Каримова Кристина: другие произведения.

По-людски

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

  
  

По-людски

  
   Марат откинул тяжелый от снега полог палатки и на четвереньках выбрался наружу. Придерживая котелок одной рукой, другой старательно прижал углы ткани: следовало хранить тепло. Кое-как поднялся на ноги, моргнул, стряхивая успевший налипнуть на ресницы снег, попытался оглядеться. Сквозь плотную пелену метели едва темнели очертания Кихиштау. Вершины поменьше - Арзал, Бернау и Белая - были полностью скрыты белесой мглой. Снег, размывая границы между небом и землей, то сыпался сухой крупой, то, подчиняясь воле ветра, завивался в тугие узлы и поземки. Двигаться в таком мареве без карты, с раненым на руках бессмысленно. Надо ждать.
   Марат, пряча лицо в капюшон, морщась от впивающихся в лицо ледяных колючек, черпнул котелком снег. Не к месту, некстати перед глазами вдруг встало лето, горы, залитые солнцем и чужой голос: "Эта планета больше подходит для нас, чем для вас". А ведь тогда это казалось просто словами...
  
  

***

  
   Наметить взглядом камень, вытянуть руку, уцепиться. Переставить ногу, установить крюк, перенести вес. Наметить следующий камень, ухватиться за него, продвинуться еще на чуть-чуть. Шаг за шагом, движение за движением. Неторопливо и основательно. Надежно и медленно.
   Марат старательно укрепился на очередном выступе, подвис на страховке. Поднял голову, выискивая сопровождаемого. Хар двигался по стене быстро и плавно, стелился от камня к камню, словно прилипая к ним. В надкосницах пальцев ног - выдвигающиеся когти, на ладонях - присоски. "Воистину, ящерица", - с завистью подумал Марат. Казалось, что Хар плавно перетекает по стене, а не ползет по ней.
   - Отстаешь, инструктор, - кинул Хар, мельком оглянувшись.
   Чешуйчатая вытянутая морда была как всегда невозмутима.
   - А мы потихонечку... - негромко, больше для себя, чем для ящера проворчал Марат. - Торопиться некуда...
   Хар добрался до верха, подтянулся, перебираясь через кромку. Выпрямился во весь рост. Марат видел над собой черный силуэт на фоне светлого неба. Сложенные за спиной крылья казались широким плащом.
   - Горы, скалы, ущелья - это планета больше подходит для нас, чем для вас, - произнес он сдержанно, наблюдая, как медленно и осторожно завершает свой путь Марат. - Зачем она вам?
   Марат наконец-то достиг кромки, пропыхтел, подтягиваясь и переваливая через край:
   - Ничего... Мы любим трудности...
   Поднялся на ноги, встал рядом с ящером, обвел взглядом привычно распахнувшийся мир: снежные шапки Кихиштау, серый горб приземистой Белой, изящные шпили Арзала, зелень лугов далеко внизу. Медленно, сдержанно, как курильщик первую затяжку, втянул разряженный горный воздух.
   - Как там у вас?.. - негромко произнес Хар, ноздри которого широко раздувались. - Лучше гор могут быть только горы?..
   Великолепное владение общим земным, знание обычаев, традиций. Это явно не могло входить в краткий курс подготовки туриста, если даже таковой существовал.
   - Зачем тебе это? - продолжил Хар покосился на рюкзак с уложенными крыльями за спиной Марата, повел подбородком, обозначая мир перед ними.
   Марат неопределенно шевельнул бровью: что за вопрос? Зачем бескрылому небо?
   Ящер молчал, ожидая ответа.
   - Полет и свобода, - произнес Марат коротко.
   - Хм-м-м... - произнес ящер задумчиво.
   Чуть наклонил голову, глядя внимательно-испытующе, будто пытаясь проникнуть в мысли. Марат глаз не отвел: не одним ящерам любить небо.
   Первым сдался Хар. Шумно выдохнул, распахнул острые перепончатые крылья. Произнес не спрашивая, а утверждая:
   - Пора?
   - Да, - согласился Марат.
   И послушное полотно, подчиняясь его воле, расправилось с легким шорохом, готовясь принять ветер.
  
  

***

  
   Метель швырнула в лицо снежной крупой, дыхание перехватило, и Марат вернулся к действительности. Холод юркой змейкой уже успел вползти в рукава, забраться под полы утепленной армейской дохи, ветер обозленным псом трепал капюшон.
   "Эта планета больше подходит нам, а не вам..." А ведь сказавший это, скорее всего, где-то здесь. И уж наверняка чувствует себя сейчас достаточно комфортно: другой теплообмен, меньшая чувствительность к холоду...
   Ну уж нет! Даже если эта планета больше подходит для ящеров, люди так просто не отступят.
   Марат нагнулся, откинул полог палатки и, аккуратно придерживая наполненный снегом котелок, нырнул внутрь. Здесь было темно и лишь немногим теплее, чем на улице: аккумулятор горелки почти сел и маленький огонек теплился едва-едва. Но хотя бы не было метели и ветер не бил в лицо, а бессильно бесился снаружи.
   Марат ощупью пробрался мимо спальника с неподвижным Андреа, подвесил котелок над едва видным огоньком. Язычок пламени расплылся по днищу, обтек его и как будто бы запылал ярче. Авось хватит, чтобы расплавить снег и хотя бы немного подогреть воду.
   - Что там? - Базиль, который уже больше часа сидел, бессильно бросив руки на стиннер с последним зарядом и невидяще глядя на огонь, приподнял голову.
   - Метет, - коротко сообщил Марат.
   - Помрем тут, как собаки... - тоскливо пробормотал Базиль.
   Бессвязно в забытьи забормотал что-то Андреа. Марат коснулся костяшками пальцев горячей щеки, потом лба: температура явно подскочила еще на градус-два. Сбить ее было нечем - мешок с медикаментами сгинул в пропасти.
   - Помрем, как собаки, говорю! - повысил голос Базиль. - Сдохнем к чертям! Делать надо что-то! Делать, мать твою! Чего молчишь?! Ты же проводник!
   - Не ори, - оборвал его Марат. - Метель, снег. Троп не видно. Два шага - и пропасть. И ловушки на каждом перевале. Одна ошибка - и конец. Надо ждать.
   - А-а-а! - Базиль в отчаянии тряхнул головой, ткнулся лбом в стиннер. Замер.
   Марат сел напротив - рядом с Андреа, подправил котелок. Снег медленно, неохотно набухал, проседая и покрываясь редкими оспинами проталин.
   - А правда, что до войны ты здесь инструктором был? - Базиль сидел, по-прежнему уткнувшись в колени, и голос его звучал глухо, как из-под земли.
   - Правда.
   - А то, что вы этих сволочей своими руками обучали, тоже правда?.. - Базиль вскинул голову. Глаза на белом обмороженном лице горели лихорадочным блеском.
   Марат молча отвернулся: отвечать было нечего.
  
  
  

***

  
   - Так, Марат, про оборудование я все понял, закупим все, что просишь, - начальник базы, крепкий мужчина с квадратным черепом и мощной шеей, шевельнулся. Упершись ладонями в столешницу, отодвинулся от стола. Стул под тяжелым грузным телом жалобно скрипнул. - Но я тебя вообще-то за другим звал...
   Кабинет, где они беседовали, был совсем маленький: стол, два стула, да шкаф с рабочими папками на полках и кубками-наградами наверху. Марат, оказываясь здесь, всегда мысленно удивлялся, как крупный начбазы умудряется тут помещаться. В окне, наполовину загороженном массивным начальниковым плечом, маячила группа желторотиков, становящихся на крыло. Попытки поймать и удержать ветер в большинстве случаев заканчивались неудачей и кувырком в густую траву.
   - Надо тут поучить тут кое-кого. Индивидуально. Начинающего... - начбазы насупился и исподлобья глянул на Марата.
   - Поимей совесть! - возмутился Марат с полным осознанием своей правоты. - Я только-только группу отвел. Сейчас не моя очередь на этих... птенчиков. Хочу хоть день-два нормально полетать.
   - Да полетаешь ты, полетаешь... Вместе и полетаете. С крылом у этого, новенького, как раз проблем нет. Ему бы только окрестности показать, потоки...
   - Что это за новичок такой... развитый? - с подозрением осведомился Марат.
   Позади - от дверей - раздался шорох, Марат обернулся, и челюсть его невольно отпала: в проходе, почти подпирая косяк головой, стоял ящер.
   Он был именно такой, какими их показывали по "Новостям": высокий, с перепончатыми крыльями, обернутыми вокруг тела в виде плаща, с вытянутой, похожей на крокодилью, мордой.
   - А вот и твой ученик... - буднично сообщил начальника Базы.
   - Меня зовут Хар, - ящер шагнул к Марату, протянул руку - или лапу? - тонкие фаланги пальцев, обтянутые жесткой кожей с мелкой, почти незаметной чешуей. Марат машинально ответил. Ладонь чужака оказалась неожиданно теплой и по-человечески мягкой, а его общий земной звучал с едва уловимым акцентом.
  
  

***

  
   Хар оказался первой ласточкой, как ни забавно это звучит по отношению к мощной чешуйчатой рептилии ростом под два метра и почти с таким же размахом крыльев. Необычные гости вскоре пожаловали и на соседние летные базы. "Осмотреть красоты Ойкумены", - было сообщено в официальных источниках. Да, планета, открытая людьми меньше десятилетия назад, стоила того. И Марат сразу и навсегда влюбился в ее отливающее зеленью небо, в бескрайние горные массивы - рай для летунов, оценил необычные свойства воздуха.
   Но все это, непривычное для землянина, было обычным делом для Ящера разумного. Открытая землянами Ойкумена была почти копией Энты - родины рептилий, где эволюция пошла иным путем и счастливый случай стать разумными выпал динозаврам, а не облысевшим обезьянам.
   Встреча двух рас на просторах Вселенной оказалась несколько неожиданной для обеих - никто не ожидал такой шутки эволюции. Впрочем, статус-кво был выработан довольно быстро: вы не трогаете наше пространство, мы не суемся в ваше. Никакого взаимодействия, никакого обмена научными данными. Минимальное количество дипломатических отношений. В большей степени это было требованием Совета Гнезд ящеров, с которым ошеломленные встречей с братьями по разуму люди просто согласились.
   Это положение сохранялось в течение всех лет, которые прошли с момента первого контакта. Вплоть до открытия Ойкумены и присоединения ее к Земной Федерации. Возможно, ящеров заинтересовала сама планета, так похожая на их мир. А, может быть, она была не причем. Просто время пришло, и Совет Гнезд - наконец-то! - принял решение вступить во взаимовыгодное сотрудничество, о котором сами земляне мечтали с момента первой встречи.
   Спокойный и невозмутимый Хар не только свободно говорил на общем земном, но еще и разбирался в человеческой истории, культуре, искусстве. Как? Откуда? Непонятны также были внутренние мотивы ящера. Ведь ему, крылатому от рождения, совсем не требовался инструктор для обучения полетам.
   - Зачем я тебе? - спросил однажды Марат, когда они, сидя на обрыве, отдыхали от длинного полетного дня. Вечернее солнце золотило скалы, высвечивая вершины и скрывая в бархатной полутьме все остальное. Пора было возвращаться на Базу, но оба медлили: уж слишком хорош был теплый закатный вечер. - Мог бы летать самостоятельно...
   - Опыт, познание, научение... - произнес Хар, наблюдая за медленно ползущей по ущелью густой черной тьмой.
   - Но ты же умеешь летать? - не отставал Марат. - Чему тебе еще нужно?
   - Учение - это не только техническая сторона... И познание тоже намного шире.
   - И чего ты познаешь? - не отставал Марат.
   - Чего-о-о? - протянул ящер, будто раздумывая стоит ли отвечать. - Вас. Людей.
   Он вдруг обернулся и в упор - близко-близко - посмотрел на Марата. Глаза ящера казались непроницаемо-темными, как наступающая внизу ночь. А уже через секунду Хар отвернулся и как ни в чем ни бывало снова уставился на закат. Однако повисшая вдруг в воздухе недосказанность казалась живой и осязаемой.
   Некоторое время длилось молчание. Смущенный и озадаченный Марат пытался выловить подоплеку сказанному, ящер, неподвижный, будто статуя, смотрел вдаль.
   - И потом, - произнес он вдруг будничным тоном. - Здесь другие потоки. И преломление света. К этому нужно привыкнуть.
   Марат мысленно поежился.
  
  

***

  
   Какой-то едва слышный звук. То ли скрип, то ли шуршание... Марат вдруг встрепенулся, выпадая из воспоминаний. Метель, завывание ветра, трепет стенок палатки под его порывами. Показалось?
   И тут звук раздался снова: легкий, едва слышный. Так поскребся бы котенок, прося впустить его в дом. Марат выждал несколько секунд, поднялся. Нарочито спокойным голосом сообщил:
   - Я выйду.
   - Что случилось? - Базиль, сжимая стиннер, тоже вскочил. - Я с тобой!
   - Не надо. Останься с Андреа.
   Базиль помедлив секунду, неохотно кивнул. Сел на место. Глаза его, недоверчиво посверкивали в темноте.
   Марат откинул полог, выбрался наружу. Настороженно, вслушиваясь и вглядываясь, замер.
   - Я здесь, - темный силуэт со сложенными крыльями, похожими на плащ-палатку, призраком прошлого выступил из метели. - Отойдем.
   Ящер повернулся, отступил в метель. Марат, помедлив, двинулся следом. Ноги проваливались в снег, увязали, и для каждого шага приходилось прилагать усилия. Темная спина ящера маячила впереди. Массивная шея, широкий затылок, размеренные шаги. Широкие лапы оставляли глубокие вмятины, которые метель немедленно заполняла снегом. Зачем он пришел? Чего хочет? Обсудить условия сдачи?
   Ящер остановился, обернулся.
   - Ну, здравствуй. Вот и встретились, - акцент, запомнившийся Марату, почти исчез. Видимо, за время войны языковых тренировок было достаточно. - Я хочу помочь. Наши планеты воюют, но нам с тобой делить нечего. Уходи.
   Ветер крутил поземки, нес белые змеиные хвосты снега, засыпал снежной крупой темную морду ящера. Марат молчал. Что это? Ловушка?
   - Я знаю, ты не один. Вас трое, один - тяжело ранен. Уходите все, я помогу.
   Он поможет... Ящер поможет человеку. Интересно, сколько людских групп из десятка, выброшенного в этот район, все еще целы? И сколько - на совести именно того, кто стоит сейчас перед ним?
   Снег острыми иглами впивался в лицо, колол щеки, веки. "Вас трое, один - ранен..." Андреа - пилот корабля особого назначения, упавшего здесь, в горах. Корабля, оснащенного новейшим оружием, способного, говорят, переломить весь ход войны. Корабль где-то глубоко в ущелье, но пилот - жив. Пока еще жив. Именно на его поиски почти без надежды на возвращение отправлены десятки человеческих группы. Именно на его поиски стянуты в этот район громадные силы чужого армии.
   - Я дам тебе кое-что...
   Марат не сразу понял, что за дымчато-прозрачный шар лежит на черной кожистой ладони ящера, а когда понял, у него перехватило дыхание: это не могло быть правдой. Идентификатор, карта, универсальная отмычка... "В случае обнаружения Универсального Шара немедленно сообщить на Землю по аварийному каналу связи и сохранить любой ценой..." - вспомнились слова приказа.
   - Без него вы не пройдете. Патрули, закладки... Я настроил его на тебя. Думай, куда хочешь выйти, и он выведет. Все очень легко, ты поймешь. Бери. И уничтожь после.
   Отдать шар - все равно, что вручить военные данные: пароли, местоположение, координаты орудий, групп.
   - Не смотри на меня так. Я не предаю своих. Подчиняться приказам - мой долг. Но мы вместе летали, ты мой друг. Так будет правильно. Бери.
   Шар был тяжелый, гладкий и теплый от чужих ладоней.
  
  

***

  
   Прогретый за день бриз ластился, словно кошка, осторожно гладил лицо, ворошил волосы, и его тонкое пение казалось вечерней колыбельной вершинам гор и долинам внизу. Закатное солнце замерло, будто пытаясь напоследок удостовериться, что в покидаемом им мире все в порядке. Внизу, в долине, будто дым из стариковской трубки, курились гейзеры и казались в прощальных лучах не белыми, а дымчато-розовыми.
   Марат искоса поглядывал на ящера, наблюдающего за заходом солнца, и думал о причудах эволюции. Логично, что в ее ходе выжила и развилась это бронированная почти неуязвимая машина, сидящая сейчас рядом с ним на обрыве. Да еще и умеющая летать. Вероятно, если бы не метеорит, свалившийся на Землю миллионы лет назад, в результате которого сменились магнитные полюса, владельцами колыбели человечества сейчас были бы такие же ящеры. Но людям повезло: динозавры вымерли. И Человек Разумный получил шанс. И, самое удивительное, смог им воспользоваться.
   - Вы, люди, странные существа... - негромко, будто продолжая размышления Марата, произнес ящер. - Ваши тела - они такие слабые... Я могу сломать тебя одной рукой... - Марат ждал, что Хар обернется, хотя бы скосит глаза, чтобы узнать о произведенном впечатлении, но взгляд ящера по-прежнему был устремлен вдаль. Акцент в его речи был едва заметен, но все-таки был. - И все-таки вы сильные... Дух? Это так называется, да? Сильные духом... Ты спас меня. Ты рисковал, хотя вина была моя собственная. Почему ты это сделал?
   Вопрос был тот еще. Марат с подозрением покосился на ящера: шутит? Пожал плечами:
   - Это же горы. Здесь нужно держаться друг друга.
   Ящер медленно обернулся, посмотрел на Марата. В черных антрацитовых глазах отражались два маленьких солнца.
   - Мне надо подумать... - произнес он медленно. - Возможно, у наших рас больше общего, чем я считал... - Повел плечами, расправляя крылья. И добавил уже будничным тоном. - Пора на Базу?
   - Да, двинулись, - кивнул Марат, соглашаясь.
  
  

***

  
   Что заставляет верить кому-то? Убедительность слов? Выражение лица? Или внутреннее необъяснимое ощущение: да, правда? Марат, глядя в черные, непроницаемые, без зрачков и радужки глаза ящера, поверил.
   - Удачи, летун. Я придержу свою группу, но лишь чуть-чуть. Поспешите.
   Хар протянул руку, скрепляя договор и одновременно прощаясь. Ответить на рукопожатие Март не успел: ящер вдруг вздрогнул всем телом и темной грудой повалился на снег. И только спустя секунду Март сообразил, что едва пробившийся сквозь завывания метели звук, был выстрелом. Выстрелом!
   - Март?! Цел?! - Базиль, размахивая станнером, торопился к нему, проваливаясь и увязая в сугробах. - Как я его, а?! Еще чуть-чуть - он бы тебя сцапал! Подох, нет?
   На щеках подбежавшего Базиля горели красные лихорадочные пятна, особенно ярко выделяющиеся на фоне белой обмороженной кожи скул. От возбуждения ему не стоялось, и он переступал ногами, то склоняясь к телу поверженного ящера, то быстро взглядывая на Марта.
   - Они живучие, гады! Надо бы контрольный, а патронов нет... Так добью! - Базиль дернул застежку дохи, выхватывая с пояса нож.
   - Стой! - Марат успел перехватить взлетевшую вверх руку. - Я сам! Иди в палатку, собирай все - уходим!
   - А ты сдюжишь? Да? Ну, давай!
   Базиль, тяжело проваливаясь в снег, затопал в сторону палатки, и через несколько секунд исчез, скрытый белой метельной пеленой.
   Марат, еще на что-то надеясь, нагнулся над телом ящера. И почувствовал невероятное облегчение, когда тот шевельнулся.
   - Ранил... твой идиот... - пробормотал ящер. Из плеча, зажатого когтистой лапой, сочилась кровь. - Ничего, заживет... Мы не такие хлюпики, как вы: чуть что и откинули хвост...
   Говорил он медленно и с паузами.
   - Перевязать... - пробормотал Марат, беспомощно озираясь - ничего подходящего рядом не было: снег сверху, снег снизу. Вспомнил про зажатый в руке шар, поспешно протянул ящеру. - Вызывай своих.
   - Не надо... Они и так скоро будут... Уходите... как можно дальше. - Хар шевельнулся, скривился от боли. - Да убирайся же!
   Когда Марат, сделав всего несколько шагов, оглянулся, то не увидел уже ничего, кроме снежной метельной стены.
  
  

***

  
   Они вышли. Они перешли перевал. Миновали посты и западни - шар помогал. Он чувствовал все ловушки и загодя предупреждал о них легким покалыванием. Или сильным - в зависимости от степени опасности.
   - Повезло! Вот повезло! - повторял время от времени Базиль. Он, согнувшись в три погибели, волоча за собой тяжелую ледянку с бесчувственным телом Андреа, пер и пер вперед, будто неутомимая машина. - Надо же, шар! И не кому-то достался, а нам! Можно сверлить дырку для ордена!
   Марат, с трудом переставляя ноги, вцепившись мерзлыми пальцами в обледенелые постромки, молчал. Дыхание выходило с хрипом, а воздух отлетал от губ светлым облачком пара.
   - Повезло! Нет, если бы не я!.. И как это я?! Со ста метров, в метель!.. Как я его, собаку! Пусть гниет, падаль!
   Марат сжимал зубы и все равно молчал. Жив ли Хар? Нашли ли его свои? Что ему будет за потерю шара?
   Ловушки ящеров, с заложенной взрывчаткой, чуя шар, пропускали их. Несколько раз пришлось обходить скрытые под тонким слоем намороженного льда пропасти. Летательные патрули инопланетян время от времени появлялись в небе, но каждый раз шар вовремя давал предупреждающий сигнал, и измученные люди успевали укрыться под каким-нибудь выступом.
   С трудом, выбиваясь из сил, они перевалили за хребет, спустились к первому перевалу. Здесь уже не было снега, здесь сияло солнце, и зеленела трава. И здесь работала рация.
   Они, остановившись на краю обрыва, вызвали базу. Еще несколько минут, и тяжелая боевая машина заберет их отсюда. Марат не обольщался - все делалось не ради них. Ради пилота, знающего, где лежит упавший корабль. А еще ради шара.
   Марат оглянулся на Базиля. Тот, сидя рядом с носилками Андреа, задремал, уронив голову на сложенные на коленях руки. Чувствуя острую зависть и преодолевая громадное желание устроиться рядом, Марат подошел к обрыву. Ноги казались налитыми свинцов, глаза слезились. Он заглянул за край, увидел серые клубы тумана, почувствовал дохнувший снизу холод. Откладывать дальше было некуда - пришла пора принимать решение.
   Марат вытащил из-за пазухи шар - обмороженные пальцы слушались плохо - взглянул на него внимательно, как будто видел в первый раз. В общем-то, так оно и было: ведь во время пути он просто пользовался устройством, не задумываясь о его сущности.
   Внутри дымчатой сферы что-то мутно кружилось и переливалось. Ценный прибор, военный трофей. Хар явно занимал на последнее место в иерархии ящеров, в его идентификаторе пароли, расположение патрулей, подробная карта местности. "Уничтожь..." - велел он Марату, отдавая шар. Верил ли он, что Марат сделает это?
   Хар - чужак. Солдат чужой армии. Захватчик. Они по разные стороны. Должен ли Марат сделать то, о чем просил его ящер?
   Долг и честь... Долг - неоспоримый, священный - защищать Родину. Но есть еще и честь: верность слову, верность другу. Это то, что важно, то, что внутри. И нарушив обещание, Марат уже не будет прежним. Но уничтожив шар, он тоже уже не будет прежним. Сколько людей, землян, еще погибнет в этой войне из-за принятого им решения? А скольких он мог бы спасти, предав всего одного - друга?
   Как все перемешалось!
   Сверху раздался пока еще далекий стрекот вертушки. Марат вскинул голову: темная точка в разлитой над головой голубизне с каждой секундой становилась все больше. Время, отведенное на размышления, вышло.
   - Эй! Ты чего там? - раздался позади голос Базиля, видимо тоже услышавшего стрекот и очнувшегося от дремоты. - Поосторожней с шариком - нам еще медальку за него получать!
   Марат оглянулся. Базиль с трудом ковылял к нему, с силой опираясь на бесполезный уже стиннер.
   Много ли надо, чтобы разбить хрупкую вещь? Всего лишь не удержать ее. Одно неловкое движение... Совсем малюсенькое, почти случайное...
   Обмороженные пальцы дрогнули, разжимаясь.
   Отчетливо, будто в покадровом просмотре, Марат увидел, как серая сфера, кружась, летит вниз, в пропасть. Как ударяется о каменный выступ, как рассыпается на облако острых хрустальных брызг, и как они исчезают в белом мареве тумана.
   Все, конец.
   - Ты?! Да ты!..- ярость высветлила глаза Базиля, сделав их почти белыми. - Ах ты!.. Ты с ними заодно?! Падла!!!
   Марат молчал. Весь мир вокруг казался покрытым подрагивающей серой пеленой. На поляну, вздымая ветер, опускалась тяжелая боевая вертушка.
  
  

***

  
   Поток держал плотно и почти не требовал от летунов усилий. Проплывающая внизу долина казалась вытканным объемным ковром с легкими вкраплениями серых скал и лазуритов озер. Марат бросил взгляд на Хаара и привычно подивился капризам эволюции. Ящер, с широко раскинутыми крыльями и вытянутой вперед мордой, сейчас, как никогда смахивал на птеродактиля. Эволюция на Земле обошлась с ними жестоко, дав шанс иному виду: людям. А на родной планете ящеров все получилось наоборот.
   - Ну что? Пообвыкся? - крикнул Марат.
   Ветер отнес слова в сторону, но ящер услышал. Оглянулся насмешливо, прогудел:
   - Это ты меня спрашиваешь?
   "Ты, бескрылый, спрашиваешь меня, крылатого?"
   - Тогда ущелье? - предложил Марат, не отвечая на подначку.
   Ящер кивнул и, не дожидаясь команды, легко и естественно скользнул вниз. Марат, испытывая одновременно раздражение и зависть, устремился за ним.
   Ущелье Радуг, узкий извилистый пролом - одна из главных местных ценностей - тянулся на много километров. Казалось, какой-то великий бог специально ударил здесь посохом, чтобы раскрыть горы и показать людям срытые в них сокровища.
   Стены ущелья были сплошь покрыты вкраплениями драгоценных камней и слюды. Солнечные лучи, попадая на одну из стен, преломлялись в слюдяных гранях, и веером рассыпались на противоположной стене. И вновь преломлялись, распадаясь на спектр. И так до самого низа, где всполохи отраженного света перемешивались со сверканьем водных брызг бурной горной реки. Все ущелье сверкало, переливалось всеми цветами радуги, и казалось, что оно снизу доверху наполнено разноцветными огненными всполохами.
   Вот только попасть сюда было совсем непросто. Для альпинистов и скалолазов окрестные стены были слишком отвесны, вертушки не могли пробраться из-за разреженного воздуха. Впоследствии планировалось обустроить здесь удобные смотровые площадки с безопасными подъездами к ним, но пока Ущелье было доступно только летунам. И не всем, а только самым-самым.
   Полет сквозь сверкающий мир Ущелья был стол же незабываем, сколь и опасен. Неоднородная плотность здешних воздушных масс, множественность красок, преломление цветов и возникающие за счет этого иллюзии, создавали свои сложности для пользования крылом. В любой момент воздух, только что плотный и крепкий мог начать расползаться, как старая, много лет пролежавшая в сундуке шаль. Или, наоборот, неожиданный восходящий поток мог резко вздернуть крыло вверх. Удержаться в обоих случаях было ой как не просто.
   Марат никогда не водил сюда новичков. Но ведь Хар не был новичком в полной мере: он великолепно владел крылом, интуитивно чувствовал потоки. Вот только проскальзывающая время от времени бравада... Но других причин ограничивать его не было - во всем, что было связано с полетом он безусловно был асом, превосходящим самого Марата. Что поделаешь: природное, интуитивное мастерство не перебить обыкновенными, пусть и длительными, тренировками.
   Марат покосился на летящего впереди ящера. Тот, парящий в потоке с раскинутыми во всю ширь крыльями, окруженный всполохами цветного калейдоскопа, походил сейчас скорее не на птеродактиля, а на черного ангела по легенде наказанного за гордыню. Интересно, кто он у себя дома? Сильный, уверенный, явно привыкший больше приказывать, чем подчиняться. Бизнесмен? Миллионер? Военный? Да и есть ли у них такие понятия? Ведь людям почти ничего неизвестно про расу Ящеров разумных.
   Черная фигура впереди начала забирать вверх.
   - Эй, Хар, не увлекайся! - крикнул Марат.
   Ящер покосился на инструктора через плечо, но набирать высоту не прекратил. Это было неправильно: направление потока в любой момент могло смениться.
   - Хар, хватит!
   Ящер неохотно замедлил подъем. Его морда ничего не выражала.
   - Тебе некомфортно, - произнес он, позволив Марату догнать себя и пристроиться рядом. Он не спрашивал, а утверждал. - Слишком высоко для человека. Правда?
   В течение всего времени, которое они провели вместе, между ними шло едва заметное молчаливое соревнование. Зачинщиком чаще выступал ящер. Марат старался не поддаваться. Но удерживаться с каждым разом становилось все сложнее и сложнее.
   Однако сейчас Марат проглотил готовые сорваться с языка слова. И произнес совсем другие.
   - Не в этом дело. Проблема в ландшафте. И в потоках. Давай перейдем еще ниже.
   - Хорошо, - бесстрастно согласился ящер, выдержав как раз такую паузу, которая давала понять, что он думает о трусливом человеке, и развернул крылья на снижение.
   Марат облегченно выдохнул и сделал то же самое. И в этот самый миг ящер вдруг вздыбил крыло, ловя восходящий поток и мгновенно, словно на гигантских качелях взмыл ввысь, оставив инструктора далеко внизу.
   Зачем? Доказать превосходство? Оставить за собой последнее слово? Глупо! Марат мысленно ругнулся, расправил крыло, собираясь последовать за подопечным-нарушителем и... И ничего не успел. Восходящий поток вдруг пропал, будто отсеченный ножом. Марат, каким-то десятым чувством поняв, что сейчас произойдет, успел изменить полет, переведя его в плавное скольжение. А вот крылья Хара, оказавшегося значительно выше, где воздух был еще сильнее разряжен, потеряли опору.
   Шанс еще был, еще можно было удержаться, перейдя с движения на нисходящее планирование, но ящер, для которого исчезновение потока, оказалось полной неожиданностью, просто рухнул вниз.
   Марат же, увидев падающую черную фигуру, успел сделать единственно возможное: поднырнуть под нее. Он даже не подумал, что это бесполезно - ведь ящер был раза в полтора тяжелее его самого.
   Удар был очень силен, и сейчас они падали оба. Однако - о, чудо! - неожиданно пропавший поток вдруг также внезапно воспрянул вновь и, к чести Хара, на этот раз он не растерялся и поймал, ухватил крыльями воздух. К своему изумлению успел и Марат. Как ни странно, его безумный порыв оказался небесполезен - он задержал падение ящера. Пусть на какие-то секунды, но именно они оказались решающими.
   А потом ящер и человек сидели на обрыве, и закатное солнце ласкало лучами вершины гор.
   - На что ты надеялся? - спросил ящер. - Ведь я тяжелее, ты бы не смог удержать меня.
   - Не знаю, - честно признался Марат. - Наверное, действовал инстинктивно.
   Безмятежно зеленели долины внизу, и горы ласково и снисходительно взирали на примостившихся на обрыве человека и ящера.
   - Инстинкт - спасать себя, а не другого, - возразил ящер.
   - Ну не мог же я просто смотреть, как ты падаешь, - пожал плечами Марат. - Это как-то не по-людски.
   - Надеюсь, когда-нибудь и мне представится случай отплатить тебе тем же.
   - Тьфу-тьфу-тьфу, - переплюнул Марат. - Не дай боже!
   Выражение морды ящера, освещенной лучами заходящего солнца, было как всегда непроницаемым.
  
  

***

  
   Солнце сияло, покрывая ущелье множеством сверкающих искр. Смотровая площадка, несмотря на ранний час, уже была полна людей. И не только людей. Несколько ящеров бродили от перил к перилам, время от времени щелкая съемочными камерами.
   - Дедушка, а ты воевал здесь? - Кирилл, долго и внимательно разглядывающий инопланетных гостей, наконец, обернулся к деду. - До конца? До победы?
   - Нет, Кирюш, не до самого конца, - Марат погладил внука по мягким светлым волосам. - Я попал в госпиталь, долго провалялся там и вышел уже тогда, когда был подписан мир.
   - Мы победили?
   - Да.
   Ящеры остановили вторжение. Отступили. Принесли извинения. Согласились на выплату контрибуции. Объяснили ситуацию случайностью и самоуправством нескольких Гнезд.
   Кто знает, может, так и было. А, может, свою роль сыграла новейшая оружейная разработка людей? А спасение пилота, доставившего его на Ойкумену, возможно, оказалось значимым для трибунала, когда слово Марата стояло против слова Базиля?
   "Случайность... случайность... случайность... - твердил Марат глядя в глаза сменяющих друг друга следователей. - Нет. Не разбивал. Не удержал. Усталость, переутомление...". Ему верили и не верили, но доказательств не было. "Не виновен", - гласил вердикт суда.
   - Дедушка, - Кирилл покосился в сторону присутствующих на площадке ящеров. - Но ведь не все они плохие? Они ведь не виноваты, что их правители начали войну?
   - Нет, конечно.
   Главы Гнезд, пошедшие на вооруженное столкновение, закончили жизнь в соответствии с законом - ритуальным убийством. Мир подписали те, кто пришел вместо них.
   - Ясно, - улыбнулся Кирилл. И вдруг встрепенулся. - Смотри, там тоже дед с внуком!
   У большого ящера с седой, словно припорошенной пеплом чешуей, были темные непроницаемые глаза. У маленького, с едва начавшими разрастаться крылышками, глазенки были круглыми и любопытными.
   У Марата вдруг сжалось, а потом прыгнуло в груди непослушное сердце.
   Кирилл, внимательно глянув на малыша, застенчиво жмущегося к деду, вдруг улыбнулся и протянул ему руку:
   - Хочешь, пойдем на площадку вместе?
   - Хочу! - черная когтистая лапа и светлая человеческая ладошка переплелись.
   Ребята, держась за руки, вприпрыжку поскакали к смотровой площадке. Два взрослых - человек и ящер - остались одни. Они молчали. Не потому, что говорить было не о чем, а потому что слова были не нужны.
  
  
   14.09.2014
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Россиус "Ковен Секвойи" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Владимирова "Телохранитель. Танец в живописной технике" (Любовная фантастика) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Приключенческое фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"