Карлик Сергей Григорьевич.: другие произведения.

Лакшми

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В индуизме известно около миллиона богов. В пантеоне богов у индуистов важное место занимают богиня красоты и любви Лакшми, а так же её сын Кама.


"Если я говорю языками человеческими и ангельскими,

а любви не имею, то я - медь звенящая

или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества,

и знаю все тайны,

и имею всякое познание и всю веру,

так что могу и горы переставлять,

а не имею любви, - то я ничто!"

Св. Иоанн Златоуст

Слово об Анафеме.

   Проходя в коридоре мимо громадного зеркала, она остановилась и окинула своё отражение оценивающим взглядом. Наряд монашки мог скрыть её фигуру, высокую грудь, осанку и плоды трудов в тренажёрном зале, но лицо не было скрыто ничем. Стеклянная плоскость ответила ей лицом ангела. Правильные черты, голубые глаза в пол-лица, пышные белокурые волосы.
   Одобрительно подмигнув своему отражению, девушка сделала ещё несколько шагов и оказалась перед массивной железной дверью настоятеля Храма.
   Вена видела эту дверь последний раз семь лет назад, когда ей было пятнадцать, и она получала здесь первое задание. Особое задание. Впрочем, Инквизиция других и не имела.
   Пароль она произнесла шёпотом, потом приложила палец к углублению на рукояти. Теперь тот, кто внутри, знал, кто к нему пришёл. Замок щёлкнул. Открыто!
   - Здравствуйте, господин Настоятель Сама!
   - Привет тебе, Вена, знающая правду.
   За громадным столом сидел невысокий седой человечек. Он встал из-за стола и подошёл к Вене. Нерешительно взял её за руку. Девушка стояла не шевелясь, низко опустив голову.
   - Когда я видел тебя в последний раз, ты была со мной одного роста, теперь же я тебе по плечо. Что почувствовала?
   - Приятно, что вы меня помните. Вы обеспокоены, господин настоятель. И это не из-за того, что я хочу лишиться своего дара.
   - Да, не из-за этого. Много в нашем храме девушек, которые обладают им, правда, ты самая опытная. Именно поэтому мы тебя вызвали.
   - У меня свадьба назначена на 22-ое. - Вена постаралась скрыть нотки раздражения в голосе.
   - Да ведь ты не хочешь замуж то! - Настоятель вдруг весело рассмеялся и отпустил девушку. - Признайся честно, тебе просто любопытно!
   - Мой брак одобрен как нашим храмом, так и храмом моего суженного.
   Это, конечно, довод, однако довод был так себе, и Вена это понимала. Настоятель, перейдя из послушников в монахи, принял обет безбрачия, при этом он сохранил свой Дар. А он у них был одинаковым, прикоснувшись к ней, он узнал многое, врать и притворяться было бесполезно.
   - Таил, конечно, очень красив, много денег и земли, служба у него неопасна, а дар короткого предвидения приносит хороший доход и душевное спокойствие. Однако к тебе относится, как ты к нему. Хотя...Ты красива, он вроде тоже ничего... А что с тем прислужником? Как там его? Вейд, кажется.
   Вена почувствовала, что краснеет. Точнее багровеет. Точнее готова провалиться сквозь землю. Вейд пришёл к ним как бродячий актёр, с труппой, и остался в храме рабочим. Некоторое время он просто трудился, как и все прочие, внимания к себе не привлекал, жил под сводами храма в палатке, на жизнь не жаловался.
   На пороге кельи Вена однажды нашла букетик цветов. Они дивно пахли, и в округе таких не было. Потом как-то птица принесла ей записку на лапке, стихи написанные странным слогом. Из справочника в библиотеке она узнала, что это называется СОНЕТ. Потом вдоль дорожки от её кельи стали вырастать незнакомые ей раньше растения, они украшали тропу к храму цветами, ароматами и плодами, вкус которых был Вене незнаком, но приятен. К тому же росли они невероятно быстро.
   Не составило никакого труда найти тайного воздыхателя. Видеокамеры засекли его в первую же ночь. Не составило так же никакого труда отвадить его. Просто стража храма подстерегла Вейда ночью на месте преступления. Он даже пытался сопротивляться, что выглядело несколько смешно, против профессиональных военных, чьим даром было убивать и делать больно, у него не было шансов. Никаких.
   Она встретила его случайно, когда он уже был у ворот храма, всё лицо у него было практически синим, левая рука была зафиксирована и привязана к телу. Они коснулись на мгновенье плечами, и её обдало волной эманаций. Там было всё, горечь утраты, неистовство страсти, сладкий аромат обожания. Значит правда! Значит, действительно влюблён! Это конечно тешило самолюбие. Впрочем, там был ещё ДАР! Дар садовника, он пробуждал к жизни растения, в благодатной почве его семена, которые он собирал по всей вселенной и возил с собой, прорастали в считанные дни, ему достаточно было просто прикоснуться к семечке. Кажется, храм потерял из-за неё удивительного садовника.
   - Храм потерял удивительного садовника! - Голос настоятеля повторил её мысли. - Может, не совсем потерял? Кажется, ты наложила на него ПРАВО?
   И это тоже была правда. Паспортные данные Вейда сохранились в базе данных центрального компьютера. Вена без труда отслеживала его перемещения, пользуясь своими возможностями и доступами. К её невероятному удивлению Вейд через полгода, после, уходя из Храма, собрался жениться. Жениться! И на ком! На безродной крестьянке, матери уже двоих детей. Ни у неё, ни у её детей не было даже намёка на ДАР. Конечно, это ещё надо было проверить. Однако их брак отказались регистрировать, мало того, Вейда схватили и посадили под замок. Нет, не в тюрьму, не в карцер. Просто заперли в доме, у дверей поставили охрану. Его кормили и одевали, с ним обращались вежливо. Потому что на него заявили ПРАВА! Старшая послушница храма Креста, заявила права на безродного! Никто не хочет ссориться с Храмом, тем более, что все в той местности верят в Иисуса.
   Вена отправила по электронной почте письмо, и вот теперь чудо-садовник уже третий месяц сидел под замком. А Вена тем временем собралась замуж по договоренности между храмами.
   - Вейда-садовника надо будет отпустить. - Голос настоятеля стал жёстким, в нем проявились металлические нотки. - Он ничем перед тобой не виноват, а к его чувству ты не отнеслась с должным почтением. Наверняка этот страдалец уже не даст своего согласия.
   Вена хотела сказать, что тогда он будет сидеть под замком вечно, но сразу же прикусила язык. Она ведь собирается замуж, и собирается отказаться от своего Дара.
   - Ну что ж. О Вейде-садовнике я позабочусь. А теперь мне нужно рассказать тебе про новое задание. Знаю, вы готовитесь к свадьбе, но дело не терпит отлагательств, к тому же ты у нас самая опытная, а дело вроде нетрудное. - Настоятель прошёл к столу, из пола выдвинулся дополнительный стул. - Предлагаю взглянуть на фотографии.
   Она села рядом и взглянула на несколько отпечатков, лежащих на столе. С заламинированных листочков на неё смотрело лицо молодой девушки. На шее был хорошо виден маленький крестик, глаза были широко распахнуты, рот чуть приоткрыт. На лице застыло выражение паники.
   - Такой её нашли. Послушница Креста из храма планеты Таная. У неё был Дар, она могла внушать людям доверие к себе. Благодаря её отчётам мы знаем, с кем она говорила и каким путём прошла. Впрочем, успела она немногое.
   Из стола выдвинулся плоский монитор, на нём появилась звёздная карта Галактики. Она была похожа на осьминога, круглый центр и несколько хитро завитых щупалец.
   - Вот здесь находимся мы. Вот здесь находятся танайцы. А вот здесь она погибла. Как видишь, мы находимся даже ближе. Планета, где она приняла свою смерть, называется Лакшми. - По мере того, как настоятель объяснял ситуацию, участки карты высвечивались и увеличивались, показывая участки Галактики. - Между прочим, там верят не совсем в тоже, что и мы.
   - Еретики?
   - Да, Вена, еретики. Тем не менее, есть что-то такое в вере этих людей, что наши братья во Христе послали туда послушницу разобраться в ситуации. Речь шла о появлении божественной сущности. Тебе следует проверить. Заодно понять, почему погибла твоя предшественница.
   - А разве нет заключения медиков?
   - Есть. - Настоятель немного помолчал и добавил. - Вроде как остановка сердца. В крови никаких примесей, да ты, впрочем, знаешь же, как мы к этому относимся, она была абсолютно здорова. Номер был заперт изнутри, то есть к ней никто не входил.
   Вена несмело протянула руку и коснулась ею руки настоятеля. Её обдало неуверенностью, страхом, сомнениями.
   - Мастер! Что вас смущает? Вы что-то недоговариваете?
   Вместо ответа настоятель вытащил из ящика стола кристалл и передал его Вене.
   - Посмотри это. Учти, данная информация не для чужих глаз.
   )
   Религия поклонников креста проповедовала терпение, любовь к ближнему, скромность и ущемление гордыни. Даже при наличии ДАРА выделяться нужно было как можно меньше.
   Но келья Вены была видна издалека. Вейд насадил вокруг неё много удивительно красивых растений, которые круглый год цвели и плодоносили. Каждый вечер Вена собиралась приказать младшим послушникам выполоть их, даже пару раз сама вырвала с корнем несколько особенно вызывающих цветов, но каждое утро, проснувшись от пенья птиц и вдохнув дивный аромат, теряла это желание. От её кельи храм был виден во всей красе. Высокие колонны, каждая двести метров в высоту и тридцать диаметром огораживали громадный квадрат два на два километра и подпирали многослойную крышу, в которой свободно размещался целый город.
   С тех пор как человечество расселилось по Галактике, места было достаточно всем, и каждая конфесия, используя новейшие технологии, старалась перещеголять других в величии храма.
   Храм никому не отказывал в крове, невзирая на веру, каждый мог остановиться под его крышей. Однако, если ты воспользовался гостеприимством божьего дома, то должен и принимать его правила. И когда наступала темнота, то под страхом сурового наказания все служители и гости храма должны были собраться под его крышей и не покидать её до расцвета. Исключение было сделано только для послушниц и послушников обладающих ДАРОМ, они жили в кельях расположенных вокруг храма и на его территории. Так же исключение было сделано для охраны, которая и следила за соблюдением устава.
   Ночью Вена часто сидела на террасе, зная, что никто её не потревожит, и смотрела на звёзды, мечтая о той жизни, которая наступит, когда она выйдет замуж и перестанет использовать свои способности. На самом деле дар останется с ней, но кто ж отпустит молодую жену на опасное задание. Выйдя замуж, она перестанет быть послушницей, а значит, и работать на благо храма. Правда старшего ребёнка должна будет отдать в послушники, так же как и любого, у котором обнаружиться редкий талант. Судя по тому, что у мужа тоже есть дар, своих детей ей не самой воспитывать не дадут. Вену это вполне устраивало.
   Однако сегодня она была занята делом, а не праздными мечтами. Сидя перед монитором, девушка просматривала содержимое кристалла. Приказы Храма не обсуждались, и она знала, что не сможет отказаться от задания. Это был её последний шанс поглядеть на мир за пределами не только храма, не только зоны влияния Креста, но и вообще на других планетах.
   Но глядя на монитор, она чувствовала, как холодное и липкое ощущение страха охватывает её.
   Юная послушница Креста была не первой и не последней жертвой планеты Лакшми. Раз в несколько лет, через разные по длине промежутки времени, на планете умирало сразу много людей. Как правило, о данном событии предупреждали жрецы местных Храмов, в которых люди поклонялись некоему Каме. Бывало так, что именно в этот период планету посещали своими визитами разные корабли - перевозчики. И бывало так, что если их приезд совпадал с той ночью, когда НЕЧТО забирало чужие души, то экипаж корабля не переживал её. В данной системе корабли с мёртвыми экипажами были абсолютно нормальным явлением. Никто не посылал сигналов бедствия, не было ничего подозрительного, ни в грузах, ни в экипажах.
   )
   Стук в дверь прервал её изучение материала и вызвал неподдельное изумление.
   - Кто там?
   Дверь распахнулась и вошёл Адамес, начальник местной стражи, вслед за ним шагнул Таил.
   - Что вы здесь делаете?
   - Надо поговорить. - Адамес скорчил гримасу, которая должна была означать улыбку. Улыбаться по настоящему он не мог из-за шрама, который пресекал его лицо.
   - Да, дорогая. Надо поговорить. Позволишь присесть?
   - У меня только один стул, - Вена привстала и тут же, повинуясь взмаху руки, упала обратно на сиденье.
   - Ничего, мы и на полу можем. - Придерживая рукояти мечей, незваные гости сели на деревянные доски. - Дорогая, ты знаешь, каковы свойства моего Дара?
   - Вы можете предвидеть будущее, мой господин.
   - Правильно. Видишь ли, Адамес, мой троюродный брат, тоже владеет этим же даром, но в гораздо меньшей степени.
   Вена бросила изумлённый взгляд.
   - Помогает в моей работе, - хрипло пророкотал начальник стражи. - Хорошо, когда знаешь, откуда нанесут удар.
   - Точно! Один на один с моим братом может справится, только владеющий Даром, простой смертный не одолеет его, даже будучи отличным фехтовальщиком или снайпером. Но дело не в этом. Мы не можем видеть своё собственное будущее, но посмотрели будущее друг у друга. Так вот...там нет тебя.
   - Нет меня?
   - Вы не вернётесь с этого задания. - Адамес резко махнул рукой перед собой, громыхнули пластиковые доспехи. - Откажитесь.
   Вена откинулась на спинку кресла, потом, резко наклонившись, она воспользовалась тем, что места в келье слишком мало, чтобы увернуться, и по очереди коснулась рукой их лиц.
   Они не солгали ей ни единым словом. Независимо от того, что будет дальше с ней, назад если и вернётся, то точно не в качестве невесты.
   Однако и оставаться здесь ей абсолютно не хотелось.
   - Я должна подумать над вашими словами. Если же завтра я улечу, это будет только моё решение. Спасибо за предупреждение.
   Она хотела добавить, что от заданий Инквизиции не отказываются, но передумала.
   Мужчины ловко в одно движение поднялись и переглянулись, высокий, стройный Таил и коренастый угловатый Адамес, потом они поклонились и хором сказали.
   - Прощайте, старшая послушница Вена.
   Когда дверь за ними закрылась, Вена поняла, что щёки у неё горят от стыда.
   )
   Корабль оказался совсем не таким, как она его себе представляла. Это было даже не судно храма, а простой пассажирский перевозчик зарегистрированный как "Набиус".
   К служительнице Креста отнеслись с должным уважением и даже предоставили отдельную каюту, которая даже Вену поразила своим аскетизмом. Там не было ничего, кроме маленького столика с допотопным мониторчиком, простенькой клавиатуры и небольшой узкой койки. По уверениям капитана, старичка с клюкой в руке и трубкой в зубах, на таких кроватях обычно спят по двое, Вена не могла себе этого представить!
   С собой она взяла пару богословских трактатов. Однако при скупом свете еле светящих ламп невозможно было нормально читать. Слишком быстро уставали глаза.
   Вставив в щель приёмника свой чип-активатор девушка вытянулась на койке и попыталась расслабиться. Однако при мысли о том, что в этой, и подобным ей комнатах она проведёт ближайшие три дня своей жизни, душа наполнилась тоской и унынием. Да, не так она представляла своё путешествие!
   Странно, у Храма есть свои корабли, оснащённые по последнему слову техники. Но отправляют её без особых изысков, чуть ли не тайно, инкогнито. Собственно на личном счету Вены лежало достаточно храмовых денег, чтобы взять в аренду хорошо оснащённый боевой корабль, но распоряжения и мнения настоятелей обсуждению не подлежали. Раз обычным пассажирским, значит, так тому и быть.
   Вена задремала и проспала момент первого нуль-перехода.
   Проснулась она оттого, что где-то за стеной кто-то тонко постанывал, периодически странные звуки перебивались чьим-то хриплым басом. Мужской голос выговаривал несколько слов, и постанывания возобновлялись.
   Послушница нажала на кнопку вызова, где-то рядышком взревела и тут же затихла сирена, никак, впрочем, не повлияв на людей за стеной. Через пару минут металлическая пластина двери отодвинулась, и на пороге появился матрос, вид у него был, самый что ни на есть, затрапезный. Грязный комбинезон, чёрное от грязи лицо.
   - Звали, госпожа?
   - Да! Меня беспокоят вот эти странные звуки за стеной.
   - Звуки? - парень насторожился и напряжённо прислушивался где-то с минуту, после чего расслабился и с улыбкой сказал, - Да тихо все, госпожа.
   - Нет, не тихо! - Вена похлопала по стене, рядом с койкой, - Там кто-то стонет.
   - А! Это! - матрос посмотрел на неё с удивлением. - Через каюту от вас летит супружеская пара.
   - И что? По-вашему это всё объясняет? Нельзя ли попросить их прекратить?
   - Нет, госпожа! - Теперь на лице у матроса к удивлению прибавилась капля сарказма. - Конечно нельзя!
   - Нельзя? - Вене пришлось подняться с койки, для того чтобы дойти до матроса и прикоснуться к его руке.
   И вправду было нельзя. Заодно Вена узнала, почему нельзя и чем именно занимается сейчас супружеская пара. Картина в воображении мужчины была такой яркой, что служительнице культа стало не по себе.
   - И много таких пар на корабле?
   - Много. - Осклабился матрос.
   - А в чём у тебя рука?
   - В масле, госпожа. Некоторые профилактические работы требуют, чтобы в них участвовало машинное масло. А зачем вы, каждый раз как я отвечаю, берёте меня за руку?
   - Я послушница из храма Креста. Мне нельзя соврать, я чувствую правду. Таков мой Дар. Думаю, что если ты не можешь наложить вето на занятия сексом в каютах, то я то смогу! Проводи меня к капитану.
   - Нет, моя госпожа, - матрос вырвал свою руку и посмотрел Вене в глаза. - У нас свободное торговое судно. Мы летаем под русским флагом. И хоть мы и тоже христиане, но необязаны устанавливать порядки на своём судне по прихоти одного пассажира. Я, конечно, доложу капитану о проблеме, но уверен, что вашу сторону он не примет!
   Вене не надо было даже брать матроса за руку, чтобы понять, что он говорит правду. В Храме она выполняла работу судьи, решая споры между местными крестьянами из ближайших к нему деревень. Ей доводилось читать книги по практической психологии и теперь, используя опыт и знания, девушка сразу поняла, что возмущение матроса не наиграно. Откуда-то из коридора вдруг зазвучала исполняемая на три мужских голоса песня на непонятном языке. Чувствовалось, что певцы здорово набрались, прежде чем взяли в руки инструмент, судя по звукам, гитару.
   - Этих я тоже не могу попросить, чтобы они вели себя потише. Хотя это было бы и резонно. Ребята, что поют в коридоре, бывшие наёмники, и сейчас отдыхают от ратных дел и думают о том, как будут тратить заработанные деньги. Точнее они их уже тратят! У нас таких человек двадцать сейчас на борту, с оружием и тоской по войне. Думаю, что если я буду им указывать, что им делать, то они выберут самый лёгкий способ решить проблему. Захватят судно! Так что потерпите, госпожа. Через четырнадцать часов вы выйдем к базе! Там вас, наверное, пересадят на другое судно.
   )
   Тропинка привела её к берегу озера, где на причале сидел высокий бородатый мужчина в белых одеждах.
   Девушка подошла к нему и села рядам. Некоторое время оба смотрели на текущую мимо воду.
   - Дитя, помнишь ли ты, как появилась Вера?
   - Да, я читала в Библии, как наш Спаситель умер на Кресте. Он сделал это добровольно, и его мужество обратило в веру многие тысячи людей. А они в свою очередь обратили других.
   - Это правда. Но дело не в чуде, а в учении. Библия была написана на арамейском, потом переведена на египетский, а уже потом на греческий. И только после этого она была переведена на остальные языки.
   - Сейчас все люди понимают друг друга.
   - Да, вы научились понимать друг друга, создали единый язык, но для кого-то смысл учения изменился.
   - Вы учили нас терпеть и смирять гордыню.
   - Нет. Я хотел, чтобы вы научились прощать и быть терпимыми.
   - Может быть, мы что-то понимаем неправильно, но мы верим в тебя и надеемся на твоё прощение.
   - Вера изменилась. Поэтому вам не нужно моё прощение. Бог у вас есть, а его веры нет.
   )
   Экран видеофона засветился, и жёсткий мотив приветсвия-проигрыша буквально вскинул Вену на койке. Машинально она посмотрела на часы, по времени её планеты шёл пятый час ночи!
   - Послушница Вена? - На экране видеофона лицо капитана выглядело более старым, из-за неправильных настроек морщины казались более резкими и глубокими.
   - Да, капитан, вы попали куда надо, между прочим, я спала!
   - А мне без разницы. - Капитан как-то грустно ухмыльнулся. - Успеете выспаться за трое то суток. - Он взглянул куда-то вниз и поправил сам себя. - Уже за двое. - Не хотите поговорить?
   - Если вам нужно отпущение грехов, то я не в том сане.
   - Нет. Отпущение грехов нужно не мне, зато оно понадобиться вам. Я тут посмотрел пункт вашего назначения. Не хотите поговорить? Мне есть, что вам рассказать! Сейчас я пришлю вам юнгу.
   Экран видеофона погас. Вена оторопело уставилась на него. Никто! Никто и никогда! Никто и никогда не общался с ней! В таком! Тоне!
   )
   Маленький чёрный мальчик со знаком полумесяца на лбу проводил её до каюты капитана, которая почти ничем не отличалась от её собственной. Судя по звукам за дверями кают, там не только занимались сексом, но и дрались, ругались, спорили, распивали спиртные напитки. Спиртное лилось рекой практически везде.
   Но знак полумесяца так поразил Вену, что до каюты капитана она не промолвила ни слова.
   - Ваш юнга - мусульманин? - выпалила она свой вопрос сразу, как за мальчиком закрылась дверь.
   - Ну не совеем. - Капитан усмехнулся и начал набивать свою трубку какой-то сушёной травой. - Я купил его на Старой Земле. За несколько кредитов. А в космосе трудно быть мусульманином. Непонятная еда на разных планетах, чужие обычаи, чужая письменность, видеоизображения и картины на стенах. Когда-то мусульмане очень возмущались, да только кто их слушает?
   Самую главную проблему знаете?
   - Да, я слышала этот анекдот. В космосе никто не знает, в какой стороне Мекка, и где находится восток.
   - На самом деле это не анекдот. Они должны мыть ноги перед молитвой и молиться лицом к Мекке. Но ведь в космосе это практически невозможно.
   Думаю, что скоро он забудет как родителей, так и свою веру.
   - Вы собираетесь курить? - Послушница неприязненно покосилась на трубку. На её планете одного этого взгляда хватило бы на то, чтобы человек вообще бросил курить. Но капитан и бровью не повёл.
   - Собираюсь. - Ответил он, и Вена замерла. - Голос раздавался из динамиков видеофона. - У меня хорошие фильтры на корабле. Могу себе позволить. - Пока голос вещал, капитан неспешно набивал трубку.
   - Вы ещё и дублировали свою личность? Но ведь это же запрещено международным законодательством.
   - А мне плевать! На этом корабле я - закон. И как представитель закона хочу вас предостеречь. Вы же отправляетесь в созвездие Лакшми? На одноимённую планету.
   - Да это так. Как вы узнали?
   - У вас на чипе записан весь путь. Со всеми паролями, личными счетами и допусками. Мы вас скоро высадим на перевалочной базе, а оттуда вас заберёт другой корабль. У нас стоит программа-хакер, ваш чип вскрылся за 12 часов. Своеобразный рекорд. - Голос из динамиков продолжил речь за него. - Вы хоть знаете, что сейчас с Лакшми люди бегут в преддверии праздника? Говорят это бессмысленно, если местный бог тебя заметил, а на своей планете он видит всех, то всё. Пиши-пропало! Кажется, ваша церковь решила принести вас в жертву, интересно зачем?
   - В жертву?
   - Да! Как овцу на алтарь. Вы - послушница, значит, выросли при храме. Стало быть, вы выйдете замуж не по любви. И хотя вам сейчас наплевать, но я вас предупреждаю, вас может спасти только любовь с первого взгляда. Вы же летите одна?
   Вена кивнула.
   - Ну, тогда послушай меня, красавица. Как-то раз был я в созвездии Лакшми. Не знаю, что у них там происходит, но оказался я там в разгар праздника. Он у них там примерно раз в двадцать лет. Иногда чаще. И был у меня довольно специфический груз. Наёмники-киборги. Знаете таких?
   - Люди без души! - Вена презрительно скривилась.
   - Точно! - голос в динамиках смолк, а капитан, как ни в чём ни бывало, продолжил вживую. - Так оно и есть. Они считают, что раз их почти невозможно убить, значит и душа всё время с ними. Убить их и впрямь довольно сложно. Но в тот момент, когда я приземлился на планету, в моих каютах не осталось ни одного живого человека, если про этих солдат можно было так сказать. И почти вся моя команда оказалась мертва. Они все как будто заснули. Чтобы уже не просыпаться. Понимаете? А знаете о чём спросил меня таможенник в порту? Он спросил: "Сколько трупов у вас на борту?" Прямо так и спросил, простой такой, улыбчивый малый. Не знаю, что эти полулюди хотели делать на Лакшми, но эта планета имеет совершенную защиту.
   - А вы остались живы?
   - Я? Да вот остался, но знаешь, тут есть один чёртов нюанс. Перед тем как приземлились, мы сутки болтались на орбите, там во время этих праздников нет никого, кто может дать разрешение на посадку. И мне приснился местный бог. Говорят, послушникам и послушницам Креста тоже иногда является их бог. Правда?
   - Правда. Но в исключительных случаях!
   - Значит у этих бог покруче. Он появляется там перед каждым в течении жизни по нескольку раз. А в ночь, когда он забирает души, там мёртвым сном спят все кроме тех, чьи души он заберёт. И пред этим, за ночь до этого, он им всем является либо наяву, либо во сне. Что это вы делаете?
   - Я чувствую, что вы говорите правду, и хотела бы записать. - Вена вынула из кармашка в складках своего плаща маленький диктофон.
   - Не надо! - капитан махнул рукой, - в моей каюте повышенная защита, а я тут уже и так наговорил на межгалактический розыск. Вас не удивляет, что вас, послушницу, посадили в такое корыто? Если с вами что-то случится, я буду молчать. Не пишите, просто послушайте.
   Вена нажала на кнопочку "запись", но диктофон предупреждающе-тревожно пискнул и отключился. Ей захотелось затопать ногами и закричать на этого наглого и вздорного старикашку. Но она сдержалась. Её Знание давало возможность понимать состояние людей, и оно показывало, что на капитана не произведут впечатления ни крики, ни топот по пластиковому полу корабля.
   - Так вот, - продолжил капитан. - Мне приснился четырёхрукий молодой человек с дополнительным глазом во лбу. И мы с ним довольно мило побеседовали. Он сказал мне, что нет ни одного человека, который меня любит на его планете. Но поскольку я и не являюсь пока жителем его мира, и зла никому не желаю, то заберёт он у меня не всю душу, а только её часть.
   Я проснулся в холодном поту, настолько ясным был сон, и настолько явной была угроза. Попытался вызвать помощника, но он оказался мёртв. Эти наёмники даже у меня на корабле несли караул. Так вот все их караульные были мертвы. Был мёртв мой приёмный сын, были мертвы почти все члены экипажа. Осталось лишь пара подростков, несколько зрелых мужиков, все как один семейные, да врач, единственная женщина в экипаже. И всё!
   - А часть вашей души?
   - Меня стёрли, - голос из динамиков продублировал губы капитана. - У меня был второй я, и его не стало!
   - Что в принципе сделать было невозможно, потому что моё второе воплощение живёт здесь! - И капитан постучал по столику. - А доступ до центрального процессора есть только у меня. И пароли все у меня. И следов взлома не было. Пришлось копировать себя заново. Между прочим, довольно болезненная процедура.
   - А почему же вы считаете, что только любовь может меня спасти?
   - Кама, по их поверьям - один из аватаров бога любви. А аватар бога, по их понятиям, это тоже бог, только с другим характером. Кама - очень жестокий бог, ему мало простой веры. Он считает, что тот, кто живёт без любви, живёт без пользы. Поэтому если ты взрослый, и у тебя нет защиты в виде семьи, то ты обречён.
   - Меня любит мой бог! - Вена постаралась добавить в свой голос побольше презрения. - Она дал мне Дар, и защитит меня.
   - Нет, деточка. - Старик выпустил большой клуб дыма и оценивающе посмотрел на послушницу. - Ты очень красива, но глупа и неопытна. Любовь родителей к детям, любовь мужчины к женщине. Вот что нужно этому богу. Обычная человеческая любовь там ставится превыше всего. У них там просто культ этой любви. Я знаю, что ваш бог учит вас смирению и прощению, а там детям с детства объясняют, что любовь превыше всего, а семья - это то, за что человек должен отдать свои стремления, свой талант и свою жизнь!
   )
   Портал дальнего перехода находился на самом краю звёздой системы. Обычно перевалочные базы, с космодромами, гостиницами и прочим формировали на астероидах или малых планетах, которые специально буксировали к месту постройки портала заранее. Но данная база была одним из немногих исключений. Это был бывший военный корабль-матка. Лишённый оружия, ремонтных баз и заводов, он приобрёл оранжереи, добавочные посадочные площадки и гостиницы.
   Видимо, когда этот корабль оставили болтаться в космосе, то рассчитывали на то, что пользоваться им, как перевалочной базой будут редко. Так оно и было, люди редко застревают в таких местах, к тому же данный портал был не самым новым и удобным, и как следствие не был популярным.
   Но раз, в несколько десятилетий, наступало исключение из правил.
   )
   Вена, вместе с остальными пассажирами, прошла по длинной трубе переходника и с изумлением обнаружила, что за стойкой пограничного контроля никого нет. Стойка была, а вот пограничника не было. Сразу за стойкой бушевало возбуждённое море людей, которое очень быстро поглощало вновь прибывших.
   Постояв пару минут перед стойкой и убедившись, что ни регистрировать её, ни обсуждать с ней религиозные вопросы никто не собирается, девушка устремилась, следуя указателям, туда, где должно быть табло с расписанием рейсов. Переходя из зала в зал, она довольно быстро дошла до нужного ей помещения и с изумлением обнаружила, что практически все корабли улетают на Лакшми. Были несколько судов, которые прибыли на базу с других звёздных систем, но большинство кораблей прилетело с Лакшми, а улетали туда все. Скоро в ряду названий появился и "Набиус".
   Взгляд Вены поймал мужскую фигуру в форме межгалактического пограничника. Сделав шаг вперед, послушница схватила его за рукав и буквально заставила остановиться, мужчина куда-то сильно спешил, обернувшись на Вену он, к её изумлению, попытался вырвать руку. Тогда девушка буквально повисла на нм, сумку она бросила на пол, и держалась уже двумя руками.
   - Подождите! Подождите!
   - Чего вам. Мне не до вас!
   - Но паспортный контроль! У меня не было паспортного контроля? Я его не прошла? Что тут у вас творится?
   - Сегодня здесь не будет никакого паспортного контроля. Планета Лакшми официально взяла в аренду нашу базу на ближайшую неделю, и первым делом они отменили паспортный контроль для всех, кто прибывает и убывает в их систему. Может кто-то из крутых преступников и воспользуется этим, чтобы замести следы, но тут уж ничего не поделаешь. Большинству тех, кто здесь сегодня у нас, не до паспортного контроля. Тут решаются вопросы религии.
   - А как же террористы? Как же незаконное пересечение границ? Как же контроль от религиозных конфессий.
   - Религиозных конфессий? Вы, судя по наряду, послушница Креста? - Пограничник просто потряс Вену тем, что произнёс это без всякого почтения и благоговения в голосе. - Думаю, вы единственная здесь действительно верящая в Иисуса-спасителя. Всем остальным тут не до вас. Здесь вообще всем не до религиозных споров. Одни бегут с Лакшми, другие стремятся как можно скорее туда попасть. И всё это по зову сердца. Пока у них не закончится этот их праздник Потерянных душ, у нас будет сущий бедлам. Расчётная пропускная способность несколько тысяч в день, а обычно тут и двух сотен за месяц не бывает. Зато за эту неделю уже прошло несколько сотен тысяч человек. Как вы думаете, могли ли мы в такой ситуации позволить себе проверять у всех паспорта? Успеваем лишь регистрировать часть людей перед их вылетом. А кстати, вы куда направляетесь от нас?
   - На Лакшми! - выпалила Вена и отшатнулась, отпустив руку офицера, когда он вдруг расхохотался ей в лицо.
   - Правда что ли? А что вы там забыли то? Вы единственная, из
   представителей соперничающих с лакшмийской религией, которая отправляется на Лакшми. Хотя может и не единственная. Но что-то не слышал я, чтобы представители других религий добивались успеха на этой планете. Советую подумать, прежде чем соваться туда, особенно сейчас.
   И мужчина, сделав несколько быстрых шагов, растворился в толпе.
   - Помогите, пожалуйста, помогите!
   Позади Вены послышался крик. Голос был полон неподдельного отчаяния. Она обернулась и увидела мечущуюся из стороны в сторону невысокую молодую женщину. Девушка хватала людей за руки, бросалась им в ноги, потом опять вскакивала и умоляюще что-то говорила в лицо тем, кто соглашался слушать. Скоро вокруг неё собралась небольшая группка мужчин, некоторые укоризненно покачивали головой, некоторые улыбались. Посовещавшись о чём-то, они дружно вытащили кошельки и стали вытаскивать из них и совать девушке в руки купюры крупного достоинства. Один из мужчин просто отдал девушке какую-то кредитную карту, а один снял с пальца кольцо. С улыбкой на лице девушка поблагодарила своих спасителей и бросилась куда-то со всех ног. Когда он пробегала мимо Вены та остановила её, схватив за край плаща.
   - Зачем вы взяли у них деньги?
   - Мне срочно нужно попасть на Лакшми. - Затараторила девушка - Но денег хватило только долететь сюда. Здесь предложили работу, но вы ведь сами понимаете, я не могу ждать! А эти благородные люди спасли мне жизнь. Мне и моему любимому.
   - Вы замужем?
   - Нет!
   - Но собираетесь?
   - Нет! Так получилось, что не могу выйти замуж за него, мы из разных каст. С планеты я улетела в надежде разбогатеть. Но вот видите - она развела руками, - приходится возвращаться.
   - И ваш любимый ждёт вас?
   - Нет. - Лицо девушки помрачнело. - Он даже не знает о моей любви, но ведь это не важно.
   - Господи, прости их, ибо не ведают что творят! - Вена осенила себя крёстным знаменем. - Но вы надеетесь на его любовь?
   - Я надеюсь, но это неважно, важно то, что может быть кроме меня, его никто не любит! Мне очень нужно вернуться на Лакшми.
   - Сколько вас не было дома?
   - Два года!
   - И вы думаете, что за два года он никого не встретил?
   - Он может быть и встретил. Я знаю, что ему нравится другая. Но это неважно. Ведь я то знаю, что люблю его. И это - дополнительный залог и моей и его жизней.
   - Разве любовь, это не тогда, когда люди состоят в браке?
   - Ну конечно же нет! - Девушка посмотрела Вене прямо в глаза, и от этого взгляда послушницу бросило в краску. - Главное, чтобы была любовь. А она может быть и вне брака. Вы сами летите ведь не на Лакшми?
   - Вообще-то я лечу на Лакшми.
   Лицо у собеседницы побледнело, на лице появилось выражение растерянности.
   - Но зачем?
   - Приказ ордена! - Вена наслаждалась произведённым эффектом, на лице у девушки теперь была крайняя степень изумления. Вдруг она быстро опустилась на колени.
   - Не летите! Я вас умоляю! - схватив руку Вены, прижала к своим губам. Потом подняла умоляющий взгляд. - Не летите! Вам там нечего делать.
   - Но почему, что такого в том, что я посещу ваш мир?
   - Все кто живёт без любви в сердце, погибнут через три дня. А я вижу, что вам неизвестно, что такое любовь. Не летите! Сейчас все кто знает, что не любит и нелюбим, покидают планету и нашу систему. Наш бог не любит людей без любви в сердце. Они улетают навсегда, потому что если они убегут, то не смогут вернуться назад. Кама убьёт их!
   - Кама - это ваш главный бог?
   - Самый главный! Бог любви! Не летите к нам, оставайтесь дома в эти дни. Не летите! Я вас умоляю!
   Больше не обращая на девушку внимания Вена обошла её и направилась к стойкам, за которыми стояли представители кораблей-перевозчиков.
   К каждому из них была небольшая очередь. Прежде чем подошла её, она успела слегка успокоится.
   Ведь что ни говори, а девушка говорила правду. Внезапно Вена поймала себя на мысли, что уже много-много лет ей никто не врёт. На её планете только малые дети иногда пытались соврать, но тут же ловились на лжи и получали наказание от своих родителей. Нельзя обманывать совесть бога на земле!
   Девушка определённо была уверена, что Вене грозит опасность.
   Минут через пятнадцать тягостного ожидания она оказалась перед высоким полноватым мужчиной. Смерив её липким оценивающим взглядом с ног до головы, он развязно спросил.
   - На Лакшми, милочка?
   - Да!
   - Это будет стоить тебе три тысячи кредитов, - неправильно расценив её возмущённый взгляд, мужчина поспешно добавил. - Это, деточка, потому, что у нас грузовик. Потому так дешёво, то полетишь в трюме. Не бойся, у нас там кресла стоят как в кинотеатре. Собственно и есть там кинотеатр. Зато через полдня ты уже там!
   - Три тысячи кредитов? За то, чтобы лететь в трюме? - Вена аж задохнулась от возмущения. Ловя ртом воздух, не находя нужных слов она стояла минут перед представителем корабля-перевозчика и не знала что сказать. - Да я сюда летела за двести! - наконец нашлась она.
   - Цыплёночек! - В голосе мужчины вдруг зазвенел металл. - Праздник начинается через сутки Старого времени. Вы рискуете, если не появитесь там, а мы рискуем, если появимся. Потом посмотри вокруг. ВСЕ хотят на Лакшкми. И три тысячи - это дёшево!
   Кто-то мягким, но уверенным движением сильной руки убрал Вену с дороги.
   - Да, дёшево! - мужчина с уверенным и волевым лицом открыто улыбнулся продавцу мест. - Регистрируйте меня, плачу наличными.
   - Как регистрировать?
   - Джон Смит, коммивояжёр.
   - Джон Смит. Коммивояжёр. - Застучал пальцами по клавиатуре принимающий заказ. - Вы у нас седьмой Джон Смит. Не перепутайте там места!
   И оба мужчины дружно расхохотались.
   Буквально в двадцати метрах от себя Вена увидела за стойкой принимающего заказы знакомого юношу с татуировкой-полумесяцем на лбу. Уверенным шагом она подошла к его стойке, дождалась, когда подойдёт её очередь, и твердо заявила, глядя ему в глаза.
   - Я хочу лететь на Лакшми в той же каюте, в которой летела до этого сюда. Я хочу лететь в ней одна.
   - Пятнадцать тысяч кредитов, моя госпожа!
   Вена ошеломлённо оглянулась на своего первого представителя и увидела. Что он уже отошёл от стойки, и что табло над ней погасло.
   - Хорошо!
   Мальчик взял из её руки карточку-чип для расчета, и она на мгновение почувствовала его страх.
   )
   Пограничник на таможне Вене достался настолько специфический, что она совсем растерялась. Улыбчивый высокий мужчина имел в ушах сёрьги (А что? Красивые ведь!), сам был затянут в какой-то кусок ткани, под которым не было никакой боевой защиты, (Что? да у нас все так ходят? А нападать на нас некому и незачем, мы для этого слишком мирные), и задавал очень странные вопросы.
   - У вас уже составлено завещание?
   - У вас традиционная ориентация?
   - Вы верите в Иисуса? На самом деле?
   Гостиница, в которую она попала, была на взгляд послушницы слишком уж роскошной. Но таксист, которому она заплатила, за то, что он её отвезёт в самую дешёвую, уверял:
   = Этот отель среднего класса, вам там будет неплохо.
   Впрочем, Вена осознавала, что претензии здесь предъявлять никому не стоит. Водителя она коснулась и убедилась, что он говорит правду. В номере оказались чистые полотенца, большая ванна, бар был буквально забит разными бутылками, а на журнальном столике лежала целая стопка журналов с откровенными фотографиями. На территории Храма такие журналы были запрещены. Номер состоял из нескольких комнат. Каждая из которых была на порядок больше чем её келья. Кровать была устрашающих размеров.
   На отдельном столике стоял очень мощный компьютер совместимый с целой кучей камер и передатчиков. Монитор был совместим с телевизором, гигантский экран подавлял размерами. От этой аппаратуры у девушки было впечатление, что её пытались подстроить под все возможные виды как связи, так и программного обеспечения. Табличка внизу уведомляла на межпланетном, что все исходящие сигналы за счёт принимающей стороны.
   Она подошла к кровати и залезла под балдахин, не раздеваясь. Легла поверх подушек. Куски ткани слегка покачивались от лёгких дуновений из окна. Вена прикрыла глаза, намереваясь слегка подремать.
   )
   Красивый юноша в одной набедренной повязке внимательно рассматривал её.
   Невозможно было определить его размеры, одно мгновение он казался абсолютно нормального роста, в другое он казался громадным, головой доставал до неба, казалось что рукой он может свободно снять солнце с неба.
   Одна пара рук была сложена на груди, вторая на животе. Иногда он прикрывал пару обычных человеческих глаз, и тогда за девушкой наблюдал единственный глаз в середине лба.
   - Ты зря пришла ко мне. Здесь мой дом, а у тебя в сердце пусто. Не люблю таких как ты.
   - Вера охраняет меня от тебя, демон.
   - Демон? - Четырёхрукий улыбнулся и развёл все четыре руки. - У меня всё как у людей, только возможности иные. Но внешне я такой же, как и все ваши мужчины.
   - У тебя четыре руки!
   - Это так. А у моего папы их было шесть! На самом деле я родился с двумя, но потом, когда влюбился в первый раз, то пожелал себе ещё две, чтобы крепче обнимать свою жену. Двух рук мне было мало.
   - Твой дом погряз в грехе!
   - Нет, мой дом - обитель любви. Хотел бы попытаться наказать тебя любовью, но не уверен что смогу. Ты ведь в каждом человеке видишь частичку его лжи. И поэтому в каждом видишь его недостатки. Тебе нужен идеальный мужчина. А идеальных здесь нет. Даже я с недостатками. И даже я не решусь тебе солгать.
   - Что-то ты слаб для бога.
   - Я достаточно силён, чтобы пристроить твою потерянную душу туда, где ей самое место.
   - Моя вера защитит меня.
   - Нет, не защитит. Кто-то думает, что времена изменились, но это не так. Как и тысячи лет назад люди могут прожить без веры, но не могут жить без любви.
   )
   Пронзительный, исполненный отчаяния голос, вырвал девушку из неправдоподобно реального сна.
   - Праздник Потерянных душ! Праздник потерянных душ! Бог наш явился к нам!
   Вена выглянула на улицу. Прямо под её окнами приплясывал маленький человечек в жёлтом одеянии, он как будто танцевал под ему одному известный мотив. При этом продолжал выкрикивать предупреждения о празднике. Люди, проходя мимо него, низко кланялись в ноги и, уже не обращая больше никакого внимания, шли дальше своей дорогой.
   - Праздник потерянных душ! Кто тебя любит? Никто? Твоя душа потеряна! Праздник потерянных душ!
   За спиной Вены, в тени номера, запиликал сигнал.
   Когда она обернулась, на столе с легким повернулся шорохом монитор и камеры уже разворачивались к ней. На экране появился мужчина лет сорока в рясе. На груди, на толстой серебряной цепи висел большой крест.
   - Послушница Вена? - Голос мужчины был мягким, приятным, но не мог скрыть панику.
   - Да, а вы кто?
   - Настоятель Павел. Я уже знаю, где вы остановились, предлагаю незамедлительно встретиться. Уже послал за вами машину.
   - Но зачем? Что-то случилось? И как вы узнали, где я?
   - По базе регистрации. Сейчас такое время, что база регистрации прибывших и убывших доступна всем! - собеседник скосил глаза и удовлетворенно заметил. - Вот! Он уже у вас! Посмотрите вниз, видите лимузин?
   Громкий сигнал привлёк внимание девушки. Прямо под её окнами и впрямь остановилась какая-то очень древняя и очень красивая машина. Она явно могла передвигаться только по земле, как крестьянская повозка. Об этом свидетельствовали большие чёрные колёса под днищем. С переднего сиденья, открыв на распашку дверь, вывалился парень, местный абориген, судя по тёмному цвету кожи, и приветливо помахал Вене рукой.
   - Садитесь немедленно в машину. - Голос за спиной принадлежал человеку, который не хотел и не желал слышать никаких возражений. - Садитесь и немедленно ко мне.
   Вена решила не спорить. Захватив с собой лишь светозащитные очки и диктофон, она быстро спустилась и села на заднее сиденье лимузина, причём дверь ей услужливо открыл водитель.
   Пока они ехали, послушница внимательно смотрела по сторонам. Внизу город был виден лучше, чем из флаера. Люди суетились в повседневных заботах, были приветливы друг с другом и не выдавали ничем своего волнения. Если и собирались в этом городе что-то праздновать, то никаких приготовлений к этому Вена не заметила. Смущало только количество людей, город был явно перенаселён, хотя девушка допускала, что для этой планеты такие скопления людей - нормальная вещь.
   Периодически им попадались небольшие постаментики со смешной фигуркой. Полный мужчина несмело улыбался с них. Одну пару рук он скрестил на груди, другую - на животе. Возле постаментиков прямо на земле лежали горы цветов. Каждый раз, когда машина проезжала мимо такой фигурки, у Вены возникало ощущение пристально взгляда на неё откуда-то сверху.
   Практически сразу за городом они попали на территорию Храма, который, как только обзор перестали загораживать дома, стал виден очень хорошо. Он представлял из себя громадный купол, в центре него возвышался на несколько десятков метров крест.
   Настоятель Павел встретил её у входа и, крепко взяв за руку, повёл за собой. Ни слова ни говоря, он довёл её по длинным сумрачным коридорам до своего кабинета и только тогда выпустил её руку, сказав странную фразу.
   - Вы абсолютно здоровы. - Увидев её непонимающий взгляд, добавил. - Дар лечения. Умею определять болезни, а некоторые лечу наложением рук, - и махнул ей в сторону большого кресла. - Присаживайся, дочь моя, в ногах правды нет.
   - Я не знала, что на этой планете есть христианская миссия! - Вена села в кресло и обнаружила, что ей в нём удивительно удобно. Надеясь, что настоятель не заметит, она тихонько нажала кнопку на запись.
   - На этой планете христианской миссии нет! То что есть, это так, одно название, фикция. Мы тут еретики в основном. Ибо верим не только в Иисуса.
   - Но вы же не верите в Каму? Правда ведь?
   - Довольно трудно не верить в того, кто в одну ночь убил половину миссии, и является тебе по ночам. Однако я всё равно верю в принципы христианства. И стараюсь проповедовать любовь ко всему сущему. Но если бы не одна крестьянка с местной фермы по выращиванию шампиньонов, которая изо всех сил изображает местную прихожанку, то и меня бы давно не было в живых.
   - Настоятель! Разве вы не пострижены в монахи?
   - Пострижен. - Настоятель нервно прошагал из угла в угол мимо Вены. - Здесь это неважно. Тут такая планета, что ты можешь верить в кого угодно. Молиться кому угодно. Но если отрицаешь возможность любви, то ты обречён. Местное божество пришло ко мне ночью и сказало мне, кто именно меня любит, чтобы я знал, почему я ещё живу. Так что мой обет безбрачия цены не имеет. Я соблюдаю монашеские обеты, но даже мне, человеку неопытному, одного взгляда в глаза этой нечастной крестьянки было достаточно, чтобы узнать, что Кама сказал правду. Вы записываете?
   - Да!
   - Очень хорошо, ваша запись сохраниться. Я считаю, что те, кто посылает на эту планету беззащитных неоперившихся девочек, продали душу дьяволу! - Последнюю фразу настоятель сказал нарочито громким голосом. - Милая моя, вам нужно срочно бежать отсюда. Как правило, непрошенных гостей он убивает в первую же ночь!
   - Здесь уже была одна девушка до меня? Она умерла и меня послали расследовать её смерть.
   - Расследовать? Я догадываюсь, о чём ты говоришь! Двадцать лет назад вот так же как тебя они прислали ребёнка, и она умерла в первую же ночь!
   - Я видела фотографии. Умерла от сердечной недостаточности.
   - Нет! От сердечной недостаточности умирают с посиневшими губами, а она заснула на пороге Храма и не проснулась. Я нашёл её утром прямо у ворот!
   - Разве она умерла не в гостиничном номере?
   - Нет, умерла на пороге этого Храма. На коленях. Молясь.
   - То, что вы говорите - очень похоже на ересь. - Вена даже топнула ногой! - Тогда зачем всё это нужно?
   - На Старой земле каждый год, на Пасху, сходит в древнем храме благодатный огонь! Это подтверждает, что мы живём с богами в мире! - встретив непонимающий взгляд Вены, настоятель продолжил. - Каждые двадцать лет храм посылает сюда послушника или послушницу, как правило выбирают таких, кто не совсем подходит для веры в Христа. Эгоистичных, гордых, склонных к интригам. И человек умирает, подтверждая власть местного бога над людьми. Когда послушник останется жив, христиане пришлют сюда войска и миссионеров. Тебе выпала честь умереть за всех тех, кто умрёт, если ты вдруг останешься жива. Но ты ещё можешь спастись! Водитель сейчас отвезёт тебя на космодром! Покинь планету и возвращайся через три дня!
   - Я чувствую, что вы говорите правду, но судя по вашим рассуждениям - вы еретик! И раз я нахожусь в храме, то помолюсь за вашу душу. Ибо вам не хватило Веры в нашего Спасителя!
   Она опустилась на колени, но настоятель даже и не подумал последовать её примеру. Всё то время, пока девушка молилась, он задумчиво стоял у неё за спиной.
   Потом так же молча проводил до машины. Вена заметила, что выйдя из храма, Павел даже и не подумал перекреститься.
   )
   В космопорте к стойкам регистрации стояли длинные очереди. Вена скромно встала в конец одной из них. Вокруг витали эманации страха и отчаяния. В очередях никто не разговаривал, и не улыбался.
   Где-то через пару минут тягостного ожидания она почувствовала, как кто-то робко коснулся её руки. Опустив глаза, послушница наткнулась на прямой взгляд светлых глаз под татуировкий-полумесяцем.
   - Мы знали. Что захотите улететь, - мальчик был доволен произведённым эффектом. - Двадцать две тысячи и каюта ваша!
   Ошеломлённая девушка молча протянула ему кредитку.
   - Вы ждали именно меня?
   - Именно вас, моя госпожа, на этой планете вам нечего делать. И мы ждали именно вас!
   Мальчик вставил карточку в щель портативного приёмника пристёгнутого к его руке.
   В это время с криками на незнакомом языке мимо них пробежала девушка и бросилась на шею молодому человеку, стоящему в очереди. Она что-то неразборчиво зашептала ему на ухо. Парень просветлел лицом, поцеловал девушку в щёку и они, держась за руки, покинули зал регистрации.
   - Что это было? - Вена проводила счастливую парочку взглядом.
   - Она призналась ему в любви. - Ответил стоящий сзади неё в очереди грузный седой мужчина. - Если бы парень улетел, она умерла бы, а он никогда не смог бы вернуться. Кама не прощает пренебрежения любовью.
   Маленькая рука вложила в руку Вене кредитку.
   - Ваш счёт заблокирован. - Мальчик с серьёзным видом приложил кончики пальцев правой руки к своим губам, потом коснулся ими своего лба, поклонился и растворился в толпе.
   - Рекомендую попросить о милости людей вокруг. - Сказал седой мужчина за спиной Вены. - Все под одним богом живём, люди помогут!
   Послушница представила себе, как просит у людей о милости и поняла, что не сможет этого сделать. Хотя её вера учила смирению и отрицала гордыню как таковую, но девушка привыкла к своему исключительному положению.
   Поэтому она решила позвонить из номера настоятелю и узнать у него причины блокирования счёта.
   К её удивлению, машина, на которой она уехала, всё ещё стояла на прежнем месте. Парень-водитель приветливо помахал ей рукой. И когда она села на заднее сиденье, только спросил.
   - В гостиницу?
   Вена кивнула.
   Когда они уже выруливали на шоссе с автостоянки парень уточнил.
   - Настоятель предполагал, что вы не сможете улететь. - И, помолчав, добавил. - Скоро ночь наступит.
   )
   В гостинице Вена сразу же бросилась к передатчику, в прорезь приемника она вставила чип, и компьютер, получив нужные программы и пароли приступил к поиску путей связи. Буквально через несколько секунд пришёл ответ, и на мониторе появилось лицо Настоятеля Самы.
   - Господин Настоятель!
   - Да, дочь моя. Что-то случилось?
   - Сегодня днём я видела того, второго.
   - Демона?
   - Да настоятель. Я хотела улететь, то не смогла, потому что вы заблокировали мне счета!
   - Дочь моя. Твои деньги принадлежат Храму, и сейчас мы опустошили твои запасы ради нужд паствы.
   - Настоятель! Местное бож...местный демон приказал мне убраться, иначе он уничтожит меня!
   - Дочь моя. - Настоятель удивлённо поднял брови. - Кто может поднять руку на послушницу Христа?
   - Настоятель, я умоляю вас! Я видела лица людей, живущих здесь, Это лица смирившихся со своей судьбой. Смотрела в глаза тех, кто отсюда бежит, это глаза обречённых.
   - Не волнуйся, дочь моя. - Голос настоятеля звучал успокаивающе. - Ничего с тобой не случится, все служители и паломники сегодня будут всю ночь молится за тебя.
   - Но настоятель!
   - Всё. - Монах наклонился над пультом, и изображение погасло, но голос ещё был слышен. - Связь через полгалактики слишком дорогое для нас удовольствие.
   )
   Ночь была удивительно тёплой и тихой. Как будто вся планета заснула.
   Девушка вышла на улицу и подняла глаза к небу. Мириады звёзд бездушно взглянули на неё сверху вниз.
   В домах не горели огни, не слышно было ни звука. Только где-то далеко лаяла собака. Вена пошла на этот повторяющийся звук, не встречая на своём пути никого. Электрические фонари освещали только дорогу.
   Через пару кварталов он наткнулась на высокого молодого парня сидящего на краю тротуара. В руках он держал портативный передатчик из которого лилась музыка. Хотя звук был негромким, но вокруг стояла такая тишина, что слышно было за несколько десятков метров. Когда девушка дошла до парня, музыка как раз смолкла, и из миниатюрного динамика раздался голос.
   - Приветствую вас, Потерянные души нашей планеты! У меня тут вырубили электричество, но я приспособил батареи от своего флаера. Десять лет я был ди-джеем на данном радиоканале, а теперь вдруг выяснилось, что хоть я и миллионер, красавчик, да и попросту талантливый человек, вот при всём при этом меня никто не любит! Я считаю, что уходит надо весело, вряд ли у меня что-то изменится в последние два дня. Кстати, для меня это всё стало большим сюрпризом. А для вас? Это не запись, слушайте меня, кто ещё может. Я буду выходит каждую ночь!
   - Здраствуйте.
   На голос Вены парень отреагировал бурно. Вскочил, потом упал перед ней на колени, потом опять вскочил, потом сел как прежде. При этом он не проронил ни слова, и глядел на девушку округлившимися от изумления глазами.
   - Слушаете радио? - Вена постаралась задать вопрос как можно мягче.
   - Слушаю и смотрю. - Он протянул её передатчик, и в свете маленького экрана девушка разглядела, что перед ней подросток, практически мальчик. - Ди-джей Савин, вот уж не думал, что он тоже может потерять душу...крутое попадалово, да? Зато мы с музыкой! Отец мне рассказывал, что вот у них с мамой, когда они встретились, было тихо как в гробу, он нашёл её по плачу.
   - А где сейчас твои родители?
   - Я сирота! - Мальчик выпрямился и пристально посмотрел Вене в глаза. - Отец погиб в автокатастрофе, мать умерла от рака. Сам же я не имею опыта в сердечных дела. Мне не повезло. А вы?
   - Я? - Послушница вдруг поняла, что чтобы она сейчас не сказала, это могут быть последние слова в её жизни. Последняя беседа, последний собеседник, последняя встреча и последняя ночь. - Я послушница храма Христа. Родителей своих никогда не знала. Даже не видела их, хотя могла поддерживать с ними отношения. На этой планете совсем одна!
   - Поэтому вы и не спите. - Подвёл итог юноша. - Думаю, вы не доживёте до утра. Пришлых наш Кама отправляет в расход в первую же ночь. Но вы не волнуйтесь, если вы жили достойно, то возродитесь вновь в образе человека. И у вас ещё будет шанс.
   - Эй! Люди! - музыка смолкла, из динамиков опять раздался голос ди-джея. - Я смотрю из окна, на звуки музыки собираются люди обоих полов, разного возраста и достатка. Я пожалуй поставлю несколько медленных мелодий и пойду пошляюсь между несчастными. Может у меня будет ещё шанс что-то изменить. - Из динамика полилась медленная тягучая мелодия.
   - Да! Кажется, сегодня мне предстоит разделиться на душу и тело. Но я верю, что попаду в рай. Ибо я блюла себя, согласно нашим законам.
   - И вы никогда не думали о любви?
   - Нет. - Вена села рядом со своим собеседником на тёплый асфальт. - У меня, видимо, холодное сердце, может и были бы у меня шансы, если бы не прилетела сюда. Но пока я не встретила никого, кто мог бы растопить мой лёд. Были люди достойные, они добивались моей руки и моего расположения. Но я сама ни по кому никогда не страдала.
   - Почему?
   - Господь дал мне веру и талант. Но не дал мне возможности полюбить. И я как человек не знающий чувства любви, не могла оценить по достоинству чужие страдания. У нас в Храме учили молитвам и правилам поведения для истинных верующих. Мы во всем уповаем на бога, а с себя не спрашиваем. Просто живём по правилам и всё. Обладающим Даром у нас уважение и почёт. К их ногам кладут деньги, земли и еду. За их счёт держится Вера.
   - Вы обладаете даром?
   - Да! Я знаю, когда человек врёт.
   Они помолчали. Мелодия сменилась на ещё более медленную, практически заунывную.
   - У нас. - Задумчиво сказал молодой человек. - Нет такого, как на других планетах. Я знаю, там некоторые продают своё тело и душу за обеспеченное будущее. Выходят молодые девушки за страриков вопреки своему сердцу. У нас это невозможно. В наших храмах жрецы смотрят за тем, чтобы всё было по любви, поэтому деньги у нас не имеют такого значения как у вас.
   Если перед жрецом предстает пара, которая сочетается браком без любви, то голос Камы слышат все присутствующие, он запрещает этот брак. Большой позор для этих людей!
   - Да? А я хотела выйти замуж просто, чтобы не быть монашкой. Хотела жить по другим правилам. Но это было бы не по любви.
   Мимо молодых людей проехал на велосипеде какой-то старичок, приветливо помахав им, он быстро скрылся в темноте.
   - У него тоже последняя ночь.
   - Да!
   Внезапно Вена почувствовала себя уставшей, все события дня навалились на неё тяжестью многотонных плит. Она легла на асфальт, парень не спрашивая, убрал руки, и девушка положила голову ему на колени. Из динамика над пустой улицей волнами неслась очередная мелодия. Парень положил передатчик на тротуар. Так они и застыли.
   )
   Внезапно звёзды над головой сложились в фигуру человека с четырьмя руками.
   Одна из рук потянулась из-за миллиона миллионов километров и Вена взошла на громадную ладонь бога.
   Громкий голос, способный разрушать горы и вековые деревья сдувать как былинки, загремел торжествуя.
   - Я вселю тебя в куст бардовых роз! Ты сохранишь все свои достоинства после перерождения. Веками будешь цвести в моём саду, и цветы твои завянут, если их коснётся лжец!
   )
   Далеко-далеко от этого места, на задворках Галактики, садовник Вейд медленно шёл между цветочными кустами. Левую руку ему так и не вылечили. Пальцы сгибались с трудом, он не мог удержать ими даже кружку с водой. Но его это не огорчало, ведь его Дар остался с ним.
   Внезапно он остановился поражённый. Между небольших розовых кустов, на которых уже отцвели цветы, и появились первые завязи будущих плодов, гордо стоял громадный розовый куст, покрытый невероятным количеством очень больших тёмно-бардовых бутонов.
   - Вчера его здесь не было! - Пробормотал потрясённый садовник.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"