Карев Дмитрий Виталиевич: другие произведения.

Обзор художественной литературы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Обзор лучшей, мною прочитанной, художественной литературы. Оценка от 1 до 10, отражает мое субъективное мнение о произведении. На мой взгляд, любая, представленная здесь вещь, заслуживает того, чтобы быть прочитанной. Иными словами, в подборку не попали непонравившиеся мне книги, и оценка даже в 1 положительно характеризует данное произведение.
  
  
   Абэ Кобо. Женщина в песках (1). Тягостный и безнадежный японский роман. Школьный учитель неожиданно попадает в песчаную ловушку в одной из заброшенных деревень. Он живет там вместе с женщиной и вынужден каждый день помогать ей разгребать песок. Все попытки сбежать оканчиваются неудачей. В конце концов, он настолько привыкает к этому аду, что, когда появляется возможность вылезти из ямы, о побеге он уже не думает. Если это не намек на супружеские узы, то роль женщины в романе (и особенно в его названии) не совсем понятна. Не рекомендую людям, страдающим клаустрофобией.
  
   Брэдбери Рэй. Марсианские хроники (10). Ромам о драматическом заселении землянами Марса, выгодно выделяющийся на фоне множества других фантастических произведений. Каждая глава - это очередная попытка высадки на чужой планете в период с января 1999 года по октябрь 2026 года. Главы прописаны настолько захватывающе и оригинально, что даже по отдельности могли бы служить законченными рассказами. Рэй Брэдбери не является "чистым" фантастом. Вымысел в его художественном творчестве неизменно граничит с повседневной реальностью. Несомненно, что именно благодаря этому его фантастика выглядит "свежее", нежели у других более "узкоспециализированных" писателей. Язык "Хроник" (русский перевод Л.Жданова) вкусен и сочен; местами просто "неземной". Наверное, именно так следует описывать жизнь и ландшафт неродной нам планеты.
  
   Брэдбери Рэй. 451 градус по Фаренгейту (9). Очень хорошо написанная антиутопия известного на весь мир писателя. Мир живет в ожидании войны, однако граждане не задумываются о будущем. Их мозги с огромных домашних экраном ежедневно промывают лживыми новостями, рекламой и тупыми шоу-программами. Герои телесериалов превратились в "родственников". Пожарные (то есть те, кто тушат пожар) стали пожарниками (то есть теми, кто сами разжигают огонь). Их задача - уничтожение домов, где найдены книги, запрещенные к чтению и хранению (а это, практически, любые бумажные книги). 451 градус по Фаренгейту - это та температура, при которой воспламеняется обычная бумага (189 градусов Цельсия). Горстка людей умудряется тайно хранить литературные шедевры прошлого, устно передавая их содержание, в надежде восстановить их в будущем на бумаге. В романе реалистично показана перспектива борьбы со сложившимся строем: до тех пор, пока люди сами не захотят читать, изменить ситуацию не представляется возможным. Поэтому "хранители" книг не воюют с системой, а пассивно ждут, когда она сама себя изживет. Чтобы тогда, отделив семена от плевел, посеять их на пепелище.
  
   Вербер Бернард. Империя ангелов (2). В общем-то, неплохой, но весьма наивный, роман французского писателя о "жизни" ангелов. Согласно Вербера каждый ангел обязан воспитать трех землян, то есть служить им хранителем. Повествование местами то чрезмерно юмористично, то, напротив, трагично.
  
   Вербер Бернард. Последний секрет. (2). Роман о шахматах, но больше о работе человеческого мозга. Полно технических несуразиц, но местами проскальзывают весьма удачные литературные приемы.
  
   Гарсиа Маркес. Осень патриарха (5). Тяжелый роман о судьбе военного диктатора "банановой" республики. Роман тяжел как своим содержанием, так и стилем изложения (длинные предложения, огромные абзацы, отсутствие прямой речи). Ход времени постоянно ломается, обращается вспять, зацикливается. Генерал, отец нации, несколько раз умирает, чтобы в результате пережить несколько поколений своих врагов и привести империю к полному краху. Цитата: "А ведь он знал с самого начала, что его обманывают те, кто ему угождает, знал, что за лесть берут чистоганом, знал, что толпы, с ликованием славящие его и желающие ему вечной жизни, сгоняют силой оружия; все это он знал и приучил себя жить с этой ложью, с этой унизительной данью славы, ибо в течение своих бесчисленных лет не раз убеждался, что ложь удобней сомнений, полезнее любви, долговечнее правды..."
  
   Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества (10). Самый, пожалуй, впечатляющий и при этом не перегруженный роман патриарха латиноамериканской литературы. Роман охватывает без малого целый век, густо насыщенный нетривиальными событиями. На фоне, ставших уже обязательными для крупных произведений Маркеса практически непрекращающихся переворотов и войн, в романе то тут то там выглядывает самая настоящая мистика: кровосмешение, цыгане; странное заболевание "чума-бессонница", которая как неожиданно приходит и так же неожиданно покидает людей, чтобы те праздновали возвращение памяти; умеющий летать падре; поиски философского камня и расшифровка таинственных пергаментов. Cта лет хватает ровно на то, чтобы городок Макондо успел выстроиться, повидать множество людей и судеб, заматереть, прийти в запустение и исчезнуть с лица земли. В романе огромное число действующих лиц, которые рождаются, исчезают, появляются, умирают, воскресают, занимаются кровосмешением, взлетают на самый верх власти, падают на самое дно жизни и при этом вся их жизнь пронизана острым чувством щемящего одиночества. Цитата: "Полковник Аурелиано Буэндиа поднял тридцать два вооруженных восстания и все тридцать два проиграл. У него было семнадцать детей мужского пола от семнадцати разных женщин, и все его сыновья были убиты один за другим в одну-единственную ночь, прежде чем старшему из них исполнилось тридцать пять лет. Сам он уцелел после четырнадцати покушений на его жизнь, семидесяти трех засад, расстрела и чашки кофе с такой порцией стрихнина, которая могла бы убить лошадь. Он отказался от ордена Почета, пожалованного ему президентом республики. Он стал верховным главнокомандующим революционных сил, облеченным судебной и военной властью, простиравшейся от одной границы страны до другой, и человеком, которого правительство боялось больше всего, но ни разу не разрешил себя сфотографировать. Он отклонил пожизненную пенсию, предложенную ему после войны, и до глубокой старости жил на доход от золотых рыбок, изготовляя их в своей мастерской в Макондо. Несмотря на то, что он всегда сражался впереди своих солдат, единственная полученная им рана была нанесена ему его же собственной рукой после подписания Неерландской капитуляции, положившей конец гражданским войнам, длившимся почти двадцать лет. Он выстрелил себе в грудь из пистолета, и пуля вышла через спину, не задев жизненных центров. От всего этого осталась только названная его именем улица в Макондо".
  
   Гессе Герман. Степной волк (10). Великолепный роман. Любимая тема Гессе о неприятии мещанства в любой форме, уже в 20-х годах XX века заложила основу для идеологии хиппи. Один из эпизодов книги, когда герой видит в гостях "добропорядочную" гравюру с изображением Гете и это приводит его в ярость. Цитата: "Я метался по улицам, гонимый бедой. Конечно, это была глупость с моей стороны - оплевать славным людям украшение их салона, глупость и невежливость. Но я не мог поступить иначе, не мог больше мириться с этой упрощенной, лживой, благоприличной жизнью".
  
   Гессе Герман. Сиддхартха (9). Герман Гессе опять затрагивает свою излюбленную тему о странствии в поисках Истины. И опять делает это мастерски. Сиддхартха (не путать с Буддой!) и его друг Говинда ищут свое "Я", но ищут по-разному: Говинда через религиозные учения, а Сиддхартха не приемлет ни одно из них. Говинда уходит в ученичество к просветленному Готаме, а Сиддхартха, умея лишь "думать, ждать и поститься", живет свой век в окружении разных, но простых людей. Истина, к которой он в конце концов приходит заключается в следующем: "Мудрость нельзя передать. Мудрость, которую мудрец пытается кому-то сообщить, всегда звучит как глупость" и "Для всякой истины противоположное ей так же истино".
  
   Гессе Герман. Нарцисс и Гольдмунд (10). Шедевр. Несомненно, самый зрелый роман Германа Гессе. Книга о поиске своего предназначения в жизни. Очень насыщенный, но не перегруженный роман, и читается на удивление легко. Перевод Р.Эйвадиса великолепен. Молодой послушник Нарцисс в монастыре Мариабронн считает, что некое чутье помогает ему распознать характер и предназначение другого человека. Он советует своему юному ученику Гольдмунду не оставаться в стенах монастыря, а искать свои корни в странствиях по миру. (Цитата: "Я убил в тебе монаха и расчистил тем самым путь к необычной судьбе. Даже если ты сжег дотла нашу славную обитель или возвестил миру какие-нибудь безумные лжеучения, Я ни на единый миг не усомнился бы в том, что поступил верно, указав тебе твой путь".) После этого Гольдмунд, познав тысячу женщин (среди которых почему-то встречаются девушки с такими "славянскими" именами, как Лиза, Лида, Юля и Лена), стремится найти некий давно утраченный им образ Проматери-Евы. Оседлая жизнь пугает его и утомляет. (Цитата: "... его манили страх и жажда странствий; он чувствовал, что игра в родину близится к концу".) В это время Нарцисс, ведя аскетический образ жизни, ищет воссоединения с Богом-Отцом. К концу романа Нарцисс и Гольдмунд встречаются. Встречаются Творчество и Наука, Сердце и Ум, Мужское начало и Женское.
  
   Гибсон Уильям. Распознавание образов (3). Относительно новая (2002 год) книга "короля" киберпанка У.Гибсона. Описывается современность: Лондон, Токио, Москва. Америка по-прежнему в шоке от террактов 11 сентября 2001 года. Роман перегружен сложными предложениями и бешеной динамикой повествования (впрочем, на то он и киберпанк). В сюжете нет ничего особенного - фильм получился бы эффектней. Особого внимания заслуживает сочное описание современной Москвы.
  
   Голдинг Уильям. Повелитель мух (10). The Lord of Flies - древнееврейское божество, которому в христианской религии соответствует властитель ада Вельзевул. Необычайно легкий и вкусный роман для английского писателя и чопорно-сухой английской литературы. Действие разворачивается на небольшом необитаемом острове, куда непонятным образом попадает группа детей, старшему из которых нет и тринадцати. Роман, по сути, представляет собой высокохудожественную мини-антиутопию. Помещенные в первобытные естественные условия, подростки пробуют построить рай, но неумолимо открывают внутри себя все новые и новые жестокие животные черты. Очень красив литературный язык. В сценах, где описывается процесс приготовления кабана на огне, ощущаешь вкус свиного шашлыка.
  
   Голдинг Уильям. Шпиль (9). Молодого священника посещает видение, что он должен построить в родном соборе высокий шпиль. Эта задача становится его целью жизни, и он идет к ней, невзирая на все трудности и угрызения совести. Приложив массу усилий, он становится настоятелем храма. Несмотря на многочисленные прегрешения родной тети, он обещает ей в обмен на большие денежные средства захоронить рядом с престолом. Бригада строителей-авантюристов ломает стены и потолок собора, простоявшего в неприкосновенности сто пятьдесят лет. Мастер строителей пытается доказать, что шпиль высотой в четыреста футов (более ста метров) не удержится на столь слабом фундаменте. Лишь деньги настоятеля и его вера, граничащая с безумством, позволяют продолжить многолетнюю работу. В романе очень удачно показано различие и схожесть религиозного фанатика и рассудительного мастера.
  
   Голдинг Уильям. Зримая тьма (2). То ли Голдинг находился не в лучшем психическом состоянии, то ли он что-то не дописал в этом романе... Книга состоит из трех частей и огромного числа психопатов. Первая часть читается тяжело. Вторая после этого кажется песней. Кажется, что заключительная часть прояснит все наковившееся к этому моменту неяности, но она заводит совсем непонятно куда... Увы, не оценил, хотя и прочел за два вечера.
  
   Замятин Евгений. Мы (3). Ставшая классической антиутопия, написанная в 1920 году. Показывает общество будущего. Будущего, где в обществе после войны восторжествовал новый, строго математический порядок, где практически каждая минута граждан, включая секс, точно расписана по времени. Роман представляет собой 40 записей (конспектов) дневника некого рядового существа - нумера Д-503 (эдакого гибрида человека и абстрактного числа). Кое-где на планете остались следы прежней жизни, но современный город огражден от них непроницаемой стеклянной стеной. Развитие романа достаточно типично для антиутопии. Конец - драматический. Автор явно преувеличил опасность прихода к власти вождей с математическим складом ума. Из-за почтенного возраста роман смотрится сейчас не слишком ярко. Читателя, избалованного произведениями Джорджа Оруэлл и братьев Стругацких, он навряд ли впечатлит. Однако, именно "Мы" предшествовало появлению целой серии современных антиутопий.
  
   Кафка Франц. Процесс (2). Ужасно тягостный (как, впрочем, и другие произведения Кафки) роман. Франц всю свою жизнь находился в жесточайшей депрессии и абсурдность описываемого судебного процесса представляет собой, по видимому, его обычное, каждодневное восприятие жизни. Вот от этого становится по настоящему жутко. Роман напоминает долгий кошмарный сон, в котором никак не удается проснуться. При этом сама идея судебного разбирательства не столь принципиальна - ее могла заменить любая другая история. Пессимистов роман вгонит в тоску, а оптимисты ничего в нем не поймут (к счастью).
  
   Кизи Кен. Полет над гнездом кукушки (10). Пугающе-реалистическое описание психиатрической лечебницы, причем так, как ее воспринимает сумасшедший. Или метафорически - бунт свободного индивидуума против тотально-рациональный системы, против молчаливого большинства. В психушке фактически заправляет одна старшая медсестра, сумевшая забрать под свой контроль всех пациентов и персонал, включая главврача. Показан матриархат в самом ужасном его проявлении. У романа очень драматический и мощный конец. Кен Кизи (сам будучи в свое время пациентов психиатрической лечебницы) выбрал стиль описаний "изнутри", когда голос автора как бы не слышен, а все происходящее вы начинаете воспринимать глазами очевидца. (Похожий прием мне очень понравился в романе братьев Стругацких "Улитка на склоне".) После выхода романа в свет, Кен Кизи в свои 25 лет стал культовой фигурой и не только среди хиппи. Фильм "Оne flew over the cuckoo's nest", вышедший в США по мотивам книги в 1975 году (в главной роли - Джек Николсон, сопродюсер - Майкл Дуглас), взял пять основных "Оскаров". (Утверждают, впрочем, что Кен Кизи принципиально так и не посмотрел фильм, будучи недовольный сценарием и подбором актеров.)
  
   Коупленд Дуглас. Generation Икс (9). Отличный интеллектуальный дневник путешествующего хиппи конца 90-х - тридцатилетнего молодого человека, который стремится стать хиппи, чтобы не стать яппи, который "в тридцать умер, в семьдесят похоронен". Это попытка начать жизнь с чистого листа. "Время ускользало (и ускользает по-прежнему). Так что я рванул туда, где погода сухая и жаркая, а сигареты дешевые". Роман имеет ярко выраженную американскую специфику, но во многом "интернационален" и хорошо описывает проблему тех, "кому немного за двадцать". Жаль, что течение хиппи в Америке закончилось, а в России так и не появилось...
  
   Кундера Милан. Вальс на прощание (7). Захватывающее чтение. В "Вальсе на прощание" много интересных и глубоких моментов, быть может нераскрытых до конца, но в противном случае объем романа превысил бы "Преступления и наказания" Достоевского, с которым он в некоторых вопросах перекликается.
  
   Лукьяненко Сергей. Ночной дозор. Дневной дозор. Сумеречный дозор (5). В целом - неплохая трилогия о вечной борьбе добра со злом, когда, как обычно, невозможно понять, где добро, а где зло. Во всех трех книгах удачно показано, что люди с более развитыми способностями (иные) не становятся автоматически более счастливыми. Скорее, напротив. В романах правильно отражена ситуация баланса сил, когда каждая из противоборствующих сторон заинтересована в плохом мире, нежели в хорошей войне. Так же очевидно, что основные сражения разгораются не на поле битвы, а в закулисных переговорах, и когда ради крупных фигур (или идей) жертвуют своими же пешками. После прочтения каждой части, понимаешь, что перехитрить можно все, кроме самой системы на которую работаешь. Из недостатков трилогии (три романа по три части в каждом) следует отметить некоторое однообразие сюжетов, которое рано или поздно начинает наскучивать.
  
   Лукьяненко Сергей. Лабиринт отражений. Фальшивые зеркала. Прозрачные витражи (7). Хорошая отечественная трилогия о виртуальной реальности. Сюжет, написанный до появления культовой "Матрицы", во многом ее превосходит. Первая часть трилогии, написана почти десять лет назад, во времена, когда фронтом хайтек-индустрии являлся давно теперь забытый микропроцессор Pentium Pro, а русскоязычным Internet мало кто у нас пользовался. Тем не менее описание виртуального города Диптаун хорошо коррелирует с современной тенденцией развития Интернета. Герои не вживляют в себя электронные чипы и не вставляют в мозг кабели (что снимает кучу технических вопросов). Они оказываются в виртуальном мире посредством своеобразного гипноза. Люди начинают жить в глубине (deep). Как следствие появляется зависимость от искусственного мира, потеря реальности, раздвоение личности и другие симптомы (в романе встречается даже такой термин, как дип-психоз). Короче говоря - грамотное повествование о "реальной" виртуальной реальности.
  
   Мураками Харуки. Слушай песню ветра (8). Первое литературное произведение Х.Мураками, написанное им почти в тридцать лет. (Впрочем, для Японии такой возраст вполне подходит для творческого дебюта.) Небольшой роман, созданный по ночам, да в перерывах на работе, является вполне самодостаточным и логически завершенным. Х.Мураками, на тот момент, не помышлял о профессиональном писательстве и, как следствие, о продолжении "Слушай песню ветра". Однако автор неожиданно получил награду литературного журнала "Гундзо" за лучший дебют 1979 года. Успех побудил его продолжить роман, что вылилось в будущем в целую трилогию. Я затрудняюсь советовать, следует ли читать "Слушай песню ветра" с целью знакомства с Х.Мураками или же оставить этот "первый блин" на потом, после знакомства с его более зрелыми произведениями. В первом случае вы рискуете получить не совсем правильное представление о творчестве японского романиста, во втором - роман может показаться недостаточно проработанным. Но прочитать его следует по любому. Здесь Х.Мураками пробует перо. Стиль его последующих произведений сильно отличается от "Слушай песню ветра". Впрочем, уже тут мы находим его "фирменные" клише: повествование от первого лица, обязательное описание пары колодцев, несколько смертей, американская музыка на пластинках, море выпитого пива и постоянные размышления о смысле жизни. Главным героем романа является молодой парень по кличке Крыса. Крысе суждено объявиться потом еще в трех романах Х.Мураками, но уже совершенно в другом, мистическом образе. Пока же, это разочаровавшийся в жизни двадцатипятилетний парень из богатой семьи, проводящий все свое время за барной стойкой, с переменным успехом борющийся с депрессией. Роман охватывает всего 18 дней и похож на альбом из разнородных фотоснимков, расположенных приблизительно в хронологическом порядке. Короткие предложения, рваный стиль, минимализм в описание внешнего интерьера. Порой Х.Мураками попросту прерывает, и так, неровную нить повествования, чтобы, "пользуясь случаем", рассказать об обстоятельствах, благодаря которым он, собственно говоря, и написал "Слушай песню ветра".
  
   Мураками Харуки. Пинбол 1973 (7). Это уже почти "настоящий" Х.Мураками. Роман представляет собой продолжение "Слушай песню ветра". Приблизительно в этом стиле Харуки напишет все последующие произведения. От "Слушай песню ветра" здесь остался лишь парень по прозвищу Крыса, да бармен Джей. История от первого лица ведется вперемешку с историей Крысы. В чем-то они противопоставляются, в чем-то - дополняют друг друга. Если я хоть немного понял замысел Х.Мураками, то главным в романе является описание попытки внутреннего взросления двух молодых людей, которых разделяет расстояние в 700 километров. Крыса завис территориально и никак не может покинуть надоевший ему город, а другой герой (имени которого мы не знаем) завис во времени, не в силах отлипнуть от прошлого. Это прошлое прочно ассоциируется у него с автоматом для игры в пинбол "Ракета". Герой книги с изрядным упорством ищет этот редкий игровой автомат, чтобы подсознательно проститься с прошлым и двинуться вперед. К концу романа он обнаруживает "Ракету" в крайне странном и холодном складе, где хранятся десятки подобных машин. Цитата: "Склад изнутри действительно походил на гигантский холодильник... Самым благожелательным сравнением для того, что я увидел, было бы кладбище слонов". Это на самом деле кладбище. Кладбище прошлого. Прошлого, которое не дает двигаться в будущее. Герой Х.Мураками говорит с игровой машиной и успокаивается. Одна проблема наконец-то решена успешно. Одновременно с этим (но независимо) Крыса принимает окончательное решение покинуть город. Впрочем, решенная проблема - лишь одна из немногих, которых предстоит им еще решить. Их Х.Мураками оставил для своих будущих романов. Цитата: "Пинбольный гул разом и навсегда исчез из моей жизни. Вместе с ним ушли мысли о тупике. Конечно, это еще нельзя считать Окончательной Развязкой, достойной короля Артура и рыцарей Круглого Стола. До развязки пока далеко".
  
   Мураками Рю. 1969 (1). Рю Мураками и Харуки Мураками схожи лишь в написании фамилий. Рю моложе Харуки, но писать начал раньше. Харуки пишет "интернационально" (из его произведений, порой, сложно определить, в какой стране происходят описываемые действия), Рю пишет о Японии и для Японии. Харуки - мистик, Рю - реалист. Название "69" связано со студенческими волнениями в Японии 1969 года (никакой связи с характерной позой в сексе в произведении не наблюдается). Роман интересен, именно, с позиции самобытного японского уклада жизни. Цитата: "... меня вызвали в учительскую. Меня заставили опуститься на колени, а человек десять учителей встали вокруг... они долго кричали и пинали меня ногами, обутыми в тапки".
  
   Оруэлл Джордж. 1984 (10). Величайшая антиутопия всех времен и народов. Роман, который следует читать сейчас, чтобы было не так страшно жить в государстве. Старший Брат, который управляет прошлым. Искусственное двоемыслие. Три главных партийных лозунга: "Война - это мир. Свобода - это рабство. Незнание - сила".
  
   Оруэлл Джордж. Скотный двор (10). Великолепная сказка-аллегория (в оригинале - "Animal Farm"), известная в русскоязычном переводе еще как "Скотский уголок". В притче выразительно обрисовано, видимо, неизбежное превращение демократии с благими и чистыми намерениями в тоталитарное общество. Подмена тезисов: от "все животные равны" до "но некоторые более равны, чем другие". Эту антиутопию стоит прочитать. Или просто повнимательнее присмотреться по сторонам.
  
   Паланик Чак. Бойцовский клуб (10). Нервный, болезненный, жестокий роман. Визитная карточка Чака Паланика. Его оригинальный стиль - это сумасшедший рэп на протяжении всего повествования. Автор выплескивает поток фраз, образов, мыслей - и все это начинаешь видеть внутренним взором. Бойцовский клуб - это место, где по ночам собираются обыкновенные люди, чтобы в поединке выплеснуть друг на друга свою злость, чтобы победить свой страх, чтобы почувствовать себя сильнее. На следующий день участники клуба узнают друг друга по разбитым лицам и загипсованным рукам. Герой романа, страдающий жуткой бессонницей, стоит у истоков открытия этого клуба, клуба который вскоре начинает жить собственной жизнью... Перевод романа выполнил Илья Кормильцев - тот самый Илья, кто в свое время написал кучу хороших стихов для легендарного "Наутилуса Помпилиуса".
  
   Паланик Чак. Уцелевший (10). Пожалуй, лучший роман Паланика. Бешенный фирменный драйв от Чака. Сорок семь глав в обратном порядке (страницы книги тоже нумеруются с последней до первой). Исповедь фанатика-самоубийцы, записанная им в угнанном самолете на "черный ящик". Сумасшедшая история несостоявшегося мессии. Каждая глава удивляет необычайно красивыми и необычными моментами. Даже одной такой главы хватило, чтобы отнести произведение в разряд шедевров.
  
   Пирсинг Роберт. Дзэн и искусство ухода за мотоциклом (9). Прекрасный роман в стиле "интеллектуальное хиппи". "Исследование о ценностях" - как назвал его сам автор. Серьезное исследование, с привлечением таких авторитетов, как Платон, Аристотель, Юм, Кант, Пуанкаре. (Правда не имеющее, по большому счету, отношение к практике ортодоксального дзэн-буддизма.) Автором точно подмечены основные проблемы в системе высшего образования. Изначальное путешествие на мотоцикле отца с сыном по просторам Америки ближе к середине повествования романа приобретает новый и неожиданный смысл. Не совсем легкое, но очень "деликатесное" чтение для ценителей специфической литературы, интересующихся философией и естествознанием.
  
   Рубанов Андрей. Сажайте, и вырастет (10).
  
   Рубанов Андрей. Великая Мечта (10).
  
   Рубанов Андрей. Жизнь удалась (10).
  
   Рубанов Андрей. Готовься к войне! (9).
  
   Рубина Дина. Почерк Леонардо (9).
  
   Рубина Дина. На солнечной стороне улицы (10).
  
   Рубина Дина. На Верхней Масловке (10).
  
   Стивенсон Нил. Криптономикон (10). Мощный "историко-технокибернетический" роман, почему-то именуемый в русскоязычном переводе, как "фантастический". На почти девятисот страницах тщательно описывается развитие трех сюжетных линий. Действие первых двух относится к периоду Второй мировой войны, а третья - к современности (конец XX века). Основная тема романа - прикладная криптология (область вычислительной математики, включающей в себя криптографию - науку о шифровании сообщений и криптоанализ - решающий обратную задачу - взлом закодированного текста). Область применения во время войны - шифрование военных сообщений (одноразовые шифроблокноты, симметричное шифрование с секретным ключом) и, соответственно, вскрытие засекреченных радиограмм противника (перехват чужих сообщений и их статистический анализ, захват немецкой подводной лодки). Здесь фигурируют имена таких известных математиков, как Алан Тьюринг, Лоуренс Уотерхауз, Рудольф фон Хакльгебер и другие. Уже на первых страницах книги читателю встречается формула степенного ряда, описывающего римановскую дзета-функцию. Технические подробности описаны очень грамотно. При этом роман читается на одном дыхании (насколько это применимо к талмуду толщиной в два дюйма). Параллельно описываются события наших дней, логически связанные с прошлым, во-первых тем, что действующими участниками являются потомки тех героев, а, во-вторых, речь идет о создании новой независимой электронной криптографической системы, необходимой материальной базой которой должно послужить надежно запрятанное японцами в конце войны огромное количество золота. Здесь в действие вступают такие понятия, как "ассиметричное шифрование с открытым ключом", "электронная цифровая подпись" и другие. В книге описывается так же оригинальная криптосистема, реализуемая обычной игровой колодой карт, разработанная современным авторитетом в области прикладной криптографии - Брюсом Шнайером. Литературный язык в переводе Е. Доброходовой-Майковой богат и необычайно красив.
  
   Сэлинджер Джером. Над пропастью во ржи (10). Несколько дней из жизни подростка описаны настолько психологически точно и пронзительно, что даже не верится, что на это способен взрослый писатель. Поистине, великое мастерство, на которое способен умудренный автор, когда повзрослев не забывает яркие ощущения детства.
  
   Улицкая Людмила. Казус Кукоцкого (10).
  
   Улицкая Людмила. Медея и ее дети (10).
  
   Уэлш Ирвин. Порно (5). Продолжение "На игле" ("Трэйнспоттинг"). Роман об английских наркоманах, решивших снять любительский порнографический фильм (и самим там сняться). Описание ведется от разных лиц - словно с разных ракурсов видеокамеры. В повествование огромное количество ненормативной лексики (спасибо переводчику за фантазию!) В романе много юмора, но смеяться почему-то не хочется. При всем этом "Порно" имеет весьма сильную сюжетную линию и мощную концовку. Читается легко, не в последнюю очередь из-за громадного количества мата. В общем - стоящая книга, мозги сильно не сношает...
  
   Фаулз Джон. Коллекционер (2). Первый опубликованный роман неудавшегося лауреата Нобелевской премии в области литературы за 1999 год. Весьма тяжелое и жестокое драматическое произведение о маньяке с извращенной психикой. Сюжет романа, мог бы лечь в основу сценария неплохого психологического триллера. Но лет, скажем, двадцать назад. Хотя в книге нет ни одной откровенной постельной сцены, роман, как нельзя лучше, можно охарактеризовать одним словом - порнография. Порнография, как синоним неестественной физической любви (например, исключая петтинг, секс в одежде - это и есть самая настоящая порнография).
  
   Фаулз Джон. Мантисса (3). Вначале кажется, что перед нами лихо закрученный психологический роман. В итоге оказывается, что это метароман - роман о романе. При этом желательно иметь литературное образование, чтобы в полной мере насладиться игрой слов английского прозаика. Как и в большинстве произведений Фаулза, здесь с лихвой хватает необычного и эротичного.
  
   Хаксли Олдос. О дивный новый мир (3). Известная антиутопия XX века. 632 год эры Форда. Торжество рациональности. Планета живет под девизом: "Общность, Одинаковость, Стабильность". Люди более не страдают от болезней, не стареют, мало грустят. Уныние, постоянство в выборе сексуального партнера, неконтролируемое занятие искусством или наукой считается великим грехом. Детей-близнецов группами растят в пробирках. Однояйцовые выводки выращиваются ("раскупориваются") по строго определенным критериям: для стабильности государства необходимо точное соотношение количественного состава общества. Специальным воздействием на эмбрион (кислородное голодание, радиация, ультрафиолет) формируются различные касты: от "альф" - новые управленцы до "эпсилинов" - будущие работники канализационной сети. Впрочем, на планете кое-где остались люди, живущие по старому. Они сами рожают детей, и сами же их воспитывают. Кульминацией романа является конфликт представителя дикой расы с цивилизацией. Дикарь взывает к Шекспиру, а Главноуправляющий нового мира - к "господу нашему" Форду. Дикарь занят поиском Истины, а Главноуправляющий (кстати, бывший ученый-физик) - поиском всеобщего Счастья. На мой взгляд, обрисованный в романе страх перед приходом к власти циничных ученых-рационалистов преувеличен. Это далеко не самое страшное, что может случиться (и случилось) в реальности с современным обществом.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"