Скай Кассандра: другие произведения.

Странники. Начало Пути. Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Глава 2
  
  Фэль проснулась, когда комнату заливало разноцветное сияние - это солнечные лучи проникали сквозь витраж, рисуя на стенах яркие картины. Над Вэльтаретом разносился колокольный звон, именно он и разбудил девушку. Она поморщилась от особенно патетического музыкального куска и, встав и потянувшись, негромко позвала:
   - Инри.
   - Да? - в дверной проём моментально просунулась светлая макушка.
   - Ты так и спал всю ночь в коридоре? - с улыбкой спросила девушка. - Неудобно же!
  Инри покраснел:
   - Ничего, всё нормально. Я на всякий случай. Вдруг вам что-нибудь потребовалось бы? Спасибо за подушку и покрывало, - он занёс вещи в комнату, аккуратно сложил на постель и нерешительно замер, не зная, что ещё сказать, чтобы задержаться в обществе гостьи подольше.
   - Ты завтракал? - пришла ему на помощь Фэль, занятая осмотром своих травм. Парень тоже скосил глаза в ту сторону и изумлённо захлопал ресницами. От раны остался лишь короткий тёмный рубец, а синяк сменил цвет на грязно-жёлтый и казался полученным седмицы две назад, но уж никак не пару дней. Видимо, слухи об эльфийском исцелении не привирали.
   - Нет ещё, - Инри с трудом заставил себя прекратить пялиться - выспавшаяся и отдохнувшая девушка казалась ещё прекраснее, чем вчера, если такое вообще было возможно. Окутанная мягким разноцветным сиянием льющегося через витраж солнечного света, она походила на спустившуюся на землю богиню, и юноша ловил себя на невольном желании преклонить колени как на храмовых службах. Каждое движение эльфийки казалось ему исполненным какого-то тайного смысла и нечеловеческого изящества: закручивала ли она бинт, втирала ли бальзам, поправляла волосы или просто чуть наклоняла голову.
  Но внезапно перед глазами встала совершенно другая картина: Фэль, точно так же сидящая на краю кровати, а напротив неё - преклонивший колени Ярт, и его пальцы осторожно и ласкающе скользят по ноге девушки, забираясь всё выше. На губах брюнетки играет лёгкая предвкушающая улыбка, а в глазах, чуть прищуренных, внимательно следящих за каждым движением парня, выражение едва сдерживаемого нетерпения. Вот её ладонь ложится на мужские пальцы, и Ярт порывисто подаётся навстречу девушке...
  Видение было настолько ярким, что Инри даже удивился, обнаружив, что друга в комнате нет. Фэль слегка недоуменно смотрела на племянника, отвлекшись от своего занятия. Видимо, она что-то сказала и теперь ждала ответа.
   - Что? - чуть заторможенно переспросил парень, помотав головой.
   - Я попросила тебя сообразить нам что-нибудь поесть, - улыбнулась девушка, щедро смазывая оставшиеся следы повреждений бальзамом. - Я надеюсь, ты не откажешься составить мне компанию?
   - Здесь или внизу? - блондин с радостью ухватился за предложение.
   - Не думаю, что твоя мать горит желанием меня лицезреть, - Фэль подмигнула ему и вернулась к перевязке.
   - Тогда я сейчас приду, - окрылённый Инри со всех ног помчался к отцу на кухню, рискуя загреметь вниз по лестнице.
  Фэль покачала головой, глядя ему вслед, и прошлась по комнате. Нога не беспокоила, и она уверовала, что завтра сможет тронуться в путь. Однако, вспомнив ночную встречу с Хэйлирэн, девушка несколько сникла. Её совсем не радовала перспектива больше половины луны - или двух седмиц по местному исчислению - возиться с несносным и нахальным мальчишкой. Если он действительно похож на отца, то ей понадобятся стальные нервы, чтобы выдержать такое испытание. Фэль вспомнила неприкрытый вызов в глазах Ярта и передёрнула плечами. Какой был смысл думать об этом сейчас, раз она уже дала слово?
  Девушка подошла к окну, распахнула ставни и задумчиво поглядела на город. Вэльтарет был, несомненно, прекрасен в эти мгновения юного дня. Прекрасны были его золочёные крыши, белый камень стен, ажурные узоры лёгких мостиков и оград. Но какой мёртвой и правильной была эта красота. Выверенной до идеальности, в которой не было места ничему лишнему, что могло нарушить строгие геометрические пропорции. Фэль вздрогнула при мысли, что ей бы, как Хэйе, пришлось провести здесь остаток жизни. По сравнению с этим десяток-полтора дней наедине с влюблённым в неё мальчишкой казались сущими пустяками.
  Она покачала головой и снова окинула Вэль взглядом. И едва слышно хихикнула от пришедшей в голову мрачновато-издевательской мысли, что здесь, наверное, даже листья на растениях пересчитаны и приведены в соответствие с каким-нибудь идеальным числом.
  За этим её и застал Инри, принёсший поднос с завтраком.
   - Ой, это что, всё надо съесть? - ужаснулась Фэль, глядя на кучу еды, которой можно было полноценно питаться несколько дней, и хмыкнула. - Похоже, твой отец думает, что за прошедшие годы я начала есть столько же, сколько и он. Ладно, накрывай на стол.
  Парень немного неловко водрузил поднос на место и принялся расставлять тарелки и приборы, поминутно выпуская из рук то ножи, то вилки. В конце концов, девушка ненавязчиво оттёрла его в сторонку и в два счёта закончила сервировку сама. Инри смущённо пробормотал какую-то благодарность и осторожно примостился на самом краешке стула, нерешительно потянувшись за ложкой. Впрочем, через пару минут он вошёл во вкус и, уже не стесняясь, уписывал завтрак за обе щеки. Фэль же, прожевав омлет, взяла яблоко и уселась на кровать, с ностальгической улыбкой наблюдая за сотрапезником, который очень походил на того - молодого - Найрэ, каким брата все прошедшие годы помнила девушка. Инри удивлённо уставился на неё:
   - Вы всё?!
   - Я же сказала, что этого много, - брюнетка подкинула яблоко вверх. - Я ем гораздо меньше, но Най... Нэррэ, наверное, об этом просто забыл, - она чуть помрачнела, запнувшись на новом имени друга, и замолчала, вгрызшись в яблоко.
  Парень смешался, залпом проглотил всё, что было на тарелке и, героически отодвинув от себя десерт, принялся убирать со стола:
   - Вам больше ничего не надо?
   - Пока нет, - Фэль улыбнулась, отложила недоеденный огрызок и подняла с пола сапог, изучая рваное голенище и прикидывая, можно ли его починить или будет проще сразу купить новые. - Иди, погуляй. А то дружок обидится, что ты всё со мной да со мной.
   - Скорее приревнует, - хмыкнул Инри с долей ехидства. - Вас ко мне.
   - Это ещё с чего? - девушка чуть приподняла брови, изображая удивление, хотя ответ был известен заранее. Представители мужского пола почти во всех мирах были до зубовного скрежета однообразны в своих реакциях на знакомство с ней. Даже собственные соплеменники, хотя уж им-то полагалось бы гораздо спокойнее воспринимать её ночноэльфийскую наследственную привлекательность.
   - Да ни с чего, - буркнул юноша, невольно вспоминая пришедшее видение и с долей досады признавая, что Ярт рядом с эльфийкой смотрится гораздо естественнее его самого. - Глаз он на вас положил.
   - Как положил, так и уберёт, - гостья хмыкнула. - Я с избалованными мальчишками дела не имею. А он именно мальчишка и крайне избалованный. Так что пусть поищет другой предмет для ревности.
  Инри довольно улыбнулся и ушёл едва ли не танцующим шагом. Фэль тихонько засмеялась:
   - Ну и ну! И как они подружились?
  
  Ярт, разумеется, заявился в трактир с самого утра, в надежде снова увидеть девушку. Мэргэли смерила его ледяным взглядом и пробурчала под нос нечто явно не лестное, но ему не было дела до её недовольства. Здесь находилась Фэль, а это стоило любых испытаний.
  Инри спустился очень вовремя, чтобы убрать с глаз матери так раздражающий её объект. Блондин привычно утащил друга на задний двор, чтобы тот помог ему с повседневными делами. К тому же, среди хозяйственных построек находилось множество укромных мест, где зоркий взгляд трактирщицы и её чуткие уши оказывались бесполезны, предоставляя ребятам законную возможность пообщаться без надзора. Достаточно было спрятаться в конюшню или за курятник, а в крайнем случае - на крышу.
  Однако сегодня им такая возможность не светила. Встретившийся друзьям по пути Нэррэ поручил им разобрать образовавшийся на заднем дворе завал. Как оказалось, за трактиром высилась внушительная куча чурбаков, которые требовалось расколоть на дрова и сложить под навесом в поленницу. Парни окинули фронт работ погрустневшими взглядами и переглянулись.
   - Ну, зато сегодня не надо таскать воду и заниматься живностью, - неуверенно проговорил Инри, пожав плечами. - К тому же, не обязательно ведь всё за один раз...
   - Ты это своей матери скажи, - ехидно ответил ему друг, сняв рубашку и вытаскивая колун, загнанный в колоду. - Кстати, чего это она с утра уже не в духе?
   - Фэль, - блондин вздохнул и пожаловался. - Маме не понравилось, что отец после закрытия пошёл не спать, а к сестре. Полночи ругалась, наверное. Мне с другого конца коридора слышно было.
  Ярт со всего размаху всадил топор в дерево, вымещая внезапно вспыхнувшую досаду. На противоположном от хозяйских апартаментов конце коридора располагалась угловая комната, в которой сейчас жила гостья. И не было никакого смысла спрашивать, что там делал Инри, чьё обиталище находилось неподалёку от родительского. Это и дураку было понятно.
  Брюнет старался не думать об этом, сосредоточившись на равномерной работе топором, но с каждой минутой молчать становилось всё невыносимее. Мысли о том, где и как Инри провёл эту ночь, не давали покоя. И, в конце концов, Ярт не выдержал:
   - Что, так и спал до утра у неё под дверью? На голом полу? - усмехнулся он, подтаскивая к себе очередной чурбак. Прозвучало сказанное ехиднее некуда.
   - И что? У неё же нога... - блондин пожал плечами, собирая поленья. - А вдруг что-то понадобилось бы? И спал я с полным комфортом. Она меня, между прочим, и одеялком укрыла, и подушечку положила.
   - Подушечка, одеялко, - Ярт фыркнул и одним ударом развалил чурку на две половины. - Смотрю, тётушка тебя окончательно очаровала. А как же то, что она эльфийка, и лет ей уже ого-го?
   - Ха! - рассмеялся Инри и снисходительно посмотрел на друга. - Кто бы говорил! Можно подумать, это ты по мне со вчерашнего вечера так соскучился, что заявился сюда спозаранку. Жалеешь, наверное, что её окна выходят на другую сторону. Такой шанс продемонстрировать себя во всей красе пропадает, - он выразительно обвёл взглядом обнажённый торс приятеля, блестящий от пота. Соседская дочка уже добрых полчаса поливала клумбу возле ближайшей к ним части забора, рискуя заработать косоглазие и устроить вместо цветника пруд. А раскладывая по поленнице новую порцию дров, Инри явственно слышал доносившиеся сверху перешёптывания своих старших сестёр. Можно было не сомневаться - все четверо улучили момент, когда матери нет поблизости, и наслаждаются приятным глазу зрелищем.
  Ему даже интересно стало, а как бы к такому виду из окна отнеслась Фэль. Продолжила бы после этого называть Ярта мальчишкой?
   - Вот ещё, глупости! - возмутился тот, вгоняя топор в очередной чурбак. - С чего бы мне жалеть?
   - Да ладно тебе. Не первый день знакомы, - Инри дружески пихнул его в плечо. - По глазам вижу, ревнуешь. А раз ревнуешь, значит, зацепило. Кстати, знаешь, что Фэль сказала о тебе, когда мы завтракали?..
   - Вы ещё и завтракали вместе?! - Ярта это неприятно задело.
   - Угу. И Фэль сказала, что с избалованными мальчишками она дела не имеет, а ты, по её мнению, мальчишка крайне избалованный, - Инри забавлялся, глядя на хмурого парня. - В общем, забудь её, дружище. Такие девушки не для нас.
   - Это мы ещё посмотрим, - брюнет прищурился и упрямо вздёрнул подбородок.
   - Когда? - усмехнулся юноша. - Завтра утром она уезжает.
   - Что?! - Ярт дёрнулся как ужаленный, от неожиданности даже промахнувшись мимо полена, и изумлённо уставился на друга. - Как - завтра?!
   - Ну, да, - Инри утвердительно кивнул и бросил очередную охапку дров на поленницу. - Она сейчас, наверное, как раз с отцом говорит, о чём хотела. За этим ведь, собственно, и приехала.
   - Идём, - парень вогнал колун в колоду, окатился водой из стоящего неподалёку ведра и быстрым шагом направился к трактиру, на ходу натягивая рубаху.
   - Куда? - блондин хлопал глазами.
   - Послушать, о чём разговор, - Ярт прошмыгнул в заднюю дверь.
  Дружный девичий вздох, разнёсшийся в воздухе, был исполнен крайнего сожаления.
  
  Фэль и Нэррэ сидели возле камина в уютных креслах, которые трактирщик притащил с собой. Объёмистое тело мужчины, казалось, едва-едва втиснулось в пространство, ограниченное высокой спинкой и покатыми толстыми подлокотниками. Девушка же, напротив, устроилась в кресле с ногами, перегнувшись через мягкую ручку, и развлекалась тем, что ворошила лениво горевшие в камине поленья. Огонь недовольно фыркал и сыпал фонтанчиками колючих искр.
  Ярт осторожно подкрался к двери и заглянул в узкую щёлку, изучая эту картину. Судя по всему, всё важное уже было сказано, так как в помещении царило молчание. Впрочем, учитывая, как над ухом сопел Инри, вряд ли парню удалось бы многое услышать.
  Фэль на мгновение обернулась, через плечо глянув на дверь, и брюнет моментально отпрянул, мысленно уговаривая себя, что эльфийка просто не могла его увидеть. Не умеет же она сквозь стены смотреть, в самом деле! Инри сдавленно охнул, когда отшатнувшийся друг чуть не влетел макушкой ему в нос, и на всякий случай отошёл подальше.
  Девушка вновь улеглась на подлокотник и подперла голову ладонью, глядя на огонь.
   - Может, всё-таки сегодня уедешь? - неожиданно проговорил Нэррэ, нарушив висящую в комнате тишину, и в очередной раз промокнул громадным платком блестевший от пота лоб. В помещении и без того было душновато, а уж при разожжённом камине... Мужчина чувствовал себя, как в парилке, однако не возражал, зная, что сестра ничего не делает просто так, и если в летнюю жару ей потребовалось развести огонь, значит, так надо.
  Фэль чуть насмешливо посмотрела на собеседника и сунула руку в пламя. На раскрытую ладонь скользнула ало-золотая с чёрными подпалинами ящерка и начала выписывать на ней замысловатые завитушки. Трактирщик покачал головой, глядя на этот завораживающий танец:
   - Не трать силы понапрасну. С саламандрами за пределами Границы намилуешься.
   - Я не трачу, - девушка отпустила зверушку обратно, и та слилась с рдеющими углями. - Напротив, огонь даёт мне силы. Этой стихии вэльская пыль нипочём. Как ты ею дышишь?
   - Не обращаю внимания, - Нэррэ пожал плечами. - Я же выбрал путь смертных, отказавшись от эльфийской половины своей крови. А людям в Вэле дышится свободно. Поэтому я и говорю - уезжай сегодня. Мне было очень приятно снова тебя увидеть, но чем дольше ты здесь, тем больше я за тебя беспокоюсь, сестрёнка.
   - Не стоит, - решительно возразила она и прямо посмотрела на брата. - Я уеду завтра. В конце концов, мне ещё надо купить новые сапоги. И раз уж я здесь, то хоть поглядеть на Вэль краем глаза. А то вчера в спешке я как-то особо не всматривалась.
  Нэррэ покачал головой, но настаивать дальше не стал. Слишком хорошо помнил, какой упрямый у девушки характер - если Фэль что-то решила, то переубедить её было крайне сложно. Однако беспокойство не унималось, ведь мужчина ещё и прекрасно знал нрав собственной жены. Пока что благополучие семьи и спокойствие любимого мужа всё-таки перевешивало неприязнь, которую Мэргэ испытывала к Фэль с первого момента их знакомства в Ипри. Тогда компания Странников помогла зажиточному купцу и его юной дочери поймать шайку воришек, утащивших у того на постоялом дворе кошель с драгоценными камнями. И именно тогда Путь для Нэррэ отступил на второй план, стоило лишь взглянуть в большие голубые глаза шестнадцатилетней Мэргэли, полные восхищения и чисто женского лукавого намёка, который девушка претворила в жизнь той же ночью, пробравшись к Страннику в комнату закутанная в одно лишь покрывало.
  Но если при виде блондина Мэргэ расцветала счастливой улыбкой, то стоило появиться Фэль, как голубые глаза моментально леденели, скулы округлого личика резко заострялись, а капризные губки сжимались в тонкую побелевшую полоску. Это уже спустя годы Нэррэ понял, что в глазах его возлюбленной сестрёнка выглядела непристойной женщиной, но тогда такое отношение казалось ему странным, особенно учитывая, что именно Фэль нашла воров и вернула похищенное отцу Мэргэли.
  Поэтому сейчас бывший Странник мучился вопросом, насколько хватит терпения Мэргэ, прежде чем она накропает донос. Нэррэ со вздохом покачал головой, бросил очередной взгляд на сестру, вновь развлекающуюся с юрким элементалем огня, и неожиданно заметил:
   - Ты, кстати, так и не сказала, что там у вас такое случилось.
  Девушка удивлённо выгнула брови:
   - А что, если я просто соскучилась?
   - Фэль, - он поморщился и укоризненно покачал головой. - Может, я и постарел, но не поглупел точно. С каких пор на Альтаинэ завелись ойре? И уж не с этим ли связана твоя спешка, из-за которой ты два дня не слезала с коня, добираясь в Вэль? А заодно - вновь запевший Рог Стражей?
   - Ты слышал Рог?! - брюнетка округлила глаза.
   - Я - нет, но приграничники слышали. А мой младшенький со своим неугомонным приятелем вчерашней ночью как раз собирались идти и караулить его у Границы, - Нэррэ насмешливо фыркнул, хотя тревога в его глазах усилилась ещё больше - раньше сестра не уклонялась от ответов на вопросы и говорила всё, как есть. Но трактирщик почти сразу вспомнил своё отражение в зеркале и с трудом удержался от горькой кривой усмешки, уже готовой выползти на лицо. В самом деле, какой теперь от него толк Братству Странников? Гонять помощников по хозяйству - не мечом махать. Слишком много лет прошло.
   - Ты сейчас про Инри и того нахального мальчишку? - уточнила Фэль, прерывая невесёлые размышления брата, и Ярт за дверью навострил ушки, в надежде услышать что-нибудь интересное о своей персоне из уст девушки. Однако его ожидания не оправдались. Нэррэ на смену темы не повёлся и пристально посмотрел на сестру из-под нахмуренных бровей:
   - Фэльмарэ!
  Эльфийка тяжело вздохнула:
   - Ладно, ладно! Не рычи! - и произнесла с мрачной иронией. - Ты будешь смеяться, но кто-то снова открыл Врата...
  Если это и, в самом деле, было смешно, то мужчина юмора явно не оценил. Стоящие за дверью друзья отчётливо услышали, как он простонал сквозь стиснутые зубы:
   - Дрэит Нэртэ! И для чего, спрашивается, мы их закрывали?
   - Кто-то очень хочет уничтожить равновесие в нашем мире, - Фэль подалась вперёд, снова вороша дрова кочергой. - Поэтому Братство и разыскивает всех Странников, чтобы предупредить и позвать на помощь. Пока мы есть, наш кусочек Пути будет Светлым. Все вместе мы его удержим. Но поодиночке, да ещё и в неведении, нас быстро перебьют.
   - Но кто мог снова это сделать? И зачем, в самом-то деле?! - Нэррэ недоуменно смотрел на пламя в камине, а перед его глазами проносились тяжёлые воспоминания того страшного времени, когда Врата были открыты в первый раз. Картины рушащегося мира, откатывающегося на Тёмную сторону Пути. Вспыхивающие войны, мор, выжженные леса и поля, разорённые селения. Всепоглощающая ненависть всех ко всем - людей к эльфам, гномов к людям и наоборот. И расползающиеся во все стороны тёмные твари, пирующие на останках задыхающихся в агонии государств. В тот раз Братство Странников, Ковен магов и Орден Стражей, объединившись, сумели воззвать к рассудку оставшихся в живых обитателей Альтаинэ и удержали мир в одном шаге от пропасти. Врата разрушили, место их открытия запечатали, уцелевших тварей перебили. Но понадобились десятилетия, чтобы вернуть жизнь в прежнее русло. А теперь всё начнётся сначала... И кто, интересно знать, смог восстановить секрет, унесённый с собой в могилу магом, которого весь Ковен после пережитого кошмара называл не иначе как Проклятым?
   - А! Дева Ночи их знает, кто, - пожала плечами Фэль, вспоминающая то же самое. - Найдём, а сейчас нам нужно закрыть Врата, пока нечисти не выбралось слишком много. Хватает уже того, что есть. На дорогах вне защитных завес днём ещё спокойно, а ночью... Пока не оградишь себя тремя кругами Силы, не уснёшь. Вот только, прежде чем Врата закрыть, их тоже ещё найти надо. В этот раз они спрятаны надёжнее некуда!
   - Альтаинэ едва-едва откатили от Грани. И ничего не стоит вновь на ней оказаться. Равновесие ещё слишком хрупко, и нарушить его - многого не надо. А там и до новой войны недалеко, - Нэррэ задумался о насущных проблемах. - Если твари из Тёмных миров расплодятся, начнётся сперва борьба за выживание, а потом Альтаинэ просто подомнут под себя соседи, которые давно зарятся на лакомый кусочек, пока что надёжно защищённый магией.
   - Им достанутся одни объедки... Если, вообще, будет, кому доставаться, - мрачно предрекла девушка, вновь покосившись на дверь, за которой слышался подозрительный шорох. - Уверена, что, покончив с нами, эти твари переберутся на другие материки. До той же Эреиды любой стае шииров по прямой всего несколько часов лёту. А ведь есть ещё и разумные, умеющие пользоваться лодками. Нет, если мы не закроем Врата, не остановим их сейчас, то пострадает не только наша земля. Плохо, что будущая история родного мира от нас скрыта. Мы не знаем, что нужно изменить, чтобы всё исправить.
   - Мы, всё-таки, не боги, - Нэррэ тяжело вздохнул. - Интересно, что же это за гад такой? Мне казалось, что с Проклятым мы надёжно похоронили эту пакость.
   - Похоже, у него нашлись последователи, - Фэль прикусила губу, мрачно глядя на огонь. - Как жаль, что ты не сможешь поехать. Я надеялась, что мы опять будем работать втроём - ты, Мирэл и я. Очень на это рассчитывала...
   - Может, теперь ты сможешь рассчитывать на меня? - Ярт стремительно вошёл в комнату, прервав разговор на полуслове, и остановился рядом с девушкой. Его глаза горели азартом. Спроси кто-нибудь, почему он вдруг принял такое решение, парень и сам бы не знал, что ответить. Словно какая-то сила заставила его. Он почти ничего не понял из подслушанного, кроме того, что гостья собирается ввязаться во что-то опасное, и ей нужна помощь. Ярт не знал, сможет ли помочь, но твёрдо был уверен в одном - ему необходимо поехать с Фэль.
  Парень склонил голову и тихо проговорил:
   - Я прошу, возьми меня с собой. Вот увидишь, тебе не придётся жалеть.
  Эльфийка молча смотрела на него, ничуть не удивлённая внезапным вторжением, в отличие от опешившего Нэррэ, и только всё сильнее прикусывала губу. А хозяин, наконец, пришёл в себя и недовольно нахмурился:
   - Что ты здесь делаешь?
  Но Ярт даже не обратил на него внимания, не сводя выжидающего взгляда со Странницы:
   - Фэль, прошу тебя. Мне всё равно уже не будет покоя в этом городе, - он опустился на одно колено и коснулся руки девушки, а потом резко вскинул на неё глаза, полыхающие вызывающей решимостью. - Тем более, если не возьмёшь, всё равно же за тобой пойду.
   - А ты уверен, что выдержишь? - поинтересовалась брюнетка, опуская ресницы и прикрывая хитрый огонёк во взгляде. - Ты ведь слышал всё. Я не на прогулку собираюсь. У нас на пороге война, и не факт, что мы в ней победим.
   'Опять играет', - скрипнул зубами Ярт и ответил:
   - Был бы не уверен, не просился бы.
   - Ну что ж, уговорил, - девушка пожала плечами и вновь отвернулась к огню. Обещание есть обещание. К тому же, судя по его глазам, мальчишка действительно был готов сорваться следом за ней. И вот тогда точно вляпался бы в неприятности. Лучше уж проследить и сдать на руки Лиственным в целости и сохранности.
  'Лиственный-то Лиственный, но всё-таки он гораздо больше похож на отца', - заметил внутренний голос, и по губам брюнетки скользнула тень грустной улыбки.
   - Дрэит Нэртэ, Фэль, не говори, что ты действительно возьмёшь этого сопляка с собой? - возмутился брат, не в силах поверить, что она всерьёз. - Ты, верно, шутишь?
   - Ничуть, - девушка покачала головой и посмотрела на парня. - А родители тебя отпустят?
   - Меня не зря зовут Одиночкой, - он дерзко прищурился. - Я просто скажу маме, что ухожу. Она поймёт. Она всегда меня понимала. И всегда знала, что я не усижу на одном месте.
   - Отца на тебя не было, - мрачно сказал Нэррэ. - Чтобы порол почаще. Может, и вбил бы хоть немного ума в твою голову.
  Фэль подавилась смешком, подумав, что Лайнэ наверняка поддержал бы безумную выходку своего отпрыска обеими руками, а парень фыркнул и ехидно поинтересовался:
   - И каким же образом порка связана с умственной деятельностью?
  Нэррэ набычился и машинально сжал пальцы на ремне. Фэль успокаивающе положила руку на плечо друга и посмотрела на новоприобретённого спутника:
   - Попридержи свой язычок, мальчик, а то шутить начну я. А мы, эльфы, не подарок!
  Брюнет открыл было рот, чтобы ответить, но не успел. Инри, до этого незаметно стоявший в стороне, вдруг тихо, но решительно произнёс:
   - Я тоже пойду с вами.
   - Что? - Ярт и Нэррэ посмотрели на него с совершенно одинаковым изумлением.
   - Я пойду с Фэль, папа, - твёрдо повторил юноша. - Я хочу посмотреть на мир эльфов. Да и вообще посмотреть на мир.
   - Ну, уж нет. Я тебя не отпущу, - отец поднялся, сложив руки на груди и вперив в отпрыска мрачный взгляд. - Это не ваши ребяческие вылазки к Границе. Идти с Фэль сейчас слишком опасно. Так что ты останешься дома.
   - Не отпустишь, убегу, - фыркнул Инри, демонстрируя совершенно неожиданную для окружающих непокорность. - Не хочу всю жизнь просидеть под вашим родительским крылышком. Сам ведь часто говорил, что я такой же, как и ты, - он прищурил голубые глаза. - А каким ты был, когда ушёл из Ипри бродяжить по Пути? А? Это сейчас ты трактирщик. А вот сотню лет назад ты кем был?
   - Откуда?! - Нэррэ ошеломлённо посмотрел на Фэль.
   - Не от меня точно, - быстро открестилась девушка, с любопытством наблюдающая за столкновением двух поколений. Ярт, прислонившийся к спинке её кресла, внимательно смотрел на друга. И на лице брюнета отражалась занимательная смесь мрачности, удивления и затаённой удовлетворённости. С одной стороны парень гордился упорством своего младшего товарища, с другой - брать кого-то в путешествие с эльфийкой ему совершенно не хотелось, даже если этот кто-то - Инри.
  А блондин коротко хмыкнул и пожал плечами в ответ на изумлённый взгляд мужчины:
   - У меня есть уши. Я услышал некоторые разговоры и сделал некоторые выводы. Это у меня от вас, от бессмертных, тяга к бродяжничеству, которую ты пытался выбить, запрещая мне общаться с друзьями, - Инри посмотрел на отца в упор. - Отпустишь? Или мне придётся убегать?
   - Ну, не силком же тебя здесь держать? - грустно ответил Нэррэ, грузно оседая обратно в кресло и склоняя голову так, что упавшие на лицо пряди волос закрыли глаза. - Иди. Уж если наша кровь проснулась, то противиться бесполезно.
   - Да! - сын метнулся к нему и обхватил за плечи, благодарно сжимая в объятьях. Мужчина, охая, освободился и не сумел сдержать невольную улыбку:
   - Вот уж точно весь в меня, - а потом тяжело вздохнул. - Только что я твоей матери скажу...
  Фэль посмеивалась, глядя на них, но в душе её возрастала тревога. 'Теперь на мне два юнца, которые понятия не имеют ни о Пути, ни о Вратах, ни о том, с чем они столкнутся', - мрачно подумала эльфийка и вновь прикусила губу. Выбирать не приходилось. Хэйлирэн была права - бессмертным в Вэле не место, если только они не желают смерти. Оставалось лишь надеяться, что уход отсюда не повлечёт за собой ещё худшей участи.
  'Впрочем, - девушка искоса посмотрела на сына Лайнэ, всё так же подпирающего спинку её кресла. - Для него точно нет участи хуже вэльской клетки'.
   - Завтра на рассвете быть здесь, - приказным тоном произнесла Фэль, обращаясь к нему.
   - С лошадью? - усмехнулся парень.
   - Если ты не собираешься бежать за нами пешком, - она ехидно улыбнулась: 'Ох, и потреплю я тебе нервы, малыш!'
   - Оружие-то у вас есть? - вдруг вспомнила Странница. - Боюсь, оно нам в дороге не раз потребуется.
   - Инри возьмёт мой Аэхлир, - тут же отозвался Нэррэ.
   - Аэхлир? - с недоумением повторил его сын.
  Девушка удивлённо воззрилась сперва на племянника, а затем на брата и осторожно поинтересовалась:
   - Куда ты запрятал свой меч, что мальчишки о нём не знают?
   - На самое видное место, - хитро усмехнулся трактирщик, и брюнетка рассмеялась:
   - Я думала, мне показалось! Знал бы Орфэльмер, что Поющий Лист будет украшать собой стенку вэльского кабака, пусть даже - твоего...
  Нэррэ несколько смущённо развёл руками и скорчил забавную рожицу:
   - Отправить его в Тхартнэль не было возможности, да и хоть какая-то память.
  До ребят медленно дошло, что речь идёт о висящем в центре коллекции клинке в потёртых ножнах, и Инри чуть заметно скривился. Однажды, тайком от отца, он уже утаскивал меч со стены, чтобы потренироваться с Яртом. Незабываемые ощущения растянутых запястий и вывернутых пальцев надолго охладили интерес блондина к оружию. Всю тренировку Аэхлир казался совершенно чужеродным элементом. Слишком длинный и широкий по сравнению с привычным ножом. С чересчур шершавой и толстой рукоятью, которую толком было не ухватить, и в итоге она ужом выскальзывала из ладони. Да ещё и не утратившее остроты лезвие, при каждом неловком движении оставляющее длинные прорехи на одежде и ноющие царапины на теле. Неудобный меч, одним словом. Брать его в руки снова Инри желанием не горел.
  Особенно обидно было, что Ярта Аэхлир с горем пополам, но слушался, не вылетая из рук и не цепляясь режущей кромкой за одежду, хотя друг и ворчал всю тренировку, что дубиной махать удобнее, чем таким раритетом. С тех пор прошло уже лет пять, и больше блондин экспонат не трогал и даже в его сторону не засматривался. Да и не было необходимости таскаться по Вэлю ли или за его пределами при оружии. Ярт, с удовольствием торчащий в подмастерьях у кузнецов, научился хорошо разбираться во всём, чем можно было колоть, рубить и резать, но за все эти годы так и не обзавёлся ничем длиннее старого боевого ножа, принадлежавшего ещё его отцу. Глядя на друга, и Инри не искал себе лишней мороки - за оружием ведь надо ухаживать, - полагаясь больше на собственные кулаки. Да, юноша был слегка неповоротлив и полноват, но силой и выносливостью боги его не обделили. Он не рискнул бы связываться с Яртом, но побороть любого другого из их шебутной компании Инри был вполне способен.
  А теперь отец намеревается нацепить на него дурацкую железяку, с которой неизвестно, что делать. Только и познаний, что держать надо за рукоять и выставлять острием вперёд, дабы себя самого не зацепить.
  Фэль бросила внимательный взгляд на несчастную мордашку племянника и поинтересовалась:
   - В чём дело, Инри? Ты уже передумал?
   - Нет, - он тяжело вздохнул и кисло посмотрел на отца. - Может, я как-нибудь так обойдусь? В конце концов, это же твоя коллекция...
   - Глупости, - отрубил Нэррэ. - Коллекция переживёт. А вот если ты уйдёшь безоружным, то я тогда точно не выживу. Свою мать ты не хуже меня знаешь.
  Инри окончательно скуксился, а Ярт негромко хмыкнул:
   - Боюсь, что путешествия с таким оружием не переживёт он сам. И окружающие, возможно, тоже.
  Трактирщик мрачно воззрился на брюнета:
   - Это ещё почему?
   - Потому что я видел, как Инри с вашим Аэхлиром обращается, - парень пожал плечами и усмехнулся ещё шире. - Честное слово, лучше дайте ему с собой дубину - толку больше выйдет!
  Фэль укоризненно покачала головой, переведя взгляд сперва с запунцовевшего Инри на угрюмо сопящего брата, затем - на ухмыляющегося Ярта, и задумчиво протянула:
   - Мда... Вэльское образование налицо... Что вы знаете об эльфийском оружии, мальчики?
   - Эльфийском? - встрепенулся Инри, а его друг ошеломлённо округлил глаза:
   - Эта железка, что, эльфийской работы?!
   - Железка?! - Нэррэ оскорблённо вскинул голову. - Да чтоб ты знал, сопляк, это настоящий диамантин! Эльфийская сталь! Секрет её изготовления знают только Мастера-кузнецы, лучшие оружейники, живущие в Драконьих горах! Даже гномы не смогли его разгадать, про людей я вообще молчу! А ты - 'железка'!
  Эльфийка утвердительно кивнула в ответ на ошарашенные взгляды своих будущих спутников:
   - Это верно. Диамантин - самый прочный из всех известных материалов. И самый дорогой. Достаточно сказать, что вещи, изготовленные из него, оцениваются на рынке даже не золотом. За них платят чистыми алмазами на вес в пропорции один к двум.
  Инри придушенно ахнул, осознав, ЧТО висит у отца над стойкой в практически свободном доступе. Вернее, СКОЛЬКО там висит. На такие деньги можно было бы купить весь дворец коронного, и ещё осталось бы на безбедное проживание. Судя по лицу Ярта, тот тоже проделал эти нехитрые подсчёты и впечатлился получившейся астрономической суммой. Нэррэ довольно хмыкнул, увидев такую реакцию, а Фэль, полюбовавшись несколько секунд на выражения мальчишечьих лиц, продолжила:
   - Но это ещё не всё. Диамантин - это, конечно, прекрасно, но в эльфийском оружии есть кое-что позанятнее. И я сейчас говорю не о том, которое куётся на продажу, а об именном, сделанном под конкретную руку. Аэхлир - меч именной. И, как всё такое оружие, он не станет слушаться никого, кроме собственного хозяина. Его нельзя украсть, его можно только добровольно передать. Если же взять такой меч без ведома его владельца, клинок в бою обернётся против вора, и хорошо, если обойдётся отрезанными пальцами. Вам, как я вижу, повезло. Наверное, помогло то, что Инри всё-таки сын своего отца. Одна кровь.
  Друзья вздрогнули и обменялись короткими красноречивыми взглядами. Ярт тряхнул головой, подавляя нервную дрожь, и подозрительно посмотрел на девушку:
   - Ты ведь это придумала?
   - Вот ещё, - фыркнула она, насмешливо глядя на его чуть побледневшее лицо. - Это правда. Аэхлир, конечно, не настолько беспощаден, в конце концов, его создавали для защиты. И, провисев такое количество лет в качестве украшения, думаю, он был даже рад немного поразмяться. Но я лично видела клинок, который срезал пальцы посягнувшим взять его в руки.
  Инри нервно сглотнул и осипшим голосом произнёс:
   - Может, правда, не надо? Зачем мне такой меч?
   - Да не трясись ты, - Нэррэ отмахнулся. - Я же сам его тебе отдаю, добровольно. Так что теперь Аэхлир будет слушаться тебя. Главное, держи его покрепче, если вдруг чего.
   - Ну, да. В нынешней ситуации 'чего' случается частенько, - вскользь бросила Фэль и невинно посмотрела на окончательно позеленевшего племянника. Однако юноша неожиданно плотно сжал губы и решительно кивнул:
   - Хорошо. Пусть будет по вашему. Раз так нужно, я согласен.
  Эльфийка ободряюще улыбнулась ему и перевела взгляд на Ярта, молча застывшего возле её кресла и задумчиво взирающего на витраж окна:
   - Итак, с вооружением Инри мы определились. А сколько железяк на себе потащишь ты?
   - Немного. Не переживай, бренчать не буду. У меня из оружия только кулаки да любимый боевой нож, - брюнет посмотрел на девушку и пожал плечами. - Клинка по себе я ещё не нашёл.
  Фэль чуть приподняла брови, удивлённая таким заявлением. По задиристому характеру мальчишки она предполагала, что у него дома хранится целый арсенал. Однако удивление быстро сменилось едва заметным напряжением, стоило лишь Страннице задуматься, что в предстоящем путешествии Ярт окажется практически беззащитным. Нож - это даже не смешно. В конце концов, сын Лайнэ не сам Лайнэ. Это Волк был способен превратить в оружие всё, что попадалось на глаза, да и с голыми руками он был пострашнее многих вооружённых. Но его отпрыску просто не у кого было научиться. Да, Фэль охотно верила, что для Вэля парень вполне сносно умеет за себя постоять, но Путь Странников - не улочки Золотого Города.
  Эльфийка задумчиво смерила брюнета взглядом, прикидывая, что бы ему подыскать на первое время, и наткнулась на спокойный и чуточку усталый встречный взгляд изумрудных глаз. Мальчишка смотрел так, словно знал, о чём она подумала, и теперь подбирал подходящие слова для отказа.
   - Па, может, Аэхлир возьмёт Ярт? - робко подал голос Инри, прерывая затянувшееся молчание. - Он же лучше меня обращается с мечом. А я как-нибудь...
   - Нет, - его друг отрицательно покачал головой, опередив открывшего было рот мужчину, - Мне ваш фамильный меч не подходит, мы с тобой это давно выяснили. Если другого выбора не будет, конечно, и он сгодится. Но...
   - Действительно, - кивнула девушка, на сей раз полностью согласная с брюнетом. - Аэхлир твой, Инри. Ярту он не подойдёт никак. Не та длина и не тот баланс. Когда доберёмся до Тхартнэля, подберём ему клинок по его рукам. Уверена, там, в Оружейных, найдётся всё, что угодно, даже на его взыскательный вкус. А пока...
   - А пока буду пользоваться дубиной, - улыбнулся парень. - Раз уж Инри её давать не хотят.
  Фэль не смогла сдержать смеха и сдавленно зафыркала в кулачок:
   - Ну-ну!
   - И всё-таки, что скажет Мэргэ... - обеспокоенно пробормотал Нэррэ себе под нос.
  
  Ранним утром, когда крыш Вэльтарета ещё не коснулись первые лучи рассвета, а на сумеречных улицах стоял густой туман, компания собралась за завтраком в трактире. Не выспавшийся Нэррэ тихо напутствовал взволнованного и от того больше обычного неуклюжего сына, одновременно раздумывая, а не податься ли и ему вместе с ними подальше от Мэргэ, так как заранее знал, что жена будет пилить его всю оставшуюся жизнь. Достаточно вспомнить, какой концерт она закатила ночью. Наверняка все соседи проснулись и узнали о достопочтенном трактирщике много нового. Он и сам узнал.
  Ярт, сидящий напротив хозяина в компании нескольких молодых людей, торопливо поглощал завтрак, уже витая в мыслях далеко за пределами Вэля и практически не слушая, что ему говорят друзья, пришедшие проводить. Предвкушение, не покидавшее его со вчерашнего дня, подхлёстывало, не позволяя спокойно сидеть на месте. Парень был готов вскочить из-за стола в любую секунду. И в то же время брюнета грызло беспокойство.
  Мать действительно не стала возражать против его решения уехать с эльфийкой, напротив, улыбнулась и пожелала интересного пути и удачи в завоевании неприступной возлюбленной. Даже сама собрала ему дорожную сумку, уложив туда смену одежды, походную посуду и припасов на несколько дней. Но за всем этим внешним благополучием проступало что-то ещё. Ярт затылком ощущал взгляды матери, когда Хэйлирэн казалось, что сын её не видит. Она смотрела на него так, словно не верила, что они снова встретятся, и старалась запомнить получше. Однако стоило юноше заикнуться, чтобы мать поехала вместе с ним - в конце концов, что ей терять в этом городе? - как женщина прервала его на полуслове:
   - Я не поеду, милый, - её ладонь ласково легла на щеку сына. - Не хочу тебе мешать, с этим вполне справится и Инри, - Хэйа мягко улыбнулась. - А ты поезжай, не беспокойся за меня. Что со мной может случиться в Вэле? К тому же, больше всего на свете я хочу, чтобы ты был счастлив, а счастлив ты будешь с ней. Поэтому выбрось из головы свои волнения и не оглядывайся назад, иначе твоя эльфийка запросто может исчезнуть.
  Мать немного помолчала и со смешком добавила, что её вполне устраивает неторопливая вэльтаретская жизнь в уютном доме с любимой работой, и менять всё это на постоянную тряску в седле и походные условия, когда не знаешь, где в следующий раз будешь ночевать, ей совсем не хочется. На том тема и была закрыта, однако, тревожное чувство, поселившееся в душе парня, никуда не пропало.
  Ярт на всякий случай прошёлся по особо ретивым соседям, внушительно напомнив им, что хотя он и уезжает из города, никто ж не знает, когда его принесёт обратно. И если за это время кто-нибудь посмеет задеть его мать... Соседи бледнели, краснели, опускали глаза и внушениями проникались, мямля в ответ нечто неразборчивое. Впрочем, одними словами парень решил не ограничиваться. В конце концов, среди его друзей действительно были отпрыски достаточно влиятельных семейств.
  И всё же Ярт нервничал, покидая дом, который привык называть своим. Поэтому сейчас парню хотелось поскорее двинуться в путь, чтобы наконец-то провести между собой и Вэлем черту Границы. И уже там, за ней, окончательно осознать, что прежняя жизнь действительно осталась в прошлом, а впереди у него - новый мир и прекраснейшая на свете девушка, которую ещё нужно завоевать.
  Инри нервно теребил непривычную пока рукоять меча, который отец собственноручно снял со стены и торжественно вручил сыну не больше получаса назад. Парень принял подарок с опаской, однако с удивлением обнаружил, что в этот раз Аэхлир вовсе не кажется ни тяжёлым, ни неудобным. Даже напротив, ножны так привычно легли на бедро, как будто всю жизнь там находились, а оплетённая плотной кожей рукоять словно сама скользнула в пальцы. Инри осторожно взмахнул клинком и быстренько убрал обратно, отходя подальше от отца, который с неописуемым лицом взирал на останки безвременно почившего табурета. Однако Нэррэ лишь махнул рукой и уселся за стол, подавая пример всем остальным.
  Сын сидел рядом с ним, но сегодня юноше кусок в горло не лез. Он чувствовал себя виноватым в очередной ссоре родителей, пусть мысли о предстоящем пути и отгоняли это чувство. Ещё ему было немного страшно, но и радостно одновременно. Особенно от осознания, что больше никто не будет на него ворчать, швыряться тарелками, указывать, с кем ему общаться, и следить за каждым его шагом. Ради того, чтобы избавиться от бдительного надзора матери, Инри был готов сбежать и на край света. Хотя то, что Мэргэли не вышла даже попрощаться, её сына несколько коробило.
  И только Фэль была внешне расслаблена и никуда не спешила, наслаждаясь горячим завтраком.
   - Я положил вам припасов в дорогу, - Нэррэ указал на мешки, теснившиеся на стойке.
   - Спасибо, - эльфийка кивнула и едва заметно улыбнулась, оценив объёмы провианта. Под них стоило бы выделить отдельную вьючную лошадь. Впрочем, Грайсер носил на себе и не такой груз. Даже если у ребят будут дохлые клячи, не придётся обижать брата отказом. Девушка окинула коротким взглядом своих нынешних спутников и чуть слышно вздохнула, в который уже раз задаваясь вопросом - а зачем она, собственно, согласилась на всю эту предстоящую мороку. Ответа у Фэль не находилось.
  Входная дверь неожиданно скрипнула, и в трактир нерешительно шагнула юная русоволосая девушка. Она нервно комкала юбку, явно не зная, куда ещё деть руки. Судя по запыхавшемуся виду, утренней прогулкой тут даже и не пахло.
   - Арси? - ребята переглянулись и вновь удивлённо уставились на неё.
   - Привет, - девушка натянуто улыбнулась и коротко взмахнула рукой. - Так это правда? Ярт, ты действительно уезжаешь?
   - Да, - он кивнул и жестом указал на место за столом. Арси отрицательно помотала головой, бросила быстрый взгляд на Фэльмарэ и уточнила:
   - А надолго?
   - Как получится, - уклончиво ответил Ярт, слегка недоумевая. Брюнет понимал, почему сюда примчались его друзья, хотя он с ними ещё вечером попрощался. Ну, понял бы, появись здесь кто-нибудь из его девушек, те же Алиетта и Нэритэ, которые ради такого могли бы забыть даже о взаимной неприязни. Но вот увидеть этим утром Арси Ярт не ожидал.
  Фэль коротко на него взглянула и с лёгкой усмешкой заметила:
   - Может, попрощаешься со своей подружкой как следует?
   - Она мне не подружка, - буркнул парень, и это была чистая правда.
  Да, Арси считалась неизменным элементом их компании, лучшей подругой всей женской половины. Весёлая, острая на язык, она всегда воспринималась 'своим парнем'. С ней можно было и пошутить, и поговорить о чём-то серьёзном. Но Ярт никогда не видел в ней девушку. Товарища, собеседника, иногда даже собутыльника, но только не подружку. И даже не мог отнести её к своему ближайшему кругу. Так, хорошая приятельница, не более того.
  И всё же сейчас здесь стояла именно Арси, а не одна из его многочисленных пассий, и это наводило на некоторые размышления.
   - Как же мы здесь без тебя? - всхлипнула она и отпустила, наконец, юбку, чтобы вытереть закапавшие с ресниц слезинки. - Не уезжай!
  Ярт выбрался из-за стола, подошёл к девушке и, обняв, отвёл её в сторонку, что-то негромко говоря. Его пальцы нежно и осторожно стирали всё ещё бегущие по девичьим щекам слёзы. Арси вдруг уткнулась в него носом и крепко обняла. Так, словно никакая сила в мире не могла бы оторвать её от парня.
   - Ещё одна, - хмыкнул Нэррэ, удостоив картину лишь мимолётного взгляда. - Странно, что остальные не прибежали.
   - Остальные? - Фэль чуть приподняла бровь.
   - Так у него же их постоянно по десятку в наличии, и ещё два десятка в очереди, - трактирщик неопределённо помахал рукой в воздухе и недовольно хмыкнул. - Если бы не Мэргэли, на нём бы сейчас и мои висели. И чем привораживает? Ведь сопляк сопляком! Хоть и не нравится мне, что ты его с собой берёшь, но здесь его отъезд с большой радостью воспримут. Это ж та ещё заноза в ж... - он не договорил и чуть смущённо закашлялся.
  Странница улыбнулась и тоже посмотрела на стоящую в отдалении парочку. Ярт уже отцепил девушку от себя и теперь просто держал её за руки, ласково улыбаясь и продолжая что-то говорить. Но эта пасторальная картиночка неожиданно вызвала у Фэльмарэ раздражение:
  'Нашёл время'.
  Эльфийка отодвинула стакан и встала:
   - Идём. Пора отправляться.
   - Наконец-то! - Ярт встрепенулся, моментально отвлёкшись от подруги. - Я уж думал, мы целую вечность ждать будем.
   - Умерь свой пыл, мальчик, - Нэррэ мрачно усмехнулся. - Скоро ты поймёшь, что такое - завтрак в доме перед долгой дорогой. Если ты вдруг окажешься среди Странников, то быстро научишься ценить последние минуты спокойствия и уюта.
  Ярт закатил глаза и направился на улицу:
   - Фэль, твоего коня вывести?
   - Спасибо, не надо! - она хмыкнула, проводила взглядом потянувшуюся вслед за парнем ватагу и посмотрела на брата. - Ну и нахалёнок! Он когда-нибудь обратится ко мне на 'вы'?
   - Можешь даже не надеяться, - Нэррэ улыбнулся. - Я тебе откровенно не завидую. Ты уж постарайся его не убить по дороге.
   - Полагаешь, он настолько безнадёжен? - Фэль рассмеялась и встала из-за стола.
  С улицы донеслось громкое ржание, и девушка, встревоженно встрепенувшись, поспешила к двери. Выйдя на крыльцо, она увидела забавное зрелище. Мальчишечья компания сидела на ступенях, согнувшись от смеха, а Ярт тщетно пытался поймать разбушевавшегося вороного.
   - Вот тебе и ответ на вопрос, - Нэррэ оперся на перила и с откровенным удовольствием наслаждался представлением. Фэль нервно дёрнула уголком рта, сбежала вниз и коротко бросила:
   - Эффо, Грайсер.
  Конь степенной рысью подошёл к ней и положил голову на плечо девушки.
   - Я же сказала, не надо! - эльфийка в упор смотрела на хмурого Ярта. - Запомни, мальчик, если я что-то говорю, то вы это в точности исполняете, иначе можешь оставаться здесь. На ближайшее время я для вас и бог, и закон. Ясно?
   - Ясно, - тот коротко кивнул и, поджав губы, подошёл к своему жеребцу, провожаемый насмешливыми шутками друзей.
  Фэль удовлетворённо хмыкнула и принялась седлать Грайсера.
  Нэррэ вывел из конюшни приземистую крепкую лошадь, уже собранную, и подвёл её к Инри, проговорив:
   - Береги её, ладно? Пусть Райче не очень породиста, зато быстра и вынослива.
   - Спасибо, папа, - Инри крепко обнял отца и погладил кобылку по бархатистому храпу.
  Когда они уже почти собрались, у трактира внезапно появилась Хэйлирэн. Фэль едва заметно кивнула в ответ на такое же неуловимое на первый взгляд приветствие и успокаивающе провела по шее нетерпеливо пританцовывающего Грайсера.
   - Мама, - Ярт бросился навстречу блондинке, а его сердце вновь тревожно заныло. Утром он ушёл из дома, когда женщина ещё спала, и надеялся, что успеет уехать до её пробуждения. Травить душу себе и матери долгими прощаниями парню не хотелось. Однако судьба всё решила по-своему.
   - Береги себя, сынок, - Хэйлирэн поцеловала брюнета в лоб и надела ему на шею цепочку с огранённым прозрачным камнем, внутри которого блестел второй, похожий на листок клёна. - Вот, сохрани его.
   - Зачем? - парень растерянно рассматривал вещицу, которую последний раз видел совсем маленьким и уже успел позабыть, что у матери было подобное украшение.
   - Это наша семейная реликвия, Кленовый камень. По нему тебя узнает мой брат, - Хэйа немного поколебалась и добавила. - Его зовут Лорелин. Передавай ему привет и расскажи, как я живу.
   - Ладно, постараюсь его найти, - Ярт был очень удивлён. Раньше на вопросы о родственниках мать отмалчивалась или говорила, что в этом мире у них никого нет. И вот внезапно оказывается, что у него где-то есть дядя. Правда, как и где его искать, Ярт совершенно не представлял. Зато, похоже, у матери не было ни малейших сомнений в их встрече.
  Парень покачал головой, сел в седло и, наклонившись, поднёс руку Хэйлирэн к губам:
   - Береги себя, мама.
   - Лёгких вам дорог, - женщина сморгнула набежавшие слёзы и на короткое мгновение крепко сжала пальцы сына, словно в попытке удержать юношу рядом с собой.
  Нэррэ, вышедший из трактира с провиантом в руках, смотрел в их сторону с самым ошеломлённым видом. И в его глазах медленно проступало выражение, похожее на то, какое было, когда он увидел сестру, сидящую на лавке Нижнего зала.
   - Значит, я правильно поняла. Ты тоже не знал, что она в Вэле? - Фэль неслышно встала рядом.
   - Если бы я знал, её бы здесь давно не было, - трактирщик покачал головой. - Как-то я яртовыми родственниками не интересовался. Слышал, что отца у него нет, а растит одна мать-вдова. Но что это Хэйлирэн... Даже предположить не мог. Он ведь совсем на Лиственных не похож.
   - А как же их фамильные глаза? - девушка чуть приподняла бровь.
  Нэррэ пристально посмотрел на сестру и усмехнулся:
   - А я не женщина, чтобы его глаза разглядывать, - он помолчал и неожиданно стиснул её плечо, став необычно серьёзным. - Побереги Инри.
   - Как родного, ведь он - мой племянник, - Странница обняла трактирщика. - А ты береги себя, Нэррэ. И присмотри за Хэйей, а то что-то мне за неё тревожно. Тем более, думаю, вам двоим теперь найдётся, о чём поговорить.
   - Могла бы и не просить, - Нэррэ вновь оглянулся на неожиданно обнаружившуюся соплеменницу, уже отпустившую руку сына и теперь бледной тенью стоящую возле него, машинально поглаживая по шее серебристого яртова жеребца. - Присмотрю, пусть хоть весь Вэль будет против.
   - И даже Мэргэ? - брюнетка шутливо прищурилась и, вновь приняв серьёзный вид, ещё раз крепко обняла брата. - Прощай, Найрэ.
   - Прощай, Фэль, - он на мгновение удержал её, окидывая сестру пристальным взглядом, чтобы запомнить получше. Нэррэ знал, что это была их последняя встреча. Теперь они увидятся разве что после его перерождения, если, конечно, Тэиссэ-Вышивальщица ещё раз переплетёт узоры их судеб в другом мире. Вот только никто не может гарантировать, что там они узнают друг друга.
  Фэль вскочила на Грайсера, и вороной тронулся вперёд, расплёскивая туман, затопивший улицы.
   - Пока, па! - Инри помахал отцу рукой и последовал за девушкой. Ярт ещё раз коротко обнял Хэйлирэн, послал ослепительную улыбку скучковавшимся на лестнице друзьям и, не оборачиваясь больше, помчался вдогонку за эльфийкой.
   - До встречи, - Нэррэ вытер глаза ладонью и неожиданно светло улыбнулся, глядя вслед своему младшему сыну. - Берегите себя, сорванцы.
  А из окна трактира, скрытая сумраком комнаты, вслед троице мрачно смотрела заплаканная Мэргэ.
   - Ты ещё поплатишься, Фэль. Ох, как поплатишься, - тяжело прошептала она и задёрнула штору.
  
  Процессия выезжала из города под недоуменными и настороженными взглядами жителей, которые косились на троицу, как на прокажённых, и шептали ограждающие заклятия.
   - Ведьма уезжает. Ведьма, - доносился со всех сторон тихий говор, и в домах поспешно захлопывались двери и окна. Фэль насмешливо смотрела на все эти предосторожности. После своей вчерашней прогулки девушка иного и не ожидала. Достаточно было вспомнить лица горожан, когда она вышла на улицу и неторопливо направилась в сторону торговых рядов, чтобы присмотреть себе новые сапоги. Отвращающий круг при взгляде на эльфийку рисовал каждый второй.
  Ей ещё могли простить распущенные волосы и мужской наряд, но сквозящая в каждом движении независимость, непокорно вскинутая голова, насмешливо-снисходительная полуулыбка, с которой девушка обозревала открывающиеся виды Вэля, неподобающее приличной женщине оружие - всё это было вопиющим нарушением местных устоев. Поэтому буквально спустя полчаса по городу уже летел слух о черноволосой ведьме, а вслед Страннице неслись приглушённое шипение и плевки. Впрочем, как справедливо заметил Нэррэ, когда сестра вернулась с прогулки, плевались, скорее всего, те, кто рисковал захлебнуться слюной при её виде.
  Так что провожающий их настороженный шёпот Фэль не задевал. Она кусала губы, чтобы те не разъехались в совсем уж издевательской улыбке, и едва сдерживалась, чтобы не подмигивать особо опасливо косящимся.
  'Вы даже не представляете, как я рада наконец покинуть ваш город и вернуться в свой лес. И в этом непонимании ваше счастье. Вкусившему Пути нет покоя в неизменности'.
  Девушка оглянулась на своих спутников, чтобы узнать, как они воспринимают подобные проводы, и тихонько фыркнула. Увиденное её нисколько не удивило, однако внутри всколыхнулась непонятная досада, переходящая в лёгкое раздражение.
  Ярт ехал верхом с некой задумчивой небрежностью, держа поводья в одной руке, и являл собой этакое воплощение девических мечтаний о принце на белом коне. Конь, к слову, у него был знатный - изящный, тонконогий, словно нарисованный одной плавной линией. Он не выглядел таким мощным, как вороной эльфийки, однако упруго перекатывающиеся мускулы под серебристой шкурой выдавали скрытую в этой обманчивой хрупкости силу. Жеребец был похож на воплощённый в физической форме ветер и, на взгляд Фэль, очень подходил своему наезднику.
  На их фоне Инри со своей Райче выглядели... никак! Взгляд скользил по блондину и тут же вновь возвращался на скачущего рядом с ним брюнета. Однако юноше упорно казалось, что все смотрят только на него и смеются над тем, как нелепо он выглядит рядом с Яртом. И от таких мыслей Инри сжимался и краснел, отчего его вид становился ещё нелепее.
  Фэль в очередной раз задалась мыслью, как эти двое столь непохожих друг на друга мальчишек умудрились стать лучшими друзьями.
   - Ну, ладно, - она прищурилась и крикнула. - Догоняйте!
  Грайсер, чутко уловивший желание своей всадницы, прибавил скорость. Он не бежал, он уже практически летел, выстукивая копытами мелодию свободы по каменным брускам улиц. Ребятам пришлось поторопиться, чтобы не отстать. Тут уж было не до красования или мыслей о нелепом виде. Друзья все силы напрягли, чтобы не упустить девушку из поля зрения.
  Остановилась Фэль только за околицей пригорода, когда выехала на широкую ленту тракта, прямой линией тянущуюся сквозь поля к мерцающей дымкой Границе. Там, за золотистой завесой, девушка уже видела янтарные стволы сосен и розовеющее над их густыми кронами рассветное небо. На мгновение ей даже почудился в воздухе запах малины и хвои, но тут же пропал: сменившийся ветер донёс от оставшихся позади домов ароматы свежей выпечки.
  За спиной раздался дробный перестук копыт, и по правую руку Фэль остановился Ярт. Инри скромно пристроился позади друга, и по разрумянившемуся лицу блондина можно было подумать, что это он тащил на себе лошадь, а не ехал на ней верхом.
  Эльфийка окинула друзей взглядом и проговорила:
   - Ну, что ж. Молодцы, отстали не сильно. А теперь двигаемся вон в ту сторону, - она махнула рукой на северо-восток, куда от тракта убегала теряющаяся в травяных просторах тропа. - Там для вас и начнётся наше путешествие. Или вы просто останетесь здесь.
   - В каком смысле? - Ярт чуть склонил голову, недоуменно глядя на спутницу.
   - В прямом, - Фэль пожала плечами. - Вы либо пересечёте со мной Границу, либо нет.
   - Но мы уже сто раз за неё ходили, - заметил Инри.
   - Посмотрим, получится ли это у вас в сто первый, - хладнокровно отозвалась девушка и направила Грайсера в указанном направлении размашистой рысью, оставляя Вэль позади.
  Блондин поравнялся с ней и растерянно поинтересовался:
   - Фэль, вы мне не верите? Мы, правда, туда ходили! Хотите, расскажу, что там будет? Ельник, а в нём - озеро. А если взять севернее, попадём на болотце, где мы обычно морошку собирали...
   - Инри, - Странница внимательно и чуть снисходительно посмотрела на юношу, - я верю, что вы выбирались за Границу. С таким неугомонным характером, как у твоего приятеля, за городскими стенами не усидишь. Но... - она вздохнула и взглянула вперёд, где сквозь завесу всё так же проступала стена сосен безо всяких намёков на упомянутый племянником ельник. - В общем, долго объяснять. Доберёмся - сами всё поймёте. И лучше бы нам поторопиться.
  Фэль коротко хлопнула Грайсера по шее, и конь, одним прыжком преодолев склон слева от тракта, лёгкой рысцой побежал по едва заметной тропинке. Друзья коротко переглянулись и, больше не задавая вопросов, поспешили за девушкой.
  Рассветные сумерки уже окончательно развеялись вместе с туманом, от которого остались лишь редкие клочья в небольших рощицах. Золотисто-розовые краски зари потихоньку растворялись в прозрачной голубизне неба, лишь по самому окоёму обмётанной светлыми перьями облаков. А впереди, над лесом, уже вставало солнце, и, приветствуя его, в Вэле зазвонили колокола. Тягучие первые звуки прокатились по равнине, заставив компанию вздрогнуть от неожиданности. Даже кони на мгновение споткнулись и коротко, тревожно заржали.
   - Не оборачивайтесь на город, пока не окажемся в лесу, - громко сказала Фэль, напряжённо стиснув пальцы на поводьях.
   - Почему? - Ярт пристроился по правую руку их предводительницы. - Что за странности? Это какие-то особые эльфийские традиции?
   - Я говорю, вы исполняете, - напомнила девушка. - За Границей я всё объясню. Если придётся.
  А колокола перезванивались всё громче и нежнее. Чарующая мелодия растекалась сладким нектаром. Или липкой паутиной, раз попав в которую, уже не выпутаться. И Инри не удержался. В конце концов, их компания действительно неоднократно убредала за пределы Границы, и ничего не происходило. Что может измениться от того, что он в последний раз посмотрит на родной город?
  Как оказалось, многое. Стоило лишь обернуться, как его словно магнитом потянуло обратно. Вэльтарет представился самым лучшим и уютным местом на земле. И зачем только потребовалось его покидать? Ведь в его белокаменных стенах так спокойно и надёжно, не надо беспокоиться о завтрашнем дне, потому что заранее известно, что он принесёт. Там родной дом и любимая семья. Там друзья. Стоит ли бросать всё это и сломя голову мчаться в неизвестность за эфемерной мечтой? Тем более что при наличии Ярта мечта совершенно недостижима. Не лучше ли прожить жизнь спокойно и размеренно, как полагается нормальному человеку?
  Только когда Фэль окликнула его, Инри осознал, что уже развернул свою лошадь в сторону Вэля. Тонкие, но неожиданно сильные пальцы девушки стиснули ладонь блондина, и наваждение слегка рассеялось. Однако теперь каждый шаг к Границе давался с огромным трудом, словно они двигались против сильного течения.
   - Что происходит? - Ярт мрачно свёл брови, пытаясь заставить своего коня преодолеть хоть какое-то расстояние в нужном направлении, и посмотрел на Фэль. - Такого ещё ни разу не было.
   - Потому что вы ни разу не покидали Вэльтарет по-настоящему, - девушка в очередной раз ухватила кобылу Инри за поводья, не позволяя племяннику развернуться в противоположную сторону. - Он не отпускает тех, кого считает своей собственностью. Отсюда нельзя уйти своевольно. Не сбежать на пару дней, а действительно уйти. Вы привязаны к этому месту его силой. Даже на мне сейчас висит его паутина. Вот поэтому у нас считается верхом безумия приходить в Золотой Город.
   - Я думал, это потому, что в Вэльтарете к эльфам относятся как к выродкам, - Ярт пристроился с другой стороны от друга и крепко сжал его ладонь, заметив, что тот всё сильнее порывается вернуться. Судя по взгляду, блондин как раз примеривался, как половчее спрыгнуть с лошади.
   - Это тоже, но если эльф пришёл сюда по своей воле, он очень скоро перестанет быть бессмертным, очеловечится и смешается с остальными, - Фэль криво улыбнулась. - В Вэле у половины жителей, если не больше, можно найти эльфийские корни, хотя это и тщательно скрывается. Да и смысла нет вспоминать, ведь город напрочь выжигает 'скверну' бессмертия из крови своих жителей. Такая вот милая особенность!
   - Лучше бы он эту скверну раздавал, - пробурчал Ярт и потрепал по шее своего коня, который тревожно фыркал и напрягался, как мог, в попытках продвинуться вперёд. Грайсер Фэль сделал 'свечку', замолотив копытами по воздуху, словно желая разрушить невидимую преграду.
  Странница, тихо выругавшись, вцепилась в его гриву и закусила губу, напряжённо раздумывая. Она уже поняла, что просто пройти за Границу им никто не позволит. Достаточно было на неё посмотреть. Сейчас, вместо едва заметного глазу золотистого мерцания, впереди клубился густой туман, надвигающийся всё ближе и ближе. Кони нервно ржали и вставали на дыбы, не в силах двинуться с места, как требовали их всадники. А в глазах Инри время от времени пропадало всякое осмысленное выражение, и он порывался повернуть назад.
  На мгновение девушку посетило малодушное желание не мешать ему и отпустить обратно в Вэль. Одной проблемой меньше, с неё и Ярта хватит. Но в следующую секунду Фэль устыдилась собственных мыслей, прекрасно понимая, что даже если Инри вернётся, покоя в Золотом Городе ему уже не будет. Как и ей, ведь она всегда будет помнить, что обрекла племянника на участь медленного угасания за Границей.
  В этот момент их накрыл туман. И эльфийка почувствовала себя так, словно моментально ослепла и оглохла. Она ощущала узду Райче в своих пальцах, колени касались нервно вздымающихся боков Грайсера, но Фэль не видела ничего, кроме мутной пелены перед глазами. Звуки доносились словно сквозь плотный слой воды. Кажется, её окликал Ярт.
  Девушка прислушалась, пытаясь разобрать слова спутника, однако внезапно осознала, что даже не знает, с какой стороны он её зовёт. Чувство направления потерялось вместе со зрением и слухом.
  Грайсер под ней дёрнулся, и Фэль едва удержала в руках повод племянниковой лошади.
   - Тише, малыш, тише, - Странница ласково погладила коня по шее и ещё сильнее прикусила губу, пытаясь сообразить, что теперь делать. О возвращении в Вэль не могло быть и речи, но и оставаться в туманной ловушке тоже было нельзя. С каждым проведённым здесь мгновением чувства притуплялись всё сильнее. Даже кончики пальцев уже понемногу немели, теряя способность осязать.
  Девушка попыталась призвать на помощь сильфов, чтобы те разогнали навалившуюся мглу хоть немного, но воздух вокруг остался неподвижен, а вот пальцы онемели ещё больше. И Фэль сделала вывод, что магией лучше не пользоваться. Тем более, что после пребывания в городе сил было не так уж и много.
   - Что ж... - Странница закрыла бесполезные сейчас глаза и, перебрав узду Райче, нащупала руку племянника; Инри тут же сжал пальцы намертво, обрадовавшись неожиданному ориентиру в беспросветной туманной мути. - Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт... Лишь бы на другой конец мира не закинуло, - эльфийка повернулась в ту сторону, где по её прикидкам должен был быть брюнет, и крикнула как можно громче. - Ярт! Цепляйся и держись крепче!
  Невнятный возглас был ещё глуше предыдущих, но девушка, понадеявшись на лучшее и выждав некоторое время, собралась с силами и сделала Шаг, покидая эту своеобразную темницу. И, уже оказавшись в знакомом эльфийском лесу, поняла, что Ярт не успел...
  
  Когда туманная мгла заволокла всё вокруг, парень как раз выпустил руку Инри, чтобы удержать вставшего на дыбы Гэллэра. Конь ещё никогда так не нервничал, грозя скинуть всадника в любой момент. Впрочем, Ярт его не винил - такие странности с ними происходили впервые.
  Внезапно лишившись всех ориентиров в окружающем пространстве, брюнет слегка запаниковал. Он начал звать спутников и водить руками по сторонам, пытаясь нашарить хотя бы Инри, который ещё совсем недавно точно находился от него справа. Но то ли Гэллэр, нервничая, отошёл дальше, чем Ярту казалось, то ли эта странная магия Границы раскидала спутников в разные стороны, однако пальцы раз за разом проваливались в пустоту, а ответом на все призывы было глухое молчание. И когда он уже совсем отчаялся, до его слуха донёсся приглушённый голос Фэль. Ярт не сумел разобрать слова, однако само понимание, что девушка где-то рядом, моментально успокоило натянутые нервы.
  Парень попытался определить, с какой стороны его звала Странница, и окликнул её ещё раз в надежде на более внятный ответ. Но Фэль вновь замолчала, а через некоторое время Ярта вдруг посетило странное чувство потери и одиночества: друзья, присутствие которых он с горем пополам, но ощущал, бесследно исчезли. И это стало последней каплей. В сознании словно что-то щёлкнуло, мир неожиданно раздробился на мельчайшие детали, став простым и сложным одновременно. Больше не требовалось на него смотреть, чтобы видеть, тем более что видеть в таком тумане всё равно было невозможно. Зрение с успехом заменилось обонянием. В нос ударило множество запахов, среди которых отчётливо различался тонкий травянистый аромат, принадлежавший девушке. Парень потянулся в его сторону, и вокруг неожиданно взвился ветер.
  Сперва Ярт решил, что у него потемнело в глазах от перенапряжения, и он сейчас просто свалится в обморок. Однако сознание никуда не ускользало, а темнота вокруг была расцвечена множеством звёзд, словно по чёрному бархату рассыпали пригоршни драгоценных камней. И все они что-то шептали ему, сверкали и манили к себе. Неизвестно откуда пришло понимание, что каждая звезда - это новый мир, и стоит лишь захотеть, можно в него попасть. Достаточно просто сделать шаг...
  Но вокруг по-прежнему вился призрачный ветер, обдавая волной знакомого аромата, который зазвучал ещё ярче. И мысли о других мирах отошли на задний план. Ярт неосознанно потянулся в сторону запаха, подталкиваемый ветром в спину...
  И словно лопнула тугая ткань. На мгновение в глазах действительно потемнело, и парень свалился из седла в густую траву.
  Пронзительно-синий кусочек неба плыл среди кудрявых рябиновых крон, которые приветливо шумели со всех сторон сразу. Лёгкие дуновения ветерка ничуть не напоминали те порывистые удары, которые до сих пор помнила спина Ярта, хотя запах, витающий в воздухе, был почти таким же, как там - в звёздно-чёрной бесконечности. Длинные травинки лениво колыхались над головой, расчерчивая небесную синеву тонкими зелёными полосками. А в следующий миг всё заслонило лицо Фэль. Изумление, с которым девушка взирала на Ярта, было парню лучшей наградой.
   - Как?! - эльфийка не верила собственным глазам. Мальчишка просто не мог здесь находиться! Ведь она ещё на Звёздном Мосту поняла, что ведёт с собой одного лишь Инри. Но факт оставался фактом - Ярт пришёл вслед за ними всего на пару минут позже, Фэль даже не успела привести племянника в чувство после такого экстренного ухода с Границы Вэля. - Ты же... Ты же не держался? Как ты сюда попал?!
   - А ты надеялась от меня так просто сбежать? - он лениво улыбнулся и, сграбастав её косу, с наслаждением втянул травянистый аромат, которым были пропитаны волосы. - Я нашёл тебя по запаху.
   - Не понимаю, - девушка обескуражено покачала головой, даже не пытаясь отобрать у него неожиданную игрушку; сейчас её занимали мысли поважнее. - Я сделала Шаг на Путь и обратно, иначе Границу уже было не пересечь... Ты же не Странник. Ты... - Фэль осеклась и прикусила губу, вспомнив, чья кровь бежит в его жилах. - Ярт, как это было? Можешь описать?
   - Не уверен, - честно признался парень, прикрывая глаза, перед которыми тут же встала величественная картина неизвестного места. - Бесконечность, заполненная звёздами. Незыблемая и в то же время постоянно меняющаяся. И - Ветер. Не просто ветер, а... Не знаю, как объяснить. Его не было, но он был. Не движение воздуха, а словно какая-то сущность, невидимая, но осязаемая. И я парил на нём среди всех тех звёзд, которые на самом деле - не звёзды, ведь каждая из них - мир. А потом Ветер вынес меня к тебе, потому что я хотел оказаться рядом с тобой, - Ярт взмахнул ресницами и прямо посмотрел девушке в глаза, явно собираясь добавить ещё что-то. Но внезапно все внутренности скрутило жгучей болью, словно его тело пыталось вывернуться наизнанку.
  Он скорчился на траве, заходясь в приступе жестокого кашля, выжигающего лёгкие и не дающего даже вдохнуть. Мир перед глазами поплыл, смазываясь в цветные полосы, рот наполнился железистым вкусом крови, и казалось, этому уже не будет конца. Или конец наступит с его собственной смертью.
  Но в этот миг что-то горячее обволокло грудь, и Ярт ощутил, как сведённые судорогой лёгкие расправляются, вбирая чистый свежий воздух, наполненный незнакомыми ароматами. Никогда ещё парень так не радовался возможности дышать и чувствовать запахи. Сердце постепенно успокаивалось, и ко всему организму возвращалась способность нормально ощущать окружающее.
  А окружающее оказалось приятнее некуда - Фэль сидела рядом, плотно прижимаясь всем телом к спине спутника и обвивая его торс руками. Узкие горячие ладони скользили по груди юноши, забравшись под рубашку. Ярт замер, боясь пошевелиться и испортить эту приятную неожиданность.
   - Полегче? - в негромком голосе девушки явственно слышалось беспокойство, бальзамом пролившееся на порядком пошатнувшуюся самооценку брюнета.
   - Да, - так же тихо отозвался он. - Что со мной?
  Руки Фэль скользнули по его коже в последнем касании, и эльфийка отстранилась:
   - Просто ты слишком долго жил в Вэле. Слишком долго дышал его пылью. Воздух Вайарат - Лесного княжества - очищает тебя.
  Ярт вдумчиво изучил багряные пятна на траве, затем тыльной стороной ладони вытер рот и посмотрел на широкую алую полосу, размазавшуюся по руке. Кровь была странной, словно в неё сыпнули золотистой пыльцы.
   - Не беспокойся, я приготовлю специальный отвар. Такого больше не повторится, - Фэль похлопала его по плечу и встала, а на её место тут же перебрался Инри. В отличие от Ярта, он всего лишь выглядел так, словно его долгое время сильно мутило - бледный с нежной прозеленью. Никакой крови, никаких выворачиваний наизнанку.
  Ярт покосился на него, ничего не сказав, но в голове промелькнула мысль, что другу явно помогают его эльфийские корни. Отчасти брюнет был прав - кровь дивного народа действительно оказала юноше услугу. Тем, что в нём её было вчетверо меньше, чем в самом Ярте. Поэтому Инри не сгорал изнутри, когда его сущность пыталась избавиться от накопившегося за долгие годы медленного яда Вэля: блондин больше мучился от тошноты и головокружения, навалившихся после резкого перехода из одного мира в другой. А вот его друг получил полную незабываемую палитру ощущений, потому что Шаг на Путь стёр последние остатки сдерживающего заклятья матери и окончательно пробудил эльфийскую кровь сына Лайнэ. Но парень об этом даже не догадывался и мрачно сетовал на свою 'человечность'.
  Инри протянул приятелю флягу с водой и вполголоса полюбопытствовал:
   - А, правда, как ты нас нашёл? Я не очень представляю, что сделала Фэль, но мы ведь явно не в окрестностях Вэля.
   - Спроси у своей уважаемой тётушки, - Ярт сплюнул на траву последний сгусток крови и с удовольствием прополоскал рот, избавляясь от металлического привкуса. - Я понятия не имею, что это было.
  'Он вышел на Путь. Сам. Без помощи. Видел Звёздный Мост, никаких сомнений, - Фэль, стоящая рядом с Грайсером, потёрла виски ладонями и замерла, сражённая следующей мыслью. - Он сделал Шаг, находясь со мной... Дрэит Нэртэ!!!'
  
  Пока целебное снадобье побулькивало в котелке над небольшим костром, девушка прогуливалась по окрестностям, пытаясь определить, куда их занесло. Вайарат являлся самым крупным эльфийским владением, и плутать по нему можно было долго, если точно не знать, где ты находишься.
  Их же вынесло на лесную поляну, рядом с которой не наблюдалось и намёка на какую-нибудь дорогу или указательные вешки. Обычная полянка, каких в Вайарат по двенадцать на дюжину - заросшая травой по колено, окружённая стройными рябинками, чьи гроздья уже начинали подрумяниваться, предвещая скорый конец лета. Чуть поодаль виднелся более густой лес, в котором смешались как лиственные, так и хвойные, а трава постепенно уступала место мшистым кочкам и устилающим землю иголкам. Подобный ландшафт встречался в любой части Лесного княжества, протянувшегося по западному краю Альтаинэ на многие дни пути. Следовательно, идти отсюда можно было на все восемь ветров - вероятность, что попадёшь в поселение или хотя бы на дорогу, была примерно одинаковая. Но девушке не хотелось зря терять время, двигаясь в ненужном направлении.
  Фэль задрала голову, глядя на весело перекликающихся в кронах птиц, и вздохнула с долей сожаления. Если бы она могла понимать их язык, как некоторые из её друзей, всё было бы гораздо проще. Но, увы, богини наградили её другими талантами.
   - Эльф заблудился в лесу. Смешно, - раздался шелестящий голос из-под самых ног, и девушка увидела пару чёрных глаз-бусинок, с любопытством взирающих на неё из куста.
   - Лесовик! - обрадованно воскликнула Странница и присела на корточки, глядя на существо, больше всего напоминающее комок мха, усыпанный веточками и палой листвой. Лесовики, как и прочие природные сущности, издавна были друзьями эльфов, помогая им оберегать подвластные земли. Скрытные и обычно незаметные, они, однако, любили пошутить, а в ответ на обиду довольно жестоко мстили. Но к ним всегда можно было обратиться за советом или поддержкой, друзьям духи природы не отказывали. Фэль действительно была рада видеть лесовика, ведь свои места он знал вдоль и поперёк:
   - Ой, как здорово, что ты меня встретил! Не подскажешь, где мы?
   - В лесу, - похихикивая, ответил тот.
   - Это я уже поняла, - девушка улыбнулась в ответ. - А в какой его части? Далеко от караванной тропы?
   - Пара дней пути, - лесовик немного помолчал и добавил. - Только не ходи туда.
   - Что случилось? - насторожилась Фэль.
   - Там плохо, - он снова задумался, подбирая слова. - Плохие твари. Хотят войти в лес. Эльфы не пускают. Эльфы охраняют границы Вайарат, но не дорогу. Не ходи.
   - Хорошо. По дороге не пойду. Спасибо, - девушка кивнула. - А скажи мне, в какую сторону отсюда Ваинэль?
   - Туда, - тоненькая лапка, похожая на сухую веточку, указала на север, и лесовик внезапно нырнул обратно в куст. Фэль сперва удивилась, но тут услышала чужие шаги за спиной и моментально опознала идущего. Кто бы сомневался, что мальчишка на одном месте долго не усидит. Она обернулась на хруст очередной хворостины и поинтересовалась:
   - Что ты здесь делаешь?
   - А ты? - вопросом на вопрос ответил Ярт, оглядываясь по сторонам. - И с кем ты только что разговаривала?
   - С лесом, - девушка пожала плечами, вытащила из сумки горбушку хлеба, положив угощение под куст, и встала с корточек. - Выясняла, где мы находимся.
   - И как успехи?
   - Мы в двух днях пути от караванного тракта, - эльфийка чуть прищурилась, окидывая парня внимательным взглядом, пытаясь отыскать следы недавнего приступа. Однако, не считая некоторой общей бледности, брюнет выглядел вполне здоровым, а в зелёных глазах искрилось неуёмное любопытство. Странница чуть приподняла бровь и заметила:
   - Кстати, я так и не услышала ответа на мой вопрос - что ты здесь делаешь? Я полагала, что после случившегося ты отлёживаешься в ожидании отвара.
   - Ну, ты же не говорила нам, чтобы мы сидели на месте, - усмехнулся Ярт. - Вот я и решил прогуляться, подышать целебным воздухом, так сказать... К тому же я волновался. Тебя долго не было.
   - Пока мы здесь, со мной ничего не случится, - она насмешливо улыбнулась. - Это же Вайарат, эльфийский лес. Сюда так просто не попадёшь. И, кстати, если бы ты заблудился, то искать я бы не пошла. Хотя... Тебя даже глухой пень за перестрел услышит.
   - Ну, извини, я же не в лесу рос, - насупился парень. - И к тому же я шёл тихо.
   - Не обижайся, - Фэль примирительно посмотрела на него, - но ты действительно наделал много шума. У леса чуткие уши. Ты ещё научишься смягчать шаг, чтобы не шуршать. Просто ты идёшь как в городе. Словно ты на прогулке.
   - Я и не прятался, - буркнул Ярт, откровенно лукавя. Он как раз таки пытался подобраться к девушке незаметно. Проделывать такие шутки с друзьями было легче лёгкого, они всегда говорили, что парень появляется бесшумно как призрак или вырастает, словно из-под земли. И сейчас ему было немного досадно, что с Фэль этот фокус не прошёл. Может, у эльфов, и правда, кошачий слух?
   - Что делает Инри? - сменила она тему и направилась к костру.
   - Спит, - Ярт усмехнулся. - То ли встал слишком рано, то ли уже вымотался.
   - Пусть отдохнёт, - девушка нисколько не удивилась. Обычно после перехода через Путь не прошедшие обучения мечтали только об одном - лечь и не вставать ближайшие сутки. Инри ещё долго продержался на ногах. Скорее уж, стоило удивляться тому, что после всего произошедшего у Ярта хватает сил не только оставаться в бодрствующем состоянии, но и гулять.
  Она покосилась на идущего рядом парня и встретила такой же взгляд искоса. Ярт широко улыбнулся и подмигнул:
   - Не стесняйся. Можешь смотреть, сколько хочется.
  Фэль с тяжёлым вздохом закатила глаза и вполголоса пробормотала:
   - Найрэ был прав. Мне придётся очень постараться.
  Проверив булькающий в котелке отвар, эльфийка сняла его с огня и, нацедив немного в плошку, протянула её спутнику:
   - Пей. Только осторожно, горячее.
   - Я, что, маленький? - возмутился он на такие предосторожности.
   - Не взрослый точно, - девушка усмехнулась, окинула его скептически оценивающим взглядом и пожала плечами. - Так. Избалованный мальчишка-переросток.
  Изумрудные глаза потемнели от гнева. Ярт глубоко вдохнул, пытаясь успокоить клокочущее внутри раздражение, поставил отвар на землю и стремительно обнял Странницу, склоняясь к её лицу и отчаянно целуя.
  Фэль сперва остолбенела от неожиданности, а затем вскипела: 'Да что он себе позволяет?!'
  И в следующее мгновение парень уже распластался на земле, а эльфийка сидела на нём, вывернув руку Ярта под невозможным углом. Так, что каждое неосторожное движение и даже попытка пошевелиться вызывали дикую боль.
  Он провёл языком по прокушенной губе и удовлетворённо улыбнулся. Девушка могла кусаться, царапаться и пинаться, но это не отменяло того крошечного мгновения, когда её губы дрогнули, отвечая на поцелуй. Ярт тихо хмыкнул и проговорил:
   - Если ты хотела быть сверху, могла бы просто сказать. Я совсем не против.
  Фэльмарэ зашипела, как дикая кошка, и, выпустив из плена его руку, схватила парня за волосы, заставляя развернуться и посмотреть на себя:
   - Слушай, мальчик. Не доводи меня. Если ты не понял с первого раза, я тебе повторю - ты мне не интересен. Ты просто глупый, избалованный ребёнок, а я не собираюсь наниматься в няньки. И в следующий раз я тебе сломаю руку, чтобы ты их больше не распускал без разрешения.
  Ярт чуть прищурился и подался вперёд, остановившись в каком-то пальце от её лица. И, глядя прямо в полыхающие яростью, но всё равно такие манящие глаза, прошептал:
   - А если с разрешением?
   - Даже не мечтай, - выдохнула Фэль и, оттолкнув его, вскочила на ноги. Ей необходимо было успокоиться, а сделать это, глядя на перемазанное в земле, но всё равно довольное лицо парня, было невозможно.
   - Пей своё лекарство, - приказала она и быстрым шагом направилась к деревьям.
  Ярт улыбнулся ей в спину, пошевелил занемевшей рукой и попробовал отвар, как раз остывший до нужной температуры. Настроение у парня было самое распрекрасное. Фэль могла злиться, сшибать его с ног, выкручивать руки - всё это было ничтожной платой за возможность быть с ней.
   - Ну, ты и дурак, - пробурчал рядом Инри, не открывая глаз.
   - Посмотрим, - хмыкнул Ярт и снова пригубил из плошки.
  
  Фэль стояла босиком, прижавшись лбом к стволу одинокого старого дуба, стараясь обрести душевное равновесие. Но стоило только вспомнить случившееся, как все усилия шли прахом, и крошечные зачатки спокойствия разлетались вдребезги. Даже музыка мира не могла вернуть в её душу привычную гармонию - мысли о Ярте влезали диссонансом и заглушали всё остальное.
  Девушка выдохнула сквозь стиснутые зубы и снова попыталась расслабиться, вытолкнуть гнев и заменить его энергией спокойствия и уверенности, идущей от земли и деревьев. У эльфийки никак не получалось почувствовать себя привычной частью этого леса, маленькой травинкой на его просторах. Пылающая в душе злость сжигала всё.
  И внезапно Фэль осознала, что злится не столько на Ярта, сколько на себя. Во-первых, за то, что неосмотрительно дразнила, хотя должна была предугадать, чем такие шуточки могут обернуться с сыном Лайнэ. Парень действительно пошёл в отца. А во-вторых, за тот несчастный миг, когда что-то внутри отозвалось на его прикосновение.
  Девушка медленно сползла и села в узловатых корнях, прислонившись к дубу спиной. Поднеся к лицу левую руку, Фэль несколько мгновений разглядывала тонкий, практически невидимый старый шрам, перечёркивающий её ладонь поперёк аккурат через линию жизни, а потом резко сжала пальцы в кулак:
   - Нет. Глупость какая-то.
  Она помотала головой и закрыла глаза, пытаясь снова настроиться на энергию этой земли. Понемногу окружающие звуки захватили её, сливаясь в единую мелодию, исполненную извечной природной гармонии, в которой всё - журчание ручья, шелест травы, жужжание насекомых, птичьи трели - находилось в согласии с остальным.
  'И всё-таки, что же это было?..'
  
  Фэль вела их по лесу до густых сумерек, не делая никаких остановок. Даже перекусывала компания на ходу. Через пару часов после ухода с полянки, они выбрели на лесную тропинку, и девушка, определившись с точным местонахождением, пустила своего коня рысцой, стремясь как можно быстрее достигнуть цели и закончить это утомительное путешествие с сомнительным сопровождением.
  За весь день она не произнесла ни слова сверх необходимого, и Ярта это порядком достало. Он не один раз пытался завести разговор, задавал вопросы, но девушка отделывалась односложными ответами или вовсе отмалчивалась, обращая на спутника внимание лишь тогда, когда на него накатывал очередной приступ. Но они становились всё слабее и приходили всё реже.
  Единственный раз, когда Странница снизошла до развёрнутого ответа, была попытка Ярта извиниться.
   - Ни за что не поверю, что ты сожалеешь, - Фэль одарила его холодным взглядом. - А извинения без чувства раскаяния - пустой звук. Так что не трать слова понапрасну.
  Ярт пожал плечами и тоже замолчал. Раскаиваться он и не думал. Разве что чуть-чуть жалел о собственной несдержанности. Но, в конце концов, девушка сама его спровоцировала своими насмешками. Однако её угрюмое показное молчание раздражало гораздо больше.
  Инри, в отличие от друга, общаться не стремился. Он и вообще умудрился заснуть на ходу. На его счастье, Райче оказалась на редкость умной кобылой и, признав в Грайсере ведущего, послушно следовала за ним. Будь она чуть менее сообразительной или чуть более молодой, её наездник вполне мог проснуться неизвестно где и в гордом одиночестве.
  Когда сумерки окончательно опустились на лес, Фэль объявила привал. Она нашла в отдалении от дороги старое кострище, скрытое нагромождением камней, и развела огонь.
  Ярт, устроив дрыхнущую тушку друга на лапнике и расседлав Гэллэра и Райче, отправился насобирать запас хвороста и дров, пока Странница занималась приготовлением ужина.
  Сперва парень бродил поблизости от стоянки, но через некоторое время забрался довольно далеко в лес. Под сапогами неожиданно хлюпнуло, и Ярт ощутил затхловатый запах. Похоже, он наткнулся то ли на старое, уже заросшее озерцо, то ли на болото. Лезть в воду, тем более столь сомнительной чистоты, у него желания не было, и брюнет уже повернул обратно, но тут учуял среди болотного душка острый свежий аромат и уловил мерцающий в темноте алый отблеск.
  Сквозь густые заросли осоки чистым пламенем отливали узкие тонкие лепестки незнакомого цветка. Одни угловато ломались, загибаясь вниз, а другие миниатюрными пиками выступали вверх, почти перекрещиваясь друг с другом.
  Ярт замер, не в силах отвести от цветка взгляда. Воображение живо нарисовало ему это хрупкое пламенное чудо на фоне чёрных кудрей, и парень, даже не думая больше, шагнул в водоём.
  Огненный цветок рос на кочке довольно далеко от берега, и чтобы добраться до него, юноше пришлось оказаться в воде по пояс. Узловатый стебелёк сломался неожиданно легко, и Ярт бережно понёс трофей на сушу, любуясь изящными изломами мерцающих лепестков, среди которых рдеющим угольком пряталась сердцевина. Тонкие стреловидные листья почти плотно прилегали к стеблю, загибаясь на самых кончиках. В темноте они казались не зелёными, а чёрными, особенно на фоне алого.
  Засмотревшись на цветок, Ярт даже не обратил внимания на то, в каком виде выбрался на берег. Сейчас самым важным казалось отнести подарок девушке. Почему-то парень был уверен, что Фэль обрадуется. И, может быть, сменит гнев на милость.
   - Ты долго, - эльфийка сидела у костра спиной к приближающемуся спутнику и нарезала хлеб.
   - Волновалась? - Ярт опустился рядом.
   - Вот ещё, - она отложила нож и слегка повернула голову в сторону собеседника. - И чем от тебя так несёт? Решил искупаться в болоте?
   - Не совсем, - парень протянул Страннице цветок. - Это тебе.
   - О, Нэртэнэль! - её глаза засияли, и Фэль осторожно взяла подарок. - Огненный лотос! Где ты его нашёл?! Это очень большая редкость, - она воткнула цветок в волосы, и Ярт убедился, что ожидания не обманулись. Алые лепестки на чёрных волосах придавали девушке поистине колдовское очарование.
  - Собственно, ради этого я и полез в болото, - парень снимал со штанов налипшую тину. - Судя по твоим глазам, оно того стоило.
  Глаза их спутницы, действительно, сияли от счастья не хуже звёзд. По крайней мере, в них больше не было стылой ледяной стены, на которую Ярт натыкался весь прошедший день.
   - Огненный лотос! Последний раз я их видела в Друидской Роще, - Фэль мечтательно улыбнулась и промурлыкала что-то на эльфийском, а потом вновь перешла на всеобщий. - Давайте ужинать, а то остынет.
  Ярт только сейчас заметил, что у костра сидит сонный Инри, по уши закутанный в плащ. Впрочем, увидев под носом миску, блондин всё-таки окончательно проснулся и деловито принялся за ужин, живо напомнив Страннице своего отца. Девушка с умилённо-ностальгической улыбкой взирала на названного племянника, совершенно забыв про еду и даже не замечая пристального взгляда сверкающих изумрудами глаз сына Лайнэ.
  Ярт подавил неприятное тёмное чувство, волной всколыхнувшееся в душе, и уткнулся в свою миску, стараясь не замечать ничего за её пределами. Он быстро расправился со свежей похлёбкой, умудрившись не обжечься, выпил очередную чашку отвара, сунутую ему Фэль, и, взяв горсть сушёных фруктов, развалился на траве, разглядывая сквозь листву звёздное небо. Парень никогда не видел таких созвездий раньше, однако они, почему-то, казались ему смутно знакомыми. Ярт вспомнил место, где очутился после Границы. Некоторые из этих звёзд определённо там присутствовали. Например, вот те четыре, складывающиеся в правильный ромб. Или эта, бело-голубая, самая яркая из видимых. Кстати, интересно, что это было за место? Юноша покосился на Фэль, раздумывая, ответит она сейчас на этот вопрос или нет, но так ничего и не спросил, потому что девушка опять захлопотала вокруг его друга.
  Инри, безропотно выпив напоследок того же лечебного отвара, что и Ярт, зевнул и завалился обратно на лапник, пробурчав 'Спокойной ночи' и снова завернувшись в плащ, как гусеница в кокон.
   - Тебе тоже, - Фэль поцеловала его в лоб, и блондин, слегка порозовев от смущения, закрыл глаза.
   - А меня ты не поцелуешь? - спросил брюнет, с лёгкой усмешкой наблюдая за представлением, хотя до глаз его эта усмешка не дошла. В тени густых ресниц пряталось странное выражение, словно Ярт был охотником, уже взявшим жертву на прицел. Вот только непонятно было, кому из двоих его спутников отводилась эта роль.
  Девушка едва не вздрогнула, встретившись с его взглядом, но удержала себя в руках. Сейчас, при изменчивом свете костра, мальчишка был особенно похож на отца. На мгновение Фэль показалось, что она смотрит в непроницаемо-тёмные и, в то же время, словно подёрнутые лунной дымкой глаза Волка.
  Странница моргнула, и наваждение исчезло. В отличие от Лайнэ, Ярт ещё не научился скрывать свои чувства, и в его взгляде девушка отчётливо видела детское восхищение, колючую ревность и огненное желание. Вновь вспомнилось утреннее происшествие, однако сейчас оно уже не вызвало той яростной бури в душе, зато вдоль позвоночника неожиданно прокатилась жаркая волна, на мгновение сбившая дыхание. Фэль непроизвольно задержала взгляд на губах парня, искривлённых усмешкой, и поспешно отвела глаза в сторону, не позволяя глупым мыслям угнездиться в сознании.
   - Ты же спать не собираешься, - она прилегла на бок и подперла голову ладонью, пристально взирая на огонь.
   - Я люблю тебя, - вдруг сказал Ярт без тени улыбки.
   - Перестань, - Фэль бросила на него насмешливый взгляд. - Любовь и влюблённость - разные вещи. Не путай их.
   - Я тебя люблю, - повторил парень.
   - Упрямец, - эльфийка вздохнула. - Ты сам скоро поймёшь, какая это глупость.
   - Я люблю тебя, и это не глупость, - спокойно ответил он и сел, скрестив ноги и не сводя прямого взгляда со спутницы. - И ты тоже скоро это поймёшь.
  'Вот уж чего я точно предпочла бы не понимать', - подумала Фэль, посмотрев на его серьёзное лицо.
  А Ярт тяжело вздохнул: 'И почему сейчас, когда я впервые в жизни действительно признаюсь девушке в любви, она мне не верит?' Он взъерошил чёлку и задумчиво поинтересовался у молчащей эльфийки:
   - Неужели я тебе совсем безразличен? Ни капельки не нравлюсь? Ни за что не поверю.
   - Брось, Ярт, - она тоже села. - Я же сказала, что в эти игры со мной играть не надо. Будешь плакать. Я не отрицаю, ты очень красив, - 'Пожалуй, даже слишком для такого избалованного мальчишки'. - Но я не люблю тебя.
   - Считаешь, что я недостоин быть рядом с тобой? - парень прищурился. - Потому что я смертный?
  Фэль закатила глаза и, покачав головой, тихо припечатала.
   - Ильфэнтэ.
   - Что это значит? - он навострил уши.
   - Дурачок, - девушка улыбнулась, глядя на его насупившееся лицо.
   - Издеваешься, да? - обижено сказал Ярт,
   - Ага, - легкомысленно отозвалась она. - Всю свою жизнь мечтала над тобой поиздеваться. Просто ночами не спала! Между прочим, это ещё вопрос, кто тут над кем издевается. Тебе не кажется, что я заслужила право немного отыграться? За твоё хамское поведение?
   - Если бы оно было хамским, на той поляне не ты бы верхом на мне сидела, а совсем даже наоборот, - фыркнул парень.
   - Ты слишком самоуверен, - Фэль хмыкнула и окинула его оценивающим взглядом. - Да, ты, конечно, сильный мальчик. Но для того, чтобы этой силой правильно воспользоваться, нужен ещё и ум. А ты пока что просто несмышлёныш.
   - Что?! - Ярт вспыхнул от обиды. - Кого это ты назвала несмышлёнышем? Да я в таких драках в Вэле участвовал, что ты и представить не можешь! Я самых...
   - Тише, тише! - Странница, смеясь, прервала его возмущённый монолог. - Дева Ночи! Какой же ты ещё ребёнок!
   - Да уж повзрослее тебя, - запальчиво проговорил он и осёкся, вспомнив, что перед ним эльфийка. Принадлежность девушки к другой расе как-то незаметно забылась.
   - Вот когда доживёшь до моих лет, тогда и поговорим, - усмехнулась Фэль и добавила. - А сейчас тебе лучше лечь и отдохнуть, а то завтра будешь, как Инри, спать на ходу.
  'Как будто я младенец', - мрачно подумал Ярт, заворачиваясь в плащ.
   - Так тебя поцеловать? - вдруг улыбнулась девушка, приподнимаясь и хитро глядя на него, заранее уверенная в ответе.
   - Я не маленький, - буркнул парень и отвернулся.
  Она тихо рассмеялась, осторожно вытащила из волос лотос, чтобы не раздавить во сне, и тоже легла.
  Однако уснуть этой ночью Фэль не удавалось. Она чувствовала тревогу по неизвестному поводу. Что-то не давало девушке покоя, хотя вокруг стояла мирная тишина.
  Странница, устав мучиться в попытках заснуть, накинула плащ на плечи и присела к огню, протянув вперёд ладони. Пламя взвилось вверх, выбросив сноп искр. Фэль погрела пальцы и подтянула к себе свою сумку. Покопавшись в ней немного, девушка вытащила чуть пожелтевший от старости костяной гребень с тёмным изумрудом по центру.
  Она развязала кожаный ремешок и распустила свою косу. Негромко напевая, Фэль принялась расчёсывать волосы. Они чёрной волной струились по плечам, словно накрыв её ещё одним плащом.
  Девушка задумчиво перебирала пальцами густые пряди. Это нехитрое действие всегда помогало ей сосредоточиться, когда возникали проблемы, срочно требующие решения.
   - До Тхартнэля около четверти луны пути, - вслух размышляла она. - Там уже должны были собраться Странники востока. Интересно, у них спокойнее, чем здесь?.. Затем, дня через два-три, тронемся в Ваинэль. Там я эту парочку оставлю Орегонду. Пусть учатся у умных. А дальше... Бокр? Марээл? Пограничные крепости? Или всё-таки на поиски Врат...
  Фэль вдруг прервала себя на полуслове и досадливо прикусила губу, вспомнив одну довольно существенную мелочь. Ярт вышел на Путь в её присутствии, и любой старейшина Странников это увидит. А значит, в ближайшее время избавиться от зеленоглазой занозы не представляется возможным. У неё нет учеников, у неё нет спутника, так что вряд ли это 'счастье' снимут с её шеи. Законы Братства на этот счёт недвусмысленно выражаются. И даже кровь они уже смешали. Ну, почти, - девушка вспомнила металлический привкус на языке и нервно дёрнула бровью. Так что теперь осталось только пафосно провозгласить: 'Хатто нимэ наваиле' - 'Именем Пути связано'. Разве что получится упросить Орегонда поручить Ярта в ученики Лорелину. В конце концов, эти двое родственники.
  Она тяжело вздохнула и обхватила колени руками, вертя в пальцах лотос. Все эти размышления были бессмысленны изначально. Хэйа уже предсказала, что будет дальше. Ещё день-два, и сущность Ярта окончательно проснётся, тем более что остатки вэльской пыли он сегодня выхаркал. И любой встречный эльф без сомнений признает в нём соплеменника. А, значит, из недосягаемого идеала, - 'Ага, недосягаемого, как же!' - фыркнула Фэль, снова вспомнив утро, - она станет целью.
   - Если уже не стала, - пробормотала эльфийка себе под нос. - Раз это в его понимании недосягаемый идеал, то как же он добивается того, чего хочет? Напролом, как Лайнэ?
  
  Когда небо на востоке окрасилось розовым, над лесом разнёсся чистый звук рога, и Фэль обратила в его сторону поднятую ладонь:
   - Приветствую!
  Заря разливалась всё ярче. Запели птицы, и свежий ветерок взбодрил девушку, так и не сумевшую за ночь сомкнуть глаз. Она умылась из маленького ручейка, набрала воды в котелок и вернулась к лагерю.
  Ребята ещё спали. Фэль с некоторой завистью посмотрела на них, уложила свои вещи и занялась приготовлением завтрака. В конце концов, это хоть как-то отвлекало от тяжёлых размышлений, ничуть не померкнувших с приходом утра.
  Первым на аппетитный запах встал Инри. Он потянулся и взглянул на девушку, снимающую с ложки пробу:
   - Доброе утро.
   - Доброе утро, - Странница улыбнулась и достала из мешка миски. - Там, у камней, есть ручеёк. Сходи, умойся.
  Блондин, поёжившись, выполз из-под тёплого плаща и, позёвывая и ероша и без того спутанные волосы на затылке, пошёл к ключу. Взбодрившись холодной водой, юноша вернулся к костру и, поглядев на Ярта, удивлённо хмыкнул:
   - Никогда бы не подумал, что он такой соня.
  Фэль легко улыбнулась, вспомнив вчерашний день, и скомандовала:
   - Растолкай его, скоро поедем.
   - Ярт! - Инри тряхнул друга за плечо, но тот лишь плотнее закутался в плащ и что-то пробурчал.
   - Ах, так?! - девушка встала. - Ну-ка, Инри, раскутай этого спящего красавца.
  Парень постарался выпутать брюнета из плаща, а Фэль принесла из ключа воды и с удовлетворённо-мстительной улыбкой вылила Ярту на голову. Он моментально распахнул глаза и ошарашенно уставился на них, проговорив:
   - Вы чего?!
   - Тебя будим, - невозмутимо ответил Инри и вернулся к костру.
   - Выспался? - невинно поинтересовалась Странница, глядя на взъерошенного брюнета.
   - Да уж выспался! - парень вытирал лицо, ёжась от стекающих за шиворот ледяных капель. Воды девушка не пожалела.
   - Идём завтракать, - она легонько подтолкнула его и присоединилась к племяннику, деловито раскладывающему по мискам готовую кашу.
  Ярт, отфыркиваясь, обижено посмотрел на спутников и, вздохнув, отправился умываться как следует.
  Горячий завтрак существенно улучшил его настроение, а совсем оно поднялось, когда брюнет увидел, как девушка вплетает в волосы лотос.
   - Фэль, он вам так идёт, - проговорил Инри, восхищённо глядя на эльфийку.
  'Подлиза!' - мысленно фыркнул его друг и стал собираться.
   - Спасибо, Инри. Это мне Ярт вчера подарил, - Фэль улыбнулась, искоса глядя на довольное лицо зеленоглазого, и добавила. - Давай уже перейдём на 'ты'. Если твой приятель мне тыкает, то тебе-то и подавно можно, племянник.
   - Правда? - Инри улыбнулся в ответ. - Я рад, что вы... то есть ты так думаешь.
   - Долго вы ещё болтать будете? - сухо спросил Ярт, укладывая сумки на седло.
   - Не злись, - эльфийка свистом подозвала Грайсера. - А то морщины появятся, и девушки любить перестанут.
   - Переживу, - фыркнул парень. - В конце концов, может быть с морщинами я стану выглядеть старше, и ты прекратишь обзывать меня ребёнком.
  Странница рассмеялась и направилась к костру. Встав перед ним на колени, она протянула вперёд ладони и проговорила:
   - Аи фантро! - огонь взвился вверх в прощальном поклоне и погас.
   - Как ты это сделала? - друзья поражённо смотрели на дымящееся кострище, подёрнутое серым пеплом.
   - Легко, - Фэль поднялась и подошла к Грайсеру. - Ну что ж. В путь, мальчики.
   - Когда ты перестанешь называть нас мальчиками? - возмутился Ярт.
   - Когда перестанешь задавать глупые вопросы, - усмехнулась она, садясь в седло, и пожала плечами. - Впрочем, если желаешь, персонально тебя могу называть девочкой!
  Оба парня неожиданно расхохотались и двинулись следом за ней, перебрасываясь им одним понятными шуточками. Фэль, одарив их недоуменным взглядом, расспрашивать не рискнула. Слушать про вэльтаретские приключения Ярта у неё желания не было.
   
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"