Кассета Ирина: другие произведения.

Книга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Моя мать родила меня от короля, все обыденно и привычно, как в самых известных из безызвестных книг. Я не была плодом их любви. Я ребенок единичной интрижки за сараем около трактира, в темноте пока не видят селяне. "Король" исчез из моей жизни, вытерев рукавом свое лицо и похлопав маманю по бедрам, удалился и дальше распивать свою брагу или сивуху.

    Маманя, не зная, что носит в утробе наследницу, продолжала жить. Рассказывая, что однажды, за всем известным трактиром, отдалась одной королевской персоне.

    Отец и мать ее, мои бабушка и дед, над дочкой смеялись, но живот то рос по дням, не поверить в "ночь любви" становилось все труднее. Поэтому, от простоты душевной нарекли меня бастардом, а мать всеми известными на деревне словами.

    На девятый месяц отправили или выперли к бабке-повитухе, что жила как подобает в лесу. На глухой опушке в полуразвалившемся доме. Маманя до бабки дошла, просьбу родителей и свою перед родами передала. То бишь утопить принца/принцессу после появления на свет и тем самым позор с матушки моей смыть. Бабка та кивнула, ей то не в первой дитяток топить.

    Роды были сложными, всю ночь роженица промучилась, но выжила. Молодой организм, девочке той и шестнадцати лет еще не исполнилось на тот момент. Оправившись быстро, она омылась в речке Терке, что рядом разливалась и исчезла.

    Бабка та, что вовсе и не бабкой была, а женщиной тридцати лет, ребеночка омыла, запеленала и окрестила Соной. Топить в этот раз не стала. Может сердце ее тогда дрогнуло, а может интересная вязь странных линий на ключице да руке остановила.

    Привет мой друг, сегодня началась моя история.

    ПРОДА: 11.11.2019 21.40

    МОЯ НОВАЯ КНИГА


  
  Здравствуйте мои читательницы, меня очень долго не было и мои книги не дописаны до конца. В последнее время мне очень трудно писать, тем более что я, к сожалению, потеряла очень много своих читателей.
  Поэтому, если вам нравятся мои книги, любая из них, пишите пожалуйста комментарии:3 Советуйте меня на форумах или друзьям, с любовью ваша Ирина Кассета.
  ***
  Предупреждение: книга задумана в жанре гарем (одна девушка - несколько мужчин). Мне давно нравиться этот жанр, и я наконец создала историю под стать.
  Это не эротический роман с подчинением "госпоже". Это роман о любви и приключениях, и о персонажах, которых я попытаюсь раскрыть в полной мере:3
  ***
  Моя мать родила меня от короля, все обыденно и привычно, как в самых известных из безызвестных книг. Я не была плодом их любви. Я ребенок единичной интрижки за сараем около трактира, в темноте пока не видят селяне. "Король" исчез из моей жизни, вытерев рукавом свое лицо и похлопав маманю по бедрам, удалился и дальше распивать свою брагу или сивуху. Не знаю, что именно подавали в тот день в трактире. Я так же не узнаю и о наличие королевских братьев и сестер, которые могли быть зачаты в ту же ночь, за тем же трактиром.
  Маманя, не зная, что носит в утробе наследницу, продолжала жить. Рассказывая, что однажды, за всем известным трактиром, отдалась одной королевской персоне. Хотя, я не уверена, что простодушная сельская девушка знала, слово "персона". Кароль - стал для моей матушки пиком ее жизни и падением. Односельчане не верили и прозвали "каралевной", что в сельских просторах могло сойти и за умалешенную.
  Отец и мать ее, мои бабушка и дед, над дочкой смеялись, но живот то рос по дням, не поверить в "ночь любви" становилось все труднее. Поэтому, от простоты душевной нарекли меня бастардом, а мать всеми известными на деревне словами. На девятый месяц отправили или выперли к бабке-повитухе, что жила как подобает в лесу. На глухой опушке в полуразвалившемся доме. Маманя до бабки дошла, просьбу родителей и свою перед родами передала. То бишь утопить принца/принцессу после появления на свет и тем самым позор с матушки моей смыть. Бабка та кивнула, ей то не в первой дитяток топить.
  Роды были сложными, всю ночь роженица промучилась, но выжила. Молодой организм, девочке той и шестнадцати лет еще не былл на тот момент. Оправившись быстро, она омылась в речке Терке, что рядом разливалась и исчезла. Поступила по-королевски, аки мой отче.
  Бабка та, что вовсе и не бабкой была, а женщиной тридцати лет, ребеночка омыла, запеленала и окрестила Соной. Топить в этот раз не стала. Может сердце ее тогда дрогнуло, а может интересная вязь странных линий на ключице да руке остановила.
  Привет мой друг, сегодня началась моя история.
  ***
  Светила луна, полнолуние, что более интересно. Конец летнего месяца Ярорга выдался прохладным. Лунное сияние окрашивало поляну в бледно-синий цвет. Все цветы и травы, что росли на ней, имени одинаковый облик. И найти среди них Луноцвет было сложно.
  Ругать старую продуманную травницу хотелось очень сильно, что я и делала. Только тихо, себе под нос. Слух то у нее ведменский, то бишь отменный. Серчать было за что. Промозглый туман, ветер прохладный, вокруг видно только лес да траву. А Луноцвета, всеми словами уже проклятого не найти.
  Бродить пришлось долго. Даже попеременно вставать на колени, на мокрую и грязную землю. Весь сарафан себе замарала, с этими ее ведуньими заморочками.
  - В следующий раз отправит, не пойду, - решила я. - Не так они стара, да немощна. Больше притворяется и врет, шельма старая.
  Причитала, причитала и заметила цветок. Только распустился. Отражает свет небесного лика, своим ярко-синим. Нарвала несколько бутонов, небрежно запихнула в сумку.
  Разогнулась, спина от долгого поиска болела, не смотря, что я молода и сильна. По словам тетки. Шельма, как есть шельма. Вдохнула полной грудью. Огляделась, но красота то невероятная все-таки. И воздух тут чистый. Не то, что в деревне. Свиньей да пьяным мужиком пахнет. Расставила руки и закружилась. Сарафан задевал полами траву, а та щекотала мне икры. Кр-р-р-расота.
  Развернулась и побежала в дом, где на пороге за мной наблюдала вечная спутница моих ночных прогулок, Адэт.
  - Ох и ягоза, - пожурила она меня. - Что долго там делала? Небось опять ворчала на меня.
  - Адэтушка, ну как же я не буду ворчать, если ты ведьма меня в служанки взяла и не отпускаешь, - я взяла ее руки, и мы вместе закружились по небольшой комнате.
  - Я тебе дам, ведьма, - не больно ударив меня по руке и прекратив кружиться сказала она.
  - А шо, не ведьма шоль? - отойдя от тетки спросила я усмехнувшись. Взяла яблоко со стола и ехидно на нее посмотрела. Откусив от фрукта большой кусок. - Если в лесу живешь и людей лечишь, значит ведьма. В деревне все так говорят.
  - А ты больше этот сброд и слушай, - сказала она, ставя горшок с кашей в печку, разогревая поздний ужин.
  Улыбнувшись, я села за стол, достала из холщовой сумки цветы. Положила на доску и стала резать, ножом, что всегда лежал рядом. Покрошив бутоны, засыпала их в ступки и стала растирать, слушая при этот бубнешь Адэты.
  - Ведьма, говорит, ведьма. Вот же воспитала на свою голову. Неблагодарная девка. В сарае сегодня ляжет, - я тихонько посмеивалась. Наши перепалки были традицией, каждый день мы спорили и обижались, бурчали и мирились за ужином. Ибо, хоть тетка моя и старая ведьма, но люблю я ее безмерно. Да и не старая она, и не очень, то и ведьма. Это я так, для красного словца.
  - Адэтушка, ну хватит тебе уже бубнеть, а то ведь и правду на ведьму похожей станешь. Ты скажи на кой я цветы рвала. Весь подол сарафана загадила землей, да травой, - женщина посмотрела на меня хмуро.
  - Надо было, поэтому и рвала, - ответила она, доставая кашу и ставя на стол. Привычном движения я достала нам две деревянные тарелки и ложки, налила в кружки молока. - Меньше бы ты умничала, знала бы больше, - садясь поведала мне женщина. - Сегодня обряд будем проводить.
  - Обряд? - я открыла от изумления глаза. - А говоришь, что не ведьма, - я расхохоталась от намеренно злого взгляда тети.
  - Ох и девка. Мужу твоему не повезет, - покачала головой она.
  - Та на кой мне муж, тетя, - я доела яблоко и положила огрызок на стол, чем вызвала негодование Адэт. - Я буду как ты, жить в лесу, одна, спокойно. А эти мужики, что мне от них? Воняют, толстеют, да любови, по ночам требуют. А потом у нас животы растут, а они по тавернам и бабам молодым. Я ж не дура, мне и одной хорошо.
  - Да что хорошего в жизни то такой? - вознегодовала она.
  - А что плохого? - возмущено ответила я. Она закатила глаза, разговор этот продолжался уже более года. Как мне исполнилось семнадцать, так Адэт этот разговор и не заканчивает. Мне уже восемнадцать давече стукнуло, а она все изводиться. - Адэт, ну ты же сама столько душ маленьких, - начала я.
  - Молчи девка, - перебила меня она. - Это раньше я делала, больше не занимаюсь.
  - Знаю, тетя, но сколько ты этого навидалась. Не хочу я так. Не хочу... как мать.
  - Ты и не мать, - заявила она. - Ты умнее и мужа хорошего найдешь, не полюбовника, а супруга.
  - Ох, тетя, ты что хочешь меня сплавить? - я хитро посмотрела на нее.
  - Сплавишь тебя, самой топиться придется, - заворчала она.
  - Не уеду я от тебя, так и знай, - заявила я встав, для пущего вида. Потом присела, конечно, руку тетушкину взяла, погладила. - Ну куда же ты без меня, старая? - за что была удостоена злым взглядом и цоканьем.
  - Воспитала на свою душу, надо было тебя лесным детям отдать, - я рассмеялась.
  - Они бы меня тебе тут же и вернули. Что за обряд то проводить будем?
  - Купаться пойдем, я лохань теплой воды нагрела уже, на заднем дворе.
  - Не замерзнем? - удивилась я.
  - Нет, тем более, что купаться то тебе придется, - теперь ехидно улыбалась уже она. Ну ведьма, как есть ведьма.
  - Мне то зачем? Я чистая, - заявила я, вставая из-за стола.
  - Ты Сона меньше вопросов задавай, да иди раздевайся, сказала что надо, значит надо, - женщина поднялась и стала убирать посуду. Я долго дуться не стала и пошла в свою комнатку, если уж Адэта что-то решила, значит надо. А то ну их, ведьм, еще проклинет.
  Сняла грязный сарафан, рубаху длинную, панталоны, ботиночки свои изношенные и в чем мать родила пошла на задний двор. Места у нас глухие, деревенские не заходят. А окромя их, бояться нам некого. Акромя комара разве что, покусают поразиты, чещись потом всю ночь.
  - Потом лечить меня будешь, - сказала я, спускаясь по лестнице.
  - Ничего, не заболеешь, - Адэта высыпала из ступки цветы и перемешивала из в ванне. От воды в прохладном воздух клубился пар.
  - Уж не сварить ли ты меня удумала, - спросила я.
  - Хотела бы съесть, давно бы съела. Ложись.
  Было прохладно, но когда я опустилась в горячую воду от этой прохлады стало легче переносить жар.
  - Хорошо и за что мне такие почести? - я окунулась и намочила свои короткие волосы.
  - Сиди и молчи, мне слова надо произнести, - я замолчала.
  Тетка что-то шептала на своем ведьменом языке, слова мне были непонятны, да я и не особо вслушивалась. Руки она опустила в воду, от них шел приятный голубой свет. Я закрыла глаза, по телу разливалась приятная слабость.
  - Ой, -вдруг вскрикнула я, и коснулась рукой правой ключицы. Тетка смотрела в ту же сторону.
  - Вот же святой Марун, - она даже отшатнулась, но потом приблизилась, убрала мою руку и застыла. Я молчала. - Одарили тебя боги, девочка моя, - улыбнулась по-доброму она, но после нахмурилась. - Или наоборот, прокляли? - Я посмотрела на нее с испугом, голову было поворачивать страшно. - Да не бойся ты, что замолчала.
  - А что там такое, Адэт? - прошептала я. Тут же посмотрев на свою ключицу. По ней бледно-синем светом вился цветочный узор. Веточка и нераспущенные бутоны неизвестных мне цветов.
  Рисунок напоминал ветку цветка, на которой расположились бутоны. Ровно одиннадцать штук [Татуировка Соны]
  - Одиннадцать значит, - молвила тетя.
  - Чего одиннадцать? - все также прошептала я.
  - Бутонов, чего же еще, - улыбнулась она.
  - И что это значит тетя, не томи ты, чего пугаешь?
  - А то и значит, что ты моя девочка - легенда, старая сказка о любви, - она погладила меня по плечу.
  - Ну что ты загадками и тайнами говоришь, - обеспокоенно сказала я.
  - Ты Альва, небесная дева, которую должны охранять одиннадцать стражников, супругов.
  - Ты тетушка совсем пустыля объелась? Какая дева я тебе, небесная? Я Сона, деревенская девка, - рисунок тем временем пропал, оставшись слабым светом еле уловимым на коже.
  - Молчать бы тебе больше, девка что и есть деревенская. Видела рисунок? - я кивнула. - Это непростой рисунок, магический знак, отметина старых богов. Помолчи немного и дай досказать, - Адэт начала свой рассказ.
  - Раньше, в первые столетия зарождения мира, когда не была трех материков, а был один большой. Люди и существа, населяющие это мир вели постоянную борьбу, войны. Боги даровали жизнь новым создания, и они прежде всего хотели власти, своих земель, поэтому кровь в те временя лилась реками. Это было страшное время Сона, столько тогда жителей и магии было истреблено.
  Война требовала воинов. Богам хотелось зрелищ, поэтому рождалось много мальчиков. Девочек, девушек, женщин было очень мало. И на тех велась охота. Насильничали похуже чем сейчас. От этого рождались бастарды, смешивались расы, женщины умирали родами. Мир был на гране краха. Старые боги не видели этого, они убивали свой новый мир не замечая.
  Первыми трагедию и отчаянное положение заметили степные шаманы. Войны выматывали и из их рода не осталось не одной женщины. Те, что были, либо пленницы, либо полукровки. Главный шаман, чье имя давно потеряно для потомков решил собрать совет. Отправил он посланников в далекие земли, к врагам, к друзьям, к магам, эльфам, людям.
  Сколько времени прошло уже никто не скажет, но совет состоялся. Пришло туда от каждого народа по одному представителю. И стали они взывать к своим богам, чтобы те помогли им, детям своим.
  Боги не отозвались, но на зов пришла богиня Саита, покровительница ночи и огня. Выслушала она просьбы своих сыновей и молвила: "Пусть тогда одна жена будет истинной парой мужьям". И подарила она им младенца, девочку, Альву.
  Первую представительницу рода. Маги того времени девочку взяли, воспитали. Много разочарований она им принесла, ибо не силой, не дарами богов не блистала. Только странным рисунком на спине и только.
  Годы шли, войны дарили только смерть и боль. Девочка та выросла и пошла своим путем, ее звали дороги. Много воды утекло, много дней прошло, но вернувшись она привела за собой пять мужей, пять сильных кланов. Каждый из супругов признал ее своей парой и был создан первый крепкий союз. От этого клана рождалось много девочек. И силу он имел большую. Тогда шаманы и маги поняли, вот их дар, их спасение.
  Нескоро, но все же, появились еще альвы. У каждой был свой рисунок и свои истинные пары. У кого двое, у кого пятеро. Где была альва, там было процветание. Так объединяя кланы, через сотни лет войны успокоились, девочки рождались и потребность в девах отпала. Они стали обузой. Их дар превратился в проклятие.
  Они продолжали рождаться, раз в сотню, в тысячу лет. Последняя известная альва умерла более трехсот лет назад, из семи мужей имея двух, создав последний великий альский союз.
  Рождения таких девочек старались предсказать и... убить. Кому они сейчас нужны? Кому нужна истинная пара, если любовные союзы отжили свое и миром правят политические браки. Они стали угрозой. Их численность стала сокращаться все сильнее. За последние четыреста лет не было не одной альвы. Не одной известной альвы, Сона. Их убивают. Они напоминания о старых союзах, о старых никому не нужных делах. Они слабость сильных мира сего, если их не уберут в младенчестве и они доживают до юношества их могут убить и собственные мужья
  - Но почему? Что в них плохого?
  - Хорошего уж точно немного. Представь, что твой король имеет жену, у которой помимо его еще семь мужей. Представила? - я кивнула. - Это дипломатический скандал. Это позор семьи и осуждение. Раньше было не так, и к этому относились проще. Сейчас брак - это двое.
  - Меня убьют? - я спросила это тихо, но вцепилась руками в бортик лохани.
  - Нет, о тебе никто не знает.
  - А обряд?
  - Обряд пробудил в тебе эту силу, - я хотела накричать на тетку, она меня остановила. - Эта сила и так бы пробудилась. Теперь судьба на твоей стороне, она приведет тебя к ним.
  - К кому?
  - К твоим супругам.
  - Не говори ерунды, я не собираюсь никуда идти, ничего искать. Одиннадцать? Ты с дуба рухнула, я ведь не фривольная девица. Мне и один не нужен был, а тут. Нет. Если они обо мне не знают, пусть не знают и дальше.
  - Так не выйдет Сона. Каждому из них уже сделан путь в твою сторону. Невольно, богами, скрыто от них самих. Но дороги, какими бы они не шли приведут к тебе. Через день, год или столетние, на твои похороны. Но они придут.
  - Я не хочу, Адэта, защити меня.
  - Я уже защитила тебя, вырастила, скрыла от людей и провела обряд. Они, твои истинные пары защитят тебя лучше кого бы то ни было.
  - Но ты сказала, что они убивают. Могут меня убить.
  - Могут, но, если не знают тебя. У них уже есть привязка к тебе, они не сделают тебе больно. Ты должна войти в их жизнь. Быть рядом. Провести обряд единения. Не красней ты так, это не то, о чем ты подумала глупая девчонка. Я не знаю как его проводят. Попроси помощи у покровительницы Саиты. Ее храм еще сохранился в древних столицах. Найди один из них и она все тебе расскажет. Ведь ты возможно единственное и последнее ее дитя.
  - Я не хочу, - я опустилась в воду.
  - Все уже решено за тебя. И вставай из ванны, начинает холодать, и вода совсем остыла, ты что действительно хочешь заболеть? - я кивнула. Но все же встала, Адэта дала мне полотенце, в которое я закуталась поежившись.
  Ступила голыми мокрыми ногами на землю, но она не испугала меня своим холодом. Прошлась до дома, поднялась по лестнице и зайдя в свою небольшую комнатку заперлась. Все в том же полотенце легла на кровать, как ребенок, обхватив свои ноги, свернувшись.
  Наш мир действительно полон загадок и странных тайн, но я никак не ожидала, что стану одной из них. Тайной настолько старой и забытой, ненужной. Перспектива оказаться чьей-то там парой была слишком далека от меня сейчас. Больше волновал тот факт, что за мной охотятся. С самого моего рождения я нахожусь вне закона, я уже чья-то цель. Ладно, выдохну. Сейчас то все хорошо? Ведь так? Ко мне никто не ворвётся и насильно не уведет отсюда живой.
  Тетка говорила про богиню Саиту. У нее еще остались храмы, значит она еще имеет силу и может помочь. Я могу оказаться последней из представительниц ее дара, а боги как известно в такому относятся серьезно. Правда ведь?
  Встала с кровати, сбросила полотенце и наскоро натянула ночнушку. Открыла дверь и подошла к двери Адэты. Постучала.
  - Спишь? - мне не ответили, но я все равно вошла. Тетя сидела на кровати и расчесывала свои длиннющие черные волосы с седыми прядями, которые уже не спрячешь. В свете луны, что лился из окна, она казалась настоящей и могущественной ведьмой. Красавицей из старых книг.
  - Чего встала то? - недовольно сказала она.
  - Я тут подумала, если я последняя из рода альв, твоя богиня должна ко мне прислушаться. Должна забрать свой дар, - тетя посмотрела на меня, как на дурочку. - Ну а почему нет то? Если эти дары уже не нужны, отжили свое. Разве она мне не поможет? - я села на пол, рядом с кроватью Адэт.
  - Не знаю я. Сона, может и поможет, - я посмотрела на нее с надеждой. - А может и нет.
  - Но ведь я могу у нее спросить, хотя бы спросить. Вдруг получиться и тогда я вернусь обратно, к тебе. Все будет, как и раньше, - тетя погладила меня но голове.
  - Может быть дитя, все может быть, - сказала она тихо.
  - Я соберу вещи, где ближайший храм этой богини? - тетка посмотрела на меня растерянно, будто уже думала о совсем другом.
  - Ближайший, - она задумалась. - В Шалане, в центре Хасы.
  Шалан, соседняя страна, далековато, но если найти обоз, то довезут. Дней пять пути. Не слишком то и долго.
  - Шалан? Ничего, я доеду, - улыбнулась Адэте и вышла, прикрыв за собой дверь.
  ***
  Полночи я провела за сборами. Тетя зашла только под утро, помогла немного и сказала поспать. Уснула я беспокойным и тревожным сном, снилась луна, лес и будто звери меня окружали, пытаясь напасть. Проснувшись, я увидела, что Адэты нет. На столе записка "пошла нанимать лошадь и повозку".
  Разогрела вчерашнюю кашу и съела ее с яблоком. Тетя появилась вскоре, сказав, что договорилась и за мной заедут под вечер. Поеду вместе с купцами до столицы, а там мне помогут найти обоз для поездки в Шалан. Новостей лучше не придумаешь.
  Оставшуюся часть дня Адэт молчала, изредка выдавая односложные ответы. От этой ее тихости у меня на душе кошки скреблись.
  - Тетушка, давай я не поеду. Ну придут суда эти женихи, я лицо глиной намажу, волосы смолой оболью, захромаю, да слюну из-за рта пущу. Пусть думают юродивая. Такая то точно никому не нужна.
  - Да, - тихо ответила Адэт. Я сжала кулаки, смотря на так резко постаревшую женщину. Она будто за ночь осунулась и выцвела.
  Ударив кулаком по столу, я разревелась. Вытирая по детски слезы рукавом и сбивчиво говоря.
  - От-т-тменяй обоз, не п-п-поеду я. Н-не оставлю тебя ту о-о-одну, - и зарыдала еще пуще. Ну по что она такая, будто в последний путь меня провожает.
  - Соночка, деточка, ну что же ты ревешь как дура пришибленная. Что ревешь то?
  - Т-т-тебя жал-л-лко.
  - А чегой-Я всемто меня жалеть то? - удивила она, а сама чуть не плачет.
  - Чего ты тогда сидишь и пустым взглядом смотришь? - чуть успокоившись спросила я. - Что ты молчишь? Я ведь приеду? П-п-приеду ведь?
  - Приедешь, - кивнула она. - Я это видела, вернешься.
  - В-в-видела? - я посмотрела на нее удивленно, редко она этим своим даром пользовалась, слишком он уж выматывает.
  - Да, ночью глаза сомкнуть не могла, решила посмотреть на судьбу твою, я ведь тоже волнуюсь, дура ты этакая.
  - И что? Что там?
  - Хорошо все, милая, ты обязательно вернешься, - она улыбнулась мне тепло. Подошла и обняла. - Я всем богам за тебя молила эти года, никто тебя не обидет, - я прижалась к ее руке. Уезжать не хотелось.
  В дверь постучали.
  - Хозяйка, скоко ждать еще? Выхади! - прокричали за дверью звучным басом.
  - Иди, я вещи принесу, - сказала мне тетя и отошла в мою комнату.
  Открыв дверь я увидела здорового бородатого мужика, с привычным запахом сивухи и лука.
  - Драсти, - кивнула я. - Будете приставать я на вас порчу наведу во веки к бабам ходить не сможете, - и улыбнулась. Мужик отшатнулся и перекрестился.
  - Чур меня, - промолвил.
  - Вот и говорю, будете плохо вести тетка моя на смерть вас заговорит, да от алкоголя отвадит.
  - От алкоголя то зачем? - испугался он.
  - Шоб не повадно было, - строго сказала я. Он перекрестился еще раз.
  - Сона, иди садись на телегу, я пока с Мересьем поговорю, - сказала мне тетя, подавая поклажу.
  - Я уже поговорила, - сказала я, обняла Адэт и быстро сбежала вниз, чтобы тетка не видела предательских слез.
  На телегу погрузилась быстро, кинув сумку с провизией и сумку с вещами да споро забравшись. Адэт что-то говорила купцу, тот то краснел, то белел, но потом решительно кивнул и двинулся к обозу.
  - Поехали, Кузьма, - крикнул Мересий и не оборачиваясь прошел мимо меня к своей лошади.
  Наш караван тронулся. Я неотрывно смотрела на тетю, она так же на меня. Подняла руку, улыбнулась и начала как оголтелая махать ей. Она склонила голову вправо и улыбнулась, махнув мне. Мол с богом, едь уже. Открыла дверь нашего ведьмовского домика и скрылась за дверью. В груди стало как-то пусто и боязно. Закусила губу посильнее, чтобы не расплакаться и так до конца и смотрела на избушку, пока мы медленно продвигались вперед. Вскоре она скрылась за высоким лесом, и мы выехали на деревенский тракт.
  Помимо нас в Латрин, столицу Ватилии, ехало семь телег, пять из которых, груженные товаром.
  Купцы встретили Мересья хмуро, видимо им, как и самому мужику соседство с отшельницей не нравилось. Мне будто больно эти чуханы деревенские симпатичны. Я демонстративно отвернулась, сзади пару раз пробасили "ведьма". Ох, ведьма. Да у них каждая умытая да умеющая читать девка, уже ведьма.
  - Прокляну, - прошипела я, так чтобы все слышали. Мужики замолкли, и мы двинулись с места. Пусть бояться и крестятся. Хоть я им кроме слабень-травы в еду подложить, ничем не наврежу.
  На мужиков смотреть не хотелось, а дом мой родной уже и не увидишь. Ехала я в последней телеге, слава богам, так что путь мне скрашивали лес, дорога и иногда появляющиеся, мелкие лесные зверюшки и птицы.
  Вещей в дорогу я много не брала, две сумки всего. Одна с едой, а то ведь чувствую меня эти трУсы необразованные шиш накормят. В ней пару яблок, хлеб, мясо вяленное, огурцы и каша сухая. Во второй, одеяло, сарафан чистый, рубаха, носки теплые, вязанные и кофта. Время сейчас теплое, но осень все-таки совсем скоро, вдруг под дождь попаду, иль замерзну по дороге. Адэт еще положила в дорогу мне пять серебрянок, что довольно много, спрятать получше надо. В столице куплю книг домой. А то от штудирования травяных да знахарских трактатов мне уже тошно.
  До Латрины два-три дня пути, надо было чем-то себя занять. Разговорами меня особо не баловали, зовя только к костру, чтобы поесть и по нужде, когда ненадолго останавливались. День едем, а мне уже волком выть хочется. Мужики, что есть деревенские, на привалах обычно пили и громко смеялись. На меня косились и обходили.
  Смотрю я на них и думаю и меня бы такое ждало. Одиннадцать вот таких "супругов". Да от одно только столько храпа и запаха, что стоять рядом боязно. А мне одиннадцать! Нет уж боже упаси. Я лучше так, своей тихой жизнью, на краю мира буду луноцветы собирать. И чего только жаловалась на это дуреха?
  - Как звать то тебя? - подошел ко мне на вечернем привале Мересий. Имя мое видно от забот его выветрилось из памяти.
  - Соной кличут, - под стать отвечала я.
  - Сона, ты на телегу забирайся и на ней спи. Мы туда шкур накидали, тебе будет удобно. Завтра ночуем в деревне, может тебя в дом устроим, - он почесал бороду, подумал. Решил, что все что хотел сказал и удалился к костру. Хорошо с ними тетка то побеседовала, раз мне все самые лучшие места дали.
  Одеяло я с земли подняла, вытряхнула и пошла к телеге, на которой приехала. Там и в правду были разложены шкуры. Забралась, устроилась и отменно уснула. Чем раньше, тем лучше, а то потом спать не дадут, как напьются. Что им мужикам надо? Дорога, еды побольше, да чтобы брага сильнее по голове била.
  Снилось мне поле, лунной залитое. И будто одна я там, а вокруг зверье и рычат, из темноты леса. Но не бросаются. От этого и страшнее. Чего же они рычать то? Ждут чего? Я одна стою во все стороны смотрю, настороженно ожидаю. Из тьмы выходит один, но не зверь, человек вроде. И что-то говорит мне. Да я не разберу. Свет лунный светит сильнее, я рукой глаза закрываю и просыпаюсь.
  Ключица неприятно покалывала на месте рисунка. Значит не просто сон снился, предупреждение какие-то. Или предсказание? Вспомнить, что говорил он, человек этот. Руками забралась в волосы, нет, точно не вспомню. Всего пять дней пути, ни с кем не говорить и лица не показывать. Если уже и начала судьба ко мне этих "мужей" приманивать, так сразу они меня не узнают. Альвы ведь легенда, сказка, они все равно так быстро не поверят.
  Я встала с телеги, взяла баклажку с водой, умылась. Волосы наскоро шнурком плетенным завязала. Не сильно помогло, конечно, они ведь у меня чуть ниже плеч и прядями неровными подстрижены. Адэт совсем не умеет в руках ножницы держать, свои волосы шельма не стрижёт, а над моими издевается.
  Караван только просыпался. Купцы щеголяли опухшими мордами и перегаром. Да ну их в баню, мужиков этих. Я по полянке походила, ноги размяла и села в телегу, дожидаться пока все соберутся и в дорогу выедут. К моему удивлению, видимо привыкшие к таким посиделкам мои сопровожатые споро все собрали и вскоре мы тронулись в путь
  Наученная долгой жизнью с ведьмой, я вспоминала сон. Чтобы не говорила моя милая Адэт, но она как есть ведьма. Не спроста мне такое снится, это я уж точно знаю. Может это предупреждение, мол суженный мой рядом где-то ошивается? Я огляделась. Не-е-ет, богиня милая, таких мне точно ну нужно. Достала кофту из сумки, одела. Волосы пострашнее растрепала и глазами злющими по сторонам стала зыркать. Поэтому день прошел в напряжении. Деревенские подумали, что я на них обряды и привороты навожу и подходить даже звать на привалах не стали. Мы люди не гордые я сама подходила.
  Под вечер совсем погода разладилась. Похолодало, ветер срывал листву, кони недовольно фыркали, мужики хмурились. Деревня, в которой мы должны были заночевать все никак не появлялась. Уже и шепоток плохой пошел, мол ведьма это все наколдовала. Да больно вы мне нужны.
  Когда купцы уже хотели с вилами на меня бросаться показались далекие огни домов, они успокоились, но вилы далеко не убрали. Нет, все-таки прокляну я их. Или слабень-травы им в суп все же подложить?
  До деревни мы доехали, костры зажгли на торговой площади, телеги разместили. Большинство мужиков пошли в ближайший трактир, остались грустные сторожа, что взгляды печальные бросали на дверь питейного заведения и попеременно вздыхали.
  Дом мне для ночевки никто находить не стал, да я особо и не расстроилась. Улеглась на шкурах и быстро уснула, не слыша, как приходят из таверны купцы и как уходят отдыхать стражники.
  Ночь прошла тихо, без сновидений. Проснулась я опять рано, умылась. У одной из телег сломалось колесо. Над ним стояли и размышляли пара мужиков, недовольно поглядывая на меня. Ну да, это я им выбоины и камни на дороге подкидывала.
  - Придется делать, - сказал один из бородачей.
  - Ага, -вторил другой. - Симон телегу разгружай, будем чинить. Видно, серьезная поломка.
  Мы все не ехали, хотя уже все проснулись и даже собрались. Я подошла к Мересью, что от меня шарахнулся и перекрестился.
  - Долго стоять еще будем?
  - А коли я знаю? - ответил он. - Видно сегодня ночевать опять тут будем, говорят нечисть разгулялась в округе, нам с поломкой никак ездить нельзя, - пояснил мужик.
  - Что за нечисть?
  - Так я ж откуда ведаю, - пожал он плечами, но потом, видно испугать меня решил или просто интересной историей поделиться, продолжил. - Вчера в трактире тока об этом и говорили. Будто дети пропадать стали в ближайших деревнях. И обоз небольшой давече не вернулся. Будто по ночам вой дикий слышат. Стали дома запирать, да никого по одному не пускать. Мало ли что, - он перекрестился. Купцы народ суеверный и темноты боящийся. Может и правда, что случилось, переждать не самое плохое дело. Я кивнула и от него отошла. Сегодня схожу в трактир, сама эти истории послушаю.
  Днем я обошла деревню, посмотрела все. Из своих топей и болот, я никогда не выезжала. Не хотелось, да и ехать мне было некуда. По дорогам носились дети, их матери сидели на крыльце вышивали или стирали, иногда к ним подходили еще женщины или бабушки и тогда начинался долгий разговор из всех сплетен деревни, бытовых советов и смысла жизни. Было в деревни что-то особое, что-то таинственно притягательное в этих картинах. Будто старое, еще из детства воспоминание достали и нарисовали уже в других местах. Будто я так же когда-то бегала по таким же дорогам, будто бы и моя мать вот так сидела и бросала на меня заботливые взгляды. Я столько раз видела это все, что кажется, что я так же жила в этом их мире.
  Я остановилась у одного из заборов, села на добротную скамейку и посмотрела по сторонам. Сотни лет пройдут, а тут также будут бегать дети и сплетничать бабы. И может я буду среди них. Самой большой сплетницей, Я улыбнулась, может и буду, мне бы только от этого проклятья избавиться, а там посмотрим.
  Мимо меня пробежала девочка со светлыми волосами и вплетенной в косу красной лентой. Ее маленький синий сарафан выделялся на фоне других. Видно, из зажиточных крестьян. Она пробежала задорно смеясь, будто бы так же, как я могла пробегать когда-то.
  Будто бы вместо избушки в глубоком лесу у меня был крепкий дом на две большие комнаты. Вместо сарая с травами, скотный двор. Вместо поля цветочного, огород. Вместо тетки травницы, настоящая мама. Вся такая добрая и мягкая, и руки чтобы у нее были белые, и волосы длиннющие. Чтобы она мне сказки и песни, но ночам пела и пироги с яблоками пекла. Как в сказках, которые мне Адэта рассказывала.
  Я вздохнула. Мою мать звали Фрея, на эльфийский манер. Видно, бабку мою имя Фрося чем-то не устроило. Родила мать меня в пятнадцать, от проезжего забулдыги и исчезла. Не испарилась, конечно, а просто сбежала. Поговаривают что с заезжим солдатом. Бабка и дед обо мне не знают, хоть в деревне я иногда появлялась. Да сколько нас таких, детей. Они и внимания наверно не обращали. Да и Адэт редко меня в люди выводила, не любила деревенских, да и было за что. Вот такая история.
  Я встала со скамьи и пошла к торговой площади, там рядом трактир, посижу новостей послушаю. Детишки пробегали мимо меня смеясь. Бабы косились недобро.
  Прошла по главной улице, наткнулась взглядом на мужиков что чинили телегу, прошла мимо, до дверей трактира, что имел название "Сеновал". Красноречиво. Зашла в пропахший потом и сивухой терем. На меня быстро поглядели все, кто сидела за столами, на манер "ты кто такая?". Видно, в свете последних событий тут ко всем незнакомцам относятся настороженно. Меня они осмотрели, угрозы не увидели и продолжили отмечать, что солнце встало. Я подошла к стойке, подозвала разливалу.
  - Мне чай, за дальний столик, - он кивнул, я кинула ему монету, получив сдачу девять медяшек и девять олёнок. Как раз и деньги разменяла.
  Прошла тихонько себе в самый дальний угол, мне тут же одна из подавальщиц принесла чайничек и кружку. К запаху я постепенно привыкла, стала осматриваться. В основном люди, сидящие здесь были похожи друг на друга. Грузные, крепкий, бородатые, с мозолистыми руками и прищуренными никому не верящими глазами. Были тут и купцы, что побогаче одеты и крестьяне, что одеты скромнее, но добротнее.
  - Да что ты мне несешь? - взревел вдруг один из мужиков, крестьянин. - Говорю нечисть это, а не зверь! Если бы зверь был, его бы давно изловили, ты думаешь али нет?
  - Да какая нечить Ярема, у нас тут акромя болотников и леших никогда никого не водилось, - отвечал ему другой.
  - А я говорю тебе нечисть! - не унимался Ярема. - Столько люда пропало, ни один зверь столько на прокорм себе не берет.
  - С тобой дураком спорить, - махнул на него рукой мужик.
  - Это, я то дурак?! - закричал обиженный крестьянин. - Чего же ты сам тогда ночью в лес идти боишься, а? Струсил?
  - Да я дурак тебе что ли, но ночам идти в лес? Зверь меня там и загрызет, а ты моих пятерых деток сам кормить будешь? - Ярема замолчал.
  - Я тоже думаю, что это зверь, - крикнули от другого стола. - Больно лютый правда. Ведь одежду рванную находили и следы, волчьи.
  - Откуда ты то знаешь? - спросил еще один, что сидел поодаль.
  - Я с охотниками полпути шел. Они из Тапчатника идут, поселка что на севере, там поговаривают этот зверь и начал охоту.
  - Топчатник? - переспросил тот, что спорил с Яремой. - Это, не у звериных земель ли?
  - Нет, чуть дальше, от него дня четыре пути по речке до Тер`Рионовских пустошей.
  - Оборотни, будь они неладны! - вскричал Ярема. Все замолкли. Упоминать их не к добру было, тем более в такое смутное время как сейчас.
  - Не они это, - сказал тот, что шел с охотниками. - У нас договор же, столько лет они людей не драли.
  - Да кто их теперь знает, - промолвил немолодой мужчина, борода которого была уже скорее седой, нежели черной. Опять воцарилась тишина. Эти люди знали больше моего. Видно, что-то витало над всеми ними, о чем они молчали.
  Еще и оборотни эти. Я о них слышала то немного, что живут на севере, да в зверей превращаются, на этом и все. Уж видеть их мне точно не доводилось. Страшные небось. Мужчины продолжали:
  - Не оборотни, нечисть, - ответил молодой парень. - Если ночью пропадают, значит нечисть. Зверь бы и днем людей крал, а тут все по ночам. Ведомо дело, это признак темной силы.
  - Дурень ты молодой, - сказал еще один мужик.
  - Все равно убьют, - произнес тот, что был с охотниками. - Я с отрядом шел, все крепкие мужики, изловят да убьют. Нечисть али зверь, не жить ему.
  - Где охотники то твои? - спросил тот, что спорил с Яремой.
  - Они в другую сторону ушли, к Птичьему погосту, - я замерла. Эта деревенька рядом с моим селом находиться.
  - А что там в Птичьем то? Напал кто?
  - Да видимо напали, они мне не больно отчет держат, - огрызнулся мужичок. Я сжала пальцы на правой руке, Марун храни тетушку, она же тебе лесному божеству столько лет служит. Прошептала слова молитвы, в воздухе символ бога начертила. Адэт не обычная деревенская баба, она знает как защиться.
  Разговор с нечисти и волков перешел на новые налоги и плохие дороги. Мужики все больше распалялись, а я не особо слушала. Мое природное чутье, женское оно или ведьменское молчало. Значит все хорошо должно быть. Но страшнее от этого не стало меньше.
  Под вечер я вышла из трактира. Воздух показался кристально чистым и свежим, по сравнению с затхлым в таверне. Мужики все так же чинили колесо и ругались. Парочка охранников обоза сидели около костра, я подошла к ним, села на свободное бревно, они замолкли. Боятся наверно. И правильно, лучше так, а то ведь мужичье в дороге и снасильничать может.
  Спать я легла рано, еще не все из трактира на сон пришли. Снился дом и Адэт, будто гладит меня по голове и старую песенку из детский сказок поет. Слова будто бы не разобрать, но на душе становиться легче. После сон медленно переходит на уже виденную мной поляну, на зверей. Только теперь никто не выходит из леса, они затаились, ждут меня.
  Проснулась я невероятно рано. Солнце еще не встало полностью, только немного прорезалась светлая полоса на востоке, над лесом. Умылась, стараясь не будить пьянющих купцов и охранников, которые вповалку спали около уже давно догорающего огня. Прошлась по лагерю, размяла плечи. Хоть на шкурах сплю, а все-таки это тебе не перинка и кровать дома.
  Деревенские уже начали вставать. Видела парочку крестьян, что вышли из таверны и побрели к себе домой. Пару раз пробегали ребятишки, за водой. Видно, мамка разбудила, чтобы начать готовить. Я сама подошла к колодцу. Неудобно его расположили. Вроде около трактира, но к лесу ближе.
  Достала ведро, отпила немного студёной воды.
  - Тетенька, водички налейте, - прощебетали рядом. Опустив взгляд, я увидела малышку. Что вчера бегала в синем сарафане.
  - Конечно крошка, - и не бояться же таких маленьких отпускать. Я отлила ей из ведра в ведерко воды и решила проследить, как она домой добежит.
  - Спасибо, - махнула она рукой и побежала по улочке. Я глядела ей в след. Девчушка вдруг остановилась, прислушалась, я замерла. Послышался мужской голос, будто звал кого. Крестьяне. Девочка долго смотрела в проулок, потом подхватив ведерко пошла туда. Отец наверно на пашню вышел и ее к себе зовет. Еще немного постояв, я пошла к обозу. Охранники начали просыпаться остальные еще мирно храпели.
  Из проулка, где скрылась малютка послышался вскрик. Остановившись, я еще раз замерла, посмотрела на охранников, они были с похмелья или с глубокого сна и на меня не обратили внимания. Ждать я не стала. Крикнула мужикам:
  - Проснись, там девочка кричит, будите всех, - они ошарашенно и сонно на меня посмотрели, а я, уже подобрав сарафан бежала к проулку. Подбежав к месту, я увидела, что это не проулок, как показалось мне ранее, а небольшая тропинка между двумя домами уходящая в лес. Значит никакой пашни и огородов там нет, я рванула вперед. На тропинке валялось брошенное ведерко.
  Мыслей пока я бежала не было. Лишь на корке сознания что-то сработало, когда я увидела вилы, приставленные к забору, взяла их.
  Когда я добежала до кромки леса, прислушалась. Уже не было слышно криков, только обычные лесные звуки, шуршание. Я пошла дальше молча. Где-то правее будто бы звук шуршания был сильнее, аккуратно пошла туда. Если мужики решили снасильничать, убью. А если не мужики? Ох.
  Пробиралась тихонько, стараясь не шуметь, я вышла на полянку. Посередине стояла девочка и плакала. Но не как обычно дети, громко и сильно, а тихо, испуганно.
  - Милая, иди сюда, - позвала я, девочка посмотрела на меня. В ее глазах был ужас. Трясущейся рукой она указала налево, в темные лес, который даже встающее солнце не освещало. В той стороне хрустнули ветки. Немедля, я подбежала в девчушки, схватила ее. Из леса раздался утробный рык. Направив вилы в ту сторону, я стала ждать. Бежать от зверя было опаснее, да и не убежим мы.
  - Стой рядом, - скомандовала я девчонке. - Что случиться беги и ори, - она стояла позади меня вцепившись в сарафан.
  Зверь обходил нас по кругу, наслаждаясь нашим страхом. Он то рычал рядом, то оказывался совершенно в другой стороне. Подмога не приходила, охранники быть может даже не расслышали что я им сказала. Скоты.
  Минуты игры, которые для нас с девочкой тянулись так долго закончились. Зверь выскочил и помчался на нас. Здоровенный, черный с ошалелыми бешенными глазами. Мысль, которая метнулась у меня перед броском волка была одна, это не зверь. Она набросился быстро, но время будто немного замедлилось для меня, я присела и выставила вилы вперед. Он напоролся на штыри дером и взвыл. Девчушка, упавшая на землю, жалобно захныкала. Зверь пролетел дальше. Вилы был погнуты и ощутимого урона теперь точно ему не нанесут.
  Взяв малышку за руку, я прошептала:
  - Скажу, буги и кричи, - девчушка кивнула.
  Зверь сделал круг и набросился еще раз, в этот раз сильнее и совсем не играясь. В полете к черной тени метнулась еще одна крупнее. Она сбила зверя, и они большим клубком покатились по поляне. Подмога подоспела.
  Немедля я подхватила девчонку и побежала прочь. Вилы так и остались валяться на поляне. Сзади раздавалось разномастное рычание. Еще парочка теней метнулась на поляну. Я бежала не оглядываясь. Девочка плакала у мня на руках, теперь совершенно нормально, громко и яростно. Бедняжка, как бы умом не тронулась. Мы уже выскочили на тропинку, когда нам навстречу бежали мужики, кто из моего отряда, кто из деревенских. Увидев нас замерли ненадолго и рванули вперед.
  - На поляне, зверь, - крикнула я, пара мужчин кивнула, и они скрылись за нашими спинами.
  Выйдя на главную улицу, я опустила малышку и спросила:
  - Где мама твоя живет? - трясущаяся ручонка указала на самый большой и пригожий дом. Подхватив ее на руки, я медленно пошла к нему.
  Открыла калитку, постучала в дверь. Мне открыла красивая деревенская женщина. Увидев нас, она удивилась, а потом, заметив девочку испугалась.
  - Зверь напал, - пояснила я. Видимо мама ее так и не узнала, что девочка пропала. Я передала ей малышку, девочка заплакала еще сильней. - Ей сонной травы дать надо, она успокоиться, - посоветовала я женщине. Она все так же ошарашено смотрела на дочь, потом быстро кивнула и закрыла передо мной дверь. Хваленная деревенская благодарность, что сказать.
  На деревянных ногах я спустилась с лестницы, прошла по двору, вышла за забор и по нему же скатилась на землю. Сев в клумбу с цветами, разревелась, уткнувшись в сложенные на коленях руки. От испуга руки тряслись и вытереть слезы было очень трудно. Сарафан я опять уделала грязью и травой. Страх выливался через край. В какой-то момент рыдания стихли, и я просто глотала воздух, будто задыхаясь.
  Долго сидеть я не могла, на улицу уже начали выходить крестьяне, косясь на меня как на забулдыгу. Встав, я тихонько вдоль забора пошла к торговой площади. В тишине прошла таверну, место нашей ночлежки и дойдя до колодца остановилась. Руки не слушались, поэтому я довольно нескоро достала ведро и вылила холодную воду себе на голову. Стало легче, по крайней мере прошла дрожь.
  Нормальный слух стал возвращаться, но вокруг было все также тихо. Я обернулась, сзади меня, где располагалась стоянка почти никого не было. Костер давно потух, вещи разбросаны, видимо все вставали в папахах. Я побрела к своей телеге, но так до нее и не дойдя, уселась около еле дымящихся углей, на бревно.
  Еще нескоро стали возвращаться мужчины. Они громко переговаривались, но завидев меня умолкали. Парочка охранников подошли с хворостом и снова разожгли огонь, стало теплее. Потом стали подходить деревенские и спрашивать, что случилось, недобро коситься на меня. Я же грела руки и пыталась высушить сарафан и волосы, простыть с таким ветром очень легко.
  Кто-то подойдя всунул мне в руку кружку, кажется это был Мересий:
  - На, выпей, - я покорно взяла и сделала большой глоток, сивуха. Горло обожгло, и я закашлялась, постепенно в теле появилась алкогольная легкость и захотелось спать.
  Долго еще шумели голоса и шла вереница деревенских на расспросы. Слова я не разбирала, но то тут, то там мелькало "зверь". Где он кстати? Неужели еще не освежевали и не вынесли на главную площадь?
  Я не заметила, как, но все голоса стихли одновременно. Наступила звенящая тишина, меня это испугало. Было тихо как недавно, в лесу, на поляне. Я резко подняла голову и замерла. Из леса выходили оборотни. Их были больше десятка. Они были уже в человечьем обличье, но сзади них скользило пару теней, волков. Все замерли помимо меня, наверно не каждый день купцы видят таких гостей.
  Они шли спокойно и гордо, будто не направлены на них все взгляды, будто они не самое интересное на этой поляне. Каждый высок, крепок, не чета нашим обрюзгшим мужикам. В каждом была неведомая сила, скрытая угроза. Все они были чем-то похожи, темноволосы, темноглазы. Одеты одинаково, штаны и перекинутые через плечо шкуры зверей. У кого белая, у кого черная, была даже лисья - рыжая. Наверно это их обычное облачение и голый торс их не смущал. Обуви тоже не было, зато на поясах у каждого весел большущий кинжал или нож.
  Последний выходящий из леса тащил за собой тушу черного волка. Кровавый след прочертил площадь. Вот где туша. Прав был Ярема, нечисть это, а не зверь, оборотень.
  Они шли к таверне, мимо нас, смотря поверх наших голов. Лишь однажды кто-то из них посмотрел на меня и замер. Наши взгляды встретились, он даже, кажется, улыбнулся и пошел дальше. Но я не запомнила его лица, слишком все слилось в единое целое.
  Они ушли, все еще долго молчали. Потом мужика начали собираться в путь, я пошла к своей телеге, легла, укрывшись шкурой и уснула. Быстро и без снов. Перед тем как погрузиться в сон, я потерла ключицу, которая резко заболела. "Надо будет посмотреть, что с ней" - было последней мыслью.
  ***
  Проснулась я после обеда, с жутким чувством жажды и больной головой. Гори огнем эта сивуха. Поднялась на телеге. Волосы были неприятно сухими и растрепанными, после умывания холодной водой. Ключица неприятно зудела. Хотелось кушать. Полностью открыв глаза, я испугано подскочила.
  Вместо привычного пейзажа: лес, дорога и села. Я увидела больше десятка пугающих оборотней, которые с интересом смотрели на меня. Растерянно вглядываясь в лица, я первым делом подумала, что меня похитили. Но узнав своего возничего и старую телегу выдохнула. Скача на лошадях, которые были явно больше наших, обычных, имея при этом весьма массивный вид, они являли собой опасность в полном виде.
  Мой взгляд наверно был настолько испуганный, что один из оборотней подъехал поближе и лучезарно улыбнувшись, что не очень шло с его клыками, сказал:
  - Нам по пути, мы тоже едем в столицу, - чегой-то они передо мной отчитываются?
  - Ага, конечно, - просипела я, севшим от долгого сна голосом. Оставшуюся часть поездки, до первого привала я старалась не смотреть на оборотней, а делая невинный вид наблюдать за деревьями. Вскоре это стало еще сложнее, потому что они почти окружили мою телегу и кроме них, смотреть уже было не на что.
  Когда объявили привал я первым же делом понеслась к Мересью:
  - Пересади меня, - прошипела я.
  - Неа, - ехидно улыбнулся он, неужто мстит?
  - Прокляну!
  - Проклинай, завтра до столицы будешь ехать в той же повозке, - скотина.
  - Река тут есть?
  - Ручей чуть поодаль, - он указал рукой направо, где действительно за деревьями блестела вода.
  Разозленной ведьмой я пошла туда. Пробираясь сквозь кусты, кляла Мересья забулдыгу и оборотней. На кой они вообще за нами увязались?
  Ручей был маленький, но чистый. Пройдя повыше и найдя заросли кустов поплотнее, я, кинув сумку с чистыми вещами на берегу, начала потихоньку раздеваться. Деревенские не полезут смотреть, а оборотни, ну надеюсь я им не особо нужна. Раздевшись до нижней рубахи, пошла в воду. Прохладная воды была мне максимум по колено. Привыкнув к холоду, начала умываться.
  Первым делом помыла голову. Адэт чудесная женщина положила мне мыло. Потом омылась полностью, сбросила грязную одежду и тут же ее постирала. Одела на себя чистую рубашку, сарафан. Белье грязное выжала, на руку повесила и пошла к ночлегу. Спустившись вниз, увидела, что в ручье моются и оборотни. Четверо здоровых парня, также как и я некоторое время назад, стирают свои вещи и умываются.
  Я застыла, не знаю куда податься. Меня то они уже заметили. Стою и смотрю тут на них, а они почти голые. Стыд то какой. Но до чего ж краси-и-ивые. Потому взгляд и не опускаешь, бесстыдница?
  От этого стало еще стыднее и я опустила голову.
  - Мы тебя испугали? - донеслось от ручья. Я покачала головой. - Проходи, мы не тронем, - я быстро кивнула и ломанулась к кустам, где был выход на поляну, врезавшись тут же в еще одного парня.
  - Извини, - пропищала я, быстро взглянув на парня, это был тот, кто подъезжал ко мне сегодня днем. Он что-то сказал, но я уже не слышала, несясь к своей телеге. Дорвался Мересий, точно слабень-травы ему подсыплю.
   Купцы разложили вещи, собираясь спать. Оборотни разместились поодаль, зажгли свои костры и переговаривались на своем языке. Чувство стыда не дали мне нормально поужинать, поэтому я, прокравшись к себе в телегу, улеглась спать, хоть сон и не шел. Уже все улеглись, даже со стороны оборотней наступила тишина, а сон мне так и не шел.
  Покрутившись и поняв, что я все равно не усну, встала. Сначала осмотрелась, костры горели, но никого около них не было. Даже наша стража, решив, что с оборотнями и так безопасно не стали выставлять дозорных. Я слезла с телеги, ох и затекли же бока.
  Тихонько пробралась к костру, посмотрела на стан оборотней, вроде они спали. Около костра было приятно тепло и по-домашнему уютно, если не считать невыразимый храп мужиков. О себе неожиданно дал знать рисунок на ключице, зачесавшись. Точно, с ним уже день что-то не то происходить. Я быстренько огляделась и опустив немного рубаху посмотрела.
  При свете костра, с его бликами, видно было не очень хорошо, но одно стало ясно, рисунок изменился. Вместо одного из бутонов расцвел цветок. Еще раз всмотрелась, точно, не привиделось. Так и застыла. И что это значит? Ответ похоже очевиден, один из моих суженных появился. Значит, оборотень? Ну не Мересий же! Иль нет? Я поглядела на самого храпящего купца, да ну его.
  Может это другое что значит? Не обязательно что этот нареченный рядом. Подняв рубашку, я уставилась в костер. Быстро же судьба наши дороги сплела. Я поежилась. Но может все не так страшно? Он то откуда обо мне знает? Просто деревенская девчонка и все. Внимание небось и не обратил. Знать бы еще, конечно, кто это "он"?
  Подняв взгляд, я посмотрела в сторону оборотней и замерла. У моего костра я уже была не одна. Не заметила, как он пришел и сколько уже лежит здесь, здоровенный белошерстный волк. Я уставилась на него, он смотрел на меня. Резких движения я делать не стала, меня будто пригвоздило к бревну, чувством невероятного страха.
  У волка были большие и светлые глаза. Размером он был больше обычных зверей раза в четыре. Его белая шерсть от грязи и пыли посерела. Своими невероятными глазами он смотрел за моими движениями. От страха я произнесла:
  - Ты же меня не съешь? - мне показалось, что он даже удивился, а потом фыркнул, мол сдалась ты мне, худосочная. От этого стало как-то легче, может и не съест. - Я пойду тогда? - спросила я, волк рыкнул, а может и съест. Я замерла, руки начало немного трясти.
  Ключицу жгло и чувствую я, что это не напрасно. Значит он? Этот волк и есть один из моих "стражников"? Легче от этого не стало.
  - Значит, это ты, да? - неожиданно спросила я и сама же себе рукой рот закрыла. Дура, он тебя сейчас в зубах на свой север потащит, и никто уже не найдет. Волк только смотрел и никаких покусительских действий в мою сторону не предпринимал.
  Мы сидели так еще долго. После встречи с черным зверем во мне приуменьшился пыл на подвиги. Волка этого я боялась, вставать мне было страшно, так и таращились друг на друга. Просидели бы так до утра, если бы волк не встал, слава боже, пусть уходит. Но он не ушел, а подошел ближе. Смотря на его большие светлые глаза, я онемела, будто заколдованная. Ключица стала зудеть сильнее, попала так попала. Волк опустился и положил голову на мои колени. Морда у зверюги была тяжелая.
  Аккуратно я провела рукой у него между ушей, он зажмурился. Значит нравиться? Или он сейчас мне руку по локать отгрызет? Еще раз провела, почесала за ушком. Большой и страшный оборотень тихонечко сопел. Я же гладила его и думала. Завтра мы будем в столице, я убегу от них подальше и больше с оборотнями дел иметь не буду.
  А если он тебя ночью украдет? Придумаю что-то. Богиня, мне бы только до тебя доехать и все это волшебство убрать.
  Волк мирно дремал, а у меня отекли ноги и кажется я больше не смогу встать. Вот же морда наглая улегся, а что я спать хочу ему не важно. Примостившись кое-как, скрючившись в три погибели я уснула.
  ***
  Оборотни смотрели как вожак их стаи нес маленькую девичью фигурку к телеге. Кто-то ухмылялся, кто-то завистливо фыркал.
  ***
  Проснулась я к обеду, на телеге. Видимо мужики меня от костра утром перенесли, а я и не заметила. Сзади все так же ехали оборотни. Мое пробуждение они встретили улыбками. И чего улыбаются, будто я им дите нерадивое?
  - Скоро столица, - подъехав ко мне, сказал тот парень, что говорил со мной ранее. Неужели это он?
  - Спасибо, - просипела я, волосы рукой кое-как пригладила, села. Уже без страха, но все же смущаясь осмотрела этих странных созданий.
  Их было четырнадцать и все они были неуловимо похожи, казалось сперва. У всех короткие волосы, все молоды, темноволосы и темноглазы. Но потом, только если приглядеться, можно заметить, что они очень разные. У кого-то глаза были зеленные или же янтарно-желтые, у кого-то волосы были длиннее и светлее, чем у остальных. Кто-то носил шрамы: на руках или на лице. У одно насколько я заметила, была татуировка, что вилась от шеи на грудь и плечо. Кто-то носил странные браслеты или медальоны. Одно было ясно точно, мне надо от них бежать и чем дальше, тем лучше.
  Я перестала их мельком разглядывать, только когда мы подъехали к столичным воротам. Быстро пройдя городскую стражу, волки попрощались с нами и уехали по другой улице. Не сказав мне не слова и никак не выдав себя взглядами. Фух, святой Марун, как же хорошо. Незаметно прочертила символ благодарности в воздухе.
  Мересий выкинул меня у одного из постоялых дворов, в напутствие сказал:
  - Найди торговую площадь и поспрашивай про караваны до Хасы, столицы Шалана, - помахав мне на прощанье ускакал. Козел. Все тетке расскажу.
  Войдя в таверну, я спросила у хозяина про комнаты. Он сказал, что сдает за пять олёнок в день. Я согласилась и попросила комнату с бадьей воды, хочется помыться.
  - Конечно, девушка, все будет, - кивнул он и проводил меня на второй этаж, в маленькую, но чистую комнатку с видом на улицу.
  Бадью мне принесли сразу, налили туда парочку ведер холодной воды и к моему изумлению кинули нагревательный камень. Я думала им только аристократы пользуются.
  Разделась, грязные вещи замочила в еще одном ведре с водой, а сама полезла в ванну. Горячая вода расслабляла и вытягивала усталость. Свой день я решила распределить так: сейчас приведу себя в порядок, потом найду торговую площадь и караван, соберу вещи, посплю у себя и утром выеду в Хасу.
  Погрузилась под воду, как же хорошо. Вынырнув, посмотрела на рисунок, с тех пор как расцвел цветок никаких изменений не было. Только стал ярче немного. Ну и бог с ним, оборотней я больше не увижу, а с ними и неизвестного жениха.
  ***
  - Запихни себе этот золотник туда, откуда у тебя руки растут, скотина! - кричала я в след купчине, который лишь громко смеялся. Будь неладен этот Мересий, если бы он выполнил свое обещание, мне бы не пришлось сейчас как угорелой бегать по центральной торговой площади и просить подбросить до Хасы.
  Все торговцы, сучье племя, заломили цены и за два дня пути требуют золотник, не меньше. Золотник? Да за такие деньги они должны меня на руках до столицы нести, сволочи.
  Я села на ближайшую скамью. Злость до сих пор бурлила в крови, ну надо же так зажраться. Все обозы уходят завтра поутру, а так как договориться мне ни с кем не удалось, то завтрашний день я теряю. И есть у меня предчувствие, что в дальнейшем мне тоже не получиться договориться хоть с кем-то. Столица видимо диктует свои цены, которые мне не по карману.
  Встала и решительно пошла к городским воротам, возле них найду обозы что уже уходят из города, может мне повезет. Дойдя до заставы, увидела только пустой тракт и парочку стражников. Все понятно, под вечер никто из города не выезжает. Оборотни их всех дери, купцов этих.
  - Чего ищешь? - крикнул мне стражник, видимо я вызвала подозрения долго стояв и смотря на вороты. Подошла поближе к ним.
  - Мне караван нужен, до Шалана, подешевле, а то эти скоты цены заломили, - мужики покивали. Один, тот, что звал, сказал:
  - Тут полдня пути по Низовки, торговой деревне, там цены ниже и тебя точно подвезут.
  - А как до нее дойти?
  - Прямо по тракту, не пройдешь, это первая деревня на пути.
  - Спасибо, - я кивнула стражникам и поплелась на постоялый двор.
  Значит, завтра пойду до Низовки пешком, а там найму обоз. Тракт этот людный, тем более утром. Но одной все равно идти боязно. Я остановилась, где-то тут по пути видела оружейную лавку. Прикупить себе что-нибудь для защиты все-таки стоит.
  Лавка стояла в ста метрах от моей таверны. Хозяин уже начал собирать весь товар, чтобы закрываться, когда я зашла.
  - Здравствуйте, милейший, - поздоровалась я. Хозяин посмотрел на меня зло. - Мне бы ножечек купить, на женскую руку, небольшой.
   - Ножечек, - презрительно сплюнул мужик. - Не ножечек, а кинжал, деревенщина, - добавил он тише. Впервые захотелось стать настоящей ведьмой и на старого мужлана наслать что-нибудь, да пострашнее.
  - Будешь плеваться я другого оружейного мастера найду, - сказала я спокойна и взялась за ручку двери, чтобы выйти.
  - Стой, - крикнул он мне. - Бабы, - прошипел себе под нос, но товар стал выкладывать обратно.
  - Вот, есть эльфийский, лезвия тупиться не будут, лучшая сталь, - я посмотрела на красивейшее оружие и цена у него красивая пять золотых.
  - Милейший, а подешевле есть что? Мне не от эльфов этой красотой продеться отбиваться, - опять что-то пробубнив показал мне еще один. Маленький, лезвие чуть больше моей ладони, неширокое, рукоять из метала, простая. Взяв в руку и взвесив, решила, что оружие мне подходит. Цена тоже хорошая пять медяшек всего. Но из чистой женской вредности еще несколько клинков попросила показать, в итоге лишь бы от меня избавиться лавочник отдал мне его с ножнами за три медяшки и семь олёнок.
  С улыбкой на все лицо я пришла на постоялый двор. Сэкономленные деньги и кинжал грели душу. Раскошелившись на ужин, я поднялась к себе в комнату, где, наскоро поев и собрав вещи, приятно уставши легла спать.
  Проснулась ранним утром. Пересчитала на всякий случай деньги. В итоге у меня осталось четыре серебрянки, четыре медяшки и пять олёнок, отлично. Клинок положила в карман кофты, надо в какой-нибудь лавке купить поясок для ножен.
  Выйдя со двора и попрощавшись с хозяином, пошла к пропускным воротам. Из города уже выезжали несколько караванов и была парочка пеших путников, таких как я. Меня пропустили быстро, пожелав удачной дороги.
  Тракт и правда был тихим и спокойным, многолюдным. Поэтому первую половину пути я прошла с компанией, после обеда караваны ушли вперед, а пешие останавливались на привали вместе с отставшими обозами. Я не была голодна и добраться до Низовки хотелось пораньше, поэтому пришлось идти почти одной. Хотя по дороге часто попадались идущие в город телеги и купцы на конях, да простой люд.
  Идти в тишине было приятно. Окромя как по лесу я нигде больше не гуляла, а тут такой простор, такая свобода. Рассматривая виды и дорогу, я дошла до деревни часам к пяти. Стражник не обманул, действительно, Низовку нельзя было не с чем перепутать. Это была первая деревня на пути, к тому же с большим деревянным указателем.
  Завернув на деревенскую дорогу, сразу же нашла торговую площадь, где уже собрались караваны на постой. Тут рядом стояло парочка приличных трактиров, куда я и направилась. Купцы и деревенский переговаривались и пили за длинными трактирными столами.
  - Эй, хозяин, - крикнула я, подойдя к стойке.
  - Что тебе? - отозвался высокий мужик.
  - Мне до Хасы надо доехать, завтра утром, есть тут кто, держащий туда путь? - мужик подумал, почесал бритый подбородок.
  - Пока нет, все на большую ярмарку едут к эльфам.
  - А что путь не через столицу? - уточнила я.
  - Не-а, они по северу пойдут, по реке, - пояснил мужик.
  - А как мне тогда до Хасы доехать?
  - Ну ты комнатку у меня сними, а я тебе попутчиков найду, -хитро сказал трактирщик.
  - Комнату может и сниму, но, если соврешь, знай, я ведьма, нашлю на твою двор чуму, все деньги потеряешь.
  - Чур меня, - перекрестился он. - Тут кого хошь спроси, я своих гостей не обманываю.
  - Спрошу, - погрозила я ему пальцем. - Сколько комната стоит?
  - Четыре олёнки, вместе с ужином.
  - Беру, - сказала я. - Организуй мне тогда и водички, умоюсь хоть, - мужик кивнул. Когда я отходила от него бросил мне в след:
  - За сколько мне тебе караван нанимать?
  - За дешево, - бросила я и найдя свободное место за столом, села.
  Девушка, смутно похожая на трактирщика принесла мне картошку с мясом и большущий помидор. Пока ела, слушала, тут новости поинтереснее страшилок в деревнях.
  - Давно эльфы ярмарку не проводили, - сказал ближайший ко мне купец.
  - Так у них же коронация скоро, принц на престол восходит, вот они и хотят побольше денег под это все подсобрать. Ты видел какие они пошлины на торговлю заломили? - купец кивнул. - То-то и оно. Эльфы, эльфами, а деньги и ушастым нужны, - тут ему отвесил подзатыльник молодой парень, что сидел рядом.
  - Ты Фома рот то закрой, они таких слов не любят, - Фома голову потер, осмотрелся.
  - Да тут их нет, - обижено промямлил он.
  - Нет, а уши есть. Ты хочешь, чтобы тебе пошлину повысили? Вот и молчи.
  Доев чудесный обед, я пошла к себе. В трактире все обсуждали ярмарку и нового владыку эльфов и как везде, налоги и дороги. Вроде места меняются, а говорят все о том же. Поднялась на второй этаж, нашла свою комнатку, мне выделили угловую. Около кровати уже стояло одно ведро холодной и ведро горячей воды, небольшая лохань. Это вам не столица.
  Вещи стирать мне было ненужно. Аккуратно сарафан и рубаху сняв сложила на табуретку. Достала из сумки мыло, вымыла голову, сполоснулась и лохань вынесла за дверь, чуть живот не надорвала.
  Уснуть сразу не получилось, хоть за сегодняшний день я и устала. Ноги приятно ныли от долгой ходьбы. На душе было хорошо, после ужина то. Глядя в потолок, я почему-то вспомнила про тетю. Как она там? Зверь ее точно уже не потревожит. Деревенские к ней редко ходят. Скучает по мне небось и бурчит целыми днями. Надо ей послание отправить, чтобы не беспокоилась. Отсюда наверно не получиться, а вот из Хасы можно. Так и сделаю.
  Интересно, а оборотни как там? Вот же мысли на ночь идут, помахала головой. Но красивые же, даже жаль, что мы не встретились в других обстоятельствах. Может и стала бы женой волка, а что? Села на кровать, так мысли эти из головы выбрасывать надо. Никаких мужей нам не надо, тем более на ночь.
  Спать пора.
  ***
  Утром я поняла, что сглазила.
  Спустившись на первый этаж, где за столами остались только те, кого не успели вынести ночью, я подошла к хозяину. Он, улыбаясь во все зубы, радостно мне сообщил:
  - Нашел я тебе провожатых, всего за медяшку, - я улыбнулась ему и поблагодарила. Купила за олёнку себе парочку пирожков и вышла на улицу, где по словам мужчины меня уже ждали.
  Действительно ждали, внизу седлали лошадей оборотни. Все те же, до боли знакомые. Пирожком я благополучно подавилась, чем привлекла внимание. Все четырнадцать мужчин посмотрели на меня. Один из них, которого я раньше не замечала сказал:
  - Это ты та ведьма, что до Хасы едешь? - остальные улыбнулись. Я красноречиво посмотрела на дверь таверны, да что мне так везет то? Ключица неприятно покалывала. Мужа хотела? Вот тебе четырнадцать! Выбирай любого.
  - Получается, что я, - сказала спустившись.
  - Нам как раз по пути, - улыбнулся тот парнишка, что раньше со мной говорил. Что-то не верю я им.
  - Меня в Хасе муж ждет, - ляпнула я. Несколько мужчин посмотрели на меня внимательнее.
  - Мы не трогаем женщин, - тихо, но твердо заявил тот, у которого была татуировка. Я испугано кивнула.
  - На лошади умеешь ездить? - сказал знакомый уже парень.
  - Нет, - радостно сказала я, фух. Куда я им такая? Только баласт.
  - Ничего, мы как раз купили женское седло в Латрине, - сказал еще один незнакомый оборотень. Случайно купили или для меня? Я осмотрела их, вроде бы на лицах не написано, что собираются меня красть. Да кто же их разберет.
  - Садись, - подойдя сказал парень, я сглотнула. Я на эту лошадь смотреть то боюсь, не то, что садиться.
  - Ну что вы, я не умею совсем, вы без меня едьте лучше.
  Меня аккуратно подвели к лошади, рядом с которой стоял мужчина с татуировкой. Он как раз закреплял женское седло, со спинкой.
  - Не бойся, с нами надежнее, - произнес он и подхватив за талию, усадил. Я замерла и посмотрела на него испуганными глазами.
  - Я отсюда теперь не слезу, - прошептала я, он добро улыбнулся.
  - Я помогу, - подтянул подпругу и какие-то ремешки, название которых мне неизвестно. Боже, да я лошадь живую только издали видела.
  Мы тронулись, мои провожатые в путь, а я кажется умом, от страха. Седло было мягкое и удобное, сзади была небольшая спинка, которая держала, меня не позволяя упасть под копыта этой зверюге. Грамотно они придумали, теперь я точно не сбегу. Я держалась за повод так сильно, что ногти до боли впились в ладонь и разжать их мне точно не дано.
  Лошадь или жеребец, шиш его знает была очень спокойная. Окрас у нее был светлее чем у остальных, серо-черный и белые ушки. Марун, пожалуйста, пусть она меня не бьет.
  Оборотни не подавали виду, что еду я крайне медленно. Ехали рядом, окружив и поддерживая.
  - Не бойся, все хорошо, у тебя отлично получается, - и так далее. И спасибо им за это, я даже постаралась им улыбнуться, но от страха у меня скорее получился оскал.
  - Не сжимай так повод, - сказал мне парень с татуировкой. - Лошадь чувствует твое напряжение и нервничает, - он ехал по правую руку, я повернулась к нему с испуганными глазами. Значит лошадь все же нервничает?
  - Я не могу разжать руки, - прошептала я, голос отказался меня слушаться. Он удивленно посмотрел на меня, потом на мои побелевшие пальцы. Аккуратно остановил свою лошадь, за ней остановилась и моя, да и весь отряд. Он поднес свою ладонь к моей руке, от нее ударило жаром. Вот почему они ходят полуголые, промелькнуло, они с такой температурой не мерзнут. Стараясь меня не пугать, он разжал сначала одну руку, потом вторую. Пальцы неприятно закололо из-за онемения. - Спасибо, - так же тихо сказала я, он кивнул.
  Мы двинулись дальше, только теперь он держал повод моей лошади, а я разминала руки.
  - Почему трактирщик назвал тебя ведьмой? - спросил меня паренек, что ехал слева. Другие даже повернули голову, видно их тоже это интересовало.
  - Я сказала ему, что если наймет мне плохой караван, то нашлю на его таверну чуму, - мужчины тихо рассмеялись.
  - Теперь не нашлешь? - спросил парень с татуировкой, имя хотя бы надо узнать.
  - Не знаю, - тихо ответила я, он улыбнулся. Я покраснела, что они все на меня так смотрят?
  - Как тебя зовут то? Не ведьмой же, нам тебя называть, - улыбнувшись сказал все тот же парень.
  - Сона, - сказала я.
  - Красивое имя, - я зарделась. Не оборотни, а рыцари какие-то. - Меня зовут Радан, его, - он указал на того, что держал мой повод, - Эрридан. Остальные тебе на привале представятся, а то ведь все равно их всех не запомнить. Я сам их до сих пор путаю, - он добро засмеялся. Добрые оборотни меня пугают явно больше, чем просто молчащие.
  - Почему ты едешь в Хас одна? - спросил после непродолжительной паузы Эрридан.
  - Я к мужу, - сдавлено прошептала, он кивнул, но явно не поверил, как и все окружающие. Мы замолчали.
  Скакать на лошади, первое время было нормально, но после спина начала раскалываться от непривычной позы и ноги кажется уже не смогут меня носить, ибо я их не чувствую. Заметив мое напряженное лицо Радан предложил:
  - Может остановимся, ты наверно голодна? - я кивнула.
  Оборотни, что ехали впереди поскакали быстрее, на поиски поляны, где можно было бы остановиться, об этом мне сказал Радан. Он вообще, любил поговорить, по сравнению с другими. Может это он и есть, этот белый волк? Я посмотрела на него внимательнее. Короткие темные волосы, карие глаза, молодое лица. Ему не дашь больше моих лет. Чуть худее других, о от этого я не думаю, что слабее. Добрая улыбка и смех. Красивый голос.
  Или это Эрридан? Я посмотрела направо, мужчина все так же держал повод моего коня. Он был явно старше меня, а может даже Адэт. У оборотней вроде по-другому года идут и в пятьдесят они могу выглядеть на двадцать. У него были пепельные волосы, которые то отливали темным, то из-за света становились светло-серыми. Глаза у него были темные, не карие, а скорее черные. Лицо очень серьезное и даже суровое, он пугал своим видом. Чаще молчал, но при этом постоянно смотрел. Как и сейчас, я отвернулась. Лучше пусть будет Радан.
  Вскоре мы добрались до небольшой поляны, и оборотни решили обустроиться на обед. Они все быстрыми и отработанными движениями слезли с коней, я же осталась сидеть на том же месте. Эрридан куда-то ушел. Рядом остался только Радан.
  - Радан, - позвала я, парень обернулся. - Помоги мне слезть, пожалуйста, - он кивнул, но помедлил.
  - Высвободи правую ногу из стремени и перекинь ее к левой, мне так удобнее будет тебя спустить, - сказал он, расставив руки, будто показывая, что поймает, если что.
  Правую ногу получилось высвободить, но вот повернуться на лошади было выше моих сил, поэтому, в попытке поднять ногу, я высвободила левую из стремени и стала заваливаться вправо, спиной вниз.
  - Мама-а-а-а, - я закрыла глаза и выставила руки вперед, стараясь хоть за что-то зацепиться, но в итоге повалилась спиной на землю, больно ударившись, из глаз брызнули слезы. Святой лесной бог, только бы спину не сломала.
  Рядом кто-то засуетился, раздался громкое рычание, но я так и не увидела кто рычал. Меня подхватили на руки, это был Радан, он пытался что-то у меня спросить, но я не очень понимала по его голосу что именно. Он волновался и путал слова.
  Меня положили на что-то мягкое. Я попытала встать.
  - Лежи, тебе надо немного отдохнуть, - сказал рядом один из оборотней.
  - Все хорошо, - сказала я. Спину я точно не сломала, просто ушиб, пройдет. Попыталась еще раз встать, но рука Эрридана преградила мне путь, уложив на землю. Рядом с безумно сожалеющими глазами сидел Радан.
  - Со мной все хорошо, - повторила. Эрридан покачал головой.
  - Ты сильно ударилась, мы останемся ночевать здесь, чтобы ты пришла в себя. Завтра поедешь на лошади с кем-то из нас, - это меня испугало куда сильнее.
  - Я ног не чувствую, это нормально?
  - Да, для первого раз в седле. Еще долго болеть будут, пока не привыкнешь.
  - Не хочу к этому привыкать, - прошептала я.
  Оборотни разожгли огонь, начались сумерки. От костра приятно пахло жарившимся мясом. Эрридан куда-то исчез вместе с Раданом. Ко мне подошел еще один оборотень, представился Руфосом, сказал, что он поможет мне избавиться от ушиба. Протянул баночку с какой-то мазью и попросил ей намазать себе спину. Что не очень-то легко. Но сам он мне помогать почему-то не решился.
  Мне стало полегче, поэтому я повернулась на бок, чтобы могла видеть больше и попросила одного из проходящих мимо мужчин позвать Радана, тот кивнул. Через какое-то время пришел и сам парень.
  - Радан, мне дали мазь от ушибов, можешь помочь мне дойти до кустов, мне надо одежду снять, - парень смутился, но кивнул. Он помог мне подняться, правую руку я положила ему на плечи, стараясь с этой поддержкой быстрее передвигать ногами, но мне это не особо помогло.
  Из темноты нам навстречу вышел Эрридан, он зло зыркнул на Радана.
  - Куда ты идешь? - обратился он ко мне наверное.
  - Мне Руфус мазь принес, сказал от ушибов, но я не могу перед всеми себе спину мазать, - ответила я. Он посмотрел на меня, в его глазах мелькнула злоба.
  - Я помогу, - сказал он и подхватил меня, взяв на руки, при этом спина отдалась болью, я прошипела. Он зло закрыл глаза. Его помогать никто не просил.
  Аккуратно донес меня до высоких кустов.
  - Раздевайся, я найду тебе одежду, - я кивнула. Держась за дерево сняла с себя сарафан, оставшись в рубахе.
  Пришел мужчина.
  - Дай мазь, - сказал он, я передала. Он поднял мою рубашку и смазал спину неприятной холодной мазью. Потом протянул мне штаны. - Это лучше чем сарафан, - пока я переодевалась он ушел и провожать меня до костра пришел уже другой мужчина.
  Сидеть было по-прежнему трудно, но понемногу боль уходила, я лежала на боку подперев рукой голову и смотрела как аппетитно жарится мясо. Интересно, поделятся?
  - Сона, - позвали меня, я подняла голову, рядом стоял Радан. - Извини.
  - Ну за что? - я улыбнулась. - Я же сказала, лошадь это не мое, - он сочувственно улыбнулся. - Ты голодна?
  - Как волк, - машинально сказала я и застыла, а вдруг это для них оскорбление, посмотрела на парня, тот меня не слышал, смотря на костер.
  - Пойду принесу тебе мяса и хлеба, - я кивнула. Он пошел к костру и затерялся среди других мужчин. От усталости я перелегла на спину. Небо здесь чудесное, ради этого и с лошади упасть не страшно.
  - Сона? - раздалось рядом, я повернула голову, рядом стоял высокий и большой мужчина, больше похожий на медведя.
  - Ага.
  - Я тебе поесть принес, - усевшись рядом сказал он. Я поискала глазами Радана, может он попросил его принести?
  - Спасибо, поможешь мне сесть? - мужчина распахнул глаза. Будто удивившись, но аккуратно подал руку, держась за которую я села. - Ноги когда-нибудь перестанут болеть? - задала я вопрос.
  - Нескоро, - отозвался мужчина. - Меня зовут Велимир, - представился он и протянул большую деревянную тарелку, полную мяса, печеной картошки и хлеба.
  - Вкуснятина, - прошептала я. Велимир вилку мне не дал. Да и сам стал есть руками. Ладно, тетке я все равно не скажу, поэтому взяв хрустящий кусок мяса мощно его укусила. М-м-м. Тетка так точно готовить не умеет.
  Вместе с мужчиной смотрели как остальные оборотни разбирали готовую тушку какого-то животного и расходились по своим местам. Выделились несколько оборотней, в том числе Радан и Эрридан неся по две тарелки в руках. Когда каждый из них посмотрел в нашу сторону, то так и остались стоять. Кто-то крикнул:
  - Велимир, вот прохвост, - многие рассмеялись уже во всю потешаясь над мужчинами, что решили так же, как и Велимир принести мне поесть. Их растерянные лица, особенно у Эрридана так меня рассмешили, что я залилась смехом попеременно ухая от боли в спине. Ну очень уж смешное это было зрелище. Радан смеялся больше всех, ругая Велимира, Эрридан, положив тарелку около костра направился к нам. Взяв Велимира за ухо по-детски отодвинул от меня, что насмешило меня еще сильнее и я уткнувшись ему в плечо хохотала.
  - А я-то думаю, что он самый первый к костру рванул, - садясь напротив, сказал Радан. Велимир только улыбался и подмигивал мне. - Тебе наверно непривычно руками есть? - спросил парень, у него кстати была вилка, как и у Эрридана.
  - Привычно, только тетке моей не говори, - я подмигнула парню, он заливисто рассмеялся.
  - Очень вкусно, я никогда такого мяса не ела, - похвалила я.
  - Свежайшее, только поймали, - пояснил Велимир. Радан замер, видно решив, что новость об их охоте должна была меня испугать.
  - Спасибо охотнику, - неловко сказала я и все в кругу вроде как выдохнули. Не кисейная же я барышня, чего мне смущаться.
  - Это ведь ты была в той деревне, на поляне? - спросил подошедший оборотень, садясь рядом с Раданом. Он был молод, внешне чуть старше меня, с приятными чертами лица и огнено-медовыми глазами. Тут уже замерла я, руки непроизвольно сжались и картошка, которую я держала в руке превратилась в пюре. Пришлось вытряхивать на землю.
  - Да, - я опустила голову, смотря в тарелку, слыша, как рядом раздалось рычание, и кто-то сказал что-то на волчьем языке. Подняв взгляд, я увидела как все оборотни смотрят в свои тарелки и молчат. - Я не знала, что это оборотень, думала простой волк, - тихо сказала я, Радан одобряюще улыбнулся. - Там девочка была, деревенская, я за ней побежала.
  - Ты очень смелая, - сказал парень, тот, что спросил про деревню.
  - Глупая скорее, - я улыбнулась, все немного расслабились. - Это вы смелые, если бы не пришли меня бы растерзали, вместе с девчушкой, - я поежилась. - Больше я точно в темный лес одна бегать не буду, - мне улыбнулись.
  Постепенно, к нам приходили все новые и новые оборотни и в итоге мы сидели все вместе. Мне задавали вопросы, будто больше говорить не о чем. Я окончательно оперлась на руку Эрридана, которая позволяла мне сидеть.
  - Твоя тетка ведьма? - спросил неизвестный оборотень, я действительно запуталась в их именах.
  - Ну как, сама она так не считает, но деревенские ее так кличут, - отвечала я. - Она скорее травница, да повитуха. А у вас есть магия? - спросила я имея ввиду оборотней.
  - Есть, - ответил Эрридан. - Но не такая как у людей. Наша магия во второй сущности, в звере и его силе, - я понимающе кивнула.
  - Тебе еще что-то интересно узнать об оборотнях? - спросил парень с медовыми глазами, которого зовут Аврор. Что-то какой-то неловкий вопрос. На меня уставились все присутствующие. Слишком они добрые, какие-то.
  - Эм, да многое, но вдруг это запрещено спрашивать, я же о ваших традициях не знаю, - выкрутилась я.
  - Тебе можно спрашивать, о чем хочешь, - ответил еще один оборотень.
  Меня осенило, они знают, они знают про мою пару, знают, что кто-то из них мой нареченный. Я была почти в этом уверена. Растерявшись, я посмотрела на каждого и спросила:
  - Кто из вас белый волк? - все в кругу затихли, но после каждый второй поднял руку, в том числе и Радан. Я посмотрела ему в глаза, он смутился. Значит он? Я поднялась с плеча Эрридана и внимательно разглядывала парня.
  - Пора спать, - произнес Эрридан, - завтра вставать рано. Сона, ложись ближе к костру, начало холодать, - все оборотни как по команде встали и пошли к своим лежанкам.
  Оставшись одна, я улеглась на постеленное толстое одеяло и укрылась своим, что привезла из дома. Спина уже не болела, только ныла при резких движениях, что нельзя сказать о ногах. Вот что точно болело. Теперь я никогда ходить нормально не смогу, ноги то колесом.
  Уснуть получилось не сразу, да и сон был рванным. То резко засыпала, то вырывалась из сна. Снилось что-то странное, то я бегу куда-то, а мне в след кричат, то будто я обнимаю большое облако. Подождите... Я открыла глаза и увидела перед собой большого белого волка, который сложив свои белые лапы и положив на них большую морду, смотрел на меня.
  - Я невкусная, - прошептала я, волк фыркнул. Рисунок на ключице будто стал немного теплее. - Кто ты? - прошептала я. Он смотрел на меня своими большими голубыми глазами, потом встал и лег рядом. И демонстративно заснул. - Не похищай меня, пожалуйста, - прошептала я. Волк делал вид, что спит. Я повернулась к нему спиной и попыталась уснуть. Зверь придвинулся ко мне ближе, сильно грея, когда я попыталась отодвинуться он рыкнул. Поняла.
  Сон все-таки пришел, и убаюканная волчьим сопение я уснула.
  ***
  Солнце начало вставать, когда оборотни проснулись, кто-то уже перекинулся и побежал в лес на утреннюю охоту и пробежку. Кто-то остался собирать вещи в дорогу. Оборотни смотрели на мужчину, который уже давно проснулся и обнимал маленькую девичью фигурку. После оборота он лежал голым, что его ничуть не смущало.
  Один из мужчин подошел к нему и был удостоен яростного взгляда.
  - Она испугается, - прошептал он.
  В глазах парня появилось осознание, и он отпустил девушку, встал. Не оглядываясь, перевернулся в волка и ускакал в лес. Подошедший же, укрыл их спутницу одеялом и по-доброму улыбнулся.
  ***
  Я проснулась рано, но оборотни уже все встали и собрались. Все ждали только меня, неловко как-то. Быстро умывшись, я подошла к Радану, который седлал свою лошадь.
  - Радан, мне вчера Эрридан сказал, что я поеду с кем-то из вас, можно я все-таки одна? - парень посмотрел на меня.
  - Подожди, сейчас узнаю. Но я считаю, что тебе лучше ехать с кем-то, у тебя ведь наверняка сейчас болят ноги ты одна такой переезд не выдержишь.
  - Тогда я лучше с тобой поеду, - схватив его за руку сказала я. Если он мой суженный, то он ничего плохого не сделает. Ведь так? В столице я смогу от него сбежать, если что.
  - Хорошо, Сона, - Радан помог мне забраться на лошадь, ноги неприятно тянуло. Сам быстро забравшись и взялся за повод. - Держись крепче и не бойся, - прошептал он, одной рукой аккуратно прижав к себе. Это напрягало.
  Последним на лошадь забрался Эрридан, он нашел меня взглядом, медленно кивнул и поскакал вперед. Мы же с Раданом ехали в конце, вместе в Аворором и Велимиром, которые много шутили и болтали, ехать было намного веселей.
  - Сона, ты когда-нибудь каталась на волке? - спросил Аврор очень глупый вопрос.
  - Да, каждый день. Выходила в лес, ловила первого попавшегося волка и каталась, обычное дело для деревенской девушки, - Аврор рассмеялся.
  - А, хочешь?
  - А можно разве? - сделала я большие удивленные глаза.
  - Нельзя, - сказал Радан.
  - Ревнует, - усмехнулся Аврор. - Все можно, если ты захочешь.
  - Ладно, хорошо, - я кивнула, несерьезно же он об этом говорит.
  Мы много и весело болтали, оборотни были на редкость обходительны. Радан в основном молчал, что странно, но за него болтали другие. Спрашивали, как это жить с деревенской ведьмой и что интересного вообще в людских поселениях. Мне же были интересны обычаи оборотней, у них жизнь видно куда лучше.
  - Мы пограничные оборотни, наша стая охраняет границу, - рассказывал Велимир. - У нас нет деревень, только крепости, если это стая. Если клан, то там уже скорее город, такой как Деян, что на крайнем севере. Его держат клан северных лис, сильный народ.
  - Так чем отличаются клан и стая? Я думала это одно и то же.
  - Ну смотри, стая - это вожак и волки самцы. В стае нет пар. Только вожак и свободные волки, до двадцать зверей. И живут они в основном охотой, охраной и свободой. Хоть у нас и есть крепость, но мы там не так часто бываем, в основном патрулируем границы. Когда же волк находит свою пару он уже не свободен, ему нужно тихое метро для дома и потомства. Поэтому такие оборотни вступают в кланы или создают новые. Клан обычно достигает до двухсот волков и их пар, детишек. Селятся они в безопасных местах, занимаются земледелием или ремеслами. Ты знала, что волки лучшие оружейники и кожевники? - я покачала головой. - То-то же, если будешь покупать волчий клинок, знай его сделал мастер из клана.
  - Интересно, а девушки волчицы у вас есть?
  - Нет, в нашей стае. Но у некоторых родов есть, к примеру у тех же северных лисиц, у рысей вообще матриархат, еще у медведей вроде есть.
  - И как вы создаете пары? - поинтересовалась я.
  - Обычно это договорные браки, очень редко сейчас получается найти истинную пару. Ее очень берегут, - рассказал Аврор. Я сглотнула, намек понят. Больше я эту тему не поднимала.
  После обеда мы остановились на привал, где, быстро перекусив отправились в путь. На завтрашнее утро мы должны быть уже в Хасе. Я попросила высадить меня на торговой площади, там пораспрашиваю про храм Саиты. Оборотни заверили, что все сделают. Легенду про моего мужа они уже раскусили, поэтому больше про него врать я не стала, просто умолчала.
  До вечернего привала мы разговаривали с Руфусом, который оказался целителем. Он расспрашивал меня о травах, о мазях и настоях, и что-то особо интересное записывал. Я же узнала, что с помощью крапивы можно приготовить отличные отвар от вшей, а из сонной травы настоять хороший самогон.
  Начались сумерки, когда мы нашли очередную небольшую полянку, рядом с деревней. Оборотни не особо любили заезжать к людям, очень уж много внимания. Поэтому мы быстро пополняли там провизию и уходили в путь. Так же сейчас, несколько волков ушли купить продуктов, а по приходу мне был вручен сахарный петушок. Мне кажется, они окончательно уверились что я дитя нерадивое.
  Постелила свое одеяло поближе к костру и наблюдала как один из мужчин разделывает свинюшку, которую принесли из деревни.
  - Ну что, поехали? - подойдя ко мне спросил Аврор, я уставилась на него. - Ты же сказала, что хочешь.
  - Я пошутила, - растерянно сказала я. Он вес как-то обиженно поник. - Давай просто погуляем? - он подумал и кивнул.
  - Я сейчас, - сказал парень у шел в кусты, через какое-то время на поляну уже ступал большой волк, каштанового окраса. Он потрусил ко мне прося ласки. Пришлось гладить его между ушами, он, закрыв глаза урчал.
  Под удивленные взгляды остальных мы пошли в лес, в другую строну от деревни. Волк шел, рядом изредка срываясь и падая на землю в листву, как большой игривый пес, что вызывало мой смех. Не такие они и страшные. Аврор долго бегал вокруг меня играясь, я гладила большого проказника и рассматривала невероятной красоты лес. Тут он стал более просторным, ушли большие пихтовые деревья, уступая лиственным, поэтому в лесу было намного светлее.
  Аврор замер, когда недалеко раздался громки рык. Испугавшись, я подошла ближе к волку. Он напрягся и встал впереди меня, защищая. Ис леса вышел большой белый волк, по сравнению с ним Аврор был меньше. Все замерли. Белый волк зарычал сильнее и Аврор медленно, но отступил от меня, посмотрев напоследок, перед тем как скрыться.
  - Не ешь меня, - привычно начала я наш разговор. В этот раз волк был злее. - Я не хотела тебя обижать, - я сделал пару шагов вперед, волк стоял на месте. - Я не твоя пара, - прошептала я. - Ты ошибся, все это только магия, неправда, - он смотрел на меня хмуро, но позволил погладить. - Все скоро пройдет и ты поймешь, что я не твоя женщина, то все это ошибка, - гладила, его за ухом, он смотрел на меня очень внимательно. - Ты знаешь, как отсюда выйти? Кажется мне, что мы заблудились, - волк неохотно отошел от меня и поплелся вперед, идя за ним я размышляла. Он такая же жертва этого проклятья богини, как и я. Все его чувства навязаны магией. Если бы встретились и я не была альвой, он бы прошел мимо и оборотни так трепетно обо мне не заботились сейчас.
  Мы дошли до поляны, волк правда убежал после в лес. Осмотрев стоянку, я поняла, что на ней только девять оборотней. Радана, Руфуса, Аврор Эрридана и еще одного мужчины не было. Из леса вскоре показались Эрридан, после него Руфус и оборотень имя которого я не знала, они собирали дикий укроп для похлебки. Радан и Аврор появились перед самым ужином. Кто-то из них и есть мой суженный.
  Велимир как всегда первым принес мне поесть, вместе с Раданом они уселись, рядом травя байки. Аврор сидел сегодня в другом конце лагеря, как и Эрридан. Этот то на что обиделся? Он за сегодняшний день со мной не говорил.
  Спать мы легли пораньше, устав от поездки я быстро уснула. Снилась мне погоня, будто кто-то большой хватает меня за сарафан, пытаясь утащить в темноту. Во сне я вертелась пока не уперлась в чей-то мохнатый бок. Обняла его и уснула крепче, завтра мы расстанемся навсегда.
  ***
  Большой белый волк смотрел как девушка спала. И в этом простом, кажется, действие она была по волшебному прекрасна. Ее ресницы подрагивали, ей снилось что-то, волк надеялся, что про него. Почувствовав, что зверь рядом она не испугалась как в прошлые разы, а просто его обняла. От этого внутри образовался ком невыразимой нежности, он лизнул ее, она поморщилась.
  Глупая, теперь он ее точно никуда не отпустит.
  ***
  Утром наскоро собравшись, мы выехали на тракт. Дорога до Хасы не заняла много времени и уже в обед мы были у сторожевых ворот. Я ехала на лошади одна, рядом поддерживал меня за повод Эрридан, который всю дорогу молчал.
  Оборотни выполнили свои обязательства и довезли меня до торговой площади, не взяв никаких денег за дорогу. Эрридан помог мне спуститься с лошади и произнес:
  - Если что мы выезжаем завтра из Подковы, это постоялый двор около центральной площади, - я кивнула. Попрощалась с Руфусом, Аврором, Велимир крепко меня обнял и сказал, что будет ждать, Радан спокойно кивнул и сказал, что, если что-то случиться они всегда будут рады помочь. Поблагодарив всех, я посмотрела, как они уезжают и выдохнула спокойно. Осталось найти храм и все будет решено.
  ***
  Как добраться до храма подсказал первый же лавочник, который торговал сырами:
  - Им почти никто не пользуется, - сказал он, - на кой он тебе, девица?
  - Ну это уже мое дело, дяденька, - ответила я.
  - Молодежь, - покачал головой он. - Пойдешь по центральной улице у королевского дворца свернешь налево, до большого парка, пройдешь его и сразу увидишь храм. Он уже разрушен, но жрецы богини туда еще ходят.
  - Спасибо, - поблагодарила я его и выбежала из лавки.
  Главный городской тракт было найти не сложно, ибо это была самая большая и просторная дорога. Спросив у уличной попрошайки в какой стороне дворец и получив ответ и проклятия в дорогу, деньги то я ему не дала, я пошла к дворцу. Хас был куда красивее Латрины, богаче и зажиточнее. Тут чаще встречались другие расы помимо людей. Пару раз мелькали эльфы, гномы, песчанники. В Хасе находиться единственный университет магии. В других странах они тоже есть, но либо смешанные, либо исключительно для древних рас: такие как эльфы, демоны, оборотни в том числе. А Университет Магических Сил Хасы - магическая школа для людей. Как раз ее и прошла по пути к дворцу.
  В Хасе, насколько я знаю правит старая династия и сейчас на троне молодой король, который недавно обручился с принцессой Ватилии, отсюда и знаю.
  Мимо меня прошли воины Шалана, серебренные рыцари. Это известные всему миру лучшие человеческие воины. Они в даже в Темных Землях были и сражались там в первую Темногорскую войну, наравне с магами и древними расами.
  Парочка этих воинов так же сторожили вход в королевский дворец, который невероятной красоты, высокий и белокаменный. Дальше виднелся парк, который я и искала. По парку прогуливалось много богатых горожан, может даже аристократы. На меня они не особо обращали внимания. Кроме деревьев и резных по разным формам кустов, в парке было много фонтанов со скульптурами. Будет о чем тетке рассказать. Подумав об Адэт, я вспомнила, что надо ей отправить весточку.
  Большущий полуразрушенный храм стоял поодаль от выхода из парка. Рядом с ним посадили высокие тополя и ивы, стараясь скрыть явный упадок некогда величественного строения. Он состоял из колон и большой площадки, треугольная крыша где-то отсутствовала. Посередине храма возвышался жертвенный алтарь. Именно такие храмы строили древним богам, к примеру Маруну, которому поклоняется моя тетя тоже есть храм, где-то в глубинах Валитийский лесов. Она ходила туда, когда-то и рассказывала мне о нем.
  Я поднялась по развалившимся каменным ступеням, в храме было пусто и холодно, несмотря на теплую погоду на улице. Алтарь напоминал могильный камень, чем, собственно, и являлся. Старые боги тем и отличаются от новых, кровожадностью и жертвоприношениями человеческими.
  Встав перед алтарем на колени я стала взывать к Саите. Я не знала слова молитвы или призыва, просто повторяла:
  - Саита богиня моя, приди на мой зов, - проходили минуты, часы, но богиня не отвечала. Колени затекли так сильно, что пришлось практически падать на пол и ждать пока противное чувство уйдет. После я присела на холодный пол оперевшись на алтарь и смотрела через колоны, как красиво ветер качает деревья.
  В голове прокручивая одни и те же слова, надеясь на ответ. Не подумала я, что не всегда они отвечают своим детям. Стемнело, на улицах зажглись огни, ветер стих, как и весь шум. Уже не молясь я просто сидела, придвинув ноги к себе и обняв колени руками. Сколько бы времени не прошло, мне нужна эта богиня и я буду ее ждать.
  Через несколько часов я уснула. Снился мне большой белый волк, будто он идет ко мне навстречу и растворяется. А я так и остаюсь одна, стоять на поляне, прислушиваясь.
  - Сколько лет прошло, я уже и забыла, что когда-то создала тебя, - сказал громкий и звучный голос, от которого я проснулась.
  Передо мной сидела невероятной красоты женщина. Ее длинные черные волосы спускались прямыми прядями по спине и груди, на пол. В ее зеленых глазах отражалась усталость. У нее были правильные, но резкие черты лица, такие лица носили наверно все старые боги. Властные маски воинов, сильнейших титанов и создателей нашего мира. Одета она была в черное платье старого покроя, с длинными рукавами.
  Саита была богиней старого мира, не нежной нимфой, а воительницей, с острыми и правильными чертами лица, цепким взглядом и особенной силой, которая заставляет вставать перед ней на колени []
  - Небесная дева, - она посмотрела на меня. - Когда-то создавая тебя, я думала, что спасу свой мир. Но сама же его и разрушила. Когда войны прошли, мы стали никому не нужны, - она грустно улыбнулась. - Что ты хочешь, мое дитя?
  - Богиня, спасибо что посетили меня, - она усмехнулась. - Я бы хотела вернуть вам дар, что вы дали мне при рождении.
  - И дары мои больше никому не нужны и я, - она очень печально вздохнула. - Ты такая маленькая девочка, Сона, совсем ничего не понимаешь.
  - Я знаю, но я не хочу такой судьбы, судьбы альвы.
  - Я тоже много чего не хотела и не хочу, милая. Помочь тебя я не могу, не в моих это теперь силах. Но ты можешь избавиться от дара заставив каждого своего супруга отказаться от тебя.
  - Отказаться? - переспросила я.
  - Да, это всегда было можно, еще в старое время. Тебе нужна капля их крови и клятва: "отрекаюсь" и все, - я посмотрела на нее не веря, неужели так просто.
  - Я любила своих созданий и не хотела, чтобы они страдали, - пояснила мои мысли богиня, - она встала, посмотрела на меня сверху вниз. - Ты уже нашла своего первого, да?
  - Но я не знаю кто он, - она усмехнулась, - все ты знаешь.
  Начиная с ног она начала исчезать, я спросила ее в последний раз:
  - У меня все получится? - богиня только рассмеялась и исчезла окончательно.
  Встав с холодного пола и поежившись, я побрела на выход из храма. Саита сказала, что они могут отречься от меня. Прекрасно, мне надо найти всех и потребовать с них клятвы. Им точно не будет нужна первая встречная девушка и они отпустят меня.
  Выйдя на улицу, я вдохнула приятный теплый воздух. Мой путь только начинается.
  Оборотни сказали, что остановились в "Подкове", около центральной площади. Что ж, идем туда. И сколько я буду зарекаться, что никогда больше их не увижу?
  В темноте идти по парку было боязно, освещение то было, но небольшое. Поэтому пришлось идти быстро и от странных звуков шарахаться. Выбежав из парка, пошла, тут уже и охрана около дворца и людей чуть больше. За дворцом была городская площадь и трактиры. Свой, Подкову, я нашла быстро, у него самая большая вывеска была, явно с магией сделана, ибо сияла в темноте.
  Трактир был чистый, пьяных не сидело, столы уже убраны, только сонный хозяин стоит.
  - Милейший, - подойдя поближе позвала я. - Ты тут оборотней не видел? Четырнадцать мужчин, высокие, не носят рубашек, - зачем-то уточнила. Хозяин проснулся, кивнул.
  - Девка, а тебе чего, у нас такими делами не занимаются, иди отсюда пока охрану не позвал, - вот, значит как, принял за блудливую бабу.
  - Сейчас за слова свои головой поплатишься, у меня жених там, я к нему пришла, - мужик посмотрел не веря, но уже не так зло.
  - И что ты мне предлагаешь? Идти их будить?
  - Нет, ты скажи в какой они комнате, я сама разбужу.
  - Ага, а потом мне стража штраф влепит за непотребство, - вот упертый.
  - И что мне делать тогда? - спросила я.
  - Сиди жди утра, пока сами не проснуться, - козел блин старый.
  Прошла села за длинный трактирный стол. Время сейчас позднее, значит до утра ждать недолго. Комнату снимать не стала, лягу и просплю их отъезд, а трактирщика просить разбудить, так напакостит, а мне потом оборотней не догнать.
  - Поесть то можно заказать? - крикнула я.
  - Поздно уже, кухня не работает, - сволочь, попрошу Радана, чтобы он попугал мужичка, может и лучше станет.
  Слава богам хоть чисто было, руки сложила на столе, голову опустила, спать все-таки очень хотелось.
  Проснулась от злого и тихого голоса:
  - Почему девушка здесь спит? - блеяние трактирщика. - Почему тогда нас не позвал? - тихий ответ. - Надо было думать, подготовь комнату и ванну, - звуки шагов. - Сона, вставай, - я разлепила глаза, увидела оборотня. - Чего ты нас не позвала?
  - Трактирщик не дал, - ответила я, вставая, от сидения отекли руки и ноги, я чутка пошатнулась, меня придержали сильные руки.
  - С тобой все хорошо?
  - Угу, мне с вами надо ехать, - глаза сами собой закрывались.
  - Хорошо, - меня подняли на руки и куда-то понесли.
  - Без меня не уезжайте
  - Не уедем, - ответили мне.
  - С ней все хорошо? - спросил другой голос.
  - Да, спит просто, устала. Сказала без нее не уезжать.
  - Куда мы теперь без нее, - ответил оборотень.
  Меня положили на кровать, укрыли, сели рядом, погладили по голове.
  - Ты маленькое чудо, - прошептали.
  - Угу, только не уезжайте. - я завернулась в одеяло и уснула.
  ***
  Мужчина подождал пока Сона уснет и прилег рядом, как всегда делал его волк на привале. Хорошо, что она сама пришла, а то пришлось бы искать, придумывать почему она ему сейчас нужна. Или оставаться рядом, следить пока не привыкла бы к нему. Идти за ней бросив стаю. Теперь она его стая.
  ***
  Когда я встала, был вечер. Проспала! Я выскочила из комнаты и врезалась в одного из оборотней, который стоял у моей двери в коридоре. Ошарашено смотрю на него, Велимир.
  - Вы здесь?! - он улыбнулся и кивнул. - А как же? Уехать же хотели.
  - Тебя ждем, иди в комнату ванну принесли, соберёшься и поедем вместе, - я кивнула и зашла к себе. Стыдно как-то.
  Лохань стояла около окна, с горячей водой от нагревательного камня. Через полчаса я стояла на первом этаже вместе с Раданом и Велимиром и смотрела как собираются оборотни.
  - А где трактирщик? - спросила я.
  - Отдыхает, - улыбнулся Радан, - устал, - уточнять я не стала
  Собрались, меня посадили на лошадь, сказали: учись и выехали из Хасы.
  - Куда едем-то? - спросила я после охранных ворот, у Радана.
  - В Тер`Рионоские пустоши, на границу с Ватилией, там наша крепость, надо кое-какие дела доделать, - он немного нахмурился.
  - Понятно, - я замолчала. - Радан, это ты тот белый волк, ведь так? Ответь мне это очень важно, - парень напрягся, сжал сильнее повод и как-то подобрался.
  - Сона, я не могу ответить на твой вопрос пока, - в итоге произнес он.
  - Радан, это слишком много для меня значит, мне нужно узнать, это решит мою судьбу, - смотря ему в глаза сказала я.
  - Я не могу, правда, - он опустил голову. - После пустоши тебе ответят на это вопрос.
  - Долго нам до нее ехать?
  - Чуть больше недели, - я поникла, это слишком долго.
  - И никто из оборотней мне не ответит на мой вопрос? - Радан покачал головой. Я посмотрела на всех едущих впереди меня мужчин, они наверни-ка слышали наш разговор. Да что ж такое-то.
  Последовали дни, друг за другом они тянулись очень долго. Мои навыки езды улучшились, но ненамного. Ноги все также болели, как и спина от усталости. Мы останавливались по несколько раз за день: днем на обед и вечером на сон. Большой белый волк все также спал со мной на привалах, но на мои вопросы он оставался равнодушен. Мне ясно дали понять, узнаешь после Пустоши.
  С первыми лучами мы выезжали обратно на дорогу. Где я ехала рядом с Велимиром или Раданом, изредка Руфусом. Аврор избегал меня после случая в лесу. Эрридан ехал во главе отряда, на нас даже не смотря. Даже на привалах не подходил, видно, что-то и с ним было не так.
  В целом ехать с оборотнями было весело, особенно из-за Радана и Велимира, эти два хохмача заставляли меня смеяться каждую дань. А вечерами рассказывали мне интересные или страшные истории, говорили про свои традиции и культуру, поверья.
  - Да ты щенком тогда был, откуда тебе то помнить? - смеясь спрашивал у Радана Велимир, рассказывая как они ходили на водопады.
  - Каким щенком?! - возмущался Радан. - Мне было уже больше десяти.
  - Я и говорю, щенок совсем, - заливался смехом мужчина.
  - Так что на водопадах этих то было? - спросила я.
  - Как что, красиво очень и рыбы много, мы тогда ушли на три дня, утроили привал. Хорошо было.
  - Говорю тебе, я с вами был, - упирался Радан.
  - Ага, ага, - беззлобно отвечал Велимир. - Чем бы дитя не тешилось, - и подмигнул мне, я улыбнулась. - А ты Сона, что у тебя интересного было в деревне? - к нам подошли два оборотня уселись рядом, мне принесли чай и дикое яблоко.
  - У меня, - откусила кусок. - Да ничего такого, веселого немного, больше работы, да походов в лес. У нас рядом с избушкой очень красиво, поле большое, а за ним лес что ни края, ни конца не имеет. И деревья там высокие, ели и пихты. Я в глуши жила, интересное это в деревне скорее.
  - Ну почему, нам все интересно, что было. Для нас это в новинку, - ответил мужчина.
  - Велимир, да не знаю я что рассказать. Обычная жизнь с теткой в лесу. Могу вот мазь тебе от перхоти сделать, если хочешь, - мужчина рассмеялся.
  - Эрридан, а ты нам расскажешь что-нибудь, а то мы с Раданом уже все истории Соне поведали, - мужчина наливал себе чай, услышав Велимира подошел, сел рядом с ним.
  - Что хочет знать Сона? - он посмотрел на меня.
  - Что такое истинная пара? - решила спросить я в лоб, пока большинство оборотней рядом. Тем более все те мужчины, которых я подозревала. Эрридан посмотрел на меня внимательно, все замерли. Я старалась смотреть в глаза мужчине, но слишком он меня смущал и пугал, отвернулась.
  - Истинная пара - это лучшее, что может найти каждый из оборотней. Это продолжение его души, часть его самого. У каждого из волков есть истинная пара, но не каждый ее находит. Твоя душа может жить на другом материке, а ты это и никогда не узнаешь. Поэтому для нас такая женщина превыше всего, - я смотрела на мужчину, он на меня, как и все, ожидая реакции или вопросов.
  - А если она страшная? Или старуха? - я постаралась улыбнуться, слишком все серьезно восприняли этот вопрос.
  - Наши боги сделали так, что возраст совпадет, а внешность, - Эрридан задумался. - Не так это и важно.
  - А если женщина не хочет? - осмелев спросила я.
  - Мы не будем брать силой, - категорично ответил Эрридан. - Любовь надо заслуживать.
  - Но, а если она не полюбит? - мужчина замолчал.
  - Полюбит, - тихо, но решительно ответил он.
  - Сона, не забивай ты этим голову, - пытался весело ответить Велимир, но получилось у него плохо. - Давайте спать, что-то я совсем устал и тебе отдохнуть надо, - все стали собираться.
  Мне расстелили теплое одеяло около костра. Волки на редкость быстро, кто заснул, кто перевернувшись, побежали в лес. За дуру они меня все тут держать что ли?
  Сон не шел, я думала о богине, об оборотнях. Они не отпустят, он меня не отпустит. Надо придумать что-то, чтобы он от меня отказался. Я повернулась спиной к костру, устремив взгляд на лес. В тени деревьев стоял кто-то. Внутри что-то встрепенулось: он. Поднявшись на локте, я старательно всмотрелась в темноту. Рядом с моим оборотнем появился еще кто-то и они исчезли оба, когда я уже встала и направилась в лес.
  - Сона, не надо, - рядом со мной на лежанке поднялся Велимир.
  - Мне нужно знать, кто он, - я посмотрела на мужчину. - Скажи мне, - я присела рядом. - Я имею право знать, пожалуйста, я уже схожу с ума, зачем ты так со мной? - давила я на жалость.
  - Я не могу, милая, только после Пустоши, ложись спать, - я зло побрела назад.
  Что произойдет на этой Пустоши?
  Была уже глубокая ночь, но мне не спалось, я смотрела на небо, вспоминала Адэт. Как мы так лежали с ней на нашей поляне, и она показывала мне звезды, придумывая про каждую из них историю. Вот смотри, говорила она: "Видишь эту звездочку? Это ты, а рядом с тобой звездочка побольше, это я. А рядом целое созвездие, это наш лес и дом. И каждую ночь смотря на эти звезды ты будешь видеть, что тебя ждут". В такие моменты я больше всего любила свою ведьму. Так и не отправила ей письмо, совсем из головы вылетело. Меня уже больше недели дома нет, она наверно от волнения изводится.
  Рядом прилег большой белый волк.
  - Что в этих Пустошах? - он смотрел на меня не моргая. - Почему ты сейчас не можешь мне сказать, кто ты? - я протянула руку и погладила его по морде. - Мне правда важно это знать. Все равно не скажешь, - я опять повернулась на спину, ну и бог с тобой, - я отвернулась и через какое-то время уснула.
  Был уже шестой день пути, мы проехали большую часть Ватилии, Тер`Рионовские пустоши были совсем рядом. Оборотни от такой близости своей родины приободрились и теперь шутили и смеялись не реже Радана и Велимира.
  Мы как всегда ехали в конце нашего отряда вместе с Раданом, который единственный из всего отряда был не весел, а мрачнел чем ближе мы подъезжали в их дому.
  - Ты чего замолчал? - старалась я приободрить друга. - Завтра к ночи мы уже будем у тебя дома.
  - Знаю, - он надолго замолчал. - Ты хочешь знать зачем мы туда едем?
  - Да, - честно ответила я.
  - У Эрридана назначена свадьба на середину Леворга, - сейчас как раз 7 число этого осеннего месяца. - С моей сестрой, Вестой, они помолвлены с их рождения, - вот, значит как, у Эрридана уже есть пара.
  - Значит, у него уже есть истинная пара? - уточнила я у парня.
  - Да, - он помрачнел.
  - Ты не хочешь сродниться с ним? - пояснила я его настроение.
  - Эрридан хороший волк и для нас честь стать частью его рода, - ответил он мне.
  - Твоя сестра его не любит? - тихо уточнила я.
  - Любит, - он осунулся сильнее.
  - Не переживай, все пройдет хорошо. Если они любят друг друга, то будут жить долго и счастливо. Я на твоем месте тоже бы волновалась, все-таки такое событие, - я взяла его за руку. - Я буду рядом и не позволю тебе грустить, - он посмотрел на меня и улыбнулся, уже лучше.
  - Ты можешь отказаться, - произнес Радан. - От истинной пары, волки не принуждают к любви. Просто скажи нет, - пояснил он. - Ты имеешь право на выбор, - я кивнула, загрустив сама. Скоро я встречусь со своим нареченным.
  Потом к нам подъехал Велимир и своим трепом не давал вставить и слова. Радан же немного отстал, уйдя в свои мысли. Он переживает из-за меня? Ведь если мой супруг ни Эрридан и ни Руфус, ни два волка, которые так со мной и не общались, то это Радан. Он боится, что меня не примут в его семью? Или что свадьба сестры неподходящее время для объявления, что он нашел свою пару? Надо будет поговорить с ним завтра.
  Оборотни скакали во весь упор, спеша домой. Мы не остановились даже на обед, никто не хотел терять и минуты.
  Я весь путь слушала голос Велимира. Который рассказывал, как красиво у них рядом с крепостью, не смотря на то, что у них не так много лесов, как в Ватилии.
  - Велимир, а ваше родственники не будут против меня? - спросила я перед въездом на территорию волков.
  - Нет, они будут очень рады, - он улыбнулся одобряюще.
  Было темно, дорога сужалась и из большого тракта превратилась в тропу. Впереди уже виднелись огни крепости и оборонительные башни. На севере стало значительно холоднее и Велимир одолжил мне свой плащ, которым сам не пользовался.
  - Вот мы и дома, - прошептал он, когда дорога расширилась и мы въехали в большой мощенный двор.
  Оборотней уже ждали. Парочка женщин, наверно матери, которые при виде мужчин заплакали. Несколько молодых девушек, сестер или невест, которые наоборот, радостно смеялись подходя к оборотням и обнимая. Было и пару стариков, отцов. На площадке стояли дети, две девочки и шесть мальчиков.
  Велимир помог мне спуститься.
  - А дети то чьи? - спросила я, помня, что пары с детьми живут в кланах.
  - Это сестры и братья, - пояснил он.
  Спустившись я наблюдала картину, как к Эрридану и Радану подошла красивая девушка, в темно-сером платье с длинными рукавами и теплой меховой жилетке. У сестры Радана были длинные темные волосы, заплетенные в косу и красивое немного детское лицо. Она обняла сначала брата, потом жениха, который прошептал ей что-то на ухо.
  - Пошли знакомиться, - подтолкнул меня Велимир.
  Первыми мы подошли к Эрридану и Радану.
  - Здравствуйте, я Сона, - поздоровалась я, смотря на Весту. У девушки оказались удивительные голубые глаза.
  - Здравствуй, - тихо произнесла она. - Я Веста, для меня честь познакомиться с тобой, - Радан опустил глаза.
  - Это для меня честь, - я улыбнулась. - Извините за беспокойство, постараюсь не доставлять вам неудобства.
  - Ну что вы, наш дом, ваш дом, - девушка слегка кивнула, а потом взяла Радана за руку и направилась к другим оборотням.
  - У вас очень красивая невеста, - обратилась я к Эрридану. Он впервые счастливо улыбнулся.
  - У меня самая красивая невеста на этом свете, - я аж замерла. Видеть его таким радостным было неожиданно.
  - Я не буду вам мешать долго, - сказала я, мужчина посмотрел на меня внимательнее, и его улыбка застыла.
  - Почему?
  - У вас же свадьба, не хочу быть обузой. Спасибо, что разрешили приехать в вашу крепость, - я кивнула и подхватив Велимира пошла в замок, стало холодать и я очень проголодалась.
  У оборотней были слуги. Приятная немолодая женщина проводила меня на самый верхний этаж, где обычно располагались гости. В темной коридоре было несколько больших дверей.
  - Это ваши покои, госпожа, - поклонившись, сказала женщина.
  - Ну что вы, зовите меня Соной, - я тоже слегка поклонилась.
  Комната была небольшой, но уютной, на стенах висели большие и теплые ковры. И зачем им это? Посередине стояла кровать с большим количеством подушек и перин, рядом столик с зеркалом и стульчик. У другой стены стоял шкаф, когда я подошла к нему женщина произнесла:
  - Там теплые вещи и платья, сшитые специально для вас, - она еще раз поклонилась. Не нравиться мне это, я все равно долго задерживаться не планирую.
  - Спасибо большое.
  - За ширмой расположена ванна, с теплой водой, - я кивнула. - Я позову вас к ужину.
  - Хорошо, - женщина опять поклонилась и вышла.
  Я быстро пошла за ширму, где, скинув все грязные вещи залезла в ванну. Сарафан и рубашки придется стирать, попрошу у женщины ведро с водой.
  Смыв грязь дороги и одев приятное и теплое голубое платье я подошла к окну. В комнату было большое окно и маленький балкончик. На улицу выходить не хотелось, потому что поднялся ветер. Я смотрела на земли оборотней, так подходящие им. Обширные, со скалами вдали и темным редким лесом.
  Сегодня я узнаю о своем первом страже-супруге и возможно, буду отправлена этой же ночью домой одна.
  Вскоре в дверь постучали и пришел Радан, который отвел меня вниз, в большую столовую. Пока мы шли я спросила парня:
  - А зачем вы ковры на стены вешаете?
  - От холода, - неохотно ответил он. Его настроение с приезда так и не улучшилось. Я замолчала.
  Мы зашли в столовую, где за большим столом уже сидело большинство оборотней. Во главе стола сидел пожилой мужчину, по правую руку Эрридан, по левую один из маленьких мальчиков. Видно, мужчина - это глава стаи, а Эрридан и мальчик дети? Я прошла вместе с Раданом, под пристальные взгляды присутствующих. Парень сел я присела рядом. В зал вошла Веста и улыбнувшись всем села рядом с женихом, Радан проводил сестру напряженным взглядом.
  Когда все собрались и уселись, глава стаи встал:
  - Я рад видеть своих сынов в здравие, выпьем сегодня за их силу и удачу. И за нашу чудесную гостью, которую мы так долго ждали, - мужчина добро мне улыбнулся, а я чуть не выронила бокал из рук. Все взгляды были направлены на меня.
  Я опустила взгляд на тарелку а оборотни под радостные отклики начали праздник. Мы приступили к трапезе, на столах было много мяса и овощей, пили все медовуху, а немногочисленные женщины вино.
  - Радан, кто он? - прошептала я. Парень молчал, игнорируя меня весь ужин. Мне было неловко, многие смотрели на меня. Радан не хотел со мной говорить, а все знакомые оборотни сидели вдалеке. Кусок не лез в горло, я хотела уйти. Оборотни радостно и громко что-то обсуждали иногда переходя на свой рычащий язык. Я долго смотрела на Велимира, который с удовольствием наяривал свиной окорок. Когда мужчина поймал мой взгляд то все понял без слов, поднялся, подошел ко мне и громогласно заявив, как гостья хочет спать, вывел меня из столовой.
  - Велимир, я не могу тут, - прошептала я пока мы поднимались. - Я тут лишняя, скажи мне кто этот белый волк, мне надо с ним поговорить, - мужчина молчал. - Пожалуйста, - я остановилась и взяла его за локоть. - Это не мое место мне надо уходить, скажи мне кто он. Это Радан, да? Это он? Просто кивни, - но мужчина смотрел не на меня и хмурился.
  - Сона, это не моя тайна, пусть он сам и расскажет.
  - Но со мной никто не говорит, - всхлипнула я.
  - Все сложно, девочка, иди спать, он обязательно тебе все расскажет сам. Потерпи, - мы стояли у дверей в мои покои, мужчина смотрел на меня с жалостью.
  - Я уйду, - сказала я серьезно. - Если вы не хотите говорить мне, я уйду, извини, - я быстро зашла в свои покои оставив мужчину в коридоре.
  Прошла до кровати, где легла в платье и укуталась в мягкое одеяло. Единственное, что мне сейчас хотелось это оказаться у себя дома, в своей крохотной комнатке, в своей покосившейся избушке.
  От переживаний и возможно от начинавшееся простуды я уснула беспокойным, болезненным сном, который прерывался частыми пробуждениями и ознобом. В бреду я видела мужчину, сидящего рядом со мной, он что-то шептал, прижимая к себе и давал пить какой-то отвар. От которого к утру ушла простуда и я заснула спокойным и глубоким сном.
  Когда я проснулась утро было в самом разгаре, я переоделась, умылась и вышла в коридор, где почти сразу наткнулась на женщину служанку.
  - Можно мне лохань или ведро, я хочу вещи постирать?
  - Мы сами постираем, госпожа.
  - Не надо, что вы, я сама умею, вы мне просто воды дайте, - женщина посмотрела на меня и кивнула. Я спустившись по лестнице пошла в столовую.
  За столом кроме двух девочек никто не сидел, видно все уже давно позавтракали. Я решила подойти к крошкам и спросить, где Радан или Велимир. Сегодня я точно выведаю у них все.
  - Девочки, - обратилась и две пары светлых головок повернулись ко мне. - Вы не видели Радана или Велимира? - близняшки отрицательно покачали головой. Я подошла к ним поближе. - А чем вы таким занимаетесь? - девочки вырезали из дерева какие-то игрушки. - Ого, научите? - девочки кивнули куда более радостно. Побуду пока с ними, может увижу кого знакомого. - Как вас зовут? - сев к ним спросила я.
  - Алита, - одна из девочек указала на себя, потом на сестру: - Алира.
  Девочки старательно вырезали маленьких волков. У них были специальные, под детскую руку ножечки, которыми они орудовали куда лучше, чем я. В основном они молчали или же говорили мне как сделать лучше, иногда смеясь над такой неумехой.
  - А ты теперь наше сестра? - спросила одна из девочек.
  - Почему? - уточнила я.
  - Ты невеста нашего брата, - я замерла, они тоже знают.
  - Я пока не невеста, - я улыбнулась. - Кто ваш брат? - спросила я.
  - Вожак стаи, - гордо ответила Алира, уточнять я не стала.
  - Дети, - раздался приятный голос от двери, я повернула голову и посмотрела на Весту. - Всегда у них все как в сказке, - она улыбнулась. Девочки улыбнулись ей и радостно засмеявшись побежали обниматься. Она присела к ним и обняв каждую, что-то прошептала им и те кивнув вышли из комнаты. - Они тебя не утомили?
  - Нет, - я улыбнулась.
  - Пойдем прогуляемся, - я встала, и мы вышли из гостиной и направились на улицу.
  Веста дала мне свой плащ, чтобы я не замерзла, чудесная девушка. Мы вышли во двор и она повела меня по небольшой тропке подальше от крепости.
  - Как тебе у нас?
  - Дома лучше, - честно ответила я. - Это слишком ново для меня, - девушка кивнула. - Тебе повезло с мужем, я уверена вы будете счастливы, - девушка мне улыбнулась и кивнула.
  - Конечно. Мы вместе с Эрриданом с самого детства, я знаю его лучше, чем кто-либо. Мы идеальная пара, - девушка лучилась гордостью.
  - Это прекрасно, что вы так подошли друг другу. Когда у вас свадьба?
  - А у тебя есть жених? - спросила Веста.
  - Нет, я не готова пока.
  - Скоро будешь, - резко ответила она. Говорит о Радане?
  - Не думаю, - я отрицательно покачала головой. - Расскажи лучше, как вы решили пожениться, как познакомились? Мне всегда нравились истории о любви.
  - Эрридан учился вместе с Раданом. У нас детей отдают на обучение военному мастерству с малых лет. Хоть Радан был младше они хорошо поладили. Мы тогда еще жили в клане, что севернее. Эрридан однажды пришел к нам, на какой-то праздник и сказал своему отцу, что хочет, чтобы я стала его женой. Я тогда совсем малышкой была, - девушка улыбалась, смотря на вперед. - Наши родители, недолго думая заключили договоренность, что если их дети вырастут и будут согласны, то мы поженимся. Эрридан потом надолго уехал из клана, на границу, в эту крепость с отцом. А я росла и ждала нашей встречи, - девушка поправила волосы. - Когда мне исполнилось двадцать пять, для нас это совершеннолетие, ко мне приехал Эрридан. Он все так же хотел сделать меня своей женой, и мы заключили помолвку.
  - Как красиво, - улыбнулась я.
  - Действительно, хорошая история. Потом я переехала с Раданом сюда, готовиться к свадьбе и быть рядом с будущем мужем. Прошло уже два года, и мы решили сыграть свадьбу, - девушка поежилась.
  - Замерзла? - она посмотрела на меня пустым взглядом, будто была где-то далеко в своих мыслях.
  - Немного, - она кивнула.
  - Тут холоднее, чем в Ватилии, - продолжила я разговор. - Вы будете очень красивой парой, - она еще раз улыбнулась, и мы пошли в дом.
  Веста сказала что ей нездоровиться и ушла к себе, а я пошла гулять по крепости в поисках Радана или хотя бы Велимира, но не того не другого нигде не было. А слуги которых я встречали отвечать мне не хотели. Я долго бродила по старым коридорам, побывала даже в семейной галерее, где были изображены статные мужчины и красивые женщины.
  - Алита, Алира, - позвала я девочек заметив их вдалеке, но малышки побежали от меня. - Ну куда же вы? - я пошла чуть быстрее за ними. Девочки спрятались за шторами, когда я зашла в большую залу. - И где же вы? - громка сказала я, слыша, как девочки смеются, дети у всех одинаковые. Пока я их "искала" из больших резных дверей вышли Эрридан, старый мужчина глава стаи, Велимир, Радан, несколько знакомых оборотней и еще трое незнакомых.
  Когда они увидели меня и выбегающих из-за штор близняшек, то улыбнулись и поприветствовали. После стали расходиться по своим делам, особенно спешил Велимир, которого я не успела поймать за руку. Радан посмотрел на меня так, что мне не захотелось вообще к нему подходить. Оставался Эрридан, он шел последним. Когда большинство оборотней прошли я тихо позвала:
  - Эрридан, - мужчина остановился, и я подошла к нему. - Я не хочу доставать и тебя, тем более перед свадьбой, - он нахмурился, я стала говорит быстрее. - Пожалуйста скажи мне кто из волков моя истинная пара, я знаю, что ты знаешь его, мне надо с ним поговорить. это очень серьезно, - Эрридан рассматривал пути к отступлению. Я взяла его за руку: - Пожалуйста, со мной даже Велимир отказался разговаривать, а Радан кидается как зверь. Я не знаю, что мне делать и чего ждать, - мужчина посмотрел на мою руку, я ее сразу отдернула. - Извини, я не хотела.
  - Сона, - произнес тихо он. - Подожди немного, - от этих слов у меня глаза блеснули злостью, нет уже меня уже больше недели просят ждать. - Сегодня ночью, - он не договорил, так как вошел незнакомый мне мужчина и силком увел Эрридана от меня.
  Мне же одной пришлось искать путь до своей комнаты, где я просидела остаток дня. На ужин я не пошла, мне не хотелось, ни есть, ни сидеть там. Голова болела и кажется опять начинается жар. Цветок на ключице не давал о себе знать, никак не изменяясь.
  Я лежала на постели, когда в одну из стен постучали, я напряглась. Это он. Встала с кровати и подошла ближе, из потайного входа впуская холод ко мне зашла Веста, она была в ужасном состояние. У нее были заплаканные опухшие глаза, ее всю трясло на скуле начинал алеть след от удара.
  - Сон-н-на, -девушка бросилась ко мне в объятья. - С-с-сона тебе н-н-надо бежать, - захлебывалась она в рыданиях.
  - Что случилось? - взволновано спросила я.
  - Он убьет меня если я тебе расскажу, - немного успокоившись сказала девушка и тут же заплакала вновь, теперь тихо и жалостливо.
  - Кто? Что произошло?
  - Он отменил п-п-половку, ворвался ко мне и сказал, что я больше ему не нужна, чтобы я уб-б-биралась, - девушка закрыла руками лицо. - Он использовал меня и бросил. Он никогда меня не любил. Тебе нужно бежать, - она яростно схватила меня за руку и повела к потайной двери, открыв которую зашла вместе со мной. Ее руки дрожали, когда она закрывала дверцу. - Пошли за мной, я помогу тебе, - ничего до конца не понимая, я бежала по лестнице вместе с девушкой. Еще одна потайная дверь, и мы оказались в чьих-то покоях.
  - Веста, что ты делаешь? - девушка кидала вещи в большую сумку.
  - Помогаю тебе бежать, - сказала она успокоившись. - Он придет за тобой и сделает тебя своей и бросит, так же, как и меня, - она задрожала.
  - Что? Кто? - растерянно прошептала я.
  - Эрридан, он разорвал помолвку и намерен сегодня же сделать тебя своей, - я застыла и страх девушки передался мне. Значит это был он. Он врал ей, своей невесте и теперь намерен сделать это же со мной. Я стала помогать Весте в сборах.
  - Что мне делать? - меня трясло я огладывалась на дверь ожидая, что сейчас ввалиться Эрридан со свитой и меня уведут, запрут, отдадут ему.
  - Я помогу тебе, - шептала девушка, - ты не должна совершить ту же ошибку что и я, - она опять заплакала. - Пошли, - схватила меня за руку и повела к еще одной потайной двери, пройдя по прямому коридору мы оказались в покоях Радана.
  Парень сидел на кровати, опустив голову смотрел в одну точку, он даже не заметил, как мы пришли, пока Веста не бросилась к нему и встав на колени не начала что-то говорить на волчьем языке. Радан тогда посмотрел на меня своими пустыми глазами и кивал сестре на ее слова, потом сорвался и стал переодеваться в дорожную одежду.
  - Он поможет, - шептала Веста. - Довезет тебя до речного порта, тут день пути, там вы сядете на корабль до Хасы и Эрридан больше не найдет тебя, - я кивнула. Было очень страшно. Все знали о том, что Эрридан помолвлен и поэтому не говорили мне, они боялись, также боялись его. Радан быстро собрался, схватив походную сумку и взяв, меня за руку и проговорив что-то сестре пошел к стене, в которой открылся еще один ход и снова стали спускаться. Веста крикнула мне в спину:
  - Беги, - а потом стерла следы слез, умылась и порвав платье в нескольких местах театрально упала в обморок посередине комнаты.
  ***
  Мы бежали с Раданом, я часто спотыкалась, но старалась не отставать, вышли на конюшне, поняла я по специфическому запаху. Парень стал седлать лошадь, я старалась не мешать. Но мне становилось все хуже от страха и холода зуб не попадал на зуб и руки трясло, все чудилась погоня, а перед глазами стояло рыдающее лицо Весты.
  - Пошли, - прошептал Радан, я запрыгнула на лошадь, он сел сзади, прижав меня к себе и мы поскакали из конюшни, во двор, оттуда по невидимой мне дороге, мы неслись во весь упор. Радан был в плаще, полы которого развивались от быстрой скачки. Он молчал я ежилась и прижималась к нему, чтобы не упасть с лошади.
  В холоде думать было легче. Получается Эрридан и был моим избранником, вот только он уже был помолвлен и решил избавиться от невесты и заявить на меня свои права. Все так долго молчали, потому что знали, что я уйду если узнаю. И Веста ведь тоже получается не знала, узнала только сегодня, когда он заявился к ней в покои чтобы избавиться, думал что она забоится сказать об этом мне. Но она рассказала, она меня спасла. Я знала, что все слишком странно, что оборотни не откажутся так просто от меня. И Радан все это время знал, какого было ему знать, что он сам везет замену своей сестре? Эрридан и его запугал. Но сейчас я не одна и я убегу.
  Сколько часов мы скакали я не скажу, но на подъезда к какой-то деревне или крепости наша лошадь захрипела, Радан выругался и нам пришлось заезжать в трактир.
  Когда Радан слез с коня он крепко меня обнял и сказал:
  - Ничего не бойся я рядом, я не отдам тебя ему, - я обняла его в ответ.
  - Спасибо, дай мне свою одежду и клинок я кое-что придумала, - парень опустил меня и хоть и посмотрел не веря, но все что я просила отдал и пошел в трактир договариваться за лошадь. Я же так же быстро забежав на второй этаж постоялого двора нашла пустую комнату и закрыв дверь на щеколду сбросила платье и отрезав длинную полоску ткани замотала грудь, быстро натянула на себя мужскую рубаху, штаны. Волосы шнурком собрала в хвост и тут же его отрезала, кидая их к одежде. Повязала плащ и спустилась вниз. Радан увидев меня оторопел, я провела по коротким волосам рукой и подошла к нему. Вещи и волосы выкинула из окна. Быстро расплатившись за новую лошадь, мы отправились в путь.
  - До порта полдня пути, - сказал Радан. - Зачем ты переоделась?
  - Так он не узнает сразу, смогу убежать, - парень на это промолчал.
  В бешеной скачке прошла ночь, утро и лишь под вечер мы доехали до порта, название которого я не запомнила. Там Радан договорился на ближайший корабль до Хасы, который отходил через час. Мы стояли на берегу, под сильным ветром ожидая посадки.
  - Он найдет тебя, - сказал Радан.
  - Нет, мы спрячемся.
  - Я не думал, что Эрридан способен на такое, - сказал он и покачал головой. - Видно у него совсем от близости голова поехала, - я кивнула, имея в виду свадьбу и его поступок с Вестой. - У нас день или всего несколько часов форы, если успеем покинуть берег, то удастся увеличить разницу, - немного помолчал. - Ты мне нравишься, Сона, - я удивлено посмотрела на него. - Эрридан не вправе тебе указывать с кем быть, это его проблемы, что ты его истинная пара, он не должен был тебя принуждать.
  - Радан, ты прекрасный парень, но ты не знаешь кто я на самом деле, - он подошел и обнял меня, сказав:
  - Мне все равно, - я просто прижалась к нему сжимаясь от холода и грусти.
  Вскоре объявили загрузку корабля, нам выделили крохотную каюту на две места в двухъярусной кровати, подумав, что мы два парня едущих в столицу. Мы разместились и вышли на палубу, посмотреть, как отходить корабль. На борту было мало народу и суденышко было небольшое.
  Когда берега уже было не видно мы спустились в каюту и уснули, долгая дорога давала о себе знать.
  Я не слышала, как дверь в нашу каюту открылась, как зашли люди, как оглушили Радана, я проснулась лишь тогда, когда меня стащили со второго яруса и поволокли.
  - А где баба то? Это же малец, - пробасил мужик который тянул меня за ноги. Я пыталась вырываться, но мне пригрозили ножом, и я перестала буянить.
  - Нам то разница какая? Мож у них так бабы выглядят, - ответил второй, у которого был тесак. - Нам сказали одного убить, второго на берегу оставить, так и сделаем. Баба не баба, хер с ним, - мужик загоготал, а мне стало невероятно страшно. Это Эрридан заказал нас? Значит не отпустил, и отпускать не собирался, по телу поползли мурашки, меня сейчас убьют. Надо что-то делать, я стала кричать, но проходящий мимо мужик, сплюнув сказал:
  - Да заткнись ты и так тошно, - значит куплен весь корабль. Мужики что несли меня загоготали.
  - Давай бошку отрубим и в воду? - спросил тот что был с ножом.
  - Как обычно, - вздохнул тот что нес и отпустил меня, я с неожиданной грацией вскочила. - Ээээ, ты куда? - заорал мужик.
  Я бросилась к борту, чтобы нырнуть в воду, у самого края меня перехватили, но я собрав все силы стала колотить руками и ногами по мужику, зубами же вцепилась ему в грязный палец, да так сильно что он заорал от боли:
  - Пусти сука, - и сам же толкнул меня за борт.
  Вода была ледяной, небольшие волны не давали увидеть, что твориться на корабле, я поплыла в сторону берега. Слава богам река, а не море. Берег был далеко, но до него модно доплыть.
  Первым приветов от подземных богов стала судорога, которая схватила меня за ногу. Я охнула и пытаясь держаться на плаву попыталась размять мышцы, но боги смерти не хотели меня отпускать так скоро и судорога схватила вторую ногу. Я взвыла. Мне не доплыть, вода слишком холодная. Приходилось задерживать дыхание, когда я в очередной раз уходила под воду, что случалось все чаще. Ногу не отпускало, а руки уже так устали, что силы уходили из тела. Вокруг было так холодно и темно, я уже не знала где именно берег.
  Судорога ударила еще раз, и я пошла ко дну, уже не в силах вынырнуть.
  Последние минуты этой жизни я думала о богах, просила их о помощи и если у них на меня планы, то я должна выжить.
  ***
  В крепости, что на границе Тер`Рионовских пустошей творился невиданный доселе ужас. По двору бегали мужчины, седлали лощадей, друг за другом выезжали из конюшен и исчезали во мраке лесов.
  В детской комнате нянечка запирала дверь и запрещала детям вылезать из кровати, сама украдкой смотря в окно и молясь:
  - Горе то какое.
  В спальне похитителя сидел мужчина, его светлые глаза горели яростью и... болью?
  - Что ты натворила? - спрашивал мужчина красивую темноволосую девушку. - Зачем ты это сделала? - девушка улыбнулась и произнесла:
  -Если мне быть несчастной, то и ты счастлив не будешь!
  ***
  Отряд шел от столицы на север, впереди было еще два пути до пустыни Ий. Они были вспомогательным войском для главной армии, которая уже располагалась на границы страны. Леворг выдался холодным, по ночам даже костер как следует не грел. Лошади ехали медленно, после дня скачки им надо было отдохнуть. Сами рыцари уже порядком устали от дороги. Молодым хотелось пустить коней вскачь и ворваться на поле боя, старым же воякам милее был дом и теплый очаг.
  - Говорят на этот раз пустынники стали сильнее, - произнес молодой белобрысый парень, который ехал в первых рядах.
  - Да хоть бы, а то ведь смешно на них с мечом идти, когда на тебя с дубиной, - усмехнулся рядом едущий.
  - И чего им на месте не сидится, будто больно нам их пустыня нужна, - ответил тот, что ехал справа.
  - Кочевники, - протянул сидящий слева.
  - И то лучше, пусть даже кочевники, уже не дворец охранять, а то уже осточертело, кроме попрошаек да воришек никого, - сказал светловолосый.
  - Ты бы сплюнул, а то беду накликаешь. Наоборот, хорошо, что в столице нам не с кем возиться.
  - И то верно, - почесав голову, ответил парнишка.
  В самом хвосте плелись два самый старых воина. Им уже не были интересны войны и война.
  - Давно мы с тобой Петро в поход не ходили, - почесывая седую короткую бороду заявил воин.
  - Заржавели доспехи у меня во дворе, - пропел темноволосый мужчина известную дорожную песню.
  - И подковы у лошади дядька украл, - продолжил седой мужчина. Петро расхохотался.
   - Мы свои походы уже отходили, Игнат. И вторую Темногорскую видели и против эльфов ходили, а с песчаниками так каждый год воевали.
  - Твоя правда Петро, - кивнул рыцарь. - Прошло думаешь наше время?
  - Наше время прошло и слава богам, я не об это горюю.
  - А о чем?
  - Боязно мне Петро, что великие времена прошли. Что и рыцари уже не настоящие, а так только слава наша и осталась, - Игнат задумался.
  - Пока жив Димитрий наша слава живет и в нас, - Петро усмехнулся.
  - Напоминает меня в старое время, хоть и молодой, а удали, - он присвистнул.
  - Вот то-то же, жаль что на всю армию таких как он совсем мало осталось.
  - Радуйся, что хоть кто-то есть.
  - И то верно, но на язык парниша совсем не ладен, - улыбнулся Петро, вспоминая сцену у короля. - Как он вельможу нашу, - рассмеялся мужчина.
  - Говорит: армии лидер нужен, а не царь. Зря он, конечно, так, но лицо то у этого было. Вот и хохма, весь двор потом потешался. Зато остался без титула.
  - Так и правильно, он показатель, что не только из дворян рыцарями становятся, но и из простого люда, - к мужчинам скакал молодой парень.
  - Разрешите доложить? - обратился он.
  - Давай уже, раз приехал, - отвечал Игнат.
  - Мы пошли коней поить к речке, а там на берегу парень лежит.
  - Утоп что ли?
  - Да нет вроде, дышит, - отвечал солдат.
  - Поскакали значит, посмотрим, - и мужчины сорвались с места и с бывалой лихостью понеслись к реке.
  На берегу Терки, реки, которая тянулась от северных пустошей, по Ватилии и заканчивалась в Шалане, лежало тело, молодого парня, с короткими небрежными волосами. В теплой рубашке и штанах. Лицо его побелело от холода, губы так вообще стали синими. Петро приложил ухо к груди парнишки:
  - Дышит, несите одеяло и самогона, - мужчина стал расстегивать рубашку, но тут же запахнул полы. - Игнат, - позвал он, а потом прошептал на ухо. - Это девчонка.
  - А ну ка всем брысь, что расселись! - крикнул Игнат и воины нехотя стали расходиться.
  Мужчины же рубашку девушке сняли, ткань тоже пришлось резать, чтобы грудь не сдавливала, штаны пришлось снять. Обтерли тело самогоном, чтобы согреваться начало и завернули в теплое одеяло.
  - И что мы с ней делать то будем? - спросил Петро.
  - С собой повезем, - взяв девушку на руки ответил Игнат. - Или ты ее ирод здесь оставить хочешь, на надругание. Что падали мужской на земле мало? - Петро не раз видевший подобное поморщился.
  - Ну куда ей с нами мужиками, на войну?
  - Очнется, там и посмотрим, а одну ее в этих местах я не оставлю, - рыцарь понес девушку к телеге, которая специально для раненых предназначена, уложил. - Будем рядом ехать, - сказал он и подведя ближе лошадь сел в седло, Петро последовал за ним.
  Долго еще старые воины ехали молча. Каждый думая о своем, вспоминая что-то. Война - это тяжкое бремя, она и после стольких лет живыми картинами встает перед глазами.
  ***
  У богов я видно была в чести, открыв глаза я увидела солнце и небо, то бишь жива. После пробуждения пришел сильный кашель, горло раздирало так, что казалась пойдет ртом кровь. Меня согнуло пополам, тело ломило.
  - Тише парнишка, не кашлей, только хуже будет, - я даже не поняла к кому это он обратился. - Выпей, - мне дали бутылку, я сделала глоток и опять зашлась в кашле, спирт. - Останови телегу, - зычно крикнул голос. - Эй ты как? - на меня смотрел седобородый мужчина в доспехах. В ответ я смогла только покачать головой. - Едь к магу, принеси что-то от простуды, скажи приказ, - послышался топот копыт. - Сейчас лучше станет, у тебя воспаление от холода пошло, наш лекарь поможет, - поняла, что меня трясет от жара, легла на телегу.
  Прискакал гонец и принес что-то в склянке, я выпила.
  - Ложись спать, все пройдет, - закрыла глаза и провалилась в сон.
  Снилась мне дорога и лес, холодный ветер царапал лицо. Из леса, что совсем рядом был, доносился вой, но не злой, а настолько пропитанный грустью, что самой впору выть. В голове появился образ Радана. Из леса вышел большой белый волк, остановился передо мной, принюхался. А потом завыл так, что от громкости заложило уши и я проснулась.
  - Тихо, тихо, - передо мной опять появился седой мужчина. - Легче то стало? - я кивнула и показала, что мне нужно выпить, больно горло пересохло. Дали воды, сделала пару глотков из фляги, огляделась, места были незнакомые.
  - Ты на границе Пустыни Ий и Шалана, едешь с отрядом рыцарей в поход, - посмотрев на мужчину еще раз, мол, шутить издумал, поняла, что нет, правду молвит. - Тебе еще отдохнуть маленько надо, а как в себя придешь мы и потолкуем, а пока спи, мы тебя не тронем, не боись, - от этой фразы захотелось сплюнуть, слышала уже, да вериться с трудом.
  Слабость усыпила меня еще раз, теперь без сновидений.
  Утро смешалось с ночью, я проснулась, когда рыцарский отряд уже глубоко спал, кроме парочки сторожей и двух мужчин, что я видела раньше. Они первыми заметили мое пробуждения и подошли, только сейчас осознала, что под одеялом голая. Я шарахнулась от них, снасильничали.
  - Тише, тише, - заладил седой. - Одежду пришлось выкинуть, а тебя мы раздели, чтобы самогоном обтереть. Обморожение же могла получить, - я не верила им. - Мы принесли тебе одежду, - мужчина протянул рубаху и штаны. - Для всего отряда ты парень, - сказал он тише. - Поэтому тихонько переоденься здесь и подходи к нам, - я смотрела на них все также удивленно и испугано, но одежду приняла и когда рыцарь отошел, переоделась под одеялом.
  Спрыгнув с телеги и босая пошла к костру, где сидели мужчины. Остальная часть лагеря была чуть поодаль.
  - Игнат, ты чего ей обувь то не дал? - спросил темноволосый рыцарь. Седой ударил себя по голове.
  - Забыл, утром у парней попрошу, все равно ведь из дома всякую дрянь везут. Ты садись, - он указал на место рядом с собой, но я села дальше. - Боишься, - понял он. - И правильно, никому доверять нельзя, - я кивнула и обняв колени уставилась в костер. Мужчины долго молчали.
  - Мы тут решили, что тебе мальчиком лучше тут быть. У нас, конечно, это не в чести, девушек обижать, да кто же этих молодых знает. Такой соблазн вдали от дома, для них послаще сладостей столичных, - после этих слов я сжалась сильнее. - Нас не бойся, а к другим лучше не ходи, - я кивнула. - Нам ехать до Пустыни Ий, там у нас армия стоит, от пустыников отбиваемся. До туда поедешь с нами, а там, может поймаем тебе караван торговый, - мужчина кинул ветку, что держал в руке, в костер.
  - Звать то тебя как? - спросил Игнат. Я пожала плечами, горло все еще болело и говорить не хотелось. - Надо имя дать, - задумался он. - Будешь Дан, коротко и запомнить легко, - я кивнула. А у самой в голове был ворох мыслей. Что к рыцарям попала хорошо, еще лучше, что выжила. Гордость Шалана, серебренные войны точно смогут противостоять одному взбесившемуся оборотню, значит пока я здесь, мне ничего не угрожает. Со стороны волков, по крайней мере. Мою задумчивость мужчины восприняли за другую монету.
  - Снасильничали? - прошептал темнобородый. Игнат пожал плечами, а потом кивнул. Я же этот разговор пропустила мимо ушей.
  ***
  Дорога стала моим домом, а лес и птицы моими соседями. После бессонной ночи, Петро, темноволосый рыцарь, привел мне небольшую лошадку. Мол теперь едь так. Седлать я лошадь не умела, поэтому Игнат показал, как это делать правильно. На мужском седле было ехать сложнее, да к тому же мне никто не старался помочь, как оборотни. При мысли о них я поежилась.
  До пустыни были считанные часы, вид менялся, по правую руку еще был лиственный лес, по левую простирались пески.
  - Раньше тут везде лес был, - сказал Петро. - Пустыня все живое жрет, от этого и люди в ней пожиратели. Все им мало, одни жертвы, да навар подавай. Хотели бы давно свою страну на процветание вывели.
  - Нам хоть есть, где кости размять, - улыбнулся Игнат. - Все одно, их не изменить, так чего болтать.
  Мы въезжали в лагерь. Нас пропустили через заграждения. В лесу стояли большие белые шатры, Игнат сказал, что это казармы. Чувствовалась некая строгость и правильность форм и построения, даже костры и те стояли строго перед палатками, выстраиваясь в одну сплошную линию. В лагере не было никакой суеты присущей любому сборищу людей. Часть повозок стояла по периметру, образовывая оборонительный рубеж. Чуть дальше от жилой части располагались столовые и телеги с фуражом, их охраняли особенно сильно. Во главе же этого лагеря, прямо по центру стояло поистине огромное сооружение - Центр командиров Гвардии, вот уж точно ни с чем не перепутаешь. Мой спутник объяснил мне, что там они собираются лишь на обсуждение важных вопросов. Живут же каждый во главе своего отряда. По шатрам нельзя было понять, где живет командир, дабы если враг проникнет в лагерь, он не мог расправиться со всем командующим составом. Даже в обращении старались не использовать званий. Каждый и так знал своего командира в лицо. Все это рыцарь умудрился рассказать пока мы проезжали мимо костров солдат, которые кажется, даже не замечали нас, а может старательно делали вид. Мы остановились у одной из небольших палаток.
  - Это наше, - пояснил Петро, спрыгивая с лошади. Мужчины, отодвигая ткань, скрылись внутри. Я осталась снаружи. - Заходи, - появился из палатки рыцарь. - Ты будешь с нами жить, - это мне совсем не нравилось, но я зашла и встала у выхода.
  Шатер был вместительный, с двумя спальными местами, столом и магическим освещением.
  - Спать пока будешь здесь, - Игнат указал на одну из кроватей. - А я по полу посплю, не в первой, - после его слов, не сдвинулась с места.
  - Дан, проходи, не стой, - позвал Петро. - Мы тебе в деды годимся, тебе молодых бояться надо, - от этого поморщилась, вспоминая Эрридана. Мужчина заметил и замолк.
  - У нас сейчас военный совет, мы надолго уйдем, ты располагайся в палатке, если захочешь выйти далеко по лагерю не ходи. Не с кем не говори, на рожон не лезь. И ты это... возьми у меня бинты и перемотай грудь, на всякий случай, - мужчина отвернулся и достал их из сумки, положил на кровать. - Мы пошли, захочешь есть подойди к костру, должны накормить, - кивнула и они вышли.
  Оставшись одна, я первый делом попыталась найти зеркало, чтобы увидеть, как выгляжу. По моим ощущениям я очень похудела и видно от переживаний и болезни у меня начали выпадать волосы, то есть вид я представляю крайне удрученный. Зеркала не нашлось, но зато была ведро с чистой водой, в которой я умылась и вымыла грязные доселе волосы. Взяла бинты что лежал у сумок Игната, обернулась на вход. Отошла в дальнюю часть палатки, сняла рубаху и стала бинтами не туго обматывать тело.
  Выйти в лагерь все равно пришлось. Около большого шатра был костер, на котором что-то готовилось в котелке, подошла ближе, взяла деревянную тарелку, что лежала в груде посуды. Дежуривший у огня старый воин, увидев меня спросил:
  - Это ты тот утопленник? - я кивнула. - Проголодался? - еще один кивок. - Ну у нас на обед суп, - и налил мне в тарелку половник наваристого мясного бульона. Горячая похлебка обжигала, но я была очень голодна и быстро все съев оставила тарелку к грязной посуде и пошла дальше. Замысел с немотой мне нравился, кто на юродивого парнишку позариться? Внимания к себе привлекать больше не хотелось.
  Далеко я не уходила, ибо запутаться в однотипных палатках было легко, а где мои рыцари я не знала точно. Взгляд зацепился за скопление мужчин, что стояли около огороженной поляны. Подошла ближе, два воина без доспехов дрались. У них не было оружия, только свои силы. Один из них был намного старше, второй мой ровесник и они были смутно похожи. Похоже родственники. Это был учебный бой и многочисленные зрители наблюдали на маневрами. Все это происходила в тишине. Приблизилась к ограде, также наблюдая за мужчинами. Старший сделал подсечку, и парень мешком упал на землю, но тут же поднялся и яростно напал на старшего. Тот ушел от удара и парень проскочив пролетел чуть не врезавшись в ограждение.
  - Все, бой окончен, - заявил мужчина, выпрямившись, молодой тоже встал и поклонился, быстро перепрыгнул ограду и исчез в толпе. Из рядов молодых рыцарей вышел темноволосый парень и начался новый бой.
  Ученики сменяли друг друга, но старого война так никто и не победил. Из большого шатра вышли воины, среди них были Петро и Игнат, еще три пожилых рыцаря и чернобородый мужчина, который похлопал Игната по плечу и рассмеялся. Они подошли к ограде наблюдая за боем, при этом посмеиваясь. Игнат заметил меня и махнул рукой, я кивнула, мол вижу. Вся толпа при виде этих мужчин подобралась, видно и есть высшие чины, которые были на военном совете. Они немного постояли и незнакомые мне мужчины ушли, а Игнат и Петро подбадриваемые толпой вышли в круг, для сражения друг с другом. Посмотрев, как они внимательно наблюдают друг за другом, и наносят друг другу ощутимые удары я даже улыбнулась. Седина в голову бес в ребро. Не досмотрев бой, пошла к костру, больно проголодалась.
  Все тот же старый мужчина положил мне на этот раз кашу и овощи.
  - Есть тебе надо больше, - да кто против, дядечка.
  На улице начало холодать, решила поесть в палатке. Так, вроде бы, это моя. Зашла и увидела чужого мужчину. Он стоял ко мне спиной, переодеваясь. На его голой спине виднелись два больших шрама. Темные средней длины волосы были собраны в невысокий хвост. Тарелка все-таки вывалилась из моих рук, и мужчина, быстро повернувшись застыл с небольшим кинжалом в руке. Увидев меня, он рявкнул:
  - Кто такой? - испугалась и спотыкаясь выбежала. В соседний шатер как раз шли Игнат и Петро, поэтому опередив их я забежала наконец в свою палатку.
  - Что случилось? - спросил Петро, я покачала головой и в итоге решила притвориться что устала и легла на кровать. Только бы этот воин не зашел.
  Мужчины никак на это не отреагировали, наверное, пожали плечами. Чуть позже они ушли на ужин, а я, накрывшись одеялом боялась выйти на улицу. Надо же было ворваться к одному из командующих. Уснула я тревожным сном.
  ***
  Игнат и Петро еще спали, когда я выскользнула из палатки. Сон не шел, от твердой кровати болела спина. Рассвет только зачинался, когда я подошла к учебному полю, где уже тренировался один из бойцов и мои смутные подозрения подтвердились, когда он развернулся. Это был он. Меня мужчина заметил сразу, убегать было поздно. И какого лешего я сюда поперлась?
  - Стой, где стоишь, - крикнул он мне и начал подходить. Я оглянулась, бодрствовали не только мы, из больших шатров-казарм начали выходить рыцари. На нас обращали все больше внимания. Я сделала пару шагов назад, когда он подошел. - Кто ты такой? - я замерла. - Что делал у меня в палатке? Молчишь? - он начинал злиться. - Хорошо, малец, сам напросился. У нас все споры решаются на поле боя, выходи, проиграешь станешь моим слугой, пока я тебя не отпущу, - он развел руками показывая, что ждет меня. - А окажешься, вышвырну к песчаникам, если нет уважения к старшему по званию, - перепрыгивая через ограду я уже понимала, что меня отсюда будут выносить.
  К нам начали подходить бойцы. Мы стали напротив друг друга. Он убрал меч и сбросил с себя броню, оставшись в рубашке. Воин долго меня осматривал, перед нападением. Я же понимала, что у меня один шанс и один удар, пока он меня недооценивает. Рука немного болела, видимо отлежала. Он нанес первый удар и взял меня в захват, его рука сжимала мою шею, сам он встал сзади. Не ожидая, он отшатнулся, когда я вцепилась зубами в его руку, так сильно что почувствовала его кровь во рту. Несколько секунд и я ногой бью его в пах, но он смазывает удар, и я попадаю ему в колено. Он усмехается, матушки святы, разозлила. Он быстрым броском роняет меня на землю, садясь сверху и приставляет к моей шее кинжал.
  - С сегодняшнего дня ты слуга, - я кивнула. Не сражаться же мне с ним на самом деле. - Кто тебя учил так драться? - вставая, вполне миролюбиво спросил он. Я тоже встала, отвечать конечно же не стала. - Война не любит слабых, - сказал он отходя. - Жди, меня у палатки, скажу, чем будешь заниматься.
  Выйдя с поля, поплелась к Игнату и Петро, которые наблюдали весь бой.
  - Что ты за дура? - зло спросил Игнат. Сама знаю, что глупая, с чего мне в палатке не сиделось то? От боя ныло плечо, повредил что ли?
  - Не перечь ему, - сказал Петро. - Молчи лучше. Димитрий хороший человек, но фамильярности не выносит, у него все по уставу. Зачем ты к нему пошла? - прошипел он.
  - Перепутала небось? - спросил Игнат, я кивнула. - Мы поговорим с ним, чтобы сильно тебя не гонял. Я вчера узнал недели через две три сюда приедет еще один отряд, а с ним караван, они нам еду привозят, а потом едут на коронацию к эльфам, в Миритан, с ними и поедешь. А пока сиди ниже травы. Иди давай к Димитрию, он ждать не любит, - и указал на палатку рыцаря, поплелась туда.
  Ждать пришлось долго, с тренировки мужчину на разговор забрали Игнат и Петро.
  - Значит, ты утопленник? - подходя спросил Димитрий. - Странный ты. Мне сказали, что ты от болезни онемел, что хорошо, я лишних разговоров не люблю. Будешь выполнять мои указания, сейчас иди мне воды натаскай. Хочу помыться с тренировки. Что глаза выпучил, бери ведро и беги, река в той стороне, - он указал на самый конец лагеря, я кивнула, взяв ведро, побежала. Ходить пришлось раз десять, отчего ломило руки.
  Лохань была заполнена, Димитрий дал мне нагревательный камень, который я бросила в воду. Сам же он пошел переодеваться. Я пыталась восстановить силы, осматривая его шатер. Небольшой, одна кровать, ширма и стол. Вещи сложены на ковре, оружие я не увидела, спрятано наверно.
  - Беги в командный шатер проси бумагу, - выйдя из-за ширмы сказал мужчина. Я онемела, смотря на его лицо и стараясь не опускать взгляд, ведь мужчина только в нижнем белье.
  - Чего стоишь, нравлюсь? - я сорвалась с места под его хохот. Да ну его.
  ***
  То, что бравый воин надо мной издевается стало понятно не сразу. Игнат и Петро хоть и попытались меня выручить, но получили отказ, мол, пусть учиться отвечать за свои ошибки. Поручения мне давали одно глупее и труднее другого. Сначала носила воду, потом бегала по всему лагерю искала ему огниво, спрашивается на кой оно ему? От одного конца лагеря до другого я бегала ежеминутно. При этом пользы от моих дел было мало, никакой слуга Димитрию был не нужен, он просто наказывал меня. Зато спала я как убитая, после того как переписала все возможные приказы.
  Что я девушка никто за эти шесть дней не догадался. Со мной никто помимо Игната и Петро не общались, помогла ложная немота, с вопросами не лезли.
  Сегодня было полнолуние, дул ветер, вечером становилось уже совсем холодно, середина осени была в самом разгаре. Димитрий заставил меня переписывать устав серебряных рыцарей, чтобы "знал и куда не надо не лез". Будто бы я специально.
  Глаза от долгого напряжения болели, магический свет был тусклым и противно желтым. Димитрий сидел на кровати и читал донесение, что принес недавно молодой гонец, брови его хмурились.
  Закончив, я положила руки на стол и положила на них голову.
  - Дописал? Иди, - послышалось от кровати, я встала, потерла руками глаза и пошла к выходу из палатки. Луна светила невероятно красиво, огни костров и темнота пустыни. Судьба интересная штука, кто бы подумал, что я когда-нибудь окажусь в подобном месте. - Постой, - крикнули из палатки и вышел Димитрий. - Пошли к полю, - я испугано покачала головой. - Это приказ, - он пошел вперед, резво перепрыгнул ограду. - Разведчики доносят об оживление в лагере песчаников, ты должен уметь защищаться, - он повернулся ко мне. - Ты худой, значит тебя спасет только ловкость. Всегда следи за врагом, а лучше прячься и беги. Так, встань так, правильно. Оружием владеешь? Ну конечно нет, завтра сходи к оружейнику пусть даст тебе кинжал под твою руку, носи его всегда с собой и бей только тогда, когда враг приблизился к тебе. У тебя будет один удар. Чтобы убить надо бить сюда, - он показал на шею с правой стороны, немного выше ключицы, потом обратную сторону бедра. - Там походят главные кровеносные артерии, один удар и твой противник умрет. Научишься этим двум ударом и может выживешь, когда из пустыни придут, - его слова и какой-то пустой взгляд пугали. Мне то думалось, что с песчниками легко.
  Димитрий, повинуясь своей неожиданной доброте обучал меня часа два. При том совсем не обращая внимания, что мне и вставать то с каждым разом становилось все сложнее. Меня как новичка не то, что не жалели, а изрядно избивали.
  - Что с тобой? Ждешь поблажки? Ты ведешь себя как трусливая собака, смотри мне в глаза, когда я с тобой говорю, - мужчина был в ярости. - Никто не придет и не спасет тебя, - он долго смотре на меня, а потом повернувшись ушел с поля. И что, скажите на милость, это было?
  В свою палатку я еле дошла, по всему телу стали появляться синяки от ударов.
  - Ох, боже, и за что он так с тобой? - прошептал Игнат. - Садись я принес мазь.
  - Правильно он делает, - заявил Петро. - Или ты думаешь, что ее убивать не станут, если узнают, что она девица? Это война, а не замок ее батюшки, тут свои правила. Пусть лучше свои побьют, гляди чему и научится. А ты Дан, смотри внимательно, да запоминай. Димитрий очень хороший воин, за такие уроки молодые рыцари бы многое отдали, - я в это время дошла до кровати и присела. - Странно, конечно, что он вообще с тобой решил потренироваться, может узнал, что ты не парень? - Петро посмотрел на меня очень внимательно, я пожал плечами.
  - Говорят новости плохие пришли, вот он и нашел на ком сорваться, - подойдя ко мне и протянув склянку с мазью, ответил Игнат. - Поговаривают, что в этот раз у песчанников что-то неладно.
  - Будто бы раньше у них все хорошо было? - хохотнул Петро.
  - Раньше они не умели песчаную бурю вызывать, у них шаман появился.
  - Да брось ты старый, - сказал Петро. - Когда ты последний раз о шаманах тех слышал? Лет семьсот назад у них темная инквизиция все истребила.
  - Говорю тебе, за ними маг стоит, называй как хочешь, но кочевники в этот раз подготовились, - Петро на слова друга покачал головой. Я же помазала лекарством все увиденные синяки и легла на кровать.
  Усталость от работы прошла после тренировки. Тело ныло и болело, но в словах Петро была своя правда. Если хочет, пусть учит, лучше я так сейчас буду лежать и мазать синяки, чем в канаве от удара разбойника или оборотня. Когда я уеду отсюда моя и так маленькая защита уйдет, и я останусь одна против Эрридана и его волков. За эти дни я почти не думала о них, сейчас же стало не по себе. Что они сделали с Раданом? Что сделают со мной когда поймают? Перед лицом всплыл образ Весты: "он хочет сделать тебя своей, прямо сейчас".
  ***
  На утро Димитрия не оказалось в палатке, не было его и в лагере. Игнат сказал, что его никто не видел, но искать не стали, так как он часто уходил и вполне мог ночью поехать на разведку.
  До его прихода я была свободна, поэтому пошла стираться к реке. Взяла грязную одежду и мыло. В прохладной воде вещи хоть и не полностью отстирывались, но пыль отмывалась. Когда вернулась в лагерь заметила у палатки воина толпу и несколько коней.
  - Министр приехал, слыхал? - пройдя мимо меня сказал один рыцарь другому.
  - За Димитрием?
  - Его не заберут, пока он нужен, - хмуро ответил мужчина.
  Также как и все я подошла к палатке, но прошла дальше, я же слуга мне можно. В шатре было людно, помимо Димитрия и нескольких старших воинов, в том числе Игната, были незнакомые мужчины. Один худой восседал за столом и отчитывал Димитрия:
  - Мы не верим этом глупым домыслам, - заявил он.
  - На войне нет глупых домыслов, Стислав, - отвечал рыцарь.
  - Значит, есть, - настаивал советник.
  - Я не поведу своих воинов на шамана, - твердо заявил Димитрий.
  - Это не твои воины и ты не главнокомандующий, не забывайся, - смерил Стислав высокомерным взглядом рыцаря. - Вы принадлежите королю и это его приказ.
  - Но...
  - Приказ, а не просьба, я все сказал. Если они нападут вы будете сражаться.
  - Легко обрекать воинов на смерть, если сидеть под защитой крепких стен
  - На что вы намекаете? - зашипел министр.
  - Рыцари в первую очередь принадлежат Ветрополку, нашему богу и покровителю, а уж потом царю. А наш бог не любит напрасных смертей, - Стислам весь побелел от ярости.
  - Как ты смеешь, смерд, - он аж подскочил.
  - Я заслужил свое звание смелостью, а не происхождением, - ответил на это воин. - Вам пора, - он указал на выход и мужчина, быстро чеканя шаг, вышел вместе с охраной, за ним ушли и рыцари. Остались только я и Димитрий. Он подошел и смахнул все бумаги со стола, обернувшись рявкнул мне. - Убери.
  Сам же он вышел быстро, оставив меня смотреть ему в след. Бумаги разлетелись по всему полу. Мне пришлось пересесть на колени чтобы их собрать. На улице послышался шум голосов и ржание лошадей. Видно, министр уезжал.
  До самого вечера воина не было видно в лагере, кто-то сказал, что он ускакал вслед за министром. Во что мне совсем не верится скорее всего уехал по своим делам или опять в разведку. Мне же от скуки пришлось ходить и доставать своим обществом Игната и Петро. Так как я настоятельно делала вид что немая от моего общества они хотели избавиться поскорее. Говорили мол иди погуляй по лесу только на территорию пустыни не заходи у песчаников в лагере появилось какое-то новое движение и нападение ожидались со дня на день. Все Рыцари после отъезда сухопарого министра, суетились и бегали по лагерю, обеспокоенно поглядывая на песчаную степь. Ближе к вечеру, когда зажгли огни костров меня к себе подозвал Игнат, сказала есть о чём поговорить.
  Я села на землю рядом с ним, смотря на блики огня, и на то как старый воин готовит походную кашу на ужин.
  - Как ты сегодня не совсем одичала? - спросил он, устало потирая глаза, видно не только простые воины беспокоились но и он без дела не сидел. - Димитрий так и не вернулся, - промолвил он. - после приезда Стислава все на ушах стоят, если ты заметила его у нас никто не любит. Хоть мы все тут дворяне, таких аристократов не признаём. Наверное, - он сделал небольшую паузу. - Мы последние приличные люди в нашей стране, - потом оглянулся на меня будто бы сожалея что произнёс эти слова, я просто смотрела на него внимательно, слушая. - Говорят Дмитрий вспылил сегодня, накричал на тебя? - спросил он, я же пожала плечами. - Ты на него не серчай, он не любимчик у наших царей и царей наших не любит, - сказал он чуть тише. - Да будто бы есть их за что любить, - он повел плечами закутавшись сильнее в плащ. - Так вот о чём это я? Димитрий хороший воин, но не аристократ, для благородных людей это не имеет значение потому что в нашем деле важно совсем не это. Но находится глупые высокородные выскочки, которые так и мнят себя властителями мира и простолюдин в армии их не устраивает.
  Тут к нам подошел Петро, принёс каждому кашу, присел и спросил:
  - О чём бы тут с нашей немой шепчетесь? - Игнат ответил:
  - Да всё о том же, о чём весь лагерь говорит, - Петро хмуро свел брови.
  - Самим становится стыдно что во главе армии стоят такие люди как министр и иже с ними, - он оглянулся не слышит ли кто наш разговор, потом сказал тише. - всем нашим вельможам нужно дать хотя бы сотую долю того благородства, которые есть у Димитрия.
  - Он был простым мальчиком, сыном конюха и придворной швеи, - продолжил Игнат прерванный другом разговор. - Учили его драться серебряные войны которые состояли при короле, не при том что правит сейчас, а при жизни его батюшки. Он был неплохим королем, жалко, что под конец совсем из ума стал выходить, - Игнат долго смотрел на костер, потом заговорил снова. - Я тоже его учил, занятым он был мальчишкой. Пока все бегали и воровали на площадях и на рынках, он пропадал в казармах и на учебных полях. - Учась и отрабатывая удары как самый настоящий из благородных рыцарей. Он многим нравился и это покровительство даровало ему титул и преданность серебряным рыцарям. Он прослужил отличную службу ни разу не запятнал свою честь, которой уже давно нет у наших дворян. Воины его ценили и слушались поэтому он дослужился до капитана. Но война и рыцарские походы это одно, а столица и королевский замок совсем другое. Наследник его невзлюбил, хотел забрать титул и лишить звания рыцаря. История поговаривает что чем-то наш Димитрий не угодил величайшей особе, - на этих словах Петро слабо локтем ударил друга, мол молчи. - Да об этом все знают чего молчать то? - ответил на действие друга Игнат. - Если не я расскажу то кто-то из наших вояк, да ещё прибрешут. - В общем собрал он как-то бал, хотел видимо Димитрия при всех унизить. Да только нашему капитану палец в рот не клади. Выразил он на приёме и отсутствие своего уважения к наследнику и благородным аристократам. С бала ушел и потерял звание командира. Что на бумажке написано в военных походах не действует, поэтому для всех он здесь командир, - воин опять надолго замолчал.
  Поглядывая на палатку Димитрия, ела пересоленную походную кашу. Невольное волнение за мужчину передалось и мне. Мои рыцари вскоре поели и ушли к себе спать. На эту ночь охранников увеличили вдвое, видно не всё хорошо была в стане врагов. От ожидания нападения становилось ещё страшнее. Спать не хотелось поэтому я решила прогуляться по лагерю, посидела у нескольких костров слушая рыцарские байки. От таких посиделок вспомнилась совсем недавняя дорога вместе с другими мужчинами, оборотнями. Всё было также, история у костра и те же темы. Только там было не страшно, в начале было не страшно.
  Все поднялись, когда услышали ржание лошади из леса. Кто-то рядом сказал: "командир вернулся". Невольно все вздохнули с облегчением. Он спешился и быстрым шагом пошел в палатку. Я тоже поднялась и от дальнего костра пошла к себе. Но по дороге остановилась у учебного поля. В голове мелькнула мысль, прав был Петро, надо учиться драться.
  Стоялая там недолго, но достаточно чтобы дождаться ещё одного воина. Он резвым движением перепрыгнул через ограду, после снял с себя доспехи. На его лице отражалась злоба. Меня он увидел сразу, но вида не подал. Я же просто смотрела как мужчина делает выпады и сражается с невидимым соперником. Уже взошла луна а Димитрий всё тренировался. Мои глаза смыкались я хотела спать.
  - Дан, подойди, - сказал мне он когда я собиралась уходить. - Я знаю, что ты не заходил к оружейнику, возьми это тебе подойдет, - он дал мне небольшой кинжал, лёгкие и удобный для руки. - на нас скоро нападут, сегодня или завтра я не знаю, но скоро. Ты должен будешь быть готов, - он усмехнулся. - Иди я хочу побыть один, - ушла не оглядываясь.
  ***
  Ночью ревело пламя. Неистово ржали лошади и звенели мечи. Нашу палатку окутал огонь. Меня разбудил Игнат. Приложил мокрую повязку к моему рту и показал на выход. Я со сна плохо понимала? что происходит. Весь лагерь пылал огнём, густой дым закрывал обзор. Было очень громко, но я не понимала с какой стороны идёт бой. Такой лютый страх в тот миг оковал меня. Спотыкаясь и падая, натыкаясь на рыцарей, я бежала в сторону реки. Что-то крупное сбило меня с ног, поднявшись с земли, я не сразу разглядела почему упала. Когда поднялась отшатнулась в ужасе, рядом лежала мертвое тело молодого беловолосого рыцаря из глаза которого торчала стрела. Я тут же обратно упала на колени, по глазам текли слёзы, я почему-то стала гладить парня по лицу и звать, хотя до этого не знала его имени.
  Мой рассудок явно помутился в тот миг, я бы так и стояла рядом с умершим, если бы кто-то из рыцарей не закричал рядом:
  - У них стрелы ложись, - громкий голос вернул меня. Я легла на землю и стала ползти. Не разбирая дороги просто подальше от этого пожара.
  Было страшно что меня задавят, я слышала рядом голоса и топот ног, в такие моменты прикрывала голову руками. Глаза нещадно болели от смога. Я уже ничего не различала, когда меня схватили с земли и перекинув через плечо понесли куда-то.
  В уходящем от страха сознание, мелькнула мысль: спасена. Я слышала крики, которые отдалялись, ржание лошадей и треск ломающихся палаток.
  ***
  На утро горло прорезала жажда. Глаза не открывались мне даже показалось, что я ослепла, что пламя выжгло мне глаза. Руками я попыталась понять, где я нахожусь, пальцем попадался только твёрдый мусор и песок. Всю ночь я провела на земле. Грязными руками попыталась растереть лицо и глаза. Присела осмотрелась, меня не спасали поняла я, меня украли.
  В грязной дырявой палатке, нас было предостаточно. В основном раненые рыцари, которые истекали кровью, были и те, которые уже не проснутся. Нетронутыми сидели, я да еще парочка мужчин, когда проснулась, они посмотрели на меня злыми глазами. Я не стала ничего спрашивать, села прижав ноги к себе, стала, как и всех ждать.
  За тканью палатки господствовал непонятный говор. Казалось, будто мы были на каком-то рынке. Верещали бабы, плакали дети и ругались мужики. Пару раз в палатку зашли, что-то крикнули на своём кривом языке. Воду никто не приносил. Мне было стыдно за свою жажду потому, что я видела, как другие мужчины пытаются не корчится от боли.
  Стемнело, в пустыне стало холодно, но мы не спали. Оторвав пару тканевых полосок от своей рубахи, я перевязала раны ближайшим рыцарям. Они на это никак не реагировали, уйдя полностью в свои мысли, мне кажется, некоторые даже не замечали, что были ранены.
  На улице завывал ветер. Мне было нестерпимо холодно, хотелось спать, но уснуть не получалось совсем. Было страшно. Страшнее чем в тот миг, когда я бежала от Эрридана. Страшнее чем когда я упала в воду и теряла сознание. Наверное, потому что понимала, быстро умереть не получится, нас будут пытать.
  В эти маленькие промежутки, когда моё сознание уплывало, мне снился волк, снился будто в пламени сгорает всё что мне когда-то было дорого. А ещё стараясь чтобы никто не увидел, я украдкой стирала слёзы, которые набегали ежесекундно.
  К утру не проснулись ещё трое. Мы аккуратно перенесли их в дальний угол палатки. Все до сих пор молчали. Им тоже как и мне было страшно.
  Нас покормили, когда солнце припекало из дыр в потолке. Воду тоже принесли, каждому досталось от силы по три глотка. Но уже стало лучше. Из еды нам досталась грязная и липкая каша. Вкус я не чувствовала проглотив всё быстро даже не пожевав.
   От долгого сидения болели мышцы. Иногда я вставала и ходила.
  В какой-то момент, даже не знаю в какой из дней, мне казалось, что прошло не меньше недели, Я уже не могла нормально просыпаться. Стоять, сидеть, даже есть было трудно, сил не хватало ни на что. От ран погибло уже 8 мужчин. Хотя я не была уверена, может они также как и я просто не могли вставать.
  Ночью нас вывели на улицу, под стражей грязных мужиков. Они были замотаны с головы до ног в белую, хотя от песка и грязи уже серо-жёлтую ткань. У них были грязные лица, усы и длинные бороды. Их женщины что пришли посмотреть на нас, были также грязны. Песчаники представляли жалкое зрелище, их было бы жалко если бы моя жизнь ни находилась у них в плену. Построив нас, облили холодной водой, что-то крича на своём.
  Двоих оставили на улице остальных загнали в палатку. Мокрые и продрогшие, мы не ложились спать на землю, потому что понимали, что тогда песок прилипает на нашу одежду и всё тело будет чесаться на завтра.
  Эти двое что остались на улице, наутро не вернулись. От жары голода и жажды было настолько плохо что смерть уже не казалась таким ужасным исходом. Умереть от голода было страшнее.
  На следующий день всё повторилось и ночью нас опять вывели на улицу и оставили двоих, которые больше не вернулись. В палатке нас осталось семеро.
  Проснувшись посреди ночи, я будто бы пережила то, что произошло недавно. Ржание лошадей, крики людей, зарево пожара. Я постаралась разбудить мужчин, которые ещё не проснулись от этого шума. Они среагировали молниеносно и высвободив все силы рванули на улице, где уже закончилась битва.
  На песках валялись трупы мужчин в грязных одеждах. На бравых скакунах восседали серебряные рыцари. Их мечи были залиты кровью. От радости и накопившийся вдруг слабости, я упала на землю заплакала. Как маленькая глупая девочка когда-то. Мужчины чтобы были со мной в палатке, подхватили меня и потащили к нашим. Там забросили на лошадь и мы поскакали в лагерь.
  Впереди уже маячил лес, а я всё не могла поверить, что жива. Нас встречали улыбками, помогали спускаться с лошадей, давали фляги с водой. Игнат и Петро побежали ко мне, как только увидели, на глазах седовласого старика выступали слёзы.
  - Жива, - прошептал он и крепко обнял, потом взял на руки и понес к палатке, где меня уложили на кровать и дали ещё воды.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил Петро. - Они держали вас там 8 дней, потом начали отсылать головы, - он поймал взгляд Игната и замолчал.
  - Главное, что жива, - ещё раз повторил старик. - Поешь немного, много тебе нельзя потом будет плохо, - он поднес ко мне тарелку с куриным бульоном.
  Поев, попыталась сесть.
  - Ты слишком слаба, - сказал на мои попытки Петро. - Пока ляг, отдохни, - покачал головой. - Не ерепенься, я пойду принесу воды в лохань, - он вышел.
  - Они ничего с тобой не сделали? - спросил Игнат, я покачала головой. - Не узнали, что ты девушка? Вот и хорошо. У нас не принято терять бойцов. То что произошло той ночью это предательство. Песчаники так не нападают. Им кто-то помог. Кто-то опередил стражу и они не заметили их приближения. Кочевники взяли вас в плен, чтобы мы ушли с их территорий. Глупый грязный скот, - он сплюнул. - Мы все очень волновались и рады что с тобой всё хорошо. С первым же караваном уедешь отсюда. Отправлять тебя одну я не буду, - он как-то побледнел встал и вышел.
  В это же время зашёл Петро с ведром воды.
  - Сама раздеться сможешь? - спросил он ставил бадью на землю. Я кивнула. Он сходил за водой и ещё несколько раз, достал нагревательный камень бросил в лохань и вышел.
  Держась за кровать, разделась. Вещи были липкие и сальные от пота и грязи. Тряпки, которые прикрывали мою грудь из белых стали мерзкого грязного цвета. Все вещи полетели на пол. Я дошла на дрожащих ногах до воды я опустилась, сперва вымыла лицо глаза, потом руки и всё тело. Последним промывала грязную голову, волосы за всё это время нахождения у рыцарей значительно отросли, надо будет подстричь. После мытья одела чистую одежду, которую припас для меня Игнат и вышла на улицу.
  Около костра собрались войны они громко что-то обсуждали. Я посмотрела вокруг ища глазами Димитрия. Его нигде не было и почему-то стало страшно, что он погиб в том огне. Я прошла к костру, присела, мне дали тарелку с едой и кружку с вином. На меня теперь смотрели по-другому, с каким-то уважением и одобрением не как раньше. В их глазах не было жалости, они будто бы показывали что гордятся тем что я здесь.
  Димитрий появился вскоре, также сел рядом с нами, почему-то пристально посмотрел на меня и спросил:
  - Как ты? - я кивнула как бы показывая что со мной всё хорошо, он тоже кинул и переключился на других пленных.
  Мужчинам было что рассказать, они обговаривали детали, вспоминали лагерь, Я думаю что ответного нападения ждать придется недолго.
  ***
  Понемногу но всё вокруг стало изменяться. Баек у костра больше не было. Все стали одновременно более настороженными и более как бы это выразиться, чуткими. Меня стали замечать. Подходили и спрашивали как я, помогали если видели, что я не могу с чем-то справиться. Из слуги Димитрия я превратилась в обычного бродящего по лагерю подростка. Воин перестал давать мне какие-либо поручения и несколько дней пристально наблюдал за мной, где бы я ни находилась, меня это сначало насторожило но потом как-то привыкла. Игнат тоже тенью следовал за мной, будто боялся за меня больше всего, возможно думал, что я могу наложить на себя от увиденного руки. Петро на такие действия своего друга реагировал странно, смотрел ему вслед и как-то хмурился.
  Обещанный эльфийский караван всё не приходил, поговаривали что песчаники вырезали всех купцов, которые ехали к нам на постой. Возможно правда, а может быть привирали, тянулись дни а я не могла выйти за границы лагеря.
  Ночью мне не снились кошмары, я смотрела в потолок палатки и не могла уснуть,слишком много думая и уходя в себя. Теперь я не только ходила с подаренным кинжалом, я с ним спала, пряча его под подушку и попеременно, если вдруг накатывала паника, хватала его за рукоять, так мне было легче. Когда было особо трудно без сна, я выходила к костру, которых было так много в лагере. Там сидели воины, и в основном, молчали, историй у костра больше не было, они утихли ещё в ту страшную ночь.
  Не помню в какой это был из дней, но рядом со мной присел Димитрий, недолго он сидел молча, потом сказал:
  - Погоревал и хватит, пошли, я буду учить тебя драться, теперь по-настоящему, - Я не возражала встала и пошла за ним на поле.
  Он также как и в тот раз встал напротив, показал куда надо бить и несколько легких приёмов, которые мы повторяли и всю ночь пока первые лучи солнца не прочертили темное небо. После учебного боя мы сидели на земле спиной опираясь об ограду, Димитрий посмотрел на меня и после, спросил.
  Тебе уже рассказали мою историю? - Я кивнула. - Воины больше сплетники, нежели бабы на рынке, каждый раз в этом убеждаюсь, - Я улыбнулась, вспомнив, как Игнат любил обсуждать других рыцарей. - Ты ведь тоже не аристократ, из простолюдинов? - я кивнула. - А молчишь потому что сказать ничего? - я пожала плечами и отвернулась, пусть думает что хочет, он весело рассмеялся. - Ты чем-то похож на меня, знаешь, когда я был в твоём возрасте, такой же несуразный, только во мне была воля. Я хотел чего-то добиться а не просто быть с сыном конюха, - он сделал паузу, потом продолжил. - Нельзя так жить, как ты сейчас живёшь, не бороться, давать всему идти своим чередом. Так и жизнь пройдет, а ты останешься таким же мальчишкой и сколько бы лет тебе не было, слабым и немым, - на последнем слове он повернулся и подмигнул, неужели знает. - Я долго думал, почему меня к тебе так сильно тянет, почему так хочется научить тебя чему-то новому помочь что ли. Просто когда я был таким, как ты мне никто не хотел помогать, поначалу, конечно, но всё же. Может быть я стану тем, кто поможет тебе в первых шагах этой жизни, - после его слов я посмотрела по спине пробежал холодок. Его ко мне тянет? В этом могла быть только одна причина, я невольно потерла ключицу, не может быть, как я пропустила что он и есть мой следующий суженый. Я уже открыла было рот, чтобы, не знаю, сказать ему что-то, сказать, что я альва, что я его суженая, что он предназначен мне какой-то старой богиней. Но он уже поднялся и быстро перепрыгнув через перекладину пошёл к себе в палатку. Я же так и осталась сидеть на сырой земле смотря ему в след, потирая плечо.
  Начало холодать, я встала пошла к своей палатке, чтобы спросить у рыцарей, нет ли у них зеркала. Посмотрели они на меня как-то странно, Игнат сказал, что в его сумке вроде бы, должна быть. Нашёл, отдал мне. Я вышла на улицу и поплелась к концу лагер, где народу поменьше, потому что не хотелось оголяться при мужчинах. Нормального света не было, туча закрывали Луну, отблески от костров не сильно помогали разглядеть рисунок, но он явно изменился в тусклых метаниях огня было видно, что расцвел и ещё один цветок. От волнения я выронила зеркальцо, она упало и слава богам не разбилось.
  Поправив одежду и подобрав зеркало, я двинулась к себе, почему-то перед глазами стояло лицо Эрридана, появился внутренний страх. Как Димитрий поведет себя узнав о пророчестве?
  Я легла спать не обращая внимания на удивленные взгляды мужчин, уснуть не получилось и в итоге всю ночью промучилась, встав на рассвете. Ещё раз посмотрела в зеркало, да я не ошиблась действительно появился еще один цветок.
  Приняла решение что поговорю с Димитрием, надо ему всё рассказать, и чтобы он отрекся пока не поздно и пока те странные инстинкты не заполнили его разум. Не сойдет же он, право, с ума как волк? Не сойдет же? Надо не затягивать с разговором, вечером все ему расскажу.
  День прошел в глупых делах и метаниях, я избегала Димитрия. Которого вдруг стало как-то слишком много. Я замечала его везде, куда бы не бросала взгляд. Будто бы раньше его не существовало, а сейчас он был в каждой детали, на каждом повороте и в каждом взгляде.
  В суете день неминуемо катился к вечеру и как бы я не оттягивала, но солнце зашло и небо потемнело. Мне надо было идти. Я встала и отошла от костра, где сидела уже минут двадцать смотря на палатку Димитрия. Выдохнула, подошла, отодвинула пОлы палатки и зашла.
  Мужчина сидел на кровате и читал послание, на меня он не обратил внимание, все его думы были заняты донесением, он часто хмурился. Я застыла у входа, не решаясь сделать шаг или хотя бы заговорить. Горло пересохло, в голове не было ни одной нормальной мысли, чтобы начать наш разговор.
  - Чего ты пришел? - спросил он, не отрываясь от письма. - Случилось что? - посмотрел на меня, я покачала головой.
  Впервые я видела его по-настоящему, внимательно рассматривала. Его суровое лицо, серые глаза, которые я никогда не замечала ранее. Да уж, а у богини не дурной вкус. Он был высокий, выше меня на голову, если не больше. Плечистый, с крепкой фигурой воина. На руках, которые сейчас открывала рубаха, были видны рубцы шрамов. Темные волосы, были завязаны сзади в небольшой хвост.
  - Что с твоим взглядом? - он смотрел на меня настороженно, теперь также рассматривая меня. Я сделала пару шагов к нему, когда встала напротив, не смогла ничего произнести, просто опустила рубаху с плеча, показав рисунок на ключице. Он просто настороженно смотрел мне в глаза, мельком посмотрев на мое плечо. Сглотнула, а потом хрипло произнесла.
  - Ты моя судьба, - он недолго замер, а потом встав вытолкнул меня из палатки, прошипев: "ты малец совсем ум потерял".
  ***
  Теперь мы играли в прятки. Димитрий избегал меня всеми известными ему способами. После той ночи мы практически не встречались. Ко мне пришло осознание, что зря я к нему вот так ворвалась, да еще и раздеваться начала. Он наверно подумал, что я ему, то есть парень, себя предлагаю, от этого и я видеть его не хотела. Но поговорить все же стоило, пока меня из лагеря не выгнали в пустыню.
  Пришлось играть в настоящего разведчика, чтобы наконец-то поймать мужчину.
   Он встал в тот день очень рано, а я уже давно не спала и последовала за ним к реке, стараясь держаться на отдалении. Мы вышли за пределы лагеря, прошли по лесу, Димитрий остановился и повернулся.
  - Я слышал, как ты крадешься, - произнес он, я вышла из тени дерева. - Не притворяйся немым, от твоего вранья тошно, - он был явно зол.
  - Не буду, - ответила я, подходя ближе и садясь на бревно, что лежало поблизости. - Выслушай меня, - в моих глазах была просьба.
  - Нет это ты меня послушай, - он распалялся все больше. - Я не из таких, ты понял? Если я и был к тебе добр, это не значит, что я мужеложец. Я никому не рассказал, это твое дело. Но ехал бы ты отсюда... в столицу, там может и найдешь себя... друга, - я смотрела ему в глаза. Значит, он действительно подумал, что я ему свою честь предлагаю? От его злого взгляда и моего смущения, стало смешно и я в голос расхохоталась. Видя его нелепый вид, смеяться хотелось еще сильнее, я согнулась пополам и даже начала икать, а из глаз покатились слезы. Дурак и дура, честное слово. - Чего ты гогочешь? - как-то даже сдувшись, прошептал мужчина. Отсмеявшись, сказала:
  - Я не хочу быть твоим "другом" - улыбнулась. - Ты не в моем вкусе, - посмотрела ему в глаза. - Ты мой суженный, ты обещан мне старой богиней, - я выставила руку, чтобы опередить его злую браваду. - Я девушка, - он остановился, я, недолго думая, расстегнула пару пуговиц, чтобы показать, что грудь перевязана бинтом. Он резко отвернулся, я застегнулась.
  - Кто еще знает? - спросил он растерянно.
  - Игнат и Петро, они меня от смерти спасли, тогда и узнали. Сказали никому не говорить, что так будет лучше.
  - И что ты говоришь? - уточнил он.
  - Нет. Это я сама решила, мне так легче, внимание не привлекаю и голос бы выдал.
  - О какой богине ты говорила? - он повернулся и посмотрел на меня сверху.
  - Саите, - он сел напротив, показывая, что готов слушать. Недолго же его пришлось уговаривать. - Я альва, ты знаешь кто это? - он покачал головой. - Я девушка из древних легенд, жена мужей, а если проще, то мне по судьбе предназначены несколько мужчин, - от его взгляда я смутилась и опустила взгляд.
  - И я один из них? - я кивнула. - Ты меня специально искала? - я отрицательно покачала головой, потом подняла голову.
  - Я бежала от первого... суженного, и если бы ты не сказал, что тебя ко мне тянет, я бы и не заметила.
  - Ты не поняла это сразу? - спросил недоверчиво он.
  - Нет, мой рисунок изменяется при появление такого мужчины, в прошлый раз он больно пульсировал. В этот, лишь саднил слегка, но я списала все на свою болезнь, потом на боль от тренировок.
  - Значит, до меня был кто-то еще?
  - Да. Богиня сказала мне, что нить судьбы приведет меня к каждому из нареченных.
  - Ты сказала, что убегала? Ты из-за него так выглядишь и притворяешься немой?
  - Отчасти, он был оборотнем, который хотел заполучить меня и избил свою невесту, после того как я сбежала, заплатил за мою смерть, наняв наемников, - он смотрел внимательно.
  - Он будет тебя искать, - это был не вопрос.
  - Уже ищет, - я удрученно покачала головой. - Но пока я здесь ничего не случиться, - Димитрий сжал губы, уже случилось.
  - Тут небезопасно, - сказал он.
  - Одной мне будет хуже. Пока со мной Игнат и Петро не так страшно.
  - Они хорошие воины, - промолвил он. - И что мы будем делать теперь?
  - Не беспокойся насчет этого, - я улыбнулась. - Ты можешь все решить.
  - О чем ты?
  - О том, что ты должен стать моим... мужем. Это не обязательно. Есть обряд, который позволит тебе отказаться от этой участи.
  - Кто сказал, что я этого хочу? - спросил он.
  - Что? - теперь удивилась я. - Зачем я тебе?
  - Мы нужны друг другу, - от его слов я онемела. Теперь и он превратиться в одержимого мужика? - Я не трону тебя, - от этих слов стало хуже. Он встал и подошел ближе, я сжалась, будто ожидая удара. - Я хочу уйти из армии после этого похода, но меня так просто не отпустят. Притворишься женой, и я проведу твой обряд. Если это все правда.
  - Что? - я ошарашенно смотрела ему в глаза.
  - Мы поедем на заставу, составим акт, скажем что уедем. Заключим брак на бумажке, а потом я помогу тебе переплавиться на другой континент подальше от оборотня, а сам поеду своей дорогой.
  - Если ты действительно мне поможешь убежать, - сказала я. - Значит, едем на заставу?
  - Не сегодня, поход будет продолжаться до победы над песчаниками, я не знаю сколько времени это займет.
  - Мне все равно некуда идти, - пожала я плечами. - Ты ведь не чувствуешь ко мне ничего? - спросила я его серьезно. - Твоя тяга-это наша связь или что-то другое?
  - Я уже и не знаю. Ты напоминаешь мне меня, я думал из-за этого и хотелось тебе помогать, - он запустил руку в свои волосы. - Ты думаешь дальше будет хуже?
  - Эрридан так сошел с ума, я не знаю, что будет с тобой. Поэтому мы можем провести обряд сегодня.
  - А если я влюблюсь и не захочу тебя отпускать? - он посмотрел на меня, в его глазах был вызов.
  - Я убегу от тебя, - честно ответила я. - Я не хочу такой судьбы.
  - Почему? - он усмехнулся. - Это разве не мечта всех девиц?
  - Пусть и остается мечтой, я не хочу обрекать людей на такую судьбу. Никто из нас не выбирает и мы не можем отказаться. Ты может и влюбишься в меня, но это же будет не по-настоящему, просто магия.
  - Для недавнего немого ты слишком любишь поговорить, - он улыбнулся. - Тогда постараюсь не влюбляться, но ты переедешь в мою палатку, - он встал.
  - Что? - встала и я.
  - Твой оборотень, тебя никто не защитит от него кроме меня, - он посмотрел. - Если я потеряю тебя, то потеряю шанс покинуть это гнилое место, - он ничего более не сказал и пошел к лагерю, я стояла пригвождённая к земле. Не нравится мне это.
  ***
  К вечеру этого дня было объявлено, что теперь я личный слуга Димитрия и жить мне теперь у него. Игнат и Петро очень всполошились, но я, как могла объяснила им, что все хорошо и что воин не догадывается, что я девушка. Мне поставили кровать и две ширмы, дали новую одежду. Димитрий настоятельно делал вид, что ничего не произошло, но теперь хоть не прятался по всем углам.
  Первую ночь вместе, звучит конечно, мы провели спокойно. Мужчина пришел поздно и уснул, я же поворочавшись задремала чутким сном.
  ***
  Какого это обрести суженную и возможно стать счастливым?
  ***
  Мы стали друзьями, так думали все в лагере. Димитрий учил меня драться, уже привычно. Старался не оставлять надолго одну без присмотра, в этом деле он доверял только Игнату и Петро. Которые теперь окончательно превратились в моих нянек.
  При всем при этом я не могла отделаться от мысли, что все это неправильно. Будто внутри грыз червь, что так быть недолжно. Что все это игра и я опять не в главных ролях. Димитрий менялся, хоть первые дни он и старался относится ко мне как к слуге, но после стал скорее ухаживать? Охрана, потом стал приносить мне ужин сам и пытался развлекать вечерними разговорами.
  Он опять был в каждом взгляде. Был рядом все чаще и чаще. Но хуже всего он стал смотреть на меня по-другому. Иногда задумчиво проходить взглядом по моей фигуре, лицу. Стал спрашивать мое мнение на интересующие его вопросы. И я стала чувствовать его по-другому, не просто воина, рыцаря, а как мужчину. Это произошло не сразу, просто в какой-то момент я осознала, что уже не смотрю ему в глаза, потому что меня смущает его взгляд.
  Он начал прикасаться ко мне, будь то случайная встреча около костра или у палаток, но он дотрагивался, мимолетно. Стал смотреть мне в глаза, когда говорил. В один из дней он зашел, когда я переодевалась и пока я не заметила, не собирался выходить. Я перестала спать по ночам из-за этого и больше времени проводить с кем-то, чтобы не оставаться одной.
  В одну из последних теплых ночей осени, собрала парочку вещей, одеяло и вышла на улицу. Чтобы провести эту ночь под открытым небом. Прошла в дальнюю часть лагеря, расстелилась около одного из безлюдных костров. Лежа на жесткой земле и смотря в небо вспоминала Адэт, тут были уже другие звезды. Ждёшь ли ты меня?
  - Зачем ты ушла, под утро будет холодать, - знакомый голос раздался рядом.
  - Это была плохая идея спать вместе, ты изменился, - я повернулась и посмотрела на мужчину. - Эта связь действует на нас.
  - Может это не связь? Может мы просто молоды и красивы, -Димитрий улыбнулся. - Ты красивая девушка, а я уже четыре месяца не видел женской ласки. Стой, не уходи, извини, это шутка, - он посмотрел на меня внимательно. - Связь это или что-то иное, но мне трудно без тебя.
  - Проведем обряд и я уеду, - прошептала я.
  - Я думал над этом и даже придумал парочку отговорок, чтобы удержать тебя рядом.
  - И про женитьбу?
  - Это первое, что пришло в голову, - он улыбнулся. Я села.
  - Извини.
  - За что?
  - За то, что ты сейчас чувствуешь.
  - А ты нет? - от его взгляда у меня заалели щеки.
  - Это не любовь.
  - Откуда тебе знать? Может и хорошо, что ты появилась. Что богиня даровала тебя. Я бы так никогда и не задумался над этим.
  - Над Чем?
  - Любовью, семьей, женой, свободой от войн.
  - Ты же сказал, что соврал тогда.
  - Я сказал, то, что думаю, хоть это и попытка оставить тебя ближе.
  - Я не люблю тебя, - ответила я честно.
  - Я не прошу.
  - Но ты хочешь, чтобы я была рядом, для чего?
  - Не знаю. Ты будто что-то без чего трудно, не смертельно, но трудно. Будто часть, убрать которую и мир изменится. После нашего разговора я только и думал, что об этом, - он был впервые так искренен. - Может это хорошо, это знак для меня, что есть другая жизнь.
  - Ты пугаешь меня.
  - Я сказал, что ты мне дорога, а ты уже хочешь бежать? - он придвинулся ближе. - Твой взгляд не говорит о том, что тебе страшно, - я смутилась и отвернулась. Он молчал. От огня исходил жар, голоса были где-то далеко мы смотрели в чудное ясное небо. - Давай попробуем? Боги знают лучше нашего.
  - Ты говоришь так только потому, что не понимаешь, - сказала я тихо.
  - Разве мы вообще что-то понимаем? - он посмотрел на меня. - Может ты мой дар? За все что я делал, за все, за что боролся? Будь со мной, - он сел рядом со и взял мою руку, поцеловал. - Мы не нужны никому, я уж точно. Даже если не полюбишь, если я не полюблю, мы можем просто держаться вместе. Я смогу защитить тебя от опасностей этого мира, просто позволь мне идти рядом? - я закусила губу от смущения и выдернула свою руку. Он улыбался.
  Провел рукой по моей щеке, я отшатнулась. Он придвинулся чуть ближе.
  - Позволь мне попробовать?
  Замерла, наблюдая за тем, как он наклоняется ко мне. Своей большой рукой аккуратно проводит по моей шее. Его губы коснулись моих, которые я судорожно облизала. Его рука легла на талию, придвигая меня ближе. Губами он обхватил мои нижнюю губу, слегка укусил, а после поцеловал сильно, впиваясь. От этого меня ощутимо затрясло, как в лихорадке. Теперь и я целовала его. Запутавшись рукой в его волосах, притягивая ближе. Потому что, не признаюсь ему в этом никогда, мне его сейчас не хватало. Его рук на моем голом теле, его поцелуев на моей шее. Мне хотелось большего, что-то внутри освободило неистово дикие чувства. Забравшись на него, я увидела его взгляд. Горящий неистовым огнем, восхищенный.
  - Ты прекрасна, - прошептал он мне в губы, еще раз поцеловал, но резко оборвал, когда послышались голоса. Мы упали на землю. Меня оглушило от звуков лагеря, которые стерлись на эти секунды. От земли стало холодно.
  Димитрий смотрел мне в глаза, на меня накатило ужасающее чувство стыда и я, когда голоса утихли, сбежала. Шла быстрым шагом, чтобы мужчина меня не догнал. Повернула к палатке Игната и скрылась в ней. Казалось, сердце громыхает так сильно, что я разбужу воинов. Легла на полу и уснула только под утро, проспав до обеда.
  Разбудил меня Игнат:
  - Дан, вставай, караван приехал, тебе надо собираться, - я открыла глаза, кивнула, быстро умылась и вышла. Первым же взглядом заметив Димитрия, который разговаривал с купцами. Скрылась за спинами Игната и Петро.
  - Они уедут послезавтра утром, держат путь к эльфам, скоро коронация наследника, хотят хорошо наживиться, - поведал мне Петро. - Димитрий договаривается с ними, чтобы они взяли тебя до Миритана, - я посмотрела на него ошарашенно. - Видно он тоже понял, что тебе тут не место, ты уже отхватила свою долю от войны, большего не надо.
  Димитрий поговорив с мужиками двинулся к нам.
  - Ты мне нужен, - смотря на меня, сказал он. - Пошли, - больше ничего не сказав двинулся к речке, мне пришлось следовать за ним. Мы дошли до берега, когда он заговорил:
  - Послезавтра поутру ты уедешь.
  - Хорошо, - я была рестеряна, мне казалось, он хотел совсем другого вчера.
  - Я не отпускаю тебя, - он подошел и не смотря на мои протесты обнял. - Не гоню, но и держать не буду. Вчера доставили послание, песчаники готовят нападение, мы должны их опередить. Теперь я знаю, что могу сражаться не только за Шалан, - он прижался к моим волосам. - Если нам и не суждено больше увидеться, то я не хочу быть этому причиной. Похитят тебя, ранят или убьют, все будет на мне.
  - Обряд? - пролепетала я.
  - Нет, не хочу. Так просто я не отдам свою судьбу. За оборотня не бойся. С тобой поедет Игнат и отряд рыцарей. В столице эльфов тебе тоже боятся нечего, у них плохие отношения с оборотнями и там шанс встретить его еще меньше, чем в пустыне.
  - А ты? - вырвалось у меня.
  - Ты сказала, что судьба уже связала нас и все дороги ведут к тебе, - он отпустил меня, посмотрел в глаза. - Если это так, я тебя найду, совсем скоро. Этот поход будет последним для меня, я уже отправил приказ на подпись. Три-четыре дня, и мы увидимся. Теперь ты мой ориентир, - он достал из кармана шнурок и что-то серебряное. - Это первое что я купил себе на жалование дворянина, - он продел шнурок через мужской серебряный перстень. - Возьми, он зачарован на меня, теперь я точно тебя найду.
  - Зачем тебе это?
  - Если я и не был первым, кого ты нашла, я хочу быть тем, кто первый сделает тебя своей. Этот перстень говорит, что ты моя. Тебе выбирать друг я тебе, враг, муж или любовник, я выбрал, - он крепко меня обнял и прошептал: - Не иди сейчас за мной, я еду на разведку и мы не увидимся ни сегодня, ни завтра, иначе я тебя не отпущу, - убрав руки он поцеловал меня в лоб и вернулся в лагерь. Рисунок впервые зажгло, я поморщилась от боли.
  Оставшиеся две ночи я провела в шатре Димитрия. Опять не спалось, съедало волнение и свербящее внутри чувство беспокойства. То, что, сказал он заботило меня. Мне хотелось с одной стороны от стыда больше никогда его не видеть, с другой же остаться в лагере и дождаться его приезда. Все путанно и странно. Саита была права, когда рассмеялась на мои слова.
  Я не любила рыцаря, но как он и сказал, мы будто превратились в части из жизни друг друга, без которых было уже совсем неправильно. Он ушел, оставив мне кольцо и обещание вернуться. А я, даже не признавшись в этом себе, буду его ждать.
  ***
  Ну утро, разбудив с первым лучом солнца, Игнат заставил меня помыться и нормально остричь волосы, которые за полтора месяца ощутимо отросли. Дал новый красивый камзол и добротные кожаные сапоги, плащ и сумку.
  - Димитрий приказал,- только и ответил он.
  Сборы были быстрые. Лагерь тревожило отсутствие командира, и все ждали нападения или плохих вестей. Так что от нас все хотели избавиться побыстрее. Купцы погрузили в обоз что не смогли продать и тронулись в путь. Пожилой толстый торгаш запел походную песню про рыцарей и дам:
  - Опять уйду, я на войну, прощай моя любовь,
   А я все жду, что ты придешь все двери сторожу.
   Не жди меня, я в землях тех, обрел себе покой,
   Моя любовь, я в бездну ту, отправлюсь за тобой.
   Тебя найду, к себе прижму и сердце одолжу.
  Грустно и фальшиво завывал он. Мы отдалялись от лагеря, я смотрела как рыцари убирают палатки и достают пушки из шатров. Грядет битва и я молюсь всем богам, чтобы рыцари одержали в ней победу.
  Пустыня скрылась из глаз, теперь вокруг одни леса, голосов позади уже не слышно, мы отъехали очень далеко.
  - Игнат, - позвала я. - Я умею говорить, - мужчина улыбнулся.
  - Я знаю.
  - Знаешь?
  - Ты часто разговариваешь во сне, да и понял я, что вы с командиров не просто молчали, раз он так за тобой бегать стал, - я покраснела. - Не смущайся, он мужик хороший.
  - Давай не будем об этом, пожалуйста, - попросила я.
  - Никто и не заставляет. Он очень просил, чтобы я приглядел за тобой, до его приезда, видно зацепила ты его, - воин усмехнулся. - И на старуху бывает проруха, - и затянул очередную песню вместе с купцами. Я же замолчала, дотронулась до перстня, что висел на шее.
  Судьбы дорога опять отправляет меня в путь, теперь к эльфам. Неужели самого наследника мне в женихи готовят? Аль короля? Засмеявшись от души я подхватила мотив фривольной песенки и запела с остальными. Фиг с ними, с женихами этими, хоть день о них не буду думать!
  ***
  - Малец, был когда-нибудь у эльфов? - спрашивал тучный мужчина на сером коне.
  - Не-а, дядька, впервые, - отвечала ему я. - А чего, красиво у них?
  - Красиво не то слово, - он не закончил, когда рядом едущий Игнат протянул:
  - Древняя раса, что ты хотел, - купец кивнул.
  - Замки до неба и все из белого мрамора, позолота на каждом уличном столбе. Если бы у нас так было, ни одного столба бы не осталось, - он рассмеялся. - А женщины у них, да Степка? - мужчина довольно заулыбался. - Красивее баб я отродясь не видел. И бордели у них, - он мечтательно закатил глаза, тут же закашлял Игнат и погнал наших лошадей быстрее:
  - Нечего это распутников слушать, - шепнул он мне. - Хорошему они не научат.
  - А больно рыцари хорошему учили, мужики везде мужики и разговоры у них одни, - нахально поведала я и отвернулась от открывшего от удивления рот, Игната.
  Сегодня вечером мы въедем в Миратин, столицу Ниа`Алана, речную страну эльфов. По правую руку вот уже день как протекает Великая река ТитА, которая в своей дельте расходится на четырнадцать речушек, которые впадают в озера или превращаются в тонкие чистые ручьи. Земли древнейших занимают самую большую часть нашего материка Лоррена. Их равнина покрыта светлыми лесами с редкими городами, Миритан самый большой, есть еще около десятка крупных, деревень у эльфов нет, но есть охранные заставы, которые могут встретиться в любом закутке. Не любят ушастики, когда на их угодья покушаются. И когда их ушастыми называют тоже не любят, но нам модно, мы люд простой, для них что зверушки без хозяев.
  Сейчас у эльфов торжество, коронация принца, на которую мы слегка опоздали, но праздник и ярмарка будут продолжаться еще месяц. Старый король, старший брат нынешнего правителя, Алесандр Кей`Амитас, отрекся от престола и поговаривают не просто так. Купцы шепчутся, что нынешний, Таллион то бишь, на братца покушение совершил, тот и ушел, по добру по-здорову. Эх, высшие, а порядки не лучше нашего и чего скажете кичится?
  - Ты главное на эльфов не глазей, они мастаки молоденьким девицам голову кружить, - возобновил разговор рыцарь. - Раз тебя смущать уже нечем, - подначил за прошлые слова он: - Скажу, попользуют да выбросят, - тут уж я смутилась и возмущенно посмотрела на него. - Сама сказала, что разговоры везде одни, уже поздно девицу то строить, - он объехал меня и довольные поскакал во глава отряда. Вот же жук, а еще рыцарь называется. Я улыбнулась, подсыплю по старой памяти слабень-травы.
  От рыцарей не было никаких вестей, хоть отряд и отправлял парочку посланий на постоялых дворах, ответ до нас не доходил. Беспокойство сменилось более спокойным ожиданием, переживания мои уже не казались такими глубокими и страстными, как я думала в ту ночь. И поцелуй теперь только смущал и расстраивал, как девка распутная, честное слово.
  Игнат выехал из лагеря кардинально поменялся, из настороженного и сурового превратился в бесконечного шутника и распевателя походных песен, мужика. На этой ноте, они с главным купцом и спелись, ну и умора. Что таить и меня от этой легкости и радости путешествия отпустило от всех волнений. Я даже отправила Адэт весточку в одной из таверн: "Ищу женихов, хочу домой, в дом деревенских не води, приеду всех повыгоняю".
  - Где мы ночевать то будем? - спросила я, после того как прошли первую эльфийскую заставу. Древние воины выглядели как новые боги, светлые, высокие, тонкие и небесно красивые. Мне Игнат даже по макушке ударил, мол не пялься, говорил же. Говорил то он одно, а увидеть их совсем другое. И них будто кожа изнутри светится, а волосы не чета даже моим. Как нити золота, али серебра, красотища.
  - Я на постоялом дворе, а ты, иди к тому, что больше понравился из эльфов, - я за эту шутку хотела влепить распоясавшемуся воину пощечину, но он с былой удалью ускакал. Точно он у меня допроситься. Уж неужто я совсем на пропащую похожа?
  Мы въехали в ворота Миритана, когда прошли вторую и главную заставу. Проверяли нас долго, чуть до гола прям на улице на раздели, а то вдруг мы в исподнем угрозу их государству несем. Степан потом хохмил, что он то, точно этой ночью представляет угрозу всем красивым горожанкам. С мужиками поездишь и глядишь совсем у меня чувство стыда пропадет, похабники.
  Торговые люд поехал на рынок, чтобы с ночи свои обозы разместить и палатку торговую установить, мы же с рыцарями поехали к постоялому двору, что располагался на окраине. Но у эльфов все ни как у людей, у них окраины это не бедные районы, а просто человеческие улицы. Древние живут в центре, а вокруг простые люди. Игнат сказал, что в прошлый раз останавливался в таверне "У Розы", очень ему там понравилось, рыцари переглянулись и заулыбались. И это он еще купцов мужланами называл.
  "У Розы" действительно было хорошо. Небольшой, но чистый дворик, в два этажа деревянная постройка, на окнах красивые розовые занавески. Расплатившись рыцари остались внизу, поесть, я же пошла в свою комнатку и попросила натаскать воды, на что мне владелица, моложавая женщина поведала, что у них водопровод. Что это такое я как человек деревенский не знала, но умно кивнула. Не показывать же ей, что я этого провода, не в жизнь не видела.
  Поднялась, зашла в комнату. Маленькая, с большим окном и кроватью, настоящей с периной. Я ее только руками потрогала, хотя хотелось конечно прям в грязной одежде на мягкое покрывало упасть. Вещи сняла, постирать бы. За ширмой нашла трубу, что из потолка торчала, и краник, на полу доски и дыра. Вот и хваленные провод, на вид не лучше нашего туалета уличного. Трубу только на кой прикрутили?
  Повозившись недолго и покрутив краник, я добилась небольшой струи, что начала стекать из трубы. Лучше бы лохань, да по старинке ведрами натаскала.
  Кое как помывшись, возблагодарила владелицу за то, что около стены стояло во весь рост, большое зеркало. Последний раз я себя в полный рост видела только в замке оборотня, будь он неладен.
  Зачем-то поправила волосы, когда подошла к зеркалу. Взглянула на себя после такого долгого пути. Похудела, лицо из-за этого заострилось и теперь действительно чем-то смахивало на мальчишье, вот чего мою ложь за чистую монету воспринимают. Кости на плечах и груди теперь были видны отчетливее, надо по приезду к тете ведро пирожков слопать. Волосы теперь очень короткие делали из семнадцатилетнего подростка. Как сказал Димитрий, несуразного пацаненка. От воспоминания о воине щеки заалели и девушка в отражении опустила голову и застенчиво улыбнулась.
  Из сумки достала чистую рубаху и штаны, грудь перебинтовывать не стала, у меня от этих тряпок у уже все чешется. Служанка принесла мне тарелку с мясом и хлебом, Игнат передал, поблагодарила ее и быстро поглотав горячий ужин, плюхнулась на кровать. Божечки, вот оно какое, счастье и тут же уснула.
  ***
  - Ты от меня главное не отходи, - вещал Игнат. - На древних не засматривайся, а то меня Димитрий прибьет, - я обижено посмотрела на него. - Это тебе не Латрин и не Хас, тут народа в сотни раз больше и лихого люда подавно. Миританская ярмарка самое большое торговое событие этого года, сюда только совсем бедных торгаш не поехал.
  - Хорошо, Игнат, ты же мне не отец, что так бурчишь, никуда я не уйду, - возмутилась я, он от моих слов слегка побледнел и промолчал. Но я чтобы растопить сердце старика взяла его за руку. - Пошли, покажешь мне настоящий мир, а то я только по грязным трактам и хожу, - и улыбнулась, он немного оттаял и мы направились к главной торговой площади.
  - Фрукты, овощи, сам выращивал, без магических добавок, - орали от одного прилавка.
  - Свинина, лучшее сало, самому жалко продавать, - надрывался в крике толстый мясник.
  - Ткани, ткани, подходите мужчины, дома сама ткала, лучше во всем Миритане не найдешь, - схватив Игната за руку заговорила женщина. Мужчина быстро выбрался и мы пошли дальше. Глаза от обилия продуктов у меня разбегались, я уже уговорила Игната купить мне хурму, от которой теперь все руки липкие.
  - По сторонам больно не смотри и речи их не слушай, нет большего обманщика, чем торговцы.
  - Ну как мне не смотреть? Тут столько всего, будет потом что тетке в деревне рассказать. Будто тебе не интересно.
  - Я уже свое по рынкам отходил.
  - Бурчишь как дед старый, честно слова, - Игнат посмотрел на меня удивлённо. - Забыла, ты же действительно старый, - и расхохоталась от его возмущенного взгляда, а потом потащила к палатке со сладостями, где упросила купить мне сахарного петушка и шоколада. Первый был вкусный, я такого никогда не ела, а шоколад, горький, не понравился, я его под шумок и выкинула.
  Хоть коронация и прошла, а торжество продолжалось. С утра и до пяти вечера гудел рынок, потом все уходили с торговой площади на центральную, рядом в высоченным королевским замком. Там уличные артисты, циркачи, музыканты и сказители устраивали представления, за подаяния. Везде сновала королевская стража. Среди толпы было не так много эльфов, да и только мужчины.
  - А где эльфы то? - спросила я рыцаря, пока мы смотрели как парнишка выдувал пламя у себя изо рта, как дракон.
  - Откуда же мне знать, они народ нелюбящий толпы, смущаем мы их.
  - Гордецы?
  - Аристократы, смотри давай, такого ты точно нигде больше не увидишь, - пихнул меня Игнат и сам завороженно стал наблюдать как девушки гимнастки прыгали с алыми лентами.
  Вокруг царило волшебство и сказка. Никогда не видя магию, кроме тех травяных ритуалов, что проводила Адэт, я как ребенок с открытым ртом наблюдала, как из дыма получаются птица, а из воды русалки. Как в небе взрываются искрами салют, как это назвал Игнат. Белоснежный замок окрашивался красными, синими и зелеными огнями. Вокруг бегали дети и орудовали воришки. Эльфы ходили с копьями, смотря на всех сверху вниз, только гуды и носы, только не кривили. Рядом с нами встал один из стражников и я чисто случайно наступила ему на ногу, тот смерил меня пренебрежительным взглядом, а я лучезарно улыбнулась, чем вызвала его поднятую бровь. Народная мудрость гласит, сделал гадость, на душе радость.
  Нас подхватила толпа, когда всеобщее веселье превратилось в пляску. И вот я кружусь с красивенькой девицей и залихватски шучу, где-то в толпе бубнит Игнат. Девчушка смеется и краснеет, а потом шепчет, что папеньки сегодня дома нет. Я показываю на кольцо, что ношу на шнурке:
  - Милая, я занят.
  - Но оно же мужское, - возмущается горожанка.
  - А то, - крутанув ее еще раз в танце улыбаюсь я.
  - И на кой ты меня тогда танцевать пригласил? Нахал, - девушка развернулась и исчезла в танцующей толпе. Меня подхватили за руки:
  - Дан, вот так встреча, а Игнат где? - крикнул мне в ухо Данияр, купец из Шалана.
  - Ворчит где-то в толпе, - отвечаю я. - Вы то как здесь, разве не обоз сторожите?
  - Какой из меня сторож если тут девиц-красавиц так много, - он мне подмигнул и потащил к стоявшим, там на всеобщем фоне уже выделялись Игнат, Семен и Витал. Мужчины спорили с рыцарем, когда мы подошли.
  - Пошли сказали, что дома сидеть, на войне своей такого не увидишь, все наши уже там.
  - Я с вами, - крикнула на радостях я. Давно не было так хорошо, хотелось смеяться и обнять всех людей на этой площади.
  - Вот и Дан с нами, пошли, старый ты зануда, - Игнат смерил меня взглядом.
  - Куда собрался то? В бордель, - это меня немного отрезвило, купцы засмеялись.
  - Дай парнишке отдохнуть, - подтолкнув меня в бок весело сказал Витал. - Все равно потом всем идти на постоялый, а вместе не так страшно. Тут сейчас весь народ, а одним ходить до дома боязно.
  Не дав ответить Семен подхватил меня закинул на плече.
  - Мы идем, а ты если хочешь оставайся, - Игнат конечно же пошел следом, прошептав мне:
  - Дура, - знаю.
  Голоса и уличная музыка отдалялись, толпа стала реже, но не менее пьяная, стражников же стало больше.
  Мы дошли до торговой площади, свернули на ресторанную улочку, потом прошли по ремесленному переулку и вышли на яркую и украшенную дорогу. Домики по обе стороны пестрели один хлеще другого. Где-то висели сотни фонарей, где-то дом красовался ярко красным цветом и на каждой из лестниц, сидели, стояли и говорили...
  - Это не женщины, это нимфы, - протянул Витал, ему тут же отозвалось веселым девичьем смехом.
  - Проходи, так заколдую, маму родную не вспомнишь, - перевалившись через перила сказала темноволосая женщина, чья грудь почти вываливалась из корсажа, на ее слова все рассмеялись. Витал подошел к ней ближе.
  - А ты не боишься, что это я тебя так магией своей зачарую, что ты потом за мной бежать все ноги сотрешь, - мужчины что были рядом присвистнули. Нахальница посмотрела на купца и ответила:
  - Такие наобещают, а потом из магии только свой сияющий зад показывают, когда убегают, - стоящие сзади нее девицы загоготали. Витал не смутился, притянул к себе проститутку и поцеловал.
  - Ну пошли посмотрим, кто чей зад увидит, - и скрылся в дверях дома, по чьим стенам распускались синие розы.
  - Один боец потерян, - хохотнул Семен, все так же несший меня на плече. Мы пошли дальше и в итоге зашли в алый публичный дом, где нас тут же окружили нимфы, задорно щебеча. Меня поставили на пол.
  - Мальца не трогать, - грозно заявил Игнат, - он малохольный, - а сам скомандовав мне сидеть, ушел вместе с красивенькой рыжей женщиной. Семена и Данияра тоже закрутили и куда-то увели.
  В прихожей стоял один вычурный диван, на который я и уселась, от обиды скрестив руки на груди. Придумал тоже, малохольный. В дом входили все новые мужчины, которые тут же терялись в многочисленных проходах борделя. Хозяйка, тучная старая проститутка улыбалась приходящим и светила своими золотыми зубами.
  - Заходи хороший, у меня только самые лучшие девки, - приговаривала она. Мне подобное хоть и было в новинку, но не пугало. Моя то мамашка, поговаривают, тоже в это дело подалась. - А ты малыш чего сидишь? - обратила на меня внимания она.
  - Честь берегу, в монахи готовлюсь, - да расхохоталась.
  - Врешь же паршивец?
  - Придешь ко мне грехи отмаливать, не приму, - погрозил я ей, - она начертила непонятный символ в воздухе.
  - Сиди тогда, монашек, - и стала снова расхваливать своих дам.
  - Монах значит? - ко мне подошла красивая женщина с белыми короткими волосами. - И грехи все прощаешь? - сев рядом спросила она, я от растерянности кивнула. - Ну слушай тогда, монах...
  ***
  В долгих поездках, среди мужчин, я совсем забыла, какое это страшное слово, женский треп. Сколько времени прошло, не ведаю, но из меня будто бочка слов вытекла. Проститутка от скуки ли, от желания поговорит или смеха ради делилась со мной своими проблемами и невзгодами. Тут же вскоре подошли еще две и меня увели в комнатку, где налили чаю и стали расспрашивать:
  - Ну-ка расскажи мне как ты с купцами путешествовала? - заявила блондинка Кати. Она сразу поняла, что я девушка, сказав лишь: "я бабу за версту чую".
  - Да что рассказывать? - ответила я, отпивая чай. - Ехала себе и все.
  - А в мужика на кой оделась? - спросила длинноволосая шатенка Сури.
  - Мне так веселее, - подмигнула я.- Из отчего дома сбежала и к купцам. Волосы обрезала, чтобы не снасильничали в пути, - Сури кивнула, поняла. - Лучше вы скажите, что эльфиек среди вас нет?
  - Так они этим и не промышляют, ты если не заметила, так вся обслуга тут люди. Эльфы в замках живут и границы берегут, - отвечала Мила, зеленоглазая брюнетка.
  - А эльфы?
  - А эльфы что? - переспросила Сури.
  - Не заходят разве?
  - Заходят, - Кати таинственно посмотрела на меня и отпила чая, - но не сюда, у них свои места. Они "пачкаться" не любят.
  - Да это с виду только, - ответила ей на это Мила. - Среди них извращуг не меньше нашего, они прячутся просто лучше, девушки переглянулись и рассмеялись. - Если бы не хозяйка, - она указала на тучную женщину, - я бы тебе столько историй рассказала.
  - Молчи уже, - расхохоталась Сури.
  - А что, понравился кто? - подмигнула мне Кати.
  - Мне? Ну эльфов то я отродясь не видела, поэтому сначала конечно, да. Что врать красавцы они первородные, - девчонки закивали.
  - Знаешь сколько у нас таких дур? - сказала Кати. - Приезжают сюда с деревень и все как одна за эльфийскими принцами, - она закурила. Выпустила пар. - Да "принцы" эти тока если с молодкой девственной побудут, ночь два, да и свалят в закат, - еще раз затянулась. - У нас тут каждая вторая от позора такого, не замужем, да порченная, в шлюхи подается, - потом улыбнулась, как-то неестественно и наиграно. - Ты так не сглупи, - сказала мне озорно, встала и вышла из комнаты.
  - Еще не отошла, - прошептала мне Сури. - У нее с этими ушастыми свои истории. - А сама-то ты, с мужиком уже жила? - я смутилась.
  - Не мое это и одной хорошо.
  - И то верно, - согласилась Мила. - Но с мужиками, ммм, как сказать то, чуднО. Они как дети, все за что-то борются. Пойду Кати позову, - девушка тоже встала и пошла.
  - Надолго ты тут? - спросила Мила.
  - Жду одного человека, а потом поеду домой, - ответила я.
  - Что за человек? - глаза ее загорелись интересом. Ответить я не успела как вошли Сури и Кати, последняя была одета в теплый плащ, второй, что держала в руках, кинула мне.
  - Одевайся, пошли мы тебя проводим, не могу здесь больше сегодня быть.
  - Мне нельзя уходить, - ответила я.
  - Я уже передала все твоими мужикам, они согласились, - ответила на это девушка. Я встала, одела плащ.
  - Мне надо увидеть Игната, - сказала я и вышла. Но хозяйка меня к воину не пустила, тогда я написала записку и сказала, что если она не передаст и со мной что-то случится, то Серебренные рыцари нагрянут к ней всем отрядом.
  Девушки задорно смеялись уже на улице, поджидая меня.
  - Мы взяли вина, будешь? - щебетала хохотушка Сури.
  - Нет, спасибо.
  - Да не бойся ты, все хорошо, - подойдя и обняв меня сказала Кати. От этой фразы у меня уже сводит скулы. - Пошли посмотрим город, потом вернемся.
  Смотря на красивые женские лица, я думала, как давно не разговаривала не с кем, кроме мужчин. Прошло больше месяца как я уехала от Адэт, а из женщин за это время видела только Весту. Куртизанки смеялись и флиртовали с каждым из прохожих, пили вино и не останавливаясь сплетничали. От них я кажется, узнала все, что твориться в городе.
  - Говорю тебя. Что ты ржешь, видела я Лимали здесь, убеждала в чем-то Мила Кати.
  - Ага и короля собственной персоны, - отвечала блондинка.
  - Ну и дура, говорю вам не врут сплетни то, - обидевшись буркнула она.
  - А ты верь больше всякой шушаре, они тебе и не такое расскажут, - сказала, обняв девушку, Кати.
  Мы вышли из яркого квартала и пошли по торговой улочке, тут народа было поменьше. Все возвращались домой после ночного праздника. Девушки все так же улыбались каждому встречному, пока вдалеке не появились высокие эльфийские стражники.
  - Вот же, - прошептала Кати.
  - А что такое? - не понимая, спросила я.
  - Стражники, - прошипела Сури.
  - И что?
  - Нельзя нам тут находится в это время, - сказала Кати. - Эльфы не любят, когда по их улицам такие как мы ходим, - промолвила она, но я все также не понимала.
  - Они следят, чтобы мы из своей улицы не выходили, а если заметят, то отведут на удержку, могут и неделю продержать, - прошептала Сури, потом схватила за руку и сказала: - Бежим, - девчонки, последовав этому приказу двинулись медленно, но решительно в разные стороны. - Доберемся до нас, - пояснила девушка и быстро исчезли в небольшом проулке, оттуда прошли дворами. Сзади нас послышалась возня. - Вот же черт! - сказала девушка. - Буги туда, - указала она тропинку между домами, - потом направо.
  - А ты?
  - Не беспокойся, - она тут же исчезла в темноте дворов.
  Я последовала ее указаниям и побежала, прошла между домами и вышла на небольшую улочку, сразу видно простую, не эльфийскую. Шумная таверна, из которой вылетел пьяный крестьянин, да так и уснул лицом на земле, громко захрапев. Уйдя в тень, старалась не привлекать внимания. По улице прогуливались странные мужики, то ли бандюги, то ли так местные жители выглядят.
  - Иди сюда, сука, - раздалось сзади, я испугано повернулась. Мне что ли? - Деньги верни, шлюха! - ревел пьяный мужской голос, я пыталась рассмотреть, кому он это орал. Неужели Сури поймали? Подошла суть ближе.
  В небольшой нище между домами стояла тоненькая фигурка девушки в плаще рядом с ней толстый, качающийся мужик, который держал бедняжку за руку.
  - Деньги отдай, я тебя, сучку, своей страже отдам, - он замахнулся, чтобы отвесить ей пощёчину. Никто вокруг на это внимание не обращал. Прежде чем он нанес удар я подкралась и ударила его рукояткой кинжала по темени, боров покачнулся и обернулся. Как и учил меня Димитрий, я ударила его в нос, чтобы тот потерял равновесие. А потом добавила удар от себя, ногой зарядив подонку в пах. Тот завыл, я подхватила девушку за руку.
  - Побежали, тут стража, - прошептала я. Девушка заозиралась, но со мной побежала. Как назло, мы почти сразу выбежали на эльфийский патруль, поэтому пришлось убегать уже от них. Дороги я не разбирала, двигаясь самыми извилистыми путями. Нескоро, но возгласы сзади затихли, вроде оторвались.
  Выглянув из укрытия, а сейчас мы прятались между вонючими бочками, в одном из проулков, я вздохнула с облегчением. Никого. Девушка молчала, капюшон за время бега так и не спал с нее и ее лицо я не видела.
  - Хорошо, что оторвались, да? - задыхаясь спросила я. Она кивнула, а потом мелодичным голосом просила.
  - Думаешь ушли?
  - Не знаю, это ж эльфы, кто их поймет. Может затаились, но я их не вижу. Ты как? Он тебя не бил? - спросила я, она поежилась. - Сложная у вас работа, - запустив руки в волосы сказала я. Меня за такое приключение Игнат точно выпорет.
  - Ты приезжий? - спросила девушка.
  - Да, с караваном приехал, торговым из Хасы, - я еще раз выглянула, проверить. - Мне на вашу улицу надо, у меня там друзья. Знаешь путь? - девушка молчала, испугалась, наверное, этого мужлана, отойти не может. - Он с тобой точно ничего не сделал? - я взяла ее за руку. - Давай посмотрю, - пока она не запротестовала, я взяла ее капюшон и опустила, чтобы посмотреть на ее лицо. - Эльфийка, - пораженно прошептала я. Эльфийка - проститутка? Девчонки говорили же, что таких нет.
  На меня смотрела красивая беловолосая девушка, с прекрасными янтарными глазами и красивым точенным лицом. В глазах ее был испуг и вызов.
  - Ну зачем ты так, - сказала ей я. - Такая красавица, - потом опомнилась. - Извини, не мое дело. У тебя есть дом? Ты можешь переночевать у меня, - она поправила и одела капюшон, на мои слова никак не ответила. - Нам пора, тут всю ночь не просидим, холодно, - я встала, подала ей руку, она поднялась. - Пойдешь со мной? - она отрицательно покачала головой. - Тут патруль, осторожно, - она кивнула и стала уходить. - Постой, я подошла, - дала ей пару монет, что нашла в кармане. - Возьми, сними комнату на постоялом, - потом уже сама ушла, стараясь вспомнить путь, как сюда бежала.
  Снова вышла на улицу с таверной я только через полчаса, знатно поплутав. Зачинался рассвет. Я думала об эльфийке. Ее было жалко, как и всех подобных девок. Но когда ты с высоты падаешь, да на такую грязь улиц. Что же с ней такое произошло, что она другого пути не увидела?
  - Сона, - крикнули мне и подбежала Мила, она хохотала и закружила меня в танце. - Мы тебя ищем, пошли, глупышка, - и она подхватив меня за руку побежала, по пути рассказывая, как она нарвалась на патруль и лихо их обкрутила. Я о своем решила не говорить, только кивая.
  Вот и улица веселья, алкоголя и веселых нимф. Мужики уже расходились из увеселительных домов, посылая девушкам поцелуи и пошлые фразочки, на что те отвечали взрывами смеха. Мы дошли до нашего дома с синими розами, вбежали по лестнице. Меня уже ждали, Игнат сверлил злым взглядом, но было видно, что он выдохнул когда увидел меня живой и здоровой. Я сразу же присела рядом с ним.
  - Не ругайся, меня потащили гулять, я упиралась, - он гневно на меня посмотрел.
  - Сона, - прошипел он. - Мне пришлось за твой вечер заплатить два золотника, - я охнула, хотела все объяснить, но своих знакомых девиц не нашла. Вот же нимфы!
  ***
  Игнат вот уже полдня со мной не разговаривает, все припоминая, как потратил "последние" деньги на мое развлечение. Я на такие обвинения только опускала голову, ну кто же знал, что их общество так дорого стоит, я то думала, что они меня пожалели и решили просто поговорить.
  "Проституткам не верь, пустая ты башка" - злился все утро рыцарь.
  Но я так давно не говорила с женщинами, а они были такие милые.
  Мы вышли прогуляться на рыночную площадь, каких усилий мне стоило уговорить его выйти, хотя бы вечером. Придя домой утром, мы сразу завалились спать. Проснувшись, встретились внизу, на ужине. Где молча поели и я, высвободив все свое обаяние, умоляла Игната не запирать меня в таверне до приезда Димитрия. Тот сдался после женских слез, которые если честно, появились благодаря отличному луковому супы, что подала хозяйка.
  - Не злись ты, теперь я от тебя никуда, - заверяла я мужчину. Будто он не виноват, что ушел с нимфами, а меня одну оставил. Но об этом я, конечно, умолчала, а то как бог даст, запрет меня. - Пошли посмотрим на сладости. Ну хватит, я в своей деревне такого точно не увижу, - Игнат хмуро пошел к прилавку, торговец громко верещал:
  - Слааадкое, лучшие конфеты во всем Миритане, - подойдя поближе я зачаровано смотрела на сотни разных конфет и леденцов. - Бери парнишка побольше, ночью с девушкой будешь подольше, - подмигнув мне сказал мужчина, я рассмеялась и взяла парочку.
  - Вот эти, - взяла одну с горьким шоколадом для Игната и мягкую карамель для себя, всего одну олёнку стоило.
  - Эй, у меня все по закону, - закричал торговец сладкого и руками прикрыл товар. Неужели подумал, что я стражник? Может скидку ему сторговать?
  Обернувшись я уставилась на высоких и уже настоящих стражников Миритана. Меня окружили пять эльфов, вынутый меч одного из них указывал на недоброе намерения. Я постаралась уйти, но круг двинулся за мной. За мной? Торговец сади шумно выдохнул.
  - Пойдешь с нами и тихо, - наклонившись ко мне пропел один из эльфов, я кивнула и сглотнула. Что за кутерма?
  Пока меня как самого настоящего преступника выводили под рученьки с рынка, сзади маячил Игнат, пытаясь узнать у одного из стражников за что меня задержали.
  - Государственное дело, - без эмоций отвечал ему на вопросы эльф. Все торговавшие и покупавшие люди на площади старательно отводили от меня взгляд. У них что, это обычное дело, когда так человека уводят?
  Мне не слово не дали сказать рыцарю, просто посадили с одним из стражников на лошадь и отправили в неизвестном мне направление. Игнат проводил меня взглядом, крикнув:
  - Ни на что не соглашайся, я помогу, - его потеснила стража, но не арестовала, так и оставила стоять на площади и смотреть мне в след. Вот от этого мне стало страшно. Боги, вы мне так за то, что я выжила мстите?
  ***
  Долгие разговоры, требовательный тон, удары и угрозы. Вот что обрушилось на меня, когда двери эльфийской тюрьмы закрылись перед моим носом. Главный из этих стражников, которые мне казались все на одно лицо, ходил по темнице и спрашивал:
  - Признаешь?
  - Нет! Да что признать то?! - спрашивала я сидя на холодной земле и потирая разбитую губу. А эльфы то, оказываются, не лучше наших ублюдков.
  - Закрой рот! Ты понимаешь, что ты сделал? - он подошел ближе и присел на корточки, чтобы видеть мое лицо.
  - Я ничего не делал, - злобно прошептала я.
  - Посмотрим, как ты запоешь, без еды и воды, - он вышел и крикнул, что-то двум стражам, что остались стоять около дверей моей клетки.
  Я прижала ноги к себе и опустила на них голову. Такую значит судьбу мне богиня отмерила. От одной навозной ямы ушла и тут же во вторую вляпалась. Даже я своим деревенским умишком, понимала, что оказаться в эльфийском темнице - это одно из худших наказаний.
  Игната ко мне не пустят. В худшем случаем меня казнят, не объяснив, что же такого государственного я нарушила.
  Стойте, это что такое наказание, за то что я вчера от патруля бегала? Да не может быть. Такое это государственное дело, бегать за бедным торговым людом? Почему тогда девки вчера мне об этом не сказали? Так может они и наплели чего, что за мной целый отряд отправили.
  От холода начали стучать зубы. От огня да в полымя. Сбежала с пустыни и жары, попала, считай, в подвал.
  Как и обещал беловолосый, еды мне не давали, но воду принесли. Один раз, под вечер.
  Темница была крохотной, два на два метра, но имелось и отхожее место, деликатно прикрытое крохотной ширмой. Спать пришлось на тонком одеяле, что мне выдали с водой. С такими условиями, что мне жизнь подкидывает, я точно себе все органы застужу.
  На утро ситуация не изменилась. Ко мне никто не приходил, на мои просьбы не отвечали. Из нового, только охрану поменяли. Весь день я пролежала, пытаясь согреться. Видно, своим стуком зубов я так достала тонкий слух ушастых, что мне вечером выдали еще одно одеяло и воды.
  Проснувшись на утро, когда сквозь маленькую щель в стене светил маленький лучик, я зашлась в сильнейшем кашле. Простыла. Меня знобило, кидало то в жар, то в холод. Одеяло не помогало, только если сопли им подтирать.
  Кашель разносился эхом по всему коридору и всем камерам.
  - Ведите его наверх, на допрос, - придя под вечер, сказал глава стражи и тут же ушел.
  Меня подхватили и повели по каменной винтовой лестнице. В этот раз они были куда аккуратнее. Когда кашляла, специально не закрывала рот рукой, может и они заразу подхватят. Смотря на меня и мое состояние, ушастые только кривили носы и бросали пренебрежительные взгляды. По делом им.
  После большой деревянной двери мы вышли в красивый и чистый белый, мраморный коридор. Высоченные потолки, окна от пола, цветы и яркие ковры дали понять, что мы в дворце или же в доме аристократа. Очень и очень богатого вельможи.
  Стражники повели меня на один этаж выше, по красивой резной лестнице. После, по длинному коридору. Кроме стражи, что стояла каждые два-три метра в доме никто не встречался.
  Мы зашли в залу, вышли в еще одну дверь и опять пошли по коридору, уже не такому широкому и богатому.
  - Это нам решать, Иллодан, он сложил свои полномочия, - я смотрела, как к нам приближаются два эльфа. Одеты они были куда лучше той стражи, что я видела. Их светлые волосы были заплетены в косы, у одного в тугую, у второго в две косицы на висках. Эльфы, что вели меня остановились и поклонились. Вот значит в чьем мы доме, хозяева.
  Богачи тоже остановились и уставились уже на меня, я смотрела на них. У одного были красивые зеленые глаза, у того, что с двумя косами.
  - И что это? - всю красоту от такого тона, сразу сбило и я осмотрела второго. Высокого, голубоглазого.
  - Это дело Лимали, - ответил один из стражников. Лимали? Знакомое что-то.
  - С каких пор дела моей сестры не касаются меня? - спросил зеленоглазый. Посмотрела на него внимательно, без первого очарования. Да ведь и вправду похож на ту эльфийскую проститутку. Значит, меня из-за нее сюда привели. Может ищут? - Куда вы его ведете? - требовательно спросил он.
  - Алхир ждет нас в своем кабинете, - ответил тот же стражник.
  - Алхир сам так решил? - спросил голубоглазый.
  - Это дело Госпожи Лимали, - стушевавшись ответил стражник.
  - Ведите его в мой кабинет и позови Алхира, я хочу поговорить с ним про допросы, - приказал зеленоглазый и двинулся со своим спутником дальше по коридору, но сделав пару шагов, остановился. - Вы отпустите его? Или я плохо выразился? - мои руки освободили, и я немного покачнулась, когда осталась без опоры. Стражники при этом не уходили. - Вы не верите, что я и Иллодан справимся с хилым человеком? - стража неохотно кивнула и удалилась, а я последовала за этими двумя. Они перешли на эльфийский, конечно, я их не понимала, а просто шла оглядываясь по сторонам.
  Мы дошли до одной из многих деревянных дверей, зашли. Зеленоглазый сел за дорогой и красивый стол, сзади него со скучающим видом стоял голубоглазый.
  - Откуда ты? - задал вопрос сидящий.
  - Хаса, Шалан, приехал с торговым караваном, - отвечала быстро я. - Я не знаю почему меня забрали в темницу. И готов поклясться, что нес делал ничего плохого для вашей страны. Обвинения беспочвенны.
  - Это мы решим сами, - выслушав меня, ответил он. Мы замолчали, ожидая прихода Алхира, - который быстро вошел в комнату, поклонился зеленоглазому.
  - Ваше Величество, я прошу прощения, что вы тратите свое время на такой пустяк. Если вы позволите, - король? Он коронованные принц Амитис? Значит его сестра, принцесса... Проститутка? На моем лице отразилось такое удивление, что голубоглазый до этого читающий что-то, посмотрел на меня внимательно и настороженно.
  - Не позволю. Сядь и объясни, за что вы задержали этого парня, - Алхир он же глава стражи, что отвела меня в темницу, скривился. Он что-то быстро проговорил по эльфийски.
  - Он? Ты уверен, что Лимали и в этот раз не солгала? - Алхир покачал головой. - Ну что же, давай спросим его, прежде чем ты исполнишь наказание. Вы знакомы с принцессой Лимали?
  - Нет, - честно ответила я. - Знаком только с уличной девицей, что спас вчера от патруля и мужлана, что хотел ее избить, - Алхир крикнул что-то на эльфийском.
  - Вот как, - Амитис встал, обошел стол и стал напротив меня. - Значит, вы утверждаете, что не насиловали принцессу вчера ночью? - он смотрел серьезно, как и голубоглазый, который был зол. Я попеременно смотрела то на него, то на короля.
  - Я не мог никого изнасиловать, - растерянно прошептала.
  - Почему? - спросил Амитис. Разве эльфы не маги и не чувствуют, что я девушка. К чему такие вопросы.
  - Он лжет, - прошипел Алхир. - Твое слова, скот, ничто по сравнению со словом Госпожи, - он отвесил мне удар и я чуть не упала. Оглянулась на него и зло сказала:
  - Единственный скот здесь это ты! - он хотел меня еще раз ударить, но ему помешал голубоглазый, который быстро оказался рядом и проговорил что-то на их языке.
   - Я хочу услышать ответ, - настаивал Амитис.
  - Я не могла изнасиловать принцессу, потому что я девушка! - на минуту воцарилась тишина, Алхир от подобного заявления закричал:
  - Лоооожь! - но после посмотрел на меня внимательно. - Это неправда, Госпожа указала на него.
  - Ты девушка? - спросил король.
  - Да, позовите служанку я разденусь перед ней, - он посмотрел мне в глаза и сказал по эльфийски. Алхира вывел Иллодан. - Почему ты так выглядишь?
  - Думала, что притворяясь парнем я буду в больше безопасности, оказывается, ошибалась. Пожалуйста, отпустите меня. Я никого не трогала, меня ждут, я не могу находится тут.
  - Кто тебя ждет? - да какое ему дело то?
  - Муж, - сказала я. - Он Серебренный рыцарь, вот его кольцо, мы помолвлены.
  - И он отпустил тебя одну? - король сел.
  - Я не одна, со мной отряд и его поверенный. Пожалуйста, я и так многого натерпелась в вашей темнице. Прошу вас, - я встала на колени. Зашел Иллодан и служанка.
  - Проверь, - сказал голубоглазый. Я поднялась и пошла вместе со служанкой, которая отвела меня в отдельную комнатку, я разделась.
  - Меня отпустят? - просила я женщину. Она испугано на меня посмотрела, но не ответила. Мы вышли, служанка сказала Таллиону, что я точно девушка и быстро вышла.
  - Вышло скверно, - сказал король. - Как ваше имя?
  - Сона, - ответила я.
  - Сона, в силу обстоятельств, я не могу исполнить вашу просьбу. Но с сегодняшнего дня с вас сняты все обвинения и становитесь официальной гостей дома Кей`Амитас.
  - Пленницей?
  - Гостей, - он улыбнулся, сказал, что-то Иллодану и тот подойдя ко мне и даже поклонившись попросил меня следовать за ним. Мы вышли из кабинета короля. Меня точно не выпустят отсюда, из-за того, что я узнала.
  ***
  - Альва? - эльф рассмеялся, когда дверь за его другом и девушкой закрылась. - Давно в наших землях не было детей Саиты. И кто счастливчик теперь? - он вспомнил милое и детское лицо девушки. - Надеюсь, в этот раз я?
  ***
  На мои вопросы не отвечали, меня огородили от всех, прислав только немую служанку. Быть может она и не была нема, просто за три дня не произнесла ни слова. Около моих дверей постоянно дежурила стража. Теперь от преступницы в клетке я отличалась только наличием мягкой кровати и еды.
  Игнат рвал и метал, скорее всего он точно после всего этого меня возненавидит. Стража была равнодушна к моим просьбам, а аудиенцию у короля мне больше никто не предложит. Наверное, надо радоваться, что хоть жива осталась. Богиня любит своих детей, если послала мне короля в тот коридор. Алхир, по велению, своей Госпожи, будь она неладна, морил меня голодом и почти казнил. Зла на них не хватает, аристократы.
  Иллодан в тот день, выйдя из кабинет, отвел меня на последний этаж, в невидимый простому взгляду закуток. И запер в маленькой комнатке. Два окна, кровать, шкаф, столик и стул, небольшой кованный балков и вид на город.
  Мне разрешили выходить на улицу, но только под наблюдением стражника. Королевский двор был большим садом, эльфы же в перерывах между избиение узников, обожают повозится в огороде.
  Нет, все-таки, никто не лучше. Ни древние, ни мы. У всех своя гниль внутри, просто кто-то прячет ее хорошо.
  Королевский сад был великолепен, это стоит признать. Большие арки из кустарника, цветы разных сортов и расцветок, цветут не смотря на начала зимнего месяца Снежня. Широкие дорожки, которые могут оборваться и превратиться в узенькие тропы сквозь многовековые деревья. Скамейки и качели, которых то много, до за час ни одной не найдешь.
  Именно у лесу я и повстречала Лимали в следующий раз. Она шла в окружение придворных дам, невероятно красивая, в нежно-голубом платье, с опущенными плечами. Ее волосы были распущены, а на голове красовался венок из разнотравья. Конечно, она сделала вид, что не заметила меня, стоящую в нескольких метров от этой процессии.
  За что она так со мной поступила? За то что помогла? Нет, за то, что узнала, чем занимается ее высочество, когда сбегает по ночам из дворца. И чего этой девице не хватает? Все богатства, вся власть, вся сила у нее уже есть. А ей, как свинье, грязь подавай. Когда она будто бы мимолетом посмотрела на меня, я плюнула себе под ноги, пусть знает мое отношение. Не чем она не лучше тех уличных девок. Нет, она хуже, те из себя благородство не строят.
  Больше я в центральную часть парка не ходила. Мало ли Алхир увидит во мне угрозу и прирежет прям там, на глазах эльфийских красавиц, а они и не прочь ведь будут.
  Дни протекали один за одним. Служанка научила меня пользоваться этим загадочным водопроводом, в котором были свои преимущества. Хотя мне ванна как-то родней. Про Адэт думать не хотелось, потому что становилось очень стыдно. Хоть я и отправила ей записку, что еду к эльфам, она наверное, волнуется безумно. Уезжала то я на неделю, а дома меня с конца лета нет. Эрридан совсем ушел из моих мыслей, хоть изредка мне и снился белый волк, будто идущий по следу, оборотня я перестала боятся. Сейчас меня беспокоил Димитрий, без Игната я не знала как он и что сделает, когда узнает, что меня заточили в королевском дворце. Поможет ли или мы больше не увидимся?
  Беспокоило и еще кое-что. Когда я впервые попала в свои покои и служанка мне показала, где можно помыться, я за долгое время посмотрелась в небольшое зеркало. Которое красноречиво говорило мне, что следующий мой суженный их длинноухих. На ключице расцвел новый цветок. Сначала зуд я списала на грязь, от которой по всему телу все чесалось. Но смотря на рисунок, понимаю, что судьба мне готовит очередную подлянку.
  Вот уже третий день я пытаюсь вспомнить, когда именно у меня началось чесаться плечо? На рынке, когда я увидела стражу? В темнице, когда меня Алхир допрашивал? В кабинете, когда я говорила с королем? Или в коридоре, когда меня под руку тащил Иллодан? Выбор большой и ничего хорошего в нем нет. Стражников я в лицо не помню, Алхир еще тот подонок, король - король с ним точно ничего не выйдет и никто меня к нему не пустит, а Иллодан, с ним вообще все непонятно.
  Саита и что ты мне прикажешь делать?
  ***
  - Пожалуйста, мне нужно с ним увидеться.
  - Не положено, - отвечал мне мой личный страж, который со вчерашнего дня сменился и в глаза ему нормально не посмотришь. Все они ходят в позолоченных шлемах, как только уши не потеют.
  - Мне правда надо, - я попыталась воззвать к его совести. - Ну скажите мне тогда, меня опустят? - он молчал. - Пошлите в сад, - я понуро поплелась вниз.
  За неделю мне почти осточертел этот сад. Даже в отдаленной части мне не удавалось побыть одной, то и дело натыкалась на стражу или компании отдыхающей аристократии. Идти в другие места мне не разрешали, а уж тем более выходить за пределы дворца.
  -
  
  
  
  
  Всем привет, давно не писала)
  
  На этой недели хочу закончить один большой фрагмент, пожелайте удачи
  Это произведение, черновик, поэтому при редактировании будет дополняться
  
  
  
Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"