен не стандартный подход, а о тебе Помощник отзывается хорошо. Пошли со мной, я введу тебя в курс дела.
   Когда они вошли в каюту, где размещалась вся аппаратура, Юрс обомлел от увиденного. На большом экране, на фоне безумного разнообразия красок двигались странные сверкающие создания, а над столом в центре каюты, в воздухе, крутилась модель его родной Галактики. То, что это была она, он понял сразу. Кроме того, здесь же, по приказу Грузга установили специальную систему, которая обеспечивала связь с "Шерпом", вернее, с каютой его начальника. Она воспроизводила всё то, что видела и ощущала вся электроника транспортника, причём с такой достоверностью, которая создавала полную иллюзию, что вы находитесь на командном пункте "ежа". Отсюда можно было управлять и самой "моделью" и системами наблюдения за планетой.
   "Куда я попал? Неужели я буду здесь работать? Не может быть! Разве можно было мечтать об этом?..." - мелькали разрозненные вопросы в голове растерявшегося Юрса.
   Он крутил головой, жадно впитывая увиденное.
   - Я вижу, что ты удивлен, - сказал Жако, - понимаю твое состояние. Мне тоже было непросто, когда я узнал, в какой работе придется участвовать, да и аппаратура совсем незнакомая, можно сказать, уникальная. Таких "моделей" в Галактике всего несколько. Самая полная у Правителя. На что она способна, можно только догадываться, но и эта - просто чудо. Теперь о деле....
   Жако рассказал Юрсу о поручении и был приятно удивлен, как тот легко всё усваивал. С Юрса, как будто, ссыпалась вся шелуха предрассудков и высокомерных устремлений, которые отгораживали его от общества и привели к Крабсу. Его захватила идея. Мозг инструментальщика лихорадочно начал работать. Он сыпал вопросами, приставал к Жако, чтобы тот познакомил с особенностями его специальности, требовал различной информации по опыту налаживания контактов, рылся в базах данных по физике кристаллов и запросил информацию по последним наблюдениям за планетой кристаллограммов.
   К тому времени, как появился Грузг, Жако выглядел как выжатый лимон. Помощник не узнал своего подчиненного. Глазу Юрса прежде спокойные и слегка затуманенные профессиональной леностью, как бы говоря, что ему все известно, теперь пылали огнём. Они стремительно бегали по многочисленным средствам отображения, на которых вереницей мелькали какие-то символы и графики. Юрс дергал, нажимал, вращал какие-то рычаги, кнопки... и что-то бормотал про себя. Волосы на его большой голове были взъерошены от постоянного блуждания там рук. Он остановился у "модели", на которой, как заметил Грузг, проигрывались последние события на планете.
   - Он утомил меня, высосал из моей головы всё, что я знал. Он безумец.... Как ему удалось всё понять и освоить за столь короткий срок, я не понимаю! Но, похоже, что он уже знает больше меня, - пожаловался Жако.
   Юрс не сразу увидел Грузга, хотя и смотрел прямо на него. Он продолжал бродить где-то по закоулкам своих мыслей. Но постепенно образ начальника проник в него и его взгляд стал приобретать выражение прежней покорности.
   - Я и не предполагал, что ты такая заводная и творческая натура, - тихо промолвил Грузг, он был хорошим физиономистом и правильно расшифровал душевное состояние Юрса.
   - Помощник, кристаллограммы переселяются! Они направили тепловые потоки на затененные участки, где, по всей видимости, кристаллы еще не вышли из спячки, и согревают их. Теперь кристаллы собираются на том участке планеты, которая дольше всего будет прогреваться светилом. На том же участке сейчас наблюдается быстрый рост энергии и гравитации. По всей видимости, каждый в отдельности кристалл является своеобразным аккумулятором их, и собравшись вместе, они способны создать гигантские энергетические и гравитации­онные мощности. К этому следует добавить и энергию от светила, которую они собирают в накопителях. Эта очень серьёзная планета, Помощник, если кристаллограммы что-то затеяли! А они точно что-то затеяли, но пока не понятно что. Для этого надо знать психологию кристаллов. Правитель правильно сделал вывод о необходимости налаживания с ними контакта, хотя и не представляю, каким образом он мог придти к такому выводу.
   "Как он точно мыслит и какая высокая скорость анализа такого чудовищно огромного объема информации. Всё разложил по полочкам, отбросил несущественное, оставил главное и вывел правильную формулу. Да он - талант!" - думал Грузг, слушая Юрса, но вслух сказал:
   - На то, он и Правитель! Покажи мне последние этапы твоего анализа....
   Юрс поколдовал над моделью и начал говорить. Вначале медленно, но, постепенно заводясь, увлёкся, и разговор получился живой и длительный. Три головача стояли у модели и обсуждали проблему, забыв о званиях. Они горячо спорили, сыпали вопросами и находили ответы, отбирали существенную информацию и отсеивали ненужную. В конце концов, связав последние события на планете с записью данных по скрипу кристаллов, удалось выделить те фрагменты, которые хорошо увязывались с их перемещением. Грузг приказал составить из этих разрозненных фрагментов послание кристаллограммам. Это послание через антенны он хотел передать на планету. Все прекрасно понимали, что послание примитивное, и трудно рассчитывать на успех мероприя­тия. Подобное послание, вообще, могло ничего не означать; слишком разительны были отличия между обоими мирами. Но, ведь надо было с чего-то начинать!
   Над составлением послания трудилась вся команда Жако и вычислительные мощности "модели". В конце концов, оно всё же было составлено. По разумению авторов оно должно было означать, что-то вроде: "Пришли к вам, встречайте". Немного. Но это было всё, что удалось связать при расшифровке в единое целое: свет, скрип и движение кристаллов.
   - Хорошо, - подвел итог работе Грузг, - отдыхайте пока. Я свяжусь с Ферузом и Правителем, договорюсь о времени начала контакта. Кроме этого, надо предусмотреть меры защиты шлюпа, ибо не известна реакция планеты на наше появление, а при их то возможностях даже для нас это может оказаться серьёзной задачей.
   Первым делом Помощник связался с Главгом и доложил ему последние данные по планете и своих дальнейших действиях. Правитель одобрил их и сказал, что отдаст указание Ферузу, чтобы тот переключил часть мощностей излучателей станций на создание заградительного щита вокруг шлюпа в случае атаки кристаллограммов. Было решено начать контакт сразу, как только окончательно будет готово послание. Для этих целей к планете, в район перемещения кристаллов, были запущены три звуковых излучателя. Они должны были перехватить сигналы с антенны шлюпа и перекодировать в звуковую последовательность скрипов и световых вспышек.
   В момент эксперимента все собрались на командном пункте. На боковых экранах воспроизводилась всё та же картина движущихся искрящихся потоков. Ничего не менялось на планете. Они ползли и ползли!!
   - Сколько же их?! - спросил кто-то.
   - Их много! Об этом косвенно можно судить по резкому отличию гравитационного уровня в месте их сбора от среднего уровня планеты.
   - Внимание! Начинайте передачу!!! - приказал Грузг.
   Передатчики излучателей запустили трансляцию послания. И сразу картина на экранах изменилась. Движение на всех маршрутах замерло. Послание продолжало вновь и вновь повторяться, и было слышно только оно, сама же планета затихла в тревожном безмолвии. Затем она взорвалась какофонией звука и беспорядочным заревом вспышек. Вслед за этим последовал ответ кристаллограммов! В голове Грузга пронеслась волна удивления и растерянности. Не понимая, что происходит - откуда зов, - он обратил взор на экраны, которые бесстрастно отображали проис­хо­дящее. Вокруг шлюпа, на границе заградительного щита расц­вело зарево колыхающегося огня. На его оболочке в разных местах неожиданно стали прорастать странные кристаллические структуры, которые также неожиданно и исчезали.
   - Они уничтожили звуковые излучатели, их больше не существует! - вскричал Юрс.
   Вслед за этим вспыхнул мощный световой луч, который уперся в шлюп, и последовал гравитационный удар. Поглотители шлюпа впитали большую часть энергии, но и её остатка хватило на то, чтобы отбросить шлюп далеко от планеты. Система жизнеобеспечения спала жизнь экипажа, но они все впадали в беспамятство.
   Первым в себя пришёл Юрс. Он покрутил головой и огляделся..., сознание медленно возвращалось к нему....
   "Мы ошиблись! Нельзя так было поступать! - зарождающаяся мысль вяло двигалась в голове. - Мы перенесли нашу психику на них, а они совершенно другие. Наши непродуманные действия просто напугали их, и они стали защищаться. Необходимо, чтобы они, прежде всего, увидели или ощутили нас, а потом уж, осторожно, начать знакомиться. А мы - "Бам!", влезли к ним как старые приятели..., вот и получили...."
   Юрс начал стремительно двигаться по помещению.
   "Что делать? - стучал вопрос в его голове. - Надо лететь!! - неожиданно пришел ответ. - Да, да! Именно лететь! Хорошо, что они ещё не пришли в себя, никто не сможет мне помешать!"
   Он бросился в рубку, где находился одноместный исследовательский челнок.
   "Я не умею им управлять! Ничего, справлюсь как-нибудь. Автоматика понимает речевые команды, а там она сама справится. Главное успеть, чтобы не помешали", - он вскочил в кресло и захлопнул колпак.
   - На планету. Туда, куда сходятся все маршруты движения кристаллов. Информацию скачай из базы данных.... Старт! - приказал он.
   Но челнок не двигался.
   - Кто командует? - раздался механический голос.
   - Юрс, член команды Грузга. Я выполняю его поручение. Включай двигатели!
   Раздался тяжелый хлопок - это закрылись герметические переборки, отделяющие жизненные отсеки от холодного космического пространства. Заурчали двигатели, челнок сорвался с места и ринулся к планете.
   - Отлично, теперь вы меня не вернёте, а там поглядим, куда заведёт моя авантюра. Терять мне нечего, а такая жизнь мне больше по душе! - на круглом лице Юрса расплылась его довольная улыбка.
   Помощник очнулся последний - все-таки сказывался возраст. Ещё находясь в беспамятстве, на последних секундах он уже понял, в чём они ошиблись. Открыв глаза, Грузг с трудом произнёс:
   - Серьёзные существа! Могут за себя постоять, если их рассердить. Надо проявлять величайшую осторожность, пока мы не приблизились хоть чуть-чуть к пониманию их сущности. Жако и Юрс, проанализируйте действия кристаллов в последние мгновения перед ударом. Мне надо связаться с "ежом" и Правителем.
   - Юрса нет на шлюпе, - сказал Жако, вид у него был растерянный, - система сообщает, что нет и челнока. Он недавно стартовал к планете. На его борту находится Юрс....
   - Как?.. - только и вымолвил Грузг. - Дайте связь с ним!
   Пока вскрывали ключи в канале связи, которые поставил Юрс, чтобы оградить себя от лишних вопросов, Помощник окончательно пришёл в себя.
   - В чём дело?! - сердито закричал он, когда наладилась связь (здесь тоже были профи, умеющие обходить электронные запреты). - Ты что делаешь?! Кто позволил?!!
   - Мы должны показаться им. Всё остальное потом, - пришёл ответ.
  
  

ЗВУКОВОЙ УДАР

  
   Копулс был загружен заботами до последнего кристаллика своего большого и сложного тела. Его проект одобрили на общем собрании Вершин Блоков всех колоний и поручили ему все организационные функции по переселению жителей колоний в подземелья ТЭРРО. Так называлось место планеты, которая дольше всего была обращена к звезде. Кроме того, по неизвестной причине поверхность на этой территории состояла из сплошных пустот, очень удобных для размещения всех жителей. Благодаря компактному многоярусному расположению пещер, удавалось организовать эффективное прогревание пустот в течение длительного времени за счет накопленной энергии, чем сейчас и занимались бригады, обслуживающие аккумуляторные системы.
   Прибывающие отряды кристаллограммов занимались расчисткой и расширением пустот, размещением обогревателей. Готовились и специальные залы, где температура, наоборот, специально понижалась, чтобы кристаллы могли впадать в спячку. Дело в том, ритм каждого кристалла мог варьироваться в широких пределах: он мог долго бодрствовать, но, в конце концов, ему требовался отдых в виде сна при низких температурах. Иначе у него начинались нарушения функционирования внутренних структур, и он мог рассыпаться, превратившись в груду блестящего песка. Было ещё одно очень важное мероприятие, которым они регулярно занимались под руководством Вита. Группа кристаллов складывалась в некоторое образование, имеющее очень сложную и замысловатую форму. Такое образование порождала гравитационный сгусток, которым можно было управлять за счет деформации формы. Так как кристаллы способны были при желании почти мгновенно менять свою форму (в определенных пределах), то это приводило к хлесткому гравитационному удару, чем они и пользовались при расширении пустот. Одновременная работа нескольких таких групп позволяла увеличить мощность суммарного гравитационного сгустка, способного двигать в пространстве крупные предметы, причем, величина расстояния до предмета оказывало слабое влияние. Как показывали расчеты, проведенные Стречем, общий уровень такого сгустка от всех кристаллов мог достичь гигантских мощностей и способен был повлиять на планетарные процессы, к примеру, изменить течение атмосферных потоков планеты. К сожалению, (и это обнаружилось только сейчас), для кристаллов из разных колоний, и даже для их различных форм, необходима была своя специфическая форма конструкции подобного образования. Этим сейчас и занимался дотошный Вит. Как ему удавалось угадывать форму и доводить её до совершенства, он вряд ли мог объяснить. Но дело, хоть и медленно, но продвигалось.
   Если Копулс безвылазно находился в районе ТЭРРО, то Вит половину времени проводил в колонии Главной Вершины, где велась разработка отражающего зеркала и средства доставки обеих групп. Стреч работал на пределе своих возможностей и держался только за счет дополнительной подпитки, той самой, которая, в своё время, так понра­ви­лась их большому другу.
   - Тебе нужен отдых, - заскрипел Вит. - Если не сделать этого, в твоём теле появятся незатухающие колебания. Тогда станет совсем плохо, а как ведущий теоретик планеты ты будешь потерян для общества.
   - Ну и пусть! - вереница тусклых вспышек озарила кристалл. - Какой толк уже сейчас от меня? У нас совсем нет времени, а с этой проблемой зеркала мы никак не можем справиться. Теория говорит, что форма должно сохраняться, а на практике оно сворачивается, если мы увеличиваем размеры сети. Ты же сам видишь! Да, нам стала понятна причина такого поведения - во всём виновато тяготение нашего светила. Но его то, мы никуда не спрячем!!! Оно везде нас достанет!!! Что делать?! Всё было хорошо. Постройка средства доставки завершается, группы готовы, переселение заканчивается, энергии накоплено предостаточно... и на тебе!!! - раздался страшный скрип.
   Весь кристалл полыхнул огнём. Со стороны казалось, что здесь разгорелся настоящий пожар.
   - Тише! Тише!!
   В буквальном смысле Вит набросился на Стреча. Он прилип к его кристаллу, впитывая в себя его возбуждение, а, обратно, посылал волны спокойствия, понижая нервное напряжение друга. Наконец Стреч успокоился. Обессиленный, он лежал совершенно неподвижно, светясь слабым розовым светом.
   - Вот что, - проскрипел Вит некоторое время спустя, - нам надо увидеться с Копулсом. Мне, кажется, что он нам поможет.
   - Чем он может нам помочь?
   - Не знаю..., мне так кажется.... В любом случае, тебе сейчас надо покинуть этот центр, пока ты окончательно не свихнулся. Заодно и посмотрим, что они там натворили....
   Стреч молчал. Вит не торопил его. Наконец, друг заскрипел:
   - Хорошо. Уговорил. Поехали в твой ТЭРРО....
   Однако всё пошло не по плану. Стреч ещё не успел осмотреться по прибытию в район ТЭРРО, как началось "ЭТО"! Откуда-то сверху на них обрушился страшный скрежет. Жуткая какофония звуковых волн ударила внутрь кристаллов, разрушая их внутренние жизненные циклы. Многие и многие кристаллограммы замерли на месте парализованными. От сложных кристаллов стали отваливаться части, обезображивая их тела. Некоторые не выдержали удара и умерли, превратившись в кучки безжизненного песка. Возглас удивления, боли, отчаяния, предсмертных скрипов смешался в общий сгусток и облетел всю планету.
   Защищенными от удара оказались лишь кристаллы в подземных полостях. Вершины Блоков мгновенно оценили происходящее. Еще не утихли страшные звуки, а Главный Вершина уже изучил информацию по окружающему пространству, где и обнаружился неопознанный объект. Стало понятным, что именно он является причиной трагедии. Ответ последовал незамедлительно. Собранный в общий гравитационный комок, импульс ударил по объекту. Гравитационный всплеск деформи­ровал пространство, которое как праща отбросила объект далеко от планеты. Вершины, видя последствия трагедии, хотели продолжать преследовать и добить неизвестного пришельца, но их остановил чей-то отчаянный мыслительный скрип.
   - Прекратите!!! - заскрипел Копулс. - Умоляю тебя, Главная Вершина, прекратить атаку. Уверен, что в случившейся трагедии нет злого умысла кого-нибудь. Это - трагическая, но непреднамеренная случайность! Я готов доказать это всем. Прошу, выслушайте меня!!!
   В тональностях его скрипа было столько боли, отчаяния, надежды и убеждённости, что Главная Вершина остановил следующий удар. Однако, приказал следить за космосом и быть готовым для отражения любых атак.
   - Мы готовы выслушать твои доводы, - обратился он к Копулсу.
   - Я успел проанализировать звуковой удар. Сейчас его анализируют Стреч и Вит, которые к счастью оказались здесь. Я уверен, что они подтвердят мои догадки. Анализ показывает, что отдельные части пришедшего звукового удара отдаленно напоминают последова­тель­ности нашего же скрипа. Удар весь сшит из таких кусков и представляет сплошную бессмысленность с нашей точки зрения. Причём он построен на низких частотах, что оказало на нас такое негативное воздействие....
   - Ничего себе "негативное" воздействие! Сколько разрушенных кристаллов лежит теперь вдоль всех путей!! - раздался возмущенный скрип одного из Вершин Блоков.
   - Это очень печально..., мне не менее больно, чем вам, Уважаемый. Но я утверждаю, что создатели звукового удара не хотели этого. Они лишь скопировали, насколько смогли, наши же звуковые образы и послали их нам обратно. Они хотели обратить на себя внимание!
   - И они достигли этой цели! Я настаиваю на их уничтожении, - послышался тот же скрип.
   - Подождите! Мы всегда успеем это сделать, - перебил его Стреч. - Надо отдать должное наблюдательности Копулса. Удар действительно состоит из отдельных наших же фраз. Я даже готов создать нечто подобное. Вит уже разработал соответствующее преобразование. Послушайте. Я сейчас воспроизведу наш массовый скрип, который присутствовал при движении колонистов в район сбора, - все услышали привычный для них скрип движущихся кристаллов, - а теперь, я покажу, как выглядит тот же фрагмент, пройдя через фильтр. Чтобы он не был вам болезнен, я уменьшу его уровень, - вслед за этим разнесся ужасный скрип. - Теперь я буду попеременно переключать их....
   Как неприятны были воспроизводимые звуки, Стреча никто не останавливал. Вершины были поражены сходством сигналов.
   - Разрешите добавить, - послышался скрип Вита, - отдельные фрагменты очень сильно совпадают с отдельными изменениями движения колонистов. Если они двигаются - один фрагмент, если стоят - другой и так далее. Из этого я делаю вывод, что те, кто составил послание, очень рассчитывали на то, что мы заметим это и поймем, что звук не преследовал цели нанести нам вред. Тогда бы он состоял из хаотических фрагментов, а так они хотели объявить о своём существовании и дружеских намерениях. Нам следует ждать появление посланцев другого мира. Правда, неизвестно, как они восприняли наш ответ. Надо признать, что он был достаточно жесток....
   Наступило долгое молчание. Слышался только отдалённый скрип. Кристаллограммы, выполняя приказания Главной Вершины Блоков, спешили уйти в подземные полости; для этого они срочно рыли дополнительные ходы. Видимо приняв для себя непростое решение, Главная Вершина заскрипел:
   - Ваши доводы и рассуждения логичны и убедительны. Наверное, так оно и есть на самом деле.... Вызывает лишь сожаление, что при этом произошли трагедии. Будем надеяться, что наш ответ не заставил их отказаться от своего первоначального плана. Остается только ждать.... Приемники сейчас направлены на район, куда был отброшен объект, мы заметим их новое появление. Это величайшее событие в нашей истории. Наша родовая память сохранила отдаленные воспоминания о подобных посещениях. Это было, по-видимому, так давно, что мы считали их вымыслом.... Теперь надо на это посмотреть заинтересованно и постараться восстановить хотя бы часть забытого. Мы получаем доказательство того, что где-то существуют другие миры. Они населены разумными существами, которые уже ищут в космосе себе подобных. Какие они? Будем надеяться, что скоро мы их увидим. Надо готовиться к встрече....
   Он замолчал, но про себя продолжал скрипеть: "Как стремительно нагромождаются одни события на другие. Спокойное существование, длившиеся тысячелетия, стало разрушаться. Появилось множество проблем, но, при этом, неожиданно выяснилось, что многие из них мы можем решать сами, а это, в свою очередь, изменит в дальнейшем всю нашу жизнь. А теперь ещё эта возможная встреча с незнакомцами...".
   Его размышления были прерваны сообщением со станции наблюдения, что в их сторону движется небольшой объект. В прошлый раз всё начиналось также, только их было больше....
   - Они опять атакуют!!
   - Спокойно! Приготовиться к отражению!.. Без моей команды не начинать....
  
  

ОНИ УЛАВЛИВАЮТ МЫСЛИ

  
   Юрс не отвечал на вызовы шлюпа. Более того, ему удалось заблокировать возможность управления челноком снаружи. Теперь система управления слушала только его команды, а он собирался сесть на планету, чего бы это ему не стоило.
   - Не мешайте ему! - проскрипел Главная Вершина. - Лишь следите за ним.
   Планета приближалась. Отраженный от кристаллов свет стал нестерпимо ярким. Пришлось включить световые фильтры.
   - Правь в район пересечения путей. Выбери относительно ровную поверхность. В этих коралловых зарослях легко затеряться.
   Челнок мягко опустился на поверхность, состоящую, в основном, из лежащих больших и плоских кристаллов.
   - Атмосфера не пригодна для дыхания. Температура высокая! - размеренным голосом сообщили датчики. - Необходимо одеть компенсатор. Позволите?!
   - Жаль,... но делать нечего. Одевай!
   Из боковых отверстий кресла стали выдавливаться толстые колбаски вязкой жидкости. Они расползались по всему телу, обволакивая Юрса со всех сторон. Слипшись между собой, они образовали гибкий скафандр, лишь на голове жидкость застыла в виде большой прозрачной сферы. Несмотря на простенький вид, костюм впитал последние достижения научной и технической мысли головачей. Он имел совершенную систему жизнеобеспечения, способен был защищать от многих видов излучения и оружия. Кроме того, обеспечивал надежную сверхдальнюю связь и управление на расстоянии другими летательными аппаратами. К руке Юрса прилипла пластина.
   - Это пульт. Необходимые сведения по управлению челноком на расстоянии находятся здесь же. Она включилась в твою нервную систему, и, теперь, ты знаешь всё.
   Юрс действительно ощутил в себе новые знания и возможности скафандра, и знал, как управлять всем этим.
   "Мы готовы,... - подумал он, но покидать челнок, почему-то, не хотелось, - надо осмотреться и продумать свои действия. И зачем он лезет сюда?.. Раньше надо было думать...".
   Он бросил взгляд на лобовой экран и увидел ожившую поверхность планеты. Со всех сторон к челноку приближались кристаллы. Одни ползли, другие катились, переваливаясь с бока на бок, третьи вышагивали, заняв горизонтальное положение, (правда, как разберёшься, где у них голова?). От разнообразия их вида пестрило в глазах. Всё это движущиеся кристаллическое море светилось и сверкало.... Недалеко от челнока кристаллы остановились. Впереди всех лежал большой и сложный по своей форме кристалл.
   Копулс увидел, как на поверхность опустился странный кристалл, от которого исходили запутанные вибрации. Более того, внутри него пульсировали разнообразные импульсы сложнейших процессов. "Жуткая неразбериха, - подумал Копулс, - ты что-нибудь разобрал?" - послал он зов Виту.
   - Пока я в полной растерянности, ничего не понимаю, - ответил тот.
   - Этого и стоило ожидать. Какой-то странный аромат его тела, да и структура внутренних строений вся деформирована, - продолжал анализировать Копулс пришельца. - Я ползу к нему, - сообщил он Главной Вершине.
   Не дождавшись ответа, Копулс сделал первое движение, сдвинул один кристалл, другой, третий .... Он полз, видя, как за ним двинулись и остальные. Толстяк остановился, когда до гостя осталось совсем немного.
   "Подождем.... После того, как он опустился на поверхность, не было никакого движения. Чтобы это могло означать?"
   Как будто подслушав его вопрос, на верхней части пришельца отскочила чешуя и показалась прозрачная сфера.
   "Надо наружу, - приказал себе Юрс, открыл колпак и стал вылезать. - Включай связь и передавай на шлюп всё, что будет происходить за бортом".
   Копулс увидел, как из большого странного кристалла появляется небольшой кристалл с необычной гибкостью своей формы. Еще большее удивление вызвало, как этот гибкий кристалл отделился от большого и упал на поверхность, а затем начал самостоятельно двигаться.
   "Он приближается ко мне! Этого не может быть! Второстепенные кристаллы не могут существовать вне основного!! Это какие-то мутанты!! - у него возникло желание бежать. - Почему я? - возникла предательская мысль. - Потому, что ты хочешь стать Наиглавнейшей Вершиной!" - пришёл спасительный ответ, который придал ему решимость, ... и он тоже пополз, навстречу.
   Так они двигались....
   "Какие уродцы", - подумал Юрс.
   Копулс каким-то чувством уловил волны недружелюбия, которые испустил гость, и по его телу пробежала цепь вспышек.
   "Мало того, они, вдобавок, еще и украсили себя такими же побрякушками как у Соли", - почему-то Юрс вспоминал о ней....
   До Копулса вновь докатилась волна пренебрежения от пришельца, и он отреагировал ярким заревом.
   "Ах ты, недоросток!!" - возмутился он.
   Толстяк встал во весь рост и с удовлетворением ощутил явную растерянность гостя и желание куда-нибудь спрятаться.
   "Он испугался и хочет бежать. Не выйдет!"
   Копулс быстро переместился, отрезая пришельцу путь к челноку.
   "Да он же улавливает мои настроения, почти подслушивает мои мысли! - поразился Юрс такой странной мысли. - А, вдруг, это так? ... Надо проверить".
   Чувство страха прошло. Глядя на возвышающуюся над ним фигуру, он подумал о красоте сверкающего водопада на его родине - почему-то блеск кристалла вызвал именно такие картины. И, странное дело, по телу кристалла побежали волны нежных оттенков.
   "Ему нравится! А если так?"
   Юрс представил наслаждение, которое доставляет ему жареная сюрьпа, выловленная в самых глубоких морских впадинах.
   В ответ на это в теле кристалла стали вращаться спирали этих нежнейших волн. Юрс ярко представил себе недавно испытанный гравитационный удар, короткую боль при ударе об стол и беспамятство, последовавшее за этим. Кристалл мгновенно отреагировал страшным скрипом и от него отвалился маленький кристаллик.
   - Копулс, этот пришелец понял, что ты чувствуешь его состояние и проверяет свою догадку! - прозвучал скрип Стреча. - Он очень умен!!
   - Это я и сам уже понял, но на этом, похоже, наше общение и заканчивается. Он стремился воссоединиться со своим основным телом. Я не дал ему это сделать. Как мне поступать дальше?
   - Пропусти, - раздался скрип Главной Вершины.
   Увидев, что дорога свободна, Юрс подошел к челноку, взял анализатор, который использовался головачами при установлении контактов с другими мирами, и вернулся назад.
   - Он вернулся! Он хочет что-то присоединить к моему телу! Я не хочу этого!!!
   - Терпи! В тебе достаточно жизненной энергии, чтобы заблокировать любые нежелательные действия.
   Юрс понял, что кристалл хорошо ощущает зрительные образы, и решил воспользоваться этим, совсем не рассчитывая на какой-либо успех. Он решил показать фильм об их же звезде! Юрс включил установку, и в воздухе возникло яркое объёмное изображение созвездия кристаллограммов. Оно двигалось....
   - Это что-то поразительное! - послышался отдаленный скрип.
   "Что он там видит, хотел бы я знать?" - удовлетворённо хмыкнул Юрс, заметив реакцию кристалла, и осторожно прилепил к тому датчики.
   Копулс напрягся, ощутив, как в него потекли непонятные волны. В руках пришельца вспыхнул яркий луч, который уперся в изображение звезды. Вслед за этим в Копулс влилась волна неприятного скрипа. Его передернуло.... Луч переместился на планету, которая располагалась ближе всего к светилу. И опять скрип..., но уже другой. Потом, вновь звезда, затем скрип, планета, скрип и такая последовательность действий гостя стала повторяться.
   - Я не понимаю, мне неприятно!
   - Потерпи немного, я, кажется, догадываюсь, что он делает, - заскрипел Стреч. - Делай так.... В ответ, когда он укажет на нашу звезду, а это - именно она (такое наше общее мнение), назови её.
   - Хорошо!
   Так Копулс и поступил. Пришелец отреагировал мгновенно. Теперь, когда он указывал на звезду, Копулс слышал её привычное название.
   - Я понял!!! - счастливо заскрипел он.
   Дальше дело пошло легко. Луч в руках гостя указывал на отдельные фрагменты изображения, а Копулс скрипел, произнося их названия. Здесь были и колонны движущихся кристаллов и лучи аккумуляторов энергии, свет работающего локуса и злополучная "воронка" портала. В завершении появились изображения самого Юрса, челнока и Копулса, и были произнесены их названия.
   - Дружища! Он пытается составить разговорник, и у него получается. Похоже, у них есть в этом опыт, - послышался скрип Вита. - Мы все завидуем тебе в этом необычном деле.
   Юрс устал от нервного напряжения, от непривычного для него дела. Хотелось вернуться на шлюп, пусть этим занимаются специалисты. Он повернулся и шатающей походкой направился к челноку.
   - Он потерял интерес к общению, я чувствую это, - проскрипел кристалл
   - Не мешай ему!
   Но Копулс поднялся во весь рост и тоже двинулся за пришельцем. Он догнал его, вытянул один из кристаллов и остановил Юрса. Тот повино­вался. Что он мог сделать, если рост этой громадины раз в пять превос­ходит его. Толстяк уловил неудовольствие и по его телу пробежали волны успокоения. Затем кристалл, преобразовав свои выступающие части, стал дотрагиваться ими до Юрса.
   - Да он состоит из мягкого материала?! Как же тогда он может передвигаться? Не понимаю!!
   Не ведая того, кристалл переусердствовал в своих действиях. Юрс успел ощутить лёгкую боль, прежде чем скафандр приобрел твердость металла. Но и этого мгновения оказалось достаточно, чтобы испытанное чувство боли вызвало неприятные ощущения и в кристалле.
   - О!! Они испытывают чувства разочарования, как и мы, когда теряем свою часть тела! Но он ничего не потерял!! Не понимаю! И он стал твёрдым, одновременно. Как такое возможно, Стреч?!
   - Потом будем разбираться. Сейчас необходимо собрать, как можно больше информации, и у тебя это здорово получается. Вся планета смотрит на тебя!
   Тем временем Юрс неуловимым движением выскользнул из жёстких объятий кристалла и подошёл к челноку. Копулс не отставал. Приблизившись к челноку, он прислонил чувствительные отростки и стал слушать внутренние биения электрических импульсов в различных системах машины.
   - Какое разнообразие..., какой широкий диапазон.... В этом теле очень много других кристаллов. Но все они, как и он сам - неживые? - заскрипел он.
   Продолжая исследования, Копулс послал скрип, заставив вибрировать корпус челнока, что вызвало сбои в системах управления. Система жизнеобеспечения мгновенно отреагировала. По корпусу челнока пробежал мощный электрический импульс, который больно обжёг кристалл. Последовавшее вслед за этим развертывание защитной оболочки, мгновенно отодвинула кристалл от корпуса челнока. Удивленный и растерянный этим обстоятельством, Копулс занял горизонтальное, более устойчивое, положение. Он приходил в себя.
   - Копулс, Копулс! - услышал он скрип своих друзей.
   - Всё хорошо, - поспешно послал он ответ, - я просто растерялся от таких неожиданных действий.
   Видя позу кристалла и поняв его состояние, Юрс подошёл к Копулсу и, прислонив к нему свои руки, стал гладить его грани, как бы успокаивая его.
   - Нашим мирам ещё многому придется узнать, пока мы научимся понимать друг друга.
   Как только смог, примитивный разговорный синтезатор заскрипел, переводя его слова, но кристаллограммы поняли его. Копулс ответил волнами благодарности за проявленное пришельцем сочувствие.
   Кристалл неожиданно поднял обомлевшего Юрса и усадил к себе на тело. Затем медленно пополз к челноку, но к нему вплотную уже не приближался. Здесь он изменил слегка форму, и пришелец мягко соскользнул на поверхность.
   - Готовься к старту! - отдал Юрс приказание. - Я возвращаюсь, Грузг! - сообщил он на шлюп.
   Пока Юрс взбирался на челнок, Копулс продолжал удивляться гибкости его тела: "Какие уникальные возможности! Как они делают это?!"
   Оказавшись в кресле, Юрс помахал рукой. И, удивительное дело, кристалл ответил ему тем же, подняв один из вспомогательных кристаллов. Колпак захлопнулся.
   - Неживой кристалл поглотил живого!! Как?!... - по кристаллу пробежала вереница огней, выражая полное непонимание увиденного....
   Челнок оторвался от поверхности. Через мгновение он исчез. Он оставался видимым только системам слежения планеты.
   - Грузг! Хочу прямо сейчас сообщить тебе самое ценное наблюдение. Это моя догадка, но я уверен, что так оно и есть на самом деле. ОНИ УЛАВЛИВАЮТ МЫСЛИ! Вы сможете разговаривать с ними даже без разговорника. Сообщи об этом Правителю. Эти создания заслуживают того, чтобы стать для нас друзьями. До встречи!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Он падал вниз, несясь в бездонную дыру,
   Где тверди нет - кругом сплошной туман.
   Но верить хочется, что там я не умру,
   Что это - сон, а видимость - один обман.
  
   Но мозг твердил, что это - явь.
   Что сам он выбрал этот путь,
   Когда рассудку вопреки, за белый рог рукою взяв,
   Не ведая, что в мир иной он может двери распахнуть.
  
   И вот теперь портал его туда несёт,
   Где пролегла тропа космических дорог
   Средь пыльных зарослей взрывающихся звёзд.
   И в страхе обомлел, перешагнув неведомый порог!
  
   Вокруг него, насколько взглядом охватил,
   Висели, в мареве сверкая, миры Галактики иной.
   Чей свет могучий чёрный карлик захватил,
   Надежды на спасение не оставив ни одной.
  
   Он в рог вцепился, летя по Древу Времени
   И прыгая с косматых веток Древа Бытия,
   Надеясь, что найдёт он путь и не забудет имени
   Планеты, им покинутой, по имени Земля.
  
   Где тот единственный и верный путь домой?
   Чтоб к матери щекой прижаться, перешагнув родной порог,
   Прося прощенье за проступок неразумный свой.
   Лишь выпавший из времени беглец по-новому оценит свой урок!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

УДИВИТЕЛЬНАЯ "КОРЗИНА"

  
   - "Пять баллов!" - громко каркал Врун.
   Тёмные проходы разносили карканье птицы по невидимым помещениям, и с многоголосным эхом возвращали обратно.
   - Классно! Мы все-таки добрались до него. Ну ты и показал нам дорогу сюда! Если бы знал заранее, чего это будет стоить, вряд ли, отправился сюда, - заявил Кой-Где.
   - Рассказывай! Всё равно пошёл бы, - отжимая со своей одежды воду, буркнула Синеглазка.
   - Наверное....
   - Веди нас дальше, Тихон, до комнаты, где был бой.
   Скинув с себя скафандры, цепочка путешественников, освещая путь лучами кристаллов, углубилась в тёмные коридоры. Они двигались вслед за ухающим филином, оставляя на каменном полу мокрые следы. Но по их следам за ними никто уже не пойдет. Они высохнут и исчезнут, и ничто не будет напоминать о том, что именно здесь прошли сбежавшие, нарушившие все заповеди кикиморята и внук Лешего. Ничто не подскажет, куда они направились, и где их искать. А искать беглецов обязательно будут. Но пока ещё никто не ведает, что пещера опустела, а путь, по которому ушли дети, другим не пройти. Об этом позаботились древние изобретатели ловушек и прочих хитростей. Осознание этого придет чуть позже, а пока они летят над океаном, держа путь к пещере.
   Без всяких приключений Тихоня вывел путешественников к цели похода. Прошедший год ничего здесь не изменил, и воспоминания последнего боя нахлынули на застывших детей. Все вспомнили героическую гибель Муаарка - царя мааров, разрезанного чудовища Жвака. На каменном полу навечно запечатлелись разрезы от мощного оружия "других". Здесь же находилось и таинственное средство перемещения через пространство-время, созданное ими же. Всё также, между двумя рогами - большим и малым, - висел полупрозрачный, туманный занавес, переливающийся перламутром. Манящий полог отделял это помещение от таинственных и неведомых миров, куда может попасть путешественник, неосторожно перешагнувший невидимую границу.
   Нарушая молчания, в течение которого группа не сделала ни одного шага в глубь помещения, а так и стояла там, куда вышла из коридора, послышался тихий голос Кой-Как:
   - Ну и что теперь будем делать? Об этом мы и не подумали....
   Ответом ему было то же молчание. Все наблюдали, как Врун, не торопясь, шагал по полу к границе занавеса. Здесь он остановился, повернул единственный глаз к детям, и каркнув: "Не поминайте!" - неожиданно, перешагнул колышущийся воздух.
   - Куда?! - в отчаянии закричала Синеглазка и бросилась вперед, но Лесовик перехватил её.
   Через мгновение, длившееся целую вечность, в белесом мареве вначале показалась голова птицы, затем шея и грудь; и вот уже ворон вышел из-под занавеса полностью.
   - А нестрашно, только холодно, и ничего не видно. Темень..., - прокаркал он, - куда лететь, не понятно....
   - Сумасшедший! - набросилась на него Синеглазка. - Ты что себе позволяешь?! Ты же мог погибнуть!
   - Ну и что? Когда-нибудь это всё равно должно случиться. Я пожил, многое повидал. Не вам же лезть сюда, и погибать молодыми!
   - Да ты настоящий герой! - прошелестел паук, появляясь из перьев филина.
   - Вот именно. Молодец! - похвалил его Кой-Где. - Теперь ясно, что туда можно войти и выйти, и ничего не изменится, но, зато, интересно посмотреть. Может быть, в свете лучей мы что-нибудь увидим.... Пошли!
   Никто не сдвинулся с места.
   - Пошли! Видимо, надо ещё что-то сделать. Жвак знал это, но нам не сказал. А так совершенно безопасно..., вы же видели! Что, будем вот так стоять? Ради чего стремились тогда сюда? Чуть не погибли, и не единожды. Вы как хотите, а я пошел, посвечу кристаллом и погляжу. Потом расскажу, что удалось разглядеть....
   Кикиморёнок зашагал к занавесу.....
   - Подожди! Мы с тобой....
   Около границы, за которой ничего не проглядывалось, кроме белоснежных рогов, они остановились. Там их ждала полная неизвестность. Даже птицы не летали, они опустились на плечи путешественников - филин сидел на Лесовике, а Врун предпочёл Кой-Где. Тихоня расположился около шеи девочки.
   - Давайте возьмемся за руки и одновременно перешагнём эту неявную границу. Приготовьте кристаллы. Готовы? Вперед!
   Сделанный шаг мгновенно перенес их в другую обстановку. Занавес сразу отрезал знакомое помещения, что осталось позади их. Они оказались в текущем очень густом полумраке, в котором мелькали еле видимые изображения странных фигур. Воздух был плотным, но дышалось легко. Лучи от кристаллов пробивали темень, ничего не высвечивая, и уходили куда-то вдаль, и там постепенно терялись. Ничего не было видно, кроме рогов, из которых веером выплёскивалось цветное марево, которое и образовывало цветной шатёр. Изнутри казалось, что они находятся в начале какой-то длинной расширяющейся трубы, ведущей в пугающую пустоту. Лишь сзади располагался их родной мир, стоит только сделать шаг назад и они вновь окажутся в нём. Но, никто его не делал! Все были загипнотизированы самой загадочностью обстановки.
   - Ты что делаешь? - вновь вскричала Синеглазка, увидев в свете кристаллов, как Кой-Где приблизился к малому рогу... и ... взялся за него....
   И, сразу, всё изменилось! Воздух приобрел вязкость. Он сжал их тела, лишив возможности двигаться. Последовал лёгкий удар, навалилась тяжесть, за которой последовала невесомость, ... головокружение, ... нахлынувшее чувство сонливости ... и дети оказались выброшенными в совершенно другую обстановку. Они продолжали стоять на полу, только он уже был другим. Внешне его структура напоминала плотно спрессованные волокна, по которым неслись световые волны. Место, где оказались путешественники, больше всего напоминало вид плетеной корзины, изнутри. Стены и потолок сплошь состояли из переплетенных жил различной толщины. По ним в разных направлениях текла какая-то субстанция с множеством пузырей. Всё светилось, и света было достаточно, чтобы путешественники могли хорошо осмотреться. Одна сторона корзины была сильно деформирована, выглядела в виде выпуклого наружу шара, что больше всего напоминающую бородавку, выросшую из основного помещения. Это впечатление усиливалось тем, что попасть внутрь её можно было через небольшое окно в переплетениях. Бородавка была наполнена светящимся туманом, через который, с трудом, просматривалась какая-то ячеистая структура.
   - Куда нас занесло?
   - Ты зачем трогал рог? - набросилась на брата Синеглазка - Что теперь делать? Верни меня домой! Я ничего не хочу,... хочу домой..., к маме. Верни!
   У неё началась истерика. Ей было страшно, крупные слёзы бежали по лицу. Чтобы унять дрожь, она прижалась к Лесовику
   Кой-Где вновь потянулся к рогу, но был остановлен резким выкриком Кой-Что.
   - Не тронь!! Бездумные твои действия уже забросили нас сюда. Давайте осмотримся. Должны же быть хоть какие-нибудь отметины, указатели на то, где мы. Если эта машина переноса в пространстве и времени, а я уверен, что мы ещё находимся в ней (тот же рог!), то ею можно управлять в нужном направлении. Здесь должна быть карта, или что-то аналогичное ей. Надо искать. Не будем спешить. Главное - ни до чего не дотрагиваться! Двигаться будем вместе, чтобы никто не потерялся. К птицам и пауку это тоже относится. Оставайтесь там, где и сейчас. К тому пузырю-бородавке не подходите - в нём совсем что-то загадочное. Изучим что-нибудь попроще.
   Уже первые шаги принесли неожиданные открытия. Внимательный паук сразу подметил резкое отличие стены около рога от всего остального. На ней располагалось несколько горизонтальных жил одинаковой толщины, они не были перевиты другими жилами. За ними располагался ряд уже вертикальных, а под ним ещё один ряд, но, опять, горизонтальных. Затем уже шло сплошное переплетение. Жидкость в обнаруженных рядах была разного цвета и менялась по всей длине жилы. Причем, некоторые пересечения жил имели одинаковый цвет, а в самом пересечении плавал цветной пузырь. Путешественники долго разглядывали нагромождение жил, явно предназначенных для чего-то.
   - Ну и что? - каркнул Врун. - Я в этом ничего не понимаю. Мне лишь хочется клюнуть в один из пузырей.
   - А вы заметили, - заухал Филя, - что имеются два пузыря, которые отличаются от остальных? Вот этот - ярче всех других, и, притом, значительно. Вам-то может быть, и не заметно, но для меня он сверкает. А вот этот пузырь, - он указал на пересечение почти на самом верху стены, - наоборот, очень бледненький, но зато постоянно мигает.
   - Интересно. А ведь это, действительно, так, если внимательно присмотреться. Молодец, Филя, - похвалил птицу Кой-Что.- Я бы тогда добавил, что один из участков жилы, примыкающий к яркому пузырю, окрашен несколько иначе. И эта окраска тянется к другому пузырю на соседнем пересечении верхнего слоя.
   - Да, точно! - подтвердил Кой-Как.
   - Так..., что же это могло означать? - заговорил Кой-Что, и, забыв договоренность не расходиться, стал нарезать свои традиционные круги на полу. - Интересно.... Мне кажется, что эти два пузыря могут означать только одно. Яркий - это мы, то есть то место, где мы сейчас находимся, а бледный - место, куда должны были долететь "другие". Если так рассуждать, то тот участок указывает нам путь, по которому мы прилетели сюда. Таким образом, вот здесь наша родина - Земля, - кикиморёнок подошел к стене и указал на пузырь на пересечении жил. - Тогда из всего этого получается, что то, что мы здесь видим, представляет собой карту: один слой, где мы находимся в данный момент, другой - откуда мы прилетели, третий - цель полета. Классно! Осталось лишь понять, как заставить эту машину двигаться туда, куда нам надо, к примеру, домой?
   Кой-Что дотронулся пальцем до пересечения, где плавал шарик их дома. Мгновенно два пузыря соединились линией, окрасив участки жидкости в жилах в ярко-оранжевый цвет, а пузырь дома стал ярко мигать, рассеченный красным крестом.
   - Вот тебе и ответ, - спокойно сказал Кой-Как, - проще и не бывает. Если теперь схватиться за рог, то, наверное, машина вернет нас обратно, в город.
   - Может, попробуем? - предложил Лесовик....
   - А если то, что сейчас услышали - простая фантазия, - послышался шелест Тихони, - а действительность - совсем иная....
   - Пусть пробует. Я ему верю, у него счастливая рука. Да мы и ничего не теряем, у нас сплошные догадки, но делать-то надо что-то. Кто за предложение? - спросила Синеглазка.
   Все согласились. Лесовик взялся за рог и мгновенно стены высветили изображение древнего города и пейзажи вокруг него. В низу картинок бежали какие-то знаки.
   - Это наша Земля! - радостно вскрикнула Синеглазка.
   Однако, больше ничего не происходило.
   - Почему мы не возвращаемся?
   - Не знаю. Я держусь за рог, - недоумевал Лесовик. - Кой-Где, что ты ещё сделал?
   - Ничего...
   - Вспомни!
   - Да правда. Ничего. Взялся за рог и мысленно, вроде бы, сказал: "Летим!"
   - Давай, Лесовик, прикажи этой машине вернуться!
   Навалилась уже знакомая тяжесть. На мгновение произошла потеря сознания. Когда они очнулись, то обнаружили себя всё в той же корзине.
   - Почему? Где мы? Ты думал о возвращении? - чуть не плача, спрашивала Синеглазка у Лесовика.
   - Да. Я сам не понимаю, почему мы остались здесь же. Ведь нас куда-то всё же несло.... Все почувствовали это?
   - Да, нас и перенесло, только не туда, куда нам надо. Смотрите на схему! - Кой-Где указал на карту, вид у него был растерянный.
   Посмотрев на карту, путешественники ничего не увидели нового. Лица их выражали недоумение.
   - Вы что, и в самом деле ничего не замечаете? - вскричал кикиморёнок. - Здесь были два пузыря? Один мы считали домом, а другой - там, где мы находились. Они тогда ещё были соединены линией. Теперь их стало три! Остались те же два, но появился новый, соединенный с двумя первыми. Причём, и тот, где, как мы полагали, находились, теперь тоже ярко мигает и пересечён крестом!
   - Боюсь вас огорчить, - начал Кой-Как, - но мне кажется, что мы двигаемся от дома, а не к нему. Крест же означает, что путь к этому пузырю запрещен.... Мы стали ещё дальше от дома.
   - Похоже, брат прав, - согласно закивал Кой-Что. - Поздравляю путешественники - у нас серьёзная проблема.
   - Не хочу, не хочу оставаться здесь, - громко разревелась Синеглазка и опустилась на пол. - Домой хочу, к маме. Мамочка, дорогая, я больше никогда и никуда не полезу! Вытащи нас отсюда!
   Врун и Филя, взъерошив перья, стояли около неё по обе стороны. Они готовы были биться насмерть, защищая от всех напастей своего ревущего друга. Тихоня ползал по плечу и шуршал что-то, успокаивая её.
   Ребята кучкой стояли около карты и молчали.
   - Да, влипли,... - наконец сказал Лесовик и посмотрел на Кой-Где.
   - Я не хотел, кто же знал, что так случится....
   - Если не знаешь, то не берись! - рассердился Кой-Как.
   - Ты всегда так, вначале делаешь, а уж потом думаешь. Вот и получили, что заслужили. Теперь надо думать, как повернуть машину назад. Что скажешь? Ты у нас самый умный.
   Все посмотрели на брата, но Кой-Что молчал. Он действительно не знал, что делать. Они залезли в эту машину переноса, запустили её и она несет их куда-то, не спрашивая совета, не подчиняясь их командам.... Стоп! Жвак тоже стремился в неё и был уверен, что она довезет его куда надо. Значит, он знал, что маршрут движения был занесён в память машины, нужно было только включить её. И, брат включил её. Но, тогда, почему мы не оказались на месте, а где-то остановились? Да и вообще, зачем нужна сама карта?
   Так рассуждал он, не замечая, что разговаривает вслух.
   - А может быть нужны остановки, чтобы заправить машину? Вот я, например, давно хочу чем-нибудь заправиться, - каркнул ворон. - Да и Филя не прочь перекусить, а тут среди всех этих переплетений даже мухи не найдешь для Тихони. Ты, Кой-Где, следующий раз будь осмотрительнее. Скоро начнем голодать, а вот наступит ли следующий раз, надо посмотреть, - такой печальный итог подвел своему карканью ворчливый ворон.
   - А вы помните слова Муаарка о том, что Жвак собирался возвращаться на Землю, после того, как попадет на родину "других", - продолжил рассуждения своего брата Кой-Как. - Значит, есть такая возможность, а мы не глупее каких-то там Жваков. Нечего раскисать. Надо двигаться вперёд, вон к тому пузырю на самом верху карты, а по ходу будем искать выход. Согласны?
   - А что нам остается....
   - А если ты, Кой-Где, будешь хвататься за разные штучки, отклюю тебе палец, - сердито ухнул филин.
   - Вот так. Понял? - Синеглазка несколько успокоилась и строго посмотрела на брата. - Я тут в своих карманах отыскала несколько пирожков Домового. Давайте перекусим, Лесовик раздели поровну.
   Все с радостью окружили девчурку. Некоторое время путешественники были поглощены тщательным пережевыванием кусочков пирожков. Только сейчас они поняли насколько проголодались. Никто не знал, когда вновь им удастся найти пищу.
   - Надо посмотреть, для чего построена вон та "бородавка", - зашуршал Тихоня. - Может быть, в ней мы найдем решение наших проблем.
   - Сейчас мы этим и займемся. Только давайте двигаться, держа друг друга за руки, - сказал Кой-Что и, взяв сестру за руку, медленно направился к "бородавке", ведя за собой и всю остальную компанию.
   В неё они пролезли через небольшое окно в переплетениях. Ничего не произошло. Оказавшись внутри "бородавки", они с удивлением обнаружили, что она-то и не совсем и маленькая. Как заметил Филя, она растянулась, чтобы вместить всех. Висевшая внутри в первый момент дымка рассеялась. Путешественники с удивлением обнаружили, что оказались в помещении больше похожим на каюту управления. Множество тёмных ячеек заполняли одну из её сторон. Две другие стороны представляли собой, что-то вроде больших экранов, на которых сейчас плыли мутные изображения странных облаков или ещё чего-то. У четвертой стены обнаружили ещё один малый рог и множество каких-то ручек, кнопок и рычагов и, также, несколько потухших экранов.
   - Вот это да! - удивленно воскликнул Лесовик. - А со стороны и не видно всего этого. Что будем делать? - и посмотрел на Кой-Где.
   - Нет, нет!! Теперь твоя очередь.
   - Ну что? Будем пробовать? - спрашивал всех Лесовик, но смотрел на Синеглазку.
   - Я верю тебе, - тихо произнесла она, - другого мы пока ничего не умеем делать.
   - Может быть, мы, прежде чем хвататься за рог, попробуем покрутить и понажимать на то? - прокаркал Врун, указывая на кнопки.
   Однако это не принесло желаемого результата, ничто не изменилось.
   - Делать нечего, приготовьтесь! - сказал Лесовик и взялся за рог....
   Его слегка передернуло. Рука ещё больше напряглась и она сильнее вцепилась в белую кость. Сознание на мгновение куда-то поплыло, но быстро прояснилось. Он увидел, как ожили многочисленные ячейки-экраны. На одних бежали какие-то знаки, на других плыли незнакомые изображения. Но самые поразительные изменения произошли с большими экранами. Они просветлели настолько, что, глядя на них, казалось, что распахнулись створки большущих окон куда-то наружу, за пределы "бородавки". Ощущение усиливалось ворвавшимися звуками и запахами, которые наполнили помещение.
   - Что это? Где мы? - только и могла произнести Синеглазка, глядя на виды, которые открылись через просветленные экраны.
   Там клокотала озеро расплавленной земли. Тяжелые ошметки раскаленной почвы выбрасывались вверх, рвущимися из нутра планеты перегретыми газами. Низко над поверхностью плыли тяжелые изумрудные облака. Часть из них, достигнув твердой поверхности, рождали чудовищные ливни, которые обрушивали вниз тонны ядовитых жидкостей, разъедавших поверхность. От чего она была похожа на жуткую ржавчину с кавернозной структурой.
   - Жуть какая-то!
   Экран другой стены как бы продолжал неприглядный вид странной местности на первом экране, но уже отражал более спокойную обстановку. Ржавчина охватывала только нижнюю часть сцены. Большая часть пространства была покрыта ровной, но растрескивавшейся оранжевой поверхности. Льющийся сверху ядовитый дождь, по всей видимости, не мог разрушить материал её поверхности, и скатывался в трещины, образовывая подземные реки.
   - Смотрите! - вскрикнула Синеглазка, указывая на странные образования.
   Они были похожи на земные грибы "дождевики", но имели огромные размеры и лазурный цвет.
   - Они растут!
   Действительно, "грибы" росли, прямо на глазах, увеличивая свои размеры. Быстрее всего подрастали те, которые располагались над трещинами. Достигнув определенных размеров, они лопались, исторгая из себя облака зеленоватых частиц, которые, упав на поверхность, вскоре превращались в еле заметные шарики. Прямо на глазах эти шарики начинали расти, и росли..., приходя на смену лопнувшим.
   - С нашей точки зрения, мы наблюдаем жизнь - рождение и смерть образовали замкнутый цикл. Может быть, их эволюция когда-нибудь приведет к появлению странных созданий в их мире, - прошуршал Тихоня, глядя на картину своими большими и умными глазами, а потом добавил - Друзья! Мы попали в другие Миры!
  
  
  

ДЕЛЕГАЦИЯ

  
   Галактика была неспокойна. Многие планеты охватили массовые волнения. Они вспыхивали почти одновременно, несмотря на то, что, подчас, были расположены на противоположных окраинах Галактики. Всё это лишь укрепляло убежденность Главга, что за этим стоят силы заинтересованные в дестабилизации обстановки. В том, что это дело рук банды хромовиков, Правитель нисколько не сомневался. Бушевала в основном молодёжь. Всё чаще звучала тема закрытой зоны, и попытка правительства как-то замолчать её, только порождало ещё большие подозрения в том, что там проводятся какие-то тайные и опасные эксперименты. Общественность требовало ясности! Возникали странные комитеты, создавались общественные комиссии, которые требовали проведения инспекции района представителями от народов многих миров.
   Последней каплей оказалась, проникшая в прессу, неизвестно каким образом, засекреченная информация о гравитационном ударе кристаллограммов. И, конечно, она была безусловно искаженной. Вся информация преподносилось как опасные эксперименты с пространством. На сцене появились псевдоученые и прорицатели, которые предсказывали наступление близкого конца света. Приводились многочисленные формулы, графики, показывались скорректированные записи исследовательского шлюпа, отброшенного от планеты в результате деформации космического пространства. Никто, конечно, не хотел разбираться по существу. Все кричали: "Вот оно! Вот! Вы видите? Мы вас предупреждаем! Они хотят уничтожить Галактику, а сами готовят свой побег....".
   "Конечно, если серьёзно, то это всё - бредни, но общественность сильно возбуждена. Сегодня должна прибыть объединенная делегация, - думал Главг. - Что мне им сказать? Даже если расскажу им всю правду с момента открытия портала, вряд ли они поймут, и будут слушать. Да они и не хотят этого. Им надо туда..., посмотреть собственными глазами. И что они увидят там? Да ничего! Но будут думать, что стоят на страже общества. Чтобы всё успокоилось, нужно время и никаких непонятных действий с нашей стороны. Но даже и в этом случае слухи о выдуманных историях будут продолжать появляться. Потому, что им так нужно для каких-то своих целей. А они неизвестны.... Ну и пускай едут! Пусть все видят и слышат сами, только, чтобы не мешали. Что у них там происходит? Связь после удара ещё не восстановилась. Пространство возмущено. Ну и кристаллограммы!!! Показали нам, насколько серьёзно вы построили свой мир. Как вам удавалось столько времени вести скрытный образ жизни, не привлекая к себе внимания? Было бы замечательно завязать с вами дружеские отношения".
   Размышления были прерваны известием о прибытии делегации.
   - Проводите их в большой зал и подайте кушанье, - распорядился Глазарь.
   Когда Правитель вошёл в зал, делегаты уже расположились там и были заняты поглощением съестного, которое непрерывно подносилось из кладовых на больших подносах. На Главга никто не обратил внимания, таковые здесь сложились традиции - вначале надо набить свой живот, а уж затем можно и поговорить. Тем более, не каждый день пробуешь кушанье из кладовых самого Правителя, о большинстве которых они даже и не слышал. Но если можно есть ему, то можно и им! Вот только иногда возникала непредвиденная задержка - никто не знал, как подступиться к очередному деликатесу. В таких случаях прислуге приходилось вмешиваться и разрешать возникшую трудность.
   Пока посетители были поглощены приятным занятием, Главг разглядывал гостей. В основном это была молодёжь из "трудных" миров. На их планетах всегда было неспокойно из-за разных общественных конфликтов, а тут, на тебе, страхи о межгалактической катастрофе. Конечно, завести их, увлечь возбуждающими лозунгами, была и не такая уж сложная задача. Среди этой разношерстной гудящей и чавкающей толпы выделялся один детина. Явно здесь он был не последним лицом. Детина был весь увешан старинным оружием, по которому Главг безошибочно определил его принадлежность к хромовикам.
   "Вот этот, точно, будет настаивать на своём участии в инспекции. Побольше бы таких. Как правило, они не достаточно умны, но зато шумливы в толпе и ими можно незаметно управлять в нужном для себя направлении".
   Заметив, что гости, наконец, насытились, он произнёс:
   - Начнем! Я познакомился с вашими требованиями и тем беспокойством за наш мир, которое угадывалось в них. Главное, что меня радует, это ваша активная позиция. С такой молодёжью нам не страшны никакие трудности.
   Глазарь был мудрый и опытный политик, и такое хвалебное начало сразу расслабило агрессивно настроенных делегатов. Он продолжал хитрить.
   - Правительство Галактики умышленно не вмешивалось в происходящие волнения. Мы хотели посмотреть, насколько активно подрастающее поколение. Долгие годы спокойной жизни всегда негативно сказываются на развитии любого общества. Пропадает интерес к жизни. Тому пример, некоторые умирающие миры в Галактике. Вы, надеюсь, об этом слышали! Так что, мы с удовлетворением отмечаем, что взрыв общественного интереса к закрытой нами зоне, подтверждает, что Галактика жива! и ей не безразличны процессы, происходящие в различных её частях. Однако, в данном случае, ваша обеспокоенность, связанная с какими-то экспериментами в закрытой зоне, яко бы проводимыми нами, не имеют под собой никакого основания.
   Послышался шум, недовольные возгласы. Детина толкал локтями соседей, что-то ожесточённо им объяснял, возбуждая собравшихся.
   - Да-да. Я повторяю, что Правительство не проводит в зоне запрещенных экспериментов. Мы готовы допустить туда любые ваши комиссии, чтобы вы сами могли во всем убедиться.
   - Если бы всё было так, как ты говоришь, то зачем закрывать зону? - задал вопрос всё тот же детина. - Мы свободные жители Галактики и хотим летать там, где нам хочется.
   - Вот именно. Мы свободны в выборе.
   - Открывай зону....
   - Успокойтесь. Мы же встретились, чтобы совместно принять решение. Если я вам сейчас расскажу о причинах побудивших меня к подобному решению, то вы всё равно не поверите мне. Не так ли?!
   - Конечно!
   - Так мы тебе и поверили....
   - Вы нам чего угодно расскажите....
   Слышались возмущенные голоса, делегаты вновь стали возбуждаться.
  
   Правитель молчал, не прерывал их, давая возможность высказаться, так сказать, выпустить пар.
   - Ну вот видите. Вы сами подтверждаете это. Поэтому я предлагаю вам отправиться самим в зону и ознакомиться с причинами, побудившими меня закрыть район, а, потом, мы с вами вновь соберемся здесь и обсудим наши проблемы. Все расходы по вашей поездке правительство берет на себя. Вот тебе, - Глазарь обратился к детине, - я поручаю собрать инспекционную комиссию из представителей разных миров. Я думаю, что одного космического транспортника, который я выделяю вам, будет достаточно.
   Послышались одобрительные возгласы. Никто не ожидал такого мирного исхода встречи с Правителем. И то, что он сейчас предложил им, окончательно успокоило их. Весь свой пыл они теперь направили на то, чтобы попасть в эту экспедицию, оказаться среди избранных. Ведь многие из них всю жизнь провели на своих планетах (и далеко небогатых). Теперь им представился исключительный случай окунуться в другую жизнь, и они не хотели упустить эту возможность.
   "Отлично! Теперь вы мои...", - про себя думал Главг, глядя на шумящую толпу.
   Он понимал их мысли и стремления, в которых уже не было и следов недавней враждебности, но какое-то неосознанное беспокойство не покидало его. С этим придется ещё разбираться.
   - Я покину вас, а вы обсудите моё предложение. Не торопитесь, можете находиться здесь столько времени, сколько потребуется. Сейчас вам подадут кушанье, - сказал он толпе.
   Выходя из зала, Главг вызвал начальника безопасности.
   - Внедри в комиссию наших людей. Мне надо знать всё, что будет происходить вокруг комиссии. Была связь с Помощником?
   Грузг молчал, и молчание затягивалось.
  
  

ПЕРВАЯ ВЫСАДКА

  
   - Разве это жизнь? Ты посмотри, какие они уродцы! - каркнул Врун. - И какая примитивная форма. У меня и голова, и тело, и ноги, и прекрасные крылья - просто, загляденье! А, здесь, просто шар, да и мозгов у них, определенно, нет, хоть сами и огромные. Не хотел бы я быть на их месте. Ты согласен, Филя?
   - Конечно, скучно! - ухнул филин.
   Он топтался среди кнопок, рычагов и других каких-то непонятных приспособлений и дергал за всё, что придётся, своим сильным клювом. Пока у него ничего не получалось. Это, конечно, не могло продолжаться вечно. Ведь видно же было, что машина работает, и надо было просто знать, какие действия совершаются в данной ситуации. Но никто этого не знал. Поэтому, в конце концов, после безуспешных попыток, действия птицы увенчались успехом.
   Раздался глухой щелчок, и сзади послышался шум выпускаемого воздуха. Когда путешественники посмотрели в ту сторону, то увидели, что небольшое окно в стене, через которое они проникли в "бородавку" затянулось, и они оказались отрезанными от основной корзины. Но на этом преобразования не закончились. Из пола стали вырастать пять одностворчатых ракушек.
   - Кышь!! - заорал на птицу Кой-Как, прогоняя его от кнопок; но механизм был уже запущен; что-то загудело, почувствовалась вибрация. - Сказано же было - ничего не трогать, - уже шепотом произнёс он.
   Все растерянно, с ужасом, смотрели на большие экраны, изображения на которых, вдруг, стали двигаться куда-то в сторону. Создавалось впечатление, как если бы они сидели в движущемся вагоне, мимо окон которого проплывали пейзажи. Но этого не могло быть! Тем не менее, именно так и происходило с ними - они находились в движущейся "бородавке".
   - Жуть! - только и смогла вымолвить Синеглазка, когда осознала происходящее; реветь уже не было сил.
   - Мы хотели приключений - вот и получили их! Ты зачем трогал?! - набросился Кой-Где на филина.
   - Не обижай моего друга! - стал на его защиту Врун. - Ты первый показал дурной пример. А он делает всё правильно, надо же изучить машину. Мы хотим вернуться домой? Значит, надо пробовать.
   - Только наши действия, пока лишь усугубляют ситуацию. Теперь мы оторвались и от корзины, а "бородавка" несет нас неизвестно куда, вернее, к негостеприимной планете, - заговорил Кой-Что. - Там за стенами "бородавки" проносятся реальные, не придуманные картины горящей планеты. И тот пузырь на карте означает именно эту планету. Как управлять этим полётом?
   - А вы обратили внимание на то, что выросших ракушек ровно пять, столько, сколько и нас? - заметил Кой-Как. - Мне кажется, что они предназначены для нас, - и, теперь он, уже не задумываясь о последствиях своих действий, забрался в одну из них.
   На ракушке сразу же зажёгся ряд разноцветных огней, и с боков начали выползать толстые колбаски тягучей вязкой жидкости, которые стали быстро обволакивать всё тело кикиморёнка прежде чем он пришёл в себя от неожиданности и сделал попытку выбраться обратно. Но, не успел! Последнее, что удалось ему разглядеть, перед тем, как он потерял связь с реальностью, это было белое от ужаса лицо сестры. Тем временем жидкость поглотила его голову, она раздулась, образовав шарообразную прозрачную форму, и затвердела. Все остальные части его тела оказались заключенными в гибкую оболочку.
   - Вы одеты в защитный костюм, - неожиданно раздался в голове кикиморёнка неизвестный голос, - в вашу конечность вживлена пластина управления, правила обращения с которой станут понятны через некоторое время.
   В мозгу Кой-Как полыхали какие-то непонятные мысли, сопровождаемые странными видениями. Мышцы его не слушались. Он видел, как к нему бросилась сестра и пыталась вытащить его из раковины. Потом и остальные поспешили ей на помощь. Всё было напрасно - Кой-Как оказался впаянным в ракушку. Наконец в голове прояснилось. Он почувствовал себя другим. Он знал всё!
   - Не беспокойтесь! Я жив! - неожиданно раздался в "бородавке" голос Кой-Как. - Это меня одели в защитный костюм, чем-то напоминающий наши скафандры, - и кикиморёнок задвигал руками и повернул голову к сестре. - Со мной всё в порядке, вдобавок, я ещё получил уйму знаний, с которыми ещё только предстоит разобраться. Залезайте в ракушки, потом побеседуем. А вы тут ничего не трогайте! - крикнул он братьям меньшим.
   Преодолевая страх, путешественники залезли в ракушки и с ними произошли те же изменения.
   - А не кажется ли вам, путешественники, что защитные костюмы служат для выхода в них из этой "бородавки" в тот мир, который мы видим на больших экранах? - спросил Кой-Что. - Давайте покопайтесь в тех знаниях, которыми нашпиговали нас.
   После некоторого молчания первым заговорил Кой-Где.
   - Ты прав, брат. Эти ракушки - автономные средства передвижения вне основной системы. Ко всему прочему средство имеет и какое-то оружие. Оно расположено с тыльной стороны наших кистей.
   - А вы обратили внимание, что костюм сам принимает решение на возврат в "бородавку", если его хозяин либо не может отдать соответствующих указаний, либо его действия могут привести к трагедии, - заговорила Синеглазка.
   - Замечательный костюм! Эта функция, как будто, специально разработана для Кой-Где. Попробуем вылезти? Все поняли, как надо управлять системой?
   - А как же мы? - возмущенно закаркал Врун, прыгая на краю ракушки Кой-Как. - Что же это такое получается? Они туда, а мы здесь? Так дело не пойдет! Нам тоже интересно. Да и кто будет присматривать за вами? Ведь решили вместе путешествовать, так и берите нас. А то я здесь такое устрою, мало не покажется. Правда, Филя?
   - Он действительно устроит. Его лучше держать при себе, - прошуршал Тихон.
   - Если обещаешь вести себя сдержано, а не так, как Жаклин, то я возьму тебя (кикиморенок уже выяснил у системы, что в свой скафандр он может поместить грузовой отсек). Учти, если ты нарушишь это условие, то мне придется выбросить тебя. Иначе мы погибнем вместе, а, может быть и все....
   - Я уверен, что без веской на то причины ты не оставишь меня, - каркал ворон. Если же все-таки возникнет трагическая ситуация, считай, что я сам попросил тебя об этом. Возьми меня с собой, пожалуйста.
   - Садись на грудь....
   Когда ворон уселся на грудь Кой-Как, из его костюма вылезли гребни, которые обволокли ворона, одев и его в необычный скафандр. Причем на его голове также появился небольшой колпак. Как система узнала о наличии головы у птицы, осталось загадкой. Аналогично разместились Филя и Тихон, соответственно, на груди у Кой-Что и Синеглазки.
   - Ну что, поехали?
   - Давай Кой-Как, ты первый!
   - Включаю систему, - послышался голос Кой-Как.
   Его раковина стала закрываться и втягиваться куда-то в пол. Через некоторое время она исчезла совсем. Вслед за этим раздался удивленный шепот кикиморёнка:
   - Я уже здесь, снаружи. Завис над поверхностью планеты. Наверное, там очень жарко и жутко, но я ничего не ощущаю. Давайте ко мне. Жду вас....
   Они поднялись вверх, повыше, над клубящими испарениями, которые большими пузырями вырывались из расплавленной массы, текущей в виде реки к большому разлому твердой поверхности. Здесь она срывалась и падала вниз.
   - Давайте поднимемся еще выше, хоть мы и в защитных костюмах, но не хотелось бы попасть под ливень ядовитой смеси. Вон та тучка, мне кажется, уже готова выбросить из себя все, что успела накопить.
   Действительно, как только они поднялись над изумрудными тучами, облака прорезала широкая молния, которая вызвала лавинообразный процесс превращения тяжелых газов в ядовитую жидкость. Та хлынула мощным потоком вниз, разъедая и смывая верхний слой почвы, оставляя за собой только ржавые остовы неподатливых пород.
   - Разве здесь может что-либо уцелеть? - в головах раздался голос Синеглазки.
   - А ты погляди назад, - каркнул ворон.
   Хоть и единственным глазом, но он видел дальше и лучше. Вдалеке тяжелым куском, среди бесчисленных огненных потоков, выделялся большой участок суши.
   - Наверное, его то мы и видели на втором экране. Отправимся туда?
   - А мы найдем обратную дорогу?
   - Костюм отвечает за нашу безопасность, и в случае необходимости мы всегда сможем вернуться в "бородавку".
   Обнаруженный участок суши действительно оказался большим. Его края мало отличались от огненного окружения. Однако, по мере углубления в него, атмосфера над ним становилась спокойнее и суше. Хотя и здесь текли реки раскаленной земли, но их становилось меньше. Реже случались и проливные дожди. Почва имела оранжевый цвет с прожилками какого-то лазурного минерала. Изумрудное небо с редкими тяжелыми облаками создавали красивую картину, глядя на которую быстро забываешь о жутком окружении.
   - Вон они! - каркнул Врун.
   На ровной оранжевой поверхности, около извилистого огненного разлома, виднелось большое скопление "шаров". По мере приближения к ним, даже с большой высоты, стали заметны различия среди них. Маленькие "шары" были хаотично разбросаны по всей поверхности и имели коричневую одинаковую окраску. С увеличением их размера на них появлялись вертикальные зеленоватые полосы, и они уже были собраны в группы. В центре же скопления располагалась компактная группа больших "шаров" с горизонтальными и вертикальными полосами, среди которых особо выделялся огромный "шар" со странным шишкообразным наростом.
   - Опасность! Опасность!! - неожиданно раздался в голове резкий голос. - Нельзя приближаться!
   Предостережение лишь на мгновение опередило дальнейшие события. Огромный "шар" неожиданно легко поднялся над поверхностью и полетел навстречу удивленным путешественникам.
   - Опасность! Опасность третьей степени!
   - Знать бы, что она означает, и сколько этих степеней, - попытался отшутиться Кой-Где, но время для шуток было явно выбрано неудачно.
   "Шар" продолжал наращивать скорость. Вслед за ним в воздух поднялись еще несколько "шаров".
   - Они атакуют нас! - закричал Кой-Как. - Назад!
   Ошеломленные происходящим, летуны, наконец, пришли в себя и бросились назад. Однако расстояние, отделяющее их от первого "шара" стремительно сокращалось. Кроме того, с ним происходили странные метаморфозы. Он начал сплющиваться, края стали вытягиваться, превращаясь в многочисленные щупальца. Шарообразная форма тела вскоре приобрела вид многолучевой звезды, в центре которой светился шишкообразный нарост. "Звезда" неслась, вытягивая в стороны щупальца, охватывая все большее и большее пространство.
   - Она хочет поймать нас! - закричала Синеглазка.
   - Применить гравизон, - услышал Кой-Как.
   Не понимая, что это означает и что он делает, кикиморенок рефлекторно вытянул вперед правую руку и направил её на "звезду". С руки слетела зигзагообразная ослепительная молния и впилась в преследователя. Пространство передернула судорога, раздался оглушительный взрыв, разнесший "звезду" на мелкие кусочки. Однако атака продолжалась. Других "шаров" нисколько не смутила гибель их предводителя и они приближались.
   ­- Ах так, сейчас вы у меня получите! - Кой-Как вновь вытянул руку, но ничего не произошло! Зато он увидел мелькнувшие рядом молнии, и четыре передних шара также перестали существовать. Но, даже и это не остановило два оставшихся шара, они продолжали атаковать. Повтор­ные попытки привести в действие загадочное оружие были безуспешны.
   - Опасность! - продолжал бубнить голос. - Беру управление на себя.
   Вслед за этим, путешественники, потеряв на мгновение сознание, неожиданно вновь зависли над пылающей поверхностью недалеко от суши. "Шары" же дрейфовали вдоль края участка, но границы его, почему-то, не пересекали.
   - Возвращаемся! - приказал Кой-Как, и в голове мелькнул образ его ракушки.
   Через мгновение они все оказались в "бородавке". Таинственный оператор уже хорошо понимал их мысли, и вскоре путешественники освободились от своих защитных костюмов.
   - Филя, а у меня все перышки вспотели от страха, а у тебя? - каркнул ворон.
   - А я ничего не видел. Как понеслась на нас эта глыба, я глаза закрыл, и открыл только здесь.
   - Как? Ты не видел, как мы расстреливали "шары". Бах, бах..., бах,... и от них остались лишь небольшие кусочки.
   - Хотелось бы знать, чем вызвано их нападение, ведь мы ничего плохого им не сделали. В чем дело? - спросил Тихоня.
   - Дело в том, что эти существа постоянно испытывают недостаток в энергии, - вновь заговорил голос, - и любой её источник они рассматривают как добычу и, естественно, пытаются её поглотить. При накоплении достаточной энергии "шары" лопаются, порождая себе подобных. Ваши защитные костюмы имеют большие запасы энергии, поэтому и оказались объектами нападения. За всё, что здесь происходит, отвечаю я. Звать меня Оператор, иногда, Голос. Я буду отвечать на ваши вопросы, и помогать вам любых действиях.
   - Что такое гравизон? - спросил Лесовик.
   - Гравизон - оружие дальнего боя. Оно создает вакуум внутри предмета, в который попадает разряд. Окружающее пространство стремится заполнить пустоту, и предмет разрывается.
   - А почему нам не удалось повторить выстрелы?
   - Дело в том, что в зависимости от массы предмета, требуется разное количество энергии. "Шар" оказался большим, и энергии для его разрушения ушло много. Костюму требовалось время, чтобы восстановить её убыль. Костюм имеет несколько видов оружия, даже более мощных, чем гравизон. Но в данной ситуации это был оптимальный выбор - "шары" надо было уничтожить полностью, и не нанести вред вам. В дальнейшем, в зависимости от ситуации, вам будет указан соответствующий тип оружия, который желательно применять. Вы вольны сделать другое решение, но у вас пока небольшой опыт, поэтому придерживайтесь совета. Должен вам сообщить еще следующее. Я буду вмешиваться только в крайних случаях, когда вашей жизни угрожает непосредственная опасность, во всем остальном вы вольны поступать самостоятельно; так меня сконструировали. Помните об этом,... - голос Оператора затих.
   - Вот как! Оберегать нас никто и не собирается! За свои поступки нам придется отвечать самим! Помощь - пожалуйста, но не больше!
   - Ответь мне, Оператор, тогда на такой вопрос, - заговорил Лесовик. - Как мы уже понимаем, остановки на планетах выбраны неслучайно. Зачем мы остановились здесь, в таком неприветливом и враждебном мире?
   - Одной из причин пребывания здесь так называемых "других" было пополнение запасов энергии. Для этой цели они ловили "шары", - ответил Оператор.
   - Как ловили? - заинтересовался Кой-Где.
   - На этот вопрос нет ответа в базе данных.
   - Да, велики были "другие"! - зашуршал Тихон. - "Шары" нас чуть не съели, а они - хлоп, и сиди, отдавай энергию. Может быть, они запомнили это и теперь бросаются на всех.
   - Правильно говоришь, друже, - заухал филин, - плохие поступки всегда запоминаются лучше. Если бы из меня что-нибудь высасывали, я бы тоже постарался отомстить.
   - Ладно, путешественники, погуляли здесь, поехали дальше. Оператор, открой проход в "корзину".
   - Возьмитесь за рог, и подумай об этом, - прозвучал ответ.
   - Я, я хочу! - быстро сказала Синеглазка.
   Она схватилась за рог и замерла....
   Послышался щелчок, шелест... и в стене "бородавки" открылся узкий проход в "корзину".
   - Что б мы без тебя делали, сестра? - не удержался поддеть её Кой-Где и первый вылез из "бородавки".
  

НА ТРЕТЬЮ ПЛАНЕТУ

  
   В "корзине" в их отсутствие ничто не изменилось, да и вряд ли что-то могло произойти. Эта машина уже ждала тысячелетия своих пассажиров, могла ждать и дальше.
   - А знаете, возвращаешься сюда, как домой, - радостно сказал Кой-Что.
   - Конечно, особенно после того, как тебя чуть не съели, можно и порадоваться.
   - Ты что ко всем цепляешься? - глядя на брата, строго спросила Синеглазка.
   - Ничего я не цепляюсь. Извините. Просто я в некоторой растерянности от последних событий. Наши привычные правила поведения, которые мы выработали дома, могут не работать здесь, в ситуациях совершенно отличных от тех, какие мы встречали до сих пор.
   - Ты правильно говоришь, - зашелестел паук. - Те миры, где нам придется побывать, будут совершенно иные как в физическом плане, так и в поведенческом, если они обжиты существами. Поэтому у нас есть две альтернативы нашего с вами поведения. Первое, можно не покидать "корзину" и двигаться до конца. При этом мы не приобретаем никакого жизненного опыта и оказываемся неучами в конце пути, и, как результат, можем погибнуть из-за этого. И, второе. Мы будем изучать то, с чем нам при­дется встречаться, и многое понять. Но тогда придется быть предельно осторожными и осмотрительными в своих действиях и учиться по ходу. Лично я выбираю второй путь. Уверен, что те знания, которые получим, окажутся полезными в конце нашего пути. Не забывайте, что мы должны ещё вернуться домой.
   - Кстати, - заговорил Кой-Что, - меня давно интересует вопрос, что у нас происходит со временем? В том смысле, долго ли мы будем отсутствовать на Земле по земным часам?
   - А ты спроси у Оператора, - предложила Синеглазка.
   - Так он нас не слышит, мы же покинули "бородавку".
   - Я слышу вас, - неожиданно раздался знакомый Голос. - Вживленные пластины обеспечивают связь со мною везде. Отвечаю на ваш вопрос. По земным часам пролетело лишь несколько мгновений.
   - Вот это, да! - ухнул Филя, услышав удивительную новость.
   - Получается, что Змеш ещё не долетел до пещеры, и никто не знает, что она пуста?
   - Да, сестра, получается, что так, - сказал Кой-Что. - Тогда мне не понятно, как Жвак собирался вернуться на Землю через миллионы лет, в то время как для него пролетят лишь мгновения. Оператор, если ты меня слышишь, ответь, как понять всё это? То, что происходит с нами, противоречит тому, что хотел Жвак.
   - Здесь нет противоречий, - ответил Голос. - Имеется несколько временных петель. В зависимости от той, какую вы выбираете, то и будет происходить. Для вас же время движется по-своему, оно связано с тем путём, который проходите вы, непосредственно. Но в любом случае, вы продолжаете стареть внутри себя.
   - Стоп! Вы меня запутали, - Синеглазку очень заинтересовал этот момент. - Ты мне скажи, моя мама увидит меня старухой, да?
   - Для неё ты останешься такой, какой была при расставании. В других мирах ты будешь иной, и твой жизненный опыт продолжает накапливаться. Твои братья, что остались там, будут дивиться тому, как много удивительного знаешь ты того, что никогда не было в их мире, в том, родном, для тебя мире.
   - Лесовик, ты находишь меня постаревшей? - не унималась Синеглазка.
   - Конечно нет, откуда ты взяла это?
   - Так он же говорит....
   - Ты поняла меня буквально, - вмешался Голос. - Вы находитесь в одной временной петле, и время течет в вас одинаково. Естественное старение происходит обоюдно, и естественно, и станет заметным лишь в будущем, когда реально проживёте эти годы.
   - Вот что. Хватит разговоров. Давайте двигаться дальше, а то мы состаримся здесь все вместе, так и не найдя обратного пути. Оператор, ты сохрани эту петлю. Я правильно говорю? - спросил Кой-Где.
   - Да.
   - Ну, что? Добавим ещё один пузырь на карту, - сказал он и взялся за рог....
   Брошенный взгляд на карту, сразу подметил происшедшие изменения. Яркий пузырь, указывающий, где теперь находятся путешественники, еще дальше отдалился от их дома. Но, произошла одна странность. Появились ещё три пузыря! Они имели другую окраску, к которым тянулись соединения жил от яркого пузыря.
   - И что же это может означать? - спросил Лесовик; вид у него был совершенно растерянный. - Оператор, ты не мог бы нам прояснить, почему появилось несколько новых пузырей, которые соединены с тем, в котором мы находимся сейчас?
   - Этим обозначены возможные пути дальнейшего вашего движения. Сейчас вы находитесь на перепутье.
   Услышанное сообщение повергло в шок путешественников.
   - Но мы не знаем, как и что выбирать, - преодолевая накатившуюся слабость, тихо промолвила Синеглазка. - Мы уже привыкли к мысли, что движемся по пути, который выбрали "другие", и он - единственный. И вот, оказывается, что нас обманули, и путь должны выбирать мы. Как? Куда приведет выбранный нами путь? Я домой хочу.... Помоги нам, пожалуйста....
   Последние слова Синеглазка прошептала еле слышно со слезами на глазах.
   - Выбор остается за вами, - бесстрастно ответил Голос. - Я не знаю, что предложить вам.
   Его слова прозвучали как страшный приговор. Страх сковал их детские души.
   - Кто что скажет? Что будем делать? - первым закаркал ворон, прерывая затянувшееся молчание.
   - А ничего. Будем сидеть в этой "корзине". Вот высплюсь! Только хорошо бы чего-нибудь и съесть. Оператор, может быть, у вас тут есть какие-нибудь продовольственные запасы? - продолжал дурачиться Кой-Где, пытаясь как-то снять напряжение.
   Странное дело, но через открывшееся окошко в стене выдвинулся стол... с едой...!
   - Оказывается, у тебя и это есть! - удивленно воскликнул кикиморенок. - А почему ты до сих пор молчал об этом?
   - Вы не спрашивали....
   - Всё-таки вредный ты, оператор. Мог бы и догадаться.
   - Теперь можно и рассматривать эту таинственную карту, - через набитый рот пробурчал Кой-Где (он дожевывал нежный кусок говядины). - Я предлагаю, что когда нам надоест это занятие, бросим на пальцах, куда лететь. Чем вам плохо такое решение? А? - и он, вызывающе, посмотрел на Кой-Что.
   - Опять задираешься, - послышался шелест Тихони. - Сам заварил кашу, мог бы и помолчать. Думать надо.
   - А что здесь думать! Не за что уцепиться, - не унимался Кой-Где.
   Назревал скандал. Так всегда бывает в замкнутых пространствах, где случайно на долгое время оказываются существа, разные по темпера­менту. Нужна была какая-то идея, которая захватила бы их всех, не дав погрязнуть в дрязгах. Но, где её взять? Все смотрели на карту, безуспешно пытаясь найти там подсказку. Однако та была совершенно безразлична к их попыткам.
   - А вам не напоминает кого-то деформированное тело "шара"? - нарушая нависшую тишину, раздалось уханье филина; обращенные на него взоры нисколько не смутили его. - Мне, почему-то, показалось, что я вижу летящего Жвака.
   - Да-да, ... да...! - потряс общий радостный и в то же время удивленный возглас....
   Кой-Что стал совершать свои круги. Зная эту его привычку, все, молча, наблюдали за ним, терпеливо ожидая, что он скажет. Сделав несколько кругов, кикиморенок остановился.
   - Я, кажется, догадываюсь, как нам выбирать путь, - сказал он. - Сейчас я попрошу оператора рассказать нам кое-что, а потом выскажу свою мысль. Оператор, пожалуйста, охарактеризуй кратко те миры, которые предлагаются нам на выбор.
   После некоторого молчания послышался голос Оператора.
   - Первый - очень холодный мир. Вокруг умирающей звезды вращаются несколько планет, среди них есть планета, на которой когда-то существовала цивилизация. Но это было очень давно, когда ещё звезда давала достаточно тепла, чтобы поддерживать на планете жизнь. Сейчас ничто не напоминает нам об этом. Планета вся покрыта замершей субстанцией, которая образовала многокилометровую корку. Правда, это было давно. Возможно, сейчас эта корка лопнула от внутренних напря­жений, и её осколки вращаются вокруг мертвой застывшей планеты.
   Второй мир, в прошлом быстро развивающийся, относительно недавно погиб от столкновения с другой звездной системой. Неизвестно, успели ли существа, населяющие этот мир, покинуть планету. Уровень их технического развития был ещё недостаточно высок, чтобы обеспечить массовое переселение. Возможно, что только часть их смогла покинуть родную звезду, найдя подходящую для жизни планету около соседних звезд.
   Что касается третьей планеты, то, как свидетельствуют последние данные, на ней уже длительное время всё спокойно. Не предвидятся они и в обозримом будущем. Их звезда еще молода и находится далеко от других звёзд. Около неё имеется несколько планет, но лишь на одной из них, самой крупной и расположенной в середине системы, обитают странные существа. Если судить по описанию, то вся планета представ­ляет собой почти сплошное болото. Так было всегда. Насыщенная тяжелыми испарениями атмосфера представляет густой бульон, в котором только и могут возникнуть существа с такой же желеобразной структурой. У них нет конкретной формы тела. В зависимости от условий меняется их вид: то они похожи на шар, а то растянутся в тонкий лист, либо превратятся в длинную полую трубу. Дышат они, фильтруя через себя окружающую среду. Существа обитают везде: на многочисленных небольших островках, на дне водоемов-болот, в пустотах скал редких участков суши. Из-за постоянно неудовлет­воренного чувства голода эти создания очень агрессивны, поэтому хватают всё своим клейким телом и переваривают жертву до последнего клочка. На планете обитали ещё и существа с твердой оболочкой, но, похоже, что они не выдержали конкуренции и растворились в телах слизней.
   - Верно! Точно! Это и есть слизняки! - закричал Кой-Что. - Это наш слизняк! Я узнаю в нём Ляпуса. Мне, теперь, совершенно ясно, куда нам надо двигаться. Летим туда! Первая остановка - планета "шаров-Жваков"; вторая остановка - планета "слезней-Ляпусов". Это - путь "других"! В дальнейшем при выборе пути необходимо придерживаться такого же правила. Летим к третьей планете. Кто за рог?
   - Ты придумал, сам и вези, - ответил за всех Кой-Где.
   Кой-Что взялся за рог и закрыл глаза. Снова дернулось пространство, но быстро успокоилось.
   - Приехали. Осталось убедиться, что мы прибыли туда, куда заказывали, - Кой-Что сидел всё там же, около рога. - Ну что? Пойдем в "бородавку"? - спросил кикиморенок.
   Приняв молчание как одобрение, он первый полез в узкое отверстие в стене. Вслед за ним поспешил и ворон. Врун первый достиг рога и стал дёргать его. Ничего не получалось - клюв всё время соскальзывал. Но птица настойчиво продолжала попытки, настолько велико было её желание включить экраны.
   - Филя, ну помоги же мне!
   - Кышь! - прикрикнул на них Кой-Что.
   Только когда все пролезли в "бородавку", он дотронулся до рога. Как и в прошлый раз, просветлевшие экраны стали показывать различные виды планеты. Особенно впечатляющими были картины на больших экранах.
   На первом экране клокотало варево как в кипящем густом бульоне. Кругом плавали бесформенные мягкотелые образования. Они постоянно видоизменялись, испуская из себя фонтаны пузырей. Было сразу заметно, что эти образования - живые, и, притом, хищники! Они нападали друг на друга, обволакивая более мелкие тела своими подвижными отростками, и всасывали в себя. Было видно, как те безуспешно пытались разорвать смертельные объятия. Некоторым это удавалось. Обессиленные, они пытались улизнуть, но попадали под атаку других и теперь уже окончательно погибали. На этой планете шла постоянная борьба, не затихающая ни на минуту.
   - Смотрите! - каркнул Врун, подлетев к нижнему углу экрана.
   На нем стал проявляться тёмный сгусток. Он был огромных размеров. Существо медленно двигалось за счет волнообразных движений нижней части своего тела. Чувствовалось, что ползет сильный представитель этого мира. По пути он не забывал поглощать слабых особей. Причем, делал это удивительно быстро при кажущейся ленивой форме тела. Существо стремительно выбрасывало из тела отростки, больше похожие на развернутую простыню, и накрывала им очередную жертву. Спеленав её, она, не спеша, втягивала в себя.
   - Мне кажется, что помимо него на планете есть еще что-то, - прошелестел Тихоня, двумя своими мохнатыми лапками указывая на второй экран.
   На нём виднелся один из редких на планете участков суши. И здесь было на что посмотреть! Весь вид ландшафта дышал необычностью и загадочностью, настолько разительно отличался он от первого - можно было подумать, что это другая планета. Небо на всем видимом пространстве было закрыто низкой плотной облачностью, между облаками которой непрерывно проскакивали мощные молнии. Ниже их виднелись густые заросли древовидных растений. Их многочисленные раскинутые в стороны ветки с редкими утолщениями были совершенно голые, без листвы. Больше всего растения походили на остовы погибших земных дубов. Только внимательно приглядевшись, можно было заметить постоянное движение всей кроны, что наводило на мысль, что путешественники видят перед собой живые растения. С ветвей "дуба" синей бахромой свисали нитевидные плети иных каких-то чрезвычайно подвижных растений. Они вытягивались и тянулись друг другу, переплетались, образуя шевелящиеся клубки, которые под собственной тяжестью отрывались от держащих их нитей и подали вниз. От удара клубки разбивались, превращаясь в груду шевелящихся обрубков, которые спешили к дереву - побыстрее забраться на его ветки. И там всё повторялось вновь.
   Заросли прорезала странная узкая просека. Странная тем, что заросли нигде не пересекали ее, более того, создавалось впечатление, что они избегали ее; только лишь теснота заставляла крайние растения прижиматься к просеке. Просека вела к загадочному образованию, который никак не вязался с окружающим фоном.
   - Что это?
   - Хотел бы и я это знать, - сказал Кой-Что. - Оператор, ты не знаешь, что мы здесь видим?
   - Это останки космического корабля, - прозвучал неожиданный ответ.
   - Корабля?! Космического?!! Почему он погиб? - спросила Синеглазка.
   - У меня нет на него ответа.
   - Мы должны его осмотреть, - заговорил Кой-Где, - интересно же. Когда мы еще увидим космический корабль. Правда идти, на сей раз, придется пешком. Сверху нам не пробраться, обязательно попадем под разряды. Оператор, наш костюм выдержит молнии? - обратился он к нему.
   - Он выдержит несколько разрядов, но там их будет больше.
   - Ну, что я говорю, придется идти той тропкой. Идём?
   Никто не возражал. Быстро облачившись в защитные костюмы, группа вступила на просеку. Отсюда хорошо можно было разглядеть подступившую к просеке стену зарослей. Густое переплетение образовало плотное покрывало, еще больше отгородив поверхность от лучей светила, которых и так осталось мало при прохождении облаков. Здесь всегда существовал сумрак и сырость, насквозь пропитавшие всю толщу леса. По всей видимости, и в этом мире они создали самые благоприятные условия для существования такого многообразия видов плесени. Можно было подумать, что заросли растут в плесени, а не наоборот. Из утолщений на ветвях косами свешивались перепутанные лохмотья зеленоватой слизи. Они достигали поверхности и расползались островками странных луж, которые местами, всё-таки, затекали и на просеку.
  

ДОРОГА К ЧУЖОМУ КОРАБЛЮ

  
   Просека была свободна, передвигались быстро, легко преодолевая небольшие завалы камней. Наверное, с момента гибели корабля, планета не видела бредущих по её поверхности чуждых для неё существ. Да они и сами не ведали о существовании подобной планеты и потому не были готовы к тому, чтобы бродить по ней. В этом они вскоре убедились, дойдя до первой большой лужи слизи, которая соединяла оба края просеки. Идущий впереди Кой-Где, неосторожно вступив в неё, сразу почувствовал, что оказался крепко схваченным за ноги.
  -- Стоять! - закричал он. - Не входить! Опасность!
   Окрик прозвучал вовремя. Все замерли, остановившись около лужи, и с удивлением и ужасом наблюдали, как её поверхность покрылась рябью волн, и волны, увлекая жидкость, побежали от её краёв к тому месту, где завяз Кой-Где. Здесь жидкость стала накапливаться, образуя вал. Ужас сковал всех, когда они увидели, как лужа, выбрасывая из себя языки молний, начала подниматься вверх по костюму кикиморёнка, погружая его во всё в больший и толстый слой слизи. Она оказалась живым существом, сухопутным родственником тех тварей, которых путники видели на первом экране. Они поняли, что должно произойти в дальнейшем. Видимо почувствовав добычу, из зарослей к луже текли новые потоки слизи. Скоро они вольются в неё и процесс поглощения возрастет.
   - Надо что-то предпринять! - закричала Синеглазка.
   Слизь уже добралась до колен и продолжала подниматься. Она не спешила - куда ей было торопиться! - жертва уже здесь и ей никуда не деться. Кой-Где всё это время пытался разорвать оковы, но не мог. Слизь только сильнее сдавливала его ноги. Наверное, защитный костюм компенсировал большую часть давления, его оболочка становилась жёстче. На многочисленные обращения к Оператору, тот не отвечал. Что делать? Слизь поднялась выше и дошла уже до пояса. На её поверхности стали появляться кратковременные фонтанчики. Они выплёскивали слизь на костюм. Её капли как живые существа начали объединяться, залепляя верхнюю часть костюма, и двигаться навстречу поднима­ющейся волне. Лесовик попытался, было схватить Кой-Где, чтобы общими усилиями вытащить его, но чуть было сам не влип. Большего они не могли ничего предпринять, а слизь погружала в себя их брата и друга. Вот она уже на груди ..., скоро дойдёт до шеи.... Внутри массы слизи появились мерцающие огни. Они вспыхивали в такт биения сердца кикиморёнка.
   - Опасность! Опасность!! - как выстрел, неожиданно прозвучал Голос.- Предлагаю применить сербаз пятого уровня.
   - Я ничего не понимаю, что ты говоришь! - хотел выкрикнуть раздраженный от непонимания Кой-Где, но неожиданно для себя сказал совсем другое, - Я знаю, что делать. Отойдите подальше от лужи и не касайтесь ее краёв. Сейчас я уничтожу её, но боюсь нанести вам вред. Отойдите!!
   Только убедившись, что все находятся в безопасности, Кой-Где начал действовать. Костюм его, вдруг, засветился. В районе плеч появились вращающиеся световые круги. Неожиданно, защитный костюм оделся вязью мелких электрических молний. Со шлема вниз, в поверхность слизи, ударил мощный веерный разряд, который мгновенно ветвистыми молниями пронзил всю толщу слизи до самых её краёв и вспучил до днища всю лужу, превращая её в черную пенистую корку. Во все сторо­ны, прошивая толщу слизи, неслись голубые стрелы молний. Жидкость шипела, пузырилась и спадала вниз в виде разорванных клочьев. Через мгновение всё было кончено. Лужи-слизи больше не существовало. Мало того, были уничтожены и те потоки слизи, которые выползали из зарослей.
   Путешественники остолбенели. Они были просто ошеломлены тем, что только что произошло перед их глазами. Первым пришел в себя паук.
   - Помогите Кой-Где, - прошелестел он.
   Костюм кикиморёнка весь был покрыт обгоревшими ошмётками слизи. От пережитого Кой-Где был на грани обморока. Он ослабел и стал медленно опускаться на дно бывшей лужи. Но это продолжалось недолго; когда к нему подбежали, он уже несколько пришел в себя и очищал свой костюм от шкварок слизи.
   - "Пять баллов!" - каркал Врун в костюме Кой-Как. - Вот это д-а-а-а .... А костюмчик ничего себе. Молчит, молчит, а потом, как даст!... "Пять баллов!"
   Остаток просеки до корабля путешественники прошли без всяких приключений Они встретили ещё несколько луж на своём пути. Слизь всегда чувствовала их близость, на её поверхности появлялось лёгкое волнение, она тянулась к добыче, делая безуспешные попытки схватить её. В отличие от первой лужи, они не перекрывали всю ширину просеки, что позволило путешественникам благополучно обходить их. Уже в конце пути, около места, где лежал разбитый космический корабль, путешественникам пришлось испытать ещё несколько ужасных минут. Неожиданно в массе и так густых и плотных облаков появилось уплотнение, которое двигалось в их сторону и, прямо на глазах, росло в размерах, заполняя собой всё видимое пространство.
   - Оператор, что это такое? - испуганно спросила Синеглазка.
   Но тот молчал. Тем временем образование продолжало уплотняться, приобретая спиралевидную форму. Сила ветра стремительно нарастала, что при вязкой атмосфере планеты могла представлять серьёзную опасность. Непрерывные разряды молний как черви протянулись в середину спирали, где стал разгораться огненный шар.
   - Это похоже на наш смерч, - закричал Кой-Где, - нам необходимо где-нибудь укрыться. Быстрее к кораблю! Он нас прикроет.
   Они взлетели над поверхностью, рискуя каждую секунду попасть под разряды, и быстро достигли корабля. Там они залезли в небольшое углубление под его днищем. Это и спасло их.
   - Опасность!! - услышали они Голос.
   И, одновременно с ним, раздался оглушительный взрыв. Взорвалась огненная сердцевина спирали, породив тысячи молний, которые впились в заросли, буквально перепахав её на большом пространстве. То, что там существовало, жило до сих пор, теперь погибло, превратившись в бесформенную массу. Но на этом всё не закончилось. От удара, ветер усилился и достиг чудовищной силы. Он закручивался, ускоряя свой бег, и стал втягивать разорванные заросли в центр спирали.
   Путешественников тоже ощутили чудовищную мощь образования, их неудержимо стало вытягивать из-под корабля. Они вцепились друг в друга, пытаясь как-то удержаться.
   - Опасность!! - донёсся Голос.
   Что подумал и приказал Оператору Кой-Что, он вряд ли мог сказать и осознать, но, видимо, сделал правильно - стало легче. Как будто на них навалилась какая-то тяжесть, вдавила в грунт и удержала на месте. Тем временем смерч ослабел. Спираль стала пропадать, а на её месте осталось очень тёмное бесформенное образование, которое уплыло внутрь облаков и вскоре скрылось за горизонтом. А там, где совсем недавно были густые заросли с колониями слизи, осталась лишь большая голая плешь.
   - И что это было? - нарушая общее молчание, ухнул Филя.
   - А это, похоже, ещё одно живое существо этой милой планеты, - заговорил Кой-Как. - Мы думали, что там, в том бульоне, водятся самые страшные и свирепые существа. Но, думаю, что то, что мы видели сейчас, превосходит их. За один "А - - - м" оно слизнула вон, какой участок!
   - Интересно, оно только закусило или пообедало? - поинтересовался Врун.
   - А ты, слетай и спроси у него, умник, - сказал Лесовик. - Ты что приказал костюму? - обратился он к Кой-Что. - Ведь благодаря тебе мы сейчас сидим здесь, а не в желудке у этого монстра.
   - Не знаю, - ответил кикиморёнок и, увидев на себе насторожённые взгляды, добавил, - на самом деле не знаю. Я только подумал, что надо что-то предпринять, когда услышал предостережение Оператора, но что делать, естественно, не знал. Оператор, что произошло, почему нас не втянуло в ту воронку?
   - Я увеличил ваш вес, - ответил Голос.
   - Вот как, а я и не почувствовал, - каркнул Врун.
   - Пора бы вам вылезть из этой ямы и начать осматривать то, ради чего мы рисковали своими жизнями, - подал голос Тихоня, сидя на груди у Синеглазки.
   - Послушаемся нашего мудреца. За мной! - скомандовал Кой-Где и, стукнувшись шлемом об днище корабля, выкарабкался из ямы. - Какая красота! Ни зарослей, ни противной слизи.... Всё съел хищник, и на здоровье ему.
   Только теперь, покинув своё убежище, путешественники могли разглядеть космический корабль. Он был огромен! То, что издали, принималось за неровности почвы, на самом деле оказалось его различ­ными частями, которые при ударе зарылись в грунт. Самый общий осмотр корабля напоминал им смешанную конструкцию, состоящую из наполовину раскрывшегося цветка лилии и большого скорпиона, основная часть тела которого высовывалась из листьев цветка, а хвост с жалом торчал из его основания. Такое описание ему дала Синеглазка, разглядывая корабль.
   - Ты права, сестра. У меня тоже возникают такие ассоциации, - согласился с ней Кой-Как, - только бы я поменял местами хвост и голову. Так бы обтекаемость была лучше, как у наших птиц.
   - Но это на Земле, а в космическом пространстве у него, наверное, эти лепестки раскрываются. Они собирают как сачком, то, что там находится. Это пространство только нам кажется совершенно пустым, а при больших скоростях в нём наберётся достаточно вещества, и его можно в дальнейшем использовать в качестве топлива. Так мне кажется....
   - Зачем ему такая хищная голова и хвост? - спросила Синеглазка.
   - Это нам они таким кажутся; у них, возможно, другое предназначение. Разве можно разобраться во всех тех элементах, что прицеплены к нему. Ведь мы впервые видим космический корабль.
   - И почему он, такой большой, и разбился? - прошелестел паук.
   - А он не справился с тем существом, которое чуть не съело нас, - каркнул ворон.
   - Вряд ли....
   - Ну что, полезли в голову? Я там разглядел какой-то люк, - сказал Лесовик и поднялся в воздух, увлекая за собой остальных.
   Люк (а это, действительно, оказался он) был открыт, как бы приглашая вовнутрь. Они влетели в него и оказались в длинном тёмном коридоре, который вывел их в большую слабо освещённую сферу. Вся внутренняя поверхность её была усеяна зеркальными сферическими сегментами, а в самом центре находился абсолютно чёрный шар.
   - Здорово! - ухнул филин.
   Кой-Что подлетел к шару.
   - Такое впечатление, что всё это глаза, глаза и глаза..., они смотрят на тебя, и ты в центре их внимания. Мне кажется, что мы находимся в зале общения. Если нажать вон ту кнопку, то обеспечим связь со всеми агрегатами корабля. Попробуем? Может быть, что-нибудь ещё работает?...
   - Какое общение. Что ты говоришь? Никого здесь уже давным-давно нет.
   - Конечно нет, но места, где находился персонал, остались. Вот отсюда с ними и общались - не вызывать же их по очереди куда-то. А здесь - включил, и вот они все на виду. Жми! Дело говорю, - предложил Кой-Где.
   Логика была железная, и Кой-Что послушался его. Он нажал кнопку. Послышался лёгкий свист, потом загорелись все сегменты. Узкие лучи света, испускаемые ими, сошлись на черном шаре, осветив кикиморёнка.
   Яркость света увеличивалась....
   - Опасность! Опасность! Опасность!! - послышался Голос. - Принимаю решение сам, - неожиданно произнёс он.
   Стала наваливаться тяжесть..., сознание померкло..., пространство передернуло.... Очнулись путешественники уже в "бородавке" в своих раковинах.
   - Кажется, нас спасли, - произнёс Лесовик, первый пришедший в себя. - Что случилось, Оператор?
   - Вы включили систему самоликвидации. Процесс начнётся через несколько мгновений.
   Лесовик бросил взгляд на второй экран. На нём, если не считать образовавшуюся плешь, всё осталось без изменения. Космический корабль хорошо выделялся на окружающем фоне. Потом, всё началось! В безмолвии возникла яркая звезда. На месте корабля вспыхнул огнен­ный шар. Ближайшее к нему пространство деформировалось, исказив геометрические формы того, что ещё виднелось. Докатился грохот. Вокруг шара проявилось несколько чёрных кругов, которые стали сжиматься, не выпуская наружу свет. Он стал меркнуть, проходя все оттенки цвета с ослепительно-белого к красному..., к тёмно-фиолетовому, пока шар совсем не превратился в небольшое тёмное пятно.
   - "Чёрная дыра", - отвечая на немые вопросы, пояснил Оператор, - она будет ещё некоторое время находиться там, пока не исчезнет совсем.
   В том месте, где недавно лежал корабль, ничего не было - пространство было пустое. Лишь в центре просматривалось небольшое черное пятно. На краях пустынной зоны виднелись те же заросли, и по небу плыли низкие облака, сверкали молнии. Всё было обычно на этой планете. Было только одно место, где было всё ни так....
   - Вот тебе и посетили планету, - заговорил Кой-Как, - натворили бед. Сколько природы испортили.
   - Где ты видел природу? Чего ты расстраиваешься..., - стал утешать его Кой-Где.
   - Не прав ты, брат. Для нас, может быть, и нет. А для них.... Это же их планета! Они здесь живут с самого своего рождения, несмотря на кажущуюся для нас жуткую природу. У них другой нет, а они тоже хотят жить. Пойми ты это! Она для них родная и красивая. А вот мы для них - уродцы. С их точки зрения.... Мы не имеем такого тела, способного приспосабливаться к подобным условиям, не защищены. Мы б мгновенно погибли. И они справедливо отнесли бы нас к простейшим существам, к ошибке эволюции на их планете. Пройдут времена, и, может быть, у них появятся более совершенные создания, чем мы. Они, к примеру, смогут находиться в космосе без защитного костюма. Их умственные способности не будут страдать при утере каких либо частей тела, так как мозг распределён по всему организму, и они будут способны быстро восстанавливать утраченные части и так далее.
   - Ладно, остановись! Я был неправ, а ты, как всегда, прав. Но обратите внимание, что, на сей раз, катастрофу вызвал Кой-Что. Представляю, как вы бы набросились на меня, окажись на его месте я.
   - Да прекратите вы выяснять, кто, в чём виноват больше! - остановила перепалку братьев Синеглазка. - Надо продолжать путь. Возвращаемся в "корзину". Что нам предложат, на сей раз?
  
  

ДРУГИЕ СОБЫТИЯ

  
   Только увидев на экране исследовательский шлюп, Юрс вздохнул с облегчением.
   "Молодец!" - подумал он о системе управления челноком, как о живом организме. Юрс уже подготовил себя к тому, что ему придётся провести остаток жизни в этой жестяной банке, если не удастся найти отброшенный шлюп в безбрежных космических просторах.
   - Молодец! - Ещё раз повторил он, но уже вслух, чтобы его услышали. - Сообщи на шлюп, пусть принимают....
   - Нас уже ждут, - услышал он в ответ.
   Челнок благополучно вошел в шлюз и причалил к приемным окнам.
   - Ох, и устроил ты нам переполох, - первое, что услышал Юрс от встретившего его Жако. - Достанется тебе от Грузга. Злой как..., ну, ты и сам знаешь, о ком я подумал. Лучше не подходи. А тут и связи не было с Правителем. Всё одно к одному. Только недавно удалось её восстановить. Всё говорили и говорили..., вроде бы, смягчился.
   Они застали Помощника шагающего в задумчивости по каюте.
   - Вернулся! - он бросил острый взгляд на появившегося Юрса. - Нашёл, всё-таки, нас. Повезло. Но ты особенно не радуйся, тебе за всё придется ответить, но это я потом с тобой разберусь, а сейчас о деле. Что означает твоя последняя фраза, которую мы еле разобрали.
   - Позвольте мне, Помощник, рассказать о событиях, происшедших несколько раньше. Тогда станет более понятным смысл, который я хотел вложить в эту фразу.
   Грузг нахмурился, он не терпел, когда подчинённые не выполняли сразу и в точности его указаний, а вносили в их исполнение своё видение. От таких он быстро избавлялся. Поэтому в его команде оставались только те, кто с полслова понимал его мысли и в точности делал то, что от него требовалось. Этот же, инструментальщик, делал всё не так. Но Грузг, почему-то терпел его. Наверное, потому, что подобное вольное поведение Юрса всегда вносило что-то новое в его размышления. Вот и сейчас. Он требовал быстрого краткого ответа, а его призывают выслушать какой-то рассказ.
   - Ладно, только самую суть. Пожалуй, будет полезно транслировать твои воспоминания Правителю, - неожиданно для себя произнёс Грузг, включив свой канал связи.
   И Юрс начал свой удивительный рассказ, внимательно следя за тем, чтобы не отвлекаться на мелочи - о них, потом. Он видел, как, по мере его изложения, брови Помощника поднимались вверх и лицо принимало вид откровенного удивления. Ещё долго, после того, как Юрс замолчал, в каюте висела тишина.
   - Он сделал правильный выбор, Грузг, - неожиданно раздался голос Главга. - Пусть теперь изложит всё подробно, а ты сразу перешли мне весь материал. Пока больше ничего не предпринимать, возвращайтесь на станцию.
   Когда раздался голос Правителя, Грузг от неожиданности вздрогнул, (он забыл про звуковой канал), хотел отключить его, но передумал - пусть услышат эти двое.
   - Вы слышали Глазаря? Наша работа находится под пристальным вниманием Правителя. Никаких разговоров с кем-либо на эту тему. Идите. Жду от тебя отчёта. Как будет готов, сразу же мне. Жако готовь шлюп к старту на станцию.
   После того, как он остался один, Грузг вновь связался с Правителем.
   - Мне показалось, Уважаемый, что Вы не закончили разговор, - сказал он, когда возобновилась связь.
   - Да. Я был обеспокоен твоим долгим молчанием. Теперь понятно, чем оно было вызвано. Эта цивилизация становится всё более интересной и привлекательной. Но, с другой стороны, она может оказаться и опасной. Какими мощностями они оперируют! Думаю, что этим не ограничиваются их возможности. Очень хорошо, что эти кристаллограммы владеют мысленным методом, а, может быть, он у них заложен изначально. Это поможет нам - я очень надеюсь на это - наладить дружеские отношения. В любом случае, этот Юрс - молодец! Весьма интересная натура. Пришли мне свои впечатления о нём. В свете новой информации, думаю, что мне самому следует посетить эту интересную планету.
   - Это опасно, Глазарь!
   - Не беспокойся за меня, ты же знаешь, что я всегда трезв в своих поступках. Мы с тобой всё подробно обсудим перед тем, как лезть туда. Да, вот ещё что. К вам направляется делегация инспекторов. Я уже сообщил Ферузу. Устройте их по высшему классу и побольше еды.... Проинструктируй весь экипаж, чтобы не говорили ничего лишнего и к системам станции гостей не допускать. Местами их пребывания должны стать каюты, столовая и зал общения. Проследи за этим.
   - Я понял вас. Когда Вы предполагаете прибыть?
   - Вот познакомлюсь с вашими отчётами, тогда и решу. Всё. Жду вестей.
   Связь прервалась. Грузг продолжал стоять, сосредоточенно проигрывая в голове разговор. Глубокие морщины, как борозды, прорезали большое лицо, вскрывая истинный возраст его хозяина. Помощник бросил взгляд на экраны, где всё ещё была видна планета кристаллов. Он сделал увеличение. Вновь стали видны пути передвижения кристаллов. Отправившись от удара, они опять возобновили переселение.
   "Что же вы затеяли?" - мысленно спросил он.
   Затем вызвал Феруза.
   - Здравствуй командир. Я уже знаю о твоих заботах, скоро прибуду. Можешь снять нас с охраны, планета больше не будет атаковать.
   Исследовательский шлюп, набрав скорость, вошёл в надпространство и вскоре появился в непосредственной близости около "ежа". Станция раздвинула свои антенны-излучатели и пришвартовала прибывшего гостя.
   - Как вовремя вы прибыли. Грузг, может быть, ты мне объяснишь, что за делегация такая? - вопросами приветствовал их Феруз. - Зачем нам лишние в закрытой зоне? Что они будут здесь делать? Ничего не понимаю. Как я могу подготовиться к их приёму? Кто они?..
   Он был очень возбуждён и сыпал вопросами.
   - Пойдём в твою каюту, и я постараюсь снять с тебя тяжесть неизвестного, - сказал Грузг и, взяв командира под руку, повёл его по коридору, что-то говоря ему в полголоса.
   Услышав слово "делегация", Юрс весь подобрался, ладони его рук предательски вспотели.
   - Какая ещё делегация? - спросил он Жако.
   К тому времени тот уже успел выяснить все последние новости ­- не зря он был специалистом по контактам.
   - На станцию прибывает большая группа представителей разных миров. Сам Правитель распорядился впустить их в район. Пока это всё, что мне известно, - ответил он.
   "Крабс, всё-таки, реализует свой план, - подумал Юрс, - этот тупоголовый Торж наверняка будет здесь. Привезёт ещё какие-нибудь новые поручения от Крабса и будет требовать срочного исполнения старых. А что я могу ему сказать? Да и вообще, зачем мне теперь всё это надо?! Какой портал? Кто меня тянул тогда за язык? Отдувайся вот теперь".
   - Что с тобой? - забеспокоился Жако, видя побледневшее лицо Юрса.
   - Устал наверное. Пойду в каюту, - поспешно ответил тот, пытаясь скрыть свою озабоченность.
   - Давай отдыхай, а я пойду, прокручу ещё раз свои записи. Ты потом заходи ко мне, вместе покумекаем. Тебе ведь тоже поручили написать отчёт, вот и добавим в него результаты анализа.
   - Хорошо, - согласился Юрс; он был рад на некоторое время побыть в одиночестве, чтобы придти в себя и продумать тактику поведения с Торжем.
   Жизнь на планете кристаллограммов после посещения её Юрсом сильно изменилась. Незадолго перед этим событием она и так была весьма беспокойной, но теперь весь мир планеты буквально бурлил. Перестройка охватила все отрасли общества. Менялся его уклад, что, в основном, было связано с переменой местожительства кристаллов. Но самые качественные изменения коснулись их взглядов на окружающий мир. Кристаллы, вдруг, узнали, что они в нём ни одни. Существуют другие миры, и жители на них не похожи на кристаллограммов. Таковых миров может быть много и с ними возможно установить общение, что было так ярко продемонстрировано в первое же посещение иноплане­тянином их планеты. Их выдающийся кристалл, Копулс, смог даже побеседовать с ним, составив примитивный словарь. Копулс стал героем планеты. Где бы он теперь не появлялся, все встречали его радостным скрипом и восторженным миганием. Он и его два друга постоянно присутствовали на всех собраниях Вершин Блоков колоний, где обсуждались неожиданно возникшие проблемы. Великое переселение завершалось. Все уже почти забыли, сколько было споров о целесооб­разности и возможности этой операции. Но она прошла успешно. В этом была заслуга Копулса, чьё умелое и грамотное руководство позволили провести её в столь короткие сроки. Теперь, когда все кристаллы разместились в одном районе ТЭРРО, и у них установился один жизненный цикл, стало легче экономно распределять энергию по колониям. Аккумуляторы продолжали накапливать её; для нейтрализации угрозы со стороны "воронки" потребуется много энергии. Кроме того, компактное заселение позволило государству создать мощное оружие защиты планеты от возможной внешней агрессии. Это оружие уже было опробовано на летательном аппарате пришельцев, и все были поражены его эффективностью. Вит - молодец, что раскрыл природный механизм кристаллов и довел его до такого совершенства, хотя изначально предполагалось использовать его в строительном деле для перемещения тяжёлых предметов.
   Сегодняшнее собрание, устроенное в ТЕРРО в одной из новых пустот, было посвящено подготовке экспедиции. Последние замеры движения "воронки" показали, что оправдываются самые худшие опасения. Скорость её движения в сторону светила постоянно возрастает. Сокращение расстояния уже начало сказываться на перераспределении облаков межзвёздной пыли. Часть облаков начала смещаться к "воронке" и оседать на её шубе.
   Выступал Стреч.
   - Как вы знаете, у нас были серьёзные трудности при разработке отражающего зеркала. Нам никак не удавалось сохранять его форму, оно всё время деформировалось под действием гравитации нашего светила. Это обстоятельство весьма настораживало нас, так как зеркало при приближении "воронки", уже под её действием, ещё больше исказит свою форму. Может оказаться, что все наши усилия будут напрасны. Так вот, нам, всё-таки, удалось добиться стабилизации формы. Вит нашёл, а потом и разработал своеобразную структуру кристаллов спор сетки, которые будут распыляться в космическом пространстве. При их прорастании они образуют очень жесткие и многочисленные нити, создавая каркас для зеркала. Поэтому докладываю вам - проблема зеркала решена. Теперь все сводится к накоплению достаточной массы спор, значительно большей, чем рассчитывали ранее. На это уйдёт некоторое время, агрегаты уже работают. Однако, нам необходимо доработать конструкцию космолёта с тем, чтобы разместить эту массу. Космолёт получается больше, что потребует увеличения энергетических запасов. Строить же второй космолёт нецелесообразно, так как это ещё больше удлинит сроки. Надеюсь, что вы всё это понимаете.
   - Да. Спасибо Стреч, - сказал Главная Вершина. - Я считаю, что необходимо сделать изменения в конструкции только для размещения массы спор. Что же касается увеличения энергии, то не будем ставить дополнительные генераторы. Как вам известно, наши энергетические аккумуляторы накопили небывалые запасы энергии. Поэтому, предлагаю для её передачи на космолёт использовать локусы. Пусть его антенны во время полёта принимают энергию от нас, а не тратят свою. Мы тут подсчитали, и выходит, что для доставки спор в район распыления это вполне реально. Затем пусть космолёт летит к "воронке" уже на своих запасах. Конечно, мы будем следить за ним, и в случае необходимости сможем помочь ему отсюда, но потребуются большие затраты энергии. Вы, конечно, спросите меня, почему я стал таким расточительным? Отвечу. Теперь, когда мы так компактно размещены, наше общество способно, как вы уже знаете, создавать гравитационные мощности. Это решает многие как наши житейские проблемы, так и в плане оборонительной стратегии, в случае развязывания агрессивных действий со стороны других миров. Но мне, почему-то кажется, что от тех, кто уже побывал здесь, следует ждать только добрых отношений. Однако следует помнить, что коль скоро нас посетили одни, то могут прилететь и другие, и с другими намерениями. К этому надо быть готовыми, и вас, Вит, я бы попросил, несмотря на вашу занятость, уделять внимание тренировкам кристаллов. Вам же, Вершинам Блоков, необходимо срочно освоить эти методики, чтобы, как можно быстрее, освободить нашего уважаемого Вита.
   Главная Вершина уже заканчивал свою короткую речь, когда заметил взгляд Копулса и сразу догадался об его мыслях. Поэтому он не стал ждать от него вопросов, а сказал следующее:
   - Уважаемый Копулс, я чувствую ваше непреодолимое желание отправиться на космолёте с вашими друзьями. В других обстоятельствах я не возражал бы против этого. Нашу грандиозную задачу вы выполнили прекрасно, и, вроде бы, освободились. Но я полагаю - и меня в этом поддержат все, - что ваш талант востребован всем нашим обществом в деле налаживания контактов с пришельцами. А они обязательно будут, я в этом уверен. Так что, извините, что огорчу вас, но вы нужны здесь. Ты понял меня? - заскрипел он, и тело его покрылось сыпью радужных огней, что означало самое радушное внимание к собеседнику.
   Копулс всё это слушал, затаив дыхание, даже не светился его большой кристалл. Он так надеялся, что полетит с друзьями. И вот.... Главная Вершина верно понял его стремления. Но он был Главная, и должен мыслить интересами всего общества. Его решение было правильным, и Копулс понял это. Он выпрямился во весь свой большой рост и коротко проскрипел:
   - Вы правы, Главная Вершина.
   - Вот и хорошо. Я был уверен, что ты поймешь меня. Из тебя вырастает хороший государственный деятель. Я рад этому. Теперь, всё. Расходитесь. Дел у нас много, а "воронка" не ждёт, она движется и движется....
   Кристаллы стали таить, исчезая из помещения. Последним уходил Главная. Он оглядел пустоту кругом и тихо скрипнул:
   - Очень мне хочется пообщаться с вами, пришельцы. Меня не оставляет ощущение, что сделать это будет легче, чем мы думаем. Ну что же, будущее покажет....
   Чем дольше Главг изучал присланные отчёты, тем поразительной и необычной казалась затерянная где-то на краю их Галактики цивилизация кристаллограммов. До сих пор из-за незаметного их существования было мало что-либо известно о них. И, вдруг, за короткий отрезок времени в цивилизации что-то произошло. Изменения охватили всю планету и имели взрывной характер. Цивилизация кристаллов, которая в своей деятельности ограничивалась лишь освоением поверхности планеты, неожиданно стала бурно проявлять интерес к окружающему пространству. Причём оказалось, что она была готова выйти за границы поверхности планеты и имеет для этого удивительные технические возможности. Возможности, с которыми очень хотелось бы познакомиться, даже такой высокоразвитой цивилизации, как головачи. Этот взрыв активности странным образом совпал с появлением портала. Опять этот портал! Почему они тоже проявляют такой большой интерес к нему? В чём дело? Судя по всему, эта цивилизация очень мирная и не имела, по крайней мере, до сего момента никаких имперских устремлений. Что изменилось?
   Этот вопрос прямо жег изнутри мозг Главга. Он включил дальнюю связь с Грузгом.
   - Я весь внимания, Глазарь! - пришёл ответ.
   - Вызови Юрса. Я хочу посмотреть на него.
   - Я сейчас найду его. Он где-то вместе с Жако анализирует записи. Подождите....
   Юрс замер перед голографическим изображением Правителя, которое висело в центре каюты. Главг молча рассматривал инструментальщика. Он понимал его состояние и ждал, пока тот немного успокоится.
   "Хорош! - подумал он, заметив, что Юрс успокоился. - Молодец, быстро пришёл в себя".
   - Кристаллы не проявляли какую-нибудь враждебность к тебе? - спросил Главг.
   - Нет, Правитель. Даже тогда, когда защитная система челнока нанесла ему ощутимый удар. Он стал лишь проявлять осторожность, но никак не агрессивность. Один раз, правда, мне показалось, что он способен на подобные действия. Это случилось тогда, когда я очень нелестно подумал о нём. Именно последующие перемены в его настроении и поведении натолкнули меня на возможности мысленного контакта. Тогда я чувствовал это. Я и сейчас в этом уверен.
   - Как я понимаю, ты не владеешь этим методом.
   - Совершенно верно, Правитель, и я первый раз в жизни жалею об этом, ибо мне приходится говорить Вам лишь о своих догадках. В пользу их, позвольте мне упомянуть и о подозрении, что этот кристалл постоянно с кем-то общался, хотя я не заметил каких-либо средств общения. Конечно, это только подозрения; их технические возможности нам не известны.
   - Хорошо. Тебе есть ещё что-нибудь добавить? - услышал Юрс.
   - Нет, - ответил он.
   - Тогда ответь мне ещё на один вопрос. Если мы вновь сделаем попытку посетить планету, что они предпримут? Допустят ли новый контакт или применят средства защиты?
   - Должен признаться Вам, что я думал об этом. Вернее, мы с Жако рассматривали такую возможность. И вот до чего додумались. Если рассматривать световую картину свечения кристалла в те моменты, где мы ведём разговор и понимаем друг друга, то бросается в глаза устойчивое постоянство свечения, правда, весьма сложных оттенков. Мы проверили это в различных диапазонах, и там то же самое. Так вот, если вокруг капсулы создать подобную картину, то они должны понять, что это мы, и у нас только дружеские намерения. Жако осторожно поинтересовался о технических возможностях наших летательных аппаратов и уверяет, что подобное световое сопровождение можно обеспечить, необходимо только поставить на борт некоторые типы лазерных установок.
   Юрс замолчал и смотрел с некоторым страхом (а собственно, что ему теперь бояться?) в глаза Глазаря, выражение глаз которых в последние мгновения изменилось.
   - Ты очень интересно мыслишь, - заговорил Главг, - твоя идея мне нравится. Подготовьтесь к такому варианту. Вам придётся отправиться со мной в гости к этим кристаллограммам. Готовьтесь! Грузг, ты слышал наш разговор?
   - Да, - ответил тот, - но....
   - Подожди. Не возражай! Как ты уже понял, я принял решение посетить вас в ближайшее время. Займитесь подготовкой необходимого снаряжения для полёта на планету. Не спорь со мной, я вижу все твои возражения. Моё решение - окончательное! Эта цивилизация достаточно привлекательная, как и опасная. Здесь не должно быть мелочей. Надо в полной мере использовать наши возможности по передачи мыслей, а лучше меня этого сделать никто не сможет. Прощай. Готовьтесь к встрече.
   Связь прервалась, и Грузг, как не желал этого, уже не смог даже попытаться отговорить Главга от столь опасного мероприятия. Он посмотрел на стоящего Юрса и проговорил:
   - Продумывайте всё до мелочей; полетим на среднем челноке. Срочно готовь список всего необходимого. Его передашь мне. Об остальном позабочусь сам. Иди.
   После ухода Юрса Грузг еще постоял немного, что-то обдумывая, потом отправился в каюту Феруза.
   Жако вначале обомлел, когда услышал о предстоящей операции, а потом набросился на Юрса. Он кричал, топал ногами и размахивал руками, его возмущению не было границ. Юрс и сам понимал, что наговорил лишнего и взвалил на себя огромную ответственность, но делать что-либо уже было поздно. Необходимо исполнять поручение. Через некоторое время Жако, обессилев, затих, буравя своим взглядом поникшую голову приятеля.
   - Ну, что будем делать? Ты заварил кашу, тебе и командовать!
   - Мы же с тобой изучили световые последовательности, - наконец заговорил тот. - Разве мы не убедились в том, что картина света отражает их эмоциональное состояние? Убедились! А нам сейчас только этого и надо. Не бойся, я и сам боюсь. Извини, что так вышло. Кто же мог предположить, что сам Правитель захочет отправиться туда. А?!
   Этот вопрос так и остался без ответа. Юрс и Жако начали работу по подготовке экспедиции.
   В самый разгар работы на станцию прибыла та самая делегация. Юрс не знал об этом, они с Жако в очередной раз просматривали записи и корректировали описание нюансов световых вспышек, сопоставляя их с теми действиями, которые происходили на сцене. Поэтому он обомлел от неожиданности, когда в коридоре встретил Торжа. Тот был один и явно поджидал Юрса.
   - А вот и наш друг! - широкая ухмылка расплылась на его грубом лице. - Привет тебе от нашего общего знакомого. Ты здесь, оказывается, в большом почёте. Это очень хорошо, - и видя растерянность того, обнял его за плечи. - Пойдём к тебе в каюту, там и поговорим. Чего мы здесь стоим? - и он подтолкнул ещё не пришедшего в себя Юрса.
   Лишь оказавшись у себя в каюте, Юрс, наконец, взял себя в руки.
   - Что тебе от меня надо? - грубо оборвал он Торжа. - Говори, что тебе приказано и проваливай отсюда. Здесь мы только знакомы с тобой и не больше. Ты меня понял?
   - Конечно. Да ты не волнуйся так, не в наших интересах раскрывать тебя.
   - Вот именно, а то и ты погоришь. Неужели думаешь, что я буду молчать о заговоре и о тебе лично?
   - Тише, тише, - по настоящему испугался детина. - Крабс интересуется, как у тебя обстоят дела по кодам для охранной системы.
   - Пока никак. Нет времени и предлога для интереса такой закрытой информацией. Меня сейчас привлекли к организации экспедиции на планету кристаллов. Сам Правитель будет в ней участвовать. Теперь ты понимаешь, что любые посторонние интересы невозможны?
   - Ты хочешь сказать, что Глазарь пребывает на станцию?
   - Да, в ближайшее время.
   - Интересно, - тихо прошептал Торж. - Ладно пока. У меня всё, - неожиданно закончил он разговор и исчез из каюты, оставив в недоумении Юрса.
   Скрытая капсула дальней связи подала сигнал. Крабс с нескрываемым раздражением посмотрел на неё и включил приёмное устройство. Он не ожидал, что кто-то так скоро воспользуется ею. Что-то должно произойти чрезвычайное, чтобы объявился Торж, несмотря на приказ "затихнуть!". По мере того, как Крабс слушал сообщение, его лицо приобретало сосредоточенное выражение.
   - Я понял тебя. Замри совсем, никаких действий. Я сам выйду на тебя. Не приставай к Юрсу. Всё! - передал он и отключил связь.
   Некоторое время он продолжал сидеть. Затем включил местную связь и коротко бросил:
   - Всех командиров боевых групп ко мне!
  
  

СТРАННЫЕ МИРЫ

  
   Стартовав, они переместились ещё ближе к заветной цели. Но и на этот раз путешественники оказались перед выбором - вновь зажглись три новых пузыря.
   - Ну что же это такое? Почему обязательно должна быть трудность? - раздражённо проговорила Синеглазка.
   - А мне так даже интереснее! - послышался весёлый голос Кой-Где.
   - У тебя, просто, в мозгу чего-то не хватает. Слизь чуть было его не съела, а ему подавай приключения! - закаркал Врун.
   Его единственный глаз наблюдал, как паук лазил по кикиморёнку и что-то там искал. Наконец, тот, похоже, отыскал, что хотел. Обследовав находку, он зашелестел:
   - Структура вещества, из которого состояла эта слизь имеет много общего с нашим Ляпусом. Это обстоятельство подтверждает правильность нашего правила выбора планет. Надо поступать так и дальше. Кой-Как, попроси Оператора охарактеризовать предлагаемые нам планеты.
   В ответ на запрос Голос начал свой удивительный рассказ.
   - Первая планета располагается в пустынном участке Вселенной. Он почти полностью закрыт туманностями - остатками когда-то взорвавшихся звёзд. Планета вращается по большой орбите около тёмного карлика, от которого на планету поступает ничтожное количество энергии. В результате на ней всегда холодно. Тем не менее, несмотря на очень низкие температуры, она имела все-таки разреженную атмосферу из газов, температура замерзания которых была ещё ниже, чем температура на её поверхности. А то, что из газов вымёрзло, образовало сплошную ледяную корку, под которой находится жидкая среда из странной смеси сжиженных газов. Но, удивительнее всего то, что там существует жизнь. Очень редко, в разных местах замершего океана многокилометровая толща корки, вдруг, оказывается пробуренной странными существами плазмонами - не то растениями, не то животными. Внешне они похожи на связку пиявок, имеющих мощные ротовые скребки; ими они и буравят дыры. Причём, этот процесс начинается одновременно во многих точках. Через некоторое время большой участок поверхности оказывается пробитым по всему своему периметру. И странное дело, дыры не замерзают вновь. Наверное, те существа выделяют что-то, что замедляет процесс кристаллизации. Вследствие чего по периметру участка возникают силы натяжения, под действием которых он откалывается от поверхности. Через некоторое время участок и вовсе исчезает с поверхности - плазмоны утаскивают его куда-то вниз. Мне неизвестно, зачем он им нужен. Известно лишь, что станции сбора информации отмечали в это время слабое свечение всей ледяной корки планеты и повышение температуры жидкой среды под ней.
   Вторая планета - полная противоположность первой. Она принадлежит сразу двум взаимодействующим звёздам, которые существенно различаются своими массами. И как следствие этого взаимодействия, возникают гигантские силы, перекачивающие энергию от одной звезды к другой. И планета в полной мере испытывает на себе эти процессы. Её материя буквально разрывается чудовищными силами. Твёрдая оболочка постепенно тает, превращаясь в газ. В результате чего планета имеет густую, очень наэлектризованную атмосферу. Зарождающиеся в облаках чудовищные молнии вот уже миллионы лет прошивают её насквозь, создавая уникальные условия для возникновения сложных молекулярных соединений из газов, содержащихся как в атмосфере, так и в материале поверхности. Со временем эти соединения стали обладать большой устойчивостью к изменениям внешних условий. Они плавали в атмосфере планеты, и, конечно, разрушались. Но на смену им появлялись новые образования, создавая целые облака подобных соединений. Прошли ещё миллиарды лет и, в конечном счете, в них родились странные создания цилярии. Именно создания, так как они уже существуют многие миллионы лет почти в неизменной форме, внешне похожей на ветви деревьев, вершиной повернутой к поверхности. Создания перемещаются, плавая в атмосфере. Разряды молний, которые непрерывно бьют в цилярии, но не наносят им разрушений. Создания пропускают энергию через все ветки своего тела, и, похоже, питаются ею. Как отмечают наблюдатели, цилярии способны и к размножению. Это происходит тогда, когда несколько цилярий накапливают достаточно энергии и переплетаются друг с другом, образуя гигантскую и сложную конструкцию ветвистых молний. Такая конструкция существует некоторое время, постоянно меняя вид ветвей. Вокруг неё на многие тысячи километров возникает горящая плазма энергетических потоков обеих звёзд. В ней зарождаются чудовищные смерчи энергии, которые врываются в сцепленные цилярии и ломают их конструкцию. Пространство в это время прямо стонет и взрывается новым фейерверком электрических пробоев. Через десятки лет на месте бушующих потоков появляются новые цилярии, меньшие по размерам, но больше по количеству, относительно, если так можно сказать, своих родителей. Это - грандиозное зрелище. Для того, чтобы увидеть подобное, действительно, уникальное явление, были организованы несколько экспедиций и созданы стоянки станций наблюдений. Во время одной из экспедиций, организованной йоргами - жителями планет из тёмного пространства около красного карлика, - был пойман молодой, только что родившийся цилярий, и помещен в магнитную ловушку. В процессе длительных исследований йорги научились извлекать энергию, заключённую в циляриях, а затем использовать её в своих дальних перелётах. Более того, им удалось доставить десятки этих созданий на родные планеты. Используя их, они удовлетворяли свои энергетические потребности. Именно в это время цивилизация йоргов стала бурно развиваться. Надо отдать должное йоргам, они постоянно пытались разгадать тайну возникновения цилярий, чтобы затем самим создавать подобные структуры. Йорги, как будто, чувствовали, что такой недостойный для высокоорганизованной цивилизации способ получения энергии за счет пленения удивительных созданий не может продолжаться долго. Так оно и случилось. При очередной попытке поймать молодого цилярия, планета дала отпор охотникам. Вся планета разом вскипела, покрыв себя шубой гигантских электрических разрядов, в которых засветилась плазма потоков взаимодействия звезд. Это было удивительное невообразимое зрелище. Со стороны казалось, что у планеты выросли руки, которыми она стремилась охватить всё пространство. В следующий момент часть молний свились в единый поток, и планет выбросила чудовищный протуберанец в сторону космического корабля йоргов. В том месте взорвалась вся материя, в какой бы форме она не существовала, и образовался долго не зарастающий пузырь пустого пространства из сгустка виртуальных первородных частиц. Несколько таких пузырей до сих пор плавают во Вселенной. Я сказал несколько, так как йорги не сразу смогли понять причину исчезновения своих кораблей и продолжали посылать тех к загадочной планете. А она больше никого не подпускала к себе. Информация о ней приходила только со станций наблюдения. Однако, и они вскоре были уничтожены. Никому теперь неизвестно, что происходит на планете цилярий в настоящее время.
   - Неужели, больше никто не интересовался этой планетой? - спросил Тихоня.
   - Попытки, конечно, были. Многим хотелось разгадать её тайны, но она ревностно охраняла их. Циляриям, каким-то образом, удалось перестроить гигантские энергетические потоки взаимодействия звезд, и вокруг самой планеты возникло мёртвое скрученное 17-мерное пространство, через которое не удается проникнуть ни одному материальному телу. Сами же они, будучи созданиями тех же потоков, свободно проходят через барьеры, и уже были замечены в межзвёздном пространстве около самих звёзд, где, естественно, больше энергии.
   Голос замолчал. В "корзине" на некоторое время установилось молчание. Все были поражены рассказом. Воображение дорисовывало картины того фантастического мира, где жили эти удивительные бестелесные цилярии. Изобретательность природы не знала границ. Видимо сама природа не могла долго терпеть полного хаоса. Ей становилось скучно взирать на всеобщее однообразие, и она начинала творить, нарушая мёртвую однородность пространств. Появляются мировые закономерности, которые начинают раздирать хаос, собирая сложные структуры из составляющих того материала, который оказывался в данном месте. Природе было совершенно безразлично, из чего она лепила своих созданий. Главным для неё был результат, и она всегда добивалась успеха, ибо времени и материала было вдоволь, да и сами они были в её власти. Так появлялись удивительные её творения, разбросанные в различных частях Мироздания, и некоторым из них посчастливилось приобрести разум. До сих пор нашим путешественникам встречались лишь материальные существа, наделенные разумом, теперь, впервые, они услышали о созданиях другой природы - разумных вихревых полях. Было тут, о чём задуматься....
   - Ты ещё не рассказал нам о третьей планете, - нарушая молчание, ухнул филин.
   - Да, конечно. Третья планета тоже населена живыми существами, и они более привычные для вашего мироощущения. Планета расположена в крупном созвездии из семи древних звёзд. Созвездие уникально тем, что в качестве строительного материала, как для самих звёзд, так и планет, используются тяжелые элементы. К тому же, процесс их образования привел к тому, что они все очень массивные. Как результат, на планетах господствует высокий уровень гравитации. Ваш мелкий друг, к примеру, паук, не смог бы выжить там. Его вес увеличился бы в тысячи раз, кости раздробились бы, не выдержав нагрузки.
   - Но ты сказал, что на ней есть обитатели?
   - Да. Так утверждается в существующей базе данных. Те существа, в наибольшей степени, напоминают ваших черепах. Но это лишь отдалённое сходство. Несмотря на то, что обитатели имеют очень тяжеловесные формы, чтобы выдерживать высокий уровень гравитации, мир существ на этой планете весьма разнообразен, хотя, вроде бы, и застыл в своём эволюционном развитии. Вот, пожалуй, и всё. Более детальная картина возможна при непосредственном знакомстве. Но я думаю, что вам не захочется посетить её после тех испытаний, что пришлось пережить в предыдущем посещении.
   - А вот здесь ты не прав, - выпятив свою грудь, заносчиво каркнул Врун. - Мы не для того пустились в странствия, чтобы удовлетвориться твоими рассказами. Не так ли, друзья?
   - Об этом мы только и думали, когда залезли в эту проклятую "корзину". Это всё ты! Вечно суешь свой нос куда попало! - вновь набросилась на брата Синеглазка. - Я больше не хочу никуда выходить.
  -- Правильно. Ты оставайся, а мы познакомимся с планетой. Той информации, которую сообщил Оператор, явно недостаточно, а нам надо сделать выбор. Что скажешь Кой-Что? - спросил Лесовик.
   - Я отвергаю холодную планету, к циляриям мне тоже лезть не очень хочется, если, конечно, обстоятельства не заставят.... Так что, я согласен с Вруном. Отправляемся к черепахам. А ты как?
   - Согласен, - кратко буркнул Кой-Где.
   - Ага! Вы все едите туда, а меня бросаете здесь. Я всё расскажу маме, - пригрозила Синеглазка и первая полезла в "бородавку".
   - Напугала, - и, показав язык в затылок сестре, Кой-Где последовал за ней.
   - Готовы? - спросил Кой-Как, когда путешественники расположились в ракушках, и, натолкнувшись на всё ещё сердитый взгляд сестры, скомандовал, - Поехали!
  

НА ТЯЖЁЛОЙ ПЛАНЕТЕ

  
   Навалившаяся уже привычная тяжесть вскоре прошла, и путешественники оказались зависшими над незнакомой планетой. Внизу раскинулась мрачная картина. Из края в край простиралась поверхность, состоящая из хаотического нагромождения каменных глыб, местами прорезанная глубокими трещинами. Из-за горизонта поднимался малиновый диск одной из звёзд, окрашивая разреженную атмосферу в тёмно-малиновый цвет. В столь ранний час даже слабая холмистость поверхности отбрасывала длинные тени, от чего и так мрачный вид становился ещё более неприветливым.
   - Весёленькая планетка, - послышался голос Кой-Где. - Мне кажется, что, даже если звезда поднимется в зенит, здесь ненамного станет светлее.
   - Жить в таком мире - сплошная тоска, - добавил Кой-Как. - Да и есть ли здесь жизнь? Может быть, она уже давно деградировала в подобных условиях.
   - На первой планете условия хоть и были, на мой взгляд, более ужасные, но там всё кипело, бурлило, а здесь, куда ни глянь везде мертвое пространство.
   - Вы никак не отойдете от своих привычных представлений, друзья. Здесь другой мир, должен быть и другой образ жизни, если она ещё сохранилась здесь..., - напомнил мудрый Кой-Что, паря над каменной поверхностью.
   В подтверждение его слов, недалеко от него, неожиданно раздался скрежет чего-то твёрдого об такую же поверхность. Лежащий прямо под ними крупный камень неожиданно ожил. Кажущаяся ровной его поверхность пошла трещинами, и он на глазах стал разваливаться на части. Но это было ошибочное понимание происходящего. "Камень" предстал странным существом, а отвалившиеся осколки оказались частями его тела, большей частью, ногами. В завершении, появилась голова и что-то вроде хвоста со страшной булавой на его конце. Приходилось только удивляться тому, как существо могло сложиться в столь компактную фигуру, в совершенстве замаскировав себя под безобидный валун. Теперь же он напоминал земного краба. Верхнюю часть его панциря пересекали остроконечные гребни, служащие перего­род­ками между сложенными ногами. Гребни теперь могли бы служить хорошим средством защиты от нападения. Десять мощных ног высоко подняли "краба" над поверхностью и он медленно стал двигаться к краю трещины. При каждом шаге из-под его ног выскакивали искры, как если бы они высекались при ударах твердых клинков. На короткой шее торчала удлиненная и сплющенная в разные стороны мощная голова, с несколькими рядами мощных жвал. Через узкие щели грубых костяных наростов головы виднелись два глаза. Видимо зрительный аппарат существа был приспособлен к такой освещенности, так как оно хотя и медленно, но уверенно двигалось к намеченной цели. Добравшись до россыпи камней, оно остановилось, и стало поглощать их. Было слышно, как они с хрустом раскалывались и перемалывались с помощью мощных жвал животного. Съев все камни и, видимо, не насытившись, местный краб стал кружить в поисках ещё чего-нибудь съестного.
   - А вон ещё братия, - послышался тихий голос Синеглазки, как будто она боялась вспугнуть кого-то.
   Проследив за её взглядом, путешественники с трудом различили группу движущихся камней. Это были такие же существа, что и то создание, за которым они наблюдали.
   - Несмотря на устрашающий их вид, кажется, что они очень добрые, - почему-то тихо прошептала Синеглазка, - Мне они напоминаю стадо поросят. Оператор, ты не мог бы улучшить наше зрение, - попросила она.
   - Я не предложил вам сделать это с самого начала, так как считал, что вы должны ощутить подлинные условия. Часто это бывает полезно. Так лучше?
   Как будто повязка спала с глаз, светимость светила многократно возросла. На поверхности стали хорошо различимы даже мелкие детали. Однообразный до сих пор ландшафт неожиданно заиграл богатством красок. Всё, что лежало на поверхности, а это были, похоже, только каменистые структуры, окрасилось во всевозможные цвета; отсутствовали только чисто белые. Вернее, они были, но оказывались пронизанными вкраплениями других цветов.
   Верх панцирей "камней" приобрёл ярко-коричневый оттенок, крепкие ноги имели грязно-земельный цвет, что делало их почти неразличимыми на окружающем грунте, когда они складывали свои члены.
   - Там ещё что-то движется. Посмотри в направлении на звезду, ближе к горизонту, - заухал филин своему извозчику.
   Взглянув туда, кикиморёнок на фоне неба различил большую шевелящуюся груду. Странное образование перекатывалось с боку на бок и двигалось в их сторону. Им оказалось ещё одно создание этого мрачного мира. Оно имело шарообразную форму и значительно превосходило размерами тех, что паслись сейчас на краю трещины. По всей поверхности его тела торчали грибовидные наросты похожие на подошвы. Благодаря этим образованиям существо успешно передви­галось среди многочисленных завалов. Один нарост, а иногда и несколько подошв сразу, которые соприкасались с поверхностью, удлиняли свои ноги и толкали "шар" в нужном направлении. А двигался этот безобидный с виду "шар" к кормящимся "камням". Вскоре он приблизился к ним. Те, заметив и, видимо, узнав непрошенного гостя, быстро собрались в кучу, выставив наружу свои поднятые хвосты с булавами
   - Сейчас начнётся! - воскликнул Лесовик.
   Действительно, "шар" неожиданно раскрылся, преобразовав своё тело в большую раскрывшуюся шляпку гриба, на месте ножки которого торчало множество остроконечных игл, а пластинчатое строение раскрытой шляпы представляло ножи зубастых челюстей. Раздалось несколько резких щелчков. Выброшенные иглы ударились в панцири сложенных ног "камней-крабов", но, не пробив их, упали на землю. "Камни" ещё плотнее сгрудились и устрашающе размахивали своими хвостами. Шипы булав удлинились. Однако это не остановило "шар-гриб"; неудача первой атаки только разозлила его. Быстро двигая своими подошвами, он стремительно приблизился вплотную к замершей группе. Здесь "шар-гриб" попытался движениями своих подошв и краями своей шляпы разбросать кучу "камней", чтобы затем расправиться с ними поодиночке. Однако, несмотря на превосходящие размеры и его силу, ему не удавалось добиться успеха. "Камни-крабы" умело оборонялись. Мощными ударами булав они ранили нежную нижнюю плоть "шара-гриба" и вспарывали пластинки зубов. Поверхность раскрытой шляпы окрасилась кровью, но он не собирался сдаваться. Существо взгромоз­дилось на кучу и, несмотря на отчаянное сопротивление "камней", топтало и топтало "камни", пытаясь раскидать их, и, в конце концов, ему удалось это.
   Не обращая внимания на впившиеся ножи булав, "шар-гриб" протиснул край своей шляпы в наметившуюся трещину между сжавшимися "камнями-крабами" и отбросил в сторону один "камень". Теперь участь "камня-краба" была предрешена. "Шар-гриб" выбрался из кучи и ударами своих подошв откатил "камень" в сторону. Здесь он, не обращая внимания на размахивающуюся булаву, перевернул "краба" на спину и выстрелил иглу в его незащищенное брюхо. Видимо оно содержало яд, так как "краб", подвигав некоторое время ногами, пытаясь перевернуться на ноги, вскоре затих. "Гриб" набросился на него, накрыв того своей раскрывшейся шляпой, и замер. Лишь лёгкое подёргивание подошв свидетельствовало, что он чем-то занят. Некоторое время спустя "шар-гриб" откинулся, и путешественники с ужасом увидели, что от "камня-краба" остался лишь панцирь. Всё остальное, видимо, растворило и всосало в себя это чудовище. Не насытившись одной жертвой, "шар" заковылял к застывшим "камням". Те не покинули своего места, а всё время потратили на то, чтобы закопаться ещё глубже в грунт, воздвигнув вокруг себя земляной вал. Они разумно решили, что только в этом их спасение. При отступлении, когда каждый из них окажется в одиночестве, он станет лёгкой добычей своего врага. А так, есть надежда, что общими усилиями им удастся отбиться от "шара", а, может быть, и убить его.
   - Не дам!! - неожиданно в шлемах раздался пронзительный крик Синеглазки.
   Её силуэт мелькнул в воздухе и застыл между копошащимися "камнями-крабами" и "шаром-грибом". Тот замер, заметив неожиданно возникшее препятствие, а затем выстрелил иглами.
   - Опасность! - раздался Голос. - Защита!
   Летевшие иглы глухо ударились об невидимое защитное поле и вспыхнули ярким пламенем. Однако неудача не остановило "шар-гриб" и он продолжал движение.
   - Ты что делаешь?! Уходи! - взывали братья и пытались утащить сестру, но та упиралась, отчаянно отбиваясь, и продолжала преграждать путь твари.
   - Оператор, помоги мне! - взывала она, но тот молчал.
   Тогда она скомандовала:
   - Гравизон!!
   - Оружие нельзя применять из-за близкого расстояния, - прозвучал Голос.
   - Сербаз!! - тогда выкрикнула Синеглазка, наконец, вспомнив ещё один вид оружия.
   И оно сработало! В воздухе возникла сеть электрических разрядов, она протянулась от Синеглазки и опутала фигуру "шара-гриба". Тот покрылся голубым пламенем и застыл в судорогах. С него стали осыпаться куски обожженной кожи, несколько подошв, вытянувшись, повисли вдоль тела. Но он справился и ответил на атаку. Основание его шляпы, где находились иглы, засветилось фиолетовым светом и по нему побежали световые волны. Они ускоряли своё движение, накатываясь на край шляпы как морские волны на побережье. Край накалялся...!
   - Опасность!!!
   Края шляпы передёрнула судорога, они сморщились и швырнули в Синеглазку сгусток какого-то вещества. Масса ударила в защитный костюм и облепила его. На шлеме проявился рисунок очень похожий на сеть трещин.
   - Наблюдаю вкрапления антиматерии! Опасность!!! - бесстрастно твердил Голос.
   - Уходи!!! - закричали путешественники, но упрямая девчонка не сдавалась.
   Они все включили сербазы. В "гриб" ударили жесткие молнии, и он засветился. Его оболочка ещё больше покрылась язвами и продолжала лопаться. Но этот монстр не сдавался и упорно пытался пробиться к "крабам".
   - Не хочу! Не дам! Они такие милые! - упрямо твердила Синеглазка.
   Неизвестно чем бы кончился этот бой. Конечно, Оператор не допустил бы их гибели, вернув в "бородавку". Но, что бы им это стоило?!.. Однако на этот раз до этого не дошло. На сцене появился новый игрок, который в корне изменил расстановку сил.
   - Смотрите!! Пора удирать всем! Уходим!!! - пронзительно закаркал Врун, оглушив Кой-Как.
   Невдалеке от них раскололась земля. Легко вспарывая каменистую поверхность и выворачивая наружу громадные валуны, показалась огромная голова какого-то червеобразного чудовища. Голову венчал раскрытый жуткий бутон мощных челюстей, от которых, дальше к телу, тянулись бесчисленные ряды жвал. Голова была слепа, но её слепота компенсировалась тонким обонянием. И теперь, это создание, раздвигая грунт, безошибочно направлялось к "грибу". Появление нового действующего лица заставило путешественников подняться высоко над поверхностью и оттуда наблюдать окончание боя. Червь, не сбавляя скорости, сразу набросился на "шар-гриб", который мгновенно свернулся, убрав все свои выступающие части, превратившись в круглую форму. Надо заметить, что его размеры почти не уступали размеру головы червя. Но это не смущало того и он пока безуспешно пытался разгрызть "шар". Мощные зубы скользили по его округлой поверхности. Тогда червь стал заглатывать "шар-гриб", выворачивая, челюсти, и это ему удалось. Как нестранно, при этом "шар" не сопротивлялся, и дальнейшие события показали почему. Видимо, эти два существа были давно знакомы друг с другом, и в процессе эволюции каждый выработал свои приёмы борьбы. И вот теперь, когда уже казалось, что победа была на стороне червя, битва вступила в новую фазу. "Шар-гриб", попав в глотку, стал вытягивать свои подошвы и раскрыл шляпу. Увеличившись, как минимум, раза в три, "шар-гриб" разорвал челюсти червя и теперь, оказавшись наружи, набросился на своего врага. Бой возобновился. Слышался стук челюстей, в стороны летели оторванные куски тел. Червь, свернувшись на поверхности в кольца, пытался обвить "шар". В конце концов, это ему удалось - зацепившись за ноги и шапку "шара-гриба", червь набрасывал на него одно кольцо за другим. На этот раз он победил, но за победу ему пришлось заплатить высокую цену. С разорванной челюстью червь уполз назад в свои подземные ходы и утащил туда задушенную добычу. Там, насытившись ею, он будет восстанавливать себя. Если ему не удастся залечить свои раны, то червь сам станет лёгкой добычей для других хищников в этом жестоком мире, не прощающему слабость. Единственным, кому, на сей раз, повезло, оказались "камни-крабы", которые всё это время тихо сидели в своём лежбище. Когда бой затих, они убрались на край трещины и там свернулись, приняв вид камней.
   - Теперь можно и домой! - скомандовала Синеглазка.
   Через мгновение они оказались в "бородавке".
   - Ты что себе позволяешь?!
   - Как ты могла?
   - Сумасшедшая, совсем рехнулась! Ты забыла, где мы находимся?!
   - Её больше нельзя никуда брать с собой!
   Кричали все, сбросив с себя костюмы и давая волю своему гневу на выходку Синеглазки.
   - Ага, представляю, что она натворила бы, оставь мы её здесь одну, - шелестел Тихоня, ползая по её плечу. - Для всех будет спокойнее, если она всегда будет с нами. Девочка, ребята здесь, на все сто правы. Твой необдуманный поступок, если бы не червь, мог закончиться очень плохо.
   - Конечно! - закаркал Врун, - Видите ли, ей стало жалко каких-то "камней-крабов". А ты подумала о Тихоне, которого ждала печальная участь быть растерзанным этим чудовищем? То, что ты забыла о себе - твоё дело. Но..., наш друг?!! Тихон, мы так тебя любим! А вообще, я должен выразить своё крайнее возмущение бездеятельностью Оператора. Оператор, как ты мог допустить, что мы, чуть было, не погибли? Ты же обещал нам....
   - Я довёл до вашего сведения, что приду к вам на помощь только в том случае, когда появится реальная опасность. В остальное я не вмешиваюсь. Я так сконструирован.
   - Хорошенькое дело! - продолжал резко каркать ворон; он, видимо, хотел чем-нибудь выразить своё возмущение, поэтому ходил по пульту и дергал и клевал различные рычаги и кнопки, - А если бы он покалечил нас?! Разве это не повод вмешаться и не допустить травм. Неужели твои конструкторы не предусмотрели таких обстоятельств. Они что, были совсем бесчувственные?..
   Громкий щелчок прервал карканье птицы. Изображение внутренности "бородавки" и всё, что находилось в ней, перекосилось, поплыло и стало наслаиваться, как будто оно состояло из стопки отдельных слайдов и которые одновременно проецировались на один экран. Неожиданно путешественники вновь оказались в защитных костюмах вне "боровки". Они опять летели над поверхностью планеты. Вот то место, куда скрылся покалеченный червь и утащил туда добычу. Однако, что-то было не так! Земля около дыры зашевелилась. Чьи-то сильные лапы стали выбрасывать наружу комья грунта. Затем на поверхности появилось знакомое туловище "гриба". "Шар-гриб" был живой! И он, упираясь всеми своими здоровыми подошвами-грибами вытаскивал за собой червя.
   - Как так? Ведь он погиб! - послышался удивлённый возглас Лесовика.
   - Как ему удалось выбраться из пасти червя? Ведь мы все видели, что тот проглотил "шар".
   Однако ту ситуацию уже ничто не напоминало. "Шар-гриб" крепко вцепился в червя прямо за его головой и пилил тело всеми своими ножами-челюстями. Его ядовитые иглы, пробив броню червя, впрыскивали яд, обездвиживая его. И хотя тот ещё был жив - лишь слабо сопротивлялся, - конец боя был очевиден. Ударив об землю несколько раз своим мощным хвостом, гигант затих. "Шар-гриб", убедившись, что противник побеждён, не стал его сразу пожирать. К всеобщему удивлению он развернулся и направился к месту, где зарылись "камни-крабы". Видимо, для него они представляли более лакомую добычу.
   - Вот гадина! Ему мало червя, подавай ещё и "крабов"
   - Не дам! - вновь пронзительно закричала Синеглазка, и, спланировав с высоты, опустилась недалеко перед двигающимся "шаром-грибом", загородив ему дорогу.
   - Назад! - закричал Лесовик.
   Он бросился за ней, схватил за руку и пытался оттащить упирающуюся девчонку. "Шар" остановился. Он, видимо, был удивлён видом незнакомых ему существ и решал, как ему вести себя.
   - Как же так, ведь эта ситуация уже была? - в шлемах раздался удивлённый голос Кой-Что. - Что происходит?
   Ответом ему было неожиданное уханье филина.
   - Ты ошибаешься! Этот "шар-гриб" - другой! Да и вообще, вокруг - другая ситуация! Смотрите, валяются две шкуры растерзанных "камней-крабов", а мы наблюдали, как он расправился только с одним. Да и цвет этих "камней" совсем иной. Неужели вы не замечаете этого?
   - Действительно! - как бы про себя прошептал Кой-Что. - Как я не заметил таких изменений? Это - другой мир!!! - вскричал он.
   К тому времени "шар-гриб" разрешил свои сомнения и, украсив края своей шляпы, инеем электрических разрядов, бросился на Синеглазку и Лесовика. Появившийся рисунок на пластинках его шляпы указывал на то, что он вырабатывает антиматерию для атаки.
   - Оператор, - позвал Кой-Что, - что произошло? Почему мы оказались опять здесь? Вернее, в этом, отличном от того, мире. Где мы? Что с нами происходит?
   - Вы сами включили режим "параллельных миров" и захотели вернуться в последние события, - ответил Голос.
   - Мы? Сами? - удивился кикиморёнок.
   Время остановилось для него. Он не видел и не слышал мощных разрядов сербазов, ударивших в шляпу "гриба". Кой-Что вспоминал ... и он вспомнил! Во всем виноват беспечный Врун; это он включил механизм, прыгая по пульту.
   - Оператор! - вскричал кикиморёнок. - Я отменяю действие, верни нас обратно в "бородавку"! Домой! - крикнул он.
   Приказ прозвучал вовремя. Одновременно с ним "шар-гриб" выплюнул крупный сгусток, светящийся желтоватыми искрами аннигилирующей материи. Сгусток ударил в то место, где стояли Синеглазка и Лесовик, но... их там уже не было.
   - Классное приключение! - прошелестел Тихоня, когда путешественники вновь оказались в "бородавке"; он только что вылез из костюма и, вцепившись в ухо Синеглазки своими мохнатыми лапами, шептал ей: - Чтобы больше ничего не произошло, схватись за рог и открой проход в "корзину". Там и передохнем от всех переживаний. Очнись! Действуй! А то этот, одноглазый, уже опять что-то ищет. Видимо, хочет оправдаться за свои действия, но лучше бы он ничего не делал.
   Сбросив с себя оцепенение, Синеглазка быстро вылезла из ракушки, взялась за рог и застыла. Раздавшийся щёлчок известил, что открылся проход в стене.
  

НАПАДЕНИЕ

  
   Главг давно не испытывал такого наслаждения как сейчас, глядя на изображение звёздного ландшафта с борта разгоняющегося для прыжка в надпространство боевого зеруза "Говиго". Правитель специально попросил растянуть этот участок, чтобы полюбоваться звёздами. И теперь, он, замерев, стоял перед огромной панорамой звёздного неба, которое проецировалось на большой круговой экран; при желании его можно было превратить даже в шаровую поверхность. Тогда у зрителя создавалось бы впечатление, что он стоит в центре, находясь внутри огромной Вселенной. Миллионы и миллионы звёзд и звёздных скоплений сверкали в черноте и манили к себе своей недоступностью. Многие из них давно уже исчезли, распылившись в пространстве, но свет их до сих пор нёс всем радость и восхищение.
   "Сколько же вас и какие вы? Где начинаете и заканчиваете свой век? Где и какие те цивилизации, которые возникали и уходили в небытие на этих исчезнувших светилах? Грусть и восторг, одновременно...."
   Вопросы и вопросы мелькали в голове у Правителя своей Галактики, одной из миллионов, которые пока существовали во времени и в пространстве, и которая родила разумное существо способное замечать и восторгаться неповторимой красотой и таинственностью Вселенной.
   Главг крутил изображение, обнажая новые участки неба, увеличивал, чтобы увидеть очень отдаленные звёздные миры. Он многое знал о них, путешествуя по вселенским дорогам на своей модели. Но тогда им не охватывало то чувство, которое он испытывал сейчас, вживую, зависнув на своём корабле среди этого звёздного безбрежья.
   "Великое непознанное безмолвие, но всегда манящее!.. ".
   Скорость космолёта неумолимо возрастала. Точки звёзд стали стягиваться к центру, к вектору движения корабля, образуя яркое скопление - так проявляется эффект высокоскоростного движения в космосе. Скопление будет продолжать уплотняться, и начнет казаться, что ты врежешься в этот горящий круг. Затем скопление стянется в точку, и, в конце концов, исчезнет вовсе, оставив после себя одну лишь темноту. Космолёт вот-вот ворвётся в надпространство. Главг не стал ждать этого печального события, так как не любил тьму. Она всегда напоминала ему о кратковременности бытия разумных существ в этой окружающей его Вечности. Правитель ещё некоторое время постоял около тёмного экрана. "Говиго" мчался через пространство и время. Его сверхчувствительные датчики на многие парсеки осматривали путь движения, чтобы вовремя заметить препятствие (даже здесь оно бывает), произвести необходимые расчёты, незаметно изменить траекторию и избежать столкновения. Всё это обеспечивалось мощнейшей техникой, созданной многими поколениями ученых и конструкторов его цивилизации. Легкая улыбка промелькнула на лице Правителя, вызванная чувством торжества победы разумной жизни над, общем-то, враждебным миром. Теперь можно и отдохнуть, пока космолет будет штурмовать надпространство. Ему дадут знать, когда "Говиго" выйдет из него.
   "Говиго" проявился, вывалившись из надпространства в пустынном месте последнего витка спирали Галактики, вдалеке от крупных звёздных скоплений. Они ждали его здесь, где и должен был появиться боевой зеруз Правителя, и сразу начали атаку. Сильнейший удар потряс зеруз. И хотя это случилось неожиданно, охранная система корабля успела включить внешнее защитное поле, которое частично погасила попадание. Основная нагрузка пришлась на гравитационное "одеяло", поставленное вокруг корпуса зеруза. Существенно ослабленный удар всё же передался внутрь корабля, но не причинил ему какой-нибудь вред. Последующие удары уже полностью парировались внешним полем.
   - Что это такое? - спросил Главг, входя в зал командного управления. - Что происходит?
   - Нас атакуют, Правитель. Всё пространство заполнено гравитационными ямами. По всей видимости, нас здесь уже поджидали и разбросали мощные мины.
   - Кто нас атакует? Кто посмел?
   - Пока мы не можем этого сказать. Локационная система ещё не обнаружила чужих кораблей. Если они есть, то могут прятаться за теми тёмными скоплениями. К сожалению, там техника бессильна. Не беспокойтесь, Глазарь, боевой зеруз - мощнейший корабль, способный отразить любое нападение. Но должен заметить, что эти гравитационные ямы очень неприятная штука, они сильно уменьшают возможности маневра. Тот, кто напал на нас, здорово подготовился. Как мне известно, достать подобные мины очень трудно, в Галактике их изготовление уже много веков под запретом.
   На пульте резко прозвучал сигнал, и замигала вереница разноцветных огней.
   - Что это? - спросил Главг.
   Он нисколько не сомневался в том, что команда выполнит всё, что потребует обстановка, но хотел знать, что происходит.
   - Эти ямы потребляют много энергии для их нейтрализации. Требуется запуск дополнительных генераторов.
   - Так выйдите из этого района!
   - Мы уже делаем это. Но наши неизвестные враги, повторяю, очень хорошо подготовились. Район достаточно большой. Потребуется терпение и время, чтобы выйти из него. И вот тогда, я думаю, они и появятся.
   Ждать осталось недолго. Тряска прекратилась.
   - Вот они! - произнёс командир, указывая на россыпь точек на экранах локаторов дальнего обнаружения. - Судя по излучению, они имеют более десятка боевых кораблей типа драггеров и массу штурмовиков типа мирсов. Серьёзная компания. Непонятно только, кто они и как им удалось собрать такой флот. И где они прятали его, ему же база нужна величиной с планету.
   - Зато я знаю. Это - хромовики. Этим и прятать ничего не надо. Они среди нас - хорошо законспирированное тайное общество, в основном, молодое. Для того чтобы собрать их войско, необходима только команда. Что-то мы проглядели. Не думал, что они способны на подобные действия. Тысячу раз был прав Грузг, когда отговаривал меня не распускать межгалактическую разведку. Не послушал. Теперь приходится расплачиваться за это. Гжурс, ты теперь видишь, сколько предстоит тебе работы. Прежде всего, выясни, откуда произошла утечка информации о моем полете. Об этом знали немногие ­- во дворце и на станции "еж", у Феруза.
   - Я уже дал соответствующие запросы, - произнёс начальник вновь сформированной межгалактической разведки.
   Тем временем армада противника рассыпалась веером, окружая "Говиго". Неожиданно в помещении раздался голос:
   - Глазарь! Ты меня слышишь?! Уверен, что слышишь. Я, Крабс - вождь хромовиков, так вы нас называете. А почему, не узнаю. Среди нас нет хромых, мы все молодые и здоровые, - Крабс рассмеялся.
   - Хромые вы из-за своей уродливой идеологии, которую несёте в массы, призывая к разрушению всего, что строилось веками, в том числе и вашими предками, - ответил ему Главг.
   - Да, здесь ты прав, Правитель. Только твой мир уже заплесневел. Я хочу его почистить и построить новое государство. Пора тебя сменить. Поэтому предлагаю сдаться без лишней суеты. Нас много и у тебя нет ни единого шанса, чтобы уцелеть, несмотря на то, что имеешь самый мощный боевой зеруз. Многие погибнут, но это не останавливает моих бойцов. Сдавайтесь! Жду от тебя ответа. Иначе мы начинаем....
   - Соедини меня с Ферузом, - приказал Главг.
   - Глазарь, они слишком далеко, чтобы эффективно помочь нам. Хромовики знают это и поэтому наглеют, - сказал командир, угадывая мысли Главга. - Мы сами справимся с ними, поверьте Правитель. Будет не просто, но мы сделаем это.
   Главг внимательно посмотрел на командира. Его мысленный щуп проник в голову подчиненного и стал искать там какие-либо оттенки неуверенности и сомнений. Командир почувствовал неприятные ощущения в своей голове и понял, что происходит, переборол их, но глаза не отвел.
   - Хорошо, - после некоторого молчания сказал Главг, - принимай бой. Сообщи об этом на "еж".
   Атака не заставила себя ждать. Длинные линии лазерных лучей, прорезав космическое пространство, сошлись на зерузе, но не смогли прорезать его защитное поле и расплылись как водяные струи по его оболочке, окрасив в голубое пламя прозрачную сферу. "Говиго" ответил глюонновым разрядом, сразу разрушившим стройные ряды атакующих штурмовиков. Часть из них вспыхнули как сверхновые звёзды, превратившись в пыль, но оставшиеся продолжали атаку. Они запустили квантовые пушки, которые начали выстреливать пузыри квантовой пены. Ударившись об защиту, они порождали в поле реакцию вырождения пространства, образуя во внешней защите долго не зарастающие дыры. Драггеры, в свою очередь, включили генераторы хиггсовых частиц. Они пробили защитный купол "Говиго" и впились в его корпус, вызвав лавинообразный процесс разрушения материала корпуса космолёта. Один за другим стали выходить из строя агрегаты корабля, расположенные в его задних отсеках.
   - Включить экранирующую шубу, - последовала команда командира. - Начать закачку орудий фотиновых частиц и подготовить глюонновые разрядники для нанесения удара по драггерам.
   Это была последняя разработка оружейников. Подобная система находилась только в испытательном центре и вот здесь, на борту драггера Правителя.
   - Потребуется много энергии, командир, - произнёс один из операторов.
   - Исполнять. Произвести подкачку вакуумных установок. Включить форсаж двигателей.
   По направлению движения корабля выстроились ряды мирсов, они старались ограничить возможность перемещения "Говиго" и начали обстреливать его из квантовых пушек в режиме лавы.
   - Включит генераторы стабилизации топологии пространства.
   Команда прозвучала вовремя. Всё пространство от мирсов до космолёта заполнила квантовая пена, которую выбросили из своих орудий атакующие штурмовики. На экранах мониторов бурлящая картина пены стала сжиматься и начала свой бег на "Говиго". Несясь в пространстве, она сжигала всё до последней частицы, оставляя за собой лишь пустоту и искорёженную структуру пространства. Но здесь она натолкнулась на стабилизирующее поле, и стала гаснуть в горящих многомерных материях, не причинив вреда космолёту, если не считать огромной потери его энергетических запасов.
   - У нас мало энергии!
   - Отделить хвостовые отсеки и сжечь их в вакуумных установках.
   Это тоже была одна из последних разработок. Один из гениальных разработчиков как-то читал сказку своей больной дочери, и там встретил эпизод, где сказочная птица, чтобы не упасть от истощения, просит своего седока накормить её чем-то. Но, у того ничего не было. Тогда он отрезал от себя кусок и скормил его птицы. Так они спаслись оба. Этот сюжет надоумил изобретателя создать такую конструкцию космолёта, которая позволила сохранить его живучесть, даже в случае потери некоторых агрегатов, которые можно было сжечь в специальных печах для получения дополнительной энергии. Им были разработаны такие печи. И вот теперь командир решил пойти на такой шаг.
   - Командир, тогда мы потеряем возможность быстрого хода.
   Мирсы, как раз в это время, собирались прорывать поля защиты "Говиго" в дырах, которые проделала в них квантовая пена. Они включили форсаж и стремительно приближались, и, наверное, уже радовались победе.
   - Верно. Но иначе мы потеряем весь корабль. Исполнять! Из боковых установок произвести скручивание пространства в рядах мирсов.
   Со стороны внешнего наблюдателя последующие действия выглядели очень странно и непонятно. Стройные ряды мирсов, вдруг начали скручиваться, как будто, закатывались в какой-то гигантский бумажный рулон. Мощные штурмовики стали исчезать, наверное, так и не успев понять, что с ними происходит и куда их выбросило сжатое пространство. Только некоторым из них, которые находились на краях, удалось преодолеть искривление пространства и вырваться. Потом, в том месте раздался беззвучный взрыв, и вспыхнуло зарево. Оставшиеся мирсы на полной скорости покидали район.
   - Ну, вот и всё со штурмовиками, - с некоторым оттенком печали проговорил командир. - Остались драггеры, как у нас с энергией?
   - Энергия накапливается.
   - Перевести орудия фотиновых частиц в веерный режим и направить на драггеры. Дать залп из глюонновых разрядников.
   - Подожди, - вмешался Главг, до сих пор он молчал и был несколько растерян, глядя на разворачивающиеся эпизоды быстротечного космического боя, где погибали сразу и все, космическая пустота никому не оставляла шанса; теперь он наконец пришёл в себя. - Включи связь, - приказал он. - Крабс! Я знаю, что ты меня услышишь. Мне очень больно смотреть на бессмысленную гибель моих подданных, которые поверили твоим бредням и пошли за тобой. Я не хочу больше ничьей гибели, даже твоей. Будущее нас рассудит, уводи свои корабли, иначе тебя ожидает та же печальная участь. Чтобы убедить тебя в этом, что это непустые слова, смотри.... Произвести только один залп по одному из драггеров, - приказал он командиру.
   Залп излучателей был страшен. Широкий конус клокочущей материи протянулся от зеруза и накрыл один из драггеров. В том месте беззвучно образовалось тёмное пятно, которое, затем, вспыхнуло безумно ярким пламенем, сжигая всю материю. Поле боя замерло, загипнотизированное происшедшим. Драггеры один за другим стали исчезать, растворяясь в окутывающей черноте.
   - Мы ещё с тобой поговорим..., наша встреча ещё не закончилась... - прозвучал в помещении затихающий голос Крабса.
   - Может быть, - с некоторой грустью проговорил Главг, - что у нас с кораблем, командир?
   - Корабль жив, хотя и потерял много задних отсеков; нехватка энергии. Но он жив, способен ещё вести бой, а вот передвигаться быстро не может. Нам не удастся уложиться в намеченные сроки, Правитель.
   - Ничего. Там нас будут ждать. Благодарю всю мужественную команду космолёта за героическое исполнение своего служебного долга. Спасибо всем! Я пойду, командир, в свою каюту, немного устал от столь непривычного для меня зрелища боя. Вы не стесняйтесь, командир, и беспокойте меня по любому поводу, - сказал Главг и направился к себе.
   - А Правитель, ничего себе ..., настоящий боец, молодцом держался, - сказал кто-то из операторов за пультом управления.
   Преодолев немалый путь, двигаясь с непривычной для него малой скоростью, боевой зеруз "Говиго" через некоторое время пришвартовался к "ежу", где его встречали Грузг, Феруз и вся его команда.
  

ВЫБОР ОДНОГО ИЗ ПЯТИ

  
   В "корзине" их ждал накрытый импровизированный стол. Путешественники медленно уселись и в задумчивости стали поглощать еду, не ощущая её вкуса. Ели молча, скорей по инерции, запихивая в рот куски сочного мяса. Страшные образы последних мгновений ещё жили в них. Опасения в третий раз оказаться на жуткой планете и встретиться с безжалостным чудовищем, который на сей раз уж обязательно расправится с ней, вызывали дрожь у Синеглазки. Её губы начинали дрожать и капали слёзы. Тихоня ползал по столу, собирал упавшие крошки, бежал по руке обратно и своими мохнатыми лапками смешно пытался всунуть эти крошки в её губы.
   - Ешь, ешь, - шелестел он.
   В конце концов, это смешная сценка рассмешила всех, и нервное напряжение спало.
   - Приходится только удивляться, что мы до сих пор ещё живы, - нарушая молчание, сказал Лесовик.
   - В будущих вылазках надо будет брать с собой наши кристаллы. Мы совершенно забыли о них, а они оказались бы самым подходящим оружием от подобных монстров. Оператор, можно ли как-нибудь приспособить кристаллы к нашим костюмам?
   - Можно, - кратко ответил Голос. - Я лишь уменьшу их общую длину, что не повлияет на их свойства. Эти кристаллы "других" являются универсальным оружием для ближнего боя; название его - ксилаг. К сожалению, оно было утеряно, поэтому отсутствовало в моем арсенале. Теперь займет в нём подобающее ему место.
   - Надо же! - возмущённо закаркал Врун. - Зная это, ты молчал?
   - Вы не спрашивали, - невозмутимо ответил тот.
   - Мы чуть не погибли из-за тебя, а ему хоть бы что! Вы только послушайте его! Каков? Одна железка, без мозгов.
   - Ты бы уж лучше помолчал, - заухал филин. - Как говорится: "Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала!". Иногда, некоторым мозги только во вред.
   - Какая корова? Здесь нет никаких коров. Что за чушь ты несёшь? Видимо, гравитация ударила по твоей голове.
   - Хватит препираться! - остановил их Кой-Что. - Оператор уже предупредил нас, что не будет вмешиваться в наши действия. Он выполняет приказы, и в наших проблемах виноваты мы сами. Не так ли? Кто бросился на защиту этих "камней-крабов"? Кто забросил нас в параллельный мир? Молчите?! Вот то-то же. Нам всем надо хорошенько продумывать последствия своих действий. Мы уже неоднократно говорили об этом, но упорно продолжаем делать ошибки.
   - Как тут предусмотришь? Здесь всё другое, незнакомое, - тихо сказал Кой-Как - Пока что-нибудь не сделаешь, не набьешь себе шишек, не поймешь, что этого делать не стоило бы - ничего не узнаешь. Ведь так?! А пока, совершенно ясно, что двигаться нам надо через третью планету к следующей точке. Этот червь - наш, да и беспощадность "шара" напоминает Жвака. Червь указывает нам на путь "других". Кто за рог?
   - Пусть Врун, - сказал Кой-Где, - только помоги ему. Может быть, после этого у него пропадёт охота совать свой клюв в каждую дыру.
   Ворон всё это время молчал, он весь сжался и как-то уменьшился в размерах. Одноглазый ожидал, что на него обрушится град возмущений. И они были бы правы. Ворон вращал своей головой, обращая свой единственный глаз на каждого друга, но нигде не видел даже намёка на осуждение. Они молчали, и он совсем потерялся. Теперь же Врун никак не мог взять в толк, что они требуют от него. Наконец, до него дошло. Как так?!
   - Берись, я помогу тебе, - и Кой-Как подтолкнул ворона к рогу.
   - Вперёд!!! - каркнул довольный такой почестью Врун. - Ну вот и приехали. "Пять баллов!", - продолжил он, когда прошло уже знакомое чувство полёта в беспамятстве от навалившейся тяжести во всем теле.
   - Посмотрим, куда нас занесло, на сей раз?
   На карте, переливающейся от цветовых оттенков текущей в жилах жидкости, пролегла яркая линия, начинающая от так далёкого дома и заканчивающаяся недалеко от конечного пункта их странствий. Однако это обстоятельство не очень обрадовало их, когда они увидели, что и здесь им предстоял выбор дальнейшего пути. Причём, трудный путь - на карте горели пять новых пузырей! Какой из них ведёт к заветной цели? Один к пяти! Какая большая вероятность сбиться с верного пути и заплутать, затеряться в бесконечных мировых пространствах! Если они ошибутся, у них не будет возможности вернуться обратно сюда; они пойдут другой дорогой... в... никуда....
   Путешественники сидели и, молча, взирали на карту, понимая, какую непростую задачу придется решать им.
   - А ведь, всё, что с нами произошло, случилось из-за меня, - тихо прошелестел Тихоня. - Это всё из-за моего желания путешествовать, посмотреть внешний мир, что лежал за терновым кустом. Ползал бы я в нём. Так нет же, надо было мне помочь этому одноглазому. Белели бы сейчас его косточки в колючем терновнике рядом с другими скелетами.... Сделал доброе дело - и пошло, и поехали.... Вот и доехали....
   - Ты что, жалеешь, что вывел меня оттуда? - услышав причитания, закаркал удивлённый ворон, - И ты всё это время думал так? Друг называется! Филя, выклюй мне другой глаз, чтобы я больше не видел это лживое создание! Я его любил больше самого себя. А он....
   - Успокойся дорогуша! - Синеглазка обняла ворона и прижала его к себе. - Тихон любит тебя, и никогда не обманывал. Он вообще не способен на обман. Тихоня просто решил взять на себя вину за всё, что произошло с нами, чтобы каждый из нас не винил себя за какой-нибудь проступок в наших странствиях. Не так ли, Тихоня?
   Паук вскарабкался на плечо Синеглазки. Его большие и умные глаза печально смотрели в её глаза.
   - Вся наша жизнь состоит из вереницы мелких действий. Мы их часто не замечаем, запоминаем только результаты знаменательных поступков. Но именно мелкие, незаметные действия определяют наш путь, и путь тех с кем мы встречаемся в жизни. А эти встречи, в свою очередь, сами начинают изменять ход твоих дальнейших событий и тех, других. Не останься я в гостях у Оськи, не прилетели бы вы за мной. Не сунь я свой нос в тот проход, не узнал бы путь в древний город. Не расскажи я про него вам (но очень уж хотелось!), не попали бы сюда. Так что, я - виновен! Против логики....
   Взрыв хохота прервал его рассуждения. Схватившись за живот, смеялся Кой-Где.
   - Ты что? - удивлённо спросила Синеглазка брата, обеспокоено взглянув на него.
   Но тот ещё больше залился. Смех его был так заразителен, что, постепенно, один за другим стали смеяться и все остальные. Они смеялись и смеялись, строили рожи и толкались. В конце концов, все обессилили и затихли.
   - Ты почему смеялся? - спросил Кой-Как.
   - Сам не знаю.
   - Я так и понял. Но это очень хорошо. Нам всем была необходима разрядка. А ты, Тихон, прекрати свои очень мудрые рассуждения. Не к месту они сейчас. Давайте лучше займемся выбором. Не торчать же нам здесь. Оператор, ты нас слышишь?
   - Да.
   - Значит, у нас есть пять пунктов, куда мы можем отправиться?
   - Да.
   - А ты, случайно, не знаешь, из какого нам удастся попасть в конечный пункт?
   - Такой информации у меня нет. Она записана в конкретном пункте и не доступна мне. Её могут извлечь только сами действующие лица, то есть вы. Я же являюсь лишь оператором, помощником вам.
   - Ясно. Ну что же, будем думать. Дай нам, что у тебя есть по первому пузырю.
   - Первая планета является уникальной и относится к весьма редкому типу. Он характерен тем, что планеты этого типа принадлежат одновременно нескольким звёздам. Планета движется по замысловатой траектории, отдельные участки которой пролегают около звезды, создающей наибольшие силы тяготения среди остальных. Массивная планета по инерции движения вырывается из её оков, но попадает уже под влияние другой звезды. В результате, траектория движения искажается, но через некоторое время её уже перехватывает следующая звезда, где с ней происходит аналогичная история и так далее. Взаимное же движение звёзд приводит к тому, что планета, в конечном счёте, оказывается около начальной точки траектории и всё повторяется вновь. Планета представляет собой в основном газообразное плотное тело, хотя и имеет небольшое горячее твёрдое ядро с очень большой массы. Из-за принадлежности планеты нескольким звёздам, она не имеет постоянной оси вращения и вращается очень медленно. В результате одна её сторона нагревается сильно, в то время как на другой её стороне свирепствует жуткий холод. Это приводит к тому, что холодные слои с той стороны засасываются на горячую сторону, выталкивая горячие слои в холодные области. Из-за таких процессов на планете свирепствуют небывалые по силе ветры, картина движения которых меняется при попадании её под действия сил другого светила. Мощные восходящие потоки скручиваются в огромную воздушную спираль и выбрасываются далеко за границы спокойной атмосферы. Эта планета - фонтан. Со стороны она выглядит как раскрывшийся воронкообразный цветок на длинном узком стебле, растущим из небольшого зерна, которым является само ядро планеты. Этот "цветок", если так его можно назвать, никогда не увядает и цветёт вот уже многие миллионы лет, сохраняя свою форму, лишь меняя цвет за счет всасывания из нижних слоёв атмосферы различных газов. Иногда из-за попадания на планету крупных астероидов форма "цветка" разрушается. Было замечено появление даже нескольких цветков вместо одного. Но через некоторое время его прежняя форма обязательно восстанавливается.
   - И зачем же "другие" посещали планету? - спросил Лесовик.
   - На этот счет есть указания, что ядро планеты содержит набор веществ, который сохраняет протекание физико-химических процессов, обеспечивающих устойчивость "цветка". Что-то похожее происходит и в "живых" структурах. Это и интересовало "других", - пояснил Оператор.
   - Хорошо. Понятно. Давай дальше.
   - Второй планете, в некотором смысле, повезло. Она принадлежит только одной звезде и её ничто не раздирает. Планета очень массивна и близко расположена от светила. Со временем обжигающие лучи звезды разрушили гористый ландшафт планеты, превратив её в раскалённый песчаный шар с очень разреженной атмосферой, газовый состав которой поддерживается за счет испарения жидких раскаленных пород. Основным материалом их составляют различные смеси на основе кремния. В вашем понимании - обычный песок. При высокой температуре он плавится и становится основой для возникновения сложных молекулярных структур, схожих с теми, что лежат в основе жизни на планетах типа "Земля".
   - Не хочешь ли ты сказать, что на этой раскалённой планете обитают живые существа? - удивлённый возглас Кой-Где прервал рассказ Оператора. - Они что, песок грызут?
   - Грызть необязательно, брат. Может быть, они как некоторые земные существа, выделяют какие-нибудь ферменты для растворения чего-то, а, потом, это "что-то" всасывается всем телом животного. Кстати, для этого, заметь, не нужны зубы. Не так ли, Оператор?
   - Вы совершенно правы. Именно такие принципы и получили распространение на планете. Здешние представители почти не имеют жёстких форм. Они одеты в гибкую, чрезвычайно плотную оболочку, внутри которой заключена жидкая субстанция. Существа могут принимать любую форму, но, как правило, каждый вид предпочитает какую-нибудь конкретную форму, тем и отличаются друг от друга. Кроме того, они имеют и разный состав внутренних растворов, благодаря которым могут растворять разные минералы поверхности. Тем же они пользуются и для нападения на других существ. В тоже время сами они могут становиться жертвами тех созданий, которые способны растворить уже их оболочки. В общем, всё как всегда. Там, где появилось живое - сыт тот, кто сильнее.
   - Вы, как хотите, но на эту планету меня не берите, - закаркал Врун. - Какая-нибудь полупрозрачная тварь плюнет на твой защитный костюм Кой-Как, а он и растворится. Я могу изжариться! Нет, такая смерть не по мне. Не хочу....
   - А ты забыл, как Тихон плюнул своей вязкой жидкостью и спас тогда Синеглазку. У него она идет на пользу....
   - Знаю я вашу химию, - не соглашался тот с Кой-Что. - А ты ещё вспомни слизняка из пещеры. Б-р-р-р! По мне лучше твердая оболочка, чтобы звенела при ударе; да ещё острые, как у нашего Фили, когти. Нет, не уговаривайте меня, я на эту планету не ходок.
   - Успокойся, никто еще и не решил, что именно туда мы и направимся. У нас еще впереди описания трёх планет. Надеюсь, что среди них найдётся хотя бы одна более-менее привлекательная. Ты ещё что-нибудь хочешь добавить, Оператор?
   - Да, - ответил Голос. - В базе данных есть ещё упоминание о том, что в районах жидких растворов (считайте - океанов) на полюсах планеты, где температура суши несколько ниже, живут существа, имеющие твёрдую кристаллическую оболочку тела с мягкими щупальцами. Живут такие создания большими семьями в домах-сотах, вырытых под твёрдой поверхностью. Есть предположение, что эти представители венчают вершину эволюционного развития живых существ планеты. В пользу этой версии свидетельствует факт устойчивости их оболочки к большинству растворителей других созданий, в то время как сами они прекрасно с ними справляются. Вот, пожалуй, и всё. Теперь о третьей планете. Мне кажется, что она вам больше всего понравится, так как напомнит вам вашу Землю.
   - Это хорошо, - ухнул филин. - Я очень соскучился по родным видам. А то кругом всё ужастики и ужастики.
   - Но-но! Ты особенно не расслабляйся. Как часто красота и изящество оказываются не менее опасными, чем уродство. Скорее, наоборот..., - философски прошелестел Тихоня. - И что же это за планета?
   - Третья планета, относится, как бы я классифицировал, к сбалансированным планетам. На ней в достаточном количестве имеются участки с твёрдой поверхностью, окружённые жидкими средами (океанами и морями). Да и сами такие участки содержат множество озёр и рек. Планета имеет богатый набор растительных и животных форм. Наибольшее распространение в растительном мире получили хвойные и вьющиеся виды, а в животном - летающие и ползучие создания. Кроме них имеются и другие удивительные существа, как правило, занимающие промежуточные формы. К примеру, хищная лиана, или многоголовый змей, способный пролетать большие расстояния. Об этой планете можно рассказывать и рассказывать, про неё имеется большой объём инфор­мации. Мы можем перейти в "бородавку", чтобы для иллюст­раций воспользоваться большими экранами. Тогда вы сам сможете всё увидеть.
   - Хорошо. Мы обязательно воспользуемся этим, но потом, после того, как ты закончишь рассказ о других планетах. Продолжай, - попросил его Кой-Что.
   - Как пожелаете. Следующая планета - фантом. Планета имеет бесконечно сложную природу. Она существует сразу в двух различных временных пространствах, которые раздирают её тело, превратив во фрактальный конгломерат. Её тело состоит из бесконечного числа твердых участков, различных по форме и размерам, перемежающихся с таким же множеством пустот внутри их. Со временем всё это меняется - что-то усложняется, а что-то упрощается. Если смотреть на планету со стороны, то она очень похожа на гигантский шар, насквозь изъеденный червями и гусеницами. Поразительнее всего оказывается то, что любой её участок имеет ту же самую структуру материи, что и вся планета - ядро, поверхность, газовая оболочка. И все эти элементы каким-то образом упакованы в многомерности составляющих пространств.
   - Мне эта белиберда совсем вскружила голову. Ничего не понятно, - заговорила Синеглазка. - Что такое многомерность, фрактал, конгломерат? Да и другие слова.... Вроде бы они и знакомые, но уверена, что в них заложен иной смысл.
   - Ты права, - поддержал её мнение Голос, - твоё чутьё очень верное. Меня даже удивляет это. Вы очень удивительные существа, обладающие гибким умом и широким мировоззрением, что позволяет вам спокойно воспринимать такие разные миры, о которых рассказываю я. К сожалению, и мне не удастся всё объяснить, позже я передам вам дополнительную информацию, в укороченном виде.
   - Что же тогда на ней искали "другие"? - вновь каркнул любопытный ворон.
   - Здесь они пытались найти ответы по проблеме путешествия во времени.
   - Нам эта планета, определенно, не нужна, - с растяжкой проговорил Кой-Как. - Наше правило выбора, до сих пор, было связано с наличием живых существ на планетах, на этой же планете, как я понимаю, таких нет. Не так ли?
   - Да. У меня нет такой информации.
   - Тогда мы готовы услышать описание пятой, последней, планеты.
   - Пятая планета относится к самому динамичному классу, характеризующемуся тем, что живые существа на таких планетах прошли длинный и трудный путь эволюционного развития. Они научились строить искусственные агрегаты, способные воспроизводить все функции своих создателей, вплоть до придания им схожих с ними форм. Существа, ставшие на этот путь в развитии своего общества, уже не могли остановиться. Они создавали всё более и более совершенных роботов, так они назвали своих творений. В дальнейшем, всем таким цивилизациям пришлось столкнуться с множеством возникших проблем. Самые непреодолимые проблемы возникали там, где роботы постоянно совершенствовались и совершенствовались, в то время как сами создатели забывали о себе. Роботы ведь являлись воплощением коллективного ума всего общества и уже не имели недостатки каждого отдельного индивидуума. Создатели же оставались прежними. Пик конфликтов, как правило, возникал после того, как роботы научились создавать себе подобных, самосовершенствоваться и учиться на своём опыте. И они начали учиться. Их тяга к знаниям была неудержима. Видимо, это свойство всего разумного. С какого-то момента роботы поняли, что создатели являются уже тормозом для развития их общества. Это - пик кризиса! Из него есть два выхода. Либо уничтожение мешающего игрока, либо слияние игроков в один организм - гибрид. Большинство цивилизаций из-за высокомерного отношения создателей к своим творениям избирают первый путь и погибают в бесконечных воинах друг с другом. Эта же планета избрала второй путь. Здесь обитают гибриды. Внешне они почти не отличаются от своих создателей, но имеют многие новые внутренние функции, которые созданы с учётом последних достижений робототехники на уровне биологических структур. Такое общество достигло высокого уровня своего развития и в познании глубоких тайн природы.
   - Они, что вечные? - тихо прошелестел Тихоня.
   - Нет ничего вечного. Всё имеет свой срок жизни, - также тихо ответил Голос. - Я не знаю, почему не известны вечно живущие цивилизации. Возможно, вечность порождает безразличие к окружающей тебя действительности, а апатия приводит к угасанию потребности жить. А может быть, такие цивилизации находят пути в другие пространства, неизвестные здесь.
   Голос замолчал. Можно было подумать, что он не первый раз задумывается над этим вопросом, но никак не найдёт ответ. Так оно и было на самом деле, ведь Оператор сам был разумной машиной, одним из воплощений достижений робототехники, хотя и был обречен на неподвижность. Зато имел возможность бесконечного путешествия по всемирным базам данных, созданных разными цивилизациями, и обладал уникальными способностями к анализу получаемой информации. В который раз Оператор перерывал все базы в поисках хотя бы малейшего намёка на мучивший его вопрос, однако всё было тщетно. Но он был уверен, что найдёт ответ.
   - А ты хотел бы быть вечным? - спросил Врун Тихона, ползающего по удивительной карте.
   Отблески от струящихся в волокнах слегка подсвеченных жидкостей отражались в больших умных глазах паука. Создавалось впечатление, будто мысли, которые сейчас бродили в голове паука, стали видимыми.
   - Ты что? - каркнул ворон, поразившись неповторимой игрой отражений.
   - Надеюсь разглядеть тот путь, который ведёт к нужной планете, но, к сожалению, не нахожу. А на твой вопрос отвечу так. Я бы хотел быть долгоживущим, как Кощей. Он не потерял интерес к жизни, сует свой нос всюду и радуется всему новому как малый дитя. И я так хочу. Безразличие - хуже смерти, - Тихон замолчал, а затем зашелестел вновь. - Ответь Оператор, ведь тебя построили кто-то из "вечных"? Ты знаешь всё, или почти всё. Даже те, "другие", по пути которых мы идём, являются для тебя малым эпизодом в той сложной картине миров, заложенных в твоей памяти. Может быть, ты сам из "вечных"?
   - Нет. Я информационная машина с задатками разума, обеспечивающая путешествия по пространству миров, и не принадлежу ни к какому обществу себе подобных. Я сам по себе. А построили меня, скорее всего, они, кто-нибудь из "вечных". Так какую вы выбрали планету?
   - Что молчите? - нарушая тишину, каркнул ворон. - Я своё мнение уже выразил, могу ещё добавить, что меня не радует и перспектива затеряться в чужих пространствах - нам бы разобраться со своим.
   - Правильно мыслишь, друг, - ухнул филин. - Я согласен с ним.
   - К этому списку, со своей стороны, я бы отнёс и первую планету из-за отсутствия на ней разумных существ, - прошелестел паук.
   - Нет! Вы только послушайте их, они уже всё за нас решили! Каждый сверчок знай свой .... Ну, как там?... Стручок...?
   - Не стручок, а шесток, - поправил Кой-Как возмущенного Кой-Где. - Ты что заводишься? Не успел первым голос подать? Ведь и сам так думаешь, да и мы тоже. Так что, предстоит сделать выбор из двух планет. Третья, или пятая? Какие у тебя соображения? - обратился он к Кой-Что.
   - Вряд ли "другим" потребовались хищные лианы, их бы привлекла планета гибридов, где они могли многому научиться. Не забывайте, они строили новый мир и им нужны были знания.
   - Стойте, стойте! - вмешалась Синеглазка. - Нельзя так решать. Мы ещё мало знаем о третьей планете. Оператор обещал показать нам её мир. Не так ли?
   - Да, материала очень много.
   - Вот видите. Нам всё равно идти в "бородавку. Чтобы увидеть третью планету, воспользуемся для просмотра большими экранами, а затем отправимся на пятую. Ну?...
   Синеглазку никто не поддержал. Всем хотелось побыстрее добраться до конечного пункта, все очень устали.
   - А почему бы и нет? - неожиданно заявил Кой-Где. - Мы ведь ничего не теряем. Лично мне стало даже интересно взглянуть на неё. Чем же она похожа на нашу? Я полез. Кой-Как, держи нашего приятеля, чтобы он ничего не натворил.
   "Бородавка" приняла их как старых знакомых. Оператор уже включил большие экраны, чтобы показывать обещанное, и ждал только команды. На сей раз, кресла ракушек были убраны, так как перелёт пока откладывался.
   - Оператор, мы готовы. Что ты хотел нам сообщить?
   В ответ на экранах появилось изображение третьей планеты, как она выглядела из космоса. Она была окружена розовой атмосферой, через которую просвечивались большие, но редкие участки твердой поверхности. На остальных пространствах, даже с такой высоты наблюдения, виднелись бегущие волны, создающие характерный рисунок волнистой поверхности. Высота волн была огромная! Сильный ветер стремительно гнал по небу редкие облака, которые отбрасывали вниз причудливые тени.
   ­- С чего предпочитаете начать знакомство, с суши или с жидкой среды? - спросил Голос.
   - Давай с океанов.
   Изображения стали быстро меняться. Вот уже экран заполнил вид жидкой поверхности с бесконечной чередой бегущих серо-зелённых волн с белыми барашками пенных гребней. Опустившись ниже, ощутили огромную тяжесть вязкой громады волн чудовищной высоты. Через мгновение картинка нырнула вглубь, окрасив изображение в изумрудный цвет жидкости, в которой белым жемчугом играли пузырьки воздуха, захваченных гребнями волн. Вскоре и они исчезли. На смену им из глубины появились длинные вьющиеся, все усеянные острыми колючками и крючками, странные растения, или животные. Такое впечатление оставляли многочисленные наросты, похожие... на глаза. Они вращались, закрывались и открывались.
   - Это хищные растения. Смотрите!
   Лесовик указал на второй экран, на котором происходила маленькая трагедия. Шарообразное существо с множеством нитевидных отростков пыталось вырваться из обвивших её стеблей растений. Сильным сокращением своего тела оно выталкивало из себя струи жидкости, рвя стебли. Но им на смену из глубины поднимались новые отростки, а крепкие крючья надёжно держали сопротивляющееся существо. То, что, первоначально, было принято за глаза, на самом деле оказались присос­ками, через которые растение высасывало жертву. В подтверждение этому в нижней части растения уже висели чьи-то пустые оболочки.
   - Наверное, оно ещё и впрыскивает какой-нибудь яд, разлагающий внутреннюю плоть, чтобы легче было всасывать. Так поступают и некоторые земные представители, - прошелестел Тихон.
   - А вот, другая разновидность. Это, прямо, сеть какая-то.
   Из водного полумрака показалась плывущая "сеть". Те же длинные стебли, что и у предыдущего растения, но они образовали, сросшимися друг с другом отростками, крупные ячейки, также усеянными иглами и крючьями.
   - Здорово! "Пять баллов!" Наши до этого еще не додумались, - каркнул ворон
   - Нет, вы только поглядите! Гениально! Вот и сами рыбаки! - громко заухал филин.
   От возбуждения на нем даже взъерошились перья. И надо сказать, было чему удивляться! Нижняя часть этого удивительного растения располагалась на спинах (если считать, что это были спины) ползущих существ - гибрида сороконожки и скорпиона. Кому принадлежала ведущая роль в таком сожительстве, было не ясно, но подобный симбиоз, очевидно, приносил пользу обоим созданиям. В данный момент они вели охоту на стайку плавающих поблизости рыб, с плавниками и двумя хвостами. Подвижные сороконожки медленно, но верно, ползли по дну, явно пытаясь замкнуть сеть. Беспечные рыбы не чувствовали опасности, до тех пор, пока сеть не сомкнулась и не стала сжиматься. Отчаянные попытки вырваться из ловушки не принесли успеха. Две рыбы уже висели, запутавшись в ячейках, конец остальных был предрешен. Лишь одна, самая сильная рыба, взмахнув обоими хвостами, в последний момент выпрыгнула из западни.
   - Классно! Здорово придумано, - восхищался Кой-Как, глядя на ловчую сеть.
   Изображения на экранах растаяло, уступив место тёмно-зелёной слабо светящейся мути.
   - Средние глубины, - пояснил Голос.
   - Ой! - вскрикнула Синеглазка.
   Настолько неожиданным было появление огромной морды. Она была непросто страшной, а очень страшной! Два узких многолучевых глаза заполнили всю морду, в каждой щели которого бегал зрачок, осматривая окружение. Сверху и снизу между глазами виднелись хоботы с множеством пор, из которых сочилась какая-то очень вязкая жидкость. Оторвавшись от хобота, она сразу застывала, а затем лопалась, превратившись в пушистый клок. Существо развернулось, и теперь стало видно её тело. Толстое, усеянное многочисленными хватательными усиками, оно имело на конце каждого усика очень длинные узкие костяные пики, на которых сейчас извивался проткнутый ими светящийся червь. Существо хватало плавающие клочки и упаковывало в них ещё живого червя.
   - Неплохо, на Земле мы тоже так умеем, - заметил Кой-Как. - Похоже, для нас здесь нет ничего. Пора отправляться на сушу.
   - Не спеши. Оператор, ты не можешь показать нам жителей океана, в ускоренном режиме.
   - Могу. Только вам придётся подойти и просунуть одну из рук в открытые отверстия па пульте.
   В подтверждение этому раздался щелчок и на пульте проявились ниши.
   - А мы? - возмущенно закаркал Врун.
   - А ты просунь туда свою глупую голову, может быть, умнее станешь, - пошутил Кой-Где.
   - Что, что?!!! Что ты сказал? Это ты мне? Ты обозвал меня дураком! Моё терпение кончилось!...
   Ворон не на шутку был рассержен. Он нахохлился, черную голову прижал к взъерошенному телу. Единственный глаз пылал огнём и непрерывно дёргался, а клюв был приоткрыт и издавал звуки, похожие на шипение.
   - Стой, стой! - Синеглазка перехватила наступающего ворона.
   - Пусти! Он постоянно задирает меня. Пора этому положить конец. Мы ещё посмотри, кто кого....
   - Да успокойтесь вы! Не хватает ещё вам устроить здесь драку.
   - И в кого у тебя такой противный характер. Что ты задираешь его? - Синеглазка гладила ворона по голове, стараясь успокоить его. - Он самый старший из нас, надо уважительно относиться к его возрасту. Посмотрю, каким ты будешь в его годы. Хотя, я уже и сейчас могу нарисо­вать твой портрет. Этакий брюзга, самое лучшее - вечно ворчливый и ноющий старик: то у него болит, то у него ломит, никто его не понимает, никто его не любит и так далее.... Как, похож?
   - Точно, он, - заухал Филя. - Врун ему сто очков даст вперёд. На равных с нами переносит все лишения, и хоть бы что. Я на твоей стороне, друг! - Филин заковылял к ворону и встал рядом с ним, обратив свои большие глаза на Кой-Где. - Ну, что скажешь?
   Все, выжидая, смотрели на кикиморёнка. Тому стало очень неудобно, в который раз из-за своего противного характера он попадал в неприятное положение.
   - Вы прижмите своих друзей к своим телам, и им тоже передастся вся информация, - послышался Голос, он разрядил обстановку.
   - Иди ко мне, - вначале опустив глаза, но потом, взглянув на ворона, промолвил Кой-Где.
   - И даже не подумаю. Я другу не изменяю, - каркнул Врун и направился к Кой-Как.
   - Мы готовы, оператор, - сказал Лесовик, когда все поместили руки в ниши.
   Руки почувствовали приятное тепло. Через мгновение они погрузились в дремотное состояние, но мозг был ясен, и сознание стало фиксировать поступающую информацию. Перед взором мелькали образы странных существ с удивительными формами, так непривычных земному восприятию. Из сознания выплыла жуткая тварь с плавниками как крылья у буревестника. Множество боковых плавников, как весла парусного корабля, толкали вперед тело подобное муравьиному, с рыбьем хвостом и длинной змеиной шеей, которую венчала широкая зубастая голова. За этой тварью появилась ещё одна - огромное, прозрачное, казавшееся надутым воздухом, тело. Со всех сторон из него торчали воронки, часть которых всасывали жидкость, в то время как через другие она выталкивалась. Через прозрачную оболочку было видно, как на её внутренних перегородках оседали микроорганизмы, содержащиеся в жидкости. Из темноты показалась вереница ещё более странных существ. Представьте себе открытую книгу, которую, растянув за обложки, вы держите её, а листья повисли вниз. И вот стайка таких созданий с маленькими головками на каждом листочки этой книги плыли куда-то, преследуемых фантастической "люстрой", состоящей из множества висячих бочкообразных светильников, исходящих из общего центра. Дальше, больше.... Появлялись и исчезали в темноте невиданные на Земле твари, мелькали глаза, челюсти, хвосты, щупальца и еще какие-то части этих экзотических тел, о назначении которых нельзя было догадаться и которые сразу же и забывались. На смену им приходили виды ещё более фантастические, как и несуразные. Мелькали, мелькали образы.... Пришло осознание того, что этой веренице не будет конца, и в ней не встретится что-нибудь подходящее. А "ЧТО" они ожидали увидеть?! Этого никто не мог сказать. Стоп! Стоп!
   Путешественники очнулись. Они молчали, остывая и дожевывая увиденное.
   - Ну, как? - спросил Голос.
   - Впечатляет, - после недолгого молчания сказал Кой-Как. - Давай теперь сушу, только начни с больших экранов.
  
  

НЕОЖИДАННАЯ КОНЦОВКА

  
   "Бородавку" наполнил шум и запах поверхности, покрытой густой растительностью. Они узнаваемы всюду, где бы ни находились, так как составляют неповторимую смесь ветра, играющего на струнах ветвей и листвы, крика незнакомых тварей, аромата цветов и вони, от живущих здесь существ. Конечно, эта смесь всегда разная, но что-то в ней есть знакомое и родное. Видимо то, что хранится в нашей родовой памяти с тех далёких времён, когда мы сами ещё жили с первобытными зверьми в пещерах и на ветках деревьях в древних лесах. Вот и сейчас они ощутили подобное чувство. Путешественники с интересом всматривались в незнакомые пейзажи.
   - Похожи на наши тропики, - прошелестел Тихоня. - Интересно. Даже хочется туда залезть
   - Давайте!
   Синеглазка нетерпеливо теребила волосы, она уже сейчас была готова оказаться там; надоело сидеть в этой " корзине".
   - Стоп! - остановил её стремления Кой-Как. - Вы забыли, что нам необходимо попасть на нужную для нас планету, только там мы получим верное направление. Ошибка в этом недопустима, иначе затеряемся неизвестно где. Мы же выбрали пятую планету, туда и надо будет отправляться. Здесь же мы только ради своего любопытства. Давайте спокойно досмотрим и отправимся на пятую.
   - Какой же ты сухарь, брат. Даже помечтать не даёшь.
   Тем временем густые заросли стали редеть, и на дальнем плане показалась изрезанная заросшими оврагами широкая долина. На достаточно ровном участке виднелись странные растения, так, по крайней мере, казалось, что это были они. Растения были похожи на надувные бублики, которые парили на разной высоте над поверхностью. Улететь им не давал тонкий стебель, вросший в грунт. С бубликов в обилии свешивались ещё более тонкие нити с прикрепленными на них чешуйчатыми плодами. Плоды уже созрели, и с них капал вязкий сок. Сильный манящий аромат проник в "бородавку". Он обволок мысли путешественников и завладел их сознанием. Всплыли какие-то туманные образы, они сменились другими и ... помчались в головокружительном темпе. В головах неслись неясные картины самой долины, но совсем заросшей; стада больших животных, на которых нападала стая длиннохвостых хищников; в небе среди кучевых облаков парили многокрылые существа. Их сменили виды странных развалин каких-то построек, из беспорядочного нагромождения блоков и колон, среди которых неожиданно промелькнули фигуры вертикально стоящих существ. Но рассмотреть их не удалось, те быстро исчезли в зарослях за развалинами. Потом, их неясные образы вновь всплыли в головах вместе со странным рогатым животным, на котором они сидели верхом, но, и они исчезли. Мысленный взор скользнул на дно глубокой трещины, где из-под земли бил фонтан, а вокруг в стенах виднелись отверстия нор. Захотелось пить. Опять смена сюжета. На сей раз, взор заскользил по руслу бурной речки и вывел на озеро, на его поверхности плавало несколько рукотворных (это, точно!) изделий.
   Пить захотелось ещё больше. Жажда стала нетерпимой!
   - Пить! - прошептала Синеглазка.
   - Пить! - шептали остальные.
   В головах возник образ дерева-бублика с его плодами. Капающий с них сок гипнотически притягивал их. И они пошли к нему, чтобы утолить жажду манящими плодами. Ноги путешественников шагали, но сами они были в беспамятстве и оставались на месте, у пульта. "Бородавка" их не выпускала. Там на воле, они действительно пошли бы к дереву, а так они лишь видели приближающиеся, такие желанные, плоды. Вот уже можно достать их..., осталось лишь протянуть к ним руки. Какие они тяжелые..., жёсткие чешуйки скрывают прохладную мякоть. Быстрее сорвать их! Вот так!.. От лёгкого соприкосновения к ним они сами раскрылись, с треском обдав вязким содержимым неосторожного путника. Сок быстро растекался, прожигая одежду и проникая под кожу. Тело ужасно обожгло.... Крики боли заполнили "бородавку".... Лишь через некоторое время путешественники стали приходить в чувство.
   - Я включил фильтры, - послышался приглушенный Голос, - чтобы очистить воздух от дурманящего запаха этого одного из самых опасных растений местной фауны. Если бы вы на самом деле оказались на планете, то неминуемо погибли. Местные жители издалека обрезают их стебли с помощью режущего луча, и те улетают ввысь, где и погибают от палящих лучей. Но, поверьте мне, сделать это непросто. Растения имеют задатки разума и пускаются на разные хитрости; к тому же они быстро размножаются. Так что, гибнет много жителей при чистках участков от этих коварных "бубликов".
   - Что такое "режущий луч"? - прервав рассказ Оператора, закаркал Врун.
   - Да и зверь, тоже? Тот, на котором катались жители тех прекрасных развалин, - заухал вслед за ним филин. - Мне показалось, что я уже где-то видел его.
   - Режущий луч является древним оружием, оставшийся в наследство от некогда могущественного государства на этой планете. Государство погибло, так и не справившись с внутренними конфликтами. Те жители, которых вы видели, по сути дела, являются потомками той расы. Что же касается зверя, то он в некотором смысле - мифический. Зверь весьма редкий и древний. Его изображение часто мелькает в барельефах построек, его статуям поклоняются как божеству. Отмечается, что его рог обладает какой-то магической силой, поэтому за ним издревле охотились, что привело почти к полному его истреблению. Вышел даже закон, запрещающий охоту на него, но и страшные наказания не остановили желающих добыть рог. К моменту гибели цивилизации о нём уже нет никаких упоминаний. То, что вы видели сейчас, меня тоже удивляет. Хотите продолжить ознакомление?
   - Филя, ты говорил о том, что зверь напоминает тебе кого-то. Постарайся вспомнить, - попросил Кой-Что.
   - Я и так думаю. Только мне, всё время приходит на ум древний город, под водопадом....
   - Стойте, стойте! - зашелестел Тихоня. - А не напоминает ли он нам, друзья, того зверя на настенных рисунках, кости которого лежат в той комнате? У того и у этого имеется рог, да ещё и рога совершенно необычные. В нашей "корзине" и "бородавке" те же рога. Слишком много соответствий, чтобы быть простым совпадением.
   - Конечно! А наши кристаллы? Они ведь тоже способны создавать режущий луч, - добавила Синеглазка.
   - И всё-таки, не будем спешить с выводами, - заговорил осторожный Кой-Как. - Как-то всё здорово совпадает. Не хотелось бы ошибиться. Вот что. Оператор, выведи нам информацию по пятой планете. Давайте друзья поглядим на неё, а потом сравним наши впечатления и сделаем выбор. Пойдет?
   - Пойдёт! Пусть знакомит.
   На экранах резко сменились изображения. Они показывали циклопические искусственные сооружения, которые как коркой покрывали всю поверхность планеты. Не было видно ни морей, ни суши. Куда не глянь, везде в небо задирают свои вершины многоярусные пирамиды, соединенные между собой сетью транспортных линий, по которым с бешеной скоростью сновали миллионы разноцветных машин. Над всем этим мегаполисом, заполняя целый слой атмосферы, проноси­лись удивительные летательные аппараты, между которых мелькали мелкие букашки. Их невозможно было сосчитать - скопище было похоже на летящую тучу голодной саранчи.
   - Это - сами гибриды. Поэтому не стоит удивляться тому, что они не сталкиваются. Они - совершенные машины, способные безошибочно управлять своим полётом среди тысяч и тысяч себе подобных.
   Когда экраны стали показывать виды нижних слоев города, подземную его часть, изображения не стали проще. Сплошное переплетение труб, туннелей, мощных кабелей и многое чего-то ещё, способное было свести с ума любого нормального существа. Даже муравейник или термитник и те имеют более обозримую схему ходов, чем то, что видели сейчас путешественники. Такие города, наверное, были приспособлены только для обитания машиноподобных существ.
   - Хватит! У меня голова закружилась и болит от этого мельтешения, - раздался голос Синеглазки. - Как они могут здесь жить, и чем они заняты всё время?
   - Они приспособились к такому ритму. Что-то иное их не устраивает. Гибриды познакомились со многими мирами и отвергли их способ существования. Всё общество гибридов, в основном, разбито на два класса: ученые и исследователи. Есть ещё одна немногочисленная прослойка их общества. Это те, кто обеспечивает комфортное существование и тех и других. Исследователи всю жизнь проводят на своих космических кораблях, бороздя просторы Вселенной в поисках её тайн. Учёные же бьются над их разгадками. Гибриды очень многое постигли и могли бы часть своих знаний передать остальным мирам. Но они совершенно равнодушны к ним, и заняты только совершенст­вованием самих себя. Их высокомерие отвергает любой контакт с мирами, которые не достигли их уровня развития, но подобных себе они ещё не встретили.
   - Чем они занимаются сейчас?
   - Последние несколько тысяч лет они бьются над проблемой параллельности миров. Вы уже испытали на себе этот эффект. Но разгадка его, к сожалению, утеряна. Им можно пользовать только здесь. Гибриды тоже знают об этом и неоднократно пользовались этим. Их удивляет, что в тех мирах нет цивилизации подобной их государству. Похоже, что они существуют в единственном экземпляре. Почему? Вот на этот вопрос они и ищут ответ.
   - Тысячи лет на одну проблему? Скучно! Не хотел бы я здесь жить. У нас интереснее! - прошелестел Тихон. - Мне кажется, что наших "других", вряд ли, мог заинтересовать подобный мир. Те же Жваки, Черви, Ляпусы даже ближе к нам по принципам отношения к жизни, чем эти гибриды. Они какие-то неживые. Так я думаю.
   - Правильно думаешь, дружище! - заухал филин. - Вот я, к примеру, много лет сидел на своей ели около болота Водяного, и что я знал? Можно сказать, ничего. К счастью я познакомился с новыми друзьями, и как ожила моя жизнь. Путешествия, приключения, тревоги, радости, новые совершенно удивительные друзья, о которых ты и не слышал - вот это жизнь! Вот и теперь, несет наша "корзина" куда-то в тартарары, а мне и не страшно,... ну почти. Любопытство - что там? - перебивает любой страх. Я стал ещё больше понимать Кощея с его неистребимой тягой куда-то брести.
   - Так какой же мы сделаем выбор? - спросил Лесовик, обводя всех взглядом. - Вроде бы, наше мнение сместилось в сторону третьей планеты.
   - Похоже, что так, - заговорил Кой-Что. - Нам всё равно никто не подскажет правильного решения, и приходится постоянно рисковать. На сей момент, наши симпатии сместились к этой планет, которую мы вначале отвергли. Правильно, что не поспешили. Голосуем. Кто за неё?
   Все дружно подняли руки, крылья и лапы.
   - Филя и Тихон, отправляйтесь в "корзину" и совершите перелёт. Кой-Где, помоги им с рогом. Только думайте о третьей планете....
   Довольные паук и птица уселись на плечи кикиморёнка и перебрались в основное помещение. Там они вместе с рукой Кой-Где расположились на роге и замерли.
   Пространство передёрнуло..., тяжесть..., беспамятство..., и ставшая уже привычной обстановка. Филин повернул голову к карте. Путь пролег точно к нужной планете.
   - Вышло! - с удовлетворением заухал он. - Можно теперь и в путь. Где мой носитель?
   Филя перелетел в "бородавку", уселся на плечо Кой-Как и заухал:
   - Поехали!
   - Какой скорый! Надо взять с собой кристаллы, - остановил его Кой-Где, усаживаясь в свою ракушку. - Оператор, ты обещал их пристроить к нам.
   - Они уже включены в систему вооружения.
   В подтверждение его слов на правой руке вырос небольшой отросток с коротким стволом, направленным по направлению среднего пальца.
   - И это всё?! - удивлённо произнёс Кой-Как, подозрительно глядя на совершенно невнушительное изделие.
   - Пусть вас не смущают его габариты. По своей мощности оно не уступает вашим связкам кристаллов.
   - Классно! Это мне очень нравится! - вскричал Кой-Где. - Теперь мы посмотрим, кто кого? Поехали!
   Перелёт прошёл, как всегда, незаметно.
   - Оператор, перенеси нас на сушу. Познакомь, вначале с местной фауной, - попросила Синеглазка.
   - Хорошо. Тогда я вас доставлю туда, где она наиболее богата.
   Вскоре они зависли в воздухе над очень странным местом. Внизу под ними расстилалась удивительная местность. Создавалось впечатление, что она вся собрана из отдельных фрагментов разных ландшафтов. Песчаные дюны надвигались на каменный участок, сплошь состоящий из высоченных чёрных стел и огромных глыб причудливых желтых форм в виде разнообразных мостов, столов и уродливых морд. Синеватый песок дюн сыпался через один из мостов в огромную трещину, и этот песчаный ручей был похож на водопад. Здесь путешественники разглядели столоподобное существо. Оно имело плоское, почти круглое чешуйчатое тело на шести ногах и три небольшие головы. Причем, вначале, их не разглядели, так как головы располагались под брюхом. С небольшой задержкой животное погружало головы в песок и что-то искало там. Скоро удалось разглядеть и его добычу. Ею оказалась целая куча сросшихся блестящих червей. Они цеплялись за морду животного, и только при помощи второй головы "столу" удалось поглотить червя. Невдалеке от песка текла настоящая река, срываясь с каменистого обрыва, и била в зелёное каменистое ложе, образуя водяной туман, в котором плавала разноцветная немеркнущая радуга. Из озерца, которое она образовала здесь, медленно выползала дырявая плесень. Если бы она была неподвижной, то её, действительно, можно было принять за обычную плесень, только очень большую. Такие же грязные, рваные и бесформенные отростки, которые обычно образовываются в результате жизнедеятельности колонии бактерий. Только для существа такое одеяние служило целям его маскировки. Странное создание, оказавшись на берегу, неожиданно, стала стягиваться и, вскоре, превратилась в огромную еловую шишку. После этого она начала двигаться к щели в каменном откосе и, протиснувшись в неё, исчезла. Мгновение спустя оттуда выпорхнуло семейство летающих небольших созданий. Они были похожи на наших стрекоз, только больших размеров, с коротким брюшком и толстыми ногами. Из щели брызнуло тело заползшей туда плесени, и щель захлопнулась.
   - Здорово, теперь эта гадость расправится с теми, кто замешкался и не успел вовремя покинуть своё жильё. В озере при охоте она также полностью раскрывается, так и плавает или ползает по дну.
   - Похоже, нами кто-то заинтересовался, - послышалось уханье филина.
   К ним, действительно, приближалась стая местных диковин, этаких летающих огурцов. Все обросшие длинными колючками, с еле заметной головкой. Её выдавало что-то похожее на подвижный глаз около разинутой пасти. Они приближались толчками и пыхтели. Эти звуки создавали ритмичные сокращения тела, при этом наружу выталкивался воздух, и существо в очередной раз перемещалось. Что-то похожее либо на плавники, либо крылья, торчащие снаружи, использовались животными для управления движением.
   - И что же они смогут так поймать? Двигаются медленнее черепах, - насмешливо каркнул Врун.
   Однако, вскоре, всем пришлось убедиться, как он был неправ. Поднявшаяся со скалы любопытная тварь (очень похожая на головастика с крылышками), неосторожно приблизилась к медленно движущейся группе. В этот момент передний огурец, резко выбросив очередную порцию воздуха, сдулся и, как камень из пращи, ударился об головастика, наколов его на свои иглы; затем также быстро надулся.
   - Вот это, да! - не удержался от восклицания Кой-Что. - И как же он, теперь, будет, есть его?
   Ответ пришел незамедлительно. Другие огурцы, не спеша, приблизились к удачливому охотнику и стали терзать еще живое трепещущие тело головастика. Вскоре от того ничего не осталось.
   - А самому охотнику ни капелюши не досталось, - сказала Синеглазка; ей было очень жаль головастика.
   - Вы только поглядите! Они еще и кормят друг дружку, - послышался удивлённый голос Кой-Где.
   Один огурец, которому, по-видимому, досталось больше всего, подлетел к охотнику и стал кормить его, отрыгивая куски ему в рот.
   - Да! У нас такого нет. Мать ещё может кормить своих малых детей, но чтобы взрослых.... Такое - никогда! Предлагаю убраться от них куда-нибудь подальше, а то наколют тебя и съедят, - предложил Лесовик.
   Путешественники спланировали к густым зарослям на другой стороне озерца. Здесь Филя заметил некоторую странность в кроне растительности. Небольшой участок кроны почему-то шевелился по-другому, нежели в соседствующем окружении. Там, по-видимому, пряталось какое-то существо. Но, подлетев ближе, они ничего не обнаружили. Тем не менее, крона продолжала совершать движения.
   - Кто же там, всё-таки, ползает?
   Кой-Где сразу пролетел сквозь крону и стал внимательно разглядывать ствол дерева, надеясь увидеть кого-то. Но, и там ничего не обнаружилось, зато для него самого возникли серьёзные проблемы. Растение неожиданно сжало свою крону, образовав непроницаемый кокон, внутри которого оказался кикиморёнок.
   - Ничего себе!! - воскликнул удивленный Лесовик.
   Все в растерянности стали кружить вокруг синего кокона, надеясь увидеть Кой-Где. Но не нашли ни единой щелочки в плотно сжатых ветках, а кокон продолжал всё ещё сжиматься. На листве и ветках выступили вязкие капли.
   - И почему же ему всё время так не везёт? - закаркал Врун. - Мне кажется, что это растение - хищник. А этот сок - какой-нибудь яд, да ещё и растворитель. Надо срочно его оттуда извлекать. Хотя он и в защитном костюме, и Оператор вмешивается только в крайнем случае, но я не хочу, чтобы он получил какие-нибудь травмы. Кой-Где, Кой-Где! Ты меня слышишь? Ответь!
   - Слышу. Связь хорошая, - последовал ответ.
   - Вот что, - продолжал каркать ворон. - Мы сейчас отлетим подальше, а ты ксилагом обкорнай этому хищнику все его ветки. Ты меня понял?
   - Да, Врун! Отличная идея. Я пока могу шевелить руками, так что поспешите.
   - Мы улетаем! На счёт пять начинай резать.
   Путешественники стремительно отлетели прочь и стали считать. На счет пять, крону пронзил яркий узкий луч. Он заскользил вправо, влево, вверх, вниз, обрезая крону дерева-хищника. В коконе образовалось отверстие, через которое стремительно вылетел Кой-Где. Он приблизился к брату с вороном и обнял его шлем.
   - Спасибо дружище! Ты спас меня! Пожалуйста, не обращай внимания на мои колкости. Они ни со зла - характер у меня такой противный.
   - Ладно, постараюсь, - каркнул ворон; он чувствовал общую благодарность и был горд этим.
   - Ну что, друзья? Достаточно нам знакомства с фауной? - спросил Кой-Что. - Может быть, отправимся к развалинам и окончательно убедимся в правильности нашего выбора. Меня, всё-таки, несколько угнетает неизвестность....
   - Правильно, пора. Оператор, выводи нас на развалины, - приказал Лесовик.
   Мгновенный перелет, и вот они развалины вымершего государства. Хаотическое нагромождение крупных каменных блоков и обломков колон занимало всё видимое пространство, которое пересекала глубокая трещина в поверхности. Видимо она образовалась в результате мощного землетрясения, которое разорвало землю, подняв одну её часть суши над другой на высоту десятков деревьев. Со временем раскол земли сильно сгладился и зарос растительностью, но и сейчас он выглядел как огром­ная волна, готовящаяся обрушиться на развалины. Видимые грандиозные натёки, начинающиеся от линии трещины, свидетельствовали, что здесь выливались огненные потоки лавы. Они устремились к уже разрушенному городу, сжигая всё на своем пути, завершая разрушения, и застыли, навеки вмуровав в себя эти обрушившиеся блоки и колонны.
   Путешественники опустились на грунт. Теперь, вплотную разглядывая каменные останки былых сооружений, они могли оценить истинные их размеры. Они были грандиозные, и жили в них, по-видимому, великаны!
   - Мне кажется, что наш Змеш смог бы подобрать здесь подходящее для себя помещение, - сказала Синеглазка, разглядывая стёршийся от времени барельеф над остатками проёма разрушенной стены; проём, видимо, когда-то служил высокой дверью, так что пришлось, как следует задрать голову. - Послушайте, а ведь Филя был прав, когда говорил, что тот зверь ему знаком. Посмотрите, ведь это же наш зверь с росписи из затерянного города. Кой-Что, мы правильно выбрали планету.
   - А я, кажется, нашел даже каменную статую этого зверя. Она почти не разрушена, только лежит на земле, - послышался голос Кой-Где.
   Кикиморёнок, как всегда, не мог долго находиться в одном месте, ему необходимо было постоянно куда-то передвигаться. Вот и сейчас он отлетел в сторону частично стоящих колонн и завис в воздухе. Своей рукой Кой-Где указывал куда-то вниз. Потом он исчез за грудой обломков. Перелетев через развалины, все увидели гигантскую статую зверя. Она лежала на боку и была целиком видна, не считая задней ноги, которая была навеки схвачена застывшей лавой. Даже сейчас, несмотря на разрушения, оставленные землетрясением и прошедшими тысячелетиями, статуя поражала своим совершенством. Она изображала удивительно грациозного зверя. Древние мастера изобразили его идущим с поднятой передней лапой. Даже торчащий изо лба рог не портил восторженного впечатления перед его грацией.
   - А он, оказывается, очень красив, - сказала Синеглазка, разглядывая его морду; глаза зверя, искусно сделанные из какого-то многоцветного минерала, создавали впечатление живого существа, лишь на мгновение застывшего. - Он похож на нашего гепарда, - продолжала она. - От его глаз, как нестранно, веет добротой с хитринкой, а не хищной злобой. Почему же на наших росписях он изображен страшным, и именно, зверем?
   - Вряд ли, мы когда-нибудь узнаем об этом, - в задумчивости сказал Кой-Что.
   - Внимание!! Ощущаю агрессивное внедрение! - в шлемах зазвучал голос Лесовика.
   Неожиданно со всех сторон из различных трещин и проломов появились существа, фигуры которых они видели в своих снах. Странные создания имели необычно тонкое и высокое тело, четыре гибких руки и две ноги, на которых они легко передвигались среди множества разбросанных глыб. Присмотревшись к ним, путешественники поразились нелепостью строения их лиц, от которого становилось даже жутко. Два миндалевидных глаза располагались в низу слегка приплюснутой головы, две жаберные щели около странных наростов по бокам, да широкие губы, как у жабы, которые нашли себе место на лбу - таким представился портрет местного жителя.
   ­- Ну и красавцы! - сразу не преминул подметить Кой-Где. - Хотя, кто знает, может быть, такое строение наиболее целесообразно в здешних условиях. Не так ли, Кой-Что?
   - Правильно рассуждаешь....
   - Лучше нам убраться от них подальше, - прервал их Лесовик, - они очень возбуждены. Я ощущаю их настрой, не нравится мне это....
   Прислушавшись к его совету, путешественники взмыли ввысь, вызвав чрезвычайную суету аборигенов, ужимки и крики, больше похожих на скрип и трескотню. Они что-то обсуждали, сильно размахивая верхней парой рук. Затем некоторые из них из своих лохмотьев, что представляло, наверное, их одежду, второй парой рук извлекли какие-то обрезки труб и стали указывать ими на зависшую группу инопланетян.
   - Опасность!!! - резко прозвучал Голос. - Жвойс!!! - скомандовал он.
   Лишь на мгновение его команда опередила атаку "режущих лучей", которые выпустили нападающие из своих труб. Вспыхнувшие лучи не долетели до цели. Они ударились в оболочку зеркального пузыря, возникшего вокруг путешественников, и рассыпались в разноцветные радуги. Эта неудача вызвала ярость у нападающих и теперь уже вся группа пыталась атаковать, но безуспешно. Вокруг пузыря полыхало зарево. Более того, некоторые лучи, отразившись от зеркальной поверхности, ушли вниз и перерезали несколько колон, которые с грохотом рухнули на камни.
   - Вот жабы! - возмущенно воскликнул Кой-Где. - Я им сейчас покажу!
   - Нельзя, - послышался Голос, - луч ксилага, отразившись от внутренней поверхности пузыря, может нанести травмы.
   - Жаль. Тогда возвращай нас домой. Насмотрелись мы уже на эти прелести. Хватит!
   - Как прикажете....
   Вернувшись в "корзину", Кой-Как взялся за рог и задумался.... Однако, ничего не произошло. Он ещё раз попытался, но всё осталось по-прежнему. Все обратили взоры на карту. На ней проложенная траектория их полёта так и осталась не достигшей конечной цели.
   - Оператор, в чём дело? Мы же верно выбрали путь. Я уверен в этом.
   - Сам ничего не могу понять. Ваши действия совершенно правильные, но перелёта нет. По каким-то причинам выход портала закрыт!
   В "корзине" повисла тревожная тишина.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"