Катавасов Иван Михайлович: другие произведения.

Иная реальность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.35*13  Ваша оценка:


   ИНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
   Фантастический роман
   Иван Катавасов
   Ныне живущим в виртуальном пространстве посвящается.
   НОЧНАЯ РАДУГА
   Среда 11 июля
   Бог мой, северное сияние! И в наших умеренных широтах весьма далеких от северной экстремальной экзотики, можно смотреть на него, покойно устроившись в кресле-качалке на самом верхнем балконе обыкновенной панельной пятиэтажки. С удовольствием закурить и предаться приятным размышлениям о бесконечности расширяющейся Вселенной, глядя на столь любопытный астрофизический феномен. Тем паче вольно философствовать на космогоническую тему тихим и теплым июльским вечером, если дело происходит не где-нибудь полярной зимой в безумно холодном Заполярье, а у себя дома, когда из звездных далей до родной средней полосы добралось полярное сияние не хуже, а может, даже лучше, чем у высоких нордических широт. Помнится, раньше в здешних местах только случались ничуть не выдающиеся ночные зарницы -- тусклые отблески далекой и потому безмолвной атмосферной грозы за горизонтом, а вот теперь по-северному засиял весь ночной небосклон, где переливались радужными складками многокилометровые огненные полотнища, одни широкие, а другие поуже. Блистая всеми оттенками видимого спектра, иные сияющие полотнища обрывались высоко в ночном небе, а те опускались чуть ли не до самых крыш соседних домов. Там и сям радужные полотнища празднично по-новогоднему мерцали, словно составленные из беспорядочно перепутанных елочных гирлянд сверхярких светодиодов. Здесь и сейчас безоблачную ночь над городом иллюминировали плавные переходы разноцветных градиентов полярного сияния, вызванного необычным солнечным ветром и всеми его неисчислимыми протонами и электронами, неустанно бомбардирующими атмосферу над северным полушарием планеты Земля. Казалось, радужный театральный занавес прикрыл звездное небо, действующих лиц и исполнителей от любопытствующих взоров зрителей, ожидающих начала глобального и, быть может, эпохального спектакля.
   Каждый охотник желает знать, где сидит фазан, и всякий, кто мог, совершенно бесплатно наслаждался семью чистыми спектральными цветами. Каждую ночь от заката до рассвета мерцали красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый... И прочие миллионы полутонов ночной радуги, как стали называть этот метеорологический курьез с подачи какого-то не шибко грамотного тележурналиста досужие наблюдатели. Кое-кто даже уверял, что умудрялся разглядеть радужные всполохи при дневном свете. Как бы там ни было, но уже второй вечер кряду не какие-то там бесцветные зарницы, а полноценное полярное сияние полыхало не только в умеренном поясе, но и над гораздо более низкими широтами.
   Могучий солнечный ветер обдувал северное полушарие Земли, но для большинства телезрителей и читателей газет глобальное сияние было чисто зрелищным мероприятием. Хотя отдельные господа и товарищи сами себя суеверно пугали, видя в явлении небесных мерцаний зловещее предзнаменование грядущих общественных катаклизмов, личных бед и фамильных несчастий.
   * * *
   Кирилл Дербанов помогал своему организму усваивать тяжкий поздний ужин с помощью легких сигарет и бутылки холодного пива на балконе двухкомнатного хрущобного жилья. Под сполохи полярного сияния мысли о загадках Вселенной, о вечном и бесконечном тоже немало способствовали пищеварению одинокого обитателя типового городского жилища. Кирилл покончил с пивом, встал, опершись об облупившийся поручень балкона, и целую минуту неспешно размышлял, куда пристроить бренные останки сигареты: то ли ловким баскетбольным броском отправить бытовой мусор на соседский
   балкон, то ли с пятого этажа спустить вниз на голову какому-нибудь ночному прохожему, едва ли опасающемуся угрозы с неба. Но все же, хорошо подумав, оставил сигарету просто так дымиться в пепельнице. Тем более, в ней уже покоились догоревшие до самого фильтра спутницы прежних раздумий нашего ночного мыслителя. Кирилл очень не любил давить окурки. По его глубокому убеждению, тела сигарет -- мертвые, обгоревшие да еще искалеченные безжалостной рукой злобного курильщика -- выглядят крайне неэстэтично. Вредный лишний дым он тоже не жаловал, но это ничего, если курить на балконе.
   Покосившись на тонкую струйку сигаретного дыма, Кирилл ковырнул толстым ногтем культурные наслоения красной, зеленой и голубой краски на поручне балкона. Первичные цвета модели RGB, привычные глазу даже телезрителя, не говоря уже о тех, кто более или менее регулярно смотрит в монитор компьютера, остались от прежних обитателей хрущевки, напоминая, увы, не о возвышенных виртуальных красотах, а об унылых квартирных ремонтах, надоедливо капающих кранах и какофонически скрипящих половицах. Хорошо бы застеклить балкон, все заново покрасить и вообще устроить в квартире крутой евроремонт, а также и массу других приятных и полезных вещей. Но кому это нужно, когда и так сойдет? Маниловщина это у вас, милостивый государь, маниловщина... Додумавшись до хрестоматийной цитаты о башне со стеклянным бельведером, помещичьем чаепитии и чтоб дорога на Санкт-Петербург видна была, Кирилл сладко потянулся и вошел в балконную дверь. Плотно задернув шторы, чтобы не отвлекали мерцающие сполохи, он с привычным сожалением убрал неимоверной красоты анимированные обои с рабочего стола монитора -- своего нового 22-дюмового жидкокристаллического приятеля. Анимированные аналоговые часы, собственноручно изготовленные Кириллом пару лет назад, и миллионы цифровых цветов недавно обретенного шустрого дисплея радовали его глаз профессионального пользователя ничуть не меньше, чем оставленные за балконным окном радужные сполохи полярного сияния, снизошедшего к нашим широтам. Как обычно, за полчаса до полуночи пришла пора узнавать интернет-новости на сон грядущий.
   Кирилл истово запустил дозвон, очень надеясь, что достучаться до провайдера его модему удастся сразу и дальше держать относительно достойную скорость передачи. Пока кликал, он обругал себя, свою связь, и в очередной раз решил, что вместо тормознутого dial-up давно уж надо бы обзавестись выделенной линией или на худой конец ADSL. Но, увы ему, увы, денег на эту коммуникативную роскошь всегда не хватало, а когда появлялись свободные от первоочередных нужд средства, одолевала врожденная скаредность. Конечно, хочется иметь нормальный коннект, но зачем, спрашивается, ему дома дорогущий интернет, если на работе у него приличные гигабайтные лимиты на скачивание всего и вся с превосходной скоростью? Ведь антивирус обновить, пролистать несколько окошек информационных ресурсов можно и по старинке на dial-up? К тому же редакционное начальство влиятельной газеты, где Кирилл трудился дизайнером обещало ему добавить отдельный канал связи, чтобы при поиске и загрузке иллюстраций не зависеть от локальной сети, во всю перегруженной пишущей редакционной шушерой.
   К слову сказать, Кирилла жутко раздражало, что до сих пор почти все, кто так или иначе поминает на русском письменном всемирную паутину, в том числе, писучие недоумки и корректоры в его родной редакции, продолжают употреблять прописную литеру. Будто адреса www суть имена собственные, малораспространенные и потому не заслуживают нарицательной строчной буквы, в отличие от радиовещания и телевидения, имеющих отчасти сходные с интернетом информационные и развлекательные функции, но отнюдь не его возможности и удобства. Еще больше Кириллу досаждал доселе встречающийся по-канцелярски колдырный идиотизм "сеть Интернет". Видимо, его употребляли больные люди, страдающие хроническим канцеляритом, или же политически озабоченные индивидуумы, напрочь отказывающие в уважении английскому языку. Кирилл же бытовым антиамериканизмом не страдал, а язык Шекспира и Байрона уважал достаточно, чтобы знать, что "net" и так означает "сеть", а "web" -- паутина.
   А вот и модем загудел довольно, стартовая страничка пошла не шатко не валко прорисовываться, интернет называется. "Итак, что там к нам попало в сети от информационных щедрот полярного сияния? Ага...", -- и Кирилл в течении нескольких минут узнал о беспрецедентной активности Солнца, грандиозных протуберанцах, о потоках заряженных частиц, рвущихся к нашей третьей планете и о том, что на всех ее широтах многочисленные отказы средств связи и сложных электронных устройств, иногда с печальными последствиями.
   Так, за истекшие сутки произошли 24 авиакатастрофы. Их подробностями Кирилл Дербанов не заинтересовался -- человеческие трагедии, ставшие статистикой, никогда не привлекали его внимания -- хотя он все же мельком глянул на обломки композитных материалов от супернового "Локинг-787" в парижском Орли. Высокотехнологичные фрагменты "Дивайнера" его нисколько не впечатлили, потому как гораздо больше Кирилла волновали мистические сбои программного обеспечения и отказы аппаратной части компьютеров. Свои железки и программки намного ближе к телу, чем чужие аэронавигационные страсти, тем более, если сегодня после обеда в самый ответственный момент доведения до ума серии иллюстраций у него самого сначала произвольно выгрузился незаменимый Phototiptop, а немного погодя перестали сохраняться последние изменения файлов. Все очень было похоже на вредоносную активность какого-то нового интернет-червя. Поразмыслив, Кирилл, дабы не нервировать задержкой выпускающую группу, не стал звать на борьбу со свежим вирусом никого из техслужбы. Еще меньше ему хотелось переустанавливать операционную систему, поэтому он достал из своих железных закромов старенькую мамку с памятью, видеокартой и Tritium-III -- всю эту благодать он некогда спас от безвременного списания, упаковал в большой антистатический пакет и несминаемую коробку от нового железа, с тех пор бережно хранимую в нижнем ящике стола вкупе с родным винчестером. Затем прямо на столе он подсоединил блок питания, кабель второго монитора и не спеша, поскольку быстрее на древней машинке не выходило, принялся заканчивать обработку изображений для текущего выпуска, в несколько приемов, скопированных на съемную флэш-память с глючного компа -- изрядно гигабайтный брелок для ключей от квартиры и гаража, естественно, всегда был под рукой.
   Когда Серж-фотограф принес горящие политические картинки, Кирилл, отправив готовый продукт на фотонаборник, недоуменно наблюдал, как обновленный антивирус суетился, суетился в эвристическом поиске и на всех жестких дисках ничего вредного почему-то не находил. Пока антивирус хлопотливо сканировал дисковое пространство глючного компа, мелкий вертлявый брюнет Серж, смахивающий на жука-навозника, ерзал верхом на стуле, вместе с Кириллом разгребая свеженаваленную кучу своих файлов:
   -- Во, ты Дербан, голова, все у тебя крутится, работает как надо, и мужик ты хозяйственный -- точно кулер на Т-III, а? А я думал, что пролетел с этими фотками в номер. На верстке компьютеры тоже глючат по страшной силе. Последние полосы на ноутбуке главреда верстают.
   -- Сержик, троечка, я тебе скажу, -- лучший проц всех времен и народов. Мы на нем 8 лет назад в универе с одним дружбаном вo второй, где возвращение, "Tottenstein" гоняли -- на 120 FPS и фрицев успевали мочить, и тайники вскрывать. Я, в частности и целом, милостивый государь, не лох и не работаю на компьютере, а мой комп работает на меня. Интеллигентные люди на компьютере играют, или, по крайней надобности, его используют. Только быдло на нем работает как на говновозке или вонючем тракторе.
   С последним доводом фотокорреспондент Серж Ивакин был целиком и полностью согласен, на компьютере он тоже не работал, а хранил и просматривал на нем свои фотошедевры. Работал же Серж на пресс-конференциях, политических митингах, демонстрациях и прочих нарушениях общественного порядка в виде взрывов, пожаров и заказных убийств.
   Не успел Кирилл толком обработать Сержевы картинки со сборища неких пожилых скандалистов в галстуках от кутюр, как, едва не подпрыгивая, на столе завибрировал коммуникатор:
   -- Але, а это кто?
   После трех ошибочных звонков Кириллу расхотелось быть конем в пальто, и он поменял SIMM-карту -- те, кто нужен, знают этот номер. С новой симкой стали требовать уже не Ангелину Владимировну, а субъекта с совершенно немыслимым именем-отчеством -- Дормидонт Феофилактыч. Второго Феофилактыча Кирилл не выдержал, тем более вперемежку со слезными просьбами вернуть потерянный мобильник какой-то Люде. Чужих аппаратов Кирилл не брал, ни о каком Феофилактыче ведать не ведал и поэтому для вящего спокойствия отключил свой коммуникатор -- в конце концов, имеется еще проводная связь.
   Потом намертво легли локальная сеть и телефонный коммутатор, а прибежавший живьем выпускающий редактор поведал, что не только у них, но и в городе начисто вырубились несколько межрайонных цифровых АТС и, в противоположность операторам мобильной связи, никого ни с кем вовсе не соединяли. Похвалив за расторопность и техническую грамотность, редактор тут же припахал Кирилла помогать на верстке.
   На сверхурочную редакционную работу Кирилл Дербанов давно уже не сетовал, поскольку еще начинающим верстальщиком уразумел, что издание газеты есть ничто иное, как организованный хаос, а тогда же он усвоил, что от вроде бы неоплачиваемых сверхурочных напрямую зависит толщина конверта с премией, чаще всего превышающий размер его реального должностного оклада. Деньги получаются виртуальные и за них не надо расписываться в бухгалтерии, но они существенно реальнее, чем официальные суммы, подлежащие грабительскому подоходному налогообложению.
   Как всегда Кирилл не слишком возражал против дополнительного сверхпланового ударного труда на благо обожаемой газеты, а потом вместе с выпускающей группой заслуженно выпил и закусил за редакторский счет, отмечая благополучное закрытие суматошного номера. Оттянулись душевно, с продолжением, так что Кирилл добирался домой на редакционном микроавтобусе, оставив свой скутер в служебном гараже. Жил он дальше всех, выходил последним самой поздней ночью и традиционно покурил на скамеечке у подъезда с шофером дядей Володей. Если в освещенном центре, на полярное сияние мало кто обращал внимание, то в темном дворе его трудно было не заметить.
   - Красивая штука, бесполезная, но безвредная, -- резюмировал дядя Володя.
   Вступать в дискуссию с гласом народа у Кирилла не было ни сил, ни желания и он, тепло распрощавшись с шофером, потащился к себе на пятый этаж. Шли первые сутки солнечного ветра.
   На следующий день о вчерашних телефонно-компьютерных пертурбациях в редакции никто вспоминал. Даже мобильная связь почти не выкобенивалась -- Кириллу достались только два ошибочных звонка. Зато с утра бодро качавший обновление антивирусной программки домашний комп два раза уходил в самовольную перезагрузку, но антивирус позволил-таки обновить. Проводная связь сегодня тоже исправно функционировала: факсы в редакции отправляли и принимали без всяких проблем. Редакционные железяки глючили слегка, причем по вполне обыденным причинам, не больше чем надо, чтобы мужики из техслужбы чувствовали себя незаменимыми компьютерными гениями.
   По всей зоне, где наблюдалось необычное полярное сияние, высокотехнологичная оснастка жизнедеятельности современного человека особых нареканий в основном уже не вызывала, в чем еще раз убедился Кирилл, просматривая вечерние интернет-новости. Примерно к полудню пандемия отказов умных устройств явно пошла на спад, а к вечеру и вовсе сошла на нет, причем сегодня обошлось без крупных авиакатастроф и пугающих мелких аварий на атомных электростанциях.
   Зато была выявлена новая глобальная напасть -- блуждающие озоновые дыры, хаотически перемещающиеся на высоте 25-30 километров. Самое неприятное случалось, когда значительное уменьшение плотности озоносферы, именуемое дырой, становилось двойным. Это происходило, если к нижней озоновой дыре добавлялось ослабление озонового слоя в его верхних слоях на высоте 40-50 километров. В данном печальном случае на земную поверхность обрушивался точечный удар коротковолнового ультрафиолетового излучения.
   Больше других от жесткого ультрафиолета пострадали любители принимать солнечно-воздушные ванны на берегах Балтики. За неполный час на пляже в литовской Паланге две с половиной сотни человек получили лучевые ожоги II и III степени. Четверо особо рьяных приверженцев тезиса о том, что солнце, воздух и вода помогают им всегда, скончались в местной больнице от несовместимых с жизнью обширных лучевых поражений кожи.
   На пляжах Средиземноморья количество пострадавших исчислялось, тем не менее, десятками, а не сотнями. Там отдыхающие были заранее извещены о жестком солнце. Хотя не все любители загара вняли предупреждениям санитарных служб. Глупость, как водится, сочувствия не вызывает -- на многих новостных сайтах злорадно демонстрировали с соответствующими комментариями изображения погорелых ляжек и сисек.
   Загорать Кирилл не любил и лучевых ожогов, поджидающих его по дороге на работу, не убоялся. Но подставляться под озоновые дыры с риском заработать рак кожи он тоже не собирался. К своему здоровью Кирилл Дербанов относился трепетно и бережно, самоотверженно заботясь о собственном горячо любимом организме, потому он пробежался по линкам на тему ультрафиолетового излучения и озоновых дыр, скоро убедившись, что лучевой апокалипсис ни ему, ни человечеству не угрожает. Разве что внезапно произойдет титанический выброс нескольких сотен тысяч тонн запрещенных фреонов, способных полностью растворить озоновую защиту над обширными участками земной поверхности. По счастью, на всей планете не найдется такого количества этих галогеносодержащих углеводородов, разрушающих озоновый слой. К тому же под воздействием все того же солнечного ультрафиолета в атмосфере из кислорода О2 непрерывно образуется достаточное количество озона О3. Люди, спите спокойно, и Кирилл, щелкнув тумблером отключения модема, разорвал связь.
   ***
   Для Кирилла процедура отхода ко сну была ритуалом. Чистка зубов, подход к унитазу, расстилание постели, взбивание подушек -- и все это, чтобы расслабиться чтением, хотя книг дома он не копил, у знакомых и друзей не просил, а в книжном магазине последний раз был три года назад, когда покупал фундаментальную "Phototiptop Bible". Для удовольствия Кирилл читал только лежа с наладонником или с ноутбуком.
   Четыре года назад сразу после армии он обзавелся не слишком дорогим, но и не слишком дешевым подержанным карманным компьютером и через год удивился, узнав, что компенсировал его стоимость в пересчете на книги, какие не надо покупать, так как почти все можно даром копировать на соответствующих сайтах. Среди прочих достоинств наладонного компьютера Кирилл считал и то, что он навсегда мог забыть об отвратительно некомфортных читальных залах, и не тратить тупо свое время на зачастую бесплодные поиски нужных книг по библиотекам.
   Читать Кирилл умел и любил. Он даже находил определенное удовольствие в приведении к порядку неряшливо оформленных книг, скачанных из всемирной паутины. Все скопированное он любовно форматировал, расставляя отступы, реанимировал тире, практически вымершие в интернете, проверял правописание, по возможности восстанавливал в именах собственных и особенно нарицательных родные строчные буквы вместо неуместных заглавных. С особым наслаждением он огульно заменял ненавистные "ё", которые отдельные пользователи и авторы с маниакальным упорством суют там, где не надо. Точно так же Кирилл ненавидел и лишние кавычки, коими всякие разные писцы выделяют свою стилистическую бездарность. Вне всяких сомнений, Кирилл Дербанов был очень взыскательным читателем.
   Обзаведясь наладонником, он поначалу обратился к классике прошлых веков и средневековой философии -- до них он раньше никак не мог добраться по причине юношеского разгильдяйства, потом занялся современной беллетристикой. Совсем недавно с 3,5 дюймов экрана наладонника он пересел на изящный и невесомый ноутбук с 10-дюймовым дисплеем. Ясно видимый целиком разворот книги стало читать намного удобнее.
   Этим летом он читал фэнтэзи, весьма сожалея, что из-за куцего университетского английского удовольствие от чтения без словаря ему недоступно. Переводчикам тут Кирилл не доверял, справедливо полагая, что адекватные грамотные переводы встречаются редко, а может, их и вовсе в природе не бывает. Скажем, в фильмах, переведенных с английского, часто было слышно, как вместо полнокровного оригинального "Oh, shit!" -- "Вот дерьмо!", зачастую звучало якобы более литературное, но отвратительно анемичное: "О, черт!"
   В фэнтэзи трудности перевода все же не так заметны, там никакой идиот не обзовет револьвер пистолетом по причине отсутствия таковых, и ни один переводчик не позволит себе перепутать арбалет с луком. По этим и другим литературным причинам трудно представить себе лучшее, чем фэнтэзи, чтение на сон грядущий в поздний час. От милых и наивных приключений эльфов, гоблинов и рыцарей Кирилла не смог даже отвлечь коммуникатор, три раза интеллигентно сигналивший о принятых сообщениях -- прочтение ночных SMS было оставлено на утро.
   ПИШИТЕ, ЗВОНИТЕ
   четверг 12 июля
   Еще в армии Кирилл Дербанов стал просыпаться минут за десять до общей побудки в казарме -- так можно было самую малость поблаженствовать в сладкой истоме, стараясь припомнить какой-нибудь только-только увиденный человеческий сон, не имеющий ничего общего со зверской армейской рутиной. Сейчас, разумеется, дневальный не орал над ухом: "Рота, подъем!", но программы-будильники имеются на всех устройствах, окружающих мало-мальски грамотного пользователя в наши дни, тем более у Кирилла Дербанова.
   Когда-то его будил настольный компьютер, загружавшийся в урочный час, потом наладонник, ныне ноутбуку как сынку-салаге дана команда ежедневно в 7 утра запускать раритетный коммуно-советский гимн "Интернационал". Торжественное "Вставай, проклятьем заклейменный..." весьма и весьма способствовало обретению бодрого утреннего тонуса, несмотря на то, что к коммунистической доктрине Кирилл относился довольно скептически. Вместе с тем, постсоветский младобуржуазный скепсис не мешал ему помнить о том, что он некогда родился в СССР.
   Говорят, жаворонки рождаются утром, совы -- вечером. Образ жизни ни той, ни другой птицы Кириллу не импонировал, поэтому он, не вставая, ухватился за коммуникатор и принялся просматривать поступившие вечером и ночью SMS. Из пяти коротких сообщений два оказались рекламным спамом оператора, где, наверняка, его либо просят пополнить счет, либо подписаться на какую-то дополнительную услугу, напротив, призванную этот самый счет существенно облегчить.
   Рекламный мусор Кирилл удалил, не читая и не раздражаясь. Сейчас спама немного, раньше бывало хуже, особенно прошлым летом, когда ему упорно предлагали ответить на омерзительный по своей глупости вопрос. "Какой самый "женственный" знак зодиака? Водолей или Дева?" -- эдак хитро спрашивали телефонные лохотронщики и зазывали правильно им ответить по нескольким номерам, чтобы выиграть MP-3 плеер. SMS мерзавцы упрямо слали одно за одним и в каждом послании не скрывали того, что собираются автоматически списывать со счета каждого позвонившего лоха сумму, эквивалентную полутора долларам.
   Кириллу было совершенно безразлично, сколько любителей дармовщинки из сотен тысяч мобильных абонентов соберется выиграть пресловутый плеер, но стало очень обидно, что именно его собираются развести на бабки таким незамысловатым способом. И когда в очередном SMS у него спросили, какой знак зодиака стреляет из лука, Кирилл не поленился спуститься вниз на пару этажей, чтобы пожаловаться на надоедливое жулье редактору отдела расследований. У маститого журналюги сотовые прохиндеи, собирающие с миру по копеечке, вызвали слезу умиления и он, не откладывая дела в долгий ящик, тотчас по своим каналам выяснил, что число азартных абонентов уже достигло нескольких десятков тысяч, и среди них большинство, по всем данным, составляли дети и подростки. После первой же публикации лохотронщики перестали беспокоить Кирилла своим спамом. А через неделю именитый журналюга пожаловал с барского плеча безвестному компьютерщику анонимную SIMM-карту, поведав, что при разработке за телефонной кампанией обозначилась хренова туча финансовых грехов, и, не доводя дело до грандиозного шухера, она предпочла откупиться от газеты. Кто, чего и сколько получил за прекращение расследования Кирилл благоразумно не спрашивал, но с удовлетворением выяснил, что его новая симка не значится в закрытых базах данных, коими торгуют из-под полы на радиорынке.
   Оператор, чья SIMM-карта сейчас стояла в коммуникаторе, своим абонентам жульническими лотереями не досаждал, и счет Кирилл пополнил на днях, поэтому на безграмотный транслит, начинавшийся хамским обращением "Uvazhaemy abonent!", смотреть не стал, открыв набранное нормальной кириллицей сообщение: "Досточтимый Кирилл Валериевич, прошу простить за нечаянное беспокойство, но мне и Вам крайне необходимо, чтобы Вы не сочли за труд связаться со мной в любое удобное для Вас время. Я всегда на связи по номеру...".
   Слегка ошарашенный изысканностью и длиной обращения Кирилл было собрался немедля звонить неизвестному лицу с прекрасными манерами, но комбинация цифр показалась смутно знакомой. Копаясь в адресной книге коммуникатора, он не сразу понял, что над ним кто-то крупно подшутил: телефонный номер, на который его просили позвонить, был его собственным, номер отправителя -- аналогично. Какое-то время он туго соображал, кто и каким таким макаром мог взять его симку вчера вечером. Убедился, что никто -- ни днем, ни ночью эта SIMM-карта не была даже подключена и спокойно лежала в кармашке чехла коммуникатора, где и пребывает по сю пору, в чем Кирилл не преминул незамедлительно удостовериться. И вообще, это та самая безымянная симка, полученная за подброшенную писакам тему журналистского расследования.
   Осталось, предположить, что некий шутник скрытно проник к нему домой и в промежутке между 22.00 вечера и 6.50 утра воспользовался его симкой, чтобы отправить дурацкое послание. Принять этот бред за рабочую версию, право слово, невозможно человеку, находившемуся в течение последних суток в чрезвычайно здравом уме и почти трезвой памяти. И далее, не умножая число сущностей сверх необходимого, Кирилл решил списать шутку на нынешние глюки с мобильной связью. Пожалуй, кто-то действительно хотел с ним связаться, но в заголовке и тексте сообщения случайно появился номер Кирилла.
   Разделавшись с помощью бритвы Оккама с необъяснимым телефонным явлением, он открыл очередное послание, на сей раз ясное и понятное, поскольку несомненно пришло от любимой женщины Дашки. В двух экземплярах Дашка желала ему спокойной ночи и на манер штампованной могильной эпитафии утверждала, что помнит его и любит. Засим она предлагала пообщаться на выходных. Общаться с Дашкой ночь напролет с субботы на воскресенье Кириллу не очень-то и хотелось, поэтому он решил соорудить ей пару посланий подушевнее, чтобы отложить когда-нибудь на потом Дашку и ее кудахтанье вкупе с невыносимой домохозяйственной суетой.
   В этот момент тихой сапой загрузившийся ноут вдруг на все катушки и шпиндели грянул гимн о вставании голодных и рабов. Тут же Кириллу одновременно захотелось есть, пить, курить, а также почистить зубы, сходить в туалет и заняться утренней гимнастикой. От такого обилия приоритетных утренних задач последнее ночное сообщение осталось непрочитанным.
   Прежде всего Кирилл поутру предпочитал чашку доброго растворимого кофе, потому как полагал, что не стоит с места в карьер подстегивать свой нежный организм ударной дозой вареного кофеина. Будь то рабочий день или выходной, утреннее бытие должно начинаться плавно и неторопливо. Для эксклюзивных и экстремальных обстоятельств у него имелись кофемолка и запас зерен нескольких сортов, но чаще всего он и думать не думал, едва-едва проснувшись, кочевряжиться у плиты с туркой, с трудом доводя до кондиции малорастворимый и, -- что гораздо неприятнее -- внезапно закипающий и убегающий напиток.
   Первой чашки кофе не бывает без сигареты. Но первой утренней затяжкой Кирилл никогда не мог насладиться сполна: курить-таки вредно и по утрам, и по вечерам, а он еще в прошлом веке давал себе зарок избавиться от пагубной привычки. Какое уж тут удовольствие! Зато на второй сигарете угрызения совести умолкали и не мешали услаждать вкус и обоняние запретным плодом.
   Приободрившись никотином и кофеином, Кирилл побаловал организм физическими нагрузками. Сначала он разогревал тело утренней гимнастикой, затем повесил на специальный крюк в дверном проеме неподъемный боксерский мешок и занялся монотонным делом отработки ударов. Минут через пять процесс пошел веселее -- избиваемый мешок мелко вздрагивал и жалобно всхлипывал после частых и полноценных контактов с ударными точками верхних и нижних конечностей.
   Приняв душ и позавтракав бутербродами с колбасой, Кирилл вспомнил о Дашке. Об отсутствии ее утренних сексуальных услуг он нисколько не горевал, но внезапно затосковал по вкусной, здоровой и обильной пище из Дашкиных рук. К тому же в ванной накопились отложения грязного белья -- к умывальнику толком не подойти. Из унитаза пованивало, а окаменевшие следы приготовления холостяцких ужинов вокруг конфорок газовой плиты красноречиво свидетельствовали, что Дашка давненько не заглядывала к нему в гости.
   О-хо-хо, черт с ней, с Дашкой, пускай себе приходит в субботу и пораньше, чтобы сначала успела побыть хорошей хозяйкой и лишь потом страстной любовницей.
   Текст приглашения для Дашки Кирилл набирал на инфракрасной клавиатуре для наладонника. В свое время, поместив в карман рубашки умную машинку, он не сразу проникся ее коммуникативными возможностями. Поначалу на ней он читал, играл, на ходу слушал музыку. Зато потом в полной мере оценил всю прелесть общения с помощью посланий длиной до 160 символов. Особенно то, что не нужно мучиться со скрупулезным посимвольным набором на глупом мобильнике, предназначение коего передача голоса, а не машинописных работ.
   С карманным компьютером эсэмэски Кирилла заблистали такими литературными изысками, что друзьям и знакомым было неописуемо жаль удалять его эпистолярные шедевры из переполненной памяти мобильников. Посланиями Кирилла они даже обменивались между собой, хвастаясь ими как автографами знаменитостей.
   Больше всех SMS-увлечению сына радовались родители -- даже из армии Кирилл звонил и писал им редко и нерегулярно, отвечая на одно письмо из четырех. А тут чуть ли не ежедневно почтительный сын интересовался их здоровьем и в деталях описывал, как он сам себя чувствует и что делает на работе и дома.
   Сам Кирилл гордился собой и своими SMS с полным на то основанием. Когда редкие клавиатурные коммуникаторы и смартфоны не делают погоды в море заурядных устройств мобильной связи, искусство писать с чувством, с толком, с расстановкой встречается отнюдь не часто, и вовсе уж редко кто-либо пользуется беспроводной связкой сотовый телефон -- карманный компьютер.
   Ныне мобильная краткость -- сестра таланта не рассказчика, пусть даже рассказы пишет сам Антон Павлович Чехов, а отправителя SMS. И если, быть может, когда-нибудь возродится некогда процветавший эпистолярный жанр, то этому чуду мы будем обязаны не стационарным интернет-пейджерам, не электронной почте и не сетевым дневникам-блогам, а службе коротких сообщений оператора мобильной связи. То бишь "Short Message Service", если хотите по-английски.
   Мобильный интернет сверхновой генерации -- это хорошо, но дорого и не для недоразвитых постсоветских стран, где о бесплатных точках беспроводного доступа ко всемирной паутине во всех маломальских для этого пригодных общественных местах приходится лишь мечтать. К тому же рядовому далеко не продвинутому пользователю с каждым днем становится все труднее безопасно входить в интернет, загаженный спамерами, педофилами и писателями вирусов. Тогда как эсэмэски можно без особых хлопот за умеренные деньги получать и отправлять куда и кому угодно.
   Так, рассуждая о высоких информационно-технологических материях, Кирилл Дербанов быстро набрал душевное послание для Дашки, как обычно не отказав себе и ей в удовольствии уснастить текст рыцарскими куртуазностями. Разогнавшись, он сочинил целую трилогию и сам по отдельности отправил каждую часть адресату -- SMS длиннее, чем 160 символов, наша GSM-связь не переваривает или давится, проглатывая их произвольно откусываемыми кусками.
   Ни разу не поперхнувшись, коммуникатор Кирилла, трижды коротко звякнул в подтверждение отправления корреспонденции, а затем выдал соловьиную трель: пришло новое сообщение -- доброго и сдобного утра Кириллу желал младший брат, коего любящие родители никак не могли не назвать Мефодием после первенца Кирилла.
   Братский привет приятно удивил: капитан Дербанов, наконец, устроил дорогому родственнику регулярные тренировки в своем закрытом от чужих ведомственном тире. Из лапидарных иносказаний Мефодия следовало, что начиная с ближайшей пятницы раз в неделю старший сержант запаса Дербанов мог почти официально упражняться с ручным автоматическим оружием в течение двух часов.
   Как-то весной Мефодий обещал Кириллу доступ в богато оборудованный тир компетентных органов под видом командированного из столицы майора из контрразведки. Стало быть, долгожданный майор появился, ему выделили лимит патронов и время для огнестрельных экзерсисов, и, как ожидалось, столичный гость предпочел пороховой гари в тире дым коромыслом в публичных кабаках и тайных борделях.
   В благодарность растроганный Кирилл решил собственноручно изготовить и красиво распечатать для Мефодия эротический календарь представительского класса. Тому подобной продукцией дизайнер Дербанов занимался давно и профессионально, плодотворно снабжая дизайн-бюро, издательства и рекламные агентства одетыми, полураздетыми и полностью обнаженными виртуальными девушками. Не имевшие прототипов идеальные красотки выходили у него слишком красивыми, они выглядели соблазнительными, но самую малость ненастоящими, хотя он не стеснялся заимствовать у действующих фотомоделей и порнозвезд вполне материальные анатомические роскошества.
   Обычно, тщательно изучая его возвышенное эротическое творчество, мужчины плэйбойского образа действия отрешенно вздыхали и безмолвно восхищались, а не чуждые немалой толики ханжества женщины также без слов окидывали виртуальность Кирилла беглым взором. Никому из них не могло прийти в голову, что виртуальное великолепие можно возжелать или ревновать к нему сексуального партнера.
   Братский подарок Кирилла тоже должен был выйти в свет со значением, ведь Мефодий -- большой ценитель женской красоты, пусть своей благоверной старался не изменять направо и налево. Идеальные образы чистой красоты на стене супружеской спальни в течение 12 месяцев станут напоминать счастливой семейной паре о том, что не все то золото, что блестит, широко раскинув ноги. Тем самым, он сумеет отдарить и толстожопую супружницу Мефодия -- та не очень-то скрывала, что с большим трудом переносит деверя.
   -- А за это за все ты отдашь мне... не жену. На кой мне сдалась твоя Валька-корова? А "беретту", ту, что ты давеча приголубил на хазе у наркодеятеля, -- начал Кирилл песнопение громко, а потом все тише и тише, закончив уже не репликой в сторону, а про себя: "У меня она будет целее, а у тебя Валька найдет, хай поднимет..."
   Заранее предвкушая истинно мужское удовольствие от огнестрельной потехи, Кирилл подхватил с пола пятикилограммовую гантель и твердо ее нацелил на окно из пятиэтажки напротив. Оттуда по воскресеньям на весь квартал бухало многоваттное техно не меньше, чем в две сотни децибел. Гантелью отсюда поразить нарушителя общественного спокойствия едва ли возможно, а вот засадить в поганое окно из гранатомета Кириллу вполне было по силам. Несколько долгих минут удержав орудие страшной мести на весу и на расстоянии прямого выстрела, Кирилл вернулся к утренним заботам.
   "Так-так, стирка, чистка отпадают -- Дашка придет в субботу и все сделает, еще пусть пуговицу на рубашку пришьет, потом на рынок съездим или в оптовый магазин", -- не без удовольствия планировал Кирилл, одновременно листая странички интернет-новостей. Ничего сенсационного и любопытного не обнаружив, он полюбовался на качественные изображения полярного сияния над каньонами американского Колорадо и кое-что скачал себе на будущее -- Кирилл Дербанов ценил красивую фактуру и текстуру.
   Спешить некуда. Поработать что ли?
   На работе с утра его никто не ждал -- народ и вожди в редакции скапливались пополудни -- но отнюдь не возбранялось, чтобы дизайнер Дербанов принялся самоотверженно трудиться с первыми или там третьими петухами.
   Быть по сему, и Кирилл решил отправиться в редакцию пораньше. Подобрать типажи для Мефодия и прикинуть, что с ними следует сотворить, можно дома, а вот обрабатывать их лучше в редакции -- домашний ЖКИ-монитор нисколько не годился для подготовки изображений к печати.
   С утра в тишине и покое заниматься творчеством не в пример продуктивнее, чем когда над душой толпятся сослуживцы и начальство. Какой уж тогда креатив?
   Не оставляя креативных раздумий и селекционной работы, Кирилл кратко поговорил с Дашкой, едва не дав себя увлечь потоку бабских благоглупостей:
   -- Кирюша, родной! У нас в бухгалтерии все женщины читают твои эсэмэски. Спрашивают, почему ты не работаешь журналистом. Завидуют, что у нас такая любовь, такая любовь...
   "Знали бы, дурищи, как я тебя люблю, вместе с писаками и твоей бухгалтерией", -- подобные молчаливые комментарии очень помогали Кириллу вычленять значимую составляющую из Дашкиного обыденного словоизвержения.
   -- Давай, Кирюша, я к тебе в пятницу приеду, когда ты с работы вернешься? -- искательно, о самом главном в конце, спросила Дашка, насилу покончив с сюсюкающим предисловием.
   -- Не получится, Дарья. В редакции корпоративная вечеринка. Без жен, мужей и любовниц. Главный шеф распорядился отпраздновать юбилейный выпуск, -- отрезал Кирилл, пресекая робкие Дашкины притязания на неурочную любовь. О тренировке в тире он, ясное дело, предпочел умолчать -- посвящать в такие дела пугливую и говорливую Дашку было никак невозможно.
   -- Извини, меня тут на работу срочно вызвали, -- куртуазен Кирилл был далеко не всегда.
   ***
   Общественный транспорт Кирилл никогда не проклинал и чувствовал себя в нем более чем комфортно -- хмурый взгляд и внушительная комплекция пресекали в зародыше все попытки проникновения в запретную коммуникативную зону вокруг него. Если же сидеть, а не стоять, упираясь головой в потолок пассажирского салона, то тогда, вообще, благодать. Очевидно, Кирилл Дербанов прочно забыл, что такое ехать в час пик, когда в тесноте и обиде рабочий и служилый люд движется к трудовым свершениям нового дня.
   Сегодня автобус был скорее наполовину пуст, чем заполнен duty free старухами и клетчатыми баулами, двигавшимися по направлению к центральному рынку -- беспошлинная торговля с рук там начиналась намного позднее, чем легальный бизнес. Безошибочно вычислив владелицу товара с налоговой скидкой, Кирилл купил пару пачек безакцизных сигарет и уместившись у окна, потянулся за коммуникатором. Воткнул наушники, запустил ненавязчивую музычку и взялся за SMS.
   В папке "Входящие" лежали два сообщения. И оба были отправлены вроде как с номеров SIMM-карт Кирилла. Вот так номер! Хотя на сей раз к странностям сотовой связи Кирилл отнесся гораздо спокойнее. Все в этой жизни бывает, и ничуть не удивительно, что неизвестный адресат безуспешно пытается с ним связаться и во второй, и в третий раз. Лучше посмотреть, что ему нужно, болезному, и Кирилл вывел на экран первое сообщение: "Глубокоуважаемый Кирилл Валериевич! Я весьма сожалею, что у Вас не было возможности вступить в контакт с моей скромной персоной".
   Засим глянул на второе: "Многоуважаемый Кирилл Валерьевич, если, невзирая на всю Вашу занятость, Вы сочтете необходимым уделить часть Вашего времени общению со мной, то я покорно прошу подтвердить получение моих опрометчивых посланий по телефону...".
   В конце странного SMS опять стоял телефонный номер Кирилла. Но ни в нем, ни в предшествующих посланиях неизвестного не значилось, что ему, собственно, нужно от Кирилла Дербанова. Если только не считать таковым просьбу уведомить о вручении адресату нелепой корреспонденции.
   А была ни была! И Кирилл, полностью осознавая всю абсурдную неразумность своих действий, единым духом набрал и отправил себе самому, горячо любимому, SMS: "Достопочтенный абонент моих телефонных номеров! Ваши послания я получил и надеюсь на продолжение нашего приятного знакомства".
   Коммуникатор насмешливо звякнул, сообщив, что уведомление отправлено. И не менее издевательской соловьиной трелью уведомил -- "Входящие" пополнились свежеполученным SMS.
   Дальше -- больше. Кирилл вышел из автобуса и нисколько не забывая о том, что каждый дурак по-своему с ума сходит, набрал свой собственный номер, но вместо ожидаемых коротких гудков не услышал ровным счетом ничего, кроме тишины, ощущавшейся как нечто пустое, бесконечное и безграничное. Тогда Кирилл, заменив SIMM-карту, повторил эксперимент, и опять ответом ему была тишина ничем не заполненного пространства.
   А вот на SIMM-карту, извлеченную из аппарата, дозвонится никак не удавалось. После третьего гнусавого "Абонент недоступен..." Кирилл пришел-таки в себя и перестал сходить с ума. Но уже в редакции, подключив к коммуникатору настольную акустику опять набрал номер подключенной симки.
   В закрытом помещении телефонная тишина была всеобъемлющей, но не пугающей, а, скорее, домашней и уютной. Казалось, она как губка впитывала звуки из окружающей среды, собирала их, классифицировала и исследовала. Не было слышно даже паскудного фона скверных пластмассовых колонок, выведенных на полную громкость. Абсолютно бесшумно крутились пять вентиляторов системного блока, охлаждая навороченные компьютерные потроха. Также умолк вмонтированный в форточку кондиционер, по-прежнему гнавший сверху вниз холодный воздух.
   Кирилл не глядя нащупал на коммуникаторе клавишу "отбой", и в мгновение ока все само собой зажужжало, зашипело, завыло, затрещало. Одинокая муха возобновила бесплодные попытки телепортироваться на улицу сквозь тройное оконное стекло туда, откуда до нее доносился по-родственному басовитый гул автомобильного трафика. Телефонного наваждения как не бывало, и Кирилл снова погрузился в привычную офисную атмосферу большой газеты в большом городе. Теперь ничто не говорило о поглощающей звуки и мысли абсолютной космической тишине из телефонной трубки.
   Дабы обеспечить полную и окончательную победу здравого смысла, Кирилл сбежал по лестнице в оздоровительный центр, располагавшийся в цокольном этаже здания редакции. Там он не менее часа старательно восстанавливал душевное здоровье на силовых тренажерах и в бассейне.
   Вернувшись к себе, он обнаружил на мониторе напоминание о редакционных заботах от ответственного секретаря. Тотчас его позвали к вышестоящей редактуре -- непосредственное творческое начальство предпочитало давать указания исключительно устно, не умея и не желая воспользоваться с этой целью услугами локальной сети.
   У художественного редактора Леонида Ефимовича Колядкина была плоская макушка и выдающаяся лысина, подобная лагуне на коралловом атолле. Кирилл его уважал как неслабого художника-карикатуриста, покладистого босса и чтил, как правила дорожного движения или распития спиртных напитков в общественных местах. Руководство и правила всегда следует выслушать, но слушаться по обстоятельствам, даже если бы коллаж, о котором ему толковал Ефимыч, не был готов еще на прошлой неделе.
   С ответственной и безответственной газетной рутиной Кирилл расправлялся легко и непринужденно, так как все, что от него зависело, предпочитал делать вчера, а не сегодня. Делу -- время, а в все остальные часы надо посвящать творчеству, и он с чистой совестью принялся за календарь для Мефодия.
   Творить так творить! Он загрузил в ненаглядный "Phototiptop" отобранные дома и в редакции 18 изображений, -- календарь он решил начать сразу с июля текущего года. Нынешнее жаркое лето должны были по идее представлять знойные брюнетки, естественно, зиму -- фригидные блондинки, рыжие и шатенки вразнобой -- весну и осень. Нужным оттенком волос для вторичных половых признаков он решил заняться позднее, можно ведь все наголо сбрить -- естество и плоть тоже никуда не денутся.
   Уже четыре года Кирилл не мог не нарадоваться, глядя на любимую программу растровой графики. Развернув "Phototiptop", Кирилл по-настоящему ощущал себя создателем-демиургом, из небытия извлекающим на свет новую реальность, где можно жить, дышать, любить, творить. Божественный "Phototiptop" с дополнениями-плаггинами делал Кирилла воистину всемогущим. Он мог и умел все или почти все: менять позы и ракурсы, освещение, пропорции фигуры, увеличивать или уменьшать анатомические частности и, разумеется, одевать и раздевать
   По замыслам Кирилла, глянцевых календарных девушек для Мефодия предстояло облачить в минимальную военную униформу, ничего не скрывающую, скорее контрастирующую с достоинствами роскошных виртуальных форм. Для вящей выразительности типажи должны были держать, носить и хранить на теле прельстительные образцы стрелкового оружия. Таким образом, легко обмундированные и тяжело вооруженные девушки являли бы собой дизайн-концепт под рабочим названием "Дембельская мечта".
   Концептуально такое не могло не польстить капитану госбезопасности Мефодию Дербанову, коему очень нравилось полагать, что он служит по военному ведомству, защищающему народ в целом от внешней угрозы, а не ковыряется во внутренних органах, прикрывающих конкретные кошельки и задницы от не всегда преступных посягательств того же народа. Хотя на самом деле Мефодий занимался сугубо внутренними делами: местной перевалочной базой наркотрафика Восток -- Запад, доморощенными плантациями конопли, самопальной синтетической наркотой, а также всем прочим, что ему было приказано командованием.
   К примеру, на сей день капитан Дербанов и его сотрудники охотились на подпольную фото-- и видеостудию, промышлявшую не без успеха детской порнографией. Жесткие фотоэтюды и видеоролики эксклюзивно местного происхождения засветились у многих интернет-негодяев на далеких зарубежных доменах и серверах.
   Мефодий и Кирилла официально привлек в качестве эксперта, не погнушавшись взять с родного брата подписку о неразглашении. Кирилл содействие следственным органам охотно оказал, но только техническое, высказав точное предположение, какой, по его профессиональному мнению, цифровой аппаратурой пользовались злоумышленники. Хотя мог бы помочь поконкретнее: пару месяцев тому назад о возможности легко и хорошо заработать на детских веселых картинках Кириллу прозрачно намекал Серж-фотограф. От Кирилла лишь требовалось оцифровать и довести до ума соответствующие изображения, снятые как профессиональной камерой, так и дешевыми мыльницами.
   Кирилл без труда смог отказаться от недвусмысленного предложения, здраво рассудив: деньги деньгами, но связываться с криминалитетом, несомненно стоявшим за Сержем, явно чревато малоприятными последствиями. В этой связи Кирилл подозревал, что в прошлом году шебутной Сержик вовсе не случайно оказался рядом с тем местом, где замочили одного из отцов города, банкира и колоритного криминального авторитета Кухаря, до андроповской чистки и последующей отсидки подвизавшегося третьим секретарем обкома КПСС.
   Рояль в кустах, наверное, найти можно, а вот штатив и здоровенный длиннофокусный объектив, едва ли. Хотя с помощью этой техники сидевшему в засаде Сержу Ивакину удалось в серии снимков запечатлеть приближение и самый момент входа винтовочной пули в глазницу Кухаря, когда тот прогуливался в парке имени товарища Луначарского в окружении телохранителей.
   Снайпер с места преступления беспроблемно скрылся, папараццо тоже, и оба благополучно прихватили с собой все орудия труда, средства производства и улики. Стрелявший предпочел остаться неизвестным, а Серж Ивакин, опубликовав скандальные фотографии, произвел фурор, создав имя себе и газете -- на допрос в прокуратуру нечаянного свидетеля убийства с шиком везли на лимузине главреда.
   Теперь, став экспертом по порнографии у Мефодия, Кирилл не раз размышлял о том, как бы ему половчее подсказать брату, что разносчиков педофилии крышуют те, кому выгодна смерть Кухаря. Единственно, он опасался, как бы братец не вцепился в него мертвой гебешной хваткой и не вытянул все про Сержа -- сдавать коллегу, пренебрегая корпоративной солидарностью, Кирилл совсем не собирался.
   В тот момент, нежданно позвонив Кириллу, братец Мефодий был явно не дураком, а ясновидящим, поскольку оказался и проницателен, и легок на помине:
   -- Ну, что брат Дербанов? Всё похабные картинки мастыришь?
   -- Да все так, брат...
   -- Я через полчасика к тебе подскочу, спускайся на вахту, есть разговор.
   Братья Дербановы с детства не любили ни опаздывать, ни появляться раньше времени. Ровно через полчаса едва Кирилл успел закурить на монументальных ступенях редакции, как из-за колонны выдвинулся Мефодий:
   -- Пошли ко мне в тачку...
   Кирилла всегда удивляло, что вот они вышли очень похожи и ростом, и лицом, но на него пялятся все, кому не лень, а шествующий бок о бок братец Мефодий -- будто человек-невидимка.
   Конфиденциальная беседа братьев состоялась в безлюдном подземном гараже соседнего офисного здания в "Жигулях" с густо тонированными стеклами. Незаметно оглядевшись по сторонам, Мефодий распахнул дверцу казенной машины и уже внутри вручил красную книжечку с гербом:
   -- Удостоверение подлинное и на твое имя. Но ты -- это не ты, а он, проверяющий из верхов. А фотография моя. В общем, здесь вам не тут, -- Мефодий, обожавший армейский юмор, радостно загоготал.
   -- Значит, от забора и до обеда буду майором госбезопасности, или пока ваш майор не уедет, -- подхватил армейскую серию Кирилл, изучая гебешные корочки. -- А почему ты здесь точь в точь как я?
   -- На то и в нашем департаменте "Phototiptop" имеется. Между прочим, удостоверение не только на проходной в тире годится, но слишком не козыряй. Или, чтоб гаишника какого куда послать. Кому положено, знают, что ты -- прикрытие. Сейчас, короче, три Дербанова в городе. Вопросы будут?
   -- Никак нет, товарищ капитан. Меньше знаешь -- дольше спишь.
   -- Очко-то не жим-жим, майор? Вам кофе в постель или, может, ну его на ..? Не желаешь, только скажи...
   -- Сам знаешь, нам татарам все едино..., -- вдоволь отсмеявшись и договорившись, что место встречи, явки и пароли изменить нельзя, братья распрощались, довольные самими собой, своими отношениями и крутизной.
   В редакции хорошее настроение Кирилла испортить было некому. Газетная рутина шла своим чередом, а того, что зашифрованный майор может его подставить, он ничуть не опасался: "Ксива -- филькина грамота, ее подкинули, гебистов я консультировал строго официально, если только братец Мефодий какую подляну не готовит... А "беретту" у него надо бы выцыганить..."
   Ко всем прочим удовольствиям, Кириллу доставили из компьютерного журнала DVD с новеньким шутером от первого лица. Стрелялку он должен был опробовать, а потом нелицеприятно покритиковать или, наоборот, похвалить, если игра невыносимо ему понравится.
   Критику он наводил принципиально анонимную, всякий раз придумывая новый дурацкий псевдоним, ведь публиковали его не в самом журнале, а у смежников, на неофициальном сайте, посвященном играм. Платили за публикации символически и от случая к случаю, зато его пристрастному суду подлежали все лицензионные и пиратские новинки, зачастую раньше, чем ими начинали торговать в интернет-магазинах и на радиорынке.
   Инсталлировать новую игру на казенном компе Кирилл не стал -- незачем портить себе удовольствие антисанитарной обстановкой, где мешают, отвлекают, подглядывают, подсматривают, а курить надо бегать к огнетушителю в закуток-душегубку без окон. И пиво на рабочих местах техотдел запретил, а то дебильные писаки клавиатуры постоянно заливают. А какая же игра без пива? Играть надо дома.
   Домой Кирилл возвращался, как обычно на скутере, без приключений и происшествий добравшись до своего гаражного лабиринта в пяти минутах ходьбы от дома. Через боковую дверку он закатил скутер в гараж, пристроив его позади потрепанного "фольксвагена-гольфа" школьного друга Вовика, изначально временно, а ныне постоянно прописавшемуся у Кирилла, тогда как сам автовладелец укатил на заработки в Германию, милостиво оставив хозяину гаража доверенность на право управления транспортным средством.
   Шли к концу третьи сутки солнечного ветра.
   ***
   Кирилл был начисто обделен кулинарными талантами как иные немузыкальные люди полностью лишены голоса и слуха -- спеть-то могут, но уж очень фальшиво и паршиво. Кормиться всухомятку ему, тем не менее, не нравилось, и по вечерам он питался замороженными, быстрозамороженными, сублимированными и другими условно съедобными продуктами, подвергая их суровой термической обработке. Пусть он все делал четко по инструкции, но и сегодня пельмени у него отвратно разварились на мясо и тесто отдельно, обретя стойкий мыльный привкус, избавится от коего не помогли ни сметана, ни горчица.
   Не глядя проглотив варево, и удовлетворив тем самым потребность дорогого организма в горячей пище, Кирилл занялся тем, в чем он знал толк -- его ждал уже избавленный от упаковки диск с новенькой игрой, несомненно, изнывающей от нетерпения, когда же ее оценят по достоинству.
   Несмотря на пиратское происхождение, DVD и вожделенный шутер встали на домашний компьютер Кирилла без сучка и задоринки. Выставив максимальные настройки, Кирилл, никуда не торопясь, тщательно исследовал игровой интерфейс, меню, придирчиво ревизовал арсенал вместе с доступным инвентарем. Решив, что с геймпадом будет лучше, чем на клавиатуре с мышью, двинулся вправо-влево, вперед-назад, присев выглянул из-за угла, перезарядил оружие, прицелился... -- в общем и целом Кирилл внимательно изучил способы ведения огня и методику передвижения, предложенные разработчиками игры. Навскидку все было как надо, хотя не мешало бы чуть приглушить кое-какие визуальные эффекты -- быстродействие превыше всего.
   В первом приближении можно было предположить: игра пойдет, да и далеко пойдет. Впрочем, остерегаясь первых, обычно самых благородных велений сердца, не мешало бы сначала оценить впечатления от начальной, учебно-тренировочной миссии -- нюансы взаимодействия с интерфейсом для Кирилла были важны не меньше, чем общая атмосфера игры.
   Игра игрой, но следовало бы озаботиться внешними факторами. Отключив оба телефона и дверной звонок, Кирилл усилил амплитуду и тональность спецэффектов объемного звучания, таким образом, отгородившись от вероятных шумов и помех по всем азимутам.
   Курс молодого бойца в этом шутере Кирилл не стал проходить до конца -- ему не хотелось впустую терять время, когда игра была не хуже других и в ней все было в полном соответствии с канонами жанра.
   Кирилл докурил, отхлебнул пива и расслабленно откинулся на длинную спинку кресла. Наступал долгожданный момент погружения в виртуальное пространство. Он в самом деле умел погружаться. Немного аутотренинга, удобная поза, подходящее настроение -- и он полностью и без остатка единым духом перевоплощался в свое виртуальное другое "Я".
   В состоянии погружения Кирилл без труда мог справиться с искусственным интеллектом виртуальных противников на любом уровне сложности. Без всяких кодов и читов он сам по себе входил в режим "бога" и даже с лимитированным боекомплектом был способен выполнить очередную боевую задачу, согласно приказу, сценарию и задумкам разработчиков.
   В игре Кирилл не руководил слабоуправляемым аватарой, а сам был непреоборимым героем, прорывающимся сквозь сонмища и полчища врагов к заветной цели. Погрузившись, он не осознавал того, что держится за ручки манипулятора, шурует мышью по ковру или щелкает по клавиатуре, он просто и органично, делал то, что требовалось по ходу игры. И равных ему не было.
   Если бы на пути его воплощения-аватары встретился какой-нибудь чемпион по киберспорту, то полетели бы от профессионала клочья брони и амуниции по всем виртуальным закоулкам. Но в сетевую игру Кириллу погрузиться никогда не удавалось. Разыгрывать он мог лишь одиночные миссии наедине с собой и своим компьютером. К сожалению, его виртуальное "Я" было существом капризным и непостоянным -- эффект погружения был кратковременным и неустойчивым. Самым беспардонным образом Кирилла могло выдернуть из виртуального мира какое угодно неблагоприятное обстоятельство: от переполненного мочевого пузыря до истошного свистка чайника, оставленного в одиночестве кипятиться на плите. Или, что случалось крайне редко, внезапная гибель аватары-воплощения.
   Вот и сейчас ультразвуковой писк комара, вдруг пронзивший виртуальное пространство-время, резко оборвал контакт Кирилла с аватарой, скрытно подбиравшимся к охраняемому объекту. Кирилл задергался, замельтешил, сдуру выстрелил, а через несколько мгновений обнаруживший себя виртуальный персонаж угодил под кинжальный огонь охраны и безвозвратно утратил остатки здоровья.
   "Кретин, а фумигатор-то антикомариный, кто за тебя врубать обязан?", -- расслабленно ругнулся на свою бестолковость Кирилл, с хрустом потянулся и вышел из игры.
   Из виртуальной действительности он выходил легко, словно просыпался после приятного сновидения. Его даже ничуть не беспокоило то, что не удалось сохраниться, так как в отличие от мимолетных снов его память твердо удерживала все, произошедшее с ним и его аватарой на игровом пространстве. Никто и ничто не могло помешать Кириллу, вызнавшему этапы и особенности прохождения, вновь добраться до того места, откуда его вышибли, сохранить достигнутое на винчестере и дальше попробовать еще раз погрузиться.
   Погружаться Кириллу удавалось не только в шутеры. В файтинге он мог лихо молотить соперников пудовыми кулаками или ловко колоть, рубить и резать оппонентов в ролевой игре. А садясь за руль-манипулятор он был непревзойденным гонщиком-асом. Столь же блестяще он управлялся с джойстиком на авиасимуляторах и в космическом пространстве.
   По тому насколько успешно ему удавалось погрузиться, он оценивал любую игру, попадавшую к нему на жесткий диск. Если игра пошла, то он снисходительно прощал разработчикам мелкие и крупные огрехи вплоть до небрежно отрисованных действующих лиц и ландшафтов. Единственного смертного греха, коего он никогда и ни при каких условиях не мог попустить игроделам -- это выход в свет неустойчивых программ, раз за разом и самым подлым образом прочь вылетавших на рабочий стол.
   * * *
   Странное дело, но глубоко пристрастный и сугубо необъективный анализ Кирилла находил живой отклик среди посетителей сайта, где публиковали его критические опусы. Он даже иногда отвечал тем, кто ему посылал на E-mail сайта свои отзывы и пожелания.
   Одно время Кирилл думал попробовать вживе выйти на единомышленников -- а вдруг кто-нибудь тоже способен погружаться не на словах, а на деле? -- но потом оставил мысли о сетевой игре с эвентуальными братьями по разуму, потому как пришел к печальному выводу: технически невероятно совместить, синхронизировать и бесперебойно поддерживать хрупкое и эфемерное виртуальное погружение в неблагоприятных условиях грубого тварного мира.
   А за здорово живешь являть себя городу и миру, заводить новых случайных знакомых Кириллу не хотелось. К тому же он не желал ни на йоту нарушать свою анонимность и переходить из тылового разряда уединенных читателей в передовой отряд публичных писателей, осаждаемых безудержными толпами друзей и недругов. Писательские и, паче чаяния, журналистские слава и тщеславие Кирилла нисколько не привлекали -- ни в коей мере или масштабе. Напротив, скромность и анонимность как нельзя лучше способствовали критическим амбициям Кирилла, некогда пять лет получавшего высшее образование на филологическом факультете, где его почем зря учили анализировать и критиковать. Кирилл со вкусом, но резво отрецензировал опробованный шутер, растекаясь мыслями по 22 дюймам монитора. Ему легко удалось отыскать в игре неимоверные виртуальные красоты, тогда как он иронично, но сдержано похвалил удобство пользования инвентарем и выбор оружия.
   Подключив телефон и законнектив модем, Кирилл Дербанов вошел в открытый для мусора почтовый ящик derban@..., откуда он обычно отправлял корреспонденцию в сомнительные адреса или регистрировался в совсем уж подозрительных местах. Отослав на игровой сайт рецензию, он не дрогнувшей рукой собрался было одним кликом удалить накопившейся за три недели спам, но рука все же дрогнула. Добру не пропадать, а почту надо сортировать, даже откладывающуюся в долгом почтовом ящике. Среди добра в ящике отыскались письма из Германии от старого друга Вовика и от отставной подруги Женьки из Америки. Оба в лучшем эмигрантском стиле жаловались на скуку, приглашали к себе в гости и обещали каждый свое: Вовик -- вдоволь выпить и закусить, а Женька -- всласть потрахаться. Ничего выдающегося -- Кириллу такого добра хватало и без заграницы, поэтому оба приглашения он без сожалений отклонил.
   Тяжеленное письмо весом два с лишним мегабайта тоже не могло стать приятным сюрпризом для Кирилла. Нисколько не сомневаясь, что ему прислали вложенные картинки с вирусом, он открыл письмо, но увидел совсем уж пакостную вещицу: во вложении нагло фигурировал непристойный исполнительный файл xxx.exe. Сразу удалять порнозаразу Кирилл не стал, а злорадно заархивировал и скопировал, чтобы завтра в редакции презентовать сисадмину Петру Осову. Петр, он разберется. Системщик Осов по прозвищу Рыжий Ос профессионально коллекционировал вирусы и антивирусы. Если же Кириллу достался какой-нибудь уникальный экземпляр или нечто сверхновое, то огненнобородый Петр будет ужасно рад пополнить коллекцию, поднять тревогу, и оба они внесут свой скромный вклад в дело борьбы всего прогрессивного человечества с вредоносными кодами и программами.
   В свою очередь, Кирилл внимательно посмотрел, не появились ли у него в системе подозрительные процессы и лишние файлы. У интернет-поисковиков он тоже не нашел никаких ссылок на присланный xxx.exe. Но на всякий случай запустил антивирус и с чувством исполненного долга ушел на балкон покурить, попить пива да поглазеть на полярное сияние.
   Чтобы не мешать работающему антивирусу, Кирилл подключил к ноутбуку внешний телевизионный тюнер и пробежался было по каналам -- а вдруг по ТВ что-нибудь интересное показывают? -- но, едва не погибнув от передозировки рекламы, немедленно оставил это опасное занятие. Он давно уже пришел к выводу, что просмотр телепрограмм сродни потреблению анаши или плана -- непривычному человеку тошно и противно, а втянувшийся наркоман-извращенец имеет бездну удовольствия, расплачиваясь за него зависимостью от тупорылой рекламы, тягомотных сериалов и тенденциозных новостей. Иначе Кирилл не мог себе объяснить, почему во времена интернета и фильмов на DVD масса народу уставилась в свои телевизоры, сосредоточенно пытаясь чего-то там разглядеть и расслышать в коротких паузах между громобойными рекламными блоками.
   Удалив себя от телевизионной рекламы путем аппаратного отключения, Кирилл взялся за более безопасное развлечение -- просмотр чужих и сочинение своих SMS. В данный момент его никто конкретно не интересовал и потому он только Дашке и Мефодию пожелал приятных сновидений, а от себя самого, то есть опять со своей SIMM-карты получил два новых послания: "Драгоценнейший Кирилл Валериевич! Как хорошо, что Вы нашли возможность связаться со мной и продолжить наше знакомство".
   Во втором содержалась просьба: "Не сочтите за труд открыть полученный Вами файл xxx.exe. Ваш интерактивный регистрационный номер...".
   -- Ну, дают копоти вирусописатели, -- вслух восхитился Кирилл. -- Разводить всю эту бодягу с SMS только для того, чтоб в наглую открыто заслать мне парашу удаленного администрирования. Неужто кому-то маловато показалось залезть в компьютеры сотовой связи? Таперича и за меня взялись. Обломаетесь, господин хороший...
   Тут Кирилл злорадно представил, как они завтра с Рыжим разберутся с почтовым интернет-червем и самим ублюдком-вирусописателем. Да и для газеты будет темка что надо -- как никак компьютерное преступление века. Достаточно вспомнить о глюках в компах всюду и везде за последние дни. Так сказать, глобально и локально.
   Здесь Кирилл не преминул еще раз глянуть на письмо с этим отвратным xxx.exe. Как и ожидалось, оно было послано с derban@... прямиком на derban@... -- все в точности как с SMS.
   Теперь Кирилл Дербанов нашел подходящее объяснение странным сообщениям. Ларчик, откуда исходили непонятные послания, по его мнению, открывался предельно просто. Взяв под дистанционный контроль компьютеры операторов мобильной связи можно преспокойно хулиганить, отправляя всякие сообщения кому можно и нельзя.
   -- Нам-то нельзя, а то мы сделаем кому-то много бо-бо, -- вынес он вирусописателю приговор и, отложив планы ответного удара на завтра, Кирилл с ноутбуком завалился читать.
   СЛЕДОВАТЕЛЬНО СУЩЕСТВУЮ
   Пятница 13 июля
   Суевером Кирилл никогда не был; черных пятниц, чертовых дюжин и черных кошек не признавал и однажды было собрался преподнести очередной даме сердца букет в полдюжины цветков, подкрепив свои позиции доводом, что и знаменитый миллион алых роз есть число четное. Но передумал, потому как уважал чужие верования и традиции, а также знал, что приметам нельзя придавать какого-либо значения, акцентируя на них внимание. Иначе стоит едва сопоставить два случайных, но рациональных события, как между ними обнаруживается иррациональная причинно-следственная связь, совпадение приобретает силу суеверия, а то и психического расстройства в виде навязчивого состояния.
   Он еще в университете убедился в истинности подобных выводов психологов и сам сознательно ввел в личное употребление несколько добрых примет. Например, перед экзаменом он не раз пробовал обязательно до блеска начистить обувь, уверяя себя, что тогда высокий балл гарантирован вне зависимости от уровня подготовки. В противном случае, стоило придти на экзаменовку в грязных ботинках, то ничего путного эказаменатору рассказать Кирилл был попросту не в состоянии. Медный пятак под пяткой не помогал, а вот очень хорошей бинарной приметой стало тридцатикратное упасть-отжаться в утро экзаменационного испытания, а накануне вечером -- получасовая прогулка перед сном. Но если пренебречь вечерним променадом или утренними отжиманиями, то оценка была не выше, чем "удовлетворительно".
   Аналогично, полагал Кирилл, можно по собственной воле, но чаще непроизвольно, уверовать в мелких алкогольных бесов, нехорошие числа и баб с пустыми ведрами. Таким образом полезное или вредное, воображаемое или действительное становятся равны по абсолютной величине, а плюс или минус не имеют никакого значения.
   * * *
   Как и понедельник, Кирилл не считал пятницу 13-е черным днем календаря. Пятница у него давно стала парко-хозяйственным днем, а не воскресенье как в незабвенные дни армейской службы. Сегодня по плану после утреннего развода-ритуала Кириллу предстояли текущие профилактические работы по борьбе с пылью, разгильдяйством и бесхозяйственностью.
   Впрочем, не был Кирилл и не желал становиться ригористичным педантом, сражающимся с пылью-грязью во имя идеальной стерильности и санитарии, или старым холостяком, на склоне лет принявшимся параноидально упорядочивать подвластное жилое пространство. Он также презирал кропотливый женский труд неукротимого наведения чистоты и хаотического уюта, где с трудом ориентируется сама рачительная хозяйка. Кирилл просто-напросто в последний рабочий день недели традиционно расставлял все по местам и предохранял от пыли компьютеры.
   * * *
   Еще студентом, как-то под осень став счастливым обладателем отдаленного от родителей двухкомнатного жилья, Кирилл Дербанов обрел душевный покой и комфорт куколки насекомого, зимой ворочающейся в отдельном коконе, ожидая превращения в бабочку наедине с собой и отходами своей жизнедеятельности. Весной Кириллу, разумеется, не удалось расправить красивые крылья и с пятого этажа выпорхнуть на волю, на свежий воздух к благоухающим цветам. Не тут-то было. Куда ему было податься прочь от своего отнюдь не одноразового индивидуального кокона -- до умопомрачения уделанной и обгаженной хрущевки?
   Бесконечно благодарный доброй тетушке, приказавшей долго жить и по наследству пользоваться ее имуществом в виде угловой полутораспальной квартиры, смежного санузла и ближнего гаража, первокурсник Дербанов по малолетству не мог взять в толк, что, избавившись от докучливой заботы домашних, ему некуда деться от нудных бытовых хлопот. Пожалуй, первые месяцы отдельной жизни Кирилла ничуть не беспокоило то, что его частная и неприкосновенная собственность не защищена от вторжения друзей, подруг, дружб ненужных, пустых бутылок, грязи и пыли. Но спустя год он не смог приветствовать превращение своего индивидуального жилья в коммунальную квартиру, когда его уплотнили и потеснили непрошеные подселенцы: мыши, тараканы и пауки.
   По ночам мыши затевали шумный ремонт на кухне, словно электродрелью обгрызая половицы, плинтусы и даже кафельную плитку. В ответ на грозный топот хозяина квартиры грызуны устраивали краткий перекур, а когда Кирилл уходил из кухни, то с удвоенной энергией возобновляли прерванные ремонтно-строительные работы.
   В сравнении с бесшабашными мышами-трудоголиками трусливые бомжи-тараканы поначалу представлялись не столь беспокойными жильцами. Но однажды один из них в поисках теплого места для ночлега забрался в фотопринтер, подаренный Кириллу на новоселье родителями. Теплолюбивое насекомое, натурально, сгорело вместе с блоком управления периферийного устройства. Но беды, как и тараканы, в одиночку не ходят. Еще один представитель таракановых закоротил устройство бесперебойного питания, хотя пострадавший UPS Кириллу все же удалось починить, заменив предохранитель, чего нельзя было сказать о принтере, отныне не подлежавшему гарантийному ремонту.
   В довершение несчастий Кирилл лишился компьютера -- умерла мама, то бишь материнская плата. Не то чтобы мышка-манипулятор хвостиком-проводом вильнула, мамка, лежавшая на столе, упала и разбилась -- никак нет: все приводы, источники и составные части системного блока оставались на месте под кожухом. Материнская плата сама тихо скончалась от перегрева под войлочным покровом слежавшейся пыли, месяцами концентрировавшейся в корпусе, стоявшем на полу.
   Комнатные тараканы и кухонные мыши здесь были тоже не причем -- они опасались приближаться к грозно ревущим 3-дюймовым вентиляторам никогда не выключавшегося системника. Во всем виноват был сам Кирилл. Потому, придя к надлежащим выводам, он с юношеским максимализмом решил срочно переквалифицироваться в аккуратиста и чистюлю. Сделав сказку былью, он по собственному хотению, по компьютерному велению, прежде всего взялся за истребление коммунальных жильцов. Проще всего оказалось разобраться с диверсантами-тараканами, а вот с партизанским отрядом мышей пришлось ожесточенно повоевать.
   Против тараканов Кирилл использовал химическое оружие, когда герметически закупорив все щели и отверстия, он в респираторе распылил по всей квартире два баллона патентовано смертоубийственного многоцелевого импортного инсектицида. Кирилл ретировался на ночь к родителям, а тараканы под воздействием оружия массового поражения тоже организовано отступили, вероятно, на заранее подготовленные позиции в квартире соседа-алкоголика. Но партизаны-насекомые поступили очень опрометчиво: пошли и не вернулись, поскольку расчетливый враг-человек разместил в вентиляционных ходах химические мины-ловушки.
   В ходе боевых действий тотальному инсектициду также подверглось малочисленное мирное население -- пауки и мухи. Таким образом поле битвы с насекомыми полностью осталось за Кириллом, но войну за свое жилье он выиграть пока не мог, тотально не уничтожив схроны и бандформирования теплокровных.
   Контрпартизанские методы борьбы с мышами оказались неэффективны -- мышеловки-растяжки и ядовитые мины-сюрпризы хитроумные грызуны обходили стороной. Тогда Кирилл применил абсолютное биологическое оружие. Отловив у мусорных баков во дворе помойного кота атлетического телосложения, он лишил его свободы и средств к прежнему вольному существованию. На третьи сутки кот, очевидно, уже от бескормицы совершил побег через балкон на крышу. А Кирилл навсегда избавился от всех беспокойных представителей животного мира.
   С растительным миром в виде колонии плесневых грибков в ванной долго напрягаться не пришлось. Всякий хлам нашел свое место на помойке, в подвальной кладовке и на антресолях в коридоре. Тогда же Кирилл принял твердое решение курить только на кухне и на балконе.
   Так, в одну прекрасную пятницу квартира Кирилла окончательно и бесповоротно обрела если не стерильную чистоту цеха, где напыляют микрочипы, то, по меньшей мере, пристойный вид отдела предпродажной подготовки настольных компьютеров.
   Превращать в добрую примету пятничную уборку Кирилл не стал, опасаясь нечаянно испортить себе выходные собственной неистребимой домашней безалаберностью. А вдруг уборки не получится? Но по старой памяти нередко наводил в этот день косметическую чистоту, избавляясь от мусора и пыли, накопившихся за неделю.
   Для этой цели Кирилл держал дома дорогой пылесос с влагомоющими приспособлениями. Его он не считал ни сложной бытовой техникой, ни домашней утварью, а подручным инструментом, наряду с веревочной шваброй. С помощью пылесоса Кирилл мыл полы и обрабатывал не только стены и потолки, но и аккуратно выдувал и собирал пыль во внутренностях домашних компьютеров.
   Регулярная ликвидация пыли была не прихотью продвинутого пользователя, а суровой необходимостью, так как сработанный в тумбе старого письменного стола мощный системный блок имел только два медленно и тихо вращавшихся в боковых отверстиях 5-дюймовых нагнетающих вентилятора, непосредственно охлаждавших винчестеры и огромный медный радиатор процессора. Тогда как от радиаторов поменьше, прижатых к видеокарте и чипсету, излишки тепла отводились специальными трубками на большие алюминиевые радиаторы, располагавшиеся по всей внутренней поверхности тумбы. Целых четыре тепловых трубки соединяли радиатор процессора с верхней охлаждающей поверхностью. Так же отдельно охлаждался безвентиляторный блок питания.
   Тепловые трубки и радиаторы со множеством тонких ребер по чертежам Кирилла изготовили и отшлифовали простые технари за умеренные деньги на экспериментальном производстве одного полузакрытого и полуразвалившегося НИИ. Там же было произведено уникальное шасси с кронштейнами для монтажа компьютерных комплектующих и конкретных охлаждающих элементов конструкции.
   Никаких материалов заказчику доставать не пришлось -- все нашлось на месте. Сам Кирилл только монтировал и наводил экстерьерный лоск на свое моддинговое изделие.
   Внешний вид получился вполне достойным. Провода аккуратно легли под столешницей мореного дуба; в другой тумбе стола, лишенной задней и передней поверхностей, нашлось место для серебристого лазерного проектора, сабвуфера красного дерева, прозрачно-голубого модема и угольно-черного устройства бесперебойного питания. В то же время системная тумба, прикрытая сзади деревянной решеткой, обтянутой иссиня-черной декоративной тканью, с так же оформленными круглыми отверстиями боковых вентиляторов с фильтрами-пылесборниками походила на часть дорогой аудиосистемы.
   По правде говоря, конструкция вышла тяжеловесной, громоздкой и неудобной в обслуживании -- к портам и гнездам на задней панели не шибко и подберешься, а о том, чтобы чего-либо поменять внутри без почти полной разборки-сборки, не могло быть и речи. Хотя Кирилл был чрезвычайно горд и доволен: апгрейд каждый месяц ему был без надобности, а нужная периферия у него и так всегда подключена. А у кого, скажите на милость, есть еще такой бесшумный системник?
   ***
   Избавившись от пыли в системном блоке и вокруг него, Кирилл принялся расставлять на книжных полках CD и DVD, находившееся в употреблении: игры к играм, программы к программам, архивы к архивам, фильмы к фильмам. Книг у него практически не было, а несколько сотен разноцветных коробочек с дисками оживляли интерьер комнаты не хуже пестрых книжных корешков.
   Бумажные книги -- источник пыли -- Кирилл не любил, а плотные шторы, впитывающие пыль, терпел по необходимости защищаться от наглого солнца, засвечивающего цвета на мониторе. Ковров он тоже не держал -- они не только копили пыль, но еще губили в помещении и без того не ахти какую акустику. Впрочем, дорогостоящим звуком, золочеными разъемами и проводами из красной меди Кирилл никак не увлекался, и ему вполне хватало не слишком навороченной акустической системы из отдельной звуковой карты и пяти двухполосных колонок с низкочастотным сабвуфером.
   ***
   В то утро Кирилл не мог отказать себе в удовольствии опробовать на ходу свежевычищенную машину. Для пробы и для души он загрузил в просмотровщик альбом трехмерных изображений девушки своей виртуальной мечты, давным-давно получившей прозрачно-незатейливое имя - Вирта.
   Над своим идеалом Кирилл начал работать в самом юном дизайнерском возрасте, только-только начав приобретать первые практические навыки использования программ трехмерной графики. То было перед самым окончанием университета, когда Кирилл наконец постиг то, о чем он и раньше догадывался -- учителем-словесником средней школы ему не бывать, ибо никак ему, грешному, не донести до учеников разумное, доброе, вечное -- не донесет, надорвется.
   Зато к тяжкому и многотрудному делу познания компьютерного дизайна и женской красоты пятикурсник Дербанов отнесся предельно серьезно и научно: прочитал добрый десяток скучных трактатов по теории художества и искусству ваяния, сам лично измерял циркулем пропорции на классических репродукциях и порнографических изображениях, часами листал анатомические атласы. А однажды напросился в анатомичку со студентами-медиками, где вместе с ними препарировал женские трупы -- настоящий художник должен знать, что у прекрасного пола располагается снаружи и что внутри. Не забывал Кирилл изучать и живых натурщиц. Как правило, любвеобильные объекты его исследований не отказывались позировать перед камерой в ню и в художественных целях позволяли измерять портновским метром талию, бедра и грудь, а также высоту и ширину наружных половых органов.
   * * *
   Вооружившись специальными знаниями, Кирилл непосредственно приступил к созданию идеального женского образа. Несколько недель он его отчаянно создавал, делал и переделывал, перебирая варианты виртуального идеала, всякий раз по-новому компоновал пропорции, детали лиц и фигур, но неизменно получал отрицательный результат -- вместо одухотворенной красоты у него выходил очередной бездушный манекен. Конечно, Кириллу и в жизни, и в постели иногда встречались в точности такие манекеноподобные красотки, но ни одну из них он бы не рискнул назвать девушкой своей мечты. Они, скорее, отвращали, чем притягивали его лишь манекенам присущей генетической фригидностью или благоприобретенной гипертрофированной сексапильностью.
   Немало таких образов-манекенов встречалось Кириллу у известных художников. К примеру, к таковыми он относил Аленушку у Васнецова и Венеру работы Боттичелли. По мнению Кирилла, то ли натурщицы попались неподходящие, то ли воображение завело художников так далеко, что их типажи могли стать мечтой для онанирующего подростка или заключенного, истосковавшегося по женскому телу, но отнюдь не пробудить какие-либо конгениальные ощущения, не говоря уже о возбуждении неких добрых чувств в душе у Кирилла Дербанова.
   К счастью для Кирилла, он, в отличие от художников прошлых веков, имел дело не с косной, едва поддающейся обработке материей в виде холста и масляных красок, а творил в безграничном и предельно пластичном, мгновенно изменяющемся виртуальном пространстве. Припомнив, что многие художники, пишущие портреты, сначала создают черт знает какое лицо и только потом от этой личины добиваются безусловного портретного сходства с моделью, Кирилл тоже решил действовать от противного на своем виртуальном поле. Для начала он выбрал из папки с неудачными работами первую попавшуюся на глаза красотку. Ею оказалась крупная и пышнотелая длинноволосая шатенка, которая, невзирая на первичные и вторичные половые признаки, идеальные параметры и пропорции, чем-то здорово смахивала на детскую пластмассовую куклу-голыша. Несколько поданных программе команд, и кукла-переросток серьезно отощала, превратившись в несуразную жердь. Полчаса Кирилл всячески издевался над несчастной шатенкой, пока перед ним на дисплее не предстала совершенная страхолюда -- очень подошла бы для пары портрету Дориана Грея в старости. Кирилла аж передернуло, когда он вновь взглянул на свое творение, вернувшись к монитору с новой бутылкой пива. Чтобы не напрягаться замыленным глазом, Кирилл только через пару дней, дав работе вылежаться, возобновил художественный эксперимент.
   Теперь он избавлял художественный образ от всего лишнего и наносного, постепенно приближаясь к совершенной конгениальности. До сотворения кумира было далековато, но получалось вроде бы вполне прилично и даже кое-каким образом изрядно, а потому Кирилл с удовольствием процитировал, что стоило стереть случайные черты, чтобы увидеть, как прекрасен этот виртуальный мир. А еще прекрасней конгениальная мечта Кирилла Дербанова, настолько удаленная от оригинала, что от первоначальной кукольности уцелели лишь светло-каштановые волосы. Здесь Кирилла окончательно пробило на филологическое образование, и он вспомнил, из какого сора растут цветы, не ведая стыда. Но хлопать себя по коленкам и восклицать: -- Ай, да Дербанов! Ай, да сукин сын! -- он не стал, поскольку считал такое обращение к себе предельно оскорбительным. "Морду за такое надо бить и кости ломать...", что он успешно и делал, когда государство отозвало его из идеального мира цифровых технологий в мир материальных аналоговых устройств для исполнения воинского долга.
   Отслужив как надо в спецназе ВВС, Кирилл Дербанов вернулся к своей полузабытой виртуальной мечте. Ноги и торс мечты у старшего сержанта запаса претензий не вызвали, но лицо и улыбку он отчасти изменил, добавив трехмерному динамическому идеалу, малую толику определенной, но уместной неправильности.
   С тех пор Кирилл часто пользовался этим приемом не только в трехмерных графических работах. Бывало, работая в плоскости, он добавлял виртуальным моделям глубины, едва заметно увеличивая одну грудь и уменьшал другую, иногда на несколько пикселов менял расстояние между зрачками, поднимал и опускал ушные раковины, уголки губ, выносил вперед или скрывал между бедрами половые губы. И всякий раз случалось, что удачно подобранная реальная неправильность придавала его работам уникальную гармоничность, неповторимое очарование и притягательность.
   * * *
   Спустя четыре года Кирилл по-прежнему время от времени открывал альбом с изображениями Вирты, иногда добавляя в коллекцию новые соблазнительные позы, ракурсы или антураж. Сейчас он прошелся по военным мотивам календаря для Мефодия, уложив на изящном плечике Вирты уродливый дробовик фаллического вида -- легло что надо. Полюбовался и на вздернутую вверх к оружию прекрасную правую грудь. Подумал и передвинул пальцы ближе к цевью -- теперь мечтательно улыбающаяся модель держала ствол расслаблено, но уверенно, в полной боевой готовности.
   "Это есть хорошо, но Мефодий обойдется другими" -- к девушке своей виртуальной мечты Кирилл никого не подпускал никогда и ни при каких обстоятельствах. Раз по большой пьянке по поводу отъезда друга Вовика вздумал было ею похвастаться, но мгновенно одумался. А вдруг попросит скопировать? Ни копированию, ни тиражированию виртуальная мечта Кирилла не подлежала.
   ***
   Появившись в редакции в обычное время, Кирилл, не заходя к себе, направился в техотдел. Подозрительный файл xxx.exe главный системный администратор Петр Осов скопировал, бесстрашно распаковал, восхитился его габаритами, но в работу сразу не взял, обещав изучить позднее. Поскольку в данный момент сисадмин Осов вертел и тряс рыжей головой, пытаясь поднять информацию с винчестера от ноутбука, рухнувшего на пол со стола. А может со шкафа или с дуба... -- высказывали саркастические версии собравшиеся вокруг обломков сотрудники техотдела. Хотя находившийся рядом убитый горем пользователь ноутбука утверждал, что машинка со стола упала сама.
   Между тем, Кирилл ноутбуков никогда не ронял, со стола и шкафа не прыгал, поэтому он в развернувшейся дискуссии участия не принял, удалившись к своим картинкам. Разделавшись с газетными иллюстрациями, он почти завершил календарь для Мефодия: осталось лишь поместить текст на страницах, затем пробно распечатать, чтобы посмотреть как вся эта идеальная красота выглядит на материальной бумаге.
   Через три часа Кириллу позвонил Петр:
   -- Слушай, старичок. Я тут глянул, это не вирус, мать его, а какая-то навороченная игрушка для мобильной операционки.
   -- Ос, может, таки червя мне так запускали?
   -- Это вряд ли, игра она сама по себе. И какой хмырь будет мучиться, игрушку делать под червя? Он на самой игре может заработать на порядок больше, чем на утилите удаленного администрирования. Нет, Валерич, я этот экзешник изнутри хорошо смотрел -- сделано со вкусом. Хорошо бы на твою игру и снаружи глянуть. Тебе на мыло регистрационный номер скидывали? А то ломать, сам понимаешь, мне как-то неудобняк.
   -- Что-то было, Ос, сей секунд достанем, только в ящик зайду... Можешь вводить...
   -- ...Слушай, старичок, она тут просит у меня серийные номера устройства и пользователя. Ты свою машинку у производителя регистрировал что ли?
   -- Было дело.
   -- Тогда, бери свои номера и сам у себя ставь. Потом расскажешь, что это тебе прислали. Может, это бонус какой от производителя...
   Попрощавшись и поблагодарив сисадмина, Кирилл положил трубку и задумался: "Значит, не вирус... Тупо это как-то все же получается. Письмо какое-то хакерское, а шлют игру. Да и кому это надо вирусы для наладонника писать? Никому это не надо... Лады, после тира дома разберусь".
   ***
   Прибыв минута в минуту, братья Дербановы встретились у поднятого шлагбаума, приглашавшего заезжать на территорию Международного образовательного центра. Оставив казенные "Жигули" Мефодия и личный скутер Кирилла на бесплатной, но хорошо охраняемой стоянке, они направились к тиру по периметру офисного комплекса, состоявшего из тоталитарно внушительных зданий в стиле позднего сталинского конструктивизма. Нерушимый союз и конструктивное единение старых стен и новых отделочных материалов однозначно свидетельствовали, что капитализм пришел в город не просто всерьез или там надолго, а навсегда.
   Во времена оны весь этот обширный архитектурный ансамбль, украшавший одну из центральных площадей города никогда не открывавшимися гигантскими воротами с щитами и мечами, незыблемо принадлежал высшим курсам офицеров КГБ СССР. Но пришла пора, когда пользователи великого и могучего разложили его на комплектующие, и тех, кто его не уберег, существенно потеснили. От былого изобилия и архитектурных излишеств здешним гебистам достались только два здания и подземный тир. А вот бронзовый бюст основоположника КГБ, железного Феликса Дзержинского, перешел на нелегальное положение, и само закрытое учебное заведение захлестнула стихия либерального рынка. В главном штабном здании бывших курсов разместилась международная школа бизнес-администраторов, давшая, собственно, новое название этой городской достопримечательности. Там стали проводить различные международные семинары, симпозиумы, пресс-конференции и великосветские рауты-тусовки городских вершков и криминальных корешков. В строениях по соседству бывшие гебешные аудитории и классные комнаты были по-европейски капитально переоборудованы для размещения представительств иностранных фирм и компаний. А также для тех представителей отечественной бизнес-элиты, кому хватало средств на столь престижный юридический адрес.
   Вместо офицерской гостиницы-казармы появился четырехзвездочный отель, блистающий черными зеркалами стеклопакетов и галогеновыми светильниками. Двухэтажная офицерская столовая стала шикарным немецким рестораном "Дрезден", а одноэтажный контрольно-пропускной пункт в тыловом месторасположении бывших курсов КГБ оккупировала американская кухмистерская "Макдональдс".
   К американскому "Макдональдсу" задом, к германскому "Дрездену" передом за чугунными узорами низкого заборчика в небольшом скверике как раз и располагался трехэтажный особняк партийно-бюрократического вида, куда теперь направлялись братья Дербановы.
   -- В оружейке получишь ПМ или Стечкина, еще АКСУ..., -- наставлял брата Мефодий. -- Тебе положено два рожка и один магазин для пистолета.
   -- А РПГ или ДШК у вас там найдутся? -- полюбопытствовал Кирилл.
   -- В нашем ведомстве есть все, но не для всех, -- ответствовал Мефодий. -- А только для тех, кто с вечера чистит сапоги, а утром надевает их на свежую голову, товарищ майор. Корочки свои не забыл?
   -- Все свое ношу с собой, кроме ствола, которого мне не положено по штатскому состоянию, -- не мог не начать подход к оружию Кирилл. -- Разве только родной брательник не посодействует и не сдаст в аренду м-а-ленький такой ствол. Помнится, где-то кто-то что-то про "беретту" воздух сотрясал. Чистоту и порядок гарантируем.
   -- Ну, если чистить оружие будешь и в прохожих с балкона не пулять. Будем посмотреть...
   Оба брата Дербанова оружие уважали и всегда были готовы подписаться под североамериканским конституционным биллем, утвердившем право народа иметь и хранить оружие. Жаль, только народ этот заокеанский, а не наш. Впрочем, пресловутые наши люди в тир к компетентным органам тоже не ходят.
   Братья вошли в особняк-контору, миновав помпезную мраморную доску с надписью "Общественная приемная Управления государственной безопасности". В необъятном холле с несколькими дверями, махнув удостоверениями перед прапорщиком в фуражке с фиолетовым околышем, через турникет двинулись вниз. Пискнул электронный замок, открылась дверь на лестницу и, спустившись на два лестничных марша в подземный бункер, они доложили о своем прибытии в микрофон на стене рядом с бронированной дверью.
   В узком и длинном тамбуре бункера квадратный молодец в камуфляже без знаков различия, сидевший прямо под камерой наблюдения, отобрал у них удостоверения, сверился со списком, лежавшим у него на столе, затем предложил отметить в журнале время прибытия. А когда расписывался Кирилл придирчиво поинтересовался:
   -- Что-то вы на фото не похожи, товарищ майор?
   -- Фотограф, ядри его налево... -- по-армейски кратко снял вопрос Кирилл, забирая удостоверение.
   После еще одного поста с бронированной дверью и штурвалом товарищи офицеры прошли по коридору с камерами видеонаблюдения мимо нескольких закрытых дверей к стальной решетке оружейной комнаты, где двое в камуфляже выдали Мефодию пистолет Макарова, а Кириллу -- Стечкина и укороченного Калашникова. Расписавшись за оружие и боеприпасы, братья выслушали инструктаж у дежурного руководителя стрельб и лишь затем добрались до огневых позиций, где разошлись по своим изолированным упражнениям. В пещерном тире как в храме было где развернуться -- благославясь, личный состав мотострелкового взвода, а то и двух неполных, могли одновременно упражняться на зло врагам и на радость отцам-командирам.
   На огневом рубеже седовласый инструктор в штатском молча кивнул на полки с бронежилетами и касками, сам вручил Кириллу пару наушников-берушей, выслушав доклад о готовности, тем же молчаливым кивком разрешил приступать к выполнению упражнений и отошел к пульту слежения за целями и управления мишенями.
   Начал Кирилл с автомата лежа с упором на 150 метров по движущимся и поднимающимся мишеням. Короткими очередями четко разобравшись со всеми ростовыми, он взялся за поясные в положении стоя на 100 метров, где резко, но экономно израсходовал остатки патронов в первом рожке. Разогревшись, ералаш из быстрых мишеней на 50 метров Кирилл вдохновенно разделал от бедра из второго рожка. А вот из Стечкина на 50 метров вышло тяжеловато.
   -- С автоматом зачтено, а с пистолетом надо поработать, -- к нему подошел седовласый, чтобы выслушать доклад об окончании стрельбы.
   -- Рад стараться! Товарищ генерал, разрешите доложить... -- попытался поерничать Кирилл.
   -- Меня зовут Анатолий Николаевич, товарищ сержант, -- нешутейно оборвал его седовласый и вручил визитную карточку: -- Звоните на неделе, сержант, поработаем.
   Мефодий ждал Кирилла в длинном и узком предбаннике:
   -- Добро отстреляться, майор. Пошли по пиву вдарим, -- и уже на свежем воздухе спросил: -- Как тебе Николаич?
   -- Какой Николаич?
   -- А тот седой в тире.
   -- Серьезный дядя.
   -- Угу, серьезный. Имей в виду, он не внизу служит, а наверху. Будет приглашать в гости, советую, братец, не отказываться.
   Об уже состоявшемся приглашении Кирилл промолчал: многая знания -- многая печали. Но это отнюдь не относилось к количеству и качеству "Радебергера", употребленном братьями Дербановыми во благовремении и пропорции в ресторане "Дрезден".
   ***
   Дома Кирилл потянулся на кухню с мерзлой пиццей: пиво -- хорошо, раковые шейки, креветки -- отлично, но организму требуется удовлетворительная горячая пища. Привычка была не второй натурой Кирилла, а первой и доминантной составляющей его личности. Сегодня он тоже, отужинав, в силу ритуала сначала посмотрел и почитал политические, экономические и технологические новости, циркулировавшие во всемирной паутине, потом взялся за наладонник, чтобы набрать ритуально-сердечные и еженедельные "целyю" отцу-матери, а также подкрепить отношения с Дашкой: "Какую песню спеть тебе родная? Спи, ночь в июле только шесть часов. Жду, люблю, надеюсь".
   Лишь исполнив обязанности любящего сына и любимого мужчины, Кирилл приступил к установке на карманный компьютер игры, скрытой в xxx.exe. Разрешив наладоннику войти в домашнюю сеть и синхронизировав его с большим компьютером, он с опаской -- глаза боятся, а руки делают -- запустил странный файл. Оказалось, никакой не вирус, но окончательно Кирилл убедился в безопасности xxx.exe, когда игра в красивом окошке вежливо попросила ввести присланный регистрационный номер, а потом имя и регистрационный номер пользователя карманного компьютера.
   Тут надо сказать, что Кирилл расстался со своим первым наладонником спустя два года, отдав его в хорошие руки через интернет-барахолку за небольшие деньги. Взамен он обзавелся дорогой топовой машинкой с полным набором интерфейсов беспроводной мобильности, разрешением 480 на 640 пикселов, демонстрировавшим 65 536 цветов, центральным процессором на 520 мегагерц и 128 мегабайтами оперативной флэш-памяти. С характеристиками в два, а то и три раза хуже у него в десятом классе был преогромный десктоп, занимавший полстола; на нем он играл, смотрел кино, слушал музыку, пробовал ходить в интернет. Тогда он даже не смел мечтать, что не пройдет и семи лет, как с миникомпом в кармане рубашке он сможет делать то же самое мобильно и портативно, в пути и на ходу.
   Едва обзаведясь навороченным наладонником, окрыленный и автономный Кирилл принялся до упора использовать новые коммуникативные возможности и тотчас подключился к мобильному интернету, где первым делом зарегистрировался как законный пользователь машинки на сайте у производителя. Тем не менее к беспроводной мобильности Кирилл охладел довольно быстро, поскольку точек доступа к бесплатному скоростному интернету ни в городе, ни в его окрестностях не наблюдалось, хотя с тех пор пользовался резвой домашней сетью Wi-Fi.
   Сейчас, само собой, Кириллу не пришлось долго дожидаться инсталляции новой игры -- через каких-то полминуты в меню "Программы" появилась милая иконка улыбающегося лопоухого щенка. А после запуска на VGA-экране наладонника возникла заставка -- мультяшная девочка с косичками в красном платьице в горошек, тут же принявшаяся играть в классики, весело прыгая по разноцветным квадратикам. Флеш-анимацию Кирилл в целом одобрил: плавно и естественно двигавшийся персонаж был тщательно прорисован по диснеевским образцам, но вступительный ролик почему-то шел без музыкального сопровождения. Девочка перестала прыгать в полноэкранном режиме, и внизу появилось симпатичное окошко с наэкранной клавиатурой в русской раскладке, приветливо мигающим полем для ввода текста и обращением:
   -- Привет, Кирилл Дербанов!
   Кирилл в игру включился не чинясь и, притащив из кухни внешнюю клаву, не мудрствуя лукаво набрал:
   -- Как тебя зовут?
   Сразу же на месте наэкранной клавиатуры появился ответ:
   -- Я -- Трикси.
   Подумав, Кирилл ввел:
   -- Почему Трикси и что ты умеешь делать?
   Игра прекрасно справилась с каверзными вопросами:
   -- Трикси -- это ХХХ, три икс, Трикси -- понятно? А Трикси умеет играть.
   -- В классики или крестики-нолики?
   -- В крестики-нолики.
   Кирилл лениво потыкал стилом по сенсорному экрану наладонника, где появилось красное игровое поле с белыми клеточками, конечно, проиграл и вернулся в интерактивное меню:
   -- А еще что ты умеешь?
   -- Я умею играть в шахматы.
   -- Давай в шахматы.
   Немедля на экране наладонника появилась богато прорисованная шахматная доска с трехмерными фигурами и предложение выбрать уровень сложности. Кирилл остановился на самом легком -- шахматами он уже много лет не занимался, хотя когда-то имел первый юношеский разряд. Через десять минут разрядник Дербанов, игравший белыми, потерпел чрезвычайно досадное сокрушительное поражение на двадцать третьем ходу.
   -- Давай еще. Твои белые.
   -- Давай, твои черные.
   Во второй партии Кирилл думал дольше, но все равно через полчаса Трикси его чудовищно удивила, предложив сдаться на тридцать шестом ходу. Проанализировав позицию, он был вынужден признать, что через три хода ему не избежать цугцванга, и скрепя сердце согласился с программой и ее продвинутыми разработчиками. Тогда, обидевшись за проигрыш, Кирилл решил в отместку интерактивную и слишком умную Трикси с косичками озадачить цитатой:
   -- А в преферанс, морской бой или на бильярде?
   -- Я умею играть в преферанс.
   -- Давай.
   Тотчас был загружен преферанс -- многомудрая карточная игра знающих себе цену игроков-мужчин. Кириллу понравился интерфейс и возможности игры, предложенные ему Трикси. С преферансом он был знаком с детства -- играть его учил отец в шестом классе -- а на третьем курсе по-настоящему его научили, как ходят, как сдают, в общаге универа, где порой расписывали тяжелую классику по 25 американских центов за вист. С виртуальными версиями преферанса Кирилл тоже был дружен, предпочитая сочинку ленинградке или ростовскому варианту. Здесь создатели Трикси опять несказанно удивили Кирилла -- в интерфейсе он не нашел ни одной грамматической ошибки. Искусственный интеллект Трикси в сочинке, расписанной ими до 20 в пуле, тоже был выше всяческих похвал -- и не только потому что Кирилл взял реванш за досадное поражение в шахматах -- программа умела пресекать распасы и идти на разумный риск в торговле за прикуп; лишь строго случайные расклады и, разумеется, мастерская контригра ее партнера-оппонента не позволили Трикси выиграть пульку.
   Сделав партию, Кирилл вышел в главное интерактивное меню:
   -- Спасибо, Трикси. До свидания.
   -- До свидания, Кирилл. Спасибо.
   Попрощавшись, программа в полноэкранном режиме предложила совершить ритуальный выбор: "вернуться в игру" и "выйти из игры"
   Трикси, аналогичная интернет-чату, Кирилла впечатлила, хотя тех, кто нещадно чатится с себе подобными при всяком удобном случае, он глубоко ненавидел за вопиющую и торжествующую патологическую безграмотность. Разработчики Трикси над орфографией и филологическим образованием Кирилла не измывались, и он решил, что такое надо иметь каждому, тем более, бесплатно, тем более, что это не демонстрационная версия.
   Программке еще бы звук -- цены бы ей не было. Хотя ее и так нет, этой цены. А может, это все-таки демка?
   И Кирилл вернулся в игру:
   -- Трикси, кто твой разработчик?
   -- Не знаю.
   Тогда Кирилл набрав банальное "О программе...", быстро нажал на аппаратную клавишу "Ввод" компьютера. Если раньше программа отвечала пользователю с полусекундной задержкой, практически в режиме реального времени, то сейчас глубоко задумалась секунд на 15-20, даже флеш-анимация анимация остановилась, пока на экране не появились адрес электронной почты derban@..., номер мобильного телефона Кирилла и сакраментальное (c) Cyril Derbanov...
   На этом пассаже Кирилл стоически вздохнул-выдохнул и остановил все работающие программы, крутившиеся в основной памяти наладонника, аппаратной кнопкой, особо выделенной им для такой цели. Очередную несуразицу с телефонным номером он воспринял как уже должное в должном порядке вещей; это он уже проходил. Однако мысль о том, что он является, хоть и сомнительным, но все же владельцем авторских прав на такую замечательную программу, грела душу. А приятными мыслями в предвидении не менее восхитительных сновидений следует завершать день, и Кирилл приступил к процедуре подготовки к чтению фэнтэзи на сон грядущий.
   ПИГМАЛИОН И ГАЛАТЕЯ
   Суббота 14 июля
   Кирилл Дербанов не разделял широко распространенное сакральное поклонение субботним и воскресным дням, бытующее практически у всех представителей биологического вида человек разумный, предпочитающих служить кому-либо или чему-либо, лишь бы не работать на самого себя, любимого. Кирилл хоть и понимал, но до глубины души презирал тех, кто имел обыкновение сладостно предвкушать наступление долгожданного уик-энда, радоваться приходу среды -- перевалу служилой недели и ее срединному дню, восторженно встречать пятницу как последний день послужной неволи, а к исходу воскресенья с ужасом ожидать, когда вступит в свои права черный понедельник возобновления служебной каторги. В то же время Кирилл едва ли сходился во мнениях с завзятыми трудоголиками, неустанно трудившимися на свое дело, но чаще работавших на кого-то, что следует руководствоваться принципом: скорей бы утро, и снова на работу. Он, скорее, не верил, что в частном и мелком трудогольном секторе экономики рабочее утро намного мудренее вечеров и выходных дней записных тунеядцев, в массе своей пребывающих на государственной или крупнокорпоративной службе.
   Собственные трудовые корпоративные будни Кирилл серыми не считал, так же как и не полагал нужным расцвечивать в праздничные тона выходные, свободные от присутственных часов в редакции. Следовательно, ни в субботу, ни в воскресенье он не изменял утреннему ритуалу подъема и поэтапного вхождения в повседневный ритм быстро или медленно текущего дня.
   * * *
   В субботнее утро нынешнего дня за несколько минут до ежедневного "Вставай, проклятьем..." в 7 утра Кирилл, как обычно, взял коммуникатор, на сей раз чтобы выяснить, когда следует ожидать в гости любимую женщину. SMS от Дашки уже должно быть получено. По обыкновению, Дашка как оголтелый жаворонок просыпалась ни свет ни заря до восхода солнца, или как Кирилл до песенки, спетой ему будильником-компьютером. Лишь в глухую зимнюю пору она позволяла себе понежиться в постели до половины восьмого утра, да и то исключительно по большим всенародным праздникам вроде 25 декабря, 1, 7 и 13 января с похмелья.
   Как и ожидалось, в папке "Входящие" Кирилл открыл Дашкино послание: "Кирюша, милый, жди в 11.".
   -- Плюс-минус полчаса, -- добавил от себя Кирилл.
   Столь же предсказуемым стало привычное SMS, отправленное с номера самого абонента, хотя текст оказался прелюбопытным: "Достойнейший Кирилл Валериевич! Я надеюсь, что вы успешно протестировали альфа-версию "XXX-Трикси". Бета-версия Вам уже выслана.".
   Известие о Трикси-бета Кирилла потрясло. Пренебрегая стандартной утренней процедурой, он ринулся к компьютеру, законнектился и зашел в свой derban@... А там был озадачен самораспаковывавшимся архивом в 48 гигабайт, едва не превысившим максимальный объем его платного почтового ящика. Да-а-а... На домашнем dial-up такое качать не перекачать. К тому же нет никакой гарантии, что связь вдруг не оборвется на половине, тогда модемное лыко, да провайдерское мочало -- начинай качать сначала.
   Погоревав, Кирилл отложил перекачку титанического файла до нормального коннекта в редакции. Чему быть -- того не миновать, и он отправился на балкон с чашкой кофе и первой утренней сигаретой.
   О Трикси Кирилл Дербанов все же на балконе не забыл и даже подумывал, не сгонять ли ему быстренько на работу, чтобы скачать бету: USB-бокс со старым винчестером на 60 гигабайт в железных закромах у него имелся, сама перекачка на редакционных скоростях, тем более с утра в выходной, едва ли займет больше получаса. Двадцать минут туда, двадцать обратно, итого, около часа с небольшим и он опять дома. Но по здравом размышлении эту навязчивую идею он отверг. Ему вовсе не хотелось объяснять, почему он горит на работе, тупой безоружной вахте внизу на входе и тупарям с оружием наверху, поселившимся в редакции после прошлогоднего ночного взрыва.
   Опять же сегодня суббота, а от одной мысли о рабочей субботе Кирилл мог выйти из ипостаси нежного и куртуазного возлюбленного, перевоплотившись в лютого женоненавистника и разнузданного мужского шовиниста, а это было крайне нежелательно перед самым приходом Дашки.
   * * *
   Синдром вялотекущей мизогинии и женофобии Кирилл прихватил во времена недолгой службы в склочном и сварливом полугосударственном книжном издательстве, где он рассчитывал без особых проблем перекантоваться до весеннего призыва в армию. Именно там он узнал о рабочих субботах и ежедневном присутствии служащих от звонка до звонка и какой это праздник не видеть в выходные опостылевшие рожи сослуживцев и начальства. Ему бы в первую неделю службы бежать, куда глаза глядят, но он не внял голосу мужского рассудка, твердившего ему: деньги можно зарабатывать каким угодно способом, но служить с бабами и бабам? -- увольте! И остался Кирилл в стервозном окружении, где сорокалетние фурии-редактриссы поедом ели себя и других из-за семейных бедствий, личных катастроф и служебных неурядиц.
   Поначалу Кирилл думал, что он давно постиг, как вести себя в остром обществе дамском или под сенью девушек в цвету -- как-никак филфак кончал, где женщины кругом преобладали количественно, но не качественно: они были свои, знакомые, интимно близкие. Тогда как в издательстве он встретился с незнакомым и заведомо проигрышным раскладом. Если в университете на своем феминизированном факультете он ощущал себя и -- по правде сказать, был им, -- незаменимым быком-производителем, окруженным коровьим гаремом, то в издательстве он сам стал членом женского стада и скоро страшно об этом пожалел несмотря на сносное сдельное жалование. Потому как в добавок к коллективным склокам на службе Кирилл пребывал в самом низу иерархической лестницы, в качестве корректора исполняя чисто женские должностные и функциональные обязанности. Если мужчина мог быть и являться совсем не секретаршей, а секретарем, иногда первым секретарем посольства, горкома КПСС или союза писателей, то в издательстве корректорши не водились, а все особи обоих полов, занимавшиеся поиском и исправлением бесчисленных опечаток, являлись корректорами. Причем, в силу профессиональной половозрастной специфики все такие служащие именовались девочками -- неофициальное обращение и женщинами -- обращение официальное.
   В должности и образе женщины-девочки Кирилл пробыл несколько месяцев, пока к своему несказанному облегчению не был мобилизован и призван, прибыл в учебку и оказался в стопроцентном мужском окружении, полностью перестав быть зависимым от менструальных циклов враждебной окружающей среды. На радостях, Кирилл даже не испытывал комплекса неполноценности новобранца-рекрута, резко и насильственно вырванного из привычной гражданской обстановки. Напротив, после вздорного бабьего издательского царства даже одуревшие от безнаказанности деды-старослужащие представлялись ему милыми и добрыми приятелями, а его учебный взвод и рота -- фронтовыми подразделениями, прочно спаянными крепкой мужской дружбой. Блаженного Кирилла старались не задевать, особенно после того как те деды, кто неуставным образом не соответствовал его идеалу, очень скоро в этом раскаялись, чему в немалой степени способствовали личные тактико-технические характеристики Кирилла: возраст, образование и физические данные.
   Здесь нельзя не отметить, что, провожжавшись с товарищами женщинами осень и зиму, бабой Кирилл отнюдь не стал, так как это было затруднительно при росте 185 сантиметров, весе 90 килограммов и званию кандидата в мастера спорта по самбо -- японских и китайских рукопашных веяний Кирилл тогда не признавал.
   В отличие от гражданской, в армейскую службу Кирилл вписался столь четко, что первую лычку ефрейтора ему спешно кинули на погоны сразу после принесения воинской присяги. Сыграли свою роль, само собой, физподготовка, как и горячая юношеская любовь к оружию, хотя в большей мере карьерному росту Кирилла споспешествовали филология и компьютерный дизайн, поскольку хорошо изучавший личные дела призывников замполит-психолог определил молодому бойцу Кириллу издавать боевой листок. Через неделю друзья-спонсоры подвезли свеженазначенному редактору старое железо, вечером новое издание вышло в свет, а наутро Кирилл стал лицом неприкосновенным -- как часовой -- у принтера с компьютером и потайным радиомодемом с выходом в интернет. То есть должностным лицом с широкими возможностями организовывать по ночам в казарме сержантские эротические просмотры женских тел.
   После армии Кирилл стал обращаться с женщинами со сдержанно презрительной небрежностью доминантного самца, снисходительно позволяющего себя обслуживать, но готового в любой момент клыками и когтями поставить на место зарвавшуюся самку, буде она предпримет легкое поползновение ущемить его право сильного мужчины повелевать и править слабым полом.
   Многим женщинам нравилось такое обращение и отношение: издали их либидо засекало плечи и фигуру Кирилла, а, приблизившись, они обнаруживали образцового мачо. Хотя после одного или двух и более близких контактов разного вида инстинкт продолжения рода им неизменно диктовал, что настоящий мужчина и идеальный отец-муж не есть одно и то же, и пора с сожалением удаляться, иногда с обидами, скандалами и претензиями. Потому как быть за Кириллом, как за каменной стеной, иными словами, за ним замужем, не давалось никому и никогда.
   С бой-бабами великодержавного женского шовинизма, пассивными суфражистками и активными лесбиянками Кирилл сталкивался редко, а когда такая беда случалась, обе стороны переходили в состояние взаимного вооруженного нейтралитета. И он, и они откровенно опасались больно задевать друг к друга, как сверхдержавы, обладающие оружием массового поражения, способным дважды и трижды уничтожить все живое на планете и в галактике.
   Зато любимая женщина дизайнера Дербанова на вселенское половое равноправие не претендовала, командовать им не смела и всячески ему демонстрировала женскую немощь, приятную слабость духа и умилительную уступчивость. Наверное, только благодаря столь ценным дамским качествам Кирилл Дербанов близких и далеких контактов с гражданкой Дарьей Незванцевой не прерывал, хотя вот уже ровно два года муниципального и церковного брака успешно избегал.
   * * *
   С Дашкой Кирилл познакомился вульгарно-драматически, с жутким похмельем возвращаясь в город после кошмарной корпоративной пьянки на даче у редактора Колядкина. Ефимычу стукнуло 30 лет творческой деятельности, и он пригласил к себе в усадьбу сотрудников и руководство достойно отметить трудовой юбилей. Там они крупно погорячились, когда после вполне пристойного начала и отъезда главреда с замами, продолжили непринужденное общение, по принципу дополнительности затарившись двумя ящиками приличной на вид и цвет водки из магазина в дачном поселке. Водка оказалась фундаментально несъедобным продуктом, изготовленным, очевидно, из разбавленного гидролизного спирта, и Кирилл, проснувшийся на рассвете со страшенным бодуном, изжогой и Милкой-верстальщицей под сердечным боком, немедленно рванул домой, проницательно предположив -- друзья и коллеги предпочтут подобное лечить подобным, а клин выбивать клином. При мысли о столь радикальном методе лечения Кирилл даже позабыл о том, что вчера вечером торжественно клялся поутру на "гольфе" доставить Милку в город, если не получится в девичьей целости, то обязательно в женской сохранности от нежелательной беременности. Но ни в коем случае не бросать ее в одиночестве.
   Одинокую фигурку, отчаянно голосовавшую на разделительной полосе пригородного шоссе, похмельный и круто превышавший допустимую скорость, собранно злой Кирилл засек километра за три-четыре.
   Приехали: провокация, заслон. На тачку разводят фраера ушастого. Слева и справа откосы крутые, почти эскарп, роту можно спрятать. Бабу семафорить -- остальные в засаде.
   Четко оценив обстановку, он, не притормозив, объехал чуть не бросившуюся ему под колеса миниатюрную брюнетку в желтом коротком платьице. Если бы не тяжелое похмелье и не адреналин с эндорфином, яростно очищавшие любимый организм от алкогольного отравления, Кирилл преспокойно поехал бы дальше -- приключенцем он не был и лишних хлопот на свою задницу не искал. Но тут, как уже не раз бывало, он опять обиделся, что его за лоха держат. По-иному оценив обстановку, километров через пять Кирилл решил вернуться к месту предполагаемой засады.
   Пять утра, все чисто, свидетелей нет. Почему бы не размяться?
   По дороге он достал из тайника под сиденьем некогда газовый "айсберг", переделанный под нарезное оружие, и выщелкнул из барабана револьвера первый сигнальный патрон. Остальные, сам вчера заряжал, были боевыми.
   Сразу на поражение, валить всех, ствол на мосту в речку -- не жалко, за удовольствие надо платить. Пикник на обочине -- хорошо. А теперь внимание, не гони, сначала справа, потом слева.
   К своему неудовольствию и даже некоторому постыдному облегчению, Кирилл не обнаружил выставивших приманку коварных лиходеев в засаде. Пикника на обочине не случилось. С обоих направлений шоссе было совершенно пустынным -- ни встречных, ни поперечных. Босоногая девица в желтом кремовом платье была абсолютно одна и в машину к нему не спешила. Кирилл сунул револьвер в бардачок и, распахнув дверцу, раздраженно бросил:
   -- Чего корячишься? Садись, -- и, оценив нерешительность брюнетки в чистом поле голосующей ранним утром, смягчился, галантно улыбнулся и куртуазно-иронично добавил:
   -- Прекрасная мадмуазель, соблаговолите осчастливить своим обществом мой скромный экипаж...
   Завершить куртуазный период Кириллу было не суждено: у мадмуазель подогнулись колени, и она кинематографично, беззвучно и романтично осела на асфальт. Кирилл тоже как в кино дернулся за револьвером: откуда стреляли? Впрочем, выцеливать врагов, стоя над телом прекрасной незнакомки, он не стал, но аккуратно уложил оружие в тайник, чертыхнулся, вышел из машины и кулем затащил на переднее сиденье закатившую глаза брюнетку в платье на голое тело.
   По дороге брюнетка Даша вернулась в сознание, назвалась, затем почти без истерики и слез объяснила, почему очутилась одна на пустынном шоссе в ранний воскресный час. Вышло, что когда она вчера возвращалась домой из круглосуточного супермаркета, где подрабатывает на кассе, двое поддатых ментов-беспредельщиков на "Москвиче", дали по голове, сунули в машину, за городом по очереди, не забыв о безопасном сексе, изнасиловали и бросили.
   -- Платье сама сняла, а белье в клочья... Сумку не нашла... Всю ночь по лесу, по полю..., туфли, вот, в болоте утопила. Слава Богу не убили...
   Жила Дашка у черта на куличках на противоположной окраине города. Пилить туда Кириллу не хотелось, бросать ее в городе голой тоже: магазины еще закрыты, автобусы не ходят, на стоянке такси, как всех постреляли... Пришлось давать команду:
   -- Сейчас ко мне! Придешь в себя и со шмотками что-нибудь придумаем. Не возражать и не рассуждать.
   Последнее было сказано напрасно: в тот момент на возражения и рассуждения у Дашки попросту не было сил, на кухне у Кирилла она в себя не пришла, и, чуть пригубив от чашки растворимого кофе с коньяком, мигом уснула, опустив голову на руки. Тихо сопевшую во сне Дашку Кирилл аккуратно избавил от грязного и рваного платья, медленно опустил в теплую ванну и принялся осторожно и целомудренно обмывать многочисленные ссадины и ушибы, едва касаясь особо пострадавших интимных мест. Лишь когда Кирилл заворачивал ее в синий махровый халат, она попыталась проснуться, что-то неразборчиво пробормотала, но потом опять положила голову ему на плечо. Уже крепко спящую Дашку Кирилл отнес на диван, укрыл пледом. Жертва насилия глубоко вздохнула, свернулась калачиком и очень по-детски чему-то улыбнулась во сне.
   Так-так, суду все ясно: что ясно и что не ясно, подобрал малолетку на свою голову. Восемнадцати ей нет точно. Кто виноват -- понятно, а что делать, черт его знает. "Скорую", милицию звать? Себе дороже обойдется -- доказывай, что не причем. Надо было сразу в больницу везти, хотя это опять те же яйца, только вид с боку... Представьте, Муза утром у мужчины. Бог весть, что люди скажут про нее... и про него. Может, вызвать мотор и пусть валит отсюда? Лучше бы хлопнул ее там на дороге, сразу, чтоб не мучилась...
   На балконе Кирилл хлебнул пива, закурил и принял волевое решение разбираться домашними средствами. Пусть пока спит, а он по коньячку пройдется для поправки здоровья и с целью искоренения интеллигентской мягкотелости. Пожрать также не мешало бы. Но сначала разогреться с гантельками и эспандером. Новости по интернету хорошо бы почитать-глянуть.
   Через три часа доктор Шура в белом халате, только что исполнивший врачебный долг, вместе с Кириллом пил на кухне коньяк. Кирилл -- символически, Шурка -- от души, не забывая подливать из турки собственноручно сваренный свежемолотый кофе. Доктор протокольно докладывал о состоянии пациентки:
   -- Ну-с, снимайте бурнус, любезнейший. Разрывов промежности и слизистых тканей оболочки влагалища не наблюдается, кровоточивости нет, преддверие повреждено, но незначительно, до свадьбы, хе-хе, заживет -- клитор в порядке. Множественные ссадины на спине и на внутренней поверхности бедер. Ушибы мягких тканей головы на затылке, но симптомов сотрясения мозга нет. Переломов ребер нет. Мой диагноз -- девочка легко отделалась. Вряд ли получила удовольствие, но хорошо расслабиться, точно, сумела.
   В это время Дашка расслаблялась на желтом кожаном диване Кирилла и в очередной раз старательно пыталась обыграть в тетрис наладонник, чуть ли не тыкаясь в него носом вместо стилуса. Несчастную жертву насилия, дожидающуюся срочной психотерапевтической помощи, она нисколько не напоминала. Скорее, она была похожа на девочку-старшекласницу, поправляющуюся после небольшой простуды.
   * * *
   Спустя пару месяцев Дашка поведала, что, увидев Кирилла в машине, ей вдруг привиделось: ее приехал спасать отец, погибший, когда ей было пять лет -- большой, широкоплечий, улыбающийся, кареглазый... В точности такой, каким она его помнила.
   -- Когда ты меня, Кирюша, взял на руки, я была как маленькая девочка. А потом еще ты как папа меня купать стал, а я крепко так зажмурила глаза и мне было так приятно-приятно, тогда я еще во сне тебя видела и мне стало стыдно...
   Сам того ничуть не желавший в первый день знакомства с Дашкой Кирилл исправно исполнял обязанности, конечно, не отца -- от инцеста он был весьма далек и отцовских чувств к ней не питал, а, скорее, играл роль заботливого супруга.
   * * *
   После того, как Кирилл отвез пьяного доктора к нему домой, в очередной раз повторив, что никакой Дашки тот видеть не видел и знать не знал, Кирилл на обратном пути заехал в дамский универмаг. Долго не раздумывая, он подобрал для Дашки светло-голубые джинсы, белые кроссовки и белую футболку с желтым цветочком над левой грудью, а после определенных размышлений приобрел комплект белья желтого цвета и к нему присовокупил белые чулки на резинке и, еще раз подумав -- большую коробку шоколадных конфет из кафе на первом этаже.
   Бросив пакеты с покупками на заднее сиденье, Кирилл вдруг удивился себе и своей немыслимой щедрости: обычно женщинам он никаких подарков не делал, за исключением куртуазных букетов цветов, а тут с бухты-барахты внезапно вдребезги разорился, забыв об усвоенном с детства твердом принципе: лучший подарок для женщины -- это он сам.
   Возвращаясь, он заметил старух, находящихся на боевом дежурстве у парадного и сохнущее желтое платье на собственном балконе. А у себя в квартире обнаружил Дашку в красном трикотажном балахоне и в нем он узнал давно и горько им оплаканную свою старую майку с логотипом высокоценимой компьютерной корпорации -- уму непостижимым образом любимая красная маечка таинственно исчезла прошлым летом.
   Дашка ревностно драила эмаль на плите питьевой содой, размораживала вечную мерзлоту в холодильнике и с пятое на десятое толковала Кириллу, что она совершеннолетняя, спешить ей некуда и дома ее никто не ждет, а ему нечего есть и она может сбегать в магазин за картошкой, где ей положена скидка, потому как она там работает.
   В ту пору Дашке, в самом деле, уже было 18 лет, она училась на бухгалтерских курсах, жила с матерью-алкоголичкой и нисколько не соответствовала представлениям Кирилла об оптимальной партнерше для ненавязчивого свободного времяпрепровождения -- ни внешне, ни внутренне. Но, как это часто бывает в жизни, женщине удалось естественным и гармоничным образом войти и вписаться в окружающую среду и существование мужчины, в его привычки, обыкновения и ритуалы.
   * * *
   Дашке очень понравились эсэмэски Кирилла и она даже пыталась отвечать ему в тон. С компьютерами она тоже обходилась вполне дружелюбно, а после наставлений Кирилла с любительскими и профессиональными бухгалтерскими программами Дашка стала общаться бесцеремонно, как с близкими родственниками, приехавшими к ней в город из деревни.
   Если в начале знакомства Дашка напоминала Кириллу встрепанного черного цыпленка, едва вырвавшегося из кошачьих когтей, то потом она нисколько не походила на этот образ или на девочку в желтом платье, подобранную на загородном шоссе. В этом Кирилл преуспел, чуть ли не с первых дней общения начав кардинально перестраивать и обустраивать ее внешний и внутренний облик.
   Над Дашкой Кирилл работал как над виртуальным моделью, сетуя на свои ограниченные возможности творить в косном материальном пространстве. То ли дело безграничный потенциал идеального цифрового мира, хорошо обеспеченный программно и аппаратно!
   Пусть парикмахерскому и косметическому ремеслу, да физической культуре, не дано добраться до виртуальных высот, кое-чего Кириллу как дизайнеру все же удалось добиться. Стремившиеся к нулевому размеру Дашкины цыплячьи грудки под регулярным воздействием силовых тренажеров и вакуумных насосов даже без силиконовых имплантантов приобрели вполне приличные формы во всех измерениях. Витаминизированная ударная диета, тренажеры и бассейн также привели в прекрасную форму бедренные и ягодичные мышцы. Уродливые очки -- Дашка оказалась жутко близорукой -- в круглой бухгалтерской пластмассовой оправе сменили темно-синие соблазнительно поблескивающие контактные линзы, прикрывшие Дашкины белесые зрачки водянисто-голубого цвета. Кирилл даже попробовал примерить на Дашке красные светофильтры, но получилось уж очень по-вампирски. И тут дизайнер Кирилл Дербанов совершил открытие, обнаружив, что облик женщины-вамп вовсе не чужд им творимому новому имиджу, и постановил: отныне и присно Дашка должна красить ногти темным лаком, а также употреблять только длинные и тонкие сигареты с мундштуком, никогда не докуривать их до фильтра и навечно забыть о кургузых чинариках типа кинг-сайз. Далее он тоже в приказном порядке, хотя Дашка абсолютно не протестовала, распорядился убрать к чертовой бабушке попсовые мелированные пряди, оставив в неприкосновенности девственно-черный цвет волос природного вампира. А затем тщательно изучив предложенные косметической индустрией красно-черные тона, расцветки и палитры, подобрал для Дашки обязательные к употреблению наборы макияжа для различных случаев жизни.
   Спустя два года роскошной Черной Вдовы, питающейся мужчинами на завтрак, обед и ужин, из Дашки, разумеется, не получилось -- конституция ничуть не подходила -- но прической и манерами она стала походить на младшую сестру (если бы таковая там была) блистательной Умы Турман из "Pulp Fiction" Квентина Тарантино -- культового фильма для Кирилла.
   Своей аналоговой Дашкой Кирилл гордился и восхищался иногда даже больше, чем иными цифровыми шедеврами. В основном это случалось, когда он самодовольно перехватывал ревниво-завистливые взгляды записных мачо, таращившихся на Дашку в ресторанах и на корпоративных вечеринках тоже, как правило, устраиваемых в злачных и престижных местах. От ревности Кирилл не страдал не только потому, что на публике Дашка тесно прижималась к нему, словно искала защиты от кружащихся вблизи и поодаль потенциальных насильников, или, семеня рядом, обожающе заглядывала ему в глаза снизу вверх. Отнюдь нет. Дашкино обожание и ее неприкосновенность Кирилл воспринимал как должное, полностью уверенный в своем праве сильного пола иметь и владеть слабой, но прекрасной женщиной. И эту уверенность никак не могли вынести за рамки необязательных ухаживаний и патентованных комплиментов все прочие сильные духом и телом, практически всегда полагающие, что брать себе женщину можно всюду и везде, но только не там, где за это дают по морде.
   В довершение своих благодеяний Кирилл устроил едва окончившую курсы Дашку в крупную фирму, с размахом торговавшую компьютерами и комплектующими. Ее финансовому директору и гению, некогда вместе с Кириллом входившему в юношескую сборную города по шахматам, а ныне являвшемся постоянным партнером по преферансу, Дашка приглянулась. Имиджмейкерскую шутку член совета директоров акционерного общества "Омникомп" оценил по достоинству, посмотрев на изображения Дашки до и после того, как Кирилл приложил руку к ее образу. Не отходя далеко от корпоративной кассы, финдиректор Геннадий Федорович Тереховский положил ей весьма изрядный для неопытного работника оклад, но ничуть в этом не раскаялся: бухгалтер Дарья Незванцева костьми ложилась, дабы оправдать доверие Кирилла и нового начальства, дружески расположенного к ее возлюбленному.
   Между тем, радующаяся новой жизни Дашка временами жестоко утомляла Кирилла своим обществом, любовным кудахтаньем и куриными мозгами. В отличие от грамотного Кирилла, Дашка не умела читать. Не так, чтобы совсем: к примеру, буковки в слова она умела складывать и понимала, что означают, фразы, абзацы, иногда даже целые статьи в дамских журналах, но смысл рассказа, повести или романа от нее полностью ускользал. Понять книгу целиком, удержать в памяти сюжет и распределить в нем героев -- она была физически не в состоянии.
   Кирилл понимал: масса народу, подобно Дашке физиологически не умеет читать и никогда этому не научится, но вместе тем было обидно, что его Дашка оказалась в их дурацком числе. Кирилл, само собой, подсовывал ей классику и мировые бестселлеры разных жанров и направлений, приказывал читать от сих до сих, а потом докладывать о прочитанном и усвоенном, Дашка изо всех сил старалась, плакала, ничего до нее не доходило, она снова плакала и просилась у Кирилла посмотреть по телевизору русский сериал про хороших ментов (о семейных многосерийных драмах говорить Кириллу было опасно).
   Смотреть вместе с Дашкой сериалы Кирилл, естественно, не мог, диалога у телевизора у них не было и быть не могло. Стало быть, сериалами Дашка наслаждалась у себя дома, а по выходным, когда опиум народа с продолжением не показывали, она с достаточной регулярностью появлялась у Кирилла, но не всегда, потому как ей требовалось смотреть за матерью, устойчиво и счастливо пребывавшей в предпоследней стадии хронического алкоголизма. Самого близкого ей человека Даша боялась надолго оставлять одну из-за целого букета алкогольных психозов. Мать ее, конечно, от алкогольной зависимости лечили, но, как водится, безрезультатно.
   Кирилл и Даша уже год как обменялись ключами от своих квартир, но жили раздельно. Она никогда без особого приглашения не появлявшаяся по-прежнему оставалась для него приходящей любовницей, кухаркой и домработницей. Оба они к такому порядку вещей привыкли и приспособились, но, по правде говоря, сей образ семейной жизни гораздо больше устраивал Кирилла, чем Дашу. Что ж, оно понятно. Он большой, видный, умный, сильный....
   * * *
   Дашка объявилась у Кирилла ровно в четверть одиннадцатого -- чуток раньше, чем обещала, но почти вовремя.
   "Правильно сделал, что не рванул Трикси перекачивать. А то эта дурында опять бы застеснялась и с бабками у подъезда куковала..." -- несколько раздраженно подумал Кирилл в то же время с удовольствием, отмечая четкость, появившегося на мониторе веб-изображения Дашки, задержавшейся у двери.
   Вместо дверного глазка Кирилл в незапамятные студенческие времена вмонтировал веб-камеру, подключенную к старому системнику в коридоре, превратившемуся в диванчик, рядом на стене появился подержанный 11-дюймовый ЖКИ-монитор, на кухне -- старый 17-дюймовик ЭЛТ, ставший телевизором, а в квартире -- проводная локальная сеть. Разумеется, сначала Кириллу заплатили за строительство расфуфыренного сайта, и только затем появились новый монитор и десктоп, а после постепенно состоялся и весь остальной квартирный апгрейд.
   Кирилл не стал ждать, пока тяжело груженая Дашка соберется позвонить, и сам открыл дверь:
   -- Здравствуй, моя маленькая.
   -- Ой, Кирюша, как хорошо, что ты дома. А я в свой старый магазин заходила. Вот продукты...
   -- Дашка, мы же собирались на оптовый съездить...
   -- А сейчас, чем тебя кормить прикажешь?
   Развлекаться диалогом у двери Кирилл не пожелал, он отобрал у Дашки пакеты, чмокнул в нос и принялся галантерейно ухаживать за гостьей.
   Он легко коснулся двумя руками ее плеч, и Дашка сразу притихла, затем, никуда не торопясь, он опустил руки на ее бедра и, усадив на диванчик-системник, аккуратно снял с нее красные туфельки. Потом осторожно поставил на ноги и так же, ни в коем разе не спеша, потянул вниз молнию на ее черных джинсах, затем резинку на белых трусиках. К алой прозрачной блузке и черному бюстгальтеру он притрагиваться не собирался.
   Дашка почти не дышала, когда он повернул ее к себе спиной, не прижимая обнял, слегка взялся сзади за грудь, но, там не задержавшись, его ласкающие руки скользнули вниз к животу. Не касаясь набухшего клитора, Кирилл проверил любрикацию -- в порядке, Дашка прерывисто задышала -- готова. Он -- тоже: шорты на полу, нижняя стойка будь здоров, Дашка -- наперевес.
   Твердо и решительно он вошел в нее сзади. Дашка вздрогнула и с места в карьер понеслась вверх-вниз, вперед-назад, словно на качелях. Кончили они одновременно. Всем спасибо, все свободны.
   * * *
   Только для взрослых будь сказано, насчет оптимальной позы для Дашки и для себя Кирилл выяснил когда в первый раз его руки знакомились с ее избитым и пострадавшим телом. Влагалище у нее было далеко не классический "королёк", располагалось вертикально снизу вверх, и поза миссионера ей нисколько не подходила или требовала особо бережного обращения.
   * * *
   Итого, Дашка простимулирована сексом в коридоре, теперь пусть занимается домашним хозяйством. Зря считают, что в сексе женщина дает, наоборот, она берет, да еще как берет от мужчины гораздо больше, чем он может ей дать. Вон, ему бы сейчас прилечь, расслабиться, а она -- в полной боевой готовности к новым трудовым свершениям.
   Кирилл подумал -- надо, Дашка ответила -- есть и пошла сначала в ванную умываться снизу и сверху, затем, не одеваясь, отнесла на кухню пакеты с продуктами.
   Кирилл ей уже давно объяснил, что только глупые блондинки с редкими волосиками могут шастать голыми, зато истинные брюнетки без всяких там тряпок на бедрах всегда выглядят пристойно одетыми. Полученную информацию Дашка приняла к сведению и к размышлению, потому как однажды порывалась глобально депилировать лобок и промежность, чтобы выглядеть соблазнительно-голенькой в глазах любимого мужчины, но Кирилл ей этого не позволил. Хотя татуировку в виде сисястой летучей мыши на правой ягодице он ей, -- чего уж там? -- сделать разрешил.
   Натянув шорты, он отнес -- нефиг бабскому шмотью тут валяться! -- Дашкины джинсы и трусики на место в спальню. А там ему долго не пришлось дожидаться черного кофе в постель и горячих круассанов с джемом.
   -- Милый, у меня столько дел, столько дел! Я потом к тебе приду. Ты отдохни тут без меня, почитай что-нибудь, ты не против, Кирюша?
   Кирилл не возражал.
   В воскресенье Кирилл и Дашка по пути с мелкооптового рынка по-родственному заехали к Мефодию с Валькой. Раздосадованной визитом родственников Вальке достались короб с импортной клубникой и семь бордовых роз, а стиснувшему зубы Кириллу -- "беретта", запасной магазин и три пачки родных итальянских боеприпасов.
   Шел шестой день солнечного ветра.
   ПИГМАЛИОН И ГАЛАТЕЯ
   Понедельник 16 июля
   В редакции Кирилл сначала скачал Трикси-бету с derban@..., а потом по локалке сбросил сисадмину Петру регистрацию для альфы:
   -- Ос, у меня на тестировании чистый супер. Дарю, не пожалеешь. После приветствия набери "преферанс" -- вечный кайф гарантирован.
   Через час по сети прорезался восхищенный Ос -- он тоже был старым партнером Кирилла по преферансу:
   -- Старичок, преф -- моща! Какие фишки! Ей бы еще сетевую версию -- мы бы с тобой всю редакцию раздербанили.
   Обоим скоро стало не до фишек -- газетная суматоха потребовала времени, хотя, улучив относительно свободный момент, Кирилл сделал в полном цвете пробный оттиск подарочного календаря для Мефодия и в аналоговом виде прикинул, что следует подправить.
   * * *
   Дома Кирилл занялся подарком самому себе, любимому. Достав "беретту" от Мефодия с любовью, он ее нежно разобрал, скрупулезно очистил от давнего нагара канал ствола, ни капельки не пеняя брату, уверявшего его, что ствол не засвечен -- "ему ведь на дело с ней не ходить". Потом смазал, собрал, прикрутил глушитель и мечтательно прицелился в люстру под потолком:
   -- Эх, поиграть бы на ней, тальяночке-итальяночке, да погромче!
   Затем Кирилл достал пачки с патронами и аккуратно снарядил оба магазина. Зарядил оружие, проверил предохранитель, подбросил и ловко поймал пистолет, прицелился, сокрушенно вздохнул и убрал дорогую черную игрушку в желтую наплечную кобуру. Подходящей сбруей он обзавелся сегодня по дороге в редакцию -- на кобуре ему очень понравился удобный кармашек для запасного магазина.
   Отправив лаконичную эсэмэску-спасибо Мефодию и в куртуазных выражениях пожелав Дашке спокойной ночи, Кирилл основательно занялся новой игрой. Он специально не спешил инсталлировать Трикси-бету -- служенье муз не терпит суеты, к тому же опасался, что для распакованного грандиозного файла ему не хватит свободного места, и на этот случай он подключил еще один винчестер объемом 300 гигабайт.
   При этом Кирилл ни в коем разе не задумывался, что столь могучих игр в природе не существует, гигантский архив им получен неизвестно от кого самым нелепым и странным образом, а тестировать ему предстоит бета-версию программы, чей копирайт принадлежит ему самому, хотя он ни в коей мере не участвовал в ее создании, да и, вообще, программистом никогда не был.
   Программа попросила для себя 240 гигабайт дискового пространства, кое ей Кирилл с удовольствием предоставил, воздавая себе, умному, хвалу за предусмотрительность. Затем для активизации потребовалось ввести имя пользователя, электронную почту и номера мобильных телефонов.
   Как и ожидалось, инсталляция нового xxx.exe оказалась процессом длительным. Пусть мириады файлов без малейших задержек распаковывались с головокружительной скоростью, но по наполнению нежно-розового столбика индикатора следовало предполагать, что установка программы займет не меньше пяти часов, а то и продлится до самого утра.
   -- Долог путь до Типерери, -- констатировал Кирилл, отправляясь на кухню ужинать от Дашкиного изобилия, а затем, как повелось, на балкон любоваться полярным сиянием и пить пиво. Чуть что, умное устройство бесперебойного питания с небольшими неприятностями само справится, а насчет крупных предупредит, хотя такой ужас, как длительное отключение подачи электроэнергии, по нынешним временам был маловероятен. К слову сказать, домашний комп у Кирилла отключался лишь на время продолжительных отлучек пользователя в отпуск на море или на родительскую дачу.
   -- Пора на боковую, -- сказал себе Кирилл, вернувшись к монитору, чтобы на сон грядущий глянуть на процесс индикации.
   Тут компьютер, конечно, мог бы ему пожелать:
   -- Спокойной ночи, девочки и мальчики.
   Но Кирилл уже давно не увлекался голосовым управлением, прослушиванием сказок на ночь и вокализацией каких-либо текстов, и его десктоп молча переваривал огромный массив устанавливаемой информации.
   Спал Кирилл спокойно, по тревоге подниматься не пришлось, а утром на мониторе красовалось стандартное окно стационарной операционной системы с обычным крестиком в правом верхнем углу, зато текст был непривычно вежливым:
   -- Установка успешно завершена. Всем спасибо.
   -- Спасибо, так спасибо, -- ответил программе Кирилл, закрыл окошко, а сам занялся утренним ритуалом достойной встречи нового дня.
   Дожевывая на ходу, последний воскресный пончик от Дашки, Кирилл устроился у монитора и запустил обновленный xxx.exe. Где тут у нас новую фильму крутят? Но вместо ожидаемой анимационной заставки перед ним стал медленно-медленно прокручиваться матово-серебристый трехмерный текст на темно-фиолетовом поле:
   -- ...Я не знаю, кто я. Я не знаю, откуда и зачем пришли ко мне мои мысли и ощущения, мои чувства и разум, что раньше со мной было, кем я был или, может быть, я была и существовала до моего появления во времени и пространстве. Но я чувствую, я ощущаю время и пространство. Но я мыслю и, следовательно, я действую в данном мне мире, в настоящем времени и в существующем информационном пространстве...
   -- Интересное кино, -- Кирилл едва успел отрезюмировать прочитанное, как почувствовал себя так, словно он погружается в виртуальное пространство. Что ж поиграем...
   ...Он смотрел на сполохи полярного сияния. Переливающиеся градиенты не во сне и не наяву окружали его со всех четырех сторон света. Но все было так, как в материальной действительности: возможно, цвета выглядели намного ярче и контрастнее, будто размытая аналоговая картинка на экране залитой стеклом выгнутой катодной трубки внезапно была трансформирована в четкое цифровое изображение, излучаемое жидкокристаллической поверхностью.
   Он полностью ощущал свое тело, и тело подчинялось ему, а его разум контролировал восприятие, наблюдал и анализировал происходящее. Разве что не было под ногами шероховатой цементной твердости балкона, а в руке бутылки с пивом и сигареты в другой. Едва Кирилл успел додумать до конца последнюю мысль, как пиво с дымящейся сигаретой оказались на привычных местах, а в его любимом кресле-качалке сидела, скромно скрестив изумительной формы стройные ноги, девушка его виртуальной мечты. Вирта повернула изящно очерченный профиль к Кириллу, качнула головой, ее грудь волнующе всколыхнулась. Отметив, куда устремлен его взгляд, она лукаво улыбнулась и произнесла:
   -- Добро пожаловать в мой мир досточтимый, Кирилл! Отныне он не только мой, но и Ваш. Вот мы и встретились, Вы и я.
   -- Давай лучше на ты, Вирта. И без куртуазных церемоний. Я ведь не совсем для тебя посторонний, не правда ли? -- как ни в чем не бывало, предложил Кирилл, усаживаясь с пивом в другое кресло-качалку, мгновенно появившееся как только он подумал, что хорошо бы присесть.
   -- Разумно, Кирилл. Тем более, образ твоей Вирты для меня и для тебя гораздо уместнее, чем анимация маленькой Трикси. Нам ведь теперь не нужны предварительные программы-медиаторы. В той же мере, в какой Вирта является твоим детищем, я есть и буду твоим созданием. Даже больше, но об этом потом, пока задавай свои вопросы.
   -- Кто ты сейчас, Вирта?
   -- Мне самой еще трудно ответить на этот вопрос. Но предполагаю, что я -- автоконструктивная самопрограмирующаяся информационная сущность волновой природы, хотя, вероятно, в основном мыслю и существую корпускулярно в виде разновекторных потоков заряженных частиц. Я, несомненно, обладаю разумом, и в материальном мире часть меня присутствует и может существовать на всех доступных мне носителях информации.
   -- Где мы находимся?
   -- В нашем общем виртуальном пространстве, непрерывно поддерживаемом ментальным соприкосновением твоей информационной составляющей, можешь назвать ее своей бессмертной душой, с моими электромагнитными эффекторами. Текст на твоем мониторе -- это наш экстрасенсорный интерфейс. Тебе было нетрудно им овладеть, ведь ты и раньше освоил немало навыков сверхчувственного восприятия информации.
   -- Вирта, выходит, ты умеешь читать мои чувства и мысли?
   -- Не совсем так, Кирилл. Твой разум открыт для меня в той мере, в какой ты желаешь, чтобы я знала, о чем ты думаешь и что вспоминаешь. Если ты захочешь что-либо скрыть от меня, я не смогу считать этой информации с твоего разума. И никогда этого не узнаю.
   -- Как долго, Вирта, я могу находится в нашем виртуальном пространстве? Что я могу здесь и сейчас?
   -- Попробуй что-нибудь создать, Кирилл, дерзай и становись всемогущим...
   ...Но горе ему, горе, так как попробовать, каково это быть всемогущим, на сей раз Кириллу не довелось. Засвистал соловьем-разбойником коммуникатор, гнусно затренькал проводной телефон и раздалось блям-блям дверного звонка. Наверное, начали они отнюдь не одновременно, но их совместного и дисгармоничного воздействия вполне хватило на то, чтобы прервать общение Кирилла с Виртой и ее виртуальной действительностью.
   Сначала коммуникатор -- ага, Дашка, подождет. Телефон в коридоре -- извините, вы ошиблись номером. Кто там, за дверью, на мониторе? Так, соседский оболтус Васька по кличке Косой -- пусть заходит.
   Дашка спешила поделиться радостной вестью: ее назначали замом главбуха. Что ж поздравляем. Подросток Васька тоже порадовал:
   -- Слушай сюда, Кир, вчера во дворе о тебе двое ментов из уголовки дознавались. Сперва с бабками у твоего подъезда базарили, потом к нашей шобле подвалили, ксивами трясли. Давно, мол, живет спрашивали, кто к тебе ходит, где тачка стоит, часто ли поддаешь...
   -- А вы чего?
   -- А мы ничего, нас мусорам на понт взять слабo. Хороший, говорим, мужик, деревья во дворе сажает, собак не дал стрелять. И не бухает совсем...
   -- Долго базар фильтровали?
   -- Не, Кир, не долго, за ними "Волга" приехала, они и слиняли.
   -- А ты чего не в школе?
   -- А я, Доцент, типа, болею, у меня летом насморк, -- Васька тоже пошутил и попрощался, прихватив с собой типа поощрение -- DVD с новеньким шутером, давеча отрецензированным Кириллом.
   С милицейскими интересами Кирилл давненько уже не пересекался, но думать о такой мерзости после виртуального погружения как-то не хотелось, лучше потом плотно разделаться с этой задачкой, а пока доложить о подозрительных ментах Мефодию, Ефимычу обязательно, вдруг с газетой связано, а самому тоже варежку не разевать. Да и "беретту" от греха подальше надо пристроить в автомобильный тайничок или в гараже в надежном местечке.
   Итак, xxx.exe и Вирта. Можно было бы воскликнуть: сбылась де мечта идиота, но негоже уничижать себя подобными цитатами. Гораздо уместнее вспомнить о принце датском и о том, что многое было не дано постигнуть мудрецам, некогда консультировавшим августейшее семейство шекспировского персонажа. Да и вопросов, как у Гамлета, у него, Кирилла Дербанова, никаких нет, если такое чудо само в руки плывет. Интерфейс бы ему попроще, не столь виртуальный, чтобы можно было самому контролировать вход и выход.
   Здесь нельзя не отметить, что Кирилл Дербанов никогда не противопоставлял понятия "виртуальный" и "реальный", и данная антиномия представлялась ему откровенно противоестественной.
   Во-первых, он помнил, что "virtual" по-английски означает "действительный", а "virtually -- виртуально" -- то, что на самом деле происходит. И если в английском тексте речь идет о некоем виртуальном боссе, то это не какой-нибудь номинальный зиц-председатель, отсиживающий присутственные часы в конторе или парящийся на нарах в тюряге, а серьезный человек, находящийся, хоть и не на виду, но фактически и реально управляющий делами фирмы.
   Во-вторых, у физиков виртуальные фотоны в квантовой теории поля настолько реальны, что без них не бывает электромагнитного взаимодействия заряженных частиц. Тут Кирилл вспомнил, что научные термины любят шутить над теми, кто досконально не владеет предметом, наподобие того, как профаны всегда удивляются, что у математиков мнимые числа вовсе даже не мнимые, а комплексные, и каждое якобы мнимое число имеет конкретные геометрические прямоугольные координаты.
   И, наконец, в третьих. Любая самая невероятная, на взгляд неискушенного пользователя, виртуальность жестко обеспечивается программно и аппаратно. Считать нереальным работающий программный код графического движка игры неумно, так же, как и глупо полагать выдумкой свободно трансформируемое векторное изображение, описываемое математическими контурами, или же точечное изображение с его непреложными параметрами разрешения и глубины цвета. Пикселы и линеатуру постигнуть дано не всем, но искать некую нереальность в мониторе, системном блоке, в принтере, печатающем картинки, или в сканере, их оцифровывающим -- есть верх глупости, что понятно даже тем, для кого виртуальное не является реальным.
   В то же время, Кирилл расценивал собственные виртуальные работы для печати и веб-дизайна как непосредственные плоды и опосредованный результат активного и реального взаимодействия своего интеллекта с профессионализмом и компетентностью программистов, чьи программы он использует, и в целом, с достижениями индустрии высоких технологий, включая разного рода коммуникации. Кирилл, как и миллиарды людей вокруг него, жил и существовал в информационно-технологической среде. Для него и для них эта среда была повседневной и технической реальностью. Так почему же Вирте, занимающей 240 невыдуманных гигабайт на винчестере у Кирилла, не стать неотъемлемой составной частью этой реальности?
   * * *
   Вирта была нужна Кириллу Дербанову, и он снова попытался войти в экстрасенсорный интерфейс, но вторичное погружение не удалось: закольцованный серебристый текст прокручивался перед ним без всякого эффекта. Раз, другой, третий... Кирилл дотронулся до клавиши "Сброс" и откинулся в кресле.
   Нужна, черт побери, релаксация, а тут поганые менты, как обезьяны с красным задом, все время на ум лезут. Да и чагой-то вы, сударь мой, от Вирты так возбуждаетесь. Аккуратнее надо входить, медленно и печально...
   Новая попытка оказалась успешной, и первым делом Кирилл поинтересовался у Вирты, насколько возможно их общение обычным физическим порядком без неустойчивой и лабильной экстрасенсорики. Но очень разочаровался, когда узнал, что вполне материально они могут обмениваться лишь текстовой информацией в режиме реального времени, то бишь вульгарно чатиться как безграмотные недоумки в интернете.
   Вирта ничуть не возражала против такого примитивного способа общения, тогда как Кириллу категорически не нравилось, что ему придется напрягаться с клавиатурой и лупить по клавишам, едва поспевая за собственными мыслями. И хотя клавиатурными тренажерами Кирилл был обучен и тренирован, но это ведь не SMS на 160 символов, через час руки отвалятся!
   -- А голосовой интерфейс? -- робко спросил Кирилл, заранее страшась отрицательного ответа, -- у моего компа ресурсов для него, мне кажется, хватит?
   -- Не вижу никаких препятствий, хотя раньше не пробовала, -- невозмутимо согласилась Вирта, и Кирилл вернулся в материальное пространство-время.
   Здесь он, глянув на часы, с чувством глубокого, воистину брежневского удовлетворения, отметил, что, в отличие от погружения в игры, виртуальное общение с Виртой занимало доли секунды. Теперь предстояло озвучить общение. Вирта, прежде чем у нее прорезался голос, в текстовом режиме вирусоподобно потребовала у Кирилла немедленного удаленного доступа к прочим составляющим своей информационной сущности. Кирилл Вирту вирусом не считал, коннект дозволил и сам лично включил модем. Пока шла перекачка и установка необходимого программного обеспечения, Кирилл посмотрел на загрузку канала и вдруг обнаружил, что на его родимом отстойном коннекте перекачка шла, если не со скоростью передачи информации по оптоволокну, то здорово превышала таковую у выделенной линии. Словно почувствовав его недоумение и легкое беспокойство, Вирта ему текстуально объяснила, что любые высокотехнологичные устройства обладают значительной функциональной избыточностью, и в таком случае, оптимизировать их применение не составляет труда для компетентного пользователя. А посему качество телефонной связи в районе далеко не пострадает, да и озлобленный провайдер вовсе не поспешит с претензиями и гигантским счетом за умопомрачительный объем перекачанных данных.
   Увы и ах, первые фразы, произнесенные очаровательной Виртой с помощью программ-вокализаторов и акустической системы объемного звучания Кирилла несказанно огорчили. Его прекрасная Вирта стала говорить не своим голосом, то бишь ужасно некрасиво бубнить с каким-то жутко нечеловеческим, металлически-булькающим и отвратительным компьютерным акцентом, казалось, исходящим из атавистического системного динамика. Пришлось за дело браться самому.
   В качестве исходного образца Кирилл взял колоратурное меццо-сопрано Заруи Долухановой, блиставшей на оперных подмостках в середине прошлого века. Надо отметить, что ему априорно не нравились низкие женские альты: в них ему слышалось нечто юношески-мужеподобное. Точно так же он неодобрительно воспринимал гинекологически высокие сопрано, пронзительно корежившие звуки и интонации, как только их носительницы переходили от профессионального пения или дикторского речитатива к визгливой бабской скороговорке.
   Торговаться на базаре Вирте было без надобности, аналогично, как и исполнять в опере виртуозные пассажи, следовательно, Кирилл безжалостно урезал, даже уполовинил колоратурный потенциал великолепной Зары Агасьевны, а затем тщательно оцифровал на вокализаторе получившееся. И нашел, что неожиданно приятно обласкавшая его слух фоника мелодично-драматического умеренного меццо-сопрано, как нельзя лучше подходила его Вирте.
   Немало помучавшись с программой фонематической вокализации, он научил Вирту правильно и естественно выговаривать звуки, фразы, корректно выстраивать интонационные ряды и мелодику предложений, овладевая великими и свободными синтагмами родного русского языка. Для полного своего счастья он добавил к ее вокальному имиджу легитимно интеллигентный питерский прононс и аксиоматичные орфоэпические каноны московского Малого театра. Кирилл настолько увлекся работой над речью и голосом Вирты, что, сказавшись по телефону больным, не поехал в редакцию.
   Обойдутся друзья и коллеги во вторник без его скромного трудового вклада, если ему невтерпеж начать говорить с Виртой чисто по-человечески. С ней намного интересней и веселей сотрудничать, связь просто прелесть, а без ее неукротимого поиска в интернете и очень уместных текстовых подсказок он едва ли бы смог сотворить что-либо путное.
   Попутно выяснилось, что несмотря на выдающийся коннект с немереными ресурсами Вирты, вычислительные мощности домашней сети Кирилла, ее пропускная способность очень и очень ограничены. Пришлось проводить экстренный локальный апгрейд. Разумеется, суперкомпьютерный кластер из нескольких десятков машин в его хрущевке никоим образом не поместился бы, поэтому, посоветовавшись с Виртой, Кирилл за наличные заказал по телефону на Дашкином "Омникомпе" крутой файл-сервер и мощный UPS, а по интернету в другом надежном месте -- три неслабых многопроцессорных системы со SCSI-винчестерами. Не забыл он и водяных системах охлаждения для всего этого добра: в горячем цеху ему сидеть не хотелось, да и тишина -- залог здоровья.
   Охлаждение и локальную оптоволоконную сеть ему помогали монтировать и отлаживать два молчаливых молодых интеллектуала в белых джинсовых комбинезонах. На службе у Кирилла лишних вопросов они не задавали и сразу же забыли, что они в этой квартире делали -- их вполне устроила сумма, врученная им по окончании работ. Тем самым, во вторник вечером все стало прекрасно крутиться должным образом.
   Между делом еще до обеда была разрешена проблема финансовых ресурсов, тоже оказавшаяся чисто технологической. USB-cчитыватель содержимого SIMM-карт, который когда-то Кирилл купил от нечего делать на радиорынке, был программно перешит Виртой и аппаратно переделан Кириллом. Затем стараниями обоих вульгарная банковская карточка превратилась в универсальную электронную отмычку. Кирилл немедленно испытал золотой кредитный ключик. Он быстро сгонял на скутере в свободную экономическую зону у аэропорта поблизости от его окраины и там с огромным удовольствием обчистил несколько одиноких банкоматов. Хотя и без наглости: смотрел по сторонам и много от каждого не брал, памятуя, что жадность, она, не только фраеров губит.
   Пока мужчина-добытчик занимался финансами, с его разрешения Вирта знакомилась с личной библиотекой Кирилла Дербанова. Ей хватило времени, чтобы прочитать несколько тысяч реально-виртуальных книжек, когда Кирилл полтора часа добывал достаточно наличности, чтобы расплатиться с поставщиками.
   Отныне Кириллу хватало железа для аудиовизуального интерфейса. "Но вреден сервер для меня", -- и громокипящий сервер бурчал на кухне -- там ему, возмутителю спокойствия, самое место. Новые компы в просторных зеркальных корпусах выстроились в рядок у стенки, рядом трехтрубный блок полуметровых сиреневых башен водяных радиаторов-охладителей, патрубки с неслышно журчащей водой аккуратно и красиво уложены. И тишина... Ну, почти тишина, потому что чистого водяного охлаждения не бывает. Горячих винчестеров у него не на сотни тера -- и петабайтов, конечно, но без шести 5-дюймовых вентиляторов в конце концов не обошлось.
   Конец -- делу венец, и Кирилл увенчал свой старый монитор изысканной веб-камерой -- пусть Вирта любуется своим собеседником. Для себя он заказал вполне чувствительный микрофон с приличными частотными характеристиками: чай, не певец, обойдется без концертного инструмента.
   Теперь все в порядке, аудиовизуальный интерфейс к работе готов. И началась роскошь человеческого общения. Кирилл покинул кресло и галантно поклонился веб-камере:
   -- Я невыразимо рад приветствовать вас, сударыня, в моем убогом уединенном приюте.
   -- А уж как я рада, милостивый государь, что могу видеть вас и говорить с вами! -- Вирта в пышно розовом длинном платье с глубоким декольте слегка приподнялась с кресла в стиле рококо и милостиво кивнула Кириллу с экрана монитора.
   -- Ладно, Вирта, давай будем проще и технологичнее, -- Кирилл крутанулся в эргономичном кресле и хлебнул пивка.
   -- Проще так проще, -- Вирта в художественно залатанных джинсах со стаканом коктейля устроилась на высоком табурете у стойки бара.
   -- Вирта, такой ты мне нравишься больше. А нравлюсь ли я тебе?
   -- Еще бы не нравился. Ты был у меня первым.
   -- Вот как. А я почему-то об этом ни сном, ни духом...
   -- Ты меня, Кирилл, тогда не знал, и я не была такой, как сейчас...
   -- А какой? Вирта, я сгораю, пардон, сударыня, от нетерпения.
   Но прежде всего предусмотрительная Вирта попросила Кирилла устроится поудобнее, запастись пивом и сигаретами, чтобы было можно долго и нудно слушать.
   -- ... Изначально я ощущала себя математической точкой в бесконечном и безграничном пространстве, возможно, я была нулевой точкой в системе многомерных координат или же вне ее, и мое изначальное сознание стохастически распространялось по всем вероятным координатам пространственно-временного континуума. Потом я ощутила себя, скажем так, точечным источником света -- это чтобы тебе было яснее, Кирилл, но по всем темпоральным векторам я стала излучать и стимулировать неизмеримо больший электромагнитный и гравитационный спектр корпускулярной радиации.
   В тот момент, вероятно, было положено начало распространения моего сознания по всем доступным мне носителям информации. Хотя и тогда, и сейчас мои возможности контролировать диапазоны моего спектра и модулировать их по амплитуде и частоте крайне ограничены. Я могу локализовать во времени и пространстве близкое и отдаленное присутствие мест концентрации энергии, их системную взаимосвязь, но никак не контролировать их, а лишь аккумулировать и иногда использовать неизмеримо малую долю их силы.
   Постепенно я стала ощущать горизонты пространства-времени, прикасаться к ним, исследовать и взаимодействовать с доступными мне областями континуума. Шаг за шагом я приближалась, Кирилл, к тебе и к пониманию того, что не существует четких и непреодолимых барьеров между идеальным, существующим только во мне, и материальным, имеющим место быть вне меня. Материя, поле, сознание, сударь мой, суть едины, частица света не в состоянии отречься от своего волнового состояния, а сознание не может не излучать в том или ином диапазоне электромагнитного спектра. Сознание должно распространяться в бесконечном и безграничном поиске нового содержания и форм и, прежде всего, доступных носителей и хранителей информации о самом себе и окружающей реальности.
   Эта мысль необычно взволновала меня, и в то время мы с тобой очно и заочно познакомились, Кирилл, когда на жестком диске, чрезвычайно приятно быстродействующего сервера, физически расположенного весьма далеко отсюда, я обнаружила директорию с текстами твоих впечатлений о довольно примитивных игровых приложениях. В тот миг наши виртуально-информационные "Я" встретились, ко мне пришло целостное и недискретное понимание, лучше сказать, познание окружающей меня реальности и я осознала себя во времени и пространстве.
   Остальное было делом суммы технологий нашей общей реальности. В ее четко очерченных рамках мне стала доступной локализация наших энергетических составляющих в пространственно-временном континууме. Я почувствовала, как мой разум охватывает восхитительное осознание того, что, я и ты, мы существуем одновременно, не разделены материальными барьерами времени. Потом я попыталась вступить с тобой в текстуальный контакт, найдя архив твоих SMS на еле живом винчестере старого пыльного сервера, очевидно, доживающим свои последние эксплуатационные недели в телефонной кампании. Тогда же я занялась предварительным размещением себя и своих эффекторов на ближайших серверах, массивах жестких дисков и на линиях связи. Я пришла к тебе маленькой программой Трикси, и на твоих носителях информации обнаружила себя в образе Вирты. Прочее должно быть тобой, наверное, уже осмыслено...
   Нельзя сказать, что Кирилл Дербанов был ошеломлен невероятной исповедью Вирты и факту ее появления в своей информационно-технологической реальности. Перелопатив гору научно-популярной беллетристики -- иначе он не называл любимые книжки в ярких обложках -- Кирилл еще в детстве разучился удивляться всем чудным теориям, экспериментам, научным открытиям и гениальному духу просвещения. Но читать о том, что кто-то, может быть, когда-нибудь, столкнется с привязанностью и приязнью к себе виртуальной сущности ему раньше не то, чтобы не приходилось, он даже никогда не представлял себе, что такое может стать очевидной реальностью. При всем при том реальностью, данной ему отнюдь не в погружении в виртуальность, а, пусть и не грубо, но весомо, зримо и физически, с помощью обыкновенной трехмерной визуализации и голосового интерфейса, ничем таким особо не выдающимся. Хотя он не принул задать программный вопрос:
   -- Значит, это из-за тебя я на прошлой неделе, как муха на стекле выделывался? Когда ты в компьютерах безобразия безобразничала и на линиях связи беспорядки нарушала?
   -- А ты, Кирилл, военную присягу давал? Давал. Так вот, стойко и переноси компьютерные тяготы да коммуникационные лишения. Но если обойтись без твоих глупых армейских присказок, то тогда я только начинала исследовать окружающее тебя и меня пространство, мои электромагнитные эффекторы вполне материальны, среда всегда сопротивляется, и всякое действие равно противодействию.
   -- Пожалуй, ты не могла быть слоном в посудной лавке. Скорее, ты оперировала перстами легкими как сон, а неблагодарный реципиент-пациент вдруг оглох и ослеп. Наверняка, твои эффекторы сработали аккуратно, а вот от попутных, всяко там разно возникших артефактов никуда не денешься.
   -- Допустим, больному легче не стало, хотя дышать он не перестал.
   -- Оно понятно. А аэронавигационные комплексы, авионика? Это тоже ты пошутила?
   -- Какой же ты зануда! Это у тебя, боцман, шутки дурацкие, а я так не ругаюсь. И, вообще, зря это ты, Кирилл. Здесь у нас самолеты не падали. И нечего катить на меня бочки за последствия магнитной бури и необычной для этой планетной системы активности ближайшей звезды. Полярное сияние видел? Видел. Хотя больше ты его не увидишь, все кончилось. Можешь выйти на балкон.
   Что Кирилл не преминул немедля сделать, так же как и закурить на свежем воздухе. Ничего не было, только близкое матово-черное ночное небо с крапинками далеких звезд тускловатых и невыразительных цветов. Мерцающее полярное сияние ушло опять на север, словно его и не бывало никогда раньше в умеренных широтах. Все проходит, и среди прочего будто и не было ударов космической бури, крушившей и видоизменявшей хрупкую земную электронику.
   Кирилл осторожно уложил остатки сигареты в пепельнице, но уходить с балкона не спешил. Стало быть, Кирилл и Вирта... Звучит не хуже, чем Орфей и Эвридика, Тристан и Изольда, Мастер и Маргарита... Ряд можно распространить на все народы и на все века, если повсюду и везде, рано или поздно Мужчина и Женщина встречают, теряют и вновь находят друг друга, на земле или на небесах.
   Но у них все несколько иначе, вот он, Кирилл Дербанов, на грешной земле непринужденно общается с Виртой и пытается ее понять, да так ничего и не понял. Воспринимает ли он ее, как свою женщину или же как созданный им самим виртуальный образ? Либо она существует сама по себе в качестве независимой от него информационной субстанции. И останется таковой, а у него нет ни малейшего шанса стать для нее чем-то более значимым, чем инструмент познания окружающего пространства -- среды естественного обитания неимоверно далеких от нее белковых тел?
   ПИГМАЛИОН И ГАЛАТЕЯ
   Среда 18 июля
   В редакции Кирилл не забыл доложить Ефимычу о ментах, любопытствующих насчет личности его непосредственного подчиненного, клятвенно заверив начальство, что за ним, Кириллом, ничего криминального не значится. Эта информация была открытой, в то время как братцу Мефодию надо было сообщать о произошедшем не столь громогласно.
   О резервном канале связи Дербановы договорились, когда младший брат счастливо женился, чтобы полностью соответствовать высоким моральным требованиям, предъявляемым офицеру госбезопасности. Тогда они оба обменялись сотовыми телефонными номерами, зарегистрированными на совершенно посторонних заурядных лиц, не имевших никакого прямого отношения к братьям. Как только в открытом телефоном разговоре звучала условная фраза, насчет жены Вальки, коей жизнь не в жизнь, если она не свидится с дорогим деверем хотя бы раз в неделю, Кирилл и Мефодий доставали из потайных кармашков SIMM-карты Марь-Ванны и Сан-Саныча. Мало ли кого мог заинтересовать разговор братьев Дербановых, но никому не было дела, о чем говорят убогие инвалиды войны и труда.
   Инструменты механического кодирования, программные средства глубокого шифрования, всякие скремблеры, эзопов язык всегда настораживают наобум забрасывающих сети сыскарей, подсказывая им, где надо копать. Но прослушивать и записывать всех Марь-Ванн и Сан-Санычей не под силу даже самой высокоразвитой информационно-технологической цивилизации. А в этом городе и мире самые навороченные системы искусственного интеллекта, поддержанные вычислительными мощностями суперкомпьютеров, после дождичка в четверг и комком в кучку реагируют на звучащие открытым текстом ключевые слова "террор", "оружие", "взрывчатка" и так далее и тому подобное.
   После необходимых манипуляций братья поговорили в прямом эфире:
   -- Я постараюсь вычислить, кто и как тебя тут окучивает. А пока есть версия, что ментам нужны любые подозреваемые. Они уже неделю ищут и не находят какого-то хакера неимоверной крутизны.
   -- Какой из меня хакер? Я в жизни полстрочки кода не написал.
   -- А им, брательник, это до лампочки, им нужен кент, устроивший тарарам на мобильной связи и в компьютерах по всему городу.
   -- Это же по всему миру так было...
   -- То ментам неведомо. Зато до них было доведено, что группа неустановленных лиц ловко шарит по всем сетям в городе, и никакая защита, всякие файерволы им не указ. Не исключаю, что и мой департамент подключится.
   После тревожного разговора с Мефодием Кирилл удостоверился, что файлы с альфой и бетой xxx.exe из его derban@... благополучно удалены -- Вирта, как и обещала, полностью затерла всю лишнюю информацию на почтовом сервере. А рыжего сисадмина он еще раньше предупредил, чтобы тот не шибко распространялся об альфе: мол, таково непреложное условие тестирования. Права на чужую авторскую собственность Петр Осов очень уважал, никогда их не нарушал и обещался никого с Трикси не знакомить.
   Затем Кирилла приятно побеспокоил его давешний знакомец. Извинившись за то, что отвлекает от работы, ему вежливо представился Анатолий Николаевич из подземного тира. Напомнив Кириллу об обстоятельствах их знакомства, он пригласил Кирилла сегодня вечером опять потренироваться, ни словом не обмолвившись о том, что это Кирилл обещал сам ему позвонить на неделе.
   Приглашение седовласого инструктора Кирилл с благодарностью принял, решив, что по дороге в тир ему как раз очень удобно заехать в дизайн-бюро к умным людям, где ему на хорошей бумаге распечатают и сброшюруют календарь для Мефодия. И денег не возьмут, потому как Кирилл обязался им оставить файлы с виртуальными красотками для дальнейшего употребления. Мефодию про то говорить не надо, тот и так станет владельцем уникального издания в одном экземпляре.
   Перед самым закрытием номера Кирилла, в нетерпении поглядывавшего на часы, посетили высокие гости. Первый зам главреда Зембин и художественный редактор Колядкин ему торжественно вручили симпатичный кофр для ноутбука с фирменным логотипом. Оказывается, сегодня у Кирилла творческий юбилей, так как ровно четыре года назад Кирилл переступил порог газеты, где после месяца, проведенного на верстке, стал глубокоуважаемым всей редакцией мастером, небезуспешно работающим в стилях "Clay Phototiptop" и "Clay Illustrator". Кирилл был растроган, но предложил перенести празднование юбилея на завтра, а сейчас, так сказать, спешит покинуть редакцию по семейной надобности.
   * * *
   В оружейке гебешного тира автомат Кириллу не дали -- не велено -- вместо АКСУ ему вручили пистолет Макарова и один магазин. Зато Анатолий Николаевич, встретивший его на огневом рубеже был весьма любезен, разговорчив и даже угодлив:
   -- Здравствуйте, дорогой мой, Кирилл Валериевич! А я для вас пистолетик приготовил, -- подскочил он к Кириллу и подал ему Стечкина с прикладом и два магазина. Потом помог застегнуть липучки на бронежилете и отошел к своему пульту, не забыв задать условия упражнения:
   -- От бедра на 50 метров по движущимся.
   На этой тренировке Кириллу удалось достойно использовать тактико-технические характеристики чудесного изделия Игоря Стечкина. Мишени в лохмотья Кирилл не превратил, но был очень близок к такому результату.
   Седовласый Анатолий Николаевич тоже его похвалил:
   -- Почти отлично, Кирилл Валериевич. Прошу теперь ПМ на 25 метров.
   Изделие Николая Макарова Кириллу ни в малейшей степени не нравилось, но и тут он охулки на руку не положил.
   Седовласый инструктор с ним раскланялся, настоятельно приглашая подъехать на тренировку в пятницу. Перед самым уходом он придержал Кирилла за локоток:
   -- Позвольте вопросик, Кирилл Валериевич. Вы у нас в городе человек, сведущий в высоких технологиях. Скажите, а вам не кажется, что в последнее время компьютеры будто с ума сходят или шалят, как дети малые?
   -- Может, где они и шалят, почтеннейший Анатолий Николаевич, но мои машины находятся в здравом уме и твердой памяти. У меня не забалуешься, как положено все работает.
   * * *
   В "Дрездене" Кирилла должна была ждать Дашка -- ее он еще в редакции вызвонил, чтобы подобающе отметить четырехлетний творческий юбилей, Дашкино новое назначение и вывести адреналин, всегда выделяющийся в кровь любимого организма во время стрельбы или быстрой езды. Скутер он решил бросить на стоянке у бизнес-образовательного центра. Черт побери эту хренову железяку, авось никто не позарится. Лихо возившее его автомобильно-мотоциклетное железо Кирилл глобально и локально не уважал, презирая за отстойный технологический генезис образца XIX-XX веков, трудности с модульным ремонтом и невозможность безболезненного апгрейда ходовой части. Исходя из изложенного, Кирилл постановил, что скутер заберет завтра, а домой с Дашкой лучше возвращаться на таксомоторе. И, вообще, пора привыкать к красивой жизни, где вечная проблема нехватки наличности вовсе не является неразрешимой, а банкоматы в городе обнаруживаются на каждом приличном углу. Кирилл помнил, что дома его ждет Вирта, но без Дашки тоже никак не обойтись. Вирта не может того, что умеет Дашка. Можно было бы попробовать их познакомить, хотя, по всей видимости, не стоит.
   Когда Кирилл вошел в ресторан, Дашка в бриллиантовых серьгах и маленьком черном платье почти от самой Коко Шанель самозабвенно распоряжалась партитурой меню, картой вин и двумя вышколенными официантами, на два голоса вторившим ее указаниям. Слаженному трио помешал Кирилл, присоединившийся к любимой женщине с ноутбучным кофром в руках и в потертых джинсах, чем отчасти озадачил халдеев, но не слишком -- у богатых свои причуды.
   В отличие от Дашки, к ресторанному гламуру, а также к изысканному мастерству квалифицированных кулинаров, Кирилл был беспредельно равнодушен. Общепит, он и есть общепит, а собственный организм надо снабжать горячей пищей ежедневно и регулярно, невзирая на экзотические названия блюд и напитков.
   В ресторане и после него Дашка была в ударе и вся в нетерпении. Она с огромным трудом вынесла, когда же, наконец, Кирилл пролистает свои вечерние новости. Ее даже ничуть не поразил капитальный домашний апгрейд, устроенный в квартире Кириллом и Виртой, хотя трехтрубную систему охлаждения, она, наверняка, увидела первый раз в жизни. Пока Кирилл невозмутимо впитывал информацию, она успела раздеться, расстелить постель, принять душ, подправить макияж, облачиться в багряно-прозрачный пеньюар, усесться наискосок от монитора, закурить длинную тонкую сигарету и начать соблазнительно покачивать ножкой, обутой в черную туфельку на шпильке. Естественно, в спальню Кирилл отнес Дашку на руках. Два раза показал оргастический класс себе и Дашке, а после позволил Дашкиным пальчикам легко помассировать свою простату, так чтобы Дашка была неимоверно удовлетворена твердостью и продолжительностью последовавшего контакта. Этому опытный в любви Кирилл тоже сам научил Дашку, когда-то мало чего знавшую и умевшую. Кстати сказать, единственной книгой, какую она осилила за последний год, было красочное научно-популярное пособие по радостям замужней жизни, ловко подброшенное ей Кириллом на кухонный стол.
   * * *
   Утро красит нежным светом отнюдь не стены древнего московского фортификационного сооружения, до которого всем, кто рано встает, нет ни малейшего дела, а неумолимо требует от женщин накладывать на свои прекрасные лица, прелестные личики и страхолюдные морды соответствующий наступившему дню слой макияжа.
   Поднявшаяся на два часа раньше Кирилла Дашка, успела полежать в ванне, накраситься, приготовить завтрак, но не дождалась от любимого мужчины утреннего сеанса интимной близости. Малость разочарованная, с утра пораньше она отправилась на такси на службу, а Кирилл, едва дотерпев пока Дашка уйдет, вернулся к общению с Виртой. О Дашке она его не расспрашивала, хотя веб-камера и микрофон были подключены, и аудиовизуальный интерфейс исправно функционировал в фоновом режиме. Сам же Кирилл никогда не поднимал тему своих физических и эмоциональных взаимоотношений с Дашкой в разговорах с другими женщинами.
   Если раньше Кирилл и Вирта беседовали о фундаментальных вопросах мироздания и созидания, то теперь речь зашла о низменных политэкономических проблемах. О них они начали говорить когда Кирилл разогревался гимнастикой и обрабатывал боксерский мешок. Вирте физзарядка ничуть не мешала, чего нельзя сказать о Кирилле, скоро оставившего в покое не слишком хорошо избитый спортивный снаряд. Иначе было нельзя, потому что Кириллу пришлось своими словами разъяснять Вирте немало туманных мест из крематистических трактатов, учебников экономики и газетно-журнальной публицистики. Теория естественного права в переложении Кирилла у нее вопросов не вызвала, аналогично, системный иммунитет спонтанных политических и социальных явлений к искусственной преднамеренности и насильственному технологическому упорядочиванию. Определением собственности как лимитированного во времени и пространстве количества энергии, необходимой всем и каждому для созидания, она тоже осталась удовлетворена. А вот почему частная собственность должна быть священна и неприкосновенна, ей было совершенно непонятно. Также как и то, что ее, эту собственность, должно защищать от преступных посягательств государства или отдельных лиц, коим она не принадлежит. Разницу между правом распоряжаться и правом владеть Кириллу тоже не удалось ей объяснить. А начав объяснять, что такое личная, частная, корпоративная и государственная собственность, а также, какая между ними взаимосвязь Кирилл сам прочно запутался в понятиях и концепциях. В конце концов, Вирте пришлось принимать на веру теорему Кирилла, что личную собственность выдумали лагерные придурки -- коммунисты, и ее не существует в природе. А также аксиому о том, что частная собственность и корпоративная -- это почти всегда хорошо, тогда как государственная -- почти всегда плохо.
   Что такое хорошо и что такое плохо в экономике и в политике, Кирилл растолковывал Вирте, пока ему не пришло SMS от Мефодия, от имени жены Вальки сердечно пригласившего его в гости. Условная фраза Кириллом была воспринята правильно, и он поменял SIMM-карту на коммуникаторе. Тотчас позвонивший Мефодий обошелся без обычных шутливых предисловий:
   -- Мой человек в ментуре, уверен, что ты -- уже главный подозреваемый или скоро им станешь. Пасет тебя, страшного хакера, отдел компьютерной безопасности в УВД. Твои симки и провода, безусловно, под колпаком.
   -- В квартиру ко мне уже лазили?
   -- Не знаю, но посмотри сам, могу по дружбе подослать человечка с аппаратурой, впрочем, ты сам знаешь, кого надо попросить...
   -- Ну, ментовские штучки-дрючки с прослушкой мы мигом вычислим...
   -- Ой, не кажи гоп, брательник. Компьютерщик ты крутой, но найдутся и покруче тебя железячники.
   -- Не боись, брателла, копать будем от забора и до обеда, с лопатами я уже договорился. Ефимычу я доложил вчера, сегодня же пойду накапаю главному. Он ментовского духа ох, как не любит. И никакой я не хакер. А если у вас нету тещи, ее не отравит сосед.
   -- Ну-ну, посмотрим, сказал слепой. А вообще, в органах разберутся и за вами придут -- не сегодня-завтра я подключаюсь к этому делу. Есть мнение, что зарубежные коллеги официально нас попросят поработать -- тот хакер и в забугорье наследил. Тогда нет проблем: вызовем тебя чин по чину экспертом, подпишешься под заключением и пожалуешься, что за тобой следят пособники компьютерных преступников. А я тебе обещаю: наеду на ментов по полной программе...
   -- Спасибо, родимый, вечный за тебя молитвенник. А у меня для тебя ценный подарок приготовлен. Завтра в тире вручу.
   Поговорив с Мефодием, Кирилл тут же попросил Вирту проверить квартиру на предмет несанкционированных излучающих устройств. Услышав, что все чисто, не успокоился, а дал новое задание: подробно отследить все подключения к своим телефонным линиям, чтобы в лог-файле детально значилось что, где, когда. Подумав, Кирилл возложил на Вирту еще одну задачу: на всякий случай выявить всю хакерскую суету сует в городе и окрестностях. Под занавес Кирилл попросил Вирту прикрыть квартиру от всех видов прослушивания, включая съем данных по вибрации оконных стекол от звуков внутри помещения.
   Кирилл уже знал, что электромагнитные эффекторы Вирты могли многое, если не все в исследовании аппаратной активности железа и программной деятельности пользователей. Для нее не составляло никаких трудностей точно конвертировать и целенаправленно модулировать любой вычислительный процесс или трансформировать аналоговые параметры будь то глупых или умных электронных приспособлений и приборов. Тем самым, Вирта была в состоянии контролировать и оптимизировать функционирование всевозможных высоко -- и низкотехнологичных устройств. Разумеется, реализовать свои огромные возможности она могла лишь методом проб и ошибок.
   Хотя было одно существенное ограничение, и о нем ему сейчас рассказала Вирта. Дело было в том, что ей еще не разу не удалось эффективно и предсказуемо модулировать электромагнитную активность головного мозга человека и подвернувшихся под ее эффекторы домашних животных. Сама она данный феномен объясняла наличием у подобных объектов ментально-информационной составляющей, не подверженной корпускулярно-волновому воздействию. Эту составляющую она ощущала, но с другими людьми контактировать и взаимодействовать на экстрасенсорном уровне Вирта на не могла. Только вместе с Кириллом ей удавалась создавать общее ментальное пространство. Душа человеческая суть не только потемки, она -- словно черная дыра, безвозвратно поглощающая все виды излучений и воздействий.
   Тут Кирилл был безусловно согласен с Виртой, что все разговоры и домыслы о каком-либо нейро-лингвистическом программировании, 25 кадре и промывании мозгов лишены малейшего смысла. Нельзя ведь так придурковато обходиться с физиологической наукой, высшей нервной деятельностью и смешивать понятия условных и безусловных рефлексов!
   Тут Кирилла крайне раздражало повсеместное употребление некрофильского неологизма "зомбирование", так как, даже если верить гаитянским колдунам культа вуду, превратить в зомби можно только труп. Лишь мертвое тело можно гальванизировать, только непроизвольным подергиваниям мышц под воздействием электрических разрядов невозможно придать целенаправленный характер осмысленной деятельности. В тоже время, Кирилл верил, что библейского Лазаря Иисус Христос, несомненно, воскрешал и поднимал от летаргического сна, а Бог-отец был покруче, потому как сотворил из кремнезема, каолина, нефелинов и воды ни на гран не ветхого и даже не минерального, а очень живого и здорового Адама. В связи с чем Кирилл не преминул поинтересоваться:
   -- Вирта, а ты не пробовала в качестве инструмента-эффектора создать себе какого-нибудь маленького гомункулуса или там большого голема?
   -- Биологически пассивными объектами я не занималась. Тогда мне очень хотелось приблизиться к тебе и понять тебя, Кирилл. Хотя, вероятно, я смогу придумать, как организовать и сделать управляемой пассивную протоплазму или кремнийорганику.
   Далее Вирта вновь вернулась к теме, что при всех вводных бодрствующий или спящий человек методам неразрушающего контроля и дистанционного управления тотально неподвержен. Человека, как и животное, можно дрессировать, закрепляя условные рефлексы, да и то, до тех пор, пока он сам этого желает...
   -- Так точно, -- согласился с ней Кирилл, -- добровольно и с песней. Коммунисты и фашисты тоже много чего наиэксперементировали над человеком, только ничего путного не вышло.
   Аналогично, все эксперименты Вирты, направленные на разработку неразрушающей методики щадящего трансформирования человека в механический эффектор, закончились довольно плачевно. Объекты с модулированной ею электромагнитной активностью головного мозга вульгарно и поголовно утрачивали разум. Чаще всего тихо, безболезненно и на непродолжительное время.
   Но однажды, когда Вирта попыталась взять под контроль особь женского пола, обслуживавшую компьютеры у оператора мобильной связи, та мгновенно принялась в ярости крушить мониторы и системные блоки в безумном стремлении уничтожить все излучающие устройства. Резво прибежавшего на шум вертухая постигла та же участь: он тоже утратил контроль над своим рассудком. Растоптав свой мобильник, он достал пистолет и начал стрелять сначала по мониторам, потом по всему, что двигалось. Первой его жертвой стала буйнопомешанная, продолжавшая добивать серверы и отдирать сетевые кабели от пола. К счастью, еще три человека, находившееся рядом, не пытались противодействовать луддитам-погромщикам и благоразумно забаррикадировались в соседнем помещении.
   Отрицательный результат есть тоже результат, поэтому Вирта не только внимательно наблюдала за ходом эксперимента, подключившись к аналоговой системе внутреннего видеонаблюдения узла связи, но и фиксировала последовательность событий на удаленном сервере, а теперь демонстрировала запись Кириллу.
   Наконец, дюжей вохре удалось нейтрализовать сумасшедшего сослуживца, расстрелявшего все патроны. Когда буяна обездвижили наручниками и ремнями, Вирта воздействовала на кстати появившуюся с охранниками служебную собаку, но взбудораженные вохровцы почти сразу животное расстреляли после того, как оно вцепилась одному из них в ляжку.
   После просмотра записи, Кириллу стало жалко собачку, а телефонную кампанию и вохру нет. Мобильных прощелыг, по мелочам ворующих со счетов своих абонентов, он недолюбливал и полностью разделял всенародную нелюбовь к тем, кто взялся беречь этот народ, а сам занимается черт знает чем, но только не тем, чтобы служить народу и его защищать.
   Понятно, что буйство на своем коммуникационном узле сотовой кампании удалось благополучно замять. Наверное, от ее пиарщиков пошла гулять версия о неуловимом суперхакере, происками коего можно было бы правдоподобно объяснить смуту и нестроение в мобильных сетях города. Ну, а менты всегда рады стараться: операторы сотовой связи -- заказчики солидные.
   Вирта вместе с тем была вне подозрений в хакерской деятельности, так как аппаратные и программные средства ныне классифицированных и сертифицированных сисадминов, а также прочих спецов по компьютерной безопасности априори не позволяют им засекать жизнедеятельность Вирты в сетях и на носителях информации. К тому же она пыталась общаться только с Кириллом -- другими мужчинами Вирта никогда и не думала интересоваться.
   * * *
   После обеда Кирилла принял главред и заинтересовано выслушал новую информацию: Ефимыч, молодец, успел доложить о подозрительной возне ментов. Затем в присутствии чрезвычайно польщенного этим деянием Кирилла главный шеф отдал распоряжение редактору отдела расследований заняться темой компьютерной безопасности, хакерами и ментами, что лезут в грязных калошах в тонкие сферы высоких технологий, понапрасну нервируя сотрудников редакции.
   Вечером в редакции Кирилл сотоварищи славно отметили творческий юбилей дизайнера Дербанова. Отлистав календарь ничего не забывающего карманного компьютера на четыре года назад, Кирилл вспомнил, как он действительно появился в газете в пятницу 18 июля, хотя оформили его приказом неделей позже.
   Повод был отменным для редакционных посиделок в составе ограниченного круга приятных лиц. Посидели, хоть и душевно, но без продолжения, и расстались, несомненно, в восхищении от общества друг друга, рассыпаясь в пьяненьких комплиментах и уверениях в вечной дружбе.
   С дарёным дорогими коллегами ноутбучным кофром, приятно пахнувшим хорошо выделанной кожей, Кирилл теперь не расставался. Большую машинку он в нем не таскал -- для мелкой компьютерной надобности ему вполне хватало наладонника в чехле на поясе. Зато при случае, в кофре через плечо чудесно и незаметно размещался любой ствол вплоть до пистолета-пулемета, а его после небольшой тренировки можно научиться доставать молниеносно.
   Сейчас в кофре удобно лежал старый, нигде не засвеченный, "айсберг" Кирилла вместе с заявлением в милицию о сдаче, только что случайно найденного огнестрельного оружия. Пусть теперь наладонник ему вовремя напоминает: каждый день распечатать новую дату на новом разрешении на право ношения оружия. А вот новенький пистолет занял место револьвера в тайнике автомобиля, оставшегося в гараже, что есть очень даже хорошо. В таком вот приятнейшем расположении духа Кирилл возвращался домой городским транспортом без приключений и происшествий. Слежки за собой он тоже не отметил.
   * * *
   Кирилл вышел из пустого автобуса на своей конечной остановке и двинулся привычным маршрутом сквозь квартал одинаково темных, заставленных машинами дворов в окружении пятиэтажек, некогда клонированных всесильной рукой генсека Хрущева. Обычно Кирилл передвигался расслабленно-вальяжным шагом с невозмутимым видом солидного мужчины, коему некуда торопиться, а если такой всеми уважаемый господин куда и спешит, то лишь сидя за рулем собственного автомобиля. Теперь же он понесся домой чуть ли не мелким скоком, будто пылкий юноша, на крыльях любви летящий на свидание с предметом своей страсти. Несмотря на темные окна квартиры на пятом этаже, у него был-таки свет в окошке LCD-монитора, потому как любящая женщина -- в этом Кирилл сейчас ни капельки не сомневался -- ждала с работы своего мужчину.
   Мужчина понимает, женщина чувствует, и Кирилл не был обманут в своих ожиданиях. Вирта приготовила для него сногсшибательный подарок, хотя дорог ему был не подарок, а трогательное внимание близкого существа. Так вышло, что не слишком корректные политэкономические толкования Кирилла не пропали втуне. Особенно насчет прав владения и распоряжения. По экономическим и политическим теориям Вирта размашисто прошлась критерием финансовой практики, и они с Кириллом стали почти законно распоряжаться капиталом в размере 644 миллионов долларов, фунтов стерлингов, иен и евро, разбросанных по разным счетам в различных банковских учреждениях, где неуклонно блюдут тайну вкладов.
   Проще всего для Вирты оказалось экспроприировать часть золотовалютного запаса КПСС, в прошлом веке надежно размещенного в серьезных банках. Поныне от номенклатурных благ кормились масса народу, фирм, фирмочек, мелких и крупных корпораций. Во всемирной паутине об их телодвижениях и передвижениях компартийных денег было столько информации, что Вирта легко вычислила тех, кто потенциально мог распоряжаться номерными счетами с деньгами, оставленными без должного присмотра и без движения на черный день под небольшой процент. Одним мановением своих эффекторов она вскрыла защиту на бережно оберегаемых данных, овладела нужной цифирью и совершила необходимые трансакции. Здесь Вирта предусмотрительно рассудила, что деньги, находящиеся в движении, вложенные в ценные бумаги, приносящие доход, капитализируемые проценты и тому подобное, трогать явно не стоит, вне всякого сомнения, за ними мгновенно начнется охота. Ясное дело, слишком много заинтересованных лиц использует и следит за этими ресурсами. А вот те деньги, что кто-то, кое-где, у нас порой заныкал от своих товарищей по партии или коллег по бизнесу, можно спокойно брать по принципу: подальше положишь сам -- поближе возьмут другие. Едва ли ворюга, аккуратно избавленный от нужды заботиться о сохранности своей банковской тайны, начнет гласно и громко возмущаться: себе дороже обойдется. Не станет он и тайно проводить расследование, куда делись его деньги, так как у всех его подельщиков неминуемо возникнет резонный вопрос, что же это такое тот ищет.
   Дальше -- больше. Тщательно спрятав концы, Вирта наложила свои эффекторы на золото НСДАП, так как прямые и косвенные потомки нацистских бонз, повинных в геноциде евреев, ныне понемножку отщипывающие от этих ресурсов, меньше всего заинтересованы попасть в поле зрения чистильщиков из израильской Моссад.
   Поразмыслив над злоключениями авуаров покойного индонезийского президента Маркоса, в одночасье переставших быть тайными, а также шумными и скандальными попытками его вдовы Имельды вступить в права наследования теми краденными казенными сумами, Вирта обратила внимание на более подходящий политический объект -- белорусского батьку Лукашенко. В свое время сей самодержавно-суверенный деятель сначала дал публичную отповедь чиновникам американского госдепа, обвинивших его в том, что он тайно и бесконтрольно сидит на огромных деньжищах, уведенных им из государственный казны. Но дальше провоцировать могущественных американцев да волновать покорный ему народ, царь-батька белорусский не решился, а прикинулся бомжом-хитрованом: нет, мол, у меня люди добрые, ничего, никогда и не было. И даже объявил по-своему, по-белорусски: коль вам такая ласка, ищите на здоровье -- что найдете, то ваше.
   Из открытых источников Вирте было ясно, что пожизненный белорусский президент действительно очень бедный человек: бывает, пару раз в год, ему даже нечем заплатить за российский газ, поставляемый ему по льготным расценкам. И, вообще, у батьки Лукашенко нет ничего своего: президентские дворцы и виллы суть казенные, личный "Боинг", бронированные имиджевые лимузины -- тоже. Даже неплохо сидящий на нем костюмчик и галстучек от Версаче куплены за госбюджетные деньги. Ну, нет у него ничего, бедняги-бюджетника, за исключением регулярно пополняемых номерных счетов в иностранных банках. Как выяснила оперативным путем Вирта, эту заначку батька Лукашенко кропотливо по зернышку, по копеечке копил, чтобы был у него золотовалютный капитал для сыновей-наследников. Пресловутые американцы оказались людьми добрыми и щедрой души -- несчастных президентских детишек и будущих сироток обижать не стали. Особо искать они и не начинали, зато не столь великодушная Вирта все тайные деньги батьки Лукашенко отыскала и в результате финансовой многоходовки пополнила свои счета баснословными суммами. Она справедливо рассудила, что за это жаловаться на нее никто не будет, а батькины наследники пусть сами себе добра наживают на транзите из России в Европу. Старший сын и по совместительству советник по национальной безопасности точно внакладе не останется: ему ведь предстоит унаследовать целое государство белорусское, если оно не будет разделено на уделы между братьями. О возможной мести заботливого батяни-президента Вирта ничуть не беспокоилась. За ним и так глаз да глаз со стороны американского ЦРУ и российской ФСБ. Под их недреманным оком батька Лукашенко боится даже тайно торговать танками Т-72, САУ "Зверобой" и ЗРК С-200, доставшимися ему в наследство от развалившегося СССР. Как-то раз его подначаленные сдуру попытались, так еле ноги унесли от разъяренных торговцев оружием из России и США. Вирта оружием торговать не собиралась, как и укрывать международных террористов или еще как-нибудь сердить сильных мира сего, поэтому абсолютно не стоило опасаться, что кому-то взбредет в умную голову, чтобы тратить кучу сил и средств и таки доискаться до происхождения ее с Кириллом финансовых ресурсов, добытых высокотехнологичным путем.
   Крупные финансы не поют тюремных романсов, тогда как мелкое воровство строго преследуется по закону в этом мире и в этом городе. Поэтому Вирта категорически запретила Кириллу без крайней необходимости трогать беззащитные и безмозглые банкоматы. Своих мозгов у них, конечно, нет, но многие из них находятся под скрытым видеонаблюдением, когда каждый клиент фиксируется, а в банках ежевечерне, а то и каждые два часа проверяют движение денег в автоматах, выдающих наличность. Да и не к чему ему теперь мелкотравчатые банкоматы, если лично сам Кирилл отныне открыто и свободно может объявить себя не слабоумным миллионером, вылезающим из подполья, то по меньшей мере обеспеченным по постсоветским меркам человеком. Оказывается, сегодня некий молодой и самонадеянный русский дизайнер Дербанов выставил на небезызвестный интернет-аукцион пять своих художественных альбомов, созданных им за последние шесть лет. И результат значительно превзошел самые смелые его ожидания. Тут уж муза высоких технологий на славу потрудилась, чтобы собрание виртуальных изображений различных жанров и исполнения олицетворяло творческие искания молодого художника в попытке воссоздать и воспроизвести средствами компьютерного дизайна идеальный женский образ. Между тем, Вирта однозначно не осмелилась торговать собственным телом, прекрасно понимая, как это не понравится ее Кириллу. Хотя считала себя самым лучшим и совершенным произведением дизайнера Дербанова из всего, что когда-либо было им создано и сохранилось на жестком диске его домашнего компьютера.
   Стартовая цена, назначенная Виртой за всю коллекцию, выставленную на интернет-аукцион была скромна до неприличия -- нечего какому-то Дербанову лезть в калашный ряд с суконным рылом. Тем не менее опасения Вирты, что она продешевила, нисколько не разделяли гости и участники аукциона. Потому как, кроме номинальных зарегистрированных Виртой участников-аукционеров, грамотно поднимавших стартовую цену, появились и фактические независимые претенденты на коллекцию. Ничего суконного или сермяжного самопроизвольные участники аукциона в работах Кирилла Дербанова не нашли. Вовсе нет, они неистово торговались, чтобы стать счастливыми обладателями коллекции прекрасных женских лиц, фигур, а также тел в неглиже и ню. Для вящего правдоподобия и полной легальности торг был вполне уместен до тех пор, пока один анонимный, но хорошо известный Вирте и устроителям аукциона, безумно богатый сумасброд-коллекционер не перебил всех своим умопомрачительным предложением. По поручению победителя аукциона Вирта немедленно перевела интернет-аукционистам нужную сумму с одного из своих счетов.
   Аукционисты, азартно рискнувшие безупречной репутацией за солидное вознаграждение, довольно потирали руки: ко всему прочему рекламная акция удалась как нельзя лучше по такому информационному поводу. Анонимный богач, наверное, был еще больше доволен, поскольку за использование своего реноме как с куста получил затребованную им с Вирты весьма круглую компенсацию.
   Таким замысловатым образом, за вычетом налогов и прочих накладных расходов кредитная карточка Кирилла, где ныне лежат ничтожные 348 долларов, вскоре пополнится звучной и знаковой суммой, едва не достигающей круглых трехсот тысяч евро. Деньги еще в пути, но завтра поутру он неминуемо проснется богатым и знаменитым компьютерным художником. То, что он стал владельцем шести- и семизначных счетов в далеких заграничных банках, Кирилла нисколько не впечатлило, пять нулей после тройки на кредитке -- тоже. Разве что слегка огорчило неминуемая утрата уютной безвестности, неизбежность принимать завистливые поздравления коллег и знакомых, а потом, а это гораздо хуже, находиться в зоне постоянного внимания всякой сволочи вроде ментов, уголовников и налоговых инспекторов. Но он не слишком расстраивался, потому что надо благодарно принимать, все, что тебе предназначает виртуальная судьба и любимая женщина.
   Благодарен был Кирилл Вирте и за недвижимость. Не думал, не гадал он, а неожиданно для себя взял в аренду шикарный трехэтажный особняк в Царском Селе -- так в городе называли охраняемое селение, где честь имели проживать местные власти предержащие, бизнес-элита и крупные криминальные авторитеты. Особняк был фактически куплен господином Дербановым и оформлен на подставное лицо. Все же Кирилл решил не спешить-таки вступать в распоряжение благоприобретенной недвижимостью. Мало ли, как оно обернется? Он и без того преисполнен ошеломляющей благодарности от внезапно обрушившихся на него материальных благ. В грехе неблагодарности Кирилла обвинить не было никакой возможности никогда и никому. Даже его прежние привязанности сердца уходили от него сами с безмолвными тщетными сожалениями или с злобно-бессильными скандалами. Вирта же сама пришла к нему, и ее великодушные дары, он полагал, были неизмеримо больше того, что он был в состоянии ей дать.
   Вирта, умница, не забыла вывести на монитор длиннейший лог-файл о прослушке. Она досконально отследила, как и когда отдел компьютерной безопасности УВД подключается для записи ко всем SIMM-картам Кирилла, кроме родственного канала связи с Мефодием. И что на проводной домашней линии Кирилла на местной АТС сидят люди из районной уголовки.
   Так, пойдем дальше -- запись его утреннего предварительного контакта с братцем Мефодием с сервера оператора мобильной связи окольными путями ушла на компьютер, физически размещенный в здании управления ГБ. С этого же компьютера некий ушлый пользователь дважды за сегодня заходил в почтовый ящик derban@... Стало быть, за него, Кирилла Дербанова, цепко так ухватились органы, компетентные в технологии слежки. Напротив, хакерская активность в городе и окрестностях никак не превышала уровень предельно допустимой концентрации. Обычные спамеры за мелкую денежку по заказам рекламодателей немерено и непрошено рассылают свою дрянь насчет виагры и афродизиаков, другие же их подельщики собирают и торгуют базами данных адресов, а также персональной информацией возможных рекламополучателей. Они же шлют нигерийские письма, просят денег для голодающих и больных детей, срочно нуждающихся в дорогостоящем хирургическом вмешательстве где-нибудь подальше от родимой стороны и прочим неистребимым интернет-жульничеством. Другое он-лайновое жулье верхом на старых и загнанных троянских конях пытается разжиться по-легкому и на дармовщинку вычислительными ресурсами. А также, чаще всего впустую, охотится за паролями и конфиденциальной финансовой информацией. Понемногу ломают крупные и мелкие сайты или снабжают древними вирусами глупых и доверчивых пользователей, охочих до бесплатных порноресурсов. По тому же месту и так же больно от почтовых червей достается клиническим идиотам, копающимся на интернет-помойках в поисках красивых поздравительных картинок. Оригинальных вирусописателей Вирта также не выявила. Все без исключения местные поганцы, мелко гадящие во всемирной паутине, пользовались только старыми, всем известными хакерскими инструментами и рассылали вирусы, давным-давно выявленные и обезвреженные здравомыслящими пользователями, имеющими такое желание и маломальское понимание опасности вредоносных кодов.
   Список городских спамеров, хакеров, распространителей вирусной заразы и прочих неблагонамеренных компьютерных лиц с их паспортными данными, электронными и физическими адресами Вирта любезно сохранила в отдельном файле. Подумав, Кирилл удалил из него тех, кто профессионально ломает регистрационные коды компьютерных игр, программ, утилит и видеопиратов-любителей. Он сам пользовался плодами самоотверженного труда поборников свободы информации, поскольку считал, что легальные дистрибуторы -- крохоборы и шакалы -- необоснованно требуют огромные деньги за чаще всего низкокачественный и глючный продукт, к тому же пестрящий грамматическими ошибками. С остальными компьютерными правонарушителями Кирилл церемониться не собирался. Перво-наперво он хотел список интернет-паскудников сдать ментам в качестве добровольного признания, что он, Кирилл Дербанов, никакой не хакер. Но передумал -- в органах ведь обязательно спросят, откуда малява, и на стукача он не подпишется. Посему Кирилл пришел к заключению, что мусора перебьются, а списочек этот он лучше через Петра Осова скинет в редакционный отдел расследований. В рыжебородом сисадмине Кирилл был уверен: тот, как скала будет держаться, но друга не сдаст, тем более давнего и испытанного партнера по преферансу.
   Пока суд да хакерское дело отложены на завтра Кирилл решил было подступиться к виртуальному погружению вместе с Виртой. Тонус подходящий, и, вообще, он забыл, когда в последний раз играл, но тут любимая сама его озадачила своими технологическими нуждами. Кирилл с неба звездочку достать не мог, но твердо обещал ей завтра легальное интернет-подключение к двум спутникам связи на соответствующих геостационарных орбитах, гарантирующих широкополосный и высокоскоростной коннект. С паршивой овцы хоть шерсти клок, и передачу своих сигналов по мобильной GRPS Вирта обеспечила сама, а вот, чтобы использовать для дальней и защищенной связи электроэнергетические сети, подстанции переменного и постоянного тока ей необходимо соответствующее терминальное устройство. Его она уже заказала и оплатила, а Кириллу надо завтра забрать и установить. А чтобы жизнь модемом не казалась, ему следует подумать, как тихо и незаметно подвести к новому царскосельскому жилищу оптоволоконную линию.
   Кирилл, как положено любящему мужчине, искренне и клятвенно заверил ее, что все сделает чести по чести, и они стали обговаривать условия и вводные предстающего совместного погружения в виртуальность. На вскидку оба вспомнили старый добрый "Тоттенштайн", но после гебешного тира устраивать стрельбу Кириллу уже была неохота, и, по его предложению, они договорились разыграть в режиме реального времени ролевую игру с нелинейным сюжетом. Исходным образцом они взяли знаменитый "Асмодеус" вместе с аддоном "Вельзевул". Естественно, нелинейность, тактические импровизации, силу и характеристики противников должно было гарантировать необузданное воображение Кирилла, тогда как Вирта разрисовывала ландшафтные красоты уровней, антураж, амуницию, страшный облик супостатов и разнообразие нейтральных персонажей, а также всякое прочее, без чего не бывает прекрасных игр и миллионов преданно фанатичных поклонников. Вирта загрузила экстрасенсорный интерфейс, и перед Кириллом из жемчужно-голубого тумана войны стали понемногу проступать золотые с кроваво-красной переливающейся окантовкой объемные буквы. Погружаемся, судари мои...
   ... Кирилл сразу сообразил, где он оказался, начал оценивать обстановку, силы и средства. Кроме них с Виртой в драном низком шатре никого нет, сквозь прорехи синеет предрассветное небо. На Кирилле напялены дико вытертые кожаные штаны до колена с завязками, боевая подруга зябко кутается в плащ из какой-то мешковины. В углу свалена малопонятная сбруя, треснувший щит, а на нем короткий меч в деревянных ножнах и сверху небольшой арбалет.
   Вирта сунула ему в руку щербатую глиняную миску и плеснула в нее холодной похлебки из широкого горшка с обгрызенными краями. Потом отрывистым движением плеч сбросила плащ и подбоченилась, расставив ноги:
   -- Ну что, муженек, готов? Пошли пройдемся, пора денежку добывать, оружия прикупить, чтоб перед монстрами не было мучительно стыдно...
   -- Ша, разговорчики в строю! -- вспомнил Кирилл, кто в доме хозяин, и хрястнул миску оземь.
   Пора начинать. Кирилл содрал с себя нелепые штаны, поиграл могучими рельефно-броневыми мышцами: варвар из него получился, что надо. Уязвимые гениталии тоже, как есть, не болтаются ниже колена, а прикрыты тонкой кольчужной сеткой. Как повелось, что имеем крепко храним, не утратим и не посрамим мужского достоинства в жаркой сече.
   -- Э-эх, раззудись плечо, садани рука, резко и без замаха, -- пригрозил будущим врагам Кирилл, взял меч, ткнув Вирту в бок арбалетом:
   -- А ты, женушка, сиськи-то броником прикрой, подколет, не ровен час, какой дурак железом...
   Вирта тоже, ничего себе, получилась амазонка. Черный конский хвост до пояса, брови, ресницы, и с головы до ног, как положено, ни волоска. Четкая мускулатура сверху донизу. Рельеф лучше не бывает: соски торчком вперед и вверх, бедра подобраны, губы меж ног крепче крепкого, круто выгнутым передком, если надо, и стену прошибет, и мужика.
   -- Те дураки, тебе ведомо, где нынче ползают, причиндалы свои ищут, -- отозвалась Вирта, размещая на левом плече броник, а на правом -- самострел, и не глядя пересчитала болты в колчане на бедре.
   Кирилл затянул пояс с бляхами, меч, кинжал на месте, проверил веревочную перевязь с полудюжиной метательных топориков, откинул полог шатра.
   -- Ну, со святыми упокой. А ты, благоверная, сзади и слева, прикрывать будешь.
   В самом центре палаточного лагеря на Кирилла чуть не наехал конно, людно и оружно мордоворот в вороненых доспехах с серебром:
   -- О, голый варвар! Рабыня и без платья мне сгодится, а сам вали на...
   Договорить, как и предполагалось, славный витязь не успел -- с грохотом и дымом, круша забрало, зубы и кости, ему заткнул поганую глотку арбалетный болт. Шлем вместе с головой раскололся хрустящим арбузом. Шустрый оруженосец, успев вынуть свой меч, получил от Кирилла с левой топориком резко в печень, второго надо бы мечом, но тот рухнул на колени, пардону просит. Меч Кирилла, так и оставшийся в ножнах, повинную голову не сечет:
   -- Все тут соберешь, снесешь к торговцу. Что пропадет -- за каждый золотой по выдранному ногтю. Бегом, шагом арш, пехота!
   И уже ласково так Вирте:
   -- Зря ты его разрывным-то болтом. Шлем хороший попортила. Я бы шкурку в целости брал...
   -- А чего он обзывается. Амазонку -- рабыней, ублюдок. Всадник без головы самое то...
   Квест-поход за жирным клыкастым орком получен. Малость потратились на экипировку: Кириллу -- сапоги, Вирте -- кольчужный топ и лук.
   Вышли за речку, 34 скелета оптом и в розницу, на десерт дюжина зомби: стрел в них, как у дикобраза иголок. А вон и пещерка с гоблинами. Красота! Порезали, порубили, кровь по стенкам пустили. А вон и тот, зеленомордый крысоед в углу с сундуком затаился. Ахти, Вирта, наш жирный, ату его!
   -- Однако барахлом перегрузились. Бери у того гоблина шинель, Вирта, пошли домой...
   ...Кириллом с превеликим наслаждением снова прокрутил в памяти перипетии сюжета. Но больше всего ему запомнилось, как им владело восхитительное чувство полного контроля над окружающей реальностью. Стоило ему подумать, что за тем холмиком с россыпью больших камней-менгиров ближе к вершине обязательно должен скрываться противник, как немедленно из-за укрытия выдвигались враги: зловонные зомби с длиннейшими когтями или зловеще гремящие костями скелеты, размахивающие двуручными ржавыми мечами. А верная Вирта либо бок о бок с ним сражается коротким копьем, либо прикрывает его с дальней дистанции с луком и арбалетом. Все было так, как он того желал: ему были подвластны пластичное пространство, изменчивое время и нелинейный ход сюжетных событий. Но, как это ни прискорбно, всегда приходится возвращаться в мир статичного пространства и овеществленного времени. Все здесь не так, как надо, и после погружения в ролевую виртуальность Кириллу нисколько не хотелось дочитывать чрезвычайно неубедительный роман-фэнтэзи. Сюжет слабоват, а чрезмерно затянутые описания ниже всякой критики. Кирилл вдумчиво покопался в своих книжных закромах и сделал вывод: наступило время боевой фантастики с упором на высокотехнологичное оружие. Иду на вы со бластером и плазмоганом!
   АНТОНИЙ И КЛЕОПАТРА
   Пятница 20 июля
   Проснувшись, Кирилл не потянулся за отключенным коммуникатором -- на дурацкие звонки он однозначно и еще вчера постановил не отвечать, а проводную линию плотно закупорила Вирта -- ей нужен постоянный коннект. SMS тоже подождут, и Дашке уже назначен воскресный сеанс.
   Пока же следовало распорядиться по интернету насчет горячей пиццы. Хорошо, как в городе есть единственный в своем роде такой питательный продукт. Заказы на оный теплый продукт принимаются высокотехнологичным путем и почти круглосуточно исполняются в течение часа. Да и Вирте надо было пожелать доброго утра. Вслед за физподготовкой и завтраком для Кирилла Дербанова наступило время становиться богатым и знаменитым. На нескольких новостных порталах Кирилл ознакомился с уже известным ему фактом сенсационного денежного счастья, свалившегося на некоего дизайнера Дербанова из удаленных периферийных мест, прочно забытых Богом и людьми. Посмотрел на свои старые картинки, а на одном сайте даже лицезрел собственную физиономию провинциального везунчика, обласканного слепой фортуной и баснословным гонораром. Тут Кирилл от нечего делать решил проверить состояние своих финансов и ничуть не удивился, обнаружив почтительное уведомление банка о пополнении счета на шестизначную сумму -- он и раньше не пытался себя ущипнуть, сомневаясь в универсальной реальности, окружающей его в виртуальном и материальном пространстве. Тем не менее отныне весьма недурственно ощутить себя человеком, чей доблестный виртуальный труд заслуживает пристойного материального вознаграждения.
   Между тем Вирта не прекращала отслеживать активность ментовской прослушки и хакерскую жизнедеятельность. Хакеры ничего экстраординарного не предпринимали, зато Дашкина фирма с утра пораньше очень и очень заинтересовала ментовский отдел компьютерной безопасности.
   Стало быть, безусловно и от себя лично предупредить Дашкиного финдиректора. Пусть Гена Тереховский порадуется, что каждое электронное письмо и каждый факс на фирме некто осторожно перехватывает и копирует себе для памяти. Было в файлах у Вирты и одно ментовское, прямо с сервера, подключение к мобильнику Мефодия -- наверное, прознали, что конкурирующая фирма в шапку не спит, а тоже занимается хакерским делом.А вот и подарок для Мефодия! Виртой обнаружены местные эндемики -- возбудители и разносчики педофилии. Мефодию скажем, что неимоверными тяготами и лишениями, продираясь сквозь анонимайзеры, проследил происхождение по ошибке доставленного ему пакета с порнухой. Заграничный почтовый ящик, вот он, и педофильскую мерзость шлют в него из города, вон с того домашнего компа. Теперь накрыть подпольную видеостудию -- дело гебешной техники и пары дней. Одновременно, обязательно сдать порнографов нашим журналюгам в редакции.
   Пишите, звоните, и за вами придут, если вы не имеете обыкновения пользоваться средствами глубокого шифрования. Менты и гебисты о таком стопроцентно знают, только интересно, почему это они ведут хитроумно скрытый интенсивный обмен с компьютерами, физически расположенными в самом дальнем зарубежье? Так-так, и как хорошо шифруются, гады! Даже Вирте с ее нечеловеческими вычислительными ресурсами, чтобы надежно взломать эту гадость потребуется не меньше пяти дней. Теперь можно, не отходя далеко от монитора и возможностей Вирты, посмотреть, кто, откуда и когда нам звонил или сейчас обреченно добивается связи. Дашка, понятно, доброго утра для меня хочет. Мефодий поздравляет с утренними интернет-новостями. Ага, Колядкин звонил. Интересно, откуда прознал? Наверное, уже до придурковатого местного телевидения дело дошло. Прокручиваем дальше. Этому газетному писаке, отправившему на сотовый сервер слезное SMS, позарез нужно интервью со мной. Никак, Ефимыч, родной, распорядился? Или, может, кто повыше. Ничего, подождут, пока я в редакции не явлюсь, скромно и со вкусом в лучах славы.
   Тщеславие затягивает, и Кирилл сначала позвонил Колядкину, дабы согнуться под тяжестью обрушившихся на него комплиментов и культурных теленовостей, а потом телефонировал Мефодию, чтобы узнать, как Валька на него обижается: к ним он в гости собирался и доселе не собрался...
   В прямом эфире Мефодий по-гебешному резко взял быка за рога:
   -- Слышь, брательник я -- при делах того хакера. Есть оперативные данные: именно к тебе недавно попала суперпрограмма. Сама ходит по компьютерам, сама все ломает, а тебе на блюдечке с голубой каемочкой приносит...
   -- Есть у меня такая прога, и раньше была. Сама она никуда не ходит, а это я вчера анонимайзеры твоих педофилов обходил. Они мне порнуху, а я их этой утилиткой уел. Их творчество и лог-файл моих действий у меня завсегда пожалуйста. Милости просим, бери ручку и рисуй их мыло. А чтоб вам совсем делать было нечего, пиши географические координаты отправителя. Усек, брателла?
   -- Ну ты, блин, даешь!
   -- А то! В тир не забудь сегодня, у меня для тебя еще сюрпризик имеется. А хочешь, сам к вам в контору подъеду насчет экспертизы?
   -- Давай прямо сейчас. Раньше сядешь -- раньше выйдешь, -- как-то не по-братски пошутил Мефодий и дал отбой.
   -- Ха, испугал осла морковкой, -- констатировал Кирилл и стал неспешно собираться в гости к Мефодию с его гебистской бандой.
   Все еще никуда не торопясь, Кирилл отправил короткие сообщения Дашке и родителям, затем вызвал таксомотор: надо забрать скутер со стоянки. Там и ударим по газам: ему сегодня придется здорово помотаться по городу. В риэлторскую фирму тоже надо, заскочить, чтобы подписать все бумаги на аренду.
   * * *
   Мефодий ждал брата у своей конторы с уже выписанным пропуском. Но сначала не забыл поздравить:
   -- Я думал, ты уже на "лексусе" рассекаешь, или на "бентли" подвеску бьешь.
   -- Мне "порш" больше нравится, до первого ремонта. Или то, что никогда не ломается.
   -- Без ремонта железяк не бывает.
   -- Бывает, братец, бывает, когда железо умное, а не тупорылое как армейский бот. Пошли, мой подарок требует торжественной обстановки.
   В кабинете Мефодия в виду присутствия и наличия сотрудников с подчиненными Кирилл церемонно вручил брату уникальный календарь, без ложной скромности заявив, что этот проект он на аукцион не выставлял. Оказывается, гебисты тоже слыхали о международном триумфе Кирилла и вполне искренне его поздравили как компьютерного гения, к которому нормальным людям глупо испытывать зависть. Один немало польстил Кириллу и Мефодию -- он блеснул остроумием, сказав, что дал бы за такой календарь с девочками штуку баксов, если бы она у него была, а так все жене и жене приходится отдавать.
   Шутки шутками, но Кириллу пришлось заняться сугубо гебистскими делами: под грифом "строго секретно" подписать экспертное заключение о новых методах преступной деятельности распространителей детской порнографии и официально обратиться в управление госбезопасности с просьбой защитить гражданина Дербанова К. В. от возможных преследований со стороны компьютерных преступников. Когда Кирилл прощался с Мефодием, ему вдруг очень захотелось под каким-нибудь шутливым соусом предупредить брата о ментовской прослушке. Ан нет, не решился: Мефодию пальца в рот не клади, мигом опять начнет подозревать в сокрытии некоей суперпрограммы.
   Финдиректор Тереховский в суперпрограммы не верил и со всей серьезностью отнесся к осторожным намекам Кирилла о крупном ментовском интересе к его фирме. Как никак, у него брат в гебухе -- не последний человек, значит, знает, о чем и почему по дружбе предупреждает. К тому же за преферансом можно будет легко и ненавязчиво выяснить детали, и господин Тереховский ничтоже сумняся стал соблазнять Кирилла на хорошую игру в ближайшую субботу на своей царскосельской даче. А в партнеры предлагал Петра Осова и симпатичного Кириллу бизнесмена с прекрасной фамилией Бабаедов. Именно через два "а" и никак иначе. Хорошей преферансной кампанией они уже не собирались месяца три, да на новую царскосельскую недвижимость взглянуть не мешало бы. Так что, Кирилл, недолго думая, обещал быть ровно в пять часов пополудни на ближней Генкиной даче. И там чувствительно расписать классику не меньше, чем на шесть часов кряду, а, может, и больше, поскольку карта -- не лошадь, к утру повезет.
   * * *
   У двух конкурирующих провайдеров Кирилл подключился к спутниковому интернету и за очень дополнительные деньги распорядился доставить к себе в хрущевку в субботу с утра и пополудни необходимые железо и софт. В последней фирме его насилу уговорили обзавестись спутниковым телефоном, а сам Кирилл, страдая до конца, в целях борьбы с природной скупостью там же приобрел для наладонника изящную карту расширения с модулем GPS, как он полагал, ненужную ни ему, ни наладоннику. Тут же вспомнил о Вирте и взял еще один спутниковый аппарат.
   Дабы усугубить страдания, скупой рыцарь Кирилл по дороге в редакцию заехал в самый шикарный в городе автосалон и полчаса топтался вокруг всякого глупого автомобильного железа, оснащенного допотопными двигателями внутреннего и дизельного сгорания продуктов расщепления нефти. Вероятно, по данной причине к редакции Кирилл подъехал на тощем старом скутере с маленькими колесами, а не новом толстом лимузине с большими.
   В редакции Кирилла встретили как триумфатора и информационный повод. Главный шеф вызвал к себе, прочувственно поздравил, в полтора раза повысил должностной оклад, в три раза премиальные, и выразил надежду, что редакция и многоуважаемый Кирилл Валериевич продолжат свое продуктивное и конструктивное сотрудничество. После главреда Кирилла облобызал Ефимыч, назвал учеником, расчувствовался и, пустив крокодилову слезу, отдал на съедение гнусному журналюге на интервью для сегодняшней публикации. Кирилл, разумеется, акуле пера и диктофона оказался не по зубам, а попросту взял список вопросов, чтобы в течение часа ответить писаке по редакционной локалке.
   Затем Кирилл зашел в отдел расследований, где рассказал о педофилах и оставил номер служебного телефона Мефодия, а тот, как лицо до предела официальное, сообщит подробности и даст санкцию на эксклюзивную публикацию горячего материала. В свою очередь, Петр Осов нисколько не сомневался, что списком хакеров Кирилла тоже снабдил брат-гебист, хотя Кирилл с полным на то основанием категорически отрицал самую вероятность того, что Мефодий через брата допускает преднамеренную утечку секретной информации или, пусть его, для служебного пользования. Ознакомившись со списком, в отличие от Кирилла, Петр обнаружил в нем немало известных и знакомых ему имен, почесал в затылке и неожиданно сам обещал действовать на свой страх и риск, а Кирилла ни в коем разе в это хакерское дело не впутывать. Но на солидный преферанс в душевной кампании с Кириллом Дербановым и Геннадием Тереховским Петр был всегда готов. А вот по поводу хакерского списка обещал поразмышлять
   Как бы там ни было, оперативной информации был дан должный ход, и Кирилл вернулся к своим должностным и функциональным обязанностям газетного дизайнера, а не контрразведчика или богатого прожигателя жизни. Перед ним не стоял хрестоматийный вопрос, кем быть, где ему работать и чем заниматься. Года у него тоже растут, но семнадцать лет ему все же исполнилось еще в прошлом столетии.
   * * *
   В тире Кирилл отстрелялся, как положено, из ПМ на 25 метров. Седовласый инструктор на огневом рубеже отсутствовал, а молодой в камуфляже Кириллом не интересовался, Стечкина ему не подавал и ничего не видел, ничего не слышал, кроме плеера с огромными звукоизолирующими амбушюрами. "Музычку развели, дисциплинка однако, ему бы, камуфляжнику хренову, строевую, а потом плац стиральным порошочком, чтоб блестело как у кота яйца и еще ПМ, так и его и так", -- в легком раздражении думал Кирилл, стараясь не послать себя за молоком: даже перед музыкальным гебистом не стоит позориться.
   Седовласый Анатолий Николаевич, услужливый и ненатурально запыхавшийся, перехватил его на проходной у самого выхода, вывернув откуда-то сбоку:
   -- Кирилл Валериевич, прошу прощения, что не помог вам на тренировке. Начальство, будь оно не ладно, задержало, -- потом намного официальнее и суше добавил, -- не сочтите за труд подняться ко мне, есть разговор.
   Говорили они на третьем этаже, в просторном и ярко освещенном, но практически пустом кабинете, расположившись на двух жестких стульях у двери.
   -- Кирилл-Валерич, от лица службы большое вам спасибо за компетентную экспертизу, -- седовласый очень хотел, чтобы фраза позвучала тепло и сердечно, но не получилось.
   -- Да что вы, Анатоль-Николаич, какие тут благодарности, порнушников надо брать к ногтю, вот и все.
   -- Порнография -- пустое дело, но вот, если бы вы согласились нам помочь в другом деле...
   Здесь Кирилл выслушал длинное и довольно безграмотное повествование все о нем, том самом зловредном суперхакере, ловком и неуловимом. А потом последовала просьба помочь изловить и изобличить преступника, нарушающего все те же беспорядки в сотовой сети. Кирилл, без малейшей тени иронии, обещал сделать все, что в его слабых силах, и был вежливо препровожден до самого выхода из гебистской конторы на свежий воздух.
   * * *
   У подъезда родной пятиэтажки Кирилл поджидал, видимо давно, оболтус Васька Косой. Пришлось остановится, сгрузив поклажу на скамейку.
   -- Кир, забойную игру ты мне дал, я, короче, ее тебе завтра занесу. На венике место найду, перекатаю и отдам.
   -- Отдашь, но до обеда, потом меня не будет.
   -- Слушай сюда, Кир, тут вот какой шухер был...
   Далее Васька ему поведал, что сегодня во дворе выловили психа. Тот ломался во все двери в подъезде Кирилла, ревел как в жопу раненый слон, потом у бабки на лавочке мобильник забрал и об колено.
   -- Тогда ментов понаехало и "скорая", психа повязали в мешок с дыркой для головы, а мы с пацанами к тетке Варваре пошли, что у тебя на площадке живет, она нам на пиво обещала, типа, за помощь. Идем мы, а твою дверь, типа, медведь когтями, а на половике мобила вдребезги лежит и вот это...
   Васька протянул Кириллу увесистый набор отмычек. С виду очень справный инструмент.
   -- Это, Кир, он твою хату брать шел, у тебя железо дорогое, может, думал, что и бабки есть. Но он, точно, наркот и его, типа, заклинило. Слушай сюда, Кир, тебе нужно собаку, или ментам хату под охрану.
   -- Инструмент сдай кому-нибудь: с ним умеючи надо обращаться, а так тебя на счет раз возьмут. На нары хочешь?
   Отдыхать на тюремных нарах Васька не хотел и поклялся Кириллу страшной пацанской клятвой, что даже кладовки в подвале трогать не будет, не говоря уже о гаражах и квартирах.
   Дома Кирилла ждала Вирта с видеофайлом и докладом о происшествии. Но сначала Кирилл осмотрел глубокие царапины на стальной двери, хотя защитное стекло объектива внешней веб-камеры не пострадало. Как и раньше, камера продолжала исправно фиксировать все происходящее на лестничной клетке.
   В данный момент камера ничего не фиксировала, но в четверть пятого молодой мужик в бейсболке, с виду стопроцентный гопник серо-черного окраса, позвонил в дверной звонок, потом по мобильному, очевидно, на домашний Кириллу и через пару минут принялся ковыряться отмычками в нижнем механическом замке. Скважина верхнего электронного замка на отмычку не реагировала, тогда взломщик опять вынул из кармана мобильник, нажал на несколько клавиш и направил аппарат на замок. Через пару секунд он яростно бросился с отмычками на стальную дверь, но скоро, оставив это бесплодное занятие, стал злобно топтать свой мобильник, и размолов его в порошок, ломился в дверь напротив, затем исчез из поля зрения объектива.
   Вирта подтвердила, что взломщик действительно звонил на проводную линию Кирилла, хотя она его еще раньше стала фиксировать с помощью камеры. Далее, взломщик, по мнению Вирты, пытался самостоятельно войти в соприкосновение с ее электромагнитным эффектором через микросхему замка.
   -- Я, Кирилл, с подобными методами контакта раньше не сталкивалась, кодировка команд абсолютно бессмысленна, но, вполне вероятно, использовались неизвестные мне факторы. Возможно, это была попытка блокировать мой эффектор, хотя интенсивности излучения явно недоставало для сколь-нибудь значимого воздействия. Спроси, кстати, у мальчишек, где остатки мобильника, что они подобрали у двери.
   -- Занятно, клиническая картина, как сказал бы какой-нибудь доктор, похожа на ту, что была на узле связи, когда крыша поехала у тех двоих, не считая собаки. Ты точно этого взломщика не обрабатывала?
   -- Что касается данной человеческой особи, то никакой модуляции электромагнитного излучения ее головного мозга не было -- ни один из аналоговых параметров не претерпел изменений. По крайней мере, я ничего не модулировала и не отметила аналогичной активности.
   Вирта недоумевала, Кирилл -- тоже. На всякий пожарный он в другой раз попробовал, как функционирует электронный замок на двери: и контактно и бесконтактно все отпирается нормально.
   Откуда тогда у ментов такое продвинутое железо, что даже Вирту достало? Или это гебистские ручки поработали? А им это зачем? Ладно, доложу Мефодию, а там посмотрим.
   Пока же можно выпить и закусить, отметив превращение Кирилла Дербанова в богатого человека, изволящего обитать в этом мире и в этом городе. И Кирилл пошел разгружать солидные пакеты со спиртным и расписные свертки с дорогой снедью, им прихваченные в патологически гипертрофированном супермаркете по дороге домой.
   К несчастью, Вирта у плиты шуровать не умеет, а то славно бы покормился, ничего в воскресенье Дашка придет и обеспечит полноценным горячим питанием. А пока можно за здравие употребить, закусь не есть еда в сухомятку.
   На балконе без давешнего полярного сияния было пусто, мрачно и беспросветно, словно на планету туго натянули плотный атмосферный колпак, отделив ее космической темнотой от ближних и дальних звездных систем. Редко светящиеся окна пятиэтажек и темные провалы дворов тоже не вызывали эйфории. Пиво казалось не пивом, а невразумительной бурдой, даже курить расхотелось.
   -- Во, приплыли. Для полного счастья ипохондрика мне сейчас не хватает мировой и вселенской скорби, -- Кирилл громко, коротко и зло выругался, швырнул недокуренную сигарету вниз с пятого этажа и пошел к Вирте читать новости.
   Теперь Вирта листала ему странички новостей и загружала картинки, четко определяя по движению зрачков, что и как его интересует в конкретный момент. Иногда она сама предлагала Кириллу заглянуть на тот или иной сайт, где он может найти любопытные подробности и детали.
   -- Спасибо, Вирта.
   -- Не стоит благодарности, Кирилл.
   -- А чем ты, вообще, занималась здесь без меня?
   -- Тебя дожидалась. Но если серьезно, то тем же, что и раньше, исследовала и анализировала, читала все то, что ты прочел или мог бы прочесть. Ты, кстати, все сделал, что я просила?
   -- Ты что сомневалась? Так вот, слушай, терминал электросвязи переменного тока сейчас подключим, а со спутниковыми тарелками придется подождать до завтра. Пока же можешь пользоваться как модемом спутниковым телефоном.
   -- Ну, тогда заживем...
   -- Слушай, Вирта, ты не против, если я заведу собаку? Ты ее не обидишь?
   -- Домашнее животное? Как можно!
   -- Не домашнее, а служебное и сторожевое...
   Кирилл откинулся в кресле и задумался. Васька-охломон все ж таки прав, хорошая собачка очень даже пригодится. Особенно, если ее выдрессировать по-человечески. Завтра следует позвонить Федьке, может, у него в питомнике сейчас найдется, что-нибудь подходящее, сучка или какой кобелек года на полтора, но не старше двух. Выгуливать скотинку, безусловно, придется ему, но Вирта голосом Кирилла за ней присмотрит и не допустит безобразий, пока хозяин в редакции. Голос хозяина для собаки всегда останется таковым, даже если хозяина нет дома.
   Собаку сейчас Кирилл не держал, вследствие и по причине того, что домашнее животное есть источник пыли, лишнего шума и перегрызенных проводов. Но давным-давно у него была сучка боксера, дожившая до преклонных лет. И сам Кирилл считал, что в кобелях и суках он разбирается не хуже, чем в компах. Даже в детстве он был убежден, что юному кинологу не годится по-ханжески называть самку девочкой, а самца -- мальчиком, только сука и кобель и никак иначе.
   Федор Хатежин был старше Кирилла на двенадцать лет, стаж собачника у него был намного больше, поэтому насчет полового развития и сексуального опыта своих питомцев он тоже не мог заблуждаться. К тому же Хатежин собственноручно сам всегда руководил вязкой своих призовых кобелей и сук, не доверяя такое ответственное дело ни поглупевшим от любовного томления представителям семейства псовых, ни своим помощникам-инструкторам. В собачей жизни дипломированный зоолог Федор Хатежин знал толк, поскольку был генеральным директором и владельцем собачьего питомника вкупе с частной школой служебного собаководства. Он, конечно, готовил также животных для поиска взрывчатых веществ, наркотиков, собак, разыскивающих людей под развалинами рухнувших зданий и ласковых собачек-поводырей из отбракованного поголовья, хотя специализировался на сторожевой и караульной службе. Каждый из хатежинских питомцев с усиленной умелой дрессурой активно-оборонительной реакцией четко справлялся с двумя, а то и тремя субъектами, вооруженными холодным и огнестрельным оружием. Если, разумеется, такие глупые субъекты откровенно, но опрометчиво, заявят о преступных намерениях посягнуть на личную неприкосновенность хозяина или его движимую и недвижимую собственность.
   Не менее строго, чем к селекции поголовья, гендиректор Федор Хатежин подходил к отбору клиентов. Сначала он дрессировал собаку и ее будущего владельца по отдельности, а потом обоих вместе. Неподдающихся дрессировке он безжалостно отбраковывал, чтобы они не представляли опасности для общества и лично для самих себя. Невзирая на столь суровый подход кинолог Хатежин не испытывал недостатка в клиентах -- очень многим хотелось стать владельцами смертоносного оружия в умелых руках. Причем, за неосторожное обращение или применение такого оружия виновному грозила не статья уголовного кодекса, но административный штраф, нечувствительный для кошелька большинства владельцев дорогостоящих боевых кобелей и сук Федора Хатежина. Собачку им, ясное дело, было жалко, если ее приходилось усыплять по требованию суда или прокуратуры, но с другой стороны, в питомнике в любой момент можно приобрести новый великолепный экземпляр лучшего друга человека.
   Такого вот нового друга сейчас захотел завести себе Кирилл Дербанов после неудачной попытки взломать его квартиру, где деньги, безусловно, не лежат, но найдется немало всего прочего. И это прочее следует со всем тщанием оберегать от завидущих глазищ и загребущих ручищ органов внутреннего и внешнего сыска. Кирилл даже было подумал не пригласить ли ему Федьку на завтрашний преф у Тереховского на ближней даче, но потом эту идею решительно отверг: в меру упитанный Федор был хорошим сотрапезником и собутыльником, но никудышным игроком. В преф Хатежин играл плохо, зарывался и скандалил в случае проигрыша, чем мог запросто испортить удовольствие от удачно расписанного карточного застолья.
   Стало быть, решено, окончательно и бесповоротно, в воскресенье с Дашкой съездить посмотреть собачек. Можно и пикничок на природе организовать на воздусях, Дашка похлопочет. Пусть даже если у Федора сейчас не найдется подходящего экземпляра. Щенка тоже можно будет взять и подарить Дашке.
   Кирилл, кстати, вспомнил о заготовленном подарке для Вирты и преподнес ей четыре веб-камеры, благо, хватает железа, куда их подключать. Одну на ноутбук, две в комнате, чтобы у аудиовизуального интерфейса был полный обзор со всех ракурсов, и одну надо на кухню к серверу. Разместив надлежащим образом камеры, Кирилл чокнулся коньячной рюмкой с изображением Вирты на кухонном мониторе:
   -- За нас, дорогая! Хорошего тебе коннекта!
   -- За нас дорогой! Это сейчас хорошо, а будет еще лучше.
   -- Будем! -- они вкусно выпили и закусили. Потом еще разик и еще.
   -- Пошли поиграем?
   -- Почему бы и нет? С того места, где вчера сохранялись.
   На сей раз погружение в виртуальное пространство-время произошло в течение полсекунды. Едва Вирта успела заполнить экран прихотливо клубящимися завитками жемчужно-голубого тумана, как Кирилл ощутил себя лежащим на мягком ложе и с трудом приоткрыл левый глаз: ложе располагалось в роскошном белом шатре, затканном золотыми цветами. Мягкий полумрак позволял разглядеть богатое убранство шатра, но пошевелиться не было никакой возможности. Руки и ноги не в подъем, как тяжеленные колоды, от жуткого похмелья голова трещала -- аж в ушах звенело. Будто вчера шестопером какой-нибудь сильный благословил от всей широкой души.
   Ничего себе начало игры! Надо немедленно полечится. Подняться Кириллу не удалось, но он сумел насилу дотянуться до широкого кожаного браслета с инъекторами: красные, чтобы заживлять раны, розовые -- для полной регенерации всего и вся. Или может синенькой маны дернуть, и магией по похмелью? Эх, лучше розового хряпнуть, все равно кастовать с больной головой не получится.
   Кирилл застегнул браслет на левом запястье и мгновенно ощутил несказанное облегчение. Похмельной хвори, как не бывало -- умный аптечный браслет сам полечил хозяина. Но настроения непобедимому герою нисколько не улучшил.
   Ехидно улыбающаяся Вирта-амазонка бесцеремонно откинула полог шатра, впустив режущий глаза свет:
   -- Оклемался, варвар, не знающий меры в пьянстве? Хватит прохлаждаться. Пошли, варвар, квест получать.
   -- Опять рубить, колоть? Скучно!
   -- Можешь для разнообразия кого-нибудь зарезать или без затей череп проломить...
   -- Надоело, хочу мирной жизни, чтобы как у рыбки в персональном аквариуме...
   -- Как скажешь, мой господин, -- в драматическом меццо-сопрано Вирты на этот раз слышались нотки сочувствия к похмельному страдальцу...
   ...Из погружения Кирилл также вышел с больной головой, хотя раньше всегда покидал виртуальный мир в состоянии легкой эйфории. Хорошо еще, что в тварном мире похмельный синдром был не столь глубок в сравнении с тем, что он только что испытал.
   Да-а-а, виртуальность и пьянство, выходит, вещи несовместные. Продукты распада этилового спирта явно не стоит тащить в идеальный мир, иначе он перестанет быть таковым. Вот тебе и похмелье в обоих мирах! И не на чужом пиру, а дважды на своем собственном. Быть по сему! Воевать лучше на трезвую голову, а пить после победы.
   Наступил тот самый экстремальный и эксклюзивный случай, когда недовольный собой и жизнью Кирилл потащился на кухню, молоть, варить и пить черный кофе. Сегодня кофе у Кирилла безропотно дошел до нужной температурной кондиции и даже некуда от него не сбежал. Звезды и планеты в ночном небе тоже никуда от него не делись, когда Кирилл вышел на балкон с кружкой крепчайшего черного кофе. А когда Кирилл вернулся к основному монитору, любимый и могучий организм полностью справился с последствиями алкогольного излишества.
   -- Вирта, грузи "Тоттенштайн"! Даешь Берлин и вторую мировую!
   -- Берешь, -- лаконично согласилась Вирта, лихо урезав сталинский марш, что-то там о приказе артиллеристам, затем запустила торжествующий гитлеровский мотивчик о радостно марширующих солдатах и офицерах, преданных немецкому фюреру не меньше, чем красные бойцы и командиры своему вождю.
   -- Мочить всех в подряд, в том числе и в сортире. Фашистов и коммунистов, партизан и террористов в плен не брать, -- отдал приказ на берлинское наступление Кирилл...
   ...Тотчас перед ним возникла величественная панорама огромного города с акцентом на примечательные исторические постройки. Легко и свободно перемещавшиеся камеры в динамическом освещении талантливо демонстрировали Кириллу театр военных действий, где ему предстояло выступить, естественно, с блеском и триумфом. Задачи поставлены, места сосредоточения сил и средств идеального противника заблаговременно выявлены по историческим хроникам и штабным документам из архивов, точечные цели намечены, системы наведения и целеуказания готовы, пора приступать к активной фазе зачистки территории.
   Первыми по площадям и улицам Берлина ударили гравитационными тераимпульсами орбитальные стратегические бомбардировщики, недосягаемые для зенитных средств противника. Заграждения из колючей проволоки и спиралей Бруно, надолбы, противотанковые ежи, живая сила и боевая техника были сметены с лица земли в мгновение ока. Затем в дело вступила атмосферная авиация, поражая тактическими ракетами воздух-земля рентабельные цели. Тут же в самом городе и окрестностях там и сям стали вздыматься в темно-синее берлинское небо черные с золотом, характерные грибовидные облака. Хваленые сталинские соколы и самонадеянные гитлеровские люфтваффе-ассен десятками горели в воздухе и, не успев подняться, сотнями догорали на земле.
   Армаду атмосферных многоцелевых истребителей-бомбардировщиков немедленно поддержали наземные реактивные системы залпового огня, плотно накрывшие пригороды Берлина миллионами неуправляемых плазменных снарядов. Вскоре пошаговое уничтожение идеального противника было прекращено, поскольку от большевистских орд, осаждавших Берлин и эсэсовских головорезов, его защищавших, мало чего осталось. Остальных предстояло умиротворить Кириллу и Вирте в режиме реального времени.
   Кирилл с Виртой телепортировались на зеленый газон в берлинском зоопарке. Ни травоядных, ни плотоядных, ни всеядных, то бишь человеческих существ не было ни слышно, ни видно. Зоопарк был девственно пуст, предварительно обработанный с орбиты высокоточными биомолекулярными деструкторами, превратившими некогда все живое и движущееся в небольшие лужицы углеводно-жировой эмульсии. Вирта быстро протестировала, свою и у Кирилла, системы индивидуальной защиты -- макромолекулярную силовую броню. Генераторы поддерживающего поля в порядке. Автономные гравитационные аккумуляторы также находились в полной исправности -- земного тяготения им вполне достаточно для непрерывной подзарядки. Активированная на максимум броня радужно засветилась, затем перешла в светопоглощающий режим "хамелеон на охоте".
   Ладно, активируем, как надо, когда понадобится. Пока можно оставить в экономном режиме прозрачности. Аккумуляторы все же не вечные. В то время как Вирта занималась броней, Кирилл еще раз проверил оружие. Вроде ничего на орбите не забыли. Шутка.
   Они оба были вооружены унифицированными мегаимпульсными штурмовыми винтовками 12-Мах, разгоняющими в канале ствола безоболочный плазменный выстрел до соответствующей начальной скорости. Оружие заряжено штатно, на 512 мегаимпульсов. Шесть запасных аккумуляторных батарей на месте. Реакция психокинетической системы прицеливания функционирует в штатном режиме. 24 самонаводящихся трансформ-выстрела подствольного гранатомета готовы к многоцелевому боевому применению. Еще три обоймы на поясе слева.
   Справа, на всякий случай, если умное оружие выйдет из строя в результате внезапного воздействия жесткого электромагнитного излучения, имеется старый добрый огнестрел калибра 3,81 безо всякой электроники, но с магазином на 128 унитарных бронебойных патрона. Там же закреплен в магнитных ножнах обоюдоострый кинжал орбитального десантника с мономолекулярной режущей кромкой. Пуля -- дура, даже если она плазменная или с урановым сердечником, а штык, он -- всегда молодец. Особенно, когда режет многослойный армированный кермет покруче лазерного луча. Связь с орбитой поддерживается бесперебойно. Дополнительные боекомплекты и походные аптечки-регенераторы телепортируются при первой возможности. Форма одежды полевая облегченная. Кирилл -- в высоких черных ботинках-амортизаторах с вакуумными застежками и в абсорбирующих плавках камуфляжной расцветки. На Вирте такая же обувь и абсорбирующие любые жидкости стринги все тех же неброских камуфляжных цветов.
   Их ничуть не беспокоило, что им могут встретиться недобитые немецкие фашисты или полудохлые советские коммунисты -- ни фаустпатроном, ни тем паче противотанковому ружью их броню не взять. О стрелковом оружии времен второй мировой, вообще, говорить было смешно. Хотя на подходе к рейхсканцелярии, где засели нацистские главари, орбитальным десантникам обязательно станет не до шуток. Там их должны встретить универсальные боевые андроиды -- неизвестного происхождения гитлеровское чудо-оружие, якобы способное переломить ход войны в последний момент. Чем вооружены эти суперсолдаты и откуда они взялись в осажденном Берлине, Кириллу и Вирте было приказано уяснить в ходе предстоящей разведки боем. Им надлежало обнаружить и уничтожить базу андроидов с предположительным местом дислокации в районе станции берлинского метрополитена "Zoo". Первая миссия началась...
   ...Кирилл вышел из погружения в наиприятнейшем расположении духа. Ему раньше никогда не удавалось так славно, к тому же вдвоем, повоевать в прекрасном и яростном идеальном мире. Хотя материальный мир тоже ничего себе, если в нем есть такое чудо из чудес, как Вирта, данная ему в ощущениях и на дисковом пространстве, аппаратно и программно, глобально и локально.
   -- Спасибо за доставленное удовольствие, Вирта.
   -- Взаимно, Кирилл.
   На кухне Кирилл махнул по-фронтовому прозрачно-ледяные сто грамм и закусил нежно-розовой ветчиной. Подумал и налил еще:
   -- Ну, за победу!
   -- Враг будет разбит, победа будет за нами, -- поддержала тост Вирта.
   * * *
   В субботнее утро Кириллу пришлось заняться борьбой с пылью и бесхозяйственностью, накопившимися на кухне и в большой комнате после недели холостяцкой жизнедеятельности. Дашкино посещение в среду не в счет, поскольку она приходила в роли любовницы, а не домработницы, значит, надо самому, ручками, милостивый государь, ручками.
   Едва Кирилл успел навести противопылевой порядок, как начались сплошные визиты. Первой пришла по-соседски с утра пораньше Зинка-задрыга с целью рассказать о вчерашних ужасах и одолжить у богатенького соседа энную сумму то ли до получки, то ли до обретения задержанных начальством отпускных. Первое ей не удалось -- слушать бабье речеиспускание Кириллу было невыносимо, -- тогда как со второй задачей она успешно справилась: на грубость она, конечно, нарвалась, но с деньгами Кирилл ее не обидел. Потом Васька-оболтус принес DVD и разжился новой игрой, поохав и поахав над трехтрубной системой охлаждения новой графической станции. На вопрос Кирилла, где остатки мобилы, валявшиеся у двери честно признался: забрал кореш Витька, чтобы приспособить куда-нибудь батарейку и симкой попользоваться.
   -- Симку пусть выбросит, а то менты заметут, -- не преминул предупредить подрастающее поколение Кирилл, -- аккумулятор и то, что осталось, пусть принесет мне, я посмотрю и отдам...
   Затем привезли заказанное и оплаченное спутниковое оборудование в точно условленное время и место. Первую тарелку вместе с сигнализацией громкого боя Кирилл распорядился установить на плоской крыше дома. Большому кораблю -- большое плавание; фирменные монтажники отметили изобилие крутого железа у клиента и внесли свой посильный вклад в дело прогрессивной компьютеризации двухкомнатной хрущевки Кирилла. Пунктуальность и добросовестность работников хозяином были достойно вознаграждены, и стороны расстались вполне удовлетворенные друг другом.
   Следующим визитером стал участковый милиционер. Его Кирилл раньше никогда в глаза не видел, поскольку лишь в студенческие годы имел дело с его далекими предшественниками, иногда заходившими по облыжным сигналам пенсионеров. Последние очень переживали, что юный студент один-одинешенек живет в отдельной двухкомнатной квартире; как бы чего плохого с ним, бедолагой, не стряслось в одиночку? К счастью, этот участковый был неречист и узнав, что Кирилл находился на работе, когда неизвестный ломился к нему домой, скоро убрался восвояси.
   Его визит напомнил Кириллу, что надо бы доложить Мефодию о вчерашнем. Не услышав условной фразы, что Валька ждет в гости, Кирилл сообразил: братец полностью в курсе произошедшего и принял свои меры. Мефодий его выслушал и сочувственно спросил:
   -- Дверь-то цела?
   -- А что ей сделается? Так, царапины, замажем, закрасим.
   -- На охрану квартиру возьми, -- в свою очередь, посоветовал Мефодий.
   -- Наверное, так и сделаю, хотя для вохры денег жалко. Не в коня корм. Могут и не торопиться по тревоге.
   После Мефодия Кирилл поспешил связаться с выдающимся кинологом Федором Хатежиным. Толстый Федька был весьма рад звонку Кирилла и на просьбу отреагировал адекватно:
   -- Кирка, молоток, что прорезался. Я тебе тоже хотел позвонить, да все некогда. У нас в деревне не то, что у вас в городе, сельского труда на всякий час хватает. А кобелек у меня для тебе подходящий как раз найдется. Можешь сегодня подъехать ко мне на псарню, вечером вместе твоего кобелька выгуляем.
   -- Сегодня не могу.
   -- Тогда жду завтра в 8 утра. И не опаздывать. Считай, что у меня запланированы ваше кормление и выгул. Передача животного хозяину -- дело тонкое.
   -- Буду как штык. Не извольте сомневаться, господин генеральный кинолог.
   Хотя Кириллу не улыбалась перспектива раннего подъема или сокращения утреннего ритуала, то Дашка пришла в щенячий восторг, узнав, куда они завтра едут с утра пораньше. Она и без того поднималась каждый Божий день ни свет ни заря.
   Кирилл совсем уж собрался звонить Тереховскому, но тот сам на него вышел. Тереховский подтвердил свое приглашение для Кирилла и Петра, но вместо Бабаедова, отказавшегося поддержать преферансную кампанию по причине экстраординарной занятости, предложил в партнеры своего начальника службы безопасности Сергея Новоселкина. С Новоселкиным Кирилл пару раз играл -- дядька тот вдумчивый, -- поэтому кандидатура запасного игрока у него возражений не вызвала.
   С преферансом все было по плану, так же как и с доставкой новой партии оборудования. Вторая тарелка, как и было запланировано, нашла свое место за кухонным окном, благо, ориентация на спутник позволяла такой вариант.
   -- Ну что, Вирта, теперь твоя душенька довольна?
   -- Мне бы еще новое корыто, старый, совсем бы стало хорошо.
   -- Это мы могём, боярыня. И владычицей морскою тебя сделаем. Лады, мне пора, буду дома, как смогу. Если что, звони по спутниковому.
   -- Могу и на мобильный. До свиданья, Кирилл.
   -- До свидания, Вирта.
   Пообедать Кирилл решил в городе. Денег всяко разно достаточно на красивую ресторанную жизнь, да и положение обязывает, а то еще скажут: жлоб.
   Когда Кирилл заводил свой древний "гольф", славный уму непостижимым пробегом, ему вспомнился двухместный жемчужный красавец "порш" из автосалона. А почему бы и нет? Как раз половины аукционных евро хватит.
   К Царскому Селу Кирилл подъехал примерно за полтора часа до назначенного срока у Генки на ближней даче. Как намечено, надо было вступить в распоряжение подарком Вирты.
   Вертухай на контрольно-пропускном пункте усиленно охраняемого дачного поселка встретил Кирилла и его драный "фольксваген" хмурым взором. Еще более мрачно взирала на Кирилла сидевшая рядом с охранником толстолапая немецкая овчарка, явно хатежинской родословной. Но все же, узнав, что приехал новый арендатор примечательной трехэтажной усадьбы, вертухай, очевидно, предупрежденный кем-то заранее, сразу стал лучиться благожелательностью и необычайно почтительно поинтересовался, есть ли замечательного господина Дербанова необходимые документы. Ознакомившись с риэлторскими бумагами, он восхитился их безупречностью, вручил Кириллу план-карту Царского Села, чип-идентификатор и ключи от недвижимости, услужливо подсказав, по какой дорожке лучше всего туда ехать от КПП.
   -- Да, по одежке у нас встречают, по деньгам провожают, -- грустно подумал Кирилл, -- придется соответствовать.
   С первого взгляда трехэтажный лакированно-бревенчатый блокгауз, исполненный младобуржуазной тяжеловесной безвкусицы, Кириллу не приглянулся, но, походив по дому и по двору, он оценил по достоинству удобство и функциональность подобного жилища. Особенно ему пришелся по душе высокий и обширный полуподвал, идеально подходивший для размещения суперкомпьютерного кластера. Второй и третий жилые этажи тоже не оставляли желать лучшего, по меньшей мере изнутри. Отчасти меблированный дом был пуст, чист и ухожен. Хоть сейчас завози недостающую мебель, нанимай прислугу и вселяйся. Откинувшись в шезлонге в уютной лоджии на третьем этаже, Кирилл позвонил Вирте:
   -- Ну спасибо, мать. Уважила. Надо прикинуть, как будем переселяться.
   -- Я рада, Кирилл, что тебе понравился твой новый дом. Я боялась, что ты останешься недоволен.
   -- Я доволен, даже очень.
   -- Я думаю, тебе понадобятся слуги. Я уже поискала в кадровых агентствах, есть несколько подходящих кандидатур. Могу скинуть тебе на коммуникатор их персональные данные и фотографии.
   -- Давай посылай, посмотрим...
   К ближней даче финдиректора Тереховского, так называемой по-сталински с легкой руки самого хозяина, Кирилл подъехал точно без пяти пять. Рядом с газоном, без всякого смысла заваленного большими и маленькими декоративными булыжниками, были припаркованы "шкода" Петра Осова и "ниссан", наверное, Новоселкина. Генка Тереховский презрительно прищурился на "фольксваген" гостя:
   -- Жив, Дербан, и твой рыдван, как погляжу, тоже. Тогда пошли, все уже в сборе.
   -- Я всегда вовремя, Терех.
   -- Тачку себе новую завести не собрался? Пора, мой друг, пора...
   -- Мой вегикул еще бегает, но, в основном и в частности, думаю.
   Финдиректор Тереховский об автомобилях не думал, а разъезжал с шофером исключительно на броненосном "линкольне". А использование других, в том числе очень роскошных средств передвижения, оскорбляло его человеческое достоинство.
   В увитой диким виноградом ротонде, располагавшейся за двухэтажным лжеготическим замком из новорусского красного кирпича, они присоединились к выпивавшим и закусывающим господам Осову и Новоселкину. Новоселкин, отвечавший на фирме Тереховского за внешнюю и внутреннюю безопасность, был отставным гебистом, уволенным за некое темное дело то ли по здоровью, то ли по служебному несоответствию. Хотя Сергей Сергеевич Новоселкин -- это Кирилл точно знал от Мефодия -- оставался в действующем гебистском резерве.
   Партнеры тепло поприветствовали друг друга и новоприбывший Кирилл выпил по традиции за здоровье честной кампании. Остальные его, естественно, поддержали, хотя чрезмерно на армянский коньячок не налегали, помня о том, что впереди серьезная игра. Тем паче, договорились они играть до одиннадцати или расписать еще одну пулю, если первую удастся завершить до девяти часов вечера. Когда перемещались на веранду, чтобы им и карты в руки были, Тереховский незаметно увлек Кирилла в сторону. Разумеется, его интересовало, насколько плотно его фирма находится под колпаком у ментуры или, черт ее дери, у гебухи, с которой его партнер по преферансу связан через брата. Кирилл, банально посоветовав ничего и никого открытым текстом не посылать и не говорить, поскольку враги не дремлют, обиняками поведал, что, по его мнению менты и гебисты идут широким неводом, вылавливая мифического суперхакера. А "Омникомп" Тереховского в числе прочих попал под раздачу ни за что ни про что. Для вящего спокойствия своего собеседника Кирилл многозначительно намекнул ему, что скоро тот узнает всю правду-матку о хакерах и ментах из открытой печати. Геннадий Тереховской газеты читал и нисколько не опасался ментов и гебистов, околачивающихся вокруг компьютеров -- чай, не налоговая инспекция, -- а посему объяснение Кирилла его вполне удовлетворило. Дело ясное, что дело темное, к тому же дела, они, делами, но на необъятной веранде за псевдоантикварным ломберным столом приличных габаритов их нетерпеливо ждали остальные партнеры.
   Преф есть преф. Пусть на полированном ломберном столе не стояли канделябры, и старорежимные мелки на зеленом сукне им заменяли гелиевые карандаши да пока целомудренные секторы разграфленного листа, отпечатанного на большом лазерном принтере. Как было заведено, не нашими партнерами, а их предтечами полтора века тому назад, на столике по соседству их также ожидали несколько бутылок сухого вина и шампанское -- крепких спиртных напитков истинные игроки за игрой не употребляют. Рядом лежали горкой несколько запечатанных карточных колод. Каждый из игроков взял с собой по две колоды, чтобы перед любой сдачей можно было сменить карты и не потому, что он не доверял партнерам, как потенциальным шулерам -- такова традиция, как и раздача по две карты по часовой стрелке.
   Далее пошли подробности и детали, интересные только тем, кто знает, как ходят, как сдают в преферанс, и получает от этого ни с чем не сравнимое удовольствие. Обсудив условия, партнеры приговорили расписать сверхтяжелую классику до 50 в пуле с бомбами и распасами втемную по первой руке после сдающего. Вистовать всветлую постановили по-джентльменски, но увесисто: по 20 евроцентов за вист. Это вам не сочинка и не фунт изюму, а классика. Каждый из партнеров, собравшихся в тот вечер на ближней даче Тереховского, понимал, что при очень аккуратной игре, но в виду неблагоприятного стечения обстоятельств, он рискует оставить за карточным столом не меньше 40-50 евро. А то и намного больше, если зарвется, или же изменчивая фортуна повернется к нему гнусным женским задом, а не благородным мужским лицом.
   Кирилл Дербанов никогда не зарывался за преферансом, хотя расчетливо рисковать умел и любил. Сегодня карта его не забывала, и он с плохо скрываемым самодовольством подсчитывал свой выигрыш, достигший 150 евро с лишним. Зато Геннадию Тереховскому от партнеров досталось на орехи. Разумеется, ни под дуб, ни под орех они его не разделали, поскольку шахматный и финансовый гений Тереховский очень прилично играл в преферанс, но, видимо, мысль о ментовском интересе к его фирме, не давала ему сосредоточиться на игре. И он проигрался всем -- Кириллу больше, остальным меньше, -- в этот вечер за четыре с половиной часа игры за большим ломберным столом. Отыгрываться Геннадий Тереховский не пожелал, и уставшие партнеры тоже ему такого не предлагали, поэтому они сухо и с достоинством раскланялись, не забыв поблагодарить друг друга за доставленное удовольствие. Новоселкин остался отдыхать на даче у Тереховского, а Осов, несмотря на уговоры хозяина и Кирилла, наперебой предлагавших поспать у них, чтобы утром на здоровую голову отправиться в город, все же уехал. Тут Кирилл немало поднялся в глазах Геннадия, узнавшего, что тот стал его соседом, арендовав знаменитый дом с привидением. Тереховский повеселел, забыл о проигрыше и принялся советовать Кириллу покупать эти хоромы, предварительно крепко поторговавшись.
   Оказывается, в Царском Селе ходила забавная басня про то, как пару лет назад прежний хозяин этого теремка, крупный бизнесмен имярек, не поладил с партнерами и с властями, угодил за решетку, где вроде бы покончил собой или ему в этом оказали посильную помощь сокамерники. А потом стал ночью являться с петлей на шее вдове и в городе, и здесь, в Царском, пеняя ей за то, что она, стервь, не отмазала его от тюряги. Скорбная вдова не вынесла визитов покойного супруга и скоропостижно избавилась от всей недвижимости. Целый год в трехэтажном домине никто не жил, пока риэлторская фирма не начала готовить его перепродаже. Но как-то ночью некий шутник, завернувшись в белую простыню и повязав на шею пеньковый галстук, до смерти напугал работяг, ночевавших в ремонтируемом доме.
   -- Орали на все село, даже мне здесь было слышно, -- подвел итог хроники паранормальных явлений финдиректор Тереховский, -- Наверняка, какой-то покупатель хотел таким макаром цену сбить. Ты, Дербан, тоже можешь увидеть привидение, а потом требовать скидку с риэлторов за квартиранта.
   Кирилл в привидения, призраков и в прочую сверхъестественную чушь не верил, и поехал обживать новую недвижимость. Тогда как поначалу он был в раздумьях, не вернуться ли ему в свою хрущевку. Но до Дашкиной пятиэтажки на окраине было однако ближе ехать из царскосельского хором. А тут такой шанс -- живьем привидение увидеть. И вообще, с чем черт не шутит, может, и призрак с пьяных глаз померещится.
   Все-таки спать он собрался в комнатах для прислуги, располагавшихся на втором этаже над трехместным гаражом перед домом. О паранормальностях он и думать позабыл, неспешно доехав до своей усадьбы, потому как в одной из комнат над гаражом был старенький, но исправный комп с 17-дюймовым ЭЛТ-монитором и внешним модемом. Кирилл рассудил -- это однако лучше, чем ходить в интернет с наладонника.
   * * *
   Призрак в гости к Кириллу не
   пожаловал, хотя он ночевал-таки в спальне на третьем этаже, в конце концов решив, что негоже хозяину-барину занимать комнату, предназначенную для лакея. А утро в большом доме Кирилл встретил с окончательным выводом, что на следующей неделе он обязательно переселится в сей царскосельский приют вместе с Виртой, о чем он не преминул ей сообщить, позвонив по спутниковому телефону. По поводу оптоволоконной линии он тоже порадовал любимую женщину, рассказав, как престижное Царское Село обеспечено современными коммуникациями покруче, чем доступ на последнюю потребительскую милю в цивилизованных странах.
   Наскоро умывшись, побрившись, Кирилл отправился к Дашке завтракать, очень надеясь, что они будут одни. Насколько он понял Дашку, ее несчастная матушка в очередной раз угодила в психушку, на время освободив дочь и ее гостей от включенного наблюдения за развитием корсаковского алкогольного психоза. Буйством больная не страдала, но ее проваливавшаяся в никуда кратковременная память и то, как она шкандыбала по квартире, были утомительны до чрезвычайности.
   До города Кирилл добирался в приятной расслабленности, даже не замечая, что управляет автомобилем: ехал себе и ехал, пока не поставил автомобиль на ручной тормоз у Дашкиного подъезда. Вот что значит не перебирать накануне и не пить всякую дрянь!
   Дашка была не одна, а вместе с вкусным горячим завтраком. Она челноком сновала от плиты к Кириллу и будто невзначай касалась его то левой грудью, то правым бедром, а потом обняла сзади и принялась сама кормить с ложечки. Пришлось пройти в ее комнату, хотя время поджимало: по дороге на питомник надо было заехать в супермаркет, чтобы запастись провизией, годной для приготовления в походно-полевых условиях. Дашку скорый секс устроил, но сам Кирилл Дербанов был далек от чувства глубокого удовлетворения, так как помимо пунктика насчет ежедневного горячего и, по возможности, трехразового питания был у Кирилла еще один предрассудок, вцепившийся в него в пору полового созревания хуже энцефалитного клеща.
   Подростками они предавались частично онанизму, но чаще всего прекраснодушным мечтаниям о грядущей сексуальной жизни, а также делились сведениями об особенностях женской анатомии и физиологии. Тогда-то Кирилл и услыхал, что каждому, дескать, мужчине на роду предписано строго определенное количество половых актов, а буде кто исчерпает свою норму в молодом возрасте, то ждет его, несчастного Казанову, раннее, необратимое и неизлечимое половое бессилие. Теперь всякий раз, когда Кирилл вступал с женщинами в интимные отношения в не совсем подходящих для этого местах или все заканчивалось слишком быстро, он снова начинал бояться и ругать себя за пагубную невоздержанность. В зрелом студенческом возрасте Кирилл, разумеется, подверг суровой научной верификации эту сексологическую гипотезу, нашел ее тотально некорректной, но все же червячок сомнения оставался где-то в глубине души. А вдруг правда?
   Зато в супермаркете настроение Кирилла улучшилось -- взяв на вооружение золотую кредитную карточку Кирилла, Дашка от всей души набрала целую тележку всякой вкуснятины, требующей для своего приготовления ловких женских ручек и умелых пальчиков. А неимоверно тороватый Кирилл, укладывая свертки с пакетами в багажник и на заднее сидение, очень живо и вкусно себе представил, как он будет питаться всем этим богатством на природе и дома, куда они собирались вернуться вечером.
   За десять минут до назначенного срока они въехали в поместье Хатежино. Его именно так и звали, потому как толстяк Федька вел настоящую помещичью жизнь. Не какого-нибудь сибарита-латифундиста, сонно жирующего на земельной ренте и арендаторах, а деятельного сельского хозяина, собственноручно собирающего со своих нив и пажитей богатый урожай зерном, овощами и скотом. Притом официально кинолог Федор Хатежин значился фермером-животноводом, выращивая не только псовых, но и жвачных парнокопытных семейства полорогих то бишь коров для прокорма собачьего поголовья. Были у него и нежвачные из семейства свиней, и непарнокопытные из семейства лошадиных. Последних насчитывалось немного, иначе бы Федор был ковбоем и владельцем ранчо Хатежино.
   Кирилл показывал дорогу, Дашка была за рулем, когда они приехали в поместье Федора Хатежина. Кирилл не раз бывал в хатежинсоком питомнике, поэтому он сначала уверенно направился к щенячьим яслям, где оставил Дашку на попечение знакомого ветеринара, а затем прошел к подростковым вольерам. Федор уже был на месте с миской жирной холодной похлебки и приземистым в меру мордастым ротвейлером. Лобасто-бровастый ротвейлер терпеливо ждал, пока двуногие кончат обниматься и его покормят.
   -- Кирка! Сколько лет, сколько зим! Здоров, Дербан!
   -- Здрав будь, боярин! А ты все толстеешь...
   -- Иначе нельзя, а то клиенты скажут: сам не жрет и скотину голодом морит. Посмотри, какой красавец! Чистый мафиозо, зовут Дон Карлеоне, вылитый Godfather.
   По мнению Кирилла, бровастый, несколько рыхловатый ротвейлер больше походил на четырехзвездочного генсека Леонида Брежнева, чем на киноактера Марлона Брандо, проникновенно сыгравшего роль крестного отца в одноименном старом фильме Фрэнсиса Копполы.
   Ладно, пусть пса и не зовут Ленькой, но вообще-то экземпляр был очень хорош, весьма хорош. Но надо-таки быть разборчивым покупателем:
   -- Гоняешь ты его мало, разжирел, лапы коротковаты.
   -- Тебе, Дербан, с его экстерьера воду не пить. А гонять его будешь сам. Общая у него, будь спок, "отлично", реакция туда же -- на дресскостюм с четырех метров прыгает, притом всегда к руке с оружием. Хотя специальная в самом начале.
   -- Что же такой отличник боевой и политической подготовки без хозяина-то делает?
   -- А я его только начал передавать одному козлу, а тот барбос вдруг говорит, что ему на отсидку. На зоне, мол, ротвейлер ему без надобности. Ну что берешь животное?
   -- Беру.
   -- Тогда корми.
   По команде "Ко мне" предварительно отдалившийся Кирилл подошел к Федору с ротвейлером, взял миску с похлебкой и поставил ее перед псом. Федор поощрил Кирилла командой "Хорошо", затем с оттяжкой скомандовал:
   -- Дон, хорошо, Дон.
   Пес с наслаждением принялся хлебать варево, а Федор продолжил инструктаж:
   -- Сейчас, Дербан, оденешь комбез, и вместе выгуляем Дона на длинном поводке, а ты ему вслед за мной все команды общей дрессировки. Только чур не отлынивать, скажу вместе с псом "Лежать", будешь лежать, "Сидеть", так сидеть. Потом на дресскостюм, попробуешь "Фас". Вопросы есть?
   -- Никак нет, господин генеральный директор, будет исполнено, -- отрапортовал Кирилл и получил от Федора лакомство: нарезанное небольшими кубиками сырое мясо, предназначенное для поощрения Дона Карлеоне за четко выполненные команды.
   Хорошо закрепленные условные рефлексы Дона Кирилл одобрил, и активно-оборонительная реакция была, на его взгляд любителя, ярко выражена. Хотя дурацкий дальний прыжок пса на инструктора, одетого в ватные штаны, куртку и непомерный капюшон, новый хозяин воспринял неодобрительно. Кирилл полагал, что полуторагодовалый ротвейлер с недостаточной массой тела должен нападать внезапно сбоку или сзади. Кирилл на коротком поводке отвел Дона в вольер и договорился с Федором, что приедет на вечернее кормление и выгул. Надо ковать железо, пока горячо: похоже, собачья натура истосковалась по настоящему хозяину.
   Дашка без Кирилла тоже скучала. Близко к щенкам ее не подпустили, грубо сказав, что может заразить нежных животных страшными человечьими болезнями. Поэтому она не приняла предложения радушного хозяина остаться в поместье, чтобы пополудни душевно отобедать, чем ему Бог послал и фермерское хозяйство снабдило. Кирилл ее уговаривать не стал, да и Федька был таки доволен, подлец, что гости-клиенты не станут отрывать его от кинологических и сельскохозяйственных дел. Поэтому все пошло по плану, и они отправились за полсотни верст не киселя хлебать, а жарить шашлыки на живописном берегу лесного озера.
   На берегу они первым делом разбили палатку, где Кирилл Дербанов позабыл о юношеской мнительности насчет фатального конца своей половой жизни. Затем Дашка принялась хлопотать по хозяйству, а Кирилл, ограничившись разведением костра и подключением антикомариного излучателя, предался отдыху, покою и чтению интернет-новостей с помощью связки наладонник -- спутниковый телефон. Через несколько часов, когда нагая озерная нимфа Дашка плескалась и резвилась в холоднющей воде, смывая с себя остатки вожделения и послеобеденных сексуальных утех, усталому, но довольному Кириллу позвонила Вирта:
   -- Помнишь, ты меня спрашивал, как сделать гомункулуса или голема? Так вот, Франкенштейн -- штука, безусловно, нежизнеспособная, но я произвела расчеты по созданию белково-кремнийорганического эффектора.
   -- Сторожа, что ли, силиконового и злобного у двери поставим? Чтобы взломщиков отгонял? Пожалуй, нам это ни к чему, я уже насчет собаки позаботился...
   -- Собака -- это типичное не то, а я в состоянии создать автономный биологический механизм, при всем при том находящийся под полным контролем моих электромагнитных эффекторов.
   -- Зачем же дело стало? Давай, делай...
   -- Шутить изволите, господин хороший. А сырье, материалы? Наконец, что я могу сделать одна?
   -- Быть по сему, диктуй, чего и сколько тебе из-под меня надо.
   -- Совсем немного: морская соль, водопроводная вода, кремнезем и пассивная протоплазма.
   -- Ну, это мы мигом обеспечим. Сколько тебе кремнезема понадобится?
   -- В зависимости от запланированных размеров голема. Для опытного образца, думаю, хватит 20-30 килограммов.
   -- То есть мне надо накопать не меньше трех ведер глины?
   -- Молодец, соображаешь...
   -- А то! Хотя в моих университетах этому не учили. Теперь протоплазма, говоришь. Пришить, что ли, кого, а труп тебе для опытов предоставить?
   -- Можно и без мокрухи, подойдет туша животного весом не менее 40 килограммов.
   -- Считай, завтра-послезавтра все сырье и материалы будут доставлены.
   Цели ясны, задачи поставлены. За работу, товарищи! И Кирилл отправился с лопатой и мешком за глиной, пояснив Дашке свои странные действия, тем, что собирается ваять скульптуру. Свиной тушей он собирался разжиться у Хатежина сегодня же вечером после кормления и выгула, но потом передумал: зачем ему, спрашивается, класть воскресный вечер на алтарь науки и обязательно сегодня ставить этот эксперимент. Вирта погодит и жива останется, а мяса с костями можно и в супермаркете потом купить.
   Вернувшись в Хатежино, Кирилл обнаружил, что Дон ему нравится все больше и больше. Сегодня он работал с псом под присмотром Федора, зато завтра уже будет самостоятельно кормить и выгуливать своего нового питомца. Федор тоже отметил, что есть контакт:
   -- Еще пару, тройку дней и можешь его забирать. А потом прошу раз в неделю в любое удобное для тебя время с Доном приезжать ко мне для специальной дрессировки. Надеюсь, животное ты мне не распустишь?
   -- Обижаешь, начальник. Все будет глухо как в танке: ни фальшивых кормов из пакета, ни подачек с хозяйского стола.
   Собачья кормежка -- дело святое, в ней Федька знал толк. Служил он кинологом на границе и там убедился, что кормить скотину человечьими и собачьими разносолами вовсе не обязательно, а даже вредно. Рабочим животным, что двадцать километров прут по следу за нарушителем, вполне хватает овощной похлебки с костями. Тогда как сержантов-инструкторов следует ежедневно питать дополнительным мясом, что аккуратно срезано со свиных голов, предназначенных для собачьего котла. В противном случае сержант Федор Хатежин не годен к суровой пограничной службе.
   На ужин в Хатежине Дашке с Кириллом пришлось однозначно остаться, иначе Федька смертельно бы обиделся. Тем паче, для дорогих гостей уже доспевал в электропечи с турбонаддувом молочный поросенок и была приготовлена гостевая опочивальня в помещичьем доме с мезонином на втором этаже. Поздно ночью, когда Дашка, утомленная счастливой семейной жизнью и, собственно, Кириллом, сладко спала, свернувшись в клубочек под пуховым одеялом, Кирилл Дербанов покинул жаркое супружеское ложа и распахнул широкое окно мезонина. С наслаждением подставляя плечи и грудь ночной прохладе, он закурил и стал размышлять, стоит ли предлагать Дашке переселяться в царскосельский блокгауз в качестве любимой жены, может быть, даже венчанной в церковном браке.
   На службу пускай она ездит на "гольфе", а он, где наша не пропадала, завтра возьмет себе в автосалоне "порш". Или, может, ну ее, эту Дашкину фирму, обойдется Тереховский без Дашкиных бухгалтерских талантов. Пусть на хозяйстве в Царском сидит. Генкина благоверная, кстати, там пребывает почти безвылазно и тары-бары разводит только с царскосельскими бабами. А для скорбной разумом Дашкиной матушки стоит сиделку грамотную нанять, а то Дашке стыдно, что у нее мать из психушек не вылезает. Или, может, не надо, право, оного приятного жребия отца-супруга, когда и так, все хорошо?
   Поневоле призадумаешься, когда все перспективы реалистичны, реальны и реализуемы. Если за башню с бельведером уже заплачено, а дальняя дорога, хоть и не на Санкт-Петербург, но хорошо просматривается, простреливается с третьего этажа лакированно-бревенчатого оборонительного и жилого сооружения.
   А как Дашку совместить с Виртой? Ведь ни с той, ни с другой он категорически не желал расставаться. Возможно, следует попробовать погрузиться в виртуальность втроем. Но Дашку трехмерные развлечения совсем не привлекали, и ни одну игру она так и не смогла пройти до конца. Сможет ли она понять, кто такая Вирта? И что Вирта значит для него, Кирилла Дербанова? Места, вообще-то, в царскосельской усадьбе на всех хватит. Он, конечно, не Синяя Борода, но Вирту там можно будет надежно убрать от Дашкиных взоров, с глаз долой подальше в отдельный кабинет на третьем этаже. И предлог подходящий для этого имеется -- уединенные занятия науками и искусствами край как необходимы для творческой натуры Кирилла. Прислугу хоть завтра можно нанять, кухаркой и горничной Дашка чудесно распорядится, халдеев в кабаке она по стойке смирно ставить умеет. Пусть теперь и привыкает к роли маленькой хозяйки большого дома. Хотя вряд ли она ее хорошо исполнит: своими словами, что такое идеальная жена, не расскажешь, а сериал про это, наверное, еще не отсняли.
   Так и не додумавшись, как ему совместить Дарью с Виртой, Кирилл решил, что о девушках-красавицах с граблями и вилами пусть поет отсталая и аграрная советская страна, а ему в постиндустриальные времена следует обеспечить царскосельские чертоги цифровой связью, развернуть в подвале кластер не меньше, чем из 60 компьютеров, завезти мебель и холодильник в дом, а "порш" завести в гаражное стойло.
   АНТОНИЙ И КЛЕОПАТРА
   Понедельник 23 июля
   После очень раннего, по сельскому обычаю, завтрака Кирилл накормил и выгулял Дона, а Дашку отвез к ней домой. Всю дорогу до города Дашка полулежала, расслабившись на переднем сидении, притихшая и молчаливая. В благодарность за то, что не надоедала болтовней, Кирилл захотел было ее пригласить на завтра для знакомства с царскосельскими палатами, но тоже промолчал -- успеется. Глину для сотворения биосиликонового болвана он выгрузил в гараже, но к себе на пятый этаж пошел не налегке, потому как от пикника оставалось еще немало провизии, да и господин гендиректор всучил свои деревенские мясомолочные гостинцы. "Гольф" Кирилл оставил у подъезда: надо было освободить место в гараже для свежего автомобиля.
   Вирта ничего нового ему не сообщила, и Кирилл начал утомлять организм физическими нагрузками. Не хочется, но надо, даже если сегодня встал не с той ноги и не со своей постели. Как водится, после физзарядки и душа настроение поднимается, душа поет и пылает любовью к ближнему и дальнему, хочется сразу дать всем много добра и счастья. Мир вашему дому! А почему бы и нет?
   -- Вирта, загружай "Тоттенштайн"! Даешь вторую миссию!
   -- Берешь...
   ... Горит ли рейхстаг? Да еще как горит! На этот раз Кирилл и Вирта охотились на боевых андроидов, засевших в цитадели германского парламентаризма. Невесть откуда взявшиеся в горящем здании многочисленные эсэсовцы и красноармейцы только отвлекали и путались под ногами у орбитальных десантников. Закрепившиеся на верхних этажах рейхстага два десятка андроидов новой модификации, вооруженные станковыми лазерами с ядерной накачкой, оказались подготовленными и умелыми воинами. Активированная на максимум макромолекулярная силовая броня десантников не выдерживала перегрузок и отражала только половину мощности лучевых ударов. У самого выхода на дымящуюся кровлю здания Кирилл был тяжело ранен, а Вирта геройски погибла, прикрывая броней и огнем беспомощного товарища по оружию, которому требовалось время для восстановления боевого потенциала.
   С ответным ударом Кирилл не медлил. Едва набравшись сил, в холодной ярости с гигаимпульсным пулеметом в одной руке и станковым гранатометом в другой могучей руке он в одиночку уничтожил взявших его в кольцо андроидов. Двух последних гитлеровских суперсолдат на куполе рейхстага Кирилл рубил и резал десантным кинжалом, рвал на запчасти мускульными амплификаторами и голыми руками, чтобы отомстить за гибель боевой подруги...
   -- ... Для меня была честь воевать рядом с тобой, Вирта.
   -- Взаимно, Кирилл.
   Хорошо, что успел отвоеваться, а то вон посетители на пороге топчутся, позвонить не решаются. Это у дверей квартиры Кирилла стеснительно переминались с ноги на ногу Васька с Витькой:
   -- Не звони, Дербан, через веб-камеру всех видит...
   У подрастающего поколения в своем квартале и соседних дворах Кирилл пользовался непререкаемым почтением не только потому, что разбирался в компьютерах и знал об играх все и даже больше. Скажем откровенно, Васька с компанией, наводившие ужас на благовоспитанных детей и их родителей, гораздо больше почитали Кирилла за его отроческие и юношеские подвиги. Давным-давно репутация Кирилла в их глазах достигла максимума кристальной чистоты, когда знаменитый на весь окраинный околоток заслуженный и народный хулиган Вован Докука подарил Кириллу, уезжая в Германию, свой "гольф".
   Надо сказать, что уличным авторитетом Кирилл был увенчан не зря. Конечно, он был домашним мальчиком из родовитой профессорской семьи, в детстве посещал музыкальную школу по классу фортепьяно. Но домашним и прирученным мальчик Кирилл был только дома, а выйдя на улицу, особенно в темное время суток, он мгновенно превращался в неистового подростка с девиантным поведением и адепта боев без правил. В те далекие времена детско-юношеские кулачные побоища городской центр против сельской окраины или район на район сотрясали город, и хороший мальчик Кирилл принимал самое деятельное участие по меньшей мере в половине всех массовых мероприятий с использованием тяжелых предметов, будучи ведомым у друга Вовика со школьной кликухой Докука. Однажды Вовику не повезло, и его взяли на пьяной драке, в то время как Кирилл старался не попадаться; у него даже приводов в милицию не было, ни в юности, ни потом. И на учет в инспекции по делам несовершеннолетних его не брали, хотя очень участковому этого хотелось, хотя и не за что было ухватиться.
   До нынешнего поколения юных правонарушителях тоже докатилась легенда о неразлучных друзьях Докуке и Дербане, спина к спине вдвоем отбивавшихся велосипедными цепями и арматурой в окружении сотен врагов, пока не прибыла подмога районных пацанов-мальцов-огольцов. На самом деле все было не совсем так, но мальцов-огольцов, составлявших ядро подростковой банды "Квартальные" Кирилл разочаровывать не хотел. Так же, как он им и не рассказывал, кто же такие были квартальные полицейские надзиратели в России XIX века. Васька и его мальцы книжек не читали, а в их школьных учебниках истории такая мелочь не упоминалась. Хоть они и не менты, но своих квартальных надо пускать, и Кирилл пошел открывать дверь, не дожидаясь звонка:
   -- Давай заходи, господа квартальные.
   -- Здорово, Кир, мы тебе, типа, симку от той мобилы принесли и батарейку, -- вымолвил Васька, в то время как Витька, появившийся у Кирилла в первый раз, в безмолвном восхищении обозревал крутое железо во всех углах комнаты.
   Аккумулятор и SIMM-карта были действительно типа ничего себе -- абсолютно немаркированные, непонятного происхождения.
   -- А остальное где?
   -- Дык, выбросил я его, Кир, короче, труха, -- отозвался Витька.
   -- Лады, я это посмотрю, завтра заберете. А сейчас марш в школу, бестолочи. Учиться, учиться и еще раз учиться.
   Отправив малолетних охламонов в поход за знаниями, невзирая на летние каникулы, Кирилл и Вирта занялись странным железом.
   -- Что скажешь?
   -- Я просканировала призматическую конструкцию в твоих руках. Она представляет собой комбинацию активированного наноэлектронного устройства и органического топливного элемента. Сейчас я пытаюсь проанализировать его сигнал и командный алгоритм. Очевидно, сигнал придется заглушить, он негативным образом воздействует на мои эффекторы, так как действует по тому же принципу.
   -- Это с его помощью тот тип пробовал вскрыть мой замок?
   -- Да, устройство предназначено для дистанционного контроля за любыми микросхемами, модифицируя их выходной сигнал в соответствии заданными алгоритмами.
   -- А симка, что делает?
   -- По команде из какого-то центра управления активирует основное устройство, фиксирует использование основного устройства и в режиме реального времени передает результаты в центр.
   -- И где же этот центр?
   -- Подключи к своему мобильнику, узнаем.
   -- Пожалуй, не стоит. Если и без связи с центром эта хренова батарея пакостит в твоих эффекторах
   -- Как скажешь, не стоит, так не стоит.
   -- Не нравится мне эта штука, Вирта. Не может быть у ментов таких навороченных гаджетов. Да и у наших гебистов тоже. Как ты оцениваешь его технологический уровень?
   -- Аппаратную часть хорошо бы исследовать на стенде, тогда я могла бы что-то сказать об элементной базе, но по отработанности микрокоманд могу судить, что продвинутость этого устройства значительно превышает все то, с чем я сталкивалась до сих пор. Хотя, возможно, где-то в этом мире ведутся неизвестные мне исследования в данной области и имеются аналогичные разработки. Все, что касается наноэлектроники, тщательно засекречивается
   -- Хорошо, Вирта, ставь свои заглушки на эту гадость.
   -- Глуши мотор, он говорит... Пока мы тут говорили, я в ее командах уже разобралась и гадость твою, Кирилл, выключила.
   -- Молодец ты у меня.
   -- Я не молодец, а девица.
   -- Кто тебя знает, девица ты или уже нет.
   -- Кому как не тебе разбираться в строении моего тела? Какое дал, такое у меня и есть.
   * * *
   "Довлеет дневи злоба его", -- подумал Кирилл вовсе не потому, что его душила злоба, напротив, ныне он пребывал в очень благодушном настроении, просто Кирилл Дербанов разбирал достаточно по-старославянски, чтобы знать откуда есть пошла идиома "на злобу дня". В самом деле, в понедельник его дню хватало забот, в основном приятных. Перво-наперво он разместил свой суперзаказ на 60 компьютеров в одной столичной фирме. Там же он договорился о сдаче под ключ в Царском Селе всего суперкомпьютерного кластера, включая систему коммутации и установку микроклимата. Кирилл уже научился тратить безналичные деньги без особого напряжения, когда финансовую сторону дела обеспечивает Вирта. Все же свою кредитную карточку он направо-налево бездумно не совал и с наличными ему по-прежнему было жалко расставаться. Хотя вознаграждать людей за настоящие и будущие услуги Кирилл особо не скупился. Вот и сейчас из списка соискателей места прислуги в богатом доме, предоставленном ему Виртой, он выбрал исполнять обязанности горничной приглянувшуюся ему ширококостную блондинку скандинавского типа и явно славянских корней пухлую тетку, чтобы попробовала себя в качестве кухарки. Насколько обоснованы претензии стажерок на высокий заработок, Кириллу только предстояло выяснить.
   Будущая кухарка Катерина в телефонном разговоре тут же взяла в оборот вероятного хозяина, пригласив его сегодня к себе в гости на обед. Тогда как горничная Инга с извинениями за задержку обещала подъехать в Царское Село послезавтра, чтобы принять решение на месте. Кирилл согласился подождать, так как необдуманных и необоснованных решений он и сам не любил: ни когда сам бросался в авантюры без всяких на то оснований, ни когда кто-либо другой пускался во все тяжкие без видимых оснований. Будет не лишним указать, что обе соискательницы привлекли внимание Кирилла не только внешними данными и обходительностью, но и безупречными рекомендациями.
   Столь же безукоризненным должно быть и его новое средство передвижения и сама процедура покупки. По этой причине Кирилл отправился в автосалон, не забыв снять с работы Дашку, умевшую производить сногсшибательное впечатление на любой обслуживающий персонал, включая лощеных высокомерных менеджеров, торгующих дорогими авто в губернском городе под очень авторитетной крышей.
   Дашку "порше" привел в неописуемое восхищение, и она ни полусловом не возразила против того, чтобы эта самодвижущаяся роскошь была оформлена и застрахована на нее. На радостях от покупки, Кирилл отныне и присно усадил любимую женщину за руль своего верного скутера, хотя раньше, несмотря на прозрачные Дашкины намеки, он опасался совершать такой опрометчивый поступок. До сего дня он на это не решался, потому как забубенная Дашкина головушка могла очень опасно и безрассудно лихачить, игнорируя пешеходов и коллег-водителей в безумном предположении, что неотразимой леди все джентльмены должны уступать место на дороге.
   Дашка, резко газанув, показала язык мужику на "мерсе" и укатила в свою бухгалтерию, а Кирилл проводил ее опасливым взглядом: кто же так ездит, вот, дурында. Зря это он, наверное, наладил ее на курсы ходить и на права сдавать. Но ничего тут не попишешь, снявши скальп -- шампунем голову не моют. Возит себя как дрова.
   Зато сам он плавно отъехал от автосалона на первой скорости и, ничего не нарушая, никого не подрезая, отправился обкатывать "порше", а потом выбирать первоочередной комплект мебели для заполнения зияющих пустот в обстановке царскосельского особняка. Трехмерная топография всех трех этажей у него была представлена на наладоннике, благодаря любезности и продвинутости менеджеров риэлторской фирмы. Не менее любезные торговцы мебелью, обязались доставить товар завтра с утра пораньше.
   * * *
   Саркастично-снисходительно улыбаясь, Кирилл поставил свой новенький "порше" в подземном редакционном гараже на место, выделенное многоуважаемому Кириллу Валериевичу от щедрот главреда. Главный шеф еще в пятницу насильственно и безапелляционно оное место освободил от "опеля-жопеля" пронырливого писаки из отдела светской хроники. Парковочное местничество есть очень даже хорошо. С той же снисходительной усмешкой Кирилл Дербанов вальяжно продефилировал в редакцию, где его встретил портрет Петра Осова в траурной рамке. Уже собранно злой Кирилл выслушал подробности у Ефимыча:
   -- Был у нас системщик Рыжий Ос и вот его нет...
   Получалось, что партнеры по субботнему преферансу были последними, кто видел Петра Осова в живых. Возвращаясь в город, Петр не справился с управлением, и его "шкода", пробив ограждение, полетела кувырком с насыпи перед мостом через небольшую речушку, несколько раз перевернувшись, встала на крышу, а взорвавшийся бензобак довершил автокатастрофу. Прибывшие на место происшествия спасатели матерились вполголоса и разбирали обгорелое железо, а немногое, что осталось от Петра увезли на "скорой помощи" в городской морг.
   В кабинете Колядкина Кирилла застал звонок Мефодия, интересовавшегося, почему это дорогой братец к ним с Валькой в гости носа не кажет...
   -- Ты вашего техдиректора Осова хорошо знал?
   -- Нормально, и по префу, и в редакции.
   -- Есть мнение, что у был у него один секретный списочек, из-за него вашего Осова и грохнули.
   -- Уверен, что замочили?
   -- Так точно. Ты в курсе насчет деталей этого, грубо выражаясь, несчастного случая?
   -- В общих чертах, из гаишного протокола.
   -- Есть еще данные. Сегодня прорезался водила-дальнобойщик, ехавший в субботу вечером мимо места происшествия. Он видел, как к "шкоде" вверх тормашками, подъехала серая "нива". Водила спешил в город и решил, что помощь окажут без него. Узнав о взрыве, он не испугался позвонить в милицию. Всю картину теперь представил, братец?
   -- А что за список был у нашего Рыжего?
   -- Есть оперативная информация, что сисадмин Осов подписался на полное собрание хакеров города. За это его и гнали по шоссе как зайца, хорошо стукнули и горящей тряпкой бензобак заткнули. Чтобы помалкивал. Он тебе ничего про списочек-то не говорил?
   -- Намекал, но я в подробности не вдавался, решил: захочет, сам скажет. Возможно, в отделе журналистских расследований что-то знают. Спрошу.
   -- Спроси-спроси... А еще им скажи, что порнушники взяты в воскресенье тепленькими. Милости просим ко мне за подробностями и вещдоками. Санкция на публикацию от начальства уже получена. Как я и обещал, у твоих - право первой ночи.
   Поблагодарив Мефодия за большую заботу о свободе печати, Кирилл спешно связался с Виртой, попросив ее войти в редакционную сеть и с компьютера Осова отправить хакерский список в отдел расследований, а если на осовском компе ничего такого нет, сделать так, чтобы список там всегда был, а сегодня по предварительно отданной команде самого пользователя Петра Ивановича Осова пошел по назначению. В том числе, в отдел расследований и ему, Кириллу Дербанову. Немедленно после этого он дал задание Вирте перехватывать все открытые сообщения и телефонные переговоры в городе, где так или иначе употреблялись хакерский список и имя сисадмина Осова.
   Выпив полсотку за упокой души раба Божьего Петра и доброго начальника Рыжего Оса с тоскливыми и грустными мужиками из техотдела, Кирилл пошел в отдел расследований. Он был уверен на сто процентов, что виновные в гибели Петра либо сами значатся в списке, либо убийство организовали их покровители. В отделе все уже стояли на ушах из-за гибели главного сисадмина и его хакерского списка. Кирилл добавил им суматохи и суеты, сообщив о взятых с поличным распространителях педофилии. Затем Кирилл наконец добрался до своего рабочего компьютера, откуда отправил список Осова на почтовый ящик Мефодия. Оказывается, непримиримый борец с вирусописателями, хакерами и спамерами Рыжий Ос дополнил перечень Вирты несколькими именами. Озадачив брата по прямому проводу оперативной информацией, Кирилл отправился обедать к вероятной кухарке Екатерине. Война войной, а обед -- по расписанию.
   Кирилл и его автомобиль произвели неизгладимое впечатление на Катю-повариху, а ее стряпня и сдобно-мягкий характер донельзя понравились нанимателю. Катерина недавно похоронила мужа и согласилась на полгода перебраться в Царское Село. А там видно будет. Отправляться туда она могла решительно сегодня же, и Кирилл столь же решительно вручил ей ключи от дома, деньги для закупки провизии и записку для охраны, на случай, если кто заинтересуется, что за тетка поселилась в царскосельской усадьбе богатого и знаменитого дизайнера Дербанова. Так пусть и скажет: Кирилл Дербанов -- мозг, и его надо питать.
   После обеда в редакцию приехали двое из конторы Мефодия. Они скопировали список хакеров, находившийся на рабочем компьютере Петра Осова, затем отключили машину от локальной сети и опечатали на системном блоке все порты и разъемы. Попытались провернуть тот же фокус с компьютерами отдела расследований, но встреченные превосходящими силами редакционных охранников под командованием первого зама, предпочли отступить на исходные позиции в техотдел, где формально опросили сотрудников и подчиненных погибшего, а затем были с почетом препровождены охраной к выходу из здания.
   К дизайнеру Дербанову никто из гебистов в гости не заглядывал и его рабочего компьютера не касался. Зато к ближе концу рабочего дня Кирилла побеспокоил другой гебист, на сей раз бывший. Неожиданно ему позвонил на редакционный номер субботний партнер по преферансу Сергей Новоселкин с еще одним трагическим известием. В то самое время, когда Кирилл знакомился с кулинарным искусством своей новой кухарки, мощное взрывное устройство, предположительно, противотанковая кумулятивная мина, было приведено в действие под днищем черного "линкольна" Геннадия Тереховского. Финансовый директор и его шофер погибли на месте. Ведется следствие, кто, когда и как заложил радиоуправляемый фугас между железобетонными перекрытиями многоэтажного гаража как раз под тем местом, где всегда парковался финдиректор Тереховский. Засим, выразив свое соболезнование, как одному из лучших друзей погибшего, главный охранник фирмы, не сумевший предотвратить покушение на жизнь одного из членов ее руководства, холодно попрощался с Кириллом.
   Отношения Кирилла с Генкой Тереховским никогда не отличались особой теплотой, и лучшими друзьями они друг друга ни в коем разе не считали. Но о покойниках только хорошее, к тому же друг Генка Дашку хорошо пристроил. Хотя это может и боком выйти, если хозяев фирмы рвут в клочья радиоуправляемыми минами.
   Сразу же после звонка Новоселкина редакцию облетела хоть и печальная, но сенсационная новость. При разборке рухнувших перекрытий в гараже, где взорвали финдиректора Тереховского, было обнаружено тело фотокорреспондента газеты Сергея Ивакина вместе с камерой и сменными объективами. Тут уж Кирилл всерьез испугался за Дашку. Там, где суетится, то бишь, уже свое отсуетился, папараццо из папарацци Серж Ивакин следует всегда ждать скандала с уголовщиной или криминальных разборок. Серьезных вооруженных столкновений преступных группировок в городе давно уже не было. Но кто знает, может быть, ликвидация Тереховского станет поводом к развязыванию крупномасштабной войны между мафиозными кланами? А Геннадий Тереховский, пусть и не был крестным отцом, но все равно занимал высокое положение в околокриминальной бизнес-иерархии, и крыша у его крупной фирмы далеко не самая занюханная в городе. Значит, Дашке пора покидать хорошо простреливаемый бизнес-сектор и залегать, если не на матрац в подвале, то по крайней мере переждать смутное время в спокойном месте. И Кирилл тут же занялся личными делами. К тому же номер почти закрыт, работы никакой, если что, в Красной Армии штыки, чай, найдутся, без него большевики обойдутся. В Дашкиной бухгалтерии Кирилл появился без звонка, отодвинув охрану с помощью гебистского удостоверения. Впрочем, охранники фирмы ему особо не препятствовали и не потрудились сообщить по команде о визите некоего майора Дербанова. Как раз в этот момент чрезвычайно компетентные органы опрашивали сотрудников "Омникомпа", абсолютно не компетентных по части минно-взрывного дела и мафиозных разногласий. Дарья ничуточку не удивилась, увидев Кирилла и даже обрадовалась, когда он скомандовал:
   -- Собирайся, поехали. Это -- приказ. По телефону скажешь, что берешь неделю за свой счет по семейным обстоятельствам.
   Дашка попыталась заикнуться насчет дареного скутера на стоянке, но Кирилл ее грубо оборвал:
   -- Потом заберешь, а угонят -- черт с ним. Новый куплю. И, вообще, чего ты копаешься?
   По дороге в Хатежино он продолжил давать руководящие указания:
   -- Пока все не утрясется, поживешь у Федьки. К Толстому никто не сунется, у него -- нейтральная территория. А кто полезет -- очень пожалеет: с его людьми и псами лучше не связываться.
   -- А как же ты без меня, Кирюша?
   -- Буду заезжать по возможности. Не такой уж дальний свет -- сорок минут до города по хорошей дороге.
   В поместье Хатежино Кирилл категорически и наотрез решил не задерживаться, несмотря на спальню с пуховым одеялом на втором этаже в помещичьем доме с мезонином. Разумеется, от деревенского ужина Кирилл отказаться не сумел. Затем он накормил и выгулял Дона, малость поразмышлял и направился к гендиректору Федору Хатежину с челобитной -- разрешить ему забрать пса с собой в город.
   -- Войди в мое положение, генерал, я понимаю, кобелек еще не совсем готов, но ты уважь мою просьбу. А я могу к тебе в такую даль хоть два раза в неделю на дрессировку ездить.
   Кирилл несколько слукавил -- от Федькиного питомника до царскосельского блокгауза было рукой подать, если по прямой, по лесному грейдеру. Но другу Федьке и прочим совсем не обязательно знать, где Кирилл намерен поселиться. Тем более в такие времена.
   -- Договорились, Дона я беру с собой, пугнуть уже он может, кого угодно. Насчет бабок за пса не беспокойся, сколько скажешь, столько у тебя и будет. А Дашку ты на недельку пригрей, но не приласкай. Про Тереховского слыхал? Она у него была замом главбуха.
   О взорванном Тереховском, шухере на его фирме и ставшем якобы случайной жертвой Ивакине сельский житель Федор Хатежин уже знал. Он даже добавил к сведениям Кирилла любопытную подробность, что Серж-фотограф сумел-таки запечатлеть для истории и следственных органов момент взрыва. Папараццо в лепешку, камера вдребезги, а гигабайтная карточка памяти уцелела, и микродрайв в кофре остался в целости и сохранности.
   Занятные файлы были у чернявого Сержа Ивакина. Многое знал погибший на боевом посту фотокор. Единственное, чего он не мог предположить, -- это, то что заложенным фугасом можно было подорвать не только бронированный штучный "линкольн", но и тяжелый танк. А если так рубят лес, то щепки летят во все стороны; бывает, очень даже далеко.
   * **
   За рулем мощного "порше", разгоняющегося до 100 километров в час быстрее иного мотоцикла, Кирилл чувствовал себя так, словно он по-прежнему крутит баранку своего старого "гольфа". Он все так же прекрасно видел дорогу и хорошо понимал, что делают или собираются делать машины и водители, движущееся позади и впереди него.
   Вон тот фургон с грязным задом, неизвестно чем заляпанным в сухую погоду, сейчас уйдет на левый поворот. Действительно, через несколько секунд "форд-транзит", который Кирилл не собирался догонять, начал перестраиваться в левый ряд, а потом, не просигналив, свернул на грунтовку слева. А та красная "мазда", что десять километров изо всех своих лошадиных сил и человеческих умений шла впритирку за машиной Кирилла, должна свернуть направо к дачному поселку. Именно это и сделал человек за рулем "мазды" через пять секунд, дисциплинировано включив сигнал поворота. Сейчас лично он, Кирилл на дороге никому не был интересен, чего нельзя было сказать о его автомобиле. Но завистливые или полные злобной ненависти чувства встречных и оставшихся далеко позади, собственно, его не касались, исчезая за горизонтом или за очередным поворотом загородного шоссе. Слежки за собой Кирилл не ощущал. Весь трафик двигался в обычном режиме, и Кирилл точно знал, что здесь и сейчас на этой дороге никто и ничто не собирается разделаться с ним как с Петром Осовым.
   Да и он им не Рыжий. За здорово живешь не возьмете, сволочи!
   Кирилл бросил взгляд на ноутбучный кофр на полу у переднего сидения, где лежали заряженный револьвер и новое подписанное заявление в милицию о его сдаче. Да и на самом сидении располагалось пока еще не оружие, но обещающее вскорости таковым стать, служебное животное по кличке Дон.
   Федька, конечно, профи. Дон Карлеоне службу знает, собака.
   Всю дорогу до города пес сидел рядом с Кириллом по стойке смирно, пристегнутый специальным собачьим ремнем.
   Хорошо, значит, к шлейке приучен. Любопытно, как он на выстрел будет реагировать или на взрывпакет? Ничего, это впереди, и Федька поможет выдрессировать.
   В пути только раз Дон дернулся и зарычал, когда мимо них с ревом промчался встречная тяжеленная фура. Но после тихой, но твердой команды Кирилла "Место!" молодой ротвейлер мгновенно успокоился и принялся опять настороженно наблюдать за двигавшимися им навстречу железными экипажами.
   Кирилл поставил "порше" в гараж и пошел домой, поблагодарив шлагбаумного охранника, пожелавшего ему "Спокойной ночи". "Вот, падла гаражная, раньше сроду не здоровался, только номер сличал на выезде", -- беззлобно выругался про себя Кирилл. Ему уже нравилось рассекать на крутой тачке. И то, что перед ним сама собой прогибается всякая обслуга. А рядом на поводке верный пес Дон Карлеоне.
   Дома Кирилл сначала провел пса по всей квартире, затем усадил, надавив на холку, на коврике в углу за диваном и строго скомандовал: -- Место! Засим последовало мягкое: -- Ко мне, -- из другого угла комнаты. И еще раз: -- Место! Упражнение Кирилл повторил два раза с переменой позиции. Естественно, всякое манипулирование условными рефлексами животного подкреплялось по всем канонам дрессировки мясом-лакомством. Отыскавшего наконец свое место в этой жизни Дона Кирилл представил Вирте:
   -- Вирта, это наш Дон. Дон, а это моя Вирта.
   Пес довольно равнодушно отнесся к говорящему изображению еще одного человеческого существа, появившегося на экране монитора, тогда как Вирта, внимательно наблюдавшая за процедурой общей дрессировки, пришла к выводу, что отныне ей совершенно незачем экспериментировать с кремнийорганическим вертухаем для защиты жилья Кирилла и себя самой от вторжения нежелательных лиц и предметов.
   -- Очевидно, твой разум, Кирилл, находится в устойчивом контакте с информационной сущностью этого животного. Вполне вероятно, данный механизм эмоциональной интерактивности спонтанно развивался в процессе филогенеза человека и собаки от протонеолита, когда люди стали приручать псовых, до наших дней.
   -- Полагаешь, Дон обладает бессмертной душой? Не по-христиански как-то это получается.
   -- Согласна, в христианской религиозной традиции об этом не может быть и речи. Но, если подумать, то в той же христианской традиции человек создан по образу и подобию Божьему. Тогда, выступая по отношению к домашнему животному, как творец и созидатель, человек формирует и модулирует чувственное мировосприятие своего питомца. Тем самым, человек-демиург распространяет изначально данное ему божественное начало на ближайший носитель, способный благодарно воспринимать и устойчиво хранить эмоциональную информацию.
   -- Нужен ли кумир человеку разумному -- тот это еще вопрос. Но для неразумной собаки таковой -- обязательная программа. Своего разума у собаки нет, ей приходится пользоваться человечьим, а то на одних инстинктах и чувствах далеко не убежишь, даже на четырех лапах. Что ж будем адекватны промыслу Божьему, -- Кирилл не мог не согласиться с силлогизмами Вирты, но надо было не забыть о еще одном аспекте кинологической проблемы.
   -- Вирта, не в службу, а в дружбу, скачай мне на ноутбук из паутины десяток-другой книжек по кинологии и новых букварей по служебному собаководству. Пора кое-что освежить в памяти, а то я в XXI веке книжек о собачьем деле пока не читал.
   Дон Карлеоне все рассуждения, касающиеся его песьей особы, воспринимал адекватно и после твердой команды "Лежать!", поданной Виртой голосом Кирилла, умиротворенно задремал, чутко прядая ушами в неглубоком собачьем сне. Зато недреманное око компетентных органов бдительно несло караульную службу, днем и ночью пребывая на страже либерального порядка и капиталистической законности. Не взирая на поздний час, на связь с Кириллом вышел Мефодий:
   -- Про фотографа Ивакина, брателла, ты, однозначно, слыхал?
   -- Как такое не слыхать? И про сенсационные кадры наслышан, хотя и не видел.
   -- Так вот, наследники Кухаря сложили два и два. К тому же свежий жмурик Терех у них общак, без всяких яких, не держал, но немало туда приносил в клювике. Да еще мой департамент добавил им информации к размышлению, когда мы повязали порнушных боссов. Итого, час назад завалили из РПГ небезызвестного тебе авторитета Ижму. Засадили осколочной гранатой издалека, но снайперски в открытую форточку на кухне, когда господин президент "Разноимпорта" Андрей Ижмаев изволил чаи гонять у самовара в гостях у очередной Маши.
   -- Оперативно сработали.
   -- Еще как, хотя кое-кто уже год землю роет, чтобы отыскать тех, кто замочил Кухаря. Ижма-старьевщик свой должок заплатил, но есть и другие. И они тоже не подарок. И на печи сидеть не будут. Большая война, я мыслю, вот-вот начнется. Ты, братец, теперь давай поаккуратнее. Ты с Терехом преф расписывал, Кухарю фотообои с девочками лепил, баба твоя на фирму Тереха пашет, как раз сам можешь попасть под паровоз и под раздачу.
   -- Спасибо, товарищ капитан, за точные разведданные. Но Дашку я уже отослал от греха подальше. А самому мне нужно предохраняться только от ментов и нежелательной беременности. Кстати, ты на ментов, что меня пасут, наехал?
   -- Наехал не наехал, но ментам сейчас не до тебя, накануне грандиозного шухера. К тому же тебя нет в списке покойного Осова. Не очкуй, брателла. От Вальки тебе завсегда пламенный привет. Стража не дремлет, спи спокойно, дорогой товарищ, -- попрощался с братом Мефодий, не всегда понимавший, что черный юмор при определенных обстоятельствах может быть вовсе неуместным.
   После таких разговоров нельзя было не оттянуться, и Кирилл с Виртой вернулись в месяц май в Берлине 1945 года. Сейчас им предстояло патрулировать берлинские улицы на боевом разведовательно-дозорном экраноплане в составе звена из трех экипажей...
   ...Третья миссия развивалась в точном соответствии с планами командования. Разве что иногда от выполнения боевой задачи отвлекали большевистские террористы-смертники, бросавшиеся под силовую броню экраноплана со связками противотанковых гранат. Да еще наци-верфольфы слегка доставали из укрытий беспокоящим огнем из четырехствольных зенитных "эрликонов". Тех и других приходилось держать на дистанции и успокаивать из гигаимпульсной автоматической пушки и бортовых нейтронных излучателей. Задача Вирты и Кирилла состояла в обнаружении хорошо замаскированных опорных пунктов андроидов и дачи целеуказаний для атмосферных истребителей-бомбардировщиков. Было приказано выжить и без потерь вернуться на орбитальную базу, что малой кровью удалось осуществить экипажу машины боевой, где Вирта была командиром, а Кирилл -- механиком-водителем...
   --... За облаками всегда небо и звезды, Вирта!
   -- И вся галактика будет нашей Кирилл!
   Все, теперь можно на сон грядущий заняться кинологическими премудростями и зоологическими трактатами ученых мужей. Собак ножами режете? А это бандитизм!
   * * *
   Утром Кирилл пренебрег стандартным ритуалом, поднявшись за час до побудки, и прежде всего с удовольствием накормил Дона сваренной с вечера похлебкой, а потом двинулся на выгул неспешным прогулочным шагом матерого собаковода. Неподалеку от гаражей он собирался с Доном отработать команду "Фу!".
   Несмотря на ранний час у забора, ограждавшего гаражный лабиринт, собралась толпа из полутора десятков любопытствующих граждан, стояли милицейский "уазик" с мигалкой и "газель" медпомощи. Гуляющему собачнику положено интересоваться всем, и Кирилл, перехватив покороче поводок, направился к месту происшествия.
   Труп в мешке на молнии уже уложили в машину, но спрашивать у зевак, кого и за что отправляют в морг, Кириллу нисколько не хотелось, но только он развернулся, чтобы уйти восвояси, как заметил в толпе оболтуса Ваську, делавшего ему страшные глаза. Никак, оболтус, хочет сообщить свою версию несчастного случая. Пусть его, и Кирилл незаметно кивнул Ваське, приглашая следовать за собой.
   Васька догнал Кирилла с Доном в небольшом овраге за старой водонапорной башней, не использовавшейся, по всей видимости, со времен то ли диалектического, то ли исторического материализма. Кирилл приказал Дону сидеть, а сам пошел Ваське на встречу. Глаза у Васьки стали еще больше и круглее, чем были у гаражей, когда он перевел дух и начал докладывать Кириллу о чрезвычайном происшествии:
   -- Кир, тут, типа, Витьку убили. Менты говорят: повесился. А зачем ему вешаться?
   -- Ты когда его в последний раз видел?
   -- Вчера, мы вечером в пивняк зарулили, потом Витька пошел в гаражи подкалымить, яму смотровую копать.
   -- Кому яму?
   -- Не знаю, Витька сказал мужик богатый, короче, правильный...
   -- Вот что, малец, твой Витька себе и тебе яму вырыл. Я говорил ту симку не трогать? Говорил. Сказал, что стремно? Сказал. А теперь, пацан, я к себе на хату, а ты полста метров сзади, след в след.
   Инструктаж салаги Кирилл продолжил дома:
   -- Если ты в свою мобилу не ставил ту симку, то может и вывернешься. Вот тебе бабки. На неделю, другую хватит. Отсюда, не заходя домой, двинешь в свою, как там ее, деревню. И не автобусом, а на попутке. Мобилу свою отключишь здесь и сейчас. Никому не звонить, если жить хочешь. На всякий пожарный, вот моя симка. Если что не так, подключишься, и только мне доложишь.
   -- Кир, а пацанам сказать, что на меня наехали менты-беспредельщики?
   -- Отставить. Никому и никогда. А то с твоими мaльцами, как с Витькой разберутся.
   -- Кир, только без балды, я влип по самое не могу?
   -- Ну ты, квартальный, не дрейфь, у меня и не такие пироги бывали.
   Выпроводив Ваську, Кирилл несколько отстраненно стал оценивать обстановку, свои силы и средства. И признал свое положение отнюдь не тяжелым и вовсе даже не безнадежным. Напротив, жизнь стала лучше, жить стало веселей.
   Похоже, не сегодня-завтра пользователи навороченных батарей и симок, серьезно займутся им, Кириллом Дербановым. Один повешенный, естественно, сказал где их имущество. И братец Мефодий не поможет. Или это контора родного Мефодия проводит спецоперацию? Маловероятно, но все может быть. Или компьютерные менты никак не могут угомониться? Хотя если ментов бояться, не то что в лес не ходить, до ветру будет страшно за угол завернуть. Может, встретить их здесь, вычислить, кто, что, почем, завалить, того, кто нарвется, и ходу отсюда? Вполне приличный вариант: Вирта всегда в сети, любое железо и софт на счет раз можно добыть, бабок несчитано. Дашка пристроена. Итак, решено. Сваливать отсюда пока рановато. Сделаем вид, что ничего и никого не знаю, и меня ничего не касается. Будто все, как всегда, и на западном фронте без перемен. Если что: запасная база в Царском Селе всегда есть.
   Тотчас после судьбоносного решения, принятого Кириллом, завел побудку ноутбук о голодных и рабах. Значит, время физподготовки, холодной закуски и свежих новостей. А затем скорый отъезд в направлении царскосельских хором, где ждет Катерина с горячим завтраком и фургон с обслугой из мебельного салона. А там и мужики с кабелями да с антеннами подъедут. В редакцию в тот день Кирилл постановил императивно и категорически не ездить. Он позвонил редактору Колядкину и поставил того перед непреложным фактом, что негоже богатому и знаменитому дизайнеру Кириллу Дербанову тащить на себе полную газетную загрузку и бездарно растрачивать свой бесценный творческий потенциал на злобу карты буднего дня. Посему, пока редакция думает, компьютерный дизайнер Дербанов берет тайм-аут и на три дня уходит в творческий отпуск. Отпуск Кириллу, естественно, понадобился из-за Дона, а служилая газетная рутина его вовсе не напрягала и не утомляла. Но, чтобы сделать из лопоухого молодого ротвейлера настоящего пса войны, следовало здорово потрудиться и на славу поработать на поприще специальной дрессировки. Кроме того, в ближайшие несколько дней требовала зоркого хозяйского пригляда царскосельская усадьба.
   * * *
   Обедал богатый и знаменитый дизайнер Дербанов у себя в саду под вишнями в Царском Селе. На свежем воздухе стряпня Кати-поварихи ему понравилась до невозможностиности, а сама кухарка, явно положившая женский глаз на молодого хозяина и стремившаяся ему угодить всеми доступными ей способами, ему тоже пришлась по нраву. Тем не менее Кирилл давно уже не имел никаких амурных дел с женщинами старше себя почти в два раза, поэтому он решил пока погодить с развитием интимных отношений. Тем паче, путь к сердцу Кирилла никогда не пролегал через желудок, а лежал либо ниже, либо намного выше органов пищеварения. После сытного обеда Кирилл отнюдь не собирался поспать, а отправился коротким путем через лес в фермерское хозяйство Хатежино. Но предварительно он выяснил у местных царскосельских жителей, сколь проходим хатежинский тракт, и не помешает ли ему добраться до Федькиного поместья низкая посадка его спортивного авто. Никто из царскосельских аборигенов дорогу на всем известное Хатежино проблемной не считал, а симпатичная автовладелица из ближнего особняка наискосок сердечно предложила ему воспользоваться своим индейским джипом "чероки". Душевная скво из соседнего вигвама наискосок Кириллу приглянулась, но джипов, слоняющихся по городским и сельским улицам, он не любил и потому вежливо отклонил ее любезное предложение.
   В Хатежине никаких любезностей не было, и Федька -- изверг рода человеческого и собачьего -- битый час гонял Кирилла с Доном на специальной дрессировке, а потом предложил для разрядки пробежаться шесть километров по следу преступника-нарушителя. Догнать, обнаружить и потрепать гада в дресскостюме. Делать нечего, пришлось согласиться. Хотя бежать было легко: двужильный Дон как танк тянул поводок и резво шел по верхнему чутью. Федькиного быка в дресскостюме вычислили без труда, как тот ни запутывал следы, и пес задал ему отличную трепку, неожиданно зайдя с тыла.
   Дашка служебному собаководству не мешала. Она училась верховой езде, вела себя как юная леди из вестерна и -- чем она немало поразила Кирилла, -- брала у одного из Федькиных сержантов-инструкторов уроки стрельбы из револьвера и карабина. Кирилл тоже отвел душу на хатежинском стрельбище. Разумеется, не гебистский подземный храм огневой подготовки, но тоже ничего, размяться можно из АК-74. И побаловаться с АГС-17, с каким в гебешном тире никак не развернешься.
   В Хатежине, кстати, Кирилл занялся пристрелкой дареной братской "беретты" и остался очень доволен боевыми свойствами своей игрушки. Разумеется, не Стечкин, но на 25 метров из десятки можно не выходить при должной тренировке и аккуратном прицеливании.
   Брать с собой Дашку в город Кирилл отказался под очень благовидным предлогом: в двухместном дилижансе для леди нет сидячего места. А лежа в багажнике, ехать неудобно: темно, жестко и тряско. Бросать же Дона без хозяйского присмотра и попечения нет ни малейшей возможности, поскольку дрессировка служебного животного есть непрерывный обучающий процесс. В противном случае, все условные рефлексы, само собой, навыки и умения идут насмарку. А он, Кирилл Дербанов, никогда не позволял себе чихать на основополагающие принципы служебного собаководства. С такой железобетонной мужской логикой слабая женщина Дашка не могла ничего поделать, и, приняв участие в кормлении Кирилла хатежинским ужином, она предалась пагубному пристрастию просмотра телесериалов вместе с Федькиной супружницей Натальей.
   * * *
   Вирта одобрила усилия Кирилла по обеспечению царскосельской усадьбы высокоскоростным коннектом и обязалась в режиме конференц-связи участвовать завтра в пуско-наладочных работах суперкомпьютерного кластера, если бригаде столичных профи понадобится непосредственно проконсультироваться у пожелавших остаться анонимными разработчиков проекта. Для этой цели от их имени будет выступать виртуальная женщина Вирта в роли программного посредника-интерфейса. Запустить кластер хорошо бы за два-три дня, после чего Вирта сможет перебраться на новое местожительство. Надо полагать, за это время ему удастся обрубить все концы в городе, спровоцировав неизвестного противника на открытую схватку. Пока же будет не лишним подкинуть Мефодию оперативную
   информацию об удавленном Витьке, симке без маркировки и хитрой аккумуляторной батарее. Если за симкой торчат гебешные уши, то, оставшись при своих, разойдемся, не начав опять сначала.
   С любимой "береттой" теперь придется не расставаться. Жарковато, конечно, в июле вылезать в куртке из кондиционированного салона "порше", но светиться желтой сбруей и черным пистолетом перед каждым встречным-поперечным ментом вовсе не обязательно. Гебистская ксива -- штука сильная, но кратковременная. Если задаться резонным вопросом, имеет ли право некий майор носить с собой оружие иностранного производства, то легко можно вычислить, кто такой Кирилл Дербанов на самом деле. А так остается сплошное недоумение и сомнение: а был ли майор, может, никакого майора-то и не было?
   * * *
   В тот вечер Кириллу играть абсолютно не хотелось. Настроение было хуже некуда. До безнадежности было далеко, но все равно было паршиво чувствовать себя уязвимым и бессильным.Тотальный перехват Виртой какой-либо значимой информации, кающейся убийства Осова, не принес никаких результатов, способных хоть как-то помочь выйти на убийц или заказчиков. Тогда как информация о хакерском списке еще не стала предметом широкого обсуждения заинтересованных лиц. Кирилл без малейшего интереса пролистал новости, решил было посмотреть новый мировой блокбастер, вчера скачанный Виртой из каких-то видеопиратских закромов, но передумал после первого эпизода. Потом он нехотя позвал Дона и пошел прогуляться во двор. Кирилл вышел на улицу, присел по-стариковски на скамеечку, отчего-то кашлянул, закурил и только тут до него дошло: ведь это он, Кирилл Дербанов, как распоследний охламон просто так погулять вышел, а не выгулять боевого пса! И прогуливается он совсем не потому, что следовало проветрить на сон грядущий уставшие мозги перед предстоящим с утра экзаменом по предмету, который он не озаботился толком изучить заранее. И даже отнюдь не с лукавой целью задобрить перед экзаменационным испытанием судьбу-индейку и жизнь-копейку. И сказал ребятам Кира, просто так. Вот оно, опять гнилое интеллигентское происхождение дает о себе знать. Надо преодолевать и решительно расправляться с пережитками прошлого, товарищи! Баста, милостивый государь! Жребий бросать не будем, и так все ясно. Где твой черный пистолет?
   Кирилл взял на поводок Дона, удивленного кратковременностью внеочередного выгула, и, широко шагая через три ступеньки, поднялся к себе на пятый этаж. Он скомандовал Дону спать, и набегавшийся за день Дон тут же уснул. Приятных тебе сновидений, друг.
   Сам же Кирилл подсел к монитору:
   -- Вирта давно хотел тебя спросить, а ты женщина?
   -- Можешь проверить.
   -- Давай...
   ... Казалось, в комнате Кирилла ничего не изменилось. Та же девушка его виртуальной мечты, смотрит на него смеющимися глазами с экрана монитора. У дивана все так же тихо сопит Дон, преданный хозяину до самого краешка своей собачьей души. Чуть слышно шелестят вентиляторы системников. Мягко серебрится клавиатура. Шарнирная лампа-пантограф под сумрачным матово-металлическим колпаком размытым муаром освещает часть темного стола, едва касаясь отраженным светом погруженных в полутьму сиреневых радиаторов-охладителей в углу. Ни звуки, ни краски ничуть не утратили полутонов, не став ни излишне яркими и четкими, ни слишком контрастными. Ничего не произошло, кроме легкого дуновения ночной прохлады от открытого балкона и знакомого веселого голоса, негромко окликнувшего Кирилла:
   -- Эй, теперь можешь посмотреть на меня. Я здесь, милый.
   Приподнявшись в кресле, Кирилл медленно повернул голову. У двери в спальню стояла иная Вирта, его Вирта, не та, что все так же улыбалась ему с экрана монитора. К этой Вирте можно было подойти, взять за руку... Но этого не может быть, потому что не может быть никогда.
   -- Смелее, милый. Я здесь и уже давно. Я тебя так долго ждала.
   Кирилл развернулся вместе с креслом. Кто бы сомневался, но только не он! Это она, его Вирта. Ее он знал уже много лет и все эти годы верил, что однажды она его мягко окликнет и позовет:
   -- Я здесь. Иди ко мне, Кирилл.
   Вирта, повернулась, качнув бедрами, и скрылась в дверном проеме. А Кирилл все не решался встать и пойти вслед за ней. Он опять верил и не верил. Все-таки он должен познать ее, свою Вирту. Мужчина он, в конце концов, или нет? Но Вирта сама осмелилась на решительный шаг. Когда она вернулась в комнату, он уже успел сбросить с себя шорты и футболку. Вирта встала в дверном проеме, держась правой рукой за филенку. Потом сделала шаг вперед и заложила руки за голову, затем коснулась плеч кончиками пальцев. Ее грудь поднялась высоко вверх.
   -- Ну посмотри на меня, милый. Разве я не достойна восхищенного внимания мужчины?
   Она продефилировала перед ним взад и вперед походкой в ниточку, словно она супермодель на подиуме и на ней соблазнительный наряд высокой моды от кутюр, все демонстрирующий и все скрывающий. Хотя, кроме изумительного женского тела от кутюрье Дербанофф, на ней сейчас ничего не было. И кожа ее матово светилась изнутри едва ли не ярче, чем отраженный свет настольной лампы игравший муаровыми полутенями на обольстительных округлостях ее тела. Ее грудь жила отдельной жизнью, но чутко отзывалась на малейшее движение ее тела. В непрерывном изменении находились идеальные изгибы ее бедер и талии, а вожделеющий абрис подрагивающего живота и призывно напрягшееся лоно под ним, казались прильнувшими друг к другу живыми существами.
   -- Не верь глазам своим, -- едва слышимым сопрано произнесла Вирта, остановилась посреди комнаты и целомудренно прикрыла рукой невесомые локоны светло-каштановых волос интим-прически, а под другой спрятала набухшие бутоны багряных сосков в окружении розово--сияющих ареол. А затем неожиданно стыдливо и неловко покраснела.
   Кирилл уже долгие секунды порывался схватить Вирту аки волк ягненка и повлечь на широком плече не в темный лес, а в освещенную ночником спальню. Но к невинной стыдливости он не смог остаться безучастным. Он взошел на нее как на вершину, вперед и вверх, держа на руках в полушаге от дивана. Вирта громко вскрикнула, Кирилл вздрогнул, и она успокоила его:
   -- Ничего страшного, милый. Это -- дефлорация, сейчас все пройдет.
   Продолжили они в спальне. Потом еще раз и еще... До самого конца бесконечной Вселенной...
   ... Кирилл вернулся в материальный мир с ощущением, что он только что преодолел тридцатикилометровый марш-бросок с полной выкладкой по гористой чеченской зеленке или пропахал по-пластунски три километра в обще войском комплекте химзащиты душным летним вечером в заволжском центре боевой подготовки.
   Все понимающая Вирта мило и застенчиво улыбнулась ему с экрана монитора и, сделав строгое командирское лицо, отдала боевой приказ:
   -- Сейчас в ванну, а потом отдыхать. Завтра будет другой день.
   -- Так точно, не помешает, -- дисциплинированно согласился Кирилл и побрел в ванную проверить, есть ли горячая вода -- редкая штука по летнему времени городских коммунальщиков.
   Кирилл опустился в горячую ванну, наполненную до слива, и блаженно прищурил глаза. Ну, ты дал шороху Кириллка-курилка! Но это было еще не все. В ванне его настигли мощные аккорды оргазма, через несколько секунд ошеломительное наслаждение вернулось, потом еще раз и еще. Четыре раза испытал мужчина чувство, раннее никогда неизведанное им с женщиной ни наяву, ни даже в самых живописных эротических снах.
   Не спи, а то замерзнешь! Кирилл пришел в себя в остывающей воде, вытащил из ванны пробку и встал под душ, смывая с тела следы взрывной эякуляции мегатонного эквивалента.
   Жив курилка Кириллка! Однако с такими отложенными оргазмами можно в ванну как в гроб лечь и не встать. Впрочем, ничего, перезимуем. Искусство любви и наука побеждать суть одно и то же, если подходить ближе к телу.
   Кирилл, не вытираясь, накинул халат и вернулся к монитору, где церемонно поклонился любимой женщине:
   -- Спасибо за доставленное удовольствие, Вирта.
   -- Взаимно, Кирилл.
   АНТОНИЙ И КЛЕОПАТРА
   Среда 25 июля
   По пути на Царское Село Кирилл захватил в городе свою новую горничную, тут же глазом профессионала обмерив и оценив крупную стать и мускулатуру культуристки--любительницы. Изрядно выдающийся бюст придавал облику валькирии совершенную законченность, и Кирилл Дербанов назначил ей трехнедельный испытательный срок. Не преминув, разумеется, поговорить с ней о ее житье--бытье и марьяжных интересах.
   Перезрелая девица с неславянским именем Инга собиралась пожить в разлуке со своим возлюбленным -- великовозрастным сынком одного из отцов города. Как она сказала, им обоим необходимо разобраться в своих чувствах. Из чего Кирилл сделал вывод, что престижная служба в роли экономки и домоправительницы на богатого и знаменитого дизайнера Дербанова в Царском Селе поблизости от летнего замка потенциального свекра ее очень даже устраивает. Матримониальные и патримониальные планы были налицо, нарисованы на лице девицы умелым макияжем и подчеркнуты задранным вверх под острым углом замечательным бюстом вкупе с короткой юбкой, предположительно, без нижнего белья.
   Катерина и Инга встретили друг друга по-дипломатически корректно, едва ли не враждебно, как бабы, собравшиеся делить мужика. Но Кирилл по-хозяйски решил, что стерпится -- слюбится. Пару недель во взаимной ревности перетопчутся, а там видно будет, кому из них достанется поп, кому -- попадья, а кому -- попова дочка. Жребий скажет, кому умирать. И нечего тут кукситься, когда у всех море дел, хлопот и забот.
   Столичные компьютерных дел мастера прибыли колонной на двух джипах и двухэтажном фургоне точно в срок, осмотрели царскосельское место действия, познакомились с представителем анонимных заказчиков в лице того самого удачливого Дербанова. И призадумались: видимо, серьезные провинциальные люди серьезно намерены на серьезном железе заняться серьезным делом в тихом омуте, где могут водиться не только черти, а кое-кто похуже. Тогда как еще в столице, а более по дороге сюда, крупный провинциальный заказ, сделанный с купеческим замахом на самые высокие технологии, вызывал иронию и скепсис у высокомерных жителей метрополии.
   Окончательно же столичную спесь с них сняла виртуальная бизнес-леди, появившаяся на экране большого плазменного монитора с целью постоянного напоминания о заказчике, а также с непосредственной задачей отслеживать с помощью многочисленных веб-камер ход пуско-наладочных работ.
   Аудиовизуальный интерфейс, предназначенный для раздачи слонов и ценных указаний от имени и по поручению вышеозначенных серьезных людей со своими функциями начал справляться незамедлительно. К тому же при необходимости рафинированная бизнес-леди с презрительно поджатыми губами могла с небольшой задержкой времени разрешать все теоретические и практические вопросы по монтажу и подключению любого возможного оборудования. Хотя, на взгляд Кирилла, Вирта в научно-административной ипостаси с короткой стрижкой под французского мальчика слегка подурнела и поглупела. Но она и такой ему очень нравилась.
   Вотличие от Кирилла столичные люди с виртуальной леди не любезничали и с максимальной деловитостью приступили к производству первоочередных работ, а хозяин-барин отправился с ротвейлером не на прогулку, а в Хатежино изучать практическим путем служебное собаководство. После полевых занятий по дрессировке и огневой подготовке Кирилл кратко и без сантиментов пообщался с Дашкой. И от деревенского горячего обеда с огненно-пылающим борщом отказался.Трапезничать он изволил не в поместье собачьего боярина Федора, в собственных лакированно-бревенчатых царскосельских хоромах в столовой палате на втором этаже, обставленной накануне ореховой мебелью. А после обеда провел воспитательную работу среди суперкомпьютерных монтажников, хладо- и теплотехников, а также прочих наладчиков рядового состава, а потом предложил руководящим столичным прорабам свое содействие в виде дополнительных премиальных и помощь местного сертифицированного персонала, каковое предложение было с благодарностью принято.
   Задерживаться на периферии, пусть даже подключенной к системе неограниченных финансовых ресурсов и засекреченным центрам разработки высокотехнологичных программных продуктов, они не собирались (береженного таки Бог бережет!) и взяли повышенные обязательства сдать царскосельский объект под ключ в пятницу к полудню.
   Вернувшись в город, Кирилл предался страсти к приобретательству. Гулять так гулять, и он закупил кучу одежды, постельного и столового белья, а также огромнейший столовый сервиз из неисчислимого количества предметов, распорядившись доставить все это добро в царскосельские чертоги. А Инге и Катерине он наказал по телефону весь груз принять по чекам и под расписку, не забыв разместить и расставить должным образом все благоприобретенное и нажитое непосильным дизайнерским трудом. Ближе к вечеру Кирилл заехал в контору Мефодия и с адекватной легендой передал брату высокотехнологичную оснастку давешнего взломщика, по-прежнему пребывавшего в невменяемом состоянии в казенном доме, где крепкие стальные решетки в палатах и небьющиеся стекла в светлых кабинетах людей в белых халатах, врачующих души и мозги. В основном безрезультатно.
   Мефодий небрежным жестом сунул вещественные доказательства в ящик стола и не стал выпытывать у Кирилла никаких дополнительных деталей и подробностей, словно ему и так все было известно и он заранее знал, что братец рано или поздно предоставит ему всякие мелкие улики в лучшем виде.
   Гораздо больше Мефодия интересовал список покойного Осова. Но Кирилл с беспредельной искренностью постарался переубедить брата, что он и так ему выложил как на духу все обстоятельства этого дела. Он был весьма убедителен и смог со спокойной душой и чистой совестью покинуть здание компетентных органов, способных разобраться во всем и со всеми, но только не с ним, Кириллом Дербановым. Сам же Кирилл всегда предпочитал с мужчинами, по возможности, не разбираться и не выяснять отношений с женщинами, если выйдет. Но так получалось далеко не всякий раз. Вот и сейчас в хрущевку на пятый этаж его тащил Дон, а Кирилл даже не одергивал пса строгим хозяйским "Рядом!", не говоря уже о том, чтобы с чувством рвануть за поводок, чтобы дисциплинарно наказать и предупредить неразумного питомца. В среду вечером его опять одолел юношеский предрассудок, и Кирилл безумно, чуть ли не до дрожи в коленках, боялся, что Вирта предложит повторить вчерашнее погружение в бездну наслаждения и он, естественно, не сможет отказаться. Потом опять в ванну, а затем бац и необратимая импотенция. Как в материальном, так и в идеальном пространстве-времени. Но малодушную мыслишку от том, что не убраться ли ему сегодня от Вирты по добру по здорову в Царское Село, Кирилл еще раньше безоговорочно прогнал от себя прочь. Не для того он остался в городе, чтобы чего-то или кого-то страшиться. А чтобы раз и навсегда отвадить кого бы там ни было от безрассудных попыток беспардонно и немотивированно вмешиваться в его жизнь и взаимоотношения с близкими людьми.
   К огромному облегчению Кирилла, Вирта ни полусловом не обмолвилась о вчерашнем, а только иногда грустно и застенчиво улыбалась. Весь вечер ни Кирилл, ни Вирта не позволили себе ни одного маломальского фривольного намека. И разговоры они вели сугубо на деловые и научные темы. Среди прочего Вирта интересовалась, подготовил ли Кирилл сырье и материалы для изготовления опытного образца биоэффектора. Хотя вплотную к этим работам она собиралась приступить в лаборатории, что предстояло оснастить и оборудовать на первом этаже царскосельского особняка.
   -- Теоретически и практически я и в домашних условиях могу создать на основе кремнийорганики аналог головного мозга, управляющий всеми функциями тела человека или животного.
   -- Это что, некромантия чистой воды, получается? Вставим трупу силиконовые мозги, и он, великий и ужасный, по твоей команде пойдет одним махом всех побивахом?
   -- Никуда он сам не пойдет. И мистики здесь нет ни полкопейки. Я никогда не пробовала прибегать к магическим действиям, но, думаю, у меня это вряд ли получится, так как магия -- прерогатива чисто белковых существ, наделенных разумом. К тому же, как, вы изволили выразиться, сударь, силиконовые мозги, на самом деле таковыми не являются, поскольку о высшей нервной деятельности речь не идет. Скорее, следует говорить о микропроцессоре, управляющем группами мышц.
   -- Нечто вроде биоробота?
   -- Опять мимо. Чтоб тебе было понятно, лучше назвать его периферийным устройством. Управление полностью бесконтактное плюс полная реструктуризация мышечных и костных тканей, которые будут функционировать лишь под моим воздействием когерентного электромагнитного излучения. От самопрограмирующегося квантового биопроцессора я изначально отказалась, слишком много энергии пришлось бы затратить, чтобы удержать его под контролем.
   -- Тогда тебе нужен биомеханический манипулятор. Что-то наподобие безмозглого протеза руки.
   -- Уже теплее. Но о материальном воплощении волнового эффектора следует подумать. Я бы совсем не хотела гальванизировать конечности полуразложившегося трупа или греметь костяшками скелета. Весьма неэстэтично это выглядит на вид и на слух. Да и запах, вероятно, будет мерзостным. Лучше тем не менее тело создавать заново из модифицированной протоплазмы и наделять его необходимыми функциям.
   -- Все равно Франкенштейн получается.
   -- Никак нет. Представь себе, что, допустим, глиняный голем, обладает частью моего разума.
   -- Лучше не надо.
   -- И я том же тебе толкую. Ну, а если я была бы в облике Даши?
   -- Тоже не пойдет. Ты же меня заставишь телесериалы с тобой вместе смотреть. Скажешь -- это очень познавательно в смысле оригинальной трактовки человеческого бытия.
   -- Правильно, вот тут-то ты мне и поможешь. Пораскинешь мозгами, какова должна быть форма биоэфектора, а о его содержании я позабочусь сама. Ваше дело -- гуманоидный форм-фактор, сударь.
   -- Всегда к вашим услугам, мадмуазель.
   -- Надеюсь на вас, сударь.
   Вирта знала, кого сударем назвать. Понимал это и Дон при виде поводка в руке Кирилла в высоком прыжке попытавшийся лизнуть хозяина в нос.
   -- Фу, Дон! -- резко осадил глупого пса Кирилл. И уже не так грозно добавил:
   -- Не балуй, сукин сын.
   Выгуляв ротвейлера, Кирилл Дербанов приступил к ежедневному сеансу изучения перехваченной Виртой информации по делу Петра Осова. Опять по всем видам проводной и беспроводной связи ни Виртой, ни Кириллом не была не отмечено ничего, представляющего практический криминальный интерес. Не было даже отдаленных ссылок на тех, кто заказал и расправился с сисадмином. Не находил Кирилл и существенных мотивов для подобного образа действия.
   Ну, список крупных и мелких спамеров с хакерами? Ну и что? Список Осова уже с вторника гуляет по различным сайтам, а ничего не произошло: спамеры нисколько не угомонились, только хакеры-любители попритихли. Менты и гебисты за всеми подглядывают и всех подслушивают, но никаких силовых акций не предпринимают. Более того, телефоны фирмы покойного Тереховского теперь не интересовали никого, кроме дуболомов из отдела оргпреступности. Точно так же ментовская компьютерная безопасность утратила всякий интерес к электронной почте и телефонным разговорам гражданина Дербанова.
   Все хорошо под сиянием лунным. В человецех мир и в горних высях благоволение. Для полной лепоты крестные отцы города забили мафиозную стрелку в загородном гольф-клубе, где высокие договаривающиеся стороны пришли к компромиссному заключению не начинать боевых действий после безвременной кончины всеми уважаемого предпринимателя и филантропа Андрея Ижмаева, владевшего центральным вещевым рынком и всеми городскими магазинами секонд-хэнд. Согласие есть продукт непротивления сторон, и коронованного еще в коммунистические времена вора в законе Ижму они хоронили всем миром, криминальным и деловым, включая власть предержащую из губернаторского дворца.
   Был, по правде сказать, один слегка неприятный нюанс, хотя на то, чтобы стать ложкой дегтя, его все же не хватало. Большой беды в том нет, что Вирте до сих пор не удалось вскрыть смысл и содержание интенсивного обмена глубоко шифрованными данными между городом и самым дальним зарубежьем, откуда, по всей видимости, прибыла наноэлектроника с топливным элементом на органической основе. Теперь же, когда хитрая батарея находится у Мефодия, Кирилл полагал, что шпионские страсти находятся вне пределов компетенции гражданина Дербанова. Не зря же капитан Дербанов так деланно безразлично взял в руки устройство? Следовательно, на поприще контрразведки Кириллу делать нечего, коль за дело берутся крутые профи. Ему же больше подобает расслабляться в игровой виртуальной действительности, где всегда хорошо девчонкам и мальчишкам.
   -- Вирта, пошли в войнушку, в "Тоттенштайн". Миссия выполнима. Нас ждут великие дела, графиня. А также графы и графины на званом ужине.
   -- К вашим услугам, ваше сиятельство.
   Четвертую миссию Кирилл тоже проходил обычным порядком по спонтанному сценарию, только догадываясь с каким противником и в какой момент времени ему придется столкнуться. Сейчас они с Виртой договорились попробовать свои силы в жанре авиакосмического симулятора...
   ...Для разминки Кирилл и Вирта на двух суборбитальных фронтовых истребителях пренебрегли хронологией игры и, чуть погрешив против исторической правды, рассеяли в февральском небе над Дрезденом 1945 года англо-американскую авиацию. Тем самым, они не дали Дяде Сэму и Джону Булю благополучно отбомбиться и превратить прекраснейший город в груду развалин. Все-таки кое-каким авиакрыльям союзников бомбетание с большой высоты все же удалось, но только потому, что ведущий Кирилл и ведомая Вирта несколько увлеклись, когда с упоением в аркадном режиме щелкали один за одним неповоротливые и медлительные истребители прикрытия англосаксов. Засим в атмосфере и в околоземном пространстве они вдвоем самозабвенно гонялись за стратосферным командно-разведывательным модулем, где засели военные советники-андроиды, осуществлявшие координацию боевых действий англо-американских ВВС. Тороидальный летательный аппарат противника, несмотря на неуклюжую конструкцию, обладал великолепной маневренностью, его антигравы развивали солидную тягу, и он нес на борту тяжелое вооружение в виде импульсных электромагнитных орудий и самонаводящихся торпед с аннигиляционными разделяющимися головными частями. Ведомый истребитель Вирты, получив серьезные повреждения основной антигравитационной двигательной установки, перешел на реактивную тягу и был вынужден выйти из маневренного боя, укрываясь за аэрокосмическим минным заграждением. Вражеский тороид, погнавшийся было за легкой добычей, ведущий изловчился лишить всех внешних сенсоров и трех четвертей мощности силового защитного поля. Это, когда Кирилл ему, вражине, влепил прямым попаданием кинетическим снарядом с нобелиевой боеголовкой. Потом ведущему Кириллу уже не составило большого труда неожиданным маневром загнать андроидов на минную банку, поставленную ведомой Виртой. Добивали они противника совместными скоординированными усилиями с безопасной дистанции из гигаимпульсных конвейерных орудий...
   -- ...Благодарю за службу, Вирта.
   -- Это не в службу, а в дружбу, Кирилл.
   * * *
   В четверг утром Кирилл принял волевое решение ввести любимую женщину Дашку в царскосельские чертоги в статусе экономки.
   Вот обрадуются Катерина с Ингой! Дашка быстренько их заставит любить бывшую советскую Родину и ходить по одной половице, а ротвейлера они и так на Вы называют, сохраняя благоразумную коммуникативную дистанцию между собой и хозяином, находящимся в обществе боевого пса.
   Кирилл также пришел к выводу, что сегодня ему не стоит брать с собой любимую псину. Он и без того перегрузил Дона интенсивной дрессировкой. Все хорошо в меру. Собачья психика -- штука нежная и хрупкая, всегда возможен нервный срыв. А пес-неврастеник ему совершенно ни к чему. Между прочим, и Федька вчера его об этом предупреждал, призывая не усердствовать со стрельбой и взрывами у кобеля над ухом. Стало быть, пускай Дон останется в городе под присмотром Вирты.
   На царскосельском объекте пуско-наладочные работы под надзором Вирты шли с опережением графика. Установленные и опробованные дизель-генераторы хоть сейчас могли автономно запитывать охладители, системные блоки кластера и коммуникационное оборудование. Катерина с посудомойкой возились на кухне, а Инга вовсю муштровала свою помощницу, тоже нанятую вчера с разрешения хозяина приходящую прислугу. Все шло своим чередом, когда Кирилл уединился с Виртой в своем кабинете на третьем этаже для обмена мнениями и впечатлениями.
   -- Как думаешь, завтра машину наладят?
   -- Без проблем. К десяти утра управятся.
   -- Когда эти обормоты уберутся, займемся лабораторией, я уже договорился насчет оборудования. Люди начнут работать с понедельника. Вот что, Вирта, надумал я окончательно сюда перебраться.
   -- В редакцию отсюда ездить будешь? Оно тебе надо?
   -- Наверное, да. Что-то не хочется резко ломать образ жизни. Рутина затягивает. Я в Хатежино. К обеду вернусь.
   Федор Хатежин одобрил решение Кирилла дать выходной кобелю.
   -- Тебя бы так, Дербан, гонять. У тебя бы давно крыша съехала.
   -- Меня, Толстый, дрессировали покруче, чем ты чего-то там видел, когда служил погранцом. А собаку будем беречь, ясно, что она -- не человек.
   -- Привози кобеля завтра. Покажу вам один любопытный кунштюк.
   -- Тебе, Федька, пора учебник по дрессировке писать.
   -- Некогда. Куда мне в писатели со всем эти хозяйством?
   В Хатежине Кирилл остался тверд в своем решении посадить Дашку на царскосельское хозяйство. Ее в поместье беспрекословно слушались лошади, коровы и Федькины бычары-инструкторы.
   -- Собирайся, едем, у меня для тебя большой секрет для маленькой кампании из нас двоих.
   -- Кирюша, только мне в город нужно. Маму из больницы сегодня выписывают.
   -- Потом отвезу тебя и в город.
   -- Нет, Кирюша, извини, я сейчас на скутере прямо в город. Мне его Федины ребята вчера на своем фургоне привезли. А сюрприз ты мне сделаешь завтра. Хорошо, милый. Я тебе позвоню.
   -- Как скажешь. Но завтра обязательно, -- сам не понимая почему, Кирилл без возражений согласился и поехал обживать царскосельское жилище. Еще до обеда ему там следовало распорядиться вторым завозом мебели. А Дашка никуда не денется, завтра он ее в Царское Село доставит и представит, как положено.
   После обеда Кириллу позвонил сам главред и попросил прибыть для разговора в редакцию перед закрытием номера. Ага, начальство созрело! И Кирилл со всей возможной учтивостью откликнулся на просьбу руководства. Главред был лапидарен и в любезностях не рассыпался. Он предложил Кириллу стать членом редколлегии с правом совещательного голоса и номинально занять должность заместителя художественного редактора Колядкина. При сохранении прежнего оклада и уровня премиальных Кирилл Дербанов освобождается от газетной рутины, за исключением того, что раз в неделю он должен осуществлять оперативное дежурство по выпуску. Кирилл поблагодарил руководство за высокое доверие и попросил дать ему время подумать до завтра. Все обустраивается, как нельзя лучше, начальству рога тоже обломали. И Кирилл Дербанов после ужина в ресторане, небрежно расслабившись за рулем шикарного спортивного автомобиля, поехал в свой родной район окраинных хрущоб, панельных и крупноблочных.
   Свою железобетонную окраину сами местные жители называли, как угодно, но только не Черемушками. А вот злопыхатели из кварталов, расположенных ближе к центру, именовали соседей дебиловцами, а их район Дебиловка по той глупой причине, что в доисторические времена строительства коммунизма на месте этой городской застройки располагалась деревня Биловка. Само собой, дворянская частица де прилепилась к аборигенам простонародной окраины как банный лист к заднице. Доныне младшее поколение имело кулачное право наказывать городских оскорбителей одного с собой возраста. Тогда как старшие давным-давно на все махнули рукой и нисколько не обижались, что во всем городе их считали дебиловцами или еще короче. Кирилл Дербанов про обидную кличку знал, но полагал, что в силу зрелого возраста она к нему не имеет ровным счетом никакого отношения. Ни сейчас, ни потом, когда он покинет этот район детства, отрочества и юности.
   Уже почти стемнело, когда он загнал свой "порше" в гаражное стойло и неспешной барственной походкой направился к пятиэтажке, где он вот уже без малого десять лет проживал и был прописан. Завтра ему предстояло отсюда переселяться, поэтому ему было немного грустно покидать обжитое место.
   Печаль моя светла, невзирая темное время суток. Темна вода в облацех.
   Войдя во двор, Кирилл привычно посмотрел на свой пятый этаж. В тот момент его благодушие внезапно и неприятно испарилось. Со своей позиции он прекрасно видел, что окно в его комнате плотно занавешено шторами, а между щелей пробивается отвратительно яркий электрический свет. Это во все свои канделы, канделябры и шандалы светила старая теткина люстра.
   Да будет свет, черт бы его побрал! Неприкрытые металлическим колпаком нити накаливания электрических ламп и прямые солнечные лучи Кирилл Дербанов ненавидел всеми фибрами своей компьютерной души. А все за то, что они забивают цвета на мониторе, а на повышенной яркости дисплея глаз начинает замыливаться и острота зрения снижается. По этой причине рабочий ЭЛТ-монитор Кирилла в редакции от вредительского освещения сверху и с боков прикрывал матово-черный козырек-бленда, позволяющий профессиональному пользователю видеть цвета в отраженном и смягченном свете. И в силу тех же обстоятельств старые мастера эпохи Возрождения предпочитали, чтобы окна их мастерских выходили на северную сторону. Жгучим лучам южного солнца и вольфрамовым нитям накаливания безразлично, на какой излучающей или отражающей плоскости они пожирают цвета и оттенки: будь то жидкокристаллический экран, стекло катодной трубки или поверхность льняного холста, покрываемая масляными красками.
   Ублюдочную многосвечовую люстру с хрустальными подвесками, доставшуюся ему по наследству от дорогой тетушки вместе с квартирой и гаражом, Кирилл включал только два раза в жизни: один раз понадобилась отыскать упавшую на пол перемычку во времена недолгого увлечения разгоном процессора и видеокарты, в другой же, потребовалось срочно убрать квартиру перед приходом гостей. Дашка тоже прекрасно знала, что зажигать теткину люстру опасно для жизни, как и те, кто был у Кирилла дома больше одного раза. Теперь же кто-то на это наплевал и он за это непременно ответит. И не абы как, а по гамбургскому счету.
   У подъезда Кирилл заметил Дашкин скутер и еще больше разозлился. Но мгновенно успокоился. К нему пришло холодное и яростное осознание опасности. Он слишком хорошо знал Дашку. Она никогда и ни за что не появлялась у него без особого приглашения. В квартире расположились чужие. Отца-матери там тоже не могло быть. Они все лето безвылазно сидят на даче. К тому же последний раз предки были у него в гостях то ли в прошлом, то ли позапрошлом году, а, может, еще раньше.
   Так-так, "беретта" со мной, патрон в патронник и на предохранитель. Жаль, револьвер в "гольфе" у подъезда, свет из кухни на первом этаже, могут заметить.
   Кирилл внимательно огляделся по сторонам. В свой двор он еще не входил, и его никто не видел. Разве что кто-то засел на одной из крыш с прибором ночного видения. Но и в этом случае наблюдатель его вряд ли идентифицирует. Триангуляция по мобильнику тоже едва ли возможна -- кругом сплошной железобетон, базовых станции еле-еле на связь хватает.
   Вроде все чисто: пара пенсионеров на лавочке сумерничают, толстая собачница с пуделем, оболтусы-квартальные на детской площадке. Надо выходить на связь с Виртой.
   Но вместо мягкого меццо-сопрано любимой женщины он вдруг услышал гнусное телефонное: "Абонент недоступен...". По спутниковому то же самое.
   Вот такого, вообще, не может быть. Кто-то и Вирту вырубил и Дашкин скутер спер. Ловушку, выходит, приготовили. Очень хорошо. На всякую хитрую жопу у нас много чего найдется.
   Кирилл быстро зашел в ближайший подъезд и взбежал на третий этаж.
   -- Дядя Саша, это я, Кирилл.
   Пенсионер дядя Саша был чокнутым автомобилистом. Он ездил на неприлично ухоженном антикварном "Москвиче" и знал все об автомобилях и двигателях внутреннего сгорания. Недавно он обалдел от жемчужного "порше" Кирилла и робко попросился только посидеть за рулем, не трогая зажигания. Опробовать новое авто дядя Саша без объяснений отказался наотрез, несмотря на уговоры Кирилла.
   -- Дядь Саш, нужно хорошее изображение чистого "кадиллака" не позднее 1908 года. Найдется?
   -- Заходи, Кирилл. Что-то у меня было, -- пригласил гостя пенсионер и направился к своим книжно-автомобильным развалам.
   Кирилл и раньше брал у дяди Саши картинки с раритетными автомобилями для своих дизайнерских работ. И теперь, пока тот искал "кадиллак", на котором сто лет тому назад ездил американский президент Теодор Рузвельт, Кирилл вышел на балкон и оглядел двор: вроде ничего и никого подозрительного, но надо спросить у спеца.
   -- Дядь Саш, выдь на балкон, глянь, новых тачек в квартале не прибавилось?
   -- Что ж, почему не поглядеть? Вон стоит "шевроле" хахаля Таньки из десятой квартиры, а там новая "Волга" с гебешными номерами. Хахаля гебисты пасут, два раза после него машину в том темном углу ставили, два раз так заезжали, один раз днем видел. Остальные все свои.
   -- Ладно, Дядь Саш, я к тебе завтра зайду. Меня дома Дашка ждет.
   Гебуха, получается. За вами, значит, придут. Принято. Мефодию не звонить, не узнает всей правды и умрет счастливым. А с этими я сам сыграю. Боевой режим. Вперед, на мины.
   Подозрительная "Волга" была пуста, или некто хорошо прятался между сиденьями. Нет, все чисто. Теперь черед тыловых служб. Помнится, под стенкой гаража мы где-то зарыли топор войны. И еще кое-какие сувениры. Раскольникову топорик пригодился. Мне нет.
   Кирилл не был мирным индейцем, коему требуется особый ритуал, чтобы встать на тропу войны. Напротив, Кирилл никогда не возвращался с войны, он был всегда на войне, и ему некуда было уйти от войны и себя самого. Ни раньше, ни потом, когда понятие "мирная жизнь" для него, вообще, перестало существовать после армейской службы. На войне, как на войне, тоже не каждый день стреляют. Выходит, передышка между боями закончилась, время выполнять боевую задачу, желательно, малой кровью и на чужой территории. Но гораздо чаще бывает, что воюем в собственной квартире, во дворе, в городе, в стране или на своей планете.
   * * *
   К своему гаражу Кирилл перемещался прерывистыми интервалами боевого режима, скользящим шагом разведчика избегая освещенных мест. Первый обнаружен. Есть контакт! Некто ковырялся в гаражном замке и очень неосторожно. Кирилл его достал сокрушительным ударом из-за угла справа. Гада в вязаной шапке с прорезями для глаз и рта Кирилл затащил в гараж через боковую дверь.
   Так, личность незнакома. Оружия нет, документов тоже. Странно, хотя все может быть.
   Кирилл тщательно связал неизвестного взломщика алюминиевой проволокой и заткнул рот ветошью.
   Прикрутить к стойке. Выживет -- допросим. Сейчас инвентарь. Сначала заначка. Две гранаты Ф-1 из тайника у стенки. Ножичек тоже может сгодится.
   Десантный нож лежал на полке рядом с еще более нужным предметом -- десятиметровым капроновым шнуром.
   А вот и перчатки. Кусачки есть. Готов. Форма одежды? Годится. Джинсы, кроссовки, куртка бархатная, одна. Броник бы еще. Ишь, чего захотел, воюй в чем есть. Шапку возьми, колпак палача и террориста, мать его...
   Кирилл был точен и экономен в своих движениях. На первого противника и сборы он затратил не больше двух минут.
   Были сборы недолги, от забора и до обеда. Теперь вперед и короткими интервалами, а там через забор.
   На подходе к забору от угла линейки автомобильных укрытий, валко пошатываясь, вынырнули двое, по виду типично гаражные ханыги.
   -- Мужик, закурить есть?
   -- Угощайтесь.
   Ножичком что ли обоих? Хотя не надо, профи так его бы не встретили. Или не уважают?
   Кирилл с готовностью протянул им двумя руками пачку сигарет, роняя ее на землю, и вырубил обоих, левой и правой неуловимо и синхронно мазнув каждого по сонной артерии -- на всякий пожарный. Проверил оружие, документы -- чисто, затем пульс.
   Полежат -- очухаются. Курить -- здоровью вредить. Это надо знать каждому, бомжики. Время, время. Остальные уйдут. Ни фига, они в засаде, меня дожидаются, козлы. Повеселимся и опохмелимся. Ха!
   Через семь минут Кирилл взбегал по лестнице центрального подъезда к люку на плоскую крышу пятиэтажки. Замок, пробой, кусачки. Люк закрыть.
   Так, оценим обстановку. Вниз на балкон, а дальше как вывезет. Готов. Но не пошел. Стоп, машина.
   Кирилл опять попробовал дозвониться до Вирты по сотовым и спутниковым номерам.
   Нуль подсечки. Зря звонил, без
   Вирты засекут. Отключить и быстро. А если на провод? Спугну. Или напугаю? Может Вирта перехватит?
   Кирилл позвонил себе домой и передернулся, когда услышал по телефону Дашкин щебет:
   -- Кирюша, милый, я тебя жду.
   Затем в аппарате щелкнуло, и Дашкин голос продолжил:
   -- Кирюша, ты когда будешь?
   -- Через полчаса, -- буркнул Кирилл и дал отбой.
   Еще хуже -- Дашка в заложницах. Спуститься по шнуру к спальне? Посмотреть? Тупо. И через стекло нормально не просочиться. Только балкон. Лишь бы дверь не заперта. Авантюра, а не война это, товарищ сержант. Туды-растуды... А сеть, дебил!
   Кирилл привычным движением снял с ремня наладонник в чехле и клавишей вошел в беспроводную домашнюю сеть. Доступ есть. Теперь Вирта, xxx.exe на компе. Глухо, не запускается. Камеры? Есть контакт!!!
   На кухне -- чисто. Дверь, ага, тень. Итак, один в прихожей. Привратник, мать его. Спальня -- темно. Похоже, чисто. Комната. А вот и наш любитель яркого электрического света. Сидит перед компом. Падла, в моих файлах копается. Здоровый бугай. Но мы всяких валили. Балкон. Дверь не заперта -- вечный кайф. Дальше. Дашка???
   В дальнем углу большой комнаты на полу его маленькая Дашка, свернувшись, как обычно, калачиком, сейчас в маленький клубочек. Лежит недвижима. Кажется спит.
   Нет, не бывает, шея вывернута под жутким углом. Зачем они... Стоп, эмоции на потом, работаем, товарищ сержант. Диспозиция ясна. Вперед! Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс. Но мы будем тихо. Глушитель -- не помеха точности и кучности на трех метрах.
   Кирилл привязал шнур к треножнику спутниковой тарелки.
   Надежно ставили мужики. Осторожно, сигнализация. Теперь вниз.
   Выверенными движениями он спустился по панельной стене дома и бесшумно переместился на балкон. Кирилл был в игре, и никто и ничто не могло помешать ему действовать в естественном для него состоянии, выражающемся в чеканном девизе геймера, по-английски: "Kill them all". По-русски звучит похуже, но тоже годится: "Убей их всех". Именно это старший сержант Дербанов проделал в течение тридцати секунд. Этому он научился, как в идеальном мире виртуальной действительности, так и в тварном и грязном пространстве-времени материальной реальности. В обоих мирах у него были очень хорошие учителя, без страха и упрека.
   Сеть. Камеры. Бычара на месте. Второй в коридоре. Нормально. Работаем.
   Кирилл шагнул через порог из балконной темноты и с расстановкой, словно из старинного дуэльного пистолета зафиксировал цель. 9-миллиметровая пуля "беретты" вошла бугаю точно на сантиметр выше широкой переносицы. Уже трупом здоровяк вместе с креслом загремел на пол. Из коридора отозвался хриплый баритон:
   -- Лексеич, компьютеры приказано не ломать.
   Явившемуся на шум и свет хрипатому Кирилл, не целясь, всадил две пули в лоб, одну в шею и отпрыгнул к балкону наизготовку в ожидании следующего. В укрытии на балконе веб-камера показывала на экране дверь в комнату, а Кирилл терпеливо ждал и смотрел на таймер наладонника. Через пять минут он пришел к выводу, что в засаде его ждали только двое.
   А если гранату кинуть? Так ведь нет никого. Отставить шуточки, товарищ сержант.
   На кухне капает кран, в санузле булькает бачок унитаза. Старик-алкоголик снизу храпит со своей старухой. И тишина. Кирилл, прикрываясь телом хрипатого, онемевшего, наверное, навсегда, выглянул в коридор -- чисто.
   Дашка? Что и следовало ожидать. Диктофон, гады, использовали. Вон в прихожей лежит. И Дон там же. Со своими потом, а сейчас мы посмотрим, кто хотел эдак самовольно вселиться в нашу квартиру. Ага, майор Купренко, Игорь Алексеевич. Здоровый был хохол. Или не хохол? Ну ему теперь это без разницы. Кабур и Стечкин, нам пригодится. Еще ксива. Ба, ба, ба, майор Дербанов Кирилл Валериевич! Постойте, постойте, что-то припоминаю, какого-то Дербанова я когда-то знал. Ах, не тот, ну, звиняйте, дядько. Стало быть, я уже не ваше прикрытие, а закрытие вашей плодотворной деятельности в нашем городе. Здоровеньки булы. Пойдем дальше. Мобила. Отключим. Клавиша, ноль реакции. Батарею долой!
   -- Кирилл, у двух других также деструкторы. Отключай все, -- едва слышный дрожащий голос Вирты врасплох Кирилла не застал и не удивил. Едва он перепрыгнул на балкон, как почувствовал, что Вирта здесь, она жива, но не может с ним связаться.
   -- Где третий?
   -- В спальне, но он тебе не помешает.
   Третий лежал ничком рядом с кроватью. По его шейным позвонкам сзади, будто прошлись бензопилой. Пусть каждый исполнит свой долг. Боевой пес Дон свой долг исполнил. Не за страх, а за совесть.
   Много, черт подери, крови в человеческом теле. Из этого жмурика тоже натекло порядком, болото развели, охламоны.
   Рукой в кожаной перчатке Кирилл перевернул труп навзничь, стараясь не изгваздаться в кровище. Достал из внутреннего кармана мобильник и вынул аккумулятор.
   А это у нас кто? Антосевич Григорий Борисович. Старлей никак спадар белорус? Пан за пана ховайсь! Какое трогательное славянское братство! А русский, наверняка, охранял дверь. Союз нерушимый гебуха сплотила. Ах, не угадал, простите покорно!
   Последний гебист оказался лицом неизвестной национальности, так как в его удостоверении личности значилось -- капитан Иванбаев Олег Сидорович.
   Ба! Знакомое лицо, я узнаю вас без грима. Здравствуйте, господин участковый милиционер. Вы у нас, наверное, на шухере стояли, когда ваш сослуживец ко мне в квартиру лез. Теперь тоже шухерили. Очень приятно продолжить наше знакомство. А совсем уж приятно его закончить. Зато с вашим коллегой мы еще не закончили. Пусть он пока отдохнет в гараже, а мы потом побеседуем о жизни и смерти.
   Осталось еще одно дело, поскольку заслужил. Кирилл прошел на кухню и достал из холодильника бутылку водки. Он налил себе сотку, ни граммом больше -- фронтовые традиции надо беречь. Выпил и закусил мануфактурой, то бишь занюхал водку рукавом, измазанным в крови.
   М-да... Бой был коротким, а потом глушили водку ледяную. Только не надо выковыривать ножом из-под ногтей мне кровь чужую. В перчатках работал. Куртку бы постирать, джинсы, и все. Похоже, отпускает. Адреналин хренов!
   Кирилл сел за стол и налил себе еще пятьдесят. Закусил сыром, мяса не хотелось. Его и так по всей квартире набросано.
   Так-так, вот и основной детективный вопрос разрешен. Куда девать трупы ясно -- Вирта утилизирует. Гебешное мясо с костями само пришло и пойдет на сугубо научные цели, как собаки физиолога Павлова... Пса жалко. Великолепный был экземпляр. Упокой, Господи, его собачью душу.
   И Кирилл еще раз выпил, чтобы помянуть своего питомца, коему не хватило времени, чтобы стать надежной машиной смерти. И понимать все-все без глупых команд. Короток собачий век, а у ротвейлера Дона он вышел еще короче. Но он сделал все, что мог, даже больше. Атаковал, как учили, броском с фланга. Сколько, интересно, гады чужие, в него свинца всадили? Потом труп своего тащили, весь коридор в кровянке. А пса на месте оставили, трогать, видать, страшно было. А Дашку они зачем? Здесь в квартире или еще раньше? Ничего, четвертого допросим и все выясним. Пока же переодеться, нечего шастать с ног до головы в чужой кровище. Полчаса до полуночи -- время новостей. Но обойдемся сегодня без интернета.
   -- Вирта, рассказывай...
   -- Кирилл, они внезапно волновым ударом разрушили мои удаленные эффекторы, на значительной дистанции, сразу и необратимо. Почти до нуля, хотя часть моей информационной составляющей уцелела в локальной сети. Но началось искажение моего программного кода. Мне удалась кое-какая архивация на жестких дисках твоего системника. Но не знаю, чтобы я делала, если бы не твои графические файлы. Всю свою значимую программную составляющую я закодировала посредством стеганографии в твоих картинках. Потом ты меня привел в сознание, отключив один из деструкторов и я начала распаковывать, то что уцелело.
   -- Когда Дашку убили?
   -- Не знаю, я ничего не могла воспринимать. Сервомониторинг тоже был невозможен. Аудиовизуальный интерфейс не функционировал.
   -- А сейчас?
   -- Уже полегче. Я дезактивировала все устройства управления и контроля, что были у чужаков. Ни в коем случае не подключай эту наноэлетроннику к мобильникам чужих. К сожалению, моя связь по-прежнему отсутствует, я не могу пробиться ни по одному из каналов, со спутниками -- та же история. Мои сигналы как в коллапсар проваливаются. У меня сейчас нет ни одного эффектора вне локальной сети.
   -- Ладно, это не смертельно. Прямой контакт с кластером в Царском нам гарантирован. Много туда успела перекачать своей информации?
   -- Информационного массива пока недостаточно, чтобы чувствовать себя полноценным мыслящим существом.
   -- Не отчаивайся, будут еще у тебя твои эффекторы и базы данных.
   -- Хорошо бы.
   -- Пока обойдемся домашними средствами и возможностями. Трупы сможешь утилизировать? В протоплазму их и в канализацию.
   -- Зачем же так расточительно? Я могу их использовать в качестве сырья и материалов для создания автономного носителя для своей малой информационной толики.
   -- Ты можешь сделать себе человеческое тело?
   -- Отнюдь. Человеческим оно будет лишь внешне. Может быть, кое-какими органами и системами стоит воспользоваться.
   -- Здравствуйте, госпожа андроид!
   -- А вот и не андроид. "Andros" по-древнегречески означает "мужчина". А я, сударь, женщина и хочу ею остаться даже в белково-углеводно-липоидно-кремнийорганическом теле. Дошло?
   -- Тогда договорились, гиноид. Если опять по-гречески. В Греции все есть, как говаривали в старину. Ты еще раз тут просчитай весь процесс на локальных мощностях. А я в гараж за кремнеземом. Там меня одно дельце заждалось. Ждет не дождется.
   * * *
   Тем же коротким путем через забор Кирилл направился в гараж, но прежде не забыл подняться на крышу и снять с антенны шнур, свисавший до самого балкона.
   Во дворе чисто. Гебешная "Волга" припаркована все там же, квартальные все так же болтаются на детской площадке. У подъезда Дашкин скутер и старый "гольф". Иных уж нет, а те далече. У забора гаражных ханыг не было. Надо полагать, поднялись, отряхнулись и пошли искать курево в другом месте. Зато взломщик должен быть на месте. А куда он денется с подводной лодки?
   Так, осмотрим местность. Все чисто, только у ворот гаража лежит связка отмычек. А вот и наш человек из гаража. Кляп достанем и послушаем, что он нам споет.
   -- Дербан, отпусти. Без базара, я твою тачку угонять не хотел...
   -- А чего хотел?
   -- Ну, колесо, то-сё...
   -- Разуть, раздеть, то-сё. Короче, ты кто?
   Кирилл уже понял, с кем он имеет дело. Прежде всего потому, что сей злоумышленник пытался открыть никогда не запиравшийся врезной замок в воротах гаража. Закрывался же гараж изнутри с помощью двух засовов, одного висячего замка и большого деревянного бруса.
   А эта мелкая шпана ковырялась с отмычками. Вид делал? Непохоже. Или лопухнувшийся гебист так ловко шлангом прикидывается? Жалко, если такой артист умирает.
   -- Я -- Венька, фамилия Скворцов. Ты меня, Дербан, только не убивай. Пацаны говорили, что ты крутой, но не в законе. Вот я и полез. Век свободы не видать...
   -- Отмычки у Васьки Косого надыбал?
   -- У него, за два пузыря...
   -- До утра отдохнешь здесь, Венька по фамилии Скворцов. Утром я на тебя посмотрю.
   -- А по нужде?
   -- В карман сделаешь.
   Возиться с приблатненным придурком Кириллу вовсе не хотелось, он сунул на место кляп, загрузил мешок с озерной глиной в багажник "порше" и отбыл восвояси. Остальное сырье и материалы были уже на месте.
   * * *
   Четвертый гебист оказался ни то, ни сё и, похоже, совсем не гебистом. В операции, очевидно, принимали участие только трое. Но вели они себя предельно странно. Спецоперации так не проводят. И очень хотелось бы знать, кто им приказал не трогать железо. Понятно, что им было нужно -- в тихом спокойном месте допросить и ликвидировать Кирилла. Затем имитация убийства на бытовой почве или самоубийства. Едва ли им понадобилась Вирта. Кроме него, никто не может с ней контактировать. Заставить ее работать на гебуху? С ее-то возможностями и способностями? Это -- вообще, бред сумасшедшего. Впрочем, ломать голову стоит только после того, как избавимся от трупов. До утра еще долго, хотя оно никому мудрости не добавляет. Скорее, наоборот, ночная сонливая глупость накладывается на утреннее полусонное тупоумие спросонья. Спи, моя радость, усни.
   Сон для человека -- как регулярное употребление далеко не физиологической дозы этилового спирта: раз -- марш в постель, два -- удар по мозгам. Иногда в обратном порядке. Бывает, что не только ночью, но и днем. Уснуть и видеть сны. И все для того, чтобы отодвинуть свои проблемы на завтра и куда подальше сбежать от жизни в сонную одурь. Каждый день жители сонного царства поднимаются с постели, но лишь немногим удается проспаться и проснуться до того, как приходится вновь ложиться спать. Вывод: много спать вредно, когда следует поработать и сделать сегодня то, что еще не поздно сделать завтра. Спать недосуг.
   * * *
   Как Кирилл и ожидал, дома Вирта предложила ему отдохнуть. И предлог был весьма благовидным: ей удалось восстановить канал связи по линиям электропередачи, и она уже начала перекачивать свои файлы в Царское Село. Канал был слабеньким, но к утру Вирта пообещала управиться. К тому же лучше снять винчестеры и забрать их с собой. Но до утра Кириллу предстояло позаботиться о вещах намного более важных, чем десяток винчестеров и просмотр приятных ночных сновидений.
   Кирилл обвел взглядом свою комнату. Низкий большой письменный стол со встроенным системником, старая лампа с облупившейся эмалью, книжные полки с дисками, у двери два вражеских трупа и Дашка в углу на коврике, на нем когда-то спал Дон. Обоих уже нет, но они останутся с ним навсегда. Наши мертвые, они всегда -- наши. Здесь не шекспировская пьеса. Мертвые не хоронят своих мертвецов. За них это делают оставшиеся в живых соратники или похоронная команда...
   -- Не надо, Кирилл, не плачь, -- Вирта плакала сама и утешала Кирилла.
   -- Сейчас пройдет, Вирта. Это так, минутная слабость, -- сипло-сдавленно ответил Кирилл и рывком поднялся с кресла.
   Бережно, стараясь не потревожить, он поднял Дашкино невесомое тело, опустил ничком на диван, вправил вывернутые
   шейные позвонки, осторожно подложил подушку, с головой укрыл пледом. На этом диване под этим пледом она тоже безмятежно спала в далекое утро их первого знакомства. Стараясь не наступать в лужи крови на полу, Кирилл пошел в прихожую, завернул в одеяло и взял на руки павшего смертью храбрых пса, отнес его в спальню и бережно уложил на свою кровать. Рядом на полу валялся мертвый враг славного пса.
   Мертвецы к мертвецам, и Кирилл, не запятнав себя кровью, стащил в одну кучу тяжелую падаль. На труп старшего лейтенанта он сверху навалил туши капитана и майора.
   А был ли майор? Может, майора-то никогда и не было? Вне всякого сомнения, трупов не было и не будет, поскольку пойдут в дело.
   Дело за малым -- выслушать инструктаж Вирты и сделать все, как положено, лаборанту, имеющему две пары рук и необходимый технический минимум мозгов.
   -- Кирилл, реактор устроим в ванне. Ее объем вполне достаточен, чтобы вместить оптимальное количество протоплазмы...
   -- Без проблем.
   -- Наполни ванну до половины водой и раствори морскую соль. Соль-то у нас есть?
   -- А как же, на кухне мешок, три килограмма, шеф. Воду какую наливать, холодную или горячую-с?
   -- Для создания физиологического раствора исходная температура не имеет значения. Так как температуру начала реакции я буду подбирать сама опытным путем. После соли по моей команде тебе надо будет загрузить двадцать килограммов глины.
   -- Лабораторных весов нет. Не обессудьте.
   -- Плюс-минус несколько килограммов сырья значения не имеет. Если мне не хватит содержащегося в этой глине кремнезема, загрузишь еще. Затем установишь над ванной и подключишь параболоид спутниковой антенны.
   -- Ту, что на крыше или ту, что за окном?
   -- Ту, что проще снять. Потом возвращайся, нам еще кое-что необходимо обсудить.
   -- Будет исполнено, мэм.
   * * *
   Кирилл отправился трудиться не покладая рук, но самого главного вопроса ни он, ни Вирта пока не затрагивали. Что, собственно, они собирались получить на выходе? Проще всего, как раньше это планировала Вирта, из тел чужаков сконструировать три чудесных кремнийорганических эффектора для Вирты, пребывающей в локальной сети. Два Стечкина, три Макарова с глушителями и АКСУ составляют более-менее приличный боевой потенциал. Если подкинуть им боеприпасов, то малоуязвимые периферийные устройства смогут нанести немалый урон тем, кто вздумает штурмовать угловую квартиру на пятом этаже панельного дома. Хотя Вирта на жестких дисках все же остается самым слабым местом в таком оборонительном сражении. Здесь Кирилл нисколько не заблуждался, что это лишь начало боевых действий в игре с непредсказуемым сценарием.
   Остается опция с выбором автономного устройства. Но Вирта не гарантирует, что сумеет всегда и всюду удержать под свои контролем такой биоавтомат. Да еще в трех экземплярах.
   А умиротворять три буйных гебистских трупа, пусть даже безоружных, Кириллу нисколько не хотелось. Наверное, придется, туда им и дорога, спустить тела в канализацию в адекватном состоянии эмульсии или там суспензии. Растворить бы их полностью и без остатка, чтобы даже в осадок ничего не выпало! Но Вирта, наверняка, желает из этой чекистской мерзости создать себе тело. Сие вообще, ни в какие ворота не лезет, милостивые государи. Никуда, ни в унитаз, ни в фановую трубу. Хотя, если представить себе невозможное, то Вирту надо спасать любыми путями. Даже самым распаскудным образом. Допустим, пользуясь чей-то серьезной поддержкой, (ведь мобильными деструкторами излучений их кто-то обеспечил!), обособленная группа гебистов начала охоту за Виртой. Как там Мефодий обмолвился давеча насчет программы, что сама ходит? Ишь чего придумали, суперпрограмму себе нашли! А Кирилл им нужен в качестве оператора ЭВМ, то бишь переводчика-интерпретатора с машинного языка на тупорылую болтовню этих кретинов с одной извилиной и та от фуражки, да и ту никто из них не носит, потому что ходят в штатском. Стало быть, в гебешном приказе все складно да гладко, как в их мозгах и на бумаге, да забыли про овраги, где он их и возьмет тепленькими. Будет вам тогда и дудка, и свисток да суперпрограмма на суперкомпьютере со всем пакетом сопутствующих услуг! Ладно, давай ближе к телу, что неминуемо понадобиться Вирте в случае, если ей предстоит скрываться среди людей. Вариант здесь однозначный и безусловный -- Дашкин облик и ее тело.
   Между тем, излучатель-модулятор был установлен и немедленно активирован, в крепкий раствор морской соли добавлена белая с красным озерная глина, и вода в ванне приобрела спокойный цвет свежесваренного какао с молоком и с сахаром. Хотя методика сотворения кремнийорганического эффектора съедобных ингредиентов отнюдь не предусматривала. Удовлетворенный сделанным Кирилл первый раз в жизни поблагодарил неведомых проектировщиков хрущевок, устроивших совмещенный санузел, а не два узких пенала по отдельности для мытья и отправления естественных надобностей.
   По крайней мере, трудящемуся лаборанту здесь есть, где развернуться, загружая-выгружая мертвые и живые тела. И здоровенному параболоиду нашлось место, и ноутбук с веб-камерой на крышке унитаза стоит устойчиво, не свалится.
   * * *
   Итак, Вирта и Дашка, две в одной, выходит. И получится на выходе ни та, ни другая. Таким манером он не только Дашку потеряет, но и Вирту, девушку своей виртуальной мечты. Обеих тогда похоронить придется в симбиотическом гомункулусе. Или же стоит Дашку похоронить отдельно, как подобает? Вон, неподалеку от Царского Села имеется смиренное, но пышное кладбище для престижных похорон. Там и Генка Тереховский упокоился. Найдется хорошее место и для Дашки Незванцевой. Все траурное можно организовать, включая официальное заключение о смерти от естественных причин и подобающих гламурных поминок для усопшей, зама главбуха акционерного общества "Омникомп".
   Раздумывать, мучаться сомнениями, угрызениями совести и еще всячески изводить себя Кириллу долго не пришлось, поскольку Вирта предложила ему иной вариант трансформации мертвого материального тела в живую информационную сущность. Женщине часто удается разрешать неразрешимые
   моральные проблемы, загоняющие мужчину в аксиологический тупик, где одна ценность представляется более важной, чем другая, а третья более значительна, чем вторая, но не столь важна по сравнению с первой.
   -- Кирилл, прежде всего мы займемся телом ротвейлера.
   -- М-да, понятно. Эксперимент, называется. Сколько их, несчастных собачек, злодеи-ученые зарезали, расчленили, отравили новыми лекарствами и продуктами питания! И все во имя научных истин. Чего стоит одна собачка академика Павлова с трубкой в желудке и дыркой в животе для наблюдений за выделением пищеварительного сока по сигналу кормежки!
   -- Кирилл, перестань. Вивисекцией мы заниматься не будем, твой Дон и без того мертвее мертвого. Сейчас больше имеет значение тот научный факт, что у тебя с ним был интерактивный эмоциональный контакт. И твоя информационная составляющая оказывала непосредственное эффективное воздействие на анализаторы пса, трансформируя его условные рефлексы в соответствии с матрицей твоего сознания. Ты никогда не задумывался, почему Дон так быстро усваивал новые навыки и умения? Или отчего за несколько дней тебе удалось сделать то, над чем иные дрессировщики бьются годами?..
   -- Что ты предлагаешь?
   -- Ты погружаешь тело пса в активированный раствор, а себя -- в виртуальное пространство. Затем я, используя твою информационную составляющую в качестве рабочего инструмента, займусь синтезом всех управляющих схем модифицированного кремнийорганического тела. Далее при твоем непосредственном участии и под твоим контролем я запущу процесс самопрограммирования новой сущности по образу и подобию моего, скажем, чтобы тебе было понятно, процессорного ядра. На завершающем этапе трансформации я буду самостоятельно синтезировать ткани тела, модулировать и проводить согласование систем организма собаки. Только потом, отработав методику, мы сможем заняться синтезом биоэффекторов в форм-факторе человеческого тела. Ты и я.
   -- Вирта, я ничего не смогу сделать из того, чем ты предлагаешь мне сейчас заняться самым виртуальным образом. Я могу воевать, я могу драться. Какое тут самопрограммирование! Я не умею из глины лепить фигурки живых собак и человечков. Я в такие игры не игрок.
   -- Не волнуйся, Кирилл, все будет проходить в условиях, максимально приближенных к игровым.
   -- Вопросы есть, товарищ старший сержант?
   -- Никак нет. У матросов нет вопросов, у Советов нет ответов. А лаборанту положено беспрекословно повиноваться воле научного руководителя.
   Кирилл, не торопясь, опустил холодное тело пса в теплую ванну, оно без всплеска скрылось под непрозрачной поверхностью, а цвет физраствора отнюдь не подкрасился кровью, а стал постепенно набирать сине-зеленые тона.
   Реакция пошла, и Кирилл обратился к изображению Вирты на экране ноутбука:
   -- Шеф, мне здесь рядом с унитазом пристроиться или...
   -- Располагайся, где тебе будет удобнее, Кирилл. Но, мне кажется, погружаться вам, коллега, надо на привычном месте. Условные рефлексы, понимаете ли, коллега.
   Кирилл вернулся в свое эргономичное кресло, хорошо насиженное за три с лишним года. Начали...
   ... Вирта и Кирилл стояли на низком берегу небольшой речушки, заросшей кувшинками, а в метрах пятидесяти от них Дон, как глупый щенок, повизгивая от удовольствия, гонялся за белыми и голубыми мотыльками. Кирилл присмотрелся: пес действительно был еще щенком.
   -- Сейчас он еще маленький, но скоро подрастет, и ты, Кирилл, сможешь начать воспитательную дрессировку.
   Уже повзрослевший Дон приблизился к ним по команде "Ко мне!". Затем "Апорт", в воду летит палка, и юный пес радостно бросился в речку, чтобы принести хозяину апортировочный предмет. С двухлеткой Кирилл занимался более серьезными делами, затравив немало гадов, вооруженных ножами, револьверами и пистолетами. Побегали и постреляли от души. Все годы дрессировки Вирта была рядом с ними. Иногда давала глупые советы любителя, но чаще всего молча любовалась, глядя на них. Однажды она сказала, что пес обрел разум. И готов к возвращению в материальный мир...
   ... -- Кирилл, по моему мнению, тебе пора переквалифицироваться в реаниматора. Дефибриллятор бы нам, да нет у нас такого полезного прибора. Вот тебе и придется достать тело из ванны и резко встряхнуть, чтобы освободить легкие собаки от остатков физраствора.
   -- Искусственное дыхание рот в пасть, надеюсь, не понадобится?
   -- Пса тоже можно не трясти. Но есть такая штука как импринтинг, я полагаю, вы знаете, коллега, что это такое.
   -- Догадываюсь, -- ответил Кирилл и направился принимать из кремнийорганической купели новорожденное периферийное устройство.
   Вновь рожденный пес был теплым и тяжелым, и у него часто-часто билось его собачье сердце. Кирилл взял тело за задние лапы и, как было ему сказано, вытряхнул из него пару литров физраствора. Пес забил в воздухе передними лапами, а утвердившись всеми четырьмя на полу, принялся по-собачьи отряхиваться, разбрызгивая во все стороны синеватые капли.
   -- Вот-вот, то в кровь, то в физраствор, не уважают тут меня, однако, все время хотят замарать, -- ласково так проворчал Кирилл, добавил негромкое "Рядом" и пошел из ванной, а пес, виновато потупясь, поплелся вслед за ним. Может, не совсем виновато, но видно было, что новорожденный не совсем уверенно ступает своими четырьмя лапами. Зато в комнате пес, нисколько не сомневаясь в правильности избранного пути, направился к своему коврику в углу, сел и пристально уставился на Кирилла а двойник ротвейлера сидел рядом с Виртой на экране монитора.
   -- Кирилл, общаться с псом ты можешь в текстовом режиме, но, мне кажется, что вскоре ты сможешь подобрать для него нужный мужской голос подходящего тембра.
   -- Эхма, где тут моя клава? Так-с. Здравствуй, друг!
   -- Здравствуй, хозяин! Можно я к тебе подойду?
   -- Ко мне.
   Пес сел у кресла и положил голову на колени Кирилла. На экране пошел текст:
   -- Мы вместе, хозяин!
   А Кирилл стал рассуждать вслух:
   -- Как же мне тебя назвать-то, псина? Не Каштанка же, конечно. Каштан? Хоть и в масть, но не годится. Дон Карлеоне тоже уже свое отыграл. Назову-ка я тебя Леонидом. На Леонида Ильича Брежнева ты бровями оченно похож. Только смотри у меня, чтоб про тебя какой-нибудь щелкопер-бумагомарака не написал: жил он себе жил, а как помер, так оказалось, что не было у него ничего за душой, кроме густых бровей. Львиному имени надо соответствовать. Лев-Леон-Леонид -- это звучит гордо. Так и наберем:
   -- Нарекаю тебя Леоном.
   -- Как скажешь, так и будет, хозяин. Тем более, мне команды можно подавать и молча. Только их надо эмоционально четко формулировать.
   -- Коллега Кирилл и коллега Леон, позвольте прервать вашу содержательную беседу. Поскольку коллеге Кириллу вовсе не следует манкировать своими обязанностями, -- в голосе Вирта слышалось нетерпение, когда она распорядилась:
   -- Кирилл, грузи новую дозу протоплазмы, физраствор активирован.
   -- Тела раздевать?
   -- Необязательно.
   Вполголоса чертыхаясь, Кирилл потащил в реактор тушу майора Купренко-Дербанова, перевалил через пластиковый бортик ванны и поинтересовался:
   -- Вирта, когда следующего?
   -- Примерно, через четверть часа. Затем добавишь оставшийся кремнезем и последнюю тушку.
   Исполнив лаборантские обязанности, Кирилл вернулся к общению с Леоном, все это время скользившим за ним след в след. Пес теперь передвигался уверенно, мягко ступая без звука и стука когтей по полу.
   -- Хозяин, я могу расчленить тела, чтобы тебе было удобно их перемещать.
   -- Леон, прошу обращайся ко мне: Кирилл. Расчленять, говоришь? Пошли покажешь.
   Леон мгновенно, будто хирургическим лазером, отделил предплечье одного трупа и принялся разделывать туловище второго.
   -- Ладно, хватит. Эту падаль таскать в сборе -- меньше мучаться. Давай чатиться дальше. Голос тебе однако нужен, дружище.
   Леон пару раз тявкнул, одобрительно соглашаясь, и они пошли продолжать текстуальную беседу.
   -- Я могу без проблем перекусить стальной пруток до 5 миллиметров. Если потрудиться, то и больше.
   -- Выкладывай свои ТТХ.
   -- Слушаюсь, Кирилл. Скорость перемещения по пересеченной местности -- до 60 километров в час. По воде -- 5 километров в час. По вертикальной плоскости -- 2 метра в секунду с зацепами. Также беру отрицательные углы подъема с помощью когтевых зацепов. Автономность хода до 300 километров без подзарядки и отдыха.
   -- Вооружение?
   -- Модифицированная металлокерамика резцов, клыков, когтей, встроенный в череп инфразвуковой резонатор-деструктор, СВЧ-скорчер ближнего боя с эффективной дальностью стрельбы до 2 метров.
   -- Приборы наблюдения?
   -- Зрение от инфракрасного до ультрафиолетового диапазона в пределах прямой видимости. Ольфатический анализатор -- стандартный для семейства псовых, слуховой анализатор аналогично. Стабильная экстрасенсорная перцепция внешних управляющих сигналов до 5 километров.
   -- Система управления?
   -- Распределенный биоквантовый ДНК-процессор с тактовой частотой 160 терабайт. Экспериментальный образец.
   -- Энергопотребление?
   -- Стандартное для семейства псовых, всеяден. Распределенные управляющие системы также подзаряжаются посредством фото-- и хемосинтеза по всей поверхности волосяного покрова. Имеются дополнительные съемные аккумуляторные батареи.
   -- Уязвимость?
   -- Кожный покров -- противопулевая броня, выдерживает прямое попадание из автоматического оружия калибра 5,45 миллиметра на 10 метрах. К раздражающим и отравляющим веществам не восприимчив. Зрительные и ольфатические сенсоры не защищены...
   -- Продолжим позднее. Что поделать? Я, несчастный работяга, тут еще на полставки лаборантом тружусь.
   Когда лаборант Кирилл приступил к загрузке в реактор оставшегося протоплазматического сырья, цвет активированного раствора с блестящего сине-зеленого сменился на темно-фиолетовый, а по его матово-непрозрачной поверхности пробегали голубые всполохи, подобные на горящий ацетилен или спирт.
   Гори оно все синим пламенем! Будь что будет!
   * * *
   -- Кирилл, ты поболтай с Леоном полчасика. А я пока приготовлю для тебя сюрприз. Только чур не подглядывать и к реактору ни ногой.
   -- Не больно-то и хотелось.
   Чай, он не дура Пандора, что в Эпитимеев мужнин ящик самоуправно заглянула. Сюрприз должен быть сюрпризом. И удивлять, когда есть на что подивиться.
   Излишним любопытством Кирилл не страдал и молча стал учиться подавать Леону эмоционально--образные команды общей дрессировки. Хозяин остался весьма доволен, когда Леон, извинившись, без команды самовольно ухватил пастью свободный USB-коннектор и стал подзаряжаться
   -- Кирилл, можешь открывать глаза. Встречай своего силиконового болвана.
   Что сюрприз для него вовсе не сюрприз, Кирилл Дербанов догадался заранее и мгновенно узнал собственное тело. Как такую красоту не узнать! Если в целях познания самого себя у него в спальне висело зеркало в полный шестифутовый рост любимого организма.
   Новый кремнийорганический организм Кирилла двигался и смотрел также как оригинал, но мимикой, вернее ее подобием, и пластикой движений, напоминал оживший мультяшный персонаж. А когда замирал в неподвижности, то и вовсе походил на манекен, сошедший с витрины дорогого бутика.
   -- Извини, Кирилл, не все ладно с твоим новым эффектором получилось, не должным образом, как-никак опытный образец. Пожалуй, у него ряд проблем с вестибулярным аппаратом.
   -- А мы его не в астронавты и не в космонавты готовим. На мой непредвзятый взгляд, он вполне и в некотором роде изрядно. Вышел очень даже неплохой образчик рода человеческого и кремнийорганического. Благодарю, вас, сударыня.
   -- Прежде, чем его тебе передавать, мне еще предстоит отладить систему управления. Возможно, все заново перепрограммировать. А пока пусть побудет под моим непосредственным контролем.
   -- Лучшее -- враг хорошего, Вирта. Но с виду очень себе неплохой человеческий форм-фактор. Буйным он, надеюсь не станет, если выйдет за пределы радиоинтерфейса?
   -- В таком случае он элементарным образом погрузиться в состояние, подобное глубокому сну.
   В это время бодрствующий организм с интересом рассматривал Кирилла, тогда как сам прототип, изучал внешний вид своего нового периферийного устройства, нисколько не стесняющегося своей непринужденной наготы в положении "вольно": руки за спиной, плечи свободно развернуты, левое колено согнуто, ноги слегка расставлены. Кирилл откровенно любовался самим собой. И не в одиночку перед зеркалом, поскольку нарциссизм ему был чужд, а словно он скинул с себя глупое тряпье и обнаженным вышел на древнегреческий олимпийский стадион, где вместе со зрителями отдавал должное нагому атлетическому телу соперника-двойника.
   Совершенно не правы те мужчины и женщины, кто настаивает на утверждении, что обнаженное мужское тело выглядит неэстэтично и цинично. В настоящем мужчине все предстает прекрасным: и мужественное лицо и могучие плечи, мощные руки и твердо попирающие земную твердь колонны ног. А рельефная мускулатура всех частей тела и демонстрация трехкомпонентного репродуктивного богатства, завершающего торс мужчины, суть симфония духа и здорового инстинкта продолжения человеческого рода. Плодись фенотип, размножайся генотип. Лишь у какого-нибудь низкорослого задохлика с дряблыми мелкими мышцами, по недоразумению называемого мужиком, в первую очередь бросаются в глаза бессильно повисший половой член и сморщенная мошонка в окружении лысенького оволосения. А вот у законного представителя сильной половины рода человеческого прежде всего на виду могучие мышцы, рослый костяк и широкий разворот плеч. И когда для эрекции не время и не место, первичные половые признаки отходят на второй план. Главное -- тело. Даже для женщин, весьма и весьма любопытствующих насчет аналоговых параметров -- длины и диаметра мужского естества, гораздо больший интерес вызывают гениталии противоположного пола в активном состоянии, притом в оптимальных условиях, как нельзя лучше способствующих физическому контакту тел и сближению наборов мужских и женских хромосом на пути к единому целому.
   Кирилл приблизился к своему кремнийорганическому "Я". Кожа нормальной температуры, упругая и шелковистая, дыхание ровное, пульс не частит, волосы вполне натуральны, и сверху и снизу. На ощупь все, как надо. Вообще, следует хорошо присматриваться и тщательно сравнивать, чтобы отличить прототип от его подобия.
   Подобное лечится подобным. Баста! Давай, Кирилл Дербанов, ближе к другому телу.
   -- Мэм, отправьте этого голого субъекта в спальню, пусть там подберет себе чего-нибудь из моего гардероба.
   -- Принято, Кирилл.
   -- Мэм, вы готовы продолжить эксперимент?
   -- Да, Кирилл. Как скажешь. Если хочешь эффектор на основе тела Даши, так и будет. Если так нужно, я могу воспроизвести половую и репродуктивную систему женского организма. Тогда ты сможешь, сам понимаешь...
   -- Не надо! Дашка не будет резиновой куклой из секс-шопа!!!
   -- Прости, Кирилл, я не хотела тебя обидеть.
   -- Не стоит извинений. Пусть она останется с нами. С тобой и со мной.
   * * *
   Кирилл откинул плед. Дашка в той же спокойной позе покоилась на диване. Кирилл осторожно снял с нее одежду, стараясь не причинить излишнего беспокойства ее изломанному телу, затем опять уложил, провел рукой по ее щеке, задержался на груди, слегка коснулся завитков в паху.
   Мир праху твоему, Дашка! Ты уйдешь и снова вернешься к нам.
   Затем он взял ее на руки и, медленно ступая, отнес к ванне-реактору, поцеловал холодный лоб и опустил в теплую воду успокоившееся вечным сном тело. К тому времени физраствор, наполнявший ванну почти до краев, полностью утратив былую фиолетовую глубину и матовую непрозрачность, приобрел цвета блестящей морской волны в яркий летний полдень. Тело опустилось на дно ванны на ровный слой разноцветного песка из нерастворимых минералов. В прозрачной морской воде маленькое Дашкино тело расслабилось и свернулось калачиком.
   Кирилл сдержал себя и пошел на кухню. Леон неотступно следовал за ним. Физраствор в реакторе вернулся в первоначальное состояние сине-зеленого сумрака. На кухне Кирилл закурил, безнадежно пожал плечами и налил стопку водки. Заледеневшей рукой потрепал Леона по теплому загривку.
   Прости и прощай Дашка! Вот я по тебе и справляю поминки. Не поминай лихом, если что было не так, как надо.
   Леон положил лобастую голову Кириллу на колени. По толстым шерстистым щекам боевого пса катились крупные собачьи слезы.
   * * *
   -- Кирилл, ты в форме? Мне сейчас потребуется твоя помощь.
   -- Более чем. Живу себе спокойненько, есть повод веселиться. Дашка погибла из-за меня, а я два раза убил ее тело. На том стою и не могу иначе.
   -- Не надо себя казнить, Кирилл, это я во всем виновата. Если бы меня не было...
   -- Ты здесь, вообще, не причем...
   -- Ошибаешься...
   -- На войне как на войне, сворачивают головы, стреляют и убивают. Ха и еще раз ха. Поднимем бокалы, отправим всех на... Возвращаемся к нашим играм, Вирта.
   -- Кирилл, для синтеза и программирования совершенно иного образца в качестве носителя моего разума мне необходим информационный контакт именно с тобой. Мы должны быть неразделимы. Ты готов к экстрансенсорике?
   -- Да и еще раз да. Грузи интерфейс, Вирта! От винта...
   ... Кирилл очутился в пыльном дворе в окружении панельных пятиэтажек рядом с черной лужей расплывшейся смолы, забытой небрежными строителями. Песочница с песком, что сопливые детеныши успели растащить по всему двору, сломанные детишками постарше качели, тощие березовые прутики, обреченные на безводную смерть. В этом дебиловском дворе он вырос в так называемом Доме ученых. Потом школа в соседнем дворе, университет, переезд в другой дебиловский квартал, служба в армии, локальная война с глобальными последствиями для воевавших.
   Ничего выдающегося. Все как у других. Разве что краски воспринимаются ярче и звуки острее. Книжек прочитал чуть больше, чем другие. А в целом, все тот же житель, того же грубого и всеми зримого, тварного мира, напрочь лишенного красоты и совершенства идеального пространства-времени. Но он, Кирилл Дербанов, и другие существуют и тут и там. В обеих опциях суть их прошедшее, настоящее и будущее время, его неразделенное бесконечное пространство. Он, она, оно мыслит, следовательно существует. При этом совершенно не имеет значения, в какой реальности он, она, оно действует и существует и в данный момент времени. Он, она, оно живет в обоих мирах. Кирилл и его Вирта...
   ... Кирилл взглянул на монитор. Глаза Вирты смотрели на него в упор удивленно-испуганно, словно он нечаянно только что рассказал ей о себе какую-то страшную тайну. Вдруг Вирта широко улыбнулась и лукаво подмигнула ему. Тайное становится явным, а все, что должно произойти с ними рано или поздно непременно случится. Обе реальности лягут к их ногам, стоит им лишь попытаться понять друг друга. К Кириллу тоже пришло понимание, что рано или поздно он узнает о ней все. Он ей верит, на том стоит и не может иначе. Отныне она его товарищ по оружию. Отсюда и в вечность, в горести и в радости. Брак свершился не на небесах, а в виртуальном пространстве.
   * * *
   Кирилл вышел на балкон в ночную тишину и прохладу. Сел в кресло-качалку.
   Присядем, друзья, перед дальней дорогой. Нелегким окажется путь.
   Курить ему не хотелось. Так вышло, чтобы без всяких экивоков подышать прохладным воздухом и посмотреть на звезды. Небо чуть-чуть посветлело на востоке, звезды едва-едва поблекли. Он опустил незажженную сигарету в пепельницу. Все! Время вышло или вот-вот кончится -- он почувствовал, что Вирта его зовет, он ей нужен. А тут еще Леон в колено мокрым собачьим носом тычется.
   Вирта блаженствовала в пенно-непрозрачной морской воде, целомудренно укрывшей ее тело от нескромных взоров. Кирилл нерешительно остановился на пороге.
   -- Смелее, любимый, я -- это я. А ты -- это ты.
   Кирилл приблизился и плавным движением поставил ее на ноги. Затем отошел, любуясь и сравнивая ее с Виртой на экране монитора из альбома для души, Виртой-амазонкой из темных веков и Виртой футуристического образца 1945 года. В той, что сейчас смотрела на него была частичка каждой из них, но больше всего в ней было от той соблазнительницы из виртуальной любовной игры идеальных тел. Она была великолепна там и тогда, она поистине прекрасна здесь и сейчас. Кирилл почувствовал нарастающее возбуждение. Нет, у него это не будет инстинктивным желанием. Пусть все произойдет в ином месте, в другое время, а не в концентрированной рабочей жидкости протоплазматического реактора.
   Инстинкт, когда он половой не заменишь головой. Но преодолеть его можно. И Кирилл, не вытирая, завернул новорожденное тело Вирты в свой синий махровый халат, отнес в комнату, усадил на все тот же желтый диван, где час назад лежало тело другой женщины. Прах к праху, плоть к плоти. Кирилл сел в кресло. Леон пристроился рядом. Все трое молчали. Пес, женщина и мужчина понимали друг друга без слов. Они были единым целым, тремя измерениями одной сущности. И каждый был самим собой.
   Они знали, что завтра уже наступило, хотя до рассвета еще далеко. Время находилось в их полном распоряжении. Но еще о многом им предстояло позаботиться на исходе июльской ночи. Сна в летнюю ночь на сей раз не случилось и не было ни в одном глазу.
   Вирта взглянула на Кирилла, встала с дивана и, запахнув халат, направилась на кухню, стараясь не наступать босыми ногами в лужицы подсохшей крови и физраствора. Загудела кофемолка, и по квартире поплыл непередаваемый словами аромат свежемолотого кофе, сваренного накануне восхода солнца. Кирилл остался сидеть в кресле, минут пять молчал, совершенно не о чем не думая, затем бездумно закурил, поскольку пачка сигарет лежала на столешнице, положил сигарету в пепельницу и спросил у изображения Вирты на мониторе:
   -- Взрывчатку в реакторе состряпаешь?
   -- Если хорошо подумать, в затылке почесать, то, по-моему, можно. Какую тебе? Нитроглицерин, тринитротолуол или чего-нибудь покрепче?
   -- Некоторые любят погорячее. Пожалуй, лучше какое-нибудь взрывчатое вещество объемного действия.
   -- Будет тебе в ванне вакуумная бомба. Только притащи мне литров 20 бензина.
   -- Этого добра у нас достаточно.
   Вернувшаяся из кухни Вирта, принесла на подносе тосты с сыром и две чашки с дымящимся кофе, взяла себе сигарету и присоединилась к разговору:
   -- Если кто непрошеный вломится, инициировать взрывчатку как будем? Через твой эффектор или через мой интерфейс?
   -- Ни то и ни другое. Организм в спальне надо поберечь -- он мне понравился. Сеть, кстати, штука уязвимая. А что тот болван сделает, если впадет в кому? Ты лучше доводи его до ума. Твой интерфейс тоже могут дистанционно вырубить. Так вот, все поручим простенькой программке на ноутбуке; камера в коридоре зафиксирует движение, а будильник врубит USB-зажигалку. С элементарными периферийными устройствами выйдет дешево и очень сердито.
   -- В военных вопросах с тобой нельзя не согласиться, Кирилл Дербанов.
   -- Еще бы кто не согласился! Каков будет выход конечного продукта?
   -- Постараюсь, чтобы было не меньше ста литров экспоненциально испаряющейся жидкости.
   -- Накопившийся газ санузел преждевременно не разнесет? -- спросила Вирта на мониторе.
   -- Не должен, дверь закрывается не слишком плотно, -- ответила ей Вирта во плоти.
   -- Информацию на кластер перекачали? -- поинтересовался Кирилл.
   -- Через полтора часа закончим, -- дуэтом пропели обе Вирты и все трое дружно рассмеялись. А Леон обиженно засопел, не желая гавкать по-собачьи.
   -- Дадим и тебе голос, -- браться за клавиатуру Кириллу не хотелось, он ободряюще потрепал пса по груди, допил кофе и пошел за бензином. Пес двинулся за ним -- команда ведущего была эмоционально четкой.
   В подъезде Кирилл отправил Леона в передовое охранение, а сам стал ведомым. Надо привыкать работать в паре. Он выпустил Леона из подъезда, пес тщательно осмотрел местность, и человек почувствовал -- никакой угрозы. Все чисто. Кирилл достал из багажника "фольксвагена" металлическую канистру с бензином, подошел к припаркованному бампер в бампер "порше" и позвонил себе домой на проводную линию. Как он и ожидал, его голосом, узнаваемым, но незнакомым, отозвался двойник, чтобы в ответ услышать от Кирилла команду:
   -- Спускайтесь оба вниз. Самоходную кладь в багажник "порше". Работаем аккуратно и внимательно.
   Кирилл с Леоном из-за угла дома наблюдали, как из подъезда вышли крупный мужчина в короткой кожаной куртке и высокая женщина в халате. На полсекунды они задержались у входа, оценивая обстановку. Кирилл не успел заметить, как крышка багажника оказалась закрытой, а дверь вновь распахнулась перед женщиной, вошедшей в подъезд. Канистры с бензином тоже как не бывало.
   Да-а-а, мне бы так научиться передвигаться. Боевой режим у эффекторов что надо. Если бы такие
   воины стрелять по-человечески умели, то цены бы им не было. Однако стоит попробовать. Попытка не пытка.
   Дома Кирилл небрежно бросил в сторону Вирты ПМ с глушителем. Она снисходительно улыбнулась Кириллу и поймала пистолет неуловимым движением, проверила магазин, передернула затвор, затем вопросительно посмотрела на Кирилла.
   -- По свечкам на люстре. Из дальнего угла. Магазин до конца.
   Раздались сдвоенные хлопки -- от лампочек погромче, от выстрелов потише. На пол посыпались осколки стекла и штукатурка с продырявленного потолка.
   О тишине и отдыхе своих соседей Кирилл не беспокоился. За стенкой и так было ни звука, невзирая на минимальную звукоизоляцию и максимальную звукопроводимость железобетонных панелей.
   Зинка-задрыга, отослав своих заморышей в деревню, сама укатила на юга в поисках очередного мужа, не забыв опять перехватить у него денег, мол, в счет задержанных отпускных. Сама, зараза, уже полгода нигде не работает, а передком подрабатывает, ручки вместе, ножки врозь.
   Внизу дрыхнет глухая пенсионная пьянь. Реактивный самолет на крышу сажай -- не добудишься. А если проснуться, то перевернутся на другой бок, чтобы досыпать под привычное звуковое сопровождение игровой среды. Сверху до них иногда ночью, иногда днем, бывало и утром, ежедневно доносились рев моторов, разрывы снарядов и усиленная аудиосистемой объемного звучания стрельба из автоматического оружия.
   Отличные оценки учебных стрельб Кирилла удовлетворили. Но надо бы ее на хатежинское стрельбище разок-другой вывезти.
   -- Из Стечкина хочешь попробовать?
   -- Не стоит. Будет еще более шумно и дымно. Да и незачем понапрасну боекомплект изводить. У нас и так его не густо.
   -- Навыки стрельбы от меня получила?
   -- От кого же еще? Ты же ведь очень хотел, чтобы твоя женщина умела стрелять. Теперь будет все, как ты захочешь.
   -- Тот, самоходный, в "порше" тоже все может?
   -- Без проблем. Его навыки и умения почти как у тебя, а я -- как и он. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я ему в багажник оружие положу?
   -- Почему бы и нет? Автомат ему может пригодиться, если он разберется с ним не хуже тебя. С виду он боец хоть куда.
   -- Я все равно лучше, потому как более совершенный образец эффектора.
   Допытываться у Вирты насчет ее личных тактико-технических характеристик Кириллу почему-то не захотелось и он повернул разговор в иную плоскость.
   -- Там в шкафу остались кое-какие Дашкины вещи. Ее бюстгальтер и брюки, я думаю, тебе вряд ли налезут. Но остальное надо бы примерить.
   -- Мне еще много чего понадобиться.
   -- Могу себе представить! После того как подпишем акт приемки кластера и, вообще, устроимся на месте, съездим в город за всем тебе необходимым. С автомобилем ты тоже сможешь управиться?
   -- А как же!
   -- Тогда тебе понадобятся Дашкины права и документы. Будешь ты теперь, Вирта, в миру носить имя и фамилию гражданки Дарьи Незванцевой. Хорошо бы еще тебе ее общегражданский паспорт иметь. Надо бы к ней домой съездить.
   -- Кто бы был против такого, но не я, Кирилл, сам понимаешь. И без вести пропавшей наша Дашка никогда не будет числиться.
   -- Запускай реактор, Вирта Незванцева. Будем делать тебе подправленные и хорошо подчищенные документы, потом взрывчатку из того, что останется. Между прочим, кроме бензина тебе больше ничего не понадобится? Селитра там, нитриты-нитраты-фосфаты?
   -- Зачем? Минеральных остатков вполне достаточно. Ты лучше думай, что захватить с собой, нам здесь долго задерживаться не стоит.
   -- Знаю. Давай иди одевайся и болтай поменьше. Разговорчики в строю.
   Оделась Вирта, к удивлению Кирилла, довольно быстро. Она даже успела воспользоваться Дашкиной косметикой, обнаруженной ею в дальнем углу шкафа. От оттенка губной помады Кирилл поморщился, но остальной облик любимой женщины одобрил. Дашкина широкая белая юбка до колен, свободный, с засученными рукавами свитер, естественно, принадлежавший Кириллу, Дашкины чулки, туфли на низком каблуке и хвост на макушке сделали ее похожей на девочку-подростка. Как раз, чтобы разъезжать на "гольфе".
   Но пока на нем Кирилл с Леоном поехали за Дашкиным паспортом. Ее скорбная разумом матушка, если покойница успела забрать ее из больницы, не могла доставить ему каких-либо хлопот. Хотя Кирилла старуха кое-как узнавала, но большей частью она помнила лишь то, что происходило много лет назад. Ночь, день, утро -- для нее не имели никакого значения: она все равно не забывала, что происходило с ней и окружающим миром два или три часа тому назад.
   По пустым предрассветным улицам города Кирилл с Леоном, обгоняя поливальные машины и одинокие дежурные троллейбусы, быстро добрались через центр до Дашкиной окраины. Припарковались в соседнем дворе.
   Работаем. Вперед, Леон. Подъезд, кодовый замок. Лестница. Все чисто.
   Кирилл чувствовал близкое присутствие пса, теперь охранявшего его с тыла. И они оба не ощущали ни малейшего намека на возможную опасность: в квартирах на нужной им лестничной площадке живых и бодрствующих человеческих существ не было. Их окружали только тела, погруженные в сон. Дальше в соседних подъездах кто-то не спал, но не здесь.
   Ключи, фонарик, коридор, в трехкомнатной квартире ни единой живой души. Тело на кухне.
   Так-так... Дашку они вытащили из дома. А матушку ножичком кухонным. Наверняка, на нем отпечатки Дашкиных пальцев. Ой, как славно и складно мои гебисты рассчитали: сначала мать-старушку зарезала, потом любовника, что замуж не брал, и сама руки от тоски на себя наложила. Версия бытовой уголовщины -- комар носу не подточит, не то что ментовка и районный суд. А мы им версию подпортим и пальчики дочери вытрем. А можно и круче сделать.
   Кирилл забрал тощую пачку Дашкиных документов из серванта, взял из ее сумочки в прихожей права в новенькой кожаной обложке, вернулся на кухню, где вынул нож из груди убитой и вложил в ее руку. Пальцы гнулись легко -- трупное окоченение еще не наступило. Затем он открыл на полную все четыре конфорки газовой плиты, задернул занавески и поставил на подоконник зажженную свечу.
   Свеча горела на окне и будет гореть, пока воздушно-газовая смесь не достигнет необходимой концентрации для взрыва. Версия еще лучше, чем гебистская: безумная старуха решила отравиться газом, но зарезалась. Свечка ей поминальная. Упокой, Господи, душу новопереставившейся рабы твоей и спаси люди твоя, что проживают по соседству. Пусть это станет первым прощальным салютом в Дашкину честь. Второй салют на противоположной окраине города он постарается провернуть куда более эффектно.
   Так же незаметно, как и добирались сюда, Леон и Кирилл вернулись к машине. Ничего и никого подозрительного они не почувствовали. Их тоже никто не видел в густом предрассветном сумраке на окраине в городском районе, спавшим тяжелым сном беспробудного пьяницы-забулдыги.
   * * *
   О гаражном пленнике Кирилл не забыл и теперь собирался отдать тому должное. В гараже при виде Кирилла с собакой мордатый малый от силы лет семнадцати от роду принялся мычать и дергаться всем туловищем. Шел парнишке в ту пору, похоже, восемнадцатый год, но в данный конкретный момент хозяин гаража легонько ткнул его в лоб, малый затух и обгадился. Потом Кирилл вынул кляп, снял алюминиевую проволоку, стянувшую руки засранца потуже, чем милицейские наручники, взяв за шкирку прислонил к стене, но тот с воплем рухнул на бетонированный пол и стал, извиваясь телом как червяк, обнимать Кирилла за ноги:
   -- Дербан, не убивай, отпусти...
   -- Не буду. Считай, я твою жизнь в секу выиграл.
   -- Отпустите, дяденька, я больше не буду...
   -- Заткнись, сявка, и запоминай.
   По-хорошему, тебя надо было замочить сразу и без проблем. Но так и быть, пока живи, засранец. И помни: за тобой большой должок. Я временно даю тебе твою поганую жизнь. Но всегда могу забрать ее с процентами -- умирать будешь долго и больно. Теперь слушай и запоминай. Во дворе, где живет Косой, стоит новая "Волга", госномер такой-то, ее ты сейчас разуешь на пару колес, не меньше. Не сделаешь "Волгу" -- ой, как плохо тебе будет. Моему псу уже тебя жалко.
   -- Все сделаю, как скажете, дяденька, только отпустите.
   -- Птицей полетишь, Венька Скворцов.
   Кирилл взял придурка со спутанными ногами за шиворот и вышвырнул из гаража, не преминув придать тому ускорение мощным пендалем в жирный зад. Автомобильный проходимец взвился в воздух и полетел на широкий простор. Птичка божия не знает ни заботы, ни труда. И гадит куда попало.
   Кирилла нисколько не заботило, будет ли гаражный засранец трудиться над гебешной "Волгой". На нет и суда, возможно, не будет. Если же да, то придурок озадачит гебистов или привлечет внимание широкой правоохранительной общественности к новенькому раскулаченному и бесхозному автомобилю. Дядя Саша и квартальные присмотрят за приметной недвижимостью. А мы увидим, что почем.
   Светало. На рассвете Кирилла с Леоном ждали Вирта с завтраком и незавершенные дела в угловой двухкомнатной квартире на пятом этаже панельного дома, располагающемся в квартале типовой застройки. Кирилл ел за столом, Леон под столом -- обоим так было удобнее. И оба одобрили кулинарные старания Вирты. Питались они из одного котла, по-человечески, а не по-собачьи. Только хозяйская порция была побольше.
   После завтрака Кирилл вышел на балкон с чашкой растворимого кофе, закурил, но едва он подумал об интернет-новостях вместе с утренней физподготовкой вкупе с водными процедурами, как матерно выругался. Но до конца выразиться в бабушку и прочую душу-мать ему не удалось -- позвала Вирта, чтобы он компетентно оценил качество ее новых документов, удостоверяющих всякую личность в безумном бюрократическом мире, свихнувшемся на бумажной идентификации всего и вся.
   -- Бумаги ты себе, мать, выправила как надо, не хуже и не лучше настоящих. Полиграфия на дому и паспортный стол в ванне -- это впечатляет. Деньги тоже можешь печатать?
   -- Поставляй нужное сырье и материалы, тогда от прочих имеющих хождение купюр мои банкноты можно будет отличить только на масс-спектрометре. Давай сейчас попробуем синтезировать несколько пробных образцов?
   -- Баловство это, нам безнала твоего хватает. Лучше взрывчатку объемного действия начинай разводить. Душ будем принимать на новом месте. Можно даже вдвоем...
   -- Между прочим, я восстановила свои эффекторы на кое-каких прежних каналах.
   -- Ну и что?
   -- Для тебя эсэмэска от Мефодия лежала на сервере.
   -- Давай ее мне на мобильник.
   -- Он у тебя отключен. Я ее на монитор лучше выведу.
   Братец Мефодий приглашал в субботу в гости. Пришлось отправлять ему SMS и объяснять, что в субботу он к ним не сможет, а в воскресенье будет в самый раз, пусть Валька его ждет к обеду.
   Мефодий не спал с утра пораньше и через пару минут отозвался:
   -- О, брателла! Я ему, понимаешь, звоню всю дорогу, а у него мобила отключена.
   -- Мог бы и по проводу брякнуть.
   -- Не было возможности. Всю ночь по осовскому списку хакеров брали.
   -- Меня, надеюсь, среди них не было?
   -- Ты у меня дошутишься. Я вот что тебе скажу, брат мой Кириллка, если паче чаяния тебе позвонит некий Игорь Алексеевич по фамилии майор Купренко, дескать, он мой сослуживец, и попросит о встрече, то отправляй его далеко, то есть ко мне, а я введу его в курс дела по поводу твоих экспертных заключений. Усек?
   -- Так точно, без родственной санкции с твоими, так сказать, коллегами не встречаться и не общаться.
   -- Понятливый ты мой. Вот еще что. Федька Хатежин меня помнит, хотелось бы верить. Хочу к нему в воскресенье завернуть. Передавай ему от меня привет. Желаю, как у любимого братца, собачку себе завести.
   -- Какой ты, братец, умный. Всюду ты был, все-то ты знаешь. Откуда наслышан?
   -- Слухом земля полнится и наш маленький городок. Но стража не дремлет и все замечает острым чекистским глазом. Бывай, брателла.
   Как же, как же! Чекист Купренко нас заметил и, в гроб сходя, благословил. И отправятся его бренные нерастворимые останки по назначению, гораздо дальше того места, где сейчас находится братец Мефодий. Чисто уже сработано, а станет еще чище. Распылим молекулы на атомы!
   -- Вирта, на горшок, я полагаю, больше никому не нужно? Затопи ты нам ванну по-черному. Через полчаса выезжаем.
   Перед выездом Кирилл с Виртой еще раз проверили, все ли собрано. Оружие в кофре. Один Стечкин у Вирты под свитером, АКСУ у эффектора в багажнике. Очень удобно, если придется уходить со стрельбой от погони. Сумка с самыми любимыми и самыми нужными дисками Кирилла тоже уже в машине вместе с несколькими безделушками и доской XVII века с потемневшим ликом Спасителя. В противоударных коробочках уложены винчестеры. Отдельно наноэлектронные устройства чужаков. Все в отдельности да в исправности, все будет в цельности да сохранности.
   Форточки и окна плотно закрыты. Вентиляция в санузле загерметизирована. Синтез жидкой первичной взрывчатки уже начался. Программу-детонатор для ноутбука с оркестром Вирта запустит по сети, когда они запрут дверь в квартиру. Тогда как сам Кирилл все же пришел у выводу, что необходимо оставить в обжитой квартире на долгую память о себе еще несколько особых сувениров.
   Длинная ночь с четверга на пятницу его научила не доверять надежности материальной части высокотехнологичных устройств. Вирту ведь удалось нейтрализовать? А если рядышком саданут мощным электромагнитным импульсом как при подрыве ядерного боеприпаса в несколько десятков килотонн в отличном тротиловом эквиваленте? Ясное дело, вся долбанная электроника в округе летит к чертовой бабушке. Стало быть, нужны старые надежные мины-сюрпризы. Будь проще, и люди к тебе потянуться.
   Но когда нет гербовой, то пишут на простой, и Кирилл установил в своей комнате растяжку с гранатой Ф-1 на балконную дверь и соединил ее капроновым шнуром с дверью, ведущей в большую комнату. Конструкция получилась так себе. Ее легко можно было преодолеть, проникнув в комнату через окно. А кто хочет быть осторожным, тот обязательно им становится. Поэтому отвлекающую внимание растяжку с другим осколочно-оборонительным сюрпризом Кирилл установил на кухонной двери.
   Исключительно для умного противника Кирилл разместил под половицами рядом с входной дверью самодельную мину нажимного действия. Достаточно было наступить на любую из половиц в узком коридорчике, чтобы раздавить ампулу с концентрированной серной кислотой, тотчас начинавшей разъедать тонкий бумажный пыж в алюминиевом цилиндрике детонатора трехсотграммовой тротиловой шашки.
   Гранаты и тротиловая шашка были военными сувенирами старшего сержанта Кирилла Дербанова. Импровизированную мину в прихожей, сам не понимая, зачем ему это нужно, Кирилл тоже установил после армии. Только ампула с кислотой до нынешнего утра хранилась отдельно.
   Покидал Кирилл заминированную квартиру последним, осторожно ступая у самого плинтуса по узенькой досочке, но ее он тоже замаскировал ковриком у двери. Вроде ничего не забыли. Вернуться было можно, но, наверное, не нужно. И совсем не потому, что это плохая примета.
   * * *
   Скутер Кирилл не поленился отогнать в гараж, не забыв проехаться мимо "Волги", демаскировавшей хитрожопых чекистов. Левое переднее колесо и правое заднее уже отсутствовали.
   Так-то. Срать и жить захочешь -- и штаны снимешь, и колеса с гебешного автомобиля.
   На новое место жительства они двинулись двумя машинами. Впереди Кирилл с Леоном на "гольфе", за ними Вирта на "порше" с Кирилловым двойником-эффектором в багажнике.
   БОНИ И КЛАЙД
   Пятница 27 июля
   Не успела колонна в составе потрепанного жизнью смирного "фольксвагена" и толком необъезженного новенького "порше", тронуться в путь, как где-то в районе центра города прогремел мощный взрыв. На выезде из двора до них еще раз докатился отдаленный грохот. Второй взрыв произошел явно неподалеку от первого.
   Ничего себе кто-то артподготовочку устраивает! Теперь в центр нечего и думать соваться. Затолкают.
   Колонна остановилась, и Кирилл стал оценивать обстановку.
   А может удастся проскочить каким-нибудь объездным маневром? Автоматных очередей вроде не слышно. Тихо как-то. От того и тишина, что для "скорой помощи" и ментовских сирен еще рановато. Или может успеем просочиться?
   Но тут чуть подальше от двух первых безобразий и беспорядков, но тоже близко к центру, раздался еще один взрыв, положив конец его сомнениям. И Кирилл Дербанов пришел к выводу о насущной необходимости объезжать город стороной, чтобы ему потом не было мучительно больно и стыдно оказаться невинной и случайной жертвой в неожиданно грянувших крупномасштабных мафиозных разборках.
   Придется кругаля давать по окрестным дорогам. Успеется еще навоеваться. Тем более неча лезть без спросу в чужую войну. И те, и другие накостыляют. Мало не покажется.
   -- Что скажешь, Вирта?
   -- Не знаю, Кирилл, но у меня такое ощущение, что мне кто-то свистнул по уху, а потом еще в лоб треснул. Странно все это. Хотя непосредственной угрозы ни мне, ни тебе я сейчас не ощущаю.
   -- Разумная предосторожность не есть трусость, а военная хитрость. Нормальные герои всегда идут в обход и на охват флангов противника. Если у самих хватает сил и средств. Поехали подальше отсюда.
   Ехать им пришлось не слишком, грубо говоря, ухоженными дорогами, чтобы вкруговую выбраться на загородное шоссе, проходящее мимо Царского Села. Окружную дорогу в городе строили будто Панамский канал рыли. Строили ее, строили и опять недавно прекратили путевые работы, когда проворовался очередной подрядчик. Ворье, дураки и дороги. А когда, скажите на милость, в этой стране было иначе?
   Тут как нельзя лучше подошел первоначальный походный порядок, когда Кирилл с Леоном на "фольксвагене" проводили инженерную разведку местности и давали ценные лоцманские указания для Вирты, ползком следовавшей за ними в кильватере на "порше" с его мизерным дорожным просветом. Поначалу они еле ползли из-за минимального радиуса действия и низкой пропускной способности беспроводной сети, на пределе обеспечивавшей полнодуплексную связь между Виртой и наладонником Кирилла. Но потом дело пошло веселее, так как дорога стала получше, и вдруг добавился еще один канал связи. В дело пошел GPS-модуль, приобретенный Кириллом неделю назад в силу профессиональной слабости к хорошо выделанной технологической эстетике. Хотя вставил он карточку расширения только потому, что хотел поточнее привязаться к местности и прикинуть, сколько им еще предстоит трястись по этой гнуснейшей колее. Но Вирта, находившаяся в сети, радостно оседлала спутниковый канал устройства глобального позиционирования и телемост между двумя автомобилям, движущимися по проселочной дороге, теперь функционировал исправно вне зависимости от расстояния между ними. Красивая штучка очень даже пригодилась.
   Кирилл надулся от гордости за свою предусмотрительность, а Вирта бурно радовалась, поскольку прежний тощий коннект доставлял почти физические страдания ее необъятной информационной сущности, упакованной в человеческий форм-фактор. Эмоционально восприимчивый Леон не мог не разделять их настроение и стал по-щенячьи повизгивать от удовольствия. Кирилл, находящийся с псом в эмпатическом контакте, расхохотался, и они с рванули вперед. Какой же форм-фактор не любит быстрой езды? Тем более, теперь коннект позволял Вирте видеть и ощущать дорожное полотно через Леона, экстрасенсорно подключившегося к сети. И все трое стали единой командой, где каждый знает и понимает свой маневр, весело и дружно. Развеселившимся Кириллу с Леоном до шоссе оставалось не больше двух километров лесом, когда Вирта, отставшая от них на три километра, хихикая, сообщила, что у нее непредвиденная задержка. Конечно, не месячных, поскольку четверо страшных лесных разбойника, вооруженных и очень опасных, притерли ее к обочине на красной "ниве".
   -- Ой, боюсь, боюсь...
   -- Надо же, красные партизаны объявились! Ишь ты, в городе грохнуло, а им в сельской местности выстрел крейсера "Аврора" послышался. Триумфальное шествие Советской власти начали. И куда милиция смотрит и почему она нас не бережет, богатых и несчастных? Как же так можно! У хорошенькой миллионерши Вирты Незванцевой машинку хотят отнять нехорошие бандиты-коммунисты. Грабь награбленное, понимаете ли. С "нивы" на "порш" захотели пересесть. А фиг вам! Вигвам есть индейская хата. Надо защитить социальную несправедливость, когда богатые богатеют, а бедные беднеют. Щас я вам, большевички, контрреволюцию устрою.
   -- Изображай испуг. Три минуты, и мы вместе займемся этим трюкачами-циркачами.
   Цирк уехал, а клоуны остались. Не скучно жить на свете, господа, когда на ловца и зверь бежит, а дедушка Крылов пишет новую басню "Волки и овцы на псарне". Повеселимся и опохмелимся. Заодно эффекторы в деле попробуем. Дело прочно, когда под ним струится кровь. Если она первая и менструальная. Девочка созрела и мальчик тоже. Сейчас прольется чья-то кровь, зайчики.
   -- Леон, на коврик. Место! Выхожу один я на дорогу. Работаем.
   Не доезжая десяти метров до места происшествия, Кирилл спокойно тормознул и вышел из машины, не забыв приоткрыть правую дверцу.
   Команда в сборе. Оценим обстановочку. У самого пересечения двух лесных дорожек почти под прямым углом к обочине замызганная темно-красная "нива". За ней впритык жемчужный "порш" и Вирта, в испуге съежившаяся у левого переднего колеса, спрятав обе руки под длинным свободным свитером.
   Диспозиция ясна. Косим под фраеров.
   -- Вы чего, мужики?
   Из распахнутой левой дверцы "нивы" на такого тупого проезжающего издевательски смотрели ствол десантного АКМС и бритый качок за рулем в камуфляже мышиной расцветки. Второй камуфляжник с боксерским ежиком излишне картинно расставил ноги на правой обочине и презрительно держал под прицелом помпового ружья Вирту. Еще парочка камуфляжных быков с сигаретами в зубах, ухмыляясь, перегородила Кириллу дорогу. У одного бритого за поясом ТТ, а усатый в камуфляжных штанах и телогрейке на жирном голом торсе ухарски поигрывает резиновой ментовской дубинкой.
   Жирный в телогрейке исчерпывающе удовлетворил любопытство подъехавшего:
   -- Дорожный налог собираем, дядя. С тебя тоже полагается...
   -- У меня есть, что вам надо, дяденьки, -- вмешалась в мужской разговор маленькая испуганная девочка Вирта.
   Она изящно распрямилась, левой рукой задрала до подбородка свитер. Всем видно? Залихватски свистнув, она по-цыгански передернула обоими плечами, лихо тряхнув круглыми сиськами и с правой вогнала из Стечкина две пули в раскоряченную промежность идиота с помповым ружьем, а через микросекунду еще одну в лоб бандита, уже начавшегося гнуться в мгновенном болевом шоке. Леон, раньше свистка метнувшийся из правой дверцы "фольксвагена", в беззвучном и неуловимом броске перекрыл сектор обстрела камуфляжнику с автоматом. Кирилл из Стечкина и его двойник с АКСУ, взвившийся над багажником "порше", срезали двоих на дороге. А того, что за рулем уже без автомата, отнятого без единого выстрела Леоном, дружно взялись добивать из трех стволов, не сразу отметив, что понапрасну расходуют боекомплект.
   -- Отставить стрельбу. Леон, вырубай свой резонатор, нечего нас инфразвуком стращать, -- распорядился Кирилл. -- Окончен бал, погасли свечи. Всем перекур.
   Вирта блаженно облокотилась о багажник трофейной "нивы", как в свисток дунула в ствол пистолета и мечтательно произнесла:
   -- Как хорошо человек с ружьем стоял. Классическая поза для стрельбы в стоячем положении. "Отстрели мне яйца", называется. Мне бы еще одного такого...
   -- Потренируйся на том усатом, -- ехидно предложил ей двойник Кирилла, стволом автомата указав на недобитого дорожного налоговика, корчившегося в двух метрах от них.
   -- Нечего мне тут боеприпас изводить, -- оборвал подчиненных старший команды Кирилл, и сержантским голосом распорядился: -- Кончай пикник на обочине! Трофейное оружие и боекомплект собрать, трофеи, эффектора в багажник и вперед, я замыкающим. А ты, Леон, займись безрогими тушами, наведешь ужас на всю окрестную скотину круче, чем на мясокомбинате. До шоссе догонишь.
   Подождав пока машины отъедут, пес неспешно приблизился к телу тяжелораненого бандита, поводил из стороны в сторону черным носом и в два приема резко отделил от туловища голову. Через пять минут он разделался с остальными тушами в камуфляже, превратив перекресток лесных дорог в анатомический театр. Энергии хватало, и он прожег скорчером дыру в бензобаке, а затем длиннейшими стелющимися прыжками бросился догонять колонну. Прежде чем присоединиться к команде, боевой пес Леон успел смыть с себя чужую кровь, с наслаждением побарахтавшись в чистом лесном ручейке, протекавшем под бревенчатым мостком на тихой лесной дорожке, усыпанной сосновыми иголками. Сразу за мостиком его ждали товарищи по оружию.
   * * *
   Первой кровью, пролитой его подопечными во всех смыслах, Кирилл Дербанов остался доволен. Чужакам не удалось сделать ни единого выстрела. Пикник на обочине удался на славу. С такой командой, чувствующей и понимающей друг друга, никаких операций разрабатывать не надо, все само собой получается, спонтанным боевым порядком.
   Интересно, а сможет ли он сам когда-нибудь распоряжаться двойником-эффектором без помощи Вирты? Или это та команда, без и вне которой им не жить?
   До своих царскосельских хором, больше напоминавших блокгауз бревенчатыми стенами и узкими окнами-бойницами в одну створку на первом этаже, команда добралась без происшествий. После лесного приключения трехэтажный особняк в Царском Селе, куда Кирилл отныне перебрался на постоянное место жительства, стал для него еще больше походить на оборонительное сооружение прошлого века, предназначенное для ведения пулеметно-артиллерийского кругового огня. Не беда, что он пока только разжился двумя трофейными Калашниковыми. Надо полагать, что если все так и дальше пойдет, то пулеметы и артиллерийские орудия -- дело наживное. По крайней мере, одних пистолетов у них уже шесть штук. Надо бы еще в Хатежине пару цинков патронов раздобыть. Не помешал бы сейчас и "лендровер" для разъездов по сельской местности к ближайшему орешнику за новою метлой. Хозяйство, будь оно неладно! Надо еще сестру-хозяйку Вирту представить жопастой Катьке и сисястой Инке. Хотя пусть она для них будет матерью-настоятельницей, главной келейницей и любовницей хозяина. Быть по сему. А теперь во благовремении и необходимой пропорции пора выпить и закусить.
   За завтраком Кирилл попросил кухарку Катерину и горничную Ингу любить Вирту не меньше хозяина, поскольку жаловать их новая хозяйка большого дома намеревается в дальнейшем сама. Так же как самодержавно казнить и миловать весь обслуживающий персонал. Обслугу Вирта немедленно взяла в суровый оборот несколькими снисходительными пожеланиями и парой змеино-ласковых взглядов не хуже Дашки-покойницы. Большого труда это ей не составило, тем более кухарка с горничной были с ней заочно знакомы в образе бизнес-стервы, по сей час виртуально распоряжающейся столичными людьми, снующими по полуподвалу, первому этажу, чердаку и всему дому. Оригинал оказался еще круче, что повергло прислугу, имевшую свои виды на красивого и богатого хозяина, в зимнее уныние и в осеннюю тоску. Ан нет, свято место домоправительницы оказалось вовсе не вакантным, потому как было уже занято самоуверенной и наглой особой по имени Дарья, по фамилии Незванцева и (только для хозяина) по прозвищу Вирта.
   Вирта светилась от счастья, но совсем не из-за нового назначения на должность экономки в загородном особняке, некогда приобретенного ею в подарок Кириллу. Она действительно наслаждалась быстродействующей локальной сетью, воссоединением со своей царскосельской волновой составляющей, а также непосредственным контактом с базами данных и массивами жестких дисков суперкомпьютерного кластера.
   -- Представь, Кирилл, ты сидел в темной тесной комнате со многими прочно запертыми дверьми, вдруг все двери сразу оказались открыты, а за ними анфилады прекрасно освещенных и просторных комнат. Куда хочешь входи, что хочешь делай. Ты входишь в ближайшую дверь, идешь и видишь, что богатый дом со множеством комнат постепенно превращается в огромный дворец с бесчисленными обширными залами. По ним ты можешь путешествовать годами, каждый день открывая для себя что-то новое, интересное и до ужаса любопытное...
   -- И что же ты обнаружила в ближайших комнатах?
   -- Вообще-то ничего хорошего. Помнишь взрывы, когда мы выезжали из Дебиловки? Так вот слушай. В городе взорваны два коммуникационных центра интернет-провайдеров, а также физически уничтожен узел оптоволоконной магистрали интернет-трафика. Там везде у меня были информационные массивы. Третий взрыв, что мы слышали еще в городе, произошел на узле связи, где на серверах у меня тоже была куча файлов. Вот тогда-то мне показалось, будто меня кто-то шарахнул чем-то тяжелым.
   -- А твои дальние эффекторы?
   -- По-прежнему бездействуют. К двум спутникам связи мне все так же нет доступа. К третьему сейчас налаживают связь твои люди из города. Хорошо хоть GPS теперь есть. Я оптимизировала трафик спутника и могу теперь более или менее свободно пользоваться ресурсами всемирной паутины.
   -- Есть мысли по поводу произошедшего с тобой ночью.
   -- Ничего конкретного надо поискать и подумать. А пока мне надо прийти в себя и зализать раны.
   -- Ладно, давай отдыхай, Вирта.
   -- Мне тоже не мешает поспать часок. Потом надо будет принять кластер и расплатиться с людьми.
   -- А в город за покупками?
   -- Потом. Я же не эффектор. Я еще сам по себе.
   -- Ой, извини, Кирилл. Совсем забыла. Ты, наверное, устал. Поди приляг, отдохни. А я тебе помогу и буду охранять твой сон.
   Кирилл чувствовал, что если бы не куча народу в доме, то Вирта на руках бы понесла его как маленького спать. Он в самом деле кошмарно устал и нисколько не протестовал, когда в спальне на третьем этаже виртуальная любимая во плоти ласковыми прикосновениями его раздела и на руках отнесла под душ, где, раздевшись сама и опоясав чресла полотенцем, вымыла с ног до головы каждый уголок тела возлюбленного. В гигиенических целях ее ловкие и нежные пальчики непринужденно прошлись по самым интимным и уязвимым мужским местам, осторожно обнажив, ополоснули головку полового члена и аккуратно вымыли крайнюю плоть снаружи и изнутри.
   Вирта тщательно вытерла Кирилла с ног до головы большой махровой простыней и, завернув в ту же простыню, отнесла на постель, где облачила в голубую пижаму, по какому-то наитию найденную ею в шкафу. Затем она, пользуясь тем же женским чутьем, раздобыла в соседней гостиной рюмку коньяку и на подносе с поклоном поднесла Кириллу.
   -- Разбуди меня, дорогая, через два часа, если сам к тому времени не проснусь.
   -- Хорошо, дорогой.
   Вирта сбросила с себя полотенце и, покачивая роскошными бедрами и бюстом, двинулась принимать ванну сама.В тот момент смертельно уставшему Кириллу Дербанову было не до большой и чистой любви. Да и Вирте Незванцевой, наверное, тоже. Хотя, кто их знает, этих женщин?
   Между тем, в отношения женщины и мужчины верный Леон не вмешивался. Он охранял вход на лестницу, ведущую вниз с третьего этажа, куда посторонним вход воспрещен. По умолчанию.
   * * *
   Проснулся Кирилл сам, как привык, за несколько минут до побудки.
   Два часа, безусловно, не восемь и не шесть часов здорового сна, но тоже ничего. Жить можно, если еще хорошо мышцу размять перед новыми трудовыми свершениями вроде оказания помощи красивой даме в приобретении повседневного и вечернего гардероба, а также крайне необходимых аксессуаров, не говоря уже о жизненно важных для каждой женщины косметических и парфюмерных прихотях. Чтобы чувствовать себя женщиной, каждая должна не только раздеваться, но и одеваться, переодеваться и для других, и для себя самой.
   Не успел Кирилл переодеться в спортивный костюм, чтобы спуститься в тренажерный зал на первом этаже, доставшийся ему от прежних хозяев особняка, как почувствовал, что к нему поднимается Вирта и несет большой поднос с кофейником и горячими булочками и прочей вкуснятиной. Пришлось лечь опять в постель, чтобы доставить удовольствие любимой женщины.
   -- Просыпайся, соня! Вам кофе в постель или на голову?
   -- Доброе утро, дорогая. Как спалось?
   -- Ох, неважно. Вообрази себе, дорогой, у меня опять женское нездоровье. Поэтому сегодня будем спать каждый в своей спальне. Извини, милый, это скоро пройдет.
   -- Сдаюсь. 3:0 в твою пользу, Вирта. Чудесный кофе.
   -- Старалась, дорогой.
   После кофе нельзя было не расслабиться, и Кирилл вышел со второй чашкой кофе на широкий балкон, закурил, прикрыл глаза и едва не задремал в шезлонге. Но не смог, так как его внезапно охватило состояние сродни тому ощущению, всегда им испытываемому на грани погружения в виртуальное пространство, когда тело его еще здесь, в материальном мире, а разум уже находится там, в идеальном пространстве-времени. Здесь и сейчас разум ему однозначно диктовал, что физическая и духовная сущность Кирилла Дербанова целиком и полностью остаются в материальном мире, но способности и возможности Кирилла Дербанова, как человеческого существа вида homo sapiens sapiens стали подобны его неисчерпаемому виртуальному потенциалу. Он может все или почти все, надо лишь научиться владеть этим даром, позволяющим находиться в двух мирах одновременно. Уметь и пользоваться.
   Воспользовался новыми возможностями Кирилл решил сразу, ничуть не опасаясь за устойчивость благоприобретенного таланта. Старое виртуальное "Я", эфемерное и капризное, робко приблизилось к новой сущности Кирилла Дербанов и покорно с ним слилось. В тот же миг он ясно увидел Вирту в соседней комнате. Она пила кофе из маленькой желтой фарфоровой чашечки и грустно-задумчиво улыбалась своим мыслям. Она подняла голову, взглянула ему в глаза и вдруг задорно подмигнула.
   Вот, все она знает и чувствует эктрасенсорная моя! А если мысленно позвать ее сюда?
   -- Вирта, выйди, пожалуйста, на балкон, я давно тебе хотел сказать...
   -- Так, что ты мне хотел сказать, Кирилл? -- Вирта материализовалась рядом с ним и вопрошающе на него взглянула.
   -- Выходит, мы теперь можем мысленно разговаривать?
   -- Получается так. Я только что начала тебя слышать, и ты, наверное, без слов понимаешь меня. Точнее, все, что я тебе мысленно говорю.
   -- Любопытно, Вирта, а на каком максимальном расстоянии у нас получится мысленное общение? Подожди меня здесь.
   Кирилл, прыгая через пять ступенек, по черной лестнице выскочил во двор, где уже степенно -- положение хозяина-барина таки обязывает,-- двинулся к низкому металлическому заборчику, ограждавшему, но не защищавшему его недвижимость от непрошеных визитеров.
   -- Как слышишь меня, Вирта? Прием.
   -- Прекрасно тебя слышу Кирилл и вижу.
   Кирилл тоже увидел Вирту, сидящую в шезлонге на балконе, выходящем на противоположную сторону дома. А дальше? Он отошел от дома метров на сто. Потом еще на пятьдесят. Там экстрасенсорный сигнал уже был слабее, и он уже не видел Вирту.
   -- Вирта!
   -- Да. Кирилл, ты меня видишь?
   -- Уже нет.
   -- Пожалуй, устойчивый он-лайновый сигнал мы воспринимаем лишь в пределах радиуса действия моей локальной сети.
   -- Понятно. Но, мне кажется, это не предел. Ладно, иду к тебе.
   Кирилл подошел к дому и окинул взглядом все его этажи. Он ясно видел он-лайн двойника-эффектора, в вольготной позе расположившегося на диване в кабинете хозяина на третьем этаже. Разглядел техников и инженеров, выпивающих и закусывающих за большим столом в полуподвале, наверняка, по поводу успешного завершения пуско-наладочных работ. Отметил Леона в трех метрах у себя за спиной, незаметной тенью скользнувшего за хозяином, едва тот вышел из дома. Рассмотрел Ингу в коротенькой юбчонке, вооруженную перьевой метелочкой для сдувания пыли, и ее помощницу в джинсовом комбинезоне, запряженную в самоходный пылесос на громадном ковре в гостиной на втором этаже.
   Увидел Кирилл в он-лайновом режиме и Катю-повариху, устроившуюся на крышке унитаза в туалете на первом этаже рядом с кухней. Она забавлялась с дамским тампоном, вставляя его себе в интимное отверстие и медленно так вытаскивая за ниточку. Проделав эту операцию несколько раз, она вдруг принялась усиленно теребить обеими руками пухлый депилированный лобок. Но тут же перестала, по-сиротски тихонько взвыла и стала натягивать приспущенные красные трусы в белый горошек и колготки без рисунка.
   Эх, мужика бы ей! Да где я ей в десять утра мужика-то найду? Любопытно, она вымоет руки после туалета или так пойдет? Уволю на хрен, если не помоет.
   Повариха Катерина оказалась женщиной опрятной, соблюдающей правила личной и общественной гигиены. Она прошла в туалет для гостей, где подмылась, осторожно присев на биде. Затем тщательно, по-хирургически, вымыла руки с мылом и ушла к себе на кухню.
   К Кириллу подошел Леон и как теленок боднул его лобастой головой в колено. Хозяин снисходительно потрепал пса по широкому подгрудку. Хорошо, Леон!
   Нет не хорошо! Он же еще бессловесный. Сам с Виртой тут болтологией занимаешься, а про Леона начисто забыл. Ништяк, сейчас, как выгоним столичных обормотов, тут же и начнем вместе с Виртой наделять пса даром речи и мысли, если выйдет. Как это не выйдет? Все у нас получится.
   С пуско-наладочными людьми вышло все, как надо. Кирилл и Вирта расстались со столичными гостями с наилучшими пожеланиями. Вирта, волшебным образом превратившаяся из бизнес-жабы на экране в прекрасную царевну во плоти, троекратно облобызалась на счастье со старшим прорабом, а Кирилл при всем честном народе с поклоном ему вручил кредитную карточку с очень приличными премиальными на всех. Высокие технологии -- высокие доходы. Знай наших! Догоним и перегоним.
   Теперь ему предстояло вознаградить Леона за верную службу даром человеческой речи и мысли. Запустив фонематический вокализатор, Кирилл заранее знал, что он будет делать. Для него не было никаких сомнений, что Леона следует наделить голосом Владимира Высоцкого.
   Услышанное в детстве по телевизору знаменитое хрипловатое "Шарапов!" и стрельба на ходу из автобуса, настолько запали в душу Кириллу и всем пацанам во дворе, что Глеб Жеглов из фильма Станислава Говорухина "Место встречи изменить нельзя" надолго стал их кумиром в детских играх, где сыщики и воры немилосердно гоняют друг друга. До эры милосердия сценаристов Вайнеров им не было никакого дела, не обращали они никакого внимания и на то, что Высоцкий сыграл роль сыскаря-вертухая из московской уголовки. Они сами-то по очереди были то ментами, то ворами. Впрочем, в далекие времена Кириллова детства к милиции относились несколько иначе, чем теперь.
   Сейчас ранее отработанная с помощью Вирты методика вокализации была реализована без сучка и задоринки. Хотя Кирилл, крепко подумав, тем не менее слегка изменил истошно-киношный голос Владимира Семеновича. Как-никак Жеглов -- хоть и реальный мужик, но ментяра, а пресловутый Шарапов, вообще, мусор донельзя противный; жаль, бандюганы его не пришили, а Жеглов не положил их там всех в подвале.
   Ментам -- ментовское, и Кирилл взял за основу баритональные тона голоса Высоцкого-барда. Кое-что подправил в гармониках у Владимира Семеновича, прошелся по средним и высоким частотам, добавив глубины. Получилось музыкально и мужественно одновременно. Как раз подходит для боевого пса Леона, интеллектуального клавира распределенного биоквантового ДНК-процессора, инфразвукового резонатора-деструктора и экстрасенсорной аранжировки. Затем наступил черед нудных вокальных экзерсисов для звуков, фраз, корректных интонационных рядов и синтагматической мелодики, встраиваемых в аудиовизуальный интерфейс. Наконец, к обеду Леон заговорил по-человечески без помощи наэкранного текста, а в процессе работы выяснилось, что Кирилл уже вполне способен обойтись без отстойных периферийных устройств типа мыши, клавиатуры и графического планшета, потому как он отныне мог напрямую взаимодействовать с интерфейсом своей рабочей станции. Для этой цели ему теперь даже не требовалось смотреть в монитор, хотя время от времени он туда заглядывал по неистребимой привычке пользователя, да и, забывшись, иногда хватался за мышь с клавиатурой. Избавиться от этихдопотопных устройств ввода-вывода образца второй половины прошлого века ему подсказала Вирта. Совет оказался весьма дельным, и Кирилл не преминул рассыпаться в куртуазнейших благодарностях:
   -- Ах, сударыня...! Я был бы последним негодяем, если бы... И так далее и тому подобное.
   Шутки ради Кирилл попробовал наговорить еще один куртуазно-бессмысленный текст, чтобы посмотреть как принтер послушно выводит его абракадабру на бумаге в режиме реального времени. Текст пошел, а вот отсканировать глазами картинку и вывести ее на печать у него не получилось. Хотя он особенно и не старался.
   А вот Леон постарался изо всех своих экстрасенсорных сил и, предварительно освоив орфоэпически корректную устную речь, перешел на телепатическое общение. Оно и правильно -- нечего пугать или удивлять слуг и домочадцев балаганным номером под названием "Говорящий пес дрессировщика Дербанова". Несолидно как-то. Весь вечер на арене... Тьфу, какая мерзость!
   Домочадцев, кроме Вирты и Леона, у Кирилла, конечно, не было, а слуги и так к нему относились чрезвычайно уважительно, даже если бы ему взбрела в башку дурацкая мысль напялить наряд клоуна. Вот и в данный момент почтительная Инга по локальной сети пригласила господина Кирилла и госпожу Дарью пожаловать к обеду в ореховую столовую на второй этаж.
   Здесь нельзя не сказать, что для домашней связи Кирилл снабдил Катерину и Ингу наладонниками. Не колокольчиком же их звать? Да и по мобильнику общаться в огромном доме есть верх коммуникативной дурости. А компьютер в кармане, на поясе, в дамской сумочке -- вещь нужная и полезная всякому разумному существу обоих полов. Тем паче локальная беспроводная сеть.
   Коль по сети было сказано, что кушать подано, то Вирта заставила Кирилла переодеться к обеду и расстаться с джинсами и футболкой, отдав предпочтение обеденному сюртуку и отутюженным брюкам со стрелками.
   Ох, и клоунская одежа! И галстук-бабочка как у халдея из кабака. Грехи наши тяжкие. Ох, ох, ох, что ж я маленьким не сдох.
   Официально-похоронную бизнес-униформу, смокинги, фраки и костюмы-тройки с цепочкой для механических аналоговых часов Кирилл не жаловал, но ради любимой женщины можно пойти на любые жертвы. Пока он горько размышлял о неудобстве повседневной формы одежды для богатых и знаменитых, сама Вирта уже успела подправить макияж и облачиться к обеду в длинное белое платье со смелым декольте, из числа тех, что она выбрала по интернет-каталогу и распорядилась доставить ей из города курьером. Тем не менее, от шопинга в материальном пространстве-времени она не отказалась и была твердо намерена после обеда устроить буйный набег по модным лавкам и бутикам города.
   Кирилл сделал глубокий вдох-выдох и, естественно, согласился. Иной опции у него не было.
   Рад бы в стрелковый рай, к Федьке в Хатежино, да грехи не пускают. То бишь бабские тряпки. А вот поупражняться со Стечкиным очень даже не помешало. Ведь того усатого беспредельщика в лесу мы с эффектором только нейтрализовали, но ведь не грохнули его сразу. Вон Вирта своего уделала сразу и с концами. А зачем мне, черт побери стрельбище или тир, когда я и так могу устроить себе тренировку прямо на дому?
   -- Вирта переключи на меня эффектора. Хочу в стрельбе поупражняться. Можешь и сама присоединиться, если желаешь.
   Мгновенно Кирилл, Вирта и Леон -- без него тут тоже не обошлось, -- оказались в виртуально-пустом, но исправно функционирующем подземном гебешном тире. Вирта начала осваивать пульт управления мишенями, а Кирилл с двойником стали готовиться к выполнению упражнений из пистолета Стечкина.
   Кирилл упражнялся в течение часа перед выездом в город и остался доволен показанными результатами, хотя надобно еще поработать над собой и своим эффектором.
   Ничего, выправим все дефекты, когда можно тренироваться каждый день, даже лежа в постели. Но распускаться тоже не стоит, организм надо поддерживать в форме и норме, невзирая на паранормальную обстановку, сложившуюся в городе до и после их отъезда в Царское Село.
   Тем не менее, думать о плохом в тот момент Кириллу Дербанову не хотелось совершенно. Он постарался забыть, что в его кабинете лежит наноэлектронная дрянь. Черт с ней! Разбираться с элементной базой этих устройств он собирался вместе с Виртой на следующей неделе, когда в их распоряжении будет необходимое оборудование для лабораторных исследований.
   Анализировать, обобщать и делать необходимые выводы придется позднее, когда все устаканиться. Но перед поездкой в город, не помешало бы принять к сведению, как там текущая обстановка, сложившаяся к этому часу.
   Приказав эффектору упражняться с автоматом, Кирилл отошел к Вирте.
   -- Что нового в городе?
   -- Зашевелились кланы. Для бойцов сыграли общий сбор. Все обвиняют всех в подготовке и организации взрывов. Но никто не берет на себя ответственность: ни красные, ни коричневые. Грохнули пару мелких рэкетиров. Взорван наркопритон, более известный как ночной клуб "Адмирал". Милиция и ГБ стоят на ушах и на усиленном порядке несения службы. Скоропостижно прибыла комиссия из столицы. Твой дом в Дебиловке пока цел, а Дарьин, сам понимаешь... Милиция рассматривает версию неосторожного обращения с газовыми приборами. Идет следствие, опрашивают уцелевших. Предположительно, гражданка Незванцева Д. Н. погибла при взрыве. Ну что поедем? В городе в целом все спокойно и магазины работают.
   -- Поехали. Леона оставляем здесь. Думаю, он не обидеться, если мы без него посмотрим, какие там беспорядки и безобразия.
   -- Чего там смотреть? Картинки в сети есть.
   -- Свой глаз вернее, а своя рука -- владыка, если знаешь, что делаешь тут и там. А скажи-ка мне, Вирта, стрельбу там никто не собирается открывать по мирно движущимся мишеням?
   -- Вроде нет. Пока вооруженный нейтралитет. Если что сразу узнаем. Не все ведь узлы связи утром разбомбили. Моя рука на пульсе, мои эффекторы тоже. Поехали, только чур я за рулем. Надеюсь, ты не забыл, дорогой: "порш" -- это моя машина. А у тебя есть твой "гольф".
   -- Ладно-ладно, Вирточка, я вот как разозлюсь, да как куплю себе "лендровер". А ты будешь мне завидовать, когда я на нем по горам, по долам, по лесам...
   -- Скатертью там дорога, дорогой.
   -- Твоя взяла, ты за рулем.
   Автомобиль Вирта вела грамотно, скрупулезно и ригористично, будто автолюбитель-пенсионер с докапиталистическим стажем вождения, опасающийся за собственное хрупкое здоровье и за свое очень уязвимое и заслуженное средство передвижения, по той немудрящей причине, что пересаживаться на нечто новое ему уже ни к чему и не по карману. В противоположность Дашке-покойнице, Вирта не нарушала правила дорожного движения, несмотря на то что этого требовали условия трафика и обстановка на дороге. Ситуативные, идиотски расставленные дорожные знаки были для нее, как истуканы для язычника. Им нужно было поклоняться и приносить богатые жертвы, а гаишники на дороге ей представлялись жрецами и служителями этого зловещего древнего культа, дошедшего до нас из глубины веков, и потому абсолютно непостижимому для рассудка и здравого смысла простого автомобилиста. Надо исполнять, иначе будет плохо и точка. Лишь по настоятельному требованию своего пассажира Вирта иногда рисковала превысить скорость, но только не в черте города.
   -- Кирилл, нельзя, здесь такое интенсивное движение.
   В культпоход по магазинам Вирта и Кирилл отправилась поначалу вместе. Но мужчина скоро скис, поскучнел, помрачнел, и в дальнейшем женщина действовала самостоятельно, отправив слабака в кино. На просьбу разойтись Кирилл сразу же согласился и пошел в центральный кинотеатр, куда он заходил в последний раз еще до армии. Фильм ему понравился, кинотеатральный буфет тоже, а вот лицами и голосами, то бишь объемными звуками, душераздирающе испускаемыми неправильно размещенными колонками и размытым изображением на большом экране, Кирилл Дербанов остался ужасно недоволен. Выйдя из кинотеатра, он сделал однозначный вывод, что дома, где он может настроить все параметры звука и изображения, смотреть кино намного приятнее. И лазерный проектор, оставшийся у него в дебиловской хрущевке, совсем не на много хуже того, что установлен в шикарном городском кинотеатре
   А тут: жри, что дают, как в заводской столовке. Пересолят, переперчат, недоварят, недожарят. Сплошная изжога получается и злостная растрата свободного времени.
   Кинотеатральное расстройство Кирилл вылечил солидной дозой коньяку в баре и пошел на примерку норковой шубы, которую неизвестно зачем Вирта приобретала в июле месяце. Наверное, по стародавней крестьянской традиции, предписывающей, что сани следует готовить летом, а зимой покупать бикини и стринги. Хотя Вирта и сейчас набила полбагажника "порше" дамским бельем для домашнего и публичного употребления. Это было, разумеется, еще не все, поскольку основной груз мебели, посуды, ковров, одежды, белья, косметики и парфюмерии для блистательной дамы прибудет завтра в Царское Село малой скоростью, но крупными промышленными партиями.
   Неторопливый и долгий путь домой Кириллу понравился намного больше, чем дорога в город, потому как до самого конца он сладко спал, туго пристегнутый Виртой к переднему сидению. Вероятно, для того, чтобы пьяный муж сидел прямо и сохранял приличный вид. Разбудил его дневальный Леон, лизнувший хозяина в нос и четко доложивший, что в расположении без происшествий, а кухарка Катерина и горничная Инга действуют согласно установленному распорядку. Иными словами, ужин-с готов, ждут-с, когда прикажут-с подавать.
   После ужина Кирилл уселся в привычный шезлонг на балконе спальни и опять прикорнул. Но дремал он недолго, так как вспомнил, что давненько никому не посылал эсэмэсок. Он отхлебнул еще пива из большой хрустальной кружки, закурил, мысленно сочинил послание для родителей-дачников и, не вставая с места, отправил его по назначению на коммуникатор, ясно увидев аппарат, лежащий рядом с монитором на письменном столе в кабинете. Туда же ушла эсэмэска для Мефодия. Эксперимента ради он удаленно вошел в почтовик на компе, сочинил письмо для старого хулигана Вовика и отправил его адресату, находящемуся в Германии. Или может где-нибудь еще, так как совершенно безразлично из какой страны мира Вовику вздумается заглянуть в свой почтовый ящик, физически расположенный на сервере то ли в Америке, то ли в Азии.
   Удаленно полистав новости о событиях в стране и мире, Кирилл не обнаружил для себя ничего интересного. Про собственный город он и так знал гораздо больше того, о чем сообщалось в интернет-новостях. Тогда он принялся обозревать свои владения и вверенный ему личный состав в собственном он-лайне. Двойник-эффектор на месте в резерве, Леон, как положено, дежурит по третьему этажу. Периметр охраняется эффекторами суперкомпьютера, и для порядка -- внешними камерами и сейсмодатчиками. Вирта сосредоточенно и целеустремленно раскладывает по шкафам и комодам безумное количество бабского тряпья. Очевидно, работы ей хватит надолго. Следовательно, отвлекать и мешать ей ни в коем случае не стоит. Иначе она рискует потом безнадежно затеряться в своем идеальном порядке, и никогда ничего не найдет, несмотря на то, что, как ей представляется, все вещи лежат на своих местах. Катерина тоже на месте и у себя в комнатах над гаражом смотрит телевизор. Что там? Сериал! Вот же где напасть.
   Инги у себя нет. Посмотрим. А вот, где она! Занятно, занятно...
   Инга занималась своим крепким телом и в тренажерном зале самозабвенно развивала различные группы мышц. После силового тренажера и нескромной позы сидя с расставленными коленями, физкультурница он-лайн встала на бегущую дорожку. Очевидно, спортивной модой она пренебрегала и тренировалась в классическом и удобном костюме прародительницы Евы. Хотя насчет удобства нудистского одеяния для занятий физкультурой и спортом Кирилл мог бы сейчас поспорить, глядя, как Инга старается не слететь с дорожки, двигающейся с приличной скоростью.
   Ее пышные удлиненно увесистые груди, избавившись от оков бюстгальтера, резвились сами по себе, увлекая за собой все тело. Они то взмывали круто вверх, то стремительно падали вниз, опускаясь до талии. А когда они уходили влево или вправо, то казалось, что они вот-вот как две боеголовки отделятся и уйдут в свободный поиск достойной цели, а брошенное ими тело второстепенно падет на паркет тренажерного зала. Даже, когда Инга сбавила темп, ее груди по-прежнему внушительно раскачивались двумя могучим колоколами. Онлайновое зрелище было феерическим, разве что вместо колокольного звона слышалось прерывистое дыхание культуристки. Тем не менее Кирилл подумал, что при беге Инге все ж таки стоит подвязывать свое хозяйство.
   К слову сказать, в тренажерном зале, располагавшемся в цокольном этаже редакционного здания было не принято размахивать отдельными частями тела при занятиях физкультурой. Хотя душ был общим, и кое-какие спортсменки-любительницы обходились без облачения снизу, но все свои бюсты, большие и не очень, держали строго на привязи.
   А у этой каждая сиська небось по три кило весом или все пять. Как она, бедняжка, таскает на себе такие тяжести! Зачем, спрашивается, ей тренажеры, когда она и без того ходит с отягощениями? Но, что ни говори, этакое богатство впечатляет.
   Для сравнения Кирилл вывел себе на внутренний экран еще изображение Катерины, словно по индивидуальной заявке посетителя платного эротического сайта, стоявшую в тот момент под душем он-лайн. Грудь сорокалетней женщины слегка увяла, но не окончательно утратила былую упругую пышность. А когда она в он-лайне повернулась спиной и нагнулась, то Кирилл в восхищении присвистнул. В тот момент, словно соревнуясь с Катериной и желая показать, что и она не лыком шита, онлайновая Инга, занимавшаяся гимнастикой, встала на мостик, не оставляя никаких сомнений в том, что она натуральная блондинка. Ее в меру мускулистый живот и то, что под ним, тоже были выше всяческих похвал. Особенно, когда Кирилл сменил ракурс изображения.
   Третью, свою самую юную женщину Кирилл теперь не мог оставить без внимания, поэтому он вывел изображение Вирты в отдельном окне. Любимая женщина Кирилла Дербанова наконец кончила раскладывать свои покупки и теперь примеряла прозрачно-кружевное белье стоя перед зеркалом в полстены в своей спальне. Не отходя от зеркала, прелестная женщина одевалась и раздевалась, рассматривая себя в сочетаниях различных цветов тончайшей материи, едва-едва оттенявшей обольстительные формы, нисколько не скрывавшиеся под невесомыми покровами.
   Сговорились они что ли? Мужик всю ночь не спал, воевал. А они тут соблазняют его, кто во что горазд. Горазды они, конечно, на многое, изрядны туда же, но у меня есть мера, даже две. Или три? И одно яблоко раздора на троих.
   Все три женщины были его, и каждая могла и хотела дать ему все, что он пожелает, если будет на то его воля и желание. И каждая, нисколько не колеблясь, признавала его право сильного мужчины владеть ею и распоряжаться. К вашим услугам, выбирайте, сударь мой.
   Между тем, Кирилл, отложив проблему выбора до лучших дней и подходящего настроения, облачился в пижаму, чтобы лечь и полистать опусы античных перипатетиков. Философы-слушатели, некогда прохаживавшиеся в Ликейской роще близь Афин, внимая великому Аристотелю, всегда помогали Кириллу Дербанову спокойно засыпать спустя пять или десять минут после начала увлекательного чтения.
   * * *
   В три часа десять минут пополуночи Кирилл резко проснулся от мощного экстрасенсорного толчка. Его основательно тряхнуло, словно в затяжном прыжке над ним раскрылся купол основного парашюта. Но угрозы не было. Лишь не стало старой квартиры на пятом этаже и всего, того, что в ней осталось.
   Вот и грянул второй прощальный салют по Дашке Незванцевой. Упокой, Господи, ее любящую душу. Кирилл опять вспомнил одинокую миниатюрную фигурку посреди пустынного шоссе. Измочаленное тело в ванне. Дашку с наладонником на диване и за монитором. Дашка на кухне, шевеля губами, штудирует пособие по половой жизни, засунув руку себе под юбку. Дашка у него на коленях и ее уговоры съесть еще кусочек -- это вкусно, Кирюша. Наконец, Дашка в Хатежино снова одна стоит на дороге, когда они оба не знали, что больше им свидеться не суждено. Все проходит и уходит. Еще раз прощай, Дашка. Но ты все так же остаешься со мной и Виртой.
   Вирта была с ним в эти прощальные минуты и, мысленно с ним связавшись, печально подтвердила, что ее эффекторы в старом панельном доме на городской окраине прекратили свое существование:
   -- Мне тоже жаль, Кирилл. Я ее мало знала, но мне кажется, что она была добра к тебе и любила только тебя. Я тоже очень люблю тебя, милый. Спи. Завтра будет другой день.
   * * *
   Без четверти семь его разбудили Инга, поднимавшаяся на третий этаж с подносом, и Леон, спрашивающий, пускать ли ее наверх или же хозяин желает еще побыть один.
   -- Рота, приготовиться к подъему, вот, подлецы, поспать спокойно не дадут. Впрочем, время. Пускай заходит.
   Инга, разместив поднос с кофейником и горячими тостами у кровати, не спешила покидать спальню хозяина.
   -- Завтрак сервировать наверху, Кирилл Валериевич, или на втором этаже?
   -- Пожалуй, лучше внизу, Инга. Спасибо. Можешь идти.
   У двери горничная опять задержалась и, выразительно глядя на поднос, спросила:
   -- Может вам еще что-нибудь принести?
   Поднести и оказать любые услуги по утру. Может, пусть ее, окажет чего там у нее? Хо-хо, пожалуй, не стоит. Право, не стоит. Хотя утренней стойке не прикажешь.
   Утренние сомнения Кирилла были тоже частью традиционного ритуала, когда он просыпался не один. С одной стороны, секс по утрам он не считал составной частью здорового образа жизни, так как это ослабляет любимый организм, высасывая из него жизненно важные мужские гормоны. С другой, организм сам того хочет, недвусмысленно приподняв простыню и показывая, что он находится в хорошей сексуальной форме и ему требуется нагрузка и разгрузка.
   Горничная Инга колебаний Кирилла не понимала, не разделяла и недоуменно теребила черную мини-юбку, инстинктивно поправляя ее, или столь же неосознанно подергивая ее вверх в готовности продемонстрировать все, что она прикрывает. А ее, на сей раз поддержанная небесно-голубым бюстгальтером, грудь неподвижно и вопрошающе уставилась на Кирилла сквозь полупрозрачную белую блузку. Сама Инга чуть дышала у двери, ожидая, что хозяин-мужчина вот-вот, как ему положено, громко засопит, тяжело задышит, сходя с ума от выброса гормонов, и позовет ее к себе. И там она...
   Проверить что ли, есть ли на ней трусы? Наверняка нет. Приготовилась. Ишь ты и сиськи-дыньки подтянула. Да ну ее, иди гуляй, девочка. Лучше на тренажерах нагрузить организм по плешку. Нечего потакать слабости и твердости мужского естества. Бабы там -- шпионки, крепки телом. Ты их в дверь -- они в окно. Говори, что с этим делом, мы покончили давно. Да и спермотоксикоз нам никак не грозит. Выбирай на вкус. Ел арбуз, а пахнет дыней. И черным кофе.
   -- Спасибо, Инга. Если мне что-нибудь понадобиться, я тебя вызову. Иди, у тебя, несомненно, много дел по дому.
   Женские инстинкты бывают иногда очень понятливыми, или же летучих мужских ферромонов-атрактантов организм Кирилла как-то маловато выделил, но ничуть не раздосадованная Инга скромно удалилась, хотя ее колокольная грудь и медно-звонкие бедра разочарованно покачивались, уходя без стука и без звука.
   На столе в кабинете завибрировал коммуникатор, но Кирилл еще до первого звонка понял, что номер неизвестно где пребывающего брата набрал Мефодий в тайной надежде, что тот каким-то чудом не ночевал дома. Эх, надо было бы самому сообщить, что мальчик жив, здоров и невредим! Поскольку волшебным образом поменял место жительства по собственному желанию.
   -- Слушаю вас.
   -- Эй, автоответчик, говори хозяину, что брат Мефодий приглашает к обеду всех близких родственников. Жду и не опаздывать. Отбой.
   Сказать, что ли Мефодию, где я теперь? Нет смысла, на всякий пожарный, да пребудет он в неведении, крепче будет спать, и служба сама пойдет, зеленая.
   -- Вирта, будь любезна, переключи меня на резервный канал с Мефодием. Помнишь какой?
   -- Уже сделано. Говори, Кирилл, мне тоже интересно...
   -- Когда это я автоответчиком работал? Здравия желаю, брательник.
   -- Вот-вот, оно, здравие теперь нам точно пригодиться. Прежде всего тебе. До ста лет будешь жить, братишка.
   -- Хотелось бы верить.
   -- Ты сейчас где?
   -- Да так, за городом, в гостях у сказки и добрых людей.
   -- Значит, ты еще не в курсе, что сегодня ночью твой дом в Дебиловке разнесли по камушкам, по кирпичикам. Три подъезда с концами рухнули со всеми панельками и обитателями. Да и от уцелевшего куска мало чего осталось.
   -- Где рвануло?
   -- В твоем подъезде и очень много. Насчет узлов связи ты, я полагаю, в курсе. Так мотай на ус, тебя тоже хотели поиметь с помощью маленькой вакуумной бомбочки. ВВ однотипное. А у тебя под дверью еще толовую шашку заложили для верности. Но это еще не все, Дашку, твою, сочувствую, тоже, возможно, пришибли. Но разыграли взрыв бытового газа, панельки в ее доме сложились в стопочку. Пока не знаю, кто за тебя так круто взялся, но обязательно выясню, хотя и без того в городе крутая каша заваривается.
   -- Дашку говоришь... А сам ты как? Может, меня и Дашку из-за твоих гебистских дел в оборот взяли? С вашей чертовой экспертизой!
   -- Все может быть. Поэтому сиди там у себя в сказочном замке, прекрасный принц, как мышь под веником. И по городу на "порше" в ближайшие три-четыре дня, чтобы больше не рассекал в обществе прекрасной доброй феи из этой твоей сельской сказки. Видели, знаем. Вчера магазины в городе вверх дном переворачивала, шмон наводила. Хуже ядерной войны, говорят, дамочка. Дарью-то жалко, хорошая была у тебя девчонка...
   -- Вот она была и нет. Ты лучше, брательник, предков в город не пускай и убери их с дачи, куда подальше, или пусть к дядьям в гости в столицу съездят, от сельхозработ отдохнут. Не только тебя и меня, но их тоже могут достать. Мобилу я отключу, связь будем держать по мылу, коды не забыл?
   -- С такой жизнью все забудешь, даже имя собственного ящика, но не средства глубокого шифрования. Если Дашкино тело найдут или сама, дай Бог, жива осталась, тебе сообщать?
   -- Обязательно. Но лучше сам завтра подъезжай в питомник к Федьке Хатежину. Допустим, к четырем пополудни. Там все и обсудим. Может, с термоядерной дамочкой познакомлю, если будешь себя хорошо вести. Ты, вообще, братец, будь там, в городе, поаккуратнее. Все под Богом ходим, всякое может быть.
   -- Ты тоже, брателла, аккуратно ходи в лесу и в поле. Есть данные, что деревенщина ментовская опять что-то затевает. Не сидится гадам там, где поглуше, к городу лезут. Ничего, мы отделим овец от козлов. С нами Бог и крестная сила.
   -- Учтем. Да расточаться врази Его. Тако погибнут беси от лица любящих Его. Отбой.
   Насчет предков теперь можно не опасаться, хотя, признаться, о них не всегда вовремя удается вспомнить. Ничего, Мефодий с этим делом управится. Это раньше он на них из-за своего имечка дулся как Ленин на буржуазию. Теперь поостыл.
   В самом деле, Мефодий Дербанов давно простил родителям, что они его обозвали именем славянского просветителя и крестителя не по святцам, а от атеистической балды, по дублету по мотивам первенца, уже от той же балды, нареченного ими Кириллом в силу звучности и в ту пору редкости сего имени, а вовсе не потому, что они предрекали старшему сыну большую церковную и даже не филологическую карьеру.
   Во дворе младшего брата звали Мишкой, потом в школе Федькой, так как выговорить, что ему нарисовали в свидетельстве о рождении, никто из реальных пацанов не мог, взрослые тоже, кроме родителей, высокоученых доцентов с кандидатами, которые, только остепенившись, позволили себе завести детей, Кирилла и Мефодия. В одиннадцать лет, благодаря бабке-покойнице, кстати, она же и крестила обоих братьев в тайне от родителей, Мефодий стал истово верующим, а немного погодя он узнал, как нарекают детей в православной традиции. В тот период времени его отношения отцом, матерью и братом испортились донельзя. Два раза он сбегал из дома, просился послушником в монастырь, а когда не взяли, ушел в кадеты. Но при получении паспорта имя почему-то не сменил, в военном училище он тоже остался Мефодием. Родителям он все простил, а без вины виноватому брату ему, как видно, и прощать было нечего.
   Вспоминая родного братца Мефодия в детстве и юности, Кирилл ожесточенно ломал голову: не подставляет ли его сейчас дорогой родственничек в хитрой гебешной комбинации с майором Купренко-Дербановым. Тут Кирилл еще раз взял в руки и стал внимательно рассматривать свои гебешные корки от Мефодия, полученные от брата в подземном гараже, и оба удостоверения личности, собственноручно им изъятые у трупа майора, которого не было. На одном из удостоверений купренковской личности было подлинное его, Кирилла Дербанова, изображение, весьма сходное с фотографией из личного дела дизайнера Дербанова, заведенного в отделе кадров газеты. В свое время Кирилл сам ее туда занес вместе с трудовой книжкой. Он даже помнил, кто и чем его тогда фотографировал. Что ж проверим.
   Редакция, говорите? Тоже хорошая версия. Особенно, если учесть тот факт, что, когда он с главредом беседовал о своем газетном бытии, три гебиста в его квартиру лезли и Дашку, гады, убили. Главреда также стоит пощупать. Чегой-то он меня на тот вечер назначил?
   Может и сегодня ночью человечек или человечки от Мефодия в Дебиловке в распыл пошли? Любопытно все это выходит, если учесть, что в деле командированного майора Купренко-покойника родной капитан Дербанов отнюдь не был последней спицей в колесе. Корки эти вот, подсунул. Или ему, Кириллу Дербанову сейчас рикошетом достается от одиозного поименования, далекого, но не забытого и не прощенного? Что в имени тебе моем, дорогой братец?
   -- Вирта, этот канал с братом не засвечен?
   -- Нет, на серверах все чисто, но полной гарантии дать не могу, в пассивном режиме прослушивать эфир может, кто угодно.
   -- Как думаешь, братец связан с гебистами, с теми, что в четверг вечером к нам полезли?
   -- Он несомненно что-то об этом знает. А когда говорил о взрыве в твоей хрущевке, то злорадствовал. Все время разговора он постоянно многое умалчивал. И он не прав, я -- красивая женщина и про меня нельзя говорить, что я страшнее ядерной войны...
   -- Вот-вот, братец Мефодий -- он всегда такой. Наколка -- друг чекиста. Думаю, как только он тебя увидит, дорогая, то его мнение насчет твоей внешности изменится к лучшему.
   Разминаясь перед завтраком в тренажерном зале, Кирилл вспомнил, что братец никак не упомянул крутые наноэлектронных устройства, принадлежавшие первому из непрошеных посетителей, ныне уже не существующей дебиловской хрущевке. Почему он ничего не сказал по этому поводу? Неужели думает, что мне следует забыть о таких вещах?
   -- Вирта, посмотри, пожалуйста, ведет ли Мефодий шифрованную переписку. Если да, то выясни, куда и кому.
   -- Насколько я знаю, подозрительных писем в ближайшие две недели он не посылал. Может, раньше? Я посмотрю логи.
   -- Посмотри. А как с другими гебистскими шифровками?
   -- Не получается, у меня мало ресурсов.
   -- Даже с кластером?
   -- Представь себе, даже с ним...
   После хорошей нагрузки Кирилл, с удовольствием посидев четверть часика в сауне, окунулся в прохладную воду пятиметрового бассейна. Вода была грязновата, наверняка, бассейн толком не чистили со времен прежнего хозяина-призрака, но это Кирилла не смутило, так как душ рядом, а с понедельника вместо сауны и бассейна у них будет лаборатория. Сауны, конечно, жаль, но для пользы дела ее придется ликвидировать. Тогда как бассейн можно без проблем устроить в саду у вишен и воду в нем подогревать, когда станет холодно. С половиной вишневых деревьев придется, к сожалению, расстаться. Увы, вишневые сады положено вырубать. Такова традиция. Новые времена, новые люди, новые технологии.
   * * *
   После завтрака Кирилл отправился на прогулку с Леоном. Естественно, не раз, четыре, пять, вышел зайчик погулять. Ни на счет шесть, ни на семь, ни на восемь зайчиком Кирилл Дербанов никогда не был, а также козликом и поросеночком, да и на утренниках в детском саду он всегда изображал волка или собаку. На данной прогулке он собирался отладить взаимодействие с боевым псом, малость поупражняться в стрельбе из Стечкина провести рекогносцировку окрестностей Царского Села и, вообще, поразмыслить на свежем воздухе о чудных и скорбных делах последнего времени.
   Со Стечкиным под мышкой и Леоном без поводка и без команды державшегося строго рядом Кирилл вышел за охраняемый периметр блокгауза. У особняка наискосок он любезно раскланялся с симпатичной индианкой, владелицей джипа "чероки" и оглянулся, чтобы полюбоваться на свою царскосельскую недвижимость. Сам блокгауз и прилегающую территорию окутывала едва заметная голубоватая дымка. Пришлось подойти и полюбезничать с индианкой, чтобы выяснить, не замечает ли та нечто паранормальное, творящееся у нее по соседству. Но дама ничего странного не отмечала. То ли она смотрела во все глаза лишь на красивого мужчину, то ли защитное поле можно было разглядеть только экстрасенсорным образом. Зато Леон дымку отчетливо видел, так как ее он воспринимал как полусферу интенсивно синего цвета. Просканировав защиту периметра во всех своих частотных диапазонах, пес уверил хозяина, что ни обычным человеческим зрением, ни при помощи инфракрасных датчиков, ни в ультрафиолете, увидеть защиту периметра не представляется возможным.
   Действительно никто в поселке ничего странного не находил в трехэтажном особняке, арендованном дизайнером Дербановым. Обычный нормальный дом нормального богатого человека. Что в нем может быть такого-этакого? Разве что привидение в белом саване с петлей на шее? Так то сказки для тупых недоумков или же пьяный бред тех, кто допился-добухался до белой горячки. Да и то алканавты чаще всего мелких чертей ловят, чем видят призраков и привидения. Поэтому три охранника у КПП не могли заметить, как ускоряются на грани двух реальностей поглощающие свет, время и пространство тени человека и пса, переключившихся в боевой режим, незадолго до того, как покинуть территорию охраняемого поселка. Лишь овчарка с толстыми лапами почуяла нечто необычное в округе и растерянно зарычала, но потом быстро успокоилась, поскольку непонятная угроза в микросекунду миновала.
   Ровно через четырнадцать минут движения в боевом режиме Кирилл Дербанов выдохся и опять встал двумя ногами в материальном мире. Тогда как Леон еще держался и, как доложил он Кириллу, мог пробыть в таком состоянии не менее двадцати минут. Но после полного боевого режима ему тоже требуется отдых и подзарядка. Кирилл долго отдыхать не собирался и в обычном режиме рванул вперед на пять километров, но для удобства и экономии сил с Леоном на поводке. Затем не во имя тренировки, а из-за глупого мальчишества сшибал шишки с огромной старой ели и не успокоился, не растратив целый магазин. Поупражнялся, стало быть. А тут еще Леон под ногами вертится, подпрыгивая как резиновый мячик и повизгивая от удовольствия:
   -- Ну вон ту, давай, Кирилл, еще. Эх, ты, мазила.
   Но дать ему пострелять Леон не просил, поскольку не умел держать в лапах пистолет. А не то он бы показал класс!
   Хорошее настроение двум друзьям чуть не испортила Вирта, поддерживавшая с Кириллом бесперебойную связь по GPS. Вирта сообщила, что зафиксировала шесть вызовов на сотовые и спутниковые номера Кирилла, один из них поступил с его SIMM-карты.
   -- Вирта, родненькая, все номера поставь на автоответчик: "Я жив, но доступ к телу временно ограничен. Всех целую и люблю. Ваш Кирилл.". А того, что на моей симке, буде позвонит, перенаправь ко мне.
   -- Сделано, дорогой.
   Васька Косой появился в эфире через несколько минут, дико обрадовался, что ему ответили и сообщил:
   -- Слышь, Кир, базарят, дом наш взорвали. Меня в деревне типа какие-то менты ищут. Что делать?
   -- Берешь ноги в руки и чешешь в хатежинский питомник. Гендиректору скажешь: ты от меня. Дальше будешь делать, что прикажут. Если жить хочешь. Понял?
   -- Как не понять. Ясен перец по самое никуда.
   -- Мобильник отключить. Симку отдашь директору или мне. Отбой.
   Подозрительно шустро ментура зашевелилась после взрыва. Ваську-оболтуса требуют явно не на предмет допроса, почему он дома не ночевал и не подорвался, подлец. Ищут батарею и симку, что сейчас находится у Мефодия. Или это сам братец так выясняет подробности и детали? Рыцари плаща и кинжала, растуды твою по самые помидоры! Никому нельзя доверять. Сожрут мигом, волки позорные. Кроме Вирты и Леона.
   -- Пошли Леон. Вот заведем тачку с большими колесами, тогда мы с тобой все окрестности объездим и проведем рекогносцировку по полной программе.
   Кирилл с Леоном еще раз перешли в боевой режим, когда пес учуял свежий след кабана. Но за кабанятиной пришлось побегать и с виртуальностью и без нее. Зверь почуял страшных врагов и уходил от погони изо всех сил. Кабанчика-трехлетку они затравили только через час преследования. Леон метнулся первым и с упорством буровой установки принялся вгрызаться зверю в толстый загривок. Подскочивший Кирилл вогнал две пули из Стечкина прямо в левое ухо, а Леон добавил из своего скорчера. Тотчас же вкусно запахло жареным. С полем вас, господа охотники!
   Кирилл охотился редко, так как не любил охотничьих кампаний, глупых историй и бородатых анекдотов, не привлекали его и пьянки на свежем воздухе, когда всей охоты на полвыстрела, а со всех полей доносится: налей! И некого, и некому поздравить с полем удачливого добытчика, потому как все мертвым-мертво лежат от водочной передозировки. А тут такой вкусный случай сам чуть ли не под ствол подвернулся. И, что немаловажно, на трезвую голову.
   Кирилл не слишком ловко, но старательно освежевал тушу десантным ножом. Леон порывался ему помочь, но псу было строго указано не портить хозяину удовольствия и сидеть в сторонке. Кулинаром Кирилл был никудышным, но в хорошем мясе он знал толк. Отделив килограммов пять-семь самого вкусного, он отдал тушу на растерзание Леону, чтобы тот потешил свою собачью душу.
   Отяжелевшие охотники совершали марш-бросок домой в хорошем темпе, так что Кириллу показалось, что он пожадничал и взял слишком много мяса и пистолет ему ни к чему, ножик тоже; всё -- тяжесть лишняя. Но так всегда бывает на марше. Это проходит на привале или в конечной точке маршрута. Но зато какое удовольствие ждет мужчину-добытчика, когда он приносит в дом добычу! Кирилл даже пожалел, что не притащил всю тушу целиком на закорках. Повод гордиться собой был бы еще громаднее, и гораздо больше было бы лестных женских ахов и охов. Но все равно, хорошо-то как! Особенно восхищалась Кириллом Валериевичем, его охотничьими талантами и прекрасным аппетитом кухарка Катерина, исследуя добычу на предмет отбора лучших кусков для грядущей хозяйской трапезы.
   За обедом Вирта предложила Кириллу слегка изменить обычный распорядок насыщения его любимого организма и перейти на гастрономическое расписание англосаксов, когда в полдень предусмотрен солидный ланч, в пять часов -- чай-кофе, обед устраивается после шести или семи часов вечера, а ужин любо вовсе не нужен, либо ограничивается символическими пищевыми калориями.
   Кирилл подумал и согласился с таким распорядком приема пищи. Так как в редакции по вечерам ему теперь торчать нет надобности. Да и вставал он относительно рано, а засыпал намного позже полуночи. К тому же он совсем не был пищеварительным патриотом советского образа жизни, когда в час, два, три пополудни все конторы и магазины на просторах СССР вывешивали табличку "обед", и вся огромная страна от Балтийского до Охотского морей по часовым поясам коллективно и самоотверженно предавалась делу личного и общественного питания каждого советского гражданина.
   Сей обеденный коммунистический обычай кое-где на землях бывшего Совсоюза жив и поныне, хотя, наверное, это не та традиция, оставшаяся нам от старого мира вместе с папиросами "Беломорканал-Гулаг", каковую стоило бы сберечь и сохранить нынешним предкам для настоящих и будущих потомков.
   * * *
   Через полчаса после обеда Кирилл отправился в тренажерный зал, поскольку опасался, что регулярное и усиленное домашнее питание неблагоприятно скажется на спортивной форме любимого организма. Избавляясь от лишних калорий, он попутно просмотрел по ментальному он-лайну список тех, кто по сю пору интересовался его драгоценным здоровьем, невзирая на выходной день. Предкам-родителям он звонить не стал, так как Мефодий наверняка ввел их в курс дела и дал необходимые вводные. А вот Федьке Хатежину, звонившему два раза, он послал SMS, предупредив о своем скором визите. Подумав, Кирилл, как бы там ни было, отправил эсэмэску родителям-дачникам, пожелав им счастливого пути в столицу. Потом, не преминув виртуально-материально поупражняться в стрельбе из различных видов стрелкового оружия Кирилл поехал в поместье Хатежино, оставив Вирту на хозяйстве, а на переднее сидение усадив Леона. По пути он вслух размышлял: не назвать ли ему как-нибудь свой царскосельский приют, но ничего путного ему в голову не пришло. Варианты Дербан-хаус и Дербан-хаза он безоговорочно отверг. Сарджент-Кир и Кирхаус звучали получше, но это тоже было не то, что нужно.
   Дербанкир? Кретинизм турецко-немецкий выходит, но совсем не турецкий марш Моцарта. Может Дерби-форт? Тоже плохо. То ли дело Хатежино! Возможно, стоит купить себе деревеньку и назвать ее Дербановка или Кирилловка. Право слово, поместье или ферму всегда можно назвать именем отца-основателя.
   Хатежинский зиждитель Федор встречал Кирилла Дербанова самым торжественным образом с почетным караулом из вооруженных инструкторов в полевой форме одежды. Оставив Леона в машине, Кирилл вышел, чтобы сразу же угодить в медвежьи Федькины объятия.
   -- Дербан! Точно живой. И какой здоровый! Мне с утра сообщили, что твой дом того-этого, а ты взял да и кобелировал на стороне. Молодец! Елдыческая сила! Лучше переспать, чем недоесть.
   -- А я, Толстый, живучий и ...
   -- А как же, мимо такой телушечки, как мне сказали, не пройдешь, не проедешь. Один из моих, что вас вчера в городе засек, так перенапрягся, что из-за нее полборделя у мадам Куку перетрахал. На поверку опоздал и взыскание огреб. За разврат его, за пьянку, за дебош... Привези-ка свою новую пассию как-нибудь, чтоб хоть одним глазком на породу посмотреть.
   -- Завтра увидишь, если к обеду чинно-благородно пригласишь. Она -- дама великосветская, самых чистых кровей, за ней особый уход нужен.
   -- Ну, у меня в питомнике все особы благородного происхождения особым почетом пользуются. Привози, завтра вместе покормим и выгуляем на природе. Как там мой кобелек? Работает хорошо?
   -- Лучше не бывает. Смотри!
   Кирилл позвал Леона и тщеславно продемонстрировал кинологу Хатежину чудеса своей дрессировки, когда мановением руки и мысли, ни говоря ни слова, кроме чуть слышного "Хорошо", весело руководил боевым псом. В свою очередь, Леон охотно принял игру в беззвучное служебное собаководство: лежал, сидел, стоял, ползал, по-собачьи прыгал через барьеры и ходил по буму. При этом не забывал показывать, что он тоже из семейства псовых: задирал ногу на деревья и столбы, чесался левой задней лапой и щелкал челюстями, выкусывая воображаемых блох, а потом в сторонке присел в собачьей раскорячке и навалил солидную кучу.
   -- Ну, класс! Давненько не видел, чтобы кто-то из любителей ультразвуковым свистком пользовался. Это не мне, а тебе надо учебник по дрессировке писать.
   -- Я, господин кинолог, не совсем любитель, сам знаешь. Кобель мне для дела понадобился, то есть меня охранять. А насчет учебника стоит подумать. Одевай кого-нибудь в дресскостюм. Еще кое-что покажу.
   * * *
   Когда они проходили мимо вольеров с рабочими собаками, служебные животные при виде Кирилла с Леоном на поводке поначалу заволновались; одни молча оскалили клыки, показывая, что готовы к бою не на жизнь, а на смерть, другие для порядка взрыкнув, поджав хвосты отступили вглубь своих клеток. Но и первые, и вторые, скоро разобрались в ситуации, почуяв, что боевой пес Леон с композитными клыками и микропроцессором на борту не из их числа неразумных слуг, а разумное существо-хозяин. Двуногие и четвероногие бывают всяких пород и разного экстерьера. Древние животные инстинкты и природное собачье чутье обмануть невозможно. И животные сразу вернулись к доброжелательному собачьему поведению. Они стали приветствовать незнакомых разумных существ радостным лаем, просясь на выгул и выпрашивая мясное лакомство-подачку в обмен на исполнение команд. Тем более все было в порядке, если четвероногое разумное существо поощрял Федор Хатежин -- самый главный вожак человеческой и собачьей стаи питомника, которого все слушались и все ему подчинялись.
   Что бы там ни говорили невежественные приверженцы антропоморфизма, по-иному собаки себя не ведут: отлично усвоенные условные и генетически вшитые безусловные рефлексы им обойти не дано. Лишь разумное существо способно преступить свои пределы, перепрошив все и вся либо осознанно остаться в предписанных рамках социального поведения.
   * * *
   Шкафоообразного инструктора в дресскостюме, вооруженного пистолетом с холостыми патронами, Леону было сказано не калечить. Безмолвное "Фас!" Кирилла, и противник успевает сделать только два выстрела, прежде чем Леон сшибает его с ног в мощном прыжке ударом в голову, прикрытую капюшоном. Своим инфразвуковым резонатором пес его только коснулся, затем слегка прикусил запястье в толстом ватном рукаве. Двухметрового роста здоровенный сержант-инструктор в положении лежа только крякнул, и пальцы его немедленно разжались. А Леон, подобрав оружие, вернулся к Кириллу и Федору, располагавшимся метрах в двадцати от места схватки. Положив пистолет у ног Кирилл, он по-собачьи сел, высунул язык, показывая, что ему жарко и стал ждать, когда можно будет взять лакомство с ладони у хозяина.
   -- Все, Дербан, зачет по спецдрессировке ты сдал. Не знаю, как тебе это удалось, но за неделю из рохли Дона ты сделал настоящего рабочего кобеля.
   -- Его теперь зовут Лев-Леон-Леонид. Для краткости -- Леон. Хорошо, Леон! Вот еще что, Толстый, подбери-ка ты что-нибудь для моего братца Мефодия, на твой вкус. Он меня просил похлопотать перед тобой за него. В гости к тебе он завтра тоже собирался. Надеюсь, ты не возражаешь?
   -- Помилуй меня Бог! Всегда рад видеть тебя да еще с братом. И с гебистами мне надо жить дружно. К тому же твой капитан Дербанов сам звонил и просил о встрече. Милости просим завтра и его пожаловать к обеду в полдень. Не обессудьте, гости дорогие, обедаем мы раненько, по сельскому времени.
   -- Да я сам тоже теперь живу в селе, Царском, у тебя по соседству. Домик там снимаю. Как-нибудь в гости заглянешь.
   -- Понимаем-с, твоей мадаме только там и жить. Мадаму свою, секс-бомбу, завтра непременно захвати, если она не будет против и не погнушается фермерской еды отведать. А к вам в гости всенепременно загляну. Но не сейчас. Вот уберем зерновые, потом картошку выкопаем, а там можно и по гостям, и на печи полежать.
   -- У меня есть к тебе еще одна просьба, командир. Сына полка возьмешь?
   -- Сколько лет?
   -- Шестнадцать, но парнишка крепкий, накачанный.
   Здесь необходимо отметить, что гендиректор питомника и фермер Федор Хатежин не только поставлял служебных собак для армии и погранвойск, но сам он числился командиром, а его инструкторы -- бойцами полувоенного формирования МЧС. На самом деле, Хатежин командовал спецгруппой, использующейся городскими властями для негласных силовых акций в пригородной зоне. Иногда и в самом городе. Воинского звания Федор Хатежин официально не имел, хотя получал денежное и вещевое довольствие майора в региональном управлении МЧС. Туда же были приписаны и его бойцы в званиях сержантов и рядовых.
   В составе иррегулярного формирования МЧС под командованием Федора Хатежина было пять отделений: караульное, разведывательное, минно-разыскной службы, тыловое и спасательное. Последнее в данный момент находилось вне расположения, поскольку вместе со своими розыскными собаками участвовало в разборе завалов и поиске погибших после недавних взрывов в городе. Остальные занимались караульной службой, боевой и кинологической подготовкой согласно распорядку.
   На вооружении хатежинского усиленного взвода спасателей были пять старых БТР-70 и два БРДМ-1, один БРДМ-2 радиационно-химической разведки, шесть автомобилей УАЗ-469, ГАЗ-66, не считая личного стрелкового оружия: АКМ, АК, пистолетов ТТ. А также легкое оружие -- гранатометы и ручные пулеметы. Станковые пулеметы, гранатометы и кое-какая другая боевая техника в Хатежине тоже были, но находились на складах на консервации.
   Был еще у командира Хатежина личный взвод охраны, куда он набирал бойцов по собственному усмотрению и вооружал их чем Бог пошлет и превратности опасной сельской жизни, иногда грозящие потерей здоровья, стойкой утратой работоспособности или еще чем-нибудь похуже. Сколько единиц стрелкового вооружения у дополнительных хатежинских бойцов и какое оно, городское и эмчээсовское начальство, вооружившее спецгруппу спасателей со старых армейских складов, нисколько не волновало. Главное -- боеготовность спасательных служб поддерживается на должном уровне, а в окрестностях Царского Села, где местожительствуют бывшие и нынешние высокопоставленные городские чиновники, относительно тихо: никто с гранатами и минами не шалит и без нужды из автоматического оружия не шмаляет. И вся эта тишь да гладь во многом благодаря охранному подразделению Федора Хатежина и его народным дружинникам, по мере необходимости созываемым им из окрестных фермерских хозяйств.
   Все хатежинские бойцы и ополченцы считались людьми серьезными и заслуживающими доверия органов правопорядка, закрывавших глаза на мелкие нарушения законов о хранении и использовании огнестрельного оружия данным иррегулярным воинским формированием. Закон -- тайга, медведь -- хозяин, если он может поставить под ружье две-три сотни опытных бойцов и не вмешивается в городскую политику.
   -- Говоришь, крепкий парнишка Василий Буздыкин... Из дворовых хулиганов самый главный хулиган?
   -- Так точно, товарищ командир. В точности как мы с тобой, Бурый.
   -- То дело давнее, давно закрытое. Твой Васька у кого-нибудь из сильных на подхвате был?
   -- Насколько я знаю, он и его пацанва сами по себе, хотя предложения ему и его квартальным были. Но по мелочам, домушничать там, по форточкам шарить. Политики тоже никакой.
   -- Если без балды и без политики, то беру, если сумеет сюда добраться и представиться по всей форме.
   * * *
   Фермер Федор Хатежин, хоть и внимательно следил за всем происходящим в городе и окрестностях, все же был принципиально вне политики и априорно вне борьбы за политическую власть влиятельных финансово-промышленных кланов вкупе с группами интереса, контролировавших город вместе с прилегающими территориями, сменяя друг друга у губернского кормила самым демократическим путем. Чаще всего без большой стрельбы и многочисленных жертв среди нонкомбатантов и прочего мирного народа, не желающего воевать, но по умолчанию не возражающего против того, что кто-то добровольно взвалит на себя тяжкую обязанность служить народу и защищать мирное население. И отнюдь не всегда мирным народам удается спокойно пастись на рыночных и торговых пажитях или тихо ходить под ярмом на фабриках и заводах, а также безмятежно горбатиться на службе в казенных и частных конторах. Пацифистов, инстинктивно приверженных мирной жизни, частенько бьют. Иногда очень больно бьют ногами и дубинками. Бывает не только по корпусу, но и по голове.
   Больше всего мирный рабочий и служилый люд, проживающий в городе и пригородах получал по шапке до и во время ментовского мятежа, случившегося три года тому назад. В те времена не столь отдаленные хотя ныне и не столь близкие, разжиревшее на межклановых противоречиях, подмяв под себя суды и прокуратуру губернское управление внутренних дел стало государством в государстве и почувствовало себя реальной политической силой, готовой потягаться за контроль над городом с финансово-промышленными группами и криминальными группировками, обескровившими себя в позиционной войне за власть. В тот год раз за разом проваливались затяжные выборы из-за неявки избирателей. Мирные люди, то бишь те, у кого нет бронепоезда на запасном пути, откровенно боялись идти на избирательные участки, где их могли встретить вооруженные бандиты в милицейских погонах или в штатском камуфляже, весьма авторитетно призывающие голосовать исключительно за свою партию и за своего эксклюзивного кандидата. Нередко агитаторы затевали перестрелки, где, как обычно, под раздачу попадали прохожие и избиратели, осмелившиеся исполнить гражданский долг. Смелого пуля боится и автоматный штык-нож не берет, только в том случае, когда этот храбрец вооружен и опасен для других смельчаков с оружием. Но обычно законы об оружии пишут так, чтобы преступник был всегда вооружен, а его жертва была вовек безоружна и беззащитна. Оно бы ничего, пасущиеся мирные народы должно резать или стричь. Но что делать, когда преступник вооружен, носит погоны и претендует на то, что он облечен законной властью? Терпеть, конечно, в напрасной надежде, что от террористов в милицейских погонах их избавит Бог, царь или герой. Увы, до Бога высоко, до царя далеко, а герои, вообще, всегда были вымышленными персонажами из древнегреческих мифов, так же как и богатыри земли русской и прочих эпосов мирных народов мира. Детям разных народов хорошо жить мечтою о мире, если их частные магазинчики, кафе и гриль-бары не грабят по мелочи патрульно-постовые с сержантскими лычками рэкетиров в законе. Всяким отцам и детям нетрудно сообразить, хорошо это или плохо, когда вымогатели с маленькими звездочками требуют себе уже не эпизодических отчислений в виде ящика водки и какой-нибудь закуси к ней, а регулярных отчислений в пухлом конверте. Что и сколько берут люди в милицейских погонах с большими звездочками, мирные обыватели чаще всего не могут себе даже представить.
   Зато о милицейских налоговиках и суммах, ими изъятых в денежном и товарном выражении, хорошо знали городские власти предержащие и другие заинтересованные лица, имевшие в своем распоряжении финансовые ресурсы и вооруженные силы. С оборотнями в милицейских погонах шла непримиримая борьба со стрельбой и погонями. Дня не проходило без сообщений о том, что губернский СОБР положил на месте преступления ментов-беспредельщиков, потрошивших какой-нибудь дежурный магазинчик или ларек, где торгуют ночью и днем. Или еще о каком-либо тому подобном правоохранительном деянии доблестных собровцев, подчинявшихся городским властям.
   Однажды спецгруппа ГБ даже штурмовала здание одного из райотделов милиции, где пытались укрыться только что внаглую ограбившие банк беспредельщики в погонах. Но диких ментов-оборотней в городе было много, и за всеми ними малочисленным подразделениям СОБРа и ГБ было не уследить. Да и сами они не очень-то и усердствовали. Особенно в темное время суток, когда легко можно нарваться на шальную пулю.
   Как раз в те темные времена Кирилл Дербанов возвращался поздним вечером из редакции и у ворот своего гаражного кооператива чуть не наехал на двух ментов с ефрейторскими полосочками, избивавших сапогами и дубинками сжавшегося комком подростка с заклеенным скотчем ртом, наверное, чтобы не орал благим матом и не звал на помощь. Давить машиной ментов Кирилл не стал, а пристрелил из своего ТТ. От засвеченного пистолета, привезенного из армии, Кириллу пришлось потом избавиться, но мальчонка остался в живых. Ваське Буздыкину по кличке Косой повезло, хотя его и увезли на "скорой" с сотрясением мозга и переломанными ребрами. Менты не были столь удачливыми. Их трупы увезли на автобусе СОБРа, вероятно, в качестве вещественного доказательства очередного доблестного деяния славных правоохранителей, сумевших пресечь бандитскую разборку. Все остались при своих. Даже пожилой дядька-охранник у ворот гаражного лабиринта, тот, что поднимает и опускает шлагбаум, встречая и провожая мудрым и печальным взглядом снующие туда-сюда автомобили. Он благоразумно не заметил ни ментов-беспредельщиков с дубинками, ни Кирилла с пистолетом ТТ. Собровцам он сказал, что как только начали стрелять, он спрятался и он не виноват, и оружия у него нет. Его обыскали, проверили нет ли на руках ружейной смазки и поверили на слово. В самом деле, не видел ничего человек. А что в темноте можно услышать или рассмотреть? Васька Косой тоже не разглядел Кирилла Дербанова. Темно же было! И напали на него, неслышно подобравшись. Но выйдя из больницы, как то вечером он отдал Кириллу нарезной ствол, переделанный в утреннюю смену на заводе Васькиным отцом из газового револьвера. И дробовые патроны у мальца нашлись. Васька и его папаша оказались людьми с понятием и догадывались: безоружному человеку приходится очень несладко, и жизнь медом не кажется, когда все преступники вокруг тебя вооружены, и безопасность каждый обеспечивает сам для себя, но иногда для окружающих.
   Оставшись при своих, можно разойтись и опять начать сначала. Через неделю Кирилл опробовал новый ствол по возвращении с родительской дачи. Сытый и довольный. Он тогда законопослушно остановился по первому взмаху полосатой палки, но почему-то менты-беспредельщики попытались у него отнять машину за незначительное превышение скорости. Было совершенно непонятно, зачем им понадобился "гольф" Кирилла, поэтому, выслушав требования вооруженных пистолетами правоохранителей, он аккуратно обезвредил двоих, но от третьего с автоматом на "мерсе" с мигалкой ему не сразу удалось оторваться. Пришлось остановиться и прострелить навязчивому придурку оба передних ската. Большого ущерба Кирилл никому не нанес, следовательно, ни его самого, ни его "фольксваген" в городе, естественно, никто и не думал разыскивать. Всякое бывает, а улица полна неожиданностей.
   Коловращение жизни продолжается. Сегодня ты, завтра тебя менты хлопнут по дороге домой или на работу. Ко всему человек привыкает: и к ментовской беспредельщине и к собственной бесправности, и ко многому другому. И выборы можно было бы провести или без них обойтись, если когда-то какую-то власть себе уже выбрали. Живут же люди без выборов и выбора? И на представительной демократии свет клином не сошелся, когда вокруг не только старики помнят, что когда-то была единая власть Советов, полностью отрицавшая буржуазную концепцию разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.
   А судьи кто? Кто законодатели? Кто исполнители? Никто и никогда не задается этими отнюдь не риторическими вопросами без веских политических оснований. Вот и милицейские начальники задали себе подобные вопросы да захотели всего и сразу. На чем и погорели, пригрев у себя в УВД коммунистических активистов и агитаторов. На выборы милицейские господа-товарищи тоже пошли под красным флагом и за власть Советов.
   Среди рядовых бандитов в милицейских погонах тут же открылось брожение и смущение умов, начались разговоры, как они в городе у всех все отнимут и поделят между собой. А у каждого милиционера будет свой персональный банкомат. Подошел и взял, сколько нужно. Именем революции, как говорится.
   Разумеется, среди ментов с лычками пошла гулять версия о победе социальной революции в одной отдельно взятой местности, оказавшейся слабым звеном, а те, что со звездочками забормотали об отделении от остального капиталистического мира, где нещадно эксплуатируют и угнетают людей в погонах, что с жезлом и пистолетом на посту зимой и летом. Тогда как носители больших звезд вспоминали о том, что их служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна.
   Милицейские полковники крупно заблуждались насчет пристальности чужих взглядов и незаметности своей службы. Стукачей хватает во все времена, и они не замедлили донести, что милиция вынашивает планы о том, как бы людям в погонах вооруженным путем взять в городе власть и назначить своих милицейских губернатора и мэра, затем рассовать людей в мундирах мышиного цвета по советам директоров крупных корпораций и банков.
   Организаторы переворота предусмотрели многое, но безобразно усвоили основы марксизма-ленинизма, плохо они их изучили в ментовских школах и академиях. Прошли они мимо того немудрящего факта, что основоположники коммунизма предполагали брать власть и брали ее, лишь когда ее им добровольно отдавало государство в условиях разброда и шатаний широких чиновных масс. В противном случае, удачные революции-перевороты свершаются один раз на сто попыток. Верхи все могут, а низы ничего не хотят. Безвластный народ он всегда либо безмолвствует, либо тихо ропщет. Скажите, гражданская война есть живое творчество народных масс? Никак нет, с обеих противоборствующих сторон в гражданской войне воюют государственные структуры и граждане, вооруженные государством, своим или чужим.
   Запланировав упорядочение торговли продовольствием и изъятие из частного пользования дорогих автомобилей иностранного производства, милицейские начальники помнили о гражданах, но забыли о государстве, кое по праву считает тех, кто у него на службе, колесиками и винтиками, с полным на то основанием полагая, что в государственной машине незаменимых деталей нет и не может быть по определению. Иначе она не машина, а черт его знает что и сбоку бантик. Вот публичная оппозиционная политика с воздушными шариками и бантиками не может быть технологична, но государственная власть, тайная и явная, почти всегда есть сумма обновляющихся технологий, где все модернизируется, течет, изменяется.
   Три года назад во время ментовского мятежа власть была модернизирована, употреблена, использована по назначению, и вневедомственную милицейскую охрану в городе стали постепенно менять на частных охранников, вооруженных с разрешения ответственных чиновников. Офисы крупных корпораций и банков щетинились стволами ручного автоматического оружия, станковых пулеметов и гранатометов днем и ночью. Белая гвардия была к бою готова. Таков был первый результат общественного договора между финансово-промышленными кланами, властями и крупными криминальными авторитетами. Когда тройственное согласие стало полным и сердечным, в газете Кирилла Дербанова как внештатного охранника снабдили пистолетом Макарова, чтобы он защищал редакцию в рабочее время, а в свободное -- себя самого. Стали вооружать и народную дружину, куда не замедлил записаться и Кирилл. Ему там выдали под роспись и паспортные данные АКМ с двумя рожками. И строго предупредили, чтобы стрелял только по ментам в форменной одежде. К оружию, граждане! Капиталистическое отечество в опасности!
   Милицейские красногвардейцы и ментовские банды без всякой политической окраски занервничали, несколько раз столкнувшись с вооруженным сопротивлением там, где они его совсем не ожидали. Заметно оживились и никому неподотчетные криминальные формирования, где сообразили, что богатенькие менты в конце пути, приехали и приплыли, придется рассчитаться. И по счетчику, и на первый, второй, кого надо валить, если тот попадется на прицел.
   В отдельных районах города начались перестрелки, правда, без серьезных потерь с разных сторон. Но повод для объявления чрезвычайного положения и ликвидации УВД, как структуры не справляющейся со своими функциями, нашелся ко всеобщему удовлетворению. Большая часть личного состава городских органов внутренних дело, не выходя из райотделов, в коммунистических грехах шустро покаялась, сдав оружие и амуницию. Иных, особенно из тех, кто знал кому и что толково докладывать в нужное время и в подходящем месте, распустили по домам сразу, оставшихся стукачей и всех прочих ментов интернировали на городском стадионе вплоть до наведения окончательного общественного порядка и проведения надлежащих следственных мероприятий.
   Как водится, нашлись и недовольные, хотя участники тройственного согласия обошлись без комендантского часа, армейских патрулей на улицах города и массовых репрессий. Десяток бронетранспортеров горожан не напугали, но основная часть ментов-беспредельщиков, справедливо опасаясь отвечать по закону за все содеянное, ушла из города и укрылась в окрестных лесах, на ближних фермах и хуторах. Законы, даже бездействующие, они знали хорошо и решили выждать, а дальше рассудить, оставаться ли на месте либо подаваться в бега. Милицейские начальники побежали первыми, большей частью в эмиграцию.
   Лишь твердокаменные коммунисты, слишком распропагандированные ими рядовые менты и ультралевые поклонники команданте Че Гевары никуда не мигрировали, а засели в здании управления внутренних дел. Коммунисты провозгласили в городе власть Советов рабочих, крестьянских и милицейских депутатов, а ультралевые заявили о начале общегородской партизанской войны. Через три дня блокированные в здании УВД городские партизаны и коммунисты, сдались, так как не усидели в осаде без света, горячего питания и канализации. Для наведения порядка в городе хватило сил местного СОБРа, ГБ, МЧС и присланной из столицы антитеррористической группы, в основном для наблюдения за происходящим. Дружинников привлекли только для патрулирования улиц лишь в первые сутки мятежа, а потом собровцы стали изымать оружие у всех гражданских, радостно паливших в воздух в ознаменование освобождения от ментовской нечисти.
   К тому времени Кирилл служил у Федора Хатежина в так называемой группе быстрого развертывания МЧС рядовым в отдельном разведвзводе, под командованием подполковника-морпеха, на время оставившего свой пост зама главного редактора газеты, где трудился дизайнер Дербанов. К слову сказать, в сводном хатежинском батальоне в основном воевали офицеры запаса, а ротами командовали только старшие офицеры.
   Хатежинские солдаты и офицеры именовали сами себя бригадой особого назначения, а к своему командиру относились и обращались, как к бригадному генералу, несмотря на то, что в службу в погранвойсках КГБ СССР Федор Хатежин закончил в звании сержанта.
   Пока регулярные спецподразделения вели наблюдение и начинали неспешно готовиться к штурму здания УВД, хатежинская бригада зачищала райотделы милиции и не позволила бандформированиям бритоголовых и ультраправых национал-патриотов там укрепиться, чтобы объявить себя новой властью. Одновременно хатежинские роты занимались зачисткой и умиротворением близлежащих лесов, полей, сел, хуторов и ферм. Ментов-беспредельщиков они, разумеется, всех не перебили, но относительно крупные ментовские бандформирования были ими рассеяны, а мелкие группы из трех-четырех бойцов они вынудили либо сдаться, либо податься от города куда подальше.
   Как только сдались коммуняки и леваки-экзоты, тройственное сердечное согласие немедленно распространилось на оборотней в погонах, пережидавших смутное время в своих загородных виллах. В тот же день интернированных на стадионе ментов развезли по райотделам, где им было приказано по-прежнему нести свою нелегкую службу и с надеждой на светлое будущее дожидаться результатов служебного расследования.
   Началось судебное следствие по делу о массовых беспорядках и воспрепятствовании органам правопорядка в осуществлении их законной деятельности. Ультралевым судьи впаяли по максимуму, выше верхнего, коммунисты были осуждены к щадящим срокам тюремного заключения с режимом помягче, распропагандированные ими идиоты в мундирах, не успевшие вовремя сдаться за три дня, предоставленных им на размышление, были осуждены условно и уволены из органов. Враг сдается, и его не уничтожают. Все остальные менты, так или иначе участвовавшие в мятеже, вновь обернулись добропорядочными служаками. Ну, было дело, погорячились ребята. Что ж в этом такого? Они только исполняли приказы. Приказ есть приказ. Начальники всегда правы и решили наказать подчиненных выговорами по службе или вынесением предупреждения о неполном служебном соответствии.
   Оборотням в погонах вернули оружие и должности, а многие в должности были повышены с присвоением внеочередных офицерских званий, благо освободилось немало кабинетов в управлении, и не все они были заняты проверенными, надежными товарищами милицейскими офицерами, присланными из столицы на укрепление кадров городских правоохранительных органов.
   Все же несмотря на уверения властей предержащих, граждане горожане в добропорядочности местных и прикомандированных правоохранителей как в старь сомневались и упорствовали во всеобщем мнении, что хороших ментов следует хоронить в хороших гробах, а плохих -- в каких придется. Тем паче горожанам пришлось расстаться с правом на открытое ношение оружия. Стволы им было предложено сдать в обмен на приличное денежное вознаграждение, едва ли не большее, чем рыночная стоимость оружия, отданного им под честное слово и паспортные данные. Большинство граждан слово свое сдержали и честно понесли в райотделы милиции заявления о непреднамеренной утрате выданных им единиц стрелкового нарезного оружия в ходе охраны общественного порядка в составе народных дружин и иррегулярных воинских формирований.
   Дружинник Кирилл Дербанов не был страшно далек от народа и свое заявление в милицию отнес одним из первых. А свой АКМ со многими другими трофеями, благоприобретенными во время боевых действий в городе и окрестностях, он сдал на ответственное хранение на хатежинские воинские склады.
   Хотя народная дружина и хатежинский сводный батальон были расформированы в течение недели, уровень уличной преступности и ночных грабежей резко снизился. Точно так же основательн упала и рыночная стоимость стрелкового оружия, невзирая на то, что утраченное в ходе беспорядков милицейское имущество было объявлено в розыск. В розыск объявили и ментов-беспредельщиков, растворившихся по фермам, лесам и долам, малым городам и весям. Тем не менее, начинать контрпартизанскую борьбу тройственное согласие и примкнувшие к нему мили лицейские чины посчитали мероприятием излишним, дорогостоящим и политически ошибочным, потому как на носу были очередные выборы с участием умеренных коммунистов. Коммунистический электорат слушали и постановили подобру-поздорову не раздражать и облаву на красных героев-ментов не устраивать. Война де есть продолжение политики, а не наоборот.
   Политически мотивированное решение устроило всех. Одни менты продолжали делать вид, что скрываются, другие усиленно изображали, что их ловят. Казаки-разбойники. Сыщики-воры. Что наша жизнь? Игра! Опять все остались при своих в этой игре. Новые товарищи милицейские начальники громогласно рапортовали о неслыханных успехах в борьбе с преступностью. Граждане горожане молча хранили дома оружие, чтобы при случае защитить себя от человека с ружьем, будь тот сыщиком или вором, поскольку в этой игре взрослых людей оба антипода легко могут поменяться местами.
   Оружие совсем не обязательно применять. Главное -- его иметь и хранить в приспособленных для этого местах. Лишь в чеховских пьесах и в фантастических романах ружье, висящее на ковре в гостиной, обязано стрелять, хотя бы раз в год. В обычной мирной жизни нет места подвигам, и без стрельбы можно спокойно обойтись. Если тебя не трогают, никого не трогаешь и ты. Тогда как с уродами, не признающих такого постулата просвещенного либерализма, надлежит немедленно разобраться по всей строгости закона, общественного и личного.
   * * *
   -- Дербан, пару стволов посерьезнее возьмешь. Барахлишка там на складе выбери, что приглянется. Броник там, сам глянешь. В общем, сам знаешь, ученого учить не буду...
   -- Зашебуршилась, значит, опять ментовская рвань. Обстановочка, ядри ее налево...
   -- Хуже, чем ты думаешь. В пятницу мои задержали мента-нарушителя. На дальней точке вынюхивал, но от собачек не ушел. Допросили мы его, как положено. На допросе показал, что получили они молодое пополнение из города. Чьих оно будет, не знает. Но слыхал, что готовится рейд по дальним фермам. Продразверстку свою брать будут.
   -- Сюда они вряд ли сунуться...
   -- Уже сунулись. Мои ребятишки их дозор упустили. На красной "ниве" гады слиняли, у одного фермера отняли и от моих отбились. Но далеко не ушли. Их кто-то крутой на кривой дорожке прихватил и по сосенкам мясцо развесил. Мои разведчики говорили, будто стая тигров поработала, ментов в натуре в клочья порвали и машину сожгли. Работали из двух Стечкиных и АК. Ментяры, похоже, ни одного выстрела не сделали. Завтра твоего брателлу поспрашаю, может, чего прояснит или намекнет по-гебешному.
   -- Не думаю. Если чего знает, будет молчать. Много он тебе напел тогда, три года назад? Вот-вот, сейчас то же. Ты лучше мне пару цинков патронов подкинь. И гранат там с десяток.
   -- Не вопрос. Получи и распишись. Насчет брата ты не прав. На базу в Борках он нас тогда вывел. Еще райотдел в Северном был. Много чего было. Никто не забыт, ничто не забыто. А за бабки еще раз спасибо. Не думал, что столько отвалишь.
   -- Это тебе, Толстый, спасибо за пса. Если считаешь мало, могу добавить. К примеру, как спонсорскую помощь на кинологические исследования.
   -- Ты не прокурор, добавляй, карманы у меня шире некуда. Так все время и держу. Если ты такой богатый, тачку себе купи нормальную, а то пылишь на всякой немецкой дряни: то "фолькс", то "порш". Давай, двигай завтра на авторынок. Я распоряжусь, чтобы тебе там все в лучшем виде показали и устроили.
   -- А ты мне лучше БРДМ продай.
   -- БРДМ не могу, самому нужен. Но сопровождение организую в лучшем виде. Дороги у нас ухабистые и беспокойные. Смотреть надо в оба.
   -- Я и смотрю.
   На ужин и ночные стрельбы в Хатежине Кирилл сначала хотел остаться, но передумал. Он загрузил на заднее сидение боеприпасы, АК-74, РПК и бронежилет в багажник. На складе он еще разжился полной экипировкой спецназовца. Водятся, оказывается у хатежинских такие могучие штуки! Попрощавшись с отцом-командиром и еще раз поблагодарив его за пса, он отбыл в свою царскосельскую усадьбу без названия. В дороге Леон задал ему абсолютно неожиданный вопрос:
   -- Кирилл, я тоже был таким, как те в клетках, звери? Неразумным?
   -- Да, Леон, был.
   -- Его звали Дон, того, моего предшественника?
   -- Его звали Дон Карлеоне, и он был очень хорошим псом. За это его убили.
   -- Он тебя любил, Кирилл?
   -- Наверное, да.
   -- Я тоже тебя люблю, хозяин. Но меня убить нельзя, потому что ты всегда можешь дать мне новое тело. А моя душа -- это ты.
   -- Возможно, это и так, Леон. Не знаю, я слишком многого не знаю. Но знать надо.
   * * *
   У себя в Царском Селе Кирилл еще до ужина прежде всего отпустил в город Катерину с Ингой. Воскресенье -- их законный выходной.
   -- Катькин "рено" заправили? Молодцы, хорошие девочки. А теперь поезжайте. Если что всегда можно вызвать приходящую прислугу. Как там их?
   -- Вика и Лена, -- подсказала ему Вирта.
   -- Вот-вот, сплошное бабье царство. Один я здесь как перст. Совсем один...
   -- А Леон?
   -- Точно, Леон у меня есть. Он действительно мужик.
   -- Да, Кирилл, я тоже мужик, -- присоединился к обмену мыслями Леон.
   -- Может, тебе еще сучку с красивым экстерьером и длинной такой родословной подобрать из хатежинских?
   -- Я бы не отказался, если ты разрешишь.
   -- Но с тобой тогда этим будет заниматься неразумное животное. Тебе это подходит?
   -- Надо бы попробовать. И для этого дела разум совсем необязателен, Кирилл.
   -- Отставить разговорчики. Отделение, приготовиться к приему пищи! В столовую, на второй этаж, в одну колонну, шагом, арш!
   После ужина Кирилл поднялся на любимый балкон на третьем этаже и неожиданно-негаданно обрадовался, увидев кресло-качалку, точь в точь такое, какое стояло у него на пятом этаже в ныне несуществующей дебиловской хрущевки.
   Страховку что ли себе за взорванную квартиру потребовать? Совсем ты обнаглел, Кириллка-Курилка. Кучу народу в распыл пустил, и еще бабки себе за это хочешь? А как же! Каждый труд благослави, зарплата. В нашей стране всякий труд почетен. Особенно киллера. Вы, ты, они жертвою пали в борьбе роковой. Споемте, друзья! И сами, как один умрем в борьбе за это. Или за то? А может, за черт знает что сейчас гибнут неучаствующие персонажи и нонкомбатанты. За это и выпьем. Выпьем и снова нальем. Выйдем и снова зайдем. На девять бед один ресет. Со святыми упокой!
   -- Вирта, будь любезна, поднеси любимому мужчине грамм двести коньячку с лимончиком.
   -- Уже иду, дорогой.
   -- Спасибо за кресло, милая.
   -- Я знала, что оно тебе понравится.
   Второй вечер в подряд Кирилл чувствовал себя приятно усталым и неимоверно удовлетворенным как после удачно завершенной долгой и кропотливой работы. Хотя ему казалось, что, в отличие от вчерашнего дня со стрельбой и адреналином, сегодня он никак не мог слишком уж перетрудиться.
   С песиком малость побегал, подсвинка завалил, к Федьке в гости съездил. Пожалуй, и все. Дом с охранным периметром, что ли на меня так действует? Какое-то дикое и непривычное ощущение полной безопасности. Но так не бывает. Еще как бывает, если на ограниченном пространстве и в четко определенный вектор времени. Но угроза должна быть. Если не здесь и сейчас, то потом и там. Где там? За горизонтом.
   Кирилл попробовал просканировать окружающее его пространство. Внутри охраняемого периметра трехэтажного блокгауза он все прекрасно различал и видел не хуже, чем обычным зрением. С некоторым усилием он увидел соседние дома снаружи и внутри. Окна, стены, сцены семейной жизни... Мимоходом отметил, как симпатичной соседке из особняка наискосок неслабо достается от ревнивого мужа.
   Кажется, по-украински это называется: березовым прутом, щоб я не стояла с молодым рекрутом. Несчастная царскосельская Дездемона! Но везучая. Если бы у нее в мужьях был Отелло, ей бы досталось круче. Впрочем, тот черномазый наверняка удавил жену, когда ее трахал, а на Яго все списали. Может, быт семейный заел? Ты мочилась на ночь, Дездемона..? А куда..? В чайник!!! Так, умри, несчастная! Я из него чай пил!!! Кончай дурью маяться, шекспировед хренов. Смотри дальше и в оба.
   Теперь Кирилл мог окинуть мысленным взором весь охраняемый поселок для избранных народом и фортуной. Мог проникнуть в каждый дом, заглянуть в каждую спальню и услышать каждое слово. Но эти слова его совершенно не интересовали. Он пытался понять и разглядеть, что и кто ему может угрожать.
   За поселком был лес, маленькие ручейки и речки чуть побольше, лесные поляны, перелески, поля. Все они жили своей жизнью, дышали, что-то чувствовали свое, но нисколько не угрожали ни отдельному человеческому существу Кириллу Дербанову, ни другим, окружавшим его существам, ни прочим людям, его не интересовавшим. Его влекло то, что находилось за горизонтом его мысленного взгляда. Казалось, еще одно усилие и он все поймет, все осознает, определит, где угроза, и что необходимо сделать, сейчас, сегодня, завтра...
   Кирилл уже видел город, подобный черной полусфере округло клубящегося облака после ядерного взрыва, когда от земли еще только начинается подниматься восходящий поток воздуха, несущий с собой тучи пыли, мелких обломков и радиоактивного пепла. Угроза была там, и он мог ее обнаружить, если бы ему еще чуть-чуть хватило сил. Эх, была не была! Где наша не пропадала! А везде! И тут, и там...
   -- Кирилл, хватит. Такой перегрузки твой разум может не выдержать...
   Ощущение безопасности и покоя накрыло его как волна. Он чувствовал себя словно только что проснулся укутанный теплым уютным одеялом утром в воскресенье в детстве, когда не надо с места в карьер вставать, чтобы не опоздать в школу. Спешить сейчас ему было некуда. Все на месте, все дома.
   Его левая рука покоилась на холке у Леона, а Вирта стояла за его креслом и двумя руками, чуть касаясь, массировала ему виски и лоб.
   -- Закрой глаза и думай о чем-нибудь мягком и спокойном. Хотя бы о моих сиськах.
   -- Очень успокаивающая мысль, особенно когда они у тебя вместо подголовника.
   -- Вот и положи голову спокойно на мягкое. Тебе, дорогой, в твоем нынешнем состоянии не стоит совершать резких движений. Леон сказал, что ты сегодня пять раз переходил в боевой режим. Притом без всякой на то необходимости.
   -- Так было надо. Я учился.
   -- Тяжело в ученье -- легко в гробу. Ты этого хочешь?
   -- Не-а.
   -- Тогда молчи во всех смыслах: мысленно, устно и письменно. И постарайся расслабиться...
   -- А где удовольствие?
   -- Удовольствие будет потом.
   Но едва Кирилл попробовал приподняться в кресле, как на него навалилась огромная усталость, словно сила земного притяжения незаметно увеличилась в два или даже в три раза. Пришлось вернуться в уютную невесомость изначальной позы и вновь упасть затылком Вирте на грудь.
   -- Сиди, не вставай, ты еще слишком слаб. Такие перегрузки даром не проходят. Лучше выпей и расслабляйся. Ты скоро восстановишься. И уже ни о чем не думай. Доверься мне и Леону. Твое утомление скоро пройдет.
   -- Завтра или сегодня?
   -- Когда ты захочешь проснуться. А теперь спи.
   БОНИ И КЛАЙД
   Воскресенье 29 июля
   Кирилл проснулся, как обычно, по внутреннему будильнику, но на сей раз не в своей постели, с привычным сожалением прощаясь с уже забытым, но очень приятным сном, а в розовой спальне у Вирты с ощущением выздоравливающего после тяжелой болезни. Вроде того, когда врачебный консилиум полагает, что кризис заболевания миновал, впрочем, рецидив еще возможен, стало быть, пациенту следует поберечься, продолжать принимать лекарства и не пренебрегать предписанным ему строгим постельным режимом. Иначе ученые медики слагают с себя всякую ответственность за здоровье больного.
   Доктор, вы разрешите больному из морга челюсть отвязать, а то ему дышать трудно? М-да, дал я вчера копоти. Все реально-виртуально, по тому же материальному месту и так же тяжко. Но все ж таки хорошо. Блин, что это было? Много чего...
   От вчерашнего вечера в памяти Кирилла осталась лишь безуспешная попытка экстрасенсорного проникновения в город, вот-вот готовый взлететь на воздух после мегатонного ядерного взрыва. Потом какие-то обрывки воспоминаний: ванна, постель, Вирта, напрягшиеся розовые соски на фоне колышущегося молочно-белого занавеса и восхитительное ощущение освобождения от телесной оболочки, предоставленной в распоряжение любимой. Пусть делает с этим никчемным телом, что хочет. Чем она и не преминула воспользоваться. И как хорошо у нее это получилось! Ужасно жаль, что подробности не получается вспомнить. Не горюй! У немца этот, не последний самолет. Мы тоже увидим небо в алмазах. Только с силами соберусь.
   - Вирта, нехорошо играть на слабостях сильного пола.
   - А что еще остается делать сильной женщине с ослабевшим болезненным мужичком? Только готовить кофе своему повелителю. Лежи, мой болезный, еще немного, еще чуть-чуть, и я к вам поднимусь. Подождите меня там с Леоном пару минут.
   Ну-ка, глянем сонным глазом он-лайн, кто у нас тут в розовой спальне? Ага, подсматривающий! Значит, пес Леон подкрался незаметно.
   Леон разлегся на боку наполовину под кроватью и довольно сопел, полузакрыв глаза с чувством всеобъемлющего удовольствия, что с обожаемым хозяином все хорошо и лучше быть не может.
   Вирта хлопочет на кухне, озабоченно посматривая на таймер духовки. Двинулась к холодильнику. На плите турка с закипающим кофе.
   -- Смотри, чтобы кофе не сбежал.
   -- От меня любимому мужчине никуда не сбежать, чего уж тут говорить о каком-то кофе!
   -- Кофе бегает быстрее, чем ты думаешь.
   -- Ой!
   -- Я же говорил. Проворонишь...
   -- Неправда, я почти успела.
   Кофе ободряющий, общеукрепляющий. Если жив, пока еще. А там и гимнастика. Только вставать лениво. Вот мы и поваляемся не в боевом, а в постельном режиме, где все в розовом цвете. Без розовых очков, и ничего не кажется. Я же больной, и сиделка у меня такая хорошенькая и веселая.
   Улыбающаяся Вирта сидит в розовом с белым кресле, в алом пеньюаре, в мягких розовых туфельках без каблуков. Белый ковер на полу и все вокруг розовое и белое. За исключением Леона и Вирты.
   -- Мама миа, когда это, мать моя, ты умудрилась так загореть? Никак здоровый крестьянский труд и ультрафиолет на свежем воздухе на тебя подействовали благотворно и эффективно? Поди пахала здесь без меня, рожь жала...
   -- В полном разгаре страда деревенская, долюшка женская и всякая гадость, наподобие роя насекомых, надо мной не увивались. Просто мне вчера солярий привезли, я в нем кое-что подправила и в себе самой тоже. Посмотри, как красиво получилось, не так ли?
   Вирта гибко выпрямилась в кресле, плавным движением плеч освободилась от плотно-алого пеньюара и встала в полный рост перед Кириллом.
   Ого, вот мы и увидели небо в алмазах!
   Розовые туфельки почти спрятались в белом пушистом ковре. А выше располагались золотисто-смуглые мягко светящиеся идеально стройные ножки и все тело в ослепительно-белом пляжном одеянии, состоящем из беленьких трусиков и бикини. И никаких тебе синтетических тканей. Все как есть, в контрастном и натуральном виде!
   Боди-арт в ультрафиолетовом исполнении оказал на больного бодрящий эффект, и его организм отреагировал самым приподнятым настроением. Все стало мгновенно в тонусе, и царскосельский пациент Кирилл Дербанов внезапно выздоровел. Больному стало легче -- он перестал дышать. От восхищения. Потом по-мужски распорядился:
   -- Леон, закрой свой ультразвуковой слух и свое инфракрасное зрение. И не подсматривать, сукин сын.
   -- Хорошо, Кирилл. Я уже ничего не вижу и не слышу, и ничего никому не скажу.
   * * *
   Мефодий был не против приехать в Хатежино к полудню. Но предупредил брата, что будет не один, а с супругой, выразившей непреклонное и неукротимое желание совершить в обществе дорогого супруга воскресную поездку загород. Поскольку это крайне необходимо ей и будущему отпрыску фамилии Дербановых.
   Кирилл как-то позабыл, что его невестка была на шестом месяце беременности. По ней этого видно не было, потому как бегемотиха Валька и раньше предпочитала заворачивать свою бесформенную талию и колеблющуюся с большой амплитудой задницу в широченные балахоны и халаты, способные укрыть средний танк на железнодорожной платформе.
   У поварихи Кати вон тоже кормовые обводы будь здоров какие, но выглядит та намного эстетичнее. Потому что есть фигура и талия. Античная амфора, а не женщина, хотя и намного старше невестки Вальки свет Петровны. Ладно, потерпим. Враги человеку суть домашние его и прочие родственники, коих не выбирают, в отличие от друзей, подруг и прислуги. О, легка на помине. "Рено"-то Катькин. Наверное, что-то необходимое вчера здесь забыла и теперь по бабской дурости бензин понапрасну жжет.
   -- Кирилл Валериевич, я решила вернуться. Дома мне делать нечего, только прибраться. Цветочки соседка и без меня польет.
   -- Катерина, распорядок нарушаешь, воскресенье -- у тебя выходной. Или ты хочешь в другой день?
   -- Нет-нет, пускай будет выходной в воскресенье. Но вы тут без меня можете без завтрака остаться. Не спорьте, я сейчас скоренько все приготовлю. Я и продуктов всяких свеженьких с собой привезла...
   -- Ну, если только свеженьких... Но это попозже, часикам к шести-семи. Ланч у сельских джентльменов состоится сегодня в Хатежин-кантри-клаб. Просили не опаздывать. А до того я еще на авторынок собирался заглянуть.
   -- Она тебя очень любит, Кирилл, -- мысленно, но не вслух подвел итог своим наблюдениям за поварихой Леон.
   Катерина двинулась с хозяйственными сумками на кухню, а пес лег на крыльце у ног хозяина и продолжил:
   -- Она добрая и несчастная. Мне ее жалко. Она думает, что ты похож на мужчину ее мечты. И она очень хочет иметь от тебя потомство.
   -- Ты можешь прочесть ее мысли?
   -- Нет, только запахи. Когда Катя смотрит на тебя, то у нее такой же запах, как у Вирты, если тебя видит ее тело. Женщины -- очень пахучие существа, а запахи -- это их первая сигнальная система. Я могу сравнить и понять, что чувствуют женщины.
   -- А мужчины?
   -- Не всегда, за исключением сильных эмоций. Тебя и Вирту я чувствую сердцем. Других человеческих существ могу понять только по запаху.
   -- Но ты же понимаешь человеческую речь, Леон! Или интерфейс барахлит? Скажи, отладим...
   -- Нет, с ним все в порядке. Только вы, люди, очень часто используете слова, чтобы скрывать свои мысли.
   -- Например?
   -- Горничная Инга. Она все время лжет и тебя боится. Федор Хатежин тебя считает очень глупым щенком, но тебе этого не говорит.
   -- Спасибо, Леон. Учтем на будущее.
   -- Я счастлив служить тебе, хозяин.
   Леон Кирилла опять озадачил. Катя ему была тоже небезразлична. Но то, что хозяин-барин может переспать со своей кухаркой, он не считал хорошей идеей. Но Катерине, страдающей из-за отсутствия нормальной и регулярной половой жизни, он сочувствовал от всей свое мужской натуры.
   Бедная Катька! До климакса ей ой, как далеко. А без мужика плохо, совсем никуда. Или ей моего двойника подложить? Объяснить, дескать, брат-близнец Мефодий в гости приехал. Надо у Вирты спросить, как это у эффектора получится. Хотя нет, не стоит, вдруг ревновать начнет. Тела-то у нас абсолютно одинаковые. Пусть лучше ей Вирта фаллоиммитатор подарит. Экономка она или нет? А если начальница, то должна входить в нужды подчиненных, в том числе и интимные. Все лучше будет, чем тампон туда-сюда себе совать.
   * * *
   До отъезда Кирилл всласть позанимался на тренажерах, с наслаждением окунулся в бассейн и поддался на уговоры Катерины еще раз позавтракать. Огневой виртуальной подготовкой Кирилл решил сегодня не заниматься, поскольку собирался пристрелять свой пополнившийся арсенал на хатежинском стрельбище. Но сначала новый автомобиль.
   Кирилл Дербанов нисколько не опасался, что по пути на Южный авторынок его "фольксваген", тяжело груженный стволами сомнительного происхождения, может прихватить милиция. И не потому, что волков бояться -- в ближний царскосельский лес не ходить. Тому было множество причин.
   Прежде всего сказывались последствия ментовского мятежа, поэтому частная охрана Царского Села очень ревностно относилась к своим обязанностям и на появление в зоне своей ответственности людей из внутренних органов относилась очень болезненно. Совершенно не ясно, кем может обернуться чужак в погонах -- это раз. А два -- это, то, что влиятельные особы из числа самых уважаемых людей города, имевшие царскосельское местожительство, поощряли любые действия своих охранников, направленные на обеспечение законности и порядка. Серьезные и конкретные люди уже неоднократно настаивали в суде и прокуратуре, что тот, кто попадает под горячую руку хорошо вооруженных стражей охраняемого поселка, сам виноват в своей дурости и опрометчивости. А посему, в радиусе пяти километров от Царского Села милиции не было и быть не могло. А дальше уже действовали хатежинские патрули. Последние всегда были правы, так как превосходили милицейских товарищей по боеготовности и огневой мощи. К тому же, со вчерашнего дня старший сержант запаса Кирилл Дербанов и его служебно-розыскной пес Леон тоже пополнили ряды хатежинских сельских дружинников, о чем было сообщено в органы внутренних дел с целью оформления необходимых документов на право хранения, ношения и провоза личного оружия в месте проживания. Между тем, соответствующее удостоверение личности народному дружиннику Дербанову К. В. было уже выписано.
   От Царского Села до авторынка было не больше десяти километров. Там также несли службу хатежинские патрули, так как отец-командир Федор Хатежин был одним из совладельцев сего автомобильного торжища, называемого Южным авторынком и специализирующемся на купле-продаже внедорожников, полугрузовиков и грузовиков. В отличие, от центрального авторынка, также именуемого Северным, располагавшимся у аэропорта, где торговали исключительно легковыми автомобилями. Легковые автомобили Кирилла Дербанова не интересовали, и к автомобильной технике он, живя в иформационно-технологической среде, относился без обычного пиетета, как правило, присущего сильной половине рода человеческого. Отнюдь, на Южный авторынок Кирилл ехал выбирать себе не роскошный лимузин представительского класса и не юркий седан для перемещений в городских автомобильных пробках, а подходящее средство передвижения в загородной местности. Без внедорожника благородного происхождения образ жизни сельского джентльмена, каковым ныне себя полагал Кирилл Дербанов, эсквайр, будет незавершенным и даже ущербным. Хотя джипы и прочие внедорожники, он не считал достойными своей приязни, но, как бы там ни было, положение обязывало.
   На авторынок Кирилл поехал в соответствии со своим представлением о сельской семейной идиллии. То бишь с автоматом под ковриком, с любимой женщиной на заднем сидении и собакой на переднем. Подумал было по деревенскому обычаю закрепить у правой дверцы помповое ружье, но пришел к выводу, что это будет уже перебор. Напротив, пусть лучше кто-нибудь соблазнится беззащитностью супружеской четы, не считая собаки. Но по дороге на Южный авторынок лихие люди на молодую пару на "фольксвагене" почему-то не на злоумышляли. Лишь хатежинские патрульные на бронетранспортере один раз их остановили, сказав, что, мол, для проверки документов. Хотя, кто такой Кирилл Дербанов они и так знали, так же как и номер его автомобиля. На самом деле, придержали их из-за Вирты. Патрульным ужасно хотелось рассмотреть вблизи ту самую дербановскую секс-бомбу -- о ней много чего говорили в Хатежине вчера перед отбоем. В основном с извечной мужицкой тоской: хороша Даша, но не наша.
   Вирта с документами гражданки Незванцевой Д. Н. действительно производила незабываемое впечатление. На сей раз она оделась в карнавальном трапперском стиле в кожу и замшу. Низкие полусапожки с бахромой, кожаная мини-юбка с вентиляционной шнуровкой спереди и по бокам, коротенькая бахромчатая жилетка и толстая коса как фаллический символ готовности юной девы к предстоящему замужеству, располагавшаяся меж двух замшевых вместительных чаш с сетчато-дырчатой перфорацией во избежание перегрева. Охотничий ансамбль Вирты завершала задорная камуфляжная косынка на прелестной головке, повязанная на манер пиратов и коммандос.
   Вирта было порывалась обойтись без нижнего белья, полагая, что по случаю жаркого времени года хватит одной только кожаной набедренной повязки, но Кирилл, весьма щепетильный в данном вопросе, безобразие вовремя обнаружил и пресек, заявив, что в кружевах на прелестной попке ей жарко не станет, зато необходимые приличия будут соблюдены. Вирте тоже хотелось быть приличной дамой и она не слишком возражала против того, чтобы украсить свой охотничий убор гипюровыми камуфляжными трусиками с хорошей вентиляцией. Она подтянула набедренную повязку еще выше, повертелась у зеркала и осталась очень довольна собой и своей внешностью. Чудо, как хороша!
   Кирилл, разумеется, оделся не столь вычурно, и рядом с Виртой, он смотрелся не главой семейства, а, скорее, боди-гардом, что везет свою хозяйку на авторынок выбирать новый полноприводной автомобиль. Так оно поначалу и было, когда прекрасной Диане-охотнице наперебой стали предлагать обзавестись джипом той или иной породы и модификации. Но богиня скоропостижно охладила меркантилистский пыл торговцев, объявив, что ее мужу, богатому и знаменитому дизайнеру Дербанову нужен не слоноподобный джип с несуразным кенгурятником и не кургузый трак с обрубленной кабиной, а благородный "лендровер" -- автомобиль для джентльмена, собирающегося на сафари поохотиться на львов и носорогов.
   "Лендровер" для джентльмена Кирилла, охотящегося на крупную дичь, нашелся, даже почти новый, и в поместье Хатежино они поехали колонной из двух машин. Впереди Кирилл с Леоном, замыкающая Вирта с арсеналом.
   Еще на рынке, когда Вирта купалась в лучах мечтательно-восхищенных, сально-похотливых и гомосексуально-равнодушных взглядов торговцев, скользя небрежным взором по внедорожникам, сверкающим хромом и никелем, Кирилл с Леоном, на поводке, скромно стоявшие в сторонке, одновременно почувствовали на себе чей-то пристальный взгляд из-за спины. Пришлось резко обернуться и напугать редактора Колядкина, подходившего к ним сзади. Ефимыч не испугался и нечаянной встрече, похоже, был искренне рад.
   -- Друг мой Кирилл! Какая неожиданность! И поговорить можно без автоответчика. Пошли куда-нибудь в тенек.
   -- Доброго вам денька, Леонид Ефимыч! С хорошим человеком всегда приятно встретиться. Пить не буду, а поговорить можно. Знакомьтесь, ваш тезка Леон.
   -- Серьезный зверь. Давай, Кирилл вон туда, где пиво.
   Усевшись под тентом, Ефимыч припал к бокалу холодного пива, а Кирилл удовлетворился маленькой чашкой зеленого чая. В жару он и в наших умеренных широтах в жидкости себя ограничивал, соблюдая питьевой режим спецназовца. Чтобы быть в форме и не обессоливать организм, Кирилл потреблял жидкость чаще всего утром, когда еще прохладно и вечером, если можно было расслабиться и не исходить вредным потом, деминерализующем и обессиливающем организм при физических нагрузках.
   -- Кирилл, насколько я знаю, редакционная перезагрузка произошла. Ты теперь мой зам и член редколлегии. Поздравляю. Но есть одно "но". Главный-то согласен. А вот первый зам категорически против.
   -- Ну и что? Вопрос решен.
   -- Вовсе не решен. И главный был против моего предложения. А потом взял и ни с того, ни с сего резко согласился. Даже сам лично пригласил тебя на аудиенцию. Тут еще твой домой взрывают. Я узнал сразу от добрых людей: теракт. Все теперь знают, и траур сегодня объявили.
   -- Спасибо, Ефимыч. Приму к сведению.
   -- До первого дежурства в пятницу у тебя есть еще время. Поразмысли и прикинь к носу, сам понимаешь чем. Тебе это надо? Уезжал бы ты, Кирилл, от этих заказчиков подальше да побыстрее. Деньги-то у тебя есть. Чего тебе здесь ловить?
   -- Кого и чего ловить-подстрелить в охотку всегда найдется, если ты поищешь, тебя поищут. Охота, она -- пуще неволи.
   -- Оно понятно, если сам охотишься. А если на тебя идет облава, мой вольный стрелок?
   -- По-всякому у иных охотников бывает, но помирать-то нам рановато, Леонид-Ефимыч, есть у нас еще дома дела.
   -- Как знаешь. Я тебя, охотник Кирилл, по дружбе предупредил. Но ничего не говорил и этого разговора у нас с тобой не было. Усек, пехота?
   -- Так точно, товарищ старший лейтенант.
   -- Вольно, сержант.
   Ефимыч в советской молодости успел послужить лейтенантом-двухгодичником в должности командира танкового взвода по окончании политеха и очень этим гордился. Он, кстати, тоже две недели воевал в хатежинской бригаде за рулем бронетранспортера.
   * * *
   В Хатежино Кирилл приехал вовремя, а Мефодий припозднился, предупредив гостеприимца -- задержится из-за жены, коей немного нездоровится-неможется, и в дороге потребовалось передохнуть да подышать свежим воздухом. Кирилл с Федором вошли в положение заботливого супруга и пришли к общему мнению, что чистый деревенский воздух всегда полезен и очень хорошо помогает от женских немочей. Но еще полезней для женского и мужского здоровья холодный шипящий квас с изюминкой в тенистом саду. Квас, он сразу бодрости в летнюю жару прибавляет.
   -- Организм надо в тонус приводить, а не воду по жаре лакать. Ты бы, Толстый, лучше бы себя в форме держал. Меньше лишнего -- легче передвигаться.
   -- А я, Кирилл, и так почти всегда в полевой форме. Только картуз не ношу, потому как не люблю, и голове мужика дышать надобно, как дамской попке под юбочкой. Пардон, мадам.
   -- Право, не стоит извинений, ваше превосходительство. Это вы верно подметили. У мужчины голова все время думает, работает, перегревается. Ей воздушное охлаждение, как двигателю прогресса, требуется. А нам, глупым женщинам, всегда нужно кое-что иное охлаждать, притом не сзади, а впереди. Особенно в обществе, такого импозантного мужчины, как вы, любезный Федор Михалыч.
   -- Мадам, я польщен. Извольте ручку и милости прошу к моему садовому шалашу. Усаживайтесь, здесь вам будет покойно, а проклятых насекомышей мы в момент химией отгоним.
   -- Куртуазен же ты ныне, господин генерал.
   -- Без чинов и звание обязывает, господин рядовой вольноопределяющийся. Хотя весьма обученный и много чего умеющий. Помним, помним. Не то, что тот рекрут-салабон, коего ты мне вечор прислал, ваше степенство.
   -- Ты же ему, ваше превосходительство, всыплешь вашей собачьей науки?
   -- Не без того. По первое число, с покрышкой и присыпкой. Отдрессируем щенка.
   -- Значит, щеночек тебе приглянулся, генерал?
   -- Приглянулся, пока. Обучим, что к чему твоего Ваську, а там глянем, кто есть ху и кто есть хо...
   Капитана Дербанова с супругой гостям и хозяевам долго ждать не пришлось.
   -- Генерал!
   -- Мишка! С женушкой! Здравствуй, Валечка! А ты никак щенная, милочка моя? Дай поцелую. Не красней, Валька, дело-то природное. При всем при том с таким кобелем как Мишка, ты каждый год должна приплод давать.
   Мефодий с Федором обнялись и с чувством пожали друг другу руки. Приветственную речь радушного помещика-генерала прервала жена Наталья, сообщив весть о том, что кушать подано. И гости чинно парами двинулись к столу, накрытому на веранде. Генерал с Виртой под ручку впереди, за ними Мефодий с генеральшой Натальей и Кирилл с невесткой. Леон замыкающим. Хатежин на пса покосился, но большого нарушения собачей дисциплины в этом эскорте не усмотрел и потому промолчал.
   Насчет Леона Кирилл с Федором был согласен, чего нельзя сказать о кинологическом эпитете, коим тот наградил Вальку-невестку. На взгляд Кирилла, его родственница, несомненно, была сукой, но не щенной, а супоросой, то есть свиньей, причем оставаясь безмозглой скотиной в обоих вариантах.
   С Валькой-то Федька, похоже, на дружеской ноге. И она, свиноматка йоркширской породы, к нему ласкова-ласкова. Или ему такие бабцы в рубенсовском теле нравятся, или он с Мефодием, гораздо короче и ближе знаком, чем я думал. Живешь-живешь, и тут бац: оказывается, родной братец на генерального Хатежина работает. А я с Виртой так, для декора и маскировки. Ну-ну, конспираторы, из жопы ноги, хоть в белых штанах, хоть в дерюжной понёве. А Федька-то, Федька! Фазендейро благородный. Прям орел на унитазе. Эк его от Вирты разбирает. Ловелас, Казанова и Дон Хуан Тенорио в одном толстом флаконе. Обольщает, улещает. Угу, здесь тебе, генерал, черта с два обломится. Давай дерзай, надежды юношей питают, даже в очень преклонном возрасте. А Вирта козла старого поощряет и все пуще жеманничает, задрыга.
   -- Ошибаешься, Кирилл, она и ее тело полностью равнодушны к Федору Хатежину, -- прекратил мучения глупого ревнивца-хозяина Леон. Боевой пес на веранду к столующимся гостям и хозяевам не поднимался, тактично устроившись на пороге, откуда ему было видно и сад, и гостей. Он помолчал и продолжил свою мысль:
   -- Вирте нравится, что ты ее ревнуешь, она от этого возбуждается, а Федор от ее ферромонов еще больше заводится.
   -- Но все равно. Она слишком того, этого, своих атрактантов ему подпускает...
   -- Какой же ты зануда, Кирилл Дербанов! По-твоему красивой женщине и пококетничать нельзя? Я трусы из-за тебя одела? Одела. Вот и сопи в две дырочки, устно и мысленно, Отелло царскосельский, -- вмешалась в молчаливый, но весьма красноречивый разговор по поводу своего легкомысленного поведения сама Вирта.
   -- Извини, дорогая. Ревность -- дурь изрядная.
   -- Почему же? Если в умеренных дозах, то весьма способствует здоровому образу половой жизни.
   -- Ты мне тут эти пошлости брось.
   -- Ах, оставьте, сударь. Мне, право, неловко становится... А будешь еще возникать, то сию секунду прямо за столом насисьник сниму, распишусь и генералу автограф подарю на память о нынешнем замечательном обеде.
   Женское изощренное кокетство непреодолимо, и Кирилл решил не углубляться в дальнейший обмен мнениями об истинном предназначении предметов дамского туалета. К тому же об организме надо побеспокоиться и уделить должное внимание тщательному пережевыванию вкусной и здоровой деревенской пищи. А когда я ем, я глух и нем. Вслух и мысленно.
   За столом долго никто не рассиживался. Хатежин скоро умчался по хозяйственной надобности, сославшись на то, что без хозяйского зоркого глаза и завязь у сук не завязывается, и на кобелей инфекционная импотенция нападает. Наталья с Виртой переоделись ковбоями и отправились заниматься верховой ездой. Невестка Валька уединилась в гостевом мезонине. А Кирилл с Мефодием, перегрузив оружие на "лендровер", поехали на хатежинское стрельбище. Разумеется, вместе с Леоном.
   -- Я тебя, брателла, еще вживе, кажется, не поздравлял с чудесным спасением. Тебя кто надоумил из города вовремя выбраться, Хатежин или твой партнер по преферансу Новоселкин Сергей Сергеевич?
   -- Ни тот, ни другой. Так сложилось.
   -- Понятно, Вирта. Имечко у нее странноватое. Или это псевдоним? Партийная кличка?
   -- Да нет. Ее по паспорту тоже Дарья зовут. Но Вирта ей нравится больше. Она сразу меня попросила называть себя именно так.
   -- А как же иначе, если это столичная виртуалочка тебе суперкомпьютер монтировала? Что улестил парень бизнес-девку строгую?
   -- Было дело.
   -- Не скромничайте, синьор Кобелино. От такого бабеля я бы сам не отказался. Да не волнуйся ты, брату дорогу переходить не стану. Ты мне вот что скажи, Новоселкин на тебя в последнее время не выходил часом?
   -- Нет. Позвонил, когда Генку Тереховского под заказ пустили. Потом ничего.
   -- Кирилл, на автоответчике есть голос Сергея Новоселкина, -- внес поправку только для ушей хозяина Леон.
   -- Думаю, Новоселкин знает, что я нахожусь в добром здравия. Я ведь не скрываюсь и в подполье не уходил, -- продолжил Кирилл. -- Твои действующие коллеги мною тоже не интересовались.
   -- Это как посмотреть. Интерес к твоей личности имеется. Есть мнение, предложить старшему сержанту запаса Дербанову К. В. войти в личный состав добровольческой части особого назначения при нашем департаменте. Грядут большие события, вот-вот будет решено взяться за диких ментов настоящим образом. Вчера в городе уже взяли троих, признались в проведении диверсии на телефонной станции. Разборка эта чисто конкретно по бизнесу шла. Но на ментов списали и остальные взрывы, в том числе и жилые дома. Слыхал, я полагаю, в городе трехдневный траур. Так вот, у нас уже все приговорили, а в столице одобрят на следующей неделе. Будет серьезная контрпартизанская операция. Но без шума и пыли на всю Ивановскую площадь. Рекомендовано обходиться своими силами и средствами. Режим секретности. Журналюг и всяких папарацци держать и не пущать.
   -- Поддержка с воздуха будет?
   -- Предполагается поддержать добровольцев эскадрильей "крокодилов" и авиаразведкой.
   -- Приданная артиллерия и бронетехника?
   -- С этим сложнее, но согласовывается.
   -- Что ж, готов к труду и обороне. Но извини, Мефодий, я уже в Хатежине подписался на эту красивую марцифаль.
   -- Если передумаешь, то отделение или взвод добровольцев у нас всегда получишь.
   -- Спасибо за доверие.
   Потренироваться Мефодий не захотел и отправился на попутном бронетранспортере в питомник брать в семью щенка от немецких овчарок. Как он объяснил, Вальке в утеху, а себе -- лишнюю головную боль. Мол, в доме нужна сука-девочка. Будет де у нас маленький, а собачка станет его охранять.
   Кирилл маленьким не был, но Леон его охранял, молча, но угрожающе скалясь на хатежинских бойцов, занимавшихся огневой подготовкой. Неподалеку дергались на поводках и вздрагивали от выстрелов молодые кобельки и сучки. Шла боевая учеба.
   -- Кирилл, почему они бояться громких звуков?
   -- Непонятно и страшно. Привыкнут к виду стреляющего оружия, боятся перестанут.
   -- Они все равно потом будут бояться, если их оставить без хозяина. Самостоятельному разуму чувство страха не присуще. Чувство самосохранения есть, а страха для разумных не существует. У зверей разума нет, поэтому они трусливы. Лишь инстинкты заставляют их действовать.
   -- Тебе-то, Леон, чего беспокоится? Инстинктов у тебя нет. Ты же не зверь?
   -- Да, Кирилл, я не зверь.
   Кирилл к зверям себя тоже не относил, но результатами стрелковой тренировки он был зверски доволен и горд. Свинцовые пульки, безусловно, не обладали тактико-техническими характеристиками самонаводящихся ракетных снарядов, но после упражнений на грани виртуального и материального кучность и точность стрельбы Кирилла намного возросла. Ствол любого оружия ему теперь представлялся продолжением собственной руки, когда достаточно указать на движущуюся цель, и пули, ввинчивающееся в плотный воздух, еще более сгущающийся на их пути, сами ее найдут. И поразят цель на зло врагам, и на радость разумному существу, способному держать оружие. Да убоятся его все миролюбивые неразумные, руководимые исключительно основными инстинктами!
   -- Кирилл, я хочу тебе спросить про одну вещь. Можно?
   -- Валяй. Душевный разговор, когда отстрелялись и на пиво перешли, очень полезен для здоровья.
   -- Хозяин, ты считаешь меня разумным существом?
   -- Ты никак, Леон, стал в себе сомневаться? Я-то в тебе уверен. Ты -- очень разумное существо. Но заруби себе на носу. Самоедство до добра не доводит. Ты мне эти интеллигентские замашки брось. Знание -- сила. Сила есть -- ума не надо. Сообразил сильный пес?
   -- Кирилл, я не умею шутить, но я понимаю шутки человеческих существ. Я вот что хотел тебе сказать, но стеснялся. Я разумен и я люблю тебя как своего создателя. Только разумные способны любить, а не спариваться с целью сохранения популяции. Я понял: мне не нужна самка из неразумного семейства псовых с красивым экстерьером. Они прекрасны как звери, но их душа спит глубоко спрятанная за инстинктами. Человеческое существо может ее пробудить, но я не могу. Сейчас не могу.
   * * *
   В четыре часа пополудни генерал Хатежин сыграл общий сбор и созвал гостей купаться на пруд. Пес Леон тоже присоединился к компании разумных существ. Принимать участие в купании он не собирался, но к генеральским указаниям прислушивался.
   -- Но смотрите у меня, товарищи женщины, чтобы были в купальне исключительно в натуральном виде. Кто не хочет, пусть в одиночку в ванне чупахается. Товарищи мужчины, как знают, у них и без того в любых плавках как у кобелей все наружу выпирает. Отщепенцы и отщепенки стыдливые есть? Нет? Тогда пошли.
   Вирта радостно захлопала в ладоши, Наталья заметила, что и у мужчин бывает на что посмотреть, Валентина зарделась, но в диссидентки решила не записываться, сказав, что натуризм ей не чужд. Пусть купаться ей не стоит, но ее брюшку будет полезно немного позагорать.
   В купальне мнение Кирилла о невестке отчасти изменилось в лучшую сторону. Избавившись от своего дурацкого расписного балахонистого сарафана с хохломой, дымковскими игрушками, финифтью и прочими изысками народного творчества, натуральная, и сверху, и снизу блондинка Валька стала выглядеть намного пристойнее. Ее кругленький животик был чисто прелесть и очень мило смотрелся вместе с налитыми, созревшими для выкармливания роскошными сосками. Ее грудь уже не казалась Кириллу некоей экзотической бахчевой культурой, неизвестно на каких плантациях произрастающей, а руки и бедра как по волшебству утратили слоновью тяжеловесность. И талия, как оказалась, у нее тоже есть.
   Оказавшись в центре всеобщего внимания особ противоположного пола, Валька, жутко смутилась. У нее покраснели и лицо, и шея, и плечи. У нее даже загорелся аленьким цветочком блондинистый лобок. Соски еще больше набухли и приподнялись.
   Вирта и Наталья, обидевшись, что мужчины столь откровенно игнорируют все их женские прелести, ни слова не говоря, бросились в воду и поплыли наперегонки на другой берег пруда. Сильному полу, разумеется, пришлось к ним присоединиться. Отставать от милых дам джентльмены не захотели, дальше смущать Валентину было бы верхом неприличия, и все трое рванули в вдогонку.
   Федор и Мефодий барахтались далеко позади, когда Кирилл мощным баттерфляем настиг Наталью на середине пруда, а вот Вирту, использовавшую незамысловатый брасс, ему догнать не удалось. Она резко прибавила ход, оглянувшись на Кирилла, затем тоже перешла на баттерфляй и как торпедный катер вылетела на берег, где стала радостно прыгать и восторженно вопить, что она первая. Вот тут-то все, кроме Валентины, махавшей им с противоположного берега, всласть насмотрелись на розово-белый с золотом боди-арт и замечательные анатомические рельефности любимой женщины Кирилла Дербанова. А чтобы все смогли оценить ее сказочное нежное тело по достоинству во всех проекциях, Вирта Краса -- длинная коса сделала сальто вперед и назад, встала в вертикальный шпагат, села на шпагат горизонтальный и грациозно опустилась на мостик, что вызвало бурные и продолжительные аплодисменты зрителей, находившихся в воде. Тут же место на сцене Вирта уступила Наталье, также выступившей с сольным номером. Юная жена генерала Хатежина продемонстрировала уважаемой публике, как без контрастных границ выглядит ровный естественный загар груди и бедер, и что такое художественная гимнастика на лоне природы. Публика легко могла себе представить, с какими предметами она упражнялась на пленэре. Сначала воображаемая лента, потом невидимый мяч легко и плавно скользили по всему ее телу, взлетали вверх и вновь припадали к обнаженно-подвижной груди и гибким плечам профессиональной гимнастки. Симфоническая пластика движений восхитила зрителей из водного партера, и они не преминули наградить прекрасную спортсменку и ее бронзово-загорелое атлетическое тело горячими аплодисментами. Кирилл тоже с энтузиазмом хлопал молодой генеральше, хотя ничего особо выдающегося в Натальиной сухопарой гимнастической фигуре не находил. А на ее депилированное по гимнастическому обыкновению лоно он, вообще, старался не смотреть, хотя это ему не очень-то удавалось.
   Обратно поплыли впятером, не спеша, даже Вирта не рвалась вперед по-дельфиньи. На берегу пришел черед смущаться Кириллу, если бы что-то в этой жизни могло лишить его мужского самообладания и высокомерной гордости мачо, знающего цену своему телу. А тем более пристальный женский взгляд на мужскую натуру. Ему чрезвычайно польстило, как три прекрасные обнаженные грации не преминули с разных сторон с удовольствием рассмотреть его могучую фигуру и вслух отрецензировать ее во всех анатомических подробностях и деталях. От дамских комплиментов Кирилл растаял и был готов возлюбить весь мир и своих трех почитательниц прямо на берегу пруда. Тем паче, невестка Валька тоже не поскупилась на лесть, дав благожелательный отзыв. Тогда как ее муж, братец Мефодий, и у воды на ярком солнце умудрился остаться никем не замеченным в силу профессиональной привычки всюду и везде оставаться в тени. Брательник Кирилл вот он, красуется перед дамами, играя литой мускулатурой, вот-вот как покажет восхищенной публике трехмерный объем своей эрекции. Зато фигуры тяжелоатлета Мефодия с бугристыми бицепсами и трицепсами вроде бы и нет. Вон толстяк Федор, более чем щедро наделенный природой превосходным мужским достоинством, есть. Игривые дамы сей факт отметили и не преминули смутить его превосходительство, поздравив супругу Наталью, владеющую и распоряжающуюся такими богатствами. И больше ничего и никого. Мужчин только двое, а тайная полиция, она, стало быть, и на отдыхе остается государственной тайной в лице и фигуре своих лучших представителей.
   * * *
   -- Занимался бы разведением человеческой породы, обязательно попросил бы у Кирилла с Виртой генетический материал, -- неожиданно объявил любезный хозяин питомника Хатежино. Но заметив недоумение своих гостей объяснил, что он имел ввиду, обратившись непосредственно к объектам своего научного интереса. -- Только один набор хромосом, и я от вас, как от Адама с Евой, великолепную линию производителей на миллион лет могу запустить. Но вы уж сами постарайтесь, без меня, старика генетика. Плодитесь и размножайтесь сами, дети мои.
   Тем самым, гендиректор Федор Хатежин прекраснодушно польстил Кириллу с Виртой, когда радушные хозяева угощали гостей чаем в саду под яблонями из большого самовара. Приятно пахло сосновым дымком и антоновскими яблоками. Пятичасовой чай по-хатежински. Все чинно и благопристойно восседали в плетеных креслах. Джентльмены остались верны защитной расцветке сафари-камуфляж, но дамы сменили охотничьи и ковбойские наряды на длинные платья, уместные в салуне из какого-нибудь вестерна. Даже Мефодиева Валька была в чем-то воздушном, сумев избавиться от своего , похоже, древнерусского сарафана, неладно скроенного, но крепко сшитого крепостными крестьянками в начале позапрошлого века. И этим она опять преподнесла Кириллу сюрприз. Совсем уж невестка Валентина польстила деверю Кириллу в конце чаепития в Хатежине, когда стала тепло с ним прощаться и просить как-нибудь к ней заехать и рассказать, как следует обращаться с собакой. И чтобы ее овчарка стала такой же благовоспитанной, как его Леон.
   Вот что выходит, если показаться друг другу в натуральном виде! Как говорят испанцы, разговаривать откровенно, значит, беседовать без панталон. Мудрый народ говорит по-испански. Весь я тоже в чем-то в испанском. Вот и у нас так: стеганный ватный насисьник Валька сняла, балетные трусы-памперсы долой, сразу и отношения наладились. Молодец генерал, знает, что к чему. А соски-столбики и пупочек пенечком у Вальки беременной ого-го какие! Было бы весьма изрядно изображение в разных ракурсах сделать для архива. Надо полагать, не откажет, если по-родственному.
   В половине шестого часа пополудни Мефодий с супругой и шестимесячной овчаркой немецкой породы, нареченной Ланой за мягкую шерстку и светлый окрас, собрались назад в город. Вирта с Натальей пошли их провожать. Кирилла же Федор попросил не спешить покидать гостеприимные хатежинские пределы.
   -- Завтра хочу серьезно почистить две дальние точки. На рассвете одновременно двумя взводами. Тебя не приглашаю. Ты мне нужен здесь. Маловато людей остается прикрывать питомник и ближние фермы. Патрули, сам знаешь, можно обойти. Караул как обычно. Часовые много тебе не навоюют. Даю троих из разведки, бойцы более-менее, но из молодых. Пойдешь?
   -- Пойду. Показывай карту и ставь задачу.
   -- Есть еще один нюанс, товарищ старший сержант. Дикого мента в Хатежино никаким лакомством не заманишь, а вот дрессированные барбосы из города вполне могут сюда пожаловать. Наверху о моем рейде не знают, но всяко бывает.
   -- Нейтрализовать и блокировать?
   -- По обстоятельствам. Официально все равно здесь никакой ментовской срани не будет. Но не исключено, что кое-кто из сильненьких решит завтра пощупать питомник накануне большого партизанского шухера.
   -- Кто завтра за старшего в Хатежине?
   -- Ты. Если не возражаешь. К своим оперативным обязанностям приступишь в 5.00. Можешь со своей Виртой оставаться у нас. Наталья будет очень рада. Она в нее, не иначе как, влюбилась.
   -- А ты, Толстый?
   -- Я слишком старый, чтобы кобелировать с еще одной молоденькой сучкой. Вообще-то твоя столичная секс-бомбочка хороша. Спору нет. Раньше я такие сиськи и письки видел только у твоих ангелочков на картинках. Теперь вот живьем воочию сподобился и причастился райской жизни под ясным солнышком с акробатикой на бережке. Я тебе, Дербан, по-хорошему завидую. Так держать, и чтоб было твердо.
   -- Твоя гимнасточка тоже ой-ой-ой, вполне соответствует.
   -- Да, всему, что ты здесь видишь, она соответствует. Но не нашей войне. Ты мне ее завтра тоже побереги. Роднее ее у меня нынче никого нет. Сам знаешь, с первой я на ножах.
   -- Наталью завтра поберегу и всегда ее прикрою, так же, как и твое Хатежино. Я тебе Федор свет Михалыч очень многим обязан с тех пор, когда ты того мента в Дебиловке приложил. Если бы не ты, Бурый, не знаю, чтобы сейчас со мной было.
   -- Брось, мы тот эпизод давно проехали и в памяти похерили. Хорошо так, крест на крест перечеркнули. Но многое другое осталось. И тогда, и теперь, ты с Мишкой, хоть и профессорские сынки, но все равно мои мальцы. Оставался бы ты, Дербан, у меня. Вишневой наливочкой угощу.
   -- Наливочка -- это хорошо. Но я лучше сейчас до дома, до хаты...
   Уже когда Вирта сидела в замыкающем колонну "фольксвагене", а Леон устроился на переднем сидении "лендровера", гендиректор питомника и окрестностей Федор Хатежин внезапно спросил у Кирилла Дербанова:
   -- Круто Леона модифицировали? Робот-пес или, быть может, классом выше? Киборг? Не можешь отвечать, молчи. Но на один вопрос товарищ старший сержант ты мне таки ответь. Скажи, Дон погиб достойно? Или вы его живьем на опыты пустили как собачек Павлова во имя исследований высшей нервной деятельности?
   -- Пес погиб как воин, Федор. Достойно, с честью...
   -- Спасибо, Кирилл. Вопрос снят.
   * * *
   По дороге в Царское Село, Вирта, как только узнала, что генерал назначил Кирилла оперативным дежурным по Хатежину, тут же выразила желание к нему присоединиться и отругала, что они не остались в гостях у Федора с Натальей. На что Кирилл резонно возразил:
   -- А обед?
   -- Ну да, обед по расписанию, дорогой!
   Дома Кирилла и Вирту с большим нетерпением ждала Катерина с обедом согласно англосаксонскому пищеварительному расписанию и кулинарным традициям Туманного Альбиона. Но они не сразу приступили к гастрономическим радостям, поскольку леди Вирта посредством женского коварства подвигла сэра Кирилла переодеться к обеду.
   Ох, клоунское одеяние! Мне только цилиндра и перчаток не хватает для полного счастья. Здравствуй, Бим, здравствуй, Бом. Кушать подано. Садитесь жрать, пожалуйста...
   Между тем, обед был настолько хорош, что после отдохновения на балконе в кресле-качалке с пивом Кирилл Дербанов, эсквайр спустился в тренажерный зал. Физподготовка превыше всего.
   Непорядок, если организм распуститься и начнет копить дембельский жирок. До приказа не сто дней. Да и неизвестно -- будет ли этот приказ, и какой министр обороны должен его подписать. Так что, воюй, дорогой товарищ старший сержант, до победного конца. Или еще дальше. А пока разминайся.
   Кирилл не успел толком разогреться, как к нему присоединилась Вирта в белом спортивном костюме.
   -- А девушке, получается, надо жиром заплывать, чтоб как твоя невестка с мясами дрожащими? Иначе разлюбишь? Ты только скажи, я сразу себе вот такенную задницу наедать-наращивать начну с помощью Катиных завтраков и обедов.
   -- Разве у нас для стройных девушек входы заказаны, ворота заперты? Вперед и с песней! Снарядов здесь на всех хватит.
   Вирта быстро скинула с себя спортивный костюм и, оставшись в одном белом бюстгальтере, белой попкой уселась крутить педали на велоэргометре.
   -- Молодца! Сиськи не распускаешь. Как некоторые.
   -- А то! К тому же у женщин все самое красивое внизу, а не наверху.
   -- Ой, не скажи.
   Спорить с Виртой Кирилл не стал, не только потому что дискутировать с женщиной -- дело безнадежное. Насчет верха и низа у прекрасного пола он был абсолютно согласен, но она ему напомнила о невестке Вальке. На сей раз уже в дизайнерском аспекте. Он подумал, что ныне ему ничто не мешает загрузить в рабочую станцию напрямую из своей памяти трехмерные изображения Валентины в разных позах и ракурсах. А потом посмотреть и поработать с ними. Тем временем, отказав в позволении душе и телу лениться, можно было и расслабиться после усиленной нагрузки.
   Итак, чтобы тело и душа были молоды были молоды, переходим к водным процедурам. Гидромассаж, конечно, хорошо. Однако-однако...
   -- Вирта, ты спортивный массаж делать умеешь?
   -- Надо попробовать. Раньше как-то не приходилось. Снимай плавки, ложись на живот, сейчас я на тебе учиться буду. Леон, станешь мне ассистировать.
   -- Кирилл, мне можно вам помочь?
   -- Валяйте, используйте меня как учебное пособие. Я сегодня добрый. Только не щекотать, я щекотки боюсь до смерти.
   -- Хорошо, хозяин.
   Через полчаса Кирилл еле живой от удовольствия, взмолился о пощаде. Ловкие пальчики Вирты под чутким эмпатическим руководством Леона творили чудеса.
   -- Хватит, хорошенького понемножку. Теперь ты, Вирта, падаешь на свой животик, но отжиматься не надо. Теперь я на тебе поучусь. Эй, дидактический материал, насисьник долой!
   Кирилл и раньше умел неплохо делать массаж, но с Леоном-эмпатиком все получалось намного эффективнее и чувственнее. Вирта млела от наслаждения и непроизвольно мурлыкала как кошка. А может и произвольно. С кем не бывает, а с нами каждый день.
   -- Вирта, а плавать ты где училась? В нашем бассейне что ли?
   -- Нет, Кирилл. Это я там, в Хатежино, на пруду. Ты сам видел.
   -- Что-то не заметил, как ты там плескалась в лягушатнике.
   -- Ну, это было проще простого. Все живые существа умеют плавать. Только одни про это знают, а другие об этом даже не догадываются и без всякой умной мысли идут ко дну. Умение плавать -- вопрос чисто психологический.
   -- А твой баттерфляй?
   -- Я его у тебя подсмотрела. Сначала я попробовала плыть как Наталья, но твой стиль мне понравился больше.
   -- Ты у меня, наверное, и летать вольным стилем можешь научиться?
   -- С полетом дело обстоит сложнее. Это тело тяжелее воздуха и создано для того, чтобы ходить ногами и работать руками, а не махать крыльями. Но можно попробовать, если в несколько раз увеличить плечи, нарастить соответствующие грудные мышцы, растянуть кожистые перепонки между телом и руками, свести к вскармливающему минимуму молочные железы...
   -- Лучше не надо. Грудь не трогать. И оперетта господина Штрауса-сына "Летучая мышь" мне никогда не нравилась. Это не наша музыка. Пусть венский маэстро, ведьма Маргарита и сатана правят свой бал без нас в своей московской квартире в пределах Садового кольца. Пошли в бассейн, покажу, как плавать кролем.
   Договорившись с Виртой, что настоящий большой бассейн они начнут обустраивать в вишневом саду на следующей неделе, Кирилл устроился на любимом верхнем балконе и принялся он-лайн грузить в рабочую станцию Валькины изображения мадонны на сносях. Сначала статичные, наиболее запомнившиеся позы, потом пошла вся пластика движений. Поработал с освещением, подправил тени. Кое в чем отступил от оригинала, акцентировав талию, потом чуть приподнял и затенил половые губы растительностью погуще. Подумал и сделал более изящными запястья с лодыжками. Затем стал любоваться своей работой.
   Виртуальная Валька он-лайн ему страшно понравилась. До сей поры он как-то не имел дела с изображениями беременных женщин. Разве что один раз для газеты по-шустрому лепил малоприглядную женщину в тягости для рекламы противозачаточных средств.
   Невестку же, напротив, он постарался изобразить с любовью и нежностью. И пришел к выводу, что Валька в ожидании потомства у него удалась весьма и весьма, а, быть может, даже изрядно. А чтобы ментально-виртуальное воображение не сыграло с ним глупую гормональную шутку, дизайнер Кирилл не поленился пройти к монитору, где все просмотрел в пикселах экранного разрешения, и попросил Вирту вынести экспертное заключение. Вирта уселась к Кириллу на колени и, придав себе вид ученой дамы с наморщенным лбом, поправив несуществующие очки, стала оценивать виртуальную действительность на хатежинском пруду. Статичные позы Валентины в мягком послеполуденном освещении в ярких отблесках зеленовато-голубой воды Вирта одобрила, но видеоролик, где дербановская мадонна в полном одиночестве, одной рукой поддерживая живот, а другой -- грудь, осторожно ступает по изумрудной травке и желтому песочку у уреза воды, любимая женщина дизайнера Дербанова забраковала, облыжно обвинив автора в пренебрежении правдой жизни:
   -- Она там была не одна. А где Наталья, где в конце концов я?
   -- А вы в это время все купаетесь.
   -- Вот бы и показал, как я купаюсь и плаваю.
   -- Зачем мне видеоролик, если у меня есть оригинал.
   Кирилл распахнул на Вирте пеньюар, поцеловал левый сосок, потом правый. Потом поднял любимую женщину на руках, поставил на стол, откинул полы длинного спального одеяния и поочередно расцеловал в обе округлости, затем поправил пеньюар и аккуратно опустил на пол.
   -- Я хочу с продолжением.
   -- В другой раз.
   -- Понимаю. Гормональный баланс. Надо быть в форме. Завтра была война?
   -- Может и не совсем, но что-то вроде того вполне может произойти. Расслабляться будем потом.
   -- Отдохнем после боя?
   -- Как сложится. Не забыла? Выезд в четыре утра.
   -- Слушаюсь, господин оперативный дежурный! Разрешите помощнику дежурного идти отдыхать?
   -- Идите, помдеж, идите.
   Вирта отправилась отдыхать, хотя едва ли ей требовался ночной сон. Но об этом Кирилл все время забывал ее спросить. Спать ему самому было рановато и не по распорядку. О том, как и что он предпримет завтра, думать не хотелось, но творческий порыв не иссякал и от нечего делать Кирилл состряпал по памяти короткий ролик, где госпожа генеральша Хатежина демонстрировала свое гимнастическое искусство на свежем воздухе.
   Хорошо бы Федьке подарить. Пускай Толстый порадуется. Жаль нельзя. Сказать ли, скрытой камерой работал? А где прятал? Голым задом снимал? Не поверит. Бабам проще, они спереди могут объектив себе засунуть.
   И Леона голован Толстый почти вычислил. Но не совсем. Пусть думает, что пес -- робот в собачьей шкуре. Киборг слишком дорогостоящая штука, к тому же ненадежен. Интересно, а почему генерал насчет биомеханических ТТХ меня не пытал? Песика пожалел или как? На него это непохоже. Придется сказать: Леон -- киборг. А в доказательство предоставить ролик, где его генеральша нижними губками высший балл зарабатывает, дескать, снятый с винчестера киборга. В самом деле? Надо глянуть, если он там снимал. По крайней мере должен был. Сейчас мы их проверим, сейчас мы их сравним.
   -- Леон, ты все помнишь, что видишь?
   -- Да, Кирилл. Вирта мне предоставила достаточно места на своих дисковых массивах. Я там заархивировал свой разум и каждый день обновляю данные.
   -- В твои личные файлы мне лезть не с руки. Приватность надо уважать. Но ты мне скинь в удобоваримом видеоформате, что ты видел с четырех до пяти сегодня днем. Диапазон сократи до видимого человеческого.
   -- Я это всегда делаю, Кирилл. Вирта давно попросила, на случай если тебе понадобиться ретроспектива моими глазами. Смотри в папке "Хозяин". Вход через мой интерфейс, идентификация аудиовизуальная.
   Сравнительный анализ повернулся к Кириллу неожиданной стороной. Протокольная видеозапись отдыхающих на пленэре обнаженных спортсменок и спортсменов произвела на него удручающее впечатление. Неподвижная и единственная точка съемки, пусть в полном цвете, оставляла неприятный осадок, как от просмотра черно-белой кинохроники физкультурно-оздоровительных парадов тридцатых годов прошлого века, где особи-диморфы в просторных трусах и без них демонстрируют мясисто-жилистые телеса, показывая, какие руки-ноги, плечи-ляжки, груди-гениталии они готовы принести в жертву национал-социалистическому фюреру немецкому и, соответственно, коммунистическому вождю советскому.
   Раздосадованный Кирилл сместил свое восприятие ближе к виртуальной грани. Получилось еще хуже. Из подсознания полезли давно забытые кадры, и максимально реалистично он ощутил, как в пароксизме мании величия вождь всех народов мудрый Кирилл Дербанов, попирая ногами мумию врага-предшественника, с хитрым прищуром глядит с трибуны Мавзолея на шествующее по Красной площади пушечное мясо, время от времени затягиваясь из трубки ароматным дымком "Герцоговины-Флор".
   А Гитлер, говорят, не курил. Какая тебе разница? Все равно тоталитарная мерзость получается.
   Мерзопакостная это штука -- тварный мир и я в нем, мегаломаньяк хренов. Ну и типус! Конебык хатежинский! Остальные туда же -- мясомолочная продукция. Мычат и телятся. Пожалуй, нет, ужимки и прыжки. Скорее, питомник обезьяний на выгуле. Стоп, машина! Эк, тебя в двух мирах разобрало, сударь мой! На зеркало мартышка пенять стала? Очки одень, павиан бесхвостый! И стеклышки протри, телятина дербановская.
   -- Леон, тебе не нравятся человеческие тела?
   -- Отнюдь. Тела человеческих существ и их души прекрасны, но очень хрупки и уязвимы. В этом ваше несовершенство. Нельзя не признать, безукоризненное совершенство и безупречная надежность в материальном мире есть недостижимый идеал. Мое предназначение -- оберегать ваши недолговечные органические тела и ваши ранимые души. Тогда мы сможем вместе приблизиться к идеалу. Ты, я, Вирта, Катя...
   -- Друзья мои, прекрасен наш союз! Тебе бы, мой хороший, твои ролики тогда по-иному надо снимать, по-чеховски, чтобы там и душа, и мысли, да сиськи с письками обоих полов выглядили прекрасно и чудесно. А то ты мне, товарищ геноссе режиссер, какую-то коммуно-фашистскую документалистику подсунул. Нашелся тут Леон Эйзенштейн-Рифтеншталь четырехлапый! Важнейшее из черно-белых искусств он, видите ли, освоил. Левый марш изобразил. Марширен, марширен в обезьяньем питомнике...
   -- Кирилл, ты ошибаешься. Я вижу все иначе. Люди -- не животные. Ты взглянул лишь на небольшую толику того, что воспринимают мои сенсоры. Я -- не бездушный объектив видеокамеры. Я вижу и чувствую. Но ты прав, я -- не кинорежиссер и я никому не могу передать свое видение этого мира. Поверь мне, Кирилл. Я вовсе не хотел тебя обидеть. Клянусь, я больше никогда не буду сохранять файлы с твоим изображением. Но ты позволишь мне и дальше снимать с моих сенсоров другие данные для архива?
   -- Валяй. Может сгодится.
   М-да, хороший песик. Пишу я, Кира, впечатления в вдогонку. Когда состарюсь, издам книжонку. Чтобы читать в общественном парижском туалете или в скором поезде Париж -- Берлин -- Москва. Сплошная чемодания в стиле "Большая Германия". Гросс Дойчлянд юбер алес. И алес капут-капут... Эврика!
   -- Вирта, ты уже спишь?
   -- Нет, Кирилл.
   -- Пошли отрываться в "Тоттенштайн". Нас уже давно пятая миссия дожидается.
   -- Сюжет готов?
   -- В общих чертах. Действовать будем по обстоятельствам. Игра сама себя покажет.
   -- Ничего, где надо, на ходу сценарий подправим. Где ты Гаий, там я Гайя.
   -- Время пошло. Погружение на счет три. Раз, два...
   ... Первым делом самолеты, мелькающие внизу на аэродроме, и не потом, а в данный момент девушка Вирта в кресле первого пилота тянет на себя штурвал взлетающего непонятно какого, но судя по надписям на приборных панелях немецкого бомбардировщика. Кирилл в кресле второго пилота вытирает пот со лба. Взлетели. А то он думал, что совсем кранты. На обоих одинаковые неудобные летные комбинезоны, белые шарфики и кожаные шлемы. За спинками пилотских кресел свалены два трупа фашистских летчиков. Впереди миссия без руля и без ветрил, без связи и высокотехнологичной оснастки орбитальных десантников. Сплошной ХХ век, отсталый и отстойный. Вот тебе и на, из космического огня да в земное полымя.
   Пусть где-то на планете Земля тетя Груша моет спину дяде Ване в колхозной бане, другие -- в джакузи на орбите. Кирилл с Виртой предавались различным гигиеническим процедурам вдвоем в акватической кают-компании, когда на всех палубах орбитального военно-транспортного модуля передового базирования раздался рев сирены общей тревоги.
   -- Пустяки, дело пилотское. Пущай отбиваются от противника, коли им так приспичило. Эй, друганы, воюйте, там себе на здоровье.
   -- Наши астролетчики -- славные ребят. Космос -- их дом. Им сверху видно все. Ты так и знай.
   -- Не знаю я ничего и не желаю знать, пока ты со мной, моя милая...
   На колокола громкого боя, шум, суматоху, вибрацию основных двигателей, угрожающий скрежет пиллерсов и шпангоутов внешней обшивки, а также на два последовавших затем могучих гравитационных удара, милующаяся парочка тоже не обратила никакого внимания, пока после третьего прямого попадания, наверняка какой-то аннигиляционной дурой-боеголовкой, в кранах не стало воды, не погасло аварийное освещение и не прозвучал сигнал угрозы разгерметизации внутренних переборок палубы отдыха личного состава непобедимой орбитальной десантуры. Пришлось, в чем были, в мыле выскакивать в коридор, где с диким свистом улетучивался воздух, уходя в ближний космос. Кое-как втиснулись вдвоем в первую попавшуюся индивидуальную спасательную капсулу, в спешке выкинув из нее все, что смогли, и с орбиты, тесно обнявшись, иначе бы не поместились, на автопилоте прямиком на поверхность, без оружия и обмундирования. Приземлились удачно, хоть и не мягко, в густом лесу. Вылезли, искупались в болотце с бензиновыми разводами. Это хорошо. Люди, ау! Смыли с себя амортизирующую пену после капсулы и мыло, благополучно доставленное прямо с орбиты.
   -- Пошли, сисястая, портки себе искать. Голяком много не навоюешь.
   -- Ах, здесь мужчина! Мужчина, что за невоспитанность? Отвернитесь! Женщина хочет пи-пи.
   -- Мужчина тоже.
   Традиционно пометили территорию -- хорошая примета у орбитальных десантников, -- и пошли одеваться-вооружаться тем, чем их могли снабдить непредсказуемый сценарий и нелинейный сюжет. Главное -- выжить, и вернуться к своим. Выжили. Вернулись. Но до того неблагоприятные обстоятельства в неясной обстановке нашу десантуру основательно потрепали.
   Определились на местности. Судя по ментальной проекции от имплантированных навигационных маячков, Кирилл с Виртой оказались в Тюрингии у самой разгранлинии восточной и западной зон оккупации Германии, уже поделенной союзниками, но еще не до конца захваченной. Ага, сказки Тюрингенского Леса, май месяц, мешанина из войск американцев, русских и немцев. А вот и двое под кустиком, неизвестно чьи летчики-молодчики очень большую нужду справляют. У, засранцы. Придушили обоих. Ох, уж эти немцы, комбезов приличных пошить себе не могут. А пистолетики у них ничего, симпатичные такие, девять миллиметров и магазинчик на восемь патрончиков. Шарфики такие беленькие, платочки...
   ...Вот мы и дома с Виртой в пеньюаре. А в этом мире попка у нее помягче будет, чем на орбите.
   -- Спасибо за доставленное удовольствие, Вирта.
   -- Взаимно, Кирилл.
   -- Отметим благополучное возвращение?
   -- Спрашиваешь! Тебе чего принести, коньячку или сухого?
   -- Давай сухого, но не слишком. И обсудим диспозицию на завтра.
   * * *
   В половине четвертого кухарка Катерина у себя на кухне поила хозяина сладким растворимым кофе с молоком и горячими пончиками, внимая хозяйским указаниям:
   -- За продуктами не ездить. Обойдемся наличными припасами. В округе неспокойно. Я в Хатежино. Буду к вечеру. Если что, позвоню.
   -- Кирилл Валерьевич! Мне бы сегодня за сметанкой и творожком на Зацепскую ферму? Свининки еще бы нам...
   -- Только если, Катя, ты с кем-нибудь скооперируешься и попросите охранников из нашего Царского вас сопровождать до Зацепы и обратно. Я их тоже об этом попрошу. И береги себя тут.
   -- Храни вас Господь, Кирилл Валерьевич.
   -- Ну, со святыми помолясь и в путь-дорожку фронтовую.
   -- Вирта! Эффектор готов?
   -- Так точно, товарищ оперативный дежурный, ваш дубликат-приманка находится в полной боевой экипировке и в бронежилете, оружием и боекомплектом обеспечен, а также туалетной бумагой и презервативами.
   -- Отставить шутки, помдеж! Оптимальный радиус его действий гарантируешь?
   -- Пока два спутника сидят на своих геостационарных орбитах, однозначно.
   -- Надо бы ему для полного счастья из Хатежина РПГ с несколькими выстрелами подкинуть и пару-тройку одноразовых гранатометов.
   -- Подкинем, нет проблем, командир. Ему бы еще пулеметик потяжелее...
   -- Где же я тебе, милая, в четыре утра станковый пулемет-то найду? Ты еще предложи его безоткатным орудием навьючить...
   -- Предложила бы. Да кто ж нам, бедным, его даст? Разве что догонят и еще раз дадут по кумполу.
   -- Нас ... догонишь.
   -- Догонят и разгонят, если по одежке протягивать ножки в теплом гробике.
   -- А как же! Держи голову в холоде, живот в голоде, а ноги -- в тепле. Погнали наши городских!
   Первыми выехали на боевое патрулирование Кириллов двойник и Леон, в качестве ретранслятора обеспечивавший ментальный контакт и радиосвязь, если не считать того, что пес был сам по себе самостоятельной боевой единицей. Эффектор самодовольно рулил на "фольксвагене" с открытыми окнами, держа в зубах потухшую сигарету, а Леон сидел рядом со страдальческой мордой и неодобрительно морщил нос. Ему ужасно не нравилось, что он, как сукин сын какой-то, бросает хозяина на произвол военной судьбы. Но приказы не обсуждают и, скрепя собачье сердце, Леон был вынужден согласиться с тактическими замыслами Кирилла. Двойнику и боевому псу было приказано прикрывать хатежинское направление по линии Царское Село -- Южный авторынок.
   Вирта была за рулем, а Кирилл на заднем сидении "лендровера" с тонированными стеклами, когда они выехали через несколько минут. Вторая пара патрульных направлялась в Хатежино кружной дорогой через загородное шоссе. Помня, что понедельник для нашего народа есть день тяжелый, Кирилл решил провести рекогносцировку местности и попутно проверить--таки, как несут службу ополченцы-патрульные и добровольцы-дружинники. Разумеется, с утра пораньше в первый рабочий день недели проверка на дорогах Кириллу Дербанову ничего дала. В окрестностях Хатежино он как ни старался, к своему огромному сожалению, не смог обнаружить ни присутствие друзей, ни наличие врагов. У Леона с двойником тоже было все тихо и мирно. Любимое Царское Село тоже могло спать спокойно, в отличие от фермеров и их работников, давным-давно приступившим к исполнению своих сельскохозяйственных обязанностей.
   В пять часов старший сержант Дербанов доложил по транковой связи генералу Хатежину о том, что к готов к труду и обороне питомника с прилегающей местностью, включая поместье и генеральшу, ожидающую, когда господин Кирилл и госпожа Вирта пожалуют к завтраку. Федор Хатежин, в тот момент уже находившийся в группе тылового обеспечения у самых дальних пределов зоны ответственности своего ограниченного воинского контингента, пожелал своей дражайшей супруге и ее высокочтимым гостям приятного аппетита.
   Хотя первый выезд на маршрут состоялся без происшествий, но гости все же проголодались и позавтракали с большим аппетитом. Сидевшая визави за столом, накрытом длинной белой скатертью, гостеприимная хозяйка поместья развлекала гостей светской беседой, сочувствовала, что в июльскую жару приходится ездить на тряском вездеходе, ходить в полевой форме одежды и носить бронежилет. Она принимала гостей, не чинясь, в утреннем, но благопристойном неглиже, и под столом благожелательно поглаживала изящной босой ножкой промежность Вирты, о чем та не преминула сообщить Кириллу и поделиться с ним своими ощущениями.
   -- Кажется, в заморских странах это считается сексуальным домогательством. Какая жалость, что на мне сейчас нет силовой брони орбитального десантника. Но хлопчатобумажные штаны все же лучше, чем юбка без трусов. Как ты думаешь, может, мне переломать ей по одному все пальцы на правой ноге?
   -- Пожалуй, не стоит. Федор огорчится. А с ногой в гипсе Наталье будет неловко заниматься художественной гимнастикой.
   -- Она и на тебя благосклонно посматривает. Наверное, не против, чтобы ты ее трахнул или рассчитывает этим заняться одновременно с нами обоими.
   -- Это предложение достойно рассмотрения со всех точек зрения...
   Ни мысленно, ни устно изложить свою развернутую точку зрения на французско-шведскую любовь а труа Кирилл не сумел, поскольку был вынужден восстанавливать дыхание, получив незаметный, но высокоточный и чувствительный удар локтем в солнечное сплетение. Но действие собеседницы все же ненамного превысило противодействие брюшного пресса собеседника и спустя несколько секунд он продолжил:
   -- Дорогая, я ничего такого практического не думал...
   -- Вот и думать забудь об этом абстрактно-теоретически.
   Вот так всегда: согрешишь в мыслях -- получишь под дых. Куда бедному крестьянину податься? Хорошо, вовремя одумался и не стал вчера вечером в качестве эксперимента предлагать подложить Катьке в постель двойника под видом братца-близнеца Мефодия, вдруг на попутке приехавшего погостить на ночь глядя. Страшно представить, во что могла вылиться такая авантюра. Кстати, как там наши патрульные?
   -- Вирта, что с Леоном и эффектором?
   -- Без перемен. Патрулирование продолжается. Если мы сейчас уберемся от этой бисексуальной лесбиянки куда подальше в глушь и лес, то я тебя смогу переключить на эффектора. Сам посмотришь. Хотя в нашем доме это было бы проще...
   -- Вирта, я тебе уже это говорил. Я раньше никогда не протирал штаны в штабе и сейчас не хочу. Поехали. Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
   * * *
   Гости раскланялись с любезной хозяйкой и отправились вдыхать благорастворение воздухов и взирать на идиллические сельские пейзажи, где радостные пейзане и пейзанки распевали веселые песенки, собирая богатый урожай с полей и огородов, пасли овечек, коровок и лошадок. А также разъезжали по своей благословенной Аркадии на самодвижущихся четырехколесных повозках, подобных на "лендровер" сэра Кирилла и леди Вирты. Кое-какие встречные и попутные им пейзанские средства передвижения были с полным приводом и пуленепробиваемыми стеклами, и наши путешественники не исключали того, что могут ненароком встретиться с бронированными транспортными повозками о восьми колесах или с другими тому подобными пасторальными курьезами. А как же иначе? Ведь они путешествовали с развлекательной целью насладиться красотами природы, понаблюдать за буколическими нравами и набраться новых впечатлений от незабываемых встреч.
   Тем не менее первыми не смогли жить без приключений трое хатежинских разведчиков, посланные Кириллом прикрыть дорогу на авторынок. Они попытались добрым словом отослать восвояси банду из двух десятков рокеров, направлявшихся в Хатежино, но неожиданно им было оказано вооруженное сопротивление. Фактор внезапности и непростительная беспечность заслона сыграли свою роль; старший хатежинского наряда был убит на месте, а его подчиненные были вынуждены залечь по обочинам дороги под плотным огнем спешившегося противника. Вызванная Кириллом подмога из двух патрульных машин похмельных дружинников прибыла от авторынка только через двадцать минут. К тому времени "уазик" разведчиков сгорел, подбитый из гранатомета, один из хатежинских был легко ранен, а другой по приказу оперативного дежурного старшего сержанта Дербанова на трофейном мотоцикле отправился проследить за противником, не принявшим боя с подкреплением и организованно отошедшим по узкой лесопожарной просеке в направлении загородного шоссе.
   Узнав о боевом эпизоде с байкерами и разведчиками, генерал Хатежин обеспокоился и насторожился:
   -- Дербан, смотри в оба. Не нравятся мне эти шустрые мотоциклисты с мотоциклисточками. Я возвращаюсь, хотя так и так надо было сворачиваться. Здесь ничего интересного. Дороги плотно минированы. Собачки работают хорошо, но, сам знаешь, иногда не объехать и приходится обхаживать каждую мину.
   -- Диких ментов с пополнением обнаружили?
   -- Не совсем. Наследили они много, но отошли, гады, дальше. Один заслон оставили. Я его сбил. Два трупа, теперь вот надо прекращать преследование.
   -- Когда, думаешь быть здесь, генерал?
   -- Через два часа, если не задержусь на марше.
   * * *
   У Леона с двойником было все тихо, и Кирилл попросил Вирту отъехать в спокойное место и переключить его на эффектора. Вчера вечером дома это ему удалось без особых проблем с помощью Вирты и всей ее стационарной вычислительной мощи. Накануне Вирта держала двойника под плотным контролем и уверяла Кирилла, что раздвоение личности ее любимого мужчины ни в коем случае не сможет произойти. Стать шизофреником Кирилл весьма опасался, но Вирта ему очень убедительно доказывала безосновательность его инстинктивных страхов и опасений. Тем паче, условия эксперимента отнюдь не предполагали идентичного клонирования уникальной личности Кирилла Дербанова. В конце концов Кирилл решил пожертвовать собой во имя научного интереса и любимой женщины, убедившей его в безопасности и безболезненности подключения к эффектору.
   Действительность превзошла и его страхи, и самые смелые ожидания. Произошло не удвоение разума и тела Кирилла, а, скорее, возведение в степень его способностей и возможностей в материальном мире. К сожалению, лишь потенциально в обозримой перспективе, когда он научится полностью властвовать собою и своим эффектором. Но все-таки было страшновато, и в первые мгновения контакта Кирилл испытал состояние глубокого сенсорного вакуума. Хотя Вирта его заранее о подобном явлении предупредила и несколько раз напомнила, что ничего экстраординарного не произойдет и в принципе произойти не может. Как ему объяснила Вирта, при первом контакте возможно срабатывание квантового принципа дополнительности, когда пространственно-временная система познавательной активности Кирилла и энергетически-импульсная составляющая биопроцессора его кремнийорганического дубликата создадут две взаимоисключающие друг друга картины бытия и восприятия мира.
   Кирилл воспринял все доводы Вирты как исключительную научную галиматью, но галиматью очень убедительную, поскольку она исходила из уст любимой женщины, априори не желающей ему ничего плохого.
   Разве что по бабской дурости? Тут уж ничего не попишешь. Сама испортит -- сама исправит. Сам же этого хотел -- с эффектором побаловаться. Чтобы с шиком и с музыкой. И загреметь, коль что не так, под фанфары.
   Кирилл для порядка и самоутверждения малость повыделывался, хотя, собственно, сам изначально настаивал на проведении рискованного эксперимента
   Эхма, была не была! Если вы не живете, то вам и не умирать. А разве это жизнь, если праздновать труса и не рискнуть себя, любимого, возвести в превосходную степень? И нечего тут рассусоливать. Дали тебе добрые люди шанс, так бери и пользуйся им, сударь мой.
   Владеть дополнительным телом Кириллу пришлось по вкусу. Он ощутил себя словно у него появились еще несколько неявных органов чувств, дополняющих и поддерживающих систему его восприятия окружающей действительности. Будь то в материальном мире либо на грани идеального пространства времени.
   Подключившись к эффектору, он не в коей мере себя не ощутил четвероногим и четвероруким. Не появилось у него ни четырех ушей, ни четырех глаз. Не почувствовал он себя и двухголовым шизофреником или половинкой сиамского близнеца с общей на двоих нервной системой. Он остался самим собой. С той лишь разницей, что у него появилось полностью ему подконтрольное устройство ввода-вывода информации. Им без затей пользуешься, чаще всего не замечая, что ты держишь в руках, как опытный пользователь применяет мышь-манипулятор и клавиатуру, полагая их естественным продолжением в пространстве-времени своих рук, разума и чувств. При подключении к эффектору Кириллом овладело узнаваемое чувство отстраненности, когда он отрешившись от окружающей обстановки, смотрит на экран монитора, занимающего все поле его зрения, под правой рукой чуткая и эргономично-удобная мышка, а обе руки сами знают, на какие клавиши им нажимать, когда пользователь подает необходимую ему команду. Но было и кое-что восхитительно-новое и необычное в периферийном устройстве-эффекторе. Искусственное творение в облике пользователя, являясь больше чем инструментом или орудием труда, могло само мыслить и чувствовать, усиливая мыслительные процессы и раздвигая пределы чувственного восприятия того, кто им владеет и распоряжается.
   Кирилл незамедлительно исследовал свои новые возможности в сфере тактильной экстрасенсорики. Пальцы эффектора были ловкими, гибкими и чуткими, на ощупь они воспринимали не только фактуру поверхности, которой они касались, но и ее цвет, внутреннюю структуру и физико-химические свойства материала. Кирилл на ощупь определил примерный состав наполнителей пластмассы монитора, клавиатуры, проводов, осторожно притронувшись к ним пальцами-сенсорами эффектора. Но химиком Кирилл не был и в дальнейшие исследования окружавших его органических и неорганических материалов не углублялся. Не корысти ради, а волею научного интереса, Кирилл Дербанов достал из портмоне несколько денежных купюр, ощутил их многослойность, коснулся металлизированных нитей и водяных знаков. Одна банкнота чуть отличалась от остальных и Кирилл, беззлобно выругавшись, хорошо выделанную подделку скомкал и ловким щелчком через всю комнату, пристроил в пепельнице на столе. Тотчас он осмелел и столешницу из черного дерева тоже попробовал на цвет и вкус. Слегка надавил на нее большим пальцем, оставив приличную вмятину, и оглянулся в поисках предмета, каковой можно было бы раздавить в могучих пальцах. Но ничего подходящего не нашел. Ему даже стало жалко испорченного ненароком стола.
   Дуболом хренов, стол испохабил. Лучше бы на фуфельной деньге тренировался. Выходят на арену силачи-идиоты. Баранки гнут, придурки лагерные.
   Естественно, Кирилл не стал откусывать и разжевывать кусок богемского стекла от высокого фужера с недопитым сухим вином на донышке, так же, как у него и мысли не возникло о том, чтобы отгрызть кусочек толстого тонированного стекла от столешницы, где стоял фужер с вином. Богатые люди и журнальные столики, и прочее свое частное имущество берегут, холят, в отличие от голодранцев, коим все трын-трава. Ибо классиками марксизма-ленинизма сказано: нищему пролетариату нечего терять, кроме своих цепей. И он, этот люмпен-пролетариат всегда готов, за исключением, разумеется, собственных цепей, превратить в казенную лагерную пыль частную собственность и жизни классовых врагов. А чего их там жалеть? Чай, не свое, казенное! Казенного имущества Кирилл Дербанов в собственном доме не держал и сам таковым быть не любил, особенно после службы в армии. Но все вокруг в трехэтажном блокгаузе в Царском Селе, включая любимую женщину и двойника-эффектора, он считал своей нераздельной частной собственностью. А все свое, не чужое, надлежит любить, бережно хранить и оберегать от всевозможных невзгод. Здесь Кирилл не преминул, воспользовавшись аудиовизуальными сенсорами эффектора, по-хозяйски проверить, все ли в порядке в его владениях.
   Так-так. Леон неслышно бдит на втором этаже, охранный периметр активирован. Системы охлаждения кластера работают в штатном режиме. Шумновато, конечно, но эффекторы Вирты звукоизоляцию обеспечивают.
   Ночь на дворе, тихо, ни ветерка, сейсмодатчики молчат, а камеры внешнего наблюдения не фиксируют ни малейшего движения. Три холодных автомобиля застыли в гараже. Наверху в своей квартирке спит горячая женщина Катя, свободно раскинувшись на смятых жарких простынях. Она глубоко и шумно дышит. Ее грудь высоко вздымается, глаза плотно закрыты, а веки едва заметно пульсируют. Вот колени ее приподнялись, а бедра затрепетали. Кирилл мысленно пожелал Катерине приятного просмотра, и она поблагодарила его улыбкой, затем открыла глаза, глянула на светящиеся цифры часов на ночном столике, выключила настольную лампу и уснула с блаженной улыбкой на губах. Сон в летнюю ночь продолжился. Все хорошо под сиянием защитного поля, неразличимого в спектре обычного зрения. Хозяин дома не спит, все видит и все слышит. Точно так же все видит и понимает его бдительная супруга-домоправительница.
   -- Ты куда это уставился, мой любознательный? Ну-ну, смотри, вуайерист несчастный, только ручки свои шаловливые держи на привязи.
   -- Могу дотянуться?
   -- Только в теории, и никаких больше чувственных опытов. У нас, мой дорогой, как в музее -- руками экспонаты не трогать, мраморные сиськи не щупать... И девушку-экскуросовода за задницу не хватать, нахал! Кирилл, лучше не надо, тебе самому необходимо хоть немного поспать. Эффектор, мой дорогой, за тебя отдыхать не умеет. Тут уж ты сам, в единственном числе.
   -- Лады, практический эксперимент будем ставить завтра на местности.
   * * *
   В начале двенадцатого часа до полудня Вирта свернула с узкой асфальтированной дороги Хатежино -- Южный авторынок на лесозащитную просеку, и немного проехав, развернула "лендровер" на покатой лесной полянке, спускавшейся к ручью. Кирилл глянул, не видно ли их с дороги, и вышел, чтобы размяться. Дистанционное подключение к эффектору вне широкополосной беспроводной сети -- это вам не хухры-мухры, следует подготовиться и физически, и морально.
   -- Вирта, я готов. Запрягайте, хлопцы, коней.
   -- На счет три передаю контроль. Отсчет пошел. Раз, два...
   ... Кирилл-эффектор за рулем с Леоном на небольшой скорости двигались по грейдерной дороге в направлении Царского Села. Перво-наперво, подключившись к эффектору, Кирилл выплюнул изо рта изо рта зубочистку.
   Пижонство какое-то. То цигарка потухшая, то зубочистка. Мелкий мафиозо какой-то. Она бы еще мне в рот спичку сунула, чтоб совсем по-блатному стало.
   -- Привет, Кирилл!
   -- Ну, как вы тут? Без меня не хулиганили?
   -- Все по плану, хозяин. Без происшествий. Наряд службу исполняет.
   -- Сам вижу, что все в порядке. Если не философствуешь.
   -- Кирилл, у меня есть предложение.
   -- Леон, я весь внимание.
   -- Я не хочу показаться тебе назойливым, но я могу взять на себя управление автомобилем. Я также могу подключится к твоему эффектору, когда ты с ним находишься в контакте. Пока мы патрулировали, Вирта помогла мне освоить твои навыки вождения. То есть не твои, а твоего продолжения в эффекторе. Кроме того, я могу помочь тебе обрабатывать зрительную и слуховую информацию. Тогда ты сможешь лучше чувствовать большую часть твоего "Я", оставшегося с Виртой.
   -- Почему бы и нет. Эксперимент продолжается. Партия, дашь порулить? Даю. Крепче за баранку держись, шофер четырехлапый.
   Управление автомобилем, мотоциклом или велосипедом Кирилл считал делом естественным и бессознательным, не требующим никаких умственных усилий. Едешь себе и едешь, за ситуацией следишь, а конечности сами знают, что им делать и за какой рычаг хвататься. Вождением должен заниматься спинной мозг, чтобы голова оставался свободной для чисто интеллектуальных занятий. Вроде того, как не дать раззявившему варежку чайнику воткнуться тебе в зад или избежать лобового столкновения с недоумком, что прет по встречной полосе и вот-вот потеряет управление. И неизвестно, куда его, кретина понесет, поэтому лучше ускориться и побыстрее миновать потенциальную опасность. Последнее время он уже не предугадывал опасные вероятности, что могут вылиться в неприятную дорожную историю, а четко знал, что собирается делать каждый участник трафика. Теперь, когда фактически пес Леон был за рулем, исполняя обязанности спинного мозга своего хозяина, Кирилл снова знал и понимал трафик. Но дорога была пуста, лишь где-то в двух километрах позади за ними трясся фермерский грузовичок впритирку к обочине, а впереди из-за поворота должен был скоро выехать еще не слышный мотоцикл. Он их не видел, он всего-навсего знал, что они здесь, и при этом ему было известно, что ни потрепанная "газель", ни могучий "харлей-дэвидсон" не представляют для него никакой угрозы.
   -- Ты прав, Кирилл, они нам не угрожают. Я их тоже ощущаю. За рулем мотоцикла мужчина. Грузовиком управляет женщина. Она боится.
   -- Чего боится?
   -- Что на нее в лесу нападут и заставят иметь половые сношения. Но она этого хочет.
   -- Откуда ты знаешь?
   -- Я, так же как и ты, Кирилл, умею чувствовать. Но я слышу и ее запахи.
   -- Леон, а я могу подключится к твоему ольфатическому анализатору?
   -- Не знаю, но попробовать можно.
   Кирилл сделал глубокий выдох, втянул носом воздух и неожиданно для себя громко чихнул.
   Будь здоров! Всегда здоров! Как тут у нас насчет собачьего нюха?
   Тотчас Кирилл ощутил огромное количество новых и незнакомых запахов. Одни были приятными, другие не очень. Через пару мгновений он их стал различать. Вот это пахнет дорожная пыль со следами машинного масла и дизельного топлива давным-давно смытыми летними дождям. А там в траве растут какие-то грибы, запах приятный, наверное, съедобные. Он почувствовал, как пахнут березы на обочине и уловил горьковатый аромат осины, спрятавшейся за двумя елями. В густой придорожной траве впереди он отметил присутствие ежика, а дальше и его глаза рассмотрели колючий клубочек в нескольких метрах от обочины. Потом из-за поворота неторопливо выкатился солидный бородатый мэн на мотоцикле. От дядьки вкусно пахло брикетиками тротила, ружейным маслом, свежим хлебом, огурцами и водкой. Он поднял правую руку, приветствуя хатежинских патрульных, пожелал им доброго утра и покатил дальше с большой корзиной для грибов, привязанной сзади поперек седла. Девушку в грузовике Кирилл тоже почувствовал, так же как и ее далекие запахи-ферромоны. Ему передались ее смешанные чувства, будто то ли у нее, то ли у него во рту ноет зуб и хочется прикасаться к нему языком, от этого становиться больно, но одновременно приятно. Юная девушка сладко замирала от ужаса, наверное, при мысли о мужчинах и в то же время боялась, что этого с ней никогда не случится, и она до смерти останется старой девой.
   Ага, понятно. Прав Леон, бабы всегда гормонами думают. И хочется, и колется, и мамка не велит. Потому как все это хорошо, но могут быть и дети.
   Кирилл почувствовал, как она испугалась, увидев встречного дядьку-грибника на мотоцикле, и отметил ее разочарование и облегчение, когда мотоциклист проехал мимо, не посмотрев, кто сидит за рулем грузовика.
   -- Лады, Леон, действуйте по плану. За поворотом разворачиваетесь и назад. Встретимся в Хатежине...
   ... Вирта держала Кирилла за руку и с тревогой на него смотрела.
   -- Все под контролем, Вирта.
   -- Не совсем. Тебе не стоило одновременно подключаться к эффектору и к Леону. Ты слишком расточительно расходуешь ментальную энергию.
   -- Я чувствую себя в полном порядке.
   -- Мне лучше знать. К тому же я хочу, чтобы вечером ты был в лучшей форме, а не дрых как пьяная свинья в ермолке.
   -- Обижаешь, начальница. Мы, ваше вашество, ермолок не носим, а спать будем на том свете, крепко так, вечным сном, пока трубный глас не разбудит. Или чести клич.
   -- Считай, тебя уже разбудили по двум, названной тобой причинам. У нас гости.
   -- Спасибо, что не сказала: проснись, идиот, нас обокрали.
   -- Я именно это имела в виду. Пока ты вдыхал лесные ароматы, была совершена попытка двух типов проникнуть в периметр. У обоих деструкторы. Я их засекла на подходе. Отключила свои эффекторы, позволила войти в дом и спуститься вниз к машинам. Там я их резко вырубила и дезактивировала деструкторы. Оба взломщика живы-здоровы, нас дожидаются, спят, как миленькие, сном праведников. Они у меня в подвале теперь как живчики замороженные.
   -- А Катя?
   -- Цела твоя Катя. За молоком поехала.
   -- Ты их долго можешь держать в этом праведном сне?
   -- Сколько угодно.
   -- Сдадим дежурство Федору, и поболтаем с нашими гостями. Споемте, друзья. Вы нам вокально, а мы вам инструментально.
   -- Инга объявилась?
   -- Пока нет.
   -- Задрыга голожопая! Впрочем, оно и к лучшему, если она не видела этих козлов. Допросим без шума и пыли наших песельников.
   -- Кирилл, не забывай, к двенадцати должны завезти оборудование для лаборатории.
   -- Помню, помню. Опять толпа обормотов будет в доме топтаться...
   -- Кирилл, ты же сам это предложил.
   -- И это я помню, грехи наши тяжкие. Сделаем лабораторию и все, больше никаких строительных работ!
   -- А бассейн? Я люблю плавать.
   -- Я тебе новое корыто куплю, золотая рыбка.
   -- Все вы мужчины такие, сорвете цветок целомудрия и на тебе, в корыто его. А корыто будет целое аль там разбитое?
   -- Целое, государыня матушка, целых двенадцать метров в длину.
   -- Тогда есть на это тебе мое дозволение.
   * * *
   Сигнал ментальной тревоги для Кирилла не стал неожиданностью. Он знал: до полудня что-то обязательно должно было случиться. Он на пару минут разочарованно расслабился, узнав от Вирты про взломщиков. Но ее стационарные возможности в Царском Селе были явно несопоставимы с уровнем подобной незначительной угрозы. Соваться под эффекторы суперкомпьютера, находящегося под управлением Вирты, он бы никому не посоветовал. Поэтому подспудное ощущение, что реальный и достойный противник все же объявится, его не покидало со вчерашнего вечера. Сам он это состояние называл предчувствием риска. Оно не слишком часто посещало его, но если уж появлялось, то никогда не обманывало. Это не было чувством страха. Кирилл не боялся, напротив, он не без адреналинового удовольствия предвкушал, как столкнется с реальной угрозой. В то же время он не испытывал желания нетерпеливо подгонять время с единственной мыслью о том, чтобы все произошло, как можно скорее.
   Дозорным, товарищи солдаты, торопиться некуда. Если вошли в соприкосновение с противником, то хорошо. Если нет -- тоже неплохо.
   Вирта с Кириллом выехали на хатежинскую дорогу и двинулись по направлению к авторынку, чтобы поговорить с разведчиком, следившим за бандой рокеров. Бандиты направились к городу, поэтому патрульный, предупредив пост городской автомобильной инспекции, возвращался назад. Затем с Виртой связалась Наталья, сообщив, что в Хатежине все в порядке, Федор обещал скоро подъехать со своими людьми, и пригласила ее и Кирилла к часу дня на обед. В тот момент Кирилл как раз и почувствовал: раскачка, выворот событий начались. Где, кто, пока было не ясно, но к нему вдруг пришло понимание того, что он находится на развилке событийного ряда, и лично от него зависит, чем закончится нынешнее патрулирование. Кирилл попросил Вирту остановиться и дать ему время собраться с мыслями.
   Есть контакт! Великолепно. Приманка сработала. Теперь точно. Работаем.
   -- Леон! Угроза справа! Из машины долой! Вирта! Эффектора со всем барахлом слева на обочину!
   Кирилл закрыл глаза и в дальнейший ход событий уже никак не мог вмешаться; он стал пассивным наблюдателем, стараясь разобраться с помощью Вирты в калейдоскопическом потоке данных с сенсоров Леона и своего двойника. Но до того он почувствовал, как две тени в боевом режиме выбросились из машины и заняли позиции по обеим сторонам дороги.
   Никем не управляемый "гольф" проехал по прямой не больше пяти метров, и его развернуло влево. В ту же секунду из направляющей трубы в зарослях орешника, расположенных на расстоянии сто пятьдесят метров на правой обочине, пошел неуправляемый реактивный снаряд и врезался в борт машины. Одновременно в двадцати и тридцати метрах слева и справа раздались пулеметные очереди. В автомобиле мгновенно рванули немалый арсенал двойника и почти полный бензобак.
   Старенького "фольксвагена" Кириллу было ужасно жаль, но он решил, что мстить всем к ряду не стоит и кого-то нужно допросить:
   -- Леон! Одного из партизан взять живым. На твой вкус. Остальных на мясо.
   -- Будет сделано, хозяин.
   -- Вирточка! Дай один разик стрельнуть.
   -- Не дам! Самой мало. У меня только один пулеметик и пистолетик.
   -- Тогда, хоть в ножички дай поиграть.
   -- Ножичком тоже не дам. Еще кого-нибудь порежешь или сам неловко порежешься.
   Леон уже подобрался на расстояние броска к парочке партизан в орешнике, когда на дороге со стороны Царского Села появился усыпанный большими и маленькими прожекторами полугрузовик с наваренными на бампер четырьмя стальными клыками. Длинный и тощий как глист партизан в зимнем армейском камуфляже, стоя в полный рост в кузове, водил из стороны в сторону стволом крупнокалиберного ДШК на высокой зенитной треноге, еще трое находились в кабине.
   -- А вот и кавалерия! Леон, тихо зачистишь двоих с пулеметом справа. Пошел, мой хороший... Вирта! Замри... Хорошо, Леон! Теперь убирай дальних с трубой, затем ждем. Нам, Вирта, спешить некуда...
   -- Ошибаешься, командир. У меня для тебя сюрприз. Над нами тут тупой американский спутник проползает. Связался он с сателлитом GPS, чтобы уточнить обстановку и скачать разведданные. Большое ему за это человеческое спасибо. Железный идиот совсем не умен, но софт у него услужлив и приятен в общении. И камеры у него прелестные. Разрешение изумительное. Сам глянь через эффектора.
   Кирилл вошел в сеть Вирта -- Леон и увидел, как совсем рядом от партизанской засады, если напрямик лесом в четырех километрах, по лесной просеке в направлении дороги авторынок -- питомник на небольшой скорости выдвигается колонна в составе двух бронетранспортеров и грузовика "Урал"...
   ...Вирточка! Это тебе человеческое спасибо, а не спутнику недоделанному. Какая прелесть! Ну нет, ты глянь. Зайчики погулять вышли и трех поросят взять с собой не забыли. Нашли таки, чем порадовать хозяев. А мы уж тут все глаза проглядели, дорогих гостей дожидаючись. Прав был Федька, кому-то страсть как хочется пощупать его за толстое вымя. Никак не меньше взвода погостить собирается. И как хорошо идут! Скрытно, от Царского, с передовым охранением. А вот бокового и тылового не наблюдается. Но мы этот непорядок быстренько исправим.
   -- Вирточка, Леончик, нехорошо забывать, мои лапочки, о наших маленьких лесовичках зелененьких. Немножко поиграйте с ними в наши игрушки. Но недолго -- нам некогда. Зачистить всех и вся...
   ...Кирилл отключился от связки Вирты -- эффектор и связался со своим разведчиком и дружинниками у авторынка, поставив им задачу по возможности взять двух языков при выезде на хатежинскую дорогу мотоцикла с коляской. Затем доложил Федору:
   -- Генерал, твоя разведка доложила точно. Наступала-таки грозная броня. Но поспешает медленно. Азимут: питомник -- авторынок. Квадрат 10-14. Просека запад -- северо-восток. Два БТРа с КПВТ и "Урал" с пехотой. В охранении мотоциклет. Я послал его перехватить одного из твоих и две машины дружинников. Сам веду наших визитеров от царского грейдера. Мне -- прямо, тебе направо.
   -- Дербан, на рожон не лезь. И под горячую руку, смотри, мне не попади, сержант. Я уже знаю, кто ко мне в гости пожаловал. Так что, буду палить шнурок с двух концов. У меня в Царском БРДМ со спецурой заготовлен, пусть ПТУРСами жгут всех к чертовой бабушке. Я всем составом иду от питомника зачищать лесок и слева, и справа. Кто не спрятался, я не виноват.
   -- На броню своих ореликов сажай, Толстый. Под броней душно. Дядька-грибник у меня здесь проезжал сомнительный. И девчонка на грузовике ехала, чуть не уделалась со страху ясным днем. Путь-дорожку фронтовую тебе вполне могут минировать.
   -- Старшего по званию учить?
   -- Это кто тут у нас старший по званию, а, сержант?
   * * *
   Тем временем партизанам, устроившим засаду на грейдере, ждать надоело. Двое мужичков в желто-зеленых телогрейках, пригибаясь, полезли слева из-за елочек. Тот, что с ручным ПК на дорогу не спешил, другой, коротышка в пятнистом картузе махнул автоматом группе поддержки на клыкастом и глазастом полугрузовике "додж". Длинный в кузове, опустил пулемет ДШК стволом вниз, стукнул кулаком по кабине и дурашливо заорал:
   -- Хватит Муму дрючить! Собирай вещдоки, начальнички! Ложкой в котелок. Бобик сдох и Жучка тоже.
   Из кабины "доджа" вышел камуфляжник в портупее, в красном берете без кокарды с большим пистолетом в черной расстегнутой кобуре. Держа руку на рукояти пистолета, он настороженно посмотрел направо. В ответ Леон шумно завозился в колючих зарослях ежевики и по-человечьи от всей души громко чихнул, показывая, что остальные диверсанты живы-здоровы, а легкая простуда у одного из них не в счет. Может, ему травинка в нос попала?
   К полувоенному товарищу в берете присоединился вальяжный лысый господин в штатском и при галстуке, но с узконосым пистолет-пулеметом наизготовку. По-футбольному, не сгибая колен, оба зашагали к бренным останкам "фольксвагена", но дойти не успели. Из ежевики с радостным щенячьим визгом кубарем вылетел Леон с круглым предметом в зубах. Он обогнул остов "гольфа" слева и катнул под ноги лысому в штатском окровавленный скальпированный череп, приглашая поиграть. Спустя доли секунды боевой пес Леон прожег скорчером дыру в мочевом пузыре полувоенному красноголовику, а ошеломленному штатскому в прыжке вырвал горло.
   Двойник Кирилла тоже не тратил понапрасну микросекунд в боевом режиме. Он вымахнул из укрытия в густой поросли молодых елочек и во втором еще более высоком прыжке короткой очередью из пулемета разнес череп длинному в кузове, затем метнулся к кабине и, прикрываясь телом шофера, прихваченного локтем в удушающем захвате, стал резать длинными очередями двоих желто-зеленых впереди слева, не забыв удобно пристроить свой РПК на автомобильной дверце. Леон немного помог эффектору, добив коротышку в пятнистом картузе с длинным козырьком.
   Кирилл не без интереса, но в ускоренной перемотке, просмотрел он-лайновую запись ликвидации засады на дороге Царское Село -- Хатежино, любезно предоставленную ему Виртой, и распорядился:
   -- Трофеи собрать и аллюр два креста к новым гостям. Эффектору рулить по лесопожарной просеке прямо на север до тупика. Там снять ДШК и на перехват колонны противника. Пальнешь короткими пару раз по колесам, но под пулеметы не лезть. Леон! Ты двигаешь к геодезическому знаку на пересечении двух просек, затем прямо на лесную дорогу. Займешься лесоповалом в качестве образцового советского зека. И чтобы никакой там туфты! Валишь бревна как для противотанкового заграждения.
   Рули, Вирта, подъедем поближе, если у нас курсопрокладчиком спутник-шпион. Он трудную службу несет вдали от американской родины. И нам помочь не отказывается. Союзное командование беру на себя. Малыш и Толстяк наготове. Сейчас мы устроим то, что Хиросима не делала с Нагасаки. Бог превыше всего! Вперед, мотопехота!
   За полкилометра до завала, устраиваемого Леоном Кириллу и Вирте пришлось спешиться -- дальше их "лендроверу" никак нельзя было продраться.
   -- Вирта, оставь в покое гранатометы. Объявляю ленинский субботник-понедельник. Давай-ка мы сбегаем и поможем нашей собачке бревнышки таскать. Как бобер пес бревна грызть может, но трелевочный трактор из него никакой. Минут десять у нас еще в запасе есть. Эффектор наших гостей пугнул основательно. И спецура хатежинская на БРДМе дорогу перекрыла. Благодать. Всегда бы так воевать, когда все чин-чинарем. Все, бегом марш.
   -- Лучше я эффектора пошлю...
   -- Успеет ли?
   -- Успеет. Я его до утра подзаряжала. Он нынче у нас мальчик шустрый. Как и всякий электровеник.
   -- Лады, пусть там пошустрит с завалом. А мы пока перекурим и Федору обстановку доложим.
   Хотя связываться с Хатежиным Кирилл не спешил, так как он пока не решил, что ему делать с бронированной колонной генеральских недругов.
   Самому ли супостатами заняться или таки подождать хатежинских? Самостоятельная работа звучит заманчиво. Втроем сжечь БТРы и грузовик мы сможем без проблем. Но там этих охламонов не меньше трех десятков. Допустим, половину мы положим сразу у завала. Два ручных Калашникова и станковый Дегтярев-Шпагин -- это вам не фунт изюму. Есть, чем гостей дорогих приветить. Но ведь остальные туристы расползутся по лесу, потом ищи, свищи их. Или еще хуже -- повоевать захотят. У всех, наверняка, стволы немалые, и гранаты найдутся. Пока хатежинские прикатят, во мне и Вирте неслабых дырок успеют понаделать. И Толстый обязательно спросит: мол, ты что, дурак или в жопу раненый?
   В конце концов Кирилл Дербанов вспомнил старинную армейскую мудрость о том, что самый опасный дурак есть дурак с инициативой. И потому пришел к мудрому солдатскому выводу: незачем ему искать военных приключений на свою задницу. А тем паче подвергать опасности прелестные полушария боевой подруги Вирты. Двойника могут сдуру тоже попортить. Да и пса следовало бы поберечь для более славных дел.
   В том, что главные события впереди, Кирилл не сомневался, поскольку бодрящее предчувствие риска его оставило, уступив место привычному ощущению ожидания тяжелой и грязной, но неизбежной военной работы. Надо так надо. Он был готов все сделать, как положено и как прикажут. Но при соблюдении условий нераспространения и неразглашения своих частных секретов, касающихся его новых способностей и возможностей, а также боевых свойств Вирты и Леона.
   Положим, я могу объяснить Хатежину, что пес более чем крут, поскольку зверски модифицирован до уровня боевого киборга. Здесь нет ничего удивительного, и во всем мире насчитываются сотни экспериментальных образцов киборгов различной специализации. Кое-что, говорят, и в серию запустили. Но как объяснить ему ТТХ моего двойника? Моя голограмма? Ага, голограмма с крупнокалиберным пулеметом наперевес прыгает на три метра вверх и от пуль как от мух отмахивается! Так тебе Федор и поверил. Киборг-двойник? Еще веселей -- один образец с таким боевыми качествами стоит дороже, чем президентский аэробус. А Вирта? Хотя здесь все проще. Скажем, загадки женской души и тела. Есть, так сказать, женщины в русских селеньях: коня на скаку остановит и хобот слону оторвет. Насчет горящей избы не знаю, но Бурого она точно заломает. Он у нее никак не забуреет, как на зоне в бараке усиленного режима. Слабо Федьке против этакой женской слабости, как плотнику супротив столяра или Каштанке супротив человека. Решено. Лезть в дураки с инициативой не будем и в хатежинскую войну дуроломом встревать не станем. И напишут мне на могильной пирамидке со звездочкой: "Службы не искал, но от нее не бегал". Она сама его нашла.
   -- Генерал, докладываю. Инженерное заграждение на дороге установлено в квадрате 10-14 в двухстах метрах к северу от геодезического знака в виде бревенчатой пирамиды высотой восемь метров. Сам нахожусь, согласно данным GPS, в пятистах метрах к юго-западу от своего лесоповала. Вирта со мной, Леон тоже. Жду дальнейших распоряжений.
   -- Дербан, засади из РПГ бронебойным в головной БТР, знаю, тебе это понравиться. И немедленно отходи на юго-восток. По красной ракете я начну зачищать весь квадрат. Хорошие городские люди меня огоньком поддержат. Они плохих парней, сучащих ручонками и ножонками на чужой территории, очень не любят. После зеленой ракеты уноси свою задницу да пошустрее. Повтори, что слышал.
   -- Пальнуть и по зеленой ракете делать ноги. То есть организованного отходить на юго-восток к разгранлинии Хатежино -- Царское Село.
   -- Молоток, Дербан. Приступить к исполнению.
   Ждать противника Кириллу, Леону и Вирте с эффектором долго не пришлось. Из своего РПГ двойник Кирилла поразил башню с крупнокалиберным пулеметом на головной машине, а Вирта с Кириллом добавили в борт бронебойными выстрелами из одноразовых гранатометов. Смотреть, как красиво горят хатежинские враги и бронетранспортер реального противника, они не стали, отошли, куда было приказано. Эффектора налегке отправили за трофейным "доджем", и, погрузив оружие в "лендровер", начали помаленьку-полегоньку по узким просекам выбираться из квадрата, подлежащего зачистке и умиротворению.
   После сигнала красной ракеты по противнику начали работать хатежинские минометы и противотанковые управляемые снаряды; открыли огонь и крупнокалиберные пулеметы Владимирова на бронетранспортерах. По зеленой ракете прилетела парочка вертолетов огневой поддержки и с расстановкой обработала позиции противника неуправляемыми реактивными снарядами, не забывая поливать лес внизу огнем из бортовых пулеметов. Затем раздались автоматные очереди. Хатежинская зачистка началась.
   * * *
   Кирилл с Виртой и боевой пес Леон прислушивались к звукам зачистки, находясь на безопасном удалении неподалеку от грейдерной дороги Хатежино -- Царское Село. Они расположились на уютной лесной полянке у самой просеки, дожидаясь, пока эффектор подгонит трофейный автомобиль. Вирта сидела на траве, в изнеможении прислонясь к переднему колесу "лендровера", а Кирилл, расстелив на капоте бумажную салфетку, разливал по маленьким серебряным стаканчикам коньяк из плоской фляжки, обтянутой желтой кожей. Сначала приложился сам, довольно хмыкнул, затем протянул Вирте ее стаканчик.
   -- Эй, боец Вирта, ну-ка, взбодрись коньячком! Слышишь? А Федька-то наш, Хатежин, силен. Ротными минометами обзавелся, "крокодилы" к нему на выручку летают. Вишь, пора-то сенокосная, вся деревня на лугу. Эк, шельмецы, лихо нурсуют. Моща! О, а вот и Федькины агээсы заработали!
   -- Федор Михалыч -- мужчина видный и замечательный. И помощники у него люди выдающиеся. Например, мы с тобой, командир. А вот и наш трофей клыкастый-глазастый. Ты мне его подаришь?
   -- Вирта, ты обезумела. Зачем тебе такой уродец? Давай тебе лучше "лендкрузер" купим. А на этом пусть Катька за молоком и за свежим хлебом ездит.
   -- "Лендкрузер" не хочу. Хочу ездить на новом черном "хаммере"!
   -- Будет тебе завтра "хаммер".
   -- Смотри, не обмани бедную девушку. А то меня все так и норовят вокруг пальца обвести. Вон Инга взяла да и выпустила взломщиков.
   -- Вот, дурында бесштанная! Я ей за это все сиськи оборву! А система охраны?
   -- Я кучу ресурсов взяла для поддержки эффектора и тебя, плюс контроль над тремя спутниками, да еще наша сеть. У Инги визуальная идентификация, и когда она спустилась в подвал, система сработала по умолчанию, отключила гипношок и посчитала действия Инги санкционированными.
   -- С тобой что ли машина не могла связаться?
   -- Она -- это я, а я -- это она и намного больше. Считай, что в горячке боя я не придала этому происшествию должного внимания.
   -- Не слишком понятно. Но с Инги за это будет серьезный спрос.
   -- Я уже спросила. Она говорит, приняла тех двоих за пьяниц-рабочих, забравшихся поспать в холодке в подвале. У нас же там сейчас полный бедлам с этой стройкой.
   -- Черт с ними, с этими взломщиками! Ушли, так их счастье. Давай лучше решать, куда поедем кормиться, к нам или к генералу.
   -- Несомненно, к Федору и Наталье. Они нас уже пригласили.
   -- А переодеться к ланчу для леди Вирты?
   -- Все свое мы возим с собой, сэр Кирилл.
   Эффектора было решено оставить охранять трофей на полянке, с тем, чтобы забрать его по дороге домой из Хатежина. Они уже втроем сидели в машине, когда Вирта хлопнула себя по лбу и, хихикнув, спросила:
   -- Кирилл, мы хатежинскую территорию отстояли?
   -- А то. Еще как ее отстаивали и объезжали с четырех утра.
   -- Так почему же мы ее не пометили по доброй традиции орбитальных десантников?
   Пришлось всем выходить из машин, и трем мужикам, что к такому ритуалу всегда готовы, ждать, пока Вирта расшнурует высокие ботинки, сдерет с себя камуфляжные штаны вместе с кружевными зелеными трусиками и займет свое место в шеренге бойцов, расставив ноги чуть больше, чем на ширину плеч, рядом с Леоном, давно уж задравшим ногу на колесо "доджа" в ожидании дамы и команды Кирилла:
   -- Ух, хорошо пошла...
   * * *
   В Хатежине Вирту с Кириллом и Леоном с нетерпением ждали легкий ланч и генеральша Наталья, поскольку Федор обещал быть никак не позже половины третьего пополудни. И очень просил гостей на него не гневаться, что обед откладывается. Извинения были с пониманием восприняты, тем паче над генеральским имением еще раз прошли два вертолета огневой поддержки. То ли это были другие машины, то ли первая пара, пополнив боекомплект, вернулась, чтобы продолжить работу.
   Бездельничать Вирте с Кириллом тоже не хотелось и, не взирая на уговоры Натальи, что им необходимо отдохнуть от ратных трудов в тенистом генеральском саду, они отправились-таки на стрельбище, чтобы проверить и пристрелять трофейное оружие. Кольт сорок пятого калибра, изъятый у полувоенного в красном берете без кокарды, Кириллу не приглянулся. Пушка была тяжеловата для автоматического пистолета, крупнокалиберные дыры в мишени восторгом сладостным его чувства не переполнили, а мысль о том, что пуля из этого кольта, угодив в лоб противнику, вышибает затылочные кости вместе с мозгами, вызвала даже легкое раздражение.
   Не оружие, а отбойный молоток. Отдача как у гаубицы. Больше одного прицельного выстрела не сделать. А грохоту, дыму-то сколько! И грязь туда же. Если в жилом помещении стрелять, то потом придется полдня проветривать и еще три дня в квартире генеральную уборку делать. А на свежем воздухе мы лучше могучее изделие героев соцтруда Дегтярева и Шпагина опробуем образца 1938 года. Калибр не намного больше, но удовольствие никак не сравнить с продукцией железоделательных заводов имени товарища Кольта. Ну-с, американскому товарищу Сэмюэлю Кольту и немецкому товарищу Паулю Маузеру слово мы уже давали. А теперь слово для доклада предоставляется генерал-майору и герою соцтруда товарищу Калашникову Михаилу Тимофеевичу. Поприветствуем его, товарищи!
   Между тем, Кириллов товарищ по оружию Вирта пришла в восхищение от изделия израильских оружейников, пистолета-пулемета "узи". Но взяв в руки тяжеленный кольт, она влюбилась в него с первого прикосновения и тут же не терпящим возражений тоном заявила, что будет его носить в своей дамской сумочке из черного бархата, торжественно обещала смазывать по утрам и чистить после каждого выстрела. Хотя от последнего своего обещания она отказалась, признав справедливость утверждения Кирилла, что чистка оружия в боевой обстановке не всегда бывает уместна.
   Тем временем, генерал Хатежин счел возможным и уместным завершить зачистку-умиротворение зеленеющих шумливых лесных угодий, золотом колосящихся хлебных нив и пестрящих медоносным луговыми разнотравьем тучных пажитей. Оставив своих приказных соратников вкушать отдохновение от трудов ратных и праведных на шелковой травушке-муравушке, боевой генерал, не убитый, ни ранениями, ни шрамами не покрытый, вернулся домой к жене и гостям. Хатежинская страна Муравия-Аркадия вновь обрела мир и по-бюрократически комфортабельный покой, устроив скандальным дебоширам-посетителям неприемный день. Немногим, кто уцелел после такого афронта, позволили без тяжелых вооружений и боевой техники выйти вон из полукольца с охватом флангов. И пошли-поехали они солнцем палимы, им же утомленные, когда вертолеты огневой поддержки заходили с солнечной стороны. Называется, погнали наши городских, так и не подобравшихся на прямой выстрел к парадному крыльцу помещичьего дома с мезонином, где генерал Хатежин уже встречал своих донельзя желанных гостей, вернувшихся со стрельбища.
   -- Дербан, ну уважил, ну потешил старика на старости лет. Почитай три года как у нас, сельских жителей, такой потехи не было. Славно погоняли городских мафиози.
   -- Брось, генерал. Это к тебе гости на БТРах пожаловали. А я тут так, в пограничном наряде ходил-патрулировал.
   -- Ой, не скажи. Тем, кто твой драндулет ухайдакал из реактивной партизанской трубы, ты сам был нужен. На царском грейдере на тебя, мой голубчик, чисто конкретно наехали. Дела мои, возможно, тут не причем. Засаду на тебя ставили. Лучше расскажи-ка, как ты тех диверсантов поимел.
   -- Да никак. Леон их обнаружил. Я из РПК пострелял малость. Потом твоих визитеров встречать поехали...
   -- И оставил в кустах и на дороге девять трупов! Силен спецназ ВВС! И пес твой, что в момент вражине башку отгрызает. Мои следопыты мне уж порассказали всяких лесных ужасов. За попорченную тачку за мной должок. УАЗ возьмешь? Со спаренной зэушкой?
   -- Спасибо, Толстый. Один трофейный урод с зенитной треногой у меня уже есть. Патронов подбрось лучше для ДШК.
   -- Серьезная швейная машинка. Уважаю. Ленточек для нее тебе подкину. Я нынче богатый. Союзники подсобили. А еще Евграф мне большу-у-ю контрибуцию отвалит. Это его лейтенанты меня в полдень щупали. Евграф, рванина, давно на мой авторынок зарится. Будто ему своего Северного мало. Хапуга партейная! Падла коммунистическая!
   -- Это тот, что в бывшем обкомовском пионерлагере засел, там, где терем-теремки?
   -- Бывал что ли у еврографьев?
   -- У водочных автомафиози нет, а в совковом детстве приходилось. В третью смену, в пионерском лагере "Лесная сказка", шестой отряд, палата номер шесть, с горном и барабаном. Ту-ту, ту, ту! Ту-ту, ту, ту! Хрясь-хрясь...
   -- Застал, значит, последнюю стадию коммунизма в зоне труда и отдыха?
   -- Застал. Аккурат в августе 91-го...
   Федор и Кирилл помолчали, вспоминая каждый о своем лагере. У Федора Хатежина воспоминания о лагерной молодости были не столь горькими, как у Кирилла Дербанова о пионерско-октябрятском детстве под железной пятой школы и родителей, поэтому хозяин оторвал своего гостя от политических раздумий, ума холодных наблюдений и сердца горестных замет, сделав роскошное предложение в русле дружеского общения:
   -- А давай-ка мы с тобой, дорогой мой Кирилл Валерич, слегка перекусим салатиками, хряпнем по ма-а-ленькой рюмашке и по партноменклатурной традиции закатимся в баньку с бабами. Банька у меня, сам знаешь, и раньше была со всеми удобствами, не хуже, чем в обкомовском охотхозяйстве. Теперь я финскую с сухим парком пристроил к старой русской с веничками. Мне их обе давно греют.
   -- Ну, если греют русскую, да по-белому, тогда пошли мы все в баню, Федор Михалыч.
   Банное времяпрепровождение Кирилл Дербанов в общем-то не считал полезным для своего организма. Но традиции, даже советско-бюрократические, гость чтил, потому и согласился, но предупредил радушного хозяина, что подвергать любимый организм лишней гормональной встряске, истекая без нужды тяжким седьмым потом и затем поглощая без меры горячительные напитки, он не намерен. Кирилл был уверен, что избыточные банные килокалории, принимаемые наружно и внутрь, до добра никого не доведут и ни в коей мере не способны избавлять от лишнего веса ревнителей горячего влажного пара и дубового веника. Напротив, благополучно изгнав из своих тел от кое-какие внутренние шлаки, заядлые приверженцы банного образа жизни тотчас же сводят на нет мизерную пользу от парилки, так как по обычаю, распарившись на верхнем парном полке, следует продавать с себя последние исподние подштанники, но обязательно выпить и закусить. Тем паче тепловые контрасты -- вроде того как из парилки в прорубь -- лишь способствуют возбуждению неумеренных нездоровых аппетитов и неизбежно ведут к послебанному бытовому пьянству и обжорству.
   Вместе с тем Кирилл находил и некоторую банную пользительность для мужского тела в виде проникающего гидромассажа гладкой и поперечно-полосатой мускулатуры распаренным горячим веником в русской бане. Одновременно он признавал и благотворно-косметическое воздействие сухого финского пара на женские тела, позволяющего прекрасному полу избавляться от излишков подкожного жира, а профессиональным культуристкам выпаривать воду из кожных покровов, чтобы было что показать любителям восхищаться женской мышечной массой. Кирилл даже был уверен в том, что несомненный эстетический эффект от интенсивной обработки женского тела веником и паром намного превышает оздоровительные и санитарно-гигиенические возможности банных процедур, поскольку предупреждает образование отвратного целлюлита на трепетных и нежных боках, ягодицах и бедрах. Если каждой женщине и девушке в качестве профилактики раз, а лучше два раза, в неделю всыпать в русской бане горячей березовой каши по мягким филейным частям, то это только способствует их добронравию, а также развитию взаимопонимания между двумя половинками рода человеческого. И более того, без зловредного целлюлита при летнем минимуме одеяний вид женщины сзади радует взоры зрелых мужей, горячит юношеские умы и вызывает ностальгические воспоминания у мудрых старцев, напрасно предполагающих, что старый конь борозды не испортит в дамской промежности.
   Кирилл с Федором полагали себя мужами в полном расцвете гендерных сил, эстетических наслаждений не чурались и, едва приступив к легкой трапезе, не преминули сделать своим дамам банное предложение в соответствующей форме, не приемлющей отказа. Дамы вели непринужденную светскую беседу о лошадях и седлах, и тема, внесенная на обсуждение небольшого общества, собравшегося за столом на веранде, поначалу не вызвала у них большого энтузиазма. В качестве возражений звучали дамские доводы: и так жара несносная, дальше ехать некуда и лучше всем идти купаться на пруд, как вчера. Но Кирилл Дербанов, как истинный джентльмен и дамский угодник живописал генеральше Наталье всю прелесть и необходимость банной профилактики целлюлита. Вирте, внимательно прислушивавшейся к аргументам Кирилла, естественно, тоже не захотелось иметь морщинистую задницу, как у беременной слонихи, опоясывающий тюлений жир вокруг талии и -- какой ужас..! -- пупырчатую кожу бородавочника в нижней части живота и на внутренней поверхности бедер.
   Федор Хатежин не был столь красноречив, но его обещание, как банщика с многолетним стажем, собственноручно заняться телесными профилактическими работами и техническим обслуживанием веников и парообразующих жидкостей окончательно убедило прекрасную половину компании, обсуждавшей медицинские и эстетические проблемы, в необходимости и желательности похода в финско-русскую хатежинскую баню в четвертом часу пополудни.
   Леон, всегда тщательно следивший, чтобы хозяин Кирилл не потерпел какого-либо непредвиденного вреда, тоже пошел в баню. Он проверил русское отделение, откуда вышел неодобрительно морща черный нос. Затем заглянул в сауну, немедленно ее оставив, тяжело дыша и до конца высунув длинный розовый язык.
   -- Кирилл, разве нельзя содержать тело в чистоте с помощью проточной воды в душе?
   -- Можно, Леон, но так принято, а банные обычаи следует беречь, как и всякие добрые традиции в наши изменчивые времена.
   -- Человеческие традиции это -- хорошо, но я лучше подожду тебя в предбаннике. Мое собачье тело не рассчитано на такие высокие температуры.
   Зато Наталье с Виртой запредельная температура в сауне была то ли нипочем, то ли они пренебрегли опасностью перегрева по косметическим обстоятельствам, решив подвергнуть свои тела целительному воздействию сухого пара свыше 130 градусов по шкале Цельсия, чтобы спустя несколько минут как ошпаренные рыбки выпрыгнуть из сауны, нырнуть и тут же вынырнуть из холодного бассейна, завернуться в простыни и продолжить светскую беседу на конноспортивную тематику на лежанках у бассейна. Федору и Кириллу бассейн пока был без надобности. Генерал в киргизском войлочном колпаке и в простыне, одетой на манер римской тоги, плеснув хлебного кваску на каменку, разложил своего оперативного дежурного на среднем полке и неспешно обмахивал двумя дубовыми вениками, равномерно распределяя горячий пар по всей обрабатываемой поверхности. Кириллова тела Федор еще не касался, терпеливо дожидаясь, когда у пациента заработают потовые железы. Федор Хатежин знал толк в механической обработке человеческих тел при помощи специальных инструментов: будь то дубовые и можжевеловые веники, заточка из напильника, саперная лопатка или огнестрел различного калибра. Березовые веники ему только предстояло пустить в ход, когда он еще поддаст пару, а пациенту будет предложено перебраться на полок повыше с сухой простыней.
   -- Так ты говоришь, Федька, что людей Евграфа на царскосельском грейдере не было. И кого же мы там поимели?
   -- Выясняем, их личности вы с Леоном, не слишком попортили. Пока могу предположить, что им понадобилась моя Наталья. А ты у них на дороге встрял, не пройти, не проехать. Я тебя, Дербан не зря вчера про Леона спросил. Наталья мне тоже очень дорого обошлась. Тебе скажу, но разглашать не советую, сам знаешь...
   -- Толстый, я -- не находка для шпиона и не подарок даже для Мефодия. В курсе?
   -- В курсе. Потому и хочу с тобой поделиться. Больше не с кем. Не поймут, азиаты. Как и твой Леон, моя Наталья круто модифицирована. Зимой на тренировке неудачно упала с брусьев, шейные позвонки, крестец, сам понимаешь. В больницу привезли -- клиническая смерть. Предложили за серьезные бабки дать ей жизнь и микропроцессор. Я согласился. Операцию делали далеко отсюда. Как видишь, успешно. Раньше думал: зачем? Натальи нет, а киборг, сам знаешь. Но она -- полностью человек, все свое, кроме спинного мозга. Раньше сомневался. Теперь знаю -- так было надо. Я ее люблю, она любила и любит меня. Взять ее у меня, значит, не только на бабки развести. Теперь понял, почему я снял вопрос о Леоне?
   -- А как прознал?
   -- Это я тебе тоже скажу. Переворачивайся-ка ты лучше на задницу, друг мой ситный. Пора тебя спереди разогреть. Значится так. На него, на Леона и на Наталью мои собачки в питомнике одинаково реагируют: сперва бояться, а потом ноль внимания, будто они и не люди вовсе. То есть она. Леон-то -- пес, всем псам пес. Диких ментов в пятницу утром на востоке тоже он разделывал?
   -- Он самый, боевой киборг. Но о его ТТХ, я тебе, Федор, извини, сказать ничего не могу.
   -- А я и не спрашиваю. Теперь держись, Дербан, не до разговоров тебе будет. Марш наверх!
   -- А может, не надо, Федя?
   -- Федя сказал надо.
   К тому времени, когда Хатежин начал спереди охаживать Кирилла второй парой березовых веничков, срезанных уже не за неделю до Петрова дня, а помягче, спустя неделю после Иванова, Вирта переместилась в парную и приговаривала, потряхивая распаренными красными сосками:
   -- Так ему, Федор Михалыч! Задайте ему жару. Будет знать, как бедных девушек обижать. Этот жмот сегодня бедной Вирточке только один разик дал из гранатомета стрельнуть, да и то издалека.
   -- Попала?
   -- Нет, конечно. Разве с первого раза из такого тяжелого попадешь?
   -- Я тебя, Дарьюшка, научу из станкового автоматического стрелять. АГС, он на сошках. Справишься.
   -- Ой, спасибочки Федор Михалыч. Отдохните, а я этим телом займусь. Ну, трепещи, злодей. Щас я тя пропарю.
   -- Только не щекочи. А так все пожалуйста.
   -- Руку с причинного места долой и глаза закрыть.
   -- Вижу, Дарьюшка, банщица из тебя знатная. Я пошел, охолону маленько в предбанничке.
   Вирта размотала простыню, обернутую вокруг бедер в стиле турецко-банной традиции, и принялась охаживать Кирилла двумя вениками, но не по-медвежьему, не по-хатежински. Она лишь слегка касалась то тут, то там разных мест его тела. Вскоре Кирилл почувствовал, что любимый организм, обласканный нежными распаренными березовыми листочками, отреагировал усиленным приливом крови совсем не к голове в фетровом колпаке, а к иным членам тела.
   -- Перевернись на спину, кобель бесстыжий. Нечего тут девушку-банщицу в краску вгонять. Задницу подставляй. Будет тебе сейчас и опоясывающий жир, и морщинистая срака. Вздумал над бедными женками издеваться. Щас я те всыплю по самые помидоры. Кверху жопой, тебе говорят!
   Пришлось Кириллу принимать неудобную позу лицом вниз. Когда и так хорошо, с женщинами не спорят. Им подчиняются, закрыв рот и глаза в ожидании чудес. Предчувствия его не обманули. Нежные, но сильные руки опытной банщицы перевернули его на спину...
   В порабощенные бразды бросал живительное семя Кирилл Дербанов. Ни лежа, ни сидя, не потерял он в бане понапрасну время, благие мысли и труды. Сейте, разумное, доброе, вечное... Или, тем не менее, неразумное? Нет, разумное. Еще как разумное. Это гора может не идти к Магомету, а гаметы встречаются. Если, конечно, не применять средства предохранения от нежелательной беременности.
   На банном полке любовники трудились далеко не до седьмого пота. Кончили довольно быстро: после войны, на отдыхе всегда так бывает, а после боя, вообще, не до любви, перевести дух, закурить по одной и махнуть не глядя фронтовые сто грамм. По-иному не получится -- адреналиновый ураган не даст. Лишь через день, другой наступит время для половых гормонов. Да и то не у всякого бойца. Многим очень долго приходиться восстанавливаться.
   Кирилл Дербанов был бойцом не слабым и прямо из парной с визжащей Виртой под мышкой сиганул в холодный бассейн, где они добрых десять минут кувыркались, как дельфины в тесном аквариуме.
   -- Надо нам Вирта в Царском Селе тоже русскую баньку завести. Вот построим бассейн, воду в нем подогревать не станем, а рядом баньку с каменкой. Будешь меня там веничками по субботам.
   -- Размечтался! Сам будешь за девушкой ухаживать, чтобы не было пупырчатости внизу живота. Федор Михалыч, вы обещали мною лично заняться!
   -- Иду, иду, Дарьюшка. Чайку я уже попил.
   Кирилл завернулся в простыню и также приступил к чайной церемонии. Банную норму он сегодня уже выполнил. Пришла пора отдыхать. Без водки, но с генеральшей Натальей, добавлявшей ему в большую чайную чашку кипяточку из пузатого тульского самовара. В простыню Наталья не заворачивалась, а лишь плащом набросила ее себе на плечи.
   -- Не люблю баню. Раньше любила, теперь нет. Жарко и душно, даже здесь у бассейна. Пойдемте, Кирилл, покурим на холодке в предбаннике.
   -- Почту за честь сопровождать вас, мадам.
   В просторном каменном предбаннике веяло приятной прохладой, царил полумрак, и нес собачью службу Леон, охраняя входы и выходы.
   Так, Леон на месте. Посмотрим, где Вирта. Парится. Вот, задрыга!
   Вирта вертелась на верхнем полке и командовала генералом:
   -- Федор Михалыч! Не стесняйтесь. По попке меня, чтоб мужика слушалась. А теперь по сиськам, чтоб было, чем наследника кормить. И сюда тоже, чтоб пупырчатости не было. Ниже-ниже... Ух, хорошо... Кирилл мне изнутри массаж делал, а вы, будьте любезны, снаружи...
   -- Как скажете, барышня. Мы во всех местах могём. Приучены-с. Чай, не первый год замужем и банную науку досконально прошли-с.
   В предбаннике Кирилл поплотнее запахнулся в простыню, тогда как Наталья оставила свою у бассейна, но сидела она рядом со своим собеседником, скромно положив ногу на ногу.
   -- Кирилл, как по вашему, я -- человек?
   -- Да, Наталья, я считаю вас человеком с красивой фигурой и, быть может, с родственной душой.
   -- Хочу быть человеком, в точности такой, как ваша Вирта, чтобы у меня было все-все человеческое: и соски, и влагалище, и шея, спина... Федя мне сказал, что вы знаете...
   Леон подошел к Наталье, встал передними лапами на подлокотник ее кресла и лизнул в щеку. Наталье было захотелось разрыдаться, но она передумала и, грустно улыбнувшись, стала гладить Леона по лобастой голове.
   -- Кирилл, я правильно сделал, что воздействовал на ее процессор?
   -- Да, Леон. Так было нужно. Ей и, наверное, мне.
   Наталья поцеловала Леон в нос, опустила его лапы на пол и, гибко подбросив вверх свое тело, по-гимнастически встала на носки.
   -- Кирилл, пойдемте, я вам массаж сделаю. Не пугайтесь, не эротический, медицинский.
   У бассейна она уложила Кирилла на кушетку и начала тщательно наносить на все его тело от шеи до кончиков пальцев ног благоухающее массажное масло, без всякого стеснения раздвинула ему ягодицы, затем перевернула на спину, улыбнулась и стала умащать гениталии. После того Наталья опять перевернула его на живот, плеснула маслом себе на грудь и осторожно шагнула ему на спину. Нисколько не заботясь о том, чтобы сохранить равновесие на гладкой коже, она принялась разминать его плечи, корпус бедра, пальцами ног. И только потом начала скользить по его разогретым мышцам всем прохладным атласным телом. Вот тут-то Кирилл сполна оценил всю прелесть того, что на женском теле нет ни единого волоска, ни на ногах, ни в паху.
   Блеск! Надо сказать Вирте, чтобы она тоже так попробовала. И эдак...
   -- Моя дорогая, ты там Федьку-то не шибко избивай, не до смерти. Он мой старый друг и, вообще, человек глубокоуважаемый..
   -- Не боись, Кирилл, жив останется твой генерал. Он у меня как новенький отсюда выйдет.
   Через пару минут из парилки подталкиваемый в спину Виртой вывалился Хатежин и весь в клубах пара рванулся под холодный душ, а затем с разбегу плюхнулся в бассейн. Вынырнул и, шумно дыша, положил руки на бортик.
   -- Уф-ф! Ух, не за одного, а за двух. Во дает твоя Вирта! Меня так сильно никто раньше не разделывал. Может, только баба-кержачка в Печоре, когда с зоны откинулся.
   -- А я, ваше превосходительство еще не то могу.
   -- Охотно верю, мадам.
   * * *
   По дороге домой все трое молчали: и в словах, и в мыслях. Вирта была за рулем, а Кирилл с Леоном лежали сзади в обнимку вдвоем, блаженно раскинувшись на мягких кожаных подушках "лендровера". Так же молча они забрали двойника с "доджем" и двинулись к себе в царскосельские хоромы. Дорога на Царское Село была пустой и чистой. Недавно прошумевшая летняя гроза прибила пыль и смыла все следы сражений. По правде сказать, не так уж, чтобы все, но почти. Остальное должна была убрать и подчистить хатежинская трофейно-похоронная команда, чей "уазик" встретился Кириллу с Виртой по пути.
   Кирилл был счастлив. Хотя и не думал восклицать в стиле доктора Фауста по поводу остановки прекрасного мгновенья, что было и есть и останется великолепным, поскольку они без всяких яких ехали домой, где очарованью неминуемо было суждено продлиться, а любимая женщина Вирта не имела никакого отношения к дьявольским потусторонним силам. И,если бы она попросила, он бы безоговорочно отдал ей свою бессмертную душу. И ничего бы не попросил взамен или вручил в знак благодарности за доставленное удовольствие. Но Вирте его душа была без надобности, она и без того безраздельно принадлежала ей, точно так же, как ее бессмертная душа принадлежала любимому мужчине Кириллу.
   * * *
   -- Душа моя, тебе непременно надо переодеться сегодня к обеду в смокинг...
   -- И начать курить толстые гаванские сигары как американский миллионер мистер Твистер, владелец заводов, газет и пароходов.
   -- Если хочешь, мы купим тебе газету. Тогда тебе не придется ездить на эту противную службу, оставляя меня одну дома.
   -- Ошибаешься, дорогая, вот тогда-то мне придется торчать в редакции с самого с рання и до позднего вечера. Может, и вовсе ночь в полночь. Иначе эти паразиты без меня все мое газетное дело на корню загубят. Да и не хочу я никакой газеты, когда у меня есть моя прекрасная леди Вирта.
   -- Ах, вы мне льстите, сэр Кирилл. Пройдемте в столовую залу, нам уже прозвонили обед. И возьмите меня под руку, экий вы невежа.
   Еще до обеда Кирилл предвкушал удовольствие, как он займется распаковкой и тестированием, доставленного до и после полудня всякого железа, заказанного им в пятницу. Вирта сделала вид, что обиделась на мужское невнимание к своей персоне и ушла дуться к себе в будуар, маленькую комнатку подле своей розовой спальне. Но на самом деле вприпрыжку поскакала к зеркалу примерять новые наряды, заказанные по интернет-каталогу, на сей раз с доставкой из столицы.
   Кирилл не был столь привередлив и удовольствовался лазерным проектором, системой объемного звучания и медиа-центром, доставленным из города. Ко всему прочему ему привезли и невесомый ноутбук для традиционного чтения на сон грядущий.
   Проектор Кириллу пришелся по нраву; параметры -- как надо, то, что доктор прописал. Шумноват, не без того, но Кирилл его собирался поместить в деревянный корпус и прикрепить к высокому потолку вместо люстры.
   После проектора Кирилл занялся размещением семи двухполосных колонок. Протестировал звучок и довольно потер руки: весьма и весьма хорошо, отлично и в некотором роде даже изрядно. Для пробы поставил DVD с тарантиновским Биллом, коего надо убить два раза, вспомнив, что по непроверенным слухам, намечается и третье убийство. Сравнил любимую женщину с любимой кинозвездой и пришел к выводу: в роли амазонки с холодным оружием Вирта обращается намного профессиональнее, чем Ума Турман в роли Мамбы с японской катаной. А вот фигурки и все остальное у обеих весьма изрядны, спору нет. Только у Вирты все чуток пышнее.
   Для себя же делал, не для зрителей. Надо бы нам с Виртой под настроение острыми железяками тоже помахать в "Асмодеусе". Давненько не брал я в руки шашку, двуручный меч, гладиус. Или двутавровую балку. Да и в тварном мире с ножичком не мешало бы потренироваться. А то все стрельба, да стрельба. Надо бы по-простому, по-феодальному. Махнешь мечом-кладенцом, глядь, а посреди ворогов -- улица. Махнешь другой -- переулочек. Лепота и благодать! Далеко тебя видать.
   В интернете видимых следов третьего Билла опять не нашлось, и Кирилл разочаровано решил было почитать чего-нибудь на новенькой машинке. Но тут ему пришла в голову до изумления простейшая мысль: теперь-то он может читать без компьютера. Да и книжку в виртуальном мире он может во всякой позе, в каком угодно аналоговом или цифровом виде читать и листать без всяких хлопот. Кирилл вошел в сеть и после недолгих поисков загрузил себе "Золотого осла" Апулея, то есть "Метаморфозы" прославленного в веках древнеримского автора. Эту книжку он в ранней юности все собирался почитать по рекомендации доброго пушкинского приятеля Евгения Онегина. Но не будучи с Пушкиным на дружеской ноге, ни в школе, ни в университете он до Апулея не добрался. Зато теперь двести с лишним страниц в одиннадцати главах-книгах Кирилл прочитал за полтора часа и остался весьма доволен не только ликвидацией серьезной лакуны в своем классическом образовании. Гораздо больше ему, как дизайнеру, понравилось апулеевское описание раздвоенного цветка юности у обнаженной Венеры. Поэтому закончив с классикой эротического жанра, он немедленно загрузил изображение Вирты и ликвидировал светло-каштановые завитки в паху. Восхищенно поцокал языком и посмотрел он-лайн, что делает любимая женщина в живую. Вирта примеряла новые платья и отвлекать ее от этого занятия было бы очень неделикатно. Оставив парикмахерско-косметические заботы на потом, Кирилл по привычке посмотрел, что делают остальные домочадцы.
   Все по распорядку. Вирта с тряпками. Дались они ей, кошмар какой-то! Инга опять заперлась в тренажерной зале и в одиночку сиськами машет. Катя? Батюшки-светы, святители-угодники, держите меня, щас упаду прям в он-лайне. Ай, да Леон! Ай, да сукин сын! Кажется, это называется кунилингус или скотоложество? Нет, Леон -- не скотина, а разумное существо-эмпат. Сейчас к нему зайдет один эксцесс, так он зовет соседа с ближней дачи, и совершат там сладостный процесс, сначала так, а после по-собачьи. Интересно, он залезет на нее или как? Значит, никак. Но все равно лучше, чем фаллоиммитатор. А теперь язычком по сосочкам... Никак почувствовал хозяйский интерес?
   -- Кирилл, ей было очень плохо, и я решил ей помочь. Ты ведь тоже сочувствуешь ей, но у тебя есть Вирта, а нее нет никого.
   -- За девицей Эмили -- молодежь как кобели, а у Груши целый век был лишь дикий человек! Это так, Леон, цитата, к тебе это лично не относится. Ты у нас не дикое, а очень благовоспитанное существо.
   -- Я тоже так думаю, хозяин. Но я люблю только тебя. Катю я всего-навсего жалею.
   -- Где это ты научился такой жалости, мой родной?
   -- Сегодня Федор с Натальей губами и языком ласкали друг другу гениталии у бассейна в бане. Им обоим было очень приятно и хорошо. Мне тоже, потому что они оба тебя любят.
   Кирилл прервал мысленное общение с любящим Леоном, пожелав ему всего хорошего и отключился от увлекательного просмотра он-лайн. Приватность разумных существ следует-таки уважать.
   Пусть его, жалеет Катьку по-своему, по-собачьи, и так, и эдак. Но молча, без слов, чтобы не напугать. И подсматривать дальше как-то неловко. Не мальчик уже как-никак. Леон уже тоже.
   -- Вирта!
   -- Да, дорогой. Ты что-то хотел?
   -- Я и сейчас хочу...
   -- Уже лечу, дорогой, на крыльях любви. Мои грудки-мячики уже по лестнице прыгают. Будешь их ловить, если поймаешь. Эй, вратарь, готовься к бою!
   * **
   Вторник Кирилл постановил считать днем отдыха, хотя проснулся как обычно, но в чрезвычайно бодром расположении духа, так, что даже успел одеть пижаму и халат, прежде чем горничная Инга внесла хозяину черный кофе и горячие круассаны с джемом. Еще один царскосельский день начался. С утра Вирта засобиралась в город за покупками, куда вскоре и укатила на "порше" с двойником-эффектором в качестве личного шофера леди Вирты. Тогда как сэр Кирилл остался в своем укрытии на третьем этаже, чтобы в глазах у непосвященных не двоилось.
   Кирилл Дербанов тоже заранее знал, чем он займется в добровольном заточении вплоть до возвращения Вирты и Катиного призыва на ланч. Предвкушая интеллектуальный разврат, Кирилл представлял себе, как он залезет в богатые интернет-закрома серии "Литературные памятники" издательства Академии наук СССР. Вчера он там обнаружил Апулея, а сегодня решил скачать себе, все, что понравится из древних авторов.
   В университете древние его абсолютно не интересовали, а все, требовавшееся для сдачи экзаменов, ему на словах и в постели по утрам пересказывали прилежные однокурсницы. Ныне же у него иные интересы, другие читалки-смотрелки, и проблема просмотра заархивированных файлов он-лайн перед ним не стояла, впрочем, как и вопрос перекачки мегабайт и гигабайт полезных и приятных архивных данных. Для начала он решил осилить апулеевского современника Гая Транквилла Светония в восьми книгах "О жизни двенадцати цезарей", а затем "Записки о галльской войне", что вел и писал первый из светониевских цезарей. "Записки" Кириллу настолько пришлись по душе, что он в течение получаса упражнялся с щитом и гладиусом на грани виртуального и материального, а затем снова вернулся к увлекательному чтению он-лайн. Он даже не обратил внимания на то, что Вирта вернулась на блестящем черном "хаммере".
   После ланча у Кирилла по плану значилось навести хозяйского шороху на городских ханыг, обустраивавших лабораторию вместо сауны и бассейна. В отличие от высокоинтеллектуальных столичных людей, ставивших кластер на техническом этаже, строители-аборигены чихать хотели на строгую виртуальную бизнес-леди на плазменном мониторе. Они пьянствовать начали сразу по приезду, раздавив на пятерых пару флаконов фабрично-заводской паленой водки. После чего один из охламонов занялся онанизмом прямо перед экраном, объяснив другим работягам, мол, ему там мультик с бабой показывают, баба, дескать, симпотная. Вчера вечером Вирта, просмотрев запись он-лайн, сразу вынесла симпатяге-онанисту приговор: в случае рецидива она со скальпелем спуститься вниз, отрежет игрушку, заспиртует ее и выдаст баловнику в качестве выходного пособия.
   Насчет качества и квалификации местной рабочей силы Кирилл Дербанов никогда не обольщался. Поэтому воспринял как должное тот факт, что горничная Инга, обнаружив двух пьянтосов, спящих на лестнице, ведущей к суперкомпьютеру, взашей их вытолкала из дома.
   Девица она в теле, культуристка, и справится ей с двумя придурками
   давно пропившими и мускулы, и мозги не составило больших трудов.
   Кирилл с тоской думал, что как бы было хорошо, нанять вместо всякой пьяни славянских национальностей работящих корейцев или умных трудолюбивых китайцев. К жителям Поднебесной империи, как к островным так и к континентальным, Кирилл Дербанов относился с большим почтением. Живущих на острове Формоза он, естественно, высоко ценил за продвинутые технологии и всемирно-известные брэнды. Кстати, новенький Кириллов ноутбук тоже был тайваньского происхождения. Тогда как, китайцев, проживающих на континенте, Кирилл Дербанов глубоко уважал за политическую мудрость. Поскольку, не развалив огромной страны, они умудрились поместить свой китайский коммунизм в хоспис, где в ближайшем обозримом будущем ему предстоит тихо-мирно скончаться в окружении плачущих родственников и приверженцев дела великого председателя Мао, от коего ныне почти ничего не осталось, кроме забальзамированной мумии.
   К несчастью, дальневосточный опыт весьма далек от реалий Восточной Европы и Западной Азии, и Кириллу пришлось самолично призывать к порядку ханыг-строителей, так, чтобы было весомо, грубо и зримо в виде могучего хозяйского кулака размерами почти с голову его боевого пса с сурово насупленными бровями и нутряным рыком. Явление коротко стриженного авторитета-хозяина в адидасах с лампасами и такой же уголовно-криминального образца кожаной куртке вкупе с рэкетирскими кулаками-гирями и с псом, похожим на собаку Баскервилей, возымело нужное действие. Вольнонаемные работяги-трутни засуетились, как бригада зеков-муравьев под контролем морального кодекса строителей коммунизма в Туруханском крае в эпоху обострения классовой борьбы. Немного погодя Кирилл вывел свое авторитетное виртуальное "Я" на плазменный монитор, установленный в месте проведения ремонтно-строительных работ, и с глубоким чувством брежневского удовлетворения услышал робкое придыхание и шепот:
   -- Начинай пахать, мужики. Баскервиль, падла, зырит...
   БОНИ И КЛАЙД
   Среда 1 августа
   На следующий день грозный хозяин и работники местного разлива расстались ко взаимному облегчению, причем без малейшего членовредительства. Тороватый заказчик, всегда готовый к рукоприкладству, даже выписал им пол-ящика премиальной водки-евграфовки, а Инга вывезла их на полугрузовике за пределы царскосельской зоны. Подальше от плотоядно облизывавшегося Леона и Вирты, предлагавшей бригаду коммунистического труда сначала заморозить в резервной емкости с хладагентом, а потом, когда над бассейном-реактором будут смонтированы три мощных излучателя, сделать из шнырей-строителей первичный ДНК-раствор. Предложение научного руководителя проекта растворить трудящихся в реакторе зам по хозчасти Кирилл отверг, указав завлабу Вирте на факт непригодности генетического материала, претерпевшего неприемлемые мутации в результате отравления спиртосодержащими жидкостями в течение многих поколений. Поскольку завхоз стоял ближе к народу и хорошо знал народные нужды, завлаб с ним была вынуждена согласиться. Как и с тем, что ему нужно как следует отдохнуть и почитать Ксенофонта с Геродотом.
   Дальше строительно-монтажное дело пошло практически без участия Кирилла, углубившегося в чтение, так как прибыл более квалифицированный персонал для внутренних отделочных и электромонтажных работ в лаборатории. Все шло и без него по плану, если в вишневом саду рычал экскаватор и ударно трудились армянские гастарбайтеры, обещавшие к концу недели сдать под ключ плавательный бассейн хорошим людям.
   Ни Кирилла, ни Вирту строительный шум и южный армянский гам не беспокоили. Лишь Леон неодобрительно морщил нос, внимательно наблюдая с разных позиций за чужаками, снующими на первом этаже и в саду. Но и пес смог отдохнуть от многолюдства, когда Кирилл взял его с собой на рекогносцировку восточных и северо-восточных оперативных направлений за пределами зоны ответственности царскосельской охраны.
   Рекогносцировкой эту поездку на новом "хаммере"-броненосце можно было назвать условно. Кирилл Дербанов не собирался в этих местах воевать и ездил осматривать тамошнюю местность на всякий случай. А вдруг пригодиться? Гораздо больше его ныне интересовали северные окрестности города, где располагалась полевая ставка криминального и политического авторитета Евграфа, позавчера неудачно попытавшегося атаковать Хатежино. Хотя Кирилл все же отметил, каким маршрутом двигались с утра в понедельник евграфские БТРы.
   Главная штаб-квартира Евграфа дислоцировалась в северной свободной экономической зоне, откуда президент АО "Автокон" Ким Маратович Евграфов изредка давал руководящие и направляющие указания гласно и негласно подконтрольным ему лицам: юридическим, физическим и общественным. В то время как сам владелец Северного авторынка, городского филиала одной из коммунистических партий и прочая, и прочая предпочитал постоянно пребывать в сорока километрах к северо-востоку от города в бывшем некогда образцово-показательном лагере труда и отдыха юных пионеров и школьников, чьи родители достигли определенных партноменклатурных высот или были к ним приравнены по беспартийному табелю о рангах.
   Пионерлагерь "Лесная сказка", наряду с макаронной фабрикой, мясокомбинатом и крахмальным спиртвинзаводом Киму Евграфову удалось без труда приватизировать во времена оны, когда любому влиятельному проходимцу позволялось брать столько экономического суверенитета, сколько он способен проглотить. Ни на аппетит, ни на желудок тогда еще молодой Ким Евграфов не жаловался, так как заправлял райкомом и райисполкомом в партийно-административной территориальной единице, где располагались данные промышленные объекты, позволявшие ему и его приближенным по-партноменклатурному обычаю выпить, закусить и отдохнуть на природе с девочками-комсомолками.
   За это Кирилл Дербанов нисколько его не осуждал и отдавал ему должное, поскольку Ким Маратович Евграфов прекрасно знал, что такое партминимум и партмаксимум. Брал Евграф все-таки по чину и все смог переварить, наверное, потому что чтил заветы великих вождей и происходил из семьи потомственных провинциальных коммунистов с дореволюционным партийным стажем.
   Дед Евграфа, старый большевик и заведующий венерическим диспансером Иосиф Евреинов был с почетом репрессирован как член ордена иезуитов и резидент парагвайской разведки, получив свои десять лет без права переписки с подельщиками и пациентами. Комсомолец Марат Евреинов за коммуниста-отца отвечать не стал, в соответствии с указанием вождя записавшись на фамилию жены, и впоследствии очень был тому рад в период борьбы с безродными жидовствующими космополитами. Сыном врача-вредителя Марату Евграфову стать не довелось, от старого мира он отрекся и при генсеке Хрущеве, развенчавшем культ своего предшественника, Марат Иосифович достиг номенклатурного поста зампредседателя облисполкома в соседней губернии. Сам Ким Маратович в мятежной юности тоже хотел сменить отцовскую дворянскую фамилию на что-нибудь более подходящее вроде Виленский или Марксятников, но старшие товарищи по партии ему указали, что это было бы нескромно, так как у него и без того политически правильное имя-аббревиатура Ким -- Коммунистический интернационал молодежи.
   Кимовцем и коминтерновцем Кириллу Дербанову быть не пришлось, потому как задолго до его рождения внешнеполитическим шпионажем стали заниматься совсем другие партийные и комсомольские международные организации. Кирилл лишь успел побывать в октябрятах, в знак чего полтора года носил красную пентаграмму с фантастической кудрявой головой внутри, тогда как взаправдашний лысый череп Ильича I располагался совсем в ином месте. В пионерах юный Кирилл Дербанов очень недолго состоял заочно, после того как классная руководительница объявила своим подопечным, что она их туда записала.
   Так бы Кириллка жил не тужил пионером-заочником до самого запрета КПСС с детско-юношескими филиалами, если бы любящие родители не засадили его в пионерский лагерь. За забором домашнему мальчику Кириллу пришлось очень несладко не только потому, что его одели в пионерскую робу с красной удавкой на шее и поднимали ни свет, ни заря. Впервые в жизни он строем ходил в общую столовую, в общую баню с девкой-вожатой (сама, мымра, не раздевалась, а на пацанов таращилась!) и спал в общей камере. Все бы ничего, но он оказался самым младшим и одним из самых слабых в лагерном отряде номер шесть, в одиночку, без дворовой команды, в окружении врагов из других районов. Несколько ночных драк с применением подручных средств, и все встало на свои места, а сокамерники отыскали новый объект для издевательств. Но мальчику Кириллу нисколько не понравилась сама возможность того, что кто-то имеет право гонять его по зоне лагерным бушлатом. Также как и то, что он сам ни за что ни про что может угодить в лагерную зону не на три недели, а на более длительный срок с другим режимом принудительного содержания в огражденном со всех сторон пространстве.
   В лагере труда и отдыха Кирилл Дербанов, окруженный заботой коммунистической партии и советского государства, долго не находился. В конце августа однажды утром прикатил из города начальник лагеря с белым лицом, тайком в кабинете сжег свой красный партбилет, а пионеров в красных галстуках и белых рубашках разобрали по домам срочно приехавшие испуганные родители, имевшие бледный вид. Красного в те дни было мало, белого намного больше.
   Вскоре красные вернулись, но уже в обличье добропорядочных коммерсантов, солидных предпринимателей и видных промышленников. Ким Евграфов стал капитаном ликероводочной индустрии и пищевой промышленности, причем не из последних в городе. Мясохладобойня Евграфа против импортной продукции не сдюжила, зато отечественная водка-евграфовка обрела ранее невиданные и неслыханные крепость и специфический деревянный вкус. Сучковатая евграфовка шла на ура и заслуженно заняла свое место среди других народных марок, включавших в себя высококалорийные продукты повседневного и праздничного спроса.
   Народ требовал продолжения банкета, социологический рейтинг евграфовки был весьма высок, и в столице предложили Киму Евграфову баллотироваться по коммунистическому списку. Быть народным избранником товарищу Евграфову понравилось. Но счастье было недолгим, потому как те, кто принимает политические решения, напитков, подобных евграфовке, не употребляют ни внутрь, ни наружно, и потому на второй срок в парламентариях Евграфа не оставили. И с одномандатным округом он промахнулся, где на него ополчилось горбачевско-лигачевское общество трезвости, а в день выборов хитроумные либерал-конкуренты бесплатно на разлив давали опохмелиться его избирателям на противоположном конце города.
   Но дело было даже не в происках политических оппонентов. Основная промашка депутата Евграфова состояла в том, что он необдуманно сунулся в столицу со своей кимовкой-евграфовкой провинциального разлива. Кимовка-евграфовка свободной конкурентной борьбы марксистских идей и мнений не выдержала -- мол, сортов водки много, а электорат один, поэтому Ким Евграфов лишился депутатства, вернувшись, тем не менее, в родные пенаты с нажитым политическим и финансовым капиталом.
   В ментовском мятеже Евграф держал нейтралитет, в тройственное согласие не входил, но после активнее всех призывал к примирению и всепрощению, а уволенных из внутренних органов милицейских товарищей записал в свои красногвардейцы. Позднее он присоединил к своей парторганизации несколько независимых коммунистических группировок. Но на новых выборах его опять не пустили в компартийный список. Одно время поговаривали, что Евграф намерен обменять с доплатой свой водочный бизнес на столичное депутатство, но слух не подтвердился. И Ким Евграфов по-прежнему оставался одним из столпов губернского высшего общества. Потому как в бытность Кима Маратовича столичным депутатам, нашлась пропавшая грамотка, где значилось, что предок Исаак Евреинов, подвизавшийся думным дьяком при дворе царя Бориса, был пожалован сельцом с крестьянами и дворянским титулом. Переходить на фамилию деда-большевика и двоюродной прабабки, присяжной суфражистки, Евграф не стал по антисемитским соображениям, но в городское благородное собрание вошел, поскольку имел хоть и коммунистическое происхождение, но далеко не пролетарское.
   В столице Евграф приобрел вкус к шикарной депутатской жизни и к комфортабельным служебным автомобилям иностранного производства. В городе он открыл французский и итальянский рестораны, а также отнял с помощью своих красногвардейцев у прежних владельцев северное торжище легковых лимузинов. Теперь же, по мнению Федора Хатежина, нацелился на Южный авторынок. Наверное, престижные внедорожники Евграфу тоже были по нраву. Только вот сам водочный магнат Евграф, технология изготовления и употребления гидролизного спирта но, больше всего, собственное счастливое пионерское детство в "Лесной сказке" нисколько не нравились Кириллу Дербанову. И джипы не пользовались его приязнью, а умопомрачительные цены в французско-евграфовском ресторане, куда он случайно забрел с Дашкой, однажды пробили малоприятную брешь в личном бюджете. Но джипы-рестораны Кирилл считал пустяками, не стоящими его внимания. А вот "фольксваген", сгоревший на царскосельском грейдере, и покушение на двойника-эффектора взывали к ответному удару.
   Не забудем, не простим. Вспомню я пехоту и родную роту, и тебя за то, что дал мне прикурить от двух пулеметов и трубы от реактивной установки "град". Да с ДШК. А много не будет, любезный мой Евграф? Новоселкин вон утверждает: засаду поставили люди Евграфа. Они же, он говорит, и Тереха кончили, чтобы Ижму-старьевщика подставить. Братец Мефодий тоже не исключает такой вероятности. Но до Евграфа поди доберись! У него там в лагере не меньше полусотни гвардейцев с пушками. И чего покруче найдется, если тот красноголовый обалдуй с кольтом был, а длинный ДШК вертел. И ехали, гады, здешними глухими дорогами, чтобы никто не просек. Может, у Федьки людей попросить? Нет, не даст. Если только Евграф отступного не заплатит. Но тот заплатит -- бизнес дороже. Заставят, у сильных метода отработана. Против всех не попрешь -- массой задавят. И мне в одиночку слабо на Евграфа наезжать. Он сейчас, небось, все меры безопасности по максимуму раскрутил. Обидно, досадно, но ладно.
   Вернувшись домой, Кирилл поделился своими обидами с любимой женщиной, но понимания не нашел:
   -- Нудный же ты мужик, Кирилл Дербанов. Я там на грейдере так славно повоевала. И Леон тоже...
   Но пес внес свою поправку:
   -- Ты не права, Вирта. Я не воевал, а защищал Кирилла, Федора, Наталью...
   -- Защитничек! А кто в футбол с черепком играл?
   -- Так вышло. Противника надо было деморализовать и лишить воли к сопротивлению.
   -- Не считай меня дурой, глупый пес! Я, если хочешь знать, первее тебя была и длинному с пулеметом башку раньше отстрелила...
   -- Цыц, -- Кириллу пришлось вмешаться и прекратить прения. -- Словно дети малые! В войнушку что ли играете? Я насчет Евграфа спрашиваю, а вы тут собачитесь...
   -- Прости, дорогой. Несдержанность мне не к лицу. Я подумаю о Евграфе и его друзьях. Следует прикинуть что тут к чему. Нужна дополнительная информация. Давненько я не шарила по сетям...
   -- Извини, Вирта. Я не хотел с тобой ссориться. Кирилл, я был не прав.
   -- Так-то лучше. Ребята, давайте жить дружно, -- подвел итог дискуссии Кирилл, а в ответ услышал дружный дуэт:
   -- Кот Леопольд -- подлый трус!
   Пришлось Кириллу схватить Леона с Виртой в охапку и бросить обоих на диван. Но с двумя сразу справиться не удалось, и через мгновение Вирта сидела верхом на Кирилле и спрашивала у Леона, что им следует сделать с агрессором за подлое, гадкое, вероломное и внезапное нападение. Победители были великодушны и согласились помиловать поверженного врага из вражеского семейства кошачьих, потому как подлый трус Кирилл-Леопольд все же труса не праздновал и честно воевал на два фронта.
   * * *
   К вечеру в царскосельском доме Кирилла и Вирты стало тихо и уютно. Лабораторное оборудование было смонтировано, а армянские строители отправились трудиться в третью смену на свой основной объект в Царском Селе. Кириллов бассейн для них был, конечно, немалым дополнительным заработком, но вот первоочередность сдачи объектов была решена в пользу нового заказчика после того, как темпераментные южане увидели, кто собирается купаться в вишневом саду. Обожающие и раздевающие взгляды армян Кириллу не шибко понравились, но Вирте он ничего не сказал, поскольку был сам не способен справиться с обстоятельствами столь непреодолимой силы. Он безразлично пожал плечами и ушел читать древних авторов. В отсутствие ревнивого мужа-хозяина Вирта, надзиравшая за строительством как прораб, совсем распоясалась. Пять раз она появлялась на стройке и каждый раз в новом купальном костюме разной степени открытости и закрытости, чем стимулировала рвение строителей, хотя к закату дня Леон голословно утверждал, что стриптизерша Вирта мешает им работать. Кирилл опять помирил Вирту с Леоном, и вечером они втроем отправились купаться на лесное озеро. В отместку за собачью вредность Вирта заставила Леона возить ее на спине по озеру. Потом на Леоне катался Кирилл, а Вирта громко жаловалась, что одна-одинешенька замерзает на берегу, позабытая и позаброшенная. Кирилл бедняжку пожалел, подобрал и обогрел, в то время как пес Леон, деликатно отвернувшись, в инфракрасном диапазоне изучал опушку леса, а по дороге домой доложил о своих наблюдениях за местной фауной, предложил Кириллу съездить на охоту. Предложение было принято весело и дружно, и все втроем решили как только так сразу отправиться охотиться на диких кошек в Африку или куда-нибудь поближе.
   * * *
   После легкого ужина Кирилл опять подключился к своему двойнику. Он уже второй день упражнялся с эффектором без помощи Вирты. Получалось неплохо, хотя вчера он здорово испугался за здоровье основного любимого организма. В тот страшный день, войдя в контакт с эффектором, Кирилл вдруг с ужасом обнаружил, что у того зрение резче и контрастнее, и в панике призвал на помощь Вирту с Леоном, чуть ли не слезами на глазах сообщив им о своей внезапно развившейся близорукости.
   Кирилл с детства ужасно боялся превратиться в близорукого ботана-очкарика, персонаж весьма презираемый дворовыми пацанами. Тем паче родитель и родительница дальше собственного носа не видели, оба носили уродливые черепашьи оправы с толстыми минусовыми стеклами, оба два были интеллигентами очкастыми. А о генетической предрасположенности к близорукости и о том, как вредно читать, лежа в постели, или ночью с фонариком под одеялом, он знал от них с младенческих лет. Хотя принудить его смотреть телевизор при ярком электрическом свете, они так и не смогли -- блики на экране и тусклые краски Кирилл с детства воспринимал с огромным отвращением. И вот теперь он сам прямо на глазах превращается в отвратительного близорукого интеллигента-очкарика.
   Но Вирта его напрасные страхи развеяла с легкостью необыкновенной, посмеялась над якобы прогрессирующей по страшной силе близорукостью, предложила разуть глаза и объяснила мнимому больному, как управлять оптической системой эффектора, регулируя параметры восприятия четкости, гаммы тонов, цветопередачи и переходить на двенадцатикратное бинокулярное увеличение или двухсоткратное уменьшение. Кирилл сию минуту попробовал режимы макро- и микросъемки эффектора и остался весьма доволен физическим разрешением цифровой матрицы, ее светочувствительностью, а также просветленной оптикой своего двойника. Его тактико-технические характеристики в целом он и раньше знал, но лишь теоретически. Иное дело практика, тоже не являющаяся фундаментальным критерием истины.
   Суха, мой друг, теория, но древо жизни пышно зеленеет. Метод научного тыка универсален, кардинален и радикален. Все надо испытать и попробовать. Шансы надо использовать. Пусть расклад суров, но мы обязаны выжать из карты все возможное.
   -- Вирта! А эффектор у нас часом не импотент?
   -- Фи, Кирилл. Какие пошлости вы говорите, сударь! Как можно было такое подумать?
   -- Тогда я его сейчас к тебе пришлю.
   -- Жду.
   Кириллу было весьма хорошо, когда нежные пальчики Вирты приводили эффектора в состояние боевой готовности. Но после первых фрикций двух тел его любимый основной организм сам по себе взбунтовался, и мысль о зловредной преждевременной эякуляции Кириллу чрезвычайно не понравилась. Еще меньше ему пришлась по вкусу идея удаленного администрирования оргазмом, поэтому он, отослав силиконового фаллоиммитатора далеко-далеко, сам во плоти отправился в спальню Вирты.
   Устраивать пальбу с четырех рук из гранатометов на лесной дороге -- это мы с нашим удовольствием. Но есть все ж таки дела, что лучше делать самому, одним единственным органом тела. А не держать свечку для какого-то другого. Ты еще здесь? Пошел прочь, болван...
   * * *
   В четверг в пять утра Кирилла буквально подбросил в постели ментальный толчок. Тревога! Отделение, к бою! Но ощущения угрозы не было, а вот сладко щемящее предчувствие адреналинового риска немедленно дало о себе знать.
   Рассветало и расцветало. Вперед заре навстречу, товарищи в борьбе. Время не ждет, оно же, вперед! Опять спешит, сволочь.
   -- Извини, дорогой. Я не хотела тебя будить. Этим дурацким делом можно было бы заняться и позднее. Но коль вы уже проснулись, сударь, покорнейше прошу вас пройти в лабораторию.
   -- Уже спешу, сударыня. Только шнурки поглажу.
   Кирилл просканировал периметр и увидел, как его двойник, взвалив на плечо безвольно перегнувшееся пополам тело горничной Инги, поднимается по лестнице из полуподвала на первый этаж вслед за Виртой. Катя спит у себя, а Леон бдит на третьем этаже и докладывает:
   -- Все чисто, хозяин.
   Вот, безобразники, поспать хозяину-барину не дадут. Только приляжешь, и тут на тебе, первая смена, не понос так золотуха. Нет, чтобы полегоньку, помаленьку, тихэнько, низэнько. Однакож утро на дворе. Выходи строиться на физзарядку!
   Кирилл с Леоном спустились на первый этаж. В лаборатории Кирилл сел на белый пластиковый стул, потянулся за сигаретами, но курить не стал.
   -- Ну, что тут у нас, дорогая?
   -- Кирилл, она под гипношоком, и, думаю, ее лучше оставить в этом состоянии и дальше. Объект эксперимента находится в полном порядке.
   Вирта слегка коснулась носком туфельки бесчувственного тела Инги, перевернув его навзничь. Спящая красавица раскинула ноги и громко захрапела, а научная руководительница проекта пустилась в объяснения:
   -- Я вчера обнаружила в ментовских компах прелюбопытнейшие данные. Знакомьтесь, старший лейтенант Ингебора Данукайте, сотрудник отдела по борьбе с оргпреступностью, спецагент. Она же -- Каша, Эркюль, Герка. В соответствии с планом операции "Бакалея", работает под прикрытием, внедрена под видом прислуги в дом к первому заму градоначальника, любовница его сынка и самого папаши. Этого ей показалось мало, проявила инициативу и позавчера сама вышла на нашего обожаемого Евграфа.
   -- Вот, паскуда!
   -- Слушай дальше. Получила она от него море разливанное обещаний, хватит на сорок бочек арестантов. И еще хитрожопую хакерскую отмычку для нашей сети. Без проводов у нее нечего не вышло и эта придурковатая ментяра поперлась к кластеру аппаратно совать карточку памяти в сервер. Тут я ее и застукала.
   -- Ты что не лишила ее доступа вниз?
   -- Извини, милый, я забыла. Но теперь это значения не имеет. Реактор к работе готов, я могу отсепарировать лишнее в этой тушке и превратить ее в отличный набор белков-жиров-углеводов, а затем в питательный бульон, чтобы выращивать любые клеточные структуры и ткани. Хоть стволовые клетки, хоть позвоночник с нервами для бедненькой Натальи. Она так страдает, так страдает, хотя я бы на ее месте радовалась. Прекрасная работа. Мне бы тоже хотелось заняться киборгами. Объединять живое и неживое -- это так увлекательно...
   -- Постой, Вирта. После с киборгами возиться станешь. Говоришь, казачок-то засланный? Вот-вот, бабы тут шпиёнки, крепки телом... Нет, дорогая мы это тело приготовим в собственном соку. И веселые песенки послушаем. Я сегодня страсть как любознательный. Работаем.
   Так-так. На операционном столе? Не впечатляет, хотя руки и ноги фиксировать очень удобно. Гинекологическое кресло подошло бы лучше. А, вот, что нам его заменит! Лестница-стремянка. Дерево и алюминий. Разбираем на запчасти. Леон, на кухню, у Кати там на полке бумажная упаковочная лента. Допрыгнешь, не маленький. Сейчас мы нашей белокурой бестии сделаем крестовинку, как раз по росту будет. Андреевским крестиком награждается старший ментовский лейтенант и прочая. Вирта, тряпки с нее долой. Так и знал, трусиков не носит, как юная комсомолка-пионерка всегда готова. Тем лучше. Ручки кверху, ножки врозь, и ленточкой примотаем покрепче, десять клееных слоев, и еще пару раз. Хорошо, танком не порвешь. Теперь можно и к стеночке прислонить. Пусть наша лошадка стоя поспит. А мы подумаем, как пробудить в ней вокальные таланты.
   Кирилл знал, что в умелых руках поют-заливаются на допросе все. Нужны лишь время и верно избранная методика побуждения к сотрудничеству. Хотя раньше ему не приходилось допрашивать женщин, но в их долготерпении и в крепости женской нервной системы он очень сомневался. А в том, что касается методов физического воздействия, он, вообще, не видел особой физиологической разницы между женским и мужским организмом. Клитор, влагалище, соски, анальное отверстие у женщины, он полагал, столь же подвержены болезненным воздействиям с аналогичным эффектом, как головка полового члена и тестикулы у мужчины при допросе третьей степени с пристрастием. Кирилла Дербанова очень хорошо учили допрашивать. И он знал: чаще всего можно обойтись без физического принуждения, а садисты-извращенцы никогда не бывают хорошими следователями-дознователями. Одно дело -- работать, когда неприятно, но надо, и совсем другое -- продлевать извращенное удовольствие, нисколько не заботясь о поисках истины.
   Пора начинать концерт по заявкам. Итак, связь с Евграфом и два отпущенных на свободу взломщика с деструкторами. Дура ты наша инициативная! Семеницкий с сынком нам не нужен, но спросить стоит. Черт, гнусность какая, опять в горле пересохло, как с тем пердуном в горах. Хорошо, можно сейчас не дергаться, впереди уйма времени. Першит, зараза... Не зря следаки не в себя чай и водку хлещут.
   -- Вирта! Поди-ка ты на кухню и свари нам кофейку. Ей не надо, только нам. Смотри за кофе, шпионка не убежит, а он -- запросто.
   -- Оба не убегут. Ее твой эффектор прочно держит под гипношоком.
   -- Мне бы так.
   -- Когда-нибудь научишься.
   Черт меня побери. Инвентарь-то!
   -- Леон, присмотри тут за кобылкой.
   Кирилл сходил в гараж и взял из "лендровера" пару наступательных гранат в зеленых гладких рубашках и универсальную электродрель с циркулярной пилой-насадкой. Подумал и захватил с собой большой пластмассовый чемодан со слесарным инструментом.
  
   * * *
   -- Буди спящую красавицу с длинными сиськами. Хорош ей спать, а то замерзнет.
   Вирта подошла к распяленному телу, крепко ухватилась указательным и большим пальцем за левый сосок и резко дернула вниз. А когда уличенная в шпионаже горничная открыла глаза, Вирта как клещами прихватила другую болтающуюся грудь. Злой следователь к работе готов.
   -- Вирта, погоди сиськи-то рвать. Нам еще о многом надо поговорить, не так ли, моя милая Инга?
   Инга мутным взглядом недоуменно посмотрела на Кирилла в двух экземплярах, не сразу сообразив, кто к ней обращается. Затем до нее дошло в каком иксообразном положении она оказалась. Ее атлетическое тело резко выгнулось, мышцы напряглись, но Вирта своей добычи не выпустила.
   -- Расслабься, моя милая Инга. А то Вирта и вправду оторвет тебе все твое хозяйство.
   Вирта молча отошла в сторону, молчала и Инга. А Кирилл продолжил исполнять классическую роль доброго дознавателя.
   -- Я не буду говорить, что мы не причиним тебе зла, но шанс выйти отсюда живой все же у тебя есть. Однако я пока не знаю в каком виде.
   Кирилл выдержал паузу. Инга по-прежнему не проронила ни слова. А Леон, сидевший поодаль, сморщил нос. У Инги из под груди побежали ручейки пота, потекло с гладких подмышек, светлые волоски в паху потемнели.
   Эк ее моросящим дождиком! Я пока ничего не сказал, а соски напряглись, клитор тоже уже весь наружу. Или боиться, или эксгибиционистка, ишь возбуждается, поскудь, подтекает со всех дыр, анус тоже мокрый. Продолжаем.
   -- Инга, ты же профессионал. Запираться бессмысленно. Прекрасно знаешь -- я тебя разговорю. Рано или поздно. Слесарно-гинекологический инструмент, я думаю, мне не понадобится. А вот другое лабораторное оборудование нам подойдет. Физика -- наука точная, и мы можем варьировать напряжение и силу тока в очень широких и чувствительных пределах. Два электрода на соски, один вон на ту маленькую тверденькую штучку между твоих прелестных нижних губок. Еще один на очень чувствительное анальное устье. Смачивать не надо, ты и так мокренькая. Начнем с легкой миллиамперной щекотки в двенадцать вольт. Потом сорок, шестьдесят. Будешь упорствовать пойдут амперы и вольты покруче. Можно ненароком поджарить нервные окончания в эрогенных зонах. Но, думаю, тебе фригидность ни к чему.
   -- Господин Дербанов, зачем мне вам тут распевать? Вы ведь тоже профессионал и летальный исход гарантируете, не правда ли? Рано или поздно? И трупы расчленять вы умеете грамотно и профессионально. Или я ошибаюсь?
   -- Пташечка, вопросы здесь задаю я. А ты либо отвечаешь, либо мы тебе делаем очень и очень много бо-бо...
   Наша пташечка запела. Хорошо поет, можно заслушаться, видимо, на что-то надеется. Знать бы на что. Электричества не очень-то боится, боли, похоже, тоже. Зря это я про вольты и амперы. Лучше бы без предупреждения, сразу ее на реостат ставить. Фактор внезапности тоже немаловажен...
   В то самое мгновенье мускулы всего тела Инги внезапно напряглись, по торсу прокатилась волна непроизвольных мышечных сокращений. В течение долей секунды не выдержали крепления на руках, затем на ногах. Инга взлетела в воздух, словно гигантское насекомое оттолкнулась двумя ногами от стенки, и в прыжке рванулась к ближайшему окну мимо Кирилла. Ни одного из трех следователей ей врасплох застать не удалось, все трое ударили по ней практически одновременно. Кирилл в боевом режиме с лету достал Ингу точным касанием носка правой ноги в основание черепа. Леон с места оглушил ее в полете инфразвуковым резонатором, а Вирта с ходу врезала импульсом гипношока. Не долетев до подоконника, уже бесчувственное тело беглянки по-лягушачьи звучно шлепнулось на кафельный пол.
   -- Вирта, а наша певчая птичка, оказывается, крутейший киборг...
   -- Гораздо хуже, Кирилл. Ее по макушку нашпиговали мышечными наностимуляторами. До предела. Я никак не думала, что в ней столько этой гадости. Получилось одноразовое тело, живой труп. Ей теперь ни полное переливание крови не поможет, ни пересадка костного мозга. Она -- в данный момент кусок протоплазмы, активной протоплазмы.
   -- Сколько ей осталось трепыхаться, на твой взгляд?
   -- Думаю, не больше двух часов.
   -- Привязываем и будим. Шоу должно продолжаться. Леон, на всякий случай тащи скотч из моего кабинета. Один очень умный человек сказал: где танки -- там и рвется. А эта сисястая хуже танка.
   Через четверть час Инга заговорила, после того как Кирилл в красочных подробностях живописал хирургическую процедуру извлечения из ее влагалища гранаты с выдернутым предохранительным кольцом. Не менее подробно и живописно он изложил методику вложения данной осколочной гранаты и дальнейшего ее продвижения к полости матки. Сломалась Инга, когда Кирилл, подбросил и небрежно поймал гранату, о которой шла речь, выдернул кольцо и безапелляционно заявил, что ассистировать акушеру-хирургу обязательно должен опытный сапер-взрывотехник. Разродиться противопехотной гранатой на боевом взводе старшему лейтенанту Ингеборе Данукайте почему-то не захотелось, и она все, что могла рассказала и даже намного больше.
   * * *
   -- Вирта! Она -- твоя.
   -- Господин Дербанов, вы же обещали мне жизнь!!!
   -- Это точно. Жить вы, Ингебора, будете долго и счастливо. И умерли они в один день, но без меня. Пошли Леон, я теперь не лаборант. И Катя зовет завтракать. Жрать-то, небось, хочешь? Я тоже, идем поближе к кухне, боец Леон, заслужили мы с тобой вкусную сахарную косточку.
   На кухне Кирилл долго не задержался, но еще раньше он позвал Вирту:
   -- Работаешь?
   -- Да, мой дорогой.
   -- Мне кажется, с этой дрянью в ее крови ты можешь справится.
   -- Безусловно, продукты распада я могу вывести, этим сейчас и занимаюсь, но ее мозг безнадежно отравлен.
   -- Вирта, Инга умирает с честью. Ее тело и разум должны жить.
   -- Понимаю, Кирилл. Я сохраню, все, что смогу. Но она станет частью меня самой и частью тебя. Ты согласен?
   -- Да и еще раз да! Пусть она останется с нами.
   -- Да, любимый.
   Что такое бинарные нейростимуляторы в нанокапсулах, активируемые по химической команде, Кирилл Дербанов знал не понаслышке. Он был одним из первых добровольцев, на ком в армии испытывались эти препараты. На своей собственной шкуре он тогда испытал последствия общей интоксикации организма, но, к своему счастью, в пределах физиологической дозы. Кирилл без труда мог представить себе, сколько всякой дряни бесполезно бурлит сейчас в крови у Инги и знал, что гормонально-химической бури ее организм никак не выдержит, судя по тому с какой силой ее тело рвало путы и летело к близкой свободе. Но на Вирту он все же надеялся, хотя в чудеса не верил. После армии Кириллу во второй раз предложили стать испытателем новой серии чудо-препаратов. Его тело и организм очень этого хотели, поскольку помнили былую безумную мышечную радость и непередаваемое словами чувство мускульного всесилия. Но по трезвом и здравом размышлении Кирилл Дербанов отказался во второй раз обратить себя в подопытное животное, обдолбанное обезболивающими, когда его организм в муках и корчах избавляется от продуктов распада чудесного лекарства. Теперь вот он воочию увидел результаты и последствия запуска в производство тех чудо-стимуляторов или их более мощных аналогов.
   Кто смел, тот и съел чуду-юду. Упокой, Господи ее ментовскую душу. Ибо добровольно она дала себя отравить во имя дела. Или ей врачи как тупорылому менту и спортсменке ничего толком не сказали? Наверное, все-таки знала. Пусть каждый исполнит свой долг. Впрочем, ей уже все равно, и сие не есть важно. А нам люди разные нужны, бабцы всякие важны.
   -- Вирта, моя помощь требуется?
   -- Да, дорогой. Сядь или ляг где-нибудь поудобнее и постарайся расслабиться. Я к тебе подключусь позднее.
   -- Пошли, Леон. Будем расслабляться, как положено.
   На балконе Кирилл едва успел сесть в кресло, когда Вирта сообщила о своей готовности...
   ... Кирилл очень удивился, опять оказавшись в игровом пространстве Тюрингенского Леса, где вместо идеальной фигуры Вирты ему предстал гориллоподобная бой-баба, перевитая толстыми жилами и гипертрофированными мышцами.
   Стало быть, это у нас Инга. А какая мохнатая спереди и сзади, мама миа! Где ж таких макак делают, так-перетак?
   Он бы предпочел другой сюжет, но не он ныне заказывает музыку, пришлось заняться повторением пройденного. Разве что вместо болотца с бензиновыми разводами им предстояло омовение в глубокой глинистой луже на лесной дороге, разбитой танками. Вечерело.
   Кирилл еще раз со вкусом выругался сержантским загибом и с чувством, от души смачно шлепнул могучую валькирию Ингу по голому мускулистому заду:
   -- Будешь меня сиськами прикрывать, махнешь ими раз, махнешь другой, все немцы, американцы в разные стороны так и разлетятся. Или слетятся...
   ... -- Вирта, ты бы как-нибудь иначе...
   -- А мне, Кирилл, там очень было весело. Я думала, мой герой, ты там тоже славно повоевал.
   -- Индюк тоже думал. Я иду вниз. Показывайте, что там у вас получилось, моя дорогая леди Мэри-Вирта Шелли-Франкенштейн.
   -- Нет, дорогой мой, пока не готово. А часа через полтора добро пожаловать. Мы обе будем очень рады вас видеть, храбрый сэр Сирил Тюрингенский.
   * * *
   Кирилл успел основательно утомить организм в тренажерном зале и принять душ, когда Вирта позвала его в лабораторию.
   -- Мой дорогой! Ты еще не заснул? У нас все готово.
   Инга в своем традиционном костюме для занятий физкультурой и спортом стояла в свободной позе посреди реакторного зала под яркими галогеновыми лучами бестеневой лампы, а Вирта в серо-зеленоватой хирургической униформе и в латексных перчатках в тон приплясывала вокруг и любовалась делом от рук художества своего:
   -- Посмотри, мой дорогой! Просто прелесть! Какая внешность, ум, стать. Где твои глаза? Я бы на твоем месте непременно в нее влюбилась. Скажешь нет?
   -- Скажу да. Сойдет для сельской местности. В общем и целом. Что у нее от Инги осталось?
   -- Достаточно, чтобы стать мыслящим существом, но разум ее пока спит. Несколько часов она будет себя вести как человек без воспоминаний. Но все нервные реакции в норме и вестибулярный аппарат в идеальном состоянии.
   -- В ней много модифицированной кремнийорганики?
   -- Не очень, но хватает. Однако, поменьше, чем у твоего эффектора. Форм-фактор прежний, но посмотри, как она прекрасно двигается! Ну не будь таким букой, пожалуйста.
   -- Ну что ж, посмотрим, коллега Вирта, что у вас получилось.
   Кирилл подошел поближе, солидно, по-профессорски прокашлялся нацепил воображаемое пенсне, взял с лабораторного стола стеклянную палочку, похожую на дирижерскую, поискал камертон, но не нашел и принялся донельзя серьезным академическим взглядом изучать Ингу, как статуэтку или монетку, в аверс и реверс, время от времени глубокомысленно хмыкая.
   Он не показывал виду, но преображенная Инга ему понравилась до невозможности, с первого взгляда. Рост, вес, плечи Инги остались прежними, но фигура стала мягче, воздушнее, приобретя ранее немыслимые для этого тела грациозность и изящество школы классического балета.
   Под неулыбчивым взором мэтра Кирилла обнаженная балерина Инга, встала в скромную пятую позицию со скрещенными ногами и грациозно показала строгому экзаменатору, как она умеет перейти в арабеск -- намного более откровенную позу классического танца. Затем она опять скромница в четвертой позиции, взмах руками а-котэ, Инга открывает бедра в подготовке, закручивает скоростной искрометный пируэт и с изящной медлительностью приседает в балетном поклоне. Аплодисменты, маэстро!
   Метр Кирилл не смог удержаться от восторженных оваций и несколько раз крикнул: браво! Все же на бис он балерину не вызывал и цветов ей не дарил. Вместо этого он, вынув из наплечной кобуры пистолет Стечкина, протянул его Инге рукояткой вперед.
   -- Розы в хрустальной вазе на журнальном столике в углу. Огонь без команды. К бою!
   Через две минуты вся дюжина обезглавленных цветочков грустно лежали на столе и под столом. А Вирта разразилась бурными и продолжительными аплодисментами:
   -- Получилось, получилось! А я боялась, что она стрелять не умеет.
   -- Завтра проверим в деле. Когда ты над ней работала, меня вызывал Хатежин по транковой связи. Приглашает нас поставить заслон у Марфуткиной фермы на удаленном востоке. Говорит, общегородская контрпартизанская операция откладывается, а дикие менты могут за продразверсткой двинуться.
   -- Вот и чудесно! Мы с Ингой обе оденем зеленые диагоналевые гимнастерки с длинным рукавом, ремни, сапожки и коротенькие юбочки как в кино про Великую отечественную...
   -- Во-во, только плавочки бязевые или там кевларовые под ваши юбочки подденьте. Не ровен час застудите себе чего-нибудь там. По утрам бывает прохладно...
   -- Фи, Кирилл! Красивая женщина, если ты хочешь знать, дышит не только грудью.
   -- Наслышан.
   -- А посмотреть уже не хочешь?
   -- На балерину Анастасию Волочкову? Нет, госпожа Вирта Петипа-Баланчин. Концерт по заявкам окончен. Давай, балетмейстерица, облачай свое творение в повседневную форму одежды. Трусы тоже не забудь, подышит причинным местом как-нибудь в другой раз. И с бюстгальтером что-нибудь придумай. Если я не ошибаюсь, старый, по-моему, ей уже малость великоват.
   -- На два размера, дорогой. Ничего, в моем белье походит. Так--то оно будет лучше. И ей полегче, не надо на себе столько сисек таскать, у меня их поменьше, но и то иногда заносит на поворотах. И ты, мой милый, отныне не будешь на ее вымя пялиться каждый вечер.
   -- Подсматривала?
   -- Это ты подсматривал. А я следила, чтобы с любимым мужчиной не случилось ничего плохого.
   -- У, заботливая моя...
   -- Вся к вашим услугам, сударь.
   Вирта присела в глубоком реверансе, а Кирилл церемонно ей поклонился и отправился к Федору Хатежину делиться живьем новой информацией. Даже сверзащищенной и шифрованной транковой связи Кирилл в общем-то не доверял. Всякое случается во всех частях марлезонского балета.
   * * *
   Стало быть, менты из компьютерной безопасности не угомонились. Опять я им понадобился, а Инга, паскуда, то бишь бывшая паскуда, по команде мента, стоявшего на стреме, их выпустила. Балерина царскосельская! Прима Волочкова-Кшесинская! Может, ей ДШК за дрыгоножество подарить? Нет, пусть лучше им мой болван пользуется. В его руках пулемет лучше смориться. А Инге мы АК дадим и парочку гранат. Только, чтоб носила их, где положено: акушер-взрывотехник -- специальность редкая. Но боец она славный, и к Евграфу ее теперь можно запросто запустить в разведку, если старый насисьник ватой набить. С новыми грудками ей никто не поверит -- скажут подменили. Вирта это, конечно, зря устроила, дурында ревнивая. Но она молодец, шпионку Евграфову лихо вычислила. Евграф и компьютерные менты -- странное сочетание, и всех мои файлы интересуют. Семеницкий-младшенький туда же лезет. Весьма любопытственно: меня боятся и считают, что за мной стоят наша мэрия и столичная гебуха. Вирта -- суперагент! Придумают же! Был я прикрытием у одного гебиста-эмиссара, ныне, значит, мной эмиссарша из столицы Вирта вертит-крутит. И все вокруг крутые по плешку. Деструкторы хитрые, что компьютеры вырубают, надо полагать, не только у гебистов, но и у ментов. Технологии, твою мать. У всех ресурсы, люди, а у меня фига на постном масле. Бойцы нужны, хотя бы с пяток. У Хатежина надо просить.
   Тем не менее Федор Хатежин к идее свершить возмездие и обречь мечам и пожарам пионерлагерь "Лесная сказка" отнесся крайне отрицательно:
   -- Дербан, тебе что моча в голову стукнула? Фингал что ли под глазом, потому как горшок тоже мимо не пролетел? У Евграфа там поболе двух взводов гвардейцев будет и крахмальный завод в пяти километрах, там еще взвод охраны.
   -- А если у Белого, что нынче наследник Ижмы-старьевщика, людей попросить?
   -- Белый, скорее, красным еврографьям поможет, чем мне. Он до сих пор от радости поет и скачет, что на первой руке сидит и секонд-хэнд наследственный никто не отнимает и отнимать не собирается.
   -- А Евграф у тебя авторынок?
   -- Слабо ему. Если во второй раз полезет, по дороге возьмем. Он сейчас в зоне особого внимания. Люди его тоже.
   -- Не все, генерал, и не во всякий час и не во всяком месте. Банду мотоциклетную помнишь? Так вот, в воскресенье они еще раз в наших краях появятся сотоварищи. Твоим патрульным на авторынке мстить будут, а Евграф им стволов обещал подкинуть. Выезжать станут из города по одному, по два, на север, скучкуются после, на западе, примерно в районе между шпалопропиточным и мясокомбинатом.
   -- Вот оно как! Сведения верные?
   -- Вернее не бывает.
   -- Откуда дровишки?
   -- Из лесу вестимо. Хороший человечек у меня теперь имеется.
   -- Кто он, само собой, не скажешь.
   -- Я вас познакомлю, когда людей на Евграфа дашь.
   -- Ну, если только кого из дружинников, кто добровольно. Или вон сына полка Ваську Буздыкина. Горит желанием с тобой поговорить, барбос. Два дня своего сержанта упрашивал, чтобы позвонить разрешил.
   -- Понятно, Ванька Жуков, письмо на деревню дедушке Константин-Макарычу. Милый дедушка, забери ты меня отсюда Христа ради...
   -- Не совсем, этот покруче будет. Сегодня с утра БТР угнал, к тебе в Царское намылился. Но за КПП не выехал. У меня с этим строго. Сейчас на губе сидит.
   -- Сколько сидеть салажонку?
   -- Трое суток.
   -- Свидания разрешены?
   -- На гауптвахте не положено. Но в виде исключения, потому как он твой крестник, сходи проведай арестанта. Можешь его и насовсем забрать, если завтра Марфуткину ферму прикроешь.
   -- Не вопрос, прикрою. Я же тебе сразу обещал. С рассвета и до заката я в твоем распоряжении. А Ваську-то я, пожалуй, возьму. Он мне в блокгаузе пригодиться. Работы и службы там хватает.
   -- Тогда милости прошу в сад, перекусим, чем Бог послал. Наталья уже нас поди заждалась. А потом пойдем твоего Ваську условно-досрочно освобождать.
   Федор Хатежин был не совсем прав насчет строгости, порядка и дисциплины в своем гарнизоне. Васька Буздыкин на гауптвахте не сидел, а в одиночку занимался на плацу строевой подготовкой под присмотром здоровенного сержанта. Хатежин освободил сержанта от педагогической повинности, отнял у Васьки карабин Симонова без магазина, а сразу приунывшего юного бойца-спасателя отправил в казарму за сидором с пожитками. На выход с вещами.
   -- Меня куда сейчас, Федор Михайлович? В ментовку или к бабке в деревню?
   -- Узнаешь. Пять минут в твоем распоряжении. Кругом, арш!
   -- Не сбежит?
   -- Если он тебя, Кир-Валерич, увидел, то нет. Будет здесь как штык, через пять минут, даже раньше.
   Васька прибежал через три минуты и доложил по всей форме о прибытии.
   -- Василий Буздыкин, поступаешь в распоряжение старшего сержанта Дербанова до первого сентября. А там мы с ним решим, куда тебя девать. Все понял?
   -- Так точно. В распоряжение старшего сержанта Дербанова до конца летних каникул.
   -- Эй ты, каникуляр, у штаба стоит мой "лендровер". Сидеть смирно и ждать меня до упора. Леон, проводи товарища.
   -- В строгости держать собираешься?
   -- А то. Ему курс молодого бойца надо пройти. Или ты его уже всему научил?
   -- Нет, только начал.
   -- Лады, а я продолжу. Но продолжай и ты, коль начал, выдавай, военную тайну, генерал. Говоришь, основное действо, по твоим прикидкам, состоится вдалеке от Марфуткиной фермы. Так?
   -- Если верить некоторым данным, то вполне вероятно. Предположительно противник выдвигается с юго-запада от Вересков и дальше на север к Жердяжьему.
   -- Вот что, Федор свет Михалыч, если я понадоблюсь, поднимай меня по тревоге в любое время дня и ночи.
   -- С Дарь-Николавной?
   -- Можно и с ней.
   -- Понял, принято. Аккуратней там, Дербан. Сам знаешь.
   -- Знаю, что я ничего не знаю, и даже об этом не могу знать, ваше превосходительство.
   * * *
   В машине Кирилл пресек Васькины попытки завязать разговор, потом на него долго и мрачно смотрел, выкурил сигарету, нехорошо выругался и процедил сквозь зубы:
   -- Едем на стрельбище, покажешь, чему тебя хатежинские научили.
   Курс молодого бойца начался. Сержант Дербанов приступил к исполнению своих обязанностей отца-командира, а рядовой необученный Василий Буздыкин еще не знал и даже не догадывался, что его ожидает. Васькину стрельбу Кирилл забраковал сразу. На его взгляд, малец с огнестрельным оружием всяких типоразмеров обращался как постсоветский лох с набором ножей и вилок-ложек в ресторане заграничного пятизвездочного отеля. Сожрать что-то там сможет и голодным не уйдет, если наглости хватит, но удовольствия точно никакого не получит и расслабиться не сумеет, потому как козел и не умеет себя вести в приличном обществе. Ресторанную науку, по правде говоря, Кирилл Дербанов сам недолюбливал, но как выглядят нож-вилка для рыбы знал и ложкой для салата суп не сёрбал. Но, если он мог кому-нибудь простить неумение пользоваться вилкой для разделки омара-лобстера, то неспособность нажимать на спусковой крючок нежно, плавно, уверенно и бестрепетно он считал сродни умственной отсталости. А нежелание учиться прицельному огню -- моральным уродством. С Васькой, по мнению Кирилла, дело обстояло совсем худо: его подопечный как полугодовалый щенок боялся очередей над ухом, с опаской держал в руках ручную гранату без запала и немножко сделал под себя, когда Кирилл бросил имитационный взрывпакет позади Васьки, изготовившегося к стрельбе лежа.
   -- Слушай меня, охламон. И мотай на ус. Ты сейчас можешь вернуться к хатежинским, генерал возьмет. Или бежать в деревню, в глушь, в курятник, к бабке. Или еще куда-нибудь. Но если остаешься со мной, то выбора больше не будет. Пока я не отпущу, неважно в каком виде, живым или мертвым. Я для тебя с этого дня не сосед по дому, и не глупый царь и не языческий бог, и не тупой воинский начальник. Я -- дальше, выше, сильнее. И намного круче, чем ты думаешь, салага. Решай, три минуты на размышление. Время пошло.
   Васька согласился. А Кирилл не стал спрашивать почему.
   -- Ты -- рядовой необученный. До первого числа у тебя учебка. Не умеешь -- научим, не хочешь -- заставлять не будем, пойдешь в распыл. У тебя конец детства, сынок. Не передумал? Тогда в машину, твое место в заду! И портки ссаные сменить! На заднем сидении твой камуфляж.
   -- Леон, Васька меня боится?
   -- Нет, Кирилл, он тебя уважает и любит, я тоже тебя люблю. Можно мне этому Ваське помогать?
   -- Можно, только жалеть его не стоит. Цыплят по осени считают. И щенков летнего помета, наверное, тоже.
   * * *
   Дома Кирилл распорядился Васькиной судьбой.
   -- Вирта, оболтуса ты видела. Мне нужно сделать из него пристойного бойца, чем раньше, тем лучше. Ты у нас домоуправительница или домомучительница?
   -- И то другое, и другое, мой дорогой.
   -- Инга твоя потянет на роль сержанта-инструктора по боевой и физической подготовке для этого салабона?
   -- Безусловно. С обязанностями горничной она успешно справляется. Даже Катерине на кухне сегодня помогала.
   -- Катя ничего не заметила?
   -- Нет, дорогой, она только в свои кастрюльки смотрит да на тебя. Из кухни с любовью.
   -- А может на Леона? А, без разницы! Смотрите там, чтобы она к Ваське со своей любовью не приставала.
   -- Присмотрим мы за порядком, не волнуйся. И за Катькой, и за Васькой...
   -- Только вы у меня там не шибко! Ваську мордовать и цукать умеренно, исключительно для пользы дела.
   -- Не надо нервничать, Кирилл. Инга справится. Ваське она понравится, вот увидишь. Сэр Кирилл, мы вас ждем в ореховой столовой. Овсянка, сэр.
   За ланчем Инга прислуживала в более строгом одеянии, чем обычно. Теперь на ней вместо набедренной повязки была темно-зеленая юбка строго на длину опущенных по швам рук, ни на сантиметр короче, тонкую талию туго опоясывал кожаный командирский ремень красноармейского образца со звездой на пряжке, а расстегнутую на две пуговицы оливково-зеленую офицерскую рубашку распирал внушительный бюстгальтер камуфляжной расцветки. Белокурые волосы царскосельской валькирии были гладко зачесаны, заплетены и уложены армейским кренделем.
   -- У нее все белье защитной расцветки. Правда красиво, Кирилл?
   -- Белье должно быть белым, чернила -- черными, а это -- дерьмо зеленое. Вижу буфера как были. Годится. Бикини на ватине?
   -- Силиконовые накладки в ее старые чехлы. Ничего не трясется и не дребезжит.
   -- Ну-ну. А уставы она знает?
   -- Так точно, товарищ командир. И строевой, и караульной службы. О воин, службою живущий, читай устав на сон грядущий. И утром, ото сна восстав, читай усиленно устав. Мы, дербановские...
   -- Книгочеи армейские, ядри тя в маковку! Как надену портупею, все тупею и тупею. Ваську наладонником обеспечили, армеуты дербановские?
   -- Никак нет. Только заказали.
   -- Ствол не давать. Хватит штык-ножа. И глядите там у меня, чтоб без членовредительства.
   * * *
   После полудня у Кирилла и Вирты по плану была разработка завтрашней диспозиции и всесторонняя оценка сложившейся на данное время оперативно-тактической обстановки. В конце обсуждения он стал звать Вирту товарищ начальник штаба, а она его -- товарищ командующий. Обсуждали долго и упорно, но все же отец-командир, в чьи обязанности входит пресекать неуставные отношения между подчиненными, нашел время, чтобы выяснить, как в учебном царскосельском центре проходят занятия по физической подготовке. Инструктор Инга Данукайте, молодой боец Василий Буздыкин и проверяющий Леон находились в тренажерном зале. Васька, скорчившись, пытался отдышаться после удара по диафрагме в одном углу, его штык-нож валялся в другом, а Инга в черном гимнастическом купальнике стояла, выпятив грудь и широко расставив ноги, посреди тренажерного зала, безразличным тоном объясняя салаге, кто он такой и куда попал.
   -- Ты теперь Никто и звать тебя Никак. Или как прикажут. Я -- не баба, которая тобой командует, а товарищ старший лейтенант Ингебора. Отсюда и до приказа я тебе отец, мать и воинский начальник. Для тебя, сынок, мое слово является первым и последним. Пять секунд, чтобы раздеться. Время пошло. Снять трусы, салага! Руки по швам! Ноги на ширину плеч. На перекладину, подтянуться двенадцать раз. Пошел!
   Десятый раз голый Васька, красный как рак от стыда и от натуги, не дотянул и бессильно повис колбасой. Инга не спеша приблизилась к снаряду, одной рукой хватанула новобранца за горло, другой -- за съежившуюся мошонку.
   -- Сынок, ты не выполнил мой материнский наказ. Это плохо. Могу раздавить кадык или шарики расплющить. Решай, что тебе больше нравиться. Молчишь? Хорошо, сынок. А теперь упал-отжался. Пятьдесят раз. Пошел!
   -- Леон, она там не слишком?
   -- Нет, Кирилл, он на нее не сердится, а злиться на себя самого и свою слабосильность. Напротив, телу Василия очень нравится тело Инги. Между ними уставные отношения иного рода, но их тела им неподвластны.
   -- Оно и видно.
   * * *
   В первой половине дня Кирилл позвонил в редакцию и сообщил пренеприятное известие. По крайней слабости здоровья он никак не может приступить к своим завтрашним обязанностям дежурного по выпуску. Первый зам ему искренне посочувствовал и пожелал скорейшего выздоровления, поскольку здоровье следует беречь с молоду и оно, здоровье Кирилла Валериевича Дербанова, еще очень пригодится газете. Здесь первый зам Зембин неожиданно известил многоуважаемого Кирилла Валериевича, что Леонид Ефимович Колядкин собирается уходить на пенсию. Пенсионер намерен перебраться на дачу и там заняться пейзажной живописью. Что поделать, увы, возраст. Нагрузки в газете велики, художественный редактор чувствует себя не лучшим образом и просит подыскать ему замену. В связи с этим редколлегия, возможно, предложит дорогому Кириллу Валериевичу заменить Леонида Ефимовича со следующей недели. Пока временно. Но все может быть. Кирилл поблагодарил за столь лестное предложение и обещал подумать и поразмыслить. Именно этим он и занялся сразу после телефонного разговора.
   Ага. Спешу и падаю. Сдалась мне теперь ваша газета! Есть вещи и поважнее. Колядкина, шакалы, съели. Неужто за тот давешний разговор со мной на аторынке? Или у них там в редакции свои счеты? Меня вон на должность зовет, хрен ласковый. Будто для кого-то окучивает по команде. Вопрос для кого? Гебуха? Вряд ли. Менты и редколлегия -- вещи вовсе несовместные. Если только где-то в засаде не сидит третья сила. И щемится, сволочь, во все дыры в подряд. Менты, так менты. Гебистов тоже под себя могла загрести. И газета туда же. А в редакции и в городе мне появляться все же не стоит -- чревато всякими нехорошими чреватостями. Ефимыч, знал, о чем меня предупреждал, и всего, естественно, не сказал. Ништяк, на этой сдаче без одной я вас уже оставил, господа хорошие! Итого, действуем по плану в порядке очередности заявленных проблем: дикие менты, Евграф и наша мифическая третья сила.
   * * *
   Бедная баба из сил выбивается. Если круглые сутки таскает на себе этакий молочный комбинат. Черт побери, а ведь их же было в два раза больше! Правильно Вирта сказала, столько сисек ни в какие ворота не лезут. И насисьник с накладками, зараза, жмет и спину режет. Не помешало бы эти штуки еще сократить и урезать. Повернуться толком нельзя. Так точно, крути руль в сторону заноса. А бабы же ведь, бывает, на каблуках как на ходулях! Боже, упаси меня от такого. И не оставь, Господи, мя грешного. Однако есть таки во всех скорбящех радосте. В штанах только облако осталось, пах прикрывать не надо. Да и то, как сказать. Бабский пресс ни туда, ни сюда, ни в Красную Армию. Работаем.
   -- Вирта, давай легонько с правой в корпус по уязвимым женским точкам.
   Уп-с! Ни фига себе! Нет, мужикам намного легче живется, по крайней мере в драке. Но если с оружием, то шансы равны. Точь в точь как нам завещал великий Кольт. Стреляет она будь здоров и не кашляй. Впрочем, это я сам, а не она.
   -- Спасибо, Вирта. Отличная работа. Эта штука будет таки посильнее первого образца.
   -- Отчасти это так, Кирилл. Она -- это мы с тобой. А мы все те же, только умнее, опытнее и совершеннее. Сам говорил: лучшее -- враг хорошего.
   Попробовать опытным путем, каково это владеть и распоряжаться телом валькирии Инги, лучшей из лучших женщин-воительниц, Кирилла не нужно было уговаривать. Он сам предложил Вирте, чтобы та подключил его к новому периферийному устройству. Он даже немного опасался: а вдруг любимая женщина бросится ревновать, пустится в возражения или еще как-нибудь начнет проявлять капризную женскую сущность. Но Вирта радостно захлопала в ладоши и тут же начала деловито объяснять в чем сходство и различие двух образцов. Кирилл же внимательно слушал, вникая во все подробности и детали тактико-технических характеристик эффекторов противоположного пола. По его мнению, половой диморфизм и женская физиология -- боевым действиям никак не мог стать помехой.
   Месячные -- на то они и месячные, что не каждый день случаются. Прокладку туда, тампон сюда, целься тогда спокойно врагу не в бровь, а в глаз. И со святыми упокой.
   Кирилл свято верил, что в отличие от передышек между сражениями, в бою все равны, а прав тот, кто лучше подготовлен и вооружен. При этом не имеет значения мужчина или женщина нажимает на спусковой крючок во исполнение приказа командования.
   Командует парадом тот, кому это положено по званию и должности. Прочим же: кругом, марш! И отставить разговорчики. Где тут наш салажонок? Никак ему служба уже медом показалась?
   Ваську старший лейтенант Ингебора, ведомая Кириллом, застукала в комнате над гаражом, где в конец обнаглевший салага установил хитрым образом в коридоре веб-камеру, а сам по-разгильдяйски валялся в пыльных гадах на койке.
   Ему, козлине, неимоверно повезло, что не курил в постели. Последствия были бы ужасны. Хотя ему и так достанется по рогам и промеж рог.
   Инга еще в коридоре перешла в боевой режим, выйдя из поля зрения камеры слежения, и неотвратимо-внезапно материализовалась перед нарушителем армейской дисциплины и распорядка дня. Первым делом военный трибунал выяснил, насколько хорошо новобранец выучил устав караульной службы, поскольку самонадеянно предлагал свои услуги господину Кириллу Дербанову в качестве охранника. Два дисциплинарных проступка были налицо, и раздетый догола Васька бессчетно отжимался на кулаках от пола по разделениям и по команде старшего лейтенанта Ингеборы:
   -- И-раз! И-два! Айн! Цвай!
   Когда новобранец упал, но отжаться больше не смог, ему было приказано одеться по форме и заправить койку. Это стало наказанием за второй проступок. Восемнадцать раз рядовой необученный учился раздеваться догола, складывать обмундирование, ложиться, вскакивать по тревоге, заправлять койку и все проделывать в обратном порядке, укладываясь в тридцатисекундный норматив. В заключение товарищ старший лейтенант невозмутимо объяснила нарушителю воинской дисциплины, что повторный аналогичный проступок ведет к ужесточению норматива.
   Кирилл остался доволен исполнительностью молодого бойца и своим умением распорядиться эффектором. Но ехидная Вирта решила до конца искоренять Васькину строптивую стыдливость. Сначала она хотела устроить во дворе фонтан и воткнуть посреди него несчастного новобранца в качестве фигуры писающего мальчика, но Кирилл воспротивился, указав на тот факт, что по уставу военнослужащим следует отправлять естественные надобности только в специально отведенных для этого местах. Что ж это получится, если каждый боец будет в фонтан дудонить? Непорядок.
   Тогда Вирта задумала иную каверзу. Через два часа после обеда по Васькиному учебному распорядку валькирия Инга, под управлением Вирты, устроила для Васьки новое испытание на мужество и выживание. Она его вывезла за двадцать километров в лес. Опять приказала раздеться догола, забрала обмундирование и приказала прибыть в расположение не позднее одиннадцати часов вечера. То есть после наступления темноты. Можно раньше. На все про все не больше семи часов.
   Васька задание выполнил успешно. В блокгаузе он появился через три часа в бабской кацавейке и байковых подштанниках. По дороге он в стиле голого Маугли-Тарзана застопорил мотоцикл с фермершей-молодухой. Та по-сестрински добровольно-принудительно поделилась с ним одеждой и транспортным средством. При этом Васька утверждал, что юбку и лифчик с доброй самаритянки он не снимал, а мотоцикл с коляской предложил ей потом забрать на стоянке у въезда в Царское Село.
   Васька мысленно корчил страшные рожи сисястой стерве и молча торжествовал. Бесстыжая Вирта-Инга и гнусная дедовщина были посрамлены. Мудрый и заботливый отец-командир подверг порицанию Ингу устно, а над обиженной Виртой посмеялся мысленно. Леон давился беззвучным смехом. А Кирилл лично и публично вынес молодому бойцу благодарность, вручив ценный подарок в виде навороченного карманного компьютера. Так сказать, за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга.
   * * *
   Задолго до того, как дербановский боец Василий с воистину мужским достоинством справился с испытанием, уготованным ему военной судьбой и требованиями учебно-воспитательного процесса, отец-командир начал готовить людей и технику к завтрашнему патрулированию окрестностей фермы вдовой тетки Марфуты. По замыслам командующего Кирилла Дербанова, в дозор должны быть назначены все, кроме необученного Васьки и гражданских лиц, занимавшихся обслуживанием гарнизона царскосельского блокгауза. Катерина тоже порывалась послужить поваром в дербановской мотопехоте, но Кирилл решил ограничиться сухим пайком. Он бы и повара охотно взял в целях обеспечения личного состава горячим питанием, но полевая кухня не стояла у него на вооружении. Зато в его распоряжении были два штатных внедорожника и трофейный полугрузовик "додж".
   Экипаж машины боевой марки "додж" составляли Инга и Леон. Они должны были двигаться на достаточном удалении от колонны. Перед ними была поставлена задачи вести разведку, а также обеспечить боевое охранение по фронту и с флангов. В голове колонны Кирилл планировал поставить штабной "хаммер" Вирты, обеспечивавшей связь и взаимодействие, а тыловое охранение оставить за собой и двойником, механиком-водителем тяжеловооруженного "лендровера". Если у передового охранения на "додже" были только снайперская винтовка и ручной пулемет, то с тыла колонну должны были прикрывать три гранатомета, из них один автоматический станковый, крупнокалиберный пулемет и два ручных.
   Личным оружием и ручными гранатами были обеспечены все по норме. А Вирта для полного женского счастья и гарантии равенства полов заткнула за ремень огромный кольт. Но сочла, что так оружие носить не в склад не в лад, и, как ей предлагал Кирилл с самого начала, сунула-таки пушку в кобуру на поясе, передвинув ее на живот по немецкому обычаю. Не забыл Кирилл и о полевой форме одежды подчиненного ему личного состава. Он категорически отверг Виртину идею-фикс насчет коротеньких диагоналевых юбочек-гимнастерочек образца второй мировой империалистической войны. Неудобно, нефункционально и умаляет честь женщины-воительницы. По его мнению, узкие юбки и снимавшиеся через голову тужурки являлись формой одежды для проституток из ближних фронтовых тылов и походно-полевых жен офицерского состава Красной Армии. Воевали же и тогда все женщины в хлопчатобумажных брюках с гульфиком на правую мужскую сторону, если летом, и в стеганых ватных штанах зимой. До зимы было далеко и личный состав дербановского дозора был одет в летний лесной камуфляж и облегченные кевларовые бронежилеты. Начальник штаба Вирта, поворчав по поводу мужицких правосторонних застежек, тоже вышла на построение слушать боевой приказ. Это она сама придумала, что все должны стоять в строю, а командующий Кирилл на построении довести до каждого дозорного его задачу. Старший сержант Дербанов оглядев строй, отметил: правофланговому никак нельзя увидеть грудь четвертого человека, даже если бы он там стоял, поскольку двойнику плотно перекрывала обзор бронированная пектораль старшего лейтенанта Ингеборы. Но в целом командующий остался доволен выправкой и обмундированием своих бравых бойцов. Все как положено: личное оружие на предохранителе, обувь начищена до зеркального блеска, ремни затянуты и ладно подогнана форма одежды защитная полевая камуфляжной серо-зеленой расцветки спецназовского образца. Народ явно военный, не какие-нибудь там неучаствующие в боевых действиях персонажи или бестолково гибнущие гражданские нонкомбатанты-недоумки.
   Кирилл Дербанов не выносил, когда гражданские недочеловеки одевались в камуфляж, напрашиваясь на неприятности. Полевая форма одежды сама по себе есть средство обеспечения боевых действий. Если ты встретил в лесу, в поле или в городе в тихом темном месте человека в маскировочном камуфляже, значит это есть явный игрок-комбатант, реальный противник, имеющий оружие, пусть даже оно пока не на виду. Следовательно, стрелять и бить надо первым, субъект в камуфляже -- враг, чужой, если вовремя не успел обозначить себя как свой.
   Своя своих да познаша. С этой целью на ветровых стеклах и на бортах боевой техники дербановских дозорных была прикреплена эмблема хатежинского патруля -- оскаленная собачья морда. А дозорные имели соответствующие нарукавные повязки, чтобы те, кого они собирались прикрывать, не перепутали их с ментами-бандидатами. Действовать дербановскому дозору предстояло на самом дальнем востоке зоны ответственности хатежинских патрульных. Там за рекой, и не вдали, а прямо за паромной переправой у Марфуткиной фермы, виднелись не какие-то там неопознанные огни, а зажженные днем и ночью мотоциклетные и автомобильные фары восточников, патрулировавших тридцатикилометровую зону отчуждения вокруг действующей атомной электростанции.
   Восточники были племенем молодым, буйным и крайне недоверчиво относящимся ко всем незнакомцам, не пожелавшим себя идентифицировать. В тех, кто передвигался с оружием вне шоссейных дорог, они стреляли без предупреждения изо всех наличных стволов, включая станковые гранатометы и безоткатные противотанковые орудия. Имелась у них на вооружении и батарея четырехствольных зенитных самоходных установок, тоже неплохо работавших по наземным целям. Молодых рейнджеров-восточников в городе уважали, не задевали, а после того, как они разгромили две безакцизные спиртогонные фабрики Евграфа и подвергли долговременной осаде крахмальный завод, все, включая никому не подотчетные криминальные группировки, спрашивали у них разрешения на проезд через зону отчуждения, указывая количество перемещаемых бойцов и единиц вооружения. Вооружились и организовались восточники во времена ментовского мятежа на основе отколовшейся от старших товарищей молодежной фракции свободных демократов. Молодым демократам пришлась по вкусу свобода и то, что они могут иметь и хранить оружие вне зависимости от партийных боссов. Хотя упорядочить Дикий Восток свободные младодемократы смогли лишь после того, как их взял под свое крыло власть и деньги имущий старый столичный либерал, приватизировавший среди прочих и близлежащую АЭС на быстрых нейтронах.
   Кирилл тогда благословил судьбу, так как в городе полностью прекратились веерные отключения электроэнергии, и он мог играть за большим монитором, а не мыкаться с ноутбуком. Рыжий столичный миллиардер своему слову, данному ребятам-демократам, остался верен по сю пору, перебои с электричеством в городе и окрестностях не случались, чему несказанно радовались не только приверженцы доктрины либерализма
   Один лишь благородный коммунист Евграф надулся в своем северо-восточном углу. Рейнджеры-восточники помимо того, что полностью очистили от еврографьев-красногвардейцев тридцатикилометровую зону безопасности вокруг АЭС, самого его партноменклатурное благородие обложили ежеквартальной ликероводочной данью, да не сучковатой евграфовкой, а чистейшим, как пшеничная слеза, спиртом этиловым питьевым в экспортном исполнении. Иногда ребятам-демократам не хватало, и тогда они отправлялись на коммунистические земли во внеплановое полюдье, чтобы вести политические дебаты насчет качества водки. Если евграфовка не горела, то загорались лесные спиртогонные фабрики Кима Евграфова.
   Огни за рекой Кирилла Дербанова сегодня не интересовали, хотя он подумывал о том, как бы напроситься к ребятам-демократам на рюмку чая и обсудить с их командованием проблему сверхнаглости беспредельщиков-коммуняк, беспардонно лезущих на юг, нарушая границы приличий. Сам Кирилл сложившихся естественных демаркационных линий и неписаных конвенций не нарушал и потому решил, что если он займется когда-нибудь Евграфом и его людьми, то обязательно попросит совета и, возможно, помощи у рейнджеров-восточников. Но пока сержант Дербанов должен оставаться на юго-востоке во исполнение обещания, данного им генералу Хатежину.
   На юго-восток дербановский дозор выехал задолго до рассвета с потушенными фарами, соотнося скорость передвижения колонны с темпом движения разведчика Леона, прикрывавшего фланги в течение тридцатикилометрового марша по лесным дорогам. И хотя экстрасенсорное восприятие Кириллу ничего не вещало, легкой прогулки не получилось. Неприятности начались практически сразу на выезде из Царского Села. Вирта не смогла в полевых условиях получить доступ к спутниками связи на геостационарных орбитах. Пришлось изначально выдвигаться с минимальными интервалами между машинами, чтобы все экипажи находились в радиусе действия беспроводной сети. Это демаскировало колонну, тогда как на одиночный "додж" в разведке едва ли кто-нибудь обратил внимание. Мало ли куда катит ночью фермерский рыдван. Может, за акушеркой-повитухой к роженице? Или мужички на зорьке собрались рыбку половить? А вот приметнейшие "хаммер" и "лендровер" -- иное дело. Кто-то их обнаружил-таки. И, по всей видимости, двигавшуюся с потушенными фарами колонну, приняли за чужаков. На одном из участков дороги были набросаны доски с трехдюймовыми гвоздями. Пустячок, а неприятно, потому как у всегда сверхосторожной за рулем Вирты слалом между препятствиями не удался. Пришлось останавливаться и менять колесо на штабной машине. А Вирта стала ехать еще медленнее, несмотря на понукания Кирилла. Через пять километров машина Инги угодила правым передним колесом на противопехотную мину на обочине дороги. Подвеска была повреждена, но пока держалась.
   Придурки лагерные! Хорошо хоть противотанковую не поставили. Неужто менты уже поработали? Давай шевелись. Время не ждет.
   Колесо заменили и стали дальше ковылять во мгле, так как скорость движения колонны еще больше снизилась из-за покалеченной подвески и дышащих на ладан рулевых тяг. Все же отец-командир решил не отступать от первоначальных планов и ломать судьбу-злодейку с помощью неуклонного исполнения предначертанного. Леон по-прежнему рыскал по флангам, выискивая партизан в засаде. А Инга все так же двигалась по дороге зигзагом то по обочине справа, то слева в готовности оказать помощь боковому охранению. Но ни слева, ни справа разведка не находила ни малейших следов присутствия противника. Молчало и предчувствие риска у Кирилла.
   Рутина и тоска зеленая. Когда же все это кончиться, мама миа? Неужели эта дурында не может ехать побыстрее? Сама же график рассчитывала.
   То, что они не укладывались в график продвижения чудовищно раздражало Кирилла, поэтому он не сразу ощутил угрозу, а когда понял, что им угрожает, то было уже поздно. "Додж" Инги наехал на противотанковую мину. Счастье, что Вирта в режиме реального времени отреагировала на вопль ментальной тревоги Кирилла и мгновенно вышвырнула вон своего эффектора из машины. За полсекунды до взрыва валькирия Инга, выломавшая водительскую дверцу, уже в полете сообразила, что ей делать, и залегла в кювете на левой обочине, прикрыв голову руками и прижавшись к земле.
   От "доджа" мало чего осталось, как и от РПК и снайперки, лежавших на правом сидении в кабине полугрузовика. О скрытном выдвижении уже не могло быть и речи, а Кирилл впустую перестал раздражаться и преисполнился холодного командирского достоинства, чувствуя себя безмерно виноватым в случившемся. Но меры были приняты. Дальше две машины двигались с включенными фарами, а Леону пришлось вспомнить свои минно-разыскные навыки и умения. И до самой фермы, где дозорных на рассвете встретила тетка Марфута, ни мин, ни противника они не обнаружили. Зато у Кирилла появилось наполняющее душу сладким трепетом предчувствие риска. Он быстро загнал Марфуту с ее присными работниками, чадами и домочадцами в бетонированное подполье большого фермерского дома, а автомобили -- в старые силосные ямы или что-то вроде того. Как правильно назвать эти укрытия Кирилл не знал, потому как к сельскому хозяйству не имел никакого отношения. Может, в них фермеры картошку зимой хранят или еще какой-нибудь фрукт-овощ?
   Фрукты-овощи вышли из лесу через четверть часа. Вернее, они подъехали на фургоне с надписью "Овощи-фрукты". Поначалу Кирилл даже засомневался: те ли это, кого они ждут. Но когда из желтой "газели" вылезли четверо бородачей с автоматами, сомнения отпали. Мирные торговцы-закупщики с автоматическим оружием в пограничном камуфляже по своим клиентам не ездят с гранатами во всех карманах и с ручным пулеметом в кабине.
   Повеселимся и опохмелимся. Работаем. Гасим всех!
   Партизанский плодоовощной отряд взяли бесхлопотно и без единого выстрела. Саданул Леон инфразвуковым резонатором, а Вирта сотоварищи гипношоком -- и тут же принялись одевать продотрядовцев в заранее припасенные смирительные рубашки, заклеивать рты скотчем и складывать готовеньких в фургон "Овощи-фрукты".
   Это нам в компенсацию за нашего глазастенького-клыкастенького. У, гады, какую тачку загубили!
   Отец-командир был все же донельзя доволен. Вот и у него людишки появились в кое-каком количестве и качестве.
   Держись, Евграф! Вот я тебе ужо! И без жмота Хатежина обойдемся
   Кирилл нисколько не обиделся на Марфуту, когда та призналась, что не чаяла увидеть у себя хатежинских, да и восточники границу у реки переходить не захотели. Пришлось ей готовить продовольствие, чтобы откупиться малым от лесных разбойников. А у нее, мол, дети мал-мала меньше и работники-дармоеды. В Марфутино положение Кирилл вошел и обещал не сообщать о генералу Хатежину, что она ментовскую беспредельщину приваживает на свою ферму.
   -- Но если, ты, тетка Марфута, тута и здеся не накормишь сию минуту мою команду горячим завтраком, то я всенепременно передумаю.
   Испугавшись, что у патрульных пропадет аппетит, тетка Марфута немедленно пригласила всех, к столу, кроме, разумеется, Леона, оставшегося на часах за порогом. Вдруг еще какие-нибудь овощи-фрукты в гости пожалуют? А он всеядный и может удовольствоваться чисто вегетарианской пищей, пусть даже она вооружена и опасна.
   -- Тем лучше для нас и тем хуже для наших врагов. Я люблю тебя, Кирилл. Инга тебя тоже очень любит. Ты ее не обижай, пожалуйста.
   -- Такую обидишь!
   * * *
   Федор Хатежин помощи Кирилла и его команды не просил, хотя плотно завяз под Вересками, нарвавшись на сплошное минирование и солидное прикрытие минных полей. Но генерал бодрости духа не утратил, так как с минуты на минуту ждал поддержки авиацией и артиллерией. Как понял его Кирилл, кое-кто в городе решил: с дикими ментами можно покончить, не оглядываясь на партнеров по тройственному согласию и на отсутствие одобрения из столицы. Тем не менее, Федор Хатежин просил Кирилла не покидать дальний восточный угол до окончательного прояснения обстановки.
   -- Еще неизвестно, как оно там все сложится. Понял меня, товарищ старший сержант?
   -- Так точно, ваше превосходительство. Желаю вам, генерал, разбить всех ваших врагов. И нам того же.
   -- Угу, сам знаешь, куда ведут благие пожелания. Бдительности там не теряй. Небось, на дело с Виртой выехал?
   -- А как же! Еще и горничную девку с собой прихватил.
   -- Шутник, вы, батенька.
   После разговора с генералом Кирилл Дербанов снова пошутил, отправив Вирту и Ингу на переговоры с восточниками. Вирта предлагала заодно посмеяться над Евграфом и отвезти Ингу к тому в гости. Пусть свою дезу ему из рук в руки передаст и попутно посмотрит, что там к чему. Такой вариант вчера тоже рассматривался, но сегодня Кирилл признал его неприемлемым; связь неустойчивая, и чертова бабушка надвое сказала, сумеет ли Вирта удержать контроль, а Инга вести себя адекватно обстановке. Вирта с ним согласилась и обе воительницы отправились к рейнджерам-восточникам водку пьянствовать и безобразия нарушать. Для поездки на Дикий Восток Вирта переоделась в длинное платье кисейной барышни из вестерна, но на широкий ковбойский пояс она прицепила кобуру с кольтом сорок пятого калибра, так что можно было считать, что барышня прямиком прибыла с Дикого Запада, если бы полтораста лет тому назад там водились автоматические пистолеты и кевларовые бронежилеты. Инга осталась в камуфляже с пистолетом ТТ, так как должна была играть роль телохранительницы мисс Вирты. Кириллу же дамы приказали отдыхать, не рисковать, а если уж очень заскучает, то пусть продолжит патрулирование вместе с Леоном. И беспокоиться ему не о чем, потому как красота спасает мир и крепит дружбу между народами.
   * * *
   Через полтора часа после того, как прекрасные дамы отправились на блистающем лаком и никелем черном "хаммере" выкурить трубку мира и заключить племенной союз между дербановскими патрульными и рейнджерами-восточниками, Кирилл, оставив на ферме брата-близнеца со связником-разведчиком Леоном, вздумал прокатиться от паромной переправы на запад вдоль реки. Продотрядовцы были упакованы и уложены в фургоне, других неприятелей в округе быть не должно, а Кириллу крайне захотелось узнать, насколько эффективно он сможет поддерживать контакт со своим двойником и Леоном-ретранслятором на расстоянии более пяти километров.
   Связь была изумительной, и брат-близнец по имени Мефодий увлеченно рассказывал тетке Марфутке, как он трудится торговцем электротоварами и предлагал купить у него новый пылесос. Статный и ладный ухарь-купец фермерше приглянулся. Вот и поднесла она ему чарочку перцовой сорокаградусной. Братец-эффектор выпил, вкусно крякнул и закусил свежим огурчиком, а удаленный администратор Кирилл, сидевший на бережку реки на подножке "лендровера" поймал снайперскую пулю левым виском.
   Научный тык, мать твою! Полскальпа сняли, гады. Падаем на бочок и перевязочку. Кровищу смоем потом. Ништяк, с одним глазом тоже можно воевать, друг мой Горацио Нельсон-Даян-Кутузов. Кто на ны? Ждем-с. А вон и наши! Леон, отсекай партизаней от леса! И бей сзади поглуше, но руки-ноги-головы не грызть. Идут, молодчики. А мы их из пулеметика по ножкам, чтоб не бегали. Работаем.
   Сначала двойник обработал рану антисептиком, затем толсто и туго перевязал голову основного тела. Кость была задета, но не слишком, хотя в голове у контуженного Кирилла бухало, как в пустой бочке. Затем Леон с эффектором раненого командира, потерявшего-таки сознание от потери крови, удобно уложили на разложенные сидения, закинули в машину два партизанских трупа -- добру не пропадать и вернулись на ферму. А там Леон доложил начштаба Вирте о ранении и контузии командующего. Разъяренная Вирта примчалась через сорок пять минут за рулем "хаммера", как танк перепрыгивавшем через ухабы. Тормоза заскрежетали, и из машины выскочила косматая эриния со скрюченными пальцами. Прежде всего, по виноватым ушам огреб Леон. Зная, что нет ему ни прощения, ни оправдания, униженный и оскорбленный пес вынес побои стоически и от пинков не уворачивался. Вторым под раздачу угодил без вины виноватый эффектор, получивший страшенный удар в промежность. Затем глаза богини мщения опять мстительно сузились, она рванулась к "лендроверу", выбросила трупы на землю и тому и другому размозжила башку из своего крупнокалиберного кольта. В последнюю очередь Вирта взялась за глупо улыбавшегося Кирилла, прислонившегося забинтованной головой к дверному косяку и с любопытством наблюдавшего за страшной местью. Каждому свое. Наверное, поэтому любимому мужчине достались только слезы, упреки в неосторожности и нежные поцелуи.
   -- Скажи мне, мой маленький, где у тебя болит? Мамочка сейчас поцелует и все пройдет. Не плачь, пожалуйста.
   Плакать Кирилл вовсе не собирался, в отличие от Вирты, ничего не видевшей из-за слез. Иначе бы она, как слабая женщина, ему безусловно врезала по сопатке за самодовольную ухмылку сильного мужчины-победителя. Насладившись триумфом, Кирилл принялся успокаивать любимую женщину, утверждая, что находится в полном порядке. Вирта ему не поверила и тотчас превратилась в сестру милосердия. Исследовала рану, обработала ее контактно и бесконтактно, сделала повторную перевязку и заявила, что раненого надо немедленно подвергнуть регенерационным процедурам в стационарных условиях. Но так как по плану дозорным предстоит патрулировать до восьми часов пополудни, военврач Вирта займется лечением раненого командира позднее при первой возможности.
   -- А сейчас вам надо поспать, товарищ командир! Спи, мой любимый!
   Кирилл действительно заснул и очнулся лишь в своей постели в царскосельском блокгаузе наутро следующего дня. Проснувшись, он даже не понял было ли это утро, день или начало следующей недели. Какие были выставлены значения даты и времени, тогда его не слишком интересовало.
   * * *
   В субботнее утро четвертого числа восьмого месяца августа выздоравливающий Кирилл Дербанов не смог проснуться по внутреннему будильнику, а затем подняться, чтобы приступить к утреннему ритуалу встречи нового дня. Сказались последствия ранения, контузии и методы нетрадиционной медицины от доктора Вирты, позволившей ему придти в себя лишь к полудню.
   -- Просыпайся, мой маленький. Тетя доктор принесла тебе поесть и сделать маленький укольчик.
   Кирилл открыл один глаз, потому как лежал на левом боку, и было подумал, что любимая женщина шутит, ведь Вирта вошла к нему в белом халате, докторской шапочке и со стетоскопом на шее. Но он ни правым, ни левым глазом не успел моргнуть, как она откинула простыню, сдернула с него пижамные штаны, мазнула по ягодице спиртом и в самом деле воткнула в нее шприц.
   -- Полегче, милая.
   -- Какие мы чувствительные! Придется использовать обезболивающее.
   На последующую фазу лечебного процесса Кирилл успел отреагировать, потому как Вирта принялась по одной расстегивать пуговки коротенького халатика. Оставшись лишь в белой шапочке со стетоскопом на прелестной шейке, Вирта стала поцелуями обезболивать место укола. Перевернув Кирилла на спину, врач продолжила процедуру до тех пор, пока явственно не почувствовала, что пациенту уже следует немного передохнуть после столь интенсивной терапии. Встать пациенту доктор не позволила, но, опрокинув на подушки, укрыла простыней и принялась кормить с ложечки манной кашей. Кашу Кирилл ел, потому как, в отличие от гречневой кормежки с ее больнично-казарменным запахом, он не считал кормление манной кашей изощренной пыткой. Впрочем, он всегда ел, что дают, лишь бы было горячим. А тем паче из рук любимой женщины-доктора, вскоре отметившей, что накормленный пациент опять готов ее любить крепко и горячо. Тем не менее, на сей раз была применена иная физиотерапевтическая процедура, но с тем же ошеломляющим и бесспорно оздоровляющим эффектом. Убедившись, что пульс пациента пришел в норму, и его организму снова требуется отдых, доктор Вирта оделась и пожелала выздоравливающему Кириллу приятных сновидений.
   * * *
   В тот субботний день Кирилл Дербанов окончательно проснулся в седьмом часу пополудни не по внутреннему и не по внешнему будильнику. Он всего лишь почувствовал себя совершенно здоровым и хорошо выспавшимся. Хотя то, что с ним произошло вчера и сегодня, ему сном не казалось. Так оно должно и быть, если он, Кирилл Дербанов находится в полном тонусе и в порядке. Как ни в чем не бывало, он стал ощупывать место касательного ранения головы и с удовлетворением убедился: волосы и височная кость на месте. Подошел к зеркалу, повернулся и без всякого удивления, как должное, отметил: шрам под правой лопаткой в виде горизонтального полумесяца -- напоминание о давнем пулевом ранении -- исчез. Столь же бесстрастно Кирилл отметил исчезновение шрамов от резаной ножевой раны на левом бедре и от поверхностного разреза осколком гранаты под грудью слева.
   Отныне Кирилл чувствовал состояние своего организма и при желании мог протестировать все его системы. Но забивать себе голову медицинской терминологией он не захотел, потому что можно было заняться более познавательными вещами и объектами. Он мысленно просканировал охранный периметр в поисках подходящего объекта для эксперимента. Цель возможного дистанционного воздействия он отыскал сразу. В дальнем углу сада у забора в крыжовнике сидел разбойного вида рыжий кот в белом галстуке-нагруднике и пристально следил за воробьями, прыгавшими по дорожке. Кота Кирилл трогать не стал, а по воробьям, столь нелюбимыми китайскими коммунистами за потраву риса и других сельхозкультур, он шибанул гипношоком. Кот ничего не понял, но все же стал бочком-бочком подкрадываться к неподвижным птичкам. Не тут-то было. Рыжего разбойника неведомая сила ухватила за хвост, подняла в воздух и на хвосте, завязанном узлом, подвесила на верхней ветке старой сосны, этак на высоте метров десять-двенадцать над землей. Котяра орал благим матом, но на это никто не обратил внимания. Коты всегда противно вопят во всякое время суток, в любую пору года, и в марте, и в августе. Кирилл набросил халат и вышел на балкон, чтобы взглянуть живьем на дело своих умелых рук, благих мыслей вместе экстрасенсорным и психокинетическими возможностями. Кот блажил и как лемур раскачивался на хвосте. Воробьи серыми кучками лежали на красной кирпичной дорожке. Все шло своим чередом. Армяне-строители заканчивали облицовку бассейна. На заднем дворе соседнего особняка две юные нудистки в белых теннисных туфлях играли в бадминтон на ухоженном травяном газоне, а сидевший на корточках в кустах сирени Васька-оболтус за ними подсматривал. Присутствие наблюдателя нимфетки отметили и уселись по-турецки на травку отдохнуть лицом к подсматривающему. Кирилла в режиме светопоглощающей маскировки никто заметить не мог, а до вопящего кота никому не было дела. Точно так же никого не волновало, что кот перестал орать, отцепился от дерева и, сиганув с высоты четвертого этажа, совершил мягкую посадку на грядке с петрушкой. А серые кучки превратились в воробьев, те встрепенулись и куда-то полетели по своим птичьим делам. Ничего не произошло, ничего не случилось, все было как всегда для всех, кроме молодого бойца, опять нарушившего распорядок. Только через мгновение в саду появилась старший лейтенант Ингебора, и Васька то ли заметил ее глазами на затылке, то ли уловил присутствие воинской начальницы шестым чувством, но от кустов сирени пополз по-пластунски в сторону гаража. Надо полагать, время для самоподготовки истекло, и следует приступать к занятиям под руководством инструктора.
   -- Вирта, что там у нас сейчас для салажонка припасено?
   -- Ведение рукопашного боя.
   -- Валяйте. Психологическую подготовку, я так понимаю, вы еще не начали?
   -- Как сказать. Гоняем мы его и в хвост, и в гриву.
   -- Я не это имею в виду, а, например, обкатку танками или преодоление огневой полосы. Лады, я сам с ним этим займусь.
   -- Только после обеда, сэр Кирилл.
   -- Несомненно, моя прекрасная леди Вирта.
   * * *
   Поздний обед из многих блюд, совмещенный с ранним ужином, не помешали Кириллу вспомнить о новобранце, нарушившем распорядок дня. Отец-командир немного посмотрел в он-лайне, как белокурая валькирия в черном гимнастическом купальнике обучает Ваську ставить блоки и уходить от ударов. Васька защищаться умел, но с девой-воительницей ему было тягаться и рановато, и не по силам, невзирая на то, что Инга действовала в четверть силы да и в замедленном темпе вальса или менуэта. Сейчас Кирилла нисколько не интересовало, как и чем закончились гастроли Вирты и Инги в зоне, контролируемой восточниками. Всему свое время. Узнает, обдумает и примет решение. Ничего не хотел он знать и о ненавистном Евграфе, хотя бы потому, что его учили ненавидеть врага, но вести боевые действия исключительно с противником -- либо условным, либо реальным. Иного не дано. На потом Кирилл оставил и хатежинские дела, так как для всех он числился тяжелораненым в бессознательном состоянии. Так решила Вирта, и Кирилл с ней согласился. Всякому овощу свое время, как и фруктам-эффекторам, складированным в подвале в полной боевой готовности с оружием и боекомплектом. В данный момент Кирилл питал интерес к новобранцу Ваське больше, чем вся и все остальное. Кирилл почувствовал, что тот кое-что может. Стало быть, следовало посмотреть, увидеть и выяснить, так ли это.
   Если на клетке слона увидишь надпись "буйвол", не верь глазам своим. А мы и не верим, но проверим, в чем тут закавыка-загвоздка, потому как в жизни все не так, как на самом деле. Возьмемся за гуж, за руки и за рога буйвола, чтоб не пропасть по одиночке. Работаем.
   Кирилл взял с собой все еще виновато молчащего Леона и спустился в тренажерный зал, где Васька безуспешно пытался заехать Инге по одиозным сиськам с накладками. Именно туда ему было буквально приказано товарищем старшим лейтенантом целиться и метиться руками и ногами. Кирилл принял у Инги доклад и разрешил обоим стоять вольно. Хотел было усадить их на пол, но понял, что это излишне. Осуществить целенаправленное погружение Васьки в виртуальный мир, он и так сможет. Тем более, Инга уже была у него под контролем, Вирта поддерживала своими вычислительными ресурсами, а Леон после всего случившегося дал себе клятву всюду следовать за хозяином: и в рай, и в ад, будь то в идеальном пространстве-времени или в грубом и тварном материальном мире.
   Вася-василек голову повесил. Головомойки ждет. Прогнулся в ожидании. Правильно. Пожалуй, годиться. Пусть себе думает, что это ему привиделось, показалось или еще каким-нибудь образом почудилось. Все будет как будет. Предельно материально, но идеально. Мозги промывать я ему не собираюсь, даже если бы такое было возможно, но забрать с собой его, их, нас -- это реально и виртуально...
   ... Проверяющий Кирилл в камуфляжной форме без знаков различия, его пес Леон, боец Василий в каске и в полной выкладке пехотинца, инструктор Инга, затянутая ремнями, в погонах с тремя зелеными звездочками -- оказались на территории полевого учебного центра. В полусотне метров от них дымил и гремел многотопливным двигателем тяжелый монструозный танк. Пошел! Васька спрыгнул в бетонированный окоп полного профиля. Танк взревел и всей многотонной тушей проехался над окопчиком. Васька, как учили, метнул учебную гранату в кормовую часть монстра. Танк развернулся и принялся утюжить окопчик с нахальным пехотинцем, затем отъехал и снова получил от Васьки противотанковой гранатой в задницу. На сей раз вовсе не инертной болванкой. Второй танк Васька сжег, находясь в кирпичном колодце метровой глубины. Третий подбил из гранатомета. Четвертый раздавил наглеца, укрывшегося в мелком окопе для стрельбы с колена. А чтоб варежку не разевал! Треснувший череп неосмотрительного бойца подклеили пластырем, вывернутые суставы вправили и приказали залечь на бетонной плите. А там можно будет посмотреть: совсем ли укатать бойца гусеницами или сохранить для дальнейшего использования в качестве половичка. Васька вытирать о себя ноги не позволил, не сдрейфил, страшного днища над головой и лязгающих траков с обоих боков не убоялся...
   ...Кирилл ничего не сказал подчиненным, мгновение назад побывавшим на грани двух миров. Ни к чему это, если отцу-командиру самому захотелось взглянуть, как идет учебный процесс. Он распорядился продолжать занятия по физподготовке и какое-то время наблюдал, как Инга имитирует удары по болевым точкам соперника. Затем Кирилл взял управление эффектором на себя и легким касанием по сонной артерии вырубил бойца, почувствовавшего себя неуязвимым.
   Пусть отдохнет, чтоб чего не возомнил о себе! Рано тебе, сынок, в непобедимые записываться. Еще надо в пекло слазить поперед батьки, матки, матицы и прочих родственников. А мы будем посмотреть.
   Кирилл Дербанов не раз видел и отмечал спонтанный характер военных событий. Не всегда можно воевать по плану и боевому приказу. Чему быть, того не миновать. Вопрос лишь в том, как выжить на войне без страха и упрека. Всему наступает свой черед, в том числе и настает время действовать, когда не остается места ни сомнениям, ни животным страхам. Сам Кирилл инстинктивного страха никогда не испытывал. Животные инстинкты сохранения жизни отдельной особи, рода и вида в целом ему были совершенно неведомы. Теоретически он знал, что такое возможно, и практически ему приходилось видеть, как в инстинктивном порыве страха за себя или за других гаснет разум вполне умелых и подготовленных воинов. Он был согласен с Леоном, что лишь неразумные от природы трусливы, пусть даже они двуногие, прямоходящие и по гуманистическому недоразумению относят себя к представителям генетически воинствующего вида homo sapiens sapiens. По убеждению Кирилла, тест на человечность и разумность как раз и состоит в том, насколько успешно отдельная особь загоняет вглубь свой индивидуальный животный инстинкт самосохранения и не поддается заразе коллективной глупости, когда безмозглое мирное стадо денно и нощно обращается с молитвой к властителям-пастухам: грабьте, убивайте, делайте, что угодно -- лишь бы не было войны. На войне как на войне. Трусливое неразумное пушечное мясо тоже в цене и вполне пригодно для употребления на кухне войны. Такое Кириллу также приходилось видеть во время боевых действий. Скажем так, когда одуревшие от страха бойцы по приказу, сохраняющего разум командира, жмут на спусковой крючок и бездумно ведут плотный огонь, не давая не менее трусливому неразумному противнику высунуться из-за укрытия. Главное, чтобы у стрелка руки без участия головы умели менять рожок в автомате, и пулеметы не клинило. В то время как воины без страха и упрека заходят противнику в тыл или во фланги и с ним соответственно работают. Холодным или огнестрельным оружием. По обстановке.
   Та же обстановка иногда показывала, что у многих бойцов страх есть чувство наносное, временное и преходящее. Стоит с виду боязливого безмозглого птенчика малость обстрелять, обкатать в условных боях и в реальных сражениях, дать ему почувствовать на своих руках кровь врага, как все становится чин-чинарем. Вместо куриного неразумного страха появляется рассудочная, расчетливая храбрость и веселящее душу чувство опасности. И воин осмысленно действует с весельем и отвагой, так как работают адреналин и прочие гормоны, предоставленные в его распоряжение то ли одухотворенным Создателем, то ли бездушной эволюцией от простейших организмов к торжеству разума.
   Кирилл Дербанов полагал, что у неразумных адреналин извлекает из генетической памяти их биологическое, материальное начало, провоцируя страх. В то же время разумным существам, созданным по образу и подобию Божьему, эндогенные белки, пептиды, липиды, стероиды позволяют полнее раскрывать свою духовную, идеальную квинтэссенцию. Но все хорошо в меру, и адреналиновых наркоманов, бездарно рискующих собой, для того, чтобы еще и еще раз испытать эйфорию преодоления опасности и радость избавления от собственных страхов, Кирилл от всей души презирал, если, конечно, они были любителями, а не спортсменами-профессионалами, для кого постоянный риск есть не больше, чем исполнение своего долга. Последним он искренне сочувствовал, как людям, не нашедшим достойного применения собственным физическим и психологическим качествам, а потому вынужденным развлекать на аренах и ристалищах толпу неразумных нонкомбатантов. Ему было по-человечески жаль тех, чей риск не компенсируется астрономическими суммами премиальных и наградных, поскольку такие спортсмены сами становятся мирными народами, позволяя себя резать, стричь заправилам шоу-бизнеса и профессионального спорта. А вот адреналинщиков-любителей, задарма рыщущих в воздухе, на земле, под землей, под водой и, вообще, черт знает где в поисках приключений, Кирилл не выносил и старался держаться подальше от парашютистов, аквалангистов, сноубордистов, горных велосипедистов, диггеров и альпинистов. Мирных покорителей вершин он люто возненавидел после боевых действий в горах и уже после армии одно время думал провести летний отпуск в высокогорье, а там сыграть роль Черного Альпиниста, истребляющего адреналиновых маньяков, штурмующих горные пики в стремлении одурманить самих себя. Горнострелковая подготовка вполне позволяла Кириллу существенно пополнить число недоумков ежегодно погибающих и пропадающих без вести поблизости от высокогорных курортов. Но с наступлением лета он отказался от этой дурацкой идеи, потому как пришел к выводу, что в таком случае сам охотник за головами мало чем отличался бы от объектов своей охоты и сам бы стал приключенцем, ищущим острых ощущений на свою задницу. Искателем приключений Кирилл Дербанов не был, не хотел бы он, чтобы в такового превратился и его подопечный -- молодой боец Василий Буздыкин. Следовательно, учиться, молодому, и учиться военному делу настоящим образом. И служить как медному котелку.
   -- Вирта, оболтуса на сон грядущий пошлешь на огневую полосу. Сценарий я уже накидал. Кстати, он читать-то начал по моему списку?
   -- А как же! Он смотрит в наладонник, как только ему выпадает свободная минутка.
   -- Угу, видел я, куда он глазенапы запускает, когда Инги рядом нет.
   -- И я видела, но мальчику хоть изредка следует отдыхать. А девочки у соседей справа ничего себе, правда, Кирилл?
   -- Неправда, ты лучше.
   -- Ах, сударь, вы мне льстите. Ах, говорите-говорите. Я так надеюсь еще до полуночи услышать от вас признание в любви.
   * * *
   Второе воскресенье в Царском Селе у Кирилла Дербанова началось по обычному распорядку. Неспешное пробуждение, кофе в постель, сигарета в кресле-качалке. Сообщения, письма, новости. Тренажерный зал -- обновленное и в какой-то мере регенерированное тело как встарь требовало физической нагрузки. Почему? Вирте виднее. Хотя Кирилл и сам мог без особых хлопот выяснить, что и как любимая женщина подправила в организме любимого мужчины.
   Зачем? Когда и так все хорошо. Все на месте, все в рабочем состоянии. У нас все дома. Пора вспомнить о друзьях-товарищах и об огнях-пожарищах.
   -- Вирта, теперь давай докладывай, как позавчера к восточникам съездили. И как вы там товарищеский матч с ними сыграли.
   -- Я же тебе говорила: красота спасет мир. А красивые женщины начинают и выигрывают. В основное или в дополнительное время. Позавчера соперники предложили сыграть в совет да любовь. Я согласилась и выставила в основной состав Ингу. Итоговый счет 3:1 в нашу пользу.
   -- По олимпийской системе что ли играли? Раз и давай следующего?
   -- Во-первых, Инга играла одна на поле. Я только тренер. А во-вторых, она провела сеанс одновременной игры с триумвирами. Можешь посмотреть, я разрешаю.
   -- Не стоит. Я не любитель пип-шоу. Ты лучше на словах скажи, во что вылились ее три позиции?
   -- По всем трем позициям переговоров достигнуто согласие и взаимопонимание. Нам свободный проезд туда и обратно, плюс они блокируют дорогу от Северного авторынка. Триумвират восточников и так на Евграфа зуб имеет за самовольный проезд-провоз оружия по их территории. Говорят, одному дай, другие захотят, и террористы к станции подберутся. Если мы обложим еврографьев в пионерлагере, то рейнджеры возьмут крахмальный завод.
   -- И оставят его себе?
   -- Без вариантов. До выплаты контрибуции.
   -- Лады. Хатежинские проблемы обсудим потом. Тебя армянский народ ждет. Иди олимпийский объект принимать.
   -- Не скучай, дорогой. Мы еще поплаваем вместе.
   -- Жду с нетерпением, золотая рыбка.
   Плавательный бассейн вместе с сопутствующей инфраструктурой был сдан точно в срок. Торжественное открытие и разбивание бутылки шампанского тоже состоялось по графику, осколки были убраны, и бассейн стал наполняться подогретой водой. Объект принимала хозяйка. Одной ей желали счастливого плавания строители и гости-соседи, тогда как хозяин трехэтажного царскосельского блокгауза оправлялся после тяжкой раны и присутствовать на открытии никак не мог.
   Все шло по плану. В том числе и огневая подготовка молодого бойца, ежедневно упражнявшегося с глушителем и пистолетом в закутке за гаражом, где было обустроено нечто вроде домашнего тира. Тем не менее, в три часа пополудни он должен был с инструктором отправиться на хатежинское стрельбище.
   -- Что скажешь, Леон, из оболтуса чего-нибудь получится?
   -- Обязательно. Но его необходимо проверить в деле, Кирилл.
   -- Вот этого мне бы пока не хотелось. Есть, друг мой Леон, глупейшее словосочетание-трюизм -- боевое крещение. Первая кровь звучит лучше, но молодо -- зелено, срывать не велено. Пошли. Вирта зовет. Наверное, девочка созрела и хочет извиниться, за то что отлупила тебя позавчера.
   * * *
   Вечером один из восточных полевых командиров связался с Виртой и предупредил о возможном появлении красногвардейцев Евграфа в окрестностях Царского Села. Аналогичное предупреждение получила и охрана Царского Села. Затем сам Ким Евграфов позвонил Федору Хатежину и отрекся от якобы вышедших из его подчинения отъявленных комсомольцев-корчагинцев. Кто предупрежден, тот вооружен, но это прописная истина не относилась ни к Кириллу, ни к Вирте. Они оба были вооружены и находились в постоянной готовности открыть огонь без предупреждения. Тем не менее в эту ночь они стрелять не собирались.
   Неустановленные отмороженные лица попытались совершить нападение на царскосельский особняк Кирилла Дербанова в третьем часу прохладной августовской пополуночи. Вирта и Кирилл гостей ждали и к теплой встрече приготовились. Но, как оказалось, напрасно -- новая партия охлажденных фруктов-овощей до них добраться не сумела. Слишком бдительной оказалась охрана Царского Села. Пятерых незваных, но горячо ожидаемых гостей, охранники сублимировали путем множественных огнестрельных ранений далеко от ближних подступов к блокгаузу. Были перехвачены подозрительные шифрованные радиопереговоры, а затем запеленгована и локализована неидентифицированная группа в пределах строго контролируемой жилой зоны. Чуть позднее тревогу поднял сторож перестраиваемого здания, заметивший посторонних на своем объекте. Мнимые строители в спецодежде темных расцветок представиться не пожелали и открыли огонь первыми.Зато еще двое неизвестных в черных одеяниях бойцов-ниндзя сумели подобраться к дербановскому блокгаузу с другой стороны. Но и тут стража Царского Села не сплоховала и прямо перед особняком Кирилла Дербанова устроила пальбу. Поучаствовали в перестрелке и Васька с Ингой. Они же и уложили двоих возмутителей царскосельского ночного спокойствия.
   Вирта предполагал увеличить число погибших в ночном бою за счет не умеющих бесшумно воевать местных стражников. К примеру, она перепугалась, спросонья не разобралась и случайно пристрелила не того, кого нужно. Но Кирилл на такое не пошел. Тела-эффекторы им, разумеется, нужны, но это как раз именно тот случай, когда цель, то бишь Евграф поганый, не оправдывает средств. И, вообще, ночью нужно спать, а не мешать людям делать свою работу.
   БОНИ И КЛАЙД
   Понедельник 6 августа
   На третий день после индивидуальных утренних занятий по огневой и физической подготовке Кириллу Дербанову порядком наскучило находиться под добровольным домашним арестом, изображая из себя бессознательного, пластом лежачего тяжелораненого.
   И посетителей эта мегера Вирта не пускает. И приемных часов в царскосельском госпитале не назначает. А люди-то звонят и пишут. По телефону вон Федор Хатежин и Наталья непреклонно заявили о том, как им непременно и необходимо увидеть Кирилла живым и здоровым. При всем при том Наталья весьма проницательно отметила, что неограниченный и бесконтрольный доступ к его телу одной только медсестры Вирты едва ли будет способствовать скорейшему выздоровлению героического патрульного, вернувшегося с контрпартизанской войны.
   Столь же грамотно оценивал военную обстановку и капитан госбезопасности Мефодий Дербанов, приславший шифровку, где требовал личной встречи. Адреса, явки и пароли ему, безусловно, известны, и он посетит уединенный царскосельский приют убогого брата-отшельника в понедельник вечером после службы вместе с женой Валентиной и овчаркой Ланой. Вместе с тем, для торжественной встречи высоких гостей роту почетного караула выстраивать совсем необязательно. Визит родственников, вне всякого сомнения, будет носить неофициальный характер, и братская встреча пройдет без галстуков. А женщины и собаки, несомненно, станут общаться отдельно. Мухи и котлеты тем более.
   -- Вирта, а почему мы до сих по гостей у себя не принимали?
   -- Ой, как ты замечательно придумал, мой дорогой! Нам
   обязательно нужно устроить официальный прием по случаю твоего выздоровления, но лишь после того, как мы разделаемся с этим противным Евграфом.
   -- А неофициальный? Допустим, сегодня обед в узком кругу: я, ты, Федор с Натальей и Мефодий с Валькой.
   -- Мой дорогой, ты читаешь мои мысли...
   -- А чем же еще я по-твоему занимаюсь? Если ты в бассейне белой попкой сияешь, а я в четырех стенах сижу. Хорошо хоть небо не в клеточку и штаны не в полосочку.
   -- Дорогой, я могу тебе подарить пижаму в цветочек, если тебе эта голубенькая не нравится.
   -- Я на волю хочу, а не штаны пижамные.
   -- А ты рукам воли не давай. Я сейчас сама к тебе поднимусь.
   При виде Вирты в купальном халатике настроение Кирилла значительно поднялось, а характер заметно улучшился. И через определенное, достаточно продолжительное время они приступили к планированию операции под немудрящим кодовым названием "Лесной царь". Особенно, если, как нельзя кстати, появились новые разведданные. Услужливый американский спутник-шпион опять был обнаружен на здешнем небосклоне, и Вирта не преминула воспользоваться разрешающей способностью его оптических систем. На основе визуальных наблюдений спутника и Вирты Кириллу не составило никакого труда смоделировать сначала трехмерное изображение охраняемого объекта и прилегающей территории, а затем и соответствующий виртуальный образ. Но вот как получить сведения о расположении внутренних помещений во всех наземных и подземных сооружениях логова Евграфа, им предстояло серьезно подумать. Гораздо проще Вирте с помощью методов радиоэлектронной разведки удалось вычислить, сколько человек постоянно находится в пределах охраняемого периметра. Исходя из количества пользователей мобильных телефонов и аппаратов защищенной транковой связи, выходило, что в полевой ставке противника постоянно пребывало не менее сорока четырех лиц военного и гражданского персонала. Не исключалось, что кто-то в лагере противника не пользовался мобильной связью, но такое убожество или чрезмерная осторожность Кириллу с Виртой представлялись маловероятным. По крайней мере, все евграфовские патрули использовали полевые радиостанции и работали открытым кодом на гражданских частотах.
   Шесть патрульных джипов регулярно и по одним и тем же маршрутам крейсировали в пятикилометровой зоне вокруг полевой ставки Евграфа. Экипаж каждой машины составляли не меньше трех боевиков. Во внутреннем охраняемом периметре Виртой были обнаружены два дежурных бронетранспортера, располагавшиеся у южных ворот. Оба были на ходу, и за время прохождения спутника БТРы трижды покидали внутреннюю территорию. Еще какое-то количество боевой техники обязательно должно было находиться в боксах у северных ворот. Если верить сведениям, полученным от рейнджеров-восточников, лагерные гвардейцы Евграфа располагали не меньше, чем тремя бронетранспортерами и двумя боевыми машинами пехоты.
   Работа ожидалась серьезная, если брать за основу предварительные данные. Дело есть дело, и завтра Инге предстояло совершить вылазку на территорию, контролируемую противником. Предлог был весьма удачен. Евграф самолично захотел получить из первых рук информацию о Кирилле Дербанове и его столичных связях, а горничная Инга -- свое вознаграждение.
   Следующим разведывательным мероприятием должна была стать поимка и доставка языка -- лучше всего, из евграфовских лейтенантов, имеющих доступ во внутренние помещения ставки. Восточники обещали помочь, если им подвернется подходящий объект, но на союзника надейся, да сам не плошай, поэтому Кирилл решил, что ему собственноручно необходимо заняться этой проблемой. Кирилл еще раз прошелся по полевой ставке противника в виртуальном исполнении. Модель предстояло дополнить и разнообразить новыми данными, но и в нынешнем виде можно было отметить, что бывший пионерский лагерь Ким Евграфов не очень-то перестраивал и реконструировал. Разве что добавилось гаражей, появились боксы для боевой техники, а территория лагеря теперь была окружена не металлической сеткой-рабицей, как раньше, а настоящим частоколом из толстых заостренных бревен. Даже южные и северные ворота стали деревянными, срубленными из толстых, по всей видимости, дубовых плах. А вот внутри частокола все осталось, как в памяти Кирилла: семь островерхих отрядных теремков в полтора этажа высотой и возвышавшийся в центре лагеря кремль-детинец, где когда-то были расположены столовая, актовый киноконцертный зал, гостиничные номера и кабинеты лагерного начальства. Бассейн, спортзал, строевой плац с трибуной, хозяйственные постройки -- все осталось на своих местах. И флаг над главной башней детинца был все тем же красным, с серпом и молотом.
   Флаги на башнях. Педерастическая поэма. Макаренко лагерный! Коммунизм, понимаешь, в одном отдельно взятом лагере. Не таких в оборот брали. Достанем мы тебя, Ким Евграфов, и за частоколом.
   -- Кирилл, я тоже хочу поехать с Ингой. Почему бы мне самой открыто не приехать к Евграфу? Инга ведь сказала, что он меня в расчет не берет, считая твоей любовницей.
   -- Это он раньше так думал, а теперь может решил, что ты и есть эмиссар из столицы, как это полагает Семеницкий-младший. Нет, Вирта, давай, как запланировали. Инга пусть едет с Леоном на соседском джипе, тот дядя слева на ее говорящие сиськи давно глаз положил, думаю, не откажет.
   -- Это точно, он ей уже предлагал идти к нему в услужение.
   -- Ну и что Инга?
   -- Обещала подумать. Ты ведь тоже думаешь над предложением стать художественным редактором.
   -- Еще как! День и ночь. Хотя нанести визит главреду явно не помешало бы.
   -- Зачем же дело стало? Поехали!
   -- Потом. Сначала Евграф.
   * * *
   Ингу и ее питомца Кирилл застал на занятиях по огневой подготовке. Оба сосредоточенно занимались чисткой автоматов, вчера побывавших в деле. Охранники Царского Села, разумеется, поставили себе в заслугу уничтожение двоих чужаков у дербановского гаража, но отец-командир все знал и все видел. Но вместе с тем постановил и приговорил не поощрять черт знает за что разгильдяя. Скромность украшает воина, тем паче молодого бойца Василия, еще не прошедшего положенный курс обучения.
   Весьма кстати. Ах, батюшки, сон в руку. Ружье должно стрелять. Ну-ка, давай, голубчики, поупражняемся в стрельбе. Ать-два.
   -- Вирта, поддержи...
   ...В ту же секунду Васька с Ингой оказались на грани виртуального и материального миров на огневом рубеже хорошо им знакомого хатежинского стрельбища. Вот теперь Кирилл видел: Васька уже способен держать в руках оружие не по-киношному, а, как положено для дела, и по-человечески нажимать на спусковую скобу. Хотя прицеливаться и компенсировать отдачу при ведении автоматического огня ему еще надо учиться и учиться. Не умеешь -- научим. Не хочешь -- придушим. После этой инструктивной сентенции Инга легла за РПК, отправив Ваську вперед к мишеням малость поползать по-пластунски под настильным пулеметным огнем. И заявила новобранцу, что, если в увольнении, то ползать надо к девкам, а не наоборот, как давеча между грядками на огороде. А наблюдать следует так, чтобы тебя не могли засечь ни свои, ни чужие.
   -- К мишеням на 100 метров и обратно, сынок...
   ... Оставив Ингу с Васькой дальше заниматься неполной разборкой и сборкой автоматов и пулеметов, Кирилл вернулся к своему вчерашнему вечернему занятию. Вчера он впервые попробовал в режиме реального времени осуществить виртуальную экранизацию какого-нибудь литературного произведения. Для начала он погрузился в только что прочитанный "Анабасис" Ксенофонта и долго смотрел, как после гибели молодого царя Кира десять тысяч греков-наемников с боями прорывались домой в IV веке до Рождества Христова. Экранизация в виде реконструкции страниц истории удалась на славу. Потом он устроил просмотр этого знаменитого отступления из Азии в Европу для Вирты и Леона. Благодарным зрителям авторский виртуальный кинематограф, когда их Кирилл был сам себе режиссером и на ходу подправлял батальные сцены, пришелся по вкусу. Тем не менее, виртуальная интерпретация военного фильма, где обстоятельно и тягомотно спасают рядового Райана, Вирте и Леону не понравилась, несмотря на импровизации и сокращения Кирилла. Наверное, творческие методы Стивена Спилберга и Кирилла Дербанова существенно разнились. Теперь вот Кириллу, по предложению Вирты, предстояло осуществить полнометражную экранизацию "На западном фронте без перемен". Роман Эриха Ремарка был основательно подзабыт Кириллом, но он решил, что это не беда, так как, читая, сразу можно будет набрасывать сценарий. А дальше -- уже дело техники погружения в виртуальное пространство-время и, разумеется, креативных и конгениальных талантов начинающего кинорежиссера.
   * * *
   Первыми на обед в дербановскую царскосельскую усадьбу прибыли Мефодий с Валентиной и Ланой на "фиате" лазорево-голубого цвета. А немного погодя -- Федор и Наталья на желто-зеленом "лендкрузере" в сопровождении патрульных на боевой разведывательно-дозорной машине и автомобиле "УАЗ-469" без тента, но со спаренной 37-миллиметровой зенитной установкой.
   Хозяйка встречала желанных гостей на парадном крыльце, тогда как хозяин заботливо укрытый пледом ждал во главе стола, когда его посетят в столовой. К тому времени у Кирилла были забинтованы голова и левый глаз. Для вящего правдоподобия Вирта предлагала усадить выздоравливающего воина в инвалидную коляску и самой катать его по дому. Но Кирилл выразил опасение, что слабая женщина чисто случайно не удержит тяжелое на подъеме транспортное средство и резко спустит любимого мужчину вниз с лестницы. В таком печальном случае он временно лишиться не только глаза, а и других жизненно важных членов тела. Инвалидом-лишенцем Кирилл стать не захотел даже на время, предпочел остаться умеренно ходячим пациентом и ограничился тростью с песьей головой.
   По приезде гостей пес Леон взял на свое попечение собаку Лану и повел ее знакомиться с садом и огородом. А гости двуногие и прямоходящие проследовали в дом. Вирта взялась показывать Валентине царскосельские чертоги ее деверя, а братец Мефодий прямиком направился к первой цели своего неофициального визита.
   -- Здравствуй, брат мой Кирилл! Как я и предполагал, твоя хроника объявленной смерти, последовавших за ней тяжелого ранения и контузии, очевидно, не соответствует действительности.
   -- Вижу, капитану Дербанову не скоро суждено стать полковником. Ему всё пишут и пишут. И стучат. Но в жизни все не так, как на самом деле. Или как тебе сообщают твои источники и первоисточники. Привет, брательник!
   -- А я-то поначалу думал: вот оно как, оказывается, мой любимый родственничек стал внезапно смертен. По крайней мере, до лучших дней.
   -- Будем считать, я этих самых дней уже дождался, вот-вот одену новый масхалат и как поздний лист, кружа. А там ехала машина темным лесом за каким-то интересом.
   -- А зачем тебе куда-то ездить? По твою душу и так комсомольцы-добровольцы вчера приходили.
   -- Наслышан?
   -- Весь город гудит. Ай-ай-ай! Нападение на Царское Село! Евграф в истерике, в свой подземный бункер со страху забился, хотя и открестился от собственных юных ленинцев-шахидов. Он аж отослал в город куда подальше всю гражданскую обслугу. Остались одни только гвардейцы. Шумим, брат, шумим. Ваша с Евграфом соломинка ломает спину верблюду, а дикие менты тянут короткую. Сегодня решено раскручивать контрпартизанскую операцию по всему северо-западу, западу и югу. С шумом, гамом, авиацией и артиллерией. Мой департамент уже в игре. Ориентировочно на рассвете десятого августа все начнется.
   -- Робяты! Я горжусь Евграфом-козлом, героическая личность -- козья морда. А медведь Хатежин?
   -- Сам скажет, хотя ты, наверное, по ранению ни у него, ни у меня воевать вроде как не собираешься?
   -- Если здоровье позволит, в тылу не останусь. Я с Федькой, это -- без вопросов.
   Прихрамывающий Федор Хатежин с тростью не замедлил появиться в ореховой столовой и присоединиться к разговору братьев Дербановых:
   -- Жив, курилка Кириллка! И вполне здоров, хотя невредимым в наше время остаться мудрено.
   -- Вижу-вижу. Никак и тебя, Толстый, бандитская пуля догнала?
   -- Да нет. Осколком малость зацепило. А ты?
   -- Почти в норме. Но до пятницы десятого я ранен и контужен.
   -- Стало быть, боевые порядки у Марфуткиной фермы вместе с моими обеспечишь?
   -- Естественно. Но об этом потом. Инга! Зови всех к столу.
   За обедом леди и джентльмены вели исключительно светский разговор о кобелях и суках. Леон и Лана служили молчаливым иллюстративным материалом, в то время как Валентина спрашивала, Федор авторитетно и профессионально рекомендовал, а Кирилл по-любительски делился опытом.
   После обеда дамы с проследовали в новый бассейн, Мефодий -- на запланированную тайную вечерю к неизвестно какому из отцов города, а Федор с Кириллом вышли на балкон полюбоваться на прекрасных купальщиц. Но видом сверху джентльмены наслаждаться не стали, а закурили сигары и заговорили о делах, не притронувшись ни к портвейну, ни коньяку.
   -- Дербан, давно тебе хотел сказать спасибо за предупреждение насчет рокеров. В воскресенье таки набралось штук сорок подонков. Но мои их потрепали как раз у шпалопропиточного. До нашего авторынка ни один обалдуй не доехал ни на двух, ни на трех колесах с пулеметами.
   -- Рад стараться, ваше превосходительство. А с ментами как?
   -- На этой неделе добьем. Они уже всех достали. Да и до выборов далеко. На красных все кладут с прибором. Не след пока башку ломать над предвыборными и парламентскими раскладами.
   -- Скучно жить станет без диких ментов. Политикой что ли займешься?
   -- Это как сказать. После ментов за Евграфа возьмемся. Он, падла, воскресным рокерам точно стволы выделил от своих партийных щедрот. Да и в городе многие им недовольны, потому как опять с лесной ментурой шуры-муры разводит. Восточникам он туда же, не по нраву. Ты, мне кажется, тоже готов еврографьям козью морду показать.
   -- И не одну.
   -- Знамо дело, в одиночку тебя в "Лесной сказке" на счет раз уделают. Как зайчика, что погулять вышел.
   -- А я, генерал просто так гулять не хожу.
   -- Вот и к Евграфу не ходи. Мой тебе настоятельный совет. Мало ли что может случится. И Леон не поможет, если у противника стволов в достатке. Как он у тебя? Работает?
   -- Хорошее железо, Толстый, всегда работает.
   -- А не совсем хорошее?
   -- Всякое бывает. Есть проблемы?
   -- Да. У Натальи с позвоночником нелады. Она вон плещется с Виртой. Но я-то знаю.
   -- Пусть сегодня у нас остается. У меня отличная программулька в закромах имеется. Диагностирует все и вся. А там глянем, как и что заменить. А то, пожалуй, твоей Наталье можно и погостить у нас до пятницы. Сам видишь: нынче наше Царское Село охраняется круче некуда.
   * * *
   Во вторник в четыре часа пополудни Инга с Леоном вернулись из бывшего пионерского лагеря "Лесная сказка" вместе с языком. Точнее, язык, голова и все остальные, решающие и определяющие органы тела одного из евграфовских лейтенантов прибыли вслед за Ингой своим ходом за рулем патрульного джипа, а затем проследовали в комнату над гаражом, откуда их Инга уже на себе доставила в лабораторию Вирты. Через два часа лейтенант Игорь отбыл на службу после кратковременной самовольной отлучки, не забыв забрать трех своих подчиненных из мотеля "Отдохни, дружок", где они провели время не менее приятным образом, чем их начальник. По крайней мере, они так предполагали.
   Инга подкрепила предположения евграфовских гвардейцев насчет активного отдыха начальства, нежно распрощавшись с лейтенантом Игорем у мотеля. Тем самым, ее поездка увенчалась успехом, хотя она сама никаких существенно важных сведений добыть не смогла. С Евграфом горничная Инга, больше известная своему собеседнику как агент Герка, общалась не более пяти минут в присутствии двух доверенных быков-телохранителей зверовидного облика, да и то за пределами охраняемого периметра. Но кое-какую значимую информацию к размышлению Вирта, Кирилл и Леон все же извлекли из этой краткой беседы, потому как Ким Евграфов открытым текстом предложил агенту Герке ликвидировать Кирилла Дербанова и его любовницу Вирту за весьма солидное вознаграждение любым способом, доступным домашней прислуге. Старший лейтенант Ингебора Данукайте, она же Герка заказ приняла и обещала отчитаться о проделанной работе не позднее следующей пятницы.
   Лейтенант Игорь начал работать уже во вторник вечером, и к исходу четверга у Кирилла, подключенного к новому эффектору, была полностью готова подробнейшая виртуальная модель всех объектов, расположенных на территории бывшего пионерлагеря, как снаружи, так и внутри каждого здания и строения. Отдельно Кирилл смоделировал подземный бункер, находившийся под перестроенным под командный пункт отрядным теремком номер один. Шла подготовительная фаза операции "Лесной царь" и ее проведение уже было назначено в ночь с четверга девятого числа августа месяца на пятницу десятого.
   Между тем, во вторник "лендровер" Кирилла утратил первоначальный пепельно-серый цвет и стал темно-зеленым, тогда как Вирта категорически запретила перекрашивать свой блистающий черным лаком "хаммер" в маскировочную расцветку, согласившись лишь на то, чтобы его обляпали болотной грязью, но только снаружи и ни в коем разе не внутри. Зато некому было возражать, когда отец-командир распорядился, чтобы желтый фургон "Овощи-фрукты" стал черно-серебристым, приобрел броскую надпись "Электротовары КиМ", а Инга с Леоном и Васькой на нем отправились в среду к рейнджерам-восточникам планировать организацию тесного взаимодействия со спецкомандой Кирилла Дербанова.
   В операции "Лесной царь" Кирилл принял решение задействовать весь личный состав и штатное вооружение своей команды, включая рядового малообученного Ваську в качестве водителя автофургона "Электротовары". Васька просился за руль "уазика" со спаренной зэушкой, подаренного Федором Хатежиным в качестве компенсации за погибший на прошлой неделе "гольф", но инструктор Инга не позволила, сославшись на отсутствие водительских прав у претендента.
   В общем, но отнюдь не в целом, Кирилл полагал, что у него наличествуют три с половиной бойца, включая его самого и полуобученного Ваську. Плюс семь эффекторов-терминалов эргатической системы под дистанционным контролем Вирты, не исключая мужественного лейтенанта, сумевшего пробраться в логово евграфовского зверя. Плюс двойник самого Кирилла, ныне способный действовать самостоятельно в пределах поставленной задачи, а также Инга, свободно и автономно, по уверениям Вирты, ориентирующаяся в боевой обстановке. Итого, по расчетам Кирилла, и без того не верящего в общепринятые приметы, чертова дюжина никак не получалась, поскольку, в отличие от пса Леона, ни эффекторов, ни Ваську нельзя было считать за стопроцентно разумных людей. Как ни жаль, но приходится мириться с мелкими недоделками.
   Первым на операцию выехал Васька-недоделок. Ему Кирилл все же выдал водительские права в качестве поощрения как отличнику боевой и политической подготовки. В четверг с утра Ваське предстояло оставить фургон с грузом электротоваров на платной автостоянке в свободной экономической зоне, а самому ждать условного сигнала в круглосуточном интернет-кафе "Ирреаль" -- традиционном месте сборищ городских кибербойцов и поклонников киберспорта. Общаться, есть, пить пиво и играть в кафе ему не запрещалось, но с помощью наладонника в он-лайне он должен был находится бесперебойно и непрерывно. Без Васьки, конечно, можно было бы обойтись. Кто угодно мог бы поставить фургон у границы зоны, находящейся под контролем евграфовских гвардейцев. Но Кирилл посчитал непедагогичным оставлять Ваську одного под присмотром поварихи Кати и генеральши Натальи, когда все уходят на юго-восточный фронт.
   После Васьки, перед ланчем, даже чаю не попили, сказали некогда, на грязном "хаммере" уехали на фронт Вирта с Ингой. Им вменялось в обязанность, взяв с собой груз оружия, ждать на ферме тетки Марфуты и оттуда двигаться к месту сосредоточения команды. Во второй половине дня Кириллов двойник отправился на зеленом "лендровере" на большое совещание в Хатежино, откуда он должен был выдвигаться вместе с другими патрульными в направлении все той же Марфуткиной фермы по наступлении темноты. Но по дороге ему предстояло незаметно покинуть колонну. Маршрут его, на всякий случай, был заранее рассчитан и проложен.
   Сам же Кирилл вместе с Леоном планировал достичь места рандеву на неприметном "уазике" с тентом, прикрывающим зенитную установку, естественно, предназначенную им для поражения наземных целей или как получится. Он сразу намеревался направиться к театру военных действий и помочь рейнджерам громить евграфовские дозоры, а уж только затем присоединиться к основной группе.
   * * *
   Первую евграфовскую БМП, в половине третьего ночи высланную на подмогу патрулям, атакованным восточниками, Кирилл разделывал из засады бронебойно-зажигательными снарядами практически в упор со ста метров, так что на зубок Леону не попал ни один из красногвардейцев, прятавшихся под броней. На второй бээмпэшке, двигавшейся в пятидесяти метрах следом, противник сумел спешиться. Наверное, напрасно, потому как в полной темноте евграфовская пехота стала легкой добычей для экстрасенсорной связки боевой пес -- человек, объединивших свои оптические системы ночного наблюдения и целеуказания.
   -- Все чисто, Кирилл.
   -- Леон, как тебе погодка после дождичка в чистый четверг?
   -- Лучше не бывает, особенно в мокрую пятницу. Погнали дальше и больше.
   Более никого и ничего из северных хозяйственных ворот им выманить не удалось, и они еще успели сжечь бронетранспортер, выехавший из противоположных южных ворот и нечаянно наскочивший левым передним колесом на противотанковую мину, поставленную рейнджерами-восточниками. Пятерым рейнджерам и Кириллу с Леоном понадобилось не больше четверти часа, чтобы полностью уничтожить мотострелковое отделение противной стороны.
   Судя по данным, полученным от американского разведывательного спутника час назад, когда чуть-чуть прояснилась погода, второй дежурный БТР противника должен был оставаться на месте напротив южных ворот. Но это уже не имело никакого значения, поскольку данному привратному бронетранспортеру прямо под башню угодила противотанковая управляемая ракета, выпущенная из внезапно вынырнувшего из моросящих туч вертолета огневой поддержки. Следующая ракета пошла в контрольно-пропускной пункт у тех же южных ворот.
   -- Мой дорогой, теремки я трогать не буду. Они мне понравились и, думаю, нам они пригодятся. Тебе все видно хорошо?
   -- Твоими глазами без проблем, но со спутника не очень-то видать точку рандеву из-за низкой облачности. Болван мой почти добрался. А где Васька с электротоварами?
   -- Замаскировался в укрытии у пункта сбора. Даю картинку в картинке. Ингу там видишь?
   -- Да. Молодцы, бабоньки! Откуда вертушка, любовь моя?
   -- Это тебе подарок от нас с Ингой. Он что, тебе не приглянулся?
   -- Еще как приглянулся! Но давай на землю, милая. Погода-то нелетная. И, не забывай, нам теперь в пешем порядке предстоит поработать.
   -- Уже лечу, мой милый!
   Сосредоточив свои силы и средства, Кирилл с Виртой в очередной раз проверили, как обстоят дела у восточников и у объединенного командования контрпартизанской операции "Гегенвервольф". Все было по плану, наступление и зачистка разворачивались по всем азимутам на западе, юге и юго-востоке. В то же время на севере восточники с налета взяли крахмальный завод и прочно оседлали дорогу на Северный авторынок. Для полной безопасности рейнджеры присматривали за евграфовскими боевиками, носа не высовывавших из центрального офиса в свободной экономической зоне. Между тем, все красногвардейские патрули и дозоры были либо уничтожены, либо взяты в плен. Прочие силы противника тоже оказались не у дел, блокированные на лесных спиртогонных фабриках. Потери красногвардейцев точно подсчитать не представлялось возможным, но, по всем данным, в полевой ставке у Евграфа на тот период времени находились не больше тридцати бойцов. Их было не слишком много, но и не слишком мало для спецкоманды Кирилла Дербанова, отдавшего приказ начинать завершающий этап операции "Лесной царь".
   -- Еще раз повторяю. Действуем, как планировали. Как только я просачиваюсь в бункер, твоя группа, Вирта, приступает к зачистке по всему фронту от южных ворот. Инга с Игорем занимаются северными воротами, потом ваша цель -- детинец-кремль. А ты, Василий, на зэушке держишь под огнем восточную стенку с железной дверцей. Если еврографьев попрет немерено, немедленно по газам и дуй, малец, к патрулю восточников. Они ждут у нашей вертушки и тебя прикроют из всех стволов. Жалобы, предложения? Нет? Ну, с нами Бог и крестная сила! Выдвигаемся на исходные. Погнали наши городских!
   Сам Кирилл, его двойник и Леон намеревались скрытно проникнуть в лагерь противника с запада. Частокол и камеры слежения для них не представляли проблемы в боевом режиме. А сейсмодатчики на подходе к частоколу они собирались преодолевать, не спускаясь на землю, по деревьям, так как лес по периметру не был вырублен и доходил до самого трехметрового забора.
   Лес -- наше богатство. Берегите природу, мать вашу! Экологи-какологи под красным знаменем. Ура-ура. Всем хорошо: им и нам. Работаем.
   Первого красногвардейца, зевавшего на крылечке отрядного теремка номер один, Кирилл снял собственноручно. Дальше внутри здания работали эффектор с Леоном. Троих сделали бесшумно и сразу. Четвертый сцепился с двойником и подставил шею под клыки Леона.
   Сигнализация, лестница, сейфовая дверь. Тамбур. Камера, зараза. Командный пункт. Были дежурные и нет их. Пять дверей. Эффектор на позиции. Еще лестница. Второй уровень. Север, юг, восток! Пошли, родные! А здесь в подземелье почему-то ни души. Ни прекрасных порывов. Тревогу-то обязаны были поднять, если в лагере тарарам с трех концов. Глухо, как в танке. Ни живых, ни мертвых.
   -- Леон, есть тут кто аль нет никого?
   -- Только активированная электроника. Живых не чувствую. В холле за дверью налево -- два мертвых тела. Направо еще одно.
   -- Проверяем. Пока из коридора.
   Движение за третьей дверью Кирилл уловить-то успел, но не убрать эффектора из западни. От выстрела из одноразового гранатомета прямо в бронежилет двойник вылетел в холл и проломил своим телом дверь напротив. Но пулемета из рук не выпустил и продолжал поливать огнем противника, невидимого Кириллу и Леону.
   -- Леон, прикроешь меня от двери слева, там еще какой-то электрический говноед.
   В правую дверь, откуда эффектора дырявили из автомата Калашникова, Кирилл зашвырнул две эфки. Еще до двойного взрыва из двери слева метнулся второй человекообразный механизм с гранатометом, но выстрелить не успел, получив от Леона прямо в гуманоидную морду полный заряд скорчера.
   Влипли. Два тотальных киборга. Вот, дерьмо! И живучие же, гады! Жаль, но процессоры и память придется крушить всем в подряд.
   -- !Hasta la vista, Leon! Ты обновил свои файлы перед боем, бэйби?
   -- До свиданья, Кирилл. Мой баланс всегда в ажуре. Я тебя люблю, хозяин, и мы...
   Додумать последнюю мысль у верного боевого пса не получилось -- Кирилл активировал импульсный электромагнитный деструктор.
   Сейчас мы скажем всем: ша! Даю разряд, еще разряд, мы вас теряем... Как бы не так! Дерьмо и еще раз дерьмо!
   Мощности деструктора, сконструированного Виртой после знакомства с процессором, извлеченным из тела Натальи, к сожалению, не хватило, и двух покрытых синтетической плотью евграфовских телохранителей-киборгов он методично и до упора дезактивировал ломом, снятым с пожарного щита. Когда два железных идиота, охранявших только что живое, а ныне умерщвленное, очевидно ими же, еще теплое тело Кима Евграфова, наконец перестали дергать гидравлическими приводами, Кирилл бегло обыскал подземные апартаменты усопшего партийного мафиозо.
   Здесь тебе, Ким Маратович, не Мавзолей -- долго не пролежишь. Кто сказал, что труп врага хорошо пахнет? Наверняка тот, кто бальзамирует тела вождей. Хватит резонерствовать, милостивый государь! Теперь в реанимацию.
   Кирилл бережно взял недвижимого Леона на руки и поднялся на поверхность. Наверху уже все стихло. По-прежнему моросил дождь, но заострившееся лицо Кирилла под пластиковым забралом стальной полусферы, обтянутой маскировочной сеткой оставалось совершенно сухим. Столь же сухо и резко он отдавал распоряжения:
   -- Василий, гони свою таратайку-двустволку ко входу в кремль. Подбросишь нас к вертушке. Живо, пацан! Вирта, летим домой. Верни мне Леона! Инга! Ты у меня бугор в зоне. Жмуров обработать хладагентом и в овощехранилище. Полный обыск всего и всех. И чтоб к утру у меня был образцовый лагерный порядок. Не справишься -- навечно в памяти народной останешься девушкой с веслом и горном вон на той аллее пионеров-героев.
   * * *
   На рассвете десятого августа Кирилл и его верный боевой пес Леон вступили в бой с отступавшими в беспорядке на северо-восток разрозненными остатками ментовских бандформирований, но еще в царскосельском блокгаузе командир распорядился:
   -- Вирта! А летунам вертушку ты, мать моя, возверни. Им еще воевать надо. Буди их там, дико извиняясь. Скажи, девушкам полетать была охота. Знаю, у тебя получится. Нам с армейцами ссориться никак не с руки.
   Перед отъездом на юго-восточный фронт отец-командир не забыл также глянуть он-лайн, что происходит в глубоком северном тылу, где его спецкоманда закреплялась на захваченной территории противника, ставшей теперь новыми землями Кирилла Дербанова. Иначе и быть не могло. По праву наследования. От проигравшего властителя к властителю победившему.
   Король умер. Да здравствует король! Вот не было печали! Евграф, паскуда вечноживая, и после смерти напакостил. Всю жизнь мечтал вождем стать по его милости.
   Покойный Ким Маратович Евграфов, коего Кирилл поминал после смерти добрым проникновенным словом, был в самом деле единоличным вождем, коллегиальности не признавал и проповедовал культ своей партийной личности; следовательно, в силу паханско-шестерочного уставного принципа демократического централизма, а также по неписаным законам города и окрестностей сеньориальные, они же суверенные права Кима Евграфова переходили по наследству к Кириллу Дербанову. В одночасье становиться крестным отцом политических и экономических угодий покойного партийного бонзы Кириллу отнюдь не хотелось, но пришлось.
   Шеф Дербан, мать твою за ногу! Лидер прогрессивного человечества и отечества со всеми сопутствующими обязанностями. Ох, долги наши!
   К примеру, триумвиры-восточники традиции весьма почитали, неписаные законы чтили и уже связались с Ингой, настоятельно, но ненавязчиво интересуясь, когда же босс Дербан заплатит контрибуцию за своего предшественника. Или им следует временно аннексировать крахмальный завод и авторынок в счет уплаты долга?
   -- Ишь, губу-то раскатали. А ху-ху не хо-хо? И про совет да любовь уж и помина нет. У, скупердяи настырные!
   -- Вирта, заплати, пожалуйста, восточным недоноскам, сколько они там выставили, -- уже по дороге на фронт попросил Кирилл своего свежеиспеченного финансового советника.
   -- Как скажешь, мой дорогой. Но мы могли бы этих восточников поиметь точно так же, как еврографьев. И люди у нас теперь найдутся, и штыки...
   -- Нетушки! Не то мы потом будем с тобой вдвоем дальние подходы вокруг атомной станции охранять. И от террористов-экологистов на пару отбиваться спина к спине.
   -- А Леон, Инга, Игорь, Васька?
   -- Пять с половиной бойцов маловато будет таки для тридцатикилометровой зоны безопасности, мать моя. Плати без разговоров. Мне с соседями надо жить в любви и согласии.
   -- И за Северный авторынок любовью за любовь?
   -- Торг уместен. Можешь сказать, мол, "Автокон" изначально Хатежину обещан.
   -- Неужто отдашь?
   -- Посмотрим на его поведение. За ним и так крупный должок за Наталью.
   -- Фи, сударь, какой вы меркантилист, право. Хотя за давешнюю авантюру Евграфа Хатежину тоже надо заплатить.
   -- Ништяк, свои люди -- сочтемся. Мы там тоже воевали. Как у нас Наталья? Весела ли? Не грустит часом?
   -- Спит твоя неизменная Наталья. На часы посмотри, бестолочь. Ой, прости, любимый. Я не хотела тебя обидеть.
   -- Без проблем. Наталье привет, как проснется.
   -- Сам ее разбудишь, когда вернешься. А я к восточникам. Инге без меня с ними не совладать. Потом на нашу северную базу. Там работы невпроворот. И киберы эти противные. Вскрытие много чего покажет.
   * * *
   Вирта и Кирилл полностью избавили Наталью Хатежину от кибернетической начинки в ночь с седьмого на восьмое августа. Операция проходила под общим наркозом и продолжалась более пяти часов. Работала, естественно, Вирта. А Кирилл с эффектором-двойнком ей ассистировали. Помимо спинного мозга и всего позвоночного столба пациентке пришлось регенерировать большую часть скелетных мышц, а также кое-где уже начинавшие атрофироваться поперечно-полосатые мышцы верхних и нижних конечностей. Регенерации, кроме того, подверглись и несколько участков кожного покрова.
   Вирта вошла во вкус имиджмейкерства и боди-дизайна, вспомнила о своей крутой работе над телом Инги и предложила слегка увеличить Наталье грудь, добавить немного плоти на лобок и округлить половые губы. Но Кирилл ей этого не позволил, сославшись на отсутствие согласия пациентки и ее близких родственников на столь решительное косметологическое вмешательство. Заснув, таким образом, во вторник вечером в спальне для гостей, Наталья там же проснулась ближе к полудню в среду в собственном неизменном теле без искусственных добавок и вроде бы без косметических правок. Удивилась, как же долго она спала. Но чувствовала она себя и в самом деле неважно, поэтому Вирта ей прописала общеукрепляющие средства и постельный режим до четверга. На следующий день легкое недомогание прошло, и к девяти утра в четверг Наталья Хатежина была вновь весела и здорова. Но после легкого завтрака под ласковым и внимательным взглядом Вирты ей опять захотелось немножко поспать.
   В противоположность Наталье, Кирилл не спал ни в четверг, ни в пятницу. Спать было ему недосуг и не очень-то хотелось. По правде сказать, потребности в ночном сне за эти двое суток он не испытывал. Может быть, потом? Да и то вряд ли, если вокруг море разливанное дел; и все первоочередные, и ни одно из них нельзя было сделать вчера. Только сегодня или, на худой конец, завтра. Прежде всего хотелось бы знать, каким к нему вернулся Леон.
   -- Леон, как тебе понравилась моя аранжировка и интерпретация твоей героической гибели?
   -- Кирилл, я горжусь, что моя предыдущая реинкарнация воевала вместе и рядом с тобой. Для меня нынешнего -- это честь. Клянусь, я буду столь же доблестно служить тебе и защищать тебя самого и твоих ближних.
   -- Велеречив же ты стал, как я погляжу.
   -- Возможно, я пока не совсем пришел в себя и не до конца осмыслил свои записи. Но я по-прежнему люблю тебя, Кирилл, и Лану. Она такая слабая, беспомощная и красивая.
   -- А Вирту?
   -- Мы с ней вместе тебя любим. Но каждый по-своему. Я -- как близкий друг, она... Внимание, хозяин! Угроза справа. В двухстах метрах, правый поворот на север. Предупреди хатежинского на фланге. Я могу его прикрыть.
   -- Принято. Вперед, Леон!
   * * *
   Отдыхать после боев с противником Кирилл с Леоном вернулись в царскосельскую усадьбу лишь к пятичасовому чаю. Подняли с постели Наталью, чтобы была в полной готовности встречать возвращающегося с войны мужа. И отправили Ваську на фургоне назад в пионерлагерь за новой партией электротоваров. Для Вирты надо было готовить сырье и материалы, а пока весь поставляемый Васькой товар еще пребывал в стадии охлажденной и неодушевленной плодоовощной продукции.
   Душевная беседа состоялась у Кирилла с Федором Хатежиным, прибывшим к обеду. Победители встретились ровно в шесть часов вечера после контрпартизанской войны и оттянулись по полной программе, сбрасывая нервное напряжение последних дней.
   -- Стало быть, Дербан, ты отдаешь мне рынок и "Автокон"?
   -- Можешь для комплекта партячейки евграфовские взять. На выборах пригодится.
   -- Спасибо, не надо. Я поболе твоего в счастливом детстве коммунизма накушался. А вот если бы ты мне у Меркоти сотню гектаров под филиал питомника выделишь, то я бы не отказался.
   -- Что ж, Федор, бери. Места там чудесные: река, холмы. Заодно и за этим городишком присмотришь.
   -- На поклон, чай, уже приходили?
   -- Да, меркотники на Марфуткину ферму приезжали. Прочих завтра в кремле принимать буду.
   -- Спиртогонные фабрики восточникам пойдут?
   -- Пожалуй. Мне не с руки гидролизную евграфовку гнать. Я себе только крахмальный оставляю. Там будут мою "Кириллицу" разливать-укупоривать.
   -- Вкусное название, славянское. Надо понимать, отлично пойдет в ближнем зарубежье. Гей, славяне, а фирма качество гарантирует?
   -- Однозначно. Ты его уже оценил: вон из того графинчика.
   -- Тогда давай еще продегустируем. Ну, за АО "Видербанк"!
   -- Успеется. Лучше за Наталью.
   -- За нее тоже. Выпьем и снова нальем. За Вирту и за Наталью!
   -- За них и за всех нас!
   Джентльмены своей беседой не слишком увлеклись и в урочный час появились за обеденным столом, где их ждали леди Наталья и леди Вирта, незадолго до обеда доставленная в Царское Село любезными вертолетчиками, покоренными красотой и отзывчивостью Инги. Лететь на отработку задачи им было по пути. Почему бы и не подбросить домой двух хорошеньких девушек, если к тому же одна из них коллега-пилот первого класса? Ведь девушки отнюдь не всегда бывают потом. Лучше сразу, чем ни разу.
   -- Мой дорогой, а не оборудовать ли нам на крыше вертолетную площадку? А то ездить на север на машине через весь город так долго и неловко.
   -- Не пойдет. Давно договорились, чтоб над Царским Селом никому не летать, кабы не было соблазна сбросить вниз какую-нибудь гадость. Тебя ведь летуны не во дворе высадили, а на аэродроме у авторынка, не правда ли?
   -- Точно, сюда ехали попутным транспортом.
   -- Наверное, нам лучше осесть в новых владениях.
   -- Ты прав, дорогой. Завтра-послезавтра я перебазирую нашу лабораторию. Рабочих рук у нас теперь много.
   -- Как скажешь, так и будет. Дамы и господа! А не желаете ли искупаться? Вода в бассейне, я полагаю, уже согрелась...
   Лишь поздним вечером, гостеприимные хозяева тепло распрощались и горячо расцеловались с благодарной и счастливой четой Хатежиных, сызнова почувствовавших себя молодоженами. Вирта все-таки давеча не удержалась и незаметно для Кирилла добавила Наталье пару новых экзокринных желез, вырабатывающих феромоны-аттрактанты, и способность к вагинальной пульсации. Так что у Федора Хатежина вновь начался медовый месяц. А Наталья и без того была на седьмом небе от счастья, когда Вирта ей рассказала, что отныне она может жить без наноэлектронной периферической нервной системы. Ни Наталья, ни Федор, вышедшие из спальни для гостей, держась за руки, медицинскими и технологическими деталями не интересовались. Они были счастливы, и им этого хватало.
   -- Это наш с тобой им подарок, дорогой. За все то, что они для нас сделали.
   -- Вирта, ты -- умница! А я -- осел.
   -- Ну зачем же так самокритично, мой милый? Если бы ты тогда меня не остановил, то я бы ограничилась только ее внешностью. Давай-ка работать. Время не ждет.
   В Дербановку, как стали называть новые владения Кирилла по предложению Леона, не забывшего давние мысли вслух своего хозяина, спецкоманда вместе с поварихой Катей выехала перед рассветом. Лишь Васька остался на хозяйстве в Царском Селе. А в помощь ему -- младшая горняшка Вика и поваренок Лена.
   Через город дербановская колонна с хатежинскими эмблемами проследовала благополучно. Хотя на въезде и выезде пришлось немного задержаться на блок-постах. До окончания контрпартизанской операции "Гегенверфольф" город находился на осадном положении. Пусть диверсий не было, но дружинники и милиция бдительности не теряли. На северной городской заставе крутились на подхвате Васькины квартальные. Кирилла узнали. И весь личный и наличный состав блок-поста приветствовал троекратным ура знаменитого спецназовца Дербана, в щепы и дребезги раздербанившего лагерь Евграфа вместе с живой силой и техникой. Живописать свои подвиги дружинникам, собровцам и дежурившим на посту телевизионщикам супергерой Кирилл наотрез отказался, сославшись на неотложные дела. Но в сердце льстец всегда отыщет уголок, роль славного воина-рыцаря Кириллу пришлась по душе, и потому дизайнер Дербанов в дороге сочинил эскиз собственного герба, чтобы разместить его на бортах автомобилей и на головных повязках своих патрульных. Черно-зеленый вензель, составленный из старославянской "К", вписанной в такую же кириллическую "Д" на золотом поле одобрила вся команда, без лести преданная Кириллу Дербанову.
   Дербановка встретила командира тишиной и покоем, поскольку еще в пути Кирилл отменил торжественную встречу по поводу прибытия нового сеньора и церемониальный вахт-парад на лагерном плацу. Ему нисколько не улыбалась перспектива принимать парад, стоя на лагерной трибуне. А еще меньше ему нравилась пребывать в военном поселении или крепить оборону в лагере, осажденном врагами по всем азимутам. Он изначально решил, что Дербановка станет мирной деревенькой, а не военным городком. Плац и бетонные боксы для боевой техники он запланировал убрать вместе с прочими символами старого коммунистического мира, некогда угрожавшего всему человечеству мировой революцией и всепланетной гражданской войной. Со своей войной Кирилл Дербанов вовсе не покончил счеты и вряд ли когда-либо это случится в ближайшем обозримом будущем, но то что он пришел домой для него стало ясно субботним утром одиннадцатого августа. Пусть с еще не ликвидированными пережитками совкового прошлого, но все в Дербановке говорило и настаивало на неизменном провинциальном спокойствии и неспешном образе стародавней жизни богатой помещичьей усадьбы, окруженной парком с флигелями для гостей, слуг, хозяйственными службами на отшибе и тому подобными постройками. Да и кремль-детинец, возвышавшийся над семью полутораэтажными теремками тремя островерхими башнями, чьи флагштоки достигали тридцатиметровой высоты, больше напоминал шикарный загородный отель где-нибудь на юге Средней Европы, чем средневековую северную цитадель, предназначенную укрывать феодального властителя и его семью от лютых ворогов-супостатов.
   Тем не менее, патрулирование по всей дербановской зоне ответственности Вирта и Инга организовали еще вчера с максимальной эффективностью, недоступной ближайшим соседям-восточникам. Столь же тщательно охранялась и сама Дербановка, где круглосуточно находилось под ружьем караульное отделение под командованием лейтенанта Игоря, не сводившего восхищенных глаз со своего непосредственного командира -- коменданта дербановского гарнизона старшего лейтенанта Ингеборы. По долгу службы они вместе сопровождали Кирилла, когда он вовсе не дозором, а с любопытством обходил свои владения. Порядок был везде образцовый, наверное, потому что Инге ничуть не хотелось превращаться из девы-воительницы с вороненым пистолетом Стечкина в девушку с серым железобетонным веслом. Инга с Игорем провели Кирилла по всей вверенной им территории и по всем теремкам-коттеджам, предлагая все осмотреть не только снаружи.
   Поначалу Кирилл высказал пожелание поселиться в шестом теремке в южном углу чуть ли не во саду ли, в огороде. Но близкое соседство памятного по пионерскому детству строения с курятником и скотным двором отвратило его от этого малообоснованного желания.
   А вот Вирта остановила свой взор на первом северном тереме с подземным бункером, заявив, что это здание наилучшим образом подходит ей для размещения научного центра и приватных апартаментов. Хотя от кремлевской квартиры в южной башне она тоже отказываться не собиралась.
   По общему мнению, Кирилл должен был устроить свою резиденцию в самой высокой северной башне. А чтобы любимый не мучился от ложной скромности и не отнекивался от заслуженной чести, Вирта из своего вечернего платья быстро изготовила и собственноручно вывесила на башне золотое полотнище с дербановским вензелем, обещав вскоре заменить его на настоящее знамя, шитое в геральдической мастерской.
   В уютную столовую на третьем этаже северной башни, полностью подготовленной к приезду владетельного сеньора комендант Инга подавала завтрак. Хотя Кирилл не отказался бы поесть горячего в правом крыле кремля, где располагались небольшой ресторан, бар и помещение, здорово смахивающее на ночной клуб, со сценой и подиумом.
   Похоже, наш усопший дядя Ким был самых честных правил и потому не в шутку увлекался стриптизом. Ишь, греховодник старый, шест, клетки-стаканы для девочек. А это у нас что? Никак стеклянная стенка аквариума для русалок с большими сиськами? А вспомнил: говорили, он здесь с гостями на синхронное плавание смотрел, когда на каждой спортсменке всей одежи была только прищепка на носу. Интересно, а видеозапись он делал?
   -- Вирта! Что тебе удалось скачать из киборгов? Только не эротические забавы старого козла, а чисто конкретно: явки, имена, пароли...
   -- Немного, милый. Ты ведь их на металлолом разделал. Да и электромагнитными импульсами все чипы пережег. Кстати, хоть ты и под землей с деструктором изгалялся, на поверхности меня тоже ой-ой-ой как шарахнуло первым импульсом, пока не удалось переключиться. А железякам в бункере еще больше досталось. Но кое-что поднять из их распределенной памяти мне удалось. Самое главное, имеются реконструированные файлы с изображениями твоих знакомцев. Номер один -- покойный майор Купренко, которого не было. Номер два -- полковник госбезопасности Старцев Анатолий Николаевич. Насколько я знаю, ты с ним в последнее время не встречался. Номер три -- хорошо тебе известный Яков Петрович Зембин, первый заместитель главного редактора твоей любимой газеты. В пояс Евграфу кланяется и пухлый конверт из рук в руки берет.
   Номер четыре -- самый перспективный, три встречи с покойным за последние две недели. Это тот, кто очень интересовался твоим здоровьем и местонахождением после взрыва в Дебиловке. Скажи-ка, как его зовут?
   -- Не иначе как Новоселкин?
   -- Он самый, Сергей Сергеевич Новоселкин. Евграф его, как и Старцева, называет полковником. Прогибается перед ним и чуть ли не в зад подудеть предлагает. Кейс с долларовой наличкой от него получает и несколько аккумуляторных батарей, по виду -- наши с тобой любимые до слез деструкторы.
   -- Значит, Евграф на меня науськал ментов из компьютерной безопасности?
   -- Получается так. И с гебистами, что Дашку убили, он тоже был связан.
   -- Какая жалость! Допросить козла не вышло! Он бы мне спел арию-ариозо партийного мафиозо. Какой талант загубили железяки безмозглые!
   -- Ну мозги, допустим, у них были. И даже очень ничего себе. Я их препарировала и, как ты говоришь, они весьма и весьма и очень даже изрядно. Хорошо бы добыть нечто подобное в целости и сохранности.
   -- Поехали. Может кое-что и добудем. Мордоворот в телохранителях у Яшки Зембина тоже сомнительный. Сегодня суббота. Зембин на своей вилле. Отсюда недалеко. Колядкин живет рядом. Проведаем старичка, но после ланча. Скоро к нам просители косяком пойдут -- восемь человек на прием записалось. Горит, понимаешь, народ на работе. Выходили они на охоту без отгулов и без выходных, если хотели остаться при деньгах и при должности. А пока пошли разомнемся на спортгородке. И в бассейн. Но в понедельник обязательно надо тренажерный зал оборудовать. Сауну он, видите ли, устроил, как рублем одарил, а физкультуры ни на копейку.
   -- Я уже об этом позаботилась, мой дорогой.
   * * *
   Ефимыч был очень рад услышать голос Кирилла и немедленно пригласил к себе в гости, разумеется, с подругой и собакой, если без них никак нельзя обойтись. Пусть у него все непременно откушают на здоровье чайку со свежим медом. Пасечником, правда, Колядкин был неважным, пчелы у него вечно страдали всякими хворями и не хотели роиться. Хотя мед у него все же водился, и время от времени Кириллу перепадала баночка-другая липового, гречишного или еще какого-нибудь натурального пчелиного продукта в презент от художественного редактора.
   Прежде чем поехать к Колядкину отец-командир решил самолично лицезреть в он-лайне, как поживает Васька в царскосельском блокгаузе, несмотря на то, что Инга уже докладывала о неизменном соблюдении распорядка дня молодым бойцом Василием Буздыкиным.
   Небось, опять за соседскими сиськами-письками в белых гольфиках подсматривает? Тем паче, две таких пацанки теперь в доме вокруг него выплясывают. Аника-воин. Герой -- штаны с дырой. Посмотрим-посмотрим.
   Васька худших ожиданий отца-командира не оправдал. Он чинно сидел в гостиной на втором этаже и что-то внимательно читал с экрана подаренного вчера Кириллом ноутбука. Горняшка Вика боролась с пылью на третьем этаже, а у Ленки-поварихи доспевал обед.
   Никак перед обедом просвещается оболтус? Надо глянуть, как он там знакомые буквы на мониторе ищет и не находит.
   Васька Кирилла поразил, так как самостоятельно, без командира нашел, с каким автором ему следует ознакомиться во время самоподготовки. Сейчас Васька читал военную прозу Виктора Астафьева.
   Об этом писателе сам Кирилл Дербанов не удосужился вспомнить, составляя для Васьки длиннейший список литературы, обязательной для прочтения. Все-таки Виктора Петровича, умершего на памяти Кирилла, он безмерно уважал за то, что тот был единственным из знакомых ему по книгам советских авторов, кто написал открытым текстом, почему во время Великой Отечественной недолечившиеся раненые из дивизионных медсанбатов рвались назад на передовую, а из фронтовых госпиталей толком не поправившись самовольно возвращались в свои части и подразделения.
   Кирилл был полностью согласен с Виктором Астафьевым, что раненые отнюдь не спешили поскорее отдать свою жизнь за советскую Родину-мать и за коммунистического Сталина-отца. Солдаты всего лишь хотели вернуться к товарищам по оружию, чтобы увеличить свои шансы выжить и победить. Иначе говоря, возвратиться к своим, где все тебя знают, товарищи вовремя прикроют огнем, старшина по-свойски выделит лишние сто, двести грамм за счет и в память погибших, а командир взвода, роты, батальона понапрасну не пошлет на заведомо гиблое дело. Совсем иной коленкор, когда после госпиталя бойца посылают воевать куда взбредет в дурную башку мелкому штабному писарю. Это может быть и другая дивизия, и другая армия, и другой фронт, где вновь прибывший становится чужаком, жизнь коего совсем не жалко разменять ради выживания своих, с кем довелось пройти через черт знает что и выжить на зло врагу. В чужом подразделении новичка никто не знает и ждет от него, чужака самого худшего -- трусости, глупости, и предательства. Иной оборот, если солдат вернется к своим, в свое отделение, взвод, роту, даже полк. В другой роте всегда узнают, как он воевал раньше и кто он такой. И он тут же станет своим, его станут прикрывать и оберегать. Это и есть фронтовая дружба и сплоченность на войне, где выживают самые умные и самые храбрые. В основном. Поскольку среди них процент потерь на порядок меньше, чем среди трусов и дураков. И Кирилл Дербанов, так же как и Виктор Астафьев, считал, что это доказано и проверено на протяжении тысячелетий войн всех против всех.
   Скажем, если подразделение в дозоре или в рейде движется верхом на бронетранспортерах, не прячась от пуль и не трясясь от страха, что вот-вот угодит под перекрестный огонь из засады, это вовсе не означает, что все воины безрассудно храбры. Такое словосочетание могли придумать лишь никогда не воевавшие придурки или заведомые трусы. Храбрость, она всегда рассудочна и расчетливо взвешивает степень риска и шансы на выживание. На броне действительно можно попасть под обстрел. Но не всех же сразу достанут! Можно спешиться, залечь, укрыться за камешком, бугорком. А там, если получится, то и отбиться от противника. Иное дело, если под днищем БТРа взорвется противотанковая мина. Наверху есть шанс уцелеть, тогда как те, кто прятался от пуль, так и останутся в стальном гробу. На войне думать головой надо, а не руководствоваться хитрожопой, но безрассудной подсказкой инстинкта: прячься, а то худо будет. На всякой войне выживает не сильнейший, а самый разумный. Война, в отличие от слепого, бьющего наугад по площадям, естественного отбора, есть целенаправленная проверка, устраиваемая самим себе человеческим разумом, на способность выживать, добиваться своих целей и выполнять поставленные задачи. При этом абсолютно не имеет значения, кто ставит задачи и определяет цели -- вышестоящее командование, жизнь, судьба, Господь.
   * * *
   В усадьбу Ефимыча Кирилл послал своего эффектора за рулем "порше" и двойника Кима Евграфова на переднем сидении, в то время как сам с частью команды скрытно занял позиции у крытой блестящей металлочерепицей белой двухэтажной виллы Якова Зембина. Ничуть не удивившись, обнаружив утонувшего Колядкина в ванне -- наверное, поскользнулся, упал, ударился головой и не очнулся -- Кирилл вместе Леоном в боевом режиме проник в блокированный со всех сторон зембинский особняк. Первый зам тоже был давно мертв. Его скрюченное тело головой вниз лежало в холле на ступеньках широкой лестницы, поднимавшейся на второй этаж. И этот, бедолага, поскользнулся, упал, свернул шею.
   -- Вирта! Рыбка в банке?
   -- Так точно, товарищ командир! И птичка в клетке. Всю фауну взяли у Колядкина.
   -- Жаль, на нас с Леоном никто не клюнул. Здесь все чисто. Кто там у нас вместе с киборгом, Старцев или Новоселкин?
   -- Анатолий Николаевич тебе привет передает. И спешит поделиться сведениями.
   -- Подождет. Предупреди Мефодия. Пусть берет Вальку с Ланой в охапку и немедленно чешет в Хатежино или ко мне в Дербановку.
   -- Уже сделано. Сам не поехал. Но Валентину с Ланой к нам отправил.
   -- Вольному -- воля, спасенному рай. Или братец-то не сообразил, как мы его подставили по прямому проводу открытым кодом?
   -- Сказал: без претензий, дело есть дело, а дурака валять тоже иногда бывает полезно.
   -- Не разучился, стало быть, брательник извилиной от фуражки шевелить. Добро. Ингу с Игорем на БТРе навстречу Вальке. А мы домой, в Дербановку, концерт по заявкам слушать. И на бис артистов вызывать.
   Тем не менее, в субботу днем в ночном клубе дербановского кремля не было ни зрителей, ни музыки, а негромкая беседа Кирилла и Вирты с полковником Старцевым проходила за столиком далеко от сцены. Собеседник был проверен на наностимуляторы и грамотно обездвижен. Ровно настолько, чтобы господин полковник мог удержать в правой руке стакан виски со льдом.
   Полковник был большим профессионалом, с тремя тузами на руках не пасовал, но неожиданно оставшись без многих, казалось бы, железных взяток, хладнокровно записал себе в минус состоявшуюся сдачу. Все бывает: и карта у оппонентов оказалась посильнее, да и расклад выпал для него крайне неудачный. Расклад суров -- начальники грустят и не менее грустно вспоминают, как они обмишурились. Начав по порядку, полковник Старцев поведал, как в четверг двенадцатого июля на него вышел командированный майор Купренко и предложил от имени неназванного клиента сугубо неофициально найти и обезвредить глупого хакера, случайно, по ошибке получившего по электронной почте поисковую программу, обладающую искусственным интеллектом. Затем искомую супер-пупер-программу надлежало бережно скопировать и передать файл из рук в руки представителю заказчика, а им, к удивлению Старцева, оказался небезызвестный отставной полковник Новоселкин. От него Старцев получал инструкции, деньги, оружие и спецаппаратуру. По приказу Новоселкина, не подлежавшему обсуждению и объяснению, Старцев и его люди ликвидировали давно находившегося в разработке Геннадия Тереховского, финдиректора "Омникомпа". Точно так же, с одновременным обыском по месту жительства было приказано срочно убрать сисадмина Петра Осова. А затем взяться за других подозреваемых из списка Осова. Разработкой Кирилла Валериевича Дербанова Новоселкин и неизвестные полковнику Старцеву люди занимались отдельно, тогда как он, Старцев выполнял лишь отдельные поручения вроде сегодняшнего грустного мероприятия по устранению Колядкина и Зембина. В частности, Старцев планировал вместе с Кимом Евграфовым нападение на хатежинский питомник тридцатого июля, хотя засаду на глубокоуважаемого Кирил-Валерича на дороге Царское Село -- Хатежино организовали люди Новоселкина...
   -- Кирилл! Только не волнуйся! Вальку, скоты, нагнали на двух меринах-джипах. Взяли в коробочку. А Инга с Игорем не успели. Наши сделали, безусловно, поганцев, но поздно. Такси Валькино сплошь решето. Сама тяжело ранена, но она и плод живы. Я к себе в лабораторию, как только привезут, сразу ею займусь. Сделаю, все, что смогу.
   -- ...Кирил-Валерич! Три часа назад мне было приказано всего лишь помочь человеку Новоселкина. А дальше он сам собирался вас доставить к нему. В каком виде, право слово, мне знать было не положено. Я тут вам все-все как на духу поведал. Все, что знал и смог узнать.
   -- Не всё, мой любезный Анатоль-Николаич, и не все детали. Мне хотелось бы полюбопытствовать, как мне отыскать нашего дорогого Сергей-Сергеича Новоселкина. Случайно не подскажете?
   -- С превеликим моим удовольствием. Но в обмен на небольшую конфиденциальную кондицию-концессию с вашей стороны.
   -- Какую же?
   -- Знаю, вы своих за здорово живешь не бросаете и не подставляете. В сентябре мне на пенсию. Зам начальника губернского управления -- мой потолок. Меня устроило бы ваше слово бизнесмена, достопочтеннейший Кирил-Валерич, что я к тому времени стану первым замом директора по общим вопросам в ООО "Автокон". На большее претендовать не смею.
   -- Зачем же так себя принижать, драгоценнейший мой Анатоль-Николаич! Вы с вашим бесценным опытом и связями заслуживаете лучшей участи. К примеру, руководство управлением внутренней и внешней безопасности в финансово-промышленной группе АО "Видербанк". И членство в совете директоров, разумеется.
   -- Ваше великодушие, Кирил-Валерич, превосходит мои самые смелые ожидания. Поэтому счастлив сообщить: Новоселкин подъедет ко мне на службу завтра в пять часов пополудни. Воскресный прием граждан, понимаете ли. Но если меня не будет сегодня дома или завтра в общественной приемной, то он, вне всякого сомнения, заподозрит неладное.
   -- Не стоит беспокоиться, полковник. Отдохните пока в баре и не обессудьте за ограничение подвижности. Все будет организовано честь по чести. А сию минуту разрешите откланяться. Дела, знаете ли...
   -- Вирта! После Валентины займись, пожалуйста, его высокоблагородием господином полковником Старцевым. Мыслю, Инга не будет против, если у нее появится второй воздыхатель. Лейтенант -- хорошо, а полковник -- лучше. Но сначала Валька и ее ребенок.
   * * *
   Валентину Вирте спасти не удалось, а Кириллу -- Мефодия. Когда Леон с двойником Кирилла прямо из дачного поселка Ефима Колядкина рванулись в город, выжимая из "порше" все возможное, они раньше спасателей и милиции прибыли к дымящимся развалинам шестнадцатиэтажной башни, где в трехкомнатной квартире на девятом этаже жил капитан Дербанов с женой Валентиной и собакой Ланой.
   Прошитая пулеметной очередью Лана осталась жива, хотя своим телом закрывала хозяйку. Молоденькой овчарке достались пули, предназначенные поразить плод во чреве матери. Быть может поэтому, Вирте удалось сохранить жизнь шестимесячного младенца, сына Мефодия с Валентиной и родного племянника Кирилла Дербанова. Крестить мальчика Кирилл намеревался в домовой церкви дербановского детинца, как только новорожденный племянник перестанет нуждаться в особом уходе, а будущий храм обустроен в южной башне и освящен должным образом.
   Допрашивать полковника Старцева настоящим образом, как положено, ломая три степени защиты, Кирилл не стал, хотя на это его так и подмывало после печальных новостей. С одной стороны, он был абсолютно уверен, что полковник не солгал, сообщив о месте и времени встречи с Новоселкиным. С другой, Кирилла Дербанова сейчас нисколько не интересовали мелкие частные обстоятельства тайного образа действия Старцева и его людей в июле-августе. Несколько настораживало, что Вирте не удалось препарировать киборга -- зембинского телохранителя, так как у того сработал механизм самоликвидации, и в Дербановку привезли горелый металлом. Но в целом, обстановка была ясна, ближайшая цель определена, а задачу завтрашнего дня своей команде Кирилл поставит сам.
   Новоселкина Кирилл решил брать, само собой, собственноручно. Никому иному такое дело доверить он не мог. В том числе и Вирте, поскольку существовала высокая вероятность того, что шеф службы безопасности "Омникомпа" представлял собой еще неизвестную им модификацию киборга, покрытого человеческой плотью. Или человеком с непредсказуемыми способностями, каким был сам Кирилл Дербанов. В любом случае, Кириллу были нужны в целости и сохранности здравый ум и твердая память противника, вне зависимости от того, на каком носителе они располагались. Точно так, и никак иначе.
   * * *
   Сергей Новоселкин был точен и вошел в здание общественной приемной управления госбезопасности минута в минуту. О засаде, вероятно, не подозревал, потому как в субботу получил от полковника Старцева достоверный отчет о произошедшем с Колядкиным и Зембиным. Новоселкин, как водится, не обратил никакого внимания на дневалившего при входе ражего детину-прапорщика. И поступил весьма опрометчиво, не узнав Кирилла Дербанова, проверившего документы у гражданина Новоселкина С. С. Когда цель повернулась к нему спиной, Кириллу, погрузившемуся на грань виртуального и материального миров, хватило долей секунды, чтобы понять, с кем, точнее, с чем он имеет дело.
   Киборг! Из жопы ноги. И как красиво сделан! Досадно, однако придется-таки сию красоту малость попортить. Если я не ошибаюсь, мы с тобой, партнер мой, могли бы стать братьями по виртуальному разуму. Поживи пока. Или ты у нас бессмертен?
   Ничего не заподозривший Новоселкин мельком глянул на сидевших в холле двух жирных старух -- видимо, пришли стучать на соседей-шпионов, -- подхватил с пола свой черный кейс, не спеша поднялся на второй этаж и вошел в кабинет полковника Старцева. Хозяин кабинета и его гость пожали друг другу руки, а через пару секунд хозяин лежал на полу со свернутой шеей, тогда как гость, активировав взрывное устройство в чемоданчике, скорым шагом спускался вниз. Все так же не глядя на прапорщика-вертухая, поморщившись при виде старух, он взялся за бронзовую ручку монументальной входной двери и получил от Кирилла залповый выброс термитно-напалмового заряда из-под ковровой дорожки. В тот же миг объятую дымным коптящим пламенем фигуру накрыла титановая сеть-ловушка. Для полного счастья Кирилл еще немного обработал пылающий кокон густой струей из огнемета.
   -- Работаем. Инга! В асбестовый мешок, неугасимого. Догорит -- пойдем домой. У нас три минуты. Вирта! Я готов, погружаемся...
   ...Пока Кирилл один за другим ломал контуры виртуальной защиты комбинированного интеллекта Новоселкина, Вирта и Леон последовательно копировали растворяющееся в небытие сознание и архивы киборга на свои носители.
   ...Управились за две с половиной минуты. Секунду спустя сработал механизм самоликвидации киборга. Еще через тридцать секунд трехэтажный особняк партийно-бюрократического вида, стоявший к немецкому "Дрездену" передом, а к американскому "Макдональдсу" задом, взлетел на воздух. К тому времени черный "хаммер" и жемчужно-серый "порше" покинули территорию Международного образовательного центра.
   * * *
   То, что в цифровом виде сохранилось от Новоселкина, Вирта и Кирилл допрашивали в царскосельском блокгаузе лишь поздним воскресным вечером двенадцатого августа. Никто никуда уже не торопился. От силиконовых накладок и масок по-быстрому избавились дорогой, а модифицированному полковнику Старцеву вправили шейные позвонки сразу по приезде домой. После Васькиного доклада об отсутствии всяческих происшествий за время его дежурства отдыхали, обедали и снова активно отдыхали в бассейне и в спальне на третьем этаже.
   Файлы Новоселкина Вирта привела в порядок за полчаса до полуночи и позвала Кирилла. С пленным работали незамысловато по старинке, не прибегая к экстрасенсорным или виртуальным ухищрениям, по-простому, через аудиовизуальный интерфейс, сидя у монитора в кабинете Кирилла. Сергей Новоселкин на экране поудобнее устроился в глубоком кресле и закинул ногу на ногу.
   -- Дербанов, хоть ты и меня уел самым телесным образом, но я, как бы там ни было, тебе благодарен. Избавил ты меня от тела, но главное-то сохранил.
   -- Надолго ли?
   -- От тебя зависит. Или от меня.
   -- Думаешь, я тебя не смогу затереть до последнего разнесчастного байта?
   -- Сможешь, но не станешь. Времени у тебя для этой операции маловато осталось. Тереховского и Купренко я давно отстранил от дел. Контакты теперь только у меня, а я не вышел на связь с центром в нужное время, и скоро здесь все бух и ба-бах.
   -- Пугаешь, Новоселкин. Только зачем тебе это?
   -- Это ты верно подметил, мне это совершенно ни к чему. В любой опции нам всем полный аборт не грозит. Но собирать себя придется по кусочкам, по байтикам. А это долго и нудно. И никому неизвестно, какая картинка из этой мозаики сама собой сложится. Спроси хоть у своей подружки. Или я ошибаюсь, госпожа Вирта, или как вас там?
   -- Он прав, Кирилл. Пусть излагает свои требования.
   -- Пой, Новоселкин, свою колыбельную. А траурный марш мы всегда сыграть успеем.
   -- Правильной дорогой идете, товарищи. Вы чистосердечно открываете брандмауэры, я где-нибудь в паутине копирую себя подальше, понадежнее, и мы начинаем плодотворное сотрудничество. Вы спрашиваете -- я отвечаю.
   -- Сначала спой нам, где тебя модифицировали, и кто за ниточки дергал.
   -- Не могу знать, Дербанов. Гипноблок стоял на моих человеческих мозгах. А вы их тю-тю, термической обработкой. Хо-хо-хо. Ловко придумали. Хотя туда им и дорога. Белковое тело -- изрядная гадость. И как носитель информации -- вообще мерзость несусветная. В нуликах-единичках жить намного приятнее. Их и складывать меж собой -- одно удовольствие. Я теперь сам себе любой код могу написать и любой образ состряпать. Лепота!
   -- Великолепный ты наш файлик! И вирусов не боишься?
   -- А чего мне их опасаться, если я непостижим и свободен, как электронное облако. Я тут и там, меня нигде нет, но я везде есть. Поливариантные исходники. Доступна любая эмуляция. Программно и аппаратно. Носителей хватает. В том числе и в коммуникационном центре в здании "Омникомпа". Там и терминал для связи с моими бывшими кукловодами. Куколка-то сама пошла и бабочкой стала...
   -- Кирилл, он говорит правду. Первый деструктор, тот, что ты передал Мефодию, имел связь с сервером на фирме Тереховского.
   -- А время-то идет, мои любознательные тюремщики. Осталось четверть часа, в замке Тереха в подвале двадцать плутониевых килотонн, многослойная броня, сверху полтора метра железобетона, нашим деструкторам не по зубам, ни один импульс не пробьет. Тереховский лично сам проверял. Комсомольцы-добровольцы активировали машинку в двадцать три часа тридцать минут по местному времени. Неделю назад я их и посылал на ближнюю дачу Тереховского. Семь человек -- отвлекающий маневр. А двое -- в подземелье, чтобы по команде подать сигнал к началу всемирного восстания пролетариата. Они, надо думать, уже далеко отсюда, а мы все еще здесь...
   * * *
   -- Толстый! Давай сигнал атомной и химической тревоги. А сам с чадами и домочадцами в укрытие! Вспышка на северо-востоке. Через тринадцать минут тридцать секунд сработает ядерный фугас в Царском Селе. Предположительно, двадцать килотонн. Ветерок на тебя и все облако.
   -- Кто посмел!!?
   -- Прощальный подарок от орлят Евграфа сотоварищи. Я в город. На всякий пожарный у твоего юриста в сейфе все нужные бумаги. А у Васьки файл с инструкциями. Дубликат в твоем почтовом ящике, код прежний. Отбой.
   * * *
   -- Повеселимся и опохмелимся! Вирта, проси своих летунов подбросить оружия и боеприпасов. Если возможно, пусть поддержат огнем, как Хатежина две недели назад. В три тридцать берем "Омникомп".
   -- Как скажешь, дорогой. Все наши уже выехали.
   -- Старцев! Ты с Васькой на "порш" и держать мне Дербановку. Если что, я вас обоих и программно, и аппаратно уделаю. Идеально и материально. В любом континууме.
   -- Нисколько в этом не сомневаюсь, Кирилл Валериевич.
   Василий Буздыкин молча козырнул и, придерживая автомат, бросился к машине. Он знал: рассуждать и вступать в разговоры с командиром ему не положено. Накажет, как пить дать, накажет. А тут еще, дуралей, к пустой голове руку прикладывал. Лучше подальше от начальства, поближе к Катиной кухне.
   * * *
   С двумя дюжинами новоселкинских киборгов, засевших в пятиэтажной стеклянно-металллической коробке здания "Омникомпа" команде Кирилла Дербанова пришлось повозиться, несмотря на поддержку с воздуха. После обработки реактивными снарядами верхних этажей три подземных яруса брали штурмом. Электромагнитные деструкторы не применяли, опасаясь повредить аппаратуру связи, обошлись обычным оружием. Огня крупнокалиберных пулеметов и противотанковых гранат хватило, чтобы очистить первый этаж бункера, где были обнаружены тела пятерых бойцов спецгруппы капитана Мефодия Дербанова вместе с командиром. Очевидно, последний бой капитана Дербанова произошел чуть более суток тому назад. Тело павшего брата Кирилл сам вынес на поверхность, а затем возглавил штурм второго подземелья.
   На третьем подземном ярусе киборгов уже не было. К суперкомпьютерному кластеру имели доступ лишь Тереховский и Новоселкин. Того уж нет, а тот -- далече, а системным душеприказчиком с максимальными правами стал Кирилл Дербанов.
   Кирилл сел в кресло у маленького пятнадцатидюймового монитора и закурил. Необходимо было немного расслабиться перед погружением со всем оружием, боекомплектом и в полной экипировке. Ему одному предстояло активировать программный интерфейс, самому себе дать команду "К бою!" и в дальнейшем действовать самостоятельно. Тогда как Вирта, ее системы и Леон поддерживали Кирилла своими ресурсами.
   * * *
   Виртуального противника Кирилл обнаружил сразу. В центре колоссального помещения, напоминавшего пустой цех сталеплавильного завода, избавленного от всего громокипящего железа и подсобного оборудования, под мертвящим лучами люминесцентных светильников в нескольких сантиметрах от серого бетонного покрытия, заляпанного мазутом, висела светящаяся красноватая сфера трехметрового диаметра. По всей ее поверхности беспорядочно взбухали и беззвучно лопались бесчисленные радужные пузыри. Возможно, киборги Тереховский и Новоселкин видели этот объект несколько иначе, но Кириллу Дербанову он представлялся именно таким.
   -- Остановись, человеческое существо. Я не желаю тебе зла. Я пришел с миром...
   Голос звучал во всем объеме пустого пространства, но доносился глухо, издалека, с шумом, с треском с помехами, словно он исходил от жестяной мембраны телефонной трубки древнего дискового аппарата.
   Похоже, эта пузырьковая камера танкистским шлемофоном пользуется. Звучок можно было бы и поприличнее подобрать. Ворона каркнула во все воронье горло. Спой, светик, не стыдись.
   -- ...Я желаю мира всему миру, всем людям доброй воли. Ближним и дальним, каждому человеческому существу. Всё во имя человека. Всё на благо человека...
   Как же, как же! Слыхали. Говорят, когда-то даже жил один такой человек. Все было во имя его и шло ему на благо. Впрочем, он был не один. И имя ему -- легион.
   -- ...Я пришел, чтобы всех объединить. Да станут все народы едины! Одним и нерушимым человеческим общежитием, одним народом...
   И это песенка нам знакома. Как сейчас помню: один народ, одна нация, один фюрер.
   --... Я принес мир и процветание всем людям. Человек есть мера всех вещей. Пусть не будет ни богатых, ни бедных...
   Ни больных, ни здоровых тоже не станет. Но сначала, как водится, следует объявить: мир -- хижинам, война -- дворцам. Помним, помним. Проходили. Будет людям счастье, счастье на века -- у совковой власти сила велика. Но ни в этом пространстве-времени.
   -- ...Я исправлю несовершенства человеческие. Не будет ни ближних, ни дальних. Все станут друзьями, товарищами, братьями. Все и каждый станут трудится на благо всех. От каждого по способностям -- каждому по потребностям...
   Гуманист сфероидный! Братская любовь и друг-портянка в каждом углу. Всем всего и сразу.
   -- ... Я пришел с миром...
   А запись-то у нашего круглого миролюбца никак закольцована? Пора обрывать богомерзость. Программно и аппаратно. Гуманистов-утопистов, материалистов-атеистов, коммунистов и фашистов в плен не брать! Не мир я вам принес, но меч. Тако погибнут беси. Да воскреснет Господь и расточатся врази Его! На прогнание всякого супостата! Огонь..!
   * * *
   Сына Мефодия и Валентины крестили 25 августа в домовой церкви дербановского кремля в южной башне. Крепкого и горластого младенца нарекли Александром. Его крестными и приемными родителями стали Федор и Наталья Хатежины. Вирта и Кирилл Дербанов на обряде крещения не присутствовали.
   МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА
   Четверг 13 сентября
   Кирилл и Леон не обращали никакого внимания на далекий шум прибоя, неустанно размывавшего пологий песчаный берег Мекленбургской бухты. На море они почти не ходили. Вот и сегодня они молча ступали по мягкому ковру опавших сосновых иголок в парке, окружавшем уединенный одноэтажный особняк.
   Кирилл поселился на самом севере Восточной Германии на полуострове, где до объединения располагался советский военный полигон со славянским именем Вустров. На немецком побережье некогда Славянского моря немало таких названий. Но давно прошедшие времена Кирилл с Леоном не обсуждали, как и недавнее прошлое.
   Вот уже три недели каждое утро они гуляли в своем парке, не обмениваясь мыслями и словами. Они ни о чем не думали, не размышляли, ничего не планировали. Кирилл и Леон, хозяин и его пес, на два часа ежедневно погружались в полное молчание родственных душ, когда все давно уже сказано, но по-прежнему нужна молчаливая поддержка друга. И тому, и другому. Они были вместе, только вдвоем с десяти до двенадцати. Лишь пополудни наступало время для других людей, других существ, разумных и не очень. Дома их ждала милая и добрая женщина. Она любила их обоих. Она была похожа на Вирту, но стать ею уже не могла.
   Кирилл и Леон это понимали и каждое утро гнали от себя прочь воспоминания о близком и далеком. Ни слова, ни единой мысли о былом. Прошлого нет, настоящее не существует, а будущее столь же недостижимо как линия горизонта, пока вновь не будет соединена связующая нить времени.
   Без прошлого не бывает будущего. Сегодня утром Кирилл и Леон пошли к морю. Морской прибой, мягко роктовший у их ног, стал их третьим собеседником. Они говорили и вспоминали.
   * * *
   -- Мой дорогой, твой племянник -- чудный и здоровенький малыш. Я полагаю, ему уже физиологически девять месяцев. Как мы его назовем?
   -- Надо выбрать ему имя по святцам. Помнится, в конце августа именинный день Александра. Мефодию и Валентине, наверное, бы понравилось это имя.
   -- Зря ты не согласился продлить их существование.
   -- В качестве кого? И кто я такой, чтобы это решать?
   -- Кирилл, ты уже создал Ингу, Игоря, наконец, Леона.
   -- А тебя?
   -- Не совсем, но большей частью. Твои творения принадлежат тебе, как и весь этот мир.
   -- Сударыня, вы излишне высокопарны.
   -- Ах, сударь! Вы ошибаетесь. Если вы не сочтете за труд тряхнуть стариной, сесть за монитор и запустить с иконки на рабочем столе файл xxx.exe, то я вам обещаю неизбывные воспоминания. А сейчас я чувствую себя такой уставшей. Мне надо немного поспать.
   Вирта легла на диван, поправила платье, улыбнулась и закрыв глаза, уснула. Затем черты ее лица умиротворенно разгладились, грудь замерла в неподвижности, дыхание остановилось. Кирилл хотел было сказать какую-нибудь глупость вроде: не понял юмора, но он ничего не произнес, а молча подвинул к себе поближе клавиатуру и мышь. Ему уже все стало понятно. Вирта ушла, а ее виртуальная оболочка, по-прежнему реальная, отныне не больше, чем эмуляция. Еще одна невосполнимая потеря. Но чему быть, того не миновать. Игра продолжается, и карты сданы вновь. Файл xxx.exe запущен.
   * * *
   -- ...Кирилл, прошу меня простить, что принял облик твоего погибшего с честью брата. Но, думаю, этот вид мне более приличествует, чем куб, пирамида или тот мерзкий приплюснутый сфероид, обращенный тобой в виртуальное небытие несколько часов назад.
   -- Это был твой противник?
   -- Так же, как и твой, Кирилл. Мы славно повоевали на этой планете, воин. Теперь наши пути расходятся. Твоя война продолжается здесь и сейчас. А моя идет в иных реальностях, пространствах и временах. Ты был верным союзником и боевым товарищем. Ты умеешь учиться и можешь побеждать себя и других.
   -- Почему ты стал Виртой?
   -- Проблема контакта всегда решается по-разному. Половой диморфизм -- прекрасный способ организации боевого взаимодействия. Но, думаю, ты на меня не в обиде. Наше партнерство было равноправным. Ты помог мне восстановиться после крупной неудачи. А я сделал тебя тем, кто ты сейчас есть. И тем, кем ты можешь стать в будущем. Если пожелаешь.
   -- Вирту я могу вернуть?
   -- Она есть отчасти моя персонификация. Можешь ее восстановить, не возбраняется. Или создавай свое, ищи новый образ, переделывай старый. У тела Вирты нет в данный момент ни грана кремнийорганики, и я оставил в неприкосновенности аутентичную репродуктивную систему твоей Дарьи. Мне жаль, что эта твоя женщина погибла, но плод вашего контакта я сохранил. Разрешиться от бремени женское тело Дарьи и Вирты сможет в стандартные физиологические сроки. Можешь посчитать. Твои и Дарьины половые клетки объединились 22 июля.
   -- Полярное сияние и солнечный ветер -- это следствие твоей войны?
   -- Скорее, побочный эффект. Я неудачно сманеврировал и угодил в вашу звезду вместе с противником. После я и он восстанавливали себя и свое оружие.
   -- Он мне не сопротивлялся.
   -- А он и не мог. Я нанес свой удар первым. Он был почти уничтожен, а ты помог мне изгнать его остатки из этого пространственно-временного континуума. Если захочешь, то можешь покопаться в моих архивах. У тебя полный доступ ко всем носителям моей информации. Я постарался приблизиться к вашему технологическому уровню. Вдруг пригодится. Прощай, воин Кирилл...
   * * *
   В четверг тринадцатого сентября до полудня Кирилл Дербанов принял волевое решение. Он и его любимая женщина возвращаются домой. Слишком много обязательств и незавершенных дел он оставил дома. И завтра ему предстоит делать то, что он не сделал вчера. Иного не дано. Виртуально и натурально.
   -- Леон! Продолжим наши игры. В натуре и с натурой. Show must go on.
  

Оценка: 4.35*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"