Скай Кассандра: другие произведения.

Странники. Начало Пути. Глава 12. Конец 1 книги

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Утро было солнечным и ясным, как настроение проснувшейся Фэль. Девушка, выбравшись из кровати, с наслаждением потягивалась и с улыбкой смотрела за окно, где влажными кронами сверкали в лучах восходящего солнца посвежевшие после ночного дождя деревья. В ясной лазури неба плыли редкие прозрачные облачка. Прохладный ветерок играючи шелестел занавесками и приятно бодрил тело.
  За дверью раздавались лёгкие шаги, слышался приглушённый писк ребёнка, негромкий голос Терти и невнятное бормотание Альтамира. Тянуло свежей выпечкой и ароматом травяного сбора, который любила Скворушка. Дом неторопливо просыпался и наполнялся привычными звуками дня.
  За стеной, смежной с комнатой Ярта, тоже раздавалось приглушённое шебуршение, тихое позвякивание металла, шорох ткани. Негромко рыкнул Сэллифэр, и ему ответил низкий смех Волчонка. Буквально через мгновение скрипнула дверь, и в коридоре послышались осторожные шаги и клацанье когтей. Парочка остановилась у комнаты Странницы, и Фэль замерла в ожидании, что Ярт сейчас войдёт к ней с неизменной улыбкой и пожеланиями доброго утра. Однако спустя несколько томительных секунд шаги и клацанье возобновились, удаляясь в сторону лестницы.
  Девушка негромко вздохнула и перевела взгляд на шаральду, которая мирно дрыхла, растянувшись поперёк освободившейся кровати. Вот только вместо привычной кошачьей тушки эльфийка увидела чёрную волчицу. Бодрствуя, Ноэрэ ещё умудрялась, пусть и с неохотой, но контролировать свой облик. Во сне же шара неосознанно принимала ту форму, которая всё чётче отражала меняющуюся сущность хозяйки. А Странница, глядя на эти метаморфозы, всё с большей ясностью понимала, что обратного пути нет.
  Словно почувствовав её взгляд, Ноэрэ приоткрыла один глаз, сверкнувший янтарно-зелёным, широко зевнула и, перекатившись с боку на бок, пробурчала:
   - И чего вам не спится в такую рань?
   - Ты похожа на Мрака, - невпопад ответила Фэль.
  Шаральда приподняла голову, фыркнула, и волчий облик потёк, теряя чёткость очертаний. А в следующий миг на девушку уже смотрели два жёлтых круглых глаза на привычной ехидной кошачьей морде. Ноэрэ, встряхнувшись, села и обвила пушистым хвостом передние лапки, нейтрально осведомившись:
   - Так лучше?
   - Не знаю, - честно призналась Странница и, вытащив из шкафа чистую одежду, под изумлённым взглядом молчащей шаральды вышла из комнаты. Смывать с себя следы болезни и глупые мысли.
  
  Купальня в доме была устроена на подземном уровне, куда вела небольшая - в два пролёта - лесенка, начинающаяся за неприметной панелью под лестницей главной. Прохладный сумрачный спуск выходил в короткий предбанник, как шутливо называл это помещение Альтамир. Мягкий рассеянный свет висящих по углам магических фонариков бликами играл на стенах, выложенных кварцевыми плитами и пёстрой ракушечной мозаикой, заставлял янтарно сиять полированное дерево неширокой скамьи, застеленной чистой тканью, и вырисовывал перламутровую инкрустацию на дверях высокого узкого шкафа, где Терти держала полотенца и туалетные принадлежности. Каменный пол был плотно застелен яркими циновками, сплетёнными из крашеного тростника, не пропускающими к босым ногам холод. А за небольшой резной дверцей, располагавшейся напротив лестничного схода, скрывалось просторное основное помещение.
  Из-под потолка у левой стены широкой струёй сбегала вода, водопадом обрушиваясь вниз с искусно высеченных выступов, разделяющих один поток на два. Падая на пол, бурлящий ручей устремлялся по скату к дальней стене, наполняя каменную чашу глубокой ванны и по проложенному наискось жёлобу уходил ещё дальше под землю. Размеры водоёма вполне позволяли свободно разместиться сразу хоть троим купающимся.
  Температура воды и воздуха здесь поддерживалась магически. Терти не зря считалась одним из лучших знатоков графической магии. Искусно сплетённое заклинание было золотыми, чуть потемневшими от времени, нитями впаяно в каменные панели тёплого янтарного оттенка, которые покрывали всё помещение, включая ванну. В приглушённом сиянии всё тех же фонариков создавалось впечатление, что стены сами по себе излучают тепло и свет.
  Выглядело всё гармонично и простенько: ни тебе позолоченных львиных лапок, зеркал от пола до потолка, каких-то новомодных, позаимствованных у гномов, сложных систем труб и вентилей. Вот только Фэль прекрасно знала, сколько сил, как физических, так и магических, вложено в эту "простоту". Как ночами недосыпала Терти, пытаясь в кольцевом узоре соединить конфликтующие стихии огня и воды, как Мирэл изводил на крошку янтарный соланит, добиваясь идеальных стыков между панелями и этих естественных очертаний вырубленного водопадного выступа, как Эртэнэль призывала сюда ундин, договариваясь с флегматичными элементалями воды, объясняя, что, куда и как должно поступать. Пожалуй, на одну эту купальню ушло больше сил и нервов, чем на весь остальной дом в целом. Но оно того стоило!
  Разоблачившись в предбаннике, Фэль захватила из шкафа всё необходимое и шагнула во влажный жар, моментально покрывший кожу бисеринками пота. Девушка осторожно прошла по пологому скату и с удовольствием погрузилась в бурлящую воду, позволяя себе расслабиться и поблаженствовать.
  Эльфийка после нескольких дней вынужденного обтирания влажными тряпочками наслаждалась каждым моментом, весело плещась и намурлыкивая какую-то незатейливую песенку, до скрипа и красноты оттирала кожу, старательно прополаскивала волосы, пальцами разбирая спутанные прядки. Бегала из ванны к водопаду и со счастливыми восклицаниями прыгала обратно в каменную чашу. Спешить было некуда. Странница знала, что с утра сюда почти никто не заглядывает, ведь в комнатах стояли умывальные столики, за присутствием чистой воды в которых придирчиво следила Фиа. К тому же, имелась ещё и рукомойка на кухне. В любом случае, оставленные на лавке вещи должны были сказать любому сунувшемуся, что купальня занята. Под "любым" Фэль, естественно, подразумевала Ярта.
  Мысль об ученике плавно перешла на вчерашний вечер, и девушка, в очередной раз вставшая под водопад, прикрыла глаза, наслаждаясь тем, как ласкающе стекают по коже тугие струи, и вспомнила, что так же скользили по ногам пальцы Ярта, провокационно забираясь под штанины коротких домашних брючек, заставляя всё тело замирать в ожидании, но так и не пересекая условно обозначенную границу колен. Ловила губами срывающийся поток и словно ощущала жадные поцелуи брюнета, сводящие с ума и заставляющие желать большего.
  "Мой волк", - уже привычно отдалось где-то внутри эхо довольного мурчания, и Фэль тихо повторила, словно пробуя на вкус:
   - Мой волк... Мой.
  А мысли уносили всё дальше, будя воспоминания о жарких, откровенных снах, не дававших покоя в Тхартнэле. Прикосновения рук, скользящих по коже, пылающие огнём цепочки поцелуев, жар сильного тела рядом. И собственное тело - чужое, непослушное, бесстыдно выгибающееся в ответ на горячие ласки, сгорающее от полыхающего внутри пламени.
  Девушка очнулась от тихого низкого стона и с паникой осознала, что вылетел он из её груди. А в напряжённом теле, судя по ощущениям, действительно, пылает пожар. Желания, подспудно копившиеся всё прошедшее время, вырвались наружу, захлёстывая голос разума бешено мчащейся лавиной.
  Фэль с глухим шипением оперлась руками на стену, стараясь расслабиться, успокоиться, утихомирить проснувшееся внутри пламя, уже почти болезненной судорогой сводящее бёдра, и нервно замерла, обнаружив, что от любого лишнего движения вдоль позвоночника прокатывается огненная волна, а ноги слабеют, становясь ватными. Собственное тело предавало эльфийку, не желая внимать никаким доводам рассудка, зато покорно выгибаясь от малейшего усиления водного потока, бегущего по ставшей невероятно чувствительной коже.
  Брюнетка стремительно выскочила из-под водопада и закусила губу, сдерживая судорожный вздох. Тяжёлый горячий клубок внизу живота разрастался с каждым шагом.
  "Холод. Мне нужен холод!" - промелькнула неожиданно здравая мысль, и Фэль, торопливо кутаясь в полотенце, выбралась из жара купальни в прохладу предбанника. И едва не заскочила с визгом назад, обнаружив сидящего на ступеньках лестницы ученика.
  Ярт сперва недоуменно моргнул, заметив странную реакцию девушки. А в следующий миг его фигура напряжённо замерла, чуть подавшись вперёд. Затрепетали, жадно принюхиваясь, тонкие ноздри, а глаза стремительно потемнели, из изумрудных становясь почти чёрными.
  Фэль нервно сглотнула и хрипло осведомилась:
   - Что ты здесь делаешь?
   - Ополоснуться хотел. После разминки с Фэри, - глухо отозвался Ярт, не сводя с неё пронизывающего взгляда. - Ждал, пока освободишь.
  Девушка на подламывающихся ватных ногах подошла к лавке, где лежали вещи, и максимально безразлично бросила, коротко дёрнув головой в сторону приоткрытой двери:
   - Иди. Свободно.
  И молча взмолилась всем богам, чтобы парень убрался в купальню и дал ей возможность сбежать. Или уползти. Ноги уже почти отказали, а под этим жгучим жадным взглядом брюнета начинало отказывать и всё остальное, включая рассудок. А она ещё была совершенно не готова к тому, чтобы... Да ни к чему не готова!
  Ярт с короткой усмешкой кивнул и принялся молча стягивать мокрую от пота рубашку. Фэль устало ткнулась макушкой в прохладную стену и смежила ресницы, но расшалившаяся фантазия с бесстыдной откровенностью напоминала о том, что девушка сейчас меньше всего хотела бы видеть. Смуглое стройное тело стояло перед глазами так явственно, словно она их и не закрывала.
  "Мой волк..." - собственническое мурчание внутреннего голоса было совсем некстати. Фэль прерывисто выдохнула и распахнула ресницы. И сразу же наткнулась на пристальный взор брюнета.
   - Что? - нервно буркнула эльфийка, тщетно выискивая, за что бы в окружающей обстановке зацепиться взглядом, чтобы не смотреть - НЕ смотреть, я сказала! - на полуобнажённую мужскую фигуру. Но непослушные глаза, скользнув по сотни раз виденному интерьеру, вновь и вновь возвращались к парню, разглядывая стройное тело, блики света на смуглой коже, заживающие полукружья укусов на шее и практически исчезнувшие следы вчерашнего удара на лице. Фэль осознала, что заворожённо пялится на чётко очерченные губы ученика, и отвернулась, дабы не вводить себя в искушение.
   - Нет, ничего, - задумчиво отозвался Ярт, внимательно рассматривая закутанную в полотенце эльфийку. Порозовевшая от горячей воды светлая кожа, тяжёлые влажные пряди, змейками сбегающие по плечам, прилипшие к шее тёмные локоны, прерывисто вздымающаяся грудь, так пленительно обрисованная намокшим полотенцем, пунцовеющие щёки и бегающий взгляд. И одуряющий пряный запах, плотный настолько, что казался почти осязаемым. И каждый глоток этого аромата сладкой тянущей болью отдавался в паху.
   - Это даже смешно, - с кривой усмешкой выдохнул парень и прислонился к стене напротив Фэль, впитывая разгорячённой кожей приятную прохладу кварцевых плит.
   - О чём ты? - как можно безразличнее отозвалась девушка, по-прежнему глядя в сторону и стараясь дышать глубоко и ровно. Но сгущающееся в маленьком помещении напряжение заставляло нервно замирать и каждую секунду ожидать взрыва.
   - О том, что ты меня хочешь, - брюнет чуть склонил голову набок и опустил ресницы, с наслаждением упиваясь ароматом, вспыхнувшим с новой силой. - И знаешь, что я это знаю, но делаешь вид...
   - Твоя самоуверенность просто невероятна, - ехидно перебила его эльфийка, скрещивая руки на груди, чтобы хоть как-то унять нервную дрожь пальцев.
  Ярт одним стремительным движением оказался рядом на коленях, чуть нависая над брюнеткой и опираясь обеими ладонями в стену возле её плеч. Почти-касание. Почти-близость. Захлёстывающая жаром, сводящая с ума.
   - Отойди, - глухо процедила Фэль, впиваясь пальцами в свои плечи так, что ногти почти прорвали кожу, оставляя глубокие следы.
   - Ты можешь сколько угодно носить свои маски, - хриплый бархатистый голос Волчонка жаром обдал ухо девушки, и по влажной коже Странницы очередной огненной волной покатились мурашки. - Твоё умение держать лицо в любой ситуации искренне восхищает. Ты способна найти оправдание каждой реакции своего тела - румянец от жаркого воздуха и горячей воды, слабость - следствие болезни, но... - парень глубоко вдохнул и низко мурлыкнул. - Что ты можешь сделать со своим запахом, родная? А он выдаёт тебя с головой. Острый... Пряный... - слова перемежались жадными вдохами, - Сводящий с ума... Как и пламя, горящее внутри тебя.
  Фэль вздрогнула, когда горячие губы слегка задели мочку её уха, и резко повернула голову, встречая сумасшедший, голодный, шальной взгляд. В следующий миг пара уже жадно целовалась, так, словно от этого зависела по меньшей мере их жизнь.
  Не слишком широкая лавка была жёсткой и неудобной, но дорвавшихся друг до друга Волчонка и Странницу такие мелочи не волновали. Мир сузился до прикосновений рук, скользящих по пылающей жаром коже, огненных, безумно-сладких поцелуев, суматошно - до звона в ушах - колотящихся сердец и беспорядочного, невнятного шёпота, перемежающегося невольными стонами.
  Фэль выгибалась навстречу нежным и уверенным ласкам, то судорожно цепляясь руками за мужские плечи, оставляя на коже десятки краснеющих следов от ногтей, то путаясь пальцами в тяжёлых чёрных прядях взъерошенной шевелюры Ярта, шёлком скользящей по обнажённому телу девушки. Чутко отзывалась на самое легчайшее прикосновение и плавилась, чувствуя себя податливым кусочком глины в руках мастера. И с каждым мгновением всё сильнее ощущала, что этого ей мало, нужно большее.
   - Ярт... Пожалуйста... - почти умоляюще шептала она, задыхаясь, сама не зная, о чём просит.
  Мужские руки по-хозяйски уверенно прошлись по её телу, очерчивая изгибы, спустились на ноги и мягко, но властно толкнули в разные стороны судорожно сведённые колени, заставляя девушку окончательно раскрыться. А затем по внутренней стороне бедра скользнули горячие губы, опаляя нежную тонкую кожу жаром дыхания...
  И Фэль забилась пойманной птицей, до крови прикусывая губы, чтобы удержать рвущийся наружу крик, растворяясь в захлестнувшем с головой наслаждении - ярком, остром, почти болезненном. Тело исчезло, рассыпавшись на мириады мелких искорок, оставив лишь чувство невесомости и блаженства, в котором, как в тумане, неспешно дрейфовало оглушённое случившимся сознание.
  Ярт медленно приподнялся на дрожащих от напряжения руках, окинул взглядом бессильно распростёртое на светлой ткани женское тело, всё ещё трепещущее в последних волнах экстаза, и легко коснулся поцелуем припухших и искусанных губ эльфийки, оставляя на них терпкий привкус её собственного удовольствия.
  Девушка медленно открыла глаза, сейчас сияющие двумя тёмными звёздами на светлом лице, машинально облизнулась и резко села, с откровенным недоумением глядя на брюнета, который, едва заметно морщась, поднялся на ноги и направился к шкафу. Всё ещё в штанах!
   - А... Ты... - запнулась Фэль, не зная, как сформулировать. - Я думала, ты... Мы...
   - Знаешь, родная моя, вот когда ты, наконец, признаешь, что любишь меня, что ты моя, и у тебя больше не будет ни желания, ни возможности сбежать и сделать вид, что это был всего лишь сиюминутный порыв, я окажусь весь в твоём полном распоряжении. И делай со мной всё, что захочется, - Ярт глубоко вздохнул и покосился на неё с вымученной улыбкой. - А до тех пор предпочту потерпеть. Зная тебя, я вполне могу ожидать, что поддавшись порыву, ты начнёшь отдаляться ещё старательнее, чем раньше. Не хочу! - он передёрнул плечами. - А так вроде бы ничего и не было. Зато ты теперь хотя бы примерно представляешь, от чего отказываешься, - парень вытащил полотенце и направился в купальню, бурча себе под нос. - Может, не я один после этого страдать буду.
   - Да он издевается! - ошеломлённо пробормотала кутающаяся в полотенце Фэль, проследив, как за спиной брюнета закрывается дверь. Но в глубине души Странница не могла не признать его правоту. Слишком дорога была с таким трудом в своё время отвоёванная свобода, чтобы так просто от неё отказаться. Слишком девушка привыкла быть одна, чтобы с лёгкостью принять собственную нужду в ком-то ещё рядом. И, что уж скрывать, в здравом рассудке Фэль пугало осознание того, какую власть Ярт имеет над её душой и телом.
  Девушка понимала все эти причины. Но в то же время сейчас её грызла непонятная обида и смутное чувство неудовлетворённости. Ну, как же так?! Мальчишка, можно сказать, на блюдечке получил свою мечту... и гордо от неё отказался! Да как он посмел вообще?!
  Вышедший из купальни Ярт недоуменно выгнул брови, встретив колючий взгляд недовольно сопящей девушки, и невольно улыбнулся, глядя на её нахохленный вид. Фэль заметила эту короткую улыбку и чуть прищурилась. А затем вскинула подбородок и грациозно поднялась, позволив полотенцу свободно сползти на пол. Парень замер, и девушка кошачьей походкой, с искушающей улыбкой подошла к нему вплотную, ощущая, как жадно скользит по обнажённой фигуре его взгляд. Обвив шею брюнета руками, эльфийка гибко прижалась к сильному мужскому телу и, облизнувшись и глядя в стремительно темнеющие изумрудные глаза, соблазнительно прошептала:
   - Тебе понравилось то, что было?
  Ярт шумно сглотнул, утвердительно мотнув головой.
   - Я рада, - Фэль медленно провела ладонью по его груди, чуть поцарапывая кожу и кончиками пальцев ловя суматошное биение сердца, спустилась по напряжённому животу, зацепила обмотанное вокруг бёдер полотенце, убирая последнюю преграду между нагими телами, и мстительно закончила, - потому что больше ничего подобного не будет! - перекинула влажную ткань через плечо и, не оборачиваясь, гордо удалилась в купальню, со злорадным удовлетворением слыша позади глухое бессильное рычание.
  
  Обстановка за завтраком была, мягко говоря, напряжённая. Нет, пока все поглощали воздушный омлет с беконом и овощной салат, беды ничто не предвещало. Разве что взгляды, которыми Странница обменивалась со своим учеником. Но стоило дойти до десерта...
  Ярт неторопливо жевал слойки с джемом, каждый раз умудряясь перепачкать пальцы. А затем медленно слизывал густую массу и при этом смотрел на Фэль так, что краснеть начинал даже Альтамир. А уж когда та в ответ подтащила к себе тарелку с клубникой и мисочку со взбитыми сливками...
  Странник торопливо отставил подальше недопитый бокал, искренне уверенный, что ещё немного, и подавится, и, кашлянув, нейтрально осведомился:
   - Мы вам не мешаем, нет? Может, нам пойти погулять? Часика так на три?
  Фэль слизала с клубничины остатки сливок и недоуменно выгнула бровь:
   - Почему вы должны мешать? И зачем вам уходить?
   - Действительно, - поддержал наставницу Ярт, продолжающий измываться над очередной слойкой. - Завтрак - это же важнейший приём пищи за день. Ты сам так говоришь, Мирэл. Или у тебя сегодня аппетита нет?
   - Ты не заболел? - участливо осведомилась Странница, выбирая ягоду покрупнее, и под пристальным взглядом ученика обмакнула её в сливки.
   - Нет. Хотя при взгляде на вас двоих у меня начинают появляться сомнения в собственном душевном здоровье, - пробормотал Альтамир и, не выдержав, прямо поинтересовался. - Что у вас уже успело сегодня случиться?
   - Ничего, - практически хором отозвалась парочка и обменялась очередной порцией говорящих взглядов.
   - Ясно, - тяжело вздохнул шатен, понимая, что в отношениях этих двоих опять сдохло нечто крупногабаритное, но вряд ли они кому-то признаются, что именно. - Тогда дожёвывайте поскорее. Нам в цитадель пора. Думаю, Орегонду будет любопытно взглянуть на Ярта в действии, а не за чашечкой мерайсэ.
   - Согласна, - мурлыкнула Фэль, доев очередную клубничину, и, в подражание ученику, облизала выпачканные соком и сливками пальцы. - Ярт, всё слышал? Подъём! Хватит лопать перед физическими нагрузками.
   - Как прикажете, моя госпожа, - лениво отозвался брюнет, сверкнув глазами, и встал из-за стола. - Спасибо, Терти, Фиа. Всё было очень вкусно.
   - Пожалуйста, - кивнула ему хозяйка, не поднимающая глаз от чашки последние минут двадцать. - Удачного дня!
   - Тебе тоже, - улыбнулся Ярт и стремительно покинул столовую, помчавшись за оставленным в комнате оружием.
  Наставница, ухватив ещё одну аппетитную ягодку, направилась следом за учеником, но на пороге её остановил голос подруги:
   - Фэль...
  Странница обернулась к Скворушке, всем видом выражая вопрос. Терти подняла на неё чуть насмешливый взгляд и предупредила:
   - Не дразни Волка. Он ведь сорвётся...
  Альтамир активно закивал, абсолютно поддерживая опасения жены. А Фэль ослепительно улыбнулась им и, лукаво прищурившись, бросила:
   - Очень на это надеюсь! - после чего вышла из комнаты, оставив друзей в полном ошеломлении.
  
  Когда компания добралась до цитадели, там уже вовсю кипела жизнь. Сновали во дворе Странники и их ученики, слышалось ржание лошадей и бряцанье стали, носились в воздухе короткие реплики, которыми обменивались собирающиеся в очередные патрули и только что из них вернувшиеся. К тому же, привычные зелёно-коричневые тона Вайарат неожиданно оказались разбавлены синими. Часть альмэсэйского посольства, прибывшего в Ваинэль на приближающийся праздник, состояла из представителей Братства, и они в большинстве своём решили остановиться в цитадели, а не обживать гостевые покои во дворце князя. И сейчас отдохнувшие с дороги Странники активно общались с давно не виденными друзьями.
  Фэль преувеличенно-радостно приветствовала знакомых, благосклонно выслушивала комплименты, стоически переносила порой чересчур крепкие объятия некоторых представителей мужского пола. И с мстительным удовольствием наблюдала, как недобро сверкают в такие моменты изумрудные глаза ученика. При этом девушка совершенно не отдавала себе отчёта, что и её взгляд принимает точно такое же выражение, когда брюнету улыбаются и шутливо кокетничают с ним встречные Странницы.
  Альтамир с каждым шагом испытывал всё большее желание отойти в сторонку. Желательно, чтобы эта сторонка оказалась в районе противоположного конца материка. Искрящее между парочкой напряжение с каждым мгновением становилось всё сильнее, и присутствовать при неминуемом взрыве шатену не очень хотелось. Разве что так, одним глазком подсмотреть, чем же дело закончится.
  "И что они не поделили? - тоскливо размышлял Странник, шагая чуть поодаль и переводя взгляд с одной вороной макушки на другую. - А главное - когда успели-то? День только начался..."
  Мохнатая парочка, сопровождающая эту процессию, была абсолютно солидарна с Мирэлом и старательно держалась на почтительном расстоянии от своих двуногих спутников. Ноэрэ уже получила по ушам за шутливое замечание о скверном характере неудовлетворённых женщин. Сэллифэр оказался мудрее подруги и со своими ценными советами к вожаку не лез, хотя и искренне не понимал, чего тот даром время теряет? Ведь метку ему волчица уже поставила. За холку строптивицу - и в ближайшую нору!
  Волк проследил за очередным актом представления "Я такая общительная-дружелюбная - А я такой очаровательный-милый" и с сомнением протянул:
   - Может, это у них брачные игры такие?
  Ноэрэ покосилась на приятеля, коротко фыркнула и отрезала:
   - Это идиотизм!
  
  Ярт по привычке, как и каждое утро, завернул на конюшню, чтобы проведать скучающих коней. После той бешеной скачки по лесу за ускользающим временем Грайсер проникся к брюнету некоторым уважением и милостиво допускал его до своей персоны, позволяя чистить, вычёсывать, выгуливать и угощать вкусностями. Дежурящие в конюшне ученики Братства едва не молились на брюнета, ведь заходить к жеребцу Странницы без её сопровождения было чистой воды самоубийством. Даже Мирэл не рисковал к нему соваться. Конечно, была ещё и Эртэ, которую конь обожал почти как хозяйку, но чтобы вечно занятая целительница сумела выкроить время в своём плотном расписании, должно было произойти по меньшей мере чудо.
  Так что Ярт взвалил уход за хируин на свои плечи и, несмотря на недовольство Гэллэра, продолжал наравне с яблоками для своего жеребца таскать ещё и морковь, которую любил Грайсер. Вот и сейчас парень первым делом вошёл в просторный денник вороного, доставая приготовленную вкусняшку. И только услышав за спиной задумчивое хмыканье эльфийки, осознал, что сегодня и без него было кому позаботиться о жеребце.
   - Предатель, - ласково укорила коня Фэль, и Грайсер радостно заржал, заюлил, точно соскучившаяся собачонка, оттирая парня в сторону и стремясь поскорее дотянуться до хозяйки.
   - Я тоже соскучилась, малыш, - девушка обняла вороного за мощную шею, зарывшись пальцами в гладко вычесанную гриву, и конь привычно уложил голову на узкое плечо брюнетки, что-то удовлетворённо нафыркивая.
  Ярт, выбравшийся из денника Грайсера, зашёл к своему питомцу и назидательно проговорил, ткнув пальцем за перегородку:
   - Вот, понял, как надо скучать по любимому хозяину? А не карманы обшаривать в поисках угощения!
  Гэллэр, как раз занятый упомянутым, только ушами пряднул и ткнулся носом туда, где отчётливо пахло яблоками. А со стороны раздался приторно-ехидный голос Фэль:
   - Так это ж - по любимому!
  Вороной отчётливо насмешливо зафыркал. Хрустящий выданной вкусностью Гэллэр покосился в их сторону тёмным глазом и, вылягнувшись, шарахнул задними копытами по перегородке между денниками, заставив Грайсера негодующе заржать. После чего с видом полного удовлетворения гордо воззрился на хозяина и снова ткнулся носом в карман, требуя новую порцию любимого лакомства.
  Фэль, успокоившая возмущённого вороного, скормила питомцу принесённую морковь и ласково провела по бархатистому храпу:
   - Всё, малыш. Выпускай меня. Скорее закончу со своими делами - быстрее выберемся с тобой на прогулку.
  Грайсер с видимой неохотой отступил, открывая перегороженный его крупом выход из денника, и напоследок осторожно, едва ощутимо прихватил зубами рукав эльфийки.
   - Я скоро вернусь, обещаю, - девушка в последний раз погладила коня по носу и вышла в проход, где со скучающим видом уже стоял Ярт.
  Странница вопросительно воззрилась на ученика и ворчливо осведомилась:
   - Ну, и чего ты тут ждёшь? Забыл, где Арена находится?
   - Я ничего не забываю, - усмехнулся парень, и в его словах прозвучал неприкрытый намёк. Ответная улыбка Фэль была запредельно-ослепительной. Ещё чуть-чуть - и перешла бы в откровенный оскал:
   - Тогда бегом марш на место и начинай разминку. Чтобы, когда я приду, ты уже был готов продемонстрировать всё, что усвоил за уроки с Альтамиром.
   - Да хоть сейчас, - Ярт сделал короткий шаг вперёд и, чуть склонившись, вполголоса мурлыкнул. - Для тебя я готов в любое время дня и ночи.
  Девушка сдержала первый порыв отшагнуть назад, гордо вскинула голову и, насмешливо глядя в глаза ученика, приторно-сладко проворковала:
   - Неужели? Тогда не обессудь, если с этого момента ты перестанешь высыпаться...
   - С тобой я об этом могу только мечтать, милая.
   - Эм... Простите... - послышался рядом с ними нерешительный голос. Фэль раздражённо обернулась и увидела в паре шагов от себя юного русоволосого паренька, который, судя по виду, робко мялся на месте уже некоторое время, не осмеливаясь вмешаться в их выяснение отношений.
   - Простите, я... - он смущённо залился свекольным румянцем и, ткнув пальцем в проход за спинами пары, выдавил. - Лошадь... Там...
  Ярт рядом резко отвернул лицо и отчётливо глотал смешки. Странница, повернувшись, отвесила ученику подзатыльник и прошипела, сверкнув глазами:
   - На разминку! Бегом!
   - Вредина, - ухмыльнулся брюнет, встряхнув головой, стремительно чмокнул наставницу в задранный носик и вихрем умчался, куда послали, оставив девушку возмущённо открывать и закрывать рот. Просочившийся вдоль стеночки мимо брюнетки мальчишка нырнул в денник своего коня, и уже оттуда до Фэль донеслось приглушённое смущённое хихиканье.
  Странница покосилась в ту сторону и, не выдержав, тихо рассмеялась, качая головой и представляя, как со стороны должна была выглядеть сцена, которую они с Яртом тут устроили. Хорошо, не посреди двора цитадели на глазах у всего народа. Хотя ещё не вечер!
  Фэль злорадно ухмыльнулась и неторопливо направилась в сторону Арены, на ходу обдумывая, какую б нечаянную пакость устроить своему ученику, чтоб тому жизнь малиной не казалась.
  
  Когда Странница добралась до места, Ярт уже успел не только размяться, но и сцепиться с Лорелином. Родственнички увлечённо мутузили друг друга, обмениваясь словесными шпильками и изрядно веселя всех окружающих. Фэль с невольной одобрительной улыбкой отметила ловкость и изящество, с которыми брюнет провёл любимый приёмчик наставницы, заламывая дядюшке руку и утыкая того носом в пол.
   - Сразу видно, чья школа, - прозвучал над ухом девушки вкрадчивый голос с явственно проскальзывающими весёлыми интонациями. - Признавайся, сколько раз тебе пришлось испытывать это на нём?
   - Ой, много! - небрежно отмахнулась Странница. - До сих пор иногда приходится.
  Она обернулась и приветственно кивнула стоящему рядом высокому темноглазому эльфу, на вид - ровеснику её ученика. Вот только при молодой внешности волосы у её собеседника были абсолютно седые. Собранные от макушки в замысловатую косу, они открывали скульптурно вылепленное лицо с резкими чеканными чертами, явно выдававшими в эльфе кровь предков с Драконьих гор.
  Орегонд, действительно, был родом из Тентрода, но вот уже больше века жил в Вайарат, заменив на посту старейшины одного из погибших членов Совета Братства. Хотя некоторые длинные языки поговаривали по углам, что на это назначение эльф согласился исключительно из уважения к Орфэльмеру, который просил своего старого друга приглядеть за взбалмошной младшей сестрой хаортаэ, умчавшейся покорять здешнюю Академию.
  Сколько правды было в этих сплетнях, знал, пожалуй, только сам Орегонд. Во всяком случае, за прошедшие годы он прочно укоренился в цитадели Ваинэля, воспитал не одно поколение учеников Братства, и местные Странники не променяли бы своего тентродского старейшину ни на одного из его помощников, имеющих вайаратские корни. И их меньше всего интересовали причины, некогда приведшие эльфа в эти места.
  Орегонд кивком поблагодарил юную ученицу, почтительно поднесшую ему полотенце, вручил ей тренировочный меч, на который опирался до этого момента, и, вытирая блестящий от пота торс, покрытый едва заметными белёсыми ниточками старых шрамов, уточнил у Странницы:
   - Так это и есть твоё нежданное приобретение?
   - Оно самое, - вздохнула Фэль, наблюдая, как Ярт играет со своим дядюшкой, словно кот с мышкой. - Что скажешь?
   - Хороший экземпляр. Дерзкий. Сильный. Умный, - Орегонд чуть прищурился, внимательно разглядывая пополнение в их рядах, и с улыбкой добавил. - На тебя похож.
   - Не замечала сходства между собой и Лайнэ, - буркнула девушка.
   - Теперь у тебя есть возможность развеять своё заблуждение, - хмыкнул старейшина и, покачав головой, уже серьёзно вынес вердикт. - Странник из твоего ученика не получится, Пламя.
   - Но он уже шагнул на Путь! - моментально вскинулась эльфийка, одновременно возмущённая и озадаченная таким неожиданным заявлением. На её взгляд Ярт мог стать одним из лучших в Братстве, и он целенаправленно к этому двигался. Глядя на то, как парень, словно губка, впитывает знания и умения, Фэль даже начинала побаиваться, что срок его ученичества окажется катастрофически короток, и совсем скоро мальчишку придётся отпустить в свободный бег. Сын Вожака с рождения был обречён на то, чтобы стать Призванным Путём.
   - Я вижу, что шагнул, - отмахнулся от её возмущения Орегонд. - И что по Пути он будет гулять, как у себя дома, тоже вижу. Его кровь ещё и не такое ему позволит. Но именно она и не даст твоему ученику стать частью Братства.
  Странница нахмурилась и передёрнула плечами:
   - У него уже нет выбора. Стая ушла...
   - Выбор есть всегда, - мягко перебил её старейшина и задумчиво улыбнулся. - Твой мальчик - Вожак. Ведущий, а не ведомый. Долго подчиняться догмам нашего кодекса он не станет. Просто потому, что не сможет. К тому же, - эльф насмешливо покосился на свою собеседницу, - твоё наставничество подложило ему крупную такую свинку! Слишком многие безуспешно мечтали увидеть тебя своей спутницей.
   - Пф! - девушка вскинула голову и передёрнула плечами. - У меня уже были два спутника - Мирэл и Найрэ. По-моему, и у того, и у другого с Братством сложились самые прекрасные отношения.
   - Для Найрэ и Альтамира ты всегда была всего лишь сестрой, поэтому вашу близость им прощали. Твоему ученику этого не спустят. Его отношение к тебе слишком отличается от братского или безнадёжно-влюблённого ученического, - Орегонд лукаво прищурился, наблюдая, как на лице эльфийки появляется задумчиво-недовольное выражение, и добавил. - Слухи - такие слухи, Фэль. Даже если бы под ними не было оснований.
   - Понятия не имею, о чём ты! - с искренним недоумением отозвалась Странница и, сделав самые наивные глазки, затрепетала ресницами.
   - Убийственно, - оценил её собеседник и, усмехнувшись, легонько щёлкнул эльфийку по вздёрнутому носику. - Но на меня не действует. Ладно, - неожиданно отмахнулся он, - хочешь строить из себя дурочку, твоё дело. Время всё расставит по местам, - и старейшина неторопливо направился к творящемуся неподалёку безобразию.
  Ярт, весело посмеиваясь, ужом ускользал от загребущих ручек Пересмешника и периодически дёргал дядюшку за кончик уже порядком растрёпанной косы. На лице Лорелина причудливо смешивались азарт и досада, а с губ порой срывались совсем не великосветские выражения. Хотя бы раз поймать юркого противника и ответно ткнуть носом в пол для блондина сейчас было просто делом чести.
   - Довольно, мальчики! Это уже не бой, а балаган какой-то, - Ярт остановился, недоуменно воззрившись на подошедшего незнакомца, прервавшего разгоревшееся веселье. А Лорелин склонился в почтительном поклоне:
   - Ассэлэ.
   - Ассэ, Лиимэ, - усмехнулся старейшина, складывая на груди руки и изучающе разглядывая встрёпанного Пересмешника. - Смотрю, ты сегодня решил отработать своё второе имечко?
  Блондин зыркнул на племянника из-под насупленных бровей и отрицательно мотнул головой:
   - Нет, мастер. Мы работали над приёмами рукопашной.
   - О, я заметил! - милостиво кивнул Орегонд и коротко ткнул пальцем в ту сторону, откуда доносился лязг металла и глухие удары дерева. - Ступай-ка лучше навыки владения мечом отрабатывать. Мне сказали, у тебя опять защита загуляла. Альмарэн нам не простит, если ты с очередного Шага без руки вернёшься. А то и без головы.
  Ярт, хохотнув, толкнул дядюшку в плечо:
   - Да невелика разница будет. Он всё равно безголовый!
   - Ах ты... - Лорелин сцапал-таки брюнета за шею, пригибая его к полу и немилосердно трепля по макушке. - На себя посмотри, головастик!
   - Хватит, - коротко и повелительно бросил Орегонд, с трудом удерживая суровое лицо и не позволяя губам расплыться в улыбке, и мысленно вздохнул. Мало ему было одного шута в подопечных!
  Пересмешник напоследок дёрнул племянника за сколотый на затылке хвост и с чувством удовлетворения лёгким шагом направился туда, где звенело оружие. А Ярт, переплетая растрепавшиеся волосы, вопросительно воззрился на седовласого эльфа, молча изучающего его тёмными, словно морион, глазами.
   - В круг. Со мной, - скомандовал тот и первым переступил светлую черту на полу. - Посмотрим, что умеешь.
  Брюнет перехватил заинтересованный взгляд наставницы и, пожав плечами, шагнул следом. И едва успел уклониться от стремительного удара. Похоже, незнакомец плевать хотел на то, что Странники, якобы, никогда не нападают первыми.
  Изнутри поднялась яркая волна заинтересованности. Ярт только и успел, что мысленно рыкнуть: "Я сам! Не смей лезть!", и в тот же момент споткнулся о коварную подножку, кубарем полетев на пол.
   - Продолжишь считать ворон, скоро увидишь звёзды, - спокойно, даже чуточку равнодушно произнёс Орегонд, терпеливо ожидающий пока парень встанет.
  "Понял? - Ярт кривовато усмехнулся и перекатился в сторону, вскакивая в стойку. - Так что - не отвлекай".
  Старейшина гонял его минут пятнадцать, с интересом изучая новичка. Парень был ловок, изворотлив, не обделён силой и фантазией. Несколько необычных связок поставили Орегонда в тупик и завершились тем, что уже он оказался на полу. К тому же, брюнет проявлял недюжинное упорство и решимость сражаться до победного конца, не сдаваясь даже в самых критических ситуациях. Так что поединок обоим доставлял искреннее удовольствие.
  После очередного сложного приёма, когда Орегонд попытался перебросить противника через бедро, а Ярт сумел извернуться и захватить эльфа в сцепку, старейшина решил, что пора заканчивать бой, и просто опустил руки. Брюнет выпрямился и уважительно склонил голову:
   - Благодарю за урок, мастер.
   - Да, хорошо размялись, - хмыкнул тот, поводя плечами, и представился. - Орегонд.
   - Я догадался, - парень широко улыбнулся и чуть развёл руками. - Моё имя Ярт, но это вам наверняка уже известно.
   - Ученик Фэль - самая обсуждаемая новость, - старейшина ответил на улыбку и, бросив взгляд в сторону стоящей неподалёку Странницы, добавил. - И даже не знаю, завидовать ей или сочувствовать.
  Ярт недоуменно выгнул брови, не совсем понимая, что собеседник имеет в виду. Наверняка наставница уже поделилась с эльфом своим мнением насчёт того, какое "счастье" свалилось ей на голову. Так что завидовать определённо нечему. Вот посочувствовать - это да! Этим, после знакомства с брюнетом, все живо проникались.
   - Быть наставником такого одарённого ученика - это редкое удовольствие, - философски заметил Орегонд в ответ на недоумение собеседника, - и та ещё головная боль. Но Фэль, пожалуй, одна из немногих, кто сможет вытащить из тебя если не всё, на что ты способен, то большую часть. Так что тебе определённо повезло с наставницей.
   - Ещё как, - согласился тот и тоже посмотрел на эльфийку, задумчиво почёсывавшую между ушей ластящуюся к ней Ноэрэ. Фэль поймала взгляд ученика и направилась к ним:
   - Вы уже закончили?
   - Да. Возвращаю парня тебе, - старейшина легонько хлопнул Странницу по плечу. - И через два часа у меня. Можешь заодно и Мирэла захватить. Хочу узнать побольше о южном прорыве.
   - Хорошо, - девушка кивнула и чуть приподняла брови, вопросительно глядя на седовласого эльфа. Орегонд почесал кончик носа, вздохнул и нехотя произнёс:
   - Настоящее сокровище, девочка...
   - Но? - уточнила Странница, уловив явную недосказанность в словах старейшины. Тот слегка нахмурился и суховато ответил:
   - Я уже всё сказал. Тебе придётся нелегко.
  Фэль покосилась на ученика, с кислым выражением выслушивающего этот обмен репликами, и улыбнулась:
   - Я справлюсь.
   - А куда ты денешься? - хмыкнул Орегонд и, не прощаясь, направился к мечникам.
   - Вот видишь, - мурлыкнул Ярт на ухо наставнице, когда эльф удалился на достаточное расстояние. - Я у тебя - сокровище. А ты не ценишь.
  Девушка вздохнула и неуловимым движением подсекла его ноги, заставив парня плюхнуться на пол. И, чуть насмешливо глядя на него сверху вниз, наигранно посетовала:
   - Расслабился за моё отсутствие. Разбаловал тебя Мирэл.
  Ярт ухмыльнулся и с коварной улыбкой повторил финт Странницы с подсечкой. Фэль отпрянула в сторону, скорчила рожицу и поманила брюнета пальцем:
   - Вставай. Пойдём на полосу препятствий.
  Парень как-то сразу скис и тоскливо уточнил:
   - Может, я лучше с кем-нибудь тут? Полоса - это скучно.
   - Пойдём-пойдём, - девушка запустила руку в карман и вытянула на свет уже знакомую Ярту ленту. - Скучно не будет, обещаю. Ты ведь магический щит освоил?
   - Озверела, - вынес свой вердикт сидящий неподалёку Сэллифэр, охраняющий имущество вожака от любопытных. Или любопытных от имущества, потому как желающих подержать в руках легендарный меч Волка даже среди умудрённых опытом Странников нашлось немало.
   - А я уже говорила: неудовлетворённая женщина - беда для всех окружающих, - едва слышно поддержала приятеля Ноэрэ и со вздохом поднялась, следуя за хозяйкой. - Бедный мальчик...
  
  Уже через полчаса Ярт был абсолютно солидарен с четвероногими спутниками - Фэль озверела. Или просто откровенно мстила. Впрочем, одно другого не исключало. Странница, которой Эртэ под страхом очередного лежачего периода запретила физические нагрузки на ближайшие дни, почти без передышки гоняла ученика по полосе препятствий - спасибо, что хотя бы по достаточно безопасной её части, - к имеющимся там в наличии снарядам добавив ещё и свои мелкие пульсары, жалящие не столько больно, сколько обидно. И поминутно скучающим тоном констатировала:
   - Убит... Снова убит... Хватит плюхаться. На исходную, и всё сначала.
  Ярт скрипел зубами, вполголоса цедил ругательства, отплёвываясь от лечебной грязи, которой были заполнены широкие рвы по обеим сторонам полосы, и опять и опять возвращался к старту, чтобы поставить очередной щит и вновь попытаться преодолеть какие-то несчастные пятнадцать шагов, где посекундно что-то падало, раскачивалось, летело под ноги или било в торс. С открытыми глазами это была детская забава. Видя, что ждёт впереди, брюнет в своё первое занятие здесь на зависть дядюшке пробежал даже часть с топорами, клинками и стрелами, получив всего несколько царапин.
  Но вот так, вслепую, да ещё с постоянным ожиданием, что в любое мгновение в кожу может впиться очередная колючая искра, заставляя дёрнуться и на что-нибудь напороться... Парень каждый раз, скатываясь с полосы в хлюпающую грязь, размышлял: это щит у него слабый, концентрации не хватает, или кое-кто просто кидается чем-то помощнее обычных огненных шариков?
  Фэль ехидно посмеивалась, с мстительным удовольствием наблюдая за мучениями чумазого ученика, который из болота выбрался чище, чем оказался в первую же пару минут тренировки. И безжалостно отправляла его пробовать снова и снова, ожидая, когда же наступит необходимое просветление, и Ярт вместо привычных органов чувств переключится на своё духовное зрение. Судя по его успехам - вернее, отсутствию оных - сей светлый момент был ещё очень и очень далёк. И вот это девушке уже не нравилось совершенно.
  Глядя издалека на истязание новичка, даже те, кто был не слишком доволен его внезапным появлением рядом со Странницей и поперву следил за неожиданным зрелищем со злорадным интересом, сейчас, при взгляде на удовлетворённо-мстительное выражение лица эльфийки и слушая её беспощадный требовательный тон, начали проникаться к брюнету неподдельным сочувствием и невольным уважением. Ведь он стоически-терпеливо переносил едкие замечания наставницы и упорно пытался выполнить невыполнимое, падая и поднимаясь, начиная снова и снова, невзирая на усталость, ушибы и насмешки.
  Даже Лорелин, урвавший передышку и подошедший поближе, вместо привычных подколов лишь подкачал головой и попросил:
   - Может, хватит издеваться над мальчиком, Фэль? Ты от него требуешь невозможного.
  Странница, хмыкнув, выпустила очередную пару пульсаров, проследила, как ученик, уклоняясь от них, зацепляется за вращающиеся блоки и с плюханьем соскальзывает в жидкое месиво под полосой, после чего обернулась к блондину и непреклонно заявила:
   - Он может. Просто не старается.
  Пересмешник взглянул на отплёвывающегося племянника, вылезающего из грязи и без напоминаний бредущего к началу полосы, и сочувственно поинтересовался:
   - Жестокая женщина! Что он тебе сделал? Доброго утра не пожелал или забыл поцеловать после пробуждения?
  Ноэрэ протяжно вздохнула, а Фэль оскалилась в приторной улыбке и громко ответила:
   - Ну, что ты, Лиимэ! Какие поцелуи? Разве что в его мечтах, которым не суждено сбыться, - Ярт едва заметно повёл головой, услышав явно предназначенное ему высказывание, скривил губы в усмешке и встал на исходную, а Странница уже тише договорила. - Вопрос не в том, что он сделал, а в том, что он не делает. Смотри сам, - девушка скрестила руки на груди и скомандовала. - Готов? Вперёд!
  Лорелин вопросительно уставился на племянника, который, чуть помедлив, в очередной раз двинулся по полосе, и восхищённо приоткрыл рот. Брюнет легко преодолевал препятствия, лишь на считанные мгновения замирая на крошечных пятачках безопасности. Создавалось впечатление, что парень видит сквозь плотную ткань, закрывающую половину его лица, так чётко он уворачивался от снарядов. Но за этой внешней лёгкостью скрывалось едва уловимое внутреннее напряжение. Ярт явно ожидал подвоха от любимой наставницы.
  Фэль, наблюдая за учеником, задумчиво щёлкала пальцами, то создавая, то распыляя пульсар. И метнула его уже в тот момент, когда брюнету осталось преодолеть последнюю преграду на условленном участке полосы. Ярт отчаянным рывком бросился вперёд, чудом проскользнув мимо раскачивающихся маятников, и, коротко дёрнувшись от впившегося в кожу пульсара, трупиком рухнул на безопасный промежуток.
   - Видел? - повернулась к Лорелину досадливо хмурящаяся Фэль.
   - Ага, - восторженно кивнул тот. - Мальчишка просто гений!
  Странница закатила глаза и сухо высказала:
   - Может, он и гений, но свои способности тратит абсолютно бездарно. Во всяком случае, это испытание он точно провалил.
   - Почему?! - изумился Пересмешник, искренне не понимая, чем недовольна девушка. На его взгляд племянник только что совершил невероятное.
   - Потому что пробежать эту полосу сможет каждый достаточно тренированный дурак, - фыркнула Фэль. - Особенно, если у него чутьё на уровне. Ярт способен на большее, чем угадывать по звуку и движению воздуха, что ждёт дальше. Я хочу, чтобы он чувствовал окружающее, и не на один шаг вперёд, тогда он перестанет пытаться угадывать, что вокруг происходит. Значит, будет тратить меньше сил на само движение и вспомнит, наконец, о защите! - в последних словах эльфийки плеснулось отчётливое раздражение. И было чем! Удержать во время прохождения испытания магический щит ученику не удалось ни разу.
  Лорелин с сочувствием покосился на бредущего к ним Ярта, негромко вздохнул и жалобно попросил подругу:
   - Только не убей его, ладно? Мне мама голову снимет, что не уследил!
   - Не волнуйся, меня так просто не убьёшь, - хмыкнул чумазый брюнет, потирая ушибленное плечо, и немного виновато посмотрел на наставницу. - Не справился, да?
   - Да, - со спокойной беспощадностью кивнула девушка. - Я большего ждала. Или ты забыл, что я от тебя требовала на последней тренировке? Скажи честно, ты хоть раз пытался это повторить?
   - Однажды, - нехотя признался Ярт, отводя глаза.
   - И как? Получилось? - иронично осведомилась Странница.
   - Нет, - её ученик отрицательно мотнул головой, старательно изучая каменную плитку под ногами.
   - Вот поэтому и сейчас не получилось, - мрачно констатировала Фэль, глядя на виноватого подопечного далёким от восторга взглядом. - И на будущее, Ярт. Если я тебя чему-то учу, то это необходимо довести до уровня бессознательных рефлексов. Или тебе для повторения пройденного постоянно напоминающий пинок нужен?
   - Я всё сделаю, - тихо отозвался брюнет, чувствуя себя нашкодившим мальчишкой. Примерно так же их с Инри в своё время отчитывал Нэррэ. Не за саму проказу, а за её некачественное исполнение.
   - Надеюсь, - Странница смерила ученика испытующим взором и уже спокойнее осведомилась. - Со щитами что? Твоих сил даже сейчас с лихвой должно хватить на всё это помещение, а ты не можешь от моих пульсаров закрыться.
   - Я их ставлю, а они от твоих атак лопаются, - пожаловался Ярт, вскинув голову.
   - Концентрироваться надо лучше, - фыркнула девушка. - А для этого нужно не забивать голову попытками уследить за окружающим, - она ткнула пальцем в молча стоящего рядом блондина, который с любопытством слушал их беседу, пытаясь понять, о чём именно речь. - Вот, не можешь сообразить сам, как поставить постоянный щит с привязкой, обратись к дядюшке. Или к бабушке. У тебя по матери почти вся семья - воздушники. Лорелин, между прочим, даже сейчас в щите, а ты - как младенец с голой задницей!
  Пересмешник коротко хохотнул и, утвердительно кивнув, предложил:
   - Если хочешь, можем, действительно, поработать над твоей защитой. И не только, - добавил он с лёгким намёком. - Если интересно, могу показать любимые финты твоей дорогой мамочки. Она была сильной воздушницей, и у неё имелась парочка личных каверзных разработок.
   - Интересно, - несколько вяло согласился Ярт и кривовато улыбнулся. - Хотя магия - это, всё-таки, просто не моё, наверное.
  Лорелин легонько щёлкнул племянника по лбу и назидательно заметил:
   - Тебе пора привыкать, что ты не человеческий мальчик из Вэля, а вполне себе одарённый эльф. Не использовать то, что дано тебе природой, по меньшей мере глупо. И в этом я с твоей наставницей абсолютно солидарен. Так что, как созреешь, чтобы принять помощь - обращайся! Хоть ко мне, хоть к эйри Альмарэн. Не откажем.
   - Умная мысль от Лиимэ? - Фэль задумчиво-удивлённо поглядела вслед удаляющемуся блондину, а затем иронично хмыкнула. - Завтра снег пойдёт, не иначе!
  Ярт шутку не поддержал. Девушка вновь обратила внимание на расстроенного ученика и махнула рукой в сторону выхода с Арены:
   - Ладно, хватит страдать. Иди лучше, в порядок себя приводи. Нам через пятнадцать минут у Орегонда быть надо, а ты на болотника похож. Топай, отмывайся, и через десять минут у входа в башню. Но учти, - обещающе добавила Странница в спину ученику, - вернёмся домой, будешь у меня медитировать до полного прояснения сознания. Понял?
   - Угу, - покорно отозвался Ярт, забрал у Сэллифэра Нохлайн и поплёлся на выход, провожаемый сочувственными взглядами.
   - Интересно, это только я сейчас понял, как мне повезло с наставником в своё время? - шёпотом уточнил у Альтамира Лорелин.
   - Думаю, нет, - хмыкнул тот и, глядя на сестру, легко помчавшуюся по освободившейся полосе, задумчиво добавил. - Хотя лично мне интереснее, где она научилась этим зверствам? Уж точно - не от меня!
  
  Ярт, торопливо отмывшийся в местной бане и - спасибо домовым духам - в вычищенной одежде спешил к башне, где его должна была ждать наставница. Настроение после случившегося на тренировке позорища вяло трепыхалось на уровне философского "бывало и хуже", хотя это "хуже" в данный момент казалось откровенно притянутым за уши. Даже самые большие провалы в прошлой - вэльской - жизни сейчас представлялись брюнету не такими уж и серьёзными. В женском платье из окна второго этажа лезть - это вам не на глазах всего ваинэльского Братства носом в грязь летать! Второе куда значимее.
  Восторженные отзывы окружающих, правда, слегка примирили самооценку парня с произошедшим. Осознав, что позором случившееся на полосе считает только он сам, Ярт немного воспрял духом, и жизнь перестала казаться беспросветно-серой. Однако чувство неудовлетворённости собой продолжало грызть изнутри, навязчиво намекая, что это для других всё выглядело как попытка совершить невозможное, а ему такое вполне по силам, если б не маялся дурью, а занимался поусерднее. Ведь Фэль, хоть и злилась за утро, и мстила откровенно, но вряд ли стала бы требовать от ученика невыполнимого. В конце концов, она его не полосу металла пройти заставила. Так что уязвлённая гордость брюнета требовала реванша, и он намеревался получить его в ближайшем будущем. Вот только бы научиться удерживать щит...
  Когда Ярт подошёл к башне, Странница уже стояла на верхней площадке пологой лестницы, ведущей к стрельчатой арке входа, и оживлённо болтала о чём-то с двумя эльфийками, облачёнными в сине-белые цвета Альмэсэйе. Сидящий рядом на перилах Альтамир в общей беседе не участвовал, а развлекался тем, что подбрасывал в воздух какую-то мелкую пичугу и снова ловил её в ладонь. Птаха, весело чирикая, даже не пыталась раскрывать крылья, совершенно доверяя эльфу.
  А на середине лестницы возлежали на ступенях Ноэрэ и Сэллифэр. Шаральда, забравшаяся чуть выше, то и дело шкодливо вытягивала лапку, стараясь сцапать волка за ухо, а тот шутливо огрызался и клацал зубами, делая вид, что вот-вот укусит нахальную конечность. Судя по выражению морд, игра обоим доставляла настоящее удовольствие. Похоже, совместно пережитые приключения и ночные загулы по лесу окончательно сдружили мохнатую парочку.
   - Какая милая картинка, - хмыкнул парень, поднимаясь по ступеням.
  Кошка лениво прищурилась и отозвалась в своей привычной ехидной манере:
   - Мне-у казалось, милая кар-ртинка у тебя была утр-ром.
  Ярт бросил быстрый взгляд на смеющуюся с подругами наставницу и нежно улыбнулся:
   - Не угадала. Чтобы описать утро, у меня слов нет.
   - А если поиска-ать? - начала Ноэрэ, но её перебил раздавшийся сверху насмешливый голос Странницы:
   - Ты там застрял?
   - Я тут умиляюсь, - совершенно серьёзно ответил парень и, обойдя пушистую парочку, легко взбежал по ступенькам к ожидающей его эльфийке.
  Фэль окинула ученика критическим взглядом, нареканий во внешнем виде не обнаружила и обернулась к стоящим чуть поодаль собеседницам:
   - Ну, вот, собственно. Это Ярт, моя головная боль.
  Девушки вразнобой хихикнули и представились сами:
   - Нэлэ. Лисса.
   - Приятно познакомиться, эйриэс, - учтиво поклонился брюнет, привычно нацепляя самую очаровательную из своих милых улыбочек. Его наставница фыркнула, а новые знакомые, весело переглянувшись, серебристо засмеялись. Нэлэ, лукаво сверкая голубыми глазами, легонько толкнула соплеменницу плечом и вкрадчиво предложила:
   - Фэль, если он тебе не нужен, давай, мы его заберём?
   - Да-да, - поддержала её хитро улыбающаяся Лисса, подмигивая брюнету. - С нами он будет в надёжных и хороших руках. И тебе никакой головной боли, и нам только в удовольствие!
  Ярт, чуть смущённо кашлянув, с интересом воззрился на Странницу. Фэль пожала плечами и ехидно отозвалась:
   - Вы сперва у него спросите, согласится ли? - она смерила ученика взглядом и преувеличенно-равнодушно осведомилась. - Ну, как? Не желаешь? Смотри, какие девушки тебя готовы принять в хорошие руки.
   - Милая, - голос Ярта сочился такой приторностью, что сводило зубы, а улыбка парня была поистине ослепительной, - ты прекрасно знаешь, что я весь твой, с потрохами. И лучше твоих ручек для меня нет и не будет, даже если ты продолжишь ими ставить мне синяки и художественно расцарапываться спину.
  Странницы Альмэсэйе обменялись говорящими взглядами и заинтересованно уставились на подругу, ожидая её ответа. Альтамир, прислушивающийся к разговору, проглотил смешок и покачал головой, предчувствуя, что ещё немного, и вновь вернётся улёгшаяся было утренняя буря. А Фэль состроила удивлённо-задумчивую рожицу и протянула:
   - Да ладно?! Помнится, не так давно кое-кто мне условия выдвигал по поводу своей принадлежности. Вроде как, если я что-то там признаю, то вот тогда... Не припоминаешь, кто бы это мог быть?
  Брюнет переместился к ней чуть ближе и негромко, искушающе промурлыкал:
   - Я уже говорил, что у меня прекрасная память. Так что я всё помню. Включая ситуацию, в которой это было сказано, - он легко улыбнулся, разглядывая начинающие розоветь щёки эльфийки, и совсем уж бархатно прошептал. - Может, это мне повторить тебе причины данных условий? Ты, похоже, уже всё забыла, пока пыталась мне отомстить непонятно за что.
   - Да ты первый начал! - возмутилась Странница, совершенно забыв об окружающих, которые с искренним любопытством наблюдали за разыгрывающейся сценой.
   - Я?! - Ярт изумлённо выгнул брови и ехидно уточнил. - И что же я такого сделал? Или эта злость из-за того, что я НЕ сделал?
  Фэль, покраснев до корней волос, открыла было рот, но её перебил ироничный и чуть усталый голос Альтамира. Странник громко вздохнул, напоминая забывшейся парочке, что они тут не одни, и бросил в пространство:
   - О, боги! Просто детская полянка какая-то! Ты стукнул меня совочком, потому что ты наступила на мой куличик, потому что ты дёрнул меня за косичку, потому что ты меня обозвала, потому что ты со мной конфеткой не поделился... - шатен легко вскочил с перил и, насмешливо улыбаясь, направился к дверям. - Дети, хватит спорить. Нас ждёт большой и занятой дядя Орегонд. Так что идём уже.
   - Ещё увидимся, Ярт, - Нэлэ послала брюнету воздушный поцелуй, и они с Лиссой, заливаясь звонким смехом, горохом скатились вниз по лестнице.
  Фэль, неодобрительно покосившись на махнувшего им вслед ученика, гордо задрала нос и, бурча вполголоса нечто труднопереводимое, размашисто зашагала за удаляющимся другом. Ярт, тихонько посмеиваясь, пристроился в хвосте процессии вместе с четвероногими спутниками.
  В башне парню уже доводилось бывать. Лорелин самолично протащил его почти по всем уголкам, потыкав носом в самое интересное, когда показывал племяннику свою нору, где наследник Н"Аэллиэ периодически скрывался от чересчур пристального внимания своих высокопоставленных родственников. Ярту даже были продемонстрированы пустые комнаты, из которых брюнет, как состоящий в Братстве, по желанию мог выбрать себе любую. Однако Ярт, уже знающий, что норка Фэль располагалась в городе, где-то неподалёку от дома Мирэла, переезд в цитадель пока не рассматривал. Ему вполне достаточно было ходить сюда на тренировки и пользоваться возможностями местной библиотеки.
  Сейчас же Альтамир и Фэль вели его в закрытую часть башни - личные покои старейшины Братства. В отсутствие Орегонда Странники сюда не совались. Поэтому Ярт, оказавшийся здесь впервые, с интересом оглядывался.
  В отличие от остальных помещений цитадели, похожих на смесь казарм и музея охотничьих трофеев, мало уступающего тому, что имелся в Академии, обстановка в этой её части была весьма сдержанной. Никаких экзотических чучел и коллекций оружия и доспехов, порой даже не из мира сего. Никаких следов от магических экспериментов или попыток украсить место своего проживания по собственному вкусу, совершенно не сочетающемуся со вкусом обитающих рядом соседей. Нет, здесь царила добротная обстановка, носящая отчётливо мужской характер. Сдержанные бежево-коричневые и зелёные тона с вкраплениями серого. Минимум мебели и бесполезных украшательств, много простора и книг. Место, пожалуй, можно было бы назвать несколько обезличенным и необжитым, но запах хозяина так плотно въелся в здешние стены и предметы, что становилось понятно - Орегонд любит здесь бывать.
  Сам старейшина внезапно обнаружился не в малой столовой, куда приглашал гостей, а в одном из коридоров. Эльф сидел на корточках у распахнутой настежь двери, сплошь покрытой рунической резьбой, и поддерживал под голову бледную измождённую эльфийку, по капле вливая в неё терпко пахнущий отвар. Ярт узнал сочетание ароматов - чем-то подобным отпаивала сестру Эртэнэль, утверждая, что питьё укрепляет и придаёт сил.
  Лежащей на руках Орегонда незнакомке не помешало бы ни то, ни другое. Девушка была вымотана настолько, что даже глотала с трудом. Ветхие обноски некогда добротной одежды болтались на тощем теле, как на вешалке. Рёбра в прорехах ткани выступали так отчётливо, что их можно было пересчитать не прикасаясь. Но в сияющих каре-зелёных глазах эльфийки светилось неприкрытое шальное счастье.
   - Раэна! - в один голос ахнули Странники и бросились к Орегонду. - Что с ней?
   - Самонадеянность безголовая, - процедил тот, продолжая поить девушку.
   - Получила? - с жадным интересом осведомился Альтамир, и Раэна утвердительно опустила ресницы, а бескровные, посеревшие губы дрогнули в довольной улыбке.
   - По заднице она у меня этим посохом получит, - сквозь зубы высказался Орегонд, и Ярт, стоящий чуть в стороне, чтобы не путаться под ногами у друзей, осознал, что перед ним вернувшаяся с испытания ученица. Вернее, уже новоиспечённая Странница, судя по беспредельному счастью, плещущемуся в её взгляде. А старейшина, бережно отпаивая свою подопечную, продолжал возмущаться:
   - Вы посмотрите, на что она похожа? Трупы и то живее выглядят, чем эта немочь бледная! Был бы я её наставником...
   - Мираэль, кстати, знает, что она вернулась? - деловито осведомилась Фэль, осматривая девушку на наличие каких-нибудь ещё повреждений помимо ужасного истощения.
   - Мираэля вчера в патруль отправили, - вздохнул Странник и хлёстко шлёпнул сестру по рукам. - Куда? Тебе Эртэ что сказала - никакой магии! Ничего с ней не случится, поправится и без твоего ценного вмешательства.
  Брюнетка обиженно надула губы и буркнула:
   - И со мной ничего бы не случилось, если б помогла. Эртэ просто перестраховщица.
   - Сколько... - прервал их хрипящий сдавленный голос, и Орегонд, недовольно цыкнув, поспешил вновь занять рот вернувшейся целебным питьём.
   - Десять дней, - Мирэл одобрительно улыбнулся. - Ты молодец. Быстро справилась.
   - И ничего не изменилось бы, задержись она днём дольше, - с холодной неодобрительностью проворчал старейшина, отставляя пустую чашку в сторону. - Зато могла бы получше план продумать и вернуться на своих ногах, а не пластом сюда вывалиться. Такое чувство, что прошлые разы никого ничему не учат.
  Во взгляде Раэны мелькнуло тоскливое раздражение, но возражать эльфийка не попыталась. Ей сейчас вовсе было не до возражений. Зато за неё, весело ухмыляясь, вступился Альтамир:
   - Ну, как это - ничего не изменилось бы? А рекорды? Не пять дней, конечно, но и не четыре луны, всё-таки!
   - Знаешь, что! - почти прошипел Орегонд, гневно сверкая глазами. - Меня ваши соревнования и рекорды меньше всего волнуют! А вот то, что вы из-за всяких глупостей возвращаетесь, что с испытаний, что с Пути полутрупами, бесит невероятно! И я теперь ещё сто раз подумаю, прежде чем буду считать вот такое возвращение, - он коротким жестом обвёл лежащую эльфийку, - пройденным испытанием. Благо, посох я могу и обратно забрать. И отправить за ним по новой!
   - Ты этого не сделаешь! - испуганно просипела Раэна, дёрнувшись с рук старейшины и глядя на седовласого мастера круглыми от ужаса глазами.
   - А это мы с Мираэлем решим, - твёрдо припечатал тот и хмуро добавил. - Братству нужны Странники, а не безголовые искатели приключений, готовые ради каких-то дурацких рекордов рисковать собственной головой и думающие при этом противоположным ей местом. Зря что ли вас столько лет учат подавлять собственные эмоции и желания для достижения наилучшего результата?
  Фэль говорящим взглядом посмотрела на ученика: "Понял?" и спокойно произнесла:
   - Орегонд, не пугай девочку. Ты прекрасно знаешь, как все мечтают и стараются пройти испытание. Да, бывают поспешные и не взвешенные сто раз решения, кто-то слишком торопится, а кто-то, напротив, чересчур медлит. Но ведь если посох получен, то в итоге всё сделано верно, поставленная задача решена. Стоит ли винить ребят в том, что они стремятся поскорее получить вожделенный приз и возможность с гордостью говорить окружающим, что они - Странники.
   - Я их не виню, - буркнул старейшина. - Я просто не понимаю, зачем мы их столько лет учим, вкладывая в них всю душу и сердце, все возможные знания и навыки, если шагая за своим посохом они всё это благополучно забывают и действуют наобум?
   - Потому что далеко не всегда есть возможность действовать по выверенным законам и схемам, - пожал плечами Альтамир. - И это знание мы в них тоже вкладываем.
   - Угу, а затем веками ищем бесследно пропавших на Пути, пока братья на их могилки непонятно каким чудом не натолкнутся, - поморщился Орегонд и подхватил бессильно сопящую и с трудом сдерживающую слёзы Раэну на руки. - Ладно. Потом поспорим. Идите пока в столовую, а я эту приключенку к лекарям отнесу и вернусь.
   - А можно посмотреть, что там? - Ярт, стоящий на пороге зала испытаний, ткнул пальцем внутрь и вопросительно воззрился на старейшину. Тот коротко кивнул:
   - Посмотри. Пусть Фэль тебе всё покажет, расскажет. Заодно объяснит, что такое испытание.
   - Я это знаю, - бросил брюнет в спину уходящему эльфу, но Орегонд его уже не слушал, стремительно шагая куда-то вглубь коридора.
  
  Зал испытания оказался на удивление небольшим, шагов десять в поперечнике, и идеально круглым. Окон в помещении не было, и под высоким сводчатым потолком клубились тенистые сумерки, которые не разгоняло даже пламя, жарко пылающее в металлических чашах, подвешенных на цепях между выступающих из стен колонн. Каждый светильник оказывался в своеобразной нише, обрамляющей высеченную в стене скульптуру. Всего их было пять: Хранительница Мудрости, Проводник, Несущая Свет, Стоящий на Грани и Держащий Тьму. Пять фигур, олицетворявших стороны дара Пути. Собиратели исчезающих знаний хранили мудрость сгоревших миров. Проводники могли отыскивать потерявшихся между вселенными. Несущие Свет никогда не ходили за Грань, держась миров Порядка и поддерживая порядок в них. К стоящим на Грани и следящим за равновесием относилось подавляющее большинство Странников. А тех, кто был способен вытаскивать миры из Хаоса, насчитывались единицы. Одна из них сейчас стояла рядом с Яртом.
  Брюнет медленно двигался по кругу, изучая статуи. Кроткое, одухотворённое лицо девушки, держащей в руке золотое перо, казалось устремлённым куда-то в философские дали. Её сосед, вытянувший вперёд руку с фонарём, словно бы высматривал кого-то. Лицо Несущей Свет действительно излучало сияние, доброту и материнское тепло, а на раскрытой ладони радугой переливалась искусно выточенная многолучевая звезда. В пальцах Стоящего на Грани, облачённого в двухцветные одежды, покачивались изящные чашечки весов, не замирая ни на мгновение. Последняя фигура, облачённая в воронёные доспехи, сжимала пальцами горло жутенькой твари, похожей на покрытую панцирем собаку.
   - Это шерайхе, - негромко пояснила Фэль, заметив интерес, с которым ученик рассматривал ещё не виденного монстра. - Ищейка. Они живут в Хаосе.
   - Я смотрю, там вообще фауна богатая, - усмехнулся парень.
   - Мерзость какая, - с отвращением высказал Сэллифэр, изучающий зал вместе с вожаком.
   - О-у, ты даже пр-редставить не можешь, какая это мер-рзос-сть, - фыркнула Ноэрэ, встречавшая этих тварей вживую и имевшая полное представление об их способностях.
   - Надеюсь, что узнавать это никому не придётся, - вздохнула Странница. - Лично мне одной встречи хватило. Больше не хочется, - она окинула зал коротким взглядом, ненадолго задержав его на отсутствующем посохе в руке Стоящего на Грани, и предложила. - Пойдём? Орегонд скоро вернётся.
  Ярт, проследивший за тем, что привлекло внимание наставницы, уточнил:
   - То есть, посох будет находиться у статуи?
   - Ну, да, - усмехнулась Фэль. - Будешь ходить от одной к другой и дёргать за каждый, пока один из них не отзовётся и не выбросит тебя к месту испытания. Обычно ученики к этому моменту уже знают свою направленность, и их личный посох вкладывается в руку конкретного изваяния, - девушка лукаво покосилась на ученика и уточнила. - Какой бы ты хотел?
   - Ещё скажи, что ты не догадываешься, - фыркнул парень и развернулся к Держащему Тьму. - Мой посох будет здесь! - Ярт, гордо вскинув голову, ухватил чёрное полированное древко, усеянное серебристыми накладками, чтобы не скользило в руке, и увенчанное хищно поблескивающими, чуть изогнутыми лезвиями, похожими не то на клыки, не то на части полумесяца. А в следующий миг что-то рвануло брюнета в области солнечного сплетения, словно невидимый кукловод потянул за крепко привязанную нить, и у парня потемнело в глазах.
   - Вожак! - Сэллифэр, ощутивший неладное, прыгнул к нему, и они оба исчезли из зала.
  Фэль замерла, широко распахнув глаза и неверяще глядя на то место, где секунду назад стоял её ученик. Случившееся было просто невозможно, ведь посох в руках Держащего Тьму был обычной декорацией, дополнявшей образ статуи между испытаниями. Он не мог никого переместить. И уж точно не мог переместить мальчишку, только начавшего обучение.
  Но Ярт исчез!
   - Как такое возможно?! - моментально оказавшийся рядом Альтамир с тем же ошеломлением взирал то на пустую руку Держащего Тьму, то на застывшее, побелевшее лицо сестры, которая медленно осознавала случившуюся катастрофу.
   - Фэль! - шатен сильно встряхнул девушку, заставляя её прийти в себя.
   - Он пропал... - не своим голосом выговорила Странница и, выскользнув из рук друга, сползла на пол, мотая головой. - Нереально... Не может быть...
   - Что случилось? - заглянувший в дверь Орегонд удивлённо воззрился на безучастное лицо брюнетки. - Что с Фэль, и где её мальчик?
   - Её мальчик, - Альтамир нервно хохотнул и широким жестом указал на статую, - дотронулся до посоха и... исчез! - Странник уставился на старейшину и требовательно спросил. - Как такое возможно?
  Седовласый эльф переменился в лице и севшим голосом уточнил:
   - Исчез?
   - Испарился! Как будто, - Мирэл запнулся, не в силах всерьёз поверить в подобный вариант, - как будто у него испытание началось! - и торопливо заговорил. - Но ведь Ярт только начал обучение. Он ещё не готов. И как, вообще, можно уйти из-за бутафорского посоха?
   - Орегонд, - перебила друга Фэль и повернула к старейшине помертвевшее лицо с широко распахнутыми глазами. - Он... У него... Ярт ушёл без маяка. И без якоря. А что, если...
  Альтамир, только сейчас сообразивший, в какой ситуации оказался парень, попавший неизвестно куда без возможности связаться с ними или воспользоваться обратным порталом, безнадёжно выругался и, опустившись на корточки, крепко обнял сестру, стараясь поддержать её хотя бы так. Орегонд, задумчиво изучивший пустой кулак статуи, печально вздохнул и сел рядом с ними, стиснув пальцами плечо брюнетки:
   - Держись, девочка. Если он ушёл, значит, он готов. Значит, шансы есть. Ведь твой ученик, в конце концов, Волк. А у Волков с Путём свои отношения. Я уверен, Ярт скоро вернётся. И ты тоже должна верить в него. И просто ждать, раз ничего больше мы сделать не можем.
  Фэль сухо всхлипнула и по-детски вытерла заслезившиеся глаза кулачком, буркнув:
   - Вернётся, на поводок посажу!
   - Он вернётся, - уже гораздо увереннее отозвался старейшина и, аккуратно стерев большим пальцем всё-таки скользнувшую по бледной щёчке эльфийки слезинку, улыбнулся. - Хотя бы ради твоих прекрасных глаз.
  
  В ушах немилосердно звенело. В спину впивались какие-то колючки, похожие на жёсткую ость травы. Перед глазами плыли разноцветные круги, растворяясь в серой мути. И что-то горячее влажно скользило по лицу.
  Ярт пошевелился и со стоном разлепил глаза, увидев прямо над собой обеспокоенную морду своего волка. Янтарные глаза радостно сверкнули, и сквозь гул в ушах пробился низкий голос:
   - Вожак, как ты?
  Брюнет с трудом сел, еле ворочая непослушное тело, которое немилосердно ломило, оглядел унылые каменистые склоны, поросшие мелким колючим кустарником и припорошенные не то пылью, не то неимоверным количеством пепла, угрюмо нависшее над головой свинцовое небо с тяжёлыми тучами, потёр гудящие виски, вспоминая, как его сюда занесло, и схватился за голову, осознав случившееся. Тяжело вздохнув, он пробормотал:
   - Похоже, Фэри, мы с тобой крупно влипли.
   - Выберемся, - оптимистично отозвался Сэллифэр, и Ярт даже позавидовал его уверенности.
  Поднявшись, парень добрёл до края горной расщелины, в которой оказался, и мрачно оглядел бескрайние просторы чёрной пустоши. Где-то там находился хаосов посох, который ему требовалось добыть, чтобы вернуться обратно. И попутно решить пару-тройку более мелких задач. Например, прекратить войну в местном королевстве, возвести на трон законного наследника, а для начала помочь ему отыскать пропавший фамильный артефакт, единственный способный установить чистоту королевской крови. Хотя нет, - мысленно поправился брюнет. - Сперва стоило бы отыскать самого наследника!
  Ярт повёл носом, улавливая запахи, ощутил горьковатый привкус дыма в воздухе и, обернувшись к спутнику, коротко хмыкнул:
   - Ну, что? Вперёд, Фэри, нас ждут великие дела!
  Волк радостно оскалился и первым тенью метнулся по узкой горной тропе.
  Их встречал погрязший в хаосе мир Хурштахх.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"