Карпин Дмитрий: другие произведения.

Сибирь. Тайна Черной пирамиды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 10.00*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он молодой дворянин, Петербуржский денди 19 века... В свои годы он думает, что познал все: от прелести придворных балов и светских раутов до пороха Кавказской войны. Но случается неожиданное, и он оказывается неугоден при дворе и попадает в Сибирь обычным ссыльным на край света. Здесь еще живы старые легенды о татарах и шаманских проклятьях и говорят, что где-то в тайге есть старый город, старше, чем само время, найти его непросто, но тот, кто найдет, обретет, возможно, самые невероятные сокровища... Обновление от 21.07.2018 года.

  
  На сайте "Целлюлоза" zelluloza.ru/register/20035/ главы романа "Сибирь. Тайна Черной пирамиды" появляются быстрее.

Зачин

  
  
  Где-то в Сибири.
  Лето 1189 год.
  
  
  Отряд рыцарей, более привыкший к пескам иерусалимской земли или к дорогам Европы, пробирался через дикую таежную чащу. Воины были облачены в кольчуги и шлемы, у пояса каждого висел меч. Их плащи, когда-то белые, сейчас выглядели грязными и поношенными, лишь кроваво-красный крест, символ ордена тамплиеров, на ткани смотрелся все столь же гордо. Каждый рыцарь вел за собой по лошади с провизией и снаряжением.
  Сейчас отряд насчитывал всего семерых. Из пятнадцати человек, покинувших Париж более года назад, сюда в глубь тайги дошли меньше половины. Самым сложным и опасным, оказалось, пересечь княжества руссов и не попасться православным, не чтущим истинную католическую веру. И это было куда как не просто... В нескольких стычках с местными и погибла большая часть отряда, несмотря на то, что рыцари пробирались тайком, прячась под чужими личинами и не привлекая внимания.
  Но семеро все же дошли. И теперь они должны выполнить свою задачу и неважно какой ценой! Магистр ордена дал четкие указания: найти древний город, а в нем центральный храм, чтобы то, что находится внутри, никогда не попало в неверные руки.
  - Командор, - позвал один из рыцарей, идущих впереди. - Смотрите! Что это? - Он указал на небольшой холм, возвышавшийся из земли, поодаль от него стоял такой же, за ним еще один и дальше.
  Тот, кого нарекли командором, рыцарь без шлема с длинными черными волосами, затронутыми пепельное сединой впереди, спадающей на серые холодные глаза и бородой, подошел к холму. Он, вынул из ножен меч, это был хороший клинок дамасской стали, торжественно врученный за особые заслуги перед орденом, и одним быстрым и отточенным движением вогнал его в землю. Раздался глухой звук и меч остановился, будто ударившись о камень. Рыцарь вытащил клинок из земли, бережно вытер его, после чего вновь вложил в ножны. Протянув руки, он начал разрывать землю.
  - Все сюда, - скомандовал он, и остальные войны кинулись на помощь и тоже принялись отдирать траву и рыть землю.
  И вскоре им открылось то, что было скрыто тысячелетиями - они увидели каменную кладку.
  - Похоже, мы нашли что искали, - вздохнул командор.
  Он отошел от полуочищенного сооружения и взглянул вдаль, туда, где между мерно качающихся сосен возвышались десятки, а может даже сотни подобных холмов, поросших травой и мхом.
  - Нам туда, - указывая вдаль, сказал командор.
  - Как скажешь, Лонка, - произнес рыжебородый и вздохнул. - Неужели мы дошли, и это место действительно существует?
  - Выходит, что так, - усмехнулся командор Лонка. Он вновь вытащил из ножен дамасский меч, который тут же блеснул на солнце и, взяв под узду коня, первым пошел вперед. - И помните это город дьявола, так что все будьте начеку! - крикнул он напоследок.
  - Да поможет нам Господь, - рыкнул рыжебородый и, надев шлем, последовал за командором. Следом двинулись и остальные.
  Они шли вперед мимо деревьев и странных заросших сооружений. Шли долго, и казалось, что этим холмам не будет конца. Но неожиданно вдалеке рыцари увидели что-то большое и темное. Казалось, это очередной холм, но в сотни раз больше.
  - Туда, - скомандовал командор.
  Отряд двинулся к огромному холму. И по мере приближения из глубины леса перед ними начали вырисовываться черты этой громадины. В отличие от мелких сооружений, новое здание не было засыпано землей, и рыцари четко разглядели его темные каменные стены, ступенями уходившие вверх. Больше всего древняя постройка напоминала пирамиду. Когда-то в молодости Анри Санчесу Лонка довелось побывать в Египте и увидеть гробницы фараонов. Так вот это здание было на них похоже, только выглядело немного иначе. Стены тех пирамид издали казались гладкими, а эти будто разделены на ярусы. Те пирамиды не имели входа, а у этих с каждой стены располагались каменные ступени ведущие вверх. Да и сам камень пирамиды, не походил ни на что виденное Анри Санчесом ранее, этот камень был черным, как сама тьма, и казалось, будто он поглощал свет, создавая вокруг себя легкую дымку.
  - Кто мог построить такое? - спросил один из рыцарей.
  - Только дьявол! - ответил Лонка.
  Вдруг лошади испуганно заржали. Одна из самых резвых вырвалась и побежала прочь.
  - Они чуют происки дьявола, - сказал рыжебородый, шедший следом за командором.
  - Успокойте и привяжите их. Ту, которая убежала, мы поймаем позже. А сейчас у нас есть миссия. Да не убоимся мы и пройдем во имя Господа нашего, - напыщенно произнес Лонка и двинулся вверх по ступеням.
  - Аминь, брат, - кивнул рыжебородый и ступил на лестницу вслед за командором. - Да поможет нам Бог!
  Остальные пятеро, привязав лошадей, двинулись следом по высоким ступеням. Казалось будто древние зодчие, создавшие эту пирамиду, мерили ступени явно не под человеческий рост. Ступени были высокие, и чтобы ступать по ним приходилось сильно задирать ноги.
  Наконец, рыцари достигли вершины. И там под куполом они увидели проем ведущий внутрь. Проем выглядел пугающе, и тьма скрывала то, что находилось там в глубине.
  - Нам понадобится свет, - сказал рыжебородый.
  Командор Лонка кивнул. Рыцари достали факелы и, выбив огонь, зажгли их.
  Первым во тьму проема ступил командор, тьма поглотила его, и остальные двинулись следом. Факела осветили длинный нисходящий коридор и каменные стены, с начертанными на них древними письменам. Лонка осмотрел стену, но символов подобным этим он раньше не видел.
  - Язык дьявола, - хмыкнул рыжебородый, разглядывая письмена.
  Лонка кивнул и двинулся дальше. Отряд шел следом вниз по коридору. И вскоре на их пути встретилась первая развилка.
  - Куда? - спросил один из рыцарей.
  - Может нам стоит разделиться?! - предложил рыжебородый. - Так мы быстрее найдем то, что ищем.
  - Это опасно! - ответил Лонка.
  - Анри, брат, мы рыцари Бога, мы несем истинную веру, - гордо заявил рыжебородый. - Мы сражались с тобой против язычников в пустынях Египта и Сирии, мы защищали стены Иерусалима, когда Саладин взял его. Но даже он пощадил нас. Мы Тамплиеры, нас защищает сам Господь! Отчего же какая-то пирамида должна быть для нас опасна?
  - От того что эту пирамиду выстроил сам дьявол! - сказал Лонка.
  - Про египетские пирамиды, когда-то говаривали то же. Но мы с тобой видели их и это лишь простое нагромождение камней.
  - Не противоречь мне, Гуго! Пока что командор здесь я! И я говорю, что мы не разделимся!
  - Как скажешь, - простодушно махнул рукой тот, кого звали Гуго. - Но тогда какой путь избрать?
  - Тот, что лежит от сердца, - произнес Лонка и двинулся в левый проем.
  Этот коридор уходил также вниз, но уже не под таким сильным уклоном.
  Неожиданно один из рыцарей, идущих сзади, вскрикнул. Товарищи обернулись и увидели, как тот проваливается вниз, а затем плита над ним задвигается. Несколько рыцарей ринулись на помощь и попытались вскрыть пол, но ничего не получилось, никаких отверстий, чтобы поддеть плиту или отодвинуть ее не нашлось. Да и криков товарища они тоже уже не слышали.
  Гуго громко выругался и сплюнул, после чего посмотрел на командора. Тот лишь с сожалением опустил голову.
  - Будьте осторожны, - приказал Лонка. - Ступайте след в след и ничего не трогайте. За нашего брата мы помолимся позже.
  И они снова устремились по коридору. Вскоре на их пути встретилась новая развилка. Лонка вновь решил, что надо идти налево, и группа двинулась вниз к центру пирамиды. Неожиданно, позади, раздался крик. Все обернулись и увидели новую жертву, пронзенную странным удивительно острым, непохожим ни на что виденное ими ранее, копьем.
  - Что за черт? - ударив кулаком в стену, прокричал Гуго. - Мы теряем одного нашего брата за другим!
  Лонка подошел к пронзенному копьем рыцарю и, положив ладонь ему на лицо, закрыл веки погибшего товарища.
  - Покойся с миром, брат, орден тебя не забудет... мы тоже. - После чего он развернулся и молча двинулся дальше.
  Факел освещал стену пирамиды и начертанные там рисунки. На стене были изображены какие-то странные люди с копьями в руках. Только вот люди ли это? Лонка присмотрелся, что-то в их облике казалось ему необычным, и не сразу, но он все же понял что! У этих людей не имелось зрачков в глазах.
  "Наверное, древние боги язычников", - подумал Лонка и не стал больше забивать себе этим голову.
  И вот на их пути появилась новая развилка, но уже состоящая не из двух, а их четырех ответвлений.
  - Ну, а теперь куда? - спросил Гуго.
  - Не будем изменять принципу, - произнес Лонка.
  Один из рыцарей двинулся в самый левый проход, и вдруг его охватило пламя. Рыцарь вспыхнул и с криком побежал вперед по коридору. Пирамида заполнилась адским воплем. Последний крик умирающего эхом пронесся по всем коридорам, такой он оказался ужасный.
  - Похоже, он обезвредил расположенную у входа ловушку, - хмыкнул Гуго. - Проверь ты! - он ткнул пальцем в стоящего рядом воина.
  Тот испуганно посмотрел на Лонку.
  - Ступай! - кивнул командор.
  Рыцарь сделал шаг в проем, затем еще один, но ничего не произошло.
  - За ним, - велел Лонка.
  Группа из оставшихся четырех тамплиеров двинулась дальше. Последним в проем коридора ступил командор. С сожалением он посмотрел на догорающий труп брата по ордену, и, покачав головой, пошел следом за остальными.
  Спустя какое-то время туннель кончился, и перед рыцарями открылся просторный зал. Тамплиеры остановились, они осветили стены и все вокруг. На стенах оказались изображены какие-то языческие ритуалы. Лонка разглядел как людей, высеченных на барельефе, пожирают невиданные твари с огромными клыками и змеиными хвостами. Чудовища обедали, а в очередь к ним стояли все новые и новые жертвы.
  - Грязные кровожадные язычники, - выругался Гуго, тоже рассматривающий стену.
  Кто-то из рыцарей осветил пол, и все увидели, что он покрыт ямами неизвестно для чего предназначенными и куда ведущими.
  - И как это никто из нас не провалился? - удивился один из рыцарей.
  - Потому что ты смотрел туда куда ступаешь, болван, - хохотнул Гуго.
  - Мы выбрали не тот туннель, - наконец сказал командор.
  Выхода из зала не было. Лонка опустил факел к одной из ям. Легкий сквозняк потянул пламя на себя.
  - Тогда для чего нужна эта комната? - задумчиво произнес командор.
  Неожиданно его факел потух. Ветерок вдруг усилился и сбил пламя с остальных факелов. Стало темно, по телу пробежал легкий холодок.
  - Надо скорее разжечь огонь, - гаркнул Гуго.
  Откуда-то из глубины донесся непонятный звук, напоминающий шипение. Рыцари беспокойно задвигались и выхватили из ножен клинки.
  - Что это? - спросил один из тамплиеров.
  - Что бы это ни было мы не убоимся этого! - гордо рявкнул Гуго. И вдруг он закричал и упал, выпустив меч. Что-то схватило его за ногу и потащило в яму.
  Темноту пронзил новый крик, что-то напало еще на одного из рыцарей. Лонка почудилось, что нечто надвигается и на него, он рубанул мечом и попал... Клинок поразил чье-то тело. Этот некто взревел страшным душераздирающим криком, и командор увидел перед собой два красных глаза с вертикальными, горящими в темноте, зрачками. Нет, человеку они точно принадлежать не могли!
  "Это дьявол", - в ужасе подумал Лонка и ударил мечом в эти страшные горящие глаза, но промахнулся и ощутил, как неведомое существо повалило его на пол, а затем впилось острыми клыками в плечо, пронзив кольчугу. Лонка закричал и схватил тварь за голову, а затем его пальцы впились этому демону в глаза. Чудовище взвыло и командор, отшвырнув его, поднялся и прокричав:
  - Бежим отсюда!
  рванул в коридор.
  За ним кинулся еще один рыцарь. Неведомые демоны бросились следом. Лонка что есть мочи бежал вперед по коридору, рисуя карту туннеля по памяти. Вот он покинул первый коридор и устремился в следующий, товарищ бежал за ним, а сзади раздавалось противное нагоняющее шипение. Лонка покинул второй коридор и рванул в последний. Позади себя он услышал крики, бегущего за ним, но не осмелился обернуться, поскольку шипение становилось все ближе. И вот, наконец, он увидел впереди свет, что есть силы командор тамплиеров рванул вперед и прыгнул в раскрытый проем.
  Лицо озарили солнечные лучи, а затем он упал на лестницу и покатился по ступенькам. Наконец Лонка остановился и, озираясь по сторонам, поднялся. В страхе он ожидал, что демон сейчас выскочит на него из глубины туннеля. Но никто не спешил показаться наружу. Вместо этого рыцарь услышал шипение и увидел несколько пар красных горящих во тьме глаз с ненавистью уставившихся на него.
  "Похоже, эти твари боятся солнечного света?!" - подумал Лонка.
  Рыцарь схватился за раненое плечо. Из плеча сочилось кровь, и оно сильно болело. Командору внезапно стало дурно, он пошатнулся, и чуть было не потерял сознание. Но затем, овладев собой, сдержался и побрел вниз по ступеням. Солнце заходило, и ночью он хотел оказаться как можно дальше от этого места.
  
  

Пролог

  
   Кавказ. 1828 год.
  
  
  Совсем еще юным Владимир впервые познал запах пороха. В семнадцать сразу после военного училища он попал на Кавказ. Отец постарался. Его отец Михаил Волков был военным. Всю жизнь он прослужил при государе Александре I и стал героем Отечественной Войны. Поэтому служение короне и Императору он считал превыше всего остального. К тому же, батюшка являл чрезмерное неудовлетворение своим дворянским отпрыском. Считал его изнеженным маменькиным сыночком, приученным говорить по-французски и читать вздорные романы, только и способные, что портить молодую голову.
  - В полку из тебя сделают настоящего мужчину, - часто говаривал отец. - А не вшивого французика, каким тебя хочет вылепить мать!
  И эти слова обернулись пророчеством. По достижению семнадцати лет, после кончины маменьки, отец отправил молодого отпрыска на Кавказ. В эту жаркую непривычную и дикую для русского сердца страну. Мальчишкой из дворянской семьи он попал в строй к солдатам. Хорошо, что компания оказалась достойной. Среди солдат такие же выходцы из приличных домов империи, как и он. Такие же дети вздорных отцов, героев войны, либо мелких помещиков.
  С двумя из собратьев по несчастью Владимир сблизился куда больше, чем с остальными. Они были молоды, и, так же, как и он, грезили великими свершениями. Один из них юный мечтатель с весьма ветреной натурой Павел Зайцев, сын мелкого петербуржского чиновника, отроду шестнадцати лет. Другой восемнадцатилетний дворянин Алексей Орлов - сын военного, гордый и благородный юноша.
  Троица была молода и самонадеянна и уже представляла себя новыми героями отечества. Но все оказалась иначе и куда прозаичнее. Кавказ встретил их суровой реалией. Палящее солнце, горы, песок, змеи. И конечно горцы, с которыми приходится воевать. Дикий народ, готовый вгрызться тебе в глотку и сражаться до последнего, так как того требует их горская честь. А те, кто якобы на твоей стороне только и делают, что постоянно обманывают и лишь ждут подходящего момента, чтобы облапошить.
  В первые дни они попали в крепость, расположенную неподалеку от горского поселения, якобы покорного Империи. Жители этого поселка поставляли в крепость баранину, сыр и свежее молоко. Им за это платили, но горцы постоянно торговались и жаловались, набивая цену. Весь день Владимир и его товарищи занимались: отрабатывали маневры или тренировались в крепости под палящим солнцем. Три раза в день они ели, а по вечерам располагались в казармах. Только тогда можно было немного отдохнуть, поиграть в карты с друзьями или поупражняется в стрельбе на вечернем воздухе, поскольку в казармах всегда стояла духота, и пахло потом. Радостью являлись бани, но это удовольствие выпадало нечасто.
  Зато часто по вечерам они уходили в горы. Здесь было одновременно и страшно и красиво. Страшно от того, что в темноте можно не увидеть и наступить на змею или ненароком споткнуться и упасть вниз. Еще оказалось страшно засыпать на посту. Случайный горец не упустит момента, чтобы с радостью перерезать тебе горло. Но иногда по ночам в горах под сводами звезд, когда смерть подстерегает тебя, было так красиво и по-особому спокойно. Это чувство нравилось Владимиру, и он полюбил его так же, как и вдыхать воздух диких гор.
  Спустя полгода в крепость пришли еще несколько полков. Готовилось крупное наступление. Солдаты оживились, кто-то поносил чертом день, когда появился на свет, а кто-то ликовал от восторга, жаждя славы. Волков и его друзья были среди последних.
  И вот их войска двинули вглубь Кавказа. Завоеванная на тот момент территория оказалась позади, а впереди распростерлась дикая и озлобленная страна горцев.
  Шли дни. Они сопровождались долгими и изнурительными переходами под палящим солнцем. Пить из горных колодцев оказалось опасно, горцы часто отравляли их. Воду приходилось экономить. Несколько раз, чаще по ночам, на них нападали. Враги совершали набеги стремительно и, в основном, мелкими группами, пытаясь застать русских врасплох, забрать чью-то жизнь и скрыться. Но солдатская дисциплина являлась строгой, а выучка хорошей. Часовые были готовы и встречали неприятеля ружейным залпом. В один такой день Владимир впервые забрал человеческую жизнь, сбив с коня всадника, размахивающего шашкой и скачущего прямо на него.
  Но все эти столкновения серьезными назвать было никак нельзя. До этого горцы лишь проверяли русское войско, пощупывая его ряды, и настоящее сражение только предстояло.
  После нескольких недель, проведенных в походе, войско добралось до крупной чеченской крепости. Пришел приказ - взять ее. Крепость, обнесенная высокой стеной, находилась в горах, и выглядела неприступной. Но генерал сказал, что это не проблема.
  Началась осада. Пушкари принялись за дело, остальные заняли свои позиции. Горцы высыпали на стены крепости и ощетинились, как дикие звери. Светило яркое солнце, стояла адская жара. Владимир с друзьями в строю, обливаются потом. Каждый держит в руке ружье, каждый готов и ждет только команды.
  Наконец, прозвучали первые пушечные залпы. Ядра полетели в каменные стены, в бойницы окон и в людей, защищавших крепость. Из-за обильного дыма ничего нельзя разобрать. Пошли тягостные минуты ожидания...
  Батареи отработали славно, разбив ворота и часть стены. И вот, настал момент истины. Прозвучал сигнал к штурму, и первая колонна пехотного полка, под барабанную дробь, двинулась вперед. Следом пришли в движение и остальные части, назначенные к штурму. Первые сто шагов, прошли как на параде, вытягиваясь из узкой горловины холмов, а затем, на открытом участке перед крепостью, офицеры развернули колонны. Еще сто шагов... Единственная, чудом уцелевшая пушка горцев, яростно выплюнула заряд, и почти все, шагавшие рядом с Волковым инстинктивно втянули головы в плечи. А ему было невдомек, что за ерунда - ведь не каждая пуля в лоб?! Владимир расправил плечи, да, пусть даже это ядро предназначенное именно для него. Пусть! Но счастливый случай хранил его.
  Еще сто шагов, и стены крепости окутались дымом, горцы открыли ружейную пальбу. Не слишком метко, но довольно часто, оставалось только позавидовать их проворности в перезарядке. И все же смерть не с закрытыми глазами. Волков видел, как падали его товарищи, сраженные пулями. Смерть была рядом, но его это не пугало. 'Не кланяться, только не кланяться...', - твердил он себе. Еще десять шагов и штаб-офицеры подали команду. Идущие в авангарде казаки, рванули вперед, а следом за ними и пехотные полки перешли на бег. Пионеры с лестницами бежали неуклюже, но именно от них сейчас зависел успех. Добегут, не добегут. Добегут, но сколько... вот трое... пятеро пионеров упали. Лестница дрогнула... но вовремя подхваченная казаками вновь пошла к цели. А вот и стена. Лестницы поплыли вверх, встали, и тут же по ним устремились казаки. Стрельба усилилась. Вниз, на атакующих, полетели камни, полилась расплавленная смола. Небо пронзили душераздирающие криками, перекрывающие ружейные залпы. Но попытки взобраться по лестнице не прекратились. Все новые и новые воины, прикрываемые стрельбой товарищей, лезли на стену и с криками, раненные, либо мертвые падали вниз. Горцы защищались, словно извергнутые преисподней демоны. Они отстреливались, кололи пиками и рубили шашками. В этот момент хотелось молиться, лишь бы только не оказаться там наверху.
  Но неожиданно все сдвинулось с мертвой точки, и в неприступной обороне неприятеля образовалась брешь. Один из казаков разрубил горло незадачливому горцу и тот сорвался вниз. Озлобленным зверем, кинувшись вперед, товарищ горца не успел занять место павшего, и удачливый казак пронзил и его. Он перемахнул через стену и вступил в бой с новыми врагами, а за его спиной поднялись еще двое русских. Владимир увидел, как в следующую минуту этого казака пронзили шашкой, и сразу несколько горцев довершили дело. И он погиб... погиб, пробив брешь в обороне противника, и тем самым дав товарищам время прорваться.
  'Запомнит ли это еще кто-то, - мелькнула мысль, - или даже не заметит, увлеченный собственным сражением в этот миг жизни?'
  Все новые и новые русские перелезали через стену, там наверху бойня завязалась нешуточная. Звенела сталь, многие перешли врукопашную.
  - Давай, давай! Чего ждешь? - проорал в самое ухо старший по званию.
  Владимир перекинул ружье через плечо, сжал в руках саблю, и быстро полез вверх. Лестница оказалась противной, скользкой и мокрой от крови. Краем глаза Волков увидел, как за ним полез Павел, но в этот момент все его внимание было сосредоточено на лестнице и том, что ждало его впереди.
  Наконец, Владимир достиг края стены и быстро перепрыгнул через нее. Он не успел даже перевести дух, как на него тут же кинулся оскалившийся враг. Волков отсек его удар в сторону. Горец отпрыгнул назад, сделал обманное движение и, сверкая наточенной до блеска шашкой уже успевшей испить русской крови, рубанул сверху. Лишь в последний миг парень вскинул саблю и отбил удар, а затем быстро опустил ее на шею врага, из которой тут же фонтаном брызнула кровь. Фехтовальщиком он был отменным, отец не поленился и нанял, в свое время, самого хорошего мастера, которого только смог найти. Горец упал и больше уже не поднимался, а юноша быстро вскинул руку и помог Павлу забраться.
  - Быстрее, - сказал он и принялся отражать новую атаку.
  Русские солдаты уже расползлись по верху, как муравьи. Все больше и больше горцев сыпалось со стен крепости. Владимир поразил еще двоих. Его друг был рядом и тоже отбивался от сверкающих на солнце шашек, как мог.
  - Где Алексей? - спросил Павел.
  - Не знаю, я потерял его там внизу, когда нас бросали на лестницу, как слепых котят! Волков рубанул по лицу нового горца, тот схватился за рану и парень столкнул его вниз. А затем, быстро развернувшись, отбил удар клинка летевшего в Павла, а друг довершил дело, пронзив противника.
  - Будь осторожней, - посоветовал Владимир. Павел был не так хорош в фехтовании, и Волков сильно сомневался, что в детстве у него имелся хороший учитель, скорее эту обязанность на себя брал его гувернер.
  Зайцев кивнул в знак благодарности.
  - Вперед! - скомандовал Владимир и побежал по стене крепости, туда, куда уже перекинулось сражение. Павел, размахивая саблей, рванул следом.
  Все новые и новые солдаты перепрыгивали через стену и присоединялись к ним. Сражение переместилось на лестницы, ведущие со стен крепости внутрь. Русские теснили противника. Самые смелые и отчаянные, не дожидаясь пока лестницы расчистят, прыгали вниз куда помягче, и на них сразу-же перекидывались защитники крепости.
  Озверевшие горцы начали палить из ружей. Одна из пуль зацепила Павла, и он пошатнулся. Волков кинулся к другу, стараясь ухватить его за руку, но тот сорвался вниз к уже сражающимся за стенами людям. Владимир разглядел, что друг еще жив, и пуля лишь вскользь зацепила его. Не теряя времени он бросился вниз. Удар о землю оказался такой сильный, что юноша не устоял и упал. Тут же кто-то схватил его за шиворот и вздернул вверх.
  - Не время валяться, паря! - пробасил в самое ухо какой-то усатый и уже немолодой вояка. Владимир был ему искренне благодарен. Он поднялся на ноги и под градом пуль и сабельных ударов кинулся к Павлу. Волков успел вовремя и ударил в спину горцу, занесшему над головой друга окровавленную шашку. О чести он сейчас не думал, в эту минуту его волновала только жизнь Павла. Горец с криком упал, и Владимир довершил дело.
  - Как ты?
  - А-а, моя рука, - подал голос Павел.
  - Поднимайся, - только и сказал Владимир и схватился с новым врагом.
  Их клинки схлестнулись и выбили искры. Против Волкова встал здоровенный чеченец, наверное, в два раза превосходящий его силой. Сабля и шашка встретились вновь и разошлись в танце стали. Волков попытался атаковать вторично, но резкая контратака горца, заставила его отступить. На стороне соперника оказалась мощь и тяжесть, каждый удар отшвыривал назад или вбивал в землю. Владимир начал кружить, уходя от все новых и новых замахов. Единственная возможность победить такого противника это дождаться его ошибки и воспользоваться ее. Но чеченец оказался далеко не так прост, его удары были быстрые и тяжелые. Очередная мощная атака сбила Владимира с ног, и он упал. В следующую секунду нависшая над ним фигура заслонила солнце. Здоровяк занес шашку, чтобы добить Волкова, но вдруг остановился. Что-то врезалось ему в бок. Горец в ярости закричал и схватил левой рукой саблю Павла, вонзенную в плоть. Он еще раз вскричал и потянул ее из себя. Зайцев в ужасе отшатнулся и выпустил оружие из рук. Защитник крепости отшвырнул саблю врага в сторону и с горящими глазами двинулся на безоружного обидчика. Но тут вскочил Волков. Он полоснул по незащищенной спине чеченца. Тот вновь развернулся и, размахивая клинком, кинулся вперед. Но Владимир предугадал действия противника и рубанул саблей. Закаленное лезвие вонзилось в тело горца, и будто разрезая масло, пошло дальше. Но еще живя, уже поверженный враг схватил парня за горло и начал душить. Владимир постарался как можно глубже вогнать саблю в его плоть, хотя воздуха уже не хватало. И вдруг что-то круглое и черное упало к ногам сражавшихся. Фитиль уже догорал, а Волков лишь с ужасом осознал, что это бомба.
  И тут она взорвалась...
  
  

Часть 1

Глава 1

Высший свет

  Петербург.
  Сентябрь 1835 год.
  
  
  Крытый экипаж остановился у величественного каменного особняка. Дверца повозки отворилась, и оттуда вышел молодой человек, в высоком цилиндре и в черном плаще-макинтоше, поверх которого был небрежно накинут белоснежный шарф. Руки в атласных перчатках сжимали увесистую трость с отполированным до блеска набалдашником в виде головы волка.
  Больше всего этот молодой господин напоминал лондонского денди или юного прожигателя отцовского состояния. Правда, последним Владимир Волков себя не считал, хотя многие бы уверили вас в обратном. И прибыл он вовсе не из Лондона, а из Парижа, в котором ему довелось провести последние четыре года жизни. За это время Волков успел соскучиться по Петербургскому свету и теперь спешил наверстать упущенное.
  'Как странно так не любить свет и все время желать оказаться в его лучах', - подумал Владимир.
  Эта мысль показалась ему достойной пера Байрона. Он и сам считал себя немного поэтом, но особого рвения на этом поприще не проявил. Так разум иногда рождал поэтичные строки и достойные пера замечания, но часто пера под рукой не было, и строки гибли. Владимир всегда считал, что лучше отдаваться жизни, чем глупым мечтаньям и поэтому всячески стремился окунуться в ее лоно, пытаясь наверстать упущенное.
  После полученного на Кавказе ранения, его, молодого офицера, списали из войск, поскольку травма оказалась серьезной, и колено собирали разве, что не по осколкам. Целый год он лечился на водах, а потом еще долго восстанавливался. Сейчас нога чувствовала себя хорошо, и он уже вполне мог обходиться без трости, но привычка всегда держать ее при себе у Владимира осталось. Но на тот момент о военной карьере пришлось забыть. А отец вместо того, чтобы поддержать несчастного отпрыска, будто обиделся, и по возвращению сына в Петербург встретил его весьма сухо. А вскоре отослал учиться в Европу. Возможно, он чувствовал угрызения совести за полученное сыном ранение, а возможно не хотел видеть его, как напоминание о своем разочаровании. Мысли родителя всегда оставались для Владимира загадкой вплоть до самой отцовской смерти, после которой он и оказался вынужден вернуться в столицу.
  И теперь спустя долгие годы он хотел увидеть Петербургский свет, которого был лишен. Хотя, по его мнению, этот свет ничем не будет отличаться от увиденного им в лучших домах Парижа. Там и тут - везде одно и то же: мужчины будут похваляться, как павлины, выставляя себя напоказ, а женщины флиртовать, скрываясь за маской благочестия. Зато здесь наконец-то он сможет вновь встретить друзей. Эта мысль радовла.
  На улице стояла ранняя осень, но погода была уже ветреной и прохладной. Петербург всегда казался Владимиру серым городом в отличие от Парижа, а сегодня он выглядел еще и мрачным.
  - Свободен, - сухо сказал он извозчику и кинул тому монету.
  - Благодарствую, ваше благородие, - поймав монету, произнес мужик и, ударив вожжами, погнал лошадь вперед.
  А молодой дворянин небрежной походкой направился к особняку.
  В парадной, любезно кланяясь, его встретили слуги. Владимир снял с головы цилиндр, обнажив длинные волосы, собранные хвост. Волосы были черными, как истинный агат, но даже в самых безупречных камнях иногда встречаются изъяны и таким изъянов на голове Волкова оказался маленький седой локон, спадающий на лоб. Эту первую седину Владимир получил на Кавказе в тот злополучный день, когда у его ног взорвалась бомба. Впрочем, за изъян седой локон Волков не считал, напротив эта тонкая седина придавала его образу шарм. Руки не одной красавицы накручивали манящий локон на свой пальчик, наслаждаясь его пепельным цветом на этих истинно черных волосах. И Владимир тоже любил его и поэтому всегда старался отрастить челку, чуточку длиннее, подчеркивая тем самым свою уникальность.
  Вслед за цилиндром, в руках лакея очутились белоснежный шарф и плащ. Трость молодой дворянин не отдал и, постукивая ею по мраморному полу, направился в зал. Перед ним распахнули дверь, и камердинер громко объявил:
  - Владимир Михайлович Волков.
  Перед дворянином открылся огромный зал с высоким расписанным под голубое небо потолком, который освещала не одна, а сразу три сияющих хрустальных люстры. От мраморного пола к своду потолка тянулись белоснежные колонны, выполненные в античном стиле. Оркестр, располагающийся в дальнем конце комнаты, зазывно играл вальс, под который большая часть публики, весело кружилась в танце.
  'Все, как всегда', - отметил про себя Волков.
  Некоторые, расхаживающие по залу дворяне, богатые помещики и чиновники, те, что не кружились в танце, обратили взоры в сторону вновь пришедшего. Кто-то навел на него лорнет, кто-то скользнул скучающим или оценивающим взглядом, а затем вернулся к делам. Владимир с гордым видом прошел мимо. К нему навстречу выдвинулся хозяин дома - граф Сажнев, но молодой человек с длинными светлыми волосами и сияющими глазами опередил его.
  - Владимир, дружище! - Светловолосый заключил друга в объятья. - Когда ты прибыл? И почему даже не сообщил?
  - Решил нагрянуть внезапно, Паша, - похлопав Зайцева по плечу, произнес Волков. - И попасть с корабля на бал, как говорится... Здравствуйте, граф.
  Владимир, отвесил поклон подошедшему Сажневу и протянул тому руку.
  - Рад видеть тебя, Владимир Михайлович, - улыбнувшись в седые усы, сказал граф. - Мы с твоим покойным батюшкой всегда были хорошими приятелями. Кажется, еще вчера я нянчил тебя на руках, а теперь ты уже взрослый мужчина, а я старик, которому и кадриль уже пытка.
  - Ну, полно вам, Степан Максимыч, небось, как держать саблю вы еще помните, - любезно произнес Волков.
  - Это я впитал с молоком матери и этого у меня не отнять! - улыбнулся старик.
  Дверь позади распахнулась и в зал еще кто-то вошел. Камердинер объявил и их. Степан Максимыч произнес:
  - Прошу прощения, господа, но вынужден оставить вас. Надеюсь, мы еще поболтаем с тобой, Владимир Михайлович, но, а пока сам понимаешь, гости...
  И старик ушел к вновь пришедшим, а к Владимиру и Павлу подошел еще один молодой человек. Он был высокий и статный, в строгом офицерском мундире, к которому, несомненно, шли его густые бакенбарды.
  - Приветствую, Владимир, - широко улыбнулся Орлов.
  - Здравствуй, Алексей, - пожав другу руку, произнес Волков. - Я вижу, ты все еще служишь?
  - Наш Орлов прямиком с Кавказа, - опередив офицера, ответил за него Павел. - Я то оставил эти благородные порывы, как и ты после ранения. А он все служит.
  - Да, но пока я в Петербурге, - сказал Алексей. - Владимир, расскажи лучше о себе? Как ты?..
  - Да! Как заграничная жизнь? Как Париж? - вновь перебив друга, спросил Павел. - Как парижаночки, такие же прелестные кокетки?
  - Братец, мы слышали о нелесной истории, приключившейся с тобой из-за одной особы?!
  - Да, злые языки не врут, - улыбнулся Владимир.
  - Но как вижу, ты жив, здоров, - сказал Алексей.
   - Мы слышали о дуэли?!
   - И снова слухи не лгут, - кивнул Владимир.
   - Поосторожней с этим, братец, - произнес Алексей. - У государя нашего дуэли не в почете. Вот на Кавказе в полевых условиях - это другое дело, там все на горцев списать можно. Помню, была у меня одна черкесочка...
   - Так, Орлов заговорил о Кавказе, значит надо отсюда уходить, братец. - Зайцев взял друга под руку и повел вглубь зала мимо роскошно одетых господ, наслаждающихся приемом, мимо очаровательных дам и их гордых кавалеров.
   Немного опешивший Орлов устремился за ними.
   - Давай, братец, я тебе пока местную публику покажу. Познакомлю с нашими. Вон смотри - это генерал Ютузов с супругой, - указал Павел на облаченного в мундир мужчину с еще густыми усами и бакенбардами, но уже с облысевшей головой. - Очень богатый субъект и начальник нашего Орлова, но, несмотря на это, весел и остроумен. Рекомендую, но не советую сближаться. У него две незамужние доченьки, но, увы, весьма не миленькие.
  - А это кто? - кивнув в сторону престарелой дамы увешенной брильянтами, спросил Владимир.
  - О! Княгиня Ольга! - шепнул другу на ухо Павел. - Уже не одного мужа на тот свет спровадила, а все рыскает по балам в поисках молодых ухажеров. В общем, не советую.
  - Ты лучше обрати свой взор туда, мой друг, - вкрался в разговор Алексей. - Прелестные особы и одни, без маменек. Вот к ним-то он и ведет тебя, дружище.
  Три прекрасные, как утреннее солнце, молодые барышни стояли возле колонны и о чем-то оживленно беседовали. Завидев приближающихся к ним друзей, девушки смущенно заулыбались.
  - Bonsoir, mesdames*, - поприветствовал Павел.
  
  *Bonsoir, mesdames (фр.) - Добрый вечер, сударыни
  
  Девушки кивнули.
  - Хочу рекомендовать вам моего доброго друга и сослуживца по Кавказу Владимира Михайловича Волкова. Прошу заметить: прямиком из Парижу. - Павел подмигнул, и сударыни вновь заулыбались, покрывшись легким румянцем. - А эти молодые прелестницы, мой дорогой друг: Мери, Лиза и Аня.
  Про себя Волков отметил, что последнее имя Павел произнес с особым трепетом. Молодая стройная девушка обладала чарующими темно-карими глазами и обворожительной улыбкой. На вид шестнадцати-восемнадцати лет, совсем еще юна и по-детски прелестна. Ее подруги оказались не столь юны, но тоже выглядели весьма милыми.
  - Я очарован, сударыни, - кокетливо, с улыбкой улыбкой, кивнул Владимир.
  - И как там, в Париже, месье Волков? - заговорила Мери, обмахиваясь кружевным веером.
  - Весьма недурно, - вновь улыбнулся Волков.
  - Ой, знаете, а здесь у нас такая скука!
  - Ну, зря ты так, Лиза, - произнес Павел. - Не так уж у нас и скучно. Правда, Аня?!
   - Да, - кивнула красавица. - Часто на балах бывает очень весело. А вы бывали на Парижских балах, месье Волков?
  - Аня, ну, конечно же, бывал, - перебила подругу Мери. - Правда, ведь, месье Волков?
  - Правда, - кивнул Владимир. - Но поверьте мне, балы везде похожи. Что тут, что там, все говорят по-французски и предпочитают вальс, только люди разные.
   - И как вам парижане, месье Волков? - спросила Лиза.
  - Весьма достойные, интересные и остроумные люди.
  - А француженки красивы? - спросила Аня.
  - Да, - улыбнулся Владимир. - Но перед вашей красотою, дамы, их красота меркнет.
  Девушки вновь покрылись легким румянцем и заулыбались, пряча свои эмоции за веерами.
  - Как вы галантны, - проворковала Лиза.
  - Кто это у нас о красоте тут рассуждает? - раздался позади уже немолодой женский голос.
  Все обернулись и увидели пожилую даму, держащую в одной руке бокал шампанского, а в другой лорнет.
   - Это месье Волков, маменька, - ответила Аня.
   Владимир поклонился. Дама, приблизив лорнет, внимательно на него посмотрела.
   - Вы случаем не сын покойного Михаила Андреевича?
   - Истинно так, - кивнул Владимир.
   - Знавала я вашего батюшку, - сказала дама. - Но похвастаться этим не могу. Наше поместье по соседству стоит. Помнится, мой покойный супруг всегда из-за леса с вашим батюшкой собачился.
   - Кажется, я тоже припоминаю этот случай, - произнес Владимир. - Помнится, мой батюшка даровал вольный для своих крестьян лов дичи в местных лесах, а соседский помещик был этим весьма недоволен. Если мне не изменяет память, его фамилия была Ларионов.
   - Да, это был мой супруг! - сказала дама. - Петр Карлович. А я - Елизавета Федоровна.
   Волков еще раз поклонился. Елизавета Федоровна коротко ему кивнула и, подняв перед собой лорнет, назидательно сказала:
   - И прошу заметить, что спор у них вышел не из-за вольнодумства вашего покойного батюшки, а из-за того, что он приписывал наш лес себе!
   - Мне кажется, этот лес был общим, - сказал Владимир. - Но, как вам будет угодно. Давайте не будем ворошить прошлое.
   - Вы правы, - всплеснула руками дама. - Что это мы. Давайте забудем о склоках старых соседей, к тому же, это было так давно. Надеюсь, вы не такой, как ваш батюшка?!
   - Ну что вы, я на него совсем не похож.
   - Вот и чудно, - улыбнулась дама. - Давайте тогда выпьем с вами шампанского.
   - Давайте все выпьем шампанского, - порадовавшись, что все обернулось таким чудесным образом, воскликнул Зайцев. Он кивнул лакею с подносом и тот подошел к компании.
   Павел взял шампанское и все остальные последовали его примеру.
   - Давайте выпьем за мир, - произнес он.
   - А я бы выпила за знакомство с месье Волковым, - сказала Аня.
   - И я бы тоже, - вторила подруге, Лиза.
  - Тогда за тебя, мой друг, - сказал Орлов.
  Все выпили.
   - А теперь прошу меня извинить, мне нужно пообщаться с доченькой, - сказала Елизавета Федоровна.
   - Надеюсь, еще увидимся, месье Волков, - произнесла напоследок Аня.
   И они ушли. Подруги раскланявшись поспешили вслед за Аней и ее матушкой.
   - Прелестные создания, - сказал Алексей.
   - В особенности Аня, - мечтательно вздохнул Павел.
   - Господа, предлагаю переместиться в более удобное место и отметить мое возвращение, - предложил Владимир.
   - Попойка! - оживился Алексей. - С превеликим удовольствием последую твоему зову.
   - А я, пожалуй, вынужден отказаться, - сказал Павел. - Я обещал Ане ангажировать ее и ее маменьку завтра в театр. И мы еще не успели договориться. К тому же, не хочу завтра выглядеть потрепанным.
   - Как хочешь, - пожал плечами Владимир.
   - Но я надеюсь, ты завтра не откажешься составить нам компанию, - поспешил исправиться Павел.
   - Театр, не знаю...
   - Только не отказывайся, прошу тебя, - умоляюще произнес Павел. - Я пошлю своего лакея, чтобы он сегодня же взял на вас билеты, друзья мои.
   - Буду рад, - сказал Алексей. - Надеюсь, Лиза с Мери там тоже будут.
   - Конечно, - подмигнул Павел. - Там даже будет и сам государь. Владимир, где ты остановился?
   - В трактире 'У Гофмана', - ответил Волков.
   - Завтра с утра я пришлю тебе билетик, - пообещал Павел. - Надеюсь, ты не откажешься. А теперь прощайте, друзья.
   Юсупов поклонился и поспешил на поиски Ани.
   - Влюблен, - кивая вслед уходящему другу, заключил Владимир.
   - До безумия, - ответил Алексей. - Ну что, куда направимся?
   - К Гофману. Думаю, там тебе понравится.
Оценка: 10.00*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | Э.Грин "Жеребец" (Романтическая проза) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Юмористическое фэнтези) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Мелоди "Условный рефлекс" (Романтическая проза) | | Г.Сандер-Лин "Не для посторонних глаз..." (Женский роман) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"