Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 27. Пробуждение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


Глава 27. Пробуждение

  
   Стоит разок умереть и приоритеты тут же меняются.
   Из откровений мошенника, которого трижды вешали и дважды топили, записанных перед восхождением на плаху.
  
   Я лежала на спине, раскинув руки. И река несла меня... несла, несла... долго так несла. Мне, честно говоря, и лежать надоело. А потом все вдруг закончилось.
   Солнце выключили. Небо перекрасили.
   И во рту так мерзко, как будто я всю ночь спирт беломором закуривала. Нет, я, конечно, не пробовала, но предполагаю, что ощущения были бы сходными.
   Голова гудит, что трансформаторная будка... Гудит, значит, существует. Вот с остальными частями тела вопрос. Спина чесалась, следовательно, тоже наличествовала. Руки? Не чувствую. Ноги? Аналогично. Какая-то мрачная картинка вырисовывается. Под цвет потолка. Кстати, смутно знакомого потолка.
   Где это я?
   У Машки?
   Помню, кафе. И еще Вадика... вот скотина! Туфли... незнакомца с колечком... договор. Какой, однако, яркий и логичный бред. Даже жаль, что отпустило.
   Нет, Иза, наркотики - это зло и повторять эксперимент мы не будем.
   Сквозь гудение пробивался свист. Довольно мелодичный. И близкий. Я не одна?
   Я не одна.
   Вадик?
   Нет! Меня стошнит, если это Вадик. Хотя меня и так сейчас стошнит, но это уже детали. Сделав усилие, я повернула голову влево. Перед носом возникла стена. Брутальная такая стена. С бугристыми валунами и серой прожилочкой строительного раствора. От нее даже пахло влажным камнем.
   В моей квартире нет таких стен. В Машкиной, впрочем, тоже. А где есть? Ох, чувствую, жизнь готовит сюрпризы.
   Поворачивать голову направо оказалось сложно, тем более, что лежала я на животе и, поворачиваясь, застряла носом в складке не то простыни, не то одеяла. Почему-то мехового, с длинным чесучим ворсом. Но все-таки у меня получилось.
   Справа стены не было.
   А комната была. Небольшая такая. Где-то видела я вон тот стол. И кресла, поставленные друг на друга. И доспех, который опасно накренился, и даже кота, забравшегося в шлем. И того типа, который, насвистывая, мыл пол.
   Тип был полуголым, мускулистым и довольно симпатичным. Вот только спину его покрывали длинные тонкие шрамы. Если считать, что оные мужчину украшают, то тип был разукрашен, как президентская елка перед новогодними праздниками. А вот пол он драил профессионально и с немалым энтузиазмом. Хозяйственный, значит.
   Вспомнить бы еще, как его зовут...
   Незнакомый мужчина в незнакомой комнате - весьма интригующее начало дня.
   Тип бросил тряпку в таз, поднялся, смачно потянулся - аж кости захрустели - и почесал пятерней светлый затылок. Вот тут-то память и вернулась. В полном объеме и немалых подробностях. Я не застонала - на стон силенок не хватало - но лишь заскрипела зубами. Надо полагать, достаточно громко, если он обернулся.
   - Иза?!
   Я. Кто ж еще?
   - Иза, слава Ушедшему, хотя ему и плевать, но ты очнулась.
   И я, знаете ли, рада.
   - Пить хочешь?
   Хочу. Зверски. Только сказать не могу. Я и моргаю-то с трудом. Но Урфин понял.
   - Сейчас, милая. Но сначала мы тебя перевернем.
   Мы - это он и кота считает? Или меня? Я себя точно не переверну, потому что я себя не чувствую.
   - Если будет больно, то...
   Боли не было. Вообще ничего не было, даже спины. Урфин меня усаживал, подкладывая под спину подушки, выдавливая их неким подобием ложемента, но мне было, честно говоря, плевать.
   Пить пришлось с ложечки.
   - Вот так. Умница.
   Люблю доставлять людям радость, знать бы еще по какому поводу.
   - Легче?
   - Умг, - говорить все равно не получалось.
   - Вот и чудесно. Сейчас, если не возражаешь, я оденусь. А то как-то двусмысленно получается.
   Ну да. Я голая. Он полуголый. Вдвоем наедине... и кот тому свидетель. Недаром он следит за нами с таким неодобрением.
   - Ты уж извини, но в кружевах убираться неудобно. А твой супруг категорически не способен порядок поддерживать...
   Урфин, подхватив таз с водой - все-таки странное занятие, ну да я уже поняла, что здесь увлечения у людей крайне своеобразные - вышел. Вернулся он быстро и без таза.
   - Кайя скоро вернется.
   - Умг, - кажется, я освоила первое слово. - Мгу. Ага.
   Твою ж мать, если так дальше пойдет, то изъясняться я буду знаками. Хотя нет, не буду, пальцы не шевелятся.
   - Иза, не спеши, - попросил Урфин, одеваясь. - Ты долго болела...
   - К-как?
   - Как долго? Ну... две недели.
   Сколько?
   - И еще неделю спала.
   То-то я себя выспавшейся, отдохнувшей ощущаю. Это же получается, что... я попыталась сосчитать. Почти месяц в постели? И скоро свадьба? А у меня платье не готово! Нет, стоп. Не о том думаю.
   - Ты очнулась, - рука Урфина легла на лоб. - Жара нет. Сыпь прошла. Значит, все хорошо...
   Вот только голова гудит, рук-ног не ощущаю, говорить не могу и выгляжу, должно быть, как лягушка, которую трактор переехал.
   А так да, все хорошо, просто великолепно.
   - Я...
   - Ты жива. Это главное.
   Кажется, я расплакалась. Урфин вытирал слезы манжетами рубашки, а я не ощущала прикосновений, и от этого было страшно. Я жива, но... что, если я останусь такой навсегда?
   К счастью, я ошибалась.
  
   Умрет... не умрет... умрет...
   К сожалению, ног у мухи было лишь шесть, крыльев - два, и гадание получалось недолгим, предсказуемым. Юго откладывал мушиное тельце на подоконник, к другим, которых собралось изрядно, и вновь выходил на охоту.
   Тоска.
   Наниматель молчит.
   Юго умеет ждать, но лишь когда в ожидании имеется смысл. Наверное, для нанимателя он был, однако тот не спешил делиться. Оставалось слушать.
   - ...на всякий случай я заказала два платья. Конечно, не черное. Черный старит. Но вот темно-лиловое с аметистами, полагаю, вполне будет соответствовать моменту...
   Муха села на стекло.
   - ...и вряд ли траур так уж затянется...
   Юго растопырил пальцы, готовый к броску, но взмах веера - как же его раздражали местные веера и тупоголовые овцы, хотя последние были полезны любовью к сплетням - потревожил свечи. Теплый воздух качнулся, задев тончайшие волоски на мушином теле. И она улетела.
   - ...но платье, конечно, простенькое... меня уговаривали на фижмы. Или еще ткань поменять. Бархат, конечно, выглядит очаровательно, особенно эти крохотные жемчужины-слезки по лифу, но ты знаешь, я подумала - куда я его потом надену? Мой-то еще долго проживет. А лиловое и без траура...
   Муха вернулась. Она ползла по металлическому ребру, отделявшему ячейки витража. И Юго при желании мог бы разглядеть отражение щебечущей дуры. Но внимание его было всецело сосредоточено на насекомом. Чтобы охота была успешной, не следует отвлекаться от цели.
   - ...и дюжина роз из черного муара, как символ нашей глубокой утраты. Живые обошлись бы дешевле, но здесь, милая моя, нельзя экономить. Их Светлость будет внимательно смотреть, кто и как выражает...
   Бросок. Неслышное касание к стеклу. И муха жужжит в кулаке. Юго сдерживает смех и, перехватывая муху за крылья, начинает гадать наново: умрет? Не умрет?
  
   Не скажу, что выздоровление протекало быстро. Через сутки я научилась держать голову и более-менее внятно разговаривать. Через двое - сидеть, опираясь на подушки. На пятый день смогла несколько секунд удерживать руку на весу. Руки у меня оказались безумно тяжелыми.
   А Кайя утверждал, что это - иллюзия. Руки легкие. И сама я - пушинка.
   Надо только терпения набраться.
   Но где его взять?
   Я не младенец. Мне... мне неудобно оттого, что Кайя видит меня такой. Что он вынужден меня носить, купать, одевать и раздевать. Кормить, потому что ложку в руках я не удержу, а если удержу, то всяко не управлюсь.
   Я пробую сама. Сесть. Встать.
   Упасть... ну почти - Кайя не позволит упасть. Он всегда рядом, словно вообще не спит. А если и засыпает, то чутко. И вахту передает коту. Тому достаточно лечь мне на колени, и этот неподъемный живой вес удержит меня от глупостей.
   В их понимании. Не в моем. И я совершаю очередную попытку удержаться на ногах.
   Попытка проваливается. Я мешком оседаю на пол, готовая разрыдаться от злости.
   - Иза, ты самая упрямая женщина, которую я встречал, - Кайя садится рядом и укрывает меня одеялом. Он боится, что я простыну.
   Или поранюсь.
   Или случится еще что-нибудь, чего он не в состоянии предупредить. Кажется, еще немного и меня упрячут в мягкий сейф со стабильным микроклиматом. Подозреваю, имейся такой в наличии, я бы в нем уже сидела.
   - Посмотри, - он раскрывает мою ладонь и нежно проводит пальцем по линии жизни. - Насколько истончилась кожа...
   Есть немного. И сосуды видны. Я скинула вес весьма экстремальным способом, но это к лучшему. Всегда мечтала об изящной фигуре.
   - ...твое тело ослабло. Ты теряла кровь. Часто и много. Дольше, чем должно быть. Обычно, на третий день становится ясно, будет жить человек или нет, - Кайя прочерчивает путь по запястью, на котором не осталось следов. А ведь вены мне действительно вскрывали многократно. Я помню, но как-то смутно. Ни боли, ни страха, разве что облегчение.
   И странные сны в которых мы с Настькой помирились.
   - А ты горела две недели.
   Полагаю, эти недели были не самыми приятными в жизни Кайя. И мне совестно, что я все еще больна. В журналах пишут, что женщины не имеют права болеть. Болезнь делает их некрасивыми, и мужчины пугаются. Но похоже, мой муж бесстрашен.
   И до того заботлив, что я скоро взвою.
   - Поэтому не спеши, - он обнимает меня и целует в макушку.
   Ему хорошо говорить. У меня же свадьба на носу. И с девочками решить надо, я же не знаю, как они там без меня. Вдруг их опять обижают? Платье не сшито, Гербовник недоучен и Родовая книга нечитанной лежит. Еще выпишут из местной библиотеке за несвоевременный возврат подотчетной литературы. Гостей опять же наплыв ожидается. Их размещать где-то надо... И меню, и тысяча тысяч неоконченных дел.
   - Подождут, - Кайя непреклонен. - С девочками все в полном порядке. Семьи я подобрал. Гербовнику с книгой точно спешить некуда. Гостями занялась Ингрид. Повара у меня хорошие...
   Ну да, заметно. Меню на редкость разнообразно. Вареная морковка. Бульон. Белое мясо и полусырая печень. Морковка, кстати, не для меня, это Кайя ее килограммами поедать готов, запивая молоком из полуторалитрового кубка, чем-то напоминающего шлем на ножке. И ручки - почти рога. Как по мне вареная морковка с молоком - безумное сочетание, но Кайя нравится. Впрочем, от молока я бы тоже не отказалась, но... нельзя.
   Нашей Светлости следует соблюдать особую диету.
   Угу. Всю жизнь пыталась соблюсти, никогда не выходила. А тут, поди ж ты, сподобилась. И главное, что несмотря на все усилия придворных диетологов, стройности во мне с каждым днем прибывало.
   - А платье сошьют быстро...
   Может быть, уже шьют еще одно творение психоделической красоты.
   Но Кайя - в последнее время у него появилась занятная привычка трогать мои волосы, что приводит меня в состояние умиротворенно-расслабленное и лишает всякого желания возражать ему - уверяет:
   - ...то, которое ты захочешь.
   - Ты им виселицей пригрозил?
   Его пальцы движутся от затылка к макушке и ко лбу, а потом назад.
   - Мысль, конечно, но нет. Дядя нашел того, кто готов взяться.
   Это замечательно. Дядюшке я верю. Жаль, что не заходит. Занят, наверное. И предполагаю, чем именно.
   - А он нашел того, кто... хотел меня убить?
   До сих пор мы не говорили о той ночи, о Мюриче, возникшем в моей комнате, где его никак не должно было быть. О Сержанте и чудесном спасении. О спящей служанке, которую не разбудил и мой вопль. Сначала я не хотела поднимать эту тему, но чем больше думала, тем больше возникало вопросов.
   - Нет, Иза, - Кайя зажимает прядь между мизинцем и безымянным пальцем. - К сожалению, нет.
   - Почему ты не сказал, что меня охраняют?
   - Не хотел напугать. И честно говоря, я не думал, что охрана нужна. Скорее уж они за тобой присматривали.
   Гарантия, что Наша Светлость опять не потеряются? Или глупостей не наделают?
   - Не обижайся, сердце мое.
   Какие нежности на ночь глядя...
   - Я не обижаюсь.
   На него в принципе сложно обижаться. Кайя... он замечательный. И не потому, что нянчится со мной, хотя и поэтому тоже. Мне с ним спокойно.
   Надежно.
   Он - моя стена, внутри которой бьется сердце. В общем, еще немного и разрыдаюсь от избытка эмоций. Наверное, я все-таки влюбилась.
   - Как он попал в мою комнату?
   - Сержант?
   - Нет, тот... другой, - я знаю имя, но мне неприятно его произносить.
   - Через потайной ход. В Замке их множество, - Кайя выпускает прядь только для того, чтобы поймать следующую. Ну как можно говорить о серьезных вещах в такой обстановке? - Кто-то спустился в подземелье и сыграл колыбельную. Разбудил и привел к тебе Мюрича. Если бы ты не проснулась, то...
   Поголовью Светлостей был бы нанесен непоправимый ущерб. Сейчас все произошедшее выглядит далеким и не страшным, скорее уж глупым. Ну почему я сразу не закричала? Чтобы отвлечься - Кайя в принципе неплохо справлялся с этой задачей - я задаю следующий вопрос.
   - Этот человек - маг? - вывод очевиден, и Кайя подтверждает его.
   - Да.
   - Но здесь нет магов?
   Кроме Урфина. А поверить в то, что он причастен к этой истории, я не могла. Кстати, к Урфину у меня тоже вопросов поднакопилось, жаль, что он воздерживался от общения со мной.
   - Теоретически, магам запрещено посещать наш лист, - Кайя оставил волосы в покое, похоже, тема эта крайне ему неприятна. - Но есть маги... не совсем маги, которые нарушают запрет. Это незаконно. А Хаот отказывается признать, что маг есть. Они не будут решать эту проблему.
   А кто будет? Ну да, можно и не спрашивать.
   - Хуже, что скрыть происшествие не удалось. Слишком многие проснулись с головной болью и это всех разозлило. Урфин думает, что маг - недоучка, из тех, кто не прижился. Но сильный, потому что накрыл весь Замок.
   И птички уснули в пруду, а рыбки - в саду. Только Их Светлость и компания избранных не убаюкалась, испоганив такой замечательный преступный план бессонницей.
   - Я не восприимчив к магии, - Кайя раскрыл ладонь, на которой извивались лозы мураны. - Дядю защищает кровь. Сержанта - тоже. Младшая ветвь обладает некоторой силой, ее мало, но противостоять хватит. Урфин сам маг... мог бы стать. Мюрича разбудили.
   А я, выходит, заболела вовремя.
   Хоть что-то я вовремя делаю.
   - Когда ты заснула, я сначала на него подумал, что снова свирель...
   Он гладит шею и плечи. Мне хорошо. Слишком хорошо, чтобы и дальше думать о приблудном маге. Кайя его найдет. И мысли меняют направление:
   - Кстати, почему свирель? В сказке ведь веретено. Принцесса уколола палец веретеном и заснула. А с ней весь замок, и даже животные.
   - Наверное, это другая сказка. В той, которую знаю я, было иначе. Новорожденная принцесса долго плакала, и королева пообещала исполнить любое желание того, кто успокоит младенца. Тогда пастух сыграл на свирели песенку. Принцесса замолчала. А пастух попросил руку принцессы для своего сына.
   - Ему отказали?
   - Конечно. Сын пастуха и принцесса... страшный мезальянс.
   Мезальянс - очаровательное слово. Приличное. Но вполне точно описывает грядущую свадьбу. Только вот Кайя это, похоже, ничуть не заботит.
   - Тогда пастух снова взялся за свирель. Он играл долго, вкладывая всего себя, и доиграв, умер. А все, кто слышал его музыку, уснули.
   Печальный, пусть и предсказуемый поворот. Но я знаю, что все закончится поцелуем, свадьбой и долгой жизнью. Чтобы умерли в один день... я тоже так хочу! Нет, не умереть, а долгой жизни для двоих.
   - Шли годы. Принцесса росла...
   - Во сне?
   - Конечно.
   В общем-то, логично. Как-то я над этим не задумывалась. Но продолжение знаю:
   - И когда она выросла, то появился прекрасный принц. Он ее поцеловал...
   - Ну... не совсем, чтобы принц. Да и поцелуем дело не ограничилось. Заклятье было серьезным, усилий требовало немалых. Иза, не надо так на меня смотреть! Я просто пересказываю... как по мне, так он был полным извращенцем. Но действительно разбудил.
   Я думаю. Спишь себе годы в хрустальном гробу, никому не мешаешь, а тут вдруг объявляется некрофил и начинает белого тела домогаться. Поневоле проснешься, хотя бы от удивления.
   - И они жили долго и счастливо, - завершив историю, Кайя разжал кольцо рук. - Но мне хотелось бы еще кое о чем с тобой поговорить.
   Ну вот, и эта сказка подбирается к финалу.
   - Ты больше не должна находиться здесь.
   Интересное заявление. Неожиданное, я бы сказала. И с чего вдруг мертвая петля сюжета?
   - Иза, ты выздоравливаешь и это хорошо. Это замечательно...
   Но?
   - Но сейчас в твоем присутствии я теряю способность себя контролировать. Ты очень красива...
   ...наверное, поэтому зеркало мне давать отказывается. Боится, что красоты не выдержит.
   - ...и это все усложняет...
   Он вскочил на ноги. Расхаживать станет? Станет. И кот, который на сей раз втиснулся между шкафом и потолком - этакая рыжая меховая прослойка - зевнул. Ему было скучно. Мне - непонятно.
   - Меньше всего мне хотелось бы причинить тебе вред. Или нечаянно оскорбить.
   Чем он может меня оскорбить? Так, кажется, до меня медленно, но доходит. До меня вообще медленно доходят подобные вещи.
   - Кайя, твое... внимание меня не оскорбляет.
   - Я знаю.
   Тогда в чем проблема? Он остановился и, запустив руку в волосы, сказал:
   - И я этому рад. Но должна быть граница, а я ее не вижу. И рискую переступить раньше, чем можно.
   В переводе с изящного на нормальный делаю вывод, что секса ему хочется, но до свадьбы нельзя. Мне попался целомудренный супруг? И как я должна на эти танцы реагировать? Предполагаю, что сделать вид, будто ничего не происходит, но... волнует меня один нюанс, недопроясненный, так сказать. А поскольку кружева языком вязать я так и не научилась, спрошу прямо, раз уж пошла у нас такая вот доверительная беседа.
   - Кайя, ты же не думаешь, что я... что я... все еще... - я все-таки краснею. А вроде бы взрослая девица, точнее не девица, в чем, собственно говоря, и проблема.
   - Не думаю.
   Кратко и доходчиво. Можно выдохнуть, но как-то не получается. Кайя же подхватывает меня на руки - по-моему, ему просто нравится таскать меня по комнате - и трется подбородком о мою макушку.
   - Дело не в тебе, сердце мое. Дело в том, что я перестану себя уважать.
   Мы с котом переглянулись, соглашаясь, что Их Светлости не следует перечить. В конце концов, уважительное отношение к чужим тараканам - залог счастливой семейной жизни.
   - В твоих покоях не безопасно. Поэтому до свадьбы ты будешь жить в подземелье.
   Прелестно. В местных подземельях я еще не бывала. Надеюсь, крыс там нет.
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"