Катарин Малэйн: другие произведения.

О мире, Вселенной и вообще...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На что только не пойдешь, когда обстоятельства вынуждают. Будь ты хоть профессор, хоть разумная планета, а выиграть, доказать свою правоту хочется каждому.


О мире, Вселенной и вообще...

   Вселенная рождается. Вселенная умирает. Она умирает, когда заканчивается энергия. Сейчас... Сейчас... Сейчас... Вселенная умирает сейчас.
   За закрытыми веками глаз неслись звезды, галактики, кометы, планеты, свиваясь в спирали, круги, рассыпаясь по темноте, унося сознание все дальше и дальше. С этим погружением приходило понимание, что все живет, двигается, подчиняясь законам физики, только потому, что с рождением Вселенной выплеснулось огромное количество энергии. А сейчас она умирает. Нужен взрыв, мощный, направленный. И тогда она родится снова.
   Неожиданно ряды знакомых звездных скоплений дрогнули и раскатились, исчезнув в неизведанных глубинах космоса. В поле зрения остался лишь один пульсар, который стремительно увеличивался, приближаясь. Зависнув на несколько секунд в центре видимой области, он скакнул вправо, затем влево, завернул за ближайший метеорит и понесся прямиком к черной дыре.
   В мире вселенского безмолвия раздался радостный голос диктора: "Обходит одного! Второго! Выходит один на один! Удар!.. Гол!". За этим заявлением последовали бурные аплодисменты, которым удалось вернуть спящего человека в мир, где будильник надрывался словами давно забытой рекламы то ли батареек, то ли чего-то еще.
   "Надо меньше думать о работе", - пробормотал, нажимая кнопку отключения, Виктор Петрович.
   Начиналось обычное утро рабочего дня, подробности которого быстро стираются из памяти любого человека: душ, чашка чая или кофе, бессодержательный разговор с домочадцами, поездка на работу в общественном транспорте, включение компьютеров, проверка телескопа, снова чай.
   Хотя стоп! Проверкой данных вверенного радиотелескопа и его состояния Виктор Петрович всегда занимался тщательно и вдумчиво. Астрофизики вообще очень трепетно относятся к приборам, открывающим неведомый и невидимый обычным глазом мир космоса. Телескоп же Виктора Петровича отличался необычайной сложностью и являлся самым мощным в обсерватории, что усиливало трепет и тщательность прямопропорционально размерам и функциональным характеристикам оборудования.
   Данные со спутников и других телескопов приходили исправно, обрабатывались на мощных компьютерах и вносились в результирующую таблицу. Главный эксперимент всей жизни Виктора Петровича подходил к концу. Еще совсем чуть-чуть, меньше недели, он завершит свое исследование и, без сомнения, станет знаменит.
   "Кстати о результатах, неплохо бы закончить статью", - Виктор Петрович сел за стол, взял ручку и задумался. Привычкой печатать сразу на компьютере он так и не обзавелся, да и не хотел. Более молодые коллеги посмеивались над этой странностью, что, впрочем, не мешало им уважать будущего Нобелевского лауреата, как уже называл себя в мыслях Виктор Петрович. Да и не только он.
   "Раскрыв сущность темной материи и темной энергии, составляющих основу видимой Вселенной, мы тем самым раскрыли тайну космоса, совершили то, к чему человечество стремилось испокон веков", - поставив точку, будущий знаменитый астрофизик с наслаждением потянулся, закрыл глаза и стал мечтать, как закончат приходить данные, окончательно и бесповоротно подтверждая его теорию, как он опубликует статью, как...
   - А теперь, придумай, как уничтожить эту, так называемую, темную материю, - произнес незнакомый голос.
   Виктор Петрович вскочил и огляделся. Он не любил глупые шутки.
   Вокруг никого не было. Помощник еще не пришел на работу. Раньше чем через полтора часа ждать его было бессмысленно. Профессор же вообще славился своей привычкой приходить рано, но сегодня он превзошел сам себя - на часах еще не было восьми утра. В это время в обсерваторию только начинали стягиваться самые ответственные сотрудники. Шутить было некому.
   Включив видеозапись, постоянно ведущуюся на объекте такой сложности и важности, Виктор Петрович увидел лишь, как его двойник из прошлого резко вскакивает и озирается. На записи Голоса не было.
   - Бред, - пробормотал Виктор Петрович из настоящего и отключил видео.
   - А вот и не бред. Открыл материю, теперь придумай, как уничтожить.
   "Голос, и, правда, в голове", - осознал астрофизик и сел мимо стула, - "Невозможно. Я сошел с ума от радости? Почему это случилось со мной?" - эти и миллионы подобных мыслей формировались, да так и оставались без ответа. Тем временем Голос продолжал говорить что-то о темной материи и об ее уничтожении, но ошарашенный профессор его уже не слушал.
   Голос был мягкий и вкрадчивый, при этом тембр его менялся значительно, становясь, то звенящим как ручеек, то шелестящим как трава на ветру, то глухим, то скрежещущим, то тонким и ломким, оставаясь приятным во всех диапазонах. При этом общее впечатление складывалось до того омерзительное, что не понятно было как такое вообще возможно. Вкрадчивость голоса усиливала природную подозрительность воспитанного на советских идеалах астрофизика, который и без того не стал бы доверять посторонним голосам в голове.
   Все происходящее ему резко не нравилось, хотя оставалась еще надежда, что это временное помешательство от переутомления. Он подождет денек, отдохнет - скоро как раз выходные - а там, глядишь, и голосов никаких не будет. Приняв решение обязательно выспаться и на голос внимания не обращать, профессор вздохнул спокойнее. Он был человек серьезный и целеустремленный, поэтому, поставив перед собой задачу, направлял все усилия на ее выполнение.
   Голос в голове это не устроило, но казалось, он был готов к такому повороту: на протяжении всего дня, он подлизывался к Виктору Петровичу, давал советы, подсказывал и хвалил. Виктор Петрович стойко держался. Он знал, что должен делать, - ни при каких условиях не идти на контакт.
   На выходных профессор старательно отдыхал: он не включал компьютер, не читал профессиональную литературу, даже трубку телефона не стал брать, когда ему позвонил коллега. Голос злился, но не пропадал.
   Отдых дал свои результаты: Виктор Петрович уже не вдумывался в то, что происходит у него в голове и автоматически делал все наоборот. На работу будущий Нобелевский лауреат шел успокоенный.
   - Направо! - сказал Голос. Профессор, не задумываясь, повернул налево и врезался в стену на виду у своих коллег. В голове мерзко захихикали.
   "1 - 0 в пользу Голоса", - мелькнула бредовая мысль. Он проигрывал.
   "Вот так все и начинается. Сначала советы по работе, а потом тебя ловят в кустах с ножом над телом жертвы, а ты отговариваешься, что это голос в голове велел ее убить", - мысли метались. Все оказалось под угрозой: работа, семья, уважение коллег. Да и кто же даст Нобелевскую психу?! Его исследования прикроют! Это провал!
   Но Виктор Петрович не мог позволить себе сдаться так просто.
   "Буду игнорировать дальше! Просто не слушать, что бы там не говорилось! Тогда никто не узнает. Таким образом, я отработаю еще лет пять, а потом можно и на пенсию, и в психбольницу, и куда там еще можно...", - решительно встав с пола, где он сидел, выдергивая и без того редеющую и седеющую каштановую шевелюру, Виктор Петрович занялся текущими делами. Точнее, попытался.
   Когда счет дошел до 18-6 в пользу Голоса, профессор считать перестал. Он вообще не любил футбол и прочие спортивные игры, относя их к разряду увлечений "раздолбаев", таких как его помощник. Слово "раздолбай" в лексиконе Виктора Петровича было самым грубым, отражающим всю степень его неприятия подобного поведения. Сам он как человек степенный и серьезный, ни "раздолбаев", ни футбол не уважал.
   Голос, тем временем, играл тональностями, диапазонами, частотой и высотой звука до тех пор, пока не добился такого звучания, которое не оставляло профессору возможности его игнорировать. Голос теперь не просто звучал в голове, но ввинчивался в мозг, не давая думать ни о чем другом.
   В неравной борьбе с Голосом прошло еще три дня. Ничего не получалось: коллеги уже посматривали косо, но пока еще списывали странности в поведении на волнение перед окончанием исследования, жена извелась от беспокойства, но ее тоже пока удавалось убедить, что вся рассеянность и невнимательность из-за работы. Все это время Голос в голове надрывался, лишь изредка затихая: он гундел, пыхтел, что-то бормотал, разговаривал с ним, с самим собой, иногда даже начинал петь песни, что было совсем уж невыносимо.
   Виктор Петрович даже пошел на крайние меры: попытался заглушить Голос музыкой из плеера, выпрошенного у помощника. Музыка и правда помогла, - Голос сам замолк в изумлении, - но оказалась до того чудовищной (помощник предупреждал, что слушает тяжелый металл), что выбирая из двух зол, знаменитый в будущем профессор предпочел уже знакомое.
   Удивленно помолчав некоторое время, за музыкальное образование астрофизика вновь принялся Голос.
   Последней каплей стало то, что в промежутке между песнями, уже не знаменитый в будущем астрофизик нашел в расчетах ошибку. Ошибку! Да с ним такого с института не случалось!
   В этот момент он понял, что проиграл.
   - Ладно! Кто ты и чего от меня хочешь? Или ты - это я из-за раздвоения личности? - сгорая от стыда, из-за глупости происходящего, обратился профессор к Голосу.
   - Еще чего! Конечно, я не ты. Я - планета Земля, - гордо ответствовал Голос.
   Виктор Петрович первый раз в жизни осел в обморок.
   - Так-то лучше, - перед обморочным сознанием действительно возник образ Земли.
   - Как с тобой сложно-то, и сны я тебе навевала, и книжки подсовывала, а ты как пень деревянный, пришлось идти на открытый контакт!
   "Никогда бы не подумал, что у Земли такой противный голос", - подумал профессор.
   Виктор Петрович припомнил, что, и правда, в последнее время видел много снов о космосе и Вселенной. О том, что Вселенная умирает.
   Земля обрадовалась такой его догадливости, и далее диалог перетек в более конструктивное русло. Как все воспитанные люди и планеты, поговорили сначала о погоде, природе и всяких мелочах, а уже затем подошли к главному вопросу: "Что Земле потребовалось от рядового астрофизика?".
   Ответ не удивил: "Его исследования".
   Хотя нет, все же удивил: "При чем тут они?".
   Земля устало вздохнула и, с видом, с каким сам профессор объяснял что-то очень глупым студентам, сказала: "При уничтожении темной материи образуется масса энергии, которая и спасет Вселенную".
   Так что, хочет или не хочет Виктор Петрович, а придется ему стать спасителем Вселенной. Потому как не отстанет тогда от него Земля до самой смерти, в случае отказа довольно близкой.
   "А раз такие условия, то, как уж тут отказаться?" - подумал астрофизик.
   Медленно, но верно Виктор Петрович приходил в себя. Возле стола метался встревоженный помощник, не знающий что делать. Он, то хватался за чашку, чтобы набрать воды и плеснуть на начальника, то это казалось ему слишком уж неуважительным и, он бежал к аптечке, находящейся противоположном углу комнаты, то вспоминал, что он не знает какие лекарства надо давать. Да и как давать их, если человек без сознания? Понаблюдав за метаниями помощника и мысленно отправив его на курсы по безопасности жизнедеятельности, которые тот видно поспал при приеме на работу, Виктор Петрович встал и прислушался. Голос в голове молчал. Даже следа Голоса не было.
   "Это был только сон, обморочный бред", - с облегчением подумал астрофизик, не верящий в чудеса, - "этого не может быть, просто потому, что быть не может".
   - А вот как схлопочет сейчас кто-то инфаркт, - угрожающе донеслось из головы.
   Печально вздохнув, будущий еще более знаменитый астрофизик занялся разработкой способа уничтожения еще только открываемой им сущности темной материи.
   Груда книг на столе росла, волосы на многострадальной голове вставали дыбом, а статья о его исследованиях темной материи, теперь уже совсем не важная и не значимая, в сравнении с новой работой, тихо пошла в печать, для того чтобы громко о себе напомнить.
   Успех был полный: его исследования сущности темной материи и энергии произвели фурор, он находился на пороге еще более великого открытия, которое закрепило бы его славу, Голос больше не напоминал о себе, на финансирование его текущих исследование международные организации выделили огромный бюджет, помощь пришла из чилийской обсерватории. Там уже занимаются проверкой расчетов. 90% телескопов и спутников планеты направлены на сбор информации для его исследований.

***

   Невозможно! Этого сделать невозможно! Ее нельзя уничтожить! Этот результат не был чем-то невероятным, это тоже был результат, он давал людям немного больше информации о темной материи, еще чуть-чуть рассказывал о свойствах это таинственной субстанции.
   Голос появился в голове на три дня позже назначенного срока. Виктор Петрович уже начал надеяться, что это все-таки была галлюцинация. Но нет. Со словами, что есть собеседники из планет поинтереснее его и, что-то буркнув о всяких прохвостах и делягах, Голос потребовал отчет о проделанной работе.
   - А я говорю, придумай как! Иначе инфаркт с энурезом покажутся тебе завидными перспективами! - Голос надрывался, Голос бился о стенки черепной коробки подобно эху.
   Виктор Петрович с любопытством отметил этот эффект, до этого момента он льстил себя надеждой, что лично его черепная коробка не такая пустая. Встряхнувшись, он вернулся к действительности и с достоинством произнес:
   - Вы, конечно, можете делать со мной все, что хотите, но это невозможно. Я это гарантирую, и готов расстаться с жизнью, защищая это утверждение.
   "Немного пафосно получилось, надо было использовать другой оборот", - печально подумал профессор.
   - Ладно же! - начав фразу, Земля внезапно замялась и смутилась, - Я не хотела говорить, - снова заминка. Голос звучал неуверенно. Виктору Петровичу показалось, что он услышал бормотание "... что же такое придумать", но это, конечно, только показалось. Бормотание стихло, потом появилось снова, на самой границы слышимости, как призрак - неуловимое и неосознаваемое: "А вот если что...".
   - Солнце завело человечество именно с целью перерождения Вселенной, и если вы для этого ничего не сделаете, то оно Вас уничтожит. Я же только хочу спасти, - теперь Голос звучал гордо и немного оскорблено, ни следа заминки и смущения в нем не было.
   Перед глазами Виктора Петровича поплыло. Он видел всю историю развития человеческой цивилизации с момента ее зарождения. Вот люди, совсем еще не люди, а скорее звери, вот они убивают, учатся разрушать природу. Вот добывают огонь - это прорыв, превращение материи в чистую энергию практически без остатка. Дальше история неслась еще быстрее: войны, войны, войны, разрушения. Земля была полигоном разрушительной деятельности человечества, и апофеозом этого должен был стать он, уничтожив темную материю Вселенной.
   "Я должен это сделать, иначе мы все погибнем", - подумал будущий спаситель человечества и Вселенной и усердно принялся за невозможное.
   Голос в голове усмехнулся, но это же был только Голос, поэтому Виктор Петрович ничего не увидел.

***

   Все оказалось не так уж сложно. Надо было только заново изобрести огонь на другом энергетическом уровне. Для людей это выглядело как луч энергии непредставимой мощности и определенной структуры, направленный к ближайшей черной дыре. Но люди не могли сгенерировать такой луч.
   - Никаких проблем, напарник, - пропел Голос в голове, - Солнце сгенерирует такой луч, ты отразишь его своим телескопом, темная материя взорвется, тебе все благодарны по гроб жизни, все танцуют.
   - Но я же заживо там сгорю! - ужаснулся астрофизик.
   - Да ты умный, придумаешь что-нибудь, - Голос явно был в прекрасном настроении, и ничего хорошего Виктору Петровичу от этого не светило.

***

   Но он придумал. В конце концов, роботы - это уже не сказки, дистанционное управление тоже никто не отменял. И вот, в назначенный срок, весь мир напряженно следил за тем, что, по их мнению, было концом света, а по мнению Виктора Петровича возможным концом его мучений.
   Не обошлось, конечно, без технических неполадок, когда все вздрагивали и замирали от осознания, что это конец, и все они умрут. Воцарялась паника, но потом кто-то героически исправлял ситуацию, и радость переполняла каждого представителя человечества. В общем, все происходило, как в плохом боевике-катастрофе.

***

   Виктор Петрович безучастно наблюдал за происходящим с крыши соседнего здания. От него больше ничего не зависело, он передал управление телескопом, одетым в штатское, гладковыбритым специалистам соответствующих структур.
   Нельзя сказать, что он не волновался и не переживал, но напряжение последних недель, месяцев, беспрерывная работа, день, назначенный Голосом как время солнечного удара по точке отражения - все это так его утомило, что силы остались только на то, чтобы смотреть. Ведь если бы он не успел к назначенному дню, то луч бы выжег всю землю. Но он смог, сделал все, чтобы спасти человечество. Он только хотел убедиться, что все будет сделано как надо.
   Усталый профессор сидел на крыше, и думал, что когда все закончится, он просто встанет и пойдет вниз. Пойдет вниз по самому короткому и быстрому маршруту - по прямой. Несколько шагов, и пять этажей здания стремительно пронесутся мимо. Все закончится. Он был серьезным человеком, и всю свою жизнь хотел сделать что-то стоящее. Так и сложилось. Еще немного и он спасет человечество и Вселенную. Грустно, конечно, что он сошел с ума при этом, но что же поделать. Когда опасность минует, он обязан оградить всех от своего безумия.
   - Настал решающий момент... - в голове через шум помех прорезался голос диктора. Это не ужаснуло Виктора Петровича, он лишь отстранено отметил, что его голову решили обставить покомфортнее. Вот и телевизор притащили.
   - Что ответит на это Земля и человечество? Остались считанные секунды! - помехи в голове то усиливались, но уменьшались.
   И, правда, остались считанные секунды до солнечного удара. Три... два... один... Сверкающий, ослепительный луч прорезал темноту космоса и с огромной скоростью помчался к Земле. Столкновение!
   Но вот, отраженный, усиленный, он направляется в сторону ближайшей черной дыры.
   Все заворожено смотрели в небо. Небо молчало, как партизан, загадочно подмигивая звездочками глаз. Поглазев с полчаса-час и не дождавшись эффектной концовки, люди разошлись по домам.

***

   - Человечество я спас, осталась Вселенная, - подсчитывал педантичный профессор, он не мог уйти, не проконтролировав все, за что был ответственен.
   Когда через пять часов луч все-таки достиг черной дыры, и небо раскрасилось миллионами вспышек, наблюдать за этим было некому. Только немногие знающие люди зачаровано смотрели вверх или в экраны мониторов, транслирующих изображение со спутников.
   Профессор встал. Все было сделано. Он даже перевыполнил план. Медленно подойдя к краю крыши, глянул вниз.
   - Тррр... шушшш... Это было незабываемо, - транслировал телевизор в голове, - думаю ни у кого не возникает сомнений, кто выиграл этот чемпионат! Земля и ее команда "Человечество"! шуух...ффффыть... - связь оборвалась.
   "Чемпионат!? Чемпионат!!!???" - Виктор Петрович пребывал в глубоком шоке. Он даже забыл, где находится и что делает.
   - Ну, даже если и чемпионат, то, что с того? Ты - спаситель мира, у меня - кубок. Все довольны, напарник, - Голос в голове звучал колокольчиком, он так и лучился удовольствием и радостью.
   - Но как же спасение... - профессор от возмущения взмахнул руками и... полетел вниз с крыши.
   "Вокруг одни "раздолбаи"! Меня просто обманули", - думал несостоявшийся спаситель Вселенной, пролетая мимо второго этажа.

***

   Резко открыл глаза.
   "Летаю во сне, значит, расту", - подумал Виктор Петрович и повернулся на другой бок.
   В этот день, астрофизик, известный своими исследованиями сущности темной материи, первый раз в жизни проспал на работу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн. В погоне за драконом" (Приключенческое фэнтези) | | А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"