Скай Кассандра: другие произведения.

Странники. Начало Пути. Глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Альтамир сидел верхом на стуле, облокотившись на спинку, и молча следил за процессом перевязки Фэль. По сравнению со вчерашним ужасом, сегодня "боевые заслуги" Странницы выглядели сущими пустяками. Ни багровых отёков, ни чёрных подгнивающих ран. Так, два широких рубца, стягивающих кожу, да и те через несколько дней рассосутся при таком-то лечении. Может, Фэль и являлась целительницей от богов, но наработанного опыта и знаний Эртэнэль одним даром было не заменить.
   - Всё, - блондинка затянула повязку и чуть встряхнула кистями. - Сейчас позавтракаешь, Фиа как раз должна была кашку приготовить...
   - Кашку, - Фэль скорчила сестре рожицу и завистливо вздохнула. - А сами вчера мясо лопали!
   - Тебе мясо в любом случае нельзя ближайшие дня два, пока я окончательно не удостоверюсь, что все споры вывела, - парировала Эртэ, протягивая скуксившейся брюнетке бокал с тёплым отваром. - Жиденькие кашки, супчики и очень много питья. Я там гранатового сока тебе принесла. Чтобы к вечеру выпила всё. Кровь восстанавливать как-то надо.
  Странница глотнула поданный напиток и, чуть скривившись, поинтересовалась:
   - И много там того сока?
   - Три кувшина, - хмыкнул Альтамир, и Фэль откровенно застонала, закатив глаза:
   - Эртэ, ты - изверг! Ведь прекрасно знаешь, что я его терпеть не могу!
  Эртэ знала. Ещё как! И, судя по выражению её глаз, специально принесла именно гранатовый при наличии иных вариантов. Такая незатейливая лёгкая месть старшей сестричке за все вчерашние переживания.
  Фэль тоже знала, что целительнице просто необходимо как-то спустить накопившийся пар. И хотя виноватой себя эльфийка в этот раз не чувствовала (ну, если только чуть-чуть, самую капельку, ведь с возвращением в Ваинэль она, действительно, могла бы поторопиться), однако протестовать и лезть под руку сестре с ценными советами по поводу своего лечения не стала. Эртэнэль и без того чересчур нервно реагировала, когда их обеих начинали сравнивать, пытаясь выяснить, кто из сестёр в лекарском плане более умел. Целительница слишком много времени и сил отдала любимому делу, и ей было не очень приятно осознавать, что Странница способна на такое, чего ей самой не достичь, даже положи она всю жизнь на совершенствование своего врачевательского искусства. К сожалению, настоящий дар не приобретается опытным путём.
  Фэль знала об этих переживаниях, как и о многом другом, о чём Эртэ предпочитала молчать, не делясь ни с кем. Потому эльфийка никогда не оспаривала решений своей сестры по поводу лечения. Да, шутливо ворчала, корчила рожицы, но безукоризненно соблюдала все предписания светловолосой целительницы.
  Впрочем, от лёгкого ехидства Странницу было не излечить:
   - Мне вот интересно - ты хочешь, чтобы я не вставала с постели, и при этом пытаешься влить в меня литров пять всяческой жидкости... Вроде по физиологии у тебя "отлично" было! Ни о чём не забыла?
  Эртэ хмыкнула и пожала плечами:
   - Можем озадачить Фиа тем, что в доме появился ещё один младенец. Переросток, правда, но её, я думаю, это не остановит. Ну, или как вариант, осчастливь своего ученика. Всё равно будет караулить у твоего порога до первого свиста. Какая-никакая - а всё ж таки польза!
  Альтамир коротко хохотнул, а Фэль тяжело вздохнула:
   - К чему б полезному его приставить, чтоб дурью тут не маялся?
   - Я б его на Арену сводил, - пожал плечами Странник, - вот только не уверен, что от этого будет толк. Ярт вспыльчивый, а наши братья вряд ли примут твоего ученика спокойно. Сама знаешь. Впрочем, - карие глаза насмешливо прищурились, - если ты попросишь об этом его дядюшку... Думаю, Лори не откажет. А вдвоём они кого угодно заклюют. Спелись за вчерашний вечер. Во всех смыслах!
   - Это точно, - Эртэнэль с лёгкой улыбкой вспомнила тот момент из прошедших посиделок, когда свежеиспечённые родственнички начали своеобразное музыкальное состязание. Не дали на кулаках отношения выяснить, так хоть таким образом друг другу нос утереть. Кто в итоге победил, так и не определили, но все присутствующие получили истинное наслаждение.
  Фэль беззвучно выругалась и, исподлобья посмотрев на друга, осторожно поинтересовалась:
   - Сильно злится?
   - Кто? - уточнил Мирэл, плутовски ухмыляясь. Видеть подругу такой нерешительно-смущённой ему доводилось крайне редко. Грех было не подразнить чуток, раз сама напрашивалась.
  Фэльмарэ бросила на шатена мрачный взгляд и выразительно выгнула брови:
   - Ну, не Лорелин же!
   - Не злится, но разговор тебе предстоит долгий, - Альтамир коротко пожал плечами и улыбнулся ещё шире. - Если у него, конечно, останутся силы на разговоры после сегодняшнего визита вежливости.
  Эртэнэль, стоящая у стола и собирающая свои снадобья, негромко засмеялась, а её сестра заинтересованно полюбопытствовала:
   - Какой визит? Куда?
   - В гости к бабушке, - Странник не выдержал и тоже хохотнул, а Фэль с ужасом переспросила:
   - Куда?!
   - Лорелин решил, что его племянник обязан познакомиться со своей родней хотя бы с одной стороны, поэтому сегодня Ярту предстоит визит к эйри Альмарэн, - Эртэ прокашлялась в кулачок и взглянула на сестру, на лице которой паника боролась с явным желанием улыбнуться. - Ну, чего ты так переживаешь? Эта встреча всё равно состоялась бы. Альма имеет право узнать о судьбе собственной дочери.
   - Или ты хотела лично сопроводить его на первое свидание с родственниками? - хитро поинтересовался Альтамир. - Переживаешь за мальчика?
  Фэль, справившаяся с неожиданной новостью, прямо взглянула на друга и иронично улыбнулась:
   - Переживаю. За его родню. Ярт ведь - тот ещё подарочек!
   - Знаешь, несмотря ни на что, мне кажется, для Альмарэн внук действительно станет подарком, - негромко заметила целительница и с печальной улыбкой взглянула на сестру. - Память о дочери, всё-таки. Хэйа живёт в своём сыне, в его душе и в его глазах. Даже если всё прочее ему досталось от отца. Поэтому, в отличие от всех прочих, для неё Ярт будет в первую очередь сыном Хэйлирэн, а уже потом - Волком.
   - Надеюсь, - Странница несколько мгновений смотрела в глаза блондинки, очень похожие на её собственные - единственное, что им обеим досталось от отца, а затем поспешно отвела взгляд.
  Невзирая на искреннюю любовь к Эртэ, эльфийка до сих пор не могла простить человеческую ведьму, которая воспользовалась слабостью Вэрхоля и залезла к нему в постель. Это словно осквернило память об Элиашшэ, умершей ради своего народа, нарушило клятву, которую князь рода Анэрт"Эллэс принёс на могиле покойной - что у него не будет другой жены взамен ушедшей. Её и не было... формально. После разрушения Сэлсоира, оставшись без семьи и народа, свершив свою месть вместе со Стаей, Вэрхоль хотел лишь одного - умереть на могиле своей Элиашшэ. Но до места так и не дошёл - воспалившиеся раны подкосили его силы. А подобравшая его человеческая лекарка соблазнилась красавчиком-эльфом, которого взялась выходить. Выходила, да. И любовным зельем заодно напичкала.
  Фэль знала всю эту историю - отец перед смертью честно всё рассказал. И про зелье, и про то, что сдержаться мог бы - не в первый, так во второй или третий раз точно... Мог, но не сдержался. Потому что оставалась ещё где-то горстка рассыпавшихся по землям прочих княжеств беженцев, потому что он мог оставить им хотя бы надежду - полукровку, да, но от княжеской крови. Потому остался в том маленьком домике на отшибе такой же маленькой захолустной деревушки, потому делал вид, что подвластен ведьминскому зелью, потому и своими способностями не воспользовался, позволив женщине забеременеть. И когда увидел ребёнка, в глазах которого вместо молочно-голубого человеческого тумана разливалась осмысленная эльфийская прозелень, окончательно уверил себя в том, что всё сделано правильно. Его кровь, его род будет жить в новой дочери и её потомках.
  Хитроумную ведьмочку Вэрхоль покинул через неделю, усыпив женщину сонными чарами. И угрызения совести бывшего князя не тревожили. Разве что стыд за нарушенную перед женой клятву.
  Лекарем эльф был очень и очень посредственным, но дотянуть с ребёнком до Друидской Рощи сумел. Там он и собирался оставить дочь на попечение целителей и магов, рядом с Камнем Судеб, который должен был даровать Эртэнэль бессмертие и княжеский венец в перспективе, а ему самому - быстрый уход на Звёздный Мост, к любимой жене и дочери. Вот только свою драгоценную Иссу-Котёнка Вэрхоль увидел гораздо раньше, чем на тот Мост ступил - когда вслед за своим наставником Раймилем в комнату шагнула юная ученица и со сдержанным любопытством взглянула на измождённого дорогой и пережитым эльфа, укачивающего в колыбели светловолосого младенца.
   - Я пошла, - вырвал Фэль из воспоминаний голос сестры. - У меня занятия, так что увидимся ближе к вечеру.
   - Постой, - эльфийка дёрнулась следом, и Эртэ, стоящая уже у самой двери, обернулась, одарив брюнетку вопросительным и строгим взглядом. Странница послушно легла обратно и поинтересовалась почти умоляюще:
   - А помыться мне можно? Очень хочется!
   - Прости, милая, но пару дней только обтирания влажной тряпочкой, - целительница улыбнулась чуть виноватой улыбкой и, словно извиняясь, пожала плечами. - Хочу убедиться, что все споры вышли. Сама знаешь, им высокие температуры - в радость. Так что потерпи немножко.
  Фэль пробурчала себе под нос нечто неразборчивое и тяжело вздохнула, пожаловавшись в пространство:
   - Мыться нельзя, мяса нельзя, вставать нельзя. Три кувшина сока на день! Я точно скоро стану овощем.
   - Лишь бы грибом не стала, - фыркнул Альтамир без намёка на улыбку, и Эртэнэль, согласно кивнув, вышла из комнаты.
  Странница проследила взглядом за закрывающейся дверью, подтянулась на кровати, подоткнув себе под поясницу подушку, и испытующе воззрилась на друга:
   - Я слушаю.
   - В твоём яде была слюна урсу, - безо всяких предисловий отчитался Альтамир.
  Девушке потребовалось всего несколько мгновений, чтобы сложить два и два:
   - Их нанял наш враг. Тогда понятно, почему они на нас напали... Хотя не совсем понятно, как он заставил их поступиться принципами.
   - Поймаем - спросишь, - мрачно усмехнулся Мирэл и нервно побарабанил пальцами по спинке стула. - Меня другой вопрос интересует: как джае-гару узнали, что кто-то появится у завесы именно в той стороне? Ведь ждали именно тех, кто пойдёт через болота... Что вы там забыли, кстати?
   - Совет старейшин попросил по пути заглянуть в Зачарованный Лес, к первым Вратам, - медленно и напряжённо проговорила Фэль. - Оттуда было логичнее пройти прямо, чем в обход, теряя время. Мы и так его потеряли, пока к развалинам добирались. Я вообще рассчитывала, что мы заночуем уже за завесой, но... Пока пробирались через болото, где уже половина вешек пропала, пока отмывались... В общем, решили, что заночуем, где упали, а с утра сразу до Ваинэля поедем. Знала бы, что так получится... - девушка мотнула головой и прикусила губу.
   - То есть, вы не планировали ночёвку у болота? - уточнил Альтамир, и Фэльмарэ внимательно воззрилась на друга, услышав в его голосе странные нотки. Словно у Мирэла была какая-то догадка, которой он очень боялся найти подтверждение.
   - Не планировали, - задумчиво подтвердила эльфийка, размышляя, до чего уже успел додуматься её названный брат. Странник, хорошо знавший свою сестру, криво усмехнулся и ответил её мыслям:
   - У меня два варианта, и оба мне не по душе. Даже три, но третий - это уже слишком...
   - Начни с него, - предложила Фэль, у которой тоже возникла пара догадок. Уж слишком вовремя появились джае-гару и подозрительно долго наблюдали, прежде чем нанести удар.
   - Кто-то в Братстве связан с нашим противником, - Альтамир иронично приподнял бровь, разглядывая откровенно изумлённое выражение на лице брюнетки. - Нет, ну, а что? Сама посуди - вас с Яртом очень вовремя отправили к развалинам, когда вам надо в Ваинэль. И все, кто с тобой знаком, прекрасно понимают, что ты не из тех, кто пойдёт в обход, если есть тропы через болота. На кого ещё можно подумать первым делом, как не на старейшин или тех, кто был осведомлён о вашей поездке?
   - Да о ней половина Тхартнэля знала, - проворчала Фэль. - А второй наверняка донесли на следующий же день после нашего отъезда... И вообще, Братство и Орден слишком дорого заплатили за ту победу, чтобы желать повторения. Наша память хранит такие воспоминания очень долго.
   - Согласен, потому и сказал, что такой вариант - это слишком, - кивнул Альтамир и слегка прикусил ноготь, обдумывая следующую версию. - Тогда второй, он же первый из тех двух, - охотились лично на тебя.
   - На нас, - поправила друга Странница и в ответ на вопросительный взгляд пояснила. - Первый нож предназначался Ярту. Если б не Сэллифэр...
   - Ярт в этом мире пробыл недолго и насолить нашим неприятелям ещё не успел, - резонно возразил Альтамир. - Ты, в отличие от него, личность известная и себя проявившая.
   - Пф, - Фэль скептически фыркнула и закатила глаза. - С тем же успехом можно рассматривать вариант, что джае-гару нанял кто-нибудь из Вэля. Там, кстати, Ярта вообще человеком считают! И насолить он там успел едва не всему городу поголовно... - девушка осеклась и, несколько мгновений помолчав, протянула. - Мэргэ...
   - Руки коротки, - отрубил Альтамир и напомнил. - Слюна урсу, не забывай. Даже в Вэле её достать неоткуда. Или там эти ящерки в качестве домашних зверюшек бегают?
   - Ладно, я так, в плане безумных идей, - отмахнулась эльфийка и глубоко вздохнула. - В чём-то ты прав, кстати. Сейчас, размышляя над поведением тех двоих... Они же не сразу напали. Наблюдали какое-то время, хотя позиция для удара была на порядок удобнее, чем впоследствии, когда Фэри и Ноэрэ вмешались... То ли эгир кидали на соизволение Дше, то ли...
   - Сверялись с заказанной целью, - закончил её мысль друг и кивнул. - Когда мне Ярт рассказал свою версию событий, я так и подумал. Сама же знаешь, если это был найм, эгир они покатали ещё на Вэи. А без найма им у эльфийских границ в таком месте выслеживать было некого. Что возвращает нас ко второй идее, которая, кстати, первую не исключает...
   - Да они вообще все друг друга не исключают, - проворчала Фэль и мрачно свела брови. - Догадываюсь, о чём ты. Место и время...
  Альтамир кивнул и как-то буднично произнёс:
   - Нашим врагам помогает кто-то из Видящих. И если отбросить очередную безумную идею, что это кто-то из эльфийских магов, то остаётся...
   - Хрустальная Башня. Ипри! - девушка возбуждённо подскочила на кровати. - Мирэл, нужно срочно туда съездить!
   - Некоторым нужно срочно нормально лечь в постель, - остудил её пыл шатен и сурово сдвинул брови. - И ты никуда не поедешь, пока Эртэ не скажет "Всё в порядке. Можно", ясно?
   - Слушаюсь, уважаемый наставник, - съехидничала Фэль и с надутым видом улеглась обратно.
   - Вот-вот, слушайся. Целее будешь, - невозмутимо отозвался Альтамир и повернул голову на едва уловимый скрип двери. - Доброе утро, Ярт.
   - Доброе, - улыбнулся парень, заходя в комнату, и пристально воззрился на обиженно сопящую брюнетку. - А что случилось?
   - Ничего особенного, - Мирэл легко поднялся на ноги, освобождая стул, и направился к двери. - Просто у некоторых шило в одном месте. И вместо того, чтобы лечиться нормально, эти некоторые порываются лететь на подвиги.
  Ярт с трудом сдержал улыбку, услышав, как недовольное сопение стало ещё явственнее. Он присел на край кровати и осведомился с самым беспечным видом:
   - А эти подвиги, случайно, не связаны с нашим последним приключением? А то я б тоже слетал. С бо-о-ольшим удовольствием!
   - Обойдёшься, - буркнула Фэль, сверлящая взглядом стенку возле кровати. Деревянные панели пока держались, но, зная упрямство эльфийки, интерьер комнаты вполне мог обзавестись парой непредусмотренных отверстий.
   - Почему это обойдусь? - возмущённо уточнил Ярт, нахмурив брови, и с намёком добавил. - У меня два долга неоплаченных, а я не привык ходить в должниках.
   - Давай, сестрёнка. Расскажи ему всё, - с ехидцей в голосе бросил Альтамир и взглянул на подругу без намёка на улыбку. - Ведь парня это тоже касается. Если ты забыла, я напомню: твой ученик - твоя тень. Куда ты, туда и он, пока не завершится обучение. Так что... - Странник пожал плечами и открыл дверь.
  Обиженное сопение на кровати стихло. Фэль повернула голову и одарила присутствующих в комнате мужчин таким красноречивым взглядом, что и без слов стало ясно - приличных выражений для ответа у девушки не находилось.
  Однако оспаривать заявление Мирэла эльфийка не стала. Просто потому что понимала - брат прав. Пришла пора перестраиваться с мировосприятия одиночки, отвечающей лишь за себя. Если бы только Фэль с самого начала готовилась к тому, что однажды станет чьей-то наставницей... Но она была твёрдо настроена обойти это почётное звание стороной и крайне успешно избегала его все прошедшие годы. Да и сам Ярт, честно говоря, мало походил на привычный образ адептов Братства, восторженно взирающих на опытных Странников снизу вверх при любой разнице в росте. Нет, мальчик, конечно, глядел восторженно, но совсем по другому поводу. И она тоже, - Фэль мысленно вздохнула, откровенно признаваясь самой себе, - видела в нахальном Волчонке совсем не ученика.
  Ярт говорящим взглядом эльфийки не впечатлился, пожал плечами и безмятежно ответил на слова Альтамира:
   - Я в любом случае буду её тенью. Даже после обучения. Куда Фэль, туда и я. Запретить она мне не сможет. И сбежать не сумеет - я найду.
   - Слышала? - Мирэл согласно покивал с самым довольным выражением на хитрой физиономии. - Этот найдёт, не сомневаюсь! Так что посвяти ученика в свои планы, пока дров не наломал самодеятельностью.
   - Сами разберёмся, - ворчливо буркнула девушка, исподлобья зыркнув на ухмыляющегося друга. - Без ценных советов!
  Ярт негромко хохотнул, а шатен, вспомнив первый разговор с мальчишкой, скорчил непередаваемую рожицу:
   - Нашли друг друга... - после чего удалился, аккуратно прикрыв за собой дверь. И Фэль почти сразу неловко заёрзала, осознав, что теперь всё внимание ученика безраздельно принадлежит ей. Изумрудные глаза пристально и изучающе разглядывали лежащую девушку, и хотя ничего такого в их выражении не было, брюнетка сразу вспомнила, что с утра не успела причесаться, и на голове полнейший хаос из выбившихся из косы прядок, что на лицо после случившейся кровопотери она уже не светлокожая, а белая что твоё привидение, и что рубашка, откровенно сползающая с одного плеча, потому что банально велика, та самая, в которую ученик вчера собственноручно её облачил.
   - Как самочувствие? - пробормотала эльфийка, лишь бы нарушить воцарившееся с уходом Мирэла неловкое молчание. Ярт, завершив придирчиво оценивающий осмотр, улыбнулся уголком рта:
   - Нормально. Бегаю. И Сэллифэр бегает, кстати.
   - Да, знаю, - Фэль теребила край тонкого шерстяного одеяла, крайне внимательно изучая вытканный на нём узор. - Ноэрэ доложила. И уже успела его куда-то утащить с утра пораньше, так что не волнуйся.
   - О нём я уже не волнуюсь, других поводов хватает, - как-то мрачновато хмыкнул парень и осторожно уточнил. - Ты-то как? А то Эртэ вчера отделалась парой туманных намёков, Мирэл вообще тему перевёл...
   - Да я тоже нормально, - Странница досадливо поморщилась и передёрнула плечами. - Как бы только в этом моего личного целителя убедить? Эртэнэль мне даже вставать запрещает!
  Ярт вновь окинул наставницу взглядом, в очередной раз отмечая чрезмерную бледность, следы от тёмных кругов под глазами, заострившиеся скулы и лёгкую испарину на лбу - явный признак повышенной температуры, ведь в комнате было приятно прохладно - распахнутое окно впускало внутрь свежесть лесного утра. И мысленно признал правоту Альтамира - кое-кто здесь рвётся искать новые приключения на то место, коим обычно сидят. До состояния "нормально" по понятиям брюнета девушке ещё лежать и лечиться. Дня три. А то и четыре, невзирая на всю её эльфийскую живучесть.
  Хотя в глубине души Ярт признавал, что на месте Фэль тоже рвался бы сбежать от постельного режима и всех вокруг старательно уверял, что с ним всё просто замечательно. А температура и мотает на каждом шагу - так это от долгого лежания и недостатка свежего воздуха! Все эти доводы были парнем не раз и не два опробованы ещё в Вэле.
   - Ну, что ты на меня так смотришь? - буркнула эльфийка, усилием воли подавляя желание закутаться в одеяло до ушей, лишь бы прикрыться от этого изучающего взгляда изумрудных глаз.
   - Любуюсь, - хмыкнул Ярт. - Приятно, знаешь ли, видеть на твоих щеках румянец, а не бледность с прозеленью, - он опустил глаза, с усилием потёр пальцами лоб и тяжело вздохнул. - Прости меня.
   - За что на этот раз? - подозрительно уточнила Фэль, начиная мысленно прикидывать, что её непоседливый ученик мог успеть натворить за прошедшую ночь. Учитывая характер парня и его способности находить проблемы на пустом месте, список потенциальных прегрешений оказался угрожающе велик.
   - За то, что ты чуть не погибла из-за меня, - брюнет мрачно нахмурился и уткнулся лбом в переплетённые кисти рук. - Если бы меня не было...
   - Что за глупости?! - изумилась Странница, не в силах поверить в услышанную чушь. - Я погибла бы, не будь тебя рядом. И ты это знаешь!
   - Нет, - Ярт отрицательно качнул головой, по-прежнему не глядя на наставницу, и нервно хрустнул пальцами. - Ты потратила драгоценные силы на то, чтобы спасти Сэллифэра... Ты оказалась на открытом пространстве, потому что учила меня... И Грайсер мог бы домчать тебя сюда по прямой и сразу, если бы не твоя забота о нашей безопасности... Да ты вообще не осталась бы там на ночёвку, если бы не я!
   - Угу. Потому что до этого меня вполне мог сожрать муэр в Нэршо... Или я попалась бы в лапы вергу, добираясь в Тхартнэль, - ехидно вставила Фэль, одновременно размышляя - отвесить ученику подзатыльник или просто пнуть, чтобы перестал зацикливаться на всякой ерунде. В конце концов, ему давно стоило понять, что путь Странника никогда не бывает ни лёгким, ни безопасным.
   - Ты не понимаешь. Вчера, пока я тебя вёз к Ваинэлю... Я никогда в жизни так не боялся опоздать. И никогда - ни разу! - не чувствовал себя настолько беспомощным, - тихо признался парень и передёрнулся от накативших, ещё слишком свежих воспоминаний.
  Хрупкое, медленно, но неотвратимо леденеющее тело в руках. Всё сильнее разливающийся в воздухе гнилостно-сладковатый душок вперемешку с железистым привкусом крови. Угасающее дыхание, настолько редкое и тихое, что едва улавливалось даже обострившимся слухом молодого Волка. Ощущение истончающейся нити в пальцах, чёрной пропасти в одном шаге, и предчувствие близкого, неотвратимого обрыва. Хрупкий, маленький язычок пламени, слабый, едва трепещущий, еле заметный. И жуткий страх, что ты не сумеешь его удержать, сохранить, что он погаснет от любого неловкого движения. Что любая твоя попытка заставить его разгореться ровно приведёт к противоположному результату; и оборвётся тонкая натянутая нить, рухнет последняя опора под ногами - и всё поглотит жадная тьма разверзшейся пропасти. Она ждёт, манит, тянет, рвёт свою добычу из твоих рук. А ты держишь, на пределе сил, не отпуская, каплю по капле осторожно отдавая свою душу, чтобы хрупкий огонёк прожил ещё мгновение. И ещё одно. Чтобы другая душа, намертво проросшая в твою собственную, застыла всего лишь в шаге от Звёздного Моста, и неизвестно, достанет ли у тебя воли удержать её в этом шаге. И целую вечность ты один за другим вырываешь драгоценные мгновения из ледяных лап смерти, сходя с ума от страха и боли, нечеловеческого напряжения и почти ювелирного контроля над собственной силой, которая рвётся хлынуть привычным потоком... и погасить с таким трудом удерживаемую искру.
  Ярт знал, что эти воспоминания останутся с ним если не навсегда, то очень и очень надолго. Воспоминания - и страх вперемешку с чувством вины.
  Фэль завозилась, привлекая внимание ученика, и, чуть приподнявшись, поманила парня пальцем. Он недоуменно выгнул брови и склонился чуть ближе к девушке, вопросительно заглядывая в тёмные глаза, в глубине которых переливалось яркими искрами настоящее ночное небо.
   - Ты успел, - шепнула Странница и, обвив шею Ярта руками, приникла к его губам. Парень, что-то глухо пробормотав, зарылся пальцами во встрёпанные кудри на её затылке и горячо ответил на поцелуй.
  Фэль сознательно провоцировала Волчонка, припоминая все его редкие, но яркие уроки. Девушке нужно было перенаправить его мысли в иное русло, отвлечь от надуманной вины, стереть из взгляда так не идущее Ярту выражение затравленности и беспомощности. Да, возможно, парень был в чём-то прав, и без него её путь лёг бы по-иному. Но кто сказал, что тот - другой - путь стал бы легче и проще? Если уж Тэиссэ выткала на гобелене её жизни этап испытаний и опасностей, судьба так или иначе подкинула бы свою подлянку. Не с джае-гару, так с тем же муэром, действительно! Сейчас, когда пережитое уже позади, из него нужно извлечь полезный урок на будущее, а не упражняться в сослагательных наклонениях. В конце концов, они оба живы, практически здоровы...
  "Некоторые даже чересчур здоровы", - мелькнула в сознании эльфийки быстрая мысль, когда нежность в прикосновениях Ярта сменилась жадной напористостью. Впрочем, к тому моменту девушке уже самой хотелось куда-нибудь выплеснуть разгоревшийся внутри огонь.
   - Пламя моё... Душа моя... - почти мурлыкал Ярт низким чувственным шёпотом, покрывая обжигающими поцелуями её лицо и шею, и Фэль вдруг осознала, что уже снова лежит на подушках, а тонкое одеяло отброшено куда-то к стене, открывая женское тело отнюдь не скромным прикосновениям мужских ладоней. Чуткие пальцы скользнули вверх от колена по бедру девушки и нахально забрались под край рубашки, по-хозяйски располагаясь на тонкой талии.
   - Э... м-м! - эльфийке не дали вставить даже слова. Горячие губы закрыли её рот очередным сумасводящим поцелуем, лишающим любых сил к сопротивлению. Да Фэль особо и не стремилась сопротивляться.
  Лёгкие шаги в коридоре Ярт услышал ещё до того, как скрипнула дверь, но даже не подумал останавливаться. В его руках плавилась от желания самая восхитительная женщина всех миров, и меньше всего парня в этот момент волновали возможные визитёры.
   - Я-арт... - девушка запрокинула голову, открывая шею, на которой уже проступали следы слишком горячих поцелуев, и запустила пальцы в вороную гриву Волчонка, притягивая его ещё ближе. И в этот момент парень был как никогда готов полюбить собственное имя - если Фэль и дальше продолжит выдыхать его вот так: жадно, нетерпеливо и почти умоляюще.
   - Люблю тебя, - прошептал брюнет в призывно приоткрытые губы эльфийки и увлёк её в очередной безумно-нежный и томительно-неторопливый поцелуй.
   - Ой, - раздался от двери негромкий возглас, полный замешательства и изрядной доли ошеломления.
   - Доброе утро, Терти, - Ярт последним касанием скользнул губами по губам Фэль, неторопливо обернулся и поприветствовал хозяйку широкой улыбкой. На загорелом до золотистого оттенка личике Терти расплывался яркий румянец смущения, но в глазах перемешивались откровенный восторг и восхищение. Неожиданная реакция, но парня она порадовала. Значит, минимум один союзник в окружении наставницы у него был.
   - М-м... Терти? - Фэль медленно приходила в себя, затуманенным взором уставившись куда-то мимо подруги. Та негромко хихикнула, оценив и этот взгляд, и блаженную улыбку на зацелованных губах Странницы, и россыпь мелких пятнышек на шее и ключицах, и помахала в воздухе свободной рукой:
   - Простите-простите! Не хотела мешать. Думала позвать Ярта на завтрак, но, похоже, не вовремя, да?
  Фэльмарэ, наконец, разогнавшая розовый туман в голове и осознавшая ситуацию, залилась краской до корней волос, но весёлый взгляд Терти выдержала и очередной порыв завернуться в одеяло подавила. Во-первых, это было бессмысленно: всё, что можно, подруга уже увидела. А во-вторых, гордость не позволяла вести себя, словно нашкодивший ребёнок, пойманный на горячем. Нет уж, раз застукали в такой ситуации, следует держать лицо и делать вид, что всё так, как и должно быть. Ну, подумаешь, целовались! Эка невидаль! По Ваинэлю вечером пройти нельзя, чтобы на какую-нибудь парочку не натолкнуться. В конце концов, ей уже не десять лет, и даже не двадцать. Было бы чему удивляться.
  Самоубеждение, конечно, было притянуто за уши. Учитывая, сколько времени они с Терти знакомы, Фэль даже не сомневалась, что вскоре ей предстоит пережить допрос с пристрастием. И, честное эльфийское, лучше бы она снова оказалась один на один с вергу!
  Коротко вздохнув, Странница поспешила сменить тему. Благо, подруга сама дала повод:
   - Завтрак? Мне, кстати, тоже обещали кашку какую-то. И где?
   - М! Да я смотрю, здесь кто-то нагулял аппетит? - не удержалась Терти от подначки в лучшем духе своего мужа и рассмеялась. - Сейчас всё будет. Фиа как раз твой поднос собирает. Яблочки чистит.
   - Зачем? - искренне удивилась Фэль.
   - Чтобы в пюре протереть.
   - Не надо! - твёрдо отрезала девушка и насупилась. - Предпочитаю яблоки в естественном виде! Я, в конце концов, не тяжелобольная.
   - Угу, тяжелоздоровая! - поддакнула ей посмеивающаяся подруга. - И тяжелохарактерная! Ладно, я ей скажу.
   - У меня есть мысль получше, - загадочно улыбнулся Ярт и с неприкрытой нежностью воззрился на свою наставницу. - Позавтракаешь с нами?
   - Но ей вставать... нельзя, - договаривала Терти чисто машинально, наблюдая, как парень легко подхватывает брюнетку на руки.
   - Вот знаешь, в другое время прибила бы за своеволие, - вздохнула Фэль, насмешливо глядя на довольное лицо ученика. - Но сейчас... - она облокотилась на мужское плечо и царственно повелела. - Неси!
   - Слушаюсь, моя госпожа, - Ярт почтительно склонил голову и направился в обеденную залу.
  При их появлении Альтамир, уже сидящий за столом, даже забыл про старательно сооружаемый бутерброд устрашающих размеров. Справившись с первым шоком, шатен заинтересованно проследил за размещением Фэль по левую руку от себя и уже открыл было рот, но девушка ловко сунула ему в зубы первый попавшийся пирожок и предупреждающе прошипела:
   - Ни слова!
  Мирэл, без особых возражений заработавший челюстями, окинул подругу внимательным взглядом, подмечающим все мелкие детали в её облике, и брюнетка, невольно покраснев, нервно пригладила волосы и затянула потуже ворот рубашки. Спрятать явные следы это не помогло, но ощущение спокойствия нехитрые действия девушке вернули. Её друг красноречиво ухмыльнулся и молча вернулся к своему кулинарно-архитектурному шедевру.
  Ярт, севший рядом со своей наставницей, окинул это произведение долгим взглядом и попытался представить, как Альтамир вообще собирается это есть. По самым скромным прикидкам, бутерброд влез бы разве что в пасть крокодилу.
  А пока брюнет строил умозрительные заключения по поводу вместимости ртов некоторых присутствующих лиц, на столе, словно по волшебству, появились чистые приборы. Вот только, в отличие от его собственной, в тарелке Фэль уже исходила ароматным парком жиденькая кашка. Брюнетка перевела тоскливый взгляд с неё на стоящие вблизи разносолы и тяжело вздохнула.
   - Приятного аппетита! - съехидничал Мирэл, жуя не уместившийся на причудливую конструкцию кусок ароматного мяса и демонстративно облизывая выпачканные пряным соусом пальцы.
  Буркнув в ответ нечто среднее между "Спасибо" и "Приятно подавиться", Фэль взялась за ложку и принялась меланхолично бороздить содержимое своей тарелки.
   - Не капризничайте, эйри, - раздался откуда-то снизу тонкий голосок, и Ярт, опустив глаза, с удивлением обнаружил рядом забавную малютку, облачённую в пёстрый тканый наряд. Росточком она не дотягивалась даже до столешницы, была уютно-округлой и с пушистыми пепельно-серыми кудряшками, забранными в пучок на макушке. Несмотря на свои миниатюрные размеры, крошка уверенно держала увесистый поднос, заставленный новой порцией различных вкусностей. Под взглядом необычных фиалковых глаз с вертикальными, как у кошки, зрачками блюда взмыли вверх и сами собой расставились по свободным местам на столе. А малютка, резво крутанувшись, словно растворилась в воздухе.
   - Это Фиа, наш домовой дух, - пояснила Терти, усаживающаяся рядом с мужем, и с улыбкой поблагодарила вновь появившуюся уже возле неё домовушку. - Спасибо, милая. Дальше мы сами. А ты присмотри за малышом, пожалуйста.
  Фиа кивнула и повторила свой фокус с исчезновением.
   - Как она это делает?! - изумился брюнет.
   - Магия, - Терти пожала плечами, накладывая себе порцию рулетиков из омлета. - У домовых духов своя сила. Они связаны с местом, где обитают, и способны моментально оказываться в любом его уголке. Ну, и много всякого другого, что помогает им вести хозяйство. Незаменимые помощники! Не представляю, как бы я справлялась со всем без Фиа.
   - Поставила бы к плите Альтамира, - фыркнула Фэль и бросила смеющийся взгляд на друга, поперхнувшегося очередным уминаемым пирожком. - А то как толпу гостей привести, так это он, а как всю эту ораву кормить - так почему-то ты.
   - Ой, милая, не пугай его! - засмеялась в ответ Скворушка. - Я и так мужа вижу четыре раза в год, а от таких перспектив он и вовсе сбежит.
   - Не волнуйся, - Мирэл, дотянувшись, чмокнул жену в висок и усмехнулся. - Пламя просто завидует, - Фэль в ответ выразительно закатила глаза, а Странник добавил. - Да к тому же она голодная со вчерашнего дня, а в меню у неё на ближайшее время только кашки да гранатовый сок. А я всегда говорил, что пустой желудок - путь к негативным эмоциям! - шатен с менторским видом воздел палец и вернулся к своей тарелке.
   - Мне тебе добавить позитива? - многообещающе поинтересовалась у него подруга, бросив короткий, но выразительный взгляд на горку убывающих пирогов.
   - Сам возьму, - хмыкнул мужчина и кивнул собеседнице на её тарелку. - Ты лучше своё ешь. Или дожидаешься, пока с ложечки покормят? Ярт уже почти освободился, - он хитро подмигнул брюнету, дожёвывающему зажаристую яичницу с беконом.
   - Я могу! - быстро выразил согласие парень и с азартным предвкушением воззрился на наставницу.
   - Не сомневаюсь, - Фэль вздохнула, подперла голову ладонью и с кислой миной отправила в рот первую ложку уже порядком остывшей каши. Нет, приготовлено блюдо было прекрасно - в детстве девушка именно такую любила: в меру жидкую, чуть сладковатую, с привкусом ванили и коричной пудры. И без противных комочков! Но это в детстве. Сейчас же, при наличии по соседству толстых ноздреватых ломтей свежего хлеба, круто порезанного копчёного мяса, пикантно пахнущего белого сыра и ароматной выпечки, свою аппетитность кашка резко утратила.
  С другой стороны, - подумалось Страннице, - стоит порадоваться, что не пришлось давиться этой кашей в гордом одиночестве, если не считать за компанию неусыпный надзор Фиа. К тому же вряд ли за какие-то несчастные три дня в этом доме переведутся продовольственные запасы. Если такое однажды случиться, впору будет готовиться к концу света! Так что возможность насладиться вкусностями, которые так любит стряпать Терти, предоставится ещё не раз. А пока... Ну, что ж! Сбросит пару унов - будет повод отобрать у Мирэла в отместку за шуточки последний пирожок!
  Утешив себя подобным образом, девушка отвела взгляд от блюда с пирогами, выскребла из тарелки остатки каши и притянула к себе поближе вазочку с фруктами.
   - Всем хорошего дня! - провозгласил бодрый голос, и на пороге столовой возник Лорелин собственной жизнерадостной персоной, свежий как весенний ландыш и разодетый как придворный щёголь. - Слушай, племянник, ты бы своего волка какое-то время при себе придержал! А то в городе с утра повальные нервные истерики. И ладно бы - у барышень, так ведь наши бравые Стражи в первых рядах! В народе уже каких только сплетен не гуляет: от того, что Фэль себе очередную зверушку откуда-нибудь притащила, раз волк в компании с шарой носится, до того, что Стая вернулась к жизни, чтобы разобраться с новой угрозой нашему прекрасному миру!
  Фэльмарэ подавилась персиком.
  Ярт хлопнул наставницу по спине, помогая прокашляться, и коротко кивнул:
   - Ладно, придержу. Будем гулять вдвоём, чтобы сплетни превратились во вполне официальную версию.
  Лорелин восторженно кивнул и метнулся через помещение на кухню - за чистой тарелкой.
   - О, гранатовый сок! Обожаю! - донёсся оттуда его голос, и блондин нарисовался на пороге в обнимку с пузатым кувшином. Фэль, до этого момента пребывавшая в счастливом неведении относительно объёмов доставленного сестричкой полезного напитка, едва не подавилась во второй раз и обречённо осознала - Эртэ таки точно за что-то мстит!
   - Лори, это для нашей больной! - шикнул на друга Альтамир, и девушка, не удержавшись, показала шатену язык:
   - Ничего, Лорелин, угощайся! Мне для друзей не жалко!
   - Вот и ладненько! - обрадовался тот и прошествовал к столу, усевшись так, чтобы видеть всю кучную компанию разом. Примостив рядом кувшин с соком и сгребя на добытую тарелку всё, до чего рука дотянулась, Пересмешник воткнул в эту горку вилку и внимательно уставился на Фэль, а затем сверкнул широкой улыбкой:
   - Отлично выглядишь, Пламя! Судя по тому, как эти два телохранителя меня вчера к тебе пускать не хотели, я ожидал лицезреть полутруп. Даже погребальную речь начал готовить. Ну, так, чтоб потом не мучиться!
   - Ага, я тоже рада тебя видеть, - хмыкнула девушка, невозмутимо чистящая апельсин.
   - Слышал, у тебя для меня есть новости, - намекающе протянул Лори, всё так же не спуская с неё глаз.
   - Полагаю, с главной новостью ты уже ознакомился, - хихикнула Фэль, отправляя в рот первую красно-оранжевую дольку, и скосила глаза на задумчивого ученика.
  Блондин ухмыльнулся и согласно закивал:
   - Угу. И ознакомился, и по ушам успел надавать...
  Ярт слегка напрягся и бросил быстрый взгляд на свою наставницу. В том, что Фэль не одобряла поединки за пределами тренировочных залов, брюнет уже успел убедиться в Тхартнэле и теперь ждал неминуемой расплаты за вчерашнее. Странница хмыкнула, проглотила очередной кусочек апельсина и безмятежно осведомилась:
   - Свои-то уши уберёг?
   - Относительно, - уклончиво ответил Лорелин, но его тут же сдал с потрохами посмеивающийся Мирэл:
   - Какое там - уберёг! Получил и по ушам, и по носу... Ярт ему разве что длинный язык узлом не завязал.
   - Ну, это ещё вопрос, кто бы кому чего завязал! - запальчиво вскинулся Пересмешник, и Альтамир снова хохотнул, переглянувшись с женой, в аквамариновых глазах которой прыгали весёлые бесенята. Фэль заметила короткую улыбку, скользнувшую по губам ученика, и негромко хмыкнула:
   - В общем, как я понимаю, знакомство прошло успешно. Жаль, я этого не видела.
   - Хочешь, можем повторить специально для тебя? - Ярт улыбнулся чуть шире и перевёл взгляд на Лорелина. - Разумеется, если мой достопочтенный дядюшка не против.
   - Я же просил! - скривился блондин. - Ну, и язва же ты, дорогой племянничек!
   - Есть в кого, - вполголоса мурлыкнула Терти, а Мирэл, согласно покивав головой, добавил:
   - Кто бы говорил. Сам-то давно в зеркало смотрел, Лиимэ?
   - Так что там у Хэйи, Фэль? - сменил тему эльф, сделав вид, что последние фразы к нему вовсе никакого отношения не имели. - То, что она осела в Вэле, возится с цветочками и выдаёт себя за человечку, можешь опустить.
  Странница несколько мгновений молчала, крутя в пальцах апельсиновую корочку и размышляя, как бы так помягче всё поведать, чтобы Ярта после её рассказа не сдуло ветром в сторону Золотого Города. Ведь мальчишке только намекни, что его мать в опасности, тут же рванёт спасать.
   - Что, всё настолько плохо? - серьёзно уточнил Пересмешник без тени привычной шутовской маски, отчего сразу стал выглядеть на добрый десяток лет старше. И Ярт, взглянувший в его сторону, с удивлением понял, что брат матери очень похож на саму Хэйлирэн.
   - Да не то, чтобы плохо, - медленно ответила Фэль, прикусывая губу. - Хэйа жива, здорова...
   - И на этом хорошие новости заканчиваются, - договорил за девушку блондин, едва заметно скривившись. - Почему она с вами не вернулась?
   - Потому что не захотела, - Странница вздохнула. - Я пыталась её уговорить, но... Хэйа считает, что самое главное в своей жизни уже сделала - спасла и вырастила сына. И теперь, выставив его из Вэля и отпустив в свободный бег, сама она решила, что её путь подошёл к концу. Не будь у неё Ярта, полагаю, что к этому мнению Хэйа пришла бы ещё лет двадцать назад, когда убили... её мужа.
  Лорелин оценил короткую заминку, бросил на подругу долгий внимательный взгляд, едва заметно кивнул и как-то буднично уточнил:
   - Сколько ей осталось?
  Напряжённо прислушивавшийся Ярт вскинул голову, шокировано воззрившись на родственника. До этого момента, даже после вчерашнего объяснения Альтамира, брюнет как-то не соотносил с матерью мысль о смерти. То есть, с детства воспитываясь среди людей, парень понимал, что все в мире смертны, и свой час настанет для каждого, однако Лира-Хэйлирэн по его глубокому убеждению была ещё слишком молода, чтобы начинать высчитывать этот скорбный момент. Но собравшиеся здесь были убеждены в обратном, и понимание, что они знают, о чём говорят, заставило сердце Ярта похолодеть.
  Фэль поймала мольбу в глазах ученика и печально улыбнулась:
   - Четыре-пять лет. Впрочем, там Найрэ... Может, удержит чуть дольше.
   - Я заберу маму оттуда, - глухо бросил брюнет, сжимая в пальцах нож так, что костяшки побелели. - Вот только с Вратами проблема решится...
   - Даже не сомневаюсь, - ровно ответила Странница, а наклонившийся к её уху Альтамир шепнул:
   - Смотрю, мальчик научился сдерживаться.
  Фэль одарила друга скептическим взглядом, но мысли о сдержанности ученика оставила при себе. Тем более что Ярт в последнее время, действительно, проявлял чудеса самоконтроля. И девушка не знала, радоваться ей таким переменам или опасаться, что это просто затишье перед бурей. Не зря же ученик всё сильнее напоминал ей охотника, терпеливо выжидающего в засаде.
   - Хэйа ничего не передавала? - донёсся до сознания брюнетки голос Лорелина, и эльф с усмешкой ткнул вилкой в сторону племянника. - Ну, не считая сюрприза, разумеется.
   - Привет передавала, - улыбнулась Фэль. - Что скучает очень и очень вас любит.
   - И всё?! - пшеничные брови Пересмешника выгнулись в обиженном изломе. - Один привет после трех с лишним десятилетий неизвестности?! А поцелуй любимому брату?!!
   - А поцелуй тебе я передам, - многообещающе вставил Ярт, и сидящие за столом заливисто расхохотались.
   - Фэль, как ты его терпишь? - надулся Лорелин и принялся, наконец, за еду.
   - Так же, как и тебя, - хмыкнула Странница, пожав плечами, и чуть прищурилась. - Кстати, всё спросить хочу - по какому поводу сегодня парадный вид? Только не говори мне, что потащишь Ярта на ваши посиделки с княжеским семейством?
  Брюнет от таких перспектив подавился соком, а его дядюшка небрежно отмахнулся:
   - Нет уж, на эти посиделки ты его сама сводишь. Тем более что его светлость давно мечтает с тобой пообщаться в тесном семейном кругу, так сказать. О поводе, полагаю, сама догадываешься.
  Фэль скривилась, словно отхлебнула уксуса, наглядно демонстрируя - да, знает, понимает и совершенно не горит желанием с кем бы то ни было об этом поводе общаться. Князь Эльтерриаон, конечно, был замечательным собеседником, умным и толковым правителем, но в довесок ко всему этому - ещё и крайне любящим отцом для всех своих троих детей, а особенно - для единственного сына-наследника. Грэдлана! Так что догадаться о предмете предстоящей беседы эльфийке было не трудно. Вряд ли князя интересуют её дела в Братстве.
  Лорелин сочувственно вздохнул, полностью разделяя мнение подруги, и пояснил свой, действительно, более чем торжественный наряд:
   - Это для эйри Альмарэн.
   - Снова натворил что-то, несовместимое с клановой честью? - хмыкнул Мирэл, прекрасно знающий, для чего приятель так выряжается при посещении родни.
   - Пока нет, - Пересмешник качнул головой и лучезарно улыбнулся. - Так, страховка на всякий случай.
   - Учти, у меня ничего такого нет, - предупреждающе заявил Ярт, разглядывая изумрудно-зелёный камзол, вычурно расшитый золотой канителью и украшенный россыпями хризолитов. Выглядывающие из-под рукавов края манжет поражали ослепительной белизной, а висящие у бедра ножны узкого кинжала - скорее игрушечного, чем боевого - роскошеством отделки, под которой почти не видно было основы. Сложное плетение на голове дополнялось узким золотистым венцом, мыском спускающимся вниз, с орнаментом из кленовой листвы и капельками тех же хризолитов. А на левом ухе покачивалась серьга-листок с вправленным в неё чистейшим изумрудом насыщенного цвета. Ярт, насмотревшийся всякого за время дружбы с младшим сыном коронного в Вэле, прекрасно понимал, что висящий на обозрении камешек стоит баснословных денег. Как и та пара серёг точно такого же вида, которую хранила его мать, не решившаяся продать свои сокровища даже в самый трудный период жизни.
   - Тебе и не надо, - завистливо вздохнул Лорелин в ответ на реплику племянника, а затем предвкушающе протянул. - Вот после знакомства с бабушкой!..
  
  Эйри Альмарэн Н"Аэллиэ, подобрав рукава и подоткнув юбку, чтобы не мешались и не пачкались в земле, увлечённо возилась с цветами. Небольшой уголок сада, сверкающий всеми цветами радуги и радующий глаз разнообразием редких растений, а нос - обилием изысканных ароматов, был её личной маленькой гордостью и местом нескончаемых визитов друидов и хранителей княжеской оранжереи.
  Цветы всегда были страстью эльфийки, как плодовые деревья - любимцами её отца, а целебные травы - призванием матери. Род Лиственных не зря носил своё имя.
  Альмарэн прорыхлила почву, подновила заклинание против вредителей, аккуратно пристроила стебли ислеи с тяжёлыми налитыми бутонами на подпорку и задумчиво замерла перед небольшим кустиком ветроцвета. Среди изобилия прихотливых обитателей её маленького садика это растение выглядело несколько неуместно, как дворняжка в породистой своре, но для Альмы этот маленький цветок был дороже всех остальных, вместе взятых. Ветроцвет сюда посадила Хэйа, её пропавший ласковый Ветерок, и у эльфийки никогда в жизни не поднялась бы рука избавиться от растения, хотя вот уже больше тридцати лет оно, в отличие от своих дикорастущих лесных собратьев, не давало ни бутонов, ни новых побегов.
  Альмарэн ласково погладила мелкие резные листья, заглянула под них скорее по привычке, чем в надежде увидеть хоть один крошечный бутончик, и с изумлением обнаружила целую усыпанную ими ветку. Тугие зелёные комочки покрывали серебристую кору, сбившись по семь-восемь штук, и обещали распуститься через несколько дней. Альма словно воочию увидела нежные соцветия из тонких голубых лепестков и длинных пушистых тычинок, облаком покрывающие ветви растения, и переливающуюся над ними перламутровую пыльцу, играющую на ветру. Да, во время цветения неказистый кустик преображался самым волшебным образом. Эльфийка ещё раз погладила тонкие веточки, накладывая оберегающие чары, и поднялась на ноги, поспешно отряхивая руки и оглядываясь в поисках ведёрка с водой. Мыть руки в небольшом фонтанчике, установленном у самого входа в садик, Альмарэн не позволяло воспитание. К тому же, гости уже почти зашли сюда. Ещё пара мгновений, и...
   - Доброе утро, мама, - улыбка сына, как всегда, сияла ярче солнца, и эйри Н"Аэллиэ не смогла сдержать ответную:
   - Доброе утро, Лори. Ты сегодня неожиданно рано. И с гостями, - осторожно добавила эльфийка, чуть искоса разглядывая стоящую поодаль высокую мужскую фигуру.
   - Вообще-то это не гость, а сюрприз, - заявил Лорелин, улыбаясь ещё ослепительнее, отчего Альма ощутила в происходящем некий подвох и присмотрелась к незнакомцу повнимательнее.
  Ярт в этот момент чувствовал себя не то чтобы неловко, но слегка не в своей тарелке точно. Он настроился на знакомство с бабушкой, но даже не мог предположить, что эта встреча состоится во внутреннем парке княжеского дворца. И совершенно не ожидал, что мать его матери на вид окажется едва ли не моложе самой Хэйлирэн.
  В первый момент, когда Лорелин свернул в этот уголок сада, и они увидели стоящую возле цветов блондинку, Ярт решил, что это одна из многочисленных подружек его дядюшки. За то время, что они шли по городу, брюнет уже успел убедиться - не зря общие знакомые так намекали на сходство: Пересмешник здесь вроде него самого в Вэле. Глядя на то, как Лорелин походя шлёпает пониже спины симпатичную встречную эльфийку, а та, лукаво сверкая глазами, фыркает на него точь-в-точь как когда-то Нэритэ на Ярта, парень вдруг осознал, насколько же изменился за прошедшие с отъезда из Золотого Города дни. И, как ни странно, эти перемены его совершенно устраивали, и оспаривать у дядюшки титул первой занозы и первого девичьего любимца Ваинэля брюнет не собирался. Вот только встреченные подружки Лорелина, как одна, с интересом косились на сегодняшнего спутника светловолосого эльфа. Поэтому сейчас Ярт решил остаться в сторонке и не мешать встрече. А в следующий миг Лори произнёс своё приветствие, и его племянник ощутил, как неумолимо воздействует на челюсть закон земного притяжения.
  Меньше всего, по мнению Ярта, молодая светлокосая эльфийка, на вид - лет тридцати, а то и моложе, походила на чью-либо бабушку. Уж точно не на его собственную! По-девичьи стройная фигура, юное лицо без единой морщинки со свежим румянцем на светлой коже, тонкие кисти рук без малейшего признака старческой сухости, обманчиво-простое зелёное платье в тон глаз, никак не подходящее для почтенной женщины в годах... Если бы не несомненное сходство с Хэйей, обнаружившееся, когда Альмарэн обернулась на возглас сына, Ярт вполне мог бы решить, что это очередная шуточка Пересмешника.
   - Сюрприз, говоришь? - прозвучал глубокий мелодичный голос, и женщина неторопливо направилась к внуку. - Да уж. Неужели в кои-то веки городские сплетни оказались правдой? Твой друг поразительно похож на одного из Алаин.
   - Я бы даже сказал, на одного конкретного, - хмыкнул идущий рядом с ней Лорелин. - Но это сущие мелочи по сравнению с тем, что мой "друг", как ты выразилась, сын Хэйи.
  Альмарэн встала, как вкопанная, и переспросила:
   - Что?!
  Эльф склонился в церемонном поклоне и, поманив своего спутника поближе, самым светским тоном отозвался:
   - Эйри Н"Аэллиэ, позвольте представить вам вашего внука, Ярта, сына Хэйлирэн и... - Пересмешник хитро сверкнул глазами, покосившись на брюнета. - Назовёшь имя своего отца, или нам самим угадывать?
  Ярт насмешливо прищурился в ответ и хмыкнул:
   - Назову, если дашь слово не говорить Фэль, что я его знаю.
  Лорелин недоуменно вздёрнул бровь, но спросить, причём тут Фэль не успел. Голос Альмарэн прозвучал раньше:
   - Волчьему облику идут наши глаза.
   - Эйри Н"Аэллиэ, - Ярт, припомнив уроки этикета, преклонил перед эльфийкой колено, и губы блондинки дрогнули в лёгкой улыбке:
   - Да, и хорошие манеры тоже. Встань, мой мальчик. Дай рассмотреть тебя поближе.
  Парень выпрямился и с внутренним трепетом встретил изучающий взгляд женщины. Сейчас, стоя рядом с ней, Ярт уже не взялся бы определять возраст эльфийки. Окружающая её аура властности и мудрость, которой лучились изумрудные глаза, сводили на "нет" всё впечатление внешней молодости. Эта дама привыкла повелевать и прожила явно не один век на свете. А ещё она была очень печальна, хотя ничем этого не показывала. И брюнет догадывался, с чем - вернее, с кем - связана её печаль.
  Альмарэн негромко вздохнула и вынесла вердикт:
   - Ты очень похож на отца.
   - Да, мне говорили, - нейтральным тоном отозвался Ярт и с секундной заминкой осведомился. - Это плохо?
   - Что ты знаешь о нашей семье, мальчик мой? - в свою очередь поинтересовалась эльфийка и, подхватив внука под руку, неторопливо направилась к одной из башен дворца.
   - Только то, что она у меня, оказывается, есть, - усмехнулся брюнет и пожал плечами. - Учитывая, что луну назад я и этого не знал, не так уж мало!
   - Что ты имеешь в виду? - безупречно очерченные брови на женском лице изящно приподнялись.
   - Мама никогда не рассказывала мне про своих родных, - ответил Ярт. - До того момента, как в Вэле появилась Фэль. О том, что у мамы есть брат, я узнал только в день отъезда из Золотого Города. О вас - вчера, на посиделках у Альтамира. Полагаю, обо всех остальных мне сегодня расскажете вы.
   - В Вэле, значит, - эхом повторила Альма, и брюнет ощутил, как на мгновение стиснули его локоть женские пальцы. Больше эльфийка ничем не выдала своего волнения, продолжив всё тем же доброжелательно-ровным тоном:
   - Разумеется, я расскажу тебе обо всём, мой мальчик. Но сперва ты поведаешь мне о судьбе Хэйлирэн, - блондинка вздохнула и, покачав головой, пожаловалась куда-то в пустоту. - Так и знала, что моя дочь, в конце концов, выкинет нечто подобное! Сбежать из дома, выйти замуж против воли всей семьи, родить сына неизвестно где и ничего не рассказать ему о родных - в этом вся Хэйа.
   - То есть, ты признаёшь, что я ещё не самый худший образец твоего воспитания? - встрял неотступно следующий за ними Лорелин. - По сравнению с проделками сестрички...
   - Образина ты, а не образец, - Альмарэн через плечо внука бросила выразительный взгляд на сына. - И на твоё воспитание я уже давно махнула рукой. Бесполезное занятие!
   - Ничего, у тебя теперь новый подопытный есть, - оптимистично заявил Пересмешник, легонько толкнув Ярта в бок. - Ты ведь не против немного поучиться у любимой бабушки светским манерам? - и тут же задал давно вертящийся на языке вопрос. - Кстати, каким боком Фэль связана со знанием о твоём отце? Или она запретила тебе про него даже упоминать? Нет, я, конечно, понимаю, что Лайнэ её достал в своё время, но...
  Ярт расплылся в хитрой усмешке и качнул головой:
   - Я просто не хочу лишать дорогую наставницу её любимого развлечения - "Как подольше держать ученика в неведении". Фэль так забавно реагирует, когда я упоминаю об отце. И мне интересно, когда же она, наконец, решится открыть мне эту "страшную" тайну о моём происхождении!
   - Подожди, но ведь ты и так знаешь, - пробормотал запутавшийся Лорелин.
   - Фэль не знает, что я знаю, - ухмыльнулся брюнет. - Меня без её участия просветили. А я теперь жду, сколько ещё она собирается юлить и выкручиваться на эту тему.
   - Глупо, - с лёгкой улыбкой заметила Альмарэн. - Твоё происхождение у тебя на лице отпечатано. Какой смысл скрывать правду, которая на виду? От Фэльмарэ я такого не ожидала.
  Ярт задумчиво хмыкнул и промолчал. О причинах поведения наставницы он догадывался, но озвучивать свои догадки не собирался. В конце концов, кому какое дело до их личных отношений? Да и кто поверит, что несгибаемая Странница настолько опасается настойчивости своего ученика, что предпочитает держать его в неведении относительно того, кто он есть на самом деле. Ярт прекрасно понимал, что, несмотря на все свои бравурные заявления о покорении любимой девушки, будь он человеком, со временем бы смирился с тем, что им с Фэль быть вместе не судьба. Какой смысл навязывать бессмертной эльфийке отношения на несколько десятилетий и века скорби по ушедшей любви? Другое дело, что попытки девушки скрыть правду - действительно, глупость несусветная. Особенно здесь, на Альтаинэ, где так хорошо знали его отца. И парень с затаённым предвкушением ждал, когда же Фэльмарэ надоест играть в непонятки, и она, наконец, всё расскажет. А главное - каким образом девушка это сделает!
  Неторопливую прогулку прервало появление в саду ещё одного эльфа. Высокий мужчина с длинными платиновыми волосами, прижатыми вычурным золотым венцом, облачённый в расшитый жемчугом и небрежно распахнутый камзол, открывающий кипенно-белую простую рубашку с высоким - под горло - воротом. Поверх неё висела геральдическая цепь из чеканных бляшек, украшенных резьбой и самоцветами. А на ухоженных длинных пальцах посверкивало в солнечном свете целое состояние, среди которого особенно выделялся массивный перстень-печатка с гербом Вайарат. Похоже, Альтамир накаркал, и знакомство с частью княжеского семейства Ярту всё-таки предстояло.
   - Добрый день, Альмарэн, - разнёсся звучный голос, и эльфийка с достоинством присела в неглубоком реверансе:
   - Добрый день, Эльтерриаон.
  Рядом с ней склонился в молчаливом низком поклоне Лорелин. А вот Ярт не смог себя заставить согнуться так же, как дядюшка. Что-то внутри яростно противилось этому, и брюнет ограничился коротким вежливым кивком в знак приветствия. Взгляд небесно-синих глаз тут же метнулся в сторону парня, и князь задумчиво проговорил:
   - Кажется, слухи пошли не на пустом месте. Странно видеть тебя в подобной компании, Альма, - чуть громче добавил мужчина.
  Альмарэн выпрямилась, гордо вскинув голову, и нейтрально-вежливо поинтересовалась:
   - Что же странного в обществе моего сына и моего внука, Терри?
  Лорелин проглотил смешок, старательно сделав вид, что закашлялся. У князя, конечно, было отличное чувство юмора, но вряд ли Эльтерриаон простил бы смех над собой. Хотя выглядел мужчина сейчас крайне забавно, столько ошеломления было написано на его лице!
  Однако Эльтерриаон не зря был правителем. Со своим изумлением он справился в считанные мгновения и сделал выводы из услышанного:
   - Хэйлирэн нашлась?
   - Можно и так сказать, - Альмарэн царственно кивнула. - Мы как раз собираемся поговорить о её судьбе после ухода из Ваинэля. Желаешь присоединиться?
  Вопрос был задан из вежливости, и князь это понимал. Поэтому с лёгкой улыбкой отрицательно качнул головой:
   - Благодарю за честь, Альма, но не буду вам мешать. Всё, что следует знать, ты расскажешь нам за ужином. Надеюсь, твой внук тоже к нам присоединится? - а вот это уже был не вопрос. Повелительный тон не оставлял сомнений.
  Однако на Ярта он не подействовал.
   - Прошу прощения, ваша светлость, - безмятежно отозвался парень, прямо глядя в синие глаза повелителя лесных эльфов, - но на вечер у меня другие планы. И отменить их я не вижу возможности. Так что благодарю за честь, но как-нибудь в следующий раз.
  Эльтерриаон, хмыкнув, окинул брюнета оценивающим взглядом и сдержанно кивнул:
   - Что ж, в другой раз. Хорошего дня.
   - Это было не слишком вежливо, - вполголоса заметила Альмарэн, когда князь удалился на достаточное расстояние, и укоризненно посмотрела на внука.
   - У меня, действительно, есть дела, - Ярт выдержал её взгляд и пожал плечами. - К тому же я рассчитываю поужинать с Фэль, а это для меня важнее любых милостей княжеской семьи.
  Эльфийка негромко рассмеялась и качнула головой, вновь подхватывая брюнета под руку и продолжая путь:
   - Твой отказ был вполне корректен, мой мальчик, хотя от таких приглашений отказываются очень редко. Но вот твоё приветствие... Эльтерриаон всё-таки князь нашего народа. Тебе следовало проявить чуть больше почтения и...
   - Мой отец сгибался в поклонах? - немного резковато перебил её Ярт.
  Альма вновь остановилась и, развернувшись к внуку лицом, смерила парня очередным изучающим взглядом. Брюнет напряжённо замер с одеревеневшей спиной и упрямо вскинутым подбородком, ожидая неодобрительной реакции своей бабушки и при этом демонстрируя несгибаемое упрямство. Или волчью гордость.
  Немного поразмыслив, Ярт пришёл к выводу, что имел полное право поступить так, как поступил. В конце концов, он - сын Вожака и сейчас, после Лайнэ, должен был бы возглавлять Стаю. И неважно, что его народа больше нет. Если уж здесь так настаивают на соблюдении официальных протоколов, пусть сразу воспринимают его как равного. Одно дело - преклонить колено перед женщиной, старшей в семье. И совсем другое - гнуть спину перед князем народа, к которому ты, в общем-то, имеешь весьма посредственное отношение. Более того, перед тем, с кем ты по факту стоишь на одной социальной ступени.
   - Тебе тут будет непросто, Ярт, - признала Альмарэн. - Но Волки никогда не искали лёгких путей. И - да, ты прав - Лайнэ никогда и никому не кланялся. Даже в свою бытность всего лишь наследником.
   - Как хорошо быть внуком! - саркастично пробурчал Лорелин и повис на плече племянника. - Цени, малыш! Мне бы уже закатили получасовую лекцию о недостойном поведении.
   - Ценю, - брюнет вздохнул и кисло добавил. - Я те лекции выслушивал по четыре раза на день в своё время. Так что не завидуй.
  Альма удовлетворённо улыбнулась этим словам, испытывая настоящий прилив гордости за свою дочь, которую всегда считала излишне мягкой к близким и любимым, и плавным жестом указала на двойную арочную колоннаду, отделявшую один из внутренних двориков дворца, сквозь которую уже виднелась широкая пологая лестница, поднимающаяся к изящному портику:
   - Может быть, мы всё-таки дойдём до моей гостиной и побеседуем там? А то у меня складывается впечатление, что с такими остановками мы до неё доберемся как раз к моменту ужина.
   - Можно подумать, это мы тормозим на каждом шагу, - хмыкнул Пересмешник на ухо Ярту и стремительным лёгким шагом направился к высокой стрельчатой двери, скрытой в тени портика и ведущей внутрь башни.
  
  Они сидели в покоях Альмарэн, неторопливо потягивая поданный сюда прохладный мерайсэ - настой из листьев мяты и мелиссы с добавлением лимона и различных ягод, среди которых конкретно в этом преобладала вишня; закусывали воздушными пирожными и небольшими многослойными бутербродиками и изредка переговаривались на ничего не значащие темы. После долгой обстоятельной беседы о жизни Хэйлирэн и самого Ярта в Вэле, брюнету вообще хотелось помолчать и дать отдохнуть языку. Поэтому парень ограничивался преимущественно короткими репликами и с интересом оглядывался по сторонам.
  "Малая гостиная", как небрежно обозвала помещение эйри Н"Аэллиэ, могла показаться малой лишь в сравнении с бескрайним общим залом на первом уровне Цветочной башни - так именовалась эта часть дворца. В действительности же в эту "малую" комнату можно было поместить весь домик Альтамира и Терти, и ещё осталось бы место. Высокие стройные колонны, до середины оплетённые цветущим вьюнком, несли на себе светлый сводчатый потолок с воздушными росписями и условно делили зал на несколько зон. В одной из них тянулись вдоль стен книжные стеллажи, уставленные томами различной толщины и аккуратно уложенными свитками. Там же располагались удобные мягкие кресла с широкими покатыми подлокотниками, небольшой стол со стопкой чистой кремовой бумаги и письменными принадлежностями, а также два высоких канделябра, в которые вместо свечей были вставлены многогранные кристаллы бледно-жёлтого оттенка. На стене возле стеллажей размещалась затейливая мозаика, обрамлённая множеством миниатюр, и несколько картин в резных рамах.
  В другой части гостиной стояли клавесин и большая арфа, висели несколько инктаров различной формы и цвета, а также лежали на подставках разнообразные флейты. Судя по всему, играли на инструментах часто - уголок выглядел очень обжитым, словно там только что закончился музыкальный вечер, и ещё не успели расставить на места банкетки и стулья, сложить в аккуратные стопочки ноты и прикрыть крышку клавесина.
  В центре помещения располагалось нечто вроде столовой залы. Овальный, инкрустированный перламутром и цветным стеклом стол персон на десять, на котором сейчас возвышалась затейливая композиция из пары небольших подсвечников, хитро выдутой радужной вазы с цветами и подноса с фруктами. Вокруг стояли стулья с изящно выгнутыми резными спинками, на которых угадывались элементы той же инкрустации, что украшала столешницу. Выглядело всё это строго и элегантно и явно было рассчитано на торжественные застолья, но мало подходило для дружеских посиделок небольшой компании. Поэтому Альмарэн усадила своих гостей в удобные кресла, полукругом стоящие возле облицованного рельефными изразцами камина. На небольшом столике замечательно уместился поднос с лёгкими закусками и запотевший хрустальный кувшин с мерайсэ.
  Ярт сразу же представил себе, как уютно здесь сидится, когда за окном дождливая ночь. Капли шуршат по стёклам, а в камине пылает жаркое пламя, отбрасывая алые отблески на стены, где горят свечи. Тело согревает мягкое тепло, и стоит запах смолистых поленьев. А рядом - кто-то очень близкий, с кем можно разделить эти неторопливые мгновения. В Вэле они частенько сидели вот так с Хэйлирэн. И мать читала ему интересные книги или рассказывала захватывающие истории. Ярт очень любил такие вечера.
  Но сейчас до ночи было ещё далеко, и яркий солнечный свет заливал помещение сквозь огромные - от пола до потолка - стрельчатые окна, стекло в которых было настолько тонким и прозрачным, что казалось, будто его нет вовсе, а в проёмы просто вставлены ажурные бронзовые переплёты. Створки центрального окна были распахнуты, выходя на широкий балкон, заставленный цветочными горшками и увитый зеленью так, что под покровом листвы совершенно терялись и перила, и изящные гнутые столбики-опоры.
  Там тоже стоял небольшой круглый столик на спиралевидной ножке и несколько плетёных кресел, однако ветер доносил с улицы голоса, и Ярт понимал, почему эйри Н"Аэллиэ не устроилась там. Альмарэн хотела спокойно пообщаться с внуком, а не демонстрировать его всему дворцовому обществу. Достаточно было и того, что сюда каждые минут десять забегали с какими-то пустяковыми вопросами её воспитанницы, с лукавым любопытством косящиеся на новое лицо. В конце концов, эльфийка не выдержала и, холодно отчитав девушек, заперла дверь.
  Ярт, машинально кивнув на какой-то вопрос Лорелина, вновь обвёл видимую часть помещения взглядом, выцепляя всё новые и новые детали: мозаичную ленту из цветного стекла, протянувшуюся под потолком и изображавшую порхающих бабочек с переливчатыми крыльями; едва заметную резьбу на колоннах; сложный рисунок наборного паркета из дорогого янтарного дерева. И в очередной раз его глаза устремились в сторону картин. Рассмотреть их в деталях с достаточно большого расстояния не представлялось возможным, но с каждым мгновением брюнет всё больше убеждался, что на одном из портретов изображена его мать.
  Лорелин, сидящий на подлокотнике кресла и болтающий ногами, невзирая на укоризненно посматривающую Альмарэн, проследил за направлением взгляда племянника, стремительно вскочил и ухватил брюнета за руку:
   - Пойдём!
  Ярт едва успел поставить на столик бокал, чудом не расплескав содержимое, а Пересмешник уже тащил его к грандиозной настенной мозаике, изображающей семейное древо рода Н"Аэллиэ. На ветвях клёна, выложенного самоцветами, располагались миниатюрные портреты, и парень, оглядев родню матери, признал правоту Кирентара - смуглых брюнетов там и близко не было. Светлокожие зеленоглазые блондины правили бал, невзирая на то, что среди представителей других семейств, породнившихся с Лиственными, были и шатены, и русоволосые, и даже один рыжий. Ярт уже знал, что в эльфийских семьях кровь тесно связана с магией, и в потомках преобладает та, что принадлежит более сильному роду. Судя по древу Н"Аэллиэ, Лиственные были крайне сильны. Даже удивительно, что самому брюнету достались в наследство лишь фамильные глаза.
  Ярт хмыкнул, подумав об этом, и перевёл взгляд на интересующий его портрет. И нежно улыбнулся, увидев, что угадал. На картине точно была нарисована Хэйлирэн. Его мать сидела в саду на резной лавочке с книгой на коленях и выглядела совсем юной девочкой, на вид лет пятнадцати-шестнадцати. Художник изобразил её полубоком, чуть склонившей голову. Слегка прикрытые глаза, прячущие под пушистыми ресницами изумрудные искорки. На губах - мягкая улыбка. Лёгкое, переливчатого аквамаринового цвета платье свободными складками ниспадает до земли, а на плечи наброшен паутинчато-тонкий шарфик, раздуваемый ветерком. Лицо окружал ореол золотистых волос, не уложенных в причёску, а свободно распущенных по плечам. Картина была такой живой, что казалось, будто девушка вот-вот встанет или перелистнёт страницу книги и продолжит читать, поправив чуть растрепавшиеся волосы. Ярт помнил этот машинальный жест, которым мать убирала выбившиеся прядки.
   - Это она как раз вернулась из Друидской Рощи, - задумчиво проговорил Лорелин, глядя на портрет сестры, - и поступила в Академию. Красавица, правда?
   - Ещё бы, - хмыкнул брюнет и гордо добавил. - Это же моя мама!
  
  Альмарэн, тепло улыбаясь, смотрела на своих мальчишек. Внук эльфийке понравился, невзирая на его происхождение. Умный, образованный, воспитанный, с хорошим чувством юмора и несомненным чувством собственного достоинства. К тому же - как женщина, Альмарэн не могла этого не отметить - красивый. Той немного диковатой, хищной красотой, которой отличались Волки. И с которой потрясающе сочетались глаза рода Лиственных. Привить мальчику немного светских манер, и получится истинный бриллиант, достойный представитель их семьи.
  То, что сам Ярт относит себя к Стае, а не лесным эльфам, Альму заботило мало. Для неё он был в первую очередь внуком, а потом уже всем остальным. И вообще, по непоколебимому убеждению эльфийки хорошие манеры ещё ни одному правителю не мешали, будь он человеческим королём, гномьим даррхаром, эльфийским князем или Вожаком Стаи.
  Женщина неторопливо допила мерайсэ, встала, изящно оправив платье, и направилась к мальчикам, которые от разглядывания семейных портретов перешли к изучению генеалогического древа, корни которого уходили в глубину веков ещё на Эльвайен.
  Ярт негромко пофыркивал от смеха, слушая разглагольствования своего дядюшки. Славных предков Лорелин описывал в неподражаемом духе коротких, но ёмких анекдотов из жизни каждого, и характеризовал яркими прозвищами. И о присутствии рядом Альмарэн хохочущий брюнет догадался не по лёгкому шлейфу духов, а по внезапной смене ироничного тона повествования на напыщенно-серьёзный и начавшемуся курсу сухих летописных выдержек.
   - Ну, собственно, нынешний состав нашего благородного семейства включает в себя три ветви, - и лицо у вещающего Пересмешника тоже стало менторски-занудным, хотя это впечатление немало портили прыгающие в изумрудных глазах озорные бесенята. - Главная ветвь, к которой относится ныне властвующий в семье эйрэ Таорлин Венценосный (твой прадедушка, кстати) и две младшие, которые представлены его троюродным братом и четырёхюродной сестрой с их дальнейшими потомками. Гонору, правда, у тех представителей поболее, чем у нас, но силёнками - увы! - боги обделили. Так что почётное дополнение "ильх" к имени рода им обеспечено в пожизненное пользование.
   - Ильх? - переспросил Ярт, ища в своём словарном запасе эльфийского данное понятие.
   - Ага, - Лорелин кивнул и, догадавшись о причине вопроса, перевёл. - На всеобщем это значит "боковая ветвь" или "отросток". Младшие, короче.
   - Ясно, - брюнет проследил взглядом цепочку миниатюр и вновь посмотрел на дядюшку. - Получается, ты и мама относитесь к главной ветви?
   - В общем и целом, - отмахнулся блондин и ткнул пальцем в несколько других портретов. - Сам видишь, что кроме нас с тобой из мужчин во всей ветви остаётся только, собственно, дедушка Тари. Все прочие - лица женского пола. Не повезло ему с сыновьями, зато есть целых три дочери. Но замужем пока только мама, и мы с Хэйей пошли в её родню. Так что - да, нас относят к главной ветви, и я, по идее, числюсь наследником, - Лорелин скривился, наглядно демонстрируя, в каких далях и позициях он то наследство видел. - Две мои тётушки пока грезят магическим образованием, грызут гранит науки в Друидской Роще и от замужества отмахиваются. Вот они, кстати, познакомься. Лия и Най - младшие сёстры твоей уважаемой бабушки.
   - Лиарисс и Найримэль, - поправила сына тихо стоящая за спиной Альма.
   - Они мне сами разрешили! - возмутился тот.
   - Тебе - да, но сейчас ты представляешь их другому, - строго ответила его мать. - Между собой хоть Лийкой, Найкой и Лориком обзывайтесь, мне всё равно. А представляя, будь любезен, произноси полные имена.
   - Может, ещё со всеми титулами и званиями? - ехидно поинтересовался Пересмешник.
   - А это, получается, моя прабабушка? - прервал его Ярт, разглядывая портрет показавшейся смутно знакомой беловолосой эльфийки с серьёзным лицом. Лишь где-то в уголках губ угадывался намёк на лёгкую улыбку, но взгляд сапфирово-синих глаз был твёрд и решителен.
   - Она самая. Думаю, в ближайшее время тебе как раз предстоит знакомство с эйри Илиессой Н"Аэллиэ - Ал"Вайе, - Лорелин на секунду замолчал и ехидно уточнил у матери. - Или я должен был сказать "эйри Н"Аэллиэ, хаориэль Ал"Вайе"?
   - Шут, - Альмарэн со вздохом отвесила сыну лёгкий подзатыльник.
   - Хаориэль?! - Ярт изумлённо выгнул брови. - Вы в родстве с княжеской семьёй?
   - Пф! Я бы сказал, что это они - в родстве с нами, - заносчиво фыркнул Лорелин и гордо задрал нос. - Семья Н"Аэллиэ подревнее будет.
   - Моя мать - сестра прежнего князя, - пояснила внуку Альма. - И на данный момент мы - ближайший к Ал"Вайе род. Лорелин - четвёртый в списке наследников на престол. Вернее, будет - до тех пор, пока не изменится ситуация в княжеской семье.
   - Например, его светлость не обзаведётся ещё одним сыном, или его наследничек не порадует отца внуком, - Пересмешник на мгновение задумался, бросил взгляд искоса на переваривающего новые сведения племянника и отрицательно качнул головой. - Не, внуки - это вряд ли. Грэдлан хоть и маг, но замахнулся на невозможное.
  Ярт задумчиво посмотрел на блондина:
   - То есть, теоретически, если вдруг что случится, ты можешь оказаться следующим князем Вайарат?
   - Упаси меня Тэиссэ от такого счастья! - искренне выдохнул Лорелин и энергично начертил отвращающий беды знак. - Мне и без того хватает мороки с делами семейными, чтобы ещё и княжеские заботы на себя взваливать!
   - Между прочим, твой дед тоже не горел желанием править, - укоризненно заметила Альмарэн. - Однако так сложилось, и он больше десяти лет просидел на престоле, выполняя свой долг перед народом и семьёй.
   - Поэтому его и прозвали Венценосным? - проявил догадливость брюнет.
   - Да. Когда на войне погиб прежний князь, Эльтерриаон был ещё слишком мал и неопытен, чтобы принять венец правителя. И до того момента, когда наследник был признан готовым встать во главе народа, на троне Лесных сидел мой отец, - эльфийка едва заметно улыбнулась и вновь строго посмотрела на сына. - Эйрэ Таорлин тоже не горел желанием править, но так сложились обстоятельства, и он исполнил свой долг до конца. Вот только, в отличие от тебя, Лори, мой отец был готов к такому бремени, потому что не отлынивал от собственных обязанностей, - Альма чуть поджала губы и одарила сына очередным неодобрительным взглядом. - Я очень горжусь тем, что ты - Странник. Но в который уже раз прошу - не забывай, что ты ещё и наследник Н"Аэллиэ. Кто знает, что будет завтра. А ты опять прогуливаешь занятия и не помогаешь деду...
   - Между прочим, нас теперь двое! - Пересмешник шмыгнул за спину племянника и подтолкнул того к своей матери. - И по сравнению с Яртом, я - просто прожжённый дворцовый интриган с полувековым стажем!
  И вот тут Ярт понял, что влип. Как-то до сего момента, слушая рассказы про семью матери, себя к ней брюнет не относил. И меньше всего ему хотелось вставать в очередь - крайне короткую, к тому же - претендентов на местный престол. Одна мысль о дворцовой жизни навевала зевоту. Парень слишком долго дружил с сыном коронного в Вэле, чтобы не знать, какая это морока - власть. Нет, не затем Ярт вырвался на свободу Пути из золотой клетки, чтобы тут же угодить в новую.
  Брюнет уже открыл было рот, собираясь заявить, что не намерен отбирать привилегии у дорогого дядюшки, но его перебил голос Альмарэн:
   - Во-первых, как ты сам заметил, ты старше и опытнее. Во-вторых, наследник нашей семьи ты, а не твой племянник. А в-третьих, - женщина насмешливо воззрилась на сына и лаконичным жестом обвела внука, - ты сам должен понимать, что Ярт - Эл"Лаин... и всё, что из этого следует.
  Лорелин скуксился, а Ярт, которому уже надоели двусмысленные намёки и недомолвки, прямо спросил:
   - И что же следует из того, что я - Волк?
  Альмарэн досадливо дёрнула бровью и ровным, бесстрастным тоном ответила:
   - Что большая часть нашего рода будет тебя избегать и никогда не примет, как своего, - пальцы эльфийки скользнули по миниатюре, обведённой траурной каймой из белых бутонов ниммиэ. - Один из родичей твоего отца, мальчик, убил брата моего деда, бывшего главу Н"Аэллиэ. Семья помнит.
   - Вот просто так взял и убил? - недоверчиво уточнил брюнет, подавив внутренний всплеск глухого раздражения.
   - Из-за женщины, - без тени улыбки ответил ему Лорелин. - У эйрэ Эоритэйля была жена. И они вполне счастливо жили с четверть века, пока сюда не принесло Стаю. Шла война с кочевниками. Охрана границ была ослаблена, а завесу тогда ещё не создали. Волки предложили помощь, и князь согласился.
   - Эйри Авильен оказалась эллиэ одного из Волков, - тихо продолжила Альма, бесцельно глядя на пустое место рядом с портретом убитого. - А элльет-э-аиле - такая вещь, что... Но Эоритэйль слишком любил жену. И отдавать её другому мужчине не собирался. Волк же... - она тяжело вздохнула и болезненно сморщилась. - Ты пойми, мальчик мой, я не хочу плохо отзываться о роде твоего отца, но Волки... Это Волки! В первую очередь инстинкты, а уже потом - разум. "Моя самка" - и всё тут. Я даже не уверена, что его мнение самой Авильен тогда интересовало. Просто это была его женщина, предназначенная ему судьбой, Путём, и, боги знают, чем ещё. А за своё Волки стояли насмерть. Итог - поединок, смерть нашего главы и кровная вражда между родами.
  Ярт подавленно молчал, опустив глаза. Он уже успел понять, что на Стаю в эльфийском обществе привыкли смотреть чуть свысока, считая Волков странными личностями и едва ли не дикарями: живут кочевьем, спят в обнимку со зверями, носятся непонятно где и манерам особо не обучены - вместо тонких словесных шпилек в ответ на завуалированные насмешки предпочитают сразу дать в глаз. Просто и понятно! Да, Стая у многих вызывала любопытство, но очень редко Волками восхищались. И уж к чему парень совершенно был не готов, так это к новости, что в роду его матери народ его отца едва ли не ненавидят.
   - Я бы не пожелала Лайнэ в пару Хэйлирэн, - честно призналась Альмарэн, прямо глядя на внука, и кончиками пальцев подняла его лицо за подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза. - Но я приняла бы её выбор, потому что люблю свою дочь и желаю ей счастья. Судя по тому, что ты рассказал, Хэйа очень любила твоего отца и любит до сих пор. Значит, Лайнэ сумел сделать её счастливой. Для меня это главное. Но я прекрасно понимаю, что мало кто в нашей семье со мной согласится.
   - Я понял, - глухо отозвался Ярт и стиснул зубы. - Я и не собираюсь надоедать вам своим обществом или требовать принять меня в род...
   - Ты не дослушал, - мягко укорила его бабушка. - Я люблю свою дочь, и ты мне тоже очень нравишься, мальчик мой. И я буду очень рада видеть тебя в любое время и надеюсь, что ты будешь навещать меня как можно чаще. Хотя бы затем, чтобы узнать о семье своей матери и поучиться чему-нибудь кроме махания мечом, построения заклинаний и тактики выживания в других мирах. И я собираюсь представить тебя нашему роду как своего внука и полноправного члена главной ветви Н"Аэллиэ со всеми вытекающими правами и обязанностями, - эльфийка ласково погладила его по щеке и нежно улыбнулась, глядя в изумлённые изумрудные глаза. - Ты ещё до рождения лишился одной половины своей семьи. Забрать у тебя вторую я не позволю.
   - С...спасибо, - сдавленно пробормотал брюнет.
   - Поэтому я рассчитываю увидеть тебя на нашем семейном ужине в ближайшее время, - совсем другим, повелительным, тоном заявила Альмарэн. - Заодно и наставницу свою пригласи. С ней мне тоже хочется побеседовать.
   - О, такую подставу Фэль тебе не простит! - шепнул на ухо племяннику Лорелин и довольно ухмыльнулся.
   - Посмотрим, - Ярт ответил ему такой же ухмылкой и поспешил откланяться. За беседами и неожиданным уроком генеалогии время пролетело незаметно, а ему ещё надо было добраться до цитадели Странников, где ждал Альтамир, которому Фэль на время своего лежачего периода доверила командование учеником.
  Да и полученную информацию требовалось обдумать. И подготовиться к предстоящему ужину, который - Ярт был в этом уверен - окажется вовсе не семейным и даже не дружеским. Утешало одно - на него приглашена и Фэль, а её общество было способно скрасить любые грядущие неприятности.
  
   - Как прошёл день? - первым делом поинтересовалась Странница, когда вернувшийся Ярт переступил порог её комнаты с ужином в руках. Тащить наставницу на очередную сходку приятелей Альтамира парень не собирался, так что просто сгрёб на поднос всё, что понравилось, добавил то, что предназначалось для Фэль, и ускользнул наверх. Девушка, ожидаемо, была на месте, со скучающим видом листала какую-то книгу и неприязненно косилась на стоящий на столе початый кувшин гранатового сока. Было видно, что лежать брюнетке уже до смерти надоело, и она просто не знала, чем бы себя занять в вынужденном бездействии.
   - Познавательно прошёл, - ответил на её вопрос Ярт после некоторой заминки, и Странница тут же насторожилась, уловив в его словах недосказанность.
   - Что случилось?
   - Ничего особенного, - непринуждённо отозвался парень, повернувшись к наставнице спиной и старательно накрывая на стол.
   - Ярт, - позвала девушка.
   - М? - он бросил на неё короткий взгляд через плечо, продемонстрировал широкую улыбку и вернулся к своему занятию.
   - Ярт! - уже настойчивее повторила Фэль и потребовала. - Выкладывай давай! Что стряслось?
  Брюнет развернулся, прислонился к краю стола, сложив руки на груди в защитном жесте, и кривовато улыбнулся:
   - Говорю же - ничего особенного. Выслушал урок истории маминой семьи. Узнал много нового и интересного.
  Девушка смущённо потупилась и машинально листнула пару страниц книги, не обращая внимания, что там написано. Она с самого утра ждала, когда же Ярт озвучит неизбежный вопрос - "Почему?", но ученик молчал, даже не заикаясь о своих эльфийских корнях.
   - Да брось, - неожиданно прозвучал его голос, и парень коротко хмыкнул. - Ну, не сказала и не сказала! Я же всё равно узнал. Не переживай, я не злюсь и допытываться о причинах не собираюсь...
   - Причина одна, - Фэль глубоко вздохнула и подняла на брюнета спокойный взгляд. - Не хотела давать тебе ложную надежду. Пока ты считал себя человеком, я могла быть относительно спокойна.
  Ярт в два шага приблизился к кровати и склонился над наставницей, упираясь руками в матрас.
   - Поверь, родная моя, спокойной ты рядом со мной будешь только тогда, когда признаешь, что любишь меня. И ты это признаешь, - в изумрудных глазах горела непробиваемая уверенность в произносимых словах.
   - Не дождёшься, - прошептала девушка, ответив ученику вызывающим взглядом, и откинула одеяло. - И, раз уж подошёл, помоги добраться до стола!
  Брюнет хмыкнул и уже привычно подхватил её на руки, транспортируя к стоящему ужину. Фэль с кислым лицом оглядела прозрачный супчик и овощи на пару, покосилась на истекающую соком отбивную на тарелке ученика и безнадёжно предложила:
   - Поменяемся?
   - Когда Эртэ разрешит, я тебе лично вручу самый большой кусок, - пообещал Ярт и с печальным вздохом уставился в свою тарелку. - Жаль, что тебе нельзя. Я бы отдал. За поцелуй.
  Девушка поперхнулась супом и скорчила непередаваемую рожицу:
   - Мальчик, тебе не кажется, что ты наглеешь сверх меры? Как вспомню утро...
   - Так сразу мечтаешь повторить? - самым невинным тоном закончил он и взглянул на наставницу чистым наивным взглядом, горящим искренней надеждой. И удовлетворённо улыбнулся, заметив заливающий девичьи щёки нежный румянец. Что бы Фэль ни говорила и как бы ни делала возмущённый вид, но случившееся утром ей явно понравилось.
   - Я мечтаю тебя отдубасить как следует за такие намёки, - разозлённой кошкой прошипела эльфийка и уткнулась в свою тарелку, старательно изображая, что ничего не видит, не слышит и знать не знает.
  Ярт, который сегодня вкусил очередную порцию воинской премудрости Странников, чуть повёл плечами, разминая гудящие мышцы, и хмыкнул себе под нос:
   - Да уж, я тоже мечтаю, чтобы меня дубасила ты, а не какие-то посторонние личности.
  Остаток ужина парень на личные темы не переходил, рассказывая преимущественно о своих впечатлениях от Ваинэля, цитадели Братства, тренировки с Мирэлом и его приятелями. И уже под самый конец неожиданно вспомнил:
   - Кстати! Бабушка передавала тебе приглашение на ужин. Сказала, что хочет с тобой о чём-то побеседовать.
   - Какой ужин? - подозрительно уточнила Фэль, отставляя подальше бокал с соком. Такие новости лучше было выслушивать с пустыми руками. Ещё лучше - лёжа. Совсем замечательно - не слышать их в принципе!
   - Семейный, - отозвался Ярт. - На котором она собирается представлять меня роду Н"Аэллиэ.
   - И кроме Лиственных там больше никого не планируется? - ещё более подозрительно поинтересовалась девушка.
   - Надеюсь, что нет. Если, конечно, князь не сочтёт, что это мероприятие подходит под определение "следующий раз", - брюнет равнодушно пожал плечами и долил себе вина.
   - Так, - Фэльмарэ глубоко вдохнула и самым спокойным и ровным тоном потребовала. - А теперь поподробнее про князя и следующий раз. Что это значит, вообще?
  Ученик в нескольких предложениях обрисовал наставнице свою встречу с властителем Вайарат и в свою очередь, пряча лукавые искорки в глазах, задал каверзный вопрос:
   - Мне вот интересно, что его так смутило в нашей компании? Странная такая реакция! Не знаешь?
  Девушка чуть приподняла брови и скептически уставилась на ученика. В то, что Ярт после экскурса в семейную историю Н"Аэллиэ не понимал удивления Эльтерриаона, Странница не верила. От слова "совсем".
   - И о каких же исторических вехах рода Лиственных вы говорили, что ты мне такие вопросы задаёшь? - насмешливо уточнила девушка. - Ни за что не поверю, что Альмарэн, щадя твои нежные чувства, деликатно обошла вниманием взаимоотношения Н"Аэллиэ и Волков. Что, здесь, в отличие от Тхартнэля, тебе мало напоминают, на кого ты похож? Не строй из себя дурака, мальчик. Тебе не идёт, - она немного помолчала и уже мягче добавила. - И я прошу тебя, не переживай, если вдруг Лиственные... ну...
   - Меня не примут? - парень коротко и сухо рассмеялся. - Не волнуйся. Я вырос Одиночкой и привык, что большинству окружающих я - как кость в горле. В конце концов, я не собираюсь претендовать на место очередного наследника рода. Довольно и того, что узнал, кем были мои предки. Меня признали бабушка и дядя, этого более чем достаточно. А даже если бы и они отвернулись, - он открыто посмотрел на наставницу и улыбнулся, - пока у меня есть ты, мне больше ничего не нужно.
  Фэль быстро прикусила губу, чтобы не расплыться в дурацкой улыбке. Даже предполагая, что Ярт скажет нечто подобное, девушка всё равно почувствовала себя невероятно счастливой и смущённой одновременно. Мальчишка походя с лёгкостью переворачивал её привычный мир вверх ногами, меняя его на своё усмотрение, а она не только не возмущалась, но уже практически ждала новых перемен. Это слегка выбивало из равновесия. И с каждым днём всё труднее становилось держать привычную маску равнодушного безразличия.
  Странница уже почти придумала, как съязвить в ответ, чтобы ученик не расслаблялся и не выпадал в розовый туман влюблённости, утаскивая наставницу за собой следом, но тут обнаружила, что Ярт вряд ли её услышит. Взгляд брюнета был устремлён куда-то мимо девушки, а на лице отражались глубокие раздумья.
   - И что ты там такое загадочное обнаружил? - поинтересовалась Фэль, подтаскивая к себе тарелку с крупной клубникой и выбирая ягоду покрасивее.
   - Кровать. Прикидываю, поместимся ли мы на ней вдвоём, - серьёзно отозвался Ярт и посмотрел наконец-таки на замершую с недонесённой до рта клубничиной эльфийку. Фэль настолько ошарашило заявление ученика, что она даже не возмутилась. Просто смотрела на него ошеломлённым взглядом и часто хлопала ресницами.
   - Вчера еле заснул, - так же серьёзно продолжил парень и вздохнул. - Всё прекрасно - и кровать мягкая, и бельё свежее, и спешить некуда... Но тебя не хватает. Вот и думаю...
   - Обойдёшься! - вышла из ступора Фэль и сравнялась цветом с ягодой, которую держала в пальцах. - Ещё не хватало! И, кстати, мне пора спать, у меня режим. Так что иди, давай, к себе! А то ещё одна такая глупость, и проверим, кто метает посуду лучше - я или Найрэ.
  Ярт бросил на наставницу несчастный взгляд побитого щенка, натолкнулся на ледяную безжалостность во встречном взгляде и с очередным вздохом поднялся, чтобы уложить вредную эльфийку обратно в постель. Уже выходя из комнаты, парень обернулся и с улыбкой бросил:
   - Если передумаешь, я за стенкой!
   - Не дождёшься! - гордо фыркнула Фэль и щелчком пальцев погасила свет.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"