Каракозов Юрий Арменович: другие произведения.

Друзья или Что-Где-Как? кн.4 ч2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   Ю.А. Каракозов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДРУЗЬЯ,
   ИЛИ
   Кой
   - Где-Что-Как ?-
  
   (книга 4) часть 2
   { - :: - ДРУЗЬЯ - :: - }
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Повернув за угол, Шарфрос неожиданно увидел его. Земное существо находилось в каменном тупике и жалось к стене. Существо было очень похоже на тех, кого сейчас преследовал командир, и имел ту же форму, какую принял его "костюм". Кто он? Откуда взялся здесь? Неужели он один из тех, для которых и были приготовлены эти ловушки? Но след запаха явно вел сюда и обрывался у тупика, у которого стоял неизвестный. Шарфрос проанализировал его запах. Результаты еще более внесли сумятицу в его мысли. Запах указывал на то, что он относится к отряду из беглецов. Пока командир анализировал, существо, видимо, пришло в себя и набросилось на него. В одной из его конечностей вспыхнул белоснежный луч, который ударил в Шарфроса. К счастью, "костюм" мгновенно отреагировал на нападение. По его оболочке заструились черви горящей материи, но разрушающая энергия лишь частично проникла внутрь и не нанесла существенного вреда его хозяину. Тем не менее, Шарфрос рефлекторно отшатнулся назад, и мгновенно ответил на удар. "Костюм" выбросил вязкую струю преобразованной материи, представляющую собой сгусток заряженных частиц. Струя попала в существо и оно было поражен током, который прошелся по его телу и разрядился в каменный пол. Торж (а это был он) потерял сознание и упал.
   "Очень кстати", - подумал Шарфрос.
   Он приблизился к неподвижному телу и включил анализатор, который стал снимать полный образ лежащего существа, включая физический, химический психический и психологические его портреты. Такой полный обзор индивидуума позволит "костюму", в случае необходимости, стать точной копией настоящего образца. Потребовалось немного времени, чтобы впитать всю необходимую информацию. Когда этот этап закончился, Шарфрос включил процесс преобразования. Все это время Торж лежал неподвижно, лишь легкое движение грудной клетки указывало на то, что он жив. Когда головач пришел в себя, то испытал еще одно глубочайшее потрясение, которое чуть вновь не бросило его в беспамятство - рядом с ним, слегка наклонившись, стоял он сам!!! Это был его близнец!
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил тот его же голосом.
   Торж испытал второй удар, уже психологический. Пока он приходил в себя, Шарфрос оценивал возникшую ситуацию.
   "Неплохо, кажется "костюм" прекрасно справился с поставленной задачей. Пока он растерян, расспросим его о ключе от туннеля".
   - Зачем вы закрыли туннель?
   Торж молчал. Он вращал из стороны в сторону своей большой головой. Глаза искали знакомые образы и привычные ориентиры, чтобы окончательно придти в себя, но не находил их. А этот фантом, видение, что склонилось над ним, не пропало и даже что-то говорило.
   "Что такое? Кто он?"
   - Ты кто? - с трудом выдавил он из себя; от своего голоса его бросило в жар, тело покрылось потом.
   - Я - твое отражение.
   - Какое отражение? Я не знаю такого, - не своим голосом изрек головач, не отдавая себе отчета, что говорит.
   - Я спрашиваю тебя о ключе от туннеля. Отвечай!
   - Какой ключ? Какой туннель? Туннель ....
   - Да, туннель, туннель, через который вы оказались на этой планете!
   - Туннель, планета, друзья ..., - бессвязно бормотал Торж.
   Он попытался приподняться, но видение сильно схватило его за плечо и прижало к полу. Именно это действие окончательно привело Торжа в чувство - никому он не позволял так вести с ним. Он рассвирепел, замычал и попытался еще раз подняться. Не смог. Близнец даже не шелохнулся и держал его как мощные тески. Поняв бесполезность своих усилий, головач затаился, поджидая подходящего момента, чтобы вырваться, и тогда он покажет ему .... Шарфрос понял его чувство - ведь он был его копией. Копией, но неполной! Да, она была похожа на него, но только внешне: двигалась также, обладала профессиональными знаниями и информацией, которая формировала поведение прототипа в различных жизненных ситуациях, то есть являлась приобретенной прошлой жизнью головача. А вот до той информации, что головач получил за последнее время, Шарфрос не мог добраться. Она была как бы "скрытой, не устоявшейся", постоянно претерпевала изменения и часто "противоречивые"; в ответ на это менялся даже характер головача.
   - Я спрашиваю про туннель в этот мир. Где ключ?
   - Портал, что ли? - наконец сообразил Торж о чем спрашивал его близнец.
   - Да, я спрашиваю про него. Почему он не работает?
   В ответ Торж заулыбался. Он все понял. С ним происходило что-то невероятное! Но фактом было то, что тот, кто сейчас держал его, был темником, каким-то фантастическим образом превращенным в его Торжа копию.
   "Они хотят покинуть Землю, но не могут - портал закрыт".
   - Вы останетесь здесь. Навечно, - прорычал он и затем закричал: - Мы не боимся вас!
   Многоголосое эхо долго еще разносило его крик по затененным коридорам каменного города.
   - Почему? Не понимаю. У вас так много минерала, вы не станете беднее от увезенного нами его количества. Ваша планета непрерывно рождает его. Не понимаю. Нам надо покинуть планету. Где ключ от портала?
   Шарфрос стал сильно трясти Торжа, отчего его голова больно билась об пол. Но головач не чувствовал боли. Он, вдруг, засмеялся и хохотал во всё горло. Темник удивленно взирал на него, потом отпустил и отошел в сторону, к стене, что-то бормоча. Почувствовав свободу, Торж замолчал, поднялся, облокотился на противоположную стену, и застыл, глядя на темника.
   - Как бы вы не были могущественны, но останетесь здесь, - тихо со злорадством прошептал он.
   Но Шарфрос услышал.
   - Нет! Это ты останешься здесь, а я вместо тебя догоню отряд и узнаю, где ключ.
   Не сразу дошел до Торжа страшный замысел, а когда понял, то бросился на темника. Наверное, со стороны странно было наблюдать, как два близнеца схватились друг с другом в драке. Несмотря на сильное превосходство темника, головач боролся с ним некоторое время, но, затем, уступая силе, в изнеможении опустился на пол и затих.
   - Мне не нужна твоя смерть, - прошептал Шарфрос, - полежи здесь, а мне надо догонять твоих друзей. "Костюм", организуй для него схрон на некоторое время. Запрограммируй, чтобы затем он рассосался и выпустил пленника. Надеюсь, что он найдет к себе дорогу. У нас хватит энергии?
   - Хватит, - произнесла управляющая система. - Не вмешивайся, пока буду выполнять поручение.
   "Костюм" наклонился к лежащему Торжу и начал плести вокруг него сеть. Вскоре головач был полностью покрыт плотной попоной.
   - Все, хватит, - сказал Шарфрос, он разговаривал с "костюмом" как с живым существом. - Идем ....
   Но, застыл перед каменной массивной стеной, перекрывшей проход в результате вращения перекрестка.
   - Их след ведет туда? - спросил командир.
   - Туда.
   - Как они проникли в этот материал, ведь он не должен пропустить их?
   - Я ощущаю лишь тонкую перегородку, там нет сплошного массива; за ней - пустота.
   - Тогда, вскрывай.
   Шарфрос подошел к стене. От "костюма" повеяло жаром; образовавшаяся плазма беспрепятственно проникла в камень, кроша его. С легким треском и шуршанием он покрылся трещинами и осыпался мелким песком к его ногам. В образовавшемся проеме открылась сеть пересекающихся проходов.
   - Веди ....
   "Костюм" уверенно обнаружил след запаха и, немного поплутав по внутренним переходам вращающегося перекрестка и вскрывая мешающие перегородки, вывел Шарфроса-Торжа к нужному проходу на противоположной стороне перекрестка. Темник удовлетворенно хмыкнул, когда "костюм" подтвердил выбор пути, и быстро зашагал уже уверенной походкой, догоняя отряд.
   "Посмотрим, как вы меня примите" - думал он, анализируя добытую из Торжа информацию, но в ней находил лишь редкие вкрапления от оставивших след давних событий. Однако, это была разрозненная информация; общая связанная картина о жизни головача за последний год почти полностью отсутствовала. Если бы сейчас кто-то попытался поговорить об этом периоде с мнимым Торжем, то создалось впечатление, что тот потерял память.
   "Надо таким и представиться. Пусть думают, что со мной что-то произошло, к примеру, от взрыва. Надо пошуметь. Придется вновь потратить энергию; жаль, но делать нечего - надо".
   Шарфрос, свернув за поворот, выпустил сгусток плазмы в стену и вызвал в ней резонансные колебания. По потолку пошли трещины, и большой его пролет с грохотом рухнул вниз грудой крупных обломков. Произошел обвал.
   "Теперь хорошо. Будет чем объяснить свое беспамятство".
  
   ******************************************************************
  
   Беглецов он догнал, выйдя из прохода в большой зал с высоким куполом, через трещины которого пробивался слабый свет. Их он заметил на противоположной стороне. Они стояли кучкой и с удивлением взирали на появившегося Торжа, которого никак не ожидали увидеть. Шарфрос-Торж улыбнулся и уже решил вступить на пол зала, как до него донеслись, как он понял, предупреждающие крики. Они призывали его, стоять на месте. Ничего не понимая, он, на всякий случай, остановился. В этом момент на его плечо опустилась, перелетев зал, странное существо. Темник мгновенно сообразил, что его "костюм" сейчас начнет собирать о нем информацию и в соответствии с ней запустит процесс преобразования его вида. Ужаснувшись возможными последствиями, он запретил подобные превращения.
   - Ты, что, дурень, забыл наши рассказы об этой ловушке. Стой на месте! - донеслось до его слуха карканье.
   И Шарфрос-Торж замер и стал терпеливо ждать дальнейшего продолжения.
   "Оно не заметило подмены".
   Он увидел, как от группы отделилось невысокое создание и отправилось к нему. Оно шло медленно по полу, что-то разглядывало на нем и метило то место, куда ступали его ноги.
   - Ну ты даешь, Торж. Еще немного и устроил бы нам и себе жуть. И сам бы погиб, - раздался голос Кой-Где (это был он). - Да и вообще, как ты оказался здесь?
   Шарфрос-Торж молчал. Да и что он мог сказать, если ничего не понимал. Видя, что тот молчит и какой-то странный, кикиморенок не стал больше ничего спрашивать, - надо было быстрее уходить, отрываться от преследования, - поэтому сказал:
   - Наступай точно на помеченные места, и ни шагу в сторону. Иди за мной.
   "Костюм" точно выполнил указание, и они быстро перебрались на другую сторону. Здесь на Шарфроса-Торжа обрушилась лавина вопросов: Как? Откуда? Где? Темник ничего не мог ответить, он глупо улыбался, крутил головой, что-то невнятно произносил, а потом признался, что ничего не помнит, чем вызвал всеобщее удивление.
   - Ладно, - решил прекратить расспросы, Леший. - Главное, что он вновь с нами - остальное неважно. Уходим. Если он смог где-то пройти, значит и они смогут. Быстрее, осталось немного.
   Услышав такие слова, Шарфрос-Торж окончательно успокоился и расслабился, и начал продумывать, как вести расспросы о портале. Вот здесь ему поможет потеря памяти - будет вполне естественным выглядеть его интерес к тому, каким путем он попал сюда из своего мира и каким способом потом вернется назад. Уже идя в группе, у него неожиданно возникло ощущение присутствия чего-то постороннего в его "костюме". Оно было невидимое, неосязаемое, но находилось здесь, рядом, вокруг, и старалось пропитать его своей властью. Темник насторожился. Он понял, что кто-то осторожно и поверхностно прикасается к его мозгу
   "Они могут это!" - страшная догадка пронзила его, и он закрылся, сосредоточив все свое внимание и мысли на восприятии пути, по которому они сейчас выбирались.
   "Теперь пусть копаются".
   Шарфрос-Торж прекрасно понимал, что полностью блокировать внедрение он не должен - это бы сразу же вскрыло подмену. Они поймут, что он почувствовал их внедрение и закрылся, ему есть что скрывать, почему? - вот такая цепочка логических рассуждений привело бы их к выводу, что он не их Торж.
   - Вы в нескольких шагах от того прохода, где тогда завалило Синеглазку, - ухнул Филя.
   - Синеглазка, ты помнишь то приключение?
   - Конечно, Тихон. Страшно было. Тогда я встретила Сквознячка, и он поддержал меня.
   - Да, веселенькое было время.
   Так, в коротких воспоминаниях о тех далеких событиях, группа, наконец, достигла конечного пункта. Они вышли из каменного города.
   - Пещера! - радостно вскричал идущий впереди Лесовик.
   Да, это была пещера, их приветливый дом на этом океанском побережье.
   - Нам это удалось, - произнесла Баба-Яга. - Какие мы молодцы!
   Она стояла на площадке перед входом в пещеру, повернув лицо к жаркому Солнцу, и наслаждалась светом и свободой.
   - Никогда больше не полезу в эти ужасные проходы. Синеглазка, девочка моя дорогая, пошли к океану. Сил больше нет, так хочется окунуться в ласковую воду без червей.
   Проводив задумчивым взглядом удаляющуюся парочку, Леший посмотрел на ребят и сказал:
   - А вы идите к месту, где каньон входит в океан, и попросите дельфинов сообщить осьминогам, что мы вышли из города. Пусть Кощей выбирается сюда. Сквознячка еще надо найти, что-то долго мы о нем ничего не слышали. Как там Горыныч? Устал, наверное, прятаться, пора вызволять его оттуда. Без него, как вы сами понимаете, нам домой не добраться.
   Говорил это он уже себе, - дети веселой толпой в сопровождении птиц помчались к каньону по каменной гряде вдоль берега.
   Все это время лже-Торж стоял и, молча, наблюдал. Он был поражен открывшимся видом безбрежного океана, сейчас смеренного, мирно накатывающего на материк ласковые волны. Они набегали на берег, шуршали об мелкую гальку, дробились, превращаясь в белоснежную пену, которая мгновенно впитывалась в песок. Волны, похудевшие и истощенные, откатывались назад, освобождая дорогу спешащим им на смену очередным волнам.
   "Какое богатство!"
   - Так как же тебе удалось выбраться оттуда и догнать нас? - голос Лешего вернул его на площадку.
   - Я помню взрыв, обвал, затем отрывочные видения темных заваленных коридоров. Потом зал, где увидел вас. Больше ничего.
   - Ничего? Так ты не проходил вращающийся перекресток?
   - Перекресток?... Нет. Не встречал такого ...
   - Ты же запустил его и успел соскочить с него. Что случилось потом?
   Шарфрос-Торж задумался - не знал, что ответить. Он вспомнил то существо, личину которого носил сейчас.
   - Я оказался в тупике, ... темнота, ... и я побрел ... куда-то. ... Затем взрыв ....
   - Да, немного. Похоже, тебе здорово досталось. Ну ничего, доберемся до усадьбы, там тебе бабки быстро вправят мозги. Вот только как Змеша вытащить? Боюсь, что на виду у этих проклятых темников, выбраться ему просто так не удастся. Твой иммунитет, насколько рассчитан? - спросил он, глядя на Торжа.
   Тот молчал. Так и не дождавшись ответа, Леший покачал головой.
   - Плохо дело. Надо Тихона спросить, вроде бы он что-то говорил об этом. Ничего дружище, все будет хорошо, и Юрса вытащим оттуда. Надо думать только, ... сильно думать.
   Донесшийся веселый смех снизу тропинки возвестил о возвращении Бабы-Яги и Синеглазки. Скоро показались и они сами.
   - Ох! И хорошо же здесь! - сказала Яга, поправляя мокрые волосы. - Идите теперь вы, смойте с себя мрак тех ужасных коридоров. А где ребята?
   - Я послал их к каньону, чтобы через дельфинов сообщить о нашем прибытии.
   - Хорошо. Синеглазка, зови их, пора и перекусить, а вы идите к океану, там и встретите Кощея. Уверена, что его туда доставят маары.
   - Пошли Торж.
   Шарфрос-Торж как представил себе, что ему вновь придется погрузиться в жидкую среду, в этот священный минерал, он похолодел от суеверного трепета.
   "Пойду, но входить не буду", - решил он и пошел за Лешим.
   Яга почувствовала легкое шевеление в голове, она закрутила головой, оглядываясь по сторонам, ища источник. Ничего не заметив, она забыла о возбуждении и стала разжигать костер. Для этого она собрала в кучу сухую траву и мелкие веточки стланика, и, приблизив к ней свои раскрытые ладони, застыла. Вскоре поднялся легкий дымок, известивший начало горения, появились лепестки пламени.
   - Ты и это можешь? - послышался тихий шелест.
   - А ты где летаешь? - сердито произнесла бабка, глядя на проявившийся в поднявшемся пыльном вихре длинноволосый образ повзрослевшего Сквознячка.
   - Был у Горыныча. Беспокойный он, нервничает. Он такой большой и сильный вынужден прятаться в расщелине - не для него всё это. Еле уговорил его не вылезать, пока не возвращусь обратно, разузнав про ваши дела и планы.
   - Хорошо б хватило у него терпения.
   - Дети возвращаются, - прошелестел Сквознячок. - Да, Яга, я попросил отца вызвать сюда обоих братьев. Пусть побудут где-нибудь здесь поблизости. Если будем выручать Змеша, их силы будут нелишними.
   - Спасибо за заботу. Нам действительно больше нечего противопоставить пришельцам кроме природных сил Земли.
   Она обвела взглядом округу и перед её взором промелькнули воспоминания о прошлых днях. Вершины гор поднимающихся внутри материка, от которых брал свое начало каньон, были покрыты плотными шапками снега. Ниже их проглядывался язык ледника, образовавшийся за прошлый год, когда здесь бушевал невиданный ураган. До сих пор среди каменных пластов каньона лежит разбитый остов космического корабля хромовиков. Многочисленные поросли лиан успели уже оплести его, проникнув во все дыры и щели разрушенной обшивки. Пройдет еще немного времени и плотная сеть зелени скроет его среди окружающей растительности как она уже это сделала с каменными завалами на задней стороне каньона.
   "А ведь прошло всего два года с тех пор. Быстро Земля зализывает свои раны".
   - Бабушка! - Синеглазка шла по тропе, держа за руку Лесовика. - Мы разговаривали с Муаарком и Оськой. Кощей скоро появится здесь, он сейчас с Мудрецом лазает где-то на острове.
   "Наверное хочет спрятать там рог. Надо отговорить его от этого. Опасно оставлять ключ от портала рядом с темниками. Возьмем его с собой, там и спрячем - так будет спокойнее".
  
   ****************************************************************
  
   Шарфрос-Торж, несмотря на настойчивые уговоры Лешего отказался окунуться в морскую воду, не последовал за ним, а сидел на теплой гальке и смотрел на безбрежные просторы Тихого океана и не переставал удивляться и восторгаться планетой. "Костюм", это гениальное творение цивилизации темников, впитывая окружающую информацию, продолжал совершенствовать свое восприятие этого мира. Командир все реже и реже испытывал неудобства нового образа и часто забывал, что он здесь посторонний и является лишь наблюдателем. Но он только лишь познавал этот удивительный и полный самых неожиданных сюрпризов мир Земли. В этом ему пришлось убедиться и сейчас, отчего он чуть не потерял рассудок, если так можно сказать про него. Шарфрос уже привык к картине плавающего и ныряющего в жидкость Лешего. И странное фырканье его тоже не удивляло - так видимо было нужно этим жителям планеты. Шок настиг его, когда из жидкой среды стали появляться создания странные, и не только между собой, но и непохожие на все то, что видел до сих пор лже-Торж. Это всплыли Муаарк и Оська, держа в своих щупальцах Кощея-Бессмертного.
   - Приветствую вас, друзья! - закричал Леший и поплыл к ним навстречу. - А тебе негоже на друзьях кататься, шлепай сам, - сказал он, подплыв к Кощею.
   Добравшись до мелководья, Бессмертный выбрался из крепких объятий и побрел к берегу сам; недалеко от него он увидел погруженный наполовину в воду валун и побрел к нему.
   - Торж, а ты чего там сидишь? Лезь сюда, или все переживаешь за Юрса? Не терзай себя, я уверен, что с ним все в порядке. Сейчас немного разберемся здесь, и я доставлю его сюда, обещаю тебе. Слышишь?
   - Не тронь его, - остановил его Леший, - он сейчас немного не в себе.
   - А что такое?
   - Были некоторые сложности, потом расскажем.
   - А мы тут пока ждали вас, - булькнул Муаарк, - кстати, были уверены, что вам удастся выбраться, - придумали некий хитрый план. Правда, друзья?
   - Да, и дед очень помог, - булькнул Оська. - А ты чем так удивлен, Торж? Как будто видишь нас в первый раз.
   Знал бы он, в каком состоянии сейчас находился темник. Тот пока лишь немного изучил троих странных существ из отряда беглецов, к которому он сейчас примкнул: двух летающих созданий и одного ползающего. Теперь же, приходится знакомиться со странными жителями жидкой среды, которые оказались еще и приятелями всех остальных. Есть от чего придти в замешательство! Эти два мешкообразных существа были немного похожи на того маленького мохнатого члена группы, - по крайней мере, по наличию гибких отростков и больших глаз, - но значительно превосходили того своими размерами. Причем один из них был как бы повторен дважды в одном теле.
   "Зачем? В чем нашла Природа подобную целесообразность такой конструкции? Непонятно. А это, что за чудо? - размышлял темник, разглядывая Кощея. - Внешне он напоминает мой облик, но состоит из различных переплетений полуживого материала, через которые свободно протекает и не задерживается внешняя среда. И он еще мыслит?! Они все мыслят!! Несомненно. Я ощущаю их мыслительные токи, исходящие от их тел. И еще, что за странное образование на боку этого "переплетения"; кажется, его зовут Кощей. От этого образования текут какие-то сильные энергетические волны. Они как бы ощупывают меня. Это излучение отличается от излучения, исходящее от их мыслительной деятельности. Странно. Надо закрыться от него".
   Действительно, кощеева игла слегка светилась. Он сам еще не заметил этого из-за того, что скелет был весь облеплен водорослями и сейчас походил на большую спутавшуюся мокрую тряпку.
   - Хорош, - говорил Леший, помогая ему залезть на валун, - и где же ты набрал их столько, - и срывал с его тела длинные стебли морских водорослей.
   - Поглядели бы на остров. Там сплошные заросли всего того, что может расти на плодородной вулканической почве. Нигде ничего подобного не видел. А сколько там всякой живности! О-о-о! Детям надо обязательно поглядеть на этот природный зоопарк.
   - Вот разберемся с нашими проблемами, обязательно посмотрим. А это что такое? - удивленно произнес он, срывая последние остатки травы с его иглы - она излучала слабый свет.
   - Странно, - с некоторой растерянностью сказал Кощей, - ничего не понимаю. Я не ощущаю никакой тревоги.
   - Она чувствительнее тебя, и указывает на существование некоторой опасности. Я не помню случая, когда она ошибалась.
   - Да, такого еще никогда не было. Ладно, не беспокойся - свечение слабое. Если и существует некая опасность, то она весьма отдаленная. Идем. Ждите нас здесь, друзья, - сказал он осьминогу и маару, распластавших свои тела на валунах.
   - Ну где же вы застряли? - раздалось громкое карканье ворона; птица опустилась на плечо лже-Торжа и настороженно глядел на Кощея единственным глазом. - Привет, костлявый! Что это с тобой происходит? У нас и так не очень спокойно, а тут и ты принес с собой какое-то беспокойство. Что с иглой?
   - Чего пристал? Ты же знаешь, что она только указывает на изменение обстановки в худшую сторону, но не говорит ничего конкретного. Надо наблюдать и самим разбираться.
   Слушая все эти разговоры, Шарфрос-Торж понимал, что ничего не знает об их мире, и в каждую секунду может быть раскрыт. Он видел, что их что-то очень беспокоило в невзрачном предмете, игле, - но не знал, почему. Неужели причина в нем? Беспокоила некоторая неуловимая настороженность той же Яги к его странному появлению и происшедшим изменениям в его мыслях.
   "Надо активизировать поиск ключа и тогда вызывать команду".
   К тому времени, как появились взрослые, Яга успела связаться с Кикиморой и переговорить со всеми "древними". Она вкратце рассказала им обо всем том, что пришлось им пережить и что, несмотря на все их старания, они не смогли воспрепятствовать проникновению на Землю чужих, которых называли темниками. Их присутствие пока не угрожает планете, но замыслы пришельцев не известны. Поэтому, на всякий случай, портал закрыли, и необходимо надежно спрятать рог подальше отсюда. Но, возникла проблема. Их транспорт, Змеш, застрял у каменного города и не может покинуть его из-за пришельцев. Кстати, как полагает Яга, они еще не знают, что отряду удалось выбраться из города. Но их незнание продлится недолго, - пришельцы вскоре обнаружат их здесь, - и тогда все усложнится. Надо спешить. После того, как появится Бессмертный необходимо объединить силы "древних" и ими прикрыть бегство отряда отсюда. Яга просила всем быть наготове и ждать её сообщения.
   Встреча Кощея была бурной, пока не заметили светящуюся иглу. А обнаружив, рефлекторно отдалились от него как от прокаженного.
   - Вы чего?
   - В чем дело, Бессмертный? - обеспокоенно спросила Яга.
   - Сам не понимаю, но уверен в том, что свечение появилось, как только я выбрался из океана. Причина здесь, у вас, - Кощей обвел всех взглядом и вновь взглянул на неё. - Надо быстро уходить отсюда, - добавил он.
   - Я уже связалась с остальными, они ждут команды, но основная нагрузка ляжет на Ветра и его сыновей. Начнем завтра, а сейчас отдыхать. Я предупрежу Змеша, чтобы готовился. К тому времени как Горыныч доберется сюда, рог доставишь сюда. Улетать будем сразу, другой возможности, я уверена, не представится. Торж, - обратилась она к нему, - ты не помнишь, в течение какого срок действует твой иммунитет?
   - Нет, - ответил тот после некоторого молчания.
   - Плохо с тобой. Тихон сказал про полгода. Из этого срока, как подсчитал Кой-Что, уже потрачен один месяц, - столько съела его наша игра в портале. Вот так. Расходитесь, отдыхайте. Леший, останься.
   Когда все разошлись, Баба-Яга села на камень и долго молчала. Её глаза рассеянным взглядом глядели на пока еще спокойный океан. Скоро здесь все изменится. Никогда еще на Земле, в одном месте, не действовали одновременно её природные силы и силы "древних". Борьба будет очень трудной, но победа останется за ними. И то, что так оно и будет, она не сомневалась.
   - Сквознячок! Ты здесь? - легкий вихрь, прикоснувшийся к её волосам, подтвердил его присутствие. - Отправляйся к Змешу, прикрой его. Я предупредила его.
   - Лечу, - прошелестел он, и легкий вихревой след на водной поверхности указал на его отлет.
   - Что будем делать, лесной житель?
   - Да ты уже все сказала, подруга. Только мне кажется, что ты что-то не договариваешь.
   - Правильно чувствуешь. Я с некоторой тревогой отношусь к перевозу рога. Наше возвращение само по себе будет трудным, всякое может случиться, и вести так, в открытую, ключ от портала, я считаю, очень легкомысленно. Его надо оставить там, где сейчас спрятан, а вместо него взять похожий предмет.
   - Э-э-э. Неожиданное соображение, но я, пожалуй, соглашусь с тобой. Муаарк сможет приготовить его из пемзы, - будет похож на настоящий и по цвету и весу. Но, в этом случае, и Кощея необходимо оставить здесь, у Мудреца. Темники не смогут его достать из океана и узнать о месте схрона. Мы же полетим поближе к побережью, хоть такой путь и дальше, но более безопасный.
   - Значит, к нам троим с нашей тайной добавляется и Муаарк; больше никто не должен знать. Кощею я скажу об этом только тогда, когда он отправится за рогом. А вот и он сам.
   Из пещеры показался скелет, за ним следом оттуда выпорхнул и ворон.
   - Вот противная птица. Пристал ко мне. Что тебе от меня надо?
   - А что гонишь? Может быть я соскучился по тебе, и, вообще, что мне там делать? Ты же видишь - все заснули. Даже Торж. Кстати, мы тут с Тихоном обсудили, странный он какой-то после возвращения. Тихоня говорит, что около него ему, почему-то, неспокойно. Головач все время напряженный, как если бы он оказался в незнакомой обстановке.
   - А ты чего ожидал, если б вдруг лишился памяти.
   - Может быть, может быть, - каркал Врун. - А вы не забыли, что вас ждут?
   - Ждут? Ах да. Выскочило совсем из памяти, а мы удивляемся Торжу.
   Мудреца они увидели лежащим на большом валуне, вокруг которого носились дельфины и обдавали водой старого осьминога.
   - Приветствую вас, путешественники, - булькнул он, увидев троицу, спускающуюся с тропы. Хорошо выглядишь, бабка, несмотря на все злоключения, которые пришлось тебе испытать в портале. Мне тут рассказал о них Леший.
   - Стара я для них, мне б лучше с моей подругой сидеть на её усадьбе, да смотреть на веселящуюся молодежь. Вот собираемся туда отправляться. Поможешь? Есть еще силушка? Убеждена, что потребуется сила всех "древних", с остальными я уже договорилась. Завтра будем вытаскивать Горыныча, настраивайся на меня.
   - Хорошо. Об остальном я понял из твоих мыслей.
   - Как?! Ты посмел копаться во мне?! Я же закрыта ....
   - Извини, я чуть-чуть. А твои замки мне не помеха - ты же знаешь. Мудрец я, или не мудрец. Ветер успеет к утру?
   - Ага, во мне он копается, а что в природе назревает - не замечает. Что, действительно нюх потерял? - Яга была явно недовольна вольностями Мудреца.
   - Не серчай, - забулькал старый осьминог. - Все население океана уже давно чувствует перемены в погоде. Прячутся на глубину, чувствуют, что назревают нешуточные события. Ветер с Ураганом скоро появятся из-за гор, а Смерч уже несется сюда с моих дальних окраин. Посылай Сквознячка к Змешу.
   - Он уже там; ждут от нас команду.
   - Ну что ж, а мы будем ждать Ветра с сыновьями ....
   Шарфрос-Торж конечно не спал, да ему это и не надо было. Жизненную энергию он черпал из "костюма", с которым сейчас составлял единое целое. Он принял образ, в котором сейчас находились все остальные в пещере. Лишь это мелкое существо по имени Тихон непрерывно был в движении и неотрывно глядел на него.
   "Неужели он что-то подозревает? Не должен", - успокаивал себя темник.
   Он действительно хорошо играл свою роль и был уверен, что ничем не выдал себя. Шарфрос чувствовал, что близок к заветной цели - узнать, где ключ от туннеля. Теперь он был почти уверен, что им является какой-то "рог", который должен доставить сюда странный Кощей из жидкой среды. Ведь все сходится: тот член их отряда, который исчез тогда, оказался "Кощеем", а тот предмет, который он увез с собой от туннеля, похоже, и есть неизвестный "рог".
   "Это - первое. И, второе. Они хотят отсюда бежать и увезти его с собой. Это усложнит нашу ситуацию. Надо перехватить их здесь, и, когда сюда доставят "рог", завладеть им. Пора выходить на связь".
   Шура был очень обеспокоен долгим молчанием командира (надо отметить, что для темников время текло значительно быстрее земного). Он видел, что линия связи исправна, но Шарфрос молчал. А помощнику нужна была реальная связь и его поддержка, потому, что в отряде темников назревало недовольство, обеспокоенность его молчанием, что командой связывалось с невозможностью возврата домой. Росла апатия и раздражительность. Нередко случались драки. Необходимы были действия.
   В этот момент заработала долгожданная связь.
   - Шура! Заждался? - услышал он голос командира. - Раньше не мог, да, собственно, и не с чем было выходить. Только сейчас мне удалось узнать, что хотел. Теперь слушай меня внимательно. Где-то недалеко от вас прячется некое существо. Вскоре оно должно лететь сюда. Так вот, не трогайте его и не мешайте ему в его действиях. Вы должны лишь следовать за ним, но так, чтобы он не заметил этого. Пошли за ним половину отряда под руководством Лысого, остальные пусть останутся там. Что делать тебе, решай сам по обстановке. Лысому передай следующее. Он будет следовать за ними незаметно до моей с ним связи, после чего должен начать активные действия по захвату всех живых существ в районе маяка, который я установлю. Он должен взять всех. Никто не должен уйти. Обращаю внимание, что операцию надо начать только после моей команды. Повторяю - после команды. Ни в коем случае, ни раньше - можно все испортить. Действуй.
  
   *********************************************************************
  
   Великий и могучий Змей-Горыныч лежал в каменном расщепе и проклинал свое тело, которое сейчас было обузой для его вольного духа.
   "Был бы, такой как Врун, ... нет, лучше, как Око, улетел бы к своим друзьям, в родную компанию, а тут лежи и не высовывайся. Когда же начнем? Сквознячок сказал, чтоб не вылезал, - братья скоро подойдут. Командуй же, Яга " ....
   На его призывы она не отвечала, и он задремал, засунув две головы себе под крыло, а третья дежурила, подремывая, прислонившись к холодным камням.
   Снилось, как он парил в вышине над усадьбой Кикиморы, а на нем, в люльках, расположилась веселая компания кикиморят. Они расшалились. Этот Кой-Где спорил с Лесовиком, убеждая того, что сможет в люльке опуститься на землю и не разбиться:
   "Ты погляди на нее, какая у нее парусность! Она будет планировать, вся трудность в ее управлении, но я справлюсь. Не веришь? Ну, смотри" ....
   И он стал отвязывать люльку.
   "Стой! Ты что делаешь?" - закричали все.
   Но тот отпихивал всех и продолжал свои действия.
   "Прекрати!" - затрубил змей, но с удивлением и ужасом осознал, что голос куда-то пропал.
   Он попытался дотянуться до люльки головой, но шея не слушалась. Змеш понял, что совсем не может делать каких-либо движений. Тем временем кикиморенок уже отвязал люльку и залез в нее, держа веревки как вожжи.
   "Только бы не было порыва ветра, тогда она соскользнет с меня" - думал змей, пытаясь хоть как-нибудь управлять своим непослушным телом.
   Но тут налетел ветер; он сдвинул люльку на край и она, накренившись и немного покачавшись, наконец сорвалась с Змеша и полетела вниз. Раздался крик ужаса ....
   Горыныч зарычал и проснулся, очумело вращая головами и ища глазами падающую корзину.
   - Ты чего орешь? Всех зверей в округе распугаешь, - шумел над ним Сквознячок.
   А в головах змея стучался призыв Бабы-Яги. Горыныч тяжело приходил в себя.
   "Слышу, слышу тебя, дорогая. Мне тут сон страшный приснился, сейчас отойду".
   "В дороге отойдешь. Вылетай к нам. Мы тебя, в случае чего, прикроем".
   Змеш не стал соблюдать осторожность - он очень устал, сидя в расщелине, да и это была его родная Земля, и он был здесь хозяином. Взобравшись на каменную гряду и, встав во весь свой могучий рост, Горыныч огляделся. Ничего подозрительного он не заметил, затрубил в три глотки и прислушался к затихающему эху. Везде было спокойно. Сделав несколько шагов к обрыву, Горыныч тяжело поднялся в воздух и взял курс к пещере.
   Наземный участок до побережья он преодолел без труда и окончательно пришел в себя.
   "Ну и где же эти пришельцы? - послал он зов Яге, - и зачем я сидел в щели?"
   "Не расслабляйся", - прилетел ответ.
   Только здесь, у океана, он увидел необычную картину - по всему горизонту высились далекие вихри Смерча. Их было много и над их распушенными головами висело зарево непрерывно сверкающих нитей молний. Сзади их медленно крутились валы темных туч Шторма. Кажущаяся их неподвижность была обманчива. Змеш по опыту знал насколько велика может быть скорость их движений и его передернула судорога от воспоминаний прошлых с ними встреч. Он, наконец, осознал, что дело назревает серьезное.
   - Братья приближаются, - подтвердил Сквознячок. - Они будут сопровождать нас.
   Коконы пришельцев Змей-Горыныч увидел, когда преодолел половину водного пространства. Они двигались сзади, и, казалось, нехотя.
   "Следят за мной, - догадался он, - ну и что в них страшного? Дунуть на них - рассыплются".
   Но вскоре ему пришлось убедиться, что они не такие уж слабенькие и безобидные.
   Шура, наконец, получил долгожданный приказ от командира, и отряд темников приступил к активным действиям. Их космические корабли стали увеличивать свои размеры. Защитный слой оболочки рос быстрее. Прежде казавшаяся их плотная структура теперь рассыпалась на мелкую крошку, представляющуюся собой ядра горящей материи. В окружающее пространство от них потекли струи ионизированного вещества, которые объединившись между собой, создали мощные вихревые токи. Порожденные мощными полевыми процессами, вспыхнувшие "северные сияния" больно ударили по глазам всего живущего в этой части Тихого океана, ослепляя земные создания. Возникшие электрические и магнитные потоки стали воздействовать на их мыслительную деятельность. В результате они теряли пространственную ориентацию, а некоторые вообще не могли двигаться. Возросшие коконы теперь двигались не кучей, а разлетелись в стороны, охватывая все большую территорию. Змеш тоже начал ощущать их излучение - он стал постоянно сбиваться с курса, ритмичность работы крыльев нарушилась.
   - Что с тобой? - обеспокоенно прошелестел Сквознячок.
   - Что-то с глазами, да и крылья плохо слушаются. Далеко до земли? Не вижу её.
   Сквознячок понял, что настала пора вмешаться братьям.
   - Не давайте им разбегаться. Сбейте их в кучу!
   И тут началось невиданное светопреставление. Несущиеся по поверхности океана малые и большие смерчи набросились с разных сторон на темников. Правда, невеликие смерчи почти не влияли на коконы, они лишь незначительно деформировали их защитные оболочки, значительно больше они воздействовали на их электрические поля. Общий эффект такого воздействия привел к уменьшению "северного сияния" - немного полегчало. Большие смерчи с мощной внутренней энергетикой, можно сказать, бились с коконами на равных. Своими вихрями они рвали крошку защитной оболочки, разрушая её структуру.
   Шура видел, что режим минимального расхода энергии не выдерживается.
   - Что будем делать, помощник? Так нам не захватить его, - произнес Лысый.
   - Ничего. Подойдем поближе к району, где находится командир. Там запустишь кристаллизаторы пространства. Через стенки им не прорваться. Тогда внутрь коридора войдешь ты двумя кораблями и установишь непосредственную связь с командиром - будешь выполнять его указания.
   - Но он уже приказал захватить всех созданий. Чего мы ждем? Надо брать того, за кем идем сейчас.
   - Ты забываешь, что сигнал командира плохо локализуется в атмосфере этой части планеты, а этот живой указывает нам путь на него. Так что, пока подождем. Кроме того, мне кажется, что командир не знает всей обстановки, и нам надо быть готовыми ко всяким неожиданностям.
   - Ладно, подождем, - было видно, что Лысый был явно не доволен.
   Тем временем змей выправил свой полет.
   - Спасибо, дружище, - рявкнула центральная голова, - полегчало настолько, что уже вижу землю на горизонте. Слышу тебя, Яга. Скоро подлечу. Готовьтесь к погрузке, - послал он зов.
   Баба-Яга к этому моменту уже приказала Кощею доставить рог, - конечно, ложный. С минуты на минуту он будет здесь.
   - Дети, не отлучайтесь никуда. Леший и Торж проследите за этим. Как только Горыныч прибудет, сразу отправляемся. Змеш сообщает, что его преследуют темники. Зачем?
   "Нам нужен ключ от туннеля, а не вы сами", - ответил ей про себя лже-Торж.
   - А не кажется ли тебе, Яга, что они хотят найти нас, и понимают, что он приведет их сюда.
   - И что? У нас, что, есть другое решение? Мы должны бежать отсюда и для этого собрали все свои силы. Пора бы появиться Кощею. А вот и он ....
   Дельфины доставили Бессмертного, он держал рог.
   - Вот, - сказал он, протягивая его Лешему.
   От вида заветного предмета лже-Торж затрепетал. На короткое мгновение он потерял бдительность.
   "Как только появятся мои, я захвачу его".
   Волны радости прорвались через оболочку "костюма" и не могли пройти мимо максимально обостренного внимания Бабы-Яги. Как током пронзили они её мозг и, потом, также неожиданно, сразу исчезли, - темник закрылся.
   "Что такое? Опять это .... Что происходит?"
   Но разбираться не было времени, - события стали стремительно раскручиваться.
   На горизонте показался летящий Змей-Горыныч в светящемся всеми цветами радуги облаке. За ним в воздухе, плотной группой, двигались раздувшиеся коконы, похожие на сплюснутые с боков пушистые шары, покрытые маревом голубоватых электрических разрядов. Со всех сторон летящие шары были окружены смерчами, сзади них катили черные, все в пронзенные их ветвистыми молниями, клубящиеся тяжелые валы Шторма. Огромные волны разбуженного Океана с шумом неслись на побережье и разбивались об берег, ломая каменную гряду.
   "Долетел", - вздохнула Яга.
   - Пора, - произнес Шура, глядя на датчик сигнала Шарфруса, - включай кристаллизацию, - приказал он. - Создай коридор по линии сигнала командира.
   Из коконов по направлению к берегу стали вытягиваться клиновидные стрелы кипящей материи. Так взаимодействовало выброшенное из космических кораблей вещество в земной атмосфере. Там рушилась структура пространства - исчезала вода, воздух и другое вещество, превращаясь в сложный конгломерат рожденных странных элементов. По пути этих лучей вырастали радужные белоснежные стены кристаллообразных структур. Внутри вырастающего коридора, по которому двигались коконы, пространство успокаивалось - туда ничего не проникало со стороны.
   - Сейчас мы подберем командира, - сказал Лысый. - Ему удалось найти пропажу?
   - Он рядом с ней. Ждет нашего прибытия.
   - Отлично. Кончались наши беды.
   Но он ошибался. В борьбу включились новые силы и битва продолжалась.
   Перевалив через горный хребет, Ветер вместе со старшим сыном Ураганом раскачали и разозлили Великий Тихий океан. Океан родил огромнейшие волны, закачав в них большую часть энергии, которую накопил за многие тысячелетия. Тяжелые, несущие внутри себя чудовищную массу воды, волны обрушились на кристаллические стены ... и они не выдержали. Стены смялись, в них образовались многочисленные проемы, куда ворвались смерчи и набросились на корабли темников, в то время как Ветер с сыновьями продолжали терзать кристаллические стены.
   - У нас большие затраты энергии, - сообщил Лысый. - Нам трудно удерживать корабли.
   - Вижу. Объединитесь по двое. Я пойду впереди с включенным разрушителем. Держитесь от меня на минимальном расстоянии, - сказал Шура.
   - Разрушитель сожрет уйму энергии. У нас может образоваться её дефицит.
   - Знаю. Занимайся своим делом, - недовольно произнес помощник. - Необходимо восстановить коридор, иначе мы не сможем подойти к источнику. Да и выбросите из коридора эту разбушевавшуюся природу планеты - раздражает.
   Коконы схлопнулись, уменьшив тем самым их количество вдвое. Из увеличенных шаров теперь били более мощные лучи, восстанавливая кристаллическую структуру стен. Очень мешали смерчи, они продолжали рвать оболочку коконов и, надо сказать, что в тесноте туннеля их действия были весьма эффективны. Запасы энергии кораблей быстро таили. Видя это, Шура приказал включить гравитоны.
   - Он сумасшедший! - вскричал Ворс. - Что он делает? Мы израсходуем всю энергию.
   - Лысый! Наведи порядок, - Шура услышал крик. - Выполняй приказ.
   Скрипнув зубами, Лысый передал распоряжение остальным кораблям. Возникшие волны гравитации потекли от шаров. Они сплющили воронки смерчей. Их вихри стали путаться, разрушая собственную структуру воронки. Сила смерчей стала ослабевать и они уже не могли сопротивляться гравитационному давлению. В конце концов, их вытолкнули наружу коридора, стены которого восстановились. Работающий разрушитель в переднем коконе выравнивал пространство, разрушая в нем любые неоднородности атмосферы, теперь она была абсолютно неподвижной. Гравитоны выключили, они были уже не нужны.
   - Ух, - перевел дыхание Ворс, - а помощник - молодец. Здорово соображает. Смотри, какая тишина.
   Действительно, внутри коридора было спокойно, несмотря на беснующиеся природные силы. Что творилось на поверхности океана, трудно было описать. Здесь все смешалось. Воздух, вода, земля, камни, молнии - образовали сплошное месиво. Оно вращалось, двигалось в виде гигантских волн и било по узкой невидимой полоске, зарытой где-то в этом месиве.
   Змеш сразу почувствовал изменение обстановки. До этого момента он летел в спокойном пространстве, которое ему организовал Сквознячок, защищая от действий отца и братьев. Неприятности начались, когда за ним появился коридор - его тянуло назад. Потом, когда стали разрушаться стены, вновь несколько полегчало. И вот теперь начались настоящие трудности. Змей-Горыныч продолжал, как ему казалось, лететь, - махал крыльями, - но берег не приближался, в то время, как коконы сокращали до него расстояние. Помучавшись так, и поняв, что ему одному не справиться с неприятностями, он попросил помощи. Услышав его зов, Яга вызвала силы всех "древних". Объединенный мыслительный посыл, приказывающий пришельцам остановиться, промчался через пространство, проник в их головы и стал давить на мыслительные процессы. Это было чужеродное внедрение, не поддающее расшифровке и осмыслению. Оно давило и давило, загоняя привычные мысли куда-то внутрь. Последними сдались рефлексы. Многие темники не выдержали этой атаки и потеряли сознание. Коконы перешли на автоматическое управление, исключающее работу форсированных режимов. В результате исчезли лучи и, как следствие, растаяли и кристаллические стены, - коридор исчез. Дольше всех сопротивлялся кокон Шуры. Видя безнадежность в таких условиях сопротивляться природным силам планеты, он отключил разрушитель и лег в дрейф. Сам же он, хотя и не потерял контроль над своими действиями - находился в полуобморочном состоянии, - и тоже перевел управление кораблем в автоматический режим.
   Коконы кораблей зависли неподвижно. Они как бы ни замечали обрушивающихся на них чудовищных природных сил - их системы управления сейчас тратили свои энергетические запасы, чтобы сохранить жизнь находящихся внутри них членов экипажей. На сей раз объединенные силы природы планеты и "древних" оказались сильнее пришельцев. Но и они устали. Ветер еще бушевал - слишком велика была инерция возмущенной атмосферы, а "древние" были обессилены.
   "Спасибо, друзья. Мы остановили их", - послала она мыслительный заряд и в изнеможении пустилась на гальку.
   Там уже лежали Леший, Кощей и Лесовик (он тоже принимал участие в атаке), а вокруг них суетились кикиморята, не понимая, что с ними произошло. Лже-Торж застыл неподвижно в виде окаменевшей статуи; его также настиг мыслительный удар и он находился в полубессознательном состоянии, которое только благодаря "костюму" ему удавалось скрывать это.
   До этого момента, Шарфрос видел, как, несмотря на отчаянное сопротивление природных сил, его команда пробивалась к нему, и нисколько не сомневался, что через несколько мгновений они будут здесь. Поэтому и подумал, что больше не имеет смысла скрываться - надо действовать. Рог был здесь! Буквально перед атакой "древних" он решил завладеть им, что не составило бы особого труда. Лже-Торж двинулся к Кощею, одновременно настраивая "костюм" на защиту и прикидывая возможные пути отступления. Но, в мгновение ситуация изменилась, теперь все пошло не так, и темник вновь закрылся. Он видел, что вместо его кораблей к берегу приближается необычно большое существо.
   Змеш еле махал крыльями, пытаясь лететь, но уже не летел - его на своих воздушных потоках нес Сквознячок, и, доставив до суши, плавно опустил того на берег.
   - Спасибо, дружище. Донес, все-таки, такую рухлядь до земной тверди. Передай отцу и братьям мою благодарность. Ничего, ничего, девочка моя, - урчала голова Синеглазке, которая подбежала к нему и прижалась к холодным ноздрям своим тонким тельцем. - Сейчас достанем из каньона корзины-люльки и погрузимся. Пока эти зверюги дезорганизованы, надо воспользоваться моментом и улетать домой. Там они нас не найдут - Земля большая. Правильно я говорю, Яга?
   - Я согласна с тобой. Готовьтесь дети. Торж, помоги с люльками, пока эти не пришли в себя, - и она кивнула на сидящих на валунах Лешего и Кощея. - Дети расскажут, что делать. Надо спешить.
   Она смотрела на океан, где, не ослабевая, еще бушевали разбуженные силы Земли, черпая энергию из планеты. Ветер с сыновьями отгоняли пришельцев от материка на просторы океана под сокрушающую силу гигантских волн. Сверху корабли пронзали бесчисленные вереницы молний. Появилось много шаровых молний, непривычно больших, с размерами, не уступающими по величине коконам темников. Шары приближались к кораблям и взрывались как чудовищные заряды. Вырвавшаяся из них плазма деформировала пространство, и защитная оболочка коконов трещала.
   - У нас стремительно тают запасы энергии, да и состояние экипажей кораблей оставляет желать лучшего, - в очередной раз сообщил Лысый. - Спаренные корабли приближаются к критическому уровню. Надо срочно расстыковываться.
   - Расщепляйтесь, - согласился Шура; он видел, что дальнейшие попытки продвинуться к материку ни к чему не приведут - энергии нет, может произойти разрушение защиты. - Возвращаемся.
   "Ты оказался прав, командир, когда говорил о равенстве сил. Я не поверил тогда тебе, а теперь убедился в правоте твоей догадки. Велика мощь этой мыслительной энергии", - подумал Шура и направил свой кокон вслед за уходящим отрядом.
   Замутненный разум Шарфруса еще не полностью очистился от внешнего внедрения, поэтому он не мог поверить в реальность поражения. Да, он видел уплывающие вдаль свои корабли и ощущал прерывистый, пробивающийся сквозь беснующуюся атмосферу, затихающий сигнал своего помощника, но не осознавал происходящее....
   Этого не может быть! Техника высокоразвитой его родины пасовала перед этим первобытным миром!! Как?! Почему? Эти вопросы непрерывной чередой сверли его мозг, хотя он уже знал ответ.
   "Это - оно .... Воздействие мыслительной деятельности их разума. Мы уже испытали его там, в горе, - темник продолжал думать, механически крепя корзину-люльку на спине Змеша. - Чтобы справиться с нашей мощью, потребовались большие траты этой энергии. Такие траты не под силу тем, кто находится здесь. Это - очевидно. Несомненно, что им кто-то помогал. Кто?"
   - Ты что творишь? - неожиданно до него донесся глухой рык, и он почувствовал тяжесть на своем плече.
   Очнувшись от дум, Шарфрос увидел около себя центральную голову змея.
   - Зачем навязал столько совершенно ненужных узлов, да еще не в том месте? Вот здесь надо, и всего - один. О чем думаешь? Я чувствую, что тебя одолевают какие-то мысли. Говори. Поможем, - большие и добрые глаза Змеша внимательно глядели на лже-Торжа. - Что, переживаешь за друга? Понимаю .... Яга рассказала мне об этом герое. Не расстраивайся, потерпи немного. Вот покончим с пришельцами и вытащим Юрса.
   - Да, да, конечно, - лже-Торж принял прежний образ. - Только когда это произойдет? С пришельцами непросто справиться. Уверен, что они еще не показали, на что способны.
   - Ты прав, что следует ожидать от них всяких неожиданностей, - заявила другая голова.
   - Мы тоже не раскрыли все свои возможности, - добавила третья. - Доберемся до усадьбы, отдохнем, ... Ветер подкачает силушки .... Тогда мы сгоним темников в одно место и будем их непрерывно атаковать до тех пор, пока они не попросят пощады. А мы им ультиматум - мол, убирайтесь с нашей планеты и дорогу сюда забудьте.
   - Ох, Змеш, и любитель ты сказок, - промолвила Синеглазка.
   Она слышала разговор и теперь, прижавшись щекой к его голове, нежно гладила рукой; с её плеча на змея перебежал Тихоня. Узрев, что здесь затевается что-то интересное, за ним прилетел и Врун.
   - И почему же ты решил, что они будут сдаваться?
   - А ты подумай сам. Этим миром правит энергия. Кто растратит энергию быстрее, тот и проиграет. Это - первое. Мы на своей Земле - она нас питает. Это - второе. А они? Где их дом? В неведомых далях. Это - третье. И что из этого получается? Пока они добрались до нас, сколько пришлось затратить энергии? А? Много, очень много. Причем, как я понял из рассказа нашей колдуньи, какой-то чужой энергии. Энергии, которая в нашем мире не водится. Брать её у нас им негде. Я уверен в этом. А посему мой и вывод - наша победит, - рыкнул Горыныч.
   "А ведь он прав, эта зверюга, - признал логику темник, - нам надо срочно что-то придумать".
   - А ты умница, дружище, - прошелестел Тихон.
   - Классно рассудил, - закаркал Врун. - У меня тоже в голове все время крутились подобные мысли, но ты оказался первым. Жаль ..., но ты - молодец! Давайте, давайте быстрее заканчивайте подготовку! Змеш готов лететь! - каркал он, летая над кикиморятами, а потом, вновь усевшись на змея, спросил: - А ты отдохнул?
   - Отдохнул, баламут, - рыкнул тот. - Грузись!
   Баба-Яга с некоторым недоверием посмотрела на Горыныча, но ничего не сказала, лишь, позвав Сквознячка, попросила его быть рядом, чтобы, в случае чего, он смог бы подстраховать змея.
   Уже взобравшись на спину, она взглянула на Кощея. Тот стоял с Лешим и о чем-то оживленно разговаривал. Рог, который он доставил со дна морского, был плотно завернут в водоросли, и теперь нельзя было догадаться, что это такое. Леший держал сверток под мышкой и обещал не выпускать его из рук до тех пор, пока не найдется место для его захоронения. Видимо об этом и шло сейчас обсуждение. Неизвестно почему, но именно она попросила их разыграть подобную сцену, чтобы исключить возникшие у кого-нибудь сомнения, что рог, который они сейчас везут, - ненастоящий. И вот теперь Кощей убеждал Лешего, что сверток следует спрятать в тех заброшенных в джунглях древних строениях, которые он однажды обнаружил и в которых сборщики паутины встретили страшных слизней. Это место, в отличие от слюдяного карьера, было значительно более труднодоступным, да еще и охранялось подобными тварями. Змеш хорошо знал это место и мог без труда доставить туда. Леший согласился с его доводами, но сделает он это только после того, как доставит всех на усадьбу. Слишком много выпало на детей испытаний, пора им и отдохнуть, а не попадать в какие-нибудь новые приключения.
   - На том и решили, - сказал Леший. - Завидую тебе, что остаешься. Поплаваешь с Мудрецом, познакомишься с новыми местами. Я помню, как прекрасен подводный мир.
   - У тебя еще будет возможность вновь посетить его. Меня последнее время одолевает желание восстановить "Колобок". Вот будет сюрприз детям. Но этим я займусь, когда выясню причину тления иглы - она все еще подает сигнал об опасности. Сигнал хотя и слабый, но существующий. Поэтому хорошо, что улетаете отсюда. Прощайте, - он подтолкнул Лешего к змею. - А ты что стоишь? Ждешь отдельного приглашения? - проскрипел он лже-Торжу.
   Шарфрос-Торж все это время стоял неподалеку от них и неотрывно смотрел на Лешего, вернее, на сверток. Он еле сдерживал себя, чтобы не броситься за ним.
   "Что потом делать? Я продержусь лишь несколько мгновений. Помощи мне ждать не от кого. Они еще не восстановились. Придется ждать и ловить удобный момент. Через некоторое время надо вызвать подмогу, небольшую - пару кораблей, больше не надо. Будем действовать скрытно. Пусть будут рядом. Когда завладею ключом, они быстро доставят меня к отряду".
   - Иду, - сказал он слух и добавил, - Змеш, помоги взобраться. Никогда не летал на тебе.
   В суматохе никто не обратил внимания на его последние слова. Лишь затем, уже в полете, они медленно всплыли во всегда настороженном мозгу колдуньи и ярким веером пронзили ее мысли.
   "Не летал, ... не летал, ... никогда, ... не летал никогда".
   Обычные, ничем непримечательные два слова бились в мозгу, но смысл их ускользал от Яги своей нереальностью. Она взглянула на Торжа. Он стоял, вцепившись в прутья люльки как каменное изваяние. Его глаза смотрели куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, бабка не увидела ничего кроме безбрежного спокойно дышащего океана. Почувствовав взгляд, лже-Торж мельком скользнул взором по её лицу и стал смотреть туда, куда смотрели дети. Неосознанная странность его движений вызвала желание подглядеть за мыслями Торжа, что Баба-Яга редко позволяла себе делать это. Не удалось! Мозг казался абсолютно черным - он был закрыт для постороннего. Яга напряглась. Тьма медленно стала светлеть, в ней начали проступать какие-то неясные образы. Такое продолжалось некоторое время. Затем неожиданно, как будто сбросили занавес, на светлом фоне промелькнула размытая улыбка и все исчезло. Мозг Торжа был чист и безмятежен. Мыслительные процессы отражали спокойствие и радость восприятия окружающего пространства.
   "Что это было? Он как двуличный. На одного, пожалуйста, смотри, а на другого - я, мол, запрещаю. Неужели у головача от взрыва стали проявляться его прежние темные наклонности, когда он был в обществе хромовиков. Если так, то дело - плохо. Не хватает еще забот с ним. Юрса бы сюда".
   Её размышления прервал зов Кощея. Он сообщал о новых странностях своей иглы - её слабое свечение погасло, как только улетел Змей-Горыныч, - и от этого обстоятельства он был в полной растерянности и просит от мудрой Яги её совета. А что она ему могла сейчас посоветовать? Вначале надо разобраться во всем, и прежней уверенности, что, оторвавшись от темников, они спокойно доберутся до усадьбы, уже не было. Ей на смену поднималась волна беспокойства. Оглядев вокруг себя воздушное пространство, ничего подозрительного она не заметила. Голубое небо с редкими кучевыми облаками, успокоившийся Тихий океан, легкое дуновение Сквознячка, появившаяся на горизонте знакомая картина побережья, куда стремился Змеш, - все успокаивало. Возникшее желание посоветоваться с "древними", рассказать им о своем беспокойстве, она подавила.
   "Доберемся, тогда и поговорим", - решила она, а Кощею посоветовала внимательно следить за рогом, и сразу пожалела об этом - он все сделает наоборот.
   "Правильно решила", - возник в голове чей-то отзвук.
   Взглянув на Лешего, который находился в другой корзине и смотрел на неё, она поняла, чей это посыл. Яга кивнула ему головой и стала смотреть на приближающийся берег. На сей раз змей изменил привычный маршрут полета. Он летел к границе равнины и низменности, оставляя в стороне полу-степь и пустыню. Этот путь был длиннее и без помощи Сквознячка змей не смог бы преодолеть его, не останавливаясь на отдых. Теперь он выберет стоянку недалеко от древнего города, и пока пассажиры будут отдыхать, Горыныч доставит Лешего к городу, в развалинах которого тот спрячет рог.
   ********************************************************************
  
   Узкая песчаная отмель приветливо встретила путешественников. Прежде чем высадить седоков в тени небольшой кучки кокосовых пальм, Змеш тщательно обследовал место, и, не обнаружив ничего настораживающего, разрешил высаживаться.
   - Филя, следи за округой, - рыкнул он. - Мы с Лешим слетаем в одно место и скоро вернемся.
   - Дед, можно и я с вами, - спросил Лесовик.
   - Нет. Пока мы будем отсутствовать, под командой Торжа отправляйтесь в соседние заросли и наберите дров для костра. Торж, не разрешай им углубляться в кусты - не хватает нам, потом, искать кого-то.
   - Да отправляйтесь же, наконец. Много говоришь, Горыныч, - сердито проговорила Яга.
   - Посидела бы с моё в расщелине, не так бы ворчала. Всё-всё, улетаю, - заурчал он, заметив недобрый блеск её глаз.
   В несколько взмахов своих могучих крыльев, Змеш поднялся в воздух. Он нес на себе Лешего, держащего под мышкой сверток.
   - Так, улетел, наконец. Ты что, тоже жалеешь, что не с ними? Как маленький, - заворчала Яга на лже-Торжа, заметив его странный провожающий взгляд. - Несите дрова. Врун, присмотри за нашим другом головачем, и что б он ничего не ел. Мы сами с Синеглазкой и Тихоном наберем чего-нибудь на стол.
   - Правильно говорит наша мудрая Яга, - каркнул ворон, усаживаясь на плечо лже-Торжа. - Наклюешься чего-нибудь вредного для своего здоровья, и что нам тогда с тобой делать без умного Юрса? А? Вот и я о том. Кой-Где, под тем кустом вижу сухую корягу. Тащи её .... Сейчас мы с Торжем тебе поможем, - командовал ворон.
   Тем временем Синеглазка наловила крабов, собрала ягод и плодов с ближайших кустов (Яга уверенно определяла их съедобность).
   - Хватит, чтобы немного перекусить, а Горыныч потерпит.
   Вскоре на берегу уже пылал костер. Кикиморята подтащили к нему небольшие камни, и на их разогретой стороне Кой-Что запекал крабов, а Кой-Где разбивал косточки собранных костров, чтобы достать из них орехи. Птицы побеспокоились о себе сами, слетав в заросли, из которых для паука принесли несколько пойманных ночных бабочек.
   Змей-Горыныч задерживался, но, как сообщил Сквознячок, за них не стоит беспокоиться, они скоро будут. Чтобы не терять времени, Яга приказала съесть, что удалось приготовить, оставив лишь часть для Лешего - он её проглотит в полете. До их возвращения все успели искупаться. Все, кроме Торжа, тот категорически отказывался лезть в воду. Сказал, что будет сторожить прилет змея, для чего взобрался на единственную невысокую скалу в конце песка и сидел, глядя поверх растительности в направлении, откуда должен был прилететь Горыныч. Но он врал. Шарфрос-Торж был обеспокоен до такой степени, что его била сильная дрожь. Он еле сдерживал себя, чтобы не взорваться и скинуть с себя надетую личину. Темник был почти уверен, что сможет справиться с вредным излучением, которое сможет создать оставшийся взрослый член их команды. Но что ему это даст? Его корабли далеко и только приходят в боевое состояние, а вожделенный предмет - рог - был увезен куда-то, и неизвестно с какой целью. В любом случае он вынужден ждать их возвращения, а дальше действовать по обстановке.
   "Если вернуться без рога, то они где-то спрятали его, и узнать об этом месте можно только у Лешего. Значит, придется попытаться пленить его здесь и вызвать сюда подкрепление. Удастся ли мне справиться с тремя: Ягой, Лешим и Горынычем? Последний тоже обладает способностью порождать мыслительное излучение. Хотя не уверен. Если потерплю поражение, то все мои старания окажутся напрасными. Если же они вернуться с рогом, то будем двигаться дальше и надо ждать удобного случая, чтобы захватить рог. Как? Незаметно сделать этого не удастся, - они слишком дорожат им, а туда, куда мы летим, взрослых индивидуумов будет много и на удачу мне рассчитывать не следует. Так. Все плохо, очень плохо!"
   В своих размышлениях Шарфрос несколько забылся. Его вывело из этого состояния некоторое шевеление в мозгу. Он очнулся и поглядел вниз, где натолкнулся на пристальный взгляд Бабы-Яги. Лже-Торж отвернулся и увидел в небе точку.
   - Змеш возвращается! - крикнул он.
   "Она что-то подозревает. Есть еще один вариант. Надо пленить ту Синеглазку и произвести обмен - её на рог", - подвел он итог своим размышлениям и стал спускаться со скалы.
   Когда змей опустился на землю, Баба-Яга не дала ему отдохнуть, - что-то её беспокоило, - а, передав Торжу оставленную для Лешего пищу, приказала продолжать полет. Немного недовольно поворчав, Горыныч подчинился. Уже взобравшись в люльку, Шарфрос-Торж с радостью увидел под мышкой Лешего знакомый сверток. Он протянул ему еду и спросил:
   - Куда летим?
   - Секрет, - коротко и тихо ответил тот и выразительно кивнул на детей, которые увлеченно смотрели вниз на гранитную полосу, где равнина переходит в низину. Этот край, имеющий каменистое основание, был весь завешен водопадами, создающими облака мельчайшей водяной пыли, в которой в этот жаркий день плавали многочисленные радуги.
   "Хорошо, меньше проблем, - подумал лже-Торж, глядя на сверток. - Пора вызывать Шуру".
   Помощник откликнулся сразу, как будто ждал связи.
   - Я уже начал беспокоиться. Хотел послать два корабля к месту твоего последнего пребывания. Как дела?
   - В общем, пока ничего хорошего. В том смысле, что я вижу ключ, более того, нахожусь рядом, но завладеть им не представляется возможным. Тогда придется раскрыть себя, а одному мне без поддержки с ними не справиться. Так что, отсылай те корабли по моему следу, они найдут его около той стоянки. Но ко мне не приближаться, пусть находятся только на связи.
   - Я понял тебя, командир. Двойку поведет Лысый, я передам ему твои указания. По твоему тону могу предположить, что у тебя есть какой-то план.
   - Ты прав. Для этого мне и необходимо, чтобы корабли были рядом. Кроме того, пусть Лысый привезет второй "костюм". Возможно, придется воспользоваться им.
   - Не понимаю. Неужели отказывает твой?
   - Нет, все нормально. Второй потребуется для моего плана. Все. Не могу больше отвлекаться. Мое здесь положение доставляет мне некоторые неудобства. Я ощущаю с их стороны легкую настороженность. Подозреваю, что после подмены я стал для них в чем-то другой и это их озадачивает. Как я понял, это существо раньше было агрессивным и недобрым, но после каких-то событий очень изменилось, и в лучшую сторону. Так вот, как я думаю, они боятся проявления прежних черт характера. У меня нет полной информации, поэтому возможны проколы, глубина которых непредсказуема, и приходится постоянно импровизировать, ссылаясь на травму. Прощай, буду ждать сигнала от Лысого.
   Тем временем Змеш, поддерживаемый упругими струями Сквознячка легко преодолел воздушное пространство над низменностью. Влажный, насыщенный испарениями болот, был тяжел и не мог подниматься высоко, а концентрировался здесь, в средних слоях, непрерывно образуя дождевые тучи. Пока они еще были разрозненными, но быстро стягивались друг другу, формируя мощный грозовой фронт.
   - Ты б сказал своим братьям, чтобы подождали с дождями. Нам бы добраться до леса, - рыкнул змей Сквознячку.
   - Они и так уже задержались. Внизу около земли очень душно, густая парилка, отчего страдает живность. Дождь необходим, чтобы освежить воздух. Скоро разразится гроза, поэтому ищите место, где б смогли укрыться от ливня.
   - Правь на тот пятачок с небольшой кучкой пальм, указал на него Леший.
   Когда Горыныч приземлился, небо уже потемнело, и его прорезали длинные нити ветвистых молний. Раздались раскаты грома, упали первые крупные капли.
   - Залезайте под меня, - рыкнул Змеш и раскинул свои крылья. - Вот так однажды мы тоже сидели, - продолжал он, глядя на кучку детей около своих лап. - Помнишь, Синеглазка, как вас потоки тащили к водопаду? Торж, вот этот одноглазый друг спас тогда её и Лесовика. Ты знаешь эту историю? Нет?
   Но лже-Торж сейчас не слушал его. Он весь был поглощен созерцанием происходящего вокруг. Темник впервые наблюдал дождь - этих маленьких водяных шариков, которые сыпались с неба на землю. Здесь они слипались друг с другом, образуя небольшие лужицы, и тонкими струйками перетекали в другие. А от тех уже бежали ручьи. Их было много, очень много, и повсюду. Земля намокала, пропитываясь влагой.
   "И планета пьет его! Он тоже нужен ей, как необходим и нам", - подумал о минерале Шарфрос, протянул руку и подставил её под струи дождя, стекающие с крыла змея.
   Разбившись об его ладонь, струя обдала брызгами путешественника.
   - Ты чего? Совсем как маленький ребенок, - зашуршал недовольно Тихоня, стряхивая с себя капли, - мокро же. Хочешь сырости, вылезай наружу.
   - И я тоже! - воскликнула Синеглазка. - Пошли Торж.
   Она вскочила, схватила его за руку и вытащила из-под Змеша. За ними последовали остальные дети, которые стали дурачиться, бегая вокруг змея, размахивая руками и смеясь. Они открывали рты и ловили струи дождя. Шарфрос-Торж стоял под ливнем, застыв и закрыв глаза. Его одежда промокла до нитки; потоки воды, непрерывно обновляясь дождем, стекали вниз.
   Защитный "костюм" передавал находящемуся в нем темнику всю полноту ощущений, которые сейчас испытывали резвящиеся дети. И ему было очень хорошо. Невыразимые чувства легкости и радости сейчас рождались в темнике от той массы загадочного минерала, который струился по нему и бурлил вокруг. Он заворожено глядел на веселящихся детей.
   "Они ловят минерал. Он им тоже нужен. Богатство, ... богатство, ... невероятно".
   Анализатор "костюма" фиксировал чистейший состав минерала без каких-либо примесей.
   "Домой, ... скорее, ... я должен ...".
   - Странный он какой-то, - тихо сказал Леший.
   - Ты тоже заметил это, - согласилась с ним Яга. - Должна тебе признаться, что в нарушении всех запретов, я пыталась осторожно прощупать его мысли, но не смогла - он мгновенно закрылся, видимо уловив мою попытку.
   - Торж стал совсем другим, - присоединяясь к их разговору, прошуршал Тихоня.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Вы-то не видите, а я замечаю его мельчайшие различия от прежнего Торжа в мимике, движении губ, глаз, рук, всего тела; даже складки на его большом лице стали другими. Он постоянно напряжен от каких-то своих мыслей, но явной агрессии я не ощущаю, и это меня озадачивает.
   - Я тоже не заметила. Что-то промелькнуло на короткий миг в тот момент, когда нас атаковали пришельцы, но сразу исчезло. Был бы Юрс здесь, он смог бы разобраться, что с ним происходит.
   Кощей, полулежа в воде около валуна, на котором распластался Мудрец, думал сейчас о Юрсе, который застрял где-то внутри портала.
   - Так ты доставишь меня к городу водным путем? А не то я пойду через горы, - ультимативно проскрипел Бессмертный.
   Видимо их разговор длился уже некоторое время по этой теме и теперь перешел в заключительную стадию.
   - Упертый ты, как говорит сейчас нынешняя молодежь, Лезешь неизвестно куда, не представляя себе на какие трудности можешь нарваться там. Ты всегда был таким, ничему тебя жизнь не учит. Вспомни, к чему могла привести недавняя потеря твоей иглы. Выручили друзья - малые дети. А там, на чью помощь ты можешь рассчитывать? На Оператора?
   - Да, именно на него, - он там хозяин и надежный друг.
   - А темники? Так вы их, кажется, называли.
   - А что темники. Там в портале мы с ними уже не противники. Так, по крайней мере, я думаю. Их отряд вышел из портала, наш - тоже. Нет причин для вражды.
   - А тогда, почему они еще там?
   - Да пойми же ты меня. Портал закрыт, и закрыт нами. И поэтому Оператор не может их выпустить без нашего, так сказать, позволения. Его сконструировали так. Я появлюсь с рогом, и все разрешится. Понял? Который раз я тебе это разъясняю.
   - Понял я, давно понял, - видимо очень недовольный, пробулькал Мудрец. - И все-таки много неясностей.
   - Так вот я все и проясню. Ты пойми, что он один среди нас сможет разобраться в их технике, и нам его знания могут понадобиться.
   - Ладно, будь по-твоему. Сейчас я вызову внука, пусть он займется тобой - стар я стал и нежен, чтобы таскать тебя на себе. Твои костяшки мне синяков наставят. Пусть Оська.
   Осьминог через дельфинов попросил вызвать внука. Пока они ждали его, Кощей связался с Ягой и сообщил ей, что игла продолжает указывать на спокойную здесь обстановку. О своих планах он, естественно, умолчал. Вскоре прибыл Оська в сопровождении пары больших наутилусов.
   - Для чего вызывал, дед? Здравствуй, Кощей! - булькнул он.
   - Узреть тебя пожелал. Редко навещаешь меня, внучок.
   - По острову много забот. Мы же решили попытаться восстановить "Колобок", вот и приходится решать вопрос нового размещения мааров. С Муаарком нашли подходящее место в кораллах, но требуется большая расчистка, да и мурены, которые успели обжить это место, не очень-то охотно соглашаются покинуть его. Приходится договариваться с ними, торговаться, а они хитрющие.
   - Ладно, я просто так спрашиваю, знаю твои заботы. Пусть их временно возьмет на себя Муаарк, - царское это дело, - а ты доставь этот скелет к городу.
   - Зачем тебе туда, дядя Кощей? - взглянув на него своими большими умными глазами, булькнул Оська.
   - Дела у меня там. Доставь и забудь об этом. Понял?
   - Хорошо. Опять какие-то тайны. Дед, от его тайн потом не станет всем плохо?
   - Будем надеяться, что достанется только ему, - медленно пробулькал старый осьминог, погруженный в мысли. - Сделай, как он просит, - подвел итог своим размышлениям Мудрец.
   Вскоре Кощей, зажатый панцирями наутилусов, исчез в темнеющей синеве океанской толщи. Старый осьминог их проводил, а затем связался с Ягой, но не для того, чтобы рассказать ей о затее Кощея, он сообщал ей, что два корабля пришельцев покинули место своей стоянки и движутся сюда. Эту информацию ему только что донесла морская почта.
   "Одуванчики" космических кораблей темников двигались медленно - такова была инструкция Шуры. Лысый покорился, хотя вынужденное безделье толкало его к активным действиям. Но еще были свежи воспоминания о поражении, нанесенном, казалось бы, примитивным миром. Ничего, он еще отыграется! Он покажет им, на что способны его корабли, когда придет время. Сейчас он вынужден беречь энергию, так как неизвестно на что еще придется её потратить. Но как только ключ окажется в их руках, вот тогда он отомстит им за унижение. А пока терпи ....
   *******************************************************************
  
   Юрс расположился на каменном основании, изредка шевеля своими клешнями. Недалеко от него, также растянувшись, застыли два подобных существа, похожих на уродливых муравьев. Это были его охранники, и они спали. Он же думал. Сколько прошло времени с той поры, как его друзья прорвались через оцепление темников и исчезли в лабиринтах портала? Головач знал, - ему об этом сообщил Оператор, - что, несмотря на трудности, они вышли из портала. Однако, на планету вырвался и отряд темников, и что теперь там происходит, он не знал. Выход из портала почему-то оказался закрытым, и он не мог последовать за ними. А это теперь оказалось бы возможным. Недавняя вражда постепенно рассосалась, как только оба отряда вышли наружу - исчезла причина их противодействия. Даже Оператор собрал свои противоборствующие части и вновь составлял единое целое, и он был готов помогать во всем Юрсу. Но что он мог сделать? Портал закрыт и не в его власти было что-то исправить.
   Раздался глубокий вздох. Его издала та самая жуткая гусеница-слизняк, которая тогда была на стороне темников. На самом же деле она оказалась удивительно миролюбивым существом, по большей части - дремлющим. Она редко просыпалась и то, наверное, чтобы поесть. В эти моменты гусеница поднималась, опираясь на заднюю часть тела. Её наросты вытягивались и раскрывались в виде бутонов, и она замирала, похожая на странный и удивительный цветочный початок, от которого веяло свежестью. Как решил Юрс, тогда гусеница впитывала энергию портала. Через некоторое время она опускалась на пол и затихала, изредка издавая это пыхтение, свидетельствующее, что она жива.
   "Скучно так жить, - подумал Юрс, глядя на её тело. - Надо тормошить бойцов".
   Он повернулся, скрепя панцирем, и пополз к спящим темникам. Оставшись одни и оказавшиеся, по сути дела, брошенными в этом странном виртуальном мире, они сдружились. Этому способствовали общие тревоги, надежды и тот одинаковый образ, в котором они сейчас находились. Кем они были на самом деле в реальности? Тот истинный образ был отодвинут, спрятан и дремал где-то в памяти, ожидая своего времени. Юрс подполз вплотную и клешней провел по многочисленным выступам панциря одного из бойцов. Раздался звук, похожий на барабанную дробь.
   - Опять ты, - в ответ проскрипел боец, по имени Ржа.
   - Хватит бездельничать, пора отправляться - мы же решили.
   Надо отметить, что и здесь проявился активный и творческий характер инструментальщика. Он много говорил, рассказывая о своем мире и мирах, где успел побывать. Это отвлекало их от чувства заброшенности, вселяя надежду, что им удастся выбраться к своим. Постепенно за ним закрепилась положение старшего в их маленьком отряде. Немалую роль в этом сыграл и тот героический поступок, который он совершил. А настоящие бойцы, какими были темники, могли оценить его по достоинству. И то, на что он сейчас напоминал этим еще не проснувшимся бойцам, было индицировано им. Юрс предлагал темникам, ни меньше ни больше, как отправиться на поиски третьего бойца, оставшегося где-то внутри сценария событий их виртуального мира. Тот боец тоже совершил героический поступок и заслужил, чтобы его вытащили оттуда, а уж затем всем вместе искать выход из создавшегося положения.
   - Да помним мы, помним об этом. Дай нам немного времени, чтобы отойти ото сна, мы же не такие как ты, скорый, у нас другой временной ритм, - проскрипел другой боец.
   - Не хитри. Тебе не удастся заморочить мне голову. Сейчас здесь у нас всех одинаковый временной ритм. Понял?
   - Вот достал, понял .... Умный ты ..., - ворчал темник, поднимаясь на все клешни. - Доволен?
   - Ты знаешь наше мнение. Но мы до сих пор не знаем, куда нам идти. Ты что, узнал что-то, пока мы спали? - проскрипел другой муравей, которого звали, переводя на язык головачей, Вуж.
   - Нет, Вуж, но я уверен, что нам поможет Оператор.
   - А где мы его найдем?
   - Его не надо искать, - он всегда и всюду
   Оба муравьино-подобные существа зашевелили мохнатыми утолщениями на длинных тонких отростках, что отражало их крайнее удивление.
   - Оператор! - позвал Юрс.
   - Я слушаю, тебя, Юрс, - прозвучал в воздухе ответ.
   - Ты слышал, о чем мы здесь разговаривали?
   - В мои обязанности входит слушать все и наблюдать за всем, что происходит в портале, и при необходимости вмешиваться в ход процессов, чтобы обеспечивать нормальное состояние портала.
   - Мы хотим добраться до темника, который застрял в петле, и вытащить его оттуда.
   - Я знаю о ваше желание, но сделать это будет непросто. Мало того, что путь к нему неблизкий и трудный, но есть реальная опасность вам самим остаться там навсегда.
   - Ну, какая для нас разница сидеть здесь или в петле? Там хоть будем вместе. Неправда, друзья?
   - Согласны, - заскрипели существа.
   - Ну вот, видишь? Так что, показывай дорогу.
   - Хорошо. Только не забывайте, что вы до сих пор находитесь в виртуальном мире и ваш внешний облик и обстановка, в которой вы можете оказаться, подвергаются изменениям.
   - Подожди! - воскликнул Юрс. - Меня этот вопрос уже давно интересовал. Почему произойдут изменения? Ведь сейчас нет никаких противоречий. Разве ни так?
   - Ты прав, но лишь частично. Действительно, между моими частями нет конфликтов. Но каждый из нас постоянно занят своими проблемами и решает текущие задачи. Так вот, эффект этих процессов и проявляется для вас в изменениях окружающей обстановке. Конечно, учитывая ваше присутствие здесь, эти процессы тормозятся и препарируются, чтобы они не стали для вас критичными. Понятно?
   - Да уж, разъяснил. С тобой не соскучишься. За мной, друзья.
   Юрс пополз через открытое пространство к еще сохраняющимся стеклянным зарослям.
   - Ты куда? Нам же надо в другую сторону, к той нависающей скале. Мы оттуда появились.
   - Верно, приятели. Согласен, что тот путь короче, чтобы попасть к бойцу. Но дело в том, что тогда мы вновь окажемся в бесконечном цикле и не сможем выбраться из него, так как не будет того, кто отключит цикл. Поэтому вначале надо сделать это, и я знаю как. Доверьтесь. Только не отставайте от меня, держитесь плотнее. Предстоит пройти нелегкий участок.
   Стеклянные заросли встретили их неприветливо. Все пространство было пропитано враждебностью. Создавалось впечатление, что со всех сторон на них обращены злобные взоры хищных тварей, ждущих подходящего момента, чтобы наброситься и растерзать. Заросли непрерывно шевелились как живые. Стеклянные ростки, неожиданно пробив каменную поверхность, вырастали перед ними крупными бутонами и, взорвавшись, выбрасывали густые стеклянные ветки, между которыми сверкали молнии. Если удавалось неосторожно дотронуться до таких ветвей, то разряд поражал мышцы муравья, вызывая сильнейшую боль. Заросли непрерывно "текли" как мираж - одни участки исчезали, либо редели, чтобы появиться в другом месте, делая путь совершенно непроходимым.
   Муравьи уже достаточно углубились в стеклянный лес. Весь воздух был насыщен электричеством. Видимо под его воздействием все тело нестерпимо чесалось, часто приходилось останавливаться, чтобы обработать лапами кожу и унять зуд. В одну из таких остановок они заметили, что их тело деформируется.
   - У нас трещит весь панцирь, - с удивлением и, естественно, с испугом проскрипел Вуж, - у меня сейчас отвалится целый её кусок.
   - Происходит то, о чем предупреждал нас Оператор, - озадаченно проговорил Юрс, рассматривая свой меняющийся облик.
   - Почему он не предпринимает никаких действий, чтобы уберечь нас от мучений.
   - Он старается. Думаю, что, если бы он не делал этого, нам было бы еще хуже.
   Все тело горело от жжения. Вскоре, на очередной остановке, все панцири рассыпались грудой обрывков чешуи. Их тела стали расплющиваться, а с боков появились четыре длинные и гибкие отростки, на концах которых образовались жесткие когти. Голов, как таковых, не наблюдалось. Вместо них в одном месте сплющенного тела оказались два горизонтальных костистых подвижных образования - по всей видимости, рот. Над ними расположились щелевидные глаза. Но самым удивительным были три длинные кости, похожие на штанги, которые торчали на их мягких спинах. Концы штанг были расплющены на множество тончайших волокон, обращенных в разные стороны - этакие цветки чертополоха. Вместо хвоста виднелся длинный гибкий, но в жесткой оболочке отросток, касающийся пола.
   - Ну и красавцы! - прошептал Вуж (куда делся его скрип?!)
   - Да, попали. И как же нам теперь и с таким мягким телом лезть через эти острые заросли? Да мы его мгновенно проткнем и распорем, а все разряды пройдут через наше туловище. Не думаю, что после этого мы останемся в живых, - раскрывая ужасный рот, прошлепал губами другой боец.
   - А вы не заметили, что исчез зуд? - спросил Юрс. - Уверен, что все дело в этих штангах. Они собирают всю ионизацию, которой пропитан весь воздух, и она стекается по нашему хвосту в пол. Попробуйте приподнять хвост, и вы сразу ощутите прежнее жжение. Оператор сотворил для нас что-то вроде громоотвода.
   Вуж поднял хвост, и его пронзила сильнейшая дрожь. Темник сразу вернул хвост на прежнее место. Тем временем изменения их тел продолжались. Вдоль широких ртов, чуть выше его, росло широкое и длинное костное образование, отчего их и так уродливый вид становился уже и страшноватым. В середине кости вперед вытягивался выступ, края которого плавно переходили на концы образования.
   - Ну и видок, - захлопал своим широким ртом Ржа. - И как ты думаешь, Юрс, для чего он? Что будем с ним делать?
   - Подождем, пока не закончатся преобразования.
   Стеклянные заросли, видимо, тоже ожидали чего-то - замерли и не шевелились. Неподвижные ветки горели россыпью отражений от стеклянных граней кристаллов. Нависшая странная и тревожная тишина ожидала каких-то действий. Чтобы осмотреться и определить направление движения, Юрс закружился на месте, смешно передвигая задними лапами свое лягушачье тело. Видимо что-то решив для себя, он замер, немного опустил свою переднюю странную кость и крякнул:
   - За мной!
   Юрс галопом бросился на заросли, попеременно поднимая пары задних и передних лап. Доскакав до стеклянной стены, он не остановился, а врезался в заросли, круша стеклянную растительность своей костью. Раздался звон разбитого стекла от падающих осколков и печальный вой. Не останавливаясь, Юрс погружался в заросли, оставляя за собой широкую просеку. Немного погодя по ней понеслись темники-лягушки. С обеих сторон просеки в их штанги били молнии - так стеклянный лес пытался защитить себя от вторжения. Но они не причиняли вреда бегущим созданиям, разряжаясь через их хвосты в пол. Гром, вой, звон повисли в воздухе.
   Они выскочили на узкую голую полоску каменной поверхности, представляющей край пропасти. Над ней простирался белесый многослойный туман. Слои дышали: то увеличивая, то утончая свою толщину, рассыпались как от дуновения на множество искрящихся облачков, и вновь собирались в единое целое. Примечательно, что ближайшие к поверхности слои становились более плотными, и через них уже ничего не просматривалось. На ветвях редкой растительности сгустившийся туман висел в виде обрывков какой-то ткани.
   Юрс затормозил, цепляясь за камни своими клиновидными когтями, оставляя на них заметные борозды. Он успел остановиться, на него с размаху уткнулись бегущие друзья.
   - Неплохо, - тяжело дыша, пробурчал Вуж.
   - А как ты догадался? - спросил Ржа, видимо имея в виду ту костяшку, которой головач пробил заросли.
   - Не знаю, - после некоторого молчания ответил Юрс, задумчиво очищая свои ноги от налипших на них лоскутков тумана. - Видимо от отчаяния. Надо же было что-то делать.
   - Странная ты личность. Мы никогда так не поступаем. Нашими действиями всегда руководят логические выводы от размышлений. А вот так ринуться неизвестно куда-то, с совершенно неясными последствиями, мы не можем. Лучше ничего не делать. Зачем тратить энергию? В таких случаях бездействие лучше каких-то действий, ибо последствия могут еще больше ухудшить ситуацию.
   - Трудно с тобой не согласиться - конечно, могут. Да, такое может случиться. Но бездействие - логический тупик. Ничего не делая, не изменишь и ситуацию, можно лишь рассчитывать на постороннюю помощь. А где она здесь? Поэтому приходится рисковать. Я так всегда поступаю. Считаю, что безвыходных ситуаций не бывает. Надо лишь искать решение возникшей проблемы. Так, между прочим, считают и поступают мои друзья из отряда.
   - Хотелось бы верить в это. Лично я сейчас не могу даже нафантазировать, как нам поступать здесь на этом обрыве. С такими неповоротливыми формами мы и способны только на таран, а здесь, если надумал спускаться в низ, требуются гибкие и легкие тела. Верно, Ржа?
   - Да, конечно ты прав, - прошлепал ртом другой боец. - Ты, вообще-то, уверен, что вывел нас правильно? - обратился он к Юрсу.
   Вместо ответа головач позвал Оператора.
   - Оператор, если я что-нибудь понимаю, тогда то, что расположено на дне пропасти в виде нагромождения пирамид, и есть тот замок, из которого ты перенес нас на ленту, оттуда же на неё вылезли и темники, после неудачной нашей атаки на них.
   - Не все, конечно, происходило тогда так, как ты сейчас сказал. Действительно, темники после столкновения оказались на верху замка и оттуда двинулись к зеркальному проёму. Вы же были сброшены вниз пещеры и направились к планировщику, чтобы изменить некоторые логические связи в программном блоке. Там вы задумали и запустили цикл. Все ваши дальнейшие действия были связаны с тем, чтобы заманить в него отряд темников.
   - Да-да. Теперь я вспоминаю .... Значит, мне нужно попасть к планировщику. Где он находится?
   - Там же, недалеко от замка. Спускайтесь вниз. В пути с вами произойдут превращения, и вы получите всю необходимую информацию.
   - Эй, постой! Как это, спускайтесь? - захлебываясь от возбуждения, заговорил Вуж. - В этой пропасти нет ничего, за что можно было бы зацепиться нашими клешнями. Здесь следует лишь парить. Что скажешь, Оператор?
   Но тот молчал.
   - Что это значит? С тобой, Юрс, он общается, а с нами не хочет, что ли? - возмутился темник.
   - Нет, Ржа. Это не в его правилах. Похоже, что он сказал всё, что следовало сказать в данной ситуации. А ты, Вуж, верно заметил, что здесь надо парить.
   Юрс задумался, кружась на одном месте, не имея возможности поворачивать сросшуюся с телом голову с огромной костью около рта. Он стал осматривать местность, надеясь найти что-то, или хотя бы какую-нибудь подсказку. Но перед ним стоял лишь тот же стеклянный лес, через который они только что пробились. Лес шевелился и издавал звон от падающих осколков. Его взгляд упал на ноги Ржа. Около них лежало какое-то странное серое полотно, спускающееся с края пропасти вниз её.
   "Что это?"
   Только сейчас он обратил внимание на то, что тот странный туман, который они встретили при выходе из леса, почти исчез. Он вспомнил и те лоскутки, прилипшие к ногам.
   "Неужели тот туман превратился в это полотно?"
   Шальная мысль пронзила его голову. Юрс приблизился к Ржа и стал разглядывать странный материал. Потом попытался отделить от него небольшой кусочек. Не получилось! Пришлось приложить немало усилий, действуя когтями, чтобы вместе с Ржа оторвать его.
   -У нас будет, на чем лететь, - с удовлетворением хмыкнул он и заковылял к зарослям.
   От них Юрс отломил подходящий стеклянный отросток и вернулся.
   - Вытяните полотно из пропасти и разложите его здесь, около края, и держите.
   Когда темники сделали то, что он просил, Юрс начал осколком отрезать от полотна большой кусок.
   Это оказалось непросто. Материал сопротивлялся - он становился плотным в месте резки. При этом издавал высокочастотный звук, от которого щемило тело. Тем не менее, вскоре Юрс держал в лапах отрезанный кусок полотна.
   - Отлично, один готов. Осталось два. Как интересно! А ведь это полуживые кристаллы!! Сюда бы Стреча - вот бы обрадовался им. Как я понимаю, тот туман образовали несметные полчища этих созданий. Откуда они и что здесь делали, естественно, неизвестно. Может быть, это был период их размножения, либо они питались чем-то, хотя бы той энергией, которой пропитано здешнее пространство. А затем, по мере уменьшения освещенности, - вы заметили, что стало значительно темнее? - они начали опускаться к поверхности, сцепляться друг с другом и уплотняться, превращаться в подобный материал. Полагаю, что это не конечное их состояние. Процесс уплотнения будет продолжаться, пока оно не превратится в тончайший кристаллический лист с неизвестной твердостью. Нам еще повезло, что еще не темно; тогда, вряд ли, удалось бы отделить куски. Так что, давайте, не задерживаясь, продолжим ....
   Вскоре отрезанные куски лежали на поверхности. Тем временем продолжало смеркаться.
   - Нам надо спешить, материал затвердевает. Ржа стань здесь, а мы накроем тебя одним из полотен. Будем пытаться закрепить его концы на твоих лапах.
   Это была трудная работа. Материал становился все менее и менее эластичным, приходилось прикладывать немало усилий, чтобы закрепить его на лапах. Но в этом был и положительный момент - закрепленный участок затвердевал в этом положении и держался надежно. Больше всего времени потратили, чтобы надеть этакую накидку на самого Юрса. Но в конце концов и с этим они справились.
   - И для чего все это? - спросил Вуж.
   - А теперь будем делать то, что сказал Оператор - спускаться вниз. Вернее планировать. Подходите к краю пропасти и прыгайте туда, расставив лапы. Таким образом вы попадете на крышу замка, а дальше двигайтесь к зеркальному проему, вы увидите его. Я же попаду в пещеру, где попытаюсь разорвать цикл и встречу вас на поле нашей битвы, где был оставлен ваш боец.
   - Ты предлагаешь нам прыгать туда? - недоуменно произнес Ржа, подойдя к краю пропасти и заглянув вниз; он в ужасе отпрянул назад.
   - Не трусь. Оператор не допустит нашей гибели. Ну, может быть, получим несколько ушибов. За мной!
   Юрс бесстрашно бросился в пропасть, растопырив в стороны насколько можно свои лапы. Засвистел обтекающий ветер. Полотно раздулось как купол парашюта, тормозя скорость падения, и головач стал медленно планировать вниз. Двигая лапами, Юрс управлял полетом, направляясь к тому еле заметному образованию, на которое указал Оператор. Уже в полете до него донеслись два рева, и он понял, что его новые друзья последовали за ним.
   "Молодцы. Хорошие и бесстрашные бойцы эти темники. И почему у них с землянами возник конфликт? Ладно, разберемся потом, а пока необходимо выбираться из этого портала".
   Он не спросил себя, как будет решать эту проблему. Юрс переключился на ощущения, которые сейчас испытывал. Первые заметные изменения коснулись его головы. Широкая костяная перекладина, которой он срубал стеклянные заросли, быстро исчезала. Ощущалась ломота в районе шеи, отсутствующей до последнего момента в его теле. К своей радости он увидел, что и очертания передних лап приобретают родной вид.
   "Наконец-то. Как мне надоели эти деформации", - подумал он, но сразу же, пронзивший его страх, сковал все тело.
   - Оператор! - вскричал он. - Ты что делаешь? Я же разобьюсь об камни. Как же мне удержать этот парус своими ногами? Они же не привязаны, я удерживаю их лишь силой лап того зверя, а он исчезает. Я уже чувствую, как материал сползает с меня! Ой! Оператор!! Удержи меня!
   - Успеешь. Не разобьешься, - послышался далекий и спокойный Голос.
   Твердь стремительно набегала. Юрс врезался в неё со всего маха, но он не разбился, лишь на короткое мгновение потерял сознание. Когда выплыл из небытия, то увидел тело прежнего Юрса-головача. Но оно болело. Казалось, что все его кости и косточки переломаны и сдвинуты со своих привычных мест, и головач застонал.
   - Оператор! Как такое могло случиться? Мои друзья постоянно твердили, что ты всегда оберегал их жизнь.
   - Ты и жив. И то, что ты разговариваешь со мной, тому подтверждение. Но никто никогда не утверждал, что ваше пребывание во мне обойдется для вас без ссадин. Так не бывает. Это испытали и твои друзья. Вы состоите из совершенно других закономерностей и мне непросто настраивать себя на них. Случаются неточности. Ты ведь хороший инструментальщик и должен понять меня.
   - Хороши твои неточности, - проворчал Юрс, но внутренне он был согласен с Оператором. - А как мои новые друзья? Для них подобное действие должно было произвести шокирующее воздействие.
   - Темники истинные бойцы и случившее воспринимают как должное, а не углубляются в анализ как ты. Они быстро пришли в себя и уже двигаются к месту вашей встречи, надеясь увидеть тебя там. А ты развалился здесь и размышляешь неизвестно о чем.
   - Что ты машина, хоть и умная, но железка, понимаешь в наших размышлениях, размышлениях живого создания. Ведь именно они позволяют нам вырываться за горизонт привычных представлений наших миров, их окружения, и заглянуть туда, где, может быть, никогда и не будем. И это не огорчает нас, а, наоборот, вдохновляет. Дает веру, что наши познания верны и помогут тем, кто придет на смену нам и сделает наши знания еще богаче. И в этом занятии размышления играют не последнюю роль. Ладно, давай за дело. Веди меня к ракушкам, будем пытаться разорвать цикл.
   - Направляйся в ту расщелину.
   Щель в скале оказалось узкой, и Юрсу с большим трудом удалось протиснуться в неё. Мрак и сырость, пропахшая затхлостью, встретили головача. Было неуютно, хотелось быстрее покинуть это место.
   - Оператор, куда дальше?
   Молчание. Перед глазами возникли неясные образы, появившиеся ниоткуда. Полупрозрачные, с размытыми контурами, они плавали в воздухе, скользили по стенам, постепенно растворяясь. Видимо в ответ на эти видения в большой голове головача из его памяти всплывали образы его друзей: землян, кристаллограмм и сородичей. Ему показалось, что они покинули его тело и смешались с теми образами, которые видел перед собой. От этого он на некоторое время потерялся и перестал ощущать окружающую реальность - не знал, за что уцепиться, чтобы приобрести устойчивость в этом плывущем пространстве. Вскоре мельтешение стало упорядочиваться. Всё чаще возникали летящие создания, в которых Юрс стал узнавать образы земных птиц: ворона и филина. Они двигались в одну сторону ....
   "Похоже, что они приглашают последовать за ними".
   И Юрс пошел. Он понял, что угадал - птицы теперь не исчезали, а лишь взлетали вверх по стене, либо спускались к полу. В отблеске парящих бестелесных образов головач стал замечать, как меняется структура прохода, в котором он еще брел. Камни все больше и больше прорезали какие-то трубчатые образования, как будто это были проросшие корни странного растения, росшего где-то впереди. Вскоре он уже шел в сплошном переплетении трубчатых структур, внутри которых пульсировала разноцветная жидкость. Еще немного продвинувшись, Юрс неожиданно оказался в большом зале.
   - "Бородавка", - шумно выдохнул он, узнав помещение в котором располагались приемные ракушки
   - Все-таки вывел, не бросил меня ....
   Оператор молчал.
   - Ну и ... с тобой! - Юрс еле сдержался, чтобы не обругать хозяина портала. - Твоя идея придти сюда, вот и думай, что делать дальше, - приказал он себе.
   Бывший инструментальщик огляделся, скользнув взглядом по управляющим панелям и большим экранам. Они светились. Он никак не мог вспомнить, что было с ними в тот раз, не вспоминалось и состояние пультов.
   "Плохо. Сюда бы то устройство, о котором рассказывали темники".
   С помощью его они могли просматривать прошлые события - как бы прокручивая пленку назад. Правда, чем дальше они находились от текущего момента, события и действия становились более неопределенными и неоднозначными.
   "Хоть что-то ... ".
   - Ей, Оператор! Ты можешь показать, что здесь было, когда я замкнул цикл, а Торж, Врун и Филя успели соскочить с ленты.
   - Могу, для этого придется пересесть на другую временную петлю, но может возникнуть неопределенность и трудности возврата на эту. Риск не возврата возрастает пропорционально времени, которое ты проведешь там.
   - Как все у тебя сложно, - недовольно пробурчал головач, - но делать нечего. Я обещал им, и они будут ждать меня там. Думаю, что не потребуется много времени, чтобы освободить их бойца. Ты сможешь вернуть сюда всех нас вместе?
   - Если разомкнешь цикл, то это станет возможным, но не гарантирую, что окажетесь в этом месте.
   - А где? Ты меня пугаешь.
   - Любое другое место на пути, по которому выходили отряды после цикла.
   - Что опять можно оказаться на поле за стеклянным лесом? Это уже получается какой-то замкнутый круг.
   - Постараюсь, чтобы этого случилось.
   - И на том спасибо. Делай.
   - Ты будешь слышать временные отсчеты. Чем меньше будет интервал между отсчетами, тем больше возрастает вероятность вашего не возврата. Спеши и не забывай следить за этими интервалами. Залезай в ракушку и надень на запястье приемное кольцо. Так. Теперь следи за световыми потоками на большом экране. Ты должен на них распознать периодичность бегущих цветовых комбинаций. Запомни её - она соответствует циклу. После того, как ты решишь, что это она (она одна такая, только очень короткая) в следующий раз успей послать мыслительный импульс. Не ошибись! Это очень важно для тех, кто будет на ленте. В этом будет заключаться твоя помощь им отсюда в самый критический момент. Без тебя им не справиться. У вас не будет другой попытки.
   - Понятно. А причем тут временной отсчет?
   - Искомая комбинация с каждым появлением становится короче и её труднее обнаружить в этих световых потоках. Понятно? Ты готов?
   - Да. Включай!
   Полумрак разорвал сноп света. Большой экран был озарен всеми цветами радуги. По нему бежали цветные полосы, от которых у головача начала кружиться голова.
   "Спокойнее. Представь, что перед тобой световые панели, отражающие бегущие сигналы в различных цепях. К такому ты привык в прошлой жизни - ищи опорные сигналы, только, с признаком синхронности. В работе любых систем всегда существует подобная закономерность", - успокаивал он себя.
   В голове раздался мелодичный звон.
   "Отсчет ...", - понял Юрс и сосредоточился на цветной картине бегущих полос.
   Он оказался на поле. Головач узнал его, хотя и не участвовал в том жестоком сражении. Теперь он воспринимал окружение глазами своего друга Торжа. Вон оттуда выползала вереница фаланг, плюющая горящей плазмой. И сейчас поверхность лежала перед ним обгоревшая с большими грудами еще горячих и красноватых от внутреннего жара обломков. Воздух был пропитан запахом гари. Множество трещин неизвестной глубины обезобразили и без того неприветливый вид поля. Сквозь облака испарений, струящихся из трещин, просвечивался малиновый диск местного светила, поднимающегося из-за горизонта. Собственно, и горизонта как такового не было - его заменяло нагромождение мрачных скал, светящихся внутренним синим светом, которые источали лазурные прожилки камня.
   "Веселенькая картина. Туда я не пойду. Выход должен быть здесь".
   В голове раздался звон.
   Приглядевшись, Юрс заметил темников, вернее догадался, что это были они. Внешне они значительно отличались от тех созданий, которые бесстрашно бросились в пропасть. Теперь он видел перед собой медузоподобных существ. Непрозрачное плотное тело медузы, - видимо её голова, - висело над поверхностью, удерживаемое на высоте широкой "юбкой", свисающей с головы. По ней непрерывно бежали волны. От этих волнообразных движений "юбка", состоящая из длинных, тонких и гибких отростков, шевелилась и скользила по поверхности. Этими же отростками они прикасались и к большой сфере, лежащей перед ними. А эта странная полупрозрачная сфера представляла собой как бы свитый клубок из бесконечной ленты, - по крайней мере, так казалось.
   "А они сообразительные, - подумал головач, - похоже, что они нашли цикл".
   Раздался очередной звон. Он стал повторяться чаще.
   Сфера медленно вращалась, как бы наматывая на себя ленту. Вот только конца ленты невозможно было обнаружить из-за мерцающего и плывущего марева в её нижней части. Инструментальщик Юрс неожиданно понял, что надо ему делать. До сих пор он недоумевал, зачем заброшен сюда и что он делает там, у пульта. Там, Юрс должен заметить сигнал (как в прошлый раз) и разорвать цикл. Только головач не знал, каким должен быть за сигнал. Теперь он знал! Необходимо обнаружить, схватить конец ленты, и остановить движение сферы. Как просто! Вот только где конец этой ленты? Увидеть его - непросто. Сфера вращалась, и ничем непримечательные бесчисленные и неразличимые слои ленты мелькали перед глазами.
   Раздался очередной звон....
   "Думай, думай быстрее ...".
   Темники заметили его и повернули свои головы, беспомощно опустив отростки.
   "Мы пытались остановить её, - послышался в голове мыслительный отзвук, - но не смогли. Он ведь там?"
   - Да. Вы правильно догадались. Надо найти конец накручивающейся ленты и схватить его.
   - Мы не понимаем.
   "Конечно. Как вам понять меня, если я и сам ничего не понимаю. Есть только такая убежденность, неизвестно откуда-то появившаяся", - подумал про себя Юрс.
   Раздался звон....
   "Думай, думай .... Что такое лента? Это - цикл. Нет, не то. Вернее - то. Но мы сейчас в игре и он представлен нам в виде материализованной ленты. Откуда она возникает? Ищи источник! Где он?"
   Юрс крутил головой и не видел того, что могло служить источником.
   "Ничего не вижу. Но она же есть.... Сфера крутится и наматывает ленту".
   Звон! ...
   "Пространство! Само пространство, из него она и рождается. Правильно! Надо искать около самого низа".
   Юрс приблизился к сфере и стал внимательно разглядывать участок поверхности, где с ней соприкасается оболочка сферы. Это место не просматривалось - сплошная дымка, похожая на мираж, текущий под днищем.
   Теперь уже часто повторяющийся звон не давал возможность сосредоточиться. Мысли расползались Подошедшие медузы-темники смешно присели рядом около друга, ожидая от него каких-нибудь указаний. Их длинные, опущенные вниз как лохмотья, отростки шевелились.
   "А что, если? ..."
   - Друзья, вам придется потерпеть. Может быть больно, но надо. Опускайтесь еще ниже, так, чтобы ваши отростки попали в ту область. Они должны сцепиться с концом ленты. Как только почувствуете это, немедленно суйте туда все остальные лохмотья и держите. Я тоже вцеплюсь в них. Давайте...
   Ничего не понимая, что от них требуется, но доверяя другу, темники еще больше склонились, стараясь направить отростки туда, куда указывал Юрс.
   Не получалось.
   Звон уже бежал ....
   - Давайте, давайте!
   Неожиданно часть отростков сильно дернулась, и их стало затягивать под сферу.
   - Ой! - вскрикнул один из темников.
   - Накручивайте на них все остальные! - вскричал Юрс, бросаясь к медузам.
   Вот уже все отростки-лохмотья обеих медуз стали затягиваться, прижав их владельцев к сфере. Создавалось впечатление, что катящаяся сфера натолкнулась на препятствие и пыталась переехать через него.
   - Держи!!!
   Юрс погрузился в желеобразное тело медуз и на мгновение потерялся. Но тут натолкнулся на какие-то твердые веревочные образования (это были отростки) и, не думая, вцепился в них.
   Частота звона стала уменьшаться....
   - Получается! Держи!!!
   Звон стал редким....
   - Еще немного!!
   И произошло невероятное! Тот Юрс, который сидел в ракушке, наконец, уловил последовательность бегущих световых полос и вовремя произвел включение, тем самым разорвав цикл, и его образ-фантом при этом перенесся на поле. Сфера остановилась. Её оболочка стала таять. Одновременно и тела медуз начали уплотняться, уменьшаясь в размере. Вскоре они приобрели вид, схожий с фигурой Юрса, что подтверждало, что теперь они вновь стали единой командой.
   Сквозь исчезающую оболочку сферы проявился образ третьего темника, оставшегося в цикле, принеся себя в жертву ради спасения всего отряда.
   - Парж! - позвал Вуж, бросаясь к бойцу, разрывая тающие ленты.
   - Друзья! - радостно вскричал тот, но сразу осекся, и его настороженный взгляд уперся в Юрса. - Это кто такой?
   - Это бывший наш враг, один из тех, кого мы преследовали. Но теперь он - друг, и, кстати, совершил аналогичный героический поступок.
   - Как такое возможно? - с явным недоверием проговорил боец. - У них ведь совершенно иная физическая сущность. Разве вы не знаете это?
   - Мы не понимаем, что имеешь в виду, это ты у нас всегда слыл умником. Но он здесь, и ты можешь его пощупать. Более того, освободить тебя - его идея. Он руководил нами и смог, несмотря на все трудности, вывести сюда и освободить тебя. Доверься ему.
   - Тебе, действительно, не стоит беспокоиться, друг - сказал, молчавший до сих пор, Юрс. - По крайней мере, пока мы здесь, в этом портале, или, туннеле, как вы его называете. Мы до сих пор находимся в виртуальном мире и поэтому похожи друг на друга. Первоначальный облик вернется к нам, если мы выйдем из портала. Вот только сделать это, как я полагаю, невозможно без посторонней помощи. Но пока это только мое предположение, окончательно станет ясно, когда мы доберемся до выхода. Поэтому предлагаю отложить подобные рассуждения до лучших времен, а сейчас давайте выбираться. Следуйте за мной. Оператор! - позвал он. - Если я не ошибаюсь, то выход в той расщелине?
   - Ты молодец, головач, и прав в своей догадке, - произнес Голос.
  
   ******************************************************************
  
   Торж тяжело приходил в себя - сильно болела его большая голова, а мощное тело безвольно лежало кулем на каменном полу. Как и почему он оказался здесь? Почему один и где друзья? Они не могли бросить его здесь. Тогда что же произошло?
   Он попытался приподняться, чтобы прислониться спиной к стене, которую различил в полумраке, но не смог и застонал от бессилия.
   "Ладно, подожду. Если пришел в себя и пытаюсь что-то сделать, то и это уже неплохо. А вот вспоминать надо".
   Он закрыл глаза и сразу же открыл их. Из памяти выплыл знакомый образ, и он захотел его увидеть воочию. Это был образ милой жабы Жаклин. Он хорошо помнил, как она лечила его тогда после жестокой болезни, охлаждая своим телом.
   "Где ты моя подруга?" - позвал он, и от нахлынувших воспоминаний ему стало легче.
   Теперь это не был тот вспыльчивый, грубый и жестокий головач-хромовик. Встреча и последующая дружба с удивительными созданиями, с которыми пересекся его жизненный путь, изменили его душу, наполнив её добротой, любовью, состраданием и стремлением придти на помощь нуждающимся в ней. Он стал другим. И он вспомнил, почему оказался здесь. Торж увидел себя бегущим через коварный перекресток, и это удалось ему. Перекресток развернулся и закрыл проход, отрезав путь для преследователей. Но где, тогда, они? Он не встретил их. Тогда что произошло? Память медленно возвращалась к нему. Чтобы не прервать этот процесс, Торж даже не пытался подняться, хотя чувствовал, что уже способен на это. Он ощутил прилив сил в мышцах и мог управлять ими. Не шевелясь, широко-открытыми глазами, он смотрел на каменный потолок, в полумрак. И, вдруг, в него из памяти стал медленно проявляться образ, вернее лик, напоминающий кого-то, так удивительно знакомого ему. Но он не мог вспомнить! Кто это? Где он его встречал? Неожиданно головач вспомнил, отчего захрипел, и холодный пот прошиб его. Торж стремительно сел и стал оглядываться, вглядываясь в темноту. Он вспомнил всё и искал своего двойника. Где он? Того, кто появился неизвестно откуда и что-то спрашивал его, а затем справился с ним, проявив недюжинную силу. Теперь его нигде не было видно, зато Торж узнал перекресток, через который пролегла цепочка разрушений.
   "Кто-то сильный прошел здесь, проломив все стены перекрестка".
   Он узнал противоположную стену, где существовал проход, куда ушли его друзья.
   "Двойник последовал за ними!"
   Ужасная мысль заставила вскочить его, и броситься по следу. Им двигала очевидность происшедшего - он не смог остановить врагов и они теперь догоняют его друзей. Возможно, уже догнали. Глядя на разрушения, Торж боялся даже представить, что они могли сделать с ними. Но постепенно его бег стал замедляться - другие мысли, расталкивая те, которые сейчас заполнили его большую голову, поднимаясь из глубины воспоминаний.
   "Врагов не было, враг был один. И это был его двойник! Враг принял его облик, чтобы потом, обезвредив, действовать незаметно под его личиной. Зачем?!"
   Торж остановился. Он не знал ответа, но неожиданная догадка переросла в убежденность. Бывший заговорщик был уверен в этом - так бы действовал и он сам, если бы захотел узнать что-то. Лучшего варианта, чем принять облик врага, для этой цели трудно найти. А тут сам Торж подворачивается ему - как же не воспользоваться этим!
   "Если я сейчас догоню их, и двойник поймет, что раскрыт, то неизвестно, какие действия он предпримет. А его возможности мне известны, - подумал головач, вспоминая развороченный перекресток, - необходимо действовать осторожно и незаметно. Прихвачу его одного и разберусь с ним. Так будет безопаснее для друзей".
   Приняв подобное решение, Торж продолжал идти, внимательно разглядывая окружение. Вскоре он добрался до обманчивой поляны. Это было открытое место, обостренное чувство бывшего бандита ощутило дуновение опасности. Торж остановился. Отступив назад в тень прохода, он стал внимательно изучать лежащую перед ним в полумраке каменную полость. Неожиданно его слуха донесся странный шелестящий зов - как будто говорил сам воздух.
   - Ты правильно сделал, что остановился. Это очень опасное место. Мы узнали тебя, ты один из друзей нашего брата.
   - Где и кто вы?
   - Мы - струи нашего брата Сквознячка, так вы его называете, - легкие воздушные потоки коснулись головы Торжа. - А ты - головач, судя по твоей голове, - житель другого мира. Как ты здесь оказался, и один?
   - Я отстал. Мне далеко до них?
   - Далеко. Ты их не догонишь, они улетели на летающем змее. Наш брат помогает им в полете.
   - Как улетели? И он с ними?
   - Кого ты имеешь в виду?
   - Ладно, это - моё. Помоги мне пересечь эту поляну. Сам я не вижу никакой опасности, но ноги не хотят идти вперед.
   - И они правильно делают. Насколько я слышал от брата, то здешний пол хранит массу неприятных сюрпризов. Безопасно можно ступать только на определенные места, иначе будет очень плохо.
   - Успокоил. И кто же мне укажет на них? Я, кажется, догадываюсь, что это за место. В эту ловушку тогда попал мой отряд и почти весь погиб. Они бежали отсюда в ужасе.
   - Тебе придется подождать. Я попробую связаться с братом, а он выяснит, как надо поступать. Жди.
   - Стой! - вскричал Торж. - Подожди
   Головач сообразил, что если этот невидимый помощник будет в открытую выяснять как пройти поляну, то это станет известно и тому Торжу, который сразу начнет действовать. Этого нельзя допустить.
   - Вот что. Ты когда будешь общаться с братом, скажи ему, чтобы он рассказал обо мне только Яге, только ей и никому другому. Понял? Запомни, только Яге. Зовут меня Торж.
   - Хорошо. Жди. Яге, Яге ..., Яге ..., Торж .... - затих его голос.
   Торж остался ждать.
  
   **********************************************************
  
   Раздался легкий всплеск, и из воды показался голый череп.
   - Спасибо, друзья. Доставили в лучшем виде, - проскрипел Кощей-Бессмертный, выбираясь на каменные ступени.
   Царивший здесь полумрак скрывал детали прохода, но перед его взором из темноты выплыли видения прошедших событий. Тогда смешанная команда отчаянных бойцов пробиралась в каменный город, захваченный хромовиками, чтобы освободить Юрса.
   - Ты не передумал? - нарушая его воспоминания, пробулькал Муаарк, выползая вслед за ним на ступени; он держал в своих щупальцах рог, завернутый в морские растения. Передав его Бессмертному, он вновь забулькал. - Очень рискованное дело ты затеял. Можешь не вернуться, затеряешься в лабиринтах дорог других миров портала. Ты же помнишь рассказы детей об их коварстве. Им просто повезло тогда.
   - Не беспокойся, мне поможет хозяин портала. Мой долг освободить Юрса, этого героя, пожертвовавшего собой ради нас. Возвращайтесь. Если все пройдет удачно, мы будем выходить через пещеру.
   Кощей, несмотря на полумрак, легко ориентировался в коридорах города. Он быстро добрался до помещения, где располагался вход в портал, слегка освещаемый слабым светом, проникающим через дыры и трещины в высоком потолке. Кощей не сразу подошел к большому рогу, обозначающему вход в портал. Он направился к дыре в полу и заглянул в неё. Оттуда тянуло сыростью. Бессмертный поднял каменный обломок и бросил вниз, раздался всплеск.
   "Ничего не изменилось за год. Наверное, детеныши Червя подросли"
   Взгляд Кощея заскользил по глубокому разрезу в полу, и вспомнил жестокую битву мааров с Жваком.
   "Сколько здесь произошло неожиданного и удивительного. Куда еще заведет нас эта дверь, в какие таинственные миры? ...."
   Кощей никак не решался сделать то, ради чего пришел сюда. Он мял пук водорослей, уже основательно подсохших, отрывал торчащие стебли и бросал их на пол, потом приглаживал остальные, ощущая внутри их пока безмолвствующий рог - малая копия большого. Оба они сейчас не проявляли каких-либо действий и выглядели, как высохшие костяшки. Но он-то знал их скрытую силу. Стоит только приблизить их, и она проснется и создаст то, ради чего построили их создатели.
   Наконец, он решился. Медленно разворачивая пук травы, - он еще колебался, - Кощей вытащил рог и стал приближать его к большому. Уже на некотором расстоянии с него стали стекать длинные цветные ветвистые струи. Они смешивались с такими же струями, исходящими из большого рога. По мере сближения рогов между ними стала возникать световая арка. Неожиданно рог вырвало из рук Бессмертного и он прилип к полу на некотором расстоянии от большого, а арка закрылась бликующим и искрящимся пологом. Вход в портал обозначился! И туда уже можно войти. Надо только сделать первый шаг.
   И Кощей сделал его. Он оказался в текущем полумраке, заполняющим небольшое помещение. Дальняя сторона пространства корежила невидимая сила, образуя раструб мерцающей трубы, уходящей куда-то вдаль, в туманную неизвестность. Бессмертный огляделся и увидел в середине небольшой белый рог, этакое местное устройство управления входом в портал. Он уже несколько раз подносил к нему руки, но каждый раз отдергивал их. Никогда еще он не был таким нерешительным. Раньше бы он поступил не особенно и задумываясь о последствиях - он же бессмертный! Сейчас все было по-другому. Кощея не особенно волновало то, что он может навсегда остаться в портале и не вернуться назад.
   "Жаль, конечно, что он не увидит больше близких; в жизни бывает и такое", - философски рассуждал Бессмертный.
   Но он подвергал опасности всю жизнь на Земле, ибо, если он не вернется, исчезнет и "Игла Жизни", носителем которой он является. Вот что сейчас сдерживало его.
   "Посоветоваться бы с кем-нибудь".
   Кощей вспомнил, что кикиморята приходили сюда и разговаривали с Оператором. Значит, это возможно!
   - Оператор! - позвал он с надеждой на ответ, и к великой радости услышал ответный Голос.
   - Я рад тебя слышать, Кощей-Бессмертный, но при этом удивлен тем, что портал открыл ты. Что случилось?
   - Это моя самодеятельность. Я пришел, чтобы освободить нашего друга, Юрса. Ты помнишь такого? Можешь вывести меня к нему? Но прежде ответь мне, есть ли надежда вернуться назад сюда?
   - Теперь, да.
   - Почему теперь?
   - Дело в том, что тебе не надо будет искать его, что представляло бы непростую задачу с неоднозначным результатом. Юрс, вскоре, сам подойдет к выходу, и ты встретишь его там. Тогда и решайте, что вам делать дальше.
   - Ты успокоил, но одновременно и насторожил меня. Что случилось?
   - Узнаешь, когда встретитесь. Входи ....
   Кощей наклонился и положил руки на рог ..., сосредоточился ....
   Очнулся он на поляне среди стройных каменных столбов, на вершинах которых была наброшены странная сетка. По ней катались несколько каменных шаров. Шары сталкивались друг с другом, отскакивали и неслись в другом направлении. Когда шар оказывался над вершиной столба, от последнего вырывался электрический разряд, от чего шар, как будто заряжался энергией, и начинал резвее двигаться. На самом же столбе появлялся небольшой остроконечный отросток. Присмотревшись, Кощей увидел, что все столбы покрыты отростками, чего он не заметил поначалу. Ими же они и отличаются друг от друга: одни были почти голые, с небольшим количеством пупырышков, другие ­- увешены целыми гроздями, похожими на ветви, - ведь отростки росли на самих отростках.
   "Столбы снабжают энергией шары, обеспечивая им вечное движение, а те включают механизм роста столбов - этакий симбиоз".
   Увлеченный наблюдениями, Бессмертный и не заметил, как на поляне появились Юрс и трое темников. Увидев Кощея, головач остолбенел.
   - Кощей, - тихо произнес он, но тот услышал, и, повернувшись к нему, в свою очередь застыл.
   - Кто это, Юрс?
   - В это трудно поверить, но они - темники: двое - мои охранники, а третий - герой, пожертвовавший собой ради отряда. Они - хорошие ребята, поверь мне.
   - Может быть и хорошие здесь, и для тебя, а вот для землян они - враги, захватчики.
   - Не суди так, Кощей-Бессмертный. Здесь какое-то недоразумение. Мы неверно интерпретируем их действия, и это не мудрено, ведь их физическая сущность затрудняет взаимное понимание. Надо постараться забыть всё, что было до сих пор, и начать знакомство с чистого листа. Мне кажется, что самое необходимо - понять мотивы их прилета на Землю.
   - Вы нам не нужны, - произнес Ржа, темники до сих пор не произнесли ни звука, а неподвижно стояли и разглядывали Кощея, видимо поражаясь его видом. - Мы прилетели за минералом.
   - Они все время твердят о каком-то минерале, для них он жизненно необходим. Их цивилизация вот уже несколько тысячелетий медленно угасает. Как я понял, вначале этот процесс шел незаметно, но сейчас стремительно ускоряется. Большего из их рассказов я не понял. Они сами плохо в этом разбираются. Полной информацией владеет только их командир. Кстати, он относится к верховному клану и специально был послан сюда с этой миссией.
   - И ты веришь этим бредням? Минерал какой-то .... Пошли, Юрс, пора выходить, - и он направился туда, где между столбами проглядывался светлый просвет, но, увидев за собой, бредущую четверку, заскрипел: - А вы куда? Эти пусть остаются здесь. Тех, что уже там, на Земле, и без них достаточно. Ты не представляешь, какой они обладают силой - еле отбились.
   - Тогда я тоже остаюсь здесь, без них никуда не пойду.
   - Ты что, Юрс! Кто ты, а кто они! Что может связывать тебя с ними, с существами из миров другой физической сущности? Они во всем другие.
   - Может быть и так, но я обещал им, а это не имеет никакого отношения к физическим различиям. Мы вместе справились со многими трудностями, чтобы добраться сюда, и мы действовали как единое целое. Ты погляди, разве ты не видишь, что между нами нет никаких конфликтов?
   - То, что конфликтов нет сейчас, совершенно не означает, что они не возникнут при выходе из портала. Здесь вы еще находитесь в условиях игры под контролем Оператора, а там - реальность. Реальность! Они несут гибель Земле.
   - Откуда ты это взял?
   - Ты хоть и наш друг, но еще мало знаешь о нашей планете. Все, прекращаем разговоры. Я иду, а ты как знаешь. Я сделал все, что мог.
   - Постой, - остановил его Парж. - От того места, куда ты выйдешь, далеко находятся наши?
   - По нашим земным меркам далеко, а туда, куда мы с Юрсом пойдем, вам не пройти. Ваш внешний вид будет существенно отличаться от того, что я вижу сейчас. Нам придется расстаться.
   - Вот я к тому и спрашиваю. Наш внешний вид обусловлен защитной оболочкой, а она требует подпитки энергией. Конечно, имеется некоторый её запас, но, если вовремя не подзарядиться, защита разрушится, и мы погибнем. Так что, мы решили не рисковать, оставьте нас около входа-выхода, будем там ждать наших, тогда и присоединимся к ним. Иди Юрс к своим, будем надеяться, что вам удастся разобраться в возникшем конфликте. Прощайте.
   - Ну вот и отлично, - заскрипел Кощей. - Идем, до выхода здесь недалеко.
   Пройдя поляну из столбов и бегающих шаров, группа вышла на пустырь, затянутым на противоположной стороне постепенно сгущающимся туманом до полной непрозрачности. Что там находилось, не просматривалось.
   - Оператор, - позвал его Бессмертный, - куда нам идти?
   - Пройдешь пустырь, и окажешься на Земле.
   - Превосходно, за мной, - и Кощей погрузился в туман.
   Юрс немного задержался.
   - Я не прощаюсь друзья. Уверен, что мы еще встретимся. Ждите....
   Двигаться в тумане, который становился все гуще, было тревожно. Но они шли, и через некоторое время оказались идущими в широкой трубе. Пространство было зыбко: стены мерцали и искажались, контуры тела плыли и двоились, звук шагов разносился эхом и потом возвращался, отчего казалось, что двигалась толпа. Они и не заметили, как вышли в знакомое помещение с маленьким белым рогом посередине.
   - Смотри, - удивленно проскрипел Кощей, оборачиваясь назад, - мы прошли этот таинственный туннель. Пройти его с этой стороны совершенно невозможно - появляется такое чувство, что ты растворяешься в нем. Оператор! Спасибо тебе, что вывел.
   - Присмотри за темниками, - добавил Юрс и последовал за Бессмертным, который проходил бликующий занавес, прикрывающий вход в портал; через его скелет беспрепятственно проходили искрящиеся световые потоки, отчего казалось, что он зависал в воздухе.
   Дождавшись, когда Юрс появится из-под занавеса, Кощей схватился за малый рог и стал отдирать его от пола.
   - Помоги, - проскрипел он.
   Но сделать это оказалось не так-то просто. Рог сопротивлялся и никак не хотел разрывать объятия с большим рогом, в воздухе слышались печальные звуки. Наконец его удалось оторвать. Занавес исчез, и ничто уже не указывало на то, что здесь существует портал. Замотав рог в обрывки подобранных с пола водорослей, Кощей и Юрс углубились в коридоры обратного пути. Им предстояла трудная дорога с множеством изощренных древних ловушек, но Бессмертный хорошо её запомнил и уверенно шел вперед.
  
   ***************************************************
  
   Нигде больше не останавливаясь (так решила Баба-Яга) Змеш приближался к дому. Два последних часа змей молчал, слышалось лишь его тяжелое дыхание трех вытянутых вперед голов. Он очень устал и держался в воздухе только благодаря поддержке Сквознячка. Последний участок полета проходил, можно сказать, даже обыденно, без каких-либо заслуживающих внимания событий. Лишь в конце полета Сквознячок принес настораживающую весточку. Он сообщил, что вновь появились темники. Два шара отлетели от места их стоянки, и тем же путем, каким им не удалось ранее, но теперь, уже в спокойной обстановке, достичь берега у пещеры. Некоторое время спустя, пробыв там, они стали медленно двигаться, примерно, по маршруту полета Горыныча. Летят они, не торопясь, часто кружатся на одном месте, и пока находятся далеко от летящего змея. Это успокоило беглецов и скоро они забыли об этом. Дети присмирели, насытившись видами поверхности, мелькающей под ними, и желали лишь одного - поскорее оказаться на своей усадьбе, где с нетерпением ждали их возвращения.
   Неожиданно раздавшийся пронзительный свист, встряхнул утомленных пассажиров змея. Это был сокол.
   - Око! Дружище! - закаркал Врун. - Взбодрись сонное царство, мы дома! Как там мой памятник?
   - Помолчи, - прервала его карканье Баба-Яга. - Его интересует только свой памятник. Нашел, что спрашивать. Как дела у Кики? - спросила она.
   - Все нормально. Ждем вас, и очень скучают. Собрались все, даже Топтыгин пришел со своими малышами. Такие шалуны, спасу от них нет. Все время норовят забраться в сарай к Домовому и вытащить оттуда что-нибудь. Слушаются только Жаклин, даже боятся её. Она тут одному нос ошпарила своим ядом, за то, что пытался стащить сеть. Два дня он потом свой распухший нос держал в луже, да и от деда еще получил.... Так что они теперь стараются держаться от неё подальше.
   - Торж, еще немного терпения, и твое желание посетить усадьбу исполнится. Наконец встретишься с Домовым. Уверен, что у вас найдется много тем для разговоров и экспериментов к обоюдному удовольствию. Может быть, и нам что-нибудь перепадет. Все свободное время он теперь проводит около вашей синтезирующей установки, и то, что иногда у него получается - превосходно! - несмотря на то, что по вкусовым оттенкам и аромату оно разительно отличается от нашей пищи. Наш повар очень переживает, что познакомился лишь с некоторыми функциями синтезатора и с нетерпением ждет тебя. Кстати, должен напомнить тебе, что твой иммунитет, как утверждает Тихон, рассчитан на полгода. Если учесть, что ты уже полтора месяца как покинул свой мир, то ты можешь рассчитывать на четыре месяца. Не забывай об этом, да и мы будем следить.
   "О чем он говорит? Я ничего не понимаю.... Какие-то разрозненные воспоминания всплывают из памяти, но, как и с чем связать их у меня не получается".
   Змеш немного не долетел до усадьбы, он тяжело рухнул на поле. Несмотря на жесткое приземление никто не возмутился. Дети с оханьем и веселыми криками скатились по крыльям вниз в густой травяной ковер из высокого клевера, ромашек и васильков. Зелень обдала их свежестью и неповторимым ароматом полевых цветов второй половины лета.
   - Ничего, дорогой. Отдыхай. Сейчас тебе доставят воду и рыбу, - сказала Баба-Яга, ласково хлопая по жесткой шкуре змея.
   - Отдохнешь с вами, - проурчал Змеш. - Немного полежу тут, а потом переберусь на речку, в компанию Сома и Аллигатора.
   - Хорошо. Мы немного погодя тоже туда подойдем.
   - Идем Торж, - Леший взял его под руку и повел по разнотравью к плетню усадьбы. - Познакомлю тебя с жителями и гостями этого гостеприимного дома Кикиморы.
   Первыми, кто их встретил, оказались пятеро медвежат, которые остановившись на мгновение, чтобы оглядеть бредущих в траве, побежали дальше, к Змею-Горынычу, - видимо эта возвышающаяся в поле громада интересовала их более всего.
   - Послушай, Топтыга, - рыкнул Змеш, - я возьму их с собой, пусть охладятся. Мы приглядим за ними.
   - Ты их уронишь.
   - А ну-ка мохнатики, полезайте в клетки и сидите там, пока я не приземлюсь на берег. Если пообещаете мне сидеть тихо, то возьму. Ну?
   Медвежата быстро залезли в клетки и затихли, всем видом показывая, что согласны на все, лишь бы он их взял с собой.
   - Какие они у тебя послушные, - рыкнула центральная голова.
   - Ну да, ты еще не знаком с их проказами, - тихо заревел медведь, но громко зарычал медвежатам, что разрешает.
   - Ну вот, дождался ты, Домовой, - привезли мы тебе гостя, - сказал Леший, подводя к нему лже-Торжа.
   - Где мой любимый? - послышалось кваканье.
   Жаклин вылезла из широких складок одежды Водяного и, выпучив глаза, смотрела на лже-Торжа. Однако, тот не проявил к ней никакого интереса. И это после всего того, что она сделала для него?! Жаба была оскорблена до глубины своей жабьей души. Шарфрос-Торж не обращал на неё никакого внимания и был полностью поглощен разглядыванием Домового, одежда которого несла на себе неуничтожимые следы приготовленных кушаний за много-много лет. Уже много раз ему предлагали сменить одежду на новую, но он с возмущением отвергал всё, с горячностью утверждая, что она является неотъемлемой частью его, что он помнит историю каждого пятнышка и это порождает целую лавину поварских воспоминаний. Нет, он никогда её не бросит, что это было бы предательством с его стороны по отношению к ней.
   - Рад тебя видеть, Торж. Пойдем. Пока Кики тысячу раз не пересчитает свое многочисленное семейство и не расспросит каждого, у нас есть время, чтобы познакомить тебя с моим хозяйством. Меня интересует твое мнение о некоторых моих изделиях синтеза.
   Проследив взглядом, как Домовой и лже-Торж исчезли на кухне, Жаклин прямо взорвалась от распирающего её возмущения.
   - Как! Ква-ква-ква! Что же это такое?! Я не понимаю!! Объясните мне, неужели я так изменилась за год, что он не узнал меня? Водяной!
   Жаба раздулась, из покрывших кожу набухших пупырышков появились капельки яда.
   - Что ты, дорогая. Я ничего не замечаю. Ты как всегда - прекрасна, - забулькал водный житель. Это всё Домовой.... Схватил головача и потащил к себе, а он ещё после дороги не отошел, - кататься на змее привычку надо иметь. Правда, Леший?
   Леший не успел ответить. На Водяного спикировал Врун. Он успел разглядеть своим единственным глазом назревающий скандал, который собиралась устроить жаба, и поспешил сюда.
   - Рад тебя приветствовать, - каркнул он. - Ты чем-то расстроена? Давно не видел тебя такой. В чем дело?
   - Я не расстроена? Ква-ква-ква! Все радуются встрече, а он, этот ваш головач, оскорбил меня.
   - Да что ты говоришь?
   - Да. Он даже не заметил меня! Посмотрел в мою сторону, как на какую-то рядовую улитку. Это на меня-то, на ту, которая дни и ночи впитывала в себя его жар. И он после этого еще клялся в вечной своей любви ко мне. Даже Водяной не говорил мне таких прекрасных слов. А что теперь?
   И она еще больше надулась.
   - Постой, Жаклин, - прошуршал Тихон, показываясь из-под крыла ворона. - Не горячись. Ты не все знаешь, - он немного болен. Торж совершил героический поступок, а потом с ним произошло несчастье, и он частично потерял память. Мы тоже замечаем некоторые его странности. Необходимо время, чтобы она к нему вернулась. Вместо того, чтобы дуться на него, сделай вид, что видишь в нем прежнего друга, напоминай ему о прежних днях, интересуйся тем, как он провел этот год, и так далее. Прояви к нему максимум внимания и ласкового отношения, а то он чувствует к себе некоторую настороженность, и в нем, так мне кажется, просыпается прежний хромовик. А этого нельзя допустить. Ты понимаешь?
   - А что с ним произошло? - жалобно квакнула жаба, сразу присмирев.
   - Мы сами ничего не знаем - не до расспросов было. А вот и он сам.
   ЛжеТорж в сопровождении Домового вышел из дому. Его походка была неуверенной, и он слегка покачивался.
   "В чём дело "костюм"? Я чувствую пространственную неустойчивость".
   "Так действует та жидкость, которую пришлось всосать по твоему приказу. Она весьма необычная - способна воздействовать на двигательные функции принятого образа. Я сейчас провожу её анализ, постараюсь заблокировать её воздействие".
   "Делай быстрее, но не переусердствуй - я должен сохранять соответствующие реакции этого тела. Пока посижу здесь".
   Лже-Торж уселся на ступеньках.
   - Ты, что с ним сделал, Домовой? - каркнул Врун, опустившись рядом с головачем.
   - Ничего я с ним не делал, одноглазый. Устал он, видимо. Налил ему малинового кваску. Так я называю напиток, приготавливаемый из малины и некоторых добавок на этом синтезаторе. Правда, он несколько крепковат для кваса, так и ведь Торж не из слабаков, если судить по вашим рассказам. Оставляю его на вас, а мне готовить надо.
   - Что, что, случилось? - заквакала Жаклин, прыгая по ступенькам.
   - Не видишь, что ли, старая? Плохо нашему другу - совсем ослаб.
   - От такого и слышу. Ты, вот, уговори его лечь, иначе я боюсь, вот так, прыгать на его голову. Лучше я, как в прошлый раз, в позиции "лежа", - так мне привычнее будет, - начну его лечить, пока не признает меня.
   - Ага. Попробую, - каркнул он. - Послушай Торж нашу мудрую Жаклин. Приляг вот здесь, на ступеньках - она врачевать будет. В прошлый раз, помнишь, каким посвежевшим ты вышел из её объятий.
   "Он с этой тварью уже общался ранее, - отреагировал лже-Торж на его карканье, - и она тогда, похоже, лечила его, и успешно. То же самое мне предлагают сделать и сейчас. А надо мне это? Маска, потерявшая память, мне весьма удобна. Но, с другой стороны, из-за отсутствия всякой информации об этом Торже я попадаю в нелепые ситуации, что вызывает ненужные подозрения. Придется подчиниться".
   Отдав указания "костюму" на формирование его поведения адекватного действиям жабы, Шарфрос разлегся на ступеньках, чем не преминула воспользоваться Жаклин, мгновенно вспрыгнув ему на лоб. Поток незнакомых ощущений захлестнул "костюм". Он был чрезвычайно богат разнообразными впечатлениями. Откуда и сколько их могло поместиться в столь маленьком тельце? "Костюм" чуть было не попал под их влияние и не стал подстраиваться уже под этот образ. Темник вовремя распознал опасность и включил соответствующие фильтры в настройку. Теперь он, не опасаясь последствий, впитывал воспоминания маленького создания, сидящего на нем. Изначально разрозненная информация постепенно стала складываться в единую картину тех далеких событий, которая испытала это существо. Шарфрос не пожалел о том, что разрешил себе соприкоснуться с жабой - теперь он знал многое о том персонаже, личину которого носил. И хотя этот портрет был внешним, созданным посторонним наблюдателем, но он многое говорил об его истинном обладателе.
   - Спасибо тебе, Жаклин! Ты спасаешь меня во второй раз, - заговорил лже-Торж, садясь и беря в свои широкие ладони жабу. - Как тебе это удается?!
   - Он узнал меня!! Он узнал! - радостно заквакала Жаклин. - Я расскажу всем ..., - и она запрыгала в сторону группы взрослых, расположившихся у куста калины и что-то оживленно обсуждающих.
   - Нет! "Пять баллов!" Ты только погляди, Тихон. Эта старая ворчливая жаба творит настоящие чудеса. Где она набралась премудростям врачевания?
   - В болоте, в болоте, одноглазый. Это оно нам кажется мертвым местом. А оно - живое. Проходит длинный жизненный путь от озерца до зарастающего болота. В нем живут миллионы и миллионы организмов и растений, рождая бесчисленные потомства, передавая им свои жизненные силы и накопленный опыт. Вот жаба и черпает эти знания из болота. Понял? Ты как, Торж? Тебе лучше? - зашуршал он.
   - Отлично. Как после хорошего сна. Мудрый ты, Тихон. Приятно тебя слушать. Рад буду с тобой поговорить, а теперь хочу сходить на тот луг - уж больно вкусно с него пахнет.
   - Ну и фантазер ты, головач. Надо же такое сказать про луг, - вкусно и пахнет. Для меня побольше и пожирнее червяков или мух, тогда - вкусно.
   - Каждому свое, - произнес Тихоня. - Полетели к детям.
  
   ******************************************************
  
   "Древние" в это время вели серьезный разговор.
   - Конечно правильно, что вы закрыли портал, - пришел мыслительный посыл от Аллигатора, который вместе с Сомом и Змеем-Горынычем, находился на берегу реки, - но главным остается вопрос: почему Земля так им необходима? Даже такой древний житель, - в какой-то степени живое произведение "других", как Жвак или Червь, - и те не вспоминали о врагах своих создателей".
   - Здесь ты не совсем точен. Жвак, как-то в своих воспоминаниях, говорил, что "другие" старались создать какое-то оружие против врагов, но оно не получилось из-за нехватки времени, а в результате экспериментов вышли эти уродцы. Большего сделать "другие" не успели.
   "Вы говорили, что они, якобы, всасывали воду, - послышался голос Сома. - Может быть, для них она представляет большую ценность?"
   - Вряд ли, друже, - булькнул Водяной. - На других планетах и мирах её предостаточно. Зачем лететь сюда, за тридевять земель. Так почему, всё-таки, Земля?
   - Так оно так. У головачей тоже много воды, - заметила Кикимора, - но, тем не менее, они удивлялись великому многообразию живых существ нашей планеты. А ведь они все связаны с водой.
   - Странный какой-то у тебя получается вывод, дорогая, - сказал Леший. - По словам нашего умника этому всегда способствуют условия на планетах: на одних - одни, на других - другие. Отсюда и различия в разнообразии на них. А на тех планетах темников сами физические законы совершенно отличаются от наших. Там и воды, вообще, может не существовать. Причем тогда наша .... Нет, здесь какая-то другая причина. Надо искать.
   - Искать! Это не шишка какая-нибудь в лесу, чтобы её искать. Умный ты больно, - заворчала Яга. - Забыл как эти "шишечки" атаковали нас?
   Наступило долгое молчание, прерываемое тяжелым дыханием Водяного и изредка раздававшимся бульканьем из его живота.
   - Опять лилий наелся, - раздраженно проговорила Баба-Яга.
   - Я с самого утра ничего не ел, - обиделся Водяной. - Есть хочу, оттого и урчание.
   - Потерпи. Сейчас пойдем. Давайте решать, где спрятать рог. Тот, фальшивый рог, который привезли с собой. Все видели его у нас, но только мы знаем, что он - ненастоящий. Надо довести обман до логического конца. У кого какие предложения?
   "Давайте его сюда. Я его в речке спрячу, сойдет за какой-нибудь булыжник", - булькнул Сом.
   "Можно в топких болотах. Спрячем так, что потом сами не найдем", - послышался рык Аллигатора.
   - Мне кажется, что так поступать нельзя. Мы еще не знаем, что нам предстоит делать в дальнейшем. Может быть, нам придется вновь его извлекать. Поэтому он должен быть доступен. И лучшего для этого места, чем карьер, нам не найти. Давайте спрячем его там, где лежал настоящий рог.
   - Ну, что ж, Леший предлагает разумное решение. Я - "за". Соглашайтесь бабки, и пойдем есть. Ты как, Домовой, думаешь?
   - Мне оно тоже больше нравится - рог всегда будет под боком. Да и с ребятами тогда будет проще, если они что-нибудь замыслят втайне от нас. Пусть думают, что он там, и настоящий. Отвести его туда надо на виду у всех.
   - Хорошо, на том и порешили. Змеш, ты заканчивай полоскание и возвращайся. Отвезешь Лешего и Водяного.
   - Я умру с голода. Есть хочу.
   - Поешь на карьере сырых лопухов. Все. И не проговорись про нашу тайну своей болотной подруге.
   Однако это уже было лишнее предупреждение. Упомянутая подруга все это время, пока велся разговор, сидела, замерев, на кочке, заросшей брусникой. Поначалу она не хотела прятаться, а торопилась к взрослым, чтобы сообщить им о частичном возращении памяти Торжа. И это была её, жабья, заслуга, и она хотела просто похвастаться, еще раз напомнить всем, что она есть и может быть весьма полезной. Однако она не успела открыть свой широкий рот. Что-то таинственное послышалось ей во фразах "древних", она насторожилась, а затем и спряталась. Так она и подслушала весь разговор, и теперь её распирало от удовольствия, что она знает "тайну". И хотя она не поняла в чем её суть, для неё это уже было неважно. Главным было то, что теперь она тоже может тайно с кем-нибудь поделиться этой тайной.
   Замечательно! Она утрет нос этому выскочке пауку, который вечно где-то откапывает всякие тайны и оказывается в центре всеобщего внимания. Так она сидела на влажной кочке и с нетерпением ждала, когда заговорщики разойдутся. Вот здесь ей не повезло. Обе подруги остались и теперь они вели никчемный, - по определению жабы, - разговор о подросших детях.
   Через некоторое время большая тень, накрывшая кочку, известила Жаклин о возращении змея, но она продолжала, затаившись, сидеть.
   - Отправляйтесь. Торжа не берите, пусть отдохнет. Мы еще побудем здесь, - услышала она голос Бабы-Яги, а затем добавила Кике: - Змеш полетел на карьер. Еле отбились от ребят, желающих отправиться с ними.
   Посидев еще немного, обсудив отношения Синеглазки и Лесовика, подруги, наконец, отправились на речку. Только тогда Жаклин попрыгала на усадьбу. В поисках Синеглазки она натолкнулась на лже-Торжа, чем-то сильно озабоченного. Он стоял в поле около плетня и сосредоточенно смотрел вдаль.
   - Ты что, Торж? Нормально себя чувствуешь?
   - Да, Жаклин. Змеш улетел. Увез Лешего и Водяного, а меня, почему-то, не взяли.
   - Не расстраивайся, я тоже не была на карьере. Это Врун туда регулярно летает за слюдой. Видел его памятник слюде?
   - Да, мой памятник, - закаркал Врун; он пролетал мимо, но, услышав слова о памятнике, не удержался и приземлился, чтобы похвастаться. - Никто меня не поддерживал, Торж. Только благодаря моей настойчивости теперь стоит он здесь как маяк, - видишь, как сияет на Солнце. Пойдем, я расскажу тебе о слюде.
   - Врун, ты не видел Синеглазку?
   - Она на поле с Лесовиком. Уже возвращаются .... Ну, идем, головач.
   О, как невыносимо ожидание! Вокруг жабы, в траве, сидела и ползала симпатичная и вкусная пища, но она не обращала на неё никакого внимания. Жаклин совсем забыла о голоде, её взор был обращен на мелькающую в траве голубую косынку Синеглазки.
   " Ну, где же она? Где? ... Как долго ...."
   Тайна жгла жабу изнутри.
   - Ну, наконец! - заквакала она, когда Синеглазка подошла к плетню. - Что так долго можно делать на поле? Солнце печет, душно; на речке лучше.
   - Ты чего, милая Жаклин? Ты меня, что ли ждешь?
   - Тебя, тебя. Так бы я и ждала кого-нибудь на солнцепеке, как же. Мне надо с тобой поговорить, срочно. А ты, Лесовик, иди, иди к Торжу; там ему Врун сказки рассказывает про слюду. Наврет ему в три короба такое, что потом самому неудобно станет. А нам, затем, придется разъяснять головачу: что и к чему.
   - Слушай, у меня тайна, - таинственно заквакала жаба, когда Лесовик отошел от них. - Змеш повез на карьер Лешего и Водяного.
   - Ну и что? Я знаю об этом.
   - И они взяли с собой рог.
   - Да. Леший теперь не расстается с ним, об этом все знают, и никто не делает из этого тайны.
   - Что ты меня все время перебиваешь - слова сказать не даешь. Вот обижусь и не скажу тебе про тайну, она замолчала, но, потом, видимо решив что-то для себя, еще тише заквакала. - Но ты не знаешь того, что рог-то - ненастоящий.
   - Как, ненастоящий? А где настоящий? Ой, что я говорю: настоящий, ненастоящий. Ты о чем, Жаклин? Я тебя не понимаю.
   - Какая же ты все-таки глупая, Синеглазка. И что в тебе хорошего нашел Лесовик? Еще раз повторяю тебе: рог, который повезли на карьер - ненастоящий. И они хотят его спрятать там, на карьере.
   Синеглазка молчала и внимательно разглядывала жабу.
   - Зачем ты все это придумываешь: ненастоящий рог ... везти на карьер ... и прятать его там. Ерунда какая-то ....
   - Ничего я не придумала. Я случайно услышала разговоры наших старших. Они специально придумали так делать. Хотят, чтобы все знали, что рог спрятан на карьере, а вот, что он ненастоящий, скрывают. Зачем, не говорили, и где настоящий, молчат. И все это вместе - большая тайна.
   - А мы проверим, - после недолгого молчания сказала Синеглазка. - Они скоро вернутся. Тогда посмотрим, привезли они с собой рог или нет.
   Из дома раздался шум от падающей мебели и посуды, звон разбитых склянок, ругань, прерываемая громким чиханием и кашлем. На пороге появился Домовой. Знаменитый его халат был обсыпан мукой с налипшими дольками маринованных яблок, с колпака на уши свисали веточки вишен, на шее висела связка красного перца. Лицо его было чрезвычайно красное - то ли он испачкался в чем-то, то ли оно стало таким от непрерывного чихания.
   - Торж!! - заорал несчастный. - Торж!!! Где ты?! Ах, вот ты, - увидел он появившегося головача с вороном на плече. - Спаси ..., твой комбайн с ума сошел ..., помоги ..., - он в изнеможении уселся на ступеньках и рассказал, что случилось.
   Домовой решил приготовить на синтезаторе новую подливу. Исходя из своего поварского опыта, он подобрал необходимые ингредиенты; задал, как посчитал, требуемые режимы, используя рекомендации, изложенные в инструкции, написанные Юрсом, и стал ждать. Ждать пришлось дольше обычного. А потом началось! Синтезатор выплюнул варево, которое чадило густым паром чего-то незнакомого, но, надо сказать, вкусно пахнущего, и выпустил струю пыльцы, которая мгновенно заполнила всю кухню. Именно эта коварная пыльца ослепила экспериментатора, из глаз потекли слезы. Дыхание перехватило, и неудержимо начался чих. Ослепший, непрерывно дергающийся от чихания всем своим большим телом Домовой стал ломать мебель, крушить посуду и запасы продовольствия на полках. Не сразу, наконец, ему удалось выбраться на волю, но к тому радостному моменту он успел разнести всю кухню. Пока страдалец всё это рассказал, двор оглашался взрывами хохота.
   - Что я неправильно сделал, Торж? Никак не ожидал, что он способен на такие шутки. Теперь мне боязно к нему и подступать.
   - Вряд ли я тебе здесь помогу. По-хорошему говоря, Юрса сюда надо - он всё знает, а я такой же знайка как и ты.
   Лже-Торж говорил медленно, выдавливая из себя слова. Он видел, как улетел Змей-Горыныч, увозя на себе только двух пассажиров, несмотря на настойчивые просьбы ребят взять их с собой. Но головача интересовал лишь Леший, который забрал с собой рог.
   "Они делают это уже второй раз", - и теперь с нетерпением и беспокойством ждал их возвращения.
   - Юрс. Но ведь он остался в портале, - расстроено произнес Домовой, снимая с себя прилипшие макароны. Неужели ты ничего не помнишь? А я ждал тебя, надеялся.
   - И правильно сделал, - заговорил Кой-Где. - Как дегустатор ему нет равных. Поэтому сохраняем за ним эту функцию и в дальнейшем, а осваивать синтезатор будем сами, начнем экспериментировать - нам не привыкать. Кто в команду экспериментаторов? - поднялся лес рук, и кикиморенок продолжал. - Вытаскиваем комбайн во двор, и начинаем в него швырять все, что попадется под руку. Синеглазка, ты будешь вести дневник - сколько чего и какие установлены режимы.
   - Стоп! Так нельзя, - прервал его Кой-Как. - Чтобы понять работу, необходимо придерживаться определенной системы. Надо взять какие-нибудь продукты и их не менять, будем изменять только режимы. Вы помните, Юрс говорил, что, прежде всего, необходимо установить вид продукции, какой желаем получать. Если лекарство, тогда и режим "лекарство"; еда, то - режим "еда"; напиток - режим "напиток", и так далее. И надо ждать окончание процесса, а не так, как делал наш стряпчий - бросал без разбора, что попадется и не ждал окончания синтеза. Ведь так, дядька?
   - Ну, было такое, - с неохотой признался тот.
   - Вот. Нужна система. Торж будет пробовать. Ему в помощники придадим Вруна.
   - Почему я? А если отравлюсь?
   - Не отравишься. Аппарат ядов не выдает - он сообщает об этом, если ты, конечно, специально не задашь такой режим. Но, думаю, что подобный режим задать непросто. Может быть, Юрс мог бы это сделать. Включим в компанию и паука. Ты согласен?
   Тихоня согласно задвигал лапами.
   - Буду следить за Вруном, - прошуршал он.
   - Торж, Тихон согласен. Идем ....
   - Попозже. Вначале следует прибрать там все. Скоро обед, а у Домового, наверное, ничего еще не готово. Увлекся экспериментами и забыл про еду. Как, Домовой?
   - Да, ты прав. Идемте ребята, поможете убраться.
   В сопровождении ребят он отправился на кухню. Около двери Кой-Где обернулся и, увидев отсутствие Синеглазки, крикнул ей:
   - Сестра, а ты почему не идешь?
   - Я потом подойду, вы пока мебель расставляйте.
   Раскаленный диск светила медленно катил по небосводу, обдавая Землю горячими волнами. Было жарко. Зелень растительности немного пожухла и стала приобретать сероватый оттенок и скручиваться, пытаясь сохранить остатки влаги. Всё живое жалось к тени, ища там прохладу.
   - И чего вы здесь расселись, на пекле? - прошуршал Тихоня, выползая из-под складок одежды девушки и оглядывая троицу. - Спечетесь же. Про головача ничего не могу сказать, может быть ему такое пекло в радость, а у тебя, старая жаба, похоже, все мозги высохли - ничего уже не соображаешь. И девочке полезнее быть сейчас на реке, с бабками. Но если вы и дальше решили жариться, то я покину вас. Залезу под крыльцо, в прохладу по полом. Там сейчас много попряталось жирных мух. Присоединяйся, Жаклин.
   - Ползи, ползи, а мы уж как-нибудь здесь побудем, - квакнула она. - Надо же кому-то встретить Змеша, а так нехорошо как-то ....
   Паук уже сбежал на ступеньку и собрался скрыться под лестницей, как остановился и подозрительно прошелестел:
   - Ведь должна же быть весьма веская причина, чтобы ты, старая, сидела на солнцепеке под присмотром моей Синеглазки, которая должна бы уговорить тебя спрятаться куда-нибудь в мокрое место. А? Что-то здесь не так. В чем дело? Признавайтесь!
   Его большие глаза вопросительно смотрели прямо в глаза девушки, отчего той стало очень неуютно - до сих пор у ней от паука не было никаких тайн.
   - Действительно, Жаклин, что это мы? Так можно и солнечный удар получить. Спрячемся под кленом. Торж, идем с нами.
   Синеглазка, подняв жабу и, взяв под руку головача, залезла в густую тень развесистого клена в дальнем углу двора. Они были не единственными, кто здесь спасался от изнуряющей жары в его благодатной прохладе. Вокруг на ветках прыгали многочисленные пичужки, не переставая и здесь находить какую-нибудь букашку, которой в густой листве и траве было превеликое множество.
   От такого обилия окружающей его живности темнику стало неуютно. Ему с трудом удавалось блокировать стремление "костюма" настроиться на проползающее рядом живое создание.
   "Как их здесь много. Конструкторы не учли подобную ситуацию. Еще нигде мы не встречали в единице объема такого обилия совершенно не похожих живых существ. Мне приходится почти вручную управлять блокировкой внешнего воздействия. Придется покинуть это место".
   Лже-Торж вылез из-под клена, и в этот момент на его плечо уселся ворон, только что вылетевший из дома.
   - Где Синеглазка? - каркнул он, осматривая своим единственным глазом двор и поле. - Ребята уже расставили всю мебель. Теперь дело за ней.
   - Сестра! - закричал весь измазанный во что-то белое Кой-Где, выходя на крыльцо в окружении братьев, таких же грязных, но веселых. - Мы сделали самое трудное дело, осталось немного мусора, но ты справишься с этим. Где ты? А нам надо на реку, иначе, нас таких матушка не пустит за стол.
   - Ага, ишь ты какой! - послышался из-под клена возмущенный голос. - Вы, значит, пойдете на реку, а мне - в душный дом?
   - Еще братом зовешься. Не любишь ты свою сестру, - прошуршал Тихоня, выползая на крыльцо. - Очень жарко!
   - Вот ты какой! Нам - не жарко, а ей - очень жарко!
   Уже готовая начаться перепалка была прервана трубным зовом - возвращался Змей-Горыныч.
   - Ой, умираю! Воды, воды! - булькал Водяной, скатываясь на землю по крылу змея. - Домовой, подавай сюда бочку! - взывал он. - Ну, где ж ты?! - но, увидев появившегося грязного Домового и таких же ребят, он забыл о своем, и тихо, почти шепотом, забулькал: - Что случилось? Все живы?
   - Все нормально. Не беспокойтесь. Просто я немного поэкспериментировал с синтезатором. Ребята помогли мне прибраться. Идите все на речку, бабки уже там. Я, когда приготовлю всё, позову вас. Сегодня обеда не будет, да его и никто не захочет в такую жару. Устроим грандиозный ужин. Согласны?
   - Отлично. В такую жару лучше быть на воде, - согласился Леший. - Давайте грузитесь, составим компанию нашим бабушкам.
   - Ур-а-а!!
   С криком и толкотнёй все полезли на змея, который стоически переносил каждую такую погрузку. С большим трудом взбирался Водяной. Он еще не отдохнул, но зато успел довольно полно наполнить своё тело водой и потому отяжелел. Ему все помогали карабкаться по жестким крыльям, но он добирался лишь до их середины, а, потом, с громким бульканьем "Берегись!", от которого дети разбегались во все стороны, скатывался вниз. И все начиналось заново. В конце концов, пришлось вмешаться самому Горынычу, чтобы втащить его на свою спину.
   - Всего истоптали, ни одного живого места не оставили, - урчала центральная голова, внимательно следя за тем, надежно ли закрепились седоки. - И зачем Природа создала тебя таким объемным, друг болот? Сколько материала израсходовала зазря, можно было б жаб тысячу штук изготовить. Вон твоя подруга и плавает, и бегает и прыгает - загляденье, да и только. А ты? Такой - грузный, и лежишь в своей тине. Вот я тебя и спрашиваю. Для чего?
   - Для дум. Такое мое состояние очень располагает к размышлению о смысле бытия.
   - Да что, ты. Расскажешь мне как-нибудь, до чего додумался.
   - Для этого надо посетить мой дом.
   - Что, и в болото залезть?
   - Конечно. Только так можно погрузиться в состояние, располагающее к подобным размышлениям.
   - Почти уговорил, как-нибудь соберусь. А сейчас, на реку. Держись!!!
   "Они вернулись без рога", - озабоченно констатировал лже-Торж.
   - Они его оставили на карьере. Я же тебе говорила, - тихо проквакала Жаклин, сидя в ладонях Синеглазки.
   - Вы чего там шепчитесь? У вас появились тайны? - зашуршал Тихоня. - Я это почувствовал еще тогда. Нечестно так. Я всегда все рассказывал.
   - Ага. Неплохо бы тебе еще вспомнить, что из всего этого потом вышло, - квакнула жаба.
   Обедо-ужин состоялся, когда уже спала жара, а над полем появился легкий туман, и потянуло вечерней прохладой. Все сидели за столом, ожидали начала трапезы. Хорошо было сидеть здесь в тени и отдыхать от жары. С поля доносился визг и рычание медвежат, они лакомились медом, выковыривая его из старого дупла, который из леса приволок Таптыга.
   - Не нравится мне такое пекло, - сказала Баба-Яга, садясь за стол. - Ты помнишь, Леший, как три года назад тоже также нещадно жарило, а потом зарядил дождь и лил, не переставая, несколько недель.
   - А я, Яга, вспоминаю это время с большой радостью. Ведь именно тогда ты, наконец, решилась покинуть свою одноногую избу и посетить Кики; здесь и осталась к всеобщей радости.
   - Да. Было такое, - задумчиво молвила Яга, погруженная в свои мысли, а затем кинула быстрый взгляд на Торжа и произнесла: - Ты все еще боишься нашей воды, не можешь забыть, как вы, чуть было, не погибли тогда. Напрасно. У тебя же иммунитет ко всем нашим заразам. Не думала, что ты такой впечатлительный.
   - Она думала, - передразнил её Врун. - А ты, бабушка, не обращала внимания на такую закономерность, что чем крупнее тело, тем медленнее текут в нем мысли? Вот, к примеру, возьмем Водяного. Пока от него чего-нибудь добьешься, так за это время можно два раза слетать от усадьбы до его болота. И, другой пример. Его подруга - маленькое создание. Если уж откроет свой широкий рот, то, далее, самостоятельно его не закроет, приходится всем потрудиться над этим. Почему так происходит?
   Веселый хохот прокатился по столу.
   - Почему опять я? Тихон меньше меня, - квакнула жаба.
   В ответ опять раздался смех.
   Дальнейший разговор был прерван появлением Домового, который позвал детей, помочь ему, вынести еду. Вскоре они появились. И когда только этот творец еды успевает приготовить столько разнообразной пищи?!!
   Каждый кикиморенок в обеих руках что-то нес. Но на этом Домовой не успокоился. Пришлось сходить еще раз, но уже в погреб, за мочеными яблоками и брусникой, солеными огурцами и помидорами, квашеной капустой - такие солености очень хороши в жаркую погоду. Оттуда же был доставлен охлажденный клюквенный морс и квас из березового и кленового соков, который оказался особенно желанным после душного и жаркого дня.
   - Приступаем, - скомандовал Хозяин кухни, расставляя все это на столе. - Кстати, пока не забыл. На завтра назначается большая рыбалка - надо к зиме пополнить рыбные запасы.
   Застолье продолжалось долго. Никто никуда не спешил и никто им в этом не мешал. Спокойствие опустилось на усадьбу Кикиморы, незаметно куда-то спрятались тревоги.
   Никто сейчас не вспоминал и о темниках.
  
   *********************************************************************
  
   Неприятности, как всегда, начались неожиданно, когда их никто не ожидал. Влияние гравитации планеты постепенно накапливались в компенсаторе, и система формирования индивидуального защитного поля кокона стала давать сбои. Белоснежная пушистая внешняя оболочка кокона, в котором находился Ворс, начала пульсировать и от неё отрывались небольшие пушинки. Они отлетали в стороны, медленно таяли, а затем, когда превращались в еле заметные точки, неожиданно взрывались в виде разноцветного фейерверка, сотрясая пространство. Со стороны все это выглядело грандиозно и красиво, но только не для пассажира кокона.
   - Что у тебя происходит? - раздался в модуле голос Лысого.
   Ворс с безумными от страха глазами бегал вдоль консоли управления, разглядывая показания информационных панелей. Это было бесполезное занятие - он ничего в работе компенсатора не смыслил. Необходимыми знаниями обладали только сами разработчики. Единственное, что до него дошло, так это тающие запасы энергии.
   - У меня утекает энергия! Что делать? - взвизгнул он.
   - Прежде всего, не паникуй.
   - Тебе легко так говорить, когда все нормально в твоем коконе, а у меня скоро опустошаться аккумуляторы, и я взорвусь.
   - Ну что ж, такой вариант возможен. Мы изначально знали, на что шли, - холодно и констатировал Лысый.
   Ворс издал звук, напоминающий тоскливый вой.
   - Прекрати! Передай мне показания с третьей и седьмой панелей.
   Ворс продиктовал.
   - Так, - через некоторое время произнес Лысый. - Идет распад энергетических вихрей в компенсаторе. От этого утончается преобразующий слой между нашей и их материями. Это то, что я еще помню с подготовительных курсов. Посмотри, далек ли плавающий уровень от помеченной риски на правом индикаторе, имеющем вид вертикальной трубки.
   - Он почти достиг третьей отметки.
   - Так. При номинале должно быть полтора, а всего их семь. Еще не так уж и плохо. Слышишь, Ворс, ещё поживешь.
   - У-у-у ... Помоги! ... Не бросай меня ... Забери в свой кокон и полетим на базу. Там я пересяду в новый, и мы вернемся назад, быстро. А?
   - Нет. У меня нет уверенности, что это займет мало времени. Слишком непредсказуем путь из-за всяких возможных осложнений, - мы уже не раз убеждались в этом, - а я должен быть здесь. В любой момент на связь может выйти командир, и потребуется срочная помощь. Ты же знаешь, что от этого зависит жизнь всей нашей команды. Так что, сам понимаешь .... Но мне жаль не тебя, - ты уж прости меня за подобную жестокость, - жалко энергии твоего кокона. Вот за неё я буду бороться. Поэтому, слушай меня внимательно и делай так, как я буду говорить. Никакой самодеятельности как бы ни было плохо, иначе - убью. Сейчас я состыкую наши коконы, но ненамного - создам энергетический туннель. Ты же оставайся там и не пытайся перейти ко мне, иначе я выполню свою угрозу. Ибо, как я понимаю, может произойти следующее. Ты перейдешь ко мне, наши коконы объединятся, и твои неисправности заразят мою систему, - ну, как вирус. И вот тогда уж нам никто не поможет, а так я попытаюсь вылечить тебя. Понял?
   - Давай, начинай, - донесся сдавленный голос.
   Кокон Лысого стал медленно приближаться ко второму. На некотором расстоянии от него между коконами вспыхнул и протянулся рукав из текущего и пульсирующего потока энергии. Пространство вокруг рукава стало раскаляться, приобретая различные цветовые оттенки от светло-желтого до бледно-голубого и белого, появились уплотнения источающие лучи лазурного пульсирующего излучения.
   - Перекрой поступление энергии от своих накопителей, пусть системы некоторое время поработают от меня. Тебе придется потерпеть неудобства.
   Раздался хлопок, и цвет рукава скачком изменился, приобретая бархатно-серый оттенок с проскакивающими искорками темно-малинового и фиолетового цвета. Ворса обдало жаром. Стало душно. Его сдавило, а, потом, как ему показалось, неведомая сила завертела его, и расплющило тело на мелкие фрагменты. Тела уже больше не существовала - остался лишь дух и ощущение боли, отовсюду. Он увидел себя на своей родине, в этом прекрасном мире. Все пространство искрилось в лучах трех звезд, взошедших над планетой. Энергетическая атмосфера пела, издавая несмолкаемые трели от восходящих потоков, текущих через поверхность планеты от её раскаленного ядра. Потоки, поднявшись к границам атмосферы, расплывались вокруг планеты разноцветными облаками, некоторые части которых иногда вспыхивали в виде маленьких звезд. В вечернее время зрелище вспыхивающего неба было завораживающим и притягивало к себе мечтательных натур. Его планета была самая живописная из десятка обжитых планет, вращающихся вокруг светил. На горизонте он заметил ряд протуберанцев - предвестникам "возмущений", когда излишняя энергия, накопленная в теле планеты под воздействием излучения светил, выплескивается в космос. Это было очень красиво! Жители ближайших окрестностей бросали работу, выходили на поверхность и стояли под ливнями живительных энергетических растворов, льющихся из тяжелых облаков. Ворсу казалось, что он и сейчас купается в них. Боль куда-то отошла. Какое блаженство! Картина изменилась. Теперь Ворс парил над крупным городом самой заселенной планеты. Он был весь покрыт арочными вихревыми конструкциями, пересекающими друг друга во всевозможных направлениях. Над созданием подобной архитектуры трудились мощные вычислительные системы, потому что никакому гениальному архитектору было не под силу просчитать прозрачность подобных сооружений для энергетических потоков и живительных ливней. С каждой стройкой такой расчет становился более трудоемким из-за сокращения отводимой под неё участка поверхности, представляющей собой чрезвычайно плотное энергетическое вихревое поле. Все большее и большее пространство уходило под резервации для больных жителей, которых с каждым годом становилось больше. Болезнь "молодела", поражая население в более раннем возрасте, чем это было раньше, а жили больные долго. Они вели такой же образ жизни, как и здоровые: работали, отдыхали, веселились и даже создавали семьи. Вот только детей они не могли заводить. Некоторых больных удавалось вылечить, но это стоило очень дорого, и было доступно только высшим эшелонам власти. Поэтому судьба цивилизации была предрешена. Она постепенно вымирала. Спасти её могла только доступное для всего населения лекарство, и оно оказалось только на этой планете!
   "За ним они и прибыли сюда ....".
   Эта мысль вспыхнула в его голове Ворса, и ещё он почувствовал, что кто-то зовет его. Он оглянулся, надеясь увидеть город, но разглядел в белесом полумраке лишь сгусток подвижного тумана, в котором мелькали какие-то образы их мира, на которых не удавалось сосредоточиться.
   "Я должен вернуться богатым.... Я буду здоров", - собралась в голове осознанная мысль.
   - Я должен быть богатым! - заорал он.
   - Ты чего орешь? - послышался голос, и сразу все приобрело осмысленность.
   - Лысый, ты?
   - А кто ж ещё?
   - Все - все. Нормально .... Я просто потерял сознание, в беспамятстве оказался на наших планетах. Хочу туда ....
   - Все хотят. Посмотри на индикатор.
   Подойдя вплотную к панелям (туман ещё не рассеялся) Ворс увидел, что индикатор колеблется около номинального положения.
   - Норма! - закричал он.
   - Ну, вот и порядок. А ты боялся. Поехали дальше ....
   Два белоснежных пушистых, как созревшие цветки одуванчиков, расцепились и медленно двинулись по слегка уловимому следу, оставленного командиром их отряда. И сразу пришло короткое сообщение.
   "Быть готовым!"
  
   *******************************************************************
  
   На следующий день состоялась большая рыбалка. На неё отправилось все население гостеприимной усадьбы Кикиморы. В доме остались только трое: Домовой, Баба-Яга и сама хозяйка, Кикимора.
   Змей-Горыныч расселся на высоком берегу и внимательно смотрел, как расставляют сети. Рядом с ним расположились лже-Торж, который несмотря на настойчивые уговоры отказывался лезть в реку, и Синеглазка, успевшая выкупаться, и теперь наслаждалась Солнцем.
   - Что это за карьер, о котором все говорят? Чем он так знаменит? - спросил лже-Торж.
   - На этом карьере мы нашли слюду и из неё построили "Колобок", на котором плавали по океану и встретили там ужасного Жвака, желающего погубить Землю. Но мы его победили, - заговорила Синеглазка и замолчала, видимо, что-то вспоминая, а потом продолжила. - Тогда же нашли и ключ от портала в ваш мир, а об остальном ты знаешь. Но я на карьере не была, сужу только по рассказам о нем.
   - Наверное, интересное место, - проговорил лже-Торж. - Змеш, а долго они будут ставить сеть?
   - Не быстро. Это дело ответственное, - нельзя оставлять дыры, а то вся рыба уйдет. Потом надо ждать, чтобы она успокоилась и попалась в сети. Нескоро. Хорошо бы размяться, а то мои косточки застоялись.
   - А может быть, тогда слетаем на карьер? Это недалеко?
   - Не далеко и не близко, - рыкнул Змеш.
   - Действительно, Змеш, дорогой, свози нас; и я, наконец, увижу карьер, - поддержала просьбу Синеглазка. - Змеш, пожалуйста.
   Девушка прижалась к голове змея и что-то шептала тому. И доброе сердце Горыныча не выдержало....
   - Залезайте, - рыкнула центральная голова.
   - Мы скоро вернемся, - добавила другая.
   - Куда вы? - булькнул Водяной, устанавливая очередной кол для сети.
   Но Змей-Горыныч уже поднялся в воздух, и вопрос остался без ответа.
   Карьер находился на другой стороне реки и располагался в расщелине между двумя высокими сопками, заросшими густым хвойным лесом. Несколько родников, бьющие из-под каменного основания, подмыли грунт, и одна сторона сопки сползла вниз, обнажив слюдяные пласты, уходящие в тело сопки.
   - Вот наш карьер, - рыкнул Змеш, высаживая ездоков на небольшой поляне, вокруг которой кучами были разбросаны разбитые пласты. - Любуйтесь, а я немного отдохну.
   Сквознячок, наконец, добрался до усадьбы. Вначале, правда, он спикировал на реку, заметив возню рыбаков на крутом берегу реки около её изгиба. Не заметив Бабу-Ягу, он устремился к дому, где, не заметив их и там, устроил сильнейший вихрь.
   - Что такое творится? - удивленно вскрикнула Баба-Яга, выбегая на шум из дома, и сразу узнала Сквознячка. - Ты что хулиганишь здесь? Лети в поле и там развлекайся.
   - Яга, Яга мне нужно тебе кое-что передать, но по секрету, - тихо зашумел он, кружась вокруг её головы. - Отойди в сторонку, пожалуйста.
   - Ну, кто и что передал? - спросила она, встав в тень около клёна.
   - Торж передал, что тот Торж - не тот.
   - Повтори, я ничего не поняла: Торж,... тот Торж,... не тот Торж.
   - Слушай Яга. Я сейчас вернулся из каменного города. Там около обманчивой поляны, по которой нельзя идти, не зная тропинки, я встретил Торжа.
   - Ты чего говоришь? Торж здесь, на речке, на рыбалке.
   - Не перебивай. Выслушай. Тот Торж, которого я оставил у поляны - настоящий, А этот, что у вас - ненастоящий. Он - темник. Этот темник встретил нашего Торжа, справился с ним, но почему-то не убил. Поэтому головач после стычки сейчас несколько не в себе, чуть было не погиб на поляне, не успей я. А темник принял его личину и под его маской оказался в вашем отряде. Правда я не знаю зачем. Яга, ты поняла меня? Ей, Яга, что с тобой?
   Баба-Яга молчала, застыв как изваяние. Вокруг её фигуры возникло легкое свечение от внутреннего возбуждения. Яга вспомнила всё: и необъяснимые странности в поведении головача, и потеря памяти, и мысленные блоки и, наконец, произнесенная странная фраза "Не летал ...", когда он взбирался на змея, - все это вдруг связалось в единое целое и нашло неожиданное объяснение.
   - Он - темник, - прошептала она. - Он хочет захватить рог. Где он? - Яга завертелась на месте, ища кого-то; не нашла. - Где этот Торж? Ах да, он на речке, - вспомнила она.
   - Его там нет, - зашуршал Сквознячок.
   - Как нет?! Ступа!!! - закричала она, и вскоре, оседлав свою "лошадку", примчалась на реку.
   - Где Торж? Торж!! - кричала она.
   - Ты чего кричишь? Что с тобой? На тебе лица нет. Его и Синеглазку Змеш повез на карьер.
   - На карьер? .... И Синеглазку? ....
   Видимо она никак не могла осознать случившееся. Яга опустилась на песок и стала выводить на нем какие-то странные каракули.
   - Да в чем дело? Объясни ....
   Та подняла на Лешего безумные глаза, из которых покатились слезы, и тихо прошептала:
   - Этот Торж не головач, а - темник. Ой, что случилось .... Как же так ....
   Уловив текущие во все стороны от Бабы-Яги волны крайнего возбуждения и беспокойства, Водяной вылез из речки и подошел к ним.
   - Что случилось?
   - Тот Торж, которого мы привезли с собой, вовсе и не наш Торж, а замаскированный под него темник.
   - Как? - только и смог от удивления булькнуть Водяной, а потом добавил: - Надо срочно сообщить Горынычу, пусть он прихлопнет его там же, чтобы и мокрого места от него не осталось.
   Змей-Горыныч слегка задремал, разомлев под жаркими лучами Солнца. Ему вновь пригрезилось безмятежное детство, когда он летал и делал всё, что ему пожелается. Было хорошо и радостно. Мыслительный зов, зародившийся в его центральной голове, прервал эти сладостные видения.
   - Яга, и почему ты меня всегда беспокоишь? - вяло сформулировал он свой посыл.
   То, что он затем услышал, заставило его так резко вскочить, что тело оторвалось от земли. Змеш тяжело грохнулся на поверхность, но уже на полностью выпрямленные ноги. Он вытянул шеи, разглядывая окрестность, и непривычно громко урчал. Наконец Горыныч увидел, что искал и направился в ту сторону. Вся его шкура и редкая чешуя встала дыбом, загривки на шеях поднялись вверх, превратившись в высокие гребни, напоминая о тех древних ящерах, которые бродили по Земле многие миллионы лет тому назад. На лапах проявились мощные шпоры. Уши оттопырились в огромные блюдца-уши, способные теперь улавливать движение даже улитки в траве. Глаза и пасти были широко открыты, а мощные крылья он то крепко прижимал к телу, то полностью раскрывал, ломая при этом молодую поросль сосен и елей. Тяжелая поступь на прямых ногах сотрясала землю. Он стал неузнаваем и страшен. Синеглазка никогда не видела его таким и не представляла, что всеобщий любимец и добряк может превратиться в подобного страшилу.
   - Что с тобой случилось, Змеша? Прекрати! Я боюсь тебя!! - закричала она в испуге.
   Но он не обращал на неё никакого внимания, как будто и не было её вовсе. Змеш, не отрываясь, глядел на лже-Торжа, который был тут же, рядом с ней.
   - Наша встреча произошла раньше, чем я ожидал, - рыкнул Змей-Горыныч. - Ты надел маску нашего друга, ты убил его?
   Горыныч весь кипел от злости и не реагировал на настойчивые к нему призывы Яги, чтобы он не показывал лже-Торжу, что его обман раскрыт, но Змеш никого не хотел слушать. Он желал одного - расправиться с врагом, и прямо сейчас, что и погубило его.
   Шарфрос мгновенно понял, что раскрыт; действовать необходимо было немедленно и реализовывать свой замысел, но, прежде, надо расправиться с этим трехголовым уродцем. Змей-Горыныч навис над ним, широко расправил крылья и занес свою огромную когтистую лапу, намериваясь раздавить пришельца. С громким рыком он ударил в то место, где только что стоял темник, но того уже там не было. Зато недалеко от змея, на вершине карьера вспыхнул белоснежный "одуванчик" - темник понял, что теперь не имеет смысла скрываться. Змеш мгновенно отреагировал. С неожиданной быстротой, так не вязавшейся с его крупным телом, Горыныч бросился на него. Он вытянул вперед лапы, чтобы схватить шар и растерзать. Ему не удалось и это. Не долетев несколько метров, Змеш ударился в прозрачную, пышущую жаром оболочку и сильно обжегся. Его шкура стала покрываться волдырями, но он не замечал этого и рвался вперед. Однако сильный удар отбросил змея.
   "Как видишь, я тоже владею мыслительной передачей,- раздался в головах змея голос. - Тебе не одолеть меня, да мне и не нужна твоя жизнь. Скажи, где вы спрятали рог, - только он мне нужен, - и я отпущу вас".
   - Ах, вот ты какой! Я и забыл, что вы обладаете мыслительным воздействием, - взревел Горыныч и начал внушать ему покорность, приказывая вернуться в облик Торжа без защитной оболочки - тогда бы он расправился с темником.
   Не удалось. "Костюм", в котором сейчас находился Шарфрос, частично защищал его. Змеш, наоборот, чувствовал, что силы покидают его. Он знал, что другие "древние" уже знают, что произошло здесь, и уже помогают, но эта помощь была далеко, плохо организована и пока приносила мало пользы. Нужно время. Шарфрос тоже чувствовал это. Он понимал, что ему не совладать с объединенными силами землян. Надо спешить.
   "Придави его и поддай жару, - приказал он "костюму", - он должен рассказать мне всё. Её не трогать".
   Змеш почувствовал, как на него навалилась тяжесть. Он попробовал сопротивляться, но сил не хватало, а тут еще сгустки горящего пространства, как живые, начали жалить его, сжигая кожу.
   - Говори! - загремел воздух. - Где рог?!
   Синеглазка бросилась к Горынычу, расплющенному и извивающемуся под ударами горящих сгустков, но была отброшена в сторону.
   - Где рог?!
   - Не узнаешь! Хоть убей меня! - рычали головы. - Друзья уже спешат ко мне на помощь. С ними тебе не справиться.
   - Это мы ещё посмотрим, только ты уже этого не увидишь, но вначале я покопаюсь в твоем мозгу в поиске ответа.
   Шарфрос попытался овладеть Горынычем и потерпел неудачу. Змешу ещё удавалось поддерживать мысленную связь с друзьями, и он отбил атаку.
   - Сильный ты, змей, но мне нужен ответ. Добавь ему жару. Еще немного и он сдаться.
   Поток летящих горячих лепешек усилился. Змеш извивался, сжимал свои крылья, стараясь уберечь их от прожига, но угли доставали его всюду.
   - Не тронь его!! - закричала Синеглазка. - Ты от него не узнаешь всей правды, только зря мучаешь. Змеш скажи ему, где спрятан рог. Не бойся, он, все равно, - ненастоящий.
   - Как ненастоящий?! - одновременно с криком Шарфроса прошептал и змей.
   Сила, сжимающая его, исчезла, прекратились и удары горящих сгустков. Синеглазка подбежала к большому другу и обхватила голову руками.
   - Скажи ему, где он. Пусть заберет эту пустышку и убирается прочь.
   - Зачем ты это ему сказала, бедная моя девочка, - прошептал Змеш, пытаясь прикрыть её своими обожженными крыльями. - Лучше бы он убил меня, - тихо прошептал он, уже догадываясь, как теперь поступит темник, - он ещё смог, несмотря на слабость, заглянуть в мысли темника.
   Но Шарфрос услышал.
   -Ты правильно подумал змей. Я заберу с собой Синеглазку. Она нам все расскажет, а вот и моя команда подоспела.
   Два белоснежных кокона бесшумно плыли по расщелины, издавая шипящий звук от источающих во все стороны электрических разрядов.
   - Привез "костюм"? - спросил Шарфрос.
   - Да, он у меня, - ответил Лысый. - Тебе передать?
   - Нет. Я сам возьму и упакую её. И сразу уходим.
   Кокон Шарфроса приблизился к кокону Лысого и слился с ним, образовав большой "одуванчик". Не понимая, что происходит, но, почувствовав ослабевшее с их стороны внимание, Змей-Горыныч прошептал:
   - Беги, я задержу их.
   Собрав все свои последние силы, он, подпрыгнув, поднялся в воздух и бросился на большой кокон.
   - Беги!!! - загремел он.
   Вопль, громкий треск электрических разрядов, хлопанье крыльев, а затем глухой удар об землю огласили карьер. Запахло горелой кожей. Распластанное большое тело Змея-Горыныча лежало на камнях, изредка поддергивая крыльями. Он был ещё жив. Почувствовав желание Лысого и Ворса тут же окончательно расправиться со змеем, Шарфрос закричал:
   - Отставить! Никого не трогать! Прижать к земле этого уродца, чтобы не мешал нам, но не убивать. Это приказ. Понятно? А я займусь поимкой его подруги, она мне нужна живой. Следите за окружением и докладывайте мне обо всех изменениях.
   Расстыковав коконы, Шарфрос вновь облачился в "костюм" и, взяв второй, вылез на камни карьера.
   - Лежи, тогда остаешься жив, - сказал он, подойдя к обездвиженному телу. - Нам вообще не нужны ваши жизни. Никак не пойму, почему вы не хотите, чтобы мы покинули вашу планету, если вы так нетерпимы к нам.
   "Вы наши враги", - услышал он слабый мыслительный отзвук.
   - Почему?! - воскликнул темник, но ответа не услышал; змей потерял сознание.
   Шарфрос ощущал мысленные зовы других "древних", они становились все явственней, как будто приближались.
   "Они набирают силу, надо спешить".
   Оглядевшись вокруг, он не увидел Синеглазки.
   "Спряталась .... Ничего, сейчас мы найдем по её запаху", - подумал он и чуть не вскрикнул от этой мысли.
   Как же он совершенно забыл об этом? Почему, будучи рядом с рогом, он не проверил его подлинность? И ведь это ему ничего не стоило, а как бы тогда всё упростилось! Можно было бы давно завладеть рогом и мчаться на родину. А они, эти примитивные создания, провели его как какого-то несмышленыша. Как такое могло случиться? Он так разозлился на себя, что готов был разбить голову об эти камни. Однако ничего уже нельзя вернуть, кроме жгучей злости.
   "Ну, где же она? Ищи по запаху", - приказал он.
   Костюм не подвел. Он вывел к груде больших валунов, среди которых Шарфрос, вновь в образе Торжа, обнаружил спрятавшуюся Синеглазку. Он вытащил упирающуюся и дерущуюся девушку на открытое место и рядом с ней бросил "костюм".
   - Не сопротивляйся и не бойся.
   - А я и не боюсь тебя, пришелец! Тебе не уйти от наших, отомстят за Горыныча и меня! Они спешат сюда!
   Синеглазка кричала, а слезы лились из её глаз, но не от страха, а от своей беспомощности, - она была в полной власти темника. Неожиданно подул сильный ветер, в воздухе возникло множество мелких смерчей. Наиболее крупные из них набросились на коконы, разряжая в них ветвистые стрелы молний.
   - Вот и Сквознячок! - радостно закричала Синеглазка. - Дай им! Дай!
   Коконы, видимо, повинуясь приказам командира, окружили площадку и накрыли её слабым гравитационным полем, которое защитило пространство от беснующихся смерчей.
   - Я не могу пробить их защиту, - расстроено прошелестел Сквознячок. - Мне нельзя приложить все мои силы, иначе погибнешь и ты.
   - Что ты говоришь! Не жалей меня! С ними надо расправиться! - кричала Синеглазка, махая руками.
   Лже-Торж, молча, смотрел на неё.
   - Вы сильные существа. Ваша готовность к самопожертвованию ради других вызывает восхищение и уважения. В другой ситуации я сам бы встал на твою защиту, но сейчас не могу поступить иначе. "Костюм", одень её! - приказал он. - Ты сейчас испытаешь непривычные чувства и некоторые неудобства - потом к ним привыкаешь. Не волнуйся, это необходимо сделать, чтобы поместить тебя в мой корабль.
   - Командир, - послышался сдавленный голос Лысого. - Я теряю контроль над собой. Опять появилось то воздействие ....
   - Знаю, терпи. Это - они. Сейчас упакуем её и уходим.
   Змей-Горыныч, через которого сейчас шло мысленное воздействие "древних", зашевелился. Собрав все свои силы, превозмогая боль обожженного тела, он вытянул шеи и пополз, оглашая карьер приглушенным рыком.
   - Оставь ..., не тронь её ..., возьми меня ....
   Он внушал темникам, что на них рушатся стены карьера, их заваливает грудами камней, и они не могут пошевелить конечностями, или они попали в водоворот, их неудержимо тянет вниз, а, ворвавшаяся внутрь ядовитая жидкость, разъедает тело, а потом они оказались в трясине горящей магмы и горят .... Темников ломало и трясло, бросало в жар, тело как бы расслаивалось. Они постепенно теряли способность адекватно воспринимать обстановку. Но силы Змеша были на исходе, он сам плохо владел сознанием, часто проваливаясь на короткие мгновения в небытиё, из которого его вытаскивал зов Бабы-Яги и Кики. Они сейчас летели сюда в ступе, и скоро будут здесь.
   Шарфрос нанес Горынычу сильный гравитационный удар, сломав несколько костей в крыльях. Змей распластался на земле и больше не двигался. Мысленное давление на темников заметно ослабело, и они вновь владели инициативой.
   - Одевай её, срочно! - повторно приказал Шарфрос.
   Синеглазка почувствовала легкое головокружение. Перед глазами появился призрачный туман, через который стали проступать странные невиданные ранее строения и пейзажи. Ей казалось, что растворяется в них - она была всюду и нигде. Синеглазка перестала ощущать свое тело. Оно было теперь ей ни к чему. Ведь этими странными отростками: ногами, руками, головой и телом, - вообще-то, надо было управлять, тратя внутреннюю энергию, а она всегда была в дефиците. Теперь они были ей не нужны. Важен был только её дух, теперь совершенно свободный от своих повседневных обязанностей по поддержанию жизни в её физическом теле. Мысли смешались. Синеглазка то ощущала себя совсем маленькой, когда вместе с братьями ползала по двору, собирая разноцветные камешки, то оказалась в той страшной пещере со слизняком, то увидала себя на мрачной планете, стоя перед беспощадным "шаром-грибом", то уже летела ввысь, держась за хвост воздушного змея; неожиданно хвост оторвался, и она падала вниз. Скорость падения возрастала, земля стремительно приближалась, вот она совсем рядом ..., еще мгновение ..., она беззвучно закричала .... Удар! Вспыхнувший фейерверк звезд стремительно сжался в точку. Из неё разгорелась разноцветная раскручивающаяся спираль, на конце которой горело пространство, источая во все стороны клубы горящей материи, из которой как в калейдоскопе рождались звезды, галактики и черные дыры, втягивающие в себя всё, что оказывалось поблизости. Синеглазка почувствовала, как её тянет куда-то. Это была огромная черная дыра, которую, вначале, она приняла за горизонт. Теперь её неотвратимо затягивало туда, вернее, её мысли! Она чувствовала как целые фрагменты жизненного опыта, воспоминаний, девичьих дум, фантазий и мечтаний отрываются от её "Я" и исчезают в этой ненасытной дыре. Её раздевают!!! Синеглазка пыталась сопротивляться, удержать ускользающее .... Куда там!!! Она цеплялась за одно, в то время как, безвозвратно исчезали другие отрывки её сути. Вскоре она осталось совершенно свободной от своих чувств, и видела только то, что было перед ней - черную дыру!!! Ма-ма-а-а-а ....
   - Она упакована. Жизнедеятельность поддерживается. Объект может быть помещен в корабль, - сообщила контрольная система "костюма".
   - Грузи. Максимально обеспечь её комфортабельность, - проконтролировав погрузку, Шарфрос забрался в кокон сам и скомандовал отлет.
   Три кокона-одуванчика стремительно сорвались с места, оставив позади карьер и, набрав высоту, направились по кратчайшему направлению к океану, ориентируясь по позывным основной группы, надеясь быстро достичь их местоположения. Но уже первые километры, показали, что сделать это будет непросто. Оказавшись в воздушных просторах, темники испытали всю силу разгневанного и разбушевавшегося Сквознячка. А вскоре им пришлось столкнуться с объединенными силами Земли, которые по призыву Ветра срочно стекались из всех уголков планеты.
  
   ********************************************************
  
   Кощей испытал потрясение, а потом накатила неутихающее беспокойство, когда они вышли на коварный перекресток. Он с трудом узнавал его. Какая-то чудовищная сила пробила насквозь, разворотив каменные перегородки.
   - Что здесь произошло? - спросил Юрс, разглядывая разрушения.
   - Этого мы никогда не узнаем, но очевидно, что это случилось уже после того, как наши вышли из пещеры. Мне кажется, что это их преследовали, и они шли по их следу.
   - Темники?
   - Возможно, поэтому будем настороже.
   Однако они никого не встретили и чувство беспокойства постепенно затихло. С новой силой оно вспыхнуло, когда добрались до обманчивой поляны. Около стены, прислонившись к ней и вытянув ноги, сидел Торж.
   - Торж! - встречал Юрс, увидев друга, и бросился к нему.
   Когда затихли радости неожиданной встречи, Торж рассказал свою историю, а Юрс, вкратце, свою.
   - Вот теперь я и жду, когда вернется Сквознячок, иначе нам не перейти на ту сторону. Кощей, может быть, ты помнишь?
   - Не уверен, что точно. Лучше подождать.
   - Не думаю, что нам следует так поступать, по крайней мере, сейчас, - неожиданно произнес Юрс.
   - Не понял, - одновременно спросили Торж и Кощей. - Поясни.
   Некоторое время помолчав, видимо обдумывая что-то, головач, наконец, сказал:
   - Нам надо возвращаться к порталу. Вам, землянам, без посторонней помощи не справиться с темниками. Из твоих рассказов, Кощей, я понял, что пришельцы обладают мощной техникой, которой у вас нет, а у нас кое-что имеется. И бой вы выиграли только благодаря владению техникой мыслительного общения. Это - здорово, в этом и ваше спасение. Вот только сил у вас недостаточно. Ну, ничего, это мы исправим. Я отправлюсь в свой мир и в мир кристаллограммов, к Копулсу. У них от природы имеются задатки такого общения - у одних больше, у других меньше. Но при постоянных тренировках по соответствующим методикам такой дар приобретает большую силу. Копулс подберет команду, я возьму некоторую технику, и мы вместе вернемся сюда. Кроме того, как вы помните, они ещё владеют гравитационной силой и не ограничены в перемещении по пространству. Это будет мощная сила. А? Как ты на это смотришь? - обратился он к Кощею-Бессмертному.
   Кощей смотрел на головача своими глазницами и молчал. Он думал о том, как богата природа своими неисчерпаемыми событиями и неожиданно открывающимися возможностями в общениях между различными дружескими мирами. Разве он мог предполагать, что в трудный момент им на помощь придут друзья из далекого мира другой галактики. Разумные существа, очень странные по земным меркам и совершенно непохожие на них, но близкие по духу и живущие по тем же принципам общения, как между собой, так и из других сообществ разумных созданий.
   - Ты что молчишь, может быть, тебя что-то смущает в моем предложении, или ты обеспокоен тем, что портал придется вновь открыть? Так ты оставайся там с Торжем, и после того, как я отправлюсь, закрой его. Через некоторое время вновь открой. За это время я успею собрать команду, - ведь время у нас течет по-другому, а для вас пройдет почти мгновенно. А с Торжем вы справитесь с рогом.
   - Предложение - хорошее. Похоже, нам действительно потребуется посторонняя помощь. Что-то происходит дома, - озабоченно заскрипел он, - я улавливаю потоки беспокойства, но не пойму с чем это связано. Давайте поспешим к порталу, и будем надеяться, что помощь не опоздает.
   Обратный путь им был уже достаточно знаком, и поэтому не занял много времени. А около входа в портал их уже встречал Сквознячок, который и рассказал им, что произошло на карьере.
   - Бедная девочка..., - проскрипел Бессмертный. - Что они с ней сделают, а она и сказать им ничего не сможет. Где настоящий рог, знали только некоторые "древние", а теперь и мы. Нужна помощь, лишь бы она не опоздала.
   - Ух, чтобы я сейчас с ними сделал! - захрипел Торж и зло, развернувшись, со всей силой ударил кулаком в каменную стену; посыпалась мелкая каменная крошка.
   - Не трать зря силу - пригодится, - проговорил, улыбнувшись, Юрс. - Значит мы правильно решили. Ну, я пошел. Ждите .... - и нырнул под занавес входа в портал.
   - Он должен скоро появиться. Не будем трогать рог. Сквознячок, следи за тем, что происходит около города и пещеры. В случае изменения обстановки, сообщи нам.
   - Хорошо, - прошуршали улетающие струи Сквознячка.
   - Ну что ж, нам остается только ждать, - скрипнул Кощей.
   Ступа на большой скорости влетела на карьер. С треском треснулась об землю и высадила пассажиров.
   - Мы опоздали, - прошептала Яга, оглядывая опустевший карьер, - их здесь нет.
   - Где моя дочка? Где?!
   Кикимора брела по камням с обезумевшим от горя взглядом и звала Синеглазку, хотя видела, что её здесь нет, но сердце матери не хотело с этим мериться. Из груды валунов послышался глухой стон. Бабки увидели лежащее на камнях тело, в котором трудно было узнать Змея-Горыныча.
   - Змеш!!
   Сильно обожженное и, видимо, с множеством переломов в крыльях, тело вздрогнуло. Центральная голова пошевелилась, стараясь оторваться от земли, - не получилось. С трудом открылся правый глаз и взглянул на бабок.
   "Я не смог уберечь её. Они увезли девочку с собой. Хотят узнать от неё, где рог", - раздался в их головах слабый и прерывистый рык.
   - Кто тебе позволил? Как ты посмел привести сюда мою дочь? Это все из-за тебя! - кричала Кикимора, размахивая руками, сжатыми в кулаки; она почернела от горя, глаза были безумны, тела источало разряды коротких молний.
   - Не вини его в том, в чем он не виноват, - раздалось кваканье.
   Жаба - это была Жаклин, показалась из-под камней. Как ей удалось пережить то, что здесь произошло и остаться живой - это была загадка и для неё самой.
   - В чем его вина? - квакала она. - Разве Змеш не катал детей, когда они хотели этого? Катал. Вы сами просили его об этом, чтобы они не крутились у вас под ногами. Этот Торж не хотел, вначале, трогать Синеглазку. Он жег Горыныча, требуя показать место, куда спрятали рог. Змей ничего не говорил, а тот все жег и жег.... Тут за него вступилась она. Сказала, чтобы не мучил зазря его.
   - Почему зазря?! - одновременно вскрикнули Яга и Кики.
   - Потому, как она сказала, что он - ненастоящий.
   - Ненастоящий?! Откуда она узнала про это?
   - Я ей сказала, - медленно проквакала жаба. - Я случайно услышала ваш разговор и рассказала ей. Но мы не знаем, где настоящий. Поэтому будут мучить её, думая, что она просто упорствует. Надо выручать девочку.
   - Значит, это ты виновата во всем, старая выжившая из ума жаба!
   Кикиморе надо было разрядиться, найти виноватого во всем происшедшем и наказать его.
   - Яга, преврати её в... в... клопа, или подожди ..., я сожгу её.
   Кикимора стала подходить к месту, где сидела Жаклин. Впереди ее скручивалась от жара и горела трава.
   - Остановись! - Яга встала на её пути, загородив, потерявшую от страха сознание, жабу. - Ты совсем не своя. Давай думать, что теперь делать. Все наши уже на связи. Начальная неразбериха, некоторая успокоенность, которая царила в наших умах, когда мы одержали победу над темниками, расслабило нас и в результате произошло несчастье. Сейчас мы собрались и готовы действовать.
   - Действовать ..., - повторила Кики. - Как действовать? Посмотри на него. Он - никакой. Его лечить надо, долго. А как мы без него сможем догнать их? На чем? На твоей ступе? На таком расстоянии до них наше воздействие будет слабым, они легко справятся с ним.
   - Но, когда мы боролись с Жваком было также далеко, а силы наши не пропали.
   - Тогда мы действовали через Горыныча, а теперь он лежит тут, бездыханный.
   Она подошла к змею и ткнула его ногой. Змеша передернуло, но звука он не издал.
   - Не тронь его, ему и так тяжело - физически и морально, - набравшись храбрости, проквакала Жаклин.
   - Это опять ты! У-у-у-у...! Сгинь!
   - Нельзя допустить, чтобы они соединились с остальными, тогда их силы возрастут. Надо звать Ветра, только он сейчас может помочь, - с придыханием прохрипел Змеш.
   - Мы уже всё знаем, - зашелестел Сквознячок, проявляясь вихрем перед ними. - Я был здесь тогда. Пытался помешать, но не мог проявить полную силу - могли бы все пострадать, Синеглазка больше всех. После я полетел вслед за ними и сообщил всем о случившемся. И сейчас отец с сыновьями атакует над океаном корабли темников, сдерживая их. К нам на помощь спешат ветровые потоки с других континентов. Скоро они подойдут, наши силы неизмеримо возрастут, и мы сможем их отбросить назад. Тогда вы используете свое влияние в полной мере и заставите освободить Синеглазку. Но есть одна неприятность - к ним на помощь спешат остальные корабли пришельцев. Поэтому предстоит тяжелая и затяжная битва.
   - Они сильнее нас, - в отчаяние произнесла Кикимора. - Надо как-то связаться с ними, и сказать, что мы отдаем им рог, только пусть не трогают дочку. Да, Яга? Я правильно говорю?
   - Да, конечно, дорогая. Мы так и сделаем.
   Вращающийся перед ними вихрь скачком увеличился в размере. В воздухе протаял повзрослевший лик Сквознячка. Его волосы-вихри приобрели радужный оттенок, и он прошелестел:
   - От моих вихрей из каменного города поступило удивительное сообщение от Кощея.
   - Как от Кощея? Почему он там оказался? Ему же надлежало быть у пещеры. Что, вообще, происходит?! Мне кто-нибудь скажет, что?!!! - закричала Баба-Яга.
   - Этого я не знаю. Так вот, вихри сообщают, что Бессмертный вместе с Торжем находятся около портала и ожидают возвращения Юрса, который отправился в свой мир за помощью. Тот скоро возвратится с какой-то техникой и с командой кристаллограммов под предводительством Копулса.
   Он замолчал, ощущалось лишь легкое дуновение. Первой в себя от услышанного пришла Жаклин.
   - Теперь мы им покажем! - пронзительно квакнула она. - Ты слышал, Змеш? Мы выручим нашу Синеглазку, а этих темников утопим в океане.
  
  
   **************************************************************
  
   Синеглазка пыталась сопротивляться, но странная слабость сковало все тело. Лишь в голове бродила одна простая мысль: "Не противься...", заполняя весь мозг. И странное дело - она спокойно к этому отнеслась, да и, вообще, ничего большего не хотела. Синеглазка неожиданно увидела себя внутри необычного звездообразного образования. Безучастно смотрела и тогда, когда, вдруг, с каждого его отростка вспыхнули струи холодного огня. Они сомкнулись в купол над её головой и сверху на неё потекли световые кольца, как бы одевая в воздушный, в виде светящейся пирамиды, пеньюар.
   "Как красиво!" - мысленно произнесла она и ... потерялась.
   "Она легко поддается внушению, - с удовлетворением подумал он. - Очень хорошо, меньше возни будет с ней. Узнаю о роге и оставлю её у пещеры, там её и найдут".
   Пирамида стала блекнуть, вскоре исчезла и вовсе. В том месте, где она только что была, теперь стояла девушка, одетая в бликующий комбинезон, плотно облегающий тонкое тело.
   - Какое странное существо. Они все такие? - спросил Лысый, с интересом разглядывая фигуру землянина. - Зачем эти отростки и одно утолщение? Оно нарушает симметрию.
   - Это их орган управления. Нижние отростки используются ими в качестве средств передвижения, а верхние - как орудия труда. И должен заметить, что они действуют ими весьма умело, я испытал это сам. Да и вообще, в их мире такая организация строения весьма распространена, хотя имеются и другие структуры, и, причем, весьма разнообразные и необычные. У нас такого разнообразия нет. Ты наладил связь с отрядом?
   - Да, командир. Они спешат к нам. Должен сообщить, что у нас перерасход энергии
   - Знаю. Нас здесь теперь трое, много приходится тратить на костюм, для поддержания её состояния. Тебе придется перебраться во второй корабль. Объединять их нельзя, ты это знаешь не хуже меня. Когда подойдет группа, мы перераспределим энергию кораблей.
   - И еще командир, меня беспокоят ощущения, которые я стал испытывать. Они напоминают мне те, что чувствовал там, в каменном проходе. Не хочется превратиться в безвольное образование.
   - Можешь не беспокоиться. Это - они. Но они далеко, и мы продолжаем отдаляться, поэтому их воздействия будут только ослабевать. Я прибавлю скорость, а вы не отставайте.
   После того, как Лысый покинул кокон, Шарфрос подошел к Синеглазке, до сих пор стоящей неподвижно и не подающей признаков жизни. Темник остановился напротив неё, и, глядя на её закрытые глаза, сказал:
   - Напрасно притворяешься. Знаю, что все видишь и слышишь - об этом свидетельствуют мои системы диагностики. Мне понятны твои ощущения, ведь и я испытал их, когда принял ваш облик. Теперь твоя очередь. Многое, что увидишь здесь, вызовет у тебя удивление. Но ты, как ребенок, легко это примешь. Мой же разум с трудом принимает подобное, так как он загружен приобретенными знаниями, и сразу начинает анализировать источники воспринимаемых процессов и явлений. Но с тобой об этом говорить бесполезно. Из всех вас в качестве собеседника, как я понял, подошел бы Юрс, тот, кого мы тогда пленили и он остался в портале. Я же с тобой погорю о портале. Где ключ от него? Где?
   - Не скажу! - Синеглазка широко открыла газа и с ненавистью взглянула не Шарфроса. - Вы никогда не узнаете это и навсегда останетесь на Земле. И вам не спрятаться здесь. Наши найдут вас везде и отомстят за меня и Горыныча. Бедный Змеш, - она затихла, и по её лицу потекли слезы.
   - Тебе надо успокоиться, и подумай вот над чем. Я все равно узнаю, - хочешь ты этого или нет. Но мне не хотелось доставлять тебе неприятные ощущения. Лучше расскажи добровольно. Я покину тебя, а ты пока познакомься с моим миром. Посмотри, какие мы, на самом деле.
   Он куда-то исчез, а на Синеглазку наплыли видения. Она погрузилась в чуждое пространство, которое пронзило её насквозь непрерывно текущими энергетическими потоками. Тело, каждую частичку которого она ощущала чрезвычайно ярко и была способна управлять его движениями, теперь представляло искрящийся шар. Она плыла в нем по огромным гравитационным волнам. Волны разрывали любые материальные структуры, которые сейчас возникали из непрерывно рождающихся и хаотично движущихся первородных частиц, и этим разрушением порождали необходимую энергию. Её было так много, что сжатое в пространстве, она создавала многоуровневую устойчивую структуру вихревых энергетических потоков. Одним из таковым образованием и стало сейчас тело Синеглазки.
   "Всё дело в этих первородных частицах, - услышала она чей-то голос. - В зависимости от их состава рождаются разные материальные образования, а от их разрушения мы получаем нужные виды энергетических вихрей. Из них мы научились строить то, что нам нужно в нашем мире. Сейчас ты увидишь одно из наших поселений".
   До её слуха донеслись нарастающие многотональные звуки. Они не представляли хаотичный набор, а вплетались в мелодичную и чарующую музыку. Она нарастала и лилась со всех сторон. В ней слышался и шум ветра, и грохот набегающих и обрушивающихся на берег гигантских волн, и шелест листвы, через которую доносилось пение птиц, и рык неведомых зверей. Но она уже знала, что это только кажущееся впечатление, навеянное её прошлой жизнью. Сейчас же она была здесь и приближалась к удивительному и странному городу. Из-за горизонта вырастали громады ветвящихся и искрящихся сложно структурированных вихрей. Внешне похожие на нанизанные сплюснутые клубни и бублики, пирамидальные многоуровневые громады были все пронизаны энергетическими потоками, в свою очередь сплошь состоящих из минивихрей. Среди них двигались небольшие клубни, похожие на жемчужные друзы. Это были создания этого мира и жители раскинувшегося перед взором Синеглазки города темников. Лишь приглядевшись, она заметила, что вихри, из которых состоят друзы, отличаются друг от друга строением, цветом и направлением вращения энергетических струй. Вихри, вихри! Сколько их?! Сколько жителей в подобном "громаде-термитнике"? Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь считал их. Насколько хватало взгляда, все пространство было заполнено подобными структурами. Иногда между несколькими "термитниками" вспыхивали потоки, похожие на северное сияние. На мгновение в громадах замирало всякое движение. Сияние, коснувшись верхнего уровня "термитника", разливалось вниз и там вспыхивало фейерверком бегущих огней, и громада оживала. Это были периоды циклических переселений, в процессе которого жители "термитника" обменивались произведенной энергией, обновляя и насыщая ею свои организмы.
   "Здесь нет, и не может быть никакой индивидуальности, - неожиданно подумала Синеглазка. - Все подчинено общему порядку. Все вместе, сообща. Неинтересно живут. Мне тут было бы скучно".
   Неожиданно один из "громад-термитников" развалился, превратившись в облако бесчисленных движущихся маленьких вихрей. Они искрились, мигая яркими разноцветными огоньками. Некоторые из них периодически сцеплялись в небольшие группы, создавая свой уникальный общий вихрь, но потом он распадался, разбрасывая в сторону составляющие его вихри. Так продолжалось некоторое время. Вдруг весь город вспыхнул, выбросив протуберанцы энергетических потоков, которые впились в облако. Взбаламученное пространство загорелось, источая из себя потоки странного пузырящегося излучения. Они закручивались, пронизывая друг друга, пытаясь образовать общий вихрь. Но тот никак не хотел устойчиво существовать и вновь разваливался, исторгая из себя множество шарообразных сгустков. Всё начиналось заново.
   "Ты видишь, что происходит, когда не хватает тех первородных частиц с необходимым набором свойств. Они постепенно выжигаются в процессах, и жители, которые не имеют достаточного их количества, погибают. Скоро развалившийся локус восстановится, но с уменьшенным количества жителей в нем. Наша цивилизация неотвратимо погибает. Вот почему нам так необходим тот минерал, которым богата ваша планета. За ним мы и прилетели к вам и должны были доставить сюда. Но вы закрыли портал. Зачем? Разве можно равнодушно смотреть на гибель разумных существ, даже если они существуют в мирах иных физических сущностей? Вы же, как я понимаю вас, не такие. Вам ведь удается дружить с существами ваших миров, даже если они отличаются от вас почти во всем. Так почему иначе поступаете с нами?"
   Синеглазка молчала. Она была поражена увиденным и услышанным, не знала, как ко всему этому относиться. Не знала....
   Видение стало бледнеть, город исчезал.... Она вновь обнаружила себя внутри кокона. Напротив неё стояли Шарфрос и Лысый и чего-то ждали. Догадалась чего, но молчала.
   - Ты чего ждешь, командир? От неё по-хорошему ничего не добьешься. Ты, случайно, не забыл, где мы находимся и что нам надо возвращаться домой? От тебя сейчас ждут активных действий, а ты канитель разводишь. Энергия почти на исходе.
   - Молчать!.. Забыл, с кем разговариваешь? Пошел вон! Занимайся своими обязанностями, а не то ...
   Шарфрос закинул руку назад и свирепо взглянул на Лысого, который намеривался подойти к девушке. Теперь он остановился, мгновенно поняв, чем ему может грозить неповиновение - у командира имелось оружие. Лысый по интонации понял, что в данном случае командир, не задумываясь, применит его, - что-то с ним произошло в его походе. Критическую ситуацию разорвал раздавшийся голос Ворса.
   - Нас атакуют!!! Лысый помогай, мне одному не справится с управлением.
   - Наш разговор еще не закончен, - зло взглянув на командира, бросил Лысый и исчез.
   - Временно заблокируй сюда вход, - приказал Шарфрос управляющей системе кокона, а сам бросил взгляд на смотровую панель.
   Оба кокона находились над океаном, по которому неслись огромнейшие волны, поднятые выдвигающимися из-за горизонта мощными тучами. Впереди них, в нижних слоях, Ветер гнал тяжелые валы песчаных бурь, согнанных сюда из африканских пустынь. Именно они сейчас оказались серьезным противником для коконов темников. Тяжелые песчаные валы ударили в них, защитная оболочка которых без труда выдержала первый удар. Но атаки, не останавливаясь ни на мгновение, продолжались, и на их отражение тратилось все больше и больше энергии. Вскоре в бой вступили новые силы. Коконы окружили великие смерчи, породившие мощные ветвистые молнии, которые со всех сторон впились в одуванчики, покрыв их сетью, ползущих как жадные гусеницы, разрядов. Возникшие от этого сильные токи въедались в защитную оболочку, разрывая ей структуру. Оторванные ошметки разлетались во все стороны и взрывались. Окружающее пространство кипело. А Ветер продолжал гнать со всех материков Земли многотонные тучи песка, а Шторм бросал их на корабли пришельцев, не давая им двигаться вперед, навстречу спешащему к ним отряду. Те тоже погрязли в битве с объединенными силами планеты.
   - У нас трудности, Шарфрос, - донесся голос Шуры. - Что происходит с планетой, командир? Было спокойно, и, вдруг, такое. Наши преобразователи требуют большей энергетической подпитки. Кристаллизаторы пространства пока мало эффективны, так как свернутое пространство быстро разрушается плотными валами песчаных облаков. Устойчивого коридора создать не удается. Я не решаюсь без команды включить гравитоны, они слишком много отберут энергии. Связь с вами прерывается. Что прикажете делать, командир?
   - Остановитесь. Не тратьте зря энергию. Закуклитесь.
   - Командир, пусти, - раздался голос Лысого.
   - Оставайся на месте. Закуклитесь, - приказал Шарфрос.
   - Командир ....
   - Выполняй, что приказываю. Потом вызову тебя сам.
   Шарфрос включи режим "закукливания". Это был необычный процесс. Разработанный темниками механизм взаимодействия материй разных физических сущностей порождал сейчас мощные вихревые токи, отбирая для их поддержания энергию только из внешней среды. В этом смысле он был очень выгодным. Но он имел и обратную сторону. Корабли темников при этом теряли способность к движению. Температура вокруг коконов быстро понижалась и ближайшее к ним пространство замерзало. Поверхность океана покрывалась льдом. Огромные несущиеся к кораблям волны так и замерзали в беге, застыв замысловатыми ледяными и заснеженными гребнями. Смерчи, вихри, которые захватили и подняли вверх тонны воды, тоже застыли, вмерзнув в лед в виде пирамид из скрученных ледяных спиралей и стоящих на своих вершинах. Вскоре большая территория вокруг коконов превратилась в сказочный ледяной лес, белоснежный и сверкающий ледяными кристаллами. Тоже самое произошло и на противоположной стороне океана, где застыли в снежных торосах и ледяных глыб отряд темников.
   Сквознячок, вернувшись к Яге и Кике, радостно зашумел:
   - Мы остановили их. Они не смогли встретиться и теперь стоят, превратившись в ледяные глыбы, этакие айсберги, которые отец все дальше и дальше отталкивает друг от друга.
   - Нам это ничем не поможет, - печально произнесла Кикимора. - Мы все равно не сможем подобраться к ним. Бедная моя девочка ...
   - Я уверена, что с ней ничего не случилось, - Баба-Яга, положив ей на плечи свои руки, пыталась успокоить подругу. - Будем надеяться, что скоро вернется Юрс с Копулсом.
   С таким же нетерпением их ждали и Кощей с Торжем у входа в портал.
   Тем временем Оператор, как старого знакомого, перенес Юрса в его мир. Небольшая прозрачная сфера вынесла головача из раструба портала и зависла в космическом пространстве недалеко от её выхода.
   - Спасибо, приятель, - произнес Юрс, осматривая окружение.
   То, что он увидел, не очень обрадовало его. В непосредственной близости от портала застыл космический звездолет темников. Он был абсолютно неподвижен, ничто не подтверждало его реальность. Более того, очень тонкая контрастная прослойка, окружающая его конструкцию, создавала впечатление, что это какая-то картинка, вырезанная откуда-то и наклеенная на этом бархатно-черном занавесе космического пространства. Поражали размеры звездолета, значительно превосходившие размеры боевого зеруза "Говиго". Также казалось нелепым сочетание в конструкции корабля его носовой части в виде раскрытого цветка лилии с кормовой, похожей на половинку от скорпиона.
   "Целесообразность тех или иных инженерных решений и строений живых созданий природы часто выражена в похожих формах, что обусловлено физическими законами в данной части Вселенной, - невольно родилась мысль в голове у Юрса, глядя на это чудо темников. - Но они же пришли к нам из мира, где главенствуют иные физические закономерности. Откуда тогда подобная схожесть? - и сразу пришел ответ. - Они долго изучали наш мир и поняли его принципы. А далее все просто. Узнали, что космическое пространство наполнено энергией. Надо было лишь научиться тому, как собрать её. Похоже, что они смогли сделать это. Наверное, я поступил бы также, имея такой скоростной корабль".
   Из пространства космоса с задней стороны портала стали проявляться мерцающие точки, которые некоторое время спустя превратились в группу больших космических кораблей.
   "Зерузы! - радостно выдохнул Юрс, увидев перед собой боевые звездолеты флота Глазаря. - Что сейчас начнется? - одновременно с ужасом подумал он, взглянув на монстра темников, который по своим размерам превосходил четырех зерузов
   Но странное дело, зерузы окружили сферу с Юрсом, не обращая никакого внимания на пришельца. В свою очередь тот также не предпринимал каких-либо действий. Это настораживало и пугало. Ближайший зеруз выплюнул челнок. Быстро преодолев отделяющее пространство, он остановился около сферы.
   "Неужели сам Грузг?" - узнал он Помощника по отличительным меткам, размещенным на его скафандре.
   Как будто подслушав его вопрос, до его слуха донеслось:
   - Ты, бывший инструментальщик, стал знаменитой личностью, которую даже сам Помощник встречает с радостью. А почему один? Где, тот же бывший бандит, Торж? - спрашивал Грузг, проникнув в сферу.
   - Я вернулся за подмогой, Помощник. Землянам совсем плохо, самим им не справиться с пришельцами. Нужна современная техника, но большую надежду я возлагаю на кристаллограммов.
   - Вот как? Вижу, что там действительно лихо, если ты сразу начал с действий. Пойдем на челнок, расскажешь подробнее обо всем, тогда и начнем собирать войско. Глазарь очень был обеспокоен вашим исчезновением и верил в возвращение.
   - А что с ним? - кивнув в сторону звездолета, спросил Юрс.
   - С момента, как он здесь появился и завис, с ним ничего больше не произошло. Но аппаратура корабля функционирует. Попытки приблизиться к нему он жестоко пресекает - автоматические зонды мгновенно уничтожаются. Очевидно одно - звездолет ждет возвращения команды, которая проникла в портал. Давай продолжим разговор на звездолете. Как сообщают мне, налажена связь и Глазарем; он будет участвовать в разговоре.
   - Настораживающая неподвижность, от него веет скрытой угрозой, - произнес Юрс, глядя на экран в каюте Грузга, на котором отражался звездолет темников.
   - Да, верное ощущение. Остальные корабли, которые остались после того боя, находятся в надпространстве и тоже сохраняют неподвижность. Непонятно, как им удается стабилизировать такое состояние, нам такая технология неизвестна. Подойти к ним невозможно, они окружили себя пространством с текучей метрикой. Ладно о них. Рассказывай с чем вернулся. Я отдал распоряжение наладить связь с Копулсом.
   - Мне трудно сообщить Вам что-то вразумительное. Я застрял в портале и не принимал участие в дальнейших событиях. Поэтому рассказываю со слов Торжа и Кощея. Темники, оказавшись на Земле, занялись сбором воды. Да-да, именно, обычной воды. Только она их интересовала и не более, ко всему остальному они не проявляли никакого интереса. Набрав её, они сразу решили покинуть планету. Но земляне не пустили их, закрыв портал, решив, что те вернуться обратно с большей командой. Обнаружив, что портал закрыт пришельцы развернули боевые действия, чтобы добыть ключ от портала. На помощь землянам пришли природные силы планеты, и темники отступили, но пошли на хитрость. Используя свои технические возможности, они захватили Торжа и под его образом внедрились в команду землян, чтобы выведать, где спрятан ключ, а потом и добыть его. Не получилось. Обман, хоть и не сразу, но был раскрыт. Тогда они пленили девушку, Синеглазку, решив обменять её на ключ. Вот, собственно, и всё, что мне известно. Нужна помощь.
   - Сумбурно все. Много неясностей. Лететь сюда, в такую даль, в другой мир, преодолевая столько трудностей, ... и какая-то вода. Причем тут она? И зачем тебе нужен Копулс?
   - Я Вам забыл сказать об удивительном наблюдении. Именно удивительном. Они ведь существа из совершенно чуждого для нас мира. Чуждого во всем, вплоть до мельчайших частиц, из которых состоят все известные нам миры. Мы знали миры разные - и по строению, и по внутреннему функционированию, и по среде обитания, и по жизненным устремлениям, по устройству их цивилизации. Но они были жители той части Вселенной, где действуют одни и те же физические законы. И в этом они наши, если так можно выразиться, родственники. Темники же - чуждые нам. То, что они научились находиться в чуждом для них мире, нисколько не сближает нас. Это лишь заслуга технического уровня развития их цивилизации, что вызывает восхищение и нашу зависть. Вы хотите сказать, - Юрс заметил желание Грузга вставить слово, - что наличие разума это есть то, что одинаково для наших миров. Конечно! И вот именно это и удивительно для меня и, одновременно, непонятно. Грузг, они воспринимают наши мыслительные процессы! Способны оказывать на нас влияние, в то же время и мы способны воздействовать на них. Это - установленный факт. Как так? Как такое возможно между нами? Как рассказывал Кощей, именно возможность мыслительного воздействия позволило маленькой кучке землян одержать победу над пришельцами. К сожалению, они не могут пользоваться этим всегда - приходиться тратить много сил. В тот раз им помогли природные силы планеты.
   - Чем глубже познаешь окружающий мир, тем всё больше удивляет изобретательность Природы, - неожиданно раздался голос Правителя, - Как еще мы мало знаем о ней. Похоже, живое сообщество приобретает в процессе своего развития способность мыслительного общения. Конечно, это зависит и от индивидуальных особенностей индивидуума. Но если это так, то подобное общение между цивилизациями из миров с разной физической природой вызывает восторг. Поразительно! Замечательно! Но одновременно это же порождает и страх. Ведь если цивилизация с недобрыми намерениями решит воспользоваться таким способом общения, то она легко сможет поработить другой мир, который даже не поймет, что находится под их контролем и управлением. Страшно! Землянам повезло, что среди них есть представители, владеющие эти механизмом.
   - Правитель, их слишком мало, чтобы оказать серьезное сопротивление. Как я понял, в далеком прошлом все земляне были такими, но постепенно этот дар постепенно заглох, будучи замененным речью и письменностью. Что, если вдуматься, - более универсально и богаче. Поясню. Ведь мысль, переданная одним, улавливается другим в тех же оттенках, что хочет и испытывает источник. Речь же, письменность, вызывает у принимающего некоторые понятия, условные символы, генерирующие образы, которые уже он сам создавал в своей голове и связывал их с этим символами в течение своей жизни. Каждому предмету, явлению, событию он придавал свои оттенки, особенности и краски, которые свойственны ему и только ему.
   - Очень интересная мысль, надо будет поразмышлять над ней. Ты одаренный представитель нашего народа. Отрадно, что волею прошлый событий ты оказался одним из главных действующих лиц. Когда все это закончится, займешь подобающие твоему таланту должность. Я уже подготовил её.
   - Благодарю Вас. Но Вы переоцениваете меня.
   - Нисколько, Грузг согласен со мной. Однако, все это в будущем. Как я понял, ты хочешь взять с собой команду кристаллограммов, обладающих усиленной функцией мыслительного общения. Это - правильно. В нашей Галактике они первые, если исключить "странников", но с ними у нас нет никакого контакта, несмотря на все наши попытки. Сколько ты возьмешь челноков? Ведь большие корабли не пройдут через портал.
   - В прошлый раз на той стороне челноков оказалось четыре. Да большего и не надо. Я бы попросил несколько "МИГов" и систем стабилизации характеристик окружающего пространства, так как я уверен, что они пойдут на все, чтобы добраться до портала, не пожалеют ни природу, ни существ, которые населяют планету. Необходимо блокировать их воздействие. Я понимаю, что полная нейтрализация невозможна, так как придется действовать в планетарной среде, а не в открытом космическом пространстве. По этой причине другое оружие тоже неприменимо. Возьмем лазеры и гравитационные пушки. К сожалению, я не видел их корабли, а сужу по рассказам Кощея и Торжа, они - необычны. Внешняя защитная оболочка корабля, наверное, представляет продукт горения нашей и их материи. Что из себя представляет эта субстанция нам неизвестно. Очевидно только, что системы, удерживающие подобные процессы в узде, используют преобразование метрики пространства. Но это иные принципы, нежели известные нам. Для нас необходимы большие, космические просторы, они же научились работать в небольших объемах.
   - Понятно. Ты получишь все, что сочтешь необходимым, - сказал Грузг. - Связь с Копулсом налажена, на том экране можешь видеть своего друга.
   Большой экран высветил дальний конец шлюза какой-то космической конструкции. Показались всполохи света, и донесся знакомый скрип. Затем в него вплыл большой кристалл, весь объем которого вспыхивал и переливался бурными потоками разноцветного света.
   - Где он? Где? - скрипел он, зависнув над полом, от возбуждения по его телу бежали гирлянды искр. - Соскучился по тебе, мой друг.
   - Как же так? Достиг цели своей жизни, но погряз в организационных делах. Ты должен был знать об этом. Такова участь всех больших государственных деятелей.
   - Да. Ты как всегда прав, дружище. Но дух мой, рвется к приключениям, странствиям, к познанию всего того, чем наполнен этот большой мир. И хотя каждый из нас выбрал свой жизненный путь, но в этом мы едины. Оно живет во мне и тянет куда-то. Я чувствую, что что-то случилось.
   - Твои чувства не обманывают тебя. Жизнь наших друзей в большой опасности. Их надо выручать. Необходимо подобрать команду кристаллов, обладающих сильным мыслительным общением и гравитационным воздействием. Собери команду побыстрее и лети к порталу. Времени нет совсем. Нас ждут на том конце портала.
   Юрс подошел к экрану и прижался к нему своим телом. Тактильная панель считала информацию головача и послали её через космическое пространство. Преодолев миллионы километров, они достигли кристалла, и тот впитал тревогу своего друга.
   - Я понял тебя. Почувствовал, как все серьезно, и прерываю связь. Спешу....
   - Копулс, воспользуйся моим скоростным кораблем, я уже отдал распоряжение; он будет ждать тебя с командой на орбите. Как будешь готов, свяжись с ним.
   Было видно, как кристалл быстро исчез в проеме выходного туннеля и растворился в черном пространстве.
   - Я послал к вам еще один отряд зерузов, оснащенных усовершенствованными системами стабилизации пространств, ­- сказал Глазарь. - Вам необходимо оградить выход от всяких возможных катаклизмов, которые неизбежно возникнут при появлении темников.
   - Будем ждать, - тихо молвил бывший инструментальщик.
   Его взор скользил по изображению звездного пространства на большом экране. Мысленно он увеличивал видимую картину. И на только что совершенно пустом черном участке Космоса начинали медленно проступать, вначале совсем слабые светлые пятнашки, которые увеличивались, росли вширь, превращаясь в грандиозные звездные скопления. И как бы не стремился Юрс при дальнейшем увеличении найти пустой участок, он обязательно встречал в нем звезды.
   "И там могут быть планеты с мирами. Сколько вас? Какие вы? Эй!! Отзовитесь!!! Даже там, в темных областях, в которые пока нам невозможно заглянуть и которые мы считали пустыми, оказывается, существуют свои миры, не подсказанные нам даже нашей неуемной фантазией. Их надо понять и с ними дружить, а не воевать".
   - Правильно, дорогой Юрс., - прервал молчание Грузг. - Извини, от тебя исходила такая мощная мыслительная волна, что я невольно подслушал её.
   - Мне, теперь, нечего скрывать от Вас, Помощник. Мы обязательно найдем к ним дорогу.
  
   *************************************************************************
   Короткое затишье в боевых действиях на Земле заканчивалось. Огромный участок океана в виде гигантского ледяного айсберга неподвижно высился над замершей океанской поверхностью. Бесформенные ледяные глыбы вперемежку с фантастическими кристаллическими образованиями из невиданных по размерам кристаллов срослись в единый конгломерат, местами засыпанный толстым слоем снежной крошки. Нижняя часть айсберга, похожая на корень моркови, пронзила толщу воды и вмерзла в океанское дно, превратившись в жесткий якорь. Поэтому этот ледяной остов не мог сдвинуться с места несмотря не непрерывные удары чудовищный волн, которые неустанно гнал сюда Ветер. Внутри под ледяным панцирем находились три кокона темников. Они копили энергию, выкачивая её из окружающего пространства. Режим "закукливания" заканчивался, и скоро они разорвут ледяную скорлупу и вырвутся на свободу, готовые вновь вступить в бой с природными силами планеты. Вдалеке от них восстанавливал силы основной отряд, готовый придти им на помощь. Никто уже не сомневался в том, что теперь победа останется за ними, и они доберутся до портала, - нет таких сил, которые б могли остановить их.
   И это действительно было так. Поверженный, обгоревший, но живой Змей-Горыныч лежал на каменных развалах карьера.
   - Чего вы со мной возитесь? Оставьте меня, - рычал он. - Я не мог защитить Синеглазку, ... бедная девочка, - выдыхали его головы, и из их глаз капали крупные слезы. - Прости меня Кики.
   - Что ты говоришь такое, - Яга хлопотала около него, прикладывая какие-то лепешки на его обожженные крылья, и что-то причитала про себя. - Ты наше единственное средство передвижения. Не на ступе же моей поодиночке лететь за темниками. Это сюда, из-за близости карьера от дома, удалось на ней перебраться всем "древним", а туда .... Общими усилиями мы тебя быстро поставим на крыло. Нам бы только успеть, пока Ветер держит пришельцев в океане.
   - Это не может продолжаться долго, - отрешенно прошептала Кикимора; её наполненные слезами глаза, не мигая, смотрели вдаль.
   - Не смей так говорить. Мы успеем. Врун, тащи сюда лепешку и клади в то место, - приказывала Яга; её возбужденный мозг видел, где наиболее сильные повреждения. - Туда. Жаклин, чуть-чуть сдвинь вправо. Стоп! Тихон, крепи. Так, хорошо. Теперь, друзья, начали .... Кики, помогай ....
   Кикимора, Водяной, Домовой и Леший напряженно смотрели на лежащую лепешку. Яга замерла, вытянув вперед руки. От них, - это отчетливо было видно, - начали течь теплые волны. Пространство вокруг места, где лежала лепешка, начало слабо светиться. Через некоторое время в том месте на коже змея ничего не осталось кроме небольшой кучки высушенной травы.
   - Вот так. Продолжаем.... Сейчас ступа доставит кикиморят, тогда дело пойдет быстрее, - сказала Баба-Яга, критически оглядывая тело Змеша.
   Оно хранило уже много следов лечения - на всем теле виднелись, как заплаты, пятна от обновленной свежо выращенной кожи.
   - Хорош. Этакий летающий леопард. Лежи и набирайся сил. Скоро ты нас повезешь, и они тебе понадобятся. А вот и помощь подоспела, - взмахом руки она подозвала прилетевшую ступу. - Лесовик, ты сюда, а остальные - под командование Вруна. Он расскажет, что делать. Кики, дорогая моя подруга, возьми себя в руки. То, что произошло, уже не исправить. Надо думать, как выручить нашу девчурку, А ты с Горынычем - никакие. Соберись ты, и Горынычу помоги сделать то же самое. Давай, давай, - подгоняла она подругу.
   Та с трудом поднялась, медленно подошла к змею и обняла его головы. Послышалось тихое бормотание, а, затем, - песня.
   Яга заулыбалась.
   "Теперь, я за вас спокойна", - тихо сказала она, а громко:
   - Быстро тащите следующую лепешку.
   Кощей уже начинал нервничать. Бессмертный ходил по залу, стуча по каменному полу костяшками ступней. Вдобавок к этому он проводил пальцем по костям своих ребер, отчего раздавался звук трещотки. Торж уже несколько раз, неизвестно с какой целью, подходил к пролому в середине пола и заглядывал вниз. Один раз он бросил туда каменный осколок, и, услышав далекий всплеск, покачал головой и отошел к входу в портал.
   - Почему он так долго? - проскрипел Кощей.
   - Не волнуйся. Юрс серьезный головач, он не будет тратить время зазря. Всё, что он считает необходимым сделать, сделает оптимально - поверь мне. Нужно время, чтобы собрать кристаллограммов и доставить необходимую технику. Думаю, что нам надо встречать их не здесь, а снаружи. Он обязательно захватит несколько челноков, - уж я-то его знаю. Пойдем туда, а ты предупреди, на всякий случай, Сквознячка, что мы будем там.
   Шарфрос следил за показаниями приборов. Корабль успешно прошел режим "закукливания", но пока оставался в нем, хотя крайней необходимости в нем уже не было. Аккумуляторы энергии полностью зарядились, однако, командир не решался отдать соответствующие команды. К нему никто не обращался, могло показаться, что связь не работает. Но это было не так, все ждали его решения. А он медлил; знал, что вновь разгорится бой с планетой, и разборка с Лысым.
   "Что с ним делать? Он еще имеет власть над командой, и поэтому нужен мне. Лысый будет требовать жестких действий над девушкой, а он не может пойти на это. Уже не может.... Что-то с ним произошло. Но нужен ключ. Если б она отдала его ему, он с радостью отпустил её. Это самый лучший вариант решения всех проблем. Но она молчит. Что делать? Только ласка. Надо убедить её. Как?"
   Он посмотрел на девушку, которая после всего пережитого спала, удерживаемая "костюмом", зависнув в воздухе.
   - Разбуди её.
   - Она уже давно пробудилась.
   - Вот как?
   Это действительно было так. Синеглазка притворялась спящей, надеясь так найти выход, через который можно выбраться из плена. Но вскоре она поняла, что это - безнадежно. Вокруг все было чуждо. К тому же, теперь, после того, как она увидела их мир и лишь слегка прикоснулась к погибающей цивилизации, Синеглазка уже не испытывала чувство ненависти к пришельцам. В ней зарождалось глубокое сочувствие и переживание к трагедии тех далеких и неизвестных существ.
   "Им надо помочь, обязательно! А вдруг всё это, вновь, - обман. Смог же он обманывать всех, притворяясь Торжем. И лишь стремление захватить ключ и дефицит времени заставило их раскрыть себя. Возможно и сейчас они разыграли в моей голове целый спектакль. Мама, помоги мне понять, где правда, а где ложь" - мысленно позвала она.
   И Кикимора услышала её зов.
   - Она зовет меня. Ей нужна моя помощь! - вскричала Кики и схватила Ягу. - Нам надо туда. Скорей!
   - Успокойся. Я же говорила, что с ней всё нормально. Скоро поправим Змеша и отправимся.
   Синеглазка развернулась и долго смотрела на Шарфроса, а потом спросила:
   - Почему я должна верить тебе? То, что я увидела во сне, ты внушил мне. И кто может подтвердить, что это правда, что гибнет твоя родина и её может спасти наша вода. Вода ..... Странно все это. Сказка ....
   "Она уже не боится меня. Поразительно. После того, что с ней произошло, и увидела странный для неё мир, она не психует, а здраво мыслит. Удивительное существо".
   - Всё - правда. Мы не хотим вам ничего дурного, а все, что до этого произошло, объясняется только незнанием друг друга. Нам надо знакомиться. Необходимо понять стимулы и цели наших действий и поступков, а потом найти приемлемые для нас решения.
   - Хорошо говоришь, только вот поступки ваши свидетельствуют об обратном. Вы рвались сюда и вас не беспокоили последствия вашего вторжения, - вначале на той стороне портала, а потом на этой, на Земле.
   - У нас было очень мало времени, не хватает его и сейчас. Я продолжаю тебя спрашивать, вернее, уже просить: дай на ключ или укажи, где взять его. Мы покинем вашу планету. Это наше единственное желание. Нам необходимо доставить как можно быстрее минерал.
   - Ага, а потом вернетесь сюда и будете хозяйничать здесь.
   - Зачем так говоришь. Никогда больше не вернемся сюда без вашего разрешения. Я обещаю тебе.
   - Он обещает мне. Ха! Так я тебе и поверила.
   - Зачем так говоришь, - повторил он и печально поглядел в глаза Синеглазки.
   И она неожиданно увидела другого темника. Страшная усталость, неприкрытая печаль, душевная боль за своих соплеменников, отчаяние хлынули в сердце Синеглазки, и оно дало сбой, перехватив на мгновение дыхание.
   - Что с тобой? - испугался Шарфрос, заметив её состояние, и бросился к ней. - Костюм .....
   Но он не договорил. Сильный взрыв потряс кокон. Внутреннее пространство корабля исказилось. Во входной проем медленно вплыло ежеподобное образование. На дернувшегося Шарфроса с передних его игл сорвались молнии и впились в грудь командира. На командира была наброшена гибкая сеть со множеством острых крючков.
   После чего иглы опали, "еж" раскололся и из него вышли Лысый и Ворс.
   - Клинг .... Зачем? - тихо прошептал Шарфрос и потерял сознание.
   - Затем. Распустил слюни. Надо дело делать. Убери его, - грубо приказал Лысый, - обыщи, чтобы не осталось оружие и набрось сеть. Ну что, поговорим? - сказал он, развернувшись к Синеглазке. - Скажешь добровольно?
   - Что вы с ним сделали? Зачем? - девушка уже пришла в себя и с удивлением взирала на происходящее.
   - Ты погляди на неё. Мы сейчас будем пытать её, а она думает о нем. Ворс, они стали родственными душами. Что случилось? Посмотри на нас, мы с вами совсем разные. Ты понимаешь? Совсем разные, во всем. И вдруг, такое внимание после того, что произошло между вами; не понимаю. Да не переживай ты за него, с ним ничего страшного не произошло, потому что он нам очень нужен. Только он сможет нас вывести на родину. Поэтому мы будем оберегать его пуще любой другой жизни из нашего отряда, однако, в действиях мы его ограничим. А он обязательно приведет нас домой, даже ценой своей жизни. Такой уж он, очень любит нашу родину. Мы её тоже очень любим. Правда, дружище? Но, по-другому. Мы хотим богатства и власти. Ох уж и погуляем всласть, за все те страдания, что пришлось испытать в прошлой жизни. Как считаешь, Ворс?
   - Ай, сладко говоришь, мой командир. Только для полного счастья отдай потом мне его. Посажу около себя, пусть видит меня каждое мгновение. Это - наслаждение. Отдашь?
   - Ну и садист же ты. Даже я до такого не додумался. Ладно, отдам. Добраться б, только, до дома.
   Тем временем Ворс подошел к Синеглазке. Мельком взглянув на неизвестный для него "костюмом" и несколько не смутившись этим обстоятельством, стал колдовать над его устройством.
   - Итак, немного изменим параметры стабилизации, кажется так ... - промычал он.
   Синеглазку передернуло, и тело пронзила дрожь. Каждая частичка её тела завибрировала. Ей казалось, что внутри что-то обрывается и лопается. Было больно, боль усиливалась. Во рту появился привкус крови. Она с трудом приподняла ладонь ко рту и сплюнула. Слюна оказалась красной. Увидев это, у ней закружилась голова, и она вновь потеряла сознание, медленно сползя на пол.
   - Ты убил её!- испуганно вскричал Лысый. - Что ты с ней сделал?
   - Да ничего особенного. Что с ней сделается. Я лишь немного изменил параметры фильтра, Ты знаешь, что мы так поступаем, когда хотим поднять температуру. Хотел немножко согреть её, - с улыбкой сказал он.
   - Глупец! Ты хоть понимал бы немного, что делаешь. Это для нас остатки не отфильтрованного вещества слегка возбуждают нашу энергетику, а для неё, существа из другого мира, всё это может привести к трагическим последствиям. Никакой самодеятельности в дальнейшем. Иначе, выброшу наружу.
   - Неплохо бы сделать это сейчас, - послышался шепот Шарфроса; он с трудом приходил в себя от мощного электрического разряда, нарушившего синхронность внутренних энергетических потоков. - Убери его отсюда, пока этот урод не нарушил всю систему управления. Тогда, уж точно, придется забыть о возвращении на родину.
   - Нет! Вы только поглядите на него! Он еще командует. Видимо мало тебе одного урока. Ты - плохой ученик. Сейчас добавим, чтобы лучше осознал свое новое положение. Будешь делать то, что я прикажу. А я ...
   Договорить он не успел. Сильный удар свалил его, и Ворс оказался на полу, рядом со связанным командиром.
   - Так, кажется, будет лучше, - произнес Лысый. - У Ворса было тяжелое детство, и он иногда становится неуправляемым и плохо соображает. Однако предан нашему делу и его можно простить за излишнее рвение. Но направление его действий, тем не менее, правильное. Ты должен согласиться с этим, ведь и твое желание до последнего времени было такое же. Но с тобой что-то случилось после похода к ним, и доверия к тебе больше нет. Может быть ты теперь находишься под их воздействием. Ведь я знаю, что это такое. Оно блокирует твою волю, превращая тебя в исполнителя чужих желаний. Такое мое мнение. Разве не так? Поэтому извини, командир, но тебе придется потерпеть некоторые временные неудобства. Обещаю, что, как только мы выйдем из портала, я вновь передам командование тебе.
   Шарфрос молчал. Да и что он мог возразить тому. Логика Лысого была непротиворечива, и он бы сам так поступил.
   - Ты все испортил, - выдавил Шарфрос. - Я почти уже уговорил её, сказать, где спрятан ключ от портала. Я чувствовал это. С ней нельзя грубостью ....
   - Разберемся....
   Лысый имел большой жизненный опыт склонять на свою сторону любых противников. У него был талант к уговорам и соблазнениям. С завидным театральным рвением он плел хитроумный сценарий, завораживая собеседника соблазнительными обещаниями и посулами, расписывая выгодные стороны тех и или иных поступков и решений. Это умение, в конечном счете, и привело его в отряд, растолкав в стороны более достойных. Мало того, что сам пробился сюда, с собой он притащил и друзей, согласных идти за ним. Отметив про себя последнюю фразу командира, Лысый подошел к Синеглазке, приподнял её и усадил на выступ в стене.
   - Пришла в себя? Вот и хорошо. Ты ведь хочешь домой, к своим друзьям. Хотим этого и мы. Очень хотим, а нам еще добираться туда, ох! как далеко и трудно. И эти трудности увеличиваются с каждым мгновением, пока мы находимся здесь. Помоги нам.
   Он говорил тихо, проникновенно, с придыханием.
   - Мы не хотели вам зла. А за то, что ворвались к вам не просясь, извини. Да, ворвались грубо, но это можно объяснить тем, что так долго и безуспешно стремились на вашу планету. А тут представилась возможность.... И объективности ради, ты должна согласиться с тем, что вы первые начали проявлять к нам недружелюбие. Ведь так? Так?
   Он был прав, Синеглазка знала это. А он продолжал шептать:
   - Того краткого знакомства с вами достаточно, чтобы отметить, что мы такие же как и вы. События в портале ярко показали это. Мы одинаково преодолевали трудности, не бросали товарищей в беде и были способны на самопожертвование. Эти качества высокого достоинства, и ими не обладают существа примитивные, главным принципом которых является лозунг "Живи за счет других". Мы не такие. Да, мы взяли у вас минерал. Совсем немного по сравнению с тем, сколько его еще осталось. Ваша планета производит его в огромном количестве. У нас же такого минерала нет, а нам он очень нужен. Жизненно необходим. Нам больше ничего не надо. Мы хотим улететь отсюда. Выпусти нас. Я никогда и никого не просил ни о чем. Это будет единственный раз. Я прошу тебя: - Открой портал.
   - Чтобы вы вернулись обратно?
   - Нет! Это он хочет, а я не хочу.
   - Ты врешь. Я не верю тебе.
   - Нет, правда. Обещаю тебе. Я сделаю так, что к вам вернуться уже будет невозможно.
   - Как так?
   - Я потом расскажу тебе.
   - Говори сейчас.
   - Мои действия вряд ли понравятся командиру, потому что он другого мнения. Поэтому мне придется всё делать в одиночестве. Но я тебе обещаю и не обманываю тебя. Это он пошел на обман, как же ему можно доверять. Мне надо верить.
   Лысый говорил и говорил, приблизившись к ней вплотную. Синеглазка, загипнотизированная его шепотом, все больше и больше уверовала, что он говорит правду о том, что он не собирается возвращаться на Землю и у него есть план, как это сделать. Получается, что в их отряде нет единого мнения, и этот темник оказался их сторонником.
   Синеглазка запуталась, она не знала, как поступить. Её губы невольно тихо шептали: Кощей, ... Кощей, ....
   - Что?
   В этом момент кокон потряс сильнейший удар.
   Кощей вздрогнул от неожиданности, когда перед ним в воздухе возникли четыре странных образования. Бессмертный и головач стояли в проеме стены, через который земляне обычно проникали в каменный город, преодолев пропасть по веревке, перекинутой с той стороны.
   - Челноки! - закричал Торж, указывая на них. - Это Юрс! Он привел помощь. Я говорил. Теперь мы им покажем.
   Один из челноков отделился от группы и опустился на заваленную валунами площадку около пропасти напротив проема. Сразу же открылся люк и через него выбрался головач.
   - Юрс! - повторно закричал Торж. - Мы здесь!
   Вслед за Юрсом из челнока выплыл сверкающий кристалл.
   - Копулс!
   - Да, это я, друзья, - проскрипел кристалл, быстро приблизился к проему и завис в воздухе над пропастью.
   - Ну, и где же эти темники? Покажите мне их. Перебирайтесь на меня. Доставлю вас на челнок, там и пообщаемся. Юрсу не терпится обнять вас. Совершенно загонял нас, - быстрее ему всё, и быстрее. А мгновенно ничего нельзя сделать, но он, все равно, гонит. Команду я подобрал отличную. Даже Грузг остался довольным, - он нас проэкзаменовал по силе мыслительного контакта. Усовершенствованные МИГи мы тоже прихватили, - скрипел всё это Копулс пока доставлял пассажиров на челнок.
   - Ну и что у вас здесь нового? Где корабли темников? - сразу стал расспрашивать Юрс после радостной встречи с Кощеем и Торжем.
   - Пока ты отсутствовал, как сообщил нам Сквознячок, произошла стычка. Был бой кораблей пришельцев с природными силами планеты. Три корабля под предводительством того лже-Торжа, который захватил Синеглазку, пытались соединиться с основным отрядом. Им это не удалось. Ветер со своими сыновьями остановил их над океанами, и теперь они, в виде огромных ледяных глыб, торчат там. Но я думаю, что это временное затишье. Главный бой еще впереди.
   - Ага, значит, их искать не надо, - с удовлетворением отметил Юрс. - Они, что, совсем обездвижены?
   - Да. Так, по крайней мере, сообщает Сквознячок.
   - Очень хорошо. Мы сможем незаметно развернуть свои силы и выработать стратегию действий совместно с Ветром. А что слышно об остальных?
   - Около Змея-Горыныча собрались все наши "древние" и общими усилиями лечат его. Ведь он единственное средство передвижения для нас, и, думаю, что с его поправкой нам не успеть к началу военных действий. Так мне кажется. Уверен, что темники скоро начнут вылезать из своих ледяных дворцов, - закончил Кощей.
   - А мы для чего тут? Часть моих бойцов, - скрипнул Копулс, озаряя себя яркими вспышками, - отправятся на усадьбу Кикиморы. Там посадят на себя кого надо и доставят их к месту боя. Только б успеть. Как вам такое предложение?
   - Классно! Ты молодец, друг. Мыслишь как государственный деятель, - широко. Прямо сейчас так и сделаем. Займись подбором кристаллограммов.
   Прошло совсем немного времени, как небольшой их отряд, построившись в форму ромба, на большой высоте уже летел над Тихим океаном по прямой, держа курс на усадьбу Кикиморы. Они были безразличны к локальным характеристикам атмосферы, и свой путь кристаллограммы прокладывали, только прислушиваясь к гравитационным линиям планеты.
   Первым, кто заметил их приближение, был сокол Око. Он засвистел и стремительно спикировал вниз, на карьер.
   - Там что-то летит! Очень быстро!
   Взъерошив перья, каркнув и ухнув, в воздух взлетели ворон и филин, но Врун, почти сразу, вернулся.
   - Там такое ... , - каркнул он. - Странные птицы, не наши ....
   - Прячьте детей под моими крыльями, - рыкнули головы Змеша, - а мы, приготовились....
   - Лезьте! - крикнула Баба-Яга. - Быстро!
   "Древние" напряглись. Глаза, направленные навстречу летящим созданиям, потемнели. Воздух вокруг ладоней приподнятых рук покрылся рябью. Почувствовалась необычная сила, исходящая от небольшой кучки землян. Она возрастала, над головами появилось светящееся облако. Возник воздушный поток, он вращался и скручивался, захватывая в струи песок, листья, мелкие ветки. Они летели навстречу приближающейся группе. Послышался треск и хлопки. Это раскалывались от внутреннего напряжения мелкие камни карьера. Обстановку разрядил неожиданно появившийся вихрь. Он ударился с высоты в грунт, поднял столб пыли, и раздался голос:
   - "Древние", к вам летят друзья! Это небольшой отряд кристаллограммов, который прислал Копулс. Встречайте их.
   - Копулс! Ура!!! - закаркал Врун, он первый осознал происходящее. - Кики, Юрс вернулся с отрядом. Ты слышишь? Теперь мы им покажем. Скоро Кики будет обнимать свою Синеглазку. Ура! "Пять баллов".
   Тем временем необычный отряд странных летящих предметов достиг карьера и завис в гравитационном поле над ним. Они тихо скрипели, и от них исходило свечение от бегущих разноцветных огней, покрывающих всю поверхность кристаллов.
   - Это кристаллограммы? - тихо спросил Домовой, с нескрываемым удивлением и восторгом взирая на них. - Как же мы будем с ними объясняться?
   Видимо услышав его вопрос, от группы отделился крупный кристалл и, спикировав вниз, лег на землю, приподняв переднюю часть. В воздухе раздался скрип, в котором отчетливо звучала человеческая речь:
   - Наш и ваш друг, Юрс, изобрел разговорник, которым мы теперь повсеместно пользуемся. Здравствуйте, дорогие друзья. Рады вас видеть во здравии.
   - Ну не совсем, дорогой Копулс, - сказала Баба-Яга, подойдя к кристаллу и прислонившись к его телу. - Наш друг не здоров. Ему крепко досталось при встрече с темниками. Вот лечим его.
   - Позвольте мне обследовать его.
   Копулс легко поднялся, и, подлетев к змею, прилип к нему. Через некоторое время он проскрипел:
   - Так он здоров! Я сравнил его состояние с биоритмами, которые храню в себе от прошлых встреч. Они почти совпадают. Есть небольшая разница, но эти различия - несущественные. Скорее всего, они связаны с недавним стрессом и какими-то эмоциональными переживаниями.
   - Ты прав, дружище, - заурчал Горыныч, - я не смог защитить Синеглазку.
   - Мы для этого и прибыли сюда.
   - Копулс, дорогой! Полетели. Надо выручать дочку, мою ненаглядную. - Кики подошла к кристаллрограмму и обняла его; её руки гладили его грани. - Полетели, - шептали её губы.
   - Я чувствую твою невыносимую боль в сердце, она может разорвать его, - тихо проскрипел кристалл.
   Он перестал светиться. Его дополнительные кристаллические образования нежно обняли Кикимору, и по ним побежали вереницы нежных всполохов. Тело Кики обмякло; казалось, что она заснула.
   - Очень хорошо, Копулс, - квакнула Жаклин, прыгая через камни. - Подними её жизненный тонус. Надо действовать, а она - никакая. Всё на бабке, а она, хоть и Яга, но одна. Трудно ей. И прикажи своим друзьям опуститься. Мы все хотим познакомиться с ними, не всё же Вруну, нам тоже хочется.
   Действительно, Врун давно уже перелетал с одного кристалла на другой, и, похоже, нашел с ними общий язык. Слышалось его карканье, а в ответ кристаллы озаряли себя вспышками огней.
   - Здравствуй, Жаклин! - проскрипел Копулс. - И ты здесь.
   - А как же без меня? Мы тут с Горынычем такое натерпелись. Ужас! Они наскочили на нас втроем, а Змеш один.... И все огнем и огнем на него.... Как ему справиться с ними? Так ты прикажи своим ...
   По-видимому, получив беззвучный приказ, кристаллы плавно опустились на поверхность, расположившись среди валунов и отвалов кусков слюды. Они мгновенно были облеплены кикиморятам. Молчащие до сих пор Леший, Водяной и Домовой подошли к Змешу и Копулсу, около которых, тряся головой, приходила в себя Кикимора.
   - Ну, ты как, бабка? Способна трезво мыслить? - квакнула жаба.
   К ней присоединился Врун, каркнув:
   - Посмотри вокруг, здесь вся наша команда. По уважительной причине отсутствуют только Сом и Аллигатор. Змеш почти на парах. Надо начинать действовать. Что скажешь, умник?
   - Не тронь детей, одноглазый, - свирепо сверкнув глазами, Кикимора накинулась на ворона. - Нет у них сил, чтобы справиться с пришельцами. Это дело взрослых.
   - Правильно говоришь, - скрипнув, согласился с ней Копулс. - Да и вам пока надо подождать. Сейчас там действует Юрс. Идет большой бой. Он атакует сразу обе группы, применяя современное оружие головачей. Обстановка на поле сражения очень сложная и вредна для вашего здоровья. Мы подойдем попозже, когда пространство успокоится, а темники истратят много своей энергии и ослабнут. Тогда мы и применим мыслительную атаку совместно с действиями Ветра. К тому времени Юрс должен будет расположить усилители мыслительного воздействия МИГи вокруг группы, в которой находится твоя дочка. Мы заставим их подчиниться нашей воли.
   Как только Кики услышала про дочку, она вновь затрепетала.
   - Летим туда сейчас.
   - Нельзя. Даже нам трудно выдержать деформированное пространство, возникшее в результате боя. Надо ждать его стабилизации. Для этого Юрс привез с собой соответствующие устройства. Я постоянно нахожусь с ним на связи.
   - Если так обстоят дела, тогда будем ждать, но думаю, что нам следует подобраться как можно ближе к месту боя, - заметил Леший.
   - Можно, - прозвучал скрип.
   - Тогда сделаем так. Здесь остается Змеш, дети и малые друзья, которые продолжают лечить его. Как только позволят силы, ты, трехглавый, вылетай к нам. Сквознячок выведет тебя, но спрячься где-нибудь поблизости, не лезь на открытое пространство. Детей с собой не бери, - нам хватит одной пропажи. И нечего возмущаться, - продолжал Леший. - Предстоит непривычный бой, и от вас там никакой пользы, а потом поглядим. Я обещаю вам.
   - А наши ксилаги? - с вызовом воскликнул Кой-Где.
   - Да, действительно. Вы забыли, на что они способны? Какой тогда был бой с хромовиками, забыли?
   Видимо заметив некоторую озабоченность "древних", подал голос Кой-Что:
   - Неразумно отказываться от такого мощного оружия. Мы обещаем вам, что будем очень осторожны, и не предпринимать авантюрных действий. Будем во всем слушаться дядьку Горыныча.
   - Ага, так я и поверила в то, что этот добряк не уступит вашим уговорам.
   - Обещаю быть твердым как никогда, - заурчали, перебивая друг друга, три головы.
   - Ну-ну, - булькнул Водяной, - но надо признать, в их словах что-то есть. Неизвестно, как сложатся обстоятельства, разное может случиться.
   - Вот именно, что разное. Может и в худшую сторону, - проговорила Яга, но было видно, что она колеблется.
   - Лично я "за", - сказал Домовой. - Ребята теперь ни те, что были два года назад. Им пришлось пройти много трудных испытаний. Они многому научились, повзрослели, не будут делать непродуманных поступков.
   Последнюю точку в разговоре поставила Кикикмора.
   - Пусть едут, - сказала она твердо и поглядела на детей.
   Они глаз не отвели и выдержали тяжелый взгляд "древнего", лица их были серьезные.
  
   **********************************************************************
  
   Юрс, Торж и командир оставшейся группы кристаллограммов тщательно обследовали район будущих боевых действий. Ветер неустанно продолжал наращивать свои силы. Все ближайшие к побережью долины и ущелья были засыпаны песком, многие тонны которого он собирался бросить на корабли пришельцев и разорвать их защитную оболочку. Его средний сын, Шторм, непрерывно гнал гигантские океанские волны и обрушивал их на айсберги, наращивая ледяную корку. Подмешивая туда для тяжести и песок, он постоянно шумел:
   - Им теперь не вырваться оттуда.
   Юрс сомневался в этом. Он почти догадался о механизме обледенения и был уверен, что той энергии, которую они высосут из окружающей среды, окажется не только достаточной, чтобы разорвать ледяную скорлупу, но и вступить в бой с силами планеты.
   "А мы вам здесь приготовили сюрприз".
   Он распорядился расположить большую часть МИГов вокруг основного отряда темников, надеясь заблокировать их там. Юрс собирался применить здесь весь арсенал вооружения и мысленное воздействие кристаллограммов, транслируя через МИГи, по сути дела, только одну их мысль: "Оставайтесь на месте". Что делать с ними потом, он решит после того, как освободят Синеглазку из малой группы. А вот с ней все было сложнее. Юрс не мог решиться на применение против неё всех средств вооружения, так как не знал, в какой степени оно может повлиять на здоровье Синеглазки. Он решил, что применит только те средства, которые будут препятствовать воссоединению обеих групп. Освобождение девушки головач возлагал на усилия кристаллограммов и "древних", которые должны вступить в бой на завершающей его стадии и стать полной неожиданностью для темников.
   Расстановка сил заканчивалась. Три челнока, вооруженных системами стабилизации пространства и мощными лазерными пушками, застыли треугольником в воздухе на высоте пяти километров. Почти касаясь бегущих океанских волн, окружив ледяной остров, расположились кристаллограммы. Среди них в гравитационном поле Земли висело несколько МИГов. Лишь один челнок и такая же группа кристаллов, усиленная шестью МИГами застыли в непосредственной близости от айсберга, с вмороженными в него тремя коконами. Мощный гравитационный пробойник на челноке был нацелен на него и ждал команды.
   "Мы готовы, - пришел усиленный МИГами мыслительный посыл от Копулса, - сейчас отбываем".
   "Не торопись, я скажу когда", - ответил Юрс, а Торжу скомандовал о начале действий.
   - Приготовились. Начали! - приказал он своему небольшому отряду.
   Беззвучный, невидимый гравитационный разряд впился в заснеженный остров, кроша ледяные торосы, разрывая смерзшиеся глыбы гигантских ледяных кристаллов. Раздался чудовищный взрыв. Тонны льда разлетелись во все стороны. Вслед за этим из-под разорванной ледяной корки выплеснулся гигантский водяной столб, и мощные круговые волны побежали от места, где только что существовал айсберг. Они захлестнули кристаллограммов, смешав их ряды. В клубах искрящегося и горящего в черных дымах пространства из вод океана поднялись три белоснежных пушистых кокона. Размеры их стали увеличиваться, и они двинулись в направлении основного отряда. Однако их встретила яростная ответная реакция. Долго копивший энергию Ветер бросил им навстречу песчаные бури. Подхваченный Ураганом из долин песок порциями впивался в защитные оболочки, рвал их, заставляя коконы тратить накопленную энергию. Смерчи, поднявшись вверх и накрыв их своими основаниями, пытались своими мощными вихрями разрушить оболочку и дезорганизовать работу управляющих систем коконов. Однако все эти попытки не могли увенчаться успехом. Коконы разрабатывались как космические корабли, способные выдерживать и не такие планетарные явления. Медленно, но уверенно, темники продвигались вперед.
   БСльших успехов добились в районе основного отряда темников. Там массированное применение гравитационного оружия наносило ощутимый ущерб коконам, разрушая их защитную оболочку. Она разлеталась черными ошметками и сгорала в атмосфере, поглощая так много энергии из неё, что в этом месте возникал снежный ком из замершей влаги. Вскоре весь район превратился в сплошное снежное месиво. Несущиеся океанские волны с замершими гребнями, снежные комья с песком, непрерывно выдуваемым Ураганом из ущелий прибрежных скал, бесчисленные молнии, жалящие коконы - все это вращалось и разрывалось мощными вихрями Смерчей, превращая этот когда-то тихий уголок в клокочущий ад.
   - Что происходит? Командир оказался прав, приказав нам погрузиться в режим "закукливания". Нам сейчас не хвалило б энергии, - размышлял Шура, глядя на разворачивающийся бой. - Откуда у них мощная техника? Это же первобытная цивилизация! Они обладают лишь врожденным мыслительным общением и не более. И вдруг.... Ведь ту тройку, что висят в воздухе, я б отнес к малым космическим аппаратам. Да и системы, которые работают с гравитационными полями, тоже кое-что значит. Для того, чтобы разбить замершее пространство вокруг нас, потребовалось уйма энергии. Откуда всё это? Теперь и нам придется потратиться. Пора показать им, на что способны. Включить генераторы искаженной метрики в ближайшем пространстве. Перейти на нечетный ряд до семи, - приказал он.
   Пространство в радиусе полторы тысячи километров вскипело. Из места расположения группы брызнули гравитационные лучи, деформируя структуру элементов, составляющих основу материальных структур. Не выдержав такого преобразования, все стало распадаться, переходя в новые состояния фрактального типа. Огромная область начала зарастать странными чрезвычайно тонкими ветвящимися нитевидными образованиями, - казалось, что ты находишься внутри какого-то ватного тела. Этих изменений не избежали и челноки и кристаллограммы. На теле кристаллов появились трещины. Они углублялись и ветвились. Еще мгновение и они погибли бы. Торж вовремя среагировал, - помогла прошлая закалка бойца.
   - Стабилизация характеристик пространства! - вскричал он
   Включенные с некоторым опозданием, стабилизирующие системы все-таки успели парировать атаку темников. Они погасили воздействие почти на всей территории. Осталась лишь маленькая область вокруг группы пришельцев, где пространство продолжало ломать.
   - Неплохо, - почти с восторгом произнес Шура, отдавая должное работе челноков. - Похоже, они имеют широкий спектр средств нападения и защиты, но выбирают самое оптимальное из них. Я бы тоже, чтобы не нанести большого вреда местным условиям, поступил также.
   Он не успел довести до конца свои размышления. С трех челноков ударили мощные лучи лазеров с перестраиваемым спектром излучения. Разработчиками был создан хитрый механизм формирования светового потока, в результате которого при его воздействии на облучаемый материал, в последнем возникали незатухающие резонансные колебания в атомарных структурах. Создавались реальные условия разрушения материала. Эти процессы могли оказать подобное влияние и на полевые структуры, имеющие достаточную плотность. Именно такими характеристиками обладали поля защитного слоя коконов. Поэтому они в полной мере стали испытывать разрушающее воздействие лазерных лучей. Белоснежные, кажущиеся мохнатыми, коконы покрылись сетью бегущих взрывающихся "отростков". Как черви, они ползли по оболочке, вгрызались вовнутрь её, что приводило к микровзрывам.
   - У нас резко возрос расход энергии.
   - Никто не говорил, что будет просто. Надо думать, - с кажущимся спокойствием отреагировал на происходящее Шура. - Выясните, что происходит.
   - Анализ указывает на резонансные эффекты. Они каким-то образом нарушают структурные связи внутренних взаимодействий, заставляя их самих возбуждаться до саморазрушения. Командир, мы не в состоянии отражать атаки всех сил, которые сейчас обрушиваются на нас. Наши системы не успевают обрабатывать всю информацию.
   "Не хотелось, а придется применить более серьезное оружие, но потом будем некоторое время бездействовать. Извини, командир, тебе, как вижу, тоже несладко", - думал Шура, рассматривая показания данных, переданных по каналам связи от коконов Шарфроса., а вслух приказал:
   - Атака свиргом.
   - Как долго, командир? Произойдет большой выброс энергии, которую мы накопили в "закукливании". Команда предполагала, что мы готовимся к возврату домой, а теперь, вновь неопределенность. Возникнет недовольство, сомнение в нашей неспособности на решительные действия. Раздадутся призывы к захвату власти.
   Ни один мускул не дрогнул на лице Шуры, как будто он ничего не слышал.
   - Два затихающихся импульса, - прозвучал его короткий приказ.
   Через мгновение беззвучно над всей группой коконов темников вспыхнула темная полусфера, сделав невидимым всё то, что находилось под ней. Раздался чудовищный взрыв. Первоначально, казавшаяся неподвижной, поверхность сферы, представляющая собой волну сжатую гравитацией темную энергию, стала стремительно расширяться, освобождаясь от гравитационного сдерживания. Мощный удар отбросил на многие десятки миль челноки, кристаллограммы и МИГи. Океанские волны натолкнулись на избыточное давление под расширяющейся сферой и встали на дыбы, достигнув в высоту несколько сот метров. Такая же участь постигла Смерчи и воздушные потоки, несущие массы песка с материка. Все смешалось. Направленное движение потоков разрушилось. Второй удар темной энергии завершил разрушение. Огромные кольцевые волны обрушились уже на побережье, а потерявшие себя сыновья Ветра бушевали уже над материком. Ветер безуспешно старался их образумить. Требовалось время, чтобы они успокоились и вернулись на исходные позиции.
   - Что это было? - произнес Торж, с трудом приходя в себя, и сразу поинтересовался состоянием своего войска.
   Челноки и МИГи удовлетворительно выдержали удар, не считая некоторых поломок, и рабочие роботы уже приступили к ремонтным работам. Кристаллограммы, зарывшись в вздыбившиеся волны, лучше всех перенесли атаку, но были далеко отброшены в стороны. Потребуется время, чтобы вновь занять исходные позиции. Он связался с Юрсом.
   - Они очень серьезные противники. Против их вооружения нам, на наших челноках, не устоять. Здесь нужны, как минимум, штурмовики, а лучше драггер. Для систем стабилизации у нас элементарно не хватает энергии.
   - Да. Если судить по замерам возмущенного пространства, энергии они потратили уйму. Не думаю, что они смогут в ближайшее время повторить подобное. Надо воспользоваться этим. Стягивай кристаллограммы, и пусть они начинают. Режим МИГов поставь на максимум. У нас здесь тоже непросто, но я полагаю, что у этих нет достаточных энергетических запасов, чтобы использовать подобное оружие против нас. Да и мне надо быть осторожным при его выборе.
   Юрс после некоторых размышлений, все же, решился на повторное применение гравитационного пробойника, но в ослабленном режиме, так как боялся за непредсказуемые последствия, способные привести к гибели пленницы.
   Удар разорвал оцепенение, накатившее на Синеглазку под действием шепота Лысого. Она затрясла головой, сбрасывая последние оковы гипнотического воздействия. Она не испугалась, что нельзя было сказать про остальных. Ворс, который до этого лежал в бессознательном положении от удара Лысого, теперь вскочил и с легким подвыванием бегал около информационной панели. Даже ей было ясно, что он крайне испуган.
   - Нас атакуют!
   - Что верно, то верно. И, похоже, что весьма неплохо. Как думаешь, командир? Если я что-нибудь понимаю, то это не природные силы.
   - Чтобы разнести скорлупу "закукливания" требуется немало энергии. И ты прав, неконцентрированным природным силам планеты такое не под силу. Тогда откуда у них такие системы, хотел бы я знать? - сказал Шарфрос, разглядывая показания проборов. - Может быть, вы освободите меня, или и сейчас будете сами решать, что делать.
   - Конечно командир, конечно. Как же можно без Вас? - заискивающе бормотал Ворс, освобождая его от цепких захватов сетки.
   - Что будем делать, командир? - Лысый смотрел на него так, как будто ничего до этого не произошло.
   - Вначале надо осмотреться. На Земле существует, кроме вас еще какая-нибудь цивилизация? - спросил он Синеглазки. - Да не трогайте вы её, - остановил он бросившихся к девушке подчиненных. - Скажи, кто на планете обладает мощной техникой? Может быть те, кто построил каменный город? А?
   Синеглазка молчала, откуда ей было знать, кто на них напал.
   Тем временем процесс "закукливания" заканчивался, и контрольные системы выходили на рабочий режим, исправляя последствия перенесенного удара. Вскоре три кокона поднялись над поверхностью океана, на многие километры вокруг заваленного ледяными обломками.
   - Командир, наблюдаю несколько объектов. Среди них один большой находится значительно выше остальных. Приборы показывают, что он весь пропитан энергией.
   - Связь с группой, - приказал Шарфрос.
   После налаживания связи ему удалось переговорить с Шурой и прояснить обстановку.
   - На них тоже напали, и еще большими силами. Чтобы отразить атаку, им пришлось применить свирг.
   - Так это, какие энергии? - ахнул Лысый. - Тогда они растратили почти весь запас, накопленный в "закукливании".
   - Да, и я такое говорю. Им сейчас не до активных действий. Если и смогут двигаться к нам навстречу, да и то мелкими шашками. А ведь потом придется возвращаться к порталу.
   - Где же этот ключ? - забыв обо всем, движимый только стремлением найти желанный предмет, Шарфрос навис над Синеглазкой, сжавшейся в страхе от пышущих яростью его глаз. - Где?!
   - Командир, она все время шептала слово "кощей", - проговорил Лысый.
   - Кощей?? Ты говоришь, кощей?! - замер Шарфрос, услышав его. - Так ведь это один из них! Только он не отправился со всеми на усадьбу к Кикиморе, а остался там, около пещеры. В том месте на побережье, куда тогда прорывался Шура. Основная группа сейчас находится ближе к нему. Стоп! Так ведь именно этого Кощея мы встретили там, когда он выходил из жидкой среды вместе с весьма странными созданиями. Да и он сам непохож на всех остальных, кого я потом встретил. Так, так .... Он тогда передал Яге и Лешему, как мне казалось ключ, и я даже хотел захватить его, а потом охотился за ним.
   - Они обманули тебя, командир. Это была фальшивка. Настоящий ключ остался у него, поэтому он и не пошел со всеми. Так я думаю.
   - Правильно, Лысый. Так?! - он вновь повернулся к Синеглазке. - Так? Ага! Вижу по глазам, что это правда. Ха-ха. Как всё просто. Молодец Лысый, что вспомнил её шепот. Теперь мы завладеем ключом. Даже если Кощей не укажет, где взять пропажу, мы найдем его по запаху; он должен быть рядом с ним. По своим местам! Вы забыли, что нам нельзя вместе долго находиться на одном корабле, и в путь ....
   Договорить он не успел. Новый удар потряс кокон, породивший странный шипящий звук, которым, казалось, был пропитан весь воздух. Шарфрос бросился к панели.
   Один из трех коконов стал съеживаться. Его пушистая оболочка треснула по всей поверхности, превратившись в набор сферических участков в виде осколков пористой скорлупы пока еще связанных соседними внутренними связями. Но те слабели и рвались. Осколки скорлупы разлетались в стороны, обнажая горящее ядро, где взаимно уничтожалась материя обеих миров. Процесс горения сопровождался выбросами из ядра ветвистых совершенно черных фрактальных структур. Было видно, как окружающая атмосфера буквально втягивалась в них. Черные нити вспыхивали, рвались и через мгновение исчезали. Горящее ядро таяло и с громким хлопком пропало в густых клубах дыма. Кокон сгорел, не оставив после себя ни одного элемента странного мира темной энергии.
   - Так я и знал! Мы лишились одного корабля. Ворс, это твой кокон.
   - Он еще раньше давал сбои, - добавил Лысый.
   - Что теперь делать? - взвыл Ворс.
   - Что-что. Выбросим тебя.
   - Как так? Я же с вами ..., - чуть не плача, тихо прошептал потерпевший.
   - Во всяком деле бывают отходы, - безжалостно произнес Лысый.
   Жалобный вой огласил внутренность кокона.
   - Не хнычь. Не так все плохо, я объединю оба корабля и переведу их в единый режим, заблокировав на некоторое время контролирующую систему. Это потребует расхода энергии, но зато выиграем время. Полагаю, что мы успеем добрать до отряда.
   Недалеко от этого места застыли два пушистых кокона темников, видимо пораженных происшедшей трагедии. Но это продолжалось недолго. Они объединились в один.
   - Ворс, приготовься включить генератор искаженной метрики. Перейти на нечетный рад, до трех.
   - Может быть взять повыше, а лучше сразу трахнуть по ним свиргом, - предложил Ворс.
   - Отставить! Так мы останемся совсем без энергии и потеряем корабль. Приготовься ... Включай!
   Потекли долгие мгновения и пространство вскипело. Его стало корежить от заработавшего генератора искаженной метрики. Затем окружающее пространство буквально разорвало. Вакуум вскипел, перестраиваясь на новые условия. Пространство распалось на отдельные области. Было видно, как находящаяся в них материя сжималась в темные компактные образования малых размеров. Вместо исчезнувшей материи вылезало что-то белесое в виде бесформенного облака. Казалось, что вокруг кокона возник гигантский плод, со стороны напоминающий гранат, где каждое зерно представляло такое же белесое образование, но с черной косточкой внутри. Через некоторое время они стали взрываться, порождая мощные гравитационные волны, хлынувшие наружу. На смену взорвавшегося зерна на его месте возникало новое. Поэтому волны текли хаотично и непрерывно, разрушая любые материальные структуры. Те превращались в бесформенные образования с деформированными электронными оболочками атомных элементов. В них рождались новые короткоживущие элементы с экзотическими свойствами. За счет высвободившейся при этом энергии температура среды стала повышаться, уровень естественной радиации вырос. В атмосфере возникли цветовые всполохи как при северном сиянии. Они становились гуще и ярче. Хаотично стали появляться долго незатухающие фейерверки горящей материи. Отброшенный первым ответным ударом, отряд Юрса покрылся слоем кипящей плазмы и продолжал отдаляться под напором гравитационных сил. Больше всего досталось кристаллограммам. Выросшие в условиях открытого космоса, они легко переносили различные излучения, но гравитация и, в основном, меняющаяся метрика вызывала осциллирующие явления в их внутренней структуре, что вело к резонансам в кристаллической организации и разрушению их тел.
   - Перевести генераторы стабилизации в максимальный режим, - скомандовал Юрс.
   И лишь после того, как системам стабилизации на челноке удалось настроиться на изменившиеся характеристики среды, пространство успокоилось настолько, что позволило кристаллограммам продолжать двигаться вперед. Кристаллограммы почувствовали облегчение, их кристаллы вновь засияли вереницами бегущих огней и искр.
   - На сближение! Приготовить МИГи к излучению, - продолжал командовать Юрс. - Копулс сообщает, что они уже в пути. Копулс, начинайте! Я перевел МИГи в активный режим. Давайте!
   Отряд кристаллов с сидящими на них "древними" воспользовавшись наступившим затишьем, сблизились с темниками и начали мыслительную атаку. Ведущую роль играла Баба-Яга. Её мысли усиленные остальными "древними" были подхвачены кристаллограммами и многократно умноженные усилителями МИГ хлынули на пришельцев. Бестелесные и невидимые волны беспрепятственно преодолели еще неспокойное пространство, прошли через защитный слой кокона и настигли его обитателей. Коварные по своей природе, они действовали медленно, но безотказно, проникая в мозг, поражая, захватывая и подчиняя своей воли их мысли. Процесс протекал незаметно, и тем был страшнее его результат. Первым заметил изменения в ходе своих мыслей, их путаницу и появление странных видений, Шарфрос. Ужасная догадка пронзила его, и он осознал, к каким катастрофическим последствиям может привести захватывающее их безволие.
   "Мы останемся здесь, потерявшие способность что-либо предпринять, и система контроля корабля не выдержит энергетического дисбаланса. Кокон взорвется".
   - Быстрее покиньте корабль, я расцепляю коконы! - крикнул он Лысому и Ворсу. - Быстрее!!! На свой корабль! Неужели вы ничего не чувствуете?
   - Мне что-то нехорошо, командир. Такое уже было там, в каменном городе. Зачем нам покидать тебя? То соединяемся, то разъединяемся... Командир, что-то не то..., - промычал Лысый, тряся головой и опираясь на застывшее тело друга.
   - Уходите! Там вас будет двое. Я запущу двигатели, и вы в автономном режиме понесетесь к группе. Как только кокон отлетит на достаточное расстояние от меня, вы выйдете из-под облучения. Дальше ты сам знаешь, что надо делать. Эта атака направлена против меня из-за пленницы. Им нужен я. Быстрее!!
   - А как же ты командир? Мы не сможем без тебя вернуться на родину.
   - Пока нам надо остаться в живых, а потом все остальное. Разберемся. Давайте, давайте....
   С трудом преодолевая усиливающуюся слабость, он вытолкнул упирающегося Лысого и безвольного Ворса в передающий тамбур и включил перенос. В коконе остались командир и Синеглазка. Она с нескрываемым удивлением взирала на происходящее и ничего не понимала.
   Затуманенный взор Шарфроса искал выход. Его взгляд неосознанно остановился на лежащих "костюмах". Сознание продолжало лихорадить. Оно двоилось, а то, вообще, рассыпалось на множество существующих в нем сразу несколько своих "Я", и они требовали от него действий. Появилась нескончаемая череда сменяющихся образов и желаний. Но доминирующей мыслью была одна - бросить все и направить корабль к ближайшему побережью. Шарфрос понимал, что это чужая мысль, - не его. Ему надо двигаться в противоположном направлении, к основной группе, туда, куда сейчас пробивается кокон Лысого. Туда ..., туда ..., туда ....
   Его же кокон нехотя, вяло сопротивляясь, медленно двигался к береговой линии. Корабль туда гнал Ветер, атакуя океанскими волнами и бросая на него тяжелые облака песка. Смерч не участвовал в атаках. Его вихревые воронки держались в стороне небольшой группой, большая их часть сейчас находилась в районе основной группы темников и копила силы, считая, что временное затишье скоро закончится и пришельцы начнут активные действия.
   Шарфрос выплыл из очередного беспамятства.
   "Надо включить автомат".
   Преодолевая слабость и борясь с кратковременной потерей сознания, Шарфрос дополз до "костюмов" и включил их систему управления. Через мгновение он оказался внутри одного. Сразу ощутил некоторое облегчение. "Костюм" не мог полностью изолировать его от мыслительного облучения, но его контролирующая система настраиваемая на прежний портрет Шарфроса, теперь корректировала его сознание под другой образ. То же самое происходило и с внешним видом. Он вновь стал Торжем.
   "Что я делаю? - в его мозгу всплыл вопрос, когда он отдавал приказ; он также знал, что, если он будет находиться в бессознательном состоянии, когда достигнут суши, то их необходимо будет каким-то образом извлечь из кокона на поверхность. - Теперь ..."
   - Нет! Нет!! - испуганно закричала Синеглазка, когда перед её взором неожиданно возник Торж и стал подбираться к ней. - Нет! Не хочу! Уйди! - сопротивлялась она попыткам, надеть на неё второй "костюм".
   - Это спасет тебя при переходе. Здесь в корабле он тебе не нужен, системы корабля обеспечивают тебе все необходимое. При переходе их не будет.
   Детское сознание не успевало воспринимать окружающие перемены.
   - Мама!!! - закричала она, перед тем, как оказалась в "костюме", и потеряла сознание.
   - Кажется, все сделал ....
   Её крик отчаяния долетел до матери.
   - Она там, в том коконе! Она зовет меня. Ей плохо!
   В безумном стремлении сейчас же помочь своему ребенку, Кикимора чуть не свалилась с кристалла. Копулс (а это был он) успел сориентироваться и вовремя подхватил её.
   - Спокойнее, - проскрипел он. - Это хорошо, что ты определила в каком она корабле. Я уже сообщил Юрсу. Теперь мы все усилия направим на этот кокон.
   И сразу стали заметны изменения в расположении МИГов, челноков и кристаллограммов. В дополнение к этому и усилия Ветра и его сыновей теперь были направлены на то, чтобы гнать кокон в сторону ближайшего участка суши. Почувствовать слабину в силах, препятствующих продвижению, второй кокон почти беспрепятственно помчался к основной группе, которая пока еще оставалась неподвижной в кольце бушующих сил. Убедившись, что кокон с Синеглазкой послушен их воли, кристаллограммы приблизились на расстояние, где условия среды были ещё терпимыми для "древних". Ближе всех подобралась Кикимора, она рвалась вперед, несмотря на тлеющую на неё одежду. И только высокая температура и жесткое излучение остановили её.
   - Куда ты лезешь? Сгореть хочешь? Он и так теперь в нашей воле, - сдерживала её Яга. - Потерпи немного, скоро выгоним его на материк.
   - А что делать потом?
   - Потом и будем думать. Главное, что Синеглазка там, и с ней все нормально. Я чувствую это.
   - А почему она звала меня? - не унималась Кики.
   - Значит, на то были причины. Да ты сама подумай, для неё там все незнакомо, а тут еще бой идет. Страшно же....
   И это была правда. Бой еще не закончился. Шарфрос не собирался сдаваться, он боролся с подавляющей его волю мыслью, которая гнала к материку.
   - А теперь поднимемся наверх, - и он задал соответствующий режим, - может быть, это поможет выйти из-под облучения. Мы еще поборемся..., вот так. Ага, кажется, получается.
   Через проблески сознания, он понял, что кокон взмыл вверх, изменил направление движения, и теперь на большой высоте летит к основной группе, - и улыбнулся ....
   Крик удивления и отчаяния вырвался у "древних", когда они увидели, что кокон, поднявшись на высоту, вышел из-под их влияния и летит в другом направлении. Брошенные вслед за ним МИГи значительно ограничили его резвость, но ситуацию не изменили, - он продолжал, хотя и медленно и рывками, но уходить. Юрс быстро разобрался с возникшей проблемой. Все дело было в недостаточной настройке приемной аппаратуры МИГов на излучение "древних", что приводило к резкому ухудшению приема по мере увеличения расстояния. Он мог исправить этот недостаток, - это был чисто техническая задача, - но требовалось время, а его явно не хватало. Срочно нужен промежуточный ретранслятор, причем, настроенный на излучение "древних". Где его взять? Он лихорадочно думал, не отвечая на непрерывные к нему призывы от "древних".
   - Что происходит?
   - Почему он не подчиняется нам и улетает?
   - Что будет с моей дочуркой?!
   - Почему молчишь? Ответь!
   - Нам нужен промежуточный уловитель ваших мыслей, и он должен иметь возможность подниматься вверх, - прерывая нескончаемый поток вопросов, произнес Юрс. - Нужен Змей-Горыныч, - твердо добавил он.
   - Так он же болен, - через короткое молчание донеслось бульканье Водяного.
   - Неправда. Я уже здоров и лечу к вам, - неожиданно раздался рык Змеша. - Можете рассчитывать на меня. Только перед этим необходимо где-нибудь остановится, и высадить всех пассажиров, что сидят на мне. Пусть Кики не волнуется, подберу надежную площадку, а в ребятах я уверен. Говорите, что от меня требуется?
   - Слушай меня, Горыныч, внимательно. К тебе навстречу сейчас полетят два кристаллограмма. Они найдут тебя, вместе вы подберете площадку. Потом один останется с детьми, а другой приведет тебя сюда. Постарайтесь побыстрее.
   - Понял тебя, дорогой. Высылай.
   - Яга, - обратился к ней Юрс. - Я попросил Копулса рассредоточить свою команду, а сам поднимусь к кокону. Придется повоевать и задержать его до прилета Змеша. Может быть, и вам достанется немного от боя, так что держитесь. Кристаллы прикроют вас.
   Произнеся это, Юрс отключил связь и направил челнок вслед за коконом. Догнал он его быстро и сразу начал бой.
  
   ****************************************************************
  
   Кокон Лысого, воспользовавшись тем, что на него не обращали внимания, мчался к основной группе. Не встретив сопротивления, он благополучно достиг цели, и, сблизившись с одним из коконов, слился с ним.
   - Отдыхаете? - произнес Лысый, проявляясь у помощника, Шуры. - Накачай энергией мой корабль, или он вскоре взорвется, а там мой друг, Ворс. Думал, что не дойдем до вас.
   - Где командир?
   - А ты, что не видишь?
   - Системы показывали, что он вначале двигался к материку, а теперь медленно и рывками движется к нам. Вы же оказались здесь. Что произошло и происходит? Связь с командиром прервана.
   - А вы ничего не чувствовали? - в свою очередь спросил Лысый.
   - А что мы должны чувствовать?
   - Тогда ясно. Нас вновь атаковали этим излучением. Очень сильным. Оно лилось со всех сторон, просачиваясь через все щели и поры. Не было сил сопротивляться ему, и мы стали быстро отключаться. Командир держался, он нас выпихнул в мой кокон (другой, еще раньше взорвался) и на автоматическом режиме запустил к вам. Мы только недавно пришли в себя. Что с ним сейчас, я не знаю. Вместе с ним находится пленница. Кстати, я успел заметить, что она легко переносит излучение; даже, можно сказать, не замечает его. Стоп! Помощник, может быть, это она управляет коконом, ведь командир должен был отключиться.
   - Не говори ерунды.
   - Какая ерунда!! Это все она. Разве командир мог двигаться на материк? Зачем? Он же знает, как у нас мало времени.
   - Как она может управлять кораблем? Да что ты? Нет.
   - А вот и да. Эти существа такие смышленые. Ты забыл, как они действовали против нас, там, в портале? Его выручать надо, и домой ... Ты же сам не знаешь обратного пути.
   - Знаю, - неожиданно заявил Шура и сразу замолчал, сообразив, что сказал лишнее.
   И это действительно было правдой. Он был страховкой командира - мало ли что могло случиться в их трудном и опасном походе. Заметив, что Лысый не обратил внимания на его последнюю фразу, он отвлеченно сказал:
   - Ты прав. Возвращайся к себе. Сейчас отправимся за командиром. Распорядись, чтобы зарядили гравитоны. И еще, пусть готовят к запуску генераторы искаженной метрики с нечетным рядом до трех.
   - Командир тоже тогда так приказывал. А почему до трех?
   - Это характеристика их пространства.
   - Но у нас, в конце концов, тогда ничего не вышло. Они нашли ответ на наши действия.
   - Думаю, что причина в том, что тогда вас было мало. Нас сейчас много, и мы сможем реализовать перестраиваемый режим. Теперь им труднее будет найти адекватное противодействие. Иди.
   Оставшись один, Шура стал задумчиво глядеть на прибор связи с Шарфросом.
   "Что с тобой? Почему движешься на материк? Сохранил ли способность владеть собой? Почему так быстро сдался, не использовал все возможности защиты кокона, даже если попал под влияние излучения? Ведь есть автоматика. Почему?"
   Чем дольше он анализировал ситуацию, безнадежную ситуацию, тем больше появлялось вопросов к тому, как ему теперь вести себя, а ответов не было. Конечно, он знал дорогу домой, и довел бы отряд до родины. Вот только путь туда закрыт, а ключа от него нет. Его размышления были прерваны сообщением Лысого, что они готовы.
   - Вперед.
   Плотная группа коконов нарушила неподвижность и помчалась к материку в направлении, куда ушел кокон командира. И сразу, затихшая было природа, набросилась на них, пытаясь вернуть корабли на прежнее место. Не получилось. Защитные оболочки коконов, накопившие энергию, вспарывали гигантские волны и отражали удары песчаных облаков Шторма. Против смерчей были включены гравитоны. Направленные гравитационные удары сплющивали воронки и деформировали их вихри. Смерчи погибали, так и не достигнув коконов, чтобы разрушить их защиту своими разрядами молний. МИГи и кристаллограммы не смогли парировать гравитационное давление. Их порядки нарушились; они были выдавлены с направления, по которому должен был двигаться отряд. И темники начали движение, постепенно наращивая скорость.
   - Вот упрямые, - проскрипел Кощей. - Их нельзя пропускать туда, Торж.
   - Не беспокойся, не пустим. Юрс сообщает, что кокон с плененной Синеглазкой в полной их власти. Они доведут его до материка и освободят девочку. Пора и нам начинать. Но без помощи Ветра нам их теперь не догнать. Необходимо затормозить продвижение группы, только тогда кристаллы смогут окружить их. МИГи мы успеем расставить. Ты хотел связаться с Мудрецом. Удалось?
   - Он ждет моей команды
   - Отлично. Связывайся с Ветром, а я начну переброску излучателей.
   Не сразу удалось выполнить задуманное. Для того, чтобы преодолеть инерцию океанских волн и ветровых потоков, потребовалось время. И только сейчас пришельцы по-настоящему почувствовали сопротивление природы.
   - Она как разумное существо, или ею кто-то управляет, - озадаченно сказал Шура. - Совсем сбесилась.
   Огромные тяжелые волны стеной вставали на пути движения. Подняться же наверх, чтобы не штурмовать жидкую стихию, не представлялось возможным. Все небо было прикрыто многослойными облаками, насквозь пропитанными жидкостью и электричеством. Там непрерывно вспыхивали грандиозные ветвистые молнии, из которых свою энергию получали вереницы смерчей, вновь атакующих коконы. Для отражения всех их атак пришлось бы потратить много энергии, поэтому темники двигались внизу, под облаками.
   - Сколько энергии, - с завистью шептал Шура. - Лысый, собери данные о запасах на кораблях и определи, как далеко находится командир.
   - Я сразу могу сообщить об энергии. Если ничего не изменится, то её хватит только, чтобы дойти до материка и вернуться обратно. Нам приходится отражать атаки со всех сторон.
   - Вижу. Значит надо локализовать защиту. Я тебя спрашивал, где находится Шарфрос.
   - Если судить по данным пеленга с крайних кораблей, то на расстоянии чуть больше двух единиц.
   - Так.
   Была слышно, как тяжело дышал помощник, видимо решаясь принять непростое решение. Мысли, почему-то, путались, казалось, что ты находишься в центре спорящей группы. А о чем спор, он не мог понять, а ему очень надо ... Наконец, приказал:
   - Включай разрушитель. Пойдем в коридоре. Это сэкономит нам энергию.
   - Но он сам сожрет столько же. Какой смысл?
   - Я подсчитал. Такой режим более выгоден. Распорядись, чтобы корабли шли плотной группой. Выполняй.
   Выплеснувшаяся энергия чужеродной материи взбаламутила конус пространства впереди отряда. Образовавшийся горизонтальный вихрь пробил в волнах туннель, стены которого стали обрастать кристаллическим мхом, изолируя внутренность туннеля от атакующей среды. Смерчи, которые оказались здесь были быстро разрушены гравитационными зарядами. Скорость отряда резко возросла.
   - Мы отстаем, - донесся скрип кристаллограммов, - очень плотные волны. Пора начинать атаку, иначе мы не сможем в полной мере участвовать в ней.
   - Они правы, - поддержал их Кощей.
   - Если считаете, что пора начинать, то начинайте. Я включаю излучатели.
   Все участники этой мыслительной атаки стали слать одну единственную мысль, заключающуюся в том, что темникам надлежало остановиться и лететь в обратном направлении, к тому месту, где впервые появились на планете. Невидимое мыслительное давление, усиленное МИГами, беспрепятственно преодолело все защитные системы пришельцев и проникло в головы, вплетаясь в их мысли. Вначале неявная, едва уловимая, но постепенно укрепляющаяся мысль росла и крепла. Ею уже теперь нельзя было пренебречь, отмахнуться. Она была многоликой в своем проявлении.
   "Почему он еще здесь, а не на дороге к их миру?"
   "Мы собрали достаточное количество минерала, но мы не везем его домой, а там умирают наши близкие".
   "У нас осталось энергии только на обратную дорогу, а мы продолжаем пребывать здесь. Зачем?"
   "Наши командиры преследуют какие-то свои цели. Они смогут вернуться, даже если возникнет дефицит энергии, тогда они оставят кого-нибудь из нас, чтобы использовать энергию его кокона".
   Внушение проникало в их мысли, незаметно подталкивая к единственному решению.
   "Хватит. Возвращаемся".
   Вначале возникло молчаливое недовольство, затем переросшее в открытые призывы к прекращению пустой траты, и так весьма скудных запасов, энергии и возврату домой. Закончилось все это тем, что отряд остановился.
   - Что происходит, Лысый? Почему прекратилось движение, и выключили разрушители?
   Вместо прямого ответа, два кокона подошли к кораблю помощника и слились с ним. В приемнике Шура увидел Лысого и Ворса.
   - Я не вызывал вас. Твоя сейчас задача управлять командой. Опять бунт? Разве мы не договорились?
   - Команда обеспокоена расходом энергии. Она требует немедленного возврата домой.
   - Они хотят бросить командира?
   - Так складывается ситуация, помощник. Наш поход предполагал некоторые потери, и то, что это коснется командира, - значит, ему не повезло. С этим необходимо смериться. Иначе мы пропадем все. Надо возвращаться.
   После услышанного, по сути дела, ультиматума Шура долго смотрел на подчиненных. Он уже не мог управлять командой и понимал это. Управление разрушилось раньше, надо было еще тогда изолировать Лысого, а теперь приходится пожинать плоды прошлой нерешительности.
   - Мы не можем бросить командира. Без него мы не найдем дорогу домой.
   - Ты не давно проговорился, что ты тоже знаешь её. Я тогда не осознал твою фразу, а теперь она всплыла у меня в голове. И не старайся убедить меня, что я неправильно тебя понял. Вы, действительно, должны были дублировать друг друга.
   Шура понял, что бесполезно разубеждать его.
   - Но у нас нет ключа от портала.
   - Да это так. Но его нет и у командира. Его держит какой-то Кощей. Он находится где-то около каменного города; там его и надо искать. Так что, летим туда. Шура, мы это сделаем, даже если ты будешь против. Нам нечего терять. Здесь мы, несомненно, погибнем, а там остается некая надежда. Тебя мы возьмем в любом случае, - согласен ты, или нет. Я уверен, что ты как и командир, поведешь отряд домой, если, конечно, выйдем из портала. Так что, у тебя нет выбора. Мы некоторое время подождем твоего решения. Если оно будет отрицательным, то тебе придется поменяться со мной своим кораблем. Как понимаешь, совсем неразумно с нашей стороны оставлять несогласного с нами на самом мощном коконе. Решай.
   Сказав так, они исчезли в тамбуре.
   "Что с тобой, командир? Где ты? Должен попросить у тебя прощение за действия команды. По большому счету они правы. Запасы энергии на исходе, а кругом сплошная неопределенность. Лысый сказал, что ключ у какого-то Кощея. Если найдем его, то я поведу отряд. Это мой долг перед нашей цивилизацией, так бы и ты поступил. Так что выбора у меня действительно нет".
   Шура включил связь с Лысым и сообщил о своем согласии. И сразу отряд начал движение в обратном направлении.
   Он не предполагал и не мог знать, что в это время его командир, разорвав пелену наваждения чужой воли, рвался к своему отряду. Он боролся и ему это удавалось. Еще немного и он будет вместе с ними.
   - У нас получилось, - произнес Торж. - Кощей, они полетели назад. Темники больше не спешат на помощь своему командиру. Бросают его, что ли? Что думаешь и что нам делать?
   - Трудно что-либо сказать. Не знаю. Пока неясно, сами ли они решили так поступить, или выполняют наши приказы, а, может быть, и то и другое, одновременно. Надо подождать. Ты отключил излучатели?
   - Уже давно, как только они остановились.
   - Выходит, что они сами, но ... с нашей помощью.
   - Конечно, но надо быть настороже, может все повернуться ...
   - Тогда отлично. Подождем немного и к нашим .... Ветер присмотрит за ними. В случае чего, Сквознячок сообщит нам.
  
   *******************************************************************
  
   Гравитационные очереди, производимые пушкой челнока, не смогли разрушить кокон. Его защитная оболочка каким-то образом трансформировала гравитационный снаряд, заставляя обтекать кокон, не касаясь его. И он продолжал движение. Более того, кокон ответил на удары. Выстрелы из гравитона оказались более удачными. Челнок отбрасывало в стороны, его начинало крутить из-за нарушения стабилизации, возникали сбои в управлении вооружением. Применение гравитационного пробойника Юрс из-за Синеглазки сразу исключил. Оставались еще лазерные пушки. Так попеременно применяя оба вида вооружения и ставя челнок на пути движения кокона, головач пытался препятствовать его продвижение. И хотя такая тактика приносила малые плоды, ему удавалось понемногу тянуть время, и он надеялся на скорую помощь. Однако Юрс здорово рисковал. Корабль пришельцев был мощнее челнока во всех отношениях, и при желании мог легко уничтожить его. Но он, почему-то, не делал этого. Кокон упорно двигался вперед, лишь огрызаясь, когда челнок донимал его. Его энергетические запасы были крайне истощены. Шарфрос не решался вскрыть неприкосновенные запасы. Но не она была главной причиной. Темник не мог решиться уничтожить назойливого противника. Что-то в нем самом изменилось. Он прекрасно осознавал, что всё, что сейчас происходило, происходит из-за того, что у него находится пленница. Это все из-за неё! И он бы поступил также. Она ему тоже нравится, это ни на кого непохожее милое создание. Поэтому он не мог причинить боль её друзьям.
   Синеглазка иногда приходила в сознание, - "костюм" не мог полностью погасить гравитационные встряски. В эти короткие моменты девушка, молча, так смотрела на него, что ему становилось не по себе. Возникали схожие чувства с воспоминаниями о своей родине и умирающих сородичах. Вот почему его корабль не оказывал должного сопротивления, но лишь упорно двигался по намеченному пути. Он дойдет до цели. Однако, этому не суждено было осуществиться. В бой вступил новый участник, изменив ход сражения в пользу землян. Невысокая скорость движения воюющей пары "челнок-кокон" позволило Змею-Горынычу догнать их и занять боевую позицию. Теперь потоки мыслительного излучения от "древних" воспринимал Змеш, а сам передавал их на МИГи, которые кружились вокруг кокона. Подобная расстановка сил уже применялась в прошлом, в борьбе с Жваком, владыкой подводного мира. Шарфрос сразу почувствовал влияние, несмотря на то, что всё ещё находился в "костюме". Давление было настолько сильным и неожиданным, что темник ничего не успел предпринять. Возглас крайнего удивления: "Откуда?" - вырвался из его уст, и он потерял свою волю. Теперь им управляли "древние", отдавая соответствующие указания системе управления коконом. Его корабль послушно снизился, и здесь окончательно попал под влияние и покорно двинулся к побережью. Со стороны процессия представляла странную картину. Вокруг белоснежного пушистого одуванчика расположились искрящиеся кристаллы с сидящими на них "древними". Чуть подальше от них летели пирамидальные, все пронизанные кольцами-излучателями, три МИГа, а над всей этой группой двигался, тяжело махая своими поломанными крыльями, большой добряк трехголовый Змей-Горыныч, сопровождаемый сигарообразным челноком.
   - Куда ведем его? - спросил всех Юрс.
   - Туда, где высадил детей, - рыкнул змей. - Во всей ближайшей округе только там достаточная для всех площадка.
   - А безопасно ли это? Вдруг он взорвется, когда поймет, что неспособен что-либо делать без нашего разрешения, что ему нечего терять. Погибнут дети. Нет, туда не надо. Ищите другое место.
   - Не волнуйся Кикимора. Я включил режим максимального контроля характеристик пространства. Система заблокирует любые изменения среды от номинальных значений, поэтому взрыва не будет. Я гарантирую это. Кроме того, через командира кокона, который сейчас находится под нашим влиянием, я решил проникнуть в систему управления и разобраться в ней. Было нетрудно. Уже удалось отключить все энергетические агрегаты, кроме двигательной установки. По сути дела, корабль почти мертв, и поэтому безопасен.
   - Как мертв? Там же моя девочка.
   - Насколько мне удалось разобраться, в корабле нет больше никого, кроме двух пассажиров, и они находятся в каких-то автономных аппаратах, оснащенных системой жизнеобеспечения и сильной защитой от любого физического воздействия. Даже наше излучение проходит внутрь значительно ослабленное. Вот почему ему почти удалось выйти из-под нашего контроля, видимо, войдя в аппарат. Сейчас они как бы спят.
   - Ну ты молодец, Юрс. Надо же так быстро разобраться, - рыкнули одновременно все головы Змеша. - Я верю тебе; всё, летим туда.
   В плотном сопровождении кокон благополучно довели до площадки, где их встречало все население усадьбы Кикиморы, доставленное сюда Змеем-Горынычем.
   - Отойдите на тот край площадки, - приказала Баба-Яга, которая первая приземлилась на Копулсе. - Лесовик, не лезь сюда, и другим не позволяй. Давайте, давайте, быстрее.
   - Здорово вы ему дали. Пять баллов! - закаркал ворон, подлетев к Яге. - Синеглазка там?
   - Отстань, одноглазый. Не до тебя. Лучше вместе с Филей помоги Лесовику, проследить, чтобы никто не выходил на поле.
   - А что здесь будет?
   - Корабль будем сажать! - закричала на него Яга. - Уйди! Заколдую!
   Испугано озираясь, Врун быстро отлетел к детям.
   - Ох, что сейчас будет! - каркал он. - Кой-Где, следи внимательно за Кой-Что, а то он очень любознательный. Обязательно полезет.
   - Ты сам за собой следи, - нисколько не обижаясь на него, сказал кикиморенок. - Тихон, ты где?
   - У тебя на плече, - прошуршал тот. - Уже давно выполз и стараюсь обратить на себя внимание, а ты ничего не чувствуешь. Правильно одноглазый сказал про тебя, - весь в думах. А ведь у нас может появиться большая проблема. Ты не видишь?
   - У нас только одна проблема. Как нам вытащить из кокона сестру?
   - Вот и я думаю, - зашуршал Тихоня, - что нам делать, если они сядут, а выходить не захотят.
   - Так всё просто, - ворон уселся рядом на ветку. - Это надо поручить Лесовику. Он сейчас совместно с взрослыми участвует в мыслительных атаках. Сидит и думает и думает. Все представляет себя на месте темников и думает о том, как надо посадить корабль на нашу поляну. И вот Лесовику надо внушить Синеглазке, чтобы она выходила из него.
   - Дурень ты, Врун, - повернувшись к нему, сказал Кой-Где. - Сестра не поддается внушению.
   - Это я-то дурень? Нет, вы послушайте его. Это ты - большой дурень! Все видели, что как только Лесовик обратит на неё взгляд, то она сразу замирает. А как они сидят на берегу, вдвоем? Все видели, что она глаз с него не сводит. Разве ни так?
   - У тебя искаженное восприятие, потому что одноглазый, половину того, что надо, не видишь, да и стар ты к тому же, - подала голос Жаклин.
   - Все как раз наоборот. Это Лесовик находится под очарованием её прекрасных глаз. Забыл ты свои молодые годы, когда от нашего болота таскал жирных гусениц одной воронихе. Не помнишь?
   - Ладно, ладно, квакша, рассквакалась. Сама вспоминай себя в молодости.
   - Я не квакша, а жаба, болотная.
   - Когда они сядут, их, прежде всего, надо задержать, чтобы они вновь не улетели. Предлагаю накинуть на них сеть, которую сплетем из паутины Тихона. Помните, какая из него получается нить, когда он есть светлячков, а их сейчас вокруг много. Я уже разглядел, - каркнул Врун. - Обращаю внимание всех на то, что это моя идея.
   Ворон вытянул шею и крутил головой, гордо взирая, как ему казалось, на пораженных его предложением, друзей.
   - Тебя самого надо привязать этой нитью за лапу, чтобы никуда не лез, - через некоторое время сказал Кой-Как. - Нам с коконом ничего не сделать, такое под силу только вон тем силам, которые собрались около него.
   Над поляной, почти касаясь поверхности, завис кокон. Его непрозрачная пушистая оболочка, похожая на ворс, шевелилась как живая. По ней струились нити тонких электрических разрядов, производя характерный треск. Пахло озоном. Окружив его, в воздухе застыли кристаллограммы. На некоторых из них сидели "древние", выше расположились МИГи, а над всем кружил челнок. Было удивительно тихо. Доносились далекие крики птиц. Непривычная тишина угнетала, веяло настороженностью. Нервное напряжение возрастало, отчего возникало непреодолимое желание что-то сделать в надежде, что это давление неизвестного отступит и даст время на передышку.
   - В корабле только двое, - дошел до всех посыл Кикиморы. - Я чувствую дочку. Она пытается вырваться из того, во что помещена. У неё не получается. Что будем делать? - в отчаянии закричала она.
   - Надо ждать; мы не знаем, какие он предпримет действия.
   Как бы в подтверждение её слов, с легким хлопком из кокона выплыли два предмета и опустились в высокую траву, росшую в узкой границе между тропическим лесом и песчаной береговой линией Тихого океана. После чего кокон сразу переместился на отдаленный край поляны и там застыл, почти наполовину съежившись в размере. Но на этом все не закончилось. Изменения коснулись появившихся предметов. Первоначальная яйцеобразная форма их постепенно стала перетекать в сложную конструкцию из связанных между собой отростков и утолщений. Так, постепенно переходя из одной формы в другую, один предмет неожиданно принял человеческую фигуру и неподвижно застыл на земле. Другой, вдруг, лопнул в нескольких местах; бесформенные куски оболочки свернулись и упали на траву, обнажив внутренний предмет, который они скрывали под собой. Это была Синеглазка!
   - Дочурка!!! - закричала Кикимора и бросилась к ней, забыв, что находится на кристалле.
   Копулс не дал ей упасть. Он подхватил падающую Кики и вынес её до дочери, пытающейся подняться из травы. Вслед за ними на поляну спикировала Баба-Яга. Но вместо того, чтобы соскочить на землю, она схватила мать и дочь, втащила на кристалл и унесла обеих на противоположную сторону поляны. Туда поспешили все, чтобы увидеть живую Синеглазку, а лучше всего дотронуться до неё и убедиться в её реальности. Вскоре
   оттуда уже доносились смех и веселые голоса. Было радостно от того, что все закончилось благополучно. И как-то забылось, что на другом конце поляны еще находились пришельцы. Этот участок окружили кристаллограммы, готовые в любой момент использовать совместный гравитационный удар. Сзади них, вытянув свои шеи, возвышался Змей-Горыныч. Его три головы настороженно смотрели в сторону кокона, а широко раскинутые большие крылья прикрывали друзей, собравшихся у девушки. Юрс снизил челнок почти до уровня кокона и держал все вооружение наготове, чтобы незамедлительно нанести удар по кораблю. Системы стабилизации характеристик пространства была установлена в максимальный режим для парирования нежелательного воздействия на среду в случае развернувшегося боя. Однако все было спокойно, но от этого тревога не исчезала. Настала пора разобраться с виновником всех тревожных, а подчас и трагических событий. Он еще был здесь, в радостном возбуждении на некоторое время о нем забыли почти все. Но было одно существо, которое только и думало о пришельце. Жаклин уже давно и настойчиво приставала к Вруну, чтобы он обратил на неё внимание.
   - Вот пристала! Что тебе ещё надо? - наконец каркнул он. - Смотри, сколько желающих обнять Синеглазку, а мне из-за тебя никак не удается подобраться к ней. Вцепилась, как клещ.
   - Вот и отлично. Нам никто не помешает. Разве ты не хочешь свести счет с этим темником? У меня все горит внутри. Моего друга Торжа я вылечила, а этому я покажу, на что способна старая жаба. Долго будет помнить меня. Отнеси к нему, сделай доброе дело.
   Синеглазка была в плотном окружении своих братьев. Кикомора обнимала дочь, гладила по голове, не переставая шептать:
   - Все хорошо, дочка, ты дома. Никто теперь тебя не тронет.
   Синеглазка молчала и кивала головой, а глаза смотрели на Лесовика, стоящего рядом. Она чувствовала стук его сердца, и это большего всего успокаивало её. Все прошедшее казалось дурным сном. Ничего не было. Не было плена, "костюма". "Костюм?!" Она оглядела себя и не обнаружила его. Не было противного Ворса, того темника, который хотел пытать её. И того другого, кто так ласково говорил с ней, и она почти поверила ему, попав под влияние его вкрадчивого шепота. Только глаза у него были злые, жестокие. Но они, как она теперь вспомнила, куда-то исчезли. С ней остался их командир.
   - Торж, - тихо произнесла она
   - Здесь нет его. Он ведет тяжелый бой с основным отрядом, - произнесла Баба-Яга.
   - Нет! - вскрикнула девушка. - Он там! - она встрепенулась и протянула руку. - Там!!
   - Что я говорю. Она еще боится его. Бедная наша девочка. Неси!! - заквакала жаба.
   Она вцепилась в ногу ворона и стала источать свой яд. Ногу обожгло.
   - Ты что творишь? - пронзительно закаркнул Врун.
   Он попытался стряхнуть её с ноги. Куда там! Она крепко ухватилась за него своим широким ртом и утробно повторяла: "Неси, неси..."
   - Вот вредная! Да пожалуйста ....
   Взмахнув крыльями, ворон полетел на противоположный край поляны.
   - Ты куда? - свистнул Око.
   Он увидел, что тот несет жабу, и ради любопытства полетел тоже. Не отставая от них, за ними увязался и Филя.
   - Зачем? Вы чего задумали? - рыкнул Змей-Горыныч, когда птицы пролетали мимо него. - Это очень опасно. Ведь он лежит там только потому, что я постоянно внушаю ему это, так приказала Яга.
   - Вот и отлично, - раздалось кваканье, когда ворон уселся на голову, надеясь, что змей отговорит жабу от задуманного - и продолжай так, а я отомщу ему за всё. Полетели, одноглазый.
   - Стойте!! - замотал головой Змеш, но птицы не слушали его.
   Шарфрос лежал там, куда вывалился из кокона. Лежал не шевелясь. Он был в сознании, по крайней мере, так ему казалось, и не хотелось двигаться.
   "Хорошо-то как. Я устал. За последнее время пришлось пережить много необычных событий. Внутри что-то разбалансировалось, необходим отдых. Лежи...."
   Эта мысль была самой приятной. "Костюм" полностью передавал окружающую обстановку, и в ней царило спокойствие. Он совершенно безучастно отреагировал на то, что увели Синеглазку.
   "Разве в последнее время он сам не хотел этого?"
   Но равнодушие и спокойствие ко всему, которое охватило его сейчас, никак не вязалось с заботой о возвращении домой. Мелькнула мысль.
   "Полежи еще немного .... Потом надо что-то делать .... Что? ... Потом ...."
   Мысли бились, бились как попавшие в ловчую сеть пташки, надеясь вырваться из неё. Не получалось. Так и мысль, только что всплывшая из сознания, таяла как снежинка в руках, оставляя после себя лишь прохладный след.
   Неожиданно на его лицо что-то шлепнулось. Холодное и склизкое. Кожу обожгло. Затем он почувствовал щипки и уколы. Сознание двоилось. Шарфрос с трудом в некоторые моменты мог сосредоточиться на чем-нибудь конкретном. В эти мгновения он сквозь подавляющую основную мысль, блокирующую его волю, мог улавливать сигналы от контролирующей системы "костюма". И это было очень важно. Он с ужасом начинал осознавать, что теряет с ним связь. "Костюм" предоставленный самому себе начинает подстраиваться под изменения окружающей обстановки, и, прежде всего, на тех живых созданий, которые сейчас находились с ним в непосредственном контакте. И это, действительно, происходило. Шарфрос чувствовал, как "костюм" деформируется его облик. Только благодаря сильной воле ему удавалось в редкие моменты восстанавливать прежнюю форму Торжа. Однако, когда он вновь терял себя, все повторялось.
   Лежащая перед ними фигура лже-Торжа представляла странный, а подчас, и ужасный вид, пугающий Жаклин и трех птиц, сидящих на нем. Когда они замечали, как на ней неожиданно начинали отрастать или крыло, или когтистая лапа, или нарост, похожий на клюв с ужасными губами, то жаба в испуге спрыгивала с него, а птицы стремительно взлетали. Затем деформации исчезали, вид лежащей фигуры принимал знакомый вид, и они вновь набрасывались на него.
   - Я догадывалась, что они безобразные, но не до такой же степени, - квакала она. - На тебе ..., на, - и брызгала на него ядом.
   А птицы клевали и рвали его своими когтями, издавая при этом победные крики. Однако, все эти терзания не наносило никакого вреда "костюму", - его рваные раны мгновенно зарастали. И это, все более, раздражало птиц. Вспорхнув в испуге от очередного превращения тела, ворон не вернулся обратно, а полетел к Змею-Горынычу.
   - Ты чего, трехглавый, торчишь здесь, - закаркал он, усевшись на голову. - Мы там расправляемся с пришельцем, и это непросто. А тебя это, получается, что и не касается. Так, что ли? Он тебя бил, жег, бил, а ты простил его?
   - Негоже бить лежащего. Не по правилам это, - рыкнул Змеш.
   - А ты желаешь, чтобы он очнулся и вошел в прежнюю свою силу? Нет, пока он такой, надо дать ему понять, что мы не боимся его и будем отстаивать нашу планету всеми силами.
   - Не обольщайся насчет своих сил. Он такой тихий потому, что я ему внушаю это.
   - И продолжай так, только я тебе посоветовал бы приблизиться к нам. Тогда твое влияние будет ощутимее, а то он ведет себя как-то странно.
   - Что такое? - насторожился трехголовый.
   - А ты сам посмотри, что с ним происходит.
   - Сейчас поглядим, - и он медленно двинулся за улетевшим вороном.
   - Ну что я говорил, - закаркал Врун, когда приблизился змей. - Смотри, что творится с ним! Теперь он покрывается чешуей, как у тебя!
   - Мне страшно! - заквакала Жаклин; она спрыгнула на землю и подскочила к Змешу. - Смотрите, он превращается в змея. Разве ты не видишь, что тот отросток, который появился, очень похож на твою голову, ... только очень маленькую.
   Видимо подобное сравнение показалось змею очень обидным, и он не стерпел. Огласив округу громким рыком трех голов, Горыныч вплотную сблизился с темником, что лишь вызвало усиление в происходящих изменениях.
   - Ты еще не успокоился и продолжаешь пугать моих друзей? Ну подожди! - рыкнул он, и хотел схватить тело лже-Торжа.
   Однако что-то случилось, и все пошло ни так.
   Шарфрос почувствовал ослабление чужой воли. Он ухватился за предоставляемую возможность вырваться из-под неё, чтобы придти в себя. И темнику удалось это. Первым делом он мгновенно восстановил контроль над "костюмом" и принял прежний вид лже-Торжа, затем попытался подняться. Это была его ошибка. Ему следовало подождать немного, чтобы окончательно взять над собой власть и очистить свой ум от всего постороннего. Да и "костюм" требовал коррекции внутреннего функционирования. Но радость от обретения своей прежней родной форма подвела его, и попытка не удалась. Змеш, в свою очередь, видя, что темник пытается подняться, позабыл все наставления Яги, что должен был делать сейчас, и ударил его лапой, отбросив на несколько метров.
   - Меня не обманут твои преобразования, - рыкнул Горыныч и шагнул вслед, к лже-Торжу, намериваясь окончательно расправиться с ним.
   Птицы вновь набросились на темника.
   - Раздави его! - квакала из травы Жаклин.
   Змеш уже было поднял лапу, как у него перехватило дыхание от сильнейшего удара в грудь. Тех коротких мгновений, потраченных на преодоление расстояния до поверженного врага, оказалось достаточным, чтобы Шарфрос овладел своими мыслями и отдал приказ "костюму" применить оружие. Неподвижно висячий неподалеку кокон неожиданно вспыхнул. В направлении на змея выплеснулся язык пламени. Но он не достиг цели. Сторожевая электроника челнока запустила систему стабилизации параметров пространства, и она перехватила залп. На мгновение местность исказилась, поверхность передернула судорога. До Змеша докатился лишь ослабленный гравитационный импульс. Это и спасло его.
   Юрс с некоторым опозданием переключил МИГи на экстренный режим, и на темника полились концентрированные потоки мыслительной энергии. Этот режим мог быть использован лишь в экстремальных ситуациях. Из-за своей чрезвычайной плотности излучения он действовал на коротких дистанциях и был эффективен, но, при этом способен был нанести непоправимый вред всем разумным созданиям, оказавшихся в зоне поражения и способных ощущать мыслительную передачу. Помимо Шарфроса, для которого и предназначался этот посыл, удар настиг Змеша и отряд кристаллограммов. Темник, в очередной раз, оказался на земле. Его разум был зашторен миражами, в которых он сейчас барахтался. Защита "костюма" приглушила мыслительный удар, и поэтому Шарфрос не утонул в них, а пытался вырваться в реальность, где бы приобрел устойчивое восприятие окружающего пространства. Несмотря на все усилия у него ничего не получалось, тело лже-Торжа каталось по траве. В отличие от него Змей-Горыныч застыл на месте, где его настиг посыл. Сейчас он представлял собой бесформенную груду мышц, кожи, чешуи, лап и перепончатых крыльев. В стороне лежали три огромных головы, соединенные с этой грудой длинными шеями. А вокруг, в траве, в разных позах валялись слабо светящиеся кристаллы. Изредка по ним пробегали вереницы искр. Видя произведенный эффект, Юрс поспешил выключить МИГи.
   - Там, такое!!! Такое! - свистел Око, стремительно летая над головами.
   До этого момента "древние", в основном, видели, что происходит на другом краю поляны, но не хотели вмешиваться, считая, что Горыныч разберется сам, - сил для этого у него предостаточно. Однако последние его действия их удивили и насторожили. Они хотели уже вмешаться, но не успели. Мыслительное давление докатилось и до них, и пришло осознание того, что там что-то случилось, и они бросились бежать. Бежали все. Впереди несся Кой-Где, за ним ­- Синеглазка и Лесовик, далее - остальные кикиморята и "древние". Замыкал бегущих булькающий Водяной.
   - Быстрее друзья, быстрее ..., там наш Змеш, - булькал на бегу его большой живот.
   Когда они достигли противоположной стороны, то были поражены видом места быстротечного сражения: вокруг бездыханного тела змея в траве лежали кристаллограммы, а недалеко от них шевелилось тело лже-Торжа. Над ним летали Врун, Око и Филя. Они пикировали на распростертое тело, клевали и рвали его своими когтями. Здесь же сидела раздувшаяся жаба, вся покрытая бородавками, из которых капал яд. Только вблизи стало очевидным, что кажущееся шевеление фигуры было вызвано постоянным её деформацией за счет появляющихся, а затем исчезающих различных отростков, отдаленно похожих на хвосты, лапы, головы и еще чего-то другого.
   - Ужас какой-то, - только и смогла прошептать Баба-Яга.
   Но кикиморят это не испугало. Охваченные желанием мщения, с криком: "Бей его!", Кой-Где набросился на тело и стал бить его. За ним последовали и остальные. Сразу образовалась неприглядная картина. Тело лже-Торжа скрылось под массой взлетающих и упускающихся рук со сжатыми кулаками.
   - Стойте!
   - Это нехорошо.
   - Так нельзя.
   Раздались возгласы взрослых. Леший и Домовой направились к куче, чтобы угомонить детей. Но обгоняя их, с пронзительным криком: "Прекратите!!!" - бросилась Синеглазка. Теперь и она дралась, но уже с братьями.
   - Прекратите!!! Уйдите!! Вы неправы! Звери!! - кричала она.
   Дядькам удалось растащить ребят, Синеглазку не удалось. Она мертвой хваткой вцепилась в лже-Торжа и её не могли оторвать от него.
   - Дочурка, что с тобой? - тихо прошептала Кикимора, когда приблизилась к ней и попыталась приподнять её с лежащего тела. - Он же - враг.
   - Она больна, Кики. Они её околдовали, - заквакала Жаклин. - Девочка моя, слезь с него. Иди к маме. Бабушка Яга вылечит тебя.
   - Прочь!
   Синеглазка схватила жабу и далеко забросила её в траву, откуда раздалось жалобное кваканье.
   - Ты что творишь! - в голосе Яги послышались сердитые нотки.
   - Бабушка Яга, он не такой. Он хороший. Мы просто многое не понимаем. Не трогайте его.
   - Синеглазка, успокойся. Уйди от него. Мы ничего не будем делать. Правда? - Лесовик попытался приблизиться к ней - Давай я тебе помогу.
   - Не приближайся!!! - неожиданно, не своим голосом закричала девушка.
   Она приподнялась и изменилась вся. Лицо потемнело, глаза превратились в черные угольки, а с ладоней вытянутых рук стекли извилистые ветвистые молнии. Повеяло жаром. Дети в испуге отшатнулись. Взрослые и Лесовик почувствовали мыслительное давление, приказывающее отдалиться, но они не тронулись с места, лишь застыли и заворожено смотрели на незнакомое создание.
   - Девочка повзрослела, подруга, - тихо вымолвила Баба-Яга.
   - Доченька, успокойся. Не надо так, тебе еще рано. Больше никто не тронет его. Иди сюда. Успокойся ....
   - Мама, не приказывайте больше ничего. Не надо. Дайте ему время, чтобы восстановить себя. Он незлой и очень несчастный.
   - Ты что говоришь, девочка моя, после того, что случилось? Посмотри, что он сделал со Змешем.
   - Он защищался. И ему себя не жалко, так как борется за тех, кто остался на его родине. Он мне рассказал и показал свой мир. Мир совершенно непохожий на наш. Но там огромное горе! Его цивилизация болеет страшной, неизлечимой болезнью, от которой умирают сородичи. Они прилетели сюда за лекарством от этой болезни. Мы, конечно, не знали об этом и не поняли их, а им помочь надо, это долг любого разумного мира перед другим, который нуждается в помощи. Разве не этому вы меня учили.
   - Очень странные твои речи, как будто это не ты. Но я начинаю верить ей, Кики, - неожиданно сказала Баба-Яга. - Я прощупала её, она говорит то, чем наполнены все ею мысли. И это её собственные мысли, созданные впечатлениями, которые пришлось испытать. Никто ей не внушал этого. Иди сюда девочка, мы сделаем, как ты просишь. Я лишь попрошу Юрса, чтобы, все-таки, был настороже, но не предпринимал никаких действий, если все будет так, как ты говоришь.
   - Будет, - всхлипнула Синеглазка.
   Видимо нервное напряжение прошло. Девушка почувствовала, как она устала, руки её тряслись, ноги не держали, они подкосились, и она упала бы, не окажись рядом теплых объятий обеих бабок.
   - Иди сюда, милая. Теперь всё хорошо ....
   - Давайте займемся Горынычем и кристаллограммами, - булькнул Водяной. - Врун, разыщи мою подругу и успокой её. Полагаю, что после того, что с ней произошло, она очень сердита на всех. Будь внимателен с ней.
   Предупреждение оказалось нелишним. Как только ворон приблизился к месту, куда забросила её Синеглазка, из травы высоко подпрыгнула раздутая и шипящая жаба. Еще в полете она начала трясти свое тело, от чего во все стороны полетели ядовитые капли.
   - Тихо, тихо, уважаемая. Ты мне мое черное блестящее оперенье мгновенно превратишь в невзрачный вид Пеструшки. Да и, вообще, о себе поменьше думай. Другим не меньше досталось. Тихону пришлось пережить такое, что у него до сих пор лапы трясутся. Это у него-то!.. Он у неё сидел, когда все накатило. Выползай. Надо Горынычу помочь, ему совсем плохо.
   - Что, совсем? - несколько успокоившись таким обращением, проквакала, уже сдувшаяся, Жаклин.
   - Худшего я не припоминаю.
   Змею-Горынычу действительно было очень лихо. Его подвела удивительная природная доброта этого большого создания и чрезмерная доверчивость. Когда пришел посыл о покорности и о прекращении любой деятельности, и появилось такое сильнейшее желание лежать и ничего не делать, какое не опишешь никакими словами, то Змешь не стал сопротивляться. Он упал и мгновенно растворился в сладостных сновидениях счастливых моментах его жизни. Горыныч посчитал, что подобное сейчас происходит и с остальными, и поэтому не сопротивлялся наваждению. Змеш плыл и плыл в них. Не хотелось ничего делать, даже шевелиться. Даже сердце настроилось на замедленный ритм, и, как бы нехотя перегоняло кровь по его сосудам. Это состояние было всепоглощающим. Оно циркулировало само в себе, блокируя приходу со стороны других желаний. Он потерял счет времени. Так могло продолжаться вечность, пока не исчерпаются энергетические запасы организма.
   И чтобы вырвать их и цепких когтей безучастия, сейчас трудились все "древние". Мыслительные потоки, ориентированные на активизацию двигательной деятельности, начали приносить результаты. Чешуя шкуры Змеша задергалась, тело гиганта подобралось.
   - Пробуждайся, большеголовый..., уже все встали, - квакала Жаклин, ползая по его центральной и своим холодным брюхом массажируя кожу около глазниц.
   Наконец, головы зашевелились, приподнялись, и с явным удивлением стали разглядывать окружающих.
   - Где я? Что вы здесь делаете? Или со мной что-то произошло, а я пропустил самое интересное?
   - Мы тебе потом все расскажем. Как ты сейчас себя чувствуешь?
   - Да хорошо. Как после крепкого сна. Тело только несколько болит, как после драки. И еще, есть легкое чувство, я бы назвал его, провинностью. Пока не разобрался в чем. Где наш умник Тихон? Надо его спросить об этом. Спасибо, дорогая, ты наш семейный доктор. После твоих ласк, все дурное, что осталось еще в теле, растворяется, и ты смотришь на мир, как дитя только что появившееся на свет.
   В том же состоянии, в каком только что был змей, находился и темник.
   В это время тело лже-Торжа сделало первое движение и темник сел. Змеш повернул голову в его сторону и что-то, видимо, вспомнил. Он вскочил на лапы, огласив окрестность громким рыком, и двинулся к нему. Он вспомнил всё!
   - Нельзя!! - закричала Синеглазка.
   Она выбежала вперед и встала между темником и Горынычем. Ему пришлось остановиться, что его смущало.
   - Ты? Уйди, спрячься за меня. А вы, "древние", почему ничего не предпринимаете? Он же сейчас выйдет из-под нашего контроля.
   Но Синеглазка не слушала его, она подошла и обняла поднявшегося темника.
   - Он не такой, каким мы представляли его. Он - хороший, и не желает нам зла.
   К этому времени Шарфрос полностью освободился от внешнего влияния и успел проконтролировать все системы и узнать всё то, что произошло после нанесенного удара. Его сильно удивило, а потом и обрадовало поведение Синеглазки.
   "Они удивительные существа. После того, что с ней случилось, она не держит на нас обиды", - подумал он, а вслух произнес:
   - Мы не желали вам ничего плохого. Нам необходим ваш минерал. Он нам жизненно необходим. Без него наша цивилизация погибнет.
   - О чем он говорит? Я ничего не понимаю. Минерал какой-то ... Они забирали зачем-то только воду, - забулькал Водяной.
   - Послушайте меня, - начала говорить Синеглазка. - Это странно, но то, что он говорит, действительно происходит в его мире. Их цивилизация уже долгое время болеет какой-то неизлечимой болезнью, которая стала прогрессировать в последние годы. Лекарством, которое может их вылечить, оказалось синтезированное ими вещество, имеющее структуру похожую на воду. Это была очень сложная проблема для их мира. Им удается получать очень малое количество этого вещества и оно очень дорого. Поэтому на всех не хватает, или просто недоступно из-за цены. Но идеальным лекарством, как нестранно, оказалась наша вода. Да, да, наша простая вода, которую мы не ценим, а для них она воистину - бесценна. Причем наша, с нашей планеты. Поэтому они и прилетели сюда, а мы всё удивлялись тому, зачем они собирают только её и больше ничем не интересуются.
   Пока она говорила, Шарфрос ощущал, как в его голове ползал чужой взгляд. Он понял, чей он и не препятствовал этому. Теперь ему нечего было скрывать, надо убрать какие-либо оставшиеся подозрения. Пусть узнают всё, что хотят.
   - И что же из всего этого получается? - Домовой снял свой колпак, с которым никогда не расставался, и озабоченно чесал затылок.
   - А получается, что мы дрались друг с другом, не имея на то никаких причин. Нам что, воды жалко? - глухо заключил Леший.
   Возникло продолжительное молчание, ибо каждый почувствовал себя виноватым, так как инициатива драки, в конечном счете, принадлежала землянам. Вскоре молчаливые взоры остановились на Кой-Что. Он почувствовал это, но не спрятался, хотя чувствовал себя весьма неуютно.
   - А что вы хотите от него услышать? - громко прошуршал Тихоня. - Слово "Простите"? Он нам рассказал о своем беспокойстве, которое возникло у него не в результате дурного сна, как это сделал бы Врун, а долгих рассуждений.
   - Причем здесь я?
   - Помолчи, не о тебе сейчас речь. Так вот, он нам логически изложил выводы, и ведь все мы согласились с ними. Разве не так? И дальнейшие действия мы принимали сообща. Так в чем он виноват? А?
   - Кажется у вас обсуждаются интересные вопросы, - неожиданно для всех проскрипел зависший над ними пылающий кристалл. - Я записал ваши мысли. Они какие-то все противоречивые, необычные, я просто потерялся, придется над ними поработать дома. Не можете вы, земляне, рассуждать и думать просто логически, - сплошные эмоции, в оттенках которых безнадежно тонет любое моё решение.
   - Копулс! Ты, как всегда, прав. Мы сами иногда не понимаем друг друга.
   - Хоть в этом я прав, и это успокаивает, что разберусь. Но должен признаться, что Юрс постарался. От его удара мы сразу выпали в осадок, хотя какие-то коренные мысли еще бились в теле.
   Недалеко от него плотной группой в воздухе висели остальные кристаллы. По их поверхности бежали вереницы огней, свидетельствующие об восстановлении их нормального состояния.
   - Я понял, в чем у вас проблема, - продолжал скрипеть он, - но следует кое-что уточнить. Насколько я правильно понял и помню, то темники, когда летели к вам, уничтожили некоторые разумные миры, для компенсации израсходованной энергии. Юрс, - позвал он головача, - я правильно излагаю. По-моему, это плохо вяжется с их добрыми намерениями.
   - Да, у нас есть такие наблюдения, - пришел ответ с челнока.
   - Это неверная интерпретация событий, что и породило ошибочные выводы, - перебив головача, заговорил Шарфрос. - Наши корабли действительно пополняли энергию около разумных миров, но выбирали только наиболее развитые цивилизации, имеющие богатые энергетические запасы. Мы откачивали некоторую долю из их накопителей, и пусть они простят за это вынужденное воровство, но у нас не было другого выбора, иначе мы не долетели бы. При этом мы не трогали самих разумных созданий.
   - Как же так? Те же миры исчезали из-под наблюдения, - вставил Юрс.
   - Конечно. Но это последствия возникшего у цивилизации энергетического дефицита. Она вынуждена была сократить свои расходы, что, естественно, сказалось на излучениях, идущих от их мира в космос. Кроме того, мы изменяли некоторые характеристики пространства вокруг цивилизации в дальних к ней подступах, которые позволят быстрее восстановить их энергетику. Но со стороны для наблюдателей этот мир исчезал на некоторое время. Я еще раз повторяю, что это вынужденное решение. Если можно было бы найти иную траекторию движения к вам, в обход обжитых районов, то мы полетели б по ним. Но таковой нет, - ваше пространство чрезвычайно плотно заполнено разумными мирами.
   - Тогда у меня еще один вопрос, с которого все началось. Почему создатели нашей цивилизации, мы их называем "другие", считали ваших предков своими врагами, и поэтому закрыли портал?
   После некоторого молчания Шарфрос сказал:
   - Я не могу ответить на него. Вам самим надо искать ответ, здесь, у себя. У нас осталась лишь информация об описании характеристик минерала и координат портала. И еще пространные намеки о болезни. Тогда мы еще не могли связать эту информацию с вашим миром. Только когда болезнь захватила все наши думы, один исследователь синтезировал вещество по неполному описанию и случайно применил его. Это событие стало поворотным пунктом во всем дальнейшем развитии общества. С того момента и по сей день все пытаются найти нужную формулу лекарства, так как стали известны основные пункты, но не хватает времени. Поэтому было принято решение отправить нас за самим минералом, чтобы выиграть время. А я уверен, что мы, в конце концов, создадим лекарство от болезни. Необходимо только время.
   - Как все оказывается простым. Как много трудностей и проблем может быть решено, надо только услышать и понять друг друга, - тихо промолвила Баба-Яга.
   - Всё ясно, - сказал Леший, он подошел к лже-Торжу и положил руку на его плечо. - Лети командир, догоняй свой отряд. Вам теперь никто не помешает. Около портала вас встретит Кощей, он и откроет его. Яга свяжись с Кощеем, а тебе, Юрс, тоже надо уйти вместе с ними, чтобы объяснить правительству, что здесь произошло. Иначе на том конце могут развернуться боевые действия.
   - Что? - раздался удивленный голос Яги. - Как такое могло случиться? Хотя, чему я удивляюсь, - у тебя всегда так.
   Вид у Кикиморы был тревожный, она еще крепче обняла свою дочь.
   - Что еще случилось?
   - Портал. Этот ходячий скелет оставил открытым портал. Забыл, видите ли....
   - Ну и отлично. Чего ты вдруг всполошилась, - булькнул Водяной, - нам сейчас этого и надо. Не будет необходимости искать Кощея. Следует только поспешить сообщить темникам, чтобы дождались своего командира, а то оставят его здесь, да и на другой стороне портала встретят их как врагов. Связывайся командир со своей командой.
   - Стой, стой! - остановила его Синеглазка. - Подожди связываться. Вначале их надо остановить, ни в коем случае нельзя им позволить достичь портала и увидеть, что он открыт. Тогда они не будут ждать своего командира. Я в этом уверена.
   - О чем ты говоришь, девочка? - встревожено глядя на неё, спросила Яга. - Что тебя еще беспокоит?
   Вместо ответа Синеглазка подошла к темнику
   - Мне надо поговорить с тобой.
   Она взяла его под руку и отвела в сторону.
   - Ты должен кое-что услышать. Тот член команды, которого зовут Лысый, очень плохой. Он ненавидит тебя, да и любит только себя. Тогда, когда ты лежал в беспамятстве Лысый говорил со мной. И когда узнал, что главной причиной, по которой мы закрыли портал, является боязнь, что вы вновь прилетите сюда, то он заявил, что этого больше никогда не случится, и знает, как это сделать. Так и сказал "никогда". Притом его не останавливало и то, что они могут улететь и без тебя. Как все это понимать, командир?
   - Так и сказал?
   - Да. У него есть какой-то план.
   - Но у него нет ключа от портала.
   - Кажется я тогда прошептала, что ключ находится у Кощея.
   Шарфрос задумался. Через некоторое время он стал озвучивать свои размышления.
   - Если его не останавливает тот факт, что я останусь здесь, то он должен быть уверен, что найдет дорогу домой. Другого не может быть. Кто поведет отряд? Стоп! Дорогу мы знаем вдвоем: я и Шура, - нас специально готовили так. Надо было предусмотреть все случайности, дорога-то неблизкая. Я - минус. Значит - Шура. Лысый, - чего уж нельзя отнять у него, - умный; он догадался об этом и воспользуется этим. Достаточно немного надавить на помощника, и он сдастся. Шура такой же, как и я. Он доведет отряд не ради себя, а ради тех тысяч смертельно больных жителей, для которых наше возвращение означает жизнь. Ради них он пойдет на всё. Так.
   Темник вновь замолчал. В своих рассуждениях он ошибался в том, что Лысый догадался о знании Шуры обратной дороги. Об этом тот узнал позже и то случайно. Но Шарфрос сделал правильный вывод.
   "Теперь надо разобраться с порталом. Портал закрыт, и открыть его можно только с помощью ключа. Не имея его, сделать с ним что-нибудь почти невозможно. Это - космический объект, созданный мощной цивилизацией, и, чтобы вывести его из строя, нужны космические возможности. У его отряда их нет. Тогда почему Лысый говорил, что он сможет это сделать? Думай, думай, командир. Цивилизация ..., космические силы ..., внешние .... Стоп! Почему внешние? Вот разгадка! Ух, Лысый, умный ты очень. Жаль только, что ум твой направлен во зло. Значит так. Лысый будет разрушать портал изнутри, это очевидно. И делать это проще всего, если вывести из строя его систему управления, даже при её многократном дублировании. Для этого достаточно взорвать внутри хотя бы один кокон. Значит, он выведет отряд из портала, задержав в нем под каким-нибудь предлогом один корабль, а потом взорвет его. Так. Именно так он и собирается поступить. Теперь я знаю о твоих коварных замыслах, Лысый. Ничего у тебя не выйдет".
   - Хорошо, что ты мне рассказала обо всем. Теперь я знаю, что делать, - сказал Шарфрос. - Пойдем к остальным.
   Здесь он рассказал о своих догадках.
   - У него ничего не получится. Мне надо срочно догнать отряд. Одновременно, необходимо приложить максимум усилий, чтобы, до моего возвращения к ним, они не нашли Кощея, или случайно не вышли к порталу.
   - Ну насчет того, что они найдут Кощея, можешь не беспокоится, - твердо заявил Леший. - Они будут искать его не там, - он сейчас на одном из челноков, у Торжа, которого ты однажды повстречал. К порталу тоже не выйдут. Юрс и Копулс, вы слышали? Тогда в путь. Летите туда и сделайте все, чтобы задержать отряд. Яга уже связалась с Кощеем и все ему рассказала, он ждет вас. Действуйте жестко и одновременно мягко, чтобы все остались живы. Это обязательное условие. Если вдруг что-то пойдет ни так, постарайтесь доставить Кощея до портала, пусть закроет его. Потом что-нибудь придумаем, как открыть его снова. А тебе, командир, надо придумать объяснение, как удалось вырваться от нас, а то, что портал открыт, скажешь, что узнал от пленницы. Лети и прощай. Не знаем, доведется ли встретиться с тобой еще раз, но вспоминать тебя будем обязательно и только с уважением к твоей жизненной позиции. Прощай, и желаем твоему народу победить болезнь; уверен, что это неминуемо случится. И еще. Если вам необходимо будет вернуться сюда, возвращайтесь. Дверь для вас всегда открыта. Спеши.
   - Спасибо, друзья. Не поминайте нас лихом. Я расскажу о вас моему народу, и уверен, что не найдется ни одного дома, где б их жители ни смотрели на небо, с благодарностью думая о вас, принесших им уверенность в будущем. Прощайте.
   Через некоторое время на краю поляны медленно поднялся распухший белоснежный пушистый кокон. Он сделал прощальный круг над головами жителей Земли, которые неожиданно встретили странника из далекого и недостижимого мира. Начальная настороженность и враждебность, начали перерастать в обоюдное уважение. И от расставания теперь было грустно. Но вся наша жизнь состоит из встреч и разлук. Значит, в будущем их ждала встреча.
   Кокон улетел, но еще до этого в путь отправились челнок и кристаллограммы. Около каменного города они должны разыграть спектакль боя, целью которого было задержать отряд до возврата их командира.
  
   ****************************************************
  
   Кощей обрадовался, когда на него вышла Яга. Он только начал свой рассказ о прошедшем бое, как ужасная мысль, а вернее воспоминание, начала подниматься от его костлявых подошв по скелету позвоночника к черепу. Он вспомнил, и если был бы в живой плоти, то все тело покрылось б холодным потом. Бессмертный вспомнил, что они оставили портал открытым, и туда сейчас двигался отряд темников. Значит, все усилия не выпускать их с Земли из-за элементарного его головотяпства окажутся безрезультатными, - столько усилий и все впустую. Он мало что понимал из сообщения Яги, так как над его разумом в данный момент довлело необходимость признания. Преодолевая скованность, он с трудом произнес его. В ответ получил сильнейший мыслительный шок. После чего, тем более, плохо соображал. Осознал только, что темников необходимо задержать и не препятствовать их командиру догнать отряд.
   Что делать? Их надо удержать.
   - Включай МИГи! - пронзительно заскрипел он.
   - Не понял. Зачем?
   - Мы забыли с тобой закрыть портал. Он открыт, и они уйдут через него.
   - О!! Три тысячи черных дыр!!! Как такое могло произойти?
   - Обрадовались, что Юрс вернулся с подмогой, вот и забыли на радостях. Сквознячок! Ты здесь? Слышал о нашей неприятности?
   - Да, я в курсе.
   - Тогда попроси отца вновь наброситься на них, но препятствовать их продвижению уже в другую сторону. Понравится ли это Ветру?
   - Думаю, отец рассердится, - то туда, то сюда. Непростое это дело развернуть воздушные потоки. Сразу предупреждаю, что для этого потребуется время.
   - Он говорит правду, Кощей. Нам придется пока действовать самим. Я пошлю два челнока и большую часть кристаллограммов на направление их продвижения. Ты, пока, свяжись со своими, расскажи им обо всем.
   - Они уже все знают .... К нам летит Юрс, он уйдет в портал. Мы же должны сделать все, чтобы не допустить темников к порталу, пока их командир не догонит своих.
   - Что? Мой двойник вырвался и летит сюда? Да я уничтожу его здесь!
   - Наши отпустили его и приказали не трогать. Я сам не понял, почему, но таков приказ. Потом все узнаем, а пока подумаем, как это сделать.
   Через короткое время челноки и кристаллограммы догнали корабли темников и встали на пути их движения. Совместное действие кристаллов создало мощный гравитационный импульс, накрывший коконы. Он сплющил их оболочки и попытался отбросить назад. Они выдержали удар, лишь немного отошли в сторону, но затем рванули вперед, катя перед собой гравитационную волну, - темники включили гравитоны. В ответ с челноков ударили лазерные излучатели, которые, в прямом смысле, вскипятили участок океана перед кораблями. Одновременно оболочка коконов стала испытывать разрушающее действие резонансных колебаний, которое несло излучение лазеров. Коконы остановились.
   - Что происходит? - с таким криком к Шуре ворвался Лысый.
   - Я знаю не больше тебя, - спокойно произнес помощник, глядя на него.
   - Нас не пускают ни туда, ни сюда. Что они хотят?
   - Единственное объяснение только одно: они не желают, чтобы мы покидали их планету.
   "А он прав, - вспомнил Лысый разговор с пленницей, - они боятся, что мы прилетим сюда вновь".
   - Надо что-то делать, - произнес он вслух.
   - Вот и я думаю об этом.
   - Так думай быстрее! Ты, видимо, забыл, для чего мы прибыли сюда? Сколько жизней теряет наша цивилизация каждое мгновение, что мы проводим здесь.
   - Нам необходима энергия, чтобы задействовать мощное оружие. Допустим, что это возможно, но будут жертвы. Ты удивлен? Поясню, это очень просто. Энергию мы можем получить только из кокона, но тогда кому-то придется остаться здесь, навсегда. Жестоко? Да. Но это - единственная возможность.
   Смысл сказанного медленного доходил до темника, но когда понял, взгляд его просветлел.
   - Ну, это - мелочь. Можешь об этом не беспокоиться.
   Шура бросил на него взгляд и произнес:
   - Но есть еще проблема, которую я не знаю, как её решить.
   - Что ещё за проблема?
   - Ты забыл, что портал закрыт? Нужен ключ.
   - Я же говорил, что он у Кощея, который находится где-то у входа в город. Доберемся туда, запустим поисковики и выловим его. Это моя забота, будет у тебя ключ. Доведи только до города.
   - Хорошо. Включаю разрушитель, а ты готовь генераторы искаженной метрики с нечетным рядом до трех. Пока они будут работать, ты с командой должен решить, кто останется здесь. Это на всякий случай, если придется запустить свирг.
   - Я понял тебя, Помощник, - изменившимся голосом произнес Лысый.
   Он понял, насколько серьезна ситуация, и борьба еще не закончена. Не сказав больше ни слова, темник растворился в тамбуре. Через некоторое время заработал разрушитель, и впереди стал расти коридор, обросший снаружи толстой кристаллической шубой, внутри которой двигались коконы. Теперь удары лазерных пушек с челноков не наносили ощутимого ущерба коридору. Концентрированные лучи, попав в шубу, быстро таяли, теряли энергию, запутавшись в её кристаллических нитях. Видя неэффективность лазеров, Торж вновь приказал применить гравитационное оружие. Массированный совместный гравитационный удар привел к деформации гравитационного поля планеты в данном месте, создав этим сильный градиент силы в виде сжатой кольцевой гравитационной волны. Сила ударила в головку растущего кристаллического коридора и сплющила его. Отразившись от разрушенной кристаллической шубы "головки", гравитационная волна развалилась на два крыла, которые обогнули коридор с обеих сторон и ударили в его бока. В результате этих боковых ударов коридор сплющился, а затем стал медленно восстанавливаться. Одновременно с коконов последовали выстрелы с гравитонов. Темники решили, что главными их противниками являются челноки, и поэтому разряды, в основном, были направлены на них. Челноки в полной мере испытали на себе мощь согласованного удара. И хотя защита челноков сработала вовремя и отвела в сторону гравитационный импульс, не допустив разрушения защитной оболочки, корабли были отброшены на десятки миль. Кристаллограммы, которых настиг удар, оказались травмированы. Все испещренные трещинами, со сбившейся ритмикой внутренних процессов, они еле держались на высоте нескольких метров над поверхностью воды и в бою уже не участвовали.
   - Кощей! Где же Ветер? Наши возможности ограничены. Осталась надежда на мыслительную атаку, но ты же знаешь, что она эффективна в сочетании с другими силами. А так у нас: ты, Мудрец и кристаллограммы - мало.
   - Ветер уже на подходе.
   - Хорошо. Я получил весточку от Юрса. Он скоро будет. Вот тогда мы им устроим ..., - фразу он не договорил, а крикнул: - Смотри! Они остановились. Что происходит? Ничего не понимаю.
   А произошло то, что заработала связь с коконом Шарфроса.
   - Шура! - неожиданно раздался голос командира. - Мне удалось вырваться, и я лечу к вам. Ждите меня. Кроме того, я добыл ключ от портала. Удивлен? Подробности при встрече. Ждите.
   Несколько мгновений после прекращения передачи Шура находился в ступоре. Затем бросился к управляющим панелям и приказал остановиться. Лысый не заставил себя долго ждать. Возбужденный, он ворвался в кокон Помощника.
   - Ты зачем остановил продвижение группы? Я, кажется, ошибся, оставив функции командира за тобой.
   - Командир возвращается, - прервав его, заявил Шура.
   Лысый застыл, пораженный сообщением, и стал соображать.
   - И еще он везет ключ от портала. Планы меняются. Думаю, что с возвратом его корабля нам теперь не потребуется экстремальный режим. Иди, успокой команду, и пусть готовятся к отлету домой. Ей, Лысый, приди в себя. Все складывается неожиданно удачно - противник отброшен, командир жив, ключ у нас.
   - Да, конечно. Хорошая весть. Пойду, обрадую команду.
   Однако самого его эта весть не обрадовала - скорее огорчила и заставила крепко призадуматься. Он, вообще, не любил неожиданностей.
   "Как ему удалось вырваться? Это - невозможно! Еще невероятным был ключ. Шарфрос сам же безуспешно охотился за ним и убедился, что ключ находится где-то здесь, у какого-то Кощея. Об этом призналась и пленница. И я верю ей. В том состоянии, в котором она находилась тогда, она не могла обманывать. Тогда о каком ключе идет речь? Может быть, Шура выдумал всё это. Хочет дождаться своего командира. Ну что ж, пусть будет так. Мы ничего не теряем. Мой план остается в силе. Надо только провести беседу со своими, освежить их настроения, а то обрадуются возврату командира и забудут обо всем".
   - Ворс! - вызвал он приятеля, когда оказался в своем коконе. - Зайди. Я тебя должен огорчить, - и, как бы продолжая начатый разговор, видя входящего Ворса, Лысый добавил: - командир жив и он скоро будет здесь.
   - Как так? Этого не может быть.
   - Оказывается, что невозможное иногда случается, хотя я не понимаю, как такое могло произойти. Ведь он возвращается один, без пленницы, а, значит, он где-то её высадил. И это в условиях постоянных атак. Он должен был израсходовать весь энергетический запас, а из-за облучения потерять разум. В том и другом случаях его не должно быть здесь, а он летит сюда живехонький. Да, забыл тебе сказать, что у него еще и ключ от портала.
   - Значит, у нас уже есть ключ! Ха! Здорово! Как я понимаю, теперь нам хватит энергии, чтобы добраться до дома. Наши накопители полны минералов. Мы скоро будем богатые.
   Лысый не прерывал его радостные возгласы, молча наблюдая за ним.
   - Ты чего? - спросил Ворс, заметив его взгляд, а потом спросил: - Откуда у него ключ? Вот что мне непонятно.
   - Наконец-то до тебя дошло, долго зреешь. Он должен был общаться с ними. Обменял её на ключ.
   Ворс призадумался, но ненадолго.
   - Может быть. Не понимаю, почему тебя это так озадачивает. Главное - ключ.
   - Ты дальше своего носа никогда не смотрел. Возвращение Шарфроса с ключом в глазах команды сделает его героем и вернет ему власть, что угрожает нашим планам. Нельзя допустить этого. Значит так. Необходимо посеять сомнения в том, что командир вернулся прежним. Он же был у них, общался; они отпустили его, да еще вручили ключ. С чего бы это. Вначале они встречают нас, как врагов, и не желают выпускать с планеты. И, вдруг, все наоборот. У них созрел план, как избавиться от нас малой кровью. И план следующий. Они закодировали Шарфроса. Пусть командир уведет отряд с планеты. И как только это произойдет, Шарфрос взорвет корабли на той стороне портала. А? Как здорово! Без лишней суеты, без жертв и чужими руками. Лучшего варианта трудно придумать. Ты все понял?
   - Гениально! Отлично придумал. А вдруг это и в самом деле так? А?
   - Все может быть, если не будем ничего делать. Надо успеть изолировать его. А для этого наших должно быть больше. Действуй.
   - Неплохо. Сделаем.
   "Неплохо, - похвалил себя Лысый. - Взрыв одного кокона в портале можно будет потом представить, как попытку командира реализовать план землян. Отлично. Это подтвердит разговоры о том, что Шарфрос закодирован и его необходимо изолировать, по крайней мере, лишить его командных функций. Пусть только указывает путь и не более. В крайнем случае, можно использовать и его помощника. Замечательно. Возвращайся Шарфрос, мы тебя ждем".
  
   **************************************************************
   Ветер пригнал свои силы и недоумевал:
   - Как же так получается? Я напрягался, чтобы развернуть воздушные потоки. Сколько создал неприятных ситуаций в разных районах Земли. В одних получилась засуха, в других - ливни, в-третьих - снежные вьюги и т.д. И все это не по времени, когда ничего подобного никогда не происходило. Сплошные погодные аномалии. Каково было жителям? А у некоторых из них в это время молодежь народилась. Хорошо ли это?
   - Конечно нет, отец, - шуршал Сквознячок.
   - И все мои усилия оказались ненужными. Мне говорят: "Подожди". Эти темники стоят в одном месте и никуда не спешат. И не надо им в этом мешать. Сыновья очень сердиты. Урагана пришлось послать в Индийский океан, к Антарктиде, Шторм - в Атлантический, а Смерч, со своей командой, вон там на дальних дистанциях, - гремел Ветер.
   - Не шуми, отец. Ты во всем прав, но уж так сложились обстоятельства. Все же это лучше, чем драка.
   Во всем соглашаясь с младшим сыном, Ветер по инерции продолжал шуметь.
   Юрс обогнал Шарфроса. Его челнок пристыковался к челноку Торжа.
   - Приветствую вояк, - произнес он, появляясь в каюте у бывшего хромовика. - Молодцы, хорошо держитесь.
   - Что у вас там произошло? Я мало что понял из сообщения Яги, - проскрипел Кощей. - Задержать отряд, не мешать возвращению их командира, а потом не препятствовать их уходу ­- как все это понимать? Они, что ль, стали нашими друзья?
   - Считайте, что так. Потерпите немного, скоро прилетит Горыныч и кристаллограммы с вашими, тогда вы узнаете все. Мне же надо через портал на ту сторону. Необходимо сказать Правителю, чтобы без задержки пропустили темников. Потом обратно сюда, а по пути еще найти трех темников и предупредить их, чтобы ожидали команду, иначе они останутся в портале навечно.
   - Вот это да! - удивленно вздохнул Торж, глядя на Кощея. - Какие оказываются новости, Бессмертный, а мы здесь торчим и ничего не ведаем. Так и про нас забудут.
   - Перестань, друг. Все о вас помнят. Ладно, мне некогда. Показывай дорогу, Кощей; у портала подождешь моего возвращения.
   - А меня одного оставляете?
   - Справишься, не маленький. Под твоей командой три челнока и кристаллы.
   - А вдруг изменится обстановка, как я смогу узнать об этом, если ты увозишь Кощея.
   - Задействуй МИГи. Соображай.
   - Это ты у нас такой умный, - но, увидев строгий взгляд бывшего инструментальщика, добавил, - Не беспокойся, соображу.
   Челнок улетел, увозя к каменному городу Юрса и Кощея. Торж взглянул на индикаторную панель, обеспечивающую обзор окружающей обстановки.
   "Здесь расположилась группа темников, там находится город. Это направление прикрывают кристаллограммы и силы Ветра. Этот объект, по всей видимости, и есть кокон командира. При его скорости продвижения он вскоре достигнет своего отряда. Ну и наконец, вот эта кучка объектов - Змеш и Копулс со своим отрядом. Далековато. Им следует увеличить скорость".
   Он активировал МИГи и вышел на связь с Копулсом.
   - Вы очень отстали? Почему так медленно движетесь?
   - Мы делаем это сознательно. Не мешай командиру соединиться с отрядом. Когда потом темники отправятся к каменному городу, препятствуй их продвижению, но не сильно. Пусть у них сохранится впечатление нашего противодействия. Ты понял? Дождемся возврата Юрса, а уж потом позволим им достичь города.
   - Я понял тебя. Сыграем этот спектакль.
  
   ********************************************************************
  
   Кокон командира темников, наконец, достиг места расположения отряда. Одуванчик кокона вплыл в середину группы таких же белоснежных шаров, застывших на высоте нескольких десятков метров над поверхностью океана, сейчас сохраняющих странную неподвижность, так непохожую на то, что творилось здесь несколько часов назад. Напоминанием об этом служили торчащие на горизонте тяжелые свинцовые тучи Урагана, среди которых носились величественные конусы Смерча. Над ними расположились несколько слоев кучевых облаков, которых по кругу гонял Ветер. Природа ждала чего-то и готова была в любой момент выплеснуть всю накопившуюся энергию.
   - Приветствую вас, друзья! - раздался голос Шарфроса во всех коконах. - Я вновь с вами. Ключ от портала находится у меня, и я готов вести отряд. Режим готовности - первый. Лысый, проверь оснащенность кораблей и выяви, какой из них наименее насыщен энергией. Доложи, как только будешь готов. Шура, я жду тебя у себя.
   - Приветствую тебя, Шура, - встретил он, появившегося в тамбуре помощника. - Молодец, сохранил отряд, а было, я уверен, непросто. Какие у тебя сложились отношения с вернувшимся Лысым.
   - Все очень сложно, командир. Интуиция подсказывает, что он что-то затевает. Неспокойно мне. Должен тебе признаться, что в тот момент, когда все думали, что ты не вернешься, мне пришлось согласиться возглавить выход группы к дому, если будет найден ключ от портала.
   - Тебе не в чем извиняться. Ты обязан был так поступить, это твой долг перед нашим народом. И твоя интуиция тебя не подводит. Лысый готовит преступление, а мы должны помешать ему. Уверен, что он обрабатывает команду, сея недоверие ко мне. Он не отказывается от своих замыслов по захвату власти, а нас будет держать в качестве проводников, меня или тебя. Не беспокойся, я заблокировал вход, и мы сможем договорить. Шура, обстоятельства резко изменились, причем, в лучшую сторону. Земляне, которых мы до сих пор считали нашими врагами, теперь - друзья. Вижу, ты удивлен, если не сказать больше, - растерян и напуган. Напуган тем, что думаешь, что я нахожусь под влиянием землян. Этого нет. Благодаря той пленнице мне удалось донести до землян наши беды и объяснить им, зачем мы прибыли на их планету. И представь себя, они поняли меня. Эти существа способны воспринимать чужую боль как свою и стараются помочь страждущему. У меня нет ключа, да он и не нужен вовсе - портал открыт. Мы можем уйти через него в любой момент. Более того, на ту сторону отправился посланник предупредить, чтобы нас не атаковали и не препятствовали нашему полету. Нам надо дождаться его возвращения. Он вернется быстро. Но есть некоторые осложнения, и они только наши, внутренние. Лысый, если меня не подводит логика, собирается разрушить портал, как только мы пройдем его. Ты удивлен? Считаешь, что он не способен на это? Способен, еще как способен. Чтобы сделаться единоличным хозяином всего минерала, что привезем с собой, он пойдет на это. Он будет его продавать, шантажировать им все и вся, не боясь, что кто-то привезет еще минерал. Если бы портал существовал, то правительство нашло возможности, чтобы организовать сюда новую экспедицию. А так это станет невозможным. Ты понял? Он станет властелином. Лысый додумался до этого и поэтому разрушит портал. Он взорвет один кокон, и ему совершенно безразлично то, что при этом погибнет боец. Более того, он еще свалит на меня его гибель. Это дает ему лишний повод изолировать и лишить меня командных функций. Но он ошибается в главном, что мы не ведаем о его замыслах. Но мы-то знаем его планы, инициатива за нами, и не в счет, что их большинство. Я закодировал доступ к коммуникатору, что исключит их возможности по блокировке систем управления и жизнеобеспечения, и, прежде всего, закроет хранилища минерала. Но код сработает при входе в портал, а до этого момента все остается по-прежнему, - пусть думают, что власть над отрядом принадлежит им. К тебе еще просьба. Когда Лысый сообщит мне о корабле с истощенным запасом, нам придется сжечь его, чтобы использовать энергию из генераторов. Сделаем это перед переходом, его бойца заберешь ты. Так вот, на время перехода заблокируй всю автоматику по всем коконам, включи им спящий режим. Он исключит возникновение экстремальных условий, к которым относятся, как тебе известно, и самоликвидация. Проверь систему регистрации всего происходящего. Интересно будет узнать, кого он решил принести в жертву своим замыслам. После выхода из портала у нас будет мало времени, поэтому коконы загрузим в звездолет, не прерывая спящий режим. Там и перекачаем минерал. Уже в полете коконы выбросим в пустынном участке космоса, там они и распыляться. Не сдедует тащить их с собой, чтобы не тратить энергию на их транспортировку. Договорились?
   - Да, командир. К тебе уже рвутся.
   - Вижу. Уходи, у тебя много забот. Я разберусь сам.
   Шура исчез в тамбуре, и его кокон расстыковался с коконом Шарфроса. И сразу к нему поспешили подойти несколько других кораблей, но ничего не вышло. Какая-то сила уводила их в сторону, когда они пересекали некоторую невидимую границу.
   - Что происходит? - раздался злой и, одновременно, удивленный голос Лысого. - Почему мы не можем пристыковаться к тебе?
   - Ты нашел кокон, о котором я тебя просил? - вместо ответа спросил Шарфрос.
   - Да. Но ты не ответил мне, и мы очень разозлились. Ты затеял опасную игру, командир. Открывай!
   - Послушайте меня внимательно. Мы все хотим домой, у меня есть ключ от портала и у нас имеется минерал. Но для того, чтобы добраться до звездолета нам требуется энергия для компактирования и на то, чтобы добраться до города. Вы забыли об этом? Или вы считаете, что нас пропустят туда? С чего бы это? Значит, нужна энергия. Её мало, а вы для своих прихотей хотите стыковаться друг с другом. Посчитайте, сколько её на это уходит. Повторяю, энергии очень мало. Поэтому я запретил режим стыковки. Кроме этого, придется сжечь кокон, чтобы использовать его энергию. Надеюсь, что только один. Это - первое. И второе. Чтобы исключить всякую анархию, неповиновение и попытку шантажа, я закодировал коммуникатор. Никто не сможет извлечь кристалл, чтобы не разрушить всю систему управления. А тогда нечего будет думать о возвращении домой. Так что решайте, либо вы остаетесь здесь, либо мы отправляемся, и вы беспрекословно подчиняетесь мне. Через некоторое время я вновь включу связь, и вы мне сообщите о своем решении.
   Шарфрос оборвал связь. Он выключил её не только у себя, но и во всех коконах, лишив команду общаться между собой, оставив каждого бойца наедине с собой, со своими мыслями.
   "Пусть каждый думает без подсказки соседа и решает "за или против".
   Шарфрос возвратил себе командные функции. Он почувствовал это уже к концу речи, ибо не оставил им каких-либо вариантов, кроме послушания. И он был прав. После того, что пришлось к этому моменту пережить команде, плюс то неизвестное, что им еще придется испытать, пока они дойдут до звездолета, темники уже стали другими. Это тогда, когда они добравшись, наконец, до планеты, были реально в шоке от того обилия драгоценного минерала. Планета буквально исторгала его из своих недр, - бери, сколько хочешь, тебе ничто и никто не помешает в этом. И они почувствовали себя хозяевами, богатеями; размечтались о будущей жизни, где они будут определять судьбы других жителей, готовых отдать все за живительный минерал. Это пьянило! Казалось, что осуществлению их мечтаний ничто не мешало. Но все вышло иначе. Планета не желала их выпускать, казалось, что она стремилась уничтожить их. Поэтому ничего не было удивительным в том, что неистребимая их тяга к быстрой наживе, на сей раз, уступила первобытному инстинкту выживания в этом чуждом для них мире. Они думали.
   В это время успокоение в природе было нарушено. Планета вновь начала атаку на отряд пришельцев. Удар сыновей Ветра был направлен со стороны каменного города, как бы обозначая свое стремление не пускать темников туда.
   - Внимание! - раздался голос командира. - Всем кораблям начать движение к городу. Все те коконы, которые не последуют за мной, я буду расценивать это как их ответ. Безусловно, это огорчит меня, но я уважаю их решение и не собираюсь препятствовать им в этом, но и они отныне не должны будут рассчитывать на нашу помощь. Тратить время на уговоры я не буду, оно сейчас бесценно для тех, кто ждет нашего возвращения. Вместе с Шурой мы доведем до дома даже два корабля, если больше никто не последует за нами. Это мое решение. Вперед. Устанавливаю для всех видов вооружения режим готовности. Управление ими будет производиться из моего корабля. За мной ....
   Размеры коконов увеличились. Защитный слой покрылся горящей крошкой, создающей потоки ионизированного вещества. Во все стороны ударили мощные вихревые токи, пространство засветилось. Одуванчики медленно, как бы изучая тропу движения, сдвинулись с места. Сзади никто не остался. Заметив это, Шарфрос улыбнулся. Он угадал настроение команды, сделал ставку на это и выиграл. Победа была очень важна для него, она показывала, что его статус в отряде восстановлен, и в чем бы до этого не убеждал их Лысый, команда будет выполнять его приказы, по крайней мере, до выхода из портала.
   "К этому моменту необходимо изолировать Лысого", - решил Шарфрос.
   Корабли шли плотной группой, пока используя для преодоления сопротивления среды только двигательные установки. Однако противодействие природных сил нарастало. Тяжелые встречные волны, плотный ветер, насыщенный влагой и песком, частое соприкосновение со смерчами, нарушающими вихревые токи, принудило коконы запустить вооружение. Выстрелы гравитонов разметали конусы смерчей, и корабли увеличили скорость.
   "Слишком легко это удается нам, - подумал Шарфрос. - Надо бы жестче, иначе борьба принимает мягкий характер, - подозрительно".
   Как бы в ответ на его думы дружно заговорили гравитационные пушки челноков, поддерживаемые массированными гравитационными "плевками" кристаллограммов. Компактность группы темников разрушилась. Коконы разбросало в стороны.
   "Хорошо", - про себя подумал Шарфрос, а вслух скомандовал:
   - Генераторы искаженной метрики "один до одного" по направлению движения.
   Такой режим генератора расходует минимум энергии, вызывая деформацию пространства лишь по вектору движения в узком пространственном луче. Сразу стал заметен эффект такого действия. Гравитационные разряды челноков рикошетили от деформированного слоя, попадая мимо целей.
   - Вперед. Прибавить скорость.
   Однако продвинуться удалось немного. На челноках включили стабилизаторы пространственных характеристик, и равенство противоборствующих сил на некоторое время восстановилось. Природные силы наращивали свою мощь. Из-за горизонта как перевернутые макушки елового леса вылезали колонны Смерчей, а с той стороны, куда двигались темники, с гор материка сползали тяжелые тучи. Ветер разогнал по океану гигантские волны и бросил их на коконы.
   "Молодцы, друзья. Все должно быть похоже на правду. Не увлекайтесь спектаклем, - думал командир, восхищенно глядя на разбушевавшуюся планету. - Где лазеры?"
   О лазерах он вспомнил потому, что была договоренность о том, что включение лазеров известит его о возвращении Юрса, и тогда можно выходить к порталу.
   - Ударить гравитонами по летающим объектам, чтобы не мешали. Беречь энергию.
   Большую часть ударов гравитонов защита челноков смогла погасить, но и остаток выброшенной энергии отбросил корабли головачей от поля боя.
   - Включить кристаллизацию, - продолжал командовать Шарфрос, когда коконы оказались в куче гигантских смерчей, и возникла реальная опасность разрушения защитной оболочки одуванчика.
   Как это уже несколько раз, по курсу движения кораблей стал расти кристаллический коридор, изолирующий отряд от разбушевавшейся стихии. Внутри коридора носились смерчи, захваченные процессом роста. Они продолжали атаковать коконы, а кристаллические стены трещали от атак волн и ветра.
   - Направить гравитоны на вихри. Разрушить их. Понизить заряд до минимума. Повторяю: "Беречь энергию".
   Но Природа не собиралась сдаваться. Она очень разозлилась, продолжала наращивать силу, подпитывая её энергией планеты.
   "Когда же?" - уже стал беспокоиться темник, видя, как тают запасы энергии его кораблей.
   В этот момент в коридор ударили лучи лазерных пушек с перестраиваемым спектром излучения. Все было взаправду! Ни у кого не должно возникнуть подозрения, в том, что вернувшийся Шарфрос уже не их командир, борющийся сейчас за жизнь команды. Стены коридора прошили трещины. Шарфрос получил весточку, - Юрс вернулся. Теперь можно действовать.
   - Внимание, команда! - раздался голос командира. - Включить разрушитель! До цели осталось немного. Энергии хватит. Не поддаваться панике, - отрывисто выбрасывал он из себя короткие фразы.
   Вихри выброшенной энергии с коконов сплелись в единый поток, который как шомпол в стволе прошелся по коридору, укрепляя оболочку и одновременно успокаивая его внутренность.
   - Максимальная скорость!
   Коконы рванулись к материку. И они победили! Отряд застыл недалеко от того места, где оказался после выхода из портала. Вскоре прекратились атаки с челноков. Лишь океан по инерции продолжали гнать волны, от которых коконы спрятались, найдя тихое местечко среди нагромождения скал.
   - Я поздравляю вас, мои бойцы, - сказал Шарфрос. - Мы сделали это и дошли до портала, остался последний шаг. Подготовить корабли к компактированию . По мере готовности жду ваших сообщений.
   Командир почувствовал, как напряжение, сковавшее его организм, постепенно тает. Подобное чувство (он был уверен в этом) сейчас испытывают и его бойцы. Ну и как же может быть иначе. Полный неизвестности поход входит в завершающую стадию, и они все живы. Живы и те три бойца, которые сейчас ждут их в портале, в начале переноса.
   "Спасибо тебе, Юрс, за них", - он мысленно послал слова благодарности.
   Как загнанная лошадь носился Лысый, запертый в своем коконе. Лишенный возможности общения с командой он, тем не менее, не собирался сдаваться. Темник знал, что при переходе в портал всей команде придется покинуть свои корабли. То же произойдет и при переходе в звездолет, на борту которого никакая изоляция невозможна.
   "Ничего еще не потеряно. Мы еще посмотрим, чья чаша перетянет, - мысленно пригрозил он. - Мои предложения весомее обещаний правительства. Только глупец может отказаться от такой возможности обеспечить себе безбедную старость".
   В этот момент сработала связь, и в коконе раздался голос командира.
   - После обработки ваших данных, становится очевидным, что для компактирования не хватает энергии. Поэтому приказываю сжечь кокон под номером "девять". Его бойцу явиться ко мне. Также жду у себя Помощника и Лысого. Не задерживаться, так как через пять интервалов запускаю процесс компактирования. На третьем интервале сжечь кокон, а к началу пятого всем переместиться в транспортные отсеки. В них и будем подходить к порталу. Там я открою его, и мы войдем в него. Таков порядок действий. Включаю отсчет.
   В помещение стал раздаваться равномерный затихающий звук. Почти сразу из тамбура кокона вышел Шура, вслед за ним появился еще один гость.
   - Боец с девятого корабля прибыл по вашему приказу, - отрапортовал он.
   - Хорошо, встань там, Помощник заберет тебя с собой. Уходить в портал будешь вместе с ним. Что-то задерживается Лысый. Шура, повтори его вызов.
   Дополнительно вызывать темника не пришлось. Тамбур произвел знакомый звук, и в его проеме проявился темник.
   - Вызывал? - с наглой улыбкой на устах произнес он, оглядывая троицу.
   - Клинг! - резко произнес Шарфрос.
   В мгновение Лысого окутала гибкая ловчая сеть с вплетенными в неё острыми крючьями. Они вцепились в него, и вырваться из сети было невозможно, а управлялась она внешним устройством, которое сейчас находилось у командира.
   - Теперь уже ты мой пленник. Я не сторонник таких действий, но так уж складываются обстоятельства. Не беспокойся, я возьму тебя с собой, не брошу. Шура, забирай бойца. Ты подготовил то, о чем мы договаривались?
   - Да, конечно.
   - Идите. Частично я подключу управление и на твой кокон. Проконтролируй горение кокона и перекачку его энергии. До встречи у портала.
   Видя, как они исчезают в тамбуре, Лысый сделал попытку вырваться из сетки, но лишь добился того, что крючья болезненно впились в него.
   - Ты же знаешь, что это напрасно. Освобожу тебя в космолете, до того момента потерпишь.
   - До того момента мы еще потолкуем с тобой. Посмотрим, чья взяла, я обещаю тебе, - зло отрыгивая слова, бросал взбешенный темник.
   - Ну, ну, - равнодушно произнес Шарфрос и больше не обращал на него никакого внимания.
   Наступал, можно сказать, самый ответственный момент во всей их операции. Энергетический запас снизился до критического уровня. Хватит ли энергии сжигаемого корабля, чтобы обеспечить поддержание жизнеобеспечения всех транспортных отсеков для подхода к порталу, а затем и перехода в звездолет. Никто бы сейчас не решился дать ответ, ибо не существовало точного расчета. Если не хватит, то придется сжигать второй кокон. И здесь результат не очевиден, так как приходится дополнительно тратить энергию, чтобы её же и получить. Кроме того, отдаляется время компактирования, а это опять потеря энергии. Но вероятность положительного исхода при вторичном сжигании была значительно выше.
   "А энергия убывает. Плохо. Должно хватить. Я несколько раз делал оценки"
   - Начать процесс сжигания! - отдал он приказ.
   Один кокон отошел в сторону от группы и с ним стали проходить быстрые превращения. Его пушистая оболочка начала сплющиваться. По мере того, как в одном направлении её размер уменьшался, в другом он рос. В конце концов, он превратился во вращающийся тонкий диск. Было видно, как во вращение втягивалась воздушная среда. По мере роста скорости вращения в плоскости диска стали появляться ветвистые молнии, которые накручивались на его вертикальную ось, делая её все более видимой. Вскоре на обоих концах оси образовались метелки электрических разрядов. Продержавшись некоторое время в этом состоянии, диск быстро перетек во вращающееся исчезающее веретено. На его месте росло абсолютно черное образование. Оно двинулось к группе белоснежных коконов и остановилось в её середине. Последующий его взрыв образовал сверкающий купол плазмы, которая накрыла все корабли, от которых к куполу протянулись нити разрядов. Так коконы втягивали в себя освобождающуюся от горения энергию. Купол постепенно таял, пока не исчез вовсе.
   - Отлично. Энергии хватает, - с удовлетворением произнес Шарфрос, разглядывая показания её запасов. - Перейти в транспортные отсеки! - и когда убедился, что все бойцы заняли свои места, произнес: - Теперь наша очередь.
   В помещении возникла сфера, внешне похожая на кокон меньшего размера. Она накрыла Шарфроса и Лысого, и они оказались внутри.
   - Ну, поехали ....
   Запущенный процесс компактирования закончился. На месте больших белоснежных и пушистых коконов осталась кучка небольших сфер, которые поднялись к стенам каменного города и через проломы-окна вплыли внутрь города. И вот они уже перед порталом! Бликующий занавес между большим рогом сообщал стоящим перед ним, что портал открыт и можно войти в него.
   - Командир, портал выглядит по-другому, - раздались удивленные голоса. - Мы туда вышли?
   - Да. Другого здесь нет. А выглядит он иначе потому, что - открыт.
   - Как открыт? Ты же говорил, что у тебя есть ключ, - закричал Лысый. - Я же твердил вам, что он обманывает нас. Он закодирован! Не верьте ему!
   - Да, командир. Объясни ....
   - Почему пленен Лысый?
   - В чем дело?
   Раздались сердитые голоса. Бывшие сторонники Лысого придвинулись к командиру, требуя немедленного ответа. Шарфрос отступил к занавесу и спокойно произнес:
   - Спокойнее. Не забывайте, как стремительно теряется энергия, и, если мы немедленно не войдем в портал, то останемся здесь навсегда. И еще. Перенос коконов начнется тогда, когда хоть один из нас пересечет этот порог. Тем, кто окажется на той стороне, достанется весь собранный минерал. Понятно? Я иду, а вы решайте. Все остальные вопросы будем решать в звездолете.
   Шарфрос перешагнул за занавес, таща за собой Лысого. За ним последовал Шура со своим бойцом. Видя такое и осознав сказанное командиром, остальные темники бросились вслед за ними. Как только они исчезли, из темного проема коридора в зал вышли Юрс, Торж и Кощей.
   - Молодец, командир. Умеет убеждать. Пора и нам за ними. Кощей, ты, действительно, решил идти с нами?
   - Да. Загляну на ваш мир, и обратно.
   - А может быть, останешься, я покажу тебе наши миры, - предложил Торж.
   - В другой раз, и ни один.
   - Тогда, пошли, - и Торж исчез за занавесом.
   - Сквознячок, сообщи Копулсу, что мы ушли, и может переносить свою команду. За мной, Кощей.
   Когда темники оказались в портале, то были остановлены радостными возгласами, которые произнесли три фигуры, стоящие недалеко от них.
   - Вуж, Ржа, Парж! - радостно назвал их Шарфрос. - Хотя меня и предупреждали, что вы будете ждать нас, радость моя - безмерна. Значит, все живы.
   - Ты знал? Тебя предупредили? - вскричал Лысый. - Друзья, вы слышали, что он сказал? Не верьте ему, он погубит всех нас. Надо изолировать его! Помощник поведет нас, он тоже знает дорогу. Хватайте их! Да и освободите меня из этой сетки! Неужели вы будете довольствоваться теми жалкими правительственными подачками вместо того, чтобы пользоваться всем. Всем, чего бы только не захотели. Ну, решайте!
   Толпа бойцов заволновалась, она разделилась на две группы. Малая группа, состоящая из бойцов, преданных командиру, Шуры и трех бойцов, вернувшихся в отряд, плотным кольцом окружили Шарфроса.
   - Чего вы ждете? Хватайте их! - призывал Лысый.
   В этот момент появились новые лица.
   - Друг! Друзья! - вскричали трое бойцов и бросились к ним навстречу.
   - Вы теперь видите? Убедились? - кричал Лысый.
   - Неправда. Без него, - Ржа держал за плечо Юрса, - мы никогда бы не нашли вас и не выручили Паржа.
   - Довольно разговоров, - прервал всех Шарфрос. - Время не ждет. Юрс, попроси Оператора перенести нас на выход. Там и будем разбираться.
   - Оператор! - позвал головач.
   Никто не ответил. Шло время.
   - Ха! Ха! Ха! - неожиданно захохотал Лысый. - Ха! Ха! Ха! Вы никогда не выйдите из портала. Он не работает больше. Ха! Ха! Ха!
   Темник был не в себе, он неудержимо хохотал. Его безумный взгляд был обращен на командира, лицо непрерывно передергивала судорога.
   - Оператор! - вновь позвал Юрс, он уже сам был обеспокоен его молчанием.
   - Я слышу тебя, головач, - раздался Голос. - Извини за молчание. Анализировал странную систему сигналов в переносимых сейчас кораблях темников. У меня сложилось мнение, что была произведена попытка взрыва одного из кораблей. Однако она не прошла, так как была заблокирована контрольной системой кораблей. Иначе, мне пришлось бы долго болеть, выражаясь языком разумных существ, вам ждать моего выздоровления. Теперь исполняю ваше желание, друзья.
   Открытый космос встретил их привычной тишиной. Зато зрение выхватывало из окружающего пространства все новые картины. Сзади их, на черном фоне, раскрыв широкий раструб, как бы сотканный из стеклянной нити, висел портал. Сзади него и вокруг неподвижно застыли многочисленные космические корабли, среди которых своими размерами выделялись боевые зерузы во главе с правительственным звездолетом "Говиго". Чтобы подчеркнуть свой миролюбивый настрой, с зерузов били мощные прожектора, образовывая своими лучами светящийся купол над звездолетом темников. При появлении из портала отряда темников звездолет ожил. Он развернулся, поворачивая ту часть, которая была похожа на цветок лилии, к приближающимся шарам. Лепестки лилии раскрылись, открывая широкий проход внутрь звездолета. Туда и нырнули транспортные капсулы бойцов отряда, неся с собой компактированные коконы. Затем, другой конец звездолета, напоминающий переднюю часть тела скорпиона, стал вращаться. Вырвавшийся из его носа мощный световой луч описал световой конус внутри светящегося купола. Такое действие можно было расценить как жест прощания. Так и произошло. Звездолет вспыхнул, источая во все стороны световые волны. Корабль скрылся в светящемся облаке, которое стало постепенно гаснуть, уступая место абсолютно черному образованию, которое продолжало сжиматься, пока не исчезло, мигнув на мгновение ослепительным светом.
   - Они в пути? - спросил Юрс.
   Он, Торж и Кощей находились в слабосветящейся сфере недалеко от выхода портала.
   - Да, - ответил Голос. - Они вышли на траекторию, по которой летели сюда.
   - Как там дела у Шарфроса? Удалось ли ему собрать отряд? - проскрипел Кощей, глядя в ту сторону, куда за звездолетом темников один за другим стали улетать зерузы, образуя вереницу световых точек, обозначающих траекторию движения звездолета пришельцев. - Прощайте, друзья. Пора и мне домой. Меня с нетерпением ждут там и беспокоятся. Вон и Копулс появился с отрядом. Возвращай меня, Оператор.
   Оказавшись в звездолете, Шарфрос вместе с помощником быстро прошли командный отсек, заблокировав все входы и выходы из карантинного помещения, куда попадали бойцы, освободившись от транспортных отсеков. Страх, который довлел над ними последнее время, постепенно рассасывался. Они разглядывали соседей, как будто видели их впервые, шутили, забыв, что совсем недавно стояли ощетинившиеся и готовые броситься друг на друга. Теперь все позади. Было радостно. Поэтому они не сразу обнаружили, что заперты. Почему?
   - Ха! Ха! Ха! - вновь раздался истерический хохот Лысого, все еще удерживаемый клингом. - Вы рассчитывали, что вам все простится? Думали, что полетите домой? Как бы не так. Останетесь здесь навечно. Нас просто удалили с планеты, чтобы мы сами закончили свою жизнь в этом пустом космическом пространстве. И заметьте, без каких либо последствий для планеты. А вы поверили этому продажному командиру. Он сам, не ведая того, попал под их влияние и стал служить им.
   - Не верьте ему, - перебил его Парж. - Разве вы забыли, как командир был готов рисковать своей жизнью ради любого из нас. Он не способен на предательство.
   - Ну да. Ты только забыл, что так было тогда, когда еще не произошел контакт с землянами. Вот видите, и он такой же, а пообщался лишь с одним землянином и уже готов защищать их, забыв о нас, о своих друзьях. А Шарфрос сколько времени пропадал у них? А? С ним и ни такое могло произойти. Ломайте дверь, пока не поздно.
   Несколько бойцов бросились к двери и стали пытаться выломать её, но большая часть темников села на пол, отрешенного глядя на стены. Они безумно устали, накатило безразличие ко всему, что еще может произойти с ними.
   - А вы чего расселись? Ну те и тогда были не с нами, а вы-то чего раскисли. Чтобы зажить так, как вы хотели, бороться за это надо, слизняки, - не унимался Лысый.
   - Если бы не тот землянин, - произнес Вуж, - мы бы никогда не вытащили Паржа. Никто бы этого не сделал. А он смог, потому, что думал по-другому и был упрям, и нашел решение. А ведь его никто не заставлял, и потом, когда ушел из портала, побеспокоился о нас, указал, где ждать отряд. Нет, не верю я тебе, Лысый. Надо ждать командира. И он правильно сделал, что запер нас. Надо успокоиться, иначе наши внутренние распри и без внешних усилий погубят экспедицию.
   - Вот-вот. Вы слышали? Еще один, кто контактировал с ними, выгораживает землян, а на нас, друзья, валит все, что произошло на планете. Пора разобраться с ними. Ворс, да оставь эту дверь! Разберись с этими предателями. Бей их!!
   Ворс прекратил свое занятие, оглянулся и посмотрел на Вужа, и довольная улыбка перекосило его лицо.
   - Это мы сейчас, командир. Пошли.
   Вужа окружили бойцы, готовые защищать его, но их было меньшинство.
   - О! Он оказывается не один. Тем веселее будет ....
   Готовая уже начаться драка была остановлена раздавшимся приказом:
   - Стоять! Это говорю я - ваш командир! Прежде чем вершить самосуд, вам следует кое-что узнать. Как вы помните, некоторое время назад, в портале, мы были обеспокоены долгим молчанием Оператора. Затем он сообщил нам, что разбирался с подозрительной ситуацией, которая была связана с переносом наших кораблей. Помните, что, по его мнению, была попытка уничтожения одного кокона. Так вот, - он не ошибался. Еще до входа в портал у меня появились опасения, что кое-кем будет предпринята попытка захвата власти, как это уже однажды случилось на планете. Не с этой ли целью велись разговоры с вами, чтобы оговорить меня? И наилучшим доказательство их должна была служить какая-нибудь акция, которую можно было свалить на командира. Вот почему я лишил вас каких-либо средств общения, закрыл доступ к накопителям и средствам управления кораблями. С того момента все системы были ориентированы на выполнение одной программы - перелету. Одновременно велась регистрация всех сигналов, не внесенных в протокол программы и способных нарушить её выполнение. Теперь предлагаю вам ознакомиться с этой записью, и составить собственное мнение о недавних событиях. Внимание, включаю запись.
   По индикаторам на информационных панелях побежали записи процессов, сигналов в различных блоках и системах всех кораблей. На время просмотра установилась глубокая тишина. Каждый боец был профессионал, и прекрасно разбирался в записях и понимал, что они отражают. После окончания записи некоторое время никто не произнес ни слова. Затем кто-то произнес:
   - Повторить ....
   Запись пошла вновь. На сей раз, тишина стала зловещей - не было слышно даже дыхания. И только в конце кто-то тихо сказал:
   - Ворс, а ведь это твой кокон должен был взорваться.
   Все посмотрели на него, как будто увидели его ожившим.
   - Пусти еще раз! - закричал Ворс, а затем в процессе всего просмотра непрерывно повторял "Откуда".
   Уже в конце записи он медленно развернулся к Лысому.
   - С твоего кокона пришел сигнал, - тихо, почти шепотом, сказал он; а потом, видимо осознав сказанное, закричал: - Ты?! Ты хотел убить меня, своего друга?! За что?!
   - Ты слишком жаден для друга, - только и сказал тот, втиснувшись в угол, надеясь найти там защиту от неминуемой расправы.
   - Отставить! - раздался приказ. - Нам предстоит еще долгий и трудный путь домой и на этом пути каждая жизнь становится бесценной, если хотим добраться туда. Даже непримиримые враги, оказавшись в ситуации, когда их жизнь висит на волоске, забывают распри и борются за жизнь сообща. Так и мы, отныне - единая команда. Шура уже ввел данные на первый участок полета, звездолет сейчас стартует. Всем приступить к своим обязанностям.
   Закрытые двери лязгнули и отворились. Бойцы быстро, не глядя друг на друга, разошлись по своим местам. В помещении, в углу, брошенный всеми остался сидеть Лысый в наброшенной на него жестокой сетке.
   Кощей вышел к проему в стене каменного города. На другой стороне расщелины, увидев его, радостно приветствовали его друзья.
   - Горыныч, помоги нашему путешественнику перебраться сюда, - забулькал Водяной, а то он одичал там, в дальних краях.
   Змеш подхватил веревку, и вскоре Бессмертный уже стоял в кругу своих друзей.
   - Ну как там? - каркнул Врун, усевшись на его череп.
   - Все нормально. Звездолет отправился в путь. Корабли головачей будут сопровождать его насколько возможно. Довезут нашу воду до своего дома.
   - Теперь, ОНИ и МЫ ОДНОЙ КРОВИ, - прошелестел Тихоня.
   Все удивленно посмотрели на него, в его большие и умные глаза и промолчали. Они поняли, что он хотел этим сказать ....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   105
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"