Кассета Ирина: другие произведения.

Сквозь тернии к звездам или а Вас, прошлое, я попрошу остаться

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.46*47  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    СПАСИБО ГАЛИНЕ ПРОКОФЬВОЙ ЗАКОНЧЕННО!!! Вам снятся кошмары? Конечно, снятся. Разница лишь в том, как часто. Кошмары... Вестники беды или тайные призраки прошлого, заставляющие вас подскакивать ночью от ужаса и вглядываться в скрывающую столько тайн тьму? А если кошмары не только снятся? Стали происходить наяву? Что делать? Найти того кто сможет от них избавить? А если тот единственный и есть причина ваших видений? Тогда мне нечего посоветовать вам. У меня ситуация хуже, ведь мой кошмар заключает в себе мою жизнь. ОТ 31.07.15 15.40.

  КАССЕТА ИРИНА
  
  
  
  СКВОЗЬ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ ИЛИ А ВАС, ПРОШЛОЕ, Я ПОПРОШУ ОСТАТЬСЯ
  
  
  
   ГЛАВА 1.
  
  
  
   "О доблестных стражах правопорядка и их нелегкой, но интересной жизни. А еще о тяжелой доле стриптизерш, маньяков, девушек, мужчин, в общем, всех обитателей планеты нашей матушки"
  
   - Давай улетим в космос,
  
   Где все так спокойно.
  
   Там звезд миллионы,
  
   Как будто во сне.
  
   Где нету вопросов,
  
   Там очень просторно,
  
   И это пространство дарю я тебе.
  
   Дарю я тебе...
  
  
  
   Музыка - прекрасный отвлекающий фактор, вам так не кажется? Да уж, и еще один существенный плюс - именно она не позволяет мне позорно упасть на собственной лестничной площадке. Итак, выгляжу как заправский пьяница после недельного запоя, не хватало еще и в подъезде заночевать, для полноты образа.
  
   Так вот, о чем это я? Ах, да. Пять утра, а я только в подъезд вошла. "Работа" - вроде шесть обычных ничем не примечательных букв, но стоит им соединиться, как получается такая бяка - все соки выпила, как только не подавилась, удивляюсь. Ноги еще отказались подчиняться полноправному, между прочим, хозяину, предатели. Голова почти не координирует мои действия, спасибо рефлексам и мышечной памяти, только на них до дому и добралась.
  
   Знаете, чем плох ненормированный рабочий день? Своей ненормированностью.
  
   - Ура! - возликовала я, добравшись, до своей "крепости". Вот угораздило же приобрести квартиру на пятом этаже, в доме без лифта. Сколько раз собиралась продать ее после очередного позднего возвращения, да руки все никак не доходят и времени позарез.
  
   "Дом, милый дом" - подумала я, открывая дверь, и входя в свой двухкомнатный рай. Так, теперь бы только до душа добраться. Вещи полетели в только им ведомое направление, их хозяйка же на ощупь искала дверь в ванну. И хоть итог и был предрешен с самого начала, дверь я нашла и ввалилась в собственный отделанный голубой плиткой кабинет счастья.
  
   - Ооо, ммм, дааа, - обожаю, водные процедуры после трудового дня, расслабляют, и придают силы, а главное - смывают этот обволакивающий запах трудовых будней. Ммм, памятник надо поставить человеку, придумавшему водопровод.
  
   Выключила воду, подошла к раковине, провела ладонью по запотевшему зеркалу. Ну что тут еще сказать? Вид - просто "блеск". Синяки под глазами уже как родные воспринимаются, а исхудала-то. Если в целом, то выгляжу как узник лагеря военнопленных. Куда вы катитесь, Кира Вразумовская? Сейчас желательно по направлению к кровати. Хм, да юмор никогда не был моей сильной стороной.
  
   Выйдя из ванной, я направилась святая - святых -в спальню. Там стояла моя гордость - двуспальная кровать с новым расслабляющим матрасом, хотя в моем случае даже пеленка, набитая ватой, будет "расслабляющей".
  
   Знаете в чем прелесть одинокой жизни? Можно спать в обнимку с большим плюшевым медведем и ни одна живая душа не скажет, что в мои двадцать шесть это, как минимум, уже не мило. Зато удобно!
  
   Всё, цель достигнута, основные приборы действия отключены. Спать...
  
   И пусть только попробуют разбудить меня раньше чем послезавтра, я им... Хр, Хрр.
  
  
  
   ***
  
   Утро пришло не нежданно-негаданно, а скверно и рано.
  
   После четвертого сигнала звонка, я начала задумываться над тем, какие все-таки люди скоты, и всё человеческое им чуждо.
  
   Блин, (если бы не приличное воспитание, еще бы и не так сказала). Первый выходной за три недели. Не удивляйтесь, моя профессия предусматривает подобный график. Только вот меня вопрос интересует, почему я об этом узнаю последняя? Ох, Кира, читай, когда что-то подписываешь.
  
   Трубку я все-таки подняла. А был ли у меня выбор?! Звонили-то явно с работы.
  
   - Привет, красотка. Скучаешь без моих объятий? - поинтересовался мой коллега и по совместительству лучший друг, Олег Байков. Типичный представитель вида "хомобабникус - разумный". А что, голубоглазый блондин, тридцати двух лет, с хорошим телосложением, умный, веселый. Так почему бы не воспользоваться тем, что на него женщины как на распродажу с 90% скидкой налетают? Вот он и пользуется, как только пользовалка от перенапряжения не сломалась, удивляюсь. Ну ладно, не мое это дело. В общем, вопреки всем утверждениям, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, он был моим другом, самым что ни на есть. Наверно, из-за того, что он, во-первых, был не в моем вкусе, во-вторых, его сердце переполняла любовь к каждой встречной и поперечной, я его и не воспринимала как потенциального жениха. Мучайся потом с таким "счастьем".
  
   - Олег, иди ты на ***! - (буквы подставьте по своему усмотрению).
  
   - Мы напали на след Мясника, - при этой фразе мои глаза непроизвольно распахнулись от удивления, и поверьте мне, это был высший показатель заинтересованности. Напали на след? Это что-то новенькое. Редко нас радуют такими новостями, особенно в последнее время.
  
   Наверно, данная ситуация требует пояснений. Что ж, извольте, можете считать меня русской версией Джеймса Бонда. Только вот у меня с каждым новым заданием не появляется очередной сексапильный партнер. Издержки русского кинематографа*. Все дело в том, что нам на голову внезапно свалился маньяк. Пять девушек были изуродованы и убиты этим подобием человека. Уже месяц мы пытаемся найти хоть какую-то улику, указывающую на его личность. Но все тщетно. Слишком продуманный индивид нам попался. Это я намекаю на то, что ни отпечатков пальцев, ни ДНК нами обнаружены не были, что невероятно странно и чем-то смахивает на очередной Голливудский боевик. Лишь вездесущие белые орхидеи, которые он оставляет после каждого своего "выступления". Но самое страшное - это осознание того что эта мразь бродит где-то по городу и в любой момент может выбрать себе жертву. Хоть в нашей профессии жалость имеет последнее место, но то, во что он превратил некогда привлекательных девушек... Мясо... Брр, кровь в жилах стынет. Мясник - это и есть наш таинственный маньяк. Ну да, прозвище не блистает своим остроумием, зато соответствует действительности. И не надо вещать, что мое руководство обделено фантазией, даже думать не смейте, иначе мы идем к вам... Да, да, все настолько серьезно, и вообще - воображение не главное!
  
   - Как? - ошарашено, спросила я, выбираясь из-под такого родного теплого одеяла.
  
   - Ты там с спросонья не забыла, что все его жертвы были работницами стриптиз клуба? - с издевкой поинтересовалась будущая жертва моего недосыпа.
  
   - Не язви, а то брошу трубку и будешь вести диалог со своим воображаемым другом.
  
   - Это ты так на своего очередного парня намекаешь? - ехидненько пропел он.
  
   - Это я намекаю на то, что знаю кем приходится твоя очередная пассия Александру Михайловичу, - знаю, вам это имя ни о чем не говорит, но в моих кругах, оно имеет очень большой вес и довольно своеобразную репутацию. - Так что...
  
   - Я тебя слишком хорошо знаю, Вразумовская, ты хорошая, в душе, но вот когда из него выйдешь.
  
   - Ахаха. И кстати, не фамильярничай, Байков, - ответила я таким же тоном.
  
   - Так вот, меня ночью осенило, что дни своих убийств он выбирает по определенному порядку...
  
   - Какому?
  
   - Не перебивай, Вразумовская, я знаю, что тебе не терпится. Так вот, первую жертву он убил третьего, вторую - девятого, третью - пятнадцатого, четвертую - двадцать первого, а пятую - двадцать седьмого. Ты заметила, что все числа делятся на три?
  
   - Господи, Олег. Только не говори, что ты позвонил мне сказать то, что давно стало известно, иначе я позвоню мужу твоей очередной девушки и тогда...
  
   - Только попробуй. Ну, ты и стерва, Кира, - беззлобно пробубнил Олег, - Дослушай до конца, наконец, и прибереги свое остроумие для своих несуществующих парней.
  
   - Какой там номер у него был? Восемь девятьсот, - начала я воплощать свою месть. Нет, каков наглец? Как будто я сама не знаю, что в моем возрасте некоторые уже вторых рожают.
  
   - Ну, прости, монашка, - вот только в его голосе последнее, что можно было уловить это раскаяние. Ладно, ладно, я этого не забуду. Он тем временем продолжил: - Суть в том, что когда была убита первая девушка, он оставил ей одну орхидею, второй - три, третьей - пять, четвертой - семь, пятой - девять...
  
   - Да ну-у? - деланно удивилась я. Все эти сведения были мне известны и рассмотрены вдоль и поперек. Это его зацикленность на цифре три и цветах, выдавала в нем психически неуравновешенного человека.
  
   - Сейчас брошу трубку, и ты умрешь от любопытства, поняла? - грозно сказал Олег.
  
   - Все предельно ясно, сэр! - отрапортовала я.
  
   - То-то же. Я тут просмотрел информацию об этих клубах и обнаружил, что порядок их строительства совпадает с числом, когда были убиты девушки. Понимаешь? Он не просто так выбирает клубы, он вычисляет место будущей охоты.
  
   - Ты хочешь сказать, что он действовал не спонтанно? Откуда у него информация о стриптиз-клубах? Подожди, значит, следующую жертву он будет искать в клубе, который построили тридцатого числа? - начала вникать в суть.
  
   - Бинго. И я даже могу сказать какой это клуб, - загадочно произнес он.
  
   - Ну, не томи.
  
   - "Луна" - сказал он после небольшой паузы.
  
   - Это тот, который открылся недавно?
  
   - О, у тебя есть телевизор? А я думал, Вам до сих пор почту голуби приносят, мадемуазель.
  
   - Ха-ха-ха, такой ажиотаж был, что об этом только собаки не говорили. Подожди, а какое сегодня число?
  
   - Тридцатое.
  
   - Ну, вашу же ...!
  
   - Не матерись! Так что оставь свои грандиозные планы и шуруй на работу, будем из тебя стриптизершу делать.
  
   - А я-то тут причем? - недоуменно спросила я. "Только не на работу, только не на работу".
  
   - Но, не мне же туда идти, как ты уже поняла, нашего маньяка мужчины не привлекают, - сострил Олег. "Спа-си-бо, Олег, лучше бы вообще трубку не брала, сколько раз уже зарекалась".
  
   - Можно устроить следственный эксперимент. А вдруг? - ехидно предложила я. А почему собственно нет? Не ему же одному все время на мне свои остроумные шуточки отрабатывать. Пришло время моего триумфа, ах-ах-ах.
  
   - У тебя полчаса на сборы, - сказал он и бросил трубку. На этот раз ему просто повезло.
  
   Весь выходной насмарку. Лучший способ проснуться - выспаться. Но, увы, в моем случае и холодный душ сойдет, им-то и пришлось воспользоваться.
  
  
  
   ***
  
   Через свои законные полчаса я входила в место моей каторги. Признаться честно, хотелось опоздать, но совесть (ха-ха три раза), точнее звонок начальника, не позволила. Хотя, работу я свою любила. А ворчу я так, из вредности и периодического недосыпа, ну и еще там пунктиков "дцать", но это мелочи.
  
   - Всем привет, - поздоровалась я со своими коллегами, которые носились по коридорам, чуть ли не влетая в стены и не круша двери. Похоже, новость о планах поимки маньяка взъерошила всех, давно у нас такой суматохи не было. К добру ли?
  
   Кстати, в отделе работали только две девушки, одна из них, как вы догадались, была я, другая же ушла в декрет недавно. Там такая история темная была, то ли Лера (моя коллега) от задержанного забеременела, то ли изменила какой-то шишке с кем-то из наших, итог таков - с недавнего времени в отделе числюсь только я.
  
   Так, что для большинства не шибко умных дам, мое место работы может показаться лакомым. А что? Вас окружают подтянутые, весьма привлекательные мужчины... Только, вот эти самые мужчины "привлекательны" только на первый взгляд, а потом они мутируют и превращаются в среднестатистических мужиков.
  
   - Здравствуйте, Кира. Вас уже проинформировали? - спросил меня мой непосредственный начальник, как всегда возникший из неоткуда. Мужчина пятидесяти лет, с проседью в волосах, носящий строгий костюм, очень серьезный и солидный дяденька.
  
   - Да, Олег мне все рассказал. Но вы уверены, что я справлюсь? Ладно, грим и одежда, но что насчет приватных танцев? Я не имею представления как мне надо двигаться, чтобы хоть кого-то возбудить.
  
   Начальник поперхнулся. Я любезно хотела похлопать его по спине, но он отшатнулся. Нет, смотрите-ка какие мы нежные - как будить в рань несусветную, так пожалуйста, а стоит только зевнуть, так сразу отходят, и не надо мне говорить, что со стороны мой зевок напоминал звериный оскал. Это не я, это недосып.
  
   - Пройдемте. Кира, вы ведь занимались танцами? - спросил он. Вот смотрю я на нашего босса и думаю, как он такую должность заслужил, мужик то довольно, мягкотелый. Хотя... У нас о нем ТАКИЕ слухи ходят.
  
   - Да.
  
   - Мы пригласили танцовщицу, она вам покажет пару... движений. Я не думаю, что вам придется танцевать целый вечер, - ох, как я на это надеюсь. Поговорив с директором, я направилась в свой кабинет. Состояло мое рабочее место из стола, кресла, шкафа, окна и двери, в общем, стандарты рулят. Через несколько минут, когда я только успела сесть на свое любимое кресло на колесиках, раздался стук в дверь.
  
   - Войдите, - сказала я и осмотрела свой внешний вид.
  
   - Здравствуйте, я Илона, - открыв дверь моего кабинета, представилась длинноногая блондинка с зелеными глазами. Стриптизерша.
  
   - Я вас ждала, проходите, - сказала я, встав, и жестом показала в сторону стула.
  
   - Где я могу показать вам движения? - перешла сразу к главному девушка. Господи, от ее голоса аж мурашки пошли, хорошие такие мурашки. Произнесла она свой вопрос слегка хрипловатым голоском. И мне ее как-то жалко стало, как все-таки тяжело выжить красивым девушкам в этом черством оккупированном мужчинами мире
  
   - Пройдемте, - сказала я, и направилась в тренировочный зал, в котором и установили шест. Плюс его был в том, что стены были обвешаны большими зеркалами. Дойдя до места и открыв дверь, я вошла и посмотрела на то, на чем мне предстоит тренироваться. Боже, может я сегодня человека убила или, я там не знаю, собаку кастрировала ненароком? Да, вроде нет. А теперь вопрос: "За что мне все это?"
  
   - Приступим, - скомандовала девушка и, подойдя к шесту начала вытворять такие кульбиты, что эквилибристам и не снилось, хотя кто их знает. Да я тут со своими подпольными уроками танцев и в углу не валялась.
  
   - И мне этому надо научиться? Но это невозможно, - категорично заявила, я и собралась было выйти из зала и поведать о своем мнение по этому поводу начальнику, как:
  
   - И как вас с таким "усердием" вообще на работу взяли?- ехидненько пролепетала эта фифа. Я что-то там говорила о жалости? Это была шутка, очень неудачная, я бы даже сказала провальная шутка.
  
   Я повернулась на каблуках своих черных сапог и уставилась на эту нахалку.
  
   - А может дело в вас? - улыбнувшись, поинтересовалась я и пошла на встречу к месту своих пыток.
  
   Вы не представляете себе, как тяжело выжить в мужском коллективе тем более, если этот коллектив занимается столь опасным делом. Как сложно доказать им, что представляешь нечто большое чем грудь, талия, и красивые ножки на каблуках. Ведь мужчины свято уверены, что они самые умные и смелые, а все девушки ужасно глупы и трусливы. Ну что ж, пусть остаются и дальше в неведение. Так что, милые дамы тсс. Поэтому постоянные подколы со стороны нашей сильной половины я научилась спокойно сносить. Постепенно у меня появился своего рода иммунитет, стоило кому-то меня поддеть, как я сразу делала свою работу намного лучше, чем от меня этого требовалось. Вот и сейчас, увидев ухмылку стриптизерши, напустила равнодушия в глаза и подошла к шесту.
  
   - И в этот раз постарайтесь лучше выполнять свои обязательства, у нас мало времени, - спокойно проговорила я и улыбнулась. А у Илоны похоже челюсть свело.
  
  
  
   ***
  
   Кажется, я знаю, кем надо было работать Илоне. Инквизитором!
  
   Шесть часов! Наполненных жуткими мучениями, шесть часов непрерывных танцев. Хотя это не танцы, это пытка, самая жуткая и страшная пытка. Последний час думала, что убью этого белобрысого тирана и даже тюремный срок не пугал меня в этот момент. Но я сдержалась! В этом месяце потребую с начальника премию, в двойном размере!
  
   Пару движений я с горем пополам выучила. Хоть что-то.
  
   Теперь второй раунд - гример.
  
   Через час, мучений визажиста (да-да, именно его, так как усидеть на месте мне было крайне тяжело, и стилисту приходилось несколько раз перерисовывать мне стрелки, что его крайне бесило, смотрите, какие мы нервные!), на меня смотрела типичная жертва нашего извращенца. У Мясника, как и у многих других, был определенный тип девушек, на которых он совершал нападение. Ими не посчастливилось оказаться длинноволосым брюнеткам с голубыми глазами, бледной кожей, ярко-алыми губами и в облегающих черных костюмах.
  
   Встав с кресла, я чуть не сломала себе ногу, от столь умопомрачительной высоты каблука. И как на них только ходят? Остановлю ваше внимание на своем костюме: на ногах черные лакированные туфли, чулки, длинной до середины бедра с рюшами на конце, соединенные подвесками с шортами, которые играли роль нижнего белья, короткая юбка, состоящая из воланов, корсет, стягивающий все что можно, и на голове маленький цилиндр с вуалью. Накладные волосы мне уложили крупными локонами, ниспадающими на талию, глаза подвели черной подводкой и, конечно же, выкрасили губы в ярко-алый цвет. Что бы я еще раз так оделась... Может кому-то и идут такие наряды, в нем же я смотрелась, как девушка очень легкого поведения, хотя люди помогающие мне в моем перевоплощении уверяли, что я, как минимум, царица всея Руси.
  
   Стоило мне выйти из импровизированной гримерки, как понеслось.
  
   - О, Кира, ты прекрасна, - подойдя ко мне, сказал Дмитрий Куприянов. Забыла сказать, некоторые мужчины уверенны, что все должны приходить от их вида в благоговейный трепет, особенно сотрудницы. Вот один из таких экземпляров.
  
   - Я знаю, - сказала я, пойдя мимо. Достал уже.
  
   - Я сражен, - поведал Олег.
  
   - Сколько у нас времени?
  
   - Час, - ответил он.
  
   - Так чего же мы ждем? - удивлено поинтересовалась я.
  
   - Узнаю свою прекраснейшую подругу. По машинам, - скомандовал Олег и подмигнув мне предложил руку. - Изволите? - лукаво поинтересовался белобрысый Дон Жуан.
  
   - Конечно, - опустив очи вниз, ответила я, а потом подняла голову, озорно подмигнула, и, потянув за руку Олега, побежала на своих высоких орудиях пыток к машине, вот только матушка земля такой прыти не признала и в итоге я упала, потянув за собой и друга. Хорошо, что он успел сгруппироваться, и я упала на него. Посмотрев друг другу в глаза, мы засмеялись. Потом, бурча о том, что мне стоит сбросить пару кило, Олег поднялся и поднял меня, и мы шустренько пошли в гараж, все уже заждались. наверное. Вот смотрю я на него - какой он у меня все-таки хороший.
  
   - Чего смотришь, толстушка? - весело сказал он. Я пошутила, плохой он, очень плохой.- Ну, не дуйся, буренушка я тебя и такой люблю, - вот гад. Олег рассмеялся, смотря на мои потуги вырвать руку из его захвата, а потом закинул на плечо и отнес к машине. Дриопитек, хренов. Как все-таки хорошо иметь такого друга, только я ему об этом не скажу, не заслужил.
  
   Через пять минут я уже сидела на переднем сиденье служебной машины и мчалась на встречу к маньяку. Да уж, это не тот вечер, о котором я мечтала. Как тяжело убить в себе романтика. Легче самой застрелиться, может пуля срикошетит и попадет в горе шутника сидящего рядом.
  
   - Кира, Кир, ты чего? - спросил Олег, который вел машину.
  
   - Да, так, задумалась о вечном.
  
   - Философ. Нервничаешь?
  
   - Немного, боюсь на этих каблуках со сцены свалиться.
  
   - Ха-ха, не беспокойся, я поймаю.
  
   - Обнадежил. Пожелай мне удачи, - попросила я, увидев окне яркую вывеску "Луна".
  
   - Удачи, - я усмехнулась и, подойдя к входу для персонала, который располагался с задней части здания, постучала.
  
   - Кто? - спросил грубый мужской голос.
  
   - Смотря кого вы ждали, - не осталась в долгу я, и так вся на нервах, а тут еще, и хамить изволят.
  
   Передо мной открылась дверь, и моим глазам предстал типичный вышибала. Два на два. Я зашла, после меня вошли еще три сотрудника.
  
   - Где управляющий? - поинтересовалась я.
  
   - Здесь, - ответил мне мужчина, сидящий в кресле, которого я сразу не заметила.
  
   - Надеюсь, вы выполнили наше поручение? - холодно спросила я. Не люблю слащавых, а он был именно из их лиги. Высокий, слишком худой, с белыми зализанными назад волосами, брр ну и гадость, безвкусно подобранная рубашка, расстегнутая чуть ли не до середины пупа, и брюки, которые были сшиты на подростка, а не на моложавого дядьку. Он был похож на типичного сутенера, нежели на владельца весьма успешного клуба.
  
   - Да, вы единственная брюнетка на сегодняшнем шоу, остальным я дал отгул, - и голос у него противный, как у ловеласа бальзаковского возраста с вечным гайморитом.
  
   - Прекрасно. Ребят, приступайте, - отдала я команду и сотрудники прошли в зал устанавливать камеры и прослушивающие устройства, чтобы при появлении подозрительных личностей, сообщить мне.
  
   - Не думал, что, такие как вы, могут служить в спецподразделении, - пропел мужичок, вставая и подходя ко мне. Соблазнитель недоделанный, ему до Олега еще учиться и учиться.
  
   - По вам вообще не скажешь, что ВЫ способны думать, - ответила я таким же тоном. - Во сколько начинается представление?
  
   - В 23:00, через сорок минут, если мои часы не врут,- это означало что-то на подобие: "Детка, твое пребывание здесь раздражает. Сиди и не высовывайся".
  
   - Судя по стоимости ваших часов, они вполне могут идти неправильно, - подойдя ближе, прошептала. - В следующий раз, если нам не посчастливится встретиться, не старайтесь произвести на меня впечатление. "Я зажравшийся козел" и так читается у вас на лице, - скривила в презрительной гримасе лицо, он отвернулся. Уделала. Как там говорится? Сделал гадость на душе радость? Да, полегчало немного.
  
   - Кира, как слышно, - проговорил у меня в ухе голос Данила Филимонова -ответственного за техническое обеспечение и работу приборов.
  
   - Слышу отлично.
  
   Через некоторое время в гримерку, предоставленную только нам, зашли ранее ушедшие сотрудники и, сев за подготовленный стол, начали просматривать камеры.
  
   - Кир, если что-то увидим, сообщим, - сказал мне Кирилл, еще один техник.
  
   - Хорошо.
  
   - Ваш выход первый, - сообщил мне владелец, который после нашего диалога ненадолго нас покинул. Жаль, что не навсегда.
  
   - Первой? Я должна выступать пятой, - сказала я.
  
   - Планы поменялись, - сказал этот интриган. Мстить решил? Ну что ж сам нарвался.
  
   - Меня не волнует, я, по-моему, четко произнесла, что выступаю пятая.
  
   - Но...
  
   - Если у вас слуховой аппарат перестал выполнять свои функции, предлагаю, либо починить его, либо купить новый, - это я, конечно, утрировала, мужчина был не старше сорока пяти. - Могу предложить в помощь Данила, он мастер своего дела.
  
   Со стороны парней послышались смешки. А этот, неуловимый мститель выбежал за дверь, чуть ли своим паром из ушей комнату не задымил. Как сказал неизвестным мне умный человек, не мы такие, жизнь такая.
  
   - Ваш выход,- сообщила мне милая девушка через полчаса.
  
   - Пожелайте мне удачи, - повернувшись к ребятам, попросила я.
  
   - Удачи.
  
   Ну, где наша не пропадала? Ой, чувствую, вскоре я узнаю ответ на этот вопрос.
  
   Пройдя небольшой коридор, я подошла к занавесу, грянула музыка, и ведущий возвестил всех о моем прибытии:
  
   - Представляю вам несравненную, обворожительную, сногсшибательную Сюзанну, - профессиональным голосом типичного ведущего, произнес мужчина.
  
   Сюзанну? Мне вот интересно, у них, что есть словарь "Самых заковыристых имен для не самых презентабельных профессий". Вот досталось же всем этим Анжелам, Сюзаннам, Илонам.
  
   Занавес открылся. Представление началось. В основном посетителями этого места были мужчины за сорок, женатые, но несчастные в браке, пришедшие сюда, чтобы хоть как-то скоротать свою никчемную жизнь. Была парочка бруталов, напыщенные индюки, строят из себя мачо а на самом деле и выеденного яйца не стоят. Были и молодые парни, пришедшие посмотреть на голых тетенек. Да уж... Хотя чего я, собственно, ожидала от заведений подобного рода? Так, где же наш клиент? Еще раз из-под опущенных ресниц осмотрела всех - никто из них не вписывался в мое представление о маньяке. Хотя, очень часто ими оказываются добропорядочные семьянины. Ждем.
  
   Мой номер закончился. Аллилуйя. Я пошла в гримерку.
  
   - Ну что? Заметили что-нибудь странное? - спросила я у ребят, подойдя к столу и посмотрев в экраны с изображением зала.
  
   - Нет, хорошо прячется, - ответил мне Данил.
  
   - Вас заказали в ВИП комнату, - сказала девушка, открыв дверь.
  
   - ВИП? - переспросила я.
  
   - Это комната, в которой танцуют приват только для одного человека, - пояснила работница клуба.
  
   - Понятно, не наш ли это клиент? - поинтересовалась я у сотрудников.
  
   - Вполне возможно.
  
   - Хорошо ведите меня девушка, если что-то произойдет, вы услышите, - сказала я сотрудникам, и вышла вслед за ней.
  
   - Заходите, - открыв дверь, сказала она.
  
   Я зашла в небольшое помещение, в котором находилась маленькая сцена с шестом, а рядом с ней стояло кресло, в котором и сидел мой клиент. Так как всё освещение было направлено на сцену, он оставался в тени, поэтому я не смогла его рассмотреть. Плохо, очень плохо.
  
   Включили музыку. Начала танец. Прошло около трех минут и дверь, которая вела в коридор, с треском вылетела из петель. Человек семь в форме спецназа ворвались и окружили мужика.
  
   Что это за самодеятельность?
  
   - Стоять, вы арестованы, - направив пистолет на мужчину, произнес один из этого кружка "Рябинушка", значит старший по званию. Блин, всю операцию испортили. Почему они не согласовали с нами? Лично прослежу за наказанием, которое им светит.
  
   - Девушка, подойдите, - сказал мне крайний справа паренек в маске.
  
   Сделала испуганное лицо, спустилась, надо же роль до конца доигрывать. Мои все слышали, значит, скоро будут. Меня взяли за руку...
  
   Вспышка. Свет обволакивает мягким теплом. Странно. Неужели я умерла? Как неинтересно... Я думала, умру в перестрелке с опасным преступником и мои люди, склоняясь надо мной, будут говорить, что-то типа: "Нет, только не ты", "Не умирай", "Только не закрывай глаза", а я такая: "Мы еще встретимся", и, закрыв глаза, провалюсь в вечность. Вот так вот рушатся мечты.
  
  ГЛАВА 2.
  
   "О странных странностях; врачах, которые нарушают клятву Гиппократа; красивых мужчинах в форме и о том, как правильно рассказать о себе, чтобы не только заинтриговать, но и ничего толком не объяснить + присутствие сказочных персонажей, которые отнюдь не сказочные, но автор любит гиперболы"
  
   Очнулась я внезапно. Хотя, как я еще могла очнуться? Запланировано? Специально? Но по-другому (как повествуется в первом предложение) я сказать не могу.
  
   Ничего не болит. Проверила наличие веревок, порадовалась их отсутствию. Рассказала про себя стишок, мозг никакими наркотическими средствами не затуманен. И это не может ни радовать, вот только...
  
   Как же у меня болят то мышцы. Вот и пришел привет от Илоны и ее упражнений. Да чтобы я хоть раз заикнулась о танцах, ударьте меня, чтобы одумалась.
  
   Глаза открывать не хотелось не только потому, что тяжело, но и, потому, что обычно такие опыты заканчиваются плачевно, насколько я помню из книг и фильмов, личная практика таких случаев у меня отсутствовала. Поэтому я их лишь, немного приоткрыла.
  
   Белый цвет присутствовал везде, в цвете стен, потолка, пола. Первой мыслей была: "Больница?". Нет, слишком всё белое, как бы это глупо не звучало, да и помещение небольшое где-то пять на пять. Без окон, насколько я могу видеть, и без дверей.
  
   В помещение кроме меня присутствовали четыре спецназовца бессознания. Плохо. Ждем, когда в себя придут.
  
   Ждать пришлось недолго. Первым очнулся один из спецназовцев. Посмотрел по сторонам, проверил наличие оружия, не обнаружил. Запаниковал. Видимо недавно служит. Пришел в себя, начал будить товарищей. Те с горем пополам очнулись.
   Первым заговорил второй справа паренек.
  
   - Девушку надо бы в себя привести, - здравая мысль.
  
   - Да, надо, - ответил один из его сослуживцев, массируя пальцами виски.
  
   Паренек подошел ко мне и легонько начал трясти меня за плечо.
  
   - Девушка, девушка, с Вами все в порядке? Очнитесь, - если он не перестанет, то у меня на плече от его руки синяк образуется. "Начала" приходить в себя.
   - Где мы? - испуганно спросила я.
  
   - Я не знаю,- ответил парень, который меня будил. "Было бы странно, если бы ты знал", - усмехнулась я.
  
   - Как Вы себя чувствуете? Ничего не болит? - обеспокоенно спросил он. "Неужели повелся на мою смазливую, благодаря стилистам, мордашку?".
  
  - Все хорошо, - ответила я и отодвинулась от паренька.
  
   - Вот и прекрасно. Меня кстати Иван зовут. А тебя? - он протянул руку, но я, сделав испуганный взгляд, руку проигнорировала. Иван, поняв свой просчет, засунул руку в карман.
  
   - Вера, очень приятно Иван. А почему ты в маске? - я глупо улыбнулась.
  
   Маску он снял, вслед за ним сняли и остальные. Я угадала, всем было около двадцати пяти. Иван был высокого роста и мощного телосложения, серые глаза, светло русые волосы, правильные черты лица. Добряк, было видно по его глазам. Но, надо быть осторожнее, может не одна я тут такая продуманная.
  
   - Сергей, - представился еще один. Брюнет, карие глаза, шрам пересекающий бровь, не очень заметный, если не присматриваться.
  
   - Саша, - блондин, сероглазый, худой.
  
  - Коля, - русоволосый, озорной зеленоглазый взгляд соблазнителя и модная прическа, повествовали о том, что парень щеголь.
  
   - Влад, - брюнет, сероглазый, милый паренек.
  
   - Миша, - светло-русый, кареглазый.
  
   - Слава, - светло-русый, коротко стриженный, зеленоглазый, судя по поломанному носу и недавно зажившей царапине, от драк он не увиливает.
  
  После того как представились, замолчали. Каждый думал о своем. Я лично думала, что за цирк здесь творится. Похищение, в этом не было сомнений. Вот только как им это удалось? Скорее всего, в помещение пустили усыпляющий газ. Интересно как нас через выход пронесли? Меня - то понятно, я девушка, а этих шестерых бугаев. Да уж странно. И почему мои сотрудники не прибежали на помощь? Они должны были все слышать. Неужели меня подставили? Но зачем? С какой целью? И это глупое похищение чем-то смахивает на неудавшийся розыгрыш. Слишком все запутанно и туманно. Много вопросов мало ответов, не нравится мне все это.
  
   Минут через пятнадцать, прервав мои размышления, в нашем помещении отъехала стена, оказывается, там была дверь. Вошли двое мужчин, ну что я могу сказать, высокие, статные, в синей форме. Один из них протянул нам повязки и показал, чтобы мы их одели.
  
   Каждый из нас встал, надел повязку. Я, на всякий случай, схватила за руку Мишу. Пусть думают, что мне страшно, что от правды далеко не ушло.
  
   И мы пошли, как в детском садике, за ручки вдоль стеночки. Откуда я знаю, что там была стена? Да просто эта паршивка, так и норовила обнять меня своими бетонными ручищами. Как я дошла то, ума не приложу. Главное, чтобы завтра шишка не вскочила, от проявления любви жесткой поверхности.
  
   Мы пришли, поняла я это по звуку закрывания двери. Повязки нам сняли, и перед нашим взором предстал медкабинет.
  
  Наши охранники остались и, закрыв дверь своими телами, внимательно осматривали нас. Их только двое, если все будет очень плохо, их можно вырубить, парни помогут. Надеюсь.
  
   Соседняя дверь открылась, и оттуда вышел мужчина лет тридцати семи в белом халате, врач. "Главное, чтобы не патологоанатом". Он указал на Влада и махнул в сторону кушетки. Парень посмотрел на нас с испугом, но пошел и сел. Да, значит, не одну меня весьма негативные мысли посещают.
  
   Док подошел к нему, надел медицинские перчатки, протер их каким-то составом и достал из ближайшего ящика, что-то отдаленно напоминающее пистолет с иглой, вместо ствола. Влад дернулся от этого орудия пыток, врач посмотрел на одного из нашей охраны, тот подошел и встал рядом, значит, опасаются. Вот только хорошо это или плохо?
  
   Влад вздрогнул, когда ему ввели иглу в вену на руке, я непроизвольно дернулась. Желтая жидкость исчезала в вене парня. Док кивнул головой охраннику и тот повел его в другой кабинет. Ребята рванули на помощь товарищу, но тут мистическим образом возник второй и направил на нас какую-то ерунду, по крайней мере, аналогов такого "оружия" я не знала, и, судя по недоуменным взглядам парней, они тоже, но рискнуть и проверить на себе что "это" никто не захотел.
  
   После него врач указал на меня.
  
  Сыворотку вводили не больно, но после нее ощущалась какая-то слабость во всем теле. Меня повели в другой кабинет под сочувственные взгляды парней. Я, выдавив парочку слезинок, испуганно посмотрела на врача. Мужчина отшатнулся от меня и что-то зашептал. "Нет, конечно, я понимаю, что я слегка не в форме, но не до такой же степени". Я посмотрела на него сначала изумленно, потом обиженно повернулась в сторону двери... и виском ударилась о косяк.
  
   Со стороны ребят послышался слегка приглушенный смех. Нет, я, конечно, понимаю что у них стресс, но могли подождать пока я выйду. Мне, между прочим, больно.
  
   Второй этап пыток, начался внезапно, за всеми этими размышлениями я не заметили, как меня все-таки ввели во второй кабинет. В кабинете находились стол, кресло, куча стеллажей с ящичками и кушетки. Влада в нем не было... Я сделала пару шагов назад. Но попытка побега была прервана железобетонной грудью моего секьюрити.
  
  В кресле сидел еще один служитель медицины, он повернулся навстречу мне и рукой указал на кушетку. Пришлось сесть, кто их знает. Врач подошел, в руке он держал что-то маленькое телесного цвета, и это "что-то" настойчиво начал прилеплять к моему, между прочим, телу. Я хотела возмутиться, но под взглядом охранника стушевалась. Врач свое дело сделал, прикрепил.
  
  Вроде не больно пока. Ключевое слову тут "пока".
  
   - Не бойтесь, все хорошо, - сказал врач, смотря мне в глаза. То есть сказал, то он что-то вроде: "Ррал зоент тнгрп", но в моей голове сформулировалась именно данная сверху фраза.
  
   - Пройдите в следующий кабинет. Рен, останься, - сказал доктор, я же направилась в третье помещение. Мне даже интересно стало, что там дальше будет, может они мне и жабры приделают, что б я под водой дышала. Ха-ха-ха... Истерика, а я думала ты уже не придешь.
  
   В третьей комнате сидел Влад, как же я была рада его видеть. Одет он был в какой-то черный комбинезон и откуда, только взял, сшил что ли? О, юмор проснулся, а я думала ты в коме, последние лет двадцать шесть.
  
   - Ты где одежду взял? - спросила я, подходя ближе. Он поднял голову и посмотрел на меня.
  
   - Вон в тех шкафах поищи, - указал он на противоположную стену, где размещались несколько небольших шкафчиков. Странный он какой-то, поникший. Ладно, допытываться не буду, не мое это дело.
  
   Мрак...
  
   Как назло костюма для меня у них предусмотрено не было. Вся находящаяся там одежда была слегка... в десять раз мне больше, да у меня воротник на груди будет. Я в ней буду выглядеть откровеннее, чем сейчас, хотя куда там...
  
   - Что вы здесь делаете? - раздалось откуда-то сбоку. Фух, напугал. Я повернулась и узрела ничего такую, кстати, картину: высокий кареглазый парень стоял, прижавшись к стене, и наблюдал за моими посягательствами на одежду.
  
   - Что Вы здесь делаете? - у него, что пластинка заела? Я улыбнулась свой самой обворожительной улыбкой. Парень чуть в обморок не упал. Блин, да что такое- то? Мне самой уже интересно стало, что со мной не так, раз такая странная реакция.
  
   - Мне бы самой хотелось знать. Я думала, Вы сможете ответить на этот вопрос. Но если это и Вам не по силам, то я в данном вопросе буду абсолютно бесполезна.
  
   - На Вас не предусмотрен костюм, - ответил мне механическим голосом, отошедший от шока парень. Да, ладно?! А я то думала это на вырост... Так Кира, возьми себя в руки, срываться на людях не лучший вариант.
  
   - Спасибо, что прояснили ситуацию. Но не могли бы Вы выдать мне одежду? Я ведь не могу появиться в таком виде, - и я немного повела бедром. А парень кажись в кому впал.
  
   - На В-в-ас не пред-д-усмотрен-н-о, - заикаясь, повторил он. Может он гей? Да уж, первый раз сталкиваюсь с такой проблемой. Никогда не могла бы подумать, что буду вызывать благоговейный ужас у противоположного пола.
  
   Ладно, похоже, от этого эпилептика все равно ничего не добьешься. Придется идти в своем. Мрак.
  
   Я подошла к Владу и села рядом, как раз в этот момент вошел Миша. Я сказала ему, где висит одежда. Он переоделся и сел рядом.
  
   И тишина... Для полноты картины перекати-поле не хватает. И ковбоя Мальборо.
  
   Потом приходили другие ребята, но тишину никто не нарушал.
  
   Надо было все обдумать. А что, собственно говоря, обдумывать? Если даже уцепится не за что. Ох, Господи, пусть сейчас из-за ширмы выпрыгнет Пельш и скажет, что это розыгрыш. Хотя, может этот парнишка и был Пельшем? А кстати, где он? Сбежал.
  
   Когда все собрались и переоделись, зашли наши охранники и, приказав встать, куда-то повели.
  
   Я тоже встала, но второй охранник остановил меня рукой.
  
   - Не положено.
  
   - А, что мне тогда делать? - недоуменно спросила я, еле сдерживаясь, чтоб не заехать ему по лицу. Успокойся, успокойся, я сказала, нельзя злить похитителей.
  
   - Ждать, - сказал он, как отрезал и, развернувшись, покинул помещение последним. Ну, спасибо.
  
   Я плюхнулась на лавку и прижалась головой к стене. Жизнь боль...
  
   Ладно, как там говорится про гору? Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе. Мы люди не гордые, только озлобленные маленько. Он ведь не сказал, сколько именно ждать? Я думаю, тридцати секунд хватило.
  
   Я подошла к двери и замерла в ожидании чуда. Чудо, похоже, не знало, что его ждали, поэтому не торопилось. Странно, а когда они выходили, дверь сама отъезжала. Может тут сенсор какой-нибудь? Я начала ощупывать дверь, прислушиваясь к тишине.
  
  Когда все верхнее пространство над дверью было исследовано, я села на корточки и начала обследовать низ.
  
   И вот в этой прекрасной позе меня и увидел лже Форест Гамп. Дверь просто внезапно отъехала.
  
   Парень был не просто шокирован, у него, кажется, случился инфаркт. Я решила отомстить всему мужскому коллективу в его лице и улыбнулась во все свои 32. Он побледнел и съехал по стеночке на пол.
  
   Обидно, конечно, что на меня вот так реагируют, но хотя бы повеселюсь. Я встала, подошла к пареньку, наклонилась и, обдав его ухо дыханием, спросила:
  
   - Куда они пошли?
  
   Он дрожащей рукой указал направо, и на том спасибо.
  
   Я направилась походкой от бедра в указанную сторону. Коридор представлял собой коридор. Да, да, друзья, вот так прозаично. Обычный вытянутый белый коридор, вот только двери тут какие-то странные были. Самих дверей, как таковых не было. Обычная гладкая поверхность, на которой был лишь пульсирующий контур входа, а рядом с ним, где-то на полтора метра от пола, небольшая светящаяся поверхность прямоугольной формы. Сенсорная панель, наверное.
  
   Да, странность на странности и странностью погоняет.
  
   Коридор был без поворотов. Шла я минуты три, странно, что я голосов не слышала. Жуть какая-то. Идея про фильм ужасов, пришла очень кстати.
  
  Мой путь окончился тупиком, а точнее дверью. Фух, была, ни была. Если что, у меня с собой нож, с недавних пор не хожу без оружия. Я положила руку на сенсорную панель.
  
  - Незарегистрированный пользователь, незарегистрированный пользователь, незарегистрированный пользователь, - механическим голосом завопила она.
  
  Юпс, мотать отсюда надо.
  
  - Доступ разрешен, - поведала дверь, когда я отвернулась в попытке скрыться с места преступления. Любопытство сгубило Еву, дорогая Кира, стоило об этом задуматься. Но, как это всегда бывает, было уже поздно.
  
  Я развернулась и замерла. Дверь тут же закрылась за мной, а я даже не заметила, как вошла. Картина была впечатляющая, перед моим взглядом предстал большой овальный белый стол, и одиннадцать человек, сидящих по его периметру. Точнее, это были не просто люди, это были одиннадцать мужчин в форме, направившие на меня свой пристальный взгляд вояк и одна маленькая я, центр этого безобразия, в рваных чулках и юбке размером с ремень. Мне бы еще корзинку и получилось бы вылитая сказка "Двенадцать месяцев" (версия для взрослых).
  
  Театральная пауза продолжалась долго, настолько долго, что я успела разглядеть каждого сидящего.
  
  Все не старше сорока, крепкие, судя по виду, весьма и весьма сильные противники. Я поделила их по цвету формы. Итак, красные - высокие, худощавые, бледные, с длинными платиновыми волосами и миндалевидным разрезом глаз (как ни странно, они были фиолетового цвета, линзы наверно), что выглядело немного устрашающе при их бледности, чем- то напоминают эльфов, их присутствовало двое. Людей в черной форме было трое, лица серьезные, хмурые - эти были не такие высокие, как красные, но более накаченными, темного цвета волосы, коротко подстрижены, кожа смуглая, цвет глаз черный. В синей форме было больше всего, пятеро, высокие, подкаченные, голубоглазые или сероглазые, темно-русые. В серой форме был лишь один человек, он был похож на темного надзирателя, высокий, статный, блондин с льдисто-голубыми глазами.
  
  Пауза уже слишком затянулась, и я начала делать маленькие шажки в сторону двери.
  
  Первым заговорил мужчина в сером.
  
  - Кто Вы и как сюда попали? - приказным тоном спросил он.
  
  - Ошиблась дверью, простите, но мне уже пора, - выпалила я на автомате и сделала еще один шаг к выходу.
  
  - Белая, - прошел нестройный гул, если бы не прислушивалась, вообще бы не услышала, они, лишь шевелили губами. Белая? Они про цвет кожи что ли? То-то я смотрю тут все "цветные" сидят.
  
  - И куда же Вы направлялись? - вставая со стула, спросил Серый кардинал.
  
  - Уже не имеет значения, - ну что ж, будем играть роль до конца. Я улыбнулась, он замер. Может мне зуб выбили? Что они все так реагируют?
  
  - Значит, сама судьба указала вам дорогу. Вы наверно устали, присядьте, - прозвучало как приказ.
  
  - Нет, спасибо, я лучше постою, - да и сидя убегать, и оборонятся неудобно. Все это напоминала охоту, вот только я, увы, не была хищником.
  
  - Как Вас зовут? - притворно ласково, поинтересовался Серый.
  
  - У нас не принято спрашивать имя, если Вы не представились первым, - таким же тоном ответила я.
  
  - Как жаль. А у нас непринято приходить без приглашения. Какие порой странные бывают традиции, не правда, ли? - приближаясь ко мне и улыбаясь лживой улыбкой, в которую было очень тяжело не поверить, мужчина явно умел располагать к себе, спросил он.
  
  - Вы абсолютно правы. Поэтому, мне хотелось бы исправить свою оплошность. Я уйду. Простите, что помешала, - делая очередной шаг назад, произнесла я. Эти их взгляды, как на зверюшку в зоопарке пугали, вообще, вся ситуация пугала.
  
  - Поздно просить прощения за то, что уже совершили. Выгонять нежданного гостя невежливо, - засунь свою воспитанность в *** (у кого, на что хватит фантазии). - Тем более, Вы так нам и не рассказали о себе, - грациозной походкой хищника серый преодолевал расстояния между нами. Смотря в его глаза, хотелось убежать, далеко и быстро. Его аура подавляла, мощь страшила, а взгляд замораживал. Машина для убийств последней модели.
  
  - Неужели? - стараясь выдавить улыбку, спросила я.
  
  - Да, Вы, наверное, просто забыли. Так вот, что у вас с одеждой? - что-то мне этот разговор допрос напоминает. И зачем ему это? Смотрят еще так, внимательно, братья месяцы, чтоб их.
  
  - Предложенная одежда не пришлась мне по вкусу, - я старалась придерживаться роли не шибко умной девушки, но сама понимала, что меня уже давно раскусили, так что с каждой репликой роль уходила на второй план.
  
  - Да, на ваш вкус, действительно, вряд ли найдется подходящая одежда, - сказал он и взглядом проследовал от пяток до головы. Меня как будто рентгеном обследовали.
  
  - Каждому свое, - улыбка прилипла к губам, а голос почти не дрожал.
  
  - Непременно. И все-таки, как такая милая особа оказалась в наших белых стенах?
  
  - Судьба порой непредсказуема, - туманно ответила я. "К чему этот фарс?".
  
  - О, Вы не представляете насколько, - звучит как угроза. - Капитан, - сказал он и слегка наклонил голову вперед. Капитан? Да так меня, пожалуй, еще никто не называл.
  
  - Карн, разве тебя не учили, что допрашивать гостей неприлично? - раздался до боли знакомый голос у меня из-за спины. Я встрепенулась. Не может быть...
  
  Никогда я не боялась повернуть головы, как сейчас. Капитан, наверное, почувствовал это поэтому обошел меня и встал впереди.
  
  - Прошу прощения. Позвольте представиться, Айрон, - я подняла на него глаза и оцепенела.
  
  Он вздрогнул, стоило мне посмотреть ему в глаза.
  
  - Аня, - еле слышно, почти неуловимо, произнес он.
  
  Этого просто не может быть...
  
  ГЛАВА 3
  
  "Назад в прошлое или как приоткрыть дверь к тайне за семью печатями и не сойти с ума, а также о неожиданной встрече, рушащей все представления о реальности"
  
  Наверное, мне с этого стоило начать, но дело в том, что я вообще не хотела затрагивать данную тему, но, увы, обстоятельства сложились таким образом, что, не поведав вам эту историю, вы потеряетесь в ходе событий. Ну, что ж, надеюсь, вы не против сделать шаг назад, для того, чтобы прояснить сложившуюся ситуацию?
  
  Эту историю нельзя назвать любовным романом или остросюжетной фантастикой. Это жизнь в ее многообразии. Моя жизнь.
  
   Восемь лет назад
  
   Вечер. Легкий ветерок играет с моими волосами. Теплые деньки начинают предъявлять права дождливой весне. Мои мысли заняты, в сущности, ничем, любимый плеер проигрывает недавно скаченную музыку. Умиротворение, наверное, так можно назвать мое состояние.
  
   Как-никак, середина мая, впереди последний звонок, экзамены, выпускной и настежь раскрытые двери во взрослую и самостоятельную жизнь. Все выпускники, в предвкушение чего-то волшебного. Скоро лето... Мм, как я люблю лето.
  
   - Эй, глухня!!! Я когда-нибудь твои наушники в унитаз сплавлю, я тебе уже полчаса кричу, - а вот и, постоянно опаздывающая особа, познакомьтесь, моя лучшая подруга Алла Степанова. Прошу любить и жаловать. Алла была брюнеткой, с волосами длинной до плеч, выразительными карими глазами и миловидным лицом.
  
   - Прости, задумалась, - улыбнувшись, сказала я.
  
   - Как всегда, романтик ты мой несчастный, - театрально вздохнув, сказала Алла. - Ну что ты решила? Идешь или нет? - возбужденно говорила она, тряся меня при этом за руку. - Ань, думай быстрей, надо отдать долг родине. Послужить отечеству, так сказать. Армия только нас и ждет, - это не опечатка. После окончания школы мы с подругой твердо решили пойти в высшее военное училище. Да, вот такие мы нестандартные девушки. Не скажу, что мы были первыми пришедшими к этому решению. Нет. Если я не ошибаюсь, в Израиле вообще девушки обязаны отслужить два года.
  
   Причина нашего решения заключалась в наших семьях. Мой отец и отец Аллы дружат с армии. У меня в роду служили все: папа, дедушка, дядя, племянники, прадедушка, ну и так далее. Увы, но так было предрешено, что вместо мальчика, которого так ждали родители, на свет появилась я, Анна Гусарская, вот видите, у меня даже фамилия армейская. У Аллы в семье дела обстояли так же, но у нее еще было три старших брата, которые так же выбрали военную карьеру.
  
  Мы активно занимались спортом, ходили в разнообразные секции по борьбе, бегали, прыгали, играли в "Войнушку", в общем, решение о военной службе пришло к нам с детства, впиталось с молоком матери, как бы странно это не звучало. И мы решили не обрывать династию военных.
  
   - Иду, иду, достала уже, - улыбаясь, произнесла я. Алла буквально расцвела, ее-то родители давно отпустили, а своим я никак не могла сообщить, боялась, что не отпустят. Хоть отец и военный, но для меня он всегда самый добрый папа, который защищает от мамы, когда я провинюсь, а мама самая милая в мире женщина, поэтому долго тянула с сообщением о своем выборе. И оказалось, напрасно.
  
   - Урааа, - крикнула на всю улицу Алла и обняла меня, редкие прохожие обернулись.
  
   - Тише, ты, - грозно сказала я, понаблюдала за обиженной рожицей, а после улицу огласил задорный смех.
  
   - А, родители? - заинтересованно поинтересовалась она.
  
   - Родители? А что родители? Они всеми руками и ногами "за". Особенно отец.
  
   - Я так рада, будем с тобой первые в мире женщины генералы, - откинувшись на спинку скамьи и закрыв глаза, мечтательно проговорила Алла.
  
   - А кто сомневался? - подмигнув ей, поинтересовалась я.
  
   Выбор наш пал на Высшее Военное училище в Москве. В общем, рассказывать, как мы поступили, хоть и с трудом, я не буду. Первый год обучения прошел быстро, оставив после себя кое-какие знания и хорошую физическую подготовку.
  
   Лето я провела с семьей. Ездили на речку, работали на даче, но это не столь важно.
  
   Лето прошло, наступил второй курс. Проучилась я не долго, где-то с месяц.
  
   Однажды на одно из наших занятий, а точнее на историю, пришел неизвестный мне раннее человек и сообщил, что на Кавказе нестабильная обстановка и требуются добровольцы на, так сказать, "вспомогательную работу". Конечно, я и Алла, полные подросткового энтузиазма и максимализма, записались одни из первых. О своем решении я сообщила родителям по телефону, мама охала, ахала, и умоляла отказаться, папа же, отойдя от матери, пожелал удачи.
  
   После прохождения медкомиссии, тестов, физ. подготовки, на стенде, расположенном в главном холе проявился список, где значились наши имена. Помню, какой визг подняла моя подруга, когда прочитала наши фамилии, а потом, обняв меня, прыгала как маленькая девочка.
  
   - Ань, ну что, за отвагу и героизм, которые нам предстоят? - подняв бокал с вином, спросила Алла. Последний вечер на "воле" мы решили отметить походом в ресторан. Конечно, не богатый и известный, куда там бедным студенткам, но милый и уютный.
  
  - Ну да, героизм в борьбе с бумагами и помощи раненым, - скептически ответила я.
  
  - Ой, да ну тебя. Зато знаешь, как круто мы будем смотреться, когда приедем оттуда, - подруга мечтательно закатила глаза.
  
  - С медалями и орденами, - улыбнувшись, поддакнула я.
  
  - Конечно. Ну, так за нас, дорогая, - мы осушили бокалы, и продолжили наш разговор о предстоящих нам "отваге и героизме".
  
   На следующие утро мы вылетели из аэропорта к месту нашей службы. Родители проводить меня не могли, так как жили далеко от Москвы, зато по телефону мы говорили около часа. Забравшись на трап, я в последний раз вдохнула запах родины, как бы это глупо не звучало, и зашла в салон. Кроме нас, из нашего потока было около десяти человек, парни.
  
  Это первая группа, добровольцев было много, вот поэтому и разделили.
  
  Нуу, с Богом.
  
  ***
  
   - Здравствуйте, новобранцы, - приветствовал нас, когда мы вышли и построились, мужчина лет пятидесяти, представившийся как Майор Радин, человек который будет руководить нашей работой.
  
  Потом было три часа тряски в машине и инструкции майора о правилах и распорядках дежурства.
  
  По прибытии, нас расселили в бараки, с удобствами на улице, но мы не жаловались, а вдыхали пропитанные военными действами воздух. Оказывается, обстановка уже давно была не просто "нестабильной", боевые стычки случались чуть ли не ежедневно. И мне, вроде обученному военному делу человеку, знавшему, не понаслышке, о том, как и что, было дико само понятие того, что происходило здесь. Я не могла поверить в то, что вон те солдатики, к примеру, завтра поедут к месту очередного нападения и могут быть ранены, убиты. Ведь они сейчас сидят, смеются, а завтра может быть... Нет, не могу, не могу поверить, что в наше время имеет место быть войне. Лучше думать о хорошем.
  
  Итак, в наши обязанности входило: группировка раненых по степени сложности ранений и доставка их в госпиталь, разбор докладов и писем, составление списков пострадавших и убитых, готовка, стирка, уборка и всяческая другая физическая помощь.
  
  Меня поселили вместе с Аллой, и в первую ночь, мы долго не спали, делились впечатлениями и жаждали, рвались к действиям. Нам хотелось бежать, помогать, спасать. Делать хоть что-то, не сидеть и ждать, а действовать. Как же мы были рады, что оказались здесь. Были уверены, что сможем повлиять на спасение людей и даже на ход войны.
  
  Ах, юношеская наивность, как ты прекрасна в своем неведении!
  
  ***
  
   Два месяца, прошло всего два месяца, а кажется, что год. Тяжелый год, насыщенный голодом, изматывающей жарой, антисанитарией, ложными обещаниями, измученными улыбками, громкими фразами и смертями.
  
   Наши мечты пали жертвами действительности. Наше представление о данной ситуации было настолько наивное и глупое, что, признаться, мне стыдно вспоминать. Всего два месяца перевернули всю мою жизнь, я уже не та Гусарская Анна, что был в начале поездки. Все чаще ловлю себя на мысли, что лучше вообще ничего не чувствовать, стать роботом, чтобы все то, чему я была свидетелем стерлось из памяти.
  
   Сегодня было наша очередь дежурить в госпитале. Температура под сорок, жара. В палатах, операционных, на улице нечем дышать салфеткой еле успеваю вытирать пот хирурга, сегодня я за операционную медсестру. Как обычно не хватает кровезаменителей. Вызывают солдата. Он тут же ложится на стол и дает кровь.
   Сутки за операционным столом стоим. То с боевых везут, то неожиданно начнутся самострелы, в колено себе выстрелит или еще куда. Таких не уважали, презирали.
   Море крови... Не хватает ваты.
  
   В данный момент, мы в маленькой, отведенной для персонала комнатке, обедаем на скорую руку. Только что закончили очередной выматывающий осмотр. Говорить ни о чем не хотелось, разговоры казались теперь такой пустой шелухой. Мы уже наговорились, по ночам, когда уснуть было невозможно, потому, что перед глазами мелькали ужасающие картины. Порой молчание расскажет намного больше. Мы с подругой научились понимать друг друга без слов. Стали намного ближе, ночами, когда обнявшись, старались не разрыдаться, не дать эмоциям овладеть разумом, не упасть в ту бездну безумия, в которую от безысходности падали окружающие нас люди.
  
   С каждым днем все меньше улыбались, все больше черствели. Нет, хватит!
  
   Взгляды на ситуацию в целом, были уже давно пересмотрены. Там, в городе, все казалось таким романтичным, веселым, героическим, а здесь и сейчас, глядя на молодых ребят, которым отрывало конечности, которые умирали, не доезжая до госпиталя, только сейчас пришло осознание - насколько все эфемерно. "Жизнь", "любовь", "счастье" имеют ли эти слова какую-нибудь цену, здесь, где смерть воспринимается как данность?
  
   Мне страшно, мне действительно страшно. Страшно просыпаться от крика раненых, страшно бежать по коридорам, в которых из-за отсутствия места, стоят кровати, страшно опоздать и увидеть человека с застывшим навеки взглядом и плакать потом в закутке, чтобы другие пациенты не увидели. Опытные медсестры шепотом советуют не трястись над каждым раненным, мол, доживут все равно не многие. А я не могу! Не могу вот так как они, сидеть за чаем и обсуждать, сколько погибло и как, и при этом ничего не чувствовать. Все свое свободное время я провожу в госпитале, даже если не дежурю, стараюсь сделать все возможное, чтобы раненые почувствовали себя лучше. Многие волонтеры только плечами пожимают, говорят, лучше бы отдохнула, чем в госпиталь мотаться. Им не понять: какое это счастье видеть улыбку этих парнишек и после осмотра узнать, что никто этой ночью не умер. Да, вот это счастье, и только оно еще заставляет меня в чему то стремиться, пытаться сделать мир лучше, только благодаря ему, я еще не окончательно умерла, как эти черствые медсестры.
  
   Как жестока наша история, помнит лишь генералов, командиров, но не вояк, да есть солдаты, чье имена увековечены, но много ли их? Знаете вы хоть пятерых? А ведь на их костях построена победа, их кровью омыта дорога в будущее, слезами их матерей, жен пропитаны самые хвалебные оды, сотнями, тысячами жизней написаны речи великих.
  
  Ужас, нет, решительно, я не была готова к этому. Уехать, надо узнать, когда отправляется самолет, я вижу, Алла тоже страдает, не спит. Мы переоценили свои силы, заигрались, сглупили, еще не пришло наше время. На душе стало легче, да, надо поговорить с подругой... Мы будем полезнее в городе, туда отправляют особо тяжело больных, там в спокойной обстановке будет легче помогать. Да, это единственное правильное решение.
  
   Только я открыла рот, чтобы предложить Алле уехать, как к нам в госпиталь вломился Данил, еще один однокурсник и сказал, что всех волонтеров собирают на площадке. Мы оставили свои дела и побежали на сбор. Оказалось, приехал какой-то полковник, который сообщил ужасную новость, совершено очередное нападение, много раненных, нужны медики и солдаты, для помощи пострадавшим. Выезжать надо было немедленно.
  
  Переглянувшись, мы с подругой решали, пожалуй, важнейший вопрос, я лишь посмотрела ей в глаза, Алла измученно кивнула, и мы побежали к бараку захватить самое важное и в госпиталь за бинтами и лекарствами. Я бы не простила себе, если бы осталась, лучше попытаться и не смочь, чем даже не попробовать. Да, как я и говорила ранее, я не готова, но если в моих силах спасти, помочь, я непременно это сделаю. Да, я потерпела поражения, переоценила силы, и сразу после сегодняшней операции мы с Аллой улетим, но это будет завтра, а сегодня я медсестра Гусарская, и больше никто.
  
   Запыхавшиеся, мы прибежали к площадке, от которой отъезжали грузовики с помощью. Народу набралось не много, но и не мало, грузовиков было пять, сейчас как раз погружали в четвертый и пятый.
  
   - Фамилия, имя, отчество, направление деятельности? - усталым голосом поинтересовался мужчина средних лет, остановив нас.
  
   - Гусарская Анна Николаевна, медсестра, - отрапортовала я.
  
   - Степанова Анна Сергеевна, медсестра.
  
   - Гусарская садитесь в этот грузовик, Степанова следуйте за мной, - сухо сказал он.
  
   - Как? Мы хотели вместе, - спросила Алла, когда поняла что не едет.
  
   - Нам сообщили о новом нападение, нужны медики, - объяснил мужчина. Время не ждет, я видела, как подруга готова заплакать и вцепилась в мою руку, в нашу сторону уже начали недовольно коситься.
  
   Я обхватила ее лицо руками и посмотрела в глаза. Как же она изменилась, под глазами залегли тени от вечного недосыпания, исхудала, поблекла. Еще немного подождать и все закончиться, обещаю.
  
   - Мне страшно, Ань, - прошептала моя подруга, моя вечно веселая неунывающая подруга.
  
   - А, ну-ка, отставить, не пристало будущему генералу плакать на виду у всех, - уверенно сказала я. - Клянусь, это последний раз, мы уедем, слышишь, я тебе обещаю. Буду мороженное покупать, целый месяц, все будет, как и раньше, - уверенно сказала я и более тихо добавила. - Береги себя, Алла, - она приходила в себя, взгляд прояснялся, напоследок обняла меня, отпустив мою руку, и улыбнулась. "Все будет хорошо", - стараясь заглушить, подступающую панику твердила я.
  
   Мне помогла залезть в машину, она стразу тронулась, а я смотрела на худую фигурку подруги.
  
   - Я буду скучать, - крикнула она и улыбнулась. Я активно замахала рукой, стараясь не заплакать, не время, не сейчас. Я видела, как мужчина, который записывал наши имена, что-то ей сказал и она, кивнув, посмотрела на меня и, послав воздушный поцелуй, убежала вслед за офицером. И когда она уже совсем скрылась из виду, прошептала:
  
   - А я уже скучаю.
  
  ***
  До места моей новой, своеобразной службы мы доехали очень быстро, поэтому
  тряска и пыль сопутствовали нам. Дороги, конечно, здесь не ахти, меня чуть пару
  раз не укачало.
  
  Приехали мы в небольшую деревеньку, состоящую из десятка маленьких дворов.
  Мы, это я и еще семь мужчин, из которых двое врачей, и еще три машины, куда делись остальные две не знаю, скорее всего, отправились на новое место нападения, сколько всего людей приехало я не считала, не до этого было.
  
  В этой деревне располагался перевалочный пункт, всех пострадавших доставили
  сюда, главная задача состояла в оказании помощи и отправке раненных. Первая
  из трех машин отъехала почти сразу, туда забрались не пострадавшие солдаты и
  те, у которых травмы были не серьезные.
  
  Врачи и мед помощники были отправлены в самый большой дом, где устроили
  госпиталь. Сколько прошло времени, невозможно было сосчитать. Все было, как в
  тумане, прерываемом командами врача. Помню лишь, что врач, которому я
  помогала, седовласый мужчина, после очередного пациента посмотрел на меня,
  покачав головой, сказал, что я могу идти. Я не стала отказываться, пару часов
  отдыха, мне действительно были нужны. Я ведь только с дежурства, на которое
  утром заступила. Когда я вышла из пропитанного болезненным запахом дома, уже
  расцветало.
  
  Я вдохнула приятный горный воздух, и пошла, слегка пошатываясь к выделенному дому. Все-таки, что не говори, а места тут красивые, очень. Прекрасные в своей дикой первозданности, животной агрессивности, тихой неповторимости.
  
   Голова внезапно закружилась, я остановилась, да, сказывается, что я сегодня
  толком не ела. Сделала шаг и поняла, что оседаю наземь, и вроде я всё осознавала, но контролировать сам процесс падения не могла. Я как сторонний наблюдатель смотрела за тем, как ноги подкашиваются и я, как в замедленной съемке падаю. Я закрыла глаза и приготовилась к падению, но вот, странно, слишком уж долго падаю...
  
  - Девушка, можете уже открыть глаза, - произнес приятный голос. Упс, а это кто? Я последовала совету голоса и медленно открыла глаза и...
  утонула, умерла, взлетела, задохнулась. Сколько еще синонимов можно
  подобрать... Глядя в его зеленые глаза, хотелось варить детей и рожать борщ.
  Ой, ну вы поняли.
  
   - Может, вы, меня отпустите? - улыбнувшись, поведала мечта из моих снов. Я только сейчас заметила, как сильно вцепилась в его форму.
  
  Я смущенно улыбнулась и отцепилась, повернулась, сделала шаг и здравствуй земля, но и в этот раз упасть мне не дали, подхватили на руки и понесли. Боже, как в сказке.
  - Отпустите, - пропищала я.
  
  - Нет, вы ведь на ногах не держитесь, зачем так себя напрягать? Вы откуда такая
  красивая? - ослепительно улыбнувшись, спросил он. Первый раз вижу, чтобы так мастерски перевели тему. А я, как будто, язык проглотила. Разве можно быть настолько красивым.
  
  - Девушка, вы кто? С вами все хорошо? - спросил наверно уже не в первый раз.
  
  - Медсестра, все хорошо. А, вы? - откашлявшись, ответила я. В горле внезапно пересохло.
  
  - Александр Волков, - представился он. Александр был высоким брюнетом, с короткой стрижкой, в типичной солдатской форме, которая так шла ему, что казалось, была сшита только для того, чтобы он ее одел. Черты лица правильные, нет, не так, идеальные. Анна Волкова... А что? Звучит.
  
  - А вас как зовут, сестра милосердия? - и опять улыбка, а сердце пойманной
  птицей колотиться в груди, отдавая грохотом в ушах, и быстрым ритмом в венах.
  
  - Анна Гусарская, - и этот писк - мой голос? Я испуганно подняла глаза и наткнулась на насмешливый зеленый взгляд, жар опалил щеки. Я вновь опустила голову.
  
  "Дура, дура, дура", - билось в голове, а лицо горело в пламени смущения. Этого
  не может быть... Разве можно так быстро влюбиться? Это наваждение какое-то.
  Но я не могла ничего поделать, смотрела на него и... и осознавала, что родилась
  только ради этой встречи. Эх, и где мое хваленое хладнокровие? Разбилось под
  завораживающий голос Саши. Моего Саши.
  
   Он донес меня до небольшого домика, почти на краю деревни.
  
   - Переночуйте здесь, если что-то не понравится, обратитесь к лейтенанту Волкову, то есть ко мне, я всё организую. А теперь отдохните, ваша смена будет вечером, выспитесь, - сказал он, и, открыв дверь, подтолкнул, и в правду, я бы в тот момент с места не сдвинулась.
  
   После, когда знакомство с хозяйкой прошло успешно, я расстелила постель и
  легла, непроизвольно начав прокручивать раз за разом произошедшее, наверное,
  улыбка у меня тогда была, как у человека страдающего шизофренией.
  
  Спала я долго, проснулась только под вечер. Новости порадовали, погибших не
  было, но так как раненых много и они еще прибывают, наше пребывание здесь
  затянется больше чем на один день.
  
   С этого момента и потянулись дни, омраченные моей безответной любовью.
  Хотя, почему омраченные? Я была счастлива, просто, видя его, находясь рядом,
  слыша его голос. Это было первое мое столь сильное чувство. Честно говоря, не
  сказала бы я, что до этого мне кто-то серьезно нравился. Даже совсем наоборот.
  В школе я была серой мышкой, мои светло-русые волосы, и голубые глаза не
  вызывали ни у кого благоговейного трепета и всепоглощающего восторга.
  А тут такое. Как же вам описать все, что творилось в моей душе, когда он был
  рядом или когда его не было? Не буду стараться, кто чувствовал подобное
  поймет, а кто нет... Тогда надеюсь со временем поймете.
  
   Шел третий день моего нахождения в деревне. Поселили меня в небольшой
  домик к женщине, которая потеряла мужа и сейчас жила одна, детей у нее не
  было. Спали мы в одной комнате, так как всего в доме было две комнаты: кухня,
  совмещенная с залом и спальня, где я проводила ночи на раскладном диване.
  Женщину звали Замира Данияловна, ей было за сорок, невысокая, довольно
  красивая, милая и добрая. Всегда жалела меня, когда я возвращалась поздно и
  откармливала вкусностями.
  
   Работы поубавилось, и теперь в перерывах между обследованиями я
  занималась и письменной работой, составляла отчеты о проделанной работе.
  Утром, по уже сложившейся традиции, я вышла из дома, и направилась в госпиталь. Когда поднималась по лестнице, дверь внезапно открылась, и из нее вылетел Никита Скворцов, мой одногруппник. Мы с ним почти не общались, здоровались, иногда перекидывались фразами и все. Он был душой компании, даже сейчас, без него не проходили ни одной посиделки.
  
  Когда столкновения было уже не избежать, Никита, наконец, увидел меня и затормозил, чтобы я не упала, обхватил меня и прижал к своей мощной груди, хотя это было и не обязательно.
  
   - Эмм, Скворцов, может, ты меня отпустишь? - проговорила я ему в рубашку.
  
   - Гусарская, вот что ты за человек? Нет, чтобы наслаждаться, когда тебя парень
  обнимает, а она отпусти, - сделав грустную моську, сказал он, а потом неожиданно поднял меня и гулко засмеялся над моим испуганным лицом. Когда же этот обормот меня отпустил, после моих пинков и угроз, я быстро зашла в госпиталь.
  
   - Ну, Гусарская, пошутил я. Ты чего? Ты бы видела свое лицо. Ахахахахах, - я
  оглянулась и зло взглянула на этого шутника, с детства высоты боюсь. - Ладно,
  ладно, уговорила, никому не скажу, - добродушно поведал мне он. - У меня к тебе
  дело, Анечка, я как раз за тобой бежал, - и улыбнулся так невинно, ну как на него
  обижаться можно?
  
   - Что тебе надо, Скворцов? - измученно спросила я, он не отстанет, я знаю.
  
   - Ухх, я знал, что ты своя в доску, - весело пробасил он и, догнав меня, обнял.
  
  Что-то слишком много сегодня объятий. Отпустил он меня, как мне показалось с
  неохотой, бедный, он у нас знаменитый бабник, а тут кроме меня все замужние.
  Тихонько позлорадствовала.
  
   Никита галантно открыл мне дверцу приемной и зашел после меня.
  
   - Ну что случилось? - спросила я, одевая халат.
  
   - Сердце у меня болит, - вздохнув, поведал Скворцов.
  
   - Никит, я серьезно, - строго сказала я.
  
   - Какая же ты злая, Гусарская. Не приласкаешь, слова из тебя доброго не
  вытянешь, - сделав грустное лицо, сказал он. Потом поднес руку к лицу и вытер
  несуществующие слезы. Позер.
  
   - Скворцов, давай по делу, а? У меня еще осмотр, а ты тут с шуточками своими, -
  улыбнувшись, сказала я.
  
   - Эх, - вдохнул он тяжко. - Я порезался, Анечка, - сказал он и начал снимать рубашку.
  
   - Ээ, ты чего это, Никит? - испуганно пролепетала я, сделав шаг к двери. Он
  поднял на меня взгляд и, увидев, как я стала отходить, расхохотался.
  
   - Ой, не могу, Гусарская, о чем твои мысли? Я грудь порезал, извращенка, -
  сквозь смех проговорил он. Блииин, ну надо же было... И в самом деле, как я
  могла подумать о таком. Зло зыркнула на него, отчего тот перестал смеяться. Но я видела, как его губы то и дело подрагивали в попытке не расплыться в улыбке,
  глаза сияли от смеха. Да и я сама от этой ситуации еле сдерживалась, чтобы не
  улыбнуться. Поддерживаю образ серьезной девушки.
  
   - Раздевайся, посмотрим, - сказала я и стала одевать перчатки.
  
   - Так сразу, я еще не готов. А как же свидания, борщ? Нет-нет милочка, я не такой, - я повернулась и увидела, как Никита, прикрывшись руками и подняв голову, отвернулся от меня. Я не удержалась и засмеялась. Просто, так давно не было повода для смеха, я уже забыла как это.
  
   Отсмеявшись, я подошла к Никите, взяв ватку и перекись. Посмотрим, что там у
  него. Рубашку он снял, при этом приговаривая, что цитирую "Не для тебя, извращенки, моя розочка цвела", еще и всхлипывал периодически, паяц.
  Рана была небольшая, почти царапина.
  
   - Ты где так умудрился? - спросила я, пока обеззараживала. Он не ответил, я
  посмотрела на него и впервые увидела, как Скворцов краснеет, да, тот еще кадр.
  Ладно, не рассказывай, - улыбнувшись, сказала я.
  
   Никита был спортсменом, профессионально занимался боксом и каким-то видом
  единоборств. Так что фигура у него было что надо. Высокий, в меру мускулист,
  русый, сероглазый, поэтому и бабник. Но знаете, он был добрым, и с девчонками
  расставался чаще, именно, из-за них самих. Не знаю насколько это правдиво, но
  Алла, моя милая любительница сплетен, часто мне рассказывала о его романах.
  
  Мне он не нравился, нет, внешне, конечно, но это, то же самое, что смотреть на картину. Но фигура у него закачаешься, я бы потрогала, ну так в чисто эстетических целях.
  
  Да, что только в голову не лезет. Взяв пластырь, я опять подошла к Скворцову и
  аккуратно приклеила к ранке, она хоть и маленькая, но заражение может пойти, а это не есть хорошо.
  
   - Ну, вот, принимай работу, - сказала я, улыбнувшись Никите. - И никто на твою
  невинность не покусился,- улыбнувшись, добавила я.
  
   - Жаль, - донеслось до меня. Я посмотрела на Скворцова, он застегивал рубашку. Наверно послышалось.
  
   - Гусарская, давай сегодня с нами на костер? Ни разу тебя там не видел, сегодня гитару принесут, весело будет, обещаю, - сказал он, поднимаясь.
  
   - Я не знаю даже, - идти не хотелось, знаю я, чем там все заканчивается.
  
   - Да, ладно, тебе, Ань, нормально все будет, поверь, никто к тебе приставать не будет. Пошли, - не сдавался он. А потом подошел и обнял со спины. - Пока не согласишься, не отпущу, - заявил он и стиснул меня сильнее. С него станется, еще и раздавить может.
  
   - Ладно, ладно, пойду, только помни - ты обещал, что ко мне никто не полезет, и ты в том числе, - Никита обиженно покачал головой в знак согласия, но не отпустил. - Никит, отпусти а?
  
   - Не хочу,- сказал он и вдохнул запах моих волос. Что-то мне это не нравится.
  
   -Никит, отпусти, я кричать буду, - серьезно сказала я.
  
   - Смотри какая, отпусти, отпусти, эх, Гусарская, парня тебе надо, - сказал он, когда я открыла дверь и вышла. Он догнал и, улыбнувшись, сказал:
  
   - Спасибо, ну, что мир, дружба, жвачка?- и протянул руку. Я сощурилась, но руку тоже протянула.
  
   - Здравствуйте, - раздался из-за спины самый желанный голос.
  
  - Лейтенант Волков, - как-то слишком серьезно и не очень доброжелательно
  поприветствовал его Никита.
  
  Я же просто прошептала:
  
   - Здрасти.
  
   Воцарилась тишина. Никита стоял рядом, Волков смотрел на Никиту. И что это такое? Я уже решила уйти, как Никита спросил:
  
   - Ань, точно пойдешь? - и смотрит на меня и лыбится, а глаза серьезные.
  
   - Да, сказала же, - тихо проговорила я.
  
   - Куда Вы пойдете, Анна?- спросил Саша.
  
   - На костер, - ответил за меня Скворцов.
  
   - Я тоже собирался сегодня пойти, - сказал лейтенант. Я подняла на него взгляд и
  натолкнулась на зелень глаз, и опустила. Блин, как маленькая.
  
   - Мне пора, - невнятно пробубнила я и сделала шаг, чтобы уйти, как сзади выросли руки и обняли. Скворцов, вот скотина!
  
   - Уже уходишь, малыш? - промурлыкал он. Сволочь. Я уже хотела сказать ему, что о нем думаю, но меня перебил Саша.
  
   - Анна, мне надо с вами поговорить, - а голосом можно заморозить реку.
  
   - Д-да, конечно, - сказала я и попыталась вырваться из объятий Никиты, не тут то было.
  
   - Отпустите ее, Скворцов, девушке неприятно ваше нахождение рядом, - строго сказал Волков, а я замерла. Чего это они?
  
   - Никит, ты иди, я же сказала что приду, мне на осмотр надо, - улыбнулась я,
  посмотрев на него. Только драки не хватало, а именно этого и жаждал Скворцов,
  по глазам видно было, и по напряженной позе чувствовалось. Никита посмотрел
  на меня кивнул, и наконец, отпустил.
  
   - Я зайду, - сказал он, и не глядя на Волкова, удалился.
  
   - Пройдемте, - сказала я Саше и зашла в кабинет. Он тоже зашел, оглянулся, и
  пробормотав, что ему пора идти ушел. И как это понимать?
  
   Вечер наступил внезапно, вся ушедшая в дела, я не заметила, как потемнело. Лишь, когда кто-то постучал в окно, я непроизвольно вскрикнула и уронила банку с ручками и карандашами. Нервов не напасешься. Подошла, открыла. Ну, кто это еще может быть? Скворцов, чтоб его!
  
   - Ань, ты чего на работе еще? Ребята собрались уже, я к тебе захожу, тебя дома нет. Эх, ты, трудяга, выходи, отдохнешь.
  
   - Сейчас выйду, подожди, - говорю я, закрывая окно и снимая халат.
  
   - Анька, всю жизнь проработаешь, - сказал мне Никита, стоило мне выйти. Когда
  я подошла, галантно предложил мне локоть, и мы пошли к месту, где собирались люди для отдыха. Идти было не далеко. Когда мы подошли, уже почти все собрались, не было только Волкова. И настроение сразу как-то ухудшилось. С чего я взяла, что он вообще придет?
  
  Место, где проходили посиделки, было обычной поляной с местом для костра
  посередине и бревнами, лежащими по кругу. Всего собралось человек пятнадцать
  из них шесть девушек, со мной. Эх, надеюсь, все будет хорошо.
  
  Признаться честно я была приятно разочарована, парни вели себя прилично,
  Никита играл на гитаре и пел, при этом, как мне показалось, слишком уж часто погладывая на меня. Веселились, шутили, как обычные молодые люди, будто и
  нет этой глупой войны, будто не умирали люди, будто мы все еще дома.
  
   Я веселилась со всеми. На завтра планируется отъезд, может это и хорошо,
  избавлюсь от этого щемящего чувства нужды в человеке, который даже не
  пришел. Хотя, кого я обманываю, не получится забыть, это выше моих сил.
  Радовало одно, я увижусь с Аллой, надеюсь все хорошо.
  
   - Ань, ты чего задумалась, холодно?- спросил внезапно подошедший Никита, я
  даже не заметила, как он закончил играть. Да, что-то слишком много он мне внимания уделяет.
  
   - Немного, пойду уже скоро, - ответила я. Он придвинулся ближе, обнял одной
  рукой и придвинул к себе, а второй рукой начал потирать мою руку, грея. Нет, это
  уже слишком, я хотела уже сказать, чтобы он меня отпустил, как услышала:
  
   - Можно мне, - Саша... А потом заиграла одна из моих любимых песен, исполненная самым прекрасным голосом во вселенной, и все потеряло смысл.
  Рука Никиты, поглаживающая меня, его шепот, не заметила я и ревнивых
  собственнических взглядов, которые бросали парни друг на друга, только песня,
  только голос, только зеленые глаза...
  
   - А мы не ангелы, парень,
  Нет, мы не ангелы -
  Темные твари
  И сорваны планки нам
  Если нас спросят
  Чего мы хотели бы
  Мы бы взлетели
  Мы бы взлетели
  Мы не ангелы, парень
  Нет, мы не ангелы
  Там на пожаре
  Утратили ранги мы
  Нет к таким ни любви не доверия
  Люди глядят на наличие перьев
  Мы не ангелы, парень
  Сотни чужих крыш
  Что ты там искал, парень?
  Ты так давно спишь
  Слишком давно для твари
  Может пора вниз
  Там где ты дышишь телом
  Брось свой пустой лист
  Твари не ходят в белом
  А мы не ангелы, парень
  Нет, мы не ангелы
  Темные твари
  И сорваны планки нам
  Если нас спросят
  Чего мы хотели бы
  Мы бы взлетели
  Мы не ангелы, парень
  Нет, мы не ангелы
  Там на пожаре
  Утратили ранги мы
  Нет к таким ни любви не доверия
  Люди глядят на наличие перьев
  Мы не ангелы, парень. (Би -2 - Мы не ангелы)
  
   Закончив песню, он отдал парню гитару и прямо посмотрел мне в глаза, а я впервые не отвела взгляд. Он улыбнулся и, встав, направился ко мне, зомбированная этим взглядом, я пропустила то, как напрягся Никита, прижав меня сильнее.
  
  - Вы, позволите украсть вашу даму, - подойдя к нам, спросил Волков, глядя на
   Скворцова, а он сжал мою руку, заставив вскрикнуть. Зеленые глаза превратились в лезвия, - отпустите девушку, - и это уже была не просьба, это был приказ, угроза.
  
   - А если не позволю, лейтенант? Доложите начальству? - встав напротив Саши,
  насмешливо поинтересовался Никита, вот только это была не шутка, он был серьезен.
  
   - Предпочитаю решать свои проблемы самостоятельно, - отчеканил Саша.
  
  На нас начали поглядывать, друзья Никиты стали подниматься, а вот это уже плохо.
  
   - Я не прячусь за спины дружков, - окончил свою фразу Волков.
  
  Все, сейчас пойдут трупы. Скворцова нельзя было обвинить в трусости, кого угодно, но не его, лично видела, как он за девушку вступился, когда на ее гопники напали, чего греха таить, я и есть та девушка, с тех пор по вечерам избегаю неосвещенных мест, мне повезло тогда, он с тренировки возвращался.
  
  Никита схватил Сашу за грудки, отдать лейтенанту должное, он не дрогнул, лишь
  ухмыльнулся и спросил:
  
   - Привыкли играть на публику? - глаза Скворцова блеснули решительностью. Он
  нанес удар, Саша увернулся. Надо это прекращать.
  
   - Лейтенант, вы хотели поговорить?- Волков посмотрел на меня и его глаза потеплели. - Никит, все хорошо, лейтенант меня проводит, - сжав его руку и поймав его взгляд, заверила я. Он неохотно отошел от лейтенанта, и посмотрел на меня с обидой, да жуткая ситуация. Я еще раз легко сжала руку Никиты и подошла к Саше.
  
   - Мы можем поговорить здесь? - я постаралась сделать голос как можно холоднее.
  
   - Нет, Анна, это конфиденциальный разговор, - улыбнувшись, сказал он, да уж, а
  я уже таю как пломбир на солнцепеке. Тряпка!
  
   - Только недалеко, - сдавшись, проговорила я. И оглянулась на Никиту, который
  сжимал кулаки в бессильной злобе. Да что с ним такое? Раньше я за ним такого
  не наблюдала. Быстро отвела взгляд и, поравнявшись с Сашей, пошла навстречу
  к серьезному разговору.
  
   Волков привел меня на небольшой холм, и остановился, смотря вдаль.
  
  - Анна, - произнес он, спустя какое-т время, и я непроизвольно вздрогнула. - Анна, мы с вами взрослые люди, по крайней мере, я так считаю, что не стоит от вас скрывать истинного положения вещей, - сказал он и подошел ближе, а я молилась лишь бы не упасть. - Чувствую себя мальчишкой, - скорее для себя произнес он, я подняла голову. - Вы мне нравитесь, Аня, - как? Как всего одной фразой можно выбить почву из-под ног? Боже, Как? Этого просто быть не может!
  
  Я стояла как громом пораженная. Может, послышалось? Ведь нельзя влюбиться
  за три дня? Нельзя, правда? Я заплакала. Никогда не понимала, выражения:
  "Слезы радости", и вот теперь сидя перед самым любимым человеком, я
  буквально рыдала, как наивная героиня глупой романтической комедии, от
  счастья. Любовь, что ты делаешь с избранными тобой? Сколько всё продолжалось, не знаю, очнулась я в объятьях Волкова, он гладил меня по голове и говорил, говорил, что не бросит, что мы уедем вместе. А я просто молчала, слова были излишни. Мне хотел смеяться, плакать, танцевать, петь - истерика, если одним словом.
  
  Он проводил, как и обещал до дома. Я просто рухнула на кровать и тьма...
  
  
  
  ***
  
   Проснулась от грома, жуткого грохота, который раздавался снаружи. Дождь что ли пошел? Открыв глаза, взглянула в окно, вроде светло. А где хозяйка? Раздался еще один взрыв, меня оглушило ненадолго, найдя первую попавшуюся одежду, я начала приводить себя в порядок. В комнату вбежала Замира.
  
   - Анечка, прячься на нас напали, - произнесла она с акцентом, немного торопливо. В ее глазах плескался страх, и я поняла, что это не шутка, до этого не верилось, что что-то подобное может произойти.
  
   - Давай быстрее, что ты застыла? - говорила она.
  
   Война? Какая война? О чем речь? Надо прятаться. А как же наши? Саша? Саша!!! Он там надо бежать, помочь.
  
   - Куда ты, глупая? - ухватив меня за рукав, спросила хозяйка.
  
   - Саша, Саша, - только и повторяла я, а у самой руки трясутся и слезы из глаз. Паника. Жуткая паника охватила меня.
  
   - Тебя же убьют, - сказала Замира. - Успокойся сначала, - какой там успокойся, меня такая дрожь охватила, что со стороны это больше было похоже на припадок. Глаза застелила непроницаемая пленка, и в голове билось лишь одно слово: "Саша".
  
   Стало внезапно мокро и холодно, это хозяйка, чтобы привести меня в чувство выплеснула на меня кувшин с водой, что стоял у меня на тумбочке. Помогло, дрожь спала, взгляд прояснился. Так, нас же учили как вести себя при непредвиденных обстоятельствах. А война считается непредвиденным обстоятельством? Так, главное не паниковать, эвакуировать мирных жителей и оказывать всю необходимую помощь.
  
   - Замира, прячьтесь, - сказала я и начала оглядываться, в поиске вещей способных обезопасить меня, когда я выйду из дома.
  
   - Деточка, мне - то зачем прятаться? - спросила она.
  
   - Как зачем? - отвлекшись от поисков, переспросила я. - Они же убить Вас могут.
  
   - Ну и что? - добродушно сказала она.
  
   Я посмотрела на эту женщину и впервые начала ее пристально разглядывать.
  
   - Это из-за мужа? - высказала я предположение.
  
   Она подняла на меня взгляд, своих темных глаз, и улыбнулась.
  
   - Вот, ты сейчас за своим Сашей пойдешь? - я кивнула. - Любишь его? - красный румянец стал ответом на вопрос. - Сколько лет то тебе?
  
   - Девятнадцать.
  
   - Мне тогда восемнадцати не было, когда я Темира встретила, - начала она свой рассказ, и я, понимая, что сейчас не время и не место, затаив дыхание, слушала, потому что была уверенна, что, не узнав ее историю сейчас, не узнаю никогда. А за окном взрывались гранаты, раздавался свист пуль, кричали люди, а я отдавала дань этой женщине, которая на столь короткий срок стала мне родной. - Влюбилась, через месяц свадьбу сыграли. Как он меня любил! Каждый день подарки дарил. Слова, какие говорил! А потом забрали его на очередную войну, мне тогда восемнадцать исполнилось, ребенка мы ждали. Я ему говорила: "Не иди, у тебя ребенок будет", а он мне: "Замира, что потом о его отце говорить будут? Что он трус? За ребенка прячется? Нет, Замира, пойду. И героем стану, что бы ты и мой мальчик гордились, чтобы все соседи говорили: "Вон, ребенок Темира идет, героя войны"". И я отпустила его. Шли месяцы, он писал часто, я уже на седьмом месяце была, когда письмо пришло, - тут она остановилась, побледнела. - Умер мой Темир, героически побежал на врага с гранатой в руках, даже хранить нечего было. Я так его любила, что от горя выкидыш у меня случился. Так что, Анечка, я давно умерла уже, а ты беги, спасай своего, может так лучше будет. - Я встала, побежала к двери, обернулась и увидела эту отмеченную клеймом печали и горя женщину, свет из окна освещал ее красивое и грустное лицо, она сидела на кровати и смотрела в окно своими карими глазами, полными непролитых слез. Вот она истинная печаль.
  
   - Замира, - окликнула ее я, она повернулась, улыбнулась мне своей грустной улыбкой, я подбежала к ней обняла и, поцеловав в щеку, сказала:
  
   - Жди меня, я за тобой вернусь, - она же промолчала, зная что, скорее всего мы больше не увидимся.
  
   - Удачи, Аня, храни свою любовь, - под эти пожелания я выбежала из дома, роняя слезы, от безысходности и этих слов, которые были произнесены как прощание.
  
   Бежать, бежать, главное бежать. Говорила я себе, удаляясь от дома Замиры, в воздухе стояла пыль, я пыталась разглядеть хоть кого-то из наших. Увидев впереди человека в нашей военной форме, я подбежала к нему. Он был мертв. Сняв каску я, закрыв себе рот рукой, старалась не закричать, это был Стас, веселый парень, который постоянно шутил, и улыбка не сходила с его лица, у него в России девушка была. Дрожащими руками я надела каску, потом сняла бронежилет и проделала тоже с ним, взяв автомат и проверив наличие патронов, последний раз взглянула на Стаса: "Пусть земля тебе будет пухом". И побежала, стрелять я умела довольно хорошо. Главное не паниковать и найти Сашу.
  
   Пробегая мимо дома, меня схватили за руку, я начала отбиваться, когда услышала:
  
   - Тихо, тихо, свои, - повернулась, посмотрела, действительно свои: Иван, Никита, и еще пара ребят, которых я неоднократно видела.
  
   - Анька, ты что ли? - спросил Никита Скворцов.
  
   - Угу.
  
   - Ты что тут делаешь, дура? - поинтересовался Иван.
  
   - Помогаю.
  
   - Помогает она, - сказал один из неизвестных, - ты хоть стрелять умеешь?
  
   - Представь себе.
  
   - Ань, ты бы спряталась, они девушек не любят. Давай беги отсюда мы прикроем, - взяв меня за руку, сказал Никита.
  
   - Нет, Никит, я никуда не пойду. Знаю, что дура, не могу. Ты Сашу не видел? - задала я интересующий вопрос. Как же я боялась услышать ответ.
  
   - Вот оно что, - разочарованно произнес Никита. - Видел я твоего Сашу, вон он оборону держит, - указав пальцем, направление сказал он. Я посмотрела, и действительно вон он. Спасибо, Господи.
  
   - Я пошла.
  
   - Куда ты пошла? - спросил Никита.
  
   -Туда, - глупо ответила я.
  
   - Я тебя одну не пущу, со мной пойдешь. Славик, Миха, за мной, - скомандовал он. - Держись за меня, поняла? - я кивнула и наша процессия двинулась. Кругом только пыль и пули. Сколько же у них пуль? Идти было не так далеко, метров сто, не помню, как дошли, помню лишь, как Скворцов крикнул, - Волков к тебе тут посылка рвется, - и я увидела Сашу, он посмотрел на меня, сказал что-то матерное, но подбежал и обнял.
  
   - Дурочка, ты, что тут делаешь? - спросил он беззлобно.
  
   - Тебя спасаю, - он улыбнулся.
  
   - Зайди в дом, поняла? И ни шагу! - да, знаю, хватит на меня сегодня геройств и глупости.
  
   Все смешалось в один ком, выстрелы, взрывы, крики раненных, голоса живых и спина, закрывающая весь этот беглам от меня. Раненых заносили в дом, я же пыталась оказывать им первую медицинскую помощь. Помню, что что-то зашивала, прикладывала, мазала, но резко остановилась. А причиной была тишина, абсолютная. Надо посмотреть, я взглянула в окно ничего не видно, ладно, приоткроем дверь, вдруг кому-то помощь нужна. Открываю дверь и вижу трупы, одни трупы, кругом. Саша? Где он? Открыла посильней, а нет, есть еще живые. Они стояли чуть поодаль, четверо выжавших, я облегчено выдохнула среди них был и мой парень. Врагов не было видно. Неужели все закончилось? Слава Богу!
  
   Они повернулись в сторону дома, увидели меня в дверях, Волков улыбнулся, и все ужасы были забыты. Жив...
  
   Он шел ко мне.... Я заметила, что к нам летит что-то темное, только я открыла рот, чтобы сообщить об этом, как Саша повернулся, на мой взгляд, и крикнул:
  
   - Ложись!!! - но я не могла двигаться, время замерло для меня. Я начала опускаться, не отрывая взгляда от любимого, и мое сердце разорвалось, под заключительный аккорд гранаты, которая cдетонировала в метре от Саши... Был и нет... Как быстро умирают люди... И как фанфары на заднем плане крошечными осколками разлетелся дом Зарины. Концерт сыгран, занавес.
  
   Меня оглушило, я не слышала ничего из происходящего вокруг, лишь звук, разрывающегося на куски, сердца звучал у меня в голове. И боль... Жуткая боль, намного сильнее физической, которая не заживет никогда, душевная. А в голове билась в истерике лишь одна мысль: "Я так и не сказала, что люблю".
  
   Я так и сидела на крыльце дома, смотря на то место, где раньше находился ОН, не хочу произносить имя, это слишком для меня. Находился, жил, любил, прошедшее время...
  
   Меня подхватили на руки, затащили в дом, что-то говорили, переодевали, не помню. Перед глазами сотни раз проносился взрыв, поглотивший в себе мое сердце, убив меня так громко и наповал.
  
   Странно то, что я не плакала, ни одной слезинки, ни вскрика, как будто взрывной волной мне осушили слезы и вырвали голос. Дикая апатия навалилась на меня девятым валом, погребя под собой человеческие чувства и эмоции.
  
   Через сколько времени пришла в себя не помню. Мы куда-то шли, я и еще человек восемь, я не понимала, что происходит, и куда нас ведут. Рядом со мной шел Никита, я решила спросить, но стоило мне открыть рот, как сзади на меня обрушился удар, выбив почву из-под ног. А, понятно, нас в плен взяли. Звери.
  
   Никита, было, бросился на него, но тот, наставив на него пистолет, с акцентом произнес:
  
   - Не двигайся, русская псина, - его сослуживцы заржали, подонки, горите же в аду. Шедшие сзади соотечественники помогла подняться.
  
   Я повернулась к ним и поблагодарила взглядом, они лишь слегка кивнули.
  
   Шли мы долго, жара была неимоверная, и пот струился просто градом, воды нам не давали, и была вероятность, что мы просто погибнем от обезвоживания. Вскоре наша каторга окончилась и пришла на замену другая, нас посадили в клетку, находящуюся где-то в подвале, как бешеных зверей, кинули маленькую флягу с водой и ушли. Их базу мы не видели, нас просто ввели в здание и заперли.
  
   Один из парней подобрал флягу и протянул мне.
  
   - Нет, вы первые пейте, Вам нужнее, - сказала я, легонька отталкивая ее.
  
   - Пей, - сказал он и в его глазах я увидела сочувствие, повернулась, все смотрели на меня, а я, а я, ничего не чувствовала, и даже казалось сердце перестало биться.
  
   - Спасибо, - тихо сказала я и пригубила источник живительной влаги, сделала глоток и поняла, насколько сильно хочу пить, сделала еще один и передала другим, фляги было мало, лишь на сохранение жизни, которая еще теплится в наших непокоренных телах. Этим же вечером я познакомилась с остальными ребятами, того кто протянул фляжку звали Сергей, было два Ивана, Семен, Артем, Никита, с которым я уже была знакома, Витя и Кузьмич, пожилой мужчина. Они рассказывали смешные истории, чтобы развеселить меня и придать уверенность в завтрашнем дне, я лишь улыбалась, отдавая дань их стараниям.
  
   Еще я узнала, что меня подстригли, для того чтобы я за парня сошла, меня и переодели в военную форму, с девушками они ужасно поступают, мне не сказали как, но одно то, что военные не хотят об этом разговаривать, говорило о многом. Так что теперь я красовалась, короткими грязными волосами.
  
   На следующий день забрали одного из Иванов, он улыбнулся и подмигнул мне, когда пришел военный и, указав на него, велел идти за ним. Он не вернулся. Скорее всего его пытали... Не хочу об этом. Потом был Артем, Семен, Витя, с каждым днем нас становилось все меньше и, ложась спать, каждый думал, что скоро придет его черед. Так как я была миниатюрная, меня прятали за спинами, но скоро не останется никого, и придет мой конец.
  
   Нас, практически, не кормили, в темной сырой клетке мы умирали. Остались не люди, остались души тех людей, что были там, в той деревне. Сколько времени уже прошло? Как же ломается жизнь, когда ты сидишь взаперти и дышишь воздухом, который воняет сгнившей тряпкой. Наши враги периодически приходили и издевались, но парни не теряли достоинство, нет, не сейчас, умирать так с гордо поднятой головой. Аллочка, я так и не исполнила свое обещание, прости...
  
   В конечном итоге нас осталось трое: я, Кузмич и Скворцов. Скоро должно было придти время выбора жертвы, мы молчали. А о чем можно говорить?
  
   - Ань, я давно хотел тебе кое-что сказать, - обратился ко мне Никита, когда до прихода тюремщика осталось минут пять.
  
   - Говори, - постаралась улыбнуться я.
  
   - Я ведь, когда тебя увидел, - он замолчал.
  
   Я не торопила.
  
   - Влюбился как дурак, - я распахнула глаза. Влюбился? - Да, да влюбился. Думал закончиться война, замуж тебя позову, - я молчала, шокирована столь неожиданным известием. - А когда узнал что тебе Волков нравиться, - при звуке этой фамилия я вздрогнула. - Прости. И вот можно сказать сбылась моя мечта, я и ты вдвоем, - Кузьмич хмыкнул. - Да уж, не самое, конечно, лучшее место, но, Ань, прости за дерзость, не могла бы ты меня поцеловать, - я посмотрела в его глаза, ведь я даже внимания на него не обращала, как к другу относилась, а тут, я кивнула. Не критикуйте меня, я не могла отказать, смотря в глаза, которые полны невероятной нежности ко мне, когда я сама умирала от пустоты внутри. Приблизилась к нему, я поцеловала его в щечку и обняла, он прижал меня к себе.
  
   - Прости, я не знала, - прошептала я ему на ухо. Он улыбнулся, отпустил меня и сказал:
  
   - Теперь и умирать, приятно будет.
  
   - Теперь тебе надо на ней жениться, - пошутил Кузьмич.
  
   - Я согласна, - произнесла я. Никита посмотрел на меня, грустно улыбнулся и сказал:
  
   - Ань, не стоить себя корить, ты не виновата в том, что я влюбился, - потом с улыбкой добавил. - Вот я вернусь, и тогда ты от своих слов не отвертишься, - а я слышала, как открывается дверь в нашу личную "гробницу", шаги, бряцанье ключей, скрип двери и смотрела в лицо неожиданного воздыхателя и понимала, что исполнила его предсмертное желание.
  
   - Выходи, - произнес тюремщик, Никита встал, отряхнулся, и веселой походкой направился на выход, когда решетка за ним закрылась, и военный прошел вперед, он повернулся ко мне, взглянул в глаза, улыбнулся, послав воздушный поцелуй прошептал:
  
   - Все будет хорошо, - и ушел, скрылся в темноте.
  
   "Лжец!!! Жалкий лжец! Ненавижу! Обманщик! Вернись же! Прошу..." - думала я, в яростном порыве, подбежав к решетке и начав ее трясти.
  
   Но на мои мысли ответила лишь тишина, и от этого стало еще хуже.
  
   "Ненавижу тебя! Как ты посмел! Почему все молчат?! Почему так холодно, сыро? Не могу больше, не могу. Вернись же, кому сказала..."
  
   - Ань, отойди от решетки, и хватит ее трясти, он не вернется, только внимание к себе привлечешь, - раздался из угла голос Кузмича. Я повернулась в его сторону и попыталась что-то сказать, но изо рта вырвался только полурык, полувсхлип из так внезапно схватившего спазмом горла, не позволил произнести что-то внятное. - Успокойся и отдохни лучше, - сказал он и отвернулся к стенке.
  
   Ночью уснуть мне так и не удалось. Я безотрывно смотрела на решетку, опустошенная, обездушенная, с гигантской черной, кровоточащей дырой вместо сердца. Раздался какой-то шум из угла, и я расслышала, как меня позвал Кузмич
  
   - Ань, иди сюда, - я посмотрела на него пытаясь понять, что он хочет, До мозга все доходило как в замедленной съемке. Но когда поняла, подошла к нему. - Мы должны бежать, - сказал он мне. Я подняла вопросительно бровь и непонимающе на него посмотрела. Бежать? Как? - Мы тут туннель прорыли, и не удивляйся, ты так часто уходила в себя что могла и не заметить, - да, наверно. - Ползи первая, сказал он и, отодвинув камень, я увидела небольшой по диаметру проход, вот она жажда свободы. Я начала вползать туда. На локтях, сдирая руки в кровь, я ползла на волю, я слышала, как Кузьмич задвинул камень назад и ползет за мной.
  
   - Тут тупик, - сказала, упершись головой во что-то твердое.
  
   - Это, камень, попытайся его сдвинуть, - раздалось сзади. Вложив все оставшиеся силы, я толкнула, еще раз и еще, камень хоть и нехотя, но поддавался, на пятом толчке он сдался на волю победителя и выпал. Я вылезла, оказывается, дом, где мы находились, был одноэтажным с одной стороны и двухэтажным - с другой, как бы объяснить, первый этаж был наполовину скрыт в земле, поэтому и создавалось ощущение подвала, но если посмотреть с задней части, то первый этаж был виден полностью.
  
   Вылез Кузьмич, и мы поползли подальше от лагеря врагов. Ползти пришлось метров сто, они так были уверенны в своей победе, что не удосужились поставить даже ограду. Ночь была темная, наше преимущество было в том, что следующий обход должен был пройти в обед, так что вся ночь была впереди.
  
   Сначала мы шли медленно, постоянно оглядываясь, чтобы, если что спрятаться от преследователей, потом, отойдя на достаточное расстояние, побежали, установили темп и, следуя ему, пробежали достаточно далеко, потом был небольшой перерыв.
  
   Нашли ручей, там попив и немного передохнув, продолжили свой путь. Мы старались держаться дороги, но быть в тени.
  
   - Остановись, - прошептал Кузьмич, так как все чувства были напряжены, я расслышала его шепот. - Ложись быстро, машина едет, - сказал он, и мы синхронно легли на землю, высокие травы служили нам прикрытием. И в правду через несколько минут проехали две машины.
  
   - Начальство, плохо дело, - сказал мой спутник.
  
   - Почему?
  
   - Они едет на ту базу, на которой нас держали, и их подчиненные захотят показать им нас, так что прибавь шагу, - и мы опять летели в ночь.
  
   Бег-шаг, бег-шаг, мы ни на минуту не останавливались. Вперед, вперед, вперед. Кузьмич сказал, что скоро должна появиться наша база, надежда на спасения подстегивала сильнее всего.
  
   Лишь под утро мы, найдя небольшое пристанище около гор, которые словно змеи оплетали Кавказ, мы прилегли отдохнуть. Но поставили дежурных: сначала дежурил Кузьмич, потом я, а после недолгого отдыха мы возобновили намеченный маршрут.
  
   Проблема состояла в том, что выйдя на главную дорогу, сойти с нее было невозможно, так как с одной стороны были горы, с другой резкий обрыв, дорога буквально висела над пропастью. Последний раз, сделав привал, Кузьмич дал мне напутствия:
  
   - Так, если что, ты мой немой сын поняла? - сказал он. - Язык я знаю, по-нашему виду, сойдем за беженцев, все будет хорошо, только верь, - улыбнулся мужчина, который так долго был для меня строгим начальником.
  
   - Кузьмич, а почему мы с ребятами сбежать не могла? Хотя бы с Никитой? - задала я давно интересующий меня вопрос.
  
   - Туннель не дорыт был, я его только вчера окончил, - сказал он. - Да, и нам легче сбежать было, кому нужны старик и хилый паренек?
  
   - А когда вы начали его рыть?
  
   - С самого начала, Артем сюда на разведку ходил и сказал, что можно подкоп сделать.
  
   - Почему вы меня не попросили?
  
   - Тебя? - он засмеялся. - Да ты бы себя видела, маленькая, худенькая, бледная вся, сидишь вся в себе, тебя все потревожить боялись, горе-то какое случилось, - он осекся, я отвернулась. Потом, все потом, сейчас главное выбраться, позже себя жалеть начну.
  
   - Ну, сына, пошли, - я улыбнулась.
  
   Шли мы минут сорок, никого до этого не встречая.
  
   - Машина, - сказал Кузьмич, и мы остановились. Плохо, очень плохо. Господи спаси.
  
   Стояли мы, пока машина не приблизилась на расстояние десяти метров. Военная. Подъехав поближе, с нами заговорил тот, что сидел рядом с водителем.
  
   Он задал вопрос, Кузьмич ответил, потом показал на меня, и начал что-то говорить. Разговор продолжался недолго в основном нам задавали вопросы, мы же отвечали. Видимо, наших врагов удовлетворил ответ, и нас пропустили.
  
   Нам удалось пройти шагов десять, как нас окликнули, и тот, кто затеял разговор, стрельнул в Кузьмича, тот упал навзничь. Я же в этот момент, толком не думая, сиганула с обрыва. Летела я долго, преследователи даже не пошли за мной, твердо были уверены, что я погибла. Ах, если бы. Интересно, они знали, что мы сбежали? Или они расстреливают всех? Да какая теперь разница...
  
   Упав с обрыва, я, кажется, сломала себе ногу, не считая многочисленных ран и ушибов, это было единственное серьезное повреждение. Пролежала довольно долго, не в силах пошевелиться и осознание, что я осталась одна, не давало мне преимуществ.
  
   Отдохнув, я стала продвигаться ползком, с многочисленными остановками, но продвигалась. Не помню, сколько прошло времени, может день, может два, может пять, все смешалось в один комок душевной и физической боли и жаждой жизни.
  
   Отдыхая, я услышала голоса, наших, русских. Ура!
  
   Вдохнув посильней, я крикнула своим охрипшим голосом:
  
   - Спасите, спасите, - и потеряла сознание. Все я перешла черту, если не спасут, значит умирать мне среди скал, в неродной земле. Все. Устала.
  
  ***
  
   Глаза открывались тяжело и нехотя. В голове был гул. Передо мной предстала больничная комната, которая была одноместная. Значит, успели, фух.
  
   Когда я очнулась, в палате присутствовала медсестра, увидев, что я пришла в себя, она убежала за врачом. Тот не заставил себя долго ждать.
  
   - Здравствуйте, я ваш лечащий врач Анатолий Иванович - приветливо представился мужчина лет тридцати - тридцати пяти. - Как самочувствие?
  
   - Все хорошо. Где я сейчас нахожусь?
  
   - В Москве, Вас доставили недавно, ничего серьезного не было, просто Вы очень долго не приходили в себя.
  
   - Вы сообщили моим родителям?
  
   - Увы, но при Вас не было документов, и вашу личность нам установить не удалось. Вы помните ваше имя?
  
   - Да, Гусарская Анна Владимировна, 1987 года рождения, была волонтером на Кавказе, училась в Московском военном училище, - и еще массу подробностей.
  
   - Хорошо, свой номер Вы сообщили, пойду, обрадую ваших родных, - сказал он и вышел, мама, папа, как же я по вам скучала.
  
   Вечером зашла медсестра, врач так и не появлялся.
  
   - Девушка, а где Анатолий Иванович? - спросила я.
  
   - У него операция сложная.
  
   - А когда мне можно будет выписаться?
  
   - Завтра вечером, если Вы себя хорошо чувствуете, - сказала девушка и ушла из палаты, нервная какая-то.
  
   Ни на следующие утро, ни днем, врач не появился, когда я вечером приводила себя в порядок и готовилась к выписке, ко мне в палату зашло четыре мужчины: один в форме (судя по погонам полковник), два в черных костюмах и один с камерой.
  
   - Здравствуйте, Вы Анна Гусарская? - начал разговор военный.
  
   - Да, - сдавленно ответила я.
  
   - Включай камеру, - сказал он и понеслось. - Анна, Вы стали символом победы и воли к жизни, - та-та-та тро-ло-ло. - И в знак благодарности мы Вам вручаем благодарность от лица мера города, за отвагу и мужество, - за что? - Так же Вы награждаетесь медалью и денежной компенсацией в размере пятидесяти тысяч, - улыбаясь, сказал он, и стоило выключиться камере, вышел так же быстро, как появился, со всеми остальными. Странно, даже не представился, не говоря уже о вежливости. Пиар - мощная штука. Во время незапланированного интервью я стояла неподвижно и даже слова не могла вставить в тот поток льстивых слов, но хотя бы денег дали, а, то я думала - идти у друзей просить.
  
   В итоге, я одна, выходила в шумную Москву. Вызвав предварительно такси, направилась на вокзал, там купив билеты во Владимир, сидела и ждала поезда.
  
  
  
  ***
  
   Выйдя на пирон, я полной грудью вдохнула воздух своей родины. Сев в такси, я поехала домой.
  
   Поднялась на четвертый этаж и позвонила в такую родную дверь, но никто не открыл, странно, им, же вроде, сообщить должны. Хотя мама, наверное, как всегда в магазин с папой пошла, чтобы приготовить шикарный ужин для меня. Хорошо, что запасной ключ мы оставляли бабе Маше, нашей соседке напротив, старая знакомая нашей покойной бабушки.
  
   Я позвонила, дверь не открыли.
  
   - Баб Маш, это я Аня, мне бы ключи забрать, - за дверью послышался шум, потом звук перебирания ключей, в итоге - дверь открылась, а за ней предстала баб Маша, вечно в бигудях и любимом сиреневом халате. - Здрасти.
  
   - Анечка, а я тебя в новостях видела, - сказала она и сжала меня в объятьях. - Даже не узнала бы, если имя твое не произнесли, похудела, подстриглась.
  
   - А где мои родители? Давно ушли?
  
   - Ой, Аня, давно, как по новостям передали, что были захвачены несколько баз, так они и ушли. Анечка, горе то, какое, им же письмо пришло, что тебя гранатой разорвало. Анечка, девочка моя, ты только не волнуйся, все хорошо будет, - говорила она, держа меня за холодеющие руки.
  
   - Где они?
  
   - Вместе они, Ань, папа как узнал у него инфаркт случился, - у меня потемнело в глазах и задрожали руки.
  
   - Мама?
  
   - А у мамы приступ начался, а под рукой лекарства не оказалась, - моя мама была астматиком. Была... Почему о всех моих близких я начинаю говорить в прошедшем времени?!
  
   - Когда? - бесчувственным голосом спросила я.
  
   - Да, как письмо пришло, за три дня они и... ушли. Анечка, солнышко, я с тобой, хочешь ты у меня поживешь? - заботливо начала говорить она.
  
   - Где? - она поняла вопрос и сказала номер кладбища, - вызвав у нее такси, я поехала туда.
  
   А на улице был дождь, даже ливень, и из туч лились слезы, которые не могла пролить я, все заледенело, умерло, окоченело. Только боль и пустота, в которой так хотелось спрятаться.
  
   У могилы родителей я простояла до утра, сторож, увидев меня, не стал мешать, видимо не раз был свидетелем подобных сцен, я им рассказывала все, что со мной произошло, про Сашу... Саша. Про ребят, про побег, про смерть, которая меня окружала. Похвалилась, что мне медаль дали. Стало легче, как если бы к оторванной руке приложили подорожник, эффекта никакого только с виду какая-то помощь.
  
   Все мокрая и опустошенная я вернулась домой, взяла ключи и вошла в такую пустую и одинокую квартиру. Родители не успели ее продать, так что теперь она моя, такая же пустая, как и ее хозяйка.
  
   Осталось узнать про единственного дорогого мне человека, про Аллу, в больнице я узнала, что Алла проходила там обследование, жива, это главное.
  
   Я собралась и пошла по известному с детства маршруту, ее родители купили новую квартиру, а Але отдали старую.
  
   Музыка долбила в уши, все будет хорошо. Правда? Одна Алка у меня осталась, мне нужен собеседник, иначе, я окончательно свихнусь. Вот и дом.
  
   Я зашла в подъезд, так девятый этаж, пешком пройдусь. Алла, как же я скучала. В своем воображении я уже рисовала удивленное лицо подруги, ее слезы, расспросы, радость.
  
   Я позвонила в квартиру, дверь не открыли, еще раз, тишина, позвонив еще несколько раз, решила, что ее нет дома. Блин, как назло сотик забыла. Я зашла в лифт, нажала на кнопку первого этажа. Внизу подожду, ну, или попрошу прохожих позвонить.
  
   Первый этаж встретил меня суетой и шумом, свадьба что ли?
  
   - Ох, глупенькая, - залепетала женщина.
  
   - Молодая еще совсем, - вторила вторая.
  
   Я проталкивалась сквозь толпу людей, к выходу из подъезда. Женщины плакали, мужчины качали головами. Да что случилось то?!
  
   Когда я пробилась сквозь толпу, которая стояла полукругом, огораживая для меня вид, я увидела причину разговоров.
  
   Девушка, смутно знакомая девушка, сломанной куклой лежала на асфальте, покрытым снегом. Ее короткое белое платье, окрасилось темно-бордовой кровью, я помню это платье, она его на выпускной одевала. Темные отросшие волосы рассыпались в безумном хаосе вокруг ее головы. Глаза, самые добрые и веселые в мире глаза, были распахнуты и смотрели стеклянным взглядом в небо. Снег, начал падать снег. А она, эта девушка, лежала на асфальте, она ведь не узнает, что я приехала к ней, уже не узнает... Алла, да, это была она, мой ангел упал на землю... Жизнь столкнула нас с карниза, милая.
  
   Первым порывом тогда было побежать на крышу и сброситься, чтобы избавиться от этой боли. Боже, как же больно. Хотелось разогнать этих долбанных соседей и прохожих, которые своими маленькими умишками не могла догадаться, что с ней происходило, строили свою дурацкие версии. Хотелось кричать, орать, рычать во все горло. Закрыть это такое бессильное тельце подруги от взглядов, от снега, от всего мира. Милая, как же плохо окончилась наша с тобой пьеса. Кроваво алый аккорд, поставил точку в моей жизни.
  
   - Кошмар, самоубийцы эти достали уже, лучше б повесилась, а то теперь от крови площадку не отмыть, детей гулять не отпустишь, - раздался противный голос за моей спиной, я повернулась и посмотрела в глаза, говорившей жирной бабы.
  
   - Заткнись!!! - крик разнесся в холодном воздухе и кучка жалких людишек замолчала. Кто издал его? Я? Не знаю... Я обезумела, Господа.
  
   Потом были врачи, они забрали Аллу в морг. Помню, что я кричала, билась, просила, чтобы взяли и меня, но меня оттолкнули, сказав, что не положено.
  
   Снова снег, снова музыка, образ девушки на асфальте, нет, я не могу поверить, что это Алла. Не могу, как не просите... Снова одиночество, чувство вины, уже привычная боль. Снова одна, снова бреду домой. Совсем одна, навсегда...
  
   Дома я оказалась внезапно, не помню ничего. Горло саднило от криков. Голова болела, не раздеваясь, я прошла в комнату и, закрыв дверь, сползла вниз. А музыка под такт моей жизни играла:
  
   - Большие города,
  Пустые поезда,
  Ни берега, ни дна,
  Все начинать сначала.
  
  Холодная война
  И время, как вода,
  Он не сошел с ума,
  Ты ничего не знала.
  
  Полковнику никто
  Не пишет.
  Полковника никто
  Не ждет.
  
  На линии огня
  Пустые города,
  В которых никогда
  Ты раньше не бывала.
  
  
  
  И рвутся поезда
  На тонкие слова,
  Он не сошел с ума,
  Ты ничего не знала.
  
  Полковнику никто
  Не пишет.
  Полковника никто
  Не ждет.
  
  Полковнику никто
  Не пишет.
  Полковника никто
  Не ждет.
  
  Полковнику никто
  Не пишет.
  Полковника никто...
  (Би-2 - полковник)
  
  
   Алла, еще одно имя на надгробии моего сердца.
  
   Закрыла глаза... Открыв, я уже не видела ничего из-за пелены слез, потоком вырывающихся наружу. У меня была истерика, я била посуду, кричала, выла, пытаясь заглушить боль потери. Нельзя было сдерживать все в себе.
  
   Не помню точно, что еще делала и сколько это продолжалось, но услышала, как у меня выбили дверь. Вошло несколько человек в белых халатах и, взяв меня на носилки, куда-то понесли.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Открыв глаза, я огляделась. Какая-то комната, а рядом с моей кроватью сидел, симпатичный голубоглазый блондин.
  
   - Здравствуйте Анна, меня зовут Олег Байков, у меня к Вам предложение, - улыбнувшись, начал он разговор.
  
   - Какое?
  
   - Я представитель некой службы, хотел предложить вам работу.
  
   - Мне? Вы уверены, что не ошиблись?
  
   - Нет, Анна Гусарская, 1987 года рождения, родители умерли...
  
   - Стоп! Почему именно меня?
  
   - Обучалась в военной академии, не смогла окончить второй год обучения, так как была записана волонтером в помощь в войне на Кавказе, показатели по стрельбе - отличные, владеет боевыми искусствами, увлекается боксом, знаете два языка - английский и немецкий, есть опыт работы в боевых действиях, умна, осторожна, смела. Вы нам подходите.
  
   - Нет, простите, я решила, что моя военная карьера закончена.
  
   - Хорошо, тогда до встречи, - сказал он и, встав со стула, направился к выходу.
  
   - Вы хотели сказать "прощайте"? - он лишь усмехнулся и закрыл за собой дверь.
  
  ***
  
   Оказывается, меня поместили в реабилитационный центр для помощи людям с нервными срывами. Благо, меня знали, как-никак. СМИ растрезвонили обо мне, а то меня бы, как и всех остальных отправили в психушку. Хотя, этот реабилитационный центр скорее напоминает пятизвездочную психбольницу.
  
   Пробыла я там около пяти месяцев. Постоянное общение с психологами, свежий воздух и ежедневные физические нагрузки, я занималась спортом, сделали свое дело, мне действительно полегчало, и меня решили выписать.
  
   Вернувшись в квартиру, я застала того самого мужчину, который мне предлагал работу, сидящего у меня на кухне и спокойно попивающего чай.
  
   - Еще раз здравствуйте, Анна, вот видите, поэтому я не говорил "прощайте". Ну что насчет моего предложения?
  
   - Я согласна, - да я решила, что работа поможет мне отвлечься. Да и не думаю, что если б я сказала "нет", меня спокойно отпустили на все четыре стороны.
  
   - Ну, что ж прекрасно, подпишите бумаги, отныне вы сотрудник ОСГО - Особо Секретной Государственной Организации - Вразумовская Кира Владимировна. Добро пожаловать!
  
  
  
  ***
  
   С этого дня я обзавелась новым именем, новым другом и кардинально поменяла внешность: из натуральной блондинки я превратилась - в яркую рыжую, из серой мыши в - волчицу одиночку.
  
   Квартиру я поменяла, при помощи службы, ту же начала сдавать в аренду. Всем моим знакомым было сказано, что я уехала в какую-то деревню, а квартиру у меня выкупили. Через полгода им было сообщено, что я утонула в речке. Отныне не существовало больше Анны Гусарской.
  
   Я загрузила себя работой, до такой степени, что домой приходила, чтобы просто лечь и заснуть.
  
   И только ночью позволяла себя плакать в подушку, психолог убедил меня, что если сдерживать эмоции может произойти еще один срыв.
  
   Хуже всего то, что засыпая, я видела кошмары. Сашу, Никиту, Аллу, маму, папу. Но чаще всего мне снился, именно, Саша, моя первая и единственная любовь, чью потерю я переживала больше всего. Наверное, из-за его трагической смерти я не смогла завести нормальные отношения с мужчинами, я им просто не позволяла приближаться к себе. У меня были только друзья и коллеги. Человеку дано любить лишь однажды, и я верила в это. Поэтому в свои двадцать шесть была девственницей. Так, только не надо мне, я не самая старая представительница данного аспекта жизни.
  
   Иногда, я размышляла, что если Саша не любил меня? Просто я была единственной свободной девушкой вот гормоны и взыграли. Может у него была девушка или даже жена с ребенком. Но мне так не хотелось в это верить...
  
   И вот сейчас, глядя в его зеленые глаза, мне казалось, что я сошла с ума, не может этого быть, он не феникс, чтобы из пепла возрождаться. Может это его близнец? А что? В мире, как известно каждый человек имеет двойника.
  
   - Аня? - прошептал он мне тем самым голосом, который я так хотела услышать, лежа в кровати одинокими ночами.
  
   Александр Волков собственной персоной, словно ангел, спустившийся с небес, чтобы покарать неверных и воздать по заслугам верующим.
  
   Ну, что ж, здравствуй, любовь моя.
  
  4 ГЛАВА.
  
  "О разведке, которая закончилась весьма и весьма, удивительном и одновременно пугающем открытии; новом сексапильном герое и его странных поступках, и о том, как опасно доверять людям с нулевого уровня".
  
  А он изменился. Теперь его волосы были достаточно длинные и собирались в высокий хвост, странно, не думала, что мужчине могут так идти длинные волосы. (Обычно мужчины, имеющие длинные шевелюры, либо с легким голубоватым оттенком или же трясут своими засаленными волосами под Hardrok). Белоснежная форма, была точно по фигуре, ничуть не скрывая его достоинств. Он был высок, широкоплеч, не качек и не тощий, а такой, какой надо, за чью спину можно спрятаться, на чьё плечо можно положиться. (Ну, знаете такой, о котором каждая девушка по ночам мечтает). И глаза, зеленые... Такие родные... Такие уже не мои. А еще у него появилась татуировка на шее, почти незаметная, она слегка серебрилась в отблесках цвета, какие-то закорючки и символы, не разберу.
  
   Все так же красив. Вот, падла!
  
   Что я чувствовала, смотря на него? Ненависть? Нет, это наверно слишком громко сказано. Скорее обиду, прожигающую, словно, лазерным лучом сердце. Обиду за то, что он каким-то чудом выжил. Нет, не за это, а за то, что он, выжив, даже не пытался меня разыскать, или просто дать знак, что жив. Может быть, встретившись тогда, все бы сложилось по-другому. Если бы я узнала, что он жив, не было бы того срыва, этих трех месяцев в санатории, который называли психбольницей. Будь он рядом, я бы пережила все по-другому, один близкий человек мог спасти меня, не дать утонуть в этой бездне боли и апатии. "Может быть", "если бы", "будь он рядом", но все сложилось, так как сложилось, его не было, а одиночество порой не лучший советник. Поздно, теперь я другая, утопленница, все-таки утонувшая в омуте своих же страданий.
  
   Он поступил подло, фактически предал. Знал ли он, как я умирала без него? Как это больно терять самое дорогое? Как сложно не сойти с ума...
  
   Да даже если знал, поменяло бы это что-то? Еще один риторический вопрос.
  
   Уже не важно.
  
   Он смотрел на меня, и в его глазах плескалось удивление вперемешку с... испугом. Он узнал меня, однозначно.
  
   Ах да, я не ответила на вопрос.
  
   - Нет, Вы ошиблись, - ответила спокойно, но голос предательски дрогнул на последнем слове, я отвела взгляд. Не могу, не могу, смотреть в его глаза.
  
   - Капитан, создается впечатление, что Вы уже знакомы с нашей гостьей, - неожиданно произнес один из светловолосых. Я молчала, было интересно, что он ответит на это.
  
   - Нет, просто эта девушка пробудила во мне давние воспоминания... Но я ошибся. Думаю, мы не имеем больше права задержать ее, - обратился он к остальным. - Можете идти. Вас проводят, - повернувшись ко мне, его лицо уже выражало холодную заинтересованность.
   Что ж, будем разыгрывать нами же придуманный сценарий. Вот только какая роль отведена мне? О, это еще придется выяснить.
  
   - Благодарю, капитан, - я кивнула головой в знак признательности, улыбаться уже не рискнула, и, развернувшись, вышла из открывшейся двери. Странные у них тут двери, хочу я вам сказать.
  
   Как мне все это не нравится. Внезапное оживление Волкова в образе Капитана Айрона, которое просто не могло меня не пугать. Честно говоря, я была охвачена паникой. Как? Как это могло произойти?! Это ведь невозможно... Или... Аа, что за бред? Чувствую себя героиней второсортного триллера. И ведь, могу поклясться, он был удивлен не меньше меня. Значит и для него мое появление стало внезапным? Хотя, он так же мог играть отведенную ему роль.
  
  Что-то намечается и это "что-то" мне совсем не нравится.
  
   Ладно, позже, разберемся с этим, позже. Пока надо искать выгоду из данной ситуации. Если он причастен ко всему этому, то я думаю, он не откажется мне поведать, что здесь все-таки происходит. Ведь мы "незнакомы", по крайней мере, он старался в этом всех убедить, ну что же, я и сама не против, к чему лишнее внимание. Хотя, в душе остался неприятный осадок.
  
  Придется совершить повторное знакомство, и надеюсь, что он, восприимчив к нашим, женским, уловкам.
  
   Я шла по коридору и улыбалась, и лишь быстрое биение моего сердца, доказывало что, увы, еще не все забыто.
  
  ***
  
  Капитан не соврал, и вскоре я встретила мужчину в синей форме.
  
   - Вас приказано сопроводить в столовую, - сказал он уверенно и быстро, будто я подавала какие-либо признаки сопротивления.
  
   - Ведите, - последний раз ела, когда завтракала дома, так что оцените сами степень моего голода.
  
   В столовой я была одна. Странно, а где же ребята?
  
   Ээ, а как еду заказать? Я посмотрела на своего сопровождающего, тот понял меня без слов и, подойдя к одной из светящихся панелей, пробежал пальцами по сенсорным кнопкам.
  
   - Стандартный обед, подойдет? - я даже сначала не поняла к кому он обращается.
  
   - Да, спасибо, - из прямоугольного отверстия появился поднос заставленный контейнерами. Да уж, чудо чудное, диво дивное.
  
   Об их технологическом обеспечении подумать тоже стоило.
  
   Когда я открыла первый контейнер, меня отвлек шум из прохода. Наверное, у сотрудников сейчас был обед, потому что в проходе толпилось человек пятнадцать, и все они весьма удивленными глазами смотрели на меня. Будь проклят этот костюм.
  
   - Белая.
  
   - Почему она так одета?
  
   - Красивая.
  
   - Она не будет против, если мы к ней присоединимся? - будет, очень будет. Им, похоже, в голову не может прийти, что я не глухая и все слышу и даже, представьте себе, понимаю. И опять эта "белая". Что за?
  
   Они начали делать заказы, "незаметно" таращась на меня.
  
   Но тут судьба решила надо мной смиловаться и в столовую вошли мои соотечественники. Ох, никогда так не была рада ребятам из спецназа. Я немного подвинулась. Сережа махнул рукой в знак приветствия.
  
   Нет, я, конечно, независимая, самостоятельная личность, но в окружении такого количества незнакомых мужчин, чувствую себя очень не очень, тем более в этом... этом толькосамоесокровенноезакрывающее костюме.
  
   - Где вы были? - спросила я, когда все расселись за столиком.
  
   - Нас повели в спортзал и устроили спарринг, - ответил Влад.
  
   - А ты как здесь оказалась? - спросил Миша.
  
   - Меня привели сюда на обед, - остальное им знать необязательно.
  
   - Понятно, - сказал все тот же Миша и принялся за еду.
  
   Ели мы молча. Парни явно что-то подозревали на мой счет, но молчали. Я же, то зависала над каждой ложкой, то давилась под взглядами вездесущих сотрудников.
  
   То, что это не лаборатория, я уже давно осознала. Скорее засекреченная военная база. И от этого нелегче.
  
   Поела я довольно быстро, но уходить не торопилась, ждала остальных.
  
   - Вас проводить в ваш номер? - раздалось за спиной. Я подскочила от неожиданности. Точно себе нервный тик заработаю здесь.
  
   - Я подожду...
  
   - Их комнаты расположены в другой стороне, - произнес мой проводник. Да я б не отказалась от мягкой постельки и душа. Но...
  
   - Вер, ты ведь не против, если мы тебя навестим? - спросил Саша. Значит, не одна я не верю, во всю их это "добропорядочность".
  
   - Конечно, если, - я повернулась и посмотрела на своего сопровождающего, но его имени так и не дождалась. - Этот господин не против вас проводить. Вас ведь не затруднит?
  
   - Свяжетесь со мной, когда потребуется, - сказал он. Свяжетесь? Но судя по тому, как напряжение за нашим столом спало, ребята, действительно, знали, как выйти с ним на связь.
  
   - До скорого, - сказала я, вставая.
  
  
  
  ***
  
   Как приятно ошибаться, когда уверена в плохом.
  
   Мне действительно выделили довольно презентабельную комнату, размером пять на три, с одноместной, но довольно широкой кроватью, шкафом, в котором обнаружилась одежда, письменным столом и креслом и, ура, ванной комнатой. В нее-то я и направилась первым делом, в ней располагался душ и что-то напоминающее туалет.
  
   Я скинула с себя ненавистный костюм и встала под душ. Вот только... кран-то тут отсутствовал. И что вы мне предлагаете делать? Об стены обтираться или ждать пока грязь сама отвалится?
  
   - Э, а вода где? Аа, горячую. Блин, теплую, - ОБОЖАЮ контрастный душ.
  
   Прекрасно, ко всему прочему я забыла запасную одежду взять. Да, что за день то такой. Открыла дверь в комнату, огляделась, надеюсь, у них тут скрытых камер нет, и голышом побежала к шкафу, оттуда достала полотенце, вытерлась и взяла в руки что-то похожее на бабушкину ночнушку. Да уж, тут только трусов времен Калчака не хватает, для полноты образа. Зато никто не покусится, на мою невинность. Хотя в такой одежде вообще невозможно представить, что-нибудь невинное, как минимум уже давно вышедшее из употребления тело какой-нибудь баб Нюры.
  
   Да уж...
  
   А дальше я поступила абсолютно ни так, как вы того могли от меня ожидать. Я легла спать. Да, вот так банально. Хоть я и провалялась без сознания, фиг знает сколько, но спать все же, очень хотелось.
  
   Всегда придерживалась правила: "Утро вечера мудренее".
  
   Когда голова коснулась подушки, я провалилась в спокойный сон, без кошмаров и сновидений. Да, редко со мной такое бывает. Может быть, потому, что мой кошмар теперь ходит где-то поблизости?
  
  
  
  ***
  
   Спала я недолго. Открыв глаза, пыталась вспомнить, где нахожусь.
  
   Ну, что ж проведем время с пользой, пойдем в разведку. Спать не хотелось да и узнать, что здесь все-таки происходит, интересовало меня намного больше. Я встала, заглянула в шкаф, надела черные брюки и черную рубашку с короткими рукавами, да не густой у них выбор, на ноги надела мягкие балетки тоже черные, так экипировка готова
  
   А если к нам поставили охранников? Мм, будет очень плохо. Ну, что ж, кто не рискует, тот не пьет шампанское. О поговорке, о Варваре, которой кое-что оторвали, старалась не думать
  
  Я подошла к двери, приложила руку к стене, и она отъехала.
  
   Охранников нет. Посмотрела вправо, потом влево, никого. Прекрасно! Вышла и размеренным шагом пошла по левому коридору. Я не старалась быть незаметной, это глупо, на фоне белых-то стен, тем более скорее всего по всему периметру установлены камеры, так что... Это скорее небольшая экскурсия. Свет в коридорах был приглушен.
  
   Я шла спокойным шагом, как вдруг у меня слетела балетка, да уж размеры обуви тут явно не для женских ног. Я оперлась на стену и провалилась в помещение. Аа, спинааааа.
  
   Я огляделась, никого, странно, такой грохот был (и не надо намекать о диете, как говорил великий русский писатель: "Хорошего человека должно быть много"). Попала я, похоже, в механический отсек, приборы заполняли собой все пространство. Так, валить отсюда надо, чувствую, меня за это по головке не погладят. Я начала искать выход. И нашла, стена передо мной отъехала и я замерла.
  
   Это был не выход,... а вход в очередное помещение. Вот тут как раз людей было достаточно, я прислонилась к стене, чтобы меня не заметили. Любопытство победило, и я посмотрела, куда же так неожиданно забрела.
  
   Мать твою! ******* (Мат примат, так что детишки закрывайте ушки). Что это? Передо мной раскрылась невероятная картина, круглое помещение, с кучей приборов и людьми, которые что-то на них делали, но самое неожиданное было, то, что в комнате было огромное панорамное окно, а вот за ним... открытый космос.
  
   - Эй, а кто дверь открыл? - спросил мужчина в синем костюме, когда повернулся в мою сторону, хорошо, что я прибывала в шоке и голову из прохода убрала.
  
   - Не знаю, - ответил ему другой голос. Так мотаем отсюда, мало ли что у этих инопланетян в голове творится.
  
   Мать, моя женщина, инопланетяне. Кошмар. Я быстро спряталась за одним из больших приборов, мужчина вышел, огляделся и закрыл дверь. Ну почему, я? Как в отпуск во Францию, так: "Вразумовская не положено", вот блин, всем положено, а мне нет, а как в космос, так, пожалуйста, какие проблемы?
  
  Так, сейчас главное быстро слинять.
  
   На этот раз я действительно нашла выход в коридор и направилась к своей каюте. Дожилась, вот и приключение.
  
   Я спокойно шла, ну как спокойно, от узнанной информации меня ощутимо так потряхивало, как вдруг, освещение стало ярче и механический голос возвестил: "Всему персоналу пройти в отсек Љ 8". Аа, долбанный топографический кретинизм, я кажись не туда свернула. Ненавижу белый цвет!!! Я заблудилась (звучит как диагноз). Но хоть одна положительная черта в этой ситуации, теперь, если мне приспичит выпить ящик шампанского, не одна сволочь не сможет сказать, что я не заслужила.
  
   - Интересно, зачем такая спешка? Я думал, они через два дня будут, - раздалось где-то невдалеке. Юпс.
  
   - Давай быстрей, а то нам же потом выговор устроят, - ответил ему другой голос.
  
   Я стояла неподвижно, если что скажу - заблудилась. Послышался звук открывающейся двери, и так как я направлялась в сторону голосов, то увидела, как два сотрудника вошли в небольшое подсобное помещение. И так вышло, что мое тело, безусловно, без вмешательства хозяйки, "случайно" оказалось в этом же помещении, стоило мужчинам покинуть его, мне повезло, что они была так поглощены беседой, что не заметили меня.
  
   Помещение чем-то напоминало раздевалку, ящички и лавки. Я подошла к ближнему ящику и открыла дверцу, нет, что это за беспечность, а если украдут, на себя оденут. Так, только не надо делать ложные выводы, это я так образно.
  
   Дверь отъехала и понеслось.
  
   - Вы видели землянку? - пипец, большой такой, пушистый, пришел по мою душу, гад.
  
   - Странная она какая-то.
  
   - Но фигурка, - позвоните в 02, срочно.
  
   - О, Истар, ты уже переодеться успел? - положив мне руку на плечо, сказал один из многочисленных вошедших. Ой, зря он так неожиданно, я чуть этому Истару костюмчик не подпортила.
  
   - Угу, - сказала я и присела на лавку зашнуровывать боты. А я что? А ничего. Просто примерить захотела.
  
   Кажись, в этой раздевалке происходила сходка эксгибиционистов.
  
  Ну, кто же знал, что у них нижнее белье не предусмотрено? Я старалась не смотреть, но если перед тобой ходят и трясут, да еще каждый считал обязательным со мной поздороваться. Хоть бы постеснялись, нудисты фиговы.
  
   Если вас интересует вопрос, почему меня не узнали, охотно отвечу: в форму входила бандана, а у кофты имелся капюшон, так что вы, наверное, имеете представление, как я выглядела.
  
   Вырваться из этого клуба анонимных любителей Адама удалось лишь с боем, хорошо, что этот Истар не пришел.
  
   Я, выйдя, было сделала шаг вправо, как сзади донеслось:
  
   - Истар, ты куда? - спросил мужчина, стоящий в дверях. - Нам же надо послов встретить, пошли, - и он пошел, вот только не надо говорить мне, что вы предупреждали, сама знаю.
  
   Вслед за мной шло еще человек десять. Мой провожатый свернул, остановился и положил руку на стену, двери открылись, помещение оказалось лифтом. Ох, их эти инопланетные технологии, манала бы я.
  
   - Ну, че ты стоишь? - раздалось сзади, ну что, пришлось входить. И тут я почувствовала себя как яблоко, которому некуда упасть. Кажись после сегодняшней поездки в лифте, у меня синяки по всему телу останутся.
  
   Как же я была рада, когда дверь лифта отъехала, вправо, пропуская моих спутников.
  
   О, воздух, я уже и забыла какой ты.
  
   Вся эта кучка тестостерона направилась по коридору, ну, а мне то, что делать, пришлось идти за ними, а то заблужусь, блин, и умру тут одинокой голодной смертью. Какие радостные перспективы...
  
   Так вот, иду я за этой кучкой-вонючкой. Минутка юмора на русском радио, все будет хорошо. Долго ли, коротко. Минутка народных сказок. Минута шизофрении не за горами...
  
   Так, отвлеклась, пришли мы на большую площадку, где уже набралось много народу. Все, находящиеся там люди, стояли полукругом и от них на несколько шагов впереди стояли капитан его серый помощник, "эльфы" и еще парочка мужчин в синих костюмах.
  
   Я встала сзади и приготовилась лицезреть предстоящее представление. И оно не заставило себя ждать, стена, на которую так активно все смотрели (Нет, честно слово, ощутила себя как в секте свидетелей Еговы), начала опускаться и в помещение проник свет. И из этого света как главные герои боевиков сначала появились тени, а потом вышло человек пять, а нет, не человек.
  
   Огненно - рыжие волосы, загорелая кожа, высокие, полуголые, с торсоми оплетенными вязью татуировок появились ОНИ... рыжие мужики... Похоже солист группы "Иванушки" похулиганил, лет так двадцать пять назад. Хи-хи.
  
   Да уж, в такой ситуации лучше шутить, а то слюноотделение выдаст во мне истинную представительницу женского пола.
  
   - Аргор, приветствую, - раздался голос Айрона и он, сделав пару шагов вперед, положил правую руку на левое плечо и кивнул головой, тоже проделал и огненноволосый.
  
   - Рад видеть тебя, Айрон, - ответил он. Переводчик, а эта штука, которую мне вживили в медкабинете, определенно была переводчиком, повествовал мне разговор между двумя...эээ, расами.
  
   И тут я заметила ЕЕ, оказывается, не все представители этого...эээ... народа были мужчинами, среди них была невероятной красоты девушка, ее алые волосы были распущены, янтарные глаза смотрели прямо, ее стан был затянут черным корсетом, а от него спускалась юбка в пол.
  
   Сразу видно - шлюха. (Ни в коем случае не хочу оскорбить представительниц данной категории людей, просто... че она тут оголяет все что можно. И не надо утверждать, что это просто зависть! Это НЕ ПРОСТО зависть, это мое объективное мнение, да, да, объективное. Ой, вы вообще за кого? Вот и правильно, да у нее на лбу написано: "Отдамся в хорошие руки").
  
   Когда она подошла поприветствовать капитана, тот, взяв ее руку, приложил к своему сердцу (хотя кто этих гуманоидов знает, где там у них что расположено) и улыбнулся. Она же подошла поближе и прошептала что-то ему на ухо. А что я говорила?! Прошмандовка...
  
   Дальше они обменялись парочкой пафосных фраз и направились в коридор, который вел к лифту, последним уходил капитан и что-то сказал, понемногу остальные сотрудники начали уходить в свет.
  
   Кстати эта фифа свою тоненькую ручку примостила на руке капитана и что-то активно щебетала, раздавая свои лучезарные улыбки направо и налево.
  
   А я выглядела как заправский сантехник, в этом комбинезоне. И знаете что?! Пойду, пожру.
  
   Я же поплелась обратно в свою каюту, стоило мне войти в другое помещение, как я споткнулась и на что-то налетела. Вот только на что? Голову поднимать не хотелось. Вот ведь дура плелась с опущенной головой и не заметила. А если это капитан? Но взгляд поднять все-таки пришлось и о, ужас, на меня смотрели янтарные глаза того, кто представился первым, Аргорн, вроде.
  
   Он был высок (наверно метра два рост), его красные волосы были средней длины, а еще у него была борода (нет, не такая как у Хатабыча или Дамболдора, а аккуратная немного отросшая щетина, лично ему действительно шло).
  
   - Истар, что ты себе позволяешь? - раздался сзади грозный голос Айрона. Я же вся внутренне сжалась, он не мог не увидеть, что я девушка, а если он скажет об этом капитану...
  
   - Все в порядке, - ответил красноволосый, и в его глазах промелькнуло любопытство. Он аккуратно отстранил меня от себя и, повернувшись спиной, направился к ожидающей его группе. До того, как зайти в лифт, он бросил на остолбеневшую меня еще один пристальный взгляд. Мама...
  
  ***
  
   Не буду рассказывать, как я добралась на нужный мне этаж и какую уйму времени потратила на это. Зато узнала, что корабль имеет несколько уровней. И что этот "Истар" очень знаменит... Каждый встречный так и норовил с ним поздороваться. Могу сказать одно, репутацию я ему подмочила конкретно. Не думаю, что он, как и я убегал, стоило ему заметить хоть кого-то. Ну и ладно. Плюс в этом "Истаре" тоже был, благодаря нему я все-таки нашла свой уровень, а произошло все так:
  
  "Когда я поняла, что забралась какую-то попу дракона. А поняла я это потому, что шла в непроглядной темноте вот уже минут пять. И не одного источника света на моем пути не предвещалось. Вы спросите, как я сюда забралась? Оо, это тайна, покрытая мраком, в первую очередь, для меня самой.
  
  - Истар? - аа, тут кто-то еще был. И как, интересно, они узнали, что это именно он? А не скажем, какой-нибудь Азбек, хотя, может быть, эти инопланетные организмы по запаху друг друга определяют?
  
  Я повернулась.
  
  - Ты тут что делаешь? - спросила темнота. Господи Иисусе, ты ли это? Но ответить все-таки пришлось.
  
  - Капитан приказал, - я хотела это произнести брутальным голосом, а получилось, как будто мне что-то прищемили.
  
  - А, понятно, - ответил, эээ, дух. - А куда надо-то было? - вот странно, что это за Истар такой, что все мои выходки воспринимаются вполне адекватно и никто еще не заподозрил, что... Хотя, вполне возможно, именно я тот, кто ничего не подозревает. Ладно, будем воспринимать все как данность. Сейчас главное добраться в свою комнату
  
  -Ему зачем-то землянка нужна была.
  
  - Что ты тогда делаешь на нулевом уровне? - кто бы мне самой ответил.
  
  - Заблудился, задумался и потерялся в пространстве, - что я несу?
  
  - Давай провожу, - ответил голос.
  
  - Спасибо.
  
  Голос оказался рослый перекаченный парень, он проводил меня до лифта и указал дальнейшую дорогу. Мне вот интересно, неужели все знают, где находится моя каюта?"
  
  
   И вот я здесь. Так что он там говорил? Прямо, потом налево и до конца. Ладно, поверю на слово.
  
   Пришла. Форму я решила отнести завтра. Да простит меня Истар, просто, если я сейчас отправлюсь на поиски раздевалки, то окажусь в открытом космосе, и это не преувеличение.
  
   Так вот и панелька, я приложила руки.
  
   - Доступ разрешен, - сказал женский голос. Дверь так же бесшумно закрылась. Я начала расстегивать комбинезон и тут меня посетила мысль, что что-то не так.
  
   Ой, ё, и куда я попала? В комнате никого не было, могу сказать, что она отличалась от моей, не только размером, но и обстановкой. Комната была разделена на несколько зон: гостиная, спальня, даже библиотека имелась. Капец, куда меня направил этот перекаченный деби...кхм... парень с нулевого уровня (наверное, название уровня указывает на уровень интеллекта?)
  
   Дверь, которая по идеи должна идти в ванну, начала открываться, я толи от страха, то ли от неожиданности залезла в шкаф, который стоял ближе всего, да еще так быстро, что сама удивилась. Шкафы, тут были почти как наши "шкафы-купе", немного отодвинув дверцу, я решила взглянуть на того, кому посчастливилось скрыть меня в свое шкафу.
  
   Ешкин ты котяра! Ну почему, а? Почему я попала именно сюда? Хотя понятно, куда меня направил этот, проводник хренов.
  
   О, а у него фигурка ни че так. Да уж, вляпалась так вляпалась, в каюту к Волкову. Нет, ну за что? Вот как я теперь отсюда уходить буду?
  
   Раньше думать надо было, Вразумовская.
  
   Тем временем владелец комнаты спокойно прогуливался в одних, так сказать усах. НО следует напомнить, что усов у него не было, так что делаем выводы, милые дамы.
  
   Ему бы стриптиз танцевать. Он начал подходить к шкафу, блин, я увидела НЕЧТО. Большое кстати "нечто", как он, только с этим ходит? Об коленки не ударяется? Ну, это я так, образно. Так куда бы спрятаться?
  
   В шкафу висело, что-то длинное, я спряталась. Ну надеюсь, не заметит. Глупо, знаю, но, кажись, от всех этих потрясений у меня немного случился стресс.
  
   Вам на заметку, дамы, если Вы девственны аки снег на вершине Эвереста, то не вламывайтесь в комнату к симпатичным парням. Ибо, воздержание, в таких делах плохо давит не только на мозг, но и на гормоны, в общем.
  
   Он отодвинул дверь. Прикрылся бы бесстыдник. Трясут тут всякие своими колбасными изделиями. Колбасник, фигов. А ну-ка, отвернись. Вдох-выдох, вдох-выдох. Отвернись, я сказала.
  
   Окончив свой выбор, он закрыл шкаф и надел, выбранные трусы.
  
   Фууух. Нет, вы не подумайте, я и до этого видела голых мужчин, но когда, вот так неожиданно... Жесть, короче.
  
   Этот, Тарзан, чтоб его, все никак не ложился спать, то читать начал, то лег на кровать, заложив руки за голову, и в приглушенном свете все его мускулы создавали тени и... да уж, воздержание не залог здоровья.
  
   У меня уже ноги затекли. Ненавижу, когда затекают конечности, ощущение не из приятных. А этот Апполон комнатный, все никак засыпать не хотел.
  
   Когда мои нервы и кое-что другое были уже на приделе, и мысли о жестоком изнасиловании закрадывались все чаще, появился, ангел, явно посланный Богом, чтобы освободить меня от тех мыслей, которые не желали покинуть мою голову. Хотя насчет ангела я погорячилась, это скорее суккуб. Прошло, может быть около часа, когда в комнату к нудисту вошла моя недавняя знакомая.
  
   Он, что дверь вообще не закрывает? У капитана хватило наглости покраснеть.
  
   - Айрон, - томно пропела эта... (сами придумайте, а то мой запас печатных слов окончен).
  
   - Сериарта, - вот это имечко. Тем временем капитан уже надел на себя халат. - Что ты тут делаешь? - сказал он строго, да так ее.
  
   - Мне было скучно, и я решила...
  
   - Ты забыла, в каком ты сейчас статусе? Возвращайся к себе, пока тебя не увидели со мной, - что за статус такой?
  
   - Но тогда, - начала она и подошла практически вплотную к Айрону.
  
   - Это в прошлом, - четко произнес он.
  
   - Но...
  
   - Я провожу тебя до каюты, - сказал он и подошел к шкафу. Ё маё. Он открыл другое отделение взял что-то и пошел в другую комнату, переодеться, наверное. - Подожди здесь, можешь присесть, - какие мы галантные.
  
   А у девушки, похоже, сейчас дым из ушей повалит. Кто-то не привык, что ему могут отказать. О-хо-хо-хо-хо.
  
   Капитан не заставил себя долго ждать и вскоре появился в комнате снова уже в форме. Он набрал код на панели и дверь открылась.
  
   - Прошу, - сказал он этой Сракиа... Сереатр... в общем, вы поняли
  
   Та гордо вскинула голову и последовала к выходу. Фух.
  
   Я открыла шкаф, вышла наружу. Аллилуйя, я свободна. Начала разминать ноги.
  
   Какой там у него код? Я подошла к двери, она открылась. Ей Богу, какие тут странные двери. Я вышла в коридор. Так теперь бы понять, где моя каюта.
  
   Блуждала я долго, пока освещение опять не приглушили. Отбой наверно.
  
   Я шла по очередному коридору, обдумывая сложившую ситуацию, как споткнулась и врезалась во что-то железобетонное. Знаете, это как дежавю...
  
   Ой. А вот и один из отпрысков Григорьего - Апполоного. Аргорн...
  
   Кстати, это об его ногу я и споткнулась. Он ухватил меня за руку, не давая упасть.
  
   И вот я опять смотрю в его янтарные глаза. Такие красивые, такие завораживающие...
  
   - Не думал, что у Айрона служат девушки, - сказал он и снял с меня капюшон, а после сдернул и бандану, и алые локоны упали мне на лицо. Как вы поняли парик, я сняла уже давно, слишком в меня жарко. Он был удивлен буквально долю секунды. - И столь красивые, - он держал меня левой рукой за руку, а правой прикоснулся к мои волосам. А я стояла, как громом пораженная и старалась хоть что-то понять. - Вы потерялись, - сказал он утвердительно. - Я Вас провожу.
  
   И действительно проводил.
  
   - Пусть Арне охраняет ваш сон, - сказал он и исчез так же быстро, как и появился. Буквально растворился.
  
   Я пару раз моргнула, стряхивая наваждение. Странно, я ведь даже не помню, как он выглядел, только глаза...
  
   Вы поняли, что сейчас произошло? Я тоже нет.
  
   Ох уж эти инопланетные расы...
  
   Я приложила руку к панели, ох, надеюсь, в этот раз я не попаду, куда не следует.
  
   - Доступ разрешен, - дверь отъехала. И вот что странно, так это то, что за дверью была моя каюта. Значит, он знал? Да уж, какой насыщенный сегодня день.
  
   Я буквально упала на кровать и... Всю ночь мне снились глаза.
  
   Что-то мне подсказывает, что я подверглась гипнозу.
  
   Ох уж эти... рыжие.
  
  5 ГЛАВА.
  
  "В ней повествуется о довольно личной сцене, свидетельницей которой стала главная героиня и о том, как все-таки хорошо владеть боевыми искусствами; о Капитане Айроне, который играет роль соблазнителя и получает за нее Оскар".
  
   Во сколько проснулась, не знаю. Разбудил меня, как это ни странно, сон, всю ночь меня донимали янтарные глаза. Так вот проснулась я от того, что эти самые "глаза" исчезли, и их место заполнила пустота. Странно. Ох, Кира, Кира, похоже, ты подверглась нападению рыжеволосого стрипти...эээ...гипнотизера.
  
   Так как ни часов, ни окон в моей "камере" не было, и я выспалась, значит сейчас где-то часов одиннадцать, если навскидку.
  
   Встала, пошла умыться. "Явление Годзиллы народу", название картины, открывшейся в зеркале. Тут как назло из сознания выплыл, я бы даже сказала, всплыл, образ вчерашней богини разврата. Пустила скупую слезу. Зевнула.
  
   Потом заглянула в шкаф. Шкаф, перед глазами встал... образ, я хотела сказать образ. Каждый думает в меру свое извращенности. Чтоб этому инопланетяшке икалось весь день.
  
   Надела черные брюки, белую рубашку с длинными рукавами и длинную жилетку, на ноги предлагалось надеть черные мокасины, а что, удобно, да и красоваться мне тут не перед кем... Я сказала, не перед кем! Парик я решила одеть, еще не время открывать все карты. Да, и честно говоря, томила в себе надежду, что при встрече с Аргорном останусь неузнанной.
  
   Так, а теперь надо все обдумать.
  
   Итак, что мы имеем?
  
  Космический корабль, оснащенный по последнему инопланетному слову техники (не знаю насколько это достоверно, но, если сравнивать с Землей, то технологии тут действительно на уровне, причем совершенно ином, нежели наш).
  
  Инопланетные расы, гуманоидного типа. Теперь их внешнее различие можно объяснить проживанием на разных планетах. А ведь всего неделю назад, скажи мне, что я буду вот так сидеть и рассуждать об инопланетных цивилизациях, я бы однозначно, приняла его за очередного умалишенного.
  
   Об их странностях вообще другой разговор. Почему они так реагируют на мою улыбку?
  
  Так и не прояснилась цель нашего здесь пребывания (вот только не надо мне заливать про налаживания контакта с землянами, иначе я изящно дам им по мордям). Нет, тут что-то глобальное. Почему именно мы? Не умнее ли было выкрасть более опытных?
  
  Так, рассудим здраво, все мы относимся к правоохранительным структурам, так же заняты поисками одного и того же преступника - Мясника. Совпадение ли? Нет, не думаю. Выходит им понадобился наш загадочный маньяк.
  
   Хотя, почему "наш"? Если принять во внимание, что существуют инопланетяне, то он вполне мог оказаться как раз "их". Если моя версия правдива, то можно объяснить их риск и заинтересованность в нашем деле. Исходя из этой версии, мы не случайно оказались именно в "Луне" все вместе.
  
   Но тут встает вопрос о похищении, зачем? Хотя легче убрать мелких сошек, чем начальника, это и объясняет выбор именно нас. Ладно, начальство, но родственники же, будут искать. А если был подстроен несчастный случай, и скажем там, взорвали гранату или еще массу подобных неурядиц? Стоп! Можно поступить легче, если выбрать сирот... Точно, нет шумихи насчет пропажи, были и нет. А начальство? Ну, скорее всего, они в этом замешаны или твердо уверенны, что мы погибли. Ладно, посмотрим, что будет дальше.
  
   И что же такого натворил Мясник, что за ним гонятся инопланетные спецслужбы? Не думаю, что причина в девушках. Как мне не было бы их жалко, не думаю, что только ради этого поднялся весь сыр бор. Тогда, может он шпион? Нет, зачем тогда привлекать к себе такое внимание? Хотя, это мог быть и отвлекающий маневр, но тогда от чего он отвлекал? Да, еще один вопрос на повестке дня.
  
   Александр Волков, не говоря уже об его внезапном воскрешении, его персона покрыта мраком. Тем более "капитан". Да, к тому же, инопланетный, угораздило же меня в него влюбится семь лет назад. Разве тогда я могла представить себе, что все так обернется. Нет, нет и еще раз нет. Хотя может его появление и к лучшему (наверное). Еще одна тайна.
  
   Аргор и рыжеволосая девица. Вот скажите, зачем брать с собой на корабль юную прелестницу, если этот корабль просто кишит особями мужского пола? (Себя я в расчет не беру, мое появление, скорее всего, действительно внеплановое). С этой парочкой тоже не все чисто. Взять, к примеру, интерес Ангора ко мне. Может и не интерес, но тогда что?
  
   Итог: их мотивы неясны, цели неопознаны. Вразумовская, вы в полной ж... женской неприятности.
  
   - Незарегистрированный пользователь, - возвестила мне дверь. Кого еще нелегкая принесла? Я встала с кровати и направилась к двери.
  
   О, уж кого не ожидала увидеть так это помощника капитана.
  
   - У меня к Вам дело, - и никаких "здравствуйте" и "как спалось", просто сухая констатация факта. - Возьмите, - сказал он и протянул что-то маленькое белого цвета.
  
   - Что это?
  
   - Проводник, - ответил он. Неужели прознали о моем вчерашнем походе? Я посмотрела в его глаза, которые не выражали ровным счетом ничего. Но от подарка отказываться не стала. Раз уж мы играем, то будем доигрывать до конца.
  
   - А зачем он мне? - глупо полюбопытствовала я.
  
   - На случай, если вам вздумается... прогуляться, - значит, моё вчерашнее путешествие не тайна. Но зачем мне помогать? Да и помогать ли?
  
   - И как это работает?
  
   - Прислоните к мочке, - я так и сделала и почувствовала легкий удар тока. И все. - Теперь, если хотите куда-то попасть, просто представьте это помещение, и прибор укажет вам дорогу, - но во что мне все это выльется, еще предстоит узнать.
  
   Больше не произнеся ни слова, он развернулся и пошел. Да вот так ничего не сказав, просто повернулся и гордо удалился.
  
   ЭЭЭ, и что сие было? Или может у них принято дарить вещи и уходить, чтоб, если что челов... гуманоид, которому дали подарок не запульнул его в дарителя?
  
   Значит, у нас на сцене появился новый персонаж - Карн. Ох, что-то мне подсказывает, что это он не приказ капитана выполнял... И что же и ему от меня понадобилось?
  
   А может он влюбился? Сама рассмеялась собственной шутке. Нет, он тоже преследует свои цели. А может и не только свои. Как же все запутанно. Но одно я уяснила точно, держаться от него лучше подальше.
  
   Раз у меня появился проводник, тогда стоит отнести форму Истару, я все ровно собиралась, просто боялась, что в очередной раз попаду фиг знает куда или того хуже. Ну что, будем считать это подарком судьбы.
  
   Я взяла аккуратно сложенную форму и, подумав предварительно представив раздевалку, пошла по маршруту. Точнее будет сказать, что я не "шла", а меня вели собственные ноги, неожиданно четко знавшие путь.
  
   И вот цель достигнута. Дверь открылась, стоило мне к ней подойти. Шкафчик я нашла без проблем, также легко его открыла и положила на место. Фух, гора с плеч.
  
   - Пи, - раздалось от двери. Да, етить твою калондрить! Мне вообще можно куда-нибудь пойти, и не наткнуться на очередную неприятность? Риторический вопрос...
  
   Так вот стою я, около шкафчика, предельно вжавшись в стенку, имитирую штукатурку.
  
   Каюсь, кто вошел, не видела, но слышала, как этот неизвестный прошел в другое помещение, душевую наверно. Дверь за ним с характерным звуком закрылась.
  
   И только я собралась дать деру, как услышала голоса. Сначала думала, что тот, кто вошел, в душе петь начал. Но потом .... Разговаривали двое, точно (поверьте, я не настолько глупа, чтобы не воспользоваться таким моментом, но тема их разговора поразила меня и заставила вжаться в стенку сильнее). И вот о чем шла речь:
  
   - Да как ты смеешь! - звук удара. - Жалкий синр. (*Синр - синоним мужчины с нетрадиционной сексуальной ориентацией /проститутки) - я сначала даже опешила от столь странного пояснения, потом поняла, что это мне переводчик услужливо пояснил неизвестное слово эквивалента, которого, наверное, не было найдено в русском языке. - Ты, мразь, мне приклоняться должен, понял? - не думала, что среди суровых мужиков есть геи, да еще с садистскими наклонностями. Я хотела уйти, все-таки, кого любить каждый решает сам, как. - Молчать! - удар. - Или ты хочешь следующим стать **** - просто я не расслышала, что он сказал. - Приказ должен быть выполнен, понял? Пошел вон, рнад (*Рнад - статус человека, ниже, чем раб).
  
   Душевая открылась, и кто-то буквально выпал из нее. Он был высок и худощав, передвигался, держась за шкафчики. В душе, шевельнулся призыв помочь, но осторожность гаркнула на него и приказала стоять и не рыпаться. По раздающимся в тишине звукам, я поняла, что у незнакомца капает кровь. Я решила выглянуть немного из-за шкафа. В тусклом свете я разглядела лицо, за кровоподтеками и синяками, скрывался ... Форест Гамп (Кто забыл, напомню это тот парнишка в медпункте (подробнее во 2 главе)). Не думала, что он мог подвергаться насилию...
  
   О, кажется, я узнала, кому обязана вчерашним спасением (под "спасением" я имею ввиду мое возращение в комнату после долгого блуждания). Еще один герой нашей пьесы - Истар...
  
  ***
  
   Я шокировано замерла, когда он подошел к так хорошо знакомому шкафчику и, открыв его, вынул форму Истара...
  
   Одевать не стал, просто взял и достал из множества карманов платок, и начал оттирать кровь. В приглушенном свете это смотрелась, довольно жутко. Потом захлопнул шкафчик и, сделав шаг, зашелся в жутком кашле. Со стороны душевой послышался шум, Истар затравлено оглянулся и буквально выбежал в открывшуюся дверь. Я же опять вжалась в стенку.
  
   Этот разговор не был спонтанным, жертву поджидали. А может у них это добровольно? Вот только что-то мне не смешно, совсем не смешно. Нет, точно нет, парнишка подвергается насилию, и что-то мне подсказывает, что неоднократному. Еще одна неуравновешенная личность, с явными садистскими наклонностями ворвалась на сцену.
  
   Второй вышел также быстро, как и зашел.
  
   И вот, когда дверь за ним закрылась, я отлипла от стены, причем почти буквально, вы господа, наверное, знаете о неприятной особенности нашего организма становиться влажным (говоря простым языком, вспотела я, конкретно), а все стресс, плохая экология, инопланетные корабли и прочая муть. Ну, надеюсь, суть вы уловили.
  
   Так вот, отлипла я от стены, подождала немного и решила последовать примеру Истара.
  
   Вышла, оглянулась, вроде никого. Ох, неужели судьба ко мне благосклонна?
  
   Кира, твою же мать, кто тебя за язык то тянул?
  
   Навстречу мне воистину капитанской походкой, двигался собственно капитан Айрон.
  
   Он давно меня заметил, поэтому целенаправленно двигался в моем направлении. Господи, за что ты меня так, а? Может в раздевалку незаметно прошвырнуть?
  
   - Здравствуйте, - смотрите какие мы вежливые. Как сердце наивной девушки разбить, так вежливость улетучивается, а тут сама галантность. Но ответила я:
  
   - Добрый день, рада встречи. Не подскажите, сколько время? - и улыбка.
  
   - Первый час утра, - ООО, у меня тут окончательно понятие времени перепуталось. Так вот почему эта "парочка" не боялась быть рассекреченными, но мысль мою прервал очередной вопрос:
  
   - Вы так и не представились. Как же ваше имя позвольте узнать? - да странный вопрос, если рассматривать то, что стоим мы одни в пустом коридоре в час утра. Я бы на его месте, уж точно не именем поинтересовалась. Ну, ладно.
  
   - Позволяю.
  
   - Так как Вас зовут? - даже виду не подал что чем-то его задела.
  
   - Для друзей Вера, но для Вас, Вера Геннадьевна, - и глазки в пол.
  
   - Очень приятно Вера... Геннадьевна. Мое имя...
  
   - Капитан Айрон, я уже усвоила.
  
   - Усвоили? - удивленно переспросил он.
  
   - Да, мне уже разъяснили, как к Вам обращаться.
  
   - И кто же, позвольте узнать?
  
   - Мои моральные принципы... не позволяют обращаться к человеку, от которого зависит моя жизнь иначе. Но если я Вас оскорбила, скажите, как я могу к Вам обращаться, я исправлюсь, - и с глазами котика из Шрека устремила свой взор собственно в глаза капитану.
  - Для Вас, я просто ГОСПОДИН Айрон, - о, да тут похоже клуб БДСМ подпольно действует. И что-то мне подсказывает, что я знаю, кто его возглавляет. Господин, блин.
  
   - Хорошо, Господин... Айрон, - я собралась было идти, но он схватил меня за руку, когда я проходила мимо. Чувствую себя героиней второсортного мексиканского сериала. "О Робета ты изменила с Хуантосом? О, нет Педро это все проделки Дона Карлоса". Да, маразм крепчает.
  
   - Вы привыкли уходить не попрощавшись? - поинтересовался он.
  
   - Нет, Вы что, скорее это привычка характерна для вас, - сказала я и повернула голову и посмотрела в его глаза. Положительно, его глаза слишком сильно на меня влияют... так бы и расцарапала...
  
   - Что Вы тут делали, Вера? - и тон такой строгий, без намека на шутку.
  
   - Бессонница...
  
   - И поэтому вы решили скоротать время рядом с мужской раздевалкой?
  
   - О, так это раздевалка, а я-то думала... Ладно не буду вас задерживать, - и такой выразительный взгляд. Но, похоже, мой намек даже не попытались понять.
  
   - Больше не ходите здесь, - категорично заявил он.
  
   - Почему это?
  
   - Здесь опасно, - сказал он почти неслышно и отпустил руку. - Я провожу, - поведал он и пошел собственно по направлению в мою каюту.
  
   Шли мы, молча, даже когда подошел к дверям лишь кивнул и, развернувшись, удалился.
  
  ***
  
   Мля...
  
   Это если, одним словом, описать мое состояние. Наверное, первый раз за время моей службы я ничего не понимаю, абсолютно.
  
   Одно я уяснила точно, мне помогают. Но зачем? И собственно, кто? Карн? Личная инициатива или выполнял чей-то приказ?
  
  И если б не капитан, я бы не задумалась об этом. Ведь по идеи на корабле сейчас глубокая ночь, и зачем он пришел ко мне, если бы не знал точно, что я не сплю. А вот это уже плохо, мне только камер в номере не хватает. Так надо с этим что-то делать. Поможет ли капитан? Мне пытаются, либо на что-то указать, либо сбить с толку, чтобы я это самое "что-то" не заметила.
  
   Да и Истар, жертва ли?
  
   - Сбор в главном зале, - я замерла. Послышалось? Потом оглянулась, в ванне кроме меня никого не было. Да и странно бы было, если бы был.
  
   Проделки моих добродетелей? Пойти или нет? Хм, похоже, ответ очевиден.
  
   Собралась я быстро, открыла дверь.
  
   Иду, значит, проводник оповестил, что цель достигнута, подношу руку к двери, как сзади появляется рука и закрывает рот. Как я не заметила слежки?
  
   Пытаюсь вырваться, но меня блокировали, невидимый соперник в прямом смысле дышит в затылок.
  
   - Не кричите, - прошептал нападающий мне на ухо. Мм, какой странный похититель. - Я не причиню вам вреда, сейчас я уберу руку, Вы не кричите, просто идите за мной, хорошо? - я кивнула. Он выполнил свое обещание, руку убрал, но повернутся, не дал. - Следуйте за мной, - сказал он весьма знакомым голосом, если б не слышала его недавно и не вспомнила. Моим таинственный похитителем оказался никто оной как Истар. Что-то слишком часто нас стала сводить вместе судьба?
  
   Знает ли он об услышанном мною разговоре? Не думаю. Значит, тот приказ был отдан по мою душу? Дожила мать...
  
   Он протянул руку, и дверь рядом с нами отъехала в сторону, он вошел первый, я за ним. Главное, чтобы у него не было помощников, с несколькими я справлюсь, но, как говорил мой учитель: "Кира не стоит недооценивать противника".
  
   - Молчите, - сказал он и стал нажимать только ему видимые кнопки. Так как повернуть голову он мне не давал, то его действия я различала по звукам. Из моего небольшого угла обзора могу сказать одно, небольшое помещение, в котором слава богам мы были одни. Вот только надолго ли?
  
   - Сколько времени займет починка? - раздалось слева, я повернулась вместе со своим похитителем, так как он находился сзади, и узрела капитана. Сейчас поясню, в помещении мы так же находились вдвоем, только теперь передняя стена представляла собой прозрачную субстанцию, через которую было хорошо видно капитана, Карна и двух мужчин в синей форме. Похоже, нас они не видели.
  
   - Примерно восемь суток, - ответил один из синих.
  
   - Что именно вышло из строя?
  
   - Почти все управляющие приборы.
  
   - Причина? - четким без эмоциональным голосом допрашивал капитан.
  
   - Пока не выяснена.
  
   - День на выяснение причин и отчет мне в письменном виде, - синие кивнули. - О поломке никому не докладывать, - еще один кивок. - Вызовите Аргорна и алентов, - приказал он Карну. - Можете идти, - повернувшись, сказал он синим, те вышли.
  
   Я была в шоке, застрять посреди космоса в компании инопланетных созданий, было пиком моих мечтаний.
  
   Тем временем подошли "эльфы", они же аленты, как я поняла и собственно Аргорн.
  
   - Произошло что-то экстренное? - спросил Аргорн, но в тоне его читалось, что-то наподобие "И какого рожна?".
  
   - Чрезвычайно, - ответил Капитан. И как у него это получается, вроде бы ответил вежливо, но в тоже время как будто послал.
  
   - И что же? - спросил один из эльфов.
  
   - На нашем корабле произошло убийство....
  
   Резкий толчок в спину и "стена" так податливо окутывает меня в свои объятия. Трындец...
  
  
  
  ***
  
   Летела я долго, нет честно, под конец, встречи с полом ждала как свадьбы.
  
   И вот он, этот миг настал. Звучит марш... и подсказывает, моя жо... попа, далеко не Мендельсона.
  
   Упала я больно, кстати, и, что самое страшное, тихо. Не считая моего кряхтения, вокруг стояла тишина. А знаете что? Мне и на полу хорошо...
  
   - Вера? - Ой, ёёё...
  
   Вставать все-таки пришлось. Ааааа, что это?! Кто-то снял скальп у собаки!!! Подождите-ка... Кажись, парик слетел. Ну, все, летела в тартарары моя маскировка. Хреновенький из меня спецагент.
  
   Вставала я очень медленно, я бы даже сказала, что замедленная съемка по сравнению с моим подъемом, формула один. Блин, хоть бы один помощь предложил, а то стоят, молчат.
  
   Ох, Истар, ох встреться ты мне. Я тебя похуже твоего любовничка отделаю.
  
   Авэ, мне, я встала. Глаза поднимать не хотелось, да, в мои 26, чувствовать себя нашкодившим дитем, как-то не очень, согласитесь. Этим я и подбодрила себя, когда подняла очи и встретилась с пристальными взглядами шестерых мужчин. Лучше б вообще не поднимала. Скажу только одно: "Господа, это пиздец".
  
   - А вы, прекрасней, чем я себе представлял, - разбавил ситуацию четкий голос Аргорна. Я посмотрела на него и, улыбнувшись, поведала:
  
   - Жаль что я о вас не того же мнения, - его улыбка стала шире.
  
   - Как Вам спалось? - с деланной заботой поинтересовался рыжий.
  
   - Целую ночь мучили кошмары, - честно говоря, этот разговор был мне нужен, я могла отвлечь свое внимания от пылающих зеленных глаз, которые прожигали не только тело, но кажется, начали действовать и на сердце.
  
   - Знаете, Вера, я очарован, - сказал он и поцеловал мою руку. Стоп, он ведь далеко был.
  
   - Кто Вы? И как здесь оказались? - спросил слишком твердо и жестко Айрон. Упс.
  
   - А кто позволил Вам повышать на меня голос? - лучшая защита, это нападение. - И вообще могли и помощь предложить. Или в ваше воспитание не входило благородное отношение к женщинам? Не смотрите на меня так, Вы сами виноваты. (да,да) - он лишь холодно приподнял бровь. - И вообще мне пора, - честно я пыталась уйти, но вот капитан был явно иного мнения по поводу моего желания.
  
   - Вара Геннадьевна, - запомнил гад. - Мне кажется, что в нашем последнем разговоре я попросил...
  
   - Вы правы, вам кажется, - повернувшись, сказала я.
  
   - Хм, а теперь представьтесь, - строго сказал он.
  
   - С какой-то стати...
  
   - Вы не уйдете отсюда, пока не расскажете, как здесь очутились, - и тон такой нешуточный, явно. Да уж, чистокровный капитан. Он указал рукой на ближайший стул, я с видом, что делаю величайшее одолжение села. Моему примеру последовали и другие.
  
   - Мне кажется, наш разговор был начат не с того, - начала я. - Если вы решили вывести меня на откровенность, то было бы вполне честно, если бы и вы ответили на интересующие меня вопросы.
  
   - Вы не в той ситуации, чтобы диктовать условия, - ответил Айрон.
  
   - А вы не в той, чтобы требовать их исполнения, - наглость второе счастье. Я буквально балансировала на острие ножа, поэтому пошла ва-банк.
  
   - Ваши условия? - вмешался Аргорн, а он мне начинает нравиться. Фух.
  
   - Задаем вопросы по очереди, отвечаем честно. На вопрос можно отвечать лишь в том случае, если он затрагивает засекреченную информацию или нечто весьма личное.
  
   - Справедливо, итак...
  
   - Вас не учили уступать дамам? - удивленно спросила я.
  
   - Только в этот раз, - сказал Аргорн, я лишь улыбнулась.
  
   - Где мы находимся?
  
   - Не делайте вид, что не знаете, - ответил Айрон.
  
   - Что Вы, какой вид? Я действительно не в курсе.
  
   - Вы сами предложили отвечать откровенно.
  
   - Вы не задали вопрос.
  
   - Вы на кого-то работаете?
  
   - Безусловно, - присутствующие встрепенулись. - Никогда не была авантюристкой, чтобы обзавестись своим предприятием, предпочитаю работать на работодателя.
  
   - И кем является ваш работодатель?
  
   - Ай-яй-яй, мой черед задавать вопросы. Цель нашего похищения?
  
   - Ну, что Вы, это не было похищением, - вмешался один из эльфов.
  
   - Ответ не засчитан.
  
   - На то были причины, озвучить которые я смогу, когда пойму что вам можно доверять.
  
   - Значит, Вы предлагаете, мне находится в неведение вечно?
  
   - Вы так себя недооцениваете?
  
   - Нет, что Вы, я слишком сильно переоцениваю ваше "доверчивость".
  
   - Ваше настоящее имя? - спросил Айрон.
  
   - А чем вас не устраивает Вера?
  
   - Тем, кто скрывается под ней.
  
   - Неужели я так страшна?
  
   - Нет, слишком коварны.
  
   - Что Вы, когда мы успели, так близко познакомится? - бровь взметнулась ввысь.
  
   - Знаете, такое чувство, что мы знакомы уже слишком давно, - в его голосе явно скользило ехидство. Вот, гад.
  
   - Вы намекаете на мой возраст?
  
   - Я намекаю на ваше настоящее имя.
  
   - Вы так настойчивы, ну что ж, меня зовут Кира...
  
   - Кира, - как бы пробуя имя на вкус, переспросил капитан, - Вы уверены?
  
   - Более чем.
  
   - Знаете, Кира, вам бы пошло другое имя, - вдруг сказал он.
  
   - И какое же? - удивленно спросила я, но сердце, кажется, пропустила удар. Неужели он хочет открыться?
  
   - Анна, - сердце сделало резкий толчок.
  
   - Слишком старомодно. Так звали Вашу бабушку?
  
   - Мою возлюбленную, - ответил он вполне серьезно. Ох, капитан, капитан, что вы делаете со мной.
  
   - Ох, мои поздравления. Красивое имя, и почему же вы не вместе? - как не удерживала я себя от этого вопроса, он непроизвольно сорвался с губ.
  
   - Так сложились обстоятельства, на то были причины, - и вот ответ, который я так ждала и, который все-таки выдавил из меня ехидную усмешку. Так сложились обстоятельства? На то были причины? Этого ли ответа я ожидала? Нет! И еще раз нет! Я, как наивная дурочка, даже сейчас, надеялась услышать извинения. А слышу лишь сухое "на то были причины". И какие же причины, позволили разрушить мою жизнь? Интересно было бы послушать. Но ответила я другое:
  
   - Бытует мнение, что первая любовь всегда трагична. Ведь вы не для этого не позволили мне уйти, не так ли?
  
   - И как Вы здесь оказались?
  
   - Мне помогли.
  
   - И кто же?
  
   - Вы опять забываетесь. Представляет ли мне какую-то угрозу объявившийся убийца?
  
   - Да и довольно серьезную.
  
   - И Вы можете поручиться, что среди вас его нет?
  
   - Даю Вам слово.
  
   - Вы выступаете гарантом?
  
   - Абсолютно.
  
   - Ну, тогда тем более отказываюсь отвечать на ваши странные вопросы.
  
   - Я не устраиваю Вас в качестве гаранта? - у кого-то нервный тик.
  
   - Да, вы меня и в других качествах не устраиваете, - ой, Кира, молчи.
  
   - Я лучше промолчу.
  
   - Вот и правильно, лучше молчите.
  
   - Кира, вы забываете, с кем разговариваете.
  
   - С вами-то забудешь!
  
   - Киррра.
  
   - Ой, вот только рычать не надо, капитан, а то в конец озвереете.
  
   - Кирочка, ну Вы и стерва, - подал голос ранее молчавший Аргорн.
  
   - Ну, что Вы, я только учусь.
  
   - Назовите имя того по чьей вине вы тут оказались, - сказал он уже более серьезно.
  
   - Вы так доверяете мне?
  
   - А вам не стоит доверять?
  
   - Как говорится у нас, доверяй, но проверяй.
  
   - Хм.
  
   - Кира, Вы ведь не стриптизерша?
  
   - Знаете, каждому из нас в жизни приходится стоять у шеста.
  
   - Так кто же Вы?
  
   - Человек, а Вы?
  
   - А я нет, - ответил Айрон.
  
   - Что ж, никто не идеален.
  
   - И вы в том числе?
  
   - Ну, что Вы, я исключение.
  
   - И все же, кто же Вы?
  
   - Скажем так, у меня не совсем женская профессия.
  
   - Значит, ли это, что человек, которого мы ищем знаком Вам?
  
   - Вы говорите слишком завуалировано, не могли бы Вы точно сказать о каком конкретно человеке идет речь.
  
   - Вам он известен под именем Мясник. Знакомы? - откуда такие сведения? У него слишком хорошая информированность. Значит ли это, что среди моих сотрудников был предатель?
  
   - Если можно назвать знакомством, абсолютное знание его совершенных преступлений. Если да, то в таком случае я могу ответить, что знакома с ним.
  
   - Вы готовы нам помогать?
  
   - Смотря в чем, будет заключаться моя помощь.
  
   - Я уверен мы сможем плодотворно сотрудничать, - сказал он и встал. - И еще советую Вам, не выходить из камеры в одиночку.
  
   - Беспокоитесь?
  
   - Предупреждаю, - звучит как угроза. - Карн, сопроводи, - все.
  
   Карн поднялся со своего места и подошел к моему стулу, я начала вставать. Подходя к двери, я не удержалась и, повернувшись, поведала капитану:
  
   - Знаете, Господин Айрон, - он повернулся и взглянул в мои глаза. - Имя Анна означает "благодать", как жаль, что Вы ее потеряли, - в ответ мне было сказано.
  
   - Удача имеет привычку возвращаться.
  
  Дверь бесшумна, закрылась за моей спиной.
  
   "Удача может и вернется, а вот любовь... Хоть, в сущности, кто ее, эту паршивку знает", - подумала я и сказала ожидавшему меня Карну:
  
   - Ну что ж, ведите, - весь наш путь прошел в тишине. Капитан доверяет Карну, но так ли верен ему его подчиненный? Знает, ли Айрон о подарке, который мне преподнес его правая рука? Решение этих вопросов было лишь одно, мне надо поговорить с капитаном наедине. Но как? Вот и каюта.
  
   - Спасибо.
  
   - Будьте осторожней, - почти прошептал мне Карн. - В последнее время кошмары стали сниться все чаще.
  
   - Я учту.
  
   Вот я и осталась одна. Хотя одна ли? Карн хотел предупредить. Вот только о чем? Что ж, будем делать вид, что я ни о чем не подозреваю, пойду в ванну.
  
   Я подошла к шкафу, достала оттуда несколько полотенец, сняла верхнюю одежду осталась только в нижнем белье.
  
   В ванной я закрылась на замок, минут пять у меня есть, мои невидимые враги не будут нападать так сразу. Да, если все будет хорошо, надо сказать спасибо Карну.
  
   Дело в том, что за мной следят и уже довольно давно. И что-то подсказывает мне, что череда "случайностей" отнюдь не случайны. Сегодня они совершат нападение, я почти в этом уверена.
  
   Включила воду, начала тихонько раскладывать полотенца. А ведь как-то упоминала, что не хожу без оружия? Так вот один из моих, увы, немногочисленных орудий самообороны был запрятан в полотенце. Вот и он.
  
   Побрызгала на себя водой, для достоверности, и вышла из душа. Тихо и темно. Но определенно своим шансом они воспользовались. Не зря же я одежду на пол покидала, она лежала уже не так, значит в моей комнате я не одна.
  
   Подошла к кровати, легла.
  
   Ждать пришлось долго, работал явно профессионал. Вот шорох, приглушенные шаги, он уже близко. Взмах. Одеяло летит ему в лицо, хлопком включаю свет. Глаза все-таки непроизвольно зажмурила. Но довольно резко их, распахнув, вгляделась в своего противника. Им оказался один из крупных загорелых мужчин, которых я встретила первый раз, случайно попав в главный зал.
  
   Одеяло уже валялось в стороне, он смотрел оценивающе, в глазах пылала злоба.
  
   Он рванул первым. Уклон. Подсечка. Падает, но быстро поднимается. В руке я зажимаю перочинный ножик.
  
   Минутная оценка противника. Опять он срывается первым. Уклоняюсь и задеваю ножом руку. Он взбесился окончательно. Взмах его руки и я лечу в стену. Он подхватывает меня и ударяет головой, силен. Пытаюсь сжать ноги и ударяю ему в грудь. Руку отпустил.
  
   Еще один рывок ко мне. Давно отработанный прием и я наношу ему удар в сонную артерию. Он немного покачнулся. Но не упал. Так, теперь грубая сила, пока он приходил в себя. Ударяю его коленом в нос и еще раз давлю на артерию. Падает.
  
   Фух. Вы не думайте, что этот бой дался мне легко, отнюдь. Этот мужчина явно был под чем-то.
  
   Меня привлек шум со стороны двери. Пришли добивать. Я встала в защитную позицию.
  
   Первым мне предстал капитан и как это нестранно ребята из спецназа.
  
   - Кира, с вами все в порядке? - спросил капитан.
  
   - Вполне, если вы позволите, пойду переоденусь. - сказала я и подошла к шкафу взять одежду, потом направилась в ванну. Парни возились с неудачным нападающим. Когда я вышла, о произошедшем уже ничего не напоминало. Только капитан сидел на моей кровати.
  
   - Кира, нам надо поговорить, - сказал он. Я хотела было возразить. - Не здесь, следуйте за мной, - вот и сбылась мечта идиотки.
  
  ***
  
   Минут пять уже сижу на стуле и разглядываю кабинет Айрона. Он не стал заново открывать Америку, поэтому пригласил к себе в кабинет, хотя признаться, честно, думала, отведет к себе в комнату. А может, это просто мечты были? Кто его знает. Итог один, вот уже пять минут, как я нахожусь святая святых капитана.
  
   - Может, Вы уже отвлечетесь от созерцания кабинета и обратите свое внимание на меня?
  
   - Может, все может быть.
  
   - Киррра.
  
   - Вы опять начинаете, - сказала я, и посмотрел ему в глаза.
  
   - Нет, что Вы, начинаете как раз Вы.
  
   - Вот только не надо переходить на личности.
  
   - Кира, - сказал как-то устало капитан. - Давайте, в следующий раз покажете свой отнюдь не идеальный характер? Нам, действительно, предстоит важный разговор, - я, как это ни странно, промолчала. - О, Вы умеете молчать? Вам разве не хотелось задать парочку вопросов?
  
   - Очень, но сначала я послушаю Вас. Ну что ж, я вся во внимание.
  
   - Давайте будем откровенны, для стриптизерши Вы слишком хорошо деретесь. Я недавно говорил со своим знакомым, и он любезно переслал ваше личное дело, Кира Вразумовская. Так что давайте оставим ваш фарс для других, мне требуется ваша помощь.
  
   - Почему именно я?
  
   - На вас никто не подумает.
  
   - Я рассмотрю ваше предложение.
  
   - У вас нет на это времени, Вы ведь дорожите своей карьерой? В случаи вашего отказа...
  
   - Не думала, что вы пойдете на шантаж.
  
   - Я пойду на все что угодно, ради безопасности своих служащих.
  
   - Тогда, могу я потребовать больше информации?
  
   - Можете.
  
   - Итак, где я нахожусь?
  
   - Не делайте вид, что не знаете, и ваши удивленные глазки вам не помогут, я уже давно слежу за вами и о том, что вы уже знаете, где и с кем находитесь, знаете ничуть не хуже меня.
  
   - Вы не правы, я до сих пор не знаю с кем имею честь разговаривать, не говоря уже и об остальных.
  
   - Вам не надо это знать.
  
   - Не Вам решать.
  
   - Но я могу повлиять на это решение, не так ли, Кира? - сказал он и склонился надо мной. - Ну что Вы согласны сотрудничать?
  
   - Не делайте вид, что у меня есть выбор.
  
   - Выбор - есть всегда, просто надо выбирать правильный вариант. Итак, с какого момента вы слышали наш разговор?
  
   - Вы говорили о поломке.
  
   - Вы ведь заметили, что в последнее время стали происходить странные события?
  
   - Вполне.
  
   - Среди моих сотрудников назревает заговор, причем довольно давно, но на активные действия они пошли, только, когда появились Вы.
  
   - Под активными действиями Вы подразумеваете убийство?
  
   - Не только, но это самое страшное, что они совершили.
  
   - И кто стал жертвой?
  
   - Девушка.
  
   - На борту есть девушки?
  
   - "На борту"? А говорите, что не знаете, где находитесь. Да, безусловно. Вчера на одну из них было совершено покушение.
  
   - Покушение? Вы ведь говорили об убийстве.
  
   - Везде есть уши Кира.
  
   - С чего вы взяли, что их нет здесь, Айрон?
  
   - Одного того, что я знаю, Вам хватит.
  
   - Значит, девушка жива?
  
   - Вполне, но находится в очень тяжелом состоянии.
  
   - Она видела, кто напал?
  
   - Пока она не очнется, узнать нам об этом не дано.
  
   - И что же Вы хотите от меня?
  
   - Что бы вы выступили в качестве приманки, вам ведь не впервой? - в этом властном, ехидном и довольно высокомерном человеке, узнать Александра Волкова было почти невозможно.
  
   - Что от меня требуется?
  
   - Быть всегда на виду.
  
   - И все?
  
   - Пока да, можете идти.
  
   Я встала пошла к двери.
  
   - Кира, - я обернулась и буквально врезалась в грудь Айрона. - Будьте осторожней, - сказал он уже совсем другим голосом, каким-то родным. Что за???
  
   - Неужели беспокоитесь?
  
   - А разве мне запрещено, - улыбнувшись, сказал он. - Кира, не смотрите на меня так.
  
   - Как?
  
   - Как та, что снится мне каждую ночь, как та, что так давно живет в мое сердце.
  
   - Вы перепутали меня с вашей бывшей возлюбленной, - холодно сказала я.
  
   - Бывших возлюбленных не бывает. И знаете, я ошибся, Вы не похожи на нее, Вы совершенно другая.
  
   - Какая?
  
   -Независимая, сильная и смертельно прекрасная.
  
   - Что я слышу, неужели это комплимент?
  
   - Нет, Кира, это констатация факта, - сказал он, и на долю секунды мне померещилось, что его зеленый взгляд остановился на моих губах.
  
   - У вас так часто меняется настроение, в чем причина? - и так ехидненько и с долей напускной жалости. - Месячные? - и мой пальчик совершенно случайно стал вырисовывать узоры на его щеке.
  
   - Нет, еще хуже, - ответил проникновенно он.
  
   - И что может быть хуже?
  
   - Вы, - буквально выдохнул он мне в губы. Вот же ж, Аполлон фигов. - Вам пора, - сказал он, отойдя от замершей меня на шаг, довольно равнодушно.
  
  6 ГЛАВА.
  
  "О том, как героиня ведет развязный и общественный образ жизни (исполняя приказ капитана), так же о многочисленных поклонниках, которые буквально не дают ей прохода, галлюцинациях и глупом, но таком красивом поступке".
  
  После столь воистину странной беседы, я решила пойти поесть. Как, никак я девушка, значит существо ранимое и подверженное стрессам, а как мы избавляемся от стресса? Правильно, заедаем шоколадом или просто заедаем. Поэтому, взяв направление в сторону столовой, буквально рванула туда.
  
   Для довольно глубокого утра тут было... весьма безлюдно. Чем я и воспользовалась в самых корыстных целях. Заказала себе целый поднос вкусной и жутко вредной еды (аля прощай фигура, пожру-ка на ночь я сальца). Мням. Аж, слюнки потекли. А все капитан, чтоб его, соблазнитель. Я тоже, между прочим, не железная.
  
   Когда с третьей отбивной, из неизвестного мне существа, и порцией пюре было покончено раз и навсегда, пришла очередь салатов, а вместе с ней в столовой появился новый субъект.
  
   - Никогда не думал, что буду любоваться, как ест девушка, с таким зверским аппетитом, - я подавилась. Зашлась в кашле, как заправский слесарь, пытаясь рукой отогнать от себя так и норовившего помочь рыжеволосого. А норовил он очень сильно, как будто от этого зависела как минимум его жизнь. И вот, когда я, наконец, откашлялась, утерла выступившие слезы и то, что когда-то было едой, со стола, повернулась к нему и довольно зло поинтересовалась:
  
   - Вы что-то хотите?
  
   - Да, вас, - и знаете, что я на это ответила? Да, да, вы угадали... Я подавилась. Не опять! А снова. Но на этот раз думала, что не доживу до конца. Когда рядом раздался лошадиный ржать. Этот, этот конь педальный только руками по полу не стучал, бился в истерике. Решила не мешать этому театру одного актера, тем более аппетит испорчен, да и стыдно мне было жутко, стала уходить.
  
   Но не тут, то было, он спросил:
  
   - Неужели, Вы обиделись? - и голос такой, как у побитой собаки, брошенной под дождем. Зимой. Во время урагана.
  
   - Нет, что Вы, у вас была такая истерика, что я решила позвать врача, - ответила я.
  
   - Вера, откуда Вы такая?
  
   - Из вашего кошмара.
  
   - Нет, скорее из мечты, - я повернулась, он сидел за столом и смотрел как-то странно, с такой печальной поволокой этакого романтичного героя-менестреля эпохи средневековья. Он, что брал курсы актерского мастерства у Пьеро? Но вдруг, все прошло и передо мной опять жизнерадостный оптимист.
  
   - Ваши шутки не уместны, - холодно ответила я.
  
   И лишь выходя, до меня донеслось:
  
   - Как жаль, что над ними вы можете только смеяться, - может, тут поблизости открылся клуб философов? Надо бы зайти.
  
   Но и после этого удача решила меня не посещать, поэтому стоило мне выйти, как я буквально врезалась в еще одних представителей семейства "рыжикус-бабникус", проще говоря, влетела в двоих соотечественников Аргорна. Они были моложе, с длинными волосами и красивы как боги, и да, до столкновения они что-то обсуждали.
  
   Сделала морду кирпичом и попыталась просочиться через эту гору мускулов. Но один из них, стоящий справа перегородил мне дорогу, немного наклонился и произнес:
  
   - Освещает ли ваш путь Арне? - и смотрит так внимательно. У меня же чуть не вырывался ответ: "экскюзми?". А он все продолжал ждать.
  
   - Она уже озарена, - донеслось сзади, из открывшейся двери в столовую. Арррргорн... Он подошел и положил свою руку мне на плечо, парни удивленно посмотрели на меня пристальным взглядом, а глава клуба анонимных романтиков никак не хотел убирать конечность. Так продолжалось минуты три: ошарашенные взгляды парней, тепло прижимающегося тела Аргорна и собственно офигевшая в краину я. Что за игры?!
  
   Все, заколебали:
  
   - Я не понимаю о чем Вы, - сказала я, повернув голову в сторону Аргорна. - Может, перестанете говорить загадками и объясните?
  
   - Если откроете глаза, ответ придет сам, - туманно поведал Аргорн. О, Боже, куда я опять попала? Секта, на корабле явно функционирует секта и, кажется, я знаю кто у них, апостол...
  
   - Всегда есть время передумать, - добавил ...эээ... молодой человек и даже не отошел, чтобы дать мне пройти, все также стоял со своим другом. Поэтому мне, в прямом смысле, надо было просачиваться сквозь них. Уходя, я чувствовала взгляды этой троицы. Вот же ж.
  
   Когда же я повернула направо в сторону своей каюты, то около двери заметила Карна. Чувствую себя жертвой маньяка.
  
   - Что Вы здесь делаете? - довольно грубо спросила я.
  
   - С сегодняшнего дня вам предоставлена другая комната, следуйте за мной, - и он пошел. Ну и я, следовательно, подошла к своей каюте и открыла дверь, ну их всех.
  
   Но вместо привычного интерьера увидела белую пустую комнату. За-ши-би-сь!
  
   Выйти мне все-таки пришлось, не на полу же спать. Карн ждал меня в коридоре.
  
   - Ваши вещи перенесли в новую комнату, - да я уже догадалась. Шагая по коридору, вспоминала разные плохие словечки и удивлялась, как у Карна еще уши не воспламенились.
  
   Но обида моя прошла, стоило мне увидеть свою новую опочивальню...
  
   Так вот, моя новая комната была весьма и весьма. Большая и чем-то смахивающая на капитанскую, также разделенная на сектора. Карн давно меня покинул, поэтому я первым делом плюхнулась на кровать. Мм, мягонькая.
  
   Ванна тоже была на уровне.
  
   Даже стеллаж с книгами имелся. Вот к нему мои загребущие ручки и потянулись. Не знаю, назвать это странностью или нет, но все книги, предоставленные в мое личное пользование, были на русском. О, это был рай. Тут были и классика (русская и зарубежная), детективы, современные романы, даже эротические произведения не обошли это место стороной. Ну, их я вечерком прочту. А что? Кто без греха киньте в меня камень. Ай, блин больно же. Я ведь это так, для красного словца сказала.
  
   И да, тут имелись мои любимые фантастика и фэнтези, парочку авторов которых я знала и глубоко и преданно уважала. Ух, чувствую, жизнь станет веселей.
  
   Взяв с полки роман Елены Звездной "Сосватать героя или невеста для злодея", и погрузилась в сюжет одного из излюбленных произведений.
  
   Когда половина была уж прочитана, а в глазах засуетились черные мушки и рот сотрясал очередной зевок, я приняла решение, что на сегодня хватит. Встала с кровати потянулась, хруст костей поприветствовал засидевшуюся хозяйку.
  
   Еще хотелось пить, так как рисковать и пить воду из душа я не стала, то выход был один - столовая. Наверное, у экипажа создастся впечатление, что я только и умею: жрать, да спать. Ну, мы-то с вами знаем, что это хоть и основной, но неполный список мои дел.
   Идти туда не хотелось, но чувствую, если не потороплюсь, мой рот превратится в сухофрукт.
  
   Подошла к двери, нажала кнопку открытия и увидела чей-то кулак на расстояние от моего лица. Мило, что-то слишком часто меня здесь пытаются избить. Не находите?
  
   - Ой, прости, ты так неожиданно вышла, - поприветствовал меня Коля, предварительно убрав руку от лица. И на том спасибо. Что-то я сегодня нарасхват. Прям завидно. - Привет.
  
   - Привет, - лицо мое выражало паркет. А что? Я ничего. В комнату я его приглашать не собиралась, так мы и стояли, молча, пока один из нас не решил прервать гнетущие затишье, с самым что ни наесть корыстным замыслом. - Что-то случилось? - да, этим кто-то была я.
  
   - Нет, просто. Вер, - сказал он и наконец, посмотрел мне в глаза, я же выразила крайнюю степень заинтересованности. - У тебя парень есть? - честно чуть не подавилась в третий раз, еле сдержалась. У них, что начался массовый сезон поиска самки? Или они им в еду виагру подсыпают? Может, март так повлиял? Хотя какой март? На улице в последний раз был ноябрь. Иначе, как объяснить, массовую заинтересованность моей, по всем меркам, скромной персоной?
  
   - А зачем тебе? - осторожно спросила я.
  
   - Просто, я думал пока мы здесь, может, - блин, вот как знал и лицо такое трагичное сделал. Я человек довольно падкий на жалость, да и не стоит из-за испорченного настроения портить его всем, поэтому я подошла к нему положила руку на плечо и сказала:
  
   - Прости, Коль, у меня есть человек, которого я люблю, но если мне понадобится чья-то помощь, я к тебе обращусь, - и ободряюще улыбнулась. Парень как-то скис и быстро попрощавшись, удалился. Чувство не из приятных, я вам скажу, бросать парня. Ощущение такое гадкое, как будто предала...
  
   Мда, что им всем не спится то? И откуда он узнал, что меня переселили, хотя может Карна встретил. Надо спросить потом.
  
   В столовой было пусто, порой создается впечатление, что кроме меня, капитана Айрона и Карна, на корабле никого нет. Я подошла к дисплею выбора меню. Принцип его действия был крайне легок (хотя признаться, честно, когда впервые пришлось его использовать, тупила я изрядно), на сенсорной панели высвечивались названия блюд, а, если нажать кнопочку для тупых, то и картинки. Себя я тупой не считала, но кнопочкой этой пользовалась регулярно. Хоть меню и было на русском, но понять, что такое "Мясо пятнистого животного под соком красных лесных плодов", я затруднялась, оказалось , под сей аброй кадаброй, скрывалась говядина под брусничным соусом.
  
   Заказав себе водичку, и сев за столик прижалась губами к спасительной влаге. Глаза же закрылись от удовольствия сами собой. Мням. Когда вода в стакане моими усилиями закончилась, надо сказать, что стаканы были тут большие, и при питье пару капель таки попали на мою рубашку.
  
   Милые дамы, вам ли не знать что такое женская интуиция, мужчины могут сколько угодно шутить над сей особенностью женского организма, но как раз она сейчас вопила и сигналила о проблеме, которая подстерегает меня. И, увы, не ошиблась, паршивка.
  
   - Кхм, - раздалось от входа. Как только стакан из рук не выпал удивляюсь, из прохода на меня лицезрели человек пятнадцать, внимательно так лицезрели. Из-за своего пола, а все зрители моего неожиданного "концерта" были мужчинами, их лицезрение падало далеко не на лицо, а на то, куда, собственно, стекали капельки воды, а стекали они как Вы догадались на мои верхние 90. Мне самой стало интересно, что же там такого, оказалось, что вода стекала явно не капельками, а скорее ручьями, так как рубашка была немного... мокрой. Ё маЁ. Господи, за что ты так со мной? Как только я могла не заметить?!
  
   - Что Вы там так активно разглядываете, - спросил, наверное, самый противный голос на свете, голос Аргорна, чья улыбающаяся рожа находилась в первых рядах зрителей.
  
   - Смотрю, куда так пялится, стоящие сзади вас господа.
  
   - И как? Удачно? - вот, сволочь.
  
   - Вполне, теперь их цель мне вполне ясна. Что же вы не заходите?
  
   - Ждем.
  
   - Чего?
  
   - Вдруг вам опять захочется... попить, - сцука, я его убью! Сзади его раздались смешки.
  
   - Думаю, Вам хватит на сегодня.
  
   - Почему?
  
   - В вашем возрасте переживать такие стрессы опасно для организма.
  
   - Милая Вера, в МОЕМ возрасте опасно отнюдь не это, - пояснил он как маленькому ребенку.
  
   - И что же?
  
   - Воздержание, - опустился занавес под ржачь мужчин и мой непрекращающийся кашель...
  
   "На этом корабле я приобрела странную особенность давиться, находясь в обществе одного рыжего и нахального человека. Может это аллергическая реакция?" - обо всем этом я думала, смотря, как упомянутый раннее персонаж, самым наглейшим способом примостил свой зад на стул напротив меня. И сейчас с невинным видом божьего агнца ест что-то мясное и судя по часто закрывающимся глазам очень вкусное. Вот только, что-то мне подсказывает, что до моего "концерта" он так не делал. Позер...
  
   - Вера, не смотрите на меня затравленным зверем, - открыв один глаз и посмотрев на меня, сказал рыжий паразит.
  
   - А иначе что, съедите? - от его похабной улыбочки стало не по себе. Вот же ж, пошляк на мою голову. После общения с ним мне кажется, что бы я не казала, он может свести все к тому, к чему в приличном обществе темы не сводят.
  
   - Да, ладно Вам, зато теперь Вы обзавелись поклонниками, - обрадовал. Я на их вездесущие взгляды натыкаюсь, куда бы не повернулась. Уйти я не могу по одной простой причине: "Жутко боюсь повернуться к ним спиной".
  
   - Как Вы тут оказались? - поинтересовалась я.
  
   - У нас завтрак.
  
   - Что же Вы делали здесь, когда мы с вами встретились в первый раз?
  
   - Я не мог пропустить момент и не посмотреть, насколько Вы... кровожадны, - чес слово, я его сейчас ударю.
  
   - Вы давно здесь?- спросила я тихо, лелея в себе надежду, что они стали свидетелями лишь конечной сцены.
  
   - Извините, Кира, я не расслышал, что вы сказали, - издевается?
  
   - Как долго Вы здесь?
  
   - Что простите? - бензопилу мне...
  
   - Аргорн, нагнитесь немного, - попросила я его. Он хоть и удивился, но просьбу исполнил, а вот и пришло время мести: - ВЫ ЧТО ОГЛОХЛИ?! - кажется в тишине, после моего крика Кинк-Конга, у кого-то что-то упало. Аргорн же прибывал в крайней степени офигения. Ладно, пойду я. А то этот взгляд, обещающий мне долгую и мучительную, надеюсь, что смерть, уж слишком кровожадный.
  
   Судьба точно женщина, иначе как объяснить что она такая с*ка?
  
   Просто, когда я модельной походкой удалялась из столовой, всего-то оставалось пройти метром восемь как... Поскользнулась на гуляше, который так заботливо, а главное незаметно, разлили на полу.
  
   Махая руками как лопастями самолета, я думала: "Какой же это ...". Но история моего падения была не трагичной, под трагедией я имею эпичное приземление, а со своеобразным ХЭ. Я свалилась в руки. Угадайте к кому?
  
   Дам три варианта ответа:
  
  Паскуда мерзапакостная
  
  Аргорн
  
  Охреневшая в край рыжуха
  
   Вы правы, сделать выбор довольно тяжело, ведь все эти слова подходят под описание одного человека, который не мог не шуткануть в такой ситуации:
  
   - Кира, неуж -то, стакан воды, так сильно перевесил ваш собственный вес, став причиной падения? - молилась ли ты на ночь Дездемона, ручки мои так и тянулись к шее, которая так и манила.
  
   - Не подскажите свою фамилию? - спросила я Аргорна, находясь все так же в его объятьях.
  
   - Рэнмар, - ответил он как-то странно, удивленно. Может у них нельзя этим интересоваться? Ну, уже поздно.
  
   - Ох, жаль я думала Петросян, - наконец высвободившись из его рук, с деланным сожалением пояснила я.
  
   - Кто такой этот Пьетрасян? - серьезно спросил он.
  
   - Да есть и нас такой знаменитый, гомик, - на самом деле я хотела сказать "комик", но все как-то само получилось. (Если чем-то оскорбила ваши чувства, прошу прощения, я не со зла).
  
   В зале опять воцарила тишина и что-то упало, да у кого там такие руки дырявые? Не знаю, знали ли находившиеся там кто такой "гомик", но я, то шутку поняла и гордилась собой неимоверно. Как я его? Что не помешала мне быстро ретироваться оттуда.
  
   Напоследок скажу, что Аргорн так и стоял, как вкопанный посередине столовой и смотрел мне вслед.
  
   Да пусть хоть засмотрится, я щедрая, мне не жалко.
  
  
  
  ***
  
   До каюты я добралась быстро, и это, ни в коей мере, не связано с жутким взглядом Аргорна. Просто... А чей-то я отчитываюсь? Захотела, побежала, вот.
  
   Я разлеглась на кровати и, прикрыв глаза, пыталась не о чем не думать. Но мозг как назло проектировал мне сцены, произошедшие в кабинете. Ложь ли то, что я сказала Саше? Или же, то чего я боялась, случилось?
  
   За своими размышлениями не заметила, как позорно заснула. Разбудил меня какой-то странный звук, смахивающий на писк мерзкопакостного будильника.
  
   Открыв глаза, стала искать источник злосчастного шума. И нашелся он довольно быстро, стоило посмотреть на панель, которая находилась около входа, на которой высветился белый экран и всего два предложения: "Принять вызов" "Отклонить вызов". О, тут даже такое имеется.
  
   Нажала на кнопку принятия вызова и вот передо мной капитан.
  
   - Кира, - начал спокойно он, потом рассмотрев меня, как-то взволнованно переспросил. - Кира, что с вами? Еще одно нападение?
  
   - Я спала, - да не отрицаю, вид у меня не модельный. Рубашка помялась, на лице отпечатки подушки, в глазах безусловный недосып, хорошо хоть что когда я сплю, слюни не пускаю. Или? Фух, нет, все хорошо, я проверила. К чему я это? Ах, да, мог бы и промолчать.
  
   - Понятно...
  
   - Вы что-то хотели? - вот честно, если он ответит как Аргорн, умру от сердечного приступа.
  
   - Сегодня большой праздник и весь руководящий состав и гости собираются праздновать его в парадной столовой. Вы пойдете, - звучало как утверждение.
  
   - Нет, - решила проверить я степень свободы своих действий.
  
   - Да! И оденьтесь как-нибудь, не так как сейчас, - ну спасибо, такого комплимента я не слышала никогда.
  
   - Но откуда...
  
   - В вашем шкафу есть парочка платьев на выбор. За вами зайдут, - и отключился. А сказать, во сколько все будет было просто нереально.
  
   Ладно капитан, сегодня ты узнаешь, как оскорблять ранимую душу девушки, умеющей вилкой обезвредить противника... Ох, берегись!
  
   Первым делом я посетила ванну.
  
   Потом выйдя в комнату, в клубах пара и полотенце подошла к шкафу (чувствую себя очередной голливудской красоткой из нашумевшей мелодрамы). Полотенце этого мнения не разделяло, поэтому соскользнуло самым заподлистым образом. Пришлось-таки нагибаться. Ох, какой момент запортачило.
  
   Капитан не обманул (хоть в чем-то), и в шкафу действительно висело пара платьев. Перемерив все, остановила свой выбор на черном платье в пол, бретелек там не было, верхнюю часть составлял корсет. Шикарно, корсет был вышит небольшими узорами, которые были почти незаметны, если на них не падал свет, подол же состоял из обычной черной переливающейся ткани, напоминающей шелк. Интересно, платье Айрон сам выбирал?
  
  Макияж много времени не занял, нарисовала себе стрелки, подкрасила губы и вуаля.
  
   Но, чего-то в моем наряде не хватало. Как там говорил Айрон? Будь в центре внимания? Эпатажа захотел? Ну, что ж, приказ есть приказ. Добавим немного Пикантности. Найдя в ящике рабочего стола большие ножницы, сделала внизу подола небольшой надрез, потянула и вот, длинный разрез до бедра украшал левую сторону моего платья. Ткань не разлезлась, видимо, инопланетный материал. Откуда я знала, что ткань не разойдется? Ответ прост, я не знала. У меня еще три платья в шкафу висят так, что в убытке я бы все равно не осталась.
  
   На ноги я решила надеть чулки, каким-то чудом уцелевшие от костюма стриптизерши.
  
   За натягиванием чулок меня и застал мой сопровождающий. Удивляюсь я этим дверям, открываются, когда захотят, но произведенному эффекту я была рада. Парень застыл на месте, пытаясь что-то мне объяснить.
  
   Походкой от бедра, я подошла к нему и так проникновенно прошептала:
  
   - Ведите, - как-никак основной моей ролью являлись этакие роковые дамы. Поиграем.
  
  ***
  
   Просторный зал был освещен сотнями огней. Неясный гул голосов звучал в воздухе, наполняя комнату предпраздничной суетой. Офицеры были разряжены в пух и прах, их белые мундиры сверкали чистотой, как жаль, что все это было лишь фарсом. Их ордена, их улыбки, адресованные редким женщинам на этом вечере, их деланное благородство, легкомысленные улыбки дам. Все это вызывало лишь презрительную усмешку на его лице. Как же все надоело!
  Бокалы сверкали в отблесках света. Наигранный смех звучал отовсюду. Его глаза, уже который раз неосознанно обегают зал, в поисках... Он сам не мог признаться себе, что ищет именно ее. Но вновь и вновь вглядывался в лица, пытаясь отыскать знакомые черты.
  
  "Ну, где же она?!" - вопросил он себя и сам испугался этой мысли. Он ее ждет... Уже ждет... Как же он боялся представить к чему может привести его желание.
  
  Он не мог позволить себе потерять голову, не мог! Но, как бы ни хотел он казаться беспристрастным, то чего он боялся, уже поселилось в его сердце.
  
  Вдруг все замерли. В том числе и его собеседница, до этого не замолкавшая ни на минуту, чем существенно раздражала его. Все взгляды были направлены за его спину.
  
  "Неужели?" - сердце помимо воли хозяина ускорило темп, он повернулся и замер. Это она...
  
  О, как же прекрасно, обтягивающее ее фигурку черное платье, как очарователен распущенный щелк ее ярко-алых волос. Она делает шаг, и ногу ее открывает смелый разрез. Его взгляд, направленный на нее полон страсти и ... Любви? Он отводит глаза. Нет, не может быть! Он думал, что уже не способен на любовь. Она легкой походкой подходит к нему:
  
  - Доброго вечера, - ее голос будоражит, пробуждая в нем голодную фантазию, и нечто великое и одновременно ужасное. Он поднимает голову, встречаясь с ней взглядом. "Погиб, окончательно погиб" - проносится у него в голове.
  
  - Кира, Вы как никогда великолепны, - ее лицо озаряет улыбка.
  
  ***
  
   Насчет званого вечера могу сказать одно: "Ненависть к людям удваивается в геометрической прогрессии". В расфуфыренном на все лады зале летала скука. И хоть вниманием мужчин я не была обделена, мой выход произвел фурор, настроение катилось вниз, а, именно, по протопленной дорожке прямиком в зад... кхм... в общем вы поняли.
  
   Уже около двух часов я присутствую на этом воистину бессмысленном празднике жизни. В данный момент пытаюсь не зевнуть, вслушиваться и даже принимать участие в беседе с двумя представительными мужчинами, которые признаться честно, скучны и неинтересны до безобразия.
  
   - Вы знаете, что этот праздник в честь богини? - спросил тот, что стоял справа. "Конечно, знаю. Не вы первый, кто мне это заявил и чувствую что не последний".
  
   - Да, что Вы? Как интересно, могли ли вы поведать мне эту историю? - признаться честно, мышцы лица от улыбки сводило конкретно.
  
   - бубубубубубуб, - хоть я и делала удивленный взгляд и кивала, его рассказ звучал для меня приметно так.
  
   Если выберусь из этого приключения живой, уволюсь к едрене фени. Куплю домик где-нибудь в деревеньке около речки. Заживууу! Да, представляю себя в роли деревенской барышни, сроду не державшей в руках что-то, кроме детской пластиковой грабельки. Ну, ладно, про деревню это я загнула. Но вот отпуск возьму точно, поезжу по миру, отдохнууу...
  
   - Кира, Кира?
  
   - Да, да. Простите, Вы так это рассказали, что я представила себе эту картину как живую, - мужчина улыбнулся.
  
   - Хотите выпить? - предложил галантно он.
  
   - Не откажусь.
  
   Вот и шанс свалить, ой, совсем забыла про второго...
  
   - Кира, - не думала, что буду так рада появлению рыжего нахала.
  
   - Аргорн, - первый раз за весь вечер улыбнулась неподдельно. Выглядел он просто сногсшибательно, белый костюм обтягивал его мускулистую фигуру и оттенял слегка загорелый цвет кожи. Лицо было чисто выбрито. Мм, кто-то явно не один час провел у зеркала... Позер.
  
   - Могу я украсть вашу даму? - вопрос был задан моему второму кавалеру.
  
   - Только, если она не против, - явно стушевался паренек. Я же шанс свой упускать не собиралась, поэтому, схватив под руку Аргорна, быстренько удалилась.
  
   - Ну и как вам вечер? - спросил он, когда нам удалось спрятаться в одном из углов.
  
   - Честно?
  
   - Безусловно.
  
   - Жуткая хрень, - не знаю почему, но с Аргорном я чувствую себя как с давним другом, да порой его хочется убить, но с ним хотя бы весело.
  
   - Ахахах, Кира, вы не перестаете удивлять. А знаете что этот праздник...
  
   - В честь богини? - он посмотрел на меня удивленно. - Вы уже пятый, кто рассказывает мне эту историю, - наверно стоит пояснить. Что ж расскажу вкратце, что собой представляет эта богиня. В общем, лет так дцать назад жила на свете девица, красоты невиданной (грудь размера эдак пятого, талия осиная, да и нижние части тела не подкачали). И увидел ее прелести (когда самым наглым образом подглядывал, как девушка купается в озере) бог песен и плясок Аир (который всенепременно был прекрасен аки ангел). И вот сошел он с небес на землю, и закрутилось, завертелось у них с этой девушкой, которую, кстати, звали Каира. Он влюбился в нее, она в него (безусловно, куда же без этого?). Но не все так просто в Датском королевстве. Не только Аир был очарован Каирой, но и бог войны Арор. Короче, поцапались они, как и предполагалось, Арор убил Аира (странно, если бы было наоборот). Так вот, девица разрыдалась, слюни, сопли, в общем, прокляла Арора, на вечное одиночество. Тот, подчинившись ее воле, замуровал себя в горе (вот дибил). А она так и осталась рыдать у тела Аира, и слезы, которые она проливала, лились на землю дождем. В общем-то, так объясняли происхождения ливней дальние предки инопланетян. Вот и вся легенда. Праздник напоминал наш День Святого Валентина, и гласило предание, если в этот день признаться в любви, то ваша любовь будет жить вечно. Вот так вот.
  
   - Что ж, понятно. Как вам шампи? - так называется напиток, который я сейчас пью, на вкус как шампанское.
  
   - Вкусно. Вы не пьете? - удивленно поинтересовалась я, не заметив бокал в руках Аргорна.
  
   - Нет.
  
   - Не думала.
  
   - Почему?
  
   - Вы создаете впечатление человека, любящего хорошенько повеселится.
  
   - Вы правы, я люблю веселиться, но для этого мне не обязательно пить, - мне кажется или это сказано с двойным смыслом? - Потанцуем? - неожиданно спросил он, как раз в тот самый момент, когда я сделала глоток. Итог был предсказуемым, я подавилась. Аргорн, прошептав, кажется, ругательство улыбался по сторонам и говорил заинтересованным моим странным поведением господам, что все хорошо.
  
   - Я даже не знаю, - ответила, откашлявшись, сказала я. Предложение действительно было глупым, по крайней мере, так как в зале отсутствовал танцпол, как таковой.
  
   -Кира, - я повернулась и уткнулась в грудь Айрона. - Простите, что помешал, - сказал он, но раскаяние слышно не было, скорее скрытая злость.
  
   - Не простим, - это Аргорн. - Вы прервали нашу беседу.
  
   - Может, это судьба? - Айрон.
  
   - А может, Вы просто уйдете, и не будете мешать? - довольно зло огрызнулся Аргорн. Опа-опа-о-па-па...
  
   - И о чем Вы говорили? - вопрос был адресован мне.
  
   - О танцах.
  
   - Танцах? Неужели, Аргорн пригласил вас на танец? - удивленно спросил меня капитан, но при этом смотря на Аргорна.
  
   - Не Вам мне запрещать, - строго ответил он.
  
   - А разве вам кто-то разрешал?
  
   - Вы лезете не в свое дело.
  
   - Мне так не кажется, Кира, нам пора, - он схватил меня за руку. Мне пришлось последовать за ним. Но за другую руку меня ухвати Аргорн. Они, что решили поиграть в перетягивание каната? Нет, я, конечно, не против, вот только, если канат не я. На нас уже начали обращать внимание.
  
   - Кира, подарите мне всего один танец, - попросил Аргорн. А почему собственно нет? Не знаю, я как глупый ребенок захотела сделать то, что запрещали мне родители (в их роли сегодня был Айрон), поэтому прошептала:
  
   - Капитан, Вы же сами говорили быть в центре внимания.
  
   - Кирааа, - практически простонал он, но руку отпустил.
  
   Все внимание собравшихся было сосредоточено на мне и Аргорне, вышедших в середину площадки. Особенно странно смотрели его соотечественники, которые сгруппировались поодаль, зло зыркала Сириарта, остальные смотрели завистливо.
  
   Аргорн подходит ближе, внезапно заиграла музыка. Танго? (музыка есть в иллюстрациях, послушайте)
  
   Он вел прекрасно. Танец был как противостояние, он пытался забрать, я сопротивлялась. Наклон, моя нога, сгибаясь, ложится на его спину, разрез оголяет ногу. Наверное, сфотографируй нас тогда кто-нибудь на камеру, то снимок явно бы заработал премию "Самый эротишшшный танец года".
  
   И вот, он снова близко, сжимает талию, так что ребра хрустят, но после аккуратно проводит рукой по спине, как бы извиняясь. Глаза в глаза, полные страсти и раскаяния. Его губы наклоняются к моим... Зал замер. Но в последний момент я поворачиваю голову и натыкаюсь взглядом на Истара, стоящего поодаль. Хм.
  
   Резкий поворот и я, закружившись, несусь в толпу. Он не дает упасть, схватив за талию призывая покориться. "Нет, милый, никогда", - говорят мои движения, и я снова вырываюсь и убегаю, чтобы быть вновь и вновь пойманной в его объятья.
  
  Вот он отпускает меня, я делаю два шага от него и смотрю в его глаза, которые буквально пылали. Он делает выпад и вновь я в его власти...
  
   Это была страсть, оголенная, беснующаяся. Нет, не такая, которую испытывают к любимому человеку. Скорее, чувство полного ощущения свободы...
  
   Вот звучат последние аккорды, опять наклон он придерживает меня рукой от падения, волосы касаются пола, спина выгнута. Кайф, никогда не думала, что танцевать настолько прекрасно. Аргорн быстро дышит и поднимает меня.
  
   Наши взгляды встречаются, ой, кажется, кому-то надо успокоиться. Я пытаюсь освободиться от объятий, но он держит слишком сильно.
  
   - Отпусти, - шепчу я, раздавая улыбки по сторонам. Его руки ослабли, я отхожу подальше в толпу. И тут грянул шквал аплодисментов.
  
   Меня хватают за руку. Капитан? Да, это он уводит меня из зала. Какие мы нервные. Уходя ловлю на себе, взгляд Коли, он салютует мне бокалом я, улыбнувшись, киваю.
  
   Мы вышли из зала, капитан руку мою отпускать не собирается. Я пытаюсь подстроиться под его быстрый шаг. Куда так бежать?! Вот он останавливается, я по инерции врезаюсь ему в спину. И кажется, ломаю нос. Он, что носит стальной корсет?
  
   Его быстрый разворот и вот я уже прижата его телом к белоснежной стене коридора. Какой поворот...
  
   - Кира, Вы хоть понимаете, что сейчас сделали? - тем временем его рука сжимает волосы на моем затылке, это он так голову от удара подстраховала. Сама доброта, но вот его рычание меня как-то слегка настораживает. У них, что запрещено спину трогать? Чего он так разозлился?
  
   - Э, врезалась в Вас? - он удивленно приподнимает бровь. Неужели не заметил? Тогда о чем он?
  
   - С Вами все хорошо? - с мной-то да, а вот с вами похоже проблема.
  
   - Да, спасибо, может, Вы меня отпустите? - но у него были другие планы, он нагнул лицо ко мне, слишком близко, и уткнулся в плечо и потому, как трясутся его плечи, он либо плачет, либо смеется. Надеюсь, второе, а то платье замарать неохота.
  
   Отсмеявшись, он поднимает голову с плеча, и что я вижу? Наглую улыбающуюся рожу, а взгляд, как будто он учитель, который сто раз объяснял ученику пример, но тот его все равно решил неправильно, этакий добро-снисходительный. Бесит.
  
   - Кирааа, - выдохнул он мне в губы. Опа ца. - Избегайте встреч с Аргорном, - серьезно сказал капитан.
  
   - Ревнуете? - позу Айрон сменять не намеривался, так что вопрос я выдохнула ему в губы.
  
   - Предупреждаю, чтобы Вы не совершили непоправимых поступков, - сказал он и, подняв голову , отойдя, направился дальше по коридору. Странно, как будто все раннее происходящие было лишь видением.
  
   Уходя, я пошатнулась, странно всего три бокала выпила, хотя еще не известно из чего было сделано это "шампи".
  
   Надо дойти до каюты.
  
  
  ***
  
   Ночь. Комната. Я мечусь по кровати. Одеяло, сбившись в ком, давно улетело на пол. Дышать тяжело. Кости ломит. Жарко. Как же жарко. Все было как в тумане, страшно и жарко, нет холодно. Всюду мерещились лица и голоса. Лица и голоса... Голоса... Они зовут, меня...
  
   Кузмич тянет ко мне сгнившие руки и шепчет своим полусгнившим ртом:
  
   - Сынооок...
  
   Никита стоит у алтаря, его белый фрак заляпан кровью, лицо исполосовано, руки, лишены пальцев, а глаза в них пылала смерть. И она звала, звала меня.
  
   - Будь моей...
  
   - Аняя, Анечкааа, - звала мама. Боже что это?
  
   Понять, что это только сон, было крайне тяжело. Вертясь, я упала с кровати. Я в комнате, это хорошо. В темноте буйствовали кошмары. По стенке я начала пробираться к выходу. Вот что-то упало, и я вижу, как пытают Никиту. Неет... Это сон, лишь сон.
  
   Дверь открылась я выпала в коридор, больно приложившись коленкой.
  
   Куда идти? Почему так темно? Глаза, как же тяжело их открыть.
  
   Руки, давно умерших людей, вырастают из стен. Надо найти хоть кого-то. Каюта, соседняя, надо дойти до нее. "Дойти" было выше моих сил, поэтому я ползла, на корточках чувствую, как колени сдираю об пол. Было настолько больно, как будто я шла по наждачке. Руку пронзали десятки игл. Стоило мне на них посмотреть, но это были не мои руки, это был скелет обтянутый мышцами.
  
   - Аняя, Анечкааа...
  
   Это сон, только сон.
  
   По мне течет кровь, руки тяжелеют, идти почти невозможно. Откуда кровь? Почему ее так много?
  
   Я падаю с обрыва, опять, только теперь в конце ждет смерть, я знаю, я чувствую. Страшно.
  
   Мое безумие прервал свет, я все-таки добралась до соседней комнаты.
  
   - Кира, что с вами? - голос капитан? Опять галлюцинация ? Я чувствую, как он поднимает меня на руки и несет. Куда? Зачем? Кладет на что-то мягкое.
  
   - Кира, Кира, что с вами? - почему он так взволнован. А мне снова жарко, пламя бушует у меня в груди.
  
   - В-в-оды, - сиплю я, и живительная влага появляется у моего рта.
  
   - Пей, - глоток, еще, вода обжигает горло, я отклоняюсь от стакана и пытаюсь сказать:
  
   - Й-а-а-ад.
  
   Не знаю, как понял меня Айрон, но сквозь затуманенное сознание я слышала, как он вызывает медиков, все дальше был лишь жар. И такие пугающе страшные картины прошлого.
  
   Через сколько пришла в себя не знаю. Но голова уже ни так болела да и жара не чувствовалось, открыла глаза и сразу закрыла, яркий свет резанул слишком сильно.
  
   - Она очнулась, - донеслось откуда-то справа. - Приглушите свет. Вам лучше? - спросил неизвестный, и его холодная рука легла мне на голову.
  
   - Существенно. Где я? - прохрипел кто-то. Неужели я?
  
   - В каюте капитана, - ответил мне один из "эльфов", но помню, как их расу назвал Айрон.
  
   - Что со мной произошло?
  
   - Вас пытались отравить.
  
   - И как? Удачно?
  
   - Острите, значит, вашим врагам этого не удалось.
  
   - И в чем он был подмешен? - я пыталась лихорадочно вспомнить, что же могла такого принять. Шампи... Мою догадку потвердел врач:
  
   - Скорее всего, яд был в алкоголе, - пояснил он и присел на краешек кровати.
  
   - И долго я так пролежала?
  
   - Около 4 часов. Кстати, мы так и не познакомились - Альтьен.
  
   - Кира, - я попыталась приподняться.
  
   - Лежите, а то станет хуже.
  
   - Как она? - спросил появившийся из ниоткуда капитан.
  
   - Можешь спросить у нее, я пойду. Выздоравливайте, - сжав мою ладонь, сказал Альтьен и удалился.
  
   - Кира, как Вы себя чувствуете? - ох, слишком часто я слышу этот вопрос из его уст.
  
   - Как выжитый лимон, - честно ответила я.
  
   - Вы кого-то подозреваете? - спросил он, подходя ближе.
  
   - Нет, если только официантов.
  
   - К сожалению, открытого расследования мы провести не можем. Вот, выпейте, вам станет лучше, - сказал он, и протянул мне стакан с чем-то бледно-синим. Я сделала глоток, на вкус как сладковатая вода. - Пейте, до дна, - я так и сделала, почувствовала себя намного лучше и приподнялась на кровати.
  
   - Наверное, мне стоит пойти к себе в каюту, - сказала я.
  
   - Да, но можете еще побыть здесь, если хотите, - я посмотрела на Айрона, он был бледен, и было видно, что эта ночь тоже была для него бессонной. Неужели из-за меня? В сердце разлилось тепло.
  
   - Кира, вы опять это делаете.
  
   - Что именно?
  
   - Смотрите на меня.
  
   - А это воспрещается?
  
   - Скорее наоборот.
  
   -Танец с Аргорном, я сделала что-то не так? - задала я интересующий вопрос, чтобы как-то разбавить обстановку.
  
   - Как Вы уже наверно догадались, Аргорн представитель другой расы, нежели я, - я кивнула. - У них принято заявлять свои права на женщину.
  
   - Что Вы хотите сказать?
  
   - До вашего... танца, он касался Вас?
  
   - Да, - вспомнился утренний инцидент.
  
   - Говорил что-то при этом? - серьезно спросил капитан.
  
   - Что-то про то, что я озарена.
  
   - Это означает, что он заявил об интересе к Вам.
  
   - Значит и танец несет в себе какой-то смысл?
  
   - Да, это означает, что Вы принимаете его симпатию и не против провести с ним совместную ночь, - меня поразил ответ Айрона. Такой подлянки от Аргорна я не ожидала. Вот же сволочь!
  
   - Но я этого не знала... И ни о какой совместной ночи не может идти речь! Как он мог? - уже скорее себя спросила я.
  
   - Раса Аргорна - ррхары, прирожденные воины и защитники, для них девушки лишь добыча. Я же предупреждал Вас. Остерегайтесь его.
  
   Потом мы сидели в тишине. Я встала.
  
   - Куда Вы?
  
   - Могу я воспользоваться вашей ванной? - вопрос явно поверг его в шок, впрочем, как и меня. Но выкручиваться как-то надо было.
  
   - Конечно.
  
   И вот я собственно в ванной, включила воду, и ополоснуло лицо. Да, видок, как у заправского зомби. Еще немного поплескала воды себе на лицо и решила, что пора идти.
  
   - Кира, Вы так хотите избавиться от моего общества? - спросил меня Айрон, стоило мне выйти. Чуть инфаркт не заработала, предупреждать надо. Он стоял у стены около входа в ванну.
  
   - С чего Вы взяли? - повернувшись к нему лицом, поинтересовалась я.
  
   - Вы слишком часто убегаете, - отойдя от стены, и подходя ближе, сказал он.
  
   - Может, только для того, чтобы Вы попытались меня догнать, - что я несу???
  
   - Боюсь, что, даже, схватив Вас, не смогу добраться да вашего сердца.
  
   - Все мы совершаем ошибки.
  
   - За свою, я уже расплатился с лихвой, - сказал он совсем близко. Как мне не нравятся эти его частые перемещения в мою сторону. Или нравятся?
  
   - И чем же?
  
   - Свободой выбора, - грустно пояснил он. И тут, смотря на его лицо, неожиданно для самой себя, зарывшись рукой в его волосах и притянув к себе, поцеловала этого гада. Даа, а целуется он хорошо. А вот ручки шаловливые я кому-то сейчас поотрубаю. Ох, а может, и нет.
  
   Подхватим меня под место, которое так и норовит впопасть в неприятности и прижал к стене. В темноте комнаты два тела совершали первобытный танец инстинктов. Его губы такие мягкие и горячие сминали мои, доминируя, ставя печать.
  
   Уу, как в недавно прочитанном мною эротическим романе. Поцелуй стал глубже, я обвила ногами его талию и рукой зарылась в волосы.
  
   Стон. Его стон. И поцелуй дикий, яростный, жадный. Я руками стараюсь дотронуться до всего, что могу, обнять, прижать или расцарапать от нахлынувших эмоций.
  
   Он же придавливал мои бедра к себе все ближе и ближе. Я чувствую, что он хочет. Хочет меня... И наслаждаюсь этой властью над его телом.
  
   Его футболка, как преграда для моих маневров, полетела вниз. Мм, какое у него тело.
  
   Еще один стон. Чей разобрать было невозможно и он, отойдя от стены и сделав несколько шагов, сажает меня на комод, а освободившейся рукой залазит под ночнушку, а под ней лифчика то нет. Наверно впервые я так радовалась его отсутствию. Он поднимает мой "пеньюар" выше, стараясь окончательно снять иии..
  
   - Незарегистрированный посетитель, - раздалось от двери.
  
   Кто бы там не был, момент он испортил окончательно и бесповоротно. Айрон оторвавшись от меня, кажется матюгнулся.
  
   Мозг, затуманенный страстью начал прояснятся. Вот ведь дура!
  
   Он отпустил меня и повернулся спиной стараясь отдышаться. Я же, прибывая в состоянии не лучше него, решила (как дети улиц) слинять побыстроляну.
  
   - Мне пора, - сказала я.
  
   Он взглянул на меня еще раз, в глазах пылала страсть. У меня аж мурашки пошли, да еще и этот:
  
   - Незарегистрированный посетитель, незарегистрированный посетитель, незарегистрированный посетитель.
  
   - Доступ разрешаю, - сказал Айрон охрипшим голосом и в комнату вошел, как Вы, наверное, смогли уже догадаться... Карн.
  
   Я же, не теряя времени, направилась к себе. Надо потом выяснить, почему наши комнаты рядом расположены. Но, это потом, потом.
  
   Стоило войти в каюту, как у меня подкосились коленки, и я съехала на пол.
  
   О, что я сделала? ЧТО Я СДЕЛАЛА?! Аа, как могла... Где моя хваленная выдержка. Блин, как же стыдно. Что ты делаешь со мной Александр Волков... Просто, когда он стоял там в полутьме, стал таким... таким... родным... любимым.
  
   Да, неделю назад я могла заявить: "Что я... Да никогда, ни с кем".
  
   А теперь. А что теперь? Как влюбленная озабоченная дура, сама же бросилась к нему в объятья.
  
   Ох, девушку....
  
   Я... А я просто, люблю этого гада до сих пор, но почему от этого так печально на душе?
  7 ГЛАВА.
  
  "О культурно-спортивном времяпрепровождении; о том, как "прекрасно" капитан выбирает время для своего появления в драках, поцелуях, в общем, экшн гарантирован".
  
   Ночь я провела бессонную, коря себя за сцену, произошедшую накануне и из-за неприятного осадка от поступка Аргорна, а я ведь, кажется, начала ему доверять. А тут такой основательный щелчок по носу: "Мол, не стоит никому верить, Кира, сколько можно говорить".
  
   И вроде в моем возрасте так переживать из-за какого-то поцелуя крайне глупо, но я не находила себе места, ворочаясь с боку на бок и воспроизводя картину недавнего произошедшего. Да, и только ли о поцелуе речь? Ведь все могло быть, намного серьезнее, если бы не Карн. Да и признаться честно, я не была против. Вот это-то меня и коробит. Ну, не могу я вот так просто довериться человеку, не могу. А тело? А тело мое, враг мой! Уууу, чувствую себя как женщина весьма фривольного поведения, хотя если посмотреть, Айрона я знаю уже лет семь, но все же...
  
   Как он будет вести себя теперь? Чувствует ли то же самое? Если нет... Ааа, дура, какая же я дура!
  
   Так и не уснув, остальное время, провела в душе. Потом быстро оделась и решила прогуляться по кораблю. Видеть никого не хотелось, настроение итак затерялось за плинтусом, да еще и бессонная ночь стимула к его росту не придавала.
  
   Моей конечной целью был открытый зал. Ну, это такое помещение, где одна из стен состояла из стекла, и космос был как на ладони. Нашла я его случайно, прогуливаясь в очередной раз, исследуя корабль. И влюбилась. В ту бесконечность и равнодушность природной красоты скрытой за окнами.
  
   Гуманоиды, которые работают и живут на корабле, наверное, уже привыкли к этому пейзажу, для меня же это как нечто волшебное, я бы даже сказала - божественное. И самое главное, во время моих посещений, никто, кроме меня, там замечен не был. Только я и космос. Как раз то, что нужно. По идее сейчас на корабле должен быть отбой, надеюсь, никого не встречу.
  
   Так вот выхожу я а тут...
  
   Так стоп, а это что такое?
  
   Рядом с моей дверью на полу кто-то сидел. Аргорн? Он поднял голову и уставшими глазами посмотрел на меня. Я хотела было уйти, но он позвал:
  
   - Кира, - и поднявшись, сделал шаг ко мне навстречу, я же отступила назад. Вид у него был помятый, создавалось впечатление, что он здесь всю ночь просидел. Вот только зачем?
  
   - Кира, нам с вами нужно поговорить, - сказал тихо он и кажется, принюхался. Это намек такой?
  
   - Нам не о чем разговаривать, - он посмотрел мне в лицо, пытаясь поймать мой взгляд, но я старательно не смотрела в его сторону. Чувствую себя использованной марионеткой. Брр.
  
   - Кира, я могу все объяснить, - его шаг вперед, мой назад. Он остановился и выдохнул, как будто смирившись как минимум со смертью. Потом потер ладонями лицо и, опустив их, сжал в кулаки. Неужели, ударит. Я сделала шаг назад. Он посмотрел на меня и как-то грустно улыбнувшись, сказал:
  
   - Вам не меня стоит бояться.
  
   - Ваши поступки говорят об обратном.
  
   - Мои поступки оправданы. Вот только...
  
   - Вот только мне это оправдание не понравится? - закончила я за него.
  
   - Я могу объяснить...
  
   - Так объясняйте...
  
   - Не здесь.
  
   - С вами наедине я не останусь. Аргор, не ожидала, что Вы можете так поступить, - сказала я, наконец, посмотрев в его глаза. Они выражали обиду и злость.
  
   - Вы ничего не понимаете, - сказал он сквозь зубы.
  
   - Нет, это Вы не удосужились объяснить значение своих поступков до того, как их совершили, - холодно ответила я.
  
   - Кира, не стоит верить всему, что говорит капитан...
  
   - Он, хотя бы говорит, Аргорн. А не присваивает то, что ему не принадлежит, не спрашивая при этом никого, кроме себя.
  
   - Кира...
  
   - Разговор окончен, у меня есть занятия поважнее, - сказала я и, обойдя его, двинулась в сторону открытого зала.
  
   Не люблю ссор, разбирательств и лжи. Фух, как же я устала от этих игр.
  
   Я была права, на корабле действительно был отбой, о чем свидетельствовали приглушенный свет и отсутствие живности в коридорах. До места своего назначения я дошла крайне быстро, даже сейчас взгляд Аргорна сверлил спину.
  
   Само помещение представляло собой скорее холл, нежели отдельную комнату. Двери не было, имелась большая, действительно большая, арка.
  
   И вот передо мной вечность... Как хорошо этим звездам, они ничего не чувствуют, ни о чем не переживают, ни от чего не страдают. Не то, что мы, люди. Такие хрупкие и беззащитные на фоне этой громады небес.
  
   Что же ждет меня? Эти чувства к Айрону, дар или проклятье? Я не могу ничего с собой сделать, когда он рядом. Так хочется хоть раз побыть слабой, хоть раз за эти семь лет на кого-то положиться, хоть раз поверить в то, что счастье есть. Но мне страшно... Страшно, как было бы слепому увидеть впервые мир и понять, насколько он ошибался, представляя его в своих фантазиях. И еще, мне было слишком одиноко все это время, может появление Айрона исправит это? Простила ли я его? Да, и, кажется, что и обиды не было никакой...
  
   Ну, что ж, отдаюсь на волю вам, звезды. И пусть все будет хорошо...
  
   Сколько по времени я стояла, сказать не могу. Я просто наслаждалась этим умиротворением потому, что что-то мне подсказывает, что в ближайшее время оно мне не светит.
  
  ***
  
   По возвращении в свою комнату, Аргорна не было, что не могло меня не обрадовать.
  
   Я зашла и, недолго думая, вышла опять. Я знаю, где можно проветрить мозги и мысли от ненужной информации - спортзал. Идея пришла внезапно и тут же была приведена в исполнение. Подумав о спортзале, направилась по выданному проводником маршруту.
  
   Давненько я не тренировалась. Да и тем более, ничего не подходит так хорошо для разрядки как боксерская груша.
  
   Спортзал располагался на жилом уровне и имел достаточно внушительные размеры, не каждый, разрекламированный в моем городе, клуб может позволить себе такую роскошь.
  
   Но, увы, мои грандиозные планы по выплеску эмоций рухнули, стоило мне увидеть, что тут не только я одна такая "на нервах". Так вот, где проводит свое утро персонал. Около каждого тренажера и площадки присутствовали... мужчины. Причем большинство из них красовались голым торсом. Что странно, но в зале не пахло, тем, чем обычно пахнет в местах, где такой большое скопление тестостерона. Воздух был свежий как на альпийском лугу... Ну, это я так, образно.
  
   Раз делать мне все равно нечего, а каюта порядком заколебала, да и вездесущий Аргорн, решила посмотреть на тренировочный бой двух "эльфов", они как раз кружились в опасном танце на одной из площадок.
  
   Мое появление незамеченным не осталось, но все внимание и интерес ограничивались лишь взглядами, подходить никто и не пытался. Хотя, все так резко стали показывать свою мускулатуру и поднимать тяжелые штанги, как бы грыжа не вылезла. Как там говорится? Поднял Иван-Царевич чудо меч и заработал чудо грыжу? Вот, вот.
  
   Подойдя к интересующей меня площадке, обрадовалась наличию скамейки, на которую сразу же и уселась.
  
   Бой шел нешуточный. Соперники не драли, танцевали. Поворот, удар... Ммм, просто глаз не оторвать, совсем иное, нежели наш бокс - жестокий и слишком кровопролитный, чтобы им наслаждаться.
  
   Все это было настолько завораживающим, что я пропустила момент, когда у боя появился еще один зритель.
  
   - Нам нравится смотреть на драки? - спросил меня голос, раздавшийся справа.
  
   - Это не "драка", это искусство, - ответила я, не поворачивая головы.
  
   - Не думал, что девушки, подобные Вам, могут увлекаться таким видом спорта.
  
   - Много Вы знаете девушек похожих на меня? - продолжала я вести диалог с неизвестным собеседником. Голову поворачивать не хотелось, оторваться от представившегося мне зрелища не было сил.
  
   - Признаться, Вы первая, - мужчина явно улыбнулся.
  
   - Сочту за комплемент.
  
   - Актен! Асти! Тайм-аут, - сказал мой собеседник и бой прекратился. Два соотечественника Альтьена двинулись к нам навстречу. Повернув голову, я посмотрела на рядом сидящего мужчину, он был крупный, я бы даже сказала мощный, светлые волосы были коротко подстрижены, глаза отливали серебром, если бы оборотни-медведи существовали, то это была бы их человеческая ипостась.
  
   - Рорг, - представился, как я догадалась, тренер. Голос у него такой, рррычащий.
  
   - Кира, - улыбнувшись, сказала я. Он удивился. Ах, да они же, как то странно на улыбки реагируют, забыла совсем. Пока я разглядывала своего собеседника, к нам подошли Актен и Асти, высокие, мускулистые и длинноволосые. Прямо мечта маньячки. Увы, мне такой тип мужчин не нравился, какие-то они слащавые, да и, судя по взглядам, что такое заносчивость знают не понаслышке. Нет, честное слово, вылитые длинноухие мифические создания.
  
   - Добрый день, - поздоровалась я с новоприбывшими.
  
   - Добрый, очень приятно, что удостоили нас чести посетить нашу скромную обитель, - сказал вроде Асти. Хоть слова были сказаны с улыбкой, но в них явно присутствовал подтекст. Сделав личико поглупее, я стала расхвалить "скромную обитель".
  
   - Может, Вы тоже попробуете? - спросил Рорг, внезапно, оборвав наш с Асти разговор. В зале повисла тишина, хотя до этого все чем-то занимались и даже разговаривали. Но теперь уровень звука существенно понизился и все присутствующие стали прислушиваться. Я же округлив глаза, в испуге проблеяла:
  
   - Вы что, после боя с вашими бойцами я отсюда живой не уйду, - и рожу главное потупее состроить. На самом деле идея мне понравилась. Почему бы и нет? Посмотрю, насколько я отстаю в подготовке по сравнению с обитателями корабля. Надеюсь, мне это не пригодится, но случаи, то разные бывают. Да и кулак так и чесался, чтобы кого-то ударить.
  
   - Ну, что Вы я буду нежен, - сказал Асти, и было наклонился, чтобы поцеловать руку, я же наклонила голову яко бы в смущении, на самом деле стараясь скрыть улыбку. Дон Жуан, хренов...
  
   - Нет, Асти, бой проведет Актен, - отрезал Рорг, прерывая поползновения Асти к моей руке. Актен стоял немного поодаль и не обращал на нас внимания. Услышав предложение, нет, скорее приказ тренера, он обернулся, глянул на него, как бы спрашивая "ты чего, совсем того?" и после обратил свой взор на меня.
  
   - Если Вы гарантируете сохранность моих костей, я попробую. Тем более, я занималась борьбой, еще в детстве, может что-нибудь и вспомню.
  
   - Безусловно, Кира, - ответил Рорг.
  
   - Ну, что ж, я в вашем распоряжении, - вставая, сказала я, глядя в глаза Роргу.
  
   - Тогда пройдемте на ринг.
  
   - В этом? - удивленно спросила я, указывая на одежду.
  
   - Вы хотите драться голой? - шокировано переспросил Рорг. Конечно... Всю жизнь только об этом и мечтала. И в зала главное такая тишина повисла.
  
   - Нет, конечно, просто вести бой в блузке будет как то неудобно, - пояснила я. Да уж, мужикам явно женского внимания не хватает.
  
   - Ааа, я провожу вас до раздевалки, - сказал Рорг, а по залу кажется, пронесся вздох сожаления. - Вот, посмотрите в ящичке Љ 40, у нас раньше девушки тренировались, там должна быть подходящая одежда. Переодеваться можно в кабинках за дверью.
  
   Форма действительно нашлась, короткие эластичные лосины и майка. Ну да, скромность сейчас в гробу перевернулась. Ну раз влезла... Да, и тем более, Айрон сказал держаться в центре внимания. Хотя в тот раз все закончилось как то не очень. Фух, пошла.
  
   Когда я открыла дверь, собственно, в зал, все взгляды были обращены на меня. Ю-ху-ху. Пойду я обратно.
  
   - Кира, - позвал меня Рорг. Блиин, не успела.
  
   - Ну, как я Вам? - спросила я и для наглядности крутанулась. Кто-то присвистнул. Соловей Разбойник, вашу мать ...
  
   - Пройдемте, - указывая на площадку, сказал Рорг. На ринге уже стоял Актен. Не у одной меня настроения ниже нуля. Лицо Актена выражало болезнь под названием: "офигизмикус абсолютный".
  
   - На что играем? - поинтересовалась я, заходя на ринг.
  
   - В смысле? - спросил Рорг.
  
   - Мм, не буду же я драться с ним, за просто так. Давайте на желание? - повернувшись к Актену, поинтересовалась я.
  
   Он кивнул, смотрите какие мы молчаливые.
  
   - Когда считать противника поверженным, - спросила я Рорга.
  
   - Когда ваш противник окажется на полу, начинайте.
  
   Я прошла на площадку. Сделала стойку борца и понеслось...
  
   Атен ждать не любил, поэтому напал первым, я истерично взвизгнула и отклонилась от удара. Конечно, я знала, что этот бой, просто фарс, ничто иначе. Поэтому старалась, чтобы мои отскоки выгладили более правдоподобно.
  
   Бой строился по принципу, убегающего не бьют, убегающего догоняют. Я лично, против этого правила ничего не имела, поэтому играла роль убегающего довольно достоверно. Да и, если бы мы дрались всерьез, никто не даст мне гарантию, что победителем вышла бы я, даже скорее наоборот.
  
   В очередной раз, когда на меня бросился Актен, я решила схитрить, и сделала подсечку, отработанную до автоматизма, но надеюсь, со стороны это выглядело иначе.
  
   Так вот, делаю подсечку и падаю вместе с соперником на пол, так как он не захотел падать один и прихватил меня. Оказываюсь сверху в позе, которая больше напоминает эротическую, нежели прием самообороны.
  
   Актен явно удивлен.
  
   - Вы проиграли, мое желание я озвучу позже, - сказала я ему на ухо, наклонившись.
  
   - Кира? Актен? Что здесь происходит? - а вот и капитан. В спортзал, олицетворяя последнюю сцену из "Ревизора", что называется неждавши, негадавши.
  
   Я встала с Актена и протянула руку для помощи, он же хмуро на меня глянул и встал сам. Ой, ой, ой больно надо...
  
   Многочисленные зрители растворились в пространстве.
  
   - Капитан, - радостно защебетала я. - Представляете, мне удалось уговорить Рорга, потренировать меня, правда круто? - Айрон моего удовольствия не выражал и холодным голосом сказал:
  
   - Кира, переоденьтесь, я жду Вас в своем кабинете, - я пошла в раздевалку, расслышав приказ, обращенный к Роргу.
  
   - Зайдешь ко мне.
  
   Переоделась я быстро. Как-то неудобно получилось. Айрон прямо знает, какие моменты выбрать для своего эффектного появления. Хотя чему я удивляюсь: камеры ведь кругом. Мрак.
  
   Я вышла из раздевалки.
  
   В спортзале не было никого, кроме Рорга, сидящего на скамье. Я подошла к нему.
  
   - Простите, теперь у Вас из-за меня проблемы будут.
  
   - Не беспокойтесь, Кира, - и уже уходящей мне, добавил. - А вот у Вас причины для беспокойства действительно есть, - я обернулась и увидела выходящего из душа Актена, его взгляд был направлен на меня. "Вляпалась, еще и от капитана взбучку получу", - подумала я и удалилась.
  
   Скоро для меня кабинет капитана станет вторым домом.
  
   Я открыла дверь и вошла. Капитан стоял ко мне спиной, услышав звук открывающейся двери, повернулся. Ууу, какие мы... холодные.
  
   - Кира, - начал он. - Вчера произошло убийство, - он поверг меня в шок. - Одна из сотрудниц была найдена мертвой у себя в каюте. Почерк преступления явно указывает на Мясника.
  
   - Изуродована?
  
   - Да, причем ужасно. Лица практически не разобрать. На корабле негласно введен комендантский час. После сигнала, который будет даваться в каютах, за пределы комнаты выходить не стоит.
  
   - А камеры, в коридоре должны были быть камеры, чтобы увидеть входящего в каюту к погибшей.
  
   - Камеры были, но они все повреждены, так что кто посещал каюту девушки не видно.
  
   - У нашего маньяка есть соучастник?
  
   - Определенно.
  
   - Есть варианты?
  
   - Слишком много.
  
   - А тело? Я могу его увидеть?
  
   - Нет, после осмотра оно уничтожено.
  
   - Почему?
  
   - Кира, я не хочу поднимать панику на корабле. А если узнают об очередном убийстве, ее не миновать.
  
   - Но, ее коллеги заметят пропажу.
  
   - Нет, она официально находится на больничном, так что начальной огласки мы избежали. Что Вы делали в спортзале, одна? - неожиданно сменил тему капитан. А я уже думала, не спросит.
  
   - Хотела пойти потренироваться, - честно ответила я.
  
   - Не ходите туда больше.
  
   - Ограничивать мои перемещения вы не в праве, - сказала я.
  
   - Вправе! Я капитан этого корабля, а Вы моя подчиненная, - пригвоздил меня взглядом Айрон.
  
   - Я с Вами никаких контрактов не подписывала. И к тому же, Вы сами сказали светиться мне на публике, а теперь опровергаете свой же приказ? - я человек довольно спокойный, но то, что я никогда не потерплю так это ограничение своей свободы. Я встала, чтобы выйти, так как считала диалог оконченным, но стоило мне, повернутся спиной к Айрону, на талию легли его руки. Смотрите, какие мы быстрые...
  
   - Кира, прости, я не хотел обидеть, - говорил он мне в волосы. - Просто, они так смотрят на тебя... Это выше моих сил, сдержаться. Так хочется контролировать, заботится... Я работать нормально не могу после вчерашнего, - мм, кажется, я таю, но ему об этом знать не следует. Так, что тсс.
  
   - Хорошо, постараюсь ограничить свое общение с мужским полом. Но это крайне тяжело, весь корабль ими кишит, - пробубнила я, стараясь скрыть так и норовившую появиться счастливую улыбку. Нут, дура, точно дура... влюбленная, что повышает степень дурости в два раза.
  
   - Кира, не доверяйте никому.
  
   - Даже вам? - я почувствовала, как он улыбнулся.
  
   - Вам уже пора и, Кира, не заставляйте меня беспокоиться.
  
   Да уж, напоролась на собственника...
  
  
  
   Ну что, наверное, это стало уже традицией после разговора с капитаном идти в столовую, а то жор такой нападает, чувствую, к концу полета растолстею неимоверно.
  
   В столовой было пустынно...
  
   Мда, как будто я тут одна такая, голодная.
  
   Таки вот, о чем это я. Ах, да, заказала себе поесть, ем. Ем вкусно, аж слюнки текут.
  
   В общем ем долго, чувствую чей-то пристальный взгляд и, поежась, рефлекторно обернулась. За мной сидел... Истар. Это как я его не заметила то? Да теряю хватку.
  
   Он ничего себе не заказал, просто сидел и смотрел, и взгляд такой холодный и безжизненный. Потом просто встал и вышел. А я так и осталась смотреть на уже опустевшее место, пытаясь понять, что сие было и как это расценивать.
  
   Истар - маньяк? Вполне-вполне, вот только зачем так палится? Он бы еще себе на лоб повесил: "Я маньяк!!!". Нет, это не он, наверное, но вот причастен он ко всему произошедшему или нет, вот, это главный вопрос. Да, что-то сегодня странный день, все на что-то намекают, предупреждают, а я чувствую себя паркетом.
  
   Аппетит был подпорчен, и улучшившееся после спортзала настроение опять покатилось по наклонной. Да, что же это такое то?
  
   Следующей целью моего пребывания стала каюта. Я переоделась. Со стиркой дела обстояли весьма просто, одежду я клала в ящик, который находился в ванной, а на следующее утро грязная, точнее, уже выстиранная одежда появлялась в шкафу. Вот так- то.
  
   "Мм, что тут у нас," - думала я, про себя, рассматривая предоставленные книги. Так, так, так. О, "Любовь оборотня". Подойдет, люблю я этих странных покрывающихся шерстью персонажей. Конечно, с настоящими представителями этой расы я отношений не имела, так как они мифические, хотя кто его знает, я после инопланетян еще не отошла, но вот книжные оборотни просто прееелесть. Сильные, мужественные, с красивой фигурой и, безусловно, страстные... Что еще может скрасить девушке вечерок, как ни очередная взрослая сказка с ХЭ. О-хо-хо.
  
   В комнате я сидеть не намеривалась, так что, взяв книгу, отправилась в зону отдыха.
  
   Это была отдельная часть корабля, разделенная на несколько зон: бассейн (да, да и таковой имелся), спортзал, библиотека и, собственно, комната отдыха, в которой часто по вечерам собирались и играли, знаю я об этом, так как не раз была этому свидетельницей, когда проходила мимо.
  
   Поэтому я и решила пойти в бассейн. А все из-за того что, туда почти никто не ходит, так как должен был быть специальный пропуск, да, если захочешь можно поставить блокатор на дверь, и всем желающим будет разъяснено, что в бассейне кто-то находится. Вот, так вот. Пропуск у меня имеется, мне его выдали сразу же. Так что...
  
   Почему я не выбрала комнату отдыха? Причина очень проста, там народ табунами ходит, а мне одной хотелось бы, да и к тому же не люблю читать, когда шумят. Почему я тогда в комнате не осталась? Потому что...
  
   Когда мне приветливо мигнула зеленая панелька, стоило приложить пропуск (это означает, что в бассейне никого нет), я вошла в открывшуюся дверь и сразу же ее заблокировала. Осмотрелась, какое же чудо. Может поплавать? Хотя на полный желудок... Но я ведь не кульбиты выделывать собираюсь.
  
   Я направилась к раздевалке, в которой можно было достать одноразовый купальник, стоило только ввести свои параметры и пол, и из специального ящичка выдвигался собственно купальник, после плаванья купальник ложился обратно и из него уже делали следующий запрашиваемый.
  
   Этим я и воспользовалась на этот раз, ввела параметры и переоделась. Купальник был сплошной и имел черный цвет. Ну, что ж выбирать не приходилось.
  
   Плавать я люблю, даже одно время профессионально этим занималась, а потом как-то времени, не было, и забросила.
  
   Я смотрела на бассейн метров эдак 20 на 10. Подошла к водной глади и пальцами ног дотронулась, чтобы проверить температуру. Брр, холодная.
  
   Быстро нырнула. Волосы расплылись под водой огненными струями. Как красиво, жаль, что только в воде стоит вынырнуть, и прическа будет представлять собой зализанный лысину пожилого мужика. Да, знаю, я мастер сравнений.
  ***
  "Он стоял за колонной и наблюдал за ней. В черном обтягивающем купальнике она была как никогда... желанна. Да, именно, желанна. Но, увы, недосягаема. Пока она недосягаема. Он уже не сможет без нее, он это понимал, но как донести до нее? Как объяснить, что теперь он ее тень?.. Как доказать ей свои чувства? Она не признает контроля.
  Она вынырнула и, оглянувшись по сторонам, блаженно зажмурилась. Не доверяет. Никому...
  Но его сердце уже принадлежит ей и от этого не уйти. Он последует за ней, куда бы она ни пошла. Он не потеряет ее, больше никогда не потеряет".
  ***
  Вдоволь наплававшись, я решила совершить свой коварнейший план, почитать книжечку на лежаке. Ну, ладно, не очень он был и коварный, но согласитесь, интригует.
  
   В кабинке для переодевания имелась функция теплого воздуха, поэтому я быстренько обсохла и прямо в купальнике плюхнулась на лежак. Ууу, хорошо то как. Сюда бы еще какой-нибудь коктейльчик...
  
   Книга действительно оказалась довольно интересной.
  
  Главные герои:
  
  Девушка, красоты невиданной, невинная аки ангел (хотя она ТАКИЕ кульбиты вытворяла в некоторых весьма пикантных сценах, что о ее невинности я бы поспорила).
  
  Оборотень, мускулистое воплощение красоты.
  
  Страсть жгучая, везде, где только можно описанная.
  
   Сижу, читаю, очередную "страсть".
  
   "Он прижал Лену к стене и, часто дыша ей в волосы, прорычал:
  
   - Я хочу тебя...
  
   Лена чувствовала, как по ее коже бегут мурашки, как все тело податливо прижимается к телу Ростислава. Он поднял ее за ягодицы, и она почувствовала его твердую нужду. (Ой, не могу, бедная Лена, она же две страницы назад только от очередной "страсти" не отошла. А у оборотня явно до нее женщин не было. Так, может он сидевший?)
  
   Он целовал ее шею, властно, порой кусая. Он сорвал с нее майку, а трусики иии..."
  
   - Кира? - ячуть от страха подпрыгнула. Капитан, сцука.
  
   - Что Вы здесь делаете? - и книгу главное подальше запихать, а то стыдно как-то. А эта зараза смотрит такими глазками невинными.
  
   - Просто хотел поплавать...
  
   Конечно,... Так я и поверила.
  
   - Тогда я пойду.
  
   - Не хотите составить мне компанию? - и бездна удивления в голосе.
  
   - Нет, как-нибудь в другой раз.
  
   - Кира, Вы книгу забыли, - пипец. Я повернулась и наблюдала за тем, как он из-под лежака поднимает "Любовь оборотня". Со скоростью гепарда подлетаю к нему и выхватываю книжку.
  
   - Что-нибудь не так? - заметив мой маневр, спросил капитан.
  
   - Нет, все хорошо, я как прочитаю вам дам почитать, - и развернувшись побежала к раздевалке.
  
   - Я оборотней не очень люблю, - шах и мат. Мат русский, ядреный. А все почему? Да потому, что поскользнулась и упала я, попой на кафель. И кажись, моя коленная чашечка разбилась. Ох, ты ж ёёё, больно.
  
   - Кира, с вами все в порядке? - спросил Айрон, по ту сторону двери. До раздевалки я-то добежать успела.
  
   - Да, тут просто... полотенцу упало.
  
   - Полотенце? - ну да, ну да, грохот стоял такой, что полотенцем тут даже не попахивает.
  
   Отвечать я ничего не стала, быстро метнулась к кабинке ( ну как быстро... Ну как метнулась... скажем так, доковыляла), в которой переодевалась и застыла, как вкопанная, на лавочке, на которой предполагалась сидеть, лежала небольшая веточка сирени. "Надежда на взаимное чувство" - промелькнуло у меня в голове. Объясню, когда-то одно время я жутко увлеклась одной темой, а, именно, так называемой "Языком цветов", в которой ведается, что обозначает и символизирует каждый цветок. Так вот, сирень - символизирует невинность и зарождающуюся любовь. Но кто тут такой продвинутый? И самый главный вопрос, откуда он или она достали сирень?
  
   Но скажу, честно, приятно мне было неимоверно, как-никак я девушка. А какой нормальной девушке не понравится, что за ней ухаживают? Вот-вот. Тем более, это так, так... романтично. Эх.
  
   Быстро одевшись, я вышли из раздевалки, прихватив цветок.
  
   Меня приветствовали три совершенно разных взгляда. Первый обеспокоенный, второй насмешливый и третий равнодушно ненавидящий. А теперь викторина, называется, найди соответствие, передо мной стояли Альтьен, Актен и Капитан Айрон. А теперь, дерзайте, милые дамы, и угадайте, кому какой взгляд принадлежал.
  
   - Здрасти, - не придумав ничего лучше, сказала я. И цветок за спину спрятала, знаю, что по-детски, но мне не хотелось, чтобы об этом подарке знал кто-то еще, кроме меня, и собственно дарителя, пусть все останется тайной. Эх, опять романтик проснулся.
  
   - Здравствуйте, Кира, - ответил Альтьен.
  
   - Мне пора, - сказала я.
  
   - Да, да, конечно, - ответил Альтьен.
  
   - Ну, я пойду.
  
   - Иди, иди. О, Вы книжку забыли, - когда я повернулась, он вспомнил. Господи за что?!!
  
   Выхватив из его рук книжку, врезавшись в Актена, я покинула, наконец, этот долбанный бассейн. Все с этого дня никаких оборотней.
  
  ***
  
   Следующей моей остановкой была библиотека. Говоря по-честному, попала я туда случайно, когда убегала от "преследователей" и случайно, прижав руку к стене, открыла вход собственно в библиотеку.
  
   О, тут я ни разу еще не была. Ну, что я могу сказать. Библиотека, она и в Туркменистане библиотека. Стеллажи, кресла, вот только библиотекарей нет. Хотя к чему они? Навряд ли кому-нибудь в голову взбредет своровать отсюда книжку.
  
   Положив ненавистный мне роман "Любовь оборотня" на столик рядом с креслом, предназначенным для читателей, побрела по проходам, смотреть, что читает инопланетная раса.
  
   А переводчик, хорошая штука, кстати, стоило мне посмотреть на книгу, чье название прочесть было нереально, по причине незнания алфавита, как в голове всплывал перевод.
  
   Бродила я долго, как говорится, дорвался кот до сметаны. Я смотрела на книги, понравившиеся доставала, и рассматривала. Читала, смотрела иллюстрации, в общем прекрасно проводила время.
  
   Мм, что это тут у нас? "Справочник рас". То, что надо.
  
   Взяв массивную синюю книгу, направилась к столику. Воровато оглянулась и открыла заветную книгу.
  
   Вначале было название рас по алфавиту.
  
   Так, "аленты", вроде так эльфов называл Айрон, посмотрим.
  
   "АЛЕНТЫ- высшая гуманоидная разумная раса.
  
  МЕСТО ПРОЖИВАНИЯ: планета Аркорт.
  
  ВНЕШНИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ: высокие, бледнокожие с длинными волосами (* длина волос символизирует статус, чем длиннее, там статус алента выше), цвет глаз от голубого до синего.
  
  ДОСТОИНСТВА: сильная, выносливая раса. Главным видом борьбы является стиль Алтесто (* стиль военной самообороны и нападения, разработанный Магистрон Алесто в V веке, до пришествия Катары. Место обучения - высшая военная школа Аэтро). Владеют разнообразными видами оружия. Уровень интеллекта: наивысший. Уровень регенерации: наивысший. Уровень скорости: наивысший. Уровень опасности: черный (* самый высший уровень опасности, который может нести раса).
  
  НЕДОСТАТКИ: науки неизвестны.
  
  СЕМЕЙНЫЙ УКЛАД: многоженство. Количество жен измеряется количеством побед".
  
   Да уж...
  
   Ладно, осмыслим это чуть позже.
  
   Так, кто там на очереди? Ррхары, раса Аргорна. Посмотрим, посмотрим.
  
   Тааак..
  
   "РРХАРЫ - высшая гуманоидная разумная раса.
  
  МЕСТО ПРОЖИВАНИЯ: планета Стак.
  
  ВНЕШНИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ: высокие, цвет кожи смуглый, волосы имеют различные оттенки красного. Татуировки на теле (*татуировка символ статуса). Цвет глаз - желтый.
  
  ДОСТОИНСТВА: сильны, выносливы. Владеют большинством известных видов искусств. Уровень интеллекта: наивысший. Уровень регенерации: наивысший. Уровень скорости: наивысший. Уровень опасности: черный.
  
  НЕДОСТАТКИ: науки неизвестны.
  
  СЕМЕЙНЫЙ УКЛАД: неизвестен, есть предположение, что среди расы распространены полигамные браки.
  
  ОСОБЕННОСТИ: меняющие...
  
   - Интересно? - дочитать я не успела, сзади раздался голос, заставивший подпрыгнуть. Аргоррррн.
  
   - Вполне, я уже закончила, так что мешать не буду.
  
   - А кто сказал, что вы мешаете?
  
   - Я решила это сама. Дайте пройти.
  
   - Кира, остерегайтесь капитана, - прошептал он наклонившись. Странно, Айрон просит держаться подальше от Аргорна, Аргорн просит держаться подальше от Айрона.
  
   - Дайте пройти, - строго сказала я.
  
   Он посмотрел мне в глаза, потом взял за руку и, наклонившись, поцеловал кисть, как в средневековых романах. Ууу, да уж, рыцарь круглого яйц... кхм, в общем, вы поняли. Хотя, признаюсь честно, так как он это сделал, заслуживает аплодисментов, если бы не знала его, подумала бы, что он благородный рыцарь, сбежавший из средневекового романа.
  
   - Отпусти ее, - жестко прозвучало справа. Айрон? Аргорн замер.
  
   Аргорн, наконец, оторвался от меня и посмотрел в сторону новоприбывших. Что-то, как- то дракой пахнуло...
  
   - Это нарушение, - строго сказал Айрон.
  
   Аргорн молчал, лишь смотрел в мои глаза пристальным взглядом, в котором плескалась вина и печаль. Я же своим лицом, изображая паркет, старалась вникнуть в суть, но суть принимать меня не хотела, а разъяснять подавно.
  
   - Стеро нег ррапи, - сказал твердо Аргорн. Кажется, переводчик сломался.
  
   - Нол, - ответил капитан.
  
   - Сесто рутара, - зло выпалил Аргорн.
  
   - Не мотто, - ответил Айрон.
  
   - Статрк, - выплюнул Аргорн, и собрался было повернуться, но Айрон ответил ему:
  
   - Дало швеек! - и понеслось. Наверно это было жуткое оскорбление,
  
   Капитан мановением руки отбросил меня подальше от себя, прямиком в стену, в этот момент в него метнулся рыжий. Удар, удар. Вау, вот это техника, сама бы я не рискнула с кем-то из них подраться.
  
   Вы спросите, почему я не вмешалась? Я что дура? Они не пьяные мужики под 50, а я, не обделенная умом кисейная дама периода королей и рыцарей. У них тут полноценный мордобой, а у меня, знаете ли, конечностей запасных нет, а то съездят по лицу и не заметят. Поэтому мне оставалось стоять и болеть. Болела я про себя, на всякий. Кто их знает.
  
   Но, как они дрались... Ммм. Как будто танцевали. Но, это действительно было красиво и завораживающе.
  
   Но вдруг бой остановился, оба противника замерли статуями самим себе. Гордые, красивые, опасные. Мечта любой уважающей себя девушки. Мне аж завидно стало, себе. А что? Они вроде это все из-за меня...
  
   Ой, вот только не надо намекать на совесть. Вам разве не было бы приятно, если из-за вас подрались два полубога красоты? Вот-вот, то-то же.
  
   - Стеррк, - сказал ничуть не запыхавшийся Аргорн и, бросив последний странный взгляд на меня, удалился. Мда.
  
  ***
  
  "(Библиотека, несколько часов после описанных событий).
  
   Он подошел к столику, где лежала так и не убранная книга рас. Зачем она ей понадобилась? Могла просто спросить.
  
  О, что тут? Он взял в руки ветку сирени и посмотрел на книжку, которую второпях забыла девушка.
  
  Мм, "Любовь оборотня"?
  
  Что ж, в этом плане, он подходит под ее запрос.
  
  Он понюхал цветок. Знала бы она, на что пошел он ради этого маленького подарка, который она так небрежно бросила и забыла. Эх, женщины...
  
  Но он улыбался, ведь главное, что подарок она приняла.
  
  По библиотеке раздались шаги, он уходил, унося с собой книжку и надежду..."
  
  
  8 ГЛАВА.
  
  "Об откровенном разговоре, который упрочнил веру главной героини, что все мужики СВО и, заставившей доверять тем, кому раньше не доверяла, и признание в любви как во всех голливудских боевиках".
  
  Путешествий мне на сегодня хватило, поэтому все оставшиеся время, я решила провести в комнате. От греха, а точнее от неожиданных появлений капитана, подальше. Поэтому завалилась на кровать и наслаждалась одиночеством. Надеюсь, хоть сюда капитан не войдет. Хотя, кого я обманываю? Надеюсь, он сюда войдет, будет правильнее сказать.
  
   Спать не хотелось, есть не хотелось, хотелось... мм, чего то такого. А вот чего?
  
   Валялась я долго, пока не услышала:
  
   - Пип, - о, а вот и сигнал о том, что выходить нельзя. А я и не собиралась...
  
   А потом была тьма, ну просто заснула я, наконец-то.
  
  ***
  
   Разбудил меня звонок вызова. Вот же ж... Это, не люди, это, хотя, точно они же не люди... Блин, только самое интересное началось, во сне, гады, сотрапы.
  
   На экране высветился Карн. Вот же нелегкая принесла, надев халат, я открыла дверь.
  
   - Капитан приказал явиться к нему, - и ушел. Да уж, всегда удивляюсь его манере общения.
  
   Ну, ладно, делать-то все равно нечего, оделась и пошла в столовую. Голод не тетка, а капитан и подождать может. Ждала же я как-то семь лет.
  
   Поела, кофеёк попила. И пошла в комнату, надо было просто, как это говорится, макияж поправить. Когда же я вышла, около двери стоял Карн.
  
   - Следуйте за мной.
  
   - Зачем?
  
   - Приказ капитана, - отрезал Карн и, повернувшись, начал уходить. Я же спокойненько зашла в каюту и стала переодеваться. А почему бы и нет? От двери раздался звонок.
  
   - Да, да? - спросила я, включив связь.
  
   - Кира, не могли бы Вы...
  
   - Не могла бы, - и отключилась. Ладно, ладно, каюсь, просто захотелось поиздеваться над человеком. Знаю, ужасно, но блин, прикольно же. Да, и к тому же, достал он меня. Ладно, у меня тоже совесть есть, поэтому я вышла и посмотрела страху в глаза. Страх был зол.
  
   - Ну, ведите уже, - капризно пропела я и двинулась в сторону кабинета капитана. Карн замер ненадолго, видно удивился моей наглости, ну или разрабатывал новые способы казни, кто их инопланетян знает.
  
  Вот и двери преисподние.
  
   Ну что, Кира? С Богом...
  
  
  ***
  
   И вот опять я в кабинете капитана. Когда я вошла, он стоял, ко мне спиной разглядывая космос из панорамы, открывавшейся во всю стену. Он лишь кивнул, когда я прошла и села, оставаясь так же стоять.
  
   - Кира, давайте прекратим эту игру, - начал неожиданно он. - Хватит нам делать вид, что не знаем друг друга. Ань, я вчера много думал об этом и осознал, мне надо кое-что тебе рассказать, чтобы больше не было лжи между нами. Я знаю, ты не доверяешь мне и это обоснованно, - я была ошарашена, нет, честное слово. Тем временем капитан начал свой рассказ, все так же стоя ко мне спиной:
  
   - На той планете, где я живу мальчиков принято с раннего детства отдавать в военные корпуса. Мой отец был знаменитым пилотом, и я решил пойти по его стопам. Уже в тридцать, - я удивленно приподняла брови, он же решил пояснить: - Мы живем больше, намного больше, поэтому и взрослеем дольше. Так вот уже в 30 я поступил в высший Хаганат, военный институт. Обучение велось всего пять лет, все остальные 15 - практика, - говорил он отрывисто, только самую суть, сразу видно военный. - На момент встречи с тобой мне было 49. Я как раз проходил последний экзамен, который заключался в приобретении опыта в военных действиях на других планетах. В насмешку, судьба выдала мне билет на захудалую планету Земля. У вас тогда велись боевые действия на Кавказе. Вы, люди, очень странная раса, всегда воюете, сами, не понимая за что и почему. И все шло как нельзя лучше, ваши солдаты меня слушали, начальство доверяло и уважало, удачно выполненные операции, я был удостоен высших оценок и похвал. Пока... не появилась ты и разрушила мой привычный мир, - я невольно вздрогнула. Слушать исповеди было как-то... не очень. Между тем, он продолжал:- Шел 18 месяц нахождения на Земле и тут, откуда ни возьмись в отдаленной военной точке появляется девушка. Такая невинная, хрупкая, такая прекрасная, - я не сдержала улыбки. Знал бы он, что я чувствовала тогда. - И я как дурак понял, что влюбился. Точнее, я не понимал этого. Не понимал, как можно так сильно хотеть увидеть человека, так часто думать о нем, дышать им. У нас так не принято, понимаешь? У нас все браки основаны на контрактах, где супруги в лучшем случае уважают друг друга. А тут... Эти... чувства были чем-то совершенно новыми, неопознанными и таким желанными. И я понял, что заболел. Тобой заболел, Аня. Эти твои робкие взгляды, редкие прикосновения были для меня в новинку. А ты все молчала, хоть я и чувствовал, что не безразличен тебе, - воспоминания первых дней нахождения в той деревушке нахлынули волной. - Я знал, что на нас совершат нападение, в котором должен был погибнуть. Все было запланировано, я должен был исчезнуть. Осознавая все это, и понимая, что это последний шанс, я решился признаться. Тогда я был уверен, что это последняя наша встреча.
   Шло сражение. Я всегда удивлялся героизму ваших солдат, ведь у них не было такой быстрой регенерации, и силы как у меня, но они боролись, боролись до последнего. Мне было приказано охранять медблок, который находился в доме. Но тут появляешься ты. И смотря в твои голубые глаза, понимаю, что дальнейшее существование без тебя не имеет смысла. Но было поздно и я "умер".
   Я хотел тебя забыть! Мне надо было улететь на родину! Но я не мог... Впервые в жизни не сумел. Нарушил прямой приказ.
   Я до сих пор помню тот твой последний взгляд, полный любви и обреченности. Я вернулся на место, никого из наших не было, только враги, мне пришлось припугнуть одного, тогда этот трус, и выдал, куда вас отвели, - я слушала с замиранием сердца. Прошлое обрастало новыми подробностями и деталями. - Воспользовавшись своим статусом, я вызвал на подмогу нескольких знакомых мне парней, они знали, что это противозаконно, но помогли, отдавая должок. Когда мы ворвались на базу, где тебя держали, вас уже не было.
   А дальше была погоня... Я молил всех богов, чтобы ты осталась жива. И они услышали меня. Ань, я видел, как ты летела с обрыва, тогда я думал, что все кончено. Но ты выжила, и мы переместили тебя в пункт помощи пострадавшим.
  
   - Но я помню...
  
   - Пришлось стереть твою память, прости. Я как сумасшедший не отходил от твоей кровати. Руководство прознало о самоволке и угрожало отобрать знания. И знаешь что? Мне было все равно. Впервые за годы службы абсолютно не интересно. Меня волновало лишь твое здоровье. Потом я выбил тебе перелет в вашу столицу, в лучшую клинику, к лучшим врачам. Месяц ты не приходила в себя. Я думал, что сойду с ума от волнения. А потом...Впервые после всего случившегося я увидел твои глаза.
  
   - Но как? - удивленно переспрашиваю я, он был там, но я этого не помню.
  
   - Помнишь того врача Анатолия Ивановича?
  
   - Так это...
  
   - Да, я. Я боялся шокировать тебя, твоя психика была еще слаба. Я знал, что твои родители погибли, но сказать тебе об этом не мог. Из дома пришла новость, что отцу стало плохо, я, как прямой наследник, должен был, пока отец болел взять управление семьей в свои руки, мне пришлось улететь. Он нзнал о тебе и запретил мне думать "о какой-то землянке, которая умрет через пару десятков лет". Я не смог. Сбежал...
   Через полгода я был на Земле. А тебя не было. Я навел справки, в которых говорилось, что ты погибла где-то в деревушке, утонув. Я ринулся туда, прочесал каждый метр реки, тебя не было. У меня была паника. Я думал, что погиб, и тогда, - он остановился, собираясь с мыслями. Я замерла в предчувствие чего-то глобального.
   - Я отправился на планету Каасто, это сплошной развлекательный центр. Пытался забыться и в одну из ночей... встретил Аки, она была так похожа на тебя, светлые волосы, голубые глаза. Я не сдержался, - его кулаки сжались. - Через месяц я узнал, что она беременна.. от меня. И... У нас не принято оставлять беременную девушку одну, - что я слышу? Он оправдывается? А мне все равно! А мне не больно! - Хоть я любил за свою жизнь только одного человека, тебя Аня, но свадьбы было не избежать. Я был твердо уверен, что ты погибла, клянусь, если бы я знал. Моего сына зовут Анатом, - закончил он свой рассказ, повернувшись и смотря в мои глаза.
  
   Я все также сидела в кресле. Нет, не думайте, что я была уверена, что он мне не изменял. Мне не 18 чтобы верить в абсолютную преданность и вечную любовь. Конечно, он не носил железные трусы верности и уж тем более не утолял свои физические потребности в молитвах. Но... Скажу честно то, что он женат и у него есть ребенок, выбило почву из под ног. Да, может глупо, но у меня было такое чувство, что меня предали...
  
   - Значит татуировка...
  
   - Да, так у нас обозначают статус женатых людей.
  
   - Сколько времени прошло после того как ты узнал, что я умерла и той ночью? - этот вопрос был очень важен.
  
   - Три дня, - НОКАУТ. Всего три дня... Ахахаха. Как же смешно... вот только от всей этой ситуации хочется плакать. Ну, судьба, ну удружила, как же, наверное, тебе нравиться забирать у меня все самое дорогое...
  
   - А знаешь, когда ты погиб я умерла, может не телесно, но душу уже нельзя было восстановить. Знаешь, я ведь пыталась покончить жизнь самоубийством. - Я не смотрела на него, как бы ни к кому конкретно не обращалась, но уловила, как он вздрогнул. Не знал. - А потом еще пять месяцев провела, считай, в психушке. Где встретила одного человека, который дал мне шанс на новую жизнь, подарил работу. И я начала учится жить заново. Поменяла имидж, квартиру, но за все эти семь лет так никого и не полюбила. И ни то, что не было претендентов, просто Александр Волков был самым лучшим, - и зачем я это ему говорю? Хочу, чтобы пожалел? Нет, ненавижу, когда меня стараются утешить. Хочу, чтобы осознал, кого потерял? Сделать ему больно? Не знаю... Просто, хотелось высказаться, впервые после семи лет. Я не говорила об этой ситуации кому-то, кроме своего психолога, хотя он тоже многого не знает, ему так и не удалось вывести меня на откровенность, заставить полюбить жизнь заново. Наверное, поэтому я и устроилась на работу, предложенную Олегом, в надежде, что шальная пуля закончит этот бессмысленный водоворот моей жизни. Да, что-то я увлеклась...
  
   - Аня...
  
   - Не называй меня так, я Кира! Умерла Аня, семь лет назад, умерла. Я не виню тебя, ты ведь это хотел услышать?
  
   - Нет.
  
   - А что? - удивленно переспросила я.
  
   - Я не хотел, чтобы между нами были тайны, - сказал он и подошел поближе. - Анечка, будь моей аэтой, - сказал он и провел тыльной стороной ладони мне по щеке.
  
   - "Аэта"?
  
   - Любимой, - прошептал он, вот только его глаза... Были холодные как лед, это были глаза хищника а не влюбленного человека.
  
   - Ты предлагаешь мне стать любовницей? - возмутилась я и сделала шаг назад.
  
   - Не любовницей, любимой, - как-то зло сказал он и сделал шаг навстречу.
  
   - Да как ты можешь! У тебя жена! Ребенок!
  
   - Я не люблю их, - жестоко сказал он.
  
   - Это уже твои проблемы. Ты подумал об их чувствах? - да как бы я в глубине души не винила эту девушку в том, что случилось, но, это ниже моих моральных устоев, согревать кровать мужчине, у которого есть жена. Это отвратительно! Низко! Как он мог подумать, что я соглашусь.
  
   Наверное, вам не понять. Вы думаете, что я дура? Вот ведь счастье, только руку протяни, что я заслужила. Но нет, вы ошибаетесь, представьте, что вы прожили в браке семь лет, и тут у вашего мужа появляется его первая любовь, и что? Он любит другую, но и вас бросить не может. Осознавать, что ты не нужна любимому человеку, что все было ложью, это больно, невероятно больно. И я не смогу простить себе этой боли, которую я бы доставила незнакомой мне женщине и ребенку. Я верю, что на чужом несчастье, счастья не построишь... Да и кто сказал, что Айрон будет верен мне, даже, если я соглашусь, он даже трех дней не смог продержаться. Нет! Пусть ищет себе другую любовницу, я на это не пойду.
  
   - Хватит строить из себя недотрогу! Ты думаешь, я не вижу, каким взглядом ты меня пожираешь! Ты хочешь меня, - сказал он и, намотав мои волосы на руку, сильно дернул. Да, что с ним такое? На меня смотрели глаза маньяка, а не человека. Наверное, я впервые так испугалась.
  
   - Отпусти, - сказала я.
  
   - Ахахах, ты ведь понимаешь, что находишься в полной моей власти? Я могу трахнуть тебя прямо здесь и никто, слышишь, никто не сможет мне помешать. Тем более твой Аргорн. Запомни, если я сказал, что ты будешь моей, то ты ей будешь и твое мнение в этом вопросе меня не интересует, - о, Боже, он чудовище. Меня накрыло пеленой осознания и беспомощности. Какой же он жалкий ублюдок.
  
   - Сегодня я тебя отпущу, подумать, - сказал он, усмехнулся, я же быстро вышла из кабинета.
  
   Он сумасшедший...
  
   "Бежать, надо бежать" - билось у меня в голове.
  
  ***
  
   В свою каюту идти не хотелось. Что с ним случилось? Он ведет себя как одержимый. Почему я не замечала этого раньше? Точно, я ведь никогда не отказывала ему... А тут, он слетел с катушек, стоило мне сказать нет.
  
   Мне было действительно страшно, я ведь понимаю, что сейчас в его власти, абсолютной. И бежать некуда, только в открытый космос.
  
   Как я могла поверить ему?
  
   Нет, ни о какой любви не может быть и речи. Только от этого не легче. Два маньяка на одном корабле это перебор...
  
   Как могла я перепутать редкие проявления чувств с симпатией?
  
   Аргорн, мне надо найти Аргорна. Я старалась идти медленно, чтобы Айрон, следивший за мной, ничего не заподозрил. Столовая, комната отдыха, бассейн, его нигде не было.
  
   Может он в спортзале?
  
   Я зашла, но там никого не было. Подошла к груше и стала наносить четкие удары, пытаясь выплеснуть ненависть к этому ублюдку...
  
   Я попала...
  
   Так, только не раскисать! Соберись!
  
   Где еще может быть Аргорн? Библиотека, точно там я еще не была.
  
   Почему я не обратилась за помощью к соотечественникам? Во-первых, кто знает, что они не куплены капитаном. Во-вторых, что они могли бы сделать против капитана корабля.
  
   Оставался только один вариант, Аргорн, он имеет существенную власть, значит, и помочь может.
  
   В библиотеке его не оказалось...
  
   Я обессилено упала на кресло около читального столика. Сколько у меня осталось времени пока Айрон не вышлет за мной Карна? Час? Два? Или его верный пес уже идет по мою душу.
  
   Где же ты Аргорн, когда так нужен. Я закрыла глаза и постаралась отогнать панику, не сейчас.
  
   - Кира? - обеспокоенно поинтересовался... Аргорн. Боже, а я в чудо не верила. Я быстро открыла глаза и посмотрела на своего единственного возможного спасителя.
  
   - Аргорн, - как-то жалко прошептала я.
  
   - Вы себя плохо чувствуете? - спросил он, усаживаясь в соседнее кресло. Надо попросить о помощи, но как? Я знаю, что Айрон следит за мной.
  
   - Можно посмотреть вашу книгу? - спросила я и взяла в руки чье-то произведение, которое держал в руках Аргорн. - О чем она?
  
   - О доверии, - ответил Аргорн и посмотрел внимательно в мои глаза. А я просила невозможного, чтобы по взгляду, он прочитал, что мне нужна помощь. - О том, как девушку захватил в плен разбойник, а парень, влюбившийся в нее, помог ей бежать...
  
   - И что случилось потом?
  
   - Они жили долго и счастливо.
  
   - Какая милая сказка, чем-то напоминает мою жизнь, - ну пойми, прошу.
  
   - Кира, - настойчиво произнес он, и я посмотрела в его глаза, в них было понимание и решимость. Неужели он понял меня? - Возьмите, почитаете, я настоятельно советую, - и взгляд такой... настоятельный. Да, поняла, не дура, что он хочет сказать, что в книге что-то есть.
  
   - Спасибо, я прочту.
  
   - Чем быстрее, тем лучше, - сказал он вставая. - Потом обменяемся мнениями, - сказал он и ушел. Я же с деланной ленью открыла книгу.
  
   Но там не было, ни записок, ни еще чего-то, хотя погодите-ка, какое название интересное: "Вечер". Это намек? Он хочет, чтобы я его дождалась? Хм, все равно выбора нет.
  
   Я взяла книжку и пошла к себе в комнату, может, еще что-то найду в таинственной книге.
  
  ***
  
   Я пришла в каюту и заперлась.
  
   Да жизнь явно меня не возлюбила...
  
   Доверять Аргорну я тоже не намерена, но, по крайней мере, в его глазах есть только интерес. Да, может он прячет истинные чувства, но оставаться наедине с капитаном было страшнее...
  
   - Незарегистрированный пользователь, - Аргорн? Так рано...
  
   Я открыла дверь и увидела Карн. О, нет...
  
   - Кира, не глупите, пройдемте за мной, устраивать истерику не советую.
  
   И я пошла. А что мне было делать? Запереться в каюте и ждать пока они ее откроют?
  
   Кабинет Айрона...
  
   - Аня, не знал, что ты настолько глупа. Обращаться за помощью к Аргорну. Да, я переоценил твои умения, - говорил он, бездушным голосом, смотря мне в глаза своими холодными глазами. - Ты приняла решение?
  
   - Какое?
  
   - Хм, не время для игр. Да или ты предпочитаешь сначала пытку? - боже... - Ты же любишь меня! Так скажи да и хватит набивать себе цену.
  
   - Все это время я любила Александра Волкова, а не Капитана Айрона, - буквально выплюнула я.
  
   Он встал со своего кресла и направился к стоящей мне.
  
   - Аня, Аня, не правильный ответ, - он двигался как хищник, нашедший долгожданную добычу. - У тебя будет все. Деньги, золото, моя любовь...
  
   - Своими речами ты можешь купить только портовую шлюху, - сказала я ему в лицо и тут же получила сильную пощечину отчего, не удержавшись, упала.
  
   - А чем ты от них отличаешься? - ехидно поинтересовался он.
  
   - Ты недостоин даже мизинца того человека, в которого я влюбилась, - сплюнув кровь сказала я. Он наклонился ко мне и тихим, но угрожающим голосом сказал:
  
   - Не хочу портить тебе лицо, Аня, а то потом, когда ты будешь ублажать меня ночью, моля о ласке у меня не встанет, на твою изуродованную морду. Карн, отведи Анну, в ее комнату и проследи, чтобы не один... клиент ей не досаждал, - жалкая мразь.
  
   Я встала и пошла за Карном. Впервые в жизни я поняла, что смерть - это лучшее что может сейчас произойти.
  
   Мы вышли из кабинета, я старалась не трогать место удара, но чувствовала, что синяк на пол лица мне обеспечен... А потом была тьма, кто-то напал на нас, повалив сначала Карна а потом и меня...
  
   "Боже, надеюсь, я умру" - было, последней моей мыслью.
  
  ГЛАВА 9.
  
  "О том, как страшно оказаться жертвой"
  
  Как же болят руки. Глаза не открываются. Все тело ломит. Холодно, как же холодно. Меня, что в холодильнике заперли, предварительно повесив на крюк? Ладно, ладно, неудачная шутка.
  
   Так вспоминаем, как я тут оказалась. Точно... Маньяк! Нас похитили. Так, тихо, Кира, не выдавай того, что ты очнулась.
  
   Странно, кругом царила тишина. Абсолютная, зловещая, прибавьте к этому то, что не вижу и вуаля, типичная картина из фильмов ужасов. Надеюсь, никто сейчас не скажет мне "Давайте сыграем в игру". Да, уж техас.. то есть космическая резня бензопилой.
  
   Я же была подвешена за руки так, что ноги не касались пола. Да, везет же. За что боролась, на то и напоролась. Все, монала я всех, если выживу, уеду на Мальдивы и пусть, хоть одна сволочь скажет, что не заслужила. Задушу. Собственным лифчиком задушу. На парео повешу.
  
   - Мм, - раздалось сбоку. Тишина, нет, что ли никого? - Ммм, - да кто там мычит? Щас посмотрим. Глаза я немного приоткрыла и покосилась в ту сторону, откуда доносился звук.
  
   И что же я увидела? Да ничего я не увидела. Темно ведь...
  
   Голос подавать не решилась, если надо сам заговорит.
  
   Мычание и стоны продолжались довольно долго. Во время них ко мне в голову какие-то странные мысли заглядывали, к примеру, не с коровой ли незнакомец прелюбодействует? А я что? Я ничего, это просто удар по голове сказывается. Так что не надо тут...
  
   - Есть кто? - прохрипел незнакомец. Таааак это не Карн, на которого я думала. Но голос знакомый, подождите-ка.. Актен??? А он тут каким ветром?
  
   - Актен? - прошептала я.
  
   - Кира? - не с меньшим удивлением переспросил он.
  
   - Нет, блин, ангел, посланный с небес...
  
   - Кира, - утвердительно поведал он.
  
   - Актен, помните, мы на желание играли? - в ответ тишина. Молчание - знак согласия. - Так вот мое желание, высвободите нас отсюда, - наглеть, так в край.
  
   - А золото вам из пещеры дракона не достать? - ехидно спросил он.
  
   - Нет, не надо, не люблю золото, но от серебра отказываться не буду...
  
   - Тихо, идут, - перебил меня Актен и притворился убитым, то есть затих. Я тоже наклонила голову и сделала вид, что в себя не приходила.
  
   Звук голосов раздавался за дверью, посмотрим кто тут у нас.
  
   - Еще не пришли в себя? - спросил смутно знакомый голос, когда дверь открылась, и свет проник в помещение.
  
   - Нет, Господин, - Истар, мразь, покалечу.
  
   Я слышала, как неизвестный "Господин" сделал несколько шагов ко мне. Потом рукой вцепился мне в волосы и резко дернул вверх.
  
   - Кирааа, моя милая, Кира, - вспомнила, я вспомнила этот голос... Коля. После последовал удар в живот, я закашляла, выплевывая кровь. Глаза пришлось открыть, к чему теперь маскироваться. - Неужели пришла в себя? - ласково спросил этот подонок, поглаживая рукой лицо. Еще один удар в живот и кровь летит на его белоснежную рубашку. - Такая красивая, такая сильная, такая мояяя, - что-то на меня последнее время одни маньяки клюют.
  
   - Мясник, - буквально выплюнула я.
  
   - Такая умная, - ехидно улыбнулся он. Почему он? Как смог всех провести? Руки тянуло неимоверно, к тому же он до сих пор держал меня рукой за волосы, больно их оттягивая. А после ударов в живот думать было тяжело, сознание все время ускользало, пытаясь покинут такую нерадивую хозяйку. Он отпустил волосы и сел на стул напротив меня.
  
   - Как долго я об этом мечтал. Мечтал увидеть, как ты будешь молить о пощаде, как будешь харкать кровью, как будешь медленно умирать, любовь моя. - Я молчала, стараясь обдумать дальнейший план, но выхода не находила.
  
   - Где Карн? - просипела я.
  
   - Умер, - лаконично ответил он и, внезапно подскочив, врезал мне ногой в живот. - Еще раз услышу их твоих уст мужское имя и то, что я тебе приготовил, покажется раем, по сравнению с тем, что последует, если ты нарушишь приказ.
  
   И знаете, я не из тех героинь, которые будут кричать: "Сдохни, ты не дождешься моих слез" или "Ты умрешь в муках, тварь". Нет. Я не шлупая красивая героиня второсортного боевика. Мне знаете жизнь дорога, потому что, если я выживу, клянусь, целью жизни сделаю смерть этой мрази, везде найду и буду пытать, пока он не сдохнет от потери крови. А сейчас я промолчу, главное выжить. Главное выжить!
  
   Коля опять сел и с лицом эстета стал рассматривать мою фигуру. Он псих...
  
   Этот огонь в его глазах...
  
   - Истар, принеси инструменты, - я испугалась, меня окутал ужас, он хочет сделать со мной тоже, что и с девушками. И как бы я это понимала, но осознать, что сейчас тебе будут резать лицо, не придавало уверенности.
  
   Истар явился с тележкой, на которой было что-то положено и накрыто одеялом.
  
   Коля стянул одеяло и я увидела все возможные инструменты: скальпель, ножи, зажимы... И невольно сглотнула.
  
   - Страшно, любимая, - спросил Коля, заметив это. Он взял скальпель и двинулся ко мне. - Ничего, не бойся после твоей смерти, умру и я, - обнадежил.
  
   Он сел на колени, погладил обнаженную кожу ног. Ах, я не сказала? На мне было лишь нижнее белье.
  
   - Мразь, - раздалось сбоку. Акрен. Коля посмотрел в ту сторону, где предположительно лежал парень и, положив скальпель на пол, подошел к нему и, взяв с каталки кляп вставил ему в рот.
  
   - Любимая, наслаждайся, - сказал Коля, повернувшись ко мне, и скальпелем начал отрезать ухо Актену. - Смотри, милая, я делаю это ради тебя, - усмехнувшись, говорил Мясник... Актен сидел смирно и лишь его взгляд выражал боль. Кстати, он тоже был прикован к стене. Я смотрела ему в глаза и старалась подбодрить, но слезы и страх, таившийся в них, не позволял это сделать. Мы так и смотрели друг другу в глаза, и это не укрылось от мясника. Он проследил взгляд Актена и наткнулся на мой.
  
   - Ах, ты шлюха, - выкрикнул он, поднявшись и подбежав, врезал мне наотмашь по лицу. - Жалкая сука! - еще один удар. - Я любил тебя!!! - удар. - Все, все женщины такие! Вы лжете, говоря о любви, а сами трахаетесь со своими любовниками, - удар.
  
   Темнота и боль. Я потеряла сознание, а может, умерла, кто его знает.
  
  ***
  
   "Не умерла", - было первое, что я подумала, когда сознание начало проясняться. Свет в конце туннеля перестал маячить перед глазами, я приходила в себя.
  
   Вокруг пахло смертью, сладко металлический запах крови клещами въедался в обоняние, вызывая головокружение и рвотные спазмы. Все тело, неимоверно, ломило, руки тянуло. Чувствую, он на мне отрабатывал приемы самообороны. Начиная от ключиц и заканчивая тазобедренной частью, была сплошная боль. Мне, кажется, он сломал мне пару ребер. А еще ноги... Он не болели, если сравнивать с верхней частью, но ощущался дискомфорт, как от пореза... Я должна была открыть глаза, посмотреть, что же там с ногами. Но ресницы не открывались, слипшись от крови и пота.
  
   Я старалась не двигаться, дышать через раз, что бы он не увидел... Но все четно.
  
   - Кира, милая, - услышала я. Хотя в ушах стоял гул. - Я знаю, что ты пришла в себя. Я чувствую твой страх. Я вижу боль в твоих глазах. Я слышу, как твой пульс и дыхание ускоряются. От меня не так легко спрятаться разве ты не поняла, моя любовь?
  
   Он подошел ближе, взял за волосы и дернул, чтобы наши лица находились на одном уровне.
  
   - Смотри на меня, - приказал он мне, но я, даже, если бы и хотела, не смогла бы выполнить его приказ, глаза не открывались, голова кружилась. Удар, опять в живот и кровь с кашлем. Тварь! - Я сказал, смотри на меня! - я пыталась сфокусировать взгляд, но не могла. Еще один удар. - Ты, жалкая шлюха, - а недавно вроде любимой была.
  
   Он исчез, точнее сел, и я почувствовала, как он провел чем-то острым по ноге.
  
   Истязая меня, он шептал.
  
   - Моя Богиня, все для тебя... Я делал это все ради тебя... Моя любовь, - и все в подобном роде. Я запомнила лишь удары и его шепот.
  
   И тут меня накрыло понимание, его целью были не девушки, его целью была я. Он оставлял послания, мне. И от этого стало мерзко, жалкий подонок. Попалась. Как мотылек, попалась.
  
  Тьма... Ну, наконец то.
  
  ***
  
  "Она пропала...Он должен спешить...
  
  Он бежал по коридорам вместе со своими людьми. Он чувствовал, он знал. Где она. Он вбирал в себя ту боль, которую причиняют ей. Убьет, убьет всех, кто сделал ей плохо.
  
  Нулевой уровень. Она там...
  
  Он не открывал дверь, выламывал.
  
  Но вдруг он остановился у одного из многочисленных входов и замер. Его подчиненные видели, как исказилось его лицо. Он больше не контролировал себя.
  
  Быстрый рывок и очередная дверь упала перед ногами их командира.
  
  Он метнулся к одной из трех дверей, которые находились в маленьком коридоре.
  
  Дверь открылась сама, выпуская человека в синей форме.
  
  Тот Замер, увидев пред собой свою смерть. Он зажал рукой рот "синему" и, передав его своим двинулся внутрь.
  
  Его обоняние резанул запах крови, ее крови. Маньяк не заметил новоприбывших, общаясь с девушкой.
  
  - Моя богиня, моя любовь, - благоговейно шептал он окровавленной девушке.
  
  Он был быстр, секунда и Мясник уже валяется, прижатый его весом. Его уже никто не мог сдержать.
  
  Удар и голова маньяка как игрушка отклонилась в сторону. Удар, удар, удар, он не считал, сколько их было.
  
  - Командир, девушка...
  
  Точно, Кира...
  
  Его люди уже освободили ее от оков, и она лежала на полу.
  
  - Этого взять, с ним разговор еще не окончен. Найди одеяло, быстро! - он поднял девушку на руки. Лицо было разбито, из-за крови не было видно кожи на лице. Она представляла собой один сплошной кровавый порез
  
   Ему подали одеяло, он аккуратно замотал свою самую драгоценную ношу. Жива, главное, что она жива.
  
  Он поднял ее и понес к выходу. Надо сматываться с этого долбанного корабля
  - Где Актен? - спросил он подбежавшего юношу.
  
  - Уже у шатла.
  
  Они двигались быстро и как можно бесшумнее. Им надо было быстрей добраться до своего корабля.
  Но с Кирой на руках, он не мог двигаться быстрее.
  
  Когда до места оставалось совсем немного пути, он почувствовал засаду.
  
  - Капитан...
  
  - Отдай мне ее, - зло сказал он.
  
  - Нет.
  
  - Она не принадлежит тебе.
  
  - Так же как и тебе...
  
  - Если ты ее не отдашь...
  
  - Не делай глупости.
  
  - Закрой свой рот, жалкий, - вспыльчиво крикнул капитан.
  
   - Стоять, - сказал он своему подчиненному, который было, ринулся, чтобы набить рожу капитану. Именем Радарского совета, Вы и так потеряли доверие к себе, хотите потерять и должность? - громогласно произнес он. Капитан лишь зло сузил глаза в бессильной ярости, и сжал кулаки.
  
  Он нажил себе очередного врага, но ради нее...
  
  - На корабль, - строго сказал он, и туннель, связавший их корабль и корабль капитана открылся он пошел первым, спину ему прикрывали, опасаясь нападения капитана.
  
  Девушка на его руках зашевелилась.
  
  - Аргорн? - услышал он и, наклонив голову, посмотрел ей в глаза.
  
  - Спи, любовь моя, - улыбнувшись, скал он.
  
  Теперь он никому ее не отдаст.
  
  Свою Арнэ"
  
  
  ***
  
  Очередное пробуждение было на редкость желанным. Последнее, что я помню, это как ни странно, лицо Аргорна, похоже, я сошла с ума и боль, пришедшая за моим пробуждением, подсказала, что это так.
  
   Я ничего не слышу. Неужели Коля ушел? Не стоит рисковать.
  
   Руки затекли. Стоп, руки то у меня лежат вдоль туловища, да и я собственно лежу. Неужели эта мрязь меня привязала? Я попыталась пошевелить рукой, но движения были затруднены из-за ремней, которые прикрепляли мое тело к поверхности, на которой я лежала.
  
  
   Я резко распахнула глаза и на мгновение ослепла, яркие белый свет ударил по привыкшим к темноте глазам, те же в ответ заслезились.
  
   Он меня перенес, но куда?
  
   Когда глаза привыкли к свету, я их открыла еще раз и, щурясь, попыталась оглядеться. Находилась в каком-то хрустальном гробу, точнее лежала на чем-то мягком, а сверху была накрыта прозрачной полукруглой крышкой.
   Я увидела, как дверь, которая находилась в зоне видимости открылась, и в нее вошли трое. И какого же было мое удивление, когда в вошедших я узнала Аргорна, Актена, а вот третьего не помню.
  
   Значит, не показалось, там действительно был Аргорн. Неужели, он заодно с Колей.
  
   Тот, кого я не распознала, подошел к моей капсуле и нажал что-то на высветившийся панели. Крышка "гроба" открылась и ремни, сковывавшие движения всосались в... назовем это матрас.
  
   Я попыталась принять вертикальное положение. Ха, вот именно, что попыталась, плюнула бы в рожу тому, кто сказал что: "Попытка не пытка". Просто вас до этой самой попытки не использовали в качестве груши.
  
   Мм, голова закружилась. Я, опершись о матрас, задержала свое падение, Аргорн быстрым шагом подошел ко мне.
  
   - Тебе плохо? - в его голосе чувствовалась неподдельная забота.
  
   - Голова... кружится. Можно воды? - неизвестный мне мужчина протянул мне спасительную влагу в стакане. Я жадными и большими глотками осушала емкость.
  
   Кстати, надо заметить, что я была одета в белую футболку и белые шорты, волосы грязными сосульками свисали, напоминая о недавно произошедшем. На руках и ногах отсутствовали синяки и ссадины, значит, эта камера была медицинская. Что там происходило под одеждой, я рассматривать не стала, как никак в присутствие трех мужчин раздеваться как-то е прилично. Потом посмотрю.
  
   Когда я удовлетворила свои потребности, я посмотрела на мужчин. Только сейчас заметила, что Аргорн держит меня за руку. Я попыталась вырвать ее из захвата, но от этого его лапища сильнее сжала мою ладонь.
  
   - Аргорн мне больно, - сказала я. Он отпустил руки и случайно, а может и не провел по ней большим пальцем, в невинной ласке.
  
   - Актен, как ты? - спросила я собрата по несчастью. Аргорн скривился, да что с ним такое?
  
   - Нормально, Кира. А ты? - довольно дружелюбно поинтересовался он.
  
   - Тело немного ноет, спасибо за то, что избавили от порезов и синяков, - обратилась я к незнакомому мужчине, он наверно врач.
  
   - Выпейте вот это, голова перестанет болеть, - протянув мне капсулу и воду, сказал он. Когда я выпила таблетку, он забрал стакан и удалился, закрыв за собой дверь.
  
   - Я могу принять душ? - спросила я после затянувшегося молчания, Аргорна.
  
   - Да, конечно, я покажу тебе твою каюту, - сказал он и пошел к выходу, за ним двинулась и я, сзади шел Актен.
  
   - Актен, распорядись насчет ужина, - отдал приказ Аргорн и Актен удалился ,оставив нас двоих в пустынном коридоре. - Вы можете идти, Кира? - спросил Аргорн, заглянув мне в глаза.
  
   - Да, - сказала я и постаралась улыбнуться, но вот улыбка получилась какой-то вялой.
  
   - Вам надо отдохнуть, - сказал он и молниеносным движением взял меня на руки. Вот же ж, предупредил бы хоть, а то от такого резвости меня чуть остатками предыдущего обеда не вывернуло.
  
   - Аргорн, - попыталась воспротивиться такому своеволию я.
  
   - Кира, Вы моя гостья, и я не позволю, чтобы Вы свалились в обморок на моем корабле.
  
   - Но...
  
   - Киррра,- ладно, молчу, молчу. Пусть несет, мне не жалко.
  
   Каюта моя располагалась довольно близко к медпункту, так что дорога много времени не заняла.
  
   Аргорн что-то рыкнул и дверь открылась.
  
   Комната была большая, в середине стояла двуспальная кровать, был стол, шкаф и большая, на всю стану, панорама космоса. Все, я уже влюбилась в свою каюту.
  
   Аргорн прошел к кровати и аккуратно положил меня на нее. С чего такая забота?
  
   - Отдохните, скоро тяжесть и дискомфорт пройдет. Одежда в шкафу, ванна за той дверью, - сказал он и указал пальцем направление. Когда захотите есть или вам понадобиться что-то еще, свяжитесь со мной, - он показал на прибор, стоящий на прикроватной тумбочке, чем-то напоминающий планшет.
  
   - Я не хочу быть обузой, - начала я, но Аргорн быстро меня прервал.
  
   - Кира, Вы не обуза, поверьте.
  
   - Но...
  
   - Примите ванну и ложитесь спать, - сказал он и поспешно удалился. Ладно, разберемся с ним завтра. А сейчас и вправду не помешало бы, принять душ.
  
   Рассудив так, я поплелась в ванну. Отмокала я долго, пытаясь смыть с себя прикосновения этого жалкого аморального подонка. Перед глазами пробегали сцены моей пытки, как бы я их не отгоняла.
  
  Отмокнув в ванне, я на негнущихся ногах дошла до кровати и, буквально упав на мягкий матрас, погрузилась в спасительную темноту.
  
  
  ***
  
   Как хорошо просыпаться и осознавать, что выспалась. Ммм, блаженство. Чувствовала я себя просто превосходно. Тяжесть в теле прошла, и бурный поток новых сил ворвался в душу. Единственное, что омрачало эту идиллию, это Айрон. Каков же ублюдок! Как же я ошиблась, когда поверила... Почему мне так везет на маньяков? Я грустно улыбнулась.
  
   Не буду вам лгать и говорить, что плевать я хотела на Айрона. Нет, увы, но нет. Я до сих пор не могу поверить, что он мог меня ударить. Хотя... Ведь, если рассудить мы с ним и не было знакомы, лишь пара встреч, влюбленность, а она не лучший советник. Ведь именно любовь застилает нам глаза на недостатки избранника, а я была слишком влюблена. Кто сказал, что Волков был не таким? Да никто. Я даже не знала, сколько ему лет, тем более что-то существенное. Сама же придумала идеал, сама же в него поверила, а теперь больно, когда этот "идеал" треснул по швам.
  
   Приведя себя в порядок, я нажала кнопку вызова Аргорна. Мне предстоит серьезный разговор, который решит дальнейшую мою судьбу.
  
   - Кира? - раздалось из устройства.
  
   - Аргорн, я бы хотела поесть и... поговорить с тобой.
  
   - Конечно, сейчас за тобой зайдут и проводят в столовую, а потом и в мой кабинет.
  
   - Спасибо.
  
   Зашли за мной довольно скоро. Так что минут через пятнадцать я уже наслаждалась представленными в столовой блюдами. Вкусно кстати.
  
   Мой сопровождающий, который отказался разделить со мной завтрак, дожидался пока я поем за моей спиной, что сильно смущало.
  
   Когда я наелась и убрала за собой грязную посуду, пошла на встречу Аргорну.
  
   Около кабинета своего начальника, провожающий меня покинул.
  
   Я постучалась и после вошла.
  
   Аргорн был не один, с ним в кабинете присутствовал и Актен. Не думала, что Аргорн будет так доверять представителю другой расы.
  
   - Кира, - заметив меня и встав с кресла, поприветствовал меня Аргорн, Актен лишь кивнул.
  
   - Здравствуете, Аргорн я хотела бы поговорить с тобой наедине.
  
   - Кира, сначала мне надо тебе кое-что сказать, поэтому Актен пока побудет здесь, а потом, если у тебя останутся вопросы, обсудим их лично, хорошо?
  
   - Да, - я села на стул, который стоял напротив кресла Аргорна. - Что ты хотел со мной обсудить.
  
   - Хотел рассказать, что собой представляет Коля, думаю, ты бы хотела это знать, - от прозвучавшего имени я неосознанно дернулась, Аргорн, заметив это стал каким-то мрачным. Но он прав, мне действительно было бы интересно узнать.
  
   - Что ж, я вся во внимании, - сказала я и, усевшись поудобнее, пристально посмотрела на Аргорна. Мол: "Раз начал".
  
   - Настоящее имя Коли - Артен. Он работал исследователем на секретной базе. Главной задачей его исследований было доведения до совершенства расы ррхаров (*раса Аргорна). Я посмотрела на него скептическим взглядом.
  
   - Да, и у нашей расы есть недостатки, но о них я сказать тебе не могу, - строго пояснил рыжий. Хм, больно надо. - Так вот, вся его жизнь крутилась вокруг этого эксперимента. Он был невероятно талантливым и перспективным ученым. Проблемы начались, когда в первый показательный день, его вакцина сделала из его подопытных агрессивных, неуправляемых существ. Финансирование сократилось вдвое. Через несколько дней после эксперимента одна из сотрудниц лаборатории сгорела заживо. Все было настолько достоверно, что никто и не подумал, что это могло быть убийство. Как ты поняла, после - от несчастной почти нечего не осталось, так что ни каких следов насилия, обнаружить мы не смогли.
  
   Артен был буквально одержим своей идеей. Жаль, что мы не заметили этого раньше. Он не вылизал из лаборатории, но в продвижении его эксперимента было отказано.
  
   Прошло больше полугода, когда совершилось второе преступление. Кто-то похитил молодую сотрудницу, через неделю поисков было обнаружено изуродованное тело девушки. Хотя... то, что было найдено, нельзя назвать телом... Ее нашли около стройки, все было сделано так, чтобы смерть выглядела несчастным случаем.
  
   После этого случая и началось тайное расследование. Все было сделано в лучшем виде. Нигде не было следов ДНК. А наш преступник опять затаился.
  
   Ждать пришлось недолго. Третьей жертвой стала жена одного из сотрудников. Ее сначала похитили, а потом жестоко убили. Мы нашли ее через неделю после смерти.
  
   Кроме пола, несчастных ничего не объединяло. Мы знали, что убийцей был сотрудник, но их было больше 5 тысяч.
  
   Понятие пришло слишком поздно, когда обнаружилось, что кто-то украл секретные разработки. Нашими сотрудниками было вычислено, откуда произошла утечка, этим местом оказался дом Артена. Когда мы ворвались в его дом с обыском, он уже несколько дней бороздил просторы космоса. Оказалось, что его исследования закрыли и признали антигуманными.
  
   В его лаборатории были обнаружены еще три изуродованных тела.
  
   Начался негласный розыск. Он был умен и посвятил половину своей жизни армии, поэтому методы нашего поиска знал, слишком хорошо.
  
   Нам приходили донесения о похожих преступлениях, совершенных на разных планетах. Он убивал разных представительниц рас, но поймать его было невозможно.
  
   Однажды нам поступил звонок, в котором говорилось о местонахождение Артена. Он купил очередной билет, чтобы скрыться, но на корабль совершили нападение и все кто там находился - погибли, в том числе и Артен.
  
   Десять лет мы были уверены, что он погиб, пока нам не пришло донесение, что на небольшой планете Земля совершаются такие знакомые нам убийства.
  
   Артен сошел с ума, целью его жизни стало найти идеальную жертву для своего эксперимента. И ей не посчастливилось оказаться тобой, - ох ты ж, повезло...
  
   - Он давно следил за тобой, мы нашли в его доме фотографии, видимо, твои вещи и много чего другого. Он совершил первое убийство, о котором написал в своем дневнике: "Это первая жертва для моей Богини". Я не знаю, чем он руководствовался, но ты невольно была вовлечена в эту историю.
  
   - И как долго вы за мной следили?
  
   - Последние три месяца мы незримо следила за тобой. Нашей целью было поимка Артена и мы не хотели допустить новых жертв.
  
   Поэтому и был придуман план его захвата. Мы могли с точностью сказать, что он будет в составе отряда спецназа, который должен был поймать подставного маньяка.
  
   Тебе тоже отводилась роль. Привлечь его внимание, с чем ты прекрасно справилась.
  
   После того, как в вип-камеру ворвались парни, был включен телепорт и вы переместились на корабль Айрона, где и должна была пройти основная часть операции.
  
   Но, клянусь тебе, никто и не догадывался, что ты будешь знакома с Айроном, окажешься его воскресшей любовью. Не смотри так на меня, Кира. Да, я навел справки и знаю, что произошло семь лет тому назад. Ходили слухи, что Айрон питает какую-то странную одержимость к голубоглазым блондинкам, но я не думал что все настолько плохо.
  
   Первая часть плана была выполнена - на нашем корабле оказались шесть человек, один из которых был Артен. Твоей же целью - было раскрыть его, но все с самого начала пошло не так. Капитан Айрон, стал всячески препятствовать и находить нелепые отговорки, чтобы не продолжать или замедлить операцию. Тогда и пришлось появиться нам.
  
   А дальше ты знаешь...
  
   - А как же Истар? Почему вы не допросили его?
  
   - Истар?
  
   - Да, тот парень, который помогал Артену.
  
   - Мы не знали.
  
   - Как не знали?! Да он постоянно меня преследовал.
  
   - Он тебя преследовал? Но почему ты не сказала?
  
   - Я думала что...
  
   - Кира, я клянусь, я не знал об этом. Айрон... он точно знал, но промолчал. Сэйк!
  
   - Но почему на вашей засекреченной базе работал человек?
  
   - С чего ты взяла, что Артен был человеком?
  
   - И кем же он был?
  
   - Чистокровным ррхаром, братом Актена, - я в недоумении уставилась на Актена. Брат? Но, почему ррхар? Актен ведь алент...
  
   - Кира, ты разве не дочитала нашу характеристику в сборнике рас?
  
   - Не успела...
  
   - Мы метоморфы, меняющие ипостаси, в вашем языке мы зовемся оборотнями....
  
   Ну, все, приехали... Об оборотнях говоришь мечтала? Наслаждайся.
  
  
  10 ГЛАВА.
  
  "В которой присутствуют невероятные романтические сцены: с участием упертой главной героини, обворожительного главного героя и птицы-обломинго, в общем - укрощение строптивой".
  
  Открыв свой секрет, хотя, вообще то, может и не секрет, но новость об особенности их вида меня, честно, говоря, шокировал, сразу представился Аргорн в образе брутального соблазнителя из дешевых фэнтезийных романов. Ну, что милочка, ты вроде как оборотня хотела? Да, странная у меня жизнь, все мои сокровенные желания, почему то оборачиваются против меня, да еще при обороте бьют наотмашь, чтобы в следующий раз думала чего хотеть и о чем желать.
  
   Аргорн повернулся к Актену и что-то прорычал, после чего с его подопечного буквально стек привычный для меня "Актен" и появился молодой ррхар. Я замерла, стараясь контролировать свою челюсть, которая так и норовила упасть. Одно дело читать и представлять себе, а другое - увидеть, а я, между прочим, землянка существо нежное и впечатлительное.
  
   Сколько прошло времени не знаю, я просто замерла, обдумывая насколько все было не так, как это я себе представляла.
  
   За моими размышлениями я не заметила, как ушел Актен, оставив нас с Аргорном наедине, очнулась лишь тогда, когда меня окликнули, причем не в первый раз.
  
   - Кира, может, Вы скажете что-нибудь? - беспокойно переспросил Аргорн.
  
   - Невероятно, - зато емко.
  
   - Простите?
  
   - Нет, это Вы меня простите просто, все это... неожиданно как-то. Значит, ты так можешь?
  
   - Каждый представитель нашей расы так может, Кира. Различие лишь в том какая ипостась истинная.
  
   - Значит ты сейчас не в настоящем виде?
  
   - Нет, это мое лицо, но его нельзя назвать истинным, это скорее официальная версия моей сущности, - слегка улыбнувшись, поведал этот рыжий интриган.
  
   - Боюсь представить, как Вы выглядите неофициально,- сделав большие глаза, сказала я.
  
   - Почему? - удивленно задал он вопрос.
  
   - Ну не знаю, вдруг у вас там рога растут, или три глаза, шесть ушей, два носа...
  
   - Ахахах,- прервал мои рассуждения Аргорн. - Кира, Вы всегда только о плохом думаете? Нет, клянусь вам, все выше перечисленное не имеет место быть в моей внешности, она почти такая же, как сейчас, лишь пара дополнительных деталей.
  
   - Каких? - честно, вопрос сам вырвался.
  
   - Кира, еще не пришло время, чтобы вы о них узнали, - как-то устало произнес он. - Если оно вообще придет...
  
   - Аргорн, я бы хотела спросить, - почувствовав скользкость ситуации, я решила сменить тему.
  
   - Вы хотите только этого? - ехидно поинтересовался он.
  
   - А ты можешь предложить мне что-нибудь?- улыбнувшись, спросила я.
  
   - Вы даже не представляете как сильно, - ну вот и вернулся старый добрый Аргорн, с его вечными двусмысленными предложениями. Знаете, я рада.
  
   - Аргорн, какие у вас планы в отношении меня? - спросила я серьезно, от ответа как- никак зависела моя жизнь.
  
   - Самые что ни на есть серьезные.
  
   - Аргорн... Прошу, ответьте, без шуток.
  
   - А кто сказал, что я шучу? - в свою очередь серьезно сказал он.
  
   - Аргорн, ответьте на вопрос.
  
   - Ладно, Кира, к прерванной вами теме мы вернемся позже. Итак, по отношению вас и вашей свободы, я не имею каких либо планов, клянусь. Даже наоборот, предлагаю Вам неограниченную свободу в действиях и поэтому хотел Вас спросить, куда Вы хотите попасть?
  
   - В смысле? - недоуменно спросила я.
  
   - У Вас есть место, где Вас ждут, чтобы я мог Вас туда доставить?- предельно серьезно пояснил Аргорн.
  
   - Вы шутите? - переспросила я.
  
   - Нисколько, корабль и его командир в полном вашем распоряжении.
  
   - Тогда, не могли бы Вы доставить меня на планету Земля?
  
   - Желание дамы для меня закон.
  
   - Но... Что я должна сделать для этого? - не верю в доброту людей, увы.
  
   - Ничего, курс вы уже обозначали и он не измениться, ни при каких обстоятельствах, кроме того, что Вы сами захотите его поменять. Но, у меня есть небольшая просьба, которая даже в случае отказа не повлияет ровным счетом, ни на что, отужинайте сегодня со мной, - как-то по-своему робко и неуверенно произнес Аргорн, и этого человека я боялась, он выглядел как подбитая собака, ожидая очередного удара. Может он и хотел это скрыть, но все же, в силу своей профессии я читала неуверенность в его чертах. - Не спешите отказываться, клянусь Вам, это только ужин и против вашей воли я ничего делать не буду.
  
   - Аргорн, я не могу... Не сегодня, поймите, - улыбнувшись, сказала я. Я не хотела его обидеть, просто... не могу, не доверяю, хочу побыть одна.
  
   - Все будет хорошо, - сказал он успокаивающе, а я не знала верить мне ему или нет, не хочу в очередной раз ошибиться, не хочу.
  
   - Аргорн, я ... не могу. Прости, не сейчас, - я, было, собралась встать, как он сказал.
  
   - Ничего, я подожду. Не бойтесь, Кира, я доставлю вас на вашу планету, состоится этот ужин или нет,- еще раз повторил он, как будто чувствуя мои сомнения.
  
   - Спасибо, - повернувшись к нему, сказала я тихо. Господи, пожалуйста, пусть он не соврет. Дом, как же я хочу домой.
  
   Я вышла из кабинета Аргорна и меня сопроводили в мою каюту, где я и просидела оставшийся день. Точнее прорыдала, да... нервы совсем расшатались, после всего ранее произошедшего, неужели все наладиться? Хоть бы, хоть бы. А пока... пока надо держаться подальше от Аргорна, признаться честно, я ему не доверяю, более того боюсь. Хватит мне одного капитана, который воспользовался своей властью.
  
  ***
  
   Вот уже как тринадцать дней я на корабле Аргорна. Из каюты я почти не выходила, еду мне доставляли, так что жизнь потихоньку налаживалась. В медблок я ходила ежедневно, врач проверял, как срослись поломанные ребра, и нет ли каких осложнений. Так как я человек, то и регенерация у меня идет медленнее.
  
   За все это время я почти никого не встречала, а даже, если кто-то и попадался, то он старался пройти как можно быстрее, при этом максимально опуская взгляд. Я, конечно, не эталон красоты, но обидно, , все таки женская натура требует ласки и внимания, в какой ситуации она бы не находилась.
  
   Капитана я видела от силы раза два, и все время мельком. Странный он, то бегал, теперь прячется, эх мужчины, а еще говорят нас понять тяжело...
  
   Совершив очередную прогулку по кораблю, никого не встретив, я пошла в каюту, набрала себе ванну и, включив плейер (откуда его, только достали никак ума не приложу), включила очередную грустную песню о любви, и, закрыв глаза, наслаждалась голосом певца.
  
   ***
  "Он так сильно боялся ее потерять, что стоило только одному из его подчиненных увидеть на камерах маленькую стройную фигурку, как он запирался в смотровой и наслаждался каждой секундой ее путешествия по кораблю. Ох, если бы она знала, как тяжело ему сидеть тут и смотреть на самое желанное существо в мире и ничего не делать, не иметь возможности дотронуться, обнять, прикоснуться к таким манящим губам. Ох, если бы она знала, что творит с некогда самым решительным человеком империи. Раньше он мог взять любую, завоевать каждую, да что там... его завоевывали, его внимания добивались... А сейчас великий и ужасный контролер звездного порядка сидит и как мальчишка сдерживает свой страстный порыв. Почему? Да потому, что боится, боится спугнуть своим чувством, боится потерять самое драгоценное в своей жизни, Аэрнэ.
  
  Думал ли он, придумывая весь этот долбаный план, просматривая фотографии марионеток, что заболеет как юный ррхан, увидев лишь вживую, свое алое сокровище, в этом бесформенном комбинезоне, с большими испуганными глазами. О, нет, он даже представить себе этого не мог. Ведь тогда, сидя у себя в кабинете и смотря на лицо наваждения их соотечественника, он видел лишь расчетливую стерву. Святые души, как же она была красива в своей невинности, в своей деланной строгости, он видел уже не стерву, а маленького ребенка, прячущегося за маской. Один взгляд, изменил все его приоритеты, он уже не был тем контролером, он был ее тенью. Да, тенью, куда бы она ни последовала его госпожа, он будет рядом, всегда...
  
  Он до сих пор в каждую свободную минуту прокручивал его встречи с Кирой. Первую такую неожиданную и такую как оказалось долгожданную, ведь он был уверен, что уже не найдет ту единственную. Бал в честь богини, был его самым прекрасным воспоминанием, как боролся он, пытаясь убить в себе то, что так легко пробудила землянка, и как разбились его усилия, стоило ей появиться рядом с ним и улыбнуться застенчивой улыбкой. Это был конец, это стало началом его рабства, рабства, которое он не променял бы на все благо мира.
  
  Танец... первый раз так близко и так далеко, он знал, что ее сердце принадлежит не ему, а другому, капитану, который наблюдал за ними. Знал и не мог, просто физически, не мог оторваться от ее тела, от ее улыбки. Отпустить? Нет, об этом не было и речи... Уже никогда, ни при каких обстоятельствах, он не отпустит, будет оберегать, даже если она отвергнет, даже если проклянет, даже если убьет, он все примет с улыбкой благодарности, пусть так, но она будет рядом. Он даже простит ей жизнь с другим, счастье в объятиях другого... Он простит ей все.
  
  Куда он катится? Как бы хотел он разорвать эти оковы, но не мог и... не хотел. Он обречен, он видел этот приговор в лицах подчиненных, в лице отца, которому доверил тайну. Но, глядя на эту фигурку, он казалось, все сильнее желал подчинения только ей.
  
  В его памяти всплывал и самый жуткий момент жизни, как он увидел ее там, в темном помещении, окровавленную, без сил, висевшую на крюке. Никогда, никогда больше он не допустит этого, никогда.
  
  Вот уже две недели подряд он почти не спал, ночи проводил либо дежуря, либо у дверей в каюту Киры. Просто сидел и охранял ее сон, знала ли она об этом?
  
  Он боялся встретиться с ней, посмотреть в глаза и утонуть, и в то же время страстно этого желал. Он избегал ее. Он запретил подчиненным разговаривать с ней и даже смотреть на нее, жгучая ревность прожигала его. Он ревновал буквально ко всему, даже к комнате, в которой она сейчас жила, к кровати, к одеялу. Он боялся, представить, что будет дальше... Он боялся, услышать...нет.
  
  - Аэрнэ, что ты делаешь со мной, мой звездный ангел?"
  
  ***
  
   Утро следующего дня началось с самым прекрасным настроением за все последующие дни, душа пела в предвкушение чего-то волшебного, впервые захотелось поесть, не только потому, что без еды мне будет плохо, а именно захотелось, сладенького.
  
  Я встала с кровати потянулась, сделала парочку упражнений, да что-то запустила я себя, надо в форму приходить, а то начальник не оценит. О том, что ждет меня дома, думать не хотелось, а ждал меня там не только дом, но и проблемы с начальством. Нет, это абсолютно не волновало меня сейчас, мне хотелось лететь, бежать, кричать от радости и восторга, хотелось обнять весь мир. Хотелось, жить, впервые за семь лет действительно жить, а не выживать. Чему я обязана такому подъему сил я не знала. Да и не хотела, мне было просто хорошо, и искать тому причины я не собиралась.
  
   Я побежала в ванну, по-быстрому умылась и посмотрела в зеркало. Да, запустила ты себя, мать. Под глазами синяки, щеки впали, зрелище не для слабонервных. Надо приводить себя в порядок, причем срочно.
  
   Я сбегала в комнату, сделала заказ на плотный завтрак, двойную порцию, и опять вернулась в ванну. Решено сегодняшнее утро проведу с пользой для себя. И началось, маникюр, педикюр, масочки, скрабики, лосьоны, бальзамы. Сколько заняли мои процедуры, я не знаю, но результатом была довольна, кожа стала румянее и чище, синяки под глазами уже не так сильно пугали свое синевой, кожа стала мягкой и вкусно пахнущей. В комнате меня уже ждал ароматный горячий ужин, дело в том, что он подогревался, пока его не заберут, так что о том, что пища может остыть, тут не знали.
  
   Ммм, как же вкусно. Ела я тщательно, желая прочувствовать каждый кусочек. Думаю, мне стоит согласиться на ужин с Аргорном, надо кое-что выяснить, даже слишком многое.
  
   Тут, как и на корабле Айрона была панорамная комната, где космос как на ладони, туда-то я и пошла. Каково же было мое удивление, когда я застала там Аргорна, он стоял ко мне спиной и смотрел вдаль.
  
  - Аргорн, - тихо позвала я, боясь спугнуть, - он дернулся, будто от удара и медленно стал оборачиваться ко мне.
  
   - Аэрнэ, что-то случилось? - устало и как-то безнадежно спросил он. Аргорн изменился за то время, что я его не видела, как-то осунулся и похудел, видно не мне одной фигово было все это время, вот только что стало причиной для него?
  
   - Аргорн, помните, Вы говорили об ужине, - начала робко я, все-таки такой пристальный взгляд Аргорна, давил на меня. - Может, сегодня отужинаем, если, конечно, у вас нет никаких планов,- сказав это, я подняла голову и не узнала Аргорна, он будто весь светился изнутри, лучезарная улыбка освятила его лицо, он весь как-то преобразился.
  
   - Конечно, Аэрнэ, конечно, я зайду за тобой, - сказал он и мне показалось, что он было шагнул ко мне навстречу, но тут же замер в нерешительности. Потом прокашлялся, отвернулся и очередная загадочная улыбка появилась на его лице. - Спасибо,- сказал тихо он и быстрым шагом удалился. Странный какой-то, да еще "аэрнэ" называет. Хм, надо спросить, что это значит.
  
   ***
  
   Вечер, точнее то время, на которое был назначен ужин, пришло, за мной зашел сам Аргорн. Я не стала наряжаться просто, надела блузку и брюки.
  
   - Вы как всегда прекрасны, Кира, - это было первое, что сказал Аргорн, когда увидел меня. Льстец. Сам же он был похож на Апполона, в белоснежном костюме на стройном теле, с короткими волосами, гладко выбритый.
  
   - Вы тоже вполне - сносно, - ну не смогла я не съязвить. Они лишь улыбнулся. Каюта его располагалась неподалеку, так что дошли мы быстро. Он галантно открыл передо мной дверь, после того, как он зашел, дверь закрылась, я затравлено оглянулась, Аргорн, поняв мой взгляд, успокоил:
  
   - Кира, я клянусь всем, что мне дорого, я не буду ничего делать против вашей воли. Поверьте, доверьтесь, я не обижу, - я села на отодвинутый мужчиной стул, он умостился напротив. Стол был богато накрыт, многое из того что было здесь представлено, я не пробовала ни разу. Пауза затянулась. - Вы хотели что-то спросить, - проговорил Аргорн, смотря на меня каким-то странным взглядом, будто ждет, что я сейчас встану и подожгу себя у него на глазах, грустно предвкушающий.
  
   - Да у меня много вопросов, - сказала я и почувствовала, как сильно пересохло в горле, и выпила бокал какого-то сока. - Аргорн, как вы объясните первое нападение на меня? У меня в каюте? Вы ведь знали о нем?
  
   - Как много вопросов. Ну что ж, отвечу по порядку, причиной нападения стало предательство нуаров, (*раса инопланетян в черных костюмах со смуглой кожей- глава 2), оказалось, что мясник поставлял им какие-то приораты и они решили подставить нас и отвести подозрения от маньяка, убив тебя, при этом, не сказав своему поставщику что собираются сделать. Они решили нейтрализовать тебя, свалив все на капитана Айрона, собственно и на нас в том числе. Вот только они не учли, что ты не просто следователь с Земли, который может что-то знать, но и своего рода богиня Мясника. Их задержали, а на следующий день они были найдены отравленными, твой фанат отомстил неудачникам, которые посмели покушаться на его богиню, - видя как при этом я поморщилась, он извинился. - Прости, я не хотел. Нет, я не знал о том, что оно готовиться, узнал лишь после их задержания.
  
   - А улыбка? Почему они так реагировали на мою улыбку?- спросила я давно мучавший меня вопрос,
  
   - Улыбка? Кто именно и как реагировал на твою улыбку?
  
   - В основном люди капитана, они замирали и пристально смотрели мне на лицо,- вспоминала я.
  
   - Айрон не рассказывал тебе о свое расе? - спросил меня Аргорн, я отрицательно покачала головой. - Это даже не раса, скорее народность, они не имеют своей коренной планеты, они колонисты. Так вот у них есть поверье, что человек, который тебе улыбнулся, претендует на твою душу. Поэтому эмоции под строгим контролем на их планете. Они повернуты на своей религии.
  
  - Почему в последние дни моего проживания на корабле Айрона многие странно себя вели, как будто пытались предупредить?
  
   - Вот ты и ответила на свой вопрос. Ты ведь уже знаешь особенности нашей расы...
  
   - Так это было ррханы?
  
   - Да, я должен был тебя предупредить, капитан перестал выполнять договоренности и что-то замышлял. Мои люди еще не узнали что, это могло быть как-то связанно с тобой, поэтому и пытался предупредить.
  
   - Но почему не лично?
  
   - Тебе ли как агенту не знать, что прямолинейность - последнее дело в нашей работе, - я ухмыльнулась, безусловно.
  
   - Сериарта, что она делала в каюте Айрона?
  
   - Отвлекала внимание, пока мы вскрывали архив его корабля, - просто ответил Аргорн.
  
   - Но ведь он ее выгнал, вы успели за столь маленькое время вскрыть архив?
  
   - Откуда ты все так хорошо знаешь, - напрягшись, спросил Аргорн.
  
   - Я тогда была в комнате Айрона, - призналась в содееном я, выдержав пристальный взгляд Аргорна, я не делала ничего постыдного, просто в шкафу сидела, но перед Аргорном я отчитываться не собираюсь.
  
   - И что ВЫ делали в каюте капитана, Кира? - сердито поинтересовался Аргорн.
  
   - Аргорн, вы мне не отец и не муж, так что в своих действиях отчитываться не буду,- спокойно сказала я.
  
   - Кира, позвольте мне решать...
  
   - Не позволю, Аргорн, никому не позволяла и вам не позволю,- все так же спокойно сказала я. Взгляд Аргорна выражал решительность и ... Боль? Обиду? Я точно не могу сказать, чем вызваны подобные эмоции. - Ничего постыдного, поверьте. Аргорн, я не хочу сориться с тобой, правда, давай больше не будем ни о капитане, ни о корабле,- более мягко попросила я, понимаю, что сама начала этот разговор, я решила поставить в нем точку. Это все прошлое, не надо зациклеваться на нем. Только вперед, только к светлому будущему. Аргон хоть и не перестал злиться, но существенно расслабился после моих слов. - Аргорн, почему ты назвал меня сегодня аэрнэ несколько раз? И что это значит? - после моего вопроса он отвел взгляд и стал рассматривать содержимое тарелки, как будто видел ее в первый раз и его это очень занимало. Если бы я не знала Аргорна, то подумала, что он стесняется. Но он не ответил на вопрос после минуты молчания, после двух, я решила сменить тему.
  
   - А ваша раса может перевоплощаться...
  
   - Кира, вы свет моего неба, вы моя душа, воплощение моего сердца, моя повелительница - вот что означает аэрнэ, - тихо, но четко объяснил Аргон, лучше бы он этого не делал, так как ответом ему было:
  
   - Кхе-кхе-кхе-хе-хе, - это уже как традиция давиться в присутствие Аргорна. Он подбежал ко мне и как-то отчалено прошептал:
  
   - Кира, с вами просто не возможно говорить о серьезном, вы то и дело стремитесь умереть, - потом он нажал на парочку каких-то точек на мое теле и меня отпустило.
  
   Аргорн сидел у меня в ногах, а я смотрела на него и не могла поверить в сказанные ранее слова. Может, послышалось? Но смотря в глаза Аргорну, в эти такие уже привычные печальные золотистые глаза, я видела в них болезненное ожидание ответа. И он последовал, не сразу, но последовал:
  
   - Аргорн, - начала я и запнулась. - Аргорн, я скажу правду, я не люблю тебя, прости,- и как ни странно я увидела лишь облегчение в его глазах. - Прости, - сказала почти неслышно.
  
   - За что, Аэрнэ?- спросил Аргорн улыбнувшись. - Мои опасения были напрасны, ты не отвергла меня, а любовь, я ее еще не заслужил, - сказал он и положил голову мне на колени, а я невольно начала оглаживать его волосы, пропуская короткие пряди сквозь пальцы. Мы так и сидели, сколько точно не знаю, мне казалось что вечность. Пересохшими губами я задала главный интересующий меня вопрос:
  
   - А если не дождешься, любви?- он долго молчал, но все же, ответил.
  
   - Я смогу прожить без твоей любви, поверь, моей хватит на двоих, я не смогу прожить без тебя, Кира. Прости, но отныне, я твоя тень. Я всегда буду рядом, в тени, но рядом. Прошу лишь об одном, не прогоняй меня,- Боже, какой же тварью я чувствую себя, безжалостной и отвратной. Сейчас рядом со мной на коленях стоит мужчина мечта многих женщин и просит лишь о сомнительном "счастье" быть рядом. А я стараюсь сдержать слезы, ведь я не чувствую к этому человеку ничего кроме симпатии и благодарности, моя душа разрывается из-за безысходности, из-за того что не могу дать этому мужчину то, что он воистину заслуживает.
  
   Мы молчали, каждого из нас тяготила своя дума. Не знаю, о чем думал Аргорн, я же винила себя во всем произошедшем, не только сейчас, но и раньше. Меня съедало раскачивание. Я все также гладила шелковистые алые волосы, пытаясь хоть этой невинной лаской загладить вину. Мне было стыдно, жутко, ведь я нуждалось в нем, он был мне дорог, по-своему, я не мог отпустить его, не сейчас. Нет, я не говорю о том, что буду ограничивать его свободу, нет. Просто боюсь на его тепло, в котором я так нуждаюсь сейчас, я не смогу ответить взаимностью.
  
   - Тебе пора, Кира, - подняв голову с моих колен, произнес Аргорн. - Кира, не смотри на меня так, я чувствую себя монстром, который отобрал у малыша конфету. Где та стерва, что я знал?- я улыбнулась.
  
   - Аргорн...
  
   - Кира, прекрати, такое ощущение, что я умираю. Все хорошо, слышишь, ты не виновата, что я влюблен в тебя. Тем более ты не сказала, что я не могу попробовать тебя добиться, так, что посмотрим, кто кого,- весело улыбнувшись, сказал Аргорн.
  
   Я поднялась и пошла к выходу.
  
   - Кира, не избегай меня, если что-то случиться, знай, я всегда помогу, - сказал веселым голосом Аргорн, я чувствовала, что он играет, но я благодарна ему, даже за попытку.
  
   Я быстро вышла из каюты и буквально побежала к себе. Господи, за что ты так со мной?
  
  ***
  
  "Бокал был первым, что полетело в стену после ее ухода. Зачем, зачем он ей рассказал? Теперь только хуже. Он не нуждался в жалости, а она его жалеет, это видно по глазам. Она слишком добра...
  
  Если бы она оттолкнула его, было бы легче. Он бы незримо следовал за ней, а теперь, теперь она будет бояться обидеть его. Первый раз в жизни он пожалел, сто ррхарец.
  
  Долбанная Аита!"
  
  ***
  
   Как же ужасно чувствовать себя дрянью! А именно ей я себя и чувствовала последние две недели после того памятного разговора. С Аргорном мы виделись часто, разговаривали, я видела, с каким трудом ему удается улыбаться, с трудом удавалось это и мне, и он это видел. Мы старались сделать вид, что ничего не было, и у нас отстойно это получалось. Сегодня я решила серьезно поговорить с Аргорном, так больше продолжаться не может, что было, то было, своего отношения я к нему не поменяла. И пусть сейчас он лишь друг для меня, но ведь он прав, все может случиться, и я могу влюбиться...
  
   Встречу я назначила у себя, Аргорн должен прийти с минуту на минуту. Стук в дверь.
  
   - Войдите, - голос мой слегка дрожал.
  
   - Здравствуй Кира, ты как всегда прекрасна.
  
   - Проходи, присаживайся. Аргорн, ты знаешь, о чем я хочу с тобой поговорить.
  
   - Да, - ответил он.
  
   - Почему ты считаешь себя моей тенью? Почему не можешь прожить без меня? Я понимаю, я тоже была влюблена, но Аргорн я не позволю тебе портить жизнь из-за влюбленности...
  
   - Хм, Кира, это не просто влюбленность. Это проклятие Аиты, богини судеб.
  
   - Ты шутишь?
  
   - Нет, предание гласит, что Аита увидела прекрасного война, не знающего страха, и подойдя к нему спросила: - Что нужно тебе? - Все есть у меня. Деньги? Можно заработать. Любовь? Мне не нужна женщина, - ответил воин, тогда Аира разгневалась и, оторвав частичку души, закинула ее во вселенную: И не будет тебе покоя, и не познаешь ты любви, пока не найдешь ту единственную Аэрну, и будет путь твой труден и опасен, и любовь ты заслужить должен. С тех пор каждый воин боится найти свою половину, да, именно, боится ведь она становиться смыслом жизни, и избавиться от этой привязки невозможно. Как бы ни пытались наши ученые ...
  
   - Но, это ведь неправильно, это не любовь, это всего лишь физиология, - пыталась найти я оправдание.
  
   - Кира, как ты не поймешь, нас тянет не ко всем, до тебя у меня были женщины, и не один десяток, но проклятие подействовало, стоило мне увидеть тебя. Твои глаза, в которых я нашел свою вселенную, мне не нужно больше славы, денег, карьера ни к чему. Ты пленила меня Кира, я твой раб...
  
   - Аргорн, прошу, не говори так. Твои слова разрывают мне сердце, я... я не заслужила этого, пойми...
  
   - Кира, чтобы ты не говорила, мои чувства, и мое отношение к тебе не изменится. Ты теперь моя вселенная. Этот зов разъедает меня, мне хочется все время быть рядом, знать, что ты в безопасности, спрятать от всего окружающего мира, просто быть рядом, видеть, обнять...Я сам жалею, что рассказал...
  
   - Нет, так лучше, выговорись. Скажи, чем я могу тебе помочь, как я поняла этот зов, причиняет душевные муки, скажи.
  
   - Кира, не бойся меня, я не смогу причинить тебе боль, никогда. Но я воспользуюсь твоим предложением, - он посмотрел в мои глаза. - Подойди поближе, - я выполнила его просьбу, как только подошла, он встал. - Не бойся, потерпи чуть-чуть, я слишком долго этого ждал, - сказав это он сделал шаг ко мне навстречу, обнял, сначала неловко, робко, потом прижал к себе сильнее и я чувствовала, как он вдыхает запах моих волос. Я стояла неподвижно, закрыв глаза, в его объятьях я чувствовала себя в безопасности. Какая я все-таки размазня, не могу просто взять и сказать нет. Вы просто не видели его взгляда, в нем плескался страх, какое-то детское отчаяние и преданность, безграничная. Я... я не могу просто так взять и оттолкнуть его сейчас, нет, не настолько мое сердце окаменело. Я буду стараться, я оправдаю его ожидания, я попробую. Чего мне стоит? Может, я смогу осчастливить хоть кого-то раз своего счастья я не дождалась.
  
   Мы долго простояли в тот раз, после чего Аргорн выпустил меня из объятий и молча ушел.
  
   Что-то изменилось и во мне с того дня, я решила попытаться.
  
   ***
  
   (Прошла еще неделя).
  
  Аргорн был на капитанском мостике, это мне рассказал один из ррхаров, которого я кое- как подловила, все они буквально разбегались, стоило мне подойти поближе.
  
   Когда я вошла, Аргорн меня ждал. Он стояла ко мне лицом, а за его спиной громада космоса. Кроме него никого не было. Так, Кира, ты сможешь. Я быстрыми шагами направилась к нему, и когда между нами оставалось расстояние в ладонь, я сделала шаг на встречу к моему будущему и обняла, опешившего ррхара. Он так и стоял, а я, скрыв лицо в его мундире, заглушено начала говорить:
  
   - Аргорн, я знаю, ты не примешь жалости, но мной движет не она, клянусь. Ты разбудил во мне жизнь. Да, я не люблю тебя сейчас, но я попытаюсь, стать ближе, - все это я проговорила быстро и с запинками, поэтому неудивительно, что Аргорн ответил мне:
  
   - Я ничего не разобрал из того, что ты мне сказала, но, спасибо,- романтику момента испортил Актен, ворвавшись на мостик, и громко сказал:
  
   - Корабль тургов на радарах, объявлять тревогу?- сказав это, он поднял голову и увидел меня, слегка замялся. Аргорн же став снова суровым капитаном четко сказал:
  
   - Уровень опасности черный, привести все оружие в боевую готовность.
  
   - Аргорн, - я испуганно посмотрела ему в глаза.
  
   - Кира, сейчас ты идешь в каюту и сидишь там, пока я не приду, слышишь? Не бойся, я слишком долго тебя ждал, чтобы потерять. Я люблю тебя, аэрнэ,- сказал он и поцеловал в лоб. Как покойника... Тьфу ты, какие мысли в голову лезут.
  
   На мосту стали появляться все новые лица, и я дабы не мешать быстро удалилась, но уходя, поймала на себе печальный взгляд Аргорна, заметив, что я смотрю на него, он вновь улыбнулся мальчишеской улыбкой и помахал рукой.
  
   Я ходила по каюте и не могла найти себе место, двери мне заблокировали, дабы не сбежала, да я и не собиралась, знаю, что буду, лишь обузой. Но душа стремилась выйти, бежать, спасать, а не сидеть здесь и медленно сходить с ума.
  
   Сердце отбивало быстрый ритм. Последний поцелуй Аргорна не выходил из головы, как будто прощался... Так стоп! Какой последний? Какой прощался? Даже думать об этом не смей!!!
  
   Мощный удар сбил меня с ног и, упав, я ударилась об прикроватную тумбочку головой, и потеряла сознание. Когда очнулась, корабль буквально гудел от напряжения, сквозь проломленную дверь слышались звуки сражения.
  
   Я быстро встала, ощупала голову, ну кроме синяка мне ничего не грозит, и пошла в коридор. Нет, не героически вмешаться в битву, а найти боле безопасное укрытие, мое же уже не спасет, так как половина двери отсутствовала, давая врагам свободный доступ в мою каюту.
  
   Я решила пойти в каюту Аргорна. Насчет доступа я не волновалась, Аргорн внес меня в список посетителей, поэтому мне стоило только приложить руку и каюта откроется. Каюта капитана располагалась дальше по коридору. Шум борьбы был слышен в другой стороне. Я сталась двигаться бесшумно быстрыми шагами, направляясь к спасительной двери.
  
   Когда оставалось только приложить руку, боковым зрением я заметила движение, но было уже поздно, что-то черное и массивное запрыгнуло на меня, повалив на пол. Первое, что я подумало было: Ептвоюмать.
  
   Ну, хоть раз, судьба может просто постоять в сторонке, а не подбрасывать на мой жизненный путь всякую муть? Судьба решила промолчать, оставив меня с навалившейся тушей вдвоем.
  
   У туши имелось зловонная гигантская пасть, которую она мне тут же и продемонстрировала. Так вот лежу я, надо мной стоит подобие змеячеловека, с вытянутой мордой и маленькими глазами. Лежать так меня не прельщало и клянусь, рефлекторно нанесла этому Гене, удар в демографический орган. Гена не ожидал и отскочил, освободив меня от своей тяжести. Я быстро встала на ноги.
  
   Ну что, поиграем?
  
   Началось оживленное сражение, да именно сражение, не на жизнь, а на смерть. Я осознавала, что это далеко не игра, это реальность, и мне как никогда хотелось выйти победителем. Нет, только не сейчас, я только обрела смысл жизнь, я не хочу умирать. Только на голом энтузиазме я смогла продержаться так долго. Удары сыпались градом, противник был не просто силен, в разы, меня спасала только скорость и маленькая комплекция. Я уворачивалась от ударов, но все же, пару раз мне сильно досталось, синяков и ушибов не миновать. Мои же атаки не наносили абсолютно никакого вреда, даже больше, только раззадоривали врага. Я уже была на грани сил, последним ударом своей когтистой лапы он оставил глубокие царапины на моем боку. И что-то подсказывает мне, что ногти были смазаны ядом, потому что я начала теряться в пространстве, голова кружилась.
  
   Боже, ну за что ты так со мной?
  
   Не знаю, божье ли это проведение, но враг допустил ошибку и открыл на миг шею, я, собрав свои силы, нанесла пару ударов на особые болевые точки и он упал, я ненадолго вырубила его, но раньше этот прием я отрабатывала только на людях, сейчас же он мог очнуться в любой момент.
  
   Я приложила руку к индификатору, но он не смог ее просканировать, рука была в крови, второй я зажимала рану.
  
   - Ну же миленький, давай, - бессвязно шептала я, истерика маленькими шагами прокладывала свой путь. Глаза заполонила пелена, я теряла сознание.
  
   Шум привлек меня, и, обернувшись, я увидела свою смерть, она неслась на меня тяжелой тушей. Вот и соотечественники подоспели.
  
   Я замерла. Потом решительно повернулась на встречу с ураганом и встала в боевую стойку, умирать так с музыкой. У меня открылось второе дыхание, боль в боку уже почти не чувствовалась, сознание значительно прояснилось, по венам бил адреналин.
  
   Я не сразу заметила, что за очередным Геной несется что-то ярко алое и пушистое. Обратила внимание лишь когда, оно набросилась на крокодила и, повалив не землю оторвало голову. Хорошо, что я сегодня еще не ела. Новое действующее лицо сделало тоже самое и с тем, что валялся в бессознанке. И лишь после этого устремило свой взор на меня, и сделала пару шагов навстречу.
  
   Зверь быль большой, напоминал чем-то волка. Он смотрел на меня своими янтарными глазами.
  
   - Аргорн, - слова вырвались еще до того, как я успела их осмыслить. Зверь дернулся и еще раз внимательно меня осмотрел, втянул воздух и вдруг бросился на меня, повалив. Но как-то бережно, что ли. Он принялся обнюхивать мое лицо, он не давил на меня тяжестью, просто стоял надо мной. Вдоволь нанюхавшись, он меня лизнул. Я сначала офигела, конечно, но посмотрев в эти такие знакомые игривые глаза, лишь улыбнулась, рукой зарывшись в его мех, гладила.
  
   Но вдруг зверь насторожился и, повернувшись в ту сторону коридора, откуда пришли враги, зарычал. Я же отползла в угол и предоставила сражаться Аргорну, рана опять заявила о себе резкой болью в боку.
  
   Я не забуду этот эпизод никогда, несколько существ неслись к нам навстречу, топот их ног бил по ушам. Мне было страшно, нет, не за себя, за Аргорна и впервые в жизни я начала молиться. Да, вот так, банально, просить помощи, потому что иного выхода не было. Когда наши враги достигли нас, Аргорн бросился на них, повалив одного и сразу же убив. И началось месиво, уже невозможно было разобрать, где кто. Приторный запах смерти, кажется, пропитался в каждую частицу. Я немигающими, расширившимися от ужаса глазами смотрела на мелькавшую алую шкуру Аргорна.
  
   - Только бы выжил, Господи, только бы выжил, - удар и Аргорн летит в стену, кровью прокладывая путь, один из нападавших когтями задел его лицо.
  
   Я попыталась встать, но ноги отказали. Ну что ж, вот и дождалась, интересно, а про свет в конце туннеля правда?
  
   Но, к счастью, смерть пожалела свое дитя, и перенесла конец моей жизни на более поздний срок. Аргорн очнулся и мощной волной снес нападающего с ног.
  
   - Аргорн, - позвала я раненного зверя, он поковылял ко мне навстречу, и без чувств упал у моих ног, мое сознание тоже отказалось работать, и я провалилась в темноту.
  
  ГЛАВА 11
  
  "Любовно - обобщительная, соблазнительно - учебная, с ХЭ обещанная"
  
  Когда очнулась первое что пришло в голову было:"Дежавю". Я лежала в уже знакомой медкапсуле, как я ее называю. Стоило мне прийти в себя, как крышка отъехала, и ремни всосались в матрас.
  
   Дверь тут же распахнулась, и вошел уже знакомый ррханец - доктор.
  
   - Госпожа Кира, я рад вас видеть в здравии...
  
   - Где Аргорн? - прервав хвалебную речь дока, спросила я. Последнее, что помню, это как Аргорн во второй ипостаси падает, еще помню рану, даже несколько ран. - Где, Аргорн, почему вы молчите? - подробности всплывали все быстрей, вот он пропустил первый удар и противник поражает его в бок, кровь, там была кровь. Второй удар пришелся по лицу, и вновь кровь. Док все так же продолжал молчать. А я все больше накручивала себе.
  
   - Кира, успокойтесь вам нельзя нервничать, давайте я сделаю одну инъекцию, - примирительно ласково заговорил доктор.
  
   - Хватит, четко ответьте на поставленный вопрос. Где Аргорн? Что с ним?
  
   - Это уже два вопроса, Госпожа, - наверное, мой решительно злой взгляд подействовал на дока, льщу себе этой мыслей, но он вмиг посерьезнел и тихим, но решительным голосом произнес: - Он лежит в соседней камере, состояние стабильно тяжелое, он не приходил еще в себя, - не контролируя себя, я метнулась к входу, не знаю, было ли это неожиданностью для дока или он намерено это сделал, но останавливать меня никто не стал. Я буквально влетела в соседнюю палату и замерла. Посередине комнаты, как и в моей, располагалась медкапсула, а в ней лежал Аргорн. Точнее бледная копия Аргорна.
  
   Шаги дались очень трудно, ноги буквально налились свинцом. Когда я подошла к камере, кажется, пережила сотню смертей. Он был бледен, даже некогда яркие волосы потускнели, черты заострились, придавая лицу истощенно-болезненный вид, под глазами затаились темные круги, его невозможно было узнать. Но самое страшное, что некогда красивое лицо рассекал шрам, он начинался со лба, проходил через правый глаз и заканчивался на скуле. Мое разглядывание прервал доктор.
  
   - Шрам, от него можно избавиться? - было первое, что я спросила.
  
   - Нет, ногти тех, кто на нас напал, выделяют особый фермент, заставляющий кожу буквально гнить. Даже у вас остались шрамы, что говорить о лице. Не думал, что для вас так важна красота, - с оттенком призрения произнес доктор, надо хоть имя его узнать.
  
   - Причем тут я? - удивленно спросила я, не отрывая взгляда от Аргорна.
  
   - Если вам настолько отвратительно смотреть на капитана, вас никто не заставляет, - желчь сочилась из его уст.
  
   - Я не говорила, что мне отвратительно, и не сделала ничего, чтобы позволило вам говорить со мной в такой тоне, - да, не только вы можете расточать презрение. - Меня пугает не внешний облик Аргорна, а то, что я стала этому причиной, и мне страшно представить его реакцию на свой изменившийся вид, - да, я действительно ненавидела себя, хотела сидеть и не мешать, а в итоге стала причиной раны капитана. Чувство вины и невообразимой боли разрывало сердце. - Я могу заказать еду прямо сюда? - док кивнул и показал на панель. - Если можно я останусь здесь, - я, вновь не отрываясь, смотрела на Аргорна, и в душе расцвела что-то новое. Что-то больше чем благодарность, нет, еще не любовь, но...
  
   - Единственное чего он боится - это потерять вас. Просто будьте рядом, иначе я найду вас и лично разделаю на кусочки, - на последней фразе я повернулась и посмотрела на дока, он подмигнул и вышел. Да что-то число маньяков окружающих меня растет в геометрической прогрессии.
  
   Весь оставшийся день я провела подле Аргорна. Врач строго-настрого запретил открывать капсулу, ведь только благодаря ней состояние не ухудшалось, но, увы, и не улучшалось. Пару раз заходи Актен, спрашивал о капитане и уходил.
  
   Последующие восемь дней, я не забуду никогда. Аргорн не приходил в себя. Я же практически поселилась в палате. Я не могла расстаться с ним, меня физически тянуло к Аргорну. Я тоже исхудала, и пару раз врач находил меня в полуобморочном состоянии, но на просьбы отправиться в каюту я отвечала категорическим отказом. Не могла и все!
  
   Мы ответственны за тех, кого приручили.
  
   Порой, когда никого не было, я пела, голос у меня был средней паршивости, но я была уверена, что Аргорну он помогает. Иногда я часами рассуждала о свое жизни, говорила комплименты и звала, звала его. Наверное, в те дни я напоминала сумасшедшую. Несколько раз на меня накатывала истерика, я боялась, что Аргорн не очнется, и это был сущий кошмар. Пережить все, что уже было, второй раз я не выдержу, не смогу пережить потерю, окончательно сойду с ума...
  
   После восьми дней моего персонального ада, Аргорн пошел на поправку. Странно, но все прошлые переживания мне казались такими глупыми и несерьезными по сравнению с тем, что я могла потерять, наверное, самого важного человека в моей жизни.
  
   А после стольких дней мучения, я поняла одну весьма важную вещь. Я люблю Аргорна, да, не такой всепоглощающей любовью, какой любила Александра Волкого, но вы сами видели, к чему она привела. Нет, это была нежная любовь, трогательная, хрупкая и одновременно стойкая, крошечная и неимоверно большая. Именно такой любовью, я полюбила Аргорна. Мне было плохо без него. Душа и тело рвались на части лишь при одной мысли, что он может погибнуть. Меня тянуло к нему. И самое главное, я осознала, что именно с ним хочу привести остаток жизни. Мое чувство развивалось и расцветало как цветок в пустыне, пока слабый, но сильный в свое стремлении. Теперь я знаю точно, Аргорн часть моей вселенной, и не намерена с ним расставаться.
  
   Тот день, когда Аргорн очнулся, стал счастливившим днем моей жизни. Первое, что он увидел, было мое опухшее от слез лицо. Док предварительно выгнал всех желающих посмотреть на пробуждение капитана, оставив нас наедине. Надо потом спасибо сказать.
  
   - Кира, - слабым голосом произнес он.
  
   - Аргорн, прости, - я бросилась ему в ноги и заплакала. Он сначала замер, а потом стал поднимать меня с колен.
  
   - Кира, что случилось? - его голос буквально дрожал от нетерпения. Я подвела его к зеркалу. Увидев свой шрам, он лишь ухмыльнулся. - Я стал вам противен Кира, - равнодушно произнес он, а в глазах пылала боль. Я подошла сзади и обняла своего самого любимого мужчину на свете.
  
   - Нет, наоборот, я полюбила, тебя Аргорн, - он окаменел.
  
   - Кира, я не приму жалость...
  
   - Тсс, - проложив свой палец к его губам, сказала я. - Аргорн не ровняйте меня с девчонками, которые внушили тебе в голову, что красота это главное, да может одно из основных, но не главное. И как же низко ты думаешь обо мне, что можешь представить, что я самоотверженно наложу на себя крест, лишь бы загладить свою вину. Я слишком эгоистична, Аргорн, и тебе придется, с этим смирится. Ах, да, ты теперь моя собственность, так что привыкай, - я пыталась говорить весело, но неуверенность все-таки заявляла о себе. После моей речи Аргорн долго молчал, потом улыбнулся и, обняв, прошептал:
  
   - Осознаешь ли ты на что подписалась, моя повелительница?
  
   - Как никогда ясно.
  
   - Ну что ж теперь тебе не сбежать, Арнэ. Слышишь? Теперь ты моя, любимая...
  
  ***
  
   Восстановление Аргорна, шло быстро и стабильно. На правах, как меня называет Аргорн, хоть я - против: "Повелительницы его сердца", он не отпускал меня не на минуту, да и я не хотела уходить.
  
   Его ласкам не было конца, то обнимет, то украдет мимолетный поцелуй, ела я теперь только у него на коленках, хорошо, что не с рук, хотя он неоднократно пытался. Он восполнял все нежность, что томилась в нем. Я хоть и делала вид, что вырываюсь из его загребущих ручек, млела от счастья. Ночью он прижимал меня к себе и не отпускал до пробуждения, да, теперь мы живем в его каюте, но вы не подумайте, мы действительно просто спим вместе. На что-то большее, чем поцелуи и объятья я не решалась, да и Аргорн строго-настрого запретил, себе, приставать ко мне до официального бракосочетания. Но вот только послабления он делал себе каждый день, мол, я болен, пожалей меня, дай потискать. Вот так и жили, Аргорн утверждал, что рядом со мной он выздоравливал быстрее, я верила.
  
   Когда восстановительный период закончился, Аргорн решил провести обряд бракосочетания.
  
   У них не было такой сложной системы заключения брака, просто жених и невеста, спрашивали у космоса разрешение и обменивались кровью.
  
   И вот этот день настал, мы не видели друг друга с утра, это традиции. У меня был предсвадебный мандраж. Что творилось с Аргорном представить страшно.
  
   Мне принесли платье, оказалась, этот рыжий интриган заказал его еще при первой нашей встрече. Было оно простое, белое в пол, с красивым декольте и длинным ажурным подолом. Фаты не было, я просто распустила волосы. И вот час Х настал. Дверь открылась сама. У них тоже была традиция, что никто не должен видеть свадебного платья, тем более мужчина, может увести или сглазить.
  
   Я шла в темноте коридора, ориентируясь лишь на рассыпанные светодиоды, которые освещали путь. Перед тем как войти в храм, точнее комнату бракосочетания, я замерла в нерешительности, мне было страшно. Может я поторопилась? Но потом вспомнила лицо своего жениха, выдохнула, оказывается, я дыхание задерживала. Все будет хорошо, все будет хорошо.
  
   Когда я открыла дверь, то замерла в восхищении, комната была пуста, панорама космоса освещало помещение, а посередине стоял мой жених. Такой красивый в белой парадной форме.
  
   Стоило мне войти, как он повернулся, и его лицо осветила улыбка, я сделала шаг ему навстречу, а потом еще и еще.
  
   - Кира, ты прекрасна, - прошептал Аргорн. Я же онемела и не могла сказать не слова. - Не бойся просто повторяй за мной, - увидев мою нерешительность, сказал он. - Повелительница моего сердца, дар Аиты, моя вселенная, - говорил он, смотря мне в глаза, а я как заведенная повторяла за ним слова только уже в мужском роде. - Судьба моя, навеки в твоих руках, и я добровольно вручаю тебе свое сердце и душу на вечное подчинение, я раб твой, я твой повелитель. Будь же и ты моей рабой и повелительницей. Страх твой - моя сила, слабость твоя - моя храбрость, любовь твоя - моя слабость. Клянусь любить тебя до и после смерти, да благословлять боги наш брак, - это было так волшебно и не нужны были ни гости, ни пиры, лишь он и ты и этот шепот признаний, это было прекрасно, последние слова я произносила сквозь слезы. Аргорн достал тоненькую иголку и, проткнув свой палец потом мой, сложил ладони. - Ты моя навеки, я твой вовеки веков, - наши руки вспыхнули и ладонь обожгло. Я посмотрела и увидела красивую татуировку, которая опоясывала запястье и спускалась на ладонь.
  
   - Что это?
  
   - Благословление Аиты, - голос Аргорна дрожал, я подняла голову и посмотрела ему в глаза, в них стояли слезы.
  
   - А могли и не благословить? - выдвинула я предположение.
  
   - Да, - я только сейчас заметила, как нервничал он, боялся, что ничего не получиться, переживал. Я обхватила его лицо ладонями и произнесла:
  
   - В горе и радости, в печали и счастье, только вдвоем, мой аэрн, - и поцеловала.
  
   Наверное, впервые в жизни я по-настоящему целовалась. Именно о таком поцелую мечтает каждая, ведь поцелуй не только движение губ и языка. Нет. Это нечто намного большее - это слияние душ, когда ты боишься потерять губы любимого, потому что дышишь только благодаря им. Ты испытываешь больше, чем удовольствие - наслаждение перерастающие в страсть. Нужда в своем партнере. В таком поцелуе нет тебя и его, есть только вы.
  
   Аргорн целовал страстно жадно, но тем временем мягко, как будто боясь спугнуть. Я прижималась к его груди, обнимая, зарываясь рукой в волосы. Стон, вырвался внезапно. Аргорн сильнее прижал меня к себе и кажется, рыкнул. В его поцелуе просто плескалась жажда, он не мог насытиться, также как и я.
  
   Готовясь к свадьбе, я осознавала, что после этого последует и хоть боялась, но желала. Аргорн своими ласковыми прикосновениями приручил меня, я уже не так боялась их. И чувствую, моя первая ночь не за горами. И знаете что? Я хочу того, что подразумевает это словосочетание.
  
   То, что первая брачная ночь может произойти прямо на месте заключения брака, не смущало. Да, и честно сказать, кроме страсти к моему супругу я ничего не чувствовала, но, увы, судьба еще не забыла о моем существовании, так как стоило Аргорну начать приподнимать подол моего платья, дверь открылась и с криком:
  
   - Капитан, у нас неполадки с двигателями, - в наш интимный рай ввалился Актен. Вот же ж, сучок. Я же увидев округлившиеся глаза помощника капитана, засмущалась и спрятала лицо на груди мужа. Он, кажется, зарычал, по крайней мере, в последующих словах была слышна неподдельная ярость:
  
   - Выйди!
  
   - Но капитан...
  
   - Пошел вон! - когда Актен выполнил его приказ, и дверь закрылась, Аргорн склонился надо мной и, подняв мое лицо цвета спелого помидора, проникновенно заговорил. - Арнэ, прости, мне надо идти, подожди меня в каюте, как только я освобожусь, мы продолжим начатое, - сказал и поцеловал еще раз. - Я люблю тебя, Кира, - он вышел, а я осталась стоять в комнате и все свое внимание переключила на панораму за окном. Лишь спустя какое-то время я поймала себя на том, что поглаживаю губы. Так, гормоны постройся, в холодный душ шагом марш. Блин, какая же сволочь, этот Актен, такой момент гад запортачил.
  
   Я пошла в каюту и, приняв душ, в одном халате дожидалась Аргорна. Так дожидалась, что не дождалась и уснула. Присутствие Аргорна я почувствовала, когда кровать прогнулась, под его тяжестью. Я, было, пошевельнулась, но он зашептал:
  
   - Спи, спи, милая, - лег рядом, обнял, и я погрузилась в сон, не думала, что так умаялась с этими подготовками к свадьбе, слишком перенервничала.
  
   ***
  
   Следующие два дня Аргорн уходил рано утром и возвращался поздно вечером. Ни о каком супружеском долге речи и не шло, муж очень уставал, и я это понимала и старалась поддержать. Но, вот только с каждым днем я все сильнее ощущала себе маньячкой извращенкой. И вот на третий день я решила на отчаянный шаг, соблазнение собственного мужа. Как- никак зря я, что ли так мучилась, когда стриптиз изучала. Костюм я сделала из вечернего платья, которым меня одарил супруг. Музыку я нашла в системе поиска, пользоваться которой меня научил Аргорн.
  
   Так вот, когда он пришел поздно, то застал пустую каюту.
  
   - Кира, - взволновано позвал он.
  
   - Аргорн, сядь на кресло и не двигайся, - сказала я из ванны.
  
   Заиграли первые аккорды динамичной музыки, разнесшись по комнате. Сначала из двери появилась моя нога, обтянутая ажурным чулком, чулки я нашла случайно, оказывается, Аргорн был эстетом. Из комнаты послышался судорожный выдох. Постепенно в ритм музыки появилась и сама я. Аргорн дернулся навстречу, но я пригрозила ему рукой, он сел на его лице было выражения ребенка, у которого отняли конфету.
  
   Музыка убыстряется, я делаю вертикальный шпагат. Затем следует плавная мелодия, и я медленно обвожу контуры своего тела, начиная от груди заканчивая бедрами, закрывая при этом эротично глаза и закусывая губу. Еле уловимый стон вырвался из моих губ, ему вторило рычание, этому трюку меня Илона научила, надо будет, если ее встречу поблагодарить, все-таки уроки не пропали даром. Делаю телом волну, подхожу к Аргорну и ставлю ногу между его и плавно, чтобы он видел глубину моего бюста, снимаю чулок. Все попытки супруга прикоснуться я прерывала на корню, все-таки я хотела, чтобы он немного помучился. Второй чулок я сняла таким же образом. Потом села к нему на колени, еще одна волна, его стон, мой хриплый вздох. Начинаю расстегивать пуговицы на его кителе, при этом двигаясь и чувствуя, что он жаждет конца этого танца. Волной накатило возбуждение, я наслаждалась этой властью над своим супругом, да, эгоистично, но это ощущение вседозволенности, нужности я не променяю ни на что.
  
   Я резко встала с колен, когда китель был расстегнут, и начала плавно обводить талию, поглаживая и потихоньку приближаясь к груди. Медленно, я обвела полушария груди и, повернувшись к нему спиной, начала расстегивать лифчик. И вот он летит на пол, обхватив грудь руками, поворачиваюсь и та дам... Аргорн поддавшись вперед, мирно посапывал. А-фи-ге-ть.
  
   Сказать, что я была ошарашена, ничего не сказать. Нет, ну как он мог? Быстро подобрав лифчик и быстрым шагом пошла в ванну, где, не выдержав, заплакала. Да, может кто-то из вас заявит, что я глупа, знала ведь, что он устал и все такое. Господа, значит, вы не любили.
  
   Постояв под душем и остудив разбушевавшуюся фантазию, я вышла. Аргорн в той же позе безмятежно спал. Взяв одеяло с кровати, я подошла к моему бессовестному супругу. Поудобнее уложив его на кресло, до кровати его тащить мне было не по силам, а разбудить его я стеснялась, поэтому, сняв с него все что смогла, укрыла одеялом.
  
   - Бесчувственный дурак, - прошептала я и, поцеловав мужа, легла спать на кровать.
  
   Когда я проснулась, то Аргорна уже не было, а соседняя подушка была смята, значит, проснулся и перелег. Мое внимание привлекло что-то яркое лежавшее на подушке, это были пурпурные гиацинты, на языке цветов обозначающие, "прости, я сожалею". Вот же ж льстец.
  
   Видеть Аргорна я не хотела, отчасти из-за того что стеснялась произошедшего вчера и поэтому свое смущение я выражала обидой на мужа, вот такая она женская логика.
  
   Сегодняшний день, во избежание встреч с Аргорном решила провести в библиотеке, да и такое помещение имелось на корабле супруга.
  
   Книги прекрасно отвлекают от переживаний, найдя какой-то приключенческий роман, я погрузилась в чтение и обида к мужу была забыта. В библиотеке я просидела долго, когда глаза стали болеть, я решила что на сегодня хватит.
  
   Библиотека располагалась на втором уровне, а каюта на первом, поэтому я направилась к лифту. Я была настолько погружена в недавно прочитанное, что не сразу обратила внимание, что в коридоре не одна, когда двери лифта открылись, я боковым зрением заметила движение, и стоило мне повернуться, как я наткнулась на янтарные глаза своего супруга. Я быстро шагнула в лифт и хотела закрыть дверь, но Аргорн оказался быстрее и проник в лифт.
  
   Он смотрел на меня своими немигающими глазами, я же всячески избегала встречи с ним взглядом. Обида нахлынула новой волной, затмив смущение, нет, ну что он так смотрит.
  
   - Кира, - начал Аргорн. Я, повернувшись к нему спиной, старалась спрятать запылавшие щеки, долбаное смущение. Он подошел сзади и обнял, я сделала попытку вырваться, но он даже глазом не повел. - Арнэ, прости меня. Что ты хочешь? Я исполню твое желание, госпожа.
  
   - Отпусти меня, Аргорн.
  
   - Нет, - серьезно ответил мне.
  
   - Ты ведь сказал, что исполнишь любое желание.
  
   - Нет, милая, это желание я не исполню даже под пытками, я тебя никуда не отпущу. Слышишь? - он начал целовать мои волосы, а обида уже давно растаяла, но я решила так просто не сдаваться.
  
   Я повернулась в кольце его рук и, тыкнув пальцев ему в грудь хотела было разразиться гневной тирадой, но Аргорн увидев, как я набираю побольше воздуха в грудь, припал ко мне в жадном поцелуе. А я сопротивлялась для вида и отдалась в круговорот приятных ощущений. Все-таки не могу я на него долго обижаться, а увидев лукавые янтарные глаза, вообще потеряла дар речи, так что я очень рада, что именно этим способом Аргорн окончил нашу первую глупую ссору.
  
   Но поцелуй начал перерастать во что-то более откровенное, так как Аргорн подхватив меня под ягодицы, заставил буквально его оседлать. Я, держась за его крепкие плечи, с упоением отдавалась во власть страсти. Я терлась об него, стараясь, стать ближе, подрагивающими руками старалась снять китель, но мне это почти не удавалось. Аргорн был более удачлив, его руки уже обхватывали грудь, а лифчик был просто разорван.
  
   НО, нет, честное слово, меня явно боги не влюбили, а иначе, как объяснить то, что когда кабинку лифта огласил мой стон, двери открылись, явив нам делегацию из трех ррхарцев, внимательно рассматривавших капитана и меня.
  
   - Рррр, - это был Аргорн. Тут же его подчиненные опустили любопытные взгляды в пол и расступились. Я же сгорала от стыда. Аргорн отпустил меня на пол и, закрыв спиной, нажал на кнопку лифта, двери закрылись, отрезав от нас ррхарцев.
  
   - Знаешь, похоже, я чем-то прогневал богов. Они благословили наш союз, но стоит мне приблизиться для его закрепления, как обязательно что-то или кто-то нам мешает, - говоря это, Аргорн запустил руку себе в волосы и растеряно смотрел по сторонам.
  
   - Ахаххаха, - меня пробрало на смех, видимо, нервное. - Знаешь, милый, меня посетили те же мысли. Похоже, остаться мне девственницей до старости лет.
  
   - Повтори, что ты сейчас сказала, - настороженно попросил Аргорн.
  
   - Мм, про девственность? - он так пристально посмотрел на меня, что я смутилась. - Ну а что, это не грех, и не так я и стара, чтобы этому так сильно удивляется, - растерянно пролепетала я.
  
   - Спасибо, Боги, - радостно воскликнул Аргорн и, схватив меня в охапку, стал кружить. Именно такую картину и увидел Актен, когда дверь лифта открылись перед его лицом. Увидев изумленное лицо Актена, мы дружно засмеялись, и Аргорн нажал кнопку, мы опять поехали на свой уровень.
  
   В каюту мы ворвались, смеясь, да лицо помощника капитана надо было видеть.
  
   - Пошли в душ, - сказал Аргорн, когда мы вдоволь отсмеялись, уже серьезным тоном, с хрипотцой.
  
   - Я не....
  
   - Кира, отказ не принимается, - ехидно улыбнувшись, сказал он и за руку как меленькую повел в ванну.
  
   Когда дверь закрылась, я поняла что попалась в умело расставленный капкан. Мой личный хищник приступил к охоте... на мою одежду. Он прижал меня к двери и, шепча разные милости и поминутно целуя, снимал с меня вещи. Но, как снимал, если снять не удавалось, он просто разрезал их ногтем. В итоге я осталась в одних трусиках, а разорванная одежда грудой лежала у моих ног.
  
   Настала моя очередь раздевать. Ногтей у меня таких не имелось, поэтому приходилось все делать вручную. Наконец, Аргорн не выдержал и, дернув на себе китель, бросил его на пол, так же поступил и с брюками, плавки он решил не снимать.
  
   Взял меня на руки и поставил лишь, когда мы оказались в ванной. Включил теплую воду и, взяв губку начал меня мыть. Блин, чувствую себя как ребенок. Он тщательно проходил губкой каждый сантиметр кожи, иногда проводя своими горячими пальцами. Он исследовал меня, а мне хотелось спрятаться от его голодного взгляда, прикрыться. Мыл он меня долго, наверно даже я так себя не мыла. Но апогеем стало то, когда он, встав на колени и положив мою ногу на плечо, стал мыть ее. О Боже, я думала упаду прям там. Когда же это пытка была окончена, он прошептал:
  
   - Твоя очередь, - и передал мне мыльную губку.
  
   Никогда бы не подумала, что мытье другого человека может быть столь приятным и возбуждающим. Не смотря в глаза Аргорну, я начала намывать его грудь. Как же приятно прикасаться к любимому телу, и вскоре, сама того не заметив, губку заменила моя рука. Я выводила узоры, гладила, обрисовывала литые мышцы, пресс. Я как искатель сокровищ исследовала попавшийся мне алмаз. Я выпала из реальности, и пришла в себя, когда из крана полилась холодная вода. Аргорн стоял под ледяным потоком, отодвинув меня от себя, на меня попадали лишь капли.
  
   - Аргорн, - взволнованно позвала я.
  
   - Киррра, - отозвался он. Может я сделала что-то не так? Аргорн все также стоял под холодным душем, когда он, наконец, включил теплую воду, я подошла к нему и обняла.
  
   - Я сделала что-то не так?
  
   - Нет, милая, ты сделала слишком так, - ответил мне Аргорн, обняв в ответ.- Если так пойдет и дальше, то я не сдержусь.
  
   - А разве не в этом смысл?
  
   - Нет, я хочу, чтобы твой первый раз был особенным. Я хочу, чтобы ты вспоминала его с радостью.
  
   - Но Аргорн, главное, что это ты, все остальное не важно.
  
   - Нет, Арнэ, сегодня ничего не будет, как бы мне этого не хотелось, но обещаю завтра я все устрою, ты не забудешь его ни за что, повелительница моего сердца, - сказал он и, выключив душ, закутал меня в полотенце и начал активно обтирать, когда закончил, отправил в комнату, а сам еще какое-то время провел в ванной.
  
   Эту ночь можно воистину считать волшебной, всю ночь мы говорили о семье, родных, детстве, юности. Смеялись, я даже всплакнула пару раз пока рассказывала о том, как потеряла всех родных.
  
   На следующее утро мы проснулись вместе, точнее я проснулась, а Аргорн лежал, смотрел на мою заспанную моську.
  
   - С добрым утром, Арнэ. Сегодняшний день ты запомнишь надолго. Мне надо идти, я жду тебя в пять у себя в кабинете. Я люблю тебя, Кира, - сказал он, поцеловал и быстро одевшись, ушел. Я же еще немного повалялась и пошла, приводить себя в порядок. Поскорее бы до Земли добраться, а то я скоро умру от безделья, хотя судьба меня слишком "любит", поэтому и подкидывает разные сюрпризы, так, что скучать не приходиться.
  
   Время до назначенного Аргорном свидания я провела в библиотеке. Но все мысли летали вокруг Аргорна и его сюрприза, не позволяя сосредоточиться на чтение.
  
   И вот, долгожданный час настал, я так нервничала, что последние пять минут провела под дверью кабинета, не решаясь войти. Когда же стрелка часов показала пять часов одна минута, то постучала. Дверь немного приоткрылась, и явило лицо супруга.
  
   - Кира, - вздохнул он и, подойдя, поцеловал, такое ощущение, что мы с ним лет пять не виделись. Потом он аккуратно повязал мне ленту на глаза и повел показывать сюрприз.
  
   Мое сердце отбивало бешеный ритм.
  
   - Снимай, - прошептал Аргорн и лента слетела.
  
   Моим глазам предстал темная комната, но по стенам потолку, была нарисованы какие-то символы, пахло чем-то очень приятным, а посередине кабинета возвышалась белоснежная кровать, как только она тут оказалась.
  
   - Ну как тебе? - взволнованно спросил он.
  
   - Великолепно, - выдохнула я. - Аргорн, как тебе это удалось?
  
   - Для меня нет ничего невозможного, если это касается тебя.
  
   - Надеюсь, в этот раз нам не помешают.
  
   - Нет, все проблемы решены, всем строго наказано, не приближаться ко мне на сто метров, так что эта ночь принадлежит нам, Арнэ.
  
   Он начал меня нежно целовать, потом все больше распаляясь, горела и я. Поцелуи все сильнее возбуждали, объятий было мало, хотелось, ближе, еще ближе, раствориться.
  
   И вот я лежу на белоснежной шелковой простыне, платье уже было где-то потеряно. Надо мной нависал Аргорн, он начал целовать шею, потом плечи, мм..., плечи всегда были для меня чувствительной зоной, поэтому стоны становились все сильнее. Он кусал чувствительные места. Когда он перешел к груди, я думала, что испытать большего удовольствия, чем испытываю сейчас, невозможно. Ох, как же я ошибалась, он уделял внимание всему, то жал, то поглаживал, посасывал, тер. Вот его поцелуи стали спускаться все ниже по талии и вот я вижу, как он снимает с меня трусики ииии... тишину кабинета разрезала трель.
  
   - Что это? - испуганно спросила я, вздрогнув.
  
   - Отец, - ответил ошарашено Аргорн.
  
   - Ахахах, - Боже, разве может все так быть?
  
   Я встала и надела китель Аргорна, так как платье найти мне не удалось.
  
   И вот, картина маслом, полуголый Аргорн, я в кителе под которым только образ Евы.
  
   Вы спросите, почему я не ушла, ответ прост, Аргорн дабы никто нас не тревожил, заблокировал дверь, а разблокировка заняла бы слишком много времени. Отцу он не ответить не мог, так как Аргорн являлся наследником, и ему надо знать обо всех новостях клана.
  
   И вот, представьте степень офигения отца Аргорна, когда он увидел нас.
  
   - Аргорн, представишь мне свою милую спутницу, - отойдя от шока, попросил точная копия Аргорна в лет сорок. Он не был еще седым, но мудрость и легкие морщины выдавали в нем зрелого человека.
  
   - Отец, я говорил тебе о ней. Кира, моя Арнэ, - сказал Аргорн, затем, повернувшись ко мне, улыбнулся и сжал ладонь, мол: "Все путем, не волнуйся".
  
   - Очень приятно, Кира. Прости за то, что прервал вас, - я покраснела, прижавшись к супругу поближе. - Не бойся меня, я оценил выбор Аргорна, и считаю его наилучшим, поверь. Отныне ты часть моей семьи, и я горжусь тем, что именно ты заняла это нишу, - говорил он все это ласковым голосом, и я не распознала лжи. Надеюсь, он не врал. - Мне надо с тобой серьезно поговорить, и простите милая, Кира, но без вас. Аргорн, я позвоню чуть позже, рад был познакомиться, - сказал он и отключился.
  
   - Кира, - глазами побитого щенка на меня взирал Аргорн. - Я опять все испортил.
  
   - Эх, хватит ныть, отведи меня в каюту, потом поговори с отцом, не беспокойся все было прекрасно, просто... так сложились обстоятельства, - улыбнувшись, сказала я. Аргорн подхватил меня на руки и отнес каюту, где положив на кровать, заставил строго-настрого его дождаться.
  
   Да уж, похоже мы оба уже на пределе и если нам не удастся выполнить, наконец, все до конца, мне страшно представить что будет с тем, кто попытается нам помешать.
  
   ***
  
  "Он был на пределе сил. Боги, за что Вы так со мной, подарили Аэнэ, а теперь стоит только приблизиться к ней, как кто-то стремиться помешать. О, Боги, как он ненавидел своего отца, Актена, и весь экипаж. Все как будто сговорились.
  
  Он яростно шел к себе в кабинет, сюрприз для Арнэ был испорчен, настроение катилось в дальние дали.
  
  С отцом он говорил долго, даже слишком опять какие-то проблемы с границами, посягательство соседей и прочие легко устранимые ситуации. Отец и без помощи Аргорна мог с ними справиться, но он знал, отец готовил сына к правлению. Но, что может сравниться с тем, что сейчас на его корабле, в его каюте, спит любовь всей его жизни.
  
  Он до сих пор не смог поверить, что Кира стала его женой. Он сделает все, чтобы она никогда не пожалела о своем решении.
  
  Разговор с отцом был окончен, отец видел, в каком взвинченном состоянии находится Аргорн, поэтому сам выпроводил его.
  
  И вот он у каюты, но боится зайти, боится обнаружить, что это всего лишь сон, ожившая мечта, но дверь открывается и он чувствует присутствие своей Арнэ.
  
  Она мирно посапывает. Он сходил в душ и вот, он уже обнимает ее, прижимает к себе свое сокровище. Она во сне жмется к нему, и большего не надо, вот его счастье, спит и даже не подозревает, насколько она ценна ему.
  
  - Спи, милая, спи, - целуя ее, говорит он и, прижав к себе, засыпает. Завтра, все будет завтра".
  
  ***
  
   Выспалась и жизнь прекрасна и пусть весь мир подождет. Рядом лежал Аргорн, я чувствовала, как он прижимает меня к себе, повернулась и умилилась. Спасибо, Господи, за такого мужа, больше ничего требовать не буду. Он даже во сне защищал меня, стремясь все больше окутать, укрыть, спрятать, хорошо, что ноги еще не положил.
  
   Я провела рукой по его лицу в невинной ласке и наткнулась на пристальный взгляд янтарных глаз.
  
  -- Значит, вот что ты делаешь пока я сплю, пристаешь? - голосом оскорбленной невинности заявил этот нахал.
  
   - Какие планы на день?
  
   - Соблазнить, наконец, мою Арнэ
  
   - А не боишься, что в самый ответственный момент я засну?
  
   - Кирааа, ты теперь до конца жизни мне припоминать будешь?
  
   - Хуже, и после смерти.
  
   - Ууу, какая злопамятная Арнэ мне досталась.
  
   - Не нравиться, можешь отдать.
  
   - Ни за что, - улыбнувшись, сказал этот нахал и поцеловал.
  
   Утро мы провели вместе, потом Аргорн куда-то ушел, а я уже по сложившейся традиции пошла в библиотеку.
  
   Зачитавшись, я не обратила внимания, что уже не одна, только когда раздалось деликатное покашливание, подняла голову и увидела мужа.
  
   - И долго ты тут сидишь? - спросила я.
  
   - Я тут тоже читал, - и я вижу, как жестом фокусника он достает книгу "Любовь оборотня". Охтыжептишмлин, пронеслось у меня в голове. - Знаешь, милая, никогда бы не подумал, что ты такая страстная. Мм, тут столь всего и так детально описано, я даже боюсь представить, на что ты способна на практике, - голосом коварного соблазнителя начал он. - Но знаешь, про оборотней тут безбожно врут, поверь, мы можем не только больше, но и лучше, - сказал он и начал приближаться ко мне, я же отступала. - Ох, Кира, тебе ли не знать, что не стоит злить хищника, убегать, это лишь добавляет пикантности в охоте.
  
   - А кто тебе сказал, милый, что я не хочу быть пойманной? - коварно улыбнувшись, поведала я.
  
   Рывок, смазанная тень и вот я уже лежу на спине, а надо мной склоняется мой любимый хищник.
  
   - Ну, вот и попалась, - шепчет он и накрывает губы поцелуем.
  
   Я не заметила, как оказалась на мягком диване для чтения. Аргорн оторвался от губ и начал медленно меня раздевать. А я боялась, нет, не того, что должно произойти, а того, что нам помешают. Просто, я не удивлюсь, если сейчас влетит вся команда и объявит, что мы все умрем через три секунды, а что, статистика моей жизни показывает, это вполне реально.
  
   Блузка была расстегнута, и взору Аргорна предстал черный ажурный лифчик. Он лишь ухмыльнулся и поцеловал жадно, страстно. Потом медленно начал спускаться на шею, нежно покусывая, отчего мурашки то и дело пробегали по коже. Плечи, лифчик летит в сторону стеллажей. Я чувствую его горячее дыхание на коже.
  
   - Аргорн...
  
   - Что, милая?
  
   - Я... раздену... тебя...
  
   - Хорошо, госпожа, - и он перевернулся, и я уже сижу на его коленях и судорожно расстегиваю этот долбаный китель. Ура!
  
   Под одеждой скрывалась прекрасная фигура моего личного Апполона. И вот я опять превращаюсь в маньячку, глажу, трогаю, кусаю, царапаю.
  
   - Нет, милая, я так больше не могу, - хриплым тоном говорит Аргорн и я вновь под ним.
  
   Он начинает медленно снимать с меня юбку, смотря при этом в глаза. А я таяла, растворялась в бездне чувств. Его рука проникает под ткань нижнего белья, и я выгибаюсь и стон разноситься по помещению.
  
   Это было так... нежно, а главное правильно. Да, так и должно было быть. Он ласкал там, где все горело, все больше разжигая пожар. А потом было безумие, феерия... оргазм.
  
   - Кира, будет больно, - хрипло шепчет Аргорн.
  
   Миг и действительно боль пронзает все тело. Но, кажется, Аргорн больше боялся, чем я, на меня посыпались поцелуи, нежные слова, признание в любви, и когда боль прошла я прошептала:
  
   - Аргорн, прошу, только не останавливайся.
  
   Сначала все было нежно, медленно, муж пытался, как мог сократить мою боль. Но безумие победило, ритм увеличился. Казалось, разряды тока витали вокруг нас.
  
   - Смотри, Арнэ, - прошептал Аргорн, и я увидела как стены библиотеки исчезая, оставляют только космос, меня и Аргорна.
  
   И да, в момент оргазма я действительно видела космос. Нет, не за окном, а в янтарных глазах своего любимого супруга. Только после того как волны оргазма прошли, я заметила на голове Аргорна пару ярко-алых ушек. Так вот о чем он говорил.
  
   - Я люблю тебя, Кира.
  
   - Я люблю тебя, Аргорн, - да я сказала это. Его лицо осветило улыбка. Мы так и лежали, обнявшись, и смотрели в космические дали.
  
   - Аргорн, а что ты планируешь делать после прибытия на Землю?
  
   - Как что, останусь с тобой, моя Арнэ, - зарывавшись в волосы, произнес он.
  
   - У меня к тебе есть предложение.
  
   - Какое?
  
   - После Земли, мы отправимся к тебе на планету.
  
   - Зачем?
  
   - Как зачем? Познакомиться с твоими родственниками.
  
   - Ты действительно этого хочешь? - переспросил Аргорн, заглянув в глаза.
  
   - Больше всего в жизни.
  
   - Кира, я так рад, - сказал он и начал покрывать мои плечи поцелуями.
  
   - Аргорн, а эти ушки, ты про них говорил? - муж как-то засмущался.
  
   - Да, мы рождаемся с ними и по мере взросления и приобретения контроля над эмоциями учимся их прятать. Я был слишком счастлив поэтому они и появились , - как бы оправдываясь поведал он.
  
   - Аргорн, слушай, не мог бы ты всегда, когда мы остаемся наедине их показывать, они такие милые.
  
   - Хорошо, госпожа, - ответил он и продолжил целовать, трогать и вот я чувствую, как его рука ползет туда, куда не стоит.
  
   - Шо опять?
  
   - Кирочка, я слишком долго ждал, - сказал это чудо, сделав самые невинные глаза и подергав своими плюшевыми ушками. Нет, ну как отказать такому нахалу?
  
  
   ***
  
   Я не знаю, что ждет меня завтра. Впервые, не хочу строить планы, хочу испытывать новое, совершать безрассудное, податься страсти, жить...
  
   Запомните, прошлое, оно для того и прошлое, чтобы его забыть. Не зацикливайтесь, а то, по глупости можете пропустить счастливое настоящие, как это чуть не сделала я, Кира Вразумовская, героиня романа "Сквозь тернии к звездам или, а Вас, прошлое, я попрошу остаться".
  
   Будьте счастливы, и найдите своего Аргорна.
  
  
  ЭПИЛОГ.
  
  
   - Наристан Гор, первый сын, великолепный пловец, охотник, защитник. Владеет знаменитыми техниками боя. Любит животных и поэзию, бу бу бу бу бу, - и так уже битый час. Не знаю точно, какой по счету претендент морочит мне голову своими выдающимися качествами. За этот день я столько перевидала представителей сильного пола, что, кажется, удивить меня невозможно, но, каждый новый, заставляет меня усомниться в этом выводе. Кого я только не видела: и перекаченных атлетов, и смазливых поэтов, и загадочных воинов, и умных ученых, красивых и обаятельных, умных и не очень, талантливых и изобретательных. Поначалу все это мне казалось даже забавно, но сейчас, я еле сдерживаюсь, чтобы не закончить этот фарс. Сдерживает меня, только мой милейший супруг, который не потрудился рассказать о некоторых особенностях его расы.
  
  
   ***
  
   После нашей первой брачной ночи, последовала брачная неделя. Аргорн как с цепи сорвался, и не буду лукавить мне это нравиться. Я, хоть человек до этого не имеющий опыта, учила супруга человеческим тонкостям любовной науки. Стоит только вспомнить, как я ему рассказывала, что такое камасутра... Он тогда приказал на всех парах нестись к мое планете, чтобы приобрести сей интереснейший научный материал. Но сейчас не об этом.
  
   Вскоре мы были на моей родной планете, Земле. Корабль приземлился где-то в глухомани, чтобы не шокировать людей. До города мы добрались на маршрутке.
  
   Первым делом мы направились ко мне в квартиру. Аргорну было очень интересно повидать место, где я жила раньше.
  
   Ключа, само собой у меня не было, но была милая соседка Галина Петровна, у которой хранились почти все ключи нашего подъезда. Она как всегда была дома, так что, забрать ключ не составило труда. Тяжелее было уйти от ее расспросов, лишь, когда она увидела Аргорна, которого я предварительно переодела в человеческую одежду, все поняла и перестала заваливать меня вопросами.
  
   - Ну, здравствуй, - сказала я, войдя в свой двухкомнатный рай, который тут же был досконально осмотрен мужем. Аргорн хоть и не подавал виду, но квартира ему явно не понравилась. Как выразился он: "Слишком маленькая, для такой большой души как у тебя".
  
   Этот день мы решили провести дома, сходили с ним в магазин, где он то и дело широко открывал глаза, удивляясь нашей отсталости. Я накупила всяких вкусняшек, решив устроить дорогому супругу вечер русской кухни.
  
   Готовили мы тоже вместе, Аргорн помогал, как мог, резал, мыл, чистил. И как итог вечером нам предстал накрытый благодаря нашим стараниям стол.
  
   Оливье, селедка под шубой, борщ, запеченное мясо, рыба, морс, яблочный пирог, возвышались красивыми формами на столе. Да, поработали мы на славу.
  
   Оказывается у Аргорна зверский аппетит, особенно на то, что приготовила я.
  
   Уже поздним вечером наевшись от пуза, я галантно пригласила супруга сходить в кино. Объяснять, как там оно устроено и, что представляет, я не стала, сам увидит.
  
   Я выбрала экранизацию, всем известной сказки "Красавица и чудовище". Милое, красиво снятое кино, с замечательными актерами поглотило не только мое, но и внимание мужа.
  
   После сеанса мы решили прогуляться. Долго задерживаться на планете я не планировала, завтра вечером уже вылетаем. Я знала, что меня ищут, пропавшего агента не могут не искать, не хочу играть в шпионский детектив, надоело, наигралась. Теперь пришло время романтичной комедии, и этим временем я собираюсь наслаждаться вдоволь.
  
   Дома мы были где-то в час утра, спать, как ни странно, не хотелось. Первым делом мы приняли душ, теперь это не мое сугубо личное занятие. А после легли на кровать.
  
   - Аргорн, я давно спросить хотела, сколько тебе лет?
  
   - Если считать по вашему летоисчислению то около ста сорока, - я, конечно ожидала чего-то подобного, но...
  
   - Аргорн, но я ведь не ррхар, и жить так долго не смогу, - впервые задумалась об этом, стареть рядом с молодым мужем, ничего ужаснее быть не может.
  
   - Кира, мы получили благословение, так что теперь ты, как и я фактически бессмертны. Обряд Аиты заключает мощную связь, что чувствуешь ты, то чувствую и я и, наоборот, раны, болезни все супруги переживают вместе, как и смерть, если убьют меня, то умрешь и ты, - я, молча, слушала слова супруга, как все оказывается сложно. Но, я не жалею что пошла на это. В горе и радости, в богатстве и бедности. - Так что, повелительница моего сердца, ты от меня никуда не уйдешь, - прошептал Аргорн, склоняясь надо мной. Дальше было не до разговоров.
  
   С утра, мы поехали на кладбище. Могилки я давно уложила плиткой, работа у меня была тяжелая, времени почти не было, зато теперь легко, только цветочки поменять.
  
   Когда я подошла к таким родным трем могилам, самых любимых людей, я расплакалась, не смогла сдержаться. Никогда не получалось сдерживаться.
  
   Я села на лавочку, Аргорн сел рядом. Он молчал, я была ему за это благодарна. Когда слезы перестали литься безудержным потоком, я начала рассказывать своим родным о том, что со мной приключилось. В самых тяжелых местах, Аргорн обнимал меня и целовал, чтобы я успокоилась. На кладбище мы провели часа три.
  
   Аргорн, видя как больно мне расставаться с близкими, пообещал два раза в год навещать могилки. Хорошо, что он сказал об этом первый, попросить я почему-то стеснялась.
  
   Забрав из квартиры альбомы и прочие дорогие сердцу вещи, мы покинули мой дом. Опять маршрутка, опять корабли, космос и любимый супруг рядом.
  
  
  
   ****
  
   Странности в поведении Аргорна я стала замечать на подлете к его планете. Оставалось два дня до прибытия, а Аргорн, как мне показалась, что-то недоговорил, скрывал, и экипаж стал вести себя странно, многочисленные мужчины стали строить мне глазки, пытались всячески помочь и при этом Аргорн им не препятствовал. Зная, насколько ревнив мой супруг я начала беспокоиться.
  
   Я видела как неприятно супругу внимание со стороны экипажа ко мне, но он молчал, сжав губы, молчал.
  
   В аэропорту нас встречало очень много народа, из которых было от силы три четыре женщины. Так, так, так. Первая к нам подошла мать Аргорна, Мика, красивая женщина расы ррхаров, с огненными волосами и янтарными глазами. Она поприветствовала меня, от души обняв и даже заплакав. Потом подошел отец Аргорна и сдержанно пожал мне руку, выразив восхищение выбором сына. Потом стали подходить другие девушки, приветствуя, и выражая желание побывать на отборе.
  
   При этом слове я посмотрела на Аргорна, он опустил глаза. Темнит.
  
   В итоге, вечер встречи прошел в широком кругу знакомых. За это время мне не удалось выловить Аргорна из толпы, вот же ж. Когда я все-таки поймала этого рыжего интригана и, взяв за руку, увела в спокойное место, я спросила прямо.
  
   - Аргорн, что происходит? Что ты от меня скрываешь? О каком отборе все говорят?
  
   Ответить супруг не успел, за него ответила Мика, так внезапно появившись.
  
   - Аргорн, ты не рассказал Кире об отборе? - супруг насупившись, молчал. - Кирочка, дело в том, что на нашей планете форма правления, матриархат, - все, удивить меня больше, наверное, невозможно. Я метнула взгляд в Аргорна, вот блин. - И для каждой девушки должен пройти отбор в супруги, первого ты уже выбрала, это Аргорн, первый и главный супруг, теперь осталось выбрать парочку второстепенных, - сказала она это с улыбкой и, наверное, ожидая от меня такой реакции. Я же подошла к Аргорну обняла его и сказала:
  
   - Я не ррхарец, я землянка, и мне не нужны другие мужья, - Аргорн обнял меня в ответ, глупый, думал, я обрадуюсь этому отбору. Посмотрев ему в глаза, поняла, что думал.
  
   - Я понимаю, деточка, но это традиция, а нарушать ее нельзя. Ты можешь пройти отбор и никого не выбрать, но просмотреть каждого претендента ты обязана. Кира, у меня самой только один муж, и я как никто тебя понимаю, просто побудь на кастинге, большего я просить не смею, - она сказала это так ласково и просящее, что я не смогла отказаться.
  
   ****
  
   Лучше бы отказалась...
  
   Я сейчас умру, сколько претендентов этих то?
  
   - Стоп, мне нужно отдохнуть, - прервала я выступление парня и, встав с кресла и подхватив за руку супруга, вышла из зала. В коридоре стояла очередь из участников. Боже, сколько их тут?
  
  Найдя укромный уголок и убедившись, что нас никто не слышит, я сказала:
  
   - Аргорн, избавь меня от этого шоу, я больше не могу.
  
   - Но, что я могу сделать? - недоуменно спросил он. - Убить их всех я не могу, - значит не одну меня, это все бесит.
  
   - Аргорн, - я подошла и поцеловала его. Супруг не сдержался и, прижав меня к стене, впился жестким поцелуем. Целовались мы долго, с душой. Оторвавшись от него, я спросила:
  
   - Твои чувства все так же сильны?
  
   - Не может быть сильнее, что я чувствую к тебе.
  
   - Тогда давай сбежим.
  
   - Ты предлагаешь украсть мне собственную жену? - спросил он, коварно улыбнувшись.
  
   - Я не предлагаю, я прямым текстом говорю, давай улетим отсюда.
  
   Аргорн подхватил меня на руки и побежал. Чувствую себя Джейн из мультика про Тарзана. Остановить нас никто не смел, и мы беспрепятственно попали в ангар, где стояли космические корабли.
  
   Аргорн отпустив меня, ринулся к одному из стоящих кораблей, взяв меня за руку. Забрались мы в него очень быстро. Аргорн сел в кресло пилота и активировал все возможные функции, чтобы мы взлетели. Мне хотелось смеяться, меня похищает собственный муж, по моей просьбе, чтобы избавиться от гарема.
  
   Минуты не прошло, как мы были в открытом космосе.
  
   - Куда мы летим? - спросила я.
  
   - У меня есть своя усадьба на одной из маленьких планет, туда и летим.
  
   Вдруг кабину наполнил звук вызова.
  
   - Кто это?
  
   - Мама, - ответил Аргорн. - Кира, сядь в кресло, - я села.
  
   Аргорн принял вызов, на нас смотрела Мика в весьма плохом расположение духа.
  
   - Аргорн, потрудись объяснить.
  
   - Мама, мы с Кирой решили жить в другом месте, - строго ответил супруг.
  
   - В каком другом месте, Аргорн? Ты наследник клана, ты должен...
  
   - От своих обязанностей я не отклоняюсь, если что-то понадобиться я прибуду.
  
   - Ты похитил свою жену, во время отбора, это позор...
  
   - Позор заставлять свою жену спать с другими ради соблюдения приличий, разве не ты мне об это говорила.
  
   - Аргорн...
  
   - Мама, я люблю тебя. И Киру, она моя аэрне, моя жизнь, моя душа, я не отдам ее никому. Прости, но таков я, пусть говорят, что хотят, главное, что Кира со мной, - он посмотрел на меня.
  
   - Я люблю тебя, - прошептала я ему.
  
   - Дети, - выдохнула Мика. - Ладно, сын, я скажу, что тебя вызвали на задание, а Кира уехала с тобой. Будьте счастливы, и не забывайте навещать меня, понятно? - строго спросила женщина.
  
   - Спасибо, - сказала я.
  
   - Внуком отплатишь, - улыбнувшись, ответила Мика и отключилась. Хорошая у меня свекровь.
  
   - Ну, что как будем жить дальше? - спросила я Аргорна.
  
   - Счастливо, вот только работа...
  
   - Что работа?
  
   - Я судья Радарского совета и мне приходиться иногда уезжать в командировки.
  
   - И что плохого?
  
   - Я не оставлю тебя одну, - сжав штурвал сказал он.
  
   - Нет, милый, это я тебя одного не оставлю, будем летать вместе.
  
   - Правда? - повернувшись, спросил Аргорн.
  
   - Только вместе, только навсегда, встав с кресла и подойдя к нему, сказала я.
  
   - А знаешь, на отбор к тебе пришло больше претендентов, чем на другие, за всю историю, - улыбнувшись, сказал он.
  
   - Даже так? Может зря я уехала? - накручивая локон на палец, спросила я.
  
   - Ррр, - раздалось от Аргорна и вот я вишу у него на плече, а он быстрым шагом направляется к жилым каютам.
  
   - А как же управление кораблем?
  
   - Я поставил на автопилот...
  
   ***
  
   От автора: и жили они долго и счастливо, и летали на кораблях, и купались в бассейне в собственной усадьбе, и навещали Мику, в общем, развлекались, как могли. Хотя почему могли? Могут!
  
  
  
  *** КОНЕЦ***
  
  
  
  
  
  Милые, оставляйте комментарии)
  Что-то в последнее время меня одолевает хандра, буду рада вашим отзывам)
Оценка: 6.46*47  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"