Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 53. Слово о нас

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.41*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава последняя


Глава 53. Слово о нас

   Буланый жеребец под парчовой попоной храпел и вздрагивал. Взбудораженный запахами дыма и крови, он прял ушами, пятился, тряс головой, но все же шел, покорный воле Янгара. И лишь в самый последний миг, когда блеснул на ярком солнце клинок, конь попытался подняться на дыбы. Лезвие вспороло горло, и дымящаяся кровь хлынула на землю.
   Покачнувшись, жеребец упал на колени.
   Жизнь уходила из него, и я, не в силах смотреть, отвернулась.
   Я знала, что будет дальше: Янгар сунет под горячую струю сложенные лодочкой ладони. И в знак уважения к Маркку, хозяину битвы, смочит кровью губы, а остальное выплеснет на белый саван.
   Он положит у ног жеребца длинный лук с тетивой из лосиных жил, и колчан, полный стрел. Два палаша в нарядных ножнах. Острый кинжал. И свернутую тугими кольцами плеть.
   Я подам семь кувшинов с вином.
   И семь, наполненных доверху живым золотом пшеницы.
   Рог, окованный серебром. И нарядные кубки. Блюдо чеканное. Шубу тяжелую соболью...
   Пусть легка будет посмертная дорога Кейсо. Пусть Пехто, хозяин подземного мира, встретит на костяном мосту не бродягу, но молодого князи...
   Выбравшись из последнего дома, Янгар бросит на крышу его первую горсть земли. И будет стоять дотемна, наблюдая, как вырастает над могилой новый курган. Он будет высок, недели не пройдет, как проклюнется на земляном горбу зеленая трава...
   ...жизнь продолжается.
   Здесь, у стен Горелой башни, которая вновь рядится в белые одежды, и выглядит помолодевшей на годы, и в далеком Оленьем городе, куда нам предстоит вернуться.
   Дорога на двоих.
   И моя лошадка жмется к вороному Янгара. Цокают копыта по сухой земле. И пыль оседает на придорожных травах. Белый вьюнок спешит распустить плети, тянется по нашему следу.
   - Аану? - Янгар оборачивается.
   - Да?
   - Нет, ничего. Просто...
   Ему нравится называть меня по имени.
   - Догоняй! - я свистом подгоняю лошадку, и она срывается в галоп. Мы слетаем с дороги на луг, и травяное море шелестит. Высокие стебли тянутся, норовя коснуться моих ног, и сладкий аромат медуницы наполняет воздух. Гудят шмели и пчелы. Блестит вдалеке сизая лента воды.
   - Догоняй! - привстав на стременах, я оборачиваюсь.
   Янгар стоит на краю моря, придерживая жеребца, который уже готов сорваться в бег. Одной масти с мужем, черные, диковатые, оттого, видать, и ладят.
   Только сейчас хмурятся оба.
   Не привыкли играть.
   И я, прильнув к лошадиной шее, на которой уже проступили влажные пятна пота, шепчу:
   - Быстрее!
   И лошадка летит, стелется тенью. Мелькает под копытами травяное разноцветье. И солнечный жар окутывает нас обеих.
   Вперед.
   И быстрее.
   Тень обогнать, добраться до речушки и, оставив глубокий след на песчаном пологом берегу, в воду влететь. Поднимутся тучи брызг, и муть со дна, прыснут в стороны мальки, спрячутся меж мелких речных камней...
   И мы почти добрались, когда сзади раздался свист, гиканье.
   Он все же решился пересечь границу поля. Янгар летел, распластавшись на черном коне.
   Человек?
   Разве что самую малость.
   Земля вздыхала под ударами копыт. А река и вовсе отпрянула, но вернулась, обняла конские ноги холодными губами. И жеребец зафырчал, затряс гривой.
   Смеялся?
   Янгар - да. Он догнал нас и на лету подхватил меня, втащил в седло и, прижав к себе, сказал на ухо:
   - Не уйдешь.
   Я и не собираюсь.
   Позже мы сидели на берегу. Огонь лизал тонкие ветви, закипала в котелке вода, и любопытная новорожденная луна чертила по реке дорожки. Волна набегала за волной, ласкала пятки и тревожила белую тень поплавка.
   Было как во сне, только лучше.
   - Тут нет рыбы, - проворчал Янгар.
   - Есть.
   - А я говорю, что нет.
   И отпустив самодельное удилище, он растянулся на траве.
   - Аану...
   - Что?
   - Ничего, - сорвав травинку, Янгар дотянулся ею до моей руки. - Просто... хорошо. Странно.
   - Почему?
   Он не спешил отвечать. Ветрел травинку, разглядывал небо, низкое, отяжелевшее от звезд.
   - Я когда-то думал, что... если стану богатым, то куплю себе все, что захочу. Понимаешь? И точно знал, чего хотел. Того, что у других видел, только лучше. Если конь, то самый быстрый. Если одежда, то дорогая... вино - редкое... и золота побольше, столько, чтобы можно было горстями черпать и швырять в лицо... и женщины... если жениться, то...
   - На самой завидной невесте Севера.
   Наверное, голос мой все-таки дрогнул. И рука Янгара нашла мою, коснулась, делясь теплом и лаской.
   - Именно, - он перевернулся на бок и голову подпер ладонью. - И я не прогадал.
   Улыбается.
   И глаза черны, как вода в этой реке. Луна, запутавшись, и в них прочертила дорожки живого серебра.
   - Только я не о том... - Янгар задумчиво перебирает пряди травы, а я изо всех сил смотрю не на него, но на поплавок, что замер в тени рогоза. - Я не скажу, что раньше мне было плохо. Или что я был несчастен. Мне нравилась моя жизнь. И дом свой я любил...
   ...моему мужу вернули его земли.
   ...имя.
   ...право рода.
   ...Горелую башню.
   ...и тот дом, в котором я уже бывала, пусть и на заднем дворе.
   Мне вновь пришлось переступить его порог.
   Я долго стояла у ворот, пытаясь уговорить себя войти. И Янгар не торопил, просто держался рядом. Сама близость к нему придавала смелости.
   Я вошла.
   Опустевший двор. Грязный какой-то, словно дом бросили не несколько дней тому, но годы назад. Кружево паутины над дверью. Лужи и солнце, в них отраженное. Запах гниющей соломы, от которого к горлу подкатила тошнота. И я отшатнулась, а Янгар, подхватив меня, сказал:
   - Может, стоит его продать?
   ...в Оленьем городе некому ныне покупать дома. Многие опустели. И за окраиной подымаются черные дымы жертвенных костров, тянутся к небесам с молитвами о прощении.
   - Нет.
   Я не позволю страхам себя сломать. И опираясь на руку мужа, я поднялась на крыльцо. И старуха-ключница, сгорбленная, седовласая, открыла нам дверь.
   - Здравствуй, хозяйка, - сказала она, кланяясь до земли. - Возьми ключи.
   Она протянула огромную связку, которую и держала-то с трудом. Я же, коснувшись холодного железа, ответила:
   - Сколько лет ты хранила добро этого дома?
   Белесые глаза, пустые.
   Кем она была?
   Юной ли рабыней, приставленной к молодой хозяйке, годы растратившей на чужую жизнь, чтобы однажды получить волю. И право дальше служить верой и правдой.
   Незаконнорожденной дочерью, вроде меня?
   Или дальней бедной родственницей, которую пригрели из жалости?
   И в ней я видела свою непройденную дорогу, за спиной даже почудился сиплый смех брухвы.
   - Тридцать пять, госпожа, - ответила старуха, с трудом разогнувшись.
   В ее глазах я увидела страх: ей некуда идти. И жизни иной, вне стен этого дома она не знает. В ключах, что висят на поясе ее - и власть, и сила, и предназначение. Лиши его, и умрет старуха.
   - Что ж, тогда храни его и дальше. Только... найди себе помощницу.
   И осмелев, я вошла в дом.
   Он был велик и вправду роскошен, но своим я его не ощущала. Напротив, все чудилось: вот-вот появится отец и, мазнув по мне невидящим взглядом, велит вышвырнуть самозванку. Янгар же, почуяв мою неуверенность, обнял:
   - Я построю другой дом. Там, возле Белой башни.
   И пусть Великий Полоз сбережет нить своего рода...
   - Я не скажу, что я был несчастен, - повторил мой муж, выдергивая из воспоминаний. - Но я не могу сказать, что я был счастлив...
   ...белый поплавок лег на воду, поднялся, вновь лег и вдруг нырнул, заплясал.
   - Тяни! - Янгар тотчас забыл об отдыхе и, вскочив, перехватил у меня удилище. - Здоровая какая...
   Рыба играла, то позволяя подвести себя к берегу, то вдруг почти срываясь с поводка и вынуждая Янгара уступать.
   Я, отодвинувшись, наблюдала за этой битвой.
   Хорошо?
   Да.
   Он все же одержал очередную победу и, резко дернув, вытащил из воды серебристое рыбье тело. Оно описало полукруг и, на мгновенье повиснув в воздухе, вдруг сорвалось, ушло с громким плеском под воду.
   - Вот же... - бросив косой взгляд на меня, Янгар прикусил язык. И рассмеялся. - Нет, рыбалка - это не для меня. Я рыбу люблю жареной... или копченой, но чтобы сбежать не пыталась.
   И мы возвращаемся к костру.
   Ночи еще прохладны, пусть бы и чувствуется близость лета. Звенит комарье, не смея приближаться к костру, и печально плачет козодой, потерявший подругу во тьме. Я прижимаюсь к Янгару, а он накрывает меня плащом, защищая и от темноты, и от холода.
   - Спи, моя маленькая медведица, - шепчет Янгар.
   И я закрываю глаза, а мизинец Янгара гладит мою шею.
   - Спи... завтра долгая дорога.
   ...к Оленьему городу, куда соберутся многие, желая поклониться кёнигу Олли. И он выйдет к людям в золотой короне из сплетенных оленьих рогов...
   ...я встану за левым его плечом. А Янгхаар - за правым.
   ...и о нас станут говорить, но в сказанных словах будет мало правды.
   А когда придет время, мы оставим Олений город ради другого дома, который лишь начал подниматься из пепла. Я вижу его во снах Янгара: огромный и тяжеловесный с виду. С черепитчатой крышей, из которой подымаются беленые трубы. С бронзовым флюгером, что чутко ловит ветер, с резным крыльцом и выскобленными добела полами.
   В этом доме тепло.
   Его стены надежны и устоят перед напором зимних вьюг. Пламя в каминах прогонит осеннюю сырость и тоскливый шепот затяжных дождей. А солнце, заглянув однажды в разноцветные окна, задержится надолго в доме моем.
   Нашем.
   И я осторожно касаюсь горячей щеки мужа.
   - Не хочу спать, - ловлю губами его дыхание. - Совсем не хочу...
   В его волосах серебряные нити, словно подарок молодой луны.
   - Тогда не спи, - легко соглашается Янгар. И смеется.
   У него замечательный смех.
   И очень нежные руки.
   - Помнишь, - шепчет он, - ты мне кое-что обещала?
  
   Кто не слышал о Ягнхааре Каапо, правнуке Великого Полоза? О том, как саму Акку, что спустилась на землю, желая собрать небывалый урожай жизней, остановил он? О небывалой битве, что длилась три дня и три ночи. И солнце в ужасе спряталось за щитом небесной тверди.
   В битве той полегли лучшие бойцы рода людского. Осиротели Золотые рода.
   Сам мир вздрогнул, готовый расколоться.
   Но устоял Янгхаар Каапо.
   И отступила темная богиня...
   Кто не слышал о том, что и сам Черный Янгар обессилел, а волосы его вмиг сделались белы. И не желая, чтобы слабость его видели люди, отказался он от короны, передал достойному. А сам удалился. Куда? Кто знает.
   Разное говорят, а где правда...
   ...рядом.
   Руку протяни и коснешься.
   И вовсе не седой он, мой Черный Янгар, разве что самую малость...
  
  

Оценка: 9.41*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"