Каракозов Юрий Арменович: другие произведения.

Мы-ваши души. ч.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Ю.А. Каракозов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Мы - Ваши Души

  

часть 1

- :: - АРТЕФАКТ - :: -

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Дверь привычно заскрипела.
   "Когда я смажу её?.. Только не сегодня.... Добраться б до постели..."
   Он пошарил по стене рукой, и яркий свет разорвал тьму прихожей и болезненно ударил по возбуждённым нервам. Человек дёрнул выключатель вниз, и темень вновь захвалила пространство.
   "Так лучше..."
   Сбросив летний плащ и сумку на пол, он медленно, шатаясь, прошел в гостиную. Здесь было не так темно. Мягкий свет ночного города проникал сюда через большое открытое окно, создавая приятный полумрак, так необходимый ему сейчас.
   "Ну, наконец-то..."
   Человек в изнеможении опустился на диван, откинулся на подушки и надолго затих, наслаждаясь спокойствием, до которого он, все-таки, добрался. Шум города, доносившийся снаружи, был сейчас приятен ему и успокаивал. Он был привычен, знаком, постоянен и создавал родную обстановку его квартиры, в которой человек находился со времени своего рождения. Так было всегда. Здесь ничего не менялось, поэтому он так стремился сюда. А ему было необходимо опереться на что-нибудь надёжное, ибо именно надежность в последние дни неумолимо рушилась. Человеческий мир, который до сих пор окружал его, тот, который он привык видеть, ощущать во всех его проявлениях, начал исчезать, проваливаться куда-то, а на смену ему выползало что-то неосязаемое, эфемерное. И, тем более, непонятное....
   Всё, вроде бы, осталось прежним.
   "Вот же оно! Я вижу! Я, моя комната, знакомая обстановка, город, шум и всё, всё.... Всё осталось неизменным", - говорил внутренний голос.
   "Не обманывай себя. Это другие ещё не осознали, что живут уже в другом мире. Но, ты-то, знаешь, что это не так!" - ворвалось другое "Я".
   Да, он знал!
   Долгие намеки, догадки, неверие в свою гипотезу, когда он сам начинал себя считать свихнувшимся - всё это осталось теперь в прошлом. Накопленные реальные факты, а главное, его эксперименты неопровержимо доказывали, что жизнь на планете людей стала меняться самым неожиданным образом, и эти изменения зависели не только от них. В развитие их общества теперь вмешиваются внешние силы, о существовании которых не высказывались даже самые незаурядные писатели-фантасты в своих фантастических вымыслах. Но, Природа, как всегда, оказалась изобретательней.
   С чего всё началось? ...
   Закончив в 20 лет факультет "Психология всемирных контактов" в учебном центре на Марсе, он получил самую высшую оценку своим научным способностям и был приглашен участвовать сразу в нескольких глобальных проектах по налаживанию контактов с открытыми мирами из Тёмных пространств. Это были захватывающие в научном плане проекты своей неизвестностью и загадочностью. Можно только фантазировать о том, какие перспективы могло принести подобное содружество, за счет стремительного расширения знаний об окружающем мире из таких непохожих "светлых" и "тёмных" уголков Вселенной. Но те миры никак не желали выйти на контакт, несмотря на все сделанные попытки. Цель всех проектов была направлена на понимание причин такого, можно сказать, откровенного игнорирования.
   Многие признанные ученые, которым было отказано в участии в этих проектах, с завистью глядели на молодого специалиста, удостоенного подобной честью, хотя и понимали, что, несмотря на свой возраст, он был лучший среди них. Они видели в нем одарённую личность с весьма оригинальными идеями по предмету своей специальности. Изложенные в его научных трудах, они заставили психологов по-другому взглянуть на процессы формирования психики у представителей разных миров. Многие, до сих пор, трудные вопросы теперь нашли объяснения и стали понятными.
   Поэтому как гром среди психологов прозвучал его отказ от участия в проектах. Реферс, так звали нашего героя, выбрал свободный поиск, где он сам определял, чем будет заниматься и к чему приложит свои таланты. Последовавшие вслед за этим многочисленные уговоры он категорически отверг. Объяснять причину своего решения и назвать направление своей деятельности Реферс тоже отказался. Да и что он мог сказать в то время? Какие-то неосознанные ощущения чего-то того, что оценивалось им же самим не иначе как на уровне помешательства. Естественно, он не мог в этом никому признаться. Тем более, что-либо рассказывать о своих гипотезах.
   Ещё учась в центре, Реферс стал интересоваться законами формирования психики всего целиком человеческого общества в процессе его эволюции. Источниками информации на первом этапе были библиотеки центра, которые считались самыми обширными и богатейшими базами данных среди Солнечных планет. Но, как оказалось, они охватывали лишь незначительны временной период прошлого длинной в несколько столетий. Да и то в литературе, в основном, освещались различные стороны развития психики отдельных индивидуумов; ну, может быть, небольшой группы. Это было и понятно почему.
   В последнее время резко возросло количество психических заболеваний. Причем, в странных, до сих пор, неизвестных формах. Проштудировав и систематизировав всю информацию, Реферс пришёл к выводу, что человечество постоянно отстает в своих ответных действиях вслед за развивающимися теми или иными событиями. Реакция всегда запаздывали. Человечество перестало действовать на опережение! Тогда и возник первый вопрос - почему так происходит? Ведь, в конце концов, причины болезней становятся известными и разрабатываются профилактические меры и методы лечения. Однако, через некоторое время новые напасти обрушивались на казалось бы подготовленное человеческое общество. И тут обнаруживается, что оно не готово к отражению атак болезней. Причем, болезней связанных именно с психикой человека. С другими болезнями всё обстояло иначе. Здесь наука одерживала одну победу за другой, среди которых, как минимум, три были особенно выдающимися: существенно увеличение продолжительности жизни, восстановление утраченных органов и, наконец, возросший иммунитет к болезнетворным микроорганизмам, попадающим на Землю из других миров несмотря на все принятые карантинные меры.
   "В чём дело? Почему мы такие беспомощные в том, что касается психических явлений? Почему нам никак не удается осуществлять прогнозы в развитии психики у человеческого общества?"
   Он рылся в электронных архивах, путешествуя по информационным банкам других миров. Неожиданно для себя он, вдруг, сделал удивительное наблюдение - чем старше мир, тем явственнее проступают подобные странности с психикой общества того мира.
   "Эта закономерность довлеет над любым обществом как неизбежный закон, схожий с физическими законами неживой природы! В чем причина такого подобия? - всегда задавал он себе один и тот же вопрос, но не находил на него ответа.
   Он вновь и вновь перерывал всемирные базы данных, находя в них лишь новые подтверждения подмеченной им закономерности. Удивление тому, что её до сих пор никто из специалистов не заметил, заставило его не говорить об этом своим друзьям. Реферс боялся этого разговора, так как вывод, который уже сейчас напрашивался, был один - в развитие цивилизации кто-то или что-то вмешивается. Подобное вмешательство было доступно только, так называемому Богу, и такое объяснение можно найти в различных религиях. Более того, оно лежало в основе любой веры, которой придерживались представители обществ из разных миров, и верили в это совершенно искренно. Но Реферс был убеждённым атеистом и не собирался менять свои взгляды на устройство окружающего мира. Хотя в данном случае, такое признание божественного проявления объясняло всё и вся, и не надо было ломать голову над чем-то совершенно не объяснимым и загадочным с его точки зрения.
   "Неужели я всю жизнь ошибался? И правы те, кто считает, что всё в нашей жизни определено заранее от момента рождения до перехода в "другую жизнь"? Мы фигуры в этой природной игре и нас всё время переставляют с одного места на другое, - рассуждал он. - Не верю! Для меня такое объяснение не приемлемо. Зачем тогда что-то делать, к чему стремиться и чего-то добиваться, зачастую тратя на это время и здоровье? Зачем?! Ведь всё равно за тебя всё уже решили. Поэтому будем есть, отдыхать, веселиться и уповать, что Он не накажет за что-нибудь. Вот к чему приводит признание Бога. Хотя апологеты этого учения всячески маскируют такой вывод. Но для меня, он ясен! Тогда, что же, всё-таки происходит?"
   В поисках ответа он продолжал перерывать и систематизировать исторические источники по описанию событий в процессе развития цивилизации на известных мирах. Особое внимание было уделено высокоразвитым цивилизациям. До сих пор неясная закономерность, гуляющая в его воспаленном мозгу, теперь стала приобретать математический вид в виде сложнейшей системы уравнений, которая связала уровень развития цивилизации данного общества, число его жителей, болезни, восстания, революции, периоды резкого изменения общественного строя и так далее с уровнем и характером психических заболеваний и отклонениями в поведении различных слоёв общества, особенно, молодёжи. Составив такую систему, Реферс поначалу обрадовался. И было чему. Подставив в систему известные исторические данные, он смог получать решения в виде тех или иных событий, запечатлённых в исторических летописях. Это было здорово! Система работала и уже не только на словах, а вычислительными методами подтверждала существование странных закономерностей. Расчеты были тем точнее, чем был меньше уровень развития общества. Расхождения увеличивались по мере развития цивилизации. Кроме того, она всегда показывала тревожные симптомы развития любого общества в будущем. Уровень психических заболеваний, отклонений от нормы на предыдущих временных отрезках в будущем неимоверно возрастал. Система показывала это, но не давала подсказок для ответа: почему так происходит? Подавленное состояние от своего бессилия как ученого перед установленным фактом, но невозможностью объяснить его стали постоянным его постоянным спутником. Он сидел дома, не делая никаких попыток сбросить хандру.
   Из состояния апатии, в котором в последнее время находился Реферс, не видя путей разрешения возникшей проблемы, его неожиданно вывел старинный друг Лежур - признанный исследователь высшей нервной деятельности живых организмов.
   - Реферс! Ты где пропал? Я тебя не видел уже целую вечность.
   Рыжая улыбающаяся физиономия появилась на смотровом экране. Копна рыжих волос на его голове, как всегда, была не расчесана. Он редко уделял им свое внимание, предпочитая время от времени бриться наголо. А между этими редкими событиями, сидя безвылазно неделями в своей лаборатории, разрешал всем летающим, порхающим и ползающим существам, которых во множестве можно было встретить здесь, вить свои гнёзда прямо в его шевелюре.
   - Ну и пускай. Мне даже интересно это их занятие. Я всем своим существом чувствую их деятельность, и это помогает мне в моих исследованиях. Давай я подсажу тебе какую-нибудь душечку-букашечку, и ты сам почувствуешь какая это прелесть, - не раз предлагал он Реферсу.
   И вот, теперь, разглядывая улыбающегося друга, Реферс понял, что тот провел ни одну неделю в добровольном заточении и, похоже, получил какие-то интересные результаты и ему не терпится ими с кем-то поделиться.
   "Не повезло тебе, друже, - мрачно подумал Реферс, - я сейчас не в том настроении, чтобы выслушивать твои восторги о любимых букашках".
   - Слушай, Реферс. Я сделал сногсшибательное наблюдение, а может быть и открытие. Об этом никто даже и подумать всерьез не мог. Лишь фантасты могли так писать, да им и можно, - что пришло в голову, то и давай. А я в полном недоумении. Получается, что они правы! - бормотал неизвестно о чем рыжий образ.
   Реверс плохо что-либо понимал, он тупо смотрел на друга и согласно кивал.
   - Да ты меня не слушаешь! Твои глаза мертвы. Так ты ничего не понял? Я еду к тебе и никаких возражений. Молчи! Вижу, у тебя не то настроение, ты никого не хочешь видеть. Но я ведь ни какой-нибудь "никто" - я твой друг. И притом очень хороший и очень старинный, которому невозможно отказать. Ты просто обязан меня выслушать, только так сможешь помочь мне разобрать с результатами. Жди! По дороге загружусь по-полной, - у тебя ведь, как всегда, ничего нет, - и буду стучаться в дверь. Попробуй не открыть, выломаю дверь. Ты меня знаешь...
   Он что-то еще говорил, но Реферс не слушал его, потерянно осознавая, что скоро сюда ворвется рыжий вихрь и будет из него выжимать последние мысли, которых и так осталось совсем немного в его опустевшей голове.
   Звонок в дверь раздался неожиданно быстро.
   "Кого еще черти несут? Что за день такой?"
   Отбросив тапочки в сторону, Реферс босиком, нехотя, поплёлся к двери. Даже не поинтересовавшись, кто там, он распахнул дверь.... На пороге стоял улыбающийся рыжий!
   - Мерзавец!! Ты уже был около моего дома!
   - Конечно! - несколько не смущаясь такой встречей, Лежур захохотал. - Я не оставил тебе ни единого шанса, чтобы ты отказал мне, и, кстати, хорошо подготовился. Вот, держи этот тяжелый мешок, - он сунул его в руки всё ещё оторопевшему Реферсу и, отодвинув в сторону хозяина своим крупным телом, прошел сразу на кухню. - Давай сюда. Там такие деликатесы! Ты в жизни не пробовал ничего подобного. Друзья помимо материала для исследования привозят из других миров ещё и фантастическую еду. Вид, вкус, запах, осязание, реакция организма - по отдельности совершенно несовместимые друг с другом, но в букете производят совершенно немыслимые ощущения. Цха!! Я просто в восторге. Сейчас ты сам получишь подобное представление и согласишься со мной.
   Так продолжая трындеть, Лежур вытаскивал из мешка странные по внешнему виду продукты и совершал над ними только ему известные действия. Одни он бросал на раскалённую сковородку, другие окунал в кипящую воду, а третьи рубил в лапшу большим кухонным ножом.
   - Чего стоишь? Выковыривай сердцевину, - и сунул в руки Реферса какую-то колючую, всю в завитушках, раковину. - С планеты из созвездия Льва. А ты чего такой кислый? Кризис жанра? Ничего, я тебе вот расскажу о своем, и твою хворь сразу вылечим. Знаю твой аналитический ум и увлекающуюся натуру.
   - Какой ум?! ... Всё атрофировалось.... О чём не подумаю - везде тупик. Сейчас я больше похож на выжитый и высушенный лимон.
   - Во-во, по тебе это заметно. Но сейчас, ещё чуть-чуть, и начнётся процесс оживления. Собственно, можно начать уже сразу. Надеюсь, что ты не забыл, чем я занимаюсь? Так вот, последнее время сфера моих интересов была связана с развитием нервной деятельности представителей больших сообществ однотипных существ, к примеру, муравьёв, термитов, в крайнем случае, летучих мышей, либо стай мелких океанских рыб. Но в лаборатории таких не разместишь. Поэтому мои друзья привезли с планет из шарообразной галактики семейство местных муравьев. Они очень подошли под мои условия. Создания очень мелкие, но чрезвычайно активные, и легко приспособляемые к нашим земным условиям в лабораторной среде обитания. Я выделил им целый угол лаборатории, естественно отгородив от окружающего пространства полевым щитом. Питаются они любой древесиной, так что здесь нет проблем. Это блюдо уже готово. Тащи на стол. Захвати вот эту подливу к тому, что ты здесь наковырял.
   Волосатые крупные руки Лежура продолжали творить: они резали, шинковали, а потом мешали и раскладывали на тарелки, туда же добавлялось все то, что ещё шипело на сковородках и булькало в кипящем отваре.
   - Всё! Готово! Помогай тащить! Да не смотри ты на это такими испуганными глазами. Ну да, оно конечно весьма необычного вида, но уверяю тебя, оно безопасно и превосходно на вкус. Ты меня еще будешь просить добавки. Ой! Чуть было не забыл про напитки. Они тоже не местного разлива, а с планеты, где растут бутылочные деревья. У них сок как наше слабоалкогольное вино. Можешь сделать разрез и, пожалуйста, пей, сколько пожелаешь. То, что мы будем употреблять, дополнительно отбродило, чтобы увеличить его крепость; для букета туда добавлены ещё некоторые добавки. Ну, в общем, охотники до этой человеческой страсти всегда в поиске новых ощущений и им иногда удается получить что-то необычное. Чего ты так смотришь на меня. У меня тысячи друзей. Они едут ко мне в мою лабораторию, и мы проводим совместные исследования; с другим я общаюсь по всемирной сети. Хоть я никуда пока не уезжал с Земли, но в курсе всех значимых событий. Это ты затворник. О тебе уже почти все позабыли, хорошо, что я помню кто такой Реферс. Твой портрет всегда перед моими глазами.
   На некоторое время он замолчал, пока устраивал свое крупное тело в кресле около стола. Реферс все это время вел себя как стеснительный гость, а не как хозяин квартиры. Только один вопрос назойливо всплывал в его ленивых мыслях: "Зачем мне всё это надо?" Ему хотелось куда-нибудь забиться от суеты фонтанирующего друга.
   - Держи!
   Лежур протянул Реферсу пузатый бокал, наполненный золотистой, слегка флюоресценциющейся жидкостью.
   - Первый бокал за тебя, а потом будем пить всё за меня, за моё открытие.
   На удивление вино оказалось действительно очень необычным. Чувство небывалой свежести разлилось по всему телу, наполняя его совершенно забытым ощущением силы молодого организма. От неожиданности Реферс вздрогнул и поглядел на себя в зеркало, наверное, рассчитывая увидеть там двадцатилетнего юношу.
   - А!!! Пробрало?! Значит, не все потеряно для тебя. Просто у тебя обычная хандра от какой-нибудь нерешенной проблемы. У меня тоже такое бывает. Сейчас ты почувствуешь, что, как будто, в твоей голове поползла стая насекомых. Эти волны погасят твои очаги возбуждения и закольцованных мыслительных процессов, которые в течение длительного времени оказывали давление на твою психику. Ага!! Почувствовал?! Правда, очень необычное ощущение. Это сейчас закончится, и, как мы говорим, голова станет ясной. Так вот, я продолжу о своих букашках-таракашках. Ты закусывай. Вот эти обжаренные кусочки от гигантского, по-нашему, червя. На самом деле он что-то вроде наших миног, но хищник и значительно крупнее и вкуснее. Очень рекомендую начать с него.... А?! Хорош! Ну, что я тебе говорю! Ты давай пробуй другое. Если тебе что-нибудь неприятно по виду, то советую закрыть глаза и попробовать. Уверяю тебя, что потом ты ещё будешь искать на столе эту вкуснятину. Давай добавлю ещё винца.
   Лежур болтал не умолкая, не забывая при этом накладывать себе и другу приготовленные блюда, и мгновенно опустошал свою тарелку и бокал. Как нестранно, но Реферс тоже увлекся, еда стала доставлять ему удовольствие.
   - Так вот, я и говорю, толи оттого, что наши деревяшки очень понравились моим муравьям, толи у них начался период размножения, но их стая стала быстро размножаться. Они начали строить себе дом, что-то вроде нашего термитника, потом ещё несколько строений, но меньших размеров. Чтобы выявить их уровень интеллекта, я провел классические опыты с едой, помещая её в определённое место и в определенное время. Достаточно быстро они осознали это и стали собираться у кормушки к этому моменту. Затем пошли опыты, когда еду приходилось добывать, преодолевая различные препятствия и решать, в общем-то, некоторые головоломки. Помещал еду в центр таза, залитого водой, или окружал её горящим кольцом, оставлял еду в замкнутой коробке, проход в которую препятствовал вращающийся пропеллер, ну и так далее.... Короче, создавал им все более и более трудные задачки. И что ж ты думаешь?! Они находили решение! Причем, каждый раз быстрее и оригинальнее, чем ожидал. Пошли опыты со звуками и всякими картинками, которыми я сообщал, где и чем я буду их кормить. В процессе опытов выяснилось, что они по-разному относятся к различным породам дерева. Некоторые они категорически не желали есть. Каким-то образом они ещё до опыта определяли их и срывали мне эксперимент. Ты представляешь, по всем показателям они превосходят умственные возможности наших высших приматов. А уж истинное удивление и восторг у меня вызвал тот факт, когда убедился, что они способны передавать свои знания другим членам семьи, которые, впрямую, не участвовали в опытах. Ты кушай, кушай и выпивай. Пусть твои мозги очистятся, и рассосутся всякие очаги напряжения. Я подхожу к самому интересному и загадочному, и мне нужен твой свободный ум. Представь такой опыт. Я изолирую большую часть муравьев, а перед остальными ставлю трудную задачу. Они её решают, и у меня это уже не вызывает удивление. Затем я выпускаю первых, - тех, которых было больше. Причем, заметь, место, где творили вторые скрыто от прибывших, - они его не видят, не слышат и не чувствуют запаха (я об этом позаботился). Так вот, вторые подбегают к тем, которые только что появились, и рассказывают. Да-да, именно, рассказывают. По-другому то общение не назовешь. Ибо, после этого вся семья несется куда надо, и проделывают все в точности действия, которые проделывала вторая группа. Да, я тебе не сказал, что муравьев из малой группы, я сразу, естественно, изолировал, чтобы они не оказались проводниками. А? Каково? Такого еще никто никогда не наблюдал и не допускал даже в мыслях, что подобное возможно. Ты понимаешь? Такие разумные действия лежат уже в сфере поступков высших разумных существ, к примеру, человека. А ..., пробило! Наконец-то ты стал воспринимать, что я тебе тут рассказываю. Да, я не боюсь их приравнивать к человеку по их интеллекту. Как не парадоксально это звучит - на одной стороне человек и подобные ему из других миров, а на другой - какая-то букашка, насекомое - но это именно так. А теперь расслабься, я приближаюсь к главному открытию.
   Лежур замолчал, опять побросал в свою тарелку обжаренные куски странноватого дырявого мяса, обложил их салатом и полил фиолетовым соусом. Потом в середину воткнул какое-то растение и добавил туда ещё что-то похожее на папоротник.
   - Теперь всё, - глядя на тарелку, удовлетворённо проговорил он. - Тебе советую опробовать это, - он вытащил ложкой из банки большой желеобразный кусок и бросил его в тарелку Реферса. - Если не можешь смотреть, закрой глаза, как я тебе говорил, и пробуй. Вкус неописуемый! Ха-ха-ха! - он захохотал, глядя на сморщенную физиономию друга. - Подожди. Сейчас попробуем другой напиток.
   Из своего большого мешка он достал закупоренный обрубок какого-то растения.
   - Семейство стелика, что-то вроде нашего бамбука с планеты созвездия Мержиса, а напиток приготовлен из лепестков его цветка.
   Напиток оказался слегка вязкой жидкостью голубого цвета, источающей сильный кисловато-терпкий запах, который сразу заполнил всю комнату. Постепенно он приобрел мягкий сладковатый аромат, отдаленно напоминающий запах меда.
   - Вот-вот, всё время приходится удивляться таким метаморфозам запаха, вкуса, ощущений. Человек не готов к этому. Одно утешает, что он быстро адаптируется к изменениям. И так, пьем за меня!
   Он чокнулся об бокал Реферса, залпом осушил свой, затем быстро побросал еду себе в рот и странно замолчал, жуя пищу. Его лицо с закрытыми глазами стало краснеть. Небритая рыжая щетина и шевелюра приобрела яркий оттенок и вздыбилась. Отчего и так немалая голова стала ещё крупнее. Реферс, естественно, не обращал внимание на странные изменения, произошедшие с другом, и, не задумываясь, повторил его действия. Напиток оказался очень приятного освежающего кисловато-сладкого вкуса, и он выпил его до дна. И только затем Реферс познал всё его коварство. Нарастающее жжение проникло в каждый уголок его тела, волнообразное покалывание пронзило от головы до пят. В глазах брызнули разноцветные фейерверки, и всё поплыло.... Появилось сильнейшее чувство голода. Реферс почувствовал, как в его раскрытый рот впихивают еду. Он стал жадно её есть, пережёвывая все, что туда попадало, и глотал, и глотал.... Ощущения, которые только что заполняли тело Реферса, исчезли и изменились на свою противоположность. Тело охватила небывалая истома и легкость. Голова прояснилась, а изображения обстановки комнаты, когда он открыл глаза, стали очень яркими и насыщенными.
   - Ну, как?
   На него смотрела физиономия - рыжая и улыбающаяся!
   - Что это было? Предупреждать же надо.
   - Если бы предупредил, эффект был бы не тот. А теперь ты сам захочешь его повторить.
   - Рассказывай дальше о своих букашках.
   - Ага?! Ожил! Начинаешь проявлять интерес? Отлично! То, что я тебе до сих пор излагал - прелюдия к дальнейшим событиям. Началось, как всегда, со случайного наблюдения. Я как-то готовил очень сложную головоломку для своих испытуемых, и специально подловил момент, когда насекомые собрались в своих домах на отдых (так я называю этот период), который повторяется каждый третий день и длится примерно четыре часа. Удивительное произошло потом, кода они высыпали из своих жилищ. Муравью сразу бросились к тому месту, где я поместил еду, а ведь я побеспокоился о том, чтобы она никак не обнаружила себя. Как они узнали о подготовленной пище, и, тем более, где она находится - было не ясно. Мое удивление еще не прошло, но я, не зная почему, скорее рефлекторно, закрыл им путь к дальнейшему продвижению, и занялся поиском причины такому их поведению. Не сразу, но я нашел её, вернее его - того единственного муравья, который почему-то не спал как все, а ползал вокруг еды, видимо, разбираясь с моей головоломкой. Конечно, поначалу, я никак не связывал единственного насекомого с поведением всего семейства. Но большего не удалось ничего обнаружить, и удивление осталось, а мысль специально создать аналогичные условия для эксперимента не пришла мне в голову. Она рождалась долго; неосознанно, но к ней я постоянно возвращался. Все-таки у нас, исследователей живой природы, как и у физиков, есть какое-то чувство подмечать незначительные явления и искать им объяснения. И вот, я, наконец, повторил ту ситуацию. И, что же? Результат повторился! Ты понимаешь? Конечно, нет. И, правильно. Я вновь повторил - тот же результат. Я упрямо повторял.... Я считал это случайностью, а тут, на тебе - закономерность!
   Лежур сильно хлопнул о стол своей большой ладонью.
   "Как он может такой ручищей заниматься с мелкими букашками, ему впору быть кузнецом", - глядя на волосатую кисть, уже в который раз, подумал Реферс.
   - Я стал исследовать муравьев, надеясь найти в их строении, что-то похожее на передатчик. Ничего. Изучал излучение их тела с помощью специальной аппаратуры. Да, оно есть. Но, не больше и не меньше, чем у любого другого живого существа. Ты же знаешь, что оно быстро затухает и теряется в других излучениях, которые пронизывают окружающее нас пространство. Тем не менее, чтобы и задавить это излучение, я создал экранирующую зону. Как ты думаешь, что произошло? Да ничего, хорошего!! Всё осталось по-прежнему. Стая продолжала бежать в нужном направлении. Я повторял и повторял опыты, но не находил объяснения. Стал раздражительным и злым. Друзья меня не узнавали. Пытались вытащить на разные развлечения, но я грубо обрывал эти попытки. В общем, для меня настали тяжелые дни. В один из этих дней ко мне, вот так, как я к тебе сейчас, ворвался мой друг детства, с которым я давно не виделся. Знал, что он занимается какими-то исследованиями в Дальних Мирах из области Больших Туманностей. Я хотел выгнать его, ты же знаешь, каким я иногда бываю, если не в том настроении. Но он предъявил некий документ, и мне пришлось принять его. Это какая-то судьба! Его визит перевернул всю мою дальнейшую жизнь. Давай выпьем! Теперь за него. Он сейчас в тех же краях, обещал навестить меня по приезду.
   Лежур вновь налил голубого напитка, и ... друзья вновь пережили череду незабываемых ощущений. Когда они прошли, Лежур продолжил свой рассказ.
   - Сальвир, так зовут моего друга, передал мне запаянную прозрачную плоскую коробочку, в которой находился, как мне показалось, какой-то газ. "Это не газ, - пояснил он, - а неизвестно что. Ведет себя, иногда, как живое существо. Космическое руководство приказало мне доставить это тебе для исследования. Оболочку не вскрывай - оно чрезвычайно летучее и вступает в странные взаимодействия с любой атмосферой в виде мощного взрыва". Это всё, что он сказал и исчез также стремительно, как и появился. Перед уходом дал мне коды связи со своим руководством, куда я должен был сообщить результаты своих исследований. В то время я не представлял, что мне с ней делать. Поэтому вытащил ее из упаковки и положил на полку стеклянной этажерки в экранированной зоне, там, где были муравьи, и благополучно забыл о ней, продолжая заниматься со своими насекомыми. Продолжая мучиться с загадкой общения муравьев, я как-то случайно взглянул на коробочку и неожиданно увидел её свечение. Причем свечение было очень странным. Её сияние было неравномерным, что, само по себе, было неожиданным. Свет по всему объему полыхал в виде каких-то сгустков, завитушек, бесформенных облаков, и тому подобному, и все они пронизывались светящими линиями. Это было так неожиданным, что я подумал, что у меня начались глюки. Так нет же. У меня хватило ума не трогать ее, а понаблюдать за ней. И что ж ты думаешь? Её свечение менялось в зависимости от того, в каком состоянии находились мои подопечные. Когда они были все вместе, свечение как бы выравнивалось. Представь себе клубы дыма от костра. Вот, примерно, такой кусочек дыма я и видел там. Если же шло общение групп насекомых, к примеру, когда одни муравьи передавали полученные сведения другим, то свечение сразу менялось. В нем появлялись явно выраженные устойчивые образования. Они, конечно, постоянно менялись, текли, но мозг всё-таки фиксировал эту временную устойчивость. А уж то, что я увидел, когда стал повторять опыты с одиночным муравьем, меня повергло в шок. Чтобы убедиться, что мне все это не снится, я распорол себе руку ножом. Вот этот шрам, - Лежур задрал рукав рубашки и Реферс увидел длинный разрез. - С болью и кровью я разобрался потом, а тогда я смотрел на коробку, в которой от яркого пульсирующего облака текли клубящиеся струи световых волн и растекались в медленно живущем остальном световом месиве. Ты понимаешь, что я наблюдал? Я всеми доступными средствами пытался нащупать каналы общения между насекомыми, и ничего. Таких средств на тот момент не было. И, вот, на тебе, коробочка с таинственным содержимым явно свидетельствовала, что она является прекрасным индикатором такой связи. А значит, должен существовать и носитель этой связи. Иначе, как может коробочка чувствовать то, чего не существует. Должно существовать какое-то поле! Ты понимаешь, к чему приводит логика? А? Ты меня не слышишь! Ты куда-то ушел в своих мыслях. Эй! Дружище?! Очнись!!
   Но Реферс не реагировал на его призывы. Лежур протянул через стол свою волосатую руку и хлопнул друга по плечу. Отчего его застывший взгляд постепенно стал приобретать осмысленный блеск.
   - Повтори последнюю часть своего рассказа, - с трудом выдавил он через плотно сжатые губы.
   - Вот я и говорю, что все мои эксперименты с этой коробочкой свидетельствуют о существовании какого-то поля, о котором мы до сих пор не подозревали. Как такое может быть? Вот с этим я и ворвался к тебе.
   - Есть множество примером тому, что даже высокоразвитые цивилизации до поры времени не подозревали о наличии вокруг них различных полевых структур, если их органы чувств и созданные к тому времени приборы не способны были их осязать. Так что, в этом нет ничего удивительного. Ты экспериментировал с коробочкой вне той зоны с муравьями? - спросил Реферс.
   Он весь преобразился, сбросив с себя покров равнодушия и бесчувствия ко всему происходящему. Что-то в нём замкнулось, и поток мыслей, до сих пор запертых где-то в глубинах его мозга, хлынул через вскрытые барьеры от пронзившей его догадки. Он резко выпрямился, до хруста сжал кулаки и ... застыл, устремив в какую-то даль сверкающий мыслью взгляд.
   - Что с тобой?
   Сальвир, обеспокоенный резкой переменной происшедшей с другом, уже и не знал радоваться этому или нет.
   - Я спросил тебя, выносил ли ты коробочку из зоны?
   - Нет. Зачем? Я не понимаю тебя....
   - Поехали к тебе.
   - Ко мне? Зачем?
   Реферс вскочил и попытался потащить ошеломленного Лежура к двери.
   - Куда ты меня тащишь? Да объясни мне, что произошло? - рыжая копна волос застыла за столом и Реферс не смог сдвинуть ее с места. - Ты сидел, как равнодушная ко всему колода, а теперь взорвался неизвестно отчего и тащишь меня куда-то.
   - К тебе Рыжик! К тебе! К твоей коробочке. Я не могу пока объяснить своего желания. Какая-то сумасшедшая мысль. Мне необходимо её проверить, прямо сейчас. Это конечно - бред, но мне надо. Я тебе всё объясню потом. Вначале надо подержать коробочку в руках. Да едем же!!! Ты ворвался ко мне, когда тебя об этом не просил, теперь пора отдавать должок.
   За яркий цвет рыжих волос Лежура еще с детских лет его друзья прозвали Рыжик. И вот теперь он нехотя поддался напору и медленно поднялся из-за стола. С явным сожалением окинул недоеденное и недопитое и произнес:
   - Мы ещё вернемся....
   Он, конечно, повез своего друга к себе, в свою лабораторию, не подозревая, как эта поездка резко изменит их дальнейшую жизнь.
  
   *********************************************************************
  
   Лаборатория встретила их непривычной для большого города оглушительной тишиной и темнотой.
   - Сейчас зажгу свет, - сказал Лежур, - я отключил автоматику. Очень непривычная обстановка, когда попадаешь сюда снаружи, а так она сразу настраивает тебя на рабочий лад
   Вспыхнувший свет осветил необычный вид лаборатории.
   - Ну, и что ты хотел здесь увидеть?
   Помещение лаборатории по форме напоминало форму груши. По стенам стояли прозрачные стеллажи, на которых были расставлены многочисленные контейнеры, являющихся жилищем для представителей животного мира с различных планет Галактики. В центре зала располагалась современная аппаратура наблюдения, анализа и регистрации поведения подопытных созданий, среди которой своими размерами выделялся электронный микроскоп и анализатор физико-химических процессов в телесных структурах. Встроенный в него регистратор информационных потоков позволял формировать модель психофизиологического портрета изучаемого существа. Модель оказывалась настолько полной, что средство отображения, выполненное в виде шлема и будучи одетым на голову, позволяло ощутить окружающий мир в том виде, как если бы ты сам был этим созданием. Этот замечательный прибор был гордостью лаборатории Лежура. Многое в программном обеспечении было сделано его руками. В этом смысле он был уникален, и многие исследования, которые принесли всемирную известность его хозяину, были сделаны на нем. Реферс невольно остановил свой взгляд на микроскопе, он никогда не видел его, но много слышал о его уникальных возможностях.
   - Это он?
   - Да. Мой второй мозг. Я его прозвал Голиаф, - с любовью произнес Лежур и ласково погладил холодный корпус микроскопа. - В том дальнем конце помещения находится загон для моей своры. А вот это, та самая загадочная коробочка. Сейчас она дремлет, я так назвал ее состояние, когда вокруг не наблюдается никакой активности всех моих питомцев - они, как видишь, дрыхнут - и муравьи сидят в своем доме. Поднимается суета, когда приближается время кормления. Но ради такого случая, можно устроить для них праздник сейчас. Ты пока осмотрись, а я займусь подготовкой - надо же тебе показать коробочку в действии. На, держи.
   Коробочка представляла собой предмет, отдаленно напоминающий обычную мыльницу, только площе. Сделана она была из слегка розоватого прозрачного материала, а внутри ее медленно тёк какой-то голубоватый газ. Так это казалось. Создавалось впечатление, что со временем в каком-то месте газ уплотнялся, свечение здесь становилось ярче, но, затем, оно перетекало в другое положение, и это происходило непрерывно. Рисунок течения, как правило, не повторялся. Но, иногда, на короткий момент времени, картинка как бы фиксировалась. В изображении проглядывались странные, но осмысленные фрагменты. Всё это походило на летнее синее небо с плывущими белоснежными облаками, когда, вдруг, какое-нибудь облако неожиданно начинало напоминать тебе чей-то образ, который через некоторое время незаметно исчезал, становясь вновь ничем непримечательным облачком.
   В дальнем конце помещения зажегся свет, осветивший большой отгороженный прозрачным материалом участок, где находились создания из другого мира.
   - Я сейчас выпущу одного насекомого (я его содержал в отдельном закутке), которому известно, куда выложены запасы пищи, а остальным это неведомо, - послышался приглушенный голос Лежура. - Внимательно следи за тем, как будет реагировать коробочка.
   Пока Реферс подходил к ограждению, свечение в коробочке не изменилось. Вся семья муравьев еще находилась в своем жилище. Однако, как только они вылезли наружу и бросились искать пищу, характер свечения резко изменился. Коробочка прямо взорвалась волнами света. Клубы, завитки, ручьи света хлынули из одного места во все стороны, но через короткий отрезок времени образовалась целая река текучего света, соединяющей только два участка. Со временем длина этой реки медленно сокращалась, но яркость возрастала. Взглянув на освещенную территорию, Реферс с удивлением увидел, как вся шевелящаяся куча насекомых быстро передвигается в одном направлении, преодолевая одно препятствие за другим.
   - Ты видишь, что они творят? Они получили сообщение от того муравья, который знает, где спрятана пища, и бегут туда. Повторяю, что ни один прибор, который способен фиксировать все известные нам каналы общения между живыми существами с разных миров, молчит. Реагирует только эта загадочная коробочка. Как это происходит, не могу объяснить. Теперь и ты являешься свидетелем этого явления. Что скажешь?
   Реферс молча наблюдал, как куча насекомых исчезла в сложном сооружении из различных труб, коробок и желобов, заполненных водой. На экране одного монитора можно было наблюдать, как они стремились к одной слабо светящейся точке.
   - Это тот самый муравей, - я его специально пометил, - указал на него Лежур. - Еще немного и они доберутся до него. Тогда ты увидишь еще один странный эффект.
   Ждать осталось недолго. Когда куча добралась до своей цели, свечение в коробочке исчезло. Осталась фоновая картина излучения, которая была, когда Реферс только взял ее в руки.
   - Ты видишь, что они добрались до цели, и теперь нет необходимости активного целенаправленного общения между тем созданием и всем семейством. Коробочка это и подтверждает.
   - А ты уверен, что она является лишь пассивным индикатором? - задумчиво проговорил психоаналитик.
   - Что? Ты хочешь сказать, что она может оказаться и усилителем излучения?
   - Вот именно. Необходимо повторить эксперименты. Надо замерить время, которое затрачивает куча, чтобы добраться до еды. Одну серию опытов проведем при наличии "коробочки", другую - при отсутствии, - я вынесу её за пределы твоей лаборатории (выйду из дома).
   Лежур слушал друга, теребя рыжую шевелюру.
   - Хорошо соображаешь, - наконец выдавил он. - На это потребуется время. Ведь, чтобы эксперимент был чист, необходимо каждый раз менять условия. А им еще необходимо отдыхать, и ждать, когда они проголодаются. Похоже, что ты надолго застрял у меня.
   - А я и не спешу.
   - Ну да, он, видите ли, не спешит! А кормежку я оставил у тебя; рассчитывал вернуться к тебе и продолжить наше застолье.
   - Вот обжора! Сам ввалился в мою дремотную квартиру со своим открытием. Нарушил мой покой. Как ты можешь сейчас думать о еде? Это пусть твои малыши печалятся о ней.
   - Ага, я и так все время думал о них. О себе забыл, совсем оголодал. Погляди на меня.
   Взглянув на рыжую физиономию, Реферс понял, что друг сейчас думает не о том, о чем говорит. Это была его давняя привычка. Глаза Лежура бегали по помещению.
   "Эксперименты продумывает", - догадался Реферс и вслух произнес:
   - Ладно, готовь опыты, а я, так уж и быть, схожу к себе за твоими преподношениями, да и еще куплю чего-нибудь.
   Когда он вернулся, то не узнал закуток с муравьями. Лежур успел затащить туда различный хлам, состоящий из разного рода коробок, сфер, труб и других объемных малых предметов. Сейчас он занимался тем, что склеивал и дырявил их, чтобы создать максимальную сложность в передвижении стаи. Сюда же был передвинут и микроскоп.
   - Коль пошла такая игра, то будем фиксировать всю информацию, даже и ту картину, которую даёт "коробочка". Потом заставим Голиафа проанализировать данные, - буркнул Лежур, задумчиво соединяя две дырявые сферы. - Вот теперь всё. Готово к первому опыту. Я уже отловил одного муравья. Остальные пусть проголодаются и отдохнут. Они уже забрались в дом. У нас есть время. Пойдем, перекусим и мы.
   Спустя некоторое время они запустили первый эксперимент, затем ещё и ещё.... За несколько дней они провели десяток опытов и совершенно обессилили.
   - Хватит. Надо немного передохнуть. Мои мозги совершенно пусты, чтобы каждый раз составлять новую комбинацию ходов и ловушек, а без этого условия эксперимент будет нечистый. Эти умники быстро приспосабливаются к новой ситуации. Отдыхаем.
   Лежур лежал в одном из многочисленных ящиков, из которого торчали его ноги, а в руке держал бокал с какой-то жидкостью, как он сказал, способной восстановить его растраченные силы. Рыжая копна волос была окончательно перепутана. Из нее свисали намертво приклеенные всевозможные обрывки картона, пластмассы и ещё чёрт знает чего.
   "К такой копне теперь больше подойдут ножницы, чем расческа", - подумал Реферс, и легкая улыбка появилась на его лице.
   - Красив? Я потом доверюсь тебе. У меня для этого случая имеется классная машинка для стрижки скота. Ха-ха-ха!! ... - и громкий, заразительный хохот разорвал тишину лаборатории. - Пока я отдохну здесь, ты посмотри, чего там наанализировал мой Голиаф?
   Реферс надел шлем микроскопа, и в его мозг хлынули потоки информации из Голиафа. Сознание психоаналитика развалилось, как бы, на два "Я". Одно продолжало осознавать себя в помещении лаборатории с шлемом на голове, и там ничего не менялось. Другое было погружено в мир световых теней, течений, или, если хотите, галлюцинаций. Он куда-то двигался в световом туннеле, в конце которого фонтанировала яркая точка, выбрасывая из себя пузыри лопающихся световых сгустков. Яркие ошметки липли к стенкам туннеля, растекались на них, увеличивая их свечение. А вокруг туннеля бурлил океан красок. В нем непрерывно рождались и исчезали замысловатые странные световые образования. Реферсу казалось, нет, он почти физически ощущал, как они бились о туннель, заставляя его вздрагивать и деформироваться. Несколько раз они даже разрывали его, и Реферс оказывался погруженным в световое поле и начинал захлёбываться светом. Но туннель вновь восстанавливался, и Реферс несся к фонтану. Ещё немного, ... ещё.... Вот он! ... Всё неожиданно погасло. Туннель исчез. Путешественника окружало слабое, медленно меняющееся голубое поле света.
   Реферс восстановил учащенное дыхание и снял шлем. Около него стоял Лежур.
   - С тобой все нормально? Напугал меня. Когда ты надел шлем, твоё тело буквально окоченело. Со стороны ты походил на восковую фигуру. Несколько раз она вдруг оживала и, как будто, рвалась куда-то. Я уж хотел отключить Голиаф, но его приборы указывали, что все твои физиологические параметры были в норме - ты находился как бы в сонном состоянии, лишь глаза всё время находились в движении. Ты что-нибудь видел?
   - Вряд ли я смогу тебе сказать что-то вразумительное, но впечатление захватывающее, в прямом и переносном смысле. Я превратился в безвольный предмет, и меня куда-то несло. Вернее, могу только догадываться куда. Туда, где находилась пища, оттуда и звал всех остальных муравей-одиночка. Мой мозг был захвачен этим зовом, меня тащило в туннеле через информационные потоки, которые синтезировал твой Голиаф, обработав изображения коробочки. Повторяю, ощущение сильнейшее. В отличие от наркотических препаратов, которые создают иллюзорный мир, где ты лишь посторонний наблюдатель, в этом случае, ты остаешься активным элементом. Это я сейчас замер, находясь под управлением Голиафа, а те насекомые ощущали что-то похожее и активно использовали в своем поведении. Я уверен в этом, дружище. С этой коробочкой еще надо разбираться. Сейчас окончательно приду в норму, и начнем другую серию экспериментов. Только на этот раз мне хотелось выйти на улицу уже со шлемом на голове, чтобы сразу оказаться включенным в опыт. Ты сможешь организовать связь с Голиафом на таком расстоянии?
   - Ты что затеял? Мне кажется, что ты мне что-то не договариваешь. Совсем недавно у тебя была глубокая депрессия, а теперь ты весь горишь. Никогда я за тобой не замечал, чтобы ты вот так легко и быстро отбросил в стороны проблемы, мучившие тебя последнее время. Я не понимаю. Говори. Не темни. Я, видите ли, весь выпотрошился перед ним, в он скрытничает. Либо расскажешь мне сейчас, либо я больше ничего не буду делать.
   И Лежур вновь демонстративно развалился среди коробок. Его рыжая физиономия уставилась на Реферса с выжидательным выражением, всем своим видом показывая, что он и пальцем не пошевелит до тех пор, пока не услышит ответа на свой вопрос.
   Делать было нечего, и тому пришлось, наконец, изложить всё, чем была загружена его голова в последние несколько месяцев.
   - Ты теперь понимаешь, почему твое открытие так встряхнуло меня. Возможно, эта загадочная "коробочка" позволит нам найти дорогу "туда", хотя я и сам не знаю, что вкладываю в это понятие. Скорее всего, оно плод моего воспаленного сознания, не более того.
   Он замолчал. Вновь перечувствовав всколыхнувшиеся мысли, Реферс в изнеможении растянулся на полу. В лаборатории установилась тишина, изредка нарушаемая скрипом, писком, шумом деятельности живущих здесь же различных живностей.
   Лежур молча выбрался из своего гнезда и куда-то ушел. Вскоре он вернулся, держа два бокала с какой-то жидкостью. Остановившись около лежащего, Рыжик протянула ему бокал.
   - Я уже думал, что меня трудно уже чем-либо удивить. От приятелей я наслушался разных странностей из других миров, но твоя гипотеза поразила даже меня. Знаешь дружище, удивительно, но склонен верить ей. А ты, чего так смотришь на меня? Говорю совершенно серьезно. Я на твоей стороне, теперь нас двое сумасшедших. И пока, действительно, надо молчать. Но область экспериментов необходимо расширить. Это я тебе говорю, как профессиональный экспериментатор. То, что мы предполагали сделать сейчас, мы, конечно, проведем. Но затем, надо проверить эффект действия больших мегаполисов на Земле, содержащих большое количество разумных существ. Для этого нам надо выехать с "коробочкой" в пустынные районы и там провести замеры. Если мы зафиксируем те же эффекты, придется отправиться в другие миры, да еще и с разными уровнями своего развития. Ты представляешь, какая это работа? А? Сумасшедшая! Но другого пути нет, чтобы убедиться в глобальности явления, а уж потом будем думать, как его приучить. Сумасшедшая работа, и она стоит того. Организацию работ я беру на себя, мне будет проще многое делать через моих друзей, не посвящая их в суть дел. Истинную цель замаскирую под свои исследования. Ты не возражаешь против этого?
   Реферс смотрел на друга и дивился тому, как тот быстро схватил суть проблемы.
   - Конечно не возражаю, но я не представляю, как мы всё это осилим. Одно дело мне сидеть в кабинете и рыться в архивах данных, для чего реально не надо посещать другие миры. А другое - непрерывные поездки.
   - Послушай, Реферс. Если я говорю, что организую, значит так оно и будет. Воспользуемся закрытыми каналами преодоления пространств. Кстати, Сальвир нам в этом и поможет, это не твои проблемы. Ты занимаешься анализом и подтверждением своей гипотеза, либо опровержением её. Последнее - нежелательно, первое, мне больше по душе. Либо мы найдем что-то другое. Чувствует мой нюх, что мы находимся на пороге величайшего открытия, а я редко ошибаюсь в таких делах. Так что, хлебни моего напитка и давай продолжим следующую серию. Я пока переведу шлем на дистанционный режим, что потребует установки дополнительных малошумящих усилителей.
   Проведенная серия опытов принесла новую информацию и неожиданные наблюдения. Прежде всего, удаление "коробочки" за пределы дома привело к резкому падению уровня сигнала общения между муравьем-одиночкой и стаей. Вернее, он присутствовал всегда, Реферс видел, а, скорее, ощущал туннель, но тот то появлялся, то почти исчезал в бушующем волновом "море". Только один раз стая добралась до кормушки за контрольное время. Зато Реферс обратил внимание на чрезвычайно тонкую световую нить, которая, как потом выяснилось, соединяла его и Лежура. Эта нить "оживала", когда друзья начинали активное общение. В остальное время Реферс ощущал себя плывущим в безбрежном океане светового излучения: волн, вспышек, линий, странных фигур и всего того, что было способен порождать в свете его мозг в ответ на информацию из Голиафа. Волнующееся море было безбрежно, не имело ни начала, ни конца. Оно порождало своей глубиной, которая скорее ощущалась на уровне подсознания. Чувствовалось, что там, в неизмеримой глубине, существовала своя жизнь, странная, непонятная человеческим разумом. Что это?!
   Реферс сорвал шлем, в изнеможении присел, прислонившись спиной к стене дома. Появившийся Лежур расположился рядом.
   - Ну что?
   - Никогда не чувствовал себя таким опустошенным. Твой Голиаф высасывает из меня всю душу.
   - Он ничего не вытягивает из тебя, а лишь интерпретирует полученную информацию к виду человеческого восприятия. Это твой мозг так реагирует на полученную информацию.
   - Вот именно, что реагирует. Я чувствую это, ощущаю, воспринимаю дыхание какого-то огромного существа. Оно где-то рядом, вокруг меня, или я оказываюсь в нём. ... Ну как тебе объяснить? Ты понимаешь?
   - Какие-то бредни сумасшедшего. Если бы я не был готов к чему-либо подобному, то впору вызывать к тебе психиатра. Правильно, что мы решили ничего никому не говорить, пока не разберемся сами.
   - Слушай, а я ведь видел там наше информационное общение, которое выглядит как тонкая нить в бушующем световом пространстве. Она проявляется, когда мы начинаем общаться друг с другом. Да и вообще, мне кажется, что и само пространство оставалось тем же, что и тогда, когда мы проводили опыты в доме. Только в том случае, мы воспринимали его как фоновое, а теперь оно выглядит как основное. Похоже, что "коробочка" изменила порог своей чувствительности, так как нет активного целенаправленного информационного обмена. В ответ на что сформировалось это за поле?
   - Город. Это его дыхание, я тебе точно говорю. "Коробочка" чувствует его и воспроизводит в обобщенном виде. А так как мы находимся в нём, то и давление на тебя оказывается со всех сторон. Надо отъехать от него подальше, тогда, я думаю, оно будет выглядеть как отдельное пятно. Так я думаю. Что ты смотришь на меня, как на сумасшедшего. Это же твоя гипотеза в действии, я лишь оперирую нашими привычными представлениями, если так можно выразиться, образами. А как еще описать то, с чем человечество еще не встречалось. Надо отдать должное Голиафу, что он нашел подходящую форму интерпретации. Молодец! Был бы он девушкой, объяснился б ему в любви. Хорошая работа. Отдыхаем. Потом я просмотрю записи, а ты проанализируй свои мысли и готовься к поездке. Отправишься на остров в Индийском океане. Владелец его Фукш, мой хороший приятель, занимается изучением эволюции морской фауны и флоры. В меру любопытен и умеет держать язык за зубами, что в нашем деле нелишнее.
  
   *********************************************************************
  
   - Сальвир, зайди ко мне, - отдал приказ через внутреннюю связь Яжек Маклай, командир станции "Мираж 8".
   Станция имела высший гриф секретности. О её существовании знали лишь несколько высокопоставленных чиновников из высшего руководства Земной цивилизации. Для внешних наблюдателей она была закрыта слоем "невидимости", который так искажал метрику окружающего пространства, что лучи любых излучателей пронизывающие космос, обтекали ее, делая видимым и даже те участки пространства, которые находились позади неё. При этом траектория движения любых космических объектов также искривлялась, и они пролетали мимо, даже не подозревая о её существования. "Мираж 8" располагался недалеко от созвездия "Обманчивый Мир", в которое вошло несколько звездных систем. Свое название оно получило из-за странного свойства межзвездной среды, которая заполняла пространство созвездия. Под действием внутренних процессов некоторые звезды меняли характер своей светимости, что приводило к изменению прозрачности газа, заполняющего межзвездного пространства. В результате созвездие на долгие годы исчезало от наблюдателей.
   Из более десятка автоматических аппаратов-разведчиков, посланных в сторону "Обманчивого Мира", не вернулся ни один. Несколько лет тому назад была снаряжена специальная экспедиция на мощном исследовательском крейсере "Т-11" с хорошо подготовленной и опытной командой. Она также не вернулась к назначенному сроку. Вместо нее патрульным катером был пойман автоматический челнок с этого крейсера. Осмотр челнока ничего не прояснил в судьбе команды. Анализ позитронного мозга командной системы показал, что первоначально в нем находился большой объем информации, но затем она была стерта неизвестным способов, хотя специалисты утверждали, что до такой степени чистоты этого сделать невозможно. На борту обнаружили несколько странных небольших прозрачных коробочек, внутри которых непрерывно наблюдались непонятные световые картины, постоянно меняющих свой вид. Попытка вскрыть коробочку с целью анализа газа привела к сильнейшему взрыву, в результате которого испепелилась целая исследовательская база на астероиде. Еще несколько попыток, но уже проведенные учеными других миров, которые использовали другие технологии, закончились тем же. В общей сложности за разгадку тайны "коробочек" своими жизнями заплатило много выдающихся ученых. Поэтому был наложен строжайший запрет на любую попытку вскрыть загадочные "коробочки". Впоследствии они получили название "СМ", что означает - "смертельная мыльница".
   Но, их тайна не давала покоя. От тайны веяло жестокой трагедией "Т-11". Что-то в них было такого, что заставило команду запустить челнок с ними за пределы "Обманчивого Мира" с тем, чтобы другие миры узнали о об этом. Но, о чём? Любые шаги к разгадке приводили лишь к увеличению списка погибших.
   - Разрешите войти?
   Голос вошедшего прервал размышления Маклая.
   - Входи. Садись. Есть серьезный разговор.
   Командир и Сальвир были знакомы давно, еще до прохождения Сальвиром спецподготовки в одном из закрытых центров, выпускники которых становились профессиональными космическими разведчиками. Собственно Маклай и порекомендовал его туда, зная уникальные способности своего подопечного. За все время существования центров из их стен вышло немногим больше двух сотен выпускников, что для сообщества открытых миров величина была мизерная, если считать те просторы космоса, которые требовали пристального внимания и первичного исследования. Однако, существенно увеличить выпуск, несмотря на все старания, не удавалось. Слишком велик был объем тех знаний, который необходимо было усвоить учащимся. От них требовалось умение активно использовать знания, приобретенные всеми известными цивилизациями, для решения неизвестных и, зачастую, неожиданных проблем, которые могли им встретится при проникновении в ещё неисследованные области Космоса. Как показывала жизнь, использование таких специалистов в исследовательских рейдах резко снизила уровень потерь, как в самих экспедициях, так и на начальном этапе освоения этих областей. Кроме того, они были незаменимыми аналитиками в прогнозах враждебных намерениях вновь открываемых цивилизаций. Их анализ и рекомендации вносили ощутимый вклад в установление дружеских отношений с ними. Поэтому потеря такого специалиста, отправившегося в составе этой экспедиции, до сих пор оставалась незажившей раной.
   - Несколько дней назад автоматические станции наблюдения за "Обманчивым Миром" засекли более десятка космических объектов, вылетевших из него и направляющихся в наши области. Мы не выходили на контакт, а решили проследить за ними. Засекли ли они наше внимание, как ты понимаешь, нам неизвестно. Наличие цивилизации в той области оказался для нас полной неожиданностью, слишком мало времени прошло с тех пор, как она была обнаружена; сами они не выходят на контакт и не хотят этого, а я уверен, что они давно знают о нас, - всё это свидетельствует об их враждебности. Может быть, мы ошибаемся в этом, ты сам прекрасно знаешь, как бывают ошибочны нами, людьми, первичные оценки поведения открываемого мира. Хорошо, если так. Но сейчас, когда нам приходиться исходить из трех известных пока фактов: исчезновение "Т-11", возвращение челнока со стертой памятью, вторжение объектов в наши миры без попыток наладить с нами контакт - должны признать их враждебный характер. Мы сейчас просчитываем возможные направления движения аппаратов. Они рассыпались веером и, по всей видимости, имеют конечные пункты в различных разумных мирах. Что удивительно, предполагаемые миры характеризуются высоким уровнем развития цивилизации. Один из них - Земная цивилизация. Поэтому твоя задача, Сальвир, встретить их там. Отправляйся туда и будь предельно внимателен. Основная твоя задача выяснить цель их вторжения. Что-то такое, что мы сделали, сильно озадачило блендеров, - заметив удивление, промелькнувшее по лицу Сальвира, добавил, - так мы теперь называем жителей "Обманчивого Мира". И ещё. То, что я тебе сейчас скажу, скорее моя интуиция, чем убежденность. Те миры, куда якобы направляются их корабли, проводили исследования с таинственными "СМ". Может быть, ради них они вышли из своих туманностей и обнаружили себя. Если так, то разгадка того, что собой представляют эти предметы, становится актуальнейшей для нас задачей. Ты ведь на Земле такую "коробочку" передал своему приятелю для изучения, поэтому в первую очередь свяжись с ним и узнай, что ему удалось узнать.
   Через несколько минут Сальвир, получив информацию и коды выхода на закрытую связь, вошел в приемный отсек пробойника межзвездных пространств (ПМП) и стартовал на Землю. Здесь он оказался внутри частного особняка ничем особо не отличающимся от многих других зданий, расположенных в крупном мегаполисе. Его встретил Фирс. Это был робот последних модификаций из серии ОСА (охранная система агента), внешне очень похожий на человеческие создания. Сальвир относился к нему как к другу. Поэтому все соседи считали Фирса истинным хозяином особняка.
   - Узнай, дома ли Лежур, - попросил Сальвир, - но не сообщай, что я интересуюсь им.
   - Анализ состояния домовой системы, показывает, что он дома, скорее всего, в лаборатории, - через мгновение сообщил Фирс.
   - Отлично. Я отправляюсь к нему. Будь со мной на постоянной связи. Все сообщения сразу транслируй на меня.
   Не успел Сальвир добраться до Лежура, как получил сообщение от Маклая, в котором говорилось, что один из кораблей блендеров направляется именно к Земле, но дальше проследить его не удалось - он пропал. Последующее сканирование пространства всеми средствами обнаружения, которые находились на стационарных космических станциях в акватории Солнечной системы, ничего не дали. Он как бы растворился в космической среде. Пока специалисты будут разбираться с этим, оставалась надежда на то, что его засекут при его входе в атмосферу Земли, по её возмущениям, если он попытается совершить посадку на поверхность.
   "Да, мир действительно непознаваем. Природа гораздо на выдумки. В ней всегда находится место новым явлениям. Что же знают эти блендеры, что не известно множеству разных разумных миров нашего сообщества?" - подумал Сальвир, подходя к двери дома исследователя странных живностей.
   - Сальвир?! Ты? - после долгой паузы, наконец, произнес удивленный Лежур, уставившись отсутствующим взглядом на разведчика.- Вот уж кого никак не ожидал увидеть. Откуда? - и широко распахнул дверь, но не сдвинулся с места, явно указывая на то, что тот - гость нежелательный, либо еще не выплыл в реальность, бродя в своих думах.
   Сальвир молча разглядывал знакомую фигуру друга.
   "Он совершенно не меняется. Хотя, кажется, его рыжая физиономия несет отпечатки каких-то непростых дум".
   - Ты, может быть, все-таки впустишь меня в свой дворец? - спросил он.
   - Да-да. Конечно. Извини. Я тут....
   Лежур, наконец, осознал, что видит друга. На его лице расплылась широкая улыбка и он, раскинув свои заросшие рыжими волосами руки, крепко обнял Сальвира.
   - Тише, тише, а то примешь только бесчувственное тело.
   - Ну, не пугай. Знаю твои возможности, - промычал Рыжик, всё еще сжимая объятия. - Проходи. Знал бы, как я рад твоему появлению. Мне так много надо тебе рассказать. Давай сразу в лабораторию, я сейчас поднесу туда все необходимое. У меня есть чем отметить твое появление, там и поговорим.
   Сальвир прошел в знакомую лабораторию друга, в строительстве которой он принимал активное участие до тех пор, пока не отправился на учебу в спецшколу. Многое здесь, конечно, изменилось, но дух характера деятельности друга витал в воздухе. Сальвир огляделся и к своему удивлению не увидел уникального микроскопа, без которого, как он помнил, не обходилось ни одно из исследований, проводимое Лежуром.
   - Куда ты, Рыжик, задвинул своего любимого Голиафа? Неужели сломался? - спросил он хозяина дома, тащившего в лабораторию огромный поднос с различной снедью и напитками.
   - Нет, он жив, здоров и пожелай ему долгих и успешных лет жизни.
   Рыжик мило улыбнулся и, передвинув ящики, используя их вместо стульев и стола, установил на них поднос.
   - Голиаф на острове в Индийском океане, ты знаешь на каком. Ты что, удивлен? Сейчас твои брови переползут на затылок, когда я расскажу тебе, что мы обнаружили. Реферс тоже там. Да-да. Тот самый уникальный и странноватый психоаналитик, который отверг все приглашения участвовать в престижных исследованиях, а предпочел заняться собственными, и о котором почти забыл весь ученый свет. Но, к счастью для него и меня. Мы все это время оставались близкими друзьями, хотя и не часто виделись. И вот, представь себе, что мои и его исследования неожиданно слились в одну проблему. О, что это за проблема?! Никто, кроме нас двоих, еще не подозревает о её существовании. И знаешь ли ты, что явилось тем камушком, который вызвал целый обвал идей, мыслей, вопросов и исследований по этой проблеме? Та самая "коробочка", которую ты передал мне для изучения и о которой я благополучно забыл, положив на один из стеллажей. Вот так. ... Ну давай выпьем, вот этого превосходного напитка и приготовься выслушать мой удивительный рассказ.
   Услышав упоминание о "СМ", Сальвир вздрогнул и весь подобрался, но вида не подал. Удивление его все больше возрастало по мере изложения Лежуром тех странных наблюдений и выводов, к которым они пришли в процессе проведения опытов.
   - Как я понимаю, "СМ" тоже на острове.
   - Что такое "СМ"?
   - Так мы называем тот предмет, который передал тебе, "коробочку".
   - Конечно. Без неё Голиаф ничего не может делать.
   - Вот что. Надо связаться с Реферсом и уговорить его, чтобы он не проводил опыты до моего приезда. Он ведь еще не начинал их?
   - Пока нет. Я с ним только что разговаривал. Он с Фукшем размещает Голиаф и собирается с мыслями. Первый опыт планирует на завтра, в первой половине дня. Но я не понял тебя, причем здесь ты? Я тебе представлю полный отчет по "коробочке", можешь не сомневаться.
   - Тут дело в другом, дружище. Пока не могу сказать в чем. Прошу тебя лишь об одном: не покидать лабораторию и не отвечать на любую связь, кроме моей. Вот тебе клипс. Это очень серьезно Лежур, поверь мне. Я понимаю возмущение, которое распирает тебя, зная твой несговорчивый характер, но прошу тебя довериться своему приятелю детства. Позже все узнаешь, ты меня знаешь. Свяжись с Реферсом и дай мне связь.
   Видно было, как в Лежуре бушевали внутренние страсти, он еще не решил, как относиться к словам друга.
   - Ладно. Можешь не беспокоиться, сделаю, как просишь. Но учти, делаю это лишь ради тебя. Другого я бы уже взял за шиворот и выбросил из дома.
   - Знаю. Связывайся. Клипс закрепи на шее....
   - Реферс, это вновь я. Тут ко мне совершенно неожиданно нагрянул мой друг, Сальвир. Да, тот самый, который притащил "коробочку" ....
   - Реферс, - вклинился в разговор Сальвир, - мне необходимо срочно увидеть тебя. Это очень важно. Я сейчас буду у тебя. До моего приезда, прошу тебя, не проводи опыты. Я всё объясню при встрече. Считай, что это указание правительства. Да, именно так. Жди.
   Закончив разговор, Сальвир взглянул на Лежура, рыжая физиономия которого выражала крайнее удивление: лицо покрылось красными пятнами, густые рыжие брови полезли на лоб.
   - И у тебя, действительно, есть такие полномочия? Кто ты на самом деле? У меня всегда после твоих посещений оставалось некоторое чувство неясности о сфере твоей деятельности. Давай колись.
   - Не сейчас. Всё узнаешь. Теперь должен спешить, нет времени. Мне, почему-то кажется, что Лежур не будет ждать меня. До встречи.
   И он, также как и появился, исчез за дверью.
   - Черт. Что всё это значит?!
   В недоумении воскликнул Лежур и раздосадованный тем, что его так бросили, ничего не объяснив, в раздражении ударил по ящику рукой, от чего тот развалился, оставив большую занозу в ладони.
   - Черт!!
   Еще раз чертыхнулся, недоуменно разглядывая щепку. Но вытаскивать ее не стал, а, вначале, схватил бутылку с напитком и осушил её до дна.
   - Так-то лучше, - крякнул он от удовольствия.
  
   ********************************************************************
  
   Реферс закончил подготовку к эксперименту, но никак не решался его начать. Слишком многое от него зависело для подтверждения сумасшедшей гипотезы, и боялся получить отрицательный результат, хотя понимал, что на этом пути еще надо многое пройти. Вместе с Фукшем они установили Голиафа на открытой веранде под навесом, чтобы легче переносить жару. Это был единственный, но неизбежный недостаток, в остальном же остров оказался райским уголком.
   Остров был вершиной потухшего вулкана и располагался внутри большой коралловой гряды, благодаря которой океанские волны разбивались об неё, и даже в сильнейший шторм добегали до берега уже существенно ослабленные. Поэтому остров, в основном, был окружен мирными и ласковыми песчаными лагунами. Лишь в одном месте гранитное основание, разорвав коралловые рифы "этаким свиным рылом" врезалось в океан. Берег здесь круто обрывался, и морские волны беспрестанно бились об каменные утесы, превращаясь в пенные валы и мириады искрящихся брызг. Можно было часами здесь сидеть и вдыхать запах морской воды, погрузившись в несмолкаемый грохот разбивающихся волн. Взгляд скользит по безбрежному волнующемуся океану, и ты постепенно сливаясь с ним, отрешаясь от всего земного, начинаешь думать о вечном. О прошлом, настоящем и будущем. О тех бесчисленных верениц существ, которых родила Земля, и они когда-то бродили здесь, там и там тоже, но давно исчезли, не оставив о себе никаких следов. Но без них не появились бы другие, пришедшие на смену исчезнувшим. Об этих что-то осталось в земной летописи, и благодаря им мы теперь знаем, что так оно и было. Эта череда сменяющихся существ, в конце концов, привела к тебе, который сейчас сидит здесь на скале, предавшись размышлениям. Исчезнет и он, передав эстафету жизни идущим вслед за ним. И даже эти разумные миры, тоже когда-нибудь уйдут в небытиё. Кто сменит их? Какие ещё тайны заготовила для них Природа, уже доставшая многое потаенное из своих бездонных закромов? Неужели и ему выпал жребий приоткрыть покров таинства над одной из них?
   Реферс окинул взором побережье острова, заросшее местами причудливыми экзотическими растениями, круглый год покрытыми цветами и плодами. Он замотал головой, стряхивая с себя оцепенение, и, наконец, решился. Реферс встал, глубоко вдохнул влажный морской воздух и стал спускаться к дому.
   "Зачем сюда приезжает Сальвир? - спросил он себя. - Просил подождать его. Не буду ждать, а то вновь придется собираться с духом, или ещё чего-нибудь придумают. Начну сейчас".
   Миновав очередной изгиб тропы, он вышел на площадку, с которой был виден дом, и невольно залюбовался открывшимся видом. На фоне буйной зелени, местами нарушаемой голыми черными каменными утесами, усадьба казалась белоснежной чайкой на скале, усевшей на отдых, чтобы затем сорваться с неё и парить в воздушных потоках над бескрайней синевой океана.
   - Ты куда пропал? - встретил его вопросом Фукш, лежа с книгой в гамаке, натянутым между кокосовыми пальмами. - Лежур всю связь оборвал, надеясь услышать твой голос. Ты почему не взял террокополь?
   - Ой, Фукш! Как хорошо без этой связи! Я почувствовал себя совершенно свободным человеком, разорвавшим путы. Там, наедине с природой понимаешь, что нет ничего прекраснее её. Зачем он меня вызывал?
   - Интересовался, не собираешься ли ты начать? Ты, вроде бы, должен дождаться Сальвира.
   - Должен. Но мы начнем прямо сейчас. Хочешь поучаствовать? Правда, ты увидишь лишь внешние проявления нашего эксперимента, но это впечатляет. Я потом тебе прокомментирую увиденное. Не подскажешь, где ты видел мой террокополь?
   - Там на столике около Голиафа.
   Поднявшись на веранду, Реферс мельком остановил свой взгляд на коробочке. Рисунок её свечения не изменился. Он продолжал сохранять свои общие черты, которые появились на ней, когда только он сошел на остров. Вид картинки был совершенно иной, нежели в лаборатории или вне дома в городе
   В картинном пространстве "коробочки" на сей раз явно просматривались несколько областей. Одни (в относительном отношении) выглядели огромными, а другие были микроскопических размеров. Все они были погружены в медленно флюктуирующее цветовое окружение. Образования первого типа яростно бурлили и испускали из себя череду волн и вспышек, не имеющих каких-либо закономерностей, которые долетали до других областей и вызывали в них ответные реакции. Это был какой-то живой организм! Вначале Реферс в растерянности глядел на это представление и был в шоке, совершенно не понимая того, что там происходило. Первичная догадка, та, которую он надеялся подкрепить предстоящим экспериментом, похоже, рушилась. И в таком состоянии он находился до тех пор, пока, как-то сидя на веранде с Фукшем за чашкой кофе, он случайно не взглянул на карту Индийского океана, висевшую на стене. Еще не в полной мере осознав мелькнувшую догадку, он спросил, кивнув на карту:
   - Где твой остров?
   Фукш показал на маленькую точку внутри океана.
   - А где город?
   Он и сам знал это прекрасно. Вопрос из его уст вылетел механически в ответ на мысль, пронзившую его мозг. Он подбежал к карте и стал отмечать на ней крупные города. И то, что поначалу показалось сплошным бредом, начало выкристаллизовываться в очевидную и законченную картину. Окончательно она сформировалась, когда Реферс вместе с Фукшем перенесли на бумагу схему расположения ближайших к острову городов с указанием числа жителей на них. Полученная схема точно легла на картину, которую проецировала коробочка.
   - Ты смотри, что получается! - воскликнул Реферс, восторженно глядя на неё.- Эта коробочка каким-то образом локализует места, где активно идет мыслительная деятельность. Чем большее количество её носителей, тем ярче полыхает свет в том месте и разнообразнее цветовая гамма. Это - очевидно! А вот что означает некоторая повторяемость потоков? Ведь, это же заметно! Не правда ли?!
   Фукш, хоть и кивал, вроде бы соглашаясь, но мало что понимал, куда клонит Реферс, а тот не торопился изложить свою догадку. Психоаналитик не переставал удивляться тому, как на такой небольшой поверхности коробочки создавалось цветовое разнообразие, насыщенное отличительными деталями, такая непохожая цветная картина для различных условий.
   "Всё дело в цветовой гамме, число комбинаций составляющих которой исчисляется огромной величиной. А тут еще дополнительные переменные - пространство и степень яркости. Есть на чем показать отличительные черты. У этого чуда были гениальные изобретатели, - подумал он. - А почему я подумал в прошедшем времени? Может быть и сейчас где-то во Вселенной существует мир, из которого привезли загадочный предмет. Что же всё-таки это такое? Для чего она создана?"
   - Лежур! - позвал Реферс, включив террокополь. - Сейчас начнем, приготовься.
   - Стой! Я ничего не понимаю. Ты должен дождаться Сальвира. И что значит "приготовься"? К чему должен готовиться? Причем здесь я? У тебя же всё оборудование: "коробочка", Голиаф, шлем, а у меня только выпивка да закуска. Я ждал от тебя какого-нибудь сообщения, а ты ничего не делал до сих пор, не отвечал на мои призывы. И, вдруг, требуешь от меня каких-то действий. Я ничего не понимаю, жду хоть каких-то объяснений.
   - Не горячись приятель. Вряд ли я смогу сейчас сказать тебе что-нибудь разумное. Одни только догадки. Да и назвать их таковыми язык не поворачивается. Мои действия скорее похожи на блуждания одинокого путника в тёмном запутанном лабиринте. А попрошу я тебя сделать следующее. Постарайся думать обо мне как можно активнее. Можешь злиться, ругаться, мысленно избивать меня, получая в этом наслаждение, хвалить и так далее, но только чтобы все твои мысли были обращены ко мне. Ты понял?
   - Ничего не понял! Бред какой-то! Похоже, что ты действительно свихнулся и меня тянешь за собой. Зря отпустил тебя. Но я постараюсь, благо, что ты повод даешь подходящий....
   Реферс услышал, как друг грубо выругался, затем послышалось продолжительное бульканье.
   "Молодец! То, что надо!", - хмыкнул он. - Сейчас начнем. Через пять минут отключи меня от установки, - сказал он Фуксу.
   Потом надел шлем и включил Голиафа, сразу потеряв связь с реальностью....
   Он плыл в бурных потоках цветных световых волн. Они набегали на него с разных сторон, пытаясь сбить путника с его пути, который, почему-то, он выбрал сам и пытался придерживаться его. Почему? Зачем ему необходимо двигаться в этом направлении? Он не понимал. Какая-то еле заметная точка, какой-то сгусток волнового пакета тянул его к себе. Но "идти" было очень трудно. Он, то взлетал на гребне волн, то проваливался куда-то вниз. Волны сталкивались между собой, дробились, разрушая упорядоченную структуру. Брызги, пена, бесчисленные водовороты и световые смерчи заполняли всё пространство, в котором он двигался. Реферс брел к источнику, иногда теряя его из виду, но вновь находил его благодаря тому, что тот ярко вспыхивал в виде яркого узкого луча, как будто источник сам искал путника.
   "Как всё странно, - думал Реферс, - меня кто-то ищет. Я здесь!!"
   В ответ на его зов, туннель, по которому, как ему казалось, он пробирался, стал ещё четче выделяться на окружающем фоне.
   " Он реагирует на меня. То облако, где расположен конец туннеля, по нашему рисунку карты совпадает с городом. Неужели конец указывает на Лежура? ... Он сейчас должен мысленно общаться со мной и мои мысли связаны с ним. Повторяется опыт с муравьями".
   Неожиданно туннель погас. Исчезновение стенок туннеля, по всей видимости, ограждающих путника от внешней среды, сразу проявилось в полной мере. Словно потоки морской воды, прорвавшиеся через разрушенную обшивку подводной лодки, ударили в Реферса, затапливая его мозг. Он стал захлебываться, тонуть. .... Аналитик начал терять зрение, слух, осязание ..., перестал ощущать себя .... Ему казалось, что какая-то "гадина" наползла на него и стала растворять в себе.... Нет!!!
   Очнулся он, лежа в гамаке.
   - Ну, наконец-то! Я уже и не знал, что предпринять. Хорошо, что Сальвир оказался рядом, - бормотал Фукш, растирая виски Реферсу.
   - Где я? Что со мной было? - Реферс раздраженно оттолкнул руку, он приподнялся и стал озираться вокруг, явно пытаясь что-то увидеть. - Где эта мерзость?
   - Ты кого ищешь? Здесь кроме нас, больше нет никого. Ты на острове, дорогой. Извини, если я прервал твой эксперимент. Еще оставалась минута, но ты стал дергаться, на лице выступил пот, начал кричать, что погибаешь. В это время позвонил Лежур и приказал отключить Голиафа.
   - Я бы сделал тоже самое, - заговорил Сальвир. - Вы затеяли очень опасные эксперименты, совершенно не разобравшись с работой "СМ". Вы лишь обратили внимание на некоторые удивительные её свойства, но что она собой представляет и на что способна еще предстоит разобраться. Однако делать это надо разумно.
   - Можно подумать, слушая тебя, что тебе известно, как вести себя, - психоаналитик уже пришел в себя и с вызовом бросил. - Давай, говори. Как? И что ещё за "СМ"?
   Сальвир молчал.
   - Молчишь! А ещё учишь.
   - Я знаком с твоей гипотезой. Лежур рассказал мне, и это позволяет взглянуть на загадку "коробочки" несколько по-иному..., - и он рассказал историю их появления, и что происходило в последнее время. - Вы понимаете, что корабли блендеров двигаются ни кабы куда, а к определенным мирам, именно к тем, куда были переданы коробочки для исследования. Как они узнали об этом? Ни по одному из известных нам каналов передачи информации сигнал взрывов не мог быть передан. Они все были закрыты. Мы скрупулезно проверили это, да и расстояние до "Обманчивого Мира" преодолел только один мощный крейсер. Они чудовищно далеки от нас. Крейсер не вернулся назад. Именно от него мы получили посылку с "коробочками", после чего началось их исследование. Почти все они взорвались, вызвав многочисленные жертвы, поэтому и получили название "смертельные мыльницы" (СМ). Все, кроме одной, той, которая у тебя. Вот этой? Ты понимаешь, как рисковал? - и, взглянув на Реферса, продолжил. - Можно было и не спрашивать. Счастье, что вы послушались моего совета не вскрывать ее. Ты с Лежуром относишься к тому типу людей, для которых поиск ответа на поставленные вопросы дороже собственной жизни. Кто будет на них отвечать, если с вами произойдет несчастье?
   - Найдутся другие. Да и вообще, откуда ты всё это знаешь? Вы только послушайте его, какие у него подробности! Цивилизация, корабли, блендеры ..., летят сюда, чтобы забрать какую-ту мыльницу. Бред какой-то. Может быть она и интересна, но масштаб ....
   - Конечно, найдутся другие исследователи. Незаменимых нет. Но фактор времени?! Каждое мгновение изменяет течение событий, реагируя на изменение внешних условий. Эти перемены направляют русло жизни не в том направлении, как порой хотелось бы. Только в твоей голове и в данный момент у тебя родилась идея, которая может быть и не объясняет все возникшие вопросы, но указывает направление, где искать на них ответы. Более того, она может кардинально изменить весь последующий ход развития цивилизации. Это совершенно очевидно. Так что, на вас теперь лежит огромная ответственность за будущее, и любое пренебрежение к своей жизни должно быть исключено. Вопросы вашей безопасности правительство возложило на меня, отсюда и некоторая моя осведомленность. Поэтому вам придется терпеть мое присутствие, но я постараюсь не быть для вас обременительным. Должен заметить, что я имею хорошую подготовку по теории полевых взаимодействий, которую получил в физическом центре на Венере.
   Реферс со многим мог согласиться, но отчего их оберегать?
   - Зачем нас охранять? Кто нам угрожает?
   - Ты, наверное, плохо слушал меня. Один корабль блендеров вошел в Солнечную систему. Дальше, как мне сказали, наши системы потеряли его. Расчет траектории полета показывает, что они направляются к Земле. Зачем он решил скрыться от нас? Что он замышляет совершить на планете? Неизвестно. Очевидно, что его в первую очередь интересует коробочка. Поэтому мы должны быть готовы к любому развитию событий. Но эта фраза сейчас в моих устах звучит скорее как дежурная, так как к чему быть готовым, нам неизвестно. Мы вступили или еще только вступаем в контакт с совершенно незнакомой цивилизацией. Какой уровень её развития? Какой техникой обладают? На что способны? Как относятся к другим разумным мирам? Пока ответы остаются за семью замками. Единственное что, несомненно - они очень серьезный и необычный противник! Вокруг Земли до орбит Марса и Венеры развернуты космические средства защиты. Все три планеты погружены в гравитационный кокон, тем не менее, они где-то здесь. Спецслужбы Земли приведены в режим быстрого реагирования, особенно это касается служб внешнего внедрения. Уже имеется предварительная информация, свидетельствующая о том, что корабль блендеров вошел в территорию Земного региона. Вроде бы, засекли их следы на уровне изменения характеристик реликтового излучения в кратно-мерных пространственных измерениях. Это передовая технология и здесь еще многое весьма туманно в теоретических разработках, не говоря о создании технических устройств. И вот там обнаружили некоторые эффекты, которые по времени совпали с моментом, когда они включили режим инкогнито и пропали с наших нанорадаров. Поэтому мы и предположили, что это они наследили. Сейчас в экстренном режиме совершенствуется аппаратура и в ближайшие сутки она будет перемещена на орбиту Земли. Надеемся, что после этого мы засечем их корабль. Если такое произойдет, мы не будем этого скрывать, а специально стянем наши боевые крейсера к их кораблю, вызывая их на контакт. Что произойдет потом, естественно, никто не знает. Я тебе специально всё это говорю, чтобы понял, что ты уже не являешься исследователем одиночкой, а включен в сложнейшую цепочку событий, в которую увязано огромное количество их участников. И тебе в них отводится наиглавнейшая роль, и эти несколько дней будут наиболее трудными своей неизвестностью.
   - Если бы ты не был другом Лежура и не представлял здесь некоторые весьма уважаемые структуры, то я бы воспринимал твой рассказ как бред.
   - Можно подумать, что твой лучше, - перебил его Сальвир.
   - Да и сейчас не могу к ним относиться по-иному, - продолжал Реферс, не замечая слов косморазведчика. - Да, это загадочная "СМ" весьма интересна, но чтобы из-за неё какая-то вновь открытая цивилизация посылала сюда свой космический флот? ... Невероятно!
   - И, тем не менее, это факт. Видимо, все, что с неё связано, представляет архиважную информацию, если единственное, что пропавшая команда решила переправить из того мира, была именно она. А "Обманчивый Мир" решительно не желает делиться ею с остальными мирами. Тебе придется рассказать мне всё, что стало тебе известно о ней.
   - Да мне ничего о ней неизвестно! Сплошные загадки, удивление, множество вопросов и мои сумасшедшие, если хочешь, мысли.
   - Вот и давай, излагай всё. Всё, вплоть до мелочей, даже, если они кажутся бредом. Времени у нас для этого достаточно - целый вечер, а может быть и мало, учитывая обстановку. Если не возражаешь, я подключу и Лежура. Пусть примет участие в нашей беседе, для чего предлагаю перебраться в дом. Как мне сообщили, надвигается сильнейший шторм. Он быстро приближается к острову и к ночи окажется здесь. Фукш, ты угостишь нас кофе?
   - Конечно. Хоть я и люблю одиночество, но всегда рад гостям, а уж тем, кто приносит интересные проблемы, тем более. Давайте унесем Голиафа, чтобы его случайно не повредили сломанные ветки, сорванные ветром с пальм.
   Втроем они быстро перетащили микроскоп. Фукш, как и полагается хозяину, занялся подготовкой ужина, а Реферс и Сальвир задержались на веранде, залюбовавшись красивым видом океана. Солнце закатывалось за горизонт раскаленным медным диском. С другой стороны острова наползали мрачные тучи, передний край которых уже закрыл часть диска, но они пока еще были редки, от чего лучи заходящего Солнца, проскользнув в промежутки между ними, веером рассыпались вверх и вниз, пытаясь оттолкнуть надвигающуюся тьму. Послышались отдаленные раскаты грома, и поверх черноты облаков проскользнуло зарево молний. Подул ветер, принесший влагу. Поверхность воды пока была ещё спокойной. Океан лениво сопротивлялся порывам, и только лёгкие белоснежные барашки воды, порожденные ими, извещали о приближении стихии.
   - Где вы там застряли? - послышался голос из дома.
   - Пошли. Хозяин зовет.
   - У нас должен быть деловой разговор, а ты чего здесь устроил? - с некоторым недовольством заметил Сальвир, входя в большую комнату. - От такого обилия в сон потянет.
   - Жаль, что Лежура нет. Он бы тебе ответил .... на твою реплику. Садись и не ворчи. Хочешь есть - ешь, не хочешь - сиди и, молча, слушай. Только другим не порти аппетита.
   - Извини. Я не хотел тебя обидеть. Скорее для себя говорил, чтобы не увлекался, так как у меня слюнки текут и под ложечкой засосало. Давно уж не пробовал земной пищи. Еще раз, извините. Положи-ка мне вот этот кусочек ....
   На некоторое время за столом установилось молчание, единожды прерванное недовольным возгласом Лежура, расстроенный тем, что не может принять участие в их застолье.
   - Не обманывай нас. У тебя в твоих запасниках ещё достаточно деликатесов, я уж знаю .... - заметил Фукш.
   - А где компания, я тебя спрашиваю, старина?! У вас, как я смотрю, сейчас идет коллективное творчество, а я оказался затворником континента.
   - Тебе не привыкать. Реферс пока собирается с мыслями, сосредоточься и ты. Потом добавишь к его рассказу что-нибудь. Однако шторм разошёлся не на шутку, - заметил он, бросив взгляд на океан через застекленную стену зала.
   Тяжелые валы неслись по поверхности и со всей сокрушающей мощью обрушивались на коралловую гряду, пытаясь разбить заслон и добраться до побережья острова. Там бы они показали, на что были способны! Но, гряда стояла. Крошились лишь небольшие неокрепшие молодые отростки коралловых зарослей и перебрасывались через барьер и сыпались на дно лагуны, где вскоре будут занесены песком. Они зарастут такими же кораллами и укрепят основание гряды. Несмотря на сильнейший ветер, сама поверхность лагуна была в относительном спокойствии. Появившиеся небольшие волны, не успев разогнаться и набрать высоту, были не способны создать какие-нибудь разрушения и только нехотя лизали береговую гальку. Но свободному ветру преград не было. Вырванные с корнями кустарники летели в воздухе с одного конца острова на другой. Не выдержав напора, как спички ломались пальмы. Надвинувшиеся тучи погрузили остров в густую темноту. В довершении всего разразилась сильнейшая гроза, продлившаяся до утра. Время ночи не было потрачено зря. До утра троица горячо обсуждала услышанный рассказ Реферса о тех подмеченных им странностях, которые сопровождают развитие любой цивилизации. Наибольшие споры вызвала его гипотеза, объясняющая их.
   - Как я тебя понял, ты утверждаешь, что вокруг любого разумного общества существует информационное поле. Ну и что? Таких предположений за всю нашу историю знаешь, сколько их было? Ты не оригинален в этом, - сказал Фукш.
   - Ты прав в этом, - послышался голос Лежура, - но, впервые, получено подтверждение, что так оно и есть. Эксперименты с "коробочкой" однозначно убеждают нас в этом. Осталось убедиться, что оно разное для разных миров.
   - А как может быть по-иному? Разные миры - разные поля, - заявил Сальвир.
   - Это, безусловно справедливо. Вот только тенденция влияния этого поля на разные миры одинаковая. И тенденция эта такова. Чем выше уровень развития разумного мира, тем влияние со стороны поля заметнее и имеет один и тот же оттенок этого влияния - у цивилизации возрастает количество непрогнозируемых психических заболеваний. Именно непрогнозируемых! Почему? Почему ни одна цивилизация не способна этому противостоять, хотя, кажется, должна быть готова к ним? Вот в чем основной вопрос! Я предположил, что "что-то и где-то" должно накапливаться от цивилизации. Мы, вроде бы, нащупали место, где происходит это накопление. Им оказалось обнаруженное нами поле. И оно действительно отражает как бы общую энергетику массы разумных существ в данном месте. Пока это только наметившийся факт, необходимо подтвердить его всеобщий характер. Что же касается того - "Что" накапливается в поле, каким механизмом и почему оно так влияет на цивилизацию - еще только предстоит выяснить. У меня нет пока на этот счет никаких идей.
   - И того, что обнаружили, тоже немало. Разберемся и с остальным ....
   Приближалось утро. Стало ясно, что шторм миновал остров и сместился к континенту. Ветер почти затих, но набравшие инерцию волны еще продолжали штурмовать кораллы. Всё побережье было завалено обломанными ветками и перепутанными кустами. Лагуны были почти чисты; ветки, сброшенные в воду, в конце концов, оказывались на берегу. Лишь один предмет, непохожий на всё остальное, всё ещё держался на поверхности в центре лагуны. Приглядевшись к нему, Фукш, вышедший на веранду, вздрогнул и приглушенно прошептал:
   - Человек....
   Еще не веря в то, что видят его глаза, он быстро вернулся в зал за биноклем.
   - Человек в воде!! - громко крикнул он и побежал к воде.
   Вслед за ним бросились Реферс и Сальвир.
   Тело человека, упакованное в надувной спасжилет, покачивалось на волнах, медленно приближаясь к берегу. Потерпевший лежал на спине и не подавал признаков жизни. Реферс обогнал Фукша и, не раздумывая, бросился в воду, быстро достиг плывущего тела. Кто это был - мужчина ли женщина, да и жив ли он - он не смог определить. Полный спасжилет, закрывая плотной непрозрачной оболочкой всё тело, был слегка надут, чтобы обеспечить плавучесть. Лицо, закрытое темным шлемом, нельзя было разглядеть. Да это сейчас было и неважно. Надо как можно скорее доставить тело на берег, а уж там разбираться.
   Фукш и Сальвир встретили его в воде, войдя в неё по плечи. Они подхватили тело и обессиленного Реферса и быстро вытащили их на берег.
   - Странный какой-то костюм, - несколько озадаченно проговорил Сальвир, не понимая, как его можно открыть, - первый раз такой вижу. Однако, весьма удобный.
   Тем не менее, он быстро разобрался с его замками, и костюм раскрылся.
   - О-о-о!!! - раздался удивленный возглас трех мужчин.
   В спасжилете лежала женщина! Движения её груди, скрытой под легким свитером, свидетельствовали, что она жива, но находилась в беспамятстве.
   - Как она попала сюда? Откуда? - удивленно воскликнул Фукш.
   - Как она вообще могла выжить в такой шторм? Её же могло разбить о рифы или берег. Повезло девочке ....
  
   *********************************************************************
  
   Несмотря на все старания, девушка не приходила в себя.
   - Надо попробовать искусственное дыхание.
   - Ага. Только как его делать? Я лишь слышал о нем.
   - И я тоже не имел подобной практике. Да и касаться губ такой обаятельной девушки без ее согласия, как-то не то, ... - озадаченно проговорил Сальвир, глядя на Реферса.
   - Эх вы молодежь! Все какие-то чересчур ученые, а простых жизненных действий иногда и делать не умеете. А девушке ведь помочь надо - тут не до сантиментов. Отойдите ....
   Фукш наклонился над девушкой, открыл её рот и, сделав глубокий вдох, быстро припал к её губам и выдохнул. Затем сделал несколько резких движений ладонями рук, нажимая сверху на ее грудину. Так он повторил несколько раз, пока с удивлением не обнаружил, что девушка уже открыла глаза и смотрит на него. Фукш смущенно отстранился и быстро отошел в сторону, решив передать инициативу молодежи. Однако, Реферс и Сальвир замерли, пораженные неземной красотой открытых глаз девушки, которые не отпускали мужчин.
   - Где я? - тихо прошептала незнакомка.
   - Ты в безопасности. Это - остров, - поспешил успокоить ее Фукш. - Что вы застыли? Объясните ей.
   Но те не слышали его и продолжали стоять. Сердито взглянув на них, Фукш вновь приблизился к лежащей девушке и опустился около неё на колени.
   - Ты на моем острове, вон там мой дом. Мы вытащили тебя из воды после шторма. Это просто чудо, что ты не погибла. Жилет спас тебя. Как ты здесь оказалась? Ты одна или с тобой был еще кто-нибудь? Пока мы никого здесь больше не обнаружили.
   - Я одна. Летела на планере .... И, вдруг, этот ужасный ветер. У меня отказало управление .... Потом молния .... Я стала падать .... Ничего больше не помню ....
   Она говорила слегка низким тембром, тянула слова, расставляя непривычное ударение, что делало её голос необычайно мелодичным. Девушка попыталась приподняться, но тело плохо слушалось её, и она вновь опустилась на песок.
   - Позволь, мы перенесем тебя в дом, - и, не заметив её возражения, он скомандовал. - Аккуратно взяли девушку и понесли.
   На сей раз Реферс проявил активность. Он легко подхватил девушку на руки и осторожно пошел по тропинке, ведущей к дому. Сальвир и Фукш следовали за ним, помогая ему преодолевать некоторые завалы из сломанных деревьев. Все это время девушка молчала. Она обхватила своими длинными руками шею психолога, прижав голову к его груди. Её глаза попеременно настороженно скользили по лицам Фукша и Сальвира.
   - Положи ее на лежанку около камина, - сказал Фукш, - я сейчас разожгу огонь. Отблески пламени очень успокаивают нервную систему после такого потрясения, да и согреть ее будет нелишнее. Вон как ее трясет ....
   - Вряд ли он замерзла в спасжилете, это - нервное - сказал Сальвир. - Но я полностью поддерживаю твою затею, давай займусь этим. Где у тебя дрова? А ты сообрази что-нибудь из питья. Думаю, что согретый напиток ей сейчас не повредит.
   - Хорошо. Дрова найдешь под навесом позади дома. Реферс, там в стенке найдешь бар. Выбери вина, приправы и сделай ей глинтвейн, а я пока подберу для неё подходящую одежду.
   Вскоре он вернулся с кипой различных халатов и свитеров.
   - Советую тебе переодеться. Пойдем, покажу, где можно это сделать в моем холостяцком жилище. Там же найдется и душевая комната.
   - Ну что молодежь? Как вам такой расклад? - спросил он, когда вернулся назад. - В моем доме никогда еще не появлялась женщина.
   Сальвир уже разжигал дрова в камине, а Реферс варил глинтвейн.
   - Бедная девчурка, представляю, как ей досталось. Просто невероятно, как осталась живой. Меня до сих пор бросает в дрожь, когда представляю её на планере в подобной стихии. Чудо!!! Да и только.... А какова красавица? Какая-то неземная. Интересно, каких она кровей? Если приглядеться, то в её образе можно найти отпечатки всех рас человечества. В любом общества к ней относились б как к своей. Это я вам точно говорю, так как в свое время очень серьезно интересовался антропологией. Вы что всё время молчите? Я заметил, что как только она открыла глаза, вас словно током пробило, и вы потеряли дар речи. Вирусы красоты и обворожительности женщины способны преодолеть любые барьеры, и смертельно поразить сердца мужчин. Кажется мне, что они уже добрались до вас. В таком случае, и нам не помешает что-нибудь принять, чтобы расслабиться и разрядить несколько натянутую обстановку. Где-то у меня завалялся напиток, который привез Лежур, очень снижает напряжение нервной системы.
   Фукш подошел к одному из стеллажей, подвешенных на стене, заваленных, в основном, раковинами, странными костями каких-то животных и разнообразными высушенными рыбами и ракообразными. Покопавшись среди этой кучи, он вскоре вытащил необычный треугольный сосуд, наполовину заполненный оранжевой жидкостью.
   - Вот оно! Советую. Пьется легко, как сок цитрусовых, но эффект потрясающий.
   Напиток, действительно, оказался превосходным, и его хотелось смаковать, отпивая из бокала маленькими глотками. Послышались легкие шаги.
   - А вот и гостья! - произнес Фукш. - Реферс, налей глинтвейн.
   Гостья стояла в пролете двери, плотно завернувшись в толстый желтого цвета халат, длина которого почти полностью прикрывала ее длинные ноги. Ворот белого свитера грубой вязки, высовывался из-под халата и полностью почти до подбородка охватывал длинную шею девушки. Большие миндалевидные слегка раскосые глаза, рельефно поставленные на ее смуглом удлиненном лице, настороженно, но, и при этом, с нескрываемым вызовом смотрели на мужчин.
   - Вы кто такие? Что вам от меня нужно? Хотите напоить меня, а потом воспользоваться моим состоянием. Предупреждаю, я могу и постоять за себя.
   Такой явно наступательный тон речи девушки вызвал некоторое замешательство мужчин. Они не ожидали подобного нападения от столь прелестного создания. А то, что это было именно так, свидетельствовали плохо скрываемые их восторженные взгляды.
   - Право, тебе нечего опасаться. Здесь только друзья, - сказал Фукш.
   - Знаю я таких друзей. Только и думают о удовлетворении своих похотливых желаний. Не так ли? - кивнула она головой в сторону Сальвира.
   Тот в это время наслаждался видом девушки и невольно мысленно прослеживал под халатом контуры девичьего тела. Поэтому её вопрос, точно отражающий его скрытые мысли, заставил стушеваться разведчика, что давно уже не происходило с ним. Он что-то невразумительно пробурчал, а щеки приобрели предательский красноватый оттенок. Но он быстро взял себя в руки и быстро шагнул к девушке. Но та не отступила, а лишь плотнее запахнула халат.
   - Ну?! - выдавили ее плотно сжатые губы.
   - Ты что себе позволяешь? Никто на тебя не покушается! А в остальном ты сама виновата, так как не оставляешь никаких шансов мужчинам оставаться равнодушными, глядя на тебя. Я - космопутешественник, звать - Сальвир. Это - Фукш, - хозяин острова и всего того, что на нем находится. Его профессиональные интересы связаны с изучением морской фауны. И, наконец, Лежур - психоаналитик; он исследует психические явления больших разумных сообществ. Как видишь, люди - достойные. Если тебя после этого еще что-то настораживает, пожалуйста, дверь открыта. Можешь идти куда хочешь, тебя преследовать никто не будет. Если остаешься, то представься сама. Кто ты? Откуда родом? Я ни мало побродил по свету, много повидал, но нигде не встречал такого сочетания черт различных рас. Что это именно так, я абсолютно уверен. И подобное творение природы, естественно, вызывает восхищение.
   Ничего не говоря, это творение плавно заскользила мимо Сальвира и взяла бокал из рук замершего психоаналитика. Затем расположилась в кресле около камина, нежась в теплых ласковых потоках его пламени.
   - Неплохо, - мяукнула она некоторое время спустя. - В этом напитке присутствуют некоторые незнакомые ингредиенты. Откуда они?
   Фукш озадаченно взглянул на приятелей, потом обратил удивленный взор на девушку
   - Ты меня все больше и больше поражаешь. У тебя очень тонкий вкус. В глинтвейн действительно присутствуют некоторые травы с Венеры, из её питомников по воссозданию древней растительности планеты, но количество их ничтожно мало. Уловить наличие этих трав доступно только настоящим ценителям, что никак не вяжется с этим милым созданием.
   - Значит я всё-таки права.
   Видно было, что девушка успокоилась. Настороженность в её глазах пропала. На смену ей пришло любопытство и удовольствие, которое она, видимо, испытала, видя растерянность мужчин.
   - Я достаточно долгое время прожила на Венере, после того, как мои родители вернулись из длительного полета на космической исследовательской лаборатории по областям Туманностей. Они были исследователями тёмной энергии. На этой лаборатории я и родилась. Они же и мне привили любовь к этой проблеме. На планете я получила соответствующее образование. На Земле я совсем недавно. Решила устроить себе длительный отдых и посетить те места, о которых мне рассказывали родители.
   При последних словах легкая грусть промелькнула тенью в глазах девушки, которая не осталась незамеченной от профессиональной внимательности Сальвира.
   - Что случилось с ними? - тихо спросил он.
   Девушка вскинула глаза и удивленно взглянула не него, а, немного погодя, медленно печально промолвила:
   - Они не вернулись из очередного полета. Что с ними произошло неизвестно до сих пор.
   - На каком корабле они летали? - что-то неосознанное подтолкнуло Сальвира задать этот вопрос.
   - Был такой звездолет "Т-11".
   - Как?! - не удержался косморазведчик.
   - Что "Как"? Вам что-то известно? - вопросительно, с некоторой надеждой в голосе спросила она.
   Сальвир вовремя остановился, он понял, что сказал лишнее. О "Т-11" мало кому было известно даже в среде профессиональных исследователей космоса, так как он вел секретные поиски чужих миров. А уж любитель-путешественник, за кого выдавал себя Сальвир, ничего не должен знать. Поэтому он ретировался.
   - Странное название для космического исследовательского корабля. Никогда не слышал ничего подобного. Обычно их называют в честь известных представителей различных миров, либо связывают с чем-то осмысленным и известным, к примеру, "Вавилон", "Прометей" или "Снежинка". У последнего была такая сложная конструкция, что другого названия вряд ли к нему подберешь.
   - Может быть так официально оно и было, но от родителей я слышала только про "Т-11", - и она надолго замолчала.
   Фукш и Реферс почувствовали охватившую её грусть и не решались прервать молчание - пусть она сама первая заговорит. Сальвир, тем временем, лихорадочно вспоминал всё, что ему было известно о команде "Т-11", и он, действительно вспомнил о супругах-физиках, у которых в одном из полетов на борту родилась дочь. Что было с ней в дальнейшем, он не мог вспомнить.
   "Надо послать запрос. Вот так дела...", - подумал он.
   Реферс неторопливо подошел к девушке.
   - Хочешь ещё?
   - Да. Немного, - сказала она и взглянула на него, протягивая бокал.
   - Как тебя звать?
   - Кирлиса....
   - Какое необычайно красивое и звучное имя. Оно очень подходит к тебе.
   - Ну вот, наконец, мы и познакомились, - заговорил Фукш. - Хватит разных расспросов. Давайте прежде накормим Кирлису и дадим ей хорошенько отдохнуть. Вы тащите всё на стол, а я пойду и приготовлю комнату, заодно подберу ей подходящую одежду. Думаю, что это будет самое сложное. Хорошо бы, если б ты, Кирлиса, помогла мне в этом.
   - С удовольствием ....
   Запахнув поплотнее халат, Кирлиса взяла Фукша под руку, и они покинули зал.
   Задумчивый взгляд Сальвира еще некоторое время смотрел в опустевший стенной проем.
   - Очень красивая девушка. В ней постоянно присутствует такое, что притягивает к себе. В такую и влюбиться сразу можно. И, кажется, кто-то уже....
   - Перестань! - перебил его Реферс. - давай лучше посмотрим, что можно найти у этого отшельника. Я-то неприхотлив к пище, тем более, что не собирался задерживаться здесь, и Фукш как-то обходился.... Потом появился ты, а теперь она....
   - Продолжай свою потаённую мысль. Намекаешь, что ты хочешь здесь и задержаться, - улыбнулся Сальвир. - Я тоже не против. Очень соскучился по такому обществу. Свяжусь с материком, пусть доставят нам пищу. Кроме того, уверен, что когда рыжая бестия узнает о нашей гостье, он обязательно появится здесь. В этом можешь не сомневаться. Так что, о спокойной одинокой жизни Фукшу на некоторое время придется забыть.
   - А мне кажется, что он даже рад этому. Как бросился опекать её .... А?! Кажется, они возвращаются.
   Появившаяся Кирлиса в очередной раз заставила мужчин замереть в восторге. Она была обворожительна! Как удается женщинам создавать неповторимый образ из любого подвернувшегося материала для мужчин всегда останется загадкой. Волосы Кирлисы были собраны в пучок на голове, оставив открытой её длинную шею. И так большие миндалевидные карие глаза теперь превратились на её загорелом лице в бездонные загадочные вселенные, притягивающие к себе своей таинственностью, и в них хотелось утонуть, растворившись в её обаянии. Легкая шелковая салатовая рубашка Фукша - явно не её размера, - была не застегнута, а перехвачена в поясе узким крокодильим ремешком. Глубокий вырез прикрывал лишь грудь, оставляя обнаженным её гибкое тело. Брючины широких шаровар из такого же материала, расписанные замысловатым рисунком местных аборигенов, были подвязаны выше колен. Маленькие ступни её тонких оголенных ног размещались в широких тапочках, сплетенных из волокон скорлупы кокосовых орехов.
   - У меня меньше нет, - как бы оправдываясь, проговорил Фукш, проследив за взглядом Сальвира.
   - На неё что не одень - во всем будет прекрасна, - заметил тот.
   Кирлиса внимательно посмотрела на него, но ничего не сказала. Шаркая тапочками, она подошла к столу и уселась на высокую тумбу.
   - Вы, кажется, обещали меня накормить, - с вызовом она обратилась к Реферсу.
   - Мы с Сальвиром старались, но, как ты сама понимаешь, мы здесь тоже гости. Что смогли найти - всё на столе.
   - Прекрасно... Заодно вы расскажите мне о себе. Не возражаете?
   - Хотелось бы узнать и о тебе побольше. Вернее о твоей работе. Не часто встретишь специалиста по "темной" энергии, тем более женщину, - сказал Сальвир.
   - История того, о чём я хочу вам рассказать и что особенно привлекло меня при выборе своей профессии, началась в конце второго тысячелетия, когда число ученых-физиков, а вернее космологов, считающих, что помимо "светлой" материи существует и "темная" материя и "темная" энергия, было немного. Причем, разновидностей чего-то "темного" по физическим проявлениям оказалось значительно больше того, с чем приходилось до сих пор встречаться людям. Тогда это были одни гипотезы, и это было вполне естественно, так как о чем можно говорить и думать, если "ЭТО" не ощущается ни одним из естественных органом чувств, ни разработанными к тому времени различными чувствительными приборами? Тем не менее, теория и практика постоянно ставили вопросы, на которые необходимо было дать ответы. Без этого не могло быть дальнейшего прогресса. Так вот, тогда вновь возник интерес к явлению интерференции, о котором уже давно было известно любому малышу в общепринятой интерпретации этого явления. А именно, - к его наблюдаемому эффекту, - когда свет, пройдя через маленькую дырочку в преграде (чтобы ограничить число пролетающих квантов света), создает на экране ряд светлых и темных колец. Считалось, что свет обладает таким эффектом и его принимали таковым. Вот и вся природа! Многочисленные попытки объяснить его, в общем-то, можно считать не удачными. Была еще одна, которая обсуждалась только в узком кругу специалистов из-за своей фантастичности. Автор объяснял этот эффект достаточно просто. Частичка света (фотон) отклоняется от своей прямолинейной траектории из-за того, что подвергается воздействию других частиц, но невидимых! И назвал их "теневыми" частицами. А коль так, отсюда сделал вывод - наш реальный мир существует в окружении "теневых" миров, которых мы не видим и не ощущаем, но которые становятся наблюдаемые через свое проявление при взаимодействии с нашими реальными частицами. Более того, структура реальности такова, что ни один из этих миров не является чем-то выдающимся - все они равноправны. Только мы, существа разумные, выделяем какой-нибудь мир, существуя в нём и ощущая его своими органами чувств. Так вот, эти "теневые" миры и составляют суть "темной" материи, а испускаемое ими излучение является "темной" энергией.
   Сальвир уже успел связаться с ОСА и попросил его собрать всю информацию о супругах с "Т-11" и судьбе их ребенка. Вскоре он получил от него сообщение. В основном, сказанное Кирлисой подтверждалось. Однако, не всё. В результате не выясненных обстоятельств (расследование до сих пор продолжается) оказались частично разрушенными базы данных Венеры, и поэтому не удалось проследить путь девушки за последний год. Сейчас пытаются восстановить информацию, но для этого требуется время. При этом нет гарантии, что в восстановленной части будет содержаться данные по Кирлисе. Одновременно ОСА передал кодированное сообщение. Из него следовало, что земным ученым удалось создать прибор, который способен обнаруживать корабль пришельцев, и он, действительно, был замечен на орбите около Земли. Однако, при первой же попытке вступить с блендерами в контакт, их корабль незамедлительно покинул Солнечную систему. Сейчас он движется в сторону ближайшей туманности, куда, кстати, летят и остальные корабли блендеров.
   "Ну и отлично, хотя надо отметить странность их поведения. Зачем прибыли сюда? Что они хотели? Получили ли то, ради чего покинули свой мир? - подумал он. - Зато теперь мы можем продолжить наши исследования".
   - Эффект интерференции, - заговорил он вслух, - подобное видение этого явления при прохождении света через маленькие отверстия, вряд ли уместно для объяснения "темной" энергии. Из твоих слов следует, что наша Вселенная просвечивается со стороны каким-то излучением, а галактики, которые находятся в ней, выполняют роль самих этих дыр. Так что ли?
   - Совершенно верно! Ты правильно уловил основную мысль. Просто удивительно для космопутешественника. Только должна заметить тебе, что не сами галактики, а их черные дыры, имеющиеся почти в каждой из них. А так как распределение последних в пространстве похоже на кристаллическую решетку, эффект вселенской интерференции имеет тоже достаточно выраженную форму. Это подтверждается всеми последними исследованиями. Именно это загадочное излучение имеет повышенную плотность в тех местах скоплений, и оно каким-то образом препятствует проникновению туда световых волн. Поэтому мы и воспринимаем эти области со стороны в виде темных образований. По мере проникновения в их глубь наши обычные средства наблюдения перестают работать. Мы там оказываемся слепыми котятами, и ориентируемся только по гравитации.
   - Но тогда получается, что и концентрация этого излучения будет возрастать.
   - Правильно. Начинает меняться метрика пространства и значения наших всемирных констант. Мы не можем сейчас сказать, во что все это выльется. Основная гипотеза, которую поддерживают большинство исследователей, сводится к тому, что внутри каждой темной области находится своя "черная" дыра, которая выбрасывает "темную" энергию в ту (загадочную) Вселенную. Если при этом учесть, что большинство наших "белых" дыр сосредоточены в областях "темной" энергии, то напрашивается следующая вселенская модель. Через наши черные дыры из нашей Вселенной уходит наша энергия в другую вселенную, которая возвращает нам её уже через "белые" дыры. Одновременно происходит противоположный процесс, где источниками "черной" энергии оказываются наши черные дыры, а наши "белые" дыры выступают в роли поглотителей этой энергии. И эффект интерференции, построенный на взаимодействии "светлой" и "темной" энергий, играет в этом случае определяющую роль, создавая структуру мирового пространства, которая указывает путь перетекания энергий. Получается устойчивая Вселенская структура, имеющая бесконечный цикл жизни, своего рода "вечный" двигатель. Нет ни "схлопывающихся" вселенных, ни бесконечно "расширяющихся" с печальным концом. Математики уже давно разработали аппарат для описания осциллирующих структур. Физики теперь пытаются применить его для описания устойчивой Вселенной. Вот собственно и все, в упрощенном виде.
   - Ничего себе "в упрощенном виде"! - воскликнул Фукш. - Живешь на острове, мыслишь старыми категориями, ничего не ведаешь, а тут, оказываются совершенно удивительные дела! Вначале Реферс со своими идеями, теперь ты с вселенской моделью устройства мира. Просто дух захватывает! Не думал, что на склоне лет окажусь на передовых рубежах науки. Классно! Да, а что известно о самой "черной" энергии, Кирлиса? Ведь, как я знаю, разговоры о ней ведутся давно. Интерес к ней то затухает, то возрождается вновь.
   - К сожалению, в этом направлении продвинулись недалеко. Уж больно она неуловима. Наличие её заметно лишь по сопутствующим эффектам, а собрать не удается. Она просачивается сквозь любые созданные фильтры. Основная трудность, на какую указывают ведущие специалисты, связана с возможностью создания приборов, работающих в условиях пространств с другой метрикой; ведь необходимо синтезировать и материалы с другой физической сущностью. Вот так обстоят дела. А что вы мне расскажете? Как я понимаю, собрала вас здесь какая-то интересная проблема.
   Она вопросительно обвела взглядом своих обворожительных глаз мужскую компанию.
   - Теперь твоя очередь, Реферс, - обратился к нему Фукш. - Давай изложи свою гипотезу.
   Немного помявшись и взглянув на Кирлису, психоаналитик начал неторопливо излагать мысли, заполнявшие его думы. Говорил он долго, то, замедляя свой рассказ, - видимо обдумывая в этот момент возникающие мысли, - то, наоборот, вскакивал из-за стола и, размахивая от возбуждения руками, пытался убедить слушателей в своей правоте. Однако с ним никто не спорил, - слишком необычны были явления, которые наблюдали Реферс и Лежур, и их объяснения. Все понимали, что нужны новые эксперименты. Проговорили до вечера. На многочисленные обращения Лежура ему не давали никаких объяснений, отсылая на "потом", что, в конце концов, вывело его из себя. Он, грубо выругавшись, заявил, что сейчас прибудет на остров, чтобы самому разобрать с тем, что здесь происходит, и оборвал связь.
   - Ну вот, Кирлиса, придется тебе познакомиться с нашим уникальным приятелем. Хоть он и заявил, что повится прямо сейчас, ждать его следует только к утру - раньше он не соберется. Так что, давайте воспользуемся этим и отдохнем, при нем нам вряд ли это удастся. Пойдем девочка, я провожу тебя на правах хозяина до твоей комнаты. А может быть, ты хочешь искупаться?
   - Нет уж, на сегодня мне этого достаточно, а вот мальчикам охладиться не помешает.
   И она, игриво взглянув на Реферса и Сальвира, исчезла за дверью.
   - Пожалуй, она права. Идемте господа, - позвал Сальвир. - Очень приятная наша гостья, а главное - умная. Похоже, что тебе, Лежур, повезло. Явно, что ты ей больше нравишься, чем я. Обещаю не вмешиваться в ваши отношения, если таковые будут складываться, а вот про Рыжика подобного не могу сказать. Зная его характер по детству, здесь он вовсю будет стараться понравиться ей. Могут возникнуть проблемы.
   - Я поговорю с ним.
   - Ага. Можно подумать, что тебе не знаком его неуправляемый характер. А у тебя прямо сразу с незнакомкой сложились доверительные отеческие отношения, - Сальвир слегка похлопал Фукша по плечу.
   - Это вполне естественно, учитывая нашу разницу в возрасте. Да и звание хозяина этой усадьбы тоже что-то значит. А насчет нашего психоаналитика ты прав. Несмотря на глубокое молчание (рассказ не в счет), его взгляды красноречиво кричат только одно: "Ты обворожительна!", "Ты поразила меня в самое сердце!", "Я готов припасть к твоим ногам и молить хоть о маленьком внимании к себе", "Умоляю!!"
   - Хватит! - прервал его Реферс. - Разошлись совсем. Ничего подобного не было.
   - Ты бы в зеркало посмотрел в этот момент.
   - Сальвир тоже молчал, - серьезно произнес психоаналитик.
   Ответом ему был взрыв хохота, заразивший и его самого. Так подтрунивая друг над другом, они вышли на берег лагуны. Поверхность океана здесь была совершенно неподвижна. Лишь по ту сторону коралловой гряды наблюдалось легкое волнение из-за сильного придонного течения. Холодное течение брало начало у льдов Антарктиды, пересекало Индийский океан и скользило вдоль всего южного берега азиатского континента, а затем заворачивало к восточному берегу Африки. По мере нагревания водных потоков, они поднимались наверх, и, сделав гигантский круг, возвращались к родительскому материку, чтобы вновь начать свой нескончаемый бег.
   - Райский уголок у тебя, Фукш. Во многих местах я побывал и многое видел, но для нас людей нет ничего, чтобы так согревало и успокаивало душу как такие пейзажи. Если когда-нибудь у меня все-таки выпадет отпуск, пустишь меня пожить у тебя? - Спросил Сальвир.
   - Конечно. Только приезжай сюда совершенно свободным от своих обязанностей. Позовем еще и Лежура.
   - А меня? Как-то странно вы отодвинули меня в сторону.
   - Ты уже к тому времени будешь обременен семейными заботами. Зачем они нам, холостякам? Не правда ли?
   И вновь разнесся над затихшей водной гладью веселый смех, прерываемый резкими пронзительными криками чаек, свистом тропических птиц из редкого кустарника и клекотом попугаев.
   - Да ну вас, болтуны. Кто за мной? - вскричал Реферс и бросился в воду.
   Еще долгое время над берегом, медленно погружающимся в южную ночь, разносились взрывы мужских криков. Наконец, окончательно обессиленные от плавания, ныряния и смеха, троица на животах выползла на берег.
   - Хорошо-то как!
   Сальвир, лежа в воде, разгребал руками впереди себя мелкий песок и задумчиво наблюдал, как набегающая мелкая волна замывала вырытые ямки.
   - Странно, - после некоторого молчания сказал он.
   - Ты это о чем? - Реферс повернул к нему голову и внимательно посмотрел на него, а потом вновь опустил голову на песок.
   - Я тут через свою службу запросил информацию об интерференционных явлениях "темной"энергии, но не получил ни какой информации об этом. Никакой! Как будто этого не только вообще не существует в природе, но и не обсуждалось в таком виде.
   - Как так? Ведь она так складно излагала. Может быть, ты не о том спрашивал? - не поднимая головы, пробормотал Реферс.
   - Нет, о том.
   - А может быть информация закрыта, - заметил Фукш.
   - Кое-что мне можно знать ....
   - Есть и другое объяснение, - не сдавался Фукш. - Существуют же в научных кругах различные гипотезы? объясняющие подобные явления, о которых совершенно необязательно доводить до простого обывателя. Так всегда было. Может быть Кирлиса придерживается одной из них и убеждена, что только она верна. Естественно, что она и рассказывала о ней.
   - Возможно. Я как-то не подумал об этом. Однако, и о самом явлении нет никакой информации.
   - Вот пристал! Что тебе далась эта интерференция? Может быть Кирлиса, рассчитывая на нашу непросвещенность, просто навешала лапшу на наши уши. Как мы заметили, у ней острый ум, хорошо подвешен язык, вот и развела нас. Откуда она могла догадаться, что какой-то космопутешественник будет проверять её слова. А? Я думаю и предлагаю вам не разрушать её убежденность. Пусть девочка играет, ведь это так приятно. Разве я не прав?
   - Пожалуй, я поддержу Фукша, - согласился Реферс. - Расслабься Сальвир, ты же на Земле, а не на враждебной планете, где тебя каждую секунду поджидает опасность.
   - Похоже, вы правы друзья. Сказывается постоянная напряженность. Чаще надо отдыхать, так что жди меня в гости, Фукш. Пошли, погреемся глинтвейном, а потом и вздремнуть не помешает.
  
   *********************************************************************
  
   Легкий одноместный гравилёт, в народе любовно называемый "жучок" за свою схожую с ним форму, бесшумно опустился ранним утром на пустынный берег острова. Животный мир давно уже проснулся, отовсюду неслись свист, щебет, клекот, крики. В воздухе носилось множество чаек, занятых поиском всплывшей к поверхности рыбьей мелкоты.
   - Спят черти, - произнёс Лежур, поглядывая на пару белоснежных чаек, расхаживающих по песку в поисках крабов.
   Неожиданно недалеко от него послышался всплеск, и водную гладь разорвала голова всплывшего человека. В несколько сильных взмахов он преодолел расстояние до берега, и грациозная фигура вышла на берег. Ею оказалась женщина! И она была почти обнаженной! Небольшие трусики совершенно не прикрывали её мокрое шоколадное тело, но делали его еще более притягательным и загадочным.
   - Я, кажется, догадываюсь, кто ты, - с трудом придя в себя от неожиданности и смущения, произнес Лежур. - Ты та самая обворожительная незнакомка, которая буквально свалилась с неба на этот остров к моему другу.
   - А ты, если не ошибаюсь, тот самый непредсказуемый в своем поведении "рыжий", который решил пополнить мужскую компанию, - несколько не смущаясь под его откровенно восторженным взглядом, так бесцеремонно разглядывающим её обнаженную фигуру, Кирлиса набросила на себя легкую рубашку и пошла к дому. - Они ожидают тебя, но не так рано и поэтому спят.
   - Сейчас я им устрою пробуждение! Подожди! Помоги мне, возьми вот эти сумки с фруктами и овощами.
   "Рыжий" полез в "жучок" и стал выбрасывать из него многочисленные пакеты, сумки и какие-то коробки. Забрав все это своими мощными руками, - как он ухитрялся их держать? - Лежур направился к веранде.
   - Да! - с растяжкой промычал он, разглядывая стол с остатками пищи и каплей глинтвейна в кувшине. - Не густо. Да, собственно, что можно ожидать от отшельника на острове, на которого в одно мгновение обрушилась такая компания?
   - А чем ты не доволен? Нам было очень хорошо, а уж сам хозяин просто прелесть.
   - Согласен. Я не знаю ни одного человека, с которым он конфликтовал бы, если не считать научных споров. Но и там он ухитрялся всё перевести в дружескую беседу. У меня так не получается.
   Лежур вновь стал демонстративно разглядывать Кирлису.
   - Надеюсь, ты все-таки накинешь на себя что-нибудь существенное, а то у меня уже начинают срываться все запоры, и скоро надумаю приставать к тебе. Говорят, что тогда я становлюсь совершенно несносным.
   - Посмотрим....
   Девушка подарила "рыжему" милую улыбку и исчезла.
   - Ух!! Мы же попытаемся поднять братию. Насколько я помню с детства, Сальвир в такие моменты пускает в ход ботинки.
   Действительно, вскоре послышались возмущенные крики и рёв Лежура, который не оставлял спящим ни каких шансов продолжить приятное занятие. Через некоторое время появился хохочущий Лежур, рыжая шевелюра которого была всклокочена и торчала в разные стороны. Он крепко обнимал и тащил упирающегося косморазведчика.
   - Если бы не ты, убил бы... - ругался тот. - Разве можно так зверски поступать с друзьями?
   - Пора, пора дорогие. Солнце уже давно встало. Девочка бродит в одиночестве по острову, кушать просит, а вы дрыхните. Я все притащил с собой, так что, идите окунитесь в ласковые воды океана, - сказал он выползающим на свет божий Реферсу и Фукшу.
   - Какие заспанные физиономии, ... - послышался нежный голос появившейся Кирилисы.
   На ней была накинута только нежно-голубая длинная рубашка, все также перехваченная в поясе легкой бечевкой. На сей раз, распущенные волосы прикрывали длинную шею, оставляя свободным глубокий вырез на груди. Отсутствие обуви на оголенных ногах, обнаженные длинные пальцы её ступней, рельефно подчеркивали её гибкую фигуру. Вот так!! На некоторое время установилась немая сцена.
   - Нет, ты с нами тоже пойдешь! Берите его ребята, нельзя же ему оставаться здесь наедине с этой женщиной, - вскричал Сальвир, обняв застывшего Рыжика.
   Возникшая вслед за этим небольшая возня вызвала смех у Кирлисы.
   - Идите. Я пока соберу на стол. Посмотрим, что привез Лежур.
   - Только не трогай разноцветный ящик, - прокричал тот напоследок, - я сам им займусь.
   Четверка подтрунивающих друг над другом мужчин вывалилась на берег и сходу бросилась в воду. Лежур, несмотря на предостерегающие окрики Фукша доплыл до коралловой гряды и взобрался на неё. Набегающие с другой стороны волны с шумом разбивались о естественную преграду и обдавали тело пенными потоками, стремясь сбросить "рыжего" с коралловых глыб. Насладившись ощутимой мощью океана, Лежур бросился в глубину и вскоре выбрался на берег, где получил гневную порцию возмущений от Фукша, но тот пропускал его тирады мимо ушей.
   - Как хорошо! Я всегда знал, что ты, дружище, теснее, чем кто-либо связан с природой. Мы все только изучаем её явления, пытаемся всунуть её в какие-то ограниченные сухие понятия и законы, а ты живешь в ней всем своим существом, ощущая мельчайшие оттенки её бытия. Завидую, - говорил он, с любовью глядя на ругающегося друга. - Какая необычная девушка, - проговорил он без всякого перехода, - какая странная стать. Как будто над её генетикой трудились многие поколения с разных планет.
   - Ты тоже заметил? А я подумал, что это мне так показалось, - заметил Сальвир.
   Про себя же он решил послать в центр запрос о родословном дереве Кирлисы. Что-то беспокоило его, но что? - он сам не мог ответить на это.
   - Должен заметить тебе, Лежур, что между нашим психоаналитиком и ею установились некие симпатии. Неявные, но что-то уже витает в воздухе. Мы с Фукшем решили не нарушать эти потоки, так что и тебя призываем присоединиться к нам.
   - Ничего себе? Когда же он это успел? Насколько я его знаю, он всегда сторонился женщин. А тут, на тебе! Друже, у тебя же сейчас мозги должны быть загружены твоей гипотезой. Что с тобой произошло? Так нельзя. Твоя главная задача - биться над решением проблемы. Всё остальное придет потом. Поэтому отвлекаться на что-то постороннее совершенно невозможно, оставь это остальным, - Лежур хитро подмигнул Фукшу.
   - Что вы выдумали? Какие потоки? - Реферс недоуменно обвел взглядом серьезные лица друзей.
   - Правильно! Нет никаких потоков. Это все фантазии старика Фукша. Есть только загадочное поле.
   Лежур обнял Реферса за плечи и повел к дому. Сальвир и Фукш несколько отстали от них, чтобы освободиться от душившего их смеха.
   - Всё-таки веселая получилась у нас компания, - сквозь смех выдавил из себя Фукш.
   Когда они вошли в зал, там уже командовал Рыжик, заставляя Кирлису резать весьма странные на вид продукты, извлекаемые из разноцветного ящика. Сам же он расставлял на столе не менее экзотические предметы (так показалось вошедшим!), закатывал глаза к потолку, цокал языком, качал головой, показывая всем своим видом, что они съедобны и, к тому же, превосходны на вкус.
   - Вот так всегда, когда он посещает меня, - сказал Фукш, - после него я больше месяца опустошаю холодильники.
   - Конечно, ты привык к местным моллюскам, но надо же попробовать то, чем питаются в других мирах. Это же новые непривычные ощущения! И, как правило, приятные, - Лежур критически обвел взглядом стол. - Хватит. Давайте приступать. Пять минут всё пробуем, затем начнем разговор о насущном. Первое слово предоставляется мне, - закончил он.
   И сразу погрузил свои зубы в какой-то шишкообразный плод с торчащими из него мягкими слегка сплющенными чешуйками. Откушенный кусок вскрыл внутренность странного плода. Нежно-зеленоватая, вся пронизанная желтыми прожилками мякоть по мере углубления в его сердцевину изменялась, переходя в ярко-красную пористую структуру, заполненную соком.
   - Прелесть! - жуя кусок и облизывая обильно вытекающий сок, Лежур глазами приглашал последовать его примеру. - С планеты Лурье из Красных Крабов. До полного созревания плоды приходится долго выдерживать в термосе при температуре 85 градуса в специальном рассоле. Когда мой приятель привез мне их, они очень походили на незрелые грецкие орехи. И вот через полгода они превратились вот в это, впитав и переработав весь рассол. Классно! А так незрелые плоды могут храниться очень долгое время в любых земных условиях.
   - А что за рассол?
   - С ним совсем просто. Приятель передал мне небольшой кубик будто бы вырезанный из коры пробкового дерева. Как мне объяснил, кубик представлял собой высушенную массу каких-то микроорганизмов. Попав в воду при высокой температуре, они оживают и начинают быстро размножаться. Проникнув в плоды, пробуждают и их. Внутри термоса идут удивительные и, в общем-то, загадочные процессы. По сути дела плод является живым организмом. Он поглощает микроорганизмы рассола, а те пытаются разложить его. Если бы не термос, победа осталось за ними, а так плод справляется с ними первый. Так что, друзья, то, что вы сейчас держите в своих руках, является живым созданием, а сок - его кровь. Ну вот, я так и знал, что Реферс, услышав это, захочет запустить им мне в голову. Тихо, тихо! Ха-ха-ха!
   Громкий хохот Лежура потряс зал.
   - Успокойся, перестань приятель! Мы ведь едим устриц, а они же только что были живые в своих раковинах. А мы их уксусом, лимоном и в рот! Ничего же? А сколько различных гусениц исчезает в животах жителей Африки и Австралии, хотя теперь там и другой пищи сколько угодно? Тем не менее, находится много любителей (и их немало!), которые очень уважительно относятся к подобной пище своих далеких предков.
   - Нет, ты меня не уговорил. Кстати, устриц я тоже не люблю.
   - Пожалуй, я тоже не буду, - Кирлиса отодвинула от себя загадочный плод, - к тому же и есть я больше не хочу. Если не возражаете, пойду, погуляю по острову. Я его еще не видела, как следует.
   - Как так? Ты же ничего и не попробовала, кроме залежалых продуктов Фукша, а здесь всё свежее. Кроме того, мы хотели поговорить.
   - Вы давайте разговаривайте, а я все же пойду, - сказала она и решительно направилась на веранду.
   - Подожди! Позволь мне составить тебе компанию.
   Реверс вскочил и исчез вслед за ней.
   - Нет, вы только поглядите! Я не узнаю друга. Таким он никогда не был. От женщин - особенно красивых, - он шарахался как ошпаренный. Что вы с ним сделали? Как же его любимая психическая деятельность? Куда делась проблема?
   - Похоже, что для него сознательная жизнь закончилась - началась бессознательная. Взыграла мужская природа, - Сальвир слегка улыбнулся уголками рта и посмотрел на Лежура. - Ты чего сюда нагрянул?
   Тот сделал вид, что не слышал вопроса, а продолжал сметать всё со стола, не забывая, при этом, класть кое-что и в тарелку Фукша, уговаривая его обязательно это попробовать. Через некоторое время он посмотрел на косморазведчика и с вызовом спросил:
   - А ты чего от меня ожидал, зная мой характер? Неожиданно ввалился в мою лабораторию, наговорил загадок, не объясняя ничего. Потом вновь оказался здесь и прервал наши опыты. А тут ещё прямо с неба к вам спрыгнула такая красавица, которая мгновенно заставила вас забыть для чего вы здесь собрались. И ты хотел, чтобы я остался безучастным к таким переменным у троих близких моих друзей? Да никогда!! Мне интересно. Кроме того, что мне там сидеть, если препятствуешь нашим работам.
   - Теперь нет.
   - Нет?! Мне это очень нравится! Ты погляди на него, Фукш. То, говорит "нельзя", а то - "можно". Если бы не ты, не твои полномочия, послал бы я тебя ... в туманности. Правильно я говорю, старина?
   - То, что вы обнаружили - очень серьёзно! Поразительнее всего наблюдаемая зависимость мощности поля с величиной компактности живого в данном пространстве. Причем прослеживается еще и качественная сторона этой зависимости. Надо выходить за пределы Земли. Если учесть тот факт, что, как утверждает Реферс, наблюдается явная связь между уровнем развития цивилизации и количеством психических заболеваний данного мира, то меня, как старого специалиста по эволюционному развитию разумных сообществ не оставляет странная мысль, которая родилась вчера в голове, когда я слушал рассказ Реферса. Если существует реальное поле (можно считать, среда), в котором обитает разумное сообщество, то не может ли оно каким-то образом влиять на разумный мир, породивший само поле?! Так сказать, обратная связь? А? - сделал неожиданный вывод Фукш.
   Услышав подобное, Лежур застыл с набитым ртом. Очень медленно повернул голову к другу и, сделав над собой усилие, с трудом проглотил пищу.
   - Ты хочешь сказать, - медленно, с растяжкой слогов - было видно, как вихрь мыслей носится в его рыжей голове. - Ты хочешь сказать, - повторил он, - что, порождая поле, мы от него получаем реакцию? Ха!! Ну ты и дал! А ведь все, на удивление, похоже на правду!! Любое разумное сообщество является открытой системой, в том смысле, что она постоянно обменивается с окружающим миров, и этот обмен имеет всеобщий и разнообразный характер. Существуя в среде и меняя ее, сообщество неизбежно меняет и условия своего существования, приспосабливаясь к ним. И так постоянно, это - прописная истина. Но в твоих словах сквозит другая мысль. А именно, - что и само поле, реально возникнув как полевая структура, может быть, способна, в свою очередь, порождать устойчивые фантомы. Ты это хотел сказать?
   - Да, да, да! - возбужденно воскликнул Фукш. - Ты верно сформулировал мои мысли и выводы Реферса. Просто от нас ускользала такая формулировка. Только ты со своей врожденной наглостью и пренебрежением ко всяким условностям мог преодолеть мысленные барьеры и вывести такую парадоксальную формулу. Ты молодец!! Надо срочно сообщить о ней Реферсу.
   - Оставьте его. Никуда он не денется, - остановил его Сальвир. - Лучше пока разжуйте мне ваши мысли. Вы-то друг друга понимаете, а от меня что-то ускользает....
   - Легко. Это же просто! Фукш, ты добавь, если я что-нибудь пропущу, или меня начнет куда-нибудь заносить. Начну с основ современного взгляда на возникновение живого из неживой природы.
   И Лежур начал свой долгий рассказ.
  
   *****************************************************************
  
   Это был странный мир, очень странный!
   Да и само слово "странный" может быть произнесено с существенной натяжкой, для объяснения того, что увидел бы житель материального мира, оказавшись здесь. Только имеется маленькая неточность - он его не увидит! Потому и "странность" была лишь условностью того, для описания которого нельзя найти понятия из материального мира. Мир невидимый, неосязаемый никакими органами чувств. Мир - фантом! Но, тем не менее, он существовал и жил по своим законам. Он всегда был моложе мира материального, и, более того, возникал там, где зарождался и развивался разумный мир живых существ, так как порождался именно наличием их разумной деятельностью. Во всех мирах, где существовали разумные сообщества, были и они. И их было много! Но об их существовании никто не подозревал. Пока ....
   Бестелесная оболочка протаяла в пустоте. Бесполезно было описывать форму облака. Она постоянно менялась, отдельные части её с разной скорость перетекали из одной области облака в другую. Облако начала пыхтеть, а потом издало эхообразные звуки:
   - Я появился, чтобы сделать тебе сообщение.
   Это был Пффус - значимое облако главы государства.
   - Ты всегда приносишь мне беспокойство.
   Послышался ответный отзвук, донесшийся из пустоты, где через мгновение появился ещё один фантом.
   - Должен заметить, что была причина появиться раньше, но я решил понаблюдать за явлением, чтобы понять насколько оно заслуживает нашего внимания. Теперь скажу определенно - оно заслуживает этого.
   - Так значит, все-таки, хочешь мне испортить отдых. Меня что-то трясет последнее время. Говори.
   - В этом нет ничего удивительного - трясет всех. Об этом я и хочу сказать.
   Второе облако - это был Глава странного мира, Порж, - резко изменило свои размеры, пыхнуло и вернулось в прежние формы.
   - Как Вы знаете из отчетов по результатам последних исследований, источником возникновения нашего мира является загадочное пронизывающее излучение, которое все время меняет свою форму, менялось оно и прошлом. Тогда излучение имело хаотичный характер, но в процессе развития в нем появились локальные сгущения, достаточно устойчивые во времени. Они-то и явились зародышами возникновения наших первобытных форм. Со временем первородные сгустки излучения обретали устойчивость, становились сложнее и разнообразнее. Как следствие, менялись и мы. С какого-то момента наши предки стали приобретать б?льшую независимость от таинственного излучения и научились и в какой-то мере, изменять и само излучение, подстраивая его под свои нужды. Нам не все здесь ясно, но такая тенденция теперь совершенно очевидна, и овладение этим процессом в будущем сулит нам фантастические перспективы в целенаправленном управлении развитием нашего общества.
   - Я знаком с этой гипотезой возникновения мира и она симпатична мне своим динамичным характером и теми потенциальными возможностями для нашей цивилизации, если окажется верной, и нам удастся воспользоваться ими.
   - Так вот приверженцы этих взглядов постоянно следят за излучением. Конечно не за самим излучением, - для нас оно все ещё остается сплошной загадкой, - а за её косвенными проявлениями. Таковыми являются существование примитивных видов полуживых мельчайших, но чрезвычайно плотных микроорганизмов, обнаруженных в сгустках инфо-потоков, которые порождает наше же общество. Недавно наш гениальный ученый Поус высказал предположение, - а не могут ли эти организмы, так реагирующие на наши инфо-потоки, чувствовать и само загадочное излучение? И знаете ли, он, кажется, оказался прав. Еще до того, как мы начали чувствовать дискомфорт в виде каких-то непонятных "встрясок", было замечено резкое изменение в поведении этих микроорганизмов. "Встряски" привели даже к гибели некоторых разновидностей их сообществ - видимо они не успели приспособиться к изменению внешних условий. Не пугайтесь! Наши организмы имеют значительно большие приспособительные возможности, поэтому эти короткие изменения каких-то характеристик излучения мы почувствовали в ослабленной форме.
   - Ты что? Успокаиваешь меня? Короткие изменения характеристик излучения, смерть нескольких примитивных организмов, наш дискомфорт .... Что всё это значит?!
   - Они уже прошли.
   - Это я и сам чувствую. А надолго ли? Чем они вызваны, что за характер изменений излучения? Будут ли вновь повторяться? Какой уровень этих возмущений способен выдержать наш организм? Вот над чем необходимо сосредоточить все наши умы, и думать, как обезопасить себя. Свяжись с другими мирами. Выясни, что происходило у них в это время.
   - Уже связывался. Они чувствовали то же самое только в разное время. Теперь у них всё спокойно.
   - Вот как..., интересно .... С одной стороны страшно, а с другой ... как можно изучать то, что уже не происходит?
   - Порж, оно повторялось и раньше, и иногда продолжительнее, только энергия этого влияния было значительнее слабее уровня порога нашей чувствительности. Мы его не ощущали. Зато его чувствовали те полуживчики, они становились активнее. Такое поведение было зарегистрировано учеными одновременно в разных лабораториях и не может быть объяснено изменениями местных условий. Это - излучение!
   - Вызови в ближайшее время Поуса. Хочу услышать его мнение на всё происходящее.
   - Хорошо, завтра он будет здесь.
   Когда на следующий день Порж проявился в приемном зале, в его середине висело остроконечное облако, из которого непрерывно извергались извилистые протуберанцы энергии. Закручиваясь и шипя, они исчезали в облаке, чтобы через мгновение вылететь вновь, но уже в другом месте. Это был Поус, ведущий теоретик информационных полей. Почувствовав появившегося Поржа, он застыл, а затем, преобразовав свое облако в что-то похожее на стул со спинкой, опустился к полу. Протуберанцы, выполняя роль ножек стула, поддерживали его на небольшой высоте, таким образом выражая глубокое почтение к Главе государства.
   - Расслабься. Мне сейчас не нужен официальный этикет. Я хочу, чтобы наш разговор больше походил на урок, где ты, учитель, рассказываешь несмышленышу, мне, об устройстве нашего мира. Постарайся забыть о разнице нашего общественного положения. Прежде всего, меня интересует твое мнение, а не общепризнанные взгляды. Ты меня понял?
   - Да Порж.
   - Вот и хорошо. И ещё. Если я вдруг забудусь и начну вести себя как Глава, не обижайся, а дай мне знать. Начинай, и рассказывай не только об известных специалистам фактах, но и о своих личных соображениях.
   - Началось это в далеком детстве. Как-то двигаясь с друзьями в сложных вихрях излучения, мы неожиданно обнаружили под собой искрящиеся компактные образования. Привлекло наше внимание к ним, прежде всего, их неподвижность в вихрях, где всё дышало и двигалось, пронизывая насквозь друг друга. А эти висели неподвижно, и, более того, через область не проходило ничто. Ты представляешь, какой отпечаток это явление наложило на детский мозг. Несмотря на то, что в дальнейшем я наблюдал такое неоднократно, первые впечатления сохранились до сих пор. Откуда и как они появляются? Почему мы не можем пересечь области ограниченные этими образованиями? Почему, приближаясь к ним, мы начинаем, как бы жить другой жизнью и в другом временном режиме? Почему они неожиданно исчезают, не оставив о себе никаких весточек, чтобы затем где-то и когда-то неожиданно проявиться вновь. Этакие "мерцалки". В нашей родовой памяти сохранилось много описаний подобных явлений. Отмечается устойчивая тенденция увеличения частоты их появлений по мере развития нашего общества. Причем эта зависимость прослеживается и в других мирах. Мы специально исследовали этот вопрос в последнее время, связавшись с соседними сообществами. Если подобная тенденция сохранится и в будущем, то через многие и многие поколения в нашем мире обязательно появятся почти устойчивые и обширные области, состоящие из этих странных "мерцалок". Конечно, составляющие их элементы будут закономерно исчезать, но их место заменят другие. Нам от этого не станет легче, так как образований становится все больше и больше. Эти пришельцы в наш мир захватывают его. Причем, тогда, влияние этих "мерцалок" на все общество станет постоянным и всепоглощающим. Оно может начать управлять нами, покорив своим влиянием нашу самостоятельность. И тогда мы потеряем себя. Таковы неутешительные прогнозы от воздействия наблюдаемых явлений. Это - общепринятые взгляды. Почему я говорю об этом? Потому, что я тоже согласен с этим, но у меня еще есть и собственное наблюдение. О нем я никому не говорил. Настала пора рассказать об этом Вам, - Поус пыхнул, а потом продолжил:
   - В процессе развития нашего общества с появлением этих загадочных образований мы привыкли к ним и стали считать их неотъемлемыми элементами нашей среды. Лишь небольшая кучка энтузиастов-исследователей продолжала интересоваться их природой. Ситуация изменилась в последние времена. Увеличение количества появляющихся "мерцалок", встряски нашего мира, непонятное, но устойчивое влияние этих "мерцалок" на наш организм заставило уже серьезно начать их изучение. Выяснилось, что их природа совсем иная, чем природа нашего мира. Тем и объясняется отсутствие какой-либо информации об их сущности. Только в последнее время наши ученые стали осваивать энергетико-информационные поля, имеющие другие мерности и инфо-базис. Для этих целей были созданы соответствующие измерительные приборы, с помощью которых и удалось получить какие-то данные. Более того, оказалось, что излучение "мерцалок" идентично излучению, пронизывающему наш мир, и, как мы считали, являющемуся источником и причиной появления нас. Отсюда становится объясним факт влияния их на наш организм. Когда это обнаружилось, появилось много вопросов, но среди них главным был вопрос: "Что ж тогда получается?" А получается следующее. Наши миры - мы и те, о которых нам теперь известно - не единственные! Оказывается, существуют среды, построенные на совершенно других физических основах и с другими характеристиками, чем наша среда. Более того, миры, которые там будут существовать, могут оказаться значительно старше нас. И что самое удивительное, при выполнении некоторых условий они могут оказывать влияние на другие среды, включая и нашу. К такому выводу привела моя логика. Что касается условий, прежде всего, при которых эти миры могут существовать, то ими должна быть такая характеристика, как устойчивость во времени и локальность. Это необходимое условие, чтобы в среде, на которую воздействуют, могло что-либо возникнуть. Любая хаотичность, неустойчивость, способны разрушить наметившуюся тенденцию к образованию чего-то целостного, способного к самостоятельному функционированию в среде.
   - Что это означает для нас? Я что-то потерял нить твоего рассуждения, - перебил рассказ Порж.
   - Это означает, что то, что мы считали единственным миром, в котором существуем мы и похожие на нас другие сообщества, оказывается лишь какой-то средой среди множества других сред и о которых мы даже и не подозревали. Эти среды взаимодействуют друг с другом (а другого и не может быть!) по своим законам. В них могут существовать многочисленные миры странных, с нашей точки зрения, существ, наделенных рассудком. Следует отметить, что под средой я понимаю и "полевые" структуры, и инфо-поля и, как называют наши теоретики, "жесткие" структуры. Кстати, наши "мерцалки" следует отнести к "жестким" мирам. Каким-то образом пересечение нашей "полевой" среды со средой "жесткой" привело к её наблюдаемости вот в такой форме.
   - Тогда, если так рассуждать, можно ожидать наблюдаемость нашего мира и в той "жесткой" среде. Не так ли?
   - Совершенно верно ..., я как-то не подумал об этом. Замечательная мысль. Надо будет подумать об этом.
   - Что ж тогда получается, если принять твою точку зрения? Две среды, совершенно разные по природе, по неизвестным для нас причинам, начали пересекаться, оказывая, по сути дела, негативное воздействие друг на друга. Эти среды, как живые организмы, начнут непримиримую борьбу именно за свое существование. Ведь у них разная структура устройство их сред, другие физические законы, иные жизненные устремления. Вряд ли возможна среда гибридная. Я что-то слабо могу представить себя связанным с "мерцалкой" .... Надо срочно что-то предпринять, чтобы оградить наш мир от подобного вмешательства.
   - Порж, вы очень близко приняли моё сообщение. Это лишь моя гипотеза. Слишком мало у нас информации, чтобы судить об её истинности. Причем период сильной встряски неожиданно закончился так, как и начался. Наблюдаются редкие и чрезвычайно слабые воздействия.
   - Я понимаю тебя. Но мы не можем ждать. Необходимо сосредоточить усилия на освоение "жесткой" среды, чтобы через неё попытаться проникнуть в их мир и разобраться с происходящим на месте, а может быть и попытаться разорвать это пересечение.
   - Вы удивительны! Я не ожидал от Вас подобного неординарного мышления. Вам бы в наши ряды теоретиков.
   - Ничего, мне и на моем месте достаточно забот. Так что, штурмуйте "жесткость". Когда что-нибудь будет выходить, пригласите меня. Это мой приказ, а так держите меня в курсе дела. В том, что потребуется в работе, обращайтесь к Пффусу. Вам не будет отказа, я распоряжусь. Иди, выполняй.
   Однако первым исчезло облако Поржа. Оно попыхтело, попыхтело, а затем, выбросив из себя слабосветящиеся языки энергии, растворилось в окружающем пространстве.
   "И чего я здесь наговорил? Кто меня принудил упомянуть о "жестких" структурах? Как нам проникнуть в другие размерности? Ведь это равносильно полному разложению своей структуры. Надо рассмотреть и понять, чем обусловлена "жесткость" и где в ней находится источник излучения, связанного с нашей природой. Если мы найдем его, то придумаем, как через него проникнуть в тот мир. Отлично. И совсем просто. А искать все-таки надо. Другого пути я не вижу. Нужны свежие идеи. Где их взять? Уже все, вроде бы, обдумано и ничего.... А что, если залезть в инфо-поле и там покопать. Операция займет много времени, и она никогда не проводилась, имеются лишь теоретические проработки. Придется выходить на Поржа. Только он может дать разрешение на её проведение. Непросто ему будет убедить все общество на некоторое время отказаться от своей индивидуальности и влиться в общий поток. Уверен, что большинство выскажется против, боясь потерять какую-то часть себя в общей мешанине. И будут правы.... Интересно будет увидеть теоретические предсказания в действии. Неужели можно будет получить неординарное решение проблемы. Невероятно. Ну что ж, посмотрим. Разговор с Порсом предстоит непростой, надо серьезно подготовиться к нему. Для этого тебе, Поус, нужно серьезное обоснование от группы теоретиков. Придется подключить к работе и мыслителей, без них мне все равно не обойтись".
   Решив так, Поус расслабил свои энергетические поля, и тело потеряло компактный вид облака. Затем оно вытянулось в замысловатую струю и нырнуло в первый проносящийся вихрь.
  
   ***********************************************************************
  
   "Мираж-8" начал осторожное движение в сторону "Обманчивого Мира". После вторжения отряда кораблей блендеров, правительство "Содружества Миров" решило направить в сторону этого мира большую объединенную исследовательскую группировку. Её сопровождал отряд крупных межгалактических боевых крейсеров, оснащенных современными средствами ведения боевых действий в условиях отдаленности от баз поддержки. Все корабли были оборудованы системами "видимости", которые вскрывали маскировку блендеров и делали видимыми их корабли. Эти системы уже хорошо зарекомендовали себя при слежении за отрядом кораблей блендеров, которые до сих пор передвигались по территории "Содружества Миров", игнорируя всякие попытки вступить с ними в контакт. Это обстоятельство и вызвало решение послать отряд в их мир.
   В "Мираж-8" находился командный пункт всей группировки, а Яжек - начальник станции - был назначен командиром всей группы. Станция продолжала сохранять режим скрытности, связь велась по закрытым каналам.
   - Яжек! - раздался голос первого помощника Вилли и его близкого друга. - Может быть, прибавим ход? Мы уже достаточно углубились в их мир, но не чувствуем от блендеров никакого внимания.
   - Отставить! Ты забыл о "Т-11"? Ожидал, что как только мы появимся здесь, они бросятся к нам с распростертыми объятиями? Что-то они всячески избегают контакта на нашей территории. А уж здесь, у себя, у них больше причин считать нас врагами. Так что не расслабляться, идем по-тихому, не давая им повода усомниться в нашем дружелюбии.
   - Ну да, так они и отнесутся к нам. Сомневаюсь. Психология любого разумного существа, прежде всего, вызывает чувство враждебности к вторгнувшемуся на его территорию. Потому что она его - дом, он привык к нему, приспособился. А тут ты явился, со своими претензиями, захочешь что-то переделать, заставишь его менять своё поведение. А зачем ему это нужно? Так что проявление дружбы может будет потом, когда познакомится с тобой и захочет этого. Ты сам упомянул о "Т-11", а на нем был косморазведчик и подготовленная соответствующим образом команда. И, тем не менее, они не вернулись. Что-то пошло не так, как к тому подготовил накопленный опыт. Необходима информации об этом мире. Я, все-таки, увеличил бы скорость, провоцируя их на действия.
   - Может быть ты и прав. Внимание всем! Включить все защитные системы в режим "Вторжение". Внимательно следить за происходящим. В случае реальной угрозы, не ожидая моей команд, "закуклиться". Выполнять!
   "Мираж-8" оделся слоем флюктуирующего поля, резко увеличил скорость и стал терять видимость, погружаясь в надпространство. За ним последовала вся группировка кораблей. Некоторое время она двигалась в нем без всяких осложнений. Затем начали происходить странности. Пространство стала коробить какая-то сила. В нем появилась слоистая структура с участками другой размерности, на преодоление которых тратилось много энергии. Пока это обстоятельство особо не озадачивало, группировка могла двигаться и в таких условиях с сохранением работоспособности системы защиты. Однако надо было выяснить причину происходящего, и Яжек принял решение остановиться.
   Вывалившись из надпространства, корабли оказались в области высокой плотности странного излучения, под действием которого все окружающее пространство играло всеми цветами радуги. Создавалось впечатление, что они находятся внутри какой-то газовой, в виде пузыря, среды, хотя приборы утверждали, что кругом глубокий вакуум. Изображения далеких звезд и галактик все время меняли свое местоположение - куда-то плыли, потом возвращались, а то и исчезали вовсе. Всё это напоминало картину, когда ты смотришь на пейзаж через поднимающиеся струи нагретого воздуха, когда преломление света, проходящего через струи, искажает далекие предметы. Здесь же была космическая пустота.
   - Гравитация, - произнес Вилли. - Топология пространства меняется за счет гравитация. Нас облучают! Ищите излучатели!
   Собранные и обработанные данные с контрольных систем вскоре подтвердили догадку. Однако найти излучатели оказалось труднее. Не было устойчивости в излучении. Царил полный хаос! Это напоминало ситуацию, когда оказываешься в ложе падения воды мощного водопада. Ты не видишь, не чувствуешь ни верха, ни низа. Кругом пена, пена, много пены! Тебе бесполезно плыть в ней, она не держит тебя, превращая в безвольную щепку.
   - Ищите излучатели! Быстрее! Мы быстро расходуем энергию на парирование возмущения, - приказал командир. - Подключите для анализа мощности станции "Мираж-8".
   Вскоре над столом появилась пространственная модель участка Космоса, в центре которого зависла группировка.
   - Вот они! - Вилли указал на проявляющиеся красные точки. - Они окружили нас со всех сторон. Наверное, так блендеры встретили и "Т-11", высосав из него всю энергию, а потом взяли их голыми руками.
   - Внимание! - раздался голос Яжека. - Включить главные гравитоны и настроить их на частоту и фазу излучателей. Когда будете готовы, сообщите мне.
   Через некоторое время сообщения поступили со всех кораблей.
   - Готовность один! Включайте!!
   Неожиданно все успокоилось! Наступила оглушающая тишина. Звездная картина неба перестала плясать. Вдруг в одном месте в безмолвии вспыхнула ослепительная вспышка. Один звездолет блендеров, войдя в резонанс с излучением гравитоков, не выдержав нагрузки, взорвался.
   - Выключить гравитоны!!! - приказал командир.
   - Зачем?
   Вилли схватил командира за локоть.
   - Они больше не будут больше нападать. Я уверен в этом. Гибель одного излучателя убедит их, что с нами так нельзя поступать. Мы - не одинокий, неподготовленный корабль, а бригада; нас надо встречать по-другому.
   Маклай оказался прав, блендеры атак больше не возобновляли, но и не покинули район, а остались на прежнем месте.
   Возникло затишье в действиях обеих сторон.
   - Что будем делать? - спросил Вилли командира.
   - Задействовать фильтры среды, - вместо ответа скомандовал Яжек. - Характеристики окружающей среды будут меняться, и "Обманчивый Мир" проявит свой характер. Мы не должны оказаться слепыми. Возможно, блендеры ждут этого момента. Одеть корабли в легкую шубу из искаженной метрики. Повторяю, в легкую! Надо беречь энергию. Для скорейшего наполнения накопителей, приказываю сжечь из запасов часть ядерного топлива.
   Отданные распоряжения командира оказались весьма кстати. Характеристики окружающего вакуума стали меняться вначале медленно, но затем всё ускоряясь. Картина пространства, заполненного звездами, стала куда-то отступать, уступая место вползающей темноте. Все исчезло! Зато появилась тяжесть и встряска пространства.
   - Включить фильтры!
   - Они уже работают. Мы немного опоздали с анализом. Придется немного подождать.
   - Ждать?! Вы, что? Перевести в ускоренный режим, пусть делают то, что уже получено, - резко приказал командир.
   В ответ сразу появилась видимость окружающего пространства. Оно было сильно размыто и искажено цветной рябью и двоилось. Но и из того, что удалось разглядеть, стало ясно, как своевременно был отдан приказ. Со всех сторон к группировке приближались корабли блендеров. Они были огромные и имели странную звездообразную форму. С некоторых лучей "кораблей-звезд" истекали потоки какой-то энергии в виде узких лучей лазеров, но это было что-то другое! Лучи пронизывали всё пространство вокруг группировки, создавая структуру объемной сетки. Там, где они пересекались друг с другом, загоралась небольшая плазменная звезда, источающая волны неизвестной энергии, несущихся к кораблям. Они-то и создавали деформацию пространства. Ощущалось, что созданная конструкция, напоминающая ловчую сеть, действительно была способна удерживать, а, при необходимости, тащить пойманную сопротивляющуюся добычу. Восстановленная видимость (фильтры работали на полную мощность) дополнила картину. Сеть медленно сжималась вокруг группировки, а к ней двигалось множество небольших десантных лодок, видимо вылетевших из кораблей-маток.
   - Ну вот и сами хозяева пожаловали собственной персоной. Хорошо, что не роботы, - сказал Вилли. - Что будем делать? Похоже, что они решили нас поймать, а затем высадить десант. Неужели блендеры так уверены в себе?
   - А на что ты рассчитывал? Увидеть здесь дремучий мир? Отряд их кораблей, которые сейчас находятся в нашем мире, красноречиво свидетельствует о высокоразвитой цивилизации, с которой нам ещё предстоит познакомиться.
   - Что-то они не очень хотят этого.
   - Знаешь, Вилли, меня тут в течение нашего разговора неожиданно озадачила странная мысль. Смотри, что получается. До отправки "Т-11" в их мир, мы и не подозревали о существовании блендеров. Он ушел туда и не вернулся. Зато мы выловили только челнок с таинственными "СМ". Их стали обследовать в разных мирах, но они начали взрываться. Именно после этого появились они, блендеры. И, главное, их корабли направились ни куда-нибудь, а именно туда, в те миры. Осталась целехонькой лишь одна "коробочка", потому что её запретили вскрывать, но продолжали обследовать. Она сейчас находится на Земле. Так ведь и туда летал корабль, и, более того, некоторое время он находился на орбите около неё, пока наши системы не обнаружили его. Тебе это ни о чем не говорит?
   - Странно как-то всё это.
   - Вот именно. Во-первых, они каким-то образом узнают, где "СМ". И второе, и это - самое главное, а именно то, что они прилетели за ними. Для них "коробочки" означают что-то очень важное и настолько бесценное, что, не боясь ничего, отправляются за ними в чужой мир.
   - Конечно ты прав. Это - очевидно! Да, команда "Т-11", узнав о них что-то важное, предпочел всему остальному отправить именно их. Что в них такого важного?
   - А, теперь, услышь ответ на твое удивление об их враждебности. Как бы ты поступил, если бы у тебя выкрыли самое важное для тебя? Разве бы ты не возненавидел вора и не стал бы относиться к нему как к личному врагу. А?
   - Конечно, можешь не сомневаться.
   - Вот именно и я говорю об этом. Когда "Т-11" выкрал у них "коробочки", он стал, да и весь наш мир заодно, для них личным врагом. А теперь вопрос. Как они должны встречать личного врага, вновь забравшегося в их дом, естественно полагая, что с целью нового грабежа?
   Вилли поднял опущенную голову и задумчиво посмотрел на командира.
   - Хорошая логика, - выдавил тот через сжатые губы, - и, похоже, приводит к правильному решению. И что же нам теперь делать? Было бы разумным вернуть ворованную вещь ей владельцу, но где нам взять взорвавшиеся "коробочки". Не думаю, что та единственная, что сохранилась, способна будет изменить их мнение о нас.
   - К сожалению, ты прав. К тому же её нет у нас. Кроме того, таинственная вещь стала открывать свои тайны, и она стала еще таинственней. Вряд ли её захотят вернуть прежде, чем узнают о ней всё. Включить генераторы ям на третий уровень, - неожиданно скомандовал командир.
   Генераторы ям являлись устройствами изменяющие топологию некоторой области пространства таким образом, что тело, попавшее в неё, вначале начинает ускоренно двигаться к какой-нибудь точке внутри неё, но, потом, по другой траектории выбрасывается обратно наружу к месту начала своего движения. Вилли с улыбкой наблюдал, как десантные корабли, войдя в невидимую область, начинали двигаться по сложной спиральной траектории, чтобы затем вновь оказаться в прежнем месте, не приблизившись к группировке ни на метр. Повторив несколько раз попытку и, убедившись в тщетности дальнейших действий, челноки отошли назад к своим кораблям-маткам.
   - Сейчас должно что-то произойти, - настороженно сказал Вилли, взглянув на командира.
   - Включить поле половинной метрики и увеличить "ямы" до восьмого уровня, - скомандовал тот.
   В этот мгновение с лучей звезд, которые не поддерживали "сеть" сорвались шары горящей плазмы и на огромной скорости помчались к кораблям пришельцев. Долетев до области ям, шары стали ломать прямолинейную траекторию полета. Большинство их, описав спираль, понеслись обратно к кораблям блендеров, которые, заметив странный полет шаров, резко переместились на новые места. Лишь один замешкался и был поражен своим же шаром. Надо отметить, что нескольким шарам, все-таки, удалось преодолеть область ямы, но дальше они натолкнулись на область "половинной" метрики и были распылены.
   - Ну что, получили? - с улыбкой сказал Вилли.
   - Рано радуешься. Они просто так не отстанут. У них серьезные намерения, смотри.
   На большом экране выводилось просветленное средствами фильтрации изображение одной из ближайших звезд в увеличенном виде. От неё в их сторону двигался огромный объект явно искусственного происхождения. Вскоре он перешел на движение в надпространстве.
   - Рассчитайте расчетное время полета до нас, - приказал командир.
   - Одиннадцать минут, - пришел ответ.
   - Быстро, - прокомментировал Вилли. - Они владеют неизвестными нам способами движения.
   - Надо уходить. Неразумно принимать бой, не зная их возможностей. А так у нас будет время, соберем информацию, подумаем и вновь попытаемся вступить с ними в контакт в более спокойной обстановке.
   - Я бы предложил ещё одно, прежде чем уйти.
   - Что?
   - Захватить их корабль. Это нам под силу, да и они не ожидают от нас подобной дерзости. С ним и уйти, а дальше, как ты и предлагаешь, вступить с его командой в контакт. Попытаемся найти взаимопонимание.
   Пока помощник озвучивал свою мысль, взгляд командира следил за его губами. Затем он перевел взгляд на его глаза и серьезно сказал:
   - Что в тебе мне всегда нравилось и чем я дорожу, так это неординарность мышления, граничащая с безумием. Это ж надо же что предложить! Не бежать с поля побежденным, а нанести неожиданный удар, захватить противника в плен и отступить, унося добычу. Отлично! Действуй!! Я пока выберу район отхода. Выведи мне на объемную модель пространство "Обманчивого Мира" и рассчитай оптимальную траекторию возврата на родину, - отдал он приказания.
  
  
   *******************************************************************
  
   - Вы только послушайте, что говорит этот отшельник! - возбужденно вскричал Лежур, увидев входящих Реверса и Кирлису. - Похоже, прогулка явно удалась, - добавил он, заметив следы песка на юбке девушки.
   - Да, и даже очень! - Кирлиса проследила за его взглядом и поняла потаенный смысл последней фразы. - Мы обошли почти весь остров. Он очень красив и разнообразен своей растительностью и животным миром. Но особенно мне понравился каменный утес, где сидишь, свесив ноги с обрыва, а внизу неустанно день и ночь бьются мощные волны, пытаясь сокрушить гранитные скалы, но не могут с ними справиться, и в бессилии дробятся, обдавая неприступные камни мириадами брызг. А вокруг, куда не посмотришь - океан! Водная неподвластная никому стихия. Это он сейчас тихий, ленивый и неторопливый, устав от прошлого шторма, нехотя посылает во все стороны как бы на разведку волны. А те бегут туда пока не встретят сушу, и тогда вновь начнут трудиться над ней, пытаясь пробить себе путь. Вот ведь, даже они хотят сделать что-то по своему, - она замолчала, задумавшись над чем-то, своем.
   - А ты, вдобавок к своей красоте, еще и философ! Я бы, конечно, если не возражаешь, посидел бы рядом с тобой и послушал бы, как ты говоришь о, казалось бы, обычных вещах, взглянув на них с неожиданной романтической стороны. Просто - прелесть! Слушай, Реферс, - неожиданно он обратился к психоаналитику, - Фукш выдвинул и логически обосновал фантастическую гипотезу о существовании мира, порожденного тем самым полем. Логика следующая. Раз твое поле оказывается реально существующим, то оно может создавать какие-то устойчивые образования - фантомы, как в свое время, в нашем первородном бульоне возникли устойчивые органические структуры, приведшие к нам, разумным существам. Не перебивай! - он остановил Реферса, заметив его попытки что-то вставить. - Моя разыгравшаяся фантазия двинула еще дальше, - нет, не хочу об этом говорить, - но очевидно то, что нам надо расширить и углубить наши эксперименты. Необходимо фиксировать все устойчивые образы, которые будем встречать при погружении. Возможно, что именно они будут свидетельствовать о существовании того мира. Для этого мне придется несколько усовершенствовать программы Голиафа, - задумчиво проговорил он.
   - Я тоже хочу попасть туда! Очень! - с надеждой в голосе, переводя взгляд с Лежура на Реферса и обратно, заговорила Кирлиса. - Как я поняла, то, на что намекают Фукш и Лежур, приводит, и об этом надо сказать прямо, к цивилизации в том загадочном мире. Интересно, какая она? И знают ли они о нашем существовании?
   - Какая умница! - с улыбкой глядя на неё, сказал Фукш. - Скорее всего нет, но с уверенностью утверждать не могу.
   - Наверное, так оно и есть, ... вроде бы так, - невнятно буркнул Реферс; он задумчиво глядел в распахнутое окно, но вряд ли что-нибудь видел там в этот момент; его мысли бродили по тропам мыслительного леса, выросшего в голове от своей гипотезы. - Если возникновение информационного поля в ответ на развитие разумного мира есть всеобщее явление, то, тогда оно должно возникнуть и там. Более того, странным образом оно проникает и сюда и взаимодействует с нашим. Мы это ощущаем..... Отсюда и болезни..... Точно!! - вскричал он. - Все сходится!!! Так оно и есть! ... Лежур, надо усовершенствовать чувствительность аппаратуры твоего Голиафа под эти задачи.
   - Ага, из тебя проблемы прут как из рога, а я должен что-то усовершенствовать. Ты хоть сам-то представляешь - "что"? Эта "СМ" ощущает влияния, а Голиаф лишь транслирует его в человеческое восприятие. Ты же предлагаешь, по сути дела, заменить саму "коробочку", а это, друг, задача совершенно иная. Надо расширить район опытов. Надо выйти на мир, который сейчас сотрясают психические заболевания. Может быть, там, где максимальное влияние поля невидимой цивилизации, нам удастся что-нибудь понять, хотя бы в логике работы коробочки.
   - Согласен. Я проанализирую ситуацию по мирам. Сальвир, ты по своим связям сможешь организовать туда поездку?
   - Попробую, - потом, несколько помолчав, глядя на Реферса, добавил, - не сразу, но думаю, что удастся.
   - Надо еще сделать, как минимум, один шлем, - не унималась Кирлиса. - Уверена, что одновременное участие двух операторов в эксперименте даст другую картину и поможет облегчить процесс расшифровки.
   - Молодец! - Рыжик улыбался, глядя на девушку. - Правильно мыслишь, я тоже пришел к подобному предположению. Могу тебя обрадовать, я привез второй усовершенствованный шлем. Ты первая испытаешь его.
   - Какая ты всё-таки душенька! Они зря на тебя наговаривают, - радостно вскричала Кирлиса.
   В порыве она подбежала к Лежуру, обняла его и поцеловала. Потом в смущении отошла к стене и посмотрела на Реферса.
   - Начинается, - многозначительно произнес Фукш, поглядывая на довольную физиономию друга.
   - А я что? - крякнул тот и пошел на веранду.
   Проходя мимо Реферса, он слегка толкнул того плечом и пробурчал:
   - Ищи мир.
   Психоаналитик рефлекторно кивнул головой в знак согласия, он находился под впечатлением увиденной сцены, - многое сейчас отдал, лишь бы оказаться на месте друга.
   - Сальвир, так ты, действительно, разрешаешь продолжать эксперименты?
   - Да. Надо только попросить Рыжика, чтобы он усовершенствовал систему контроля состояния погружения, а то ты в последнем опыте чуть было не остался там навсегда.
   - Скажешь тоже, - вмешался Фукш.
   - А вы как думаете?! Такое крутое погружение, по вашим же словам, в неизвестную область, затрагивающую весь чувствительный аппарат и мыслительный процесс, может иметь любые последствия. Кстати, у меня сейчас возник вопрос, и думаю, что очень серьезный, от которого нельзя отмахнуться, а необходимо ответить. Вопрос следующий. Как я понял, мы, на настоящий момент, рассматриваем загадочную коробочку как некое устройство, позволяющее наблюдать наличие некого неизвестного поля, и ...не более. Так? Вижу, что согласны. А не может ли оно вдобавок к этому оказаться еще устройством, с помощью которого можно управлять состоянием этого поля?
   - Чтобы по обратной связи влиять и на оба поля - того и другого? - продолжил Фукш его неожиданную мысль. - Ты это хотел сказать?
   - Да, именно.
   Кирлиса бросила быстрый и настороженный взгляд на Фукша, а потом странно посмотрела на Сальвира. Вся её фигура приняла образ, отдаленно напоминающий черную пантеру, готовящуюся к броску. Это длилось одно мгновение. Пантера быстро перетекла в образ ласковой кошки, преданно трущейся об твои ноги около тлеющего камина. Однако от опытного, всегда находящегося в состоянии боевого транса, Сальвира такая резкая перемена состояния девушки не осталась незамеченной.
   "Ничего себе. Девочка не так проста. Похоже, она много опытнее, чем старается казаться для окружающих. Что её заставило так встрепенуться? Мы только говорили. О чём? ... Я только что высказал предположение, Фукш сразу понял меня и сходу продолжил мысль. Ну и что? ... Непонятно".
   Размышления были прерваны показавшейся рыжей шевелюры Лежура, в взлохмаченных прядях которой сейчас ползал краб - пальмовый вор. Он запутался в волосах и видимо был очень рассержен, так как безуспешно пытался перекусить волосы своими огромными клешнями. В таком виде Лежур был по детски забавен, чем и вызвал всеобщий смех.
   - Что вы здесь расселись? Айда на волю! Реферс, пойдем со мной к Голиафу, надо обсудить некоторые технические вопросы. Фукш, подойдешь к нам чуть попозже. Настроим совместную работу двух шлемов. Нет, нет, - он заметил желание Кирлисы присоединиться к мужчинам, - обойдемся пока без тебя. С ними мне не так страшно. Ну останутся их мозги там, я особо не расстроюсь. Впихну в них потом их копию и ещё чего-нибудь по памяти. Остальное они сами накопят. А вот тебя мне очень жалко. Не хочу, чтобы ты потеряла хоть капельку себя. Уж больно хорошенькая! Поэтому отправляйся на берег с Сальвиром, пусть развлечет тебя рассказами о своих космических путешествиях.
   Лежура понесло. Он чувствовал себя здесь хозяином и командовал как в своей лаборатории.
   - Пойдем, не будем им мешать справиться с Голиафом, - разведчик взял под руку слегка сопротивляющуюся девушку и повел к океану. - Уверяю тебя, что хотя Голиаф и машина, но она соображает. Лежуру каким-то образом удалось впихнуть в него некоторые элементы разума. Поэтому он иногда начинает сопротивляться попыткам перестроить его программное обеспечение. "Мол, я такой какой есть. Хочешь, пользуйся мною, а если что-то не устраивает тебя во мне, поищи себе другого". К тому же, учитывая, что он все время совершенствуется, то Лежуру каждый раз все труднее приходится с ним договариваться. Вообще-то в наше время это вопрос философский. В далеком прошлом понятие "разум" было не применимо к программируемым системам. Тогда, что было запрограммировано в памяти машины, то она и умела делать, и не более того. А теперь, видите ли, она думает! Конечно, с какой-то стороны, это хорошо. Разумные существа уже давно стали лезть туда, куда ему его природой путь закрыт. Но он хочет знать, что же там происходит. И он для этих целей создал машины и наделил их разумом, чтобы они могли принимать самостоятельные решения в ситуациях совершенно неведомых. А отсюда и появившееся чувство самостоятельности и некоторой независимости машины. Лежуру со своим Голиафом, видите ли, приходится "договариваться"! Чего ты так на меня смотришь? Думаешь, что я ярый противник технического прогресса? Конечно нет. Весь ход развития цивилизации в разных разумных мирах показывает неизбежность появления подобных машин. Но меня всегда преследовала настороженность к ним. Когда-нибудь обязательно возникнет ситуация, которую по-разному будут оценивать разумное существо и машина, им созданная. Неизбежно возникнет конфликт. Как его решать? Кто в данный момент окажется весомее, ведь, по сути дела, в споре схлестнуться два общества: существ и машин? Лично у меня на него нет ответа. Наверное, и у тех исчезнувших цивилизаций его тоже не было. Тебе ведь известно о них. Последние исследования истории их развития и гибели утверждают, что их закат связан именно с этой проблемой. В то же время не могу согласиться с теми ограничительными мерами по совершенствованию мозга роботов, которые действуют вот уже тысячелетие в нашем мире. Это - другая крайность! Те миры, где они не так жестки, обгоняют (и уже обогнали!) нас в техническом прогрессе.
   - Если следовать твоей логике, в будущем у них может наступить регресс, а не прогресс. И тогда мы вновь обгоним их, и не будем иметь проблем.
   - Логика - это хорошо, Кирлиса. Только она не всегда находит лучшее решение, так как не позволяет видеть другого. Того, что находится за областью, где она применима - знаменитая теорема Гёделя. Ты опять как-то странно смотришь на меня. Ко мне что-то прилипло, как у этого "рыжего" в шевелюре?
   - Кто ты на самом деле, Сальвир? - неожиданно спросила Кирлиса, внимательно следя за его мимикой. - В твоей речи всегда чувствуется какая-то настороженность ко всему происходящему. Неужели можно путешествовать по космосу с таким чувством. Мне казалось, что на первом месте должны быть любопытство, интерес к новизне, но ни как ожидание опасности. Лучше тогда сидеть дома.
   Услышав такое от милой девушки, Сальвир еле справился с собой, поразившись её проницательностью.
   "Странная девочка. Иногда в разговоре у меня возникает чувство, что в ней живут два человека. То она - милая игривая женщина, то - осторожный, целеустремленный хищник. С первым мне все понятно, а вот со вторым?.. Какова его цель?" - подумал он, но вслух сказал:
   - Ну как же без опасности? В непривычных мирах она окружает тебя повсюду. То какая-нибудь тварь заползет в тебя и начнет грызть изнутри, а то ещё хуже - отложит там свое потомство, превращая твоё тело в ходячий провиант. Можно наступить в лужу, которая затем мгновенно превратится в желеобразное существо, облепит всего и начнет разлагать тело своими соками, насыщая свою плоть твоими остатками. Или другой вариант - ты входишь, якобы, в лес и вдруг ветки деревьев, выпустив страшные крючки и иглы, начинают хлестать по телу, рвя тебя на части. Или....
   - Хватит! Перестань! Ужас какой-то! - произнес образ милой девушки.
   - Вот я и говорю, что без чувства опасности и настороженного отношения ко всему окружающему никак нельзя.
   - С меня довольно. Я пошла в воду. Надеюсь, что меня там никто не съест. Догоняй!
   Взглянув на полуобнаженную фигуру Кирлисы, Сальвир невольно залюбовался её совершенством и какой-то неконтролируемой притягательностью для противоположного пола. К своему удивлению опытный глаз разведчика подметил некоторые почти незаметные изменения, происшедшие в её теле. Грудь приподнялась, а несколько угловатые девичьи плечи округлились и незаметной линией переходили в гибкие женские руки. Бедра слегка пополнев, создали более рельефный переход от пояса к длинным прямым ногам, которые, вроде бы, немного удлинились.
   "Брежу, что ли я? Или перегрелся? Что происходит?" - с некоторым сомнением подумал он.
   "Тебе начинает нравиться эта девушка все больше и больше, - прошептал внутренний голос, - поэтому ты и стал обращать внимание на грудь, плечи, бедра и так далее. Это вполне естественно".
   - Нет. Здесь что-то не так. Я не могу ошибаться, - прошептали его губы. - Надо будет сравнить её образ на записи в момент появления девушки.
   - Ты что там застрял? А если на меня здесь все-таки кто-нибудь набросится? - нарушил его размышления голос Кирлисы.
   Девушка плыла к барьерной гряде и скоро должна достигнуть её, где волны как миксер взбивали воду в пенный ряд.
   "Не хватает мне ещё приключений".
   - Постой!! Я сейчас! - крикнул он и бросился в воду.
   Сальвир был отличный пловец. Школа хорошо готовила своих воспитанников к выживанию в различных условиях, куда их может забросить очередное задание.
   - Где ты так научился плавать? Надо принять у тебя несколько уроков. Поучишь? - с некоторой хитринкой в глазах спросила Кирлиса, когда он достиг её.
   - Не думаю, что Реферс будет доволен этим, - неожиданно для себя буркнул так Сальвир.
   - Причем здесь он? - с наигранным удивлением произнесла Кирлиса; затем, зачерпнув руками густую пену, одела её на голову разведчика. - Здорово! - засмеялась она. - Теперь ты, наверное, похож на одно из тех гадких существ, о которых рассказывал мне. Но ты не гадкий, а какой-то загадочный, не такой как остальные.
   "Ну вот, опять она пытается узнать обо мне больше. Это - очевидно. Каким-то образом девочка догадалась, что я не тот, за которого выдаю себя. Где я прокололся? От ребят она не могла узнать. Они не знают мою истинную профессию".
   - Скажешь тоже. Что может быть загадочного в путешественнике. Для него мир - загадка, а он сам-то - прост. Я лишь имею больше знаний о таких вещах как, к примеру, наша "коробочка", найденная в чужих мирах. Неумелые попытки разобраться с ними нередко приводят к несчастью, а я дорожу жизнью моих друзей. Вот и вся моя загадочность. Теперь, когда волей случая собралась такая опытная компания, я думаю, нам нечего опасаться. Мы разберемся с ней. Как ты думаешь?
   - Легко. Ты только не препятствуй моему участию в экспериментах.
   " Мне бы твою уверенность", - подумал Сальвир, а вслух сказал:
   - Тогда поплыли. Нас, наверное, уже заждались.
  
   *******************************************************************
  
   - Давно от тебя не получал никаких известий. Доложи, как продвигаются дела по нашей проблеме? Как поживают "жесткие структуры"?
   Зов Главы всколыхнул мысли пребывающего в расслабленном состоянии Поуса, разбил уплотнения его эфирного тела и привел в состояние активных действий.
   Последние исследования условий и причин зарождения загадочных образований принесли, наконец, обнадеживающие результаты. Оказалось, что около них существует полевой раздел, представляющий смесь материала родного поля и странного вещества аккумулированного в уплотнениях излучения, пронизывающего их мир. Уплотнения, как потом оказалось, состояли из быстровращающихся энергетических потоков очень высокой плотности, и любая попытка проникнуть в них была обречена на неудачу. Пробные полевые тела, аналоги тел полевиков, которые синтезировал Поус со своей командой, при приближении к уплотнениям оказывались захваченными вихрями и разрывались на части, потеряв какую-либо организованную структуру. Той информации, которую удавалось собирать до этого момента, оказывалось недостаточной для понимания происходящего процесса. Необходимо было проникнуть внутрь самого вихря. В конце концов, упорные попытки увенчались успехом, когда пробник запустили через ось вращения вихря.
   Обработка полученной информации показала сильную деформацию временных и пространственных характеристик вещества уплотнения. Эти характеристики имели достаточно устойчивый осциллирующий вид. Настроившись на него и, подобрав в ходе экспериментов определенные условия, Поус смог на некоторое время оставаться частью взаимодействующих миров - он то вываливался из полевого раздела в свой родной мир, то оказывался в мире, как ему казалось, "жестких" структур. Причем, сам он не становился одним из элементов этого мира, а оказывался как бы наблюдателем его "жизни", ощущая происходящие в нем процессы своим полевым телом. И что самое удивительное Поус, как создание полевой структуры, частично мог участвовать в полевых процессах, если таковые происходили в "жестком "мире" без разрушения своей сущности. А таковых здесь было великое множество, причем с весьма различными и экзотическими свойствами. Поусу приходилось напрягать все свои мыслительные возможности, чтобы перестроиться на новые условия. Уплотнение Поуса пронзали судороги, превращая его тело в смесь сложных и не свойственных ему полевых слоев с текучими физическими характеристиками. Слои начинали скручиваться друг с другом, образуя нитевидные формы. И так невидимые для Поуса они становились для него и почти неосязаемыми. Поэтому он иногда терялся, неожиданно обнаруживая себя в виде спиралеобразного поля, вращающегося вокруг какого-то сверхплотного образования. То становился мерцающим полем с переменной плотностью, мечущимся между многочисленными источниками, фонтанирующими странную полевую структуру. Этот случай оказался самым опасным. Поус с трудом справился со своим изменившимся телом, чтобы не оказаться навечно захваченным этим процессом. Каким-то образом, - умение пришло потом, - ему удалось изолировать и сохранить себя лишь наблюдателем происходящих явлений в этом странном мире.
   Последующий анализ зарегистрированных процессов позволил его команде предположить, что он оказался свидетелем функционирования какой-то очень сложной организации, собранной из большого количества элементов "жесткой" структуры. И что самое удивительное и замечательное он воспринимал её как целостное образование. Это была победа! Впервые полевикам удалось преодолеть промежуточный слой, разделяющий два взаимодействующих мира, и, не потеряв себя, начать изучать "жесткий" мир. Это было захватывающе интересно и одновременно неизмеримо трудно.
   Как оказалось, этот мир сплошь состоит из множества различных образований, собранных их "жестких" элементов, имеющих более простую структурную организацию, а они, в свою очередь, состоят из еще более мелких и так далее. Такая иерархическая структура строения мира была знакома полевикам. Их мир тоже обладал подобным свойством, но оно была менее выражена. Полевые слои постоянно менялись - рассасывались и исчезали одни, на смену им появлялись другие; в них взрывались и фонтанировали источники флуоресцирующей энергии; все текло и перемешивалось. Постоянно видоизменялась и внешняя оболочка самих тел полевиков, но ядра их полевого сгустка оставались неизменными, со своей уникальной системой ритмов функционирования. Собственно в нем и заключался, если так можно выразиться, ум, разум и индивидуальность полевика. Так вот, способность некоторых из них изменять всю систему функционирования позволила им воспроизводить внешние поля Это свойство сейчас оказалось очень полезным. Поус вскоре научился достаточно точно повторять наблюдаемые полевые закономерности "жестких" структур. К большому своему удивлению он стал подмечать, что некоторые "жесткие" образования несут в себе ярко выраженную структуру полевых взаимодействий и имеют локальный характер, как бы замкнуты в некотором пространственном объеме. Настроившись на эти полевые потоки Поус получал новые ощущения окружающей среды, как если бы сам был "жесткой" структурой. Более того, он стал подмечать, что когда он старается воспроизвести полевой портрет сложного "жесткого" образования, то видоизменяется и сам воспроизводимый портрет. Его потоки резко меняются, настраиваясь на новую структуру. Подобные изменения наблюдаются в течение всего времени, пока Поус воспроизводил полевой портрет. Затем "жесткое" образование начинала обратную перестройку полевой структуры, пытаясь возвратиться к исходному состоянию.
   "Получается, что мы можем влиять на них", - подвел итог своим наблюдениям Поус.
   Об этом он и доложил Поржу.
   - Неужели ты пришел к такому выводу из анализа наблюдаемого явления? - пыхнуло сгущение Главы. - Несмотря на услышанное и логическое изложение вытекающего вывода, я не могу вот сразу поверить тебе. Не обижайся! Очень все неожиданно и необычно. Мне надо самому убедиться в этом. Чтобы воспользоваться открывшейся возможностью повлиять на мир "жестких" структур, чтобы исключить губительное излучение от него, нам придется произвести глобальные изменения всего уклада нашего государства. Я даже не могу оценить полный объем необходимой перестройки. У нас нет права на ошибку. Подготовь очередное внедрение и возьми меня с собой.
   - Это очень опасно Глава. Будет непросто. Вам необходимо некоторое время серьезно потренироваться в управлении своими потоками по разработанной нами методике. Кроме того, как я подметил, процесс внедрения проходит значительно легче во время резкого усиления излучения того мира. Именно тогда Вы можете отправиться туда. К сожалению, мы не ведаем, когда оно наступит в следующий раз.
   - Ничего, будем ждать подходящего момента, а тренировками займемся в ближайшее время. И никаких поблажек для моей персоны. Это приказ. Ты понял меня?
   - Слушаюсь. Да и по-другому невозможно - слишком рискованно. Вы должны освоить всё то, что умеем мы.
   Облако Главы рассасывалось медленно. Порж думал, анализируя полученную информацию. Слои сгущения перемешивались и переливались из одного места в другое, сжимались и расширялись, меняя свою локальную плотность, играя световыми отблесками. Пыхнув облаком последний раз, он исчез.
   - Не задерживайтесь с подготовкой, - донесся до Поуса его отдаленный шепот.
   "Нам бы такого в группу, - с сожалением подумал он об Главе. - Чрезвычайно смелый и даровитый полевик. Только не надо ему лезть в промежуточный слой. Там может случиться всё что угодно. Когда придет время постараюсь отговорить его от путешествия в неведомое. Надо попросить Пффуса помочь мне в этом".
   Однако, решение Главы самому отправиться в промежуточный слой было окончательным и не допускало никаких коррекций. Уже на следующий день Порж приступил к тренировкам, переложив на этот период все дела на своих заместителей. Надо отдать должное Главе он отнесся к занятиям со всей серьезностью, что требовали предстоящие испытания. Он дотошно пытал Поуса, чтобы тот досконально (насколько это можно было предвидеть) описал условия, в которых они могут оказаться. Самым непривычным и потому неприятным было подгонка своего полевого образа под эти условия. Порж как Глава всего государства полевиков привык себя ощущать уникальным существом, наделенным огромной властью. Это была его духовная основа. Поэтому, когда при физической перестройке его полевого организма он стал терять её, еще сохраняющийся внутренний мир Поржа стал сопротивляться. Причем это происходило неосознанно. В таких случаях некое промежуточное состояние полевого сгустка застывало, не допуская никаких последующих изменений. Он окутывал себя мерцающими облаками, которые затем становились похожими на миражи текущих рек. Этот этап тренировок стал самым трудным, пока Порж не свыкся с ролью подопытного кролика. Дальше пошло легче.
   Трудности возникли вновь, когда пришлось настраивать свой организм на излучение конкретной "жесткой" структуры в самой глубине промежуточного слоя. Здесь плыло все. Излучения взаимодействующих миров перемешивались в полной мере. Настройку все время сбивали волны набегающих излучений за счет разнообразия ощущаемых "жестких" элементов другого мира. А их было много. Очень много! И они были разные, если судить по их излучению. Уже потом, в ходе длительных тренировок Порж подметил, что, несмотря на объективное различие исходящих от них потоков энергии, некоторые "жесткие" элементы могут быть объединены в одну группу по сходству большей части их характеристик. Другие - в другую. И так далее. Помощники Поуса, проведя классификацию наблюдаемых элементов, создали целый банк, насчитывающий несколько сот тысяч таких групп, и число их всё увеличивалось при каждом погружении. Мир "жестких" структур оказался чрезвычайно разнообразным.
   Порж трудился наравне со всеми. Члены группы перестали воспринимать его как Главу, видя как он быстро разобрался (конечно с помощью Поуса) с научными проблемами и весьма удачной интерпретацией полученных данных.
   - Мне кажется, что группы XN-153, XT-8951 и SV-917 могут составить свою обобщенную группу. Они тоже совпадают по большинству характеристик, с помощью которых мы их описали, по ним же они резко отличаются от всех остальных, - сказал он во время очередного обсуждения.
   - Действительно, подмеченная закономерность заставляет по новому взглянуть на характер устройства всего "жесткого" мира, - поддержал его Поус. - Как мы уже выяснили исследуемый мир, по большому счету, содержит два чрезвычайно больших множества элементов. Элементы самого великого множества имеют слабое излучение, и как правило, не взаимодействующих между собой. Надо отметить, что разнообразие их излучений также велико. Излучения элементов из другого множества имеют характер индивидуального оттенка, кроме того они составляют совместный слой, как бы объединяющий элементы из некоторой группы. Энергия их излучения очень динамична и достигает иногда больших величин. Это множество меня больше всего интересует. Надо проверить помеченную закономерность именно на ней. Уверен, что и отдельные группы здесь могут объединяться между собой и так далее. В пользу этого предположения свидетельствует локальность энергетических сгущений в промежуточном слое. Интересная вырисовывается картина. Тот мир, как мне кажется, выглядит как многослойное облако, где части слоя построены на элементах нижнего слоя, а те, в свою очередь, из элементов еще более нижнего, и так далее. И все это базируется на элементах "жесткой" структуры. Наш мир построен по другой схеме. У нас, по сути дела, один слой. Всё организовано на взаимодействии различных излучений в нем.
   Последующая обработка собранной информации подтвердила догадку Поуса. Более того, удалось выделить весьма примечательный тип группы. Оно характеризовалось, прежде всего, тем, что несла на себе очень сильное и многогранное внутреннее излучение. И еще, что самое главное, так это то, что характеристики излучения по некоторым показателям соответствовали тому, что наблюдалось в тех уплотнениях их мира, "мерцалок", с которых, собственно, все и началось. Полевики поняли, что добрались до самого существенного момента в своих исследованиях.
   Весьма довольный эти обстоятельство и тем, что он сам принял непосредственное участие в работе, Порж поздравил участников группы Поуса и отпустил их на короткий отдых. Сам же, вместе с Поусом, продолжал тренировки, погружаясь в состояние "жесткого" элемента именно из этой выделенной группы.
   Их упорство вскоре было вознаграждено.
   Так уж случилось, что момент очередного погружения совпал с усилением активности загадочных уплотнений в их мире. Пройдя промежуточный слой, они обнаружили чрезвычайную активность полевых сгустков сфер влияния мира "жестких" структур. Пространство вокруг буквально бурлило изливающейся из них энергией. Выбрав из чувства самосохранения наиболее спокойный сгусток, Поус накрыл его своим облаком, чтобы проникнуть внутрь полевого образования. Однако результат получился другим. Тело полевика неожиданно "зазвучало" от внедрившихся в него чужеродных полей. Он с трудом синхронизовал свои процессы, а внешнее излучение "закуклил".
   "Вот так, - пыхнул, почувствовав облегчение.- Однако, что это?"
   Замкнутое им излучение, а точнее, его слоистая полевая структура продолжала жить своей жизнью. У Поуса, как бы появились новые органы чувств, позволяющие ощущать окружающее пространство в необычном для него виде.
   "Интересно! Похоже, что я что-то поймал. Оно во мне! Как такое возможно? Что это такое? Было бы здорово вытащить его туда. Быстрее ..."
   Растерянный и несколько напуганный Поус нашел в себе силы отключиться от постороннего влияния. Он выплыл в свой мир, удерживая внедрившийся сгусток, и только после этого освободился от него. Каково же было удивление Поуса, когда он увидел, что тот продолжает "жить", и полевик все еще воспринимает ощущения, которые испытывал тот, оказавшись в незнакомом мире.
   Ужас, страх, удивление, растерянность и хаотичные неуправляемые желания как-то действовать - все это ощутил Поус, впитывая и анализируя потоки энергии из доставленного сгустка.
   - Он что, обладает разумом? - удивленно пыхнул он. - Только существа, наделенные разумом, способны испытывать подобные чувства. Они - как мы?!
   - Должен тебя поправить, - заметил Порж, зависнув над удивительным сгустком. - Как я понял из всех ваших исследований, так это то, что мы наблюдаем проявление, и только проявление, "жестких" структур в виде излучаемых ими различных полей. До самих же структур мы ещё не добрались. Разве это не так?
   - Ты удивительный полевик. Тебе всегда удается схватить самую суть явлений. Ты и сейчас абсолютно прав. Но я никак не ожидал, что это "проявление" может быть вот так просто перенесено в наш мир.
   - Много еще странного и непознанного мы встретим в природе окружающей нас среды, - философски пыхнул Глава. - Она нас будет постоянно удивлять своей изобретательностью. Это лишь один из примеров. Можно поздравить нас еще с одной неожиданной победой. Тебе не хотелось бы знать, что конкретно оно испытывает? - пыхнул он в сторону сгустка.
   - Очень!! Но, как мне думается, мы никогда не узнаем этого. Для этого мы должны превратиться в "жесткие" структуры, а этого никогда не произойдет.
   - Не говори никогда "никогда", - запыхтел Пффус, чье красочное облако протаяло недалеко от них. - Я тут подслушал ваш разговор и должен напомнить вам, что до недавнего времени вы не думали, что будете проводить исследования взаимодействия разных миров. Даже понятие мир "жестких" структур для нас было неведомо. А теперь оно привычно. Также я полагаю, что ситуация не безнадежная. Мне кажется, что проявление активности наших уплотнений является свидетельством того, что к нам из "жесткого" мира что-то тоже пытается проникнуть.
   Пффус медленно плавал над сгустком, но, поразившись тому, что только что сам сказал, он застыл. Пораженные услышанным, застыли и Порж и Поус. Лишь слабое течение их слоев указывало на их глубокую задумчивость. Так продолжалось некоторое время. Первым взорвался фейерверком ярких световых вспышек облако Поуса.
   - Очень неожиданная и интересная мысль!! Замечательная!!!
   - Она мне тоже нравится, - пыхнул Порж. - Надо, Поус, сосредоточить исследования в этом направлении. Необходимо, как можно больше доставить сюда подобных сгустков - этих "портретов" элементов "жесткого" мира. Досконально изучить картину функционирования их слоев. Для сравнения нужно взять "портреты" наших полевиков - я отдам соответствующее распоряжение о добровольцах, желающих участвовать в исследованиях. Особое внимание удели проблеме сохранения информационных потоков в "портретах", чтобы не нанести вреда изучаемому объекту - ведь тебе он об этом не подскажет.
   Начались активные работы по этой проблематике. Они продолжаются и сейчас. Было много сделано и многое достигнуто в расшифровки доставляемых "портретов", но это касалось только уровня их физического функционирования. Были созданы устройства, которые были способны по-разному воспроизводить разные состояния сгустка в ответ на изменения окружающих условий. Это делалось с целью создания как бы "словаря" поведенческих реакций. Даже удавалось из них сложить целые предложения.
   Это были победы!
   Но дальше продвинуться не удавалось. Не удалось, после прохождения промежуточного слоя, еще дальше углубиться в слои "жесткого" мира - что-то этому препятствовало. Тем не менее, полевики не отчаивались и продолжали исследования.
  
   *******************************************************************
  
   Снятые внешние крышки Голиафа оголили его внутренности, которые сейчас сверкали разноцветным заревом, созданным излучением многочисленных световых панелей. Около него копошились три мужские фигуры. Реферс и Фукш были в шлемах и, видимо, находились в сеансе связи. Но в отличие от прошлых включений сейчас они не походили на замершие куклы, а что-то делали руками с пультами, установленными микроскопе.
   - Сейчас я прогоню прошлую запись. Попробуйте увеличить чувствительность до болевого ощущения или дурноты и сразу уменьшайте её на единицу, - командовал Лежур, следя за световой картиной на экране. - Вот так. Хорошо. Реферс, не увлекайся, .... отступи .... Я сейчас увеличу глубину восприятия. Голиаф, перейди на 107 палитру. Ребята, как?
   - Отлично! Сейчас значительно лучше. Ничего подобного не видел! Какая фантастическая картина, - прошептал Фукш. - Проявились некоторые ранее невидимые детали. Пожалуйста, "рыжий", не отключай, дай ещё понаблюдать. Мне кажется, что я что-то подмечаю. Оно совсем неуловимое, но все-таки реально существующее. Подбавь немного усиления. Реферса не выключай ....
   - Хорошо, только совсем малость. Голиаф показывает, что ваши мозги стремительно насыщаются впечатлениями. Скоро вынужден буду прервать ....
   - Подожди ....
   - Замечаю появление инородного излучения, - неожиданно подал голос Голиаф. - Оно быстро возрастает ....
   - Вот оно! - вскричал Фукш.
   Цветовая картина на экране резко изменилась, один её участок ярко вспыхнул протуберанцами фонтанирующих красок ...., экран погас.
   - Ты чего сделал?! Зачем ты выключил?
   - Это не я. Голиаф отключил. Помоги привести в чувство Реферса. Ему, кажется, досталось. Тебе-то что? Ты был наблюдателем, а он - участником. Эй, дружище ....
   Лежур снял с него шлем и хлопал по щекам психоаналитика, который все еще находился вне себя, а где-то там в странном и призрачном поле.
   - Дайте мне, - сказала подошедшая Кирлиса.
   Она обхватила своими ладонями голову Реферса и застыла, закрыв глаза.
   - Что у вас здесь происходит? Ты же должен был только настроить аппаратуру, - весь напрягшись, произнес Сальвир.
   - Ну да. А как ты мыслишь её настраивать, если не включаться в процесс. Лично я такого метода не знаю. Давай-ка, ты будешь заниматься своими делами, а я своими.
   - Кто против этого возражает? Только ты не забывай, что мы рвемся со своими представлениями в неизведанную область, где пока никто не может сказать: где моё, а где не моё. И что оттуда вылезет сюда, тоже не известно, а это уж мое дело.
   - Как так? Я не понимаю тебя.
   Извини друг, но обстоятельства заставляют сообщить тебе, что отныне все эксперименты с "СМ" должны быть согласованы со мной. На это у меня есть все полномочия. Извини, но иначе мне придется изъять её.
   - Что?! Ты кто такой?!!
   Весь закипев от услышанного, отчего его рыжая шевелюра встала дыбом, Лежур медленно поднялся во весь свой немалый рост и стал наступать на Сальвира. Он до хруста сжал свои огромные кулаки и был готов обрушить их на голову друга.
   - Даже самому близкому я не позволю командовать мною.
   Еще одно мгновение и ..., но он так и замер с занесенной рукой. Его застывший взгляд уперся в странную пластинку перед своим лицом, которую держал Сальвир.
   - Ты?!! ....
   Он так и договорил, что его так удивило, а медленно опустился на землю.
   - Сейчас ты меня больше всего обидел, - сказал он отрешенно. - Я думал, что ты мой самый близкий друг, о котором все должно быть известно. А как иначе? Ты же оказался другим.
   Сальвир присел рядом с ним и обнял его за плечи.
   - Извини. Я не мог по-другому. Но я всегда оставался и остаюсь твоим ближайшим другом. В наших с тобой отношениях ничто не может измениться. Просто в данной ситуации необходимо принимать в расчет и другие обстоятельства. Ты меня понимаешь?
   Лежур молчал. Он не мог вот так сразу простить - не в его характере это было. К тому же он был крайне удивлен, что его Сальвир, которого он знал с детства, и, вроде бы, тот всегда был на виду, мог оказаться косморазведчиком. А он-то считал его одним из многочисленного отряда космических клерков, сидящих в своих офисах на разных планетах и занимающихся может быть иногда интересной, но, в общем-то, рутинной работой. Лежур всегда жалел друга и несколько раз даже предлагал ему работу в своей лаборатории. Теперь он понимал, чем были вызваны его отказы.
   "Ах, друг, друг! Удивил меня. Вот почему ты иногда так внезапно исчезал надолго, и тебя нельзя было отыскать ни по каким справочным службам. Откуда ты добыл эту "коробочку"? Из какого такого мира?"
   Сальвир почувствовал внимание. Он развернулся к Голиафу и наткнулся на пронзительный взгляд Кирлисы, разглядывавшей его.
   "Девочка все видела и слышала. Интересно, что она поняла? Меня больше устраивает роль путешественника", - подумал он, а вслух спросил:
   - Как Реферс?
   - Он сейчас проснется, - и, увидев его заинтересованный взгляд, пояснила, - его мозг перегрузился, поэтому я усыпила его.
   - Предлагаю не сидеть здесь, - очень печет Солнце, - а перебраться в зал. Там наши экспериментаторы расскажут о своих впечатлениях, - сказал Сальвир и пошел в дом.
   Он получил от ОСА сообщение из координационного центра об отправки в область "Обманчивого мира" большого исследовательского отряда в сопровождении группы современных боевых кораблей. Группа уже подверглась атаке со стороны таинственной цивилизации. В связи с этим разведчика просили ускорить разгадку "СМ". Аналитики из центра стратегических исследований пришли к выводу, что именно эти загадочные объекты являются причиной враждебного отношения мира блендеров.
   "Если это так, то можно предположить наиболее подходящую гипотезу, чем же являются эти предметы. Возможно, они имеют какое-нибудь отношение к культовым изделиям, а мы их выкрали. Возможно? Да. Это может восприниматься как сильнейшее оскорбление. Тогда их надо вернуть. Но у нас в остатке осталась лишь одна "коробочка". Да, трудно рассчитывать на мир. Однако, что-то мне подсказывает, что "СМ" не так проста, а чем-то более сложное по своему предназначению изделие. Возможно, что цивилизация знает об этом и не желает, чтобы узнали мы".
   - Ну что ж, рассказывайте исследователи, что вы там узрели? Всем же интересно, - начал он, когда Реферс, слегка покачиваясь , в сопровождении Лежура и Фукса оказался в зале и плюхнулся в кресло. - Вижу, что некоторым досталось. Зоолог все время бубнил о каких-то тенях. Давай рассказывай, что тебя так сильно возбудило, - обратился он к Фукшу.
   - Жаль, что тебя с нами не было. Тогда бы ты был добрее, а то набросился на нас. Доложи, видите ли, ему. А если рассказывать-то нечего. Всё непривычно. Буквально всё! Когда попадаешь туда, мозг перестает быть только твоей собственностью. Вроде бы он твой, но уже живет своей какой-то жизнью, отдельно от тебя. А ты оказываешься, ну как тебе сказать, наблюдателем, что ли? Но ощущение окружающего пространства, что воспроизводят твои органы чувств, очень грубые. Становится трудно владеть своим физическим телом. Поэтому в эксперименте должен быть оператор, чтобы контролировать и управлять Голиафом.
   - Но обязательно с холодной головой, - вставил Сальвир, - и что самое главное, он не должен поддаваться на всякие провокации со стороны участников эксперимента. Мы пока не знаем, что происходит. А риск потерять собственный разум достаточно велик.
   - В новом деле всегда есть место риску, - не обращая на последнюю реплику, продолжил Фукш, - нечего нас пугать - мы не дети. Если бы Лежур не дошел до предельных значений, я бы не заметил странных фантомов. А они реально присутствовали и имели вид некоторого полевого сгустка. Он все время фонтанировал, меняя свои очертания, но что-то общее в его облике сохранялось. Я чувствовал это! Причем в моем мозгу постоянно ощущалось присутствие другой сущности. Это был не я.
   - У меня тоже возникло такое чувство, - заговорил Реферс. - Я как бы раздвоился. Одна половина куда-то плыла, стараясь достичь иллюзорного горизонта из клубящих облаков. Вторая половина постоянно порождала чувство глубокой растерянности и удивления от увиденного. Это чувство было совершенно другим нежели то, что я испытывал раньше. Я бы даже сказал, что за мной наблюдали, - как будто не я являюсь исследователем, а наоборот - подопытным кроликом.
   - Наверняка это проделки Голиафа. Лежур, ты можешь проанализировать записи, - обратился к нему Сальвир, - Ведь если все было так, как говорит Реферс, циклограммы биоритмов должны указать на это.
   - Голиаф не способен выполнять подобную роль. Он прежде всего является регистрирующей машиной.
   - Тем не менее, я прошу просмотреть записи.
   - Хорошо. Только в этом случае мне самому придется подключиться к нему. Кроме того, для чистоты прогона необходим напарник, а тебе придется исполнять роль оператора.
   - Ой! Можно я буду напарником? - с надеждой в голосе вскрикнула Кирлиса, глядя на Лежура.
   - Пусть он решает, - сказал тот и кивнул в сторону Сальвира.
   Разведчик колебался.
   "Конечно, по делу, напарником должен быть я, но тогда кто останется за оператора? Фукш не в счет, - он далек от техники, очень эмоционален и будет делать противоположное тому, что потребуют обстоятельства. Реферс еще не пришел в себя. Может быть, отложить прогон? Ведь это запись, и к ней можно вернуться позже, но что-то подсказывает мне, что при её проигрывании мы всё же включаемся в реальность. Нынешняя реальность, как они говорят, порождает какие-то странные облака. В следующий раз их может и не быть. Значит, надо подключаться. Да, Реферс, не повезло тебе нынче - вначале девочка отправилась со мной, теперь будет напарником Лежура. А она не прочь пококетничать. Не хватает нам еще здесь конфликтов. И откуда она свалилась на нас?"
   - Хорошо. Все равно, у нас нет выбора.
   - Вот как? Значит, если бы был кто-то ещё, ты меня оставил здесь? Кто ты такой, чтобы решать, что можно, а что нельзя и кому что делать? На сей раз, я стерплю, но тебе это даром не пройдет. Запомни!!
   Её глаза вспыхнули огнем (так показалось Сальвиру) и у него непроизвольно свело мышцы рук. Через мгновение состояние прошло, и разведчик решил, что ему всё это показалось.
   - Странные вы все-таки существа, женщины. Мало того, что вы сами ведете себя совершенно не логично, а живете по впечатлениям и эмоциям, но вы и нас, мужчин, тащите за собой. И вам совершенно безразлично, что мы не хотим этого, нам претит такая форма поведения. При этом вы постоянно твердите, что вы не такие, что главенствующая роль принадлежит нам, но продолжаете делать по-своему. И что удивительнее всего, что у вас это, как правило, получается. Может быть не сразу, но, если проследить весь ход последующих событий на достаточном временном интервале, то получится именно так.
   - Посмотрите на него! Какой знаток женщин! А ты, как я уверена, еще пока никого и не любил, и даже не влюблялся. Тогда откуда такие познания? Из классической литературы? Но там лишь отдельные житейские эпизоды, так сказать, рассказанные, а скорее и придуманные, писателем в этакой увлекательной форме. А правда-то, в другом. Мы женщины являемся теми существами, которые даруют жизнь. И что природа, пока творила нас, побеспокоилась о том, чтобы и мы - дети её - оберегали народившееся дитя. Миллионы лет развития разумной жизни отложили в нас чувство предпочтительного поведения для того мира, в котором существует человек. Женщины чувствуют стратегию разумного поведения, хотя может показаться, что в данный момент вести себя надо было бы иначе. Мы, зачастую, так поступаем неосознанно, но, тем не менее, это происходит.
   - Интересная мысль. Трудно, вот так сразу, возразить ёй. Как-нибудь поговорим об этом позже. Одевайте шлемы.
  
   **********************************************************
  
   Её захватил водоворот света. От неожиданности она не успела закрыться, и волны, казалось, проникли в неё до последней клеточки, и начала светиться изнутри. Цвет света все время менялся. Но определяющим в этих пульсациях был ритм её дыхания. Именно он позволил, где-то рядом погрузившемуся Лежуру, найти её в этом текучем световом пространстве.
   "А картинка-то, другая .... Общий фон сохранился: там - материк, здесь - остров. Информационного следа между ними нет, так как мы все здесь. Это тоже правильно, - рассуждал Лежур, - А вот Кирлиса (похоже, что это она) выглядит по-другому, нежели Лежур. Или мне только так кажется? Пока я не отключился, надо дать сигнал Сальвиру, чтобы прокрутил начальную стадию их сеанса.
   Лежур с трудом зашевелил почти занемевшими пальцами и подал сигнал. В ответ воспринимаемая световая картина начала меняться. Через неё стали проявляться новые образования. Такое происходит, когда на просвет разглядываешь два сложенных слайда.
   "Так, этот фейерверк отражает собой Реферса - я видел его раньше. Этот, наверное, Фукша. Где же тогда я? - Лежур напрягся и мысленно обвел взором всё цветовое пространство. - Да вот же! Просто образ Реферса перекрыл меня. А так я очень похож на него и Фукша. Значит, я был прав, когда предполагал схожесть наших образов в этом поле. А она совсем другая.... Образы почти не имеют общих черт. Наши какие-то округлые сгустки, как будто кто-то месит цветовое тесто. Её образование сплошь состоит из взрывающихся смерчей, вырывающихся из достаточно плотного, почему-то тёмного, сгустка. Удивительно! Молодец Сальвир, хорошо управляет Голиафом. Я почти сохранил способность мыслить в этом странном мире, хотя плохо владею своим физическим телом. Ну да ладно, сейчас это неважно. Так, что мы здесь ещё видим? - продолжал размышлять Лежур. - Фукш о чем шептал? Да разве здесь что-нибудь разберешь? Как будто тебя погрузили в кипящий котел с цветной жидкостью, и непрерывно перемешивают её, постоянно подливая в котел новые цветовые ингредиенты. Может быть, он имел в виду вот эти образования..... Действительно, они недавно появились. Один чуть раньше, ... потом другой".
   Образования по своему виду, действительно, были не похожи на ближайшее окружение. Они появились в пространстве, где цветовая картина была более спокойна. На слабо малиновом фоне возник разноцветный пузырь. Он стал расти, потом лопнул. Сквозь него вырос новый, чуть побольше, тоже лопнул ...и так далее. Он был похож на грязевое термальное образование, через которое на поверхность Земли из её глубин вырываются горячие газы, жидкости и земля. Волны от лопнувших пузырей растекались разноцветными кольцами в пространстве, постепенно растворяясь в нем. Таких образований вскоре стало два.
   "Это они. Что они означают? Неужели указывают на новые источники излучения?" - размышлял Лежур.
   Первый шок от необычного погружения стал проходить и Кирлиса начала анализировать видимое пространство. Прежде всего, она выделила несколько устойчивых образований, независимо держащихся в световой среде, обтекаемых со всех сторон разноцветными потоками.
   "Кажется, это мы".
   Её смущало появляющаяся иногда двойственность картины.
   "А..., я поняла, что это означает. Три подобных образа принадлежат им, мужчинам. Я должна быть другой. А вот и я. Ни с кем не спутаешь! Хороша!! Неужели мы так отличаемся от них? Свалю всё на женщин - хорошо, что здесь нет никого из них. Пусть воспринимают их образы именно такими. Они легко поверят в это из-за своего высокомерного, напыщенного отношения к женскому полу. Ну вот, Кирлиса, ты добилась своего. Теперь можно пойти и дальше. Отличную систему разработал этот "рыжий". Благодаря ей можно попробовать воздействовать непосредственно на поле. Нельзя упустить этого шанса, другого может и не быть. Меня вот только настораживают вон те два образования. Они явно не из нашей группы. Тогда кто они? Надо немного подойти....".
   В тот момент, когда она сделала первое движение, Голиаф уловил её мысль и подал предостерегающий сигнал.
   "Они следят за мной, но не поймут моих замыслов. Теперь стоп! Больше нельзя приближаться. Кажется, что этот пузырь тоже стал проявлять ко мне внимание".
   Кирлиса напряглась, готовя мысленный бросок в пузырь.
   "Рискнем .... Мне надо войти в тебя...".
   Она послала мощный мысленный посыл и ... вошла в него! Пузырь, собранный из множества гладких разноцветных сгустков взорвался мириадам извилистых смерчей. От него во все стороны брызнули искаженные судорогой световые ливни.
   "Ты мой!!!...", - промелькнула последняя мысль Кирлисы и потеряла сознание.
   Но прежде чем потерять способность воспринимать окружающий мир, для Кирлисы это мгновение остановилось, - она ощутила себя в другом мире. Она плыла и одновременно растворялась в нем (странное чувство!), постоянно переходя из одной формы (чего-то!) в другую.
   "Кто ты?! - звучал как набат в её сознание чей-то зов. - Остановись! Выбери себе один облик. Твое мельтешение может иметь плохие последствия. Сосредоточься!"
   "Знать бы, как это сделать, и кто здесь мной командует?".
   Кирлиса сосредоточилась, как она это себе понимала, и у неё стало получаться. Скорость перемен замедлилась.
   "Отлично. Мы еще что-то можем. Только этот образ мне не нравится. Были и лучше".
   Поняв, что она может управлять формой своего тела, Кирлиса, как истинная женщина, стала работать над своею фигурой.
   - Да остановись же ты! Вот..., вот ..., прекрасное тело! Ну, зачем же? Мне твои пышные формы больше нравятся, - пыхнул полевой сгусток, в который она погрузилась недавно, а теперь он висел недалеко от неё.
   - Чего пристал? Не отвлекай. Пышные формы ему по душе. Никогда не любила полные тела. Фигурой надо походить на лань, как говорят земляне, и я согласна с ними. Мне совершенно безразлично, что тебе нравится, а что нет. Кстати, как ты сам-то выглядишь?
   - Хорошо, будь, по-твоему. Ты меня и так очень заинтересовала. Неожиданно ворвалась неизвестно откуда-то. Чуть было не сорвала мой эксперимент. Система подстраховки, над которой я так долго трудился, очень помогла. На некоторое время она будет стабилизировать состояние поля. Кто ты? Как ты оказалась в этом разделе промежуточного слоя? У вас что, тоже работают над структурой "жесткого" поля? Хотелось бы мне пообщаться с вашими теоретиками и обменяться знаниями. Странно только, что мы специально интересовались этим вопросом в других сферах нашего мира, но ничего подобного не обнаружили. Как тебя звать?
   - Кирлиса, - после некоторого раздумья ответила она.
   Её мозг лихорадочно анализировал случившееся.
   "Надо побольше узнать о нём. Нужна информация, пока я владею сознанием".
   И она воспользовалась своим женским обаянием.
   - Так я тебе больше нравлюсь? - томно произнесла она и придала своей фигуре так ненавистные ей пышные формы.
   - Превосходно!!! - запыхтел световой сгусток, покрыв себя вереницей бликующих пузырей.
   - А-а-а! Теперь я вижу тебя. Ты ничего, - красочен. Но мне кажется, что здесь еще кто-то есть.
   - Ты права, Кирлиса. Это наш Глава, Порж. Он пожелал тоже поучаствовать в первом эксперименте, но лишь в роли наблюдателя. Порж ощущает нас, но лишен возможности непосредственного вмешательства. Я - Поус, ученый, изучающий появление в нашем мире странных образований, названных "жесткими" структурами, вернее их проявлениями. Они оказывают влияние на нас. А это - плохо. Я высказал гипотезу, что они появляются из других пространств, где властвуют именно такие структуры. Но что самое интересное, это существование промежуточного слоя, разделяющего этот и наш миры. Так вот, через него можно воздействовать на тот мир и заморозить его состояние на определенном уровне, чтобы из него к нам ничего не проникало.
   У Кирлисы, как ей показалось, перехватило дыхание.
   "Вот оно! Значит это возможно! Политики давно высказывали мысль, что можно влиять на чужие миры. Было подозрение, что для этого предназначались "коробочки", эти артефакты исчезнувшей сверхцивилизации. Мы безуспешно бились над разгадкой , а вот земляне нашли дорогу к этому, только сами ещё не понимают, какой силой могут обладать. Надо что-то делать".
   - В это трудно поверить. Как такое возможно?
   - Я пока не знаю, что необходимо для этого сделать. Сужу только по косвенным намекам. Первое: в наш мир проникает излучение из мира "жестких" структур и создает странные образования. Второе: эти образования создают какое-то поле, в свою очередь влияющих на нас, существ совершенно другой природы. Третье: я смог проникнуть из нашего мира в промежуточный слой, где я потерял свой прежний облик, но не получил нового. Я - непонятно что! - но, тем не менее, способен рассуждать и даже знакомиться со странной личностью, которая также находится здесь, в промежуточном состоянии. Если я еще не потерял рассудок, то могу предположить, что ты, Кирлиса, попала сюда из мира "жестких" структур. Ведь так?
   - Я не знаю, какой ты вкладываешь смысл в понятие "жесткой" структуры, но я, действительно, родом из мира, где всё имеет достаточно устойчивые форма внутреннего функционирования, включая и внешний вид. Отдельные их представители обладают разумом, способным предвидеть последствия своих действий, не совершая их самих в данный момент. Нам также известно понятие поля, и такие есть, причем с разными свойствами. Некоторые из них мы используем для создания различных устройств, облегчающих существование разумных созданий. В данный момент я участвую в эксперименте, где мы исследуем очень странное, неизвестное до сих пор, поле, которое случайно открыто нашими учеными. С помощью созданной аппаратуры нам, вернее, как я понимаю, нашим мыслительным образам, удалось оказать здесь. Причем, сама физическая оболочка, какую вы называете "жесткой" структурой, осталась там, в моем мире. Это мой разум, отделившись от оболочки, вошел в информационное поле, где оказался и ты.
   - Так это здорово!
   Надо полагать, что Поус закричал от возбуждения. Он взорвался и его сгусток разлетелся на мельчайшие образования. Они облепили и поплыли по сгустку Кирлисы, нежно щекотя её, но через мгновение вновь собрались в образ Поуса.- Как мне повезло, что я встретил тебя! Это же везенье, что мы одновременно начали свои эксперименты и оказались в одном месте. Если бы этого не произошло, мы бы еще долго искали контакт. Теперь всё значительно упростилось.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Мне надо, если ты, конечно, не возражаешь, взять твой образ в свой мир. Там мы изучим ваше строение и найдем способ синтезировать уже свои тела, чтобы через промежуточный слой попасть в ваш мир. Только так и не иначе мне удастся встретиться с вашими учеными. Это чрезвычайно важно, так как я вижу одну очень большую проблему, а решать её необходимо уже совместно.
   - Что за проблема?
   - О ней еще рано говорить, но в общих чертах она сводится к следующему. Ваш мир и мы со своей стороны, как оказалось, можем влиять друг на друга. И мы хотим воспользоваться этим, чтобы нейтрализовать негативные последствия этого влияния. Если не обсудить и не договориться о степени и характере нашего вмешательства, то вреда от этого может оказаться очень много.
   "Надо отдать должное его уму, он хорошо соображает и быстро мыслит в нужном направлении. Мне нужно попасть в их мир и научиться всему тому, что знают они, - неожиданно для себя приняла решение Кирлиса, - а там посмотрим, как воспользоваться этим".
   - Как же ты собираешься взять меня с собой? - спросила она.
   - Ты не возражаешь?!
   - Страшновато, конечно, но, в общем-то, нет. Только при условии, что я останусь ещё и в своем мире.
   - Конечно, а как же ещё. Я сканирую твой информационный, как вы это называете, портрет. Всем остальным, чтобы привести к нашему виду, я дополню его уже в нашем мире. Так ты действительно решилась?
   - Я же сказала уже "да".
   - Тогда мне необходимо поглубже впитать тебя в себя, чтобы запомнить твою сущность во всех деталях.
   - Как это впитать? Ты хочешь сказать, что проглотишь меня?! Ужас какой-то!! Ты что, будешь обо мне знать все, вплоть до мельчайших, даже интимных подробностей?
   - Конечно все, по-другому образ будет неполный. Иначе ты что-то потеряешь. И что означает "интимных"?
   - Ну, вообще-то, это то, о чем должна знать только я и никто другой.
   - А-а-а, понятно. Мы называем это запретным слоем. Можешь не беспокоиться. Когда начнем процесс переноса, тебе достаточно будет подумать о тех вещах, которые не должны копироваться.
   - Так просто?
   - Мы долго работали над этой проблемой и теперь научились сохранять таинство индивидуума, если он не желает делиться им с кем-нибудь. Ну, так как, ты готова?
   - Давай начинай, только помни о том, что ты обещал мне.
   Кирлиса не успела даже заметить, как оказалась внутри клубящего сгустка Поуса. Поток хлынувших видений (и чего здесь только не было!) обрушился на её теперь уже неконтролируемое сознание. Картины из воспоминаний детских лет, эпизоды из времени учебы, неузнанные виды каких-то планет, незнакомые образы жителей чужие цивилизаций, и много-много изображений звездного неба, видимых только из удивительного и вроде бы знакомого звездного созвездия, но названия, которого она никак не могла вспомнить. Но твердо знала, что это её родной мир. А вот другой ряд видений (а он составлял большую часть) явно был чужим, совершенно неожиданный и непривычный. Картины хоть и были не похожи друг на друга, но их связывал общий вид структуры, картина тягучего вязкого и слоистого тумана с множеством локальных полевых сгустков. Это был мир Поуса! Кирлиса физически ощущала, как этот туман все время пытался пропитать её всю, а затем высосать то, что ещё осталось в раздробленном сознании. Она пыталась сопротивляться, не допустить ядовитый туман до скрытых его уголков.
   "Нельзя! Не допущу!" - мысленно повторяла она до тех пор, пока не накатила слабость, и она вновь стала воспринимать окружение и увидела перед собой знакомый сгусток.
   - Ты молодец! Здорово держалась! Не ожидал от тебя такого жесткого контроля над собой. Признаюсь, что захотел чуть-чуть, ну совсем малость, подглядеть, что у тебя там, в твоих интимных областях. Ты не пустила. Так что, хоть я и знаю о тебе теперь немало, но продолжаешь оставаться немалой тайной. И это для меня очень интересно. В нашем мире, где ты примешь свой облик, будет, о чем поговорить. Пора заканчивать мой эксперимент. Я сейчас исчезну, унося твою копию. У нас ты пройдешь полистацию - процесс создания твоего образа в нашем виде,- мы встретимся.
   - А как мне самой встретиться со своей "тенью", чтобы она сообщило, что ей удалось узнать.
   - Не хочу тебя обманывать, что мне известно, как это сделать. Ведь мы только что, совершили нашу первую встречу. Но я тебе обещаю решить эту проблему. В любом случае тебе надо находиться в пограничном слое. Моя группа будет следить за его состоянием, и об этом событии нам станет известно. Тогда на встречу мы уже отправимся вместе с тобой, и ты сможешь общаться со своей обновленной копией.
   - Заманчивая и полная неизвестности перспектива, - промолвила Кирлиса. - До встречи, новый друг. Береги моё отражение.
   - Не беспокойся! ... Не беспокойся! ... Не беспокойся! ...
   Оба световых сгустка медленно растаяли вместе с звуковым эхом. Кирлиса тоже перестала ощущать окружение и вскоре потеряла сама себя ....
   Голиаф не успел среагировать на мощнейший внутренний мысленный посыл. Вся его внешняя память была смята и вышла из-под контроля. Ею уже управляло что-то другое. Лежур и Кирлиса были в беспамятстве. Сальвир, видя, что происходят незапланированные действия, безуспешно пытался привести в чувство микроскоп. С ужасом он смотрел на экран, где как хищная медуза отражалось внешнее воздействие, пытающаяся добраться до глубинной памяти микрослоя. Тогда он полностью попадет под её влияние. Лежур, предвидя, что может возникнуть подобная ситуация, перед началом прогона показал Сальвиру, как необходимо поступить, чтобы не допустить развития критических процессов.
   Сальвир лихорадочно вставил в приемное гнездо голографический ключ с трехмерным отпечатком сетчатки глаза Лежура и отключил Голлема. Через некоторое время, замигав сумасшедшей чередой сигнальных панелей, микроскоп отключился, чтобы затем включиться вновь.
   - Молодец! - произнес микроскоп голосом своего создателя, проведя диагностику своего состояния; затем приступил к восстановлению нарушенных функций.
   Фукш пытался привести в чувство Лежура, а Сальвир - девушку.
   - Подождите немного, - произнес Голиаф. - Сейчас подключу реаниматор. С ними всё будет нормально.
  
   *******************************************************************
  
   Первым в себя пришел Лежур. Обведя осмысленным взглядом лица друзей, произнес:
   - Здорово! Насмотрелся! ... Теперь бы промочить горло.... Как она?
   Кирлиса очнулась некоторое время спустя, но потом вновь потеряла сознание. Диагностика её состояния, проведенная микроскопом, показала, что она просто спит.
   - Отнеси её в комнату, пусть отдохнет, - приказал Сальвир Реферсу.
   Кирлиса проспала несколько часов. Открыв глаза, она стала обводить взором комнату, ища светящееся облако. Не нашла и тут осознала, что лежит на кровати в своей комнате на острове. Облегченно вздохнув, Кирлиса закрыла глаза и стала вспоминать, как попала сюда.
   Группа кораблей блендеров, покинувших привычный свой мир, штурмовала пространство, принадлежащее "Содружеству Миров", в которое входила и Земная цивилизация. Они летели на предельной скорости в надпространстве, иногда переходя в обычное пространство, совершенно не скрываясь. Их корабли были похожи на растянутые пружины, сужающиеся к одному концу. Там располагалось шарообразное образование, в котором находился крупный жилищный комплекс блендеров. Остальная часть спирали содержала двигательную установку корабля, хранилище топлива и оружейные установки. Эти триады были многократно зарезервированы по длине спирали и в случае необходимости могли действовать самостоятельно. Этим объяснялась большая живучесть подобных кораблей, если учесть, что любая секция содержала еще и помещение для экипажа, соединенное многочисленными скоростными лифтами с головкой спирали. При движении корабля через надпространство он обволакивался сгорающим межзвездным газом и со стороны мог иногда выглядеть, как пылающая пирамида.
   Группа кораблей, вначале двигающаяся компактной группой, вскоре распалась. Каждый корабль начал двигаться по своей, только ему известной, траектории. Один выбрал путь явно направленный на Земную цивилизацию.
   - Включить бликующий занавес, - произнес командир, когда корабль пересек границу Солнечной системы.
   Форсунки, расположенные по все длине спирали, стали источать газ, который обволок весь корабль, сделав его совершенно невидимым. Одновременно включились гравитационные преобразователи, нейтрализующие эффект наличия массы корабля в данном месте. В результате этих действий корабль блендеров стал невидимым для любых систем обнаружения, которые имелись у землян.
   - Кирлиса, мы точно идем по маршруту? - обратился командир к входящему в каюту управления изящному созданию.
   Внешне оно было похоже на человеческое существо, но с чрезвычайно гибкой фигурой. Несколько удлиненная головка с такой же шеей венчало тонкое тело с двумя парами конечностей: рук и ног. Давно было подмечено, что природа чрезвычайно любит симметрию во всем. Как правило, все разумные высшие существа известных миров имели почти схожие принципы строения своих тел. В процессе своей эволюции разумный мир из всего разнообразия живых существ на данной планете, выбирал тех, кто имел универсальные средства передвижения и средства создания орудий труда на самом начальном этапе своего развития. Ну, и конечно, мозг. Пара конечностей, это минимальный набор, обеспечивающий симметричность действий, а дополнительные элементы с меньшими энергетическими затратами (вроде, пальцев) создавали компенсацию отсутствию большего количества конечностей, что естественно, закреплялась в процессе эволюции.
   - Пока ощущались потоки поля, мы точно направлялись на источник. Но теперь, оно исчезло, Корток. Прогноз траектории ведет нас к третьей планете от звезды.
   - Ты уверена, что он не излучает?
   - Аппаратура работает на максимальной чувствительности.
   - Странно. Почему он выключился? Не могли же они почувствовать наше приближение. Да даже, если бы и знали, то, как они могли связать наше присутствие с наличием у них интересующего нас объекта. Ведь так?
   - Совершенно верно. Приблизимся к планете и ляжем в дрейф. Будем ждать. Он должен проявить себя, я в этом уверена.
   - Нам пока больше ничего не остается. Приготовь аппаратуру сбора информации о планете. Особо удели внимание созданиям. Тебе придется принять их облик и внедриться в семью. Не возражай! Я понимаю, как тебе это будет неприятно. Потерпишь! Совет не зря выбрал тебя для этой миссии. Я уверен, что это не займет много времени. Иди, готовься.
   Приблизившись к планете, после изучения траекторий полета летательных аппаратов Земли, корабль завис на орбите, которая была свободна не только от них, но и всякого хлама на ней.
   - Просто удивительно, как мы схожи с ними! - воскликнул Корток после знакомства с обликом землян. Тебе будет не так противно принять их облик, - попытался он несколько успокоить ее, - усвоить же технику их общения тебе будет несложно. Всё складывается как нельзя лучше. Прими вот этот образ, он наиболее подходит к твоей фигуре, - продолжал он, внимательно разглядывая бесконечный ряд мелькающих изображений землян. Только не забудь придать себе некоторую уникальность. Ты сама знаешь, как и в чем, не мне тебя учить - тебя учили лучшие наши педагоги.
   - Когда мне стартовать?
   - Подожди. Засечем источник, тогда и спустишься, а пока усваивай всю информацию, которую собирают анализаторы. Объем её очень большой. Это связано, как показывает анализ, с тем, что население планеты исторически было очень разнородно. Хотя сейчас оно представляет собой единое общество, но традиции всё еще живы в различных слоях общества. Анализатор систематизирует массивы данных, и уже выделил несколько общих разделов, с которых тебе и надо начать. Иди, готовься. Не думаю, что у нас много времени оставаться незамеченными. По поступающей информации с наших кораблей можно сделать вывод, что территория, куда вторглись мы, густо заселена разумными мирами различными по уровню своего развития, по глубине знаний о законах природы и уровню их освоения. Пока они не владеют нашей техникой. Но не уверен, что после того, как они отслеживали нас, а потом потеряли, когда мы одели "шубу", не подтолкнет их к поиску решении загадки нашей скрытности. Через некоторое время они нас увидят, и тогда возникнут проблемы уже у нас. Должен сообщить тебе ещё одно. Только на нашем участке мы фиксировали источник, в то время, как на остальных ни разу не был зафиксирован сигнал. Корабли шли по старым засечкам мощного возмущения, а ты знаешь, что такое возможно, когда разрушается артефакт. Возможно, их уже нет. Только здесь мы чувствовали его, поэтому наша миссия становится особенно важной. Я чувствую, что он здесь, под нами, и мы должны его возвратить.
   - Неужели разгадка артефактов так трудна, что наши ученые бессильны перед ней, и мы вынуждены гоняться за каждой единицей, - с некоторым недоверием спросила Кирлиса.
   - Каждая такая единица, как ты пренебрежительно отзываешься о ней, обладает огромными возможностями. Мы достоверно знаем об этом, но не понимаем, как оно действует и как реально воспользоваться ими. Всё, всё. Выбрось из головы всё, что не относится к твоему заданию. Остальное потом. Иди.
   Залюбовавшись гибкой фигурой Кирлиса, командир невольно пожалел о своем возрасте, который преодолел предельный рубеж, когда еще можно было подумать о создании семьи. Хотя блендер продолжал оставаться активным членом общества, но их физическая природа возвела непреодолимый барьер. Генетическая структура в таком возрасте быстро разрушалась, не оставляя никаких шансов на сохранения функций воспроизводства в последующих поколениях. Поэтому такой природный феномен был зафиксирован в различных государственных законах. Конечно, подобные браки совершались, но они не принимались обществом, и пары вынуждены были переселяться на одну из планет, где и жили своим миром, имея ограниченную связь с остальным обществом.
   "Какая жестокая несправедливость, - подумал он. - Долгое время наши генетики бьются над этой природной загадкой, но также далеки от её решения, как были и вначале. Не ясны даже причины подобной аномалии, ведь у других существ, обитающих в нашем мире, она отсутствует".
   Его размышления были прерваны трелью из отсека наблюдения.
   - Командир! Мы засекли сигнал. Устойчиво фиксируются два места излучения. Один внутри большого массива суши, другой - на маленьком участке в центре огромной по размерам жидкой среды. Именно в этом месте мощность сигнала в несколько раз мощнее, чем в первом.
   - Отлично. Фиксируй его координаты, и готовьте капсулу, - приказал Корток.
   "Артефакт жив, - подумал он о нём, как о живом организме, - с ним кто-то и зачем-то работает. Очевидно, что на большом участке расположен приемник, то же самое наблюдалось и в наших исследовательских центрах. Надо признать, что они далеко продвинулись в изучении артефакта. Совершенно неожиданный факт. Придется менять стратегию внедрения. Теперь недостаточно изъять объект, необходимо выяснить, что им стало известно о нем. Возможно, здесь нас могут ожидать еще сюрпризы. Кирлиса будет очень недовольна. Придется с ней вновь поговорить".
   Корток озадаченно сморщил свой волосатый лоб, потер рукой область сердца и вызвал блендеру.
   Ждать пришлось дольше обычного, но он был даже рад этому, так как понимал, что, сейчас, придется ему выслушать.
   Кирлиса знала о том, что очень нравится командиру и легко пользовалась этим, не боясь заслуженного нагоняя.
   - Мы же только что расстались, - недовольно сказала она, входя в дверь. - Мне теперь придется вновь изучать раздел с самого начала. Если будете так часто вызывать, мне не удастся подготовиться к сроку.
   Глаза её возбужденно блестели, губы, брови соблазнительно двигались вслед за речью, а гибкие руки и сама фигура восхитительно порхали в напускном возбуждении. Она была обворожительна! Командиру не хотелось её прерывать - пусть выговорится, а он насладится её близостью.
   - Вы что молчите? Для чего вызвали? - неожиданно услышал Корток ее голос и понял, что невольно размечтался о чем-то и выпал из реальности.
   - Твою подготовку необходимо провести более тщательно. Тебе придется задержаться там на неопределенное время. Насколько? Я не знаю. Они проводят с артефактом какие-то исследования. Следует разобраться с этим. Такая информация может оказаться неоценимой для нас. Поэтому необходимо глубокое внедрение в их общество, что требует от тебя основательных и всесторонних знаний, всего того, чем обладает средний тип жителя планеты, и даже больше. Кроме того, ты должна усвоить знания специфических разделов нашей науки, которые связаны с проблематикой артефактов, без них невозможно разобраться с ценностью их достижений в этой области. Вот так, моя дорогая. Поверь, мне очень жаль, что так складывается, но другого пути я не вижу. Надо внедряться и никаких пока активных действий. Тебе придется действовать в одиночестве. Нам придется через некоторое время покинуть эту область пространства, так как убежден, что мы скоро будем обнаружены их системами, а нахождение корабля вблизи планеты насторожит их и поставит твою миссию под угрозу срыв. На меня будешь выходить только в крайнем случае, или когда сочтешь, что закончила работу. Повторяю, что теперь твоей целью являются артефакт и те знания. Времени у тебя на подготовку на три оборота вокруг планеты, за это время, я думаю, что они не поменяют место своего расположения. Наши разведчики уже влились в их информационные линии связи и качают данные из всех источников. Объем огромен, но ты справишься.
   По мере того, как командир говорил, "слегка загорелая" (это был ее естественный оттенок) кожа всё более бледнела. Кирлиса, вдруг, поняла, какая необычная и трудная предстоит её работа. Она испугалась. В школах её обучали методам кратковременного поведения в чужих мирах с целью изъятия артефактов. Но, внедрение на неопределенный срок - это совершенно другое. Этому её не учили, да и вообще была уверена, что таких школ не существует. Любая неучтенная мелочь в таком деле может оказаться гибельной.
   Корток понял ее состояние.
   - На тебя одну теперь вся надежда. Я понимаю твою растерянность, но так уж складываются обстоятельства. Тебе придется учиться самой по ходу внедрения.
   Он подошел к ней и отечески обнял ее дрожащее тело. Дурманящий аромат так желанного тела мгновенно сковал его сознание, перехватил дыхание....
   "Что делаю?!" - с большим трудом командир подавил всплывшее желание.
   - Единственное, что я могу тебе сейчас сказать и обещать, что мы будем рядом. Чтобы не случилось, я вытащу тебя оттуда, даже если мне придется стянуть сюда все корабли и открыть военные действия. Я не брошу тебя здесь, ты это знаешь. Иди, очень мало времени.
   Гоня прочь стремление продлить эти чудные мгновения, наслаждаясь её близостью, Корток слегка подтолкнул Кирлису к двери и вызвал специалиста по системам сбора информации....
   Кирлиса еще раз вздохнула:
   "Как хочется домой!"
   Прошедшие дни, сильнейшее перенапряжение, которая требовала от неё роль и особенно то, что она испытала сейчас, в поле, вконец измотала её. Она это чувствовала.
   "Но надо держаться. Особенно теперь, когда неожиданно открылись перспективы узнать больше того, на что они рассчитывали. Значительно больше! Очень интересными оказались эти создания, люди. Имеют богатую историю и большой объем знаний. Чрезвычайно умны и активны. И чем-то даже симпатичны, особенно этот ученый психоаналитик. Кажется, он не на шутку влюбился в меня. Странная была бы пара".
   Кирлиса что-то вспомнила и улыбнулась.
   "А теперь этот мой портрет, который гуляет где-то в том совсем странном фантастическом мире и с такими же странными существами. Что он там узнает? Как встречусь с ним? И кто из нас, в конечном счете, окажется "Я". Может быть у ней уже будут другие цели и желания и она не захочет быть моим сторонником. Мне придется воевать с "СОБОЙ"? Не плохо! Странный вывод, но такой сценарий вполне возможен. Ладно, прочь такие мысли. Поживем пока на Земле, а там посмотрим. Необходимо послать сообщение и объяснить свою задержку. Пусть ждут".
   Кирлиса простучала по своему ногтю на указательном пальце кодовую последовательность, вскрывшую тайник под ногтем. Затем она прикусила палец, и мысленно стала диктовать сообщение. Некоторое время спустя, приведя себя в рабочее состояние, она набросила халат и покинула комнату.
  
   *******************************************************************
   Атака для блендеров стала полной неожиданностью. То, что корабли стали исчезать, постепенно растворяясь в пространстве, было расценено как их бегство. Блендеры усилили гравитационное давление и одновременно стали отсасывать энергию из области, где группировались корабли пришельцев. Было непонятно, как они делали это - подобной техники содружество не имело. Переход в надпространство оказался под угрозой срыва. Чтобы нейтрализовать убыль энергии, пришлось подключить резервные аккумуляторы для выработки "гравиполей", так назывались установки создающие гравитационные сгустки, которые затем разбрасывались в окружающем пространстве. Они-то и оттянули на себя работу отсасывающих систем блендеров, и корабли содружества смогли вырваться в надпространство. Поэтому, когда они вновь появились около одного корабля блендеров, это вызвало замешательство хозяев цивилизации. Они сломали свои ряды и отлетели, оставив свой корабль в окружении кораблей противника, чем те не преминули воспользоваться. Блендеры ждали летящего к ним на помощь космического монстра, - он резко увеличил скорость, - и решали, как им поступить с пришельцами. В открытую они не могли атаковать, боясь задеть своего. Воспользовавшись этим, корабли содружества атаковали окруженный корабль с помощью кольцевых гравитационных полей. Одновременно они включили вакуумные поглотители, чем исключили любую возможность не только включать двигательные установки плененного корабля, но и применять системы вооружения. "Мираж-8" приблизился к нему и, выбросив стыковочные штанги, пристыковал его к своему корпусу. После чего "Мираж" в форсированном режиме ушел в надпространство. За ним последовали и остальные корабли.
   - Молодец Вилли! Хорошая работа, - сказал Яжек. - Надеюсь, у нас есть несколько часов, пока они будут искать нас.
   - Почему ты так думаешь? В надпространстве невозможно определять место нахождения предмета.
   - Невозможно делать с нашей аппаратурой - мы еще не научились этому. Но здесь их мир, и лучше думать, что они умеют это. Готовь штурмовую группу, возглавишь её.
   Яжек оказался прав. Когда они вывались в обычное пространство, сканирующие антенны обнаружили отряд блендеров, догоняющих их. Отряд вел тот самый монстр, от чего преследователи выглядели весьма угрожающе.
   - К сожалению, ты оказался прав.
   - Одень штурмовиков в "черныши".
   - Зачем?
   - Ты удивляешь меня Вилли. Спокойная обстановка в нашем "Содружестве" совсем расслабила тебя. Ты почти забыл об осторожности. А ведь мы сейчас находимся во вражеском окружении, и ничего не знаем, на что они способны. Может быть самопожертвование является у них поступком, о котором они мечтают всю жизнь. А тут представляется тот случай. Они же разнесут весь наш корабль, если вздумают взорвать свой. Вакуумные насосы лишь уменьшают возможные разрушения и сохраняют корабль, но вас они не способны будут защитить. Так что, не спорь. Приказываю одеть "черныши". "Чернышами" называли скафандры, в специальном пенале которого содержалась микроскопическая "черная дыра", поглощающая любой избыток внешней энергии, способной убить владельца скафандра.
   Развитие дальнейших событий подтвердило предусмотрительность командира. Снять защиту корабля блендеров и вскрыть входные люки для управляющего комплекса "Миража" не представляло труда. Однако, когда отряд "чернышей", пройдя люк, втянулся в коридор, двигаясь в направление к центральным отсекам, корабль потряс мощнейший взрыв, и он окутался сияющим заревом. Показания датчиков излучения, на которые взглянул Вилли, проскочили половину допустимого диапазона.
   "А ведь они действительно хотели взорвать себя и нас в придачу. Не получится у вас! - с удовлетворенным злорадством подумал Вилли.
   Накопители "Миража" впитали почти всю выброшенную энергию, и уберегли корабль от значительных разрушений. Та же участь постигла и последующие две попытки с еще меньшими последствиями, так как накопители уже настроились на характеристики излучения и смогли поглотить всю выброшенную энергию. Тем временем навигационная анализирующая система, закончив анализ полученных данных, выдала объемное изображение внутренности корабля, которое повторяло внешний его облик. Шарообразная ежистая конструкция середины многократно повторялась по лучам коридоров, уходящим к периферии. Но середина "еж-матка", как обозначил её Вилли, была самой крупной. "Ежатки" дополнительно были соединены туннелями с ближайшими образованиями, назначение которых было непонятно, в основном, как казалось, это были энергетические установки и что-то вроде средств вооружения.
   - Яжек! - позвал Вилли. - Меня не оставляет ощущение, что, в случае необходимости, он может рассыпаться на множество корабликов, способных самостоятельно действовать в соответствии с ситуацией.
   - Я согласен с тобой. У них, наверное, такой принцип построения космических кораблей. Ведь и конструкция тех кораблей, которые вторглись в "Содружество Миров" просматривается подобный стиль. Я поместил его в гравитационный кокон, рассыпаться мы ему не дадим. Но сам понимаешь, долго нам его не удержать. Двигайся к центральному образованию. Там наблюдается скопление живой плоти.
   - Как там преследователи?
   - К сожалению, они догоняют нас. Поэтому необходимо как можно быстрее добраться до команды. Забрать их, собрать всю информацию о корабле и уходить. Я думаю, что надо возвращаться к себе - мы ещё не готовы к тому, чтобы выступать здесь на равных. Так что, спеши.
   Коридор встретил "чернышей" враждебно. Навстречу катились шары, представляющие из себя свитый клубок толстых прозрачных нитей. При приближении он взрывался и раскидывал жутко перепутанную игольчатую почти невидимую сеть, нити которой мгновенно кристаллизовались в чрезвычайно прочный материал с шипами, способными порвать скафандры. Проход мгновенно превратился в непроходимые заросли. Причем сами нити были очень тонки и редки.
   - Плохо они встречают гостей. Применить плазоиды, - приказал Вилли.
   Несколько зарядов плазмы, выпущенных из оружия, прожгли в сети дыры. Однако, она стала быстро зарастать, образуя еще более густую структуру. Создавалось впечатление, что она впитывает энергию плазмы и использует для своего роста.
   "Неплохо".
   - Применить аннигиляторы на максимальной мощности, - приказал он.
   - Опасно командир. Можно разнести коридор, попробую поглотители по минимуму, - предложил один "черныш".
   - А ты сможешь попасть?
   Работая в таком режиме, заряд поглотителя представлял собой чрезвычайно малое геометрическое тело-капсулу. При попадании в материал капсула вскрывалась и начинала действовать как "черная дыра", поглощая всю энергию материала (в пределах некоторого объема). Трудность состояла в том, что для того, чтобы попасть в тонкую нить требовало высочайшего мастерства. Если еще учесть, что время жизни заряда было невелико, то задача оказалась весьма непростой.
   Пришлось пострелять, теряя время, прежде чем заряды попали в нити.
   - Отлично! Молодец. Ходу! Быстрее!
   Оставив за собой разорванную сеть, отряд устремился вперед, но далеко продвинуться не смог. Препятствия возникли, когда они достигли второго уровня. Путь преградила область искаженной геометрии пространства. Она менялась за счет дрейфующих источников гравитационных сил, расположенных где-то в недрах корабля. Поначалу показалось, что это просто зрительная иллюзия, что сам-то коридор остается на месте. Но тот, кто первым вошел в зыбкое пространство, в полной мере испытал на себе всю его тяжесть. Тело стало ломать, изгибая и выворачивая конечности. Если б не быстрый отход из зоны, отряд потерял бы несколько членов команды.
   - Яжек, - позвал Вилли - Дальше нам не пройти. Здесь гравитационная неразбериха. Скафандры не справляются. Подключи вычислительный комплекс "Миража". Только ему под силу с помощью гравитоков скомпенсировать гравитационную чехарду в коридоре. Все дело в скоростных изменениях локальных гравитаций. Уж очень они не хотят нас к себе подпускать. Тем большее у нас желание добраться до них.
   - Сейчас сделаем.
   Однако сейчас наступило не сразу. Для вычислительного комплекса потребовалось больше времени, чем ожидалось, чтобы определить закономерность работы, примененного блендерами оружия. Дефицит времени возрастал. Начало работы гравитоков сразу было отмечено резким уменьшением величины гравитационных флюктуаций, что дало возможность для дальнейшего продвижения группы. Превозмогая боль от ломающих тело гравитационных сил "черныши" достигли следующего уровня.
   - Мы недалеко от центра, - сообщил Вилли.
   - Мы следим за вами. Будьте внимательны, не думаю, что на этом закончились все сюрпризы.
   Яжек, как всегда, оказался прав.
   Ярчайшая беззвучная вспышка в конце коридора известила о начале новых испытаний. "Черныши" стали слепнуть. Вернее, системы зрительного восприятия окружающего пространства начали постепенно отказывать. Первой вышла из строя видеосистема, затем тепловизор и радиовизор. Пока действовала воспроизводящая система с использование активных излучателей очень коротких импульсов, типа лазеров, но более совершенных и работающих в широком диапазоне характеристик излучаемых импульсов. Такая система потребляла много энергии, но позволяла видеть, когда другие системы отказывались работать. За все время эксплуатации подобных систем не было зарегистрировано ни одного случая сбоя в их работе. Но, здесь был не тот случай. К своему удивлению "черныши" стали видеть блекнущее изображение, пока оно не исчезло вовсе.
   - Мы ослепли! - сдерживая волнение, сообщил Вилли. - Все системы вышли из строя. Буквально все.
   - Но мы видим вас.
   - Похоже, что "Обманчивый мир" здесь проявил свою истинную сущность. Блендерам каким-то образом удалось при создании подобной техники использовать свойства среды своего мира. Хотя я не понимаю, как такое возможно.
   - Да. Удивительная и загадочна цивилизация. Жаль, что приходится знакомиться с ней подобными средствами. Где-то мы ошиблись. Ладно, я буду вести вас. Включаю навигационную систему. Ты что-нибудь видишь?
   - К счастью планшетка работает, но маркеры еле видны. Они давят и это направленное излучение. Увеличь мощность.
   - Ты же знаешь, как это вредно.
   - Здесь вообще находиться вредно. Увеличивай! Иначе мы не знаем, куда идти.
   - Хорошо, только примите дозу нейтропика. Внимание! Замечено движение со всех сторон коридора. Включите гравилеты и держитесь группой около центра коридора, подальше от его стен, потолка и пола. Максимум внимания!! Непонятное образование, пройдя через стену, справа коридора, движется к вам.
   - А - а - а ...
   - Что случилось?! Подайте позывные! 37-ой, 44-ый, 9-ый, ..., - Вилли начал перекличку своей команды.
   На его внутреннем табло шлема отмечались откликнувшиеся "черныши". 11-ый молчал!
   - Одиннадцатый?!
   Молчание.
   - Что у вас происходит? Все в сборе? У меня отсутствует одна метка, - тревожно спросил Яжек.
   - Пропал одиннадцатый.
   - Еще три тела проникли в коридор! Берегись!!!
   - А - а - а .... У - у - у ....
   Вилли услышал приглушенные стоны. Одновременно он почувствовал, как какая-то сила жестко обхватила его скафандр, и стал терять себя. В последние мгновения меркнущего сознания он рефлекторно включил систему "внешнего разряда", которая создала вокруг скафандра поле электрических разрядов высокой мощности. Сжимающая сила отпустила.
   - На нас напали! - крикнул он. - Мы ничего не можем сделать, так как совершенно слепы. Они боятся электрических разрядов.
   Яжек заторможено глядел на монитор, где одна за другой исчезали метки "чернышей".
   "Их уже три. Этого не может быть!"
   Услышав крик Вилли, он сбросил оцепенение и крикнул:
   - Закуклить их! Выводите оттуда!
   - Они могут не выдержать давление, - заметил один из помощников.
   - Знаю, но они выдержат. Иначе мы потеряем их всех. Выводи!
   Было заметно, как метки обволокло сигарообразное тело, и "сигара" начала движение наружу, из корабля блендеров.
   - Ты чего делаешь, Яжек? - донесся сдавленный возглас Вилли.
   - Тащу вас назад, а команду блендеров вместе с их кораблем просто уничтожу. У нас почти не осталось времени. Преследователи уже рядом.
   - Остановись командир! Мы не можем вот так все бросить! Столько усилий, и всё - зазря? У нас нет никакой информации о них. Осталось ещё чуть-чуть, и получим всё, ради чего прилетели сюда. Двигай кокон в центр, к ним. Давай! Я уверен, что как только мы окажемся в непосредственной близости к ним, они прекратят нападения, и ты снимешь кокон. Мы потерпим, ничего с нами не случится, подлечимся немного.
   - Хорошо. Я буду следить за вашим состоянием. Как только увижу, что они приближаются к критическому, я вытащу вас оттуда, несмотря на все твои мольбы.
   - Давай, победителей не судят.
   Кокон остановился и начал движение в обратном направлении. На всем протяжении к центру он полыхал заревом от неизвестного атакующего излучения, но упорно двигался вперед, неся в себе поредевший и почти потерявший сознание от навалившейся тяжести отряд "чернышей". На пороге помещения, где предположительно находилась команда блендеров, кокон передернула судорога. Он окрасился лазурным ореолом и от его наведенной оболочки потекли струи извилистых белоснежных молний.
   - Большая потеря энергии, - бесстрастно констатировала контрольная система "Миража".
   - Сколько времени продержится кокон. Хватит, если начать их вытаскивать?
   - Да. Её хватит еще на два подобных похода.
   - Хорошо. Тогда продолжим. Вилли продержится.
   Кокон дернулся, продвинувшись еще немного, проломил стенку и проник в помещение блендеров. Мгновенно, как показали измерительные системы, все внешние возмущения, которые до сих пор воздействовали на отряд, исчезли.
   - Убрать кокон. Ты как там, Вилли?
   Вилли тем временем с трудом приходил в себя, стряхивая ощущения, оставшиеся после исчезновения гравитационного воздействия кокона. Одновременно он с удивлением взирал на окружающее пространство. Он видел! Все зрительные системы восстановили свои функции. Было удивительно тихо. Вилли оглядел свой отряд. "Черныши" приходили в себя, разминая тело. Троих не хватало.
   "Что с ними? Где они?"
   Усилием воли он справился с поднявшейся волной злобы, и, наконец, оглядел помещение. Вся его внутренняя поверхность была похожа на чешую, каждая чешуйка которой напоминала по своей форме элемент кожуры ананаса. Конец чешуйки беззвучно источал пульсирующее голубоватое пламя, отчего помещение, сужающее к дальнему концу, выглядела как труба, излучающее волны света. Они воздействовали на нервную систему и гипнотизировали, несмотря на защиту скафандра. Хотелось бежать и растянуться в сладкой истоме на своей кровати.
   "Не выйдет!"
   Вилли прогнал навязчивое желание. Преодолевая желание, он посмотрел туда, откуда лились завораживающие световые потоки. Там, среди звездообразных шиповатых образований, похожих на ежей, располагался черный шар, на поверхности которого он разглядел эллиптические плоскости. На них постоянно что-то менялось.
   "Наверное, экраны, - подумал он. - А где же сами хозяева?"
   Как будто подслушав его мысль, шипы сдвинулись со своих мест, открыв хорошо освещенный проем, из которого стали появляться ОНИ. Вилли не верил своим глазам, разглядывая их.
   - Они похожи на нас, - еле слышно прошептал он.
   Но Яжек услышал.
   - Что значит "похожи"?
   - А так, - через некоторое время выдавил из себя Вилли. - Все равно, что смотреть на себя в зеркало. По деталям, конечно, все различается, но фигура такая же, что и у человека. Посмотри сам, а я пойду знакомиться. Скафандры оставить в режиме высшей защиты. Оставайтесь на местах, - отдал он приказ отряду, а сам направился к блендарам.
   Яжек также с удивлением разглядывал изображения хозяев корабля. Вилли был прав. Очень похожи. Только слегка вытянутая голова на удлиненной шее не совсем соответствовала облику человека.
   "А, собственно, что в этом странного, если подумать об этом хорошенько? Можно найти упоминания, что и на Земле когда-то жили племена, женщины которых специально с малолетства удлиняли свои шеи с помощью колец, надеваемых на шеи, постепенно добавляя их в течение жизни. И еще пример. На японских островах девочкам с малолетства ходили в маленьких деревянных башмачках, чтобы сохранить малый размер ступней ножек. Странности? Да. Но ведь так было. А что мы встречали на различных планетах "Содружества миров"? Мы уже перестали этому удивляться. Тогда чему ты удивляешься сейчас?" - спрашивал он себя и произнес вслух:
   - Слишком все неожиданно. Какие ещё сюрпризы преподнесут они нам?
   Командир видел, как Вилли подошел к группе блендеров. Навстречу ему вышел блендер. Он был чуть выше Вилли, но тоньше фигурой. Белая, с легким голубоватым оттенком и переливающая розоватыми оттенками ткань покрывала всё его тело в виде одежды свободного покроя. Никаких ремней, бляшек, знаков различия видно не было. Был один предмет, который, по всей видимости, к одежде не имел отношения. Он висел на уровне пояса на длинной цепи, охватывающей шею. Такие же предметы Яжек заметил и на остальных членах экипажа. Человек и блендер медленно сближались, изучая друг друга. Не дойдя несколько шагов, блендер без видимого усилия взмыл вверх и завис в воздухе. Произошло это так неожиданно, что не могло не вызвать защитную реакцию у "чернышей". Уже готовые начать бой они в последний момент были остановлены Вили, - сказалась выдержка косморазведчика.
   - Не ожидали, что вам удастся преодолеть все уровни нашей защиты.
   Неожиданная фраза, разорвав глухую тишину, проникла в шлем. Вилли рефлекторно стал крутить головой, пытаясь найти источник, произнесший её.
   - Ты зря ищешь. Он перед тобой. Это - я! Я понимаю твоё удивление. И это взаимно. Мы также удивлены возможностями вашей цивилизации, хотя считали, что знаем о ней немало. Эти знания позволили нам создать подобный разговорник, который обеспечивает сейчас наше общение.
   Вилли молчал, он был поражен.
   - Яжек, ущипни меня! - более нелепой фразы он не мог произнести в этот момент. - Они разговаривают со мной, я понимаю их речь. Они говорят на нашем языке. Как такое возможно?
   - Это возможно, - продолжал тот же голос. - Зачем вы прибыли сюда? Что вам нужно? Вас не звали, как вы выражаетесь, в гости.
   - Мы свободны в выборе того, где нам путешествовать, - так и не дождавшись связи с Яжеком, заговорил Вилли. - Мир велик и полон тайн и загадок, познание которых созданиями, наделенных разумом, является целью их существования. Именно это помогает их цивилизациям существовать в течение длительного периода. Ваш мир долгое время оставался скрытым от нас, и мы хотим изучить его. Вы первые напали на нас.
   - Мы не желаем этого! - донесшийся тон говорящего, передал его крайнее возбуждение. - Это наше пространство, где наши бесчисленные поколения устроили свой мир, и мы не хотим делиться им с кем либо!
   Вилли до хруста сжал кулаки, включил гравилет скафандра и поднялся к парящему блендеру.
   - Мы не завоеватели! Никто не праве диктовать какие-то условия любой цивилизации, тем более, целому содружеству миров. Можно только договариваться и приспосабливаться друг к другу для совместного проживания в этом мире, и примеров таких сообществ сколько угодно.
   - Вилли, - раздался голос Яжека, - Хватит разговоров. Берите их и возвращайтесь. Времени уже нет. Они в непосредственной близости.
   - Вам никуда не уйти от траверса. Лучше сдайтесь, либо он сожжет вас! - вскричал блендер, расшифровав фразу.
   - Это мы еще посмотрим. Взять их! - приказал он. - Не советую сопротивляться и отдайте ....
   Вилли не смог закончить фразу словами "тела наших погибших товарищей", но блендер понял его.
   - Они живы, только несколько вне себя, - произнес он и, видимо, отдал соответствующие распоряжения.
   Из открывшегося проема выплыл некий агрегат, на плоской крышке которого лежали три неподвижных тела.
   - Осмотри их.
   "Черныш" приблизился к агрегату и стал обследовать тела.
   - С ними будет все нормально, командир, - произнес он некоторое время спустя.
   - Тогда забирайте их и уходим на гравилетах. Следуйте за нами, - приказал Вилли блендерам. - Только без сюрпризов, иначе я буду вынужден вас уничтожить.
   - Это будет непросто, - прошипел блендер.
   Предметы, висевшие у блендеров на цепях, вспыхнули ярким заревом, от которого "чернышей" передернула гравитационная судорога, тело стало неметь. Вилли ответил .... Вокруг каждого блендера образовался светящийся кокон, в котором разбушевалось море электрических разрядов. Послышались стоны, неразборчивые вопли. Затем тела блендеров были сжаты до такой степени гравитационным полем кокона, что они были обездвижены.
   - Это последнее предупреждение, - выразительно взглянув на блендера, произнес Вилли. - Уходим. Быстро.
   Через некоторое время три светящихся кокона, - впереди и сзади коконы "чернышей", а в середине блендеры, - вплыли в помещение "Миража".
   Здесь блендеров поместили в изолированный от всех внешних и внутренних воздействий блок, отодвинув знакомство с ними на более позднее время.
   Сейчас надо было бежать и как можно быстрее. Корабли преследователей были уже хорошо видны на локаторах ближнего обзора. В окружении более мелких кораблей двигалась огромная черная бесформенная глыба, оставляя за собой светящийся след. Наверное, это был тот самый траверс. Корабль был похож на клубень, не имел острых форм и состоял из множества гладких наростов спрессованных и сросшихся между собой. Создавалось впечатление, что он двигается не торопясь, как хищник, загнавший добычу и уверенный в том, что она никуда не денется, и он вскоре её догонит и растерзает.
   - Ну это мы ещё посмотрим, - сказал командир, разглядывая группу. - Дайте дальний план. ... А вот это уже хуже. Они обложили нас со всех сторон, и, похоже, хотят загнать нас к тем туманностям. И мне не нравится та область - все пространство вокруг нее "дышит". Метрика неустойчивая, гравитация течет. Вот что. Сделаем так. Мы ведь еще не уничтожили корабль блендеров? Так давай оденем его в маскировочный костюм - пусть он будет теперь "Миражом", а мы уйдем в надпространство. Вили, просчитай траекторию его движения к этим туманностям. Доставим им радость, что план их удался. Сами же будем готовиться к режиму "Спурт".
   - Это очень опасно Яжек в незнакомом пространстве.
   - Хорошо, что ты это знаешь, и я знаю, и все мы знаем. Но у нас уже нет альтернативы. Хочешь разделить участь "Т-11"? Не дождутся они этого. Как ты помнишь, режим имеет коридоры безопасности с вероятностью 0,7. В свое время мы с тобой это проходили на курсах. Возьми собранные данные (старые и новые) о пространстве "Обманчивого Мира" и просчитай на комплексе коридоры. Я отдаю его тебе на 5 минут в полное распоряжение.
   Вилли вернулся в каюту раньше отведенного срока.
   - Я рассчитал коридор. Он достаточно надежен, но есть одна трудность. К нему придется пробиваться через флюктуирующую область. Мы потеряем там много времени.
   - Это - пол беды. Я вообще не наделся, когда давал тебе поручение, что будет найден надежный коридор. А так, флюктуирующую область.... Сколько теряем времени?
   - За это время им удастся приблизиться на дальность применения оружия. Будет бой.
   - На сколько надежен расчет?
   - Я просчитал дважды.
   Яжек задумался. Он ходил кругами по каюте, изредка бросая быстрые взгляды на экраны, где неподвижно висело изображение группы преследователей. Но, они неслись! Причем с бешенной скоростью.
   - Значит так. Вначале уходим к туннелю, таща с собой корабль блендеров. Более того, и во флюктуирующую область входим с ним же.
   - Это же потребует огромного расхода энергии. Да и преследователи догонят нас быстрее.
   - Пусть. Постреляем немного, а потом сделаем то, о чем говорили раньше. Набросим на себя "покров невидимости" - зря что ли мы раскрывали тайну невидимости их мира. Пусть теперь на себе испытают подобные прелести. Сами же рванем в коридор, а они пусть бодаются с фантомом. Прикажи программистам проработать программу его боя со своими. Надеюсь, что они не сразу разберутся, что к чему.
   - Все это весьма рискованно, но, похоже, у нас нет другого выбора.
   - Тогда действуй. Да. Ты уверен, что у пленников нет каналов связи со своими?
   - Я задействовал все средства защиты. К тому же ребята создали полузеркальный магнитный слой, закручивающий любое излучение малой мощности.
   - Умельцы. Хорошо. Действуй.
   Тем временем преследователи стремительно приближались. Кроме них сюда, со всех сторон двигались другие корабли. Наученные прошлой неудачей, они расположились в несколько рядов, образуя структуру вложенных в друг друга шаров. Яжек с тревогой наблюдал за их действиями. Неожиданно он поймал себя на том, рефлекторно исправляет медленную деформацию изображения, пытаясь сохранить её в том виде, в каком он видел её предыдущий момент.
   "Что такое? Наваждение какое-то. Гравитация?"
   - Что с гравитацией в пространстве расположения всех кораблей?! - крикнул он. - Немедленно просчитать!
   Его сомнения подтвердились. Гравитация менялась! Пространство скручивалось вдоль траектории полета "Миража-8". Это приводило к тому, что время полета к данной точке возрастало.
   "Вот для чего они расположились так. А ведь мне надо было догадаться об этом, зная их возможности управлять гравитацией. Задачка для начинающих из тактики боя в полях тяготения".
   - Вилли, - позвал он помощника. - Срочно ко мне.
   "Да. Другого выхода я не вижу. Придется жертвовать кораблями".
   - Вот что, - сказал он, когда появился помощник. - Сколько у нас нейтрализаторов? Знаю-знаю и без тебя. По четыре штуки на каждый корабль. Надо пересадить их команды на "Мираж", а корабли в автоматическом режиме запустить по курсу следования нашей группы. Пусть разбросают нейтрализаторы и стабилизируют поля тяготения. Нам необходимо не потерять время. Согласен?
   - Согласен. Ты опередил меня с подобным предложением
   В течение часа экипажи трех крейсеров, энергетические запасы которых были наиболее истощены, были срочно эвакуированы на "Мираж", а сами корабли через надпространство ушли в заданный район, где установили нейтрализаторы. Последующие замеры показали, что в некоторой области пространства вдоль трассы полета гравитационные возмущения минимальны. В то же время недошедшая сюда сила выплеснулась в соседнее пространство, вызвав там сильнейшие возмущения, что должно было затруднить движение самих преследователей.
   - Вот так, для каждого действия есть противодействие, если подойти к этому с умом, - с удовлетворением проговорил Вилли, глядя на картину расположения армады кораблей блендеров. - Но, они все равно догонят нас.
   - Мы знали об этом, но это уже случится недалеко от коридора. Пусть приведут в боевой режим все системы. Для насыщения энергией аккумуляторов разрешаю сжечь транспортные отсеки. Ввели программу для корабля блендеров?
   - Да.
   - Его необходимо защищать более всего. Наш успех в большой степени зависит от его действий. Он должен обмануть их.
   Они были недалеко от коридора, с трудом проходя флюктуирующую область, когда траверс и шедшие с ним корабли применили оружие. Удар был направлен не на сами корабли землян, а на пространство, в направлении которого они двигались. Невидимая и неведомая сила сдавила перед коридором пространство, разрушая его структуру, и двигаться в нем было равноценно самоубийству. Во все стороны брызнули чудовищные гравитационные силы. И так неустойчивая область, где находился "Мираж", закачалась и стала деформироваться.
   - Если так будет продолжаться, то достаточно еще одного подобного залпа, чтобы пространство начало резонировать и выбросило нас обратно, прямо в лапы вон того монстра. Если учесть, что мы окажемся там без всяких запасов энергии, то пленить нас им не составит труда, - с еле заметным волнением заметил Вилли. - Пора запускать его, самое время.
   - Запускай.
   - Внимание! Произвести запуск блендера и одеть всем маскировку.
   Почти сразу все увидели, как недалеко от "Миража" появился корабль-фантом, похожий на их корабль. С некоторой задержкой рядом с ним проявились еще несколько крейсеров-фантомов. И вся эта группа призраков вместе с настоящим, тоже замаскированным кораблем блендеров, понеслась в сторону туманности.
   - Отлично, - с удовлетворением отметил Яжек. - Активизируйте "Спурт"!
   Невидимая группа рванула к коридору. Лишь некоторое время спустя, когда они, зажатые в коридоре, преодолели половину его длины, за ними появился след. Это "горело" пространство и оно стягивалось, восстанавливая искаженную метрику.
   Блендеры поначалу не поняли, что произошло. Только когда они догнали замаскированный корабль блендеров без экипажа, а сопровождающие его крейсера оказались пустышками, они поняли, что их здорово провели. Продолжать преследование уже пространстве "Содружества Миров" они не решились.
  
   *********************************************************************
   Карток в глубокой задумчивости стоял перед картой звездного неба. Ему необходимо было принять решение о дальнейших действиях в той части Космоса, где оказался его отряд. Он недавно получил два сообщения. Первое от Кирлисы, которое в конспективной форме излагала основные выводы из анализа собранной информации. Во втором сообщении, пришедшем из его родного мира, он узнал о действиях вторгавшегося в их пространство отряда космических кораблей "Содружества Миров". Вызывало удивление, что им удалось улизнуть, несмотря на крупные силы, привлеченные для пленения пришельцев.
   "Сильный они, однако, имеют флот, а, главное, способны на непредсказуемые военные действия, вызывающие восхищение. Молодцы, - подумал Корток; он был честным и умелым воином, способным объективно по достоинству оценить силы любого противника. - Тем радостнее будет наша победа. Вы еще не догадываетесь, какая вас ждет судьба".
   Корток еще раз бросил рассеянный взгляд на карту, затем подошел к пульту управления и вызвал пространственную модель участка Космоса, ближайшего к месту нахождения его отряда. Модель вспыхнула в середине его каюты разноцветной трехмерной картиной, на которой были видны звездные системы, одиночные звезды, обжитые планеты, транспортные пути между ними, места расположения космических флотов. Собранные к этому времени данные давали лишь косвенную информацию об их боевых возможностях, но и они склонялись не в пользу его флота.
   "Да, плохо твое дело командир, если дойдет до открытого столкновения. Но они же выиграли сражение, даже не начав его! Значит и для тебя это возможно, - рассуждал Корток. - Надо лишь найти нужное решение. Жаль, что Кирлисе придется задержаться. Уже сейчас ей удалось добыть больше сведений, чем мы ожидали. Что она узнает и получит к концу своей миссии даже трудно представить. Главное не мешать ей, пусть работает. Она сообщает, что они собираются перебраться в другой мир, чтобы продолжить там свои исследования. Хорошо. Пусть будет так. Поработают там немного, а тут и мы неожиданно нагрянем и захватим всю группу, и с добычей вернемся к себе домой. А уж там наши ученые доведут дело до конца. Второй раз они не сунутся к нам, чтобы вытащить своих. Они не сумасшедшие, чтобы тягаться с силами целой цивилизации. Да и стоит ли им идти на открытое столкновение ради нескольких своих собратьев. Тем более, что об истинных причинах их похищения они пока не догадываются. Надо дать указание Кирлисе, чтобы она постаралась убедить их не выносить промежуточные выводы на суд общественности, а дождаться окончательных и неопровержимых результатов. Это на время сдвинет интерес научного сообщества к их исследованиям, и о них забудут. А мы воспользуемся этим. Она должна справиться с этим, тогда все будет отлично. Для маскировки наших будущих действий сделаем отвлекающий маневр".
   Корток улыбнулся своим мыслям и, обращаясь к своим невидимым противникам, произнес:
   - Не только вы можете хитрить, но и мы способны на подобные игры. Тем более что козыри пока на наших руках.
   Он еще некоторое время разглядывал модель под разными ракурсами, вращая её, мысленно подавая на пульт команды управления, а затем вызвал помощника Куворга и сообщил ему о захвате команды крейсера блендеров на их родине.
   - Им удалось вырваться и вернуться сюда. Приказываю направить все информационные средства на поиск вернувшейся группы и выяснить, куда они собираются доставить пленников. Мы должны сделать всё, чтобы освободить их, даже если нам придется пойти на открытые военные действия. Пусть все корабли наденут покров максимальной невидимости и проверят боеготовность систем вооружения. А пока кораблям уйти в район пустынных областей в ближайших туманностях, пусть навигаторы подыщут подходящее место. Вести себя незаметно. И еще. Подготовь мне связь с Кирлисой, я составлю для неё послание.
   Через некоторое время Куворг вернулся и сообщил, что связь готова.
   - Хорошо, - сказал Корток. - Вот что еще. Подготовь мой корабль для самостоятельной работы. Возможно придется действовать в двух различных районах. Когда станет известно место нахождения пленников, пусть навигаторы рассчитают наиболее безопасный маршрут выхода от него в наш мир.
   - А координаты второго участка?
   - Его местонахождение я укажу позже. В любом случае корабль должен быть готов в ближайшее время отправиться туда.
   - Какое сопровождение?
   - Никакого. Он пойдет один, чтобы обеспечить максимальную скрытность. Ты понял?
   - Да, командир. Еще будут указания?
   - Нет. Иди.
  
   *******************************************************************
  
   Кирлиса улыбнулась, увидев обращенные на неё взгляды мужчин, когда она показалась в дверях. Они были рады ей!
   - Ну, наконец-то! Как ты себя чувствуешь? - воскликнул Фукш, спеша ей навстречу.
   - Ты, можно сказать, спасла меня, - прорычал Лежур.
   - Эти молодцы были готовы уже линчевать меня на ближайшей пальме. Особенно этот, - и он кивнул в сторону Сальвира.
   - Не волнуйтесь. Все хорошо. Видимо для моего неподготовленного и эмоционального женского организма подобных впечатлений оказалось слишком много. Но я чрезвычайно рада им - они очень необычны и удивительны. А вот вам придется разобраться в них. Все, что произошло со мной, наверное похоже на видения, которые испытывает человек принявший большую дозу наркотика. Говорю так, потому что никогда не принимала их и могу судить лишь по описаниям больных наркоманов. Но эти-то реально происходили со мной. Они не видения, а что-то совершенно иное. При этом тело моё оставалось здесь, у пульта Голиафа, в то время как сознание было там ..., где-то .... Что это было, Реферс?
   - Хороший вопрос, - задумчиво произнес Лежур, весь его вид показывал, что он решает какую-то проблему. - Я б, вначале, хотел бы знать, где мы были. Вернее, наш дух. Зная работу Голиафа, я могу утверждать, что с помощью "коробочки" он проецировал наше сознание через информационное поле в другое пространство, где, как будто бы, мы встретили проекции других каких-то тел. Я бы утверждал так. Мы изменили первоначальные параметры микроскопа. Вначале он был настроен грубо, и мы воспринимали обобщенные информационные потоки на уровне крупных источников информации. Теперь Голиаф имеет придельную чувствительность, что позволило нам увидеть совершенно другую картину. Интересно, это всегда так происходит? И что стоит за проекциями? Были мы, это я знаю точно. Наши проекции очень схожи, если не считать Кирлису, - ее вид здорово отличается. И я не удивляюсь этому - она женщина. Но были еще два образа. Кто они? Откуда? Ты что молчишь, психоаналитик? Заварил такую кашу и в кусты? Давай объясняй! Хоть как-то.
   Все посмотрели на того в надежде, что вот сейчас он все им разъяснит.
   - Что вы все на меня уставились! Я знаю не больше вашего, и моя голова полна вопросов.
   Однако, видя, что все ждут его объяснений, он нехотя, покашлял, как будто ему что-то мешает в горле, начал говорить хрипловатым голосом.
   - Зря вы ждете от меня каких-то разъяснений. Мы все, кроме Сальвира, видели и ощущали одно и то же, если не обращать внимания на индивидуальные впечатления. Всё это свидетельствует о том, что "коробочка" каким-то образом погружает наше сознание в "пси-поле" (я так его назвал), которое связано с миром, возникшем в нем. Подобное звучит для нас, по меньшей мере, странно. Так обычно говорят психически больные люди. Но мы-то здоровы! Это поле и мир в нем реально существует. Это первый вывод. Второй неожиданный вывод заключается в том, что мы, вернее информационный портрет каждого индивидуума тоже оказываются в поле, в то время как их физическая сущность остаются здесь. Причем этот портрет способен на самостоятельные действия. И здесь я, к сожалению, совершенно не способен понять, какие последствия могут случиться для того физического тела, которое остается у микроскопа. И, наконец, третий вывод, пока, скорее всего, в виде наблюдения. В этом поле могут появляться "другие". "Кто", или "Что" это, и откуда они? - мы не знаем. Но очевидно, что они самостоятельны и ведут себя независимо от нашего присутствия и действий. Более того, наши информационные образы, как и их образы способны воспринимать друг друга и формировать отношения между собой. Так по крайне мере мы оценили происходящее из анализа записи поведение образа Кирлисы и одного из двух тех образов. Ты, Кирлиса, нам потом подробнее опишешь свои чувства. Во что могут вылиться подобные отношения? - тоже вопрос. Хочу еще отметить следующее. Лежур уже говорил об этом. Все, что мы узнали, было получено при повышении чувствительности аппаратуры. Те яркие особенности, которые более всего интересуют нас теперь, скрыты под мощными информационными потоками, набегающие со всех сторон на остров от мест плотного заселения жителей Земли. Они сильно маскируют влияние отдельных личностей. Как я понимаю, чем больше у какой-нибудь цивилизации центров скопления большого количества его жителей, тем мощнее циркулирующие между ними информационные потоки, тем труднее нам добраться до любой индивидуальности. А это необходимо, чтобы разобраться с отражениями в "пси-поле". Получается явное противоречие. Чтобы увидеть поле, необходим развитой мир, но при этом ухудшаются условия выявления конкретных образов, как наших, так и тех, загадочных. Чтобы разрешить противоречие, необходимо существенно повышать чувствительность Голиафа.
   - Мы уже и так работаем на пределе его возможностей. Надо создать что-то другое, но эта задача ни одного дня.
   - Вот-вот. Нам еще повезло, что мы случайно на этом уровне поймали удивительные явления, которые поинтереснее самого "пси-поля".
   - Ну и к чему ты все это говоришь? Я что-то никак не пойму тебя.
   - А из сказанного, Лежур, следует вывод, что нам надо искать цивилизацию, которая достаточно развита в информационном плане, но не имеет скоплений. Пространственная плотность расселения её жителей должна быть как можно равномернее по планете. Только в этом случае не будут наблюдаться мощные локальные информационные потоки. Общий фон "пси-поля" будет аморфным, а значит, индивидуальность на нем будет выражена ярче.
   - Ты думаешь, что в этакой толпе индивидуальных потоков легче добраться до самого источника? - скептически заметила Кирлиса.
   - Правильно мыслишь. Ты права на все сто! Я пока не знаю на него ответ. Очевидно лишь то, что "СМ" каким-то образом способна настраивается на индивидуальность. Он будет наблюдаем, и это - главное. Так что, нам надо искать мир с подобными характеристиками. Сальвир, тебе что-нибудь известно о таких мирах?
   - Такими характеристиками, - заметил Фукш, - на Земле обладают только насекомые, если брать сообщество целиком. Вряд ли где-нибудь существуют разумные миры насекомых, да еще и высокоразвитые.
   Солнце поднялось в зенит. Было жарко. Подчиняясь морскому течению, волны продолжали свой бесконечный бег на остров, порождая вокруг него пенную полосу на коралловой гряде. Легкий ветер, насыщенный влагой и пронизанный запахами морских водорослей, проникал через открытые окна и двери дома, обдавая тела беседующих приятной прохладой.
   - Есть такой мир, - неожиданно прервал затянувшееся молчание Сальвир. - Он расположен в пустынном районе Космоса в созвездии Флоры. Этот участок пространства очень велик, но, при этом, слабо заполнен звездами. Они расположены друг от друга на огромных расстояниях, не говоря уж от других созвездий. Поэтому и малочисленные планеты, которые мы там обнаружили, можно считать совершенно изолированными космическими телами в том смысле, что на них не падают малые космические тела, такие как кометы, астероиды и другие образования, которые могли бы принести на планеты зародыши жизни из других миров. Наверное, поэтому на них (так думают большинство исследователей) по каким-то причинам развилась только растительность. Отсюда и название этого созвездия. Растительность - своеобразная, с весьма развитой её хищной формой. Но, тем не менее, это все-таки растительность в нашем понимании. Хотя этот момент может быть спорным. Так вот, на одной из таких планет исследователи натолкнулись на странный мир - мир насекомых. Опять же с нашей точки зрения. Кстати, Лежур, те муравьи, с которыми ты проводил исследования, доставлены именно оттуда. Как ты заметил, они очень умны и проявляют разумное поведение. Планета очень густо и равномерно заселена подобными созданиями. Конечно, среди них имеется много групп, различающихся по внешнему облику, повадкам, местам обитания, но схожих между собой разумным поведением. Что особенно важно для нас, так это то, что заселенная ими суша, занимает 90% всей поверхности планеты, создавая тем самым очень равномерный фон информационного поля. Кроме того, и это второй важный момент, проведенные исследования прошлого планеты однозначно указывают на то, что развитие жизни насекомых шло по восходящей линии. Образ жизни насекомых в различные периоды отличаются, но со временем он становился богаче в средствах и приемах использования окружающей среды. Кривая очень похожа на аналогичные закономерности для привычных для нас цивилизаций. Их мозг также развивался во времени. Поэтому мне кажется, что для наших исследований эта планета очень подходит. Тут следует вспомнить, что именно с них началось наше познание "коробочки" и "пси-поля".
   - Если все так, как ты говоришь, то это то, что нам надо. Только как туда добраться? Я о ней даже никогда не слышал, - озабоченно спросил Реферс.
   - И я тоже, хотя и старше вас. Да и ты, Лежур, похоже ничего не знаешь о ней. Очень уж выразительная была твоя мимика, когда он упомянул о твоих подопытных.
   - Ты совершенно прав дружище. Очень удивил меня этот рассказ. Но я рад его молчанию об их уникальных возможностях. Иначе б я проводил исследования по другой схеме, а не традиционно, и вероятно мог упустить некоторые существенные моменты. А теперь мы знаем то, что знаем. И это - здорово! Теперь тебе, Сальвир, придется туда нас доставить, и я готов за это простить обиду.
   - Какую обиду? - заинтересованно спросила Кирлиса.
   - Женщина, это мужское дело. Тебе это не понять, - грубо оборвал её Лежур, глядя в глаза Сальвиру.
   Тот не отвел глаза.
   - Зря ты так. Знаешь, что я не хотел этого. А доставить вас на планету я обещаю, - сказал он, пристально глядя на девушку.
   - И не думай! - Кирлиса резко вскрикнула. - Я поняла тебя. Я не останусь здесь и полечу с вами. Как так? Я уже в вашей команде, вся пропитана удивительными идеями и меня распирает от полученных впечатлений. А ты не хочешь меня брать?! Ты почему настроен против меня? Что я тебе сделала плохого?
   Глаза Кирлисы наполнились слезами, губы задрожали, и слезы обильно хлынули вниз, оставляя мокрые следы на её смуглых щеках. Она отвернулась и быстро, размазывая руками мокроту, убежала с террасы в комнату.
   - Кирлиса ... - Фукш бросился вслед за ней.
   Реферс и Лежур осуждающе смотрели на косморазведчика.
   - Что-то ты дружище разошелся. Вначале на меня наехал, теперь обидел девушку. Что случилось? Раньше я за тобой не замечал начальствующего тона.
   - Постой Лежур. Что-то здесь не так. Успокойся. Не хватает нам с самого начала поссориться друг с другом. Тем более, что для этого нет серьезных причин. Видимо мы перенапряглись необычными впечатлениями и необходимо время, чтобы то, что мы узнали, стало для нас привычным. А так нельзя ....
   - Ты совершенно прав Реферс. Слишком многое навалилось. Я не хотел обидеть девушку. Ведь ничего не сказал....
   - Ну да. Мы все однозначно поняли твой взгляд.
   - Хорошо. Я извинюсь перед ней.
   Сальвир был в некотором замешательстве. Он получил запись первых часов знакомства с Кирлисой. Зрительная память его не подвела. Фигура девушки в то время была действительно другой. Формы её тела к настоящему моменту претерпели удивительные изменения. Тут было чему удивляться. Именно раздумья над этой загадкой и вызвали у него соответствующую реакцию. Опыт косморазведчика предостерегал его отправляться в путь с грузом невыясненных вопросов. В будущем они могли привести к непредвиденным осложнениям и даже к трагическим последствиям. Одновременно на его запрос ОСА прислал информацию об одном мире из созвездия Тридакты, жители которого в течение короткого периода могли без особых затруднений и, главное, последствий, менять свою фигуру.
   "Значит, это возможно! Удивительна, все-таки, на выдумки природа. Но Кирлиса не из того мира. Почему она умеет это делать? - спросил он себя, и скорее интуитивно, чем осознанно скользнула мысль - ОСА, выясни, не посещал ли "Т-11" миры созвездия Тридакты?"
   Почти мгновенно пришел от того ответ. Космолет "Т-11" действительно был в этом созвездии, случайно оказавшись там из-за поломки мезонного двигателя. Поломку быстро устранили, и он отправился дальше. При этом никакого контакта с жителями у экипажа не было. Однако отмечается, что вся команда после этого переболела странной болезнью с повышенной температурой и сильной ломкой скелета. Причину болезни тогда не удалось выяснить, больше она не повторялась, и о ней забыли.
   "Вот где надо искать ответ на мое недоумение. У девочки, наверное, взыграли гены, полученные от родителей. Каким-то образом их генный аппарат подвергся изменениям, когда они находились в Тридакте. Приходится удивляться, что до сих пор никто этого не замечал. Хотя, если подумать, изменения должны проявиться только в последующих поколениях, в их детях. Насколько я помню, от всего экипажа звездолета остался один ребенок, Кирлиса. Тогда всё сходится. Интересно, знает ли она сама о своих превращениях? Стоп! Не хватает еще спросить её об этом. Неизвестно, какая будет реакция. Но, главное, своим вопросом подтвержу её подозрения, что я не тот, за кого выдаю себя. А она явно проявляет к этому интерес. Ох, девочка, не просто мне с тобой, что-то в тебе меня настораживает. Но, не пойму что. Придется брать тебя в нашу команду, а там разбираться".
   - Ну что вы на меня смотрите? Я же сказал, что извинюсь. Надо готовиться к полету. Я возьму на себя организационные заботы. Вам отводится два дня. Голиафа мы, естественно, берем с собой. Я сейчас улетаю, вернусь через полтора суток. "СМ" забираю с собой. Тихо-тихо, мы еще поработаем с ней на новом месте. Пойду извиняться.
   Сальвир забрал "коробочку" и пошел на поиски Кирлисы. Вскоре "жук", управляемый косморазведчиком покинул остров, взяв курс на материк.
  
  
  
   ********************************************************************
   - Пых, пых, пых ....
   Со всех сторон до слуха доносилось пыхтение на разные лады. Её облако, клубясь, плавало в окружении полевых сгустков. Они заполняли всё видимое пространство. Их было много, очень много! Без привычки ей даже было трудно различить, где начинался один, а где - другой. Одни легко пронизывали другие сгустки, и те не препятствовали этому, принимая затем прежний вид. Другие, видимо, не желая быть пронзенными, начинали быстро вращаться, создавая вокруг себя круговые вихри, которые отбрасывали пришельцев. Но она не умела этого делать, поэтому её тело непрерывно содрогалось от чужого проникновения. В эти мгновения её сознание тоже испытывало встряску - мелькали какие-то смутные картины, образы и пыхтение, и пыхтение.... Все время приходилось собирать себя. Она устала.
   "Когда это кончится? Я не желаю этого! Как мне все надоело. И зачем согласилась залезть сюда. Ну где ты соблазнитель?! Затащил и бросил?!"
   Мелькали с трудом собранные мысли у Кирлисы-2, ибо это была она, оказавшаяся здесь в этом странном мире полевиков. Два округлых полевых уплотнения составляли основу её пышного сгустка. Еще множество разных по форме и цвету сгущений прилипли к ним, создавая весьма переливчивое подвижное образование, подобное которому в ближайшем окружении невозможно было найти. Такое было одно! Видимо это обстоятельство и притягивало сюда другие сгустки, и они пронзали её и пронзали ....
   - Какая ты прекрасная!!! Восхищен!
   - Наконец-то. Как ты посмел бросить меня в этой толпе? - возмущенно запыхтела Кирлиса, от чего её тело вспыхнуло разноцветной радугой.
   - Это просто сплошной восторг! Ты обворожительна! У нас так никто не умеет делать. Как у тебя это получается? - не обращая внимания на её возмущение, пыхнул Поус.
   - Нет, вы только поглядите на него! Меня всю избили и продолжают толкать, превратили в сбитые сливки, а он радуется! Сейчас же прекрати это! Пусть меня оставят в покое. Иначе, я требую, возврати обратно! Ты слышишь?
   - Хорошо-хорошо. Ты только не волнуйся, а то твой прекрасный образ искажают дрёмы.
   - Что еще такие дрёмы?! Не желаю я никаких "дрём"!
   - Дремами мы называем разрушающие вихри, которые при неконтролируемых условиях способны полностью перестроить наш индивидуальный вид. Причем возврат в прежний облик, как правило, станет невозможным. Нам до сих пор не известен механизм подобной устойчивости.
   - Ну вот, совсем запугал меня. Прекрати!
   - Я уже прекратил. Разве ты не заметила, что никто не толкает?
   - Действительно.... Так-то лучше. И что теперь тебе надо будет находиться около меня постоянно? Только тогда меня оставят в покое, так?
   - Разве тебе это неприятно?
   - Да нет, я не это хотела сказать. Иногда ведь хочется побыть одной.
   - Хорошо, я научу тебя этому. Только Порж и его заместитель способны будут преодолеть этот запрет в любой момент. И для себя я оставлю небольшое окошко.
   - Какое ещё окошко? Ты хочешь подсматривать за мной?!
   - Ну что ты такое говоришь. Ты же оставило свое интимное себе. Я лишь хочу иметь возможность достучаться до тебя, чтобы мой зов был услышан, если возникнет необходимость общения.
   - А-а-а. Конечно.
   - Вот и хорошо. Тогда позволь попросить тебя, дать согласие на исследование твоей структуры. Я уже говорил тебе об этом. Полученные знания помогут нам в создании устройств, способных преодолеть промежуточный слой и перенестись в ваш мир.
   - А ты познакомишь меня с вашими разработками?
   - Конечно. Мы не делаем из этого тайн. Мне даже странно слышать подобные сомнения. Разве в вашем мире существуют какие-то тайны, кроме интимных?
   "Какой наивнейший народ. Да наши миры все построены на тайнах. Все цивилизации прямо плавают в океанах тайных взаимоотношениях. Без них мир стал бы бледным и безликим".
   - Нет конечно, - сказала она. - А Глава навестит меня?
   - Он собирается сделать это в ближайшее время. Ты не возражаешь, если мы тебя будем называть Кирл? Твое полное имя вызывает трудности при произношении.
   - Совершенно не возражаю. Кирл, так Кирл. Главное, чтобы ты меня не потерял в этой толпе.
   - Что ты! Никогда!
   - Поус, а как твое обещание показать последние разработки по теме проникновения в мой мир? Ты же обещал.
   - А я и не отказываюсь от этого. Я думал, что ты захочешь вначале привыкнуть, осмотреться, а уж потом ...
   - Я уже освоилась. Меня лишь раздражала эта толкотня. Но, теперь показывай.
   - Ладно.
   Было видно, что Поус расстроен. Уплотнения его сгустка то втягивались во внутрь, то с легким пыхом выскакивали наружу. Ну прямо как дыхание человека, поднявшегося пешком на 25 этаж.
   - Я хотел показать тебе пространство дымящихся облаков, расположенное в месте, где были недавно обнаружены развалины древней исчезнувшей цивилизации. Это была неожиданная находка. Никаких упоминаний о ней до сих пор не были найдены, поэтому она представляет сплошную загадку. Еще большей тайной оказалось сама территория, заполненная теми образованиями, "мерцалками", с которых началось изучение "жестких" структур. Образований было много. Они заполняли весь объем и были расположены не хаотично, а по какой-то закономерности, что сразу указало на их искусственное происхождение. Еще большей загадкой стало само излучение, исходящее от них. В отличие от "гибельного" излучения, источаемого уже известными и исследуемыми аналогичными образованиями, здешние, наоборот, несли полевикам, попавшим сюда какую-то легкость, спокойствие и просветление в их помыслах: легче думалось, решались различные проблемы. Именно здесь в последнее время были сделаны значимые открытия, что привело к массовому неконтролируемому посещению жителями этой территории - у каждого находились какие-нибудь затруднения, от которых хотелось избавиться. Поэтому Порж распорядился закрыть это пространство от всех желающих. Теперь здесь, в основном, работают полевики из моей группы и те, кто был связан с проблематикой "жестких" структур. Кстати, последнее время отмечается активизация долины. Очередной выброс излучения странным образом совпал с нашим погружением и встречей с тобой. Уровень выброшенной энергии оказался рекордным. Мне почему-то кажется, что активизация этих образований связана с какой-то деятельностью в вашем мире.
   "Ох, как ты прав! - подумала Кирлиса-2 - Этот Поус наделен даром провидца. Очевидно, что здешние эффекты являются следствием работы артефакта. Таким образом, подтверждается прямая связь от нас в их мир. А где обратная? Чем она обеспечивается? Её надо найти или понять, через какие механизмы она действует. Тогда, хотя бы, подтвердятся пока еще гипотетические возможности работы артефакта. Это - первоочередная задача. Ибо её исход определит целесообразность моего дальнейшего пребывания здесь. Ну вот, опять меня всю дырявят! Почему?!"
   Она очнулась от дум.
   - Кирл! Кирл! Что с тобой? - пыхтел Поус, летая вокруг неё. Он выбрасывал из себя полевые струи, которые впивались в сгусток гостьи, нарушая её вихревые потоки.
   - Да перестань меня пихать! Показывай вашу достопримечательность.
   - А, заинтересовало? Как мне нравится эта загадочная гостья из другого мира! Ты обворожительна и умна. Я беру тебя в свою команду. Уверен, что это будет чрезвычайно полезно для нашего дела. Ты согласна?
   - Всё зависит от предложенной темы.
   - Перестань строить из себя глупышку. Ты прекрасно знаешь, о чем я, или хочешь ещё чего-нибудь?
   - Посмотрим ... - с некоторой задумчивостью пыхнула она.
   Поус затормозил свой полет, но, так и не дождавшись продолжения, сказал:
   - Следуй за мной.
   Это был необычный полет. Так, по крайней мере, представился он Кирлисе. Вначале они двигались в сильном турбулентном поле, чрезвычайно плотно заполненное сгустками перемещающихся полевиков. Их полевые облака искрились переливающимися световыми вихрями. Кирлисе они казались совершено похожими друг на друга. Лишь приглядевшись, она стала замечать элементы различия.
   "Интересно, как меняются их облик в процессе жизни?"
   Об этом она и задала вопрос Поусу.
   - Нет, в основном он сохраняется. Изменения и то незначительные происходят в результате сильной болезни. Основные черты от родителей передаются потомкам, что позволяет всегда определить всю родословность данного члена общества. Некоторые трудности возникают, когда в качестве родителей участвуют несколько полевиков. Но это преодолимая трудность.
   - Как так, несколько полевиков? У нас, как правило, двое родителей.
   - Так неинтересно. Минимальная выборка. Когда сливаются несколько сгустков, их вихревые потоки передают друг другу свои сильные закономерности. В результате получается поток, обогащенный новыми возможностями. Поэтому мы всегда поощряем такие слияния. Объединение двух полевиков тоже существует, но они редки. Это происходит, когда пара очень ревностно относятся к партнерам и эгоистически не желают допустить к рождению своего чада кого-нибудь еще. Но в результате, я повторяю, получается менее яркая личность. Однако тебя, я не разделил бы ни с кем. Ты будешь только моей.
   - Вот как, ты уже додумался и до этого. Интересно. И ты считаешь меня своей собственностью, не спросив моего согласия? У тебя дурные наклонности.
   - Зато отличный вкус и это касается только тебя. В нас двоих очень сильные и богатые разнообразием вихри. Поэтому не стоит бояться за потомка. Он получится каким надо.
   - Да стой же! Остановись в своей фантазии! А то решишь еще, что уже получил мое согласие на спаривание. Я еще не познакомилась с другими полевиками и не исключаю возможность найти для себя подходящую кандидатуру. К примеру, меня очень интересует Порж. Как тебе такой тройной союз?
   - Не расстраивай меня, Кирл! Обещаю, что выполню любые твои пожелания! Тебе не надо искать другого, Кирл!
   - Посмотрим, но помни о своем обещании. Что-то я не вижу здесь ничего примечательного.
   Они оказались в диффузном пространстве, внутри единого потока, медленно текущем в одном направлении. Если бы не он, то Кирлиса решила, что пространство пустое.
   "Странное пространство, с явно выраженным градиентным перемещением полевых масс. Очень похоже на зону затишья".
   - Здесь всегда так тихо и спокойно?
   - В основном, да. Но вот в те загадочные моменты, как я предполагаю, инициированными вашими действиями, здесь наблюдаются сильнейшие возмущения, которые достигают пика в области, куда сейчас стремимся. Мы уже достигли её границы. Видишь повсеместные нарушения однородности?
   Кирлиса и сама заметила изменения пространства. Впереди, насколько хватало взгляда, простиралась "гористая" местность, область с переменной структурой поля, с сильной деформацией плотности вихревых потоков. По мере углубления в массив уровень их изменений стремительно возрастал. В этом хаосе вихрей Кирлиса, тем не менее, заметила две особые структуры уплотнений вихревых потоков. Одна была большой и пологой горой, в середине которой наблюдалось обширное углубление, куда вихри тащили полевые сгустки и вместе с ними исчезали в его жерле. Другая же была полной противоположностью первой. Она была похожа на остроконечный "вулкан", из которого вытекали струи какого-то излучения. Они скручивались в виде кольцевых вихрей, растекались по "горе" и рассасывались в общих потоках в этой загадочной долине.
   "Вот это да! Ничего подобного я не видела. Очевидно лишь, что сюда что-то втекает и одновременно что-то вытекает".
   - Ну как, Кирл? Впечатляет? Представляешь, что ощутили мы, когда обнаружили это пространство, а потом ещё ощутили на себе его дыхание?
   - Здесь всегда так?
   - Нет. Оно постоянно меняется. Нами была подмечена закономерность, что объем исчезающих куда-то потоков больше чем исторгающихся. Причем со временем эта разница увеличивается. Однако были отмечены случаи, когда это соотношение меняется на обратное. Последний раз такое событие случилось в момент нашей встречи. Изменения тогда были особенно большие.
   - Становится всё интереснее, - пыхнула Кирл, а про себя подумала.
   "Похоже я нахожусь в месте, где, несомненно, наблюдаются эффекты воздействий их мира на наш, и обратная связь. Причем последняя инициируется работой артефакта. Классно! Теперь у меня не осталось сомнений, что такая связь существует. А вот смогу ли понять механизм воздействия. Скорее всего, самой мне эту проблему не осилить. Ведь что получается? Допустим, мы захотели из моего мира повлиять на какую-нибудь цивилизацию с тем, чтобы она стала развиваться в нужном для нас направлении. Воздействия, выплеснувшиеся здесь, растекутся в полях, перемешаются с полевыми вихрями их цивилизации и начнут действовать уже на эти бестелесные создания. Возникнут глобальные изменения, и их отпечаток вернется в наши, так называемые, "жесткие" миры. И я должна поверить, что обратные воздействия будут иметь нужный эффект?! Как-то с трудом во все это вериться. Эти миры полевиков достигли высокого уровня развития и не допустят каких-либо воздействий, ведущих к глобальной перестройке их мира. Они уже сейчас борются с этим, хотя еще не в полной мере осознавая происходящее, но стремительно двигаются к раскрытию тайн. А, поняв, начнут сопротивляться. Все сказанное этим умником свидетельствует об этом. Их ответ непредсказуем в последствиях для нас самих же. Вот так.... Война, что ли? Война самих с собой? Ужас!! Война невиданная и невидимая! Вот до чего я доразмышлялась. С ума можно сойти. Прав был Поус, когда говорил, что договариваться надо. Вот примерно так, как я сейчас разговариваю с самой собой и договариваюсь. Иначе, как говорит этот психоаналитик, Реферс, тебя ждет психушка. В чём же тогда предназначение артефакта?"
   Сильный толчок потряс ее. Она очнулась.
   - Кирл! Где ты? Что с тобой всё время происходит? Ты постоянно куда-то исчезаешь. На тебя страшно смотреть. Ты вдруг расплываешься, превращаясь в бесформенное облако, хаотические флюктуации пронизывают всю тебя. Я боюсь за твое тело. Подобные деструкции способны уничтожить тебя. Может быть, таким образом проявляются твои интимные области? Ты только скажи мне, я уничтожу их.
   - И не вздумай!! Ишь какой нашелся уничтожитель! Ты лучше за собой присмотри. Вон какое брюхо отрастил.
   - Какое такое "брюхо"? Нет у меня никакого "брюхо".
   - А вот это, что за клубок вихрей, вылезающих из твоего остроконечного тела?
   - Вот это? Так здесь я откладываю наиболее важные думы, которые требуют своего решения. Здесь, кстати, кое-что имеется и о тебе.
   - Убери все это куда-нибудь. Еще чего не хватало, чтобы на всеобщее обозрение выставлять свои думы обо мне. Не раздражай меня!
   Сгусток Поуса передернула легкая дрожь. До сих пор устойчивые вихри деформировались, стали перепутываться, свиваться и одновременно расплетаться, принимая новую структуру. Вскоре облако Поуса застыло в виде почти правильной сферы.
   - Пух! Нелегко принимать новый образ. Только для тебя. Так лучше?
   - Хорош! Такой мне больше нравишься. Теперь ты совершенно индивидуален. Уверена, что во всем мире нет никого облака, даже отдаленно похожего, на тебя.
   - Да. Таких нет ... - пыхнул Поус, как показалось Кирлисе, с некоторой грустью.
   Они продолжали углубляться в "гористый" район.
   - Поус, ты случайно не заметил моих потерянных вихрей? Мне кажется, что я сильно похудела. Мне очень легко ...
   - А-а, ты заметила легкость? Это свойство всего пространства. Кажущуюся легкость здесь испытывают все. Не беспокойся, твое содержание осталось неизменным.
   - Я вот о чем думаю, Поус. Мне надо вернуться в свой мир, где вновь активизирую наши эксперименты, а ты в это время понаблюдаешь за происходящим здесь. Если все подтвердится, то станет нашим первым положительным опытом.
   - Молодец. Я сам хотел предложить тебе это. Ты - творческая личность. В вашем мире "жесткие" структуры все такие?
   - Конечно нет. Как и вы, мы все разные, но ум является основной характеристикой наших цивилизаций.
   - Другого и не ожидал ответа. Нам, обязательно, надо найти возможность посещения вашего мира. Я хочу туда попасть, ведь ты оказалась здесь.
   - Не я, а мой портрет, тобою синтезированный.
   - Конечно, Кирл. Но ты ж не потеряла возможность общаться со мной и рассуждать на такие непривычные и трудные для нас обоих темы. Поэтому, прежде чем принять предложение, я должен изучить тебя, твою структуру полей. Необходимо понимание принципов возникновения "жестких" структур, чтобы синтезировать портреты нас, полевиков в "жестких" формах. Мы же договаривались с тобой об этом. Не так ли, Кирл?
   - Да, - после некоторого молчания пыхнула она, - я не отказываюсь от этого. Можешь начать в любое время.
   - Отлично. Предлагаю побыть здесь еще немного. Набраться сил, расслабиться. Затем отправимся в мой исследовательский центр. Если не возражаешь, я прикоснусь к тебе ...
   Некоторое время два слившиеся полевых сгустка парили над клубящейся долиной, ныряя в разноцветные вихревые потоки, все больше и больше углубляясь в "горы". Лишь когда Поус почувствовал, что Кирл была уже готова раствориться в нежных ласкающих течениях, - настолько было расслаблено её тело, - он развернулся и понес её в сторону обжитого района, к своим исследователям.
  
   ***********************************************************************
  
   Перелет до созвездия "Флоры" прошел незаметно. Минизвездолет шел в автоматическом режиме в надпространстве, неся в своем чреве кокон со спящими пассажирами. Лишь достигнув пункта назначения, он перешел на уровень обычного пространства, и системы жизнеобеспечения начали приводить в чувство путешественников. Первым проснулся Сальвир. Выбравшись из кресла, с трудом двигая еще непослушное тело, он добрался до пультов управления. Средства отображения межзвездной среды были заполнены сплошной чернотой из-за отсутствия каких-либо звезд. Только по направлению полета наблюдалось их небольшое скопление.
   - Попали куда надо, - сказал он, сравнив видимое изображение скопления с его фотографиями из базы данных корабля.
   Сальвир ввел в навигационную карту координаты нужной планеты и стал тормошить команду.
   - Давайте просыпайтесь, пропустите самое интересное. Здесь есть на что посмотреть.
   По мере приближения, созвездие раскрывалось как бутон цветка, показывая свои красоты. В центре располагался красный гигант, удерживающий своей мощной гравитацией молодые звезды, которые, в основном, расположились почти равномерно вокруг него. От их излучения общая светимость созвездия была значительно выше чем светимость окружавшего пространства. Среди них выделялась компактная группа из четырех звезд, куда и направлялся звездолет.
   - Там находится наша планета, - пояснил Сальвир. - Интересно, что планеты, которые расположились здесь, движутся по весьма замысловатым траекториям, так называемым "перехваченным". При полете планеты на отдельных участках траекторий попадают под влияние сил одной из звезды, что изменяет её движение, далее она оказывается захваченной силами другой звезды и так далее, пока не вернется к начальной точке, после чего начинается следующий цикл вращения. Звезды все разные по массе, силе и спектру излучения. Их излучение приводит к тому, что на планетах наблюдаются значительные сезонные изменения. Может быть этим объясняется наличие на них в основном только растительности, имеющей более гибкие и динамичные приспособительные возможности. Тем не менее, встречаются немногочисленные животные формы. Более того, есть одна планета - она расположена вот здесь, в самом центре кучи, - на которой обнаружены большие популяции различных насекомых. Они обжили почти все уголки планеты. Она и является нашей целью. Есть у неё еще одна особенность. Под действием окружающих её планет она не вращается вокруг своей оси; на отдельных участках поверхности слабо заметны сезонные изменения. Там вечный день. Для этого хватает излучения от всех светил. Меняется лишь окраска неба, из-за различного спектра излучения конкретной звезды, которая в данный момент тащит её. При этом ещё наблюдается изменение температуры поверхности. В целом же условия весьма комфортные даже по земным меркам.
   - Красота! Вот погуляем, - улыбнулась Кирлиса.
   - Да, приятное занятие. К сожалению, должен заметить, что атмосфера содержит ядовитые для нас компоненты, так что гулять придется в фильтрах. Однако, к нему быстро привыкаешь и потом уже не замечаешь его.
   - Наш путешественник даже здесь успел побывать, - с явным вызовом произнесла Кирлиса. - Какими же путями ты и тут оказался; что заинтересовало тебя на этой странной планете?
   - Ты сама ответила за меня. Именно необычность различных явлений является притягательной силой для любого путешественника, желающего собственными глазами увидеть происходящее. Естественно, таковыми здесь являются растительный мир и, особенно, мир насекомых, о котором я слышал от моих приятелей. Через них, в очередную экспедицию, взяли и меня. Кстати, они же помогли организовать и нашу поездку. Должен заметить, что по окончанию работы, мы обязаны представить отчет о проведенных исследованиях. Вот так, исследователи. Наше присутствие здесь представлено как плановая работа научного института.
   - Ты нас продал, что ли?
   - А ты как думал, Лежур? Поездку сюда, нахождение здесь в течение некоторого времени требует больших материальных затрат. Надо было достать их, естественно чем-то заинтересовав возможных спонсоров. Я нашел их. Мы здесь. В чем вопрос?
   - Меня смущает следующее обстоятельство. Мы же договорились не выносить пока на общее обозрение то, что было случайно открыто.
   - Я бы не относил это к научной общественности, которые имеют право знать об обнаруженных явлениях. Они заслуживают того, чтобы над этой проблематикой работало много умных голов. Через некоторое время она станет привычной и для всех, как в свое время подобное случилось с обнаружением электромагнитных волн.
   - Пожалуй, я соглашусь с Лежуром, - сказал Фукш. - Ведь, собственно говоря, неприятна лишь сама мысль, что тебя примут за сумасшедшего. Но эта такая мелочь по сравнению с тем, что, будучи вброшенной в массы, она захватит мысли многих и тем самым приобретет многих сторонников серьезного исследования. Как ты считаешь Сальвир или ты согласен с Реферсом?
   - Что вы обсуждаете сообщать или не сообщать общественности об обнаруженных каких-то явлениях, по сути, говоря, еще не начав их серьезного обследования. Что-то было подмечено, что-то воспринимали, что-то зарегистрировано и так далее. Это - несерьезно! - Кирлиса получила сообщение от Кортока и уже руководствовалась его инструкциями. - Давайте начнем работать на планете. Получим неопровержимые доказательства существования информационного поля, а ещё лучше эффекта влияния "пси-поля" на нас, вот тогда с этим и стоит выходить в мир. А до этого момента нам не к чему дополнительные проблемы: сторонники, оппоненты, которые тоже захотят побывать здесь, споры, предложения по различным экспериментам, строительство других Голиафов и так далее. Нам это нужно?! Вы хотите, чтобы здесь появился базар различных непроверенных идей, проектов, среди которых на неопределенное время все забудут о самом исследовании. А?!
   - Устами женщины глаголют истины. Я согласен с ней. Пока ни к чему будоражить общественность, так спокойнее, - подвел итог обсуждению Сальвир. - А для отчета у нас найдется материал, все-таки среди нас есть специалист по насекомым.
   - Ну вот, опять я... - буркнул Лежур.
   - Даже, если у нас ничего не выйдет, материал мы представим. Будь спокоен. Я ему помогу, - добавил Фукш.
   - На том и решили. Взгляните на пейзаж за бортом. Так выглядит планета с высоты.
   По мере приближения к планете стали заметны особенности её поверхности. Как и говорил Сальвир, она, в основном, была покрыта сушью, но весьма примечательной. Её площадь составляли многочисленные большие и малые острова с весьма причудливыми границами, окруженные тонкими нитями водных проливов. Лишь на полюсах планеты были замечены сплошные водные участки.
   - Некоторая изолированность этих островов друг от друга обуславливает и морфологическое различие, по крайней мере, ползающих на них насекомых. Будем садиться на остров проживания тех самых подопытных муравьев Лежура, так им любимых.
   Космолет опустился в центре большого острова. Вокруг корабля раскинулся густой массив разнообразной растительности высотой в несколько метров.
   - Теперь понятно, чем вызвана их любовь к древесной пище, - заметил Лежур, внимательно разглядывая толстые, но низкорослые деревья, весьма отдаленно напоминающие наши древние хвощи. - Надо будет попробовать их на вкус. Сальвир, а кроме моих вегетарианцев здесь водится ещё что-нибудь.
   - Животный мир на планете весьма разнообразный. Представление от первых посещений, что планету населяют насекомые, оказалось неверным. Да и вообще нашу систематику к этому миру нельзя применять. Насколько мне известно, здесь встречаются и хищные виды, причем с размерами, значительно превосходящими твоих муравьев. Так что нам следует быть внимательными, если будем находиться без скафандров, а только в масках. Ну что, давайте разворачивать нашу походную лабораторию. Я пока создам в непосредственной близости от корабля защитную зону, чтобы исключить возможность нашего контакта с местной живностью. Я понимаю нетерпение Лежура и Фукша, но надо осмотреться.
   В течение последующего времени вокруг космолета была расчищена площадка, на которую разместили часть исследовательской аппаратуры и Голиафа. Вслед за этим из корабля выгрузили "жука", переоборудованного под подвижную лабораторию. На нем предполагалось перемещаться по планете и фиксировать характеристики "пси-поля" и появляющихся в нем различных полевых эффектов.
   - Сальвир, ну и где ж здешняя живность? - спросила Кирлиса.
   Пока мужчины разворачивали аппаратуру, она бродила в пределах закрытой зоны и пыталась увидеть что-либо живое. При ярком слегка розовом освещении окружающая растительность выглядела очень рельефно, что позволяло разглядеть мельчайшие детали. Но, несмотря на все усилия, она не обнаружила ни единого движения. Было безветрие и непривычно тихо.
   - Похоже, что ты неудачно выбрал место.
   - Вообще-то, я руководствовался данными навигационной системы.
   - Хотел бы я знать, когда в неё были заложены эти данные? - буркнул "рыжий". - Как-то меня тоже настораживает подобная тишина.
   - Информация заложена почти два десятилетия назад, примерно во время моего посещения; с тех пор планету не посещали.
   - Ха, недурно. Да за это время они могли успеть поесть друг друга или вымереть в результате какой-нибудь эпидемии от заразы, кстати, занесенной сюда вами же.
   - Здесь, как всегда, были предприняты все необходимые меры. Большего, к сожалению, мне нечего добавить. Давайте пока не думать об этом. Будем придерживаться разработанного плана, а там посмотрим. Мы всегда сможем поменять место стоянки.
   - Действительно, - согласился с ним Реферс. - Лежур, запускай микроскоп и подсоедини "СМ". Посмотрим, как выглядит информационный фон. Интересно, ... - добавил он, надевая шлем, и замолчал....
   Он был поражен увиденной непривычной картиной, возникшей у него в голове. Все пространство было заполнено легким прозрачным туманом. Он дышал, живя какой-то только ему понятной жизнью. Именно такое ощущение испытал Реферс. Как будто что-то огромное и ленивое нежно обволокло дух аналитика, приняв его в своё тело и ласково убаюкивало, как родная мать любимое дитя.
   "Всё хорошо..., спокойно..., спи...."
   Реферс стал терять себя, растворяясь в слоях тумана.
   "Как приятно..., можно еще расслабиться...."
   Мысли медленно и с трудом всплывали откуда-то и также неизвестно где исчезали. Он никак не мог сосредоточиться ни по одной из них как не старался. Да и желание-то особого не было. "Зачем они - эти мысли? Зачем? Оставим другим.... Другим?"
   Эта мысль неожиданно разорвала липкий туман и пронзила его. Реферс ухватился за неё и стал вылезать из засасывающей его топи.
   "Другие, другие...."
   Твердил он, стряхивая со своего сознания последние ошметки вязкого пространства, и скоро освободился, наконец, обретя власть над собой.
   "Где ты и что из себя представляешь? Откуда такая всепоглощающая трясина? Так можно погибнуть, потеряв себя. Не вижу никаких информационных источников, как было прежде.... Где они...? Неужели они вокруг и их так много, что возникла такая гладь болота. Без единой "кочки" информационного источника, на которой могло зацепиться мое сознание. Страшное место!!! Быстрее отсюда... пока я ... есть!"
   Усилием воли Реферс послал сигнал пальцам, и микроскоп уловил их. Он выплыл в реальность.
   - Что с тобой? На тебе лица нет. Бледный как моя простыня, - обеспокоено спрашивал Лежур, помогая ему снять шлем. - У меня есть специальный раствор, сейчас смочу им полотенце и на голову. Сразу станет легче. Поверь мне.
  
  
   - Если на твою шевелюру, обжитую многочисленными подопытными, то это еще ничего, а меня не тронь.
   - Нет, вы только послушайте его, - он еще шутит. Ей-ей, не отключайся!
  
   - Оставь его нам, пусть отдохнет, - вмешался Сальвир, - а ты лучше разберись с Голиафом. Почему он не отключил Реферса? Мы могли потерять его. Я же говорил, что наши исследования очень опасны. Очень! В них все новое. Наши рефлексы и обычные навыки здесь не работают.
   - А как в таких условиях будешь осторожным, если не представляешь, что тебя может ждать в следующий момент, - заметил Фукш.
   - Ты правильно говоришь, - согласился разведчик. - Тогда, может быть, в первое время ограничить время сеанса. Пусть микроскоп сам отключает работу. Заслушаем полученные им впечатления, обсудим результаты, и будем решать, как нам поступать в дальнейшем.
   - Хорошо, я установлю таймер. Давайте пока отнесем его в корабль, затем поколдую с Голиафом.
   Обратно в корабль он вернулся нескоро.
   - Ну что? - спросил Сальвир. - Тебе удалось разобраться?
   - Удалось, - буркнул натуралист, озабоченно скребя пятерней рыжую шевелюру, но больше ничего не сказал.
   - Я тебя спросил, - не отставал разведчик, уловив в его тоне тревожные нотки.
   - Не понимаю.... Видите ли ему хотелось понаблюдать....
   - Кому "ему"? Говори яснее. Голиафу?!
   - А кому же еще! Его очень удивил спокойный и ровный "пси" фон. Оказывается, Голиаф, все время пока мы проводили эксперименты, наблюдал за нами, собирал информацию, анализировал и думал своими электронными мозгами. До этого инфо-поле, где мы были, бурлило, а здесь - тишина. Ему интересно. Он самостоятельно решил поисследовать, потому и затянул сеанс, почти забыв о Реферсе.
   Сальвир перехватил взгляд Кирлисы.
   - Вот как. Эта машина уже стала забывать о безопасности своих создателей. Нам не хватает еще этих забот. Лежур, надо что-то придумать. Дальнейшие исследования следует приостановить, пока не решим возникшую проблему.
   - Согласен с тобой. Ах, Голиаф, Голиаф. Никогда не предполагал, что у меня возникнут с тобой подобные сложности. Я же специально разрабатывал блоки, инициирующие зачатки разумного поведения. И это было необходимо в моих исследованиях, когда приходится работать с неизвестными представителями животного мира с других планет. Ведь неизвестно заранее как они себя поведут. А микроскоп анализировал их и подсказывал мне, в каком направлении следует изменить ход опытов. Конечно, не все его рекомендации я принимал, но он здорово помогал мне ориентироваться в процессе. Но такого, чтобы, не предупредив меня, изменить эксперимент, еще не было.
   - Надо запретить ему самостоятельные действия.
   - Это легко сказать, девочка, - сделать труднее. Как приказ он не примет его. Будет сопротивляться, - уж я-то знаю. Отключение же программных блоков сделает из него дебила.
   - Делать этого нельзя, ни в коем случае, - убежденно заметил Фукш. - Сальвир всё время напоминает нам, что мы пробиваемся в неизвестную область, и, что из неё вылезет, нам неведомо. И это - правильно. Голиаф, до сих пор, не подводил нас. Оберегал, а ситуации были, сами знаете какие. Мне кажется, что ему надо объяснить направление наших поисков.
   - Ба! - Рыжик воскликнул, взглянув на друга. - Хорошо говоришь! А как ты объяснишь этой железке? - показалось, что его рыжая шевелюра зашевелилась от возбуждения.
   - А ты подумай, - Кирлиса подошла к Лежуру и постучала ладонью по его груди, - подумай. Эта "железка", как вы меня убеждаете, обладает разумом, а ты её создатель. Она поймет тебя.
   - Вы что обсуждаете? - послышался голос психоаналитика; он очнулся и внимательно прислушивался к разговору. - Я что-то пропустил интересное? И почему мы в корабле?
   - Ты очнулся! Наконец-то, - радостно воскликнула Кирлиса. - Что с тобой приключилось?
   Фукш толкнул Лежура локтем в бок и тихо заметил:
   - Смотри, как девочка обрадовалась.
   - Понял, - ответил тот, затем повернулся к Реферсу. - Тебе, почему-то, больше всего достается - уже дважды отключался. Это меня пугает. Надо обследовать твои мозги.
   - Ты еще скажи "прочистить". Я совершенно здоров. Но в этом мире характеристики "пси-поля" совершенно иные, чем те, которые мы наблюдали раньше. Оно как бездонная трясина, неудержимо затягивает тебя в свою глубину, где ты теряешь всякое ощущение и становишься куклой, бесчувственной и равнодушной ко всему. Страшное место!
   - Приехали. Ты куда нас привез, путешественник!
   - Туда, куда мы все вместе и решили. Фукш высказал предложение, что подходящее место для дальнейших исследований подошла бы планета густо и равномерно заселенная живыми существами, типа насекомых. Эта планета таковая и есть.
   - Да?! И где же жильцы? - с вызовом спросила Кирлиса. - Мы еще не видели ни одной хоть какой-нибудь мельчайшей твари.
   - Тише, тише. Не надо на меня так наступать. Повторяю, что мы пользовались информацией, утверждающей, что планета заселена. Согласен, она - давняя, - но другой нет. Сейчас запустим исследовательские зонды с термальными датчиками. Они облетят планету, и у нас появится карта с данными о живой материи и где она сосредоточена. Возможно, что мы неудачно выбрали место посадки. Давайте подождем результатов.
   - Похоже, что он прав. Запускай зонды, а я пойду к Голиафу; надо с ним поработать.
  
   ***********************************************************************
  
   "Кирл! Кирл!"
   Беззвучное пыхтение уже в течение некоторого времени сотрясало сгусток Кирлисы2. Она не отвечала на зов, потому что была на приеме у Главы. Порж наконец освободился от неотложных дел и решил встретиться с необычной гостьей. И был приятно удивлен происшедшими в ней изменениями.
   - Ты очень похорошела за то время, когда Поус вытащил тебя в наш мир. Несмотря на явную схожесть с нами, в твоем текучем облике всегда присутствует какая-то привлекательная черта - вроде бы и ты, но новая! Прелесть! Я теперь понимаю его, почему он без ума от тебя. Даже образ изменил свой - подтянулся, стал строже к себе, но, при этом, мечтательней. Я готов даже завидовать его возрасту и выбору. Ты не понимаешь? Я имею в виду выбор тебя среди всевозможных претендентов для будущей семьи. Не возмущайся такими подробностями. Мне допустимо знать всё, и особенно о тебе, необычное создание. Порж познакомил меня с твоим портретом после обследования. Он удивителен, я поражен богатством его вихрей. Но это ведь только поверхностное представление тебя в нашем мире, невозможно мне даже представить какая ты в своем. Какие неисчерпаемые оттенки возможностей поведения заложены, наверное, в ваших "жестких" структурах. Мне кажется, и я уже высказывал эту мысль, что твой нынешний полевой облик является лишь каким-то обобщенным образом тебя, реальной. Хотелось бы увидеть ту....
   - Я уверена, что вам удастся попасть в наш мир, ведь как много уже сделано в этом направлении.
   - Я тоже уверен. Только хватит ли для этого моих сил? Ведь мы - не бессмертны. У каждого из нас свой жизненный цикл. У меня, как у главы, он достаточно велик, но, все-таки, конечен. Половина его уже прошла.
   - Как рассказывал мне Поус, ваши успехи в понимании устройства моего мира грандиозны.
   - Да, это так. Я горд тем, что величайшие открытия произошло в мое правление, хотя должен признать их случайность.
   - И в моем мире случайность играет большую роль. Главное - не пройти мимо, а обратить внимание на случайно открывшиеся возможности.
   - Ты права. Нам повезло, что у нас есть такой ученый как Поус. Но, тем не менее, должен обратить еще на одно чрезвычайное обстоятельство. В этой цепи случайностей важным звеном оказались ваши эксперименты. Не будь их, неизвестно сколько бы прошло времени, пока не обнаружились подобные эффекты и мы не обратили на них внимание. Такие случайности оказываются жизнеопределяющими, запускающими дальнейший ход истории. Она могла быть такой, или ... другой ....
   - Я понимаю Вас. Догадываюсь, куда Вы клоните, куда подталкиваете. Такая манера, как правило, несвойственна для первых лиц государства.
   В облаке Главы проявилась картина сложнейшей вязи клубка скрученных полевых потоков. Уже привыкшая к разнообразию изображений полевых сгустков, увиденных полевиков, Кирлиса была поражена случайно подсмотренной богатейшей структурой вихрей Поржа.
   - Ты - наша гостья, отображение существа из другого мира. Я не могу тебе приказывать. Ты правильно поняла меня. Как мы теперь представляем, для успешного продвижения в интересующей нас области необходима ваша деятельность. Встречные эксперименты ускорят понимание происходящих процессов. Честно признаюсь, что меня очень беспокоит влияние вашего мира на нас. Я уверен, что появление "долины" это лишь первый яркий признак такого влияния. Некоторые из нас рады этому из-за благотворного влияния, когда они оказываются там. До сих пор "мерцалки" порождали противоположный эффект. Всё это меня, как главу государства, очень настораживает. Что произойдет, если возникнут ещё "долины", но уже с другими свойствами? Что, если они вызовут угнетение, апатию, безразличие, безысходность, страх, и подобные настроения охватят массы моего народа? Это же приведет к разрушению государства. Можно, конечно, закрыть доступ в такие зоны. Но это не выход. Наблюдается явная тенденция роста общей массы "мерцалок", сокращающих наше жизненное, незатронутое ими, пространство. Надо что-то делать, и спешить. Прошу тебя, помочь нам. Я не тороплю тебя с ответом, подумай. Поус говорит, что вернуть тебя в прежнее состояние можно будет только в тот момент, когда ваши исследователи предпримут очередные эксперименты. Теперь прощай прекрасная гостья.
   Полевой сгусток Главы медленно расплылся в пространстве. Разноцветные вихри ласково обволокли Кирлису. Нежно проникнув в неё, они породили в ней волны радости, блаженства и небывалой легкости. Хотелось, чтобы это продолжалось вечно....
   "Прощай!"
   Отзвук постепенно затух в её теле. Она осталась одна. Наконец-то! Пока она встречалась с Главой, присутствие других полевиков было заблокировано. Скоро запрет рассосется, и она вновь окажется в их гуще. Даже, несмотря на то, что благодаря выставленному барьеру они теперь не пронизывают её тело, но она очень устала от постоянного мельтешения их сгустков. Ещё это зов от Поуса!
   - Оставь меня в покое! - послала она отклик. - Хочу побыть одной. Найдешь меня в "долине".
   - Остановись! Тебе нельзя быть там одной. Ты еще не готова.
   "Отстань умник! Вот пристал! Сама, как-нибудь, разберусь", - подумала она и, не ответив Поусу, поплыла в "долину".
   Дорогу она хорошо запомнила, поэтому, умело лавируя среди гущи сгустков вихрей, вскоре оказалась на окраине "долины". Территория была пустынна. Изредка ей попадались лишь отдельные полевики из числа сотрудников исследовательских групп. Её никто не остановил, видимо охранение посчитало, что она имеет разрешение, памятуя её прошлое посещение в сопровождении Поуса.
   "И здесь то же самое, что и у нас - неистребимое почтение перед начальством".
   Кирлиса поднялась в верхние слои тумана, стелющегося над "долиной", чтобы с высоты видеть большую часть раскинувшейся территории. С момента прошлого посещения здесь ничего не изменилось. Сквозь массу перемешивающихся полевых облаков, не имеющих четких границ, просматривались два потока. Один цветной поток изливался из кратеров, вынося из нутра вулканов клубящиеся полевые сгустки, которые стремились вниз, растекаясь по "долине", где дробились в вихрях движущихся по ней рваных слоев, постепенно исчезая в их общей массе. Каждый такой поток имел, как правило, свой цветовой оттенок. Он четко прослеживался по его руслу, но постепенно исчезал в брызгах дробления, приобретая оранжево-зеленоватый цвет общего фона. На его фоне Кирлиса иногда замечала сгустки полевиков, но они были редки. Чем они занимались здесь, Кирлиса, естественно, знать не могла. Всё, что её надо, она узнает от Поуса. Её сейчас интересовал поток другого типа. Тот, который тек и исчезал в широких пологих жерлах и, как она полагала, реализовывал обратную связь влияния мира полевиков на мир "жестких" структур. Эти потоки не имели ярко выраженного цветового оттенка, отличающегося от окружающей среды. Выделялось лишь растущее уплотнение полевых вихрей, плотность которых становилась выше по мере приближения к жерлу. Интересной особенностью казалась постоянная скорость движения потоков.
   "А что произойдет, если полевик приблизится к жерлу? Его затянет туда? - подумала Кирлиса. - Ведь его структура тоже полевая, как и все вокруг. Что с ним произойдет? И какой эффект от такого падения произойдет в "жестком" мире? Одно дело - размытые поля, не имеющие явной структуры, а другое - когда оказывается структурный объект".
   Решив поговорить на эту тему с Поусом, она продолжала углубляться в глубь "долины", предполагаемая граница, которой терялась в молочной розоватой дымке. Полет на большой высоте позволил ей заметить некоторые особенности подстилающей поверхности, которые были не видны снизу. Кирлиса с удивлением обнаружила, что поверхность вовсе и неоднородна, как считалось до сих пор, а состояла из разнородных лоскутков. Эти отдельные участки, тоже состояли из кратеров обоих типов, но их плотность, вид расположения кратеров, активность и характер исходящих струй были совершенно различны. Это было удивительно и тем более странно.
   И еще! Как она полагала, что за все время полета продвинулась достаточно далеко внутрь "долины", но пока еще не заметила её реальной границы! Она все еще продолжала двигаться в тумане. Как? Почему? И где теперь она находится? Только сейчас Кирлиса испугалась. Вначале тихо, а потом все громче стала звать:
   - Поус!
   Вскоре до нее дошел его ответный отклик. Он был очень тихий и звучал в ее облаке на пороге чувствительности. Но и это её обрадовало, она продолжала непрерывно звать ученого. Вскоре Кирлиса стала различать и то, что кричал Поус. Он просил её не молчать, так как только такая звуковая связь определяла направление, в котором ему необходимо двигаться. Она тоже направлялась ему навстречу. Только когда путешественница увидела движущееся облако, она успокоилась.
   - Наконец я тебя нашел! - пыхнул Поус. - Ты нас здорово напугала. Зачем сюда залезла? Я же говорил, что ты еще не готова для таких путешествий, и, притом, в такую область. Про неё нам сами-то мало что известно. Ай-ай-ай, как ты устала.... Цветовой портрет совсем потух.
   Он летал вокруг неё. Его вихревые протуберанцы проникали в её тело и массировали внутренние потоки, насыщая их своей энергией, отчего они возбуждались на прежний ритм.
   - Вот так, ... так .... Ещё немного и мы восстановим цветовой градиент.
   - Хватит, - произнесла она, с трудом преодолевая желание подольше находиться в этом приятном расслабленном состоянии. - Я восстановила свои силы.
   "Не хватает ещё, чтобы он подумал, что приобрел власть надо мною. Необходимо держать дистанцию. Пусть выбросит из своих вихрей мысль о создании со мной семьи, а думает о проблеме. Сейчас я настрою его на рабочий лад".
   - Я что, очень далеко забралась в "долину"? Летела и летела, стараясь достичь её границы.
   - Границ у неё вообще не существует. Она распространяется во все стороны и накрывает все наши миры, как показали последние исследования. Её влияние лишь здесь усиливается, и мы ощущаем это. Это трудно понять, но это так. Мы пока не можем объяснить, почему так происходит. Пространство "долины", в основном, невидимое и неощущаемое. Кроме того, есть лишь конечное число мест, проникнув через которые можно оказаться здесь и физически ощутить ее влияние. Я привел тебя именно в такое место, поэтому ты не можешь ощутить разрывность её характеристик, находясь уже внутри "долины". В других местах мы испытываем её влияние через обобщенные полевые эффекты.
   - Фантастика!
   - Да, согласен. Мы думали и работали над проблемой "жестких" структур, не замечая до последнего времени что у нас, в нашем мире, есть еще более глобальная и пока совершенно непонятная проблема "долины". Как оказалось, входы в неё существуют из каждого нашего мира. И хотя общий вид пространства "долины" для каждого мира разный, но везде существуют втекающие и вытекающие полевые потоки. Это - общее свойство "долины". И еще. Некоторое время назад, как сообщают наблюдатели, "долину" сотрясали порывы чрезвычайной активности, но они были очень короткие и отличались уровнем локального влияния в разных её частях. На нашем участке они тоже происходили, но имели весьма спокойный и, я бы сказал, сглаженный характер, как бы эхо тех катаклизмов. Мне кажется, все происходящее было связано с вашими исследованиями.
   "Знал бы ты о разрушении артефактов в других мирах, тогда твоё подозрение превратилось в уверенность".
   - Ты знаешь, что состоялся разговор с Поржем. Он подталкивает меня к тому, чтобы я возвратилась в свой мир и продолжила начатые нами эксперименты. Он уверен, что наши синхронные действия совершенно необходимы для понимания и освоения наблюдаемых процессов.
   - Я с ним согласен, и твое появление здесь яркое тому подтверждение.
   - Понимаю, но я только появилась и мне мало просто видеть вас, необходимо еще понять устройство вашего мира. Тогда мы могли бы более осмысленно и целенаправленно выстраивать ход экспериментов. Кстати, что показал анализ моей структуры? Давай рассказывай, пока мы будем летать над этим пространством.
   Под ними через пелену диффузного тумана проступали бесформенные клочья обманчивой суши. Вся её поверхность была заполнена нагромождением пока дремлющих и действующих вулканов, исторгающих лавы разноцветных полевых потоков. Одни текли, постепенно растворяясь, незаметно исчезая в набегающих перистых облаках. Другие сразу застывали, ежеминутно изменяя облик поверхности. Здесь же, стягиваясь и свиваясь в мощные вихри, зарождались потоки, которые каким-то невидимым и мощным пылесосом всасывались внутрь. Среди этого бурлящего и клокочущего однообразия были замечены редкие участки, резко отличающиеся от окружения протекающими на них процессами. Эти места были похожи на клочки поверхности глухого и болота, внутренние процессы которого ещё не закончились. Газы от тления растений, упавших на его дно, вырывались наверх крупными пузырями и разбрасывали в стороны ошметки жижи. Здесь же были и пузыри поменьше, от чего создавалось впечатление постоянного и равномерного кипения.
   - Странный участок, - запыхтел Поус, - ты ничего не чувствуешь?
   - Меня как будто растаскивают во все стороны, но я не ощущаю потери жизненных сил из-за постоянного притока странной энергии. Впечатление как от промывания мозгов: становишься равнодушным ко всему происходящему, исчезают желания и стремления к переменам. Это место - опасное.
   - Ты очень точно описала ощущения. Давай поднимемся выше и будем выбираться отсюда. Я ощущаю сильные токи, Кирл. Что-то назревает. Стремительно растет напряженность поля. Смотри, всё пространство покрылось рябью, появились вихри, которые втягиваются в внутрь участка. Они высасывают поля! Быстрее отсюда!! Кирл, что с тобой?! Куда?!!
   Сгусток Кирлисы стал закручиваться, вытягиваясь этакой воронкой смерча, направленной вниз, к поверхности. Поус бросился к ней, пронзив собой её облако. Его вихри скрутились с её полями и остановили стремительное падение в ожившую пучину. Но падение их совместного клубка продолжалось и полевику приходилось напрягать все свои силы, чтобы впитать энергию из окружающей среды. Остановились они только у самой поверхности, где уровнялась энергия появляющихся и исчезающих полевых вихрей. Именно в этой тонкой прослойке они и зависли. Поус продолжал подпитывать собой поля Кирл, боясь потерять её.
   - Что же с тобой происходит?
   - Меня тянет вниз. Я ощущаю в себе внутренний зов. Это - вторая моя половина!! Она зовет меня! Она вновь находится в промежуточном слое. Нам нужно туда ....
   - Нет! Тебе нельзя сейчас туда. Я не хочу этого! Там я могу потерять тебя.
   - Запомни! Я не твоя рабыня и никогда ей не буду. И сама буду решать, что мне делать. Но я сама не хочу пока возвращаться, рано ещё. Этот участок необходимо запомнить. Здесь легче всего возникает связь твоего мира с моим. Можешь отпустить меня. Я справлюсь. Из этой зоны лучше выходить, двигаясь около поверхности, а когда покинем её, поднимемся наверх. Двигайся за мной.
   Так они и сделали. Лишь оказавшись вне коварного участка, они оглянулись назад. Там всё еще продолжалось бурлить пространство. Вырывающиеся из-под поверхности "болота" полевые вихри через некоторое время смешивались с другими потоками и втягивались в внутрь. Примечательным было то, что на других аналогичных участках "долины" атмосфера над ними была спокойной. Бурлило лишь в этом месте!
  
   ****************************************************
  
   Яжек Маклай сидел в глубокой задумчивости. Слегка поредевший, но вырвавшийся без человеческих потерь из враждебного мира, отряд космических кораблей расположился в окрестностях двойной звезды. На одной из планет её планетарной системы находились минералы для проведения ремонтных работ космолетов и восстановления их энергетических запасов. Поход через коридор безопасности в сложнейших условиях, которые создали преследователи, основательно потрепали двигательные установки и системы поддержания жизнеобеспечения, да и сам корпус требовал серьезного ремонта из-за утончения защитной оболочки.
   "Как не крути, но для приведения кораблей в рабочее состояние по минимальным требованиям необходимо не менее двух недель".
   Тут было от чего задуматься. Центр просил быстрее доставить пленников в исследовательский центр на одном из спутников Юпитера.
   "Туда еще добираться около двух недель. Итого, ждать им нас придется месяц. Ну что же, тогда поработаем мы с ними".
   - Вилли, - позвал он.
   - Слушаю, командир.
   - Что с пленниками?
   - С ними всё нормально. Сидят в карантине, коконы мы с них сняли. От воды и пищи они отказываются - я, как раз, хотел Вам доложить об этом.
   - Считай, что доложил. Пора с ними знакомиться. Доставь их в приемник.
   - Всех?
   - Да, всех.
   - Понял. Прошу разрешить мне прежде закончить дело здесь, а потом доставить их.
   - Хорошо.
   Пока было время, Яжек просмотрел запись первой встречи с блендерами. Что-то неуловимо тревожное возникшее тогда от неожиданного вида их тел продолжало сидеть в нем и сейчас. Как он ни старался разобраться в своих чувствах, ответа на причину тревоги не находил. И теперь, разглядывая их главаря, зависшего в воздухе при встрече с Вилли, взгляд Яжека скользил по его фигуре.
   "Как они похожи на нас. Даже число пальцев на руках совпадает. Кроме этого странного предмета у них нет ничего, и он, похоже, является оружием. Я не услышал ни одного обращения его со своей командой, и, тем не менее, они выполняли все его приказания. Как?"
   Его размышления были прерваны приходом Вилли.
   - Пленники доставлены в приемник.
   - Они сопротивлялись перемещению?
   - Нет. Ведут себя так, как будто ничего не произошло с момента своего пленения. От этого остается ощущение, что они могут освободиться и ждут удобного момента, и еще их что-то интересует, потому и не спешат.
   - Что интересует?
   - Не знаю, Яжек. Я говорю об ощущениях, которые они производят на меня.
   - Вот что, накинь кокон на корабль.
   - На весь?! Это ж какие энергии? У нас её и так мало.
   - Накинь. Если они исчезнут, то окажутся бессмысленными все наши усилия. Исполняй. Я, в приемник.
   Блендеры стояли в центре помещения, образовав два вложенных круга, внутри которых парил их предводитель. Увидев вошедшего Яжека, он замер, обратив на него взор. В голове у Маклая прозвучал вопрос:
   "Зачем?"
   Подавив в себе удивление умением блендеров вести мыслительный разговор без видимых технических средств, Яжек произнес:
   - Что значит "зачем"?
   - Зачем вы нас пленили? Неужели вы думаете, что мы расскажем вам о нашем мире, или уверены, что сможете удержать нас здесь?
   - Это не наши методы. Ваше агрессивное поведение вынудило нас поступить так. Нам надо объясниться, постараться понять мотивы тех или иных поступков обеих миров, чтобы в дальнейшем руководствоваться этими знаниями. После этого вы будете доставлены обратно.
   - Нам этого не надо. О вас мы и так все знаем, вам нечего к этому добавить. Свидетельством тому является хотя бы то, что мы разговариваем с вами на вашем языке.
   - Тогда зачем ваш отряд кораблей проник на территорию, где проживаем мы? Нет мы не запрещаем вам находиться здесь и у нас никогда не возникало таких мыслей, так как считаем, что Космос принадлежит всем существам, живущим в нем. Но зачем скрываться? По нашему мироощущению это не соответствует миролюбивым устремлениям, а скорее наоборот.
   - Вы лжецы! Вам ли говорить о мире! Мы вас не трогали, а только изучали вас, а вы вторглись в наш мир и выкрали наши святыни. И после этого смеете бурчать о дружеских отношениях?! Отдайте наше и не лезьте в наш мир с вашими принципами.
   - Что с нашим кораблем?
   Блендер не ответил. Он продолжал висеть, медленно двигаясь вдоль блендеров, стоящих на малом круге.
   - Что с нашим кораблем?! - повторил вопрос Яжек, повысив голос.
   - Не знаю!!! - взорвался криком блендер.
   Его белое одеяние заискрилось. Вслед за этим покрылось мелкой голубоватой светящейся сетью и одежда остальных блендеров. Ярким светом вспыхнули висевшие на них загадочные предметы. Возникла круговая световая волна фиолетового цвета, которая поплыла от большого круга к малому. Достигнув его, она, как бы насытившись дополнительной энергией, изменила свой цвет до оранжевого, прокатилась дальше и ударила об парящего блендера. Пространство взорвалось! На его месте возник всплеск гравитации. Гравитационная волна побежала обратно, пожирая пространство. Оно задрожало, породив облако мельчайших как туман электрических искр. Там, где стоял Маклай, возник черный кокон. Все это продолжалось мгновенье. Затем все восстановилось и ничего не напоминало, что здесь только что произошло. Лишь предводитель блендеров уже стоял перед Яжеком. Маклай с явным сожалением смотрел на него.
   - Вам не вырваться отсюда. Не расходуйте свою энергию, она вам еще пригодится. Жаль, что мирам, обладающих такими знаниями и техническими возможностями приходится воевать, а не использовать их для познания тайн природы. Подумай об этом. Я не оставляю попыток изменить ваше мнение о нас.
   Яжек обвел взглядом блендеров, так и не изменивших своих поз, и сказал:
   - Вилли, верни их в карантин.
   Видимо не желая показать, что они смерились с поражением, блендеры поднялись в воздух и закружились в хороводе. Затем, издавая звуковые последовательности, вся группа опустились на пол и сгрудились вокруг предводителя, образовав из своих тел фигуру шишки, и замерли. Почти одновременно с эти, помещение приемной стало деформироваться. Участок, где находились блендеры, начал движение, исчезая в стене.
   Яжек посмотрел на восстановившуюся стену, покачал головой и пошел к системе управления, где дождался Вилли.
   - Сколько истрачено энергии на парирование их попытки разорвать кокон? - спросил он его.
   - Много, почти половина уже накопленного объема.
   - Сильная команда. Они знают такие технологии, к которым мы не знаем даже подходы.
   - Мы тоже не слабаки.
   - Конечно. Тем более обидно, что приходится стоять на тропе войны, вместо того, чтобы протянуть руки дружбы. Надо ускорить ремонтные работы. В центре хорошая команда космопсихологов, контакт с ними это их сфера профессиональной деятельности. Может быть им удастся наклонить чашу весов от войны к миру. Настрой мне канал связи с центром, необходимо сообщить результаты неудачного общения.
   Никто из них не мог предполагать, что об этом уже стало известно и тем, о которых они забыли, а те прятались в темных областях Космоса.
   Куборг вошел в каюту Кортока.
   - Мы засекли импульс возбуждения гравитационного поля, средствами, которые известны только нам. Здешние миры не имеют к этому никакого отношения.
   - Это они. Вы определили место?
   - Да, в пределах точности нашей аппаратуры.
   - Ничего. Если они смогли возбудить гравитацию, они способны будут уловить и наши поисковые импульсы, а их ответные сигналы на близких расстояниях позволит определить точное это место. Готовь корабли к походу.
   - А как ты?
   - Возможно, мне придется задержаться и действовать самостоятельно.
   - Это очень опасно.
   - Не будем пока это обсуждать. Придет время - решим и это.
  
   *********************************************************
  
   Анализ собранной зондами информации о планете оставлял чувство какой-то нереальности наблюдаемой картины. Приборы повсеместно регистрировали наличие очень густого заселения живыми организмами поверхности планеты. И в то же время системы не могли засечь хоть какого-нибудь информационного поля. Нет, это неточная формулировка. Информационное поле наличествовало, но оно было равномерное, что можно было расценивать, как отсутствие любого общения между живыми существами. Другое объяснение этого феномена связано со сном, как если бы все животные спали, одновременно.
   - Что ж это получается? Вся планета дрыхнет? Все вот так, не сговариваясь, решили поспать? Бред какой-то! - глядя на данные, произнес Лежур, запустив свою лапу в рыжую шевелюру. - Вы понимаете, что этого не может быть? Сальвир, тебе поставили исправные зонды?
   - Можешь не сомневаться в этом. Я не меньше тебя озадачен результатами. Надо искать причину в чем-то другом.
   - В чём? Подобная ситуация, в принципе, невозможна. В живом сообществе должно быть информационное общение. Это - аксиома. Фукш, объясни ему.
   - Да, это так. Нигде в мирах не нарушается такой принцип. Но и думать, что все зонды неисправны, тоже неверно. Надо разбираться.
   - Разбираться, разбираться ..., в чём? Для меня, очевидно, что нас специально оснастили частично неработающей аппаратурой. Вы забыли, что мы должны были по результатам посещения этой дивной планеты предоставить отчет? Движения мы не видели, информационного поля не обнаружили, всё остальное можно считать проявлением свойств плесени. В результате получается вывод, что нет никакого мира насекомых. Все прошлое - сплошные выдумки. Как вам такое объяснение? А? Не может такого быть? Может!
   - Я ещё раз повторяю, это исключено. Лежур, прекрати свои необоснованные подозрения. По крайней мере, пока не получим более убедительных доказательств, чем твои фантазии. Я уже запустил режим глобального контроля всех систем. А пока, ты сам подумай о том, куда попал Реферс? Что создало (конечно, с помощью Голиафа) у него ощущение всепоглощающего болота, из которого пришлось его реально вытаскивать? Ведь твой микроскоп отреагировал на что-то, и таким необычным образом, а непросто ни с того и ни с чего решил поэкспериментировать. Уверен, что нет. С ним надо разбираться. Необходимо найти причину подобного его восприятия окружающего пространства.
   - А может быть, все дело а "коробочке"? - предложил Фукш.
   - Ну вот еще и "коробочка" сломалась. Не слишком ли много мы сваливаем на неработающую аппаратуру. Я уверен, что причина тут общая. Лежур, подключи меня к Голиафу, пройдусь по записям Реферса. Может быть, подмечу что-нибудь, а вы разбирайтесь здесь с реакциями микроскопа. Тебе ведь, все равно, надо понять мотивы действий Голиафа, которые мы связываем с его, якобы, любопытством. Этого человеческого понятия, которое мы сейчас приписываем машине, хотя и совершенной, но машине. Я не верю в это. Подключай.
   - Можно и мне с тобой? - с надеждой спросила Кирлиса.
   - Я б не против, но не в этом случае. Не обижайся. Если что-то пойдет ни так, Лежуру легче будет разбираться с одним, нежели с двумя испытуемыми. Мы с тобой еще погуляем. Побудь пока с Реферсом, с тобой он быстрее придет в чувство. Давай, Лежур, подключай меня.
   - Пойдем, командир, если хочешь.
   Они покинули космолет и направились к микроскопу. За прозрачной оболочкой защитного купола всё также безмятежно простирались массивы растительности, поражающие своим картинным статическим видом; не двигался ни единый листочек или травка, ничто не летало в воздухе, было тихо до звенящей глухоты. Покрутив головой, надеясь обнаружить что-нибудь подвижное и не найдя, Сальвир произнес:
   - Странно. Посмотрим на инфо-поле, - и надел шлем.
   Ровная, со слабой градиентной неоднородностью её плотности, в его голове возникло инфо-поле. Оно было серо. Лишь в одной стороне просматривалось некоторая локальная неоднородность, куда его тянуло течение. Он решил не сопротивляться ему. Сальвир и не заметил, как оказался в непосредственной близости от сгущения - его разум в это время бродил где-то. Косморазведчик вдруг осознал, что находится на краю того "болота", которое описывал Реверс, и, более того, оно уже стало затягивать его в свою вязкую глубину.
   "То же самое происходило и с ним, - бежала мысль, - но теперь Лежур заблокировал самостоятельные действия Голиафа. Всё, что теперь происходит со мной, обусловлено внешней средой. Если на планете нет живых созданий, то и должен наблюдаться равномерный фон. И он есть, но существует ещё и "болото". Что это? Откуда оно и чем вызвано? Причем такое насыщенное. Вперед, надо испытать на себе её влияние".
   Мысленно Сальвир стал погружаться в трясину. Сторожевая система Голиафа мгновенно среагировала и попыталась прервать процесс, но косморазведчик успел подать сигнал блокировки. Владея собой, он продолжал движение. Вокруг него образовалось светящее облако, которое вытянулось мерцающим рукавом, уходящим куда-то в темную глубину. Там оно бурно начинало дробиться, превращаясь в бесчисленное количество мелких пузырьков, фонтанами стремящимся вверх на поверхность "болота". Здесь они взрывались, образуя низко стелющийся розоватый туман.
   "Оно блокирует моё присутствие! - пронзила неожиданная мысль. - Кто-то или что-то уничтожает любую индивидуальность в своем мире. Они здесь все похожи в своей мыслительной деятельности, хотя в физическом плане они могут быть весьма различны. Кажется так. Теперь наверх, а то превратишься в их подобие"
   Он не сразу пришел в себя - сильно силен оказался отпечаток погружения в инфо-поле. В мозгу бродили разрозненные мысли, путая друг друга, не давая сосредоточиться на чем-либо конкретном. Процесс затронул и систему жизнеобеспечения организма. Лишь активное воздействие реанимационной программы Голиафа, стабилизировало состояние Сальвира и защитило от развала его психику и полной потери индивидуальности.
   - Спасибо, - с трудом произнес он. - Голиаф невиноват, Лежур. Все дело в нём.
   - Не понял, в чем "в нем"?
   - В мире насекомых на этой планете. Каким-то механизмом они рассасывают индивидуальные потоки, зарождающиеся в различных сообществах. Все они живут едиными стремлениями, желаниями, позывами и т. п.. Здесь нет индивидуальностей, ну, может быть, это не касаются близких отношений между собой. А так, все существа включены в единый организм. Пауки, жуки, бабочки, черви и т.д., которые находятся здесь, являются лишь его отдельными частями.
   - Когда ты успел придти к такому выводу, - удивился Фукш. - Ты же не специалист. Однако, всё, что мы сейчас услышали от тебя, похоже на правду. Жизнь термитника и муравейника устроена по такому принципу, где отдельные особи в зависимости от условий функционирования всего сообщества и его потребностей в данный момент могут перерождаться, превращаясь в других представителей данной семьи.
   - Правильно говоришь. Что же тогда у нас получается? Мы имеем то, к чему стремились, оказавшись на планете, а именно - идеальные условия для проведения экспериментов. Забросим девочку на другой остров и наладим с ней связь. Наша связь на этом однородном фоне будет иметь сильнейшую полевую струю, и, без сомнения, нейтрализует нежелательную тягу к "болоту". Поэтому её нечего опасаться. Согласны? Она так хотела поучаствовать в опытах, лучших условий и не придумаешь. Но, берегись Кирлиса, мы вскроем всю твою женскую суть, подглядим за твоими помыслами и узнаем тайны, - попытался пошутить Лежур.
   - Ага, давай. Только я уверена, что ты в них вряд ли разберешься.
   - Здесь она права. Нам надо думать о том, как понять общие закономерности существования пси-поля, а такая его детальная расшифровка - забота неблизкого будущего. Так что не бери в голову то, что он говорит, - заговорил пришедший в себя Реверс. - Но у нас должна появиться проблема. Для организма, основной принцип функционирования которого является выравнивание своего, как бы, психического состояния. Наше здесь появление для него должно расцениваться как вредное для себя внедрение. Он должен начать активно противодействовать, примерно так, как наш организм ведет борьбу с вирусами.
   - Логично. А так как здешний организм есть все сообщество насекомых, которых мы пока не видели, то и на борьбу с нами он бросит их. Получается так. Ха-ха-ха! - засмеялся Лежур. - Ну ты и даешь, психоаналитик! Вот сейчас увижу клопа, и так задрожу .... Ну как в том стихе про тараканище. Таракан, таракан, тараканище.... - хохотал он. - Насмешил.
   - А мне вот совсем не смешно. Если возможно то, о чем предупреждает Реферс, нам следует призадуматься. Мы не знаем возможности планеты, а ведь она станет нашим противником, и это - серьезно. Вы, друзья, уже испытали на себе лишь малую толику из её инструментов. Нам повезло, что мы случайно узнали об этом, и надо быть на стороже. Предлагаю переместиться в корабль, и, пока мы не разберемся с обстановкой, наружу выходить только в крайней необходимости.
   - Вот договорились! Без видимых причин нагнали страху. Вы больны. Ощутили некоторую необычность здешнего инфо-поля, и фантазия разыгралась.
   - Правильно говоришь, девочка, ­ - поддержал её Лежур.
   - И к тому же, почему оно должно быть таким, как везде? - продолжала она. - Откуда вы такое взяли? Мы искали такие условия? Искали. В чем дело? Давайте без всяких страхов продолжать исследования. Забрасывайте меня на остров, и работаем .... Может быть, нам удастся здесь более явственно обнаружить те загадочные образы, которые мы встретили в опытах на Земле. А он говорит "спрячьтесь" ....
   Вид прекрасной Кирлисы с горящими глазами, со сжатыми кулачками, в гневе подступающей к Сальвиру, вызвал улыбки у мужчин и снял напряжение.
   - Действительно, что-то мы не о том. Пойдем перекусим и за дело. Ведь прошли уже сутки, как мы на планете, а вечный день здесь путает наши хронометры.
   Всё оставалось неизменным. Лишь еле заметное перемещение по небосклону её несколько светил свидетельствовал, что она движется в космическом пространстве. Растительность была неподвижна, и не верилось, что где-то существовала жизнь насекомых. Было тихо. И спокойно. Абсолютно!
   На остров высадили Сальвира и Кирлису. Реферс начал было бубнить, желая составить компанию девушке, но потом согласился с доводами, что ему надо быть у микроскопа в качестве второго участника связи. Однако, учитывая состояние психоаналитика, решили, что на связи будет Лежур. Фукш контролировал Голиаф. Реферс ушел к системе управления космолета, чтобы оттуда управлять защитной зоной. В момент связи она должна быть отключена, чтобы исключить возможность её влияния на передачу, хотя были уверены, что такого не должно быть. Но, так как решили работать на максимальной чувствительности, то уверенность была неабсолютная.
   - Тебя не угнетает эта безжизненность? - спросил Лежур возвратившегося Реферса. - Лично я уже устал. Чувствую себя, как выжитый лимон. В моей лаборатории всегда что-нибудь гудело, шуршало, мигало - чувствовалась какая-то жизнь. Я привык к этому. А здесь - нет ничего. И знаете, друзья, всё это от окружающего безмолвия. Веет угрозой, скрытой угрозой. У вас не возникает подобного чувства?
   - Насколько я помню, ты посещал некоторые астероиды, чтобы изучить обнаруженные на них живые формы. Что, на этих космических обломках условия были более привычные? - спросил Фукш.
   - Да. Представь себе, что там я чувствовал себя комфортнее - ощущалось движение твоего тела через Космос. Да и сами объекты исследования держали тебя в привычном тонусе. Здесь же все окружение давит на тебя угрозой.
   - Ну, это ты уже перебрал. Я тоже привык к одиночеству на своем острове. Немного, конечно, настораживает тишина, а так, - ничего.
   - Сальвир сообщает, что они готовы.
   - Отлично. Фукш, ты помнишь инструкции? Давай одену на твою добрую и седую голову датчики. Я запрограммировал Голиафа на анализ твоего состояния, так, что он вернет меня в этот мир, если и с тобой будут происходить странности. А уж я разберусь с происходящим. Реферс, ты тоже присматривай за ним.
   - Послушай. Я тебя никогда не видел таким. Если тебя что-то настораживает и беспокоит, давай свернем работы.
   - Ну уж нет! Чему быть, того не миновать, - сказал Лежур и одел шлем.
   Он не ожидал увидеть что-нибудь нового относительно той картины, которую представлял по рассказам Реферса и Сальвира. Вокруг него простиралось дымное спокойное пространство, через которое в виде слегка заметной трассы от него пролегла искрящаяся полоса, один конец которой заканчивался на флюктуирующей точке. И на кажущемся горизонте, куда он ощущал медленное течение, наблюдалось потемнение.
   "Болото. Значит, ничего не изменилось. Хорошо. А та точка принадлежит Кирлисе. Надо повысить чувствительность, немного".
   Лежур подал сигнал. И сразу произошли изменения. Серая пелена исчезла. Ей на смену все пространство заполнилось разноцветными облаками, от которых потянулись рукава к его трассе. Потоки энергии по ним, хоть и с трудом, но все же частично искажали луч, по которому двигался Лежур на зов Кирлисы. Он уже ощущал её, спешащую ему навстречу. Впереди Лежур заметил трудный участок. Здесь тропу сильно искажали турбулентные потоки, поднимающиеся от "болота".
   "Здорово. Работает. Оказывается, здесь нет того спокойствия, которое мы видим там, наверху. Но наших незнакомцев пока не вижу. Попробуем увеличить мощность передачи, возможно, они услышат нас. Давай Фукш".
   Может быть, Фукш переусердствовал, неправильно поняв поданный сигнал, либо Лежур, забыв об осторожности, решил сильно увеличить мощность потока, но обстановка на это действие резко изменилась. Можно прямо сказать, произошел взрыв как здесь, в инфо-поле, так и на площадке около микроскопе. Гигантские шлейфы от скрученных полевых потоков, выброшенных из "болота", прочертили пространство и ударили в линию связи. Облака тоже не остались безучастными. От них поплыли клубящиеся кольца энергии. Лежур закачался на гигантских волнах. Когда его подбрасывало на гребни, он видел, что то же самое происходит и у Кирлисе.
   "Вот это да! Они чувствуют излучение. А это, что такое?"
   С каждым мгновением сила разбушевавшегося поля возрастала. Лежур неожиданно подметил, что потоки, льющиеся из "болота" передвигаются по искаженной траектории связи в его сторону, виляя из стороны в сторону.
   "Они ищут меня!" - прошила его странная мысль.
   Лежур видел, как по мере возрастания мощности, в тех местах, где прошли потоки, пространство искажалось, и частично исчезала трасса. Связь с Кирлисой стала прерываться и с каждой секундой становилась неустойчивее. Сама же трасса стала похожа на линию, над которой работал ластик - стертых мест становилось всё больше.
   "Они каким-то образом стирают наши инфо-излучения. Надо выбираться отсюда поскорее, а то они и меня сотрут, да и Кирлисе достанется".
   Он подал сигнал.... Ничего не произошло. Еще раз - тот же результат. "Ластик" излучения продолжал неумолимо приближаться. Лежур уже стал ощущать его дыхание. Гребни волн начали все чаще окатывать пловца, и он стал захлебываться. Паники еще не было, но Лежур испугался за Кирлису, представив каково ей сейчас приходится, если и она не отключилась от связи. А она не отключилась! Мелькающий её огонек красноречиво свидетельствовал об этом.
   "Упорная девчонка! - он почувствовал, что задыхается. - Наверх! Наверх!!"
   Голиаф, наконец, уловил его сигнал и отключил связь. Лежур очнулся, с трудом снял отяжелевший (почему-то!) шлем, и мгновенно получил удар по мозгам и был облеплен шевелящейся массой. Это были они - насекомые!!! Их было чудовищно много, они заполнили и облепили всё и вся, и их массы продолжали пребывать. Он ничего не видел. Тряся головой и работая руками, Лежур стал раздраженно освобождать от них лицо и тут с ужасом обнаружил отсутствие дыхательной маски. Он вдыхал ядовитый воздух. Вся окружающая растительность шевелилась от ползущей, бегущей и летящей живности. Даже поверхность площадки лопалась и оттуда выползали странные создания, как штопор вспарывая грунт. Маску он так и не нашел.
   "Продержусь. Где они?"
   Их нигде не было видно. Лишь огромный шевелящийся шар, похоже, обозначал их местоположение. Бросившись к нему, Лежур, не обращая внимания на жалящие укусы, стал сбивать массы насекомых. Это оказалось совсем не просто. Он их сбивал, но на смену им со всех сторон лезли новые полчища. Работа впустую! Не думая о том, что сам может скоро потерять сознание и понимая, что ему здесь некому помочь, Лежур боролся. Он пытался добраться до друзей. Наконец, его руки почувствовали безжизненные тела. Это придало силы. Он стряхнул с себя основную массу тварей, встал во весь рост и выдернул крепко сцепившиеся, но безжизненные, тела друзей.
   "Теперь в корабль. Хорошо, что люк закрыт".
   Хоть в этом исследователям здорово повезло. Не хотелось думать о том, что было, если б люк оказался открыт. Лежур, не выпуская тела, нащупал пусковой механизм и распахнул люк. Лишь оказавшись внутри космолета и заблокировав дверь, он устало опустился на пол и стал приводить в чувство Реферса и Фукша с помощью сразу появившихся роботов.
   - Чтобы я когда-нибудь еще выходил наружу без них .... - скрипнув зубами, промычал Лежур и выругался.
   Медицинский комплекс провел экспресс-анализ состояния исследователей и сделал блокирующие инъекции от ядов, проникших в организм. К тому времени, как первым очнулся Фукш, роботы уже очистили все помещения корабля от проникнувших насекомых.
   - Где этот сумасшедший? - процедил сквозь сжатые зубы биолог.
   Он с трудом, упираясь в пол руками, приподнялся, прислонившись спиной к стене. Его блуждающий взгляд остановился на лежащем Реферсе, около которого продолжал суетиться медицинский комплекс, и приобрел осмысленный вид.
   - Что с ним? Он вдруг набросился на меня и стал отрывать от микроскопа. Несвязно бормотал: "что не надо", "что что-то нарушилось" и еще что-то вроде этого. Я его не слушал, и тогда он вцепился в меня, и мы стали бороться. Но разве мне справиться с ним? Потом хлынули, неизвестно откуда-то, появившиеся насекомые, но дальше я не помню. У меня до сих пор в голове слышится отзвук безумного бормотания о том, что я что-то делал не так.
   - Подождем, пока его приведут в чувство. Видимо психика Реферса еще несет отпечаток прошлого погружения. Надеюсь, что объяснит своё поведение, если вспомнит что-нибудь. Надо выяснить, что на острове.
   Он включил передатчик и, убедившись, что она существует и его слышат, позвал Сальвира. Тот сообщил, что они находятся под защитным колпаком, так как подверглись нападению насекомых.
   - И у вас тоже? Планета проснулась. Здесь произошла подобная серьезная атака с некоторыми необъяснимыми последствиями. Возвращайтесь, необходимо разобраться с происходящим. Ждем, - и прервал разговор. - На них тоже напали, - добавил он. - Как он?
   - По показаниям комплекса сейчас он спит, а, в основном, его состояние приведено в норму, - ответил Фукш, разглядывая кривые на экранах.
   - Пока наши не возвратились, ... - Лежур включил внешний обзор, рассматривая, что творится за бортом. - Мы всё гадали, где же насекомые? А их вон сколько, да ещё такие разные. И все ли они относятся к насекомым - ещё вопрос. Ты погляди, какие странные формы.
   - Да, интересно. Я не возражал и против того, чтобы рассмотреть их поближе. Да и ты тоже, и в коллекцию не помешало б. Давай переловим их. Надеюсь, что планета не станет возражать. А?
   - Давай. Только насчет "возражения", я б теперь поостерегся. Сейчас мы сделаем ....
   Он включил защитное поле вокруг Голиафа и вся живность, находящаяся в нем, оказалась в ловушке. Через его прозрачную оболочку было видно, как ползущие насекомые безуспешно пытались пробиться через защиту, а летающие бились об её купол и падали вниз, на поверхность.
   - Отлично. Теперь откроем охоту.
   Лежур отдал приказания малым исследовательским роботам и выпустил их из корабля. Агрессивное поведение живности, естественно, не могло помешать роботам выполнить поручение. Видимо общаясь между собой, они усердно производили разбор насекомых. Одни, чем-то отличные друг от друга, были помещены в меньшую емкость, а других - в большую прозрачную сферу. Насекомые захватывались всасывающим агрегатом, внутри которого каждая живность анализировалась по внешнему виду, и составлялся её трёхмерный портрет. Полученный портрет затем сравнивался с создаваемым походу ловли информационным банком, и, в зависимости от результата сравнения, данное насекомое отправлялось в соответствующую емкость. Вскоре внутри защитной зоны не осталось ни одной свободной живности.
   - Хорошо, будет, чем потом заняться, - с удовлетворением разглядывая улов, сказал Фукш. - Отличное добавление к твоей коллекции.
   - Да, хорошие экземпляры, но думаю, что здесь можно найти ещё что-нибудь примечательное, особенно, из поверхностного слоя планеты и её водной среды.
   - Ну вот, сели на своего любимого конька, - раздался приглушенный голос Реверса, - а здесь есть кое-что поинтереснее.
   - Ага, очнулся наш псих. Ты что строил на площадке? Тебя теперь надо в клетке держать, чуть не погубил всех нас. Если ни я, лежали бы ваши косточки, обглоданные теми прекрасными созданиями.
   - Да ты знаешь ..., знаешь ...
   Было видно, с каким трудом давалась речь Реферсу. Лицевые мышцы непроизвольно дергались, порождая гримасы, язык не слушался, глаза иногда закатывались.
   - Ей-ей, успокойся. Приди в себя. Никто не собирается тебя обвинять, я лишь создаю картину происшествия грубыми масками.
   - Вот именно, грубыми, - вмешался Фукш. - Мог бы взять кисть и помягче. Не видишь, как ему лихо. Давайте пока помолчим, подождем приезда остальных. А над ним пусть трудятся санитары. Ему сейчас, как показывает комплекс, необходима промывка мозгов, чтобы восстановить разбалансированную нервную деятельность различных участков обоих полушарий. Система спрашивает разрешение на удаление из памяти внедренной информации, которая в дальнейшем может приводить к дестабилизации мозговой деятельности. Как поступать?
   - Уничтожить, конечно.
   - Не сметь!! Оставьте меня в покое!
   - Ты уверен? - подозрительно глядя на него, спросил Фукш. - Это ж не я тебе говорю, а комплекс. Деструкция - вещь серьезная, и к диагнозу следует отнестись с вниманием.
   - Представляешь себе те последствия, если они начнут реализовываться? То, что мы не дадим тебе разложиться и потерять человеческий облик, - можешь быть в этом уверен. Это - точно. Но вот как всё это скажется на тебе, как на ученом, выдвинувшим подобную фантастическую мысль? На этот вопрос положительного ответа никто не даст. Может быть ты потеряешь способность к озарениям, к необычной интерпретации наблюдаемого, к открытию новых закономерностей из анализа получаемых результатов экспериментов. Да мало ли чего ещё. Ты можешь быть потерян как творческая личность. Правда, неплохая перспектива? Лежур, разве я неправ? Неужели мы имеем право рисковать, когда погрязли в этой проблеме? Мне это тоже не нравится, но я не вижу другого выхода.
   - Не смей! - вскричал Реферс. - Оставьте, иначе я ничего не смогу вспомнить, и нам не разобраться со случившимся. Не беспокойтесь, я разберусь с собой.
   - Ладно, твоё слово закон. Итак, нет, - Фукш установил необходимые инструкции и включил процесс реанимации. - Спи. Потом поговорим.
   Вскоре прибыл зонд с Сальвиром и Кирлисой. Его принимали в верхнем стыковочном люке, высота расположения которого над поверхностью планеты была почти недостижимой для полетов местных тварей.
   - Привет. А вот и мы, - улыбаясь, приветствовала спускающаяся девушка.
   - Что у вас здесь произошло? Планета прямо взбесилась! Всё видимое пространство поверхности заволокло дымкой. Только дымка непростая; она представляет собой тучи взлетевших насекомых, которые раньше где-то прятались, а теперь, как по команде, поднялись в воздух. Ранее такого явления никто не наблюдал.
   - У меня складывается впечатление, что мы, вообще, прибыли не в то место, куда предложил ты, - мрачно глядя на косморазведчика, заговорил Лежур. - Мы чуть было не погибли - над одним уже трудится медицинский комплекс, пытаясь привести его в нормальное состояние. Я не совсем уверен в этом, но Реферс, когда был в сознании, запретил нам применять активную стимуляцию - сказал, что сам справится. Боится, что может забыть те ощущения, которые испытывал при нападении.
   Сальвир стоял у иллюминатора и смотрел на разбуженную планету. Вся видимая территория представляла собой потревоженный муравейник, а ты сидишь внутри него и копаешься, похоже, в самом охраняемом его месте - месте, где живет матка семейства. Естественно все жители "города" бегут сюда, чтобы разобраться с пришельцами и восстановить нарушенный порядок. Косморазведчик думал. Взгляд его скользил по небу, по летающим насекомым, по вершинам растительности, которая шевелилась от ползущим по ним невидимым тварям.
   "Раньше здесь было привычно - все, как на других планетах, с единственным отличием в виде одного вида жителей на ней - насекомых. Тогда мы спокойно набрали тех муравьев и доставили Лежуру для исследования. И ничего похожего на сегодняшние события не произошло. Хорошо. Разновидностей насекомых на планете много. Каждый вид или сообщество, и даже группа, тогда, как мы видели, жили своей жизнью. Ну и как же иначе - так везде устроено. Везде, только не здесь. Все, что существует на ней, как мне кажется, подчинено теперь одному ритму. Кто-то уже высказывал мысль, что мы наблюдаем единый организм. Это - первое. Искать причину того, как такое случилось, сейчас рано - нет никакой информации. Да это и неважно. Важно то, что они включены в единое инфо-поле. И, второе, мы ворвались в него с помощью "коробочки" и стали что-то рушить. Им это не понравилось и они взбунтовались. Надо подождать и не включать её. Если все так, как я думаю, то через некоторое время планета должна успокоиться. Тогда какой за этим последует вывод? А вывод будет следующий. С помощью этой небольшой но загадочной безделушки можно влиять на организованные живые структуры планет. Вот как! Почему тогда мы не видели подобного влияния на Земле? Стоп! Там тоже это присутствовало. Только влияние было размазано по изолированным группам, и оно маскировалось этим. Здесь же одно большое единое сообщество, поэтому-то процесс ярко выражен. Ах да "коробочка"! С тобой еще надо разбираться и разбираться".
   Он отвернулся от иллюминатора и посмотрел на компаньонов.
   - Я понимаю, что не дело обсуждать произошедшее, если в беседе не будет участвовать Реферс, но думаю, он нас простит. Потом мы вернемся к разговору вновь. Начинай, Лежур. Расскажи обо всем: видениях, ощущениях, действиях, которые ты предпринимал, что менялось вслед за этим, ну и так далее. Постарайся не упустить мельчайших подробностей. Потом ты, Фукш, затем Кирлиса. Я включу запись, чтобы затем синхронизировать её с записью микроскопа. Кстати для этого его необходимо вернуть на корабль.
   Сальвир отдал соответствующие указания роботам, которые быстро втащили Голиафа.
   Последовавшее затем обсуждение прерывалось дважды. Первый раз Кирлиса вспомнила, что она голодна и хочет есть, что вызвало всеобщую поддержку. Второй раз беседу прервал очнувшийся Реферс. Он уже давно прислушивался к разговору и готов в нем принять участие, так как чувствует себя отлично.
   Рассказ Кирлисы составлял контраст тому, что изложил Лежур. Она не испытало в инфо-поле каких либо сильных потрясений. Бурные явления Кирлиса наблюдала на другом конце пути, где брел Лежур. Затруднения появились, когда тропа становилась более зыбкой, а в некоторых местах исчезала вовсе. Ей приходилось двигаться наугад, и она стала часто попадать в ямы, из которых выбиралась с трудом. К тому времени, как отключилась связь, она вконец обессилила и хотела уже сама выйти из неё.
   - Вот и надо было тебе сделать это, пробормотал Лежур, - а не пробиваться с упорством носорога.
   - Ну да, как же нам тогда получать новую информацию, если будем отступать перед трудностями.
   - И все же он прав, девочка. Мы рвемся в неизведанное с распахнутой грудью, не думая, как все это отразится на наших головах. А мы уже знаем, что у каждого из нас при погружении в поле оказывается совершенно разный отпечаток воздействия. У одного, вроде бы, и ничего, а другому потребовалось медицинская помощь, - Сальвир кивнул на Реверса. - Так что, об осторожности забывать не следует.
   - Ладно, ладно. Хватит меня все время вспоминать. Я б попросил Лежура, повторить для меня свой рассказ, а ты Фукш проконтролируй синхронизацию основных событий с записью Голиафа.
   Сделанный контроль не выявил расхождений.
   - И так, друзья, вот что я думаю обо всем этом. Знаете, нам здорово повезло, что мы оказались здесь. И за это тебе, Сальвир, огромная благодарность. Мы искали мир с равномерным заполнением планеты разумными существами, чтобы реже встречать в поле неоднородные участки, что позволило бы нам работать с большей чувствительностью аппаратуры. Мы же оказались в мире, где помимо пространственной равномерности существ, они к тому же составляют единый организм. Как произошло подобное? Мне непонятно. Разные сообщества обычно стараются сохранить индивидуальность в самом широком смысле - от физического различия до поведенческих актов. Этот случай, когда они все совершают одни и те же действия (в глобальном смысле) может указывать и на то, что существует и единый мыслительный центр. К примеру, этим может оказаться какое-нибудь сильное сообщество или вид насекомых, который подчинил всех остальных. Причем это подчинение идет, каким-то образом, через "пси-поле". Отсюда и дружная атака на нас всех и вся. В этом плане, центр - интереснейший объект для исследования. Но сейчас, не об этом. Такое устройство этого мира позволяет нам еще более увеличить чувствительность Голиафа. Ты ведь, Лежур, говорил, что при её возрастании равномерный фон стал не таким однородным. В нём появились пятна. При этом можно использовать слабую связь, чтобы не возбуждать планету.
   - Если принять твою гипотезу, то и такую связь почувствуют насекомые и атак не прекратят. Ну, может быть, не таких яростных, - заметил Фукш.
   - Предлагаю поднять Голиафа в нос космолета. Такое положение существенно ограничит число атакующих, - сказал Лежур.
   - Отлично. Значит, через некоторое время мы сможем спокойно продолжить работы. А вашей паре, Сальвир, придется работать прямо с борта зонда, подняв его на некоторую высоту над поверхностью.
   - Кажется, мы нашли достойное решение проблемы недружелюбной встречи планеты. Будем работать, - подвел итог беседе Сальвир. - Но к вопросу о возникновении мира, подчиненного единой воли, мы еще вернемся.
   Следующие сутки прошли, можно сказать, в безделье. Фукш с Кирлисой продолжали диагностику состояния Реферса, проводя различные тесты на комплексе. Лежур совершенствовал программы микроскопа, стремясь увеличить его чувствительность. Сальвир пропадал где-то в помещениях космолета. Природа планеты понемногу успокаивалась. Кучи насекомых, которые совсем недавно образовывали завалы у защитного купола, рассосались. Живность расползлась по родным местам. Меньше летало и ползало, отчего движение растительности постепенно замирало.
   - Можно начинать. У тебя как с чувствительностью? - спросил Сальвир у Лежура.
   - Голиаф предложил изменить структуру вычислений в блоке анализа данных, что позволило увеличить чувствительность на порядок.
   - Вы слышите? Он уже говорит о микроскопе как о партнере, наделив его умом. Это, Кирлиса, к нашему разговору о разумной машине. Лично же я уверен, что Голиаф действовал в пределах тех программ, которые заложил в него Лежур. Если бы он сам хорошенько подумал, то, безусловно, пришел к аналогичному решению.
   - Да знаешь ли ты, сколько пришлось бы мне ковыряться, и каких ошибок я б наделал? Скорее послал бы все к чертям, уверовав, что и так неплохо. Вот так. А он все сделал честно, и нашел все же оптимальное решение. Не обижай моего помощника, Голиафа.
   - Ну что ты, он заслуживает всяческой похвалы. Значит так. Мы с Кирлисой отправляемся на острова, вы здесь. Я подготовил площадку наверху, и работать следует только оттуда. Роботы ждут команды, чтобы поднять микроскоп туда. На сей раз предлагаю вести связь в обоих направлениях, чтобы иметь возможность в полной мере оценить индивидуальность погружения в "пси-поле". Для этого мы возьмем транслятор. Тебе, Лежур, придется быть около микроскопа, чтобы именно ты контролировал процесс полного погружения на обоих концах связи. Может быть, мы вновь ощутим присутствие в поле тех странных объектов.
   "А мне б не мешало встретиться с моим портретом. Как он там? Какую добыл информацию? Я устала и мне хочется домой, хоть на немного, - подумала Кирлиса. - Придется потерпеть. Хотя, если объективно разобраться, здесь неплохо, по большому счету. Мужчины очень хорошие, умные и внимательные, и каждый обладает завидной индивидуальностью (у нас такого нет). Даже есть один - очень симпатичный мне, - она улыбнулась своим мыслям, - и я ему нравлюсь. И что самое странное, это совершенно новые для меня ощущения, которые я никогда не испытывала раньше, а знакомств в моей жизни было предостаточно. Как будто они происходили не со мной. В чем дело?"
   Легкое прикосновение к плечу вывел её из задумчивости.
   - Пойдем? - внимательно глядя на неё, спросил косморазведчик. - С тобой все в порядке?
   - Конечно, - широкая улыбка была тому подтверждением.
   - Сальвир, - обратился к нему Фукш, появившийся в приемном отсеке, где располагались зонды, - я обработал данные по заселению планеты. Предлагаю отправиться вот на этот остров. Он со всех сторон окружен обширными территориями, заселенными разнообразными тварями. Полагаю, что здесь фон поля наиболее равномерный.
   - Ну что ж, я думаю, что ты прав. Да и нам больше не на что больше опереться. Летим туда. Я вам потом сообщу, когда мы окажемся на месте и заякорим гравидвижетели.
   - О, кей! Кирлиса, мы без тебя будем очень скучать. И почему такому нелюдимому достается самое вкусное. Реферс очень страдает, видишь?
   - Это он еще не отошел от болезни. Правда, Реферс? - и она многозначительно взглянула на него.
   Психоаналитик что-то пробурчал невнятное и отвел глаза.
   - Стартуйте! - приказал Фукш, чтобы разрядить возникшую напряженность.
   Приняв пассажиров, зонд стартовал из чрева космолета и взял курс на остров.
   - Надо будет, потом, попросить Сальвира показать мне поселение моих любимых муравьев, в их естественных условиях, - проговорил Лежур, провожая взглядом уменьшающуюся точку зонда.
   Затем, обняв за плечи обоих друзей, сказал:
   - Ну что, идем? Поглядим, что, на сей раз, приготовило нам "пси-поле". Обещаю - будет интересно. Ты там, Фукш, будь поосторожнее.
   - Э-э-й! Я пойду! - твердо сказал Реферс.
   - Куда тебе? Еще не оклемался.
   - Нет, там надо быть мне. Это мое право. И не спорьте!
   - Ага. Тебя здесь разлучили с девочкой, так ты там решил с ней пообщаться. Ну и хитрец же! Успеешь еще здесь, - Лежур решил перевести разговор в шутливую форму.
   - Я не шучу. Пойду я.
   - Вот заклинило.
   На некоторое время в поднимающемся лифте зависла тишина.
   - Ладно, пусти его, - прерывая молчание, сказал Фукш. - Думаю, что на малых излучениях ему ничего не сделается.
   - Вот навалились! Да, по-хорошему, первому мне надо отправляться. Но вы же не сможете контролировать программу. Что ж за жизнь такая?!
   - Ты у нас техническая голова, и притом - гениальная! Глаза и уши!
   - Добавь туда и нос, - улыбнулся рыжий. - Я потом прокручу через себя его запись в программном режиме и изучу все до мельчайших подробностей. Вам такой режим недоступен.
   - Надеюсь, ты расскажешь, что прошло мимо моего внимания.
   - О-о-о, конечно. Только поспеши, иначе Кирлиса не дождется твоего появления и нырнет в поле одна.
   Добравшись до площадки в носовой части корабля, где установили для работы микроскоп, Лежур отключил защитный купол.
   - Теперь мы защищены от основной массы насекомых самой высотой космолета. Уверен, что лишь небольшой группе живности под силу подняться сюда. Потерпим некоторые неудобства от них. Зато, за счет улучшенных характеристик Голиафа, почувствуем "пси-поле" как никогда ранее. Одевай! - и он протянул психологу шлем. - Фукш, ты на связь. По моим командам будешь задавать её уровень.
   Реферс, не торопясь, вплыл в инфо-поле. Так теперь работал механизм погружения в поле в ответ на медленное изменение уровня чувствительности Голиафа. В окружении начинали всё явственнее проступать неоднородности пронизывающих пространство излучений. Закрывающая туманная пелена таяла, вскрывая необычную бурную жизнь полевых потоков "пси-поля". Значительное увеличение чувствительности показало, что жизнь на планете не такая уж спокойная. Сообщества разных представителей животного мира вносили свой неповторимый отпечаток. Веретенообразные, спиральные, шипастые, шарообразные цветные потоки зависли над волнующимися слоями полевых вихрей, похожих на океанскую поверхность. И все они пронизывались разноцветными молниями, возникающих как будто бы из пустоты. Пространство не безмолвствовало. Оно звучало клекотом, писком, скрипом, бульканьем на фоне странной звучащей постоянно меняющейся мелодии.
   "Наверное, её создает этот океан, - подумал Реферс. - Где Кирлиса?"
   Он послал запрос на увеличение сигнала связи. В ответ от Реферса протянулась еле заметная линия текучего потока к мигающей вдалеке точке.
   "Она! Вперед!"
   Он стал звать её, двигаясь по потоку. Она молчала. Тогда психоаналитик усилил связь.
   "Она же должна увидеть поток и пойти навстречу".
   По всей видимости Кирлиса, наконец, услышала его зов и ответила. Тропа покрылась легкой рябью, и по ней побежала невысокая волна. Место, где она стояла, стала четче и приобрела некоторые формы.
   "Отлично. Получается, что усиление связи действует как эффект переноса через пространство, - подумал Реферс. - У меня мелькала какая-то мысль. Теперь она получила подтверждение. Интересно, если еще усилить, окажусь ли я рядом с ней?"
   Он увеличил уровень связи. И полученный эффект превзошел все его ожидания. Недалеко от себя Реферс неожиданно обнаружил облако Кирлисы, состоящее из множества скрученных разноцветных полевых вихрей. Это был какой-то искрящийся клубок.
   "Уменьши, сейчас же, усиление, - прозвучал в нем голос девушки. - Посмотри, что происходит вокруг; это ты наделал. Уйди! Увеличь лишь чувствительность".
   Только сейчас Реферс увидел и почти физически ощутил изменения, произошедшие в окружающем пространстве. Оно яростно бурлило! Спокойные медленно текущие до этого момента облака теперь неслись, пронизывая друг друга, и все они стремились к нему и бились об него, рассыпаясь на мелкие клочья. На "океанах" зарождались смерчи, а гигантская волна, набиравшая силу, уже катилась на Реферса. Тропа, ещё державшая психоаналитика, трещала и рвалась на мелкие участки, которые мгновенно поглощались стихией.
   "Скорее!! Что медлишь?! Ты и меня погубишь!"
   Последняя фраза встряхнула завороженное сознание Реферса. Он резко уменьшил усиление и вскоре ощутил облегчение. Пространство не сразу, но стала успокаиваться. Тем не менее, ему пришлось ощутить удар волны. На мгновение он потерял сознание и поплыл .... Ему чудился гипнотизирующий шепот.
   "Покорись. Будь моей частью. Тогда вся наша суть станет защищать тебя от всего. Покорись. Мы все - одно. Покорись! Растворись во мне ...."
   Реферс очнулся. Последнее, что осталось в его памяти, это медленно проявляющаяся над "океанами" огромная темное облако, вызывающее у него животный страх. И еще одно: рядом с Кирлисой появился очень странный, непохожий на все остальное, полевой сгусток. Сам же психоаналитик вновь оказался далеко от неё - теперь она представляла собой лишь яркое пятнышко. Сверху до него дошел сигнал, призывающий его выйти из эксперимента.
   "Рано еще, - замотал он головой. - Что просила сделать Кирлиса? Кажется, что-то про чувствительность. А-а, надо увеличить её. Правильно, девочка. Тогда, пожалуй, удастся лучше рассмотреть то образование".
   Видимо он перестарался. Ибо те облака, где только что яростно бурлило, теперь заплыли однородными образованиями, состоящие из сплошной цветовой ряби. Иногда в них что-то происходило, внешне это проявлялось в виде появления на поверхности больших кольцеобразных расширяющихся низкочастотных волновых структур.
   "Очень высокая чувствительность. Сплошное хаотичное мельтешение. Мне это напоминает ситуацию, когда в нашем мире при изучении материальных структур: молекул, атомов, частиц и т.д. - мы увеличиваем чувствительность аппаратуры. При каждом переходе мы специально подавляем восприятие верхнего уровня, чтобы оно не мешало нам наблюдать явления на уровне, куда мы перешли. Ибо здесь процессы проходят в других временных и пространственных сетках измерений. Если этого не делать трудно будет наблюдать интересуемый объект. И здесь то же самое. Формулировка "За общим не видишь частное" теперь повернута наоборот - "За частным не ощущаешь общее". Мне же нужно, как раз, частное".
   Реферс бросил взор в сторону Кирлисы. Около её облака-клубка из переплетенных полевых вихрей и струй, он заметил большой сгусток, собранный из сплюснутых дымных шарообразных образований, от которых постоянно извергались разноцветные туманные и кольцевые бублики, и он пыхтел. К своей радости психоаналитик разглядел еще один сгусток - изящный, собранный из веретенообразных, быстро меняющих свою цветовую гамму, полевых струй.
   "Наконец!" - радостно воскликнул он и поспешил к ним, увеличив уровень связи.
  
   ***********************************
  
   Они вновь оказались здесь. Наблюдатели из группы Поуса сообщили о наблюдающихся сильных возмущениях в одной из до сих пор спокойных областей. Область буквально взорвалась, настолько бурно вели себя полевые вихри. Поус был убежден, что так зона отреагировала на проводимые на Земле эксперименты и, подхватив Кирлису, поспешил сюда. Все последнее время было посвящено знакомству Кирлисы с техникой полевиков и её тренировке к погружению в пограничный слой.
   Вид научного центра, где работала команда Поуса, превзошел все её ожидания увидеть там необычную обстановку. Она действительно была необычной!! Только оказавшись здесь, она с ужасом поняла, что не готова воспринимать происходящее. Она ощутила себя какой-то незначительной крошкой в кипящем бульоне, стоящем на раскаленной плите, в который непрерывно подбрасывают какие-то ингредиенты. Варево было чудовищно насыщено протекающими в нем процессами. Всё пространство бурлило и кипело, источая из себя ливни энергии. Бесчисленные разноцветные вихри, различающиеся по объему и скорости включенных в них полевых потоков, пронзали друг друга, образую в отдельных местах какие-то замысловатые фигуры. Они некоторое время зависали в пространстве, сохраняя свою форму, а затем разрушались и части их вновь включались в общий фейерверк процессов, чтобы потом опять образовать новую полевую конструкцию. Кругом все пыхтело, скрипело, булькало, шипело. В довершение к этому, несмотря на защиту Поуса, тело со всех сторон пронзали струи вихрей, от чего её сгусток постоянно сотрясался. Так происходило со всеми находящимися здесь полевиками.
   - Поус, в чем дело?
   - Мы вынуждены снимать защиту, - он догадался, чем она обеспокоена, - чтобы исключить её влияние на проводимые эксперименты. Потерпи немного, через некоторое время ты перестанешь на это реагировать. Посмотри лучше туда.
   Взглянув в направлении, куда он указал, Кирлиса увидела странное явление. Текущие пульсирующие длинные струи, берущие свое начало от двух искрящихся шиповатых сгустков, сходились в одном месте, над которым висела корона искр, напоминающая северное сияние. Здесь она заметила темный колышущийся предмет, контуры которого медленно таяли в глубине, постепенно становясь невидимыми. Центральная же часть странного предмета четко выделялась в пространстве, и она была непрозрачна.
   - Что это?
   - "Мерцалки". Помнишь, я тебе рассказывал о них. Нам, после изучения твоего тела, удалось подобрать характеристики облучения, благодаря чему они теперь лучше наблюдаемы. Более того, через те немеркнущие воронкообразные темные вихри в центре "мерцалки" можно наиболее простым способом попасть в промежуточный слой. Мы уже несколько раз воспользовались такой возможностью, и, как видишь, со мной ничего не случилось. Как будто кто-то специально создал путь, связывающий наши миры, а мы случайно натолкнулись на него, но не знаем, как им пользоваться, и преодолеваем только его половину. Ничего, меня это не расстраивает - разберемся.
   "Знал бы ты, что, не ведая того, вы действительно натолкнулись на древний путь, пробитый исчезнувшей могучей цивилизацией, между такими непохожими по физическим законам мирами. И только чудом сохранившиеся артефакты напоминают нам об этом и способны приводить в действие неведомые до сих пор мировые силы, о которых знали мы, теперь догадываются земляне, но скоро и вы откроете сюда двери. Как мы все будем устранять в будущем возникшие на этом пути противоречия?"
   - Мы обратили внимание на то, что активизация деятельности "мерцалок" совпадают с усилением процессов в "долине". По сути, они являются малыми моделями тех возвышений, из которых вытекает лава вихрей, - продолжал пыхтеть Поус.
   "И здесь ты прав. Именно через них происходит передача на ваши миры из наших".
   - Вы что, пытались опуститься в жерла вулканов в "долине"? - не скрывая своего удивления, спросила она.
   - Нет, что ты! Вернее уже нет. Сейчас там настолько сильное излучение, что мы теряем возможность владеть собой и наши тела начинают быстро терять энергию вихрей. Сгустки становятся неустойчивыми, и особь теряет индивидуальность. Если рядом находятся другие полевики, их потоки перемешиваются, и может возникнуть гибридная мертвая структура. Этот процесс - необратим.
   - Значит, попытки все-таки были. Мне нужно туда. Полетели!
   - Ни за что. Надо же что надумала! Я не хочу потерять тебя. Благодаря счастливой случайности, ты оказалась у нас. Изучение тебя позволяет нам успешно продвигаться в понимании процессов в "жестких" структурах.
   - Вот как?! Я для вас только объект для исследования, этакая подопытная тварь из другого мира? И чего ты здесь распылялся передо мной? - она резко пыхнула, испустив из себя вереницу кольцевых вихрей.
   - Ой, что ты? Зачем так говоришь?
   - А, разве, ни так? По-моему, ты сейчас ясно выразился.
   - Ты меня неправильно поняла. То, что ты приносишь нам неоценимую помощь нашему миру - это правда. И ты это знаешь. Но я уже не смотрю на тебя на существо оттуда. Ты здесь и ты - наша! И мои чувства искренние к той, которая сейчас находится передо мной. Разве ты не чувствуешь этого? Именно эту я и не хочу терять! Все остальное хотя и очень важное, но для меня теперь уже второстепенное.
   - Интересно. Ты свои чувства ставишь выше государственных?
   - Должен признать, что в данный момент именно так. Я только сейчас понял, как ты мне дорога. Проблему "мерцалок" надо решать, но лучше её решать вместе с тобой.
   - Послушай, Поус. Давай серьезно посмотрим на твою, именно на твою, проблему. Ведь я ­- ненастоящая! Моя суть, мое тело живет сейчас там, в том мире, который вы называете миром "жестких" структур. Я там! Здесь лишь витает какой-то фантом, созданный тобой. Я - твоё творение, и ты, естественно, влюбился в него. Спешу заметить, что в нашем мире это обычное дело. Любой творец любит свое произведение как мать своё дитя. Я - твоя выдумка. Очнись! Той, которая застряла в твоих вихрях-мыслях, не существует. А то, что ты видишь здесь перед собой, представляет собой клубок каких-то полевых струй, удерживаемых тем механизмом, который вы впихнули в него. Стоит отключить его, и я исчезну. Пух!! Останется пустое место, и при этом никто из ваших этого и не заметит. Конечно, конечно, ты не хотел бы этого, но так уж обстоят дела.
   Пока Киплиса попыхивала, Поус медленно кружил вокруг неё. Иногда он пихал её клубок, выбрасывая из себя струйные завитки, но она не замечала этого.
   - Ты во всем неправа, - наконец пыхнул он. - И ты ни какой-то фантом. Я не знаю, какая ты там, в своем мире, но здесь ты настоящее существо нашего мира из нашей плоти, из которой состоят тела любого из нас. И тебя нельзя отключить, как думаешь, с помощью придуманного механизма. Откуда такие уродливые мысли? Уверяю, у нас нет устройства поддерживающего жизнь каждого из нас. Мы почти познали механизмы рождения, если так можно выразиться, того, что окружает нас. Не только нас самих, но и тех странных и удивительных низших созданий, одновременно существующих с нами в наших мирах. Они живут в своих сообществах и по своим законам. Часто конкурируют между собой за обладание энергией, и эта борьба не всегда проходит мирно. Есть среди них и те, которые поглощают других. Мы тоже способны поглощать их полевые сгустки и пользуемся этим в тех случаях, когда испытываем недостаток энергии. Так вот, с помощью познанных законов мы можем запускать механизм синтеза почти любого существа, если известен, так называемый его информационный портрет. Получение его достигается сложными процедурами, которые требуют долгих лет тренировок и больших затрат своей внутренней энергии. Немногие из нас владеют эти искусством. Я, как главный разработчик этой практики, умею это делать, чем и воспользовался, встретив тебя. Твой портрет достался мне легко, так как он был "голый", незашумленный жизненными накоплениями от посторонних вихрей - ведь ты только что появилась в промежуточном слое и не подверглась проникновению в себя других полевых струй. Теперь в тебе их очень много, и получение нового портрета (если потребуется) будет нелегкой задачей. Да я и не хочу этого. Твой портрет развернулся, наполнил тебя гаммой новых впечатлений. По сравнению с той, ты уже другая, более загадочная и прекрасная своей таинственностью.
   Кирлиса молчала. Её сгусток сжался, отчего полевые вихри носились быстрее и пылали ярче.
   - Кажется настало время рассказать тебе то, что ты не знаешь. Не удивляйся тому, что сейчас услышишь. Реальность, как всегда, оказалась более изобретательней, чем казалось поначалу.
   Не торопясь и подыскивая подходящие формулировки из языка полевиков, Кирлиса изложила основные моменты гипотезы Реферса.
   - Так вот, из всего этого получается, - продолжала она, - что ваши миры порождены мирами "жесткой" структуры, вернее сообществами живых созданий, проживающими в них. Их жизнь со временем зачала жизнь в информационном пространстве (в частности, вас) и проявляется здесь все время, оказывая влияние на ваше развитие. Чем выше уровень цивилизации там, тем сильнее влияние здесь. Но что самым поразительным и неожиданным оказалось, так это то, что ваше существование стало влиять на нас! И чем более развитым становится ваш мир, тем ощутимее он проявляется там, в мирах породивших вас. Ты меня понял, Поус?! Как всё сложно! Не получится, как ты хотел, проникнуть к нам и договориться там об изменении развития цивилизации в направлении, которое оказывало бы здесь минимальное влияние. Не получится!! Ибо ваше влияние само будет неизбежно искажать этот путь. Более того, найдутся желающие воспользоваться открывшимися возможностями в своих коростных целях. Достаточно создать для этого соответствующие технические устройства и готово! Представляешь, ты можешь управлять целыми мирами, превратив их рабов!! Это может оказаться страшным вселенским оружием. И такие устройства уже были созданы давно исчезнувшей могучей цивилизацией. Устройства сохранились, были случайно найдены, и каким-то образом пришло осознание того, для чего они предназначены, но как пользоваться ими, естественно, никто не знает. Также, совершенно случайно через него, и гипотеза Реферса получила подтверждение при исследовании этих устройств. И просто счастье, что все остались живы, так как, до сих пор, все попытки разгадать их тайну оказались трагическими.
   Кирлиса замолчала, она устала. Ей было трудно, её личность раздваивалась. Она залезла сюда за информацией о механизме управления артефактом с целью порабощения целых миров. Но, оказавшись здесь, Кирлиса поняла, что тогда неизбежно будет разрушен этот удивительный и неповторимый мир информационного пространства. Здесь возникнет хаос, отражающий утрату каких-либо творческих стремлений в порабощенных цивилизациях мирах "жестких" структур. Не сразу, конечно, но произойдет неизбежно, - гибель этого удивительного мира. Нужно время, чтобы полученные знания об этих удивительных и фантастических процессах осели в твоем сознании не грудой страшилок, а были осознаны как неизбежное проявление существования любых разумных миров. А понимание этого явления затем бы проросли в твои действии и поступки по плодотворной и разумной синхронизации жизнедеятельности таких связанных миров. Главный здесь должен быть принцип - не навредить!! Ибо нарушение этого принципа в интересах одной из сторон, конечно, принесет дивиденды. Но, это будет пиррова победа. Через какое-то время, - сотни, тысячи лет, - эта цивилизация сама начнет чахнуть, как ядовитый цветок, убивший своих насекомых-опылителей, и теперь погибающий от недостатка своего потомства, способных через поколения приспособиться к изменяющимся условиям среды. Как все сложно!!
   Такие вот мысли проносились в голове Кирлисы.
   "Не надо спешить. Спокойно собирай информацию. И правильно сделала, что открылась Поусу. Он - самая одаренная личность в этом мире, без каких либо эгоистических и, тем более, захватнических устремлений. Он уже нащупывает будущие проблемы, а Порж, как мне показалось, уже с самого начала неосознанно предвидел их. Хорошо. Но я удивляюсь такому повороту событий - я стала другой в мыслях, непохожей на ту Кирлису-1. Как это понимать? Мои мысли эволюционировали сами собой под действием мира полевиков, или они оказались отражением каких-либо изменений в её голове? Интересно. Надо с ней встретиться".
   - Кажется, мы собрались посетить тот странный участок "долины", где, как ты утверждаешь, проявляются действия наших экспериментов. Летим туда. Возможно, мне удастся встретить мой образ и это очень важно.
   Взглянув на вихрь, пронзивший сгусток Поуса, и поняв его обеспокоенность, она произнесла:
   - Не бойся. Никуда не денусь. Я останусь здесь, еще многое нам предстоит сделать, Ну, а там посмотрим. Жизнь - непредсказуема! Сейчас не хочется покидать этот загадочный и необычный мир. Показывай выход из научного центра на просторы "долины", - приказала она.
   Её сгусток двинулся, как ей казалось, в направлении свободном от вихрей полевиков. Но это была ошибка.
   - Куда?!! Назад!! - пронзительно пыхнул Поус, но было поздно.
   Кирлису пронзило невидимое высокочастотное излучение. Её сгусток сжала неведомая сила, вызвав бесчисленные внутренние турбулентные завихрения. Сила стала стягивать на себя энергию, отбирая её из вихревых потоков тела Кирлисы. Температура упала.
   - Мне холодно.... - только успела прошептать она, как потеряла ощущение окружающего пространства.
   Поус стремительно бросился к ней. Его сгусток мгновенно раздулся до необычных размеров, и загородил Кирлису от излучения. Затем стали происходить еще более странные вещи. Поус развалился на два сгустка. Малый, вытянувшись в конус, вершиной в сторону источника излучения, стал, ускоряясь, двигаться к нему. Приблизившись к нему, он неожиданно превратился в вогнутую тарелку и стал поглощать энергию. В это время другой сгусток, подхватил Кирлису и оттащил её в сторону. Через некоторое время "тарелка" раскалилась и взорвалась....
   - Зачем ты полезла туда? - услышала она пыхтение Поуса, когда стала приходить в себя. - У тебя просто дар какой-то лезть туда, куда не следует. Ты упорно стремишься к неприятностям. Там же излучение, которое инициирует проникновение в пограничный слой, минуя его ствол. Это очень опасно, мы не готовы к этому. Я реально испугался, ты же могла погибнуть, и я крайне удивлен, что ты осталась жива.
   - Ты расстроен этим? - Кирлиса окончательно пришла в себя и, поняв, что ей ничто не угрожает, набросилась на Поуса. - Почему ты не предупредил меня? Где ограждения? Если кругом так опасно, так опекай меня. Нашел, понимаешь, куклу для экспериментов. Давай плыви отсюда и пыхти непрерывно. Я за тобой.
   Озадаченный таким напором, пылевик, приняв шарообразную форму, направился в самую гущу полевиков. Не останавливаясь, он пронзил её, таща за собой Кирлису. К своему удивлению она не ощутила какого-нибудь неудобства и вскоре оказалась на открытом пространстве. Общий вид просторов "долины" с её последнего посещения изменился. Вся толща пространства над поверхностью была заполнена странным туманом, который при внимательном рассмотрении состоял из взвеси очень маленьких конусовидных полевых смерчиков. Они были всюду. Вступая в соприкосновение со сгустком Кирлисы, они лопались и наполняли её энергией. Чувство апатии, равнодушия затухало. Она возбуждалась - сгусток увеличился в размере, вихри вращались все быстрее и быстрее. То же самое, как заметила она, происходило и с Поусом.
   - Да, ты права, - пыхнул он, подтвердив догадку. - Так происходит всегда, как мы теперь считаем, когда вы начинаете экспериментировать. Это влияние пронизывает весь наш мир, но лишь некоторые участки "долины" испытывают его в большей степени. Туда мы сейчас и направляемся.
  
   ****************************************************
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

87

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"