Каракозов Юрий Арменович: другие произведения.

Мы-ваши души ч.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Ю.А. Каракозов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Мы - Ваши Души

  

часть 2

- :: - Странности Миров - :: -

  
  
   Глубокая чернота пропитала все окружающее пространство. Лишь редкие белые точки разной величины были хаотично разбросаны на бархатном полотне, натянутом на внутреннюю поверхность огромной Вселенской сферы, внутри которой сейчас двигался отряд космических кораблей. Кажущаяся неподвижность была обманчива. Достаточно было изменить условия восприятия, чтобы убедиться, как все выглядит по-иному. Окружающая тебя тьма, кажущаяся до этого пустой и неподвижной, вдруг оживает. Бесчисленные частицы, волновые пакеты, энергетические сгустки, волны неслись во всех направлениях, сталкиваясь и разрушаясь, порождая от столкновения новые потоки частиц и встряхивая локально пространство, от чего оно светилось и "дышало". А сама Вселенская сфера приобретала бесконечную глубину, наполненную странной и фантастической паутиной, сотканной из гигантских скоплений космических тел, поражающих своим разнообразием. Звезды-карлики и супергиганты, голубые и красные, умирающие и только-что родившиеся, рассеянные облака космической пыли -- все они поставляли материал для сотканных природой нитей паутины. "Швейная" машина Природы неустанно трудилась над её совершенствованием, учитывая локальные условия и наличествующийся там материал для своих произведений. Венцом его творений стал Разум, который оказался способным оценить великолепие окружающего его мира и легким движением мысли совершать мысленное путешествие в прошлое к истокам тех или иных явлений, или совершать броски в будущее, осознавая последствия их действий. Он превзошел Творца способностью создавать уже свои произведения по своему замыслу, а не слепо, как действовала Природа, имея в своем запасе неограниченное время и возможности по сбору строительного материала. Разум спешил, потому что был очень жаден до познания законов Природы, которые он использовал для сохранения своей индивидуальности в окружающем мире.
   Индивидуальность! и здесь, в этом разумном мире, она приобрела массу оттенков, как в физическом отличии, так и в своих устремлениях и целях освоения окружающего пространства. Каждый разумный мир, развиваясь, когда-нибудь обязательно достигнет границы, где существует другой мир. И здесь, взаимное непонимание, а часто, и нежелание понять законы бытия каждого из встреченных миров, приведет к конфликтам. Без конфликтов нельзя обойтись! Частица при своем полете встречает другую и раскалывает её. Конфликт..., энергетическая устойчивость первой оказалась выше второй. Галактика при своем движении через мировое пространство встречается с другой галактикой, более массивной по числу входящих в неё звезд. И здесь возникает взаимодействие обоих космических образований, в результате которого первая галактика исчезает как космическая единица. Её звезды захватываются более мощной галактикой, меняя при этом характеристики каждой из своих частей. В неживой природе подобное наблюдается всегда; в результате возникает новое образование с совершенно новыми характеристиками.
   При столкновении разумных миров впервые появляется вероятность избежать трагедии. Это объясняется великими приспособительными возможностями этих миров. Было бы к тому обоюдное желание!! Желание же "Обманчивого Мира" было направлено на покорение других разумных миров в стремлении сделать их исполнителями своей воли, что и определяло их цели и действия на территории "Содружества Миров".
   Куворг вел отряд блендеров к небольшой, ничем не примечательной двойной звезде, в районе которой недавно был зафиксирован всплеск знакомого излучения, свидетельствующего о местонахождении плененной группы блендеров. Кортока с ними не было. Он и еще один звездолет, который командир, все же решил взять с собой, будут выполнять иную задачу. Звездолеты летели в надпространстве. Их спиралевидная конструкции с обращенной в сторону полета головкой была похожа на пылающую пирамиду от сгорающего межзвездного газа в её двигательных установках.
   -- Сколько еще до цели? -- спросил Куворг.
   -- Скоро надо выходить в обычное пространство.
   -- Не забудьте надеть сарафан невидимости.
   Однако это не помогло им долго сохранять свою скрытность.
   -- У нас гости, командир, -- в командном отсеке раздался голос Вилли. -- Системы надежно обнаруживают компактную группу гравитационных сгустков. По своим характеристикам они похожи на звездолеты блендеров.
   -- Да, это их корабли. Как они нашли нас? Не думаю, что они оказались здесь случайно, да еще под покровом невидимости. Отводи корабли к планетам, -- распорядился Маклай. -- В их тени они нескоро обнаружат нас. Надо ускорить ремонтные работы, Вилли.
   -- Мы и так идем впереди графика. Все защитные оболочки наращены до стандартного уровня. Осталось наполнить энергетические накопители на двух звездолетах, и тогда можно отправляться в путь.
   -- Не думаю, что они позволят нам уйти без боя. Уверен, что им нужны наши пленники. И тут у меня вновь появляется вопрос. Как они вышли на нас? Космос велик. Да и погони за нами не было. Это -- точно. Значит, они представляют один из тех отрядов, которые вошли в "Содружество Миров" еще до нашего похода в "Обманчивый Мир". Между этими событиями прошло много времени. Как оказались два отряда в одной точке безбрежного космоса? Как они вышли на нас? -- повторил вопрос командир. -- Вилли, проверь изоляцию пленников. Только они могли подать сигнал своим. Другого объяснения я не нахожу.
   -- Спецы утверждают, что через созданную защиту не протечет никакое излучение. Ведь тогда, когда мы убегали от них, нас не смогли обнаружить их системы.
   -- Тогда была другая обстановка -- все происходило достаточно быстро. Теперь пленники находятся в спокойной обстановке достаточно длительное время. Они могли найти щель в защите; ведь мы, до сих пор, не знаем их возможностей. Проверь Вилли. Нам нужна гарантия того, что защита не нарушена.
   -- Хорошо, -- почувствовалось, что помощник был озабочен и недоволен.
   Потекли тягучие минуты ожидания. На локаторах дальнего обнаружения было видно, как звездолеты блендеров нарушили компактный строй, рассыпались и широким веером стали охватывать планеты созвездия.
   "Они ищут источник".
   -- Командир, все нормально. Защита не нару.....
   Вилли не закончил фразу. Картина на локаторе мгновенно изменилась. Траектория движения кораблей резко исказилась, теперь они направлялись к одной точке, туда, где прятались звездолеты.
   -- Командир, пленники прорвали защиту! Но это был короткий миг, сейчас она вновь блокирует их связь.
   -- Но и короткого мига оказалось достаточно, чтобы поймать зов своих. Теперь они знают, где мы, -- уверенно сказал Маклай, а затем, включив общую связь, и скомандовал:
   -- Внимание! Привести звездолеты в боевое состояние. Команде кораблей, которые стоят на подпитке энергией, перебраться на другие звездолеты, оставив только штурмовые отряды. Всем кораблям сосредоточиться в районе нахождения командного крейсера по схеме "ядро". Всем включить охранные комплексы. Вилли, зайди ко мне.
   Пока помощник добирался до командного отсека, Яжек связался с дежурным пунктом "Содружества Миров" и сообщил о появлении отряда блендеров. В ответ на его сообщение, сразу, из близких окрестностей стали стягиваться боевые корабли. Но даже самому ближайшему из них придется потратить несколько суток полета, так что на скорую их помощь рассчитывать не приходилось.
   -- Значит так, -- произнес он, видя входящего помощника, -- переведешь пленников на один из тех звездолетов. Оставлять их на корабле, где имеется команда, опасно. То, что мы не знаем, на что они способны, в данной ситуации может привести к гибели наших.
   -- Столько трудов, и зазря?
   -- А ты что, предлагаешь рисковать нашими людьми? Выяснил, почему произошла утечка информации?
   -- Специ говорят, что блендерам каким-то образом удалось вплести свои позывные в вихри магнитных потоков зеркальной защиты. Тогда физики из-за нехватки времени создали лишь полузеркальный магнитный слой и посчитали, что этого будет достаточно, а потом забыли и не вспоминали о проблеме. Сейчас они обещают создать полноценную зеркальную защиту, непробиваемую для внутреннего излучения.
   -- Поздно. Нас уже нашли. Предстоит бой, и бой будет тяжелый.
   -- Ты что, командир?! Мы недавно побывали на их стороне, сражались с целой армадой боевых единиц, а здесь -- небольшой отряд.
   -- Выигрывают не количеством, а умением. Забывать об этом никогда не стоит. Там нас не ожидали и не рассматривали как серьезного противника. Уверен, что сунься мы вновь туда, -- не вернулись бы.
   -- Ну да?
   -- Да, Вилли. Вспомни того монстра, который ломился через пространство, как медведь через кустарник. А что касается этого отряда, то они профессионалы, специально подготовленные для действий на вражеской территории, и вооруженных неизвестным нам вооружением. А про наше они почти все знают. Так мне кажется, и лучше исходить из этого. Не зря они так долго наблюдали за нами и изучали. Чувствуешь, как все складывается?
   -- Ты думаешь, что они и не прячутся потому, что уверены в своей силе?
   -- Ну прятаться им сейчас смысла нет, -- они знают, что мы теперь способны обнаружить их технику. Хотя, может быть, здесь есть и другая причина.
   -- Какая?
   -- Не знаю, лишь ощущение этого ....
   -- Твои ощущения обычно не подводят, -- хмуро произнес помощник.
   -- Итак, что мы имеем? У нас две неполноценные боевые единицы, на одном будут находиться пленники. И я уверен, что они прилетели за ними. Сами мы им не нужны. То, что они не бросают своих, заслуживает уважения, -- мы бы тоже так поступили. Но пленники -- наша добыча, которую не хотим отдавать. Так? так. Передай физикам, чтобы не ломали головы над совершенствованием поля. Пусть их излучение просачивается через защиту и указывает на местонахождения пленников. Вот только подойти к ним, чтобы освободить, мы блендерам не позволим. Им придется тратить энергию; пополнять её здесь негде, кроме как на планетах. Но на это уйдет время, да и мы им будем мешать. А они должны понимать, что к нам уже спешит флот "Содружества Миров". Блендеры окажутся перед выбором: либо погибнуть, либо уйти. Уверен, что они выберут второе, так как главной целью их похода был всё же сбор информации о "СМ" и они должны донести её до своих. Мы бы поступили также, примером того -- судьба "Т-11". Поэтому наша задача усложняется. Мы ни только не должны отдать пленников, но и не позволить отряду уйти. Необходимо задержать их до подхода помощи, и тогда им придется сдаться. Надо постараться это сделать. Тогда мы получим максимальную информацию об их мире, что, несомненно, пригодится для поиска путей налаживания контактов с их цивилизацией.
   -- Ну ты, и расписал, Яжек.
   -- Да, примерно так.
   Тем временем отряд блендеров приближался, и в нем происходили изменения. Часть звездолетов, как отдельные боевые единицы, исчезли. Они рассыпались на рой мелких объектов, заполнив собой всё переднее пространство перед движущимся отрядом.
   -- Вот для чего служит подобная конструкция их кораблей. Они расщепили свою спираль, превратив каждую секцию в боевой корабль, способную действовать самостоятельно. Уверен, что все они вооружены плазменным оружием, -- с ним мы уже познакомились в их мире. Тогда мы отбили атаку. Теперь ситуация сложнее. Хотя мощность отдельного сгустка мала, но их слишком много. Боюсь, что наша система управления не справиться с таким потоком информации, особенно, если мы окажемся в окружении. Поэтому нашу группировку необходимо переместить как можно ближе к планете, чтобы исключить возможность окружения. Близость планеты должна ограничить их маневренность. Пусть планета защищает наш тыл.
   -- Может быть, нам разделиться?
   -- Нет, Вилли. Тебе не устоять против них, -- погубим команды. Да и они поймут, в чем дело, и погонятся за нами, разделив нас на две группы. Ситуация лишь усугубится. Нет. Будем стоять здесь, и ждать наших. Иди, поторопи расчетчиков. Внимание! -- произнес Яжек через внешнюю связь. -- Приготовить звездолеты для совершения маневра к одной из ближайших планет. Структуру строя "Ядро" при отходе сохранять.
   Облако роя сокращало расстояние, расширяясь в пространстве. Было заметно, что оно намеривалось охватить группировку "Содружества Миров". Сзади роя двигались крупные звездолеты, сохраняя исходную форму строя, напоминающую клин.
   -- От наших не поступало сигналов? -- спросил Куворг своего помощника.
   -- Нет.
   -- Непрерывно посылайте к ним позывные. Нам необходимо знать их текущее местоположение, чтобы не тратить напрасно энергию. А пока включить генераторы видимости пространства в глубоком уровне. Наши почувствуют это изменение, поймут, что мы здесь, и ответят. У них должны быть свингеры. В совместной работе они способны будут пробить пространство; это и будут их позывные.
   -- Понял. Когда начинать?
   -- Прямо сейчас, с интервалом в несколько единиц, в режиме перестраиваемых характеристик. Это усложнит поиск нашим противникам поиск блокирующих средств, а нашим даст время для ответа.
   -- Хорошо. Командир, думаю, что надо немного задержать перемещение роя. Посмотрим, какие действия предпримет противник.
   -- Наверное, ты прав. Распорядись.
   Группировка "Содружества Миров" отошла к самой большой планете и расположилась в виде выпуклого зеркала, о позади него на некотором расстоянии, в его фокусе, разместились два звездолета: на одном находились пленники, а на другом - дежурная группа. В случае необходимости второй звездолет, который не был полностью заряжен, но обладал достаточными энергетическими мощностями, был способен создать защитное поле вокруг пленников, надеясь, тем самым, воспрепятствовать их исчезновению со звездолета. Такую возможность нельзя было исключить. Развитие последующих событий показало, что подобная предусмотрительность оказалась не лишней. Перестройка расположения кораблей еще не закончилась, а окружающее пространство стало стремительно искажаться. Все окружение покрылось рябью; изображение того, что было видно до этого момента, стало двоиться, троиться и т.д., появилась побежалость, разводы, как будто ты смотришь на поверхность воды, на которую разлили бензин. Только все это представлялось в космическом пространстве.
   -- Смотри, что происходит, командир! -- воскликнул Вилли.
   -- Вижу. Блендеры показывают нам, что они могут творить с пространством. Мы тоже уже кое-что умеем. Включить "обманки"! -- скомандовал Маклай.
   Фильтры "обманки" были разработаны на основании полученных знаний о пространстве "Обманчивого Мира" и позволяли парировать изменения характеристик среды, чтобы обеспечить её наблюдаемость для представителей "Содружества Миров". Работа фильтров сразу отразилась на окружающем пространстве, но эффект оказался не таким, какой ожидался. Видимость приобрела странный пульсирующий характер. Перед взором вспыхивали и плыли разноцветные бесформенные сгущения, остатки каких-то процессов -- материальных или энергетических. Они быстро исчезали, уступая место новым зрительным образам. Что это было? Какие процессы вызывали их? Ответить на них не представлялось возможным. Знакомые и узнаваемые образы звездного пространства исчезли вовсе. Вернее, отдельные его фрагменты иногда появлялись, но вновь исчезали.
   -- Что происходит? Вы включили "обманки"? -- кого-то спрашивал помощник.
   -- Не терзай команду, Вилли. Фильтры работают, иначе мы вообще ничего не видели б. Они непрерывно перестраивают характеристики среды. Мы не готовы к такому режиму, и не предполагали даже. Они обыгрывают нас. Следует ждать атаку. Работаем по гравитационным картам! Включить генераторы "ям" по вектору атаки! Поле половинной метрики установить по пятому уровню. Быть готовыми перейти на максимальный -- восьмой -- в непосредственной близости от звездолета. Гравитационную защиту не отключать, даже в случае попадания плазменного сгустка. При необходимости разрешаю подключаться к моим энергетическим источникам. Позиции не покидать, держать строй. Помните, что к нам спешит помощь. Удачи всем!
   На большом командном экране, на фоне меняющихся и плывущих бесформенных участков, отображающих локальные изменения среды, временами появлялись множества мелких ярких точек. Сзади них просвечивались небольшая группа крупных пятен. Так обозначалось положение объектов противника, засеченных гравитационными датчиками звездолетов.
   -- Корабли замедлили полет.
   -- Вижу. Очевидно они чего-то ждут.
   Как бы в подтверждение этому, из места расположения звездолета, в котором находились пленники, выплеснулся узкий, но широкий клин ярчайшего света, прорезавший невидимое пространство.
   -- Вот чего они ждали, -- их сигнала. Внимание, всем! Приготовиться к отражению атаки!
   Все пространство перед застывшими звездолетами засветилось за счет массы летящих плазменных разрядов, сложенных в несколько слоев. Передняя волна вскоре достигла границы гравитационного провала, установленного генераторами "ям" и на некоторое время исчезла в нем, чтобы затем вылететь наружу и начать движение в обратную сторону, навстречу объектам, которые выпустили плазму. Но этого не произошло! В этот момент с больших кораблей блендеров вспыхнули лучи неизвестной энергии, влияющей на локальное гравитационное поле. Они осветили слой вылетевшей плазмы, и он взорвался, частично деформируя гравитационный провал. Со следующей волной плазменных зарядов произошло то же самое.
   -- Командир! Защита рушится!
   -- Не паникуй. Они молодцы, и связь со своим миром у них налажена. Им сообщили о действии наших генераторов "ям", и они нашли красивое решение. Сколько затрачено энергии на восстановление структуры? -- спросил он и, услышав ответ, произнес: -- И это на один слой, а этих слоев не меньше пяти, последующие ряды плохо различимы. Мы не успеваем к подходящему слою полностью восстанавливать провал, и плазменным разрядам все чаще удается преодолеть защиту, и их все больше и больше. Только поле половинной метрики спасает нас, но это требует дополнительных энергетических затрат. Плохо. А если они предпримут еще атаку, и ни одну? Сильный и расчетливый противник. Они напоминают нас в их мире. Ведут себя дерзко и напористо. Вот что, используем всю энергетику второго звездолета, и задействуем гравитоны. Пусть расчетчики направят их на целые звездолеты блендеров. Если нам удастся погасить их излучение, то плазме не прорваться через яму. Выполняй.
   Куворг только что закончил разговор с Кортоком и стоял в некоторой задумчивости, скорее по инерции наблюдая за развивающимся боем. Командир продолжал оставаться в том месте, где они расстались, и чего-то ждал, а ему приказано продолжать атаки и пытаться освободить пленников.
   "Надо усилить излучение. Противник не готов к такому повороту событий, -- это очевидно. Их генераторы искажения гравитационного поля не успевают нейтрализовать многочисленные сгустки отрицательной энергии.
   -- Вызываю девятого кресса! -- произнес Куворг через внешнюю связь. -- Приказываю произвести расщепление звездолета. Шерпам присоединиться к атакующим, а крошу присоединиться к отряду крош. После перестройки приказываю крошам сконцентрировать излучение на центральную часть противника по вектору нахождения пленников. Необходимо пробить проход в их обороне и удерживать его стены в течение всего времени, пока я буду прорываться к нашим. Остальным крессам, до тех пор, пока я не доберусь до пленников, вести помеховое излучение, поддерживая атаку отрядов шерпов и крош, -- беречь свою энергию. В полноценный бой вы должны вступить только тогда, когда я буду выходить из окружения. Необходимо прикрыть мое отступление и собрать команды атакующих отрядов. Материальную часть приказываю бросить или взорвать её перед преследователями. Если что-то пойдет не так, ждать моей команды. Понятно? У кого-нибудь есть вопросы?
   Подождав некоторое время и не услышав вопроса, Куворг отдал приказ на перестроение. Один из группы целых звездолетов стал разрушаться. Его спиралевидная конструкция рассыпалась на отдельные фрагменты. Вслед за этим, вытянутый, ветвистый и усыпанный разными деталями, фрагмент сжался в компактный летательный объект с торчащими впереди сигарами. В течение короткого времени один кресс превратился в отряд небольших боевых кораблей (шерпов), имеющих мощное вооружение и способных действовать самостоятельно. В данной ситуации это была серьезная сила. Кроме этого, сзади их застыл еще один объект, значительно большего размера. Это была центральная часть (крош) развалившегося кресса. Крош представлял доскообразную конструкцию, в которой угадывался излучатель. Он и был таковым, хранящим в себе половину энергетической мощи всего кресса. Таким образом, к началу предстоящей атаки силы блендеров были распределены по трем группам. Переднюю группу составлял рой многочисленных шерпов, к которому примкнули вновь образованные. За ним следовали кроши, а тыл прикрывали целые звездолеты блендеров (кресы). Вся эта армада атакующих кораблей выстроилась в виде перевернутого конуса. На сей раз отряд шерпов нанес удар плазмой по ограниченному пространству. Сгустков плазмы было так много, что они превратились в непрерывный поток льющейся отрицательной энергии. Он нырнул в гравитационную яму и, "поплутав" там, выплеснулся наружу, навстречу атакующим. Но здесь был отброшен назад, в сторону планеты, энергетическим ударом, нанесенным крошами и крессами. Пространство вскипело. Образовался огромный пенный язык мельчайших вакуумных пузырьков, при схлопывании которых возникала ударная гравитационная волна. Она была короткая, но очень мощная и при своем затухании создавался мощнейший энергетический импульс. Всплески энергии породили потоки тяжелых частиц, разбивающих структуру среды, от чего во все стороны хлынули потоки гравитационных волн. И они, буквально, стали сглаживать гравитационную "яму" защиты.
   -- Генераторы "ям" захлебываются! -- вскричал Вилли.
   -- Где гравитоны? Почему они бездействуют? Нейтрализаторы на полную мощность!
   Однако, запоздалое применение этих средств уже не могло изменить характера боя. В защите была пробита широкая брешь, куда вошли кроши, а отряды шерпов, разделившись на два отряда, стали сдерживать и расширять стены бреши, чтобы через неё пролетели большие звездолеты блендеров.
   -- Гравитоны звездолета работают, но их мощностей не хватает, чтобы разобраться в этом месиве кораблей, -- сообщил Вилли.
   -- Вижу. Звездолетам, ближайшим к прорыву, выбросить по направлению движения неприятеля вакуумные поглотители. Остальным включить гравитоны и начать маневр на сближение с крупными кораблями. Вилли, приказываю тебе возглавить встречный бой. Постарайся отсечь их от прорывающейся группы, не дай им пересечь линию гравитационной ямы. Лазерные пушки применяйте только, убедившись в незеркальности пространства, - у меня есть подозрение, что блендеры умеют это делать. Иначе есть вероятность поразить свои же корабли. Сам остаюсь здесь, перемещусь к двум звездолетам и закрою их. Я связался со спешащей к нам помощью, они находятся на расстоянии одного перехода. Поэтому вскоре будут обнаружены блендерами, и тем придется принимать решение. Уверен, что они бросят пленников. Так что, держись.
   -- Удачи тебе, командир.
   Стоявшие в отдалении от места прорыва звездолеты стали покидать свои позиции и начали маневр на сближение с группой кресссов, нацеливаясь на головку их клина. Надежно наблюдая группу по гравитационному искажению пространства, Вилли скомандовал:
   -- Настроить гравитоны на дрейфующий резонанс по передним объектам. При получении импульса, включить генераторы.
   -- Помощник, без точной настройки на резонанс, мы потратим много энергии.
   -- К нам спешит помощь и скоро она будет здесь. Сейчас, главное, не допустить прорыва.
   Вскоре стал заметен результат такой тактики. На острие рвущейся группы возникли пузыри деформированного пространства. Материальные тела, даже космическая пыль, оказавшаяся в области пузырей, взрывались от возникших в них незатухающих резонансных колебаний. Пространство сотрясала и корежила невидимая сила, в результате чего траектория полета кресссов исказилась, и они стали разлетаться в разные стороны.
   -- Держать строй! Кроши и шерпы, собрать кучу! -- кричал Куворг, видя, как компактное ядро крош рассыпалось, превращаясь в бесформенное облако, вектор движения которого отклонялся от направления на зону прорыва.
   Удары шерпов потеряли точность, они рассыпались по всей области расположения застывших звездолетов, чем те незамедлительно воспользовались, -- зона прорыва стала зарастать.
   -- крессам применить гравитационные глушители по нападающим звездолетам.
   -- У нас возникнет дефицит энергии.
   -- Выполнять! Потом пополним её на планете.
   От крессов в сторону атакующих звездолетов с кажущейся медлительностью стали вырастать странные и узкие искрящиеся лучи, имеющие вид расширяющихся конусов. Было видно, как их широкое основание накрыло большую область вокруг звездолетов. Лучи гравитонов оказались внутри конусов, и их воздействие, нейтрализованное глушителями, стало гаснуть. Кроши и шерпы вновь рванулись к прорыву, за которыми, увеличивая свою скорость, направлялся кресс Куворга, в то время как остальные продолжали атаковать звездолеты "Содружества Миров". Видимо почувствовав приближение своих, со звездолета, на котором находились плененные блендеры, высветился мощный световой клин. Одновременно с этим, по неизвестной причине, их звездолет начал, с все возрастающей скоростью, движение навстречу атакующим.
   -- Они там! -- вскричал Куворг. -- Вперед! Там всего-то три корабля. Прикройте меня.
   С удивлением, взирая на движущийся звездолет с пленниками и не понимая причины его движения, Маклай в первый момент растерялся. Быстро взяв себя в руки, он вызвал дежурную группу со второго звездолета.
   -- Срочно догнать пленников, высадиться и включить генераторы кольцевых гравитационных полей. Так как я включу вакуумные поглотители, приказываю свой звездолет перегнать ко мне, держаться рядом на минимальном расстоянии, и быть готовым перекачать всю энергию в мои накопители.
   Подождав, когда звездолет с дежурной командой застыл недалеко от "Миража-8", Маклай включил поглотители и выстрелил в звездолет с пленниками. Невидимый поток "странных" частиц узким лучом настиг движущийся звездолет. Частицы, подхваченные мощными кольцевыми гравитационными потоками, стали разрушаться, отсасывая из вакуума энергию, сконцентрировав тем самым в локальном пространстве чудовищный уровень энергии, который мгновенно кристаллизовался в сверхтяжелые частицы с мощным уровнем гравитации. В месте расположения корабля образовалась глубокая гравитационная яма, в которую попал звездолет и застрял в ней.
   -- Хорошо ..., -- удовлетворенно произнес Яжек, глядя на застывший корабль. -- Пока его энергии хватит на поддержку работы генератора кольцевых полей, он будет стоять. Значит, у нас есть некоторое время. Начать лазерную атаку! -- приказал он и направил "Мираж" навстречу головному крессу, уже преодолевшему границу прорыва защитного рубежа. Там с переменным успехом шел ожесточенный бой с атакующей массой шерпов и крош. Пространство прорыва иногда зарастало полностью, и тогда попавшие в яму шерпы и кроши проваливались до её дна, чтобы затем быть выброшенными далеко за пределы защитной границы. Команды при этом, не выдержав огромных перегрузок, как правило, погибали. С обеих сторон были потери. Неподвижно застыл один звездолет с защитниками. Его корпус был покорежен и обожжен плазменными зарядами, не подавала признаков жизни и его команда. Вокруг были разбросаны несколько десятков разрушенных малых кораблей блендеров. Но их оставалось еще много и они отчаянно продолжали атаковать, несмотря на свои потери, и их усилия зачастую оказывались успешными. Тогда прорыв расширялся, и туда устремлялись свежие кроши в окружении шерпов. Клин отряда крессов был недалеко от места прорыва, когда со звездолетов заработали лазерные пушки. Веерные излучатели пронзили лазерными лучами всё пространство движения крессов. Большая часть лучей прошла мимо кораблей. Видимо на них успели включить защиту, и лучи искривились и миновали блендеров. Однако немало лучей все же достигли своей цели, и на двух кораблях начались пожары. Некоторые участки их спиральной конструкции отвалились от основания и горели. Пораженные корабли стали рассыпаться на фрагменты, превращаясь в группу шерпов и два кроша, которые сразу присоединились к атакующим группам. Куворг, успешно отразив все атаки, миновал границу прорыва, когда заработала дальняя связь с Кортоком. Командир сообщал, что он отправился к одной из планет из ничем непримечательного изолированного созвездия, где не собирался долго задерживаться, а полетит оттуда сразу домой. Куворгу же приказывал, после освобождения пленников, выводить отряд самостоятельно, стараясь избегать всяких столкновений. Запросив базу данных о созвездии и не получив чем-либо примечательную о ней информации, Куворг был озадачен.
   "Зачем он туда отправился?"
   Несколько задетый недоговоренностью о причинах таких действий своего командира, но, будучи исполнительным починенным, Куворг не стал придаваться размышлениям, а полностью сосредоточился на текущим бое. Еще раз окинув взглядом пространство, он решился.
   "Сейчас заберем пленников и перехватим Кортока на выходе из созвездия".
   Он ввел координаты и задал режим расчета траектории в нужную точку. Получив данные расчета, удовлетворенно прошептал:
   "Успеем".
   Однако реализовать свой план ему помешали. Неожиданно, прямо по курсу появился крупный звездолет противника, за которым следовал еще один, но меньшего размера. Они перекрыли путь движения к кораблю с пленниками, и всем видом показывали, что не собираются уступать дорогу. кресс нанес первый удар. Мощный гравитационный импульс и последующий за ним плазменный разряд должны были отбросить корабли противника, а плазма, если не разрушить, то хотя бы обездвижить их. Но "Мираж-8" был готов к атаке. Его вакуумные поглотители успели перехватить гравитационный импульс. Большую часть его энергии они перекачали в свои накопители, но и того, что осталось в нем, оказалось достаточным, чтобы немного отбросить корабли в сторону и развернуть их под удар плазмы. Она растеклась по защитному полю, прожгла его в некоторых местах и вызвала пожары на звездолетах.
   -- Серьезный противник. Включить генератор "ям" по уровню "восемь" и вслед за этим произвести выстрел из гравитонов, -- приказал Маклай.
   От "Миража" в сторону корабля блендеров протянулся след пробоя. Деформированное пространство образовало как-бы трубку, внутренняя пустота которой была заключена в оболочку из свернутого пространства с чужеродной метрикой. Такая структура была весьма неустойчивой и могла существовать лишь короткий миг. Но его хватило на то, чтобы по образовавшемуся каналу запустить мощное резонирующее излучение. Оно дошло до цели. В течение короткого мгновения, пока не заработали гравитационные глушители, Куворг испытал страх. Ему казалось, что его корабль сейчас развалится, настолько сильно резонанс потрясал все узлы звездолета. Частично это действительно произошло. Несколько фрагментом его спиралевидной конструкции отвалились от корабля и горели. Перехватив сигнал о разрушении, командиры нескольких крессов, ведущих бой около прорыва, ринулись к нему на помощь.
   -- Назад!! Держать стенки прорыва! -- остановил их Куворг. -- Сам справлюсь.
   Включенный глушитель исключил возможность попадания корабля под повторный удар противника. Куворг с удовлетворением наблюдал, как нити выстрелов со звездолета, не долетев до его корабля, гасли, быстро растворяясь в равномерном гравитационном поле. Однако, такой режим требовал больших энергетических затрат, и его запасы быстро таили. И пока они еще были, Куворг рванул вперед, к пленникам, окружив себя дестабилизирующим полем, сглаживая градиент от "ямы". В ответ Вилли задействовал энергетику второго звездолета, существенно увеличив мощность генераторов "ям", и глубина гравитационной "ямы" вновь начала расти, куда мог угодить корабль блендеров. Шла борьба гравитационных излучателей. Силы были равными. Победить должен был тот, у кого окажется больше энергии. В это время система дальнего обнаружения на корабле блендеров подала сигнал о появлении в ближнем космосе отряда движущихся объектов.
   "Проблема", -- взглянув на показания приборов, озадаченно подумал блендер, и приказал рассчитать время подлета объектов.
   "Проблема, -- повторил он, получив данные. -- Если сейчас не удастся прорваться к плененным, попыток больше не будет. Придется отступать".
   Куворг колебался. Возникшее желание подключить к его атаке другие крессы, он вновь отверг, -- слишком велика была вероятность закрытия зоны прорыва. Тогда бы он сам оказался и остался в окружении неприятеля, и пополнил бы своей командой пленников, а ему еще надо увести отряд домой. Поэтому у него не было права рисковать. Придется продолжать действовать в одиночестве.
   -- Всем сосредоточить свои действия на зоне прорыва, -- не дать ей сомкнуться. Я попытаюсь, добраться до них. Ждать меня -- одного или с ними. Уходить будем вместе. Повторяю, собрать все сохранившиеся команды, а материальную часть можно бросить. Ждите.
   Куворг, пренебрегая всеми инструкциями по безопасности, увеличил максимальную мощность гравитационного глушителя и сделал последнюю попытку прорваться к пленникам. Он легко преодолел густую сеть лазерных лучей, через неё до него доходил зов пленников. Поэтому он рвался вперед, разбрызгивая заряды жгучей плазмы, которой плевались шерпы, образованные из верхней части его корабля. Но наибольшую трудность представлял гравитационный канал с высокой степенью деформированной гравитации, для поддержания которого противник черпал энергию из другого звездолета, а у Куворга такой поддержки не было. И поэтому он проиграл это состязание. Ему пришлось отступить. Огрызаясь плазмой кресс начал движение назад, к области прорыва, которую сейчас удерживали блендеры.
   -- Вилли! -- позвал своего помощника Маклай. -- Они отступают. Постарайся закрыть дыру в защите. Попытайся подойти, как можно, ближе к их кораблям и включи генераторы кольцевых полей совместно с вакуумными поглотителями. Возможно тебе удастся спеленать ряд их кораблей. Не уверен, что сможешь проделать такое с крупными объектами, однако мелкие окажутся в сетях. Но и это должно ослабить их силы. Тогда и удастся сузить горловину. Очень уж хочется пленить и этот большой корабль, несомненно командный, которого преследую.
   Через некоторое время стало видно, что получилось из этой затеи. Как только корабли "Содружества Миров", перестроившие свои порядки, начали сближение, вначале шерпы, а, затем, и кроши, бросились к ним навстречу, поливая пространство сгустками плазмы. Горящие потоки были настолько плотными, что звездолетам пришлось пробиваться через облака горячей материи.
   -- Откуда они берут столько вещества? -- озабоченно произнес Вилли, глядя какие потери несут его корабли.
   Несмотря на защиту, то на одном корабле, то на другом вспыхивали пожары, разрушались различные их агрегаты. Звездолеты не покидали поле боя, но боевой мощи отряда Вилли оказалось недостаточно, чтобы смять группировку блендеров. Разрушенные или обездвиженные шерпы и кроши зависали в космическом пространстве. Захваченные гравитационными силами "ямы", они вскоре скатывались в неё, из которой через некоторое время выбрасывались наружу, но уже в виде бесформенных глыб. Осознав, что неприятель окончательно отступает и уже не предпримет атак по другим направлениям, Яжек приказал всем звездолетам сконцентрироваться около прорыва. На что блендеры ответили включением генераторов видимости, ослепив на некоторое время звездолеты. И хотя зона прорыва уже зарастала и там углублялся гравитационный провал, этих мгновений хватило, чтобы корабль Куворга вырвался из окружения. Его никто теперь не преследовал, -- были израсходованы все силы, а спешащая помощь не успела подойти. Блендерам никто не мешал собрать остатки своего войска, и, вскоре, они, побросав разрушенные корабли, унеслись в космическую даль. Куда они отправились, -- оставалось лишь гадать. Видимо почувствовав это со звездолета с пленниками высветился узкий пучок света ... и погас ....
   -- Не удалось вам вырваться, -- с удовлетворением произнес Маклай, -- вскоре встретитесь с нашими космопсихологами. Они вас разговорят. А вот и помощь прибывает ..., -- добавил он, разглядывая данные на информационном табло.
   Однако уже первые минуты общения с командиром прибывшего отряда омрачили его. Тот сообщил, что в прошедшем бою участвовали не все корабли этого отряда пришельцев.
   -- Несколько их кораблей отправились к одному непримечательному созвездию в дальнем уголке Космоса, но имеющему одну особенность. В созвездии находится несколько интересных планет, населенные, в основном, насекомо-подобными существами. В настоящее время там сейчас находится небольшая исследовательская группа ученых с планеты Земля. Так вот, есть предположение, что её захватили блендеры. Как показали замеры прослеживаемой траектории их полета, сейчас блендеры направляются в свой мир, -- в этот момент поступило сообщение и командир замолчал, выслушивая его, а потом продолжил. -- Корабли отряда, которые были здесь, первоначально тоже направились к созвездию, но затем изменили траекторию и, похоже, тоже летят домой. Возможно, они имели связь между собой и согласовали свои действия.
   В завершении командир сообщил, что получил с командного пункта объединенных сил весьма странную информацию, которую собрали наблюдатели "Содружества Миров". Она свидетельствует, что все отряды блендеров, которые проникли в их мир, неожиданно и вроде бы как согласованно, стали покидать мир Содружества. Это обстоятельство наводит на мысль: не является ли захват исследователей их целью проникновения? Либо они поняли, что могут получить всю необходимую информацию от захваченных ученых. Ведь отряды достаточно долго находились на территории "Содружества Миров" и могли пленить кого угодно, и в большом количестве. Почему-то именно эта исследовательская группа привлекла их внимание. Тогда и произошедший бой, по сути дела, можно считать отвлекающим маневром. Он связал отряд Маклая, который находился ближе всех к созвездию и смог бы блокировать их действия, а так небольшая группа оказалась свободной в своих маневрах и произвела захват.
   -- В настоящее время специалисты пытаются выяснить, что это за ученые и чем они занимались на планете. Вот так Маклай, -- проговорил командир.
   -- Все это очень похоже на правду, -- согласился Яжек. -- Они нас провели, воспользовавшись весьма достоверным поводом -- освобождением пленников. Надо отдать им должное -- они умелые бойцы. Что будем делать?
   -- Приказа на их преследование не поступало, да и вряд ли это возможно сейчас; канал пробоя надпространства не прослеживается. Так что приводи в порядок свой отряд и перемещайся к созвездию, я дам тебе координаты. Попытайся раздобыть там хоть какую-нибудь информацию о пребывании ученых на планете. Кстати, в группу входил косморазведчик. А ты понимаешь, что это означает? Я же заберу пленников и доставлю их куда надо. Будем надеяться, что удастся узнать о мотивах вторжения блендеров в наш мир. Почему они, вдруг, решили заявить о своем существовании, после глухого молчания. Так что, действуй командир. Прощай.
   -- Нет. До скорой встречи, лучше.
   Вскоре, захватив пленников, звездолеты сразу стартовали в надпространство и растворились в межзвездной среде. Маклай начал подготовку к выполнению нового задания.
  
   **************************************************************
  
   Абсолютное безветрие, -- такое привычное явление в материальном мире, -- здесь, в долине, мешало восприятию окружающего пространства. Клубящиеся потоки, пронизанные витыми струями полевых структур, непрерывно изливались из жерл "вулканов" и растекались, постоянно меняя свое направление. В этом и состояла странность. Там, у себя на родине, перемещение было связано с движением ветровых потоков атмосферы над поверхностью. А что здесь? Самой поверхности, над которой они сейчас двигались, не было. Была одна видимость её, этакая иллюзия. Хотя и это было неверно, так как все образования, которые она сейчас ощущала, воспринимались как-бы лежащими на подвижном, живущем своей жизнью, основании. К этому она уже привыкла за прошлое посещение. Её выводило из себя невозможность объяснить постоянную изменчивость направления течения. Причем эти изменения были не всеобщие, а отличались индивидуальностью для каждого потока, которая быстро исчезала в общей мешанине полевых струй. Она-то знала, что это так и было. Любой поток являлся отражением каких-то массовых (но, локальных!) проявлений деятельности отдельных групп неведомых разумных существ там, в своих мирах "жестких структур".
   "Как всё это понять, да и под силу ли кому-нибудь осознать глубину подобных явлений? Какие действия тех миров имеют конкретный отпечаток здесь? Вот в чем основная проблема. Её необходимо решить. А после можно было бы составить "словарь" подобных отношений. Именно словарь. Без него немыслим какой-либо диалог между мирами. ... Диалог? А зачем диалог миру, если он желает управлять другим? Не нужен! Достаточно лишь нащупать глобальную связь миров и воспользоваться этим знанием, -- детали здесь не нужны. И именно за этим она здесь. Та Кирлиса, чей образ ты носишь, пробралась на Землю, чтобы раскрыть тайну исчезнувшей цивилизации, узнавшей о существовании мира полевиков и закономерностях возникновения связи между такими непохожими мирами. Она продвинулась в этом понимании настолько, что смогла создать технические устройства. А потом, поняв к каким катастрофическим последствиям может привести необдуманность своих действий (а может быть и сознательных с чей либо стороны), решили похоронить свои знания. На сколько лет? Тысячелетия, ... миллионы? ... Никто этого не ведает и не сможет уже узнать. Исчезла куда-то, распылилась в пространстве и времени, или ушли в "N-мерие", оставив о себе только эти загадочные артефакты, оказавшиеся вечными. Сознательно, или по недоразумению? Кто ответит? Но вот появились миры, которые стали догадываться (в той или иной степени) о предназначении таинственных "коробочек". Все возвращается на круги свои. И теперь им, живущим сейчас, придется отвечать на нелегкие вопросы в борьбе между добром и злом. А такая борьба обязательно возникнет! Да она уже фактически началась. Но об этом знают они: Кирлиса1 и Кирлиса2".
   Так размышляла Кирлиса2, паря над дымчатой долиной, забираясь всё глубже и глубже в её неведомые дебри. Её облако вихрей клубилось от подобных размышлений, от него отскакивали небольшие дымные пузыри и лопались. Кирлиса2 таяла.
   -- Кирл, Кирл! Очнись! Ты где? И куда стремишься? Мы давно покинули исследовательскую зону, и, хотя я ориентируюсь здесь, но и мне весьма неуютно. Меня не покидает чувство настороженности. Что-то должно произойти. Ты что-нибудь ощущаешь?
   -- Я уверена, что на планете ведутся эксперименты. Мне нужно туда.
   -- Кирл ...
   -- Не спорь. Это очень важно. И не бойся, я не собираюсь покидать твой мир, ... пока. Мне необходимо встретиться с собой, но не уверена, что это может произойти сегодня. Необходимо не пропускать любой момент возможного контакта. Поэтому, прошу тебя, постарайся сейчас найти самую активную вашу "мерцалку" и не мешай.
   -- Нет! Нет! Я не буду этого делать! -- возбужденно пыхтел Поус, носясь вокруг неё, пытаясь остановить её дальнейшее продвижение.
   -- Тогда я сама.
   Облако Кирл вначале скачком увеличилось в размере, а затем также стремительно уменьшилось, и рванулось вперед, пронзив сгусток полевика. От неожиданности облако ученого разлетелось на несколько сгустков из скрученных вихрей. Они все дружно бросились вдогонку за Кирлисой2 и, догнав её, вновь собрались в единое образование, преградив её путь.
   -- Уйди! -- яростно пыхнула она.
   -- Не мешай ей, Поус, -- неожиданно раздался отзвук, идущий откуда-то издалека и рождающий в их телах вибрации вихрей. -- Она знает, что делает.
   Это был зов Поржа.
   -- Как?! Она же может погибнуть!
   -- И все же не мешай, лучше помоги ей, о чем просит. Думаю, что все обойдется.
   -- Слушаюсь, Глава, -- глухо пыхнул Поус.
   Его сгусток как-то сразу сник, превратившись в невзрачное облачко из вяло движущихся энергетических струй. От такого вида Кирлисе2 стало жалко милого ученого. Она подплыла к нему, и, сделав над собой усилие (что было до сих пор не в её правилах), растеклась тонким слоем по его телу. Её вихри нежно ласкали потоки полевика, свиваясь с ними, проникая в их глубь. Ёй даже самой стали приятны такие действия, они порождали в ней незнакомые ощущения. Так продолжалось некоторое время. Неожиданно облако Поуса взорвалось.
   -- Прочь. Я больше не могу! -- запыхтел он. -- Я потерялся .... Мне то хорошо, то страшно от непонимания того, что со мной происходит. Но это -- блаженство. Ты -- волшебница!
   "Глупый. Ты не понимаешь, что это и есть любовные чувства, которые созрели в тебе. Не осознаешь, что твои вихри уже готовы сплестись с моими в любовном экстазе. Только мне еще рано, я слишком трезва для подобных игр. Мне надо дело делать, а уж это ... как-нибудь потом, -- всё-таки надо испытать какие они, эти ощущения, в этом мире ...", -- внутренне загадочно улыбнулась Кирлиса2, а вслух пыхнула:
   -- Пришел в себя, мой учитель? А то, твой вид напугал меня, -- подумала, что осталась одна, без тебя.
   -- Не делай так больше, -- с трудом, отрывисто пропыхтел полевик.
   Но Кирлиса2 поняла, что сказать-то он хотел обратное. Она приняла округлые, так понравившиеся Поусу, формы и игриво подтолкнула его.
   -- Ищи "мерцалки".
   -- Следуй за мной.
   Поус взлетел на большую высоту, выше нижнего дымного тумана, который закрывал вид долины. На такую высоту Кирлиса2 еще не забиралась и поэтому была поражена отрывшейся перспективой. Куда хватало взгляда, везде торчали холмы и холмики "вулканов", купающихся в вихревых потоках. Вдалеке, примерно на той же высоте, на которой двигались они, Кирлиса2 заметила странное облако. Оно не имело определенной формы и постоянно менялось: то превращалось в этакой слоистый пирог, в слоях которого что-то двигалось в разных направлениях; то слои стремительно смешивались в огромное "шипастое" облако, шипы которого через некоторое время начинали тянуться друг к другу, и, встретившись, свивались в бешенном круговороте, образуя густой слой, ... и все начиналось заново.
   -- Опасность!! -- неожиданно пыхнул Поус. -- Струссы! Быстрее назад!
   -- Нет. Мне надо туда, к "мерцалкам". Я чувствую зов. Там идет эксперимент ....
   -- Потом! Сейчас прочь отсюда. Иначе, гибель. Прочь!!!
   Облако Поуса вспыхнуло. Полевик высвободил часть внутренней энергии, отчего резко увеличил свой размер. Он набросился на Кирлису2, поглотив всю в себя, переплетя её струи со своими, и потащил. За ним протянулся странный струйный след взрывающихся короткоживущих вихрей. Облако струссов устремилось за ускользающим Поусом. Видимо он представлял для них определенный интерес. После очередного превращения в слоистый пирог, часть слоев струссов, значительно ускорив скорость, стала обходить летящее облако полевика с двух сторон, намереваясь, по всей видимости, поймать его в клещи.
   -- Кирл! Кирл! -- звал Поус. -- Не будь безучастной из-за моего поступка. Ты конечно оскорблена безобразной выходкой, но поверь мне, я не мог поступить иначе, только так можно избежать беды. Но и это может оказаться бесполезным, если ты сейчас не поможешь мне. Не хватает энергии, чтобы оторваться от стаи. Подключайся, освободи свою энергию сейчас, иначе будет поздно. Давай, давай дорогая Кирл. Еще мгновение и они поглотят нас.
   Видимо она почувствовала чрезмерное напряжение полевика и испугалась, ощутив стремительно надвигающуюся смертельную опасность. Кирлиса2 расслабилась, открывая Поусу доступ к своим вихрям. И сразу всё изменилось. Полевик в очередной раз вспыхнул. Из облака навстречу струссам вылетели два протуберанца вихрей, которые при соприкосновении со стаей разрушили структуру слоев облака, частично уничтожив их самих. Струссы, встретив жестокий отпор, остановились. Проделав несколько раз замысловатые превращения, облако вернулось обратно к области "мерцалок", активность которых к настоящему моменту необычайно возросла. От множества больших и малых вихрей, лопающихся пузырей, поднимающихся полевых сгустков и странной "дымности", пространство над "мерцалками! напоминало варево в кипящем котле.
   Поус, наконец, остановил свой бег. Он тяжело пыхтел, потом рыкнул с присвистом и из его облака, похожего сейчас на головастика, выскочило похожее по форме, но меньшее по размерам, облачко. Это была Кирлиса2.
   -- Как ты посмел! -- ругаясь, запыхтела она.
   -- Прости. Я вынужден был так поступить. Иначе мы погибли бы. Струссов было очень много и собрались в стаю. Они высосали бы нас. Я не помню случая, когда бы кому-нибудь удавалось спастись в подобной ситуации. Нам повезло.
   -- Лучше быть сразу растерзанной стаей, чем сидеть в тебе. Бр-р-р-р. Во мне нет ни одного местечка, которое не испытало бы многократного проникания твоих потоков. Я никак не могу придти в себя, во мне все дрожит, мысли путаются. И кто такие струссы?
   -- Я тебе как-то говорил, что в нашем мире обитают существа, обладающие лишь зачатками разума, это тупиковые формы развития. Одни, самые примитивные, существуют, впитывая лишь энергию окружающей среды. Другие, научились использовать сконцентрированную энергию в иных существах, и поэтому охотятся за теми. Струссы же создали определенную структуру своей организации -- стаю. В ней они способны накапливать большую энергию, которую используют при охоте. Противостоять этому трудно. Нужна такая же стая. Мы редко наблюдаем такие стычки. Постоянно контролируем места обитания этих созданий и стараемся не допустить роста стаи выше определенного размера, так как большая стая представляет опасность и для нас. Раньше бывали подобные случаи, когда полевик неосторожно забирался в районы обитания наиболее агрессивных струссов. К счастью, в течение последних поколений благодаря установленному контролю такого уже не происходит.
   -- А то, что мы сейчас чуть было не погибли, как понимать?
   -- Для меня это такая же загадка. Никогда раньше в областях "мерцалок" не обнаруживались другие существа, кроме нас. Появление струссов здесь загадочное исключение. Надо вызывать отряд чистильщиков, необходимо срочно разогнать стаю, пока не случилась трагедия.
   -- Я думаю, что мы наблюдаем проявление тех экспериментов, которые проводятся там. Что-то необычное происходит у них. Это изменило характеристики излучения "мерцалок", и что, наверное, оказалось очень привлекательным для таких существ как струссов.
   -- Интересная мысль. Ты необычно мыслишь. Надо подумать над этим.
   -- Потом будешь думать. Вызывай чистильщиков. Пусть очистят территорию нескольких кратеров. Я попробую с уходящими потоками проникнуть в пограничную зону. Уверена, что такое возможно в периоды активности "мерцалок". Поспеши.
   -- Я пойду с тобой. Только на этом условии я отпущу тебя.
   -- Хорошо, дорогой.
   Неизвестно что почувствовал полевик, когда услышал позыв "дорогой", но его сгусток вытянулся в длинную струю, которая потекла вокруг облака Кирлисы2, осыпая его искрами энергии. Одновременно из струи вырвались два каплеобразных сгустка, которые на бешенной скорости понеслись к исследовательской лаборатории.
   -- Что означает "дорогой" там, в твоем мире? -- пыхнул полевик. -- Когда ты произнесла его, в твоих струях зазвучала такая нежность, что во всех моих потоках произошел сбой, а потом почувствовалась ласковая вибрация, заставляя все мои энергетические струи двигаться в едином ритме, подталкивая к чему-то .... Что это такое?
   "Это любовь, дорогой. Это то всепоглощающее чувство, сотканное Природой для существ, наделенных разумом. Только они в полной мере способны ощутить богатство оттенков взаимоотношений, возникающих между отдельными особями, когда их духовные и физические сущности тянуться друг к другу, стремясь переплестись и превратиться во что-то большое и единое. Кажется так. А вообще-то я и сама не знаю, что это такое", -- а вслух отвлеченно пыхнула:
   -- Я испытываю напряжение перед погружением в пограничную зону в надежде встретить там существ с той стороны.
   Со стороны исследовательской лаборатории показалось клочковатое облако.
   -- Чистильщики летят.
   Не останавливаясь, облако проследовало мимо, в сторону скопища струссов. Вскоре оттуда донеслись глухие вздохи и уханье. Облако чистильщиков разделилось на множество бесформенных сгустков, одетых в пушистую шубу из мелких фонтанчиков жгучей энергии. Сгустки пронзали облако струссов, прожигая в нем целые туннели.
   -- Они скачивают из струссов энергию, и те становятся совершенно безобидными. Мы никого не уничтожаем. Вернее, стараемся этого не делать, заботясь о сохранении всех созданий нашего мира. Правда, так было не всегда. Подобное отношение к окружающему стало культивироваться при правлении нынешнего Главы, Поржа. И надо отметить, что из-за этого изменилось и наше отношение друг к другу. Оно стало миролюбивее, меньше возникает спорных конфликтов даже при выборе партнеров. А как у вас, в вашем доме?
   -- Когда попадешь туда, увидишь сам, -- уклончиво ответила Кирлиса2. -- Кажется, чистильщики оттеснили струссов, и у нас появилась возможность сделать попытку. Ты как, не изменил своего решения?
   -- Куда же я теперь без тебя. Конечно иду, лишь сообщу Поржу о наших действиях, чтобы он распорядился держать спасательную команду у нашего спуска на случай непредвиденных обстоятельств.
   Они потратили немного времени, чтобы найти подходящее место для погружения. Среди многочисленных остроконечных "вулканчиков", изливающих из своих жерл густую энергетическую лаву, Кирл увидела огромный, почти плоский, холм с кратером посредине, в который со всей округи медленно широким потоком стекались клубящиеся вихри. Прежде чем исчезнуть в жерле кратера они ускоряли свой бег и окрашивались, в основном, приобретая голубые и розовые пульсирующие оттенки. Этот ритм действовал на неё завораживающе, и она подчинилась ему. Её клубень-сгусток стал вытягиваться, превращаясь в раскручивающуюся ленту.
   -- Куда?! -- пронзительно пыхнул Поус.
   -- Меня неудержимо тянет туда.
   -- Стой! Так нельзя. Энергетика утекающих потоков так велика, что наши тела будут расщеплены на множество мельчайших вихрей, и они затеряются в массе всего, что туда уходит, и собрать их обратно, восстановить нас вновь станет невозможно. Необходима техническая поддержка, иначе мы не вернемся назад. Навечно останемся в пограничной зоне. Сюда уже спешит моя команда. Сейчас они будут здесь, тогда и начнем спуск.
   -- Тогда держи меня. Самой мне не справиться, -- слишком велика тяга туда.
   Прибывшая команда быстро разместила вокруг кратера излучатели "отрицательной" энергии, что замедлило скорость исчезающих потоков, и сразу стало легче.
   -- Теперь можно. Излучение излучателей пометит наши вихри, запомнит, и будет держать их в виде единого клубня.
   -- Вперед! Не отставай и не вмешивайся. Я обещала тебе, что еще останусь здесь, и сдержу свое обещание.
   Лента вихря раскрученного облака Кирлисы2 протянулась к жерлу кратера и вскоре исчезла в нем. Вслед последовал Поус. При погружении Кирлиса2 была не в состоянии понять, что с ней происходит. Её вихри скручивались и раскручивались, они рассыпались, и она ощущала себя всюду и нигде одновременно. Но потом вихри каким-то образом собирались, и неведомая сила бросала её в скрученные туннели и водовороты, из которых затем вылетала обросшая неживыми вихрями и сгустками. Кирлиса2 в краткие мгновения осознавала себя то созданием похожим на ежа, то сгустком водорослей или колонией медуз, а то и брызгами разбивающейся морской волны об непреступный утес. Она устала о бесконечных превращений и стала уже сожалеть, что решилась на подобный вариант входа в пограничную зону.
   "Надо было послушаться Поуса и пойти изведанным путем", -- подумала она с опозданием, когда её сгусток выбросило в область спокойствия, пронизанную искрящимся газом.
   Здесь неподвижно висели слабо светящиеся разноцветные облака. Но то были не энергетические сгустки полевиков. Крлиса2 поняла это сразу. Они были другие. От них отражались её мысли, которые как эхо в лесу через некоторое время многократно долетали до твоего слуха, постепенно затухая. При этом она слышала мысли и других посетителей, которые тоже уже были здесь. Кирлиса2 оглянулась и заметила знакомый образ, приближающийся к ней.
   -- Мы еще живы и находимся в пограничной зоне. Надеюсь, мы не ошиблись с моментом посещения?
   -- Нет. Я чувствую, что с той стороны они тоже стремятся сюда.
  
   *********************************************************
   Цепочка то появляющихся, то исчезающих ребристых пятен отмечали тропинку, ведущую к яркому пятну, указывающему положение Кирлисы. Реферс никак не мог стабилизировать свое сознание к постоянно меняющемуся изображению вокруг себя. Он явно ощущал тяжелое давление болота под собой. Зыбкая трясина, в которую проваливались его отяжелевшие ноги, тянула вниз. Навязчивая чужая воля обволакивала мысли, запихивая другие желания и чувства куда-то в дальние уголки сознания. Но психоаналитик уже был подготовлен к этому прошлой встречей, когда он впервые встретился с обобщенным сознанием всего общества насекомых планеты. Это тогда он чуть не поддался влечению, когда его сознание было растворено в сладостном чувстве спокойствия от всех возможных в будущем тревог и забот.
   "Не выйдет. Теперь я знаю, что ты из себя представляешь".
   Как будто подглядев его мысли, планета насекомых решила продемонстрировать, на что она способна в "пси-поле". Пространство вокруг Реферса буквально вздыбилось порослью мохнатых "сосенок", с игольчатых веток которых в сторону бредущего психоаналитика ударили мириады лучей-мыслей, этаких мыслительных посылов. С каждой иголочки несся приказ от какого-нибудь насекомого: "Подчинись!", "Влейся в нашу семью!", "Стань одним из нас!". Поток мыслей был настолько густой и вязкий, что Реферс стал захлебываться. Он чувствовал, что теряет свою индивидуальность, с ужасом ощущая, как его растаскивают по частям, и те мгновенно распыляются, исчезая в общем волевом потоке, который теперь превратился в огромный водоворот перед взором, а его неудержимо влекло в эту прожорливую воронку, уходящую куда-то вниз.
   Лежур заметил изменение общего фона пси-портрета Реферса.
   -- Фукш, у нашего друга начинает выравниваться психика и становиться плоской. Мне это не нравится. Надо вытаскивать его оттуда.
   -- Может подождем немного. Он только погрузился в ваше "пси-поле", и пока привыкает.
   -- Тогда я закачаю туда его контрольный пси-портрет из моего банка данных, чтобы освежить психику.
   Видимо эта закачка поступила вовремя. Реферс ощутил освежающее дуновение. Он вновь стал ясно воспринимать окружающее пространство. Прежде всего разыскал в зарослях мохнатых веток "сосенок" мелькающий огонек Кирлисы.
   "Туда".
   С трудом, преодолевая накатывающие волны и почти на ощупь находя исчезающую тропу, психоаналитик, наконец, добрался до Кирлисы. И к своему удивлению увидел, что около её облака висели два переливающиеся в радужных оттенках два сгустка, с которыми она, как ему показалось, общалась.
   -- Ты прав, -- раздался её голос. -- Они -- существа другого мира, того мира, что возник в результате существования нашего "пси-поля" в течение длительного времени. Кажется, так развил твою гипотезу Фукш. Это -- полевой мир, где нет ничего материального, в нашем понимании. Так уж случилось, что те существа начали исследования неизвестного для них явления в момент времени, когда и мы стали проводить эксперименты в странном "пси-поле". Благодаря этому обстоятельству мы неожиданно встретились в какой-то промежуточной среде (мне этого не понять), где-то посередине между нашим и их миром. Более того, надо отдать им должное, что в своих исследованиях они продвинулись значительно дальше, чем мы. Мы то оказались здесь благодаря запуску "коробочки", а они построили, если так можно назвать, "лестницу" сюда сами.
   -- Стой! Замолчи! Что ты говоришь? Откуда ты все это знаешь? Бред какой-то, ... промежуточная среда, ... построили, ... лестницу ....
   -- Я должна тебе признаться ещё кое в чем. Я утаила от вас некоторые события, происшедшие со мной во время прошлых погружений.
   -- Как?! ...
   -- Постарайся сдержать свои эмоции, чтобы Лежура не насторожили показания твоего возбуждения, и он не решил, прервать эксперимент. Было бы очень жаль. Ибо сегодняшняя встреча с этими существами обещает быть очень интересной. К тебе проявляет интерес вон то облако, имеющее вид переплетенных замысловатых бубликов. Я же встречусь с другим, что попроще. Общение здесь мыслительное, не удивляйся этому.
   -- Откуда ты ....
   Он не закончил фразу, Кирлиса перебила его.
   -- Потом, потом, не теряй драгоценные мгновения ....
   Сгусток, одетый в постоянно искрящийся разноцветный ореол и меняющий свою форму и который представлял сейчас Кирлису, поплыл к одному из двух дымных облаков. В ответ на это движение окружающая среда вновь забурлила. Понизу пошли круговые волны. В одних местах, в их кажущихся центрах, забили фонтаны, выбрасывающие сгустки облаков. В других возникали водовороты. Реферс опять почувствовал давление на психику и желание плыть в окружающей гуще к одному из зовущих водоворотов.
   "Вновь эта проклятая планета".
   -- Наконец-то я добрался до вас! -- услышал он мыслительный посыл. -- Это ты со своей командой организовал встречные эксперименты, что позволило встретиться нам. Как я рад.
   Реферс, борясь с давлением планеты, и не заметил, как к нему приблизился дымный сгусток.
   -- Кирл сообщила, что ты -- неподготовленный. Не удивляйся, что слышишь меня. Эта всё она, пограничная зона, её это фокусы. В ней смешались все миры. Отсюда в прошлый раз мне удалось получить образ твоей спутницы, конечно, с её согласия. Она назвалась Кирлисой, Кирлиса2. Но для нас это очень сложно, поэтому мы зовем её Кирл. Я вдохнул в этот образ жизнь, и она теперь живет в нашем мире как все мы, став полноправным членом нашего общества. Она очень умна и отличается от всех нас отношением ко всему окружающему. Нынешняя Кирл уже непохожа на свой источник, не является его копией, она изменилась благодаря полученной информации о нашем мире. Она очень хотела встретиться с Кирлисой, хотя путь для неё сюда был очень опасен. Я предупреждал её, но она настояла на своем. И мне не понятна такая тяга. Вроде бы все обошлось, но нам предстоит обратный путь. Сейчас она общается с ней.
   Пока этот дымный сгусток произносил, как казалось психоаналитику, подобную тарабарщину, он с трудом приходил в себя, через силу сдерживаясь, чтобы не подать сигнал Лежуру. Реферс лишь фрагментарно вникал в то, что произносило облако, крутясь вокруг него.
   -- Но мне кажется, -- продолжало оно, -- что здесь кроме нас пребывает еще что-то.
   Вот это "что-то" наконец, встряхнуло Реферса. Он и не заметил, как стал отвечать.
   -- Это всё - планета! Вернее, совместный разум всех живущих на ней насекомых. Как это произошло, еще предстоит выяснить. Но первое, что приходит на ум, так здесь не обошлось без влияния "пси-поля", а, может быть, ... и вашего мира. Каким-то образом психические действия различных существ, от малого до великого, оказались в "пси-поле" скрученными и перемешанными. В результате возник единый поток, который, вернувшись через ваш мир назад, стал единым воздействием на все живущее на планете. Под него попали и мы, оказавшись здесь. Планетарный разум уже неоднократно пытался покорить нас. В физическом плане (непосредственно) ему такое не под силу. А вот подавить нашу психику, подчинить её себе, тут уж он -- мастер. А покорные ему мы начнем перестраивать и нашу физическую сущность в соответствии с его замыслом. Так мне кажется. Вот это окружение: кажущееся болото, облака, волны, кольца, сгустки и так далее, -- это его инструменты, с помощью которых он лезет в наше сознание.
   -- Интересная мысль. Она вяжется с той информацией, что рассказала мне Кирл. Но, почему тогда я сам слабо ощущаю его воздействие?
   -- Думаю, что причина кроется в отсутствие информации о вашем мире У него нет соответствующих инструментов-образов, которыми он будет препарировать ваше сознание. Но коль вы появились в поле его внимания, он разработает их обязательно. Это вопрос лишь времени.
   -- Наверное, ты прав. Та область, через которую мы проникли сюда, оставляла во мне чувство какой-то однородности. Так, наверное, проявляется единая воля. Интересный ты собеседник. Разреши мне снять с тебя образ, как с Кирлисы. Тогда ты окажешься в нашем мире, и мы будем с тобой вести интересные беседы по важным вопросам. А они -- непростые. Необходимо во многом разобраться и многое понять. Кирл намекала, что между нашими мирами в будущем может возникнуть большая проблема. О ней как-то упомянул и наш Глава.
   -- Да, он прав. Она не за горами, она уже стучится в дверь. Так говорят у нас. Именно её начальные проявления подтолкнули меня заняться возникшими проблемами, что и привело меня сюда.
   -- Вот как? -- пыхнул Поус. -- Интересно. Ну, так как насчет моего приглашения?
   -- Нет, -- категорически сказал Реферс. -- Слишком много неожиданной информации. Надо выслушать сообщение Кирлисы? Необходимо все обсудить, подумать. Не будем спешить, тем более, что связь между нами теперь установлена. Найдем более спокойное место, чтобы не чувствовать давление этой планеты, и обменяемся нашими представлениями о том, что произошло.
   -- Пожалуй ты прав. Я подготовлю список вопросов по вашему миру, который мы называем миром "жестких структур". Хотелось бы получить на них ответы. Думаю, что после беседы обеих Кирлис, вы получите некоторые знания о моем мире. Но нам уже пора. Наша энергетика быстро убывает. Прощай, до новой встречи ...
   Облако Поуса резко сжалось. Отлетев к двум общающимся сгусткам, он начал завиваться на одном из них. В какой-то момент все это вспыхнуло и исчезло. Осталось лишь второе пылающее облако в ореоле искрящихся вихрей. Оно висело неподвижно, несмотря на то, что в него бились набегающие волны болота.
   -- Эй, очнись! -- позвал Реферс Кирлису. -- Ты обещала что-то рассказать.
   -- Конечно расскажу. Только давай вначале поднимемся. Я поплыла к себе, а ты туда...
   Сгусток Кирлисы быстро заскользил к началу своего пути. Реферс с сожалением посмотрел на исчезающий огонек сгустка и двинулся к своей отправной точке, где и подал сигнал на подъем.
   Кирлиса была рада, что осталась одна и что есть немного времени, чтобы проанализировать всю полученную от своей копии информацию и подумать о своих дальнейших действиях. А подумать было о чем. Все оказалось непросто, ох как непросто!
  
   ******************************************************************
  
   Наконец они встретились, Кирлиса и Кирлиса2, в этом странном призрачном пространстве в виде информационных сгустков. Один из них являлся отражением плотского существа, который сейчас находился в материальном мире. Другой, оказавшийся, вначале, полной копией этого отражения, теперь, после посещения мира полевиков, изменился и нес в себе уже иное содержание. Они зависли друг против друга и молчали. Так им было легче разглядывать свое отражение, и обе были удивлены увиденным.
   Кирлиса была готова к тому, что пребывание её образа в неизвестном мире полевиков, конечно, не окажется для него бесследным, но не настолько же! Она ощущала новые мыслительные потоки, зарожденные в нем, которые вплелись в её образ, и поражалась их многообразию и замысловатостью. Они предстали перед её мысленным восприятием в виде полноводных рек с многочисленными притоками со спокойным либо стремительным бурлящим течением. Все это несло в себе отпечаток изменений её внутреннего мира от полученной информации.
   "Она стала совершенно другой. А где же я? Не забыла ли она о том, для чего отправлялась туда?" -- с некоторой озабоченностью подумала она.
   Нет, Кирлиса2 не забыла об этом. И это была главная причина, по которой она сама хотела встретиться со своим прототипом, и теперь, вглядываясь в него и узнавая знакомые черты, с удивлением замечала странные изменения в её облике.
   "Она чем-то обеспокоена, её стабильность нарушена. Что произошло?"
   -- Не ожидала увидеть тебя вообще, и, тем более, так быстро, -- первой нарушила затянувшееся молчание Кирлиса. -- Видимо их исследования продвигаются успешно. Это заметно даже по тебе. Похоже, что ты стала самостоятельным членом их общества, если так независимо ведешь себя.
   -- Ты, как всегда права. От тебя трудно что-либо утаить. Временной цикл в мире полевиков имеет другую размерность, -- то, что у вас мгновение, у них длится месяцы. Так что я теперь значительно старше тебя, можно сказать, -- старуха. Мой же исходный портрет остался лишь в воспоминаниях. Обращаясь к ним, приходится только удивляться нашему высокомерию по отношению к другим мирам, которые встречаем в разных участках Космоса. Априори мы считаем их низшими и примитивными, недостойными самостоятельного существования, и отводим им роль наших рабов, которыми будем управлять. Эта идеология, главенствующая вот уже многие века в нашей цивилизации, привела к тому, что мы закрылись занавесом невидимости от остального мира, чтобы они не узнали о наших стремлениях до тех пор, пока не будут разработаны механизмы управления мирами. Уверенность что такое возможно была подкреплена случайной находкой загадочных артефактов, оставленных древней исчезнувшей цивилизацией. Каким-то образом мы догадались, что с их помощью можно воздействовать на поведение существ из других миров, но не знаем, что необходимо делать для этого. Хотя я теперь уверена, что артефакты имеют иное предназначение, а то, что мы наблюдаем, лишь их побочный эффект.
   -- Хм, интересно. Но для чего ты мне все это рассказываешь? Эти сведения я сама вложила в твой образ, и для меня в них нет ничего нового.
   -- Конечно. Только действительность оказалась сложнее. Неожиданно один из миров, к которому до сих пор мы так пренебрежительно относились, догадался и теперь получил тому подтверждение, что существуют миры неизвестной доселе природы. Эти миры, пока скрытые от нас, рождены деятельностью каждой из существующих цивилизаций, и вот эти миры способны оказывать на нас влияние. Вот она новизна, которая пока не известна никому! Вот он механизм управления! Все предельно просто! Просто .... Однако, простота только кажущаяся, и к этому механизму необходимо подходить осторожно и обдуманно. К счастью установленное явление пока известно лишь небольшой группе представителей нашего и того миров. И я хочу убедить тебя не раскрывать эту тайну больше никому. Прежде всего, Кортоку. Ведь у тебя сохранилась с ним связь?
   -- Не понимаю, почему. Это прямое нарушение наших целей. Ты собрала информацию, за которой я отправила тебя туда? Если да, то передай мне её, а сама делай, что хочешь: либо возвращайся обратно в тот мир, либо оставайся здесь в виде фантома. Мне все равно.
   -- Мне не все равно! Вернусь туда, потому, что я уже существо их мира. И знаешь, получаю от этого удовольствие. Мне интересно познавать такую непохожую ни на что цивилизацию. Она значительно сложнее, чем я поначалу себе представляла. А ты врешь, что тебе все равно. Я чувствую разрывы в твоей оболочке равнодушия, в которую была одета, когда опустилась на Землю. Тебе ведь стали симпатичны твои спутники, не так ли?
   -- Это не имеет никакого значения.
   -- Ну да. А то, что ты стала задумываться над словами Фукша, о той проблеме, которая возникает при попытке воздействовать на связи между мирами, тебе что-нибудь говорит? Ведь это может иметь непредсказуемые последствия для них обоих. Гипотеза Фукша оказалась справедливой -- мир полевиков существует. Может быть и его высказывания о связях тоже приобретут реальность. Тогда, как же управлять, не задумываясь о последствиях? Оно-то, конечно, скажется не сразу. Нынешние руководители насладятся полученной властью над миром, нарадуются. Расплата придет позже, когда их уже не будет. И даже зная об этом, они не остановятся, ведь обратный эффект всегда запаздывает, а им надо будет прямо сейчас получать желаемое. И их не будет беспокоить, что испытывают при этом остальные. Уже то, что я бывшая твоя точная копия, стала другой, и мы начинаем в каких-то вопросах не понимать друг друга и иметь разные взгляды на них, должно, как минимум, озадачить нас, а то и напугать. А что будет с разными мирами, целыми цивилизациями, непохожими ни по физической сущности, ни по тому образу существования, который у них сложился? А? Поэтому я не передам тебе собранную информацию. Встретимся еще. Подумай над моими словами. Мне надо возвращаться, за мной уже идут.
   -- Приветствую тебя, Кирлиса! -- произнес Поус, приблизившись к ним. -- Как ты нашла свой образ?
   -- Что ты с ним сделал? Мы не договаривались об этом, разговор шел лишь об изучении его.
   -- Ты должна быть довольна этим, ведь в ней сохранилась и вся ты, но она приобрела еще много нового. Отчего стала еще интереснее и привлекательнее. Должен поблагодарить тебя за неё, она очень помогает нам в исследованиях. Уверен, что это в наших обоюдных интересах. А теперь прощай, нам пора. Идем Кирл, предстоит трудный подъем. Дай я тебя обниму.
   -- Прекрати! ... -- послышался недовольный возглас Кирлисы2.
   Но сгусток Поуса натек на её облако, поглотил его и стал растворяться, а через мгновение исчез.
   Кирлиса негодовала от беспомощности препятствовать уходу своей копии. Она ничего не узнала от неё. Более того, та и не собиралась ей передавать собранную информацию, и, судя по поведению, она много уже знала. А вместо этого та прочитала лекцию как педагог несмышленому ученику. Кирлиса была в шоке.
  
   *************************************************************
   Однако подняться сразу им не позволили. Планетарный разум, почувствовав, что потенциальная "дичь", -- очень ценное приобретение в свою копилку, -- ускользает, предпринял еще одну попытку захвата. Он нанес одновременный удар в двух направлениях: здесь, в этом эфирном мире, и наверху, на поверхности планеты, куда сейчас устремились Реферс и Кирлиса. Там им еще предстоит испытать силы хозяина планеты, а здесь они уже увидели его буйство. Видимо он решил оторвать их дух от их телесной оболочки, и не выпустить из своих цепких лап -- его авторитет должен быть непререкаемым.
   Тропа, по которой брели путники, чтобы добраться до исходной точки входа в этот мир, покрылась вначале рябью из плешин разрывов, а затем закачалась и стала рваться под действием взрывов пузырей закипевшей поверхности болота. Огромные волны с высокими рваными гребнями хаотично неслись со всех направлений. От их столкновения во все стороны летели ошметки, и те выплескивали в пространство призывы о покорности и умиротворении. Они кричали, шептали, скрипели на разные лады. Возникший невообразимый гвалт болезненно ударил по психике. Реферс в очередной раз потерялся, перестав ощущать себя как личность, -- он рассыпался на бесчисленное количество своих клонов. Они были везде: летали вокруг, сидели в каждой капле взрывающихся ошметок, выглядывали из-под неровностей хлипкой тропы, по которой пытался сейчас брести психоаналитик. Где он был настоящий, невозможно было определить. Его многочисленное "Я" звало куда-то, шептало затаенно, убеждало, кричало по-своему. Внутри этой многоголосой шумящей толпы не было единого мнения, связующего стержня. Вернее он был, но многоликий Реферс почувствовал его на уровне полной отрешенности от действительности. Это был общий зов, призывающий сойти с тропы и погрузиться в болото перепревшей индивидуальности всех существ планеты, которое сейчас представляло планетарный разум. Это была бездонная вязкая и липкая субстанция, в которой растворялся Реферс. Вывести его из этого состояния могло бы любое болезненное ощущение, активизирующие защитные системы организма, переводя их на адекватное, а не иллюзорное, восприятие окружающей среды. Но физическое тело Реферса находилось сейчас в приемном кресе микроскопа "Голиафа" и не испытывало никаких от этого неудобств. Показания информационных панелей ничего настораживающего не отображали, их вид ничем не отличался от того, что до сих пор видели на них Фукш и Лежур. Они ждали позывных сигналов от Реферса. Но тот в настоящий момент забыл о них, но в его разорванном сознании полностью отсутствовали мысли о своей прошлой жизни. Они были полностью вытеснены и заменены помыслами о безмятежной жизни в единой планетарной семье. Он был счастлив!
   Доволен был и планетарный разум. Наконец он захватил интересную особь, несмотря на отчаянное её сопротивление. Это была важная добыча. В закромах его разума еще не было мыслительных портретов подобных существ. А он должен о них знать всё, чтобы, вырвавшись за пределы планеты, быть готовым к завоеванию их миров. Уже давно, с первых посещений, присматривался к ним, изучал, скрывая свое существование. Он бы не раскрыл себя и сейчас, но был удивлен вначале, а затем озадачен, когда обнаружил, что существа способны проникать в его мир, где он считал себя Властелином. Беспокойство усилилось, когда к нему проникли уж совсем странные существа, к которым он пока и не знал, как подступиться, а это уже пугало его. Но ничего у него есть уйма времени, да и терпения хватит, чтобы разобраться и с ними благодаря той связи, связывающей, каким-то образом, эти существа. И тогда он станет полновластным хозяином обоих миров.
   А для начала надо разобраться с этими двумя созданиями. Одного уже удалось почти полностью погрузить в свое сознание. Со вторым еще придется повозиться. Он оказывает упорное сопротивление, что стало неожиданностью. Мыслительная деятельность его оказалась более изощренной и запутанной, и ему пока никак не удавалось найти в нем главный стержень, чтобы нанести по нему удар. Это создание постоянно меняло свои целевые функции, что особенно стало заметным после встречи с одним из тех фантомов, неожиданно и неизвестно откуда появившихся здесь, а, затем, также исчезнувших куда-то. Странные и таинственные существа вызывали у него необъяснимый страх, причину которого он понял только сейчас. Именно они в момент своего появления способны были влиять на него, и, более того, это влияние иногда блокировало деятельность некоторых его мыслительных процессов. Конечно, ему легко удавалось нейтрализовать подобное внедрение, но это не успокаивало его. Планетарный разум понял, что эти действия носят пока неосознанный характер. Сами источники не понимают, что способны влиять на него. Но это, пока. А что следует ожидать от них, когда они догадаются о своих возможностях? Нельзя допустить этого!
   "Нельзя выпускать из своих лап никого, кто вторгся в мою обитель. Прежде всего необходимо завладеть разумом этих двоих, и через них выйти на тех. Если те способны влиять на меня, значит и я смогу сформировать обратное воздействие. Главное, быть первым! Первому достается всё ... Не выйдет!
   Разум заметил, что Кирлиса почти добралась до точки входа, и нанес удар. Кирлиса услышала, хотя прекрасно понимала, что в этом эфемерном "пси-пространстве" это невозможно, мощный удар. Удар, который происходит при обрушении в воду целого склона горы, когда тысячи тон сползшего грунта способны вызвать чудовищную волну, которая с крейсерской скоростью будет нестись во все стороны, сметая все на своем пути. Кирлиса обернулась. И, действительно, увидела надвигающуюся стену перевитых и спутанных течений искрящихся потоков эфирного поля, между которыми непрерывно вспыхивали яркие звезды. От них её всю передергивало, и она ощущала толчки, пытавшие сбросить с тропы. Окружающее пространство покрылось рябью, стало двоиться, троиться. Шепот, доносившийся со всех сторон, превратился в крики и вой толпы; неслись призывы, угрозы, истерическая мольба и плачь. Стало невыносимо! Кирлиса потеряла ориентировку. Она уже несколько раз срывалась с тропы, и болото довольно чавкала. Наверное, по тому, что она была из другого мира нежели Реферс и поэтому требовалось иное воздействие, ей все же, хотя и с трудом, но удавалось вновь вскарабкаться на исчезающий путь..., но это ненадолго.
   "Сальвир! Сальвир ..., " -- из последних сил звала она, постепенно погружаясь в вязкое наваждение.
   И он услышал её. Вернее его удивило, а затем и насторожила странная повторяющаяся картина показаний приборов, из которых постепенно стиралась всякая индивидуальность, присущая любому контролируемому существу.
   "Всё это очень странно", -- зародилась фраза в голове косморазведчика и он включил программу выхода Кирлисы из эксперимента.
   И сразу изменилась картина показаний на информационной панели, тело девушки зашевелилось. Сальвир понял, что поступил правильно и стал манипуляторам помогать приводить в чувство девушку. Вскоре она пришла в себя. Её безумный взгляд, скользнувший по лицу косморазведчика, остановился на нем, и она улыбнулась.
   -- Спасибо. Вовремя помог выбраться из проклятого болота. Больше туда не полезу, -- с трудом произнесла она, восстанавливала дыхание. -- Свяжись с Лежуром. Надо срочно вытаскивать Реферса оттуда, иначе будет поздно. Быстрее, -- добавила она.
   Схватив передатчик, Сальвир выкрикнул в эфир:
   -- Рыжий, прекращай эксперимент! Помоги Реферсу, срочно! Режим повышенной опасности! Мы возвращаемся.
   -- Я так и знал. Нельзя было ему, еще ослабленному, участвовать в этом погружении, -- пробурчал Лежур, глядя на безжизненное тело друга, над которым уже суетились роботы жизнеобеспечения. -- Что будем делать?
   -- Пока они не закончат, трудно что-либо сказать. Подождем Сальвира, они с минуты на минуту будут здесь. У нас еще неприятности. Посмотри, что творится наружи, такого еще не было. Я бы убрался отсюда ...
   Посмотрев на экраны, Лежур понял, что имел ввиду Фукш. По всей местности, окружающей звездолет, на сколько хватало взору, катился огромный кишащий серый вал, высота которого зримо возрастала. За валом, и над ним, висела темная туча. Еще более странным было отсутствие какого-либо ветра.
   -- Что это? Фукш, включи внешние приемники.
   В помещение ворвался чудовищный гвалт из яростных криков, воя, топота, щелчков, скрипа, шелеста, писка. Он был невыносим!
   -- Что это? -- почти крикнул Лежур, вытянув вперед свою волосатую руку. -- Фукш, оно живое, смотри, -- уже шепотом произнес он.
   -- Там такое творится! -- раздался голос Сальвира.
   Из приемного тамбура появился косморазведчик, поддерживая шатающуюся Кирлису.
   -- Это насекомые, -- также тихим шепотом, произнес Фукш.
   Но все услышали и повернули к нему головы; они не понимали.
   -- Планета бросила их на нас. Надо срочно улетать, нам не устоять перед ней.
   -- Ты что бормочешь? Чтобы я бежал от каких-то насекомых? -- свирепо прорычал Лежур. -- Я их всю жизнь препарировал, ставил над ними опыты. А ты мне такое заявляешь. Я сейчас вернусь. Пойду, запущу датчики, посмотрю на них сверху. А вы пока займитесь этим героем.
   К тому времени роботам удалось вдохнуть жизнь в тело Реферса, и он зашевелился.
   -- Что с ним?
   -- Не трогай его. Я поработаю над ним, Фукш поможет мне, -- произнесла Кирлиса. -- А ты займись кораблем, я бы прислушалась к его словам.
   -- Поработает над ним, хм ... Тебе самой нужна помощь, еле жива.
   -- Справлюсь. Я знаю, что там произошло, сама испытала.
   -- А что там произошло? -- насторожился Сальвир.
   -- Потом все расскажу. Обязательно. Расскажу, когда покинем эту дьявольскую планету.
   -- Вот как....
   Косморазведчик подозрительно посмотрел на неё, но ничего больше не сказал, и направился к системам контроля и управления космолетом.
   -- Хм. Даже изощренная фантазия не могла бы додуматься до такого, что творится сейчас вокруг нас, -- проговорил возвратившийся Лежур. -- Датчики показывают, как сюда из всех уголков планеты движутся полчища насекомых всех мастей. Одни ползут, другие летят, собравшись в чудовищные тучи, их-то мы и видим. Они собираются в той громадном надвигающемся вале, поэтому он растет. Вскоре этот вал неизбежно достигнет нас, и я теперь уже не уверен теперь, что все обойдется без последствий.
   -- Корабль выдержит, он подготовлен к планетарным стихиям. Зря вы паникуете, -- сказал Сальвир, разглядывая показания систем.
   -- Ну-ну, хотелось бы верить. Только с техникой у нас в последнее время что-то не ладится, -- то одно отказывает, то другое ... ничего не показывает.
   -- На что ты намекаешь, Рыжий? -- обернулся к нему Сальвир.
   -- А я и не намекаю. Техника, на которой ты нас сюда притащил -- дрянь. От неё всего можно ожидать.
   Лежур мрачно поглядел на вскочившего от таких слов друга, но ничего больше не добавил, а направился к Голиафу.
   -- Как он?
   -- Физиологические функции восстановились, а вот что касается мозговой активности, то комбайн постоянно выдает предупреждение. Посмотри ...
   -- Вы пока наблюдайте, но не вмешивайтесь. Я еще не закончила, -- попросила Кирлиса.
   Она сидела около Реферса, обхватив ладонями его голову, к которым от оголенных плеч девушки пробегала дрожь. По её напряженному лицу медленно сползали капли пота. Лежур некоторое время молча разглядывал высвечиваемые данные на экране комбайна, иногда запрашивая какие-то, только ему понятные параметры, а затем мрачно заявил:
   -- Ничего хорошего. Предупреждал же его, а он все "хочу и хочу". Вот и доигрался.
   -- Говори, только без загадок, -- произнес Сальвир, подходя к ним.
   -- Он наполовину потерял свой образ. Вернее, как мне кажется, эта половина блокируется внешним влиянием. Не пойму только, что это за влияние и откуда оно берется. И еще есть одна во всем этом странность. Это влияние само испытывает на себе некое воздействие, пытающее нейтрализовать его. В результате всех этих непонятных действий заблокированная часть мозга постепенно очищается. Все то, что происходит сейчас в его голове, я вижу, но не понимаю процессы, ... ни капельки. Хоть бы кто подсказал ...
   -- Это мое воздействие, -- произнесла Кирлиса.
   -- Твоё?!
   -- Да. Я чувствую его. Помогите мне. Рыжий, закачай из банка его эталонный образ, но пусть Голиаф медленно расконсервирует его, без функциональных скачков. Повторяю, медленно. Давай, действуй. Чего смотришь на меня? Я устала, не выдержу, а его нельзя оставлять в таком состоянии, иначе блокирующее влияние прорастет в его сознание, и он станет другой личностью.
   -- Вы что-нибудь понимаете? -- Лежур недоуменно обвел взглядом обоих друзей, ища у них поддержки, но услышал только возглас Сальвира.
   -- Делай, что она просит.
   -- Хорошо.
   Пальцы Лежура коснулись панелей микроскопа, замерли, -- видимо он еще не мог решиться, -- но затем лихорадочно забегали по информационной поверхности, закачивая эталон и формируя инструкции Голиафу.
   -- Фукш, подай питательный состав, -- приказал косморазведчик. -- Пей, девочка, он тебя поддержит.
   Сальвир поднес капсулу к губам девушки, осторожно раздвинул сжатые губы и влил в рот напиток. Кирлиса судорожно сделала глоток, потом еще несколько.
   -- А девочка-то права, -- произнес Лежур некоторое время спустя, разглядывая трехмерное изображение процессов, происходящих в мозгу психоаналитика. -- Если так пойдет дело, то мы получим снова нашего друга. Но уже и потом придется ему многое напомнить, что происходило с ним в последнее время. Больше я его туда не пущу, иначе его мозг окажется стерильным.
   -- Этого больше не потребуется, -- произнес Фукш. -- Нам обещали спокойную и мирную планету с ровным "пси-полем", а смотрите, что происходит.
   В подтверждение его слов через обшивку корабля донесся стремительно нарастающий гул. Экраны внешней обстановки отображали движущийся гигантский вал, о котором все забыли, а он был совсем рядом.
   -- Задраить все люки! -- закричал Сальвир.
   Приказ прозвучал вовремя. Сильный удар потряс корабль, и показалось, что затрещала обшивка.
   -- Не беспокойтесь. Это скребутся вон те твари.
   Через иллюминаторы была видна кишащая масса жутких созданий планеты. Многочисленные клешни остервенело били в защиту иллюминаторов, а какие-то мягкотелые существа обильно поливали своей слизью, наверное, надеясь прожечь её.
   -- Какое дружное поведение такой огромной массы насекомых, -- тихо прошептал Фукш. -- Это -- невероятно.
   -- Ими управляет планетарный разум, -- произнесла Кирлиса, она отняла руки от головы психоаналитика и с ужасом смотрела на иллюминаторы. -- Он не смерился с поражением и что-то затеял. Надо включить защиту и отбросить этих тварей от звездолета.
   -- О чем она говорит?
   Лежур перевел взгляд с девушки на Сальвира, как будто ожидая от него разъяснения.
   -- Включайте защиту! -- неожиданно произнес Реферс.
   Он лежал все также, не изменив позы. Глаза его были закрыты, лишь сжатые губы разжимались и с трудом выталкивали изо рта слова:
   -- Включайте ...
   С последним его выдохом на всех неожиданно накатилась вязкая истома, сковавшее все тело, -- хотелось лечь и полностью отдаться этому все поглощаемому чувству. Так и произошло. Все медленно опустились на пол, вытянулись около неподвижного тела Реферса. Лишь Сальвир, чья физическая подготовка превышала остальных, первый осознал надвигающуюся опасность и бросился к пульту, если так можно сказать, глядя на медленно передвигающиеся его ватные ноги, и включил защиту. Гравитационная волна, рожденная защитой и насыщенная электрическими разрядами, отбросила от корабля вал насекомых. И сразу стало легче, как будто все приняли освежающий душ.
   -- Уф! Как хорошо ..., а что это было?
   Лежур медленно поднялся, тряся головой.
   -- Это он, этот планетарный разум, -- вновь подал голос Реферс. -- Да отсоедините меня от комбайна! Я уже в норме.
   -- Потерпи немного, еще наблюдаются небольшие очаги остаточных явлений.
   -- Отключай, Лежур. С ними я справлюсь сам. Вот что я скажу. Там, в "пси-поле", разум планеты хорошо освоился, его влияние очень велико. Как он возник, как проник туда и захватил власть над всеми существами, еще предстоит выяснить. Но главное сейчас, что на поверхности он может действовать либо при непосредственном контакте, либо, -- как происходит теперь, -- через массу своих рабов, собранных в месте потенциальной жертвы. Чем больше эта масса и меньше расстояния до жертвы, тем сильнее его влияние, а оно способно проникать через многие материалы. Ни факт, что обшивка звездолета защитит нас. Поэтому нельзя допустить этой своре насекомых приблизиться к кораблю.
   -- Мне кажется, что пора убираться отсюда, -- Фукш обвел взглядом своих друзей и добавил. -- Мы собрали больше информации, чем ожидали. Поехали. Хватит нам приключений.
   -- Я согласен. Буду готовить звездолет к отлету. Лежур собирай аппаратуру. Долечивать друга будешь на Земле.
   -- Не возражаю, там спокойнее, а здесь ...
   Он поднял палец и стал прислушиваться. Со стороны внешней обшивки корабля иногда слышался редкий скрежет. Однако, через его днище, которое плотно прилегало к грунту, доносился нарастающий шелест.
   -- Вам не кажется, господа, что под нас подкапываются? Сальвир, включи локатор и посмотри, что творится.
   Выведенные изображения подтвердили догадку. К месту стоянки корабля под поверхностью вел туннель, вернее, прокапывался массой каких-то существ. Он еще не достиг корабля, но его передний конец продвигался с заметной скоростью.
   -- Как они так могут? -- лицо Фукша выражало нескрываемое изумление. -- Я же прекрасно помню первичные анализы территории посадки, -- кругом твердые каменистые породы.
   -- Они не успели пообщаться с тобой, -- постарался пошутить Лежур. -- Видимо у них свои представления о твердости. А что тебя в этом удивляет? Ты что забыл, что и на Земле существуют микроорганизмы, живущие во льду, тоже, если не забыл, тоже твердом образовании и прекрасно передвигаются в нем, не испытывая никаких неудобств. Они выделяют некоторую жидкость, которая растапливает лед, туда и устремляются. Скоро эта толпа будет здесь, под нами. Потом выкопают глубокую полость, и мы провалимся в неё. Конечно, нам ничего не стоит стартовать и оттуда, но как-то не хотелось, на случай всяких сюрпризов. Сальвир, успеем?
   Косморазведчик посмотрел на показания расчетов и утвердительно кивнул.
   -- Хотелось бы верить, а то у нас здесь одни нестыковки, -- проворчал Лежур.
   Однако неожиданное событие перечеркнуло все их планы. Возникшее мигание на сигнальных панелях радарных систем ближней зоны известило о приближении к планете летательных аппаратов.
   -- К нам посетители, на наши сигналы они не отвечают, -- спокойно произнес косморазведчик, а про себя произнес только одно слово: "Зачем?".
   Он разобрался с характеристиками приближающихся объектов, которые выдавали радары. Его память быстро нашла подходящее описание космических средств передвижения, и он понял, что к планете приближаются боевые звездолеты "Обманчивого Мира".
  
   ***************************************************
  
   Корток был в приподнятом настроении. Бортовая система опознавания обнаружила на одной из планет около двойной звезды небольшой звездолет, на борту которого, как он предполагал, находилась группа исследователей. Последнее сообщение Кирлисы указывало на это созвездие, и он не мог ошибиться, так как других звездных образований в этой пустынном уголке Космоса не было. Скоро он увидит свою любимую, и с нетерпением ждал встречу.
   -- Накрыть звездолет гравитационным панцирем, -- отдал приказ Корток. -- Выберите недалеко от него место для посадки. Защиту не выключать. Второму звездолету оставаться на орбите в боевой готовности и следить за космосом. Подготовить десантный отряд, его я поведу сам, -- продолжал он отрывисто отдавать распоряжения.
   -- Какие ещё гости? -- прорычал Лежур. -- Сальвир, это вновь твои сюрпризы? Ты же уверял нас, созвездие -- редко посещаемое. Не дождались твои друзья наших отчетов, решили прилететь за ними сюда. Так что ли?
   -- Прекрати Лежур! Надоело. Эти звездолеты не из нашего мира и не принадлежат к "Содружеству Миров". Они из "Обманчивого Мира", слышали о таком? Если судить о траектории полета, то звездолеты собираются садиться на планету. Скоро вы увидите конструкцию их кораблей.
   -- А ты откуда все это знаешь?
   -- Дорогой Фукш, я -- космопутешественник, и должен знать подобные вещи.
   -- Он еще удивит нас своими познаниями, подождите, -- произнес Лежур с явной недосказанностью и хотел что-то добавить, но его перебили.
   -- Я же просил тебя, Рыжий. Не до твоих колкостей. Мне все это самому очень не нравится, ... очень .... Попробую связаться с нашими.
   И он отправился в носовую часть звездолета, где располагались средства сверхдальней связи.
   -- Так уже появились наши и не наши? Не успели разобраться со здешними жителями, которые внесли некоторый дискомфорт в нашу психологическую атмосферу, как на горизонте возникли существа другого, в полном смысле этого слова, мира. Не внесет ли это разлад в нашу дружную компанию, психоаналитик? Давай приходи побыстрее в себя и покажи, чему научила тебя профессия.
   -- Помолчал бы ты.
   -- Все, все. Выполняю твой заказ. Молчу.
   Возникшее молчание неожиданно высветила глубочайшую тишину, которая царила в окружающем пространстве. Многоголосый рев, который совсем недавно висел над планетой, стих. Взглянув на экраны, отражающие внешнюю обстановку, Фукш не увидел там ни черного облака, ни огромного вала. Они исчезли. Пропали и бесчисленные насекомые, недавно атаковавшие звездолет. Вокруг просматривалась лишь безмятежная растительность. Затихли и звуки, раздававшиеся из-под днища корабля. Все замерло и смолкло, и ничего не напоминало о жестокой атаке планетарного разума на исследователей.
   -- Кто-нибудь может мне объяснить, что здесь происходит?
   -- Все очень просто, дорогой Фукш. Разум планеты тоже обнаружил гостей и не знает, как ему с ними вести. Пока присматривается, собирает о них информацию.
   -- Пожалуй ты прав, психолог. Давай, Фукш, введи ему еще небольшую дозу активизатора, поможем другу побыстрее войти в норму. Голиаф показывает, что в нем осталась небольшая область внешнего внедрения, но он быстро нейтрализует её.
   -- Вы тут, мальчики теперь справляйтесь без меня, а я отойду, -- приведу себя в порядок.
   -- Ты обещала нам рассказать ....
   -- Ещё будет время для этого, а сейчас у нас появилась более насущная проблема. Смотрите, чужой звездолет, действительно, решил опуститься на поверхность.
   Кирлиса почувствовала зуд на кончике пальца и поняла, что её вызывают. Ей нужно было собраться с мыслями и решить, что делать дальше.
   Огромный космический корабль приближался к поверхности планеты. Видимое вначале небольшое образование теперь предстало сложнейшим техническим фантастическим изделием. Конструкция звездолета представляла вид растянутой спирали с многочисленными утолщениями, равномерно расположенными по всей её длине. Самое большое кольцо спирали -- её основание -- было перевито множеством трубчатых штанг и походило на многолучевую звезду, в центре которой располагалось большое сферическое образование, в настоящий момент излучающий мощный световой луч в направлении к поверхности. Корабль снижался на участок недалеко от звездолета исследователей. Когда основание корабля коснулось грунта, с ним стали происходить удивительные изменения. Витки спиральной конструкции начали сжиматься, в конце концов превратив её в сплюснутый диск с утолщением посередине.
   -- Он огромен, -- Лежур запустил свою волосатую лапу в рыжую шевелюру и еще больше растрепал её. -- Такая зверюга проглотит нас и не подавится.
   -- Сейчас Сальвир вернется, и мы стартуем. Только нас здесь и видели. Мне что-то очень захотелось на мой остров.
   -- Не получится, -- произнес вернувшийся косморазведчик. -- Нас накрыли гравитационным колпаком. Нашей мощности не хватит, чтобы пробить его и уйти в надпространство. Где Кирлиса?
   -- Она приводит себя в порядок после всего пережитого. Что будем делать, командир?
   На сей раз в голосе Лежура зазвучали нотки тревоги.
   -- Пока не знаю. Будем ждать их действий. Реферс, ты как?
   Психоаналитик поднялся и подошел к микроскопу.
   -- Рыжик говорит, что я в порядке. Так ведь?
   -- Да. Можешь за него не беспокоиться.
   -- Сальвир, а если по ним трахнуть из оружия. У нас же есть что-то? Пока они будут соображать, что и как, мы смоемся, -- с мальчишеским задором произнес Фукш.
   -- Это, дорогой друг, будет походить на укус комаром носорога. Так что, посмотрим, что они предпримут. Само неприятное то, что мы не можем вывести из-под колпака сигнальный челнок, чтобы послать сигнал о помощи. А из-за отсутствия связи никто никогда не узнает о происшедшем здесь. И если они пленят нас, надеяться на помощь не придется. Главное -- связь.
   -- Я тебя слушаю, командир, -- Кирлиса послала ответ на вызов Кортока.
   -- Приказываю не раскрывать себя до особого распоряжения. Я очень сожалею об этом, но так надо.
   Кирлиса была слегка огорчена. Так хотелось оказаться среди своих. Но она понимала командира. Собственно, что удалось ей узнать?
   "Открылся никому неизвестный странный мир полевиков. Обнаружилась связь с этим миром через "коробочку". Подтвердилась возможность влияния через мир полевиков на любую цивилизацию из своего родного мира. Это так. Но вот как реализовать эту возможность? Никто этого не знает, да, вообще, не додумался до такого. Эта тайна за семью замками. А от неё ждут именно этого. Удастся ли дотошным землянам раскрыть тайну, покажет будущее. Необходимо время. Поэтому прав командир, придется пока скрывать свою сущность. Ладно. Пора возвращаться".
   -- Что у вас происходит? -- спросила она, появившись.
   -- Ты пропустила самое интересное. Посадка их звездолета была впечатляющей. Из сложной объемной конструкции, он превратился в сплюснутый вид. Но и теперь он огромен и по-своему хорош. Вот здесь я вывел вид их корабля незадолго до посадки, а теперь взгляни, во что он превратился, -- и Фукш указал на экран.
   Кирлисе пришлось напрячься, чтобы разыграть удивление. С некоторым запозданием она произнесла:
   -- Очень большой .... Просто удивительно, как он не раздавил нас.
   Сальвир все же уловил некоторую её наигранность и подозрительно взглянул на девушку. Она перехватила взгляд.
   -- Я так понимаю, мы чего-то ждем?
   -- А нам ничего не остается делать, -- мы в ловушке.
   На большом экране отражалась затихшая планета. Царившая безмятежность ничем не напоминала бурные события последних часов. Тем не менее ощущалась давящая настороженность.
   -- Она тоже чего-то ждет. Интересно, как планета отнесется к вновь прибывшим?
   -- Нас это должно волновать меньше всего, сейчас возникли иные заботы. Звездолет выбросил десант, и он направляется к нам.
   Прикоснувшись к экрану, косморазведчик увеличил изображение движущейся группы. Стало видно, что она двигалась как бы в полупрозрачном облаке, которое раздвигало окружающую растительность, образуя в ней свободный коридор. Слышался легкий шум согнутых кустов. В остальном было спокойно. Планета не проявляла свой крутой нрав.
   " Они приближаются. Кто их навел сюда? Ведь нет сомнений, что они прилетели за "СМ". Что делать? Не отдать "коробочку", значит рисковать жизнью людей. Она того не стоит. Не стоит .... А они, видимо, считают, что стоит, если за ней, на край света, снарядили мощные боевые отряды и которые, -- в этом я нисколько не сомневаюсь, -- пойдут на любые жертвы, чтобы завладеть её. Ах да "коробочка"! Какую же тайну ты хранишь в себе? Принесешь ли ты счастье всем, или безмерную власть одному? И не познав тайну, придется отдать тебя. Из-за колпака я и уничтожить её не могу, -- взрыв уничтожил бы оба звездолета. Значит все-таки, придется отдать. Но не сразу. Надо спрятать "коробочку", пусть ищут. А пока будут искать, попытаемся разузнать о них побольше, может быть, тогда придумаем еще что-нибудь, а сейчас это единственный вариант".
   Сальвир обвел взглядом своих друзей.
   -- Я должен признаться вам, что я не тот, за кого выдавал себя. Я -- косморазведчик. Извините, что скрывал это, но на то были веские причины. Но обстоятельства заставляют, чтобы вы знали это. Вам известно, что нас специально готовят к таким ситуациям, в которых мы скоро окажемся. Поэтому руководство нашей группой я беру на себя. Убедительно прошу вас принять это как должное и отнестись к этому с пониманием. Вы все здесь сильные личности с глубоким чувством собственного достоинства, не привыкшие подчиняться другим. И поэтому прошу вас, очень прошу, довериться мне и не проявлять самостоятельность. От этого будет зависеть наше возвращение, а, возможно, и сама жизнь. Теперь о текущем моменте. Скоро они будут здесь. Сдержать их мы не сможем, просто нечем. Они прилетели сюда за "СМ", т.е. "коробочкой". Да, да, не удивляйтесь. Явились за этим загадочным артефактом и намерения у них самые серьезные. Они ни перед чем не остановятся, чтобы взять артефакт. Нам придется отдать её. Вижу ваше возмущение, но сила на их стороне. Я предлагаю потянуть время, спрятав её. Пусть ищут. Убить нас сразу у них нет резона. Они изберут пытки, и вы укажете на меня, т.к. я и в самом деле спрячу её, а вы не будете знать, где. Пусть ваша совесть не мучает вас. Я сознательно иду на это и сообщаю вам. К пыткам я подготовлен, вытерплю. Да и нужна им "коробочка", а не моя жизнь. За это время может что-нибудь случиться, и удача повернется в нашу сторону. Вот так обстоят дела, друзья.
   Он замолчал. Молчали и они. Каждый по-своему осмысливал услышанное.
   -- Нет!!! -- взревел Лежур; он ударил себя в грудь, его лицо раскраснелось как от много выпитого вина. -- Нет! -- затряс своей рыжей шевелюрой. -- Дайте мне "коробочку", понесу к ним навстречу и взорву её.
   -- Жалко, -- тихо прошептал Реферс.
   -- Мы уже так много через неё узнали, -- добавил Фукш.
   Кирлиса промолчала, она лишь придвинулась к Голиафу и гладила его.
   -- Ничего не получится, Рыжик. Взрыв разнесет и наш корабль.
   -- Нет. Так нельзя, друзья, -- торопливо зашептал Фукш. -- Мы не должны погибнуть. То, что узнали -- бесценно. Оно не должно исчезнуть с нами. Необходимо донести добытые знания людям. И не "коробочка" сейчас главная ценность, а наши знания в головах. С ними люди обязательно создадут свои "коробочки". Конечно другие, но они позволят заглянуть туда, куда нам посчастливилось попасть. Нам-то случайно, а они целенаправленно будут искать туда пути и обязательно найдут их.
   -- Правильно говоришь, Фукш. Согласны? -- спросил Сальвир.
   -- Не ожидал я от тебя такого, -- буркнул Лежур, он подошел к другу и обнял его за плечи.
   -- Мы готовы, -- Реферс приблизился к косморазведчику и протянул "коробочку". -- Спрячь подальше.
   Сальвир взял её и направился к лифту. У дверей лифта он остановился и обернулся и с удивлением обнаружил около себя Кирлису.
   -- Ты куда?
   -- Мы же напарники. Я помогу тебе, -- не вам, мужчинам, соревноваться в хитростях с женщинами.
   -- Не тот случай, -- косморазведчик внимательно посмотрел на девушку, -- я воспользуюсь этим потом. Оставайся, справлюсь один. Будет, как я сказал.
   Дверь лифта захлопнулась, послышался легкий шум работающих механизмов.
   -- Он, видите ли, один, -- было заметно, что Кирлиса раздражена, она взглянула на Реферса за поддержкой. -- А если с ним что-то случится, где мы будем её искать?
   -- Успокойся. Ничего с ним не случится. Вот только я думаю, что не помешает нам прочистить мозги Голиафу. Уничтожим всю информацию о проведенных исследованиях.
   Лежур подошел к микроскопу и начал манипулировать с его клавиатурой.
   -- Стой! А как же ... -- Реферс бросился к нему, желая помешать, но рыжий остановил его.
   -- Ты забыл, что сказал Фукш. У нас все здесь, друг, -- и он постучал себе по голове. -- Потом все восстановим.
   Тем временем десант приблизился к звездолету. Его "облако", которое помогало отряду пробираться через заросли, уперлось в защитную оболочку корабля и растеклась по ней в виде большой лужи.
   -- Они похожи на нас и их можно отнести к человекоподобному классу, -- заметил Фукш, разглядывая прибывший отряд.
   Блендеры были одеты в белые балахоны, перехваченные мягкими обручами на шее, плечах, поясе и обеих щиколотках ног.
   Если не считать несколько удлиненной шеи и головы, но в них не было ничего примечательного. Кроме одинаковой одежды у каждого блендера с их шеи на длинной цепи болтался некий предмет, похожий на сплюснутый диск, о предназначении которых трудно что-либо было сказать. От группы отделился один блендер и подошел вплотную к невидимой защитной поверхности, -- об этом свидетельствовал возникший ореол из искр вокруг его одежды.
   -- Мы представители чужого для вас мира, -- неожиданно в зале раздался скрипучий голос, заставивший вздрогнуть исследователей. -- Вы называете его "Обманчивый Мир". У вас есть вещь, которая принадлежит нам, и мы желаем получить её. За ней и прилетели сюда. Отдайте её. Пусть вас не удивляет, что вы слышите родную речь. Мы хорошо изучили ваш мир, и многое умеем, к примеру, способны вскрыть вашу защиту, но не хотелось, в данном случае, разговаривать с позиции силы, хотя я человек военный и мне это более близко. Даю вам некоторое время для принятия решения. Не рассматривайте пока это как предъявление ультиматума.
   -- Что будем делать? -- сбросив с себя оцепенение, произнес Лежур.
   -- Надо срочно разыскать Сальвира, Сейчас включу громкую связь, -- Реферс бросился к панели управления, послышался его удивленный возглас. -- Она включена.
   В это время окрылись двери лифта, и из него вышел косморазведчик.
   -- Я все слышал, друзья, да и видел. Они действительно очень похожи на нас. Ну что ж, придется с ними знакомиться, -- произнес он спокойным тоном, как если бы он делал это ни раз.
   Сальвир включил внешнюю связь.
   -- Хорошо, мы впустим вас, но придется немного подождать. Проход будет обеспечен только той частью защиты, которая соприкасается с вашей, на это потребуется время. Это делается для того, чтобы вредоносные существа чужих планет не проникли на корабль. Поверьте нам, планета не всегда бывает такой миролюбивой, и приходится соблюдать осторожность.
   Вскоре сторожевая система показала, что процесс завершен.
   -- Входите.
   Косморазведчик выступил навстречу входящим блендерам, чтобы подчеркнуть, что он здесь главный.
   Корток (это он возглавлял десант) вышел вперед и остановился напротив Сальвира и некоторое время молча разглядывал его, а потом произнес:
   -- Нам нужна вещь, которую вы называете "коробочка".
   Большого труда стоило Сальвиру скрыть, что он поражен услышанным, у остальных невольно вырвался возглас удивления.
   " Откуда?! Откуда им известно само слово "коробочка", это, можно сказать, интимное название этого артефакта? Они читают мысли?"
   -- Я не понимаю, что вы имеете в виду, -- сдерживая эмоции, произнес он.
   Корток перенес взгляд на группу исследователей. Сердце его дало сбой, когда он встретился с глазами Кирлисы, и понял, как соскучился по ней.
   "Она очень изменилась. Похорошела. И это одеяние очень идет ей. Она поразительно хороша. Как я её люблю!"
   Пересилив себя, он оторвал свой взгляд от миндалевидных глаз девушки и вновь поглядел на косморазведчика.
   -- Вы прекрасно меня поняли. Мы хотим получить единственную вещь, которая еще осталась в целости в вашем мире. Сейчас она находится здесь, у вас. Верните нам её добровольно.
   -- И все-таки я не понимаю, о чем идет речь и поэтому вряд ли смогу помочь. Ищите, корабль в полном вашем распоряжении.
   -- В этом нет никаких сомнений. Конечно мы найдем, перерыв всю его конструкцию, но на это уйдет много времени. Есть иной путь, который, могу признать, мне, как военному, не нравится. Но я буду вынужден прибегнуть к нему. Имеются в виду пытки. Подобные методы иногда использовались в нашем мире, да и у вас, как показывает ваша история, применялись достаточно широко. Так что, вы понимаете, о чем я говорю. -- блендер выдержал паузу. -- И так, на чем мы остановимся?
   Корток ждал. Его отряд с момента, как он вошел в звездолет, стоял не шелохнувшись, ожидая, видимо, команды предводителя. Но командир молчал. Он уже понял, что ему придется прибегнуть к пыткам, но не хотел этого и всячески оттягивал решение.
   "Начну с неё. Нет никаких сил ждать встречи с ней. Кроме того, это действие должно подорвать их дух сопротивления. Уверен, что и в их мире сильные личности всегда встают на защиту слабого, кем, в данном случае, является она. Это хорошо".
   -- Я вижу, что вы выбрали пытки. Ну что ж, это ваш выбор. У вас еще будет время на изменение своего решения, пока сюда доставят необходимую аппаратуру.
   Видимо он отдал соответствующие распоряжение, и двое его бойцов вышли наружу.
   -- Вы пока свободны, -- произнес Корток и повел рукой, показывая тем самым, что экипаж не ограничен в своих действиях. -- Не покидайте лишь это помещение, чтобы не искать и вас тоже.
   -- Ты оказался прав, -- сказал Лежур подошедшему косморазведчику. -- Но откуда они так много знают о нас?
   -- Да. Это вопрос вопросов, -- рассеянно согласился Сальвир, погруженный в свои мысли.
   -- Какой это вопрос, -- зашептал Фукш. -- Это можно объяснить тем, что они способны читать мысли. Когда они вошли, мы, наверняка, думали о нашей "коробочке". Вот он и сказал. -- Фукш посмотрел на всех, рассчитывая на их согласие, и Кирлиса поддержала его.
   -- Да, да. Конечно он прав. Так что ты, косморазведчик, мудро поступил, что не показал нам, куда спрятал её. А сам ты выдержишь?
   -- Жаль, что у нас нет сейчас нашей "СМ" и Голиаф заблокирован, а так бы могли точно увидеть, войдя в "инфо-поле", умеют ли наши гости читать мысли. Там этот след должен просматриваться обязательно.
   "Молодец психоаналитик. Не стандартно мыслит. Надо не забыть эту мысль. Не мешало сделать себе еще одну инъекцию. Кто их знает, какие у них пыточные приемы".
   Сальвир отошел к приборной панели управления медицинскими роботами и незаметно сделал себе укол. Снаружи послышался шум. К звездолету приближался небольшой летательный аппарат, по форме напоминающий гриб. Его приняли двое блендеров, и втащили "гриб" внутрь корабля. Корток подошел к аппарату и запустил его. "Гриб" стал деформироваться. Он подрос, шляпка его раскрылась, и из-под неё во все стороны ударил веер света, который сразу стал бледнеть, превращаясь в непроницаемую завесу. Вскоре на его месте возникла сфера с усеченной нижней частью, на которой она стояла.
   -- Еще раз спрашиваю вас?
   Ответом ему было молчание, раздавалось лишь легкое потрескивание непроницаемой оболочки сферы. Блендер посмотрел на Кирлису и произнес:
   -- Начнем с неё.
   Мгновенно мужчины сгрудились вокруг девушки, загородив её своими телами. Корток саркастически улыбнулся.
   -- Взять её.
   В ответ на его приказ диски на цепях блендеров вспыхнули голубым светом, и тела землян оказались заключенными в коконы, лишив их возможности двигаться, -- они могли лишь наблюдать за происходящим. Один из блендеров подошел к девушке и, взяв её за плечо, ввел в сферу. За ней туда проследовал предводитель. Здесь, в закрытом от внешнего взора пространстве, Корток дал волю своим чувствам.
   -- Наконец-то. Мы все переживали за тебя и очень соскучились. Ты изменилась, похорошела и в твоих глазах отражаются иные чувства, нежели те, которые были тогда, когда уходила на задание. Раньше я не замечал таких перемен. Неужели мир этой планеты способен так изменить такого тренированного разведчика как ты?
   -- Здравствуй, командир. Я тоже каждое мгновение там мечтала о возвращении домой. Но не все так однозначно. А вот оказавшись здесь около тебя и ощущая чувства, которые пылают в тебе, я неожиданно чувствую дискомфорт своего внутреннего состояния. Мне не хватает их ... -- заметив реакцию Кортока, она положила обе ладони на его грудь. -- Подожди, в том, что я сейчас тебе признаюсь, нет ничего предосудительного. Не осуждай меня сразу. Я сама еще не разобралась в своем внутреннем мире, а он изменился. Все, вроде бы, осталось по-прежнему, но что-то не так.
   -- Хорошо, успокойся. Вот выпей свой любимый тлив.
   Пока Кирлиса медленно цедила напиток, Корток гладил её по голове.
   "Её внутреннее состояние разбалансировано. Длительный срок пребывания привел к тому, что она глубоко вошла в их мир и сжилась со своей ролью. Произошло раздвоение личности. Недаром анализаторы подобных сценариев настаивали на коротких погружениях. Проследить степень деформации психики на длительных временных отрезках никто не брался, -- слишком быстро возрастала вероятность непредсказуемых событий. Но мы не могли поступить иначе. Вот и получили то, что получили. Бедняжка".
   -- Ничего. Ты сильная личность. Твои тренеры всегда отмечали в тебе небывало высокие приспособительные характеристики к любой обстановке. Они помогут освободиться от внедренных впечатлений. Как ты чувствуешь себя в их компании?
   -- Я легко внедрилась в их общество. Они замечательные и одаренные личности, каждый со своим неповторимым характером. Меня они всячески опекают и берегут, даже ревнуют к друг другу.
   -- Это хорошо, что воспользовалась этим. Как с нашим заданием?
   Кирлиса оторвалась от сосуда и прямо посмотрела в глаза Кортока.
   -- Ничего хорошего, -- серьезно произнесла она, -- кроме того, что подтвердились наши предположения. Но как управлять этим, пока не известно. Более того, проблема оказалась невероятно сложной, запутанной и неоднозначной. Необходимы дальнейшие исследования. В двух словах этого не объяснишь. Я подготовила отчет. Познакомишься и сам придешь к такому выводу.
   Она подошла к пульту и, всунув свой палец в одну из щелей, замерла.
   -- Хорошо, сейчас познакомлюсь, а ты возьми чего-нибудь с этого подноса и пожуй.
   Корток одел шлем и на некоторое время замер.
   -- Вот как обстоят дела. Получается, что изъятие артефакта ничего не дает. Требуется продолжение работ. А для этого нужен этот Голиаф и их головы. Значит необходимо вести их к нам. Вот что получается, дорогая. Заставим работать там. Но тебе нельзя раскрываться. Пусть все остается по-прежнему, только место станет другим, да и тебе так будет полегче. Так ведь?
   -- Вроде бы так. Вот только как их заставить работать в условиях заключения? Они очень свободолюбивые особи, особенно тот рыжий.
   -- Заставим. Тебя используем как фактор принуждения, хорошо, что ты им нравишься. Как они бросились защищать тебя, приятно было смотреть, даже мне.
   -- Среди них есть один, -- тот, кто встречал тебя, -- с которым надо быть очень внимательным. Он до этого выдавал себя за другого, а на самом деле является каким-то косморазведчиком. Слово и смысл, который может быть заложен в нем, пока неясен. В моем образовании нет на этот счет никакой информации. Прикажи, чтобы покопались в базе данных, срочно. Когда он объявил о своей настоящей профессии, то у всех резко изменилось отношение к нему, -- он стал лидером компании. Все решения проходят через него. Кстати, он же и спрятал куда-то артефакт. И все остальные не знают куда.
   -- Интересно. -- Корток в задумчивости стал медленно ходить взад и вперед. -- Значит, сделаем так. Чтобы полностью исключить всякие подозрения к тебе, мы проведем всех через пытки. Последним будет косморазведчик. От него узнаем, где спрятан артефакт, заберем его вместе со всей компанией и оборудованием и отправимся домой. Ты пока немного посиди в шлеме, чтобы от него остались отметины, а потом выпустим тебя.
   Блендер одел на девушку шлем. Она почувствовала дрожь его рук и взглянула на командира.
   -- Ты же знаешь ...
   -- Знаю, -- печально произнес он, догадавшись, что она имела в виду. -- Но с моими чувствами мне не удается справиться. Я люблю тебя без всякой надежды на взаимность и скорее покончу с собой, чем буду принуждать тебя сгубить свою молодость. Твори сама свою жизнь, а мне оставь лишь любование тобой .... Выйдешь после меня.
   Корток вышел наружу и остановился около скованных коконами исследователей, разглядывая их. Видимо он отдал приказ, когда появилась Кирлиса, и оковы спали.
   -- Спокойнее, -- остановил он Лежура, готового броситься на него. -- Следующим пойдешь ты.
   -- Что вы с ней сделали, -- взревел он, заметив пятна на её лбу.
   -- Ничего физического. Нас интересуют ваши мысли и только. Взять.
   Вновь закованного в кокон, упирающего Лежура втащили в сферу, где, набросив на голову шлем, стали исследовать его мозговые процессы.
   -- Ну что? -- спросил вошедший Корток у блендера, работающего за устройством.
   -- У него много информации о предмете, но вот где он сейчас, на это нет никаких указаний. Я проецировал в него очень подробную конструкцию их корабля, но нигде не возникло очага возбуждения. Он, действительно, не знает, где находится предмет.
   -- Так. Тащите следующего.
   Однако обследование остальных дали те же результаты. Наконец очередь дошла до Сальвира.
   -- И так, что мы имеем? -- спросил Корток. -- Что-то ты долго возишься с ним.
   -- Командир, здесь другой случай. Ничего не могу понять. Очагов возбуждения очень много, но они постоянно меняют свое положение. Он сопротивляется нашему воздействию. Я еще не встречал ничего подобного в моей практике.
   -- Не мудрено -- это другая цивилизация. Ты зафиксируй все картины и отпусти его. Мы обыщем места очагов и найдем пропажу. Времени у нас предостаточно.
   А вот времени у них, как раз, и не было. Неожиданно поступило сообщение с звездолета на орбите. Сообщалось, что к созвездию движется отряд космических кораблей. По позывным это была группа под командованием Куворга.
   "Я же приказал ему следовать домой".
   Кроме этого, в сообщении говорилось, что системой дальнего обнаружения на уровне чувствительности аппаратуры просматривается еще одна группа кораблей, траектория полета которой тоже пролегает через созвездие.
   "Преследователи! Ах помощник. Вот к чему приводит самодеятельность. Привел все же за собой хвост".
   -- Рассчитайте время до их подлета.
   Ответ пришел сразу.
   -- Сколько времени потребуется, чтобы обыскать все очаги?
   Услышанный ответ огорчил его, а вновь поступившая со звездолета информация уже расстроила и заставила призадуматься. В ней сообщалось, что группа преследования движется с большей скоростью, чем Куворг.
   "Совсем плохо. И что теперь делать?"
   После некоторого размышления он связался со своим кораблем.
   -- Подготовить часть гравитационных установок для работы в режиме сети. В сеть надо будет погрузить этот звездолет, потащим его домой.
   -- Командир, на таком длительном полете возникнут большие траты энергии и звездолет не сможет развивать максимальные скорости, прыжки в надпространство будут затяжными.
   -- Я понял. Мы возвращаемся. Гравитационный колпак не снимать. Готовиться к старту.
   Отдав короткие приказы, Корток вышел из сферы.
   -- К своему сожалению, и я несколько расстроен тем, что нам не удалось быстро узнать куда вы спрятали "коробочку". Однако, возможные места схрона, известны, нам достаточно лишь обыскать их, но для этого потребуется время. Поэтому я принял решение, захватить ваш корабль с собой в наш мир. Там мы и продолжим поиск. Полагаю, что это достойный ответ вашему упорству.
   Корток улыбнулся, но от этой улыбки землян бросило в дрожь, мгновенно осознав, что они останутся там навсегда.
   -- Теперь я прощаюсь с вами. И еще. Ваш корабль заблокирован, теперь он представляет из себя лишь большой предмет. Поэтому не тратьте свою жизненную энергию на безуспешные попытки освободиться.
   Он повернулся и покинул звездолет. За ним свернулась и исчезла сфера. Скоро десант в образовавшемся из защитного облака коконе полетел к своему звездолету.
   -- Неплохая перспектива, -- глядя вслед улетевшему кокону, прорычал Лежур и остервенело несколько раз ударил кулаками в стену, ободрав на пальцах кожу. Надумали не отдавать "коробочку" и спрятали её, так они решили взять целый корабль, да в придачу еще и нас. Как вам все это нравится, друзья? Сальвир, ты у нас косморазведчик. Тебя учили, как налаживать контакты с недружескими сообществами. Есть ли рекомендации для нашего случая, как склонить их отношения к нашей выгоде?
   -- Какой?
   -- Как какой? Пусть оставят нас в покое. У нас, вон девушка, а они тащат в другой мир. Что с ней будет там? Мы и защитить её не сможем. Жалко ведь. Нравится она мне очень, признаюсь при всех. Обращаю внимание всех мужчин, что я первый сказал об этом. Как свидетельствует история некоторых народов, при выборе супруга преимущество имеет тот, кто первый сделал предложение. Может быть, туда, куда нас везут, такие же обычаи.
   -- Прекрати баламутить.
   -- А у меня такой метод, Реферс. Трындеть без конца, пока не найду решение проблемы. Не нахожу. Кирлиса, ты уж извини меня, если что ни так.
   -- Чего скажешь, Сальвир? -- спросил Фукш.
   -- Пока ничего....
   Сальвир смотрел на большой экран, в центре которого отображался звездолет блендеров, который восстанавливал свою первоначальную форму. Вскоре он уже оторвался от поверхности и на мгновение завис над ней на высоте нескольких километров. Вслед за этим, около носа корабля возникло вращающиеся облако, которое стало расширяться и сползать по кольцам спирали к низу звездолета, образуя гигантскую сеть из сжатого гравитационного поля. Сеть накрыла звездолет землян и оторвала его от поверхности планеты. В момент отрыва в атмосфере планеты вспыхнула грандиозное сияние, раздался громкий шлепок, и на месте, где только что стоял корабль, образовалась огромная дыра, из которой произошло извержение жидкой черной массы. Со стороны этот столб жижи был похож на странный коготь, который старался схватить улетающий корабль. Планетарный разум не хотел упускать свою добычу.
   Образовавшаяся спарка звездолетов начала движение, отдаляясь от планеты все дальше и дальше. Через некоторое время за ней последовал и второй звездолет блендеров.
   -- Полетели, -- отрешённо произнес Фукш, глядя на уменьшающийся диск планеты
   Никто его не поддержал разговором. Каждый был погружен в свои думы.
   Яжек Маклай, бросивший отряд в преследование блендеров, держался от них на некотором расстоянии, хотя мог, перейдя в режим форсажа, быстро догнать их. Он специально поступал так, желая разобраться в их дальнейших действиях, так как не хотел быть обманутым во второй раз. Когда отряд вошел в область созвездия, ему сообщили, что блендеры направляются к одной из планет.
   -- Следуйте за ними, не приближаясь. Если заметите подготовку к развязыванию военных действий, отступить, в бой не вступать, но держаться поблизости.
   "Не думаю, что они решаться на это теперь, зная о близком расположении других отрядов "Содружества Миров". Они спешат домой. В чем причина их торопливости? Их отряды покидают наш мир, бросая даже пленников".
   -- Внимательно следите за их действиями.
   Вскоре Маклай увидел две крохотные точки, удаляющиеся от планеты.
   -- Командир, от планеты куда мы направлялись, отлетают два боевых звездолета блендеров, за ними проследовал и отряд.
   -- Вилли продолжай преследование. Я подлечу к планете и затем свяжусь с тобой.
   Достигнув орбиту, Маклай приказал облететь планету и разыскать на ней звездолет с исследователями. Пока корабль двигался по орбите, Яжек не переставал удивляться достаточно однообразной поверхности её суши, почти плоской, покрытой невысокой растительностью с редкими озерами, либо небольшими островами, внутри водной среды.
   "Что они искали в этом не интересном, таком отдаленном и пустынном месте Космоса?"
   -- Командир, мы не обнаружили звездолет. Его нет. Нашли лишь место его стоянки. Удивительно, что недалеко от неё отчетливо проявляются следы пребывания другого звездолета. Командир, это не наш корабль, не из "Содружества Миров".
   -- Это блендеры! Они захватили и потащили с собой наш корабль. Связь с отрядом! Вилли, переходи на режим форсажа. Они захватили наш корабль. Их надо догнать и остановить. Я за вами.
   Соскочив с орбиты и включив форсаж, командирский звездолет стал догонять отряд.
   -- Как у нас с полетом? -- Корток смотрел на звездную карту и рассматривал расположение обнаруженных звездолетов; что-то его беспокоило.
   -- Куворг догоняет нас. Расчеты показывают, что он приблизится к нам к началу второго прыжка, который будет происходить в более сложных условиях и я не уверен, что энергетические запасы нашего звездолета позволят нам легко войти в него. Это станет ясно, когда изучим свойства среды в том месте. Если так и самом деле произойдет, то группа, преследующая нас, сможет начать военные действия. Тогда это тем более сделает второй прыжок нереальным. Таковы самые пессимистические прогнозы, командир.
   -- Хорошо. Идем пока так. Готовь первый прыжок. Старт!
   Выйдя из него в обычное пространство, Корток, взглянув на карту, увидел, что то, о чем предупреждали расчеты, подтвердились. Куворг почти догнал их, но и преследователи приблизились.
   "Пора принимать меры", -- приказал себе Корток.
   -- Слушать мой приказ! Второму крессу расстроиться на крош и шерпы с минимальным запасом энергии. Перед этим начать подготовку для перекачки его энергии в мой кресс. Когда будете готовы, сообщить, -- затем он вышел на связь с Куворгом. -- Помощник, приказываю подобрать команду моего сопровождающего кресса в том районе, где я сейчас нахожусь. Засеки координаты. Далее. В случае, если к моменту началу второго прыжка, преследователи сблизятся на расстояние применения оружия, приказываю атаковать их. Все понятно. Прикрой меня.
   -- Да, командир. Мы сдержим их. Уходи во второй прыжок. Удачи тебе добраться до родины.
   -- Спасибо помощник.
   Поступило сообщение о готовности системы к перекачке энергии со второго звездолета.
   -- Начать перекачку.
   Узкий луч света вырвался с головы второго кресса и рассеялся по всей спирали кресса Кортока, распределяя получаемую энергию в его аккумуляторы. Со стороны этот процесс представлял грандиозную картину. Мощный световой луч с клокочущей в нем энергией бил из головы спирального звездолета по спиралям головного кресса, одевая его в светящуюся и искрящуюся голубым светом многослойную мантию из световых конусов, вырастающих от каждого витка спирали. Внутри этой мантии гравитационными силами удерживался небольшой захваченный земной звездолет. Он также был окутан клубами оранжевого света. Глядя на это зрелище, перехватывало дыхание от восторга перед мощью разума, познавшего и заставившего служить себе великие законы Природы. После окончания перекачки второй кресс отдалился от головного и бесшумно развалился на множество фрагментом. Образовавшиеся крош и отряд шерпов со своими командами неподвижно зависли в пространстве, ожидая догоняющий отряд Куворга. Звездолет Кортока начал подготовку ко второму прыжку, который должен преодолеть огромное расстояние и вывести его в непосредственной близости от границ "Обманчивого Мира". Ему необходимо стартовать как можно быстрее. Иначе преследователи, если им удастся прорваться через заградительные кордоны Куворга, смогут по еще оставшемуся следу в надпространстве догнать его. Раздумывая так и не имея права рисковать потерей плененного корабля, а это неизбежно произойдет, если придется вступить в бой, Корток через специальный и закрытый сверхдальний канал связи со своим миром и попросил помощи.
   -- К вам навстречу направляется отряд кораблей во главе с траверсом, -- вскоре пришел ответ.
   "Ну что же, это обнадеживает", -- Корток услышал сообщение и стал наблюдать за подготовкой к прыжку.
   Прыжок состоялся с некоторой задержкой, необходимой для расчета траектории пробоя в надпространстве. Причиной тому была длина необходимого прыжка при увеличенной массе и измененной геометрии звездолета. Занесенные в базу данных прошлые характеристики уже не годились. Их еще можно было бы использовать при стандартном прыжке, но не теперь. Сейчас приходилось срочно создавать новые таблицы, и рассматривать вариант разбивки прыжка на два коротких отрезка. Но и он содержал в себе реальную опасность, -- на второй прыжок могло не хватить энергии. Тем не менее, из-за неимения ничего другого пришлось пойти этим путем.
   Звездолет вывалился из надпространства недалеко от расчетной точки, из которой уже наблюдались некоторые созвездия "Обманчивого Мира".
   "Скоро дом, -- с удовлетворением подумал Корток, но, взглянув на показания времени, озадачился. -- След не успеет рассосаться. Могут быть осложнения".
   Мелькнувшую мысль о том, чтобы отделить корабль землян и заставить его лететь самостоятельно за собой, он отбросил.
   "Скорость, конечно, возрастет, но вот, если появится преследователь, придется бороться на два фронта. Может случиться всё что угодно, а мне необходим стопроцентный результат. В связке я продержусь до подхода траверса".
   -- Взять курс на третье созвездие. Скорость максимальная, -- приказал он.
   Яжек Маклай рассматривал в задумчивости пространство по курсу следования своего отряда, когда раздался голос дежурного системы дальнего обнаружения:
   -- Командир, по курсу обнаружен преследуемый отряд, они остановились.
   "Это что ещё такое?"
   -- Сблизиться на расстояние необходимое для идентификации звездолетов. Пересчитать их количество и сразу доложить.
   " Чего они ждут?"
   -- Просканировать переднее пространство на максимальную глубину.
   -- Пространство, кроме наблюдаемого отряда, пустынно.
   "Странно. С захваченным кораблем они должны убегать".
   -- Как с подсчетом?
   -- Командир, мы не досчитали одного корабля. Если судить по излучению, то, похоже, не хватает самого крупного звездолета, который присоединился к отряду в последний момент.
   "И это тот, который посетил планету и забрал наш мини-звездолет. Видимо они считают его очень ценной добычей и пытаются препятствовать нашему преследованию. Ну это мы еще посмотрим".
   -- Приготовиться к боевым действиям. Вилли, возьмешь половину отряда. Постарайся оттянуть на себя как можно больше их сил. Я же попытаюсь прорваться через их порядки и уйти в надпространство. Это надо сделать, как можно быстрее, чтобы заметить след пробоя исчезнувшего звездолета.
   Разделившись на две группы и выстроив свои порядки в два клина, боевые звездолеты понеслись вперед на максимальной скорости. Блендеры встретили их прицельными гравитационными импульсами, которые стали поглощать энергию движущихся крейсеров. В результате этого, часть кораблей резко снизили скорость. Одновременно по ним был произведен залп плазменными сгустками с крессов, крош и шерпов, многочисленный отряд которых образовался из двух развалившихся крессов. Рассыпавшись в пространстве, стаи шерпов бесстрашно налетали на затормозившие крейсера и поливали их плазмой. Защита звездолетов защищала их от разрушения, но они теряли энергию. Лазерные пушки и гравитоны оказались мало эффективными против малоразмерных быстро движущихся шерпов, эффективно применяющих средства создания покрова невидимости. Кроме того, с крессов работали гравитационные глушители, гасящие выстрелы гравитонов. В этом бою роли сражающихся поменялись. Нападающими выступали звездолеты-крейсера "Содружества миров", пытающиеся прорваться в сектор Космоса, обеспечивающий кратчайший путь в созвездие "Обманчивого Мира", куда прыгнул звездолет блендеров. Защитниками теперь оказались звездолеты блендеров под командованием опытного Куворга.
   -- Включить гравитационные преобразователи, -- скомандовал он.
   Возникшая маскирующая шуба вокруг кораблей скрыла наличие их масс в гравитационном поле, что затруднило обнаружение звездолетов для использование лазерных пушек крейсеров.
   -- Вилли, включай нейтрализаторы и установки гравиполя.
   -- Мы их почти не видим, придется разбрасывать гравитационные сгустки почти в пустоту. Потеряем уйму энергии, и возникнет неустойчивая метрика. Плохо будет всем.
   -- Мне этого и надо. Я запускаю режим "Спурт". Уйду в надпространство прямо отсюда.
   -- Это плохая затея, командир. Очень опасно.
   -- Расчеты дают необходимую вероятность, буду рисковать. Другого решения нет. Ты остаешься за меня. Продолжай связывать их группировку, не дай им уйти в надпростраство, сразу вслед за мной.
   -- Командир, сто ....
   Ответом ему была вспыхнувшая звезда в том месте, где летел звездолет Маклая. Во все стороны брызнули узкие лучи света, у основания которых медленно расплывалось черное пятно. Вскоре оно рассосалось, оставив вместо себя пустое пространство. Яжек Маклай, командир "Миража-8" продолжал погоню. И он не зря рисковал. След пробоя звездолетом Кортока был еще заметен и указывал направление полета. Поэтому, когда "Мираж-8" вывалился из надпространства, его системы обнаружения засекли звездолет блендеров. Напряженность неизвестности, которая сковывала команду, спала.
   -- Свяжитесь с ближайшей базой пограничного флота и сообщите наши координаты, -- распорядился он.
   Вскоре ему доложили, что несколько боевых межгалактических крейсеров направились к ним.
   "Теперь ты от меня не уйдешь", -- с удовлетворением подумал Яжек и стал отдавать короткие приказы:
   -- Приготовить гравидвижетели, будем держать их в сетке до подхода наших... Рассчитать координаты нескольких областей по курсу движения блендера для формирования "ям". Обогнать звездолет и встать на пути следования его к своему миру. При подходе к звездолету защиту установить на поле половинной метрики по пятому уровню. Активное оружие не применять до момента освобождения нашего корабля.
   "Мираж-8" довольно легко выполнил необходимые маневры и встал перед звездолетом блендеров, показывая тем самым, что он сделает всё от него зависящее и не пропустят блендеров, пока они не отпустят пленников. Однако кресс продолжал следовать по выбранному пути, как будто не замечая зависшего впереди крейсера землян. Он лишь включил генераторы видимости пространства в режиме перестраиваемых характеристик, затрудняющих наблюдаемость массивных тел. Такое поведение противника не особо затруднило слежение за их кораблем, но несколько озадачило землян. Вскоре была найдена разгадка их действий. Неожиданно, и потому резко, прозвучали сигналы с системы дальнего обнаружения.
   -- В чем дело?
   -- Командир, со стороны "Обманчивого Мира" наблюдается группа звездолетов.
   -- Можно определить их класс?
   -- Классы разные, командир. По излучению они похожи на те, которые мы встречали во время нашего похода туда. Среди них, командир, находится и тот монстр, который преследовал нас.
   -- Траверс. Не может быть ошибки?
   -- Нет.
   -- Сколько у нас времени?
   Услышав ответ, Яжек задумался. Первоначальный план, когда он рассчитывал задержать блендера до подхода помощи флота, приходилось менять, -- они не успеют.
   -- Отставить систему гравидвижетеля. Увеличить глубину "ям". Приготовиться к работе с лазерными пушками. Начать прицельный огонь по вершине их спирали.
   Оказавшись в районе расположения гравитационных "ям", в области искаженной гравитации, звездолет блендеров замедлил свой полет и попал под прицельные удары лазерного оружия. Узкие лазерные лучи пытались разрезать конструкцию корабля, но защита звездолета успешно отражала их. Лишь некоторые из попыток достигали цели, и спираль была разрушена в некоторых местах. В ответ на атаку блендеры сами свернули верхнюю часть конструкции, освободившиеся многочисленные фрагменты которой мгновенно превратились в отряды шерпов. Разлетевшись, шерпы с разных сторон, как осы, набросились на "Мираж", поливая их сгустками плазмы. Часть из них попали под лучи и оказались разрушенными, но, по большому счету, лазеры против таких вертких аппаратов были мало эффективными. А тех было много, и теперь пришлось защищаться крейсеру. Яжек понял, что теряет время. К тому же вся ситуация начала ухудшаться. Один за другим из областей надпространства стали вываливаться звездолеты обоих отрядов, которые сразу вступали в бой. А отряд блендеров со стороны "Обманчивого Мира" стремительно приближался.
   -- Вилли! Силами трех крейсеров с помощью веерных излучателей нанести удары по верхней части звездолета. Надо разрушить их двигательные установки.
   Согласованная атака крейсеров стала приносить результаты. Спираль звездолета лишилась многих фрагментов. И хотя некоторые их них превратилась в шерпы, влившихся в отряд атакующих, но сам звездолет существенно замедлил ход.
   -- Так продолжать, -- приказал Маклай, не обращая внимание на многочисленные разрушения своих кораблей. -- К нам спешит помощь.
   Помощь спешила и к противникам. Космическая боевая группировка блендеров уже были в непосредственной близости. Громадный космический монстр, траверс, ломал окружающее пространство, превращая его в объект с сильным гравитационным полем. Видимо и система движения его была связана с локальным преобразованием гравитационных характеристик пространства по направлению своего движения. Траверс как бы скользил по гравитационному желобу, как скатывается камень по склону горы. "Корабли-звезда" толкали впереди себя раскаленные шары, пылающие в точке пересечения излучения с лучей звезд. Казалось, что схватка двух отрядов боевых звездолетов враждующих миров неизбежна, с неясным исходом сражения, как последняя яростная атака крейсеров на головной звездолет принесла неожиданный результат. Ярко вспыхнув от залпа плазменных зарядов и лазерных лучей, преследуемый звездолет резко увеличил скорость и скачками стал уходить с поля боя. Вслед за ним двинулись и остальные звездолеты. На покинутом поле боя Яжек увидел мини-звездолет землян. Так неожиданно закончился бой, и повода преследовать блендеров уже не осталось. Эмоциональное напряжение боя постепенно исчезло.
   -- Отправить к кораблю челноки, -- приказал Маклай.
   Вскоре донесся возбужденный голос командира десанта:
   -- Командир, мы не обнаружили пленников! Корабль пуст.
   Неожиданное известие обручем сдавило горло. Взглянув на удаляющейся отряд блендеров и еще не веря в происшедшее, Яжек болезненно осознал, что его провели. И провели так красиво и незаметно, когда он уже считал, что победа осталась за ним. Ему не удалось освободить пленников, которых сейчас увозили в чужой для них мир.
   "Как такое могло случиться?" -- не умолкая, застучал вопрос в его голове.
   Радостная улыбка застыла на лице Кортока. Он смотрел на карту, отражающую расстановку звездолетов противника и родного флота, и понимал, что погони не будет. Траверс с кораблями поддержки был уже рядом. Преследователи должны были осознать, что с таким грозным противником им лучше не связываться.
   Это была хорошая задумка, и они победили.
   -- Куворг, -- позвал он. -- Благодарю тебя за идею. Я доложу об этом начальству, и уверен, что будешь награжден.
   -- Спасибо, командир. Как пленники?
   -- Они еще не знают, что произошло. Надеются, что освобождение рядом. Придется их огорчить.
   Блендер стал вспоминать череду событий с момента захвата звездолета землян. Когда он принимал решение, что надо тащить их корабль к себе на родину, он не думал об осложнениях. Первая озабоченность появилась, когда обнаружилась неожиданная погоня. Далее беспокойство углублялось и ширилось. Загруженный звездолет не мог развить большую скорость и их догоняли. Критическая ситуация сложилась перед вторым скачком, а уж после выхода из него могло быть совсем плохо. Он должен был рассмотреть подобную возможность. Тогда пришлось бы отдать пленников, чтобы не погубить себя и достаточно потрепанный отряд, энергетические запасы которого были на исходе, и затяжного боя они б не выдержали. И вот тогда помощник предложил пойти на хитрость. Он предлагал перевести пленников на звездолет, держать их корабль до последнего момента, создавая впечатление, что очень дорожит им, а затем отцепить его, а самому стартовать. И пока преследователи будут разбираться, что к чему, и поймут, как красиво их провели, будет поздно что-либо предпринимать. Так оно и вышло. Молодец, Куворг! Вот только Кирлисе досталось. Она, конечно, поняла, что нет другого решения, но от этого ему не становится легче, -- Кирлиса могла не простить его.
   Корток сразу осознал привлекательность предложения помощника. Было лишь одно, но весьма серьезное осложнение, которое могло свести на нет все задуманное. Артефакт! Не составляет труда переместить пленников и аппаратуру, но артефакта у них не было, и где он находится, определить не удалось. А без него все становится бессмысленным. Корток вновь стал расспрашивать о возможности расшифровки записей головного мозга косморазведчика, но услышал те же ответы, -- предположительных мест, где может находиться артефакт, было много, а времени, чтобы обыскать их, не было совсем.
   -- Есть одна возможность, -- сказал специалист в конце своего доклада, глядя прямо в глаза Кортока.
   -- Какая?
   -- Необходимо повторно произвести запись, в условиях, когда он будет видеть мучения близкого ему существа. В этом случае, исследуемый не сможет полностью контролировать свои мысли, связанные с прошлыми событиями, так как будут связаны текущими впечатлениями. Я смогу выделить необходимый срез, и уверен, что определю место схрона.
   Некоторое время командир молча смотрел на оператора, он думал, потом резко приказал:
   -- Срочно доставить сюда пленников и исследовательский комплекс микроскопа. А ты готовь необходимую аппаратуру. Срочно.
   -- Она почти готова, командир. Я только хочу подчеркнуть, что ко второму испытуемому необходимо будет применить реальные пытки физического характера. Через воздействия на мозг он станет испытывать физические страдания.
   Он замолчал, ожидая реакции Кортока, на лице которого не дрогнул ни один мускул.
   -- Это не твои заботы, выполняй.
   "Этим вторым должна быть Кирлиса. Она у них единственная, и они её обожают. Для него это окажется стрессовой ситуацией, и он расслабится".
   Вскоре пленников доставили на космолет.
   -- Рад приветствовать вас исследователей на своем корабле, -- с улыбкой встретил их Корток. -- Предлагаю теперь вам стать путешественниками и посетить мой мир.
   -- Зачем мы вам? Вы и так многое знаете о нашем мире, и, вряд ли, мы что нибудь добавим к этому. Вам нужен артефакт, как ты недавно говорил об этом. Для этого ты и тащишь с собой наш корабль. Однако, как я думаю, вам не удастся покинуть наш мир без боя, а силы не в вашу пользу. Разве не так?
   -- Ты почти прав, косморазведчик, но не во всем. И будущее покажет, что ты не прав. Взять ее! -- без всякого перехода, резко приказал он, сопровождающим его блендерам.
   Несмотря отчаянное сопротивление землян, кричащую девушку блендеры увели куда-то. За ним проследовал и Корток. Перед тем, как скрыться, он повернулся и на хорошем и понятном языке произнес:
   -- Не буяньте.
   -- Что случилось? -- спросила Кирлиса, повернувшись к вошедшему Кортоку.
   Он подошел к ней и обнял за плечи, разглядывая её прекрасные глаза, и почти забыл зачем она здесь.
   -- Ситуация очень сложная, дорогая. Вся надежда на тебя, -- подчеркнул он и замолчал, мысленно лаская любимый образ, не решаясь сказать ей, какому испытанию решил подвергнуть её.
   -- Ну что ты молчишь? Я же вижу, как тебе не просто. Говори.
   -- Нам не удалось найти артефакт. Его мозговой портрет не дает однозначного ответа, -- Корток с усилием выталкивал из себя слова. -- Специалист говорит, что, если ксморазведчик увидит, как пытают тебя, то нам удастся расшифровать его мозговые отпечатки и добыть необходимую информацию. Пытки должны бать натуральными, чтобы он поверил в их реальность. Ты поняла? Ты осознала?
   Блендер повысил голос, а по его лицу скатились крупные капли пота, свидетельствующие, как ему тяжело далось сказанное.
   Кирлиса молчала, в уме представляя то, что её придется испытать, а затем тихо произнесла:
   -- Ты меня собираешься бить, как говорят земляне?
   Кортоку стало плохо, он почувствовал, что не владеет собой. Ему казалось, что говорит что-то, но не произнес ни одного слова. Наконец хриплые звуки стали складываться в слова:
   -- Нет, ... через шлем, но от этого тебе будет не легче.
   -- Когда?
   -- Сейчас.
   -- Тогда начинай! Чего ждешь? Я и это проходила в центре подготовки. Я же должна быть бесчувственной куклой, все помыслы которой направлены на выполнение поставленной цели. Так?!
   -- Я никогда не относился к тебе так. Ты же знаешь, Кирлиса.
   -- Ты, да. Но не они, кто послал нас сюда.
   -- Так сложились обстоятельства, и мы можем погибнуть, все. Верь мне. Иначе бы я никогда не попросил тебя об этом.
   Пока шел весь этот разговор, Корток продолжал держать Кирлису за плечи и ощущал её дрожь. Теперь она раздраженно сбросила его руки и отступила назад.
   -- Где твой шлем? Одевай! Я готова!
   Корток повернулся к специалисту и выдавил:
   -- Приступай. Сейчас приведут другого.
   Когда ввели Сальвира, то он увидел лежащую и привязанную Кирлису с одетым на её голове шлемом.
   -- Что вы затеяли?
   -- Решили провести повторные обследования. Не возражаешь?
   -- Проводите, -- произнес ничего неподозревающий косморазведчик и спокойно позволил надеть на себя шлем.
   -- Начинайте.
   Страшная боль, рожденная где-то внутри неё, пронзила все тело девушки, и она закричала, забившись в судорогах. Её руки потянулись к голове, пытаясь сорвать шлем, но блендеры, стоявшие около неё, удержали их, и Кирлиса продолжала кричать.
   -- Изверги!!!
   Не своим голосом взревел Сальвир и, отбросив от себя блендеров, он бросился к девушке, но добежать не успел. Вспыхнувшие на их груди диски, сковали косморазведчика.
   -- Я закончил. Срез получен, сейчас расшифрую, -- произнес блендер, рассматривая показания, снятые со шлема.
   -- Отлично. Увести его.
   Когда опустело помещение, Корток наклонился к лежащей девушке.
   -- Кирлиса, ты как? Прости меня.
   Девушка открыла глаза и повернула голову к командиру. Через некоторое время её лицо приобрело осмысленное выражение. Она села и сама сняла шлем.
   -- Где он?
   -- У своих. Он больше не нужен. Операция прошла успешно. Скоро определят, где спрятан артефакт, и доставят его сюда. Спасибо тебе, дорогая.
   -- Уйди.
   -- Хорошо. Ты немного побудь здесь, приди в себя, потом выходи.
   К вышедшей шатающейся девушке бросились мужчины и окружили её, бормоча что-то с оттенком вины. Видимо косморазведчик рассказал им, что произошло, а они ничего не смогли сделать, чтобы защитить её.
   Их ухаживание прервал появившийся Корток, в руках он держал "коробочку".
   -- Теперь у вас будет все, чтобы продолжить свои исследования, но уже в нашем мире.
   Возникла немая сцена, и все повернули головы к косморазведчику, рассчитывая услышать от него объяснения. Сальвир молчал.
   И теперь вспоминая об этом, Корток продолжал улыбаться. Он разочарует их. Ведь они до сих пор уверены, что корабли землян догонят его и заставят отдать пленников.
  
  
   ****************************************************************
  
   Поус находился под впечатлением общения с существом "жесткого мира". Его облако зависло в центре лаборатории в клубящихся потоках его сотрудников, изучающих информацию, собранную в последнем погружении. Полевик постоянно возвращался к тому моменту, когда предложил существу сделать его портрет и ругал себя, что не уговорил его на это.
   "Как бы сейчас все упростилось. Они ведь накопили больше информации о погружении в эту неведомую область пограничного слоя. Там возникают странные явления, и он о чем-то предупреждал меня, о какой-то опасности. Я не понял. Но главное в том, что они много знают о характере взаимодействия наших миров, а у нас об этом одни лишь намеки, полученные в ходе экспериментов. Однако и те касались лишь внешнего проявления, а необходимо полное погружение, непосредственный выход в их мир. А вот на это у меня в последнее время большие сомнения в то, что удастся добраться туда. А как Кирл?" -- спросил он себя, но вопрос остался без ответа.
   -- Ты чего застыл?
   Поус ощутил сильный толчок. Около него кружилась, играющая световыми переливами, Кирлиса2, фигура которой постоянно менялась: то это была пышка, то -- длинное веретено. Она была в игривом настроении.
   -- Прекрати. Ты вся рябишь, а я так не люблю этого, -- больше нравятся постоянные формы.
   -- У меня хорошее настроение. Я очень довольна успешным экспериментом. Да и ты должен быть рад этому, только не вижу твоей радости, мрачный какой-то.
   -- Не мрачный, -- задумчивый.
   -- Если ты думаешь обо мне, то могу тебя обрадовать. После возвращения сюда я твердо решила остаться здесь. Навсегда.
   Кирлиса2 была крайне удивлена реакцией Поуса на её слова. Форма его облака не изменилась, струи вихрей сохранили свой вид. Это было неожиданно. До этого момента она полагала, что хорошо изучила картину его образа и могла по её виду судить о настроении полевика. А теперь что? Да он просто не слышал её!
   -- Эй, ученый!
   Она свернулась в веретено и пронзила Поуса в самое густое переплетение его вихрей, мгновенно разрушив их клубок. От неожиданности и, наверное, боли, если такое понятие можно применить к полевикам, облако Поуса взорвалось, развалившись на несколько клубней.
   -- Уф-ф-ф! -- пыхнул он. -- Что это было?
   Киплиса2 с интересом наблюдала, как полевик собирает свои разлетевшиеся части в единую конструкцию и восстанавливает внутренние функции. Загадочный процесс действовал таким образом, что создавалось впечатление, что для него отдельные участки разорванных вихрей были проиндексированы, а ему оставалось лишь состыковать их по одинаковым меткам. Но она, как ни старалась ничего не примечала, и загадка оставалась. Собравшееся облако зависло около неё, сохраняющий веретенообразный вид.
   -- Ты?! Зачем так сделала?
   -- А как можно было вывести из состояния задумчивости. Ты никак не реагировал на меня, не слышал.
   -- Извини. А что ты говорила?
   -- Теперь не скажу.
   Кирлиса2 отплыла в глубь лаборатории, спрятавшись за сгустки снующих сотрудников, занятых обработкой данных последнего погружения. Её облако скрылось в потоках их разноцветных вихрей.
   -- Подожди! -- Поус устремился за ней. -- Что происходит с тобой? Только что ты была, можно сказать, агрессивной, нападала на меня, а теперь вся сжалась. Должен заметить тебе, что такое состояние вредно для здоровья.
   -- Наконец-то стал обращать на меня внимание, а о здоровье я сама побеспокоюсь. Хочу в долину, туда, где погружались.
   -- Зачем?
   -- Хочу.
   -- Не понимаю. Мы не обработали еще и половины собранной информации. Ты что-то ищешь?
   -- Не знаю. Меня просто тянет туда.
   -- Но там сейчас нет ничего интересного. Ваши закончили эксперименты, и потому обстановка в том месте долины спокойная, как впрочем, и в других.
   -- Ты не убедил меня. Считай, что это мой каприз. Если не можешь составить мне компанию, то отправлюсь одна. Дорогу я запомнила.
   -- Даже и не думай! Я буду сопровождать тебя. Подожди только, мне необходимо поговорить с сотрудниками. Можешь поучаствовать.
   -- Уволь. Я подожду тебя.
   Поус исчез в гуще облаков из сгустков полевых вихрей. Пространство полыхало полярным сиянием и вспыхивало фейерверком разлетающихся лазурных полевых комьев. Кирлиса2 уже знала, что они вызваны горячими спорами, когда не совпадают взгляды общающихся полевиков.
   "Это надолго", -- подумала Кирлиса2, глядя на бурлящее облако.
   Она отплыла в сторону и расслабилась, превратившись в большую полевую лепешку, -- так ей легче думалось.
   А было о чем.
   Память вернула её к встрече со своим образом. Они обе не ожидали увидеть себя такими разными друг к другу. С ней что-то произошло.
   "Я чувствую это, даже если она не осознает этого сама. Не такая категоричная и резкая, но осталась все тем же бойцом, выполняющим порученное задание. Многое, о чем догадывались те, кто послал её сюда, подтвердилось. И это, тем более, подтолкнет на активизацию поиска средств управления "коробочкой". Однако они вынуждены будут действовать вслепую, так как я им больше не помощник, и не расскажу о структуре втекающих и вытекающих потоков. А это очень важно. Без понимания процесса взаимодействия потоков, управлять ими будет смерти подобно. Ты же всегда будешь воздействовать на свой мир через связь их мира сюда. А можно на другой?!"
   Кирлиса2 встрепенулась от этого вопроса. Повела взором, ожидая ответа, но увидела всю ту же кучу облаков и вновь погрузилась в размышления.
   "Действительно. Если перенаправить исходящий поток на другой мир, то обратная связь разорвется. Так, наверное, и поступала таинственная цивилизация, создавшая "коробочку". Тогда, по большому счету, остаются две проблемы. Как заблокировать расширение областей "мерцалок". И, второе. Какими должны быть те миры, куда перенаправить излучение? Как интересно. Но я никому не скажу о своих догадках, -- от возбуждения её облако учащенно задышало, переливаясь цветовыми оттенками. -- Стоп! Если они не будут получать от меня необходимую информацию, то пошлют сюда новый образ. Для этого им будет нужен Поус, только он владеет нужной технологией. Мой Поус. Сейчас это звучит правильно и актуально. Надо теперь быть с ним помягче, чтобы у него не возникла мысль создать меня третью, Кирлису3. Бр-р-р! Подобные эксперименты нам больше не нужны. Буду препятствовать этому".
   Кирлиса2 почувствовала толчок и очнулась. Около неё висел Поус.
   -- Чего толкаешься?
   -- Ты собиралась в долину. Полетели, или ты раздумала?
   Полет туда для неё стал уже привычным занятием. Здесь не было толкотни от массы снующих полевиков. Долина была заполнена потоками вытекающих и втекающих полевых энергетических струй. В основном это были медленные процессы. Их активность повышалась в районах сосредоточения большого количества вулканов. Путники держали путь на один из таких участков, где тогда провели погружение. Но до него еще надо добраться, а пока Кирлиса2 веселилась: то ныряла вниз в гущу плотных вихрей, то стремительно возносилась ввысь в разряженные слои. От такого баловства она получала истинное удовольствие. Это было похоже на массаж. Часть струй, в которых она оказывалась, отнимали немного энергии из тела, в то время как другие потоки насыщали его.
   -- Ты что делаешь? Прекрати. Я устал, все тело ломит.
   -- Разве ты не испытываешь удовольствия?
   -- Нет. Какое еще может быть удовольствие, когда ты прыгаешь то вверх, то вниз.
   -- Пых-х-х. Не думала, что ты такой толстокожий. Хорошо, больше не буду.
   -- Что значит "толстокожий"?
   -- Так говорят про тех жителей мира "жестких структур", у которых замедленная реакция на изменения внешней среды, а иногда и не реагируют на них, так как вовсе не замечают этого. Короче, -- нечувствительное существо.
   -- Вот как ..., но я все чувствую.
   -- Разве ты ощущаешь отливы и приливы энергии при скольжении вверх-вниз?
   -- Чувствую. Но я заблокировал их влияние на свою энергетику, а ты не делаешь этого.
   -- А мне нравится.
   -- Значит я не толстокожий?
   -- Да.
   -- Хорошо. Это успокаивает. Мы скоро должны достигнуть нужного района. Но мне кажется, что обстановка изменилась. Вот только не пойму, в чем.
   Кирлиса2 и без его замечания тоже начала ощущать некоторый дискомфорт. Она хорошо помнила сюда дорогу, поняла, что достигли нужного района, но не узнавала вид долины под собой. Тогда она была заполнена остроконечными и пологими вулканами. Бурлящие потоки из энергетических вихрей, окрашенных в безумные по их набору цветовые оттенки, неслись по ложбинам долины. Собираясь сюда, Киплиса2 предполагала, что из-за прекращения экспериментов с Земли плотность потоков из остроконечных вулканов резко снизится, а картина по пологим вулканам, в основном, должна была сохраниться. Однако изменилось всё! Даже при сильном желании она не узнавала местность, где они проводили погружение.
   -- Поус, ты уверен, что мы не заблудились и находимся в нужном районе? Не заплутал?
   -- Даже не сомневайся в этом. Я тоже удивлен видом и уже перепроверил координаты через лабораторию, сообщил им о наблюдаемых странностях. Что будем делать? Я не чувствую никакой опасности, можем двигаться вперед.
   Они погрузились еще немного в глубину зоны, какда Поус издал предостерегающий оклик, и они остановились.
   -- Там струссы, и их много. Постарайся меньше двигаться.
   Киплиса2 мгновенно застыла, вспомнив прошлую встречу с этими существами. Но на сей раз стая струссов вела себя миролюбиво, что позволило разглядеть их. Издалека казалось, что эти полевые создания представляют два, вложенных друг в друга, сгустка из плотных и необычайно подвижных струй. Струи в своем движении пронизывали соседей, благодаря чему внутренний сгусток выползал наружу, а наружный перемещался внутрь. Через некоторое время они менялись местами. Иногда этот ритм нарушался и тогда на некоторое время сгусток струсс становился похож на яйцо без наружной скорлупы, и поля вихрей четко обозначали его "белок" и "желток". Но, в основном, обмен происходил быстро, от чего вся плотная стая струссов представлялась единой искрящейся кучей перевитых между собой вихрей.
   -- Мы до сих пор не поняли их механизм, -- пропыхтел Поус, угадав её мысли. -- Действуя таким образом, они перемещают вихри внутрь и восстанавливают их энергетику, которую те потеряли, когда были наружи. Продолжительность жизни струссов велика, и, как полагают наши ученые, она обусловлена именно этой их особенностью.
   -- Они сегодня какие-то мирные.
   -- Это весьма обманчивое впечатление, эти создания мгновенно могут стать другими. Надо быть настороже. Лучше облететь их стороной. Следуй за мной, и не расслабляйся.
   Дальнейшее погружение в зону не принесло ничего нового. Стая струссов осталась где-то позади. Медленное ленивое течение потоков под собой убаюкивало, тянуло вниз, в эти струи. Хотелось погрузиться в них и отдаться их воле. Вниз! Так хотелось этого!! Поус, ум которого не дремал и всегда был в работе, анализируя всю информацию, поступающую через его органы чувств, первый забил тревогу. В этом покое было что-то непривычное и фальшивое.
   -- Тебя ничего не беспокоит? -- почему-то очень тихо пыхнула Кирлиса2.
   -- Ты тоже это ощущаешь? Держись ко мне поближе.
   Вскоре пейзаж под ними стал меняться. В спокойном и ровном по плотности полевом мареве начали возникать непривычные сгущения как бы поднимающиеся откуда-то из мрачной не просматриваемой глубины. Возникнув, они сразу лопались, породив растекающуюся во все стороны волну странных по цвету полевых сгустков. Последние, просуществовав некоторое время в таком виде, также лопались. В этом месте исчезало всё, там появлялось пустое пространство, которое медленно затягивалось окружающим полем, но плешь, как отметина бывшей пустоты, оставалась. По мере продвижения отметин становилось больше.
   -- Когда мы пролетали над ними, я испытываю те же ощущения как тогда, когда ты еще не поставил мне фильтр, и меня всю насквозь пронзали снующие вокруг полевики. Те же ощущения, но очень слабые.
   -- Ты очень чувствительная натура. Здесь действительно возникает какое-то влияние, но очень слабое и незнакомое мне по своей природе. Но одно можно сказать точно, что оно исходит не от твоих экспериментаторов.
   -- Такое, в принципе, возможно, я же рассказывала тебе. Развитый мир "жестких структур" в какой-то момент начинает порождать один их ваших миров.
   -- Я помню, Кирл, и уже не удивляюсь этому. Но влияние, которое появилось здесь, иное. В нем присутствуют другие оттенки. Надо будет прислать сюда команду, пусть поработают. Двигаемся дальше или возвращаемся? Не думаю, что встретим еще что-нибудь интересное.
   -- Вперед.
   И они двинулись дальше, чтобы убедиться, что конец их удивлениям еще не наступил. Впереди, в светящемся, дышащем световыми подтеками, мареве стала проступать огромная глыба. Глыба из плотно свернутых в тугой узел полевых струй была похожа на бесформенный клубень, весь изъеденный бесчисленными дырами, из которых в одних местах, клубясь, как черви выползали вязкие струи странной энергии, в других же, наоборот, в дыры втягивалось окружающее поле. Это было мрачное злобное образование, дыхание которого сразу почувствовали на себе Поус и Кирл, и то, что они ощущали до этого, было ничтожно по сравнению с тем, что обрушилось на них сейчас. Их сгустки, как птахи, подстреленные неожиданным дуплетом, закрутились в вихре чужих потоков и стали падать.
   -- Держись!!! -- буквально взревел Поус, если такое понятие возможно применять к полевикам.
   Его сгусток взорвался, скачком увеличив размеры. Потом еще раз, и еще ..., и еще. Полевик превратился в сложнейшую полевую матрешку, каждый слой которой представлял определенный тип защиты из свернутых витых вихрей. Он перестал падать и завис. Его сгусток светился, источая вихревые потоки, которые гасили течение вихрей из загадочного образования. Внутри Поуса висела и приходила в себя Кирлиса2.
   -- Ты как, Кирл? Мне пришлось погрузить тебя в себя. Не обижайся.
   -- Что это было, Поус? В меня как будто кто-то вошел и звал последовать за ним. И я поддалась этому зову. Ты также почувствовал?
   -- Нет. Ничего такого не было. Я сразу стал защищаться, чтобы оградить тебя. Может быть поэтому и не почувствовал. Будем возвращаться. Пришлю команду, пусть разбираются.
   -- Постой! Не торопись! Нам надо самим.... Ведь раньше этого явления не было. Оно появилось неожиданно, может также неожиданно и исчезнуть. А я чувствую, что оно гадкое и враждебное. Если бы не ты, не знаю, что было бы со мной. А окажись в этот момент кто-нибудь другой, произошло бы непоправимое. Нет, остаемся. Необходимо разобраться во всем этом. Думаю, что эта гадость вылезла откуда-то. Надо поиграть с ней, пусть раскроет себя.
   -- Как поиграть? Не понимаю. Нет, не могу рисковать тобой. Попробую сам.
   Поус начал постепенно сбрасывать с себя слои, надеясь начать улавливать те ощущения, о которых говорила Кирл. Не получилось.
   -- Не чувствую.
   -- Давай теперь я. Ты не бойся, рисковать не буду. Постепенно выводи меня к краю своей шубы. Как только почувствую необычное, обязательно дам тебе знать.
   Кирлиса2 стала, не торопясь, пробираться через слои полевика, внимательно следя за ощущениями; и она действительно почувствовала что-то. Ей показалось, что где-то внутри своего тела зародилось чужеродное эхо, некий источник, из которого тек тихий, но назойливый шепот, вещающий спокойствие и послушание, и зовущий её к себе. Ничего подобного Кирлиса2 ранее не испытывала. Это было неожиданно и страшно! Она испугалась и бросилась назад.
   -- Ты что?!
   -- Улетай! Быстрей! -- пыхнула Кирлиса2.
   Однако сделать это оказалось непросто. Создавалось впечатление, что загадочный клубень подслушивает их переговоры. Он выбросил из себя протуберанцы "грязных" полевых структур, состоящих из сцепленных друг с другом бесформенных темных ошметок, как будто оторванных от чего-то материального. Окружив со всех сторон сгустки Поуса и Кирлисы, они вцепились в их полевые вихри, сковав движение полевиков. Более того, протуберанцы пытались проникнуть внутрь. Вязкое удушающее воздействие обрушилось на путешественников. Перед мысленным взором Кирлисы2 чередой понеслись воспоминания её запутанной жизни: детства на одной из планет их мира, многочисленные перевоплощения в тренировочных лагерях с последующим погружением в среду обитания покоряемых планет, и опять тренировки, и тренировки. Личной жизни не было, -- никогда. Редкие увлечения так и остались таковыми, и почти не оставили следа в её памяти, либо погрязли в ворохе последующих событий. Кирлиса попыталась разворошить их, но с удивлением, а затем и со страхом, заметила, как воспоминания тают, исчезают куда-то, и к ним нельзя возвратиться. Её память о прошлом таяла, становилась девственно чистой.
   "Не сметь!!!" -- мысленно вскричала она, сама не понимая, к кому обращалась.
   Но всплывающие воспоминания уже вынесли картины из её последнего задания -- посещения Земли.
   "Они тоже сейчас исчезнуть. Не сметь!!!" -- вновь вскричала она.
   Из последних сил Кирлиса собрала разорванные внешним внедрением свои полевые вихри и сжалась в тугой клубок, сбросив с себя "грязные" щупальца, тянущиеся из клубня. Раздавшийся вслед за этим душераздирающий вопль не напугал её, -- скорее обрадовал.
   "А-а! Не нравится! -- она поняла, что вновь обрела над собой власть. -- Быстрее отсюда".
   Вопль рассыпался на чехарду звуков, напоминающих клекот, бульканье, похожее на то, что производят поднимающиеся из вязкого болота воздушные пузыри, тяжелые удары от набегающих на берег волн, в которые вплетались скрипы от трущихся тел массы насекомых. Через эту какофонию звуков до Кирлисы пробился зов Поуса.
   -- Кирл! Кирл! Очнись! Не распадайся! Я не могу удержать твои вихри. Это странное образование своими щупальцами препятствует моим попыткам. И зачем ты зовешь меня приблизиться к нему? Зачем?!
   -- Поус, стой!! Не верь зову! Это не я, зовет этот проклятый клубень. Он обманывает тебя. Подожди ..., сейчас я ...
   Кирлиса начала стремительно вращаться, срывая с себя чужеродные полевые потоки, некоторые ошметки от которых все еще оставались на её теле и жгли. Кирл выбросила в стороны несколько рукавов из туго свитых полевых струй, и как палками стала отбивать атаки клубня. И это помогло. На некоторое время он прекратил извергать протуберанцы. Сгусток несколько сжался и уплотнился. Его облако дышало и меняло форму; создавалось впечатление, что внутри него находится большое живое существо, которое тыкается в оболочку, пытаясь вырваться наружу. Но этих мгновений оказалось достаточно, чтобы полевик схватил сгусток Кирлисы, перетащил её с периферии своей шубы в центральную область, и, сжавшись, отскочил прочь от страшной глыбы, и только здесь понемногу стал приходить в себя. Вслед разнесся свирепый и, в тоже время, печальный и протяжный вой, вызвавший дрожь во всем теле полевика.
   Поус в изнеможении завис поодаль от дышащего марева, которое скрывало страшное создание, неизвестно откуда проникшее в его мир. Полевик, несмотря на свою осведомленность, ничего не слышал о подобном явлении (а он пока не мог отнести его к существам) и пребывал в некоторой растерянности. Поэтому не сразу внял позывам Кирл, выпустить её из себя. А когда он, наконец, очнулся и освободил её, она была в ярости.
   -- Я столько натерпелась, а ты еще издеваешься на до мной. Решил воспользоваться моей временной беззащитностью. Так? Полагаешь, что обрел власть над моим духом. Ошибаешься! Я и сама могла справиться с этим чудовищем.
   -- Постой, постой. Ничего такого я и не думал. Извини за медлительность, но в этом виновата эта дрянь. Откуда она взялась? В наших мирах ещё не было подобных образований. Неужели долина способна преподносить такие сюрпризы. Я прав, Кирл?
   Кирлиса2 не отвечала. Она застыла, даже вихри замедлили свой бег и опали, отчего стала похожа на не полностью раскрытый бутон. Кирл обратила свой взор туда, откуда она только что вырвалась. В той части долины, на месте мрачной дырчатой глыбы, в молочной дымке лежала огромная медуза, тело которой состояла из быстро вращающихся, светящихся злобным зеленоватым светом, полевых воронок. Купол медузы медленно дышал, извергая из своих многочисленных дыр фонтаны темных энергетических потоков. Они клубились, опадали и растекались вокруг. Под этими потоками поверхность сразу начинала пузыриться, дыбилась и превращалась в рваную корку. Длинные витые потоки, похожие на щупальца настоящих медуз, ползли по поверхности и, казалось, искали жертву. Не находили таковых, поднимались вверх и бросались в другое место. Так продолжалось некоторое время. Затем "медуза" собралась в шарообразную шипастую форму и быстро втянулась под поверхность долины. Раздалось бульканье и громкий хлопок, сопровождаемый глухим воем.
   -- Ужас! Мы чудом уцелели. Даже моих возможностей было явно недостаточно, чтобы отразить её нападение. Я чувствовал, как что-то проникает в меня и требует действий, но которых мне не хотелось делать. Это какое-то затмение. Оно родилось в долине, а значит проникло в наш мир от вас, из "жесткого" мира. Я же помню твои рассказы Кирл, и из них следует такой вывод. Я прав? Разве не так, Кирл?
   Облако Поуса медленно обтекало её. Она чувствовала его легкое прикосновение, в котором ощущалась, несвойственная полевику, тревога.
   -- Если ты намекаешь на мой мир, то ты ошибаешься. Этот появившийся монстр не имеет никакого отношения к нему, уверяю тебя.
   -- Как так? Я ошибся? Не понимаю.
   Поус замер. Его облако разбухло, затем перетекло в два сгустка, соединенных между собой туго скрученной струей, в котором бешено неслись полевые потоки. Кирлиса2 уже видела такое его состояние, -- состояние чрезвычайной умственной напряженности.
   -- Мы безусловно смогли бы перекрыть канал, но тогда нам придется отказаться от дальнейших исследований, да и ты не смогла бы больше встречаться со своим образом. Но то, что ты произнесла сейчас, относится к чему-то иному. Что ты имела в виду?
   -- Я не могу уверенно утверждать, но мне показалось, что в последнем погружении помимо нас двоих и тех из "жесткого" мира в пограничном зоне присутствовал еще кто-то или что-то.
   -- Что?! Как это? Мы, особенно я, заметили бы тогда какие-нибудь полевые образования. Обязательно. Но мы ничего не обнаружили.
   Поус вновь закружил вокруг застывшей подруги; его вихри бешено вились около центрального сгустка.
   -- Нет! -- неожиданно вскричал он, резко затормозив и превратив себя в волчок. -- Нет! Этого не может быть!! Это какое-то сумасшествие. Послушай Кирл. Ведь там, помимо нас, были плывущие сгустки над странным участком, похожим на вздымающие волны. А другой участок, менее подвижный, но тоже, можно подумать, был как живой со странной тропинкой на нем. Что это такое? спрашиваю я себя, и отвечаю. Это, дорогая моя Кирл, полевое проявление чего-то такого, что тоже существует в мире "жестких" структур, но не похожих на вас и не достигших высокого уровня своего развития. Ведь это, согласись со мной, логически следует из ваших рассуждений.
   Сгусток Кирлисы2 вдруг неожиданно сжался, бросился к Поусу и полностью погрузился в его теле.
   -- Ты что делаешь? - от неожиданности, прерывисто запыхтел полевик. -- Зачем?
   -- Хочу все узнать, о чем додумался ты. Только ты, с твоей творческой фантазией, мог высказать такую сумасшедшую мысль. А ведь ты действительно прав. Если продолжить воспоминания, -- напряги свою память, -- то ты должен вспомнить, что та обстановка в тот момент, когда ты срисовал мой образ, была спокойной и не было ничего постороннего. Постарайся, дорогой, отыскать в своей памяти вид долины, каким он была в момент моего появления у вас. Уверена, что он совершенно отличается от того, когда мы погружались в последней раз.
   Облако Кирлисы2 выскочило из сгустка Поуса.
   -- Ты меня понял? Будем в долине искать места с похожим видом и там попытаемся спуститься в пограничную зону. Мне очень нужно вновь встретиться со своим образом для важного разговора. Я уверена, что они тоже почувствовали что-то чужеродное и испытали подобные ощущения. Тогда мы сможем объединить наши усилия, чтобы разобраться с этим явлением, а в дальнейшем и уберечься от его влияния.
   -- А о каком влиянии ты говоришь?
   -- Это влияние выражается одним словом -- покорность. Несомненно, что у него должен быть источник и нам надо разобраться в этом.
   -- Покорность, покорность, -- пропыхтел полевик, погруженный в свои мысли. -- Мне не нравится это слово. В нем слишком много оттенков безжизненности и отсутствия желания делать что-либо. Покорность .... Давай возвращаться. Я дам команду оградить этот участок долины от посещений. А сам буду искать выходы на твоих, а теперь и моих друзей.
  
   ********************************************************
  
   -- Как это понимать? -- прорычал с всклокоченной рыжей шевелюрой Лежур, еле сдерживая себя, чтобы не наброситься с кулаками на застывшего косморазведчика. -- Ты же утверждал, что надежно спрятал артефакт. Чем они подкупили тебя? Ведь как косморазведчик ты должен был выдержать любые пытки и не выдать того, что не должен. Я прав?
   Косморазведчик не реагировал. Он в задумчивости смотрел на большой информационный экран, во что превратилась одна из стен их каюты. На экране отражалось космическое окружение, в котором несся звездолет.
   -- Это было красивое решение. Они обманули наших и им теперь не отбить нас. Слишком неравные силы. Взгляните...
   Помимо звездолетов отряда Картока недалеко от них двигались корабли, пришедшие к нему на помощь. Они имели большие размеры, а их конструкция походила на пустотелый куб, в вершинах которого располагались восемь дырчатых сфер, соединенных между собой по ребрам куба ажурными штангами. Внутри куба на таких же растяжках висела сфера в шипастой чешуе, внутри которой пространство дышало и текло, создавая волнообразное световое излучение. Во всей конструкции чувствовалась сдерживаемая космическая мощь корабля. Это был раперс -- большой сторожевой крейсер, способный преобразовывать характеристики пространства. С помощью таких крейсеров, расставленных по границам своего мира, блендерам удавалось так менять свойства окружающей среды, что внутреннее пространство для посторонних наблюдателей становилось невидимым. Именно поэтому цивилизация блендеров долгое время была скрыта для остальных разумных миров.
   -- Ну, как, впечатляет? -- раздался голос Кортока; он показался в неожиданно распахнувшемся проеме стены, и, взглянув на экран, видимо догадался, о чем сейчас думал косморазведчик. -- Предлагаю посмотреть в эту сторону....
   Смена изображения высветила на дальнем плане еще один странный космический объект, внешне напоминающий большую связку клубней свеклы с ботвой.
   -- Это наш самый мощный боевой звездолет -- траверс. По своим боевым возможностям он один способен заменить все корабли моего отряда. Из-за своей ценности он не используется для внешних походов, но для охраны нашего мира от внешнего вторжения они незаменимы. Так что привыкайте к своей новой родине, а для родины надо служить, забывая о себе. Не так ли косморазведчик?
   -- Уж не знаю, как от него, но от нас вы ничего не получите, да и удержать тут вряд ли удастся. Зря вы связались с нами, только проблемы приобрели. Предлагаю оставить нас здесь, на каком-нибудь челноке с маяком, а "коробочку", ради которой вы заявились к нам, забирайте. Как тебе такой мирный вариант?
   Корток внимательно посмотрел на Лежура, глаза которого, несмотря на шутливый тон, горели еле сдерживаемой злостью.
   -- Конечно, отлично, что сохранилась наша вещь, что она не сломалась и, как я понимаю, еще и работает. И это хорошо. Но нам теперь этого мало. Мы хотим взять от вас всю информацию, которую вы получили при исследовании её. И не только... Вам создадут любые условия, и вы ни в чем не будете нуждаться, чтобы продолжать свои работы. Более того, я думаю, что вашу группу необходимо усилить. Напишите список тех научных направлений, которые подлежат исследованию, и мы постараемся доставить сюда соответствующих ученых. Подумайте. Через некоторое время мы стартуем. Советую смотреть, как выглядит наш мир из космоса, уверен, что он понравится вам. Любуйтесь, -- перед тем как исчезнуть в проеме, он бросил короткий взгляд на Кирлису, в котором светился любовный призыв.
   Легкий толчок известил о начале движения. Кубообразные звездолеты наполнились пульсирующим светом, частота которого непрерывно возрастала. На этом фоне были видны струи темного излучения, текущие от сфер. Это излучение деформировало пульсирующий свет, сжимая и вытягивая его в одном направлении. Чрезвычайно бедная насыщенность космической пустоты свидетельствовала, что световой конус является внешним проявлением происходящих изменений вакуума, в результате которых локальная трехмерность пространства скатывалась к двухмерности. Высвобождающаяся при этом энергия вызывала движущую силу, которая создавала в пространстве направленный гравитационный склон, по которому скатывался звездолет. И чем выше и круче был этот склон, тем выше становилась скорость. Большой информационный экран показывал впечатляющую картину движущейся флотилии кубообразных и спиралевидных звездолетов отряда Кортока. На фоне черноты Космоса она была похожа на клин летящих белоснежных лебедей, и земляне невольно залюбовались ими, позабыв на мгновенье, что они уносят их в неведомые края, из которых нет возврата. В чувство их привел безмолвно вспыхнувший недалеко огромный многоцветный конус. Это стартовал траверс. Изображение приблизилось, позволяя разглядеть подробности. Огромные "листья ботвы" связки разошлись и образовали купол, накрывающий связку "корнеплодов", упорядоченных в плотную пирамиду. От них к куполу протянулось деформированное пространство в виде древовидного фрактала, по ветвям которого непрерывно текли гравитационные волны. Отчего свет далеких звезд преломлялся, и их изображение заплясало. Вокруг звездолета возникло сплюснутое со стороны движения светлое облако. Траверс наращивал мощность. Окружающее его светлое облако начало бледнеть и вскоре стало почти невидимым. Но там безумствовали чудовищные силы. Несмотря на отдаленность, движение такого монстра отдавалось дрожью во всем корпусе звездолета.
   -- Впечатляет, -- наконец произнес до сих пор молчащий Сальвир. -- У них мощный флот, а эта громадина, похоже, использует неизвестные нам физические принципы. Совсем не уверен, что нашим удастся отбить нас.
   -- Вы, молодые, привыкнете, а я не желаю провести остаток дней здесь. Хочу на свой остров.
   -- Мы все хотим на Землю.
   -- Это все от него, -- Лежур навис над косморазведчиком. -- Если бы он не выдал "коробочку", мы бы так и остались на корабле. Хоть нам и есть что рассказать, но без неё мы им не очень-то и нужны. А тащить наш корабль, когда на хвосте сидели преследователи, им было бы не под силу. Сидели б сейчас на острове и делали свои открытия. Правда Реферс? И зачем мы связались с Сальвиром? Я тоже дурак, повелся на его полномочия.
   -- Не собираюсь оправдываться. Я не понимаю, как им удалось узнать о месте, куда спрятал "СМ". У них не получилось в первый раз, почему же удалась вторая попытка, не понимаю, -- он замолчал, но потом произнес. -- Не отчаивайтесь. Есть вариант.
   -- Что? Какой ещё вариант?
   -- Нас могут обменять. Я ранее успел получить сообщение, что отряд звездолетов во время посещения "Обманчивого Мира" захватил команду одного из их кораблей. Вот на них и будут пытаться поменять.
   -- Не стоит рассчитывать на скорый обмен, -- произнес Реферс. -- Они не отпустят нас, пока не узнают то, чего хотят. А мы не ведаем, что их интересует, да и сами мало что понимаем по этой проблеме.
   Тем временем отряд пересек границу "Обманчивого Мира", всё больше погружаясь в его глубину, и земляне с нескрываемым интересом и даже с восторгом смотрели на окружающее пространство. Прежде всего, неожиданным и невероятным было то, что оно не казалось чернильно-черным. Вся межзвездная среда была заполнена прозрачной искрящейся дымкой, через которую просвечивались многочисленные звездные семейства, образовавшие плотные скопления, где по замысловатым траекториям двигались целые вереницы больших и малых планет. Из-за близкого расположения звезд многие планеты имели несколько светил, которые всходили над их горизонтами, отчего такие понятия как день и ночь теряли свой привычный смысл. Через разорванные лоскуты облаков межзвездной пыли с трудом проглядывали далекие спиральные и шарообразные скопления, внутри которых одинокими их спутниками плыли красные карлики и голубые звезды
   -- Ну что скажите, путешественники? Как вам наш новый мир, где мы проведем остаток своих дней? -- Лежур подошел к большому экрану, в который превратилась одна из стен каюты. -- И здесь красота, и здесь. А тут вообще что-то фантастическое ....
   Было видно, как в нем повышается градус свирепости: большая грудь часто вздымалась, лицо покраснело, от чего проступили веснушки, рыжие волосы встали дыбом. Нужна была разрядка, и она произошла. Размахнувшись, Лежур нанес кулаком жесткий удар в экран, разбив до крови костяшки пальцев. Не обращая внимания на боль и капающую кровь, он продолжал с ненавистью смотреть, что открывалось ему взору.
   -- Зря ты так. Я не мало видел снимков дальнего космоса, но это превосходит все. Очень красив их мир. Кирлиса, ты согласна со мной?
   Кирлиса не сразу ответила. Она была дома! Сердце её трепетало от радости. Все здесь ей было знакомо: в той части, у оранжевой звезды на одной из планет, вращающихся вокруг неё, родилась она, а вон там расположена тренировочная база, в этой области, на окраине их мира, около трех звезд, живут недружеские сообщества, где она выполняла первые задания. Сколько их всего была, она уже и не сможет сейчас вспомнить. Мысль её перескочила на текущую ситуацию.
   "Что будет теперь? Вряд ли ей разрешат раскрыться. Придется сохранять роль в компании хоть и симпатичных уже её землян, но все же чужаков. Теперь потребуется повышенная бдительность. Очевидно, что от неё потребуют, чтобы она убедила их продолжать исследования. Как это сделать? А еще этот Корток. Чтобы видеться с ней, он захочет чаще получать от неё отчеты, лично, а не через закрытый канал, и здесь это становится чрезвычайно опасным. Косморазведчик и ранее проявлял к ней повышенное внимание (она чувствовала это), а теперь интерес может перерасти в подозрительность и недоверие".
   -- Уважаемый Фукш, мне странно слышать от вас восторги. Меня-то больше беспокоит возможность остаться здесь навечно, а ведь я только начинаю жизнь. А вот и наш рабовладелец, -- с вызовом произнесла она и гордо подняла свою прекрасную головку навстречу входящему Кортоку.
   -- Надеюсь, путешествие не утомило вас. Остался еще один короткий прыжок, чтобы достичь вот этой звездной системы из пяти звезд, расположенной почти в центре нашего мира. В системе около 30 планет, среди них 12 крупных, на которых живет основная часть населения этой области. Конечно заселены и другие участки нашего мира, но неравномерно, что обусловлено внешними условиями на планетах и ближайших звездах. Там, куда мы направляемся, расположена резиденция правительства, и вас там ждут. Немногие жители удостоены подобной чести. Это может стать уникальным стартовым багажом для начала вашей жизни здесь. Не стоит этим пренебрегать. Таково мое мнение. Подумайте.
   -- Иди-ка ты ..., -- сквозь стиснутые зубы прошипел Реферс.
   -- Вот-вот, правильно, друг. Я бы послал его по-другому, но здесь женщина. Но учти, -- Лежур выступил вперед, -- я не всегда могу сдержаться. Глазом не успеешь моргнуть, как окажешься со свернутой шеей. Будь особенно любезен с нашей женщиной. Сам запомни и другим передай. Неизвестно какие у вас здесь обычаи к противоположному полу. Может быть их вообще у вас нет, и вы не знаете, как вести себя по отношению к ним. Готов прочитать тебе лекцию на эту тему. Я к тебе обращаюсь!!
   Все это время Корток неотрывно смотрел на Кирлису и не вслушивался в то, что говорил Лежур. Конечно это вывело того из себя и он бросился на блендера. Сальвир хотел перехватить его, но не успел. Огромный рыжий кулак врезался в голову Кортока. Плохо все это закончилось бы для блендера, если бы не реакция бывшего бойца заградительного отряда, кем был в молодости Корток, имеющим многочисленные награды за успешно проведенные операции. Он успел частично увернуться, но все равно ему досталось, и он отлетел к стене и сполз на пол. Сразу в каюту ворвались несколько блендеров, но остановились, видимо получив приказ от Кортока. Он поднялся.
   -- Не советую, в дальнейшем, делать что-нибудь подобное, -- спокойно произнес Корток, -- если не дорожите своим здоровьем и жизнью своих друзей. А если вы захотите размяться, то можем организовать спарринг, я всегда к вашим услугам.
   Ничего больше не добавив, он удалился в сопровождении бойцов.
   -- Ты что творишь?! -- набросился на Лежура Фукш. -- Ты здесь не один и не в своей лаборатории. Чего взорвался?
   -- Не будет смотреть на неё, как удав на обезьянку.
   -- Я и сама могу постоять за себя. Защитник нашелся. И вообще, почему ты решил, что я твоя собственность? Как реагировать на взгляды, поступки в тех или иных обстоятельствах решать буду я, сама, -- проговорила Кирлиса, глядя на Рыжего.
   -- Вот как. А незнакомка-то с зубами. Это обнадеживает, но все же твои слова обидны для меня. Ты лишаешь меня древней обязанности мужчины защищать женщину. Как считаешь, косморазведчик?
   Лежур последнее время демонстративно обращался к нему не по имени.
   -- Послушайте меня. Нам все необходимо успокоиться. Пока от нас мало что зависит, но мы им нужны, а, значит, и будем жить. Не надо менять такое отношение к нам коль мы оказались здесь. Это - главное. Следует знакомиться с их миром, присматриваться и будем искать выход. Выход всегда есть, только найти его иногда бывает очень трудно. Не бывает безвыходных ситуаций. А вот насчет Кирлисы, Лежур прав. Девочка, у меня к тебе одна просьба. Мы не всегда сможем быть вместе. Ты рассказывай нам об отношении к тебе блендеров. Конечно, что сочтешь нужным, чтобы невнимание к некоторым мелочам не довело, в конечном счете, до крайности. Это - просьба. Ты поняла.
   -- Да.
   -- Ну и хорошо. Будем ждать встречи с царствующими особами.
   Взглянув на Лежура, Сальвир подошел к нему, взял под руку и отошел в дальний угол каюты.
   -- Слушай друже, ты несправедлив ко мне, когда подозреваешь в предательстве. Я не знаю, как им удалось узнать. Нет даже никаких подозрений и мыслей на этот счет. Ты с Реферсом должен разгадать загадку, от этого будет зависит наше будущее. Вы специалисты по мыслительной деятельности разумных существ; здесь, я думаю, и лежит ответ. Почему я так говорю? Они ведь вновь использовали свой шлем, повторно одев его на мою голову. Но в первый раз им не удалось ничего выпытать. Почему же во второй раз у них получилось? Правда, в тот раз условия проведения пытки были иные. В последнем случае они при мне пытали Кирлису. Но это не должно было ничего изменить. Не понимаю. Прошу тебя, подумай с психоаналитиком над этим. Хорошо?
   -- Хорошо, -- уже дружески произнес рыжий, -- ты извини меня.
   -- Проехали.
   Тем временем звездолет Кортока, стартовав в надпространство, вышел в непосредственной близости от звездного семейства и направился к голубому гиганту, с массой, превышающей массу Солнца в десятки раз. Здесь же находился еще один гигант -- красный. Его свет за счет поглощения в пылевых облаках окрашивал межзвездное пространство в оранжево-красный цвет. Еще три звезды семейства были обычными, ничем непримечательными светилами, равными между собой как по массе, так и светимости. Вокруг них на равных дальностях вращались планеты, большинство из которых были окружены атмосферой. К одной из планет, по размерам чуть больше Земли, и направился звездолет, но опускаться на неё не стал, а завис на высокой орбите, присоединившись к множеству различных летательных аппаратов, вращающихся здесь же. Заметив прибывший звездолет, они перестроились, создав пустынную зону вокруг него.
   -- Похоже, за нами прислали персональное такси, -- произнес Лежур, заметив приближающийся корабль, представляющий конструкцию из трех связанных сфер с узким конусом посредине. Приблизившись, корабль развернулся, пристыковав конец конуса к звездолету.
   -- Вы удостоились высокой чести. За вами прислали личный эфолет Правителя, -- сказал Корток, появившийся в сопровождении своих воинов. -- Планета, на которой находится Правитель, зовется Элвос. Прошу вас на эфолет
   Наплывающее пространство при продвижении к планете раскрывало сложное обустройство этой части их мира. Планета была погружена в большую "дымную" сферу, границы которой бледнели по мере удаления от центра, и наоборот, к её центру яркость увеличивалась. Природа сферы вскоре прояснилась. Всё чаще в поле зрения стали попадаться разнообразные по своей конструкции технические объекты, от которых исходили узкие световые лучи. Некоторые из них уходили куда-то в космическое пространство и терялись в его черноте, но несколько, наиболее мощных, были направлены в сторону планеты.
   Подметив недоумение землян, Корток произнес:
   -- Эти лучи создают каналы для передачи различной информации, либо используются для перекачки энергии. Те устройства, что встречаются нам, являются ретрансляторами для удаленных планет. На Элвос собирается вся информация нашего мира и Верховная каста Правителя в курсе всего того, что совершается в нашем государстве.
   -- Тогда мне непонятно, как через эту световую паутину проходят различные летательные аппараты? Они же должны прерывать световые лучи, -- спросил Сальвир.
   -- Правильно. Поэтому обычные корабли здесь не ходят. В этом районе курсируют специальные аппараты, типа того, на котором движемся мы. Все они снабжены специальной системой, искривляющей лучи, направляя их в обход препятствия, то есть самого корабля. Вам еще предстоит многое узнать и удивиться тому, что есть у нас. Привыкайте. Вам теперь жить здесь.
   -- Ну это мы еще посмотрим, -- мрачно, себе под нос, прорычал Лежур.
   Планета стремительно приближалась. Эфолет направлялся в глубь большого участка суши, по очертаниям похожего на грушу, с трех сторон ограниченного водным пространством. В середине этого полуострова возвышалась гора с довольно широкой и плоской вершиной, на которой путешественники заметили многоярусное сооружение из сплюснутых сфер, отличающихся друг от друга, как размерами, так и излучаемым светом. Самая большая сфера имела широкий выступ, на который сейчас пикировал эфолет.
  
   *************************************************************
  
   Яжек Маклай, командир звездолета "Мираж-8", наконец успокоился. Жестокий удар по его самолюбию нанесло бегство блендеров в тот самый момент, когда он уже не сомневался, что освободит исследователей. Его провели, и сделали это очень красиво и безукоризненно с военной точки зрения, -- когда противник, не замечая западни, лезет в неё и думает, что владеет ситуацией. Не обида, а злость на самого себя клокотала в его груди.
   "Мы еще поквитаемся".
   Однако он понимал, что сделать это будет непросто, и скорее всего, невозможно. Его раненное самолюбие никого не интересовало. Вместе с помощником их вызывали в штаб, где лично он должен представить подробный доклад о походе в "Обманчивый Мир" и своих действиях при встрече с отрядом блендеров. Яжек догадывался, что руководство рассматривает организацию нового похода с целью освобождения пленённой команды ученых. Самым простым, как он полагал, сделать это можно путем обмена пленными с обеих сторон.
   "Интересно, что удалось узнать от блендеров об устройстве их мира. И что эта за группа исследователей, ради которых блендеры разыграли подобную комбинацию, -- чутьё Маклая подсказывало, что так оно и было.
   "Они понесли потери, и не малые. Значит они знали ради чего шли на такие жертвы. Захваченная группа представляла для них большую ценность. Поэтому обмен плененных блендеров рядового экипажа звездолета на землян выглядит как-то не убедительным. Но с другой стороны, тайный поход в "Обманчивый Мир" и поиск во вражеском окружении землян, о месте которых ничего не известно, -- это как?"
   Его мысли были прерваны появлением Вилли.
   -- Нас вызывают в штаб. Следует ждать трепку за наш провал, старые заслуги не учитываются. Распорядись, чтобы активизировали ремонтные работы. Кажется мне, что у нас не будет времени на отдых. Организуй посменную работу, -- распорядился он.
   Плененные блендеры находились на ничем непримечательной планете, затерянной в молодом звездном скоплении Плеяды созвездия Тельца, содержащем более 3000 звезд. Здесь же располагался и объединенный штаб "Содружества Миров". Он представлял собой сложную организационную структуру, призванную обеспечить оперативное развертывание космических сил различных миров, для предотвращения негативных последствий от различного рода всемирных катаклизмов: взрывов стареющих звезд, столкновение и падение крупных космических тел на обжитые планеты, обширные эпидемии от заражения микроорганизмами путешествующими по просторам Космоса на материальных телах, где они подвергались воздействию различных излучений и мутировали в смертоносные штаммы. Ну и конечно, в сфере их внимания оказывались неожиданно возникающие конфликты различных миров имеющие до этого между собой дружеские отношения. Вот и теперь, главный вопрос, стоящий в повестке штаба, касался вторжения боевых звездолетов "Обманчивого Мира". В этом плане предстояло подробно рассмотреть череду событий за весь период их вторжения. Первоначально разрозненные события: пропажа звездолета "Т-11", таинственный артефакт, вторжение нескольких групп боевых кораблей, посещение одной группой территории Земли, боевой контакт с этой группой, их обманный маневр с целью захвата группы исследователей с планеты Земли, направление научной деятельности этой группы, -- при более пристальном изучении оказались связанными между собой.
   Преодолев в надпространстве огромное расстояние "Мираж-8" достиг созвездия Тельца и вынырнул в обычное пространство, оказавшись в окружении тысяч звезд скопления Плеяды, большинство которых были погружены в туманности космической пыли, от чего пространство вокруг звезд светилось белой пеленой. По мере подлета к планете все чаще встречались звездные корабли, по экзотическому виду которых можно было предполагать, что они принадлежали различным мирам. Жизнь Штаба "Содружества Миров" была чрезвычайно активной - приходилось решать постоянно возникающие малые и большие конфликты между старыми и молодыми мирами при освоении ими окружающего космоса. Теперь к этим повседневным работам прибавляется общая для всего их объединения задача -- разрешение конфликтной ситуации с "Обманчивым Миром".
   Яжек неоднократно бывал на планете, и поэтому не нуждался в провожатых, а добрался до штаба самостоятельно. И все же его появление в центральном офисе Штаба не стало неожиданным - Маклая ждали. С момента, как их звездолет коснулся поверхности планеты, за ним установилось наблюдение, и поэтому знали о его маршруте.
   -- Здравствуй Яжек! - приветствовал космонавта седоволосый высокий старец, инспектор Торс, с фигурой, которой позавидовало бы немало молодых людей. - Приветствую и тебя, помощник. С нетерпением ждем вас на заседании, все уже собрались в Большом зале. Не удивляйтесь. Вопросы, которые придется обсуждать, -- срочные и сложные. Прошу в мой коб.
   Болид инспектора представлял собой супермощный малый летательный аппарат, способный достигать любую орбиту планеты и находиться на ней неограниченное время. Ему были подвластны и водные стихии. Болид был сделан по индивидуальному проекту Торса, без излишеств, и инспектор брал его в свои инспекционные поездки на планеты. Коб имел вид двух слепленных шаров - малый на половину утопал в большем. Маклай только один раз сидел в болиде, но до сих пор помнил свое восхищение от его функциональных возможностей и аскетичности внутреннего убранства. И теперь, влезая в болид через треугольную дверь, Яжек представил, что испытывает Вилли, видя в первый раз всё это великолепие.
   -- Ну как? - спросил Торс, догадываясь о его чувствах. - Могу позволить себе такие радости. Да и его электронный мозг, -- инспектор кивнул в сторону управляющей панели, -- сроднился со мной, стал как-бы продолжением меня. Он, наверное, знает обо мне больше чем я сам могу рассказать о себе. Люблю его. Когда не сижу в нем, скучаю. Садись, помощник, за управление и правь по маршруту, а мы с Яжеком поворкуем.
   Вилли, взглянув на маршрутную карту, взялся за ручки управления, -- этакие архаичные устройства, могли позволить себе иметь лишь некоторые избранные, -- и ощутил дрожь от возбуждения в своих руках. Инспектор заметил это, улыбнулся и удовлетворенно крякнул; он тоже предпочитал самостоятельно управлять болидом, чтобы всем своим существом ощущать мощь машины и насладиться радостью управления полетом. Раздался негромкий низкий рокот заработавших гравитационных двигателей. С боков болида выдвинулись стреловидные крылья, придав шарообразной форме машины вид хищной птицы. Повинуясь сигналам управления коб легко взмыл вверх на высоту нескольких сот метров, и, сделав мертвую петлю, лег на маршрут.
   -- Хороший у тебя помощник. Это ведь его идея захватить звездолет блендеров прямо из-под носа, на их же территории. Большая удача, особенно применительно к нынешним событиям. Я тебя, Яжек, нисколько не виню, что им удалось провести вас. Но, возникла проблема, и очень серьезная, о чем мы только сейчас начинаем догадываться. Разговор предстоит трудный. Пока летим, постарайся систематизировать известные тебе факты.
   Через большой прозрачный участок обшивки коба раскрылся красочный вид местности, проплывающийся под кормой. Летели над горным массивом, простирающимся до горизонта, поросшим редкой экзотической растительностью, похожей на хвойный вьющийся кустарник; что позволяло ему надежно держаться на скальных породах. Несколько куполов потухших вулканов возвышались над горными хребтами, местами покрытых снегом. Многочисленные долины между ними были непроходимы из-за глубоких разломов, ущелий и каменных завалов от непрерывно падающих глыб с окружающих скал. Многочисленные большие и малые гейзеры выбрасывали на поверхность тонны горячих растворов, порождая грязевые потоки, текущие куда-то вниз по дну ущелий. Поднимающийся туман от испарений несколько скрывал неприглядный вид от первородного каменного хаоса. Болид направлялся к большому потухшему вулкану, рельефно выступающему над горизонтом. Он имел срезанную вершину, на которой были возведены величественные башни административного комплекса планеты. Лучи двух поднимающихся светил отражались от многочисленных граней стен башен рассыпались многоцветным веером над вершинами гор. Архитектура вознесшихся небоскребов поражала своей непохожестью. Но если вспомнить, что эта заброшенная в какую-то даль Галактики небольшая планета являлась местом, где собирались представители разных разумных миров, как правило, отличающихся друг от друга своим физическим обличием, способом передвижения, образом общения, традициями и так далее, -- т.е. были во всем разные, -- то подобное разнообразие строений являлось ярким свидетельством того, что эти государства нашли в себе мудрость жить в мире и согласии между собой. Это было величайшим достижением "Содружества Миров"!
   -- Держись правее, вот к этому небоскрёбу. Отключи совсем автопилот. Я подскажу к какому приёмному выступу надо будет причалить.
   Башни небоскребов стремительно приближались. Управлять болидам в ручном режиме стало сложнее из-за увеличивающейся плотности снующих вокруг многочисленных летательных аппаратов.
   -- Перейди на верхний эшелон. Оттуда нырнем вниз. Маклай, помнишь пропавший звездолет "Т-11", от которого нам остались лишь кучка загадочных предметов из "Обманчивого Мира", а о судьбе самого корабля ничего не известно. С твоего же звездолета был направлен на Землю косморазведчик Сальвир, чтобы он проследил за оставшимся в целости артефактом, переданным для изучения некому исследователю Лежуру, его другу. Так вот, из полученных кратких отчетов Сальвира следует, что исследования велись весьма активно и даже были получены предварительные результаты. Отмечалось открытие какого-то поля. К сожалению, детали остались неизвестными. Планировалось, что подробный отчет будет сделан после их возвращения с планеты насекомых, куда мы помогли ему доставить исследовательскую группу. К тому времени в нее вошел известный психоаналитик Реферс, в последнее время занимающийся собственными биологическими исследованиями, биолог Фукш и девушка Кирлиса, по образованию физик. Девушка, вроде бы, является дочерью супругов физиков с того же "Т-11"; как она сама попала в их компанию не совсем ясно. Получилась разнородная компания, и такая вот, Яжек, ситуация, что именно их и захватили. Причем, обрати внимание, что захват прошел целенаправленно, а не случайно. И целью захвата уже являлся не сам артефакт, коробочка "СМ", как считалось ранее, а вся группа исследователей. Наших аналитиков последнее обстоятельство особенно настораживает. Вилли, пора! Вон на тот выступ.
   Как только коб завис над выступом, сработала система причаливания. Из глубины выступа выдвинулся "цветок" приемного узла, лепестки которого, включив гравитационные сопла, мягко спеленали коб, усадили его в центр "цветка" и втащили в внутрь горы. Просторное помещение, где оказался болид, был ярко освещен и пуст. Никто их не встречал, что вызвало некоторое удивление у Яжека и Вилли. Заметив это, Торс произнес:
   -- Не удивляйтесь, так принято здесь. Обычно, пребывающих сюда встречает и сопровождает сотрудник Штаба. Слишком велико разнообразие работающих здесь миров, чтобы знать все их особенности и не попасть впросак. Так было в первые годы работы Штаба, потом поняли, что надо работать по-иному. За каждым миром закреплен сотрудник, досконально знающий все его особенности. Те двери, которые размещены по всему периметру этого зала, представляют лифты, доставляющие вас до соответствующего мира, а оттуда уже можно попасть в зал заседаний. Так мы сейчас и сделаем. За мной ....
   Торс направился к одной из дверей и ввел необходимый код.
   -- Этот лифт имеет несколько ответвлений в схожие по своему устройству миры и которые, как правило, расположенные в одной башне; но бывают и исключения.
   Раскрывшиеся створки двери вскрыли небольшие, но уютные помещения, заставленные бархатными креслами.
   -- Прошу ....
   Мягкий толчок известил, что движение началось. Это было приятное ощущение. Человечество давно поняло, что живое существо всегда должно ощущать то, что с ним происходит. Ему так комфортнее, -- "глухоты" он не выносит. Вот и сейчас: мягкий свет, еле уловимый шум, легкие толчки и приятный запах извещал пассажиров, что они в пути. Вскоре кабина остановилась. Распахнувшиеся двери вскрыли просторный зал, весьма похожий на земной зал транспортного узла с барной стойкой и барменом, с кучей разбросанных по пространству небольших столиков с креслами. Несколько молодых с приятной внешностью девушек обслуживали посетителей, которых, на удивление, было немало.
   -- Удивлены?
   -- Не то слово. Как будто с тебя сняли всякое напряжение, которое ты испытывал до этого момента, настолько это расслабляющая обстановка. Я не вижу здесь роботов, или они все людробы высшей степени?
   -- На планете нет никаких роботов, так решил Штаб. Вас сейчас проводят в вашу комнату. Я подожду здесь.
   Подошедшая девушка взяла под руки Яжека и Вилли и повела по слегка затененному коридору, создающему уютную домашнюю обстановку за счет развешенных репродукций известных художников, расставленных многочисленных керамических и деревянных поделок. Все создавалось специально для того, чтобы оказавшиеся здесь представители разных миров забыли, что они находятся в такой дали от своей родины. Когда Яжек и помощник вернулись обратно, они не сразу нашли Торса среди посетителей, -- насколько он был неприметен, так как всегда старался без крайней нужды не показывать, что является важной особой на планете Штаба. Инспектор сидел за столом и, видимо, с большим удовольствием допивал какой-то напиток лазурного цвета.
   -- Коро, -- произнес Торс, причмокивая, -- новый напиток, только что синтезированный из натуральных продуктов с планеты Дикая. Рекомендую, но это потом. А сейчас, нас ждут. За мной ....
   Против ожидания, на сей раз лифт доставил пассажиров в небольшой прямоугольный зал с большим столом посредине во всю его длину. Все кресла, кроме трех, были заняты представителями наиболее развитых разумных миров, вошедших в Содружество. Вошедших никто не приветствовал, только председательствующий гоминоид кивнул им и указал на пустующие кресла.
   -- Нет необходимости представлять наших гостей, вы о них достаточно наслышались. Уважаемый, Маклай, так уж получилось, что вы единственный со своим отрядом посетил "Обманчивый Мир", долгое время находились в контакте с блендерами и потому обладаете наибольшей информацией о них. Нам необходимо услышать профессиональное мнение о технических возможностях их цивилизации, разумеется в той степени насколько вам удалось с ними познакомиться. Дело в том, что вашему отряду придется возглавить группу военных кораблей в новом походе в их мир. Мы должны попытаться вернуть похищенных исследователей. Пожалуйста, расскажите нам о своем походе и последующих за ним событиях. Подробно, комментируя детали своими размышлениями. Не спешите. У нас есть время.
   Бросив задумчивый взгляд на гоминоида, Яжек начал рассказ. Несколько раз его прерывали, прося уточнить некоторые детали. Они касались поведения команды захваченных блендеров и действий их флота на окончательном отрезке бегства из "Обманчивого Мира".
   -- Да, красиво они обыграли вас, -- произнес Торс. - Мне только непонятно следующее. Так долго тащить с собой наш корабль, тратя попусту энергию, рискуя ввязаться в бой еще раньше, не дойдя до границы нашего мир и не получив необходимую поддержку от своих, -- вот что мне не понятно. Пересадили бы пленников на свой звездолет и, пожалуйста, уходи. Форы у них было предостаточно. Как думаешь, Вилли?
   -- Не знаю, здесь все нелогично. Нужна подсказка, а её нам никто не даст.
   -- Ну ладно. Чего нет, того нет. Будем исходить из того, что известно. Итак, из рассказа следует, что блендеры имеют мощный флот, используют неизвестные нам технологии. Особенно силен их большой боевой звездолет траверс. Но и мы не слабаки. Плохо то, что они многое знают о нас, а мы о них почти что ничего. Поэтому пойдете во главе большого отряда.
   -- Постойте, -- прервал Вилли, -- вы не забыли, что нам неизвестно, где искать наших пленников.
   -- Да, это нам также неведомо. Но буквально на днях появилась надежда, что эту проблему мы сможем решить. Дело в том, что плененные блендеры, до сих пор хранившие молчание, неожиданно разговорились. Причину изменения своего поведения они не раскрывают, заявляют только, что выведут нас к месту, где находятся наши. Кроме этого, выяснилось, что их предводитель является близким родственником главы из одного их государств и занимает важное место в их иерархии. И то, что он оказался на том звездолете - чистая случайность, его прихоть. Видите ли, ему захотелось поохотиться за вами, Яжек.
   -- Дорого обошлась ему эта охота, -- произнес Вилли. - Представляю, какой он получил удар по своему самолюбию.
   -- Да, он - самолюбив, своенравен и капризен, -- сказывается воспитание. У нас возникла мысль - не поменять ли их на наших. Как думаешь, командир?
   -- Тот блендер хитер и самонадеян. Думаю, что он может пообещать, но в последний момент выкинет фортель.
   -- Согласен. Но для него сейчас главным является оказаться среди своих, где вновь станет важной персоной. Значит до этого момента он будет действовать под нашим руководством. Затем ситуация может резко измениться. Но у вас там будет крупное боевое подразделение, и поэтому думаю, что они на серьезное столкновение не пойдут. К тому моменту мы постараемся разобраться с причиной похищения. И в этом тоже наша задача. Этим будем заниматься, но отряд необходимо отправить сейчас. Надо дать понять блендерам, что их действия на нашей территории, не могут остаться без последствий. Вслед за вами, Маклай, будет снаряжена крупная боевая группировка, так что можете рассчитывать на неё; они будут постоянно на связи с вами. Вы согласны, уважаемые, с таким решением? - и видя всеобщее одобрение, председательствующий закончил. - Спасибо. Маклай, принимай отряд. Торс представит тебе команду.
  
   ******************************************************************
  
   Легкий белесый туман медленно клубился. Три сгустка из плотных полевых облаков, между которыми проскакивали серебристые искры, вот уже длительное время обсуждали события, происшедшие в последнее время. Это были: Порж, Пффус и Поус.
   -- Меня чрезвычайно беспокоит внедрение в наш мир странного и хищного существа. К нашим струссам и им подобным существам мы привыкли. Знаем, что они - наши, что появились в ходе эволюции нашего мира и существовали рядом с нами всё это время. Да, иногда эти мирные создания становились агрессивными, однако мы знаем причины такого поведения и стараемся предотвратить его, -- пыхтел Порж. - Но тот монстр не похож ни на что. Что это такое? Кроме того, обратите внимание на то обстоятельство, что он вылез тогда, когда ты, Поус, начал активно проводить свои исследования. Подчеркиваю, -- тогда, когда появилась реальная возможность установления контакта с миром жестких структур.
   -- Я бы также подметил, что при последнем погружении в пограничную зону, её вид резко отличался от того, что мы наблюдали ранее. Да и сам вид участка долины, где мы осуществили погружение, был иной. Среди установившегося спокойствия наблюдались очень активные зоны, насыщенные высоким уровнем чужеродной энергии, которая поднимается через наши проколы в пограничную зону. Её состав чем-то похож на излучения нашего мира и мы сейчас занимаемся этим. Там-то на нас и напали струссы, которые, видимо, подпитывались ею. В том же месте мы обнаружили огромный плоский холм, с широким жерлом в середине, через который, в конечном счете, и совершили неподготовленный спуск. Я не смог удержать Кирл, она буквально рвалась туда. И должен сказать, что посещение пограничной зоны на этот раз было удачным. Там мы встретили и общались с пришельцами с другой стороны. Всё было хорошо, если не учитывать повышенного излучения странной энергии и несколько необычного моего состояния. Мне все время казалось, что меня отвлекают. Так я ощущал обстановку.
   -- Плохо, Поус, -- пыхнул Пффус, -- Может быть твои чувства к пришелице лишают ясности ума? Если случиться что-нибудь непредвиденное, а такая вероятность, как теперь видим, весьма велика, мы можем потерять тебя, чем ставишь под угрозу дальнейшие исследования.
   -- Он прав. Ты слишком ценен для нашего народа. Особенно сейчас. Только на тебе вся надежда разобраться в происходящем, -- облако Поржа медленно плыло вокруг ученого. - А что думает Кирл про всё это?
   -- Мне кажется, что она еще не пришла в себя от встречи с монстром, -- то подолгу молчит, то пристает ко мне, чтобы я организовал ей встречу с её прототипом. Что это очень важно для всех нас, и при этом повторяет о каком-то видении чего-то, что было там. О чем-то чужеродном, помимо нас. Я не понимаю, что она имеет ввиду. Чувствую, что у ней есть какая-то догадка, но со мной она не делится. Ей необходимо пообщаться со своей половиной из мира жестких структур.
   -- Странностей всё прибавляется. Вот что, сделаем так. Кирл, пока, в долину не пускать. Ты, Поус, сравни характеристики долины до момента первого погружения и последнего, и определи отличительные признаки. Их потом передашь Помощнику. Пффус, тебе надо будет по этим признакам обнаружить в долине подобные участки. С правителями других миров, в чьем ведении они могут находиться, я свяжусь и договорюсь с ними, чтобы они тебе не мешали. Кирлисе об этом не говорить. В следующее погружение пойду и я, надо самому увидеть, что там происходит. Пока всё. Прощайте.
   Издав прощальный пых, сгусток Поржа медленно растаял.
   -- Поус, окружи Кирл плотным вниманием. Она, как сообщают мои подчиненные, очень активная и может совершить непредсказуемые поступки, а нам нельзя её потерять. Необходимо срочно представить характеристики долины? Я постараюсь как можно быстрее выявить те участки долины, где может вылезать то существо, либо участки, которые указывают на проведение экспериментов ваших знакомых из миров жестких миров. Пошлю в долину несколько групп охотников, пусть они займутся поиском прежде всего скопления струссов, -- ведь они первые нашли интересные для нас места. На время поиска я закрою долину, чтобы никто не мешал. Я буду сообщать о результатах поиска. Повторю, что тебе надо сосредоточиться только на Кирл и характеристиках. Прощай.
   Второй пых, и Пффус исчез.
   Облако Поуса некоторое время еще висело, клубясь. Затем раздался пых "к Кирл ..." -- и облако растаяло.
   Кирл он нашел в пустынном месте недалеко от исследовательской лаборатории. Её полевой клубок лихорадило от постоянных деформаций. Кирлиса2 играла своим телом. Сгустки из вихревых струй она швыряла с места на место, от чего её форма приобретала причудливые конфигурации.
   -- Ты что делаешь? - пыхнул Поус.
   Приблизившись к ней, он запустил несколько вихрей в её клубок, пытаясь как-то остановить чехарду её вихрей. Не получилось. Напротив, несколько тугих вихрей выскочили из клубка Кирл и больно хлестнули его.
   -- Не тронь. Ты мне мешаешь. Лучше скажи, что получится, если вихри, до этого принадлежащие одному созданию, вдруг теряют связь с ним и перемешиваются с такими же вихрями, но от других созданий? Что получается в результате?
   -- Как правило, ничего. Эти создания исчезают, их поля перетекают в общее поле.
   -- Ты сказал "как правило". А что означает "не как правило?
   -- Ты задала сложный вопрос. Однозначно я на него не могу ответить.
   -- И все-таки? Ведь у каждого оторвавшегося вихря есть энергия, а в нем есть какая-то информация или особенность, есть еще время, в течение которого он может существовать. Ничего не мешает им за это время смешаться друг с другом и образовать что-то...
   -- Уродливое, -- окончил её фразу Поус. - Ты это хочешь сказать? Да, такое иногда случается. В истории есть несколько упоминаний о таких случаях.
   -- И какова судьба их?
   -- Не утверждаю, но, кажется их уничтожили, считая, что сохранение подобных созданий может нанести вред всем тем, с кем они потом могут соприкасаться.
   -- Все правильно. В этом главный закон эволюции - то, что полезно при существовании существ данной популяции, закрепляется в потомках. А те уродцы могли внести что-нибудь устойчивое, и тогда пошло-поехало. Через несколько поколений то, что раньше считалось уродливостью, теперь может и становится нормой. Страшно ...
   -- Правильно. Это известный исторический факт. Но мне кажется, что ты не о том хочешь сказать.
   -- Я постоянно думаю о том существе, что вылезло сюда. Откуда оно? Очевидно, что оно не их ваших миров. С другой стороны оно и не из жесткого мира, так как к вам, сюда, можно попасть только в том случае, если вы, сами сняв образ с какого-нибудь прототипа, вдохнете в него жизнь здесь. Ведь так произошло со мной? Может быть, здесь, у вас, кто-то тайно ведет свои аналогичные твоим опыты. И ему удалось перетащить в ваш мир откуда-то этого монстра, преследуя какие-то свои цели.
   Облако ученого неожиданно взорвалось, разлетевшись на мелкие сгустки. Кирл оказалась погруженной в кучу быстро вращающихся мелких вихрей. Они проникали в неё, вызывая сильнейший зуд. Кирлиса2 испугалась и пронзительно закричала. Куча вихрей осыпалась вниз и мгновенно перетекла в знакомое облако Поуса.
   -- Ты что творишь? Напугал меня, - набросилась на него Кирл.
   -- Прости. Но твоя необычная мысль так меня захватила, что я невольно решил узнать все тобою недоказанное. Прости, это произошло непроизвольно. Странные вы создания, если способны так изощренно думать. Мы не такие, так что твое соображение исключено.
   -- Тогда у меня нет другого варианта. Мне срочно нужно встретиться со мной. Я, почему-то, уверена, что они знают объяснение. Давай полетим в долину.
   -- Нет, Кирл. Порж обеспокоен случившимся не меньше тебя и поэтому распорядился закрыть долину. Для всех, ... без исключения. Будет проводится лишь мониторинг долины по всем нашим мирам. Результаты докладываются Главе. Это его распоряжение.
   -- Мне нужно встретиться с ним.
   -- Обещаю доложить ему твою просьбу. В остальном я ничем не могу тебе помочь.
   -- Ты предатель!! - яростно пыхнула Кирлиса2, ринулась в лабораторию и, сжавшись в плотный сгусток, забилась в угол. Она обиделась.
  
   ***********************************************************
  
   Атмосфера Элвос светилась от непрерывно вспыхивающих полярных сияний в ее верхних слоях. Первоначально крутая траектория спуска эфолета перешла на пологую. Это позволило подробно рассмотреть поверхность планеты. С большой высоты её вид был похож на чешуйчатый плод, так называемого сахарного яблока из тропических лесов Земли. Видимо в далеком прошлом, во времена формирования планеты, мощные потоки раскаленной магмы планеты вырывались на её поверхность через тектонические разломы и так застывали в форме широких пластов, похожих на "чешуи". Нередки такие участки венчали мощные горные образования, вершины которых были одеты в белые снежные покрывала. Пространство между "чешуй" по-видимому представляли долины, на некоторых были видны реки со множеством рукавов. Русло рек впадали в крупное водное пространство, над которым летел сейчас эфолет, направляясь к большому скалистому острову.
   -- Если забыть, что привело нас сюда, я бы сказал, что мы над Землёй, -- произнес Фукш, глядя на открывающийся пейзаж.
   -- Ага. А тот остров, со всех сторон окруженный на многие сотни километры водой, не напоминает ли тебе тюрьму из прошлого нашей родной планеты. Сейчас поселят нас туда, каждого в индивидуальную каменную камеру с одноразовым питанием, -- зло, сквозь стиснутые зубы, выдавил Лежур.
   -- Не думаю. Не для того нас везли сюда. Рыжик, успокойся. Придется потерпеть прежде чем найдем способ, как улизнуть отсюда. Конфликт - не лучшая стратегия в подобной ситуации. Не правда ли, Кирлиса? Ведь женщины, как правило, добиваются своего, действуя лаской и хитростью, обвораживая нас, доверчивых потерявших разум мужчин.
   -- Я вижу у вас глубокие познания женской натуры, дорогой Сальвир. Откуда такое?
   -- Мне нравится ваш настрой сейчас, дорогие друзья. Давайте сохраним его и на будущее, -- Реферс задумчиво глядел на остров - Вначале узнаем, что они хотят от нас.
   Эфолет резко затормозил и направил полет к самой большой горе острова. Одновременно произошли изменения на информационном экране, показывая как огромный фрагмент горы начал сдвигаться в сторону, обнажая большой проход внутри её. Две соседние скалы раскололись, развалившись на две половины, и оттуда взлетели два отряда быстроходных челноков, которые мгновенно окружили эфолет, выстроившись в почетный эскорт.
   -- Непонятно. Это -- почетное сопровождение, или нам решили дополнительно выделить охрану, чтобы не сбежали?
   -- Наверное, второе, так как ты постоянно грозишь удрать.
   -- Значит проняло, -- удовлетворенно хмыкнул Лежур.
   -- Напрасно утешаешь себя. Смотрите, -- кивнула на экран Кирлиса.
   Из открывшегося прохода в горе медленно выдвигалась длинная платформа. Эфолет направился к ней, а челноки эскорта выстроились по обе её стороны и зависли в воздухе. Когда движение платформы остановилось, эфолет опустился на её и замер.
   -- Ну вот, мы и на месте, -- раздался голос Кортока.
   В сопровождении своих бойцов он вошел в каюту. Все они были одеты в длинные белые одежды, на груди каждого на длинной цепи висел дискообразный предмет.
   -- Чтобы не возникли неприятности, я бы просил вас сейчас вести себя сдержанно. У вас будет достаточно времени и возможностей, чтобы выразить свое отношение ко всему происходящему.
   Даже до импульсивного Лежура дошел разумный смысл произнесенных слов. Он взглянул на блендера, но ничего не сказал. Косморазведчик долго смотрел на Кортока, надеясь услышать продолжение, но тот молчал.
   -- Мы постараемся, -- сказал Сальвир.
   В это время из проема показались два отряда блендеров, быстро выстроившиеся вдоль границы платформы.
   -- Нам пора. Следуйте за мной, -- с торжественностью в голосе произнес Корток и вышел наружу через открывшийся люк эфолета.
   -- Мы же задохнемся! -- испуганно вскричал Фукш.
   -- Какая теперь уж разница, -- Сальвир обвел взглядом своих друзей и последовал за блендером.
   Оказавшись за пределами эфолета, земляне были удивлены тем, что они еще живы и не задохнулись во враждебной атмосфере. Разгадка вскоре открылась - платформа была окружена цилиндром из прозрачного материала, внутрь которого, по всей видимости, нагнетался воздух, которым могли дышать пленники.
   -- Конечно, не могли же они допустить, чтобы, преодолев такие расстояния и трудности, доставить сюда наши безжизненные тела, -- буркнул Лежур.
   Тем временем из нутра горы показалась небольшая процессия блендеров в длинных белых балахоны, низ которых волочился за ними. Впереди, несколько опережая остальных, шествовал предводитель, на голове которого, и так высокого роста, был одет высокий остроконечный колпак. На его груди на цепях были закреплены три предмета, излучающие мягкий мерцающий свет. С рукавов балахона спускались шлейфы.
   -- Похоже нас встречает сам правитель их мира, -- произнесла Кирлиса.
   -- Да, это он. Вам оказана величайшее внимание, -- сказал Корток; он опустился на одно колено и склонил голову.
   Его бойцы продолжали стоять, их настороженные взоры были обращены на землян и они готовы были в любой момент применить силу. Свита остановилась, Правитель медленно приближался, внимательно разглядывая землян.
   -- Встань, Корток, -- произнес он, остановившись около склоненного воина; и когда тот встал, приказал. - Говори.
   Корток приложил правую руку к левому плечу и произнес:
   -- Мы выполнили твое приказание, Правитель. Артефакт найден и доставлен сюда в целости и сохранности. Кроме того, я взял на себя смелость выйти за рамки поручений. Был обнаружены факты изучения артефакта небольшой группой исследователей. Выяснилось, что они добились в этом некоторых результатов. Поэтому я решил захватить эту группу и привести сюда вместе с их исследовательской аппаратурой, чтобы они смогли продолжить свои работы на наших планетах. Я готов понести любое наказание за свое самоуправство и за тех погибших воинов, которые выполняли мои приказы.
   -- Встань доблестный воин. Ты правильно сделал и заслуживаешь награды, твои воины также будут отмечены. Хорошо, что ты нашел артефакт, их осталось мало. Но главное в том, что его не будет у них и они не смогут воспользоваться им. Это - самое главное. Поглядим, теперь, на самих исследователей.
   Правитель обошел поднявшегося Кортока и приблизился вплотную к землянам.
   -- Всего пять особей, среди них особь, как я понимаю, другого пола. Но!!! ..., -- Правитель резко повернулся к Кортоку.
   На его лице появилось выражение крайнего удивления, но он быстро справился и лицо приняло надменный вид. После некоторого молчания, когда он неотрывно смотрел на командира, Правитель повернулся к землянам и, взглянув на застывшую Кирлису, сказал:
   -- Я знал, что некоторые породы их мира очень похожи на нас, но только сейчас, глядя на них, поражаешься удивительному сходству. Велика выдумщица Природа.
   Больше ничего не сказав, он повернулся и направился к свите.
   -- Стой!!! - взревел Лежур. - Ты куда?! А поговорить?! Мы что, вещи неодушевленные какие-то? Ты чего от нас хочешь? Возвращай назад!
   Лежур сделал несколько шагов за ним, но путь ему преградили бойцы. Предметы, висевшие у них на груди, вспыхнули и на землян накатилась апатия - не хотелось двигаться, а появилось желание лечь и куда-то погрузиться ... навечно!
   Правитель остановился, повернулся.
   -- Корток, будешь при них. Устраивай их быт. Лабораторию создай здесь же, на острове; ни с кем не общаться. Все твои требования передавай через Первого помощника, они будут выполняться незамедлительно. Лично тебя я жду завтра в комнате "Раздумий".
   Больше ничего не добавив, он скрылся в горе. За ним последовала и свита, оставив на платформе группу землян и Кортока с его воинами. Земляне медленно приходили в себя. Сковавшее их безразличие постепенно отпускало. Глаза приобрели осмысленное выражение, они с удивлением взирали на незнакомый мир, пытаясь вспомнить, как оказались здесь.
   -- Где он? - лязгнув зубами, зло зарычал Лежур.
   -- Следуйте за мной, -- вместо ответа произнес Корток. - Вашу аппаратуру доставят в лабораторию. Если еще потребуется что-нибудь дополнительное, сообщите мне. Вы ни в чем не будете нуждаться. Идемте ....
   К этому времени пленники окончательно пришли в себя, осознав бесполезность сопротивления в данный момент, они покорно последовали за блендером и попали, как показалось, в обширный грот. Ибо ничто не подтверждало его реальность. Там, где должны быть стены и потолок, все текло и менялось. Сквозь легкую прозрачную розоватую дымку перед зрителями разворачивались картины каких-то пространств. Все это было сделано так правдоподобно, что казалось, как будто летишь в тех краях на летательном аппарате и разглядываешь виды, простирающиеся под тобой. Огромный, без края и границы, весь собранный из сгустков водных облаков, океан был вздыблен бесчисленными фонтанами и пронзен вертящими серебристыми молниями. Повсюду виднелась рассыпь островов, поверхность которых была вздыблена каменистыми пластами грунта, как если бы остров был взорван изнутри. Это впечатление усиливалось непрерывно поднимающимися испарениями над расщелинами в уродливых скалах.
   -- Нам туда, -- отрывисто изрек Корток, указывая на висевшие в воздухе прозрачные пузыри, и шагнул в один из них, без видимого усилия проникнув через его оболочку.
   Сопровождавшие воины охраны подтолкнули землян, заставив их занять свой пузырь, после чего те стали бледнеть и вскоре исчезли вовсе. Помещение, в котором они вновь оказались вместе, представляла сферу, составленную из двух половинок. Верхняя, куда сейчас высадились земляне, казалась прозрачной, а нижняя, изнутри, была покрыта непрозрачным чешуйчатым материалом. Многочисленная аппаратура непонятного назначения заполнила все видимое пространство. Она работала, если судить по изображениям на их информационных панелях и динамической голографической картине, зависшей в центре помещения. В той же половине, где сейчас находились пленники, вся её внутренняя поверхность представляла экран, по которому непрерывно бежали незнакомые символы и изображения различных планет (видимо, их мира), наблюдаемых с невысоких орбит.
   -- Теперь оно будет вашим жилищем, -- нарушив повисшее молчание, сказал Корток. - Каждый из вас будет иметь отдельный модуль. Они расположены по периметру сферы. Здесь общий зал, нижняя часть сферы - рабочий комплекс. Туда же доставят вашу аппаратуру, все инструкции по работе на нашей технике, и будет предоставлена любая помощь по её освоении. Для связи со мной вам достаточно позвать меня, произнеся мое имя. Звать меня Корток. А теперь, прощайте.
   Блендер обвел взглядом мрачные лица пленников и покинул сферу.
   -- С новосельем вас, друзья, -- изрек Лежур и зло топнул ногой.
   -- Ну что ж, не так уж и плохо. Могло быть хуже. Я ожидал, что нас поднимут на дыбу за неуважительное и независимое поведение по отношению к Правителю, -- решил пошутить и разрядить обстановку Фукш.
   -- Молодец, старина, -- поддержал его Сальвир. - Вот с кого, друзья, следует брать пример. То, что за нами приедут, не вызывает сомнений. Нам только надо каким-нибудь образом передать им весточку, где следует искать нас. Вот над чем следует сейчас думать. И вот что приходит в голову. А нельзя ли для этой цели использовать наши эксперименты? Как считаешь, Реферс?
   -- Ну ты и даешь! Как такое пришло в голову? Интересно. Если решать в лоб и грубо, надо было бы поступить следующим образом. Создать заранее наши копии, оставить их на родине, а затем связаться с ними через Голиафа. Но мы оказались в единственном числе, да и Голиаф у нас один. А так все -- просто.
   -- Однако, в этом что-то есть, -- задумчиво произнес Лежур и ничего больше не добавил.
   Он был полностью погружен в свои мысли, и блуждающие его руки в рыжей шевелюре тому были подтверждением.
   -- Я устала от вас, мальчики, -- рассеянный её взгляд скользнул по четырем фигурам. -- Если понадоблюсь, найдете меня в моей конуре.
   Она подошла к еле заметной метке проема на сфере. Участок сферы мягко раскрылся, обволок фигуру девушки и проглотил её.
   -- Вот так, -- задумчиво глядя ей вслед, проронил Сальвир.
   "Как же мы оказались здесь? Кто виноват? Они дилетанты, а профессионал - я. Как я допустил это, что проглядел, не заметил каких-то действий? Все произошло стремительно, неожиданно. Ответ связан с "СМ", с ней. Прежде всего им нужна была она. В этом с самого начала не было никаких сомнений. Мы же подвернулись под руку. Они догадались, что мы что-то прознали про неё и не захотели, чтобы эти знания достались нашему миру. Это также - ясно. Я бы тоже поступил так, считая их врагами. "Коробочка"! Как они добрались до неё. Я лично прятал её, и о том месте никто больше не знал. Значит -- я! Как?!"
   Этот вопрос постоянно преследовал косморазведчика с момента их пленения, но ответа не находил. Однако профессиональный опыт подсказывал ему, что он где-то рядом. Искать ....
  
  
   ********************************************************************
  
   Всем убранством и обстановкой, царившей в комнате "Раздумий", она оправдывала свое предназначение. Приглушенный легкой дымкой розоватый свет рельефно выделял множество фантастических фигур, застывших в вычурных позах посреди комнаты. Все они были вырезаны из тяжелого матового черного камня с многочисленными красноватыми прожилками. Среди них только две фигуры выражали хищную фигуру, застывшую в броске, остальные казались миролюбивыми, скорее, сонливыми. Стены и потолок были искусно украшены фигурами животных и растений, вырезанных из уникальных пород, произрастающих на местных планетах, отчего вся комната производила впечатление причудливого грота.
   В центре комнаты на медленно качающимся на длинных витых стропах кресле сидел Правитель. Напротив его в тяжеловесных креслах на кривых ножках расположились Корток и Кирлиса.
   -- Вы хорошо поработали. Ваш поход принес неожиданную добычу, о которой мы даже и не помышляли. Артефакт, сведения о его исследовании, а, главное, сами исследователи со своей аппаратурой - лучший подарок нашему народу. Я познакомился с вашим отчетом. Многое не понял, думаю и вам самим не всё ясно. Основное, что очевидно, это то, что наши догадки о возможности управления другими мирами без явного физического покорения их получили подтверждения. Это - хорошо. И то, что это известно только нам и у нас все для этого есть - тем более, очень хорошо! Когда мы сможем провести первые испытания? У нас есть пара непокорных миров, которые постоянно нарушают спокойствие в нашей цивилизации. Видите ли, они хотят жить по иным законам, а не по тем правилам, что выработались нашей историей. Хотят всеобщего равенства и свободы. Вплоть до свободы каждого индивидуума делать то, что ему захочется - всем всё и поровну. Они пытаются распространить свою идеологию на другие планеты. Их агитаторы обнаруживаются в различных слоях населения, а на периферийных планетах они проникли даже в верховную власть. Мы конечно пресекаем подобные поползновения, и у нас достаточно для этого сил. Но настораживает факт, что эта зараза особенно разрослась в момент проникновения в наш мир группы военных космолетов из вражеского мира. Если вторжения будут повторяться, то нам придется воевать на два фронта. Я не желаю этого! Не будем дожидаться, и поэтому начнем с них.
   К концу речи Правитель был крайне возбужден. Стропы кресла светились. Казалось, что по ним вниз текут волны энергии, отчего кресло само стало излучать пульсирующий свет. Набегающие потоки сковали Кортока и Кирлису и они впали в гипнотический транс. Им передалось возбужденное состояние Правителя, его мысли легко проникали в их тела. Обильный пот оросил одежду, судороги непрерывно пробегали по телу. Неожиданно передача прервалась.
   -- Ты сопротивляешься?! Презренная! Я чувствую твое несогласие. Отвечай!
   Его взор с горящими глазами был обращен к Кирлисе, под которой полыхало кресло. Она с трудом приходила в себя, стряхивая наваждение. Глаза она не открывала, боясь наткнуться на испепеляющий взгляд Правителя.
   -- Я согласна со всем, -- еле слышно прошептала она. - ... со всем .... Но то, что Вы приказываете, невозможно сделать быстро. Простите меня, Правитель.
   -- Что такое?!!
   -- Обнаружен лишь факт дальнодействующего влияния миров друг на друга через мир из загадочного "пси-поля", но механизм этого влияния даже при наличии артефакта не раскрыт. Нужны дальнейшие исследования. Однако, как я понимаю сегодняшнее состояние исследователей, они не хотят продолжать опыты. Силой их не заставить делать это. Пленников вырвали из родного сообщества, и честолюбивые стремления каждого из них потеряли почву. С нашим же миром их ничего не связывает, их нечем шантажировать. Им нечего бояться, и нет причин продолжать работу. Кроме, возможно, одной - научной. Чтобы доказать самим себе, что они в чем-то были правы в своих гипотезах.
   -- А разве для ученого это не наиглавнейший стимул?
   -- Вы совершенно правы, но подспудно каждый из них хочет видеть себя первым среди равных себе. Если применить это к нашим исследователям, то честолюбие Лежура имеет наивысший бал, затем идут Реферс и Фукш. Что касается Сальвира, то для мня он представляет загадку.
   -- Это тот землянин, что спрятал артефакт, но затем все-таки выдал, где он находится. Как это произошло?
   -- Разрешите ответить, Правитель, -- подал голос Корток.
   -- Говори.
   -- Эти существа, как я успел понять из знакомства с историей их цивилизации, очень трепетно относятся к противоположному полу. Если их чувства особенно велики к какой-нибудь особи, то они готовы ради неё на любые поступки, вплоть до самопожертвования. Этим мы и воспользовались, когда на его глазах стали пытать Кирлису. Видя её мучения, он потерял над собой контроль, и нам удалось добраться до закрытых областей его мозга.
   -- Отлично! Вот вам и решение проблемы. Разработайте аналогичную тактику воздействия на них. Если мало одной Кирлисы, возьмите еще специалисток. В наших школах много достойных претенденток, -- и, заметив тень, пробежавшую по лицу Кирлисы, добавил: -- Это нисколько не умоляет твоих заслуг. Будешь руководить ими.
   -- Гениально, -- восторженно произнес Корток. - Правитель, ей действительно трудно одной. Погружение в их мир на такой длительный срок совершенно измотало её.
   Он был рад. Теперь можно будет дольше проводить с ней время, а повод он обязательно найдет.
   -- Нет. Не надо так делать, -- неожиданно заявила Кирлиса. - Я сама со всем справлюсь. Дайте только время. Земляне очень увлекающиеся натуры, и появление в их компании привлекательных созданий может совершенно запутать внутренние взаимоотношения между ними. Не хватает мне еще разбираться в этом. Одной мне проще формировать своё и их поведение для достижения цели.
   Правитель с нескрываемым интересом рассматривал Кирлису.
   -- У тебя, командир, очень сильный помощник. Хорошо, вам решать, что и как. Работайте. Жду от вас результатов. И побыстрее.
   -- Зачем ты это сделала? - спросил Корток, когда они покинули комнату "Раздумий".
   Кирлиса остановилась, положила руки на грудь командира и взглянула на него своими миндалевидными глазами.
   -- Ты же знаешь, как я дорожу твоими отношениями. Мои также не изменились. Но я сама вся меняюсь, и это неизбежно при таком длительном погружении. Что будет в дальнейшем, я не ведаю. Меня больше пугает та неизвестность, что возникла при проникновении в "пси-поле", во всех отношениях. Как он изменит нас самих сейчас, а мир в будущем, наша ответственность перед этим - вот часть важных и первоочередных вопросов. Наши личные отношения отходят в сторону, становятся второстепенными.
   -- Я не могу с этим смериться. Для меня все осталось по-прежнему. Ты для меня - всё. Это я окончательно понял в походе. Ради тебя я готов на многое.
   "Он становится похожим на них, а ведь только прикоснулся к ним. Что произойдет, когда погрузится в их среду?" -- подумала она, погладила по его груди и произнесла:
   -- Я знаю. Ты единственный на кого я могу положиться в любой ситуации. У меня к тебе просьба. Некоторое время не вызывай меня. Группе необходимо привыкнуть к обстановке и прийти к какому-нибудь решению на будущее.
   Еле заметный свет, порожденный сетью световых лучей, обволакивающей планету со всех сторон, проникал в каюту Кирлисы, отбрасывая на стены легкие тени от немногочисленной мебели. Приближалось утро. О скором восходе светил планеты свидетельствовала появившаяся полоса над горизонтом. Скоро из-под неё выплеснется радужный веер лучей, знаменующих, что день настал, и он станет для неё самым трудным. Её миссия должна быть продолжена. Даже здесь, в родном мире, она вынуждена продолжать играть свою роль и сохранять принятый сценарием образ. Но теперь он уже не стал для неё неприятен. В этой компании она, неожиданно для себя, оказалась в атмосфере обожания, которой её окружили мужчины, и это ощущение не проходило даже тогда, когда возникали критические мгновения в общении с ними. В её мире таких отношений не существовало. Здесь царили деловые отношения, в лучшем случае, окрашенные симпатией между партнерами. Те же чувства, которые испытывал к ней Корток, были лишь редким исключением.
   "Надо начать с Реферса. Что не говори, но ему принадлежит первенство обнаружения загадочного явления. И как истинный ученый он будет пахать эту целину пока не взрастит на ней плоды своего открытия. Фукш, несомненно, поддержит его, часто высказывая необычную интерпретацию наблюдаемых событий. Остались двое. Этот Лежур - неуравновешенный, самоуверенный вспыльчивый рыжина и одновременно легко ранимый. При этом -- классный исследователь с широким кругозором и активный деятель, не признающий никаких авторитетов. Нетерпим к любому насилию, не только к физическому, но и тогда, когда требуется изменить свое видение тех или иных событий. Его надо убеждать. А вот Сальвир, как они любят выражаться, -- темная лошадка. Косморазведчик. К сожалению, мне мало что-либо известно об этой профессии. В базах данных, которые я проштудировала перед погружением, о ней ничего не отражено. Плохо. Он представляет реальную опасность для меня. Чувствуется его настороженное внимание ко мне. В общем-то это и понятно - слишком необычным было моё появление на острове. Но я чувствую, что здесь что-то ещё. Что? Может быть в моем заигрывании с Лежуром он видит опасность, что из-за него может возникнуть конфликт в их мужской компании. В истории их цивилизации таких примеров масса, -- доходило до открытых войн между целыми государствами. Наверное, так оно и есть. Большего на меня у них нет. Итак, Реверс. Необходимо убедить его продолжать начатые исследования."
   Приняв решение, Кирлиса покинула каюту и вышла в общий зал, где застала Фукша.
   -- Не спиться? А молодому организму нужен сон. Да, попали мы в историю. А как хорошо всё начиналось .... Это я во всем виноват, когда предложил перенести исследования на насекомых. Не окажись мы на той планете, не случилось бы ничего. Да и сама планета преподнесла нам нечто такое, что и объяснить невозможно, -- еле живы остались. Хорошо еще, что в здравом уме, а так сохранились бы в виде физической оболочке, как гербарий. До сих пор дрожь берет, когда вспоминаю кишащую жуткую кучу насекомых.
   -- При втором погружении оказалось нелегче. Там было что-то неизвестное. Походило на то, что разум планеты старался завладеть нашим разумом. Мы чудом вырвались оттуда. Реферс об этом не говорил, потому что не осознал, что подобное возможно.
   -- Да. Ты совершенно права на этот счет, -- неожиданно раздался голос психоаналитика.
   Он недавно вышел из своей каюты и, услышав последнюю фразу, понял о чем шла речь. Странное явление, произошедшее там не давало ему покоя, несмотря на то, что сейчас они находились в плену в совершенно чуждом мире, не имея никаких надежд на возвращение.
   Кирлиса внутренне обрадовалась, услышав произнесенные слова Реферса. Сегодняшнее его настроение облегчит ей осуществление задуманного, только не надо его торопить, чтобы никто не заподозрил её в заинтересованности.
   -- Кирлиса, тебе не показалось, что в последнем погружении кроме нас и тех созданий, которые вышли к нам навстречу, там существовало ещё что-то. Оно пыталось проникнуть в мои мысли и завладеть волей. Вначале я считал, что мне всё это кажется, объяснял хаотичностью инфо-потоков. Но они не были случайными, что-то придавало им направленный характер.
   -- Я бы согласилась с тобой. Всё, что произошло с нами там, нельзя объяснить случайностью. Очевидно, что это наведенное влияние, и меня оно очень пугает. Опасные мы затеяли исследования. Не прекратить ли их? Об этом открытии мы все равно никому не расскажем в нашем мире, а этим и знать незачем. Уж больно странный интерес они проявляют к нему.
   -- Может быть, права она, -- поддержал её Фукш, но добавил. - Хотя, всё, что мы делали до сих пор чрезвычайно увлекательно и плодотворно. Сколько еще тайн хранит Природа!
   Психоаналитик стоял, прислонившись головой к слегка прохладной прозрачной стене, и смотрел на пробуждающуюся планету. Небосвод всё еще оставался темным, на котором видимые звезды застыли в незнакомом рисунки.
   "И здесь жители этого края Вселенной не ведают о том, что существует еще тот невидимый мир, порожденный их же мыслями, мыслями живущих сейчас и теми бесчисленными поколениями, которые ушли в небытие. И там они не исчезли, сохранились в каком-то виде в "пси-поле". В каком? Как им удается избежать конфликтов между прошлым и настоящим, что, наверное, должно происходить и в их мире. Процесс аналогичный нашей энтропии никто не отменял. Информационные отпечатки нашего мира должны там со временем растекаться, сглаживаться, теряя свою индивидуальность. Остается только что-то обобщенное, характерное данному разумному срезу здесь за какой-то большой отрезок времени. Что-то .... Что? Надо вновь проанализировать уравнения. В них должен быть ответ на то, что я вкладываю в это понятие.
   Из стены, через невидимую, но непрозрачную пелену показалась взлохмаченная рыжая шевелюра, потом и весь внушительный её хозяин.
   -- Здрасте! Команда почти вся в сборе. И уже, кажется, что-то обсуждают. Вижу по выражению моего любимого друга. Какую вы ему задали задачку, что ввело его в глубокий клинч. Вишь, как его захватило. Ей очнись, друже! Какую проблему решаешь? Забудь об этом. Мы не дома. Кому нужны теперь наши открытия? Этим? Так я пальцем не ударю. А без меня им не запустить Голиафа. Я после того случая, когда он решил вести себя самостоятельно, закодировал его. Так что - всё! Даже клока шерсти с паршивой овцы им не видать! Ха-ха-ха!! - разразился он нервным хохотом.
   -- А вот в этом я бы не был таким уверенным.
   -- Ты про себя так думай, а за себя я отвечаю, -- с вызовом процедил сквозь зубы Лежур; от вскипевшей злости по его рыжеватому лицу поплыли красные пятна.
   -- Все-таки в нашем положении лучше думать о худшем, чем учитывать только лучшие варианты, -- не обращая внимания на взъерошенного Лежура, миролюбиво произнес Реферс.
   -- Да успокойся ты, Лежур. Нас здесь, за тридевять земель от родного дома, небольшая группка землян. Надо поддерживать друг друга, а не ссориться, -- Фукш подошел к Кирлисе и обнял её за плечи. -- Правда?
   -- Ты, как всегда, прав. А они как петухи малые. Особенно вот этот, самый задиристый.
   Кирлиса ласково взглянула на Лежура и улыбнулась. Отчего тот как-то смешался и отвернулся, злость куда-то ушла.
   "И с этим я справлюсь".
   -- А где же наш старший брат? Девочки уже проснулись, а косморазведчик всё еще нежится в кроватке. Действительно, друзья, как нам добраться до него? Он ещё оставался здесь, когда я уходил на покой, и потому не знаю, где его каюта, -- здесь всё одинаково. Эй, Сальвир! - позвал Лежур. - Просыпайся! Нам не хватает твоих руководящих напутствий. Выходи!
   -- А я, вообще, ещё не ложился, -- раздался голос косморазведчика откуда-то снизу.
   -- Ничего себе, -- пробормотал рыжий. - Кто-нибудь понимает, что здесь происходит? Сальвир, где ты?
   -- Здесь я, внизу, во второй половине сферы. Не беспокойтесь, друзья. Если вы внимательно осмотрите периметр зала, то заметите легкий контур прямоугольного проема. Это - вход в лифт. Через него можно попасть сюда. Жду вас.
   -- А он действительно разведчик. За мной ...
   Обнаруженный проем без затруднений пропустил Лежура и остальных, с некоторой опаской последовавших за ним, в просторное помещение. Оно было полностью заполнено цилиндрическими трубами от пола до потолка и лишь в одной было открыто широкое прямоугольное отверстие.
   -- Туда ...
   Обдав вошедших газовой струей, лифт перенес компанию вниз, где они увидели хмурого косморазведчика среди разнообразной аппаратуры, занимающей все пространство большого зала.
   -- И что же ты здесь ищешь, разведчик ты наш? Да и вид у тебя какой-то нерадостный... Ба! Неужели я вижу своего друга? - вскрикнул Лежур, узнав в устройстве, около которого стоял Сальвир, своего Голиафа.
   - И давно ты здесь? Ты хоть спал?
   -- Они даже "коробочку" сюда доставили, -- не обращая внимание на вопросы Фукша, произнес Сальвир. - Она лежит там, под колпаком, но взять её не удается.
   -- Ну и прекрасно! Она нам и не нужна. Мы не собираемся продолжать опыты.
   -- Я думаю, что они очень берегут её. И до тех пор, пока не будут полностью уверены в том, что мы сознательно не попортим её, нам не позволят притронуться к ней.
   -- Если честно, то у меня рука бы не поднялась, чтобы навредить ей, -- проронил Фукш. - Заметили, что я к "коробочке" обращаюсь как к живому существу? В знак благодарности. Она приоткрыла нам дверь в другой неведомый фантастический мир, о реальности существования которого никто не подозревал. Гениальная догадка Реферса, объясняющая явления, происходящие с цивилизациями, так и осталась бы догадкой, формулируемой только системой уравнений, выведенной им. Примером подобного служат те математические разработки астрофизиков, пытающихся объяснить устройство и функционирование Вселенной. Конечно, они совершенствуются, уточняются в своем описании, но там есть реальность, которую мы можем пощупать с помощью разрабатываемых инструментов. Но ведь и они создаются потому, что кто-то додумался или что-то подсказало, что там что-то есть. Даже присутствие темной материи и темной энергии мы обнаружили через сопутствующие эффекты в нашем наблюдаемом мире и с помощью наших же приборов. А о эфемерном поле и тех созданиях, которые появились там и даже целых мирах, мы бы никогда бы и не додумались. "Коробочка" дала нам эту возможность.
   -- У нас тоже есть микроскоп Лежура.
   -- Я это помню, Реферс. Но без артефакта Голиаф ничего бы не обнаружил, и жили бы мы сейчас в своих хатах, а не здесь, в неизвестном краю света.
   -- Ты к чему нам всё это говоришь, лекцию читаешь? - Лежур навис над Фукшем огромной глыбой, тряся рыжей шевелюрой.
   -- Мне кажется дорогой забияка, что Фукш, уважаемый и самый мудрый из нас, призывает успокоится, трезво оглядеться и продолжить исследования.
   -- Вот как?
   -- Да. И я с ним солидарна.
   -- А ты сам-то, Реферс, что об этом думаешь? Хотя, -- что это я, -- твое мнение мне известно. Даже если тебя вывернуть наизнанку, ты все равно будешь думать, как добраться до истины. Впрочем, такой же и я, -- несколько успокоившись, мрачно подвел итог Лежур.
   Всё это время он продолжал стоять около Голиафа. Его пальцы бегали по управляющим панелям, задавая микроскопу различные режимы функционирования. Микроскоп отвечал ему фейерверком графиков и таблиц с данными. Через некоторое время он удовлетворенно крякнул.
   -- Работает .... А ты чего молчишь? - Лежур резко развернулся к Сальвиру и вперил в него взгляд, требующий незамедлительного ответа.
   Сальвир перехватил взгляд и ... улыбнулся в ответ.
   -- Ваше решение, в общем-то, меня не удивило. Рыжик хоть шумит, ругается и грозит, но, в конечном счете, в его поступках превалируют мотивы естествоиспытателя. Мне тоже весьма интересно узнать о том мире, но в большей степени необходимо выяснить характер связей между нашими мирами. Мы уже стали подбираться к этому вопросу и вы помните к каким неутешительным выводам мы пришли.
   -- Выводы как выводы. Ничего в них нет такого настораживающего, что слышится в твоей фразе. Да, мы убедились в связи, в наличии взаимного влияния миров друг на друга. Мы и они обеспокоены этим. Ну и что? Этот процесс длительный и он - неоднозначный. Но конечно вы должны согласиться с тем, что чем раньше мы начнем работать над этой проблемой, тем лучше для всех. Разве не так? - Кирлиса обвела взглядом мужчин. - Однако, без этой загадочной "коробочки" исследования невозможны. Более того, я бы сказала, что нам неслыханно повезло, что она существует. Через неё мы сможем изучить и победить тот недуг высокоразвитых цивилизаций, который обнаружил Реферс. Я считаю, что наш долг перед человечеством - продолжать исследования.
   -- А ведь девочка права, -- после некоторого молчания произнес Фукш.
   -- И ты туда же, -- буркнул Лежур. - Кому ты хочешь помочь? Где Земля, а где мы ....
   -- Ну и что? Ведь и здешней цивилизации грозит подобная болезнь. Может быть она уже поразила её, они только не задумываются над этим, ждут своего психоаналитика. И не надо на них смотреть, как на врагов. Миллионы разумных существ их государств гибнут сейчас, и сколько еще погибнут в будущем только потому, что мы пока не нашли контакта с ними. Мы - своеобразные врачи. А для них, как вам известно, не существует понятий "свой, чужой", с какой он стороны фронта. Есть только пациент и его самочувствие. Разве я не прав, Лежур?
   -- Прав, -- процедил через сжатые зубы, Рыжик.
   "Какой молодец Фукш. Правильные нашел слова, теперь и Сальвиру не отступить".
   -- Эй, Корток! - неожиданно для всех заорал Лежур. - Корток! Где ты?!
   -- Ты чего?
   -- А чего ждать, разведчик? Как я понял, мы все всё решили - будем продолжать исследования, а там посмотрим, что получиться. И, вообще, ты на меня не дави. Мы будем получать результаты, а для этого потребуется время. Ты же воспользуйся этим и придумай, как выкрутиться, -- тебя же этому здорово учили. Думай, друже.
   Сальвир внимательно посмотрел на рыжего и согласно кивнул:
   -- О кей.
   Бесшумно протаяла часть стены около лифта, и вошел Корток.
   -- Я вас слушаю.
   Кирлиса сделала несколько шагов ему навстречу и с вызовом произнесла:
   -- Мы решили продолжать исследования. Обеспечьте доступ к артефакту и не закрывайте его, чтобы каждый раз не вызывать тебя. Это не доставляет нам радости.
   -- Так и надо. Молодец девочка, по-нашему, -- добавил Лежур.
   -- Если вам понадобиться еще что-то, зовите, -- не произнеся больше ничего и не сделав лишних движений, блендер исчез.
   -- А как ...? - зло выкрикнул ему вслед Лежур, но, бросив взгляд в сторону "коробочки", с удивлением увидел, что колпака над ней нет, -- она бесследно исчезла. - Фокусник, -- пробормотал он.
   -- Настаиваю на том, чтобы в погружение отправилась я, -- с вызовом, не терпящим никакого возражения, выпалила Кирлиса. - В качестве напарника, пусть будет Реферс, как в прошлый раз, -- продолжала командовать она.
   -- Кажется, у нас появился новый командир. Как ты считаешь? - с явным сарказмом изрек Лежур, повернувшись к Сальвиру.
   Однако иронии в его взоре, обращенным на косморазведчика, не было, а сквозила настороженность.
   -- Пока о погружении рано говорить. Слишком стремительно развиваются события, как будто кто-то специально подталкивает нас. Необходимо осмотреться и разобраться. Тем более, что нас теперь ничто не сдерживает и мы можем начать работу, как только решимся на это.
   -- А что нам мешает приступить сейчас.
   -- Неизвестность, дорогая. Незнание того, как результаты исследований будут использованы здесь. Теперь уже понятно, что возвращение артефакта, что было целью их вторжения, сейчас не является таковой. Ими движут другие мотивы.
   -- И что в том удивительного? - не сдавалась Кирлиса. - В их мире тоже имеются ученые, которые стремятся познать неизвестное.
   -- Всё так. Только у меня ощущение, что они неоправданно спешат. И вообще, мне кажется, что им слишком много известно о наших исследованиях. Откуда? Вы же должны отчетливо понимать, что когда им станет ясным все, мы мгновенно окажемся ненужным балластом, от которого можно и избавиться. Вот так. Ждем.
   -- Ты предлагаешь совсем заморозить эксперименты? - спросил Реферс.
   -- Нет, зачем же. Будем продолжать, но без глубокого погружения.
   -- Согласен с тобой, -- кивнул Рыжий. - Хотя бы потому, что мы находимся в иных условиях, необходима настройка.
   -- Вы что, забыли теорию Реферса? Из неё следует, что связь разных миров не зависит от территориального расположения физического мира. Разве не так, Реферс? - наступала девушка, горящий взор её требовал от него немедленного подтверждения.
   -- Вроде бы так.
   -- А мы и проверим это. Не будем насиловать. Правда, Фукш?
   -- Разумно, -- согласно кивнул тот. - Включай Голиафа. Если не возражаете, в это настроечное погружение спущусь я. Хочу посмотреть, как там. А? Позвольте.
   В обращенном на друзей взоре Фукша было столько надежды, что никто не решился ему отказать.
   -- Лезь, но будь предельно осторожен. А ты, Лежур, загруби восприятие.
   -- Хорошо. Я установлю порог на повышение чувствительности для микроскопа, чтобы он не решился на самостоятельные действия.
   -- Вот правильно.
   -- А как же я?
   -- А ты пока подождешь, девочка. Слышала же, что это настроечное включение аппаратуры. У тебя всё впереди.
  
   *************************************************************
  
   Большой отряд боевых звездолетов "Содружества Миров" буравил межзвездное пространство, все дальше отдаляясь от знакомых созвездий, одновременно погружаясь в глубину территории "Обманчивого Мира". Отряд со всех сторон окружали неизвестные звездные скопления, утопленные в плотных пылевых туманностях со странной физической природой происходящих в них процессах, которые часто делали их невидимыми. Скрытые таким образом звезды создавали явную опасность для звездолетов, и чтобы избежать столкновения с вращающимися вокруг них планетами, корабли двигались в пустом пространстве вдали от обнаруженных крупных космических объектов. Это было выгодно и с военной точки зрения, так как создавались широкие возможности для маневра в случае появления противника. Однако, постоянно работающие локаторы дальнего обнаружения молчали.
   Глухая тишина чужого мира давила на Маклая, вызывая беспокойство. Яжека все чаще посещала мысль, что блендеры сознательно избегают встречи, и это при том, что победа в бою, случившимся сейчас, несомненно осталась бы за хозяевами этого мира. Тогда почему все происходит как происходит? Где они? Единственным объяснением становилось то, что блендеры специально заманивают их флот внутрь своей территории, что делает возможность возвращения их эскадры весьма проблематичным. С каждым прошедшим днем Ящек все острее осознавал это. На память приходила истории с исчезнувшим исследовательским крейсером "Т-11"; может быть он также увлекся, потерял бдительность и сгинул. Прошлый поход Маклая сюда оказался иным. Тогда его сразу встретил неприятель; все было ясно, хотя и не без трудностей. Обычное дело при столкновениях. Теперь все по-другому, надо осмотреться, пока еще сохраняется, хотя и слабая, связь с родным миром. Но вот сегодня Маклай отдал приказ прекратить движение. Эскадра остановилась, зависнув в безмолвном космическом пространстве.
   "Мираж-8", на котором находился командный пункт, среди звездолетов был не самым большим. В группу входили несколько крупных крейсеров, имеющих мощные энергетические генераторы, способных в случае необходимости создать вокруг эскадры гравитационные поля, за счет расщепления в генераторах различных частей самого крейсера. Сам же командный корабль был существенно переоборудован для похода. Помимо традиционного вооружения на нем были установлены генераторы "квантовой пены" и излучатели сверхдальней связи. Последние требовали к себе особых охранных мероприятий, поэтому "Мираж" находился внутри замершей группы.
   -- Вилли, приведи командира блендеров, -- приказал Яжек через внутреннюю связь.
   Маклай не видел блендера с момента, когда пленников вновь перевели на его корабль, и сейчас, глядя на вошедшего в сопровождении Вилли, не заметил в его облике каких-либо изменений.
   "Хорошо держится".
   -- Не вижу особой вашей радости от того, что вернулись в свой мир. Правда, нас здесь не встречают.
   -- Не отчаиваетесь, вас уже давно наблюдают, -- гордо подняв свою удлиненную голову, с вызовом произнес блендер.
   -- Я тоже так полагаю. Как мне к вам обращаться? Нам придется вести переговоры и я бы не хотел, чтобы вы в моем к вам обращении усмотрели какую-либо неучтивость.
   Блендер внимательно посмотрел на Маклая, затем резко вытянулся и медленно проговорил:
   -- Первый Важер Тракии. По вашему, если рассматривать историю Земли, я наследственный принц царя планеты Тракии.
   Яжек слегка растерялся от таких слов. Он стал лихорадочно вспоминать древнюю историю своей планеты. В памяти всплывали лишь отдельные отдаленные фрагменты.
   "Бароны, шейхи, короли.... Цари были когда-то. Точно. Наверняка и принцы, тоже".
   -- О! Весьма важная особа. Вы неплохо изучили нашу историю. У вас что, все принцы участвуют в боевых действиях? - спросил Яжек, давая понять пленнику, что ему ничего неизвестно о нем, тем самым пытаясь разговорить блендера.
   Хитрость сработала.
   -- Нет. Я люблю острые ощущения и поэтому не мог не воспользоваться подвергнувшейся возможностью. Все складывалось в нашу пользу, но вы применили недостойный прием - пошли на хитрость. В открытом бою я бы вас разделал.
   Блендер вытянулся еще больше, глаза заблестели, излучая власть. Сейчас он представлял себя повелителем, но не пленником.
   -- На любой войне хитрость является одним из серьезнейших оружий. И об этом никогда нельзя забывать. Вот только не всегда удается вовремя рассмотреть её. Ваш отряд, с которым я держал бой, а потом преследовал, тоже пошел на хитрость и провел меня. И теперь, как следствие моего промаха, мы вынуждены забраться сюда, надеясь совершить обмен пленниками мирным путем. Я не понимаю, как такое возможно, но мне сообщили, что ты можешь указать место, где находятся наши пленники. Не наступил ли этот момент? Сразу должен предупредить, что иного варианта, как через обмен, вашей команде не вернуться домой. В связи с этим обстоятельством, мы с тобой должны действовать как единая команда. Это в твоих интересах даже и тогда, - а я должен рассматривать и такой вариант, - когда твою команду посчитают не достойной обменной платой. Тогда без военного конфликта не обойдется, ибо я вытащу своих. Но ты должен помочь мне, указав место содержания пленников. Можешь не сомневаться в том, что когда они окажутся на свободе, я высажу вас на любую из планет. Ясно? Ну как тебе такое? Будем дружить, или не стоит рассчитывать на твое участие?
   Блендер не отвечал. Он не изменил своей надменной позы и застыл как изваяние. Для него было очевидно, что несмотря на их мощную группировку, им не устоять перед объединенными силами его мира.
   "И этот командир, который сейчас стоит передо мной, тоже прекрасно понимает, чем закончится столкновение. Иначе не говорил бы со мной. Но этот сценарий несет мне гибель, а хочу жить. И буду.... Поэтому вначале обмен. Соглашусь на его предложение. А затем, когда окажусь на свободе, он заплатит мне за все унижения. Я - Первый Важер, и не позволю никому забывать это!"
   -- Хорошо. Я принимаю твои условия, но только до момента обмена.
   -- Кто может сомневаться в этом, -- усмехнулся Яжек. - Вилли, войди, -- позвал он помощника, когда тот вошел, добавил. - Отведи Первого Важера к навигаторам. Пусть по построенной нашей космической карте их мира попытается со ориентироваться, укажет, где мы находимся, и подскажет по какому направлению предпочтительно двигаться. Желательно выбрать населенные районы, где вероятнее всего выйти на контакт. Затем вернись сюда, к тебе будет еще несколько поручений.
   -- Я требую, чтобы меня не разлучали с командой, -- заявил Важер, не покидая каюту.
   -- Тебя никто не собирается ограничивать в этом. Более того, так как мы с этой минуты становимся партнерам, вы получите дополнительную свободу. Но, конечно, под нашим наблюдением. Надеюсь, это понятно?
   Через некоторое время Вилли вернулся.
   -- Вот что, -- произнес Яжек, -- нам, очевидно, придется углубиться еще дальше. Поставь ретрансляторы связи и постарайся максимально замаскировать их. И пусть связисты задействуют секретные коды вот отсюда, -- командир протянул небольшой черный куб. - когда они установят его, активизируй код. Выполняй. Да вот еще что. Когда навигаторы проложат путь, пусть выведут карту сюда, ко мне.
   После ухода помощника, Маклай задумался, и было о чём.
   "Войти-то сюда оказалось самым легким делом. Трудности впереди. Пленники, где вы? Почему блендеры потратили столько усилий, чтобы захватить именно вас? Вот что надо узнать в первую очередь. Именно это определит характер возможных переговоров. Возможно, что группа с этим принцем -- ничто в сравнении с нашими. Ну здесь следует уповать лишь на то, что он принадлежит к очень важной и влиятельной касте в их государстве. А мне нужно получить информацию об этих ученых".
   Маклай включил связь.
   -- Дайте связь с командным пунктом.
   Послышался шум, треск, как будто рвалась ткань пространства. Так оно и было. Сигналы с трудом неслись через космические дали, собирая по пути весь мусор, чем была наполнена космическая среда. Постепенно сигналы стали очищаться и вскоре явственно послышался зов:
   -- Вас слушают, Мираж-8.
   -- На связи, -- ответил Маклай. - Вкратце. Противника не встретили, но забрались довольно далеко. Остановились. Расставляем ретрансляторы. От пленников получили согласие на сотрудничество, но указать место нахождения наших пока не могут. Вырабатываем маршрут. Что известно о характере проводимых исследований захваченной группы.
   -- К сожалению, аналитики ничего вразумительного сказать не могут, -- сплошная фантастика. Высылаем всю собранную по ним информацию. Принимай решение на месте сам. Конец связи. Торс.
   "Да, ситуация с исследователями не прояснилась. То, что их захват был неслучаен - очевидно. Но вот насколько они ценны для захватчиков? Кто будет весомее в обмене: блендеры или наши? Надеюсь, что это будет принц".
   Вошел помощник.
   -- Командир, маршрут проложен. Ретрансляторы расставлены.
   Маклай взял пульт и включил голографическую карту "Обманчивого Мира". В центре каюты вспыхнула модель большого участка Космоса. Скопления звезд, отдельные мощные светила, плотные пылевые облака хаотично были разбросаны по всему объему, внутри которого пунктирной линией была отмечена траектория.
   -- Мы находимся здесь, -- указал Вилли. - Как видишь, вокруг нас пока относительно пустое пространство: пара красных карликов, десяток газовых планет-отшельников и многочисленные блуждающие астероиды и кометы. Ничего примечательного. Однако, впереди нас ждут плотные космические заросли. Просветить их отсюда мы не можем. Физика среды в этом районе особенно активна, пространство обманчиво по всему объему. Может быть, когда подойдем поближе, генераторы "обманки" смогут пробить покров невидимости.
   -- А может быть и нет, если там сосредоточились силы противника и они еще искусственно подкачивают энергию. Очень удобная у них здесь позиция. Даже сейчас там наблюдается порядка десятка звездных скоплений, расположенных с обеих сторон траектории. А сколько еще скрыто, не считая малых? Плюс сюда освоенные планет, а значит и военные базы. У тебя не складывается впечатление, что этот принц сознательно направляет нас сюда.
   -- Складывается. Я сразу насторожился, а потом подумал, какой же обмен без встречи. Договаривающиеся стороны должны встречаться.
   -- Правильно. Но тогда, зачем он продолжил траекторию, а не закончил её здесь, да еще сделал такой крюк? Не проще ли к её концу лететь, к примеру, так, огибая вот эти подозрительные участки.
   Яжек световым лучом начертил еще одну траекторию.
   -- К примеру, вот так. Здесь расстояние меньше, да и поспокойнее.
   Маклай надолго замолчал. Он задумчиво крутил голографическую модель, рассматривая "Обманчивый Мир" со всех сторон, недовольно морща лоб.
   -- А может быть нам только кажется, что так проще, -- наконец произнес он. - Ведь это представление не отражает и сотой доли того, что есть на самом деле. Давай сделаем так. Отдавай приказ движения по траектории блендера, пусть и он убедится, что направляемся туда, куда он указал. Через некоторое время мы вызовем его и зададим те же вопросы. Послушаем, что он ответит. Давай, Вилли, вперед!
   Через короткое время застывшие звездолеты, перестроившись в строй "клин", начали движение в направлении к туманностям.
  
   **********************************************************************
   Кирлиса2 никак не могла успокоиться. Её сгусток яростно полыхал. Она находилась в новом состоянии. Переплетенные полевые вихри скручивались и вращались, образуя вертикальную спаренную воронку, этакие два смерча, вершины которых были направлены навстречу друг другу. Через некоторое время это состояние разрушалось, скатываясь к бесформенному вихревому клубку. После чего струи каким-то образом синхронизировались и клубок стремительно перетекали в воронкообразную структуру, но вихри уже вращались в другую сторону. Она не знала сколько времени находилась в таком состоянии. Поус где-то отсутствовал, и успокоить её было некому. Со стороны других полевиков ждать помощи тоже не приходилось. Видя такое непривычное для них поведение, они сторонились её, лишь передавая свои впечатления другим. И поэтому ей никто не препятствовал, когда сумасшедший сгусток выплыл из лаборатории где был подхвачен полевым вихрем, уносящим её в безбрежные просторы "долины". Кирл и не заметила как оказалась совсем в пустом от полевиков пространстве. Очнулась она от странного потрескивания, такого необычного в долине явления. Оглянувшись, Кирлиса2 обнаружила чуть ли не заросли "мерцалок", о чем никогда не слышала от Поуса. Они выглядели небольшими, но их было много, очень много, и по форме напоминающих древние хвощи, -- такие же секционно- ветвистые структуры на трубчатом стволе. Все они жили своей странной жизнью. Изредка внутри ствола пробегал пузырек и лопался в какой-нибудь секции. От этого и создавался всеобщий треск.
   "Что это? Как я здесь оказалась?"
   Только сейчас она осознала, что находится совершенно одна в незнакомой местности и испугалась.
   "Ученый! - вначале тихо позвала она, а потом заорала. - Поус!!"
   Крик постепенно затихал, как будто несся в длинной трубе, и когда затих, то остался только треск. Она одна ....
   -- Значит, говоришь, что Кирл обиделась на мой запрет, -- пыхнул Порж; его облако висело, клубилось, непрерывно меняя вихревые потоки сгустка, -- несмотря на то, что пришлось тогда вам пережить. Я много думал о том, что ты рассказывал. Все очень странно и непонятно. Мне необходимо самому побеседовать с ней. Ты говоришь, что она рвется снова туда, что ей необходимо вновь встретиться с собой и что это очень важно для обоих миров.... Всем нам.... Странно.... Ты передал Пффусу, что я тебе приказал?
   -- Да, Глава. И что-то подходящее по указанным характеристикам он разыскал. Когда я спешил к тебе, то встретил его. Он тоже направлялся сюда с докладом. Видимо что-то отвлекло его и он задержался.
   -- Хорошо, подождем помощника. Располагайся вот здесь. Мне преподнесли подарок. Чудесный генератор формирует струи, массирующие все твое тело. Причем их ритм и насыщенность непрерывно меняется, не навязывая какой-нибудь определенный цветовой образ. Чудесно. Попробуй.
   Поус приблизился к Главе и сразу погрузился в убаюкивающую вихревую смесь цветных потоков. Было хорошо так, что хотелось раствориться в них, чтобы вновь собраться, но уже в обновленном теле, освобожденном от всех насущных забот как в далеком детстве.
   -- Разрешите побеспокоить вас. Обстоятельства вынуждают меня, -- громко пыхнул, появившийся Пффус.
   -- Коль ты и Значимое Облако, но не позволяй себе лишнее. Тебе повезло, что мы ожидая твою персону, расслабились с Поусом, а то слетел бы со своей должности. Что случилось?
   -- Наша гостья пропала.
   -- Как?!! - раздались одновременно два громогласных пыха.
   -- Я уже запустил поисковые отряды на ближайшие к лаборатории рукава долины. На одном чувствуется легкий её след.
   -- Там же могут быть струссы!!!
   -- Все чистильщики брошены туда.
   -- И почему я оставил её одну, -- непрерывно пыхтел Поус; мелкие вихри стремительно облетали его сгусток и долго не исчезали, создавая вокруг него шевелящееся облако.
   -- Хватит! - резко пыхнул Порж. - Отправляйтесь оба. Доставьте её ко мне.
   Поисковый отряд догнали быстро, но дальше движение замедлилось. Запах ощущался на уровне фона. След часто терялся, чтобы затем после кропотливого поиска вновь обнаруживался. Поиску мешал ещё чей-то аромат, насыщенность которого по мере продвижения непрерывно возрастала. Поус наконец понял, чей ощущается запах.
   -- Мерцалки! Это их запах. Быстрее туда, она там. Двигаемся по направлению максимального уровня аромата.
   И он оказался прав. Но то, что они увидели, поразило даже чистильщиков, повидавших в своей работе всякого. Впереди, между пологими холмами, небольшой участок ровной поверхности был заполнен фонтанирующими полевыми струями, собранными в отдельные сгустки, по форме похожих на земные растения хвощи. Было видно, как по его стволу, снизу-вверх, выталкивались сгустки энергии. Они двигались по ветвям к вершине растения и там выстреливались в виде мелких фонтанчиков. Все пространство было заполнено треском и дымчатым полем.
   -- Это - мерцалки! Необычайно активные вулканчики, изливающие энергию из мира "жесткой структуры", -- вскричал Поус, пораженный открывшимся видом. - Осторожно! Воздействие этого поля может оказаться чрезвычайно вредным для нас.
   В подтверждение его слов полевики разглядели застывший образ Кирлисы2 в центре площадки. Её облако слабо светилось и медленно дышало. Многочисленные вихри с хвощей пронзали её тело, наполняя его своей энергией. О характере этого влияния можно только догадываться, глядя на безжизненный сгусток.
   -- Гасите их!! - закричал чистильщикам Поус, указывая на хвощи.
   Отряды чистильщиков ринулись вперед, откачивая энергию из "мерцалок". Стебли хвощей стали вянуть - втягиваясь под поверхность; потоки энергии уменьшились. Но и сами чистильщики, глотнув энергию хвощей, замирали над ними расплывчатыми облачками.
   -- Нас не хватает ....
   -- Сейчас прибудет подкрепление. Я уже вызвал его, -- пыхнул Пффус.
   -- Она может не выдержать. Несчастная! - с отчаянием пыхнул Поус и, увеличив размер своего сгустка, бросился к Кирлисе2 и погрузил в себя её разреженное облако.
   Его передернуло от бесчисленного множества впившихся мельчайших, но очень энергетических вихрей. Сознание блендера замутилось и поплыло. Он ощутил себя в дружеской среде. Казалось, что со всех сторон на него накатываются волны положительной энергии. Не хотелось ничего делать, а только наслаждаться безмятежностью и покоем. Память о прошлом (совсем недавнем!) куда-то исчезла.
   "Очнись... очнись... дорогой, -- с трудом пробивался к нему чей-то шепот, -- Не поддавайся обманчивому излучению .... Это он, то страшное создание, что вылезало сюда в прошлый раз".
   Поус вздрогнул, по нему пробежала волна возбуждения.
   "Оно изменила тактику, обманывает твои чувства. Не поддавайся. У меня уже нет сил самой сопротивляться, без твоей помощи я погибну. Поус, мне еще так много надо тебе сказать, ... предостеречь ... Поус...." -- доносилось чье-то пыхтение.
   "Кирл! Это ты?"
   "Да. Быстрее приходи в себя. Не дай ему окончательно настроиться на тебя. Очнись!!"
   Поус напрягся и сбросил оцепенение, но сразу получил сильнейший удар по психике, в котором смешивался ужас, страх, боль, отчаяние. Но он понял, что овладевает своим сознанием и, сделав усилие, окончательно вернул себе свое тело. Поус рванулся вверх, разрывая впившиеся в него струи и с радостью ощутил, что выталкивает и Кирл, которая все еще находилась в его клубке.
   И вот он на свободе.
   Прибывшие дополнительные силы чистильщиков продолжали гасили вредоносную поросль странных "мерцалок". Скоро на площадке уже почти ничего не напоминало о том, что здесь недавно происходило. Осталась лишь небольшие оспинки, некоторые из которых еще пытались проявить активность, но большего, чем выдуть из себя небольшой пузырь, ничего не выходило. К тому времени Поус окончательно пришел в себя, но у него возникла неожиданная проблема. Кирл, которая все еще сидела в его полевом сгустке, не желала покидать облако. Вот так. Раньше она возмущалась, когда, оберегая Кирл, он прятал её в себе, а тут не хотела оказаться наружи. Поус уговаривал её и так и этак. Ничего не получалось. Она сидела в нем и, вроде бы, хорошо освоилась, разбирая и изучая его внутренние вихри.
   -- Что делать, Пффус? - озабоченно пыхнул Поус.
   -- Очень уж ты ей понравился, дружок. Особенно твое внутреннее содержание, -- улыбаясь, попыхивал тот. -- Ладно, помогу тебе. Сейчас сообщу Главе, что все закончилось благополучно. Уверен, что он сразу захочет встретиться с ней. Вот и передашь своей гостье его приглашение.
   -- Отлично. Давай, связывайся.
   Все так и произошло, как предполагал Пффус. Вскоре появившийся сгусток Кирлисы2, крутясь и источая мелкие искрящиеся вихри, уже носился вокруг Пффуса и Поуса. Она была рада жизни, что свободна и никому не подчиняется.
   -- Что-то дорогая гостья, -- правда уже не гостья, а житель нашего мира, -- после твоего появления у нас стали происходить странные события.
   -- Причина не во мне. Причина в той связи, которая связывает наш мир и миры "жесткой структуры".
   -- Опять эта связь. Я часто и много думаю о ней, но не нахожу ответы на многие вопросы. Все очень сложно.
   -- Вам надо обязательно встретиться с теми представителями "жесткого мира", которых мы встретили в пограничной зоне. Только после встречи с ними я смогу добавить к их словам еще кое-что. Сейчас я не могу говорить об этом. Поверьте. И еще. Я не знаю того и не знаю также, что за существо вылезает сюда. Но у этого существа единственная цель - покорить себе всех кто обладает задатками разума. Это я поняла. Оно - страшное! Очевидно также, что это существо из пограничной зоны. Оно там жило, развивалось, а теперь по каким-то причинам стало подниматься сюда.
   -- Ты уверена в том, что твой двойник не встречал его в "жестком мире"?
   -- Этого монстра там нет. Оно из пограничной зоны.
   -- Почему тогда мы не видели его раньше?
   -- Полагаю, что этому способствовали ваши эксперименты. Вы пробили ходы отсюда в зону, а оно научилась пользоваться ими, чтобы подняться сюда.
   -- Интересное предположение, -- пыхнул Поус. - Наши пробои долго не зарастают, и этим можно воспользоваться. Но мне трудно в это поверить. Я теперь и не знаю, что и чего можно ожидать. Совсем недавно мы считали себя единственными разумными созданиями, а затем неожиданно обнаружили, что существуют иные миры другой физической сущности, а потом еще и эти. Кто они, откуда? Бр-бр-бр..., -- отрывисто запыхтел ученый.
   -- Надо встречаться с жителями "жесткого мира". Они древнее нас, их миры значительно сложнее наших, а значит имеют больше опыта во взаимоотношениях между ними, по крайне мере до настоящего момента, когда они узнали про нас.
   -- Похоже, что ты права. Необходимо общаться, -- облако Порж резко вздулось, а затем также быстро сжалось в плотный сгусток. - Ты обнаружил области, где мы надеемся на встречу? - обратился он к Пффусу.
   -- Точных областей долины, которые бы подходили под описание, мы не нашли. Я б отметил лишь пару подозрительных мест. Но они, Глава, находятся в отдаленных территориях. Твоя власть на те области ослаблена. Предварительно я общался с их правителями. Объяснил, насколько возможно, сложившуюся ситуацию, и что необходимо твое вмешательство.
   -- Хорошо, передай их адреса. Вам же надлежит выполнить следующее. Надлежит закрыть долину. Пффус, поможешь Поусу. Закрыть для всех. Оставить лишь отряды поисковиков. Тем двум участкам, на которых выходили загадочные создания, уделить особое внимание, держать там усиленные группы чистильщиков. Поус, готовь команду, которая отправится по адресам, которые я укажу позже. Кирл, тебе я запрещаю покидать мои владения. Чтобы не было тебе скучно, будешь посещать хранилище описаний истории нашего государства. Обогащай свое знание о нас, особенно обрати внимание на эволюционные изменения нашего общества. Пффус, через некоторое время я жду тебя у себя. Теперь все свободны.
   Резко, в несколько скачков, Глава изменил свой размер, почти до невидимого, и исчез.
   -- Поус, ты подожди меня здесь. Я покажу Кирл хранилище и возвращусь назад, чтобы согласовать план действий, а уж потом к Поржу. Жди.
   Кирлиса2 хотела что-то возразить, но не успела. Пффус схватил её и потащил за собой. Поус остался один, он пребывал в растерянности. Как истинный ученый, он не любил торопливость, предпочитал медленно текущие размышления. А сейчас стремительные события несли его куда-то ....
  
   ***************************************************************
  
   На планете Элвос занималось утро. Наступал новый день. Для всех жителей он ничем не отличался от остальных, уже прошедших дней. Знаменательным он был лишь для землян, сегодня они решили вновь погрузиться в "пси-поле". Собрались у Голиафа. Отсутствовала Кирлиса. Сальвир был чем-то озабочен и непрерывно ходил между стоек расставленной аппаратуры. Лежур с Фукшем копались около микроскопа, регулируя его настройки и проверяя режимы диагностики. Однако появившаяся в проеме лифта Кирлиса сразу обратила взоры мужчин на себя. Она была очень хороша сейчас. Длинные расклёшенные брюки, свободная кофточка с понятым воротником и с широкими рукавами перехваченная в поясе витой веревкой с распушенными концами, открытая длинная смуглая шея, увенчанная милой головкой, с зачесанными наверх волосами, являлись дополнением к её удлинённым раскосым глазам, которые сейчас смотрели с вызовом и хитрецой.
   -- Ну так как с моим предложением? - спросила она.
   Не сразу до сознания мужчин дошел её вопрос.
   -- Какое предложение? - наконец выдавил из себя Лежур.
   -- Предложила и настаиваю на этом сейчас, чтобы я участвовала в погружении.
   Сальвир подошел вплотную к Кирлисе.
   -- Прежде чем мы начнем экспериментировать, я бы хотел услышать от тебя рассказ о том, что происходило с тобой там. Ты обещала сделать это раньше, но каждый раз откладывала на "потом". Сейчас этот момент наступил. Кстати, это относится и к тебе, Реферс.
   -- Становится интересно. Что-то мы не знаем с тобой, Фукш, -- изрек Лежур и добавил, -- Начинай девочка, я раскрыл свои уши.
   Кирлиса обвела взглядом помещение.
   -- Вы действительно хотите знать?
   -- Да, -- за всех ответил косморазведчик. - И только после этого мы решим, как нам поступать.
   -- Ну хорошо, -- вздохнула Кирлиса и начала рассказ.
   И она, действительно, рассказала все и достаточно подробно, утаив только какую преследовала цель, согласившись на создание своего образ.
   -- Вот откуда этот сгусток так много знал обо мне, а я как во сне обсуждал с ним возможность передачи своего образа в их мир, не осознавая того, что они существуют. Реально существуют! Вы понимаете друзья? Это грандиозно! Все, что до сих пор происходило с нами, я воспринимал как в бреду. Вам странно это слышать, но это именно так. Когда рождалась теория, я ей верил. Доверял и получаемым выкладкам. Но то были лишь выкладки, подтвержденные несерьезными экспериментами, -- не обижайся Лежур. Ну уж когда Фукш предположил возможность возникновения целого мира, я совершенно растерялся и не мог поверить в его реальность, ну и молчал об этом. Вот и щипните меня теперь, друзья, чтобы это все не оказалось миражом и я не сижу в своей комнате, на своем провалившемся диване.
   -- Ага! Что-то мне подсказывает, что домой мы попадем не скоро, -- заметил Лежур. - А я, если бы оказался на твоем месте, позволил снять с себя портрет. Жил бы сейчас Лежур2 у себя дома, нашел бы себе подругу и не забивал свою голову, как вырваться из этого проклятого "Обманчивого Мира".
   -- А вы обратили внимание, друзья, на одновременность рождения гипотезы о существовании иных миров и ускорения научных поисков в том мире.
   -- Прекрати Фукш. Опять какие-то намеки на что-то несформировавшееся в твоей старческой голове, -- дай разобрать хотя бы с тем, что есть. Вряд ли они что-либо могли сделать, если бы не наши встречные эксперименты.
   -- А ты чего скажешь, разведчик?
   -- Ты говоришь, что она стала сложившейся и совершенно самостоятельной личностью? - не обращая внимание на вопрос, Сальвир обратился к Кирлисе.
   -- Да, совершенно верно. Там время бежит быстрее. Она не только развилась и адаптировалась к их миру, но и вошла в их исследовательскую группу. Из этого следует, что она может многое узнать о связи обоих миров.
   "А вот этого говорить не следовало бы. Надеюсь, что они не обратили внимание на это. Надо отвлечь".
   -- Меня больше настораживает появление в пограничном переходе планетарного разума, планеты насекомых, -- слишком похожим было поведение всей окружающей среды. Мне показалось, что он чувствовал себя там хозяином, Властелином. Он пытался завладеть нашим сознанием, что-то подобное мы уже испытывали на поверхности планеты.
   -- Да, это точно. Мне тоже показалось, что мы встретились с планетарным разумом. Но как он туда проник?
   Реферс говорил, но мысли его были заняты другим. В нем вдруг родилась дума - почему они постоянно думают о связи двух миров? Именно двух....
   "Может их быть больше? Множественность миров давно уже стала фактом в нашем физическом пространстве. Я считал, что "инфо-поле" -- единое для всех. Почему? Да потому, что тогда и этого было достаточно. Ну а теперь? Наверное могут существовать и промежуточные формы, гибридные. Для таких форм, может быть, и не потребуется особых технических устройств, чтобы проникнуть в "инфо-поле". Но как любое промежуточное состояние, оно будет иметь ограниченные возможности по организации перехода из одного состояния в другое. Траектория такого пути, как правило, одна, если учитывать принцип минимума затрачиваемой энергии. А как насчет искаженных форм, этаких монстров эфирных видов "инфо-полей"? Не является ли этот планетарный разум примером одного из них? Но пока об этом не стоит говорить".
   -- И о чем вы говорили? Что она рассказывала тебе о том мире? Сообщала ли о каких-нибудь подробностях в проводимых исследованиях. Ведь она, освоившись там и не потеряв твою память, стала как бы транслятором, переводя их знания и представления о том мире в наши понятия о нашем. Твой поступок принесет нам солидные дивиденды, -- не отставал косморазведчик от Кирлисы.
   Его не отпускало ощущение какой-то недоговоренности девушки, и особенно её активность в таких сложных обстоятельствах, в которых она неожиданно оказалась.
   "Следовало бы ожидать от неё испуга, растерянности, скованности. А она? Ни капли из этого. Вела себя как подготовленный боец".
   -- Встреча была очень короткой. Я полагаю, что она преследовала цель. Во-первых, показать, что она адаптировалась в том мире, а во-вторых, тот ученый рассчитывал создать еще один образ, но уже ученого, как он сам. Наверное он хотел получить от него более существенную и адекватную информацию о нашем мире, чем мой рассказ о нем. Что полезного он мог вытянуть из моего образа?
   Кирлиса изогнулась и так улыбнулась Сальвиру своей бесхитростной улыбкой, что все вновь увидели в ней женщину, а не партнера по исследованиям, и что с ней лучше говорить о чем угодно, но только не об науке.
   -- Ну да, -- буркнул Сальвир. - Наверное ты права. Тем не менее, твой двойник открывает нам новый, совершенно уникальный канал обмена информацией обоих миров. Уникальность его заключается в непосредственном, прямом контакте их обитателей. Поэтому, дорогая, в погружение пойду я и Реферс, -- и заметив брошенный взгляд, добавил. - Не возмущайся, Рыжик, твое место здесь. Только ты сможешь принять единственное решение, если случится непредвиденное, и вытащить нас оттуда. Ну а Кирлиса пусть подождет немного, она и так сделала много, не по её возрасту. Пропусти вперед старших. У нас времени уйма, еще успеешь пообщаться со своей подругой.
   От неожиданности такого предложения Кирлиса растерялась. Только ни это! Этого нельзя допустить. Она сразу представила к каким последствиям может привести подобное решение.
   "Его двойник обязательно найдет общий язык с предательницей. Тогда вскроется моя роль в их команде. И все будет кончено! Я не хочу этого. Даже если попытаюсь объяснить им, что я уже не та, которой была, когда приступила к заданию и ко многому изменила свое отношение, -- а это, похоже, именно так, -- они не поверят мне. Я б призналась им потом, в другой обстановке, но не сейчас. Что делать? Необходимо что-то придумать. Нужно выиграть время".
   -- Классно! Готова поблагодарить вас за заботу обо мне. Я б только слегка скорректировала его. Вместо Реферса надо, все же, отправиться мне. Во-первых, как показало предыдущее погружение, я лучше ориентируюсь там и проще объяснить целесообразность твоего посещения, так как зная твой характер и твое отношение ко мне, мой образ будет рад видеть тебя там, а не его. Ведь у неё там сложились какие-то отношения с тем ученым, и зачем ей создавать возможные осложнения со стороны Реферса2. Вы меня понимаете? Во-вторых, Реферс полезнее здесь. Он лучше отслеживает психическое состояние нас, а это уже реальная польза.
   -- Здорово рассуждает она, почти как мужик. Все разложила по полочкам. Ты мне все больше и больше нравишься. Я прям сейчас готов предложить тебе руку и сердце. Забудь о этом тлеющем теле, а возьми мою пылающую душу, -- Лежур расплылся в улыбке и низко наклонил свою рыжую шевелюру. - Здесь только со мной тебе будет уютно. У Реферса в голове одни лишь идеи и места на тебя там не хватит, а Сальвир совершенно закомплексован на свою разведку. Что же касается меня, то я -- свободный анархист. Захочешь, будем делать одно, пожелаешь - другое. Тебе будет вольготно. Ну как?
   -- А что? Я, пожалуй, подумаю, -- Кирлиса решила подыграть ему, заметив собравшиеся складки на лбу Сальвира; косморазведчик о чем-то призадумался.
   -- Вот так, друзья, -- продолжал дурачиться Лежур, -- Обращаю ваше внимание на слова этой прекрасной и единственной девушки. Не мешайте ей думать о моем предложении, иначе станете кровными врагами.
   -- Может быть хватит болтать? - перебил его Фукш. - Мы начнем сегодня работать? Я тоже за то, чтобы Реферс остался здесь. Ему еще рано лезть туда, пусть восстановится.
   -- Похоже, что мы еще не готовы к эксперименту. Наблюдается разброд и шатание в умах. Не будем спешить. Подумаем, -- проговорил Сальвир. - Не нравится мне вмешательство этого планетарного разума. Надо как-то обезопасить себя. Лежур и Реферс, подумайте, как диагностировать состояние, когда оно подвергается сильной внешней атаки, в данном случае, со стороны этого разума. Может быть те данные, которые сохранились в памяти Голиафа по прошлым погружениям помогут найти решение. Я к себе, наверх, что-то аппетит разыгрался.
   -- Я бы тоже не отказался, хорошо б и выпить. Интересно, есть здесь напитки?
   -- А ты спроси нашего смотрителя, Кортока. Я бы составила тебе компанию.
   -- А вот и спрошу, дорогая. Пошли.
   Поднявшись наверх, перед тем, как разойтись по своим нишам, Лежур вызвал Кортока.
   -- Какие вы нерешительные, -- заявил тот, появляясь и давая понять, что наблюдает за их действиями.
   -- Как? Вы следите за нами? У вас так принято? - возмутилась Кирлиса.
   -- В наших мирах за это морду бьют, -- зарычал Лежур, наступая на блендера.
   -- Нет, нет. Также как и у вас, у нас тоже подобное не считается хорошим тоном. Просто наша аппаратура не зарегистрировала потребление энергии, что неизбежно произошло б при начале экспериментов. Отсюда и мой вывод. Разве не так?
   -- Нормально, -- уже миролюбиво изрек Рыжик. - Имею только один вопрос. У вас выпить что-нибудь найдется? Если вы так хорошо изучили нас, то не стоит объяснять, что я имею ввиду.
   -- Я понимаю. Вам доставят набор, а вы сами выбирайте.
   Он повернулся и собрался уйти, но что-то вспомнил и произнес:
   -- Мы действительно многое знаем о вас, но оно имеет обобщенный характер. Среди вас есть представитель противоположного пола и чтобы обеспечить ей здесь комфортные условия, мне желательно знать о её индивидуальных предпочтениях. Поэтому я скоро попрошу вас ко мне на беседу, -- обратился он к Кирлисе.
   -- Нет, вы только поглядите на него. Сама галантность. Что-то мы не заметили за тобой этого раньше. Достаточно вспомнить пытки.
   -- Тогда были иные обстоятельства, как военный я выполнял приказы, -- изрек он и исчез.
   -- Какие еще другие обстоятельства, -- взревел Лежур, бросаясь за ним. - Ты лжец! Когда что-то вам надо, то вы используете любые средства, не особо задумываясь о последствиях. Сволочь!
   Но тот уже не слышал его. Вместо него появился блендер, толкая впереди себя стол с расставленными на нем различными сосудами.
   -- Однако, он держит слово, -- хмыкнул Лежур.
   Он взял несколько сосудов и, сказав: "Я пошел", скрылся в своей нише. Вслед за ним Фукш тоже, прихватив одну бутылку и взяв под руку Реферса, повел его к себе, говоря, что ему есть что обсудить с ним.
   В зале остались двое -- он и она. Так получилось. Они смотрели друг на друга, но отрешенно. Казалось, что каждый думает о своем. И это была правда. На влюбленных они не были похожи, хотя их мысли и касались обоих. Чутье опытного косморазведчика подсказывало ему, что она не та, за которую выдает себя, а видимость -- лишь оболочка.
   "Она -- опытная, умная, чрезвычайно хитрая и изворотливая женщина".
   Так он думал или, вернее, заставлял себя так думать. Но что-то было не так. Он часто сознательно вводил себя в подобное состояние, когда приходилось отвечать на трудные вопросы. Их сейчас было более чем предостаточно.
   "Кто она? Зачем присоединилась к их компании? Что это было так, он уже не сомневался. А что дальше? Какие цели преследует? Ведь они сейчас далеко от родных краев и казалось б им надо держаться единой командой, не имея секретов друг от друга. Так легче выжить. Что же заставляет её так упорно скрывать свой подлинный облик?"
   Она же догадывалась и у ней не было на этот счет никаких сомнений, что он не доверяет ей, и еще хуже - подозревает. Прямой промах может свести на нет все её усилия. Она уже знает характер землян.
   "Если они почувствуют, что их исследования могут быть использованы во вред их цивилизации, они пожертвуют собой, ни минуты не колеблясь. Конечно, есть и иные, с другой жизненной философией, но таких меньшинство. И её команда не из таких. И теперь он собирается войти в "пси-поле" вместе с ней и оставить свой образ. Тогда это провал. Её близнец обязательно расскажет о себе, и, значит, об ней. Вскроется её связь с этим миром, заинтересованность этой цивилизации в их исследованиях, а главное он догадается как собираются использовать полученные знания. Гегемонистских устремлений их не удастся скрыть ни за какими разговорами. Этого нельзя допустить. Надо встретиться с командиром".
   -- Может быть поухаживаешь за мной. Налей бокал вина. Ты же у нас кавалер
   Сальвир молча обследовал сосуды. Отобрал один, ориентируясь по запаху, налил немного в бокал, попробовал.
   -- Неплохо, -- произнес он, причмокивая. - Прошу ....
   "У него неплохой вкус".
   По аромату она давно признала напиток. Он был из коллекции дорогих, но она иногда баловала себя.
   -- Да. Мне он тоже нравится. Теперь можно и отдыхать. Завтра ведь в путь-дорожку, -- мяукнула она и, подарив разведчику свою обворожительную улыбку, исчезла в открывшемся проеме, прихватив с собой бокал.
   Сальвир еще некоторое время побродил по залу. Надолго остановился около большого экрана и разглядывал вид космического пространства, окружающего ближайшие планеты.
   "Где вы и как найдете нас?" -- подумал он об эскадре, отправившейся на поиски их.
   Затем отправился к себе.
   А Кирлиса и не собиралась отдыхать. Ей нужно было срочно встретиться с Кортоком. Она включила передатчик на своем указательном пальце и послала ему сообщение о срочной встречи.
   Однако против обыкновения командир появился не сразу. Она выпила напиток и, задумавшись, забылась. Очнулась, кожей почувствовав на себе взгляд. Корток стоял у экрана, на котором воспроизводились картины её родной планеты, такой любимой, но почти забытой. Это было так неожиданно, что она растерялась и погрузилась в воспоминания безмятежных и таких далеких детских лет. Они наплывали на неё, волновали душу, выталкивая на край сознания нынешние тревоги, беспокойство о невыполненном задании, сомнения о совершаемых действиях. Как тогда было все ясно и просто, и как сложно сейчас. Во всем виновата её вторая половина. Это Кирлиса2 заронила в неё сомнения. Это она, неожиданно, стала высказывать схожие мысли с теми, какие излагали эти земляне. И она чувствовала, что стала уже раздваиваться сама.
   -- Зачем все это? - произнесла она приглушенным голосом.
   -- Ты очень устала. Мне показалось, что ты стала нерешительной; тебя что-то беспокоит.
   -- Ты следишь за мной?
   -- Лишний вопрос. За всеми вами установлено наблюдение, ты знаешь об этом. Что хочешь сообщить?
   -- Вообще-то ты сам мог догадаться. Я решила на всякий случай подстраховаться. В первое погружение Сальвир хочет отправиться сам, вторым, буду я.
   -- Я слышал об этом.
   -- Не сомневаюсь. Только ты не подозреваешь о том, зачем он туда собрался. Он хочет оставить свой образ в мире полевиков, и я не уверена, что мой близнец не расскажет ему обо мне. Она стала самостоятельной личностью и мне не подчиняется. А косморазведчик, хотя ничем не показывает это, но я чувствую, что он относится ко мне с подозрением.
   -- Этого нельзя допустить.
   -- Правильно понял. Надо изобрести предлог и изъять его на некоторое время из группы.
   -- Согласен. Организую ему встречу с Правителем. Полагаю, что удастся задержать его на несколько суток. Постарайся за это время пообщаться со своим близнецом.
   -- Она уже ни близнец.
   -- Тем более необходима эта встреча, чтобы прочувствовать её настрой и скорректировать его для наших целей.
   Вся поза Кортока и тон, с которым он разговаривал, были подчеркнуто официальными. Блендер ничем не проявил свою симпатию к ней, и Кирлиса поняла, что не стоит рассчитывать на какое-либо послабление её миссии.
  
   *****************************************************************
  
   Чудовищный по величине охватываемой области гравитационный пузырь потряс эскадру. Сторожевые системы звездолетов с опозданием успели зафиксировать пространственные деформации, но градиент их изменений был так высок, что защита не смогла полностью погасить гравитационный удар.
   -- Доложить о состоянии кораблей, -- отдал приказ Маклай.
   Ориентировочно он уже знал, что боевая мощь группы за счет потери энергетических запасов, уменьшилась процентом на десять. Больше всего досталось периферийному охранению. До командного крейсера, находящегося в центре, ударная волна дошла уже ослабленной.
   "Значит вы где-то здесь, -- подумал он о противнике. - Получается, что Принц не обманул. Это внушает уверенность, что он приведет нас к нашим".
   -- Полный стоп! Запустить вакуумные поглотители. Генераторы "ям" установить на пятый уровень. На трех передовых периферийных звездолетах включить системы видимости, и ждать. Ждать появления противника.
   Однако противник не спешил обнаруживать себя. Космическое пространства по направлению движения кораблей было не устойчивое. Его характеристики плыли, непрерывно менялась степень прозрачности среды, но и то, что еще оставалось видимым, за счет гравитационной деформации пространства, было жестоко искажено. Причем это касалось широкого диапазона спектра различных излучений, на которые были настроены системы наблюдения за окружающей обстановкой. Несмотря на работу фильтрующих систем обработки искаженных сигналов корабли постепенно слепли. Больше всего настораживала тенденция ослепления - она возрастала. В кипении излучения стали постепенно блекнуть изображения периферийных звездолетов, -- от них на локаторах оставались лишь гравитационные метки.
   -- Включить гравитоны, проанализировать карту гравитоков и сравнить её с картой до ослепления.
   Последующий анализ выявил три подвижных источников, извергающих гравитационные волны, в местах пересечения которых происходило кипение пространства из-за ломки её трехмерности.
   -- Они генерируют неустойчивую метрику незнакомым способом в виде набегающих волн. Необходимо разбить их структуру, и тогда в созданном хаосе мы сможем различить места расположения противника. Включить установки гравиполя и разбросать гравитационные сгустки.
   Сработавшиеся гравитационные заряды разрушили интерференционную структуру гравитационных волн и на возникшем хаосе проявились атакующие армады блендеров. Каждую группу возглавлял траверс, взламывающий гравитацию. Корабли блендеров молча надвигались на землян с трех сторон, не применяя пока боевое оружие. Они подавляли силой своей массы, принуждая покориться ей, внушая пришельцам бесполезность какого-либо сопротивления.
   -- А вот не дождетесь! - буркнул про себя Яжек Маклай, а потом приказал. - Внимание! Приготовиться к вооруженному столкновению. Продолжить движение по маршруту.
   Одновременно Маклай приказал послать сообщение, что подвергается мощной атаке.
   Реакция блендеров не заставила себя ждать. Сотрясание пространства прекратилось, а в движении кораблей противника проявилась тенденция к объединению. Последующий расчет показал, что они встретятся в точке, через которую проходит траектория движения землян.
   -- Собирается мощный кулак, -- сообщил Вилл, вручая карту прогноза движения всех звездолетов.
   -- Они не желают пропускать нас в глубь территории в этом направлении. Настала пора встретиться. Продолжать движение, и привести сюда этого принца.
  
   *******************************************************************
  
   -- Правитель, к тебе на прием просится делегация с Тракии во главе с Верховным, -- сообщил управляющий охранной зоной планеты Элвос.
   -- Делегация? Что они хотят?
   -- Извиняюсь, Правитель, но мой статус не позволяет выяснять у Верховного о цели его прибытия на планету. Могу только сообщить, что они озабочены предстоящим сражением с вторгавшейся группой.
   -- Вот как. И в чем же его тревога? Он не имеет к этому никакого отношения. Последнее время Тракия усиливает свое влияние на соседние области, и от них поступает много жалоб. Но это совершенно иная сфера чем военные действия. Он что, решил распространить свое влияние и туда? - начинал закипать Правитель. - Пропускай, но только его одного, остальные пусть ожидают там. Их корабли вывести на внешние орбиты.
   -- Слушаюсь. Его сразу доставить в вашу резиденцию, или пусть ожидает?
   -- Подавай уж сразу.
   "С чем же он пожаловал? Ему бы, когда мощь подвластной ему территории в последнее время возросла, надо сидеть тихо. И тихо плести свои политические интриги. Тихо. Ведь он же должен догадываться, что мне известно кое-что. Правда, в общей картине политической жизни государства мне это даже выгодно. В его провинции установлен порядок, и для меня он более предпочтителен, нежели хаос. В любой момент я смогу заменить его своим ставленником, -- порядок сохранится и форма правления не изменится. Пусть пока сидит и помогает мне в борьбе с непокорными мирами, жаждущих самостоятельно решать свои внутренние проблемы независимо от нужд всего государства. Вот откуда расползается напряженность, несущая угрозу самому стилю правления, -- управлению всем лишь одним Правителем. И в этом мы с Верховным -- заодно. Так с чем он пожаловал?"
   Появившийся Верховный представлял совершенную противоположность Правителю. Длинный с широкими рукавами балахон из черной не бликующей матовой шерсти прикрывал полное тело, увенчанное удлиненной головой, с которой по обе стороны спускались на его плечи косички. Тяжелая цепь из драгоценного металла, собранная из крупных звеньев держала на груди спиралевидный предмет, украшенный редкими минералами. Вся фигура источала волны самодовольствия и важности своей персоны, что в присутствии Правителя было неслыханной непочтительности к нему.
   Подобная наглость не могла пройти незамеченной.
   -- Видимо ты собираешься сообщить мне нечто такое, чего я не знаю, коль решил проделать столь далекий путь, -- холодно встретил его Правитель, не тронувшись с места, а лишь слегка повернув голову.
   Напыщенность Верховного мгновенно сдулась, он согнулся в низком поклоне.
   -- Правитель, ко мне дошли слухи о вторжении неприятеля на нашу территорию. Наверное предстоит сражение. В связи с этим я осмелился обратиться к тебе. Выслушай меня.
   -- Ты уже и так здесь. Говори.
   -- Я беру на себя смелость предположить, что они явились сюда с целью освободить ту группу землян, которую привез сюда Корток. Ты же знаешь, что в прошлое вторжение им удалось пленить команду звездолета. Той командой руководил мой первый сын, Первый Важер Тракии. Так вот, я уверен, что они сейчас находятся на звездолетах и их привезли сюда с целью обмена. Если возникнет сражение, Важер может погибнуть. Прошу тебя ...
   -- Так вот в чем дело! - перебил его Правитель. - Личный интерес ты смешиваешь с событиями государственной важности. И ты посмел явиться ко мне с этим?! - загремел он.
   А про себя подумал, что если Верховный, вот так, в открытую, озвучил свою просьбу, то он выступает ни один, за ним скрываются звенья целой организации.
   "Ну подождите. Вот еще один объект для проверки действия прибора подавления чужой воли. Надо ускорить исследования, а эту вторгшуюся группу уничтожить, чтобы не мешала".
   -- Смерть на поле сражения является величайшим поступком, о котором мечтает каждый житель. Тебе ли не знать об этом. О твоем сыне будут вспоминать в веках. Прощай.
   Верховный хотел еще что-то сказать, но увидев металлический блеск в глазах Правителя, склонил голову и задом попятился к выходу, где столкнулся с спешащим откуда-то Кортоком.
   -- Убедительная просьба, Правитель. Прошу принять меня по неотложному делу.
   -- Входи. А этого Верховного больше не впускать.
   "Мы еще посмотри, кто здесь будет приказывать", -- злая гримаса до неузнаваемости исказила лицо Верховного, но он быстро овладел собой и с приветливой улыбкой вышел к своей делегации.
   -- Мы возвращаемся, -- коротко изрек он.
   -- Этот урод даже не пытается скрыть свои эмоции, -- тихо проговорил Правитель, глядя вслед уходящему Верховному. - Надо ограничить пространство его перемещения. Пусть поживут в изоляции. Верховная Каста что-то проглядела, или в ней завелись предатели. Ты весьма кстати появился. - произнес он, повернувшись к входящему Кортоку. - Расставь свой флот по границам провинции этого Верховного. Пропускать только торговые корабли.
   -- Слушаюсь.
   -- А что у тебя?
   -- У нас могут возникнуть проблемы с пленниками. Кирлисе удалось склонить их на продолжение исследований. В погружение собирается косморазведчик с целью оставить в том мире свой образ. Кирлиса боится, что при встречи его с её образом, раскроется её роль в их команде. Они поймут, что она тоже разведчик, засланный специально на Землю для наблюдения за их исследованиями. О последствиях их дешифрирования нетрудно догадаться. Они прекратят свои опыты.
   -- Этого нельзя допустить.
   -- Поэтому у меня просьба. Изымите его на некоторое время из группы. Пошлите Сальвира в хранилище, пусть познакомится с историей нашего государства. Кстати там есть материалы о том звездолете, который выкрал артефакты, а затем выбросил их на челноке. Я полагаю, что эта информация очень заинтересует его и он не догадается об истинной причине разъединения с группой.
   -- Хорошо. Я бы хотел, чтобы ты присутствовал при эксперименте. Посмотри, что происходит, проследи за приборами. Хоть мы и так записываем все, но живое участие, даже пассивное, многое может добавить.
   -- Согласятся ли они.
   -- Это мое желание. Иди.
   -- И это надо сделать сейчас? - спросил косморазведчик Кортока, когда тот передал ему слова Правителя.
   -- Распоряжения Правителя не обсуждаются, а исполняются незамедлительно.
   -- Мне надо переговорить с остальными.
   -- Я объясню им ваше отсутствие. Вас сейчас проводят в хранилище. Уровень доступа "К". Он означает доступ ко всей информации по истории нашего государства. Кроме того, тебе предоставят материалы по вашему звездолету, задержанному нами. Проводите, -- приказал он воинам охраны.
   Сообщение о том, что Сальвир будет отсутствовать в течение неопределенного времени, привело землян в некоторое замешательство. По молчаливому согласию они уже давно признали за ним роль командира, и поэтому теперь растерянность их была понятна.
   -- Что будем делать? - Фукш спрашивал всех, но в основном его вопрос был обращен к Лежуру, своему давнишнему другу.
   -- Да, что будем делать? Предлагаю, не менять нашего последнего решения. Начнем эксперименты. Проведем погружение с целью разведки обстановки, ведь мы сейчас очень далеко от наших мест, и что там, в "инфо-поле", сейчас, весьма туманно. Придется идти одной Кирлисе. Ты готова?
   -- Ей-ей! Почему одной? А я?
   -- Ты же сам говорил, что Реферсу рано, мне быть здесь, а тебе отправляться туда, я думаю, не стоит. Может возникнуть что-то необычное и ты, как неопытный, можешь оказаться обузой для неё. Не стоит рисковать.
   -- Может быть, все-таки, не следует отправлять её туда одну? - подал голос Корток.
   -- О! Посмотрите на него. Он уже советует нам, как поступать. Пошел бы ты.
   -- Я буду присутствовать. Хочу посмотреть, как это происходит.
   -- Присутствовать. Хм. Похоже от тебя уже не отвяжешься. Ну стой, смотри. Смотри на свою коробочку, там все увидишь, но молчи и не вмешивайся в наши действия чтобы не случилось, иначе это может плохо кончиться ... для неё.
   -- Что-то я не пойму, -- с натугой выдавил слова из себя Реферс, по выражению его лица было видно, что внутри него все кипит. - В последнее время вы полностью игнорируете меня. Что я ни скажу, захочу - на все слышу одно лишь "нет". Хватит! Я пойду с Кирлисой.
   -- Подожди друже, -- Лежур подошел к Реферсу и обнял его за плечи. Ты неправ. Фукш и я, да и Голиаф, считаем, что тебе необходимо восстановиться. Тебе досталось больше других. Так уж вышло. Подожди. Пойдешь еще. Времени у нас предостаточно. Правда, девочка?
   -- Они правы, Реферс. Схожу на разведку. Посмотрю. Я более-менее готова к тамошним сюрпризам. Обещаю быть осторожной.
   -- Тогда вперед. Одевай шлем, и я скорректирую твой информационный портрет. Пусть в памяти лежат два твоих образа. Фукш, помогай. Готова? А ты, -- кивнул он к Кортоку, -- наблюдай за "коробочкой".
   Вспыхнувшее в ней зарево, и появившиеся вслед за этим цветные бесформенные сгустки и текущие ветвистые световые потоки в нем, ознаменовали, что началось погружение в "инфо-поле".
  
  
   Обнаруженное место, подходящее под описание, составленное Поусом, было более-менее спокойно. Группа исследователей, куда входила Кирлиса2 и отряд чистильщиков, расположилась вдалеке от нагромождения вздыбленных участков поверхности, представленных вулканами с остроконечной либо плоской вершинами. С момента прибытия группы особой активности они не проявляли. Лишь некоторые из них дымились, а над плоскими вершинами широких кратеров висели густые облака, из которых через жерла кратеров энергия миров полевиков утекала в миры "жестких структур". Связь существовала и она не прекращалась ни на один миг.
   -- Струссов здесь нет. Что же касается относительно тех зарослей, то они не обнаружены, но с уверенностью утверждать не могу. Поэтому необходимо быть осмотрительной. Я сделаю пробный спуск, осмотрюсь там, затем пойдем вместе.
   Однако в его планы пришлось внести коррективы из-за начавшихся бурных процессов, нарушивших медленно текущую безмятежную жизнь долины. Остроконечные вулканы неожиданно выбросили ошметки полевых сгустков, насыщенных электрическими зарядами. Отчего долина погрузилась в сплошную трескотню.
   -- Они начали эксперименты! - вскричала Кирл. - Я пойду с тобой прямо сейчас.
   -- Я обещал Поржу ... -- начал Поус, но она прервала его.
   -- Он видите ли обещал! Здесь надо ловить любой момент, когда они начинают свои опыты, а он обещал. Мы что, можем крикнуть отсюда им:
   "Эй, начинайте! Мы готовы встретиться с вами. Так что ли? Глупцы".
   -- Мне надо доложить Главе.
   -- Конечно. Докладывай, и быстрее.
   Порж легко согласился с доводами Кирлисы2, и команда начала подготовку к погружению. Кирл все это время нервничала. Ее облако пыхтело, испуская из себя сгустки разноцветных вихрей, взрывающихся снопом искр.
   -- Успокойся.
   -- А если они закончат работы?
   -- Только-что начали и сразу прекратят? Вряд-ли. Готовься. Я сейчас подплыву, только взгляну наверху, -- вдруг что-то не так. Меня беспокоит возможность появления той поросли. Надо будет сразу подавить её, иначе нам может не хватить энергии.
   Осмотр участка успокоил Поуса и он сразу отдал приказ на погружение.
   Каждое погружение чем-нибудь отличалось от остальных. Нынешнее не явилось исключением. Спуск сопровождался зрительными и звуковыми явлениями. Создавалось впечатление, что они пробивали слои странного эфемерного пространства, живущего по своим законам. Казалось иногда, что их кто-то пытается схватить и затащить в эту область, но сил у того не хватало и путешественники проваливались дальше вниз, в неизвестное. В конце пути они оказались в густом липком тумане, через который с трудом просматривалось ближайшее окружение. Оно было однородно и безжизненно, совершенно непохожее на все, что они видели в прошлые погружения. Это вызывало беспокойство. Половинка их облака-сгустков была погружена в медленно текущий дымный слой, и они чувствовали, что их энергия постепенно тает.
   -- Надо двигаться. Где они? Где твой прототип? Ты что-нибудь ощущаешь?
   -- Я пытаюсь вызвать их. Что-то пробивается ко мне ..., нам туда ...
   Как только они двинулись, окружающая обстановка резко изменилась. Однородный туман сгустился, образовав над ними тяжелые тучи, зависшие над слегка видимой тропинкой. С обеих сторон тропы медленно вздымалась непрочная твердь, поверхность которой часто прорывалась газовыми пузырями, поднимающимися из глубины. На дальнем конце тропинки проявилось небольшое яркое мерцающее пятно.
   -- Это они, -- произнесла Кирлиса2 и заскользила к нему.
   -- Ты одна? Здравствуй, -- пыхнул Поус, облетая облако Кирлисы. - Мы ждали и искали вас. Со времени последней нашей встречи у нас наблюдаются странные явления. Кирл утверждает, что только вы поможете найти объяснения им.
   -- В их мир вылезают странные образования; я не могу назвать их существами, насколько они не похожи на все что я знаю. У меня подозрение, что они отсюда, из пограничной зоны.
   -- Ты права. Оно порождение этого мира, где мы сейчас находимся. Это странно звучит, но мы считаем, что так все и происходит. Случайно оказавшись на планете насекомых, мы впервые столкнулись с этим эфемерным созданием. Каким-то образом оно сформировалось в виде коллективного разума всех насекомых планеты. Возникнув от них, оно потом стало их властелином. И все было бы ничего, жили бы они на своей планете, приспособившись и к такой форме существования, но тут появились мы. Но самое поразительное, как я понимаю, в том, что если бы мы не вошли в эту зону с помощью загадочной "коробочки" и Голиафа, ничего б не случилось. Коллективный разум до этого момента не обращал на нас никого внимания. Мы были вне зоны его органов чувств. Только здесь он узнал про нас и начал пытаться завладеть нашим сознанием, а через него стать хозяином нашей физической оболочки. Вот примерно вкратце и все.
   -- Интересно получается, -- пыхнул Поус. - Значит они, в принципе, могут влиять на вас, одновременно стараться добраться и до нас. И из этого следует, что через него можно организовать связь и эффективное управление нашим миром по цепочке: наш мир, пограничная зона, ваш мир, обратно пограничная зона и, наконец, наш мир. Этот цикл можно также сделать и с вашей стороны. Интересно, очень интересно.
   Сгусток полевика сильно сжался, его вихри стремительно вращались, сливаясь в общий поток. Пыхнув, он отлетел в сторону и там застыл.
   -- Он вскрыл самую суть, -- произнесла Кирлиса.
   -- Он умница, одаренная личность, -- согласилась с ней Кирлиса2. - Ты теперь понимаешь, что это обоюдоострое оружие. В неопытных руках оно может покалечить и того, кто решился поиграться им. Этот мир, как и мы, не знали о существовании друг друга. В то время как Реферс только еще работал над своей гипотезой, а затем вы со своей командой начали получать подтверждение о существовании мира полевиков и то лишь с помощью "коробочки", полевики самостоятельно начали свои исследования и достигли фантастических результатов. Они научились пробивать туннели сюда, и работают уже над тем, как проникнуть дальше. Они умницы. Это и понятно, если вспомнить, что развиваются на достижениях наших цивилизаций, но при этом по характеру любознательные и миролюбивые создания. Реферсу еще предстоит понять, почему к ним не проникают захватнические устремления, которыми пронизаны истории всех известных нам цивилизаций. Счастье, что эта зараза пока обошла их. Боюсь, что это ненадолго, если мы приложим к этому руку. Как видишь, она уже достигла этого слоя. Если полевики догадаются о том, для каких целей хотят использовать их мир, они ответят. Полевики уже улавливают связь появление монстров с действиями "жестких миров, и пока разрабатывают механизмы подавления только этого слоя. Но они могут пойти и дальше. Ты осознаешь все последствии?
   -- Но к этим монстрам из пограничной зоны мы не имеем никакого отношения.
   -- Как знать. Агрессия, стремление к власти, - и чем больше, тем лучше,- разве это неотличительная черта всех наших молодых цивилизаций. Ведь не все из них достигли уровня того понимания, что жизнь в мире и согласии со всеми приносит больше жизненных дивидендов.
   Кирл замолчала, Она медленно кружилась вокруг своего родителя, слегка касаясь его облака своими вихрями.
   -- Тебе удалось что-нибудь прояснить по моему заданию? - пыхнула Кирлиса.
   -- Ты, похоже, не слушаешь меня. А о чем я тебе все это время говорила? Более того, сообщаю тебе о назревающей войне полевиков с монстрами, чтобы вы задумались над своими планами. Я же, со своей стороны, постараюсь препятствовать каким-либо вашим действиям, если вы не откажитесь от задуманного.
   -- Ну и хорошо, -- неожиданно произнесла Кирлиса. - У меня к тебе иная просьба. Косморазведчик собирается оставить свой образ у полевиков, чтобы познать их мир, а взамен передать свои знания о наших мирах. Прошу тебя, не говори ему о цели твоего присутствия там.
   Сгусток Кирлисы2 вспыхнул, раздувшись в виде двух грушевидных облаков, а затем набросился на Кирлису и обволок её со всех сторон.
   -- Я была права. Мои подозрения подтвердились. Ты полюбила психоаналитика и боишься, что раскрытие твоей роли оттолкнет его от тебя. Не беспокойся, я не предам тебя. Но ты должна понимать, что они никогда не смеряться со своим пленением, и будущее их неизвестно. Что ты будешь делать?
   -- Ты и это узнала.
   -- Конечно. Я же - ты, и знаю о тебе даже больше, чем ты о себе.
   -- Ты опасный близнец.
   -- Тебе нечего меня опасаться. Мы будем существовать в разных мирах, и судьбы наши расходятся все больше и дальше. Мое еще как-то предсказуемо, а вот про тебя ....
   Пространство передернула судорога. Кажущаяся ленивая безмятежность разорвалась. До этого момента медленно дышащая безбрежная поверхность мрачного болота вздыбилась высокими гребнями, нависшими над тропой и готовыми в любой момент обрушиться на неё, навечно погрузив её в свою ненасытную бездну. Воздух пронзил глухой нарастающий гул, от которого повеяло смертельной тоской о чем-то давно минувшем и безвозвратно потерянном. Окружающая среда приобрела вязкий вид. Она желала схватить в свои липкие объятия оказавшихся здесь путешественников и затащить их болото.
   -- Уходим! - пыхнул подлетевший Поус. - Ты тоже. Не нравится мне перемена настроения этой зоны.
   Кирлиса2 хотела еще что-то сказать. Она попыталась облететь облако полевика, чтобы сблизиться с Кирлисой, но Поус не пустил. Он бесцеремонно захватил её сгусток, пронзив своими вихрями, и стремительно потащил по разрушающейся тропинки к месту пробоя. Сама Кирлиса задержалась с подачей сигнала о возвращении, а действовать необходимо было без задержки, так как окружающая обстановка менялась с бешенной скоростью. Болото все кипело, выбрасывая вверх жидкие пузыри, которые лопались, разбрасывая во все стороны жгучую смесь из шипящих электрических разрядов, напоминающих свернутых червяков. Кирлиса в одно мгновение оказалась полностью облепленной этими ошметками. Она почувствовала, как в её вихри просачивается чужеродная энергия. Организация внутренних потоков дала сбой, они стали растекаться, вытекая из её полевого сгустка, еще больше снижая запасы энергетических сил. Сознание путешественницы стало меркнуть, а на смену ему пришли отголоски чьих-то образов, зовущих погрузиться в отвратительное и ненасытное болото. У ней не осталось сил сопротивляться и она сделала первый шаг к бездне.
  
   **********************************************************************
  
   Маклай смотрел на оперативную карту, фиксируя все перемещения вражеского флота, пытаясь разгадать направление главного удара и виды оружия, которое может применить противник.
   "А, они теперь видят в нас серьезного бойца", -- с удовлетворением подумал Яжек, отмечая появление еще трех траверсов из-под плотных облаков космической пыли, рассеянных вокруг красного гиганта и двух звезд карликов.
   -- Вилли, -- позвал он, и, когда появился помощник, приказал, -- сообщи в центр, что против нас выдвигают крупные силы и нам самим не справиться. Пора начинать операцию "Вторжение". Подпись моя.
   Операция "Вторжение" предполагала заход трех крупных группировок боевых звездолетов на территорию "Обманчивого Мира" сразу по трем направлениям с охватом места расположения отряда Маклая, давая этим понять, что "Содружество Миров" готово к решительным действиям при любом развитии событий. Однако на это требовалось время, а до того момента Маклай должен будет действовать в одиночестве.
   -- Разрешите войти, -- произнес один из сопровождающих Первого Важера Тракии, показавшегося в проеме двери.
   -- А, принц, прошу. У нас к тебе есть несколько вопросов. Через некоторое время мы окажемся в точке, куда мы могли бы добраться, следуя по другой, более энергетически выгодной траектории. К примеру, так, -- Яжек прочертил лазером линию на карте, -- или так, -- на карте пролегла вторая линия. - Почему столь сложный путь, по которому следовали мы?
   -- Он несложный, он - простой. Через те территории, через которые пролегли указанные маршруты, крайне неустойчивые из-за гравитационных искажений, которые вносят дрейфующие малые черные дыры. Что это такое, я не знаю. Но лучше не лезть туда без специальных средств навигации и карт. А так вы вышли к месту встречи. Ведь вы этого хотели?
   -- Я прежде всего хотел, чтобы ты указал, где находятся пленники.
   -- Они находятся там, вернее, недалеко от того места.
   -- А где именно?
   -- Мне трудно локализовать отсюда, но уверен, что в том районе.
   -- Так. Значит идем на встречу. Проводите его в каюту к своим. Тебе придется находится там, пока мы будем разбираться здесь. Комфорта не обещаю, может случиться всякое, но вас мы не бросим. Надеюсь, что до этого не дойдет. Проводите.
   -- А как же переговоры?
   -- В самих переговорах ваше участие необязательно, но если потребуется, я вызову вас.
   В предполагаемой точке встречи двух космических отрядов появился странный пузырь, который стал стремительно расти. Охватываемое пространство вначале покрывалось рябью, а затем становилось невидимым. Этот процесс инициировали три раперса, входящие в состав трех отрядов блендеров. Под покровом невидимости крессы, составляющие основу войска, изменили направление движения. Теперь они разлетелись в стороны, формирую гигантскую сеть, похожую на невод. В центре этого невода, разбросав свои "листья-ботва" двигались траверсы, создавая впереди себя мощную гравитационную волну. В пересечении гребней этих волн, возникал гравитационный импульс, порождающий направленный пучок высокоэнергетических частиц. В результате на движущиеся звездолеты землян понесся широкий луч мощного излучения, способного вывести из строя всю электронную систему кораблей. Распознав грозящую опасность, периферийные звездолеты включили вакуумные поглотители и нейтрализаторы для выравнивания гравитационных искажений.
   Это принесло желаемый результат. Движение волн стало хаотичным, а мощность луча значительно снизилась.
   -- Срочно провести анализ характеристик внешней среды и увеличить мощность нейтрализаторов, -- командовал Вилли. - Попытайтесь определить точную расстановку их кораблей.
   Отряды сближались. На этих расстояниях генераторы систем видимости были уже не столь эффективны для создания маскирующего действия. Тем не менее изображение было искажено и плыло. Лишь обработка данных с гравитационных диагностических систем позволило определить точные координаты кораблей вражеского флота. При этом выяснилась одна странность. Вдали от основной группировки локаторами дальнего обнаружения просматривалась еще один отряд звездолетов.
   -- Видимо они решили, что этих средств им не хватает, чтобы расправиться с нами, поэтому вызвали подмогу, -- отметил Вилли.
   -- Да, они как-то не уверены в себе. Это вселяет надежду на успех нашего мероприятия.
   -- Почему они не предпринимают действий?
   -- Ты неправ. Они уже показали на что способны при встречи. Теперь ждут подкрепления. Куда им спешить, времени у них предостаточно.
   -- Тогда, может быть, следует начать первыми, несмотря на то, что они почти окружили нас. Укажем им на наши решительные намерения, и что нас нисколько не смущает их войско.
   -- Хм. Пожалуй ты прав. Уверен, что они предпримут уже испытанную тактику - плазменную атаку. На сей раз она будет посерьезнее чем в прошлый раз, когда нашу спину защищала планета. Теперь её нет. Да, позиция не из простых. При атаке вновь включить вакуумные поглотители. Запасов энергии у нас пока предостаточно, пусть работают непрерывно, и подготовьте генераторы гравиполя для плотного разбрасывания гравитационных сгустков на траверсы. По крессами и его осколкам применить веерные излучатели и плазоиды. Каждому периферийному звездолету придать насколько кораблей низшего класса. Такая группа сможет эффективнее использовать генераторы половинной метрики пятого уровня для создания глубокой гравитационной ямы вокруг себя. Однако будьте предельно внимательными, не увлекаться и не отрываться от отряда. Вилли займись их организацией. Я же в составе с еще двумя периферийными звездолетами пойду в голове отряда в направлении на траверсы.
   -- Они сомнут тебя, командир.
   -- Может быть, но для этого им надо очень постараться. Полагаю, что к этому времени наши успеют подойти.
   Началась перестройка группировки. Образовалось девять групп, которые создали клин, в голове которого двигался "Мираж-8" в сопровождении двух звездолетов. Маклай оказался прав, когда предполагал, что блендеры предпримут прежнюю тактику. Большая их часть спиралевидных кораблей распалась на крессы, кроши и шерпы, которые стали окружать клин. Одновременно клину навстречу выдвинулись звездообразные корабли блендеров, с их лучей стали бить потоки энергии. В местах встречи этих энергетических лучей разгорались плазменные звезды, деформирующие окружающее пространство, превращая его в своеобразный пространственный сачок, способный спеленать корабль.
   -- Внимание! Приготовиться к плазменной атаке.
   Как будто подслушав слова Яжека Маклая, малый флот блендеров применил плазменное вооружение. Облака горящей плазмы понеслись на корабли Маклая, но, попав в кольцевые гравитационные поля, созданные генераторами звездолетов, распылялись, постепенно теряя энергию и гасли. Лишь небольшая часть прорвалась через кольцевую завесу, но вскоре попала в гравитационную яму и была выброшена обратно. Корабли ответили лазерными выстрелами, прочертив космическую черноту узкими лучами, некоторые из которых нашли свои цели. Начавшиеся военные действия носили разведывательный характер с целью прощупать оборону противника. В бой еще не вступили основные силы и главное сражение было впереди. Траверсы сокращали расстояние, что чувствовалось по дрожи пространства.
   -- Командир! К вам настоятельно просится этот принц.
   -- Не время с ним общаться.
   -- Он уверяет, что это очень важно. У него есть информация о больших звездолетов противника.
   Яжек задумался на мгновение, разглядывая позиции флотов, а потом произнес:
   -- Впустить.
   Появившийся блендер был очень бледен, щеки, руки поддергивались.
   -- Командир, нельзя допустить, чтобы траверсы собрались в кучу. Тогда они смогут нанести удар, от которого не будет спасения. Мы все здесь испаримся, исчезнем. Нас больше не будет. Я не хочу этого! Дайте мне челнок и выбросите в космос. Обмена никакого не будет. Они пришли сюда, чтобы уничтожить вас. Я ... , я ... , я ... .
   -- Прекратить истерику! Объясни подробнее, и откуда ты знаешь о расстановке траверсов.
   -- Нам позволяет ориентироваться вот этот прибор, -- блендер потряс свингер, висевший у него на груди. - Когда они соберутся вместе, то начнут накачивать энергией область, где вы находитесь. Потом произойдет взрыв, гравитационный коллапс!
   -- Как долго продолжается закачка?
   -- Они уже начали.
   -- Внимание, всем! Включить все вакуумные поглотители и нейтрализаторы в режиме стабилизации. Повторяю, в режиме стабилизации! По всем малым кораблям применить аннигиляторы. Движение прекратить. В случае критической обстановки разрешаю индивидуальное закукливание. На "Мираже" начать закачку генераторов "квантовой пены". Быть готовым произвести выстрел по направлению на компактную группу траверсов. Ширина захвата луча в размер группы. Рассчитать и доложить мне время подхода сгустка пены до цели. Жду.
   -- Первый Важер, может быть ты мне подскажешь что-нибудь о втором отряде звездолетов, который очень странно ведет себя. Он довольно длительное время не приближается к основному отряду, а держится на определенном расстоянии.
   -- Я знаю об этом, но ничего определенного сказать не могу. Для меня это тоже загадка. Они применяют защиту, блокирующую работу свингеров.
   -- Установка готова, -- донеслось из динамиков. - Полет займет полторы временной единицы.
   В это время звездолет ощутил внешнюю дробь ударов. Это стали взрываться малые корабли блендеров, которые попали под выстрелы аннигиляторов. В ответ все войско блендеров начала яростную атаку. Со всех сторон летели плотные облака горящей плазмы. Среди них чертили пространство лучи жесткого излучения, выпущенные с кораблей-звезд, а в местах пересечения лучей вспыхивала плазменная звезда, втягивающая в свою горящую плазму ближайшие звездолеты "Содружества Миров". Пока их крупные звездолеты держались, но несколько малых кораблей, оказавшиеся вблизи, сгорели.
   -- Сколько времени осталось до завершения закачки? - спросил Яжек принца.
   "Успеем", -- подумал он, услышав ответ.
   -- Внимание! Произвести залп пеной, -- скомандовал Маклай.
   Выстрел был не слышен. Наоборот, наступила тишина, как если бы тебе заложило уши. Только через некоторое время слышимость стала восстанавливаться. Доносившийся звук был похож на шелест осенней листвы перекатывающейся под порывами ветра, но и он вскоре затих. На темных экранах внешнего вида прорисовался след ползущего белого "червя", головка которого была направлена на точки траверсов. Это отсюда, с командного звездолета казалось, что "червь" ползет медленно, но он несся через космическое пространство с половинной скоростью света, и он настигнет траверсов прежде чем они успеют разбежаться в стороны без потерь.
   -- Почему вы меня не спасаете? - разорвав тишину, взвизгнул Первый Важер Тракии. - Они сейчас произведут залп!
   -- А ты разве не видел, как гибнут команды с обеих сторон этого никому ненужного побоища? Тебе не жалко их? Думаешь только о своей шкуре? Произвести второй залп!
   К тому времени, как прорисовался второй "червь", головка первого достигла траверсов. Неожиданно их компактная группа рассыпалась, а на месте, где они только что находились, стало расплываться белое рваное пятно. Отсюда казалось, что оно медленно расползается, но Макдай знал, какова скорость распространения горящего пространства.
   "Лихо они сбежали. Сколько же потрачено энергии на подобный экстренный переход. Нескоро же вам удастся восстановиться".
   -- Ну вот ты и остался жив, -- бросил Яжек принцу, -- и сохранился для обмена. Прекратить активные действия! Перейти к обороне. Движение продолжать на малой скорости в прежнем направлении. На провокации не поддаваться, -- командовал он. - Принц, и где же мы сможем произвести обмен? Твои разбежались. Держаться лишь в отдалении.
   -- Напрасно вы так думаете. У нас не оказалось сведений о наличии у вас подобного вооружения. Теперь знаем, и вам еще придется ощутить на себе мощь траверсов.
   -- Они и сейчас у меня вызывают восхищение. При такой-то массе и проявить подобную резвость не каждому дано. Молодцы. Жаль, что мы на разных баррикадах. Но теперь им придется быть более осмотрительными и не считать себя хозяевами космоса. Сейчас меня больше беспокоит приближающаяся вторая группировка. Она, если судить по данным, не такая мощная, как первая, но подобный довесок настораживает. Ты не подскажешь другой путь к месту содержания пленников? Ты их чувствуешь?
   -- У меня есть уверенность, что мы на верном пути.
   -- Вот как. Тогда мне придется перейти к глубокой обороне и двигаться медленно. Надеюсь, что и к нам подойдет подкрепление. Тогда и решим, что и как поступать.
   Однако развернувшиеся последующие события оказались совершенно неожиданными и они резко изменили весь ход действий с той и другой стороны.
  
   **********************************************************
  
   Несмотря на все старания Лежура Кирлиса не приходила в себя в запущенном реанимационном цикле Голиафа. Её организм блокировал все внешние воздействия, но продолжал что-то перестраивать в себе, что было заметно по всем показаниям на индикаторных панелях микроскопа.
   -- Она не пускает меня в себя, -- изрек Лежур, после очередной попытки пробиться к ней. - Её мозг каким-то образом заблокировал все входы поступления информации от шлема. Нужно найти иные области входа и через них скорректировать управление шлемом, сформировать новую программу, потому что Голиаф не справиться с этим сам. Все это можно сделать, но нужно время, и не факт, что сразу достигнем нужного результата. А времени у нас нет, с ней что-то происходит, и мы можем опоздать.
   -- Это все планетарный разум. Ему все же удалось завладеть ею. Предупреждал же, что осмотрительной надо быть, -- шептал Фукш.
   -- Что вы все бормочите, делайте же что-нибудь! - вскричал Корток.
   Блендер все это время находился здесь же. И когда он увидел, что Кирлиса не приходит в себя, он впал в ступор и безвольно наблюдал за действиями землян около любимого тела. Теперь он очнулся. Из лифта выскочили несколько блендеров,- видимо Корток вызвал их.
   -- Срочно сюда всю медицинскую команду Правителя.
   -- Отставить командир. Твои здесь ничем не помогут, только мешать будут, -- остановил его Лежур. - Что ты все молчишь, психолог, очнись! Ведь происходящее ближе к твоим профессиональным приемам. Думай, как заставить обратить её внимание на наши действия.
   -- Я и думаю.
   -- Так думай быстрее. Время уходит.
   -- Ты сейчас сказал, что её мозг заблокирован по локальным точкам поступления информации. Так?
   -- Да.
   -- А если удастся обойти эти каналы, что тогда?
   -- Голиаф перехватит инициативу, и мне станет легче контролировать мозговые процессы и править нарушения.
   -- Тогда сделаем так. Обрушим на её периферийную нервную систему потоки раздражающей информации. Корток, у вас найдется что-нибудь очень плохо пахнущее?
   -- Да. А что? Зачем?
   -- Пусть доставят сюда.
   Через некоторое время по его приказу принесли действительно омерзительно гадко вонючие, от чего даже глаза начинали слезиться.
   -- Подойдет. Делаем, значит, так. Фукш, ты шепчи что-то на ухо Кирлисе, непрерывно меняя тон произносимого, можно даже до крика. Лежур, гладь её голову, одновременно дергая за волосы, и следи за своим микроскопом. Корток, твоя задача щипать её ступни и щекотать их. Я же буду держать эту гадость около носа и светить фонарем в глаза. Всем ясно? Если понятно, то начнем. Готовы? Начинаем ....
   Со стороны, наверно было смешно, -- если бы не было так грустно, -- наблюдать, как четверо мужчин склонились над распростертой женщиной и совершают какие-то странные движения. Так продолжалось до тех пор, пока голова девушки неожиданно дернулась и отклонилась в сторону от источника вони, а нога согнулась в колене.
   -- Есть! - вскричал Лежур. - Работает! Продолжаем .... Молодец Голиаф, перехватывает инициативу, начинаем разблокировку. Если так пойдет, скоро заработает связь через шлем. Ты чего, командир прекратил щекотать? Продолжать всем! Если начнет вырываться, держать, не жалеть её. Ей сейчас это самое необходимое для жизни.
   Тело девушки постепенно оживало. Она начала вырываться, цепляясь руками за мужчин и отталкивая их от себя, но действовала бессознательно, рефлекторно. Глаза ничего не выражали, из рта вырывались бессвязные звуки.
   -- Всё, -- наконец произнес Лежур. - Оставьте её в покое. Шлем заработал. Организм стабилизируется. Теперь надо ждать, пока Голиаф засинхронизирует мыслительные потоки.
   -- Как долго ждать? - спросил Корток.
   Он не мог унять дрожь своих ладоней, поднялся. Стоял бледный, слегка наклонив свою удлиненную голову, и смотрел на землян с выражением в глазах, в которых светилась благодарность и надежда. Лежур оторвал взгляд от экранов и посмотрел на него.
   -- Не ожидал от тебя такого человеческого сочувствия. Я не знаю сколько придется ждать времени чтобы восстановились все функции. Эта зараза, что внедрилась в её мозг, изощренная сволочь. Она научилась и привыкла жить, как мы теперь понимаем, в мыслительных процессах и чувствует себя там как рыба в воде. Мы так не можем. Голиаф заблокирует её деятельность, загонит в глубь сознания, а из него мы постепенно будем восстанавливать образ Кирлисы, настраивая её на тот, кем она была в последнее время. Для этого, как ты помнишь, мы и сделали её второй портрет перед погружением. Постепенно начнем собирать тот образ. У нас имеется еще более ранний её портрет и потому я уверен, что нам удастся вернуть Кирлису в прежнем виде. Придется ждать, но потом еще необходимо будет поработать с её психикой. Хорошо, что для этого случая у нас есть свой психоаналитик, Реферс. Вот так обстоят дела, Корток. Что же касается экспериментов, то их придется прекратить.
   -- Ни в коем случае, -- неожиданно прервал его Реферс. - Она, что? напрасно рисковала своей жизнью? Слабая женщина полезла туда, а мы будем стоять в стороне? Не выйдет. Корток, возвращай нам Сальвира, не до развлечений теперь. Я пойду с ним туда. И не смотрите на меня так, друзья. Я так решил. Мы должны довести эксперимент до логического конца. Нельзя бросить начатое на пол пути, и она нас призывала к этому.
   Блендер не произнес ни слова, исчез в лифте. Фукш проследил за ним взглядом, потом посмотрел на друзей и произнес:
   -- Может быть мне кто-нибудь объяснит, что происходит с этим солдафоном. Его очень тронуло происшедшее с нашей девочкой.
   -- Да брось ты выдумывать, вечно в твоей голове рождаются странные ассоциации. Его просто озаботили мои слова о свертывании исследований. С него же император шкуру сдерет, вот о ней он и печется. А девчонка не спешит приходить в себя. Здорово ей досталось от того, что вы называете планетарным разумом. Как он может существовать в том призрачном мире, Реферс? Ведь это не наведенный кем-то образ чего-то. Этот монстр реально живет и устроил там свой мир. Что ты думаешь об этом, гений? Прекрати молчать.
   -- Пока ничего определенного. Нужно собрать информацию и поколдовать с уравнениями. Возможно система имеет иные решения, чем я нашел. Тогда и смогу ответить на те вопросы, которые появились в ходе исследований. В общем, нужны новые погружения, Рыжик.
   Стенка лифта протаяла и оттуда появились Сальвир и Корток.
   -- Что у вас здесь произошло? Из коротких реплик блендера я мало что понял. Только про Кирлису, -- увидев лежащую девушку, косморазведчик бросился к ней. - Как она?
   -- Пока плохо, но надежда есть. Голиаф работает с ней. Идет реанимационная стадия. Процесс длительный, и наше присутствие здесь необязательно, поэтому можем подняться к себе. Необходимо отдохнуть и обсудить дальнейшие действия.
   Лежур взглянул на Кортока.
   -- Не беспокойтесь. Никто здесь ни к чему не прикоснется. Я еще немного побуду здесь. Меня восхищает ваша бесстрашная женщина. Не беспокойтесь, -- еще раз повторил блендер.
   -- Странное поведение этого Кортока, -- тихо произнес Сальвир, когда они поднимались в лифте. - Произошедшее с Кирлисой как будто подменило его.
   -- Женщина способно на многое, -- проронил Фукш, -- даже к существам из другой Галактике. Воистину они загадочные создания.
   Прошло несколько дней. Кирлиса продолжала находится в беспамятстве Мозговая деятельность её медленно восстанавливалась, и поэтому настройка на портреты пока откладывалась.
  
   *************************************************************
  
   Кирлиса2 была крайне возмущена таким бесцеремонным поведением своего наставника. Её перевитое из энергетических струй сжатое облако висело перед ним и извергало искры.
   -- Как ты смел? Я так ждала этой встречи, и беседа была в самом разгаре, а ты все разрушил.
   -- Я ощутил реальную угрозу и поэтому не мог поступить иначе.
   -- Он не мог, видите ли! Паникёр! Мы же туда не на прогулку лезем, а за знаниями. Мог бы и потерпеть. Не от каждой увиденной тучи надо бежать под навес.
   -- Какая ещё туча и что такое навес?
   -- Из того мира откуда я. Имеются такие образования -- тучи, из которых изливается жидкость на обитателей мира, отчего становится неприятно, и тогда существа прячутся от струй жидкости под защиту от них, так называемой навесом. Но дело в том, что это происходит не всегда, и не каждая туча способна на это. Поэтому жители прячутся только тогда, когда реально из туч польется жидкость. Понимаешь? Реально! А ты сразу, как только померещилась опасность, набросился на меня.
   -- Да я ....
   -- А может быть она права, -- прервав Поуса, раздался громкий пых, и около них опустилось облако Поржа. - Излишняя торопливость редко оказывается оправданной. Если мы лезем туда за информацией, то и добывай её. Но меры предосторожности никто не отменял, их надо иметь. Подавили же мы здесь хищные заросли, что-то надо придумать и там. И еще. В следующий поход я пойду вместе с вами.
   -- Нет, нет! Это чрезвычайно опасно.
   -- Я сказал "да", и это не обсуждается.
   -- Глава, если что-нибудь пойдет не так, мы можем застрять на каком-нибудь промежуточном уровне из-за нехватки энергии.
   -- Это твоя забота. Думай. Расставь по каналу спуска группы чистильщиков с генераторами, которые подавляют поросль "мерцалок". Я уверен, что это поможет. Сделай это заранее, пусть потренируются с закачкой энергии. Давай, давай, работай. Отдай соответствующие распоряжения Пффусу, он и поможет тебе. Делай срочно и не пропусти момента контакта. Если они начали эксперименты, то следует ждать в ближайшее время их продолжение.
   И он оказался прав. Вскоре недалеко от того места, где состоялось последнее погружение, одновременно активизировалась деятельность двух остроконечных вулканов, выбросивших из своих жерл плотные полевые сгустки, которые сконденсировавшись, опустились вниз, к подножью вулкана и стали растекаться по долине. Поус приказал готовиться к погружению, предварительно заслав к пограничной зоне отряды чистильщиков. Спуск к зоне прошел без каких-либо осложнений. И вот небольшой отряд полевиков в составе: Порж, Поус и Кирлиса2, застыли над волнующей и пузырящейся поверхностью безбрежного болота.
   -- Что-то здесь неспокойно, -- пыхнул Поус, разглядывая сгущающиеся на горизонте плотные облака, между которыми уже начали проскальзывать ветвистые молнии. Появлялись огненные шары, падающие в болото, отчего они взрывались, разбрызгивая в стороны горящие ошметки. Изредка недалеко от туч возникали какие-то фантомы, напоминающие некие образы их мира, мира блендеров. С каждым мгновением подобных призраков становилось больше.
   -- Раньше этого не было, -- пыхнул Поус.
   -- Это здешний Властелин. Он подстраивается под нас, атакуя знакомыми образами. Не поддавайтесь наваждению, -- пыхнула Кирлиса2. - Я вижу тропу, нам туда. За мной!
   Вид тропы был неустойчивый. Во многих местах она разрывалась набегающими волнами болота и обрастала ошметками в виде ветвистыми кораллами, где витало особенно много странных фантастических образов.
   -- Стоп! - остановил её Поус. - Мне не нравится возрастание гнетущей обстановки. Поус, прикажи чистильщикам начать закачку полевой энергии. Может быть удастся хотя бы частично загасить негативное воздействие на нас здешнего мира.
   Эффект от закачиваемой энергии сразу проявился на окружающей обстановке. Под ударами невидимых потоков мрачные тучи над болотом стали бледнеть и расслаиваться на тонкие слои в виде перистых облаков, которые поднимались ввысь и уже не оказывали на путешественников разрушающего действия. Болото стало успокаиваться, исчезли фантомы, гнет на психику ослаб.
   -- Вперед! - вновь пыхнул Порж и первый заскользил по тропе.
   Однако несмотря на подкачку энергии, движение было затруднено неожиданно появляющимися её разрывами или неоднозначностью её продолжения. Вдруг, возникший бесформенный и зависший над тропой сгусток начинал засасывать в себя податливую жижу, которая затем обрушивалась на полевиков мелким жгучим дождем, пропитывая их тела. На путешественников накатывалась слабость, мысли начинали путаться, опять возникал зовущий куда-то назойливый шёпот. В иных местах тропа поросла загадочными образованиями, указывающими несколько продолжений тропы. Ложный путь через некоторое время начинает рассасываться, становился зыбким, состоящим как-бы из отдельных кочек, между которыми поднимались одурманивающие испарения.
   -- Он нас не пускает, -- тяжело дыша, пыхнула Кирлиса2. - Наше излучение постепенно ослабевает, он старается овладеть им, и скоро нам станет совсем плохо. Нам туда. Я вижу их. Скорее. У нас может остаться мало времени для общения.
   Видимо и те, которые были на другом конце тропы, тоже заметили их и прибавили скорость.
   -- Тебя я узнаю, ученый, -- пыхнул Поус, приблизившись к Реферсу.
   -- А где мой близнец? Я тебя тоже признала, косморазведчик. Как примечаешь, я не потеряла память моего образа, оказавшись в полевом мире. Так почему нет Кирлисы? - пыхтела Кирлиса2.
   -- Её не будет. Вернувшись из прошлого погружения с травмированной психикой, проходит сейчас курс реабилитации. Надеемся, что все обойдется, но нужно время.
   -- Это он, Властелин этой зоны. Страшное и опасное существо. Он научился овладевать психикой каждого, кто проникает сюда, и делает это весьма успешно. Оно уже предприняло атаку на нас. Однако, предвидя его активность, мы предприняли некоторые меры безопасности, но наши возможности ограничены.
   -- Она права, времени у нас действительно нет, а я хочу во многом разобраться и у меня есть много вопросов к вам, как к существам другого мира и которые затеяли эти эксперименты, высветившие существование связи между нашими мирами. В связи с этим, просил бы вас оставить нам свои портреты, как это произошло с Кирлисой2. Тогда, оказавшись в безопасности в нашем мире, мы бы обсудили множество появившихся в связи с этим вопросов.
   -- Это Глава мира полевиков, -- пыхнула Кирлиса2, представив Поржа.
   Сгусток Поржа, свитый из бесконечных полевых вихрей, висел перед землянами, медленно дыша и переливаясь световыми оттенками. От него источалось дружелюбие и спокойствие, что нельзя было сказать об окружающей обстановке. Вновь появилась какофония звуков: скрипы, свист, бульканье, треск, шипение, -- все смешалось в общий гомон, зовущий к себе. Похудевшие на горизонте тучи вновь наполнились зарождающихся в них огромных вихрей, давящих на психику тяжестью. Болото ожило. На его поверхности взбухли волны, несущиеся на тропу. Появившиеся пока слабые смерчи быстро крепли, поднимая и разбрасывая в стороны ошметки жгучей смеси.
   -- Нам не хватает мощности Глава, -- обеспокоенно пыхнул Поус. - Надо уходить и нам и им. Иначе может произойти непоправимое.
   -- Да, он прав, -- согласился с ним Реферс. - Мы принимаем ваше предложение. Ты не против, Сальвир?
   -- Похоже, что у нас нет выбора, чтобы понять их мир и рассказать о нашем. Я согласен.
   -- Отлично, -- пыхнул Поус. -- Если не возражаете, я сниму ваши портреты. Придется потерпеть некоторое насилие над вами.
   Облако Поуса попеременно обволокло сгустки Реферса и Сальвира и создало их портреты, отчего полевик существенно увеличился в размере и уплотнился.
   -- Всё, я закончил. Теперь расходимся.
   -- И побыстрее, -- добавила Кирлиса2, -- я ощущаю резкое возрастание давления.
   Действительно, окружающая обстановка стремительно менялась. Тропа еще сохранялась, но трещала и рвалась. На ней образовались плохо зарастающие разрывы, из которых начинали извергаться пока еще слабые грязевые гейзеры. Ошметки налипали на беглецов и впитывались в их вихри. Стали возникать миражи искажающие окружение, в котором терялась истинная тропа. Всё чаще накатывалась апатия, иллюзия блаженства, в котором отсутствовало ощущение опасности. Первыми сдались Порж и Поус, Кирл еще держалась, -- видимо сказалась натренированность прошлых погружений. Она вцепилась в их сгустки и тащила к началу тропы, -- там должно быть легче благодаря подкачки энергии чистильщиками. Но и здешний Властелин продолжал наращивать силы.
   "Поус, дорогой, помогай! Не поддавайся! Иначе мы останемся здесь навсегда. Ты отвечаешь за Главу! Это твой долг перед миром! Поус!"
   Крики отчаяния не прошли даром. Они пробились через спутанные вихри и достигли его сознания. Из последних сил он стал помогать Кирл, они добрались совсем обессиленные до точки входа, где окунулись в освежающие полевые струи и пришли в себя.
   -- Наверх! - скомандовал Поус.
   Отступление землян могло оказаться более драматичным. Уже на полпути отключился Реферс. Видимо Властелин зоны узнал его и ему легче было покорить его. Психоаналитик не хотел идти по тропе и рвался в болото. Косморазведчик еще держался и тащил Реферса, но всё с большим трудом преодолевал новый разрыв тропы. Конец был предрешен - они проиграли в битве с Властелином этого мира. Им не удастся добраться до точки входа и подать сигнал подъема. А когда Лежур поймет, что слишком долго длится их молчание и прервет эксперимент, будет поздно - их психика, человеческая психика, окажется разрушенной.
   Помощь пришла неожиданно. Фукш уговорил Лежура позволить ему войти в эксперимент вслед за ушедшими. Тот не хотел отдавать ему шлем Кирлисы, находящейся в стадии восстановления, -- это могло навредить её состоянию.
   -- Я понимаю, но и ты пойми. Если они останутся там, или вернутся в таком же состоянии, то это будет непоправимая трагедия. Я обещаю тебе быть предельно осторожным. Я то успею подать сигнал тебе, а они могут уже забыть о нем. И что мы будем ждать от них здесь? Пусти.
   В конце концов Лежур согласился, но понизил уровень чувствительности шлема, разумно рассчитывая, что Фукш почувствует излучение друзей, а от внешнего облучения он будет несколько защищен. Так оно, к счастью, и произошло. Фукш вовремя добрался до бредущих путешественников и подал сигнал Лежуру. Последнее, что пробилось в меркнущее сознание Фукша, был ужасный вопль, который физически потряс его тело. Он и сейчас все еще звучал в его голове, когда помогал Лежуру приводить в чувство психоаналитика и косморазведчика.
   -- Ты сам то, как? - процедил сквозь сжатые губы Лежур, взглянув на друга.
   -- Нормально. Правильно ты сделал, что уменьшил чувствительность, это и спасло.
   -- Ладно. Разберемся, что там произошло когда очнутся. Голиаф говорит, их психика в норме.
   -- А тебе не кажется, что следует прекратить всё это, пока не поздно. Из нас пятерых трое уже с травмированной психикой, и одна очень плоха.
   -- О себе сейчас подумал?
   -- Ты чего это? Как ты такое говоришь!
   -- Извини. Я не могу без работы, чтобы не экспериментировать. Лично меня уже просто тянет в "пси-поле".
   -- Мне тоже интересно, но надо притормозить.
   -- В данных обстоятельствах это легко сделать. Не оставлю же я тебя здесь у микроскопа, а сам одену шлем. Тогда уж точно мы все свихнемся.
   Возникло продолжительное молчание. Неожиданно Фукш сказал:
   -- Я б сейчас не прочь выпить.
   -- Ха! Правильно мыслишь. Красивые слова произносишь. Корток! -- заорал Лежур.
   -- Я ждал, когда вы, наконец вспомните обо мне, -- заявил блендер, появившись в лаборатории.
   -- Как там наша девочка?
   -- Состояние стабильное, и динамика хорошая. Так, по крайней мере, свидетельствуют показания приборов.
   -- Хорошо. Спасибо, что подстраховываешь нас. Распорядись, пожалуйста, чтобы перенесли её сюда. Подключим вновь к Голиафу, с этими двумя, -- Лежур указал на два неподвижных тела. - Он разберется с ними в фоновом режиме. С ними все в порядке, отдыхают от эксперимента. Командир, мы тут с моим другом решили несколько снять нервное напряжение. Хотим выпить. Присоединяйся к нам. Как?
   -- С удовольствием.
   -- Он мне начинает все больше и больше нравится. Наш парень, -- кивнув на блендера сказал Лежур Фукшу.
   Вскоре они сидели за импровизированном столом, составленным из приборов лаборатории, и неспешно потягивали из сосудов различные напитки. В основном молчали, перебрасываясь изредка короткими фразами. Каждый думал о своем, а недалеко от них лежали три тела, подключенные к умному микроскопу, Голиафу. Он знал свое дело, и три разные существа из разных миров, сидевшие недалеко от него в расслабленном состоянии, доверились ему. Было спокойно.
   Неожиданно в лабораторию ворвалась группа блендеров. Вскочив и выслушав короткое сообщение, Корток произнес:
   -- У нас чрезвычайное событие. Вынужден покинуть вас и неизвестно, когда вернусь. Не волнуйтесь, в мое отсутствие вас никто не побеспокоит. Соответствующие распоряжения я уже отдал. Энергопитание лаборатории автономное. Оставайтесь здесь. Если вам что-нибудь потребуется, назовите мое имя. Отряд охранников, преданный мне, выполнит ваше желание. Теперь я должен покинуть вас. Ждите.
   -- Что-то произошло и очень серьезное, -- изрек Лежур, когда Корток с отрядом покинул лабораторию.
   -- Мне тоже так кажется. Будем ждать.
   -- А нам ничего больше не остается. Скорее бы эти двое отдыхающих очнулись. Аж зудит от того, как хочется узнать, что произошло у них там.
  
   *********************************************************
  
   Маклай молча и настороженно наблюдал за странными перемещениями второго отряда блендеров и недоумевал, не понимая происходящее. Прибывший отряд, в отличии от первичной его оценки, оказался достаточно многочисленным и разнообразным по типу кораблей. Яжек узнал траверсы (их было два), звездообразные и спиралевидные крессы, окруженные россыпью шерпов и крош. Кроме них еще в отряде двигались корабли неизвестного предназначения.
   -- Пригласите ко мне принца, -- приказал Яжек и, когда тот появился, спросил, указывая на отряд:
   -- Мы еще не встречали подобные звездолеты. Каковы их характеристики?
   -- Эти корабли из моего созвездия. Изготовление звездолетов засекречено, поэтому их нет даже в отряде Правителя. По мощности он равен траверсу, но по некоторым характеристикам даже превосходит. Способен выбрасывать микрокапсулы, приводящие к микроразрыву пространства, к его уничтожению. Остается пустое место, кипящее виртуальными частицами, -- НИЧТО, -- которое втягивает в себя всё из ближайшего пространства. Это мощное оружие.
   -- При какой дальности они могут применять его?
   -- В настоящий момент они не могут быть опасны вам.
   -- Надеюсь. Ибо, если мы погибнем, то и ты уйдешь с нами, а ты так хочешь жить, -- изрек Яжек, не сводя взора с принца.
   -- Мне непонятны их действия, -- произнес тот, разглядывая расстановку флота. - Я ощущаю сильнейшие возмущения в их информационном обмене, и главный отряд начинает перестройку своих кораблей. Они готовятся к боевым действиям между собой! Что происходит?! - вскричал Первый Важер Тракии с побледневшим и испуганным лицом.
   Действительно, далекое космическое пространство, где двигались отряды, неожиданно осветилось множеством вспышек, покрылось светящими облаками и прорезалось лазерными лучами. Не вызывало сомнений, что там шел космический бой.
   -- Вилли, зайди. Что ты про всё это думаешь?
   -- Очевидно, что там воюют. Только непонятно, кто с кем и почему. Мы проанализировали спектры излучений тех облаков. Это, уже знакомая нам, плазма, а короткие вспышки - гибель малоразмерников: шерпов и крош.
   В это время в районе нахождения второго отряда вспыхнул пузырь искаженного пространства, видимый как переливающаяся на солнце световыми оттеками мыльная оболочка. Вскоре "Мираж" ощутил небольшую тряску.
   -- Это произвел выстрел траверс, -- с ужасом прошептал принц. -- Почему они бьют по моим?
   -- Видимо вы уже не из их команды.
   Несмотря на причиненный выстрелом урон, бой становился всё более ожесточенным. С обеих сторон летели облака плазмы. Как огоньки фейерверка вспыхивали малые космические корабли, гибли экипажи. В этом массиве вспышек, в местах расположения двух траверсов, безмолвно стали возникать две темные области. Медленно расширяясь, они поглощали окружающее пространство. Чернота в их центрах становилась глубже, а периферия области начала светиться за счет попадающих в неё плазменных сгустков и горящих звездолетов.
   -- Видите, видите! Это взрывы микрокапсул!
   Еще два подобных взрыва попали в скопление кресссов. После чего тактика первого отряда изменилась. Его корабли рассыпались по пространству, окружили подошедшую группировку и со всех сторон набросились на неё, стараясь сжать корабли.
   -- Даже мне ясно для чего это делается, -- произнес помощник. - Как только они сожмут их, по куче нанесут удар траверсы. Вон те, командир, собрались в подозрительную группу. Наверняка закачивают энергию для удара.
   -- Внимание! - резко скомандовал Маклай. - Два залпа пеной по группе траверсов! Начать движение к месту боя.
   -- Командир, я что-то не понял. Зачем нам лезть туда? Пусть подерутся еще между собой. Их сил поубавится, и нам хорошо.
   -- А не кажется ли тебе помощник, что вторая группа появилась здесь, чтобы предотвратить стычку первой группировки с нами, которая, уж точно, преследовала цель вооруженного конфликта. Поэтому я думаю, что нам следует помочь им. Мы же за мирное разрешение конфликта, а там посмотрим.
   Видимо траверсы засекли след пены и, не произведя залпа, срочно покинули свое место. Лишившись поддержки траверсов, остальные звездолеты, стали покидать область непосредственного боевого контакта. И вскоре в космическом пространстве в некотором отдалении друг от друга неподвижно замерли две, только что воевавшие между собой, группировки блендеров, а теперь застывших и ждущих чего-то. К одной из них, ко второй, приближались звездолеты "Содружества Миров".
   -- Я слышу зов, -- неожиданно, разорвав тревожную тишину, произнес принц.
   Взглянув на него, Яжек и Вилли с удивлением увидели происшедшую с ним перемену. Первый Важер Тракии, вытянувшись во весь рост с гордо поднятой головой и горящими глазами, смотрел куда-то в даль. Он был сейчас не здесь, на корабле землян, в качестве пленника, а где-то там, ....
  
   ***********************************************************************
  
   Процесс полистации завершился. Около плотных сгустков Поржа и Поуса, медленно колыхаясь из-за еще не полностью засинхронизированных полевых вихрей, зависли только-что сформированные из своих портретов, облака Реферса и Сальвира, которым Поус уже дал короткие имена: Реф и Сал.
   -- Как вы себя чувствуете, новорожденные? - пыхнул Порж.
   -- Как-то все вокруг трясется и что-то бьётся в бока. Где это мы? Всё как в тумане кружится. Вот опять кто-то пихнул, -- бессвязно пыхтели прибывшие в мир полевиков.
   -- Как я рада встретить вас! - Кирл подлетела к обоим облакам, развернулась, запустив свои вихри в них, вплелась в их вихри и радостно запыхтела. - Теперь нас трое в этом странном мире. Это - удивительно и замечательно! Я вас буду учить жить и обещаю, что найдете здесь много удивительного.
   -- Это ты, Кирлиса?
   -- Да, это я, дорогие мои. Порж, позволь мне взять над ними шефство. Мне будет легче ввести их в этот мир. Расскажу все, что сама знаю. Хорошо было бы, если разрешите посещать "долину". Это очень важно для последующих с ними бесед.
   -- Ты угадала мое желание. Поус, обеспечь им необходимый уровень безопасности там. Чистильщики должны быть всегда где-то рядом. Конечно и сам сопровождай их.
   С помощью Кирл Реф и Сал быстро осваивались в новом мире. Реф не переставал удивлять какого уровня цивилизации достиг предсказанный им мир. Ведь решение уравнений указывало лишь на то, что он может существовать. Качественная же сторона ждала еще своего первооткрывателя. Больше всего его поражало разнообразие существующих здесь полевых форм. Всё что здесь творилось и рождалось было инициировано общим излучением "жестких" миров в течение длительного периода развития разумных существ на них. Индивидуальность каждого из них при смешивании исчезала, оставались лишь глобальные закономерности полевого излучения их психической деятельности. На базе их и сформировались устойчивые здешние полевые образования, заложившие основы возникновения более сложных полевых видовых структур, которые в дальнейшем при уже внутривидовом взаимодействии создали разнообразие наблюдаемых форм.
   "Законы природы едины в направлении движения от хаоса к порядку независимо от материала, на котором это движение формируется. Но есть движение и от порядка к хаосу. И какое движение и на каком уровне оказывается превалирующим зависит от локальных свойств пространства", -- подвел итог свои размышлениям Реф, когда они вступили на территорию "долины".
   Все пространство, куда хватало взгляда, было заполнено большими и малыми вулканами и многочисленными кальдерами, соединенными разломами поверхности, по которым в разные направления тянулись полевые струи. Вверх, над непрерывным движением, поднимались слоистые облака. Напряженность испарений возрастала, отчего давление на психику неподготовленных Рефа и Сала усилилась.
   -- Вот, значит, где происходит связь миров, -- пыхнул Реф.
   -- Ты прав, психоаналитик. Это очень опасное место из-за своего непредсказуемого воздействия на полевиков. Перед моим появлением, когда только были открыта "долина", на её окраинах много полевиков наслаждались её воздействием. Но по мере углубления в "долину", -- кстати, до сих пор не определены её границы, -- стали наблюдаться негативные проявления. Поэтому "долину" закрыли для посещений простыми полевиками.
   -- А когда здесь появились странные монстры, вход сюда без охраны стал еще и опасным, -- добавил Поус.
   -- Что за монстры?
   -- Кирл утверждает, что они порождаются пограничной зоной. Не так ли, Кирл?
   -- Из разговора с Кирлисой я пришла к такому выводу, когда она рассказала мне о каком-то планетарном разуме, с которым вы встретились на планете насекомых.
   -- И в чем выражается эта опасность? - спросил Сал.
   -- Он старается внедриться в наше тело. В своих самостоятельных путешествиях по "долине" Кирл пренебрегла всякими мерами безопасности и уже дважды чуть не погибла. Чудом удалось вырвать её из цепких лап чудовища.
   -- Примечательно, что там, где это произошло, обстановка была спокойной. Не такая, как сейчас здесь. Видите какое идет бурное взаимодействие обоих миров. Количество выбрасываемой и уходящей полевой энергии почти равно. А в тех местах обстановка была слабо активной. Лишь в какой-то момент активизировались источающие вулканы и появился тот полевой образ. В другой раз о его появлении известили ожившие "мерцалки".
   -- "Мерцалки", это полуживые существа, -- вставил Поус. - Мы считаем, что они явились первыми родниками излучения из мира "жестких структур", около которых зародились первые зародыши жизни нашего мира.
   -- Давайте возвращаться, -- пыхнул Сал. - Реф, ты всё увидел?
   -- Пожалуй на сегодня довольно.
   Возвращение прошло спокойно, если не считать небольшой заминки в районе зарослей молодых "мерцалок". Здесь была замечена стая струссов и появившаяся поросль мохнатых побегов. Отряд чистильщиков произвел зачистку области от чужеродной полевой энергии. После чего стая струссов рассеялась, а мохнатые побеги начали сворачиваться и рассыпаться в прах неструктурированных вихрей.
   -- Вот как может проявиться монстр. Видите, он уже поджидал нас. Каким-то образом ему удается уловить наше приближение и вылезает, -- пыхнула Кирл, глядя на чахлые побеги.
   -- Ты постарайся найти объяснения подобным явлениям. Наверняка в твоих уравнениях можно обнаружить ответ на них, -- запыхтел Сал, тыкаясь в сгусток Рефа.
   -- Постараюсь ...
   На базе Поус получил сообщение от Поржа с приглашением явиться к нему для обсуждения накопившихся вопросов. Собрались небольшим составом. В мареве текучего полевого эфира висели шесть облака. В трех их них по богатству свитых полевых вихрей, пронизывающих многочисленные полевые сгустки, можно было признать истинных представителей полевого мира, наделенных властными функциями. Картина полевых вихрей остальных трех облаков была существенно проще. Это были недавно рожденные в мире полевиков Кирл, Реф и Сал.
   -- Как я узнал от Кирл, именно с тебя, ученый Реф, начались эксперименты в вашем мире. Я знаком с этапами развития цивилизации моего народа. Уверен, что и у вас было свое развитие. Расскажи, что явилось толчком к твоему открытию и к каким выводам вы пришли в ходе своих экспериментов. Больше всего меня заинтересовали слова о вторичности моего мира.
   -- Я тебя понял, Глава, -- пыхнул Реф. - Начну издалека. Давным-давно из элементарных составляющих моего мира, -- вы его называете миром "жестких структур", -- под действием различных условий и процессов происходящих в них стали образовываться более сложные образования. Они оказывались по своей организации значительно устойчивее к разрушающему воздействию со стороны внешней среды и могли сохранять в течение длительного времени. И уже на базе их рождались структуры еще сложнее, которые, в свою очередь, оказывались более выгодными в энергетическом обмене с внешней средой. Запущенный процесс от простого к сложному уже нельзя было остановить. Конечно, какие-то ответвления, побочные ручьи процесса, оказывались во времени нежизнеспособными, становились тупиковыми и вымирали. Но основное русло сохранялось. В конце концов развитие привело к возникновению существ, наделенных разумом, благодаря которому они уже могли управлять своим развитием, создавая благоприятные условия для этого, становясь все более независимыми от среды обитания. Безусловно, оторваться от нее они не могли, так как только она могла поставлять строительные для них жизненные элементы, из которых состояли сами разумные существа и все окружение, которым они пользовались. Сообщество таких существ не было единственным. В другое время, в других местах, при иных условиях, в результате всё того же эволюционного механизма возникали другие сообщества разумных существ. Со временем их стало много и они вновь организовались в структуры, объединяющие множество разумных миров. В таком виде мы и существуем сейчас. Однако, внешняя среда существовала всегда, существует сейчас и будет существовать в будущем. Она пронизывает весь наш мир своей многоликостью и разнообразием, в неё погружен любой обитатель нашего мира, и поэтому, в той или иной степени, подвержен её влиянию. Так вот, была подмечена закономерность - возрастание психических заболеваний по мере старения конкретного мира. Чем он дольше развивался, тем становился более подвержен какому-то внешнему влиянию. Оказалось, что оно обусловлено загадочным полем, "пси-полем", порожденным психической деятельностью всех существ разумных миров, и о котором никто не подозревал. Мало того, что оно просто существует, оно еще наполнено информацией тех же существ, которую они порождали в течение всей истории своего развития. "Инфо-поле" буквально впитывало в себя все что циркулировало в умах существ и смешивалось затем в какой-то обобщенной форме. Но и это еще не всё. Рожденные и существующие в одних и тех же физических сущностях миры "жестких структур" невольно имеют схожие процессы информационного функционирования и они фиксируются в поле. И это самое примечательное! так как подобный процесс приводит к возникновению устойчивой среды, - полевой, - в которой существуют определенные устойчивые закономерности. Последние могут приводить, следуя всё тем же законам природы, сначала к простейшим инфо-образованиям в "инфо-поле", а потом, в процессе своего усложнения, и к сложным формам. В конечном счете - к вам, -- к полевым существам, наделенных разумом.
   -- МЫ - ВАШИ ДУШИ! - разразился громогласным пыхом Порж. - Вторичная, более высокая форма вашего существования. Я, прав?!
   -- В какой-то мере, да, -- согласился Сал. - Но есть, как мне кажется, одно существенное различие.
   -- Какое? - Поус подлетел к нему, и обволок своими струями. - Прости, что проявляю вольность, но мне необходимо прочувствовать до тонкостей твой ответ.
   -- Цивилизации "жестких структур" всегда существуют в условиях нехватки жизненных ресурсов. Что нашло отражение в различных видах их поведений, включая и отдельных её представителей. Некоторые их сообщества ведут борьбу с другими сообществами за жизненное пространство, еду, энергию, используемых для обеспечения более комфортных условий. Выбор партнера для продолжения рода, зачастую, тоже не обходится без борьбы. Все это в процессе эволюции вылилось у них в формирование устойчивой поведенческой характеристики субъекта, направленной на причинение вреда его окружению. Мы называем это агрессивностью, в самом широком смысле. В вашем мире этого нет. Вам не надо вести борьбу за жизненную энергию, -- она в избытке здесь. Вы буквально купаетесь в ней, постоянно подпитываемой мирами "жестких структур". А посему агрессия вам не свойственна. Пока ....
   -- Что означает твое "пока"? - облако Поржа тоже приблизилось к Сал и внимательно ощущало его потоки.
   -- На него не ответишь просто. Я полагаю, что некоторые ростки в этом направлении уже появились. Возросшее влияние вашего мира на нас, усиление вредного воздействия "мерцалок" - источников связи с нашими мирами. Не кажется ли вам, что это движение закладывает основы будущих противоречий.
   -- Меня тоже постоянно беспокоит эта мысль, -- пыхнул Порж.
   Он отлетел в сторону, раздулся до такого объема, что стали проглядываться массивы его скрученных полевых вихрей. От такого их богатства Кирл на мгновение потерялась. Ей показалось, что она видит перед собой большую группу полевиков, а не одного индивидуума. Она очнулась и, неожиданно, не отдавая себе отчета, произнесла:
   -- Помимо этих настораживающих перспектив, уже сейчас назревает реальная опасность возникновения конфликта между обоими мирами.
   В ответ раздался дружный пых.
   -- Мне понятно ваше удивление. Но я прошу не перебивать меня, как бы странно не звучало то, что сейчас расскажу вам. Прежде всего должна признаться, что я не та, за кого выдавала себя до этого момента. И твои подозрения, Сальвир, не обманули тебя, когда считал, что я другая, чем старалась казаться все это время. Я не из того мира, в котором живут четверо достойных ученых, начавших исследования, а из "Обманчивого Мира", -- так они его называют. Я была заслана в их команду, -- для этого была проведена соответствующая подготовка, -- чтобы собрать информацию о действии старинного устройства "коробочки". Раньше они выкрали её из моего мира и успешно продвинулись в разгадке этого прибора. К тому времени наши ученые мало что-либо знали о его возможностях. Мое руководство лишь догадывалось, что он позволяет воздействовать на психику разумных созданий и решили использовать это его свойство для порабощения других миров. И как мы теперь знаем, догадка оказалась верной. Освоившись в команде, Кирлиса передавала всю собранную информацию Кортоку. А когда появилась возможность попасть сюда и получать здесь дополнительные сведения о механизме взаимодействия миров и управлению этой связью, то она позволила снять с себя портрет. Так я появилась здесь с поручением передавать ей при моих встречах с прототипом все данные по этой проблеме, которые потом она транслировала начальству. Таков был план операции и технически он до сих пор выполнялся безукоризненно, что нельзя сказать о его содержательной части. С какого-то момента не вся добытая информация отсылается. Живя в команде землян и погрузившись в их среду, Кирлиса стала перерождаться. Менялись её взгляды на устройство окружающего мира, на взаимоотношения между разумными расами, и, к тому же она влюбилась в твоего прототипа, психоаналитика. Что же касается меня, Кирлисы2, то мое развитие неслось семимильными шагами и не в том направлении, на что рассчитывала Кирлиса. Вся обстановка этого мира: его доброжелательность, миролюбие, приветливость, позитивное отношение к окружающему миру, отсутствие всякой враждебности, -- кардинально изменили меня. Неожиданно для себя я пришла к тому же выводу об этом мире, что сейчас сказал Сал, и поняла, что этот прекрасный мир нельзя трогать, а тем более использовать в своих корыстных целях. Но самое ужасное в том, что грубое бездушное вмешательство обязательно окажет разрушительные последствия и на сам тот мир, который совершает подобные действия. Миры "полевые" и "жестких структур" неразрывно связаны между собой незримой, но осязаемой связью. Я поделилась своими соображениями с прототипом в одной из встреч и сообщила ей, что никакой информации от меня больше не получит. Она очень рассердилась, на том и расстались. Однако полагаю, что смысл сказанного до неё дошел и она призадумалась. Теперь вы всё знаете.
   После непродолжительного молчания, вызванного обдумыванием слов Кирл, Поус пыхнул:
   -- Какие вы противоречивые и скрытные создания мира "жестких структур". Я понял, на что ты намекала, когда сказала "Пока". Эта выявленная связь наших миров указывает на появление конфликтных ситуаций между ними. И она уже углубляется, становится заметной, в отличие от прошлых времен: у вас наблюдается рост психических заболеваний, у нас - усиление вредного воздействия со стороны растущих "мерцалок". Вы называете это "обратной связью". Интересное, неизвестное для нас явление. Связь миров. Мы - ваши души! И действуя через нас вы будете менять самих себя, свои души. К чему это может привести? Трудно предвидеть. Ужасная картина.
   Поус прекратил пыхтеть и как-то сник, съежился в небольшой, но очень плотное облако.
   -- Он схватил самую суть процесса, -- произнес Сал. - Ваш Глава очень умен. Такой руководитель может просчитать последствия для своей цивилизации и не будет совершать непродуманных действий. А значит, и это самое главное, исключается всякая самодеятельность с его стороны. Он открыт для общения с ним. Дело за нами.
   -- С кем это с нами? Ты забыл, что мы теперь останемся здесь навсегда? Мы - полевики!! - пыхнул Реф.
   -- Не забыл. Мы здесь. Мы знаем этот мир. Мы понимаем весь процесс связи, и значит будем помогать Поржу принимать правильные решения. Осталось связаться с нашими прототипами и передать им все, что услышали про Кирлису и замыслах их Правителя.
   -- Представляю реакцию Лежура, когда услышит какого полета наша милая девочка, свалившаяся к нам с небес.
   -- Ты лучше подумай, какой шок испытает твой прототип.
   -- А вот в этом случае надо быть осторожным, -- сгусток Кирл прилип к облакам Сал и Рефа. - Мой близнец уже не тот, что был при знакомстве. Он искренне привязался к вам и его чувства к Реферсу настоящие. Она полюбила его. Что будет в дальнейшем, я не знаю, но сейчас необходимо сохранить их взаимоотношения.
   -- Хороши её отношения, наполненные ложью.
   -- Сухарь, ты Сальвир! А может быть, в тебе взыграло обида, что не тебе она оказала внимание? - вихри Кирл нагло проникли в сгусток Сал, желая распознать истинные его чувства. - Нет. Ты действительно сухарь, -- пыхнула, когда выползла обратно. - Обиды я не почувствовала. Сплошная настороженность ко всему. Расслабься, ты здесь в кругу друзей.
   -- Конечно ты права, -- пыхнула "тень" косморазведчика. -- С собой они пусть сами разбираются, а вот с Правителем надо что-то делать. Кстати, ты ничего не сказала про Кортока. Я так понимаю, он - твой непосредственный командир. Ведь из его космолета ты тогда спустилась к нам на остров?
   -- Корток привязан ко мне и не более. Между нами не может быть никакой связи в силу физических характеристик нашего рода. Он тоже сильно изменился и уже не так предан Правителю. Я намекала ему о сложности взаимосвязи между мирами, о возможных негативных последствиях. Мне кажется, что кое-над-чем он стал задумываться.
   -- Это хорошо. Мы тоже стали замечать перемены. Надо сказать твоему прототипу, чтобы он уделил этому больше внимание. Если удастся переманить его на нашу сторону, будет хорошая поддержка. Может быть к тому времени и нас разыщут.
   -- Ты полагаешь, что про нас не забыли?
   -- Я уверен в этом. Нас ищут. Так что, наша ближайшая задача подготовить почву здесь, до того момента как свяжемся с нашими.
  
   ***********************************************************************
  
   -- Это за мной. Они не забыли меня, -- прошептал принц, переведя взгляд на Маклая. - Отец прилетел за мной. Наши планеты уже не подчиняются Правителю и ему предъявлен ультиматум, что если он будет продолжать атаковать вас, то отец объявит войну правящей власти. На нашу сторону перешло и переходят большинство периферийных провинций, когда появилась информация, что правящая верхушка собирается колонизировать их, истребив там всякое инакомыслие. Центральные области же отказывают в поддержке Правителя. Отец спрашивает вас, согласны ли вы освободить меня.
   "Как все удачно складывается, -- думал Маклай, пока говорил принц. -- В этом мире, похоже, назревают революционная обстановка, и им не до нас. Тем более, что они уже убедились, что мы крепкий орешек, да еще на подходе помощь.
   -- Наши условия по твоему освобождению остаются прежними, -- произнес Маклай. - До ваших событий у нас нет никакого дела, -- здесь ваш мир и ваша жизнь. Мы не собираемся вмешиваться, мы за добрососедские отношения с вами.
   -- Значит так? - спесиво вскричал Первый Важер Тракии.
   -- Значит так, -- спокойно ответил командир. - Сообщи отцу, что мы отпустим всех вас, если освободят наших пленников. Вилли проводи принца до его команды. Прощайте принц, -- сухо произнес Яжек и отвернулся от него, давая понять, что разговор с ним закончен.
   Первый Важер хотел еще что-то сказать, но помощник жестко взял его под локоть и вывел из каюты, произнося:
   -- Уважаемый принц, наше решение окончательное и не подлежит коррекции. Передайте побыстрее наш ответ.
   Трудно сказать, какую реакцию у Верховного Тракии вызвало сообщение об условиях освобождения его сына, но вторая группировка разделилась на два отряда, один из которых начал движение навстречу отряду Маклая.
   -- Внимание! Не расслабляться! Движение по курсу на малой скорости.
   Приблизившись, корабли противника рассыпались веером и стали совершать круговые движения, образовав вращающийся диск по вектору движения звездолетов.
   -- Я бы понял их маневры как приглашение остановиться. Ладно. Посмотрим, что будет дальше. Стоп движению! Но быть готовым к отражению атаки, -- скомандовал Маклай.
   Однако, атаки не последовало. Вместо неё от блендеров отделился центральный корабль и стал приближаться к "Миражу-8".
   -- Похоже, к нам направляется делегация.
   -- Командир, взгляните на локаторы дальнего обнаружения, -- раздался голос помощника.
   Бросив взгляд на экраны, Яжек увидел, что к району недавнего сражения на большой скорости приближается еще один отряд кораблей, состоящий из стремительных звездолетов спиралевидной форма. Видимо их заметили и на приближающимся к "Миражу" корабле. Он остановился, а потом, после небольшой задержки, вернулся обратно к своему отряду, который к тому моменту развернулся навстречу появившейся группе, заняв позицию между "Миражом" и летящими звездолетами.
   "Они что, собираются защищать нас?" -- недоумевал Яжек, глядя на все эти маневры.
   -- Повышенная опасность! Срочно рассредоточиться! Быть готовым к закукливанию.
   Маклай отдал несколько приказов, в ответ на неожиданно пришедшую мысль, когда увидел, как три группировки блендеров начали перегруппировку своих кораблей.
   -- Командир, что происходит? - спросил Вилли, входя в каюту. - Если они атакуют нас, нам перед такой армадой не устоять.
   -- Ты прав. Мы расслабились и допустили оплошность, позволив им приблизиться к нам на расстояние, где мы не можем эффективно применить все виды оружия. А противник имеет реальную возможность проникнуть в область, где находимся мы, и при их многократном перевесе в количестве кораблей, легко может взять нас на абордаж. Кораблям сблизиться на минимальное расстояние по схеме "Ядро", -- отдал приказ Маклай. - В случае боя использовать только лазеры и плазоиды. В критическом состоянии уйти в закукливание, оставив маяк.
   Тем временем звездолеты блендеров продолжали непонятные маневры между собой и, вроде бы, до землян им не было дела. Несколько раз звездолеты типа кресс рассыпались на шерпы, которые окружали какой-нибудь корабль, но применение оружия не наблюдалось.
   -- Ничего не понимаю, -- произнес Яжек, наблюдая эту круговерть.
   -- К тебе уже давно настойчиво просится принц. У него для тебя есть срочная информация.
   -- Не до него сейчас. Хотя, пусть приведут. Может быть он понимает, что здесь происходит.
   Первый Важер Тракии чуть ли не вбежал в каюту, -- насколько он был возбужден. Безумный взгляд непрерывно скользил по лицам командира, помощника и обзорной панели, на которой двигались метки кораблей блендеров. Принц махал руками с зажатым в них свигером и яростно бубнил что-то на своем языке. Наконец он остановил свой взгляд на Маклае и изрек:
   -- Революция. У нас революция. Правитель лишился власти. В Верховной Касте разброд. Дальние планеты отказываются от внешнего управления и замкнулись. Лишь государства, симпатизирующие руководству Тракии, сохранили свое единство и, собственно, они сейчас являются реальной силой нашего мира. Появившиеся звездолеты под командованием военачальника Кортока присланы Правителем сюда для усмирения моего отца. Но он опоздал, расстановка сил теперь не в его пользу и Корток в нерешительности. Но, как я понял отца, он склоняется к мирному разрешению всех возникающих конфликтов. Отец старается вести переговоры в этом направлении, так как любое военное столкновение резко усложнило бы возможность моего обмена. Я передал ему ваши условия. При этом он сообщил, что знает, где находятся пленники, - это резиденция Правителя.
   -- Случайно, это не тот военачальник, который командовал отрядом, атаковавшим нас с целью вашего освобождения, а затем совершил захват пленников?
   -- Да. Это он. Звать Корток.
   -- Достойный противник. Мечтал с ним познакомиться. Передай отцу мое желание участвовать в переговорах.
   Ответа не пришлось долго ждать. Отец принца приглашал Маклая на свой звездолет, куда прибудет и Корток.
   -- Ты отправляешься туда сам? - спросил Вилли командира. - Это слишком рискованно. Может стоит мне пойти?
   -- Нет. Переговоры очень важные. Думаю, что они будут касаться не только судьбы пленников, важнее всего в них затронуть вопросы налаживания мирного общения между нашими мирами. Надо воспользоваться сегодняшней обстановкой здесь, -- она очень благоприятная, -- а не ждать подхода нашего флота, когда она может случайно измениться на негативную. Передай, принц, мое согласие на встречу. Вилли, готовь челнок и расслабься. В мое отсутствие ты здесь главный и помни, что судьба одного человека не должна повлиять на решения, от которых будет зависеть судьба всего отряда. Это приказ!
   Челнок с Маклаем выплыл из шлюза "Миража-8" и на мгновение завис в черноте Космоса. Он казался бестелесной крошкой рядом с боевым звездолетом. Яжек в очередной раз, глядя на него в иллюминатор, не переставал удивляться могуществу разумных созданий, способных творить подобные средства передвижения по необозримому Мирозданию для познания тайн Природы. Сколько их уже познано, а сколько еще скрыто от любопытных и любознательных глаз Разума. Как ты интересна, Жизнь! Яжек взглянул на звездолет Верховного Тракии. Он был полной противоположностью спиралевидному типу кораблей и представлял собой странную конструкцию из трех объектов, напоминающих по форме плод земного инжира, испещренного многочисленными отверстиями. Лишь на стороне утолщенной части можно было догадаться, что здесь располагается двигательная установка.
   "Наверное и этот корабль может разделяться на три части, превращаясь в автономные аппараты. Похоже, что в их мире это общий подход в конструировании звездолетов. Мы же редко придерживаемся этого принципа. Хватит созерцаний, поехали".
   Уже подлетая, Яжек заметил еще одно малогабаритное средство передвижения, приближающееся с другой стороны.
   "Корток. Пусть причалит первым, и обсудят между собой, как встретить меня".
   Приблизившись к звездолету, челнок оказался в зоне действия гравитационных захватов и был нежно втянут в приемный отсек, где его мгновенно окружили роботы, приступившие к санитарной обработке.
   "Везде одно и то же. Любой мир боится внедрения в него чужеродных организмов из других миров, на которые у него иммунитета. Пренебрежение к этому правилу обычно заканчивается катастрофой. За короткий период может погибнуть все население планеты, если не успеет создать противоядие или вырастить биологические организмы, способные остановить нашествие пришельцев. Последний вариант, как правило, оказывается наиболее успешным. Но и он имеет обратную сторону, -- необходимо просчитать, как выведенные формы встроятся в уже сложившуюся биологическую структуры планеты".
   Дезинфекция скоро закончилась. В открывшемся и хорошо освещенном проходе показались две высокие фигуры, облаченные в длинные балахоны. Приблизившись к челноку, они замерли, давая понять, что ожидают гостя.
   -- В применении скафандров нет надобности, -- неожиданно услышал Яжек. -- В помещении установлены условия вашей планеты. Выходите безбоязненно.
   И вот они стоят рядом: двое представителей "Обманчивого мира", находящиеся сейчас в состоянии войны, и представитель "Содружества Миров", до сих пор заклятый их враг. Высокий, на голову выше землянина, Корток с высока смотрел на Маклая, но в глазах его не было ни искорки высокомерия, они выражали любопытство.
   -- Вы что, знакомы друг с другом, -- перехватил обмен взглядов Верховный. - Как?
   -- Да, знакомы, но только заочно, через боевые столкновения, -- произнес Маклай. - Восхищаюсь вашим военным искусством, командир. Хотя не скрою, пришлось испытать неприятные моменты от вашего обмана.
   -- В боевых операциях такие действия допустимы. Вы их тоже успешно использовали в прошлое ваше посещение нашего мира.
   -- Я полагаю, что нам надо попытаться уйти от военной конфронтации несмотря на то, что нас многое разделяет: расстояния, образ жизни, отношения к окружающему миру, цели развития наших обществ. В нашем содружестве миры, входящие в него, тоже не одинаковы, но они связаны мирными связями и при этом сохраняют свою независимость и индивидуальность, и никто не стремится применить к ни какое-либо насилие. Сообща легче решать глобальные задачи. Возникающие осложнения, -- а они неизбежны, -- происходят из-за недопонимания мотивов тех или иных действий. Надо спокойно разбираться в них и не доводить до прямой неприязни. Наше появление здесь имеет целью обмен пленными.
   -- Ну да, конечно, -- с сарказмом изрек Корток. - Когда вы пленили наших жителей, подобных стремлений у вас не появлялось.
   -- Пленение команды преследовало цель узнать о вас хоть что-нибудь, ведь мы ничего не знали о вашем мире, а вы на контакт не выходили несмотря на все наши многочисленные попытки. И это желание усилилось, когда стало очевидным, что о нас вы знаете несравненно больше и изучаете нас достаточно долго, -- ведь мы никогда не делали из нашего мира тайну. Особенно вызывало недоумение ваша агрессивность. Вряд ли это было связано с исследовательским крейсером "Т-11". Здесь кроется иная причина.
   -- Он совершил кражу.
   -- Допускаю. Но он ответил за это. Хотя, я считаю, что ни какая железка не стоит жизни разумного существа. В наше время это - дикость.
   -- Это не просто железка, а величайшая тайна нашего мира.
   -- Должен признать, что вы умеете скрывать свои тайны. Нам так и не удалось даже приблизиться к пониманию её, несмотря на бесчисленные жертвы при исследовании загадочных артефактов.
   -- О них нам также ничего не известно.
   -- Как?!
   -- Дело в том, что эти артефакты созданы давно исчезнувшей цивилизацией. И как предполагают наши ученые, они использовались для связи с государствами из разных галактик, включая и возможность применения их для обработки жителей с целью покорения цивилизации. Лично я совсем недавно узнал об этом, когда Правитель решил посвятить меня в свои планы. В это трудно поверить, исходя из моих действий, но это именно так. Я человек военный и выполнял приказы, не разбираясь в тонкостях. Первоначальной моей целью было поиск и возврат артефакта. Все изменилось, когда мой агент внедрился в группу исследователей, которые к тому моменту обнаружили необычные свойства артефакта и начали интенсивные исследования их. И вот здесь обнаружилось нечто, совсем таинственное, что стало неожиданным для всех. Но главное, подтвердилась предположение, что с её помощью можно влиять на умы живых созданий, а значит управлять ими.
   -- Это уж из области фантастики. Государства сами вершат свои судьбы.
   -- А вот и нет. Полученные группой результаты приводят к выводу, что можно влиять на сознание жителей миров, формирую его в нужном направлении, а они даже не будут осознавать, что живут по внешней указке.
   -- Я ничего не понял. Мы отклонились от темы нашей встречи.
   -- Нисколько. Ваша исследовательская группа очень преуспела в понимании подобных процессов. Через внедренного в группу нашего агента мы получали всю информацию. А когда поняли, что результаты их работы могут быть положены в основу разработки нового оружия порабощения, Правитель отдал приказ о захвате исследователей и доставки их сюда. Этим гарантировалось, что о полученных результатах никто больше не узнает, а созданное оружие окажется только у него, и он станет Властелином миров. Я невольно оказался свидетелем некоторых экспериментов, которые провели ваши ученые, и убедился, что все это нефантастика, а может иметь реальное воплощение. Однако возникли сложности, к сожаления, в них я ничего не понимаю. В настоящий момент наш агент и двое исследователей в процессе эксперимента получили психические травмы и находятся на излечении. Не беспокойтесь, они в безопасности и обеспечены всем необходимым. Не скрою, что у меня к нашему агенту особые отношения, -- она женщина, по вашему, -- и ради неё я готов на всё. Сложность еще в том, что лечение производится с помощью той аппаратуры, которая создана вашими учеными. Аналогов её у нас нет. Исходя из сказанного, предлагаю следующее. Первое. Мы прекращаем какие-либо военные действия. Я отдал уже соответствующие указания, Верховный поддерживает меня в этом. Одновременно, навстречу спешащему сюда вашему отряду уже вылетели послы, которые объяснят ситуацию в нашем мире и будут сопровождать их. Второе. Предлагаю кому-нибудь из вас отправиться на планету к вашим исследователям, чтобы лично познакомиться со всеми обстоятельствами. И третье. Так как Первый Важер Тракии вам уже не нужен, отпустите его к отцу. Вместо него я предлагаю себя в качестве залога моих искренних намерениях. Вы принимаете мои предложения, командир?
   -- Право. Все это весьма неожиданно. Очень неожиданно. Но я, безусловно, согласен. Прошу, командир, на мой челнок. С удовольствием приму тебя у себя как гостя, а не как заложника. Уважаемый Верховный, встречай сына, я уже отдал указание, чтобы его доставили сюда. Несмотря на его непростой характер, он нам здорово помог. Прощайте. Думается, что ваша заслуга в установлении мирных отношений между нашими мирами будет оценена по достоинству.
  
   *********************************************************************
  
   -- Надо принять за правило, делать два образа в разное время, а лучше - три. Если бы не они Голиаф вряд ли так успешно мог вести процесс восстановления нашей девочки. Та зараза так перепутала и деформировала структуру её психики, что приходится почти на ощупь подстраивать отдельные фрагменты на формируемый образ, а затем смотреть, что из этого получается. Иногда приходится делать шаг назад.
   Лежур стоял у микроскопа и что-то делал на нем, но говорил с Фукшем. Биолог в это время был занят кормлением наконец очнувшихся косморазведчика и психоаналитика. Конечно, его занятие можно было бы поручить роботам, -- они сделали это более умело, -- но Лежур сказал, что для лучшего восстановления своей психики больные должны общаться с живым человеком.
   -- Ты, Фукш, отдал бы Реферсу салфетку, а то измазал всего какой-то кашей. Ужас, да и только. И меня собираешься так разукрасить? Не дамся! - заявил улыбающийся Сальвир, глядя на измазанного друга.
   -- Я не учился ремеслу кормления. Не могу лучше, и так стараюсь, -- обиделся Фукш.
   -- Делай как делаешь. Им подобные неприятности сейчас даже на пользу. Мелкая психическая моторика, которая при этом задействована, работает как массаж, облегчая восстановление сложных функций. А вы ворчите, возмущайтесь, даже можете немного сопротивляться, но терпите. Понятно? - строго произнес Лежур. - Через пару часов придете в себя окончательно, что нельзя сказать про Кирлису. Реанимация идет, но медленно. Реферс, ты, пока лежишь, придумал бы какую-нибудь сокращенную методику.
   Кормежка и последующее умывание действительно пошло на пользу психическому состоянию больных и они уже могли отвечать на вопросы Рыжика.
   -- Полевики основательно продвинулись в освоении пограничной зоны. Они смогли создать излучатели, которые в некоторой степени позволяют гасит воздействие от создания, обосновавшегося там. Я все больше убеждаюсь в реальности предположения о том, что там могут зарождаться подобные монстры. Это страшное существо, наделенное способностью воздействовать на психику. Но ужаснее всего то, что оно стало понимать это и уже начала пользоваться этим. Близнец Кирлисы, которую мы встретили там, сообщила, что это существо уже несколько раз вылезала в мир полевиков и нападала на неё. Вот так. Лежур, в целях получения большей информации, мы с Сальвиром в процессе общения с полевиками решили оставить им наши портреты
   -- Наверное вы правильно сделали, я б поступил также. В следующий раз пойду. Может быть там моему близнецу удастся обворожить Кирлису и она изберет меня, а не этого хилого психоаналитика.
   -- А как же я? Мне тоже интересен их мир.
   -- Я и тебя возьму, мой друг, иначе мне будет грустно, -- Рыжик обнял Фукша и прижал к себе. - Жаль, что там не найдешь выпивки, а я сейчас выпил чего-нибудь за нас, -- за нас, все еще живых, несмотря на все страсти-мордастей. Где этот Корток? Куда он так стремительно исчез, оставив нас в полном неведении. Эй, Корток!!! - взывал Лежур, скорее в шутку, не надеясь на ответ.
   Но ответ неожиданно пришел.
   -- Я здесь друзья, -- произнес блендер, выходя из проема лифта, за ним показалась ещё одна фигура.
   -- Ба!! Кого я вижу! Ты не забыл нас! А это кто с тобой? Какой-то странный образ, он напоминает мне кого-то ..., -- медленно выдавливал из себя слова Лежур, удивленно тряся своей рыжей шевелюрой.
   -- Командир? - вскричал косморазведчик и, отстранив Лежура, бросился навстречу фигуре.
   -- Здравствуй, Сальвир. Вот куда забросила тебя моё задание.
   -- Это мой командир, друзья! Я говорил, что про нас не забыли и прилетят за нами. Как вы оказались здесь?
   -- Друзья, -- заговорил Корток, -- должен сообщить вам, что власть Правителя закончилась. Военные действия прекращены. Кроме того, установлены дружеские отношения между нашими мирами. Вы теперь не пленники и вольны поступать как вы пожелаете.
   -- Желание у нас одно - быстрее добраться до дому. Как быстро вы можете нас забрать, командир? Необходимо собрать аппаратуру и нам потребуется бокс, куда мы поместим больную, находящуюся сейчас в реанимационном цикле и этот процесс нельзя прерывать надолго.
   -- Забрать вас мы можем быстро, но есть одно обстоятельство. Корток, объясни им.
   -- Кирлиса является блендером, как вы нас называется, -- с трудом выдавливал он из себя слова. - Она родилась здесь, в этом мире. Она мой агент, специально внедренная в вашу команду с целью передачи информации о ваших исследований. Простите её, друзья, за обман, она выполняла мое задание.
   Видимо предчувствуя возможную реакцию Лежура и зная его взрывной характер, блендер отступил назад, неосознанно спрятавшись за Маклая.
   -- Что? - взревел Лежур.
   Его лицо мгновенно покраснело. Рыжая шевелюра встала дыбом. Итак крупная фигура от раскинутых рук с сжатыми кулаками стала еще массивнее. Он двинулся на блендера. Оказавшегося на его пути Фукша, он грубо отбросил своим могучим плечом.
   -- Ты о чем? Вот как ты хочешь оставить нашу девочку здесь! Сволочь! Надо же такое выдумать. Да я тебя сейчас размажу здесь, ­-- еще больше распалялся Рыжий, наступая на Маклая, за спиной которого он видел Кортока. - Уйди, командир!
   -- Успокойся, Лежур, -- твердо сказал Яжек, не двинувшись с места. - То, что он сказал - правда. Она из этого мира, и, видимо, очень хорошо выполняла свою задачу, что вы не можете поверить в это.
   -- И тебе он заморочил мозги, -- рычал Рыжик, продолжая наступать. - Они это умеют делать.
   -- Остановись, Лежур. То, что они говорят - правда, -- неожиданно произнес Сальвир.
   Все его подозрения, воспоминания о необъяснимых поступков и действий неожиданно нашли свое объяснение.
   -- И ты? - Лежур как-то сразу сник, но потом вновь взревел. - Не отдам! Её надо лечить, без нашего внимания, она не вернется в себя. Ты понял, Корток? Не отдам!!
   -- Я больше жизни хочу, чтобы она выздоровела. Никто здесь не собирается препятствовать этому, -- произнес Корток, а потом добавил, - и после своего выздоровления она сама будет решать свою судьбу. Никто не будет ограничивать её права на это. Я оставляю вас. Прослежу, чтобы ни у кого не появилось желание нарушить хрупкое состояние перемирия. Одному Верховному справиться с этим будет трудно. А вы пока обсудите возникшую ситуацию и решайте, как вам удобно поступать.
   Корток кивнул головой и направился к выходу, но остановился около него и произнес:
   -- Ваша группировка, Маклай, подошла к твоему отряду. Ты можешь связаться со своими через это устройство. Она защищена от прослушивания. Связь осуществляется через звездолет Верховного, а он свяжет вас с вашим крейсером. До встречи, друзья.
   Блендер стремительно покинул зал, оставив пятерых мужчин в глубокой задумчивости. Но это было кажущееся впечатление. Уж точно, что четверо исследователей были в растерянности от всего того, что им пришлось услышать. Лишь один Маклай знал, что необходимо делать, -- он должен забрать их. Но когда и как? Все дело в женщине. Опять женщина, хотя и инопланетянка.
   -- Ну что молчите? Пора высказываться, -- произнес он, обводя взглядом остальных.
   -- Как её состояние? - спросил Сальвир, глядя в пол.
   -- Как, как? Как будто ты сам не знаешь. Я же сказал, что ей необходимо лечение. Я не могу ускорить процесс реанимации. Голиаф делает все сам, руководствуясь инструкциями и программами. Но даже после прохождения этого этапа, ей потребуется психотерапия. Сколько на это уйдет времени, спроси у нашего психоаналитика.
   -- Значит у нас имеется альтернатива: либо мы остаемся и лечим её здесь, либо забираем с собой на Землю. Лично я за последнее.
   -- А других мнений и не может быть.
   -- Подожди Фукш, -- заговорил Реферс. - Мы не знаем, как бы к этому отнеслась сама Кирлиса. Когда она узнает, что ей больше не стоит скрывать своего истинного лица, то, наверное, предпочла бы остаться здесь, у себя дома. Ведь признайтесь, как ей было нелегко: участвовать наравне с нами во всех экспериментах, разделять все лишения, терпеть наши колкости и подозрения косморазведчика.
   -- Ха! А как эта девочка провела тебя, -- рыкнул Лежур, подмигнув Сальвиру. -Хоть в этом она получала удовлетворение. Все. Фукш, надо лететь домой. Там будет обеспечена безопасность и спокойствие, а здесь все довольно хлипко, -- то одна революция, то возникнет другая. Пусть немного стабилизируется сей мир, к тому времени и она придет в себя под вниманием нашего психоаналитика. Правда, друг? - Лежур хитро подмигнул Реферсу.
   -- С этим для меня всё ясно, но остается один вопрос. Что будет с вашими исследованиями. Твое мнение Реферс?
   -- Главное сейчас судьба Кирлисы. Остальное - второстепенное.
   -- Правильно, -- выдохнул Фукш.
   -- Мы в состоянии продолжить опыты и на Земле, где начинали их. Мы многое уже знаем. Знаем, что эксперименты не связаны с местом их проведения. Тем более, что инициатива в контакте, как я полагаю, будет за полевиками. Зная характер наших копий там, я почти уверен в этом. Так что с этим все нормально. Кроме того, я думаю, что не стоит делать тайну из наших исследований. Пришло время сообщить общественности об открытии и привлечь к исследованиям как можно больше ведущих специалистов. Объем работы здесь огромен в разных областях взаимоотношений таких непохожих миров.
   -- Да, натворили дел, уважаемые. Кто бы мог знать тогда, когда в "Т-11" обнаружили эти "СМ", к каким последствиям приведут их изучение. Но на сегодняшний день, как я знаю, остался только одна "коробочка", та, которая у нас. Без неё исследования невозможны. Отдадут ли её они нам? Надо разузнать у Кортока. Когда я знакомился в их архивах с судьбой крейсера "Т-11", то там было указано, что те артефакты были похищены из хранилища на какой-то планете.
   -- Вот как, это обнадеживает. Ведь, как я понимаю, твое оборудование, Лежур, можно воспроизвести, а "СМ" для нас загадка. Над ней еще придется потрудиться, понять принцип её действия, и только потом попытаться воссоздать подобный прибор. А пока нам нужен оригинал, -- подвел итог своим мыслям Маклай, а затем неожиданно произнес. - Хотелось бы взглянуть на вашу Кирлису, о которой вы так все переживаете.
   -- Увидите её при погрузке, командир. Сейчас надо сообщить о нашем решении и начать подготовку к отбытию. У нас была договоренность о быстрой связи с ним, -- сказал Лежур и затем громко позвал, -- Корток!
   Однако тот не появился, вместо него на зов вошел блендер и сказал, что в настоящее время Корток находится за пределами планеты, но все пожелания можно сообщить ему, а он передаст их командиру.
   -- Хорошо. Я сейчас подготовлю сообщение, а вы зайдите попозже.
   На переданное сообщение ответ пришел быстро. В нем Корток сообщал, что готов содействовать их возвращению на родину, но огорчен, что и Кирлиса отправляется с ними, хотя и понимает необходимость этого. К сожалению, сам он не может лететь, - слишком много здесь остается дел, но обязательно будет сопровождать их. К удивлению и большой радости землян Корток сообщил, что передаст им еще три артефакта для расширения исследований, что лишний раз подчеркивало его искренность и высокое доверие в их взаимоотношениях. Он будет ждать весточки о их готовности к отлету.
   -- Ну вот, как все хорошо складывается, -- произнес Маклай, прочитав сообщение. - Собираемся.
   -- А не согласитесь ли, друзья, с тем, что перед отлетом нам стоит спуститься а пограничную зону, -- неожиданно предложил Реферс, -- чтобы связаться с нашими близнецами и сообщить им о событиях здесь?
   -- Нет. Вы только поглядите на него. Только что пришел в себя от теплых встреч с теми тварями. Мало ему. Лезет вновь, -- нервно засмеялся Лежур, -- Остынь. Ты нам нужен живой с нетронутыми мозгами. Тебе предстоит трудная и обширная работа по организации исследований, и никто с тебя не снимает заботу о Кирлисе. Ей нужна новая методика по выздоровлению с учетом прошлых портретов мозговой деятельности. Насколько мне известно, этим еще никто не занимался. И кроме того, живой ты для неё будешь лучшим лекарством. Поэтому я категорически против твоего похода, но спуск действительно необходим. Придется идти тебе, Сальвир, а то твой близнец и та Кирлиса могут и там наломать дров, сделав свои отношения главнее всего остального. Связь здесь пока существует. Пойдешь?
   -- Ты прав. Надо идти.
   -- Я подстрахую.
   -- Конечно. Ты у нас, Фукш, становишься профессиональным спасателем. Я уменьшу порог чувствительности как в прошлый раз для Фукша. Тогда ты продержишься дольше, а время сейчас самое главное, чтобы полевики почувствовали нас и спустились. В случае контакта, не увлекайся. Сообщи им и сразу наверх. Фукш будет ждать тебя недалеко от точки спуска.
   Его там ждали, но обнаружилось это не сразу. Погружение прошло без осложнений. Обстановка не внушала опасений: все те же медленно текучие дымные слоистые облака, мерцающий верх, дышащая тяжелыми испарениями поверхность болота, производящая впечатление спящего живого организма, и цепочка отметок тропинки, на сей раз уходящая куда-то за горизонт. Тропинку пробили на Маклая, который сейчас находился на своем звездолете вместе с командиром бригады прибывших звездолетов "Содружества Миров", Верховным Тракии и Кортоком. Они обсуждали маршрут движения звездолетов из "Обманчивого Мира". Не все его государства поддержали новое правительство и были готовы нарушить шаткий мир. Корток с Верховным делали все, что от них зависело, для сохранения перемирия, но требовалось время для привлечения колеблющихся на свою сторону. И вот по этой тропе не спеша брел Сальвир. Ему надо пробыть здесь как можно дольше, что полевики заметили его присутствие в пограничной зоне. В принципе все это делалось на авось, и никто не давал гарантий на встречу. Его присутствие здесь первыми заметили другие. Грязно-коричневая поверхность болота вскипела от множества пузырей, извергнувшихся из его вязкого нутра, которые лопались, разбрызгивая во все стороны шипящие ошметки и из них стали появляться мерзкие твари. Воздух наполнился стенаниями и воплями, наводящие ужас.
   "Началось".
   Гадкие, отвратительные существа, тела которых состояли из грязных дрожащих сгустков, ползли по тропе, оставляя за собой липкий след слизи. На след налипала жгучая грязь болота, превращаясь в катящейся горячий ком. Некоторые комья уже прожгли тропу и она превратилась в чавкающую трясину. Тварей все пребывало. Они окружили косморазведчика, надвигаясь на него кишащей лавиной болотных монстров.
   Давление на сознание Сальвира возрастало. Он теперь физически ощущал, как что-то огромное ползает в его мозгу и копается в нем, пытаясь найти что-то главное, составляющее его сущность, чтобы затем потянуть за него и заставить путешественника выполнять чужую волю. Но пока он держался, несмотря на крики, вой, вопли, стоны и сладостный зов забыться, отгородиться от всего того, что окружало сейчас его. И для этого требовалось немного - сойти с тропы и окунуться в трясину. Но он продолжал брести вперед, наугад нащупывая пропадающий путь. Ошметки от тварей налипали на него и он слышал все возрастающий их зов, который превращался в приказ, когда очередная тварь накатывалась на него. Тогда он погружался в зловонную липкую слизь и на мгновение терял связь с собой. В этом была главная опасность. Он старался избегать тварей, понимая, что если попадет под надвигающий вал, то погибнет. Он высосет из него его самого и подсадит в мозг кого-нибудь из своего сообщества мразей. Поэтому Сальвир решил, что если ситуация станет угрожающей, то он повернет назад. Стать безмозглой тварью, одним из тех, кто сейчас шептал ему в ухо, он не желал.
   "Ну где же вы?" -- заорал Сальвир беззвучным голосом. И его вроде бы услышали. На самом же деле произошло то самое счастливое совпадение. Чистильщики-полевики, проводя очередной облет территории "долины", заметили возрастающую активность её вулканов и сразу доложили об этом. Предположив, что причиной этому может быть проникновение в пограничную зону представителей "жесткого мира", отряд полевиков вместе с Поусом и Салом спустился к ним навстречу и сразу ощутил на себе психическое давление зоны. Для них эта атака велась чуть ли на физическом уровне, ибо само тело полевика была сгустком "инфо-поля" -- той же субстанции, из которой был построен мир пограничной зоны. Обрушившиеся на них потоки поля проникали в каждый вихрь, рвя его или, встраиваясь в его структуру, заставляли эфирный организм полевика функционировать по-иному. Они уже переставали чувствовать вокруг себя враждебную обстановку, а начинали ощущать родную, но чем-то новую, среду и с некоторым уже любопытством принимались познавать эту новизну. Такова была новая тактика Разума зоны. И они все больше и больше погружались в миражи мысленных образов, искусно формируемых здешним Творцом. На сей раз он одержал победу над полевиками, не дав им времени осознать надвигающуюся опасность и включить спасительные генераторы. Зыбкая тропа, да и не тропа уже вовсе, а расползающийся под бредущими вязкий след, отмеченный кем-то, заводил их в ненасытную трясину. Их тела уже были почти полностью пропитаны равнодушием ко всему, что происходило вокруг них. Только одна единственная мысль - "как хорошо, я иду к вам" -- изредка возникала в их тлеющем разуме. Они гибли! Когда Порж, обеспокоенный их долгим отсутствием, забьёт тревогу, будет уже поздно. Спасение пришло неожиданно с другой стороны. Властелин Зоны отвлекся, сосредоточив все внимание на легкой добыче, какой считал полевиков из-за обоюдного сходного, и забыл еще про одного посетителя. Ошеломленный Сальвир, перед которым разворачивалась страшная трагедия, очнулся.
   "Надо переключить внимание на себя!"
   Косморазведчик бросился к утопающим, внушая им выбирать назад. Больше всего он рассчитывал на то, что его призывы услышит его близнец, и тогда вдвоём они справятся. Сальвир напрягся. Он вызывал из своей памяти самые яркие впечатления, происшедшие в его жизни, и старался жить в них сейчас, не обращая внимание на то, что творилось вокруг него сейчас, и звал близнеца принять участие в путешествии в их прошлое. И такая тактика принесла плоды. Сал очнулся от промелькнувших в его почти потухшем сознании обрывков ярких воспоминаний. Они сбросили оцепенение, и он стал понемногу возвращаться с объективному восприятию окружающей трагической обстановки, а затем понял, что ему надо делать. Прежде всего Сал нашел сгусток Сальвира, который спешил к нему навстречу.
   -- Сейчас мы вытащим остальных, -- услышал он его зов.
   -- Надо начать с этого, -- ответил Сал, двигаясь к одному из сгустков. - Это, Поус. Если нам удастся привести его в чувство, он включит генераторы, и нам станет легче.
   Но и Властелин почувствовал, что добыча ускользает и нанес удар. На поверхности болота стали появляться воронки, которые стремительно росли в диаметре, накручивая на себя вязкую среду. Один полевик из отряда чистильщиков спустившихся в зону оказался рядом с воронкой и был захвачен ею и затянут внутрь.
   -- Быстрее!!
   Сал наконец приблизился к облаку Поуса, к тому времени уже частично погруженному в трясину, и бесстрашно проник в полевика. Сальвир, не раздумывая и не отдавая себе отчета в своем поступке, последовал за ним. Их организованные и уже в большой степени очищенные от внешнего воздействия вихри вплелись в полевые потоки Поуса, будоража присущие ему воспоминания.
   -- Давай, давай, помогай! - помогай Сальвир.
   Сал переключился на мысли о Кирл, и это окончательно встряхнуло ученого.
   -- Генераторы, генераторы! - призывали его вихри Сала.
   -- Да, да, конечно... сейчас.... Порж! - с трудом выдавил из себя Поус. - Генераторы. Включай генераторы..., скорей.
   Бестелесный беззвучный мыслительный полевой вихрь вырвался из пограничной зоны и нашел того, к кому был послан. Глава уловил его и сразу ощутил всю трагичность событий там, внизу.
   -- Генераторы! -- пыхнул он. -- На полную мощность! Приготовиться к подъему их. Срочно вызвать сюда реанимационную команду. Кирл не подпускать сюда, -- отрывисто приказывал он.
   Команда пришли вовремя и оказалась эффективной. Мыслительный удар генераторов смял картину, созданную Властелином зоны. Многочисленные воронки скомкались или окаменели, превратившись в бесформенные валуны по обеим сторонам проявившейся тропы. Болото загустело, пространство очистилось от тяжелых облаков.
   -- Как хорошо. Успел. Но у нас мало времени, -- пыхнул Поус и бросился помогать Салу и его прототипу приводить в чувство чистильщиков. - Ты, как я понимаю, неслучайно оказался здесь, -- обратился он к Сальвиру.
   -- Ты прав, мне был нужен мой близнец.
   -- У вас прямо страсть какая-то, - Кирл хочет видеть своего прототипа, а теперь и у тебя какие-то дела к своему.
   -- Ничего тайного, Поус. Сал, я здесь для того, чтобы сообщить, что Кирлиса не та, за которую выдавала себя. Она -- посланница блендеров, и была выброшена на Землю с целью узнать о наших исследованиях "коробочки". Это стало известно только сейчас, когда между нами и блендерами установился мир и существует договоренность о совместном изучении феномена загадочного артефакта. Продолжение работ предполагается вести на Земле, куда мы сейчас отправляемся на прилетевшей за нами эскадре. Туда мы вывозим и Кирлису, которая сейчас находится в реанимации. Её психика нарушена при предыдущем посещении зоны. Это все, что я должен был сообщить вам. Теперь прощайте, мне надо спешить, пока я сам не оказался травмированным. Мне потребуется некоторое время, чтобы добраться до точки входа, где меня ждет Фукш. Да и сами не задерживаетесь здесь. Этот монстр очень изобретателен и не стоит ждать от него сюрпризов. С ним мы потом будем разбираться. Прощайте. До новых встреч на Земле.
   -- Прощай, близнец. Наша Кирлица рассказала нам обо всем. И у нас с вами появилась большая проблема, которую придется решать сообща, по-другому не получится. Поэтому в суете мирской не забывайте про нас, помните. МЫ - ВАШИ ДУШИ! А бездуховный разум - Ничто в этом мире.
  
   ********************************************************
   И вот он на Земле. Лежит в изнеможении на своем диване и вспоминает, что с ними произошло. Небольшая передышка, которую предоставили им, оканчивается. Сальвир с Маклаем формирует комиссию по налаживанию контакта с "Обманчивым Миром". Лежур и Фукш дежурят у Голиафа, к которому подключена Кирлиса, -- он только что вернулся от них. Выздоровление Кирлисы идет успешно. Реаниматор уже на несколько минут выводит её из "спячки", активизируя заторможенные чувства к восприятию окружающей обстановки. С ней всё будет в порядке, в этом он уверен. В чем он не уверен, так это в то, как примет ученое сообщество его доклад на завтрашнем симпозиуме, на который в срочном порядке собраны все ведущие специалисты "Содружества Миров". Но это будет завтра.... А сейчас он откинулся на подушку и слушает привычный шум города. Он ему приятен, и успокаивает. Но дверь он все-таки когда-нибудь исправит. Реферс обратил глаза вверх.
   "Ты меня слышишь, близнец?"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"