Фелис Катерина: другие произведения.

Бесцветный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цвет и его оттенки... Ими наполнен весь мир. Не всё имеет запах и форму, но всё имеет окрас. Цвет - это ощущение, которое само по себе может спровоцировать поступок, обрадовать, вдохновить, омрачить и даже убить. Оттенки способны на многое, но не многие придавали этому значение, ведь истинный цвет для каждого наблюдателя тот, который видит он сам. А что если попытаться определить оттенок того, у чего, как принято считать, вообще нет цвета? Биолог Фрил Лайтольер однажды задался вопросом: какая по цвету человеческая душа? Прошло время, прежде чем была создана Сэль'юриас - машина, способная определять цвет людской души и присваивать уникальный оттенок, который был имплантирован в ладонь каждого человека и заранее в общих чертах определял его судьбу... Выражение "нечистый на руку" приняло как прямой, так и переносный смысл, когда цветовое разделение разбило общество на "чистых" и "смурых".

  
  
  Долгою упрямою строкой бежит дорога подо мной,
  Еще чуть-чуть - и распрощаемся с землей!
  А ей клянется, что вернется,
  "Совру, так с места не сойду"
  Врёт. Сойдет.
  Посреди огней вечерних и гудков машин
  Мчится тихий огонёк моей души...
  Группа "Високосный год"
  
  
  
  Фантастика. Драма.
  
   Цвет и его оттенки... Ими наполнен весь мир. Не всё имеет запах и форму, но всё имеет окрас. Цвет - это ощущение, которое само по себе может спровоцировать поступок, обрадовать, вдохновить, омрачить и даже убить. Оттенки способны на многое, но не многие придавали этому значение, ведь истинный цвет для каждого наблюдателя тот, который видит он сам. А что если попытаться определить оттенок того, у чего, как принято считать, вообще нет цвета? Биолог Фрил Лайтольер однажды задался вопросом: какая по цвету человеческая душа? Прошло время, прежде чем была создана Сэль'юриас - машина, способная определять цвет людской души и присваивать уникальный оттенок, который был имплантирован в ладонь каждого человека и заранее в общих чертах определял его судьбу... Выражение "нечистый на руку" приняло как прямой, так и переносный смысл, когда цветовое разделение разбило общество на "чистых" и "смурых".
  
  
  23 марта 2013 год
  
  
   Цвет и его оттенки... Ими наполнен весь мир. Не всё имеет запах и форму, но всё имеет окрас. Чистый, яркий и насыщенный, а также грязный, темный и блёклый... Восприятие цвета определяется индивидуальностью человека, а также спектральным составом, цветовым и яркостным контрастом с окружающими источниками света, а также с несветящимися объектами. Проще говоря, цвет - это ощущение, которое получает человек при попадании ему в глаз световых лучей. Одни и те же световые воздействия могут вызвать разные чувства у разных людей, так как явление цвета само по себе может спровоцировать поступок, обрадовать, вдохновить, омрачить и даже убить. Он способен на многое, но не многие придавали этому значение, ведь истинный цвет для каждого наблюдателя тот, который видит он сам.
   Многие века люди выводили новые краски, новые цвета, новые оттенки... Это может показаться странным, ведь человечеству вполне могло бы хватить семи цветов радуги так же, как хватает семи нот, но нет. Цвет - это то, чем люди всегда пытались обогатиться. Больше красок! Больше тонов! Каждый выбирает для себя именно тот оттенок, который считает близким к себе; именно тот, который пробуждает определенные и, как правило, самые трудно воссоздаваемые чувства. Цвет одежды, которую мы носим, делает нас ярче и заметней или же наоборот помогает затеряться в толпе. Окрас... Характер... Прошло время, прежде чем люди осознали, что в этих двух словах есть некое равенство. Осознали и воспользовались.
   В Алторне - одном из самых крупных городов мира - жил биолог по имени Фрил Лайтольер. В моменты вдохновения и отдыха от работы, Лайтольер занимался рисованием. Его картины были переполнены различными красками, как чистыми, так и смешанными. Он не был известен, как художник, так как скрывал свой талант, рисуя исключительно для себя, для души. Души... После того, как Лайтольер закончил очередную картину, ему в голову пришел странный вопрос: какая по цвету человеческая душа? Улыбнувшись картине, Фрил пожал плечами. Жизнь биолога текла размеренно, без каких-либо резких изменений и всплесков, однако необычный вопрос засел глубоко в сердце Лайтольера. Снова и снова он спрашивал у себя о таком фантастическом факте, как цвет души. Не имея понятия о том, как это выяснить, биолог начал фантазировать. От подобных мечтаний его картины стали только заметнее и необычнее, когда как вопрос по-прежнему оставался без ответа.
   Ходя по улицам Алторна и видя массу людей, проходящих мимо, Лайтольер не мог оставить идею выяснения цвета души. Промучившись несколько месяцев, Фрил обратился к своему товарищу Оико Дарусу, ведущему биологу и генетику. Задав волнующий вопрос, Лайтольер поставил Даруса в тупик, однако Оико заинтересовался идеей выяснения цвета внутреннего состояния человека не на шутку и приступил к исследованиям.
   Шло время. Работа медленно продвигалась. И вот в один прекрасный день на свет родилась Сэль"юриас - машина, определяющая цвет души. Сэль"юриас вобрала в себя все цвета и оттенки мира, какие только могли быть, и присвоила каждому уникальное название. И хоть в Алторне власть принадлежала народным массам, Рэйчи Хитто, слова которого имели максимальный вес, решил изменить устоявшиеся порядки Алторна с помощью Сэль"юриас. Проведя ряд исследований, Фрил Лайтольер, Оико Дарус и Рэйчи Хитто выяснили, что у порядочных законопослушных граждан душа имеет яркий, насыщенный или же просто чистый цвет, чего нельзя сказать о нарушителях и склонных к преступной деятельности людей, цвет души которых смешанный, с преобладанием грязных и темных оттенков.
   По наставлению Хитто Лайтольер и Дарус спроектировали алгидекстор - устройство определения цвета души, вживляемое в центр ладони правой руки и подключаемое к вене безымянного пальца. Алгидекстор представлял собой гибкую, чуть выпуклую пластину с шестью маленькими, симметрично образованными креплениями. Этот высокотехнологичный компактный аппарат отображал оттенок, определенный Сэль"юриас, и открывал своему владельцу перспективы или же наоборот закрывал их.
   Убедившись в компетентности Сэль"юриас, Хитто утвердил закон об обязательной алгидексторизации всех жителей Алторна. Надеясь держать под контролем потенциальных нарушителей и преступников, Рэйчи верил, что система цветов улучшит политику города и упростит общение между людьми. Конечно, не все граждане Алторна были довольны нововведением. Уличные банды и мелкие нарушители закона яростно выступали против этого клеймения, однако актидроки и шарнахи - народное ополчение и официальные хранители правопорядка - отлавливали их как бешеных собак и алгидексторизировали насильно.
   В процессе глобального клеймения цветом Алторн переживал не лучшие времена, однако после того, как каждый житель города получил уникальную отметку, данные которой были внесены в информационную базу, насилие, разбой и прочие беспорядки значительно уменьшились, но не исчезли совсем. Горожане, ведущие любую незаконную деятельность, стали называться смурыми1 из-за своего грязного цвета алгидекстора.
   Но проблемы на этом не закончились, и у Хитто порой возникало желание отменить этот образ жизни по направлению Сэль"юриас, но убрать цветовое распределение было еще более затратным, нежели создать его. Из-за резких эмоциональных всплесков или же продолжительных депрессий окрас души жителей Алторна менялся, хотя изначально подобных явлений со стороны алгидекстора не предполагалось. Для изучения этого феномена была построена Центр Исследований имени Лайтольера, куда попадали люди с изменениями цвета. Там они проходили полное обследование и восстановительное лечение. Именно тогда жители Алторна начали лечить душу, а не тело. Это был долгий, трудоемкий процесс, как для психологов, так и для их пациентов. Если же щадящее лечение не помогало, человека с грязным оттенком переводили в Тэскипано - изолятор временного содержания, о методах лечения в котором широким массам было известно крайне мало.
   В связи со всем этим, выражение "нечистый на руку" приняло как прямой, так и переносный смысл. За открытыми ладонями людей в Алторне следили народные добровольцы, актидроки, или Желтые. Замечая тех, кто скрывает руки и не желает их показывать, они принимали меры. Если же подозреваемый оказывал сопротивление, актидроки вызывали на помощь шарнахов, или Красных, в распоряжении которых была необходимая техника для ловли нарушителя. Подобное положение дел в Алторне породило опасение и недоверие людей друг к другу. Даже те профессии, вынуждающие носить перчатки, варежки или митенки, вызывали подозрение. Постоянная проверка алгидекстора Красными и Желтыми поддерживала мнимый порядок в городе. И хоть смурые недовольно роптали, они не предпринимали никаких ярых действий против, как кажется, устоявшейся системы Сэль"юриас. Люди с грязным цветом алгидекстора жили своей жизнью, стараясь не попадаться на глаза порядочным гражданам и тем более нигде не демонстрировать свою правую ладонь.
  
  
  
   Прозрачный стержень Сэль"юриас был переполнен переливающимися красками. Двигаясь в большом полом стержне по случайным траекториям, они смешивались, бесконечно образуя всё новые и новые цвета. Общая база данных, подключенная к Сэль"юриас, фиксировала оттенки, присваивая им уникальные названия. Подсвечиваемая со всех сторон разноцветными источниками света, эта живая машина без конца рождала всё новые и новые граммы. Сила и влияние Сэль"юриас укреплялись с каждым днем, и вот однажды сгусток смешанных красок попал под луч пронзительного перекрестья желтого и фиолетового света...
  
   Была теплая летняя ночь, раскинувшая по темно-синему ковру неба россыпи звезд, застывших равнодушными точками вокруг большой серебристой луны. Высотные здания Алторна утопали во тьме, лишь центральные улицы были освещены желтым светом многочисленных фонарей. Бодрствующие городские жители поспешно возвращались домой, стремясь передвигаться только теми путями, которые охранялись актидроками и шарнахами, ведь ночь - время смурых, время людей, не чистых на руку.
   По безлюдной улице шел молодой человек лет двадцати семи. Одетый в легкую серую куртку с большим капюшоном и карманами, немного потертые временем темные брюки, рубашку и ослабленный галстук, он, ссутулившись, бесшумно ступал по ровному асфальту обочины, пряча лицо в тени капюшона. Он и сам не знал, зачем пытается спрятать взгляд от всевидящих глаз беспокойной ночи Алторна. Остановившись, парень приподнял голову, исподлобья взглянув на зависшую в небе луну. Прямоугольные очки в причудливой черной оправе отбросили холодный блик. Достав правую руку из кармана, молодой человек посмотрел на свою ладонь, в центре которой чуть выпуклый гибкий круг алгидекстора отображал вайдовый2 цвет. Медленно выдохнув, молодой человек двинулся дальше. Нельзя было понять, о чем он думает и на что рассчитывает, прогуливаясь ночью в столь небезопасном месте, хотя надо отметить, что он привык время от времени ходить по лезвию бритвы, отправляясь на ночную прогулку в случайно выбранном направлении.
   Так было и сегодня. Парень находил некий интерес в этом опасном занятии, ведь порой он попадал в места, где собирались смурые, устраивая между собой всевозможные соревнования, будь то авто или мотогонки, азартные игры, а также драки до первой крови или даже до первой смерти. Конечно, большинство таких мероприятий были закрытыми, и для входа нужно было предъявить алгидекстор. У бредущего по улице молодого человека с этим проблем никогда не возникало, ведь вайдовый цвет был некой границей между чистым и грязным оттенком. Скорее, парень был рад тому, что Сэль"юриас наградила его именно таким цветом, иначе половина дорог для него была бы навсегда закрыта, а так он имел возможность спокойно расхаживать как среди актидроков и шарнахов, так и среди смурых.
   Вновь остановившись, молодой человек оглянулся, ведь внезапно у него появилось ощущение, что на него смотрят. Стянув капюшон и тряхнув необычными пепельными волосами, пряди которых, разметавшись, спали на лоб и подчеркнули бледное симпатичное лицо, он посмотрел наверх и интуитивно прислушался. Было тихо, лишь издалека доносился шум оживленной улицы, по которой неслись спешащие домой машины. Поймав себя на том, что он находится поблизости центральной улицы, ведущей к самому высокому зданию в Алторне, парень задержал взгляд на пронзающей ночное небо темной башне. Без всяких ответвлений и пристроек, она была подобна стрежню. Каждый житель города знал, что внутри этой высотки находится не что иное, как сама Сэль"юриас, красный и желтый свет которой прожекторными лучами ударял в небо и как бы напоминал алторианам о том, что у власти стоят народные избранники - актидроки и шарнахи, удерживание порядок и оттесняющие негативное влияние смурых.
   Глядя на то, как желтый и красный свет скрещивается и будто бы что-то рисует на небе, молодой человек снял очки и, устало протерев уголки глаз, грустно усмехнулся. Смешиваясь с серебристым светом полной луны, двуцветные прожекторы рождали новые оттенки, бросая многочисленные тени на крыши домов.
   - Зачем они это делают? Хотят показать, что Красные и Желтые тоже имеют свойство смешиваться и порождать грязь?.. - Спросил парень сам себя.
   Прищурившись и глядя на то, как фокусировка черных миндалевидных глаз искажает лучи в небе, молодой человек неожиданно заметил, что к двум цветам добавился третий, очень необыкновенный на вид. Нахмурившись, парень поспешно надел очки, ведь за все ночи, проведенные в ночных прогулках, он впервые в жизни увидел что-то подобное. Вырвавшись из шпиля башни Сэль"юриас, странный луч протянулся ввысь и исчез в рваных облаках. Раскрыв рот и потеряв дар речи, молодой человек с замиранием сердца наблюдал за столь завораживающим и пугающим явлением.
   Переливаясь сотнями цветов, луч поглощал в себя часть лунного света. Не нарушая при этом свою стабильность, он был будто бы продолжением башни, и парень, пожирающий взглядом красочные оттенки неба, на мгновение подумал, что перед ним сама Сэль"юриас. Еще немного - и луч начал преломляться, рисуя сразу всеми красками мира. Невольно попятившись, молодой человек прислонился к стене дома, прижав кулак с алгидекстером к вздымающейся в тяжелом дыхании груди.
   - Что происходит?.. Сэль"юриас... умирает?..
   Ложась поверх небесной темной синевы, яркие серебристые краски нарисовали глаза, которые были в равной степени похожи как на живые, так и на мертвые. Они были закрыты и поглощены тишиной. Зависнув высоко над пиком башни, глаза медленно открылись, и парень, окаменевший от столь необычного зрелища, осознал, что они смотрят ему прямо в душу. Резко выдохнув, он хотел побежать, скрыться от этого взора как можно скорее, но ноги отказали, будто бы став единым целым с прохладным асфальтом. Не в силах пошевелиться, он чувствовал, как глаза пожирают его. Еще немного - и ладонь с алгидекстором пронзила невыносимая боль. Прожигающее ощущение, подобно клеймению, раскаленным невидимым стержнем прошло через гибкую вайдовую пластину. Зажимая алгидекстор чистой ладонью, парень стиснул зубы и упал на колени. Зажмурившись, он тяжело дышал. Срывающиеся со лба бусины пота исчезали на темном асфальте, а болезненные стоны утопали в безмолвии улиц...
   Жжение начало нехотя отступать, когда молодой человек решился посмотреть на свой алгидекстор. Судорожно подрагивающими влажными пальцами поправив съехавшие на кончик носа очки, он попытался встать, когда его темный взор остановился на гибком, чуть выпуклом круге. Грузно рухнув на обочину, парень вытаращился на алгидекстор, внутрь которого будто бы налили тех самых красок, смешавшихся на небе с серебром луны. Под гладкой пеленой метки плавало множество оттенков, причудливо переплетающихся между собой. Они не только смешивались друг с другом, но и расщепляли грязные цвета на чистые спектры.
   Ужаснувшись, молодой человек начал отчаянно тереть алгидекстор, надеясь на то, что он вернет вайдовый цвет, ставший таким привычным за долгие двадцать семь лет, но всё тщетно. Внутри алгидекстора беспрерывно рождались всё новые и новые цвета. Задрожав и зажмурившись, парень едва не завыл от отчаяния и непонимания. Вскинув голову и широко раскрыв черные глаза, он увидел, что в ночном небе мерцают холодные звезды и сияют знакомые двуцветные лучи прожекторов. Не было ни единого намека на присутствие этого исчезающего в облаках многоцветного столпа. Судорожно сглотнув и оглядевшись, молодой человек вновь посмотрел на радужный алгидекстор.
   - Если эти глаза... мне показались, значит... нет... что же это?.. Как так?..
   Он уже хотел сжать ладонь в кулак, как неожиданно алгидекстор подсветился серебристым светом луны и раскрыл мерцающий призрачный веер, на котором возникла маленькая объемная голограмма, изображающая хрупкую девушку в коротком клинообразном платье. На вид ей было лет шестнадцать. Прямые светлые волосы, милое треугольное личико, большие голубые глаза и курносый носик. Улыбнувшись ошарашенному парню, она весело хихикнула, прикрыв узкой ладошкой пухлые губки ротика.
   - Здравствуй, Полихромный или Мива Туо. Я - Сэль"юриас.
  
  ГЛАВА 1
  ЧЕМПИОН
  
   На дальних от центра Алторна улицах собрался разномастный народ. Яркие люди с очень примечательной внешностью смешивались с темными, мрачными личностями, в нетерпении столпившимися возле обочины. Это были смурые, пришедшие поглазеть на очередную противозаконную мотогонку. Громко разговаривая, шумя и свистя, они высовывались на дорогу, ожидая появления гонщиков, которые очень скоро должны вихрем пронестись мимо толпы. Куря и сжимая в руках выпивку, смурые всех возрастов спорили, кто же на этот раз будет первым. Выбранная трасса, представляющая собой многочисленные изломы и повороты городских дорог, была опаснее, чем прежде, но сумма выигрыша стоила риска.
   Очень скоро послышался протяжный рев моторов. Засвистев, смурые, тесня друг друга, подступили ближе к краю дороги. Доставая из карманов фото и видеозаписывающие устройства, люди в восторге ожидали появления лидера, горящие фары мотоцикла которого уже показались впереди. Гладкий обтекаемый корпус черно-синего мотоцикла грузно лежал на двух двойных широких обручах колес с прочными креплениями на ободе. Необычная форма машины с легкой выдающейся передней и тяжелой задней частями позволяла ему быть вполне устойчивым и удобным в управлении. Четыре небольшие, но очень яркие фары внизу переднего корпуса освещали ровную дорогу. По бокам продолговатого сидения располагались почти полные баки с топливом из прозрачного, ударопрочного пластика, подсвеченные, как и обручи колес, кислотными оттенками неонового света. Пригнувшись к широкому рулю мотоцикла, гонщик в застегнутой по самое горло куртке из черной кожи и плотных штанах опустил ногу в тяжелом ботинке ближе к земле. Обитые сталью каблуки прочной обуви, соприкасаясь с поверхностью асфальта, высекали искры, тем самым еще больше раззадоривая и без того разогретую толпу. Свист, шум и крики наполнили улицу в тот момент, когда в единые доли секунды мимо смурых пронесся лидер гонки.
   - Это же Гино! - восторженно выкрикнул кто-то.
   - Я успела его сфоткать! Он - мой герой!
   - Лучший из лучших!
   - Чемпион!
   - Гино! Гино! Гино! - вскинув руки к небу, толпа начала скандировать.
   Чуть сбавив скорость, и плавно повернув руль, гонщик заставил грозно ревущий черно-синий мотоцикл немного наклониться и уйти влево, завернув в узкий проулок. Слыша, как смурые выкрикивают его имя, Гино широко улыбнулся, хотя эта счастливая улыбка была совершенно не видна под прочным защитным шлемом. Сквозь прозрачное стекло был виден лишь сосредоточенный взгляд изумрудно-зеленых глаз. Вглядываясь в яркие огни открывающейся перед ним дороги, гонщик услышал знакомое шипение в ухе.
   - Микки, ты ведешь! - из компактного передатчика донесся радостный мужской голос.
   - Знаю. - Резко свернув направо и оставив за собой длинный тормозной след, отозвался Гино.
   Из-за огромной скорости огни Алторна сливались в единые яркие полосы, кварталы стремительно проносились мимо. Ветер теплой ночи теребил ворот куртки и, попадая в обручи колес, громко гудел. Дорога выбранной уличной трассы была прямой и широкой, поэтому Микки, бросив взгляд на подсвеченный спидометр, быстро переключил на панели несколько тумблеров. Пара выхлопных труб мотоцикла выдвинулась дальше и расширилась почти в два раза. Вцепившись в руль, Гино наклонился еще ниже, одаривая непокорную дорогу решительным взглядом исподлобья.
   - Микки!!! Остановись!!! - в ухе раздался надрывный крик. - Мост впереди поднимается!!! Всё, стоп!!! Остальные уже остановились! Гонка прервана!!! Микки!!! Стой!!! Микки!!! Ты слышишь?! МИККИ!!!
  
   - Сюда. Давай руку, старик!
   - Да иди ты! Я чего, сам не в состоянии, что ли?
   Паренек лет пятнадцати перепрыгнул через последнюю ступеньку пожарной лестницы и выпрямился, в блаженстве подставив под порывы ветра разгоряченное лицо. Невысокий, нормального телосложения, в светлой футболке, темных бриджах и кроссовках, он затянул оранжевую бандану туже. Уперев руки в бока, пацан, подойдя к краю и свесившись вниз, всмотрелся в темноту городских улиц. Следом за ним, шумно выдохнув, на крышу поднялся крепко сложенный мужчина лет сорока трех. Короткие колючки темных, коротко стриженых волос, пронзительный взгляд прищуренных темно-карих глаз, кожу вокруг которых разъели неглубокие морщины, недельная поросль щетины... На первый взгляд мужчина выглядел очень неопрятно. Об этом говорило не только его усталое лицо, но и мятая куртка, пыльные штаны и поношенная рубашка. Однако всё это было легко объяснить: ему было просто некогда заниматься собой.
   - А-а-а... - Запрокинув голову, выдохнул мужик и закрыл глаза. - Эта ночь прекрасна...
   - Старик, ты веришь, что Микки победит? - будто не слыша, мальчишка с вдохновением оглянулся на мужчину.
   - Да верю, верю. - Вяло отозвался тот, доставая из кармана сигареты и закуривая. - Я уже перестаю удивляться его победам. Толи он реально крутой, толи его соперники - лузеры.
   - Конечно, крутой! - воскликнул пацан, всплеснув руками. - Он самый лучший гонщик! Я хочу быть похожим на него!
   - Дурак ты, Айдо. - Хмыкнул мужик, затягиваясь.
   - Это еще почему?! - нахмурился мальчишка.
   - Да потому, что похожим на него ты никогда не будешь, ведь он - сангрия3, а ты - тициан4. - Высказался мужчина.
   - У тициана и сангрии есть сходства! - сжав кулак, заявил парень. - А вот у твоего бистра5...
   - Заткнись. - С улыбкой, но, тем не менее, жестко, мужик прервал пацана и, выдыхая густой дым, тут же уносимый ветром, сказал: - Смотри вон, мост поднимается.
   - Мост?.. - Айдо рассеяно оглянулся и, застыв на мгновение, вытаращился на мужчину. - Сёгута, через него ведь проходит трасса!.. - Метнувшись к краю крыши, мальчишка прикусил губу. - Микки...
   - Чую, жареным пахнет... - Пробормотал мужик, не спуская глаз с поднимающегося моста и раздавливая окурок ботинком. - Не иначе, как работа шарнахов. Ох, уже эта сраная утечка информации! Опять им кто-то о гонке накапал.
   - Сёгу, чего ж делать-то, а? - в волнении теребя похолодевшие пальцы, спросил пацан мужчину. - Там ведь Микки...
   - Насколько мне известно, его должны предупреждать об изменениях на трассе, однако... - Тщательно скрывая волнение, Сёгута не договорил, заняв рот очередной сигаретой.
   - Чего? Чего "однако"? - низкорослый Айдо будучи не на шутку напуганным был готов вцепиться в куртку рослого мужчины.
   - Если шарнахи сначала разогнали смурых, а потом подняли мост... - Задумчиво пробормотал Сёгу, так и не досказав очередную фразу до конца.
   - Хочешь сказать, что у Микки нет шансов?.. - с ужасом спросил парень.
   - Шанс есть всегда, мой сопливый друг. - Усмехнулся мужчина, искоса посмотрев на мальчишку. - Я не думаю, что внутри Микки живет страх и сомнение. И вообще... не ты ли только что сказал, что он самый лучший гонщик?
   - Я. - Тихо отозвался Айдо, смотря на то, как обе части моста, располагающегося над рекой далеко впереди, уверенно ползут вверх.
   - Так верь же в своего героя, идиот! - хохотнув и ободряюще похлопав пацана по плечу, сказал Сёгута. - Микки не из тех, кто проигрывает.
  
   Стремительно развивая предельную скорость, Гино несся по прямой дороге в сторону моста, когда как неожиданно за его спиной раздался протяжный вой сирен шарнахов. На мгновение оглянувшись, гонщик увидел восемь мотоциклов с хранителями порядка Алторна. Выжимая из двухколесных машин последние лошадиные силы, несколько Красных вскинули оружие наизготовку, прицелившись в потенциального нарушителя.
   - Внимание, смурый! Немедленно остановитесь! - жесткий голос раздался из громкоговорителя. - Заглушите мотор или мы открываем огонь!
   - Да пошли вы! - хохотнул Микки и, не оглядываясь, вскинул вверх руку с торчащим средним пальцем. - В первый раз, что ли, с вами кататься?
   Мост был уже близко, когда Гино нажал на небольшую, подсвеченную синим, кнопку на панели и прижался к разгоряченному корпусу мотоцикла, став с ним будто бы единым целым. Видя, как ближайшая часть разводного моста уверенно ползет вверх и слыша, как над головой свистят пули раздраженных до крайности шарнахов, Микки всем телом ощутил, как черно-синий мотоцикл с неоновыми подсветками колес, руля и баков буквально взревел под ним и выпустил из расширившихся выхлопных труб сине-зеленое пламя ускорителя. Резкий рывок взбесившейся машины увеличил расстояние между гонщиком и шарнахами. Невольно замедлив ход, Красные уставились на сумасшедшего смурого, который решительно несся вверх по поднимающейся части моста.
   - Всем стоять! - скомандовал один из шарнахов, резко остановившись и взвизгнув тормозами. - Черт с ним! Все равно разобьется.
   Мотоцикл ревел, стремительно несясь вверх по двигающемуся мосту. Сине-зеленое пламя лизало асфальтовое покрытие, помогая машине развить поистине головокружительную скорость. Сжав руль в железной хватке, Гино едва справлялся с дыханием, ощущая, как сердце готово выпрыгнуть из груди. Еще никогда известный смурый гонщик не решался на исполнение подобного трюка, но сегодня был какой-то особенный день, и сангрия в алгидексторе отзывалась на бушующие внутри Микки чувства.
   Мгновение - и мотоцикл, сорвавшись с края моста, преодолевшего угол в пятьдесят пять градусов, завис в воздухе. Видя под ногами воду, Гино восторженно выдохнул. Ему показалось, что он вместе со своим железным конем потерял вес и тот факт, что человек не может летать, наконец-то был опровергнут. Отпустив руль и раскинув руки, Микки хотел захохотать, но восторг сжал не только сердце, но и горло. Рев мотора, сияние неона и небо с россыпью звезд так близко, что, кажется, его можно достать рукой. Всего лишь несколько секунд, а адреналин, будто впрыснутый в вену катализатор, ударил вместе с приливом крови в голову. Вновь схватившись за руль, Гино приготовился к тяжелой посадке. Пустота под ногами сменилась краем второй части продолжающего подниматься моста, когда мотоцикл Микки грузно рухнул на темное покрытие. Скребя по дороге, хромированные выхлопные трубы высекали искры. Удлиненную машину начало заносить, гонщик отчаянно пытался хоть немного усмирить своего разбушевавшегося железного коня. Стиснув зубы, Гино быстро взял себя в руки и приложил все усилия к тому, чтобы мотоцикл вновь начал слушаться управления. Зашкаливающий спидометр никак не мог вернуться к предельной отметке, и хоть ускоряющий газ закончился еще в момент полета, скорость по-прежнему была огромной. Фонари и огни широкой дороги сливались в единое пятно. Радуясь, что впереди нет никаких препятствий в виде машин и заграждений, Микки медленно, но верно выравнивал вихляющий мотоцикл, подавляя буйство и ярость раскаленного мотора и беря управление под свой контроль. Ему это почти удалось, как вдруг впереди показалась чья-то худощавая фигура.
   Вытаращившись, Гино на мгновение растерялся, никак не понимая, каким образом на только что пустующей дороге кто-то появился. Понимая, что столкновения не избежать, гонщик в отчаянии начал на кнопку на руле. Раздался громкий предупредительный сигнал, но утопающий во тьме силуэт по-прежнему стоял на пути. Осознав, что еще несколько секунд - и он собьет человека, Микки в ужасе резко рванул руль вправо. На пару мгновений фигура была подсвечена фарами мотоцикла, и можно было понять, что она одета в потертые брюки и серую куртку с капюшоном. Стремительно проносясь мимо самоубийцы, гонщик не успел рассмотреть его. Единственное, что зафиксировал мозг Гино, был блик причудливых прямоугольных очков.
   Секунда - и мотоцикл потерял управление. Завалившись набок и сбросив с себя гонщика, тяжелая машина начала вращаться волчком и беспомощно заскользила по дороге. Из-за падения была включена защитная система, предотвратившая, как казалось, неизбежный взрыв. Выброшенного из седла Микки как куклу завертело по дороге. От сильнейшего удара об асфальт шлем треснул и раскололся, смурый гонщик мгновенно потерял сознание. Отброшенное в сторону тело перевернулось несколько раз и замерло. Лежа ничком в луже крови, Гино не подавал признаков жизни, а в нескольких десятках метров от него валялся массивный мотоцикл, отделавшийся серьезными вмятинами, царапинами и соскобленной краской.
   Виновник аварии натянул капюшон ниже и не торопясь подошел к распростертому телу на земле. Спокойно взирая на разодраную на спине куртку, парень задумчиво поправил очки. Увидев, что правую ладонь закрывает кожаная митенка, незнакомец присел и, сняв перчатку, внимательно рассмотрел алгидекстор.
   - Сангрия... - Заворожено пробормотал он. - Я увидел ее в небе. Просто невероятно, как она сияла... Красно-коричневый цвет стал почти алым!..
   - Он еще жив, Мива. - На ладони молодого человека появилась объемная голограмма Сэль"юриас. - Что будешь делать?
   - Заберу его цвет. - Сказал Туо. - Наверняка он умрет, а сангрия мне всегда очень нравилась.
   - Я думала, тебе нравился вайдовый... - Состроив задумчивое выражение лица, пожала плечами компактная фигурка.
   - Теперь уже всё равно. Я ведь могу выбрать любой цвет, за исключением лишь некоторых оттенков, верно? - Сэль"юриас согласно кивнула. - Сангрия как раз входит в это исключение.
   - Хорошо, раз тебе это действительно так интересно. - Отозвалась голограмма и исчезла.
   Протянув руку в сторону Микки, Мива в напряжении растопырил пальцы. По полихромному алгидекстору пробежали две перекрестные линии, раскрывшие гибкий круг подобно распустившемуся цветку. Сила Сэль"юриас начала стремительно вытягивать сангрию из метки на ладони гонщика. Весь процесс забора цвета был похож на переливание. Красно-коричневые нити тянулись к алгидекстору Мивы Туо и, смешиваясь с мерцающими серебром оттенками, исчезали там. Прошло совсем немного времени, после которого прочные лепестки метки Полихромного закрылись, и алгидекстор перешел в обычное состояние. Хмыкнув и выпрямившись, Мива на мгновение задержал взгляд на опустевшем, чуть выпуклом клейме Микки.
   - Вот и всё. - Улыбнулся Туо. - Теперь ты бесцветный.
  
  ГЛАВА 2
  ПУСТОЙ АЛГИДЕКСТОР
  
   Медленно моргнув и тяжело поднявшись на ноги, Микки оглядел себя. Одежда испачкана и порвана, а на асфальте лужа крови. Оглянувшись, гонщик увидел лежащий вдалеке мотоцикл. Болезненно приложив руку ко лбу, молодой человек сморщился. Он помнил, что удирал от шарнахов; помнил, что всё-таки перепрыгнул через мост... Прищурившись, Гино внезапно увидел перед собой странный блик - это было последним, что успели запечатлеть его глаза. Парень не чувствовал боли, хотя и предполагал, что все его кости должны быть переломаны даже судя по тому, что случилось со шлемом. Подумав, что находится в некоем состоянии, которое не позволяет шоковой боли подать сигналы в мозг, Микки поспешил к своему черно-синему стальному зверю. Подняв мотоцикл, молодой человек нажал на панели аварийную кнопку. Появился голографический дисплей, по которому побежали озвучиваемые электронным женским голосом строчки.
   - Общие повреждения - пятьдесят семь процентов... - Пробормотал Гино, прочитав вслух заключительную строку на голограмме. - Бедняга... Досталось же тебе...
   Тяжело вздохнув, молодой человек взялся за руль и хотел, было, уже начать толкать мотоцикл к дому, как внезапно заметил, что на его правой руке нет митенки. Взглянув на свою ладонь, Микки замер. Алгидекстор был пуст. Через его гибкое стекло виднелась кожа ладони. Судорожно сглотнув, гонщик растерялся. Выбежав на свет одного из уличных фонарей, парень подставил ладонь свету, пожирая испуганным взглядом алторнское клеймо.
   - Ни капли... - Прошептал он. - Ни капли сангрии... Как же так?.. Что случилось?.. Куда делся мой цвет?!
   Схватившись за голову, Гино стиснул зубы и ушел в тень. Пытаясь вспомнить, что же, всё-таки, произошло, он тщетно пробовал восстановить разбитую на мелкие осколки картину воспоминаний. Единственная причина исчезновения сангрии, которая приходила на ум, был этот странный блик, после которого всё обрывалось. Попятившись, гонщик уперся спиной в гнутый корпус мотоцикла. Собравшись с силами и решив всё обдумать в спокойной обстановке, Микки взялся за руль и, толкая пострадавшего немого напарника, направился в сторону дома. Проходя мимо немного подсохшей лужи крови и брызг на асфальте, парень на мгновение приостановился.
   - Шлем - вдребезги, "Зарм" поврежден, на дороге кровь, а я?.. - Гино замолчал. - А что я? Я ничего. Без сангрии, но жив, и вроде бы даже не покалечился. Должно быть, при аварии краска как-нибудь вытекла или... - Он вновь посмотрел на ладонь, задумчиво проведя пальцем по гладкой поверхности алгидекстора. - Он такой же, как и всегда, просто нет цвета... - Микки нахмурился, сжав кулак. - Да какого черта я об этом думаю?! Я же смурый, а смурым вообще насрать на цветовое разделение!
  
   Поставив помятый мотоцикл в гараж, в котором, как было видно, без конца кипела работа, молодой человек прошел по разбитому асфальту узкой дорожки к маленькому одноэтажному дому с матовыми однотонными стенами пастельных тонов и плоской крышей. Он не выделялся абсолютно ничем от десятков соседних построек, и был возведен в так называемом спальном районе Алторна. Частные дома стоили недешево, но благодаря победам на гонках Гино смог накопить на отдельное жилье. Достав ключи и открыв дверь, парень устало ввалился домой. И только он успел скинуть разодранную куртку, как сам по себе включился мягкий свет и раздался приятный женский голос с оттенками электронных ноток:
   - Доброе утро, Микки.
   - Ага, привет. - Безрадостно отозвался молодой человек, проходя в просторную гостиную комнату.
   - Какой цветовой фон вы желаете применить сегодня?
   - Оставь этот. Мне наплевать. - Приближаясь к дивану, пробормотал Гино, скидывая пыльные ботинки. - Телек включи.
   Большой дисплей на противоположной от удобного дивана стене зажегся. Мелькая картинками и видеовставками, на плоском экране передавали новости. Размеренный, четкий голос диктора что-то рассказывал, но Микки никогда не вникал в суть. Ему было всё равно, что происходит в Алторне, а телевизор далеко не новой марки он купил по дешевке просто потому, чтобы по возвращению домой не чувствовать себя одиноко. К тому же когда к нему в гости приходил Айдо, он играл с ним в видеоигры. Подойдя к холодильнику и достав пару банок холодного пива, парень плюхнулся на диван. Отпив немного слабоалкогольного напитка, Гино облегченно выдохнул и, приоткрыв один глаз, оглядел комнату.
   Светлые, ровные стены без лишних выступов, по периметру небесного цвета потолка ряды скрывающихся в стене ламп, а в центре - плоский, очень тихо шумящий кондиционер. Большая пара окон, завешанных салатово-голубыми легкими шторами, воздушные фалды которых едва заметно покачивались из-за проникающего через открытую фрамугу теплого ветра. На полу, поблизости от вельветового дивана, лежал мягкий зеленый ковер, очень похожий на подстриженную траву, а рядом - низкий, но достаточно широкий журнальный столик молочного оттенка. Чистота и порядок, ничего лишнего. Отпив еще немного пива, Микки усмехнулся и, зажмурившись, откинулся на мягкую подушку. Попав в такой дом, вряд ли кто-то стал бы сомневаться, что здесь присутствует женщина, чьими заботливыми руками и был создан весь этот уют, но это было не так. Чемпион мотогонок Гино жил один, даже не рассматривая себя в ближайшем будущем в роли мужа и тем более отца. Парень часто ловил себя на мысли, что он всё время голоден. Голоден морально. Ему всё время чего-то не хватает, он всё время пребывает в поисках. Новые ощущения, новые эмоции, новые победы и вершины... И когда кажется, что выше уже некуда, начинается опустошение, которое бы мгновенно переросло в затяжную депрессию, запой, беспорядочные половые связи и прочее, прочее, прочее... Переросло бы, если бы не друзья, которые всегда были готовы привести импульсивную душу гонщика в нормальное состояние.
   - ГУД, жарко, блин! - простонал Микки. - Сделай восемнадцать, а то яйца потеют!.. - Сползя по спинке дивана вниз, молодой человек устало вытянул ноги и медленно выдохнул.
   - На улице плюс тридцать четыре градуса по Цельсию. Во избежание перегрева, пожалуйста, примите прохладный душ. - Посоветовал женский голос Голографического Уютного Дома.
   - Ладно, - лениво отозвался Гино, - пойду, умоюсь.
   Тяжело поднявшись и выйдя из комнаты в коридор, Микки зашел в небольшую ванную. Чистый белый кафель, компактная душевая кабина и фаянсовая раковина, над которой висело большое прямоугольное зеркало, соседствующее с висящим на крючке махровым полотенцем. Сняв рваную, испачканную в крови майку, парень бросил ее на пол и подошел ближе к раковине. Вода автоматически включилась, после чего уже знакомый голос прокомментировал:
   - Температура воды - двадцать один градус по Цельсию. Оптимально для умывания.
   Набрав в ладони воды, Микки умыл лицо и шею, после чего, опершись на раковину, посмотрел в зеркало. В отражении было смуглое лицо с выраженными скулами и слегка покрасневшими от алкоголя изумрудными глазами. Бледные губы, чуть приоткрытый в тяжелом дыхании рот, широкий подбородок, который разделяла узкая полоска темной бороды, подчеркивающей форму лица и убегающей к волосам по краям щек. Жесткие, наполовину выцветшие волосы были прибраны в причудливой прическе и полностью открывали уши, проткнутые темными, мерцающими капельками пирсинга, по одной в каждой мочке. Часть волос ото лба до макушки были острижены достаточно коротко и, переплетаясь в небольшие пучки, торчали вверх. Если бы они были окрашены в желто-оранжевый цвет, их легко можно было принять за языки пламени. Остальная часть волос была заплетена в скрученные косички. Собирая пряди на висках и затылке в три ряда и плотно прилегая к голове, они были связаны на кончиках пластиковыми креплениями. Удобно, практично и не жарко.
   Криво улыбнувшись отражению, молодой человек выпрямился, внимательно оглядев свои руки, грудь и живот. Никаких ранений, царапин и синяков. Гино даже не мог вспомнить, когда он в последний раз выглядел так ново. Загорелое мускулистое тело возрастом в двадцать восемь лет не выражало признаков повреждения. Подумав о вмятинах на своем "Зарме", черно-синем мотоцикле, Микки задержал взгляд на пустом алгидексторе. Тряхнув головой и не думая вытираться, парень, наслаждаясь приятным ощущением, создаваемым скатывающимися по голому торсу каплями воды, вышел в коридор, когда в дверь неожиданно позвонили. Нахмурившись и предполагая, кто бы это мог быть, молодой человек прошел в прихожую, задержав взгляд на электронных настенных часах. Шесть сорок две.
   - Кто там? - взявшись за ручку двери, но, не открывая, спросил Гино.
   - Микки!!! - с улицы раздался взволнованный, но такой знакомый голос.
   Щелкнув замком, парень настежь открыл дверь. На пороге стояли трое. Мужчина лет сорока трех в легкой мятой куртке и брюках, мальчишка лет пятнадцати в футболке, бриджах и бандане, и молодой человек лет двадцати в прямоугольных очках, майке и тонких штанах. Осознав, что перед ним стоит Гино, живой и здоровый, пацан кинулся к нему.
   - Микки!!! Как ты?!
   - Как я? - нахмурившись, переспросил парень. - Как всегда и даже лучше.
   - Микки, мы видели твой прыжок. - Низким голосом сказал мужчина, проходя в дом вместе с молодым человеком в очках. - У тебя всё нормально?
   - Да говорю ведь, нормально. - С ноткой раздражения отозвался Гино.
   - Привет. - Парень в очках протянул руку для рукопожатия.
   Бросив быстрый взгляд на ладонь с барвинковым6 алгидекстером, Микки сделал вид, что не заметил протянутой руки и, развернувшись, прошел в комнату, не желая, чтобы друг увидел его опустевшее клеймо. Замерший в ожидании ответной реакции парень с ухоженными светлыми волосами до плеч растерянно заморгал и, нахмурившись и заподозрив что-то неладное, выпрямился. Поправив очки, и задумчиво хмыкнув, молодой человек прошел в комнату вслед за друзьями, которые уже успели рассесться на удобном диване. Гино угостил мужчину по имени Сёгута, пивом, остальным же предложил прохладной газированной воды. Сделав несколько жадных глотков, Сёгу внимательно посмотрел на Микки, рядом с которым, едва сдерживая нетерпение в расспросах, сидел Айдо, паренек с туго затянутой оранжевой банданой.
   - Чего залипаешь? К тебе так-то гости пришли. - Нарушив неловкое молчание, усмехнулся мужчина. - Недоволен, что не получилось сорвать куш?
   - И это тоже. - Глухо отозвался Гино, вертя в руках пустую жестяную банку. - Не ночь, а дерьмо какое-то...
   - Это были Красные, да? - с замиранием сердца спросил Айдо.
   - Угу. - Опустив голову, Микки посмотрел в пол. - Как всегда.
   - Да ладно тебе! - улыбнулся Сёгута. - Ты всё равно чемпион, как ни крути, а тебе вечно мало... Посмотри вон, дом у тебя просто прелесть. Чистота, порядок... Всё так мило и красиво до удушья.
   - Знал бы ты, сколько мне пришлось за него заплатить. - Грустно усмехнулся Гино, открывая очередную банку с пивом.
   - Не знаю и знать не хочу. - Отмахнулся Сёгу. - Главное ведь, что есть.
   - Микки, ты такой крутой! Твой прыжок был просто потрясающим!!! - воскликнул Айдо, глаза которого горели в восхищении. - Я сперва так испугался за тебя, а потом мы со стариком увидели, как твой "Зарм" оказался в воздухе! Ты будто призрак! Самого не видно, а неоны так ярко-ярко горят!
   "Ты будто призрак..." - эхом отдалось в голове Гино, и он, прикрыв лицо ладонью, болезненно зажмурился, с ужасом осознавая, что эти слова вполне могут оказаться реальностью, тем более сейчас, когда он толком не знает, что произошло, почему мотоцикл и шлем пришли в негодность, и куда делась сангрия из его алгидекстора. Стараясь не подавать вида, Микки выпил еще пива и откинулся на диван, попытавшись как можно более добродушно улыбнуться. Все внимательно наблюдали за необычным поведением Гино, но пристальнее всех на него взирал парень в очках по имени Руди Ятто. На мгновение встретившись с ним взглядом, Микки отвернулся.
   - Надеюсь, твой мотоцикл не сильно пострадал от такой жесткой посадки, а то я слышал, что скоро будет новая гонка... - Задумчиво проговорил пацан, навалившись на колени и подперев голову рукой, он слушал тишину, которая была ему ответом. - Микки, а можно я в приставку поиграю?
   - Играй. - Отрешенно отозвался Гино.
   - Целых пятнадцать лет, а всё в игрушки играешь! - усмехнулся Сёгу. - За девками пора бегать!
   - Без тебя разберусь, старик! - покраснев, огрызнулся Айдо и, поднявшись, обошел диван.
   Проходя вдоль стены, мальчишка задел рукой незаметную глазу сенсорную клавишу. Мгновение - и комната, в которой находились друзья, изменилась. Стены с наполовину сползшими обоями, грязные окна с обрывками пыльных темных штор, заляпанный липкими пятнами стол, грязный пол, заваленный окурками и пустыми банками из-под пива, разбитый плафон люстры под потолком... В недоумении оглядевшись, друзья увидели, что сидят на рваном, засаленном диване, пружины которого, разрывая протертую обивку, торчали наружу.
   - Микки! Срач-то какой!.. - Таращась на пол и стены, воскликнул Айдо.
   - Заткнись и нажми на кнопку. - Прорычал Гино, не поднимая головы.
   - Так вот в чем секрет... А я уж, было, подумал, что у тебя снова девушка появилась... - Хмыкнул Сёгута.
   - Голографический Уютный Дом, как я понимаю? - подал голос Руди, поправив очки и не спуская глаз с Микки. - Накопил-таки на него?
   - Как видишь. - Нехотя отозвался парень.
   - Вместо того чтобы дерьмо убирать, ты его голограммой заменяешь! - фыркнул Айдо, возвращаясь к дивану и потеряв всякий интерес к приставке.
   Нащупав рукой заветную кнопку, мальчишка активировал ГУД. Потолок затянул образ неба, от которого вниз по стенам побежали окрашивающие голографические полосы, состоящие будто бы из мелких квадратиков, переворачивающихся, как табло, и преображающих комнату до неузнаваемости. С интересом наблюдая за действием ГУД, Сёгу в удивлении и восторге причмокивал. Когда процесс смены облика был завершен, мужчина откинулся на удобную спинку чистого дивана и мечтательно проговорил:
   - Черт... Такую же хочу!
   - Я курить. - Микки решительно поднялся на ноги.
   - Ты же бросил! - воскликнул Айдо, совершенно не узнавая своего героя.
   Гино не ответил. Выйдя на кухню и открыв окно, молодой человек достал сигарету и, прикурив, навалился на подоконник. Следом за ним вошел Руди. Поправив очки и шагнув ближе, парень осторожно положил руку на плечо друга.
   - Микки, - нерешительно начал Ятто, - я видел гонку с камер наружного наблюдения...
   - И? - не оборачиваясь, спросил Гино, крепко затягиваясь.
   - Ты помнишь человека, из-за которого ты попал в аварию?
   Медленно выпрямившись, Микки оглянулся на молодого парня. В глазах друга Руди увидел испуг. Не глядя затушив сигарету, Гино смотрел в узкое, симпатичное лицо Ятто, обрамленное мягкими, светлыми волосами. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем Микки, моргнув и будто очнувшись, отвернулся и, нахмурившись, снова потянулся к сигаретам, но Руди ловко схватил пачку и спрятал ее за спиной.
   - Микки, ты помнишь его?
   - Отстань! Я ничего не помню! - огрызнулся Гино, но, тут же смягчившись, тихо добавил: - Помню только блеск... какой-то странный... как от стекла...
   - Он носит очки, как и я. - Уверенно заявил Руди. - Я видел, как он совершал характерное движение рукой... Вот так. - Парень показательно поправил оправу линз. - Скорее всего, это они отбросили блик, когда на них попал свет твоих фар. - Ятто замолчал. - Микки, я видел, как он прикасался к твоей правой руке... С твоим алгидекстором всё в порядке?
   Стиснув зубы, Гино не знал, что делать. Показать другу пустую метку или же послать, куда подальше? Зная Руди очень давно, Микки отлично помнил, что он уделяет внимание мелочам, поэтому тот факт, что он не пожал ему руки при встрече, уж точно был им отмечен. Думая о том, что если попросить, Ятто не скажет остальным о его проблеме и, мало того, может пролить свет на всё происходящее, Гино вновь повернулся к другу и поднял правую руку, широко растопырив пальцы. Уставившись на пустой алгидекстор, Руди потерял дар речи. Взяв ладонь Микки и притянув ее ближе к лицу, парень внимательно вгляделся в прозрачную, чуть выпуклую пластину. У пытливого молодого человека не было сомнений в том, что чемпион Гино лишился сангрии из-за этого незнакомца в капюшоне, так внезапно появившемся на дороге.
   - Микки... - С трудом оторвав взгляд от алгидекстора, Руди испугано посмотрел в напряженное лицо друга.
   - Ты получил доступ к уличным камерам, чтобы посмотреть на мою гонку... - Негромко сказал молодой человек, опуская руку. - И ты увидел то, чего не смог увидеть я. Помоги понять, как я лишился сангрии, Руди, и расскажи, какого черта я жив.
  
  ГЛАВА 3
  ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД
  
   На семнадцатом этаже высотного дома дверь в маленькую, неприметную квартирку открылась. В темноту бесшумно вошли Ятто и Гино. Закрывшись на замок, Руди прошел в единственную комнату и включил шесть широкоформатных дисплеев, половина которых стояла на большом столе, а еще половина висела на стене выше. Отбрасываемый мониторами свет немного прояснил обстановку квартиры и Микки, оглядевшись, осторожно прошел следом, вглядываясь в темноту под ногами и стараясь ни на что не наткнуться. Плюхнувшись в удобное кресло на колесиках, Ятто развернулся к другу и молча пригласил его сесть на ближайший к мониторам край дивана. Подчинившись, Гино всматривался в содержание электронных табло. Масса открытых окон, сточки каких-то программ, строки загрузок и выполнения каких-то задач отображались под аккомпанемент размеренного шума массивного системного блока, спрятанного где-то под столом. Вяло улыбнувшись Руди, Микки подсмотрел на медленно вращающийся вентилятор под потолком.
   - Так вот оно какое, логово хакера...
   - Типа того. - Улыбнулся Ятто. - Надеюсь, отсутствие света тебя не сильно напрягает?
   - Мне без разницы. - Отозвался Гино. - Я хочу посмотреть запись камеры.
   - Если честно, Микки, я не знаю, что тебе это даст, ведь лица этого самоубийцы всё равно не видно. - Негромко проговорил Руди, поворачиваясь к мониторам. - Я скопировал фрагмент с аварией на свой чип. Вот, взгляни.
   В волнении вскочив на ноги, Гино навалился на стол и прильнул к одному из дисплеев, на котором разворачивалось действие, недавно произошедшее на мостовой. Черно-белая запись показала, что на середину дороги вышел человек, а мотоцикл с гонщиком потерял управление и потерпел аварию. Смотря на то, как его тело на огромной скорости бросает на асфальт, Микки судорожно сглотнул. Достаточно высокое качество видео зафиксировало брызги крови, показало, как треснул и разлетелся на осколки спасительный шлем, и как безжизненное тело замерло, распластавшись на дороге ничком. Расползающаяся лужа крови, разбитый мотоцикл и человек в капюшоне, присевший на корточки рядом с правой ладонью Гино. Молча увеличив изображение, Руди ткнул пальцем на руки незнакомца. Что именно он делал, не было видно, но его прикосновение к чужому алгидекстору было очевидно. Еще немного - и загадочная фигура выпрямилась и, как ни в чем не бывало, двинулась вдоль дороги, скрывшись из обзора камеры.
   Отрешенно опустившись на край дивана, Микки навалился на колени и закрыл лицо руками. Тяжело дыша и тщетно пытаясь осмыслить всё увиденное, смурый гонщик не мог поверить, что вся эта история произошла именно с ним. Ятто молча наблюдал за другом некоторое время, после чего, не объясняясь, взял со стола небольшую замысловатую вещь, очень похожую на сложенный веер. Нажав на маленькую кнопку, Руди заставил предмет раскрыться на девяносто градусов. В пространстве пластикового угла образовалась голограмма с набором значков. Выбрав один из них, парень нашел в списке нужное имя и решительно коснулся сенсорной клавиши внизу. Раздалась пара длинных гудков, заставившая Гино поднять голову и увидеть, что друг кому-то звонит. Вяло удивившись в момент, когда на том конце ответили на вызов, Микки опустил голову и сцепил руки в замок.
   - Сёгу? Привет. Занят?
   - Здорово, Руди. Я на дежурстве. Что случилось?
   Покосившись на смотрящего в пол молодого человека, Ятто сделал раздающийся из голограммы звук максимально тихо и поднес веер ближе к уху. Что-то подсказывало парню, что Микки должен услышать как можно меньше из их разговора с Сёгутой Фуро.
   - Да... - Неопределенно отозвался Руди, теребя пальцами край стола. - Я тут хотел тебя попросить скинуть мне данные уличного сканера алгидексторов с мостовой за вчерашнюю ночь в период между двумя и тремя часами...
   - Руди, - низкий голос Сёгу зазвучал жестче, - что-то с Микки?
   - Да нет, всё нормально. - Уверенно заявил Ятто. - Так ты скинешь данные или нет?
   - Скину, - нехотя отозвался Фуро, - но когда приду с ночной, "да нет, всё нормально" ты не отделаешься!
   - Сёгу... - Руди грустно улыбнулся, услышав, как мужчина отключился.
   Подняв голову на друга, Гино хотел что-то спросить, как неожиданно осознал, что перед глазами всё плывет так, будто зрачки перекрыли непролитые слезы. Потерев глаза и усиленно моргая, Микки не понимал, что происходит. Внезапный жар охватил тело, было нечем дышать. Жадно хватая ртом воздух, Гино тяжело поднялся и, едва не упав, рванулся к зашторенному окну. Оглянувшись на друга, Руди окликнул его, но Микки не обратил никакого внимания. Вцепившись в расплывающиеся пятна штор, молодой человек сорвал их и попытался открыть окно. Вскочивший на ноги Ятто бросился на помощь, не совсем понимая, что происходит, но озверевший от безысходности и ощущения горения на теле, Гино резко развернулся к нему и, ударив в грудь, отшвырнул к дальней стене. Разбив окно, Микки высунулся наружу. Хватая ртом спасительный прохладный воздух ночи, молодой человек видел перед собой вовсе не головокружительную высоту семнадцатого этажа, а открытую дорогу, которая была единственным спасением от объятой невидимым пламенем комнаты.
   - Микки!!! Остановись!!! - закричал Руди, поморщившись от боли в груди.
   Не реагируя, Гино опасно свесился из окна, протягивая руки в пустоту. В ужасе вытаращившись, Ятто бросился к другу и, схватив его за торс, потащил на себя, но Микки отчаянно вырывался.
   - Да что ж ты делаешь-то, черт тебя подери!!! - взвыл Руди, вцепившись в причудливо сплетенные тонкие косы Гино и потянув их на себя.
   Поддавшись, Микки отступил от разбитого окна и Ятто, воспользовавшись моментом, схватил со стола стакан с водой и выплеснул холодную жидкость другу в лицо. Гино замер, округлив глаза. Жар нехотя отступал, а окружающая картина прояснялась. Дико озираясь по сторонам, молодой человек остановил взгляд на разбитом окне, через которое в комнату врывались порывы прохладного ветра. Сжав плечи Руди в сильных ладонях, Микки виновато опустил голову и отступил, привалившись к стене.
   - Жарко... - Тихо прошептал он. - Очень жарко...
   Ятто хотел ответить, но просигналивший пришедшим сообщением телефон перебил его. Парень не сомневался, что это Сёгу прислал данные сканера алгидексторов с мостовой, но позволить себе отвлечься на сообщение он не мог, ведь хотел досконально разобраться в том, что только что случилось с его другом. Сделав осторожный шаг в сторону молодого человека, Руди негромко позвал:
   - Микки?..
   Гино чуть приподнял голову, посмотрев на парня исподлобья. Неожиданно вспыхнувший в теле жар почти угас, сменившись ознобом. Капли холодного пота выступали на лбу, конечности сводили волны легких судорог. Невольно поежившись, смурый гонщик шагнул к дивану и, сев на него и поджав ноги, вжался в мягкую спинку в попытке согреться.
   - Руди, - позвал он, - меня что-то трясет... Я, походу, заболел...
   - Я сейчас. - Пообещал Ятто, стараясь не слушать ноющую боль в груди.
   Достав из ящика старого комода одеяло, парень отдал его Микки, который, свернувшись на диване калачиком, укрылся с головой и засопел. Убедившись, что друг заснул, Руди осторожно каснулся ладонью его лба. Через мгновение отдернув руку, Ятто отступил, ведь ему показалось, что он только что потрогал лед. Поджав губы, парень решил пока ничего не предпринимать. Тихо опустившись в кресло и взяв в руки телефон с пришедшим сообщением, Руди начал пролистывать полученные данные. Обнаружив нужное время, хакер начал вчитываться в каждую строчку и пристально рассматривать цвет, который беспрестанно фиксирует уличный сканер алгидексторов.
   - Так... Вот оно... После двух ночи появилась сангрия Микки... - Задумчиво пробормотал Ятто, поправив очки и сильно моргнув. - А за ним... Что это?.. Неужели там было столько людей?.. Нет, не может быть! Там был всего один ублюдок! Какой у него цвет?! Проклятье... Глазам не верю... Бисной7, инкарнатный8, вайдовый, лавальер9... и еще сотни других оттенков... Они все смешанные, нет ни единого чистого цвета! - парень в смятении замолчал. - Нет цвета... Но ведь без него мы не сможем определить личность этого гаденыша! - Руди в ярости сжал кулак, ведь изначально ему казалось, что найти виновника аварии будет проще простого. - Так... Спокойно. Надо позвонить Сёгу. - Быстро набрав номер и поднеся голографический веер ближе к уху, Ятто вышел в коридор.
   - Руди?.. - Раздалось из маленького аппарата.
   - Сёгута! Как можно найти человека без цвета?
   - А что, такие еще есть? - парень услышал кроткий смешок Фуро, который вдруг стал серьезным и жестко сказал: - Немедленно сообщи мне о цвете алгидекстора Микки.
   - С-сангрия, - заикнувшись, отозвался Ятто, растерявшийся из-за неожиданного вопроса, - ты же знаешь.
   - Руди, я тебя предупреждаю... - Угрожающе прорычал Сёгута. - Если с Микки что-нибудь случиться, виноват будешь ты!
   - Это еще почему?! - огрызнулся парень.
   - Да потому, что за вчерашнюю ночь своего цвета лишилось еще несколько людей!!! - прокричал Фуро так, что Ятто невольно отстранился от раскрытой голограммы телефона. - Цвет алгидекстора Микки, говори, мать твою!!!
   - Бесцветный... - Прошептал Руди, глядя прямо перед собой невидящим взглядом. - Я почти не сомневаюсь в том, что человек в капюшоне забрал его сангрию. Кроме этого, у него изначально были сотни цветов, а не один, как у всех остальных. Это я понял из данных, которые ты мне прислал...
   - Как Микки себя чувствует? - с трудом приходя в себя после всплеска эмоций, спросил Сёгу.
   - Он спит. - Тихо ответил Ятто, прислонившись к стене. - Но сначала едва не выбросился из окна, потом сказал, что ему жарко, потом заявил, что холодно... Я трогал его лоб... Он ледяной.
   - Он же сейчас у тебя, да?
   - Угу.
   - Никуда не выпускай его! Не поддавайся ни на какие уговоры, понял?
   - Сёгу...
   - Руди! Ты понял, что я тебе сказал?!
   - Д-да...
   - Люди, лишившиеся своего цвета, сошли с ума, понимаешь?! - тяжело дыша, выкрикнул Фуро. - Они сейчас в Тэскипано и один Хитто знает, что с ними там делают! Я не желаю Микки такой участи, но и то, что с ним сейчас твориться... - Мужчина не договорил. - Я почти не сомневаюсь в том, что у него галлюцинации. Сейчас я не могу уйти с дежурства, но по окончанию смены я сразу приеду к тебе. Микки должен быть там, ясно?!
   - Ясно... - Эхом отозвался Руди, обессиленно опустив руки и, взглянув на часы, прошептал: - Двадцать четыре часа прошло с момента аварии... Инкубационный период... Потеря оттенка... Заражение? Болезнь? Сумасшествие?.. Парень в капюшоне... Откуда у него такая гамма?..
  
  ГЛАВА 4
  ПОЛИХРОМНЫЙ
  
   Проснувшись рано утром, Микки первым делом прислушался к себе. Осознав, что самочувствие вполне удовлетворительное, он приподнял голову и увидел, что Руди спит в кресле, уткнувшись в сложенные на столе руки. Тихо поднявшись с дивана, Гино огляделся. Вполне обычная комната, не отличающаяся ни чистотой, ни загрязненностью, не имела никаких признаков пожара, когда как вчера молодой человек своими глазами видел, как пламя с поразительной скоростью распространялось по помещению, и он разбил окно только потому, что хотел выбежать на улицу, хотел спастись... Боясь даже думать о том, что всё это было галлюцинацией, Микки задержал взгляд на спящем друге. Мысленно попросив у него прощения за все предоставленные неудобства, парень оставил на столе деньги на новое стекло и вышел в коридор и, бесшумно открыв дверь, покинул квартиру Ятто.
   Оказавшись на улице, Гино направился в сторону своего дома, но уйти далеко ему так и не удалось, ведь первый попавшийся сканер алгидексторов, зафиксировав пустоту в гибком клейме, противно заверещал, чем привлек нежелательное внимание дежурных актидроков. Поняв, что его засекли, Микки ускорил шаг, свернув в малозаметный проулок, но группа Желтых, несмотря ни на что, преследовала его.
   - Пожалуйста, остановитесь, и предъявите алгидекстор!
   - Мать их... - Прошипел Гино, перейдя на бег.
   - Немедленно остановитесь, или мы будем вынуждены принять меры и изолировать вас!
   Проигнорировав предупреждение, Микки бросился бежать. Петляя по проулкам и дворам, молодой человек выбежал на дорогу, где его моментально заметил мотоциклетный отряд шарнахов. На мгновение застыв и оценив обстановку, Гино со всех ног понесся вдоль по улице, преследуемый решительными Красными хранителями правопорядка, которые уже успели зарядить легкие ружья дротиками со снотворным, ведь уличный сканер алгидексторов зафиксировал смурого гонщика, как неклейменого.
   Вой сирен, бесконечные предупреждения в громкоговоритель, паника и сумбур на близлежащих улицах. До ужаса боясь проиграть в этой гонке шарнахам и оказаться запертым в Тэскипано, Микки пытался спрятаться в закоулках широких улиц. Уставший и измотанный молодой человек порывисто дышал, прижимаясь к холодным стенам домов. Чувствуя, как сердце готово выпрыгнуть из груди, Гино снова и снова пытался раствориться в толпе, но толи его внешний вид, толи общий испуг местного населения мешали ему это сделать. Рождаемые бурной фантазией картины лечения в изоляторе снова и снова побуждали парня бежать... Преодолев очередной небольшой дворик, Микки оказался на проезжей части, где его мгновенно окружили разъяренные долгой погоней Красные.
   - Добегался?! - прорычал один из них, лицо которого было скрыто под тонированным стеклом тяжелого алого шлема. - Вырубайте его, ребята, и везите на алгидексторизацию!
   Гино попятился, но упершаяся в спину стена дома не дала ему уйти далеко. Тут же к шарнахам присоединились Желтые, в распоряжении которых был автомобиль, подготовленный для перевозки неклейменого. Вскинув ружье с дротиком, Красный направил его в шею смурого гонщика, когда тот, собрав остатки сил, метнулся в сторону и вновь попытался спастись бегством, когда как командир шарнахов вытащил парализующий пистолет и, быстро прицелившись, выстрелил. Бело-голубая вспышка почти настигла спину Микки, когда внезапно задержалась и, будто бы упершись во что-то, лопнула и рассеялась. Ахнув, Красные на миг замерли, не понимая, что случилось. Командир удивленно взглянул на пистолет, а потом на смурого, которого уже и след простыл. Никто из них не заметил, что на крыше высокого дома стояла фигура в серой куртке с капюшоном и с интересом смотрела вниз.
   Забежав за угол, Гино снова ощутил жар. Пот градом катился со лба, тело лихорадило, а ноги отказывались бежать. Двигаясь всё медленнее, Микки, в конце концов, остановился. С трудом справляясь с надрывным дыханием, молодой человек сполз по стене и, вытянув ноги, запрокинул голову, ловя ртом нагретый палящим солнцем воздух. Жар сменялся ознобом, но окружение не расплывалось, как в прошлый раз. Стойко сдерживая приливы судорожной боли, Гино зажмуривался и скалил зубы. Вой сирен шарнахов приближался, инстинкт самосохранения громко кричал, что пора сматываться, но у Микки не было сил даже подняться. Навалившаяся усталость опускала потяжелевшие веки.
   - Что за зараза такая?.. - Пробормотал парень. - Они же сейчас найдут меня... Приближаются... Еще немного - и...
   Широко раскрыв глаза, Гино увидел, что сверху что-то падает. В ужасе шарахнувшись, молодой человек попытался отползти, но отказавшие ноги не дали ему этого сделать. Тяжело дыша, Микки прижался к стене и замер, когда перед ним предстал худощавого телосложения парень в капюшоне, из-под которого вырывались пепельные пряди. Улыбнувшись испуганному лицу напротив, незнакомец снял капюшон, и Гино увидел прямоугольные очки в причудливой черной оправе, через которые на него взирали темные, проницательные глаза. Оглядев парня с головы до ног и найдя сходство с увиденным на записи уличной камеры самоубийцей, из-за которого произошла авария, Микки резко выдохнул, округлив глаза.
   - Ты...
   - Привет, Бесцветный. - Мива очаровательно улыбнулся. - А я и не знал, что Сэль"юриас сделала с тобой... Вот, решил посмотреть, как ты тут с Красно-Желтыми развлекаешься.
   - Верни мой цвет!!! - выкрикнул Гино, обессиленно сжав кулак. - Верни мою сангрию!!!
   - Зачем она тебе? - пожал плечами Туо. - Хочешь быть как все? - стиснув зубы, Микки молчал. - Ты только представь, Бесцветный, что когда-то алгидексторов не было, и люди жили куда проще, чем сейчас... Знаешь, я тебе даже немного завидую, ведь ты теперь свободен от разделения... и по-прежнему остаешься в своем уме.
   - Кто ты такой?! Как смог опустошить мой алгидекстор?! - Гино попытался встать, но ноги вновь подвели его.
   - Я - Полихромный. - Улыбнувшись, ответил Мива и, присев на корточки рядом с Микки, перешел на шепот: - Ослепительное сияние твоей сангрии я увидел в небе, когда ты в прыжке завис над мостом. Я всегда больше любил оттенки красного, чем синего.
   - Зачем ты здесь? - едва справляясь с усилившимся жаром, шипел Гино.
   - Посмотреть на то, как ты борешься. - Просто сказал Полихромный.
   - Чего?.. - Растерянно переспросил Бесцветный.
   - Борешься. - Повторил Мива. - Борешься с изменениями внутри себя.
   - Какие такие изменения?.. Что ты городишь?! - Микки попытался схватить ненавистного вора за горло, но он с легкостью отстранился и громко рассмеялся в ответ.
   Выпрямившись и с улыбкой посмотрев на беспомощного Гино, Полихромный развернулся и пошел прочь. Смотря ему вслед, молодой человек с замиранием сердца взирал на радужный шлейф за его спиной. Переплетающиеся полупрозрачные цветные ленты развевались как на ветру и произрастали будто бы из позвоночника этой невысокой фигуры в непримечательной серой куртке. Приостановившись и оглянувшись на Бесцветного, Мива улыбнулся и, приподняв правую руку и прощаясь, помахал. Боясь поверить своим глазам, Микки увидел на его ладони многоцветный алгидекстор.
   - Полихромный... - Прошептал Гино. - Он насквозь пропитан оттенками!
   В последний раз улыбнувшись, Туо ускорил шаг и скрылся за углом, без труда пройдя под уличным сканером алгидексторов. Машина и мотоциклы с сиренами пронеслись мимо, шарнахи и актидроки потеряли след. Сами по себе они это сделали или же Полихромный не остался безучастным, Микки не знал, да и не сильно хотел об этом думать, ведь резко сменяющие друг друга жар и озноб заставляли мускулистое тело содрогаться и покрываться холодным потом. Отползая в тень, отбрасываемую домами безлюдного проулка, Гино испытывал страх, стремительно переходящий в ужас, ведь он никак не мог понять природу этих жутких ощущений, терзающих душу и тело. Не в силах больше терпеть, парень застонал и повалился на бок. Тяжело дыша, он изучал стену дома блуждающим взглядом и ждал конца.
   Жар становился всё сильнее, и Микки показалось, что он сгорает заживо. Взревев от боли, Гино неожиданно для себя вскочил на ноги и, не отдавая себе отчета в происходящем, кинулся к стене. Прижавшись к холодному камню, Бесцветный зарычал и оскалился, вцепившись в футболку на груди. Характерный треск - и разорванная судорожно трясущимися пальцами ткань обвисла лохмотьями. Внутренний жар подобрался к горлу, и рев Микки резко оборвался. Обессиленно упав на колени, парень опустил голову, пытаясь нормализовать дыхание. Жар отступал, боль утихала, приятная прохлада наполняла тело. Ожидая очередную волну страдания, Гино никак не решался подняться. Замерев и выжидая, как в засаде, парень прислушался. Улицы наполнял неравномерный шум. Начинался новый день, жители Алторна спешили на работу.
   Выпрямившись, Микки, едва держась на ногах, прошел вдоль проулка и осторожно выглянул из-за угла. Оцепенев, молодой человек на несколько мгновений потерял дар речи, ведь все окружающие его люди, идущие под солнцем, отбрасывали разноцветные тени - тени своего оттенка алгидекстора. Судорожно сглотнув и выйдя на тротуар, Гино с опаской посмотрел под ноги. Его тень была прозрачной, что было равносильно абсолютному ее отсутствию.
   Широко раскрыв глаза, Микки смотрел на проходящих мимо горожан. Медленно моргая и не веря в то, что он видит, парень взглянул на расположенный в отдалении сканер алгидексторов. Возвращаться домой по центральным улицам было крайне опасно, тем более что он совсем недавно чуть-чуть не попался шарнахам. Решив идти окольными путями, Гино свернул во дворы. Размеренно шагая, молодой человек думал о Полихромном. Перед глазами плавали сотни оттенков, голову разрывали противоречивые мысли. Цветной шлейф и радужный алгидекстор парня в очках никак не давали Микки покоя. Вспоминая слова Полихромного о том, что он пришел посмотреть, как он борется, Гино совершенно забыл, что загадочный молодой человек спрыгнул откуда-то сверху так, будто бы высота была не больше метра. Окончательно запутавшись в собственных мыслях, Микки попытался не думать о воре сангрии, сосредоточившись на окружении. Всё было спокойно, ни Желтых, ни Красных не было видно.
   Понимая, что такими темпами доберется до дома только ближе к вечеру, Гино решил ускорить шаг, после чего и вовсе перешел на бег. Парень радовался, что наконец-то разрывающая изнутри боль оставила его в покое, наградив за пережитые страдания необыкновенной легкостью. Думая о том, что нужно починить "Зарм", Микки на ходу рассчитывал, какие запчасти есть у него в гараже, а какие нужно будет купить. Молодой человек не сразу осознал, что бежит настолько быстро, что различные постройки, разноцветные вывески и магазины стремительно проносятся мимо. Гино никогда не был приверженцем образа жизни пешехода, доверяясь целиком и полностью своему верному железному коню, однако сейчас он поймал себя на мысли, что никогда в жизни так быстро не бегал. Даже от шарнахов с актидроками он уносил ноги куда медленнее. Боясь подумать о том, что стало причиной такой перемены, Микки приостановился, услышав в кармане штанов призывную мелодию телефона. Достав мобильную вещицу и нажатием кнопки раскрыв ее, парень увидел на экране лицо Ятто на фоне барвинка, цвета его алгидекстора.
   - Микки!!! - из голографических динамиков послышался срывающийся голос Руди. - Ты где?!
   - Э... - Будто очнувшись, Гино огляделся по сторонам. - В Алторне.
   - Черт, а поточнее?! - но, не дав другу объясниться, Ятто тут же продолжил: - Короче, немедленно возвращайся ко мне домой!
   - Зачем? - удивился Микки. - Я иду к себе, хочу покопаться в "Зарме".
   - Какой еще "Зарм"?! Сейчас приедет Сёгу, он хотел тебя видеть!
   - Пусть приедет, если так надо. - Пожал плечами Гино. - И вообще... ты чего орешь-то?
   - Да ничего! - Микки услышал тяжелое дыхание пытающегося прийти в себя друга. - Я обещал Сёгу, что ты будешь у меня, когда он придет, а ты свалил втихаря!
   - Подумаешь... - Фыркнул Гино. - Чего вы за меня так трясётесь? Скажи ему, что у меня всё нормально.
   - Нормально?! - взвизгнул Руди.
   - Нормально.
   - Нет, вы только посмотрите на него! Какой-то мудак черт знает как спёр его цвет, а у него один хрен всё нормально!!!
   - С этим я как-нибудь сам разберусь, ладно? Ты сделал то, о чем я попросил. Спасибо. Извини за стекло. Деньги на новое я оставил на твоем столе. Позвони лучше стекольщику, пусть заменит. Всё, пока. - Быстро высказался Микки и положил трубку.
   Тяжело вздохнув, Гино убрал мобильник в карман и не спеша двинулся дальше, когда неожиданно вспомнил, что Руди звонил Сёгуте и просил что-то прислать. Затаив дыхание, молодой человек подумал о том, что, возможно, Ятто удалось еще что-нибудь выяснить по поводу Полихромного, но, встретившись с ним лично, Микки решил для себя, что друзей вмешивать в эту разборку не будет. Такое неведомое существо с человеческой внешностью и радужным алгидекстором показалось парню очень опасным. Если он смог забрать сангрию, что мешает ему точно также заполучить бистр, тициан и барвинок? Микки боялся провести параллель между потерей оттенка и своим странным состоянием, но если два этих факта действительно связаны, Гино решил, что лучше будет страдать в одиночку, но ни за что не позволит самым близким людям мучиться так же, как он.
  
  ГЛАВА 5
  В ГАРАЖЕ
  
   Оказавшись дома, приняв душ и сытно поев, Микки отправился в гараж, где среди разномастных запчастей его ожидал помятый в аварии мотоцикл. Телефонные звонки более не беспокоили его, что не могло не радовать. Самочувствие было прекрасное, лишь на виски ложилась слегка давящая тень усталости. Включив в гараже свет, Гино не торопясь подошел к "Зарму". Трогая руками помятый черно-синий корпус, молодой человек тяжело вздыхал. Оглянувшись и задержав взгляд на необходимых деталях, Микки не стал тянуть и принялся за работу. Ему не терпелось снова сесть за руль и услышать протяжный рев мотора. Вооружившись гаечным ключом, парень принялся снимать раму с самой сильной вмятиной.
   - Бедняга... Как же тебе досталось... - Бормотал Гино, откручивая гайки. - А твоему хозяину, как видишь, ни черта не делается... Ну, ничего, покопаюсь в тебе пару дней - будешь как новенький! Еще ни одну гонку с тобой выиграем, дружище, вот увидишь! А цвет... Ну, намешаю красок, будешь чуть посветлее или потемнее... Там уж как получится. Главное ведь колеса, правда?
   Снимая бензобаки, Микки представил, как выглядит со стороны. Грустно усмехнувшись, парень смахнул пот со лба и снова присел к стоящему у стены "Зарму". Гино был из тех, кто очень болезненно переживает любого рода поражения и тот факт, что он говорит с мотоциклом, тоже был одним из немногих проигрышей. И хоть парень старался думать об этом меньше всего, бывали моменты, когда ему очень сильно не хватало женской заботы и ласки. Конечно, девушки были, куда ж без них? Но все они смотрели на него как на чемпиона, появится под руку с которым в узких кругах смурых было очень престижно. Иногда Микки представлял себя обычным человеком, одним из смурых, всего лишь еще одним безликим пятном в этой луже грязи. Стала бы его жизнь от этого проще? Наладилось бы что-то? Изменилось? Гино мог лишь предполагать. Мечты мечтами, но молодой человек ничего не хотел менять. Ему нравилась такая жизнь, и в моменты восторга и прилива адреналина в кровь, казалось, что у него есть всё, чего только можно пожелать: свой дом, любимый мотоцикл, надежные друзья, возможность неплохо заработать...
   Выпрямившись и размяв шею, Микки снял испачканные в смазке варежки и, положив их на край низкого столика, упер руки в бока, оценивающе глядя на проделанную работу. "Зарм" стоял полуразобранный, со снятыми рамами и прозрачными баками с бензином. Кое-какие части Гино уже успел поменять, и сейчас хотел приступить к замене задних колес. Плоская темная крыша сильно нагрелась, отдавая накопившийся жар внутрь гаража, где он смешивался с запахом бензина, образуя невидимую удушливую тучу. Взяв влажное полотенце и вытерев лицо и шею, Микки снял пропитавшуюся потом майку. Подумав о том, что сглупил, отказавшись от установки кондиционера в гараже, парень шумно выдохнул и присел к паре задних колес. Проведя рукой по ободу, подчеркнутому неоновой трубкой, Гино не заметил, как алгидекстор будто бы ожил. Посмотрев на ящик с инструментами, молодой человек мысленно прикинул, какие из них должны ему понадобиться. Тяжело поднявшись и остановив взгляд на гнутой черно-синей раме, Микки невольно взял ее в руки, внимательно разглядывая соскобленную скольжением по шершавому асфальту краску.
   Проведя ладонью по царапинам, Гино внезапно почувствовал, что с алгидекстором что-то происходит. Посмотрев на гибкую, чуть выпуклую пластину, парень увидел, как прозрачная поверхность клейма раздвинулась и начала вбирать в себя черно-синий оттенок "Зарма". В ужасе отшатнувшись, Микки не знал, что делать. Цвет мотоциклетной рамы вязкими нитями тянулся к алгидекстору. Судорожно сжимая кулак и пряча метку, молодой человек надеялся, что необъяснимое действо прервется, но краска, добравшись до руки, размножилась на нити, которые без труда проникли сквозь сжатые в кулак пальцы и оказались в пустом алгидексторе. Раскрыв ладонь, Гино уставился на очень темный оттенок, который, на мгновение задержавшись внутри выпуклой пластины, начал выливаться обратно. Расширяясь и обращаясь узкими лентами, краска ложилась на царапины и потертости рамы, будто залечивая их и делая совершенно незаметными. Еще немного - и перед Микки лежала обновленная деталь. Закончив переливание краски, алгидекстор вновь опустел и закрылся.
   Осторожно прикоснувшись к краске на царапинах, Гино отметил, что она сухая. Парень совершенно не знал, как ему удалось проделать подобный фокус, ведь всю жизнь ему говорили, что алгидекстор - всего лишь метка, служившая в Алторне главным удостоверением личности и гражданства, и сейчас молодого человека мучил единственный вопрос: знают ли создатели Сэль"юриас о том, что ее клейма имеют такие поразительные свойства? Когда вязкие нити потянулись к нему, на единое мгновение Микки подумал, что забирает себе этот черно-синий цвет так же, как Полихромный, но после всего, что случилось, он был даже рад тому, что всё-таки не похож на этого вора, который украл его сангрию. В последний раз посмотрев на свой безжизненный алгидекстор, Гино схватил со стола бутылку с водой и сделал несколько жадных глотков. "Что сделала с тобой Сэль"юриас..." - Микки вспомнил слова парня в очках. Неужели это как раз то, о чем он говорил?
   Медленно вернув бутылку на место, Гино попытался вернуться к работе. Заставляя себя думать о мотоцикле, молодой человек не мог не злиться на себя за то, что всё стало валиться из рук. Конечно, можно было бы отдать "Зарм" в ремонт на попечение механиков, но Микки никогда не доверял четырехколесного напарника в чужие руки, да и к тому же он не был уверен, что всё сделают на совесть, ведь у чемпиона уличных гонок, постоянно срывающего куши, тоже есть недоброжелатели.
   - Извини, не могу больше. - Шумно выдохнув, Гино поднялся на ноги. - Сделаю перерыв, а завтра точно закончу, и поедем кататься.
   - Под сканерами кататься-то собрался?
   Вздрогнув от неожиданности и резко оглянувшись, Микки увидел в дверях просторного помещения Сёгуту Фуро. В наполовину расстегнутой рубашке, слегка помятых брюках и ботинках, мужчина засунул руки в карманы и сделал несколько шагов вперед. Гино невольно нахмурился, увидев на пороге гаража незваного гостя. И хоть парень предполагал, что Сёгу примчится к нему после дежурства, именно сейчас он не был рад видеть его. Смотря на потного, испачканного в грязи и смазке друга, Фуро мысленно оценил его состояние и криво улыбнулся, отчего Микки еще сильнее нахмурился. Взяв полотенце и вытирая руки, молодой человек пошел навстречу мужчине.
   - И что, если под сканерами? - с вызовом спросил он.
   - Тебе сегодня мало было, как я понимаю, да? - Сёгу был настроен решительно.
   - Слушай, ты мне нотации читать приехал или что? - раздраженно склонив голову, спросил парень.
   - Я приехал тебя предостеречь, тупица! - Фуро смотрел на друга исподлобья. - Меня лично эта дерьмовая ситуация ни капельки не устраивает! - Гино терпеливо молчал, и мужчина, запрокинув голову и шумно выдохнув, устало улыбнулся и спросил: - Пивом не угостишь?
   - Пошли. - Буркнул парень и, закрыв гараж, прошел в дом.
   Устроившись на диване, Сёгу огляделся. Микки отошел к холодильнику и достал два пива. Сев рядом с мужчиной, он протянул ему банку. Промочив горло, Фуро покосился на плохо скрывающего раздражение молодого человека. Они молча сидели некоторое время, изредка прикладываясь к холодному напитку, пока Сёгу, наконец, не решился нарушить тишину.
   - Может, расскажешь, как докатился до такой жизни?
   - Могу то же самое спросить и у тебя. - Отвернувшись, отозвался Гино.
   - Микки, не ершись. - Серьезно попросил мужчина. - Шарнахи еще паникуют, и если они всё-таки решат оформить тебя в розыск, я уже вряд ли смогу чем-нибудь помочь.
   - Тэскипано имеешь в виду? - грустно усмехнулся Гино.
   - Это в лучшем случае. - Пробормотал Сёгу.
   Парень молчал, задумчиво вертя в руках почти пустую банку с пивом. Фуро внимательно наблюдал за ним, пытаясь разглядеть алгидекстор, но Микки сидел слева от него, поэтому увидеть клеймо не представлялось возможным. Наконец, молодой человек поставил банку на столик у дивана и поднялся на ноги. Не оборачиваясь на взволнованного друга, он негромко сказал:
   - Ну, упекут, так упекут.
   - Дубина... - Сёгу тяжело вздохнул и, навалившись на колени, подпер голову рукой. - Не узнаю тебя, Микки. Где тот ты, который всё время греб против течения? Где тот ты, который отчаянно боролся за каждый выпадающий шанс?
   "Погиб в аварии" - подумал Гино, едва не высказав мысли вслух. Оглянувшись на друга, он встретился с ним взглядом. Задумчивые изумрудные глаза встретились с усталыми карими. Шмыгнув носом и приложив ладонь ко лбу, Микки постоял так несколько секунд. Желание поделиться тем, что случилось в гараже, обуяло парня, но он четко сказал себе, что не будет втягивать друзей в свои проблемы. Зная, что все они в какой-то мере связаны с Красно-Желтыми, Гино искренне не хотел, чтобы из-за него у них были проблемы. Особенно у Сёгуты.
   Смурый с оттенком бистра в прошлом был преступником, которого направили сначала в Центр Исследований имени Лайтольера, а потом и в изолятор Тэскипано, но лечение не принесло желаемых результатов. Цвет алгидекстора Сёгуты Фуро по-прежнему оставался слишком темным. После множества неудачных экспериментов, касающихся изменения оттенка, о которых мужчина никогда никому не рассказывал, Сёгу определили на работу, где он стал выступать в качестве прототипа людей, склонных к преступной деятельности. Можно сказать, что с помощью Фуро шарнахи стали понимать психологию смурых. Сёгуте было не по себе от того, что его вынуждали делать, но выбора не было. Уже скоро он привык, что находится под Красными как в прямом, так и в переносном смысле. Ему пришлось завоевывать доверие очень продолжительное время, после которого его повысили и дали в распоряжение некоторые документы и данные. Сёгу Фуро до сих пор продолжает работать на шарнахов и актидроков во имя спокойствия и равновесия Алторна, хотя сам по себе он как был смурым, так и остается.
   - Ты не понимаешь... - Пробормотал Микки, отвернувшись. - Я - это я, просто произошло слишком много событий за эти короткие два дня. Должно быть, эта апатия из-за банальной усталости.
   - Я бы не сказал, что ты усталый. - Негромко отозвался Фуро. - В своем мотоцикле ты копаешься, как одержимый...
   - Не сравнивай. - Хмыкнул Гино. - "Зарм" - это нечто.
   - Нечто - это ты, Микки. - Серьезно сказал мужчина, чуть подавшись вперед. - Твой "Зарм" не выдержал аварии, а вот ты...
   - Руди разболтал, да?! - мгновенно выйдя из себя, выкрикнул парень.
   - Причем тут Руди?! Думаешь, я совсем идиот?! - Сёгута тоже повысил голос, резко поднявшись на ноги. - Я видел запись с этим сукиным сыном, из-за которого всё случилось, и я, Микки, не стану сидеть, сложа руки, и говорить, что всё нормально. Нихера не нормально, мать твою!!! Я найду этого ублюдка и отдам его на растерзание шарнахам, но сначала я вот этими руками - мужчина в ярости затряс сжатыми в кулаки ладонями перед Гино - вытрясу из него твою сангрию!!!
   - Не делай этого, Сёгу... - Вспышка злости мгновенно сменилась опустошением, и молодой человек болезненно закрыл глаза и отвернулся. - Пожалуйста, не лезь в это дело.
   - Не лезть?! Я тоже когда-то просил тебя не лезть, Микки! Ты послушал меня? - Фуро сделал короткую паузу. - Ага, черта с два! Вот и в этот раз я сделаю всё по-своему!
   Решительно поставив пустую банку из-под пива на стол, мужчина резко развернулся и покинул дом, а Гино так и остался стоять посреди комнаты, обдуваемый прохладным воздухом из работающего под потолком кондиционера. Слыша, как дверь машины Сёгуты хлопнула, и завелся мотор, парень тяжело вздохнул. Стоит ли радоваться, если есть такие друзья, которые вмешиваются в твои проблемы, не понимая угрожающей им опасности?
  
  ГЛАВА 6
  ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ
  
   Хрупкая молоденькая девушка без выдающихся форм медленно шла навстречу. Полы легкого белого платья ползли ей вслед, а длинные волосы мерно покачивались при движении. Она подходила всё ближе, и Микки уже мог различить в переливающемся мраке ее необыкновенно прелестное лицо. Большие светлые глаза с длинными ресницами, очаровательный курносый носик и пухлые губки. Едва заметно улыбнувшись, она сделала еще несколько шагов вперед, и просторное платье легко соскользнуло с бледного гибкого тела. Судорожно сглотнув, Гино молчал, лежа на своем светлом диване. Он не знал, откуда она появилась, но когда проснулся, она была уже здесь. Опустившись на край упругого ложа, девушка подалась вперед. Заметив некое замешательство Микки, она смущенно улыбнулась, скользнув тоненькими пальчиками под майку молодого человека. Гино не мог, да и не хотел сопротивляться. Чуть приподнявшись, он ласково обнял незнакомку и, притянув ближе к себе, нежно поцеловал. Запуская подрагивающие пальцы в длинные волосы, парень ощущал их мягкость, с наслаждением гладил шелковистую кожу, чувствуя на себе пристальный взгляд бездонных глаз и теплое размеренное дыхание.
   - Микки... - Тихо прошептала девушка, скользя теплой ладонью по широкой груди взбудораженного молодого человека. - Мой Бесцветный...
  
   - Чего?..
   Резко сев, Гино сильно заморгал, дико озираясь и вглядываясь в темноту. Он был в комнате своего дома, один, как и всегда. За тонкими шторами приоткрытого окна была ночь, врывающаяся в небольшое помещение порывами прохладного ветра. Абсолютная тишина, даже кондиционер был выключен. В горле пересохло, а возникшее напряжение в шортах из-за глупого сна немало раздосадовало Микки. Протирая глаза и усмехаясь, он поднялся с дивана и, достав из холодильника воды, сделал несколько жадных глотков.
   - Капец... И что только не привидится... - Пробормотал он, ставя запотевшую бутылку на стол. - Жаль, что не взаправду... - Он замолчал, задумчиво закатив глаза. - А она очень красивая... Никогда таких не видел.
   Посмотрев на диван, парень тяжело вздохнул. После умывания холодной водой сон как рукой сняло. Думая, чем бы себя занять, Гино задержал взгляд на телевизоре и игровой приставке. Пожалев, что рядом нет Айдо, иначе бы он за милую душу сыграл с ним в какой-нибудь файтинг10, Микки решил вернуться в мастерскую и, пока там не очень жарко, попытаться закончить починку "Зарма". Поправив шорты и майку, молодой человек сладко потянулся и, сделав несколько разминочных движений, вышел в гараж, где, не теряя времени, принялся за работу.
  
   На крыше высотного, еще непроснувшегося дома стоял худощавый человек в серой куртке с капюшоном. Сцепив руки за спиной, он смотрел на просыпающееся солнце, первые лучи которого нехотя поднимались из-за горизонта, заливая мягким золотистым светом безмолвные стены и крыши домов. Раскинув руки в стороны, он потянулся, запрокинув голову к проясняющемуся небу. Запрыгнув на край хромированных перил, легко балансируя и ничуть не пугаясь столь головокружительной высоты, парень засунул руки в карманы и посмотрел вниз, на широкую дорогу, по которой уже начали свое движение первые автомобили. Стянув капюшон, поправив очки и тряхнув пепельными волосами, он приподнял правую руку, из алгидекстора которой тут же появилась маленькая голограмма длинноволосой девушки.
   - На что ты смотришь, Мива? - спросила Сэль"юриас, скучающе надув губки и перекатываясь на ладони молодого человека с пятки на носок.
   - На дорогу. - Просто отозвался Туо. - Я чувствую приближение Бесцветного и слышу шум его мотора. Кажется, он починил свой мотоцикл.
   - Так и есть. Наверное, он ищет тебя, Мива. Как думаешь? - Сэль"юриас задумчиво приподняла бровки.
   - Наверное, но... знаешь, он очень интересный... - Медленно проговорил Полихромный, облизнув сухие губы. - Горячий даже без сангрии. Я хочу поиграть с ним, Сэль"юриас...
   - Играй, но не заигрывайся, - серьезно отозвалась голограмма, - хотя я не отрицаю, что он интересен и горяч. - Сэль"юриас загадочно улыбнулась, томно прикрыв глаза. - Странно, что ты так пристально следишь за его судьбой, ведь ты лишил оттенка не только его...
   - Да, но только он остался в своем уме и смог пережить внутренние изменения. - Кивнул Туо.
   - А это значит, что сангрия до сих пор не полностью принадлежит тебе. - Негромко сказала голограмма. - Она у тебя, но ты не можешь ее использовать, ведь душа Бесцветного жива.
   - Всё не так, как ты думаешь, Сэль"юриас. - Отозвался Полихромный, уверенно разгуливая по гладким перилам. - Через сангрию я слышу его душу. И хоть мне нравится этот оттенок, желания его использовать у меня нет, а вот Бесцветного...
   - Мива, - жестко прервала парня маленькая голографическая девушка и недовольно нахмурилась, - не смей. У тебя другое предназначение, которое совершенно не касается Микки!
   - Как скажешь, Сэль"юриас, и всё-таки разреши мне немного поразвлечься.
   Сложив руки на груди и высокомерно задрав маленький курносый носик, голограмма исчезла, и Полихромный распознал это действие, как одобрение. Улыбнувшись и свесившись вниз, он увидел, как из-за угла вывернул починенный мотоцикл Бесцветного. Массивная черно-синяя машина с двумя парами широких колес угрожающе ревела. Идя на обгон, Гино наслаждался таким родным ощущением головокружительной скорости. Пожирая дорогу сияющим взглядом, скрывающимся за темным стеклом шлема, молодой человек старался объезжать сканеры алгидексторов. Шарнахов и актидроков не было видно, что не могло не радовать. Мгновение - и Полихромный, оттолкнувшись от перил, шагнул в пустоту, сорвавшись вниз с заливаемой солнечным светом высотки.
  
   Обновленный "Зарм" несся вперед, переполняемый счастьем Микки крепко держался за руль, когда на встречной полосе появился странный легкий мотоцикл такого неопределенного цвета, будто бы на него случайно пролили все краски сразу. В седле сидел гонщик в серой куртке и высоком шлеме такого же оттенка, как и мотоцикл. Обогнав поток машин, и высоко подпрыгнув, он ворвался на соседнюю полосу, где ехал Гино. Мотор компактной машины был похож на жужжание надоедливого насекомого, услышав которое Микки оглянулся. Необычный мотоцикл стремительно догонял его. Нахмурившись, парень не понимал, что происходит, но ему почему-то казалось, что гонщик в высоком шлеме смотрит именно на него. Поддав газу, Гино перестроился в ближайший к обочине ряд. Ему очень не хотелось, чтобы этот дикарь повредил его недавно починенный "Зарм". Жужжание легкого мотоцикла было совсем рядом, когда Микки, оглянувшись, на единую долю секунды увидел, что гонщик снял митенку с правой руки и показал ему свой радужный алгидекстор. "Полихромный!" - пронеслось в голове Гино, и он, рванув руль в сторону, бросился вслед за ним.
   Оглянувшись и проверив, что Бесцветный клюнул, Мива беззвучно захихикал и свернул на ближайшем перекрестке, пронесшись на запрещающий сигнал светофора мимо стоящих в ожидании машин. Ощущая приливы долгожданного адреналина, Микки, широко раскрыв глаза и прижавшись к легко управляемой передней части мотоцикла, выжимал из "Зарма" максимальную скорость. Желание поймать хитрого гаденыша, укравшего его сангрию, отошло на второй план, ведь парня переполнял такой знакомый дух соперничества. Он ясно понимал, что Полихромный бросил ему вызов, и он не будет собой, если не примет его.
   Сильно моргнув и приглядевшись, Гино внезапно осознал, что видит многоцветный ленточный шлейф, на несколько мгновений зависающий в воздухе после того, как мимо пронесется Полихромный. Стиснув зубы и твердо сказав себе, что поймает его, Микки перестраивался из ряда в ряд, держа в поле зрения причудливые переплетения оттенков. Утро рабочего дня вступало в свои права, наполняя дороги множеством машин, что не могло не бесить Гино, "Зарм" которого был вынужден ехать всё медленнее. Дико оглядываясь по сторонам и слыша бешеное сердцебиение, парень осознал, что Полихромный куда-то исчез, унеся с собой необходимый для поиска цветовой шлейф. В ярости зарычав, Микки начал нагло притеснять впереди идущие машины, заставляя их уступать ему дорогу. Не обращая внимания на возмущенные крики водителей, молодой человек стремительно набирал скорость, как внезапно увидел слева от себя разноцветный блик, вспыхнувший за несколькими рядами размеренно передвигающихся машин. Мгновение - и на багажник одного из автомобилей запрыгнул легкий мотоцикл под управлением Полихромного. Притормозив и уставившись на врага, Гино не знал, что делать. Бросить "Зарм" и кинуться к нему? Поджав губы и хаотично соображая, что делать, Микки увидел, как парень в серой куртке рванул руль в сторону и, поддав газу, перепрыгнул на крышу соседней машины. Возмущенные водители ругались и кричали, уличные камеры фиксировали всё происходящее, а сканеры алгидексторов скоропостижно выходили из строя, не успевая фиксировать все мелькающие перед ними оттенки. Легко спрыгнув с последней машины и вновь оказавшись на асфальте, Полихромный взвизгнул тормозами и, проскользнув мимо стоящих рядами машин и сделав лихаческий полукруг, выкрикнул:
   - Не отставай!
   "Тварь!" - склонившись ниже, Гино вцепился в руль и заставил ревущий "Зарм" нестись следом за исчезающим среди машин легким мотоциклом Мивы Туо. Сотни оттенков заливали глаза. Масса разноцветных теней мелькала и тут, и там, но лишь ленточный шлейф Полихромного сейчас имел значение, и Микки изо всех сил старался не упустить его из вида. Даже не думая о том, что парень в серой куртке и высоком шлеме, несущийся на максимальной скорости далеко впереди, его куда-то заманивает, Бесцветный слепо следовал за ним, не спуская глаз с растворяющихся в воздухе цветов.
   Свернув с центральной дороги и оказавшись во дворах, Гино немного приободрился, зная, что сейчас может уравнять шансы на победу. Не важно, куда именно едешь, ведь главное - это быть первым там, на финише. Изредка оглядываясь и проверяя прочно засевшего на хвосте Бесцветного, Мива широко улыбался и то и дело резко сворачивал, проверяя, не завалиться ли "Зарм" Микки на очередном повороте, но смурый гонщик был неудержим, как и всегда, когда сидел в седле своего железного коня. Высотные дома стали редеть, уступая место небольшим частным постройкам. Быстро оглядевшись по сторонам, парень отметил, что Полихромный уводит его в пригород Алторна, но это было неважно, ведь у него появилась возможность поймать вора сангрии.
   Оказавшись на широкой прямой дороге, по которой ходило очень мало машин, Микки зло оскалился и переключил несколько тумблеров на панели мотоцикла. "Пора показать тебе, сученок, с кем ты связался! В гонках мне нет равных!" - ненавистно прищурившись, подумал Гино и сжал руль в мертвой хватке. Выхлопные трубы "Зарма" выдвинулись и, раскрывшись, стали шире. Яростно взревев, свирепая машина рванулась вперед. Спидометр зашкаливал, выхлопные трубы стали похожи на ракетные турбины, из которых вырывалось сине-зеленое пламя, заставляя мотоцикл нестись на головокружительной скорости. Оглянувшись и отметив, что Бесцветный догоняет, Мива криво улыбнулся. "Дешевые понты!" - мысленно усмехнулся он. - "Посмотрим, что ты скажешь на это!". Встряхнув правой рукой, Туо заставил алгидекстор раскрыться и выпустить пучок кислотного цвета лент, которые, поспешно переплетшись между собой, образовали длинный мерцающий хлыст. В ужасе вытаращившись, Гино не мог поверить глазам. Полихромный умеет управлять оттенками, заставляя их принимать желаемую форму. Сделав на пустой дороге полукруг и, резко затормозив, Мива впился взглядом в несущегося навстречу смурого гонщика, который решил не останавливаться и, уже не промахиваясь как в прошлый раз, сбить ненавистного человека и забрать свой цвет.
   "Зарм" набирал скорость, на бледное лицо Туо ложилась неадекватная улыбка. Замахнувшись переливающимся цветами хлыстом, Полихромный ударил им о шершавый асфальт. Оттенки, будто расплескавшаяся краска, растеклись по дороге. Низкие волны разноцветных пятен, сбившись в единую мерцающую массу, понеслись в сторону Гино. Широко раскрыв глаза, Микки не знал, что можно ожидать, ведь раньше он думал, что краска не может быть живым существом, но после недавних событий его мнение резко изменилось. Рванув руль, смурый гонщик заставил "Зарм" уйти в сторону. Парень думал, что избежал атаки, но не тут то было. Волна красок также изменила направление. Бешеное сердцебиение, холодная испарина на лбу, пульсирующая в висках кровь, всплеск беснующихся оттенков волны, резкое торможение, столкновение, удар.
   Кислотные цвета на мгновение приобрели образ ладони с растопыренными пальцами и, встретившись с рамой мотоцикла, заставили его пройти сквозь них. К тому моменту Микки уже вылетел из седла и грузно рухнул на нетронутый краской асфальт. Пронесшись сквозь красочную стену, тяжелая машина потеряла равновесие и повалилась на бок. "Зарм" начал бледнеть, черно-синий оттенок выцветал. Неведомая разъедающая способность заставляла привычную краску откалываться, рождая на свет ахроматичную гамму. Очень скоро процесс был завершен, и мотоцикл Гино выглядел как старая фотография. Железный конь потерял все имеющиеся ранее оттенки.
   Расплескавшиеся из хлыста краски рассеялись и будто бы впитались дорогой, когда Микки с трудом приподнял сильно ушибленную голову и, увидев, что ненавистный вор всё еще здесь, тяжело поднялся на ноги и снял шлем, пожирая сидящего на легком мотоцикле Полихромного разъяренным взглядом исподлобья. Хмыкнув, Мива тоже снял шлем и, тряхнув волосами, поправил очки.
   - Привет, Бесцветный! Классно погоняли, правда?
   - Мудила... - Прошипел Гино, сжав кулаки и ловя себя на мысли, что боль в голове стремительно проходит. - Верни мою сангрию!!! - выкрикнул молодой человек, сняв кожаную митенку и протянув раскрытую правую ладонь с пустым алгидекстором. - Сейчас же!
   - Ладно. - Легко отозвался Туо, ставя мотоцикл на подножку и спешиваясь. - Как скажешь.
   Но, вместо того, чтобы обрадоваться, Микки к своему удивлению насторожился. Он не верил, что Полихромный готов вернуть ему оттенок. Не спеша приближаясь к крепко сложенному Гино, худощавый Мива улыбался, как нашкодивший ребенок. Расположив ладонь с радужным алгидекстором над ладонью Микки, Полихромный заглянул в чуть прищуренные изумрудные глаза. Клеймо на ладони Туо раскрылось, выпустив поток самых грязных оттенков, ничуть не похожих на желаемую сангрию. Ударив в гибкую пластину метки Гино, уже успевшую раскрыться, поток ко всеобщей неожиданности был отвергнут алгидекстором Бесцветного и отражен обратно. Обжигающим всплеском расплывшись по бледной ладони Мивы, грязные цвета начали сползаться обратно в открывшийся, подобно цветку, алгидекстор. Вскрикнув и отшатнувшись, Полихромный отдернул руку, с ужасом посмотрев на собственную ладонь. Кожа вокруг алгидекстора раскраснелась от ожога. Злобно оскалившись, Туо попятился.
   - Горячий... - Прошипел он, прикрывая уцелевшей ладонью обожжённую руку с закрывшимся клеймом.
   - Сангрия! - будто бы напомнив, требовательно выкрикнул Микки, сделав несколько шагов вслед за парнем.
   - Да пошел ты! - ощерился Мива, продолжая отступать.
   Гино уже был готов наброситься на вора, как разноцветные ленты теней, внезапно вырвавшихся из-под ног Туо, переплелись между собой и многочисленными пятнами легли на худощавое тело. Вспышка - и Полихромный бесследно исчез. Заморгав и не понимая, что произошло, Микки увидел, что оставленный Мивой легкий мотоцикл тает, растекаясь исчезающими многочисленными цветами на дороге. Отступив к лежащему в стороне обесцвеченному "Зарму", Гино судорожно сглотнул.
   - Горячий, значит... - Тихо сказал сам себе парень. - Но теперь я хотя бы знаю тебя в лицо, Полихромный, и будь уверен, что в следующий раз ты не уйдешь!
  
   - Сэль"юриас, что это значит?!
   Мива сидел на краю крыши дома, свесив ноги вниз и держа перед собой открытую ладонь с маленькой голограммой. Длинноволосая девушка невинно пожала плечами и, недовольная тем, что на нее кричат, раздраженно надула губки и сложила руки на груди. Переживая болезненное сползание кожи на правой руке, Полихромный больше всего желал разобраться в том, что случилось и терпеливо ждал ответа от Сэль"юриас, которая, помолчав некоторое время, взглянула на Миву и негромко проговорила:
   - Хотел заразить его грязными цветами? Извини, забыла сказать, что задержаться в его алгидексторе может только сангрия, остальные же будут проходить некое фильтрование и выходить наружу, поэтому напакостить ему в этом плане тебе всё равно не удастся.
   Стиснув зубы, Туо молчал, опустив голову и глядя куда угодно, только не на Сэль"юриас. Еще раз проговорив про себя всё, что только что сообщила голограмма, Мива ухмыльнулся.
   - Что смешного? - нахмурившись, спросила Сэль"юриас.
   - Облако похоже на бабочку. - Пожал плечами Полихромный.
   - Да? - девушка на ладони искренне удивилась.
   Задрав голову и оглядевшись, она заметила, что небо чистое, как никогда, и нет ни единого намека на облака. Нахмурившись, она покосилась на Миву, который смотрел в голубую высь и добродушно улыбался, как ни в чем не бывало.
  
  ГЛАВА 7
  НОВЫЙ ЗНАКОМЫЙ
  
   С самого утра моросил дождь, размывая тропинки в парковой зоне и превращая их в грязь. Отвратительная погода портила настроение, и жители Алторна, прячась под зонтами, спешили по своим делам. Сидя на последнем уроке и смотря на скользящие по оконному стеклу капли, Айдо Ким тяжело вздыхал, представляя, как пойдет домой, шлепая старыми кроссовками по размытым дорогам дворов. Совершенно не слыша учителя, объясняющего новую тему, мальчишка едва скрывал зевоту. Думая о том, чем займется дома, Айдо вертел между пальцев шариковую ручку - некий пережиток прошлого, из-за которого одноклассники частенько над ним посмеивались. Парнишка ненавидел их за это, однако понимал, что лучшего позволить себе он всё равно не может.
   Он жил вместе со старшей сестрой, которая целыми днями находилась на работе, изо всех сил стараясь принести домой как можно больше денег. Родители обоих трагически погибли, когда Айдо было шесть лет, а его сестре шестнадцать. Четыре года они жили у бабушки, после чего Рёцу твердо решила оформить опекунство и переехать в отдельную квартиру. Средств едва хватало, чтобы сводить концы с концами: оплачивать съемное жилье, покупать продукты и необходимые вещи. Айдо видел, как тяжело Рёцу, поэтому часто оставался у друзей, не желая быть для сестры обузой, хотя она совершенно так не считала и проявляла заботу, как могла, посвящая все свободные минуты единственному брату.
   Вот и сейчас Айдо понимал, что когда он вернется домой, Рёцу не будет, и он снова будет предоставлен сам себе. Решив после уроков позвонить Микки и прийти к нему, Ким задумчиво взъерошил густые неопрятные волосы. Серая пелена затянула небо, дождь по-прежнему моросил, а невозмутимый учитель продолжал писать на доске какие-то формулы. Сложив руки и положив на них голову, Айдо в очередной раз тяжело вздохнул, с трудом преодолевая желание встать и выйти из класса, когда прозвенел долгожданный звонок, и двери крупного учебного заведения для детей с затемненным оттенком алгидекстора открылись.
   Поспешно схватив сумку, мальчишка одним из первых выбежал из класса и поспешил вниз, на улицу. На ходу одеваясь, он накинул на плечи куртку со сломанным замком и, нацепив выцветшую кепку, с силой толкнул входную дверь. Круги от исчезающих в грязных лужах капель перекрывали друг друга и растворялись. Поежившись и запахнувшись, Айдо перекинул сумку через плечо и поспешил в сторону дома. Мальчишка уже почти прошел длинное здание учебного заведения, когда из-за угла его внезапно окликнул знакомый голос:
   - Эй, Кимми!
   Замерев, Айдо остановился, с опаской покосившись на троих рослых парней, прячущихся от дождя под крышей. Судорожно сглотнув, мальчишка отвернулся, ведь он знал каждого из них в лицо. Эти парни были из тех, кого раздражали бедняки и малоимущие, учащиеся наравне с людьми нормального достатка. Но не только Айдо был знаком с ними. Еще многим из школы для смурых детей "посчастливилось" встретиться с этой компанией лицом к лицу.
   - Малыш Кимми!
   - Айдёныш!
   - Иди-ка сюда! Или нам самим подойти?..
   Стиснув зубы, мальчишка задышал чаще. Желание как можно быстрее унести ноги обуяло его, и он уже, было, напрягся, чтобы резко рвануться вперед, как неожиданно увидел проходящую мимо девочку, одноклассницу, которая ему очень нравилась. Оглянувшись на Айдо и задержав взгляд на подло хихикающих пацанах под крышей, она взволновано поджала губы, понимая, чем может закончиться эта встреча. Айдо не успел осознать, что именно с ним случилось, но он, ободряюще улыбнувшись испуганной девочке, решительно шагнул в сторону довольно скалящейся компании. Амико, так звали эту смурую, не знала, что сейчас видит Ким в последний раз, поэтому, взглянув ему вслед, раскрыла зонтик и поспешила домой.
   - Чего надо? - как можно угрожающе прорычал Айдо, смотря на высоких парней исподлобья.
   - Приветик, Кимми!
   - Промок, бедняга?
   - Что, у сестренки деньжат на тебя не хватает? Зимой и летом в одних и тех же обносках ходишь! - компания дружно заржала.
   - А у ваших предков, как видно, тоже проблемы. - Прошипел Айдо, сотрясаемый внутренней дрожью страха перед старшими парнями. - Им, похоже, на вас насрать, раз вы до сих пор торчите в этой шараге. Я почему-то всегда думал, что такие отморозки, как вы, далеко пойдут, а вы всё на месте топчитесь!
   - Смотри-ка, Брэт, как он заговорил! - ненавистно оскалившись, процедил один из парней, шагнув ближе к Ким. - Надо бы ему напомнить, кто тут главный!
   - Надо. - Достав сигарету, крепко сложенный парень, чье имя было Брэт, закурил и, склонившись, выпустил густой дым Айдо в лицо.
   Мальчишка ничего не успел понять, как ему на плечи легли широкие ладони старшеклассников, прихвостней директорского сынка Брэта, цвет алгидекстора которого был темнее меток всех остальных учеников. Тэскипано - самое место для такого, как Брэт, но связи в Алторне, как и в любом другом городе, решали всё.
   Вздрогнув от неожиданности, Ким хотел попятиться, но сильные руки швырнули его в темный угол. Поскользнувшись, Айдо упал в грязь и тут же попытался подняться, но пинок в спину заставил его окончательно растянуться в луже и, претерпевая боль, отползти к стене. Широко раскрыв глаза, мальчишка уставился на нависших над ним парней, ощерившихся в неадекватных улыбках и предвкушающих предстоящее веселье. Зажав сигарету в зубах, Брэт схватил Кима за волосы и, размахнувшись, ударил его в лицо. Вскрик, брызги крови и слёз, сдавленный стон и обрушивающиеся один за другим удары руками и ногами. Боль волнами раскатывалась по телу, изо рта, носа и рассеченного лба текла кровь. Айдо слышал смех и оскорбления откуда-то издалека. Ему казалось, что он умирает, ведь сознание скоропостижно покидало его.
   Лежа в луже грязи и крови, Ким смотрел бессмысленным взглядом в темноту навеса, когда не сразу почувствовал, что избиение прекратилось. "Выдохлись..." - обрывки мыслей медленно проплывали в сознании мальчишки. - "Сейчас... уйдут... Амико... хорошо, что ты... не видела...". Тяжело дышащие остервенелые парни склонились над распростертым на размытой земле телом.
   - Да живой он, живой. Не ссыте. - Прорычал Брэт.
   - Точно? - усомнился один из отморозков.
   - Точно. - Заверил лидер, вытаскивая сигарету из зубов. - Поднимите-ка его левую ладонь.
   Прихвостни подчинились, схватив Айдо за грязную руку и притянув его худощавое тело ближе к Брэту, который присел на корточки и в последний раз крепко затянулся, сжав окурок большим и указательным пальцами.
   - Твой оттенок алгидекстора, малыш Кимми, похож на дерьмо. - Сплюнув сгусток вязкой слюны в окровавленное лицо мальчишки, прорычал Брэт. - Сэль"юриас как всегда не ошиблась, ведь именно дерьмом ты и являешься! Я за то, чтобы говенный тициан был у всех отбросов типа тебя! Но почему-то именно сегодня мне хочется наградить тебя за проявленную отвагу еще одним алгидекстором с призраком моего оттенка!
   Схватившись за скользкие пальцы Айдо, и сжав их так, чтобы он не смог пошевелить рукой, парни присели рядом с ним. Сияя и расплываясь в безумных улыбках, они дрожали в ожидании кульминационного момента сегодняшнего развлечения. Криво улыбнувшись, Брэт сдавленно хихикнул и погрузил окурок в левую ладонь Кима, как в пепельницу. Тихое шипение прожигаемой кожи перекрывал шум дождя. Слезы сами собой текли из заплывших глаз, а из покрытой синяками и ссадинами груди вырывались обрывки стонов. Никто из отморозков не видел, что на дороге за территорией учебного заведения остановилась темная машина обтекаемой формы, из которой вышел заподозривший неладное водитель. Быстро зашагав в сторону сбившихся в кучу молодых людей, он был настроен решительно.
   - Какого черта вы тут делаете, а?! - подбегая, выкрикнул он.
   - Валим! - бросив окурок, скомандовал Брэт и первым скрылся за углом.
   Не обращая внимания на разбежавшихся отморозков, водитель присел рядом с Айдо, который видел его лицо настолько плохо, что, можно сказать, не видел совсем. Мальчишка хотел что-то сказать, но, когда открыл рот, вместо слов наружу вырвалась кровь. Быстро, но очень аккуратно подняв на руки истерзанное тело, водитель поспешил к машине. Капли моросящего дождя падали Ким на лицо, нехотя смывая кровь и грязь. Он осознавал, что его куда-то несут, но кто и куда - не было важно. Серая пелена неба становилась темнее, пока не стала совсем черной, ведь Айдо медленно закрыл глаза и потерял сознание.
  
   Старый мобильный аппарат разрывался от беззвучных вызовов, а невысокий человек, сидящий в кресле, молча наблюдал за тем, как на черно-белом экране то и дело чередуются надписи "Старик" и "Руди". Задумчиво теребя подбородок, он и не думал брать трубку. Спасенный пацан лежал на диване. Голова забинтована, переносица и подбородок заклеены антисептическим пластырем. Ранее болезненное выражение лица сменилось на спокойное, мальчишка спал, и его спаситель терпеливо ждал пробуждения.
   Сидя в плотно зашторенной комнате, молодой человек поднялся и, выйдя на кухню, закрыл за собой дверь. Налив воды, и промочив горло, он бесшумно опустился за стол, задумчиво поправив очки и подперев голову рукой. Ладонь с алгидекстором свободно лежала, когда во мраке появилась слабо светящаяся голограмма девушки.
   - Мива, зачем ты это сделал? - в голосе Сэль"юриас отчетливо слышалось недовольство.
   - Что "это"? - отрешенно переспросил Полихромный.
   - Притащил сюда этого парня. - Голограмма сложила руки на груди. - Это неправильный ход.
   - Тебе не понять. - Глухо отозвался Туо, прикрыв лицо рукой. - Когда-то и мне приходилось переживать то, что сегодня пережил он, но, в отличие от него, мне никто никогда не приходил на помощь.
   - Даешь слабину, Мива... - Медленно проговорила Сэль"юриас, склонив голову. - Это нехорошо. Это может сильно навредить пути к нашей цели.
   - Не бойся, не навредит. Я просто помог и всё. В этом нет никакой опасности. - Ответил Полихромный. - Тем более, он здесь не навсегда. Как очнется - сразу же уйдет.
   - Всё-таки, Мива, мне порой кажется, что я в тебе ошиблась. - Раздраженно проговорила Сэль"юриас, глядя на нахмурившееся лицо молодого человека.
   - Ошиблась? - изумился Полихромный и, заулыбавшись, не смог сдержать смех. - Ты о чем? Во мне застряло столько твоих оттенков, что простому человеку и представить сложно! А ты хочешь, чтобы я нисколько не изменился?! Сэль"юриас, такие глупые фразы, сказанные тобой, меня действительно пугают!
   - Закрой рот, Мива. - Жестко сказала голограмма. - Я хочу напомнить тебе, что это ты в моей власти, а не я в твоей, поэтому советую не позволять себе высказываться подобным образом. - Посмотрев на молодого человека исподлобья, Сэль"юриас к своему удивлению увидела, что он улыбается.
   - Не злись, - покачал головой молодой человек, - просто...
   - Что? - серьезно спросила голограмма, ожидая от Полихромного очередной язвительной фразы.
   - Просто я тебя люблю, Сэль"юриас. Ты же знаешь. - Тепло улыбнувшись девушке, Мива невинно закатил глаза.
   Поправив волосы, голограмма отвернулась, но Туо видел, что девушку тронули его слова. Украдкой разглядывая слабо светящееся маленькое тело, стоящее на переливающейся пластине алгидекстора, Полихромный не сразу заметил, что дверь кухни бесшумно приоткрылась, и внутрь заглянул растерянный и слегка напуганный Айдо. Сэль"юриас в мгновение ока исчезла, а Мива, поправив очки, внимательно посмотрел на застывшего в дверях мальчишку.
   - Как самочувствие? - спросил он, устало улыбнувшись.
   - Вы кто? - Ким не знал, на что и думать.
   - Друг. - Пожал плечами Туо и невинно улыбнулся. - Не знаю, где ты живешь, иначе бы отвез тебя домой, а так... ты у меня в гостях. Меня зовут Мива, а тебя?
   - Айдо. - С опаской отозвался мальчишка, не спуская пристальный взгляд со странного молодого человека, сидевшего на кухне в одиночестве. - А... А с кем вы разговаривали?
   - Ни с кем. - Легко отозвался Полихромный. - Ты же видишь, что я один.
   - Но я слышал еще один голос... женский. - Ким уставился на не сдержавшего улыбку парня.
   - А, это. - Поднявшись, Туо налил в стакан воды и протянул его мальчишке. - Это моя девушка звонила. Я с ней разговаривал.
   - Телефон!.. - Спохватившись и забыв о том, что хотел задать еще несколько вопросов, Айдо ударил по карманам бриджей. - Вы... не видели?
   - Посмотри в комнате на столе. - Посоветовал Мива, первым выходя из кухни и тут же переводя разговор в нужное ему русло. - Так, значит, тебя зовут Айдо... А где ты живешь?
   - В районе смурых, разве не очевидно? - негодующе тряхнув головой, мальчишка сжал в руках свой мобильник. - Еще скажите, что не смотрели мой алгидекстор, прежде чем увезти меня...
   - Не смотрел. - Признался Полихромный. - Разве оттенок имеет значение, если стоит вопрос о жизни и смерти?
   - Но ведь если ваш цвет... - Хотел, было, возразить Айдо, но, встретив проницательный взгляд из-под очков, замолчал.
   - Цвет моего алгидекстора также не имеет значения, не правда ли? - спокойно спросил молодой человек.
   - П-правда. - Заикнувшись, отозвался Ким, теребя в руках телефон. - Спасибо вам за помощь. Я, пожалуй, пойду...
   - Я отвезу тебя. - Туо решительно шагнул ближе к мальчишке. - Покажешь дорогу?
   - Э... ладно. - Замявшись, отозвался Айдо, не веря в собственное счастье, что такой человек, как Мива, встретился на его пути.
   От бесконечных звонков батарея старого мобильника Ким разрядилась. Собравшись, пацан последовал за молодым человеком, который забрал ключи от машины с тумбочки и вышел на лестничный пролет. Спустившись вниз на лифте, новые знакомые вышли из дома. Полихромный помог Айдо, покрытое синяками тело которого беспощадно болело, сесть на заднее сидение автомобиля. Заведя мотор, Мива дал по газам и рванулся вперед, следуя указываемой Ким дорогой. В салоне играла какая-то тихая, забытая всеми классическая мелодия, слушая которую мальчишка невольно успокаивался. Изредка поглядывая на парня через зеркало, Туо всё-таки решился спросить после затянувшегося молчания:
   - Ты к ним сам полез или они тебя силой затащили?
   - Сам. - Вздохнув, признался Айдо.
   - Зачем? - снова проницательный взгляд через зеркало задержался на взъерошенном пацане. - Герой, что ли?
   - Нет. - Тихо ответил Ким, ответ которого почти утонул в равномерном шуме машинного двигателя.
   - Тогда в чем дело? - не отставал Мива.
   - Я не мог позволить себе бежать, вот и всё. - С ноткой раздражения отозвался мальчишка, сжав кулаки.
   - Из-за девки? - хмыкнув, спросил молодой человек.
   - И что, если да?! - выкрикнул раздраженный Ким. - Разве дело в причине?! Они уже давно меня задирают! И не только меня! Один из них - сын директора этой шарашки! Ему всегда всё сходит с рук!
   - Почему бы тебе просто не дать им сдачи? - пожал плечами невозмутимый Полихромный. - И не важно, что их трое. Можно ведь вычислить их поодиночке.
   - Говорить легко! - оскалился Айдо, но, внезапно вспомнив, что человек за рулем спас его от возможной гибели, замолчал, уставившись в тонированное окно.
   - А если бы у тебя была возможность им отомстить, что бы ты сделал? - едва заметно улыбнувшись, спросил Мива.
   - Я бы убил их! - процедил мальчишка, бросив ненавистный взгляд в сторону зеркала, через которое из-под очков на него смотрели темные глаза.
   - О, вот как... - Задумчиво сказал сам себе Туо. - Интересно...
   - Ненавижу их! Ненавижу!!! Такие, как они, должны умереть, чтобы никогда больше не заставлять других людей мучиться! - выходя из себя, кричал Айдо, широко раскрыв полные слез глаза. - Умереть!.. Они должны умереть...
   - Значит, ты использовал бы любую возможность, чтобы отомстить обидчикам? - для уточнения спросил Полихромный, притормаживая на обочине неприметного дома в районе смурых.
   - Да! Да!!! ДА!!! - едва сдерживая предательски слезы, мальчишка тяжело дышал, пытаясь спрятаться от всевидящих глаз нового знакомого.
   - Тогда у меня есть для тебя кое-что... - Выглянув из-за спинки сидения, Мива загадочно улыбнулся, а Ким, всхлипнув, в непонимании уставился на него. - Это непременно сделает тебя... другим человеком.
   - А?..
   Растерянный Айдо судорожно сглотнул в тот момент, когда Туо вскинул ладонь с полихромным алгидекстором, который мгновенно раскрылся и выпустил разноцветное смешение тонов в сторону мальчишки. Будто выплеснутая из банки краска, множество оттенков растеклось по одежде испуганного Ким. Миг - и цвета начали стремительно впитываться кожей. Дыхание перехватило и Айдо, схватившись за горло, повалился на бок, в ужасе вытаращившись и видя перед собой затмеваемое оттенками лицо Мивы. Боль сковала тело, стенающий и рычащий мальчишка в отчаянии цеплялся за края мягкого сидения. Смешавшаяся с кровью краска стремительно неслась по венам, заставляя их на некоторое время вздуваться, а после приходить в нормальное состояние. Не выдержав боли окрашивания, Айдо метнулся к закрытой двери и, беззвучно взвыв, запрокинул голову. Расплескавшаяся внутри тела гамма добралась до шеи и взметнулась к вискам, после чего вылилась в глаза, окрасив их немыслимым смешением. Переливающиеся множеством оттенков, мерцающие зрачки в ужасе метались из стороны в сторону.
   Мива терпеливо ждал, пока закончиться это скоропостижное слияние мальчишки с крупицей его полихромной силы. Молодой человек не прогадал с дозой, и очень скоро Айдо расплылся в хищной улыбке и исподлобья посмотрел на Туо. В глазах Ким творилось что-то необыкновенное. Оттенки переплетались между собой так, будто бы по капельке попадали в воду. И какими бы яркими они не были, смешение всё равно приводило к грязи. Оценив состояние мальчишки, Полихромный широко улыбнулся ему.
   - Ну, как? Теперь они ответят за всё, не так ли?
   - Да, Мастер! - глаза Айдо в ярости вспыхнули. - Я сокрушу их!
   - Иди. - Молодой человек повелительно махнул рукой в сторону разблокированной двери. - Да направит тебя Сэль"юриас!
   Выскочив из машины, пацан в мгновение ока пересек дорогу и скрылся во дворах. Он уже и забыл, что хотел сделать по возвращению домой. Мало того, он будто бы потерялся, стремительно пробежав мимо подъезда съемной квартиры. В глазах бушевала ненависть, на грязную одежду было наплевать, а в голове витала одна-единственная мысль о мести за пережитые страдания.
   Как только дверь машины хлопнула и мальчишка оказался на улице, на открытой ладони Полихромного появилась до крайности возмущенная Сэль"юриас. Голографическая девушка была в бешенстве. Не находя себе места, она переминалась с ноги на ногу, упирала руки в бока и вновь складывала их на груди. Невинно улыбаясь, молодой человек спокойно смотрел на нее, ожидая выплеска негативных эмоций в свой адрес.
   - Мива, скажи честно, ты что, идиот?! - в ярости посмотрев на парня, выкрикнула Сэль"юриас. - Зачем ты разбазариваешь дарованную мной силу на каких-то слабаков и недоумков?!
   - Ты не понимаешь... - Растягивая слова, проговорил Полихромный, проводя цепкими пальцами левой руки по прочной обтяжке руля. - Вчера я смотрел новости. Шарнахи сильно кипишнули из-за нашей с Бесцветным поездки. Записи с моим участием распространились по сети, их транслируют на каждом углу и, мало того, судя по изложенной информации, своим присутствием я переломал добрую половину сканеров. - Парень весело захихикал, а Сэль"юриас лишь сильнее нахмурилась. - Такой пацан, как этот Айдо, мне просто необходим. Он не так умен, как хотелось бы, но это лишь сыграет мне на руку. И суток не пройдет, как его поймают и с ног до головы обвешают обвинениями и штрафами. Он окажется в Тэскипано, а я буду и дальше разгуливать на свободе. Ради того, чтобы снять с себя все подозрения и уйти от преследования Красно-Желтых, стоит отдать частичку силы, не правда ли? Я не жалею, да и ты не должна.
   Вслушиваясь в слова Полихромного, Сэль"юриас ловила себя на мысли, что парень оказался еще более дальновидным, чем она сама. Незаметно улыбнувшись краешками губ, девушка внимательно посмотрела на Туо. "Воистину, я не ошиблась. Он обведет вокруг пальца любого, надавит на самое больное и перевернет любую ситуацию в свою пользу. Ты действительно восхитителен, Мива!"
  
  ГЛАВА 8
  УБИЙЦА
  
   - Фуро слушает. Да. Хорошо. Сейчас выезжаем. - Оборвав связь и сложив голографический мобильный телефон, обеспокоенный мужчина оглянулся на пару сидящих за плоскими дисплеями людей. - Подъем.
   - Что случилось? - спросил один из них, надевая пиджак.
   - Троеное убийство у учебного заведения для смурых подростков. - Серьезно отозвался Сёгута. - Надо оцепить здание и взять след.
   - Это что, какой-то серийный убийца?.. - Изумившись, спросил рослый мужчина средних лет.
   - Да черт его знает... Но мне становится страшно от одной мысли о том, что пострадали дети... - Негромко отозвался Сёгу. - Быстрее собирайтесь. Нас там уже ждут.
   Поспешно одевшись, трое мужчин выбежали из дежурного здания и, сев в машину помчались в сторону смурого района. Сидя на заднем сидении, Фуро, зная, что в этом месте учится его малолетний друг Айдо Ким, молил лишь о том, чтобы с ним было всё в порядке. Боясь предположить, что эти смерти лишь начало, Сёгута тяжело вздыхал, смотря невидящим взглядом через полупрозрачное стекло на проносящиеся мимо витрины магазинов.
  
   Полихромный стоял на крыше противоположного от места происшествия высотного дома. Парень был в приподнятом настроении не только от того, что мальчишка оказался до крайности предсказуемым, но и от того, что Сэль"юриас оценила его план по достоинству. Мива Туо, не так давно имеющий вайдовый оттенок алгидекстора, работал юристом в неприметной конторе, время от времени подрабатывая адвокатом. Молодой человек был очень талантлив в правовом деле, хотя и сама работа была ему не по душе. Скорее, Миве нравились люди, он любил их, любил как явление, любил без разделения на чистых и смурых. Однако Туо очень скоро понял, что каждая единица человечества, так или иначе, похожа друг на друга. Просиживая дни в юридической конторе, парень осознал одну простую, но очень глубокомысленную вещь. Сидя в отдельном кабинете, он принимал людей по одному, выслушивал их проблему, давал ценные советы... И после встречи с Сэль"юриас, он не утратил обретенную привычку, хоть и совсем перестал ходить на работу. Людей надо принимать порциями, чтобы потом не было несварения и, случаем, не начало тошнить от низкопробной информации, которой тебя накормили.
   Мива был счастлив, что Сэль"юриас из такой огромной массы людей выбрала именно его. Их дуэт казался невероятным для осмысления, а главная цель, к которой они стремились, пока маячила далеко впереди. Полихромный был из тех, кто всегда стоит планы на будущее, собирая из никчемных частичек и крупиц невероятные по своей структуре картины грядущих дней. Вот и сейчас, необыкновенный по своей сущности разносторонний начитанный парень с очень высоким уровнем интеллекта и дедукции разгуливал по крыше, заинтересовано свешиваясь вниз и наблюдая за тем, как шарнахи оцепляют учебное заведение. Полихромный улыбался и, неожиданно вспомнив слова старой песни, запрыгнул на край узких перил и, раскинув руки в стороны и разгуливая взад-вперед, негромко запел:
  
  Цвет голубой,
  Неба покой,
  Яркость растраченных дней.
  Оттенок любой,
  Сложный такой,
  Точно как жизнь у людей.
  Ты поднимись,
  С судьбою смирись,
  Будь выше и ниже падешь.
  В цвет окунись,
  В забытье провались,
  Узнав, что давно не живешь.
  Ты выйди на мост,
  Встань во весь рост,
  В бездну спокойно шагни.
  Падаешь ты...
  Так гибнут мечты,
  И грязь затмевает огни...
  
   На открытой правой ладони, услышав занятное пение Мивы, появилась Сэль"юриас. Прислушавшись и отметив, что у Полихромного очень неплохо получается, девушка сдержанно улыбнулась. Туо не обращал на нее внимания. Увлеченный происходящим внизу действом, он спрыгнул на карниз и пригляделся. Из подъехавшей машины поспешно вышел коротко стриженый мужчина сорока двух лет, одетый в строгий, но немного помятый темный костюм. Поспешив к оцеплению, он достал какое-то удостоверение и аккуратно пролез под растянутой лентой, оказавшись на территории преступления.
   - Ух ты! Сэль"юриас, ты только погляди, кто приехал! - радостно воскликнул Полихромный.
   - Кто там? - заинтересовано спросила голограмма.
   - Да это же... - Молодой человек на мгновение замолчал, сосредоточившись. - Как его?.. А! Вспомнил! Это Сёгута Фуро! Точно! Это он! Черт, нисколько не изменился!
   - Ты знаешь кого-то из Красных? - удивилась девушка.
   - Ну, Красный он или нет, я бы поспорил. - Задумчиво протянул Мива. - Он работает на шарнахов. Кстати, по моей милости. - Полихромный наиграно гордо задрал нос.
   - Как так? - Туо не переставал удивлять Сэль"юриас, и этим лишь больше привлекал ее.
   - Фуро - прототип человека, склонного к преступной деятельности, а я адвокат. Улавливаешь? - Мива весело засмеялся, смотря на слегка раздраженную намеками девушку. - Мне удалось отстоять его существование и помочь избежать смертной казни, поэтому после усиленного лечения его приняли в ряды шарнахов. Он стал некоторым переводчиком поведения преступников, а позже вступил в ряды следователей, где и находится до сих пор. Просто поразительно, как всё складывается!
   - И что, у тебя и на него планы есть? - спросила Сэль"юриас.
   - Скорее нет, чем да. - Отозвался Туо, опасно покачиваясь. - Мне не нужен никто из приближенных к Красным, поэтому на данный момент Фуро мне безразличен.
   - Ясно... - Задумчиво сказала голограмма, опустив голову. - А что будешь делать с этим мальчиком?
   - А что, с ним надо что-то делать? - Полихромный засмеялся. - Он и без моей помощи всё сделает. Он одиночка, и я сомневаюсь, что хоть кто-то отважится вступить с ним связь и помочь укрыться от зорких глаз Красно-Желтых, тем более что теперь он самый настоящий убийца.
   - Иногда твоя жестокость, Мива, меня раздражает. - Сквозь зубы проговорила Сэль"юриас, сцепив руки на груди.
   - Я знаю, милая моя. - Улыбнувшись, парень посмотрел на плывущие в вышине рваные облака. - Но ты же прощаешь мне мои маленькие слабости?
   - Приходиться, - вздохнула девушка, - ведь достоинств у тебя больше, чем недостатков.
  
   Желто-красные ленты оцепления трепетали на ветру. Вокруг крупного учебного заведения собралось много народа. Рыдающий директор, смятенные преподаватели, озадаченные следователи, сбитые с толку поисковики и раздраженные шарнахи с актидроками. Под навесом за углом здания работали эксперты, едва сдерживающие отвращение и позывы тошноты. Крайне изуродованные, трудно узнаваемые тела, будто куклы, валялись в стороне друг от друга. На первый взгляд замученные по-разному, мертвецов объединяли сломанная шея, неестественно вывернутые конечности и лицо, более похожее на одну большую фиолетовую гематому. Не веря собственным глазам, Сёгута подошел ближе и, всматриваясь в безжизненные очертания физиономий, судорожно сглотнул и выдохнул не без доли облегчения. Айдо не было среди убитых. Немного успокоившись, Фуро приступил к работе. Вспоминая, что накануне не мог дозвониться до парня, мужчина решил заехать к нему в конце дня и проверить, всё ли в порядке. Рёцу, сестра Айдо, хорошо знала Сёгуту и была рада, что такой человек общается с ее братом. Рёцу не обращала внимания на прошлое Фуро, ведь она видела, что он далеко не так плох, как все считают.
   - Ну, что думаешь? - к Сёгу подошел старший следователь, у которого мужчина находился почти под круглосуточным надзором.
   - Месть. - Как-то странно сказал Фуро, с трудом отведя глаза от истерзанных тел. - Личности уже установили?
   - Да. Это Эдвард Орэн и Лэнни Данверс, учащиеся четвертого курса, и Брэт Коуи, сын мистер Коуи, директора этого заведения. - Откинув блокнотный лист, прочитал следователь.
   - Директорский сын? - удивился Сёгута. - Это не тот ли, у которого в глотку заткнута пачка сигарет?
   - Он. - Кивнул мужчина в плаще, возрастом немного младше Фуро.
   - Интересно... - Прищурившись и взвешивая факты, пробормотал Сёгу. - Опросите учащихся отдельно от преподавателей. Взрослых в этом вопросе трогать не стоит. Это сделал один из учеников, и он вряд ли до сих пор находится здесь. Скорее, проверять стоит тех, кто отсутствовал вчера и сегодня. Уделите внимание мальчикам. На мой взгляд, девочки на такое не способны.
   - Что ж, - кивнул следователь, - как всегда исчерпывающе, Фуро, но, может, ты удивишь меня как в прошлый раз и назовешь примерный спектр убийцы?
   - Оттенок красного. - Кивая каким-то своим мыслям, отозвался Сёгута. - И что-то мне подсказывает, что преступник несколько младше своих жертв. - Мужчина замолчал, и следователь уже хотел уйти, как Фуро снова подал голос, начав говорить медленно и тихо, глубоко погрузившись в тяжкие размышления. - Загнанный в угол затравленный зверь ведет себя непредсказуемо... Человек с душевными ранами поступает также.
   Задумчиво хмыкнув, старший следователь отошел от мужчины, осторожно присев рядом с фиксирующими множество данных экспертами. Выслушивая аналитиков, мужчина никак не мог выбросить из головы последнюю фразу Сёгу, ведь почему-то именно она казалась ему ключом к разгадке. "Фуро - настоящая находка, а его чутью может позавидовать даже охотничий пёс. Кажется, что он слышит убийц за версту, а их мысли резонируют в его голове" - выпрямившись и посмотрев на курящего в стороне Сёгуту, мужчина едва заметно улыбнулся. - "Мы непременно распутаем это дело, ведь у нас есть великолепный прототип, превзошедший все ожидания".
  
   Микки находился дома, когда в дверь неожиданно постучали, да еще и так настойчиво и нетерпеливо, что молодому человеку показалось, что если не подойти вовремя, ее легко снимут с петель. Насторожившись, Гино активировал камеру над входом и увидел знакомое лицо. На пороге стоял Айдо, сжимая кулаки и в нетерпении переминаясь с ноги на ногу. Удивившись визиту мальчишки и опасаясь причины, по которой он стоял на его пороге, парень быстро открыл дверь. Влетев в коридор и, едва не сбив смурого гонщика с ног, Ким в отчаянии вцепился в майку молодого человека. Тело пацана сотрясала дрожь, суженные зрачки бегали из стороны в сторону. От волнения он толком ничего не мог сказать. Не дождавшись, когда Айдо придет в себя, Гино не выдержал и решительно сжал растрепанную голову мальчишки в сильных ладонях, тем самым заставив его смотреть себе в лицо.
   - М-м-микки! - из-за тяжелого дыхания едва слышно выдавил Ким, скребя содрогающимися пальцами по тонкой ткани майки молодого человека. - Я убил их!..
   - Кого? - невольно отшатнувшись, Гино в непонимании вытаращился на пацана. - Ты о чем?..
   - Эда, Лэнни и Брэта!
   Микки не понимал, о ком говорит Айдо, однако он видел, что тот напуган не на шутку. На широко раскрытые в ужасе глаза мальчишки наворачивались слезы, которые он тщетно пытался сдержать. Совершенно растерянный, Гино не знал, что сказать, но, казалось, Ким его мнение было совершенно не важно. Продолжая цепляться за майку, будто бы она могла чем-то помочь, паренек уткнулся в грудь Микки и заревел навзрыд. Никогда раньше не наблюдая друга в таком состоянии, молодой человек в первое мгновение почувствовал себя неуютно, но потом, решив для начала успокоить мальчишку, слегка приобнял его за плечи.
   - Ну, всё. Всё... Айдо, приди в себя, пожалуйста, и внятно расскажи, что произошло. - Сдержано попросил Гино.
   - М-микки! Они... я... Парень... он...
   Сквозь надрывные всхлипы Ким пытался упорядочить сумбур в голове и ответить на поставленный другом вопрос, когда внезапная боль будто раскаленной спицей пронзила виски. Вскрикнув и стиснув зубы, мальчишка оттолкнул от себя Гино, который, ударившись спиной о стену, в непонимании замер. Сжимая голову руками, рыча и стеная, Айдо рванулся в неопределенном направлении и, в итоге налетев на закрытую дверь, ударился и припал на колено. Вскинув голову и взвыв от боли, мальчишка кинулся к невольно закрывшемуся в блоке Микки. Когда Ким схватил Гино за запястья, молодой человек в ужасе осознал, что в пацане бушует поистине нечеловеческая сила. Легко обезвредив стоящего в блоке друга, Айдо хотел что-то выкрикнуть, но Микки решительно подался вперед и в мгновение ока схватил его за горло.
   - Да что с тобой происходит?! - взревел Гино, заломив руки мальчишки за спину и заставив его прогнуться. - Айдо, черт тебя подери, в чем дело?!
   - Больно... Больно!!! - стоны Ким переходили в крик.
   Вырвавшись, пацан метнулся в гостиную, где, споткнувшись о мохнатый ковер, беспомощно растянулся на полу. Обхватив голову руками, он лежал, не двигаясь. Микки с опаской стоял поодаль, не решаясь подойти. Прижав колени к животу, мальчишка сжался в комок. Гино услышал, как он всхлипывает. Судорожно сглотнув, молодой человек подошел к другу и, присев на корточки рядом с ним, осторожно коснулся его содрогающегося плеча.
   - Айдо... - Тихо позвал парень. - Всё хорошо, я рядом.
   - Микки... - Сквозь всхлипы выдавил мальчишка. - Я убил их... Убил! Но я не чувствую удовлетворения!.. - Резко сев, Ким заглянул в широко раскрытые изумрудные глаза Гино. - Я ничего не чувствую...
  
  ГЛАВА 9
  СУТЬ ПУСТОТЫ
  
   Крепко обняв пацана, Микки каким-то немыслимым образом почувствовал всю ту боль, которую тот переживал в данный момент. Страх, подавленность, стеснение из-за неумения сдерживать свои эмоции - всё это эхом отдавалось в душе Гино и он, зажмурившись, затаил дыхание, слушая порывистые вздохи и всхлипы Айдо. Микки никак не мог поверить в то, что такой парень, как Ким, вообще может кого-то обидеть и тем более убить. Заверяя себя, что это какая-то ошибка, молодой человек утешающе приглаживал взъерошенные волосы мальчишки. На мгновение Гино показалось, что его друг будто стал младше на десяток лет, будто оказался в том возрасте, когда дети в наибольшей мере нуждаются в родителях. Зная о нелегкой судьбе Айдо, Микки пытался быть для него надежной опорой, неким старшим братом, к которому всегда можно обратиться за советом или просто поделиться наболевшим. Где-то в глубине души Гино было приятно, что Ким прибежал именно к нему, а не, например, к Сёгуте, хотя, как ни странно, они встречались куда чаще, чем все остальные. Должно быть, Айдо видел в Фуро призрак отца, и Микки не сомневался, что мужчина осознает это. И сейчас, понимая, что виноват, мальчишка искал защиты у своего героя. Цепляясь за молодого человека, Ким неожиданно замер и, заглянув в чуть прищуренные изумрудные глаза, негромко начал:
   - Микки, он такой красивый... - Заворожено прошептал пацан и, не договорив, виновато опустил голову.
   - Кто? - почему-то внутри у Гино всё сжалось в продолжительном спазме.
   - Его алгидекстор... - Медленно проговорил Айдо.
   - К-красивый... алгидекстор?.. - Заикнувшись, сдавленно переспросил Микки, испугавшись возникшей в голове ассоциации.
   - Да... Радужный... - Очень тихо прошептал Ким, смотря прямо перед собой невидящим взглядом. - Кажется, в нем собрались все оттенки мира...
   - Айдо, - слишком взволнованно и громко Гино прервал бормотание мальчишки и, вцепившись ему в плечи, заставил смотреть в лицо, - где ты видел этого человека?!
   - Он спас меня... - Нехотя признался Ким.
   - Чего?.. - Парень не мог поверить ушам. - Он... спас?..
   - Да, спас меня от Эда, Лэнни и Брэта... - Тихо проговорил мальчишка и рассказал всё так, как было.
   Внимательно вслушиваясь в каждое слово друга, Микки старался сдерживать волнение. Теребя плотные косички, и задумчиво водя кисточкой плетения по своей небритой щеке, Гино не мог поверить, что Полихромный пришел к кому-то на помощь. Для молодого человека оставалось неясным, знает ли Мива, что он и Айдо друзья или же нет, но когда история мальчишки подошла к моменту отравления цветом, Микки замер, невольно сжав кулаки и затаив дыхание. Перебирая в голове все известные факты о Полихромном, Гино сделал вывод о том, что именно он наделил Айдо такой невероятной силой и с помощью психологического давления спровоцировал его нападение на старшекурсников. Не говоря ни слова, молодой человек решительно взял Кима за правую руку и, с опаской раскрыв ладонь, уставился на алгидекстор пацана. Переполняемое множеством грязных смешений, клеймо выглядело отвратительно. Одарив мальчишку тяжелым взглядом, Микки отвернулся.
   - Он забрал тициан? - опасаясь положительного ответа, спросил молодой человек.
   - Кажется, нет... - Всхлипнув, прошептал Айдо.
   - Тогда я попробую... - Невольно содрогнувшись и проглотив остаток фразы, Гино сжал руку мальчишки в своих широких ладонях.
   - Микки?.. - Видя болезненное напряжение на лице друга, Ким заволновался.
   Решив всё объяснить, чтобы лишний раз не пугать парня, Бесцветный приподнял правую руку, выставив на обозрение пустой алгидекстор. Широко раскрыв влажные от слез глаза, мальчишка догадался, в чем дело. Поджав губы и понурившись, он не знал, что ответить. Хмурый Гино не стал более комментировать свои действия и приложил все усилия для того, чтобы вспомнить подробности случая, произошедшего с ним в гараже. Уверяя себя, что хуже не будет, Микки закрыл глаза и напрягся, стиснув правую руку Ким между ладоней. Соприкоснувшиеся алгидексторы никак не реагировали, но молодой человек терпеливо ждал, всем сердцем веря, что что-то всё равно должно произойти. Начав совершать ладонью с меткой круговые движения, Гино будто бы пытался проникнуть в эпицентр скопившейся в клейме грязи. Передавшееся волнение охватило Ким и он начал нервничать, чем очень сильно сбивал Микки. Молодой человек хотел, было, повысить голос на мальчишку и попросить его не дергаться, как внезапно почувствовал, что его алгидекстор раскрывается. Схватившись левой рукой за запястье Айдо, Гино крепко сжал его.
   - Ну же! - прошипел Микки, оскалившись, и Ким увидел, как выступившие на лбу капли пота срываются и падают на пол.
   Клеймо мальчишки, увлекаемое алгидекстором Гино, начало расслаиваться. Едва различимые полупрозрачные тона ровными дисками поднимались один над другим. Широко раскрыв глаза, Айдо замер, ведь еще никогда в жизни он не видел ничего подобного. Пожирая взглядом движение на ладони друга, Микки растопырил пальцы, направив открытый алгидекстор в сторону расслоения, более похожего на сотни грязных пленок. Мгновение - и бледные диски один за другим начали исчезать в бесцветном алгидексторе Гино. Каждое проникновение было подобно раскаленной спице, стремительно пронзающей живую плоть. Стиснув зубы, молодой человек изо всех сил терпел боль, но перекошенное выражение лица не могло укрыться от глаз Ким, который, не скрывая чувств, испугано смотрел на друга. Размеренно исчезающие в алгидексторе Микки слои растворялись, превращаясь в отвратительную бесформенную жижу... Гино болезненно улыбнулся, когда различил знакомый темно-оранжевый оттенок, проявляющийся из-под сотен снимаемых плёнок грязи.
   Чувствуя, что теряет сознание, молодой человек из последних сил пытался отвлекать себя, заставляя думать и решать в голове нерешаемые задачи. Ощущая, что проваливается в забытье, Микки увидел, как сошел последний отвратительный слой, обнажив тициан, заполнивший собой алгидекстор Айдо. Мысленно сказав пацану, что всё в порядке, Гино шумно выдохнул и, что-то пробормотав, отключился, повалившись на бок. Из его открытого алгидекстора потекли тонкие вязкие струйки темных оттенков. Отшатнувшись и взглянув на свое клеймо, Ким не мог поверить, что видит знакомый цвет.
   - Микки! - воскликнул он, через секунду придя в себя. - Микки!!!
   Молодой человек не отвечал. Едва уловимое ухом шуршание - и алгидекстор закрылся, вновь опустев. Расслабленная широкая ладонь лежала в луже грязи, которая соприкоснувшись с кислородом, мгновенно засохла. Темное пятно на полу, бессознательное тело Гино, лежащее рядом, и замерший в непонимании и испуге Айдо Ким...
  
   - Не понял?.. - Вскинув голову и оглядев окружение из-под очков, Полихромный раздраженно причмокнул.
   - В чем дело, Мива? - на ладони возникла голограмма Сэль"юриас.
   - Этот пацан... Айдо... Я его больше не чувствую. - Процедил молодой человек, с трудом скрывая негодование.
   - Видимо, он сумел как-то избавиться от твоей грязи. - Улыбнувшись, маленькая девушка задорно закружилась на одной ножке.
   - Ты... радуешься?! - округлил глаза Туо, и его очки съехали на кончик носа. - Сэль"юриас, я не понимаю, за кого ты играешь?!
   - Я сама по себе, хоть и с тобой, Мива. - Невинно закатив большие светлые глаза, девушка сцепила руки за спиной, слегка наклонившись вперед. - Очистить алгидекстор от грязи может только тот, у кого нет собственного цвета... - Голограмма украдкой посмотрела на смятенного молодого человека.
   - Бесцветный!!! - взревел Туо, в ярости сжав кулак. - Как он нашел его?! Это же просто невозможно! Алторн такой огромный, а этот идиот Айдо сумел наткнуться именно на эту глупую пустышку!
   - Ты недооцениваешь Бесцветного. - Серьезно заявила Сэль"юриас. - Если ты перестал чувствовать мальчишку, значит, твоя не сошедшая с ума жертва начинает понимать свое предназначение.
   - И ты говоришь мне об этом только сейчас! - стиснув зубы, Полихромный отвернулся, но, быстро придя в себя, вновь надел каменную маску. - Я покажу тебе, Сэль"юриас, что таким, как Бесцветный, со мной лучше не шутить!
  
  ГЛАВА 10
  ВЫЗОВ
  
   Придя в себя, Микки с трудом сел. Находясь на полу, молодой человек, болезненно морщась, огляделся. День близился к вечеру, кровавые сумерки нехотя затягивали небо. Взглянув на пустой алгидекстор и засохшую лужу грязи рядом, Гино облегченно вздохнул. У него получилось, ему удалось. Остановив взгляд на Айдо, который сидел на диване и мерно сопел, Микки устало улыбнулся. Пытаясь поднять потерявшего сознание друга, Ким окончательно выбился из сил и, присев рядом, незаметно для себя заснул. Бесшумно поднявшись, молодой человек прошел на кухню и налил себе воды. Промочив горло, он вновь оглянулся на Айдо. Вспоминая всё то, что он рассказал ему, Микки задумчиво поджал губы. Думая о том, что непременно отомстит Полихромному за столь изощренное манипулирование его малолетним другом, Гино размышлял о том, как можно выманить очкарика в какое-нибудь тесное пространство, из которого он уж точно не сможет сбежать. Перед глазами одна за другой всплывали моменты их встречи. Эта разноцветная плеть, эти поглощающие тени, это исчезновение...
   - Абсолютное управление цветом. - Медленно проговорил Микки, ставя пустой стакан на край стола. - Возможно ли самому дойти до такого уровня, или же необходимо стороннее вмешательство? Если Полихромный каким-то образом раскрыл в себе такие качества, то он, несомненно, гений, и мне никак не совладать с ним. Но если ему кто-то помогает, кто-то более могущественный, то мне становится не по себе от одной мысли о том, что это некое властное существо разрешает ему подобные выходки... - Гино замолчал, кусая губы. - А что, если они заодно?.. Это самый худший вариант, который только может быть.
   - Микки?..
   Оглянувшись, молодой человек увидел, что сонный Айдо растерянно уставился на него. Улыбнувшись мальчишке, Гино налил еще воды и, подойдя к дивану, протянул стакан Ким. Сделав маленький глоток, Айдо внезапно вспомнил, что случилось до того, как он заснул, и с опаской посмотрел на свой алгидекстор. Знакомый тициан находился под чуть выпуклой поверхностью, как ни в чем не бывало. Взглянув на усталого друга, мальчишка вскочил на ноги и, кинувшись к нему, крепко обнял.
   - Я совершенно не понимаю, как ты это сделал, но... спасибо. - Чуть слышно прошептал он, зажмурившись.
   Микки не ответил, ведь все его мысли были обращены к последствиям преступления Ким. Перед глазами проплывали отвратительные фантазии, связанные с неизбежным пребыванием друга в изоляторе Тэскипано, после которого, в случае неудачного лечения, он будет казнен. Вяло ответив на объятие пацана, молодой человек отшатнулся и, сев на диван, достал из кармана телефон, когда испуганный Айдо внезапно схватил его за руки, не давая раскрыть голограмму.
   - Нет! Не надо! - мальчишка порывисто дышал, широко раскрыв глаза.
   - Почему? - нахмурившись, серьезно спросил Гино. - И вообще... откуда тебе знать, что я хочу сделать?
   - Ты позвонишь старику и расскажешь ему обо всем, да? - дрожащим голосом проговорил Ким, понурившись.
   - Сёгута должен знать, что происходит. - Жестко заявил Микки. - Ты же, наверное, понимаешь, что, скорее всего, именно он расследует это дело?
   - А... А что если он?.. - Поджав губы, Айдо не договорил.
   - Как ты можешь так говорить?! - процедил Гино, разозлившись. - Он тебе как отец, кретин! Наделал делов, так приползи к нему и признайся!
   - Микки... - Понимая, что друг прав, мальчишка обессиленно опустился рядом и, зажав ледяные от волнения ладони между колен и низко опустив голову, тихо добавил: - Я готов понести наказание. В конце концов, старику могут дать повышение и больше свободы, если он приведет меня Красным.
   - Заткнись! - прорычал Гино. - Речь сейчас вовсе не об этом! Тот, кто наполнил тебя грязью, называет себя Полихромным. Меня он лишил сангрии, а тебя использовал в качестве отвлекающего маневра! Неужели тебе не ясно?!
   - Мне казалось, что он хотел помочь мне и сделал это только потому, что видел, как я хочу отомстить тем, кто издевается надо мной и другими... - Робко пролепетал Айдо и, украдкой покосившись на Микки, увидел его разъяренный взгляд.
   Ничего не ответив, молодой человек раскрыл голографический мобильник и, выбрав из списка имя старого друга, нажал сенсорную кнопку вызова. Через пару позывных Сёгута взял трубку. На фоне слышался шум мотора, мужчина куда-то ехал.
   - Сёгу...
   - Микки, Айдо, случайно, не у тебя? - с ходу спросил Фуро.
   - У меня. - Отозвался молодой человек, покосившись на парня.
   - Хорошо. - Гино услышал, как Сёгута облегченно выдохнул. - Рядом с их шарагой такое случилось... Убили троих старшекурсников. Я сейчас расследую это дело. - Мужчина замолчал, прислушавшись к тишине в трубке. - Микки?..
   - Ты сейчас где? - серьезно спросил молодой человек.
   - Хотел съездить к Айдо домой. - Признался Фуро. - Думал, может удастся встретиться с Рёцу и пообщаться насчет нашего пацана.
   - М-м-м... - Кивая, протянул парень и негромко попросил: - Приезжай ко мне. Надо переговорить.
   - Микки, что-то мне подсказывает, что разговор будет очень неприятный. - Гино услышал, как Сёгу поморщился. - Ладно, скоро буду.
   Оборвав связь, молодой человек сурово посмотрел на притихшего мальчишку, который так и не решался поднять голову. Шумно выдохнув, Микки встал и, подойдя к окну, в ожидании выглянул на улицу. Далеко-далеко, в центре Алторна, небо пронзала высокая башня, подсвечивающая рваные облака красно-желтыми лучами прожекторов. Невольно подумав о том, как на самом деле выглядит Сэль"юриас, Гино зажмурился, тряхнув головой. Покосившись на Айдо, молодой человек увидел, что на нем лица нет. Они молчали, каждый думал о своем. Микки неожиданно поймал себя на мысли о том, что судьба Ким для него вовсе не на первом месте. Главное желание, которое сейчас съедало его изнутри, сводилось к одной простой цели: найти и схватить Полихромного. Гино ругал себя за это, но ничего не мог с собой поделать. Надеясь на Сёгуту, как никогда, он с нетерпением ждал его приезда.
   Примерно через час, когда уже стемнело, машина Фуро остановилась напротив дома Микки. Услышав скрип тормозов, парень с готовностью открыл дверь. Буквально ворвавшись в коридор, Сёгу бросил быстрый взгляд на Гино и, ободряюще хлопнув его по предплечью, молча прошел в гостиную, где на диване, обхватив согнутые в коленях ноги, сидел Айдо, смотря невидящим взглядом прямо перед собой. Поспешив к мальчишке, мужчина взволновано присел рядом и, заглянув Ким в лицо, негромко спросил:
   - Айдо, ты знаешь, что произошло?..
   - Знаю. - Перебил пацан, не удостоив Сёгуту взглядом.
   - У тебя, случайно, нет предположений, кто это мог сделать? Убитые ведь были твоими сверстниками... - Сцепив руки в замок, пробормотал мужчина.
   - Я знаю, кто это сделал. - Равнодушно отозвался Айдо и, болезненно посмотрев на Фуро, спросил: - Старик, скажи мне, что будет, если ты распутаешь это дело?
   - Чего это ты? - Сёгу удивленно вскинул брови, ведь мальчишка никогда не задавал подобных вопросов. - Ну... Что будет? Прибавку к зарплате дадут.
   - И всё? - с ноткой удивления спросил Ким.
   - Всё. А что еще надо? - мужчина не понимал, к чему клонит Айдо.
   - Ладно, не важно. Пусть хоть прибавка... - Едва слышно проговорил мальчишка и, протянув к Фуро руки так, будто бы ему сейчас должны были надеть наручники, виновато пробормотал: - Это я убийца, старик...
   - Что-о-о-о?.. - Сёгута медленно поднялся с дивана и, выпрямившись и с трудом скрывая раздражение, прорычал: - Это не смешная шутка, Айдо!
   - Он не врет. - Вмешался Гино, до этого стоявший за углом коридора.
   - Не понял?.. - Сердце Фуро сжалось, а голова заболела от воспоминаний, связанных с расследованием этого дела. - Микки, как это?..
   - Сёгу, мне нужная твоя помощь. - Молодой человек решительно шагнул ближе к мужчине. - Твое чутье и связи должны помочь мне найти того, кто лишил меня сангрии, а Айдо отравил грязными оттенками. Полихромный - так он себя называет. Тот очкарик на видео... Помнишь?
   - Помню... - Глухо отозвался Фуро, не чувствуя ног и медленно опускаясь на край дивана. - Неужели это он?.. - Мужчина замолчал. - Микки, на видео не видно его лица, да и к тому же у него столько оттенков, что определить его личность просто нереально... Мы ведь даже не знаем его имени...
   - Мива. - Подал голос мальчишка, уткнувшись в колени. - Так он мне представился.
   - Мива?! - вытаращился Гино и, схватив пацана за плечи, хорошенько встряхнул его. - Почему ты раньше не сказал, что он назвался тебе?!
   - Мива... - Проговорил Сёгута, задумчиво почесав заросший щетиной подбородок. - Так звали моего адвоката... Но это не может быть он. Тот Мива, которого я знал, трагически погиб почти сразу после выигранного дела, связанного с моим освобождением. - Мужчина задумчиво замолчал, Айдо и Микки тоже притихли, невольно прислушавшись к негромким рассуждениям. - Столько дерьма перетрясли, столько противоречий и обвинений выслушали... Но Мива - это талант. Как стойко он выслушивал всё, как четко излагал свои мысли, как сдержанно вел себя... Он был настоящим профессионалом. Жаль, что его теперь нет. - Покосившись на друзей и осознав, что они очень внимательно его слушают, мужчина немного смутился и отошел к окну. - Я что-нибудь придумаю, Айдо. - Пообещал он после некоторого молчания. - Тебе сейчас лучше вернуться домой и попытаться жить обычной жизнью. Рёцу очень переживает за тебя... Оправдай ее надежды, пожалуйста. А что до расследования, так пока они проверят всех, пройдет некоторое время, которого мне должно хватить...
   - Я есть в списке первых подозреваемых? - тихо спросил Ким.
   - Это не важно. - Мотнул головой Сёгу и, оглянувшись, подарил мальчишке тяжелый продолжительный взгляд. - Ты был, есть и остаешься моим... другом, Айдо. Ничего не меняется. Ты просто оступился.
   Не говоря больше ни слова, мужчина покинул дом Гино и уехал прочь. Наступала ночь, Айдо остался с Микки, который не переставал поражаться старику Фуро, который несмотря ни на что снова и снова бросал вызов изменчивым обстоятельствам этой игры под названием Жизнь.
  
  
  
  
  ГЛАВА 11
  ДРУГОЙ
  
   Глубокая ночь, опустившаяся на Алторн, была какой-то особенной. Безветренная и слишком тихая, она темным покрывалом накрыла небо, разбросав в вышине хаотичные россыпи звезд. Ни единого облачка, лишь большая желтая луна, нависшая над городом, печально смотрела на спящих жителей. Огни фонарей, рекламных щитов и вывесок освещали дремлющие улицы. Светофоры моргали широким дорогам, движение смурых во мраке казалось совсем незаметным. После того случая с мостом они прижали хвосты, на время перестав организовывать зрелищные соревнования. Узнав о случае с Гино, смурые затаились, ожидая развязки. Знакомые гонщика были поражены тем, что Микки удалось выжить, но о факте потери сангрии так никто и не узнал. Люди с темным оттенком алгидекстора не сомневались, что всё произошедшее - дело рук шарнахов и актидроков.
   На крыше высотного дома стоял Полихромный. Пристально глядя в ночь, парень с равнодушным выражением лица, запрыгнул на перила и свесился вниз. Пустые улицы, темные закоулки... Казалось, Туо видит абсолютно всё и слышит отголоски воплей людей, лишившихся своего оттенка, но лишь один из них молчал. Это был Бесцветный. Бросив последний взгляд на печальную луну, молодой человек хищно улыбнулся и, раскинув руки, спрыгнул вниз. Оказавшись в одном из проулков, парень огляделся. Никого. Натянув капюшон ниже, он поспешил вперед.
   - Мива, куда ты? - появившаяся на ладони Сэль"юриас была удивлена резкой переменой молодого человека, который, как казалось, сегодня никуда не собирался.
   - На охоту. - Жестко отозвался Туо, сжав свободный кулак в кармане. - Бесцветный рядом. Я слышу его дыхание.
   - Мива, - в голосе Сэль"юриас слышались нотки раздражения, - зачем тебе это? Он ведь еще ничего не сделал, и наша с тобой цель его совершенно никак не касается. Не забывайся.
   - Он сует нос в наши с тобой дела, Сэль"юриас. Неужели ты не видишь? - отозвался молодой человек, уверенно шагая по проезжей части дороги.
   - Мива!..
   - Я убью его. - Решительно заявил Полихромный. - В этот раз ему не уйти. Ты увидишь, что противостоять мне опаснее, чем кажется.
   Сэль"юриас не ответила. Судьба Бесцветного была в его собственных руках, а точнее в пустом алгидексторе. Голограмма была почти уверена в том, что у Бесцветного хватит сил, чтобы оказать Полихромному сопротивление. Подумав, что это будет занятная битва, девушка загадочно улыбнулась и исчезла. Парень ускорил шаг, когда услышал за спиной рев мотора. Растянувшись в безумной улыбке, он резко оглянулся. По дороге несся будто бы выцветший, черно-белый грузный мотоцикл, верхом на котором сидела уже знакомая фигура. Огни фар освещали путь далеко вперед и, попав под их желтое сияние, Туо с вызовом скинул капюшон и поправил очки. Пепельные волосы, угрожающий блик стекла и хищная улыбка. Узнав в стоящем на дороге человеке ненавистное многоцветное существо, Микки ощерился и дал по газам, рванув руль и нацелившись на Полихромного, желая сбить его. Ночью Гино позвонил Сёгута и попросил приехать к нему. Мужчина успел сказать только, что у него появилась некая идея насчет того, как помочь Айдо избежать заранее уготованной участи. Не раздумывая и заперев мальчишку у себя дома, гонщик оседлал своего железного коня и направился к другу. Он подозревал, что может встретить Полихромного, который так любит стоять на крышах и разгуливать по ночам. И вот сейчас, видя его худощавую фигуру перед собой, Микки не раздумывал над тем, как ему поступить. Всей душой желая сбить вора и отомстить за Ким, парень склонился над рулем и выжимал из "Зарма" максимальную скорость.
   Мотоцикл был совсем рядом, и Гино уже успел уверовать в то, что ему удастся-таки сбить Полихромного, как тот в последнюю долю секунды внезапно метнулся в сторону. Полы его серой куртки задели бледно-серую раму "Зарма". Захохотав, Мива вскинул руку с засветившимся алгидекстором и, встряхнув ей, выпустил на волю разноцветное переплетение. Выругавшись, Микки резко затормозил и, сделав полукруг, остановился. Он не знал, зачем именно это сделал, но желание не навредить четырехколесному напарнику было слишком велико. Спешившись и разминая кулаки, Бесцветный решительно шел навстречу Полихромному, который не скрывал радости от желания молодого человека поучаствовать в честном поединке. Думая о том, что рано или поздно он должен непременно попасть к Сёгуте, Гино шумно выдохнул, остановив взгляд на извивающемся разноцветном биче, который в нетерпении ожидал, когда хозяин пустит его в дело. Понимая, что просить вернуть сангрию бесполезно, Микки готовил себя к драке, не особо задумываясь над тем, что он не может проделывать такие же фокусы с красками, как Полихромный.
   Видя, что Бесцветный выходит против него с кулаками, Мива усмехнулся и, вскинув плеть, обрушил ее на дорогу. Расплескавшиеся цвета растеклись по асфальту и через мгновение ожили, приняв облик переливающихся многоцветных сгустков, из которых вытягивались вязкие отростки, больше похожие на липкие пальцы. Сбившись в кучу, они поползли в сторону Гино. Полихромный стоял в стороне и улыбался, пытаясь угадать, через сколько секунд Бесцветный броситься бежать. Но к его удивлению Микки стоял на месте и, когда сгустки подползли слишком близко и потянули свои безразмерные руки к его ногам, он поднял ладонь с алгидекстором и широко растопырил пальцы. Гино и понятия не имел, что именно хочет сделать и получится ли справиться с Полихромным в этой неравной схватке, но, всем сердцем желая, чтобы беснующиеся краски замерли и не тронули его, он продолжал держать подрагивающую в напряжении вытянутую руку, безмолвно приказывая невиданным тварям остановиться. На лбу выступили капли пота, волна судорог пробежала по руке, скрываемой плотной кожаной курткой, зубы скрипели, ненависть сковывала сердце. Каково же было удивлением обоих, когда алгидекстор Бесцветного раскрылся и проявил широкий луч, в мгновение образовавший прозрачную, чуть подрагивающую, будто выходящая из строя голограмма, округлую стену. Вытянувшись и став немного выше Гино, преграда волной понеслась в сторону стоящего поодаль Полихромного. Пройдя сквозь желеобразные сгустки, стена обесцветила их, сделав прозрачными. Рожденные Мивой краски мгновенно потеряли форму и растаяли без следа. Ловко метнувшись в сторону, Туо оглянулся на пронесшуюся мимо волну, которая, преодолев еще пару десятков метров исчезла. Не скрывая удивления, Полихромный уставился на Бесцветного, но, быстро придя в себя, вновь выпрямился и с вызовом посмотрел на врага.
   - Разобрался, что ли? - хмыкнул Мива, играя цветной плетью.
   - Не твое собачье дело! - огрызнулся Гино, пытаясь состроить уверенное выражение лица, пустив Туо пыль в глаза и пытаясь заставить его поверить в то, что именно так он и хотел уничтожить разлитые краски.
   - Вот, значит, как? - в голосе Полихромного слышалось раздражение из-за столь пренебрежительного отношения к его персоне. - А что скажешь на это?
   Микки невольно отступил, когда заметил, что плеть в руке парня меняет форму. Развязываясь на сотни лент, она обвила ладонь густой липкой гаммой и поползла вверх, отчасти сливаясь с кожей и не трогая серую ткань куртки. Засучив рукав, Мива продемонстрировал Гино затянутую до локтя толстым слоем краски руку. Переливающиеся оттенки мерцали, беспрерывно смешиваясь между собой. Еще миг - и как казалось замершая гамма вновь начала двигаться. Стекая с пальцев, краска затвердевала на глазах, удлиняя пальцы Полихромного и делая их больше похожими на отвратительные цепкие когти. Отшатнувшись, Микки хаотично соображал, что делать, когда Мива, замахнувшись, резко сорвался с места, бросившись в сторону растерявшегося Бесцветного. Блеск прямоугольных очков, безумная улыбка и лишь одно желание на двоих: убить, покончить с ненавистным человеком раз и навсегда. "Горячий!.." - неожиданно вспомнилось Гино и он, раскрыв ладонь с алгидекстором, решительно кинулся на бегущего Полихромного.
   Длинные многоцветные пальцы в единое мгновение были занесены над головой Микки, когда он в последний момент увернулся. Переливающиеся когти задели щеку и ухо, оставив после себя идеально ровные не очень глубокие раны, похожие на те, которые остаются после пореза бритвой. Пригнувшись и ощущая Полихромного близко, как никогда, Гино ударил его в живот и, схватив за капюшон, резко развернул к себе спиной и сжал в захвате, пытаясь заломить облепленную краской руку за спину. Быстро сориентировавшись, Мива сжался и создал впечатление, что готовится вырваться, когда из его спины внезапно проявились разноцветные ленты. Длинные, как никогда, они взметнулись ввысь и, спикировав, отшвырнули Микки, заставив выпустить Туо из медвежьих объятий. Упав, Бесцветный быстро поднялся и вновь кинулся на Полихромного, но он уже успел отбежать дальше и явить из собственных мерцающих теней новые грязные оттенки, которые тут же расползлись по дороге и исчезли во мраке ночи. Гино не совсем понял, что только что сделал Мива, но когда он был почти рядом и, сгруппировавшись, приготовился к прыжку, желая сбить Полихромного с ног, он почувствовал, что невольно замедляется. С ужасом посмотрев под ноги, он увидел, что впитавшиеся краски, будто выжимаемая из губки вода, появляются на поверхности и прилипают к ботинкам, не давая ходу. Дернувшись, Микки осознал, что прилип. Похожие на масло краски мгновенно засохли и стали твердыми, сковав ноги молодого человека в каменных тисках. Судорожно сглотнув, Гино поднял глаза на Миву. Полихромный широко улыбался. Задорно захохотав, он шагнул ближе к пойманной жертве.
   - Ну что, Бесцветный, попался? - не скрывая радости, спросил Туо и, поправив очки, высокомерно посмотрел на Микки. - Зачем очистил алгидекстор этого сосунка Айдо?
   - А зачем ты спровоцировал его на убийство?! - в негодовании выкрикнул Гино, из последних сил пытаясь освободить ноги. - Кто ты вообще такой?! Почему забираешь оттенки?!
   - Какая тебе разница, - Мива сделал паузу и язвительно добавил: - Бесцветный? Я делаю так, как считаю нужным, и не твоего ума дело, что и для чего. Я терпеть не могу, когда подобные тебе создания суют свой нос в мои дела. Ты перешел мне дорогу и ответишь за это!
   Нарастающий шум мотора нарушил повисшую тишину. Оглянувшись, Полихромный увидел, что приближается машина. Горящие фары дальнего света мешали молодому человеку разглядеть лицо водителя. Подумав о том, что без труда справится с любым, кто посмеет вмешаться в расправу над Бесцветным, Туо решил довести начатое дело до конца. Утопая в ленточных переплетениях оттенков, Мива отвел красочную руку в сторону и, ощерившись, приготовился нанести последний удар.
   Рванувшись к замершему Микки, Полихромный высоко подпрыгнул и, размахнувшись, обрушил на голову Бесцветного широкую ладонь с длинными когтями с виде затвердевшей краски. Единая доля секунды отделяла Гино от смерти, когда он, неожиданно сам для себя, сумел перехватить удар, сжав запястье правой руки Туо. При соприкосновении мгновенно раскрывшийся пустой алгидекстор начал стремительно впитывать в себя смешение оттенков с руки Мивы и, очищая их, поспешно отторгать, превращая в засохшую грязь. Выпачканная рука Полихромного дрогнула. Микки сильнее сжал запястье, и окаменевшая перчатка дала трещины, будто сожженная палящим солнцем земля. Куски серой краски начали отпадать, превращаясь в грязь, и обнажая дрожащие в напряжении пальцы Мивы. Бледное лицо покрылось испариной, очки съехали на кончик носа, темные глаза впились в искаженное отвращением лицо Гино. Смятенный Туо попытался вырваться, но Микки слишком крепко держал его. На миг растерявшись и соображая, что делать, Полихромный в ярости оскалился и вцепился свободной рукой в горло сдерживаемого застывшей краской парня. Скорее, это было больше похоже на шаг отчаяния, нежели на запланированный удар, но Гино, поперхнувшись, понимал, что долго ему не продержаться. Разжать пальцы на запястье врага и вновь упустить его, или продолжать держать, пока он не задушит его?
   - Микки!!! - надрывный крик раздался совсем рядом.
   - Сё... гу... - Прохрипел молодой человек, покосившись на машину, остановившуюся поблизости. - Не... подходи...
   В непонимании оглянувшись на стороннего человека, Мива невольно ослабил хватку. Поняв, что перед ним именно тот, о ком говорил Микки, Фуро, не раздумывая, достал из-за пояса пистолет и, быстро прицелившись, выстрелил. Полихромный никак не ожидал, что у проезжающего мимо водителя окажется с собой оружие, но он слишком поздно узнал в нем Сёгуту, прототипа человека, склонного к преступной деятельности. Вскрикнув, Туо отпустил горло Микки и, пошатнувшись, шумно выдохнул. Прошедшая навылет пуля ранила молодого человека в предплечье левой руки. Приглядевшись и пытаясь оценить обстановку, Фуро помедлил, а Мива, в свою очередь, сумел воспользоваться моментом. Полихромный алгидекстор раскрылся и выпустил сплетение цветов, которые мгновенно приняли облик заостренного стержня. Сверкнув во мраке, спица прошла сквозь руку Гино, чуть-чуть не дотянувшись до локтевого сгиба. Сдавленно взвыв, Микки стиснул зубы, но, вопреки всему, пальцы так и не разжал. Зашипев от претерпеваемых ранением мучений, Полихромный пожирал ненавистным взглядом ощерившееся лицо Бесцветного. Оглянувшись на замершего в стороне мужчину, Туо решил, что еще секунда промедления - и он снова будет стрелять. Понимая, что ситуация складывается явно не в его пользу, Мива воспользовавшись слишком близким расположением к Микки, схватил его свободной рукой за голову и, вцепившись в косы, ударил коленом в живот. Резко выдохнув и не успев отреагировать на столь неожиданное действие, Гино разжал пальцы.
   Потерявшая форму спица опала разноцветными красками на асфальт, а Полихромный, оказавшись на свободе, быстро развернулся в сторону решительно прицеливающегося Сёгуты. Прогремел еще один выстрел. Не опуская пистолет, Фуро нахмурился. Мивы не было видно, и мужчина, бросившись на помощь к Микки, внезапно остановился, увидев, как из ниоткуда на дороге появляются капли алой крови. Не веря собственным глазам и боясь одной мысли о том, что Полихромный умеет становиться невидимым, Сёгу начал стрелять во все стороны, надеясь, что ему повезет, и он сможет ранить вора сангрии. Тем временем слои краски под ногами Гино становились всё более мягкими и жидкими, будто бы кто-то незримый поливал их растворителем. Почувствовав, что ноги вновь свободны, Микки отшатнулся, посмотрев на свое ранение. Стремительно затягивающаяся рана поглощала в себя впрыснутые спицей-иглой цвета. Ужаснувшись, парень попытался хоть как-то противостоять этому процессу заражения, но было уже поздно. Краски смешались с кровью и стремительно понеслись по венам к бешено колотящемуся сердцу. Алгидекстор по-прежнему оставался бесцветным, но внутри у смурого гонщика будто бы что-то поменялось.
   Подбежав к молодому человеку, Сёгута первым делом хотел проверить его рану, когда к своему удивлению увидел на ее месте привычную смуглую кожу мускулистой руки. Бросив смятенный взгляд на Микки, мужчина огляделся. Полихромного не было, и его следов тоже. Грязь под ногами превратилась в пыль и слилась с асфальтом дороги. Обессиленно опуская пистолет, Фуро отвел глаза. Тяжело дыша, Гино переживал внутри себя странные ощущения. Сердце то замирало, то заходилось, а дыхание то перехватывало, то захватывало. Не без труда справляясь с самим собой, Микки посмотрел на Сёгу и, выдавив усталую улыбку, невинно пожал плечами.
   - Это и есть... Полихромный?.. - Тихо спросил Фуро, пряча пистолет за пояс и внимательно следя за выражением лица друга.
   - Он. - Кивнул Гино, болезненно потирая лоб.
   - Я найду его! - плотно сжав губы, мужчина решительно посмотрел в ту сторону, где увидел появляющиеся на дороге капли крови. - Я его ранил, и ему не уползти далеко!
   - Нет, Сёгу! - Микки схватил друга, рванувшегося на поиски, за рукав. - Нет... Он убьет тебя. Я... Я совсем не такой помощи хотел, понимаешь?..
   - Помолчал бы! - прорычал Фуро, высвобождая руку. - Кто знает, сколько еще преступлений может совершить эта трусливая крыса?! - но, переполняемый негодованием мужчина, несмотря ни на что, остановился и, помолчав, тихо добавил: - Знаешь, Микки, это не тот Мива, которого я знал. Это совершенно другой человек.
  
   Светало. Фонари гасли, тени на высотных домах таяли. Первые машины выстраивались в ряды и наполняли улицы Алторна размеренным шумом. С трудом переставляя ноги, Полихромный добрался до заброшенной улицы и там, привалившись к полуразваленной стене, сполз вниз, прижавшись разгоряченным лицом к холодному камню.
   - Сэль"юриас... Мне больно... - Простонал он, жмурясь и стискивая зубы.
   - Мива, - на ладони появилась маленькая голограмма, смотревшая на раненого молодого человека с укоризной, - не говори, что я не предупреждала тебя. Бесцветный он на то и бесцветный, чтобы не быть таким, как ты. Забрав его сангрию, ты сам нажил себе проблем.
   - Помоги... мне... - С трудом приоткрыв глаза, Полихромный посмотрел на полупрозрачную фигурку девушки.
   - Я подумаю над этим, - уклончиво отозвалась Сэль"юриас, - но для начала я напомню тебе, зачем ты вообще существуешь.
   - Ну... не надо... - Простонал Туо, запрокинув голову.
   - Надо, Мива. - Жестко отозвалась голограмма, сложив руки на груди и смерив страдающего молодого человека раздраженным взглядом. - Ты гонишься за Бесцветным, совершенно забыв о своей истинной цели! Я требую, чтобы ты оставил его в покое и занялся делом! - она замолчала, слушая болезненные стоны Полихромного. - Ты был выбран мной для того, чтобы наделить всех жителей Алторна одной гаммой, универсальной, оттенок которой ты должен определить с помощью своих способностей, помнишь? - парень едва заметно кивнул. - Одной, Мива! Одной для всех! - Полихромный продолжал терпеливо кивать, стараясь не заострять внимание на текущей из простреленного предплечья крови. - Если мы этого не сделаем, мы не получим идеальное общество, ведь изменив цвет алгидекстора, мы изменим наклонности людей, заставим их беспрекословно подчиняться моей воле.
   - Твоя воля - это коллективный разум. - Будто бы напомнил Туо, поморщившись.
   - Да, и что? - раздраженно спросила Сэль"юриас.
   - Ты не можешь говорить о себе "Я". Это неправильно. - Высказался Полихромный.
   - Ты бы заткнулся, Мива. - Посоветовала девушка, в негодовании тряхнув длинными волосами. - Если бы не планы моих Отцов насчет тебя... - Недоговорив, Сэль"юриас замолчала и, оценив состояние молодого человека, шумно выдохнула. - Попытайся расслабиться. Я приступлю к починке.
   - "Я". - Выдавив улыбку, парень покосился на голограмму.
   - Мива... - Проскрежетала Сэль"юриас, приподняв хрупкие руки с длинными пальчиками и готовясь к процессу восстановления тела Полихромного.
   Ощущая, как разорванные сухожилия приятно нагреваются, переплетаясь между собой и срастаясь так, будто бы никогда не рвались, молодой человек медленно выдыхал. Тело согревалось, озноб отступал, острая боль переросла в ноющую и вскоре совсем исчезла.
   - Я люблю тебя, Сэль"юриас. - Тихо прошептал Мива и закрыл глаза.
  
  
  
  
  ГЛАВА 12
  РАЗВЕТВЛЕННОЕ КЛЕЙМО
  
   Сёгута уже хотел отправиться вместе с Микки к нему домой, как его отвлек неожиданный телефонный звонок, и мужчина, извинившись перед другом, сказал, что приедет к нему чуть позже и не один. Он попросил Гино никуда не выпускать Айдо до его приезда. Поинтересовавшись, что же всё-таки придумал Фуро, молодой человек получил уклончивый ответ о том, что вся суть будет изложена позже. Обеспокоенный произошедшим Сёгу никак не мог понять, как Микки удалось так быстро заживить нанесенную Полихромным рану, но судьба Айдо перебивала сторонние вопросы, заставляя откладывать их решение на потом. Уже светало, и появляться на улицах Алторна было небезопасно, поэтому Гино оседлал "Зарм" и поспешно возвращался домой, Сёгута же, пообещав скорое возвращение, уехал в противоположном направлении. Для Микки было удивительно, что мужчина не торопиться на работу, ведь насколько он помнил, с утра должно начаться его дневное дежурство.
   Микки ехал в сторону дома, где его с нетерпением ждал Айдо. Ревущий мотор мотоцикла был не в силах заглушить появляющиеся перед глазами картины изменяющей свою форму краски, которые затмевались пронзительным взглядом Полихромного и его коварной улыбкой. "Почему он?" - эта мысль никак не покидала Гино. Несясь на огромной скорости, Микки пожирал взглядом местами пустующую дорогу. И когда дом был уже совсем рядом, молодой человек неожиданно почувствовал себя плохо. Сильнейшее головокружение и тошнота сковали смурого гонщика, и он поспешно остановился. Приложив руку ко лбу и зажмурившись, Гино пытался переждать странный приступ, когда почувствовал, что замирающее сердце вместе с кровью разгоняет по телу необъяснимый жар. Судорожно сглотнув, парень невольно потрогал себя за горло, провел подрагивающими пальцами по мускулистой шее и, закатав рукав куртки, посмотрел на то место, куда его ухитрился ранить Полихромный.
   В ужасе вытаращившись, Микки замер. То место, которое еще совсем недавно бесследно затянулось, стало нарывать. Рана будто бы снова раскрылась, разве что вместо разорванных сухожилий появился крупный волдырь, в котором вместо воды бесновалось многоцветие красок. От волдыря тянулись извилистые прожилки, похожие на вены, плавно исчезающие под кожей. Их оттенок также менялся. Похоже, внутри тоже были краски. Впившись взглядом в это отвратительное поражение, Гино боялся думать, что происходит с его телом. Отторжение это или же принятие тех цветов, которые впрыснул в него Полихромный? Решив, что непременно разберется с этим позже, Микки с трудом приходил в себя. Вновь заведя мотор, он не спеша доехал до дома и, поставив "Зарм" в гараж, открыл дверь и, переступив порог, увидел взволнованного Айдо, держащего в руках бутерброд.
   - П-прости... - Пролепетал мальчишка. - Я очень проголодался за ночь...
   - Ешь всё, что хочешь. - Гино изо всех сил пытался состроить доброжелательное выражение лица, но у него это очень плохо получалось. - С тобой всё в порядке? Ничего странного не происходило?
   - Нет... - Отозвался Ким, провожая взглядом уходящего в ванную друга. - А ты?.. Ты какой-то бледный... Микки, что с тобой?..
   - Это всё жара. - Из-за закрытой двери ванной донесся усталый голос.
   - Я бы не сказал, что с утра очень жарко... - Задумчиво проговорил Айдо, отправляя остатки бутерброда в рот. - Я могу сделать тебе завтрак... Хочешь?
   - Поиграй лучше в приставку. - Посоветовал из-за двери Гино. - Я пока немного освежусь.
   - Хорошо!
   Обрадовавшийся парень кинулся к широкому дисплею, а Микки, облегченно вздохнув, прижался спиной к закрытой двери ванной и, запрокинув голову, посмотрел на белый потолок. Постояв так несколько секунд, парень покосился на бритву, лежащую на полочке. Шагнув ближе к прямоугольному зеркалу, он осторожно снял куртку и, склонившись над раковиной, начал внимательно рассматривать нарыв. Осторожно коснувшись волдыря пальцем, Гино заметил, как краски внутри начали передвигаться еще более хаотично, чем в состоянии покоя. Нахмурившись, молодой человек выпрямился и включил воду в душевой кабине.
   - Тридцать восемь градусов по Цельсию. Оптимально для принятия душа. - Где-то под потолком прозвучал знакомый голос ГУД, но Микки ничего не ответил, лишь добавив шума включенным краном над раковиной. - Двадцать один градус по Цельсию. Оптимально для умывания. Расход воды слишком большой. Пожалуйста, отключите один из кранов. Будьте последовательны и экономны.
   - Заткнись! - рыкнул парень, взяв с полки бритву и, разобрав ее, зажал между пальцев одно из лезвий.
   - Бритва старого типа может являться источником опасности. - Напомнила ГУД. - Пожалуйста, утилизируйте ее в соответствии с правилами.
   Но Микки, казалось, уже не слышит Голограмму Уютного Дома. Вытянув поврежденную руку, парень замер. Ничего подобного в своей жизни он никогда не делал, поэтому страх протянул к его сердцу свои холодные пальцы. Уверяя себя, что это точно заражение, Гино стиснул зубы и, сильнее сжав лезвие, прицелился и сделал надрез вдоль нарыва. Миг - и краска брызнула, испачкав майку и каменное лицо молодого человека. Волдырь тут же спал, а в образованной им дыре разгоряченные порванные мышцы начали медленно двигаться, сплетая сухожилия и заставляя их срастаться. Вздувшиеся полупрозрачные вены продолжали изрыгать смешения оттенков. Стекая по руке, они сгустками срывались на пол.
   Тело Микки охватила дрожь и озноб, когда рана почти затянулась, а краска продолжала течь. Сознание помутилось и парень, пошатнувшись, навалился на раковину. С трудом подняв голову, он посмотрел на свое отражение в зеркале. Зрачки изумрудных глаз сузились и, подрагивая, пытались сконцентрироваться. Озноб сменился жаром, и Гино, претерпевая эти быстро сменяющиеся раскаты, вновь увидел перед собой эти глаза и эту улыбку Полихромного.
   - Сука!!!
   В ярости ударив кулаком в стену, Микки не сразу заметил, что от удара по белому кафелю расползся разноцветный всплеск. Впитываясь в стену, смешенная краска разъедала ее, пуская трещины и медленное разрушение. Попятившись, парень прижался к двери и, не спуская глаз со стены, смотрел на то, как кафель трескается и мелкими осколками падает на пол. Взглянув на свою руку, Гино отметил, что она ничуть не изменилась и, мало того, совсем не испачкалась. Не понимая, откуда тогда взялась краска, молодой человек решился проследить за холодом появления гаммы и, размахнувшись, нанес стене еще один удар. С ужасом увидев, что в момент соприкосновения его кулака и холодного кафеля происходит какая-то необъяснимая реакция, вследствие которой оттенки просачиваются через поры кожи и несут с собой еще большее разрушение и отравление, нежели сам удар.
   - Не может... быть... - Пробормотал Микки, широко раскрыв правую ладонь с пустым алгидекстором и рассматривая ее на уровне глаз. - Неужели я... стал похож на Полихромного?.. Но клеймо... оно ведь по-прежнему пусто... Как такое возможно? Что это такое?!
   Забрызганное краской напуганное лицо отражалось в широком зеркале. Судорожно сглотнув, Гино посмотрел на ранение. Оно затянулось и стало похоже на какой-то старый, но очень глубокий ожог. Сжав кулак, молодой человек проследил за тем, как мышцы напряглись, а сморщенная кожа на месте нарыва натянулась. Он не чувствовал боли, не ощущал дискомфорта. Проведя рукой по торчащим жестким волосам, Микки стиснул зубы и, склонившись над раковиной, шумно выдохнул. Вода шумела, из-за двери доносились звуки видеоигры. Подняв голову и оглядев разгромленную ванную, молодой человек пожалел о том, что в это маленькое помещение было лишь наполовину перекрыто ГУД, поэтому сломанные стены нужно будет восстанавливать самостоятельно. Вспомнив историю с поцарапанной рамой мотоцикла, Гино приложил руку к обсыпавшемуся кафелю и начал совершать круговые движения, осторожно касаясь пальцами многочисленных трещин. Еще немного сосредоточенных манипуляций - и алгидекстор раскрылся, набрав в себя чистейший белоснежный оттенок кафеля. Микки почувствовал, что началась некая обработка и фильтрация цвета, когда в ладони появилось терпимое жжение. Проводя рукой по местам сколов, парень надеялся, что сейчас набранный цвет появится из алгидекстора и залечит разбитую стену, но не тут то было.
   Оказавшись под гибкой прозрачной пластиной, идеальный белый цвет заполнил собой клеймо и застыл, после чего, к ужасу и непониманию Гино, алгидекстор закрылся, и ладонь пронзила нестерпимая резкая боль. Взвыв, парень упал на колени, судорожно сжимая правую руку. Скрежеща зубами, он шокировано наблюдал за тем, как алгидекстор изменяет свою форму. Будучи чуть выпуклой пластиной, он выпустил из себя восемь маленьких прозрачных трубочек, наполовину утопающих в плоти ладони, которые вытянулись подобное лучам на некоторую долю миллиметров и, замерев, погрузились под кожу, через мгновение начав выталкивать наружу восемь маленьких полусфер, очень похожих на микроалгидексторы. Боль была настолько сильной, что молодой человек не мог сдерживать крик внутри себя. Припав к полу и не зная, что делать с рукой, он стискивал зубы, стонал и жмурился, судорожно сжимая дрожащее запястье.
   - Микки! Что с тобой?! Тебе плохо?! - за дверью раздался голос напуганного Айдо. - Открой! Я помогу! Микки!!!
   Кусая губы и отрицательно мотая головой, Гино даже не задумывался над тем, что мальчишка всё равно его не видит. Пыхтя и отдуваясь, Бесцветный пытался пережить новые изменения строения собственного тела. Вновь взглянув на ладонь с чистейшим белым цветом алгидекстора, он увидел, что восемь полусфер наполнились яркими цветами радуги: красным, оранжевым, желтым, зеленым, голубым, синим, фиолетовым и, как ни странно, черным. Пульсация вен успокаивалась, и парень осознал, что цвета, наполнившие микроалгидексторы, это не что иное, как те самые очистившиеся оттенки, которыми отравил его Полихромный. Но почему в клейме застрял тот белый, идеальный чистый цвет без единой примеси сторонних красок? До этого дня Гино думал, что в его алгидексторе может задержаться лишь желанная сангрия, но это оказалось не так. Совершенно не понимая, что только что произошло, парень стал бояться своей правой руки еще больше, чем раньше.
   - Микки! Открой!!! - голос кричащего за дверью Ким срывался.
   Хаотично соображая, что ответить пацану и как объяснить причину своих воплей, молодой человек тяжело поднялся на ноги и, быстро стянув в себя майку, обмотал ею ладонь с алгидекстором и его придатками. Щелкнув маленьким замочком, Гино высунул нос в коридор. Нарочно демонстрируя мальчишке голую грудь, парень как бы намекал, что он моется и ему сейчас совершенно некогда разговаривать.
   - Почему ты кричал? - робко спросил Айдо, с волнением глядя на друга и медленно, но вполне решительно пытаясь открыть дверь шире и увидеть его во весь рост.
   - Да... - Протянул Микки, быстро придумывая ответ. - Я стоял под душем и, когда потянулся к шампуню, поскользнулся и больно ударился рукой. У меня всё нормально. Извини, если напугал тебя.
   - Под душем?.. - Удивился Ким. - Но ты ведь сухой... И волосы даже не влажные...
   - Так и есть. - Прорычал Гино, проклиная парня за наблюдательность, которая почти всегда бывает некстати. - Я зашел в кабинку и не успел включить воду, когда поскользнулся!
   - Но душ ведь сейчас работает... - Пролепетал пацан, окончательно запутавшись в попытке сообразить, что произошло в ванной.
   - Послушай, Айдо, я есть хочу. Может, сделаешь чай? - Микки отчаянно пытался переключить мальчишку.
   - Л-ладно... - Заикнувшись, Ким отступил, оставив дверь в покое.
   - Вот, умница. - Без особой радости проговорил молодой человек и снова закрылся.
   Облегченно вздохнув и размотав руку, Гино посмотрел на свою причудливую метку. Основной алгидекстор привычного размера с восемью симметричными короткими ответвлениями, завершающимися слегка выпуклыми полусферами радужных красок. "Вот это я попал..." - запрокинув голову, Микки тяжело вздохнул. - "Одного клейма, видать, мало, так еще и восемь других черт знает откуда повылезали... Не понимаю, почему и зачем всё это?" - закрыв лицо свободной ладонью, парень на мгновение затаил дыхание, прислушиваясь к затишью внутри себя. - "Что же со мной происходит?.. Кто я теперь? По-прежнему Бесцветный или... Полихромный?.."
   Найдя в себе силы принять душ, Гино стоял под сильным напором теплых струек воды и соображал, как удачнее скрыть ладонь от Айдо. После всего случившегося Микки был опустошен, поэтому не придумал ничего лучше, чем просто перебинтовать руку. Решив, что расскажет мальчишке максимально правдоподобную историю о том, как он случайно порезался опасным лезвием, парень одел чистую футболку и штаны и, отжав косички над раковиной, вышел в гостиную, где сидел Ким и увлеченно играл в какую-то динамичную видеоигру. На столе стоял остывший чай и пара бутербродов. С улыбкой посмотрев в спину волнующегося мальчишки, дергающегося вместе со старым джойстиком то вправо, то влево, Гино невнимательно наблюдал за его увлеченной игрой.
   Минуты нехотя проплывали мимо, ничего не менялось, лишь парня по кличке Бесцветный снова и снова подмывало взглянуть на свой изменившийся алгидекстор. Пытаясь переключиться, он смотрел то в потолок, то в окно, то на широкий дисплей с какой-то яркой аркадной игрой, но вязкие цвета, проявившиеся в дополнение к захваченному белоснежному, прочно засели в сознании. Микки сидел за столом и пережевывал бутерброд, когда Айдо вскинул руки вверх и радостно завопил:
   - Я наконец-то прошел этот уровень!
   - Ну, ты прям талант! - засмеялся молодой человек, отпивая холодный чай. - По-моему, киберспорт - это как раз для тебя.
   - Да ладно. - Смутившись, Ким слегка покраснел и, положив джойстик на пол, оглянулся на молодого человека и негромко сказал: - Микки, ты самый лучший.
   Гино уже раскрыл рот, чтобы опровергнуть мнение друга, как его перебил неожиданный звонок в дверь. Почему-то только сейчас парень вспомнил о Сёгуте, который обещался навестить их сегодня утром. Вспоминая слова мужчины о том, что он будет не один, Микки невольно нахмурился и решительно встал из-за стола. Отчего-то забеспокоившись, Айдо поднялся на ноги и, остановившись поодаль коридора, в ожидании уставился на дверь.
  
  ГЛАВА 13
  ОТСТУПНИЧЕСТВО
  
   Открыв дверь, Гино увидел на пороге Сёгу, который сверлил его задумчивым взглядом исподлобья. Запылившиеся, слегка помятые брюки, расстегнутый пиджак и ослабленный галстук говорили о том, что Фуро сегодня вряд ли пойдет на работу. Немного удивившись этому факту, Микки приветливо улыбнулся, а мужчина же, в свою очередь, мысленно оценил состояние друга и шумно выдохнул не без доли облегчения. Увидев, что приехал Сёгута, Айдо выбежал в коридор и, растянувшись в улыбке, протянул мужчине руку в приветствии.
   - Здорово, старик! - радостно выкрикнул он, будто забывшись, но, встретившись с тяжелым взглядом Фуро, через секунду вспомнил о том, что теперь он не просто Ким, а убийца, которого ищут Красные.
   - Здравствуй, Айдо. - Сёгу ухитрился поймать опускающуюся руку мальчишки и пожать ее. - Давно не виделись. Я волновался и... она тоже.
   Сделав шаг в сторону, мужчина открыл до сего момента скрывавшуюся за его спиной девушку. Невысокого роста, нормального телосложения, с формами и милым личиком, вид которого немного портили мешки под устало прищуренными светлыми глазами. Прямые темно-русые волосы до плеч были не совсем опрятно острижены. Ей было около двадцати шести лет, хотя на первый взгляд из-за роста казалось, что меньше. Одетая в легкую кофточку с короткими рукавами, прямую юбку выше колен и аккуратные туфли, незнакомка была похожа на человека, занимающегося преподавательской деятельностью. Сжимая в ладонях потертые ручки сумки, которую она держала перед собой, девушка подняла глаза на Микки так, будто бы в чем-то провинилась и, тут же потупившись, негромко сказала:
   - Здравствуйте. Меня зовут...
   - Рёцу?! - вытаращился Ким, кинувшись навстречу девушке. - Ты чего здесь делаешь?!
   - Айдо, мистер Фуро мне всё рассказал... - Прошептала девушка, едва сдерживая слезы. - Как же ты на это решился?..
   - Ну, не надо, пожалуйста! - нервно попросил Сёгута, слегка подтолкнув девушку к порогу. - Заходи, там поговорим.
   Смятенно попятившись и пропустив Рёцу Ким в коридор, Микки растерялся, но, быстро придя в себя, украдкой оглядел гостиную. Чистота и порядок, как, впрочем, и всегда. В очередной раз порадовавшись, что у него есть такая вещица, как ГУД, Гино нервно улыбнулся понурившейся девушке и максимально доброжелательно пригласил ее пройти. Сняв туфли и аккуратно отставив их в сторону, Рёцу стеснительно присела на край дивана и, запустив кончики пальцев в волосы, закрыла лицо руками. Вернувшись с работы в съемную квартиру и не обнаружив там Айдо, она заволновалась и позвонила Сёгуте, который заверил ее, что всё будет хорошо и через некоторое время приехал, сообщив, что мальчишка совершил преступление. Фуро знал, что рассказать обо всем единственному родственнику Ким необходимо, иначе девушка из-за продолжительного отсутствия своего брата дома могла поднять тревогу, чем привлекла бы столь нежелательное внимание шарнахов. Рёцу не могла поверить, что Айдо способен на такое, и хоть Сёгу не вдавался в подробности описания трупов, она поняла, что убийство было очень жестоким.
   Заглянув в зеркало прихожей, Микки внимательно рассмотрел себя и, поправив торчащую площадку коротких выцветших волос, заметил, как привалившись к косяку и сложив руки на груди, с долей раздражения на него смотрит Фуро. Смутившись, Гино состроил недовольную мину.
   - Чего?
   - Смокинг еще, мать твою, надень! - прорычал мужчина. - Ей не важно, как ты выглядишь! Она благодарная тебе за то, что ты скрываешь у себя Айдо. И это... Что у тебя с рукой?
   - Порезался. - Быстро нашелся парень, в последний раз посмотрев в зеркало на заросшие темной щетиной щеки.
   - Когда-нибудь, Микки, - прошипел Сёгута, подойдя вплотную к молодому человеку, - я набью тебе морду за вранье.
   - Ладно, но только когда она уйдет. - Согласился Гино, взглянув в сторону сидящей на диване девушки.
   Зажав ладони между коленей и виновато опустив голову, Айдо сидел рядом с сестрой. Рёцу не знала, что еще сказать, ведь во всем произошедшем в первую очередь винила исключительно себя. Зашившись на работе, девушка изо всех сил старалась находить время на брата, но возможность не позволяла ни быть со своей маленькой семьей, ни устраивать личную жизнь. Постоянно думая о том, где и как заработать, чтобы оплатить счета и прокормить Айдо, Рёцу в какой-то мере запустила себя, в первую очередь, стараясь обеспечить несовершеннолетнего брата.
   Пройдя в гостиную и плюхнувшись в кресло напротив, Микки пытался как можно более ненавязчиво рассматривать новую знакомую. Он видел ее впервые, она же была о нем наслышана. Когда случалось так, что брат с сестрой находились дома вместе, Айдо без умолку трещал о смуром гонщике, который был очень добрым, никого не боялся и не чурался общения с таким, как он. Ким часто рассказывал Рёцу о том, как они играют в приставку и как чемпион Гино рассказывает ему о строении "Зарма" и других гоночных мотоциклов. Никогда не видя Микки в лицо, Рёцу уже испытывала к нему уважение и благодарность за то, что он не дает Айдо плыть по течению, воспитывая в нем характер и в чем-то заменяя ее, как сестру. Иногда девушка жалела о том, что именно такая, как она, досталась Айдо, ведь будь она парнем, всё могло бы быть иначе.
   Устало опустившись на диван неподалеку от Рёцу, Сёгута тяжело вздохнул и попросил у Микки пива, которым тот, по его мнению, с радостью должен поделиться. Принеся мужчине баночку, Гино сдержанно улыбнулся смущенно покосившейся на него девушке и, сев в кресло, вопрошающе кивнул пригубившему пиво Фуро. Крякнув после нескольких жадных глотков, Сёгу хотел что-то сказать, но Рёцу невольно перебила его.
   - Микки, я хотела сказать вам спасибо за то, что Айдо вместе с вами... - Остановив взгляд на чуть прищуренных изумрудных глазах, она проглотила остаток фразы и, кашлянув, замолчала. - Простите.
   - Да, как бы, не за что... - Пробормотал Гино, пожав плечами и, посмотрев на Ким, сказал: - Ваш брат хороший парень. Не испорченный. И, несмотря на то, что он сделал, я всё равно хорошо отношусь к нему. - Молодой человек замолчал, поджав губы, после чего всё-таки нашел в себе силы посмотреть в обеспокоенное лицо Рёцу. - Я обещаю, что тот, кто спровоцировал эту ситуацию, понесет ответ за свои действия, тем более что я знаю наверняка, кто это сделал.
   - Правда? - с неподдельной надеждой в голосе спросила девушка.
   - Конечно. - Кивнул Микки, улыбнувшись краешками губ.
   Преодолев какой-то неясный страх, Гино посмотрел в эти усталые светлые глаза. Доля секунды открытого взгляда - и девушка смущенно потупилась, а молодой человек услышал, как отчаянно забившееся сердце бросило тело в жар и заставило дыхание участиться. Незаметно прикусив губу и потерев переносицу, Микки почувствовал, что Сёгута сверлит его недовольным взглядом. Покосившись на мужчину, Гино состроил недовольное выражение лица, в ответ на которое Фуро исподтишка показал ему кулак. Кашлянув и нарушив повисшую тишину, Сёгу привлек к себе всеобщее внимание и, навалившись на колени, внимательно посмотрел на Ким.
   - В общем, так. - Тяжело вздохнув и сцепив руки в замок, начал он. - Я оставил Красных, и теперь смогу полностью погрузиться в поиски этого исчезающего гада.
   - Чего?.. - Микки подумал, что ослышался. - Оставил... Красных?..
   - Да. - Кивнул Фуро. - Я сбежал.
   - Как? - представляя последствия, вытаращился Айдо.
   - Зашибись! - закинув руки за голову, Гино откинулся на спинку кресла. - Вы что, совсем все с ума посходили?
   - Это необходимая мера для рассеивания внимания шарнахов. - Жестко пояснил Сёгута. - Если они будут искать меня, то не смогут бросить все силы на расследование.
   - Старик, но найти тебя - раз плюнуть! - едва не плача, выкрикнул мальчишка, в негодовании приподнявшись с дивана. - Попадешь под сканер - и всё! Определить тебя по бистру для них не составит никакого труда!
   - Знаю, - рыкнул Сёгу, - потому-то я и здесь.
   - Не понял?.. - Странное предчувствие побудило Гино оглянуться на сидящего в стороне мужчину. - Что ты имеешь в виду?
   - Ну, хоть ты-то не задавай идиотских вопросов! - раздраженно отозвался Фуро. - Ты очистил алгидекстор Айдо... - Вытаращившись, Микки смятенно посмотрел на поджавшего губы пацана. - А теперь очисти мой. Изменишь мой оттенок - и я навсегда затеряюсь в толпе.
   - Сёгута, что ты несешь? - пробормотал Гино, отвернувшись и нервно хихикнув. - Я ничего подобного не делал...
   - Да неужели?!
   Последние несколько часов Фуро пребывал в состоянии сильнейшего морального напряжения. Отступничество далось ему очень нелегко, но взвесив все "за" и "против", мужчина решил, что он уже прожил достаточно, а Айдо еще и не начинал жить. Сёгута был готов рисковать собственной свободой и жизнью только ради того, чтобы расставить всё по своим местам и наказать подстрекателя по всей строгости закона. Ким успел поведать о том, что с ним случилось, и какую помощь смог оказаться смурый гонщик. И вот сейчас, озвучив главную цель своего приезда, Фуро был крайне недоволен тем, что Микки продолжает увиливать от ответа и бессовестно врать ему.
   Недолго думая, мужчина поднялся с дивана и, шагнув ближе к креслу, где сидел Гино, угрожающе навис над ним, сверля молодого человека разгневанным взглядом. У Сёгу сложилось впечатление, что в этом доме его никто не воспринимает всерьез, поэтому он решил хорошенько встряхнуть всех и заставить прислушаться к его словам. Мгновение - и Фуро, замахнувшись, ударил ничего не подозревающего Микки в лицо. Рёцу сжалась, испугано прижав руки ко рту, Айдо ахнул, вцепившись в диванную обивку. Брызнула кровь, парень откинулся на мягкую спинку и, зажав разбитый нос, в непонимании уставился на мужчину, который тут же схватил его за перевязанную руку и после непродолжительной борьбы сорвал наложенную наспех повязку. Увидев необычный алгидекстор, Сёгута на широко раскрыл глаза, но, быстро придя в себя, выпустил запястье парня из своих объятий и язвительно попросил:
   - Покажи-ка нам, Микки, свой порез!
   Пытаясь ловить текущие из носа струйки крови, Гино вжался в кресло, смотря на всех вокруг затравленным взглядом. Тяжело дыша, он осознавал, что дальше скрываться уже не имеет смысла. Уставившись в пол, молодой человек медленно приподнял правую руку, сжатую в кулак, и нехотя разжал пальцы. Две пары больших светлых глаз, находившихся напротив, пожирали его ладонь испуганным взглядом. Удовлетворенный тем, что теперь ситуация снова под его контролем, Сёгу опустился на свое место и, хмыкнув, покосился на пораженных увиденным Ким, после чего одарил Микки тяжелым взглядом исподлобья и хотел прокомментировать текущее состояние, когда Айдо, обретший дар речи, с трудом подбирая слова, сказал:
   - Но ведь твой... алгидекстор... был пустым... Почему теперь там... не сангрия, а этот... белый цвет?..
   - Я так понимаю, что ты прогрессируешь? - выслушав мальчишку, спросил Фуро у Микки. - Ты втихушку переживаешь какую-то херню, пускаешь нам пыль в глаза, в прямом смысле дезориентируешь в столь напряженной ситуации... - Замолчав, он недоговорил. - Хорошо, что я, всё-таки, двинул тебе. Определенно, ты это заслужил.
   Фыркнув, Гино не ответил, лишь виновато опустил глаза, найдя в словах мужчины весомую долю правды. Только сейчас до молодого человека дошли варианты развития событий, при которых опасности могли подвернуться не только они с Айдо, но и другие люди. Прижав ладонь ко лбу, Микки запустил пальцы в волосы и замер на несколько секунд. Ощущая на себе пристальный взгляд Фуро, он нехотя посмотрел на него.
   - Ну? - мужчина вопрошающе тряхнул головой и протянул руку с алгидекстором, таящим в себе оттенок бистра. - Ты хочешь поймать этого ублюдка или нет?
   - Хочу. - Сквозь зубы отозвался Гино, задержав взгляд на раскрытой ладони Сёгуты.
   - Измени мой оттенок на любой другой, и тогда я смогу в более-менее спокойной обстановке приступить к поискам. - Серьезно сказал мужчина. - И пусть я видел его в лицо, мне непонятно, почему я не могу его почувствовать так, как остальных людей, как остальных преступников... - Фуро посмотрел на взволнованную девушку и пацана. - Я сказал себе, что поймаю его и сдам шарнахам с потрохами! По-другому и быть не может!
   - Не понимаю, почему ты так уверен в том, что у меня получится то, о чем ты просишь? - негромко спросил Микки, не поднимая головы. - Я и сам-то в это слабо верю...
   - Я уверен в тебе, потому что ты мой друг, кретин! - Сёгута хрипло рассмеялся и ободряюще хлопнул парня по спине.
   Всеобщее напряжение немного спало, лицо Рёцу разгладилось, а Айдо нервно усмехнулся. Вздохнув, Гино нехотя поднялся и пересел ближе к Фуро, взяв его за правую руку и притянув ближе к себе. Девушка и мальчишка невольно вытянули шеи, чтобы не пропустить ни единого момента. Зажав руку с бистровым алгидекстором между ладоней, Микки медленно выдохнул и закрыл глаза, прислушавшись. Абсолютная тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием Сёгуты. Клейма обоих тесно соприкасались друг с другом, и Гино ловил себя на каких-то странных ощущениях. Вдруг в голове, помимо воли молодого человека, поплыли воспоминания, но не его, а Фуро. Микки видел происходящее от первого лица. Пистолет в руках, выстрелы, люди вдалеке падают замертво, ослепительный свет фар, вой множества сирен, щелчок наручников, люди в белых халатах и медицинских масках... Снова пронзительный свет, рев мотора, руль, дорога, множество истерзанных тел мертвых людей, какой-то мужчина преклонного возраста с блокнотом в руках, стопки документов, телефон, звонок...
   Сердцебиение Гино достигло предела и он, чувствуя, как капли пота соскальзывают с висков, зажмурился и резко выдохнул, сжав ладонь Сёгуты с такой силой, что мужчина стиснул зубы и поморщился. Не спуская глаз с Микки, Айдо и Рёцу затаили дыхание. Едва справляясь с эмоциями, Гино почувствовал некое щекотливое ощущение в центре ладони - алгидексторы обоих открывались. Дрожа, но продолжая сдерживать руку Фуро, Микки всей душой желал скрыть Сёгуту от предательских сканеров, изменив его оттенок. Белоснежный алгидекстор Гино раскрылся и начал впитывать в себя бистр мужчины. Шумно дыша, Сёгу судорожно сглотнул, видя, как по телу Микки пробегают волны слабых судорог. Рёцу обеспокоено поджала губы, вцепившись во влажную руку брата, но наблюдать за действом всё же продолжала.
   Оказавшись в алгидексторе молодого человека, бистр смешался с белым и начал рассасываться. Набор оттенков, которые составляли цвет Фуро, начали распределяться по алгидексторообразным придаткам на ладони Микки. Процесс проходил достаточно стремительно, и уже очень скоро основное клеймо Гино вновь стало белым, после чего произошла некая обработка просмотренных молодым человеком видений, и в четвертую часть окружности белой гибкой пластины из трубочки черного придатка была выпрыснута едва различимая капелька черного цвета. Смешавшись, часть причудливого алгидекстора стала светло-серой, после чего, раскрывшись, начала всасываться меткой Сёгуты.
   Сосредоточенный Гино немного ослабил хватку и мужчина, с опаской повернув ладонь, увидел, как светлый оттенок из четвертой части алгидекстора парня сотнями мельчайших частиц перетекает в его клеймо. Широко раскрыв глаза, Сёгу судорожно сглотнул. Он никогда в жизни не подозревал о том, что что-то подобное вообще имеет место быть в этом мире. Сильнее сжав руку Айдо, Рёцу смотрела то на болезненно зажмурившегося Микки, то на пару раскрытых ладоней, с которыми происходило что-то невообразимое.
   Перелив остатки оттенка в алгидекстор Фуро, белое клеймо Гино начало восстанавливать утерянную часть. Краска истончалась, заполняя собой весь диаметр гибкой метки. Когда процесс был завершен, алгидексторы обоих закрылись, и Микки, шумно выдохнув, обессиленно откинулся на спинку дивана, расслабив конечности. До сих пор с трудом веря во всё увиденное, Сёгу осторожно коснулся пальцем своего значительно осветленного клейма и, пораженно качая головой, посмотрел на Гино, а потом и на Рёцу с Айдо. Приподняв ладонь, он показал им свой новый оттенок.
   - Да это же броный11... - Заворожено прошептал мальчишка, чуть подавшись вперед.
   - Сёгу... - Прохрипел молодой человек, с трудом приоткрыв один глаз. - Ты не поверишь, но что-то внутри меня посчитало, что ты очень изменился после Тэскипано... - Напрягшись, мужчина сильно нахмурился, не желая вспоминать прошлое. - Ты стал лучше, и эта хрень на моей руке решила, что теперь твой оттенок должен быть в разы светлее бистра.
   - Микки, - Фуро решительно притянул парня ближе к себе и по-братски обнял, - спасибо тебе. Будь уверен: я не подведу. Мы вместе поймаем этого кадра и привлечем к ответственности. Сейчас ты можешь полагаться на меня, как никогда.
   - Ага... - Микки выдавил улыбку, и устало закрыл глаза.
   Сёгута не успел выпустить его из своих объятий, как услышал, что друг громко засопел. Слегка удивившись, мужчина аккуратно привалил мускулистое тело к спинке дивана и, задержав взгляд на Рёцу и Айдо, тихо сказал:
   - Вот таким теперь стал смурый чемпион Гино.
  
  ГЛАВА 14
  ОДИНОЧКА
  
   Сгущающиеся облака превращались в грозовые тучи и затмевали ослепительное полуденное солнце, улицы Алторна погружались во мрак. С опаской смотря на небо, жители города спешили домой, ведь стремительно меняющаяся погода не предвещала ничего хорошего. Поднялся сильный ветер, срывающий с редких деревьев листву, и заставляющий людей закрываться от кружащихся вихрей пыли. Проносящиеся по широким улицам машины везли своих хозяев по делам, мигающие огни светофоров дополняли всевидящие очи уличных сканеров и камер, а зоркие глаза актидроков и шарнахов были обращены в темные переулки, которые, как казалось, были оставлены без внимания.
   Ощущая, как порывы прохладного ветра приятно ласкают кожу, Мива снял капюшон и подставил бледное лицо клубящимся в вышине тучам. Смотря на то, как грязное небо пронзают первые всполохи молний, парень задумчиво улыбнулся. Раскат грома прокатился вдалеке и Полихромный, вздохнув, посмотрел вниз. Как и всегда он сидел на углу крыши высотного дома и наблюдал за происходящим внизу и вверху. Находя некий интерес в том, чтобы смотреть на людей свысока, как на букашек, молодой человек наслаждался порывами ветра, который успокаивал и остужал, как никогда, ласково трепля пепельные волосы и приподнимая полы легкой куртки.
   Ссутулившись и сцепив руки в замок, Туо никак не мог оставить мысли о Бесцветном. Снова и снова его лицо возникало перед глазами, нарушая спокойствие и заставляя струны нервов натягиваться. Перебирая в голове один вариант за другим, Мива пришел к выводу, что Сэль"юриас не зря встает на его защиту. Ее мотивы Полихромному не были ясны, поэтому вопросов в голове рождалось всё больше. Однако парень понимал, что Сэль"юриас не из тех, на кого имеет смысл давить и вытягивать интересующие ответы. В отличие ото всех остальных, Туо прекрасно знал свое место и предназначение, ведь призрачная голограмма шестнадцатилетней девушки поведала ему о своей глобальной цели, на которой Полихромный сейчас пытался сосредоточиться. Вспоминая слова Сэль"юриас и думая о том, каким именно способом можно выявить этот универсальный оттенок, Мива раскрыл ладонь с алгидекстором и подставил ее под первые капли начинающегося дождя. Прохладная небесная вода охлаждала разгоряченную кожу руки и, попадая на многоцветное клеймо, стекала с его гладкой поверхности, образуя вокруг небольшую лужицу. Прислушиваясь к своему сердцебиению, раздающемуся внутри под аккомпанемент громовых раскатов, молодой человек отчего-то начал невольно вспоминать прошлое - дни, которые давным-давно были забыты и утеряны в многовековой истории Алторна.
   Дождь усилился и перерос в ливень, но Полихромный и не думал уходить с крыши. Насквозь промокший, он сидел, понурившись и изредка отвлекаясь на срывающиеся с волос капли. Перед глазами проплывали не всегда понятные картины, являющие собой как знакомых, так и совсем неизвестных людей; какие-то высотные здания, масштабные залы, архивы и личные дела вперемешку с множеством снимков, на которых были запечатлены люди со смурым оттенком алгидекстора. Что-то казалось Туо хорошо забытым старым, а что-то совершенно чуждым. Смотря на разбивающиеся о гладкую поверхность карниза капли, парень снял очки и подставил дождю лицо. Он не заметил, как на раскрытой ладони появилась маленькая голограмма. Внимательно посмотрев на Полихромного, она огляделась по сторонам и, сложив руки на груди, спросила:
   - Мива, скажи, как ты собираешься определить универсальный оттенок?
   - Сэль"юриас... - Как-то задумчиво проговорил молодой человек, не открывая глаз и не смотря в сторону голограммы. - Мне нужно время.
   - Это роскошь. - Причмокнув, отозвалась девушка. - Единственная в мире роскошь, которая никогда не выйдет из моды и никогда не будет в цене. Я вылечила тебя потому, что этого пожелали Отцы. Похоже, они всё еще верят в твои силы и способности, а что до меня...
   - Ты разочарована? - перебил ее Полихромный, приоткрыв один глаз.
   - Очень. - Призналась голограмма, выпрямившись и свысока посмотрев на промокшего до нитки парня. - Я надеялась, что ты будешь более рьяным и неудержимым в своих действиях; думала, что ты всеми силами будешь приближать нас к осуществлению единственной значимой цели, но... Ты ищешь свою выгоду от полученной в дар силы, ты устраиваешь гонки с Бесцветным, пытаешься свести личные счеты, и без конца гадаешь, достигнет он твоего уровня или нет. И всё это вместо того, чтобы искать универсальный цвет, который на данный момент так необходим жителям Алторна!
   - Где же я его найду? - без особого интереса спросил Туо и, посмотрев на алгидекстор под призрачными ножками Сэль"юриас, добавил: - Тут столько оттенков...
   - Кажется, ты просто забыл, зачем ты здесь, со мной. - Жестко проговорила девушка, раздраженно надув губки. - Мива Туо - человек с высочайшим уровнем изобретательности и неординарности мышления прозябал в какой-то идиотской адвокатской конторе. И пусть он был вполне успешным и знаменитым в своих рядах, он и понятия не имел о том, что был избран моими Отцами, как некое запасное колесо, дополнительный уникальный, ничем не отформатированный разум, заархивированный на случай проведения неотложной реконструкции политики Алторна! - молодой человек слышал эту историю не раз, поэтому, одарив голограмму скучающим взглядом, вновь уставился в проливающее слезы небо, теребя в свободной руке дужки заливаемых дождем очков. - Поэтому сейчас, Полихромный, они ждут от тебя самого яркого проявления твоих способностей интуиции и дедукции, в процессе которых ты должен определить универсальный цвет - единый образец мышления для жителей нашего города, с помощью которого мы сможем навсегда устранить такое явление, как смурые, и раздавить преступность, как явление, стерев ее признаки из людской психики.
   - Сэль"юриас, - медленно проговорил парень, смотря в просветляющуюся даль, - как же занудно звучит твой голос под звук дождя и раскаты грома.
   - Мива, - прошипела голограмма, уверенно выходя из себя, - как ты смеешь мне грубить?!
   - Я не грублю. - Без тени эмоций равнодушно отозвался Полихромный. - Я просто констатирую факт. Я пришел посмотреть грозу, подумать над тем, что делать дальше, но никак не слушать тебя. Я хотел побыть в одиночестве, но ты не даешь мне этого сделать. - Он замолчал, встретившись с взбешенной девушкой взглядом. - Я всё понимаю и обещаю найти этот необыкновенный оттенок... очень скоро.
   - Знаешь... - Немного успокоившись, Сэль"юриас тряхнула головой и, поправив длинные прямые волосы, украдкой посмотрела в лицо молодого человека. - Я могу помочь тебе.
   - Как? - слабо удивившись, Туо отвлекся от низко проплывающих туч.
   - Слейся со мной, - прошептала девушка, заглядывая через темные глаза Полихромного в самый центр его души, - стань единым целым со всеми оттенками, затаившимися в моем стержне, и ты познаешь истинную силу красок и обретешь над ними абсолютную власть. Тогда ты наверняка увидишь тот единственный и неповторимый цвет, которого мы все от тебя так ждем.
   Ветер стихал, дымчатые облака сменяли тучи. Просветление неба наполняло людские сердца какой-то необъяснимой радостью и надеждой. Дождь перестал, жители Алторна сложили зонты, дети весело бежали по лужам. Еще немного - и на горизонте появилась половина радуги. Невообразимо яркая, она своей сказочной красотой будто бы отталкивала серые тучи, спешащие покинуть небо над городом. Семь основных цветов, как семь нот красок, плавно переливались друг в друга. "Вот он - идеал" - промелькнуло в голове молодого человека. - "Отсутствие четких границ, отсутствие линий, лишь чистые цвета с малой долей смешения и никакой грязи...". Стекающие с крыш последние капли ловили отражение радуги и пусть на единое мгновение, но всё же становились больше похожими на какой-то волшебный эликсир, нежели на обыкновенные капли воды. Замечая это, Мива делал свои глубокомысленные выводы. "Простая крупица жидкости, совершенно никому неприметная, становится чудом, когда попадает под красочный свет. И люди... Люди такие же. Одинаковые по сути, они мгновенно меняются, когда их также подсвечивают, разве что радугу можно сравнить с любыми счастливыми эмоциями, которые в состоянии пережить человек" - протерев очки, парень водрузил их на нос и с тоской взглянул на голограмму. Ловя себя на мысли о том, что не помнит, когда в последний раз был счастлив, Полихромный устало улыбнулся девушке и негромко сказал:
   - Нет, Сэль"юриас, я отказываюсь от твоего предложения, ведь если я сольюсь с тобой и перейму всю силу, я исчезну, но я не хочу умирать, ведь я до сих пор еще не был по-настоящему счастлив. - Прищурившись и посмотрев на солнце, молодой человек на мгновение поджал губы. - Я не подведу и оправдаю возложенные на меня надежды... самостоятельно.
   - Посмотрим. - Уклончиво ответила девушка, впервые наблюдая Миву в таком состоянии.
   Понимая, что Полихромный вряд ли скажет еще что-то, Сэль"юриас уже хотела исчезнуть, как неожиданно заметила вдалеке странную яркую вспышку, которая взметнулась над домами и разорвалась подобно салюту. Ослепительно белая, она была похожа на кляксу, расползшуюся по прояснившемуся небу. Зависнув в вышине, она начала равномерно растекаться, источая восемь удлиненных лучей, из которых появились семь цветов радуги и еще один, дополнительный, черный. Широко раскрыв глаза, застывшая голограмма наблюдала за метаморфозами над спальным районом города, когда проявившаяся причудливая вспышка начала изменять свои очертания. Восемь цветов, похожих на несуразные кляксы, отсоединились от основного, белого, и слились воедино уровнем выше, явив собой ослепительно яркий силуэт ладони с широко растопыренными пальцами. Переливаясь, но не смешиваясь, небесные краски будто бы гонялись друг за другом в пределах невидимого очертания руки, когда как белая клякса, приняв более четкие грани и став похожей на полусферу, сдвинулась и зависла в центре ладони.
   - Не может быть... - Заворожено прошептала девушка. - Это знамение...
   - Что случилось? - нахмурившись, спросил Полихромный.
   Никто, кроме Сэль"юриас не мог видеть происходящего вдалеке действа. Понимая, что ее час настал, голограмма с трудом оторвалась от чистейшей яркости ладони и, бросив быстрый взгляд на парня, недоумевающего от столь скорой перемены настроения девушки, холодно ответила:
   - Пришло время расстаться, Мива.
   - Что? - вытаращившись, молодой человек впился взглядом в маленькую фигурку на ладони. - Почему?..
   - Теперь ты - одиночка, пусть уже и никчемный, но по-прежнему Полихромный, носитель малой толики моей силы. - Жестко отозвалась Сэль"юриас. - Твоя судьба для меня более не играет никакой роли, Мива, ибо только что ты проиграл!
   - Как?.. - Туо совершенно ничего не понимал, слова девушки для него являлись одной большой загадкой.
   - Прощай. - Голограмма сложила руки на груди и высокомерно вскинула голову.
   - Нет... Нет!!! Погоди! Объясни, что случилось! Почему ты бросаешься меня?! - тяжело дыша, Полихромный судорожно сжал правую руку за запястье. - Сэль"юриас!
   По замершей голограмме начали пробегать помехи. Фигурка девушки не шевелилась, но еще миг - и она начала распадаться на маленькие фрагменты, которые поднимались над раскрытой ладонью и бесследно растворялись в воздухе. Мива в ужасе смотрел на то, как его единственная подруга исчезает на глазах. И пусть она была всего лишь порождением технологий, у нее был самый настоящий разум, в который Туо успел без памяти влюбиться. Глаза молодого человека были широко раскрыты, зрачки бегали из стороны в сторону. Смятенный, подавленный и морально убитый, он видел, как призрачная голограмма растворилась в пространстве так, будто бы ее никогда не было, оставив после себя лишь многоцветный алгидекстор, играющий красками под выпуклой гибкой пластиной.
   - С... Сэль"юриас... - Выдавил Полихромный, болезненно сморщившись и ощущая, как подобравшиеся к горлу чувства готовы вырваться на волю. - Сэль"юриас!.. Я же любил тебя! Сэль"юриас!.. - вскочив на ноги, Мива смотрел свысока на расстилающиеся у его ног крыши домов Алторна. - Сэль"юриас!!! - он слышал, как его сердце отчаянно бьется в груди, отравленное болью невосполнимой потери. - СЭЛЬ"ЮРИАС!!!
  
  ГЛАВА 15
  ЖАЛОСТЬ
  
   Переполненное красками пространство было ослепительно ярким, но всё же меркло по сравнению с белым светом, источаемым хрупким телом, идущим откуда-то издалека. С каждым шагом загадочной фигуры сияние угасало, и уже очень скоро можно было различить образ девушки лет шестнадцати. Милое узкое личико, большие светлые глаза, курносый носик, пухлые губки, густые длинные волосы до поясницы и ее не до конца сформировавшееся тело создавали впечатление беззащитной, невинной особы. В тонкой рубашечке с рукавами-фалдами и коротенькой пышной юбке с множеством подкладок, девушка выглядела как-то необычно. Аккуратные туфельки на невысоком каблуке звонко цокали по невидимому полу. Подойдя ближе, она остановилась и, улыбнувшись, поправила волосы. Ее прямой, открытый взгляд, обращенный прямо в душу, завораживал, и Микки тотчас узнал его. Эта незнакомка не так давно снилась ему, но сейчас она казалась совершенно реальной, и Гино, стоящий поодаль на фоне переливающихся ярких красок, шагнул ей навстречу. Протянув руку молодому человеку, девушка оказалась в его объятиях. Скользнув ладонью по мускулистой груди и остановившись на шее, незнакомка томно прикрыла глаза и, отведя взгляд в сторону, легким давлением заставила парня наклонить голову и, привстав на цыпочки, обходительно поцеловала его.
   - Микки, - едва слышно прошептала она, - я тебе нравлюсь?
   - Да... - Не моргая и глядя в светлое лицо девушки, заворожено отозвался Гино, слегка придерживая хрупкое тело за пояс. - Скажи мне, кто ты?
   - Я та, кто подарит тебе любовь. - Тихо сказала незнакомка и потянулась за поцелуем.
   Запуская пальцы в мягкие волосы, Микки целовал девушку, осторожно касаясь ладонью ее узких плеч и спины. Бесцветный не знал, происходит всё наяву или же ему это сниться, но приятный запах тела незнакомки манил его. Сжав девушку в своих объятиях, Гино с трудом заставил свои руки остановиться на ее пояснице, но она, казалось, была не против отдаться ему здесь и сейчас. Нежные подушечки пальцев едва заметно касались мускулистой шеи, обжигающие поцелуи ложились на губы, щеки и грудь молодого человека. Стиснув зубы, Микки еле справлялся с собой, когда девушка внезапно высвободилась из его объятий и, отступив, хитро прищурилась. Подмигнув дрожащему парню, она помахала рукой в прощании и, развернувшись, пошла прочь, растворяясь в ярких красках окружающего пространства.
   - Постой!.. - Только и смог вымолвить Гино, протянув руку ей вслед.
   - Мы еще увидимся... Микки. - На мгновение оглянувшись, сказала она и исчезла.
  
   Резко открыв глаза, Бесцветный увидел белый потолок с тихо шумящим кондиционером. Сильно моргнув, он приподнял голову и огляделся. Знакомая обстановка сообщила ему, что он находится дома. Шумно выдохнув и откинувшись на подушку, раздраженный очередным глупым сном Микки повернулся на бок и на мгновение зажмурился, когда услышал чьи-то приближающиеся шаги. "Это она!" - промелькнуло в голове парня, и он резко сел, устремив взгляд в сторону звука. Застыв в дверях кухни, на него смотрела Рёцу. Сильно смутившись и понимая, что должна немедленно объяснить молодому человеку причину своего присутствия в его доме, она открыла рот, но вместо слов волнение заставило ее промямлить что-то невнятное. Нахмурившись, Гино навалился на колени и исподлобья посмотрел на растерянную девушку. Думая о том, что только ее именно сейчас здесь не хватало, Микки чувствовал себя крайне неловко и думал лишь о том, как прошмыгнуть в ванную незамеченным. На секунду задержав взгляд друг на друге, они отвернулись. Поджав губы, Рёцу осторожно прошла в гостиную и остановилась поодаль парня, усиленно закрывающего низ живота сложенными на коленях руками. Она понимала, что Гино злиться на нее; понимала, что должна объяснить происходящее, но, будучи очень скромной по натуре, Рёцу не могла подобрать слова.
   - Где Айдо и Сёгу? - спросил Микки, положив подушку на колени и обхватив ее руками будто бы для удобства.
   - Они уехали. - Сорвавшимся голосом пробормотала девушка, осторожно присаживаясь на кресло. - Сказали, что поедут к... - Она замялась, вспоминая имя. - Руди. Да, к Руди.
   - Отлично! - не выдержав, саркастично воскликнул Бесцветный, всплеснув руками. - Осталось только Ятто вмешать в это дерьмо!
   - Простите. - Едва слышно прошептала Рёцу, виновато опустив голову и зажав влажные от волнения ладони между колен.
   Шумно выдохнув в попытке успокоиться, Микки покосился на девушку и невольно отметил, что она сидит так же, как Айдо. "Одинаковые" - промелькнуло в голове Гино, и он, взъерошив торчащие волосы, выдавил слабую улыбку. Заметив, что девушка немного оттаяла, равно как и он, парень откинулся на спинку дивана и украдкой посмотрел на Рёцу. Про такую, как она, действительно можно было сказать "милая". Недостаток красоты эта девушка с лихвой восполняла умом и трудолюбием. Стараясь не смотреть на нее слишком открыто, Микки поймал себя на том, что никогда ранее не встречал похожих на нее девушек. И пусть Рёцу была своеобразной, она вызывала у смурого гонщика большой интерес. Ранее чемпиона Гино окружали длинноногие красотки с роскошными формами, с которыми было не стыдно показаться на людях. Скорее, Микки воспринимал девушек как некое украшение и дополнение самого себя, нежели как личность со своими мыслями, чувствами и привычками. Конечно, Бесцветный понимал, почему его семейная жизнь не складывается, ведь все его потенциальные избранницы были из смурой элиты, где простым бескорыстным девушкам не было места.
   - Микки, я приготовила завтрак... - На мгновение встретившись с проницательными изумрудами глаз молодого человека, Рёцу вспыхнула и, поджав губы, замолчала. - Вы крепко спали... Мистер Фуро попросил меня побыть здесь и подождать их возвращения. - Девушка попыталась оправдаться после некоторого молчания.
   - Понятно. - Глухо отозвался Гино, чувствуя себя крайне неловко и как-то чуждо в собственном доме. - Тогда... Тогда, может быть, попьем чай?
   - А, конечно-конечно! - закивала Рёцу и, вскочив на ноги, бросилась на кухню. - Вы какой предпочитаете? Горячий, теплый или прохладный? - но ответом была тишина. - Микки?..
   С опаской заглянув в гостиную, где еще несколько секунд назад на диване сидел Бесцветный, Рёцу обнаружила, что его нет. Одинокая подушка валялась в стороне, а из-за двери коридора доносился шум воды. Воспользовавшись моментом, Гино проскользнул в ванную и, закрывшись там, пытался настроиться на совместный завтрак с сестрой Айдо. Уже давно не общаясь с девушками на таком уровне, молодой человек пытался вспомнить какие-нибудь несложные темы разговора, которые Ким без проблем смогла бы поддержать. В голову лезла всякая ерунда, поэтому Микки, приняв душ и переодевшись, появился на кухне в белой майке и просторных темных штанах на шнуровке. Светлые цвета одежды подчеркивали смуглый оттенок его кожи и как-то выделяли на общем фоне, поэтому парень, который был заинтересован Рёцу, но не настолько, чтобы без памяти влюбиться в нее, несмотря ни на что пытался произвести благоприятное впечатление.
   Ожидающая за столом девушка старалась не смотреть в глаза молодого человека, который присел напротив и, пододвинув к себе тарелку с яичницей, начал молча ловить горошек на блестящую вилку. Рёцу кушала очень аккуратно, стараясь не спешить и закончить завтрак одновременно с Микки, который не глядя потянулся за кусочком хлеба в тот момент, когда Ким сделала то же самое. Их пальцы едва коснулись друг друга, когда девушка, густо покраснев, резко отдернула руку, спрятав ее под стол. Не скрывая удивления, Гино приподнял широкую бровь и, всё-таки взяв хлеб, спросил:
   - В чем дело?
   - П-простите... - Потупившись, пробормотала Рёцу.
   - За что? - не понял парень, запивая яичницу горячим чаем.
   - За всё. - Тихо сказала Ким, не поднимая глаз.
   - Да брось ты. - Микки не смог сдержать улыбку.
   Определив по тону голоса молодого человека, что он не злиться, девушка с опаской подняла глаза и скромно улыбнулась в ответ, после чего поджала губы и снова уткнулась в полупустую тарелку. Гино невольно отметил, что если она и сидит, как Айдо, то улыбается совсем не так, как он. Сдержанная, с чересчур развитым чувством вины, принимающая всё близко к сердцу Рёцу выглядела очень блёкло наряду с сексуальными смурыми красотками, которые могли отдаться, едва назвав свое имя. Думая обо всем этом, Микки поймал себя на том, что почти разучился ухаживать за девушками. Скорее, он не хотел, чтобы такая, как Рёцу, была рядом с ним, но в качестве верной подруги он вполне серьезно рассматривал ее кандидатуру. Понимая, что для приличия нужно начать какой-нибудь разговор, Гино отпил немного чая и, обхватив чашку ладонями, состроил невинное выражение лица и спросил:
   - А какой у тебя оттенок?
   - Фернамбук12. - Посмотрев на алгидектор и будто бы сверившись, отозвалась Рёцу.
   - О, почти как у меня!.. раньше. - Смущенно почесав затылок, Микки понял, что сморозил какую-то глупость. - У меня была сангрия, пока не случилось всё это. - Девушка внимательно слушала Бесцветного, изредка осмеливаясь смотреть ему в лицо. - А я... это... никогда не видел фернамбук вживую.
   - Хочешь посмотреть? - неожиданно для себя спросила Рёцу и, не дождавшись ответа, протянула парню раскрытую ладонь.
   Навалившись на край стола, Микки взял девушку за руку и, пристально вглядевшись в гибкую пластину, нахмурился. Рёцу думала, что он рассмотрит ее оттенок на расстоянии, поэтому такое решительное действие со стороны Гино немного испугало ее. Разглядывая узкую ладошку, Бесцветный старался ни о чем не думать. Самый обыкновенный алгидекстор, самый обыкновенный фернамбук. Ничего особенного не было, и молодой человек уже хотел отпустить руку девушки, когда как внезапно увидел невесть откуда всплывшую перед глазами немую картину. Группа девчонок возрастом от одиннадцати до семнадцати лет широко улыбаются, весело смеются и, дразнясь, тычут пальцами в сторону стоящей поодаль девочки лет тринадцати. Старая безразмерная кофта, вышарканная юбка, сбитые носки летних ботинок, бледное лицо, наспех собранные в короткий хвостик волосы и усталые, не выспавшиеся глаза. Хмурясь и затравленно глядя на смеющихся ровесников, она прикрывала собой цепляющегося за его голые ноги мальчишку лет трех. Испугано смотря в сторону девчонок, он теребил юбку сестры и пытался оттащить ее подальше, когда самая высокая и, по-видимому, старшая девка подхватила с земли камень и бросила его в повернувшуюся спиной девочку. Удар пришелся в открытую шею. Оставив после себя кровоточащую ссадину, камень упал на землю, а девочка, едва не упав, схватила мальчишку и, прижав его к себе, закрыла спиной, ожидая прилета новых камней. Испугавшись, ребенок заревел и она, обнимая его дрожащими руками, на мгновение оглянулась назад. Более мелкий камень тут же угодил в щеку. Зажмурившись, она не смогла сдержать слез. Влажные дорожки одна за другой появлялись на опухшем от удара лице, но девочка не смела отвечать на издевательства. Поджав губы, она стойко терпела боль, зная, что если попробует бежать сейчас, камни могут угодить в мальчишку...
   С трудом оторвав взгляд от алгидекстора, Микки осознал, что удары бешено колотящегося в груди сердца закладывают уши. Сомнений в том, что только что он увидел воспоминания сирот Ким, не было, и Гино отчего-то стало так отвратительно и одиноко, что он не мог заставить себя выпустить узкую ладошку девушки из своих рук. Рёцу с непониманием и какой-то задумчивой улыбкой смотрела в побледневшее лицо Бесцветного, когда он, судорожно сглотнув, нашел-таки в себе силы ответить на ее взгляд. Ничего не подозревая и ожидая от парня какого-то комментария по поводу цвета, девушка пожала плечами и, нервно хихикнув, сказала:
   - Самый обычный не очень чистый цвет.
   - Рёцу...
   Микки будто не слышал, что она только что сказала и, медленно поднявшись из-за стола и продолжая держать девушку за руку, легонько потянул ее на себя, заставив подняться. Заволновавшись и перебирая в голове варианты, что именно она сделала не так, Ким непонимающе смотрела на отчего-то болезненно прищурившегося молодого человека, который шагнул ближе и, приобняв ее за плечи, сжал в сочувствующих объятиях. Глаза широко раскрылись, дыхание перехватило и Рёцу, осознав, что разрешила парню вот так вот запросто обнять себя без всяких объяснений, резко вырвалась из его мускулистых рук и, размахнувшись, залепила Гино крепкую пощечину. Раскрыв рот, Микки уставился на негодующую девушку, с трудом подбирающую слова от переполняющего ее возмущения.
   - Ты... Вы... - Шипела Рёцу, сжимая кулаки. - Что вы себе позволяете?! Неужели нельзя было просто на словах?.. Распускайте руки со своими поклонницами! Мне же на ваши гонки наплевать! Я всего лишь благодарна вам за Айдо, но это не повод вести себя так со мной! Я была о вас лучшего мнения, Микки! - выкрикнула девушка, задержав взгляд на красном отпечатке ладони на щеке побледневшего молодого человека.
   - Рёцу, я просто... - Начал Гино, прикусив губу. - Просто сейчас я невольно увидел ваше с Айдо детство и...
   - Что?.. Жалость?! - девушка с презрением посмотрела на парня, на лице которого было всё написано. - Я, конечно, могу показаться грубой, но не пойти ли вам в задницу с вашими соболезнованиями?!
   Слабо улыбнувшись, Микки виновато опустил голову, ощущая себя очень неловко за столь бесцеремонное проявление чувств. Взволновано теребя ногти собственных пальцев, Бесцветный попытался извиниться, но Рёцу не стала его слушать. Молча развернувшись и приостановившись в коридоре, чтобы надеть обувь, она быстро покинула дом, наплевав на данное мистеру Фуро обещание.
  
  ГЛАВА 16
  МИВАРО ТУО - ПОЛИХРОМНЫЙ
  
   Оказавшись на улице, Рёцу пыталась прийти в себя. Закинув сумочку на плечо, девушка спешила на транспортную остановку, желая как можно скорее вернуться домой. Зная, что пока рядом с Айдо находится Сёгута, она может не переживать. Думая о том, что в восемь часов вечера ей нужно будет не опоздать на вторую работу, Ким остановилась на перекрестке и, подставив лицо поднимающемуся солнцу, медленно выдохнула и невольно содрогнулась, на мгновение пережив ощущение сильных рук Микки на своих плечах. Нахмурившись и разозлившись на саму себя, девушка ожидала разрешающего сигнала светофора, когда окно остановившейся неподалеку машины открылось и показалось знакомое улыбающееся лицо с большими светлыми глазами.
   - Рёцу! - вытянув руку, призывно крикнул Айдо.
   Спохватившаяся и будто вырванная из собственных мыслей девушка остановила взгляд на темном автомобиле, за рулем которого находился Сёгута, а на соседнем сидении - светловолосый парень с аккуратной стрижкой и в прямоугольных очках, мальчишка же сидел сзади, высунувшись и махая сестре руками. Отойдя к обочине, Рёцу подождала, когда машина припаркуется, и нагнулась к открытому окошку, но Айдо не хотел разговаривать с сестрой через преграду, поэтому решительно открыл заднюю дверь и пригласил девушку сесть рядом с ним.
   - Мне же на работу... - Она попыталась отнекаться, зная, что сейчас друзья направляются к Гино.
   - Нет, садись. - Настойчиво сказал Ким, хлопая ладонью по упругому пустому сидению. - Руди нашел кое-что и Микки непременно должен это увидеть!
   - Вот и пусть смотрит! Мне-то какое дело?! - не выдержала Рёцу, нахмурившись и готовясь отойти от машины.
   - Что такое, девочка? - из-за спинки переднего сидения выглянул Сёгута. - Этот кретин обидел тебя? - встретившись с темным взглядом мужчины, Рёцу поджала губы и не решалась ответить. - Не переживай. Если он нагрубил тебе или еще чего, то он не со зла. Парень-то он хороший, разве что придурковатый временами. Мы ему глупости прощаем за его доброе сердце.
   "Прощать глупости... за доброе сердце?.." - мысленно переспросила Ким, и ее дыхание отчего-то участилось. - "Наверное, это и есть настоящая дружба..." Чуть приподняв бровь, Фуро внимательно смотрел на Рёцу. Мотор тихо рычал, машина в любой момент была готова тронуться с места. Девушка понимала, что Сёгута ждет от нее решительных действий, но она не представляла, как посмотрит Микки в глаза, когда вернется вместе с ними к нему домой. Где-то в глубине души Рёцу понимала, что именно она обидела Гино, а не он ее. Они никогда ранее не общались, поэтому откуда смурому гонщику было знать о том, как она реагирует на проявление жалости. Взяв себя в руки, девушка нахмурилась и решительно опустилась на свободное место рядом с Айдо. Думая о том, что непременно извиниться перед лучшим другом брата, Рёцу сжала ладонь мальчишки и, поджав губы, встретилась с лукаво прищуренными глазами Сёгуты, отражающимися в узком зеркале. Не говоря более ни слова, мужчина вжал педаль газа в пол и, преодолев перекресток, направился к дому Гино.
   Когда машина, скрипнув тормозами, остановилась напротив разбитой дорожки, в окне на мгновение показался Микки, и уже очень скоро он стоял на пороге, ожидая идущих в его сторону друзей. Молодой человек был удивлен появлению Рёцу, которая, будучи очень подавленной, смотрела куда угодно, только не в его сторону. Тепло поприветствовав гостей, Гино проводил их в дом и, закрыв дверь, присоединился к рассевшимся в гостиной друзьям. Заинтригованный Микки присел на диван и, навалившись на колени, сцепил пальцы в замок. Как всегда наиболее пристально за ним наблюдал Руди, слегка удивленный фактом ответного рукопожатия. Задержав взгляд на черной папке в руках парня, Микки судорожно вздохнул и отвернулся, когда Сёгу, крякнув и навалившись на подлокотник, негромко попросил:
   - Руди, не томи.
   - Ну, в общем, - Ятто тщетно пытался поймать внимание изумрудных глаз, сидящих напротив, - я нашел его.
   - Чего? - оживившись, Гино заинтересованно подался вперед.
   - Нашел того мудака, из-за которого ты попал в ДТП. - Сдержанно улыбнувшись и на мгновение насладившись произведенным впечатлением, Руди поправил очки и, открыв папку, достал из нее слегка помятый листок с распечатанным текстом. - Вот, полюбуйся.
   Вцепившись в бумагу, Микки начал быстро читать. С каждой буквой, с каждой строчкой сердце билось всё отчаяние, ладони становились скользкими, а на лбу выступила испарина. Ненавистный Полихромный был как никогда близко, и осознание этого факта выплескивало в кровь Гино порции адреналина. Почему-то изучая этот документ, молодой человек начал невольно вспоминать о том, что было. Перед глазами вновь появился поднимающийся мост, ночное небо, вода под ногами и это непередаваемое ощущение полета. Восторг, страх, паника... Как понял Микки, страница, которую он держал в руках, была копией базы данных. В верхней части листа располагалась черно-белая фотография. Правильные черты лица, слегка прищуренные темные глаза, черная оправа прямоугольных очков, узкие губы, наспех расчесанные светлые волосы до плеч, часть которых спадала на лицо некоей самобытной челкой. У Гино не было никаких сомнений в том, что на фото запечатлен Полихромный. Ниже шел перечень данных, которые всё расставляли на свои места и запутывали одновременно.
   Имя: Миваро Туо
   Оттенок алгидекстора: вайдовый
   Возраст: 27 лет
   Рост: 164 см
   Вес: 53 кг
   Вредные привычки: отсутствуют
   Особые приметы: отсутствуют
   Семейное положение: холост
   Место работы: адвокатская служба "Правовой Алторн"
   Должность: адвокат смурых правонарушителей
   Место жительства: ул. Юбаграя, 26, дом 4
   Примечание: к исследованию в Центре им. Лайтольера не привлекался, в заключении Тэскипано не находился. Врожденных болезней, нарушений и штрафов не имеет.
   Вроде бы ничего особенного не было, но внизу документа была строчка, повергшая Гино в немой шок. Широко раскрыв глаза и замерев, он прочитал ее не менее десятка раз, после чего медленно поднял глаза на Руди. Вновь уткнувшись в листок, и отрицательно качая головой, Микки не мог поверить в то, что подобное вообще имеет место быть. Снова уставившись на фото, молодой человек внимательно всмотрелся в него, изучая каждую черточку и изгиб. "Нет, это точно он" - заявил уверенный внутренний голос.
   - Руди, и... и как?.. - Только и смог выдавить Гино. - Здесь написано, что у него есть вторая личная карточка...
   - Ага. - Посмотрев на друга из-под очков, Ятто довольно улыбнулся и протянул второй листок. - Только в обморок не упади, ладно?
   Ничего не ответив, Микки схватился за вторую страницу. Выполненная по подобию первой, она несла еще более шокирующую информацию. Со снимка на Гино смотрел симпатичный молодой мужчина с короткой деловой стрижкой светлых волос, прямым носом, узкими губами и темными глазами с кошачьим разрезом, отчего его взгляд казался слегка прищуренным. Под фотографией, как и в предыдущем случае, располагались следующие данные:
   Имя: Миваро Туо
   Оттенок алгидекстора: зекрый13
   Возраст: 32 года
   Рост: 166 см
   Вес: 63 кг
   Вредные привычки: курение
   Особые приметы: отсутствуют
   Семейное положение: холост
   Место работы: адвокатская служба "Правовой Алторн"
   Должность: адвокат смурых правонарушителей
   Место жительства: ул. Юбаграя, 26, дом 4
   Примечание: к исследованию в Центре им. Лайтольера не привлекался, в заключении Тэскипано не находился. Врожденных болезней, нарушений и штрафов не имеет.
   В самом низу списка красовалась написанная от руки строчка: "Погиб в дорожно-транспортном происшествии. Отчет о вскрытии Љ 146/11, справка о кремации Љ 5634". Совершенно запутавшись во всей полученной информации, Микки остановил застывший взгляд на слегка улыбающемся Руди, который, не говоря более ни слова, достал последний лист и, протянув его молодому человеку, ожидал ответной реакции. Приняв страницу, Гино увидел рисунок, являющий собой наложение друг на друга двух снимков, а именно фотографий обоих Миваро Туо. Нарочно сделанные полупрозрачными, изображения с поразительной частотой совпадали четко очерченными линиями. Одним словом, эти два человека были очень сильно похожи друг на друга. Однотипные пропорции лица, похожий цвет волос и глаз... Даже оттенок алгидекстора - оба попадают в темно-синюю гамму. Вновь вернувшись к страницам с данными, Микки задумчиво почесал подбородок. Они были похожи практически во всем, но более всего настораживал факт проживания их по одному адресу и работе в одной конторе.
   - Ну, что скажешь? - не вытерпел Руди, вопросительно тряхнув головой.
   - Я ничего не понял. - Признался Гино. - И, мало того, совсем запутался в том, что уже было известно.
   - Да тут один вариант. - Устало улыбнулся Сёгута, подперев голову рукой и внимательно смотря на друзей.
   - И какой же? - спросил Айдо, до этого момента сдержанно молчавший и державший взволнованную сестру за руку.
   - Подстава. - Пожал плечами Фуро и, кашлянув в кулак, шмыгнул носом. - Одна из карточек кем-то скомпрометирована. Осталось выяснить, какая именно. - Он замолчал, дав время остальным немного обдумать вероятность его догадки. - От себя лишь могу добавить, что тот Миваро Туо, которого я знал, вот здесь. - Мужчина взял у Микки листок и ткнул пальцем в снимок с коротко стриженым человеком без очков. - Выходит, вполне можно предположить, что этот документ верный, ведь здесь указано, что он мертв.
   - Конечно, мертв. - Поддакнул Руди. - Эта личная карточка из архива, а первая, где двадцатисемилетний парень, из текущей базы данных.
   - Даже боюсь спросить, как именно ты до него добрался... - Пробормотал Гино, встретив широкую улыбку Ятто.
   - Ну-у-у, - парень наиграно закатил глаза, - это был небыстрый процесс. Получив от Сёгуты данные со сканера, я взломал домашнюю сеть одного кадра, который имел доступ к общей базе данных, и воспользовался его логином, чтобы не привлечь к себе внимания. После чего я беспрепятственно пробрался во внутреннюю систему личных карточек жителей Алторна и принялся проверять все цвета со сканера и сравнивать фотки. Его вайдовый оказался чуть ли не самым последним, но каково же было мое ликование, когда на электронной карте я увидел эту очкастую рожу. - Айдо прыснул, но быстро подавил смех, а Руди лишь улыбнулся ему, ведь мог шутить подобным образом не только над другими, но и над собой. - Так что вот, Микки. Еще немного - и сангрия снова будет твоей. Вместе-то мы точно прищучим этого гада!
   - А нужно ли? - вырвалось у Гино.
   - Чего?.. - Очки Ятто съехали на кончик носа. - Не понял?.. Микки, ты что несешь?
   - Мой алгидекстор обрел цвет, да еще и не один. - Пробормотал молодой человек, продемонстрировав правую ладонь. - И теперь я даже не знаю...
   - Помолчал бы, грёбаный эгоист! - оскалившись, прорычал Сёгута. - Если тебе насрать на себя, мне лично не всё равно, что будет с ним! - мужчина ткнул пальцем в сторону притихшего мальчишки. - Этого скота надо привлечь к ответственности за подстрекательство! - засопев, Фуро откинулся на спинку дивана и, теребя подлокотник, немного успокоился и добавил: - Закон как дышло - как повернешь, так и вышло. Если постараться, то можно доказать, что Айдо был в состоянии аффекта, до которого его довел этот Мива, который по сути и является инициатором преступления, но для этого нужен сам Мива.
   - Точно. - Согласно кивнул Руди.
   - Да ладно вам... - Поморщившись и почувствовав себя виноватым, Гино потупился. - Я найду Полихромного, найду Миваро Туо вместе с вами. Я не дам Айдо в обиду.
   - Спасибо... - Прошептал мальчишка, которому напомнили о том, что самое страшное еще впереди. - Я знал, что ты не откажешь мне, Микки.
   - Да я и не думал отказывать... - Пробормотал молодой человек, не поднимая глаз. - Просто я шокирован тем, о чем узнал, но мне почему-то кажется, что всякая догадка, высказанная здесь, окажется неверной. Мива или Полихромный, как я его называю, не так прост, как кажется. Он владеет какой-то необъяснимой техникой абсолютного подчинения цвета. Он может создать из оттенков не только иллюзию, но и вполне реальный предмет. - Парень замолчал, одарив всех присутствующих обреченным взглядом. - Я никогда в жизни не видел ничего подобного. Я всегда считал алгидекстор обыкновенной вещью, удостоверением, паспортом, документом, никак не влияющим на реальную жизнь... Но, оказывается, его сила настолько велика, что и представить страшно. Миву нужно поймать только потому, что он опасен, как явление. Что-то подсказывает мне, что всё то, что он демонстрировал мне в эти считанные встречи - всего лишь малая капля его умений и силы, однако же, когда он серьезно решил расправиться со мной, мне каким-то образом удалось ему противостоять, а это значит, что шанс одолеть его буйство оттенков у нас есть.
   Сёгута размеренно кивал, соглашаясь с рассуждениями Гино. Руди молчал, уставившись в одну точку и то и дело покусывая губы, а Рёцу, обняв Айдо и прижав его к себе, как в детстве, всей своей сущностью хотела защитить и уберечь брата от грядущих неприятностей. Девушке было очень страшно, даже страшнее, чем мальчишке. После потери родителей Рёцу очень боялась остаться в одиночестве, боялась потерять последнего близкого человека. На данный момент он был тем единственным, во имя которого она боролась с судьбой и обстоятельствами. Тяжело вздохнув, девушка решительно поднялась на ноги и, в волнении сжав кулаки, пристально посмотрела на Гино, вынудив его обратить внимание.
   - Микки, - серьезно начала она, и молодой человек заметил, что слова даются ей с большим трудом, - простите меня за грубость. - Сёгу удивленно вскинул брови, а Руди, отвлекшись от своих мыслей, заинтересовано посмотрел на девушку. - Я была не права в отношении вас и... И я хочу поблагодарить всех за заботу и внимание к Айдо. - Бросив в сторону брата быстрый взгляд, Рёцу слегка коснулась пальцами растрепанной светловолосой головы мальчишки. - Спасибо вам.
   - Рёцу, - недовольно пробурчал Ким, понимая, что сестра выставляет его перед друзьями малолетним ребенком, - прекрати!
   - Замолчи! - слишком агрессивно отозвалась девушка, раздраженно нахмурившись. - Если бы не они, ты бы давно мучился в Тэскипано, дурак!
   - Ну-ну, не надо. - Мягко попросил Фуро, успокаивающе приподняв руку. - Он большой парень, и сам может постоять за себя... теперь. Мы понимаем твои чувства, девочка. - Мужчина тепло улыбнулся, а Рёцу невольно поймала взгляд Микки, в котором, к своему удивлению, различила согласие со словами Сёгуты. - Всё будет хорошо. Мы постараемся, да, пацаны?
   - У-у-угу-у-у... - Протянул Руди, улыбнувшись и глубоко кивнув. - Полдела сделано. Личность этого парня определена, осталось поймать его.
  ГЛАВА 17
  ДЕВУШКА ИЗ МОИХ СНОВ
  
   Шел первый день поисков Мивы Туо. Подвергая себя опасности быть обнаруженными, Сёгу и Микки патрулировали разные районы города, когда как Руди, сидя у себя дома, просматривал уличные камеры и сканеры на предмет появления вайдового оттенка, но, вопреки совместным стараниям, Полихромный будто сквозь землю провалился. Рёцу была на работе, Айдо отправили на учебу, умолчав о том, что он будет некоей приманкой для Мивы. Сёгута ездил поблизости учебного заведения, рядом с которым произошло расследуемое зверское убийство. Мужчина понимал, что там мальчишке очень нелегко, однако его фраза о том, что он большой парень, сыграла свою роль. Фуро знал, что Айдо очень хочет быть похожим на Микки, а смурый гонщик далеко не трус, поэтому вывод был очевиден. Перезваниваясь с Гино и Ятто, Сёгу не спускал глаз с окрестностей и дороги, и всем своим нутром надеялся, что этот Полихромный окажется предсказуем, как и любой другой нарушитель закона.
   Вглядываясь в обзор улиц через камеры наружного наблюдения, Руди отслеживал передвижения Микки, ахроматичный "Зарм" которого стремительно преодолевал километры дорог. Поправив очки, парень навалился на стол и нахмурился, когда увидел стоящую у обочины необыкновенно симпатичную девушку. Подняв руку, она ловила попутчика, когда мотоцикл Гино к огромному удивлению Руди, остановился рядом с ней. Вытаращившись, парень прильнул к экрану. Обычно очень уравновешенный хакер быстро вышел из себя, ведь Микки начал действовать вопреки установленному плану. Схватившись за мобильник, и быстро набрав номер друга, Ятто услышал равнодушный голос автоматического ответа о том, что абонент недоступен. Выругавшись, парень позвонил Сёгуте, который оказался на связи, как и всегда. Сообщив мужчине о незапланированных действиях Гино, Руди положил трубку и медленно выдохнул в попытке успокоиться. Не спуская глаз с дисплея, хакер увидел, как девушка села сзади смурого гонщика и, прильнув к его спине, обхватила торс хрупкими руками, после чего "Зарм" стремительно рванулся вперед.
  
   Усиленный скоростью теплый ветер развевал длинные волосы девушки, приподнимал полы коротенькой юбки, демонстрируя проезжающим водителям белоснежные трусики, и заставлял наслаждаться поездкой. Ощущая на себе крепкий захват изящных рук, Микки улыбался, разве что его улыбка была скрыта под тонированным стеклом шлема. Ловящая попутчика незнакомка оказалась настолько прелестной, что проехать мимо Гино просто не смог. На вид ей было лет шестнадцать-семнадцать. Густые длинные волосы были распущены, большие светлые глаза широко раскрыты, а маленький немного курносый носик забавно морщился, когда ослепительные солнечные лучи светили в милое, улыбающееся лицо. Маленькая грудь скрывалась под белой рубашкой с закатанными рукавами, а коротенькая пышная юбка из темной ткани демонстрировала красивые ножки в белых гольфах и аккуратных ботиночках. Девушка выглядела как учащаяся какого-то престижного лицея, но что она делала в разгар рабочего дня на улице было неясно, да и Микки не особо задумывался над этим. Искать Полихромного по предложенной схеме было слишком утомительно, поэтому молодой человек решил немного развлечь себя и подвести красавицу до дома.
   Остановившись и заглушив мотор, Гино снял шлем и огляделся. Они находились в одном из самых отдаленных районов Алторна, где мало камер и сканеров, зато с лихвой хватало людей со смурым оттенком алгидекстора. Удивившись, парень оглянулся на слезшую с "Зарма" девушку и еще раз бегло рассмотрел ее. "Такая красавица и живет тут?.." - Подумал он, взъерошив стоящие торчком волосы. Незнакомка отошла в сторону и, мило улыбнувшись, слегка склонила голову в знак благодарности.
   - А... ты уверена, что приехала в нужное место? - осторожно спросил Микки, понимая, что сует нос не в свои дела.
   - Конечно. - Чарующий голос девушки ласкал слух и невольно заставлял расслабляться, теряя сосредоточенность и контроль над собой. - Спасибо, что подвезли меня. К сожалению, у меня нет денег, чтобы заплатить вам...
   - А, ерунда. - Отмахнулся Гино, смущенно почесав затылок и изо всех сил стараясь оторвать взгляд от милого личика.
   - Но я, всё-таки, хочу отблагодарить вас. - Сделав шаг к "Зарму", незнакомка сдержано улыбнулась. - Разрешите мне поцеловать вас в щечку?
   - Э-э-э... Ну... - О такой удаче Микки и подумать не мог, но быстро согласился. - Ладно.
   Нагнувшись к широкому рулю массивной машины, девушка коснулась губами разгоряченной небритой щеки и, задержавшись на мгновение, выпрямилась и довольно улыбнулась. Судорожно выдохнув, Микки медленно моргнул. Перед глазами возникли какие-то воспоминания, а, быть может, фантазии или даже сны, в подлинности которых парень не был уверен. Но единая догадка, возникшая так неожиданно, что голова начала сильно болеть, заставила Бесцветного посмотреть на незнакомку другими глазами. Длинные волосы, большие глаза, теплые губы, узкие ладони, не до конца сформировавшееся тело... "Или я спятил от одиночества, или это... она" - промелькнуло в голове Гино. - "Она - девушка из моих снов...". Сильно зажмурившись и мотнув головой, Микки уставился на стоящую рядом с мотоциклом красавицу.
   - Что-то случилось? - спросила она, чуть склонив голову.
   - Н-нет... - Отозвался молодой человек, внимательно всматриваясь в лицо незнакомки. - Можно узнать, как тебя зовут?
   - Нэйлин Кэрис. - Ответила красавица и застенчиво улыбнулась, сцепив руки за спиной. - А вас?
   - Микки. - Заворожено глядя на девушку, проговорил парень. - А... ты не местная, да?
   - Угу. - Кивнула Нэйлин. - Я в Алторне недавно.
   - Ты что, одна?.. - Изумился Гино, увидев, что красавица согласно кивнула. - А родители где?
   - Живут в Некроше. Это в трёхстах километрах от Алторна. - Пояснила Кэрис, перекатываясь с пятки на носок. - Совсем маленькое поселение без перспектив и прочего. Думаю, Микки, вы понимаете, о чем я. - Она снова обворожительно улыбнулась. - Алторн я совсем не знаю и часто теряюсь, но я надеюсь, что скоро выучу все эти мудреные улицы и переулки. - Встретившись взглядом со слегка растерянным смурым гонщиком, девушка, помолчав, добавила: - Скоро подойдет моя очередь на алгидексторизацию, так что пока мои ладони чистые. Надеюсь, это вас не слишком смущает?
   - Ничуть. - Не слыша самого себя, проговорил молодой человек, ощущая, как пальцы, держащие руль, невольно расслабляются.
   - Знаете, Микки, вы мне нравитесь. - Нэйлин стеснительно опустила глаза и, слегка покраснев, улыбнулась краешками губ. - Может быть, вы дадите мне номер вашего мобильного? А то вдруг я опять потеряюсь, а вы, как я поняла, очень хорошо знаете город...
   - Д-да, конечно. - Заикнувшись, отозвался Гино.
   Раскрыв веер голограммы телефона, девушка начала старательно записывать проговариваемые парнем цифры. Микки немного оттаял и уже вполне адекватно реагировал на присутствие рядом с собой такой красотки. Нэйлин очаровательно улыбалась молодому человеку, кокетничала с ним, но он был вовсе не против такого поведения. В периодических гонках, устраиваемых смурыми, наступило затишье, и Гино тосковал по женскому вниманию, кроме того попытка чуть-чуть сблизиться с Рёцу привела к неудаче, и парень очень хотел, чтобы ему снова улыбались, восхищались и любили. "А почему бы и нет?.." - подумал Микки, когда Кэрис закрыла телефон и убрала его в неприметный карман юбки. - "Только всё как-то по-идиотски, хотя для меня вполне привычно. Нужно было первым спросить номер, чтобы не выглядеть в ее глазах недоумком! Ну почему все путные мысли всегда приходят ко мне слишком поздно?.."
   - Еще увидимся, Микки! - отойдя дальше, Нэйлин помахала рукой на прощание. - Я позвоню!
   - До встречи! - отозвался смурый гонщик, приподняв пальцы, лежащие на руле, и провожая бегущую вприпрыжку девушку в сторону домов. - Она само совершенство...
   Зайдя за угол и перейдя на шаг, Нэйлин беззаботно двигалась к многоквартирным домам. Почувствовав на себе пристальный взгляд, она остановилась и интуитивно подняла голову. С крыши ближайшего дома на нее смотрел невысокий парень в серой куртке. Осознав, что поймал внимание проходящей внизу девушки, он стянул капюшон и поправил очки. Пепельные волосы, правильные черты лица... Засунув руки в карманы, Полихромный сверлил Кэрис тяжелым взглядом. Их разделяла пара десятков метров, но никто из них не желал сближаться. Переболевший расставанием Мива Туо пожирал темным взглядом загадочно улыбающуюся Нэйлин, которая, задержав взгляд на парне еще на несколько секунд, продолжила свой путь, как ни в чем не бывало.
   - Вот, значит, как... - Прошипел Полихромный и, захватив спадающие на лицо пряди челки, закрепил их на макушке длинной заколкой-невидимкой, тем самым открыв высокий лоб и прищуренные в ненависти глаза. - Со мной так мило ты никогда не разговаривала. Что ж. - Мива стиснул зубы, свесившись с крыши и смотря уходящей девушке вслед. - Бесцветный слишком туп для тебя, поэтому я докажу, что наше с тобой расставание - твоя самая большая глупость! Ты обязательно поймешь, что сняла меня со счетов слишком рано... Сэль"юриас!
  
  
  
  ГЛАВА 18
  НАЛЕТ
  
   - Микки, я не понял, что за фигня?! - выкрикнул Руди, как только Гино принял первый входящий вызов.
   - Какая фигня? - не понял парень, остановившись на обочине и заглушив мотор. - Ты о чем?
   - О твоих действиях! - сжимая веер голограммы мобильного, прорычал Ятто. - Мне казалось, что мы договорились искать Полихромного, а ты там тёлок подвозишь!
   - Подумаешь... - Пробормотал Гино. - Всего одну подкинул.
   - "Одну!" - передразнил хакер. - А что, если Мива в этот момент был где-то рядом, и ты его не увидел, потому что пялился на девку?!
   - Да не было его там. - Неуверенно отозвался гонщик. - Если бы он меня заметил, он бы тотчас обнаружил себя. Полихромный же меня терпеть не может, поэтому, как всегда, попытался бы навалять мне.
   - Микки, как ты достал! - взвыл Руди, запрокинув голову к потолку и взъерошив волосы. - Скажу Сёгу, чтобы дал тебе по морде! С таким отношением мы никогда не поймаем этого ублюдка и, глядя на тебя, могу сказать, что ты уже не жаждешь накрыть его, как раньше!
   - Да успокойся ты! - устало выдохнув, попросил Гино, смотря на проезжающие мимо машины. - Я продолжу поиски. Мне лично кажется, что он скорее появится на территории учебного заведения Айдо, чем где-то здесь, да и вообще... Проще вломиться к нему домой.
   - А ничего, что это противозаконно? - язвительно спросил хакер. - По-моему, я говорил, что на этой улице полно камер!
   - Да говорил, говорил... - Эхом отозвался Микки, изо всех сил заставляя себя думать о Полихромном, а не о красавице, с которой посчастливилось познакомиться. - Но ты же взломаешь всё что угодно, Руди. Ты же очень талантлив в этом деле, не то, что я... Круглое - катаю, плоское - таскаю.
   - Кретин. - Прыснул хакер, и Гино услышал, как он улыбается. - Продолжай поиски, а я что-нибудь придумаю.
   - Лады. - Кивнув, Микки сложил голографический веер мобильника и, засунув его в карман, завел мотор.
   Взревев, "Зарм" рванулся вперед. Мимо проносились яркие вывески салонов и магазинов, медлительные автомобили оставались позади, и впервые вместо дороги перед глазами встал прекрасный образ Нэйлин Кэрис. "Вот это я запал..." - подумал гонщик, улыбнувшись. - "Скорее бы она мне позвонила...". Промотавшись по городу до вечера, но, так и не обнаружив ни единого следа Полихромного, Бесцветный вернулся домой. Поставив мотоцикл в гараж и заправив его для завтрашней поездки, парень вошел в дом.
   - Добрый вечер, Микки. - Поприветствовала ГУД.
   - Ага, привет. - Устало отозвался Гино. - Включи свет в гостиной и телек.
   Скинув ботинки и на ходу раздеваясь, гонщик прошел в комнату и, достав из холодильника пиццу и разогрев ее, взял кусочек и плюхнулся на диван. По широкому дисплею телевизора что-то рекламировали. Микки безразлично смотрел на экран, набивая рот вкусной стряпней. Облизывая пальцы и причмокивая, он с нетерпением ожидал звонка Нэйлин. Почему-то ему казалось, что она должна позвонить именно сегодня, но минуты проходили слишком медленно, поэтому Гино попытался отвлечься на телевизор. Заставив себя подняться и добрести до холодильника, парень с ужасом обнаружил, что пиво неожиданно закончилось. Состроив кислую мину и, запив пиццу холодным чаем, он вернулся на диван и, теребя в руках сложенный веер мобильника, уставился на широкий дисплей.
   Реклама сменилась вечерними новостями. Миловидная девушка что-то рассказывала и Микки, откинувшись на подушку, зевал от скуки. Поймав себя на том, что не смотрел телевизор несколько дней подряд, молодой человек решил-таки хотя бы отследить последние новости, чтобы быть в курсе и окончательно не зарыться в собственных проблемах. Показав какой-то сюжет об открытии парка, девушка продолжила сообщение текущих событий:
   - Сёгута Фуро, прототип человека, склонного к преступной деятельности, до сих пор не обнаружен...
   - А?.. - Оживившись, Гино резко сел, заметив в углу экрана фотографию друга, по-видимому, взятую из личной карточки.
   - ...Все уличные сканеры и камеры работают в усиленном режиме, союз шарнахов и актидроков удвоили патруль. Окари Лемн, под надзором которого находился Фуро, утверждает, что прототип исчез практически сразу после начала работы над делом об убийстве троих несовершеннолетних учащихся ТИУС номер двадцать четыре. Лемн сообщает, что, возможно, Фуро причастен к убийству или сокрытию настоящего преступника. Следственный отдел просит внимания со стороны жителей Алторна к его персоне. Сёгута Фуро очень опасен. Необходимые для поиска данные из его личной карточки вы видите на своем экране. Просим проявлять внимательность и осторожность.
   - Капец... - Выдохнул Микки и, раскрыв телефон, набрал номер друга.
   - Слушаю. - Мужчина ответил практически мгновенно.
   - Сёгу, тебя тут по телеку показывают. - Сказал парень, наблюдая за мелькающим на экране очередным сюжетом.
   - Чего?.. - С недоверием отозвался Фуро.
   - Ты в розыске, блин! - прорычал Микки и, не выдержав, добавил: - Поздравляю... Черт, допрыгаемся мы когда-нибудь точно! Все и сразу!
   - Заткнись. - Процедил мужчина. - Не самовольничай - и всё будет нормально. Пусть я сяду, но Айдо в Тэскипано не отдам!..
   - Далее. Странные события происходят на улицах Алторна... - Тем временем продолжала девушка с экрана. - ...Более десятка человек обнаружили изменение своего алгидекстора...
   - ...Ты меня понял?! - выкрикнул Сёгута. - Микки!
   - ...На данный момент установлено отравление грязными оттенками людей с чистым цветом...
   - Микки!!! - слыша тишину в трубке, Фуро стремительно терял терпение.
   - ...По последним данным, количество пострадавших растет и уже насчитывает более восемнадцати человек. - Казалось, диктор сама боится того, о чем ей приходится рассказывать. - Пострадавшие заявляют, что внезапно почувствовали жжение в ладони, которое быстро переросло в затемнение оттенка пластины и превращение ее в бесформенную грязь. Все потерпевшие сейчас находятся в Исследовательском Центре имени Лайтольера, им оказана первая психологическая помощь. Сейчас специалисты пытаются определить природу заражения и утверждают, что ни один из пострадавших не будет объявлен смурым. Власти заявляют, что в системе Сэль"юриас неполадок не обнаружено. На этом всё. Мы будем держать вас в курсе событий. Следующий выпуск новостей через два часа. Не переключайтесь.
   - Микки, мать твою!!! Скажи что-нибудь или отключись ко всем чертям! - с голографических динамиков донесся теряющий остатки терпения мужской голос.
   - Сёгу, - тревожно проговорил Гино, - в игру вступил Полихромный.
   - Чего? Ты о чем? - взволновано спросил Фуро.
   - Он отравляет горожан грязью... так же, как Айдо. Волна паники в Алторне уверенно поднимается. - Слыша себя будто бы издалека, Микки не сводил глаз с экрана телевизора, по которому началась какая-то развлекательная программа. - Я не понимаю его мотивов, но, кажется, он разозлился...
   - Грёбаный выродок! Если найду его вперед тебя - точно убью! - прорычал мужчина. - Это ж надо додуматься втянуть во всё это невинных людей!
   - Нет, Сёгута. - Решительно сказал Бесцветный, немного придя в себя. - Можешь обозвать меня эгоистом, но с Полихромным могу справиться только я.
   - Эгоист! - донеслось из трубки.
   - Я серьезно. - Слабо улыбнувшись, сказал Микки.
   - Короче, - отрезал Фуро, - я сейчас заеду за Айдо, заберу Рёцу и к тебе. Руди сам доедет.
   - Хорошо. - Не особо охотно согласился парень, имея нежелание в основном из-за сестры мальчишки. - А... а зачем?
   - Не тупи, а?! - Гино услышал тяжелое сопение Сёгуты. - Если на то пошло, я спланирую налет на его хату и накрою ублюдка! Вы должны быть в курсе моих действий, чтобы потом ненароком не попасть вместе со мной под статью.
   - Сёгу... - Микки был поражен словами мужчины.
   - Я сказал. - Отрезал Фуро и отключился.
   Слушая короткие гудки, парень задумчиво закрыл веер голограммы и, уставившись прямо перед собой невидящим взглядом, негромко пробормотал:
   - Что ты задумал, Мива Туо?
  
   На Алторн опустилась ночь, с дорог исчезали последние машины, прохожих не было видно. Число зараженных грязью людей стремительно увеличивалось, и горожане старались выходить на улицы только по крайней необходимости. Сейчас же никого не было видно, даже смурые не решались высовываться лишний раз. Длинные тени, тянущиеся от придорожных фонарей, ложились на безмолвные высотки. Чуть слышно потрескивающие яркие рекламные щиты мигали, круглосуточные магазины, в связи со сложившейся в Алторне ситуацией, начали работать в двенадцатичасовом режиме, и хоть телевидение пыталось передать как можно более ободряющие новости, поселившаяся в городе тень страха становилась только гуще. Так или иначе, но всё претерпело некие изменения. Нетронутой осталась лишь башня Сэль"юриас, лучи прожекторов которой по-прежнему подсвечивали небо красно-желтыми столпами. Отряды шарнахов и актидроков скапливались вокруг нее, охраняя все входы и выходы ценой своей жизни, однако никаких попыток проникновения к стержню не было. Люди боялись, боялись неизвестности.
   По улице Юбагрой двигалась неприметная машина, за рулем которой находился сосредоточенный Сёгута. Рядом с ним сидел задумчивый Микки, а сзади, во всеобщем напряженном молчании ерзал Айдо, теребя влажные пальцы Рёцу. Сегодня ночью они решили совершить налет на квартиру Мивы Туо. Тщательно подготовившись, друзья пребывали в немом волнении, хотя на первый взгляд вроде бы всё было хорошо. Заменив беспрерывную передачу видео с уличных камер наблюдения статичной картинкой, Руди находился дома и был готов в любой момент оказать товарищам посильную помощь. И даже будучи в стороне от основного действия, парень переживал не меньше всех остальных. Единственное, чем он мог сейчас помочь, это прикрытием, которое, собственно, и обеспечил. Теперь дежурные шарнахи, отслеживающие порядок через камеры с контрольных точек Алторна, не смогут заметить автомобиль, остановившийся неподалеку от сектора двадцать шесть, дома четыре.
   Заглушив мотор, Сёгу первым вышел на дорогу и огляделся. Частный дом, внешне находящийся в отличном состоянии, не подавал признаков жизни. Единственным источником света был высокий фонарь на тротуаре, но его поток света не касался прибранного двора четвертого дома, что не могло не радовать. Проверив пистолет, ожидающий своего часа в кобуре подмышкой, Сёгута решительно направился в сторону мощеной дорожки, ведущей к входной двери. Последовав за мужчиной, Микки поморщился, ведь с момента их ночного выезда его не покидало какое-то неопределенное, но очень отвратительное чувство. Айдо и Рёцу оставили в машине. Фуро долго не мог решить, куда деть девушку и пацана. Оставлять их в съемной квартире было слишком опасно. Сёгу боялся, что Полихромный обнаружит их, и еще неизвестно, чем может закончиться эта встреча. Пытаясь понять психологию Миваро Туо, мужчина склонялся к тому, что он непременно должен вернуться к мальчишке, либо сделать так, чтобы тот оказался для Красно-Желтых как на ладони. После отречения от поставленных правительством задач и самовольного ухода из следственного отдела, Фуро старался держать Айдо и Рёцу под постоянным надзором, и этот раз не оказался исключением.
   Вытащив пистолет и держа его на изготовке, Сёгута бесшумно подобрался к окну и, вытянув шею, заглянул внутрь. Широкая рама была не зашторена, однако внутри было слишком темно, чтобы рассмотреть хоть что-то. Решившись и намекнув Микки на дверь, мужчина подобрался ближе и, спрятав оружие за спиной, приказал Гино скрыться от обзора видеокамеры над входом. Пытаясь выглядеть как можно невиннее, Фуро нажал на звонок. Заигравшая мелодия за дверью под аккомпанемент взволнованного сопения Сёгу, накаляла обстановку. Сжимая кулаки и слегка приседая, Микки был готов в любой момент броситься на появившегося на пороге Полихромного, но, вопреки всему, за дверью было тихо: ни шагов, ни посторонних звуков, ничего. Стиснув зубы, Сёгута молча подозвал Гино к себе и передал ему пистолет.
   - Если он появится, стреляй не раздумывая. - Прошептал мужчина, доставая из кармана связку с какими-то мелкими железками. - Я открою.
   Присев и вооружившись набором отмычек, Фуро принялся ковыряться в замке. Изо всех сил прислушиваясь, Микки в волнении кусал губы и сжимал пистолет, уверяя себя, что стрелять в такого человека, как Мива, просто необходимо. Хоть Гино и числился в рядах смурых, он никогда не переступал закон на таком уровне, который предложил Сёгута и, мало того, парень владел оружием куда хуже, чем мотоциклом. Ощущая, как страх подбирается к горлу, а дрожь сотрясает коленки, Микки шумно сглотнул. "Встретиться с Полихромным один на один смогу, но вот выстрелить в него... Я ведь тогда стану убийцей... Действительно, старик прав. Я - эгоист, не способный пожертвовать своим спокойствием ради друзей. Я никогда не смогу взять на себя ответственность за чужие преступления, никогда не смогу взвалить на себя чужой грех... Я - единоличник, который до сих пор не понимает, почему его окружают такие люди, как Сёгу и Руди". Пыхтя и отдуваясь, Фуро вставил в искривленную скважину очередную металлическую палочку и попытался открыть замок. Снова неудача. Видимо, какой-то клапан по-прежнему был не задействован. Волнение Гино росло, Сёгута понимал, что драгоценные минуты уходят, и вероятность быть обнаруженными приближается к отметке пятьдесят процентов.
   Смахнув пот со лба, мужчина прикусил губу и предпринял очередную попытку открыть дверь, когда неожиданно у Микки зазвонил мобильный. За какие-то доли секунды успев подумать обо всем самом страшном, Фуро испугано оглянулся на застывшего молодого человека. Сёгу подумал, что звонит Руди и, махнув рукой на друга, велел ему как можно скорее взять трубку. Достав из кармана голографический веер, парень увидел незнакомый номер. Нахмурившись и осторожно коснувшись сенсорной клавиши, Гино нерешительно сказал:
   - Слушаю.
   - Микки, привет! - из динамиков раздался чарующий голос. - Извини, что так поздно, но... я не могу вернуться домой. Транспорт не ходит, а на дороге ни одного попутчика... Еще раз прости, но ты не мог бы мне помочь?
   - Н-нэйлин?.. - Выдавил парень, встретившись с переполненным яростью взглядом Сёгуты. - А... А ты где?..
   - Твою ж мать, придурок!!! Клади трубку!!! - близкий к нервному срыву Фуро шипел и активно жестикулировал, намекая на скорейшее прекращение разговора. - Ну, резче!
   - Я... где-то на окраине Алторна. - Отозвалась сникшая девушка. - Мне нужна твоя помощь, Микки... Пожалуйста, приезжай... - Ощущая, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди из-за всей сложившейся ситуации, Гино молчал. - Микки, ты слышишь? Ты мне сейчас очень нужен...
   - Нэйлин, прости... - Пробормотал парень под неимоверным моральным давлением Сёгу. - Я сейчас не смогу, но чуть позже... Я... в общем... перезвоню.
   - Микки... - Раздалось из трубки, когда молодой человек заставил себя оборвать связь.
   - Она кто вообще такая, раз звонит тебе в любое время дня и ночи?! - прорычал Фуро, возвращаясь к замку. - Это не та ли, которую ты подвозил на днях?
   - Та. - Глухо отозвался парень, убирая мобильный в карман.
   - Бабы совсем охренели! - высказался мужчина. - Сама еще ни разу не дала, а уже записала тебя в собственность! Выключи трубку ко всем чертям!
   Поджав губы, Микки не ответил. Больше всего ему сейчас хотелось бросить всё и поехать на встречу к красавице Нэйлин, но данное обещание помочь не давало ему сдвинуться с места. Наконец, замок поддался и Сёгута, выпрямившись и вернув себе пистолет, тихо приоткрыл дверь и первым шагнул в темноту. Мрак пустого дома нехотя расступался, мужчина был готов стрелять в любой момент, как вдруг везде включился свет, отчего зрачки резко превратились в точки и глаза на некоторое время ослепли. Запаниковав, Микки и Сёгу замерли, а где-то совсем рядом послышались редкие хлопки одиноких аплодисментов.
   - Браво! Четыре минуты и сорок семь секунд! Даже вкалывая на Красных, ты не теряешь хватку, старик Фуро!
   - Полихромный... - Жмурясь в попытке вернуть себе способность видеть, Бесцветный сделал несколько неуверенных шагов вперед.
   Когда глаза привыкли к свету, Гино разглядел невысокого худощавого парня в растянутой майке и домашних бриджах, привалившегося к косяку дверного проема. Сложив руки на груди и чуть склонив голову, он криво улыбался, наблюдая за растерянностью незваных гостей. Заколотая на макушке челка, черная оправа очков, слегка прищуренные темные глаза и приподнятые в высокомерном недоумении брови.
   - Привет, что ли? - хмыкнул Мива, сделав шаг вперед и засунув руки в карманы. - Время вашего визита не лезет ни в какие ворота, поэтому чаю с печеньем от меня не дождетесь.
   - Шутить вздумал?! - зарычал Сёгу и, вскинув пистолет, без промедления выстрелил.
   Метнувшись в сторону, Полихромный ловко уклонился, когда пуля сбила частицу косяка и пустила длинные трещины раскола по дверному проходу. Оскалившись в безумной улыбке, Мива рванулся к вооруженному мужчине, но на его пути встал Микки. Попытавшись зацепить ненавистного парня, Гино мгновенным рывком схватился за майку, но верткий Туо присел и, вскинув руки, буквально выскользнул из растянутой одежды. Майка осталась в руках растерянного Микки, а Полихромный, воспользовавшись замешательством, забежал за угол гостиной, будто зная наперед, что Сёгу предпримет очередную попытку выстрелить. Прорычав какое-то ругательство, мужчина кинулся за ускользающим парнем, но Гино опередил его, решительно оттолкнув в сторону и выбежав из-за угла первым. Переполненный оттенками и мерцающий под светом многочисленных ламп длинный раскладной нож, очень похожий на скальпель, обрушился сверху. Холодный блеск очков, широкая улыбка и слегка прикушенный кончик языка... Молниеносно перехватив руку Полихромного, Микки решительно отбросил его назад. Отступив и сделав обманный трюк, несломленный промахом Мива предпринял очередную попытку сразить Бесцветного. Набросившись на него сбоку, парень зажал запястье правой ладони Гино и, отведя мускулистую руку в сторону, был готов вонзить переливающийся цветами нож ему в бок в тот момент, когда белый алгидекстор с восемью придатками на мгновение отвлек его. Широко раскрыв глаза, Туо замер, а вырвавшийся из-за угла Сёгута вскинул пистолет и, не задумываясь, выстрелил. Пуля прошла вскользь, однако оказалась очень болезненной, ведь попала в ушной хрящ, сбив мочку и частицу раковины.
   Взвыв, Полихромный попятился, зажав кровоточащее ухо ладонью. Зашипев и ощерившись, как загнанный в угол дикий зверь, Мива отбросил мерцающий нож, но тот не успел коснуться пола, ведь за какие-то доли секунды принял облик разветвленной плети. Не теряя драгоценных мгновений, Полихромный размахнулся и обрушил извивающийся бич на пол гостиной. Встав на пути обрушения, Микки закрылся в блоке, стараясь своим телом прикрыть старика Фуро, но плеть не была такой, как в прошлый раз. Почти коснувшись пола, она раскинулась на десятки тонких, но очень прочных переливающихся цветом веревок, которые подобно змеям кинулись к ногам Бесцветного и Сёгуты. Обвив ступни обоих, бечевки поползли вверх, стягивая ноги. Запаниковав, Фуро пытался вырваться, но лишь потерял равновесие и, упав на четвереньки, выронил пистолет. Оружие заскользило по гладкому покрытию и оказалось в недосягаемости. Бросив быстрый взгляд на Туо, Сёгу понял, что они обречены. Невысокий худощавый парень оказался более хитрым и ловким, чем он предполагал. Надеясь на способности Микки, мужчина предпринял попытку встать, но она оказалась тщетной. Произрастающая из полихромного алгидекстора плеть смешивалась массой цветов, но Мива решил действовать иначе, ведь просто обездвижить противников было мало. Фыркнув и тряхнув рукой, парень заставил разветвленный бич извиваться. Гино в ужасе заметил, что связки красочных веревок изменяют цвет, а точнее теряют его, превращаясь в грязь и неся ее волну прямиком к нему и Фуро. "Травит!" - мелькнуло в голове Бесцветного, и он невольно сжался. - "Нет, не дам!".
   У Сёгуты перехватило дыхание, когда он увидел за спиной Микки какое-то неясное движение, которое стремительно разрасталось и обретало форму. Мужчина мог только догадываться, осознает ли сам Гино то, что с ним сейчас происходит или нет, но, тем не менее, Фуро не мог отвести взгляд от пугающей и завораживающей картины, разворачивающейся перед ним. Белое сияние, еще более яркое, чем свет в доме Туо, приняло облик полусферы и выбросило из себя восемь аналогичных полусфер чистых цветов, только меньшего размера. Широко раскрыв глаза и оставив все попытки подняться, Сёгута узнал в проявившемся знамении необыкновенный алгидекстор Микки. Смотря на это чистейшее сияние за спиной друга, мужчина ощутил раскатывающуюся в воздухе ярость и ненависть, обращенную в сторону Полихромного. Знамение отпустило держащиеся на связующих нитях придатки радужных цветов, которые подобно грозовым тучам неудержимо клубились, зависнув чуть выше головы Бесцветного, и, когда отравляющая волна грязи была уже слишком близко, неожиданно сорвались с места. Восемь искажающихся полусфер, будто выпущенные из дробовика пули, понеслись к Миве.
   Впервые видя что-то подобное, Полихромный испугался и, отдернув плеть и не имея более возможности контролировать ее, присел и кинулся за спинку стоящего неподалеку дивана. Почувствовав, что свободен, Сёгу вскочил на ноги и, подобрав валяющийся неподалеку пистолет, прицелился. Пожирая глазами угол, где затаился Туо, мужчина был готов выстрелить в любой момент, когда парень осмелится высунуться, сам же подойти ближе он не решался. Сияние восьми чистых оттенков достигли места, где только что стоял Мива, и, облепив стену, начали медленно разрушать ее, пуская трещины и заставляя крошиться бетон. Проследив за действием удара Гино, Полихромный прикусил губу. Гадая, что же случилось с Бесцветным и отчего его сила так возросла, Туо понимал, что сцепиться с Микки, когда рядом Фуро, слишком опасно, ведь теперь он совершенно один, и если его ранят, изменщица Сэль"юриас уже не залатает его дыры. Воспользовавшись моментом отвлечения Сёгу и Гино, Мива, по-прежнему скрываясь за диваном, подобрался к ним ближе, и вновь заставив появиться длинный мерцающий нож, выпрыгнул из укрытия, желая добраться до старика. Мужчина был совсем рядом, но к неожиданности всех, кроме пребывающего в каком-то необычном состоянии Микки, белоснежное сияние раскинуло ленты-лучи, тем самым отбросив Полихромного и не дав ему приблизиться к Фуро. Стиснув зубы, Мива решился на отчаянный шаг, чтобы подавить яростное сопротивление Бесцветного.
   Вновь представ перед друзьями на открытом пространстве гостиной, Туо ощерился и, раскинув руки и запрокинув голову, высоко подпрыгнул, а когда его ноги коснулись пола в приземлении, из-под ступней вырвались многоцветные тени, переплетение которых взметнулось к потолку подобно змеям. Ненависть и гнев Полихромного не знали предела, поэтому появившийся за спиной цветастый шлейф, соединился под потолком с мерцающими лентами теней. Раскатывающаяся по дому ярость заставляла свет мигать. Стекающая из раненого уха кровь тонкими струйками расползалась по шее и худощавой груди Туо, но от этого он выглядел еще более жутко. Понимая, что Мива готовится к сильнейшему удару, Микки на секунду оглянулся на Сёгу и, заметив его оцепенение, резко развернулся и, схватив мужчину за плечи, желал вытолкать его из гостиной за угол, чтобы хоть как-то уберечь от удара взбесившегося Полихромного.
   Но, как только Гино повернулся спиной, Мива приподнялся над полом и, коварно улыбнувшись и исподлобья взирая на Бесцветного, отпрянул к разрушаемой стене, выкинув в сильнейшем толчке вперед обе руки. Всё это многочисленное сплетение цветных лент одной неудержимой волной понеслось в сторону застывших в дверном проеме Сёгуты и Микки. Спутываясь в стремительном полете, ленты превращались в иглы, различив которые в этом мигающем свете, Гино зажмурился и буквально протаранил окаменевшее тело Фуро, повалив его на пол и закрыв собой. Белое сияние за спиной Бесцветного вновь обрело движение. Породив новые придатки уже знакомых цветов, ослепительный свет заставил их увеличиться в размере и лопнуть в воздухе, прямо напротив несущихся мерцающих игл. Растекшаяся под полотком краска стекала будто бы по невидимой стене, которую образовало белоснежное сияние. Столкновение было еще более разрушительным, чем ожидалось. Вязкие подтеки чистой краски пожирали ленточные иглы, и всё это действо сопровождалось миганием света, громким треском и скрежетом, а также физическим давлением на обоих избранников Сэль"юриас.
   Осознавая, что сейчас самое подходящее время для решающего удара, Микки оставил Сёгу и рванулся к стене, где сжавшись и претерпевая боль отторжения лент, застыл Мива. В единую долю секунды Полихромный присел, будто готовясь к прыжку, и из-под его ног вырвался поток грязи. Похожее на морскую волну, омывающую берег, отвратительное смешение приближалось к ногам несущегося навстречу Бесцветного. Туо прекрасно знал, что если ступни Гино коснуться грязи, он завязнет и тогда исход схватки будет предрешен, но Микки оказался еще более непредсказуем и поистине смог удивить Миву, который до сего момента считал его, мягко говоря, тупым.
   Оказавшись в опасной близости к грязевой волне, Бесцветный присел и, раскинув руки, совершил немыслимый по длине и силе прыжок. Стоя у стены и понимая, что деваться некуда, Полихромный, не спуская глаз с летящего в его сторону Микки, готовился отразить удар. Гино был похож на оголодавшего тигра, у которого жизнь зависела от удачности совершенного прыжка. Изумрудные глаза ненавистно прищурены, каждая мышца крепко сложенного смуглого тела напряжена до предела, а руки с сильными пальцами, готовыми в любой момент вцепиться в горло, тянулись вперед. Зашипев, Мива прикрыл голову и шею руками, в тот момент, когда Бесцветный обрушился на него всем своим весом и, прижав к стене, вцепился в плечи. От прикосновения рук Микки, Полихромный взвыл не своим голосом. Худощавое тело парня извивалось так, будто бы его заживо сжигали на костре. Вереща и пытаясь вырваться, Туо из последних сил оказывал сопротивление, однако Гино, помня его слова о том, что он горячий, лишь сильнее сжимал его в своих объятиях.
   Мива был на пределе. Сорвав голос и захлебываясь болью, он с ужасом осознавал, что из-за отсутствия Сэль"юриас он не может бесследно исчезать так, как раньше, а это означало, что он обречен. Сдавленно хрипя, Полихромный ощущал, как силы покидают его, но счастливый случай не дал ему умереть так быстро, как бы этого хотелось Микки и Сёгуте, ведь дверь дома Туо неожиданно распахнулась, и в гостиную вбежал перепуганный адскими криками Айдо. Появившись позади всех, он отвлек Гино и целящегося в Полихромного Фуро. Оглянувшись на мальчишку и мысленно прокляв его за несдержанность, Микки почувствовал, как Мива вновь обдурил его, обмякнув так, будто бы вот-вот отключится, и тут же собравшись с силами и высвободив руки. Ударив Гино в грудь ладонью с алгидекстором, Полихромный выпустил сгусток грязи, который мгновенно расползся на футболке Бесцветного и начал стремительно впитываться, принося с собой не менее жуткие страдания. Схватившись за грудь и невольно попятившись, Микки порывисто дышал, пытаясь прийти в себя, когда как старик Фуро, оглянувшись на Айдо, хотел оттолкнуть его, но увидел на входе Рёцу. Проорав что-то невнятное, Сёгута кинулся к ним, чтобы заставить уйти с опасной территории. Моральное давление Фуро было ощутимо издалека, и перепуганная девушка отбежала от дома, чего нельзя сказать про Айдо, который наоборот бросился навстречу мужчине. Оглядевшись и осознав, что Мивы нет рядом, Гино бросило в жар. Скользкие ладони, срывающиеся со лба капли пота и ужас, сковавший сердце... Различив за спиной Сёгу, несущегося к Айдо, тень, Бесцветный со всех ног кинулся в коридор.
   Ожив, тень протянула руку и, вцепившись в шиворот пиджака Фуро, резко рванула его на себя. Потеряв равновесие и упав, мужчина почувствовал, как чьи-то цепкие пальцы впились в коротко стриженые волосы... В ужасе раскрытые глаза застывшего поодаль мальчишки, сбившееся дыхание Микки, блеск очков и отведенная в сторону оголенная рука, сжимающая мерцающий цветами нож... Всё произошло за какие-то доли секунды. Холодное красочное лезвие проскользнуло по горлу Сёгуты и исчезло также стремительно, как и появилось. Подавившись, мужчина закатил глаза. Тело обмякло, а сердце, отбив последние удары, остановилось. Ноги Гино будто бы приросли к полу, а протянутая в сторону тела Фуро рука будто бы окаменела. Немая сцена, длившаяся всего несколько мгновений... От увиденного Айдо потерял сознание и грузно рухнул на входе. Придя в себя, Микки что-то закричал, но он не слышал ни единого своего слова. Подобной боли внутри себя он не испытывал еще никогда в своей жизни. Залившая горло кровь испачкала рубашку и пиджак, образовала лужу на полу. Разгладившееся лицо лежащего на спине Сёгу было обращено к залитому светом потолку.
   - Кровь за кровь, боль за боль! Не так ли, Бесцветный? - причмокнув и опустив руки, Мива отошел от тела.
   Гино, казалось, перестал дышать вместе с Фуро. Смотря на вымазанный в крови и алой краске худощавый торс Полихромного, Микки уже не считал его равным себе и даже чуть-чуть похожим. Оставленный возлюбленной Сэль"юриас, морально раздавленный и уничтоженный ею, Мива не боялся убивать, и сейчас он был очень рад, что ему выпала возможность поделиться переживаемой потерей и болью. Когда Туо увидел Сэль"юриас рядом с Бесцветным, внутри него проснулась ненависть, хладнокровность и безразличие, которые ранее дремали где-то в глубине вайдового оттенка. Заражая жителей Алторна грязью, Мива делился с ними своими страданиями, однако всей своей сущностью он желал избавиться от царящих внутри него чувств.
   - Ты... тварь... - Голос Микки не был похож на его собственный.
   Несколько неуверенных шагов в сторону бездыханного тела - и ноги Бесцветного отказали. Упав на колени рядом с Сёгу, Гино прижал его к себе. Понимая, что уже ничего нельзя сделать, парень поджал губы. Слезы одна за другой выкатывались из глаз, подбородок дрожал, сердце замирало. Полихромный стоял поодаль и молча наблюдал, криво улыбаясь и ловя раскатывающуюся горечь Микки. Не говоря более ни слова, Мива подошел к потерявшему сознание Айдо и, задержав взгляд на его искаженном болью лице, хмыкнул и был готов выйти из дома, как Бесцветный, внезапно сорвавшись с места, набросился на него сзади. Повалив ненавистного парня и выкатившись вместе с ним на улицу, Гино начал избивать его с такой яростью и отчаянием, что еще немного - и выколачиваемая из Полихромного кровь заставит его захлебнуться. Микки был уверен в том, что убьет его, как внезапная боль в груди заставила вскинутый в очередном ударе кулак зависнуть в судорогах. Поперхнувшись и почувствовав неимоверное удушье и головокружение, Бесцветный повалился на бок. Тошнота подкатила к горлу, и впитавшаяся с ударом Мивы грязь начала изливаться наружу. Отплевываясь и пытаясь прийти в себя, Гино видел, как Полихромный тяжело поднялся и, вытирая кровавые подтеки с лица, побрел к дороге. Микки пытался подняться, но ноги отказали, а вытекающее изо рта грязевое смешение дезориентировало и заставляло прижиматься к аккуратной траве лужайки.
   - Нет... Нет... - Бормотал Бесцветный, видя, как силуэт Мивы теряет форму, расплываясь в глазах с потоком горьких слез. - Сёгу...
   - Микки! - к распластавшемуся на земле парню подбежала дрожащая Рёцу, до этого момента сидевшая в машине и надеющаяся, что с минуты на минуту на дороге должны появиться друзья, которых как можно скорее нужно будет увезти отсюда. - Микки, что с вами?
   - Сёгу, Айдо... - Подняв голову и пытаясь привстать на руках, Бесцветный видел, как тают в ночи тени Полихромного. - Он... Нет... Уходит... - Вновь обессиленно припав к земле и не в состоянии сдержать изрыгаемый поток грязи, Гино протянул руку к девушке. - Рёцу, беги... Спасайся...
   - Нет! Где Айдо? Где Сёгута? Что случилось? - она и сама не знала, зачем задает эти вопросы, ведь ответ был очевиден, но девушка очень боялась принять всё так, как есть. - Они в доме, да? Я сейчас!
   - Нет!!! - одним верным рывком, Микки схватил Рёцу за руку. - Стой... Я сам. Иди в машину и заводи мотор.
   - Но...
   - Я сказал: иди в машину!!! - слишком агрессивно прорычал парень. - Ну!
   Сжавшись и отступив, девушка плохо слушающимися ногами вернулась к автомобилю Фуро и, сев за руль, завела мотор, как и сказал Гино. Приложив неимоверные усилия, чтобы подняться на ноги, Бесцветный вернулся в дом. Приблизившись к телу Сёгуты, молодой человек зажмурился от нахлынувших эмоций, но, заставляя себя подавлять их, присел и достал из кармана Фуро мобильный, а после вытащил из рук мужчины оружие. Сжав его в ладони и стиснув зубы, Микки приложил холодную сталь пистолета к подрагивающим горячим губам и тихо сказал:
   - Я отомщу за тебя, старик...
   Выпрямившись и заткнув огнестрел за пояс, Гино взял тело Айдо на руки и вынес из дома. Перепуганная Рёцу помогла ему положить брата на заднее сидение машины. Микки заверил ее, что с пацаном всё должно быть в порядке, о судьбе Фуро он умолчал, но девушке и так было всё ясно. То и дело всхлипывая и смахивая слезы, она уже хотела надавить на газ, как Гино попросил ее поменяться местами. Взяв себя в руки и сев за руль, Бесцветный повез Айдо и Рёцу к себе домой, ведь теперь ответственность, ранее самовольно взваленная Сёгутой Фуро на свои плечи, перешла к нему.
  
  ГЛАВА 19
  ТЕПЕРЬ ВСЁ НЕ ТАК
  
   По возвращению домой положив бессознательное тело мальчишки на диван, Микки прошел на кухню и, достав из шкафчика крепкой выпивки, приложился к ней. Сделав несколько жадных глотков из горла, парень шумно выдохнул и, едва сдерживая слезы, сел за стол и уткнулся в сложенные руки. Многоцветное гладкое лезвие, скользящее по горлу, застыло перед глазами и заставляло Гино мучиться. Не в силах больше сдерживаться, расслабленный алкоголем Бесцветный зарыдал. Всхлипывая снова и снова, он в безысходности и отчаянии царапал ногтями гладкую поверхность стола, стискивал зубы и сжимался каждой клеточкой своего тела. Разум не хотел верить, что Сёгута Фуро никогда более не появится на пороге этого дома, никогда не обвинит Микки в эгоизме, никогда не встретит свой кулак с его лицом... Раньше смурый гонщик и подумать не мог о том, что будет так болезненно переживать смерть друга. Можно сказать, что Гино сам для себя сделал открытие, осознав, что он очень чувственный к чужим проблемам и боли. "Я никогда не смогу взять на себя ответственность..." - неожиданно вспомнил Микки собственные слова и горько усмехнулся. - "Нет, оказывается, могу... Наверное, Сёгу видел во мне это качество и готовил меня к тому, что сейчас произошло... Познакомил с Рёцу, стал чаще привозить Айдо... Неужели он знал, что всё так закончиться?.." От осознания всего этого, Гино стало еще хуже. Новый приступ слез сдавил горло. Зажмурившись и глотая эмоции, Бесцветный поднял голову и потянулся к стоящей на столе бутылке, когда на его плечо легла чья-то легкая рука. Не вздрогнув и даже не удивившись, Микки поднял блуждающий взгляд. На кухне, не создавая лишнего шума, появилась Рёцу. Увидев Гино в таком состоянии, она не смогла пройти мимо. Девушка могла только догадываться о том, что произошло в доме Туо.
   - Микки, вы... - Рёцу не смогла закончить, встретившись с мутным, но пристальным взглядом молодого человека.
   - Ничего мне не говори. - Оборвал ее Бесцветный, уставившись на столешницу. - Сёгуты нет, но ради Айдо я попытаюсь его заменить... - Тронутая словами Микки, девушка поджала губы, не смея перебивать. - А ты, - парень вновь поднял глаза на Рёцу, - перестань кривляться, строить из себя железную гору, и переезжай вместе с мелким ко мне. Отдельная комната у меня есть, будешь жить там. Деньги за аренду мне не нужны. Всё бесплатно. Будешь распоряжаться моим имуществом, как своим, но, опять же, в разумных пределах. - Он замолчал, смерив девушку пьяным взглядом. - Согласна?
   - Я в долгу у вас, Микки. - Сдерживая слезы, Рёцу в почтении склонила голову. - Айдо нуждается в вас, как ни в ком другом.
   - И еще. - Перебил Гино, навалившись на стол. - Хватит называть меня на "вы". Разница в возрасте у нас не такая уж большая.
   - Х-хорошо. - Всхлипнув, кивнула девушка. - Я буду делать так, как вы... ты... просишь.
   - Вот и славно. - Тряхнул головой Микки, пригубив горлышко бутылки. - Оставь меня и побудь с братом.
   Не говоря более ни слова, Рёцу покинула кухню и вернулась в гостиную, где, обхватив руками колени, сидел Айдо. Печально улыбнувшись, девушка поспешила к нему и, присев рядом, легко приобняла за плечи. Покосившись на нее, мальчишка вновь уставился прямо перед собой. Казалось, что ему всё равно и он ничуть не переживает, но всю его внутреннюю боль и страдания выдавали беспрестанно катящиеся из глаз слезы, срывающиеся с подбородка и исчезающие в ткани потертой временем одежды. И хоть Айдо молчал, он ясно осознавал, что сегодня еще раз потерял отца и все чувства, вызванные этим, стремительно убивали нервные клетки, сохраняя при этом каменную маску лица. Зная характер брата, Рёцу не спешила его уговаривать и отвлекать, понимая, что этим взорвет переполненную порохом бомбу эмоций.
   Бутылка с выпивкой была почти пуста, когда в кармане испачканных штанов Гино зазвонил мобильный. С трудом справляясь с руками, молодой человек развернул голографический веер, даже не отследив, кто именно ему звонит. Просто приняв вызов, Бесцветный молча дышал в трубку.
   - Микки?.. - Обеспокоенный голос Руди нарушил тишину. - Вы уже дома?
   - Дома. - Еле слышно отозвался парень.
   - Что с Полихромным? Его там не было? Вам удалось пробраться внутрь? - Ятто задавал один вопрос за другим, будто бы не слыша, что Гино не спешит отвечать. - Микки?..
   - Руди, Мива убил Сёгу... - Хакер услышал из динамиков всхлипы, переходящие в рыдания. - Айдо и Рёцу... сейчас у меня... Я... Я не знаю... что мне делать!.. Руди... Руди!..
   - Микки, возьми себя в руки! - Бесцветный услышал, как парень изо всех сил сдерживает панику внутри себя. - Сидите и не высовывайтесь! А еще почаще смотрите новости! Я буду сканировать сети. Если что найду - позвоню. - Тяжело дыша от волнения, Ятто слушал всхлипы друга. - Я с тобой, Микки. Не забывай об этом.
   Понимая, что Гино не в состоянии ответить, парень положил трубку и, запустив пальцы в волосы, закрыл глаза и замер на несколько секунд. Аналитический склад ума хакера работал без перебоев, и никакая экстремальная ситуация не могла вывести его из равновесия. Парень прекрасно понимал, что шарнахи, обнаружив труп Сёгу в доме Туо, могут закрыть одно дело и открыть другое. Руди очень надеялся на Красно-Желтых, ведь они просто обязаны с помощью новостей успокоить народ и сказать, что представляющий опасность прототип мертв, а также высказать предположение об убийце. Ятто рассчитывал, что шарнахи, сами того не подозревая, помогут им с Микки еще раз выйти на Полихромного. Откинувшись на спинку кресла, парень попытался немного расслабиться. Сидя в мрачной комнате и утопая в мерцании стоящих полукругом мониторов, Руди закрыл глаза и тихо сказал:
   - Твоя смерть не была напрасной, Сёгу. Обещаю, мы сделаем всё, чтобы довести начатое тобой дело до конца.
  
   Проснувшись утром, Микки обнаружил, что уснул за столом. Поморщившись и потянувшись к пустой бутылке, парень почувствовал, что голова раскалывается. Тяжело поднявшись и подойдя к графину с водой, Гино выпил два стакана подряд и побрел в гостиную, где обнаружил спящего на плече сестры Айдо. Увидев в дверном проходе помятого парня, Рёцу едва заметно улыбнулась ему и тут же опустила глаза, скользнув пальцами по растрепанным волосам сопящего рядом брата. Сев в кресло напротив девушки, Микки негромко попросил ГУД включить телевизор. Широкий дисплей мгновенно зажегся. Стараясь не слушать головную боль, Бесцветный переключился на новости. Знакомая на вид девушка с экрана передавала последние изменения в Алторне. Навалившись на колени и нахмурившись, Гино раскрасневшимися глазами уставился в телевизор. Обеспокоенно посмотрев на парня, Рёцу прислушалась к негромкому голосу диктора.
   - Сегодня утром по адресу Юбаграя двадцать шесть, в четвертом доме, был обнаружен труп находящегося в розыске Сёгуты Фуро, прототипа человека, склонного к преступной деятельности. По данным первой экспертизы, причиной смерти Фуро является самоубийство...
   - Чего?! - вскочив на ноги, подверженный порыву Микки едва не накинулся на ни в чем неповинный телевизионный экран.
   - ...Сторонних следов в доме обнаружено не было. Следователи извлекли из вскрытого замка входной двери набор отмычек, на которых так же были обнаружены отпечатки пальцев Фуро. По одной из версий, прототип проник в выставленный на продажу нежилой дом с целью покончить жизнь самоубийством. Следователи склоняются к тому, что Фуро имел причастность к смертям несовершеннолетних в ТИУС двадцать четыре...
   Не выдержав, Гино схватил со столика пустую стеклянную кружку и, сжав ее в руке, с силой швырнул в плоский экран. Вздрогнув, Рёцу поджала губы, а Айдо мгновенно проснулся. Упав на пол, кружка разбилась, оставив после себя на дисплее вмятину с десятками разветвленных трещин. Шумно пыхтя и в ярости стиснув зубы, Микки кинулся к ящику тумбы и, достав оттуда сигареты с зажигалкой, быстро закурил. Болезненно сморщившись, мальчишка смотрел в спину своего героя, а Рёцу приложила холодную ладонь к разгоряченному лбу и судорожно вздохнула. Выкурив сигарету за считанные затяжки, сопровождаемый молчанием Гино достал из кармана мобильный.
   - Руди! - жестко позвал он, когда на том конце сняли трубку. - Телек смотрел?
   - У меня его нет, Микки. - Напомнил парень. - В сети пока нет никакой информации. Что случилось?
   - Эти... эти скоты нашли тело Сёгу и заявили, что причина его смерти - самоубийство, представляешь?! - в сильнейшем волнении кусая губы, парень потянулся за очередной сигаретой. - Заявили, что в доме найдены только его отпечатки! Не сказали ничего о красочных подтеках на стене, ничего о простреленном дверном косяке, ничего о наших следах и ничего... Ни единого слова о Полихромном!!!
   - Вот как... - Выстраивающиеся в голове Руди алгоритмы стремительно изменяли внешний вид в связи с полученной только что информацией. - Всё куда хуже, чем я предполагал...
   - Что?! Что это значит?!
   - Микки, я боюсь предположить, но... Полихромный находится под прикрытием, раз его личность никоим образом не засвечивают. Если даже я смог обнаружить проживающего по данному адресу человека, то и они подавно могли это сделать. И я не сомневаюсь, что сделали, но среди Красно-Желтых или, быть может, даже выше, есть кто-то, кому Миваро Туо небезразличен, поэтому я почти уверен, что в Алторне находится его покровитель.
   - Твою ж мать! - чиркнув зажигалкой, прорычал Гино. - Вот дерьмо!
   - Я искренне надеялся, что работа шарнахов прольет лучик света на местонахождение Полихромного, но нет... Нам придется самим вычислять его. - Микки услышал тяжелый вздох Руди. - Ничего. На этот случай у меня есть другой вариант, и он, быть может, более действенный, чем впитывать инфу, откопанную Красными.
   - О чем ты? - не понял Бесцветный, выпуская клуб дыма в потолок.
   - Для начала перестань курить, а потом я подумаю, рассказывать тебе или нет. - Из динамика донесся слегка раздраженный голос Ятто. - На тебя наверняка смотрит Айдо. Не заражай его своим идиотизмом, пожалуйста. Ты для него герой, и он по-прежнему в тебя верит. Оправдай его надежды, ведь это именно то, к чему так самоотверженно стремился Сёгута.
   - Ладно... - С каплей вины и горечи в голосе, отозвался Микки, раздавив недокуренную сигарету о подоконник. - Я верю в твои идеи, Руди, и клянусь, что поймаю эту сволочь и отомщу за всё. Если старик хотел отдать его в лапы шарнахам, то я поступлю проще. - Перед ненавистно прищуренными изумрудными глазами возник пистолет Фуро, который Гино присвоил себе после его смерти.
   - Только держи меня в курсе, Микки. - Попросил хакер. - Я на связи круглосуточно. Звони в любое время.
   - Понял. Пока.
   Сложив голографический веер и сунув его в карман, Бесцветный нехотя оглянулся на сидящих на диване Айдо и Рёцу. Прикусив губу и виновато посмотрев на девушку исподлобья, парень задержал взгляд на разбитом, но всё еще работающем телевизоре. Рёцу с пониманием смотрела на Микки, Айдо же был напуган и очень расстроен. Шмыгая носом, он не спускал взгляд со стоящего у окна друга. "Они как будто ждут чего-то..." - промелькнуло в голове Гино. - "Наверное, я должен что-то сказать, что-то сделать, но я не знаю, что". Кашлянув и остановившись поодаль осколков разбитой кружки, Бесцветный четко велел:
   - ГУД, ионизатор.
   - Очистка воздуха от дыма. - Откуда-то сверху раздался электронный женский голос. - Завершение работы через десять минут.
   Проследив за взглядом Микки, Рёцу с готовностью поднялась с дивана.
   - Я приберу. - Негромко сказала она, направившись в коридор.
   - Я сам. - Схватив девушку за руку, Гино аккуратно, но решительно отстранил ее. - Сам всё сделаю.
   Войдя в коридор и нажав на неприметную кнопку, парень вызвал электронного уборщика, который появился из маленькой дверки в стене и, проведя сканирование помещения, определил загрязнение и направился его устранять. Наблюдая за тем, как небольшой цилиндрический робот поглощает в себя осколки, Рёцу почувствовала себя глупо и не пожалела о том, что не настояла на самостоятельной уборке. В съемной квартире у них с Айдо был ручной пылесос старого типа, купленный когда-то давно на распродаже, а такую вещицу, как этот уборщик, девушка видела первый раз в жизни. Невольно представляя себе его стоимость, Рёцу украдкой посмотрела на Гино, который плюхнулся в кресло с баночкой холодного пива в руках. "Лучше бы мы поехали домой... Я совершенно не знаю, о чем с ним разговаривать, а это постоянное напряжение, вдыхаемое с воздухом... Я чувствую себя не в своей тарелке, когда он рядом, хотя чему я удивляюсь? Теперь всё не так, всё по-другому..." - отбросив все сомнения и ненужные мысли, Рёцу постаралась максимально уверенно посмотреть на Бесцветного.
   - Микки, ты не против, если я приготовлю поесть? - спросила девушка в надежде, что хотя бы кухня поможет ей побыть в одиночестве.
   - Не против. - Глухо отозвался Гино, вертя в руках полупустую банку.
   Время тянулось как никогда медленно. Приготовив обед и ужин, Рёцу не знала, чем еще себя занять, чтобы не думать о плохом. Решив пригласить брата и его друга перекусить, девушка вышла в гостиную, где застала Айдо лежащим на диване и смотрящим в одну точку, а Микки разговаривающим по мобильному. Замерев в дверях, она невольно прислушалась.
   - ...Да, а где ты сейчас?.. М... Ага, понял. Ладно, скоро буду. Никуда не уходи. Угу. До встречи.
   Положив трубку, Гино почувствовал на себе пристальный взгляд. Оглянувшись и увидев Рёцу, он невольно нахмурился. День приближался к вечеру, и девушка быстро оправдала свое внезапное появление.
   - Микки, Айдо! Пойдемте кушать! Я приготовила много...
   - Нет, спасибо. - Перебил ее Бесцветный, засовывая сложенный телефон в карман штанов. - Я сейчас уезжаю. Айдо, - молодой человек бросил быстрый взгляд на пацана, - иди, ешь.
   - Не хочу. - Чуть слышно отозвался мальчишка, продолжая бессмысленно смотреть в одну точку.
   Выйдя в коридор и надев легкую куртку поверх новой майки, Гино зашнуровал ботинки и, проверив наличие ключей от "Зарма", открыл дверь и уже переступил порог, как подоспевшая Рёцу своим вопросом заставила его остановиться.
   - Микки, ты надолго?
   - Как получится. - Парень ответил не сразу. - И вообще... Какая разница?
   Недовольный такими личными вопросами, Бесцветный ушел, хлопнув дверью. Постоявшая некоторое время в коридоре Рёцу виновато опустила голову. Думая о том, какая она дура, девушка грустно усмехнулась, проглотив слезы. "Он дал нам всего лишь крышу, всего лишь квадратные метры, но никак не..." - поджав губы и пытаясь оставить глупую обиду, Рёцу вернулась в гостиную к брату с высоко поднятой головой. Улыбнувшись и присев рядом, девушка заботливо пригладила его волосы, но от Айдо ничего не могло скрыться. Приподнявшись, он внимательно посмотрел на сестру.
   - Сними эту маску. Она отвратительна. - Без всякой эмоции сказал он, и снова уставился в одну точку.
   Улыбка Рёцу сменилась растерянностью, и девушка, подобрав ноги, молча устроилась в углу дивана. Кусая ногти и смахивая предательские слезинки, она ловила себя на отвратительной и пугающей мысли о том, что смурый гонщик ей теперь небезразличен.
  
  ГЛАВА 20
  СВИДАНИЕ
  
   Несясь по улицам Алторна, ахроматичный мотоцикл таял в вечерних сумерках. Редкие прохожие, приостанавливаясь, провожали взглядом умелого гонщика, с легкостью управляющего такой грозной машиной, как тяжелый, но устойчивый "Зарм" с двумя парами массивных колес и широкой рамой. Идя на обгон, и даже позволяя себя проезжать на запрещающий сигнал светофора, Микки думал лишь о красавице Нэйлин, которая ожидала его возле дома на окраине города. Она первая позвонила ему и предложила встретиться, и Гино не смог отказать. Претерпевая мучительную боль в сердце и пытаясь прогнать из головы ужасные воспоминания, парень очень хотел забыться, пусть и на какое-то мимолетное мгновение. Что-то подсказывало ему, что Нэйлин поймет его, поддержит и успокоит. В такие моменты Бесцветному очень не хватало ласковых женских рук, а эта длинноволосая девушка была какой-то особенной. Ее сильная энергетика могла вернуть к жизни и настроить на лучшее. И сейчас смурый гонщик, выжимая из мотоцикла максимальную скорость, больше всего на свете хотел утонуть в этом невидимом тепле и согреться от нежных прикосновений.
   Было уже достаточно поздно, остывающее солнце было близко к горизонту, когда Гино, находясь в районе проживания Кэрис, вывернул из-за поворота и увидел хрупкую фигурку, наполовину растаявшую в тени и в ожидании разгуливающую по обочине дороги. Сбавив скорость и сняв шлем, Микки медленно приближался к ней, рассматривая девушку сзади. Эта была их первая встреча после знакомства, но парню казалось, что он знает Нэйлин всю жизнь. Длинные прямые волосы собраны в высокий хвост, размеренно покачивающийся при движении; интересного покроя топ, подчеркивающий маленькую грудь и прикрывающий плоский живот просторными полупрозрачными фалдами; знакомая коротенькая юбка, длинные гольфы и аккуратные ботиночки. Девушка напевала какую-то песню и, закрывая глаза и подставляя личико последним лучам солнца, легко пританцовывала, кружась и переставляя красивые ножки. Бесцветный не мог налюбоваться ею. Такая хрупкая и беззаботная, совершенно никого не стесняющаяся девушка не боялась осуждения и вела себя так, как хочется. Хотела петь - пела, хотела танцевать - танцевала. Она была на редкость настоящей, а именно такие всегда приковывали проницательный изумрудный взгляд смурого гонщика.
   Услышав за своей спиной тихое урчание мотора, Нэйлин оглянулась. Узнав своего нового друга, она засияла улыбкой и бросилась к нему навстречу. Остановившись рядом с "Зармом", Кэрис сцепила руки за спиной и, отведя взгляд, с тенью смущения сказала:
   - Привет.
   - Привет. - Парень не мог сдержать улыбки. - Куда поедем?
   - Мне всё равно. - Тряхнула головой Нэйлин и, бросив в сторону Бесцветного загадочный взгляд, добавила: - Я хочу быть рядом с тобой.
   Шумно втянув горячий воздух, Микки судорожно сглотнул, потупившись. "Это слишком недвусмысленно!" - пронеслось в голове молодого человека, и он, крепче сжав руль, попытался улыбнуться девушке, как ни в чем не бывало, но она-то видела, что зацепила одну из самых живых тем и с явным нетерпением ожидала ответа. Гино были непонятны цели Нэйлин. Ему было удивительно, что она не боится и просит, как кажется, совсем немного - всего лишь его общества. Парень не решался признаться себе, что, быть может, Кэрис - именно та, которую он всегда искал, что она девушка, которой неважно его материальное и социальное положение, а важен лишь он сам. От таких мыслей голову Гино обуяло легкое головокружение, и он поморщился и потер лоб.
   - Что-то не так? - Нэйлин наклонилась ниже и протянула тонкие пальчики к смуглому лицу гонщика. - Микки?..
   - Н-нет, всё нормально. - Сделав глубокий вдох-выдох, и немного придя в себя, молодой человек внимательно посмотрел на девушку. - Садись, я хочу показать тебе одно место. Сегодня у меня... не очень хорошее настроение, но... я действительно хочу провести этот вечер с тобой.
   - Поделись со мной болью, Микки... Я готова выслушать тебя.
   Чувствуя на своей щеке горячее дыхание Кэрис и слыша ее тихий, мелодичный голос, Гино ощутил, как бешеное сердцебиение нехотя приходит в норму. Смурый гонщик согревался. Ненавязчивое тепло, раскатывающееся по телу, было именно тем чувством, к которому он так стремился. Медленно закрыв глаза, Бесцветный на несколько мгновений расслабился каждой клеточкой своего тела, когда теплые нежные губы Нэйлин едва коснулись его щеки в поцелуе. Микки ловил себя на мысли, что загадочная красавица одним только своим присутствием исцеляет его душу, однако схожести с ощущением любви парень не заметил. "Просто влюбленность, увлечение, страсть..." - думал Гино, смотря на чистую дорогу, когда Кэрис села сзади него и обхватила хрупкими руками торс гонщика. - "Не хочу влюбляться. Это слишком больно. Больше не буду никому навязываться. Хочу, чтобы она сама решила, нужен я ей или нет". Надев шлем и надавив на газ, Микки заставил "Зарм" рвануться вперед. Ощущая крепкие объятия Нэйлин, Бесцветный вспоминал забытые мгновения давно ушедших лет, мгновения, в течение которых он был счастлив. Закат, дорога, агрессивный рев мотора и красивая девушка за спиной, готовая отправиться с тобой хоть на край света... Что еще нужно для счастья?
  
   Мотоцикл остановился рядом с заброшенной высоткой на окраине города. В это время суток местность должна была быть особенно оживленной, переполненной людьми со смурым оттенком алгидекстора, однако близлежащие улицы оказались пусты. Нэйлин слезла с "Зарма" и заинтересовано огляделась. Она впервые находилась в этом районе. Спешившись следом, Микки нахмурился. Ни единого движения, лишь старые газеты ползли по асфальту под резкими порывами ветра. Подумав, что так даже лучше, ведь никто не увидит их присутствиях здесь, Гино подошел к Кэрис и протянул ей правую руку. Задержав взгляд на причудливом алгидексторе, девушка прикоснулась к клейму, вложив узкую ладонь в широкую ладонь гонщика. Будто разряд тока пробежал по руке и, добравшись до сердца, заставил его на миг замереть. "Необыкновенная..." - промелькнуло в голове молодого человека и он, улыбнувшись, потянул Нэйлин за собой. Повинуясь, девушка следовала за Гино, когда тот провел ее внутрь заброшенного здания и, выведя к лестнице, повел наверх.
   Раздающееся эхо шагов нарушало тишину. Сотни ступеней, десятки этажей... Микки ждал, когда Кэрис скажет, что устала подниматься, но она молча следовала за парнем, продолжая держать его за руку. Высотное здание было обесточено, лифт не работал, но Гино часто приезжал сюда. Этот заброшенный, но хорошо известный смурым дом стал его неким тайным убежищем, где он мог собраться с мыслями, помечтать, забыться или просто полюбоваться восходом, закатом или же проплывающими над головой пушистыми облаками. Наконец, преодолев последний пролет, парень замер рядом с прикрытым выходом на крышу и, подведя девушку ближе, попросил ее закрыть глаза. Она повиновалась, и гонщик резко распахнул дверь. Порыв ветра ворвался на небольшую лестничную площадку, взъерошив длинные волосы Кэрис и заставив ее широко раскрыть глаза. За просторной крышей дома и покосившимися ржавыми перилами расстилался закат. Восторженно ахнув, девушка, сопровождаемая Бесцветным, сделала несколько нерешительных шагов вперед, выйдя на пустующую площадку крыши. Новые порывы ветра приподнимали полы короткой юбки, колыхали фалды замысловатого топа, развевали высокий хвост мягких волос...
   Похожее на тающее масло солнце сливалось с горизонтом, скрывающимся за крышами окрестных домов. Подсвечиваемые последними теплыми лучами облака медленно проплывали в вышине, необыкновенное голубое небо поблизости заходящего солнца имело розовый, золотистый и оранжевый оттенки. Было видно, как высотки погружаются во мрак ночи, когда солнечная подсветка медленно сползала с них, будто полупрозрачное покрывало, оголяя и превращая дома из сказочных в самые обыкновенные. На такой высоте не было слышно рева моторов спешащих домой машин, не было слышно посторонних звуков, лишь ветер, свобода и умиротворение, сопровождаемое протяжным писком маленьких птичек, парящих в вышине в поисках мошек.
   - Микки, это... прекрасно. - Негромко проговорила Нэйлин, на мгновение оглянувшись на стоящего в паре шагов парня. - Никогда не видела ничего подобного... Аж дух захватывает!
   - Я всегда прихожу сюда, когда мне тоскливо или больно. - Признался Гино, приближаясь к перилам и свешиваясь вниз, на дорогу. - Наверное, мне просто кажется, что ветер может унести все мои беды и страдания.
   - Я тоже могу это сделать.
   Бесцветный почувствовал на своем плече ладонь Кэрис. Вздрогнув от неожиданности, ведь он не слышал приближающихся шагов, парень оглянулся. Девушка стояла рядом и сдержано улыбалась, а большие светлые глаза, казалось, заглядывают прямо в душу. На мгновение Микки стало не по себе от такого проницательного взгляда, и он, сжавшись, отвернулся, хаотично соображая, что сейчас следует ответить, но Нэйлин была решительна и настойчива в своих действиях и, мало того, прекрасно видела замешательство молодого человека. Взяв его за руку и потянув к себе, она заставила Гино повернуться и отойти от перил. Бесцветный в замешательстве смотрел на девушку, когда та подошла ближе. Хрупкая Кэрис едва дотягивалась макушкой до плеча рослого Гино, однако это не помешало ей обнять мускулистую шею парня и, встав на цыпочки, мило улыбнуться. Внимательно рассматривая эти широкие брови, изумрудные глаза, подчеркнутые ухоженной короткой бородкой скулы и подбородок, Нэйлин едва слышно сказала:
   - Ты мне очень нравишься, Микки. - Опять этот чарующий голос, заставляющий забывать обо всем на свете. - Поцелуй меня, пожалуйста...
   На секунду поджав губы, но быстро растаяв под томным взглядом светлых глаз, Гино подался вперед и, склонив голову и осторожно, с долей нерешительности, коснулся теплых губ девушки. Забыв обо всем на свете, парень обнял Кэрис за плечи и прижал к себе, наслаждаясь необыкновенной сладостью ее поцелуев. Оторвавшись от губ Микки, Нэйлин коснулась кончиком языка его разгоряченной шеи. Будоражащая волна раскатилась по мускулистому телу Бесцветного и он, судорожно сглотнув, аккуратно, но решительно отстранил девушку от себя.
   - Н-не надо, Нэйлин... Не сейчас... - Прошептал Гино, заставляя свои слова звучать как можно увереннее.
   - Почему?.. - Узкие ладони легли на вздымающуюся от волнения широкую грудь гонщика и скользнули под расстегнутую куртку, сжав плечи. - Я не нравлюсь?..
   - Н-нет, то есть да... В общем... Нравишься, поэтому... - Кэрис ловила каждый, даже самый мимолетный взгляд Бесцветного и ощущала, как его сопротивление стремительно сходит на нет. - Нэйлин...
   - Да, Микки?.. - Зацепившись большими пальцами за высокий ворот куртки Гино, девушка стащила ее и отбросила в сторону, продолжая пожирать взглядом манящие изумруды глаз.
   - Пожалуйста, не надо... Не на крыше ведь... - Попытался возразить Бесцветный, но его тело говорило об обратном.
   - А почему нет? - приподняв бровь, спросила Кэрис, зацепившись за широкий ремень гонщика. - Ты говоришь, что здесь живут твои воспоминания... Я хочу стать одной из них, понимаешь? Хочу, чтобы ты думал обо мне... Хочу, чтобы ты жил мной... Хочу, чтобы ты любил меня... всем сердцем, всей душой...
   - Нэйлин...
   - Микки...
   Звяканье расстегиваемого ремня, шорох грубой одежды, тяжелое дыхание, поцелуи и обжигающая страсть. Крыша этого безжизненного дома, тайна этого места, где маски исчезают сами собой, обнажая желания и помыслы, теперь была разделена. Узкая полоска солнца догорала на горизонте, а на самом верху высотки двое никак не могли сполна насладиться друг другом. Порывы ветра срывали капли пота, путали волосы и мысли. Прижимая к себе хрупкое тело Кэрис, Микки не мог поверить, что такая девушка, как она, сейчас рядом с ним. Даря ей бесчисленные страстные поцелуи, Бесцветный позабыл обо всем на свете и был счастлив от единого обладания Нэйлин, которая скользила ладонями по влажной коже напряженных мускулов Гино и ловила себя на мысли о том, что он действительно горячий, такой горячий, каких она еще не встречала...
   Последние лучи растаяли во мраке, а на темно-синем небе начали зажигаться первые звезды, когда вымотанный Микки откинулся на раскиданную в подобии покрывала одежду и удовлетворенно выдохнул. Обнимая прижавшуюся сбоку Нэйлин, он дарил ей кроткие, но очень нежные поцелуи. Девушка гладила высоко вздымающуюся мускулистую грудь парня, едва касаясь ее мягкими подушечками пальцев, играла с плотно заплетенными косичками Бесцветного, заглядывала ему в глаза и улыбалась. Наблюдая за едва различимыми, проплывающими в небе облаками, Гино нехотя возвращался к мысли о том, что нужно ехать домой, ведь там его ждут Айдо и Рёцу. Но тепло лежащей рядом обнаженной Кэрис было очень уютным и необыкновенно родным, что Микки невольно поморщился, представляя, как снова будет проводить ночи в одиночестве.
   - Что такое? - с беспокойством в голове спросила Нэйлин, приподняв голову с плеча Гино и заглянув ему в лицо.
   - Я не хочу тебя отпускать. - Негромко признался парень.
   Украдкой улыбнувшись, девушка села, опершись на руки. Ночь пока не успела охладить удушающий пыл вечера, поэтому эти воздушные ласки очень приятно касались разгоряченной кожи. Немного помолчав, Нэйлин оглянулась на лежащего рядом Микки и спросила:
   - Какое дальнейшее развитие этих событий ты хотел бы получить?
   Нахмурившись и удивленно посмотрев в спину сидящей девушки, Бесцветный был озадачен таким неожиданным вопросом. Не зная, на что и думать, Гино ясно понимал, что Кэрис готова подстроиться и играть по его правилам, но так ли это на самом деле или вся эта игра слов всего лишь блеф? Улыбнувшись и слегка коснувшись пальцами нежной кожи спины Нэйлин, Микки сказал:
   - Я хочу, чтобы ты была моей девушкой.
   - Я готова. - Не раздумывая, отозвалась Кэрис и, засияв улыбкой, подарила парню нежный поцелуй. - Еще мне бы хотелось жить с тобой вместе.
   - Э-э-э... - Подыскивая нужные слова, Бесцветный замялся, про себя отметив, что Нэйлин очень напориста. - Понимаешь, у меня сейчас нет такой возможности...
   - Почему? - Микки увидел, как на серьезное лицо девушки пала ледяная тень.
   - Со мной сейчас живет мой друг... и его сестра. - Нехотя признался Гино.
   - Что? Другая девушка? - тонкие брови сошлись на переносице.
   - Да, но она... совсем не такая как ты. Ты в разы лучше. - Заверил парень, невинно улыбнувшись в попытке обнять Кэрис, но та не далась, ловко уклонившись. - Нэйлин...
   - Я буду твоей девушкой, Микки. - Через несколько секунд молчания, оглянувшись на Бесцветного сказала обнаженная красавица. - А ты будешь моим...
   Она не договорила, не определила вслух установленную роль, поэтому оба поняли эту незаконченную фразу по-своему, так как каждый из них преследовал свою цель. "Она необыкновенна, и я счастлив, что здесь и сейчас рядом с ней оказался я, а не кто-то другой" - сжав узкую ладонь Нэйлин в своей ладони, Гино заворожено смотрел в ее загадочные томно прикрытые глаза с длинными мягкими ресницами, чуть различимыми в ночной темноте. "Проживать под одной крышей уже не требуется, ведь он хоть сейчас готов пойти ради меня на что угодно" - задумчиво улыбнувшись, Кэрис провела пальчиком по губам Микки и, заметив слегка прикушенный кончик языка парня, потянулась за поцелуем.
  
  ГЛАВА 21
  СКРИКЛИН
  
   Отвезя Нэйлин домой и, вернувшись к себе поздней ночью, Микки застал Рёцу на кухне. Она сидела за пустым столом, вертя в руках кружку из-под чая. Встретившись раскрасневшимися глазами со слегка удивленным парнем, Ким потупилась и решила как можно скорее освободить помещение. Поднявшись на ноги, девушка направилась к двери, когда внезапно почувствовала на своем запястье сильные пальцы Гино. Вздрогнув и испуганно оглянувшись, Рёцу старалась угадать причину задержки, когда Микки в нерешительности прикусил губу и сделал шаг навстречу. Заглядывая в глаза девушки, Бесцветный пытался угадать ее настроение, однако ничего, кроме страха, ему так и не удалось увидеть. Вздохнув, он нехотя разжал пальцы, но к его удивлению Ким не спешила уходить. Стоя поодаль в ожидании, она блуждающим взглядом изучала стены кухни.
   - Рёцу, - хрипловатый голос молодого человека нарушил тишину, - как себя чувствует Айдо?
   - Он так ничего и не поел. - Опустив глаза, отозвалась девушка. - Сейчас спит на диване в гостиной.
   - М... Ясно. - Кивнул Микки. - А ты почему не спишь?
   - Тебя ждала. - Слишком быстро ответила Рёцу и, поняв, что сболтнула лишнее, густо покраснела и потупилась.
   - Правда? - с долей удивления спросил Гино, приподняв брови и невольно улыбнувшись румянцу на бледных щеках девушки.
   - Ну... то есть... я не совсем это хотела сказать... - Помня, что парню пришлись не по душе личные вопросы, Рёцу замешкалась в попытке оправдаться. - Просто... Я приготовила ужин... Хотела, чтобы хотя бы ты попробовал...
   - А, с удовольствием. - Устало улыбнувшись, Бесцветный заинтересовано склонил голову. - Разогреешь?
   - Конечно! - едва сдерживая восторг, девушка кинулась к холодильнику.
   - Только у меня есть условие... - Садясь за стол, Гино украдкой посмотрел на Ким и, на миг встретившись с ее недоуменным взглядом, широко улыбнулся. - Я хочу, чтобы ты поела вместе со мной.
   - Л-ладно... - Пробормотала девушка, понимая, что если сядет напротив Микки, у нее от волнения кусок в горло не полезет. - Попробую...
   На ужин оказалось тушеное мясо с картошкой. Поставив большую порцию перед молодым человеком, Рёцу нерешительно опустилась напротив с едва наполненной маленькой тарелочкой. Нависнув над горячей едой и принюхавшись, Гино облизнулся. Насыщенный пряностями запах пробуждал аппетит. С улыбкой посмотрев на застывшую в ожидании пробы девушку, парень подцепил на вилку частицу пропитанной соусом картофелины и кусочек мяса. Медленно пережевывая, Микки прислушивался к своим ощущениям. Вкус был потрясающим, именно таким, какому Гино всегда отдавал предпочтение. Продолжая жевать и кивая, парень улыбался, а Рёцу, широко раскрыв глаза и затаив дыхание, боялась поверить, что ему и правда нравится.
   - Вкусно. - Отправив в рот еще мяса, заявил Микки. - Очень.
   - Я... - Девушка хотела что-то сказать, но от радости забыла, что именно.
   - У тебя хорошо получается готовить. - Отметил Бесцветный, склонившись над тарелкой. - Давно нормальную еду не ел. Сама училась?
   - Д-да, по книгам. - Кивнула Рёцу, пытаясь спрятать раскрасневшиеся щеки за сцепленными в замок пальцами.
   - Прикольно. - Посмотрев на Ким исподлобья и отметив ее пристальное внимание, Гино улыбнулся. - Может, сама тоже поешь?
   - А, да. - Спохватившись, Рёцу поспешно схватилась за вилку. - Микки...
   - М? - парень поднял изумрудные глаза.
   - А... А что теперь будет? Сёгуты нет... Руди и ты... - Опустив глаза, девушка не договорила.
   - Нас с Ятто вполне хватит, чтобы заставить Полихромного заплатить за смерть старика. - Жестко отозвался Гино, отведя взгляд и нахмурившись, невольно вспоминая недавние события. - Без Сёгу следователи Красных вряд ли смогут продвигаться в деле об убийстве троих учащихся так же быстро, как с ним, поэтому время у нас есть. Сейчас мне куда важнее ваша с Айдо безопасность. - Признался Бесцветный, задумчиво поджав губы и, после некоторого тяжкого молчания, добавил: - Знаешь, Рёцу, меня восхищает твоя стойкость. Я еще никогда не встречал таких, как ты.
   - С-спасибо... - Сильно смутившись, пробормотала девушка, проткнув вилкой кусочек картофеля. - На самом деле я... Ну... - Закрыв глаза и медленно выдохнув, Ким выпалила: - Просто я понимаю, что никто кроме меня не поможет Айдо встать на ноги, и если я буду распускать сопли, о нем никто не позаботиться, ведь он никому так не нужен в этом мире, как мне!
   - Настоящая старшая сестра. - Улыбнувшись и приняв откровение Рёцу, констатировал Микки. - Действительно, достойно уважения. - Доев остатки порции и отставив тарелку, Бесцветный поднялся из-за стола и, посмотрев на уткнувшуюся в столешницу взволнованную девушку, негромко сказал: - Я рад, что мы познакомились. Спасибо за еду.
   Чуть заметно кивнув, замершая Рёцу не могла заставить себя поднять глаза на парня, находящегося на расстоянии вытянутой руки. Ожидая реакции Ким в течение нескольких секунд, но, так и не дождавшись, Гино шмыгнул носом и, развернувшись, поплелся в гостиную, где тихо сопел свернувшийся клубочком Айдо. Примостившись в углу дивана и закинув ноги на край журнального стола, располагающегося поодаль, Бесцветный сложил руки на груди и, закрыв глаза, моментально заснул. Рёцу же, вновь и вновь слыша внутри себя хрипловатый голос Микки, ушла в отдельную комнату и, закрывшись там, плюхнулась на кровать. Если еще час назад ей жутко хотелось спать, то сейчас сон как рукой сняло. Лежа на заправленной постели, девушка чувствовала запах смурого гонщика, которым была пропитана каждая вещь в его доме. Понимая, что находится в его спальне, Рёцу прикусила губу, думая о том, что их с Айдо присутствие здесь притесняет молодого человека. Перебирая в голове десятки разномастных мыслей, Ким остановилась на том, что будет делать всё, чтобы хоть как-то компенсировать и оправдать свое нахождение в доме Гино. Мечты рассеялись реальностью, когда девушка вспомнила о том, что завтра, а точнее уже сегодня, ей нужно выйти на работу. Несколько дней, взятые без содержания, заканчивались в восемь утра. Тяжело вздохнув и достав старый мобильный телефон, Рёцу проверила время. Четыре двадцать две. Поставив будильник на семь утра, девушка откинулась на подушку и, вдыхая запах Микки, всё-таки умудрилась заснуть.
  
   Перевернувшись на бок, Рёцу медленно моргнула. Подумав, что проснулась раньше будильника, девушка потянулась к потертой трубке и взглянула на часы. Семь тридцать шесть. Вытаращившись и мгновенно лишившись остатков сна, Ким вскочила на ноги и бросилась в ванную, чтобы хоть немного привести себя в порядок. Стремительно пробежав по коридору, на секунду заглянув в гостиную и посмотрев на спящих на диване парней, Рёцу схватила расческу и одновременно чистя зубы и причесываясь, бросилась обратно в комнату, чтобы переодеться. Бормоча под нос одно проклятие за другим, ругая себя, будильник и скопление идиотских обстоятельств, Ким понеслась в коридор и, запрыгав на одной ноге в попытке надеть туфлю, едва не упала. Справившись с обувью и неожиданно вспомнив про забытую в комнате сумку, Рёцу выругалась и бросилась обратно в спальню. Громкий стук каблуков по гладкому полу заставил Микки поморщиться и нехотя проснуться. Тяжело поднявшись с дивана и высунувшись в коридор, он застал в дверях наспех собравшуюся девушку, которая оглянулась на него и застыла, широко раскрыв глаза. Жмурясь, зевая и массируя затекшую шею, Гино удивленно посмотрел на нее. Светлая блузка, строгая юбка, туфли на невысоком каблуке, сумка через плечо, не уложенные волосы и помятое лицо.
   - Ты чего? - спросил Бесцветный, подперев плечом косяк.
   - Я проспала! Опаздываю на работу! - отчаянно призналась Рёцу, переступая порог. - Прости, я не могу больше задерживаться! Пропущенные часы вычтут у меня из зарплаты. До вечера!
   - Стой! - приказным тоном велел Микки. - Где работа-то?
   - Авантюриновая, сто шестьдесят два... - Не понимая, зачем Гино спрашивает, девушка предприняла очередную попытку выйти из дома.
   - А что там находится? - поинтересовался парень.
   - Дошкольное учреждение для детей со смурым оттенком. - Нехотя призналась Рёцу, отчего-то стесняясь факта своей работы в таком месте. - Микки, прости, но... мне сейчас некогда...
   - Да стой ты, я тебе говорю! - Гино нахмурился, сложив руки на груди. - На транспорте ты всё равно не успеешь, а на попутку у тебя не хватит денег. Авантюриновая же в соседнем районе! Жди три минуты, я подвезу тебя.
   - Но... - Попыталась возразить Рёцу, но Микки уже скрылся в гостиной.
   Быстро переодевшись, парень накинул куртку и, достав из кармана ключи от мотоцикла, поспешно зашел в гараж. Услышав рев мотора "Зарма", Ким выбежала на дорогу, когда грузная машина, приглушенно урча, остановилась рядом с ней. Ахроматичный мотоцикл, тонированное стекло яркого шлема, черная тонкая куртка, джинсы и массивные ботинки. Кивнув на заднее сидение, Гино был готов сорваться с места в любой момент. Неуверенно сев сзади, Рёцу чувствовала себя не в своей тарелке. Еще никогда в жизни ей не приходилось ездить на мотоцикле, поэтому к нарастающему волнению присоединился еще и страх. Оглянувшись и увидев, что девушка села на продолговатое сидение и крепко вцепилась дрожащими пальцами в кожаную обивку, Микки улыбнулся.
   - Держись за меня! - велел он, но, заметив замешательство, добавил: - Да не бойся, я не кусаюсь!
   - Я и не боюсь! - прорычала Рёцу.
   Аккуратно обняв гонщика за торс, девушка пыталась вести себя как можно спокойнее, однако легкие судороги пальцев выдали ее настрой. Поймав себя на мысли, что боится прикасаться к Бесцветному, Ким отсела подальше, не желая тесных объятий. Зная, что драгоценные минуты уходят, а Рёцу по-прежнему мнется, Гино отпустил руль и, схватившись за руки девушки, аккуратно, но решительно вытянул их вперед, расположив на своем торсе. Почувствовав, как грудь Рёцу невольно уперлась в спину, Микки улыбнулся. Взревев, "Зарм" стремительно понесся по улице. Растерянность и испуг Ким сменился восторгом. Страх опоздать на работу куда-то исчез почти сразу же, как только ветер ворвался в волосы, а огромная скорость захватила дух. Уверенно управляя мотоциклом и преодолевая один перекресток за другим, Бесцветный чувствовал, как объятия Рёцу становятся всё более уверенными и крепкими. Ощущения, которые он испытывал от этих прикосновений, были другими, совсем не похожими на те, которые дарила ему Нэйлин. Они были сокровеннее и теплее, нежели решительные и напористые объятия Кэрис. Оглянувшись на Рёцу, Микки спросил, перекрикивая рев мотора:
   - Ты как?
   - Нормально. - Донесся сбиваемый ветром ответ Ким.
   - А чего проспала-то? Или это будильник проспал? - усмехнулся Гино.
   - У меня старый телефон, - призналась девушка, - поэтому всё в нем работает через раз.
   - Старый, говоришь? - переспросил Микки. - Покажи, а?
   Продолжая одной рукой держаться за парня, а другой скользнув в сумочку, Рёцу извлекла наружу старейшую модель мобильного, который не имел ничего общего с веерами голограммы, очень популярными в текущий год. Вытянув руку с аппаратом так, чтобы гонщику было видно, девушка показала ему трубку. Услышав приглушенный шлемом смех Гино, Ким почувствовала себя неловко. Она не могла позволить себе приобретать новинки техники.
   - Да уж, действительно, старьё. - Кивая, заявил Бесцветный. - К антиквару унеси, может, выручишь чего...
   - Нет, мобильник мне нужен для работы. - Мотнула головой Рёцу.
   Взвизгнув тормозами, "Зарм" остановился, когда Ким пришла в себя после очередной атаки размышлений. Вскинув голову и оглядевшись, она увидела, что находится прямо напротив огражденного входа на работу. Шумно выдохнув и поспешно спрыгнув с мотоцикла, девушка попыталась разглядеть время, но Гино оказался быстрее.
   - Семь пятьдесят семь. - Сняв шлем, он улыбнулся. - Успели.
   - С-спасибо... Спасибо, Микки! - Рёцу не знала, как благодарить гонщика за бесценную помощь.
   - Иди. - Махнув рукой в сторону трехэтажного здания, велел Бесцветный. - Как раз успеваешь.
   Сдержано кивнув и на ходу поправляя разметавшиеся волосы, Ким побежала на территорию, провожаемая внимательным взглядом Микки. Облегченно выдохнув, будто бы только что сам чуть не опоздал на работу, парень водрузил на голову шлем и, рванув руль в сторону, хотел было дать по газам, как в кармане внезапно зазвонил мобильный. Нахмурившись и гадая, кто решился побеспокоить его таким ранним утром, Бесцветный раскрыл голограмму и принял входящий вызов.
   - Да, Руди.
   - Микки, привет. - Знакомый голос послышался из динамиков. - Спишь?
   - Ага, блин, сплю. - Хмыкнул Гино. - Ты что-то нашел?
   - Да... - Как-то неопределенно отозвался Ятто. - Надо переговорить с глазу на глаз. Сможешь приехать?
   - Прямо сейчас?
   - Угу. Несколько ночей я сканировал сети, и сегодня ближе к утру наконец-то появился результат.
   - Несколько ночей?.. - Удивился Микки. - Руди, ты вообще спишь?
   - Нет, - Бесцветный услышал, как Ятто улыбается, - я регенерирую энергетическую батарею с помощью кофе.
   - Мда-а-а... - Протянул Гино, покачав головой. - Ладно, сейчас приеду.
   - А ты где? - поинтересовался хакер.
   - На Авантюриновой. - Без задней мысли отозвался Микки.
   - На Авантюриновой в восемь утра?.. - Изумился Руди. - Ты не заболел?..
   - Не знаю. - Признался Бесцветный, задумчиво улыбнувшись. - Ладно, до встречи. - Оборвав связь и убрав мобильный, Гино развернул "Зарм" и поспешил в район, где находилась квартира Ятто.
   Раннее утро наполняло улицы автомобилями, обгоняя которые и внимательно смотря по сторонам, Микки отмечал высокую активность Красно-Желтых. Однотипные отряды шарнахов патрулировали центральные дороги, на актидроков же был возложен контроль над отдаленными районами и дворами. Пытаясь понять, что происходит, Бесцветный начинал невольно думать о Полихромном, а все подобные мысли автоматически вызывали раздражение. Стиснув зубы и стараясь прогнать из памяти ужасные картины недалекого прошлого, парень немного снизил скорость и, свернув за угол, увидел массовую драку. Ошарашено приостановив мотоцикл, Гино различил в толпе давно примелькавшиеся лица. "Смурые!" - пронеслось в голове, и Микки сильнее сжал руль массивного переднего корпуса. - "Смурые в такое время?.. На улице?.. Дерутся?.." Приглядевшись и прислушавшись, Бесцветный отчасти понял, в чем причина агрессии. Внушительная группа смурых была остановлена и притеснена актидроками, людьми с чистым цветом алгидекстора, и этот факт вызвал рьяное сопротивление у "грязных". Впервые видя подобное, Гино невольно испытал волну страха, рожденного такими изменениями в Алторне. Молодой человек прекрасно понимал, что если смурые вышли на дневной свет и начали учинять беспорядки, простой дракой это не закончится. И действительно, когда Микки стремительно объехал разъяренных людей и оказался на соседней улице, его взору предстала аналогичная картина. Компании смурых вступали в открытые сражения с актидроками, задерживали проезжающие мимо машины, грабили и калечили "чистых". Не понимая, почему всё это происходит, Бесцветный услышал приближающийся вой сирен Красных. Прижавшись к рулю, парень заставил "Зарм" скрыться в проулке, чтобы ненароком не попасть под пристальное внимание разъяренных беспорядками шарнахов.
   Припарковавшись в неприметном месте и поднявшись в квартиру Ятто, Микки поприветствовал друга и прошел в затемненную комнату. По-хозяйски плюхнувшись в удобное кресло, Руди пригласил Гино сесть. Расстегнув куртку и взъерошив торчащие волосы, Бесцветный пребывал в томительном ожидании новой информации, которой хакер, похоже, не спешил делиться. Раскрыв несколько окон на разных мониторах, парень навалился на стол и, подперев голову рукой, ткнул пальцем в электронный абзац мелкого текста. Поднявшись и опершись на край столешницы, Микки начал читать.
   "За последние несколько дней количество зараженных грязью горожан увеличилось до шестидесяти двух. Центр Исследований им. Лайтольера не прекращает прием пострадавших, психологи работают в усиленном режиме. Жители Алторна напуганы происходящим, ссылаясь на неисправность в системе Сэль"юриас, однако техники, инженеры, а также независимые эксперты, проведшие исследование общего состояние стержня, уверяют, что с ним всё в порядке. Точные причины заражения на данный момент по-прежнему не установлены, однако исследователи и дефектологи всё чаще используют в случае порчи алгидекстора слово "эпидемия". Микробиологи и генетики заявляют, что в наличие имеется ограниченная партия вакцины против грязных оттенков, которая, судя по описанию, очищает цвет. На текущий момент действие "Скриклин" - такое имя было дано вакцине - еще не исследовано, однако определено, что восстановление цвета коснется лишь граждан с изначально чистым алгидекстором, среди которых нет места людям со смурым оттенком. Изучение "Скриклин" ведется непрерывно, и уже очень скоро будет опробовано на первых пострадавших с их письменного согласия".
   Оторвавшись от дисплея и многозначительно посмотрев на Руди, Микки хотел прокомментировать прочитанное, но хакер прервал его, молча ткнув в соседний монитор, на котором красовалась пара электронных окон. Нахмурившись, Гино разглядел заголовки. Перед ним были открыты страницы одного из популярных внутригородских форумов и какой-то неизвестный чат. Поправив очки и намекнув на текст, Ятто усиленно моргнул, пытаясь преодолеть нахлынувшее желание заснуть. Парень пребывал в бездействующем ожидании, отчего впалые от бессонных ночей глаза закрывались сами собой.
   Вчитываясь в многочисленные строчки, Бесцветный уловил суть дела, активно обсуждаемого на форуме Алторна. "Чистые" требовали как можно скорее проверить дееспособность "Скриклин" и в срочном порядке вакцинировать население по предъявлению алгидекстора, но раз партия готового лекарства пока ограничена, горожане были готовы отдать ее пострадавшим. Также "чистые" настаивали на том, чтобы шарнахи держали смурых подальше от вакцины. Люди не видели смысла в том, чтобы очищать цвет потенциальных преступников и мелких нарушителей закона. Кроме всего прочего, Гино ознакомился с ярыми спорами о том, где находится партия "Скриклин". Масса высказываний и предположений тянулась на несколько десятков электронных страниц, но пользователи сети так и не смогли прийти к единому мнению.
   Кивая каким-то своим мыслям, Микки переключился на соседнее окошко, в котором бежали строчки чата. Поняв, кто эти люди по ту сторону экрана, Бесцветный был слегка шокирован, ведь Ятто удалось пробраться в закрытую локальную сеть смурых. Белыми строчками на черном фоне обсуждалось поведение и решение Красно-Желтых и власти, которую они поддерживают. Из всего прочитанного Гино понял, что смурые в курсе о "Скриклин", и они сделают всё, чтобы распространить вакцину по Алторну. Кто-то из пользователей писал о том, что они предпринимали попытку договориться с "чистыми", ведь среди отравленных оказались и смурые, однако получили отказ. В связи с этим на улицы города вышли потенциальные преступники и начали силовым методом настаивать на том, чтобы партию "Скриклин" разделили поровну.
   - Вот черт... - Пробормотал Микки, искоса посмотрев на Руди. - А я-то всю голову сломал, пока думал, что происходит...
   - То и происходит. - Выдохнул хакер, запустив пальцы в волосы и задумчиво поджимая губы. - А ты уверен, что зачинщик этой эпидемии именно Полихромный?
   - Вне всяких сомнений. - Мотнул головой Бесцветный. - Только он способен на такое.
   - Тогда у меня еще более неприятные мысли... - Признался Руди, сняв очки и протерев уголки глаз. - Всеми этими отравлениями Мива Туо сеет панику... Однако, у меня такое ощущение, что ему кто-то помогает... На моем веку, конечно, ничего подобного не было, но я думаю, что в такой ситуации Хитто просто обязан выйти на обозрение и успокоить народ, но все новости только и орут о том, что от его имени действуют Красно-Желтые, типа они его голос и руки, они его закон. Это кажется странным, не правда ли? - Гино согласно кивнул. - И еще эта вакцина... Она как масло, подливаемое в огонь... - Бормотал Ятто, задумчиво уставившись в стену, по которой ползли блеклые тени. - Еще чуть-чуть - и пламя взовьется до небес... И всё, вроде бы, ясно, но лишь определение главной цели ставит меня в тупик. Алгоритм не завершен, и это не дает мне спокойно спать. - Тяжело вздохнув, парень продолжил: - На всех нас не хватит, Микки, поэтому нужно сделать выбор, в какие ворота мы будем играть. Остановим Полихромного или же попытаемся помочь смурым со справедливым распределением "Скриклин"?
   - Да что вы все вокруг этой вакцины трясетесь? - нахмурился Гино, откинувшись на спинку стула. - По-моему, это простейший способ отвлечения внимания от основного действия. Уж этой ерундой, которая еще неизвестно, работает или нет, я заниматься не собираюсь!
   - Отвлечение внимания?.. - Растерянно переспросил Руди, ведь этот вариант он вовсе не рассматривал. - Но от чего? Полихромный порождает эпидемию, "чистые" и "грязные" начинают открыто враждовать... - Хакер замолчал, задумчиво причмокнув. - Или я идиот, или цель настолько призрачна, что я просто не могу ее рассмотреть.
   - Скорее второе. - Слегка улыбнувшись, высказался Бесцветный, поднимаясь на ноги и устало потягиваясь. - Поэтому давай пока заляжем на дно, а ты в процессе залегания хорошенько выспишься, ладно?
   - Но Микки... - Попытался возразить Ятто, но Гино перебил его.
   - Ру-у-у-уди-и-и-и...
   - Хорошо. - Согласно опустив голову, парень кивнул. - Однако мне совсем не нравится, что происходит у нас под носом... Хитто просто обязан рассеять панику, иначе дальше будет только хуже! Но если он этого не сделает...
   - ...Мы придем к нему и попросим это сделать! - беззаботно улыбнувшись, Микки позволил себе кроткий смешок.
   - Опять твои шуточки... - Недовольный тем, что друг не воспринимает столь глобальную проблему всерьез, Руди отвернулся.
   - Почему же шуточки? Я вполне серьезен! - пожал плечами Бесцветный. - В конце концов, Алторном правит народ, а не какой-то там Рэйчи Хитто!
  
  ГЛАВА 22
  ЗВОНОК
  
   Входная дверь чуть слышно скрипнула, когда в прихожую вошла Рёцу. Поставив сумку на маленький столик и сняв туфли, усталая девушка поплелась в гостиную. Был вечер, однако в доме никого не было. Удивленно исследовав комнаты, Рёцу растерянно опустилась на диван и огляделась в попытке угадать, по какой причине Айдо до сих пор не вернулся с учебы и где сейчас пропадает Микки. Вспомнив, что у брата занятия сегодня начались с обеда, девушка немного успокоилась, но вот текущее местоположение смурого гонщика по-прежнему будоражило ее сердце. Тяжело вздохнув, Рёцу зашла в отведенную ей комнату и, переодевшись в домашнее, направилась на кухню. Остановившись поодаль стола, девушка приподняла руки и, задержав взгляд на ладонях, затаила дыхание, вспомнив, как еще утром они касались горячего тела Микки, но, через мгновение разозлившись на саму себя за глупые мысли, Рёцу тряхнула головой и, стиснув зубы, приступила к готовке. Думая о том, что должна приготовить что-то великолепное хотя бы в благодарность за помощь, девушка решила удивить брата и его друга домашней пиццей. Как только Рёцу перевезла в дом Гино некоторые вещи и достаточно прочно обосновалась на кухне, она не переставала удивляться тому, что у молодого человека в распоряжении было очень много продуктов, большинство из которых находились на долгосрочном хранении, не имея возможности испортиться. Однако ранее, до того момента, когда она взяла ответственность за еду на себя, Рёцу могла наблюдать за тем, что Микки питается в основном пищей быстрого приготовления и полуфабрикатами, поэтому сейчас ей было радостно кормить его так, как полагается.
   Стол был покрыт белым налетом муки, кружочки копченой колбасы, тертый сыр, помидоры, огурцы и прочее были разложены на большом листе теста. Пицца была почти готова, осталось поставить противень в разогретую духовку. Надев варежки-прихватки и отдуваясь, ведь на кухне было очень жарко, Рёцу не без труда задвинула противень с пиццей в духовой шкаф и, выпрямившись и смахнув пот, включила кран и начала мыть руки, поэтому из-за шума воды не услышала, как дверной замок в прихожей тихо звякнул - это Микки вернулся домой. Раздевшись и высунувшись в коридор, парень с любопытством принюхался. По дому распространялся насыщенный запах сытной выпечки, и Гино, сделав глубокий вдох и облизнувшись, осторожно заглянул на кухню. Босиком, в коротких бриджах, майке и фартуке к нему спиной стояла Рёцу, волосы которой были аккуратно собраны под белым платком. Помыв руки и взявшись за полотенце, ничего не подозревающая девушка развернулась в сторону выхода, когда увидела привалившуюся к дверному косяку фигуру смурого гонщика. Спрятав руки в карманы штанов, он с улыбкой смотрел на нее. Ахнув от неожиданности и ощущая, что от испуга сердце вот-вот вырвется из груди, Рёцу попятилась и, упершись в край стола, смущенно опустила глаза.
   - Ты напугал меня. - Призналась она.
   - Прости. - Гино улыбнулся еще шире, сделав шаг навстречу девушке. - Тут так вкусно пахнет... Что ты готовишь?
   - Пиццу. - Нехотя отозвалась Рёцу. - Ты... любишь пиццу?
   - Ага, - кивнул парень, - но обычно я только покупную ем, поэтому мне было бы интересно попробовать домашнюю.
   - Я только поставила... Нужно немного подождать. - С виной в голосе проговорила Ким и уже подалась в сторону, чтобы отойти от Гино дальше, как он внезапно остановил ее.
   - Рёцу, - девушка испугано покосилась, - ты в муке испачкалась.
   - Да?.. Ой... Где? - растерялась Ким в подсознательном поиске зеркала.
   - Вот здесь.
   Подойдя вплотную к Рёцу, Микки приподнял руку и, едва коснувшись раскрасневшейся кожи ладонью с причудливым алгидекстором, провел большим пальцем по щеке девушки, стерев бледную дорожку. Приоткрыв рот от неожиданности, Ким вытаращилась на Гино. Судорожно сглотнув, она поняла, что не может пошевелиться. Чувствуя, как лицо покрывается предательским румянцем, Рёцу захотела отвести взгляд, но не смогла. Изумрудные глаза вцепились в душу настолько крепко и решительно, что дыхание перехватило, а сила воли рассеялась. Убрав руку и задумчиво улыбнувшись нескрываемой растерянности Рёцу, Микки отметил, что теперь она ведет себя менее агрессивно, чем раньше, однако испытываемый в его сторону страх был явно ощутим на расстоянии. Смотря в это усталое, чистое лицо с абсолютным отсутствием масок, Бесцветный поймал себя на том, что хочет поцеловать Ким, пусть лишь в щечку, пусть лишь в знак благодарности, но поцеловать. Медленно втянув воздух через стиснутые зубы, парень чуть-чуть подался вперед, когда неожиданно ощутил невидимую преграду, похожую на стену, которую выстроила между ними Рёцу. Решив не нарушать ее личное пространство и не портить момент, Гино выпрямился и, опустив глаза, выдавил улыбку. Засунув руку в карман, он извлек оттуда какой-то предмет, на который девушка не обратила ни малейшего внимания.
   - Рёцу, - с трудом, но Микки всё же удалось вновь поймать ее взгляд, - у меня для тебя кое-что есть... - Встретив новую волну немого непонимания со стороны Ким, Бесцветный едва заметно улыбнулся. - Вот, возьми. Это тебе.
   Протянув руку, Гино разжал кулак, и девушка увидела на его ладони сложенный веер популярного голографического мобильного телефона. Подняв глаза на парня, Рёцу выдавила нервную улыбку.
   - Возьми. - Попросил Бесцветный. - Я сегодня специально заехал его купить. Подумал, что раз тебе так необходим мобильник, стоит приобрести более новую модель, а твою старую поставить на полку под стекло. - Микки попытался пошутить, но пораженная до глубины души Рёцу, похоже, не оценила его чувство юмора. - Пожалуйста, возьми...
   Из-за продолжительных уговоров принять подарок, Гино не сразу заметил, как светлые глаза Ким наполнились слезами, и как бы Рёцу не пыталась их остановить, они всё равно пролились, раскатившись по щекам обжигающими кожу дорожками. Рассчитывающий на совершенно другую реакцию, Микки невольно отступил, хаотично соображая, что именно сделал не так. Поджав губы, девушка резко развернулась к плите и, склонившись над духовкой, проверила готовность пиццы, про которую едва не забыла. Гино стоял в стороне и ждал чего-то. Поняв, что парень просто так не покинет кухню, Рёцу, продолжая стоять к нему спиной, тихо попросила:
   - Оставь меня, пожалуйста.
   - Хорошо, - кивнул расстроенный Микки, кладя подарок на край стола, - но мобильник всё равно возьми, ладно? - Ким молчала, и Бесцветный, не сдержав тяжелый вздох, добавил: - Я ведь... от всей души...
   Скрывшись в гостиной, Гино опустился на диван и, проверив время, нервно затряс ногой. Айдо должен был приехать с минуты на минуту, но его задержка лишь раздражала Бесцветного и заставляла волноваться еще больше. Нервно фыркнув и навалившись на колени, Микки грустно усмехнулся. Теперь он сомневался, что сделать Рёцу такой нужный подарок было хорошей идеей. Гино уважительно относился к Ким, ее характер и навыки самостоятельной жизни заставляли отдавать должное, однако порой казалось, что сама девушка вовсе не воспринимает всё это, как какую-то отличительную черту, она думает, что по-другому просто и быть не может. "Не сомневаюсь, что она надежный друг, но ее скромность, опасно граничащая со скованностью, только всё портит. Она везде и во всех ищет подвох, а это меня бесит, хотя я и понимаю ее" - теребя косички, думал Микки. - "Она как ледяная фигурка... Если растает, то исчезнет навсегда".
   Неожиданный звонок в дверь вырвал Бесцветного из тяжких рассуждений. Вскочив на ноги, молодой человек бросился открывать. Ожидания оправдались - на пороге стоял Айдо, виновато смотря на рослого Гино исподлобья. Волнение сменилось облегчением, после которого нахлынула волна раздражения, как побочное действие после продолжительного нервного напряжения. Сощурившись, Микки смерил мальчишку взглядом и молча отошел в сторону, давая тому возможность пройти в дом. Закрыв дверь и прижавшись к ней спиной, Бесцветный не спускал тяжелого взгляда с будто бы уменьшающегося под моральным давлением пацана.
   - Где был? - жестко спросил Гино, сложив мускулистые руки на груди.
   - На площадке... - Тихо отозвался Айдо, развязывая кроссовки. - Один знакомый парень дал мне покататься на скейте...
   - Детский сад! - не выдержал Микки, в негодовании фыркнув. - А ничего, что мы тут издергались? Ничего, что время уже позднее?
   - Но ведь еще светло... - Попытался возразить мальчишка. - Лето ведь... Подумаешь, задержался на полтора часа...
   - Да ладно?! - изумрудные глаза раздраженно блеснули. - И это мне говорит тот, кого ищут все Красно-Желтые Алторна!
   - Микки, - в коридоре появилась Рёцу, - прекрати немедленно, а ты, Айдо, не торопись огрызаться. Я... мы действительно волновались.
   - Простите. - Понурившись, пробормотал пацан. - Такого больше не повторится.
   - Буду надеяться. - Прорычал Бесцветный и, захватив из холодильника пиво, вернулся на диван в гостиную.
   Вечер прошел в тишине и покое, однако напряжение было по-прежнему заметно. Поужинав пиццей, друзья сели смотреть разбитый, однако по-прежнему показывающий телевизор. Айдо очень хотел поиграть в приставку, но чувство вины о том, что заставил волноваться сестру и друга, не дали ему решимости спросить разрешения. Молча сидя на краю дивана, мальчишка украдкой смотрел на хмурого Микки, который сидел вполоборота, привалившись к мягкой спинке и вслушивался в передаваемые новости. Рёцу так и не решилась притронуться к оставленному подарку. Одинокий голографический телефон до сих пор лежал на краю кухонного стола. Бесконечные волны переживаний заставляли девушку быть не в своей тарелке, однако она изо всех сил пыталась вести себя, как ни в чем не бывало. После ужина заняв место в кресле, Рёцу в попытке отвлечься начала вдумчиво смотреть в подернутый трещинами широкий дисплей телевизора, на котором диктор говорил о том, что количество пострадавших от заражения грязью людей беспрестанно увеличивается. Ким видела, как Гино вздыхает и раздраженно рычит, то и дело прикладываясь к банке с пивом. Рассказывая о последних событиях, корреспонденты новостей уже не боялись использовать слово "эпидемия", которое подходило под текущее положение вещей как нельзя кстати. Не отрываясь от экрана, Микки невнятно бормотал что-то типа "Ну, наконец-то признали!". Рёцу кусала губы, Айдо молчал. Негодование Бесцветного незримыми волнами раскатывалось в воздухе, невольно заражая окружающих.
   Новости закончились, началась реклама прохладительных напитков. Гино поднялся и поплелся на кухню, чтобы выбросить банку в утилизатор. Проходя мимо погрузившегося глубоко в себя мальчишки, он на мгновение оглянулся на него и сказал, что тот может поиграть. Айдо осторожно спросил, не составит ли Микки ему компанию, но молодой человек лишь отрицательно мотнул головой и вышел из гостиной, провожаемый удрученным взглядом Рёцу. Войдя на кухню и увидев лежащий на столе мобильник, Гино горько усмехнулся. Бросив банку в ящик утилизации, парень подумал о том, что было бы неплохо поспать, когда в кармане штанов призывно заиграла мелодия телефонного вызова. Бесцветный знал, кто может звонить ему в такое время, поэтому с готовностью снял трубку и, услышав знакомый чарующий голос, улыбнулся, ловя себя на том, что настроение сразу поднялось.
   Навалившись на подоконник, и бездумно смотря на затягивающие улицу сумерки, Микки разговаривал с Нэйлин, когда в дверях кухни появилась Рёцу. Не нарочно бесшумно передвигаясь, девушка хотела попить, но услышав разговор, невольно прислушалась. Сердце противно екнуло, когда Ким поняла, что Гино говорит с девушкой, причем не просто с подругой, а с той, с которой его связывают некие отношения. Бесцветный стоял спиной и, будучи увлеченным разговором, не заметил появления Рёцу, но бархатная интонация хрипловатого голоса сказала ей намного больше, чем нужно. Поймав себя на мысли о том, что Микки никогда не будет разговаривать с ней так же, девушка поджала губы и молча вернулась в гостиную. Сказав брату, что идет спать, Рёцу скрылась в отведенной комнате.
   Когда Гино вышел из кухни, Айдо заметил, что он начал куда-то собираться. Мальчишка был удивлен и растерян. Сжимая в руках видавший виды джойстик, он наблюдал за тем, как друг, переодевшись, проверив ключи и проходя мимо, молча похлопал его по плечу, будто бы желая приободрить, и поспешно скрылся за входной дверью. Услышав звяканье закрывающегося снаружи замка, Рёцу выглянула в коридор. Обнаружив, что небрежно стоящих ботинок нет на месте, девушка вышла к брату, который заставлял себя играть и ни о чем не думать.
   - Айдо, - позвала Ким, присаживаясь рядом с мальчишкой, - а Микки?..
   - Ушел. - Перебив, отрезал пацан, не отрываясь от экрана.
   - Ясно... - Глухо отозвалась девушка. - А... А куда?
   - Он вроде по телефону с кем-то говорил, а потом сразу начал собираться. - Нехотя пояснил Айдо и, поставив игру на паузу, оглянулся на сестру. - А тебе-то чего? Пошел и пошел.
   - Н-ну да, верно. - Кивнула Рёцу, отведя глаза. - Совсем ничего...
   - А, влюбилась, что ли? - впервые за все прошедшие дни после гибели Сёгуты, мальчишка искренне улыбнулся.
   - Да с чего ты взял?! - широко раскрыв глаза и сильно покраснев, выкрикнула девушка, едва не вскочив на ноги. - Больно нужен мне твой друг-идиот! К тому же у него уже есть девушка! И вообще... Не твое дело!
   - Ну-ну. - Внимательно смотря на возмущенную сестру, Айдо улыбался. - Понятно всё с тобой.
   - Чего тебе опять понятно?! - стиснув зубы, Рёцу шумно дышала в попытки вернуть себе равновесие.
   - Любишь ты его. - Состроив заговорщицкое выражение лица, Айдо хмыкнул. - Ладно, я никому не скажу, не переживай.
   - Мне всё равно, будешь ты говорить или нет! Ты всё не так понял!
   - Ага. Два раза.
   - Айдо!
   - Рёцу!
   Задержав взгляд на сестре и поняв, что еще немного, и она заплачет, мальчишка тяжело вздохнул и подсел к ней ближе, приобняв за плечо. Заглядывая в раскрасневшееся лицо девушки, пацан грустно улыбнулся и, протяжно выдохнув, негромко сказал:
   - Со сколькими бы он не встречался, он всё равно будет любить только одну. Он из тех, кто долго выбирает, из тех, кто не может сразу решиться. Он любит разбираться, любит сравнивать, любит наблюдать. Он не из тех, кто любит глазами, однако часто кажется, что именно так и есть. Он из тех, кого нужно ждать, ведь он сам готов ждать столько, сколько нужно.
   - Откуда ты знаешь? - всхлипнув, спросила Рёцу, удивленно посмотрев на задумчивого брата.
   - Так старик говорил. - Пожал плечами Айдо. - А его-то ведь не проведешь... Всех насквозь видел...
   - Сёгута... - Прошептала Рёцу и, болезненно зажмурившись, не смогла сдержать слез. - Почему всё это происходит?.. Почему мы всё время теряем дорогих нам людей?.. Почему?.. Почему?!
   - Тише. - Сжав сестру в крепких объятиях, попросил Айдо. - Не кричи так... Старик жив. Он с нами. Я точно знаю. Сейчас смотрит откуда-нибудь и хочет отругать тебя за слезы. Помнишь, как он это делал? - всхлипывая, Рёцу активно закивала, вцепившись в плечо брата. - Вот... У нас есть мы, а еще Микки и Руди. Справимся... Обязательно справимся!..
  ГЛАВА 23
  СЭЛЬ"ЮРИАС
  
   Наступала ночь, но было еще светло. Оживленное движение центральных дорог побуждало скорее вернуться домой, ведь близилось время пробуждения смурых, действующих сообща и жаждущих вычислить точное местоположение доз со "Скриклином". Люди с грязным оттенком алгидекстора склонялись к тому, что вакцина находится в башне Сэль"юриас, но это место было самым хорошо охраняемым зданием в Алторне, ибо от его существования и бесперебойной работы зависела душевная стабильность всех жителей города.
   Теплый ветер охлаждал разгоряченную кожу, пытался сорвать наполовину расстегнутую куртку. Преодолев множество дорог и перекрестков, мотоцикл остановился рядом с неприметным домом, у обочины дороги которого в ожидании стояла Нэйлин. Увидев приближение Бесцветного, девушка пошла ему навстречу и, когда мотор "Зарма" заглох, лично сняла с Микки шлем и прильнула к нему, подарив долгий поцелуй, будто бы они не виделись несколько дней. Гино отвечал на объятия, хотя был немного удивлен таким поведением Кэрис, которая, не говоря ни слова, села сзади и обхватила горячий торс хрупкими руками. Держа зажатый в ладонях шлем и оглянувшись на девушку, Бесцветный задумчиво улыбнулся. Необычное поведение молодого человека не могло скрыться от всевидящих глаз Нэйлин.
   - Ты не хотел приезжать? - напрямую спросила она.
   - Не то чтобы... - Замявшись, отозвался Микки. - Просто мы попрощались с тобой в четыре часа дня, а сейчас начало первого ночи и... ну... Не думал, что ты так быстро соскучишься...
   - А я соскучилась. - Беззаботно улыбнувшись, отозвалась Кэрис и, поймав слегка удрученный взгляд Гино, быстро добавила: - Да не переживай ты так, сегодня я более не испытываю к себе сексуального влечения. Я хочу поговорить.
   - Да? - удивился Бесцветный. - И о чем?
   - Ну, не на дороге же. - Загадочно улыбнулась Нэйлин, обхватывая крепче мускулистое тело. - Давай поедем к реке? Оттуда хорошо видно башню Сэль"юриас.
   - Как скажешь. - Пожал плечами Микки, невольно подумав о том, почему девушка хочет видеть главную постройку Алторна именно с берега реки.
   Заведя мотор, Гино заставил мотоцикл стремительно набрать скорость и, преодолевая километры, понестись навстречу широкому мосту - одну из выездов Алторна. Трасса была почти чистой, "Зарм" спешил вперед. Последние лучики солнца таяли, уступая место ночной тени. Впервые за всё время, проведенное в компании Нэйлин, Микки почувствовал тревогу и необъяснимое волнение. Сославшись на то, что его пугает интерес и любовь Кэрис к башне Сэль"юриас, Бесцветный попытался успокоиться, однако скользящие по груди цепкие пальцы лишь отвлекали его, окончательно путая мысли. Ощущая едва уловимые судороги мышц Гино, Нэйлин улыбалась, думая о том, что парень в абсолютной власти и сделает всё, чего она только не пожелает. Зараженных грязью людей становится всё больше, настает время активно действовать. Задрав голову, Кэрис посмотрела в небо, на котором начали зажигаться блёклые звезды. Высотные здания будто бы уходили под землю, редели и уменьшались - выезд из Алторна был близок. Теплая летняя ночь опустилась на город, и Микки включил фары. Залитая желтым светом дорога простиралась далеко вперед, плавно перерастая в широкий затяжной мост через реку. Откуда-то издалека по улицам пробежала невидимая волна, включившая высокие фонари тротуаров. Зажигаясь подобно светлячкам, они рисовали на темном асфальте ровные круги света.
   Сбавив скорость, Гино остановил мотоцикл неподалеку от моста, рядом со спуском к реке. Спешившись и повесив шлем на руль, парень помог девушке встать рядом с ним. Находясь на возвышенности и утопая в ночном мраке, Микки и Нэйлин смотрели на башню Сэль"юриас, находящуюся вдалеке и от этого кажущуюся совсем маленькой. Красно-желтые прожекторы уже включили, и величественный пик освещал небо двуцветными столпами. Проплывающие над поворачивающимися прожекторами облака, попадая под прицел света, окрашивались в кровавый либо золотой, или вообще исчезали из вида, растворяясь в ночи. Гино молча отметил, что зрелище выглядит вполне впечатляюще, пусть и находится на приличном расстоянии. Ступив на травяной спуск, парень осторожно потянул за собой девушку, которая задумчиво следовала за ним.
   Оба берега реки были облагорожены и безопасны. Достаточно широкие каменные дорожки позволяли совершать как пешую, как и велосипедную прогулку. Пустые скамейки располагались ближе к траве, а подходы к спокойной воде были оборудованы каменными ступеньками, которые исчезали в черном омуте. Оглядевшись, Микки никого не заметил. Скинув куртку и бросив ее на ближайшую скамью, парень спустился к воде и присел на ступеньку. Поправив юбочку, Нэйлин пошла следом за ним. Забравшись на колени Бесцветного, Кэрис внимательно посмотрела в озабоченное проблемами смуглое лицо. Выдавив усталую улыбку, Гино остановил взгляд на редких световых бликах, время от времени появляющихся на маленьких волнах спокойной реки. Призрачные очертания месяца, появившегося среди песчинок звезд на темном покрывале неба, выглядели как-то загадочно, и, казалось, отражались в светлых глазах прелестной длинноволосой девушки.
   - Здесь здорово, не правда ли? - Нэйлин окинула округу взглядом. - Так тихо и спокойно... Так ненавязчиво... Мне нравится вода, нравится смотреть на ее равномерное течение.
   "Вода..." - эхом отдалось в голове Микки, и он вздрогнул от неожиданной мысли, которая вдруг пришла к нему в голову, пробудив воспоминания. Шумно втянув влажный воздух, Бесцветный огляделся, впившись сияющим изумрудным взглядом в трассу неподалеку. За какое-то мгновение на лбу молодого человека выступила испарина, а по телу пробежали мурашки. Действительно, как он мог забыть о том, что этот мост был тем самым препятствием, которое ему пришлось преодолеть, чтобы сбежать от погони шарнахов? Как он мог забыть о том, что если он сейчас поедет по этой дороге, то окажется точно в том месте, где попал в аварию, лишился сангрии и впервые встретился с Полихромным? Как он мог забыть о том, что всё великолепие разводного моста прекрасно видно с закрытой обзорной площадки башни Сэль"юриас? Переживаемые в момент полета над раскрывающимся мостом чувства вновь нахлынули на Гино, и он увидел под своими ногами речную воду, ощутил, как прилив адреналина заложил уши, осознал, что изо всех сил сжимает руль агрессивно рычащего "Зарма"...
   - Микки?.. - Заглянув в лицо, на котором застыла маска немого восторга, Нэйлин непонимающе улыбнулась. - Что с тобой?
   - Н-нет, ничего. - Сильно моргнув и тряхнув головой, Бесцветный отвернулся. - Так, вспомнилось. Кстати, о чем ты хотела со мной поговорить?
   - Микки, - ласково обхватив голову молодого человека, девушка заставила его посмотреть ей в глаза, - скажи, что ты думаешь о Сэль"юриас?
   - А что я должен о ней думать? - нервно усмехнувшись такому неожиданному вопросу, Гино задержал взгляд на милом личике, после чего снова уставился на воду.
   - Ну как же... - Смутилась Кэрис. - Ты ведь житель Алторна, и у тебя есть алгидекстор... Ты должен иметь хотя бы какое-нибудь мнение насчет цветового разделения.
   - А, да мне, если честно, всё равно. - Нехотя отозвался Микки. - Много чего случилось, многие ожидания оказались неоправданными... - Бесцветный невольно вспомнил о людях, которые сошли с ума лишившись оттенка по вине Полихромного. - Сэль"юриас для меня просто явление, с которым я мирюсь так же, как с навязчивой озвучкой системы ГУД.
   - Просто явление, значит? - в голосе Нэйлин отчетливо слышалось разочарование. - Ты зол на нее?
   - Нет, говорю ведь. - Парень задумчиво улыбнулся. - Мне просто всё равно. И даже если углубиться в проблему массовой алгидексторизации, смысла драматизировать я не вижу. Если Сэль"юриас определила для меня сангрию, толку-то выступать и орать на каждом углу, что я не смурый?
   - Сангрию? Но ведь у тебя идеально белый цвет. Именно цвет, а не оттенок... - Кэрис состроила удивленное выражение лица, и Гино тут же обдало жаром, когда он понял, что невольно проболтался.
   - Э... ну да.
   Хаотично соображая, как оправдаться, Бесцветный смотрел то на воду, то на небо, то на девушку, то себе под ноги... Наблюдая за бегающими в ужасе изумрудными глазами, Нэйлин едва заметно улыбнулась, давая понять, что всё, якобы, нормально. Крепко обняв Микки, она потрепала его по плотно заплетенным косичкам, потерлась нежной щекой о его щеку и кротко поцеловала. Смотря на испуганного парня преданным взглядом, Кэрис загадочно улыбнулась и, вдруг став серьезной, негромко спросила:
   - Может, расскажешь, что случилось? Ты был в Тэскипано и там тебе изменили цвет?
   - Нет. - Мотнул головой Гино. - Если бы я туда попал, то вряд ли бы вернулся обратно. Тут дело в другом... - Встретившись с внимательным взглядом девушки, Бесцветный тяжело вздохнул. - Понимаешь, мой цвет... мой изначальный оттенок украли, а этот, - молодой человек приподнял правую ладонь, - я получил случайно, после чего мой алгидекстор почему-то изменил форму...
   - Украли? - округлив и без того большие глаза, переспросила Кэрис. - Ты знаешь, кто это сделал?
   - В том-то и дело, что да. - Признался Микки. - Этого человека зовут Миваро Туо... - Перед глазами всплыло коварно улыбающееся симпатичное лицо, поправляющее черную оправу очков. - У тебя есть телевизор? Новости смотришь?
   - Иногда. - Кивнула Нэйлин.
   - Так вот... Зараженные грязью люди - это его рук дело. - Лежащая на колене девушки широкая ладонь сжалась в крепкий кулак. - Я не знаю, чего он добивается, но, похоже, он отчего-то очень сильно разозлился...
   - Вот как... - Задумчиво проговорила девушка, состроив озадаченное выражение лица, когда как внутри переполнялась ликованием.
   - ...И теперь всем, кто является носителем алгидекстора, грозит смертельная опасность. Не все люди способны пережить загрязнение оттенка. Их психика безвозвратно ломается, хоть и по телеку пытаются убедить, что с пострадавшими работают специалисты, приводя их моральное состояние в норму. - Облизнув сухие губы, Гино начал в волнении кусать их. - Понимаешь, Нэйлин... Я переживаю за тебя. Срок твоего клеймения уже установлен?
   - Еще нет. - Сказала девушка. - Моя заявка пока находится в очереди на рассмотрение.
   - Нэйлин, - Микки слишком резко схватил хрупкое тело за плечи, - я не хочу, чтобы ты была помечена, как я и как все остальные.
   - Да?.. Но тогда ведь...
   - Именно... Все пути будут закрыты. Для Алторна ты будешь живым мертвецом. - Болезненно закрыв глаза, парень уткнулся в плечо Кэрис. - Грёбаная система! Почему всё образовано именно так?! Почему есть "грязные"?! Почему есть "чистые"?! Почему нет просто людей?!
   - Микки, - голос Нэйлин зазвучал как-то странно, и Бесцветный, медленно оторвавшись от девушки, с осторожностью поднял на нее глаза, - ты ведь можешь всё изменить... Только ты... можешь... всё... изменить... - Изумруды глаз становились ярче, смысл слов проникал в центр мозга тонкими отравляющими иглами.
   - Ч-что ты имеешь в виду? - заикнувшись, спросил Гино, ощущая, как утопает в манящих светлых глазах.
   - Полихромный слабеет, а ты уже... не Бесцветный! - на милое личико легла странная улыбка, отбрасывающая тень неадекватной радости.
   - Ч-чего?.. - Прохрипел Микки, ловя себя на чувстве, что будто бы куда-то проваливается. - Нэйлин?..
   - В тебе сила Четвертого Бога. Я хочу, чтобы ты присоединился ко мне... - Легкие руки легли на плечи напуганного молодого человека. - ...Там, в башне Сэль"юриас.
   - В б-башне?.. - Гино совершенно ничего не понимал, однако то, что перед ним не привычная красотка, знакомство с которой было совершенно случайным, он ясно осознавал.
   - Да, Микки. - Кивнула девушка. - У тебя есть то, что поможет изменить устоявшуюся, но такую шаткую систему распределения цветов безболезненно для алгидексторизированных горожан.
   - И?.. И что это?..
   Загадочно улыбнувшись и повернувшись к Бесцветному лицом, Кэрис оседлала колени молодого человека. Прижавшись к нему и крепко обняв, она едва заметно усмехнулась его растерянному выражению лица. Коснувшись оголенного майкой плеча Микки, Нэйлин скользнула вниз по правой руке и, остановив пальцы на гибкой пластине разветвленного алгидекстора, подалась вперед и прошептала на ухо Гино:
   - Универсальный цвет.
   - Универсальный... цвет?.. - Смотря на чуть видимые проплывающие в вышине облака, Микки широко раскрыл глаза, пытаясь понять смысл слов девушки. - Что это значит?
   - У Полихромного ничего не вышло, но у тебя каким-то чудом получилось его отыскать, поэтому твой алгидекстор изменился. - Тихо пояснила Нэйлин. - Теперь ты сам можешь создавать оттенки...
   Вздрогнув и порывисто вдохнув, парень вспомнил, как изменил цвет Сёгуты Фуро. Весь процесс стремительно пронесся перед глазами, рой вопросов окончательно вскружил голову и Гино, болезненно сморщившись, приложил ладонь к разгоряченному лбу.
   - Что, кажется, у тебя уже было что-то подобное? - Кэрис растянулась в улыбке покровителя. - А я знала... Я говорила Полихромному, что ты еще проявишь себя... Немного времени - и вот оно! Универсальный цвет найден, а старая политика Алторна висит на волоске!
   - Я... не понимаю... - Простонал Микки, обхватив голову руками.
   - Всё просто, мой любимый... - Горячее дыхание, томный взгляд и нежные руки коснулись сжавшегося под напором чувств Гино. - Ты - Четвертый Бог, власть над цветом которого сможет уравнять права "чистых" и "грязных"... Тебе нужно лишь поделиться силой, слившись со мной...
   - О чем ты говоришь?.. Как это "слиться"? - пробормотал Бесцветный, поднимая на девушку сощуренные от душевной боли глаза.
   Нэйлин поднялась с колен молодого человека и, встав на одну из длинных ступенек, выпрямилась. Была глубокая ночь, и свет падал лишь от месяца, висящего в небе. Блеклая хрупкая фигурка не до конца сформировавшегося тела таяла во мраке, будучи подсвеченной сбоку единым серебристым сиянием. Легкие порывы ветра приподнимали полы короткой юбки, развевали длинные волосы... И хоть Микки и не мог рассмотреть лица Кэрис, он явно чувствовал на себе ее пронзительный взгляд. Темный силуэт загадочной красавицы, стоящей в стороне, был будто прорисован чернилами. Очаровательно улыбнувшись и чуть склонив голову, Нэйлин четко сказала:
   - Слиться со мной в башне, стать единым с моим цветовым стержнем, ибо я - Сэль"юриас.
   И только сейчас, опустив взгляд на тень девушки, слегка надломленную углами ступеней, Гино с ужасом осознал, что видит содержимое алгидекстора Полихромного. Масса цветов и оттенков, смешиваясь и играя друг с другом, плескалась в этой тени, не выходя за нее пределы. Невольно отползая, молодой человек уперся спиной в холодные каменные перила, которые небольшой стеной спускались вместе со ступенями к воде. Не отрывая глаз от Нэйлин, Микки судорожно сглотнул, когда девушка приблизилась к нему и, присев рядом, улыбнулась как ни в чем не бывало.
   - Ты не любишь меня? - надув губки, тихо спросила она.
   - Ты... ты обманула... - Пересохшее горло ошарашенного парня мешало нормально говорить.
   - Я так не считаю. - Пожала плечами Кэрис, а потом, вновь прильнув к застывшему Гино, нежно поцеловала его в щеку и еле слышно сказала: - Я же знаю, как ты хочешь всё изменить... Даже не ради меня, а ради своих друзей, тем более что Полихромный убил одного из них... - Смотря прямо перед собой невидящим взглядом и никак не реагируя на прикосновения девушки, Микки молчал. - Я просто хочу помочь тебе и всем живущим в Алторне. Использовав твой универсальный цвет как единую основу для всех, мы упростим жизнь в городе. Люди станут просто людьми... Разве не об этом ты мечтал? Разве не этого хотел? Всё будет по-другому, Микки... - Кончик горячего языка Нэйлин коснулся похолодевшей мочки Бесцветного. - Это совсем не больно, даже наоборот... Это же я... Та я, которую ты уже знаешь... Тебе будет приятно быть моей частью... Тебе понравится наше смешение... Это как секс, только на более высоком уровне... На таком, который недоступен простым людям... Микки, я люблю тебя... Я хочу быть с тобой... Соглашайся, Микки... Микки...
   - Как я могу верить тебе после всего, что ты сделала? - с горечью в голосе спросил парень, покосившись на присевшую рядом Кэрис. - Ты была связана с Полихромным... и ничего не сказала мне. Ты сама Сэль"юриас... и умолчала об этом. Если мне и нравился кто-то, то это была Нэйлин, которой и вовсе не существует...
   - Разве это важно? Я - это я. - Утвердительно заявила девушка.
   - Но после всего, что ты сказала, я не могу поверить в то, что ты любишь Микки Гино, а не Бесцветного. - Признался парень. - Да, мне действительно хочется изменить всё, но... я не верю тебе, потому что знаю - ты обманешь.
   - Микки, - Сэль"юриас коснулась кончиками пальцев смуглого лица, - как бы там ни было, мы оба заинтересованы в том, чтобы сделать Алторн лучше. Посмотри, сколько людей страдают... Посмотри, как они сходят с ума... Разве это не ужасно? Разве поступки Мивы не отвратительны? Я всего лишь прошу помощи, потому что только ты являешься обладателем универсального цвета.
   - Нэйлин... Сэль"юриас... или как тебя лучше называть? - окончательно разбитый Гино усмехнулся. - Я не могу дать точный ответ, пока не увижу стержень воочию и полностью не пойму принцип его работы.
   - Хорошо. - Кивнула девушка, обрадованная неоднозначным ответом и уверенная в том, что сможет склонить Бесцветного на свою сторону и заставить его сказать "да". - Я покажу тебе свою сущность... Ты увидишь сердце Алторна таким, какое оно есть.
  
  ГЛАВА 24
  В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
  
   Плотно зашторенные окна не пропускали свет, отчего углы небольшой комнаты исчезали во мраке. Одинокий диван, на котором сидели очень редко, а спали и того реже, стоял в стороне от соединенных между собой столов, рядом с которыми располагалось удобное кресло на колесиках. Бутылка недопитой газировки, скомканная бумага и спутанные между собой провода находились по соседству с грязной кружкой из-под кофе и сложенным веером голографического телефона. Казалось, в комнате не прибирались настолько давно, что если включить свет, то всё вокруг будет серым от пыли, бесконечно перегоняемой большим системным блоком, стоящим под столом. Клавиатура, манипулятор и какие-то небольшие мигающие маленькими лампочками устройства странного предназначения были подсвечены сиянием нескольких широких дисплеев, стоящих полукругом. На экранах красовались раскрытые окна программ, какие-то тексты, форумы и чаты.
   Держа в руках бутерброд, из кухни в комнату вошел парень лет двадцати и, не отрывая глаз от мониторов, задумчиво опустился в кресло, медленно жуя колбасу и сыр. Не глядя нашарив на столе кружку, молодой человек хотел попить, но остатков плескающегося на дне остывшего кофе едва хватило на полглотка. Пролистывая форум и не спуская глаз с параллельно бегущих белых букв на черном фоне чата, парень тряхнул головой и, зажмурившись и широко раскрыв глаза, пытался отогнать от себя сон. Поправив очки и сильно нахмурившись, он видел, как электронное обсуждение в обоих окнах достигает пика. Пользователи сети ожесточенно спорили между собой, едва не переходя на взаимные оскорбления, в попытке определить-таки место хранения заветной вакцины "Скриклин". Доедая бутерброд, Руди наблюдал за ходом дискуссии, когда один из участников чата смурых со странным ником Аромиу, ранее не написавший ни строчки, высказался следующим образом: "Я узнал, что "Скриклин" находится в башне Сэль"юриас. Нужно захватить ее и заставить Хитто принять окончательное решение о распределении вакцины между всеми жителями Алторна. Кто со мной?". Подумав, что это очередное предположение, Руди усмехнулся, но, потянувшись за газировкой, отметил, что за сообщением загадочного Аромиу последовали ярые отзывы смурых о том, что они готовы выступить, как только это потребуется. Напрягшись, Ятто нахмурился, взволновано затеребив подбородок. Представляя, что будет, если люди с грязным цветом алгидекстора начнут осаду башни Сэль"юриас, парень прикусил губу. Руди ожидал очередное послание от Аромиу, но он молчал, тогда хакер решил отправить ему личное сообщение со следующим текстом "Я приду на захват и хочу, чтобы ты вел нас. Скажи, как я тебя узнаю?". Сердце бешено колотилось в груди, парень с нетерпением ждал ответа, однако вероятность, что он его не получит, лишь возрастала. Руди хорошо разбирался в "несуществующих" сетевых личностях, поэтому знал наверняка, что если человек по ту сторону экрана своим складом ума похож на Миву Туо, он ни за что не ответит на сообщение, но если же это обыкновенный болтун, каких массы, он обязательно напишет какую-нибудь эпичную ерунду. Как и ожидалось, ответа не последовало ни через минуту, ни через пять.
   Кивая каким-то своим мыслям, Ятто сцепил пальцы в замок и, вывернув руки, хрустнул суставами. Поправив очки, хакер решительно посмотрел на один из дисплеев, на котором не было ни одного открытого окна. Облизнувшись и разогрев ладони, Руди придвинулся ближе к столу и, притянув клавиатуру, закрыл глаза и медленно выдохнул, настраивая себя на стремительную и очень напряженную работу.
   - Пора тебе сунуть свой нос в дела высокой политики. - Сказал сам себе Ятто, запустив программу бесконечного генерирования случайных сетевых адресов. - А то, смотрите-ка, выдумали какое-то дерьмо... Смурые, "Скриклин", Сэль"юриас...
   Пальцы стремительно перепрыгивали с кнопки на кнопку, огромные списки случайных паролей бежали перед глазами. Доступ к системе Сэль"юриас ревностно охранялся сложнейшим кодом, подобрать который было делом не из легких, кроме того время взлома было ограничено. После нескольких неудачных попыток активировалась охранная система, вычисляющая сетевой адрес человека, вводящего неверный пароль. Очередная попытка ввода, и Руди увидел, как внизу темного экрана отобразились красные точки многоточия. Началась ловля нарушителя. Запущенные параллельно друг другу программы отчаянно сбивали поисковик с толка, без конца перенаправляя его с одного адреса на другой, а генератор сложных паролей выдавал всё новые и новые варианты.
   - Ну же!.. - Процедил Ятто, стиснув зубы и предпринимая очередную попытку подобрать заветный код.
   Влажные пальцы оставляли отпечатки на кнопках, на лбу выступили бусины пота, очки соскальзывали. Хакер нервно дергал ногой и кусал губы, когда получил очередной отказ в доступе. Нецензурно выругавшись, Руди в ужасе заметил, что не бесконечный список ложных сетевых адресов подходит к концу и уже очень скоро система безопасности определит его точное местонахождение, но парень был не из тех, кто легко сдается и быстро отчаивается. Запустив новую программу, которая не раз спасала его в подобных случаях, разве что на более мелком уровне, Ятто заставил процесс обнаружения замедлиться и вскоре совсем остановиться. Принцип уловки был прост: несложная на вид хакерская "примочка" заставляла блокирующий поисковик при каждом ошибочном сетевом адресе начинать поиск сначала. В конце концов, слаженная работа программ Руди принесла свои бесценные плоды, подарив драгоценные минуты для новых попыток взлома. Еще более десятка заходов в течение полуминуты - и на экране загорелась зеленая надпись "Доступ разрешен".
   - ДА! - ликуя, выкрикнул парень, вскинув руки к потолку. - Получилось!
   За прямоугольной оправой очков скрывались горящие в восторге и предвкушении истины глаза. Бешеное сердцебиение закладывало уши, равномерный шум процессора сливался с тяжелым порывистым дыханием. Прочитав открывшийся список функций, Ятто немного расстроился, ведь он ожидал увидеть фотоснимки или хотя бы иллюстрации стержня Сэль"юриас, однако ничего подобного не было обнаружено. Зайдя в раздел планов, хакер увидел чертежи с отмеченными выходами, лестницами и лифтами. Предполагая, что смурые рвануться к главному входу, Руди начал искать ссылку на запасные выходы и служебные коридоры. Прошло некоторое время, прежде чем парень обнаружил то, что искал. Неприметная дверь находилась справа от центра. Предположив, что Красные просто не могут оставить ее без внимания, Ятто попытался представить, как поведут себя шарнахи при столкновении со смурыми. Расписав в голове алгоритм возможных действий, хакер пришел к тому, что возможность броска всех сил Красных к входу очень велика, поэтому вероятно оставление заветной двери без присмотра.
   Руди был готов закрыть окно с взломанной системой Сэль"юриас, как внезапно увидел искомую ссылку с фотографиями. Возможность лично увидеть стержень таким, какой он есть, захватило парня с головой, и он не заметил, как внизу экрана вновь побежали красные точки распознавания сетевого адреса. Но, как бы ни хотел хакер прикоснуться к истине, рассмотреть электронные снимки ему так и не удалось, ведь экран перекрыла алая пелена с большими белыми буквами в центре, гласящими, что личность и адрес взломщика установлены. Широко раскрыв глаза и отпрянув, Руди понял, что обнаружен, и за ним обязательно приедут Красные, ведь это было лишь вопросом времени. Выругавшись, парень быстро закрыл окно системы и, бросив взгляд в сторону окошка с чатом смурых, увидел, что сборы уже начались. Понимая, что его хакерская карьера окончена, Ятто горько улыбнулся, и пусть полученная информация была неполной, Руди был рад тому, что ему удалось выяснить. Быстро запустив процесс полного форматирования жестких дисков, парень поднялся из-за стола и, схватив валяющуюся на краю дивана куртку, выбежал из квартиры.
  
   Глубокая ночь - время людей с грязным оттенком алгидекстора, время их сопротивления и ярого высказывания недовольства установленной политикой. Подлитое в разгорающееся пламя масло в виде ограниченного количества вакцины окончательно свело жителей Алторна с ума. Страх и паника в погоне за спасением. "Чистые" и "грязные" были готовы пойти на всё. Преодолевая улицы и перекрестки, Руди бежал в сторону пронзающего небо пика Сэль"юриас. Перед глазами застыли тексты и схемы, хакер тяжело дышал, смотря только вперед и изредка поправляя съезжающие на кончик носа очки. Всей своей сущностью Ятто желал увидеть многоцветный стержень, рассмотреть и узнать истинную форму управления городом, а последний разговор с Микки лишь пуще подстрекал его. Думая о том, что в Алторне происходит что-то странное, парень пытался прийти к логической схеме, однако она то и дело ломалась, никак не желая выстраиваться в правильный алгоритм. "Шарнахи, актидроки... Рэйчи Хитто... Политика управления народа народом... Наш глава ни во что не вмешивается, но все утверждают, что Алторном правит именно он, только руками Красно-Желтых... "Скриклин" как единственное спасение... Горстка склянок на драку собаку!.. Ситуация - хуже некуда, однако Хитто молчит. Что происходит, черт подери?! Почему именно так?!". К счастью или к несчастью, дом, где находилась квартира Ятто, располагался не так далеко от башни Сэль"юриас, поэтому парень, преодолев еще пару пустых перекрестков с одиноко моргающими светофорами, остановился, рассмотрев вдалеке большое скопление народа. "Смурые!" - пронеслось в голове Руди, и он вновь перешел на бег, стремясь как можно скорее слиться с этой взбунтовавшейся массой.
   Агрессивно настроенные люди стойко сдерживали давление шарнахов, требуя предоставить им лидера Хитто, дабы он в их присутствии утвердил справедливое распределение вакцины, однако Красные наотрез отказывались удовлетворять выставленные требования. Тогда один из смурых - рослый мужик, возраст которого переваливал за сорок - набросился на одного из шарнахов, сцепившись с ним в схватке. Взревев, толпа последовала его примеру. Началась массовая драка, когда как в окрестностях шпиля со стержнем уже заранее начали разворачиваться беспорядки. Люди с грязным оттенком алгидекстора громили витрины и припаркованные автомобили, избивали актидроков и вовсю орали, как одержимые, чтобы "Скриклин" отдали им. После выплеснутой агрессии смурые очень быстро забыли, что еще совсем недавно настаивали на справедливой дележке.
   Оказавшись рядом с неистово дерущимися людьми, Руди сжал правую руку в кулак и огляделся, рассчитывая примерное местонахождение запасного выхода. Парню сейчас очень не хотелось, чтобы оттенок его алгидекстора кто-то заметил, ведь Ятто являлся самым обычным "чистым" жителем города, носителем барвинковой метки. Во всеобщем хаосе и смятении, пробиваясь среди людей, которыми овладело стадное чувство, парень пытался уклоняться и не попадать под раздаваемые со всех сторон удары. Оказавшись рядом с воротами, хакер оглянулся. Мысленно оценив текущую расстановку сил шарнахов, он осознал, что на его передвижения никто не обращает внимания. "Интересно, где ты сейчас, загадочный Аромиу?" - пронеслось в голове Руди, и он проскользнул за приоткрытую створку высокого ограждения башни Сэль"юриас, после чего, не теряя времени, поспешил к правой части шпиля. Как и предполагал парень, Красные бросили все свои силы на оттеснение разбушевавшихся смурых, поэтому прилегающая к высотному зданию территория оказалась без охраны. Темная одежда Ятто сливалась с мраком ночи, делая его почти незаметным. Избегая кругов света от расставленных по периметру фонарей, хакер прильнул к углу здания и, с опаской вытянув шею, рассмотрел неприметную дверь. Никого. "Удача!" - Руди сжал кулаки и решительно бросился к входу. Вновь везение - замок оказался открыт, и парень стремительно, но бесшумно ворвался в башню. Осознание прямого нарушения закона будоражило внутренности, однако предвкушение истиной формы Сэль"юриас заставляло ноги идти вперед.
   Ятто оказался в коридоре, который вел на лестницу первого этажа, где располагались лифты. Быстро рассчитав вероятность его поимки, Руди сосредоточенно нахмурился. Парень понимал, что войти в башню куда проще, чем выйти, но природное любопытство брало верх. "Я должен это увидеть! Нет, я обязан знать, что представляет собой цветовой стержень, на котором держится политика Алторна!" - сделав глубокий вдох, хакер невольно подумал о том, что его квартиру уже перевернули с ног на голову. Осознавая, что он в ловушке и конец всё равно один, парень приостановился у лестницы и, прислушавшись, кинулся вперед, к лифтам. Замерев на ярко освещенной площадке, Ятто увидел висящий на стене щит с указателями, где вкратце был расписан каждый этаж, но башня была настолько высокой, что список был явно неполон, и что скрывают остальные этажи, которые не были отмечены на щите, оставалось лишь догадываться. Времени разбираться и логически анализировать текущую ситуацию не было, поэтому Руди, остановив взгляд на строчке "Служебный зал", решительно нажал кнопку вызова скоростного лифта. Одина из шести кабин тут же открылась, приглашая незваного гостя проехать наверх.
   Лифт остановился, хромированные створки исчезли в стенах, и перед хакером открылся простор служебного зала. Парень мог только догадываться, что именно здесь происходит, ведь никаких специфических приборов не было видно. Прислушавшись и отметив, что вокруг тишина, Руди огляделся в поисках камер слежения. Он не сомневался, что они имеются, вопрос был только в том, насколько быстро его обнаружат и схватят. Рассчитывая, что успеет увидеть главное, Ятто обогнул угол широкого коридора, освещенного приглушенным дежурным светом, и остановился. Окруженный пластиковыми дверями, запертыми обыкновенными замками, находился хромированный вход, рядом с которым располагалась сенсорная панель для ввода кода доступа в закрытое помещение. Стиснув зубы от одной мысли, что ему снова придется терять время, Руди бросился к подсвеченным мягким светом цифрам. В этот раз придется поработать головой, ведь никаких вспомогательных приборов и программ у хакера не было. Разглядев рядом с панелью место ввода голографической карты, Ятто нахмурился. "Раздобыть бы пропуск..." - подумал он, но быстро отмел такую возможность.
   Снова и снова пробуя угадать код, Руди пыхтел и рычал, стискивая влажный лоб скользкими пальцами. Защита не поддавалась, но отчаяние могло захватить хакера только в самый последний момент. Парень набирал очередной пароль, когда за его спиной послышались шаги. Внутри всё оборвалось, а ледяные мурашки стремительно пронеслись по спине и замерли где-то на макушке. На мгновение застыв, Ятто с опаской оглянулся. Из-за угла вышел смотритель. Скучающий и засыпающий на ходу мужчина возраста пятидесяти лет, широко зевая, совершал запланированный обход. Конечно, он никак не ожидал увидеть на этаже, где могли работать только высококвалифицированные сотрудники, незнакомого парня без удостоверения, который, помимо всего прочего, пытается прорваться в закрытое секретное помещение. Остановив мутный взгляд на спине Руди, стоящего к нему вполоборота, смотритель сильно моргнул. Сигнал тревоги, ударивший в мозг, моментально разбудил его и, он, рванувшись вперед, выкрикнул:
   - Эй, ты! А ну не двигайся!
   - Твою ж мать! - едва слышно пискнул хакер, когда внезапно увидел на шее мужчины маленькую раскладную голограмму, размером не больше зажигалки.
   Хищно прищурившись и понимая, что это может быть как раз то, что нужно, Ятто рванулся мужчине навстречу и, накинувшись на него, без труда повалил на пол. Ударившись головой, смотритель болезненно сморщился. В связи с возрастом он не мог оказать налетчику должного сопротивления, поэтому все его попытки отмахнуться оказались тщетными. Сорвав сложенную голограмму, Руди пробормотал что-то вроде извинения и со всего маху ударил мужчину кулаком по голове. Охнув, смотритель отключился. Уверяя себя, что это была всего лишь необходимость, парень слез с тела и, сжимая в кулаке пропуск, бросился к двери. Активировав неприметный прямоугольник, Ятто вставил его в отведенное место, где выдвинувшаяся голограмма определила личность входящего и отперла засовы. Предполагая, что этот пропуск может быть универсальным, Руди вытащил его и спрятал в карман. Хромированные широкие створки разъехались в разные стороны: одна вверх, другая вниз. Сделав нерешительный шаг вперед, парень оказался в помещении исполинских размеров, залитом ослепительно белым светом. Зажмурившись и прикрыв глаза рукой, Ятто пытался привыкнуть к сиянию. Комната представляла собой цилиндр, потолок которого терялся где-то в вышине. Моргнув и прищурившись, хакер шумно выдохнул, пораженный представшей перед ним картиной. Шок и осознание того, что ему удалось-таки добраться до цели, ввело Руди в необъяснимое состояние, при котором парень, пожирая взглядом находящееся перед ним нечто, сдавленно хихикнул, а потом вовсе перешел на неудержимый дикий смех, эхом раскатывающийся на головокружительной высоте.
   - Когда жители города узнают об этом, политика Алторна рухнет, рухнет ко всем чертям!!! - выкрикнул Ятто, сияя безумной улыбкой и наполняясь чувством крайнего удовлетворения. - Цвет и оттенки перестанут иметь значение, потому что всё это - ничто перед!..
   Раздался оглушительный выстрел, не давший Руди договорить. Схватившись за грудь, парень растерянно моргнул, увидев, как на ладони с алгидекстором отпечаталась кровь. Пошатнувшись, но всё-таки заставив себя оглянуться, хакер увидел в дверях худощавую фигуру в серой куртке с капюшоном. Криво улыбаясь, Полихромный опустил пистолет и, поправив очки, невинно пожал плечами. Ятто хотел что-то сказать, но вместо слов изо рта потекли алые струйки. Ноги подкосились, и безжизненное тело парня растянулось на гладком полу.
   - Надо же, какая удача. - Растягивая слова, проговорил Мива, приближаясь к трупу. - А я-то думал, как мне сюда пролезть?.. Даже не подозревал, что такая простейшая вещь, как фраза в чате, подвигнет умелого хакера на такой идиотский поступок. - Склонившись над телом Руди, Полихромный внимательно рассмотрел его, задержав взгляд на стеклянных глазах, устремленных в бескрайнюю вышину комнаты. - Жаль, что я так и не узнал твоего имени, бесславный герой.
   Туо потерял всякий интерес к мертвому парню и хотел, было, вернуться к цели своего визита в башню Сэль"юриас, но его отвлек неожиданный телефонный звонок, раздавшийся из куртки Руди. Удивленно вскинув брови, Полихромный оглянулся, быстро соображая, стоит соваться или нет, но любопытство взяло верх, и молодой человек достал сложенный веер голограммы из кармана. Мобильный продолжал призывно звонить, пуская по гладкой пластине полоску с номером звонящего. Нахмурившись, парень прочитал: "Микки". Среди сотен мыслей и вариантов, роящихся в голове, Мива отыскал самую сумасшедшую и несуразную на первый взгляд, предположив, что этот звонящий может оказаться тем самым Микки, к которому ушла его Сэль"юриас. Хмыкнув, Полихромный невинно закатил глаза и раскрыл веер голограммы.
  
  ГЛАВА 25
  ПРИТЯЖЕНИЕ
  
   Вернувшийся домой Микки был удручен и морально раздавлен. В голове никак не могла уложиться мысль о том, что Нэйлин и Сэль"юриас - одно лицо. Ненавидя себя и все сложившиеся обстоятельства после его встречи с Полихромным, Гино еле слышно шептал нецензурные высказывания, хотя обычно ему это было не свойственно, громко сопел и невольно думал, кого можно ударить. После расставания с Сэль"юриас он вдоволь намотался по ночному городу, желая, чтобы ветер унес с собой отвратительные мысли, но все попытки забыться оказались тщетными, кроме одной. Самое верное средство ожидало его дома, в холодильнике, поэтому парень, зайдя в квартиру и небрежно скинув ботинки, прошел в гостиную, швырнув куртку на диван. В связи с пережитым шоком, Микки даже забыл о том, что с ним живет Айдо и Рёцу Ким, которым он так великодушно разрешил остаться. Стянув с себя майку и бросив ее где-то на полу по дороге на кухню, Гино добрался до холодильника и достал несколько банок крепкого пива. К собственному удивлению, Бесцветный вел себя спокойно, лишь то и дело тяжело вздыхал, прикладываясь к холодной банке. Алкоголь расслаблял тело, отодвигая проблемы на второй план. Дергая себя за косички и смотря в окно помутневшим взглядом, Микки старался выкинуть из головы сам факт знакомства с Нэйлин Кэрис, но это темное пятно в памяти было похоже на алгидекстор - оно есть, уже никогда не исчезнет и вряд ли поблекнет.
   Напившись до такого состояния, что еле держался на ногах, Гино тяжело поднялся из-за стола и побрел в спальную. Парень совершенно забыл о том, что сейчас в этой комнате живет Рёцу, поэтому он по-хозяйски открыл дверь и ввалился в темное помещение. Девушка спала под легким покрывалом ближе к краю просторной кровати, но перед глазами Микки всё плыло, и он не заметил, что в комнате находится не один. В безуспешной попытке расстегнуть штаны, парень, шатаясь, тяжело опустился на край кровати и, повалившись на бок, вальяжно раскинулся. Вздрогнув от неожиданного прикосновения, Рёцу, лежащая к парню спиной, испугано открыла глаза. Ощущая сильнейшее головокружение, Гино смотрел прямо перед собой. Мускулистая грудь высоко вздымалась при тяжелом дыхании, поблекшие изумрудные глаза медленно моргали, изучая темный потолок.
   - Дерьмо! - фыркнул Микки, оскалившись невидимому собеседнику. - Сучка... Как же так?! Мать ее... тварь...
   Перестав дышать, Рёцу боялась пошевелиться. Голос Бесцветного звучал совсем не так, как она привыкла. Ощущая агрессивный настрой молодого человека, девушка не решалась подать голос и сказать ему о том, что он сам разрешил ей спать здесь. В попытке угадать, что случилось, Рёцу вслушивалась в бессвязные фразы пьяного парня и делала вывод о том, что его бросила девушка. Та самая девушка, с которой он совсем недавно так сладко разговаривал по телефону. Нельзя сказать, что Ким сильно огорчилась из-за этого, однако страдания Микки были ощутимы, как никогда. Лежащее рядом расслабленное тело не шевелилось, Рёцу слушала, как Гино сопит и бормочет что-то невнятное. Не выдержав, девушка осторожно посмотрела через плечо на молодого человека, который в этот момент тоже повернул голову. Блуждающий взгляд остановился на широко раскрытых испуганных глазах. Моргнув, Бесцветный нахмурился.
   - Э?.. - Широкая бровь удивленно поползла вверх.
   - М-микки, - заикнувшись, тихо сказала Рёцу, с трудом подбирая слова и почему-то чувствуя вину, - э... что-то случилось?
   - А... ты тут как оказалась?.. - Растерянно спросил Гино. - Или это я?..
   - Микки, - осторожно перебила девушка, пристав на локоть, - ты сам разрешил мне жить в твоей спальне... помнишь?
   - Правда? - казалось, Бесцветный искренне удивился. - Ну ладно, живи.
   - Э-м-м... - Подобный ответ Рёцу никак не ожидала услышать в такой ситуации. - Тогда, может быть, мне уйти в гостиную?
   - Нет, останься. - В голосе парня отчетливо слышалась мольба. - Я не хочу... Не хочу больше быть один!
   - Микки?..
   - Что за дерьмо со мной происходит?! Почему всё так?! Правильно говорил Сёгу! Я - идиот!!! Слепой кретин, который ни черта не замечает! - в попытке сесть парень зачертыхался. - Бесит... Бесит!!! Грёбаный алгидекстор!!! - сжав ладонь с меткой так сильно, что судороги свели пальцы, Гино оскалился темноте и нецензурно выругался.
   - Что случилось? - осторожно спросила Рёцу, сев и натянув на ночную сорочку плотное покрывало.
   - Она... - Прошипел Микки, сумев-таки сесть и, навалившись на колени, обхватить голову руками. - Меня еще никто так ловко не обводил вокруг пальца! Маленькая сучка! Как же так?! Всё было не так плохо, пока она не сказала, что, мать ее, вовсе не существует, как таковая!
   - Что?.. - Испугано переспросила Ким, почти ничего не понимая в бредовом бормотании Бесцветного. - Не существует?..
   - Девчонка... - Рычал Гино, медленно мотая головой. - Нэйлин... Она... Она не та, за кого себя выдавала... Она обманула меня... Ненавижу... Ненавижу! Что мне теперь делать?.. Как жить дальше?
   - Микки, чтобы не случилось, жизнь не заканчивается. - Рёцу попыталась приободрить разбитого молодого человека. - Много чего произошло... даже с момента нашего знакомства, но это не конец, не так ли?
   - Рёцу, - слишком прытко для пьяного Бесцветный развернулся к девушке и схватил ее за плечи, - меня достало быть одному, понимаешь? Достало включать телек только для того, чтобы на фоне кто-то болтал! Да, у меня есть друзья, но здесь - Микки в отчаянии прижал ладонь к области сердца, - пусто.
   Глядя на болезненное выражение лица Гино, Ким судорожно сглотнула. Подумав о том, что настал самый подходящий миг для признания, девушка замерла. Дыхание перехватило, а мутный, но всё же пристальный изумрудный взгляд не давал сказать ни слова. Хватка плеч ослабла, обессиленные руки опустились. Понурившись, Микки отвернулся. Стиснув зубы, Рёцу не могла заставить себя сказать хотя бы что-то. И если разум можно обмануть, то тело никогда. Невольно приподняв руку в сторону сидящего спиной парня, девушка заметила, как ее пальцы подрагивают. Оглянувшись и увидев раскрытую ладонь, Бесцветный повернулся к Ким лицом. Рука Рёцу будто бы застыла, не желая опускаться. Измучено улыбнувшись, Гино приложил свою ладонь к ладони девушки. Их пальцы сцепились в замок, и Микки почувствовал необъяснимое тепло, зарождающееся где-то внутри. Волнение Рёцу возрастало, щеки заливались краской, хотя ее не было видно в темноте. Сердце бешено колотилось, внимательно смотря в глаза, сидящие напротив парень и девушка будто бы заглядывали друг другу в душу. Казалось, этот момент длился так долго, что обнажившиеся чувства резонировали от сердца к сердцу. Не вытерпев, Рёцу дрогнула. Заметив это, Микки тепло улыбнулся и разжал пальцы, выпустив узкую ладонь из объятий.
   - А ты... Ты совсем другая. - Бесцветный посмотрел на Ким исподлобья и виновато улыбнулся. - А я такой кретин...
   - Почему? - Рёцу не совсем понимала ход мыслей молодого человека.
   - Скажи, я тогда очень сильно обидел тебя, да? - вытянув шею, Гино подался вперед, пристально рассматривая усталое смущенное личико. - Ну... Ты понимаешь, о чем я?
   - Понимаю. - Кивнула девушка, вспомнив тот момент, когда Микки попытался обнять ее. - Нет, ты не причем, всё дело во мне. - Робко подняв глаза, Ким встретилась с заинтересованным, но слегка недоуменным изумрудным взглядом. - Ну... Просто... Я... - Приподняв брови, Бесцветный чуть опустил голову, в ожидании ответа. - Я... Я так не привыкла.
   - Не любишь парней? - разочарование и горькое выражение лица коснулись Гино. - Или я просто не в твоем вкусе? Я глупый? Слишком настырный? Или и то, и другое?..
   - Нет-нет, - нервно хихикнув, Рёцу отрицательно замахала руками, - Микки, ты всё не так понял... Просто... Где я, а где ты?.. Я не такая, какие тебя обычно окружают... Я не подхожу...
   - Может быть, я сам решу, что мне подходит, а что нет? - вопрошающе приподняв бровь, парень улыбнулся. - Ты мне очень нравишься, Рёцу. Правда.
   Блуждающий взгляд на мгновение остановился на натянутой на грудь простыне, после чего рассеянное внимание Бесцветного заставило его уставиться в стену. Поддайся она сейчас, и, возможно, Гино и Ким стали бы парой, однако девушка была воспитана совершенно по-другому, равно как и Микки, просто высказавшийся и ничуть не давящий на ее решение. Виновато улыбнувшись стене, парень поднялся на ноги и, шатаясь, поплелся к двери. Растеряно смотря ему вслед, Рёцу поняла, что опять упустила очередной момент, идеально подходящий для признания. Задержавшись в дверях, Гино оглянулся на сидящую во мраке ночи Ким.
   - Извини, что разбудил. - Пробормотал он и вышел из спальни.
   Оказавшись в гостиной, Бесцветный увидел спящего на диване мальчишку. Подумав о том, что было бы неплохо самому вздремнуть, парень опустился в кресло и устало вытянул ноги. Тишина ночи убаюкивала, а тепло Рёцу, будто бы застывшее на ладони, не порождало никаких чувств, кроме боли и разочарования. С тоской смотря на свою руку, Микки задумчиво коснулся пальцами губ. "Действительно, она совсем другая... Ждать от нее всплеска чувств и страсти, как от Нэйлин, совершенно бесполезно. Рёцу спокойная, теплая и очень ласковая. Она из тех, кто помогает удержаться на ногах в трудную минуту, причем так ненавязчиво, что порой кажется, что это ты сам устоял, но ведь эта она... Она... Рёцу...". Тяжелые веки Гино опустились, голова упала на плечо, и, пребывая под действием алкоголя, он мгновенно заснул.
  
   Скопление красок, оттенков и цветов... Их хаотичное движение, стремительно переходящее в буйство многогранных гамм, затягивало пространство, насколько хватало глаз... Кто-то впереди... Чья-то фигура... Приближается, стоя спиной и будто подъезжая на невидимой платформе... Оборачивается... Нет никаких сомнений, это он! Полихромный... Миваро Туо... Темные глаза широко раскрыты... Смотрит из-под очков и неадекватно улыбается... Безумие, ужас, безысходность... Он поднимает руку, сжимающую пистолет... Кончик языка облизывает сухие губы... Палец нажимает на курок и как при замедленной съемке пуля вылетает из дула, и тут будто кто-то включает ускорение... Мир сужается до единого выстрела, обзор идет через пулю, и, смотря ее глазами, можно увидеть цель... Оглянувшийся растрепанный парень в очках, лоб которого блестел от выступившей испарины волнения и паники... Тьма, будто бы кто-то избавился от освещения... Ничего не видно, тишина... Оглушительный выстрел рвет пространство... Слышно чье-то падение... Смех...
  
   - РУДИ!!! - рванувшись вперед, Микки широко раскрыл глаза. - Руди!..
   Дико озираясь по сторонам и понимая, что находится дома, Гино встретился с испуганным громким криком Айдо, в коридоре показалась закутанная в халат фигура Рёцу. Тяжело дыша и понимая, что за какие-то секунды вспотел так, будто бы пробежал несколько километров, Бесцветный судорожно сглотнул, смахнув дрожащими руками бусины пота. Опьянение пропало без следа, бегающие из стороны в сторону глаза искали часы. Два тридцать шесть. В попытке успокоиться Микки медленно закрыл глаза, ощущая, как тело сотрясает лихорадочный озноб. Засунув руку в карман и достав мобильный, молодой человек быстро выбрал из списка номер Ятто и нажал кнопку вызова. Протяжные гудки один за другим раздавались из голографических динамиков, напряжение росло, сердцебиение зашкаливало. Мгновение - и гудки прекратились, уступив место тишине.
   - Руди! - панически выкрикнул Гино, судорожно сжимая разложенный веер телефона. - Руди!!!
   - Он сейчас не может подойти... - Донеслось из трубки.
   Внутри у Микки всё оборвалось, на лице застыл ужас. Айдо затаил дыхание, а на углу коридора замерла Рёцу, не отрывая взгляд от окаменевшего в кресле парня. Медленно сглотнув, Бесцветный не мог поверить, что голос в трубке не галлюцинация. Увиденный сон стремительно пронесся перед глазами, боль очередной потери сжала сердце. Стиснув зубы и шумно засопев, Гино взял себя в руки и прорычал:
   - Скажи только, где находишься, и я убью тебя!
   - Какое занятное предложение! - хохотнул Полихромный. - Кто бы мог подумать, что этот хакер окажется твоим другом!? Вот так удача! Мне снова удалось наступить на одно из твоих самых больных мест!
   - Скажи, где находишься, трусливая тварь... - Шипел Микки, старясь не вслушиваться в ядовитые фразы ненавистного врага.
   - М? Где нахожусь? О-о-о-ох... Как бы тебе объяснить? - Бесцветный слышал, как Мива задумчиво чмокает. - Ну... Я в центре Алторна... в самом его сердце... - Голос в трубке перешел на шепот. - Я там, где никому нельзя находиться, но с помощью твоего импульсивного дружка любые двери и пароли - плёвое дело!
   - В центре Алторна? - переспросил Микки, в ярости сощурившись. - Точнее, сука! Говори точнее!!!
   - Всего одно слово может дать ответ на твой вопрос... - Холодно и жестко отозвался Туо. - Это имя девушки, которую ты так ненасытно трахал на крыше!.. Имя девушки, которая оставила меня и ушла к тебе!.. Имя девушки, которая была создана, чтобы стать моей, но ты всё испортил!!!
   - Сэль"юриас... - Прошептал Гино, ощущая, как пол будто бы уходит из-под ног. - Башня Сэль"юриас... Жди меня, Полихромный! Я приду к тебе и принесу смерть! Только ты и я, слышишь?! Ты и я!!! У меня больше никого не осталось!!! Ты лишил меня всего, что было!!! - теряя контроль над собой, Бесцветный вскочил на ноги. - И не вздумай свалить! Я возьму твой грязный след и отыщу тебя хоть на краю света, сукин ты сын!!! Я убью тебя!!! Убью, слышишь, Мива?! Я УБЬЮ ТЕБЯ!!!
   - Ах, как жарко! - из динамиков послышался веселый смех. - Поторопись, Бесцветный, иначе ты можешь не застать меня здесь! Рушить свои планы из-за твоего опоздания я не собираюсь!
   - Будь уверен, я размажу твою очкастую рожу о стержень ненаглядной Сэль"юриас! - выкрикнул Микки, в ярости швырнув телефон на пол.
   Перебиваемый помехами смех был отчетливо слышен в тишине комнаты. Взревев, Гино раздавил пластик разложенного веера пяткой. Голограмма дала сбой, послышалось шуршание, и связь прекратилась. Кинувшись в коридор, Бесцветный начал быстро одеваться. Испуганная Рёцу боялась спросить хоть что-то, однако Айдо оказался более решительным в такой ситуации. Привстав с дивана и наблюдая за поспешными сборами друга, он спросил:
   - Микки, т-ты что, поедешь к этому Полихромному?..
   - Да, и в этот раз ему не уйти от меня! - прошипел парень, завязывая ботинки. - Руди... он мертв.
   - Р-руди?.. - Ком подкатил к горлу мальчишки и он, с трудом сдерживая слезы, зажмурился. - Как это произошло?
   - Какая разница?! - слишком агрессивно выкрикнул Гино. - Его нет, понимаешь?! Нет!!! Ни его, ни Сёгуты! Мы одни, Айдо!!! Мы теперь одни!!!
   - Не одни.
   Оглянувшись, Микки увидел Рёцу, которая успела переодеться, пока он рыскал в прихожей в поисках ключей от гаража и мотоцикла. В кроссовках, джинсах, майке и легкой кофте, девушка решительно смотрела на замершего в недоумении молодого человека. Еще секунда - и Бесцветный раздраженно нахмурился.
   - А ты куда собралась?!
   - Я еду с тобой. - Сдержано ответила Рёцу.
   - Ага, сейчас же! - саркастично фыркнул парень, взъерошив и без того торчащие волосы. - Сиди дома и смотри за братом.
   - Нет, я еду с тобой. - С еще большим нажимом и настойчивостью отозвалась Ким. - Я не хочу это обсуждать, Микки. Я еду с тобой и точка. - От нахлынувшего негодования Гино не знал, что сказать. - Я ведь должна как-то доказать, что могу быть полезной... Должна заплатить тебе за гостеприимство.
   - Чушь собачья! - оскалился Бесцветный, отчетливо видя перед собой ухмыляющееся лицо Мивы Туо. - И чем ты платить собралась?! Жизнью?!
   - Хотя бы. - Холодно ответила девушка, сделав решительный шаг.
   - Дура!!! - заорал Микки и в ярости распахнув дверь, вырвался на улицу.
   - Рёцу! - сорвавшись с дивана, в коридор выбежал Айдо.
   - Всё нормально. - Улыбнулась Ким, незаметно прикусив губу. - Я вернусь, вот увидишь. Ты только не уходи никуда, ладно?
   - Рёцу... Сестренка... - Мальчишка засопел, пытаясь сдержать слезы.
   - Ну, ты чего, мужик? - Ким задорно улыбнулась, ободряюще похлопав брата по плечу. - Ты же у меня вон какой сильный и храбрый! Запомни: умение ждать - одно из самых достойных качеств настоящего мужчины. Посчитаем, что сегодня ты сдаешь экзамен по владению этим навыком, ага?
   - Возвращайтесь скорее... - Заставив себя кивнуть, Айдо отвернулся.
   - Умница.
   Коснувшись взъерошенных волос пацана, Рёцу поспешила на улицу. Оказавшись на крыльце, она увидела, как ворота гаража открываются. Кинувшись к ним, девушка едва не попала под колеса стремительно вырвавшегося на дорогу "Зарма". Агрессивный рев мотора, тонированное стекло темного шлема, застегнутая кожаная куртка и побелевшие костяшки пальцев, впившихся в широкий руль... Смешанной ахроматичной волной пронесшись мимо Рёцу, Бесцветный даже не оглянулся, хотя и бросил на нее последний невидимый взгляд через маленькое зеркало заднего вида. Стиснув зубы, парень заставлял себя не думать о том, каким он сейчас выглядит в глазах Ким. Взвизгнув тормозами и резко вывернув на трассу, смурый гонщик понесся в сторону башни Сэль"юриас. Удвоившаяся боль потери сжимала сердце, и Микки верил, что сегодня ночью всё непременно должно решиться. Бесцветный был готов на всё, чтобы уничтожить Полихромного.
   Стоя у дороги и смотря вслед стремительно исчезающему силуэту мотоциклиста, Рёцу уже не сдерживала слез. Всхлипывая и тщетно пытаясь успокоиться, девушка стискивала зубы и сжимала кулаки. Боясь даже подумать о том, как Гино в одиночку выступит против беспощадного Туо, Ким в последний раз смахнула влажные дорожки со щек и нахмурилась, решительно посмотрев в ту сторону, где скрылся "Зарм" Бесцветного.
   - Я же люблю его... - Тихо сказала Рёцу сама себе, пожирая взглядом тающие на горизонте дома. - Разве какая-то дорога сможет меня остановить?.. Да ни черта подобного! Жди меня, Айдо, я вернусь! Вернусь вместе с Микки!
   Попутных машин не было, трасса была пуста, но это ничуть не остановило девушку. Сорвавшись, она побежала вслед за исчезнувшим черно-белым мотоциклом...
  
  ГЛАВА 26
  ОСНОВА АЛТОРНА
  
   Усмехнувшись и качая головой, Полихромный сложил голографический веер мобильного и бросил его рядом с телом Руди. Поправив очки и невидимку, собравшую на макушке длинные пряди чёлки, Мива поправил куртку и с выражением человека, идущего на свидание к девушке, довольно прошел вперед. Думая о том, что Бесцветному всё равно не удастся так быстро оказаться рядом с башней и тем более пробраться внутрь, Туо знал, что времени для осуществления задуманного достаточно. Остановившись и широко раскрыв глаза, Полихромный впился взглядом в возвышающееся неподалеку нечто, являющее собой основу политики города.
   Окруженный ярким светом в центре цилиндрической комнаты располагался стержень Сэль"юриас - прозрачная трубка диаметром с десяток метров, внутри которой беспрестанно рождались новые оттенки, попадая под расставленные по периметру разноцветные источники света. На полу, у подножия стрежня, под углом пятьдесят градусов находились три герметичные камеры, очень похожие на криогенные, внутри которых лежали чьи-то тела. Подойдя ближе и приглядевшись, Мива увидел полуголых мужчин разного возраста. Один из них был худым и высохшим стариком, которому на вид было не менее семидесяти пяти лет. Почти белые волосы, обвисшая кожа, изрезанная глубокими морщинами, костлявые пальцы рук, ввалившаяся грудная клетка. Другой был полным пожилым человеком с высоким лбом и широкой залысиной, остатки волос которой тронул пепел седины. Мясистое лицо, большой живот, пухлые руки и затерявшаяся в жировых складках шея. На вид ему было более пятидесяти. И, наконец, последний мужчина, будучи почти в два раза моложе высохшего старика, выглядел сурово и непреклонно. Черные жесткие волосы коротко острижены, ярко выраженные скулы, широкий, слегка раздвоенный подбородок, сильные руки и крепкое тело говорили о том, что ему не более тридцати пяти лет. Нельзя было понять, живы эти трое или нет, ведь глаза у всех были закрыты, однако кое-какая деталь всё-таки говорила об их псевдосуществовании.
   С замиранием сердца Полихромный смотрел, как из вскрытых черепных коробок лежащих в прозрачных капсулах людей тянутся пучки проводов, исчезая где-то в стержне Сэль"юриас, отчего весь процесс мозговой деятельности можно было наблюдать, так сказать, из первых рук. Кроме оголенного серого вещества у мужчин была вскрыта левая часть груди, откуда через ребра тянулись прозрачные трубки, внутри которых подобно капельнице, беспрестанно перегонялись оттенки из стержня. Пожирая взглядом равнодушные лица, Мива не мог поверить, что перед ним те, кого Сэль"юриас называла Отцами: Фрил Лайтольер, Оико Дарус и Рэйчи Хитто. Неразрывно связанные с системой цветового разделения, эти люди являли собой разум стержня и были основой политики Алторна. Они решали, кому и как жить, а их руками в реальном мире были Красно-Желтые, хранители правопорядка - шарнахи, и народные массы неравнодушных к текущей жизни людей - актидроки.
   После создания системы Сэль"юриас, Лайтольер, Дарус и Хитто пришли к единому мнению о том, что для успешной работы цветовой политики необходимо лично принимать участие в распределении оттенков, поэтому Отцы решили слиться со стержнем и, фактически погибнув от претерпеваемых изменений и трансплантаций, переродиться в облике коллективного разума, более совершенного и многофункционального, чем у любого другого человека. Стержень Сэль"юриас - основа Алторна и жизни в нем, а алгидексторы - многочисленные придатки, частицы стержня, которые беспрестанно перекликаются между собой, принося вместе с незначительными цветовыми изменениями данные о состоянии людей, их действиях и даже мыслях, поэтому коллективный разум Отцов был всегда в курсе происходящих в городе событий. Именно по этой причине Лайтольер, Дарус и Хитто не смогли отказаться от цветового разделения, однако признавали, что отчасти изменить его было бы только к лучшему.
   Но коллективный разум троих создателей Сэль"юриас на этом не заканчивался. Дарус, как талантливейший генетик в прошлом, предложил усовершенствовать систему путем добавления сознаний избранных жителей Алторна, тем самым расширяя круг общего восприятия мира снаружи башни. Лайтольер и Хитто приняли идею, приступив к поиску достойных кандидатов на присоединение. Среди сотен тысяч людей коллективный разум остановил свой выбор на одном человеке. С виду неприметный тридцатидвухлетний мужчина отличался от остальных нестандартным складом ума и сильно развитой способностью эмпатии14. Этого человека звали Миваро Туо, и он успешно применял свои способности в адвокатской работе, в основном с людьми, склонными к преступной деятельности. Но случился несчастный случай, и Миваро погиб в автокатастрофе, не успев получить предложение о слиянии с коллективным разумом, однако Лайтольер нашел выход из сложившейся ситуации.
   Путем беспрестанного получения данных через алгидексторы горожан, система Сэль"юриас отыскала до боли похожего на Туо молодого человека по имени Дэниэл Ириер. Личные карточки Миваро и этого парня были тщательно проанализированы коллективным разумом, после чего сама Сэль"юриас вошла с ним в контакт, принеся с собой не только часть своей силы, но и чужие воспоминания, которые успешно смешались с памятью и даже вытеснили какие-то личные моменты из жизни Дэниэла. Имя, место жительства, образ жизни, предпочтения - всё это впиталось сознанием Ириера, заверив мозг в том, что это и есть он сам. Фактически это было перерождение так безвременно ушедшего из жизни адвоката Миваро Туо в теле Дэниэла Ириера, личная карточка которого после переломного момента была изменена шарнахами по приказу Отцов. Так из мира исчез некий парень с редчайшим вайдовым оттенком, а ему на замену пришел тот, кто задался целью изменить привычный уклад жизни Алторна.
   Полагаясь на способности Мивы, коллективный разум через Сэль"юриас поручил ему отыскать универсальный цвет. Полихромный, коим и стал Туо после получения власти над оттенками, предпринял несколько вариантов исполнения поставленной задачи, одним из которых было похищение окраски алгидексторов. Но все попытки определить требуемую гамму оказались неудачными и, мало того, Мива заигрался с тем, кто так и не спятил после потери содержимого метки, но когда Сэль"юриас объявила о конце их совместной работы, оправдываться было уже поздно. Голографическая модель покинула Полихромного, переметнувшись к человеку, который совершенно случайно сумел найти универсальный цвет, после чего его алгидекстор претерпел изменения, равно как и способности. Бесцветный - так называла его Сэль"юриас и так называл его Миваро. Смурый гонщик, мелкий нарушитель общественного порядка. Он был бы совершенно незаметен, если бы не его способности управления мотоциклом. Микки Гино - тот, чей "Зарм" всегда финишировал первым, будоража смурую толпу и превознося его на вершину известности в узких кругах посвященных.
   - Сэль"юриас... - Прошептал Полихромный, оторвавшись от равнодушных лиц в герметичных колбах. - Я знаю, что ты здесь... Знаю, что смотришь на меня... Бесцветный... Ты ведь слышала о нашем разговоре? Хотя чего я спрашиваю?.. Конечно же, слышала! Он сейчас примчится и вновь попытается убить меня, ведь я только что создал еще одну причину. - Криво улыбаясь, Мива кивнул на лежащее в луже крови тело Руди. - И ты по-прежнему на его стороне? По-прежнему хочешь изменить Алторн именно таким способом? Посмотри, Сэль"юриас! Оглядись вокруг! Я уже почти изменил его! В одиночку! Без тебя!!! Я создал свой универсальный цвет и наделил им этих ничтожеств, называющих себя жителями города!
   - Глупец. - Откуда-то сверху донесся знакомый голос, разве что сейчас он звучал жестко и непреклонно, совсем не так, как раньше.
   Из лучей ослепительного света бескрайнего полотка по переливающемуся цветами стержню сползало металлическое кольцо. Остановившись в нескольких метрах над полом и тремя камерами с телами Отцов, кольцо выпустило множество узких трубок. Послышался щелчок открывания невидимых засовов - и из маленьких отверстий потекли тягучие смешения красок. Оказываясь на гладком полу подле стержня и капсул, ленты оттенков тянулись куда-то вверх и, переплетаясь между собой, образовывали знакомую фигуру. Расплескивающиеся цвета приближались к стоящему неподалеку Миве и, когда они подползли вплотную, Полихромный увидел перед собой воплощение Сэль"юриас: хрупкое на вид тело, черты которого были вполне узнаваемы, разве что облик девушки был лишь отдаленно похож на человеческий. Кожу заменило бесконечное смешение, Сэль"юриас напоминала картину какого-то неординарного художника, не выделяющего теней и полутонов. Подобно длинным подтекам жидкой краски, волосы едва заметно покачивались за спиной, касаясь кончиками поясницы. Многоцветный силуэт самой могущественной системы Алторна остановил невидимый взгляд на Полихромном и задумчиво склонил голову.
   - Зачем ты пришел? - спросила Сэль"юриас.
   - Забыла, что обещала? - нахмурился Мива, поправив очки. - Я пришел присоединиться к тебе, влиться в систему коллективного разума так, как было заявлено в самом начале...
   - Нет. - Мотнула головой девушка. - Это место теперь принадлежит не тебе. Микки Гино, Бесцветный, я жду его и его универсальный цвет.
   - Ты сказала, что я ни на что не годен, однако я сумел создать такой окрас, какой ты хотела. - Процедил Туо. - Чем я тебе не угодил? Чем не понравился?
   - Глупец. - Снова повторила Сэль"юриас, повернувшись к подавленному молодому человеку спиной и задумчиво смотря на тройку живых гробниц неподалеку. - Если ты и вправду считаешь ту грязь, который ты отравляешь, универсальным цветом, нам не о чем с тобой разговаривать. Твое желание влезть туда, где тебе уже нет места, раздражает. Ты проиграл, Мива. - Девушка на мгновение оглянулась на стоящего позади парня. - Признай это и уйди, хотя я знаю, что просто так ты себе уйти не позволишь. Ты и дальше будешь отравлять ни в чем неповинных жителей Алторна, дальше будешь гнуть палку, дальше будешь утверждать, что сильнее Бесцветного...
   - Но так и есть! - сжав кулаки, выкрикнул Полихромный.
   - Глупец. - В третий раз повторила Сэль"юриас. - Ты препятствуешь безболезненному перестроению общества, мешаешь его улучшению. Пойми ты, наконец: Микки Гино уже нашел универсальный цвет, а он на то и универсальный, чтобы быть единственным в своем роде!
   - И... и что же это за цвет? - с трудом сдерживая эмоции негодования, спросил Мива.
   - Это белый. - Просто отозвалась красочная девушка.
   - Белый?! - изумился Полихромный. - Но я перебрал массу белых оттенков!!! Это несправедливо!
   - В том-то и дело, что ты перебирал оттенки, а Микки нашел цвет. - Сэль"юриас беззаботно пожала плечами. - Скажу тебе одну истину, до которой ты, похоже, так и не дошел... Оттенков белого не существует, ибо этот цвет считается абсолютным! Амплитудно-частотная характеристика белого цвета имеет линейный вид, то есть в нем присутствуют все частоты видимого спектра в равном уровне! - смотря на стоящую вполоборота девушку, Мива пребывал в некой прострации осознания своей ошибки. - Но если хотя бы одна из частот, хотя бы один из оттенков видимого цветового спектра будет иметь неравный уровень, это будет уже совершенно иной оттенок, которые ты и умудрялся находить всё это время. - Фыркнув, Полихромный отвернулся. - Поэтому, мой дорогой Мива, я в тебе больше не нуждаюсь. Прости, но мне придется убить тебя, ведь еще неизвестно, сколько людей могут пострадать вследствие твоих идиотских подвигов.
   Резко развернувшись к парню лицом, переливающийся многочисленными оттенками образ Сэль"юриас взмахнул рукой, и нити красок, подобно перьям крыла, расползлись в воздухе. Яркая гамма образовала собой хаотичную сеть, стремительно заполняющую пространство рядом со стержнем и капсулами. Метнувшись в сторону в попытке избежать соприкосновения с красками, Полихромный прижался к стене и заставил вытекающие из раскрывшегося алгидекстора смешанные оттенки принять форму длинного меча, моментально взмахнув которым он рассек тянущиеся в к нему нити Сэль"юриас. Понимая, что ему не совладать с могущественной системой, Мива кинулся к раскрытой двери, желая как можно скорее уйти с поля боя. Оглянувшись на убегающего парня, красочная девушка звонко рассмеялась. Разросшаяся по помещению исполинских размеров сеть опала на пол, после чего эти витиеватые лужи быстро собрались вокруг Сэль"юриас и потянули липкие подобия пальцев к поясу девушки, образовав полы длинного необыкновенного платья. Густые краски блестели в свете разномастных ламп, делая вид основы Алторна еще более фантастическим. Приложив тонкий пальчик к контуру губ, Сэль"юриас коварно улыбнулась.
   - Как это похоже на тебя, Мива... - Медленно проговорила она, направляясь к выходу. - Трусливо сбегать без попытки честно отстоять свое право на существование. - Остановившись в широком дверном проходе, девушка громко приказала: - Закрыть все двери нижних этажей! Полихромный не должен сбежать!
  
  ГЛАВА 27
  ПОСЛЕДНЯЯ ГОНКА
  
   Оставляя позади повороты, перекрестки и неприметные проулки, Микки несся в сторону башни Сэль"юриас, и чем ближе становился величественный шпиль, тем медленнее приходилось ехать. Беспорядки на улицах переросли в призрак гражданской войны, который с каждым часом становился всё четче. Шарнахи и актидроки изо всех сил пытались унять буйство смурых, но выплескивающие всю досаду в связи с не сложившейся судьбой люди с грязным оттенком были неудержимы. Глядя на них Гино подумал о том, что им уже наплевать на "Скриклин", ведь возможность отыграться на Красно-Желтых заполняла душевную пустоту как нельзя лучше. Разгромленные витрины магазинов и стекла машин, разбитые яркие вывески, светофоры и окна близстоящих домов... Пригнувшись ниже к рулю, Бесцветный ловко огибал дерущихся жителей города, неукоснительно приближаясь к цели. Стараясь не думать о судьбе Руди, парень собственноручно заковал сердце в тяжелые оковы, дабы оно не дало слабину в самый неподходящий момент.
   Остановив "Зарм" недалеко от бушующей толпы, пытающейся прорваться на территорию башни, Микки оценил ситуацию. Возможности прорваться через скопление народа не было. На страже неприступных стен и запертых ворот находились разъяренные Красные, пытающиеся оттеснить смурых дальше от подножия высотного здания. Быстро оглядевшись, Гино заметил, что дальняя часть стены пустует, ведь осаде подвергался исключительно центральный вход. Оставив мотоцикл в неприметном месте, Бесцветный кинулся на штурм. Оказавшись рядом со стеной, которая была в два раза выше его, парень отошел дальше и, разбежавшись, вскинул руку в воздухе. Раскрывшийся алгидекстор выплеснул сгусток краски, которая моментально образовала некое подобие веревки. Расползшийся на множество узких лент цвет облепил край преграды, и Гино, перехватившись и упершись ногами в стену, быстро поднялся наверх и перемахнул через высокое ограждение. На территории никого не было. Остановив взгляд на неприметной двери, затаившейся во мраке ночи, Микки быстро, но очень осторожно подбежал к ней и резко ворвался внутрь. Тишина. Отравляющее сердце ощущение, что именно этим путем шел Руди, не покидало молодого человека. Прижавшись спиной к стене, Бесцветный представил длинный нож. Разветвленный алгидекстор воплотил в руке требуемое оружие. Ослепительно белое, будто бы подсвеченное изнутри лезвие легло в ладонь Гино, и он шумно сглотнув, выглянул из-за угла. Ведущая наверх лестница была пуста. Бросившись к ней, Микки остановился на площадке с шестью лифтами. Даже не обратив внимания на разъясняющий щит, Бесцветный нажал на кнопку, чтобы посмотреть, где находится каждый лифт в текущий момент. Пять из шести кабин располагались не выше двадцатого этажа, когда как один был в районе сорок седьмого. В ярости стиснув зубы и вызвав ближайший лифт, парень в нетерпении начал подъем наверх.
   Скоростной лифт преодолевал рубеж сорок четвертого этажа, как вдруг неожиданно свет в кабине мигнул, а потом и вовсе погас. На мгновение растерявшись, Гино, сильнее сжав нож, воткнул его между нащупанных в темноте створок. Поддавшись, хромированные двери чуть-чуть разошлись в стороны. Просунув пальцы в образовавшийся зазор, Микки зарычал, изо всех сил рванув преграду в сторону. Когда дверь, сложившись, открылась, парень увидел, что кабина, как назло, застряла между этажей. Выругавшись, Бесцветный схватился за край пола сорок пятого этажа и, слегка качнувшись, спрыгнул на нижний ярус. Грузно приземлившись и подняв голову, Гино хищно огляделся, прислушавшись. Блеклые дежурные источники света располагались вдоль стен на уровне среднего человеческого роста. Быстро рассмотрев теряющиеся во мраке двери, Микки пытался угадать, какая из них ведет на пожарную лестницу, когда неожиданно за одним из выходов послышались чьи-то приближающиеся шаги. Пнув дверь и вырвавшись на лестничную площадку, Бесцветный увидел мелькнувшую на верхнем пролете серую куртку. Широко раскрыв глаза и на мгновение перестав дышать, парень бросился вдогонку.
   Перемахивая сразу через несколько ступенек, Полихромный бежал на самый верх, ведь когда основной свет погас, все выходы по приказу Сэль"юриас были перекрыты охранной системой, поэтому спастись можно было лишь на самой вершине, в том месте, где находилась лестница, ведущая на шпиль. Слыша раздающееся внизу тяжелое дыхание и грузные шаги, Мива моментально понял, что это Бесцветный явился на зов. Ускорившись, Туо увеличил разрыв до четырех пролетов, когда как Микки бежал изо всех сил, бежал так, будто бы за ним гнались все Красно-Желтые Алторна. На мгновение остановившись и вскинув голову, Гино увидел, как рука Полихромного быстро перехватывает перила.
   - Стой, тварь!!! - взревел парень, в ярости стиснув зубы, но в ответ послышался только смех.
   Матовые лампы аварийного света мигали и подрагивали, отчего лестница была видно еще хуже. Понимая, что Полихромный ни за что не остановиться, да и драться на пролетах было слишком опасно, Микки гнал ненавистного врага наверх, надеясь, что вершина башни очень скоро предстанет перед ними, и Мива уже не сможет сбежать, как в прошлые разы. Рывками спеша вперед, Гино внезапно ощутил, что подниматься стало труднее, ботинки будто бы прилипали. Бросив быстрый взгляд по ноги, парень увидел, что обувь завязла в густых пятнах краски. Зло сплюнув, Бесцветный продолжил преследование, стараясь как можно чаще смотреть на ступеньки с хаотично раскиданными ловушками. Смех раздавался всё выше. Разрыв между двумя молодыми людьми увеличивался. Массивное тело Гино значительно уступало Туо в ловкости. Прыткий парень легко перемахивал через ступеньки, изредка поправляя очки. Он был уверен в своих силах против Бесцветного, однако выступать против Сэль"юриас он не решался, хотя где-то в глубине души понимал, что основная система Алторна не оставит своего нового фаворита в беде и сделает всё, чтобы сохранить ему жизнь. Готовя себя к тяжелой битве, Мива оказался на последнем пролете и, преодолев его, вырвался на крышу, где находилась спиральная лестница, ведущая на шпиль.
   Услышав хлопок закрывшейся двери, Микки понял, что это финал и его первая гонка, в которой он пришел последним. Стиснув зубы и приготовившись к бою, парень сжал в руке длинный белый нож и, рванув на себя дверную ручку, замер в проходе, хищно оглядываясь. Просторная площадка, вместо стен которой были большие окна, считалась закрытым обзорным пунктом. Четыре массивных поддерживающих колонны находились по углам квадратной комнаты, а широкая винтовая лестница уползала куда-то вверх, теряясь в темноте пронзающего ночное небо шпиля. Полихромного не было, равно как и его следов пребывания где-то поблизости. Держа нож на изготовке, Гино сделал несколько осторожных шагов, стараясь создавать как можно меньше шума. Сощуренные изумрудные глаза бегали из стороны в сторону, стараясь зафиксировать даже самое малейшее движение. Шумное дыхание перебивало надрывное сердцебиение, пересохшее горло сжималось. Осознав, что Мивы нигде нет, Микки поспешил на винтовую лестницу.
   Преодолев несколько железных ступеней, парень поднял голову, всмотревшись в темноту, когда оттуда, будто мурена из своего укрытия, вырвался Полихромный. Схватившись за поручень, Туо со всего маху ударил Гино ногами в грудь. Это было настолько неожиданно, что Бесцветный не смог удержаться и, упав на спину, скатился по лестнице вниз, выронив нож, который тут же превратился в белую, мгновенно засохшую лужу краски. Мива моментально набросился на Микки сверху, желая вцепиться в горло. Рыча и оскалившись, Гино пытался перехватить неуловимые руки Туо, но тот, после нескольких неудачных попыток заставить Бесцветного задохнуться, резко отпрянул и, взмахнув рукой с алгидекстором, призвал себе на помощь длинную переливающуюся плеть. Приподнявшись и пытаясь предугадать действия врага, Микки сорвался с места и в одном решающем прыжке сбил Полихромного с ног, протаранив худощавое тело. Огрызнувшись и ударив Гино в лицо, Мива попытался вырваться из захвата. Ему почти удалось встать, когда Бесцветный нанес ему резкий удар в грудь с такой силой, что очки парня съехали на кончик носа, а сам он прижался спиной к стеклу широкого окна в попытке нормализовать дыхание. Понимая, что это самый удачный момент для убийства ненавистного человека, лишившего его смысла жизни, Микки накинулся на Полихромного. Впившись в плечи Туо и вжимая его в дающее трещины стекло, Гино в ярости рычал, видя перед глазами смерть Сёгуты Фуро и перевязанную черной лентой фотографию Руди Ятто. Пытаясь вырваться, Мива лишь помогал обширному стеклопакету проминаться под ним. Рассчитывая на то, что еще немного усилий - и окно разлетится на мелкие осколки, позволив Туо упасть с головокружительной высоты возвышающейся над городом башни, Бесцветный продолжал оттеснять Полихромного.
   Понимая, чего хочет Микки, Мива не хотел сдаваться так просто, тем более что у него еще имелось некоторое время до появления Сэль"юриас, а то, что она появится, Туо не сомневался. Зная, что физически он довольно слаб перед Бесцветным, Полихромный решил действовать иначе. Терпя боль сжимаемых плеч, он хищно оскалился, когда из-за его спины вырвались красочные ленты, разбившие витиеватую паутину трещин стекла. Дальнейшее действие развернулось в течение нескольких долей секунд. Мива провалился в пустоту, оказавшись за окном, а вместе с ним и Микки, продолжающий держать его за плечи. Резко выдохнув, Гино почувствовал, как ужас сковал сердце, но от этого дрожащие пальцы лишь сильнее стиснули врага в смертельных объятиях, который вместе с ним был готов рухнуть вниз. Бесцветный мысленно попрощался с жизнью, когда цветные ленты Полихромного, разбившие окно, взметнулись вверх, зацепившись за край оконного проема. Резко подбросив тело Мивы, подобные парашютным стропам краски удержали его в воздухе, когда как пальцы Микки соскользнули с серой ткани куртки. Сорвавшись, Гино начал стремительно падать вниз. Зависшая в воздухе фигура Полихромного стремительно отдалялась. Перед изумрудными глазами с оглушительной скоростью падения проносились самые лучшие моменты жизни. Скорость... Скорость, только не та, которую так беспамятно любил Микки. Нет. На этот раз скорость была поистине смертельной, а дорога прямой. "Я первый... на финише..." - пронеслось в голове Бесцветного и он закрыл глаза.
   Колонны обзорной площадки задрожали. С помощью переплетения прочнейших красочных веревок Мива вернулся в помещение через разбитое окно, когда внезапно увидел, что по массивным опорам побежали трещины, а железные прутья спиральной лестницы начали искажаться. В непонимании оглядываясь по сторонам, Полихромный в ужасе раскрыл глаза. В центре площадки, в месте, где находилась лестница, образовался странный вихрь, стремительно набирающий силу. Поручни и ступени с гулом завибрировали и начали распадаться в местах сварки. Вихрь перерос в смерч, полупрозрачность которого начала заполняться цветными пятнами. Ослепительно яркое торнадо начало разрушать площадку. Стекла с оглушительным звоном вылетели, осыпавшись смертоносным дождем куда-то вниз. Опорные колонны разбились на огромные валуны, лестница разобралась на части. Собираемые разъяренным ветром обломки взметнулись вверх, и отпрянувший Полихромный в попытке спастись увидел, как шпиль башни начинает падать. Скрежет металла, грохот камней... Заостренный пик Сэль"юриас с протяжным стоном накренился и, осыпаясь, полетел вниз.
   На разгромленной обзорной площадке беснующееся торнадо выпустило из себя огромный сгусток смешенных цветов, которые моментально образовали сеть, живым ковром расползшуюся по краю высотки и метнувшуюся куда-то вниз. Балансирующий на краю разрушенной стены Мива смотрел на то, как мерцающая паутина догоняет почти коснувшегося земли Бесцветного. Оказавшись на его уровне, нити красок сорвались со стены башни и подхватили Микки, не дав ему упасть. Стиснув зубы и смотря на то, как густые оттенки возвращают тело Гино на площадку, Полихромный залез на возвышенность, возведенную смерчем из обломков крыши, и готовился к самому жестокому бою в своей жизни, ведь на помощь Бесцветному пришла его любимая и одновременно ненавистная Сэль"юриас.
   Сокрушительный ветер моментально стих, липкие краски забросили Микки на площадку. С трудом приходя в себя после пережитого шока, парень поднял глаза на стоящего не так далеко Миву. Только они, клочок опоры под ногами в виде полуразрушенного пола и открытое ночное пространство головокружительной высоты, окутавшее заклятых врагов со всех сторон. Продуваемая всеми ветрами площадка сбрасывала вниз пыль и мелкие обломки. В близлежащих окрестностях Алторна началась паника в связи с падением шпиля, но всё происходящее там, внизу, казалось ничем по сравнению с разворачивающимся действом на самой высокой точке города. Вершина башни Сэль"юриас стала местом столкновения двух явлений, двух причин и двух обстоятельств.
  
  ГЛАВА 28
  УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЦВЕТ
  
   Растянувшаяся по полу красочная сеть слилась в единое густое пятно неподалеку от Микки и, забурлив, потянула мерцающие нити верх, воплощая знакомую молодым людям фигуру. Будто бы вылепленная из всевозможных оттенков на открытой площадке появилась Сэль"юриас. Полы длинного многоцветного платья потянулись вслед, когда она сделала несколько шагов в сторону Гино. Вместо кожи, лица и длинных волос - лишь многочисленные движущиеся в смешении гаммы, заполняющие прорисованный девичий силуэт. Аккуратный ротик растянулся в улыбке, а голова слегка наклонилась в попытке заглянуть в каменное лицо Бесцветного. Пожирая Сэль"юриас взглядом, Мива замер на возвышенности, готовый в любой момент отразить нападение некогда любимого создания. Цветастые ленты, зависшие в воздухе за его спиной, слегка покачивались под порывами теплого ветра.
   - Микки, - Сэль"юриас протянула хрупкую руку Гино, - мне жаль, что ты так поспешно скрылся после нашего последнего свидания. Жаль, что испугался той ответственности, которую я хотела возложить на тебя, и сейчас, после спасения твоей жизни, я надеюсь, что ты изменишь свое решение... Здесь, на самой высокой точке городских построек, мы станем едины. Четвертый Бог и я - та, что поделиться с тобой силой и подарит вечную жизнь...
   Бесцветный молчал, не поднимая глаз на девушку. Полихромный не спускал глаз с обоих. Удушаемый ненавистью и обидой, он сжимал кулаки и в ярости стискивал зубы. Выждав ответа Микки несколько секунд, Мива понял, что он не решиться дать согласие. Но Туо он знал, что Сэль"юриас просто необходимо наделить людей единым цветом - ведь в этом и состоит ее главная цель - и раз Гино не спешит его отдавать и делать так, как желает система, Полихромный был готов заживо содрать универсальную метку и преподнести ее Сэль"юриас в знак примирения.
   - ...Твой ответ "да", не так ли, Микки? - переливающаяся оттенками девушка загадочно улыбнулась, шагнув ближе к замершему парню. - Скажи мне, прошу.
   - Нет. - Мотнул готовой Гино, глядя прямо перед собой. - Я не хочу. Ты зря меня спасла, ведь я всё равно не оправдаю всех твоих надежд.
   - Сэль"юриас! - не вытерпел Мива. - Разреши мне забрать его универсальный цвет! За всё наше пребывание вместе я совершил всего одну ошибку!.. Неужели ты не простишь меня?.. Я ведь всё исправил... Это я привел к тебе его! Я...
   - Если бы не твоя трусость, ты давным-давно был бы мертв. - Раздраженно оглянувшись на взволнованного Туо, жестко отозвалась Сэль"юриас. - Заткнись и не вмешивайся в разговор, когда тебя не спрашивают и вообще... Микки сам пришел. Ты здесь не при чем.
   - Знаешь, Нэйлин, - Бесцветный одарил девушку горьким взглядом, - я пришел сюда не ради тебя и не ради твоей просьбы, обещанной награды и прочего. Я здесь ради Полихромного, ведь он еще не ответил мне за смерть дорогих сердцу друзей. Прошу, дай нам решить всё один на один.
   - Вот, значит, как... - Холодно отозвалась Сэль"юриас, с презрением посмотрев на Гино. - Ладно, только у меня есть одно условие... - Едва заметный красочный рот расплылся в коварной улыбке. - Когда твое поражение будет очевидно, я остановлю бой, и ты будешь полностью в моей власти. Ты сделаешь всё, как я тебе скажу, а ты, Мива, - девушка остановила невидимый взгляд на стоящем поодаль парне, - снова будешь со мной так же, как раньше. Согласны?
   - Что будет, если я убью Полихромного? - спросил Бесцветный, украдкой посмотрев на молодого человека, за спиной которого шевелились мерцающие ленты.
   - Убьешь Миву? Хм... - Сэль"юриас на мгновение задумалась, сложив руки на груди, ведь она совершенно не рассматривала подобный вариант. - Ну... Тогда я отпущу тебя.
   - Ложь. - Усмехнулся Микки и, заметив удивление остановившейся рядом системы, покачал головой. - Ну да ладно. Мне будет уже не важно, если я всё-таки пришибу его.
   - Сэль"юриас вернется ко мне вместе с твоей кровью, Бесцветный! - прошипел ощерившийся Мива, и его ленты угрожающе взметнулись ввысь. - Ты должен подчиниться ее воле!
   Незаметно хмыкнув над словами Полихромного, девушка отошла от Гино и, уперев руки в бока, кивнула. Предвкушая интересное сражение, Сэль"юриас мысленно сказала себе, что не позволит Миве убить Микки. Никаких чувств к Туо она никогда не испытывала, однако Гино ей действительно нравился. Несмотря на не такой глубокий ум, как у Полихромного, Бесцветный был более темпераментным и горячим, нежели прохладный и порой равнодушный Миваро и, помимо всего прочего, у Микки был универсальный цвет - главная цель, в погоне за которой пребывала Сэль"юриас, поэтому фаворит был определен изначально.
   Хищно присев и будто бы готовясь к прыжку, Полихромный заставил цветные ленты подняться выше и, на мгновение зависнув в воздухе, стремительно обрушиться вниз, в то место, где стоял Бесцветный. Заострившись в полете и став похожими на наконечники копий, ленты вонзились в разрушенную площадку, но, вопреки ожиданиям Туо, Гино там не было. Вовремя сориентировавшись, парень отбежал в более безопасное место и, заставив алгидекстор воплотить недавно растаявший длинный нож, совершил немыслимый по длине прыжок, желая подобраться к Миве как можно ближе. Замахнувшись, Микки попытался достать Полихромного, но тот ловко уклонился, а его ленты, оставив на площадке глубокие вмятины разломов, моментально потемнели и превратились в грязь, липкие бесформенные массы которой опасно потянулись к Бесцветному. Белоснежное сияние за спиной Гино, выпустившее из себя семь цветов радуги и один дополнительный, черный, заставило Сэль"юриас широко улыбнуться. Она впервые видела влияние разветвленного алгидекстора на своего владельца. Как будто не замечая изменений, произошедших с ним, Микки необъяснимым образом заставил универсальный цвет встать на его защиту. Возникшая ослепительная преграда начала оттеснять липкие всплески пытающейся пробиться сквозь отражающий щит грязи. Находясь за сиянием, как за стеной, Бесцветный неукоснительно приближался к попятившемуся Полихромному. Хаотично соображая, что делать, Мива выкинул руку с алгидекстором в сторону и выпустил клубок разноцветных нитей, который, находясь на связи с ладонью молодого человека, упал на поверхность пола и, обогнув преграду, оказался в ногах Микки. Моментально распустившись, клубок раскинул скопления нитей в разные стороны и был готов захватить ноги Гино, как неожиданно нахмурившаяся Сэль"юриас незаметно во всеобщем хаосе щелкнула пальцами и пучки нитей клубка не просто спутали ноги парня, но и стремительно понеслись вверх, оплетясь вокруг бедер. То, что его застали врасплох, Микки осознал только тогда, когда не смог пошевелиться и грузно рухнул на обломки колонн и крыши.
   Белоснежный щит исчез, и волна грязи оказалась на свободе. Широко раскрыв глаза, Бесцветный из последних сил пытался освободиться от оплетающих его нитей, когда увидел растопыренные пальцы ладони Полихромного и поток грязных оттенков, стремительно несущийся в его сторону. Зарычав и предпринимая очередную попытку подняться, чтобы избежать этого прямого соприкосновения с отравой Мивы, Гино неистово дергался, но попавший на тело всплеск грязи моментально впитался кожей. Ощущая, как грязь смешивается с кровью, Микки взвыл, перевернувшись на бок и почувствовав, что нити ослабляют хватку, но это было лишь мимолетное ощущение. Секунда - и многоцветие клубка превратилось в темное смешение, которое начало стискивать тело Бесцветного в смертельных объятиях. Нет, крепкие нити не ломали кости и не рвали кожу. Грязь клубка Полихромного также впитывалась телом Гино. Болезненный крик, переходящий в стон, восторг Сэль"юриас и предвкушение финала, безумная улыбка Мивы и его рука, тянущаяся в сторону ослепительного алгидекстора сжимаемой в судорогах ладони. Болевой шок, градом катящийся со лба пот, страх, отчаяние и ледяное чувство безысходности... Нет, Сёгута и Руди ждут отмщения, и Микки ни на мгновение не забывал об этом.
   К удивлению Сэль"юриас и Полихромного, Бесцветный тяжело поднялся и, сплюнув грязью, заправски утерся рукавом. Изумруды глаз потемнели, а тяжелый взгляд исподлобья не предвещал ничего хорошего. Тяжело дыша и претерпевая раскатывающуюся по телу боль, Гино выпрямился. Белоснежное подобие алгидекстора с восемью придатками за спиной стало ярче и отчетливее. Чистые цвета радуги начали отделяться от белой основы и собираться в причудливую фигуру немного выше сияния. Сэль"юриас заинтересовано приподняла бровь, пытаясь угадать, что именно будет делать Микки, пожирающий разъяренным взглядом Миву.
   - Ты... - Прошипел Бесцветный. - Мразь!.. Ты отнял у меня тех, кого я любил! Ты не представляешь, насколько это больно, но сегодня... сейчас... я поделюсь с тобой своими чувствами!
   К всеобщей растерянности и смятению, Гино резко развернулся в сторону Сэль"юриас и, высоко подпрыгнув и выгнувшись назад, выхватил из воздуха образовавшие форму шара чистейшие фрагменты света и обрушил их на поверхность пола. Распавшись на полусферы, цвета закружились друг с другом и, выстроившись полукругом, стремительно понеслись в сторону застывшей в недоумении девушки.
   - НЕТ!!! - заорал Мива и кинулся наперерез.
   - А ну стоять!
   Сорвавшись с места, Микки метнулся к Полихромному, желающему перехватить удар. Вцепившись в куртку парня, Гино потянул его на себя и, повалив, ударил кулаком в лицо. Оправа очков треснула, брызнула кровь из разбитого носа. Вскрикнув, Туо застонал, а Бесцветный, воспользовавшись секундным замешательством Мивы, оглянулся на Сэль"юриас.
   Никогда ранее не видя ничего подобного, девушка раскинула руки подобно крыльям и взметнулась ввысь, ожидая что-то вроде взрыва, однако скопившиеся под ее ногами полусферы, подобия алгидексторов, раскрылись, выпустив из себя переплетенные прутья чистых цветов. Стремительно двигаясь по спирали, они достигли Сэль"юриас и обвились вокруг ее конечностей. Будто пойманная птичка девушка панически заметалась на высоте, но пульсирующие на полу пятна держали ее слишком крепко.
   - Мива!!! - выкрикнула она, в отчаянии сжимая кулаки и дрыгая ногами. - Убей его!!!
   - Ага, давай, попробуй! - прошипел Микки в разбитое в кровь и очень напуганное лицо Полихромного.
   Вскинув руку и воплотив нож, Гино решительно замахнулся над головой Туо, сдерживаемого весом мускулистого тела. Извиваясь в попытке освободиться, Мива пытадся столкнуть с себя Микки, но он был слишком тяжелым. Неадекватно улыбаясь, Бесцветный крепче сжал рукоять лезвия. Видя, что секунды Полихромного сочтены, Сэль"юриас, с трудом справляясь с силой сдерживающих ее прутьев, направила раскрытую ладонь в сторону Туо. Широко раскрыв глаза, Мива почувствовал внутри себя странные ощущение чьего-то стороннего вмешательства и с помощью дистанционного воздействия Сэль"юриас парень сумел высвободить руку и вцепиться в горло Микки. Ощерившись и зашипев, Полихромный сжимал пальцы. Видя, как его ладони накрывают призрачные руки Сэль"юриас, он широко улыбнулся. Задыхаясь и невольно уменьшая сопротивление, Гино из последних сил напрягал глотку в попытке выиграть хотя бы еще пару мгновений. Не спуская глаз со сцепившихся в схватке молодых людей, могущественная цветовая система заставляла Миву сражаться, делясь с ним частью своих сил.
   Еще немного - и вторая рука Туо оказалась на свободе. Перехватив запястье Бесцветного, Полихромный сбросил с себя мускулистое тело. Грузно рухнув поодаль и осознав, что Сэль"юриас встала на сторону Мивы, Микки на мгновение поднял глаза на сдерживаемую в воздухе девушку. Понимая, что справиться с обоими всё равно не получится, Гино быстро вскочил на ноги и решительно посмотрел на поднявшегося и готовящегося нанести последний удар Туо. Давясь от волн боли, разносящихся внутри вместе с грязью, Бесцветный присел, готовясь отразить атаку Мивы, как тот неожиданно выпрямился. Густая грязная краска стекала по пальцам правой руки, удлиняя и заостряя их, подобно когтям, ползла вверх, к локтю, и засыхала, отчего ладонь сделалась похожей на камень. Микки ожидал чего-то подобного, но то, что произошло дальше, заставило его невольно попятиться.
   Добравшись до локтя, грязь волной прокатилась по предплечью, обогнула шею и сползла вниз, к левой ладони, сделав ее копией окаменевшей правой руки. Вновь появившиеся за спиной цветастые ленты истончились, образовав собой образ Сэль"юриас. И даже будучи на расстоянии от Полихромного, система Алторна могла оказать влияние на исход битвы. Понимая это, Гино в негодовании стиснул зубы. Белоснежное сияние стало еще более ярким и задрожало, выпуская новые полусферы чистых цветов, каждая из которых породила несколько основных оттенков. Разветвленное подобие алгидекстора, появившееся за спиной Микки, пребывало в наивысшем напряжении. Вырвавшись вперед, Мива медленно моргнул. Бесцветный нахмурился, бросив быстрый взгляд на не моргающие восковые глаза Сэль"юриас. "Она!" - мелькнуло в голове Гино, и он бросился навстречу Туо.
   Накинувшись на Полихромного, Микки с ужасом осознал, что его физическая сила в разы увеличилась, поэтому вопреки всему повалить его не удалось. Ища глазами место, где можно было бы сразиться с Мивой без влияния Сэль"юриас, Гино понял, что разгромленная обзорная площадка находится под ее полным контролем, и парень, поджав губы, решился на отчаянный шаг. Встав на край обрыва стены, Микки с вызовом посмотрел на Полихромного и, вскинув руку, заставил несколько оттенков из-за своей спины сорваться и ударить в Сэль"юриас. Соприкоснувшись с чистейшими цветами, мерцающая девушка болезненно вскрикнула. Широко раскрыв глаза, Мива замер, схватившись за грудь. Горько улыбаясь, Микки поманил растерявшегося парня к себе и слегка присел, ожидая нападения. Взревев, разгневанный нападением на Сэль"юриас Туо кинулся на Бесцветного, но тот лишь раскинул руки в стороны, пытаясь поймать Полихромного в свои объятия.
   - МИВА!!! - взвыла система Алторна, на секунду потеряв контроль над молодым человеком.
   Но было уже поздно. Набросившись на Микки, Туо впился когтями ему в грудь. Открывшиеся глубокие раны стремительно впитывали отторгаемую Полихромным грязь. Лицо Гино исказилось от боли, но он несмотря ни на что выдавил улыбку, притянув Миву к себе и сжав его дрожащими руками в крепких объятиях. Ладонь с белоснежной меткой при соприкосновении с телом Туо, ожила. Раскрывшийся алгидекстор начал источать ослепительное свечение, моментально перерождающееся в подобия трещин на теле Полихромного, какие бывают на старом, неумело грунтованном холсте. Замерев и почувствовав невосстановимые повреждения, Мива попытался вырваться из объятий, но Микки лишь сильнее прижал его к себе, ощущая как вместе с этим когти Туо глубже проникают в тяжело вздымающуюся грудь. Перехватившись, Гино сжал голову Полихромного в раскрытой ладони с алгидекстором. Сияющие белым трещины пронеслись под волосами и вырвались на выпачканное в крови искажаемое болью лицо. Воплощенный из узких лент образ Сэль"юриас за спиной Мивы растаял. Хаотично разметавшиеся во все стороны пучки нитей в отчаянии взметнулись в небо. Не давая верещащему Полихромному вырваться, Бесцветный сделал шаг назад. Коснувшаяся пустоты нога сорвалась вниз. Микки падал, прижимая к себе худощавое тело впившегося в него Мивы... Потеряв контроль над сознанием Туо, и видя, что два телу рухнули в бездну, Сэль"юриас издала отчаянный крик. Она понимала, что единым шагом Бесцветный разрушил все ее планы и надежды. Система Алторна была напугана, ведь прутья чистого цвета по-прежнему сдерживали ее, ни на йоту не ослабляя хватку.
   Ветер закладывал уши, перед глазами стояли улыбающиеся Сёгу и Руди. Дрогнув, сердце разорвало стальные оковы, и взор Микки помутился, наполнившись слезами. Стремительно впитывающее грязь Полихромного мускулистое тело сводилось волнами судорог. Сжимаемый в крепких объятиях Туо истощался, сливая отравленные цвета в медленно умирающего Гино. Белоснежный алгидекстор пускал бесконечные трещины, побуждая Миву визжать и извиваться. Окаменевшие руки растворились в разорванной груди Микки больше чем наполовину. Камнем падая вниз, Бесцветный и Полихромный понимали, что это конец. Зажмурившись и ощущая, как грязь покрывает пятнами ясный рассудок, разъедаемый горечью Гино болезненно зажмурился. "А я ведь так и не успел сказать ей... Не успел признаться..." - подумал он, уже не замечая, как срываемые ветром слезы остаются где-то в вышине. - "Рёцу... Та, которую искал...". Изумрудные глаза гасли, темная пелена перекрывала взор. Крики Мивы становились тише и очень скоро стали лишь отголосками стонов. Земля приближалась, а вместе с ней и смерть.
   Микки не видел, что вся та грязь, которая и являлась сутью отравленной ненавистью души Полихромного, проходила через его тело и, фильтруясь белоснежным сиянием алгидексторического подобия, источало из полусфер чистых цветов маленькие искорки, величиной не больше ногтя. Это были массы оттенков, которые очистились от грязи, освободились от хаотичного смешения и вырвались на свободу. Оказываясь в воздухе, они поднимались в небо, мерцая и сияя каждый своим цветом...
   Перестав сопротивляться силе прутьев, Сэль"юриас замерла. Отвратительно ощущение сковало ноги. Восковые глаза широко раскрылись, плохо различимые зрачки в ужасе заметались из стороны в сторону. Воздействие Бесцветного на Полихромного, как на частицу ее самой, принесло свои результаты. Беспрестанно смешивающиеся оттенки замедлили свой ход и вскоре совсем остановились. Краски, коими и являлась Сэль"юриас, начали стремительно твердеть и засыхать. Раскрывая рот и будто бы ловя воздух, система Алторна содрогалась. Еще немного - и затвердевающая волна добралась до горла и захватила голову. По-прежнему живые прутья сдерживали каменное тело Сэль"юриас. То же действие коснулось и стержня в башне. Коллективный разум дал сбой, и тел Фрила Лайтольера, Оико Даруса и Рэйчи Хитто коснулось моментальное разложение. Глазницы впали, обрывки кожи сползали, обнажая прогнившие мышцы и старые кости. Мигнув несколько раз, освещение гигантского помещения погасло. Основа системы Алторна навсегда прекратила свою работу.
   Сэль"юриас жаждала присоединения к своему коллективному разуму Микки потому, что именно он, а не Полихромный явился носителем универсального цвета, обнаруженного по чистой случайности. Система Алторна надеялась на то, что сложившуюся политику города удастся безболезненно изменить при помощи введения единого оттенка, а точнее обесцвечивания всех имеющихся у жителей города гамм. "Скриклин", или очиститель грязных оттенков, из-за которого в Алторне разгорелись беспорядки и вспыхнуло открытое противостояние между "чистыми" и смурыми, по сути являлся этим загадочным универсальным цветом, на который была возложена ответственная миссия переформирования управления городом. Пропустив через себя все испорченные оттенки Полихромного, сущность Бесцветного, давно обретшая свойства вакцины "Скриклин", растворила грязь, обратив ее в изначальные цвета.
   Тело Миваро Туо исчезло. Растворяющиеся руки Микки сжимали пустоту. Асфальт дороги приближался, но Бесцветный уже не понимал, кто он и где находится... Его тело растаяло, так и не коснувшись земли. Само желание Гино навсегда отказаться от цветового разделения привело к тому, что множество оттенков превратились в тысячи мерцающих разноцветных огоньков, которые поднялись в проясняющееся рассветом ночное небо...
   Жители города не сразу осознали, что происходит с их руками. Вышедшая из строя и переставшая контактировать с алгидексторами система Сэль"юриас раскрыла все существующие однотипные клейма. Сотни тысяч оттенков всех людей, находились те дома, на улице или на работе, приподнялись над гибкими пластинами алгидексторов и, обратившись разнообразными мерцающими огоньками, подобно пушинкам, подхватываемым ветром, начали подниматься вверх, уплывая от своих хозяев, делая их бесцветными, и тем самым уравнивая друг перед другом. В единый момент Алторн наполнился удивительным сказочным светом, а небо будто бы перекрыла неравномерная туча из миллионов разноцветных светлячков...
  
   Рёцу из последних сил бежала вперед, порывисто дыша и изредка смахивая выступающий на лбу пот. Башня Сэль"юриас была уже близко, крики дерущихся людей слышались и тут и там. Задрав голову будто бы по чьему-то приказу, девушка замедлила ход и вскоре совсем остановилась. В светлеющем небе зависла масса ярких огоньков. Первые лучи поднимающегося солнца пронизывали их своим мягким желтоватым светом. Будто бы иллюстрация какой-то сказки, они неожиданно пришли в движение. Широко раскрыв глаза, Рёцу боялась дышать. Огоньки начали складываться в слова. Уши заложило, глаза наполнились слезами. Прикрыв рот дрожащими пальцами, девушка зажмурилась. Безудержные слезы покатились из больших, в единое мгновение померкших глаз. Взвыв и упав на колени, Ким в отчаянии обхватила голову руками. Сердце не желало верить в то, что смурого гонщика, добродушного и открытого парня по имени Микки Гино больше нет в живых. Девушке показалось, что все люди исчезли с улиц, что все дома рухнули, и она одна стоит в этом огромном мире, стоит и смотрит в проясняющееся утром нового дня небо, на котором маленькие мерцающие звездочки сложили одну-единственную фразу: "Я люблю тебя, Рёцу".
  
   КОНЕЦ
  
  
  Этот парень был из тех, кто просто любит жить,
  Любит праздники и громкий смех, пыль дорог и ветра свист...
  Он был везде и всегда своим,
  Влюблял в себя целый свет,
  И гнал свой байк, а не лимузин,
  Таких друзей больше нет.
  
  И в гостиной при свечах он танцевал, как бог,
  Но зато менялся на глазах, только вспомнит шум дорог.
  Все, что имел, тут же тратил,
  И за порог сделав шаг
  Мой друг давал команду братьям,
  Вверх поднимая кулак!
  
  Ты - летящий вдаль, вдаль ангел!
  Ты - летящий вдаль, вдаль ангел!
  Ты один только друг, друг на все времена,
  Не много таких среди нас.
  Ты - летящий вдаль беспечный ангел...
  
  Под гитарный жесткий рок, который так любил,
  На Харлее он домчать нас мог до небес и звезд любых...
  Но он исчез и никто не знал,
  Куда теперь мчит его байк.
  Один бродяга нам сказал,
  Что он отправился в рай.
  
  Ты - летящий вдаль, вдаль ангел!
  Ты - летящий вдаль, вдаль ангел!
  Но ад стал союзником рая в ту ночь
  Против тебя одного...
  Ты - летящий вдаль беспечный ангел...
  
  Группа "Ария", компазиция "Беспечный ангел"
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ:
  
  1 Грязно-коричневый.
  2 Индиго.
  3 Красно-коричневый.
  4 Темно-оранжевый.
  5 Асфальтовый.
  6 Сиренево-белый.
  7 Серебряный.
  8 Кровавый.
  9 Желтовато-светло-коричневый.
  10 Жанр видеоигр, представляющий собой драку, как правило, один на один.
  11 Бело-серый.
  12 Изжелта-красный.
  13 Темно-синий.
  14 Способность видеть мир глазами другого человека, проникать в его субъективный мир, а также определять эмоциональное состояние на основе мимических реакций, поступков и жестов.
  ---------------
  
  ------------------------------------------------------------
  
  ---------------
  
  ------------------------------------------------------------
  
  [1]
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"