Фелис Катерина: другие произведения.

Экспериментальный образец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эпоха магии, оскверненной ненавистью и пороками, канула в лету, оставив после себя харганов - людей, пораженных кристаллами маны, усиливающими ту или иную черту характера. Ничем непримечательному парню семнадцати лет, сыну небезызвестных в городе людей, пророчат выгодное будущее, когда как он, вопреки всему, оказывается по ту сторону баррикад - там, где харганские ополченцы уже готовы развязать кровопролитную войну за власть над городом и изменить установленную веками социальную систему.


Катерина Фелис

Экспериментальный образец

5 ноября 2012 год

  
  
  
  
  
  
  

Паропанк. Фантастика. Психология. Драма

  
  
   Эпоха магии, оскверненной ненавистью и пороками, канула в лету, оставив после себя харганов - людей, пораженных кристаллами маны, усиливающими ту или иную черту характера.
   Ничем непримечательному парню семнадцати лет, сыну небезызвестных в городе людей, пророчат выгодное будущее, когда как он, вопреки всему, оказывается по ту сторону баррикад - там, где харганские ополченцы уже готовы развязать кровопролитную войну за власть над городом и изменить установленную веками социальную систему.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Произведение содержит ярко выраженную экспрессивную лексику, насилие, а также сцены эротического и сексуального характера.

16+

  

ПРОЛОГ

   Отрывок из книги "Предания прошлого". Автор неизвестен.
  
   Это случилось давно. Тогда, когда еще миром правили боги, свет не померк, и люди не знали, что есть истинное разрушение. В те века верили во многое, и многое имело место быть. В том старом, почти забытом всеми мире, жила магия. Ее великая сила витала в воздухе, питая людские сердца и давая надежду на будущее. Было много магов и колдунов, много славных воинов, много правителей и просто тех людей, кто физически ощущал присутствие маны на земле. Сила магии порождала необыкновенные существа, которые населяли землю. То были величественные драконы, злобные оборотни, маленькие лесные феи, проворные гномы, грациозные эльфы... В те времена люди верили в чудеса и совершали подвиги, были мудрее, сильнее и терпеливее, нежели сейчас. Те года ушли безвозвратно и эпоха драконов и магии, славы и чести канула в лету навсегда.
   Колдуны и маги черпали свою силу из незримого слоя маны, который куполом накрывал землю. Тратя силу магии на междоусобные войны, люди истончили слой, и однажды он дал трещину, а потом и вовсе растаял. Растаял тихо и бесшумно так же, как появился. Вместе с гибелью маны ушли из мира и ее дети, магические существа. Первыми пали драконы, проносящие непостижимую мудрость через века, за ними эльфы, гномы, феи... - так, как будто их и не было никогда. Мир опустел, краски его поблёкли, и люди стали совсем призрачными на его отсыревшем от слез отчаяния холсте. До того момента никто не представлял жизни без магии, ибо она во многом упрощала жизнь. Так и наступило время раскаяния и вселенского затишья. Войны прекратились, и люди уже не видели будущего, надежда растворилась вместе с маной. Многие города и государства потеряли своих правителей. Обезглавленные и разоренные они, разрушаемые сильными корнями деревьев, медленно превращались в руины. Люди бежали, бежали кто куда. Безликая масса кочевников, беглецов, скитальцев - все они потеряли веру и исчезли во времени. Многие колдуны и маги, утратившие свою силу, свели счеты с жизнью, ибо так и не смогли смириться с выпавшей на их долю участью. И познали тогда люди наивысшее разрушение, которое только возможно - разрушение мечтаний и уверенности в завтрашнем дне.
   Время шло, ведь ему всё равно, куда идти. Люди, казалось, привыкали к отсутствию магии и смирились со своей участью. Но были и те (смельчаки или безумцы - кто знает?), кто не желал мириться с реальностью. Они уходили на поиски маны. Люди тихо посмеивались им вслед, но в сердце их теплилась надежда. Поднимаясь над поверхностью земли и спускаясь в ее лоно, одержимые своей идеей люди продолжали поиски, но всё было тщетно. День за днем, год за годом этих искателей становилось всё меньше. Но вот однажды одному из них всё-таки повезло...
   Источник маны обнаружил спятивший маг. Уже, кажется, бесцельно бредя вдоль подземных вод, старик остановился. Всматриваясь полуслепыми глазами в прозрачную воду, он увидел, как откуда-то из-под камней на дне проникает голубоватая перламутровая вязкая жидкость. Ее нити тянулись вниз по течению. Заинтересовавшись, старик протянул руку и подцепил на палец одну из нитей. Она переливалась и еле заметно двигалась... Мага убили через четыре дня после этого, а место с источником маны захватили те, кто так и не смирился с гибелью магии этого мира. Это были маги и колдуны. Даже не смотря на различность взглядов, отсутствие маны объединило их и заставило сотрудничать.
   Но слишком жадно поглощали они этот маленький источник и он вскоре иссяк. Впервые вкусив маны за столь долгое время, колдуны и маги в конец обезумели. Почувствовав новый прилив силы, они возобновили поиски, никому об этом не сказав. Всего их было пятеро. Трое магов и два колдуна. Жертвуя всем ради нового источника, они скитались по миру, вдыхая запах ветра и слушая шум воды.
   Им долго не везло, но вот однажды одному из колдунов всё-таки улыбнулась удача. И улыбнулась широко. Колдун по имени Визборг нашел огромный кристалл на краю мира, корни которого уходили глубоко в недра земли. И не думая сообщать о находке, Визборг решил поднять кристалл остатками своих сил и перенести его в свое убежище, дабы в одиночку питаться его силой. Но колдун недооценил свои способности и знания. Кристалл был последним источником магии на земле. Он появился после уничтожения слоя маны и был ничем иным, как ее сердцем. Огромный, необработанный, сияющий... Его перламутровый мягкий свет озарял заброшенную землю.
   Войдя в контакт с кристаллом, Визборг нарушил его покой. Разгневанная мана, бушующая в нем, взбунтовалась. Наполненный людской ненавистью, во имя которой люди использовали магию, кристалл задрожал, а контакт с темной силой Визборга не заставил себя долго ждать. Огромный кристалл маны разорвался на мелкие осколки. Взрывная сила магии расщепила колдуна на частицы и разнеслась по всей земле. Осколки поразили много людей, но не убили их. Лишь ранив, они уходили под кожу и растворялись там. Люди чувствовали лишь боль, а раны, со временем зажившие, казались самыми обычными. Но были и те, кому повезло меньше. Пораженные в горло, голову и сердце люди умирали.
   Этот день назвали Днем Последнего Вздоха, ибо это был последний всплеск маны в этом мире. Позже люди, узнав о том, что за осколки поразили их, обрадовались, веря в то, что последняя частичка магии смешалась с их кровью. Они не знали, что когда черпали ману во имя ненависти и войны, они сами изменили ее сущность, структуру и сердце, этот погубленный кристалл, стал ничем иным, как убежищем бездны. День Последнего Вздоха был последним днем жизни магии на земле и новой точкой отсчета, вратами в новую эпоху, эпоху механизмов и отречения от старых устоев. День Последнего Вздоха изменил всех. Всех без исключения.
  
  
   12:43, 18 апреля 48 года
  
   - Как дела на работе?
   Невысокая хрупкая женщина поспешно вошла на кухню, и устало плюхнулась на стул. Мужчина, сидевший напротив нее, увлеченно читал газету, пока на небольшом прямоугольном столе подле него остывало кофе. Казалось, он даже не расслышал вопроса. Его темные глаза бегали по мелкому шрифту тонкой газетной бумаги. Мужчина был сосредоточен и его густые брови всё уверенней сводились к переносице. Видя, что ее не замечают, женщина хмыкнула. Казалось, она уже привыкла. Легко коснувшись дужки причудливых круглых очков, она крутанула шестеренку и опустила на прозрачные линзы очков увеличительные стекла меньшего размера. Мелкий газетный шрифт стал отчетливо виден. Женщина без интереса прочитала несколько строк. Вновь крутанув небольшое колесико, она вернула очки в обычный режим и прямо посмотрела на мужчину, который, чувствуя ее пронзительный взгляд, отложил газету в сторону и принялся за остывший кофе.
   - Кажется, ты больше меня интересуешься ими. - Ее выразительного лица коснулась еле заметная улыбка.
   Мужчина в ответ молча кивнул и выдавил измученную улыбку. Волевой подбородок, высокие скулы, небольшая бородка и короткие волосы, среди темного пепла которых отчетливо пробивалась седина, говорили сами за себя. Не найдя, что ответить, мужчина, шмыгнув носом, уставился в окно, за которым был виден скрывающийся за облаками дирижабль.
   - Ниса, - мужчина посмотрел на сидящую напротив женщину и тяжело вздохнул, - с каждым днем мне кажется, что это бесполезно.
   - Что бесполезно? - не поняла она.
   - Всё бесполезно. - Мужчина опустил голову. - Годы идут, а мы ничего не можем сделать...
   - Но ведь власть... - Начала, было, она.
   - Она не абсолютна. - Процедил он в ответ, перебив ее. - И, боюсь, я никогда не увижу смерть последнего харгана.
   - Конечно, не увидишь. - Она снова тепло улыбнулась. - Ее увижу я. Тогда, когда его хорошенько исследую и извлеку осколок.
   Мужчина замолчал, опустив голову.
   - Бёрк, - женщина протянула к нему руку, - ты просто устал. Может быть, стоит взять отпуск?..
   - Нет. - Отрезал он и отпил еще кофе. - Усердно буду их вырезать и получу повышение, буду ближе к Судьям... - Ниса молча кивнула. - Они хорошо держат бразды правления. Нам надо держаться подле них, чтобы выжить, тем более что мы с тобой на хорошем счету...
   - Ликвидатор и лаборантка. - Ниса хмыкнула. - Сладкая парочка.
   Они замолчали. Пригубив кофе, Бёрк заметил, что дирижабль скрылся за облаками. Небо было чистым и ясным. Окно было приоткрыто, и теплый летний ветер врывался на кухню, ероша белокурые волосы Нисы, собранные в строгий высокий хвост.
   - Хорошо, что в нашей семье никто не пострадал в День Последнего Вздоха. - Вдруг сказал Бёрк и, допив кофе, откинулся на спинку стула.
   - Да. - Эхом отозвалась Ниса. - Мы до сих пор не знаем всех ответов на загадки этого странного феномена бездны. - Она замолчала. - Мне иногда кажется, что я даже во сне вожусь с пробирками и колбами в своей лаборатории! - Ниса улыбнулась, опустив голову. - Хорошо бы, если б Гилберг пошел по нашим стопам...
   - Что значит "хорошо бы"?! Он и так пойдет! Станет его кто-то спрашивать! Чтобы выжить, надо быть рядом с Судьями! Надо вырезать этих проклятых ополченцев, этих харганов, мать их за ногу!.. Он станет ликвидатором, как я, или научным работником, как ты. Так и никак иначе!
   - Бёрк... - Ниса накрыла своей ладонью ладонь мужчины. - Успокойся. Может быть, нужно предоставить ему выбор?
   - А что, это не выбор? Стать как я, или как ты? Нет?
   - Ну-у-у... Это, конечно, выбор, но... Может, Гилберг хочет стать кем-то другим? Не ликвидатором и не научным сотрудником...
   - Официантом в придорожном кафе? Музыкантом?
   - Даже если так. - Ниса улыбнулась.
   Бёрк шумно выдохнул, навалившись на стол. Взглянув женщине в карие глаза, он негромко сказал:
   - Я не потерплю в своей семье музыканта, художника или танцора!
   - Бёрк, послушай... - Ниса, покусывая губы, не знала, с чего начать. - Мне пришло письмо из школы...
   - И? - густые брови мужчины сдвинулись, а губы плотно сжались.
   - Гилберг не успевает в науке, механике и боевых искусствах. - Женщина опустила глаза. - Также там сообщалось о том, что он стал прогуливать, так как мастера уделяют ему слишком много внимания, как отстающему. Нам нужно с этим что-то делать...
   - Я свяжусь с отцом. - Бёрк хотел подняться на ноги, но Ниса удержала его. - Я скажу ему, чтобы, как только Гил придет домой, отец задал ему жару! Он думает, если нас нет рядом, он может делать всё, что угодно?!
   - Бёрк! - женщина первой поднялась из-за стола и, выпрямившись, свысока посмотрела на мужа. - Мы с тобой служим Судьям, подчиняемся их власти, помогаем им удержать ее и верх над ополчением харганов. - Ниса отчеканивала каждое слово. - Мы делаем для страны всё, что в наших силах, стараемся помочь людям. Странно, что мы удивляемся, что у нас ничего не выходит! Мы не можем помочь одному человеку, куда уж нам до других!.. Я считаю, нам надо выслушать сына и понять причины его отставания, а потом уже задавать жару!
   Причмокнув, мужчина опустил голову. Конечно, жена была права, но не будет же он вслух признавать это.
   - Ладно. - Смягчившись, отозвался Бёрк. - Я попрошу выходной на этой неделе и поеду к отцу. Если хочешь - присоединяйся.
   - "Если хочешь"? Я еду. Еду и точка.
   Ниса поправила светлую рубашку, пышную юбку до колен, затянула потуже корсет, ленту волос и покинула кухню.
  
  
   18:22, 19 апреля 48 года
  
   Был вечер, но на улицах было по-прежнему светло, будто бы день в самом разгаре. По краю обочины брел невысокий худой парень лет семнадцати с черными прутьями непослушных волос. Он смотрел себе под ноги, шел, не поднимая головы. Часть волос спадала на лицо, создавая барьер перед прохожими. Парень не любил, когда чужие люди смотрят ему прямо в глаза. Да и глаза, надо сказать, у него были необычные, поэтому так и притягивали надоедливые взгляды. Светлый фиолет. Ну что за странный цвет для глаз? Широкий кожаный пояс с большой пряжкой обтягивал кости бедер. Темные штаны из тонкой кожи, светлая майка и темная куртка на пару размеров больше нужного. На ногах пружинили причудливые ботинки. Раньше они были обычными, но и к ним добралась рука безумного механика. Подошва была проработана до мелочей. Встроенные пружины придавали ботинкам мягкий ход, скрадывая неровности дороги. Пара толстых трубок, торчащих из подошвы со стороны пятки, проходили в платформе и, выходя наружу, крепились к носку ботинка. Трубки нужны были для вентиляции, поэтому даже в такой жаркий летний день ноги не потели, ведь пружины служили не только для удобного хода, но и были подобием кузнечных мехов. На плече парня висела сумка, закрывающаяся на замок, который был еще одним механическим чудом. Крышка сумки плотно закрывалась, набор шестеренок менял фиксированную позицию на случайную и никто, кроме хозяина, не мог ее открыть, ведь для того, чтобы это сделать, нужно вернуть шестеренки в их изначальное положение.
   - Эй, Гил!
   Парень почти добрел до перекрестка, когда услышал, что его окликнули. Обернувшись, он увидел своего одноклассника и единственного друга в одном лице.
   - Рэй... - Гилберг улыбнулся, остановившись.
   Высокий, с шоколадного цвета волосами, вполне крепкого телосложения парень стремительно бежал к нему. Аккуратный, можно сказать, даже педантичный. Белоснежная рубашка, пояс-кошелек на боку, выглаженные брюки. Волосы собраны в короткий хвостик, лишь несколько прядей спадают на лицо. Издалека его вполне можно было принять за учителя. Догнав друга, Рэй шумно выдохнул и, поправил прямоугольные очки без излишеств, выпрямился.
   - Прогуливаешь? - с наигранным интересом спросил он, хотя ответ и так был ему известен.
   - Угу. - Гилберг кивнул, смотря на проезжающую мимо паровую машину.
   - А тебя опять потеряли. - Рэй улыбнулся. - Мисс Элвейт рассказывала интересную тему по механике. - Гилберг отрешенно кивал, смотря прямо перед собой. - Она такая классная... Красивая.
   - Похоже, ты ходишь посмотреть на нее, а не послушать, о чем она говорит. - Гил хмыкнул, бросив быстрый взгляд на друга. - Ты домой?
   - Да. Идем.
   Перейдя дорогу, они пошли по тротуару. Мимо шли люди. Кто-то спешил, кто-то прогуливался. Разномастный народ, одетый кто как. Под ногами путались бездомные собаки, машины на дороге шумели и пыхтели. Редкие повозки с лошадьми выглядели уже диковато среди этого переломного окружения. Друзья шли молча. Гилберг не любил эту дорогу, ведь на ней было слишком много народу. Смотря себе под ноги, он старался ни на кого не натолкнуться.
   - Гил, ну что с тобой? - Рэй заглянул в лицо друга, но черные пряди делали свое дело.
   - Да ничего. Всего лишь отец с матерью приедут на днях... А так - совсем ничего.
   - Оу. Приедут, значит. - Рэй выпрямился. - Ты рад?
   - Ага. Прям распирает от радости. - Гил невесело хмыкнул.
   - Да ну что ты. Подумаешь... Приедут, погостят и обратно! - Рэй пытался вдохновить друга.
   - Ну да, конечно. Они бы не приехали, если бы всё было нормально.
   - А что ненормально?
   - Я ненормально. Вот что. - Вздохнув, Гилберг замолчал. - Похоже, мистер Нейкорк написал-таки им письмо с жалобой...
   - Вот же ж засада! - Рэй нахмурился.
   - И не говори.
   - Да не переживай! Всё будет хорошо!
   - Угу. Будет. Дед уже навалял мне, теперь они приедут корректировать.
   - Да... Дедуля у тебя еще тот! - Рэй, не выдержав, рассмеялся. - Иногда мне кажется, что он до сих пор где-то воюет.
   - Угу. - Снова буркнул Гил. - Сам с собой. И со мной временами.
   - Всё равно не расстраивайся. Ты, кстати, уже подумал о том, на кого дальше пойдешь учиться?
   - Опять... Ты-то хоть не начинай, Рэй!
   - Да ладно, ладно. - Парень приподнял руки, будто показав, что безоружен. - Молчу. Но завтра я всё равно подойду к мисс Элвейт и попрошу для тебя конспект переписать или почитать что-нибудь по теме.
   - Ты же знаешь, что я не буду это читать. - Гилберг посмотрел на Рэя исподлобья.
   - Знаю. Просто у нее грудь... Сто два сантиметра в обхвате!
   - Ты что, измерял?! - Гил встал, как вкопанный, и густо покраснел, поняв, что спросил это вслух.
   - Да нет, просто прикинул на глаз, так сказать! - Рэй расхохотался от души, глядя на выражение лица друга. - Ну вот, хоть в лице изменился. А то идешь, как бука. Расслабься! Всё нормуль!
   - В гробу расслаблюсь. Там, надеюсь, никто не помешает. - Грустно усмехнулся Гилберг и, попрощавшись с Рэем, толкнул дверь своего дома.
  
  
   19:02, 19 апреля 48 года
  
   - Гилберг Бёркхэй Гай!!!
   Громовой голос раскатился по дому, как только дверь хлопнула. Поставив сумку на пол, Гил болезненно закрыл глаза. Ну вот, сейчас он получит по полной. Послышалось тихое шуршание механизмов. В прихожую, горделиво восседая на инвалидном кресле, въехал Крэг Шарк - дед Гилберга. Имея всего одну ногу в запасе, он отлично сохранился для своих шестидесяти четырех. Бёрк и Крэг были очень похожи, и Гил понимал, что придет время и, быть может, он вовсе перестанет их различать.
   - Здравствуй, дедушка. - Кивнул Гилберг, снимая куртку и пытаясь выдавить улыбку.
   - Бёрк и Ниса приехали. Поднимись наверх. Они ждут тебя в твоей комнате.
   - Уже?! - внутри парня всё оборвалось. - Они же... - Он замер. - Как... Как в моей комнате?! Черт, дед, как же?..
   Гилберг не договорил. Проявив невиданную прыть, парень взлетел вверх по лестнице на второй этаж, где, вытерев вспотевшие ладони о майку, толкнул ручку двери.
  
  
   19:07, 19 апреля 48 года
  
   Самые худшие опасения не подтвердились. Бёрк не стал проводить обыск, лишь сел за стол и размеренно перелистывал тетради и пару учебников. Ниса сидела на краю наспех заправленной кровати. Оба, как всегда, неотразимы. Отец в форме песочного цвета, со всеми медалями, орденами петлицами и прочими прелестями, мать в воздушном голубом платье с низким декольте и корсетом. Зайдя в комнату, Гил остановился в нерешительности, но Ниса сразу исправила положение. Подбежав к сыну, она крепко обняла его и расцеловала. Гилберг пытался отвечать на ее объятия.
   - Мы так соскучились, сынок! Папа и я взяли выходной и сразу к тебе!
   - Э... Я понял. Я тоже скучал. - Соврал он.
   - Ну, рассказывай, как ты здесь без нас? - Ниса, суетясь, усадила сына на кровать рядом с собой.
   - Да как... Нормально. - Гил отвел глаза в сторону.
   - А вот твой мастер так не считает. - Бёрк сверлил сына взглядом. - Мы получили письмо от мистера Нейкорка, в котором он пишет, что ты прогуливаешь и не успеваешь по важным предметам. Еще он пишет, что ты неопрятен и неприлежен. Хотя, я и так уже это вижу. Что можешь сказать в свое оправдание?
   - Конечно, как я мог подумать, что вы соскучились. - Пробормотал Гил. - А что мне сказать? Я не понимаю механику, не люблю боевые искусства, ничего не смыслю в химии и биологии. Убейте меня. Я не такой, как вы хотели.
   - Дерзить, я смотрю, ты научился, а вот в механике разбираться никак не получается?! - Бёрк вскочил на ноги, отбросив тетрадь.
   - Ну, хватит. - Жестко прервала мужа Ниса. - Сынок, мы просто хотим знать, что происходит, чтобы вовремя принять меры. Ты прости нас, пожалуйста, но нынешняя обстановка в мире вынуждает нас очень много работать... Харганы сильнее с каждым днем, а у нас все еще нет против них совершенного оружия... Пойми нас, пожалуйста. Мы с папой работаем день и ночь ради спокойствия простых людей, ради мира, но пока результаты не так видны, как их хочется видеть. Я никак не могу разобрать все загадки кристаллов бездны, коими и являются харганы. Плюс ко всему они слишком хорошо прячутся и ликвидаторы всё никак не могут истребить их вид полностью.
   - Я здесь причем? - Гил поднял на Нису пустые глаза.
   - У тебя на носу выбор профессии. Мы с папой хотим, чтобы ты стал одним из нас, так сказать. Мы хотим, чтобы ты был полезен Судьям. Те, кто проявляет себя, очень хорошо устраиваются в жизни. У них есть деньги, дом, семья...
   - У харганов, наверное, это всё тоже есть. - Тихо ответил парень.
   - Гилберг Гай! Ты играешь с огнем!!! - Бёрк сжал кулаки. - Ты хоть видел их?! Видел харганов?! Знаешь, на что они способны с этой своей мутацией бездны?! Знаешь?! - парень молчал. - Так вот и заткнись!!! И что бы я не слышал от тебя подобных слов!!! Был бы ты ликвидатором, как я, который из-за этих тварей лишился указательного пальца, - Бёрк выставил вперед правую четырехпалую руку, - молчал бы в тряпочку или приходил бы в ярость от одного их упоминания!!! Либо ты становишься на службу Судьям, как мы, либо я найду тебя и убью, как отступника!!!
   - Бёрк, ты с ума сошел?! - Ниса вскочила с кровати, встав между сыном и мужем. - Мы не сможем навязать ему свое мнение, как ты не понимаешь?!
   - Ниса! Мы живем в обществе, в котором есть всего одна власть, служение которой непреложно! Есть только одно мнение, есть только Судьи и правитель - Верховный Судья! Остальное - ничто. Харганы, мелкие подчиненные... Всё это не более чем грязь! Служащий Судьям правоверен! А наш сын всего лишь бездельник! Такие, как он, сидят в переулках, прижавшись к холодным стенам! Он хочет такое будущее?! Что ж. Получит сполна!
   - Да ты совсем спятил со своей механикой, харганами, убийствами и кровью. - Гилберг спокойно смотрел на отца. - Можешь убить меня прямо здесь, но я не стану ни ликвидатором, ни лаборантом. Счастливо оставаться.
   Поднявшись на ноги, парень вышел на лестницу и поспешно спустился вниз. Подхватив сумку и рубашку, Гил выбежал на улицу, не обращая внимания на призывные крики деда с приказом вернуться.
  
  
   19:51, 19 апреля 48 года
  
   - Гил? Что случилось? На тебе лица нет!
   - Пустишь переночевать? - Гилберг стоял на пороге дома Рэя, низко опустив голову.
   - Ну... Да. Заходи.
   Отойдя в сторону, Рэй впустил парня в дом.
   - Уж прости, что к тебе приперся. Мне не к кому больше.
   - Понятно... - Эхом отозвался Рэй и, помолчав, добавил: - Что, совсем плохо?
   - Угу.
   Гилберг, бросив сумку в прихожей, прошел в комнату. Дом семьи Рэйниса Ларка был обставлен крайне скромно. Казалось, время там застыло еще очень давно и механический прогресс, произошедший в мире, обошел этот дом стороной. Грузные кресла старого типа с мягким сиденьем, высокие книжные полки, переполненные различными сувенирами прошлого века, потертые ковры, блёклые картины, поскрипывающий местами деревянный пол, приглушенный свет. Гил огляделся. В доме друга он бывал всего пару раз, но дальше прихожей ему пройти не удавалось. Подойдя к одной из полок, парень остановился, разглядывая каменного дракона дивной работы. Каждая чешуйка, каждый зуб и коготь - всё проработано до мелочей. Рэй заметил, что друг изучает статуэтку и подошел ближе.
   - Извини. - Почему-то сказал он, а потом, встретив непонимающий взгляд Гилберга, добавил: - Чем богаты...
   - А мне нравится. - Грустно улыбнувшись, добавил Гил. - Это всё такое старое...
   - Отец никак не может смириться с исчезновением маны. - Тихо проговорил Рэй. - Каждый вечер вспоминает, как жили тогда... Ненавидит механику, много читает и очень дорожит всем этим. - Поправив очки, Рэй окинул полки взглядом.
   - Здорово. - Гилберг опустил голову. - А мой только и думает, что о Судьях и способе им угодить.
   - Из-за этого ты и разругался с ним? - осторожно спросил Рэй.
   Повернувшись к окну, Гил выпрямился. Аккуратно отодвинув занавеску, он посмотрел на улицу. Ночь вступала в свои права, зажигая на небе звезды и фонари на улицах. Машин становилось меньше, люди расходились по домам. Вздохнув, Гилберг повернулся к другу.
   - Рэй, а где твоя комната?
   - Я... - Парень осекся, взволновано потерев переносицу. - Там... В общем, я могу поспать здесь, с тобой.
   Рэй отвернулся и принялся изучать стеклянную фею, сидящую на цветке. Он смотрел на нее так, как будто впервые видел. Гилберг, глядя в спину друга, взволновано прикусил губу. Парень чувствовал, что пришел не вовремя. Понимая свое бедственное положение, он всем нутром ощущал, что в доме Ларков гостей не жалуют, но и ночевать на улице, как предсказывал Бёрк, было самым последним вариантом. Но комната Рэя... Неужели ее нет? Или, быть может, она сейчас просто занята?
   - Конечно. - Как можно оптимистичней отозвался Гилберг.
   - Родители сегодня дома не ночуют. - Будто прочитав мысли друга, сказал Рэй. - Нам никто не помешает.
   - Я уйду утром. - Пообещал Гил, а Рэй в ответ лишь молча кивнул и пошел на кухню, но, задержавшись, спросил: - Ты голоден?
   - Нет. - Соврал Гилберг.
   - Ясно. - Кивнул Рэй. - Но я всё равно предложу тебе тушеную капусту.
   - Обойдусь чаем. - Ответил Гил и быстро добавил: - Если ты не против.
   Время текло медленно. Единственным информационным источником в доме Ларков были большие настенные часы, механизм которых был стар и груб, поэтому каждое движение шестеренок было отчетливо слышно в гулкой тишине дома. Напряженная, тяжелая атмосфера давила на плечи Гилберга, сидящего на краю дивана и смотревшего в пол. Рэй вел себя странно. Он становился будто другим человеком, когда переступал порог своего дома. В школе и на улице он вел себя просто и непринужденно, не то, что сейчас. Рэй старался быть радушным, но это у него плохо получалось. То и дело поправляя очки, он не находил себе места. Странно, но Гилберг впервые поймал себя на мысли, что им не о чем поговорить. Наступила полночь. Тиканье часов сводило с ума. Рэй постелил постель другу на невысокой одноместной кровати, сам же лег на пол рядом. И тому, и другому не спалось. Изучая потолок, они молчали. Наконец, Гил не выдержал и, повернувшись на бок, свесился с кровати.
   - Рэй?.. - Позвал он. - Спишь?
   - Нет. Я был в коме. Спасибо, что спас меня.
   Гилберг хмыкнул, разглядев в темноте лицо друга. Рэйнис был без очков и выглядел странно. По привычке потерев переносицу, парень приподнялся на локте.
   - Не спится?
   - Нет.
   Снова затяжное молчание и отчаянный поиск темы для разговора.
   - Рэй, я давно хотел сказать тебе...
   - М?
   - Ты мой самый лучший друг. Спасибо тебе за это. - Гилберг улыбнулся, не думая о том, видит ли его Рэй.
   - Спасибо. - Рэйнис ответил не сразу. - Жаль, что единственный.
   - А я не жалею. - Гордо вскинув голову, Гил посмотрел в окно. - Если отец убьет меня, ты же будешь меня оплакивать?
   Скинув одеяло, Рэй сел, поджав ноги под себя, и внимательно посмотрел на друга.
   - О чем ты?
   - Ты будешь по мне скучать? Тебе будет меня не хватать? - Гилберг будто не слышал, что его спросили.
   - Ну да, будет. - Подумав, ответил Рэйнис. - Знаешь, мне совсем не нравится то, о чем ты мыслишь. Если твой отец и сказал это, то всего лишь сгоряча. Вряд ли он так думает на самом деле...
   - Ты не знаешь моего отца. - Тихо ответил Гил. - Он человек слова.
   - Но ты ведь тоже хорош. Кто тебе мешает нормально учиться и не провоцировать его?
   Гилберг горько усмехнулся и опустил голову. Ему так хотелось поговорить, так хотелось высказаться... Но этот животный страх, давно поселившийся внутри, мешал внятно выражать свои мысли. В школе мастера считали его отстающим, одноклассники над ним смеялись. Из родных его никто не слушал, все затыкали ему рот, когда он хотел что-то сказать. А если бы отец узрел его внутренний мир...
   - Рэй... Ты... Ты умеешь хранить тайны? - с трудом выговорил Гил.
   - Тайны... - Эхом отозвался Рэйнис. - Как это опасно в наше время. Кажется, я начинаю понимать, из-за чего вы поссорились. Выходит, тайны твоей головы и мешают тебе учиться.
   - А тебе мешают учиться сиськи мисс Элвейт. - Гилберг улыбнулся.
   - Да, она клёвая. - Рэй мечтательно запрокинул руки за голову.
   Снова повисло молчание. Шум на улице почти стих. Поднялся ветер. Редкие деревья склоняли свои ветви и, скрипя, будто стонали под тяжестью густой кроны. Часы по-прежнему раздражающе тикали и шуршали. Слыша дыхание друг друга, они были погружены в свои мысли. Рэй думал о симпатичной учительнице с шикарной грудью, а Гил...
   - Со мной происходит что-то странное. - Наконец, сказал он и сел на кровати, обхватив руками колени.
   - Взрослеешь, наверное. - Рэйнис едва заметно улыбнулся.
   - Да нет, я не о том. - Гилберг мотнул головой. - У меня... у меня последнее время ощущения какие-то странные. Никак не могу разобраться в себе. Отец говорит одно, я думаю другое, а в мире происходит третье... - Рэй молча слушал друга. - Скажи, что ты думаешь о харганах?
   - А что я о них должен думать? - удивился Рэйнис. - Я обычный школьник и становиться ликвидатором не собираюсь. Уж лучше механика, если на то пошло. Хм... А если так, то... то враги они. Кто же иначе? Судьи так рьяно гоняют их, только мне лично не совсем понятно - за что?
   - Я знаю, за что. - Гил серьезно смотрел на друга. - Харганы - это люди, пораженные осколком кристалла бездны в День Последнего Вздоха. Моя мать исследует их тела в лаборатории Судей. Она и отец говорили, что осколок отрицательно влияет на человека, меняет структуру тела и заставляет мутировать.
   - М-м-м... - Протянул Рэй. - Теперь ясно. Судьям нужно общество без мутантов. Думаю, поэтому многие их и поддерживают. Люди страшатся неизвестности. - Он замолчал. - А почему ты спрашиваешь, как я к этому отношусь? Разве не всё равно? За нас ведь уже всё решили.
   - За меня тоже пытаются решить, но я не дам им этого сделать. - Твердо сказал Гилберг, а Рэй в ответ улыбнулся.
   - Совсем на тебя не похоже. - Хмыкнул он. - Когда в школе тебя избивают, ты пытаешься унести ноги. А тут хочешь противостоять отцу. Что ж. Смело.
   - На это есть причина. - Глухо сказал Гил. - Она же - моя тайна. Ты единственный, от кого я могу ожидать хотя бы долю понимания...
   - В чем дело? - серьезно спросил Рэйнис.
   - Кажется, я болен. - Гилберг ответил не сразу. - Ты заметил, что я никогда не снимаю майку, а верхнюю одежду ношу на пару размеров больше так, что она на мне как мешок?
   - Ну, да. Замечал. Но это ж не значит...
   - Смотри.
   Перебив друга, Гил встал с кровати и, повернувшись спиной, задрал майку вверх. Рэй на миг замер, а потом, не отрывая глаз от худощавой спины, начал шарить рукой по полу в поисках оставленных на ночь очков. Наконец, найдя их, парень дрожащими руками торопливо нацепил их на нос и сглотнул. На спине Гилберга были вздутые вены, бегущие от позвоночника к бокам. Пульсируя, они перегоняли кровь с большей скоростью, чем вены обычного человека. Широкие и толстые у центра спины, они пускали свои корни, обвиваясь вокруг тела и теряясь на груди. Постояв немного с поднятой майкой, Гил, наконец, опустил ее и повернулся к Рэю, оцепеневшему в недоумении и страхе. Их глаза встретились. Гилберг тяжело вздохнул и сел на край кровати.
   - Ты бы маме показался... - Начал, было, Рэйнис, на что Гил горько усмехнулся и ответил:
   - Моя мама рассмотрит меня только в качестве патологоанатома. - Он замолчал. - Рэй, я хочу, чтобы об этом знали только мы и никто больше, понимаешь?
   - Хорошо... - Растеряно пробормотал Рэйнис, потирая переносицу. - Но ведь надо что-то делать! Вдруг это распространится на всё тело? Что тогда?
   - Тогда я, скорее всего, умру. - Спокойно отозвался Гилберг.
   - Придурок! - фыркнул Рэй. - Как ты можешь так говорить об этом?! Твой путь только начался! Тебе всего семнадцать! У тебя всё впереди!
   - Впереди у нас только отлаженная до автоматизма жизнь и грядущий невиданный доселе технический прогресс. За нас решают Судьи, поэтому "всё" у нас нет. Оно исчезло. Растворилось вместе с драконами и эльфами. - Гил тяжело вздохнул. - Вернуть бы это время...
   Рэй молчал, пытаясь прогнать застывшую перед глазами спину с раздувшимися пульсирующими венами. Он никогда не видел и не слышал о подобном. Хорошо, что не потрогал руками. Кто знает, может быть это заразно? И что это вообще, черт возьми? Тщетно гоня от себя страшные картины, Рэйнис улегся поудобнее и повернулся на бок, спиной к кровати Гила. Притворившись, что спит, Рэй притих. Свесившись вниз и прислушавшись, Гилберг вздохнул и плюхнулся на подушку. Сомневаться было поздно. Он уже поделился своей проблемой с другом и отчаянно надеялся на понимание с его стороны. Думая о том, что если он-таки умрет, Рэй хотя бы сможет передать и описать причину его смерти родителям. Но, как бы там ни было, болезнь остается и прогрессирует. Гилберг даже не успел понять, как именно это началось. Первыми симптомами была тянущая боль и легкое жжение. Вроде бы ничего особенного. Никаких других изменений не наблюдалось. Где-то глубоко в себе Гил надеялся, что это просто какая-то редкая болезнь, пусть даже связанная с заражением крови. Но она лечится. Она пройдет. Должна. Пройти. Но всё это было в обычные дни, в дни, когда ему хотелось жить. Сегодня не такой день. Сегодня он как никогда желал своей смерти.
   Пролежав в кровати до утра, но, так и не сомкнув глаз, Гилберг поднялся совершенно разбитым. Рэю, в отличие от него, удалось немного поспать. Продолжая играть гостеприимного хозяина, Рэйнис сварил себе кофе и безвкусный чай для Гила, сделал бутерброды с дешевым маслом, посыпал их сахаром и подал к столу. Такого отвратительного чая Гилберг давненько не пил, но, тем не менее, к концу завтрака его чашка была пуста, а бутерброд съеден.
   - Спасибо. - Гил закинул сумку за спину. - Спасибо большое.
   - Да не за что. - Рэйнис пожал плечами. - Был рад помочь.
   - Рэй... - Глаза друзей встретились. - Не говори никому обо мне.
   Рэйнис молча кивнул, отведя глаза и, в последний раз помахав Гилбергу, поспешно закрыл за ним дверь. Прижавшись к стене, парень устало зажмурился. Разум никак не хотел верить во все услышанное и увиденное прошедшей ночью.
  
  
   06:57, 20 апреля 48 года
  
   Было утро. Солнце лениво поднималось из-за горизонта, часы отбивали семь утра, пробуждая людей на работу. Выходя из домов, они спешили по своим ежедневным делам. Тесня друг друга на улицах, люди торопливо шли вперед, не поднимая голов и изредка оглядываясь. Тарахтя и создавая много шума, по дорогам неслись машины, где-то в вышине плыли экспедиционные и обзорные дирижабли. Их прожекторы были уже выключены, поэтому они выглядели не так эффектно, как ночью. Суровые водители и их состоятельные пассажиры, бедняки и бездомные в темных переулках - все они готовились прожить еще один день в городе под названием Гелвинкс.
   Проходя мимо замысловатого паротрона, Гилберг приостановился. Выполненный из меди, паротрон был похож на маленького улыбающегося человека, время от времени кланяющегося и снимающего высокий цилиндр, будто приветствуя прохожих. Поскрипывая шарнирными руками и собранными до мелочей пальцами, паротрон указывал на стойку со стопкой свежих газет с последними новостями, заголовки которых гласили "Разорено еще одно логово харганов! Среди ликвидаторов есть потери". Вздохнув, Гилберг пошел дальше. Не желая возвращаться домой, парень решил сходить в школу, хотя бы для разнообразия. Находя немного странным, что Рэйнис его до сих пор не догнал, Гил пытаясь прогнать невеселые мысли, идя по краю обочины. С одной стороны шли люди, с другой ехали машины. Они ведь договорились встретиться... Рэй попросил некоторое время для сборов и Гилберг поспешно оставил его в покое, пойдя вперед. Но друга всё никак не было. Увлеченно смотря себе под ноги, парень не заметил, как сзади него, вывернув из-за поворота и поспешно огибая толпу, вышли двое.
   Оба коренастые, примерно одного роста, одетые в кожаные штаны и жилетки, застегнутые поверх строгой белой рубашки. Они выглядели, как обычные рабочие, поэтому легко могли затеряться в толпе, если бы не массивный гоггл, очки со встроенными биноклями. Приостановившись, широкоплечий мужчина, вскинул левую руку, на которой находились большие часы с крышкой, пристегнутые к запястью широким ремнем. К крышке часов был пристегнут узкий ремешок, конец которого был привязан к кольцу среднего пальца. Мужчина сжал кулак, ремешок натянулся и медная узорная крышка открылась. Проверив время, он взглянул на своего спутника, который был моложе на пару десятков лет.
   - Он должен проходить где-то здесь... - Негромко сказал широкоплечий мужчина, закрывая часы.
   - Да вон он. - Парень в гоггле кивнул на толпу.
   Стекла очков двигались, приближая черноволосую фигуру, бредущую вдоль дороги. Переглянувшись и еле заметно кивнув друг другу, мужчина и парень поспешили к своей цели. Аккуратно огибая препятствия в виде людей, они уверенно приближались.
   - Мистер Гилберг Бёркхэй Гай?
   Гил замер, почувствовал пронзительный взгляд, дырявящий спину, и сильные пальцы, сжавшиеся на локтях. Страх нахлынул на него, ладони вспотели, на лбу появилась испарина.
   - Кто вы?
   - Не дергайтесь и видите себя спокойно. - Голос был жесткий и звучал прямо над ухом. - Не делайте глупостей и следуйте туда, куда мы вас поведем. Спокойно. Вам ничего не угрожает... пока.
   Легкий толчок в спину - и Гил двинулся вперед. Будучи на грани отчаяния, он старался вести себя как ни в чем небывало. Настойчиво сжатые пальцы не терпели резких движений. Гилберг в сопровождении двух незнакомцев прошел до конца улицы и свернул налево. Навстречу шли ученики ближайшей школы, среди которых была одноклассница Гила, Трейси Вэйн. Увидев Гилберга в необыкновенном сопровождении, она неподдельно удивилась. Будучи прямолинейной боевой девчонкой, она не боялась смотреть в глаза впереди идущим. С виду она была похожа на мальчишку. Ее короткие огненно-рыжие волосы торчали во все стороны, приминаемые синими солнцезащитными очками. Приталенная кислотно-желтая майка была измята, а мешковатые темно-зеленые штаны закатаны до колен. Ее руки от запястья до локтя украшали самодельные браслеты и фенечки, а рюкзак на спине - целый набор разнообразных брелоков. Черные глаза Трейси сверлили Гилберга. Хоть она и была равнодушна к этому парню, ее заинтересовал мотив его ежедневных прогулов. Куда это он ходит вместо школы, да еще и с таким сопровождением?
   Сглотнув, Гил поднял на ее глаза, полные мольбы о помощи. Одна бровь Трейси поползла вверх. Проходя мимо нее, Гилберг потупился. Девчонка украдкой проводила его взглядом и, остановившись, хмыкнула, поправив широкие лямки рюкзака. Подумав о том, что парень не иначе, как влип, Трейси надела очки и, развернувшись в обратном направлении, пошла вслед за странной компанией. Насмехаясь над собственным любопытством, девушка не упускала из вида широкие спины преследуемых людей.
   Успешно преуспевающая во всех преподаваемых науках, Трейси Вэйн была на хорошем счету у мастеров школы. Презирала ли она таких как Гилберг Гай? Скорее всего, нет. Она старалась относиться со снисхождением к тем, кто успевает хуже. Единственное, что ее раздражало в Гиле, так это его нерешительность и неумение постоять за себя. Когда Гай приходил на урок боевых искусств, Трейси старалась не смотреть в его сторону. Созерцать то, как его укладывает самый последний заморыш, было невыносимо, зато против Трейси выступать решался не каждый. Уж слишком неуловимой она была в бою и грамотно использовала все разрешенные снаряды. Ею гордились, не то, что Гилбергом.
   Вот и сейчас Трейси не сомневалась, что Гай в беде. Зная, что не простит себе, если с этим криворуким что-нибудь случится, она торопливо двигалась следом.
  
  
   07:23, 20 апреля 48 года
  
   Пара незнакомцев свернула в узкий переулок, продолжая крепко держать Гилберга под руки. Дрожь колючей волной пробежала по спине парня, заставив загадочные бугристые вены напрячься. Совершенно пустая, заброшенная улица, ни души поблизости. Ржавые кованые перила полуразбитых лестниц, ведущих в опустевшие магазины и лавки с заколоченными наспех дверями и окнами; комканые газеты, ползущие по земле, подгоняемые порывами ветра; бездомные кошки и провонявший отходами мусорный бак. Гилберг сглотнул. Неужели именно тут ему и придется расстаться с жизнью?
   - У меня нет денег. - Неожиданно для себя подумал он вслух.
   Коренастый мужчина и парень лет двадцати шести, переглянувшись, хохотнули, продолжая крепко держать локти Гила.
   - Они нам не к чему. - Ответил тот, что моложе, и поднял гоггл на лоб. - В конце улицы тебя ждет машина. Советую не выпендриваться и вести себя хорошо.
   - Куда меня отвезут? - тихо спросил Гилберг.
   - В лабораторию Судей в Дрэкстерском районе. - Прогудел мужчина, подталкивая Гила вперед. - Там на тебе будут ставить опыты, пока не сдохнешь.
   Гилберг вмиг вспотел так, будто только что принял душ. Кровь обжигающей волной раскатилась по телу, будоража чувства самосохранения. Бурля и шипя, она неслась по венам, а страх и безысходность, казалось, встали на стражу врат побега. Невольно дернувшись, Гил получил сильный тычок в спину, а потом и крепкий удар по почкам. Но загнуться в приступе боли ему так и не дали. Напарники, оскалившись, поспешно потащили парня в конец улицы, где уже стояла крытая машина с открытой боковой дверью. Помутневшим взглядом Гилберг видел, как из машины вышел молодой человек лет тридцати двух. В руках у него была веревка и кляп. Он что-то негромко сказал, и водитель шумной машины завел мотор.
   - Это... ошибка... Я простой... школьник!.. - Бормотал Гил, не в силах поднять голову, насильно опущенную вниз.
   - Да, да. Конечно. Об этом ты скажешь лаборантам, которых поставят на твою расчлененку. - Хмыкнул парень в гоггле.
   Человеку с веревкой в руках уже не терпелось пустить ее в ход. Достав из кармана часы на цепочке, он проверил время и, натянув цилиндр ниже, хмыкнул. Подтащив Гилберга к машине, напарники остановились. Прижав парня лицом к двери, они начали связывать его. Веревка, будто приговор, ловко пробегала между запястьями рук. Удивляясь смирности парня, похитители негромко шутили и посмеивались.
   - Вот же идиот... - Прошептала Трейси, выглянув из-за высокого мусорного бака в середине улицы. - Средь бела дня дал себя скрутить! Но что же он такого сделал?.. И кто эти люди? Черт! Отсюда ничего не слышно!..
   - Всё, суй его на заднее сидение и сам садись рядом. - Хлопнув гладкой крышкой часов, велел молодой человек парню в гоггле. - Успеем к началу работы. - Он усмехнулся. - Ну, вперед!
   Парень замер. Подняв голову на безоблачное ясное небо, он сощурился. Медленно и будто неуверенно, он опустил гоггл на глаза и присмотрелся к крышам окрестных домов. Трех и четырех этажные строения общего проживания были будто мертвы, но какое-то еле заметное движение где-то сверху насторожило парня и он, облизнув сухие губы, крутанулся вокруг своей оси, не отрывая глаз от карнизов и крыш. Увеличительные стекла замысловатого механизма гоггла автоматически приближали и отдаляли вид.
   - Ну, что там? - нетерпеливо спросил коренастый мужчина.
   - Да... - Неопределенно отмахнулся парень. - Показалось, что ли... Тень какая-то мелькнула на крыше.
   - Нашел что рассматривать. - Хмыкнул молодой человек. - Лезь в машину. На крыше, скорее всего, была кошка.
   - Да какая к черту кошка?! - скинув гоггл, шикнул парень и раздраженно посмотрел на напарников.
   Грубо оттеснив их от открытой двери машины, парень схватился за поручень и замер. Жжение на спине заставило его скрючиться и упасть рядом с машиной, стискивая зубы в приступе невыносимой боли. В панике уставившись на соратника, мужчины увидели, что на его спине расползается шипящая лужа, разъедающая кожу жилета и рубашку, а за ними и плоть с костями.
   - Кислота! - в панике выкрикнул молодой человек и, ловко перескочив через умирающего парня, запрыгнул в машину. - Поехали!!! Быстрее! - но машина стояла, водитель недвижно сидел на месте. - Мать твою, Дик, трогай!!!
   Еще миг - и тело водителя повалилось на руль, а кровь из перерезанной глотки окрасила замершие в ожидании датчики.
   - Привет.
   С соседнего от водителя сидения показалась тень. Голос говорившего был спокойным и звучал как-то равнодушно. Гилберг замер, будучи связанным и лежа с кляпом во рту в неестественной позе, он перестал дышать, когда увидел лицо еще одного хладнокровного незнакомца. Черный низко натянутый цилиндр; монокуляр, закрывающий правый глаз, был похож на гоггл ювелира; рот и нос были закрыты маской из грубой кожи, аккуратно прошитым толстыми нитками, с множеством симметрично распределенных небольших дырочек для дыхания. Ремни монокуляра и маски терялись в густых вполне ухоженных темно-каштановых волосах до лопаток. Изо рта молодого человека, спрятавшегося под крышей машины, вырвался стон. Гилберг заорал бы во все горло, если бы не кляп, заставляющий его молчать. В единый миг человек, связавший его, выхватил пистолет из поясной кобуры и раздался выстрел.
   Трейси, прижавшись спиной к мусорному баку, не решалась выглянуть. Пытаясь протолкнуть остатки слюны в пересохшее горло, она тяжело дышала. Кто бы мог подумать, что в Гелвинксе средь бела дня на безлюдных улицах творятся такие дела? Гилберг зажмурился. Через несколько секунд после выстрела он нашел-таки в себе силы открыть один глаз. На него с переднего сидения по-прежнему смотрел одноглазый незнакомец. Широкая темная бровь, светло-серый глаз... На вид ему можно было дать лет двадцать шесть, не больше. Из дула длинноствольного серебристого пистолета шел дымок. Звякнув оружием, незнакомец молча убрал его в кобуру, плотно пристегнутую к правому бедру набором кожаных ремней. С застывшим на лице ужасом и кровоточащей дыркой во лбу, связавший Гилберга парень сидел рядом. Его стеклянные глаза бездумно изучали спинку переднего сидения, а рука продолжала сжимать спасительный короткоствольный пистолет. Гил в ужасе задышал чаще, что не могло скрыться от тонкого слуха незнакомого человека.
   - Не бойся. - Опять этот невозмутимый голос, нотки которого заставляли слушать, верить и подчиняться. - Тебе ничто не угрожает. Пока я не буду тебя развязывать, дабы ты не наделал глупостей. Как будем на месте, всё объясню.
   Гилберг дернулся, что-то невнятно простонав, и обессиленно опустил голову. Слезы наворачивались на глаза. И зачем он только вышел из своего проклятого дома? Сидел бы себе, терпя родительское пиление, и никого не трогал. На кой черт он сделал всё, что сделал? Но было уже поздно. Слишком поздно. Пересев за руль, и скинув грузное тело водителя на дорогу, незнакомец поднял глаза на Гилберга. Парень увидел его через зеркало заднего вида, и ему показалось, что тот улыбается, разве что все эмоции надежно скрывала кожаная маска-повязка. Мотор взревел, и машина тронулась, оставляя после себя пару мертвых тел и напуганную девушку, спрятавшуюся в центре короткой улицы.
   - Охренеть можно... - Выдохнула Трейси, запрокинув голову. - Как этот парень не разбился, спрыгнув с крыши четырехэтажного дома, да еще и так бесшумно, пока эти упыри разглядывали кислоту на спине своего дружка? Интересно, куда они поехали? Неудивительно, что Гай прогуливает. Тут куда интереснее, чем в школе!
  
  
   08:52, 20 апреля 48 года
  
   Гилберг потерял счет времени, пока машина, управляемая загадочным незнакомцем, петляла по узким улочкам Гелвинкса. Он не знал, куда его везут, но догадки, приходящие сами собой, отнюдь не радовали. Масса вопросов возникала в голове. Кто все эти люди? Как они о нем узнали? Как нашли? Что именно хотели сделать? И кто этот человек в черном, ловко крутящий баранку крытого фургона? Быть может, Гилберга ожидает еще худшая судьба, чем была ему уготована в лаборатории? Руки затекли, голова болела, невообразимая сухость во рту сводила с ума. Парень повалился на бок и закрыл глаза. Будь что будет.
   Наконец, машина остановилась. Гил вздрогнул. Проведя бессонную ночь в доме Ларсов, он не мог поверить, что ему удалось задремать в такой напряженной ситуации. Хлопнув дверью, незнакомец вышел и, забравшись на заднее сидение к Гилбергу, внимательно посмотрел на него. Парень был в ужасе и, казалось, уже чувствовал этот легкий запах только что выстрелившего пистолета.
   - Не кипиши. - Сильная рука с цепкими пальцами легла на плечо Гила. - Если я тебя развяжу, орать и пытаться сбежать не будешь?
   Смотря в серый глаз незнакомца, парень отрицательно мотнул головой. Достав нож из высокого сапога с массой ремней и трубок, человек в черном разрезал веревки и вытащил кляп. Отплевываясь и пытаясь собрать во рту остатки слюны, Гилберг с опаской взглянул на сидящего рядом парня. Тот внимательнейшим образом изучал его. Потирая раскрасневшиеся запястья, Гил опустил глаза, а потом посмотрел на улицу через пыльное стекло машины.
   - Даже не думай. - Будто читая мысли, сказал незнакомец. - Там они тебя тепленьким возьмут.
   Гилберг, осторожно повернув голову к собеседнику, шумно сглотнул. Парень, глядя на него, хмыкнул и убрал нож на место.
   - Кто вы? - решился спросить Гил.
   - Можешь звать меня Зюс. - Отозвался молодой человек. - Я понимаю, что у тебя много вопросов. Ты получишь ответы довольно скоро. Единственное, что я сейчас хочу знать, так это то, планируешь ли ты вернуться домой и наладить контакты с отцом и матерью?
   - Откуда вы?.. - начал, было, Гилберг, но Зюс перебил его.
   - Я многое про тебя знаю. Ты сын семьи, которая находится на очень хорошем счету у Судей. Твой отец - ликвидатор. - Гил услышал, как его новый знакомый сквозь зубы процедил почетную профессию Гелвинкса. - А мать - научный работник, лаборант и исследователь. А ты тот, кто не умеет за себя постоять, плохо учится и прогуливает школу. - Гил, не отрываясь, смотрел в глаз Зюсу. - А еще я знаю, что ты болен. Ну, по крайней мере, так считаешь.
   Гилберг в смятении опустил голову. Как такое возможно? Он ведь никому...
   - Что, уже догадываешься? - Зюс хмыкнул. - Тебе придется принять это и пережить.
   - Что п-пережить?.. - С трудом выговорил Гил, ведь к нему пришли сразу несколько вполне правдоподобных ответов на остро стоящие вопросы.
   - Предательство.
   Глаз Зюса сверкнул, а Гилберг, резко выдохнув, уставился в пол. Он не верил. Такого просто не могло быть! Зюс с интересом наблюдал за тем, как Гил, хаотично соображая, неумолимо приближается к истине. Руки парня задрожали и медленно сжимались в кулаки, глаза блестели от слез, хорошо, что длинные волосы, спавшие на лицо, умело закрывали их от Зюса, монокуляр которого, тихо шурша и вращаясь массой колец с увеличительными стеклами, принял компактное положение. Выждав некоторое время, пока Гилберг пытался всё осмыслить, Зюс серьезно спросил:
   - Ну, так что? Вернуть тебя домой? Будешь хорошо учиться, помиришься с отцом, станешь ликвидатором или лаборантом и будет тебе счастье.
   - Не надо. - Еле шевеля губами, прошептал Гил. - Я не хочу.
   - Хорошо. - Кивнул Зюс. - Тогда предлагаю другой вариант. Ты остаешься со мной, ведешь себя прилично, не делаешь глупостей и выполняешь то, что выполняют другие, выкладываясь на сто десять процентов, с полной самоотдачей. Я же научу тебя пользоваться тем, о чем ты раньше даже не мыслил. Ты сам не поймешь, как станешь другим. И поверь: тебе это будет по нраву.
   - Воспитывать, значит, возьмешься? - Гилберг поднял раскрасневшиеся глаза на Зюса.
   - Отнюдь. - Парень засмеялся. - Ты жертва прогнивших устоев и, если тебе предоставить большую свободу, чем там, - Зюс махнул рукой на улицу, - ты сам себя воспитаешь.
   - Я согласен. - Подумав, кивнул Гил.
   - Отлично. - Голос Зюса звучал серьезно и жестко. - Но запомни: обратного пути нет. Уйти от нас ты сможешь только мертвым. - Они замолчали. - Выходи. Дальше пешком.
   Подчинившись, Гилберг вышел из машины. Легкий ветер трепал волосы, сбивал с лица капельки пота и слез. Шмыгнув носом, парень огляделся. Заброшенная улица, ничем не отличающаяся от той, через которую его вели к машине, разве что та была более прибранной, чем эта. Мусор, дурной запах, заколоченные окна и двери. Гил вдруг подумал, что, должно быть, здесь жили те, кто так и не смог смириться с гибелью маны. Зюс уверенно пошел в конец улицы. Расстегнутый черный плащ грузно развивался за ним во время движения, а высокие сапоги на массивной платформе, как ни странно, не делали его шаг громче обычного. Зюс шел туда, где грозно и молчаливо возвышалась стена тупика. Гилберг хотел, было, озвучить этот факт, но передумал. Догоняя нового знакомого, он остановился поодаль. Зюс, выпрямившись, стоял напротив стены тупика. Еще миг - и он, коснувшись своего лба, вытянул руку вперед, широко раздвинув пальцы. Гил с замиранием сердца наблюдал за действиями Зюса, под ладонью которого образовался плоский диск, светящийся странным светом. Он был черно-белый, с отсутствием ярких цветов, но с множеством надписей, рун и знаков, которые будто бы плыли по четко отчерченным полям диска. Увеличиваясь в диаметре, диск опускался на землю.
   - Откройся. - Велел Зюс, и медленно вращающийся у его ног диск ожил.
   Разорвав бесцветную, испещренную надписями поверхность, напротив Зюса появилась высокая округлая дверь, нестабильная, темная, но вполне реальная по своему виду. Старая, с паутиной на углах, она будто бы сошла со страниц сказок, которые Гилберг любил читать в детстве. Обычно такие двери вели либо в страну волшебства, либо в страну кошмаров. Стоя поодаль, парень пытался угадать, куда же ведет этот вход? Зюс, шагнув к двери, которая была объята таким же бесцветием, как и диск под ногами, взялся за ручку и толкнул ее. Протяжно застонав, дверь открылась, явив собой проход в дрожащую бездну пустоты.
   - Магия?.. - Не веря собственным глазам, прошептал Гилберг.
   - Реальность. - Хмыкнул Зюс и пригласил парня войти.
   Закрыв глаза, Гилберг шагнул в пустоту.
  
  
   09:19, 20 апреля 48 года
  
   - Идем. - Зюс легко подтолкнул парня в спину. - Не задерживай.
   Открыв глаза, Гил на миг замер. Его окружали серые бетонные стены, черный, местами покрытый трещинами темный пол и высокий потолок. Вдоль стен горели источники света странного происхождения. С виду похожие на прямоугольные лампы, они слегка подрагивали. За матовым стеклом, заключенная в пределах лампы, двигалась яркая вспышка. Ни единого намека на провода. Зюс торопливо шел вперед, Гилберг еле поспевал сзади, то и дело оглядываясь по сторонам. Тихо, лишь непрекращающееся гудение какого-то механизма, а, быть может, это выли яркие вспышки ламп. Коридор свернул налево. Пара темно-серых железных дверей молча взирала на непрошеного гостя. Вдруг послышались голоса и смех. Гил невольно напрягся. Более яркий свет, проливавшийся через большую открытую дверь на пол коридора, заставил Зюса остановиться. Задержавшись, молодой человек сказал:
   - Рид, ко мне с отчетом через минуту.
   Пройдя дальше, Зюс остановился в конце коридора рядом с не отличающейся ото всех остальных дверью. Приложив руку в центр холодного железа, молодой человек замер. Маленькая вспышка обрисовала ладонь, и сразу же послышался щелчок открывающегося замка. Толкнув дверь, Зюс вошел, поманив за собой Гилберга. Подчинившись, парень шагнул внутрь.
   Ничего необычного не было. Всё казалось вполне привычным, если не считать абсолютного отсутствия цвета, будто бы какой-то дизайнер с ограниченной фантазией воплотил всё вокруг в оттенках черного. Большой стол на восемь персон, рядом с которым еще один, с ящиками и кожаным креслом с высокой спинкой; односпальная кровать у стены; книжная полка; мягкое кресло и еще одна дверь, по-видимому, запертая на ключ. Под потолком такие же лампы, как в коридоре. Никаких картин, цветов, ковров и прочего не было. Уютом даже не пахло. Скинув плащ и, небрежно бросив его на спинку кожаного кресла, Зюс сел за стол и молча указал Гилу на кресло рядом с книжной полкой. Парень сел и тут же раздался стук в дверь.
   - Да. - Зюс устало откинулся на спинку стула.
   Дверь открылась, и вошел парень лет двадцати двух, невысокий, худощавый, со стопкой бумаг в руках. В темных штанах с широким ремнем и видавшей виды рубашке с криво обрезанными рукавами, застегнутой на пару пуговиц, он был похож на машиниста поезда. Неухоженная, коротко стриженная белобрысая голова, острый нос, светлые глаза и жилистая шея, на которой висел простого типа гоггл, одно из стёкол которых было уменьшающим, а другое обычным. Зайдя в комнату, парень сразу же обратил внимание на Гилберга. Окинув его быстрым безынтересным взглядом, он снова посмотрел на Зюса.
   - Говори. - Приказал тот.
   - За время твоего отсутствия ничего особенного не произошло. Всё тихо, спокойно. - Начал парень. - За ночь я прочитал самые свежие газеты и вот, что мне удалось узнать. - Он протянул несколько бумаг Зюсу и тот с готовностью принял их. - Также Шун подготовил разработку механической руки для Зуры...
   - Как она? - Зюс, оторвавшись от бумаг, поднял глаз на парня.
   - Пока без сознания. Дин уже прооперировал ее. Кровь остановил, но вот руку, говорит, никак не пришить, поэтому придется заменить автоматикой.
   - Ничего. Она переживет. Она сильная. - Зюс на миг болезненно закрыл глаз, но, быстро взяв себя в руки, продолжил: - Рид, познакомься, это Гилберг Гай.
   - Оу. - Рид улыбнулся. - Тот самый Гай?
   - Угу. - Зюс закинул ноги на стол. - Вам всем придется с ним повозиться, пока он не встанет хотя бы в ряды средних. Еще он очень любит попадать в различные неприятные ситуации и передряги, поэтому пока поживет в нашем отсеке.
   - Понял. - Тряхнул головой парень, а Гил почему-то стыдливо покраснел.
   - Иди. - Зюс махнул на дверь. - Предупреди остальных, чтобы не паниковали.
   - Есть, командир! - Рид вытянулся и отдал честь, широко улыбаясь.
   - Прекрати. - Серьезно отозвался Зюс и, сняв цилиндр, положил его на край стола.
   Рид покинул комнату, тихо прикрыв за собой дверь. Зюс расстегнул ремни монокуляра и маски, бережно снял их и положил на стол. Туда же отправился и темно-каштановый парик. Гилберг приоткрыл рот от удивления. Непослушные пряди пепельных волос торчали в разные стороны и, будучи зачесанными назад, их кончики были похожи на скопления иголок. Бровь и часть щеки Зюса разделял уродливый шрам. Глаз же выглядел необычно. Он был блёклым, почти белым. Гил подумал, что молодой человек, должно быть, видит им крайне плохо. Длинные серые пряди немного закрывали поврежденный глаз, а легкая, еле видимая щетина лишь прибавляла возраст.
   - Черт, где мои сигареты?.. - растерянно пробормотал Зюс, хлопая ящиками стола. - А, вот.
   Найдя заветную пачку, молодой человек устало закурил, на несколько мгновений в блаженстве закрыв глаза. Он, казалось, забыл, что не один, и Гилберг наблюдает за ним с застывшей маской немого удивления. Расстегнув несколько пуговиц темно-серой рубашки, Зюс выпустил клуб густого дыма и, причмокнув, сказал:
   - Ты бы сходил, познакомился со всеми, что ли... Это ж твой дом теперь... на ближайшее неопределенное время.
   - Почему ты скрываешься? К чему вся эта бутафория? - Гил пристально изучал серьезное, с тенью озабоченности, лицо Зюса и, казалось, не слышал его.
   - К чему? - молодой человек хмыкнул. - За мою голову назначена огромная награда, получив которую можно безбедно прожить до старости не проработав ни дня. - Гилберг внимательно смотрел на него. - Что, уже хочешь сдать меня?
   - Нет. - Серьезно ответил Гил, покачав головой.
   - Надеюсь, ты не лжешь и никому не расскажешь того, что сейчас увидел. - Зюс исподлобья посмотрел на парня, взгляд которого застыл. - Что, знакомые слова?
   - Откуда ты?.. - Осекшись, Гил замолчал, низко опустив голову.
   - Рэйнис Ларк. - Затушив сигарету, Зюс поднялся на ноги. - Советую тебе забыть это имя. Навсегда.
  
  
   09:59, 20 апреля 48 года
  
   - А его-то ты откуда знаешь? - Выдавил Гилберг, уставившись в пол и пряча свои раскрасневшиеся глаза.
   - Лично я не знаком, да и, честно сказать, не горю желанием. От таких людей надо держаться подальше. - Зюс принялся задумчиво расхаживать вдоль большого стола. - Он сообщил о тебе сегодня утром. Утром же тебя и взяли. Сейчас эксперимент был бы в самом разгаре, если бы не я и человек, который сообщил мне о тебе.
   - У тебя везде уши, как я посмотрю. - Глухо проговорил Гил, видя перед собой лицо добродушно улыбающегося Рэя.
   - Ну... - Протянул Зюс, хмыкнув. - Я бы так не сказал. Это всего лишь люди, имеющие отличное от других мнение. Вот и всё. А еще это люди, недовольные Судьями и мечтающие об их свержении. Рискуя своей шкурой, они помогают нам, тем, кто выступает против диктатуры Судей, против их власти и устоев.
   - Выступает против Судей?.. - дрогнувшим голосом переспросил Гил. - Ты - харган?..
   Расплывшись в улыбке, отбрасывающей тень безумия, Зюс возвестил:
   - Здесь все харганы!
   Сердце Гилберга бешено заколотилось. В горле пересохло, и ужас новой волной накрыл его. Уж лучше сдохнуть в лаборатории, чем в гнезде, кишащем харганами! Вцепившись в подлокотники кресла, парень хаотично соображал, что сейчас делать. Окон нет, двери открываются только идентификацией... Выхода нет. Все пути перекрыты. Сглотнув, Гил осторожно поднял глаза на Зюса, закурившего очередную сигарету и искоса поглядывающего на него.
   - Причина твоего страха - незнание. - Спокойно сказал Зюс. - Твои представления о харганах частично ошибочны. Что ты о нас знаешь? Только то, что говорил тебе отец. Он говорил тебе, что мы - жуткие монстры, чудовища, мутанты, готовые только убивать. А он, случаем, не делился с тобой подробностями ликвидационных зачисток? Не рассказывал, как они рвут наши тела на части в своих огромных парогенерированных костюмах? Как стреляют в нас разрывными патронами? Как смешивают с грязью нашу кровь? Нет? Что ж. Я только что вкратце рассказал тебе. Теперь ты, надеюсь, понимаешь, что к чему? Это уничтожение нас, нашего вида, вида зараженного осколками кристалла бездны, отравленной маны. Но это вовсе не делает нас чудовищами! - глаза Зюса яростно сверкнули. - Это всего лишь отличает нас от тех, кто не пострадал! Да, мы мутируем физически, но не умственно, как кажется твоей мамочке и остальным умникам! Судьи просто хотят вырезать нас! Стереть, уничтожить! Но я не дам им этого сделать просто так! Я давно объявил войну и она прекратиться, когда я испущу последний вздох! - Зюс замолчал, тяжело дыша, а потом повернулся к Гилу и прямо посмотрел на него. - Ты, Гай, теперь в наших рядах. Ты - один из нас. И, я повторюсь, если ты решишь уйти, то только после своей смерти. Ты сейчас находишься в секретном месте, которое ни Судьи, ни ликвидаторы не найдут никогда, ибо оно - порождение бездны. Она создала его для нас, создала из пустоты, дабы укрыть от внешнего мира. Здесь вместе со мной живет руководящий состав ополчения харганов. Надеюсь, ты понимаешь, что я не могу ставить их под угрозу обнаружения, поэтому я советую тебе со всеми познакомиться и вести себя хорошо. - Он замолчал. - Не делай глупостей, и глупости не уделают тебя.
   Гилберг молчал. Он в ловушке, в заточении мучительного существования. Что ж. Выхода всё равно нет. Нужно делать так, как приказано. Нехотя поднявшись и переставляя окаменевшие ноги, Гил двинулся в сторону двери. Выйдя в коридор, он пошел на звуки шумной компании.
   - Сегодня я могу дать нашему ополчению имя, ведь ты, Гай, теперь на моей стороне! - сложив руки на груди и закинув ноги на край стола, Зюс опустил голову и улыбнулся краешками губ.
  
  
   10:27, 20 апреля 48 года
  
   Подойдя ближе к открытой двери, Гил остановился. Харганы... Они все харганы... Враги... Бёрк отдал бы всё, чтобы попасть сюда. Но, увы или к счастью, это невозможно. Выходит, магия еще теплится в этом механизированном мире? Беззаботный разговор, доносившийся из открытой комнаты, напомнил Гилбергу школу. И какого черта ему там не сиделось? Прерывисто вздохнув, парень шагнул на свет.
   - Привет... всем. - Негромко сказал он, и разговор вмиг прекратился.
   Небольшое помещение, свободного места в котором было меньше, чем в комнате Зюса, было наполнено людьми. Человек восемь, как показалось Гилу на первый взгляд. Но он не стал утруждать себя счетом. Исподлобья глядя на присутствующих, парень стоял в дверях, чувствуя на себе изучающие взгляды. Пара столов у дальней стены была кем-то занята; на удобных диванах, стоящих напротив друг друга, сидели молодые люди, парни и девушки. В углу, рядом со стопками бумаг, стоял Рид. Отложив чертежи в сторону, он шагнул навстречу Гилбергу. Дружески обняв парня за плечо, он провел его в комнату.
   - Разрешите представить вам мистера Гая, - Рид отвесил нарочито чопорный поклон, чем вызвал веселые ухмылки друзей, - который благородно и так самоотверженно присоединился к нам сегодня утром!
   - Бёркхэй Гай, случаем, не твой отец? - высокий парень мускулистого телосложения исподлобья смотрел на Гила.
   - Мой. - Гилберг с трудом выдерживал столько прямых взглядов одновременно.
   - Похоже, он любит, когда о нем и его отряде пишут в газетах. - Усмехнулся парень.
   - Не знаю. - Признался Гил. - Я с ним не общаюсь.
   - О, семейная драма! Обожаю! Это так трогательно! - звонкий голосок хрупкой девушки вновь заставил всех улыбнуться, всех, кроме Гилберга.
   - Дорогие друзья, будьте так любезны, заткнитесь, пожалуйста, а я спокойно представлю вас мистеру Гаю! - Рид расплылся в ослепительной улыбке и шумная компания нехотя затихла. - Спасибо. Гай, разреши представить тебе мистера Дэриэла!..
   - Рид, прекрати уже! - мускулистый парень сцепил руки в замок. - Давай по нормальному.
   - Ладно, ладно. Уговорили. - Рид всплеснул руками. - Гилберг, это Кирс Дэриэл, кличка Берсерк. Наш непревзойденный боец ближнего боя местных фронтов! Руководит повстанцами северного района Гелвинкса.
   Мускулистый парень хмыкнул, отведя глаза. Короткие вихрастые белые волосы торчали, будто ежик, от макушки до лба, когда как на висках и затылке были выбриты почти наголо. Суровые брови, проницательные светлые глаза, волевой подбородок и кривая улыбка. На вид ему было года двадцать четыре. Тряпичные штаны и футболка меньшего, чем нужно, размера, смотрелись на парне несуразно, но, казалось, ему на это было глубоко наплевать.
   - Рад знакомству. - Выдавил Гил, думая о том, что такими сильными на вид руками этот парень легко может раздавить человеческий череп.
   Молча кивнув в ответ, Кирс не сводил глаз с Гилберга.
   - А это, - Рид указал на крепко сложенного парня, сидящего напротив Кирса, - Ёмур Рику, кличка Раскол. Боевой напарник Кирса. Если они сражаются вместе, то могут удержать любую позицию!
   - Привет.
   Будучи примерно одного возраста и роста с Кирсом, Ёмур поднялся на ноги и, еле заметно улыбаясь, протянул Гилбергу руку. На секунду замешкавшись, Гай ответил на крепкое рукопожатие и постарался приятно улыбнуться. Темные короткие волосы, большие, широко открытые ясные глаза, добродушная улыбка и теплые ладони Ёмура внушали доверие, и Гил даже на миг позабыл о том, что перед ним харган.
   - Рад познакомиться.
   - А вот эта парочка - брат и сестра. Они близнецы и смотрят друг на друга, как в зеркало! Могут ощущать состояние души близких людей на расстоянии. Мирро и Сэйо Йоки, клички Дракон и Искра, непревзойдённые в дальнем бое. Их основная задача - запутать и дезориентировать противника. - Рид никак не мог нарадоваться отведенной ему роли и изо всех сил старался исполнить ее как можно лучше.
   - С прибытием. - Коренастый золотоволосый паренек лет тринадцати, невысокого роста, одетый в коричневый кожаный костюм, крепко пожал Гилбергу руку.
   Большеглазая хрупкая девочка в пышном розовом платье с множеством рюшек согласно кивнула, присоединяясь к словам брата. Они действительно были очень похожи, разве что у Сэйо были роскошные золотистые кудри до пояса, собранные в пару хвостов.
   - И, наконец, из присутствующих, Тира Чукка, кличка Химера. Она руководитель повстанцев южного района. Атакует как в ближнем бою, так и в дальнем. Еще особая специализация - кислота и яды. - Рид указал на молчаливую девушку, отрешенно стоящую у стола в углу.
   Услышав свое имя, она на миг обернулась. Молча приподняв руку в знак приветствия, она попыталась улыбнуться, но без видимого результата. Высокая, с длинными прямыми волосами, собранными в высокий хвост, Тира выглядела очень печально и озабочено. Левая кисть руки у девушки была механической. Блестящая, с медным оттенком и множеством шарниров и трубок, она невообразимо точно сливалась с давно заросшей плотью. На вид Тире было лет двадцать, не больше. Широкие прямые штаны, топик, пояс с сумкой, пристегивающейся на бедро, и короткоствольный пистолет в кожаной кобуре подмышкой. То складывая руки на груди, то упирая в бока, девушка молча стояла спиной к остальным. Все знали, что дабы не пробудить в Тире Химеру, лучше ее сейчас не трогать.
   Видя на лице Гилберга легкое удивление, Рид тихо пояснил:
   - Ее напарница, Зура Вэлнис, по кличке Кобра, сейчас без сознания. В последнем сражении ликвидаторы оторвали ей руку, когда она пыталась защитить Тиру, пришедшую ей на помощь во время облавы... - Рид замолчал, поджав губы. - Но ничего. Наш механик Шун скоро исправит этот недочет и всё будет хорошо. Зура поправится и снова возьмет под контроль западный район. - Парень ободряюще улыбнулся. - А я, как ты уже знаешь, Рид. Рид Савакс. Я информатор. Знаю все последние новости, все последние передвижения ликвидаторов, все открытые и закрытые дороги, тайные лазейки и прочее, прочее, прочее. - Рид тепло улыбнулся, заглянув Гилбергу в глаза, и тихо добавил: - Можно сказать, что я знаю всё. Также я поддерживаю связь с другими районами и даже некоторыми городами. Местные информаторы всегда держат меня в курсе событий.
   - Круто. - Только и мог сказать Гил. - А кто следит за восточным районом?
   - Восточный район - один из самых важных, так как в нем находится главная и самая большая судейская лаборатория по изучению харганов, следовательно, охрана там до зубов вооружена и круглосуточно бдит за каждым сантиметром дороги. И, во имя спасения людей с обнаружившимися признаками заражения, за этим участком наблюдает сам Зюс. - Ответил Рид. - Рассказывать о нем я не буду. Если он посчитает нужным это сделать, он сделает это сам. - Парень на миг замолчал, а потом продолжил: - Еще у нас есть механик, Шун Лейн. Его мастерская почти в конце коридора. Он изготавливает гогглы для различных целей, часы, механические части тела, а также всякие интересные штуки. С ним ты можешь познакомиться позже. Кроме Шуна нас, так сказать, обслуживает врач и научный работник в одном лице, Дин Юкмэн. У него очень много секретов. Он, как и судейские лаборанты, изучает феномен кристалла бездны. Иногда мне кажется, что он делает это день и ночь. Когда ты его увидишь - поймешь, почему я так считаю. - Рид хохотнул. - Кстати, он осмотрит тебя ближе к вечеру. Но не бойся. Резать он тебя не станет... наверное. - Рид широко улыбнулся. - Ну, вот, кажется, и всё. Вроде, никого не забыл. Ребята хорошие, проверенные временем. Ты с ними подружишься, я уверен. - Приободрил Рид и плюхнулся на свободное место дивана, беззаботно запрокинув голову.
  
  
   17:02, 20 апреля 48 года
  
   Зюс сидел за столом на своем кожаном кресле с высокой спинкой. Навалившись на стол, он сцепил сильные пальцы в замок и замер в ожидании. В его голове рисовались картины будущего. Чистого, светлого, без гнета судейского правления и несуразных законов, без глобального контроля и подчинения. Будущее свободное, ограниченное лишь площадью земного шара... Проплывающие мимо яркие картинки спугнула открывшаяся дверь комнаты. Вошли все, кроме механика и врача. Молодые люди расселись за большим столом. Нашлось место и для Гилберга. Оглядев всех, Зюс улыбнулся, разогнав последние сомнения о серьезности предстоящего разговора.
   - Думаю, вы уже успели познакомиться с новым членом нашей повстанческой группировки. - Начал Зюс, пристально посмотрев на Гила. - В связи с этим я готов донести до вашего ведома следующую информацию... Отныне мы будем выступать открыто и принимать активное участие не только в защите себя и других харганов, но и в нападении и захвате судейских объектов. - По столу пробежал удивленный ропот, отчего Зюс не мог не улыбнуться. - Далее. Мы должны открыто заявить о своем существовании, рассказать людям, кто мы такие и чего хотим добиться. Я уверен, многие харганы еще не обнаружены и прячутся среди обычных людей, как этот молодой человек. - Зюс указал на Гилберга, глаза которого округлились и он замер. - Рид, это твоя задача. Используй все свои источники, пусти по городу слухи о нас... И, когда нас будет более чем достаточно, мы в открытую выступим против Судей и обезглавим их, убив Верховного. Власть станет нашей, и город снова обретет покой... Эта бессмысленная охота должна закончиться навсегда! Я, Кирс, Тира и Зура проследим за тем, чтобы новоявленные харганы научились обращаться со своим даром на должном уровне. Судьи бояться нас, поэтому и убивают! Но если нас станет больше, и при этом мы не будем, как стадо... - Зюс недоговорил, хищно сощурив глаза, и все понимающе закивали, кроме отрешенно сидящего Гила. - Теперь мы не будем безымянными харганами! Отныне наше имя - Организация "Иные", ведь мы не хуже и не лучше. Мы просто другие!..
  
  
   18:33, 20 апреля 48 года
  
   В лаборатории горел ослепительно яркий свет. Просторный зал наполняли множество книжных полок и различных устройств для исследования. Пара сдвинутых письменных столов была завалена горами бумаг, испещрённых схемами, таблицами, графиками, формулами и выполненными наспех рисунками. Бумага была везде, куда не посмотришь. Переполненная мусорная корзина была не так актуальна, как раньше, ведь весь зал был похож на одну большую исследовательскую помойку. Исписанные комки бумаги были на столе, под столом, а также в пыльных углах комнаты. Стакан для карандашей и ручек, стоявший ранее, как положено, был повален набок и лежал рядом с подставкой пробирок, в каждой из которых находилась неопределенная по своей сущности гадость. Беспорядок был везде и во всем, и, казалось, здесь совершенно невозможно ничего найти, даже самого лаборанта, не знающего сна и отдыха. Большой микроскоп, а также целый набор гогглов покоились на отдельном столе, ближе к самой чистой половине зала, которая являлась ничем иным, как операционной, где отрекшийся от мира людей врач латал харганские дыры. Там же в чистоте и порядке, как ни странно, находились наборы скальпелей, зажимов и прочих инструментов, чистые салфетки и полотенца, простыни и склянки со спиртом.
   - Мистер Юкмэн, вы тут? - позвал Рид и, не услышав ответа, пожал плечами тишине, а потом, о чем-то подумав, широко улыбнулся и добавил: - Да он никак уснул, зарывшись в бумаги!
   Гилберг улыбнулся в ответ, продолжая оглядывать просторную комнату. Хитро сощурившись, будто кот на охоте, Рид просканировал взглядом светлую, выбеленную разбросанной бумагой, комнату. Не заметив ни единого движения, Рид резко припал к полу, как дикий зверь перед прыжком. Гилберг не без интереса наблюдал за ним. Единственное, что ему было не понятно до сих пор, это то, является ли Рид Савакс действительно таким веселым и беззаботным или это всего лишь маска, скрывающая его истинный характер. Не обнаружив на полу ничего подозрительного, Рид, фыркнув, поднялся и, подойдя ближе к Гилу, вновь внимательнейшим образом оглядел зал. Задумавшись и обернувшись назад, Гилберг увидел огромную гору небрежно скиданных в одну кучу листов с графиками, которые уже успели ему надоесть еще в школе. Хмыкнув, Гил хотел что-то сказать Риду, но тот уже успел залезть под один из письменных столов и, скрючившись там, что-то рассматривал. В лаборатории было тихо, если не считать размеренного гудения осветительных ламп.
   - Гай, дай-ка мне лупу. Я тут, кажется, нашел что-то интересное... - Рид изо всех сил напрягал зрение, чтобы разглядеть очень маленький камешек, опутанный проводами.
   - Сейчас... - Отозвался Гилберг. - Попробую найти.
   Резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, Гил шагнул вперед, совершенно забыв о том, что позади него горой была навалена бумага.
   - АААААаааааа!!!!
   Шорох бумаги наполнил комнату, куча исписанных листов разлетелась. Гилберг шарахнулся в сторону, а Рид, невольно подпрыгнув под столом от неистового крика, больно ударился головой... Когда последняя страница с графиком, будто высохший осенний лист, опустилась на пол, перед Гилом стоял невысокий мужчина в расстегнутом белом халате. Он тяжело дышал, округлив и без того большие глаза, увеличенные тонкими стеклами больших круглых очков с дополнительными маленькими линзами, прикрепленными сверху. Всклокоченные, совершенно не ухоженные кофейного цвета волосы не были собраны и торчали в разные стороны, как на улице в дождливый день. Заросшее щетиной бледное лицо и темные круги под глазами говорили о преданности своему делу и полнейшей самоотдаче. Отдуваясь и потирая макушку, Рид, придя в себя и увидев мистера Юкмэна, кряхтя вылез из-под стола.
   - Мать твою, Дин! От твоего дикого вопля я чуть не обоср...
   - Да, да. Я знаю. - Человек лет тридцати четырех приподнял руку, перебивая Савакс. - Впервые за четыре дня мне удалось заснуть, как пришли вы и разбудили меня! Ты! - мистер Юкмэн ткнул пальцем Гилбергу в лицо и чуть-чуть не коснулся носа. - Ты наступил мне на ногу! Рид, ты погляди, какие у него боты! Это ж, блин, так и кости раздавить недолго! Ужас!.. Произвол!..
   - Да уткнись уже, Дин! - Рид выступил вперед, прислушиваясь к головной боли и потирая шишку на макушке. - Это Гилберг Гай. - Парень указал на спутника. - Зюс просил осмотреть его и предоставить отчет в письменном виде.
   - Ну, да. Конечно. Обязательно. Я же всё равно не сплю. Мне же всё равно заняться не чем! - причитал Дин, пытаясь собрать разлетевшиеся бумаги. - О! Вот она!!! Я нашел! О, неужели! Среди сотни тысяч страниц я нашел-таки нужную! Ура!!!
   Гилберг и Рид молча наблюдали за тем, как мистер Юкмэн пустился в пляс, кружась с одной бумажкой по всей лаборатории, целуя ее и прижимая к сердцу.
   - И часто он так? - тихо спросил Гил.
   - Да почти всегда, когда что-то идет так, как он запланировал. - Хмыкнул Рид и, сделав паузу, добавил: - Но, не смотря на все его причуды... Он классный.
   Совершив еще несколько кругов, Дин, наконец, остановился и, откинув длинные распущенные волосы, поправил очки.
   - Я счастлив! Теперь я могу хоть горы свернуть! - воскликнул он, улыбаясь. - Всё, Рид, иди! Иди, иди, иди! Я сам разберусь с этим... как его?..
   - Гаем. - Напомнил Савакс, укоризненно качая головой.
   - Да, точно! Гаем! Всё, проваливай!
   Буквально вытолкнув Рида из лаборатории, мистер Юкмэн закрыл дверь и хищно оскалился, будто бы играл на сцене какого-то безумного маньяка. Эта улыбка серьезно насторожила Гилберга. Как бы доктор не забыл уйти со сцены во время его осмотра... Зайдя за ширму в операционный отдел, Дин зазвенел инструментами. Гил стоял, как вкопанный, ожидая появление доктора. Парень шумно сглотнул, разглядев в руках доктора длинный блестящий скальпель.
   - Ну что? - Дин расплылся в улыбке, выставив инструмент прямо перед собой. - Приступим?
   - Э-э-э... - Протянул Гилберг, ища подходящие слова.
   - Раздевайся. Зюс не любит долго ждать. - Хмыкнув, Юкмэн вернулся в операционную.
   Сняв рубашку и майку, Гил последовал за ним. Подчиняясь просьбе Дина, парень повернулся к нему спиной. Аккуратно прощупывая вздувшиеся вены, Юкмэн задумчиво что-то бормотал себе под нос. Пыхтя и то и дело поправляя очки, Дин надавливал то на одну точку, то на другую, прощупал бока, осмотрел теряющиеся жилы на груди и, в конце концов, отступил.
   - Надо сделать пункцию. - Решил он вслух. - Так я ничего не могу понять. Впервые вижу подобное.
   - А у других как было? - тихо спросил Гилберг.
   - Какая разница? - Юкмэн взял со стерильного стола шприц с длинной иглой. - Меня интересует, как есть у тебя. И тебя это тоже должно интересовать. - Он замолчал, готовя шприц к применению. - Я возьму несколько проб. Из позвоночника, из одной вены, а также кровь из пальца. Результаты подготовлю ближе к вечеру. Можешь Зюсу так и передать. Тут быстро не получится. Надо провести некоторые исследования.
   - Хорошо. - Нерешительно ответил Гил. - Я готов.
   - Вот и отлично. - Кивнул Дин. - Рука у меня вроде легкая... - Мужчина задорно подмигнул парню. - Расслабься.
   Проткнув кожу толстой иглой, Юкмэн начал брать пробу. Гилберг почувствовал боль, но она была вполне терпимой. Будучи очень сосредоточенным даже для совершенно не высыпающегося человека, Дин старался делать всё крайне аккуратно.
   - Мистер Юкмэн... - Начал Гил.
   - М? - доктор не отрывал глаза от спины парня.
   - Вы изучаете харганов, как явление? - решился спросить Гилберг.
   - Можно сказать и так. - Согласился Дин. - Но более правильно будет то, что я изучаю феномен кристалла бездны. А пытаюсь помочь харганам обрести власть над их даром.
   - Зачем? Неужели это вас так сильно интересует? - Гил смотрел прямо перед собой, пока Юкмэн старательно протыкал его спину.
   - Ты уже познакомился с остальными? - вместо ответа спросил Дин, и парень в ответ кивнул. - Так вот... Мирро и Сэйо Йоки мои дети. Я оставил лабораторию Судей, сообщив, что переезжаю. Они не поверили и, вломившись в мой дом, нашли меня и моих детей... - Гил услышал, что мистер Юкмэн с трудом сдерживает нахлынувшие эмоции. - Они увидели, что Мирро и Сэйо не такие... Не такие, как все. Они хотели забрать их для исследований... Я встал на защиту и пострадал сам. Меня бы тут не было, если бы не Зюс. - Дин замолчал. - Он пришел к нам на помощь вместе с Ёмуром и Кирсом, и вот мы здесь. После того, как он дал нам крышу над головой и надежду на будущее, я не знаю усталости, помогая ему, его людям и своим детям. Именно это не дает мне спать по ночам... Я обязан Зюсу жизнью.
   Гилберг молчал, думая о том, что в этом месте у каждого своя история, у каждого есть моменты предательства, гибели и новой надежды. Наверное, именно это их и объединяет. Что есть харганы? Это люди. Разве что люди другие, отличные от тех, каких привыкли видеть Судьи подле себя. Закончив со спиной, Юкмэн молча развернул Гила к себе лицом и, взяв его руку, быстро набрал кровь из пальца. Прикрепив пробирку к подставке, Дин стянул эластичные перчатки и отвернулся. На несколько мгновений комната погрузилась в тишину. Отойдя к столу с микроскопом и гогглами, Юкмэн, не оглядываясь, тихо попросил:
   - Оставь меня, пожалуйста.
   - Да-да, конечно.
   Гилберг суетливо натянул майку и поспешил покинуть погруженного в воспоминания доктора, который, сняв большие очки, в отчаянии сжал пальцами уголки глаз и переносицу.
   Оказавшись в коридоре, Гил огляделся. Никого не было. Вспоминая дорогу, парень побрел вперед, изредка поднимая глаза на серые стены. Вдруг одна из дверей открылась, и в коридор вышел Зюс. Окинув Гилберга взглядом, он спросил:
   - Тебя уже осмотрели?
   - Да. Мистер Юкмэн сказал, что подготовит отчет ближе к вечеру. - Ответил Гил и, опустив голову, тихо добавил: - Кажется, я его сильно расстроил...
   - Чем же? - Зюс слабо удивился.
   - Я спросил, почему он занимается исследованием феномена и...
   - А почему твоя мать занимается этим? - перебив парня, вопросом на вопрос ответил Зюс. - Пойдем-ка.
   Поманив Гила за собой, Зюс провел его в свою комнату где, привычно сев в кресло и закинув ноги на стол, закурил. Запрокинув голову и выпуская клубы дыма, молодой человек молчал. Гилберг терпеливо ждал. Наконец, Зюс посмотрел на него и сказал:
   - И Дин Юкмэн, и твоя мама ученые, исследователи и врачи. Они оба служат одному единственному существу, над которым никто и ничто не властно. Наука - вот эта загадочная богиня и покровительница их дел. - Затушив сигарету, Зюс сцепил руки на груди и, бросив быстрый взгляд на Гила, продолжил: - Все ученые похожи, разве что они используют полученную информацию в разных целях. Дин помогает нам, а твоя мать - Судьям. Дин делает всё, чтобы мы могли жить, твоя мать делает всё, чтобы мы смогли быстрее сдохнуть. Понимаешь, о чем я? Лишь время покажет, чем всё это закончится. И еще. - Зюс пристально смотрел на Гилберга. - Никогда и ни у кого не спрашивай, почему они здесь и что с ними произошло. Поверь, приятного мало. Захочется ли тебе рассказать любому из ребят свою историю? Нет? Тогда заткнись и не напоминай им о прошлой жизни. Они стали писать свою историю с чистого листа, когда попали сюда, в порождение бездны, в эту нераскрашенную пустоту. У них новая жизнь и то, кем они были до этого, уже не важно. Они - харганы. Они усовершенствованные кристаллом люди. Они могут очень многое и даже то, на что обычный человек никогда не решится!.. - Зюс замолчал. - А то, на что способен ты, я узнаю вечером.
   - Мистер Юкмэн сказал, что никогда раньше не видел ничего подобного... - Тихо ответил Гил, стыдливо опустив голову.
   - Он всегда так говорит. - Хмыкнул Зюс. - Не переживай. У него есть время во всем разобраться. Осколки кристалла маны, как это ни странно, уникальны по своей структуре и, попадая в человеческую плоть, могут обрести абсолютно любой вид и форму. У каждого из нас разная форма.
   - Какая? - глаза Гилберга вспыхнули интересом.
   - Разная. - Зюс улыбнулся. - Всё тебе расскажи. Придет время, и ты сам увидишь. В конце концов, после получения большей информации о тебе, мы примемся за обучение, а пока ты не более чем дикарь среди нас, не умеющий совладать с собой.
   - Ну спасибо. - Горько усмехнулся Гил.
   - Всегда пожалуйста. - Хохотнул Зюс. - Пройдет время, и ты сам себя будешь называть дикарем на этом этапе развития. Можешь считать время, когда у тебя появились эти вены, своим новым рождением, рождением в форме харгана.
   Гилберг опустил глаза и задумчиво закивал, а Зюс, глядя на него, еле заметно улыбался, вспоминая, что и он когда-то сидел вот так, осознавая свою сущность, рождение и предназначение.
  
  
   22:56, 21 апреля 48 года
  
   - Да это же просто невероятно! - шептал Дин, будто прилипнув к микроскопу. - Потрясающе! Просто восхитительно!!!
   С трудом оторвавшись от крови в микроскопе, Юкмэн побежал к двери и, с размаха распахнув ее, высунулся в коридор и заорал, что есть силы:
   - РИ-И-ИД!!!
   Был вечер. Молодые люди расходились по своим комнатам, лишь Гилберг с Ридом не спешили отдыхать. Сидя в общей комнате и общаясь на различные темы с новым знакомым, Гил всё время пытался отогнать от себя мысли о схожести Рида с Рэем. Светловолосый парень был отличным собеседником. Он мог поддержать любой разговор, многим мог поделиться. Савакс улыбался, смеялся, рассказывал смешные истории, в частности про себя. Единственное, о чем он умалчивал, так это о своем деле, о работе информатора. По-видимому, у него тоже были свои секреты, которыми он не спешил делиться.
   Замерев, Рид прислушался и, растянувшись в улыбке, поднял указательный палец вверх.
   - Дин орет. - Сказал он и, поднявшись, направился к двери. - Идем. Судя по уровню децибелов звука, с которым он выкрикнул мое имя, он явно что-то нашел.
   Поспешив за Саваксом, Гилберг ощутил сильный прилив волнения. Истина была близко, как никогда, стоит лишь преодолеть длину коридора. Рид спешил к открытой двери лаборатории мистера Юкмэна и, зайдя внутрь, остановился и, обнаружив Дина рядом с микроскопом, шагнул в его сторону.
   - Невероятно! Невероятно!.. - Как одержимый, шептал Юкмэн, не на что ни обращая внимания. - Просто... просто не верится!!!
   - Что там, Дин? - осторожно спросил Рид, инстинктивно наклонившись к микроскопу.
   - Кровь Гая... - Не отрываясь, отозвался Дин. - Она... Она... Я такого еще никогда не видел! Его феномен бездны отличается от ваших...
   - То есть как? - Савакс оторопел.
   Оторвавшись от микроскопа и выпрямившись, мистер Юкмэн, округлив глаза, уставился на стоящего поодаль Гилберга. Казалось, доктор даже дышал через раз, толи от волнения, толи от страха. Теребя карман мятого, потертого временем халата, он, откашлявшись и помолчав немного, соображая, как проще и доступнее можно донести свою мысль, наконец, тихо сказал:
   - Феномен бездны, осколок маны... - Он вновь замолчал, опустив голову, но, будто найдя в себе новые силы, посмотрел Гилу в глаза. - Он не врожденный, как у всех вас. Феномен бездны мистера Гая приобретенный и он не остается на том уровне, на котором был зарожден... Он прогрессирует. И прогрессирует с невероятной скоростью.
   Гилберг замер. Брови Рида медленно поползли на лоб. Дин заметно нервничал. Похоже, ему было крайне неприятно говорить подобное. Обычно он держал свои мысли при себе, но тут пришлось их озвучивать. Сам он впервые столкнулся с такой разновидностью феномена. До сегодняшнего дня он считал, что осколок может быть передан исключительно по наследству, ибо он смешивался с генами и, меняя их, заставлял мутировать. Но, оказывается, всё может быть и по-другому. Один вопрос: как именно? Мистер Юкмэн совершил открытие, но, казалось, его это совершенно не интересует.
   - И что всё это значит, Дин? - Рид первым обрел дар речи.
   - Да я и не знаю, честно говоря... - Тихо ответил Юкмэн. - Могу лишь сказать, что кровь Гая в прямом смысле кипит и тело его мутирует, пусть пока внешне и не очень явно. Это может привести лишь... - Он осекся, но, ощущая на себе пристальные взгляды молодых людей, нехотя закончил: - К окончательной мутации.
   - Это что... значит... Я... - Зрачки Гилберга бегали, как у загнанного в угол зверя. - Я - монстр?..
   - Нет-нет! - неожиданно для себя воскликнул Дин. - Это вовсе не так!
   Гил молча отступил назад и, упершись в дверь лаборатории спиной, замер, низко опустив голову. Рид смотрел на него, плотно сжав губы. Впервые за всё время их знакомства по лицу светловолосого парня пробежала тень. Он был серьезен и холоден, как никогда. Сердце Юкмэна сжалось. Почти забытые чувства вновь напомнили о себе, ведь когда-то давно он подобным образом нашел у своей жены харганское заражение. Шагнув к парню, Дин вдруг остановился, будто какая-то невидимая рука уперлась в его грудь, не давая подойти ближе.
   - Гай... - Начал, было, Юкмэн, но Рид перебил его.
   - Дин, что-то можно с этим сделать?
   - Ну... - Мужчина на миг задумался. - Я попытаюсь.
   Кивая каким-то своим мыслям, мистер Юкмэн отошел к столу и, повернувшись к парням спиной, занялся бумагами. Рид задумчиво и, почти не скрывая волнения, потер переносицу. Гилберг вздрогнул, глаза его в ужасе расширились. Стоя боком к Гаю, Савакс, прикрыв лицо рукой, был разительно похож на Рэя... И к чему это идиотское совпадение? Судьба издевается над ним?
   - Всё... - Прошептал Гил, сжав вспотевшими пальцами пересохшее горло. - Сил моих больше нет... Хватит...
   - Спокойно. - Веющий холодом голос Рида раздался совсем рядом. - Идем.
   Отведя Гилберга в отдельную маленькую комнату, с виду напоминающую каюту корабля, Савакс поспешно оставил его в одиночестве. Стоя рядом с кроватью, Гил обреченно огляделся. Стол, стул, тумбочка с какой-то одеждой и аккуратно заправленная односпальная кровать. Ничего лишнего. Серые, пусть и безмолвные, но будто сдвигающиеся стены, невысокий потолок, темный пол... Зажмурившись, Гилберг сжал виски ладонями. Оскалив зубы как при адской боли, парень грузно рухнул на кровать. Прошел час, за ним другой... Прерывистое дыхание, гулкая тишина в комнате и за массивной дверью в коридоре и одно-единственное желание - уснуть и не проснуться.
  
  
   23:41, 21 апреля 48 года
  
   - М-м-м... - Задумчиво протянул Зюс и, закурив, улыбнулся краешками губ. - Вот оно, оказывается, как выходит. Ну что ж, не зря... ох как не зря...
   Молодой человек расположился в своем кожаном кресле и, закинув ноги на стол, смотрел на Савакса, сидевшего за столом рядом. Парень был подавлен, разбит и крайне огорчен. Передав Зюсу всю оглашенную Юкмэном информацию, он изредка поглядывал, как молодой человек то и дело перелистывает отчет Дина, изредка затягиваясь и выпуская пышные клубы серого дыма. Отчего-то Риду было не по себе. Быть может, он просто не рассчитывал на то, что Гай окажется из другого теста? Или же он, играя радушного друга, сам не заметил, как эта роль стала частью его самого?
   - В общем так, Рид. - Зюс прямо посмотрел на не поднимающего голову парня. - С сегодняшнего дня подключай всех. Сделай так, чтобы о нас узнали и, пока мы будем ждать в наших рядах пополнения, я сделаю из Гая совершенное оружие против Судей!
   Глаза молодого человека и парня встретились. Сощуренно напуганный взгляд Рида был прикован к лукавому оскалу Зюса, зубы которого крепко сжимали сплющенный фильтр почти докуренной сигареты...
  
  
   05:43, 29 апреля 48 года
  
   - А?! Кто здесь?!
   - Спокойно, Дин. Это я.
   Бесшумно, словно большая черная кошка, в лабораторию мистера Юкмэна вошел Зюс. В такое ранее время коридоры бездны были пусты и безжизненны, поэтому молодой человек без лишних взглядов преодолел это небольшое расстояние. Закончив работу менее трех часов назад, Дин навалился на стол и задремал. Бесшумно вошедшего Зюса предал тихий скрип тяжелой железной двери. Резко вскинув голову и поправив чудом не спавшие очки, Юкмэн уставился на серый глаз Зюса. Мужчину насторожила серьезность столь раннего гостя. Зюс не торопясь расхаживал вдоль столов, проводил по краям столешниц длинными пальцами, бездумно смотрел куда-то вдаль, изредка брал в руки случайные из тысяч разбросанных страниц. Прошло несколько томительных минут молчания, прежде чем Зюс, наконец, решился заговорить.
   - Дин, Рид говорил, что ты обещал что-нибудь придумать... Придумать для нашего друга, для Гилберга Гая...
   Колючий взгляд устремился в доктора пронзительной стрелой и, он, дабы отразить удар или хотя бы хоть как-то сдержать его натиск, поднялся на ноги и отошел к дальнему столу.
   - Да, так и есть. - Задумчиво кивнул Юкмэн. - Я сдержал обещание, как и всегда.
   - Мне уже интересно... - Растягивая слова, Зюс медленно приближался к Дину. - Расскажи мне, прошу!..
   Нехотя повернувшись к молодому человеку, мужчина поднял ладонь на уровень своих глаз. Пальцы доктора сжимали обшитую темной кожей небольшую деревянную коробочку с замочком как у простого кошелька. Зюс, не скрывая легкого удивления, быстро окинул странный предмет взглядом.
   - Что это? - мужчина и молодой человек смотрели друг другу в глаза.
   - Ампулы. - Дин ответил не сразу.
   Поспешно убрав коробочку в карман, мужчина отошел в сторону будто для какого-то крайне важного дела. Взяв в руки пару первых попавшихся бумажек, Юкмэн окинул их бессмысленным взглядом. Он отчаянно пытался играть занятость, но от проницательного Зюса ничего не могло укрыться. Бесшумно приблизившись сзади, он положил руку Дину на плечо. Мужчина слегка вздрогнул от неожиданности и, тут же разозлившись сам на себя, сильно нахмурился.
   - Дин, я хочу услышать подробности. Слово "ампулы" не говорит мне о сущности твоего изобретения.
   Повернувшись к высокому молодому человеку, мужчина не торопясь достал коробочку и, открыв ее, показал Зюсу содержимое. Действительно, внутри были стеклянные ампулы с белой жидкостью. Всего их было шесть. Аккуратно выложенные в ряд, они были надежно укреплены внутренними изгибами коробки. Взглянув на изобретение харганского ученого, Зюс бросил быстрый взгляд ему в лицо, ожидая разъяснений. Напряженно кашлянув, Юкмэн, как всегда, начал издалека.
   - Я не знаю, как Гай смог получить заражение, будучи здоровым более трех лет назад... - Дин замолчал. - Но я знаю одно: его мутирование непрерывно и, если ничего не делать, вполне возможно, что он в скором - а, быть может, и нет - времени превратиться в монстра. Будет ли он вменяем? Останется ли таким, какой есть сейчас или же нет? Это мне тоже неизвестно. Восемь дней назад я впервые столкнулся с приобретенным феноменом бездны и, изучив его за прошедшее время, вывел формулу... Да, слабую по сравнению с силой кристалла, да, несовершенную, да, незаконченную... но вывел. Она помогла мне изобрести это. - Дин легонько тряхнул коробочкой. - Замедлитель мутации, говоря простыми словами. Если же выражаться подробнее, то это - жидкий лед с дезоксирибонуклеиновой кислотой человека. Жидкий лед имеет очень высокий показатель теплообмена, а также, из-за своей нежной консистенции, он способен обволакивать ткани и препятствовать размножению бактерий. В нашем случае, бактерий кристалла бездны. Да, он не убьет ее частицы. Он всего лишь замедлит их стремительное развитие. А дезоксирибонуклеиновая кислота, возможно, будет поддерживать в Гае человеческий образ и, быть может, даже мышление, но... - Юкмэн замолчал. - Хоть что-то, чем совсем ничего.
   - Интересно... - Тихо проговорил Зюс, изучая белёсую жидкость ампул. - То есть ты считаешь, что заморозка активных тканей и ДНК обычного человека, введенные в вену Гая, смогут продержать его на плаву?
   - Я не знаю, Зюс! - воскликнул Дин, метнувшись в сторону. - Я ни в чем не могу быть уверен! Это лишь расчеты! Холодные расчеты! Но он живой человек! Как я могу ставить на нем такие серьезные опыты?!
   - Человек, говоришь... - Эхом отозвался Зюс, и задумчиво вскинул голову. - Тебе нужен подопытный кролик, как я понимаю. Хорошо, но есть одна проблема: Гай не такой, как мы! Поэтому ни один из нас не сможет подойти на эту роль. Тебе придется выбирать, Дин. - Молодой человек держал мужчину в поле своего зрения. - Либо он, либо никто.
   Смахнув со лба бусины пота, Юкмэн выпрямился, сдерживая взгляд Зюса.
   - Изучая феномен Гая, кроме частиц кристалла бездны я обнаружил сильнейшие по своей составляющей частицы странного происхождения. Они были двух видов: регенерирующие и стабилизирующие. Из этого я могу сделать вывод о том, что если что-то и пойдет не так, феномен Гая сможет это исправить. Проще говоря, он переживет. Должен... пережить.
   Медленно подойдя к Зюсу, Юкмэн опустил руку в карман. Сжав там коробку с ампулами, доктор с трудом извлек ее наружу. Ему показалось, что такой тяжелой она не была еще никогда. Молодой человек, криво улыбаясь и смотря в обеспокоенные глаза мужчины, протянул руку, готовый принять коробочку. Еще миг - и он почувствовал ее нагретую пальцами Юкмэна кожу в своей ладони. Не открывая глаз, Зюс убедительно кивнул и, сжимая коробку с заветными ампулами в руке, шагнул в сторону двери.
   - Раз в четыре дня... - Негромко сказал Дин вслед лидеру "Иных". - В любую из вен... - Он замолчал. - Шприцы нужны?
   - Нет. У меня есть. - Не оборачиваясь, ответил Зюс и, коснувшись двери, добавил: - Не бойся. Над этим парнем слишком много измывались в прошлой жизни, поэтому мне порой кажется, что он в силах выдержать любую хрень...
   Доктор Юкмэн тяжело вздохнул в ответ и, обреченно опустившись на стул, закрыл лицо руками. Бесшумно добравшись до своей комнаты, Зюс тихо прикрыл дверь и, подойдя к столу, замер, рассматривая на своей ладони застегнутую на простейший замок коробочку. Будто очнувшись, молодой человек хмыкнул, лишь крепче сжав заветную упаковку ампул.
   - Черт с два, Гай! - Зюс рассмеялся. - Черта с два!
   Резко открыв самый нижний ящик стола, молодой человек бросил туда замедлитель мутации. Подумав о чем-то своем и криво улыбнувшись невидимому собеседнику, Зюс пинком закрыл ящик и, плюхнувшись в кресло, задумчиво закурил.
  
  
   09:16, 29 апреля 48 года
  
   С трудом открыв глаза и почувствовав колющую боль шеи, Гилберг понял, что всё-таки заснул. Хоть и прошло уже больше недели его проживания в рядах харганов, он по-прежнему плохо спал и мало ел. Кряхтя и постанывая, парень сел на кровати и огляделся. Всё было по-старому, если не считать странной коробочки, обшитой кожей и упаковки шприцов, лежащих на тумбе рядом. Взяв коробку в руки, Гил осторожно открыл замок и заглянул внутрь. Ампулы с белёсой жидкостью. Удивленно вскинув брови, Гилберг огляделся. Кто-то был в его комнате ночью, но ничего не тронул, лишь положив на тумбу этот странный предмет. Поднявшись на ноги и сжав коробку в руке, парень толкнул дверь и вышел в коридор, по которому как раз мимо комнаты Гая проходил Ёмур Рику.
   - Утро доброе. - Кивнул парень и приветливо улыбнулся.
   - Привет. - Прохрипел в ответ Гил. - Где Рид?
   - В общем зале, должно быть. - Отозвался Ёмур. - Идем. - Шагнув вперед, Рику поманил Гая за собой. - Я смотрю, ты к нему так привязался...
   - Э... Да не особо... - Соврал Гилберг.
   - Не стоит этого стесняться. Без друзей никуда. - Ёмур легко подтолкнул Гила вперед.
   Время в коридорах бездны текло замедленно, а, быть может, это просто так казалось. За восемь дней Гилберг узнал много нового о харганах, а также некоторые подробности повседневной жизни руководящего состава, большинство которого относилось к Гилу доброжелательно, чего нельзя было сказать о Кирсе Дэриэле. Он по-прежнему был немногословен и груб в отношении Гая. Дэриэл наблюдал за ним всегда. Всегда, как только появлялась такая возможность. Самыми простыми в общении были Мирро и Сэйо. Они много смеялись и шутили, а также любили поиграть в настольные игры. Йоки были детьми, и нельзя было забывать об этом. Особенно трепетно к ним относилась Тира Чукка, руководительница южного района Гелвинкса с механической кистью руки. Она заботилась о них, и иногда это было так навязчиво, что Мирро напоминал ей, что они "уже взрослые". Гил всегда невольно улыбался в такие моменты. Быть может, ему просто не хватало этой заботы в детстве и, наблюдая ее со стороны, он почему-то радовался. Завтрак, обед и ужин для жителей руководящих отсеков готовили по очереди Ёмур и Тира. Иногда им помогали Мирро и Сэйо. Еда была простой, но, как говорила Чукка, крайне полезной и питательной. Сэйо часто возмущалась, почему нельзя готовить одновременно вкусно и полезно, но все ее пожелания всегда оставались без должного внимания. Зюс, как оказалось, редко покидал пределы своей комнаты. Никто не знал, чем именно он там занимается, равно как и доктор Юкмэн с механиком Лейном.
   Харганы говорили между собой обо всем на свете. Гилберг иногда прислушивался к их разговорам во время еды или же вечернего отдыха. Единственная тема, которая была всегда закрыта для обсуждения, это Зюс и его действия. Ни один из харганов не позволял себе критиковать или же просто обсуждать его. Истинную причину этого Гил не знал. Быть может, они настолько сильно его уважали и верили ему, что любые озвучивания подобного рода были бессмысленны, или же сам Зюс запретил им говорить о нем в присутствии Гая. Исходя из наблюдений за харганами, Гилберг узнал их пристрастия. Все жители руководящего отсека были разными, как толпа обыкновенных людей. Единственное, что их объединяло - это ненависть к Судьям и желание вернуть миру свободу слова, выбора и жизни.
   Ёмур Рику, Раскол, был доброжелательным по своей натуре парнем. Он мог поддержать множество тем для разговора. Ему очень нравилась Тира, но он старался тщательно скрывать свои чувства. Как и она, Рику занимался с Йоки, играл с ними. Мирро очень любил шахматы, и Ёмур с готовностью составлял ему компанию по вечерам. Сэйо же была образованной для своего возраста девочкой. Она много читала и частенько обсуждала прочитанное с Тирой. Тринадцатилетнюю девочку живо волновала романтическая тема. Она скучала по миру людей, но держала это в тайне. Ей хотелось быть свободной, такой, как остальные, но, понимая, что для полной свободы нужно свергнуть Судей, Сэйо терпеливо делала то, что от нее требовали обстоятельства и, в частности, Зюс. Лишь Кирс так и оставался для Гилберга полнейшей загадкой. Парень замечал, что он, Чукка и Рику с Зюсом пропадают время от времени. Ёмур объяснял всё это делами в Гелвинксе. Руководящий состав ежедневно исчезал в пустоте одного из дверных проемов, а возвращался уже ближе к вечеру. Все последствия таких исчезновений подолгу обсуждались в комнате Зюса. Остальные не вмешивались и старались не спрашивать ничего лишнего. Они знали, что если Зюс посчитает нужным рассказать им о чем-то, он сам сделает это. Рид ежедневно штудировал газеты, приносимые Ёмуром и Тирой из Гелвинкса. Вырезая статьи, парень умел читать между строк и понимал даже самый скрытый смысл. Его мало что интересовало, кроме новостей о вылазках ликвидаторов и новых законов Судей. Всё избранное Савакс передавал Зюсу, который регулярно обсуждал с информатором последние новости.
   Зайдя в общую комнату вместе с Ёмуром, Гилберг обнаружил Рида, сидящего в кресле и с наслаждением потягивающего горячий чай. Поприветствовав всех, парень подошел к нему.
   - Рид, - Гил отвлек Савакса от чая, - что это?
   Протянув небольшую коробочку с ампулами, Гилберг ждал хотя бы предположения. Оглядев внешний вид изделия, его содержимое и даже обнюхав края, Рид вернул коробку Гаю.
   - Лекарство. - Сказал он и снова вернулся к чаю.
   - Я понял, что лекарство. - С каплей раздражения ответил Гил. - Ты не знаешь, от чего именно?
   - Знаю. - Негромко отозвался Савакс. - Это замедлитель мутации. Зюс просил передать тебе, что бы ты вколол одну из ампул в любую вену, а потом повторял процедуру каждые четыре дня. Дин создал их для тебя. По его словам, эта белая жидкость способна тормозить процесс мутации твоего кристалла бездны.
   - О, вот как. - Гилберг неподдельно удивился. - Хорошо. Сделаю это после завтрака.
   Согласно кивнув, Рид невидящим взглядом смотрел прямо перед собой, отпивая чай из горячей кружки. Радуясь, что доктору Юкмэну всё-таки удалось для него что-нибудь придумать, Гилберг в приподнятом настроении перекусил бутербродом и поспешно вернулся к себе в комнату.
   Открыв коробочку и достав одну из шести ампул, парень осторожно набрал содержимое в шприц. Скинув рубашку и вытянув левую руку, Гил замер. Легкий испуг напомнил ему о том, что он впервые в жизни будет ставить себе укол, да еще в вену, но желание жить было сильнее. "Окончательная мутация" стучала в висках, как приговор, но ему помогли, для него сделали пусть и не панацею, но хотя бы замедлитель и он обязан им воспользоваться. Закрыв глаза и медленно выдохнув, Гил подумал о том, что лекарство, попавшее в вену руки всё равно должно добраться до спинных переплетений. Собравшись с силами, парень медленно проткнул кожу запястья и ввел белёсую жидкость. Зажмурившись, Гай ожидал что-то вроде ломки. Прошла минута томительного ожидания результата. Ничего. Совсем ничего. Гилберг не чувствовал ни удовлетворения, ни боли. Быть может, заботливый мистер Юкмэн просто сделал такое лекарство, которое не приносит страданий?
   Маленькая дырочка с каплей крови поспешно затягивалась, но Гил даже не заметил этого. Отложив использованный шприц и пустую ампулу, парень надел рубашку, сел на кровать и тихо сказал:
   - Надеюсь, это мне действительно поможет...
  
  
   02:18, 21 апреля 48 года
  
   Рид сидел за столом своей комнаты. Она была больше, чем у остальных, но меньше, чем у Зюса. Почти всё свободное пространство заполняли высокие стеллажи с папками, внутри которых были вшиты газетные вырезки и рукописные заметки. Стол Савакса был завален свежей прессой, объявлениями и плакатами, задумчиво перелистывая которые парень что-то тихо бормотал себе под нос. Он был серьезен и не тороплив в своих действиях. Держа наготове чистый листок и ручку, Рид пытался заново сочинить статью для всех ведущих газет Гелвинкса. Несколько неудачных вариантов уже валялись у его ног под стулом - скомканная тонкая бумага с раздраженно перечеркнутым мелким текстом. Ероша короткие волосы, Савакс снова и снова пытался правильно начать, но, читая написанное глазами обычных людей, он понимал, что в очередной раз нацарапал абсурд. В конце концов, после попытки, переваливающей за десяток, Рид устало откинулся на спинку стула и закрыл глаза.
   - Газеты... - Тихо сказал он сам себе. - Их читают все. Это самый надежный источник. А еще слухи, которые передаются куда быстрее, чем что бы то ни было в этом мире. Если я воспользуюсь обоими источниками, думаю, это получит огромный резонанс, как в рядах обычных людей, так и в рядах ликвидаторов и Судей. Результат, несомненно, будет. - Парень замолчал. - Так, Рид, соберись уже!
   Схватив ручку и чистый листок бумаги, Савакс принялся писать, решив использовать простые, более понятные слова и объяснения. Фразы выстраивались одна за другой, несясь по белому полю мятого по краям листа. Переполняемый старательностью, Рид даже прикусил язык... Ему удалось закончить лишь к утру. Да, он совершенно не выспался, но сделал половину того, что поручил ему Зюс. Несколько раз перечитав получившийся текст, Рид аккуратно переписал его, сделав несколько копий и вложив их в отдельные герметичные конверты. Довольный собой, он покинул пределы коридоров бездны, пока все спали, и отправился к почтовым ящикам известных в Гелвинксе издательств.
   Разнеся письма с обращениями к простому люду, Савакс, одевшийся крайне неприметно, направился к ближайшему трактиру. Бедняки и пьяницы, которых, по-видимому, не ждут дома, сидели за столами и громко беседовали кто о чем. Часто их разговоры были совершенно о разных вещах, но это не имело смысла, ведь главное говорить, а будут ли слушать - дело второе. Сняв поношенный тряпичный плащ и бросив его на спинку стула, Рид присоединился к балагурящей компании, мужчины в рядах которой еще могли воспринимать друг друга. Заказав всем выпивки, Савакс быстро стал своим в этом разномастном сборище. Молча слушая, о чем говорят, Рид делал вид, что пьет. Он терпеливо ждал подходящего момента, который вскоре настал.
   - "Гелвинский глашатай" читали вчера? - спросил бородатый пожилой мужчина, будучи еще не в стельку пьяным.
   - Да ну его. Всё одно и то же пишут. - Отмахнулся один из его собеседников.
   - Зря. - Бородач хмыкнул. - Там писали о повышении в рядах ликвидаторов. Говорят, много харганов они порезали...
   - Да плевать. - Подал голос мужчина, сидевший с краю. - Какое нам дело до того, кого и сколько...
   Отставив кружку, Рид сделал заговорщицкое выражение лица и, подавшись вперед, навалился на стол. Его собеседники тоже невольно склонились. Оглядев всех, Савакс тихо сказал:
   - А я слышал, что харганы открыто заявили о себе и теперь ждут в своих рядах соратников!
   - Да ну! - бородач удивленно вскинул брови.
   - Угу. - Убедительно кивнул Рид. - Они хотят свергнуть Судей и освободить народ от гнета их правления, но им нужно больше людей. Скоро нас ждет революция, друзья! Харганов не нужно бояться. Они люди, разве что немного другие. Они сильны и справедливы, поэтому Судьи, опасаясь их лидерства, изо всех сил стараются держать бразды правления, подавляя нас, простых людей! Не надоело ли вам следовать идиотским законам и быть под Судьями, как под колпаком? Постоянный надзор, слежка, доносы и жестокое обращение - всё это Судьи, разве не так? - мужики согласно закивали. - Нам нужно собраться... Всем нам! И встать под знамя организации "Иные", коими и являются теперь харганы. За ними истина и то, чего мы все так жаждем. За их будущим - свобода! Свобода всех людей, харганы они или же обыкновенные. Не стоит бояться Судей! Они всего лишь люди, пусть их, возможно, и больше, чем харганов. Власть в их руках, поэтому все думают, что они правы, но это не так! - Рид замолчал, выдержав паузу, а потом, снова оглядев всех, тихо продолжил: - У всех вас есть друзья, товарищи, знакомые... Расскажите им о том, о чем рассказал вам я, и вы увидите, как будущее будет меняться! Простые люди станут творцами нового мира, мира свободного! Такие, как вы, смогут изменить свою жизнь к лучшему!
   - Правильно! - бородач вскинул в воздух сжатый кулак. - Хватит этого судейского гнета! Довольно с нас!
   - Не будем молчать! - поддакнул мужчина с краю.
   - Хватит оставаться в стороне этой игры! Пора принять активное участие!
   - Я видел харганов. - Тихо продолжил Рид. - Я говорил с ними и, как видите, жив-здоров. В этом нет никакой опасности. Организация "Иные" - наше будущее!
   - Да!
   - Верно!
   Широко улыбаясь, Савакс понял, что достиг нужного эффекта. Никаких сомнений не было, что бородатый старик и, возможно, другие его собеседники разнесут эту весть по всему городу. О харганах узнают. Узнают, как и хотел Зюс. Рид не видел, что мужчина в широкополой шляпе и плаще, сидевший поодаль с нетронутой кружкой выпивки, сделал в маленькой записной книжке несколько пометок.
  
  
   08:09, 21 апреля 48 года
  
   В рабочий кабинет главного редактора одной из ведущих газет Гелвинкса вошел курьер. В руках у него был небольшой конверт. Молча протянув его пожилому пузатому мужчине с широкой лысиной, сидевшему за столом, молодой парень натянул кепку пониже и поспешно покинул помещение. Расстегнув верхнюю пуговицу рубашки и поправив воротник строго темного пиджака, главный редактор задумчиво повертел послание в руках. Белый конверт, немного помятый по краям с одной-единственной надписью "Главному редактору". Удивленно вскинув брови, мужчина, крякнув, вскрыл его. Достав небольшое письмо, он начал читать. Глаза его всё больше расширялись, а брови уверенно ползли на лоб. Навалившись на стол и сжимая подрагивающими руками тонкий лист, редактор замер. Письмо, содержащее некоторые разъяснения о политике Судей, было подписано одним словом "харганы". Не веря собственным глазам, мужчина тяжело поднялся из-за стола. Массивное кресло с неприятным грохотом отодвинулось, графин с водой и стакан рядом жалобно звякнули. Отдуваясь и пыхтя, редактор поспешил в коридор. Резко открыв дверь, он, тряся помятым листом в воздухе, закричал так, что смог заглушить грохотание печатных станков.
   - ЭТО СЕНСАЦИЯ!!! Быстро!.. Быстро на первую полосу!!!
  
  
   12:03, 21 апреля 48 года
  
   Высокий статный мужчина в форме стремительно преодолевал просторный зал с большими окнами, через которые пробивался полуденный свет. Штор не было, поэтому гладкий мраморный пол мерцал бликами. Отточенные на плацу шаги мужчины эхом отдавались вокруг. У стены в середине зала стоял письменный стол, за которым сидела молодая женщина и что-то писала. Заканчивая с одним из документов, она пододвинула его к небольшому медному паротрону, который был похож на странного, недоделанного человечка. На круглой голове покоился медный цилиндр в виде печати, от лопоухих ушей шли изящные крепления к краю стола. Женщина нажала на кнопку-нос, послышался шорох, и чернила изнутри пропитали печать на верхушке цилиндра. Опустив небольшой рычаг рядом с креплениями к столу, женщина заставила голову человечка резко наклониться, перевернуться и поставить печать на нужном месте документа.
   Увидев женщину и солнечный блик на ее узких стеклянных очках, мужчина направился к столу. Перебирая бумаги и делая в них какие-то пометки, женщина нехотя оторвалась от работы и из-под очков взглянула на незваного гостя. Форма цвета мокрого песка отбрасывала грязно-зеленый оттенок. Брюки с идеальными стрелками были точно в пору, ноги в тупоносых туфлях на платформе. На тонких ремнях к широкому белому поясу с массивной пряжкой были пристегнуты продолговатые плоские сумки, среди которых, будто бы неприметно, висела белая кобура с длинноствольным пистолетом; золотистая петлица справа, эполет слева; на нагрудном кармане вышит отличительный знак в виде вертикально стоящего меча, вписанного в орнаментальную окружность. Задержав взгляд на знаке, женщина посмотрела в симпатичное лицо мужчины лет тридцати пяти. Коротко стриженные темные волосы скрывались под черным козырьком фуражки того же цвета, что и форма. Темные глаза необыкновенного бардового цвета холодно смотрели на женщину. Еще миг - и ослепительная улыбка озарила гладко выбритое лицо.
   - Здравствуйте. - Начал мужчина.
   - Чем я могу вам помочь, майор? - женщина невольно наклонила голову.
   - Мне нужен подполковник. - С готовностью ответил мужчина, но, увидев замешательство женщины, решительно добавил: - Это крайне срочно.
   - Мистер Найток в своем кабинете... - Начала она.
   - Спасибо. - Перебил майор и направился к широкой лестнице.
   - Эй, постойте! Он сказал, что пока никого не принимает!
   Смотря вслед уходящему военному, женщина видела, как он поднимается на второй этаж. Оказавшись наверху, мужчина шагнул к двери из дорогостоящего дерева, рядом с которой стояла охрана в виде двух молоденьких парней в военной форме. Завидев майора, они вытянулись в струнку и с готовностью отдали честь. Пройдя между ними, мужчина коснулся дверной ручки и был уже готов открыть ее, как один из служащих подал голос:
   - Сэр, подполковник Найток никого не принимает, сэр!
   - Я не никто. - Глухо ответил майор и, бросив убийственный взгляд в сторону молодого парня, рыкнул: - С дороги!
   Без стука отворив дверь, мужчина прошел в кабинет. За большим столом напротив входа сидел плотный пожилой мужчина. Нацепив очки на кончик носа, он читал свежую газету. Брови его были сдвинуты на переносице, а общее выражение лица высказывало негодование. Увидев в дверях незнакомца, подполковник раздраженно сорвал с себя очки и, швырнув их на стол, вскочил на ноги.
   - Что ты себе позволяешь, щенок?! - вскричал он, и кожа его покраснела от ярости. - Я же сказал, что никого...
   - Хватит. - Оборвал его майор. - Я по делу.
   - Да что за бесцеремонность?! Где приличие?! - кричал мужчина, разгневанно ударяя газетой по краю стола.
   - Надоело мне уже без дела руки поднимать... - Прошипел майор и сел в кресло рядом со столом. - Перестань орать и слушай сюда. Как тебе информация в газетах? Радует?
   - Да пошел ты на... - Зарычал подполковник, но майор в ответ лишь усмехнулся.
   - Вы никогда не найдете их лидера. - Багровые глаза майора впились в раскрасневшееся лицо подполковника. - Вы не так ищите. Разорите хоть сотни гнезд, но он никогда не выйдет к вам просто так.
   - Ты о чем? - мужчина нехотя опустился на стул.
   - Если замолвишь за меня словечко генералу ликвидаторов, я сделаю так, что лидер "Иных" окажется как на ладони. Стоит убить его и эти твари исчезнут навсегда! Я хочу возглавить операцию по захвату их предводителей!
   - Да ты кто такой вообще?! - возмущенно воскликнул подполковник.
   - Я тот, кто знает о харганах всё.
  
  
   13:44, 30 апреля 48 года
  
   - "Уважаемые жители Гелвинкса! Не обращайте внимания на провокации харганов! Они убийцы! Убийцы невинных людей! Ни в коем случае не выходите из дома поздно вечером, если на то нет крайней нужды! Мы призываем вас к благоразумию и обещаем в ближайшее время найти их основное логово и судить лидера "Иных" по всей строгости закона! Будьте бдительны и помните: свобода и мир харганов - это путь ужасной мутации и отравления личности! Мы, Судьи и ликвидаторы, обязуемся хранить покой города и тишину вашего дома!" - дочитав, Рид отложил газету на край стола.
   Руководящий состав харганов многозначительно переглянулся между собой. Они сидели в общей комнате, которую, как только Савакс закрыл газету, накрыла абсолютная тишина. Вместе со всеми сидел и Зюс. Он был холоден и спокоен, как, впрочем, и всегда. Сложив руки на груди, он пристально изучал каждого в комнате. Когда напряжение достигло предела, Зюс, вскинув голову, сказал:
   - Я ожидал этого. Было бы странно, если бы они ничего не написали в ответ... - Он замолчал. - Но уже поздно! Мы посеяли в сердцах людей сомнение и никакие вшивые газетенки с заявлениями Судей не смогут его развеять! Больше писать ничего не будем. Перейдем к действию. - Поднявшись на ноги, он выпрямился. - Все люди делятся на две категории: на тех, которые умеют преодолевать трудности и на тех, которые умеют их создавать. Как вы думаете, к какой категории относимся мы?
   Вопрос был неожиданным для всех, и молодые люди неопределенно зароптали. Гилберг молча слушал негромкие рассуждения Мирро и Сэйо и, неожиданно сам для себя, вслух подумал:
   - К обоим.
   - Верно. - Зюс расплылся в улыбке. - В этом плане мы универсальны. Преодолевая трудности, создаваемые ликвидаторами, мы тем самым обрекаем их на новые проблемы. Они вынуждены придумывать против нас всё более изощренные методы истребления. Их ученые, кажется, уже головы сломали, но генерал ликвидаторов требует всё больше и больше. Основная тактика победителя это убедить врага в том, что он делает всё правильно. Запомните: когда одна дверь закрывается, открывается другая, но часто люди так долго смотрят на закрытую дверь, что не видят той, которая открылась. Но мы с вами не такие. Мы всегда во время замечаем открывшуюся дверь и никогда не пройдем мимо. Мы - дети прошлого, дети отравленной магии, потомки колдунов, воинов и магов! - молодые люди еле заметно улыбались, чувствуя, как воодушевление и надежда прочнее укрепляются в самом центре сердца. - Сегодня у нас тренировка, а послезавтра мы с вами выходим на захват первой контрольной точки Гелвинкса. Наша цель - Центр Управления ликвидационными парогенерированными костюмами. Сравняем эту точку с землей, и судейский натиск будет куда более слабым, чем мог бы быть. - Зюс молча встретился с десятком нахмуренных глаз и, улыбнувшись краешками губ, решительно скомандовал: - Все в тренировочный зал.
  
  
   13:48, 30 апреля 48 года
  
   Двигаясь вслед за толпой, Гилберг оказался в огромном хорошо освещенном пустом помещении с высоким потолком. У дальней стены стояли четыре механических манекена. Они бездействовали и, казалось, будто бы спали, ожидая своего выхода на арену. Пройдя в центр тренировочного зала, Зюс потуже затянул ремень кожаных штанов и, с хрустом разминая шею, оглядел всех присутствующих. Ребята были воодушевлены и готовы к бою. Улыбнувшись, Зюс, кивая каким-то своим мыслям, отошел к манекенам и задумчиво осмотрел их. Все молча ждали команды.
   - Да не знаю... - Наконец, сказал лидер "Иных". - Против манекенов поставить вас или же против друг друга?
   - Выбираю манекен. - Быстро сказала Тира.
   - Ну, с тобой-то всё ясно. - Отмахнулся Зюс. - Снаряды взяла?
   - Ага. - Кивнула девушка, сжимая небольшие округлые жестяные банки.
   - Выбираю Ёмура. - Кирс шутливо оскалился.
   - Хе, как всегда. - Крякнул Рику и похлопал Дэриэла по плечу. - Я готов.
   Пройдя по залу несколько кругов, Зюс, наконец, остановился и, указывая пальцем на пары, начал определять:
   - Кирс и Ёмур, Мирро и Сэйо, Тира и... - Он осекся, вспомнив, что Зура, напарница Чукки, еще находится под надзором Лейна и Юкмэна, ведь ее состояние по-прежнему оставляет желать лучшего. - Тира и манекен. Гай... Гай и манекен.
   Гилберг округлил глаза и замер, не понимая, почему он должен драться, пусть и с манекеном. Парень хотел задать лидеру этот вопрос, но Зюс уже отошел к стене и пригласил всех присесть на невысокие скамейки. Рассевшись по местам, молодые люди горели предвкушением.
   - Кирс и Ёмур! - объявил Зюс и, сложив руки на груди, привалился к холодному бетону стены.
   Мускулистый парень и его боевой напарник вышли в центр зала. Дэриэлу не терпелось ринуться в драку и он, выпрямившись и криво улыбнувшись, развел руки в стороны. Ударная волна вырвалась из-под ног Кирса и, взметнувшись к потолку мрачным ветром, опустилась на плечи парня. Не веря своим глазам, Гилберг отчаянно моргал. Он видел, как на плечах Кирса начали проявляться пластины из темной стали. Они будто выковывались прямо на нем, изменяя форму в соответствии с телосложением Дэриэла. Толстые наплечники с закругленными шипами, непробиваемая кираса, поножи и тяжелые сапоги, а также массивный шлем, полностью закрывающий лицо, спрятали под собой Кирса. Темная вспышка - и в руках парня появился ростовой щит и одноручный меч. Гил уже не мог скрывать своего крайнего удивления. Он сидел, раскрыв рот и вытаращив глаза, будто бы увидел на расстоянии вытянутой руки забытых богов прошлого. Ударив мечом о щит, Дэриэл встал в боевую стойку. Зюс краем глаза заметил пораженного до глубины души Гилберга и пояснил:
   - Осколок бездны Кирса - это кристалл Защитника. Тяжелые доспехи и щит делают его наиболее терпимым к прямым атакам, поэтому он имеет высокий приоритет среди всех нас и всегда находится в самом центре боя.
   Ёмур хмыкнул, подумав о чем-то своем и, вскинув правую руку вверх и будто бы уцепившись за что-то, начал вращаться вокруг своей оси с головокружительной скоростью. Его светлая футболка начала темнеть и превратилась в темно-коричневую грубую кожу, равно как и просторные штаны, которые немного уменьшились в размере и стали более облегающими. Взметнувшись в воздух и сделав сальто, Ёмур приземлился у стены в противоположном конце зала. Рот парня закрывала просторная кожаная маска. Волосы были взъерошены и спадали на лицо. В каждой руке покоилось по изящному обоюдоострому топору, легкие и невероятно смертоносные лезвия которых яростно сверкали. Изумленный Гилберг увидел хитрый прищур Рику и замер в волнении. Крутанув топоры, Ёмур тоже принял боевую стойку.
   - Начали! - скомандовал Зюс.
   Взревев каким-то металлическим голосом, Кирс, грохоча тяжелыми сапогами, первым ринулся в бой. Ёмур, хмыкнув, не спешил в лобовую атаку. Метнувшись в сторону, он бросился к стене. Отведя руку со щитом, Дэриэл резко выкинул ее вперед. Щит, сорвавшись с руки и, вращаясь как бумеранг, полетел в сторону Рику. Сгруппировавшись, Ёмур подпрыгнул, и, пытаясь избежать столкновения со щитом, побежал вверх по стене. Какая-то пара сантиметров помешала Кирсу отрубить своему напарнику ногу. Проломив стену, щит, как казалось, застрял. Вскочив на него, как на ступеньку, Ёмур усмехнулся и единым рывком преодолел расстояние от стены до Дэриэла. Не задумываясь, Рику обрушил на голову Кирса пару своих топоров, которые с громким лязгом встретились с одноручным мечом. С трудом сдерживая натиск Ёмура одной рукой, Кирс растопырил пальцы свободной ладони. Щит в стене задрожал и, свистя и вращаясь, стремился как можно скорее вернуться к хозяину. Он бы, несомненно, отрубил Рику голову, если бы тот вовремя не присел и не ударил со всей силы тупым концом рукояти топора по краю тяжелого ботинка. От мощного удара темная сталь промялась и Дэриэл, зарычав от боли, пнул Ёмура в грудь и, пока тот, шатаясь, отступал, добил напарника размашистым ударом ростового щита. Отлетев к стене, Рику, тряхнув головой, быстро заставил сознание вернуться. Озлобленно сощурив глаза, парень что-то прошептал. Темная пелена перекрыла взор Ёмура. Она двигалась и изменяла форму и, в конце концов, превратилась в необыкновенные снайперский гоггл, поражающие воображение дальностью своего обзора и невероятной точностью. Высоко подпрыгнув, Рику швырнул свои топоры в разные стороны. Кирс пришел в секундное замешательство, не зная, какое именно из оружия было нацелено на него, а какое просто брошено, как отвлекающий маневр. Но Дэриэл просчитался. Оба топора были брошены на отвлечение, пока, в единый, почти неуловимый миг, Ёмур выхватил откуда-то из-за спины тяжелый арбалет и, хладнокровно вскинув его, выстрелил. Оказавшись на полу, Рику выпрямился. Кирс молча стоял неподалеку. Все замерли, ожидая финала. Дэриэл сделал шаг назад и, пошатнувшись, с грохотом упал на спину.
   - Победил Ёмур. - Спокойно объявил Зюс и подошел к Кирсу.
   Тяжелые доспехи Дэриэла таяли, не оставляя после себя ни следа. Растворившись, шлем оголил искаженное болью лицо. Гилберг, сглотнув, вытянул шею в поисках крови, ни единой капли которой он так и не увидел. Мертв ли Кирс или же просто без сознания, парень не знал. Невозмутимый Зюс легонько похлопал его по щекам и Дэриэл сморщился, оскалив зубы. Пребывая в своей повседневной одежде, к поверженному "врагу" приблизился Ёмур. Он улыбался, глядя на беспомощного напарника. Наконец тяжело открыв глаза, Кирс пронзил взглядом Рику.
   - Сволочь... - Процедил он.
   - Ну да, ну да. - Засмеялся Ёмур и, отойдя, сел на край скамейки.
   - Поднимайся, Кирс. - Зюс подал мускулистому парню руку. - Твоя ошибка была в том, что ты разрешил ему играть с тобой на том расстоянии, на котором он хотел. Ты силен в ближнем бою, а в дальнем наиболее уязвим. Ёмур молодец, что, воспользовавшись своими уловками, опрокинул-таки тебя оглушающим болтом, ведь его осколок бездны не что иное, как кристалл Убийцы.
   Яростно сплюнув, Дэриэл молча сел на противоположную от Рику сторону скамейки и, опустив голову, тяжело вздохнул. Гилберг осторожно посмотрел на него, но тот, почувствовав навязчивый взгляд, раздраженно отвернулся.
   - Понимаем, принимаем, запоминаем и учимся! - Зюс демонстративно загибал пальцы. - Именно ошибки делают нас интересными, не так ли? - хмыкнув, он оглядел всех. - Ликвидаторы не дадут вам второй шанс! Советую не забывать об этом! Итак, далее Мирро и Сэйо. Прошу, удивите нас изяществом своего боя!
   - Легко! - Сэйо, поправив оборки пышного платья, вышла в центр зала.
   - Я не буду уступать! - Мирро улыбнулся и сжал кулаки, глядя на сестру.
   Девочка захихикала, прикрывшись узкой ладошкой. Ее превосходные манеры говорили о многом. Кто знает, быть может мать Йоки была из знатной семьи? Сэйо всегда одевалась крайне изысканно. Некоторые платья были не так новы, как этого хотелось, но девочка не обращала на это внимания. Она любила каждую рюшку, каждую фалду своих пышных юбок, ведь именно они напоминали ей о жизни среди обычных людей. Ничто и никто не мог заменить ей эти ценные воспоминания. Поправляя платье и цокая невысокими каблучками туфель. Сэйо повернулась лицом к брату и мило улыбнулась. Мирро, глядя на нее, хмыкнул, покачав головой. Девочка загадочно приподняла бровь и, схватившись за подол длинного наряда, резко сорвала низ платья. Оставшись в короткой пышной юбке с множеством подкладок, она туже затянула корсет и откинула назад пару длинных слегка вьющихся хвостов. Мирро же готовился куда меньше. Достав из кармана кожаные митенки, перчатки с обрезанными пальцами, мальчишка неторопливо надел их и, размяв пальцы, выпрямился. Оценив готовность, Зюс скомандовал:
   - Начали!
   В тот же миг Сэйо выкинула ладонь с растопыренными пальцами вперед. Невидимая ударная волна молниеносно прокатилась по залу и, ударив Мирро, отбросила к стене. Не медля, мальчишка вскочил на ноги и, чуть присев, раскинул руки в стороны так, как будто хотел взмахнуть ими и взлететь. От одного до другого запястья, проходя через плечи и шею Мирро, протянулось облако тьмы. Оно густело и стремительно изменяло форму. Гилберг замер, когда разглядел в буквальном смысле на шее мальчишки небольшого живого дракона. Шумно выдохнув, Гай никак не мог поверить в то, что перед ним давно канувшее в лету и уже ставшее сказочным существо. Темно-багровый дракон зашипел, широко раскрыв пасть. Расправив крылья и выпустив руку Мирро из крепких объятий змееподобного хвоста, дракон взметнулся к потолку. Гилберг видел, что мальчишка еле шевелит губами. Он явно что-то говорит, при этом не издавая ни звука. Вновь зашипев, дракон спикировал на Сэйо, которая, метнувшись в сторону, ловко уклонилась от атаки. Собирая в руках искры, девочка заставляла их гореть всё интенсивнее силой своего желания и мысли. Дракон вновь предпринял очередную попытку атаки, но заклинание Сэйо уже было готово. Огненный шар, треща и пылая, вибрировал в хрупких руках. Собравшись с силами, девчонка метнула его в сторону дракона, который в свою очередь широко раскрыл пасть и заглотил шар. Еще миг - и он выплюнул его, разве что шар приобрел форму кометы. Неукоснительно летя в Сэйо, огненный всполох, разжигаемый драконьим гневом, поразил девочку в грудь. Упав на спину, она злобно оскалилась. Закрывшись рукой, Сэйо успела заклясть ее поглощающим щитом, но легкий ожог на локте всё-таки остался. Что-то прорычав себе под нос, девчонка тяжело поднялась на ноги и, собравшись с силами, поднялась вверх, к потолку. Зависнув в воздухе, она описала вокруг себя горящую темным пламенем окружность. Заклиная ее, Сэйо будто развешивала в воздухе огненные вспышки, большинство которых трещало и сыпало искрами. Мирро сосредоточенно закрыл глаза. Темные зрачки дракона моргнули. Мальчишка перешел к абсолютному контролю над животным и, казалось, что даже душа его на время покинула тело. Зашипев, дракон бросился в атаку. Растопырив крылья и выставив когтистые лапы вперед, как хищная птица на охоте, он целился в ладони Сэйо, но девочка оказалась проворнее или, быть может, она предвидела такое развитие событий? Поспешно покинув круг, Сэйо оказалась на полу, в то время как дракон угодил в центр плавающих в воздухе шаров. Одновременно лопнув, шары переплели свои нити между собой и, опутав дракона, обездвижили его. Мирро, до сих пор пребывая с закрытыми глазами, сильно пошатнулся, но, как ни странно, смог удержаться на ногах. Подлетев к брату, Сэйо зажала его шею между ног и, резко перекувырнувшись в воздухе, опрокинула Мирро на обе лопатки. Победоносно поставив узкую ножку на грудь мальчишки, она, захихикав, подняла руку вверх. Зюс молча смотрел на Йоки. Подойдя ближе к бессознательному Мирро, лидер "Иных" серьезно сказал:
   - В вашем случае мне всегда сложно объективно судить о победе. Ни ты, Сэйо, ни он, - Зюс кивнул на Мирро, - не созданы для прямого боя. Вы лишь те, кто отвлекает и это, надо признаться, у вас всегда хорошо получается. Мирро поддался, или же просто ему очень хотелось скорее закончить бой. - Мальчишка, потирая шею, с трудом сел на полу и слегка раздраженный Зюс сразу же обратился к нему. - Ну и какой нормальный боец дает врагу до конца прочесть заклинание, а? Глупый бой. Чистая показуха и ни грамма толка. Дать ей до конца расставить ловушку, а потом нарочно залететь в нее драконом! Идиотизм да и только!
   Мирро не стал спорить. Молча пожав плечами, будто бы его беспочвенно обвиняют, мальчишка вернулся на свое место. Победное настроение Сэйо мнение Зюса ничуть не испортило. Она считала себя лучшей в этой паре, но, не смотря ни на что, силу и права брата она искренне уважала.
   - Ваши кристаллы - кристалл Древнего и кристалл Пламени - были задействованы не на полную силу. - Зюс окинул близнецов Йоки недобрым взглядом. - Вы меня расстроили. Надеюсь, вы поймете, что показуха и игры кончились, когда толпа ликвидаторов всерьез решит надрать вам задницы. - Выдохнув, Зюс замолчал. - Тира, можешь потренироваться с манекенами.
   - Хорошо.
   Чукка, разминаясь, покорно отошла к противоположной от манекенов стене зала. Короткий топик, кожаные штаны и широкий пояс с сумкой, пристегивающейся на бедро, а также дополнительный пояс с жестяными снарядами, отдаленно похожими на гранаты. Тщательно разминая ноги, девушка выполняла незамысловатые упражнения. Зюс отошел к стене с манекенами и взялся за рычаг, торчащий из стены.
   - Готова? - спросил он.
   - Угу. Врубай. - Тира чуть присела, в нетерпении раскачивая бедрами.
   Зюс с гулким скрежетом отпустил рычаг, и манекены пришли в движение. Гилберг ахнул, когда увидел, что жестяные создания, выполненные по подобию людей, подняли свои грубые механические руки и нацелились на девушку. Манекены были разными и стояли через одного. Еще миг - и первый с третьим начали стрелять. Гилберг, вытаращившись, инстинктивно пригнулся. Лупоглазые жестяные создания вращали головами, вычисляя местоположение Тиры и, не задумываясь, стреляли на поражение. Второй и четвертый поочередно бросали гранаты и сети, но Чукка двигалась с такой молниеносной скоростью, что созерцатели ее тренировки с трудом улавливали все ее передвижения. Перемещаясь то вправо, то влево, Тира, сорвав с пояса "гранату", старалась подобраться ближе к манекенам. Грохот выстрелов и свист бросаемых сетей наполнили зал, заглушая восхищающиеся возгласы Сэйо и аханья Гилберга. Подбежав на достаточно близкое расстояние и принимая немыслимые позы уклонения от автоматной очереди манекенов, девушка размахнулась и швырнула муляж гранаты в одного из стрелков. Одобрительно кивнув, Зюс отключил его, нажав на крайнюю кнопку под скрипящим рычагом. Сделав двойное сальто отступления, Чукка вновь оказалась ближе к дальней стене. Молниеносно вытащив из сумки на бедре три муляжа динамита, Тира, низко пригнувшись и петляя по залу, уверенно бежала вперед. Сжимая шашки между механических пальцев, она раскинула руки в стороны и... Никто толком и не понял, как именно она это сделала, но уже через пару мгновений в глубоком отверстии голов манекенов торчал динамит. Зюс, усмехнувшись, отключил паротроны. Тихий щелчок - и из взрывчатки высунулись флажки с большой жирной надписью "БУМ!". Ёмур усмехнулся и даже похлопал в ладоши.
   - Превосходно. - Похвалил девушку Зюс. - Впрочем, как и всегда.
   Противоположная от манекенов стена была изрешечена дырками от пуль. Гилберг, почему-то, только сейчас это заметил. Внутри у него всё похолодело, когда он осознал, что паротроны выдавали отнюдь не искусственную очередь. Пол был усеян разбросанными сетями и стеклянными осколками "бомб". Полный беспорядок и разруха. Поднявшись, Гил решился спросить:
   - А разве патроны в автоматах манекенов не должны быть травматическими?
   - Серьезно? - шутливо удивился Зюс.
   - А вдруг бы ее убили? - голос Гилберга дрогнул.
   Зюс медленно развернулся к нему и впился прямо в душу своим серым, с оттенками стали, глазом. Повеяло холодом, и Гил невольно поёжился, но не смел отвести взгляд.
   - Если бы они стреляли муляжами, у Тиры было бы куда меньше желания хорошо тренироваться. - Наконец, сказал он. - Пока не заглянешь в глаза смерти, нельзя сказать, на что ты готов ради жизни. Ты теперь с нами, Гай. - Зюс многозначительно замолчал. - Привыкай смотреть в глаза смерти и, кстати, теперь твоя очередь вступать в схватку с манекенами.
   - Нет... - Гилберг невольно попятился. - Я не хочу... Я не умею!
   - Вот сейчас и научишься. - Хмыкнул Кирс, не поднимая головы.
   - Большой недостаток людей в том, что они слишком быстро опускают руки. Наиболее верный путь к успеху - это пробовать еще один раз. - Зюс, хлопнув в ладоши, прошел в центр зала. - Надо тут немного прибрать...
   Гилберг, понимая, что у него нет другого выхода, молча поплелся вслед за лидером "Иных", подбирая сети. И тут, нагнувшись за одной из сетей, парень подхватил ее, не заметив, что она скрывала осколки разбитой "гранаты".
   - А-а-а! Черт! - Гил уставился на руку, по пальцам которой потекли струйки крови. - Я порезался!..
   - Давай, зареви еще как девка. - Рыкнул в ответ Дэриэл.
   - Чего?.. - Гилберг, неожиданно сам для себя, исказился в презрении, бросив быстрый взгляд в сторону Кирса. - Что ты сказал?..
   - Что слышал, идиот! - Дэриэл резко поднялся. - Надоел ты уже мне, мямля! Зюс, на кой черт он нам нужен?!
   - Это я-то идиот и мямля? - прошипел Гил, чувствуя, как пальцы "тикают", истекая кровью.
   - Кирс! - незримый холод Зюса будто расплескался по залу. - Знай свое место. Мы - организация "Иные", мы - одно целое. Компенсируя качества друг друга, мы становимся наиболее опасными для Судей. Ни один из вас не должен забывать этого!
   - Он даже не знает, какой кристалл хранит! - прорычал в ответ Дэриэл. - Он совершенно не умеет совладать с собой и управлять тем, что у него есть, если вообще есть!
   - Заткнись!!!
   Гил, вскинув окровавленную руку, указал ей в сторону Кирса. Никто из "Иных" еще ни разу не видел Гая в гневе. Поведение Дэриэла напомнило Гилбергу школу и одного из самых яростных задир их класса - Гауверга Дёрча, который, регулярно измываясь над Гилом, повышал себе классный авторитет. Гилбергу даже на миг показалось, что перед ним вовсе не Кирс, а толстый парень с мясистыми кулаками по имени Гауверг. Злость, старые обиды и негодование сжали Гила в своих объятиях, и он, продолжая указывать в сторону Дэриэла, зло оскалился, представляя, как сжимает горло ненавистному здоровяку...
   Вдруг кровь, источаемая пульсирующими пальцами, ожила и в единое мгновение, будто кобра, сделала свой смертоносный бросок в сторону Кирса. Нити крови, тянущиеся из раненых пальцев, обвились вокруг шеи мускулистого парня так крепко, что тот, пытаясь высвободиться, начал задыхаться. Началась паника. Мирро и Сэйо закричали, Ёмур отчаянно пытался разорвать алые нити, Тира в ужасе замерла, лишь Зюс, пораженный до глубины души, пожирал пальцы Гилберга взглядом. Наконец, тряхнув головой и будто очнувшись, Зюс захватил пучок нитей и сжал их в ладони. Кровь дрогнула и опала каплями на пол. На шее Дэриэла она оставила кровавые подтеки. Закашлявшись, парень поднял на Гилберга посиневшее лицо.
   - Ах ты... - Захрипел он.
   - Вот всё и прояснилось. - Нарочито громко перебил всех Зюс.
   Шокированные и напуганные молодые люди, все как один, смотрели на стоящего в стороне Гила. Будто окаменев, парень уставился на свою ладонь, глубокие порезы которой стремительно затягивались. Подняв на Зюса полные ужаса глаза, Гилберг молча вопрошал его об ответе. Лидер "Иных" слышал его мольбу, но не торопился делать поспешные выводы.
   - Гай, мы никогда не применяем свою силу против себе подобных. - Начала Тира. - Исключением являются лишь тренировки...
   - Он не специально. - Вступился Мирро. - Я слышу страх в его сердце. Видят Боги, он не хотел.
   - Он чуть не убил меня! - яростно выкрикнул Кирс. - Зюс, накажи его!
   - Это было бы несправедливо. - Отозвался лидер. - До сего момента Гай не знал, в чем именно он силен, а также понятия не имел о том, что кристаллы бездны бывают разными. Я прошу у тебя прощения за него, Дэриэл. Я лично прослежу за тем, чтобы он научился управлять своей силой.
   Гил молчал. Его руки подрагивали, а разум отказывался верить в то, что он впервые в жизни смог дать отпор. Неужели то, о чем говорил Зюс вначале его пути с харганами, правда и он сам перевоспитает себя и сделает таким, каким захочет? В голове вертелось множество мыслей, среди которых были, как кажется, и вовсе абсурдные. Стараясь вспомнить, когда он в последний раз сдавал кровь, Гилберг молча отошел к стене. Он чувствовал, что ребята выстроили невидимую стену, оградившись от него. Резко оглянувшись, Гил взволнованно оглядел раздраженные лица. Где Рид? Странно, он заходил вместе со всеми, а теперь его нет. Надеясь, что Савакс не явился свидетелем этого неприятного происшествия, Гилберг, не говоря ни слова, покинул тренировочный зал.
  
  
   11:02, 1 мая 48 года
  
   Высокий статный мужчина подошел к широкой железной двери и нажал на кнопку. Большие шестеренки, скрывавшиеся внутри стены, заскрежетали и, натягивая толстые цепи, крепившиеся к массивной части двери, начали медленно открывать проход. Поправив идеально выглаженную форму песочного цвета, мужчина с темно-багровыми глазами любовно сдул пылинки с вышитого на груди знака в виде вертикально стоящего меча в орнаментальном круге. Дверь, наконец, полностью открылась и он, поправив фуражку и пояс с набором плоских сумок, шагнул в хорошо освещенное помещение.
   За длинным столом, стоящим полукругом, находились двое. Склонившись над обширной картой Гелвинкса, они о чем-то тихо беседовали, иногда повышая тон и время от времени споря. Делая на карте пометки, они явно к чему-то готовились. Услышав скрежетание двери, они повернулись на звук. Увидев незнакомца, у одного из присутствующих узкие очки съехали на кончик носа и он, возмущенно крякнув, поспешно вернул их на место. Одетые в ту же форму, что и багровоглазый, мужчины удивленно переглянулись. Тот, что был в очках, бросил быстрый взгляд на отличительный знак в виде меча на груди и недовольно нахмурился. Положив очки поверх карты, пожилой суховатый мужчина лет шестидесяти уверенно шагнул навстречу незнакомцу. Седые короткие волосы, ухоженная борода, военная стать и два широких меча, вышитых на форме, говорили о его высоком положении в рядах ликвидаторов.
   - Майор, - начал он, но багровоглазый молча перебил его, сунув под нос старику заверенную кем-то бумажку.
   Быстро прочитав содержимое документа, пожилой мужчина закивал каким-то своим мыслям и сделал шаг назад, допуская незнакомца к столу. Ослепительно улыбаясь, багровоглазый прошел вперед и громко представился:
   - Здравствуйте. Меня зовут Риккори Кадзуни. Я рекомендован подполковником Джейричом Найтоком на место главного руководителя операцией по свержению лидера "Иных". - Он замолчал. - А вы, как я понимаю, полковник Корто Шэйн и генерал Саливан Хэливар? Мое почтение! Я очень рад, что буду работать на благо Гелвинкса вместе с вами!
   Пожилые мужчины переглянулись между собой и, вновь посмотрев на амбициозного майора Кадзуни, молча подпустили его к карте, поделившись своими соображениями насчет предстоящей операции. Вникнув в суть дела, Риккори, навалившись на стол и посмотрев на генерала Хэливара исподлобья, тихо сказал:
   - У меня есть свой беспроигрышный план, который, вне всяких сомнений, выманит лидера "Иных" на поверхность.
   - Откуда такая уверенность, что он клюнет? - Шэйн поправил очки и сильно нахмурился, подвергая мысленной проверке каждое слово майора.
   Кадзуни замолчал и, опустив голову, еле заметно улыбнулся.
   - Я знаю его, как никто другой.
  
  
   15:27, 1 мая 48 года
  
   - Гай, ты тут? Открой дверь.
   Зюс был не первым, кто ломился в комнату Гилберга за сегодняшний день. Он отказывал всем, но лидеру "Иных" отказать было невозможно. Тяжело поднявшись с кровати, парень отпер засов и отошел в сторону. Зюс не торопясь вошел, держа в руках тарелку с тушеными овощами.
   - Обед. - Сказал он и поставил еду на стол. - Зря ты не пришел поесть со всеми.
   - Аппетита нет. - Признался Гил и сел на кровать, привалившись к стене.
   - Если проблему можно разрешить, не стоит о ней беспокоиться. Если проблема неразрешима, беспокоиться о ней бессмысленно. - Отодвинув стул, Зюс сел, вытянув ноги и сложив руки на груди. - Не убивайся из-за пустяка.
   - Пустяка?! - вскричал Гилберг, обхватив голову руками. - Да я чуть не убил его!
   - Я бы не позволил. - Спокойно ответил Зюс.
   - Да я... Я не знаю вообще, как это получилось! Кирс и так ненавидит меня с самого начала, а тут еще это... - Гил был в отчаянии.
   - Он знает, кто твой отец, вот и всё. Ликвидаторов тут не жалуют, как ты понимаешь. Дэриэл не прав в том, что позволяет себе распространять свою злость не только на них, но и на тебя, как на члена вражеской семьи. - Невозмутимый Зюс не сводил с Гилберга глаз. - Эта проблема решаема, стоит только захотеть. Всё сводится к тому, что ты не умеешь управлять силой своего кристалла, но это не страшно. Я научу тебя. - Покачав головой, Гил опустил глаза. - Урок, который я извлек и которому следую всю жизнь, состоял в том, что надо пытаться, и пытаться, и снова пытаться и никогда и ни за что не отступать. Делай сегодня то, что другие не хотят, завтра будешь жить так, как другие не могут. - Зюс, приподняв бровь, чуть кивнул и улыбнулся краешками губ.
   Слова лидера "Иных" зацепили Гая. Взглянув на молодого человека, сидящего напротив, Гилберг решил попробовать еще один раз. Зюс видел, как настрой парня изменился, и это радовало его, ведь день нападения на Центр Управления ликвидационными парогенерированными костюмами был уже близко.
   - Запомни, - глаз Зюса встретился с глазами Гила, - неудача - всего лишь возможность начать снова, но уже более мудро и тщательно. Предлагаю тебе отправиться со мной в тренировочный зал и повторить урок. Согласен поучиться?
   - Да. - Гилберг встал на ноги, но особого энтузиазма к обучению именно сейчас не испытывал.
  
  
   15:32, 1 мая 48 года
  
   Войдя в прибранный и полностью восстановленный от повреждений тренировочный зал, Гил огляделся. В центре в шахматном порядке стояли небольшие статуэтки из разных материалов. Хмыкнув, Гилберг понял, что Зюс заранее всё подготовил, зная, что он не откажется учиться управлять силой осколка бездны. Всего статуэток было пять: каменный дракон, стоящий на задних лапах; деревянный меч на подставке; стеклянная нимфа с каплей росы в ладонях; железный пузатый лепрекон с мешком монет за спиной и причудливый гоблин с длинным хвостом, вылепленный из глины. Пригласив Гилберга сесть напротив фигур, Зюс встал поодаль.
   - Первое, что ты должен научиться делать, это контролировать свою силу. Отодвинь дракона влево.
   - Как? - только и смог спросить Гил.
   - Ах, да. - Спохватившись, Зюс достал из ремней сапога кинжал и протянул его парню. - Порежь себя.
   - Ты что, с ума сошел? - выдавил Гилберг.
   - Да как сказать... - Усмехнулся молодой человек. - Я всё схожу и схожу, схожу и схожу, но никак не могу тронуться окончательно. Для того чтобы сдвинуть дракона, тебе нужна кровь. А какая же кровь без раны? Порежь хотя бы один палец, как в прошлый раз, когда у тебя это вышло случайно.
   - Я не могу... - Сглотнув, Гай сжал в кулаки вспотевшие ладони.
   - Не вопрос. - Хмыкнул Зюс и, схватив парня за руку, полоснул холодным лезвием по пальцам.
   Стиснув зубы, Гилберг с трудом заставил себя не вскрикнуть от резкой боли. Крупные капли густой крови с еле слышимым шлёпаньем закапали на пол. Зюс замер, глядя на то, как кровь стремительно бежит по пальцам мальчишки. Гил сглотнул, осторожно взглянув на лидера "Иных", который в свою очередь нетерпеливо перебирал пальцами, потирая их друг о друга. Не выдержав, Зюс аккуратно взял парня за раненую руку и притянул ее ближе к своему лицу. Гилберг непонимающе смотрел на него.
   - Разрешишь? - тихо спросил Зюс.
   - Что?.. - Растерялся Гил.
   Подцепив большую каплю крови, стекающую с пальца, кончиком языка, молодой человек облизнулся и, кажется, даже перестал дышать в попытке определить что-то. Наконец, разжав сильные пальцы на запястье парня, Зюс, причмокнув, задумчиво сказал:
   - Очень странный вкус... - Но, тут же будто бы спохватившись, молодой человек резко опустил голову, спрятав глаза. - Извини. Продолжим урок. - Гилберг растеряно смотрел на Зюса. - Основная задача, с которой ты должен справиться к завтрашней ночи - это контроль направления движения крови. Попробуй обвить нитями статую дракона. Конечно, я не знаю в деталях, как именно у тебя это получилось в прошлый раз, но, думаю, тебе стоит мысленно представить движение крови, как нечто, что является частью тебя, как рука, нога, голова, голос... Попробуй.
   Небольшая алая лужица на полу выглядела одиноко среди однотонного серого окружения. Гилберг пристально посмотрел на дракона и попытался представить, как его опутывают кровавые нити. Спокойствие быстро переросло в напряжение, когда несколько минут непрерывного наблюдения за драконом ни к чему не привели. Зюс терпеливо ждал, когда Гил, смахнув выступившие на лбу бусины пота, продолжал надрывать свою волю и разум. Наконец, откинувшись и тряхнув вспотевшей шевелюрой, Гилберг шумно выдохнул. Зюс почувствовал в парне перемену и жестко приказал:
   - Не отступать! Пробуй еще раз!
   Покорившись, Гил вновь уставился на дракона. Мимо прошли еще несколько томительных минут безрезультатного действа. Усталость уверенно сменялась злостью. Гилберг скоропостижно терял терпение. Присутствие за спиной Зюса давило на плечи почти что физически и парень, невольно сжимая кулаки, вызывал лишь новые кровоподтеки на раненых пальцах. Еще миг - и Гил не выдержал:
   - Да, черт возьми, обмотайся уже вокруг него!!!
   Кровь из лужи на полу нехотя пришла в движение. Зюс, не отрываясь, наблюдал за тем, как она, будто протягивая руки, тянула свои прочные нити в сторону каменного дракона. Одобрительно кивая, молодой человек заглянул Гилбергу в лицо. Парень был напряжен до предела, а окровавленные пальцы, скорчившись в судорогах, указывали в сторону статуэтки. В этот раз кровь пришла в движение, будучи оставленной на полу, а та, что стекала по пальцам и ладони, бездействовала. Зюс заинтересованно сощурился, перебирая варианты, отчего это могло зависеть. Медленно доползя до дракона, переплетающиеся между собой нити ползли вверх, подобно змее обвивая каменное создание.
   - Очень хорошо. - Негромко похвалил Зюс. - А теперь попробуй сдвинуть.
   В отчаянных стараниях прошло еще несколько долгих минут. Гилберг кивал головой, махал руками, изо всех сил напрягал воображение, но ни один из способов не заставил упрямого дракона сдвинуться с места. Пробуя снова и снова, Гил, в конце концов, обессиленно опустил руки.
   - Всё. - Шумно выдохнул он. - Не могу больше.
   - Хорошо. - Кивнул Зюс. - На сегодня достаточно. Надеюсь, завтра ты самостоятельно придешь сюда и будешь заниматься вплоть до вечера. Завтра в полночь последнее собрание с озвучкой плана действий и захват Центра Управления костюмами ликвидаторов.
   - Я помню. - Буркнул Гил, опустив голову и думая о безрадостной перспективе просидеть весь день в тренировочном зале.
   Зюс молча кивнул. Повисла гнетущая тишина. Лидер "Иных" не торопился уходить, Гилберг же в свою очередь желал покинуть зал последним. Сделав пару шагов в сторону выхода, Зюс вдруг остановился и, не поворачиваясь, спросил:
   - Ты пользуешься ампулами, которые сделал для тебя Дин?
   - Да. - С ноткой удивления ответил Гил.
   - Хорошо. - Зюс кивнул и, более не задерживаясь, вышел.
  
  
   10:37, 2 мая 48 года
  
   После завтрака Гилберг зашел к себе в комнату и, достав из ящика коробочку с ампулами, вскрыл одну из них, набрав в шприц белую жидкость. Осторожно выпустив лишний воздух, парень ввел препарат в вену. Как и всегда - никаких ощущений. Шмыгнув носом и поправив длинные рукава рубашки, Гил тяжело вздохнул. Думая о том, что пора бы приступить к обещанным Зюсу тренировкам, Гилберг покинул комнату и отправился в тренировочный зал, где его уже поджидали оставленные вчера небольшие фигуры мифических созданий прошлого.
   Парень, подтянув потертые временем темно-коричневые штаны, шагнул в зал. С тихими щелчками лампы зала приветливо включились. Гилберг огляделся. Всё, как и вчера. Сев напротив расставленных в шахматном порядке статуэток, он спрятал лицо в ладонях и тяжело выдохнул. Взглянув на фигуры сквозь пальцы, Гил нахмурился. Ему показалось, что хитрый взгляд лепрекона стал каким-то подозрительным, а зубастая улыбка гоблина будто бы стала еще шире. Хмыкнув, парень взъерошил себе волосы и достал из кармана заранее приготовленный нож, который стащил из общей комнаты сегодня утром. Посмотрев на свою левую ладонь, Гилберг зажмурился и, затаив дыхание, сделал широкий надрез. Резкая боль - и уже казавшееся знакомым "тиканье" сочащейся из раны крови, большие капли которой с тихим шлёпаньем падали на пол одна за другой.
   - Начнем. - Сказал сам себе Гил и вытянул окровавленную руку в сторону дракона.
   Сощурившись и представляя, как прочные нити обвивают каменную статуэтку, Гилберг напрягся изо всех сил. Растопырив дрожащие в предельном напряжении пальцы, парень не отрывал глаз от дракона. Еще миг - и кровь, сорвавшись с пальцев и, вынырнув из самой раны, метнулась к фигуре и, обвив ее, стиснула в таких сильных объятиях, что по темному камню статуи побежали трещины... Гил ничего толком не успел понять, как кровавые веревки раздавили дракона, оставив после себя лишь небольшие каменные осколки. Расправившись с фигурой, липкие нити опали на пол, превратившись в кровавый след.
   - О-о-о черт!.. - Простонал Гилберг, запрокинув голову. - Вот дерьмо! Зюс мне точно башку свернет... - Он замолчал на миг, но тут же спросил себя: - Как же так? Я приказывал крови всего лишь обвиться вокруг дракона... Почему она разрушила его? Нет, ну я, конечно, понимаю всё... Он мне тоже надоел порядком... этот дракон. - Хмыкнув, Гил улыбнулся, решив не задумываться над истинной причиной непослушания крови. - Возьмусь-ка за лепрекона. Уж шибко хитро он на меня смотрит. Надо будет попробовать его сдвинуть... Вечером придет Зюс. Он точно захочет посмотреть на результаты моих стараний.
   Уже без особого труда Гилберг заставил кровь обвернуться вокруг лепрекона змеей и замереть. Держа статуэтку на кровавых веревках, Гил мысленно выдохнул. Кровь вела себя спокойно и, похоже, давить лепрекона не собиралась. Стиснув зубы, парень отчаянно представлял, как пузатая фигура с мешком двигается в сторону. Прочные нити надежно держали статуэтку, но сдвигать ее никак не хотели. Прошла минута, за ней другая... Бусины пота, срываясь с кончиков торчащих волос, падали на темный пол. Стараясь изо всех сил, Гилберг чувствовал, как напряженно пульсируют виски, перегоняя обжигающую кровь. Еще несколько минут безрезультатного труда - и парень не выдержал, тряхнув рукой. Он надеялся, что кровавые нити спадут, но не тут то было. Опутанного лепрекона подкинуло в воздух и со всей силы ударило об пол. Конечно, он просто не мог пережить такого удара судьбы и, исказившись, сплющился до неузнаваемости. Повисла тишина. Гилберг, будто оттаяв, хмыкнул, сжимая раненую ладонь, а потом, посмотрев на останки дракона с лепреконом, оглушительно расхохотался.
   - Вот я идиот! - смеялся Гил сквозь слезы. - Стопроцентный придурок! - вытирая слезы перепачканными в крови руками, парень никак не мог успокоиться и прийти в себя. - Это ж надо ж!.. - Снова надрывный смех.
   - Ребята, идите сюда! Кажется, Гай спятил!
   В дверях зала стояла Сэйо, наблюдая за тем, как Гилберг складывается пополам от смеха. Ребята не заставили себя ждать и уже очень скоро за спиной Йоки показались любопытные лица Ёмура, Тиры, Мирро и Кирса. Но Гил будто и не замечал, что на него смотрят. Поняв, что произошло, парень не мог успокоиться и подавить в себе смех. Он и не помнил, когда в последний раз ему было также смешно, как сейчас.
   - Ну наконец-то! - Дэриэл хмыкнул. - Надеюсь, теперь Зюс избавиться от этого больного.
   - Ага, сейчас же. - Саркастичная Тира сложила руки на груди. - А ты не думал, что ему просто тупо смешно и всё. Проржется да успокоится. Делов-то!
   - Во его прёт! - Мирро растянулся в широкой улыбке, глядя на Гая.
   - Эй, Гил, с тобой всё в порядке? - крикнул через весь зал Ёмур.
   Подняв на Рику заплаканные от надрывного смеха глаза, Гилберг, пыхтя и отдуваясь, начал понемногу успокаиваться. Его не совсем адекватное поведение привлекло слишком много внимания, но сейчас Гил был даже рад этому.
   - Вы не представляете... - Наконец, выдохнул он. - Я чуть кишки не опорожнил, пока пытался сдвинуть этого лепрекона! - Гилберг махнул рукой в сторону комканого железа, которое раньше больше напоминало фигуру с мешком за спиной. - А всё оказалось куда проще, чем я думал!
   - И как же? - Сэйо впилась в Гила своими большими светлыми глазами с длинными ресницами.
   - Смотрите!
   Указав порезанной рукой в сторону оставшихся статуэток, парень выпустил пучок кровавых нитей, которые, подобно змеям, молниеносно обвились вокруг феи, гоблина и меча. Гилберг поднял руку выше и нити, покорно подчинившись, оторвали фигуры от пола. Тира, еле заметно улыбнувшись, одобрительно закивала. Сжав ладонь в кулак, Гил не торопясь повернул руку запястьем вверх. Нити, выделывая в воздухе немыслимые кульбиты, перевернули опутанные фигуры, повесив их вниз головой. Осторожно поставив статуэтки на пол, Гилберг заставил кровь отпустить их. Захватывая то по одной фигуре, то по две в различных комбинациях, Гил заставлял кровь поднимать их, двигать, вертеть. В конце концов, парень опутал все три статуи и, подняв их над полом, хотел расставить напротив спящих манекенов, но...
   - Для начала неплохо.
   Резкий голос Зюса раздался эхом в тишине зала. Гилберг невольно вздрогнул от неожиданности. Кровавые нити, содрогнувшись как по цепной реакции, опали, а за ними и статуэтки. Звон разбившегося стекла и гулкий хлопок разлетевшейся глины наполнили тренировочный зал, лишь с деревянным мечом ничего не могло случиться. Он оказался единственным, кто смог пережить встречу с Гилбергом Гаем.
   - Придурок. - Фыркнул Кирс и, развернувшись, покинул зал.
   - Один хрен всё сломал. - Усмехнулся Ёмур, устало потирая шею.
   - Это не важно.
   Аккуратно отодвинув Сэйо, навстречу к Гилу вышел Зюс. Стоя чуть поодаль, молодой человек протянул руку и сжал плечо парня. Гилберг нехотя обернулся. Зюс сдержанно улыбался, но его холодный, с оттенками металлического, глаз говорил куда больше. Одобрительно кивнув, лидер "Иных" заставил Гая повернуться к нему лицом. Подтолкнув его к выходу, Зюс сказал:
   - Раньше ты говорил: "Я надеюсь, что все изменится". Затем ты понял, что существует единственный способ, чтобы все изменилось - измениться тебе самому. - Гилберг нервно сглотнул и невольно приостановился, обернувшись назад. - Ты на пути к пониманию нового, неизведанного, сокрытого... И я, в свою очередь, могу сказать тебе лишь... добро пожаловать в Бездну!
   И даже находясь среди людей, способности которых либо равны, либо превышают способности Гила, он впервые в жизни почувствовал себя особенным, не похожим на всех остальных.
  
  
   00:00, 3 мая 48 года
  
   В переполненную пепельницу воткнулся еще один окурок. Выдохнув клуб дыма через нос, подобно дракону, Зюс откинулся на кресло и, выдвинув ящик, извлек наружу каштановый парик, монокуляр, маску и цилиндр. Всё было готово, руководящий состав организации "Иные" пребывал в ожидании. Все старались вести себя непринужденно, но, несмотря на это, в воздухе прочно завис туман волнения, ложившийся на плечи присутствующих тяжелым грузом. Бросая друг другу короткие односложные фразы, молодые люди тихо переговаривались. Наконец, Зюс решительно навалился на стол, и просторную комнату накрыла тишина.
   - Наша первая вылазка, господа! - с наигранной торжественностью объявил лидер "Иных". - Что, страшно? - кто-то нервно хихикнул, кто-то буркнул в ответ что-то не членораздельное. - У меня для вас кое-что есть. И это "есть" очень сильно облегчит нам задачу. Смотрите.
   Зюс извлек из ящика стола необычный по своей форме довольно компактный прибор. Гилберг еще ни разу ничего подобно не видел и, вытянув шею, пытался как можно лучше разглядеть необычное изобретение. Это был круг, обтянутый темной кожей со странным изогнутым креплением с одной стороны и набором шестеренок с другой. От края слегка выпуклого круга тянулась спирально обмотанная трубка. Она была достаточно короткой и соединяла круг с маленьким прямоугольником с массой очень мелких дырочек. Из центра круга вверх тянулась тонкая, еле заметная проволока с закруглением на конце. Зюс демонстративно повертел необычный предмет в руках. Гилберг сумел разглядеть неглубокую впадину на круге со стороны крепления. Впадина была темной и с массой таких же дырочек, что и на прямоугольнике трубки. Никто из присутствующих, похоже, даже не имел понятия, что это и зачем нужно, лишь Зюс, хитро улыбаясь, к всеобщему удивлению надел этот слегка выпуклый обшитый кожей круг на ушную раковину левого уха. Устроив маленький дырявый прямоугольник поближе ко рту, и аккуратно подкрутив крайнюю шестеренку, лидер "Иных" сказал:
   - Лейн, заноси.
   Все в нетерпении замерли, ожидая появления механика и вот дверь, наконец, открылась, и вошел невысокий мужчина в годах, уже успевший обзавестись широкой залысиной и небольшим животом. Гилберг во все глаза вытаращился на механика, увидев его впервые за всё пребывание в рядах харганов. На глаза Лейна был натянут необыкновенный, разный по структуре гоггл. На правом глазу набор линз был большего диаметра, а на левом - меньшего. Правая рука была полностью механической и, как показывал старый срост с кожей, имплантат был установлен очень давно. Левая нога тоже представляла собой механическую разработку. Мужчина опирался на изогнутую трость и при ходьбе сильно хромал, подтаскивая имплантированную ногу. Одетый в потёртую, испачканную старыми масляными пятнами рубашку с закатанными рукавами, мятые штаны из плотной ткани и кожаный фартук, Лейн выглядел, как обычный рабочий, если не считать всех его механических частей. Гилу показалось, что мужчина никогда не снимает гоггл и, как выяснилось позже, он не ошибся. Стальные пальцы Лейна сжимали продолговатую ручку небольшого чемодана, замок которого был надежно заперт перепутанными местами шестеренками. Тихо шурша соединительными болтами и перемычками трубок, мужчина подошел к краю стола и поставил на него чемодан. Молодые люди заулыбались, глядя на харганского механика.
   - Привет, Шун! - Ёмур приподнял руку в приветствии.
   - Здравствуйте, мистер Лейн. - Добродушно улыбнулась Тира и все остальные, вторив ей, дружно поздоровались с мужчиной.
   Круглое лицо механика озарила улыбка. Он поспешно закивал, а линзы его гоггла начали двигаться, рассматривая каждого присутствующего. Зюс, поднявшись, подошел к стулу, где сидел Гилберг и, положив руки на плечи парня, сказал:
   - Шун, я всё никак не мог представить тебе нового члена нашей организации. - Мужчина молча повернул голову в сторону лидера "Иных". - Это Гилберг Гай.
   Кольца с линзами правого гоггла механика вытянулся на максимальную длину. Несколько секунд Лейн рассматривал Гая, после чего, почтительно кивнув, протянул парню механическую ладонь. Привстав, Гил пожал мужчине руку. Какое это всё-таки странное ощущение - жать неживую ладонь. Выдавив улыбку, Гилберг с трудом разжал пальцы и опустился на свое место. Механик же, в свою очередь, вдруг стал серьезным и, отвернувшись от парня, принялся за свой чемоданчик. Подкручивая то одну шестеренку, то другую, Лейн расставлял их по своим местам и уже очень скоро, раскрыв багаж, выложил на стол ценный груз.
   - Разберите. - Приказал Зюс, указывая на разложенные полукругом странные приспособления - точные копии того, что держал в руках лидер "Иных".
   Молодые люди послушно разобрали дивные штуковины и принялись их рассматривать. Единственным, кто не высказал удивления, был Рид. Приняв аппарат, он тут же отложил его в сторону. Гилбергу же выпала отличная возможность разглядеть изобретение получше. Очень легкое на вес, оно удобно крепилось к уху, а трубка, ведущая ко рту, как выяснилось, могла принимать вертикальное положение вдоль головы и пластично гнуться. Харганы разглядывали новое детище Лейна, Зюс же, в свою очередь, перешел к объяснению:
   - Как мне пояснил Шун, это называется наушником. Сюда - Зюс указал на маленький прямоугольник с множеством дырочек, - вы можете говорить, и вас услышат все члены руководящего состава. Отсюда - лидер ткнул пальцем в дырочки на углублении слегка выпуклого круга-основания, - вы можете слышать то, что скажут другие. Эта штучка называется микрофоном. - Зюс указал на прямоугольник. - Я всё верно сказал? - механик удовлетворенно кивнул в ответ. - Отлично. Каждый из вас получил наушник, который будет являться необходимым атрибутом в предстоящей операции. Я никогда не приближался к Центру Управления ликвидационными костюмами, поэтому хочу вам сразу сообщить, что координировать нас по месту будет информатор Рид Савакс. Он уже детально изучил план здания, разузнал об охранной системе, мерах предосторожности и примерном количестве постоянно находящихся в здании людей, а также просканировал точки ближайшего скопления ликвидаторов на случай, если тревогу поднимут раньше, чем мы успеем осуществить задуманное. - Зюс сделал паузу, вернувшись к своему креслу. - Я разработал более десяти вариантов плана действий, поэтому наш провал равен примерно семи процентам. Если что-то будет идти не так, как было запланировано, вы все с помощью наушника будете оповещены об изменении действий. Руководить направлением движения каждого из вас будет Рид. - Зюс многозначительно посмотрел на Савакса, который согласно кивнул. - Наш непревзойденный механик мистер Лейн построил в одной из свободных комнат радиостанцию, которая может как принимать сигналы, так и отдавать их. На протяжении всей операции Рид будет находиться рядом с аппаратурой и планами зданий Центра Управления. Первый и самый главный залог успеха - четкое и беспрекословное выполнение приказов. Подготовьте себя к этому. - Зюс замолчал, оглядывая погрузившихся в раздумья молодых людей. - Ну и, конечно же, выкладывайтесь по полной. Я знаю, у вас всё получится.
   - Зюс, - Тира посмотрела в сторону лидера "Иных", - прошу тебя воспользоваться нами, если будет очень сложно... - Она замялась. - Ну, если у нас не получиться...
   - Да, воспользуйся. - Поддакнул Кирс, сцепив руки в замок.
   - Я понял ваше желание. - Зюс выпрямился, на миг нервно прикусив губу. - У нас всё получиться. И еще: забудьте свои имена на время операции. Пользуйтесь только кличками.
   - Как обзовем Гила? - подал голос Рид.
   - Назовем его осколок кристаллом Крови. - Немного подумав, ответил Зюс. - А его самого Арахнидом. Надеюсь, все всё поняли. Не будем терять времени. Вперед!
  
  
   00:43, 3 мая 48 года
  
   Надев наушники, харганы вышли в коридор, провожаемые красноречивым молчанием и механическим взором мистера Лейна. Зюс уверенно шел впереди. Он был одет как при первой встрече с Гилом - парик, маска, цилиндр, сапоги на платформе и длинный кожаный плащ. Во множестве ремней высоких сапог были спрятаны метательные кинжалы, на поясе - широкая сумка с набором пуль, крепящаяся к бедру, и изящная кобура с длинноствольным пистолетом. Сразу за лидером "Иных" плёлся Гил, подталкиваемый Ёмуром и Тирой. Гай отчего-то чувствовал себя крайне неловко. Быть может, виной всему была новая одежда, выданная накануне Ридом. Кожаные штаны с уверенностью можно было назвать облегающими, хотя все остальные почему-то предпочитали называть их неким словосочетанием "точно в пору". Гилберг всю жизнь носил мешковатые вещи, поэтому тряпки, которые могли хоть как-то обнаружить его недостатки, просто пугали. Еще и эта дурацкая заниженная талия причудливых штанишек заставляла их висеть на костлявых бёдрах Гила. То и дело подтягивая их, парень не пытался скрыть раздражение и предельное волнение по поводу предстоящей вылазки. Вместо привычной рубашки Гилбергу торжественно вручили видавшую виды майку, некогда имевшую белый цвет, и темную кожаную куртку с высоким воротом и длинными рукавами. Модернизированные механические ботинки заменили высокими сапогами. Как успел заметить Гил, все харганы были одеты примерно одинаково. Вне зависимости от пола они носили схожие по модели сапоги. Гая удосужились вооружить лишь коротким кинжалом. Конечно, он был никудышным для нападения или защиты, но слегка порезать был вполне в состоянии.
   Следом за Гилбергом шел Ёмур. Задумчивый и глубоко погруженный в себя, он невидящим взглядом смотрел куда-то вдаль, сквозь головы впереди идущих. Затянув пояс своей куртки и подняв высокий воротник, парень будто спрятался от кого-то. Гил с завистью посмотрел на его просторные штаны из плотной ткани грязного цвета. Во множестве карманов лежали приспособления для отвлечения врага, ловушки, дротики и прочие подобные штуки. Спрятав руки в карманы куртки, Ёмур старался не отставать от Зюса, время от времени подталкивая Гилберга в спину, когда шаг того становился медленным и тормозил общее движение. Целеустремленная Тира шла рука об руку с Рику. В желудке парня, как разряды переменного тока, пробегали спазмы, когда девушка случайно касалась его руки своими холодными механическими пальцами. Ёмуру так хотелось согреть ее имплантированную руку в своих ладонях... Еле заметно тряхнув головой, будто бы это могло помочь освободить ее от ненужных мыслей, Рику насупился и попытался сосредоточится на предстоящей операции. Кирс, грузно ступая на серый пол коридоров Бездны, двигался вслед своему боевому напарнику. Его сопровождали Мирро и Сэйо, одетые непривычно просто и совсем невзрачно, по сравнению с обычными днями. Раньше Гилберг и подумать не мог о том, что Сэйо когда-либо решиться надеть брюки. Но какого же было его удивление, когда он увидел близнецов Йоки в абсолютно одинаковой одежде. Переглядываясь друг с другом, они улыбались. Ну в точности зеркало! И мальчишка, и девчонка были одеты в накрахмаленные черные фраки. Дабы не сильно отличаться от Мирро, Сэйо скрутила длинные волосы в небольшую шишку на затылке. Конечно, фраки - это не пышные разноцветные платья, но Йоки даже в такой ситуации умудрялись выглядеть лучше всех. Похоже, Зюс ничего не мог с этим поделать, а, быть может, просто не хотел или, что еще вероятнее, так было нужно. Гил не задавал лишних вопросов, просто наблюдал. Мирро и Сэйо выглядели как аристократы в окружении работяг. Ребята оживленно разговаривали о чем-то своем, никого не замечая вокруг. Кирс устало натянул кепку ниже и шумно выдохнул. Коридор был не так широк, как хотелось, поэтому даже при всем желании парень не мог обогнать Ёмура с Тирой и мысленно попрощаться с бесконечной болтовней Йоки.
   - Откройся!
   Орнаментальный круг с передвигающимися надписями оторвался от растопыренных пальцев Зюса и. упав на пол, пришел в движение, выпустив из себя старую, изношенную временем дверь и, открыв ее, представил перед харганами Бездну. Лидер "Иных" молча сделал шаг вперед. Пустота жадно пожирала его, и он исчез в мгновение ока. Гил замешкался, но Кирс быстро помог найти ему правильный путь. Ударив Гая в спину, Дэриэл толкнул его в объятия живой пустоты и сам поспешно шагнул следом. Остальные харганы, не торопясь, также вошли в открытую Бездной дверь. Круги орнаментального портала растворялись один за другим и вскоре серые стены и пол коридора стали такими же немыми и безразличными, как раньше.
  
  
   00:48, 3 мая 48 года
  
   Кажется, Гилберг уже и забыл, как выглядит его родной город ночью. Харганы появились в одном из темных переулков Гелвинкса. Задрав голову, Гил огляделся и вдохнул прохладный запах ночи полной грудью, блаженно закрыв глаза. Город спал, если не считать работающих круглые сутки заводов, высокие трубы которых смешивали дым с облаками, давно превратившимися в смог. В вышине плавали несколько дирижаблей, освещая улицы Гелвинкса широкими лучами прожекторов, столпы которых, как казалось, вырастали с самих небес. Одинокие газовые фонари блёкло освещали центральные улицы, совершенно не волнуясь за судьбу тех, кто находился сейчас в темных переулках. Странный запах какого-то неудавшегося химического эксперимента наполнял Гелвинкс, но для Гила этой вони не было родней. Выросший среди дышащих гарью заводов и прогрессирующих паровых машин, парень не скрывал удовольствия долгожданного возвращения. Вспоминая ночь как время покоя и отстраненной тишины, Гилберг смотрел на небо. Жаль, из-за смога было не видно звезд. Оглядевшись и рассчитав примерное местонахождение, Зюс негромко сказал:
   - Рид, слышишь меня?
   - Да. - Эхом раздалось в наушниках всех харганов.
   - Отлично. - Зюс инстинктивно кивнул и, обратившись к молодым людям, указал на угол близстоящего дома. - Поднимайтесь по пожарной лестнице. Дальше идем по крышам. Внизу слишком опасно.
   Лидер "Иных" первым схватился за поручни и резкими рывками стал подниматься наверх. За ним Тира, Гил, Ёмур, Кирс, Мирро и Сэйо. Оказавшись на крыше четырехэтажного дома, Зюс огляделся. Легкий ветер трепал волосы, ласкал кожу лица, охлаждая волнение. Молодой человек пригнулся, и все молча последовали его примеру.
   - Прошу вас передвигаться максимально тихо. - Проговорил Зюс. - Особенно тебя, Кирс.
   - Хватит напоминать, что я тут самый тяжелый. - Пробурчал в ответ мускулистый парень. - Это вы тут все дохляки.
   - Угу, конечно. - Хмыкнул в ответ Ёмур.
   - Еще попрошу вас перейти в режим полуготовности... на всякий случай. - Закончил Зюс, и мелкими перебежками, рассчитывая движение широкого луча прожектора дирижабля, поспешил вперед.
   Темная пелена перекрыла взор Рику. Еще немного - и на его глазах проявился снайперский гоггл высокой четкости и дальности. Переведя его в режим ночного видения, парень озирался по сторонам в поисках непредвиденных свидетелей их вылазки. Но, похоже, удача благоволила им - улицы Гелвинкса были пусты. Перепрыгивая с крыши на крышу, руководящий состав "Иных" не спеша приближался к земле. Спустившись в узкий проулок между домами, харганы остановились. Зюс огляделся и, увидев через дорогу вывеску книжной лавки "Говорящая голова", тихо сказал:
   - Рид, напротив нас "Говорящая голова".
   - Понял. - Слегка дребезжащий голос информатора раздался в наушниках. - До Центра Управления триста двадцать метров на северо-запад от "Головы".
   - Ясно. - Зюс, оглянувшись, рассмотрел в темноте напряженные лица молодых людей. - За мной.
   Остановившись на углу дома, лидер "Иных" прижался спиной к стене и, приподняв руку, впился взглядом в тусклый свет пары фонарей, освещающих путь на другую сторону улицы. Еле различимый огонек, скрывающийся за стеклом фонаря, нехотя погас, поглощаемый темным заклинанием Зюса. Часть улицы погрузилась во мрак. Жестом приглашая следовать за ним, молодой человек первым вышел на тротуар и поспешно перейдя дорогу, скрылся в тенях трехэтажных домов. Харганы спешили за ним. Когда все оказались на противоположной стороне улицы, Ёмур пристально огляделся. Никого. Похоже, их очередная перебежка пока не вызвала ничьего интереса. Огибая безлюдные углы спящих домов, молодые люди неукоснительно двигались к своей цели. Центр Управления ликвидационными парогенерированными костюмами был уже близко.
  
  
   01:20, 3 мая 48 года
  
   Крупное здание Центра Управления было слабо освещено. Фонари, окружающие четырехэтажное строение в форме буквы "Г", подрагивали, бросая на темную мощеную дорогу тусклые лучи. Тихо поскрипывая и утопая в темноте ночи, большие железные ворота для въезда машин стонали под резкими порывами ветра. Всё вокруг спало, лишь бесшумные дирижабли, бороздя небесные просторы, освещали прожекторами мрачные строения Гелвинкса и бегущие через чур быстро грозовые тучи. Зюс пытался сдерживать волнение, но его выдавали губы. Он то и дело покусывал их, оглядывался и смотрел на небо. Вытащив из кармана часы на цепочке, лидер "Иных" проверил время. Харганы находились на расстоянии пары домов от высокой бетонной стены Центра Управления. Достав свой серебристый пистолет, Зюс, прижимаясь спиной к стене дома, первым двинулся вперед. Молодые люди молча последовали его примеру.
   - Кроме главных ворот у Центра есть небольшая дверь служебного входа. - В наушниках снова раздался слегка дребезжащий голос Рида.
   - Понял. - Тихо отозвался Зюс. - Мы почти на месте.
   - Дверь на территорию охраняется караульными. Они простые военные, без костюмов. Служебный вход находится на северо-востоке от ворот, которые сейчас закрыты. - Пояснил Савакс. - Идите вдоль стены, избегая света фонарей. Вышка со стрелком находится на западе от центрального въезда. Оттуда же, при поднятии тревоги, можно направить луч прожектора вышки и быстро обнаружить вас. Не попадитесь и действуйте аккуратно.
   - Хорошо. - Отозвался Зюс и молча пригласил остальных следовать за ним.
   Без проблем перебравшись через последнюю дорогу, харганы прижались к безмолвной стене Центра Управления. Печально нависшие фонари опускали свой тусклый свет к ногам молодых людей. Вытянув указательный палец и, молча указав на себя, Зюс ткнул в сторону бегущей вперед темной стены. Ребята с готовностью кивнули, Гилберг был в растерянности, но, дабы не быть белой вороной, тоже согласно тряхнул головой, хотя и не совсем понял, что именно хотел сообщить Зюс. Лидер "Иных", бесшумно двигаясь приставными шагами, спешил к краю стены. Молодые люди не спеша следовали за ним, выдерживая дистанцию. Остановившись, Зюс присел и, достав из сапога обоюдоострый кинжал, осторожно выглянул из-за угла. Двое. Караульные, держа винтовки прикладом вниз, молча смотрели в темноту ночи. Как и любые хорошие солдаты, они мечтали стать генералами ликвидаторов и возглавить охоту на харганов. Они не спали, слыша в ночи лишь дыхание друг друга. Сощурившись, Зюс облизнул сухие губы. Шумно сглотнув, молодой человек на миг сжал горло длинными пальцами. Как же хочется курить! Думая о том, что если исход мероприятия будет положительным, он точно опустошит целую пачку, Зюс еще раз выглянул из-за угла, посмотрев на караульных, стоящих слева. Монокуляр молодого человека с тихим шуршанием выдвинулся, приближая лица первых жертв. Зюс еле заметно шевелил губами, совершая при этом странные манипуляции пальцами. Еще миг - и лидер "Иных" резко сжал ладонь в кулак. Один из караульных, выронив винтовку, схватился за горло и начал задыхаться. Второй, в непонимании и испуге, подскочил к нему и, схватив за плечи, пытался хоть чем-то помочь. Ни тот, ни другой не видели, как за их спинами выросла черная тень человека в цилиндре. Неуловимый смертному глазу резкий взмах руки - и солдаты, упав на колени, грузно рухнули к ногам Зюса. Стряхнув кровь с кинжала, молодой человек быстро схватил караульных за воротники и оттащил в сторону, дабы не дать фонарям осветить их трупы. Махнув рукой, Зюс подозвал харганов к себе. Молодые люди поспешно приблизились. Гилберг, замерев, уставился на пару трупов, в глазах которых застыл неподдельный ужас. Невольно пошатнувшись и сделав шаг в сторону, Гил ступил на освещаемый фонарем участок. Парень ничего не успел понять, когда Кирс, схватив его за шкирку, отшвырнул обратно к стене.
   - Зюс, - процедил Дэриэл, - разреши мне убить его! Этот неуклюжий идиот всё испортит!
   - Заткнись, Берсерк. - Тихо, но очень резко отозвался лидер. - Лучше смотри за ним в оба и не дай всё испортить.
   - Да я что вам, нянька что ли?! - прорычал Кирс.
   - Рид, ты слышишь? - Зюс, не обращая внимания на скрежетание зубов Дэрила, сильнее прижал наушник к уху.
   - Да. - С готовностью отозвался Савакс.
   - Мы на территории. Куда дальше?
   - Пройдите от служебного входа точно на север. Через сто семнадцать метров там будут железные ворота подземных бункеров - складов с оружием и костюмами. Там же есть охрана, только куда более опытная, чем та, что стояла на входе. Будьте осторожны.
   - На складах есть горючее? - тихо спросил Зюс.
   - Скорее нет, чем да. Если и есть что-то подобное, то оно должно быть на заправке, либо в отдельном корпусе здания.
   - Черт! - Зюс зло сплюнул. - Чем заправляют костюмы?
   - Газом. - С готовностью ответил Рид.
   - Тогда в ход вступает одна десятая запасного плана. - Лидер "Иных" расплылся в улыбке, которую никто не смог увидеть из-за маски. - Дальше действуем так: - Зюс окинул толпу харганов взглядом. - Дракон и Искра, вы идете к центральным воротам и как можно дольше отвлекаете внимание караула. Сделайте всё, чтобы к вам сбежалось как можно больше охраны. Было бы очень неплохо, если бы они покинули бункеры и верхние этажи с документацией. Поднимите шум, но не убивайте никого. Если же вам будет грозить опасность, я разрешаю вам применить свои способности для спасения. Выживите любой ценой и вернитесь к Риду. - Зюс замолчал, опустив голову. - Теперь Берсерк, Раскол и Химера. Вы используете свои кристаллы и врываетесь на склады. Убейте всех, кто встанет у вас на пути, и захватываете контроль над костюмами. Я почти уверен, что большинство из них стоит на заправке газом, поэтому крупных проблем быть не должно. Заполучив контроль над Центральной Системой Управления, вы ждете моей команды. Я и Арахнид пробираемся на верхние этажи в поисках новой информации. Постараемся забрать всё, что можно - разработки нового оружия, официальные приказы Судей... Посмотрим, что удастся найти. Перед тем, как покинуть здание, я оповещу вас. Дракон и Искра покинут территорию Центра Управления немедленно, Берсерк, Раскол и Химера будут ждать меня. Общими силами мы сравняем этот опорный пункт ликвидаторов с землей, после чего я открою портал, и мы вернемся в Бездну. Таков план один дробь десять. Вопросы? - Зюс замолчал, и молодые люди задумчиво пожали плечами. - Если всем всё ясно, приступим к действию.
   Мирро и Сэйо с готовностью развернулись и, огибая стену, поспешили к центральному входу со стороны улицы. Гилберг в волнении завертел головой. Кирс и Ёмур активировали свои кристаллы, став Защитником и Убийцей. Тира отстегнула с пояса пару ослепляющих гранат. Все были в полной боевой готовности и Зюс, дав отмашку и схватив Гилберга за рукав, побежал к двери, ведущей в первый корпус - рабочие кабинеты, расположенные над складами костюмов. Сердце Гила было готово выпрыгнуть из груди. Немыслимый животный страх и понимание, что он вместе со всеми совершает что-то противозаконное, охватило парня. Он хотел остановиться, но Зюс не дал ему этого сделать. Недобрый металлический блеск глаза лидера "Иных" будто бы напоминал: "Уйдешь от нас только мертвым". Прикоснувшись к двери и осторожно потянув за ручку, Зюс понял, что она закрыта. Стиснув зубы, молодой человек толкнул парня ближе к замысловатой замочной скважине.
   - Ну! - рыкнул он. - Действуй! Используй свой кристалл!
   - Но я ведь... - Промямлил Гил, округлив глаза.
   - А-а-а, черт! - простонал Зюс, выхватывая из рук парня кинжал. - Нет времени на болтовню!
   Схватив Гилберга за запястье, лидер "Иных" хладнокровно проткнул ладонь парня и резко приложил ее к скважине. Кровь стекала по потертому железу и капала на покосившиеся ступеньки. Гил задрожал. Он совсем не понимал, что нужно делать и очень боялся разозлить Зюса, который, пожирая его взглядом, отсчитывал секунды их вынужденной заминки.
   - Представь, как ключ поворачивается в замке! - прошипел лидер "Иных". - Быстрее!
   Поджав губы, Гил пытался представить себе требуемую Зюсом ситуацию, но ничего, кроме картинок из учебника механики не приходило на ум. Неожиданно вспомнив, как - будто бы это было давным-давно - он возвращается домой и открывает дверь, Гилберг услышал тихий скрип ключа в ржавеющей замочной скважине. Тряхнув головой, парень подумал, что окончательно погрузился в воспоминания, но резкий рывок Зюса развеял все сомнения.
   - Молодец! - слегка толкнув парня в плечо, молодой человек бесшумно проник за дверь, втащив туда Гила. - У тебя всё получилось. Ты сумел заставить кровь принять вид нужного двери ключа. Теперь поднимаемся наверх. Только тихо.
  
  
   02:04, 3 мая 48 года
  
   - На деревьях веточки, папкины мы деточки!
   - Опа, опа, опачки! На паротронах кнопочки!
   Караульный центральных ворот сильно моргнул, думая, что сон, всё-таки, успел погрузить его в свои объятия. Мотнув головой, он уставился в темноту, откуда на свет уличных фонарей вышли двое. Мужчина с винтовкой наперевес не мог поверить своим глазам. Прямо по проезжей части улицы, ведя друг друга под руки и еле переставляя ноги, плелись прилично одетые люди и во все горло орали что-то отдаленно похожее на рифмы. В нескольких окнах близлежащих домов включился свет, некоторые жители Гелвинкса вышли на балконы поглядеть на это представление. Не каждый день увидишь напившихся в дрова аристократов! Шатаясь и заваливаясь так, что, казалось, вот-вот упадут, они тащили друг друга в неопределенном направлении. И вот, проходя мимо караульного Центрального Управления, аристократы остановились, не давая друг другу упасть. Мужчина зажмурился, а потом сильно заморгал. Или ему казалось, или эти двое были похожи, как две капли воды.
   - О! - воскликнул первый аристократ. - Паротрон что ль? Надо потрогать... - И, протянув руки к караульному, схватил его за пряжку широкого пояса. - Точно паротрон!
   - Ух ты! Правда? - с неподдельным восторгом воскликнул второй. - Интересно, что он делает? Надо проверить... Нажать на кнопочку!
   - Точно-точно! - замотал головой первый. - Давай его пощупаем!
   - Ага! Хочу-хочу!
   Военная выправка и личное положение мужчины не давали ему права грубить тем, кто выше его по социальному статусу, поэтому он корректно кашлянул, давая понять, что он живой человек. Два аристократа присели от испуга и, уставившись друг на друга округлившимися глазами, картинно приложили указательные пальцы к губам.
   - Т-с-с! - Прошипел первый аристократ. - Паротрон кашляет!
   - Ни фига себе! Я никогда еще такого не видел! - поразившись, воскликнул второй.
   - Новая модель, должно быть. - Поразмыслив, отозвался первый.
   - Круто! Надо будет купить! Мне тогда точно все завидовать будут! - второй задрал нос вверх, уперев руки в бока.
   - Да зачем покупать? Тут никого нет... - Первый огляделся по сторонам. - Давай этого сопрем?
   - А это мысль! Давай! Я за ноги, а ты за голову!
   - Хрен тебе! За ноги легче! Я за них буду нести. Сам тащи свою голову!
   - А, блин, ну ладно! - отмахнулся второй. - Давай опрокинем его!
   К неописуемому изумлению караульного, двое невысоких и не отличающихся особой крепостью тела аристократов, шатаясь и вытянув руки, настойчиво пытались повалить его. Один схватил ноги, а другой обхватил плечи. Кряхтя и отплевываясь, они безрезультатно старались осуществить задуманное. Наконец, мужчина не выдержал и корректно, со всем подобающим отношением к аристократам, заявил:
   - Прошу прощения, господа, но я не паротрон. Я караульный и поэтому прошу вас покинуть близлежащую к этим воротам территорию, иначе я буду вынужден вызвать охрану.
   Аристократы замерли. Дом, окна которого выходили на Центр Управления, окончательно лишился сна. Высунувшись на улицу, любопытные горожане ждали окончания представления. Тихо посмеиваясь, они наслаждались этим крайне неподобающим видом высшего слоя населения. Еще миг - и пара пьяниц разразилась дружным оглушительным смехом.
   - Кто-кто он там? Швейцар? - переспросил первый толи себя, толи собутыльника. - Швейцар есть. Ворота есть. А что за воротами? Ресторан?
   - О! Зайдем? - второй аристократ со всего маху хлопнул первого по плечу.
   - Я не против! - мотнул головой первый. - Пшли.
   И, окончательно обнаглев, аристократы принялись ломиться в высокие закрытые ворота. Конечно же, Мирро и Сэйо не ожидали, что караульный будет столь терпеливым, но попытку вторжения на территорию Центра он не мог оставить без внимания. Тяжело вздохнув и покачав головой, мужчина поднес рацию ко рту и, нажав потертую кнопку, сказал:
   - Углик, выйди-ка сюда.
   - Что случилось? - сквозь шипение раздалось из рации.
   - Да тут двое пьяных...
   - Так гони их в шею к чертовой матери! - пробасил Углик.
   - Не могу. Они, похоже, аристократы... Я не хочу проблем.
   - Ну, иду, иду... - Пробурчала рация и затихла.
   Мирро и Сэйо бросили друг на друга совершенно трезвый и многозначительный взгляд. Чуть кивнув, они оставили ворота в покое и снова вышли на опустевшую ночную дорогу. Караульный уже не знал, что еще можно ждать от этих ненормальных. С нетерпением ожидая Углика, мужчина прислушивался, когда звякнет цепь тяжелых ворот и к аристократам выйдет тот, кто не боялся проблем и не привык ни с кем церемониться.
   Обняв друг друга за шею, Мирро и Сэйо, раскинув свободные руки в стороны, принялись неуклюже танцевать, подкидывая в воздух трости. Они нескладно пели какую-то песню, шатались и, заваливаясь то в один бок, то в другой, громко смеялись и орали. Люди на балконах жилого дома уже не сдерживали смех. Собиралась довольно широкая аудитория, которая вскоре пополнилась тем самым Угликом, которого звал несчастный караульный. Открыв ворота и увидев столь нелепую картину, высокий мускулистый мужчина в майке, форменных штанах, сапогах и военной фуражке оглушительно расхохотался, тыча пальцем в сторону мотающихся в танце аристократов. Отстегнув с пояса штанов личную рацию, Углик, сквозь смех, выкрикнул:
   - Все сюда! Тут такое!.. Такое... - Он вновь разразился смехом. - Я сейчас лопну точно!.. Вы только поглядите!
   Все не заставили себя долго ждать. Ликвидаторы и охрана покинули корпуса, стремясь посмотреть на напившихся в стельку аристократов, поведение которых ничуть не отличалось от выходок жителей подворотни.
  
  
   02:27, 3 мая 48 года
  
   - Всё чисто. - Ёмур оглядел окрестности через свой уникальный гоггл Бездны. - Дракон и Искра уже начали свое представление. Пора и нам...
   - Готов. - Рыкнул Кирс, крепче сжимая рукоять меча.
   Широкий луч прожектора стрелковой башни метнулся в сторону служебного входа. Ёмур замер, отчетливо разглядев в темноте караульного с биноклем в руках. Понимая, что еще чуть-чуть - и тот парень на вышке поднимет тревогу, Рику в мгновение ока выхватил из-за спины арбалет. Тихий щелчок курка - и дальнобойная стрела поразила караульного в горло. Выпустив из рук бинокль, молодой парень, попятившись, повалился на пол. Бинокль, преодолев всю высоту вышки, с глухим ударом упал на землю, но этого никто не заметил, так как все были поглощены талантливым выступлением пьяных аристократов. Проследив падение стрелка на вышке, Ёмур шумно выдохнул.
   - Хорошо хоть, что там упал, а не вниз повалился... Это было бы очень не кстати. Да и вообще... надо было его самым первым снять.
   - Это точно. - Согласилась Тира.
   - Вперед! Разнесем их!!! - металлическим голосом взревел Кирс и, метнувшись вперед и раскинув руки, совершил немыслимый по дальности прыжок.
   Грузно приземлившись неподалеку, Дэриэл укрылся ростовым щитом и, держа меч наготове, поспешил к заветным бункерам. Гремя тяжелыми доспехами, Защитник, ненавистно оскалившись, уже представлял, как пустит кровь ликвидаторам. Неуловимые Ёмур и Тира бежали вслед за ним.
  
  
   02:28, 3 мая 48 года
  
   Невысокий мужчина в военной форме погасил в рабочем кабинете свет и, отпив немного кофе, уставился в окно, туда, где выплясывала парочка аристократов. Усмехнувшись, мужчина отметил, что почти вся охрана и ночные служащие с солдатами повылезали из своих корпусов поглазеть на бесплатное представление. Отдавая должное нетрезвым артистам, мужчина укоризненно покачал головой и, хлопнув рукой по карманам, обнаружил, что оставил сигареты на столе у противоположного окна. Оставив кофе, военный отошел к другому окну и, протянув руку к пачке сигарет...
   - Это еще что за черт?! - воскликнул он и прильнул к холодному стеклу.
   К зданию стремительно приближались трое. Один одет, как воин из детских сказок, передвижения другого можно было уловить с огромным трудом, а третий... Третий по телосложению больше напоминал девушку, которая сжимала в руке...
   - Мать вашу!!!
   Глаза мужчины округлились и он, позабыв обо всем на свете, метнулся к небольшой переносной радиостанции, располагающейся в этом же кабинете. Нажимая дрожащими руками на кнопки и опуская определенные рычаги, он, смахивая пот со лба, ждал ответа на отправленный запрос. Ответный сигнал не заставил себя ждать и поступил практически мгновенно.
   - Говорит Центр Управления ликвидационными костюмами! На нас совершено нападение! Срочно пришлите дежурный ликвидационный отряд! Скорее! Они вооружены! - кричал взмокший в холодном поту мужчина, сжимая небольшую трубку. - Как можно быстрее!!! С вами говорит лейтенант Арвак! Да, я! Поспешите!
   Сглотнув, военный отключил радиостанцию и со всех ног метнулся к двери, дабы из соседней комнаты подать сигнал тревоги. Выбежав в коридор, мужчина напоролся на что-то темное, высокое и пахнущее натуральной кожей. Сглотнув, военный отступил назад и с трудом поднял голову в попытке разглядеть причину своей задержки. Сильные пальцы в перчатках в мгновение ока сжались на его горле. Захрипев, военный пытался освободиться и закричать, но высокая темная фигура в плаще не дала ему этого сделать. Обоюдоострый кинжал блеснул в ночном мраке и тучная фигура мужчины обмякла. Отбросив тело, словно куклу, хладнокровный Зюс открыл дверь и, войдя, сразу же принялся за поиски.
   - Рид, можно найти что-то стоящее в комнате с радиостанцией?
   - Скорее всего, нет. Особо ценных бумаг там не было зафиксировано. - В наушниках раздался голос координатора Савакса.
   - Понял. Осмотрю поверхностно... на всякий случай. - Лидер "Иных" ворошил бумаги, тратя на осмотр каждого документа доли секунды. - Ищи, Арахнид! Собирай всё, что вызвало у тебя хотя бы какой-нибудь, даже самый малейший интерес!
   - Хорошо. - Гилберг с готовностью кивнул и бросился к столу у окна.
   Раскрыв сшитую папку и смотря одну пожелтевшую бумагу за другой, Гил никак не мог понять, какой из документов может представлять важность для Зюса, поэтому собрав в охапку всё имеющееся, парень неожиданно увидел на подоконнике едва начатую пачку сигарет. Схватив ее, Гилберг бросился вслед за молодым человеком, который уже успел покинуть этот кабинет и направиться к следующему.
  
  
   02:29, 3 мая 48 года
  
   Проходя мимо стрелковой вышки, охранник - мужчина лет сорока трех - не открывал глаз от толпы военных, собравшихся вокруг выплясывающих аристократов, бессмысленные песни которых заглушали любые комментарии зрителей. Усмехнувшись, охранник покачал головой и. пожав плечами, тоже решил посмотреть на бродячих артистов. Сделав шаг вперед, он за что-то запнулся. Взглянув под ноги, мужчина увидел бинокль с разбитой линзой. Подняв его, охранник нахмурился. Переложив испорченный аппарат из одной руки в другую, мужчина увидел, что его ладони перепачканы кровью. Сглотнув, охранник резко вскинул голову вверх.
   - Ди-и-и-ик! - заорал мужчина изо всех сил, пытаясь перекричать шумных зрителей неподалеку. - Ди-и-и-и-и-и-ик!!!
   Но ответа не было. В волнении отбросив бинокль, охранник вцепился в поручни лестницы и поспешил наверх. Оказавшись на вершине вышки и обнаружив там бездыханное тело стрелка с торчащим из горла дальнобойным болтом, охранник направил прожектор на центральный вход, где шумели переодетые аристократами люди. Дернув кровавыми руками за торчащий из стены вышки рычаг, мужчина привел в движение охранный механизм.
   Центральные ворота, будто притягиваемые магнитом, срослись вместе и закрылись на странный автоматический замок. Часть зевак осталась за высокой бетонной стеной, вместе с замершими и вмиг протрезвевшими аристократами. Сэйо бросила на брата взволнованный взгляд и, вновь притворившись пьяной, с ноткой неадекватного восторга выкрикнула:
   - Ух ты! Центральные ворота закрылись!!!
   - Что?.. - Зюс замер над ящиком очередного стола.
   Служебный вход перекрылся мелкой решеткой, появившейся из-под земли и вставшей на укрепление не особо надежной двери. Еще миг - и во всех комнатах и кабинетах корпусов включился ослепительный яркий свет. Зажмурившись, Гилберг, сжимая толстую папку с бумагами, пытался спрятаться от всепоглощающих лучей.
   - Рид, у нас проблемы. - Зюс старался держаться спокойно, но нотки его голоса предательски выдавали волнение. - Кто-то добрался до системы безопасности. Теперь центральный и служебный входы перекрыты. Что нам делать? - кроме шипящих помех в наушниках харганов ничего не было слышно. - Рид, ты слышишь меня?! Рид! Савакс, мать твою, ты слышишь?! РИД!!!
   Зюс замер. Его посетил ответ на крайне насущный сейчас вопрос. Система безопасности... Она включила дестабилизатор сигналов, дабы никто не смог воспользоваться установленной в Центре Управления радиостанцией. Дестабилизатор разрушал любые радиосигналы, как входящие, так и исходящие. Система безопасности активировала его совсем недавно, поэтому последнее, что слышали харганы, было воплем Сэйо о закрытии центрального входа.
   - Гай, ты слышишь меня в наушнике? - Зюс чуть не схватил Гилберга на грудки.
   - Нет. - Гил отрицательно мотнул головой.
   - Черт! - выругался лидер "Иных". - Проклятье! Уходим, Гай! Быстро! Забираем остальных и поспешно валим отсюда, скоро сюда слетятся дежурные ликвидаторы текущей ночной смены!.. Ну, пошевеливайся!
   Перепрыгивая через ступеньки лестницы, Зюс и Гилберг спешили к выходу из корпуса. Гай по-прежнему сжимал схваченную из кабинета радиостанции папку и почти полную пачку сигарет...
  
  
   02:30, 3 мая 48 года
  
   Оказавшись рядом с закрытыми бункерами складов, Тира бросила под тяжелые цельнометаллические двери связку взрывчатки. Убедившись, что все укрылись от предстоящего взрыва, Ёмур прицелился из компактного короткоствольного пистолета и... Разъяренная толпа военных и охраны бежала навстречу нарушителям, разрывая ночную тишину злобными воплями.
   - Где Зюс?! - процедил Кирс, пытаясь укрыть щитом не только себя, но и Ёмура с Тирой. - Почему он молчит?!
   - Наушники перестали работать. - Рику вскинул готовый к стрельбе арбалет. - Придется сражаться.
   - Нет! - Тира вскочила на ноги. - Мы должны выполнить приказ не смотря ни на что! Иначе зачем мы сюда пришли?! Я задержу их, а вы ворвитесь в бункеры и уничтожьте костюмы, как и планировалось!
   - Ти... - Начал, было, Ёмур, но, спохватившись, быстро исправился. - Химера, как же?..
   - Быстро! - оборвала она. - Поспеши, Раскол!..
   С готовностью кивнув, Рику вновь вскинул пистолет и мгновенно выстрелил в заложенную ранее взрывчатку. Раздался оглушительный взрыв. Цельнометаллические ворота бункера сорвало с петель и откинуло в сторону. В этот же миг Тира вырвала зубами чеку из ослепляющей гранаты и бросила ее под ноги бегущей толпы. Густой, совершенно непроглядный белый дым окутал разгневанных наглым вторжением людей. Дав отмашку Ёмуру и Кирсу, девушка бросилась в сторону бункера.
   Оказавшись на складе, харганы быстро огляделись. Больше пятнадцати огромных ликвидационных костюмов стояли на зарядке газом. Превышая рост среднего человека более чем в три раза, они одним своим видом заставляли сердца смертных трепетать. На вершине каждого костюма была кабина пилота, который мог как сидеть в ней, так и стоять и, выпрямившись в полный рост, управлять всем доступным арсеналом ликвидатора. Парогенерированный костюм подключался к нервным окончаниям пилотов и, фиксируя их колебания, позволял совладать с массивной машиной так же, как с собственными руками, ногами и головой. Склад был пуст, если не считать погибшего от ударной волны охранника, труп которого был откинут к дальней стене. Тира, не теряя времени, бросилась на поиски Центральной Системы Управления. Она обнаружила ее неподалеку от огромных газовых баллонов. Центральная Система представляла из себя широкополосную панель с множеством индикаторов, датчиков, кнопок, рычагов и тумблеров. Девушка на миг остановилась в замешательстве, но подоспевшие вовремя Кирс и Ёмур не дали ей погрузиться в раздумья надолго. Заложив всю оставшуюся взрывчатку на Центральную Панель, харганы были готовы покинуть бункер, чтобы провести взрыв дистанционно. Первым к выходу спешил Дэриэл, готовый принять на себя всю ярость военных. Выбежав на ослепительный свет прожекторов, парень невольно сжался, прикрываясь ростовым щитом.
   - Ни с места! Вы вторглись на территорию, принадлежащую Судьям! Вы обвиняетесь в причинении ущерба государственному имуществу, а также в попытке разглашения секретной информации!
   - А что, вам есть что скрывать? - неожиданно для всех Кирс разразился оглушительным металлическим смехом. - Мне плевать на тебя! И, если что, я в курсе, что это территория Судей, мудила!
   - Нет... - Прошептала Тира, скрывшись в тенях, отбрасываемых огромными костюмами. - Зачем он это делает?..
   - Хочет отвлечь внимание. - Тихо прошептал Рику. - Мы выберемся отсюда, как только...
   - Его схватят? - закончила девушка, злобно оскалившись.
   - Он не из тех, кто просто так сдается. - Покачал головой Ёмур. - Мы вступим в схватку, как только они ударят первыми.
   - Где же Зюс? - простонала Чукка, в отчаянии опустив голову. - Если бы только он воспользовался нами...
   - Да. - Рику согласно кивнул. - Это бы решило исход сегодняшнего сражения.
  
  
   02:30, 3 мая 48 года
  
   - Эй, Дракон! - Сэйо задорно улыбнулась. - Пора навалять им, не находишь?
   - Еще как нахожу!- рыкнул Мирро и, криво улыбнувшись, посмотрел в сторону переполненных балконов с потерявшими сон городскими жителями. - Смотрите! Смотрите все! Мы - харганы! Мы те, кто не боится идти против воли Судей! Мы - люди старого мира, люди магии, а не технологий! Смотрите и восторгайтесь нашему могуществу, ведь таким, как вы, всё это уже недоступно! Пожирайте нас взглядами, ибо мы - будущее Гелвинкса! Мы - справедливость! Мы - истина! Мы - действительная помощь этому миру, провонявшему выхлопами заводских труб! Запомните нас! Следуйте за нами! Только мы сможем дать вам столь долгожданную свободу!
   Схватившись за руки, близнецы Йоки высоко подпрыгнули. Сэйо, хитро улыбнувшись, отшвырнула Мирро в сторону бетонной стены и сама, мгновенно метнувшись следом, вновь подхватила его, не давая упасть, и снова отшвырнула дальше. Можно сказать, что Мирро был спокоен. Он верил сестре, как себе, поэтому знал, что она ни за что не даст его в обиду так же, как он ее. Разинув рты, еще недавно веселая аудитория вытаращила глаза. Военные, стоящие на дороге, растерялись на миг, но, быстро придя в себя, выхватили пистолеты и принялись стрелять. Уклоняясь от пуль, Йоки только сейчас оценили жестокую тренировку с паротронами, регулярно навязываемую Зюсом. Оказавшись на территории Центра Управления, Мирро и Сэйо огляделись. За закрывшимися воротами шумели военные, пытаясь прорваться внутрь, но Система безопасности была непреклонна.
   Подбежав к углу здания, Йоки заметили скопление ярких вспышек и прожекторов. Переглянувшись, мальчишка и девчонка, не раздумывая, побежали вдоль стены в их сторону. Мирро и Сэйо поняли, что направляющие прожекторов никто иные, как подоспевшие ликвидаторы. Мальчишка волнительно сжимал руку сестры и отчаянно вертел головой в поисках хотя бы тени Зюса. Все харганы понимали, что в сложившейся ситуации надежда оставалась только на него.
   - Дракон, смотри! - прошептала Сэйо, ткнув пальцем перекресток световых лучей.
   - О, древние Боги... - Ладони Мирро похолодели. - Это Берсерк...
  
  
   02:31, 3 мая 48 года
  
   - Сэр, за последние две минуты поступили сигналы тревоги из одного района Гелвинкса...
   Молодой парень вошел в дежурную комнату, держа в руках несколько листов с записями. Рослый мужчина смотрел в темноту окна, сцепив руки за спиной, и, услышав связиста, сделал резкий поворот на сто восемьдесят градусов. Одетый с иголочки, мужчина, как всегда, пребывал в идеальной выправке: стрелки на брюках, начищенные до блеска ботинки и пряжка широкого ремня, золотистая петлица и эполет.
   - Есть ли на территории этого района наши объекты? - мужчина сделал шаг навстречу обеспокоенному связисту.
   - Есть... один. Там находится Центр Управления ликвидационными костюмами. По сообщениям граждан, на него совершено вооруженное нападение группой лиц...
   - Вот как. - Мужчина, хмыкнув, расплылся в хищной улыбке. - Группой лиц, значит... - Он на секунду замолчал, а потом решительно скомандовал: - Подготовьте машину! Быстро!
   - Есть, сэр!
   Молодой связист поспешно выбежал из дежурной комнаты и, хлопнув дверью, побежал вниз. Мужчина, вытянувшись в струнку, сжал кулаки и агрессивно оскалился.
   - Харганы напали первыми... Как интересно! Я просто обязан посмотреть на их триумфальное шествие!
   В багровых глазах майора Риккори Кадзуни вспыхнули огоньки ярости и он, поправив фуражку, услышал призывные гудки автомобиля, поданного к дежурному зданию ликвидаторов.
  
  
   02:34, 3 мая 48 года
  
   Закрываясь щитом от ослепительного света, Кирс не двигался. Ликвидаторы были наготове. Некоторые из них управляли парогенерированными костюмами, грубые механические руки-автоматы которых были направлены в сторону закованного в тяжелые доспехи парня. Тира была на пределе. Не находя себе места, она кусала губы, хаотично соображая, как лучше поступить. Ёмур тщетно пытался успокоить ее, но девушка не поддавалась.
   - Раскол, - Тира неожиданно схватила Рику за плечи, - давай взорвем бункер! Разнесем все костюмы к чертовой матери!
   - Ты с ума сошла?! - зашипел Ёмур. - Мы же погибнем!
   - Плевать! Зато мы выполним поставленную задачу! - оскалилась Тира.
   - Прекрати! - Рику в отчаянии сжал кулаки. - Зюс не одобрил бы такого! Мы нужны ему живыми, понимаешь? Не делай глупостей, прошу!
   Закрыв лицо руками, девушка тяжело дышала. У Ёмура сердце сжималось, глядя на нее. Парень понимал, что, скорее всего, ликвидаторы попробуют взять Кирса живым, а потом добраться до них. Рику знал наверняка, что судейские псы уж точно не будут церемониться. Шагнув ближе к Тире, Ёмур аккуратно обнял ее за плечи и прижал к себе. Девушка не сопротивлялась. Уткнувшись парню в плечо, она позволила себе заплакать...
  
  
   02:35, 3 мая 48 года
  
   - Мы знаем, что среди вас есть лидер. Наши требования таковы: отдайте его, и мы сохраним вам жизнь. - Грубый голос громкоговорителя огласил окрестности. - Мы даем вам на раздумья три минуты, по истечению которых, если перед нами не будет стоять лидер, мы открываем огонь на поражение. Время пошло.
   Кирс сделал шаг вперед, опустив щит. Ликвидаторы и военные сосредоточенно прицелились, готовые в любой момент спустить курки. Отбросив меч в сторону, Дэриэл не торопясь шел навстречу массивным ликвидационным машинам.
   - Еще один шаг - и мы откроем огонь. - Предупредил громкоговоритель.
   - Я лидер, кретин! - прорычал Кирс. - Дайте моим людям беспрепятственно покинуть территорию, и я расскажу вам всё, что вы хотите услышать.
   - Нет... - Простонала Тира, низко опустив голову. - Он сдается!..
  
  
   02:36, 3 мая 48 года
  
   Резко остановившись, Зюс украдкой выглянул в окно, а потом бросил быстрый взгляд на испуганного Гилберга. Серебристый глаз сощурился, и парень толком не понял, как оказался на лестнице, ведущей на крышу здания. Переступая через несколько ступенек, лидер "Иных" тащил за собой Гила. Холод, исходящий от ладоней молодого человека был ощутим даже через толстую кожу куртки. Гилберг не понимал, что именно происходит, но конец предприятия был очевиден. Харганы в ловушке.
   - Если ты очень сильно постараешься, у нас есть достаточно большой шанс покинуть Центр Управления живыми. - Не оборачиваясь, сказал Зюс и, забравшись на лестницу и сорвав замок, открыл люк на крышу. - Не отставай.
   Оказавшись наверху здания, Гилберг пригнулся. Зюс тоже присел и, схватив парня за плечо, тихо сказал:
   - Сейчас я предстану перед ними, как лидер и, когда они обратят на меня прожекторы, ты должен будешь использовать кристалл и затащить на крышу Кирса. Ты должен сделать это как можно быстрее, чтобы пули не смогли его задеть. Если всё удастся, я использую свой главный козырь... - Зюс многозначительно посмотрел на Гила. - Только ты не бойся.
   - Я постараюсь. - Нерешительно кивнул Гилберг и пополз на край крыши.
   Выпрямившись, Зюс поспешно двинулся вперед. Ликвидаторы не двигались. Похоже, они не верили в то, что воин в тяжелых доспехах может руководить этой операцией. Оказавшись на краю крыши, Зюс посмотрел вниз.
   - Я истинный лидер организации "Иные"! - прокричал молодой человек.
   Прожекторы в мгновение ока метнулись в сторону крыши, оставив растерянного Кирса в ночной тени. Гилберг находился на углу крыши и, к счастью, широкие световые лучи его не задели. Оставшись без внимания, парень крепче сжал рукоять кинжала и, хладнокровно полоснув им по ладони, напряг руку, заставляя кровь обильнее течь. Представляя, что Дэриэл одна из тренировочных статуэток, Гил отчаянно пытался унять дрожь и хотя бы немного усмирить взбесившееся сердцебиение.
   - Я смогу... - Еле шевеля губами, убеждал сам себя Гилберг. - У меня получится! Быстрее, кровь, быстрее!!!
   Невидимые в темноте нити мгновенно вырвались из ладони и метнулись вниз к Кирсу, оплетя его. Почувствовав сковывание, Дэриэл подумал, что это сети ликвидаторов и начал отчаянно вырываться. Гилберг в ужасе пытался затащить его на крышу, но не тут то было. Цель вырывалась, нарушая контроль за кровью. Заметив трепыхания воина, часть ликвидаторов направила прожекторы на него. Разглядев на темных доспехах путы странного происхождения, капитан ликвидаторов приказал открыть огонь на поражение. В тот же миг Зюс метнулся к Гилу и, отшвырнув его от края, нарушил связь. Кровавые нити опали и, увидев на своих доспехах багровые следы, Дэриэл в ужасе осознал, что это была вовсе не сеть ликвидаторов. Подбежав к краю крыши, Зюс не раздумывая прыгнул вниз...
  
  
   02:39, 3 мая 48 года
  
   Откуда-то сверху рухнула черная тень. Когда она поднялась и выпрямилась, ее тут же залил ослепительный свет прожекторов. Черный силуэт, будто прорисованный чернилами, выглядел безжалостно и грозно. Холод, источаемый загадочной фигурой, медленно подбирался к военным, заставляя их ослаблять хватку оружия и отступать назад.
   - Это Зюс! - в глазах Тиры вспыхнул огонек надежды. - Скорее, мы нужны ему!
   Держа наготове свое оружие, Чукка и Рику поспешили покинуть заминированный бункер.
   - Зюс! Он тут!
   Мирро и Сэйо с готовностью покинули свое укрытие, торопясь навстречу лидеру. На миг обернувшись, Зюс увидел выбегающих из бункера Ёмура и Тиру.
   - Химера, завесу! - скомандовал молодой человек и, подхватив Кирса под руки, не без труда повалил его на землю.
   Уклоняясь от автоматных очередей, девушка бежала вперед. Ее механическая ладонь сжимала гранату, которую она, высоко подпрыгнув, швырнула в толпу военных. Густой белый дым окутал людей, но стрельба не прекратилась. Навалившись на Кирса и схватив его за закованный в темную сталь подбородок, Зюс впился своим серебристым глазом в прорези шлема Дэриэла. Тело Защитника окаменело, он чувствовал некое духовное проникновение в свою содрогающуюся сущность. Сглотнув, парень с трудом выдавил:
   - Сделай их... всех...
   Блёклая связь, образовавшаяся между телами Зюса и Кирса, становилась всё четче. Лидер "Иных", не моргая, пожирал Дэриэла взглядом. Еще миг - и темная вспышка, вырвавшись из тела парня, метнулась к Зюсу и, жадно поглощаемая им, растворилась. Доспехи Кирса мгновенно исчезли и он, расслабленно откинув голову, потерял сознание. Острая боль пронзила тело Зюса и он, не выдержав, закричал. Его голос приобрел металлический оттенок, а серебристый глаз затмила белая пелена. Кожаные перчатки затвердели и покрылись темными стальными пластинами, плащ окутала тьма, превратив его в кирасу и поножи, а высокие сапоги - в тяжелые ботинки Защитника. Подоспевшая Тира, тяжело дыша, схватила Зюса за закованную в сталь руку. Заглянув в его белый глаз, она в волнении прошептала:
   - Используй меня!
   - Нет. - Проскрежетал лидер "Иных". - Мне нужен Раскол.
   - Я тут. - Ёмур подоспел следом. - Готов.
   Встав напротив Рику, Зюс впился в него взглядом. Парень почувствовал холод, несущий с собой проникновение в самые дальние уголки души. Ощущая, как земля уходит из-под ног, Ёмур слабо улыбнулся и, обмякнув, упал рядом с Кирсом. Поглотив еще одну темную вспышку, лидер обрел универсальный гоггл Убийцы и тяжелый арбалет за спиной.
   - Зюс! - Тира в отчаянии смотрела на молодого человека.
   - Сохрани им жизнь. - Приказал лидер, указав на тела Дэриэла и Рику. - А потом, когда ликвидаторов не станет, взорви бункер.
   - Поняла. - Кивнула девушка и припала к бессознательным телам напарников.
   Когда дымовая завеса Чукки растаяла, ликвидаторы замерли, прекратив стрельбу. Теперь ни у кого не было сомнения, что налетчики являются харганами. Высокий, закованный в темные доспехи молодой человек с каштановыми волосами до плеч и гогглом ночного видения, стоял в одиночестве перед толпой военных, возмущенных наглым проникновением. Ликвидаторам показалось несколько странным, что противник был безоружен. Зюс молча выжидал время, зная, что все остальные харганы в сборе. Все, кроме Гилберга, который, скорее всего, всё еще пребывает на крыше. Будто окаменев, лидер "Иных" смотрел прямо перед собой, считая ликвидаторов. Он уже хотел атаковать, как к нему навстречу вышел мужчина, управляющий парогенерированным костюмом. Массивная, не слишком поворотливая машина хрипела и трещала, переставляя грубые, но очень устойчивые по своей модели ноги. В прямоугольной кабине сидел пилот, по-видимому, крайне решительный или же очень злой, а, может, и то, и другое. На крыше кабины костюма располагался небольшой, но очень мощный прожектор, направленный на Зюса. Сзади кабины - узкие трубы, из которых тонкими струйками поднимался пар, перерабатываемый округлой утробой грубой машины. Сделав еще пару тяжелых шагов, пилот остановился, и Зюс услышал его голос из наружных динамиков.
   - Нам известно, что вы - лидер харганского ополчения. - Зюс слышал, как пилот прямо-таки скрипел зубами. - Для сохранения жизни вашим прихвостням мы приказываем вам: сдавайтесь!
   - Во-первых, не харганское ополчение, а организация "Иные". Во-вторых, лгать нехорошо. Скажите прямо, что продлите жизнь моим людям на пару-тройку часов до того момента, пока ваши очкастые лаборанты не разберут их на части. - Зюс хмыкнул. - Теперь моя очередь. Я предлагаю вам уйти, пока вы не познали на своей шкуре силу оскверненного кристалла маны. Выбирайте.
   - Харганский выродок! - процедил пилот, подняв на Зюса руку-автомат.
   - Мы не боимся вас. - Лидер "Иных" неожиданно для всех рассмеялся скрежещущим металлическим смехом. - И Судей ваших тоже.
   Люди на балконах близлежащих домов взволновано зароптали, воочию увидев тех, кто так дерзко и бесцеремонно бросает вызов судейской власти и их ликвидаторам. С нетерпением ожидая развязки, народ не сводил глаз с подсвеченного со всех сторон прожекторами молодого человека в доспехах. Лежа у края крыши, Гилберг, затаив дыхание, наблюдал за всем происходящим. Молясь подряд всем известным богам, парень думал лишь об одном: хоть бы у Зюса оказался план по поводу их спасения. Массивная машина с ненавидящим харганов пилотом вновь пришла в движение.
   - Капитан Гай, остановитесь! - послышался чей-то дрожащий голос из толпы военных.
   Внутри у Гилберга всё сжалось так, что его едва не стошнило. Вцепившись в холодный камень крыши, парень вытаращился на остановившуюся неподалеку от Зюса парогенерированную машину. Что за насмешка судьбы? Почему именно в эту ночь дежурным отрядом ликвидаторов командовал его отец? Представляя возможную развязку, Гил моментально вскочил на ноги и побежал к люку, ведущему на лестницу. Ледяная дрожь бежала по спине, будоража вздутые вены, со лба и ладоней стекали капли пота. Перепрыгивая через ступени, парень со всех ног спешил наружу. Странно, но он совершенно не представлял, что будет делать, оказавшись рядом с Зюсом... или рядом с Бёрком.
   - Оу, легендарный капитан Гай? - усмехнувшись, переспросил Зюс. - Какая прелесть! Мы о вас много читали и поэтому наслышаны о том, как вы нас ненавидите. Ну что ж, это взаимно. - Хищный оскал лидера "Иных" скрывала кожаная маска. - А вы знаете, что ваш...
   Часть прожекторов метнулась куда-то в сторону, осветив худощавую фигуру в узких штанах и куртке. Закрываясь от ослепительного света ладонью, незнакомец сделал шаг вперед. Скопление револьверов военных и автоматов ликвидаторов разделились на две цели. Зюс на мгновение оглянулся.
   - А, вот и он. - Молодой человек пристально следил за движениями пилота в кабине парогенерированного костюма. - Может быть, сейчас вы узнаете правду...
   - Отец... - Пролепетал Гил, не в силах больше сдвинуться с места. - Я... - Язык парня упорно отказывался продолжать.
   - Г-гилберг?! - выдавил капитан Гай, услышав знакомый до боли голос. - Какого черта ты тут делаешь, поганец?! Куда ты пропал?! Мы с матерью с ног сбились, а он тут разгуливает по закрытой территории! Вали домой! Быстро!!! - Бёрк задыхался от волнения и гнева. - Я тебя хорошенько проучу за все твои выходки!
   - Капитан Гай! - голос одного из военных будто вернул мужчину к реальности, напомнив о том, что его приказа ждут более десятка напряженных до предела людей.
   - Боюсь, вы уже не сможете его проучить... - Зюс неприятно хихикнул. - Теперь он сам может постоять за себя, ведь он...
   - Харган! - найдя в себе силы, выкрикнул Гил, сжав кулаки.
   - Что-о-о?.. - Выдавил Бёрк спустя мгновение, и его грубая механическая рука-автомат опустилась.
   - Да, папа. Я харган. И у меня тоже есть кристалл маны. - Твердо сказал Гил.
   - Ах ты, гаденыш! Мне надо было прислушаться ко всей той чуши, которую ты нес последнее время! То-то я думаю, почему ты так интересуешься этими выродками?! Ты сам один из них!!! - взревел Бёрк и в один тяжелый прыжок оказался рядом с Гилбергом.
   Занеся громоздкую руку над головой сжавшегося парня, капитан Гай столкнулся с Зюсом, неожиданно возникшим между ними. Переливаясь зеленоватым оттенком в свете прожекторов, гоггл Убийцы находился очень близко к прочному стеклу ликвидационного костюма. Бёрк невольно отпрянул, находясь в кабине. Он не видел, что воин в темных доспехах закрылся призрачным щитом, который упирался в потертое железо машины.
   - Пацан мой. - Проскрежетал Зюс и нанес оборонительный удар щитом.
   Тяжелый костюм, как тряпичная кукла, отлетел к бетонной стене. Стекло треснуло, левая механическая рука погнулась, равно как и узкие трубы сзади. Тряхнув головой, Бёрк яростно оскалился, глядя на то, как его сын стоит за спиной харганского лидера. Приказывая костюму подняться, капитан Гай не сводил глаз с Зюса. Выпрямившись и подняв руку-автомат, Бёрк громко скомандовал:
   - Открыть огонь!!!
   Сотни разгневанных механизмов ожили, начав стрелять на поражение. Увеличив размеры щита, Зюс закрывал собой напуганного Гилберга и поспешно отступал. Еще миг - и ликвидаторы в костюмах рванулись в лобовую атаку. Резко развернувшись, лидер "Иных" взмахнул свободной рукой и прошипел:
   - Откройся!
   Орнаментальный круг с движущимися надписями упал к ногам молодого человека и явил собой уже знакомую ранее дверь, которая была готова впустить в себя жителей Бездны. Но Зюс не мог позволить себе уйти в одиночку. Нужно было добраться до остальных. Оглянувшись на дрожащего Гила, к лидеру харганов пришла совершенно безумная мысль. Метнувшись к парню, Зюс схватил его за подбородок и, развеяв универсальный гоггл, начал захват силы кристалла. Почувствовав необыкновенные ощущения, как будто кто-то, зайдя в душу, как в дом, бесцеремонно и нагло пробирается к самым дальним, вечно закрытым и забытым всеми комнатам, Гилберг попытался отпрянуть, но Зюс держал его слишком крепко. Жуткие чувства вызывали сильный озноб и животный страх. Парень онемел на время их контакта и не мог пошевелиться. Обнаружив силу кристалла Крови, Зюс уже был готов извлечь ее, как мощнейший удар разрушительной силы отбросил лидера "Иных" в толпу военных. От этой неизвестно откуда взявшейся волны убийственной силы люди разлетелись, подобно тряпичным манекенам. Придя в себя, Зюс понял, что лежит на груде мертвых тел, а его темные пластины доспехов искажены и растворены наполовину. Закашлявшись и ощутив невыносимую боль внутри, лидер "Иных" сплюнул кровью. Не было никаких сомнений в том, что какие-то важные органы сильно повреждены. Выругавшись, Зюс в отчаянии запрокинул голову. Черные вспышки, одна за другой, поспешно покинули его тело, стремительно возвращаясь к хозяевам...
  
  
   03:01, 3 мая 48 года
  
   Гилберг стоял в растерянности и совершенно не знал, что делать. Но ликвидаторы быстро заметили сына капитана, направив в его сторону весь автоматный залп. Упав на землю, парень, тяжело дыша, пополз в сторону бункера, откуда, к его крайнему удивлению, выбежала Тира. Не говоря ни слова, девушка подхватила Гила под руку и, швырнув пару гранат в сторону подоспевающих ликвидаторов, потащила парня за угол.
   - Зюс... - Прошептал Гилберг. - Он...
   - Я видела. - Быстро ответила Чукка. - Я найду его. Обещаю.
   Оглянувшись, Гил увидел Кирса и Ёмура в полной боеготовности. Обнажив оружие, они вступили в бой с ликвидаторами, над которыми уже кружил огнедышащий дракон Мирро. Началась резня. Йоки погружали территорию Центра Управления в огонь, Дэриэл, оглушая и отмахиваясь щитом, сдерживал напор врага, а Рику, перепрыгивая с одного ликвидационного костюма на другой, перерубал важные провода и затыкал трубы, что было сродни бомбам замедленного действия. Конечно, обычные военные были не в силах устоять перед столь разрушительной силой кристаллов, но ликвидаторы в костюмах, не смотря ни на что, оказывали яростное сопротивление.
   Оставив Гилберга, Тира ворвалась на поле боя и, метко швыряя гранаты, рыскала глазами по грудам тел, среди которых она увидела знакомый цилиндр и разбитый монокуляр. Подбежав к Зюсу, она обнаружила, что в нем еле теплиться сознание. С трудом подняв молодого человека, девушка взвалила его на себя и потащила к углу здания, где ее с нетерпением встретил Гил. Тира старалась оставаться хладнокровной, но это у нее получалось не очень хорошо.
   - Зюс! - в отчаянии выкрикнула она. - У нас осталось не больше трех минут! Надо отступать!
   - Да... - Выдавил молодой человек, не без труда приоткрыв глаз с кровавыми подтеками. - Уводи... всех... Портал... открыт...
   Глаз Зюса устремился к небу и, замерев на миг, медленно закрылся. Лидер "Иных" потерял сознание. Приказав Гилу тащить Зюса к порталу, Тира побежала к остальным, чтобы передать последний приказ об отступлении. Уничтожая оставшихся ликвидаторов, Кирс и Ёмур нехотя заставили себя остановить кровопролитие и покинуть поле боя также как близнецы Йоки. Уже через минуту все были в сборе. Дэриэл перехватил у Гила тело Зюса и первым шагнул в открывшуюся дверь Бездны. Последние выжившие со стороны ликвидаторов спешили вслед отступающим харганам. Протолкнув вперед Мирро и Сэйо, Ёмур и Тира последними вошли в портал, дверь которого тут же погрузилась в небытие и исчезла, оставив в растерянности подоспевших врагов.
   Решив проверить, всё ли в порядке с костюмами на складе, ликвидаторы и выжившие военные вошли в бункер. Один из мужчин подошел к Центральной Системе Управления и, затаив дыхание, опустил глаза на скрученный сверток рядом с ней...
   Жители Гелвинкса, покинув укрытия, свесились с балконов, пытаясь обнаружить во мраке ночи членов организации "Иные". Никого не найдя, они разочарованно покачали головой. Центр Управления стоял на месте так, как и всегда, разве что теперь его территория обагрилась людской кровью. Чего же добивались дерзкие харганы? Не видя смысла в произошедшем налете, люди уже хотели расходиться.
   К скрученному свертку были подключены часы. Нахмурившись, мужчина присел, пытаясь разглядеть положение тонкой стрелки, совершающей очередной оборот. Но вдруг сердце мужчины ёкнуло и он, вскочив на ноги, открыл рот, чтобы прокричать...
   Делясь впечатлениями насчет всего произошедшего, многие горожане не спеша покидали балконы. Стрелка часов достигла двенадцати и замерла. Раздался оглушительный взрыв, а за ним и еще несколько взрывов, подобных эху. Взрывная волна, осколки и камни яростно выхлестали окна близлежащих домов. Сработал детонатор и раскатившаяся по бункеру обжигающая волна перегрела заправочные баллоны с газом. Выживших не осталось. Всё погрузилось в пылающую пучину ненависти и крови.
  
  
   03:12, 3 мая 48 года
  
   Тарахтящая машина, несущаяся на всех порах, остановилась неподалеку от объятых пламенем руин Центра Управления ликвидационными парогенерированными костюмами. Хлопнув дверью, наружу вышел статный мужчина в форме и, сняв фуражку, уставился на взвивающийся к небесам огонь. Вдалеке слышались сирены пожарных машин. Мужчина оскалился и зло сплюнул. В его багровых глазах отражались беснующиеся на территории Центра языки пламени.
   - Опоздал... - Сказал он сам себе. - Жаль, я не видел твоего триумфального шествия, лидер организации "Иные"!
  
  
   05:47, 3 мая 48 года
  
   Зюс с трудом приоткрыл глаза. Белый потолок, белые стены, яркий свет ламп и тихий звон металла. В вены обоих рук были вставлены катетеры, через капельницы которых подавалась темная, почти черная густая жидкость. Повернув голову, молодой человек увидел знакомую фигуру в поношенном белом халате. Поняв, что всё в порядке, лидер "Иных" откинулся на подушку и с хрипом выдохнул. Внутри всё болело, затрудняя нормальное дыхание. Поморщившись, Зюс повернул голову на человека в белом халате, задумчиво перебирающего бумаги на столе.
   - Дин?.. - Прохрипел молодой человек.
   - О, очнулся! - мистер Юкмэн повернулся к старой кушетке. - Здорово тебя перемололо! Интересно, кто это так постарался?
   - Гай. - Зюс ответил не сразу.
   - Да ладно?! - воскликнул Дин, округлив глаза. - Вот так да-а-а... Как это получилось?
   Юкмэн подошел к Зюсу, проверив капельницу и перевязку на груди и животе. Покачав головой, мужчина сел на стул, рядом с кушеткой и внимательно посмотрел лидеру "Иных" в лицо.
   - Что-нибудь принести? - обеспокоено спросил Дин.
   - Воды и сигарет. - С готовностью ответил Зюс.
   - Воды дам, а курить тебе сейчас нельзя. - Укоризненно сказал Юкмэн, отойдя к столу и наливая в стакан воду из графина.
   - Ах ты, инквизитор! - Зюс выдавил усмешку. - На пытку решил меня отправить?
   - Перестань. - Юкмэн тепло улыбнулся. - Тебе нужно потерпеть, пока закончится переливание. Сегодня, мне кажется, я зашил тебе всё, что только можно. Не суди строго, но швы, похоже, получились не очень аккуратными. Я торопился.
   - Не важно. - Зюс посмотрел в потолок.
   Напоив лидера, доктор Юкмэн вернулся на стул и, крутя пустой стакан в руках, задумчиво проговорил:
   - Как же так? Я ведь сделал для него замедлитель... И он, как я думал, принимает его. Бесконтрольного выплеска силы не должно было случиться...
   - Я сам виноват. - Признался Зюс и Дин посмотрел на него из-под очков. - Я попытался завладеть силой его кристалла... Я нашел его, а когда попытался извлечь, меня откинула разрушительная волна. Если бы не поглощенные мною ранее кристаллы Защитника и Убийцы, я бы, вне всяких сомнений, погиб. Ликвидаторы, оказавшиеся вместе со мной на пути несущейся волны, превратились в мешки с костями... Никакой крови, лишь мгновенная смерть.
   - Не понимаю, что происходит... - Бессильно выдохнул Юкмэн, опустив голову. - Что за феномен такой? Неизведанный, загадочный и, в конце концов, неправильный!
   Повисло молчание. Зюс безразлично смотрел на капельницу, Дин сокрушенно уставился в пол. Послышались шаги в коридоре. Еще миг - и в дверь постучали. Доктор Юкмэн устало откликнулся, и в лабораторию вошли Кирс, Ёмур и Тира. Увидев харганов, Зюс слабо улыбнулся. Нормальное состояние молодых людей искренне порадовало лидера.
   - Зюс! - Чукка метнулась к кровати. - Как ты?
   - Как видишь. - Молодой человек отвел глаза в сторону. - В крайне жалком положении... Простите меня. - Зюс внимательно посмотрел на харганов и глаза его выражали неподдельное огорчение. - Зря я всё это затеял...
   - Нет! Не зря! - глаза Тиры блестели от наворачивающихся слез. - Центр Управления костюмами уничтожен так, как ты и хотел!
   Замерев, Зюс уставился на девушку. Внутри всё сжалось от волнения и молодой человек, испытывая очередной приступ боли, невольно поморщился. Заметив это, Юкмэн поднялся и попытался отвести Тиру от кушетки.
   - Зюс! Взрыв прогремел через полторы минуты после того, как мы покинули территорию! Я закрепила детонатор на взрывчатке! Всё удалось! - голос девушки срывался, а руки пробивала дрожь.
   - Тира... - Только и смог проговорить лидер харганов. - Подойди.
   Юкмэн нехотя выпустил девушку из своих объятий, и она наклонилась к Зюсу, который, положив ей руку на шею, притянул ближе к себе и кротко поцеловал. Ёмур на миг округлил глаза и, стиснув зубы, потупился, отвернувшись.
   - Ты такая умница. - Тихо сказал Зюс, смотря слегка покрасневшей девушке в глаза. - Я горд, что такая, как ты, рядом со мной.
   Ёмура затрясло. Сжав кулаки он, резко развернувшись к двери, холодно сказал:
   - Пойду готовить завтрак.
   Кирс растерянно остался стоять в стороне и, не зная, что лучше делать в такой ситуации, сцепил руки за спиной и сделал шаг вперед, навстречу Тире. Затронув ее локоть, парень негромко сказал:
   - Зюсу сейчас нужен покой. Нам лучше оставить его и он поправится быстрее.
   - Где Гай? - лидер "Иных" внимательно смотрел на Дэриэла.
   - Закрылся у себя в комнате. - Ответил Кирс. - Дрыхнет, наверное.
   - Вряд ли. - Вслух подумал Зюс, и устало закрыв глаза, подумал о том, что, не смотря ни на что, цель была достигнута, что не могло не радовать.
  
  
   09:47, 3 мая 48 года
  
   Зюс почувствовал, как толстые катетеры извлекают из-под кожи. Открыв глаза, лидер "Иных" увидел сосредоточенное небритое лицо Дина с темными кругами под глазами. Осознавая, что всё-таки уснул, молодой человек грустно усмехнулся. Увидев, что Зюс пришел в себя, доктор Юкмэн выдавил усталую улыбку. Не смыкая глаз двое суток, Дин чувствовал себя разбитым и мечтал лишь о том, чтобы лечь и хорошенько выспаться. Однако же, Юкмэн понимал, что "Иные" вышли на тропу войны, и он может благополучно забыть о любом, даже самом малейшем отдыхе.
   - Как себя чувствуешь? - поинтересовался Дин, убирая опустевшие капельницы.
   - Как осьминог. - Отозвался Зюс, приложив ладонь ко лбу.
   - Как это? - не понял Юкмэн.
   - Такое чувство, что у меня ноги от ушей, руки из жопы, и сама жопа с ушами, и мозги, собственно говоря, тоже в жопе. Ты, случаем, когда меня латал, ничего местами не перепутал?
   - Не-е-ет. - Протянул Дин сквозь веселый смех. - Я всё сделал на совесть.
   - Ну, раз так, надеюсь, это пройдет. - Зюс хмыкнул и, улыбнувшись, посмотрел на Юкмэна. - Надеюсь, капельница была с мутагеном?
   - Да, я добавлял. - Серьезно ответил Дин. - Повреждений было очень много и я, честно признаться, даже толком не знал, какую именно дозу развести в крови... - Мужчина замолчал, а потом быстро добавил: - Передозировки быть не должно.
   - Переживу. - Зюс с трудом сел на кушетке и огляделся. - Еще есть кровь?
   - Не так много. - С нотками огорчения отозвался Дин. - Надо будет попросить ребят вновь побыть донорами...
   - Надо будет. - Эхом отозвался лидер "Иных". - Я пошел.
   - Куда? - встрепенулся доктор Юкмэн. - А как же?..
   - Ты мне курить не даешь, а я сейчас сдохну, если не выкурю хотя бы одну сигарету. - Перебил его Зюс, с трудом надевая черную майку. - Да и с Ридом надо переговорить...
   Покинув лабораторию, молодой человек направился в сторону своей комнаты. Ему всё еще было тяжело дышать и внутри царило ощущение, что все органы держаться на одной-единственной нитке, которая, натягиваясь, причиняет острую боль. Посмотрев вслед шатающемуся Зюсу, мистер Юкмэн укоризненно покачал головой. Зная, что лидер всё равно не будет слушать, мужчина даже не пытался остановить его. Где-то внутри он был даже рад тому, что его лаборатория снова опустела. Навалившись на стол, Дин устало закрыл глаза и мгновенно уснул, положив голову на высокую стопку исследовательских документов.
  
  
   10:17, 3 мая 48 года
  
   Комната Зюса была погружена в сизый дым. Выкуривая одну сигарету за другой, лидер "Иных" ожидал Рида, который вскоре появился. Открыв дверь, парень сморщился. Молча думая о том, где взять кислород для нормального дыхания, Савакс, тихо кашляя, прошел к столу и, положив на стол бумаги и пару газет, не спеша опустился на стул. Воткнув окурок в пепельницу, Зюс пристально посмотрел на парня. Рид невольно сглотнул. Похоже, лидер был не в лучшем расположении духа. Понимая, что разговор будет не из приятных, Савакс пытался вести себя максимально спокойно, помня о том, что Зюс не потерпит смятых ответов, тем более от информатора.
   - Рид, в чем дело? - серебристый глаз Зюса впился в лицо Савакса. - Почему ты заранее не сообщил об их Системе безопасности?
   - Наши планы были разработаны таким образом, что до Системы безопасности никто не смог бы добраться. Взрыв должен был произойти намного раньше, чем охрана Центра Управления осознает то, что на них напали. - Рид стойко сдерживал удар, заставляя себя не отводить взгляд. - Ты не можешь это отрицать, Зюс. Ты же знал все варианты плана наизусть.
   В очередной раз закурив, молодой человек хмыкнул, посмотрев на свои ноги, опирающиеся на край стола. Вне всяких сомнений, Савакс был прав и четко высказывал свое мнение, как и всегда. Наверное, именно за это Зюс и уважал его.
   - Всё верно. - Наконец, сказал лидер "Иных". - Следующая контрольная точка - Академия Наук в западном районе Гелвинкса. Когда будешь собирать информацию, обрати больше внимания на план здания и систему безопасности, потому что в Центре Управления она не только перекрыла все входы и выходы, но и стала испускать дестабилизирующие сигналы, нарушающие работу наших наушников. Всё это очень сильно осложнило задачу. Если бы не Тира, мы бы ушли ни с чем.
   - Да, она рассказывала. - Тихо отозвался Рид, а потом, взглянув на Зюса, добавил: - Я всё понял.
   - Что пишут? - спустя минуту молчания, кивнув на газеты, спросил молодой человек.
   - Да много чего интересного... - Савакс хмыкнул, разворачивая прессу. - Вот, например, на первой полосе следующее: "Харганы взорвали Центр Управления ликвидационными костюмами". - Рид, шурша, переворачивал листы. - А вот и сама статья. Большими буквами, однако. - Парень ухмыльнулся. - Вот. "Сегодня в четвертом часу ночи был взорван Центр Управления ликвидационными парогенерированными костюмами группой лиц по предварительному сговору. Доподлинно установлено, что это были никто иные, как харганы. Среди них находился лидер, настоящее имя и внешность которого до сих пор не установлены. На задержание нарушителей был направлен дежурный ликвидационный отряд под командованием Бёркхэя Гая. При попытке задержания харганы оказали жесточайшее сопротивление, вывив из строя парогенерированные костюмы и уничтожив военное сопротивление. Остатки ликвидаторов погибли от взрыва, раздавшегося через некоторое время после уничтожения складов с парогенерированными костюмами. Тела харганов на месте взрыва не обнаружены. В данный момент следователи работают на месте теракта, пытаясь определить способ, с помощью которого харганы покинули территорию Центрального Управления. - Усмехнувшись, Зюс выпустил дым через ноздри. - Мы просим граждан Гелвинкса сохранять спокойствие и соблюдать еще большие меры личной безопасности. Помните: Судьи на вашей стороне. Мы сделаем всё, чтобы в ближайшее время найти харганского лидера и пресечь любые попытки дальнейшего уничтожения наших объектов. Мы сделаем всё, чтобы обеспечить вашу безопасность и просим посильной помощи с вашей стороны. Если вы явились свидетелем передвижения необычных на вид личностей, или же услышали подозрительный разговор, мы убедительно просим вас сообщить в дежурный ликвидационный центр, который будет работать круглосуточно во имя вашего блага. Вместе мы быстрее обезвредим харганов, уничтожив их вид раз и навсегда!"
   - Забавно. - Сделал вывод Зюс, откинув голову на спинку кресла. - Значит, сейчас они заняты ни сколько восстановлением потерь, сколько пытаются выяснить, каким именно образом мы оттуда свалили. Что ж. Как бы то ни было, им всё равно не найти нас. Никогда.
   Рид тяжело вздохнул и, выдавив согласную улыбку, отложил газету в сторону. Вдруг в дверь постучали. Савакс оглянулся.
   - Да. - Подал голос Зюс, и дверь осторожно приоткрылась.
   На пороге стоял Гилберг. Увидев Рида, он хотел уйти, но пригласительный жест лидера "Иных" остановил его и парень нерешительно вошел, не спуская глаз с сидящего в кресле молодого человека. Поймав себя на том, что таращиться на Зюса крайне неприлично, Гил поспешно потупился. Рид искоса поглядывал на непрошеного гостя, ожидая, как он прокомментирует свое внезапное появление.
   - Мне надо... поговорить. - С трудом выдавил Гилберг, не поднимая глаз.
   - Хорошо. - Зюс кивнул и, намекнув Риду на дверь, добавил: - Проходи, садись.
   Савакс нехотя поднялся и, забрав принесенные с собой бумаги, покинул комнату. Пройдя, Гил сел на место информатора, волнительно навалившись на стол и сцепив пальцы в замок. Зюс не сводил с него глаз и, прикурив очередную сигарету, подумал о чем-то своем и хмыкнул. Понимая, что парень всё никак не решиться начать первым, лидер "Иных" завел разговор.
   - Что случилось? - спокойно, будто бы ничего не было, спросил он.
   - Как ты себя чувствуешь? - тихо спросил Гил, изучая темную столешницу.
   - Как видишь. - Зюс криво улыбнулся. - Нормально. Можно сказать, даже хорошо. Цель достигнута. Мы должны радоваться, Гай!
   Прерывисто вздохнув, Гилберг сжимал ледяные от волнения ладони и молчал. Закусив сигаретный фильтр, Зюс резко поднялся и шагнул к стулу, где сидел парень. Гил замер, не зная, чего ожидать. Должно быть, лидер харганов захочет хорошенько ему вмазать за эту разрушительную волну, которая чуть не отняла у него жизнь. Но, подойдя к спинке стула и, встав позади нее, Зюс сжал плечи парня длинными пальцами. Гилберг затаил дыхание, не решаясь пошевелиться, но и Зюс не предпринимал никаких действий. Повисла гнетущая тишина. Наконец, лидер "Иных" нехотя убрал руки и, отодвинув соседний стул, присел рядом. Взглянув на бусины пота, выступившие на лбу парня, Зюс грустно хмыкнул и тихо сказал:
   - Это я должен тебя бояться.
   Гилберг медленно перевел не на шутку испуганный взгляд на казавшегося беззаботным молодого человека, который с легкой улыбкой взирал на него. Отведя глаза, Зюс построил из пальцев домик и негромко сказал:
   - Я прошу прощения за свое наглое вторжение к силе твоего кристалла.
   - Да я ведь... - Начал, было, Гил, но лидер "Иных" перебил его, чуть приподняв руку.
   - Я должен был больше рассказать о себе. - Продолжил Зюс. - Моя вина в том, что я этого не сделал. Похоже, ты просто очень сильно испугался, поэтому образовалась эта волна, отбросившая меня и всех остальных. Другого объяснения я не могу найти. - Молодой человек сделал паузу. - Так вот. Думаю, ты уже слышал о том, как ребята говорили фразы типа "Воспользуется нами". - Гилберг молча кивнул. - Дело в том, что мой осколок бездны - это кристалл Паразита. И именно этим я уникален. Я могу воспользоваться абсолютно любым кристаллом врожденного происхождения и получить часть способностей и силу его законного владельца. Там, на территории Центра Управления, я воспользовался кристаллами Кирса и Ёмура, и именно это помогло мне выжить. - Зюс горько усмехнулся. - Я, конечно, идиот, что решил вот так вот просто, без подготовки, наброситься на тебя и завладеть кристаллом... Надо признать, я и не думал, что приобретенный осколок не поддастся мне.
   - Я готов отдать свой кристалл в твое пользование! - выпалил Гилберг. - Мне вовсе не жалко!
   - Дело не в жалости, Гай. - Глядя в наивное лицо парня, Зюс печально улыбнулся. - Твой кристалл никогда не подпустит меня к себе, потому что он не такой, как у всех остальных. Я это к тому, что тебе лично придется выполнять мои поручения. Тут уж я не властен и не смогу делать что-то за тебя. - Лидер "Иных" замолчал. - Но я очень надеюсь... и доверяю тебе, ведь только ты имеешь власть над сроком моей жизни. Никто ранее до тебя не мог нанести мне столько увечий, если учесть, что я был защищен перекрестной силой трех кристаллов. Ты поразителен, Гай... И поистине уникален.
   - Да я, вроде бы... - Пробормотал Гил, но, не закончив фразы, замолчал.
   - Верь мне. - Глаза парня и лидера харганов встретились. - Я приведу нас в новый мир.
  
  
   23:47, 3 мая 48 года
  
   Взглянув на календарь, висевший на стене, Тира неожиданно вспомнила о важном событии предстоящих дней. Спохватившись, девушка поспешно вышла в коридор в тот момент, когда мимо ее комнаты проходил Зюс. Нечаянно ударив молодого человека дверью, Тира врезалась в него. Сморщившись, лидер харганов невольно попятился. При столкновении неуклюжая девушка ткнула его локтем в живот, нарушив покой толком не сросшихся швов. Охнув, она отпрянула, растерявшись, покраснев и на мгновения потеряв дар речи.
   - Прости! Прости! - затараторила она, в отчаянии замахав руками. - Я тебя не видела!.. Я не специально! Тебе больно? Чем я могу помочь?..
   - Успокойся. - Как можно мягче попросил Зюс. - Все уже пошли спать. А ты почему бегаешь и дерешься дверями? - молодой человек, несмотря на острую боль в животе, тепло улыбнулся.
   - Я... - Казалось, Тира даже забыла, зачем, собственно, покинула свою комнату. - Я это... с тобой хотела поговорить.
   - Да у меня сегодня прямо день бесед какой-то. - Хмыкнув, сказал Зюс сам себе. - Ну что ж, идем.
   Оказавшись в комнате лидера "Иных", Тира огляделась. Кровать была разобрана. По-видимому, молодой человек собирался ложиться отдыхать. Девушка искренне удивилась. Она, почему-то, считала, что Зюс, как и доктор Юкмэн существует некими дремотами длиной не более пятнадцати минут. Присев на кресло, Тира положила руки на колени так, как подобает сидеть в гостях у уважаемых людей. Сев на край стола напротив нее, Зюс достал пачку сигарет и уже хотел вытащить зубами очередную дымную палочку, как что-то его остановило. Указав Тире на сигареты, он спросил:
   - Ты не против, если я закурю?
   - Нет. - Девушку смутил такой вопрос. - Обычно ты никогда не спрашиваешь...
   - Мы сейчас вдвоем. - Загадочный взгляд Зюса скользнул по коленям Чукки. - Я не хочу, чтобы ты испытывала неприятные ощущения.
   - Да всё нормально... вроде. - Тира нервно хихикнула.
   - Так что случилось? - закурив, лидер "Иных" выпустил большой клуб дыма в потолок.
   - Завтра четвертое мая. - Начала девушка. - Через день у Мирро и Сэйо будет день рождения. Им исполняется четырнадцать. Думаю, нужно будет отметить это знаменательное событие, тем более что наша дебютная операция закончилась успешно...
   - Благодаря тебе. - Закончил за Тиру Зюс.
   - Я просто делала то, что ты говорил... - Тихо ответила она. - Я тоже хочу жить в мире, где не будет Судей!
   Отложив сигарету на край пепельницы, Зюс спрыгнул со стола и, зацепившись большими пальцами за карманы штанов, шагнул в сторону девушки. Ростом Тира была до плеч лидеру харганов, поэтому она, не решаясь поднять голову, смотрела на молодого человека исподлобья. Осторожно коснувшись щеки девушки, Зюс, любуясь, смотрел ей в лицо.
   - Такая маленькая и такая отчаянная, такая храбрая и такая обязательная... одна из самых надежных. - Лидер тихо размышлял вслух. - Я повторюсь, что очень рад, что ты есть рядом со мной.
   Тира сильно покраснела от таких слов и потупилась. Она совершенно не знала, что нужно сказать, когда тебе говорят подобное. Замявшись, девушка подыскивала нужные слова, когда Зюс, подцепив ее подбородок пальцами, нежно поцеловал. Эти сильные, надежные руки истинного лидера, пьянящий запах табака, и необыкновенное тепло нежных губ одурманили Тиру, и она потеряла всякую способность сопротивляться. Обвив руками шею молодого человека, девушка запустила тонкие пальцы в пепельные волосы Зюса, который прижал ее ближе к себе. Серый глаз с металлическим оттенком находился как никогда близко. Тира любовалась им. Никогда ранее ей не выпадала возможность рассмотреть причудливый узор на зрачке харганского лидера.
   - Зюс, я тебя...
   - Не надо. - Молодой человек приложил палец к разгоряченным губам девушки. - Не стоит это говорить.
   - Почему? - в голосе Тиры отчетливо слышались нотки разочарования.
   - Я не готов к любви. Любые отношения мне будут только мешать, понимаешь? - он замолчал. - Но я признаю, что вкус твоих губ пленит меня.
   - Зюс, я...
   Тира замолчала, опустив глаза. Смотря на нее, такую печальную и хрупкую, лидер "Иных" тепло улыбнулся. Осторожно обняв девушку за плечи, он прижал ее к себе и погладил по длинным прямым волосам. Зюс ощущал ее волнительную дрожь каждой клеточкой своего тела, но он не мог позволить себе переступить лично проведенную грань. Да, Тира нравилась ему. Она, прямо-таки, заставляла любить себя, демонстрируя верность и надежность при каждом удобном случае, но ее холодная механическая рука каждый раз напоминала лидеру "Иных" о том, кто они и что должны делать. В Бездне для любви нет места, и Зюс понимал это, как никто другой.
   - Ты хочешь праздника? - тихо спросил молодой человек.
   - Да. - Тира ответила не сразу. - Думаю, другие тоже этого хотят. Быть может, совместные развлечения хоть как-то смогут сдружить Кирса и Гилберга...
   - А вот это вряд ли. - Отступив от девушки, Зюс вернулся к почти догоревшей сигарете и, потушив ее, закурил новую. - Только опасность смерти сможет заставить их сотрудничать добровольно.
   - Но тем не менее. - Не отступала Тира.
   - Я понял тебя. - Зюс на миг обернулся в сторону девушки и выдохнул густой синий дым, окутавший его, как плащ. - Тогда с вас шикарный стол! - молодой человек весело улыбнулся. - Бери Ёмура и иди в Гелвинкс. Купи там всего и побольше, а особенно выпивки и сигарет, а именинникам сладостей! - Зюс хохотнул, посмотрев на улыбающуюся девушку исподлобья. - Подарки тоже присмотрите там... Сами решите, что им будет нужнее. - Лидер харганов замолчал и, пристально посмотрев Тире в глаза, добавил: - Обрати внимание на Ёмура. Он смотрит на тебя совсем не так, как на других.
   - То есть? - не поняла девушка, нахмурившись.
   - Спокойной ночи. - Зюс загадочно улыбнулся и, деликатно намекнув на дверь, направился в сторону кровати.
   - И тебе... спокойной... - Отрывисто проговорила Тира и тихо закрыла за собой массивную дверь. - Зюс...
   Прижавшись спиной к холодному железу, она устало закрыла глаза и низко опустила голову. Тира знала, что ее и лидера "Иных" разделяет целая пропасть.
  
  
   09:03, 5 мая 48 года
  
   - Офигеть, Сэйо, ты только посмотри!
   - Как здорово! Они не забыли!!!
   Близнецы Йоки стояли в общей комнате, вытаращив восторженные глаза. Обычно безрадостное, серое помещение было ярко украшено разнообразными по форме шариками, бумажными гирляндами и большими плакатами с красивыми поздравлениями и рисунками. Над всем этим, как крыша большого дома, нависала длинная вывеска со старательно выведенной фразой "С днем Рождения!". На столах уже поджидал праздничный завтрак, ничем не отличающийся от ресторанного меню.
   - Ну просто чума!!! - восторженно воскликнул Мирро, приблизив нос к одной из тарелок. - Как вкусно пахнет!!!
   - Мы старались.
   Оглянувшись, Йоки увидели Ёмура и Тиру, одетых, как повара изысканных блюд. На них были белоснежные фартуки, а Рику даже нацепил непонятно откуда взявшийся высокий колпак. Дурачась, он задрал нос к потолку и пророкотал с невыносимым акцентом, какой обычно имели все шефы Гелвинкских ресторанов:
   - Папрёбуйтэ-с этот блудо!
   Тира, усмехнувшись, толкнула парня в плечо и тот громко рассмеялся. Сэйо радостно захлопала в ладоши, Мирро расплылся в улыбке до ушей. Праздник обещал выйти на славу. Пребывая в предвкушении вечера, каждый из харганов к чему-то готовился, но никто и подумать не мог о том, что лидер "Иных" подготовил для всех особый сюрприз...
   Войдя в общую комнату, Гилберг и подумать не мог, что харганы в состоянии устроить что-то подобное. Яркие краски, заглушающие мрачные стены, заставляли улыбаться. Хорошее настроение и бодрое расположение духа уверенно подбирались к сердцам молодых людей. Сегодня все улыбались, смеялись и оживленно разговаривали, успевая уплетать изысканные, по сравнению с обычной едой, блюда.
   - О, это божественно! - бормотал Мирро, набивая рот.
   - Очень-очень вкусно! - поддакивала Сэйо, смакуя каждый кусочек. - Вы такие молодцы! Мы так рады!!!
   - Нам приятно. - Ёмур, сложив руки на груди, подмигнул Тире, которая, игриво закатив глаза, усмехнулась. - Наедайтесь. К вечеру приготовим что-нибудь новенькое.
   - Еще и вечером так кормить будут?! - воскликнул Мирро, выронив вилку.
   - Ага. - Ёмур засмеялся, глядя на одуревшего от счастья мальчишку.
   - Офигеть!!! - Мирро откинулся на спинку стула. - Это мой лучший день рождения за последние годы!
   - И мой. - Скромно добавила Сэйо, задумчиво улыбнувшись.
  
  
   21:17, 5 мая 48 года
  
   Проведя веселый день, шумная компания харганов ужинала. В отличие ото всех остальных, Кирс и Ёмур, быстро перекусив, поспешно покинули общую комнату. Остальные ребята в непонимании переглянулись, лишь Рид хитро прищурился, отправив в рот кусочек нежной рыбы. Конечно же, он знал, куда ушли напарники. Представляя, в каком шоке будут остальные, увидев главный сюрприз, Савакс хихикнул. Не спеша доев, информатор, поблагодарив всех, на цыпочках пробрался в коридор. Оценив ситуацию, он понял, что вслед за ним никто вышел и, заговорщицки улыбнувшись пустоте, направился к самой дальней, плотно закрытой двери.
   Мирро и Сэйо поднимались из-за стола, когда в комнату заглянул Зюс. Из-под черной поношенной майки виднелись белые полоски бинтов. Мистер Юкмэн уже успел сделать перевязку и, в свою очередь, тоже вовсю готовился к сюрпризу для Йоки. Заткнув большие пальцы в карманы кожаных штанов, Зюс шагнул в комнату. Загадочно прищурившись, лидер "Иных" оглядел всех присутствующих, заострив внимание на удивленных лицах Мирро и Сэйо.
   - Ну, что? Готовы? - подмигнув, спросил молодой человек.
   - К чему? - Сэйо слегка нахмурилась.
   - К настоящему веселью! - торжественно воскликнул Зюс, раскинув руки. - Все в мою комнату!
   Еще никогда Гилберг не видел лидера харганов в таком радостном расположении духа. Парень подумал о том, что Зюс, должно быть, пьян, хотя он и не видел, чтобы тот пил в течение дня. Но кто ему мешает тихо нажраться в своей комнате? Торопливо поднявшись из-за стола, Гил направился вместе со всеми в комнату Зюса.
   Преодолев коридор, молодой человек остановился рядом с дверью и, приложив ладонь к холодному железу, резко распахнул ее. Онемев от неожиданности, ребята застыли. Большое помещение было погружено в абсолютно непроглядную тьму. Не было видно письменного стола, на который так любил закидывать ноги Зюс, не было видно кресла и стульев, кровати и книжных полок - ничего. Осторожно войдя в комнату, ребята тщетно вглядывались в темноту. Столпившись у открытой двери, они с нетерпением ждали, что будет дальше. Вдруг вспыхнул прожекторный свет, проливший свои широкие лучи из противоположных углов потолка. Один луч был желтым, другой зеленым. В их перекрестии, на возвышенности пола, стояла причудливая барабанная установка с множеством прозрачных проводов, как прямых, так и спирально скрученных. Длинные изогнутые барабанные палочки одиноко лежали в стороне. Гилберг ожидал увидеть всё, но только не это. Восхитившись не на шутку, парень широко улыбнулся. Мирро ахнул, присев и хлопнув ладонями по коленям. Сэйо, запищав от восторга, захлопала в ладоши. Тира, затаив дыхание, разглядывала необыкновенный для Бездны инструмент. Еще мгновение - и новая пара прожекторов - синий и красный - пролили свет, выставив на всеобщее обозрение высокий прямоугольный динамик, к которому была приставлена необыкновенной формы электрогитара, неподалеку от которых, в соседнем луче, располагалась система клавишной установки. Сдавленно пискнув, Мирро протер глаза. Он, равно как и Гилберг с Сэйо, не мог поверить, что всё это - реальность. Одна лишь Тира, где-то в глубине души, ожидала что-то подобное, разве что она не думала, что всё будет настолько масштабно.
   Пока ребята разглядывали необычные музыкальные инструменты, в противоположном от импровизированной сцены углу появилась вспышка. Быстро приняв ее во внимание, харганы замерли. В темноте светились два ядовито-зеленых круга. Глядя на них, Тира сощурилась. Уж слишком знакомыми они были. Чукка уже принялась вспоминать, где могла видеть эти светящиеся окружности, когда перекрестный свет прожекторов потолка ярко подсветил их. Поняв в чем дело, лицо девушки озарила улыбка, ведь они были ничем иным, как универсальным гогглом Ёмура. Парень стоял под светом широких разноцветных лучей и, не двигаясь, смотрел прямо перед собой. Он был одет в старую белую рубашку с закатанными рукавами и просторные штаны из плотной ткани с множеством карманов. Гоггл ночного видения продолжал светиться зеленым. По правую руку от Ёмура, полубоком, стоял Рид, одетый в светло-серую рубашку без рукавов, застегнутую посередине всего на пару пуговиц. Слегка помятые темные брюки висели на бердах худощавого парня. По левую руку от Ёмура стоял Кирс. Мускулистый и суровый, он сложил руки на груди и безмолвно смотрел куда-то в сторону. Тесная, темно-серая майка обтягивала его, демонстрируя очертания идеального торса. Просторные штаны, как у Ёмура, держались на широком ремне с большой пряжкой.
   Округлив глаза, Сэйо и Тира уставились на парней. Проследив за их взглядом, Зюс еле заметно улыбнулся и, пройдя в центр импровизированного зала, хлопнул в ладоши. Мягкий свет длинных ламп осветил темную стену, вдоль которой стоял длинный, давно знакомый всем стол, только сейчас он ломился от изысканных блюд, приготовленных Ёмуром, а также купленных Тирой в Гелвинксе. И чего там только не было: и салаты по самым знаменитым ресторанным рецептам, и закуска, и сладости, и соки, а также торты, пирожное и фрукты. Под столом, как будто бы невзначай, стояли два ящика какой-то крепкой выпивки. Не хватало лишь пары бутылок, ведь кто-то заботливый уже расставил их на столе. Увидев разнообразие представленных яств, глаза Мирро алчно вспыхнули.
   В коридоре Бездны послышались шаги. К комнате лидера "Иных" шли сияющий доктор Юкмэн и скромно улыбающийся механик Лейн. Все были в сборе, поэтому Зюс начал свою торжественную речь:
   - Наши драгоценные именинники, наши близнецы, наши талантливые артисты, наши верные друзья! Храбрый Мирро, - молодой человек взглянул на мальчишку, - находчивая Сэйо, - серый глаз остановился на девчонке, - мы очень рады поздравить вас с вашим очередным днем рождения. Я никогда не думал, что хотя бы буду знаком с такими, как вы. Но мне крупно повезло. - Зюс посмотрел на взволнованного и даже успевшего побриться мистера Юкмэна. - Твои дети со мной, Дин. - Сдерживая эмоции, доктор согласно тряхнул головой. - Я обязательно подарю вам новый мир, ибо за вами будущее Гелвинкса. - Зюс многозначительно замолчал, но, собрав все положительные эмоции, как можно веселее продолжил: - А пока мы все хотим подарить вам незабываемый вечер! Пойте, танцуйте, веселитесь! Наедайтесь! - смеясь, лидер харганов посмотрел на дрожащего в нетерпении Мирро. - Это ваш вечер, ваш день рождения!
   - Ура! - взвизгнула Сэйо, подхватив полы длинного пышного платья с множеством подкладок.
   - Еда! - выкрикнул Мирро, подпрыгнув.
   - Сегодня для вас играют, - Зюс указал на стоящих у стены парней, - барабаны - Ёмур Рику, клавишные - Рид Савакс, саксофон - Кирс Дэриэл!
   Тира прикрыла рот ладонью, не веря собственным ушам. Как, оказывается, мало она знает о тех, рядом с кем живет. Гилберг же вообще пребывал в немом шоке. Рид играет на клавишах? Кирс на саксофоне? Боги явно сошли с ума. Пригласив всех к столу, Зюс незаметно достал из-под стола бутылку и, откупорив ее, сделал несколько жадных глотков. Решив для себя, что сегодня в своей комнате он курить не будет, молодой человек поморщился и сделал еще несколько глотков, отдавая дань небольшой курительной завязке. Отставив бутылку, Зюс краем глаза увидел, как Тира тоже наливает себе выпивки. Хмыкнув, лидер харганов обратил свой взгляд на сцену, где уже расходились по местам музыканты сегодняшнего вечера. Лейн и Юкмэн, налив себе полные кружки, поспешно утолили жажду и, расслабившись, опустились на расставленные вокруг стола стулья. Мирро, дорвавшись до халявы, уминал за обе щеки, изредка хищно оглядываясь по сторонам. Сэйо старалась выбирать всё самое вкусное. Воруя вишенки с пирожных и тортов, девчонка, причмокивая, поспешно отправляла их в рот. Сделав еще один решающих глоток, Зюс поднялся на сцену и громко объявил:
   - Друзья! Мы хотим исполнить для вас песню!
   - Давай! - пробубнил Мирро с набитым ртом.
   - Но мы мало репетировали! - смеясь, признался Зюс. - Не судите строго!
   - Да врубай уже! - Сэйо весело вскинула руки вверх. - Мы хотим услышать!
   Улыбаясь, Зюс кивнул и, зайдя за высокую колонку, присел. Послышались щелчки тумблеров, и музыкальные инструменты ожили. По прозрачным трубкам барабанов побежала мерцающая жидкость, переливающаяся всеми цветами радуги. Она светилась во мраке, сияя, как невообразимое заклинание древнего мага. Преодолевая спирали и повороты, сияние будто рисовало барабаны на черном листе бумаги. Под клавишной установкой включилась мягкая синяя подсветка, а на краю изогнутой гитары вспыхнула полусфера, внутри которой начали свой игривый танец маленькие хвостатые вспышки ярких цветов. Кружась друг с другом, они оставляли за собой медленно тающий след. От полусферы к изогнутым краям гитары тянулись прозрачные трубки, наполненные такой же жидкостью, как трубки барабанов. Сходя на нет, трубки уходили внутрь гитары, подобно венам. Харганы восхищенно ахнули, не смея оторвать взгляд от такого магико-технического чуда. Взяв гитару в руки, Зюс подошел к краю сцены. Отставив опустевший стакан, Тира смотрела на него мутным взглядом и сдержано улыбалась. Вооружившись палочками, Ёмур поднял голову. Светящийся гоггл отбрасывал блики на гладкие золотистые тарелки. Топая ногой в тяжелом ботинке в такт на "Раз, два, три", Рику ударил палочками по барабанам и импровизированная группа начала играть. Длинные пальцы Рида ловко бежали по клавишам, даже легкое прикосновение к которым вызывало разноцветную подсветку. Кирс, сосредоточившись на саксофоне, подыгрывал в такт заданному динамичному ритму. Сунув пальцы в рот, Мирро громко засвистел. Сэйо одобрительно заулюлюкала, хлопая в ладоши. Гилберг широко улыбался. Это был именно тот жанр музыки, который он слушал когда-то давно, будучи еще учеником старшей школы Гелвинкса. Гил очень любил музыку. Наверное, она была единственным резонансом его сердца во всем мире. Смотря на Зюса, парень поражался, что харганский лидер умеет играть на электрогитаре, да еще и так мастерски. После короткого вступления, Зюс запел:
  
   Мир изменился, лишился границ.
   Хаоса тени отброшены вновь,
   Но что-то новое в пении птиц,
   Значит, нам прошлое не вернуть назад...
  
   Назад...
  
   Осколки прошлого, как снег закрутит ураган времен,
   Ушедший день для нас навек обрушит мост.
   Оставив в наших душах след, тьма уплывет за горизонт,
   И в чистом небе вспыхнет свет, свет новых звезд!
  
   Ёмур и Рид подпевали. Саваксу, помимо игры на клавишах, удавалось еще и подтанцовывать. Мирро и Сэйо не заставили себя ждать. Отстегнув длинный подол пышного платья, девочка осталась в юбке выше колен, тугом корсете и белой пышной рубашке, на рукавах и вороте которой располагались кружева и рюшки. Мирро как всегда в строгом темном костюме с расстегнутым пиджаком. Схватив сестру за руку, он вывел ее в середину зала, и они начали танцевать. Как же ловко у них это получилось! Было совершенно непонятно, кто именно ведет в танце. Йоки делали то совершенно одинаковые движения, так, будто бы один из них стоял перед зеркалом, то пускались в пляс кто куда. Конечно же, если Сэйо танцевала одна, она делала это как истинная леди. Ее движения были неторопливыми, плавными и грациозными, но стоило только ей вновь вступить в игру с Мирро, как об образе леди можно было забыть. Добавляя в танец немыслимые элементы акробатики, близнецы были неотразимы. Мистер Юкмэн, глядя на них, был переполнен гордости. Держа на вилке скрученный рулетом пластик сыра с начинкой из ветчины, доктор пропускал очередной стакан. Увлеченный танцем своих детей и невероятным сюрпризом лидера "Иных", Дин каждый раз забывал закусывать, но, как казалось, его это вовсе не огорчает. Сидящий рядом с ним механик Лейн не отставал. Ради праздничного вечера мужчина даже согласился снять свой рабочий фартук, но вот расстаться с гогглом так и не решился. Гилберг, изредка уплетая дивный на вкус салат, не мог налюбоваться профессиональным танцем близнецов Йоки и необыкновенно хорошим пением Зюса, которому вторили более тихие голоса Ёмура и Рида. Покосившись на Тиру, Гил увидел, что девушка, даже не смотря в сторону стола, наливает себе очередной стакан. Чукка не сводила глаз с Зюса, который, в свою очередь, сосредоточился на именинниках. Решившись, Гилберг подошел к Тире и, раскрыв рот, хотел что-то спросить, но она перебила его:
   - На вот.
   Глядя на парня мутными глазами, девушка, криво улыбаясь, протянула Гилу стакан полупрозрачной жидкости. Гилберг взял его в руки и принюхался. Намекнув, что надо выпить, Тира налила себе очередную порцию.
   - Давай, Гай. - Чукка приподняла стакан в тосте. - За любовь!
   - Э... Ну, ладно. - Согласился Гил и, глядя на то, как девушка в несколько больших глотков опустошила стакан, последовал ее примеру.
   Крыша вмиг съехала и парень, попятившись, резко сел на стул. Посмотрев на него, Тира весело хохотнула. Перед глазами всё плыло, уши будто заткнули ватой. Закрыв лицо руками, Гил отметил, что сегодня он впервые выпил спиртное. Видел бы его отец, точно бы нос разбил, но его нет... Нет рядом или же нет вообще? Думая о судьбе Бёркхэя Гая, Гилберг невольно потянулся к уже начатой бутылке. Широко улыбаясь, Тира перехватила выпивку и лично налила парню еще стакан, который Гил залпом осушил. Сев рядом с парнем, Чукка дружески обняла его за шею и заглянула в озабоченное лицо.
   - Что стряслось, Арахнид? - заплетающимся языком спросила она.
   - Ничего. - Ответил Гилберг и налил себе один стакан, за которым последовал другой, третий...
   - Гай, а ты любил когда-нибудь? - негромко спросила Тира.
   - Э... ну... - Замялся парень.
   - Браво! Молодцы!!! - восторженные крики Мирро и Сэйо заглушили ответ Гилберга.
   Опустив гитару, Зюс отвесил поклон. Музыка стихла и молодой человек, спустившись к столу, опустошил начатую ранее бутылку. Рука невольно потянулась к заднему карману, где лежали сигареты, но лидер "Иных" вовремя отдернул себя. Он сказал себе, что курить в своей комнате, перестроенной под зал, сегодня не будет. Подсев к краю стола, Зюс подцепил на вилку тонкий пластик ветчины и отправил его в рот. Оставив Гилберга, Тира поднялась на ноги и, шатаясь, подошла к Зюсу, откупоривавшему новую бутылку с выпивкой. Рухнув на стул рядом с ним, девушка подставила свой стакан ближе к открытой бутылке.
   - Налить? - оценив состояние Чукки, спросил Зюс.
   - Угу. - Тира согласно тряхнула головой.
   Хмыкнув, молодой человек налил девушке полный стакан. Ёмур, опустив палочки, впился в Зюса пронзительным взглядом. Еще миг - и он, сорвавшись с места слишком резко, чуть не уронил один из барабанов. Схватив Кирса за плечо, Рику прошептал:
   - Сыграй что-нибудь медленное. Соло.
   - Да ты что? Я же не мастер каких-то там...
   - Пожалуйста, Кирс! - перебил Ёмур, сжимая плечо напарника.
   - Да ладно, иди уже. - Отмахнулся Дэриэл и начал играть.
   Услышав мелодичный плач саксофона, Тира удивленно вскинула брови. Искоса посмотрев на Зюса, она на миг замялась, думая, как лучше пригласить лидера "Иных" на танец и, только она успела раскрыть рот, перед ней вырос Ёмур.
   - Тира, не составишь мне компанию? - парень протянул Чукке руку.
   - Иди, иди. - Зюс слегка подтолкнул девушку. - Хватит бухать.
   Нерешительно поднявшись, Тира моментально оказалась в объятиях Ёмура. Аккуратно прижав девушку к себе, Рику довольно улыбнулся. Мирро тоже не растерялся и пригласил показать мастер-класс по медленным танцам свою сестру. Чукка была не на шутку удивлена таким поведением Ёмура, но ее голова была слишком тяжелой для размышлений. Закружившись в танце, девушка не упускала из виду Зюса, который наслаждался выпивкой и изысканной едой, а потом вдруг поднялся и тихо покинул помещение. Кирс продолжал играть, краем глаза видя умоляющие глаза Ёмура. Укоризненно качая головой, Дэриэл играл какую-то импровизированную медленную, с оттенком грусти, мелодию. Рику был на седьмом небе от счастья. Ему казалось, что у него за спиной выросли крылья и если он только захочет, то вполне реально может взлететь. Механическая ладонь Тиры легла ему на шею, и это единое прикосновение вызвало электрический разряд в животе. Сглотнув, Ёмур крепче обнял девушку за талию. Жалея, что в любой другой ситуации она никого не подпустит так близко, парень волнительно поджал губы. Никого не подпустит... Никого, кроме... Быстро оглядевшись, Рику заметил отсутствие Зюса, что не могло не радовать. Сегодня Тира будет с ним... весь вечер.
   Окончательно выдохшись, Кирс завершил мелодию и опустил саксофон. Мирро и Сэйо зааплодировали ему и, грациозно поклонившись доктору Юкмэну и механику Лэйну, дружно пошли пить сок. Нехотя выпустив Тиру из своих объятий, парень отошел к столу и налил два стакана сока. Шагнув к девушке, он хотел пригласить ее посидеть вместе, но она пристально смотрела на дверь, ни на что не обращая внимания.
   - Сейчас приду. - Сказала она и побрела к выходу.
   - Я буду ждать. - Тихо ответил Ёмур.
  
  
   22:36, 5 мая 48 года
  
   Оказавшись в коридоре, Тира огляделась. Тишина, ни шагов, ни разговора не было слышно. Прохлада Бездны слегка отрезвляла и девушка, шатаясь, побрела вперед. Будто покосившиеся двери комнат проплывали мимо, но Чукка не обращала на них никакого внимания. Проходя мимо комнаты Гилберга, девушка остановилась. Дверь была приоткрыта. Если бы не алкогольное опьянение, она бы ни за что не заглянула внутрь, даже зная, что там никого нет, но это был не тот случай. Бездумно открыв дверь, Тира замерла. Склонившись над открытой тумбочкой, в комнате стоял Зюс. В одной руке он сжимал обтянутую кожей коробочку, а другой клал точно такую же коробочку на одну из полок тумбы. Нахмурившись, Чукка сделала неуверенный шаг вперед.
   - Тира! - Зюс резко выпрямился, заслонив собой тумбу и спрятав коробочку за спину. - Что ты здесь делаешь?
   - А ты? - слабо улыбаясь, она не сводила глаз с лидера "Иных".
   - По-моему, ты перепила. - Неуловимым движением ноги Зюс закрыл дверцу и шагнул навстречу Чукке. - Пойдем, я провожу тебя до твоей комнаты.
   - А, да ладно... - Она махнула рукой. - Всё нормально со мной.
   - Нет-нет! - суетливо отозвался молодой человек. - Пойдем, я провожу.
   - Ну, как скажешь. - Согласилась девушка и первой покинула комнату.
   Она, кажется, уже и забыла, что только что хотела узнать, что искал харганский лидер в тумбочке Гая, но это было уже не важно. С ней рядом шел Зюс, и ничто не могло омрачить это невероятное ощущение его присутствия. Дойдя до комнаты Чукки, молодой человек открыл ей дверь. Переступая порог, девушка запнулась. Она упала бы, если бы ловкий Зюс не успел подхватить ее.
   - Осторожнее. - Попросил лидер "Иных".
   - Всё нормально. - Заверила Тира и, еле переставляя ноги, подошла к столу и неожиданно сказала: - Можешь закурить у меня в комнате.
   - С чего бы это? - хмыкнув, спросил Зюс.
   - Потому что я люблю запах твоего табака также сильно, как тебя!
   Кинувшись на шею харганскому лидеру, девушка принялась целовать его. Но, каким бы пьяным не был Зюс, он отдавал себе отчет в том, что делает и что делают другие. Окончательно потеряв голову, Тира вцепилась в лямки черной майки молодого человека и, не прекращая поцелуи, потащила его в сторону кровати...
  
  
   22:53, 5 мая 48 года
  
   После нескольких минут томительного ожидания Ёмур резко поднялся на ноги. Оглядевшись, Рику заметил, что Мирро и Сэйо о чем-то болтают с отцом и механиком, Гилберг, навалившись на стол, тихо посапывает, а Кирс с Ридом молча наедаются. Тиры всё не было. Зюса тоже. Налив стакан воды, парень заставил себя промочить горло и выйти в коридор. Тихо. Впрочем, как и всегда в это время суток. Облегченно выдохнув, парень понял, что перепившая девушка просто ушла спать, но на секунду отступившее волнение сменила волна ужаса. Сейчас комната Зюса занята и ему просто негде спать, кроме как... Содрогнувшись, Ёмур поспешил к двери комнаты Чукки. Приближаясь, он увидел, что она настежь открыта. Боясь самого ужасного, парень шагнул в дверной проем.
   Зюс расслабленно сидел на кровати, прижавшись спиной к холодной стене. Тира сидела на его коленях верхом и, обнимая харганского лидера за шею, ласкала тонкими пальцами пепельные волосы, гладила лицо, шею, плечи... Зюс слегка обнимал ее за талию и отвечал на поцелуи. Ёмур, переполненный негодования, перестал дышать. Сильные пальцы Зюса, гладя спину Тиры, скользнули выше, проникнув под короткий топ. Округлив глаза, Рику стиснул зубы и сжал кулаки. Он совсем забыл, что до сих пор держит стакан с водой. Громкий хлопок раздавливаемого стекла - и с израненной руки Ёмура закапала кровь, но парень продолжал смотреть на Зюса, будто бы ничего не произошло. Еще миг - и на невидимый курок нажали. Рику сорвался и, налетев на ничего не подозревающую девушку, резко схватил ее за талию и, скинув с коленей лидера "Иных" отбросил на свободное место кровати. Открыв глаза, Зюс увидел стремительно приближающийся кулак Ёмура. Прижав харганского лидера к стене, парень начал наносить ему один удар за другим. Оцепенев от неожиданности, Тира уставилась на Рику, который ненавистно оскалившись, яростно бил Зюса в лицо. Хруст сломанного носа, брызги крови, скрежет зубов...
   - Ёмур... идиот... перестань... - Отплевываясь кровью, между ударами успевал вставить лидер "Иных".
   - Рику, хватит! - ожив, Тира пыталась схватить озверевшего парня за руки, но тот не слышал ее и уже не чувствовал никаких прикосновений.
   - Тебе... говорят... отойди... - Хрипел Зюс.
   Ёмур уже не мог остановиться. С того момента, когда он впервые увидел тот благодарный поцелуй в лаборатории Юкмэна прошло не так много времени, и вот всё то, что произошло там, переросло в то, что он увидел здесь и сейчас. Перед глазами Рику сидела Тира. Сидела на коленях у их лидера, их предводителя и это не смотря на то, что сам Зюс обещал никого и никогда не подпускать к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки. Всё это никак не могло уложиться в голове Ёмура и он, кипя от ярости, продолжал выбивать сгустки крови из сломанного носа харганского лидера. Понимая, что парень и не думает останавливаться, Зюс, отведя руку в сторону, резко сжал ладонь в кулак и сделал молниеносный отторгающий жест. В последний раз достигнув своей цели, кулак Ёмура замер и рука обмякла. Поперхнувшись, парень схватился за горло. Дыхание перехватило, и ему нечем было дышать, будто чьи-то невидимые пальцы сжались на жилистой шее. Еще миг - и невидимая волна отбросила Рику к стене. Сильно ударившись, парень грузно рухнул на пол. Закашлявшись, он поднял на Зюса полные ненависти глаза. Вытирая запястьем кровь, харганский лидер поднялся на ноги. Опьянение стремительно покидало Тиру и она, осознавая, что произошло, медленно прижала руки ко рту.
   - Сволочь! - процедил Ёмур, тяжело поднимаясь. - Тварь! Как ты мог?! Ты же обещал мне!!!
   Сплюнув и вытерев рукой сочащуюся из носа кровь, Зюс выпрямился и холодно посмотрел на Рику.
   - Ты воспользовался ее положением! Ты, гребаное создание Бездны! - Ёмур бессильно сжимал кулаки. - Ненавижу тебя!!!
   - Зря. - Коротко ответил Зюс и, быстро взглянув на растерянную Тиру, добавил: - Она понимает, что всё это не имеет такого огромного значения, как тебе кажется.
   - Не имеет?! - прокричал Ёмур. - Не имеет, значит?! Она тебя любит, паразитирующий ублюдок!!!
   - Тогда какого черта ты вмешался? - хмыкнув, спросил Зюс.
   - Ты... ты... - Шипел Рику, дрожа от гнева. - Ненавижу!..
   Ёмур и сам не понимал, зачем вмешался. Он бы не стал совать нос в чужие отношения, если бы не знал наверняка, что в сердце харганского лидера нет места для любви. Рику не хотел, чтобы Тире было больно, особенно душевно больно. А вдруг она сама этого хочет? На этот вопрос Ёмур не знал ответа. Решившись, парень шагнул в сторону кровати, на которой сидела девушка.
   - Тира, - начал он, - скажи, ты сама этого хотела?
   - Сама. - Трезво ответила Чукка, раздраженно глядя на Рику.
   - Но он же не любит тебя! - отчаянно выкрикнул парень, слыша в тишине лишь свое прерывистое дыхание. - И никогда не полюбит!!!
   - Мне не важно, - холодно ответила Тира, - ведь я его люблю.
   - Зюс! - Ёмур впился в харганского лидера раскрасневшимися глазами. - Ты пользуешься своим положением и творишь всё, что хочешь! Не могу поверить, как ты смог позволить себе... - Опустив голову, парень замолчал.
   - Если бы я знал, что Кирс сможет еще с кем-нибудь ужиться и превосходно работать в паре, я бы убил тебя за проявленную дерзость. - Хладнокровный Зюс направился к двери. - И запомни, Ёмур, что ни одну девушку в своей жизни я не брал силой. Тира не исключение.
   Переступив порог, харганский лидер покинул комнату Чукки, думая о том, что после такого Тира точно забудет, что застала его в комнате Гилберга. Подхватывая руками струйки крови, Зюс шел в сторону лаборатории Юкмэна, надеясь отыскать там нужные медикаменты.
  
  
   23:09, 5 мая 48 года
  
   Праздник закончился. Кирс еще раз поздравил близнецов Йоки с днем рождения и, забросив тело Гилберга, в котором едва теплилась жизнь, на плечо, вышел в коридор. Донеся Гая до комнаты и бросив его на кровать, Дэриэл отправился спать. Доктор Юкмэн и механик Лейн тоже разбрелись по своим комнатам, лишь к Ёмуру никак не шел сон. Парень сидел у себя и, обхватив руками голову, тщетно пытался успокоиться. Слова Тиры никак не выходили у него из головы. И о чем она только думает? Скрипя зубами, Рику думал о Зюсе и о том, чему явился свидетелем. Ненавидя всех вокруг и, в том числе, себя, Ёмур не находил себе места. Слыша в коридоре голоса, парень понял, что праздник окончен. Для Рику оставалось загадкой, чьей инициативой было устроить празднество, но он, всё-таки, склонялся к тому, что это идея Тиры. Перед глазами проплывали странные картинки прошлого, в котором девушка с механической рукой улыбалась, смеялась, плакала, волновалась и без страха смотрела смерти в глаза. Не выдержав, Ёмур со всего маха ударил себя ладонью в лоб так, что искры из глаз посыпались. Что делать? Зюс не отпустит его из Бездны живым, не позволит вернуться в Гелвинкс... Рику по кличке Раскол слишком много знает, чтобы остаться в живых. Парень был готов на всё. Единственное, чего он искренне не желал, так это пасть от руки харганского лидера, уж лучше оборвать свою жизнь самолично. За всё время пребывания в Бездне для Ёмура Тира была светом в окошке, лучиком в непроглядной тьме... Но нет. Она не любит его и уже никогда не посмотрит в его сторону после того, что он сегодня сделал. Закрыв глаза, парень тяжело вздохнул.
   - Решено. - Резко сказал он сам себе и поднялся из-за стола.
   Парень уже приготовился выйти в коридор, когда в дверь неожиданно постучали. Выругавшись, Ёмур резко открыл дверь. На пороге стояла Тира. Опешив, Рику отступил. Девушка смотрела в пол, стыдясь поднять глаза. Она никогда не приходила к Ёмуру, даже не являлась на порог его комнаты, но сегодня ей пришлось сделать исключение. Сжав вспотевшие ладони, парень не знал, что сказать, но Чукка понимала, что в произошедшем лишь ее вина и ничья больше. Подняв глаза на парня, она раскрыла рот, чтобы что-то сказать, но слова застряли у нее в горле, когда она увидела стены комнаты Ёмура. Ни единого серого фрагмента безразличного бетона не было видно. Стены были уклеены карандашными рисунками, ни один из которых не повторялся. Онемев от удивления, Тира шагнула в комнату Рику без приглашения, не открывая глаз от рисунков. Кажется, сам Ёмур даже забыл о том, что скрывает тяжелая входная дверь. Придя в ужас, парень не знал, что делать. Бессильно зажмурившись, он повернулся к девушке спиной, но Тира даже не заметила этого. Подойдя ближе к пожелтевшим от времени листам, она рассматривала мастерски исполненные картины, большинство которых являлось портретами. Приглядевшись, Тира узнала в них себя. На них она улыбалась, была задумчивой, грустной, спокойной. Был даже рисунок, где она, в ярости оскалившись, сжимала в руках гранаты и бежала навстречу толпе ликвидаторов... Заморгав, девушка будто очнулась ото сна и, осторожно коснувшись плеча Ёмура, тихо сказала:
   - А я и не знала, что ты так красиво рисуешь...
   - Зато Зюс играет на гитаре лучше, чем я. - Сам не зная, почему, съязвил парень.
   - Зато он не умеет рисовать. - Спокойно парировала Тира.
   В ответ Ёмур раздраженно хмыкнул.
   - Зачем ты пришла? - спустя молчание, спросил он.
   - Я хотела извиниться. - Тихо призналась девушка.
   - По-моему, если кому и нужно извиняться, так это мне. - Огрызнулся парень.
   - Нет, мне. - Настойчиво ответила Тира.
   Вдруг Ёмур резко развернулся к Чукке и, с трудом сдерживая эмоции, выкрикнул:
   - Если бы я был на его месте, я ни за что не поступил бы так! Я отвел бы тебя в комнату и уложил спать! Сидел бы рядом с тобой, пока ты не заснула, а, быть может, и целую ночь бы просидел, охраняя твой покой и наслаждался бы твоим ровным дыханием! Это я бы защищал тебя в бою, а не ты меня! Это я бы ощущал прикосновения твоих холодных механических пальцев! Это я бы любил тебя! По-настоящему любил, а не пользовался бы твоими чувствами, не играл бы с тобой! Я не Паразит!!! И вести себя так никогда не буду... ни с тобой, ни с кем-то другим...
   - Ёмур... - Тихо сказала Тира, смотря в раскрасневшиеся глаза парня, находящегося на пределе чувств.
   - Я никогда... никогда не возьму тебя ни силой, ни магией, ни внушением, ни авторитетом... - Прошептал Рику и, в отчаянии сжав кулаки, отвернулся.
   - Прости меня... - Только и могла сказать девушка.
   Ёмур услышал, как голос Тиры дрогнул. Еще миг - и послышались надрывные всхлипы. Болезненно закрыв глаза, парень сжался всем телом. Сердце его не могло вынести слез любимой девушки, которая, уже не надеясь на прощение, медленно побрела в сторону двери. Разум говорил Ёмуру: "Оставь ее! Пусть идет своей дорогой! Пусть будет игрушкой в его руках, раз ей так нравится!", а сердце настойчиво билось: "Останови ее! Обними, прижми к себе крепче и не отпускай! Она полюбит, она оценит, ведь твои чувства истинны и неповторимы!". Пальцы Рику похолодели и уже не отличались от металлической ладони Чукки. Закрыв лицо руками, Ёмур пытался разобраться в себе. Увидев краем глаза, как девушка собирается переступить порог его комнаты, парень затаил дыхание.
   - Тира! - воскликнул он, резко развернувшись в ее сторону.
   Чукка, замерев, остановилась на полушаге и, внимательно посмотрев на Ёмура, отступила от порога, вернувшись в комнату. Решительно шагнув в сторону девушки, Рику встал от нее на расстоянии вытянутой руки. Найдя в себе силы, он заглянул в ее красные, опухшие от слез глаза, из которых по влажным дорожкам на щеках бежали маленькие хрусталики слез... Сердце Ёмура сжалось и он, не говоря ни слова, подошел ближе и тепло обнял Тиру. Дрогнув, Чукка положила ему голову на плечо и затихла.
   - Не уходи... - Еле шевеля губами, прошептал Рику и болезненно закрыл глаза, чувствуя волнительное тепло, исходящее от тела девушки.
   - Не уйду.
   Тира ответила не сразу. Прислушиваясь к необыкновенным, никогда ранее не испытываемым ощущениям, девушка понимала, что никто, даже Зюс, не мог душевно согреть ее так, как Ёмур. Сердце Паразита - лед, а сердце Раскола греет теплый, совсем не обжигающий огонь. И это невероятное чувство искренности, витающее в воздухе, еле слышно шепчет "Верь... Верь... Верь...", а, быть может, так пульсирует кровь в венах Ёмура? Кто знает...
   - Тира, - тихо начал Рику, спустя продолжительное молчание, - я не хочу ломать тебе жизнь... Если любишь его - иди. Я не в праве тебя удерживать...
   - Но ты же хочешь, чтобы я осталась... - Также тихо ответила девушка.
   - Хочу. - Признался Ёмур. - Но больше всего я хочу, чтобы ты была счастлива... И я бы не вмешался, будь ты с Кирсом, Ридом или Гилом. Честно. - Глаза парня и девушки встретились. - Просто я знаю, что Зюс не любит... не умеет... любить... У паразитов нет привязанности... никогда...
   Тира в ответ промолчала, красноречиво опустив глаза. Отойдя в сторону, она сложила руки на груди и глубоко задумалась. Ёмур молча ждал. Он не хотел мешать ей размышлять, он просто ждал пробуждения ее сердца, ее настоящих чувств. Прошло продолжительное время, прежде чем девушка, наконец, повернулась к Рику и тихо сказала, что выглядело как признание самой себе:
   - Какая же я дура. - Тира хмыкнула. - Нет, не просто дура, а слепая дура. Он затмевал тебя, а ты покорно был в тени... - Тяжело вздохнув, она замолчала. - Я не сумела разглядеть тебя настоящего, не сумела понять тебя и услышать... Какая же я дура... Прости меня, Ёмур. Я всегда воспринимала тебя, как лучшего друга. Я могла поведать тебе всё, что угодно, поговорить с тобой обо всем на свете... И я даже подумать не могла о том, что ты ко мне неравнодушен и хочешь видеть меня не просто своей подругой...
   - Это так, Тира. - Признался Рику, медленно кивая головой. - Но выбор за тобой. Я всего лишь хочу тебе счастья и желаю тебе любого из нас или других харганов... Любого, кроме Зюса. - Ёмур замолчал. - Быть может, я что-то делал не так, как ты этого хотела... Может, я просто не умею влюблять в себя так, как это делает Паразит... А может... может я сам сделал так, что ты стала считать меня просто другом... - Парень тяжело вздохнул. - Но, тем не менее, теперь тебе известна правда. Я очень хочу, чтобы ты трезво оценила сложившуюся ситуацию... сама... одна...
   - Я поняла. - С трудом сдерживая слезы, кивнула Тира. - До утра.
   Нехотя отойдя от Ёмура, Чукка покинула комнату и вышла в коридор. Глаза ее наполнились слезами и она, еле сдерживая всхлипы, поторопилась в свою комнату, кровавые пятна на полу которой уже давно засохли...
  
  
   11:04, 6 мая 48 года
  
   - О, великие боги древности! Разрешите мне умереть!.. - Простонал Гилберг, переворачиваясь на бок. - Черт... Я говорю прямо как Мирро...
   Осторожно прикасаясь к голове, Гил лениво вычислял ее примерный вес. Остановившись примерно на полтонны, парень простонал, как какое-то издыхающее лесное животное. Не торопливо выстраивая события прошедшего вечера, Гилберг вспомнил, как Тира предложила выпить за любовь... Дальше воспоминания были настолько размыты, что, можно считать, они вовсе отсутствовали. Боясь лишний раз пошевелить головой, парень думал о том, что неплохо было бы посетить отхожее помещение. Оставалось придумать, на какую каталку положить голову, дабы ее перемещение вызывало минимальные приступы тошноты. Пролежав так до последнего, пока мочевой пузырь не стал угрожать лопнуть, Гилберг поспешно встал в последний момент. Сильно пошатнувшись, парень снес стул и, навалившись на стол, стиснув зубы, схватился за промежность. Кое-как добравшись до двери, Гил торопливо вышел в коридор и, петляя, мелкими перебежками поспешил в комнату раздумий. Блаженно откинув голову, Гилберг шумно выдохнул.
   - Можно ли считать день своей первой попойки негласным совершеннолетием? - спросил сам себя парень и расплылся в довольно болезненной улыбке. - Наверное, да. Поздравляю тебя, Гилберг Гай, ты уже взрослый!
   Хихикнув и тут же сморщившись от нахлынувшего головокружения, Гил, шатаясь, направился в общую комнату, в которой находились все, кроме Зюса, Юкмэна и Лейна. Всё было как обычно, разве что Тира была непривычно молчаливой. Завтрак уже закончился, и она не торопясь убирала тарелки со стола. Ёмур тоже молчал. Увидев в дверях помятого Гилберга, парень выдавил улыбку и приподнял руку в приветствии. Рид сидел в кресле с газетой и, услышав кряхтение и стоны, широко улыбнулся.
   - Доброе утро, алкоголик! - хохотнув, бодро поприветствовал он. - Есть будешь?
   - Да иди ты! - Гилберг шутливо отмахнулся и тяжело опустился на стул. - Я и так чуть живой...
   - Неудивительно. - Подал голос Кирс. - Надо же так нажраться...
   Виновато пожав плечами, Гил положил голову на стол и, наслаждаясь прохладой столешницы, затих. Мирро и Сэйо обсуждали прошедший вечер. Судя по их отзывам, праздник им очень понравился. В душе Ёмур за них искренне радовался, ведь хотя бы кому-то вчера было хорошо. Гилберг, конечно, почувствовал странную атмосферу общей комнаты, но гудящая голова мешала нормально соображать. Погоду в Бездне делали преимущественно Тира и Ёмур, но сегодня они почему-то молчали, и от этого безмолвия было как-то тоскливо.
   В коридоре послышались шаги. Харганы прислушались, и очень скоро в комнату заглянул Зюс. Бледное лицо лидера было опухшим, с множеством ссадин и кровоподтеков. Под затекшим глазом красовался фиолетовый синяк, переносица была заклеена белым пластырем. Все, кроме Ёмура, многозначительно переглянулись. Ребята гадали, что же случилось вчера вечером, ведь совершенно ничего не предвещало беды. Равнодушно оглядев всех, молодой человек остановил свой взор на Риде.
   - Зайди ко мне.
   - Иду. - С готовностью отозвался Савакс и быстро поднялся на ноги, отложив газету.
  
  
   11:12, 6 мая 48 года
  
   Сжав сигаретный фильтр в зубах, Зюс закурил. Разбитые губы мешали нормально затягиваться, что сильно раздражало лидера "Иных". Грузно рухнув в свое кресло, молодой человек закинул ноги на стол и посмотрел на Рида, сидящего неподалеку. Савакс не сводил глаз с Зюса, пораженный его видом. Сцепив пальцы в замок, парень терпеливо ждал, пока харганский лидер накурится и, наконец, скажет, зачем именно он позвал его к себе. Но Зюс молчал, и никому не было известно, о чем именно он сейчас думал. Докурив, молодой человек тяжело вздохнул. Рид невольно вскинул брови от удивления. Впервые в жизни Савакс услышал от Зюса вздох сожаления, огорчения, переживания и раздражения в одном флаконе.
   - Рид, - подал голос лидер "Иных", - ты единственный, кому я могу доверять, как себе.
   - Э... Спасибо. - С ноткой удивления отозвался парень.
   - Я хочу узнать, вся ли информация собрана об Академии Наук. - Зюс достал очередную сигарету. - Нужно дать ликвидаторам как можно меньше времени для восстановления сил и нанести новый удар. Мы должны выкрасть все их разработки, всю документацию по исследованиям кристаллов, а также уничтожить то, что не сможем унести. Нужно немедленно прервать их научную деятельность, иначе это может плохо для нас кончиться.
   - Понял. - Кивнул Рид. - В общем-то, всё готово. План здания я уже раздобыл, информация о системе безопасности тоже имеется. Проникнем туда, выведем из строя сигнализацию, убьем охрану, и у нас будет достаточно времени, чтобы ограбить их и сжечь всё, что останется.
   - Звучит неплохо. - Сильно затянувшись и, поморщившись от боли трескающихся губ, одобрил Зюс. - Назначим налет в ночь с девятого на десятое число. Вчера Юкмэн успел сообщить мне, что Зура пришла в себя. Имплантат руки, изготовленной Лейном, отлично прижился. Вскоре она сможет вернуться в наши ряды.
   - Отлично! - воскликнул Рид, широко улыбнувшись. - Мы тут по ней все соскучились! Скажу ребятам, вот они обрадуются, особенно Тира! Она ведь так переживала из-за всего произошедшего...
   - Потом скажешь. - Приподняв руку, прервал его Зюс. - Пока молчи.
   - Почему? - Савакс нахмурился. - Это ведь такое радостное событие...
   - Рид, - жестко отдернул парня Зюс, подавшись вперед, - я сказал "потом". Сейчас ты мне нужен для кое-чего другого.
   - Чего именно? - информатор насторожился.
   - Я хочу, чтобы ты проследил за Ёмуром. - Заплывший синяком глаз Зюса впился в удивленное лицо Рида. - Последнее время он ведет себя немного странно... Я хочу, чтобы ты слушал его лучше, то, что он будет говорить, имеет для меня высокую важность. Ты, как никто другой в Бездне, знаешь цену информации, и ты же, один из немногих, можешь воспринимать и передавать ее без искажения. Я полностью доверяю тебе, поэтому и прошу. Сделаешь?
   - Ну... Ладно... - Смущенно ответил Савакс. - Если это действительно так важно...
   - Важно. - Перебил его Зюс, вцепившись в край стола. - Очень.
   - Я сделаю всё, как ты просишь. - Кивнул Рид.
   - Молодец. - Лидер "Иных" одобрительно кивнул. - А теперь иди в общую комнату и веди себя как обычно.
   - Хорошо... - Глухо отозвался Савакс и закрыл за собой дверь.
  
  
   17:48, 6 мая 48 года
  
   После завтрака Ёмур вернулся в свою комнату и просидел там до вечера. Слушая тишину и свое надорванное сердцебиение, парень думал о Тире. Она ничего не сказала... Ни утром, ни днем... Молчит... Зная характер Чукки, Ёмур понимал, что она ни за что не отступится от своего. И как бы к ней не относился Зюс, она всё равно будет любить его и отдаваться лишь ему и никому более. Зажмурившись, Рику пытался думать о чем-то другом, но любые мысли вели к ней, к этой решительной девушке с холодными механическими пальцами. Пожираемый чувствами, парень резко поднялся с кровати и оглядел приклеенные к стенам рисунки, на которых была изображена такая разная Тира. Смотреть на нее было невыносимо. Стиснув зубы, Ёмур закрыл ладонью изображение девушки и замер. Сердце было готово выпрыгнуть из груди. И зачем он только всё ей высказал? Зачем признался в своих чувствах? Резко сжав пальцы, парень смял рисунок, сорвав его со стены. Тяжело дыша и еле сдерживая слезы, Рику схватился за другой портрет, а после за еще один. Изрисованные листы комкаными слезами падали на пол... Немой крик вырвался из самых дальних уголков души Ёмура и он обессиленно упал на колени. Жалея о том, что у него нет возможности открыть из Бездны дверь в Гелвинкс, Рику неожиданно вспомнил, что у харганского механика есть некий ключ, вызывающий проход в город. Широко раскрыв красные от слез глаза, парень резко вскочил на ноги и, выбежав из комнаты, поспешил в мастерскую Лейна.
   Постучав и заранее зная, что не получит ответа, парень вошел в затемненную комнату. Со всех сторон его окружили сваленные в кучу детали всех мастей - шестеренки всевозможных размеров, проволока, гнутая медь, железо, неизвестного предназначения катушки, линзы, стекла, болты, шурупы и клёпки и прочее. В воздухе прочно завис запах паяльника и ржавчины. Осторожно проходя вглубь помещения, Ёмур увидел в дальнем углу стол с набором деталей, сменных частей гогглов и небрежной кучей старых, оборванных по краям бумаг с чертежами.
   - Шун?.. - позвал Рику, всхлипывая и невольно вытягивая шею, дабы разглядеть за этими завалами механика.
   Почти сразу же из-за одной из куч механического мусора показался знакомый гоггл, а за ним и добродушная приветствующая улыбка Лейна. Шагнув к нему, парень протянул руку, желая поздороваться. Гоггл меньшего размера вытянулся на максимальную длину и увидел протянутую ладонь Ёмура. Выпрямившись и обтерев испачканные пальцы о фартук, Лейн пожал парню руку.
   - Привет. - Тихо сказал Рику и, дабы не мешать механику работать, сразу перешел к делу. - Ты можешь отдать мне ключ? - круглая голова мужчины с широкой залысиной непонимающе склонилась вправо. - Ключ от Бездны. Мне нужно уйти... сейчас. - Поняв, что имеет ввиду Ёмур, Лейн, уперев руки в бока, отрицательно покачал головой. - Шун, пожалуйста! Это очень важно! - взмолился парень, но механик был непреклонен и еще раз молчаливо покачал головой. - Шун! Прошу тебя!!! - отрицательно помаячив рукой, мужчина наотрез отказывался идти навстречу. - Пожалуйста... - Простонал парень, обессиленно опустив руки. - Умоляю...
   Вновь и вновь качая головой, Лейн отошел в сторону и, повернувшись к парню, указал на стену, где неприметно висел старый, проржавевший, но достаточно большой ключ. Вытянув механический указательный палец, мужчина тряхнул рукой, как бы намекая, что ключ всего один, и он не может его отдать, пусть даже и с возвратом. Поняв, что Лейн не станет помогать ему просто так, парень молча развернулся и пошел к выходу. Механик, как ни в чем небывало, вернулся к работе, перебирая сваленный в кучу металлический мусор. Дойдя до двери, Ёмур решительно сжал кулаки и, бросив быстрый взгляд на висящий неподалеку ключ, мгновенно сорвал его и, сжав в ладони как единственное спасение, молча покинул мастерскую механика Лейна, который даже не заметил, что лишился драгоценной вещи.
   Оказавшись в коридоре, Рику услышал приближающиеся голоса. Это были Кирс и Рид. Они о чем-то разговаривали, двигаясь в сторону мастерской. Затаив дыхание, Ёмур мгновенно спрятал ключ в один из многочисленных карманов штанов и, как ни в чем небывало, пошел в сторону своей комнаты. Проходя мимо Кирса и Рида, парень даже не взглянул на них, но Дэриэл схватил напарника за рукав и, заставив остановиться, сказал:
   - Пошли в зал? Разомнемся...
   - Не хочу. - Мотнул головой Ёмур. - Потом.
   - Ты уже который раз мне отказываешь! - возмутился Кирс. - Совсем на тебя не похоже...
   - Что хочу, то и делаю! Надоел!!! - зарычал Рику, оскалившись. - Вали давай! И не трогай меня больше!
   - Ну ты и псих... - Выдохнул Дэриэл, разжимая пальцы. - Сдалась она тебе! Вон, Рид говорит, Зура скоро снова будет с нами. Она уж куда интереснее, чем эта твоя...
   - Заткнись!!! - зашипел парень, не дав напарнику договорить.
   Рид молча наблюдал за Ёмуром, не подавая голос и ни во что не вмешиваясь. Осколки прошлого вечера нехотя собирались в единое целое. Причиной странного поведения Рику являлась Тира Чукка по кличке Химера. Оттолкнув Дэриэла, Ёмур, невольно съежившись, отправился дальше. Пожав плечами, будто бы ничего не понимая, Рид позвал Кирса в общий зал попить чай. Оглядываясь вслед напарнику, Дэриэл задумчиво качал головой. Хоть он и никогда не показывал своих чувств, явное переживание за друга трудно было скрыть. Поджав губы, Кирс опустил голову и вошел в общую комнату. За ним зашел Рид, который, бросив мимолетный взгляд в спину Ёмура, проследил за тем, как парень остановился напротив своей комнаты и протянул руку в сторону двери. Думая о том, что Рику, должно быть, проведет остаток вечера в своей комнате, Рид вошел в общий зал и оставил дверь открытой, одним ухом прислушиваясь к коридору, а другим к Дэриэлу, который, тяжело опустившись в кресло, завел разговор о последних новостях Гелвинкса.
  
  
   21:59, 6 мая 48 года
  
   Взглянув на часы, Ёмур поспешно накинул на плечи свою кожаную куртку и, натянув кепку рабочего на глаза, осторожно открыл дверь своей комнаты. Никого. Выйдя в коридор, парень крепче сжал ключ механика Лейна и быстро пошел в сторону серой стены, напротив которой Зюс обычно открывал портал в Гелвинкс. Приблизившись к безмолвному бетону, Рику приложил влажную от волнения ладонь к холодной стене. Всего-то осталось разобраться, каким именно образом с помощью ключа Лейн открывал выход на поверхность. Хаотично соображая, парень то и дело оглядывался по сторонам и придумывал правдоподобную отмазку на случай, если его застукают. Тщетно пытаясь собраться с мыслями, Рику взволнованно тёр продолговатый ржавый ключ. Неожиданно подумав о том, что, быть может, для открытия нужно какое-то определенное заклинание, парень шумно выдохнул, опустив голову, но тут же, мгновенно спохватившись, осознал, что Лейн немой, значит никаких слов не нужно. Требовалось что-то другое... но что? Стиснув зубы и ненавидя собственную тупость, Рику со всего маха хлопнул ладонью по стене.
   - Черт... - Тихо простонал он.
   - Ёмур?..
   Резко оглянувшись, парень увидел Тиру, стоящую неподалеку. Более идиотскую ситуацию было трудно придумать и Рику, понимая это, усмехнувшись, запрокинул голову и, уперев руки в бока, не торопясь повернулся к девушке, незаметно спрятав ключ от Бездны в карман куртки. Нерешительно приближаясь к нему, Тира молча смотрела на Ёмура, выражение лица которого было непривычно странным.
   - Что ты тут делаешь? - тихо спросила Чукка. - Зачем оделся, ведь все вроде уже спать пошли, а ты?..
   - А ты пошла к Зюсу, так иди! - оборвав ее, слишком резко ответил парень, ненавистно оскалившись. - Какое тебе дело до меня?
   Принимая такое отношение, как должное, Тира молча кивала каким-то своим мыслям и, сделав еще несколько нерешительных шагов в сторону Рику, вновь остановилась.
   - Я не к Зюсу шла. - Опустив глаза, ответила она. - Я больше не хожу к нему.
   - Да мне плевать вообще! - фыркнул Ёмур, спрятав руки в карманах.
   - Ёмур... - Еще один осторожный шаг вперед. - Не говори со мной так... пожалуйста.
   - Себе-то ты позволяешь всё, что угодно! - парень резко развернулся спиной к девушке и, помолчав, добавил: - Проходи уже!
   Но Тира не двигалась с места. Сцепив пальцы в замок, она чего-то ждала, хотя даже сама не понимала, чего именно. Между ней и Ёмуром была невидимая нить, которая истончалась с каждой секундой затянувшегося молчания. Сердце Тиры отчаянно колотилось в груди. Подозревая, для какой цели Рику вышел в коридор одетым и так поздно, Чукка понимала, что должна что-то сделать... Но что именно? Ее действие не должно оскорбить самолюбие Ёмура, не должно навредить ему. Она определенно должна остановить его, свести с неверно выбранного пути. Действовать нахрапом? Нет, вряд ли оценит. Медлить? Нет, не будет ждать. В последний раз откинув все сомнения и решившись, Тира набрала побольше воздуха в грудь и сделала несколько уверенных, быстрых шагов в сторону Ёмура. Рику подумал, что она, должно быть, пройдет мимо, но не тут то было. Положив руку на плечо парня, девушка сделала попытку развернуть его к себе лицом. К ее искреннему удивлению, Ёмур поддался, продолжая держать руки в карманах. Их глаза встретились. Они стояли недалеко друг от друга, начав немой диалог, понятный лишь им двоим.
   Внимательнее оглядев Рику, Тира в переживании еле заметно качала головой, покусывая губы. Некогда золотистая кожа отбрасывала какой-то странный, грязный оттенок; под тяжелыми, припухшими веками раскрасневшиеся глаза, полные боли и отчаяния; слипшиеся темные ресницы, темные круги под глазами как последствие нескольких бессонных ночей; на щеках редкие колючки еле видимой щетины и всеобщий запущенный вид. Девушка опустила голову и, сжавшись, виновато уставилась в пол. Чуть склонив голову вправо, Ёмур изо всех сил пытался сыграть безразличие, но его усталые прищуренные глаза вопрошали одно "Зачем?". Вновь взглянув на Рику, Тира взволновано мяла пальцы в ладонях. Читая в глазах девушки мольбу, парень, шумно выдохнув, отвернулся. Прижав руку к сердцу, Чукка протянула ладонь Ёмуру. Покосившись на механические пальцы, Рику посмотрел Тире в лицо. И вновь эти влажные дорожки на щеках, и хрусталики слез сжали его душу в тиски. Сглотнув, парень судорожно выдохнул, боясь двоякого смысла этого неоднозначного действия со стороны девушки. Что именно она хотела сказать? Как же не хотелось нарушать эту благоговейную тишину, в безмолвии которой так превосходно можно услышать чувства друг друга! Но Тира продолжала держать протянутую ладонь, мелкие механические детали которой слегка поблескивали в свете ламп коридора. Внутри у Ёмура вступили в схватку сердце и разум. Одно просило пойти навстречу и ответить на жест во что бы то ни стало, другой твердил, что нужно как можно скорее покинуть коридор и попробовать сбежать глубокой ночью. Окончательно запутавшись, Рику спрятал лицо в ладонях и замер, пытаясь услышать среди шумного спора в голове собственное Я. Видя замешательство парня, Тира решила сделать еще один осторожный шаг вперед. Ёмур перестал дышать, когда его ладоней, прижатых к разгоряченному лицу, коснулась холодная сталь. Взглянув на девушку сквозь пальцы, Рику увидел ее теплую улыбку, ту, которая грела ему душу раньше, именно ту, которую он так любил. Непонятного рода судороги скрутили в узел солнечное сплетение и торс парня. Голос разума в голове нехотя затих и в этой благоговейной тишине Ёмур услышал тихий голос собственной сущности. Она просила его открыться и быть самим собой. Перестав противиться, парень опустил руки и, чуть разведя их, безмолвно приглашал Тиру в свои объятия. Видя такую перемену, глаза Чукки наполнились новыми слезами и она, уже не пытаясь сдержаться, нежно и ласково, тепло и обходительно обняла Ёмура и, тихо всхлипывая, уткнулась ему в плечо.
   Конечно, они не видели, что за углом коридора стоял Рид. Прислонившись к шершавой стене, Савакс сцепил руки на груди и слушал красноречивую тишину. Криво улыбнувшись и молниеносно выглянув из-за угла, парень проверил свои догадки и, поражаясь Тире, покачал головой и бесшумно поспешил в свою комнату. Закрывшись и сев за планы здания Академии Наук, Рид, усмехнулся:
   - Теперь-то он уж точно не соскочит!
  
  
   10:12, 7 мая 48 года
  
   Завтрак проходил на удивление спокойно. Атмосфера общей комнаты была непринужденно-расслабленной, харганы наслаждались едой, ведя неторопливую беседу. Подперев голову рукой, засыпающий Кирс пытался проткнуть вилкой зеленый горошек, который при каждой новой атаке ловко отпрыгивал на противоположный край тарелки. Гилберг, медленно пережевывая яичницу, с интересом наблюдал за войной вредного бобового и дремлющего молодого человека. Неподалеку сидела Тира, слушая впечатления Сэйо об очередном прочитанном любовном романе. Мирро глядел в потолок, задумчиво ковыряя в зубах заостренной палочкой, и старался не слушать девчачью болтовню. Ёмур старался смотреть в свою тарелку и не рассматривать так пристально сидящую напротив и оживленно беседующую Тиру. Рид сидел в стороне ото всех и, прячась за раскрытой газетой, тихо потягивал горячий чай, изредка незаметно поглядывая поверх газеты на Рику.
   И ничто не предвещало нарушение покоя, как вдруг дверь общей комнаты чуть не сорвалась с петель, резко открывшись настежь и громко ударившись о стену. Гилберг от неожиданности выронил вилку, сонливость Кирса как рукой сняло, лишь невозмутимый Рид медленно опустил газету и уставился на дверной проход. Повисла тишина, все разговоры сразу прекратились. Переглянувшись, будто бы проверяя, все ли на месте, харганы гадали, кто может так заявиться, да еще и с утра, когда вся Бездна пребывает в тягучей дремоте. Взоры молодых людей были устремлены на затемненный дверной проход, в котором через мгновение появилась тень невысокой фигуры. Сделав шаг и попав под свет ламп общей комнаты, фигура остановилась, расставив ноги на ширине плеч и уперев руки в бока. Раскрыв рот, Гилберг не мог сдержать крайнего удивления. Неподалеку от него стояла девчонка в светлой майке на голое тело, коротких тряпичных шортах и массивных ботинках на высокой платформе. Правая рука незнакомки была полностью механической, выполненной из такой же стали, как и запястье Тиры. На здоровой руке была надета черная кожаная митенка, на шортах - широкий ремень с множеством украшений неизвестного назначения, среди которых были цепочки, крестики, пара искаженных черепов, пятиконечная звезда и еще что-то. Треугольное лицо девчонки, казалось, сияло изнутри, а ослепительная улыбка растянулась от уха до уха. На вид ей можно было дать лет семнадцать-восемнадцать, не больше. Остановив свой взор на ее глазах, Гил затаил дыхание. Таких глаз он не видел еще никогда в своей жизни. Зеленые, как самая сочная трава, они были большими, широко открытыми, сияющие, решительные, дерзкие, беспардонно прямолинейные и наглые. Огненно-рыжие жесткие волосы торчали в разные стороны. Гилберг подумал, что такая шевелюра, должно быть, никогда не знала расчёски. Резко выдохнув, девчонка улыбнулась еще шире. Сидящие в комнате харганы замерли на миг, но потом, придя в себя, радостно заулыбались в ответ.
   - Здорово! - незнакомка приподняла живую руку в приветствии.
   - Черт возьми! - ожил Кирс, расплывшись в улыбке. - Ты ли это?!
   - Я, братюня! Это я! Новая я, мать твою! - девчонка оглушительно расхохоталась и, подлетев к поднимающемуся из-за стола Дэриэлу, залепила ему со всего маху ладонью по спине. - Рада тебя видеть, бритая голова!
   - Я просил не называть меня так! - Кирс состроил обиженную рожу, от взгляда на которую Гил шокировано оцепенел. - Я скучал по тебе, Зуранка!
   Дружески обняв девчонку, Дэриэл крепко прижал ее к себе, но она, быстро насладившись объятием, смеясь, без труда отпихнула высокого мускулистого парня и остановила взгляд на его полупустой тарелке с яичницей.
   - Чем давишься?
   - Да вот... - Кирс не успел договорить, как некая Зуранка схватила вилку Дэриэла и, ловко подцепив остатки еды, бесцеремонно запихнула их в рот.
   Вытаращившись, Гилберг огляделся. Почему остальных ничуть не удивляет такое чересчур наглое поведение? Они все прямо светятся от счастья, глядя на беспардонную девчонку. Кто она такая? Совершенно ничего не понимая, Гил решил понаблюдать еще немного. Прожевав и заправски вытерев запястьем рот, Зуранка еще раз оглядела всех присутствующих, но когда ее взгляд остановился на Гилберге, одна из бровей девчонки съехала вниз, что сделало выражение ее лица крайне недоуменным.
   - А это что за придурок? - подскочив к Гилу, она защелкала пальцами перед его лицом. - Э? Чего уставился?!
   - Зура, спокойней. - Поднявшись, хихикнула Тира. - Это Гилберг Гай. Он с нами не так давно, но мы уже успели его проверить в условиях повышенной опасности.
   - Да, - согласно кивнул Ёмур, - Зюс брал его вместе со всеми в Гелвинкс, когда мы взорвали Центр Управления ликвидационными костюмами.
   - Проверили, значит? - девчонка низко наклонилась к Гилбергу и, рассматривая его так, будто он был дохлым жуком в кусочке янтаря, добавила, сминая кулаки: - Я тоже хочу его проверить!
   В ужасе отпрянув, Гил, окончательно потеряв дар речи, округлил глаза. Что еще за дикие замашки? Подумав, что у этой Зуранки явно не все дома, парень решил для себя, что лучше рот вообще не раскрывать и держаться от этой ненормальной как можно дальше.
   - У меня новая рука! - неожиданно воскликнула девчонка, вскинув в воздух механический имплантат так неожиданно и быстро, что Гилберг, шарахнувшись, чуть не упал со стула.
   Харганы не смогли сдержаться и разразились дружным хохотом. Зуранка тоже расплылась в широченной улыбке, медленно складывая и раскладывая стальные пальцы. Неожиданно подбежав к сидящему за столом Мирро, девчонка навалилась на него сверху и крепко обняла за голову. Смеясь и трепыхаясь как маленький зверек, угодивший в капкан, мальчишка пытался высвободиться из захвата. Хохотнув, Зуранка пресекла все его попытки еще более сильным объятием.
   - Ай, ай! - запищал Мирро. - Ты мне так череп раздавишь!
   Засмеявшись, девчонка высвободила несчастного Дракона из своих медвежьих объятий, резко опустив руки, но продолжая придавливать мальчишку сверху.
   - Отойди от меня! - балуясь, отмахивался Мирро. - И сиськи свои с моей головы тоже убери!
   - Не сиськи, а грудь! - возмущенно воскликнула Сэйо, сильно покраснев. - Я сто раз тебе говорила!
   - Жопу тоже задницей зовут! - повернувшись к сестре, мальчишка, дразнясь, высунул язык.
   Пораженный до глубины души Гилберг молча смотрел на харганов. Как же, всё-таки, появление одного человека может всё изменить. Громила и крушитель ликвидаторских черепов Кирс вел себя как ребенок, Тира светилась от счастья, а Ёмур и близнецы Йоки шутили и, смеясь, передразнивали друг друга, лишь Рид молча наблюдал за всем происходящим со стороны, то и дело отвлекаясь на газетные заметки и объявления. Но, не смотря на весь тот ужас, который испытал Гилберг при виде этой Зуранки-пацанки, ему стало интересно, кто же она такая, раз заставила непробиваемого во всех смыслах Кирса Дэриэла мурлыкать, подыгрывая ей и разрешая делать с собой всё, что угодно.
   Выпрямившись и раскинув руки в стороны, Зура, улыбаясь, прокричала:
   - Кобра вернулась!
  
  
   15:47, 7 мая 48 года
  
   Вогнав в себя очередную порцию белой жидкости из ампулы, Гилберг отправился в тренировочный зал, где уже все собрались. Шум, смех и болтовня были слышны издалека. После возвращения Зуры Бездна окончательно лишилась покоя, но, похоже, всем это только нравилось. Молясь подряд всем известным богам, Гил думал лишь об одном. Хоть бы его не заставили сражаться с этой ненормальной! В конце концов, он имеет право отказаться от боя... наверное. Его появления в тренировочном зале равным счетом никто не заметил. Все были увлечены разговорами с Зурой, которая, активно жестикулируя, о чем-то увлеченно рассказывала. Присев на край скамейки, Гилберг подавленно опустил голову. Хорошо, что на него никто не смотрит. Но парень ошибался. От серого глаза Зюса ничего не могло укрыться. Стоя поодаль, он будто бы слушал разговор харганов, хотя сам ни на миг не упускал из виду Гилберга. Коварно улыбнувшись, лидер "Иных" выпрямился и, подойдя к молодым людям, громко сказал:
   - Всё, базар окончен. Все по местам. - Ребята, продолжая тихо переговариваться, расселись по скамейкам. - Итак, через день у нас запланировано...
   - Зюс! Зюс! - перебила харганского лидера Зура, подняв руку, как в школе.
   - Что, Зурана? - Зюс, глядя в эти открытые, ясные глаза не мог сдержать улыбки.
   - Я хочу драться с новеньким! С этим... как его? Гьюлом! - в нетерпении выкрикнула девчонка.
   - Гилом. - Надувшись, буркнул Гилберг.
   - Ты еще успеешь это сделать. - Заверил ее Зюс. - С условием, что Гай согласиться, бой вполне может состояться.
   - С каких это пор требуется согласие оппонента?! - взвизгнула Зура, надувшись и скрестив руки на груди.
   - С тех пор, как ты вернулась. - Зюс позволил себе усмехнуться. - Думаю, я буду прав, если скажу, что ты его пугаешь своей бесцеремонностью. Имей терпение и тактичность.
   - Вот еще! - фыркнула девчонка и отвернулась.
   Хмыкнув, Зюс еще раз оглядел всех присутствующих и, выйдя на середину зала, продолжил:
   - Итак, через день у нас запланировано нападение на Академию Наук Гелвинкса. Наша основная цель - выкрасть разработки и всю документацию по изучению феномена кристалла оскверненной маны, тем самым нарушив ход исследования харганов, как явления. Рид уже подготовил информацию о плане здания и охранной системе. По сравнению с Центром Управления ликвидационными костюмами, эта вылазка должна быть куда проще. Мы организуем тайное проникновение в здание, предварительно отключив систему сигнализации. Будем действовать тихо. Как только вся необходимая документация окажется у нас в руках, Академия Наук будет уничтожена. Если всё пройдет гладко, ликвидаторы даже не успеют очухаться, когда мы покинем Гелвинкс.
   - Круто! - воскликнула Зура, сжимая кулаки. - Жду не дождусь того момента, когда снова появится возможность свернуть башку какому-нибудь судейскому прихвостню! А пока отдайте мне этого! - девчонка, вскочив на ноги, ткнула пальцем в сторону неприметно сидящего Гилберга. - Я хочу его проверить на прочность!
   - Гай, - Зюс, слегка улыбаясь, посмотрел на Гила, - ты как? Готов схлестнуться в бою с Коброй?
   - Нет! - наотрез отказался парень, мотая головой. - Я не хочу!
   - Что значит "не хочу"?! - возмутилась Зура. - Зюс, прикажи ему!
   Харганский лидер задумчиво облизнул губы. Ему очень хотелось посмотреть на Гилберга в бою именно с Зураной, ведь она никогда никому и ни в чем не уступает и, мало того, она просто одержима первенством. Исходя из последних событий, Зюс увидел, что Тира вполне могла справляться со всем самостоятельно и, если всё сложится удачно, в будущем можно было бы поставить Зурану в пару с Гилбергом, ведь их кристаллы превосходно дополняли бы друг друга. Также не оставив без внимания изменения, связанные с Ёмуром, Зюс решил для себя, что впредь будет работать в одиночку, дабы потом не тратить время на глупые разборки и выяснения отношений с руководящим составом организации "Иные".
   - Гай, не бойся... - Тихо начал Зюс, подходя к парню ближе.
   - Он боится?! - Зура округлила глаза, услышав слова лидера. - Что за чушь?! Где вы такого ссыкуна откопали?! - девчонка всплеснула руками и, нагнувшись к застывшему Гилу, прокричала ему в лицо: - Твои папочка с мамочкой что, не научили тебя харганской агрессии?! Если будешь своих бояться, об уничтожении ликвидаторов можно вообще забыть!
   - А чего ему забывать-то? - буркнул Кирс. - Он сынок Бёркхэя, капитана отряда ликвидаторов, которые лишили тебя руки...
   - Что-о-о?.. - Большие глаза Зуры ненавистно сузились. - Ах, ты мудила!!!
   Замахнувшись сжатой в кулак механической рукой, девчонка попыталась нанести Гилбергу сокрушительный удар в лицо, но ловкий Зюс, перехватив ее, не дал осуществить задуманное. С трудом сдерживая Зуру, харганский лидер оттащил ее в сторону. Ненависть уже затмила разум девчонки, превратив ее из энергичной хамки в озверевшего монстра. Оскалив зубы, она кипела от ярости и пыталась вырваться из объятий Зюса, который, заломив ей руки за спину, пытался оттащить от Гила как можно дальше.
   - Отпусти!!! Отпусти!!! - рычала девчонка.
   - Зурана, хватит! Гай не виноват в том, что с тобой случилось! - боясь продолжения первой замашки, Ёмур взволновано вскочил на ноги. - Кирс! Зачем ты рассказал всё это?!
   - Как зачем? - спокойно удивился Дэриэл. - Она имеет право знать.
   - Идиот... - Прошипел Рику и, метнувшись к Зюсу, решил помочь ему сдержать гнев девушки.
   Смотря в испуганное лицо Гила, Зура быстро теряла остатки терпения. Ужасные картины прошлого побежали перед глазами. Огромные ликвидационные костюмы, управляемые разъяренными пилотами; десятки железных рук-автоматов; вонь оружейного дыма; стоны умирающих рядом харганов и массивные пальцы, тянущиеся в ее сторону...
   - НЕТ!!! - взревела Зура.
   Здоровая рука девчонки, покрывшись холодным потом, выскользнула из крепких объятий Зюса и, встретившись с подоспевшим Ёмуром, нанесла парню сокрушительный удар в живот. Не ожидая, Рику болезненно согнувшись, попятился. Не замечая никого вокруг, Зура резко развернулась и, ударив Зюса в солнечное сплетение, заставила его разжать сильные пальцы. На свободе оказалась вторая рука, механические пальцы которой, тихо шурша шарнирами, сжались в кулак. Никто не успел проследить, как спятившая девчонка в один прыжок оказалась рядом с Гилбергом и, высоко задрав ногу в тяжелом ботинке, хотела со всего маху обрушить ее на голову сына ненавистного ликвидатора. Вовремя закрывшись, парень чудом успел отразить удар. Ботинок встретился со скрещенными руками Гила, сердце которого было готово выпрыгнуть из груди. Возненавидев безумную девчонку, своего отца, Зюса, Кирса и всех остальных, парень, низко пригнувшись, сорвался со скамейки и со всей силы толкнул Зуру в живот. Не ожидая сопротивления, девчонка, пошатнувшись, отступила, но, быстро придя в себя, оскалилась и замахнулась стальным кулаком. Снова неожиданное парирование со стороны Гила.
   - Ликвидаторский выродок!!! - яростно выкрикнула девчонка, отступив. - Пресмыкающаяся тварь! Жалкое подобие харгана! Тебя, как я вижу, всю жизнь с дерьмом мешали?!
   - Дура!.. - Процедил Гилберг, стоя на расстоянии от Зураны. - Заткнись по-хорошему, а не то...
   - Не то что?! Что ты мне сделаешь, фифа?! - насмехаясь, орала девчонка.
   - Зюс, надо остановить их! - тихо прошептал лидеру "Иных" Кирс.
   - Нет. - Не отрываясь от Гила, жестко ответил молодой человек. - Я хочу посмотреть на это.
   - Зура не в себе. Она может наломать дров... - Дэриэл, волнуясь, бросил быстрый взгляд на разгневанную девчонку.
   - Я сказал, ничего не предпринимать! - тихо процедил Зюс, не обращая внимания на Кирса.
   Повинуясь, Дэриэл вернулся на свое место, а харганский лидер, пожирая Гилберга взглядом, ждал продолжения, прислонившись к холодной стене тренировочного зала. Видя, что парень стремительно покидает пределы равновесия, Зюс гадал, как же именно поступит самый уникальный из всех знакомых ему харганов.
   - Беги, прячься, засранец!!! - хохотала Зура, уперев руки в бока.
   - Не дождешься! - прошипел Гил, озлобленно сжимая кулаки.
   Они сорвались с места одновременно. Решительно побежав навстречу друг другу, они были готовы драться насмерть. Зурана, безумно улыбаясь, подлетела к Гилбергу и ударила его с разворота ботинком по голове. Парень упал к ее ногам, как подкошенный. Голова затрещала, виски пульсировали, перегоняя обжигающую кровь. Оглушительно захохотав, Зура набросилась на свою жертву, с размаха ударив механическим кулаком в место, где еще мгновение назад находилась голова Гилберга. Бетонный пол промялся, пустив тонкие трещины. Харганы наблюдали за всем происходящим, затаив дыхание. Никто из них не смел сдвинуться с места и вмешаться в ход разворачивающихся событий. Глядя на безумие напарницы, Тира в ужасе прижала руки ко рту. Кирс и Ёмур тоже были удивлены не на шутку такой ненавистью. Рид, теребя кожаный ремень гоггла, глядя на происходящее, испытывал смешанные чувства, лишь в глазах Зюса сверкал алчный огонь. Он жаждал увидеть кровь Гая и ее поведение в такой ситуации.
   Быстро поднявшись с пола, Гил метнулся в сторону, стараясь выдерживать дистанцию между собой и сумасшедшей девкой.
   - На поле боя ты также семенишь перед судейскими шавками?! - вскричала она, пытаясь подбежать ближе к парню и нанести очередной удар исподтишка.
   Гилберг старался держать ее в поле зрения, но уследить за молниеносными передвижениями Зуры было очень сложно. На мгновение растерявшись, Гил в ужасе заметил краем глаза выросшую за спиной тень. Быстро развернувшись, парень увидел несущийся в его сторону стальной кулак. Выгнувшись, Гилберг чудом уклонился от атаки и, тут же резко присев, попытался нанести девчонке максимально сильный удар под дых, но та, ловко поймав парня за запястье, заломила ему руку за спину так сильно, что изо рта Гила вырвался стон. Одна рука парня оказалась свободной. Окончательно озлобившись, Гилберг поднес ладонь ко рту. Зюс, нахмурившись, старался не пропустить ни единого момента. Яростно вцепившись в свой указательный палец, парень прокусил его. Брызнула кровь. Будучи зажатым в медвежьих объятиях Зуры, Гил со всей силы пихнул ее локтем в живот. Девчонка оскалилась, ослабив хватку на миг, которого вполне хватило для того, чтобы парень освободился. Резко развернувшись и присев, ожидая стремительно удара в лицо, Гилберг выпустил пучок кровавых нитей, стремительно метнувшихся в сторону Зуры. Веревки крови были нестабильны. Они подрагивали и будто бы кипели. Девчонка закрылась в блоке, но разъяренную кровь это не остановило. Угодив в механическую руку, нити обвились вокруг ее и сжали так, что металл имплантата, скрипя, начал нехотя гнуться. Не скрывая удивления, Зюс вытянул шею, стараясь понять, что конкретно происходит с кристаллом Гая. Глаза Гилберга горели ненавистью. Зура в ужасе замерла, уставившись на свою руку, темная сталь которой начала раскаляться. Собрав всю силу в кулак, парень отшвырнул девчонку к стене. Ударившись, Зура сползла на пол и из последних сил отчаянно пыталась высвободить имплантат из липких объятий Арахнида, но Гилберга было уже не остановить. В мгновение ока парень сбросил кровавые нити и тут же снова накинул их. Обретя форму оков, кровь приковала девчонку к шершавой стене, обездвижив руки и ноги. Не спуская глаз с Гая, Зюс задумчиво теребил подбородок. Тщетно пытаясь выбраться, Зура трепыхалась, как попавшая в сети паука бабочка. Она затаила дыхание, когда заметила, что к ней не торопясь приближается Гил. Тяжелый взгляд исподлобья, брезгливый оскал, взъерошенные волосы, перепачканное брызгами крови лицо... Перед ней стоял совсем не тот забитый парень, на которого она совсем недавно бросалась как на спортивный снаряд. Зура невольно сглотнула. Харганы замерли, ожидая развязки. Все они, как один, надеялись, что Зюс остановит взбесившегося Арахнида, но сами они не решались этого сделать. Приблизившись к девчонке вплотную и увидев в ее глазах тень страха, Гилберг резко схватил ее за горло, заставив смотреть ему прямо в глаза.
   - Сучка... - Прошипел Гил, сильнее сжимая пальцы на шее девушки.
   - Пошел ты! - выдавила Зура, морщась от боли. - Поцелуй меня в задницу, ликвидаторский ублюдок!
   Разжав пальцы, Гилберг, оскалившись, залепил девчонке добротную пощечину, но ее это ничуть не сломило. Оскалившись в ответ, она плюнула парню в лицо. Кирс, глядя на всё происходящее, грыз ногти. Ему хотелось вмешаться, но приказ Зюса был непреложен. Смотря исподлобья друг другу в лицо, Гилберг и Зурана скалились, как два диких зверя на границе своих владений. Еще немного - и фиолетовые глаза парня начали сужаться, от чего взгляд становился всё более пронзительным и ненавистным. Скованная по рукам и ногам девчонка задышала чаще, морщась и стиснув зубы, она претерпевала сильную боль. Харганы не сразу поняли, в чем дело. Гил неподвижно стоял, не делая никаких подозрительных движений, но тело Зуры пробивала сильная дрожь. Еще миг - и она, не выдержав, закричала. И только тогда все увидели, что кровавые оковы прожигали кожу девчонки. В ужасе вытаращившись, Зюс бросился на помощь. Оттолкнув Гилберга в сторону, харганский лидер схватился за кровавые путы и тут же отдернул руки, ибо они ничем не отличались от раскаленной стали. Зура извивалась, кричала и даже звала на помощь. Как же она ошиблась в этом неприметном парне! Схватив Гила за грудки, Зюс хорошенько тряхнул его.
   - Освободи ее!!! Быстро! - взревев, приказал он.
   - Пусть заберет свои слова обратно! - процедил Гилберг.
   - Зура! Извинись! - велел Зюс, в голосе которого отчетливо слышалось неподдельное волнение.
   - И... не подумаю!.. - Из последних сил выкрикнула девчонка, корчась от боли.
   - Дура!!! Он убьет тебя!!! - Кирс бросился к Зуране, но, не зная, чем помочь, переметнулся к Гилу. - А ну быстро!..
   Дэриэл не успел договорить. Гилберг, не поворачиваясь, протянул в его сторону руку, из раненого пальца которой вырвалась кровавая нить, толщиной не больше штопальной иголки. Она была как будто продолжением парня и, остановившись в паре сантиметров от глаза окаменевшего Кирса, острый кончик нити уставился на расширившийся в ужасе зрачок. Еще бы чуть-чуть - и глаз Дэриэла вытек бы, как разбитое яйцо.
   - Заткнись и не смей мне приказывать!.. - Прошипел Гилберг, пожирая взглядом теряющую сознание девчонку. - Отойди.
   Сглотнув, Кирс, чуть приподняв руки, отступил. Через мгновение длинная кровавая игла опала и Гил, подойдя к Зуре, хотел что-то сказать, как рядом с ухом парня что-то свистнуло. Никто не успел ничего понять, как Гилберг, разжав пальцы, увидел на ладони короткий болт арбалета Ёмура... Вытаращившись, Рику медленно опустил свое оружие. Не понимая, как Гай смог поймать его стрелу, Ёмур решительно вскинул арбалет, дабы выстрелить повторно.
   - Не будь дураком. - Рику услышал Гилберга, от ноток голоса которого по спине пробегала ледяная дрожь. - Твои фокусы меня уже не удивляют.
   - Гилберг! - Тира не решалась сдвинуться с места.
   - Перестань, Гил! Что на тебя нашло?! - воскликнул Мирро.
   - Пожалуйста! - Сэйо сцепила руки в мольбе.
   На фоне взмолившихся ребят Гилберг увидел Рида. Он стоял поодаль и в вытянутой руке у него сиял угрожающий длинноствольный револьвер.
   - Немедленно освободи Зуру. - Жестко потребовал он. - Или я убью тебя.
   Раздраженно хмыкнув, Гил тряхнул головой и пошел к выходу из тренировочного зала. Не поднимая глаз, парень прошел мимо харганов. Никто не смел к нему прикоснуться, или же хоть как-то задержать. Зюс молча провожал его взглядом и, как только Гилберг скрылся, раскаленные оковы девушки превратились в сгустки крови и опали. Рухнув на пол, Зура выдавила улыбку и потеряла сознание.
  
  
   21:09, 7 мая 48 года
  
   Майор Риккори Кадзуни сидел в своем кабинете за письменным столом и перебирал документы, связанные с расследованием харганского теракта. Откладывая одну бумагу за другой, мужчина не находил в них ни единой достоверной на его взгляд информации. Всё больше раздражаясь, он отшвырнул остатки исписанных листов в сторону и устало откинулся на спинку кресла. Свет настольной лампы, бесшумно подрагивая, освещал толстые папки на массивном столе из темного дерева и часть ящичков картотеки, стоящей у стены. Снова и снова перебирая в голове всевозможные варианты, Риккори отпил горячий кофе и, поставив его на стол, прислушался. В коридоре за дверью послышались шаги. Они ничуть не удивили майора, ведь он находился в следственном отделе судейского архива. Не имея возможности заниматься расследованием в течение дня, Кадзуни, пользуясь универсальным пропуском и своим положением в рядах ликвидаторов, брался за работу вечером. Также было и сегодня. Не щадя себя, Риккори спал по четыре часа в сутки, одержимый идеей выманить лидера "Иных" в Гелвинкс.
   В дверь неожиданно постучали. Майор поднял свои багровые глаза на вошедшего мужчину лет тридцати четырех, который держал в руках стопку каких-то, по-видимому, важных бумаг. Подойдя к столу, он положил их и, тяжело вздохнув, опустился на свободное кресло. Одетый в темно-синюю форму, высокие черные сапоги и фуражку, мужчина, не скрывая сонливого взгляда, посмотрел на Кадзуни и, ткнув пальцем в сторону бумаг, сказал:
   - Это всё.
   - Правда? - Риккори впился в собеседника проницательными глазами. - Пересмотрев предыдущие документы, я ничего не увидел, кроме чуши. Ваши следователи что, совсем ничего не делают?
   - Майор, поймите правильно... - Пробубнил мужчина, устало сдвигая кустистые брови. - На месте теракта и камня на камне не осталось! Если бы Центр устоял, они бы точно за что-нибудь да зацепились, а тут... Огонь уничтожил все улики.
   - Если так, то пора работать головой, а не глазами! - Кадзуни стиснул зубы, рассмотрев верхний лист принесенной стопки бумаг. - Харганы - это существа, наделенные оскверненной магической силой, понимаете? Если будете думать своими механическими мозгами, вы никогда их не поймете! Думайте, как они! Неужели это так трудно?!
   - Ну... - Промямлил мужчина, снимая фуражку. - Как сказать...
   - Думать надо, а не говорить! - огрызнулся Риккори. - Если там были харганы и не оставили следов, значит, они использовали магию, чтобы покинуть место преступления. И, следовательно, искать лазейку их побега бесполезно! А я могу вам гарантировать, что они открыли что-то типа портала и поспешно смылись, укрепив на взрывчатке детонатор! Ну, ведь до этого так просто додуматься! - сокрушался майор. - Из ликвидаторов есть выжившие?
   - Нет. - Мужчина покачал головой. - На территории Центра были обнаружены остатки костюмов абсолютно всех ликвидаторов, прибывших на вызов.
   - А вот это плохо... - Кадзуни задумчиво уставился в темный угол кабинета. - От вас никакого толка. Я сам найду свидетелей, которые смогут мне рассказать куда больше, чем эти вшивые бумажки. - Поднявшись на ноги, майор допил кофе и шагнул в сторону двери. - Всего хорошего. Спасибо за попытку сотрудничества.
  
  
   23:17, 7 мая 48 года
  
   Зюс находился в своей комнате и, навалившись на стол, задумчиво курил. Комната харганского лидера была погружена в полумрак. На столе, распухая от окурков, стояла пепельница, окруженная пустыми, до неузнаваемости измятыми пачками. Окутанный сизым дымом, Зюс не переставал курить. Перед его глазами стоял Гилберг, его искаженное в ярости лицо и кровь, сумевшая принять три заданных парнем образа: хлыст, кандалы и спица. Мало того, в голове молодого человека никак не могло уложиться, что Гаю без труда удалось вскипятить свою кровь, причем дистанционно. Вспоминая, какого беззащитного мальчишку он притащил с собой тогда и что из него начало получаться сейчас, Зюс задумчиво хмыкнул. Всё было так, как он и предполагал. Связываться с Гаем становилось всё опаснее, поэтому нужно было как можно скорее обрести идеальный навык игры на клавишах его души, иначе беды не избежать. Невольно поставив Зуру ему в противники, лидер "Иных" не мог предположить, что всё обернется именно так. Да, им определенно не светит быть напарниками. Зюс не отрицал, что Зурана после своего серьезного ранения стала немного безумной, но захочет ли Тира сражаться рука об руку со спятившей подругой? Перебирая всевозможные варианты, Зюс подпер голову рукой и даже не заметил, как в дверях выросла фигура Рида.
   - Проходи. - Харганский лидер указал на свободные места.
   Молча подчинившись, Савакс сел на ближайший стул. Конечно, он предполагал, о чем захочет поговорить Зюс, но это сладкое чувство, когда тебе доверяют целиком и полностью затмевало любые неприятные моменты типа позднего времени для разговоров, лишних поручений и прочего. Сцепив руки в замок, Рид приготовился слушать. Зюс, как всегда, не торопился говорить, поэтому парню приходилось проявлять фундаментальное терпение, подавляя сильное желание погрузиться в сон.
   - Что ты можешь мне сказать о Гае? - наконец, спросил лидер "Иных", воткнув очередной окурок в пепельницу.
   - Смотря, что ты хочешь услышать. - С готовностью отозвался Савакс.
   - Я хочу услышать лишь твое мнение. - Ответил Зюс.
   - А что тут говорить? - Рид пожал плечами. - Я, честно, без понятия, что на него нашло. Да, Зурка разозлила его не на шутку, но и раньше мы его злили, иногда даже хуже... Он никогда не вел себя так. Обычно Кирс его драконит по-страшному, но Зурана и в этом его переплюнула. Ты же знаешь, что она и до ранения-то была злостная, а тут... Ты был готов выставить Гая против нее. Почему?
   - Я хотел посмотреть. - Признался Зюс, закуривая.
   - На что тут смотреть? - удивился Савакс. - Я вообще думал, она ему хребет сломает с прыжка и привет - нету Гая.
   - Она бы не смогла убить его. - После молчания, ответил харганский лидер. - И я знал это.
   - Откуда такая уверенность? - нахмурился Рид, с интересом подавшись вперед.
   - Я просто хотел посмотреть, как именно он это сделает... - Зюс смотрел прямо перед собой невидящим взглядом. - Я менял ампулы замедлителя на мутаген.
   - Не понял?.. - Савакс изумленно округлил глаза.
   - Как только Дин передал мне свое новое изобретение, я сразу же нашел его сходство с ампулами мутагена, которые раньше принимал сам. - Не торопясь, рассказывал Зюс. - За время пребывания в Бездне Гай ни разу не вколол себе замедлитель.
   - Ну нихера себе... - Выдохнул Рид, откинувшись на спинку стула и пытаясь до мельчайшей детали понять всё сказанное Зюсом.
   - Вот я и хотел посмотреть, как будет действовать на него мутаген. - Закончил харганский лидер, сильно затянувшись. - А Зура может достать кого угодно, поэтому я не стал препятствовать их драке.
   - Это жестоко с твоей стороны. - Тихо заметил Рид, опустив голову. - Он мог убить ее.
   - Не убил бы. - Криво улыбнувшись, покачал головой Зюс. - Ты направил на него оружие... Скажи, ты бы выстрелил?
   - Да. - С готовностью ответил Савакс.
   - Странно. - Протянул лидер "Иных". - Мне казалось, что вы с ним друзья...
   - У меня много друзей. - Улыбнувшись, Рид загадочно сощурился.
   - И ты бы смог выстрелить в каждого? - спросил Зюс, подавшись вперед.
   - Во всех. - Спокойно кивнул парень.
   - Даже в меня? - харганский лидер приподнял одну бровь.
   - А в тебя в первую очередь. - Парень хохотнул.
   - Ах ты, гад! - Зюс расплылся в улыбке. - За это ты мне и нравишься.
   Савакс смущенно пожал плечами, а лидер "Иных", наконец-то расслабившись, закинул ноги на стол и снова закурил.
   - Как ты уже достал меня со своими сигаретами! - пробурчал Рид, тщетно пытаясь ощутить в комнате клочок свежего воздуха.
   - Терпи. - Хмыкнул Зюс, выпустив клуб дыма в потолок.
   - Я спать хочу. - Признался Савакс. - Ты еще не всё рассказал? А, не важно. Я и от всего этого-то в шоке, чего уж больше... - Рид замолчал. - Никогда бы не подумал, что ты с ним так поступишь... Теперь я буду спать с револьвером под подушкой.
   - Думаю, это лишнее. - Высказал свое мнение Зюс. - Гай не так страшен, как всем теперь будет казаться. Если научиться правильно им управлять... - Харганский лидер не договорил, сжав в зубах сигаретный фильтр.
   - Что ты задумал? - Рид непонимающе нахмурился.
   - Я буду продолжать давать ему мутаген и это, как ты понимаешь, должно оставаться между нами. - Зюс многозначительно посмотрел на Савакса. - Ты будешь наблюдать за его поведением и, не смотря ни на что, быть для него лучшим другом. Уничтожив Академию Наук и их бумажки, связанные с исследованием феномена бездны, мы получим уникальное оружие против Судей! И этим оружием станет не кто иной, как Гилберг Бёркхэй Гай!
  
  
   08:02, 8 мая 48 года
  
   Проведя бессонную ночь, Гилберг, с трудом дождавшись утра, направился в лабораторию доктора Юкмэна. Вспоминая события прошедшего вечера, парень с удивлением и страхом отмечал, что полностью отдавал себе отчет в своих действиях. Всю жизнь его подавляли, не позволяя выказывать злобу, поэтому он даже не знал, что может быть таким жестоким. Воистину, Зюс был прав, когда сказал, что жизнь с харганами его изменит. Гил брел по коридору, не зная, радоваться ему или огорчаться. Наглая Зурана была повержена и сейчас находилась в операционном отсеке. Гилберг надеялся посетить ее и попросить прощения, ведь она всё-таки девушка, хоть и не совсем на нее похожа. Зайдя в пустующую общую комнату, парень прихватил с собой вчерашнее пирожное, испеченное Тирой. Положив его на блюдце, Гил решил отнести его Зуре. Он очень надеялся, что девчонка сможет простить его. Осознание сложившейся ситуации пришло слишком поздно, и Гилберг был напуган тем, что уже никогда не сможет вернуть себе прежнего доверия среди харганов.
   Заглянув в лабораторию, Гил никого не обнаружил. Мистер Юкмэн, должно быть, где-то спал и парень, не став никого призывать, бесшумно проскользнул за ширму операционной. На невысокой кушетке, укрывшись белым покрывалом, лежала Зура. Глаза ее были закрыты и она, по-видимому, спала. На ее запястья и щиколотки были наложены широкие плотные повязки, пропитанные желтоватой мазью. Глядя на нее, Гилберг поджал губы. Стыд и сожаление нахлынули на него, и он невольно сжался под тяжестью обременяющих чувств. Вспомнив про пирожное, парень осторожно поставил его на тумбочку рядом с кушеткой и хотел, было, выпрямиться, но Зура, резко открыв глаза, схватила Гилберга за запястье и сжала пальцы так сильно, что парень припал на колено, зажмурившись и стиснув зубы. Не смея сопротивляться, Гил терпел боль так, как вчера терпела ее Зура. Приоткрыв один глаз, парень увидел удивленное лицо девушки. Она пришла в замешательство, не понимая, почему Гай не оказывает сопротивления. Наконец, разжав пальцы, Зурана, потеряв всякий интерес, повернулась на бок и, закрыв глаза, как ни в чем небывало буркнула:
   - Придурок.
   - Извини. - Тихо сказал Гилберг, глядя на покрывающееся синяком запястье. - Прости меня за вчерашнее...
   - Пошел-ка ты нахер, дружище! - устроившись поудобнее на кушетке, девчонка положила руку под голову. - И папашу своего прихвати!
   - Прихватил бы. - Спокойно кивнул Гил. - Только вот не знаю, жив он или нет.
   Приоткрыв глаза, девчонка внимательно посмотрела на парня, который виновато опустил голову, изучая свои ботинки.
   - С чего ему сдохнуть-то? - без интереса спросила Зура.
   - Когда мы были на территории Центра Управления костюмами, его отряд прибыл для нашего уничтожения, но взрывчатка, заложенная Тирой, сравняла всё с землей. - Гилберг вздохнул. - Мало того, Зюс, защищая меня, разбил его костюм... Я делаю вывод, что при взрыве он, скорее всего, погиб.
   - Туда ему и дорога! - рыкнула Зура, сев на кушетке и сложив ноги, укрытые простыней, калачом. - Ладно, черт с ним. Как там, говоришь, тебя зовут?
   - Гилберг. Можно просто Гил. - Ответил парень, украдкой посмотрев на девушку. - Так ты, всё-таки, простишь меня?
   - Хрена с два! - Зура оскалилась в улыбке. - Я возьму реванш, засранец! И, думаю, ты мне в этом не откажешь!
   - Нет, не откажу. - Чуть улыбнувшись, отозвался Гилберг. - Я принес тебе пирожное...
   - Засунь его себе в задницу. Я ненавижу сладкое. - Буркнула девчонка и, откинувшись на подушку, потягиваясь, вытянула руки вверх и, помолчав, спокойно сказала: - Не думала, что ты припрешься. - Гилберг пожал плечами. - У тебя клёвый кристалл. Очень сильный.
   - Лучше бы его не было... - Глухо отозвался парень.
   - Дубина. - Хмыкнула Зура, закрыв лоб рукой. - Ладно, вали давай. Я приду к завтраку.
   Гилберг, улыбнувшись, кивнул и уже хотел скрыться за ширмой, как девушка, пихнув его пяткой под зад, ткнула пальцем на пирожное:
   - Забери это дерьмо.
   - Как скажешь. - Кивнул Гил, и, прихватив с собой блюдце, покинул лабораторию.
  
  
   11:58, 8 мая 48 года
  
   В дорогом ресторане, где было крайне мало посетителей, за самым дальним столиком сидел Риккори Кадзуни. Заказав себе кофе и сладкую выпечку, мужчина то и дело поглядывал на большие настенные часы. Будучи как всегда в идеальной выправке, майор пытался скоротать время, перелистывая меню, цены на блюда которого могли поразить любое воображение. Неподалеку у окна сидела молодая пара аристократической наружности. Молодой человек был во фраке и белой рубашке с накрахмаленными манжетами и воротником, девушка в пышном длинном платье с корсетом. Цилиндр парня и зонтик девушки висели на вешалке у входа. Конечно, питаться в таком ресторане могли позволить себе только высшие слои общества, и Риккори не зря решил посетить его. В очередной раз подняв глаза на неторопливые стрелки старых часов, Кадзуни услышал, как вежливый швейцар пригласил кого-то войти. Часы пробили полдень, и к столику майора приближался только что вошедший в ресторан высокий статный мужчина в длинном темном пальто. На вид ему было лет пятьдесят, но он очень хорошо сохранился для своего возраста. Проницательные светлые глаза были закрыты бликами прямоугольных очков. Темные волосы с проседью были аккуратно зачесаны назад, борода была короткой и ухоженной. Опираясь на трость, мужчина подошел и слегка нагнулся к Риккори, едва заметно улыбнувшись, и тихо спросил:
   - Майор Кадзуни?
   - Так точно. - Не вставая, отозвался военный и, быстро оглядевшись, посмотрел на мужчину исподлобья. - А вы, как я понимаю, Кируо Анверс?
   - Да. - Мужчина без приглашения опустился на изящный стул. - Пока я шел сюда, мне стало интересно, как вы на меня вышли?
   - Связи. - Коротко ответил Кадзуни.
   - Хороши связи. - Улыбнувшись, кивнул Анверс. - Я вас слушаю, майор.
   - Есть работа. - Подавшись вперед, Риккори навалился на стол.
   - Есть деньги? - мужчина взглянул на военного из-под очков.
   - Об этом можете не беспокоиться. - Кадзуни отпил немного кофе. - Один я не могу справиться с таким объемом работы, поэтому решил обратиться к вам. Мне нужна информация о харганах. Любая и как можно более полная. Особенно меня интересует взрыв Центра Управления ликвидационными костюмами. Следователи ни черта не делают, поэтому мои надежды лишь на вас.
   - Что вас интересует в первую очередь? - мужчина был серьезен и не сводил глаз с напряженно оглядывающегося майора.
   - Харганы каким-то образом получили информацию о плане здания и охранной системе Центра Управления. Я подозреваю, что в Гелвинксе есть люди, которые работают на них, либо все эти подробности харганы выясняют лично. Если так, то, получается, они всё-таки время от времени появляются в городе. Мне нужны имена, фамилии, адреса, а лучше всего один из харганов, который может мне рассказать, что или кто конкретно является источником их информации, которая закрыта для обычных людей и доступна лишь для ликвидаторов и Судей. - Риккори сцепил пальцы в замок и впился багровыми глазами в сидящего напротив мужчину.
   - Я вас понял. - Кивнул Кируо. - Харгана не обещаю, но желаемую вами информацию достану. Необходимые бумаги по этому делу вы будете получать после перевода на мой банковский счет определенной суммы денег. И не думайте, что это дешево вам обойдется. Работа с харганами - это повышенный риск, поэтому убедительно прошу вас приготовить крупную сумму.
   - В этом нет надобности. - Покачал головой Кадзуни. - У меня всё готово. Дело за вами.
   - Хорошо. - Анверс улыбнулся краешками губ. - Вот номер моего счета. - Мужчина протянул майору небольшую бумажку с набором цифр. - Не удивляйтесь, если там будет указано другое имя. В моей работе неразглашение очень важная вещь.
   - Ясное дело. - Кадзуни допил кофе и отставил чашку в сторону.
   - Как только я получу деньги, я найду вас и передам необходимые бумаги. - Кируо не спеша поднялся на ноги и, задвинув стул, уже хотел идти, как майор остановил его.
   - Где гарантия, что вы не исчезнете после получения аванса?
   - Моей головы, как гарантии, будет достаточно? - Анверс усмехнулся. - Вы же нашли меня и, если я вдруг потеряюсь, уверен, вы сумеете отыскать меня снова.
   Молча кивнув друг другу, мужчины пожали руки в знак заключения контракта. Майор Кадзуни вернулся на свое место и, глядя на опустевшую чашку, глубоко задумался. Искоса посмотрев на него, Кируо Анверс, как ни в чем небывало, покинул дорогостоящий ресторан и, выйдя на улицу, огляделся. Погода была прекрасной и звала на прогулку по Гелвинксу. Немного подумав о предстоящей сделке, мужчина пригладил бороду, не торопясь спустился с лестницы на мощеный тротуар и затерялся в толпе.
  
  
   00:27, 10 мая 48 года
  
   - Зюс, почему ты не взял остальных? - Зура плелась вслед харганскому лидеру. - Нас не слишком мало для этого предприятия?
   - Здесь главное незаметность и быстрое проникновение. - Не сразу отозвался Зюс. - Грубая сила здесь ни к чему. Мне достаточно тебя и Гая. Исходя из последней информации, полученной Ридом, чем меньше нас, тем лучше. Да и к тому же я не хочу лишний раз рисковать...
   Гилберг тяжело вздохнул и съежился, втянув шею в высокий воротник кожаной куртки. Они шли по узким переулкам ночного Гелвинкса, приближаясь к зданию Академии Наук. Зюс был бдителен и то и дело оглядывался по сторонам в поисках случайных свидетелей, но все, кто попадался на дороге, были либо пьяны в стельку, либо спали, подперев сгорбившейся спиной холодные стены домов. Слишком много бездомных было в этом районе. Гил смотрел на них с состраданием, Зюс и Зурана старались их не замечать. В подворотнях Гелвинкса дурно пахло. Было сложно определить источник этого запаха. Быть может, это были не вывезенные мусорные баки, а может и искусственные запахи экспериментов в Академии Наук. В горле першило, было трудно дышать, но Зюс уверенно шел вперед, ведя за собой двух обладателей уникальных кристаллов оскверненной маны. Зура не скрывала скуки. Ее тоскливый взгляд был виден в блёклых проблесках газовых фонарей. Гилбергу было страшно, но он не знал, почему. Этот страх был иным, нежели в прошлый раз, при нападении на Центр Управления ликвидационными костюмами. Боясь узнать то, что ему знать не положено, Гил старался не отставать от зевающей Зураны. После всего произошедшего в тренировочном зале Бездны, девчонка быстро поправилась и стала вести себя, как ни в чем небывало, разве что приставать к Гилбергу стала куда реже. Парень старался держаться от нее подальше, так, на всякий случай. Конечно, Гил был очень удивлен сегодняшним составом, но, естественно, не высказал ни одного слова против. Зуране, как казалось, было вообще глубоко наплевать, кто идет рядом с ней, кроме Зюса.
   Академия Наук была обнесена железным забором из черных прутьев. Уличный караул отсутствовал, была лишь охрана внутри здания. После взрыва на территории Центра Управления, она была удвоена по приказу Верховного Судьи, также была перенастроена система безопасности, дабы защитить все хранящиеся в Академии разработки. Избегая залитых желтым светом тротуаров, Зюс быстро подбежал к забору и огляделся. Здание в форме буквы "Т" было поделено на три отсека, самый высокий из которых состоял из трех этажей. Вспоминая отчеты Рида, харганский лидер рассчитал, что одноэтажный пристрой является входной группой с блоком охраны, трехэтажное здание не что иное, как исследовательский центр с архивами документов и текущими исследованиями, а удлиненный двухэтажный пристрой - опытная лаборатория для экспериментов. Единственный вход в исследовательский центр проходил через блок охраны, но идти туда втроем было слишком рискованно, так как не было достоверно известно точное количество находящихся там людей. Решив бесшумно пролезть через окно, выходящее на дорогу, Зюс, стоя за каменной колонной забора, поманил Гилберга к себе:
   - Открывай. - Тихо велел он.
   - Дай лучше я! - шикнула Зура и, вцепившись механической рукой в черные прутья, без видимых усилий разогнула их, открыв проход на территорию Академии. - Пошли.
   Добежав до угла дома, харганы прислушались. Было тихо. Тишина ночи нарушалась лишь размеренным дребезжанием закрепленных к стенам здания прожекторов, свет которых подрагивал и изредка мигал. Возможно, они были неисправны. Вытянувшись и немного отойдя от стены, Зюс заглянул в окно. Темно. Должно быть, это один из рабочих кабинетов, который в данный момент бездействовал и был закрыт снаружи. Оставалось с минимальным шумом ликвидировать вставшее на пути окно. Подтолкнув Гилберга, Зюс тихо сказал:
   - Я подсажу тебя, а ты попробуй открыть защелку оконной рамы.
   - Хорошо. - Сжимая покрывшиеся холодным потом ладони, отозвался Гил.
   Поспешно забравшись на плечи лидера "Иных", Гилберг приготовил короткий кинжал. Зюс выпрямился, подняв парня на уровень окна. Быстро поранив палец, Гил протянул руку в сторону темного стекла. Еле видимые во тьме кровавые нити стремительно проникли под стыки рамы и оказались внутри комнаты. Сосредоточившись, парень представил оконную защелку. Зура лениво оглядывалась по сторонам, украдкой поглядывая на Гилберга, сидящего на плечах Зюса. Послышался тихий щелчок открывшегося засова. Харганский лидер подался вперед и парень, осторожно толкнув створку окна, открыл его и проник в темный кабинет.
   - Зура, давай помогу. - Зюс протянул девчонке руку.
   - Я что, немощная что ли? - Зурана скорчила кислую мину и, забежав на стену, схватилась за подоконник и, мгновенно перемахнув его, встала рядом с Гилом. - Залезай.
   Подав Зюсу свою механическую руку, девчонка помогла ему залезть в оконный проем, откуда харганский лидер, подобно тени, растворился в ночном мраке комнаты. Харганы огляделись. По-видимому, это был кабинет одного из судейских ученых. Быстро пошарив в ящиках стола, Зюс не нашел ничего интересного и, поманив Гила и Зуру за собой, высунул голову в коридор. Тусклый свет продолговатых ночных ламп освещал путь по Академии Наук. Неслышно двигаясь вперед, Зюс остановился рядом с дверью, табличка на которой гласила "Старший исследователь Л. Хэнс". Надеясь обнаружить в следующем кабинете что-нибудь ценное, харганский лидер пропустил Гилберга вперед. Использовав ключ из крови, парень открыл дверь и зашел внутрь. Первым, что бросалось в глаза в кабинете Л. Хэнса, была большая картотека на полстены и массивный прямоугольный стол. Аккуратно закрыв за собой дверь, харганы принялись за поиски. Перебирая одну папку за другой, молодые люди быстро превращали идеальный порядок в хаос.
   Проходя с очередным обходом по Академии Наук, охранник остановился напротив двери в кабинет старшего исследователя и прислушался. Шорох бумаг и тихие голоса не на шутку насторожили мужчину лет тридцати восьми. Проверив на поясе кобуру с пистолетом, охранник тихо приоткрыл дверь. Вскрикнув от неожиданности, он не успел ничего понять, как стальные пальцы сжали в тиски его горло, а теплая, живая рука сильно зажала рот. Округлив глаза, полные ужаса, мужчина предпринимал тщетные попытки вырваться, но решительная девчонка затащила охранника в комнату.
   - Что там случилось? - крикнул один из охранников откуда-то снизу.
   Оглядевшись, Зура оскалилась, сверля взглядом мужчину, рот которого зажимала ладонью.
   - Немедленно крикни, что всё в порядке, иначе я убью тебя! - прошипела она.
   Охранник отчаянно закивал, и девчонка очень осторожно освободила его рот и горло, но тут же, молниеносным движением руки выхватила из его кобуры пистолет и прицелилась в голову жертвы.
   - Э... Всё нормально! - как можно уверенней выкрикнул мужчина, приоткрыв дверь. - Тут птица какая-то в стекло врезалась! Ничего страшного!
   - Ну ладно. - Донеслось снизу.
   Втащив мужчину обратно в кабинет, Зура, заткнув пистолет за пояс, приготовилась задушить перепуганного охранника, как подоспевший Зюс остановил ее.
   - Погоди. - Лидер "Иных" подошел ближе к мужчине, отстранив девчонку. - Ты знаешь, где тут хранятся разработки и документы, касающиеся экспериментов над харганами?
   - Д-да. - Выдавил охранник, покрываясь бусинами пота.
   - Покажи где, и не вздумай делать глупости, иначе отправишься ко всем сдохшим ликвидаторам Центра Управления! - тихо сказал Зюс. - Если тебе дорога жизнь, веди себя тихо.
   С содроганием молча кивнув, охранник был готов пойти на любые уступки, лишь бы остаться в живых. Не спуская глаз с мужчины, Зура держала его на прицеле, пока Гилберг перебирал картотеку. Он не нашел там ничего, кроме полных данных обо всех работниках Академии. Но, помня, что Зюса интересует вовсе не эта информация, парень приблизился к двери, когда Зурана, вытолкнув охранника в коридор, бесшумно последовала за ним, подталкивая в спину дулом пистолета. Прерывисто дыша и собирая остатки слюны в пересохшем горле, мужчина двигался в самый дальний конец коридора, который вел на лестничную площадку. Поднявшись на второй этаж, охранник остановился у одной из крайних дверей. На вид она была очень тяжелая, двустворчатая, с большими вертикальными ручками. На широкой табличке красовалась надпись "Архив". Подозрительно оглядевшись, Зюс оценил ситуацию. На ловушку не похоже. Охранник, осторожно приподняв руку, молча указал на дверь.
   - Открывай. - Велел Зюс.
   Мужчина дрожащими пальцами снял с пояса связку ключей и, выбрав нужный, с трудом открыл неподатливый замок. Втолкнув охранника первым, Зура продолжала упираться в его спину дулом короткоствольного пистолета. Поспешно проникнув в огромное помещение со стеллажами, Зюс огляделся. Толстые папки со сшитыми документами были упорядочены по годам. Все исследования находились в одной большой комнате, разве что не все они касались харганов. День Последнего Вздоха был сорок восемь лет назад, осталось забрать все папки с разработками за этот "короткий" промежуток. Смотря на теряющиеся во мраке полки, Гилбергу стало не по себе. Жуткое предчувствие завязало внутренности парня на узел и он, пытаясь подавить подкатывающий приступ тошноты, подошел ближе к Зюсу.
   - Кобра, не спускай с охранника глаз. Мы с Арахнидом начнем поиски. - Приказал харганский лидер и первым двинулся к дальним полкам, годы которых были приближены ко Дню Последнего Вздоха.
   Девчонка оскалилась в недоброй улыбке и, наслаждаясь ужасом жертвы, хмыкнула и подмигнула мужчине, сердце которого было готово выпрыгнуть из груди. Харганы понимали, что времени у них в обрез, и остальные охранники рано или поздно спохватятся своего напарника и, быть может, даже поднимут тревогу, а молодым людям этого очень не хотелось. Доставая одну папку за другой, Зюс поспешно перелистывал хрупкие листы старых документов.
   - Забрать всё не получится в любом случае. Выбирай все документы по исследованиям, касающимся кристалла. - Негромко сказал харганский лидер, скрывшись за архивными стеллажами.
   Кивнув, Гилберг начал перебирать папки с конца, а Зюс сначала, стараясь придерживаться диапазона последних сорока восьми лет. Зурана держала ухо востро, прислушиваясь к тишине коридора. Быстро пробегая глазами по мелкому тексту, Гил, встречая в многочисленных отчетах словосочетания "кристалл маны", тут же вырывал заветные листы, откладывая их в сторону. Также поступал и Зюс. Обнаружив в сшитых документах последних трех лет наибольшее количество нужных словосочетаний, Гилберг отложил их. Собирая папки первого года после Дня Последнего Вздоха, Зюс сложил их ближе к стопке Гила. Всего получилось около десятка набитых бумагами папок. Подойдя к Зуре, харганский лидер сказал:
   - Остальное нужно уничтожить.
   В расширенных зрачках охранника читался панический ужас. Перед его глазами бежали газетные статьи с фотографиями руин Центра Управления, трупами ликвидаторов и раздробленными частями механических костюмов. Не было никаких сомнений, что перед ним харганы, пришедшие сравнять с землей Академию Наук. С ужасом понимая, что выйдет, если их не остановить, мужчина судорожно сглотнул. Почему его всё еще не ищут напарники?! Неужели в его отсутствии нет ничего подозрительного?! Проклиная себя и их за нерасторопность, охранник надеялся лишь на чудо. Кивнув, Зурана отстегнула с пояса железную фляжку. Передав заложника на попечение Зюса, девчонка пробежала к дальним полкам и вылила на папки желтоватую, отвратительно пахнущую жидкость. Вернувшись к харганскому лидеру, она широко улыбнулась. Достав из кармана сигареты, Зюс закурил. Сильно затянувшись, молодой человек смотрел, как равномерно горит огонь его зажигалки. Искоса посмотрев на застывшего в ужасе мужчину, харганский лидер отметил, что Гилберг уже всё подготовил для побега. Все нужные папки были сложены в большой мешок и стояли неподалеку.
   - Арахнид, уходим!
   Зюс ткнул пальцем на сумку с папками и, в последний раз посмотрев на горящий огонек зажигалки, швырнул ее в сторону дальних полок. Пламя вспыхнуло мгновенно, охватив в своих жарких объятиях беззащитные документы судейских исследователей и ученых.
   - Нам пора попрощаться с тобой, дружище! - прошипела Зура, приставив к виску дрожащего охранника пистолет.
   - Прошу вас, не надо... - Пропищал мужчина, зажмурившись.
   Зюс резко открыл дверь и, схватив Гила за рукав, был готов покинуть архив, как перед ним выросли пятеро охранников, нацелив свои пистолеты в грудь лидеру "Иных".
   - СТОЯТЬ!!! - взревел бородатый мужчина.
   Казалось, и разъяренный охранник и Зюс сделали свой выпад одновременно, но харганский лидер оказался быстрее на доли секунды. Метнув длинный кинжал, Зюс поразил им мужчину в горло, а тот выстрелил, но промахнулся. Пуля пронеслась рядом с ухом молодого человека и угодила в потолок. Зурана сжав пистолет и, в последний раз взглянув в лицо своей жертвы, нажала на курок. Не задерживаясь ни на миг и, несмотря на то, как несчастный охранник, глядя на бушующее в помещении пламя стеклянными глазами, сползает вниз по стене, девчонка выбежала наперерез подоспевшему подкреплению. Закрыв собой Зюса и Гила, скрывающегося с мешком за массивной дверью, Зурана высоко подпрыгнула и с разворота ударила ногой одного из мужчин в висок. Мгновенное кровоизлияние залило глаза охранника кровью и он, пошатнувшись, грузно рухнул на пол. Второй, задрожав, выронил пистолет и бросился за угол к лестнице. Несколько пуль, выпущенных из револьвера Зюса, неслись ему вслед, но, сбив часть угла, они угодили в стену. Зло сплюнув, харганский лидер выругался.
   Из архивного помещения повалил черный дым. Подтолкнув Гила вперед, Зюс поспешил к большому окну в конце коридора. Еще миг - и послышался вой сигнализации и активирующейся на полную мощность системы безопасности. Уцелевший охранник успел-таки нажать набор заветных кнопок. Зура спешила вслед за лидером "Иных". Оказавшись у окна, девчонка размахнулась механической рукой и, выбив стекло, спрыгнула вниз, на крышу двухэтажного корпуса с экспериментальными лабораториями. Скинув вниз тяжелый мешок, Гилберг тоже покинул задымленный исследовательский корпус, а за ним и Зюс, проверив, нет ли нового преследования. Отсчитывая минуты, харганский лидер ожидал прибытия ликвидаторов, которых должно быть куда больше, чем в прошлый раз. Думая, где было бы удачнее открыть портал в Бездну, Зюс бежал вслед за Зураной и Гилбергом. Выбив одинокое окошко лестничного пролета лабораторий, девчонка стремительно пролезла в темные помещения. Затащив мешок с папками, Гил старался не терять Зурану из виду.
   Пробегая мимо плотно закрытых дверей с небольшими окошками, Гилберг неожиданно остановился. Заглянув через прямоугольник стекла, парень замер. У дальней стены, связанная по рукам и ногам широкими оковами, лежала девушка неземной, будто бы какой-то древней, забытой веками, красоты. Хрупкое, маленькое тело, тонкие черты лица, длинные белые волосы, пушистые белые ресницы и брови. На вид ей было лет шестнадцать-семнадцать. Одетая в просторное белое платье, похожее на ночное, она, как показалось Гилбергу, спала, если бы не масса проводов, трубок и катетеров, ведущих к запястьям и щиколоткам. Это спокойное выражение лица, эти большие, закрытые глаза. Парень сглотнул, невольно приложив вспотевшую ладонь к холодному стеклу небольшого окошка...
   - Зюс! - позвал он и лидер "Иных" услышал в его голосе нотки отчаяния.
   Сирены взвыли с новой силой, улицы наполнил шум приближающихся ликвидаторов в костюмах. Академию Наук стремительно окружали судейские псы. Огонь разбивал стекла, вырываясь на улицу и захватывая в свои владения всё большую площадь. Черный дым поднимался к небу, оповещая жителей Гелвинкса о новом вторжении в порядок и размеренную жизнь города.
   Подбежав к Гилбергу, Зура схватила его за руку и молча потащила за собой, но парень не двигался с места, не в силах оторвать глаз от безмятежного личика прекрасной девушки.
   - Какого черта, Гай?! - прошипела Зурана, отталкивая Гила от двери. - Быстрее, мать твою! Они уже здесь!!!
   Но парень будто оглох. Протянув руку вслед убегающему лидеру "Иных", он вновь позвал его, но среди воя сирен, заглушающих всё вокруг, молодой человек не мог услышать его. Оставив мешок, Гилберг дернул ручку двери, но она оказалось закрытой. Собравшись, парень замахнулся ногой в сторону замка и с одного верного удара вышиб дверь. Округлив глаза в непонимании, Зурана схватила Гила за плечо.
   - Ты что, идиот?! - вскричала она. - Уходим!!!
   - Нет. - Отмахнувшись, парень побежал к скованной девушке.
   Оглянувшись, Зюс увидел, что Зура стоит напротив открытой двери одной из палат. Мешок с драгоценными документами лежит у ее ног. Выругавшись и в ярости сжав кулаки, харганский лидер поспешил обратно. Подбежав к Зуране, Зюс увидел, что Гилберг несет на руках хрупкое тело в длинной просторной рубашке. Стиснув зубы, лидер "Иных" не понимал, что и зачем Гай делает. Как всегда, он нарушал все его планы, меняя ход событий по своему усмотрению.
   - Какого хрена?! - вскричал Зюс, оскалившись.
   - Ее нельзя тут оставлять! Они ставят на ней эксперименты!
   - Может, мы тут сейчас всех освободим и притащим всю эту зараженную черт знает чем толпу к себе в Бездну?! - воскликнула Зурана. - Гай ты идиот!!! Оставь ее, и бежим, пока ликвидаторы не обнаружили нас!..
   - Я уйду только вместе с ней. - Прорычал Гилберг.
   Зюс узнал этот взгляд исподлобья. Еще немного и парень снова выйдет из себя, тогда уж точно все планы рухнут окончательно. Стиснув зубы и сжав кулаки, харганский лидер взглянул в необычное лицо бессознательной девушки. Подумав, что сможет легко прикончить ее, если что-то пойдет не так, Зюс молча развернулся и поспешил к просторному чистому месту, чтобы открыть портал. Поняв это действие, как разрешение, Гил кивнул головой на мешок и заторопился следом. В негодовании качая головой, Зурана подхватила важные документы и, взвалив их на плечо, побежала за Зюсом. Открыв вход в Бездну, харганы скрылись там, унеся с собой последние уцелевшие разработки судейских ученых и исследователей.
   Пожарные, военные и ликвидаторы, пробужденные ночью срочным вызовом, пытались утихомирить взбесившееся пламя. Подоспевшие научные работники рвали волосы на голове и падали в обморок, понимая, что их почти пятидесятилетние труды безвозвратно уничтожены. Все собравшиеся на территории Академии Наук были озлобленны, обескуражены и всей душой проклинали харганов.
  
  
   09:00, 10 мая 48 года
  
   Большие старые часы на перекрестке улицы с громким скрипом и скрежетом пробили девять, когда Кируо Анверс уже стоял у дверей одного из похоронных бюро Гелвинкса. Спокойный и как всегда никуда не спешащий мужчина в темном пальто ждал, когда гробовщик откроет двери своего заведения. Наконец, замок щелкнул и Анверс, без промедления, вошел в затемненное помещение. Вдоль стены стояли гробы всех форм и типов вперемешку с венками и корзинками. Невысокий, сгорбившийся пожилой гробовщик плелся за стойку, не обращая внимания на раннего посетителя. Встав на свое рабочее место и пригладив волосы, старик исподлобья посмотрел на Кируо, с интересом разглядывающего гробы. Оценив внешний вид первого посетителя, гробовщик решил, что за его счет можно было бы неплохо поживиться. Подтянув штаны и поправив ворот рубашки, старик, слегка подтаскивая ногу, приблизился к Анверсу.
   - Доброе утро! - как можно бодрее сказал гробовщик. - Чем я могу вам помочь? - и, не дождавшись ответа, продолжил: - Этот дубовый гроб вам очень к лицу!
   Засмеявшись, Кируо посмотрел на старика свысока и, поправив папку подмышкой, негромко ответил:
   - Спасибо за комплимент, но я пока помирать не собираюсь.
   - Умер кто-то из ваших родственников? - не растерявшись, спросил гробовщик.
   - Да. - Кивнул Анверс. - Но тут такое дело... - Мужчина, играя неловкость, крякнул. - Умер мой брат, а я не успел приехать на похороны. И вот теперь даже не знаю, где, как и на что его жена смогла похоронить моего бедного брата... - Кируо всхлипнул. - Вы не могли бы мне поведать о его судьбе?
   - Ну-у-у-у... - Протянул гробовщик, почесав обвисшую щеку. - Мне будут нужны ваши документы, после чего я смогу выдать вам всю необходимую информацию.
   - О, какая жалость! - воскликнул Анверс. - Дело в том, что я забыл их дома... - Мужчина сделал красноречивую паузу. - Быть может, мы сможем с вами договориться?
   - Думаю, сможем. - С готовностью ответил старик, потирая ладони в предвкушении наживы. - Сколько заплатите?
   - Достаточно. - Улыбнувшись краешками губ, Анверс ударил по карману своего пальто.
   - Имя, фамилия, дата смерти?.. - Попросил гробовщик, вооружившись бумагой и ручкой.
   - Бёркхэй Крэг Гай. Третье мая сорок восьмого года. - Ответил Кируо, разглядывая венки на стенах.
   - Минутку. - Пробурчал гробовщик и вышел через незаметную узкую дверь в соседнее помещение.
   Уже проверив картотеку с личными карточками ликвидаторов, Анверс выяснил, что уничтоженным дежурным отрядом в ночь падения Центра Управления командовал Бёркхэй Гай. Также Кируо удалось узнать, что останки капитана не были найдены. Быть может, разрушительная сила харганов испепелила его? Побывав в других похоронных бюро Гелвинкса, Анверс не нашел ни одной зацепки по этому делу и вот сейчас, надеясь получить ответ от очередного алчного гробовщика, мужчина, запустив руку в карман, ждал результата.
   Прошло немного времени, прежде чем гробовщик, в волнении потирая ладони, вновь появился перед Анверсом. Покусывая губы и не находя себе места, старик подошел к Кируо и, кашлянув, начал:
   - Простите, но дело в том, что труп вашего брата ко мне так и не попал...
   - Как же так?.. - прошептал Анверс, играя смятение.
   - Ко мне приходил мужчина и попросил закопать пустой гроб... - Бормотал гробовщик, вспоминая. - Он сказал, что от тела ничего не осталось... Сказал, что не хочет, чтобы его жена видела его таким изуродованным... Сказал, что она может не выдержать такого потрясения... - Старик замолчал, и его глаза начали медленно вылезать из орбит. - Постойте... Он тоже назвался братом погибшего... - Замерев, гробовщик поднял на Анверса округлившиеся глаза. - Кто вы такой?!
   - Трупа нет. Вы закопали пустой гроб по просьбе одного человека. Выходит, нет никакой гарантии в том, что человек действительно мертв, но все документы и свидетельство о смерти есть... Один вопрос: они подлинные или поддельные? Если поддельные, то кто этим занимался? Как можно выписать свидетельство о смерти без вести пропавшему человеку? Это может сделать только тот, кто состоит в верхах правления, либо имеет полезные знакомства среди приближенных к Судьям... Интересно... - Не слыша гробовщика, рассуждал Кируо.
   - Кто вы?.. - Еле шевеля губами, прошептал старик, невольно присев, отчего Анверс показался ему еще выше.
   - А вот это вовсе не ваше дело. - Очки мужчины отбросили яркий холодный блик. - Советую вам забыть, что я посещал вас, иначе...
   - Я всё понял! - поспешно заверил гробовщик, подобострастно всплеснув костлявыми руками.
   - Вот и хорошо. - Кируо добродушно улыбнулся и, развернувшись на каблуках, покинул взбудораженное похоронное бюро.
  
  
   09:36, 10 мая 48 года
  
   Доктор Юкмэн сидел на стуле и, согнувшись, задумчиво запустил пальцы в волосы. Рядом с ним на кушетке лежала принесенная Гилбергом девушка. Прошла еще одна бессонная ночь и мужчина, сняв очки, устало потер уголки глаз. Девушка слабо дышала и Дин, взяв ее за запястье, проверил пульс. Разжав пальцы и потерев подбородок, доктор задумался. Проведя некоторые исследования, Юкмэн определил у незнакомки альбинизм странного типа, распространяющийся только на глаза и волосы. Зная, откуда ее принесли, Дин сделал вывод о том, что признаки альбинизма появились вследствие многочисленных экспериментов. Тяжело вздыхая, доктор думал о том, что, похоже, ему мало работы, раз он всерьез взялся за изучение этой девчонки.
   С трудом поднявшись со стула, Юкмэн отошел к столу, где лежали папки, принесенные из Академии Наук. Взявшись за первую из них, Дин широко зевнул и принялся перебирать сшитые бумаги.
   - Чего же они там задумали?.. - Спросил мужчина сам себя. - Неужто всё и вправду так серьезно, раз они уже начали ставить эксперименты на людях?..
   Взяв стопку документов, помеченных сорок пятым годом, Дин сел в кресло и принялся читать. Всё быстрее откидывая один лист за другим, доктор Юкмэн покрывался каплями холодного пота. О разработках, описанных в этой папке, Дин даже понятия не имел. Похоже, харганам удалось выкрасть некие секретные документы. Глубоко погрузившись в свои хаотичные мысли, доктор тщетно пытался всё упорядочить, но содержание слегка помятых листов могло свести с ума любого. Юкмэн даже не заметил, как его пациентка пришла в себя и, сев на кушетке, огляделась. Молча поднявшись, она заморгала. Большие кроваво-красные глаза с белыми ресницами дико озирались по сторонам. Девушка не помнила этого места, и ужас волной нахлынул на нее. Схватив со столика скальпель, незнакомка отчаянно сжала его в руках и, тихо поднявшись, осторожно выглянула из-за ширмы. Увидев мужчину в белом халате, девушка стиснула зубы, лицо ее исказилось в отвращении и она, в несколько быстрых шагов, оказалась рядом с доктором. Скальпель блеснул в ее руке и Юкмэн, выронив папку, шарахнулся в сторону, забежав за массивный стол, заваленный бумагами. Тяжело дыша, Дин был напуган не на шутку. Совершенно не ожидая ничего подобного, мужчина не знал, что делать. Конечно, можно было бы вколоть успокоительное, но до него надо было еще добраться. Полные ненависти красные глаза, не моргая, пожирали Дина, в горле у которого пересохло. Не двигаясь, доктор боялся лишним движением спровоцировать девушку, которая, чуть присев, готовилась к атаке. Еще миг - и она, потеряв терпение, замахнулась и нанесла массивному столу сокрушительный удар, треснув, столешница развалилась надвое, свалив в кучу и без того перепутанные исследования и графики доктора Юкмэна. Вытаращившись, мужчина метнулся к двери, но девчонка, запрыгнув на один из уцелевших столов, в один прыжок нагнала Дина, повалив его и придавив к полу. Почувствовав холод скальпеля на своем горле, доктор замер. На миг мужчина захотел умереть. Созерцать еще одного психа среди харганов он будет не в силах, но вдруг перед глазами всплыли улыбающиеся лица близнецов Йоки. Нет, он не позволит себе расстаться с жизнью, ведь он нужен своим детям, нужен живой.
   - Не делай этого... пожалуйста... - Выдавил Дин, зажмурившись.
   Девчонка прислушалась. Голос Юкмэна был ей незнаком и она, убрав скальпель, отступила. Тяжело поднявшись, мужчина осторожно повернулся к незнакомке, держа руки приподнятыми, тем самым показывая, что безоружен. Девушка медленно отступала, пока не уперлась в край стола. Опустив руку со скальпелем, она, не смотря ни на что, продолжала в отчаянии сжимать его.
   - Я не причиню вреда. - Не делая резких движений, Дин поправил очки. - Ты в безопасности. Никто не сделает тебе больно. Скажи, как тебя зовут?
   - Я Вторая. - Сглотнув, девушка озиралась по сторонам.
   - Вторая?.. - Эхом переспросил Юкмэн. - А имя?..
   - Я Вторая. - Снова повторила незнакомка и, нахмурившись, будто начала вспоминать что-то. - А где Первый?
   - Первый? - Дин совершенно ничего не понимал. - О ком ты?
   Вдруг девушка резко вскинула голову. Глаза ее ярко светились, бегая из стороны в сторону. Выронив скальпель, Вторая бросилась к двери и, с размаху раскрыв ее, вырвалась в коридор. Метнувшись за ней, Дин прихватил с собой шприц с успокоительным.
   Харганы завтракали, когда в общую комнату вбежала беловолосая девушка с ярко-красными глазами, одетая в белое просторное платье на голое тело. Молодые люди замерли в недоумении. Уставившись на всех присутствующих диким взглядом, девушка остановила свой взор на Гилберге. Еле сглотнув остатки пищи, застрявшие в горле, парень смотрел в красные глаза незнакомки. Наконец, выражение ее лица смягчилось и она, тепло улыбнувшись, тихо прошептала:
   - Первый...
   Обмякнув, девчонка в мгновение оказалась в объятиях запыхавшегося доктора Юкмэна, в руках у которого Гил разглядел пустой шприц с длинной иглой. Шумно выдохнув, мужчина подхватил потерявшую сознание незнакомку на руки и, извинившись, унес ее обратно в лабораторию. Харганы молча переглянулись и, решив пока не мешать Дину, попытались, как ни в чем небывало, доесть завтрак.
  
  
   10:22, 10 мая 48 года
  
   Доктор Юкмэн дрожащими руками сжимал одну из папок и, еле успевая переставлять ноги, торопился в сторону комнаты Зюса. Оставив заснувшую девушку на попечение Гилберга, Дин не решился ее привязывать, дабы не вызвать новый приступ ярости. Снотворного должно хватить на несколько часов, поэтому мужчина стремился как можно скорее добраться до харганского лидера и рассказать ему о том, что удалось вычитать в заветных пачках документов. Нетерпеливо постучав в дверь, Дин даже не стал дожидаться ответа. Влетев в комнату Зюса, мужчина подбежал к столу, обрушив на него тяжелую папку с бумагами. Доктор Юкмэн тяжело дышал и, посмотрев на лидера "Иных" из-под очков, медленно выдохнул, стараясь привести самого себя в нормальное состояние. После нескольких поспешных упражнений типа "вдох-выдох", Дин тряхнул головой. Понимая, что это бесполезно, мужчина молча открыл папку и, достав оттуда несколько листов, затряс ими в воздухе.
   - Вот! - глаза доктора горели неясным по настроению огнем. - Вот оно! - нехотя опустившись на стул, Юкмэн еще раз взглянул на листы. - Зюс, я прочел это, и многое для меня встало на свои места.
   - То есть? - нервное напряжение Дина, как разряд тока, быстро передалось Зюсу и он, поспешно вытащив сигареты, быстро закурил. - Расскажи подробнее.
   - Ох, я даже не знаю, с чего начать! - воскликнул доктор, взлохматив и без того спутанные волосы.
   - С начала, пожалуйста. - Попросил харганский лидер.
   - Двадцать один год назад в окрестностях Гелвинкса судейские ученые обнаружили уцелевший кристалл оскверненной маны. - Пытаясь унять волнение, Юкмэн взял в руки первый лист. - Здесь они в подробностях описывают его, уточняя, что возраст осколка был равен двадцати семи годам. Исследовав его, они отмечают колебания силы, необъяснимого типа всплески, вспышки, по древнейшим описаниям похожие на людскую ненависть. Используя всевозможные приборы, судейские научные работники проводят ряд опытов, в ходе которых выясняется, что кристалл нестабилен по своей структуре, имеет свойство мутировать, хорошо приживаться и менять геном, попадая в живую плоть, а также, при каких-либо нарушениях, восстанавливать свою силу, питаясь кровью существа, в котором он находится. Это уменьшает количество эритроцитов в крови и, следовательно, вызывает анемию и все симптомы, которые с ней связаны. - Дин шумно выдохнул, отложив первый лист и взяв в руки следующий. - Ведя пристальное наблюдение за кристаллом четыре года, и скрупулезно изучая все его колебания, ученые и лаборанты просят разрешение у Судей провести первый опыт с человеческой плотью...
   Зюс, затаив дыхание, поспешно закурил очередную сигарету и, навалившись на стол, внимательно слушал взволнованного доктора, который, задышав чаще, никак не мог утихомирить разбушевавшееся сердцебиение. Видя, что Дин никак не может успокоиться, харганский лидер достал из-под стола закупоренную бутыль с выпивкой, оставшуюся после дня рождения Йоки. Выдернув пробку, Зюс налил полный стакан и, поднявшись, протянул его Юкмэну. Мужчина принял выпивку дрожащими руками и в несколько больших глотков опустошил стакан. Крякнув и медленно выдохнув, он благодарственно кивнул лидеру "Иных" и вновь уставился на мелкий шрифт старого документа.
   - Я слышал, что они говорили об этом... - Тихо сказал Дин. - Но я никогда в жизни не думал, что они действительно пойдут на такое...
   - Какое? - Зюс пребывал в ожидании, альтернативная история осколка маны нехотя складывалась в единое целое. - Что было дальше?
   - Этот документ, - Юкмэн повернул заверенную десятками подписей и печатей бумагу к харганскому лидеру, - разрешил им провести опыты над людьми. Вот подпись Верховного Судьи. - Взяв в руки следующую пачку листов, Дин выдержал паузу, никак не решаясь начать. - А этот сборник можно смело называть их дебютным исследованием по этому делу. Вот, тут есть всё. Первым подопытным был некий Извальд Фрогарт, трех месяцев отроду...
   - Младенец?! - неожиданно для самого себя воскликнул Зюс, и сигарета выскользнула из его пальцев. - Как?..
   - Да. - Тихо отозвался Юкмэн. - Он был оставлен в родильном доме и вскоре должен был покинуть его, отправившись на постоянное проживание в детский дом, но, собрав все необходимые документы, судейские ученые забрали его под предлогом усыновления раньше положенного времени. Выбор пал на этого мальчика потому, что он был абсолютно здоров и не имел никаких лекарственных противопоказаний. Он стал идеальным объектом для исследований. - Дин многозначительно замолчал и, вздохнув, продолжил: - Они разделили найденный кристалл на две равные части, после чего еще раз их исследовали и обнаружили следующее: обе частицы имеют магнитное поле; обе частицы не утратили свою силу, даже действуя поодиночке; обе частицы при соприкосновении вызывают мощнейшие разряды тока, молнии и световые вспышки. Лаборанты фиксировали огромные всплески энергии ненависти, как они ее тут назвали, в момент касания разделенных ранее частиц оскверненного кристалла...
   - Очень интересно... - Прошептал Зюс, вгрызаясь в ноготь большого пальца. - Вот чем они, выходит, занимались...
   - После остаточных исследований они провели сложнейшую операцию, в процессе которой они сумели вживить в плоть младенца половинку кристалла маны. Осколок прижился, как и ожидалось. - Дин показал Зюсу еще один заверенный подписями документ. - Здесь что-то вроде краткой медицинской карты Извальда Фрогарта. Судейские лаборанты назвали его "Экспериментальный образец N1". - Доктор сделал паузу, невольно потянувшись к пустому стакану. - Наблюдая за мальчиком день и ночь, они ждали результатов, которые, как показало время, так и не появились. Ребенок был обычным и ничем не отличался ото всех остальных. - Перевернув еще несколько листов, Юкмэн пробежал глазами по мелким строчкам. - Здесь они упоминают о том, что неплохо было бы избавиться от неудавшегося образца, но в подготавливающийся процесс уничтожения вмешивается лаборантка, которая лично принимала участие в операции вживления осколка. Я проверил, ее подпись стоит на всех документах. Ее имя Нисуэлла Гай...
   - Гай?.. - Зюс нахмурился, выпустив густой дым через ноздри.
   - Да. Она передает Верховному Судье заявление с желанием забрать ребенка себе, так как сама она иметь детей не может. - Дин судорожно вздохнул. - У нее бы ничего не вышло, если бы не безупречная многолетняя служба в научных рядах на благо судейского правления. В общем, тут даже есть заверенная копия разрешения от Верховного Судьи. Получив добро, Нисуэлла Гай забирает Извальда к себе. К тому времени она уже состоит в браке, и они вместе с мужем решают изменить мальчику имя и дать свою фамилию. - Юкмэн поднял на глубоко задумавшегося Зюса впалые от бессонных ночей глаза. - Так и появился на свет Гилберг Бёркхэй Гай, экспериментальный образец номер один.
   - Охренеть... - Шумно выдохнул харганский лидер, откинувшись на спинку кресла.
   - Осколок смог проявить себя лишь через тринадцать лет. - Кивал каким-то своим мыслям Дин. - Здесь об этом ни слова. Это мои личные размышления. Если бы Судьи знали, что всё будет именно так, они бы ни за что не отдали Гая какой-то лаборантке, пусть и с безупречной репутацией. В последних документах по делу экспериментального образца номер один есть записи о том, что никакие приборы не могли отследить положение осколка, поэтому все научные работники пришли к выводу, что по каким-то неясным причинам кристалл был расщеплен кровью или же уничтожен внутри тела иным образом. - Доктор Юкмэн почесал заросшие щетиной щеки. - Удивлен?
   - Мягко сказано. - Тряхнул головой Зюс.
   - Тогда я добью тебя контрольным выстрелом. - Дин выдавил грустную улыбку. - Гай притащил с собой девчонку из Академии Наук...
   - Ну. - Кивнул харганский лидер, не совсем понимая ход мыслей мужчины. - Если мешает, я могу убрать ее. Черт знает, что это вдруг дернуло Гила потащить ее за собой!..
   - Ты будешь удивлен, но Гай и сам не знает, зачем забрал ее оттуда. - Юкмэн измученно улыбался.
   - Не понял?.. - Зюс вновь навалился на стол, и рука его потянулась к сигаретам.
   - Его к ней тянет так же, как ее к нему. - Дин вдруг принялся изучать темную столешницу.
   - Это вроде называется любовью? - нахмурившись, спросил Зюс.
   - Для обычных людей - да, но не для таких, как они... - Тихо ответил Юкмэн. - Они две части одного целого. Внутри них - две части одного осколка маны... - Глаз харганского лидера медленно расширялся, осознавая всё сказанное доктором. - Того самого кристалла, Зюс... - Дин вновь замолчал. - Девчонка пришла в себя. Она назвалась Второй. Понятия не имея о строении и коридорах Бездны, она безошибочно - так, как будто делала это всегда - прибежала в общую комнату и, указав на Гая, назвала его Первым. - Зюс впился в Юкмэна не моргающим взглядом. - Поэтому Гил просто не мог пройти мимо той палаты. Он почувствовал ее нутром, осколком своего приобретенного кристалла. Когда же она пришла в себя, ее осколок начал притяжение и привел ее в общую комнату. Они две половинки... И, быть может, специально или же случайно их задумали именно такими, какие они есть. - Отодвинув папку, Дин навалился на стол, обхватив голову руками. - Если же Гая отдали в руки незараженной семьи, то Второй, настоящее имя которой, исходя из документов, Ноэри Каргет, повезло куда меньше. Вживление кристалла в эту девушку было выполнено спустя два дня с момента операции Гилберга. Это было сделано нарочно, дабы проследить действие осколков и их мутирование в младенческих телах. Я делаю вывод, что у Гая кристалл погрузился в некий сон и стал активен только три года назад, у Ноэри же осколок пришел в незамедлительное действие. Претерпевая множество экспериментов, девочка почти лишилась фермента тирозиназы, который необходим для нормального синтеза меланина - вещества, от которого зависит окраска тканей. Вследствие всего этого Ноэри начала страдать альбинизмом, но, как я определил, лишь частично. Какой-то из геномов или ферментов сохраняет цвет ее кожи, чего нельзя сказать о цвете ресниц, бровей, волос и глаз. - Юкмэн замолчал. - Но, что ни говори, у нас теперь есть экспериментальный образец один и два, что вместе должно было явиться самым совершенным оружием против харганов, но ты вновь сумел разрушить планы Судей. Должно быть, они в негодовании, ведь ты лишил их самого главного...
   - Черт с ними!.. - Прошептал Зюс, не моргая и смотря в одну точку. - Надо же, какая удача! Спасибо Гаю, что притащил ее сюда! Вместе они смогут куда больше, чем я рассчитывал... Да и присутствие девочки рядом, быть может, усмирит вспыльчивость Гилберга и он будет более покладист, чем в последнее время...
  
  
   10:57, 10 мая 48 года
  
   Гил сидел рядом с лежащей на кушетке девушкой, выражение лица которой было спокойным и не выражало никаких эмоций. Парень, глядя на эти белые прямые волосы и пушистые ресницы никак не мог понять, почему его так тянет к ней, почему он не смог пройти мимо. Думая о том, что вряд ли это любовь, Гилберг прислушивался к себе. У него было совсем иное понятие красоты, которое не совсем стыковалось с видом этой загадочной девушки. "Первый" - пронеслось в голове Гила. Что за бред? На спятившую она не похожа, не то, что Зурана. Но это необыкновенное, не испытываемое ранее чувство... Протянув руку, парень осторожно сжал тонкие бледные пальцы в своей горячей ладони. Будто некий разряд пробежал от Гила к незнакомке и она, медленно открыв глаза, пришла в себя. Увидев рядом парня, девушка слабо улыбнулась.
   - Первый... - Еле слышно сказала она. - Как я рада...
   - Прости, но я не совсем понимаю, почему ты зовешь меня первым? - тихо проговорил Гилберг.
   - Ты Первый, я Вторая... - Пальцы девушки скользнули к запястью Гая. - Теперь мы будем вместе... Я защищу тебя...
   - Защитишь?.. - Эхом переспросил Гил, нахмурившись. - Но я, как бы, и сам в состоянии...
   - Нет! - девушка мотнула головой. - Я чувствую рядом с тобой опасность!.. Я никому не позволю причинить тебе вред!..
   - Похоже, ты очень храбрая. - Гилберг тепло улыбнулся, смотря в красные глаза. - Как твое имя?
   - Экспериментальный образец номер два. - С готовностью ответила незнакомка. - Или Вторая. Как тебе будет удобнее.
   - Мне было бы удобнее звать тебя по имени. - Парень невольно погладил ладонь девушки. - Меня, например, зовут Гилберг Гай.
   - А я... - Незнакомка замолчала. - Не помню...
   - Думаю, мы сможем это выяснить. - Ничуть не огорчившись, улыбнулся Гил.
   В последнее время парень никогда не испытывал такой необъяснимой радости. Необыкновенные чувства какой-то завершенности и полноты переполняли душу Гилберга, будто бы он нашел то, что давным-давно потерял. Глядя в эти красные глаза, парень видел отражение своего счастливого лица. Как странно... Никогда ранее ему не было так хорошо, как сейчас. Если бы не скромность, вполне возможно, что он бросился бы петь и танцевать. Девушка, не выпуская руку Гила, села на кушетке и, глядя в счастливые фиолетовые глаза, пересела ближе к парню и, положив голову ему на плечо, улыбаясь, прерывисто вздохнула.
   - Я счастлива... - Тихо сказала она. - Я защищу тебя, Гилберг Гай, чего бы мне это ни стоило.
  
  
   17:49, 10 мая 48 года
  
   Риккори Кадзуни сидел за неприметным столом уже знакомого ранее дорогостоящего ресторана. Он ждал Кируо Анверса, который выслал ему приглашение, желая встретиться с глазу на глаз. Майор пребывал в нетерпении. Заказав крепкий кофе, мужчина быстро выпил его и, не зная, чем заняться, вертел пустую кружку в руках. Минуты текли слишком медленно. За прошедшие дни Риккори почти не занимался расследованием харганского теракта. Переведя указанную Анверсом сумму на полученный ранее счет, Кадзуни рассчитывал на помощь известного в определенных кругах пожилого мужчины. Анализируя все свои действия за прошедшую неделю, майор задумчиво сжимал кулаки. Он поднял всю доступную информацию, но так и не смог найти ни одной зацепки. Где искать харганского лидера? Как узнать, кто именно передает "Иным" информацию из Гелвинкса? Сняв фуражку и проведя рукой по волосам, Риккори тяжело вздохнул. Слишком много вопросов и ни одного ответа, лишь догадки, подлинность которых невозможно проверить. Старые ресторанные часы пробили шесть. Послышался приветствующий голос швейцара. Кадзуни, затаив дыхание, уставился на дорогостоящую изящную дверь. Еще миг - и в помещение вошел Кируо, как всегда одетый с иголочки и крайне пунктуальный. Поправив очки и увидев за дальним столиком майора, мужчина слегка улыбнулся. Риккори в непонимании нахмурился, когда увидел, что за Анверсом следует странная фигура в черном матовом плаще с капюшоном.
   Опустившись на свободное место, Кируо молча пожал растерянному Кадзуни руку. Загадочная фигура бесшумно опустилась на соседний стул, но руки так и не протянула. Взглянув на Анверса, Риккори, стараясь скрыть негодование, кивнул на человека в плаще и тактично спросил:
   - Кто это?
   - Это тот, кто может рассказать нам очень много интересных фактов по интересующему вас делу. - Спокойно пояснил Кируо и, подняв руку, крикнул: - Официант! Два кофе со сливками, пожалуйста!
   - Вы посвятили в наше с вами дело постороннее лицо без моего ведома?.. - Глаза Риккори сверкнули.
   - Не переживайте насчет этого. - Анверс беззаботно улыбнулся. - Я гарантирую вам сохранность информации. Я отвечаю за себя и за этого человека, который, надо сказать, заинтересован поисками харганов не меньше вашего.
   К столику подошел официант и, улыбаясь гостям ресторана, аккуратно поставил на стол две чашки кофе со сливками. Поблагодарив молодого человека, Кируо взял одну чашку себе, а другую пододвинул к незнакомцу в плаще. Официант удалился и человек, чье лицо скрывалось в тени капюшона, поднял из-под стола руку и потянулся к горячему напитку. Увидев пальцы незнакомца, майор замер. Наспех перемотанные грязными бинтами, которые давно пропитала засохшая сукровица, они выглядели крайне нелицеприятно. Кадзуни разглядел на рукавах плаща засохшие пятна крови, и тяжело вздохнув, вдруг ощутил отвратительный запах сгоревшей, но уже заживающей плоти. Тошнота комом подкатила к горлу Риккори и он, прижав кулак ко рту, сделал вид, что кашляет.
   - Ну что же вы такой впечатлительный! - негромко усмехнулся Кируо. - Пусть лучше этот человек будет в таком состоянии, чем в мертвом. - Майор поднял на мужчину раскрасневшиеся глаза. - Он ненавидит харганов не меньше вашего. У него была соответствующая подготовка, выработанная охотничья ярость и даже руководящая должность. Но теперь всё это в прошлом. Я, конечно, не знаю, какую именно цель он преследует, но он охотно согласился поделиться с нами имеющейся информацией.
   - Как его имя? - немного придя в себя, спросил Риккори.
   - Его зовут Бёркхэй Гай, капитан ликвидационного отряда. - Расплывшись в улыбке, Кируо видел, что его слова произвели на Кадзуни неизгладимое впечатление.
   - Бывший капитан. - Раздался глухой голос из-под капюшона. - Бывшего отряда.
   - Это его ликвидаторы были вызваны к Центру Управления в ночь нападения харганов. - Пояснил Анверс. - Он единственный, кто выжил в этом аду. Выжил и не утратил рассудок... Он тот, кто видел и помнит лицо лидера организации "Иные"! - Кируо, улыбнувшись, сделал многозначительную паузу. - А еще он рассказал мне, что харганский лидер насильно удерживает его сына подле себя и, мало того, он превратил его в себе подобного.
   - Исключено. - Отрезал Риккори, нахмурившись. - Харганы не вампиры, которые могут создавать себе подобных. Его сын уже был харганом, раз лидер "Иных" забрал его к себе.
   - Это ложь! - воскликнул Бёрк, ударив опустевшей чашкой по столу. - Он был нормальным ребенком! Все свои чертовы семнадцать лет!
   - Успокойтесь, мистер Гай. - Кируо приподнял руку. - Не нужно здесь так кричать. Я, конечно, понимаю ваши чувства, но... не привлекайте лишнего внимания, пожалуйста. - Порывисто вздохнув, Бёрк затих, низко опустив голову. - Думаю, если вы хорошенько вспомните окружение своего сына, то, возможно, мы сможем выйти на кого-то, кто был приближен к харганскому лидеру.
   - Да какое у него к черту окружение?! - мотнул головой Бёрк. - Он всю жизнь был одиночкой... Да и мы с Нисой редко приезжали к нему. - Мужчина замолчал, вспоминая картины прошлого. - Хотя... - Гай осекся. - Я помню одного парня... Отец рассказывал про него. Говорил, что тот захаживает время от времени. Как же его имя?.. - Кируо и Риккори затаили дыхание, боясь лишним словом или движением нарушить цепочку воспоминаний Бёрка. - Проклятье... Я не помню.
   - Как же так, мистер Гай? Вы не знаете друзей собственного сына? - Кадзуни холодно смотрел в темноту капюшона бывшего капитана ликвидаторов.
   - Да, не знаю! - рыкнул Бёрк. - Не знал и знать не хочу!..
   - Похоже, вы сейчас на мели... - Риккори, не моргая, смотрел на мужчину в плаще. - Думаю, внушительная сумма сможет быстро вернуть вам память. Как только вспомните имя - деньги ваши.
   Хмыкнув, Кируо покачал головой. Действительно в такое напряженное время самым ходовым товаром становится информация и майор не жалеет ни единой монеты ради достижения своей цели. Но так ли хороша цель, требующая таких огромных средств?
  
  
   14:33, 10 мая 48 года
  
   В общей комнате сидели все, за исключением механика Лейна. Пообедав, харганы занимались кто чем. Рид, как всегда, читал газету, Мирро играл в шахматы с Ёмуром, Тира болтала с Сэйо, Кирс о чем-то громко разговаривал с пребывающей в отличном настроении Зурой, а Зюс и Дин, сидя в стороне, общались на отдаленные темы. Всё было как всегда, ничего необычного. Атмосфера Бездны медленно приближалась к балансу. Дэриэл был доволен возвращению Зураны, Ёмур наладил отношения с Тирой. И пусть внешне их общение выглядело обычным, состоявшийся не так давно разговор невозможно было стереть из памяти. Рику вернул ключ Лейна на место также незаметно, как и взял. Решив для себя, что ему будет достаточно и того, что девушка относится к нему, как прежде, Ёмур оставил мысли о побеге в Гелвинкс. Зура пересмотрела свое отношение к Гилбергу. После их драки в тренировочном зале, девчонка больше не считала неприметного парня тряпкой и в душе относилась к нему должным образом, разве что на деле всё выходило иначе. Тира оставила Зюса в покое и больше не приходила к нему. Он ее тоже не звал. Девушка всё чаще смотрела на Ёмура, теплое отношение которого нельзя было не заметить. Огородившись ото всех остальных, харганский лидер держал нейтралитет ко всем внутренним отношениям так же, как Рид. С виду Савакс вел себя, как обычно, хотя и пребывал в ежеминутном бдении за всеми окружающими его вещами и событиями. Парню казалось, что он из информатора превратился в наблюдателя, но это его ничуть не расстраивало. Смотреть на проблемы глазами всех членов руководящего состава Риду было очень интересно. Будучи психологом по натуре, Савакс получал от своей работы удовольствие. Доктор Юкмэн был крайне обеспокоен сложившейся ситуацией. Выясненные им подробности о приобретенном кристалле шокировали как его, так и Зюса. Дин настаивал на том, чтобы лидер "Иных" рассказал обо всем Гаю, ведь парень вправе знать свою историю. Зюс обещал, что когда придет время, Гилберг обязательно обо всем узнает. Кроме этого, в их рядах появилась некая Ноэри Каргет, на вид очень хрупкая девушка со странного типа альбинизмом. Вторая... Юкмэн не мог нормально спать, понимая, что рядом с ним ходят две частицы одного целого - старая разработка, остававшаяся для него в секрете до недавнего момента. Кто бы мог подумать, что Судьи решаться на такое? Неужели всё это только ради любопытства или же во всем виновны мятежные харганы? Ломая голову над массой вопросов, Дин никак не мог успокоиться. Он с трудом разговаривал на отвлеченные темы, ведь в его голове кружились мысли о Гиле и Ноэри. Зюс же считал такое стечение обстоятельств удачным до неприличия. Лидер "Иных" никак не мог поверить, что в его руках два осколка одного кристалла, который, будучи приобретенным, имеет совершенно другие свойства, чем все те кристаллы, носителями которых являются остальные харганы. Думая, как лучше проверить слияние, о котором говорил Юкмэн, Зюс был глубоко погружен в себя. Перебирая один вариант за другим, молодой человек думал, при каких обстоятельствах осколки могут начать действовать синхронно. Все присутствующие в общей комнате имели тайные мысли, которыми они ни за что бы не поделились друг с другом, уж слишком сокровенными и личными они были.
  
  
   14:35, 10 мая 48 года
  
   - Я хочу есть... - Тихо сказала Ноэри, опустив уголки губ.
   - Пойдем. - Гил протянул ей руку. - Обед уже прошел, но, быть может, ребята оставили и для нас что-нибудь. Ты ешь обычную еду?
   - Да. - Девушка, улыбнувшись, кивнула. - Я такая же, как ты, Пер.. - Она осеклась. - Гилберг.
   Парень тепло улыбнулся. Отчего-то ему было так приятно слышать, когда Ноэри называет его имя. Взяв девушку за руку, Гил вывел ее из лаборатории и, проведя через коридор, завел в общую комнату. Замолчав и оставив все дела, харганы посмотрели на новенькую. Быстро поправив очки, Юкмэн неожиданно резко вскочил на ноги и громко объявил:
   - Ее зовут Ноэри Каргет. Прошу любить и жаловать!
   - Жаловать, может, и будем, а любовь пусть сама заслужит! - фыркнула Зура, дружески обняв Кирса за шею. - Правда, бритая голова?
   - Не называй меня так! - прошипел Дэриэл, шутливо пихнув девчонку в бок.
   - В общем, - Дин слегка замялся, - я думаю, вы подружитесь!
   - А Гай-то как сияет... - Хмыкнул Мирро, передвигая фигурку слона не глядя на доску. - Зацени, Ёмур!
   - Да, вижу. - Сдерживая улыбку, отозвался Рику.
   - Вот, - Гил обратился к девушке, - мистер Юкмэн сказал, что тебя зовут Ноэри.
   Слегка улыбнувшись, девушка согласно кивнула. Она не помнила своего имени и была согласна на любое, лишь бы оно нравилось Гилбергу.
   - Садись. - Парень отодвинул стул. - Сейчас принесу поесть.
   Ноэри покорно присела. Вся мужская часть руководящего состава не спускала с девушки глаз. Виной всему было полупрозрачное белое платье, сквозь тонкую ткань которого без труда можно было разглядеть пятнышки сосков. Но, похоже, Ноэри это ничуть не смущало. Она бы вышла на всеобщее обозрение и голой, ведь в экспериментальных лабораториях Судей ей никто не говорил о приличии и прочих тонкостях. Не чувствуя ни стыда, ни смущения, девушка молча сидела за столом, ожидая обещанную порцию еды.
   - Это куда это ты уставился, бритая голова?! - Зурана размахнулась и залепила Дэриэлу крепкую затрещину.
   - Эй! - Кирс обхватил загудевшую голову руками. - Я совсем не туда смотрю!
   - Ну конечно! - воскликнула Зура. - Если ты понял, о чем я, значит именно туда и смотрел!
   - Да блин... - Поняв, что всё-таки попался, Кирс состроил недовольную мину и отвернулся.
   - Ты бы оделась нормально, красавица, мать твою! - зарычала Зурана, грозно посмотрев на беловолосую девушку.
   - Зура, - вступилась Тира, - я дам ей свою одежду. Надеюсь, она подойдет. Только не начинай, пожалуйста...
   Но девчонку было уже не остановить. Вскочив на ноги, она уперла руки в бока и, недовольно взглянув в сторону Гила, раскладывающего еду по тарелкам, выкрикнула:
   - Гай! Иди, переодень ее, а то Кирся глаз с ее сисек не сводит!
   - Кирся? - усмехнувшись, переспросил Гилберг, ведь у него было слишком хорошее настроение, чтобы портить его пререканиями с Зураной.
   - Не-называй-меня-так!.. - Густо покраснев, процедил Дэриэл. - Я же просил!
   - Да ладно тебе, бритая голова! - Зура хлопнула парня по спине. - Не парься!
   Поставив тарелку с едой перед Ноэри, Гил уже хотел сесть рядом, как Зурана, вмиг подлетев, хотела толкнуть его, но ее руку в мгновение ока перехватила Ноэри. Красные глаза без эмоций впились в недоумевающее лицо девчонки.
   - Не трогай его. - Голос Ноэри был спокоен, но в нем явно слышались железные нотки.
   Зюс, замерев, уставился на девушку-альбиноса. Задумчиво затеребив подбородок, молодой человек слегка прищурился. Юкмэн округлил и без того большие глаза. Его очки съехали на кончик носа и он, рассеяно поправив их, затаил дыхание в ожидании развязки. Повернув голову в сторону Гая, Ноэри, едва заметно улыбнувшись, тихо сказала:
   - Я защищу тебя, Гилберг.
   - Она ведь просто... - Начал, было, парень.
   - Как это благородно! - фыркнула Зура, резко высвободив руку. - Странные у вас отношения! Это он должен тебя защищать, а не ты его, наивная дурочка!
   - Ты не понимаешь... - Также тихо ответила Ноэри.
   - Так, всё. Хватит.
   Поднявшись на ноги, Зюс хлопнул в ладоши. Чувствуя, что альбиноска может раскрыть главный секрет, он решил прервать стычку. Харганский лидер не хотел, чтобы остальные узнали о том, кем на самом деле являются Гилберг Гай и Ноэри Каргет. Подойдя к парню, Зюс, склонив голову, шепнул ему на ухо:
   - Вам лучше есть отдельно. По крайней мере, первое время.
   - Хорошо. - Нахмурившись, буркнул Гил и, взяв Ноэри за руку, сказал: - Идем.
  
  
   15:03, 12 мая 48 года
  
   Обычный рабочий день Гелвинкса был в самом разгаре, когда Кируо Анверс вышел из гостиницы и направился по одной из самых оживленных улиц в сторону центра. За ним, выдерживая дистанцию, двигался Риккори Кадзуни в гражданской форме. Не упуская из виду пожилого мужчину, майор держал в поле зрения аккуратно расчесанную седую голову. Подняв глаза на небо, Кируо отметил, что погода портиться. Тучи сгущались, предрекая скорое начало дождя. Улыбнувшись, мужчина мысленно порадовался тому, что с ним всегда находится его зонтик, скрывающийся в крепком чехле-трости. Не оборачиваясь в сторону Кадзуни, Анверс перешел дорогу и огляделся. Преодолев еще несколько кварталов, Кируо остановился на углу ближайшего дома, располагающегося поблизости от старшей школы Гелвинкса. Вскоре его догнал Риккори и остановился с другой стороны угла. Достав часы на цепочке, Анверс проверил время. Тихо тарахтя и почти не выпуская пар, на противоположной стороне улицы остановилась дорогостоящая машина, какую могли себе позволить лишь высшие слои общества. Вытянутый черный корпус, хромированный бампер, гладкая, отполированная до блеска, она сияла спицами массивных колес и настойчиво притягивала восторженные взгляды. За затемненными антибликовыми стеклами на месте водителя сидел мужчина в черной фуражке. Лицо его больше чем на половину было перевязано бинтами. Уставившись на машину, Кадзуни приблизился к Анверсу и раздраженно прошептал:
   - А ничего более приметного не оказалось?
   - К сожалению, нет. - Улыбнувшись, покачал головой Кируо. - От поездки на такой машине он не сможет отказаться.
   - Идиотство... - Прошипел Риккори и скрылся за углом.
   Им пришлось ждать недолго. Из школы вместе с разномастной толпой подростков вышел парень лет семнадцати. Поправив сумку, он посмотрел на небо. Сгустившиеся тучи клубились в вышине. Оглушительный раскат грома застал учеников старшей школы Гелвинкса врасплох. Начался дождь, стремительно перерастающий в сильный ливень. Усмехнувшись своему положению, парень натянул капюшон старой тряпичной куртки и вышел под дождь. Риккори, закутавшись в плащ, прижался ближе к стене, стараясь не попадать под стекающие с крыш струи дождя. Кируо взглянул на сидящего за рулем автомобиля мужчину и тот, ткнув пальцем в сторону бредущего вдоль дороги парня в насквозь промокшей тряпичной куртке, завел мотор. Едва заметно кивнув, Анверс открыл зонт и начал неторопливое движение навстречу мальчишке. Кадзуни наблюдал, не двигаясь.
   - Здравствуйте! - Кируо широко улыбнулся.
   - Добрый день... - Растеряно отозвался парень, стараясь угадать, зачем незнакомец завел с ним разговор.
   - Рэйнис Ларк? - Анверс прямо-таки светился.
   - Д-да... - Парень поправил забрызганные каплями дождя очки. - В чем дело?
   - Мне вас посоветовал один мой знакомый. Он сказал, что вы хорошо знаете Гелвинкс, а я приезжий... - Кируо разочаровано вздохнул. - Я очень прошу вас помочь мне найти одну улицу... - Увидев замешательство Ларка, Анверс быстро добавил: - Я хорошо заплачу. Просто, понимаете, для меня важно вовремя попасть туда. Там живет один из моих старых друзей... Он прислал мне этот адрес, и я решил посетить его, но вот проблема: я совершенно не знаю города.
   - Что за адрес? - нахмурившись, спросил Рэйнис.
   - Вот. - Кируо протянул парню небольшой клочок бумаги.
   - Это очень далеко отсюда. - Прочитав, сообщил Ларк. - В другом конце города. Извините, но у меня совершенно нет времени... До свидания.
   - О, нет! Постойте, прошу вас! - взмолился Анверс, осторожно схватив парня за промокший рукав куртки. - У меня есть машина. Вон она стоит. Быть может, вы не откажетесь показать дорогу моему водителю, а потом он довезет вас до дома. И я хорошо заплачу вам за оказанную услугу.
   - Странно, что ваш водитель не знает Гелвинкса... - Пробурчал Рэйнис.
   - Он не местный, как и я. - Обреченно вздохнув, пояснил Кируо.
   - Ладно, поехали. - Нехотя согласился Ларк и пробурчал себе под нос: - Хоть не под дождем идти...
   Лично открыв дверь насквозь промокшему парню, Анверс усадил его в центр заднего сидения и сам сел рядом, тихо закрыв дверь. Кадзуни, одной рукой придерживая капюшон, поспешил к машине и, открыв противоположную дверь, сел с другой стороны от парня. Покосившись на непонятно откуда взявшегося человека, Рэйнис взволновано начал покусывать губы. Конечно, это не скрылось от проницательных глаз Кируо и он, беззаботно улыбнувшись, указал на Риккори:
   - Это мой двоюродный брат, Вэйк. Он изъявил желание посетить вместе со мной моего старого друга.
   - Ага, прямо не терпится увидеть его... - Процедил Кадзуни и уставился в окно.
   - Не волнуйтесь. Вы покажете нам дорогу, и мой водитель отвезет вас домой. - Заверил Анверс. - Тем более, что дождь усиливается, а вы промокли. Негоже в такую погоду без зонта ходить...
   - У меня нет зонта. - Отозвался Ларк, положив сумку на колени. - Давайте скорее поедем.
   - Трогай! - приказал Кируо водителю и откинулся на спинку кожаного сидения.
  
  
   15:37, 12 мая 48 года
  
   Тихо скрипнув рессорами, машина остановилась. Окраина Гелвинкса была застроена частными домами, большинство из которых были не выше двух этажей. Конечно, встречались и четырехэтажные особняки аристократов и городских богатеев. Обнесенные высокими стенами, они грозно смотрели на мелкие домики, как на насекомых, мельтешащих под ногами. Дождь всё никак не прекращался, наполняя лужи на петляющих дорогах. Небо затянули тучи, отчего на улицах было темно, как вечером. Большие капли грохотали по капоту и крыше блестящей машины, стоящей напротив двухэтажного, ничем не приметного дома, окна которого были плотно зашторены.
   - Где мои деньги? - спросил Рэйнис и Риккори, не сдержавшись, хохотнул.
   - А, да-да. Минутку. - Закивал Кируо, сунув руку в карман.
   Ларк терпеливо ждал расчета, когда Анверс достал из кармана короткоствольный пистолет необычного типа и направил его в сторону парня. Вытаращившись, Рэйнис замер. Его дыхание участилось, а сердце было готово выпрыгнуть из груди.
   - Что это значит?.. - Прохрипел парень.
   - То, что ты нам расскажешь всё, что мы хотим знать, Рэйнис Ларк! - прошипел Кадзуни.
   - О чем?.. Я ничего не знаю! - парень в ужасе зажмурился.
   - Память отшибло, что ли? - хмыкнул с переднего сидения перебинтованный водитель.
   - Я не понимаю... - Прошептал Рэйнис.
   - Мы объясним, но всего лишь один раз. - Жестко прервал его Анверс и нажал на курок.
   Маленький дротик воткнулся в шею Ларка и мгновенно выпустил в мышцу дозу снотворного. Растеряно вырвав иглу ослабшими пальцами, парень что-то пробормотал и, закатив глаза, откинулся на спинку сидения.
  
  
   22:17, 12 мая 48 года
  
   - Что-то я сегодня утомился... - Шумно выдохнул Гилберг, открывая дверь в свою комнату. - Ноэри, ты есть хочешь? - девушка, идущая следом, активно закивала головой. - Ладно, сейчас прине... О! - Гил удивленно вскинул брови, и через мгновение растянулся в улыбке. - Должно быть, Тира принесла.
   На столе стояли две порции овощного салата и горячая картошка с мясом. Облизнувшись, парень плюхнулся на стул и, указав девушке на свободное место, принялся за еду. Ноэри ела не торопясь, чего нельзя было сказать о Гиле. Проголодавшись, парень поспешно набивал рот, изредка причмокивая. Они прожили вместе два дня, и Гилбергу казалось, что на свете нет ничего лучше, чем быть рядом с Ноэри. Девушка думала также, разве что ее преданность парню была самозабвенной. Она была готова пойти на что угодно, лишь бы ему было хорошо.
   - Какая вкуснятина! - хлопнув себя по животу, Гил откинулся на спинку стула. - Я наелся, а ты?
   - И я. - Кивнула Ноэри, согревая Гилберга легкой улыбкой.
   - Ну вот, теперь можно и поспать!
   Парень поднялся из-за стола и, отойдя к кровати, хотел уже расстегнуть рубашку, как неожиданно вспомнил, что в его комнате всё еще находится Ноэри. Оглянувшись на альбиноску, Гил сказал:
   - Тебе пора.
   - Куда? - не поняла девушка.
   - В свою комнату. - Пояснил Гилберг. - Я хочу спать.
   - В комнате, которую мне выделили, очень холодно... и пусто. - Тихо проговорила Ноэри. - Там нет тебя.
   - Ну, прошлую ночь-то ты как-то пережила там... - Опустив руки, парень повернулся к девушке лицом.
   - Пережила... - Эхом ответила Ноэри. - Мне было страшно...
   - Почему? - нахмурился Гил. - Тебя кто-то испугал?
   - Вроде бы нет... - Альбиноска опустила голову. - Когда я одна, мне всё время кажется, что сейчас придут люди в белых халатах и снова начнется... - Она зажмурилась. - Я не хочу!
   Молча подойдя к подавленной девушке, Гилберг положил ей руки на плечи и, притянув к себе, аккуратно обнял.
   - Ничего не бойся. Мы же вместе. - Тихо прошептал Гил, осторожно касаясь мягких белых волос. - Я никому тебя не отдам.
   - Гилберг... - Ноэри посмотрела в фиолетовые глаза парня. - Можно я буду спать в твоей комнате?
   - Э-э-э... - Такой вопрос смутил Гила и он, шмыгнув носом, быстро соображал, как тактично отказать.
   - Пожалуйста. - Красные глаза, не моргая, заглядывали прямо в душу.
   - Нет, я не могу так. - Наконец, ответил Гилберг, выпустив Ноэри из своих объятий. - Ты же девушка... Ну... Ты понимаешь, наверное, что я имею в виду...
   - Нет, не понимаю. - Серьезно ответила альбиноска.
   - Ну, блин!.. - Тяжело вздохнув, Гил взъерошил волосы. - Как же тебе объяснить-то?!
   - Объясни, как есть. - Спокойно попросила Ноэри.
   - Черт! Я вообще-то стесняюсь разговаривать на такие темы, особенно с девушками!.. - Предательский румянец появился на щеках Гилберга и он, поджав губы, отвернулся. - Мы не можем спать в одной комнате потому, что... Что ты очень милая и... Ну... Короче... Это... В общем, вдруг я захочу тебя...
   Красные щеки и уши Гила приобрели бардовый оттенок. Он стоял к Ноэри спиной, никак не решаясь показать ей свою пунцовую физиономию. Спокойное лицо альбиноски не тронула ни единая эмоция. Глядя в спину Гилберга, она ровным голосом ответила:
   - Я готова к этому.
   - Ты что, совсем?!.. - Воскликнул Гил, схватившись за голову. - Ноэри, я не это хотел услышать! Какая же ты, всё-таки, странная! Я ожидал от тебя любой фразы, кроме этой! Ты должна ударить меня и обозвать извращенцем там каким-нибудь, а не говорить что... что... ты... готова, блин!
   - Я не хочу делать тебе больно. - Спокойно ответила девушка. - Я хочу, чтобы тебе было хорошо.
   - Мне будет хорошо, если ты дашь мне нормально поспать!.. - Пробормотал Гилберг, вытирая запястьем вспотевший лоб. - Иди в свою комнату.
   - Можно я останусь? - Ноэри подняла на разгоряченного парня глаза.
   - Нет. - Отрезал Гил и снова повернулся к девушке спиной.
   - Хорошо. - Ноэри поднялась на ноги. - Мы не будем спать в одной комнате.
   Опустив голову, альбиноска молча покинула пределы комнаты Гая и, выйдя в коридор, закрыла за собой дверь. Проводив ее взглядом, Гил закинул руки за голову и вытянулся, разминая затекшие мышцы. В голове парня прочно засели слова Ноэри и он, злясь на самого себя, стиснул зубы и, быстро раздевшись, лег в кровать. Переворачиваясь с бока на бок, Гилберг никак не мог найти удобное положение. Раздраженно зажмурившись, парень уткнулся в подушку и затаил дыхание. Не слишком ли быстро она пытается нарушить его личное пространство? Нет, конечно, он не против, но судейско-ликвидаторское воспитание давало о себе знать.
   - Я ведь не кролик какой-нибудь, чтобы вот так вот запросто и сразу... - Пробормотал Гил, не открывая глаз. - Но она и вправду очень милая...
  
  
   01:48, 13 мая 48 года
  
   Вдоволь навертевшись в кровати, Гилберг всё-таки заснул. Как ни странно, его сон был вполне безмятежным - ни видений, ни бреда, ни кошмаров. Тихо посапывая, парень ни о чем не подозревал, как в комнату неожиданно постучали. Резко сев, Гил ощутил сильное головокружение. Обхватив голову руками, парень пытался прийти в себя. Стук повторился. Понятия не имея о текущем времени, Гилберг тяжело поднялся с кровати и, бормоча под нос одно проклятие за другим, открыл дверь. Перед ним стоял всклокоченный Рид в просторных тканевых штанах и майке. Шевеля пальцами босых ног, Савакс смотрел на Гила исподлобья зомбированными сонными глазами. Подперев дверной косяк вытянутой рукой, Рид подался вперед и тупо уставился на Гая. Гилберг нахмурился.
   - Чего?.. - буркнул он, смотря в лениво моргающие глаза информатора.
   - Я мимо шел, отливать ходил. - Не спеша пояснил Рид, засыпая на ходу.
   - И че? - сонный Гил состроил недовольную рожу. - Меня-то на кой ляд разбудил?
   - Мне, конечно, всё равно, - Савакс заговорщицки приложил палец ко рту, - но что она тут делает?..
   - Кто? - не понял Гил.
   - Она. - Повторил Рид, ткнув пальцем в пол.
   Посмотрев в указанное место, Гилберг удивленно вскинул брови. Прямо у порога комнаты на полу, свернувшись калачиком, спала Ноэри. Обреченно выдохнув, парень устало запрокинул голову. Присев к девушке, Гил осторожно, чтобы не разбудить, взял ее на руки и, занеся к себе в комнату, положил на кровать. Закрыв дверь комнаты Гая, Рид, широко зевая, поплелся к себе. Понимая, что спокойно доспать ночь не удастся, Гилберг навалился на стол и, положив голову на сложенные калачом руки, закрыл глаза. Ноэри тихо посапывала, положив ладони под щеку. Окончательно потеряв сон, парень искоса посмотрел на нее. Такая спокойная, такая безмятежная, прямо как в ту ночь... Вздохнув, Гил зажмурился, изо всех сил заставляя себя заснуть.
   - Хватило же ума под дверью развалиться... - Подумал парень вслух.
   - В моей комнате холодно, Гилберг... - Тишину нарушил тихий голос Ноэри.
   - Отлично. - Хмыкнул Гил, покачав головой. - Ты еще и не спишь.
   - Меня разбудили твои чувства. - Не слыша сарказма, Ноэри поднялась и села на кровати. - Я знаю, что ты думаешь обо мне, хочешь быть рядом... Зачем ты терзаешь себя, Гилберг? Что тебе мешает быть ко мне ближе?
   - Ноэри, прекрати, пожалуйста! - парень всплеснул руками. - Если так будет продолжаться и дальше, я не выдержу!
   - Гилберг, мы рождены быть вместе. Нас сделали такими. Не понимаю, зачем ты отторгаешь свои чувства ко мне? - непроницаемые красные глаза Ноэри смотрели на Гила. - Ты хочешь быть рядом со мной, я хочу того же. Мы - две части одного целого, понимаешь?
   - Две частички сердечка и всё такое?.. Перестань уже. - Раздраженно хмыкнул Гилберг. - Да, ты мне нравишься, но это вовсе не значит, что я должен прыгать на тебя! А если тебе нравлюсь я, ты тем более не должна сразу раскрываться как... ну короче, ты должна понять.
   - Гилберг... - Девушка слабо улыбнулась и едва заметно покачала головой. - Мы познакомились с тобой семнадцать лет назад, просто ты меня не помнишь. Тогда мы были младенцами...
   - Это всё, несомненно, замечательно, но я, в отличие от некоторых, стараюсь прислушиваться к тебе, а ты меня не слышишь! И не хочешь слушать! - Гил медленно, но верно переходил на крик. - Хватит уже! Будешь лезть под кожу, я перестану с тобой возиться! Будешь ходить одна, есть одна и спать тоже одна, в своей холодной комнате!
   - Гил... берг... - Отрывисто выдавила Ноэри, и ее красные глаза наполнились слезами.
   Закрыв лицо ладонями, девушка выбежала из комнаты в коридор. Захлопнув за ней дверь, Гил в ярости сжал кулаки и, не зная, куда вылить накопившееся раздражение, со всей силы ударил кулаком в стену. Бетон промялся и, дав трещины, осыпался на пол. Парень тяжело дышал, оскалившись и озираясь вокруг диким взглядом исподлобья. Еще миг - и он, задрожав и обхватив голову руками, упал на колени.
   - Что со мной?.. - Прошептал Гилберг, смотря на мрак комнаты сквозь пальцы значительно уменьшившимися зрачками.
  
  
   19:27, 12 мая 48 года
  
   В затемненном помещении под самым потолком горела одинокая матовая лампа. Комната была пуста, если не считать пять вытянутых баллонов, стоящих в углу, и одинокого стула в центре, на котором сидел Рэйнис Ларк. Руки бессознательного парня были связаны за спиной и привязаны к спинке стула. Прерывисто вздыхая и дергая плечами, Рэйнис начал медленно приходить в себя. Подняв голову, Ларк огляделся. Вспомнив последние события, он сильно испугался и предпринял несколько попыток освободиться, но они не увенчались успехом. Покрывшись холодным потом, Рэйнис, пытаясь хоть немного размять затекшие руки, застонал.
   - Помогите! - в отчаянии выкрикнул он.
   - Сейчас поможем. - Донеслось из темного угла.
   - Что происходит?.. Почему?.. Я ничего не сделал!.. - Бормотал парень, низко опустив голову.
   - Так-таки и ничего?
   На свет одинокой лампы вышли трое. Ларк сразу узнал их. Это был приезжий незнакомец, его двоюродный брат и водитель. Задрожав, Рэйнис робко поднял глаза на мужчин, не торопливо идущих в его сторону. Они были настроены очень серьезно. Водитель и двоюродный брат сжимали в руках пистолеты. Парень шумно сглотнул и съежился, понимая, что сейчас, скорее всего, его и прикончат. Уже оставив все попытки догадаться, кем являются его похитители, Рэйнис отчаянно сдерживал крик, застрявший в горле. Он понимал, что стоит ему еще раз раскрыть рот и, возможно, это будут последние слова в его жизни. Вплотную приблизившись к своей жертве, мужчины криво улыбались, все, кроме одного. Пропитанные сукровицей бинты почти полностью закрывали лицо незнакомого водителя. Были видны лишь глаза, кожа вокруг которых была сморщена и искажена ожогами.
   - Ну что, Рэй? - Кируо, потирая ладони, склонился над парнем. - Будешь сам говорить или нам помочь?..
   - Н-не понимаю, о чем вы... - Прошептал Ларк, не поднимая головы.
   - Что ты знаешь о харганах? - спросил Риккори, играя пистолетом.
   - Н-ничего... - Пролепетал парень, зажмурившись.
   - Так мы тебе и поверили. - Хмыкнул Анверс. - О харганах знают все жители Гелвинкса, а ты, выходит, совсем не в курсе?
   - Хватит трепаться! - прорычал Бёрк и, подойдя к Рэйнису, схватил его за волосы и заставил смотреть себе в лицо. - Рассказывай всё, что знаешь о моем сыне, маленький ублюдок!
   - Я ничего не знаю о вашем сыне... Я не знаю даже, кто вы... - С трудом выговорил Ларк.
   - Я отец Гилберга Гая, трусливая тварь!!! - взревел Бёрк. - У тебя память отшибло, я смотрю?! Насколько я помню, у Гила не было друзей, кроме тебя!!!
   - Гил мне... не друг... - Претерпевая боль медленно вырываемых волос, простонал Рэйнис.
   - Вот, значит, как?!
   Вскипев, Бёрк размахнулся и ударил Ларка в лицо. Треснув, очки парня упали на пол, закапала кровь из разбитого носа. Вскрикнув, парень болезненно сморщился. Разжав пальцы, Бёркхэй в смятении оставил Рэйниса и, тяжело дыша, отвернулся. Парень ничего не успел понять, как в его висок уперлось дуло пистолета Кадзуни.
   - Еще одно твое "не знаю" и "не понимаю" и я буду стрелять. - Равнодушно сказал он. - Повторяю вопрос: что ты знаешь о харганах?
   - Не больше, и не меньше, чем все остальные горожане. - Судорожно сглотнув, тихо ответил Рэй. - Я не сильно интересуюсь этим вопросом, поэтому... ну... Я считал их врагами, потому что так говорили Судьи...
   - Вот! - Кируо не смог сдержать смех. - Перед вами образцово-показательный гражданин Гелвинкса! - парень боязливо поднял на Анверса глаза. - Ты знаешь о том, что ты последний, кто видел Гилберга Гая?
   - Он что, мертв?.. - Едва шевеля губами, спросил Ларк.
   - Пока нет, но всё в этом мире меняется. - Хмыкнул Кируо. - Расскажи, что ты о нем знаешь и почему теперь не считаешь его другом? Что-то мне подсказывает, что раньше ты думал иначе.
   - Я... - Парень опустил голову, невольно поёжившись. - Он...
   - Ну?! - резко развернувшись, Бёрк занес руку для очередного удара, но Анверс перехватил его.
   - Не надо, мистер Гай. Он ведь, всё-таки, ребенок... - Приподняв бровь, заметил Кируо.
   - Ребенок?! - взревел Бёрк. - Пусть этот ребенок учится отвечать за свои поступки!!! Что случилось с моим сыном?! Почему он оказался среди харганов?! - мужчина прерывисто дышал, стараясь подавить в себе ярость.
   - Гил показал мне свое заражение... - Тихо начал Рэй, не поднимая головы и смотря на то, как капли крови, стекая с носа, падают на пол. - Он сказал, что болен... На его спине я увидел толстые вены... Они пульсировали, как живые... Будто бы в них что-то билось... как сердце... - Округлив заплывшие сгоревшей кожей глаза, Бёрк затаил дыхание. - Я испугался... Испугался за жизнь Гила... и за свою. - Ларк всхлипнул.
   - Что ты сделал потом? - спокойно спросил Кадзуни, продолжая прижимать дуло пистолета к виску парня.
   - Потом я... я решил спасти его... - Выдавил Рэй.
   - Что?.. - Процедил Бёрк, сжав кулаки. - Спасти его, отдав в лапы харганам?!
   - Нет... ну... не совсем... - Прошептал парень. - Я рассказал о нем своему знакомому, который... который сказал, что сможет помочь ему... Сказал, что сможет спасти ему жизнь... - Ларк судорожно вздохнул. - Да, я стал опасаться Гила... Я не знал, что у него за заболевание... и он тоже не знал... Он говорил, что скоро умрет...
   - Что за знакомый? - перебил Рэя Риккори. - Говори!
   - Я не могу назвать его имя... - Помолчав, ответил парень и тут же воскликнул: - Но я клянусь вам, что Гил с харганами не по моей вине!!! Отпустите меня! Я никому ничего не скажу! Умоляю вас!..
   Мужчины многозначительно переглянулись. Послышались всхлипы. Не чувствуя затекших рук, Рэйнис не выдержал напряжения сложившейся ситуации и заплакал. Слезы, смывая кровь, разбавляли собой алую лужу на полу.
   - М-да. - Потерев переносицу, сказал Кируо. - Жалкое зрелище.
   - Я считаю до трех. - Подал голос Риккори и сильнее сжал пистолет. - Если ты не скажешь имя своего знакомого, я вышибу тебе мозги, и никто никогда не узнает о том, что с тобой случилось на самом деле. Здесь тебя никто не услышит и никто не поможет тебе. Решай: имя или смерть. - Мужчина сделал паузу. - Раз... Два...
   Глаза Ларка медленно расширялись. Ужас тошнотой подкатил к горлу и, надавив на него незримыми пальцами, вызвал сильнейшее головокружение. Казалось, парень уже чувствует ледяное дыхание смерти, которое расползалось по виску от безмолвного пистолетного дула... Сказать имя и спасти свою шкуру? Не сказать имя и всё равно умереть? Разницы никакой. Исход один.
   - Три!
   Услышав над ухом тихий скрежет медленно нажимаемого курка, Рэй изо всех сил зажмурился, ожидая конца, но тут его нервы, подобные струнам, не выдержав, лопнули. Страх смерти взял над парнем верх и он, вскинув голову, выкрикнул:
   - Ридвард Савакс!!!
   Дрожа всем телом и пытаясь сжаться в комок, Рэйнис, всхлипывая, глотал слёзы. Выступившие на лбу капли пота скатывались к носу и, срываясь, падали на пол. Влажные ладони заледенели. Ужас сковал душу Ларка и он, смотря в одну точку сузившимися зрачками, изредка дышал. Сводимое судорогами сильнейшего страха тело было согнуто пополам. Привязанные к спинке стула руки не давали воли. Достав из кармана блокнот, Кируо молча сделал в нем несколько пометок.
   - Расскажи о своем знакомом. - Попросил Риккори, опустив пистолет. - Кто он, где живет, куда ходит, учится или работает? Расскажи всё, что знаешь.
   - Я очень мало о нем знаю... - Опустив голову, признался Рэй. - Мы познакомились совершенно случайно и начали изредка общаться... Потом Рид предложил мне работу...
   - Какую? - Анверс, нахмурившись, вновь вооружился ручкой.
   - Он попросил меня доставать разную информацию... - Выдавил парень и Кадзуни, сощурившись, взволновано затеребил подбородок.
   - Какого рода была эта информация? - Кируо, не отрываясь, продолжал писать в блокноте.
   - В основном, это были данные о передвижениях ликвидаторских отрядов, а еще об общем настроении жителей Гелвинкса. Рида интересовало, что они думают о сложившейся ситуации в городе... - Бормотал Ларк.
   - Ты не задумывался, зачем этому Риду знать всё то, о чем он просил тебя разведать? - Анверс был спокоен и холоден.
   - Нет. - Тряхнул головой Рэй. - Мне было всё равно, зачем ему всё это. Он платил мне за каждый пакет собранных мною данных... Мне всего лишь были нужны деньги...
   - Понятно. Теперь назови место и день, где вы с ним встречались в последний раз. - Попросил Кируо, открыв чистый лист блокнота.
   - Это было шестого мая... - Тихо вспоминал Рэйнис. - Он пришел на угол улиц Энверса и Жузидди... Там я передал ему пакет и получил деньги... в последний раз.
   - Какую информацию ты ему передал? - Анверс очень быстро писал, не отвлекаясь на стоны и всхлипы Ларка.
   - Это был пакет с планами здания Академии Наук... - Признался Рэй.
   - Предатель!!! - взревел Бёрк, с трудом сдерживая желание избить парня до полусмерти. - Мразь!!! Я служил Судьям, помогая удержать устоявшуюся годами власть! Я рисковал своей жизнью и жизнями своих людей!!! Мы стояли на страже покоя Гелвинкса!!! Но ради чего?! Чтобы какой-то засранец разбазаривал наши разработки, планы, секреты?!
   - Мистер Гай... - Кируо посмотрел на разгневанного мужчину из-под очков. - Если вы убьете его, мы потеряем нить и уже никогда не найдем харганов. Имейте терпение. - Взглянув на съежившегося парня, Анверс продолжил: - Откуда ты достал чертежи?
   - Украл. - Едва слышно ответил Ларк.
   - Теперь вопрос на миллион. - Кадзуни крутанул пистолет на пальце. - Ты можешь связаться с Ридвардом Саваксом?
   - М-могу. - Прошептал Рэй и втянул голову в плечи. - Но обычно он сам со мной связывался...
   - Каким образом? - Кируо продолжал писать.
   - Он клал мне в почтовый ящик приглашение на свидание от имени девушки, в котором указывал место и время встречи... - Пробормотал парень. - И даже если приглашение попадало в чужие руки, никто не мог ни о чем догадаться.
   - Ловко. - Хмыкнул Анверс, сделав последнюю пометку в блокноте. - А твой знакомый далеко не дурак.
   Понимая, что разгадка близка, как никогда, Риккори убрал пистолет в кобуру и, приблизившись к Ларку, склонился над его ухом, растянувшись в улыбке.
   - Ты хороший парень, Рэй... Умный. - Растягивая слова, проговорил он. - Я бы даже пригласил тебя сотрудничать, если был бы уверен в том, что не пополню список пострадавших от твоего предательства людей. А пока, если не хочешь сдохнуть раньше времени, ты будешь делать всё так, как скажем тебе мы.
  
  
   05:15, 13 мая 48 года
  
   - Ноэри... Открой, пожалуйста... Это я... - Гилберг стоял у комнаты девушки, приложив ладонь к холодному железу двери. - Ноэри... Я хочу извиниться... Я не знаю, что случилось... Прости, Ноэри... - Он замолчал. - Ты слышишь?.. Открой... Ноэри... Мне очень жаль... Я хочу поговорить с тобой... Ноэри... Ноэри!..
   Тихий щелчок засова - и девушка вышла на порог. Заплаканные глаза, содрогающиеся при всхлипываниях плечи, разметавшиеся волосы... Сердце Гила сжалось. Понимая, что он очень виноват, парень шагнул к ней навстречу и аккуратно обнял. Не сопротивляясь, Ноэри уткнулась в плечо Гилберга и, вздрагивая, пыталась сдержать слезы. Обнимая девушку за плечи, Гил гладил ее волосы и, прислушиваясь к себе, понимал, что возвращается к душевному равновесию. Ноэри стала для него упокоением, и парень понимал, что он уже не может без нее. Она как наркотик расслабляла, развеивала сомнения и опьяняла своим присутствием. Неужели они действительно созданы друг для друга? Или это альбиноска создана?..
   - Прости... Я не хотел. - Тихо признался Гилберг.
   - Я знаю. - Кивнула Ноэри.
   Подняв глаза на парня, девушка едва заметно улыбнулась. Осторожно коснувшись тонкими пальчиками бледного лица Гила, Ноэри тяжело вздохнула. Слыша взволнованное дыхание, альбиноска заботливо пригладила волосы Гилберга и, скользнув по шее, остановила ладонь на груди. Молча слушая, как отчаянно бьется сердце Гая, Ноэри приложила свободную руку к своему сердцу и замерла.
   - Одно на двоих. - Тихо сказала она.
   Такая хрупкая и беззащитная... И опять картины из Академии Наук стремительно понеслись перед глазами. Капельницы, шприцы, трубки, катетары... Равнодушное лицо, длинные волосы, оковы... Слегка наклонив голову, Гилберг смотрел в эти красные, полные преданности и чувств, глаза. Быть может, альбиноска права?.. Но это было уже неважно. Затаив дыхание, Гил нежно поцеловал девушку и, глядя на ее порозовевшие щеки, тепло улыбнулся.
   - Прости меня... - Снова повторил он. - Я обещаю, что никогда не повышу на тебя голос. Этого больше не повторится.
   - Я слышу твое сердце, Гилберг... - Тихо сказала она, смущенно опустив глаза. - И всегда его слышала. Я понимаю твои чувства... Не нужно слов.
   - Ноэри, я...
   - Тише. - Альбиноска приложила пальчик к губам парня. - Кто-то идет. Надо закрыться.
   Заведя парня в комнату, девушка аккуратно заперла дверь. Уверенные шаги пронеслись мимо комнат и скрылись за углом коридора. Гил и Ноэри переглянулись. Характер шагов очень напоминал Зюса. Странно. Если это он, то почему не спит? Или уже проснулся?
   - Прости за бессонную ночь. - Гилберг внимательно посмотрел на Ноэри. - Я, пожалуй, пойду...
   - Если хочешь - останься... - Робко предложила девушка. - Я всё равно не буду спать. Не до сна как-то...
   - Да нет, я пойду. - Как можно уверенней отозвался Гил и, толкнув дверь, обернувшись, добавил: - Так здорово, что ты появилась здесь... Мне очень тебя не хватало.
   - А я не думала, что доживу до момента твоего появления в Академии... - Тихо добавила Ноэри. - Спасибо, Гилберг.
  
  
   17:49, 13 мая 48 года
  
   Перелистнув последнюю страницу газеты, Рид устало откинулся на спинку стула. Он сидел в своей комнате и слишком часто даже для самого себя поглядывал на часы. Потерев глаза, парень тяжело вздохнул. Какое-то странное ощущение никак не хотело отпускать его. Будто бы должно случиться что-то важное, что-то особенное, из ряда вон выходящее. Стараясь не зацикливаться на своих непонятных чувствах, Савакс резко поднялся и, выгнувшись, потянулся. Размяв шею и руки, парень снял с кресла куртку. Надев ее, он застегнулся и, водрузив на голову мешковатую кепку рабочего, вышел в коридор. Закрыв дверь на ключ, Рид огляделся. Никого. Пожав плечами, Савакс прошел в коридор к стене, где обычно Зюс открывал портал в Гелвинкс. Достав из кармана штанов крупный замысловатый ключ, парень не торопясь начал настраивать его. Бородку необычного ключа можно было изменить произвольно и, казалось, она была универсальной. Подкручивая шестеренки на ручке, Рид тихо насвистывал себе под нос мотив какой-то песни. Наконец, приобретя нужную парню структуру, ключ зафиксировался и был готов к применению. Поднеся его к стене, Савакс замер. Прошло немного времени, прежде чем Бездна определила проходящего и нехотя воплотила перед ним старую, опутанную паутиной дверь. Молча спрятав ключ, Рид, продолжая насвистывать, шагнул в ожившую пустоту портала и, растворившись там, исчез.
  
  
   17:55, 13 мая 48 года
  
   Оказавшись в Гелвинксе, Рид без труда слился с толпой. Он ничем не отличался от обычного заводского рабочего или вокзального грузчика. Засунув руки в карманы и опустив голову, парень брел в сторону почты. Проезжавшие мимо редкие повозки с лошадьми уверенно вытеснялись ревущими автомобилями, испускающими клубы пара. Старые модели машин, изысканные новые - все единым потоком неслись по широкой центральной улице. Уставший рабочий народ не спеша возвращался домой, заходя по дороге в торговые лавки. Рид слушал. Слушал, о чем говорят люди. Среди всеобщего переплетения разговоров, если очень захотеть, можно было распознать настроение горожан и их мнение по поводу последних событий. Мнения разделялись. Кто-то тихо одобрял действия харганов, кто-то громко возмущался. Всё было как обычно. Мнение толпы крайне редко может быть единым.
   Криво улыбнувшись, Савакс поднялся по ступенькам к высокой деревянной двери с пыльными стеклами. Вверху висела слегка покосившаяся вывеска "Почта". Войдя в помещение, Рид огляделся. Людей было много. Получая посылки и отправляя письма, они полностью занимали внимание почтовых работников. Подойдя к почтовому ящику с номером тысяча двести сорок семь, парень начал быстро крутить сейфовые кольца с цифрами. Подобрав код, который он знал наизусть, Рид сунул руку в железный ящик. Рука ощутила бумажный конверт, который Савакс быстро извлек наружу. Склонившись и посмотрев в темноту ящика, парень убедился, что он пуст. Поспешно закрыв его, Рид вышел на крыльцо почты и вскрыл конверт.
   "Здравствуй, Рид. У меня есть кое-какая информация, которая может тебя заинтересовать. Я буду ждать тебя по адресу ул. Викснерга, дом 4. Приходи, как сможешь. Это очень важно.

Рэйнис".

   Засунув письмо обратно в конверт, Савакс усмехнулся, покачав головой и, поправив кепку, спустился на тротуар. Найдя очень странным такое необыкновенное обращение, Рид заподозрил неладное, определив, что это письмо, больше похожее на записку, написано кривым почерком и в явной спешке. Если бы парень не знал Рэя, он бы вполне мог посчитать это обычным, но Ларк был из тех, кто, как правило, писал красиво и ровно, а тут не надо быть слишком наблюдательным, чтобы определить, что у автора дрожали руки. В задумчивости остановившись в стороне от толпы, Рид опустил голову. Вот оно, странное предчувствие, которое, наконец-то, оправдало себя.
   - Похоже на ловушку... - Тихо сказал сам себе Савакс. - Но это непреодолимое желание... Черт! - парень зло сплюнул. - Почему ощущение, что я действительно узнаю там что-то важное, никак не желает отпускать меня?.. Но, опять же, Рэй всегда был очень осторожен... Вряд ли он вляпался по самое горло. А как же тогда кривой почерк и дрожащие руки? - Рид задумался. - Эх, если бы только на письме стояла дата отправки!.. Нет, я обязан всё это проверить, иначе ценная информация может ускользнуть от меня.
   Засунув письмо в карман мешковатой потертой временем куртки, парень поспешил по указанному адресу. Конечно, ему показалось странным, что этот дом находится на окраине Гелвинкса, но желание узнать правду было куда сильнее, чем все остальные, сопутствующие этому обстоятельства.
  
  
   19:04, 13 мая 48 года
  
   - Фу, блин! Ну и вонь тут!
   Задрав голову, Рид посмотрел на поднимающийся в сумерках из заводских труб дым. День близился к вечеру и парень, устав от проделанного пешком пути, тяжело выдохнул. Рваные тучи затягивали небо, озаряемое последними солнечными лучами, кроваво-золотистые оттенки которых разливались по всему Гелвинксу. Они необыкновенно ярко подсвечивали стены домов, мощеные тротуары, узкие переходы и улочки, широкие дороги, вывески торговых лавок и безмолвные дирижабли в вышине. Гадая, что Рэй мог забыть в промышленном районе, где даже дышать было проблематично, Рид уверенно двигался по пустеющей улице, ведущей к одному из заводов. Скрежет и грохот чего-то тяжелого доносился издалека. Шум турбин гулко звучал с обнесенных бетонной стеной территорий. Здесь работа кипела круглосуточно, чего нельзя сказать об остальных районах.
   Свернув за угол, Рид остановился. Оглядев нечем непримечательный дом, парень сверил адрес. Потертая вывеска на воротах гласила "ул. Викснерга, 4". Шмыгнув носом, Савакс вгляделся в завешанные окна. Света нет. Складывалось впечатление, что хозяева приезжают сюда крайне редко, если вообще приезжают. Запущенный палисадник, покрытые слоем пыли стекла, обшарпанная краска, ржавая водосточная труба... Рид огляделся. Поблизости никого не было. Что это за дом? У семьи Ларков едва хватает средств, чтобы свести концы с концами и вряд ли этот дом принадлежит им. Нерешительно коснувшись калитки, Савакс прошел к старой двери дома и, остановившись, постучал. Ему пришлось немного подождать, прежде чем дверь открыл взволнованный Рэй.
   - Привет. - Глухо сказал он. - Проходи.
   - Здорово. - Рид перешагнул порог дома. - Ну и местечко ты выбрал... Только не говори мне, что ты залез в чужой дом.
   - Н-нет. - Затряс головой Рэй. - Всё нормально. У меня договоренность.
   Оказавшись внутри дома, Савакс огляделся. Вся видимая глазу мебель была накрыта пыльными простынями. Последние сомнения стремительно развеялись. Дом точно был оставлен хозяевами. Не спуская глаз с Рэйниса, Рид отчетливо видел, как дрожат его руки. Взволнованный парень щурился во мраке, стараясь как можно лучше разглядеть лицо Савакса.
   - Где твои очки? - спросил Рид.
   - Я их случайно разбил... - Пробормотал Рэй.
   - Как же ты теперь, без глаз-то? - поинтересовался Савакс.
   - Да как-то... ну... дома вроде есть еще одни... были... там... - Отвернувшись, Рэй прошел в глубину дома.
   - С тобой, похоже, не всё в порядке. - Констатировал Рид. - Что случилось? Ты заболел?
   - Н-нет... или да... Я не знаю! - в отчаянии прошептал Рэй, теребя пальцы рук. - Я... Я... тут нашел кое-что интересное...
   - Где? - Рид, нахмурившись, шагнул вперед. - И, кстати, что за странный почерк у тебя был? - Рэй шумно сглотнул, стоя спиной к Саваксу. - Послушай, Рэйнис, ты сам на себя не похож...
   - Всё нормально, говорю ведь! - слишком агрессивно ответил Рэй, закрыв лицо руками. - Иди сюда!
   Рид еще сильнее нахмурился. Его рука скользнула за спину, проверив заткнутый за пояс пистолет, накрытый курткой. Он был готов ко всему и, если что-то пойдет не так, он без промедления застрелит Ларка, поведение которого не предвещало ничего хорошего. Зная множество подробностей жизни Рэя, Савакс догадывался, почему парень так себя ведет. Решив пока не совершать поспешных действий, Рид двинулся вслед за Ларком, который обогнув пустую кухню, остановился у неприметной двери подвала.
   - Я нашел там кое-какую интересную информацию... - Тихо сказал Рэй.
   - В подвале? - Рид не мог не усмехнуться. - Дай-ка угадаю! Это куча старого хлама и книжки забытых авторов?
   - Нет. - Огрызнулся Рэй, не поворачиваясь к Саваксу. - Там есть одна вещь... Она очень тяжелая, поэтому я не смог поднять ее сюда. Пойдем, я покажу.
   - Рэй, не смеши! Что может быть интересного в подвале заброшенного дома? - Рид разочарованно улыбался.
   - Иди и сам посмотри! - рыкнул Ларк. - Я знал, что тебе это будет интересно, поэтому и связался с тобой!
   - Да ладно, успокойся уже. - Рид приподнял руки. - Но если там какое-нибудь дерьмо, ты же понимаешь, что денег за него не получишь?
   Рэй судорожно тряхнул головой и, открыв дверь, первым шагнул на старую скрипучую лестницу. Рид нехотя последовал за ним. В подвале горела одинокая блёклая лампочка. Молодые люди аккуратно спускались вниз. Деревянные ступеньки лестницы стонали и прогибались, будто предупреждая об опасности. Оказавшись внизу, Рэй прошел к стене и, указав на большой железный ящик, сказал:
   - Вот оно.
   - Что это? - без интереса спросил Рид, подходя ближе.
   - Картотека с данными ликвидаторов. - Ответил Рэй. - Сколько ты за нее заплатишь?
   - Погоди ты. - Отмахнулся Савакс, заинтересовавшись. - Сначала я проверю...
   Открыв первый попавшийся железный ящик, Рид удивленно вскинул брови. Пусто. Нахмурившись, парень схватился за второй, потом за третий, еще за один... Кроме пыли в ящиках ничего не было.
   - Не понял?.. - Выпрямившись, Рид округлил глаза и уставился на Ларка. - Ты что, совсем идиот?! Здесь нет ни одного документа! Я что, плелся сюда почти два часа только для того, чтобы посмотреть на эту железную коробку?!
   - Не только. Вы расскажете нам много интересного о харганах. - Раздался спокойный голос из темноты.
   Резкий рывок - и Рид почувствовал, что лишился своего пистолета, холодное дуло которого уперлось ему в спину.
   - Не делайте резких движений, Ридвард Савакс. - За спиной раздался более низкий голос.
   - Ну и сволочь же ты, Рэй... - Прошипел Рид, медленно подняв руки. - Ты ожидал, что ради дозы ты подставишь меня.
   - Это... - Выдавил Рэйнис. - Они заставили меня... Хотели убить!
   - Отлично. - Рид выдавил грустную улыбку. - Теперь мы сдохнем вместе. Или ты всерьез думаешь, что теперь они отпустят тебя?
   - Я... Я... Мне нужна доза!.. - Рэй схватился за горло. - Мне плохо... Пожалуйста, выпустите меня!.. Я сделал всё так, как вы просили!
   - Стой смирно, чертов наркоман! - зарычал третий мужчина. - Не двигайся, а то пристрелю!
   - Ты идиот, Рэй. - Покачал головой Савакс. - Когда ты будешь им не нужен, они просто убьют тебя.
   - Нет... - Шептал Рэйнис, упав на колени и обхватив руками голову. - Я не хочу умирать!
   - Да кто ж тебя спрашивать-то будет? - Рид хмыкнул.
   - А ну заткнитесь оба!
   Пистолет сильнее уперся в спину Савакса и майор Кадзуни крепко связал парню руки, заломленные за спину. Улыбаясь бывшему другу, Рид не оказывал сопротивления. Схватив харганского информатора за шиворот, Бёрк потащил его в угол, где уже поджидал своего пленника массивный стул. Швырнув парня на сидение, Бёркхэй быстро привязал его. Включилась еще одна тусклая лампа подвала и Савакс увидел лица похитителей. Спокойно разглядывая их, он ждал. Позади, едва унимая дрожь, на полу сидел скорчившийся Рэй. Обхватив себя руками, парень тихо стонал и то и дело шмыгал носом, что-то бессвязно бормоча. Высокий крепкий мужчина в очках сделал шаг вперед. В руках у него Рид разглядел блокнот и ручку. Гладко выбритый и коротко стриженный мужчина держал Савакса на прицеле, а перемотанный бинтами незнакомец тяжело дышал, сжимая кулаки.
   - Итак, - начал Кируо, - я хочу услышать от вас, мистер Савакс, как можно более полную информацию о харганах. Как нам удалось выяснить, вы на них работаете. Особенно нас интересует ваш лидер. Как его имя? - вытаращив глаза и расплывшись в безумной улыбке, Рид молчал. - Я повторяю: как зовут вашего лидера?
   Выражение лица Рида не изменилось - та же улыбка, тот же взгляд. Задумчиво прикусив губу, Анверс сложил руки на груди и, повернувшись к Риккори и Бёрку.
   - Похоже, он не собирается говорить.
   - Взгляни на него! Он точно псих! Они все ненормальные!!! Все, кто связался с харганами, сумасшедшие! - яро высказался Бёркхэй, невольно отступив назад.
   - Погодите, мистер Гай... - Анверс успокаивающе приподнял руки.
   Зрачки Рида превратились в точки, а улыбка стала до неприличия широкой, ведь он услышал заветную фамилию. Не веря собственным ушам, информатор старался осознать то, что Бёрк остался в живых после их нападения на Центр Управления. Харганы рассказывали о трогательной сцене воссоединения отца и сына, но всё, что случилось с капитаном ликвидаторов потом, было покрыто мраком тайны, завеса которой приоткрылась только сейчас. Воистину, Савакс не зря потратил время и пришел. Теперь он знает о том, что отец Гилберга жив, но обрадуется ли его сын такому повороту событий?
   - Моя психика может не выдержать еще одного придурка. - Состроив кислую мину, пожаловался Кируо. - Прошу вас, мистер Савакс, ответьте на поставленный вопрос...
   Еще мгновение - и Рид оглушительно расхохотался. Альтернативная история приобрела четкие очертания. Скрытая правда всплыла наружу, чем немало развеселила харганского информатора. Доподлинно зная о том, что гроб с телом Бёркхэя Гая не открывали на похоронах, Рид сделал вывод о том, что тот, кто попросил заколотить гроб перед вывозом его на кладбище, был не кто иной, как сам Бёрк. Такое положение вещей не на шутку развеселило Савакса, хотя для других его причина смеха оставалось непонятной. Трое мужчин, теряясь в догадках, не сводили глаз с дико хохочущего парня. Даже Рэй перестал всхлипывать и, замерев, уставился на Рида. Прокашлявшись, Савакс заслезившимися от смеха глазами уставился на забинтованного мужчину.
   - А вы, однако, талантливо скрыли факт своего выживания! - сказал он. - Я был у вас на похоронах и жалею, что купил цветы пустому гробу!
   Торчавшие из-под повязок глаза Бёрка широко раскрылись. Он тяжело задышал, и смятение быстро сменила ярость. Маленький ублюдок сумел раскрыть его тайну. Выхода нет. Ридвард Савакс должен умереть. Сжав кулаки, мужчина рванулся вперед и, выхватив у Кадзуни пистолет, выстрелил в харганского информатора. Изо рта Рэя вырвался стон, когда он увидел, что его денежный источник обмяк и, согнувшись на стуле, низко опустил голову. Кровь тонкой струйкой потекла изо рта Савакса. Он был мертв.
   - ИДИОТ!!! - взревел Риккори и, размахнувшись, ударил Бёрка в перевязанное лицо. - Твою ж мать!!! Какого черта?!..
   - Мда. - Кируо поправил очки и тяжело вздохнул. - Внезапно.
   - Как мы теперь узнаем об их лидере?! - кричал Кадзуни, схватив Бёрка за грудки. - КАК?! Я лично убью тебя! Всё равно по всем бумажкам ты уже покойник!!!
   - Постойте... - Внутри у Анверса всё сжалось в непонятных спазмах. - Этого не может быть...
   Но мужчины не слышали его, продолжая ругаться. Кируо медленно втянул пропахший обгоревшей кожей воздух. Его равнодушное сердце отчаянно забилось, когда он увидел, что изо рта склонившегося пополам Ридварда Савакса выпала окровавленная пуля...
   - Майор Кадзуни... - Едва шевеля губами, позвал Анверс.
   - Кретин!!! - еще раз тряхнув бывшего капитана ликвидаторов, Риккори оттолкнул его в сторону, отобрав пистолет, и обратился к Кируо. - Что?!
   Анверс молча указал в сторону связанного трупа. Кадзуни не сразу увидел, на что именно намекает мужчина, но когда его глаза остановились на лежащей у ног парня пуле, майор замер. Испуганно посмотрев на Кируо, Риккори шагнул в сторону трупа и, остановившись в нерешительности, через мгновение нагнулся и, подняв пулю, осмотрел ее. Вымазанная кровью пустая гильза, которая без сомнения попала в цель и убила информатора. Оставался один вопрос: что она делает тут, на полу? С трудом сдерживая судороги, Рэй отполз к стене. Он запускал пальцы в волосы, хватал себя за горло, впивался ногтями в грудь... Неимоверная боль сковывала тело, выворачивая кости и заставляя парня страдать. Не в силах вынести всё это, Ларк повалился на бок, прижимая колени к груди. Он почти совсем ничего не видел. Темная пелена застилала глаза, ладони были влажными и ледяными. Руки дрожали, широкие зрачки метались из стороны в сторону. Рэй чувствовал, что если сейчас не примет дозу, он умрет. Никто из мужчин не обращал на него внимания. Все забыли о его существовании. Это было то самое время, когда можно сбежать, но у Ларка не было сил даже пошевелиться. Приблизившись к связанному Риду, похитители молча гадали, как именно пуля оказалась на полу, но вдруг Савакс резко поднял голову и уставился на мужчин большими, совершенно безумными глазами. Еще миг - и он расплылся в довольной улыбке. В ужасе отпрянув, похитители потеряли дар речи.
   - К-как?.. - Только и смог выдавить Кадзуни. - Я же сам видел, как ты умер!!! Пуля не прошла навылет... - Майор ткнул пальцем на дырку в области живота. - Где кровь?..
   - Остановилась. - Хмыкнув, ответил Рид.
   - Невозможно... - Прошептал Кируо. - Кто ты такой?
   - Ридвард Савакс, информатор организации "Иные". - Продолжая улыбаться, представился Рид. - Пытки не принесут желаемой вами боли, смерть от пули мне не грозит, поэтому я ничем не смогу вам помочь, господа. Всё, что вы хотите знать, навсегда останется внутри меня.
   - Ты не человек!!! - взревел Бёрк. - И не харган!!! Харганы дохнут от пуль, как собаки! Как ты выжил, гаденыш?! Говори!!!
   - Мое второе имя - ИНМ серии двенадцать дробь четыре. - Рид ответил не сразу, и улыбка медленно сползла с его лица.
   - ИНМ?.. - Глаза Кадзуни широко раскрылись. - Не может быть!.. - В смятении опустив голову, мужчина отошел в сторону.
   - Информационно-Наблюдательная Машина. - Разъяснил Рид, криво улыбаясь. - Да, верно, мистер Гай, я не человек и не харган. Вы не смогли убить меня, так как мое тело состоит не из костей, а из сплавов высокой прочности. Но я могу функционировать не только как машина. Во мне есть много человеческого. - Прищурившись, Рид очаровательно улыбнулся. - Я могу есть, пить и при желании даже спать... совсем как человек! И у меня человеческие внутренние органы, разве что они защищены непробиваемой оболочкой. Мой создатель всё продумал. Конечно, он догадывался, что на меня будут покушаться, поэтому так хорошо защитил меня.
   - Невероятно... - Прошептал Кируо, поправив очки. - Никогда не думал, что вживую увижу такое...
   - Я был создан для сбора, наблюдения и анализа информации. - Хмыкнув, продолжил Рид. - Я ничего не могу забыть или потерять. Все данные находятся внутри меня. Они зашифрованы и защищены сложными паролями, поэтому вам никогда не получить их. Но, даже если вы это сделаете, всё равно останетесь лишь с набором непонятных символов и не более того. Не зная паролей, ключевых слов, отгадок и прочего, вы бессильны. Смиритесь, смертные! - Савакс засмеялся над собственными словами. - А о лидере нашем забудьте. Я никогда не выдам его и более того, буду защищать, не смотря на то, что заложенная во мне программа не рассчитана на данные действия.
   - Уж не бред ли всё это?.. - Осмелился предположить Бёрк. - Чем докажешь, что ты машина?
   - На моей левой стопе серийный номер и дата выпуска. - Спокойно ответил Рид. - Если хотите, можете проверить.
   Бёрк подошел к парню и, сорвав ботинок и носок, приподнял жилистую ногу. Действительно, на стопе Савакса стояло похожее на ожог клеймо "ИНМ 12/4. 03.11.04 г. в." Молча оставив ногу парня в покое, мужчина смятенно отступил, в неверии качая головой.
   - Что будем делать, майор? - Кируо посмотрел на Риккори из-под очков.
   - Ждать. - Немного подумав, ответил Кадзуни. - Если он действительно их информационная машина, которая вот уже как сорок четыре года занимается сбором данных, харганский лидер просто обязан явиться за ним!..
  
  
   02:37, 14 мая 48 года
  
   - Ничего не понимаю... - Пробормотал Зюс, взволнованно закуривая. - Куда подевался Рид?..
   Лидер "Иных" находился в своей комнате. Сон окончательно оставил его, когда он, открыв комнату Савакса своим ключом, никого там не обнаружил. Зюс знал, что Рид время от времени покидает Бездну для сбора новой информации, но его отсутствие не длиться более двух-трех часов. Этот раз был исключением. Парень пропал, и харганский лидер мог только догадываться о том, что с ним могло произойти. Изначально зная природу информатора, Зюс не переживал за него так, как за остальных, но его потеря была бы сильным ударом для организации "Иные". Нервно сжимая фильтр догорающей сигареты зубами, Зюс хаотично соображал, как лучше поступить.
   - Рид знает обо мне всё... - Тихо сказал сам себе харганский лидер. - И я уверен, что он не выдаст ни слова, но всё же...
   Понимая, что отсутствие информатора не что иное, как похищение, Зюс в ярости стиснул зубы и, сощурившись, медленно сплющил окурок в пепельнице. Если организация "Иные" лишится Рида, это будет равносильно тому, что ее лидеру отрубят правую руку. Этого никак нельзя допустить. Вытащив очередную сигарету, Зюс замер. Догадка пришла неожиданно и харганский лидер, зажав сигарету между пальцев, задышал чаще. Еще миг - и сигарета, сломавшись, упала на пол.
   - Что же делать? - Спросил сам себя Зюс. - Как лучше поступить? Выйти одному или взять с собой... но кого? Кто лучше подойдет на эту роль? - молодой человек замолчал, опустив голову. - Без сомнения, Ёмур. Его кристалл подходит как нельзя лучше. Еще Зура... Они, вроде бы, в хороших отношениях, но... Они могут услышать там то, что для их ушей вовсе не предназначено... Как же быть?.. Черт! - Зюс склонился над столом, вцепившись пальцами в столешницу. - Решено. Иду один. Ко всему прочему, если там будут лишние, это, скорее всего, не сыграет мне на руку так, как бы этого хотелось. Без сомнения, я справлюсь, но если там будет он... - Харганский лидер оскалился в хищной улыбке. - Это будет очень интересно!
   Быстро надев парик, маску и монокуляр, Зюс проверил патроны и вычищенный до блеска револьвер в кобуре на боку бедра. Всё было готово. Медленно выдохнув, лидер "Иных" схватил со спинки стула плащ и цилиндр и, выйдя в коридор, принялся одеваться на ходу. Приблизившись к стене, молодой человек открыл портал и Бездна, зашипев, расступилась перед ним.
  
  
   02:39, 14 мая 48 года
  
   Оказавшись в Гелвинксе, Зюс огляделся. Была тихая ночь. Люди спали, улицы пребывали в дремоте. Думая лишь о том, чтобы с Ридом всё было в порядке, харганский лидер закрыл глаз и затаил дыхание. Перед ним предстало серьезное лицо Савакса с непроницательными, равнодушными глазами.
   - Очи Бездны! - громко прошептал Зюс. - Ищите!
   Тысячи непроглядных шаров тьмы, не видимые смертному глазу, начали медленно всплывать из-под земли. Меньше метра в диаметре, они поднимались всё выше. Зюс медленно открыл глаз и, взирая на них, криво улыбнулся. Серый зрачок с металлическим оттенком исказился. Вытянувшись, он стал больше похож на кошачий. Оттенок серебра рассеялся, и ему на место пришла кровавая заливка. Еще миг - и зрачок уменьшился до точки, отчего выражение лица Зюса стало похоже на безумца. Оскалившись в широкой улыбке, молодой человек задрал голову к небу. Зависнув в воздухе, тысячи шаров через мгновение вертикально раскрылись подобно глазу, кроваво-красные зрачки которых заметались из стороны в сторону. Сдавленно хихикнув, Зюс ждал. Шары, изредка моргая, пришли в движение и хаотично заметались над городом в поисках увиденной в мыслях Зюса личности.
   Харганский лидер, не теряя времени, подбежал к одному из домов и, подпрыгнув, зацепился за выступ каменного подоконника. Рывок - и Зюс поднялся выше, перехватившись руками за рельефный бортик угла. С силой отталкиваясь, он лез по стене на крышу высотного дома. Оказавшись наверху, молодой человек огляделся. Невидимые горожанам шары метались над городом в поисках Рида. Наконец один из самых дальних шаров остановился и, увеличившись в размере, вспыхнул огненно-красным. Зюс заметил это.
   - Покажи! - жестко приказал он и, закрыв глаза, обратился к загоревшемуся шару.
   Обшарпанный старый дом, давным-давно заброшенный хозяевами, покосившийся забор, ржавые трубы, кривая, но плотно закрытая дверь... Затемненная комната, одинокая лампа, деревянная лестница... Стул, веревки, Рид...
   -Вижу! - прошептал Зюс, едва заметно улыбнувшись.
   Широко раскрыв глаза, харганский лидер устремил свой взор на пылающий вдалеке шар. Пригнувшись, молодой человек бросился на зов Ока Бездны. Он бежал по крышам, подобно тени, неукоснительно приближаясь к своей цели. Призывный шар был всё ближе, и Зюс чувствовал, как нервы натягиваются, будто гитарные струны. Остановившись на краю ближайшего к шару дома, лидер "Иных" посмотрел вниз. Никого. Слабо освещенные улицы промышленных кварталов, казалось, были заодно с решительно настроенным молодым человеком. Раскинув руки в стороны, Зюс бесшумно спрыгнул вниз и еще раз огляделся. Быстро приближаясь к заветному дому, харганский лидер сжимал кулаки. Противоречивые чувства охватили его. Уже очень давно с ним не случалось ничего подобного. Сам не понимая, что именно он испытывает - волнение или ярость - Зюс решительно толкнул старую калитку и, войдя на территорию дома, приблизился к двери. Тишина. Сглотнув и настроившись на предстоящий бой, лидер "Иных" взялся за округлую ручку и толкнул ее. К его огромному удивлению, дверь оказалось открыта. Зюс нахмурился. Нет сомнений, что его ждут. Вероятность этого была более девяноста процентов.
   Осторожно шагнув в темноту дома, молодой человек остановился и вновь прислушался. Гудящая тишина, ни единого звука. Быстро оглядевшись, Зюс вспомнил всплывшую перед глазами картинку, уведенную Оком. Темная комната, лестница, стул...
   - Подвал. - Еле слышно прошептал харганский лидер и, вглядываясь в темноту дома, бесшумно двинулся вперед. - Вероятность ловушки в сложившейся ситуации - девяносто девять процентов, но я должен вернуть Рида, чего бы мне это ни стоило!
   Остановившись у двери подвала, Зюс приложил руку к бедру, проверив наличие револьвера, холодная сталь которого его всегда успокаивала. Пытаясь подавить навязчивое волнение, молодой человек резко открыл дверь и заторопился вниз по стонущей прогнившими досками лестнице...
   - Рид! - перепрыгнув последние ступени, лидер "Иных" оказался в глубине подвала.
   Информатор медленно поднял голову и, увидев Зюса, выдавил слабую улыбку. Он по-прежнему был связан. Будучи уверенным в том, что за ним придут, Савакс не вымолвил ни слова, ожидая спасения. И вот перед ним стоял лидер "Иных". Нет сомнений, сейчас он спасет его, но сумеет ли уйти сам? Рид знал о лидере харганов всё и сложившиеся обстоятельства не сулили ничего хорошего. Быстро подойдя к информатору, Зюс в волнении оглядел его. Кровавые подтеки на подбородке давно засохли, усталые светлые глаза старались смотреть уверенно и прямо. Казалось, парень был полностью расслаблен, как вдруг глаза его широко раскрылись и он, замерев, хотел что-то сказать, но тихое звяканье направленного в цель оружия перебило его.
   - Ну, здравствуй... Зюс!
   Дрогнув, харганский лидер всем нутром ощутил невидимые глаза пистолетного дула, смотрящие ему в спину. Он знал этот голос, но уже успел забыть его, как вот он... снова напоминает о себе. Приподняв руки, Зюс медленно повернулся к говорившему. Его серый глаз с оттенками металлического широко раскрылся. Перед ним стоял майор Кадзуни и, растянувшись в кривой улыбке, держал пистолет в вытянутой руке. Смятение на миг охватило лидера "Иных" и он, поднеся руку к лицу, резко сорвал маску, отшвырнув ее в сторону. Безумно оскалившись, Зюс вскинул голову, свысока посмотрев на майора.
   - Здравствуй... Рикко!
   Серый и багровые глаза, пожирая, смотрели друг на друга. Обоих объяла какая-то невменяемая радость. Рид молча наблюдал за всем происходящим. Тишина, лишь между двух замерших, как статуи, фигур пробегали невидимые разряды молний. Кадзуни, усмехнувшись, слегка опустил голову, посмотрев на харганского лидера исподлобья, и нажал на курок. Раздался громкий хлопок. Рид, вытаращившись, замер. Ощутив горячий поцелуй пули на своей щеке, Зюс криво улыбнулся.
   - Я оценил твою шутку. - Негромко сказал он, чувствуя, как сочится обжигающая кровь.
   Пуля прошла вскользь, сбив кусочек кожи на щеке и оставив после себя продолговатую рану. Кадзуни продолжал улыбаться. Его мечта наконец-то сбылась. Ему удалось выманить харганского лидера на поверхность. Опустив пистолет, майор не спускал глаз с Зюса.
   - Надеюсь, после этого ты уже не сможешь забыть меня. - Риккори хмыкнул и язвительно добавил: - Лидер организации "Иные".
   - Майор, что происходит?.. - Из темного угла вышли Кируо и Бёрк.
   - Майор? - Зюс оглушительно расхохотался, удивившись до глубины души. - Только не говори, что ты подался в ликвидаторы, а то я сдохну от смеха!
   Кадзуни ненавидел, когда над ним смеются. Улыбка быстро сползла с его лица и он, стиснув зубы, нахмурился. Его багровые глаза потемнели и стали почти черными. Харганский лидер всем своим поведением не скрывал издевки, что не на шутку взбесило Риккори. Вновь вскинув пистолет, майор хотел выстрелить без предупреждения, но Зюс оказался быстрее. Доли секунды не дали обоим нажать на курки. Лидер "Иных", неожиданно став серьезным, держал нацеленный на мужчину револьвер.
   - Не глупи. - Прошипел Зюс, монокуляр которого медленно вращался, приближая слабо видящему глазу лицо Кадзуни.
   - Хватит ржать надо мной! - процедил Риккори.
   - А ты не изменился... - Вскинув голову, харганский лидер прямо посмотрел на майора. - Всё такой же несносный. Надо признаться, я и подумать не мог, что мы еще когда-нибудь встретимся.
   - А я верил... - Кадзуни вновь улыбнулся. - И, как выясняется, не зря. Пришло время расплаты, Зюс... за всё, что ты сделал!
   - А что я сделал? - харганский лидер пожал плечами, состроив невинное лицо. - Ты сам выбрал свой путь и, как я понимаю, добился успеха. Ты не рад, что теперь служишь Судьям?..
   Риккори опустил голову, тщетно пытаясь скрыть улыбку. Картинки прошлого стремительно проплывали перед глазами, заставляя вспоминать то, что так всегда хотелось забыть.
   - Сколько лет прошло? - Зюс задумчиво закатил глаза. - Восемь?
   - Девять. - Жестко поправил Кадзуни.
   - Ах, да-да-да! - суетливо затараторил лидер "Иных". - Точно-точно! Мне тогда было всего семнадцать... А тебе двадцать четыре?
   - Двадцать пять. - Рыкнул майор.
   - А, ну да. - Зюс хохотнул. - Я уже успел забыть это время!
   - А я ничего не забыл... - Оскалившись, прошептал Кадзуни. - Я никогда тебе не прощу...
   - Злопамятная дрянь. - Зюс захихикал, продолжая сжимать рукоять револьвера.
   - Майор, я не совсем понимаю, в чем дело? - снова подал голос Кируо. - Вы сообщали мне совершенно иные факты по делу лидера харганов, а теперь выясняется, что вы знакомы с ним лично... Я требую объяснений.
   - Где мой сын, зараженная тварь?! - Бёрк сжал кулаки, готовый в любой момент броситься в драку. - Где Гилберг?!
   - О, да неужели?.. Кого я вижу? - Зюс расплылся в улыбке, покосившись на бывшего капитана ликвидаторов. - Бёркхэй Гай собственной персоной! Поразительно! Потом поделитесь секретом своего чудесного спасения с территории Центра Управления?
   - Где Гилберг?! - шипел Бёрк, игнорируя все вопросы. - Отвечай!!!
   - Ой, дело в том, что я даже и подумать не мог, что увижу вас здесь! - воскликнул Зюс. - Знал бы - привел Гила с собой.
   - Сволочь... - Шипел Бёрк, и его заплывшие ожогами глаза наливались кровью. - Ненавижу!!!
   Бывший капитан ликвидаторов, не сдержавшись, рванулся в сторону харганского лидера. Нахмурившись, Зюс отвел свободную руку и будто бы толкнул воздух. Не добежав до цели, Бёрк, встретившись с ударной волной, отлетел к стене и, ударившись, сжался всем телом. Заживающие ожоги нарушились и вновь начали кровоточить, принося мужчине сильную жгучую боль. Сморщившись, Бёрк оскалился, подняв на Зюса полные ненависти глаза.
   - Еще одна попытка, - жестко сказал Зюс, - и я убью вас, мистер Гай. Думаю, отсюда вы вряд ли сможете сбежать.
   - Пошел ты! - превозмогая боль, рыкнул Бёрк.
   - Ну, так что, Рикко? - Зюс вновь обратился к Кадзуни. - Я забираю Рида, и расстанемся с миром?
   - Не дождешься. - Майор злобно оскалился. - Я слишком долго ждал нашей встречи, что бы вот так просто отпустить тебя и твою машину!
   - М-м-м... - Задумчиво протянул Зюс. - Плохо дело. Ты в курсе, кто такой Ридвард Савакс... Придется тебя убить. И твоих подручных тоже.
   - Я думаю, всё случиться иначе. - Кадзуни приподнял одну бровь. - Я убью тебя и заберу твою машину. Я всё равно найду способ разгадать шифр!
   - Ничего не выйдет! - Зюс засмеялся и, постучав пальцем по своему виску, добавил: - Шифр тут, а я тебе просто так не дамся, ты же знаешь.
   - Ты как всегда самоуверен. - Майор хмыкнул. - Но в этот раз твои фокусы не прокатят.
   - Эх, Рикко, Рикко... - Вздыхая и улыбаясь, Зюс покачал головой. - Я вот до сих пор теряюсь в догадках, по какой именно причине ты покинул меня?
   - По какой причине?! - Кадзуни стремительно терял терпение. - Ты нагло использовал меня, а потом вылез на пьедестал правления в одиночку!!!
   - Ну я же Паразит. - Пожал плечами Зюс. - Ты ожидал от меня чего-то большего?
   - Ты обещал, что мы будем вместе! Будем вместе править, свергнув Судей! - стиснув зубы, шипел Риккори. - Я верил тебе, как себе!!! Думал, что всё, о чем ты говорил - правда!!!
   - В конце концов, если Верховный Судья будет убит, его место займу я. - Хмыкнул харганский лидер. - Я один. Да, ты помог мне, но потом стал путаться под ногами!.. А ты, я думаю, должен помнить, как я ненавижу, когда мне мешают!!! Всерьез я никогда не планировал иметь с тобой хотя бы что-то общее...
   - Испорченный мальчишка... - Прошептал Кадзуни, в ярости сжимая пистолет. - Года нисколько не меняют тебя!
   - Зато тебя они сделали почти неузнаваемым! - восхищенно воскликнул Зюс. - Интересно, твоя сила всё еще с тобой или уже нет?
   - Сейчас увидишь! - Риккори в ярости оскалился.
  
  
   22:07, 15 февраля 34 года
  
   Заснеженный Гелвинкс давно погрузился во тьму. Ночь уверенно вступала в свои права, зажигая на небе еле заметные сквозь выхлопы заводских труб звезды. Высокий молодой человек в длинном пальто шел по опустевшей улице. Втянув шею в плотный воротник, парень торопился домой. Сильный ветер закручивал в подворотнях вихри, сдувал с крыш снежный порошок. Крепко сжимая ручку небольшого чемоданчика обветренными руками, молодой человек обогнул несколько засыпающих кварталов и, неожиданно приостановившись, вдруг посмотрел в узкий проулок между домами. В темноте ночи сидела маленькая, съежившаяся фигура, прижавшаяся к заледенелой каменной стене. Молодой человек нахмурился. Темная фигура пошевелилась. "Живой" - пронеслось в голове парня и он, не теряя времени, шагнул навстречу неизвестной личности. Услышав чье-то приближение, загадочная фигура замерла, медленно натянув на голову старый плащ.
   - Эй... - Осторожно позвал молодой парень, протянув руку в сторону спрятавшегося под тряпьем незнакомца.
   Еще мгновение - и из-под одежды, как змея в броске, вырвалась худая рука, сжимающая короткий кинжал. Блеснув в темноте, холодное лезвие полоснуло растерявшегося парня по ладони. Кровь закапала на снег. Молодой человек нахмурился и одним верным движением сорвал плащ, желая посмотреть обидчику в лицо и каково же было его удивление, когда он увидел мальчишку лет двенадцати. Этот взгляд он не забудет никогда. Затравленный, ненавидящий всех и каждого, яростный и безутешный... Худое бледное лицо, волчий оскал, короткие грязные волосы, торчащие во все стороны... Нет, не ребенок. Зверь, готовый убивать, чтобы выжить.
   - Зачем ты это сделал? - тихо спросил молодой человек, пытаясь остановить кровь.
   - Пошел вон отсюда!.. - Прорычал мальчишка. - Иначе я убью тебя!
   - Я всего лишь хотел помочь... - Пробормотал парень. - Здесь так холодно, а ты выглядишь изможденным...
   - Ты что, больной? - мальчишка смотрел на молодого человека исподлобья. - Жить надоело, раз суешь свой нос в подворотни?
   - Вообще-то нет... - Признался парень, открывая чемоданчик. - Просто я слышал, что где-то поблизости ликвидаторы совершили налет на гнездо харганов...
   - Гнездо?.. - мальчишка в ярости оскалился, и на его глазах выступили предательские слезы. - Гнездо?! Для вас мы всего лишь вредители, надоедливые мошки, которым нет места в этом мире!!! Гнездо, да?! Логово?! Почему-то своё место обитания вы называете домом, очагом! Сдохните все!!! Я ненавижу вас!!!
   Сорвавшись с места, мальчишка набросился на парня. Размахивая кинжалом, он изо всех сил старался хотя бы поранить своего врага, но молодой человек ловко уклонялся от атак. Прошло несколько минут, прежде чем мальчишка, окончательно выдохшись, отступил, выронив кинжал. Парень молча смотрел на него. Мальчишка, тяжело дыша, закрыл лицо руками. Послышались всхлипы. Сердце молодого человека сжалось. Ему стало жаль одетого не по погоде мальчишку, который был уже не в силах сдерживать слезы. Подойдя ближе, парень присел к нему и, положив руку на плечо, хотел что-то сказать, как мальчишка неожиданно подхватил с земли кинжал и с размаха воткнул его в плечо молодого человека. Парень резко выдохнул, схватившись за торчащую рукоятку оружия. Их глаза встретились. Серые, со стальным оттенком и багряно-красные.
   - Я победил тебя! - выкрикнул мальчишка, сжимая кулаки.
   - Не совсем. - Признался молодой человек, выдавив улыбку. - Скажи, ты харган?
   - Да! - рыкнул мальчишка, широко раскрыв глаза и задышав чаще. - Они убили их... убили!.. Все, кто там был, мертвы!.. Ненавижу... ненавижу!!! Я убью их всех!!! Всех... медленно... жестоко!.. ВСЕХ!!!
   - О чем ты говоришь? - морщась от боли, спросил парень.
   - Ликвидаторы... Судьи... - зашептал мальчишка, стиснув зубы и стараясь сдержать слезы. - Они убили маму с папой, а я убью их!.. Всех... их... Когда я вырасту, я найду способ казнить Верховного Судью так, как он казнит нас! Убью его... убью!
   - Ты очень храбрый... - С трудом выговорил молодой человек, сжимая подрагивающие пальцы на рукоятке кинжала. - Из тебя может выйти замечательный чело... харган.
   - Мне плевать! - рыкнул мальчишка. - Теперь я буду жить только для того, чтобы в один из этих однообразных дней уничтожить Судью и навсегда освободить харганов от преследования!
   - Хочешь, я помогу тебе в этом? - парень серьезно посмотрел в оторопевшее лицо мальчишки. - Я тоже харган. Как твое имя?
   - Зюс. - Мальчишка ответил не сразу.
   - А я Рикко. - Молодой человек болезненно улыбнулся. - Будем знакомы?
   Отпустив рукоятку, парень протянул ладонь для рукопожатия, но мальчишка, проигнорировав это действие, молча вытащил кинжал из раны и, вытерев его, заткнул в рваный сапог. Превозмогая боль, Рикко улыбнулся Зюсу и, тяжело поднявшись, позвал мальчишку за собой. Накинув на плечи старый плащ, Зюс пошел вслед за Рикко. Так началась история двух прирожденных одиночек, решивших объединиться для борьбы против Верховного Судьи Гелвинкса.
  
  
   03:17, 14 мая 48 года
  
   Прогремел выстрел. Пистолет вылетел из руки майора и, отлетев в сторону, упал у стены. Легкий дымок из револьвера Зюса бесшумно растворялся в воздухе. Мгновение растерянности - и Кадзуни сделал рывок вперед, перехватив руку харганского лидера. Сжав запястье Зюса, Риккори оскалился. Не выдержав сильной боли, лидер "Иных" разжал пальцы. Револьвер упал на пол и майор сразу же пнул его в угол. Высвободившись из захвата, Зюс метнулся в сторону, выдерживая дистанцию между собой и Кадзуни. Оба безоружные, оба в ярости, готовые перегрызть друг другу глотки. Присев и двигаясь по кругу, бывшие друзья были похожи на оскалившихся псов. Они выжидали, медленно сжимая кулаки. Кируо и Бёрк решили не вмешиваться. Раскрывшиеся обстоятельства не на шутку озадачили их и они уже не знали, кто здесь прав, а кто виноват. История девятилетней давности была им совершенно не знакома.
   Не выдержав, Риккори ударил Зюса в солнечное сплетение. Вложив в кулак всю свою силу, Кадзуни почти сбил харганского лидера с ног, но тот чудом удержался, значительно пошатнувшись и попятившись. Скорчившись от боли, Зюс согнулся. Криво улыбнувшись, Риккори шагнул вперед, желая нанести очередной удар, как лидер "Иных" неожиданно подпрыгнул и высоко вскинул ногу, нанеся майору сокрушительный удар в челюсть. Упав на спину, как подкошенный, Кадзуни медленно приходил в себя. Дотронувшись до лица, Риккори проверил, не выбиты ли кости. Он уже хотел встать, как подоспевший Зюс с размаху пнул майора по почкам. Мужчина судорожно скорчился, но, не растерявшись, схватил харганского лидера за ногу, когда тот был готов нанести очередной удар. Сжав молодого человека в своих объятиях, Кадзуни перекинул Зюса через себя. Несмотря на сильный удар, харганский лидер быстро поднялся, так же, как Риккори. Снова смотря друг другу в глаза, они криво улыбались.
   - Довольно этих предварительных ласк! - вскинув голову, сказал Зюс. - Дай-ка я займусь твоим телом по-взрослому!
   В мгновение ока рванувшись вперед, харганский лидер подпрыгнул и, оказавшись на шее Кадзуни, скрестил ноги на его спине и, зафиксировав голову мужчины коленями. Расплывшись в безумной улыбке, Зюс со всей силы ударил Риккори по голове, пока тот пытался высвободиться из каменного захвата. В ушах Кадзуни зазвенело и он, пошатнувшись, ослабил хватку коленей харганского лидера. Разведя ноги, Зюс оттолкнулся от груди Риккори, как от ступеньки и, перевернувшись в воздухе, нанес очередной удар ногой по голове. Кровь брызнула из носа майора и он, потерявшись в пространстве, был готов упасть, но Зюс не дал ему этого сделать. Одной рукой схватив Кадзуни за горло, харганский лидер нанес майору сокрушительный удар в живот. В момент соприкосновения по телу мужчины прокатилась невидимая волна, которая, будто взрыв, несла с собой только страдание и ничего больше. Но, сумев совладать с болью, Риккори оскалился и, облизав разбитые губы, сжал пальцы на запястье лидера "Иных". В ярости стиснув зубы, Зюс понимал, что долго не продержится и старался нанести Кадзуни как можно больше внутренних увечий. Наконец, рука харганского лидера дрогнула и он, тяжело дыша, отступил. Сощурившись и перебирая пальцами в воздухе, Зюс плёл заклинание. Увидев это, Риккори сделал круговой взмах рукой и... исчез. Кируо и Бёрк вытаращились, даже Рида удалось удивить. Прервав плетение, харганский лидер огляделся и, хмыкнув, сказал:
   - Трус. Думаешь, не найду тебя? - Зюс хмыкнул, закрыв глаза. - Очи Бездны, ищите!
   На полу образовались черные круги, из которых начали медленно выползать матовые шары. Они появились почти полностью, когда Кадзуни, воплотившийся за спиной лидера "Иных", схватил молодого человека сзади. Быстро заломив Зюсу руки за спину, Риккори прервал заклинание. Шары, задрожав, с шипением лопнули и исчезли без следа. Пытаясь вырваться, харганский лидер резко наклонился, оттолкнув Кадзуни и слегка ослабив его захват. В попытке развернуться, Зюс схватил майора и, отшвырнув в сторону, изо всех сил пнул его в спину. Не удержавшись, Риккори упал, а лидер "Иных", не теряя времени, выхватил из сапога кинжал и мгновенно перерезал Риду веревки. Вскочив на ноги, парень метнулся на лестницу. Он четко знал, что в этой ситуации должен быть на шаг впереди и, если что-то пойдет не так, бежать, спасаться в Бездне.
   - Хватит с меня!.. - Прошептал Бёрк, поднимая пистолет. - Убью обоих!
   - Постойте. - Остановил его Кируо. - Не нужно этого делать. Я никогда не видел ничего подобного и, надо признаться, деньги меня сейчас волнуют меньше всего. Куда более интересен вопрос, что к чему и почему. Я был уверен в правоте майора. Теперь же меня одолели сомнения. В конце концов, мы вызвались лишь найти лидера организации "Иные" и за последствия ответственности не несем. Давайте лучше посмотрим, чем всё это закончится.
   На ладони Зюса образовалась темная вспышка. Резко развернувшись к Риккори, харганский лидер метнул клочок тьмы в его сторону. Столкнувшись с невидимой защитой Кадзуни, вспышка расколола ее, как стекло, осколки которого, исчезая, осыпались на пол. Майор на миг растерялся, и Зюс нанес очередной удар. Сделав в воздухе резкие и быстрые манипуляции рукой, лидер "Иных" сжал ладонь в кулак. Невидимые пальцы сжались на горле Риккори и, приподняв его над полом, начали душить. Хрипя и извиваясь, Кадзуни изо всех сил пытался вырваться. Зюс расплылся в улыбке. Не разжимая кулака, он держал майора на невидимой связи с собой. Окончательно пробив его защиту, харганский лидер был готов убить своего бывшего друга. Глаза Риккори закатились, сопротивление значительно ослабло. Кадзуни чувствовал, как холодные лапы смерти уже подбираются к его сердцу... Неужели на этом всё закончится? Он не мог вырваться, Зюс определенно был сильнее, как и в прошлый раз... Рид на полушаге замер на лестнице. Лидер "Иных" одержал победу, осталось только сбежать. Подумав, что с остальными Зюс справиться сам, информатор выбежал из подвала и, оказавшись в гостиной, достал из глубокого кармана штанов ключ от Бездны.
   - Нужно скорее открыть портал... - Шептал сам себе Рид. - Зюс сейчас придет, нужно быстрее...
   Выстрел. Тишина. Глаза Савакса широко раскрылись. Подумав, что харганский лидер вряд ли мог выстрелить, ведь его револьвер находился слишком далеко, информатор рванулся обратно. Свесившись с лестницы, Рид увидел, как Зюс, приложив руку к груди, медленно отступает. Его хватка ослабла, и Риккори, надрывно закашлявшись, рухнул на пол. Бёрк медленно опустил пистолет, не сводя глаз с лидера "Иных". Кируо в замешательстве замер, следя за тем, как пошатнувшегося Зюса пробила дрожь и он, упав на колени и в последний раз посмотрев на Кадзуни, рухнул лицом вниз. Рид задышал чаще и, сорвавшись, поспешил вниз по лестнице. Сплюнув сгустки крови, харганский лидер из последних сил приподнял голову и, вытянув руку в сторону приходящего в себя Риккори, что-то прошептал. Черная вспышка, стремительно разрастаясь, метнулась в сторону майора и, взорвавшись, прилипла сгустками к телу мужчины. Не понимая, что происходит, Кируо, судорожно поправляя очки, невольно отступил назад. В отличие ото всех присутствующих, Кадзуни знал, что это такое. Ужас объял его и он, задрожав, пытался избавиться от липких черных пятен.
   - Нет... - В панике бормотал он. - Нет! НЕТ!!!
   Но было уже поздно. Пятна вытянулись, выпустив черные сгустки, мгновенно перевоплотившиеся в некое подобие переплетенных между собой нитей, которые, преодолев небольшое расстояние, вошли в безжизненное тело Зюса. Темная связь образовалась между мертвым харганским лидером и живым майором. Рид, не отрываясь, наблюдал, записывая в памяти всё происходящее. Зная Зюса, Кадзуни помнил, что это его самое мощное заклинание, которое нельзя ни обезвредить, ни прервать. В ужасе отступая, Риккори вдруг почувствовал сильнейшие судороги, которые сковали тело и не давали ступить и шагу. "Это конец..." - Пронеслось в голове майора, когда темные нити пришли в действие. Кируо и Бёрк вытянули шеи в попытке разглядеть, что происходит. И каково же было их удивление и ужас, когда они увидели, что на груди майора расползается кровавое пятно от выстрела... Стремительные нити, как провода капельницы, обменивали ранение Зюса на жизненную силу Кадзуни. Риккори понимал, что еще немного - и он умрет. И как же близко была его цель! Он снова увидел его, снова заговорил с ним, снова сразился, но, как и в прошлый раз, проиграл... Неужели он действительно так слаб перед ним? Прижимая руки к медленно открывающемуся огнестрельному ранению, мужчина, отступив и прислонившись к стене, сполз на пол. Глаза стали бессмысленными, кровь потекла изо рта. Тяжело дыша, Риккори поднял глаза на Зюса, который медленно приходил в себя. Еще немного - и харганский лидер приподнял голову и тяжело поднялся. Его рана не затянулась полностью так же, как и полностью не открылась на теле майора.
   - Блокируешь... из последних сил? - выдавив улыбку, спросил Зюс, шатаясь от нахлынувшей слабости. - Я всегда знал, что ты очень выносливый. И пусть ты не разделил со мной трон правления харганами, я с радостью поделюсь с тобой своими ранами! - Риккори хотел что-то ответить, но вместо слов изо рта хлынули струйки крови. - Да, да. Я знаю, что ты хочешь мне сказать. - Зюс хмыкнул. - Забрать ИНМ было действительно плохой идеей... За это ты поплатишься жизнью. Не понимаю, зачем ты всё это делаешь? Месть? Пустая трата времени!
   - А разве ты... не из-за мести... Судьям?.. - Поперхнувшись, Риккори не договорил.
   - Нет. - Покачал головой Зюс. - Я переосмыслил всё случившееся тогда. Месть теперь не имеет значения. У меня другая цель. Я стану новым правителем Гелвинкса и избавлю город от судейского гнёта!
   - Откуда такая уверенность в успехе предприятия? - решился подать голос Кируо.
   - Просто у меня есть то, чего нет у вас. - Зюс загадочно улыбнулся. - А теперь мне пора. - Небольшая рана вновь напомнила о себе болевым приступом и харганский лидер невольно поморщился. - Ладно. Счастливо сдохнуть, Рикко. А вам желаю - молодой человек посмотрел на Бёрка и Кируо, - побыстрее свалить отсюда и больше никогда не вмешиваться в наши дела. Убивать вас нет смысла. Вы обычные люди и, мало того, теперь не имеете никакого отношения к Судьям и ликвидаторам. Вы просто жители Гелвинкса, которых организация "Иные" будет защищать.
   - Где мой сын?.. - Тихо спросил Бёрк, опустив голову и уже не надеясь получить ответ.
   - С ним всё в порядке. - Заверил Зюс, не оборачиваясь. - Он даже счастлив, что находится среди нас. Быть может, когда-нибудь вы найдете с ним общий язык, если переосмыслите свое отношение к не таким, как вы.
   Шатаясь и превозмогая боль, харганский лидер подобрал свой револьвер и поднялся на лестницу, где его ждал взволнованный Рид. Кадзуни видел, как Зюс уходит. Вся его сущность противилась этому и он, к всеобщей неожиданности, сумел подняться на ноги и даже сделать пару нерешительных шагов в сторону уходящего лидера "Иных". Зюс обернулся и, увидев Риккори, криво улыбнулся.
   - Как всегда настойчив. - Хмыкнул он и, вскинув револьвер, выстрелил.
   Пуля пробила колено майора и он, вскрикнув, упал неподалеку от безжизненного тела Рэя, который скончался в муках ломки еще до прихода харганского лидера. Молча отвернувшись и поднявшись по лестнице наверх, Зюс, поддерживаемый Ридом, вышел в гостиную.
   - Что будем делать? - Кируо убрал блокнот в карман пальто и посмотрел на подавленного Бёрка. - Я свои деньги получил, и смело могу уйти, а вы?
   - А я... не знаю. - Признался бывший капитан ликвидаторов. - У меня ничего не осталось... Я потерял всё... Жену... Сына... Работу... Влияние... - Мужчина закрыл лицо руками. - Даже жизнь... потерял...
   - Ну, не будьте таким пессимистичным! - Анверс грустно улыбнулся. - Давайте лучше проверим, как там наш майор.
   Подойдя к бессознательному телу Кадзуни, Кируо нагнулся и проверил пульс. Удивленно вскинув брови, мужчина сказал:
   - А он всё еще жив. Бёрк, предлагаю попытаться спасти его. - Анверс исподлобья посмотрел на Гая.
   - Зачем? - перебинтованный мужчина устало привалился к стене. - Какой смысл?
   - Теперь мы знаем, кто он такой, и можем воспользоваться этим. У него много денег и он до сих пор поддерживает активные связи с Судьями и ликвидаторами... - Анверс сделал паузу. - А этот его Зюс хорош. Я бы не отказался сыграть с ним в эту жестокую игру на выживание, пусть и последнюю в своем существовании. Харганский лидер интересен, а я ведь авантюрист, как-никак. - Кируо усмехнулся. - Решайтесь, мистер Гай, Кадзуни может нам пригодиться...
   Глаза Бёрка и Анверса встретились. Понимая, к чему клонит мужчина, бывший капитан ликвидаторов согласился. Взвалив раненого майора на плечи, Кируо потащил его наверх. Тело Рэя так и осталось гнить в забытом всеми подвале дома на окраине Гелвинкса...
  
  
   11:27, 15 мая 48 года
  
   Зюс сидел в своей комнате один. Голый до пояса, он был перевязан плотными бинтами. Выкуривая очередную пачку сигарет, харганский лидер анализировал всю сложившуюся ситуацию. Конечно, руководящий состав харганов был не в курсе всего случившегося. Рид рассказал всем правдоподобную историю о том, что на него напали хулиганы, а он сумел вызвать Зюса с помощью наушника, который каким-то чудом оказался у него с собой. Харганский лидер пришел на помощь, но словил пулю, после чего Рид открыл портал в Бездну и они сбежали. Савакс в красках поведал о том, что эти хулиганы были очень агрессивны и покушались на него из-за чемоданчика с документами, думая, что там валюта. В эту байку, кажется, уверовали все, кроме Ёмура. Парню показалось очень подозрительным, что информатор прямо-таки убеждает поверить в то, что он говорит. Раньше ничего подобного не было. Рид ко всему относился равнодушно, говоря "хочешь - верь, хочешь - нет", но в этот раз что-то явно было не так. Ни с кем не делясь своими соображениями, Рику молчал, стараясь вести себя как ни в чем небывало. Любым хулиганам, конечно, закон не писан, но всё же жителям Гелвинкса запрещалось хранение и ношение огнестрельного оружия. Доктору Юкмэну, в свою очередь, удалось-таки узнать частицу правды. Зюсу пришлось признаться, что он сцепился с ликвидатором, ведь пуля, извлеченная Дином, была помечена судейским гербом. В негодовании качая головой, Юкмэн всем нутром чувствовал, что неукоснительные перемены в городе очень скоро доберутся и до них, хотя как кажется на первый взгляд, такое совершенно невозможно. Они в Бездне, в переплетении магии и реальности, сущность которой давно затерялась в веках. Здесь нечего бояться или, всё-таки, есть?..
   Крепко затянувшись, Зюс в ожидании навалился на стол. Он попросил Рида позвать Ноэри, самую загадочную девушку Бездны. Без сомнений, она имела наибольшее влияние на Гилберга, чем все остальные. С ней непременно нужно подружиться и управлять экспериментальным образцом номер один ее руками. Размышления Зюса на эту тему прервала осторожно приоткрывшаяся дверь. В просторную комнату заглянула беловолосая голова. Потушив сигарету и замахав в воздухе руками, разгоняя дым, харганский лидер тепло улыбнулся.
   - Проходи. - Пригласил он, указав на свободные места за столом.
   - Спасибо. - Тихо ответила Ноэри и, подчинившись, села неподалеку от молодого человека.
   - Меня зовут Зюс. Я руководитель организации "Иные" и лучший друг Гилберга Гая. - Харганский лидер добродушно улыбнулся. - А твое имя, как я помню, Ноэри Каргет?
   - Да. - Девушка стеснительно опустила глаза.
   - Как твои дела, Ноэри? Как ты себя чувствуешь? - Зюс сцепил пальцы в замок. - Как тебе Бездна? Как остальные ребята? Расскажи. Мне очень важно знать твое мнение.
   - Всё хорошо. - Тихо ответила девушка. - Я в порядке.
   "Не доверяет" - пронеслось в голове Зюса, и он решил не торопить события и начать говорить, надеясь, что альбиноска раскроется в ответ. Вновь добродушно улыбнувшись, харганский лидер слегка наклонил голову в бок, глядя на девушку. Решив разыграть разговор по душам, молодой человек откинулся на спинку кресла и, закинув руки за голову, беззаботно начал:
   - Эх, Ноэри, - альбиноска подняла на харгана красные глаза, - в Бездне очень тяжело жить в одиночку. Ты, наверное, уже сама заметила, что тут все вместе, либо парами. Мы как люди... Хотим, чтобы наши мечты сбывались; хотим, чтобы нас ценили и любили; хотим жить, а не выживать... - Зюс сделал паузу, искоса посмотрев на девушку. - Люди меняются... Мы тоже. В конечном итоге они не могут ничего сказать друг другу, даже если они были лучшими друзьями в прошлом году. - Зюс задумчиво опустил голову, вспоминая искаженное в муках лицо Рикко. - Ноэри, а как ты относишься к людям?
   Пожав плечами, альбиноска опустила глаза, вспоминая прошедшие в Академии годы. Сколько всего ей пришлось вынести! Сколько всего перетерпеть! Как приходилось страдать, как мучиться! И самое страшное - не видеть выхода, не видеть даже тени спасения...
   - Люди делали мне больно. - Наконец, тихо сказала она. - Много раз... Очень больно...
   - Знаешь, - лицо Зюса тронула улыбка, - когда люди причиняют тебе боль, будь то душевная или даже физическая, думай о них, как о наждачной бумаге. Они могут задевать тебя и ранить, но, в конце концов, ты будешь отполирована до идеального состояния, а от них ничего не останется, они просто сотрутся. - Не поднимая глаз, альбиноска грустно улыбнулась и согласно кивнула. - Но, тем не менее, всё в прошлом. Больше тебе не нужно бояться. Здесь никто не причинит тебе вреда. - Зюс замолчал, оценивая душевное состояние Ноэри. - Я, как лидер, знаю всё обо всех, но вот о тебе знаю не так много. Может быть, ты мне расскажешь? - осторожно спросил молодой человек, приподняв брови. - В конце концов, ты теперь рядом с Гаем, а он мне очень дорог, думаю, как и тебе...
   - Да. - Отозвалась альбиноска и тихо добавила: - Я люблю его.
   - Это замечательно. - Искренне обрадовался Зюс. - И он тебя, скорее всего, тоже очень любит.
   - Я не знаю. - Печально опустив глаза, ответила девушка. - Я мешаю ему, и он не хочет близости.
   - Ну, не расстраивайся из-за этого. - Покачал головой харганский лидер. - Просто Гилбергу нужно больше времени для принятия решения. Он созреет, вот увидишь. - Сделав паузу и порадовавшись, что разговор пошел в нужное русло, Зюс продолжил: - Ноэри, у вас с Гаем один кристалл на двоих, верно? - альбиноска молча кивнула, не поднимая глаз. - Ты знаешь, зачем Судьи сделали это с вами?
   - Нет. - Девушка покачала головой, смотря на аккуратные ногти своих тонких пальчиков.
   - Скажи, ты ведь хочешь, чтобы Гай был счастлив? - затеребив подбородок, спросил Зюс.
   - Конечно. - Тихо ответила Ноэри. - Я живу ради этого.
   - Понимаешь, в чем дело... - Навалившись на стол, харганский лидер пристально изучал девушку. - В скором времени планируется нападение на военную базу Гелвинкса, и я бы очень хотел узнать возможности вашего кристалла... - Зюс замолчал и глаз его широко раскрылся при одной только мысли о... - В слиянии. - Ноэри испугано посмотрела на лидера "Иных". - Это нужно для того, чтобы правильно спроектировать план действий. У нас все выполняют определенные роли, но вот с тобой и Гаем я в растерянности... Но если бы я только узнал ваши совместные возможности, это бы всё изменило. Мне нужно увидеть действие кристалла при слиянии. - Хладнокровный Зюс посмотрел испуганной альбиноске в глаза. - Ноэри, ты сможешь помочь мне в этом? - заволновавшись, девушка, поджав губы, уставилась на гладкую поверхность стола. - Просто я очень хочу, чтобы вы с Гаем научились работать в паре. Я желаю вам только счастья, поэтому и хочу...
   - Если это хоть как-то поможет Гилбергу, я готова. - Отчетливо ответила Ноэри, посмотрев Зюсу в глаза.
   - Конечно, поможет! - Заверил девушку лидер "Иных". - Вы же были созданы для того, чтобы быть вместе! - он замолчал, испытывая душевное ликование. - Сегодня ближе к вечеру будет организована тренировка. Уговори Гая на слияние и использование совместных способностей. Это очень важно, Ноэри...
   - Я поняла. - Кивнула альбиноска, слегка нахмурившись. - Я всё сделаю.
  
  
   19:03, 15 мая 48 года
  
   В зале было светло и как всегда просторно. Харганы занимались кто чем. Тира усердно разминалась, Ёмур незаметно наблюдал за ней. Кирс скучал, Зура задумчиво ковыряла в зубах, а Мирро и Сэйо о чем-то болтали, Рид молча сидел в стороне. Атмосфера была легкой и непринужденной. Руководящий состав харганов был готов заниматься. Прошло некоторое время, прежде чем в зал вошел Зюс, за которым обреченно плелся Гилберг вместе с Ноэри.
   - Так, по местам! - скомандовал Зюс, хлопнув в ладоши, и, пока все рассаживались по скамейкам, продолжил: - Сегодня я изменил структуру занятия. Парами вы драться не будете.
   - Почему?! - воскликнула Зура, состроив невольную мину.
   - Я всё объясню. - Терпеливо отозвался харганский лидер. - Итак, парные сражения отменяются. В этот раз я поделю вас на команды.
   - Отстой... - Пробормотала Зурана, надув губы и заскучав, подперла голову руками.
   - Задача каждой команды будет состоять в том, чтобы отобрать некий предмет у врага. - Пояснил Зюс. - К примеру, этим предметом будет эта штука. - Лидер "Иных" потряс в воздухе гладко отёсанным деревянным брусочком величиной не длиннее ладони. - Этот предмет небольшой и отнять его будет куда сложнее, чем, к примеру, флаг. Победа будет за той командой, которая сумеет сохранить свой предмет и забрать вражеский. Вы самостоятельно распределите роли в своей команде. Зал поделим пополам. Одна сторона будет для команды номер один, другая для команды номер два.
   - Всего две что ли? - вновь подала голос Зура.
   - А вот и нет! - Зюс позволил себе улыбнуться. - Сейчас внимание. Распределяю.
   - Я с Кирсей! - Зурана схватила Дэриэла под руку.
   - А ну перестань! - шикнул парень, слегка покраснев.
   - Итак, команда номер один: Ёмур, Зура, Мирро. Команда номер два: Кирс, Тира, Сэйо. - Оглядывая молодых людей, лидер "Иных" сделал паузу.
   - Ты нарочно?! - взвизгнула Зурана, злобно смотря на Зюса.
   - Да. - Просто ответил харганский лидер и мило улыбнулся, видя, как девчонка скрежещет зубами.
   - А мы? - осторожно спросил Гилберг.
   - А у вас будет отдельная задача. - Харганский лидер загадочно улыбнулся. Вы должны будете пресекать любые попытки захвата предмета как в команде номер один, так и в команде номер два. Вы должны использовать свои совместные силы, дабы не дать игрокам добраться до предметов. - Зюс многозначительно посмотрел на Ноэри, и девушка едва заметно кивнула. - Ну что? Пробуем?
   - Давай. - Кирс выпрямился и не торопясь пошел на правую сторону зала.
   - Даю минуту на распределение ролей. - Объявил Зюс и, прислонившись к стене, сложил руки на груди.
   Собравшись в группы, харганы зашептались. Гилберг растеряно уставился в пол. Что за странная тренировка? Что за выдумки и новшества? Не понимая, зачем Зюс всё это делает, парень украдкой посмотрел на Ноэри. Альбиноска была спокойной и даже радостной. Она мило улыбалась, глядя на то, как Зурана взяла командование на себя и быстро распределила роли, так же, как Кирс в своей команде.
   - Что будем делать? - обратился к девушке Гил.
   - Объединять свои силы. - Улыбнувшись, Ноэри посмотрела парню в глаза. - Чтобы победить, нам нужно использовать слияние. Ты готов?
   - Можно подумать, я знаю, что это такое. - Пробормотал Гилберг, опустив голову.
   - Доверься мне. - Ноэри положила руку Гаю на плечо. - Я всё сделаю.
   - Что-то мне подсказывает, что это плохая идея... - Гилберг невольно сжался.
   - Это наша с тобой сила, поделенная на двоих. Где-то же мы должны ее испробовать... - Осторожно сказала Ноэри.
   - Верно. - Тихо отозвался Гил. - Попробуем, как только кто-нибудь из них вторгнется на вражескую территорию.
   - Угу. - Вновь улыбнувшись, альбиноска согласно тряхнула головой.
   - Время вышло! - громко возвестил Зюс. - По местам. На старт... Внимание... Начали!!!
   Кирс и Ёмур одновременно сорвались с места. Находясь в полной боеготовности, они сцепились в схватке. Предмет команды Дэриэла находился у Сэйо, а предмет команды Зураны находился у Мирро. Хихикая, Йоки смотрели друг на друга через зал. Сэйо, метнувшись вверх, зависла в воздухе, сжимая заветный предмет, Мирро же проявил находчивость и вручил брусок призванному дракону. Заглотив его в пасть, зверь взлетел к потолку и, описывая там круги, взирал на происходящее сверху. Зура, не теряя времени, бросилась на вражескую территорию так же, как и Тира.
   - Пора. - Негромко сказал Гилберг, поднявшись.
   Встав со скамейки, Ноэри осторожно развернула Гая к себе и внимательно посмотрела ему в глаза. Гил едва заметно сощурился, стараясь угадать, как именно альбиноска воплотит идею слияния.
   - Успокойся. - Лицо девушки тронула улыбка. - Я сделаю всё аккуратно.
   Заметив оживление экспериментальных образцов, Зюс устремил всё свое внимание на них, совершенно позабыв о том, что рядом проходит ожесточенная борьба остальных харганов. Смотря Гилбергу в фиолетовые глаза, Ноэри шагнула ближе и, приобняв парня за пояс, скользнула рукой под его майку. Вздрогнув, Гай вытаращился, испуганно уставившись на альбиноску. Похоже, девушка была очень расслаблена. Ее глаза были томно прикрыты и она, прижавшись к Гилу, тихо прошептала:
   - Я люблю тебя...
   - Э-э... эт-то... - Шокированный парень, не зная, что делать, пытался подобрать нужные слова.
   Подняв голову, Ноэри серьезно посмотрела на Гилберга и ее рука, скользнув выше, осторожно коснулась вздутых вен спины. Они отчаянно пульсировали, перегоняя кровь, и будто бы ждали чего-то. Собрав пальцы в пучок, альбиноска закрыла глаза, и Гил неожиданно почувствовал необыкновенно странное ощущение. Зюс, невольно подавшись вперед, округлившимся глазом уставился на Ноэри. Рид, замерев, сидел неподалеку и стремительно запоминал всё происходящее. Ладонь девушки, скрывавшаяся под майкой парня, проваливаясь, куда-то исчезала. Мягкий алый свет, пульсируя, проникал сквозь светлую ткань, освещая спину Гилберга.
   - Всё в порядке. Не бойся. - Тихо сказала Ноэри, глядя в широко раскрытые глаза парня. - Еще немного...
   Опустив свободную руку на уровень груди, девушка затаила дыхание и резко прижала пальцы в область сердца. Алый свет стал ярче, и его было уже трудно не заметить. Замахнувшись в схватке с Кирсом, Ёмур остановился и, опустив руку, ткнул пальцем в сторону Гая. Дэриэл, выпрямившись, уставился на парня и обнимавшую его девушку. Происходило что-то странное. Всё ушло на второй план, ведь перед молодыми харганами рождалась новая истина. Мирро и Сэйо тоже заметили неладное. Тира и Зура нехотя остановились. Все без исключения смотрели на спину Гилберга, которого неожиданно начала пробивать сильная дрожь. Выступившие на лбу бусины пота делали его похожим на больного лихорадкой. Парень ощущал сковывание боли. Тело выгибалось, и он уже не мог стоять спокойно. Грудь Ноэри объяло похожее сияние. Еще миг - и ослепительная красная вспышка наполнила зал. Закрываясь руками, харганы пытались спасти свои глаза. Погрузив руку в спину Гила сквозь вздутые вены, Ноэри прикоснулась к подрагивающему кристаллу Крови, осколок которого излучал алое сияние. Пальцы свободной руки девушка погрузила в себя... Кровавый свет... Ослепляющий, жесткий, надрывный... Явившись проводником, Ноэри пробудила силу двух спящих частей одного кристалла. Никому неведомая мощь и забытое былое могущество старого мира очнулось ото сна. Раскаты грома, разряды молнии и буйство свирепого ветра наполнили тренировочный зал. Гилберг сжался, почувствовав, как пол уходит из-под ног. Какая-то неотвратимая сила поднимала экспериментальные образцы в воздух. Стиснув зубы, Гил пытался стерпеть боль, но когда она приблизилась к своему пику, парень не выдержал и, запрокинув голову и раскинув руки, закричал. Волосы разметались, зрачки превратились в точки, вены на спине, раздуваясь, побежали в сторону шеи и уползали на грудь. Ярость, боль, отчаяние, гнев, ненависть, страх... Буквально выдавив наружу погруженную в тело парня руку Ноэри, сила отбросила девушку в сторону. Кровавые нити вырвались из открывшейся раны на спине Гилберга и, метнувшись к альбиноске, опутали ее.
   - Ноэ... ри... - Выдавил Гил, видя, как кровь оплетает руки и ноги девушки, стремительно подбираясь к горлу. - Не...
   - Я люблю его! - выкрикнула она, зажмурившись.
   Нити замерли и, остановившись на мгновение, быстро выпустили альбиноску из своих объятий. Поднимаясь из тела, веревки крови были похожи на тонкие щупальца морского животного. Казалось, они были наделены разумом и собственной волей. Превозмогая боль, Гилберг, съежившись, висел в воздухе. Сознание почти покинуло его. Видя, как Ноэри лежит на полу зала, парень тянул к ней руки, но она была слишком далеко. Неожиданная вспышка на груди девушки заставила ее бессознательное тело вновь подняться на уровень Гая. Нити будто бы видели, как Гил желает обнять ее. Подхватив альбиноску, они приблизили ее к нему. Дрожа и прижимая Ноэри к себе, Гилберг медленно закрывал глаза. Не похожий сам на себя, парень ощущал, как сознание нехотя покидает его...
   Но вдруг резкий болевой всплеск ударил по вискам Гая и он, оскалившись, рассвирепел. Взбунтовавшись как по приказу, кровавые нити взвились к потолку зала и, ударив в него, обрушили. Огромная дыра, зияющая вверху, осыпалась огромными валунами, стремительно расширяясь. Непонятная ярость затмила разум Гилберга и он, оскалившись, посмотрев в открывшуюся пустоту потолка. Новый всплеск, еще один удар нитей, потом еще... Снова и снова... Метущиеся плети, хаотично ударяя по серым стенам, крушили всё на своем пути. Бездна стремительно разрушалась, прогибаясь под перекрестной силой расколотого кристалла. Харганы в панике побежали к выходу из зала. Пол, потолок, стены - всё рушилось, осыпаясь и исчезая в пустоте. Харганы бежали по коридору в сторону пустой стены, где Зюс обычно открывал портал в Гелвинкс. Мирро и Сэйо бросились к доктору Юкмэну, чтобы предупредить его о надвигающейся опасности. Схватив первые попавшиеся бумаги, Дин бросился к Лейну. Стараясь унять в себе панические нотки, все в ожидании собрались у пустой стены.
   Зюс, замерев от ужаса, не спускал глаз с Гилберга, зрачков больших глаз которого было почти не видно. Парня била сильнейшая дрожь, и он едва удерживал в своих объятиях бессознательное тело Ноэри. Устрашившись невиданной мощи, лидер "Иных" попытался остановить всё это. Разбежавшись и оттолкнувшись от остатков крошащейся стены, Зюс подпрыгнул и схватил Гила за шею.
   - Хватит!!! - в отчаянии закричал он. - Ты всё разрушишь!!!
   - Не... могу... Мне... больно!!!
   Издав вопль, больше похожий на рычание дикого зверя, Гилберг из последних сил метнулся в сторону двери, пол под которой уже обрушился. Прикладывая неимоверные усилия для преодоления силы разбушевавшихся нитей, Гил рычал и стонал, стиснув зубы. Увидев, что толстые вены добрались до шеи парня и проникли на голову, потерявшись в волосах, Зюс ужаснулся. Неужели воссоединение давным-давно разбитых осколков вызвало такую реакцию?
   Скинув харганского лидера на островок исчезающего пола, парень упал рядом. Кровавые нити сплелись в тугой клубок над его спиной и, лопнув, раскатились взрывом по Бездне. Дрогнув и будто бы тяжело вздохнув, стены и пустота покачнулись. Харганы сжались, ожидая конца. Собравшись, Зюс вскочил на ноги и, подхватив Гилберга, прижимающего к себе окаменевшими руками тело Ноэри, заставил его подняться.
   - Бежим!!! Быстрее!!!
   Таща Гила, лидер "Иных" спешил к остальным. Харганы в ужасе метались у пустой исчезающей стены, молящими глазами взирая на Зюса. Подоспев, харганский лидер вскинул руку вверх.
   - ОТКРОЙСЯ!!! - взревел он, и растворяющиеся коридоры Бездны из последних сил выпустили нестабильную дверь из упавшего к ногам Зюса орнаментального круга.
   - Ну!!! Вперед!!! - толкая паникующих молодых людей в спину, командовал лидер. - Быстро!!!
   Держась друг за друга, харганы стремительно покидали съедаемую пустотой Бездну. Затолкнув в портал Гилберга и Ноэри, Зюс огляделся. Шевелящаяся тьма окружала напуганного молодого человека. Последний островок поверхности таял под его ногами и лидер "Иных", собравшись, шагнул за дверь. Растворив пол, пустота добралась и до двери. С шипением сжигая ее, Бездна погибала. Темная вспышка, как последний вздох - и дверь рассеялась, исчезнув навсегда.
  
  
   19:31, 15 мая 48 года
  
   Харганы оказались среди скопления домов в центре Гелвинкса. Испуганно оглядываясь по сторонам, молодые люди не могли поверить, что Бездны больше нет. Вместе с ней пропало всё, что там было. Они остались без укрытия. Бежать больше некуда. Слезы наворачивались на глаза при одной только мысли о том, что они теперь как крысы, сбежавшие с утонувшего корабля. Не понимая, как жить дальше, ведь Бездна была их общим домом, харганы невольно прижимались друг к другу, как загнанные в угол звери. Упав на колени, доктор Юкмэн обхватил голову руками. Все его многолетние труды были уничтожены, все инструменты с медикаментами... Ничего не осталось. Потеряв смысл жизни, Дин, содрогаясь, тщетно сдерживал слезы. Мирро и Сэйо, обнимая его, пытались хоть как-то утешить, но мужчина не слышал их. Прижимая детей к себе, он рыдал. Тира, сжавшись, уткнулась в плечо окаменевшего Ёмура. Парень смотрел перед собой невидящим взглядом и молча гладил девушку по волосам. Кирс в растерянности стоял в стороне. Чувствуя лишь опустошение, он притянул подавленную Зурану к себе и крепко обнял. Прижавшись к стене, механик Лейн медленно снял с себя гоггл. Харганы видели, как он, поджав губы, вытирает предательские слезинки. Ему хотелось кричать от отчаяния, но отсутствие голоса могло позволить ему лишь шумно дышать. Рид, потирая переносицу, был сильно расстроен. Вспоминая свои наработки, аккуратно сложенные папки с газетными вырезками, копии важных документов, планов и прочее, Савакс тяжело вздохнул. Хорошо, что он помнил весь собранный материал наизусть и при желании сможет всё восстановить. Но надо ли? Что они будут делать теперь? Есть ли смысл продолжать бороться? Гилберг стоял на коленях. Голова его была низко опущена, а руки обессиленно висели, как плети. Пришедшая в себя Ноэри обнимала парня, гладила его по спине и плечам, что-то говорила, но он не слышал и не чувствовал ее рук. Молча глядя на харганов, Зюс нащупал в заднем кармане штанов сигареты и, открыв пачку, обнаружил, что их осталось всего две. Вздохнув, лидер "Иных" достал одну и закурил. Думая, что лучше всего сейчас сделать, Зюс строил призрачные планы на ближайшее будущее. Теперь они в Гелвинксе, совсем рядом с ликвидаторами и Верховным Судьей. История приобретает неожиданный поворот. Принести в жертву Бездну, чтобы узнать силу расколотого кристалла... Слишком дорого, но ничего уже не вернуть. С помощью Гая и его столь разрушительной силы можно было добраться до невообразимых высот. Зюс понимал это. Размышляя, лидер "Иных" пришел к выводу, что такой реакции на слияние всё равно не должно было быть. Вряд ли Гай хотел всё уничтожить. Что же явилось причиной случившегося? Действия Ноэри или регулярно получаемый Гилбергом мутаген? Сильно затягиваясь и выпуская клубы дыма, харганский лидер выпрямился.
   - Так. - Сказал он, бросив окурок под ноги. - Хватит ныть. Всем слушать сюда. - Всхлипывая, молодые люди подняли на Зюса раскрасневшиеся глаза. - С этого момента все сражения будут разворачиваться здесь, в Гелвинксе. Для того чтобы быть готовыми к атакам ликвидаторов, нам нужно занять позицию. Насколько я понимаю, мы сейчас в центре города. Это место подходит как нельзя лучше. Сперва обоснуемся где-то поблизости, а потом, со временем, расширим территорию своих владений, накрыв Гелвинкс! Судье не уйти... Он будет под нашим колпаком! Отныне будем действовать жестче. Руководители разойдутся по своим районам и соберут остальных харганов. Кирс, Тира и Зура, вы приведете повстанцев на захваченную нами точку, после чего мы открыто объявим Судьям войну! - Зюс замолчал. - О Бездне забудьте. Мы на открытой территории и также уязвимы, как остальные люди. Следите внимательно за своим окружением... и за собой.
   - Всё из-за этого идиота! - прорычала Зура, глядя на Гилберга. - Какого хрена вообще он всё это сделал?! - подскочив к парню, девчонка схватила его за грудки, заставив подняться. - Уничтожил Бездну?! Доволен теперь?!
   - Отпусти его. - Жестко сказала Ноэри, нахмурившись.
   - А ты вообще заткнись! - Зурана оскалилась. - Тебя тут никто не спрашивает!
   Замахнувшись, Кобра хотела ударить Гила в безразличное лицо, как Ноэри, перехватив ее руку, отбросила назад. Стиснув зубы, Зура оттолкнула не сопротивляющегося Гая. Злобно оглядывая экспериментальные образцы, девчонка нехотя отступила. Решив, что пришло время рассказать правду, иначе харганы просто перебьют друг друга, Зюс не спеша пояснил:
   - Дело в том, что Гай и Каргет хранят в себе один кристалл на двоих. По одному осколку у каждого. Бездна исчезла не потому, что так захотел Гилберг. Виновата разрушительная сила, наделившая кристалл во время слияния осколков. Прекратите обвинять его. Он невиновен, как и Ноэри.
   Харганы молча смотрели на опустившего голову Гила и прикрывавшую его альбиноску. Повисла тишина, нарушаемая лишь грохотом машин с соседних улиц. Открывшаяся истина мало чем порадовала молодых людей.
   - Если он смог уничтожить Бездну, что ему мешает уничтожить нас? - уперев руки в бока, спросила Зурана. - Или эта белобрысая чего придумает? Залезет опять ему под майку и приехали!
   - Зура, перестань. - Жестко оборвал девчонку Зюс. - Я уверен, что такого больше не случиться. Мы же выяснили, что это крайне опасно.
   - Он всё равно что хочет, то и делает! - выкрикнула Зурана. - Ты ему не указ!
   Серебристый глаз Зюса сверкнул в вечерних сумерках и он, выпрямившись, свысока посмотрел на харганов. Молодые люди ощутили леденящий душу холод, исходящий от харганского лидера. Поёжившись, они плотнее прижались друг к другу. Опустив голову, Зюс исподлобья оглядел всех и тихо, но очень твердо сказал:
   - Я лидер организации "Иные". И здесь, в Гелвинксе, всё будет так же, как в Бездне. Как я скажу, так и будет. Хотите сдохнуть - валите. В одиночку ни один из вас не представляет опасности. Ликвидаторы либо порвут вас, либо заставят мучиться на операционном столе лаборантов. Хотите такое будущее? Вперед! Я никого не держу. - Он замолчал, пронзая каждого присутствующего колючим взглядом. - А теперь те, кто хочет жить, за мной!
   Зура и Кирс сделали решительный шаг к Зюсу так же, как и Тира. Мирро и Сэйо поспешно подняли на ноги Дина, который, вытирая слезы, поманил за собой расстроенного Лейна. Рид без эмоций тоже последовал за харганским лидером, лишь Ёмур остался в стороне, погрузившись в раздумья. Обернувшись, Тира с мольбой смотрела ему в глаза и парень, поддавшись на безмолвные уговоры любимой, всё-таки сделал шаг вперед. Ноэри поспешно подняла Гилберга и, взвалив его на плечо, тоже подошла к Зюсу, который внимательно осмотрел харганов и, криво улыбнувшись, сказал:
   - Надо же. Все хотят жить. - Он замолчал, задрав голову к потемневшему небу. - Дальше действуем так. Нам нужно укрытие, место, где сможем жить мы и остальные харганы со всех районов. Близлежащие дома вполне подойдут.
   - Но там же живут люди... - Едва слышно возразила Тира.
   - Это легко исправить. - Холодно ответил Зюс. - Выживает сильнейший. Не забывайте об этом. Никогда. - Помолчав, он продолжил: - Еще нам понадобится любое огнестрельное оружие и техника - машины, мотоциклы и, в идеале, аэропланы. Итак, захватим эти дома и перекроем дорогу. Вперед.
   И, не оглядываясь, Зюс пошел в сторону небольшой двери двухэтажного жилого дома. Харганы замерли в нерешительности и Ёмур, не вытерпев, сжал кулаки.
   - Я не буду убивать невинных людей!!! - в отчаянии выкрикнул он.
   - Тогда сдохни сам. - Жестко отозвался Зюс и, резко развернувшись, выстрелил.
   Пуля прошла навылет, пробив плечо парня. Тира в ужасе метнулась к Рику, но тот, сдерживая боль, не спускал глаз с Зюса. Оскалившись, как раненый зверь, загнанный в ловушку, Ёмур ненавидел харганского лидера всей душой. Вспомнились старые обиды, данные впустую обещания и все те страдания, которые пришлось пережить. Глядя в лицо парня, Зюс усмехнулся и, повернувшись спиной, продолжил движение.
   - Ты нарочно, да?! - выкрикнул Ёмур в спину уходящему лидеру.
   - Конечно. - Не оборачиваясь, ответил Зюс. - Я же знаю, что ты одумаешься, и будешь делать так, как я тебе скажу. И, ко всему прочему, у тебя есть веская причина быть со мной, Раскол. Так что не выпендривайся, активируй кристалл и тащи сюда свою задницу.
   - Сука... - Прошипел Рику, зажимая сочащуюся из плеча кровь. - Ненавижу...
   - Не надо, Ёмур!.. - В отчаянии прошептала Тира, пытаясь утихомирить агрессивные порывы парня. - Делай, как он говорит!
   Стоя спиной к харганам и слыша слова Чукки, Зюс усмехнулся. Это было как раз то, о чем он только что сказал. Рику зависим, и им легко управлять, а бунтарские вспышки всегда можно погасить калечащим выстрелом в плечо или ногу. Тяжело дыша и обреченно глядя на девушку, Ёмур низко опустил голову, болезненно закрыв глаза.
   - Пожалуйста... - Шептала она, поспешно вытирая наворачивающиеся на глаза слезы. - Ёмур... Идем...
   - Это всё ради тебя, Тира. - Не поднимая головы, ответил Рику. - И самое страшное, что он это знает...
   Тишина. Молчание. Страх. И лишь бесшумная тень Паразита, идущего в сторону первого попавшегося дома, нарушала покой окрестностей...
   - Зюс, - подал голос Рид, - у меня есть предложение, которое, несомненно, устроит всех. - Харганский лидер остановился, ожидая, что скажет информатор. - В промышленном районе есть заброшенный завод. Быть может, имеет смысл занять его, а не эти жилые дома, не совсем подходящие для нашей цели?
   - Разумное предложение всегда приятно слышать. - Лидер "Иных" улыбнулся, вскинув голову. - Сколько дотуда пешком?
   - Примерно полтора часа. - С готовностью ответил Савакс.
   - А на машине? - Зюс повернулся лицом к харганам.
   - Полчаса.
   - Меня это вполне устраивает. - Харганский лидер кивнул. - Все к дороге. Захватим первый проезжающий фургон.
   Не скрывая облегченного вздоха, молодые люди тихо благодарили Рида, который пытался отвечать им взаимностью. Саваксу было совершенно не важно, кого и когда убивать. Просто он понимал, что куда безопаснее находится дальше от центра, нежели сидеть под носом у Судей. Программа самосохранения у ИНМ была на высшем уровне.
   Нужная машина не заставила себя долго ждать. Удача опять повернулась к организации "Иные". Выйдя на дорогу так, что проехать можно было только через труп, Зюс выставил руку вперед, преграждая путь. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что за рулем военный. Молодой парень, как видно новичок боевой выслуги, был напуган не на шутку такой выходкой пешехода. Вжав тормозную педаль в пол, парень, тяжело дыша, откинулся на сидение. Завизжав и оставив за собой черный след от шин, фургон остановился. Испуг водителя быстро отступил, сменившись негодованием и злостью.
   - Ты что, идиот?! - парень высунулся из открытого окна машины. - Жить надоело?! А ну уйди с дороги! - Зюс молча смотрел на него, не выражая никаких эмоций. - Глухой что ли? Что на дороге-то забыл?! Тротуара мало?! Пошел вон!
   - Есть курить? - подойдя к кабине водителя, харганский лидер прильнул к открытому окну.
   - Н-ну есть... - Нерешительно ответил парень, никак не ожидая подобного вопроса.
   - Угостишь? - приподняв бровь здорового глаза, Зюс криво улыбнулся.
   - На. - Достав из пачки одну сигарету, растерянный водитель протянул ее харгану.
   - Так мало? - лидер "Иных" состроил кислую мину. - Отдай всю пачку.
   - Да ты наглец, однако. - Хмыкнул парень и уже хотел ударить по газам, как Зюс в мгновение ока схватил его за горло, подскочив на ступеньку кабины.
   - Ж-ж-жа-а-а-ди-и-ин-а-а-а-а... - Харганский лидер расплылся в улыбке, глядя как глаза водителя закатились и он обмяк. - Не люблю жадин.
   Отступив от кабины, Зюс обошел машину и заглянул под навес. Глаз его широко раскрылся, а бледное лицо озарила безумная улыбка. Сдавленное хихиканье лидера "Иных" быстро переросло в оглушительный надрывный смех. Поспешив к фургону, молодые люди не понимали, в чем дело. Тоже заглянув под резиновое полотно, Кирс восхищенно прошептал:
   - Да тут же ящики с оружием!
   - Еще немного везения и я поверю в Бога! - хохотал Зюс, обходя машину. - Залезайте. Рид, ко мне в кабину.
   Быстро запрыгнув в фургон и опустив навес, харганы притихли. Находясь в кабине, Зюс вместе с Ридом оглядывались по сторонам, проверяя через зеркало заднего вида подозрительные на вид личности. Но, похоже, ни у кого из жителей Гелвинкса не возникло никаких подозрений. Машина ехала, остановилась, забрала людей и тронулась дальше. Молодые люди выглядели вполне обычно и не привлекали столь опасного внимания. Повалив тело водителя так, чтобы его не было видно, Зюс дал по газам. Фургон сорвался с места и понесся в сторону промышленного района Гелвинкса, на заброшенный завод, о котором говорил Рид.
   Спрятавшись среди тяжелых ящиков с оружием, харганы молчали. Потрясенные переменой своего лидера, они, не смотря ни на что, понимали, что этот мир жесток и бесчестен и если ничего не предпринять, их раздавят быстрее, чем этого хочется. Это война. Выживает сильнейший. Зажимая плечо, Ёмур скрипел зубами, уставившись себе под ноги. Рядом с ним находился доктор Юкмэн, который, оторвав от своего халата кусок длинной ткани, накладывал парню тугую повязку.
   - Лучше бы убил... - Тихо пробормотал Рику.
   - Не говори ерунду. - Отозвался Дин, завязывая узелок.
   Повисла тишина, нарушаемая лишь ревом мотора и внешними звуками улиц. Харганы отчего-то старались не смотреть друг другу в лицо, предпочитая изучать носки своей обуви. Быть может, они чувствовали вину за что-то, а, быть может, были удручены гибелью Бездны. Но мир меняется, хотим мы этого или нет. Время проходит, оставляя после себя глубокие раны перемен. Организацию "Иные" ждала новая жизнь. Жизнь среди людей.
  
  
   20:17, 15 мая 48 года
  
   Старые покосившиеся деревянные дома, утопали в последних лучах заката. Промышленный район Гелвинкса пропах отвратительными запахами заводских выхлопов, неизменно поднимающихся из печных труб, верхушки которых, как казалось, пронзают небо. Всё вокруг было покрыто пылью выбросов, невольно вдыхая которую рабочие часто заболевали тяжелыми инфекциями дыхательных путей. Не лучшее место для жизни, но у работяг не было выбора. Они жили тут одни или даже с семьями. Петляя разбитыми путями, харганский фургон старался избегать широких дорог с оживленным движением, по которым день и ночь ездили большие грузовые машины, перевозящие детали для паротронов, работающих на ближайшей фабрике.
   Промышленный район представлял собой огромный комплекс зданий, часто стоящих обособленно. Там был металлургический завод, механический завод, оружейный завод, текстильная фабрика и даже закрытый конвейерный завод, внутри которого определенная группа инженеров, механиков и других специалистов создавала ликвидаторские костюмы. В последнее время работы у них было очень много, поэтому завод перешел на круглосуточный график. Охраны в промышленном районе было немного. Большинство стражей правопорядка находилось рядом с заводом ликвидаторских костюмов. Остальные корпуса Судьи не видели смысла усиленно охранять.
   Скрипнув тормозами, машина с харганами остановилась. Молодые люди подняли головы, молча переглянувшись. Приподняв навес, Кирс осторожно выглянул. Никого, лишь забытая всеми подъездная дорога к высоким ржавым воротам территории заброшенного завода. Хлопнув дверью, Зюс выпрыгнул из фургона и, оглядевшись, одним верным движением сорвал замок с намотанной на ворота цепи. Разворачивая машину, Рид обогнул высокую бетонную стену и остановился на территории завода. Закрыв ворота, лидер "Иных" скомандовал:
   - Все выходим. Приехали.
   Заглушив мотор, Савакс покинул кабину и, отойдя в сторону, задрал голову вверх, осматривая грузные заводские корпуса. Ржавая железная обивка стен, выбитые стекла окон, сорванные с петель двери, почерневший от гари бетон... Должно быть, здесь случился пожар, после или же до которого с завода вынесли всё ценное. Остались только стены, но Зюс был доволен и этим. Открыв скрипучую дверь центрального входа, харганский лидер поманил растерянных молодых людей за собой.
   Внутри было темно и пахло сыростью. Дырявая крыша пропускала дождь. Никакой аппаратуры, света и тепла. Такое убежище вполне можно было назвать логовом. Проржавевшие железные подъемы вели на верхние ярусы высоких цехов, кривые бетонные лестницы уводили в соседние корпуса. Оглядевшись и оценивающе касаясь пальцами грязи и пыли на каменных выступах, Зюс с интересом рассматривал остатки окружающих предметов. Рисуя в воображении картинки будущего, харганский лидер соображал, как лучше расположиться на этом заводе так, чтобы их не обнаружили до того момента, пока они не будут готовы сражаться в полную силу. Гилберг поднял безразличные глаза к потолку, через дырявую крышу которого виднелось сумеречное небо. Он с трудом ощущал под собой опору, совершенно не обращая внимания на Ноэри, которая поддерживала парня и взволнованно заглядывала ему в глаза. Всё тело как из ваты, будто бы и не его вовсе. Необыкновенное чувство, которое должно было бы испугать Гая, но ему было всё равно. Вздутые вены, разбежавшиеся со спины на грудь, шею и голову никуда не исчезли. Парень выглядел жутковато, но его непроницаемое лицо без эмоций говорило всем окружающим о его безразличии и спокойствии в отношении всего происходящего. Тира никак не могла унять слезы. Она изредка всхлипывала, смотря на угрюмого Ёмура. Девушка ненавидела себя и казнила за слепоту. Только сейчас она увидела истинное лицо Зюса, на мгновение показавшееся из-под маски и снова скрывшееся за ней. Как она могла так ошибаться? Тиру переполняли противоречивые чувства по отношению к лидеру. Да, она признавала, что он тиран и деспот, но, опять же, он делает всё, чтобы спасти их, уберечь от цепких лап ликвидаторов. Кирс и Зура внешне были спокойны. Они были из тех, заглянуть в душу которых было практически невозможно. Никто не знал, о чем они думают. Их каменные лица могли надеть любую маску. Информатор, доктор и механик стояли в стороне. Планы на будущее их мало интересовали, ведь вместе с Бездной умерла частичка их души. Они без сомнений пойдут за Зюсом хоть на край света и рискнут своей жизнью так же, как когда-то он рисковал своей ради них.
   - Ну что ж. Неплохо. - Наконец сказал Зюс и, достав отнятую пачку сигарет, закурил. - Здесь вполне можно устроиться. И места очень много. На всех хватит. Осталось продумать, как что и где разместить.
   - Размещать-то нечего... - Едва слышно высказался доктор Юкмэн.
   - Не переживай, Дин. - Лицо харганского лидера тронула ободряющая улыбка. - Мы восстановим твою лабораторию. Пусть не полностью, но восстановим.
   - Зюс, что насчет всего остального? - серьезно спросила Зурана. - Еда, вода, апартаменты, мать их... Не знаю, как все остальные, а я жрать хочу.
   - Да... - Тихо согласился Кирс. - Я бы тоже пожевал чего-нибудь...
   Глядя на харганов, лидер организации "Иные" крепко затянулся и выдохнул дым через ноздри.
   - Я не зря говорил о том, что в Гелвинксе выживут сильнейшие. - Зюс многозначительно ухмыльнулся. - У нас ничего не осталось, поэтому выхода нет... Милостыней сыт не будешь. Придется пойти на ограбление.
   - Это же противозаконно! - яро возразила Сэйо, нахмурившись.
   - Закон? - Зюс засмеялся. - Что это? - харганы в непонимании смотрели на своего лидера. - Милое дитя, законы придумали Судьи и они же решили, что по правилам, а что нет. Мы в тупике. А когда этот тупик приобретет форму ловушки, ты будешь вынуждена пойти на то, о чем раньше даже и помыслить не могла. Всё меняется, все меняются. Нам нужна еда или деньги... хотя бы на первое время.
   - Зюс, разреши мне договориться кое с кем. - Подал голос Рид. - Быть может, мне удастся взять в долг.
   - О, Ридвард. - Лидер "Иных" с любовью взглянул на Савакса. - Ты, как всегда, очень кстати. Но совершить противозаконное по меркам Судей нам, так или иначе, придется. У нас нет нормальной одежды, необходимой Дину аппаратуры, оружия недостаточно, нет патронов, нет защиты... А если нам будет не хватать чего-то еще, думаю, с нами могут поделиться остальные харганы, большинство из которых прикидывается обычными людьми. Так что имейте терпение, не замечайте недостатков и радуйтесь тому, что всё еще живы.
   - Тогда нужно приступить к действиям немедленно! - Зурана сжала кулаки. - Нужно скорее привести сюда остальных!
   - Верно мыслишь. - Согласно кивнул Зюс, раздавив окурок ногой. - Жаль, что у нас всего один фургон... Хотя... - Лидер "Иных" сощурился. - В этом деле я могу положиться на Кирса. Сможешь захватить еще машину и отправиться в свой район за харганами?
   - Конечно. - Дэриэл выступил вперед. - Я перевезу всех. И, если надо, съезжу и в другие районы.
   - Вот и хорошо. Приступайте. - Лидер "Иных" присел на край выступающей бетонной стены. - Только для начала выгрузите оружие и вооружитесь сами. Пользоваться кристаллом дело не по делу в Гелвинксе ни к чему.
  
  
   20:56, 15 мая 48 года
  
   - Как странно... Стоило им только покинуть Бездну, как они решили стать самостоятельными! Решили, что могут обойтись без меня!.. Идиоты... - Задрав голову, Зюс схватился за поручни ржавой лестницы и рывками поднялся на верхний ярус пустующего цеха, где когда-то давно занимались отливом металлических деталей. - Всё равно они ничего не смогут сделать. Жаль, что придется запугивать их, дабы удержать контроль над ситуацией... Но я знаю, как можно избежать бунта. Я дам им власть над остальными харганами. Они не смогут от этого отказаться и будут вынуждены подчиняться мне. Как всё просто! - лидер "Иных" хмыкнул. - Единственный, кто вносит смуту, это Ёмур... - Зюс зло сощурился, потерев не так давно сросшуюся переносицу. - Но и на него я найду управу. Хорошо хоть, что я могу полностью полагаться на Рида, Кирса и Зурану. Они-то никогда не предадут меня и не поставят под сомнение мои действия. - Он замолчал. - А вот с Гаем в разы сложнее, но Ноэри послушная девочка. Думаю, она не подведет.
   Оглядев цех сверху, Зюс отметил, что данный корпус находится далеко от проезжей части, поэтому тут можно смело создать штаб организации "Иные". Сломанная крановая система под полотком, на нижнем ярусе старые жестяные баки, сваленные в кучу мятые детали какой-то машины и устаревшие модели погрузчиков. На верхнем ярусе решетчатая площадка по периметру цеха с несколькими подъемными лестницами. Харганский лидер отметил, что эти площадки как нельзя лучше подходят для выступления перед толпой.
   - Надо будет поговорить с Гаем и Каргет... - Зюс задумчиво причмокнул, опустив голову. - Обсудить всё случившееся в Бездне. - Запрыгнув на перила, лидер "Иных" сел. - И всё-таки это было потрясающе... Заставить бы их использовать слияние в замке Верховного Судьи!.. - Зюс хищно улыбнулся темноте. - Камня на камне бы не осталось! - Он замолчал. - Ну, ничего. У "Иных" всё впереди. Настоящая игра только начинается!
  
  
   09:42, 16 мая 48 года
  
   Тишину нарушали тихие писки реанимационной аппаратуры. Свет был выключен, легкие шторы задернуты наполовину. Было утро, и за большим окном одноместной палаты виднелись крыши домов Гелвинкса, залитые ласковым майским солнцем. Через открытую фрамугу врывались порывы теплого ветра. Рядом с аккуратно застеленной кроватью стояли двое мужчин с накинутыми на плечи белыми халатами. Они внимательно смотрели на лежащего под капельницей мужчину, на лице которого застыла боль. Он был без сознания. Аккуратно перебинтованная грудь высоко вздымалась при тяжелом дыхании. Рослый крепко сложенный мужчина лет пятидесяти шагнул в сторону окна и резко отдернул штору. Мягкий свет пробрался в палату, осветив лицо лежащего на кровати мужчины. Поморщившись, он начал медленно приходить в себя. С трудом повернув голову, пациент оглядел мужчин блёклыми глазами. Вспомнив последнее, что ему удалось увидеть перед тем, как потерять сознание, он тяжело вздохнул.
   - С возвращением, майор Кадзуни. - Кируо добродушно улыбнулся, опустившись на стул у кровати. - Воистину чудо, что вас удалось откачать. Пуля была рядом с сердцем. Вы крайне живучий... харган.
   Глаза Риккори широко раскрылись, дыхание сбилось, а аппаратура отчаянно запищала, едва успевая фиксировать участившееся сердцебиение. Вцепившись пальцами в края кровати, майор в ужасе смотрел на склонившихся над ним мужчин. Анверс состроил лицо покровителя и, улыбнувшись, продолжил:
   - Не бойтесь. Никому, кроме нас это неизвестно. Мы храним вашу тайну и в обмен просим продолжить расследование по делу харгана Зюса, лидера организации "Иные".
   - Зачем?.. - Тихо спросил Риккори.
   - Мне это очень интересно. - Признался Кируо. - И мистеру Гаю тоже. Мы будем молчать о вашем секрете... за определенную плату, конечно.
   - Вымогатели. - Болезненно усмехнулся Кадзуни. - Совести у вас нет...
   - Совесть - это роскошь, - откинувшись на спинку стула, задумчиво произнес Анверс, - а мы люди бедные. - Он замолчал. - Ну, так что? Согласитесь на наши условия? Вы продолжаете начатое дело, а мы вам в этом помогаем и молчим о вашем происхождении.
   - Можно подумать, у меня есть выбор... - Тихо ответил Риккори, болезненно зажмурившись.
   - Конечно же, есть. - Анверс расплылся в улыбке и поднес пустой шприц к наполненной кровью прозрачной трубке капельницы. - Я могу пустить воздух, и тогда вы умрете.
   Кадзуни задышал чаще, стиснув зубы. Подобная смерть была бы очень мучительной. Глядя на сияющее лицо авантюриста Кируо, Риккори нервно сглотнул и, кивнув, ответил:
   - Я согласен на ваши условия. Мы продолжим охоту на Зюса.
  
  
   04:29, 16 мая 48 года
  
   Зюс задумчиво курил, сидя на покосившемся каменном выступе большого цеха. Тишину нарушали лишь редкие вздохи и скрежет зубов раненого Ёмура, рядом с которым, не отходя ни на шаг, находился доктор Юкмэн. Тревожно глядя на парня, Дин не знал, чем еще ему можно помочь. Обезболивающих средств не было, других медикаментов тоже. Близнецы Йоки тщетно пытались унять волнение отца. Механик Лейн бродил в темных углах цеха, придирчиво оглядывая остатки заржавевших сооружений. Гилберг сидел на полу, привалившись к стене. Он молчал, низко опустив голову. Рядом сидела Ноэри. Она приглаживала парню волосы и взволнованно оглядывалась по сторонам. После случившегося в Бездне, Гай не произнес ни слова. Альбиноска очень переживала за состояние экспериментального образца номер один. Она чувствовала вину, хотя совсем не понимала, почему это ощущение никак не покидает ее. Тяжело вздыхая, девушка обнимала Гила, изредка шепча что-то утешающее, но парню было всё равно. Казалось, он вообще ничего не слышит и не понимает, где он и что вообще происходит. Зюс время от времени бросал в их сторону кроткие взгляды. Крепко затягиваясь, харганский лидер ждал возвращения Кирса, Тиры и Зуры. Рид ушел на разведку по территории завода в надежде, что, быть может, там осталось что-нибудь пригодное для существования. Совершенно не зная, чем заняться, Зюс поднялся на ноги и, не торопясь, прошел в сторону выгруженных ящиков с оружием. Открыв один из них, лидер "Иных" достал на всеобщее обозрение длинноствольный автомат, рядом с которым лежали пять магазинов с патронами. Придирчиво оглядев огнестрельное оружие, Зюс с громким щелчком прикрепил один из магазинов и, взвесив автомат в руках, вскинул его, прицелившись в стену.
   - Ликвидаторская пушка. - Сказал он то ли себе, то ли остальным харганам. - Тяжеленькая. Пули бронебойные. Интересно, они смогут разнести ликвидаторские костюмчики?..
   Харганы молчали. Глянув в их сторону, Зюс хмыкнул и приставил автомат к стене, потеряв всякий интерес, и вновь вернулся на каменный выступ. Ёмур смотрел на лидера "Иных" исподлобья, как затравленный зверь. Конечно, Зюс не мог этого не заметить. Криво улыбнувшись и вскинув голову, харганский лидер хмыкнул.
   - Ну, хватит, Раскол. - Рику поднял на Зюса полные ненависти глаза. - Обиделся, что ли?
   - Нет, мать твою, всё замечательно! - прорычал Ёмур, злобно сощурившись. - Ты всего лишь ранил меня, а так всё отлично!
   - Ну, раз отлично, тогда сделай лицо попроще. - Усмехнувшись, ответил Зюс.
   - Ненавижу тебя... - Прошипел Рику, стиснув зубы.
   - Успокойся, Ёмур. - Едва слышно попросил Дин, видя, как наложенная на плечо повязка пропитывается новой кровью. - Понимаю, что звучит глупо, но всё же... не нервничай... Так ты сделаешь себе только хуже...
   - Раскол, зря ты злишься. Я же сделал так, как ты хотел. - Изучая носки своих сапог, сказал харганский лидер. - Тира теперь с тобой... Или тебе еще что-то нужно? - он замолчал, улыбаясь, и глядя на то, как Рику задыхается от ненависти. - Пробитое плечо всего лишь некая плата за сломанный нос. Вот и всё.
   - Ты это заслужил! - яростно выкрикнул Ёмур.
   - Ты тоже. - Хмыкнул Зюс, отвернувшись.
  
  
   Четыре дня спустя, 20 мая 48 года
  
   За прошедшие дни харганам удалось немного обжиться на заброшенном заводе. Руководители четырех районов Гелвинкса успешно перевезли повстанцев в новое место обитания. Многие из харганов были обычными горожанами, поэтому при первом упоминании о нуждах организации "Иные" они с радостью поделились своими вещами, мебелью и запасами еды. Всё шло так, как и планировал Зюс. Расселившись в заброшенных цехах, харганы были бесконечно благодарны своему лидеру и очень рады тому, что скоро решиться судьба Гелвинкса. Зараженные оскверненным кристаллом маны люди были готовы сражаться. Мужчины, женщины, дети и даже старики - все были настроены крайне решительно. Конечно, большое количество харганов лишь прибавило забот руководящему составу, но это никого не огорчало. "Иные" приобрели форму, как вылепленная из куска глины чаша. Они уже не были мелкой группировкой террористов, устраивавшей пакости ликвидаторам и Судьям. Находясь на вершине сложившейся иерархии, Зюс уже не чувствовал себя просто лидером. Он стал богом харганов, стал тем, кто подарит им свободу и навсегда избавит от страха перед смертью от руки Верховного Судьи Гелвинкса. Мир вокруг стремительно менялся. Как и обещал, Зюс поделился властью с членами руководящего состава. Собранные со всех четырех районов, харганы были расселены по цехам, лидерами в которых стали Кирс, Зурана и Тира. Особо рьяные в служении "Иным", Дэриэл и Зура сами не поняли, как стали приближенными Зюса, его личными телохранителями, но неизменным советником так и оставался ИНМ 12/4, информатор Ридвард Савакс. Под зорким глазом Зюса оставались Гилберг Гай и Ноэри Каргет, которым выделили отдельные комнаты - рабочие кабинеты в прошлом - по соседству. Среди харганов нашлись врачи, которые с радостью поделились с Юкмэном медикаментами, инструментами и самой простейшей аппаратурой. Дин был очень доволен, ведь ему снова было чем заняться. В помощники к Шуну Лейну поступили несколько молодых механиков. Притаскивая с территории завода различные заржавевшие железяки, они вдохновляли немого мужчину на новые подвиги. Обустроив под себя небольшой цех, Шун вновь занялся изобретением. Он отмечал, что работать с подручными куда проще, чем в одиночку. Вспоминая свою прошлую жизнь, механик Лейн скромно улыбался, ведь когда-то давно у него тоже были помощники. Близнецы Йоки нашли среди харганов новых друзей. Им было очень интересно, когда они с упоением слушали рассказы о происходящих в Гелвинксе делах. Жизнь Мирро и Сэйо приобрела смысл, и они уже не хотели вновь возвращаться в холодную Бездну, если бы она до сих пор существовала.
   Маленький мир харганов стремительно разрастался. Организация "Иные" расширялась и крепла. Новых зараженных, обнаруживших себя, Кирс привозил каждый день. Среди себе подобных, харганы чувствовали уверенность в завтрашнем дне и ничем непоколебимую надежду на будущее. Власть Зюса становилась всё обширнее, и зараженные кристаллами люди преклоняли перед ним колени, почитая его как освободителя и любя как бога.
  
  
   08:54, 21 мая 48 года
  
   Высокий статный мужчина в темной форме не спеша преодолевал просторный зал с большими окнами. Из-за отсутствия штор по гладкому мраморному полу тянулись длинные лучи лениво просыпающегося солнца. Неравномерные шаги мужчины эхом отдавались вокруг, равно как и стук изогнутой отполированной трости, на которую он тяжело наваливался при ходьбе. У стены в середине зала стоял письменный стол, за которым сидела молодая женщина и что-то писала. Услышав чье-то приближение, она подняла голову и на автоматизме приветливо сказала:
   - Доброе утро...
   Резко поправив большие круглые очки, она неожиданно замолчала, остановив взгляд на трех широких мечах, вышитых на груди мужчины в темной военной форме. В непонимании моргнув большими глазами, женщина, стараясь удивляться как можно менее заметно, добавила:
   - Подполковник...
   - Доброе, Лина. - Кивнув, мужчина поправил фуражку и, сильно хромая и подтаскивая ногу, направился в сторону лестницы, ведущей на второй этаж.
   - Что-нибудь... принести? - сжимая пальцы в ладонях, женщина поднялась из-за стола.
   - Крепкий кофе. - Не оборачиваясь, отозвался мужчина и скрылся на втором этаже.
   Открыв дверь своим ключом, он прошел в кабинет.
   - Здравствуйте! - крайне неожиданно донеслось откуда-то сзади.
   - О, черт! - рыкнул подполковник, снимая фуражку. - Вы меня напугали...
   - С каких это пор вы стали так пугливы? - несомненно, военному был знаком этот голос.
   Медленно развернувшись к говорившему, мужчина исподлобья посмотрел на него. Светлые лукавые глаза впились в бледное лицо подполковника. Сидя в кресле, мужчина лет пятидесяти на вид поправил прямоугольные очки и усмехнулся. Не понимая, как он попал сюда, военный бросил быстрый взгляд на открытое окно. Не смотря на то, что в здании было всего два этажа, высотой оно было не менее пятиэтажного дома. Горько усмехнувшись, подполковник прошел за стол и сел в мягкое кресло.
   - Вы бы хоть спасибо сказали, что ли... - Беззаботно закинув ногу на ногу, проговорил мужчина в очках. - В вашей жизни произошли перемены благодаря мне, мой дорогой бывший майор Кадзуни!..
   - Спасибо, мистер Анверс. Но, по-моему, вы зря марали руки... - Багровые глаза впились в криво улыбающееся, подёрнутое морщинами лицо. - То, на что вы рассчитываете, чистое безумие.
   - Я так не думаю. - Покачал головой Кируо. - Убрать Джэйрича Найтока, того, чье место вы сейчас занимаете, было проще простого. - Анверс замолчал, оглядывая кабинет. - Я советую вам не расслабляться. Вы должны быть первым претендентом на место полковника, а потом и самого генерала!
   - Сумасшедший... - Выдохнул Риккори, опустив голову. - Я не хочу идти по трупам!
   - Вы что, слепой? - усмехнулся Анверс. - Вы уже давным-давно по ним идете. Всем нам будет выгодно, если вы займете верховье военной карьерной лестницы. И поверьте, я сделаю всё необходимое для того, чтобы вы стали генералом.
   Болезненно закрыв глаза, Кадзуни замолчал. Слушая, как ноет простреленное Зюсом колено, он нервно сжимал мягкие подлокотники кресла. Рикко стал марионеткой в руках умелого авантюриста и наемного убийцы в одном лице. Как ловко он окрутил его вокруг пальца и заставил играть по своим правилам! Одна-единственная мысль нанять его на работу привела к краху устоявшийся жизненный уклад майора судейских ликвидаторов. Потерявшись в этом мире, Кадзуни уже не знал, что и зачем он делает. Мотивы Зюса ему также были не совсем понятны. До их последней встречи думая, что виной всему месть, Рикко окончательно растерялся, когда узнал, что это вовсе не так. Несомненно, Зюс жаждет власти, но что будет потом, когда он ее всё-таки получит? Кадзуни не сомневался, что Паразит одержит победу. К несчастью, он слишком хорошо его знал.
  
  
   23:30, 22 мая, 48 года
  
   - Гилберг, ты здесь? - негромко спросила Ноэри, прильнув к деревянной двери комнаты-кабинета Гая.
   - Здесь. - Девушка услышала тяжелый вздох парня. - Заходи.
   Осторожно войдя, альбиноска закрыла дверь за собой и аккуратно присела на стул у стены. Гил сидел на краю кровати, тупо смотря на свои ладони с растопыренными пальцами. По пояс голый, парень выглядел жутко. Покрытый вздутыми венами, будто плащом, Гай был погружен в безрадостные мысли. Глядя на Гилберга, Ноэри тяжело вздохнула. Вены пульсировали, перегоняя кровь, а на спине, в месте вживления кристалла, как будто билось сердце. Посмотрев на девушку исподлобья, парень отвернулся, стесняясь своего отвратительного вида.
   - Не смотри на меня... пожалуйста... - Тихо попросил он.
   - Нет, я буду смотреть. - Ноэри нерешительно поднялась на ноги, шагнув в сторону Гая. - Мне не важно, как ты выглядишь... правда. Я люблю твою душу, а значит и тебя.
   Гилберг поднял на альбиноску полные боли глаза. Судорожно вздохнув, он прятал лицо в ладонях. Ноэри нервно сжала кулаки, помня бесконтрольные выплески ярости парня и боясь подойти ближе. Еще мгновение - и девушка услышала тихие всхлипы. Не показывая искаженное мукой лицо, Гил пробормотал:
   - Что со мной происходит, Ноэри?.. Неужели всё это из-за слияния?.. Я стану монстром... - Он замолчал. - Нет!.. Кого я обманываю?.. Я уже монстр! Монстр!!! - переполняемая жалостью, альбиноска смотрела на содрогающиеся плечи Гая. - Ампул нет... Я умру без них... Умру или убью... кого-нибудь... Может быть, даже тебя, Ноэри!!!
   Вцепившись в край кровати судорожно искривленными пальцами, парень смотрел на девушку полными слез глазами. Тяжело дыша и испытывая животный страх перед самим собой, Гилберг уже не боялся скрывать свою слабость перед альбиноской. Казалось, ему было уже всё равно, что она о нем подумает, когда увидит слезы. Он был уже не в силах держать всё в себе. Пусть, пусть смотрит на него и понимает, кто находится рядом с ней, что за чудовище - не человек и даже не харган.
   - Мне не страшно умереть от твоей руки, Гилберг. - Тихо ответила Ноэри. - Но до своей смерти я всё равно уберегу тебя... уведу от опасности...
   - Глупая!!! - взвыв, Гай обхватил руками голову. - Замолчи!!! Замолчи лучше!!!
   - Гилберг, я знаю, что говорю. - Спокойно ответила девушка, сделав еще один нерешительный шаг.
   - Замолчи! Замолчи! Замолчи!.. Замолчи!.. Замолчи... - Бормотал Гил, зажмурившись и закрывая ладонями уши. - Я не хочу этого! Не хочу никого убивать!!!
   Видя, что Гай находится на грани, Ноэри решительно подошла к нему и, вцепившись в плечи, заставила его посмотреть на себя. Сжавшийся, затравленный, болезненный и дрожащий Гилберг видел свое отражение в алых, как кровь, глазах. Задышав чаще, парень почувствовал, как крик боли комом застрял в горле. Тепло посмотрев на Гила, Ноэри едва заметно улыбнулась и, обняв его за вздувшуюся венами шею, нежно поцеловала. Зрачки сузились, превратившись в точки. Гай замер, земля будто ушла из-под ног. Взбесившееся сердцебиение нехотя приходило в норму. Судорожно выдохнув, парень медленно закрыл глаза и уткнулся в плечо альбиноски. Приглаживая растрепавшиеся волосы парня, Ноэри поцеловала его в висок. Слушая Гила всей своей сущностью, девушка ощущала спокойствие, резонирующее от его души. Они рядом, остальное просто не имеет значения.
   - Тебе лучше? - тихо спросила альбиноска.
   - Намного. - Отозвался Гай, смотря в глаза девушке. - Ноэри... - Он замолчал и, набравшись храбрости вместе с тяжелым воздухом комнаты, решительно сказал: - Я хочу быть с тобой. Сейчас и всегда. Ты нужна мне, Ноэри... как никто другой. Лишь ты действительно понимаешь меня, лишь ты готова защитить... Ты первая, за кого мне хочется заступаться... Первая, кому я ни противен ни в каком облике... Первая, ради которой хочется жить и становиться сильнее... Ты изменила меня... и продолжаешь менять. Ты сдерживаешь меня тогда, когда это необходимо... Я не представляю жизнь без тебя, Ноэри... не вижу в ней смысла, когда тебя нет рядом... Будь со мной, пожалуйста... - Фиолетовые глаза Гила пожирали застенчивый румянец на щеках девушки. - Я хочу этого... очень... сильно... Ноэри...
   Альбиноска хотела что-то ответить, но парень не дал ей этого сделать. Целуя девушку так, как никогда, Гилберг прижимал ее к себе, как самое драгоценное сокровище. Обнимая Гая за шею, Ноэри чувствовала, как надрывно, но едва заметно шевелятся вены на его шее, как они стремительно гонят кровь к содрогающемуся кристаллу на спине... Тяжело дыша, Гил смотрел на Ноэри странным, одурманенным взглядом. Его подрагивающие руки скользнули по плечам альбиноски и, зацепившись пальцами за лямки майки, стащили их вниз. Глядя на оголенную грудь девушки, Гилберг судорожно сглотнул. Ноэри едва заметно улыбнулась и, сжав руку парня в своих ладонях, приложила ее к себе. Замерев, Гай услышал, как учащенно бьется сердце альбиноски. Робко подняв глаза, Гилберг увидел, что Ноэри улыбается.
   - Ничего страшного, правда? - тихо спросила она и, не дождавшись ответа, решительно притянула парня к себе.
   Забыв обо всем, что было раньше, как он противился настойчивости Ноэри, как ругал ее за чрезмерную открытость, как ненавидел себя за робость, Гил целовал ее губы, щеки, шею, плечи... Гладя открытую спину девушки, Гилберг подхватил ее, одним верным движением усадив на сцепленные в замок руки. Скрестив ноги на спине Гая, Ноэри прижалась к его разгоряченному телу. Не переставая осыпать бледную кожу альбиноски нежными поцелуями, Гил отнес ее на кровать. В нетерпении стащив с Ноэри остатки одежды, парень наслаждался ей, как самым главным призом, данным ему Богом за все перенесенные страдания. Они не видели, как в момент из физического слияния по углам комнаты пробегают бесшумные молнии и как разряжается воздух, наполняясь озоном, будто после грозы... Быть может, Ноэри была права, говоря о том, что они созданы друг для друга?..
  
  
   01:04, 23 мая 48 года
  
   В огромном цехе, считающимся главным штабом "Иных", стояла одинокая газовая лампа, блёклое свечение которой освещало лишь часть большого стола, небольшую стопку помятых бумаг, набитую окурками пепельницу и начатую пачку сигарет. За столом сидел загадочно улыбающийся харганский лидер. Потеряв монокуляр вместе с Бездной, он закрыл плохо видящий глаз кожаным наглазником, двойные завязки которого терялись в иглоподобных пепельных волосах. Одетый в черную майку и накинутую на плечи кожаную куртку с заклепками, ремнями и высоким воротником, Зюс, не смотря на поздний час, выглядел бодро, ведь рядом с ним находился Рид. Информатор рассказывал последние новости организации "Иные" и харганский лидер с большим интересом слушал его, не перебивая. Свет лампы подрагивал, открывая ИНМ загадочную улыбку Паразита.
   - Значит, всё-таки это случилось? - хмыкнув, спросил Зюс.
   - Да. Я слышал их. Они были в комнате Гая. - Кивнул Рид.
   - Отлично. - Лидер "Иных" откинулся на спинку кресла, более похожего на трон. - Теперь он у меня на поводке. Еще немного - и станет послушным цепным псом! Ноэри очень исполнительная девочка!.. Следуя моим советам, она обретет счастье, а я власть над самым сильным оружием в истории Гелвинкса! Не правда ли, это замечательно? - сияющий Зюс посмотрел на равнодушного Рида.
   - Не ври себе, что делаешь добро. - Спокойно ответил Савакс. - Ты же сам знаешь, что это не так.
   - Ты зануда, Рид. - Хохотнул харганский лидер, закурив. - Как всегда обгаживаешь мне всю малину. - Он замолчал, на миг задумавшись. - Кстати, как атмосфера в руководстве?
   - Хреново. Ёмур в открытую высказывает негативное отношение к тебе. - Информатор медленно опустился на стул.
   - Переживу. - Усмехнувшись, отозвался Зюс. - Если я убью его сейчас, то испорчу свою репутацию среди остальных. Пусть всё остается, как есть. У меня еще будет время поквитаться. Сейчас наша цель - военная база Гелвинкса. Захватив ее, мы сможем вооружить нашу немногочисленную армию и тогда... - Глаз лидера "Иных" хищно сощурился. - Я нанесу решающий удар!
   - Управлять таким количеством харганов куда сложнее, чем кучкой руководящего состава. - Негромко заметил Рид. - Ты должен не забывать об этом.
   - Да знаю я! - отмахнулся Зюс. - Когда я уберу всех тех, кто мной недоволен, моя власть станет абсолютной и уже никто не сможет помешать мне воцариться на троне Гелвинкса!
   - Неужели тебе этого так сильно хочется? - Савакс спокойно смотрел на переполняемого чувствами лидера.
   - Более того. - Зюс навалился на стол, посмотрев на информатора исподлобья. - Я живу только ради этого!
  
  
   07:11, 23 мая 48 года
  
   Открыв глаза, Гилберг в ужасе отпрянул, увидев рядом с собой укрытую тонким покрывалом Ноэри. Но, вспомнив детали прошедшей ночи, он тепло улыбнулся, глядя на то, как альбиноска тихо посапывает. Теперь они могут не стесняться друг друга, еще больше доверять и даже жить в одной комнате. Поражаясь самому себе, парень хмыкнул и осторожно, чтобы не разбудить, убрал спавшую на лицо Ноэри прядь белых волос. Такая красивая, безмятежная, ласковая и нежная... Гилберг тихо сел на кровати, улыбнувшись спящей девушке. Действительно, зачем скрывать свои чувства? Вне всяких сомнений, Ноэри была права. Она настоящая. Самая настоящая из всех. Натянув штаны и майку, Гил поднялся с кровати и отошел к столу, где его уже поджидал наполненный водой стакан. Промочив горло, парень широко улыбнулся.
   - Надо же... - Тихо сказал он сам себе. - Какое необыкновенное чувство... И, вроде бы, ничего особенного, а счастье прямо так и накрывает с головой! А настроение-то какое!.. - Не договорив, Гилберг запрокинул голову к потолку, в блаженстве закрыв глаза. - Я люблю тебя, Ноэри.
   - И я тебя очень люблю.
   - О, - отчего-то слегка покраснев, Гил повернулся к нежащейся в кровати девушке, - как ты незаметно проснулась.
   - Тебя услышала. - Ноэри, даже не пытаясь прикрыться, села на кровати, свесив ноги.
   - Э-э-э... - Протянул Гилберг, пытаясь отвести от альбиноски чересчур любопытный взгляд. - Ты это... есть хочешь?
   Глядя на парня, Ноэри звонко рассмеялась. Покраснев, Гай виновато потупился, подумав, что сболтнул что-то не то и так не говорят после проведенной вместе ночи, парень пожал плечами и отвернулся. Улыбаясь и качая головой, девушка подошла к Гилбергу и обняла его сзади.
   - Хватит краснеть. - Негромко сказала она. - Можешь смело смотреть. Ты меня ничуть не смущаешь.
   - Да? - вырвалось у Гила. - Э... блин... ну, ладно. - Он замолчал. - Ты извини, если что не так... Я просто... как бы... ну...
   - Я поняла. - Улыбнувшись, кивнула Ноэри. - Всё замечательно. Правда.
   Повернувшись к альбиноске, Гай крепко обнял ее и, поцеловав, бережно закутал в покрывало. Она непонимающе следила за действиями Гая, но не сопротивлялась. Соорудив из простыни нечто похожее на платье, довольный Гилберг отошел в сторону и взглядом оценщика осмотрел свою работу. Немного растерявшись, Ноэри оглядела себя и, покружившись, в ожидании уставилась на Гая.
   - Ну, вот. Так-то лучше будет. По крайней мере, пока.
   - Не поняла?.. - Альбиноска чуть наклонила голову, приподняв бровь.
   - Не, ну ты интересная такая!.. - Гил позволил себе засмеяться. - Подходишь ко мне голая, упираешься грудью в спину и хочешь, чтобы я остался равнодушным?..
   - А-а-а, вот ты о чем. - Ноэри широко улыбнулась. - Ладно, не буду провоцировать... - Она лениво принялась за поиски одежды и, ехидно улыбнувшись, искоса посмотрела на Гая и добавила так, чтобы он слышал: - До вечера.
   - Ладно-ладно! - засмеявшись, парень плюхнулся в кресло и неожиданно сказал: - Ноэри, давай перенесем твои вещи?
   Медленно повернувшись, альбиноска серьезно посмотрела на Гилберга. Увидев в глазах парня решительность, она тепло улыбнулась и, отложив собранные вещи, подошла ближе и села к нему на колени, положив голову на плечо. Гил аккуратно обнял ее и медленно выдохнув, почувствовал, как сердце бьется размеренно и спокойно. Несмотря на все недостатки, мир для Гилберга стал совершенным, ведь в нем появилась та единственная, найти которую так скоро он даже не рассчитывал, но она здесь. Она рядом, и он ощущает тепло ее души каждой клеточкой своего тела. Думая о том, как же, оказывается, замечательно любить, Гил еще крепче прижал к себе Ноэри и, поцеловав в висок и вдохнув необыкновенный запах ее волос, блаженно закрыл глаза и едва слышно проговорил:
   - Я никому тебя не отдам.
  
  
   09:47, 23 мая 48 года
  
   В просторной комнате в одном из цехов оборудовали медицинский пункт и, пусть и антисанитарную, но всё-таки операционную. По крупицам собирая необходимые для работы материалы, доктор Юкмэн старался не унывать. И вот сейчас, сидя за столом, он неторопливо перебирал операционные принадлежности, когда в дверь неожиданно постучали. Устало подняв глаза, Дин тяжело вздохнул, ведь именно сейчас ему совершенно не хотелось работать.
   - Заходите. - Лениво подал голос он.
   Дверь приоткрылась, и в помещение вошел высокий рыжеволосый парень с черными, как ночь глазами. На вид ему было лет двадцать. Из-под собранных на затылке прямых волос на Юкмэна смотрело симпатичное, но очень серьезное лицо. На щеках и подбородке виднелись упорно пробивающиеся иголки щетины. Широкие брови были слегка сдвинуты к переносице, что придавало лицу парня оттенок напряженной озабоченности. Незваный гость был одет в плотные коричневые штаны и наполовину расстегнутую рубашку, рукава которой были небрежно накатаны. Парень держал руки в карманах штанов, чем вызвал некие подозрения у Дина. Без приглашения подойдя ближе, ранний гость выпрямился и свысока посмотрел на сидящего за столом Юкмэна.
   - Здравствуйте. - Наконец сказал он.
   - Доброе утро... - Пробормотал Дин, поднимаясь. - Чем я могу вам помочь?
   Хмыкнув, парень опустил голову и, отвернувшись, принялся изучать расставленные наспех железные шкафы со скудной документацией. Мистер Юкмэн, молчаливо возмутившись, поправил очки и принялся терпеливо ждать неизвестно чего. Парень всем своим видом показывал, что ему очень комфортно в грубо обустроенном кабинете доктора. Не доставая рук из карманов, он расхаживал по помещению, внимательно осматриваясь. Дин невольно следовал за ним. В конце концов, потеряв терпение, доктор Юкмэн возмущенно спросил:
   - Кто вы и что вам нужно?!
   - Простите, я задумался. - Без тени сожаления ответил парень, подарив Дину пронзительный кроткий взгляд абсолютно черных глаз без зрачков.
   Не найдя, что ответить на подобный комментарий, Юкмэн промолчал. И даже отвернувшись совершенно в противоположную от незнакомца сторону, Дин в ужасе заметил, что видит перед собой его глаза так, будто бы он смотрел на раскаленную лампу, а потом, зажмурившись, увидел белые вспышки. Тряхнув головой, доктор закрыл глаза и, сняв очки, устало потер уголки глаз. Неожиданно появилась ноющая боль в голове, давящая на виски. Невольно попятившись, Дин плюхнулся в жесткое кресло и, согнувшись, обхватил голову руками.
   - Что за черт?.. - Едва слышно пробормотал он.
   - Вам нужен отдых. - Подал голос парень, повернувшись к Юкмэну лицом. - Если и дальше будете так мало спать, мигрени окончательно вас одолеют. Вы плохо питаетесь, пропускаете завтрак, обед, а иногда и ужин... Негоже так. Язва у вас уже есть, и до рака совсем недалеко.
   Поправив съехавшие очки, Дин медленно поднял голову. Встретившись с парнем глазами, доктор Юкмэн увидел, что он улыбается, разве что эта улыбка больше похожа на разочарование. Дин хотел, было, подняться, но жилистая рука незнакомца решительно легла ему на плечо, не давая этого сделать. Вздрогнув, мужчина уставился на гостя широко раскрывшимися глазами.
   - Сейчас вам лучше посидеть. - Прокомментировал свое действие парень. - Расслабьтесь. Боль скоро должна пройти.
   - Слушай, ты кто, а?.. - Нервно сглотнув, Дин с большим трудом заставил себя откинуться на спинку кресла.
   - Меня зовут Илан Лирвак. - Представился парень, склонив голову в знак почтения. - Я пришел, чтобы помогать вам. Харганы говорят, вы очень переживаете из-за отсутствия оборудования...
   - Ну... вообще-то да. - Признался Юкмэн, взъерошив и без того лохматые волосы.
   - Ну вот. - Лицо Илана тронула едва заметная добродушная улыбка. - Я готов им стать.
   - Кем? - совершенно запутавшись в своих мыслях, не понял Дин.
   - Оборудованием. - Пояснил Лирвак и, присев на свободный стул, сказал: - У меня необыкновенные глаза. У людей я вижу болезни, у харганов - кристаллы. Вы не харган, мистер Юкмэн, поэтому я различил у вас язву и мигрень. Я пришел сюда потому, что хочу быть действительно полезным организации "Иные". Думаю, мои способности не покажутся вам лишними.
   - Да уж. - Дин задумчиво приложил ладонь ко лбу. - А я уж, было, решил, что меня уже ничем не удивить, а тут ты... Походу, ты видишь меня насквозь?
   - Ага. - Илан улыбнулся, положив руки на подлокотники. - Это, вроде бы, полезное свойство, но мне оно порядком надоело. Мешает, знаете ли... особенно в отношениях с девушками. Какой интерес, если я при одном лишь желании могу увидеть ее голой? - усмехнувшись, доктор Юкмэн протер очки и, водрузив их на нос, внимательно посмотрел на парня. - Так что вот такие дела. Если вы берете меня под свое начало, я тащу свои шмотки сюда. Буду здесь жить и работать, помогать вам или даже заменять вас, когда вы будете спать. Похоже, вы хороший человек, и мне, да и остальным, я думаю, будет жаль, если вы вдруг умрете от переутомления.
   - Не дождешься! - засмеялся Дин. - У меня иммунитет!
   - Понимаю. - Кивнул Илан. - Вы человек, а с нами, харганами, очень тяжело приходится...
   - Это точно. - Согласился Юкмэн. - По моим наблюдениям, тридцать процентов всей массы харганов - неуравновешенные, девятнадцать процентов умеют держать себя в руках, два процента - харганы, ничем не отличающиеся от людей, а остальные сорок девять - открытые, либо скрытые психопаты.
   - А у вас обширные познания! - восхищенно заметил Илан, смеясь.
   - Да, я занимаюсь вашим изучением большую часть своей жизни. - Признался Дин, ловя себя на том, что Лирвак ему крайне симпатичен. - Поэтому иногда позволяю себе озвучивать некие догадки и мысли. - Он замолчал. - Так значит, ты говоришь, что можешь видеть кристаллы харганов?
   - Именно. - Согласно кивнул Илан. - А также могу оценивать их состояние.
   - Очень интересно... - Доктор Юкмэн задумчиво потер небритый подбородок. - Думаю, мне есть, что тебе показать... - Он многозначительно замолчал. - А пока не говори никому, что у тебя за кристалл. Держи это в тайне, понял? - парень согласно кивнул. - Нас ждет одно из самых важных открытий в истории организации "Иные"!
  
  
   13:04, 23 мая 48 года
  
   Перебирая чистую одежду, Гилберг готовился к обеду. Выбрав рубашку по размеру, парень надел ее, застегнувшись на несколько пуговиц. Ему больше не хотелось носить мешковатые, скрывающие фигуру вещи. И пусть на шее безобразные вены, пусть спина не такая, как у других - не важно. Ноэри любила его таким, какой он есть, а на остальных наплевать. Застегнув широкий ремень кожаных штанов, Гай, улыбнувшись, повернулся к Ноэри, которая выбрала для себя совершенно необыкновенное платье. Белоснежное, длинное, с множеством клинообразных разрезов на подоле и расклешенных рукавах, оно было больше похоже на вечернее платье, чем на повседневную одежду. Приталенное, с глубоким декольте, оно так и притягивало восторженные взгляды, а на альбиноске оно смотрелось просто бесподобно.
   - Ты прямо как ангел... - Восхищенно прошептал Гил, оглядывая девушку с ног до головы. - Я видел их в книжках. Они точно такие, как ты. Белые, хрупкие и будто светящиеся изнутри...
   В ответ Ноэри лишь скромно улыбнулась, опустив глаза. Аккуратно обняв ее, Гилберг взял девушку за руку и вывел в коридор. Они направились в общий цех, где умелые повара и их скорые на руку помощники уже расставляли на длинные столы еду для харганов. Проходя мимо них, Гай ощущал внимательные и даже немного растерянные взгляды, шепот восхищения полз им вослед.
   - Прямо как жених и невеста!
   - Точно. Может, они решили сыграть здесь свадьбу?
   - Какая она необычная... Вся белая...
   - Очень красивая.
   - А парень? Кто он?
   - Я не знаю. Впервые его вижу.
   - Он выглядит не менее странно, чем она...
   Улыбаясь и стараясь не обращать внимания на разговоры за спиной, Гилберг отвел Ноэри в большую обеденную комнату руководства, где уже почти все собрались. Отсутствовали лишь Зюс и доктор Юкмэн. На столе стояла та же еда, что и у других ополченцев. Войдя, экспериментальные образцы поприветствовали всех и сели на свободные места. Рид лениво приподнял руку в знак приветствия. Лицо его не выражало никаких эмоций, чего нельзя было сказать о Ёмуре. Будучи обычно самым приветливым из всех, Рику очень сильно изменился после гибели Бездны. Его ранее открытый взгляд стал тяжелым, полным ненависти и боли и даже присутствие рядом Тиры уже ничего не меняло. Конечно, он всё еще любил ее, и Чукка при первой же возможности отвечала ему взаимностью. Казалось, всё было как нельзя лучше, но душевное беспокойство никак не желало покидать раненного парня. Он знал, что что-то не так, что что-то происходит за его спиной и спинами остальных харганов. Рику ненавидел Зюса и теперь даже не пытался скрывать это. Он чувствовал, что лидер "Иных" что-то скрывает, недоговаривает. И это "что-то" имеет крайне большое значение, но, опять же, Ёмур прекрасно понимал, что в одиночку ему никогда не добиться правды. Пока он не ощущал поддержки ни с чьей стороны. Никто из членов руководящего состава не желал в открытую выступать против Зюса. Все понимали, что Паразит слишком опасен и теперь его власть уже не висит на волоске, как раньше.
   - О, вырядились. - Хмыкнула Зура, оглядев Гилберга и Ноэри. - На праздник, что ль, пришли?
   - Вроде того. - Не смотря в сторону девушки, отозвался Гил, едва заметно улыбнувшись.
   - Странно. - Зурана состроила удивленную мину. - А я думала, что мы просто обедаем... Тогда, раз ты говоришь, что праздник, давай, гони сюда торт, Гай!
   - Я б не отказался... - Пробормотал Кирс, задумчиво закатив глаза.
   - Тебе нельзя жрать сладкое! - воскликнула девчонка. - Ты растолстеешь, и все твои бицепсы превратятся в голимый жир! Фу-у-у!
   - Мне нельзя, а тебе, значит, можно? - хмыкнув, спросил Дэриэл, покосившись на Зурану.
   - Ладно, Гай, торт отменяется. - Махнула рукой Зура. - Неси бухло!
   - Угомонись уже. Завидуй молча. Ты такое платье никогда не наденешь. - Спокойно сказал Гилберг и, намекнув Ноэри на стоящую перед ней порцию, принялся есть.
   - Чё-ё-ё? - Зурана зло сощурилась, понимая, что парень попал в точку. - Мне вообще похер на эти тряпки!
   - Ешь уже. - Хмыкнул Кирс, успокаивающе похлопав девчонку по плечу и, покачав головой, эхом добавил: - Похер ей...
   Тишину, нарушаемую лишь звяканьем столовых приборов, развеяла открывшаяся дверь. Харганы инстинктивно подняли головы, ожидая, кто появится на пороге. Доктор Юкмэн не заставил себя ждать. Улыбаясь и сияя так, как никогда, мужчина почему-то остановился на пороге, смотря на всех ясным, выспавшимся взглядом. Широко улыбаясь, Дин засунул руки в карманы.
   - О, Боги! Ты побрился! - не выдержав, Мирро засмеялся.
   - Представь себе. - Весело отозвался Юкмэн.
   - Что случилось, пап? - приподняв бровь, Сэйо внимательно смотрела на мужчину. - Ты сам на себя не похож... Последний раз ты брился на наш день рождения... У тебя есть какой-то повод?
   - Да, дети мои! - будто находясь на сцене театра, выкрикнул Дин, раскинув руки. - Я начинаю новую жизнь!
   - Что он несет? - тихо спросил Кирс толи себя, толи Зурану.
   Нахмурившись, Рид не сводил с доктора глаз. Воистину, ИНМ не помнил, чтобы Юкмэн вел себя подобным образом. Этому должно быть объяснение и, что-то подсказывало Саваксу, что это объяснение будет явно не в его пользу. Сделав вид, что занят остывающим чаем, Рид украдкой глядел в сторону Дина.
   - Дорогие друзья! - начал мужчина. - Разрешите вам представить моего коллегу, талантливейшего доктора, выпускника научно-исследовательского института патологии кровообращения, Илана Лирвака!
   Торжественно вскинув руки в сторону двери, Юкмэн пригласил парня войти. Сделав шаг в обеденный зал, Лирвак остановился. Замерев, харганы уставились на него. Высокий, худощавого телосложения, рыжие волосы до плеч собраны на затылке в хвост, он был одет в простые брюки, мятую рубашку и приспущенный галстук, поверх которых красовался белый врачебный халат, Илан выглядел крайне неопрятно. Над ним можно было посмеяться, если бы не его очень серьезное выражение лица, с которым он оглядел всех присутствующих. Еще мгновение - и Лирвак расплылся в доброжелательной улыбке.
   - Всем привет! - помахав рукой, громко сказал он.
   Недоуменно переглянувшись, харганы согласно закивали. Рид задумчиво сощурился. У доктора Юкмэна уже есть помощники, другие врачи, но почему он так радуется именно этому парню, в котором на вид нет ничего особенного? Пристально изучая Илана, Савакс делал определенные выводы. А что, если он вовсе не врач? Юкмэн обычный человек, которого, как и всех, можно легко обмануть. Что нужно этому парню, черные глаза которого останавливались то на одном харгане, то на другом? Решив для себя, что он непременно это выяснит, Рид вновь сделался спокойным и, как ни в чем небывало, принялся пить чай.
   - Я буду работать с мистером Юкмэном, а также временами заменять его. Если вас что-то беспокоит, вы можете ко мне обратиться. Я обязательно помогу вам. - Улыбаясь, сказал Илан и, вновь сделавшись серьезным, сильно моргнул, посмотрев на замерших со столовыми приборами Гилберга и Ноэри. - Эм... Спасибо за внимание. Не буду вам мешать. Приятного всем аппетита!
   Вновь добродушно улыбнувшись, парень развернулся и, шагнув к двери, был готов покинуть помещение, как вдруг, остановившись на полушаге и слегка сощурившись, покосился на занятого чаем Рида. Еще миг - и Лирвак, довольно вскинув голову, вышел за пределы обеденного зала.
   - Прошу любить и жаловать! - закончив представление, воскликнул озаренный улыбкой Дин.
   Повисла тишина. Переглядываясь друг с другом, харганы молча ковырялись в остатках порций. Ожидая ответа, Юкмэн немного растерялся, но поднявшийся на ноги Рид высказал вслух всеобщее мнение.
   - Послушай, Дин, - не спеша начал Савакс, - объясни, зачем ты его сюда привел? Почему-то остальных своих врачей ты с нами не знакомил...
   Не в бровь, а в глаз. Сглотнув, доктор Юкмэн растерянно огляделся по сторонам, будто бы ответ на вопрос был где-то написан. В конце концов, пожав плечами, мужчина сжал кулаки в карманах и ответил:
   - Просто он единственный, кто будет заменять меня, когда я буду отдыхать. Теперь у меня будут выходные, как у всех! - Дин нервно хихикнул. - По-моему, это здорово!
   - М-да, здорово. - Эхом отозвался Савакс. - Просто он, наверное, особенный, раз ты так рад тому, что он будет вместо тебя?
   - Ну... да. - Нехотя согласился Дин. - Он крайне талантлив, как врач и...
   - А лицензия у него есть? - перебив, информатор исподлобья посмотрел на доктора. - Что-то он слишком молод для того, чтобы закончить НИИ патологии кровообращения...
   - Да я-то почем знаю, сколько ему лет? - пожал плечами мужчина. - На вид двадцать пять.
   - Двадцать, не больше. - Жестко поправил его Рид и, тут же смягчившись, добавил: - Позаботься, пожалуйста, о том, чтобы он как можно реже заменял тебя. Думаю, ты понимаешь, что в организации "Иные", как и в любой другой, есть своя секретная информация?
   - Понимаю. - Виновато опустив голову, тихо ответил Юкмэн, в душе предвкушая, как будет расспрашивать Илана о том, что он увидел.
   - Вот и хорошо. - Допив чай, Рид молча покинул обеденный зал и, поднимаясь по переходу в соседний цех, тихо сказал: - Я не позволю тебе разбалтывать кому попало тайны организации "Иные"!
  
  
   14:21, 23 мая 48 года
  
   - Ну, что же?.. Что же ты увидел?!
   Закрывшись в лаборатории, Дин и Илан сидели за столом друг напротив друга. Доктор Юкмэн сгорал от нетерпения. Такого волнения и предвкушения раскрывающейся тайны он давно не испытывал, но, как не странно, Лирвак вел себя вполне спокойно. Быть может, этого парня уже ничем не удивить? Кусая губы и потирая вспотевшие ладони, Дин не спускал с Илана глаз, смотря ему прямо в рот и ожидая, что же он, наконец, скажет. Но парень молчал, обдумывая, как лучше преподнести мужчине полученную информацию. Тяжело вздохнув, Лирвак навалился на стол и, взглянув на доктора Юкмэна исподлобья, спросил:
   - Вы знали, что здесь, среди харганов, есть не только люди?
   - Не понял?.. - Дин в волнении поправил очки. - Что ты имеешь в виду?
   - Светловолосый, коротко стриженый парень... - Задумчиво бормотал Илан. - Кто он?
   - Ты о Риде? Он информатор. - Не понимая, к чему клонит Лирвак, ответил Дин.
   - Теперь всё ясно. - Хмыкнул парень, опустив голову. - Он когда-нибудь что-нибудь забывает?
   - Н-не замечал... - Заикнувшись, ответил Юкмэн. - А в чем дело?
   - Да так... - Илан отвел глаза в сторону. - Можно сказать, что ни в чем, если не считать того, что ваш информатор - чудо механики и робототехники.
   - То есть?.. - Округлив глаза, Дин вытаращился на Лирвака.
   - Он - машина. - Коротко ответил Илан, прямо смотря на доктора. - Человекоподобная кукла со стальным каркасом, но с живыми внутренностями, будто облитыми каким-то высокопрочным сплавом.
   - Это ошибка... - В смятении пробормотал Дин, запустив пальцы в волосы. - Этого не может быть! Рид обычный человек!
   - Если он обычный, тогда скажите, болел ли он когда-нибудь? Страдал от недугов? А, быть может, испытывал боль или другие яркие чувства? - черные глаза Илана смотрели в искаженное страхом лицо мужчины, который был не в силах хоть что-то сказать. - И вообще... Как он попал к харганам?
   - Я не знаю. - Признался Дин. - Когда я и мои дети оказались здесь, Рид уже был. Он - самый близкий Зюсу чело... - Осекшись, Юкмэн замолчал, опустив голову.
   - Похоже, лидер "Иных" может довериться только машине. - Посмотрев в потолок, сделал вывод Лирвак. - А знаете, он очень чуткий для робота... Как только я вошел, он сразу заподозрил что-то неладное. Я не удивлюсь, если он явится убить меня.
   Очки Юкмэна съехали по влажной от пота переносице на кончик носа. Мужчина, затаив дыхание, замер, но, через мгновение шумно выдохнув, тщетно подыскивал нужные слова. Он слишком долго работал в одиночестве и уже успел забыть, как это - общаться с другими. В волнении покусывая губы, Дин не знал, что делать. Шокированный раскрывшейся тайной информатора, доктор, вспоминая знакомство и общение с Ридом, окончательно разуверился в том, что тот обычный человек. Илан не мог ошибаться, ведь он так легко и просто определил, что у Юкмэна язва, хотя мужчина об этом громко умалчивал. Лирвак особенный. Вне всяких сомнений. И его кристалл один из самых опасных, ведь рядом с ним всё скрытое становится явным. Хаотично соображая, Дин неожиданно вспомнил, что привел Илана в обеденный зал вовсе не для того, чтобы тот посмотрел на информатора. Доктора Юкмэна изначально интересовал другой вопрос.
   - Скажи, что ты думаешь по поводу остальных харганов, которых ты видел?
   - Ну, что там говорить?.. - Рассеяно оглядевшись, отозвался Лирвак. - Харганы как харганы. У каждого по кристаллу, разве что в разных местах. У девчонки с безумным взглядом кристалл находится в ладони живой руки. - Илан задумчиво закатил глаза. - Интересно, если ее отрубить, она умрет или же станет обычным человеком? У другой девчонки, у которой механическая кисть, у нее кристалл в бедре. Должно быть, она быстро бегает. У девочки с белокурыми вьющимися волосами кристалл в боку, у парнишки рядом с ней он почти рядом с сердцем... Наверное, он близок древним богам. У бритоголового здоровяка - на правой стороне груди. Может быть, поэтому он такой сильный. У угрюмого парня с тяжелым взглядом кристалл застрял в области шеи. Могу предположить, что он очень ловкий. - Илан замолчал, вспоминая увиденные ранее лица. - А вот про нарядно одетую парочку я расскажу более подробно.
   - Гилберг и Ноэри... - Тихо прошептал Юкмэн, спрятав лицо в ладонях. - Что с ними?
   - Я, честно говоря, впервые такое вижу... - Илан сделал паузу, взглянув на подавленного Дина. - Они меня заинтересовали. Расскажите о них.
   - Они те, кто были людьми при рождении. - Тихо начал доктор Юкмэн. - Они экспериментальные образцы, один и два... Подопытные кролики судейских ученых. Их создали с целью уничтожения харганов, но так и не успели изучить до конца. В Гилберге кристалл проявил себя всего три года назад, у Ноэри он начал действовать незамедлительно, поэтому Гая отдали в обычную семью, поняв, что он бесполезен, а Каргет так и осталась в лаборатории, истязаемая новыми экспериментами и опытами... - Дин снял очки, потирая уголки глаз. - У них один кристалл на двоих, по одному осколку у каждого, хотя, как ни странно, они оба могут существовать самостоятельно. Зюс прозвал Гилберга Арахнидом, ведь его кровь похожа на паучьи сети. Она захватывает, стягивает, душит... - Юкмэн тяжело вздохнул. - А вот с Ноэри... я не знаю. Я не видел ее в действии. Могу сказать только, что она очень сильная. Когда Каргет очнулась в Бездне, она в припадке ярости одним ударом сломала столешницу тяжелого стола. К сожалению, сейчас у меня нет времени изучать их подробнее. Да и кому захочется иметь дело с врачом...
   - Интересно... - После затянувшейся паузы, наконец сказал Лирвак. - Всё так, как я и предполагал. Я видел, как их кристаллы контактируют... Это поразительно! Их связь напоминает магнит, притяжение которого почему-то сопровождается вспышками молний... Это может показаться невероятным, но осколки непрерывно обмениваются... толи силой, толи информацией... толи чувствами. Я не могу понять, чем конкретно. - Илан задумчиво запрокинул голову. - Похоже, эти двое очень любят друг друга.
   - Да, - кивнул Дин, - это так.
   - Фантастика! - выдохнул парень. - Они действительно необычны. Их сила при слиянии должна быть просто разрушительной!
   - Так оно и есть. - Юкмэн грустно вздохнул. - Зюс решил это проверить, и в итоге Бездна погибла, потому-то мы и тут...
   - Это к лучшему. - Лирвак ободряюще улыбнулся. - Оставайся вы в Бездне, мы бы вряд ли встретились.
  
  
   23:14, 23 мая 48 года
  
   Поднявшись в комнату Зюса, Рид нетерпеливо постучал. Услышав отклик, информатор торопливо вошел. В помещении царил полумрак. Лидер "Иных" сидел за столом в одиночестве и неторопливо перебирал списки с именами привезенных Кирсом харганов. Зюс не сомневался, что к нему пришел Рид, ведь только он посещает его так поздно, но увидев взволнованное лицо информатора, Зюс мгновенно заподозрил что-то неладное и, выпрямившись в кресле, впился серым глазом в Савакса. Пройдя без приглашения к столу, ИНМ резко отодвинул стул и сел, сцепив пальцы в замок. Харганский лидер молча наблюдал за ним, ожидая, когда парень заговорит. Смотря перед собой невидящим взглядом, Рид нервно покусывал губы, сжимая пальцы рук. Еще никогда Зюс не видел его в таком состоянии. Обычно безразличный ко всему вокруг, Савакс вел себя крайне необычно для своей сущности. Закурив, харганский лидер посмотрел на парня исподлобья.
   - Что такое? - спросил он, подталкивая информатора к разговору.
   - Сегодня Дин познакомил нас с одним из харганов ополчения... - Не поднимая глаз, начал Рид. - Сказал, что он будет заменять его временами... Сказал, что он типа врач...
   - И что в этом плохого? - приподняв бровь, не понял Зюс.
   - Да так, совсем ничего! - резко выкрикнул Савакс, а харганский лидер в ответ усмехнулся. - У него черные, как ночь, глаза! У него нет зрачков или же их почти не видно! Страшные глаза!..
   - Ты что, испугался? - не сдержав улыбку, спросил Зюс, выдыхая клубы дыма.
   Резко поднявшись и оскалившись, Рид навалился на стол, впившись разъяренным взглядом в лицо лидера "Иных". Тяжело дыша, парень находился в смятении.
   - Я посмотрю, что с тобой будет, когда он взглянет на тебя!.. - Прошипел Савакс, и улыбка Зюса медленно сползла с лица.
   - Что ты имеешь в виду? - харганский лидер внезапно стал серьезным и холодно посмотрел на парня, слегка приподняв голову.
   - Всё дело в его глазах... - Как одержимый, шептал Рид, впиваясь пальцами в гладкую столешницу. - Они какие-то необычные... Он посмотрел на меня совсем не так, как на других!!! Кажется, он узнал...
   - Не может быть. - Уверяя толи себя, толи Савакса, тихо сказал Зюс, раздавив окурок в пепельнице.
   - Может! - рыкнул информатор, медленно опустившись на стул. - Хоть я и сказал Дину допускать его к работе как можно реже, но... - Парень замолчал.
   - Твои предложения? - Зюс не сводил глаз с Рида.
   - Смерть. - Немного успокоившись, отозвался Савакс. - И как можно более скорая.
   - Опасно. - Хмыкнул харганский лидер, подперев голову рукой. - Но, опять же, оставлять всё на самотек нельзя. Предлагаю второй вариант. Можно попросить Дина завалить этого глазастого работой, чтобы он как можно реже появлялся среди толпы. Кто его знает, на что он способен и какие цели преследует. Быть может, он просто любопытный, а может и... - Зюс сложил руки на груди. - Черт его знает. Ты бы понаблюдал за ним сперва, а потом уже, если что, убил. Вдруг он окажется полезным?
   - Полезным для раскрытия твоих секретов. - Жестко ответил Рид, нахмурившись. - Хочешь, чтобы все узнали, кто ты такой - пожалуйста. Можешь ничего не делать. Он всё сделает за тебя.
   Замолчав, Зюс глубоко задумался, с трудом скрывая напряженное волнение. Информатор, как всегда, был прав. Если этот парень смог раскрыть тайну Савакса, как тот утверждает, то что ему мешает рассмотреть Зюса и рассказать ополченцам об увиденном? Схватившись за сигареты, харганский лидер нервно закурил. Действительно, от глазастого стоит избавиться. И как можно скорее.
   - Его ведь можно и не убивать. - Поразмыслив, высказался Зюс, криво улыбнувшись. - Если дело только в глазах, то можно извлечь их, и тогда он перестанет представлять опасность как харган.
   - Его необходимо убить! - прошипел Рид. - С глазами или без он будет нам только мешать!
   - Ты прав. - Кивнул харганский лидер. - Ты сделаешь это, но не сегодня и не завтра и не послезавтра. - Зюс замолчал, затянувшись. - Если он и расскажет о тебе еще кому-то, я всегда смогу успокоить толпу, выставив его сумасшедшим... Всё равно без моего разрешения никто не сможет проверить, кто ты на самом деле, мой любимый Ридвард. - Савакс криво ухмыльнулся, смотря на лидера "Иных" потемневшими волчьими глазами. - Я никому не дам тебя в обиду.
   - Я знаю. - Ответил Рид, отведя глаза.
   - Ты единственный, кто помнит меня пятнадцатилетним мальчишкой... - Погрузившись в воспоминания, Зюс едва заметно улыбнулся. - Иногда мне хочется вернуть это время, чтобы мы снова были вместе... как раньше.
   - Не нужно. - Спокойно отозвался Рид. - Ты талантливый, уверенный в себе руководитель. Ты именно тот, в ком так нуждается Гелвинкс...
   Серебристый глаз Зюса встретился с просветленными глазами Савакса.
   - Я ничуть не жалею, что променял Рикко на тебя. - Спустя затянувшуюся паузу, негромко сказал харганский лидер. - Ты превосходишь его... почти во всем.
   - Да, почти. - Информатор склонил голову. - Разве что Рикко действительно любил тебя, а я всего лишь машина.
   - Машина, которой я могу полностью доверять. - Не торопясь проговорил Зюс. - Если бы я действительно был Богом, я бы сделал так, чтобы люди и харганы были похожи на тебя.
   - Всё дело в беспрекословности, которую ты так любишь, и которая так возбуждает твою сущность. - Улыбнулся Рид и, немного расслабившись, навалился на стол.
   - Всё может быть. - Уклончиво ответил харганский лидер, воткнув очередной окурок в переполненную пепельницу.
  
  
   01:46, 24 мая 48 года
  
   Зайдя в общую комнату, Ёмур зажег одинокую лампу на тумбе и осторожно снял рубашку, оглядывая раненое плечо, сукровица которого пропитала недавно наложенную повязку. Тяжело вздохнув, парень присел на край мягкого дивана и, приготовив чистые бинты, начал аккуратно удалять перевязку. Стиснув зубы, Рику стойко сдерживал болевые всплески. Влажные от пота руки подрагивали, не позволяя нормально накладывать чистую повязку. Предприняв еще несколько тщетных попыток, Ёмур откинулся на спинку дивана, тяжело дыша. Смахнув пот со лба, парень закрыл лицо рукой и замолчал. Свет лампы подрагивал, бросая на стены длинные тени. Электричество на заброшенный завод харганы провели наспех. Осталось подождать, когда жители Гелвинкса поймут, что у них воруют свет и обратятся с заявлениями к Судьям. Медленно выдохнув, Ёмур собрался с силами, попытавшись предпринять очередную попытку сделать себе перевязку. Сгорбившись, парень опустил голову к плечу и, зажав один конец один конец бинта в зубах, начал не спеша перематывать плечо.
   - Давай помогу.
   Рику резко вскинул голову, невольно натянув бинт на нехотя заживающей ране. Сморщившись, парень уставился в темноту. В дверях стояла высокая фигура в расстегнутом белом халате. Нахмурившись, Ёмур тщетно пытался разглядеть лицо говорящего.
   - Дин? Это ты?.. - Растерянно спросил парень.
   - Нет. - Фигура в халате шагнула в комнату. - Я его помощник. Надеюсь, ты помнишь меня? Я Илан Лирвак.
   Подойдя ближе к Рику, Илан наклонился. Свет одинокой лампы озарил его улыбающееся лицо. Рыжие длинные пряди отбрасывали необыкновенные золотистые блики, а черные глаза выглядели дико в совокупности с добродушной улыбкой. Ёмур невольно нахмурился и отпрянул, растерянно держа конец бинта.
   - Давай, я сделаю.
   Без приглашения сев рядом с Рику, Илан быстро и очень аккуратно наложил повязку. Собрав пропитанные кровью бинты, Лирвак скомкал их в руках и, довольно улыбнувшись, сказал:
   - Ну, вот и всё. Готово.
   - Спасибо. - Пробормотал парень, потянувшись за рубашкой.
   - Ты ведь Ёмур, да? - глаза Илана впились в напряженное лицо Рику.
   - Ну да. - Нехотя ответил парень. - Странно, что ты меня запомнил.
   - Да нет, ничего странного. У меня просто хорошая память. - Пожал плечами Лирвак и, помолчав, добавил: - Не нужно меня опасаться. Я вреда не причиню.
   - Ну-ну. - Хмыкнул Ёмур. - Все так говорят, а потом, в самый неожиданный момент... - Опустив голову, парень невольно покосился на плотно перевязанное плечо.
   - Это кто-то свой, да? - решился спросить Илан.
   - Какая разница? - вздохнув, Рику отвернулся, тщетно пытаясь спастись от черного пронзительного взгляда.
   Повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь тихим потрескиванием настольной лампы. Молча поднявшись и не видя более смысла находиться в общей комнате, Ёмур шагнул в сторону двери, когда Лирвак, поднявшись вслед за ним, негромко сказал:
   - Ты можешь доверять мне.
   Рику остановился и, поглядев на высокого парня в халате через плечо, грустно усмехнулся, покачав головой.
   - Хватит. Доверился уже разок.
   Разочарованно опустившись на диван, Илан задумчиво откинул спадающие на лицо волосы. Как он помнил из рассказов Дина, этот парень - один из приближенных к харганскому лидеру. Почему он ранен? Если бы это были ликвидаторы, он наверняка бы поведал ему эту историю, но он молчит. Вне всяких сомнений, его ранил кто-то свой. Так что же, всё-таки, творится в руководящем составе? Неужели их межличностные отношения далеки от сложившегося у Лирвака представления?
   - Ёмур!
   Прислушавшись, Илан поднял голову. Женский голос в коридоре перехода заставил его затаить дыхание. Бесшумно поднявшись, парень шагнул ближе к дверному проему.
   - А ты почему не спишь?
   - Да я... просто... ну...
   - У меня такое ощущение, что не спать ночью выгоднее. Все к тебе лезут, хотят поговорить, подружиться...
   - Ночь - это время, когда уши тянутся уловить хотя бы один звук... Только ночью с закрытыми глазами видно больше, чем с открытыми...
   - Да я смотрю, от желающих просто отбоя нет. Куда не сунешься - везде кто-нибудь есть.
   - Я искала тебя...
   - Зачем?
   - Хотела узнать, всё ли в порядке...
   - ...Или проследить, не к Зюсу ли я ходил?
   - Ёмур, перестань! Это всё в прошлом!
   - Но, что бы ни случилось, ты не даешь мне сделать ему больно, а ему делать больно мне разрешаешь!
   - Ёмур...
   - Я устал, Тира! Я не хочу больше здесь находиться, понимаешь?!
   - Я всё понимаю... Но ведь... Но ведь мы здесь вместе, под охраной Зюса...
   - Зюс! Зюс! Зюс! Зюс! Сколько можно?! Ты рядом со мной, а думаешь о нем! Или ты не понимаешь, что я вижу, как ты смотришь на него!
   - Это тебе кажется, Ёмур! Я вижу, что Зюс истинный Сатана! Хитрый, одержимый, коварный, беспощадный! Он четко знает, что всего одним выстрелом может сделать больно абсолютно всем! Я не чувствую к нему того, что чувствую к тебе, Ёмур! Неужели ты никогда не простишь меня за то, что я была так глупа?!
   - Для начала ты должна простить сама себя.
   - Ёмур...
   Илан прищурился. В коридоре послышались надрывные женские всхлипы, вперемешку с невнятным бормотанием. Почувствовав, что этот разговор исчерпал себя, Лирвак отошел в сторону и, прижавшись к холодной стене и сложив руки на груди, посмотрел в потолок. Более вопросов у парня не было. Из этой короткой перепалки он получил всю необходимую информацию.
  
  
   10:00, 24 мая 48 года
  
   - Подполковник Кадзуни, к вам посетитель. - Прошипел небольшой динамик на массивном дубовом столе.
   - Кто? - боясь услышать ответ, спросил Риккори.
   - Мистер Анверс. - Преодолевая помехи, прошипел женский голос. - Пропустить?
   - Не пропустишь - один хрен пролезет... - Пробормотал Кадзуни, устало снимания фуражку.
   - Что-что, простите? Я не расслышала...
   - Пропускай, говорю. - Четко сказал Рикко, тяжело вздохнув.
   Динамик отключился и Кадзуни, навалившись на стол, обреченно обхватил голову руками. Уже второй раз за несколько дней он посещает его. И оба раза с одной и той же целью. Тяжело поднявшись из-за стола, Риккори отошел к высокому окну, кучевые облака за которым стремительно бежали на север. Сцепив руки за спиной, мужчина смотрел на то, как обзорный дирижабль Гелвинкса поспешно идет на снижение. Приближалась гроза. Как, всё-таки хорошо, что он здесь. В тепле, чистоте, уюте... живой и почти здоровый. Любовно поправив темную форму из плотной ткани, которая идеально на нем сидела, Кадзуни посмотрел на отражающийся в чистом стекле золотистый эполет, петлицы и пуговицы, широкий белый ремень, кобуру и перчатки... Три широких алых меча, вышитых на груди справа - знак подполковника. Сжав ладонь в кулак, Риккори замер, услышав неторопливые шаги в коридоре. Еще немного - и дверь открылась, в кабинет вошел бесцеремонный Кируо Анверс в легком кожаном плаще и дорогих, начищенных до блеска туфлях. Держа в руках зонтик-трость, мужчина, улыбаясь, прошел к столу и, сев в кресло напротив, закинул ногу на ногу. Кадзуни не двигался, продолжая стоять к Анверсу спиной. Лукаво улыбаясь, Кируо видел, как пальцы в белоснежных перчатках подполковника подрагивают толи от волнения, толи от ненависти.
   - Очень некультурно с вашей стороны стоять к гостю спиной. - Наконец, сказал Анверс, бездумно заглянув в пустую чашку из-под кофе, стоящую на краю стола.
   - Ваше появление меня уже давно не удивляет и тем более не радует. - Жестко ответил Риккори, развернувшись к мужчине на каблуках. - Забирайте то, зачем пришли, и уходите. Мне неприятно вас здесь наблюдать.
   Быстро нагнувшись к нижнему ящику, Кадзуни достал плотный конверт и протянул его Анверсу. Спокойно приняв сверток, Кируо убрал его в небольшой чемоданчик и, ядовито улыбнувшись, удовлетворенно кивнул головой.
   - Я не буду пересчитывать. Я вам верю. - Нарочно растягивая слова, проговорил Анверс.
   - Мне плевать. - Ответил Риккори, опустившись в кресло и исподлобья посмотрев на сидящего напротив мужчину. - Уходите.
   - Ну, не выгоняйте меня, пожалуйста! - состроив обиженное лицо, пробормотал Кируо, усевшись поудобнее. - У меня есть несколько вопросов, которые интересуют меня и мистера Гая.
   - Что опять? - рыкнул Кадзуни, нахмурившись.
   - Для начала я хочу кофе! - довольно зажмурившись, Анверс расплылся в счастливой улыбке.
   Фыркнув и негодующе покачав головой, подполковник нажал на кнопку динамика и четко сказал:
   - Лина, сделай два кофе.
   - Сейчас принесу. - С готовностью ответила женщина и отключилась.
   - Не надоело еще из себя идиота строить? - раздраженно спросил Риккори.
   - О, мистер Кадзуни, вы просто очень плохо меня знаете. - Улыбка медленно сползала с лица Анверса. - Я просто играю с вами... Как кошка... с мышкой... Разве вы не понимаете, что должны подчиняться? Если я от вас устану, вы умрете, разве не ясно? - стиснув зубы, Рикко замолчал. - Вот и отлично. Заткнитесь и играйте по моим правилам.
   Дверь открылась и вошла женщина в строгой форме, несущая на подносе пару чашек горячего кофе. Аккуратно поставив их на стол перед мужчинами, она мило улыбнулась и тихо вышла из кабинета.
   - Какая симпатичная женщина вас обслуживает... - Голосом оценщика, сказал Кируо, потеребив жесткие прутья бороды. - Только оглядитесь, что я подарил вам! Какой кабинет, какое кресло, какой вид на город! - навалившись на стол, Анверс заговорщицки продолжил: - Какую власть, какое влияние, какие дороги я вам открыл!.. - Ухмыльнувшись, он замолчал, откинувшись на спинку стула. - А вы ведете себя, как паршивая псина, для которой хозяин построил будку, а она всё равно его укусила. Не находите, что такая собака просто больна и ее нужно пристрелить, пока она кого-нибудь чем-нибудь не заразила? Или, может быть, стоит использовать ее по-другому? Например, оставить на цепи... - Риккори увидел недобрые искорки, прыгающие в глазах Кируо и отражающиеся в холодных стеклах очков. - Пусть она своим диким лаем распугивает соседей и в моменты выгула держит в страхе всю округу! - Кадзуни молчал, затравленно глядя на Анверса. - Какая судьба вам больше нравится, дорогой подполковник?
   - Тебе мало денег, которыми я регулярно снабжаю тебя и Гая? - прошипел Рикко. - Оставь меня в покое... Хватит!
   - Ладно, я сам решу. - Пропустив слова Кадзуни между ушей, сказал Анверс. - А теперь к делу. Расскажите мне про себя и Зюса. - Отпив кофе, Кируо достал из кармана блокнот и ручку. - Ваша история будет хорошей зацепкой для дальнейшего поиска лидера организации "Иные".
   - Не нужно его искать. - Рикко ответил не сразу. - Он уже в Гелвинксе.
   - Откуда вы знаете? - поправив очки, Кируо заинтересованно подался вперед.
   - Я чувствую это. - Нехотя ответил Кадзуни, опустив голову. - Подождите немного, и он сам проявит себя, причем открыто. Больше действовать исподтишка он не будет.
   - Как интересно... - Протянул Анверс, сделав в блокноте несколько записей. - А Зюс вас тоже так чувствует?
   - Не думаю. - Поджав губы, Риккори болезненно закрыл глаза, ощущая, как простреленное колено вновь начинает невыносимо ныть.
   - Расскажите. Не вынуждайте меня идти на крайние меры. - Приподняв бровь, Кируо многозначительно посмотрел на подполковника.
   - Зюсу было двенадцать, когда я нашел его. - Тихо начал Риккори, сжимая фуражку в руках. - Я был молод и отчаян в своих мыслях, желаниях и поступках... Мне было двадцать, и я хотел изменить мир. Наверное, многие этого хотят в таком возрасте... Мои родители - харганы. Я был у них поздним ребенком. Они очень любили меня, холили и лелеяли, сдували пылинки и доверяли... Я пытался отвечать им взаимностью, но одержимость в желаниях порой сводила меня с ума. Я мечтал, чтобы наша семья могла жить, как все... как обычные люди. Жить и не бояться, что придут они и совершат над нами "правосудие". - Судорожно вздохнув, Рикко замолчал. - Отец и мать были жестоко убиты ликвидаторами, когда мне было восемнадцать... Меня бы ждала такая же участь, если бы не некий случай, уберегший меня от присутствия дома... Когда я увидел их растерзанные тела, я впал в безумие... Мне потом рассказывали, что я выбежал на улицу и орал, что я харган... Орал, чтобы меня убили как их... Но этого не произошло. Меня забрали на обследование, посчитав, что я просто сошел с ума. Я знал, что храню в себе осколок, но всевозможные анализы показали его отсутствие. Меня отпустили, подарив эту отвратительную жизнь в одиночестве... Был февраль, и я шел по заснеженным улицам Гелвинкса, когда впервые увидел его... - Сглотнув, Кадзуни медленно закрыл глаза, с головой погрузившись в воспоминания. - Он назвался Зюсом... Когда он ранил меня, я поразился, как в таком маленьком сердце может уместиться столько ненависти?.. Но я понимал его. Понимал всей душой, ибо испытывал те же чувства по отношению к Судьям, ведь именно они руками ликвидаторов лишили меня и его единственных родных людей. - Риккори замолчал, потянувшись слегка подрагивающими руками за чашкой кофе. - Я позвал его с собой... Пообещал, что помогу отомстить. Мы стали жить вместе. Я тогда работал в канцелярии и, как-то раз, решил найти хотя бы какие-нибудь документы, касающиеся Зюса, но меня ждала неудача. Ни единой бумажки, ни единой записи... Должно быть, Зюс - всего лишь кличка. Он рассказывал о себе очень мало, был со мной груб и агрессивен, но я успел полюбить его. - Кадзуни грустно усмехнулся. - Не знаю, как это получилось... Его отчаянное бесстрашие завораживало... И этот холод, исходящий от его тела в моменты гнева, согревал меня, но недолго... С ним я успел забыть, что такое одиночество. Найти того, кто поймет твои секреты, в Гелвинксе было очень сложно... - Рикко замолчал, развернувшись в кресле вполоборота, он невидящим взглядом уставился в окно, за которым раскаты грома сменялись вспышками молний. - Но Зюс неукоснительно шел к своей цели, не щадя ни себя, ни меня... Ему было пятнадцать, когда он нашел ИНМ двенадцать дробь четыре...
   - Не понял?.. - Оторвавшись от блокнота, Кируо, округлив глаза, уставился на подполковника. - Вы что, выходит, знали о ИНМ и ничего не сказали?..
   - Да, я знал о существовании ИНМ. - Признался Кадзуни, глядя, как первые капли дождя скользят вниз по стеклу. - Но в то время, когда я впервые увидел его, он не имел для меня лица... - Анверс сосредоточенно молчал, ожидая продолжения рассказа. - ИНМ отобрал у меня Зюса, и я возненавидел его. Эта почти тридцатилетняя машина каким-то образом смогла завоевать его любовь и внимание. Конечно, я был менее интересен, потому что знал не так много, как ИНМ. Зюс проводил с ним дни и ночи напролет, слушал его рассказы о мане, об осколках и кристаллах, об их всевозможных свойствах... Обо мне он вспоминал очень редко, стал редко приходить домой, хотя я ждал его каждый вечер... Он перестал делиться со мной своими планами, мыслями и переживаниями. Он стал отдаляться и однажды ушел навсегда. Тогда-то я и понял, что все люди меняются... Просто они забывают сказать об этом друг другу. - Вновь замолчав, Рикко устало закрыл глаза и запрокинул голову. - Нет смысла требовать у людей или харганов того, чего у них нет. Например, чувств, которых они не испытывают.
   - Верно. - Анверс согласно кивнул. - Вот вам мой совет: никогда не привязывайтесь к людям. Уходя, они вырвут вам душу вместе с сердцем. Будет больно. - Кируо хмыкнул. - Хотя, глядя на вас, я вижу, что вы знаете эту боль не понаслышке. - Отпив кофе, мужчина задумчиво проговорил: - Каждый день мне кажется, что люди вокруг меня - эгоистичные мрази, но проходит время и я понимаю, что мне не кажется. - Анверс засмеялся, крутанув на пальце шариковую ручку. - Оставьте это прошлое. Оно о вас не думает, так зачем же вы думаете о нем?
   - Не знаю. - Покачал головой Рикко. - Думаю и всё. Но и в ваших словах, безусловно, есть правда. Просто когда я потерял семью, я решил держаться от людей подальше, но не смог жить в одиночестве, поэтому и попытался быть связанным с кем-нибудь... И нанял я вас исключительно для того, чтобы вы нашли Зюса... Я хотел увидеть его собственными глазами, посмотреть, каким он стал... Без вас я подобно тени бежал вслед за ним, но никак не мог догнать... Да, я недостаточно быстрый и ловкий, как он... Недостаточно сильный, волевой и харизматичный... Пусть Зюс и младше меня на восемь лет, я всегда буду им восхищаться.
   - Ну-у-у... - Протянул Анверс, загадочно улыбаясь и задумчиво склонив голову. - Он действительно хорош. За ту короткую встречу он успел заинтересовать даже меня. - Кируо усмехнулся. - Могу я узнать о ваших целях на данный момент, касающихся лидера "Иных"?
   - Я не хочу ему мешать. - Сказал Риккори. - Когда мы с ним познакомились и поделились своими мечтами, я жил только мыслью о том, что придет время - и я разделю трон Гелвинкса вместе с Зюсом, но годы шли, и я понял, что мне там не место. Такой, как я, Зюсу и в подметки не годится... Хоть у меня есть кристалл Призрака, помогающий мне внезапно исчезать и появляться, ничто никто и никогда не сможет заменить мне Зюса... Очень жаль, что меня так и не убили... - Кадзуни тяжело вздохнул, подперев голову рукой. - Мой кристалл не позволяет себя обнаружить, поэтому я без проблем могу находиться среди ликвидаторов и Судей без страха обнаружения. Насмешка безумной судьбы, не находите? - переполненные болью багровые глаза Риккори устремились в сторону Анверса.
   - Да вы и впрямь одержимы этим бесом по кличке Зюс! - испытывая смешанные, неясные чувства, Кируо убрал блокнот в карман плаща. - Бросайте это дело, настоятельно вам рекомендую! У вас впереди главные события вашей жизни! Я обещаю, что вы станете генералом! А генерал - это тот, кто будет командовать всеми ликвидаторами Гелвинкса в момент отстаивания трона и правления Верховного Судьи! Вы же хотели править городом, дорогой подполковник? - Анверс расплылся в хищной улыбке.
   - Вы тоже используете меня, а потом займете предназначающееся мне место. - Тихо ответил Кадзуни, не поднимая глаз. - Я не дурак, и прекрасно понимаю это. Сейчас я для вас всего лишь щит, которым вы пробьете себе дорогу на вершину.
   - По крайней мере, я играю с вами честно и ничего не держу в тайне. - Невинно пожал плечами Кируо, допивая кофе.
   - И на том спасибо... мистер Анверс.
   Закрыв глаза, Рикко попытался расслабиться, но упорные воспоминания никак не хотели таять, рисуя в воображении мужчины бледное лицо с необыкновенными серебристыми глазами...
  
  
   03:14, 25 мая 48 года
  
   Пребывая в негодовании и волнении, Рид не находил себе места. Черные глаза всюду преследовали его, раздражая не на шутку. Не выдержав, информатор покинул свою комнату и, откровенно наплевав на мнение Зюса, решительно направился в сторону врачебного цеха, где обосновался доктор Юкмэн со своими помощниками. Парень четко знал, что если ничего не предпринять, рыжий гаденыш разболтает всем и каждому его тайну. Торопливо поднимаясь по переходным лестницам, Савакс решительно сжимал в руках личный револьвер. Безмолвные темные коридоры заброшенного завода следили за передвижениями Рида своими невидимыми глазами. Просачиваясь сквозь дырявую крышу, последние капли недавно закончившегося дождя стекали на ржавое железо и бетонный пол. Ночная прохлада врывалась в разбитые окна, заставляя холодок пробегать по коже. Харганы чувствовали себя не очень уютно в такие темные, безмолвные ночи. Прижимаясь друг к другу, они согревались и засыпали, видя сны об утре, небо которого голубое и чистое, а ветер теплый и ласковый, приносящий с собой запах луговых цветов.
   Оказавшись во врачебном цехе, Рид огляделся. Было тихо, лишь далеко в углу над длинным письменным столом горела подрагивающая лампа дневного света. Под лампой сидел Илан Лирвак. Он был занят работой, поэтому даже не заметил, что в цех кто-то вошел. Составляя картотеку на каждого привезенного харгана, рыжеволосый парень откладывал один лист за другим, делая необходимые, указанные доктором Юкмэном, пометки. Положив палец на курок, Рид сделал несколько шагов вперед. Илан поднял голову, прислушавшись. Утопая в темноте цеха, Савакс замер. Тряхнув головой, Лирвак продолжил начатую работу. Судорожно сглотнув, Рид напрягся. Стиснув зубы, парень ненавидел себя за проснувшуюся нерешительность. Револьвер стал настолько тяжелым, что информатор сжимал его в подрагивающей окаменевшей руке как гирю. Разозлившись на самого себя, Савакс оскалился. Что с ним случилось? Это влияние Лирвака или сбой программы? Он не мог прицелиться и выстрелить. Ему явно что-то мешало. Медлить нельзя. Одно неловкое движение - и Илан услышит его. Нужно действовать. Немедленно.
   - Хватит там стоять. - Лирвак медленно развернулся к опешившему Риду. - Стреляй. Что же ты?.. Пришел убивать - убивай. - В ярости оскалившись, информатор не двигался с места, смотря на Илана из темноты. - Что, не можешь? - рыжеволосый парень рассмеялся. - Попробуй подойти ближе, чертова машина!
   - Тварь... - Прошипел Савакс и попытался сделать шаг, но ноги будто приросли к полу. - Я узнаю, как ты это делаешь и тогда пощады не жди!
   - Можно подумать, ты когда-нибудь кого-нибудь щадил! - усмехнулся Илан. - Ты ничего мне не сделаешь, пока я здесь, так что вали.
   - Кто ты такой на самом деле?! Говори!!! - такого прилива ярости Рид еще никогда не испытывал. - Что со мной происходит?!
   - Вали, я тебе сказал, груда металла. - Хмыкнув, отозвался Лирвак, вернувшись к бумагам. - Даже если я тебе скажу, ты всё равно ничего не сможешь мне сделать! - парень расхохотался. - Идея моего убийства не была оригинальной, информатор организации "Иные"!
   Медленно выдохнув, Рид пытался прийти в себя, подавляя гнев. Как ни странно, у него это получилось. Вновь сделавшись равнодушным, Савакс отступил. Шаги назад давались легко и непринужденно, а когда он шел вперед, ноги будто наливались свинцом и, в конце концов, как будто прилипали к полу, сливаясь с грязным бетоном. "Барьер" - пронеслось в голове Рида, и он сощурился, пытаясь понять, каким именно образом эта рыжая бестия провернула такой фокус. Закончив с очередной карточкой, Илан обратил внимание на застывшего в стороне информатора.
   - Ты всё еще здесь? - спросил он, ухмыляясь. - Тупая машина, следующая своей идиотской программе!
   Зрачки глаз Рида сузились до точки. Он задышал чаще, стиснув зубы. Пальцы, оттаяв, расслабились, и револьвер выскользнул из его рук. Пошатнувшись, Савакс безразличными стеклянными глазами уставился на Илана. Лирвак заметил перемену и, поднявшись из-за стола, довольно улыбнулся. Еще один шаг - и ноги Рида подкосились. Упав на колени, парень застыл. Руки висели, как плети, не желая слушаться, а в голове одна за другой всплывали картинки прошлого. "Тупая машина... идиотская программа..." - невидимые молоточки ударяли по вискам Савакса. Еще немного - и он, оскалившись как при адской боли, хотел закричать, но изо рта вместо вопля отчаяния вырвался лишь сдавленный стон.
   - Я... не тупая... машина! - с трудом выговорил парень. - Я... информатор... Меня зовут... Ридвард Савакс!
   - Спокойно, а то перегреешься еще. - Усмехнулся Илан, глядя на парня.
   - Я... ИНМ двенадцать... дробь...
   Глаза Рида закатились, шея выгнулась, запрокинув голову. Парня забила сильная дрожь, и он уже не мог сопротивляться огромному потоку информации, собранной за тридцать девять лет. События одно за другим пробегали перед глазами Савакса. Состояние Рида было похоже на забытье, на глубокий, но, одновременно, моментальный сон, длиной всего в несколько мгновений.
  
  
   14:27, 3 октября 9 года
  
   Ослепительный свет потолочных ламп... Белоснежные гладкие стены... Медикаменты... Различные части тела, собранные из высокопрочной стали... Всевозможная исследовательская аппаратура... Инструменты механика... Пробирки и колбы с пробами крови, желудочного сока и спинного мозга... Вместо картин графики колебаний, какие-то списки... Пожилой человек в белом халате... У него доброе лицо, изрезанное морщинами... Он смотрит на свое лучшее произведение... На свое детище, лежащее на укрытой белым покрывалом кушетке... Двустворчатая дверь огромной лаборатории открывается... Входят люди в белых халатах... Их человек шесть-семь... Они что-то говорят... Повышенный тон... Они что-то требуют... Чего-то хотят... Пожилой мужчина пытается успокоить их... Он что-то рассказывает, трясет в воздухе какими-то бумагами, показывает удостоверение... Но люди непреклонны...
   Худой невысокий парень с короткими светлыми волосами приходит в себя. Укрытый до пояса покрывалом, он медленно моргает. Перед его глазами пробегают какие-то цифры, кодовые слова и масса другой информации... Парень успевает читать, запоминая каждую фразу, мелькнувшую перед ним на доли секунды. Приподняв руки, он смотрит на свои пальцы, осторожно шевелит ими. Аккуратные ногти, складки на сгибах... тепло... Еще немного - и он слышит настойчивые голоса, раздающиеся совсем рядом. Хмурится. Поднявшись с кушетки, он встает. Легкая простынь падает на пол, открывая собравшимся людям худосочное голое тело парня. Он серьезно смотрит вокруг. Его светлые глаза останавливаются на пожилом мужчине, который крайне тревожно смотрит на него. Медленно моргнув, парень видит на глазах старика слезы. Парень не понимает, что происходит. Он делает несколько шагов вперед, распознав на вломившихся в лабораторию людях военную форму. Плотный мужчина лет сорока пяти с ненавистью и страхом смотрит на парня, а потом вновь переводит взгляд на старика.
   - Последний раз говорю, он нужен Судьям! Отдай его! Это приказ Верховного Судьи! Ликвидаторы нуждаются в нем!
   - Нет... Я не могу этого сделать!.. - Старик невольно сжимается, стараясь укрыться рукой от настойчивых взглядов мужчин в военной форме. - Он - мирное создание! Я не могу отдать его вам, чтобы вы научили его убивать! Он... он больше, чем просто изобретение!.. Он... Он мне как сын! Неужели вы бы отдали своего сына?..
   - Не пори чушь! - плотный мужчина с залысиной выступает вперед. - Как ты смеешь ослушиваться приказа Верховного Судьи?! Тебе было отведено время для перепрограммирования этой машины! Какого черта ты этого не сделал?!
   - Он не будет убивать! - в отчаянии выкрикнул старик. - Не будет!!!
   - Да какая разница, чем он будет заниматься?! - взревел военный, в нетерпении сжав кулаки. - Он же машина!!!
   - Ма-ши-на?.. - Тихо переспросил парень, впившись в лицо лысоватого мужчины стеклянными глазами.
   - Нет! Нет!!! Не слушай их!!! - надрывно кричал старик, не пытаясь сдержать слезы. - Ты - мой сын!!!
   - Па-па?.. - Перед глазами парня понеслись новые строчки информации. - Что... происходит?..
   - Твою же мать! Болтать ты его научил, а внедрить новую программу не получилось?! - теряя терпение, военный вскинул пистолет в сторону сжавшегося в ужасе старика. - Он всего лишь тупая машина со своей идиотской программой!!!
   - Архивация данных!!! - выкрикнул пожилой мужчина и, схватившись за грудь, обмяк и рухнул на пол.
   Алое пятно стремительно расползлось по белоснежному халату. Полные боли и отчаяния глаза старика закатились и он, шумно выдохнув, скончался. Перед взором парня понеслись картинки прошлого. Всё то, что он когда-либо видел, откладывалось в долгосрочную память и сохранялось там. Медленно моргая, голый парень делает несколько неуверенных шагов в сторону мертвого старика. Насторожившись, военные направляют на него свое оружие. Растерянно оглядываясь, он не осознает, что происходит. Через несколько томительных мгновений поняв, что его создатель мертв, парень, сощурился, пронзив ненавистным взглядом людей в военной форме.
   - Огонь!!! - приказал плотный мужчина и выстрелил первым.
   Пули одна за другой дырявили парня, но он продолжал медленно наступать. Кровь заливала голое тело, наполняла яростью светлые глаза. В переполненную грохотом выстрелов лабораторию вбегает молодой парень в белом халате. Он лаборант. Видя мертвое тело своего руководителя, он зажмуривается и, молча кидаясь под автоматные очереди, подхватывает голого парня и со всей силы толкает его в сторону большого окна. Пробиваемый десятками пуль, лаборант пожирает парня счастливыми глазами, полными слез. Не держа равновесия, парень по инерции падает, разбивая своим телом окно и, срываясь, падает вниз. Последние слова, которые он слышит, были слова лаборанта, заглушаемые выстрелами. "Он хотел, чтобы ты жил".
   Звон разбивающегося стекла, треск деревянных столов, предсмертные крики подоспевших лаборантов... Парень закрывает глаза и, встретившись с землей, не чувствует боли. С трудом поднимаясь, он собирается с силами и бежит... Бежит вперед, думая лишь о том, что нужно жить...
  
  
   03:31, 25 мая 48 года
  
   - ОТЕЦ!!! НЕТ!!! НЕ-Е-ЕТ!!!
   Заорав, что есть силы, Рид схватился за голову. Ему казалось, что жестокий палач очень медленно погружает свой топор ему в шею, безгранично наслаждаясь его страданиями. Подавляемый болью, Савакс сжимал пульсирующие виски судорожно содрогающимися пальцами. Повалившись на бок, парень уткнулся лбом в колени, но боль не желала отступать. Стеная и извиваясь в ломке, информатор с трудом сдерживал напор охвативших его чувств. Илан в замешательстве стоял в стороне, не решаясь подойти. Подумав, что программа явно дала сбой, Лирвак молча наблюдал, чем закончатся мучения Рида. Еще несколько полных страдания минут - и Савакс, резко откинувшись назад, замер. Лежа на спине, он смотрел в потолок стеклянными глазами, зрачки которых превратились в точки и не двигались. Искривленные в судорогах пальцы, впивавшиеся в бетонный пол, будто окаменели. Информатор организации "Иные" не подавал признаков жизни.
   Сощурившись и выждав немного, Илан решился подойти. Приблизившись к ИНМ, Лирвак остановился. Рид не двигался. Присев на корточки рядом с худым телом парня, Илан поднес ладонь к носу Савакса. Ощутив едва заметное дуновение, Лирвак невольно усмехнулся. Взяв Савакса за ногу и выпрямившись, Илан потащил его в сторону подсвеченного лампой стола. Отложив бумаги, рыжеволосый парень не без труда взвалил тело информатора на столешницу. Яркий свет сузил зрачки ИНМ еще больше. Отметив реакцию, Лирвак мысленно сделал пометку. Расстегнув рубашку Рида, Илан попытался прощупать внутренние органы, но ничего кроме повсеместных уплотнений ему не удалось обнаружить. Состроив раздосадованную мину, Лирвак взял в руки скальпель и, прищурив один глаз, определил точное место будущего разреза. Наклонившись, он поднес лезвие к прохладной коже информатора и...
   - Какого хера?!
   Размахнувшись, Рид нанес Илану сокрушительный удар в лицо. Отлетев в сторону, парень умылся кровью из разбитого носа и, тряхнув головой и выдавив смешок, тяжело поднялся на ноги. Усмехаясь, он смотрел на сидящего на столе Савакса, глаза которого были широко раскрыты. Информатор тяжело дышал, быстро оглядывая свое тело в поисках повреждений. Неожиданно затаив дыхание, Рид медленно поднял голову, посмотрев на Илана исподлобья. В ответ на этот взгляд Лирвак рассмеялся и, ничего не объясняя, швырнул скальпель в темноту.
   - За что ты меня ударил? - невинно спросил Илан. - Я же ничего не сделал!
   - Ты... Ты... - Бормотал Савакс, зажмурившись. - Зачем ты это сказал?!
   - Да ничего я такого не говорил... - Пожал плечами Лирвак. - Подумаешь, обозвал... Откуда ж мне знать, что ты так отреагируешь? Да и вообще... Если помнишь, ты хотел убить меня. - Криво улыбнувшись, Илан взглянул на информатора. - Странно, что ты вместо того, чтобы выстрелить, начал орать "Отец! Отец!".
   Болезненно закрыв лицо руками, Рид молча согнулся, низко опустив голову. Удивленно приподняв бровь, Лирвак подошел к нему, сев на свободный край стола. Покосившись на Савакса, Илан не чувствовал опасности. Как ни странно это для машины, но ИНМ был подавлен и ни на что не реагировал. Слушая тишину вместе с информатором, Лирвак осторожно сказал:
   - У машин ведь нет родителей...
   - Нет. - Глухо отозвался Рид, не поднимая головы. - Но у меня был тот, кого я называл отцом... папой...
   - Да ну?! - не скрывая крайнего удивления, Илан невольно подался вперед. - Может, расскажешь? Кем он был? Твоим мастером?
   - Он был моим богом, моим создателем... - Прошептал Савакс, медленно опустив руки.
   Приоткрыв рот, Лирвак хотел что-то сказать, но слова застряли у него в горле, ведь он увидел перед собой не машину, а обычного парня с больным взглядом, полным страдания и скрытых переживаний. Проглотив ненужную фразу, Илан не стал нарушать тишину. Они сидели молча, слушая дыхание ночи. Активировавшись по случайно заданному ключевому слову, данные, полученные за тридцать девять лет, упорядочились в программном архиве ИНМ 12/4. Утраченные воспоминания вновь всплыли перед глазами, обретя новый смысл. Тогда, в девятом году, Рид так и не понял, что именно с ним случилось. Ему сказали бежать и он побежал. Он чудом спасся от преследования, долгое время скитался по Гелвинксу в образе нищего, пока не натолкнулся на пятнадцатилетнего парня с необыкновенными серебристыми глазами. Он заступился, когда окрестные мальчишки начали задирать его, издеваясь и обзывая, как бездомного. Тот отчаянный парнишка, конечно, и подумать не мог, что завернутый в тряпки парень не чувствует боли и с трудом понимает унижение, но запись полученных данных у ИНМ продолжается непрерывно, поэтому уже очень скоро Рид научился отличать добро и зло, похвалу от замечания, сумерки от рассвета...
   Прошедшие годы сильно изменили Савакса. Он научился умело использовать полученную информацию и извлекать из этого определенную выгоду. Не было в Гелвинксе таких данных, до которых бы он не мог добраться, так или иначе. Снова и снова оправдывая клеймо ИНМ 12/4, Рид превратился в информатора - человекоподобную машину, хранящую в себе наиболее полную историю Гелвинкса со Дня Последнего Вздоха. Да, он доверился Зюсу, раскрыл ему тайну своего рождения, на что Зюс в ответ поведал ему свой секрет. Это невероятно сблизило их и они стали как братья. В любой сложившейся ситуации они могли положиться друг на друга, зная, что не прогадают. Время лишь укрепило их союз, придав ему форму в виде ополченческой харганской организации под названием "Иные".
   - Жаль, что я так и не смог в полной мере ощутить эту отцовскую привязанность, эту любовь... - Наконец, тихо сказал Рид. - Какая жестокая жизнь! Она отнимает у нас самое дорогое, ничего не давая взамен...
   - Почему же ничего? - возразил Илан, болтая ногами. - Ты же доверился, привязал себя к лидеру... К примеру, я знаю, что не все довольны избранной судьбой. Есть харганы, которые здесь не по своей воле. Они мечтают уйти, покинуть это место, а, может, и просто умереть. С виду они очень озлобленные, усталые, подавленные... - Он замолчал, посмотрев в потолок. - Скажи, почему именно Зюс? Ты ведь мог просто быть с ним и не раскрывать свой секрет. Зачем ты это сделал?
   Медленно повернув голову в сторону Лирвака, Рид заглянул рыжеволосому парню в глаза, черная бездна которых обволакивала, как трясина и утаскивала в небытие. Выдохнув, Савакс поджал губы. Не понимая, почему ему хочется говорить с Иланом, парень растеряно сидел, вцепившись пальцами в край столешницы. Не понимая, почему простейшая архивация данных так его изменила, Рид смотрел прямо перед собой невидящим взглядом. Он рылся в своей памяти, как в картотеке, безошибочно находя нужные эпизоды жизни. А вот и Зюс... Всего лишь мальчишка, но какой...
   - Он первый после отца, кто увидел во мне человека. - Едва слышно сказал ИНМ и опустил голову, жалея, что ему так и не подарили слезные железы.
   - Вот как... - Задумчиво кивая, Илан осторожно положил руку на плечо Савакса. - Не расстраивайся ты так. В конце концов, Зюс с тобой. Причем, ты единственный, кому он доверяет.
   - Для меня он тоже единственный... был. - Рид искоса посмотрел на Лирвака. - Теперь еще ты... Не знаю, почему я всё это рассказал...
   - Потому, что я знаю твой секрет. - Илан добродушно улыбнулся. - Заключим перемирие? Никто, кроме меня и мистера Юкмэна не знает о том, кто ты на самом деле. Я попрошу Дина никому ничего не говорить. Можешь не беспокоиться и жить, как раньше.
   - Не получится. - Глухо ответил ИНМ и, грустно улыбнувшись, добавил: - Откуда ты, мать твою, взялся?.. Испортил мне всю жизнь и изменил меня до неузнаваемости... Может, расскажешь, как ты это сделал?
   - Да я не специально. - Пожал плечами Лирвак. - Я же не знал, что подобное оскорбление для тебя является ключевым словом, командой к архивации. - Он замолчал, задумчиво причмокнув. - А ты не думал о том, что твой создатель хотел, чтобы всё так случилось? Может быть, он мечтал о том, чтобы ты изменился и стал почти как настоящий? - информатор поднял на Илана удивленные глаза. - Он же вложил в тебя душу, Ридвард Савакс... Я же вижу это...
   В отчаянии стиснув зубы, информатор обхватил руками голову. Плечи парня слегка подрагивали. Впервые в жизни Рид ощутил свое несовершенство, впервые понял, что его, быть может, создали вовсе не для бездумного сбора информации, а для чего-то большего... Пытаясь всё это осмыслить, Савакс неожиданно почувствовал на своей спине теплую ладонь Илана. Выпрямившись, Рид вновь встретился с этими всевидящими черными глазами. Лирвак улыбался краешками губ, смотря на ИНМ, как на равного, как на харгана или же человека. Глаза Савакса широко раскрылись. Этот взгляд... Насквозь пронизанный доверием, симпатией и верностью, внушающий надежду и веру в себя, успокаивающий и благородный... необыкновенный... Таким взглядом одаривают лишь близких друзей или же братьев, что зачастую понимается, как одно и то же.
   - Илан... - Прошептал ИНМ, не в силах оторваться от черных глаз.
   - Ты хороший парень, Рид. - Лирвак едва заметно улыбнулся. - У меня тоже никогда не было друзей. Виной всему мои глаза. Мне так часто лгали, что я, видя правду, медленно умирал в душе, разочаровываясь снова и снова... Никому не было дела, кто я и что чувствую. Потом я понял, что все люди врут и харганы этим от них ничуть не отличаются. Я превратился в кочевника - одинокого и всеми забытого. Время тщетно пыталось вылечить меня, а я упорно искал себе спутника для жизни. - Горько усмехнувшись, Илан замолчал. - А теперь вот, когда встретил тебя и разобрался, что к чему, я понял, что, такой как ты, воистину идеален. Ты не умеешь лгать и причинишь боль только в ответ на боль. Теперь я понимаю Зюса... Повезло ему.
   - Что может быть интересного в машине, действующей по заранее заданной программе? - безрадостно спросил Рид. - Конечно, я не умею врать. Не понимаешь ты что ли, что я всего лишь цифры, всего лишь холодный расчет, голые факты и мешок шестеренок с болтами?
   - Зато у тебя есть душа. - Илан тепло улыбнулся. - Твой мастер положил начало, ты же закончил ее формирование. И, как мне кажется, вполне успешно. Он бы тобой гордился. - Савакс поднял полные боли глаза. - Правда-правда!
   Дружески схватив парня за шею, Илан притянул Рида к себе и, глядя на недоуменное лицо информатора, весело рассмеялся. Запоминая данное действие как дружеское объятие, Савакс впервые ощутил рядом с собой харгана, понимающего его с полуслова и знающего о нем всё. Отчего-то живое тепло Илана было куда приятнее, чем сковывающий озноб Зюса... Поймав себя на этой мысли, Рид на мгновение испугался, а потом, отбросив все сомнения и расплывшись в довольной улыбке, тоже обнял Илана за шею, зажав ее в локтевом сгибе. Думая о том, что обниматься, оказывается, так здорово, парень засмеялся, видя, как Лирвак, наигранно кашляя и строя жуткие рожи предсмертной агонии, пытается вырваться из стального захвата информатора организации "Иные".
  
  
   12:01, 25 мая 48 года
  
   Черный кожаный плащ Зюса слегка развивался ему вслед. Плотная темная рубашка была небрежно застегнута на несколько пуговиц. Черные матовые штаны заправлены в высокие сапоги на массивной подошве. Пристегнутая к бедру кобура ревностно хранила в себе серебристый револьвер, а черный наглазник невольно подчеркивал единственный отлично видящий глаз с холодным металлическим оттенком. Лидер "Иных" уверенно шел вперед, спускаясь по переходу в самый большой цех, где уже в ожидании собрались все харганы. За Зюсом, как две тени, двигались Кирс и Зура, одетые аналогично, разве что без плащей. Харганский лидер шел быстро и решительно. Его шаги эхом раздавались далеко вперед. Выйдя в цех, Зюс оказался на втором уровне, огибающим огромное помещение по периметру. Стоя на решетчатом балконе, молодой человек оглядел собравшуюся галдящую толпу. Зюс приподнял руку и, увидев лидера, толпа замолчала.
   - Харганы! Через пять дней, тридцатого мая, нами, организацией "Иные", будет совершено нападение на военную базу Гелвинкса! В этом сражении вы выльете на ликвидаторов всю свою ярость и ненависть! Они убили ваших близких, оставили вас без крыши над головой, лишили нормальной, привычной жизни! Они достойны возмездия за свое отторжение нас, как людей! Захватив военную базу, мы сможем достойно вооружить вас и тогда - в открытую, как полагается - объявить войну Судьям! Уничтожим это классовое неравенство! Разнесем в прах эти глупые законы! Убьем Верховного Судью! Вы и я! Все вместе! Гелвинксом станем править мы! И тогда ни кто из вас не будет бояться выйти на улицу или же пройти медицинское обследование! Мир воцариться здесь, на это провонявшей выхлопами отходов, земле! Харганы, вы готовы пойти за мной?!
   Толпа одобрительно загалдела, и лишь единственный из всех присутствующих, притесняемый плечами стоящих рядом ополченцев, молча стоял с открытым ртом. Парень лет двадцати от роду, испытывал восторг, непонимание и страх одновременно. Он не пытался разобраться в себе, он видел больше, чем все остальные. Его черные, широко раскрытые глаза, впились в гордо возвышающуюся фигуру на втором ярусе просторного цеха... Харганы были настроены агрессивно и, казалось, они уже готовы погрузиться в сражение с головой. Вскидывая руки вверх и что-то выкрикивая, ополченцы невольно передавали друг другу невидимые вспышки ненависти, которые, подобно заражениям, проходили сквозь сердца и души, оставляя после себя несмываемый четкий след. Зюс знал, как завести толпу, как заставить всех и каждого следовать его воле. Мало того, харганы любили его, восхищаясь уверенностью, ясным настроем, харизмой и гордостью, которую так часто путают с гордыней...
   - Харганы! В течение этих пяти дней каждый из вас будет оповещен, в каком отряде будет находиться в процессе штурма военной базы! Списки с вашими именами и описаниями кристаллов уже подготовлены! Осталось совсем немного! С вами будут работать члены руководящего состава! Подчиняйтесь им, как мне! Они подробно расскажут вам о плане действий, донеся до вас весь смысл того, чего я буду от вас ожидать! Пять дней - и перед вами откроется путь войны, преодолев который вы окажетесь на свободе! Гелвинкс приклониться перед вами, ликвидаторы будут лизать вам пятки в попытке сохранить себе жизнь! Они бояться вас! И всегда боялись, поэтому-то и стремятся уничтожить! Бросайтесь на них, выплёскивая безумие! Придет время - и вы будете судить их!!! Вы - и никто больше!
   Харганы одобрительно взвыли. Еще мгновение - и толпа начала скандировать имя своего предводителя. Парень с черными глазами молчал. Зюс стоял на возвышенности второго яруса и, вцепившись в ржавые перила, смотрел на харганов. За его спиной стояли Кирс и Зура. Глядя на ревущую толпу, они едва заметно улыбались, бросая друг на друга кроткие, но очень многозначительные взгляды. Бог, король, правитель, лидер - все эти понятия слились воедино, приобретя новый облик, коим явился ни кто иной, как Зюс. Закрыв глаз, лидер "Иных" слушал, как харганы выкрикивают его имя. Они его любят и пойдут за ним хоть на край света, отдавая свои жизни и ни о чем не задумываясь.
   Вдруг резко прищурившись, Зюс почувствовал некие неприятные ощущения, будто кто-то видит его насквозь, копаясь в душе, и, быть может, даже в памяти. Взволнованно рыская по лицам смотрящих на него харганов, лидер искал эти пронзительные глаза. Еще миг - и он увидел. Рыжие волосы до плеч, безалаберно собранные в хвост, симпатичное лицо и черные глаза без зрачков, похожие на самые дальние уголки безвременно исчезнувшей Бездны... Дыхание Зюса участилось. Он хотел отвести взгляд, но не мог. Эти глаза мелькали перед ним, как вспышки. "Это он!.. Это он!!!" - стучало в висках молодого человека и он, не вытерпев, зажмурился изо всех сил, но и это не помогло. Зюс видел этот пронзительный взор даже с закрытым глазом. Обессиленная рука соскользнула с перил и потянулась в сторону покоящегося на бедре револьвера. Увидев это, Зурана насторожилась и, когда лидер уже взялся за рукоять оружия, девчонка метнулась к нему и, прикрывая руку Зюса своим телом, оттеснила его назад. Попятившись, лидер "Иных" ощутил сильнейшее головокружение. Подставив плечо, Кирс поддержал пошатнувшегося молодого человека и аккуратно отвел его дальше от перил и толпы внизу. Харганы мало-помалу начали утихать и расходиться, лишь рыжеволосый парень, не двигаясь, стоял на месте. Пораженный до глубины души всем увиденным, он с трудом заставил себя вернуться к работе. Неумолимо приближаясь к раскрытию главной загадки, он не мог перестать думать о Зюсе и о том, что хранит внутри себя его жилистое тело.
  
  
   19:48, 25 мая 48 года
  
   - ...Что ты думаешь об этом, Гилберг?
   В ответ парень молча пожал плечами. Гай и Каргет сидели в своей комнате, мысленно переваривая всё то, что сказал сегодня Зюс по поводу штурма военной базы. Стараясь не думать о последствиях предстоящей вылазки, Гилберг нежно трепал длинные волосы девушки, сидящей у него на коленях. Слушая размеренное дыхание парня, Ноэри блаженно закрывала глаза, ощущая даже самое легкое его прикосновение. Зюс не выходил из ее головы. Она общалась с ним не так много, как бы он этого хотел, и всё же странное волнение и подозрения в его адрес у альбиноски лишь укреплялись. Девушка чувствовала, что что-то не так, но что именно - никак не могла определить.
   - Гилберг?..
   - М?
   - Что ты думаешь о Зюсе, как о... харгане?
   - Он очень сильный. - Вспоминая сражение на территории Центра Управления костюмами, ответил Гай. - Он - обладатель кристалла Паразита. Он выживает за счет других, забирая часть их силы себе в пользование на какой-то определенный промежуток времени. Я видел, как он извлекал черные вспышки из Кирса и Ёмура...
   - А из тебя? - обеспокоенная Ноэри заглянула в фиолетовые глаза парня. - С тобой он пробовал такое?
   - К сожалению, да. - Тихо ответил Гил. - Только у него почему-то ничего не получилось. Он говорил, что в момент попытки извлечения силы кристалла, разрушительная волна отбросила его... Он выжил только благодаря кристаллам Берсерка и Раскола.
   - А почему у него ничего не получилось?
   - Не знаю. Он предположил, что я сильно испугался. - Признался парень. - Кирс и Ёмур, например, умеют это делать. Похоже, это почти безболезненно... отдавать часть силы своего кристалла.
   - Этим нельзя делиться. - Тихо высказала свое мнение Ноэри. - Это всё равно, что отдавать часть своей души чужому человеку...
   - Не знаю. - Мотнул головой Гилберг. - Я обязан Зюсу и чувствую, что должен выплачивать долг тогда, когда он этого потребует.
   - А не слишком ли много он требует? - красные глаза альбиноски слегка сощурились, и Гай удивленно посмотрел на нее. - Когда я очнулась в Бездне, я сразу поняла, что тебе, как Первому, угрожает какая-то опасность... Мне понадобилось некоторое время, прежде чем я поняла, что эта опасность имеет лицо Зюса.
   - О чем ты? - парень непонимающе смотрел на девушку. - Он помогает нам! Как ты можешь так говорить?
   - Неужели ты так слеп, Гилберг, что не можешь увидеть его скрытые цели? - загрустив, Ноэри опустила глаза. - Он же использует нас... Мы его основные козыри. С нашей с тобой силой никто не может сравниться и именно поэтому он так холит нас, лелеет и бережет. Всё далеко не просто так, как кажется, понимаешь?
   Тяжело вздохнув, парень откинулся назад и, прислонившись к холодной стене, устало закрыл глаза. За всё проведенное рядом с харганским лидером время, он упорно заставлял себя не думать о нем плохо, да и повода для этого он не давал. Гил видел, что члены руководящего состава уважают его, прислушиваются к его мнению и беспрекословно подчиняются. Парень не знал, что в организации "Иные" существует обратная сторона луны - мрачная, жуткая, хладнокровная и мстительная, изо дня в день всё более плотно сливающаяся с праведными целями и тактическими действиями, которые непременно должны внести в жизнь харганов необратимые изменения. Слова Ноэри заставили Гилберга задуматься и он, вдруг вспомнив, как Зюс легко и непринужденно выстрелил в Ёмура, не на шутку взволновался. Раскол поплатился своей кровью за неподчинение. Лидер "Иных" жесток, и не потерпит рядом с собой тех, кто будет противоречить его воле.
   - Гилберг...
   Моргнув, парень стремительно покинул пучину размышлений, внимательно посмотрев на Ноэри.
   - Это Зюс...
   - Что? - не понял Гай.
   - Это он попросил меня провести с тобой слияние на той последней тренировке. - Округлив глаза, Гил понял, что на мгновение потерял дар речи. - Я слышала, как он говорил кому-то, что хочет использовать нас, чтобы убить Верховного Судью... Он хочет бросить нас в самую гущу сражения, хочет, чтобы мы погибли при следующем слиянии, но убили всех Судей, включая Верховного.
   - Ноэри, - выдохнул Гай, - откуда?..
   - Я просто уверена, что он что-то с тобой сделал, и теперь ты не можешь безболезненно проводить слияние! - перебивая и будто не слыша, девушка продолжала. - Это он во всем виноват, понимаешь? Он виноват, Гилберг!!!
   - Что ты несешь?.. - Нахмурившись, Гай резко отсадил альбиноску в сторону. - Как ты можешь вот так просто обвинять его? Где доказательства?
   - Вот они! - Ноэри ткнула пальцем в сторону вздувшихся вен на шее парня. - Или тебе мало?.. Любой кристалл, врожденный или же приобретенный никого и никогда - слышишь, Гилберг, никого и никогда! - не меняет физически! Я слышала, как об этом говорили в лабораториях Академии Наук! - тяжело дыша от волнения, альбиноска вскочила на ноги. - Развитие твоего кристалла спутали с мутацией! Чем тебя пичкали, Гилберг?.. - И, не дождавшись ответа, яростно выкрикнула: - Это всё Зюс!!!
   - Замолчи... - Прошипел Гай, медленно поднимаясь с кровати. - Да, я колол себе ампулы с замедлителем мутации, а не с усилителем!.. И сделал их для меня доктор Юкмэн! Зюс тут ни при чем! Довольно обвинений! Может, эти вены всего лишь особенность моего организма и не более того!
   - Гилберг! Хватит обманывать самого себя! Ты же знаешь, что это не так! - на глазах Ноэри выступили предательские слезы. - Я слышу твое сердце! И оно несогласно с твоими словами!
   - Прекрати, я тебе сказал. - Процедил Гай, сжимая кулаки.
   Оборвавшись на полуслове, альбиноска увидела, как зрачки парня сужаются, превращаясь в точку, а лицо искажает неприязнь и отвращение. Гил тяжело дышал, на лбу выступили капли пота. Утопая в ярости, парень едва сдерживал себя, чтобы не ударить девушку. Ноэри испуганно отступала, не сводя широко раскрытых красных глаз с раскрасневшегося лица Гилберга.
   - Тише... Тише... - Вытянув руку, альбиноска растопырила пальцы, будто успокаивая дикого зверя, готового напасть. - Всё хорошо...
   Медленно закрыв глаза, Гай нехотя разжал кулаки. Прилив ярости отступил, и парень обессиленно попятился. Упершись в стену, он прильнул к холодному железу. Медленно успокаиваясь, Гил осознавал всё сказанное Ноэри и из последних сил не хотел в это верить. Решившись, альбиноска подошла ближе, обняв парня сзади. Почувствовав ее тепло, Гай судорожно вздохнул и тихо проговорил:
   - Это не может быть Зюс... Вздутые вены у меня появились задолго до того, как я начал с ним контактировать... Думаю, это особенность кристалла и не более того... Не говори больше о нем, Ноэри... Прошу тебя...
   - Хорошо. - Едва слышно ответила девушка, уткнувшись в ребристую спину Гилберга. - Я люблю тебя, и сделаю так, как ты попросишь.
  
  
   00:59, 26 мая 48 года
  
   Ридвард Савакс, ИНМ 12/4, информатор организации "Иные" совершенно не знал, зачем он снова покидает свой кабинет и, вместо того, чтобы обрабатывать полученные данные насчет военной базы, идет во врачебный цех, к этому рыжеволосому парню по имени Илан Лирвак. Преодолевая коридоры завода, Рид впервые за всё свое существование ни о чем не думал. Цех, отведенный для медицинской помощи, манил его. И даже когда он шел туда ради убийства, он не влек его так, как сейчас. Его ждал Илан. Они договорились о встрече. Парень хотел что-то сообщить ему, о чем-то рассказать. Должно быть, это что-то очень важное... Новая информация, новые данные, новые секреты... Зайдя в переход, ведущий к врачебному цеху, Савакс резко остановился. Внизу лестницы стоял Зюс. Сжимая сигарету в зубах, харганский лидер исподлобья смотрел на него. Еще немного - и он криво улыбнулся, а Рид, будто бы оттаяв, начал, как ни в чем небывало, спускаться по лестнице.
   - Куда ты собрался? - серебристый глаз впился в равнодушное лицо информатора. - Уж ни к этому ли черноглазому?
   - К нему. - Спокойно ответил Савакс. - А что ты здесь делаешь?
   - А я... - Зюс развернулся к Риду, сложив руки на груди, - жду... Жду, когда ты опять пойдешь к нему, и вы будете мило болтать о том, о чем болтать вообще не следует. - Металлический оттенок одинокого глаза стал ярче. - Я никак не думал, что такой, как ты, способен настолько привязаться к такому выродку, как он.
   - Но он ведь тоже харган. - Холодно ответил Рид. - Я имею право общаться с ним.
   - Да, - согласно кивнул Зюс, - но, как я вижу, ты путаешь общение с раскрытием секретов...
   - Я просто хочу, чтобы он не раскрыл мой секрет кому-то еще, поэтому с ним и общаюсь. С теми, кто знает твои тайны, нужно дружить. - Не спуская глаз с лидера, ответил Савакс. - Понимаешь, о чем я?
   - Как же не понять. - Хмыкнул Зюс, раздавив окурок массивной подошвой сапога и, шагнув ближе к парню, остановился. - Помни, мой любимый Ридвард Савакс, что ошибок я никому не прощаю... - Харганский лидер оскалился в улыбке. - Шагай прямо, не споткнись, иначе, когда ты упадешь, я прикончу тебя!.. - Не желая смотреть в глаз Зюса, Рид отвернулся, стиснув зубы и поняв, что он загнан в угол. - Тем более что я знаю, как это сделать! Одиннадцать лет назад ты сам поведал мне эту увлекательную историю! - сдавленно хихикнув, лидер "Иных" отошел в сторону, открывая Саваксу проход. - Иди, играй с ним, но не заигрывайся. Помниться, кто-то совсем недавно мне говорил, что этот тип крайне опасен. - Стоя друг к другу спиной, лидер и информатор ощущали колючий холод, который подобно стене, пролегал между ними. - Мне будет очень жаль, если придется с тобой расстаться, Ридвард...
   - Мне тоже. - Еле слышно ответил информатор и сделал решительный шаг вперед.
   Обернувшись, Зюс смотрел ему вслед. Серьезное бледное лицо и сверкающий бликами редких ламп серебристый глаз терялись во мраке лестничного перехода, лишь красный огонек зажженной сигареты то и дело вспыхивал и гас, вспыхивал и гас...
   - Они похожи на сигареты... Все они. - Задумчиво сказал сам себе Зюс. - Они все заканчиваются и становятся ничем... пеплом, развеянным на ветру... Я выпиваю их, выкуриваю и съедаю... Кого-то, смакуя каждый кусочек, а кого-то - мгновенно и беспощадно, но исход у всех один - смерть. Убрать кристалл - и вот он, обычный человек, с которым можно делать всё, что угодно, если знаешь все его болевые точки... В этом плане харганы от них не отличаются. Не использовать людей глупо. Это равносильно бесцельно прожитой жизни.
  
  
   01:09, 26 мая 48 года
  
   Проржавевшая дверь врачебного цеха с протяжным скрипом отворилась и задумчивый Рид не спеша спустился по железной лестнице верхнего яруса вниз, туда, где сидел Илан, коротая ожидание выполнением вверенной Дином работы. Доктор Юкмэн попросил Лирвака рассортировать карточки харганов по типу кристаллов. Это было делом не из легких, так как требовало максимум внимания и сосредоточенности. Решив распределить карточки в три стопки, Илан раскладывал их по следующим типам: активные, пассивные и нейтральные. Устало поправив заколку волос, парень с головой погрузился в работу, совершенно не заметив, как информатор организации "Иные" оказался поблизости. Отчего-то Риду было не по себе. Смотря в спину Лирвака, Савакс прислушивался к себе, распознавая ранее неактивное чувство, по описанию схожее с чувством вины. Как странно, ведь он еще ничего не сделал... Или уже сделал?
   Оторвавшись от бумаг, Илан отложил списки в сторону. Разглядев в темноте силуэт Рида, он едва заметно улыбнулся, и устало откинулся на спинку стула. Савакс нерешительно подходил к нему. Каждый шаг давался информатору крайне нелегко, почти как в тот раз, когда целью посещения врачебного цеха было убийство. Не понимая, что с ним происходит, Рид молчал, не пытаясь подыскивать нужные слова. Медленно опустившись на свободное место за большим столом, заваленным личными карточками, Савакс положил руки на колени. Конечно, необычное поведение информатора не могло скрыться от всевидящих глаз Лирвака. Слегка нахмурившись и навалившись на стол, Илан внимательно смотрел в светлые глаза Рида. Молчание затянулось и Лирвак, не выдержав, спросил:
   - Что случилось?
   - Он знает, что я здесь... - Тихо сказал ИНМ. - И он убьет меня... обязательно. Кажется, я даже вижу, как именно он это сделает... Он очень любит убивать болезненно. Людей он душит, медленно сжимает каменные пальцы, наслаждаясь предсмертной агонией жертвы... - Рид уставился безэмоциональными глазами в лицо Лирвака. - Мне... мне... мне страшно.
   - Да ну ты брось! - махнул рукой Илан, попытавшись ободряюще улыбнуться. - Он ничего тебе не сделает. Я подозреваю, что это всего лишь угрозы. Ты же хранишь в себе такие данные, о которых я могу лишь догадываться... Зюсу они, без сомнения, нужны, поэтому...
   - ...Он может извлечь их после моей смерти. - Тихо закончил Рид и, резко вскочив с места, вцепился Лирваку в плечи. - Что со мной происходит, Илан?! - их глаза пожирали друг друга. - Что это?.. Как это называть?..
   - Эх... - Выдохнул рыжеволосый парень. - Если бы я только знал!.. Истинная цель твоего существования умерла вместе с твоим мастером... к сожалению.
   - Проклятье... Раньше мне было всё равно, что будет. Я просто делал свое дело. - Нехотя разжав пальцы, Рид вернулся на место, обхватив руками голову. - Но теперь... Теперь я не понимаю, почему эмоции одолевают меня? Что за?.. Что за человечина?!
   - Вот именно. - Поддакнул Илан, грустно улыбнувшись.
   - Это ты виноват!.. Ты, рыжая гадина!.. - Слова Зюса застряли глубоко в сердце Савакса, и он не мог перестать думать о будущем.
   - Ну, если это и вправду я, - пожал плечами Илан, - то я не специально. - Он замолчал. - Хотя, признаюсь, мне приятнее общаться с человеком, чем с машиной.
   - Мне плевать. - Рид был крайне подавлен, слыша, как инстинкт самосохранения посылает предупредительные сигналы скорой гибели.
   - О, - Илан улыбнулся, - так говорят только люди, когда не хотят бороться. - Савакс поднял на парня бледные глаза. - Но ты же ИНМ, как не крути, поэтому ты просто обязан отстаивать право своего существования. Знаешь, мне тут удалось кое-что выяснить... - Лирвак выдержал загадочную паузу. - Может быть, ты сможешь рассказать мне больше.
   - Я не имею права рассказывать больше. - Отвернувшись, отозвался Рид.
   - Ты что, всё еще продолжаешь подчиняться тому, кто грозился убить тебя? - до глубины души поразился Илан. - Не глупи. Ты же сам говорил, что ты - Ридвард Савакс, информатор организации "Иные", так оправдай же свое предназначение, как человек, а не как машина.
   Протянув руку, Лирвак накрыл своей ладонью, ладонь Рида. Вздрогнув от неожиданного теплого прикосновения, Савакс судорожно вдохнул. "Он хотел, чтобы ты жил" - пронеслось в голове информатора и сердце с проснувшимися эмоциями сжалось от боли воспоминаний. Почему раньше ему не было так невыносимо, как сейчас? Неужели Илан настолько силен как харган, что смог изменить его, сделав похожим на человека? А может это просто ошибка программного кода? Или, всё-таки, запланированный мастером алгоритм, припасенный на подобный случай? Похоже на правду. Будь ИНМ изначально более человечным, вряд ли он смог бы выжить в Гелвинксе после побега из лаборатории.
   - Илан, я ведь... - Рид хотел, было, что-то сказать, но обезоруживающая улыбка Лирвака заставила его замолчать.
   - Я видел Зюса. - Неожиданно сказал Илан, и глаза его едва заметно сощурились. - Он действительно необычен. Может быть, Ридвард, ты можешь мне объяснить, каким образом он явился хозяином столь могущественного кристалла и владельцем еще сотни мелких осколков?
   - Мелких осколков?.. - Савакс резко высвободил руку из объятий Лирвака и, сжавшись, невольно отсел на край стула. - Т-ты увидел, что у него есть осколки?..
   - Да. - Кивнул Илан. - И очень много. Почти по всему телу. Не знаю, в курсе ты или нет, но осколок есть даже в том глазу, который он сейчас закрывает повязкой.
   - Раньше он носил монокуляр, когда выходил в город, - тихо вспоминал Рид, - а в Бездне закрывался волосами. Но, даже когда пряди полностью открывали лицо, все видели лишь опущенное веко, как у спящего...
   - Откуда осколки? - серьезно спросил Илан, и в голосе его отчетливо слышались нотки настойчивости. - Ты знаешь?
   - Нет... - Покачал головой Савакс. - Я впервые об этом слышу. И он никогда не рассказывал мне ничего подобного... И твоих глаз у меня нет... Я ведь ИНМ... Не стоит забывать об этом.
   - Ладно. - Опустив голову, Илан подумал о том, что насчет осколков стоит переговорить с доктором Юкмэном, ведь он эксперт в этом деле. - Не думай о том, что ты не такой, как все, Ридвард. Ты классный, и совсем не достоин этих пустяковых мыслей. Я вижу, что ты умеешь чувствовать...
   - Возможно, но не всё. - Мотнул головой Савакс, поднимаясь из-за стола.
   - А давай проверим? - черные глаза Илана вспыхнули неподдельным интересом.
   - Как? - Рид одарил Лирвака безынтересным взглядом.
   - Сейчас покажу!..
   Резко встав, Илан схватил информатора за грудки и, притянув к себе, кротко поцеловал. Вытаращившись, Савакс оттолкнул ухмыляющегося Лирвака и, шарахнувшись в сторону, принялся вытирать губы так, будто бы ему на них брызнули смертельный яд. Наконец, замерев, информатор медленно поднял на рыжеволосого парня недоуменные глаза. Спрятав руки в карманах расстегнутого белого халата, Илан, как ни в чем небывало, смотрел на него.
   - Т-ты п-придурок ч-что ли?.. - Выдавил Рид, не в силах сдвинуться с места и, глядя на то, как Лирвак невинно пожимает плечами, будто его шалости придают слишком большое значение. - Т-ты з-зачем т-так?..
   - Ну-у-у... - Илан задумчиво закатил глаза. - Просто захотелось доказать тебе, что ты можешь чувствовать. Жаль, рядом нет зеркала, иначе ты бы смог увидеть в своих глазах новые эмоции. Будь ты машиной, тебе было бы всё равно, кто, когда и как тебя целует, почему и зачем... Да тут даже и не в поцелуе дело, хотя я не буду говорить, что мне не понравилось. - Лирвак состроил довольную мину, а Рид дико вытаращился на него. - Я просто еще раз показал, что тебе не всё равно, что с тобой делают. - Сделавшись серьезным, Илан замолчал. - Так борись же, Ридвард. Борись и никогда не сдавайся! Если Зюс для тебя - камень преткновения, я стану тем молотом, который его разрушит!
  
  
   08:54, 26 мая 48 года
  
   Нехотя просыпаясь, доктор Юкмэн открыл глаза. Бездумно смотря в залатанный железными листами потолок, мужчина моргнул и, приподняв голову, огляделся. В комнате, где он спал, никого не было. Небольшое окно под потолком пропускало ленивые солнечные лучи. Утро нового дня сулило множество работы, к которой Дин мысленно себя готовил. Потерев глаза, мужчина сел на кровати и, сладко зевнув, тяжело поднялся на ноги. Не торопливо одевшись и накинув на плечи халат, Юкмэн вышел во врачебный цех. Дверь хлопнула, и Илан, задремавший за столом, поднял голову. Увидев Дина, он улыбнулся и приподнял руку в приветствии. Застегиваясь на ходу, мужчина подошел ближе к парню и, заглянув ему через плечо, спросил:
   - Ну, как дела?
   - Доброе утро. Всё хорошо. Я всё сделал, как вы просили. - С готовностью ответил Лирвак.
   - Замечательно. - Довольно кивнул Дин. - Сегодня я составлю отчет и передам его Зюсу. Нам нужно поторопиться. Тридцатое мая не за горами...
   - Хотите, я могу помочь вам упорядочить полученные данные... - Предложил Илан, поднявшись из-за стола.
   - Нет-нет! Я сам. - Дин почему-то засмеялся. - Я так рад, что теперь могу спать по ночам! Я безгранично тебе благодарен! Спасибо!
   - Да не за что. - Стеснительно опустив глаза, отозвался Лирвак и тихо добавил: - Не спать ночью интереснее. - Илан оценивающе посмотрел на Юкмэна. - Вы стали намного лучше выглядеть. Взгляд ясный, свежий, выспавшийся. И голова проясняется после отдыха.
   - Верно- верно! - закивал Дин. - Иди, поспи, а я поработаю.
   Молча отойдя от стола, Илан не торопясь пошел в сторону выхода из цеха. В предвкушении потирая ладони, Юкмэн опустился на стул и принялся за аккуратно разложенные карточки. По дороге снимая халат, Лирвак неожиданно остановился. Услышав, что шаги затихли, Дин быстро оглянулся и, увидев стоящего у двери парня, удивленно вскинул брови.
   - Что-то не так? - спросил он.
   - Мистер Юкмэн... - Резко развернувшись, Илан вернулся к столу и, остановившись там, внимательно посмотрел на растерянного мужчину. - У меня есть к вам один вопрос...
   - Конечно. - Неуверенно кивнул Дин, видя перед собой не моргающие черные глаза. - Я слушаю.
   - Скажите, в День Последнего Вздоха, когда кристалл маны разорвался на тысячи осколков, они поразили людей, сделав их харганами, так?
   - Н-ну да. - Ответил доктор. - Это всем известно.
   - А если в одного человека попало сразу несколько осколков? - глаза Илана задумчиво прищурились.
   - Тогда все попавшие в тело осколки соединяются в один общий, усиливающий ту или иную черту характера, наделяя владельца определенной силой. Каждый харган, вне зависимости от количества осколков, повредивших его, является владельцем одного кристалла оскверненной маны. - Четко разъяснил Юкмэн, пытаясь угадать, к чему клонит Лирвак.
   - Вы уверены? - приподняв бровь, спросил рыжеволосый парень.
   - Конечно. - Дин нахмурился. - Этот вопрос был изучен еще в те времена, когда я работал в судейской лаборатории. Факт слияния любого количества осколков воедино давным-давно изучен и проверен. Ошибки быть не может.
   - Понятно. - Глухо отозвался Илан.
   - А в чем дело? - глядя на лицо парня, доктор в волнении теребил пуговицу халата.
   - Ни в чем. - Мотнул головой Лирвак. - Вы ответили на мой вопрос, мистер Юкмэн. Спасибо. Я, пожалуй, не буду вам мешать.
   - Но ведь...
   - Спокойного дня. - Перебил его Илан и стремительно зашагал к выходу из цеха. - Я выведу тебя на чистую воду, одноглазый "бог"!..
  
  
   15:39, 27 мая 48 года
  
   Пышные складки короткой юбки размеренно покачивались, когда Сэйо неторопливо шла в сторону комнаты Мирро. Сложив руки на груди, она прижимала к себе толстую, не на один раз перечитанную книгу в потёртом переплете. Задумчивая девочка сама не знала, с какой именно целью она идет к брату. Отчего-то ей было не так хорошо, как всегда, и она решила просто побыть рядом с одним из самых близких людей. Мирро не был удивлен ее визитом. С готовностью пропустив сестру в комнату, мальчишка усадил ее на кресло, а сам сел рядом на стул. Бросив быстрый взгляд на книгу, он обеспокоенно заглянул в печальные глаза Сэйо.
   - Что-то случилось? - осторожно спросил он.
   - Мирро... - Девочка подняла на брата заблестевшие от слез глаза и, не выдержав, бросилась ему на шею, уткнувшись в плечо. - Я не могу так больше!..
   - Ну, ну, ну... Тише... - Успокаивал ее Мирро, приглаживая кудри золотистых волос. - Кто тебя обидел?
   - Никто. - Едва слышно отозвалась Сэйо. - Это просто усталость... Прости, но мне не с кем больше поделиться...
   - Я понимаю. Выскажись. Я поддержу тебя, как и всегда. Ты же знаешь. - Заглянув в раскрасневшееся лицо сестры, Мирро тепло улыбнулся. - Что тебя беспокоит?
   - Мирро, - покраснев еще больше, Сэйо широко раскрыла влажные от слез глаза, - скажи, почему ты веришь в Богов?
   - О, - мальчишка удивленно вскинул брови, никак не ожидая, что разговор пойдет именно в это русло, но, не смотря ни на что, ответил: - потому, что они единственные из всех, кто понимает и принимает харганов так же, как людей. Для Богов нет злодеев, я так думаю. Они нас любят, потому что мы их дети. Я продолжаю верить в них и поклоняться им, не смотря ни на что, потому что знаю, что никто кроме них не поможет мне. Боги существуют. В этом нет сомнения. Разве что мне всегда было интересно, в каком именно облике они пребывают. - Мирро задумчиво улыбнулся, опустив голову. - Ну, это так, мое личное любопытство и не более того. На самом деле, их лицо не имеет значения. Куда больше важна душа и их отношение к нам.
   - Они хоть раз помогали тебе? - всхлипнув, спросила Сэйо.
   - Ну конечно. - С готовностью кивнул мальчишка. - Они всегда помогают, когда я их об этом прошу.
   - Тогда если они помогают, когда их просят, почему другие в них не верят? - шмыгнув носом, Сэйо нахмурилась.
   - Ответ прост. - Мирро сдержано улыбнулся. - Те, кто в них не верит, не верит в себя. - Встретив непонимающий взгляд сестры, мальчишка приложил ладонь к своей груди. - Они там, живут внутри каждого из нас. Это называется верой, Сэйо. - Он замолчал. - Хотя, раз ты заговорила о Богах, с тобой явно что-то произошло, что-то из ряда вон выходящее. - Виновато опустив глаза, девочка замолчала. - Просто именно сейчас мне не хочется читать тебе проповеди на тему веры. Я хочу послушать, что так сильно огорчило мою сестрёнку?
   Но Сэйо молчала, чувствуя, как ком, застрявший в ее горле, не дает произнести и звука. Отложив книгу, она в волнении теребила подол юбки, никак не решаясь начать. Мирро терпеливо ждал, понимая, что сестра хочет озвучить что-то очень личное, сокровенное. Еще несколько томительных минут молчания - и девочка, набрав в легкие побольше воздуха, на одном дыхании выпалила:
   - Я влюбилась!
   - Оп-па! - расплывшись в улыбке, мальчишка хлопнул в ладоши. - Здорово, чего уж тут сказать! А в кого? Не в этого ли привезенного Кирсом Орэна Пэла, который за тобой как тень везде таскается?
   - Нет. - Не поднимая глаз, Сэйо покачала головой. - Орэн, конечно, интересный, и ему шестнадцать, но он мне... наверное, как друг.
   - Тогда кто же объект твоих желаний? - улыбнувшись, спросил Мирро, подсев ближе к сестре.
   - Илан Лирвак.
   Вытаращившись так, будто увидел рядом с собой раскрытую слюнявую пасть жуткого чудовища, Мирро отпрянул. Сэйо подарила ему виноватый взгляд и, тяжело вздохнув, стиснула подол юбки в кулаках. Оправившись от шока, мальчишка тряхнул головой и, поднявшись на ноги, принялся расхаживать по комнате. Поджав губы, Сэйо молча наблюдала за ним. Пытаясь рассмотреть ситуацию со всех сторон, Мирро хаотично соображал, что сейчас лучше всего ответить, но впечатление, сложившееся у него в процессе знакомства с Лирваком было однозначным.
   - Сэйо, - резко остановившись, мальчишка сурово взглянул на сестру, - но он ведь раздолбай! И до кучи старше тебя аж на целых шесть-восемь лет!!! - в ответ девочка снова тяжело вздохнула, понурившись. - Отцу хоть не вздумай сказать... У него крыша сразу поедет. - Он замолчал. - М-да... Ну ты даешь, блин...
   - Это называется любовь с первого взгляда. В этой книге написано, что так бывает. - Затронув старую обложку, тихо сказала Сэйо. - А еще написано, что возраст - не главное.
   - Ну-ну. - Тщетно пытаясь скрыть раздражение, отозвался Мирро, сложив руки на груди. - Мало тебе проблем, видимо. Оставалось только влюбиться! Да еще и в кого?! В этого рыжего разпи... раздолбая.
   - Не говори так о нем! - нахмурилась девочка, прижав книгу к себе. - Ты ведь его совсем не знаешь!
   - А ты типа знаешь! - вскинув голову, рыкнул Мирро. - Можешь злиться на меня, но я скажу правду! У такой, как ты, и такого, как он, будущего быть просто не-мо-жет!
   - Неправда! - в отчаянии выкрикнула Сэйо, еле сдерживая слезы.
   - Еще какая правда! - сверля сестру глазами, грозно отозвался Мирро.
   - Когда он посмотрел на меня, я почувствовала, что он заглядывает мне прямо в душу! Это не может быть просто взглядом! Я, наверное, ему очень понравилась, как и он мне... - Выпалила Сэйо.
   - Глупая ты. - Хмыкнул Мирро, заснув руки в карманы коричневых кожаных штанов. - Если тебя зацепил только взгляд, то очнись уже! Он так на всех посмотрел. Я, к примеру, тоже почувствовал, что у меня в душе копаются, так что ж мне теперь, тоже в него влюбиться?
   - Ах так?! - вскочив на ноги, Сэйо метнулась к двери. - Тогда... Тогда я пойду и сама всё у него спрошу!
   - Не вздумай, дурочка! - яростно выкрикнул Мирро, но девочка уже захлопнула за собой дверь. - Он же разобьет твое сердце...
  
  
   16:03, 27 мая 48 года
  
   Выбежав из комнаты брата, Сэйо, отчаянно вытирая слезы, торопилась к себе, как из-за поворота неожиданно вышла Зура. Не успев затормозить, Сэйо врезалась в девчонку. Старая книга выпала из ее рук и, упав на пол, раскрылась. Помятые листы, плохо читаемый текст и неясные картинки валялись у ног Зураны. Нахмурившись, девчонка подняла книгу и начала заинтересовано ее перелистывать. Стушевавшись, Сэйо покраснела и, поспешно поправив платье, протянула руки к книге, но Зурана, резко отвернувшись, не дала девочке забрать ее. Поджав губы, Сэйо испугалась, что Зура, прочитав несколько строк, станет высмеивать ее литературные предпочтения. Но, перелистывая страницы, Зурана молчала. Казалось, она даже забыла, что владелица книги стоит рядом и жаждет вернуть отобранную вещь. Наконец, с трудом отвлекшись от страниц, девчонка покосилась на взволнованную Сэйо, со страхом озирающуюся раскрасневшимися от слез глазами.
   - Что это за хрень? - захлопнув книгу, спросила Зура.
   - Роман. - Тихо ответила девочка, опустив голову. - Отдай, пожалуйста.
   - Нет. - Легко отозвалась Зурана, повернувшись к Сэйо спиной.
   - П-почему? - Йоки не спускала глаз со спины девчонки.
   - Я возьму почитать. - Зура поставила Сэйо перед фактом.
   - Тебе вряд ли будет такое интересно... - Тихо предположила девочка.
   - Не твое дело, малявка! - рыкнула Зурана, резко развернувшись к Сэйо и, заглянув ей в лицо, прошипела: - Если ты хоть кому-то скажешь, что это я взяла ее, я тебе задницу надеру, поняла?
   - Д-да... - Пролепетала девочка, сглотнув.
   - Вот и отлично. А теперь иди, куда шла.
   Зурана удалялась по коридору, сжимая подмышкой отобранную книгу, а Сэйо стояла как вкопанная, и смотрела ей вслед. Шмыгнув носом, девочка вытерла влажные глаза и, тяжело вздохнув, прижалась спиной к стене. Симпатичное лицо Илана Лирвака и его необыкновенные черные глаза никак не хотели покидать Сэйо.
  
  
   22:01, 27 мая 48 года
  
   Ноэри находилась в комнате одна. Раздевшись, девушка осталась в легкой ночной рубашке и, ступая босиком по холодному каменному полу, готовилась ко сну. Расстелив кровать, она села на ее край и, обхватив подушку, устало уткнулась в нее. Она ждала Гилберга, который должен был вернуться с минуты на минуту. Полчаса назад к ним зашел Рид и попросил Гая посетить Зюса. Конечно, он не мог отказать, пусть даже Ноэри этот вызов был не по душе. Испытывая неясные чувства по отношению к харганскому лидеру, альбиноска, вспоминая аргументы Гила, была уже не так уверена в своей правоте. А что, если действительно всё это - всего лишь особенность организма? Прожив в Академии Наук всю свою сознательную жизнь, она слышала много разговоров на данную тему, но это были лишь гипотезы, не подтвержденные практикой. Кристаллы... У каждого по одному, разве что у них с Гаем один на двоих... Один, не больше. Почему же она, претерпевшая столько мучительных экспериментов, не изменилась?.. Или все последствия вытекли в исчезновение меланина, а у Гилберга во вздутии вен? Нет, он, наверняка, прав. И он, и она всё-таки изменились, мутировали, разве что по-разному и в разное время. Их объединяет это переживание, это невыносимое страдание, эта неопределенность... И если бы не их теплые отношения, вряд ли бы они могли нормально существовать.
   В дверь неожиданно постучали. Вскинув голову, Ноэри насторожилась. Гилберг бы не стал стучать. Отложив подушку, девушка осторожно поднялась и, подойдя к двери, спросила:
   - Кто там?
   - Мисс Каргет, откройте дверь, пожалуйста.
   Нахмурившись и совершенно забыв о том, что даже толком не одета, альбиноска выглянула из-за двери. Кроваво-красные глаза встретились с смоляно-черными. Нахмурившись, Ноэри окинула незваного гостя презрительным взглядом, в ответ на который Илан добродушно улыбнулся и тряхнул рукой в воздухе в знак приветствия.
   - Уже спать собираешься? - сияя, спросил он.
   - Вообще-то да. - Недовольно рыкнула альбиноска и хотела уже закрыться, как ботинок Лирвака неожиданно встрял между дверью и косяком. - Что тебе надо?
   - Мне нужна ты. - Илан заинтересованно приподнял бровь, глядя на полупрозрачное платье девушки. - Хочу кое-что спросить, но сделать это тут не могу, поэтому я приглашаю тебя к себе во врачебный цех.
   - Сейчас придет Гилберг! - процедила Ноэри, отвернувшись. - Иди отсюда! Я никуда не пойду!
   - Правда? - Лирвак огорченно надул губы, но, тут же изменившись в лице, коварно улыбнулся и едва слышно сказал: - А что, если я скажу, что разговор пойдет о Зюсе?
   - Зюсе?.. - Глаза альбиноски вспыхнули и она, поймав себя на том, что выдала заинтересованность, резко отвернулась.
   - Ну, так что? - растягивая слова, спросил Илан, криво улыбаясь.
   - Сейчас. - Буркнула Ноэри и, вытолкнув ногу Лирвака, закрыла дверь. - Я всё узнаю, Гилберг... Узнаю и вернусь.
   Быстро собравшись, девушка покинула комнату, сжигаемая интересом и предвкушением предстоящего разговора. Илан знал, что не прогадает. Отношения Каргет к Зюсу было видно сразу. Надеясь, что, быть может, именно от нее он получит новую информацию и обретет поддержку, Лирвак вел альбиноску во врачебный цех. Идя рядом с высоким рыжеволосым парнем, Ноэри чувствовала себя неуютно. Косясь на спокойное лицо, она видела, что он смотрит исключительно вперед, а у нее складывалось ощущение, что взор направлен прямо ей в душу. Поняв, что виной всему эти черные глаза, альбиноска резко остановилась. Оглянувшись, Илан замедлил ход.
   - В чем дело? - спокойно спросил он.
   - Хватит пялиться на меня!!! - прорычала Ноэри, сжав кулаки и покраснев.
   - Я пялюсь? - играя искреннее удивление, изумился Лирвак. - Я только вперед смотрю. У тебя что, шизофрения?
   - Когда ты поблизости - да!
   - Твои проблемы. - Усмехнулся Илан и продолжил движение.
   - Хватит рыться во мне! Это очень неприятно! - догоняя парня, восклицала альбиноска.
   - Понимаю. - Кивнул Илан. - Но что ж поделать, если я тебя насквозь вижу. - Покосившись на Ноэри, он невинно приподнял брови. - Теперь я знаю даже то, что у тебя есть родинка между ног!
   - Ах ты!.. - Густо покраснев толи от стеснения, толи от ярости, альбиноска хотела пнуть рыжеволосого нахала по причинному месту, но тот, мгновенно метнувшись в сторону, уклонился. - Чертов извращенец! Да я тебе глаза вырежу!
   - О, тогда в очередь, пожалуйста. - Засмеялся Илан. - Желающих это сделать и так уже слишком много.
   Врачебный цех, как и всегда в это время суток, освещался лишь одинокой настольной лампой, которая заливала желтым светом стол и отбрасывала длинные тени. В комнате наверху спал доктор Юкмэн, а его помощники - в общих цехах вместе со своими семьями. Они приходили сюда утром, как на работу в обычный день, но к этому времени Илан уже уходил спать, поэтому с докторами из ополчения он ни разу не встречался. Сегодня у Лирвака было обычное дежурство. Списки и отчеты мистер Юкмэн закончил самостоятельно и уже успел передать их Зюсу. Вся ночь была свободной, Илан мог делать всё, что захочет. Решив посвятить время до полуночи переговорам, Лирвак настраивал себя на ночные размышления. Парень понимал, что в вопросе раскрытия главной тайны лидера организации "Иные" ему никто не поможет. Он должен сам разгадать эту загадку. Но, время от времени Илану казалось, что ответ может шокировать не только его самого...
   - Ну, говори. - Сложив руки на груди, Ноэри села на стул.
   - Для начала прошу твоего снисхождения, о, великая Вторая и драг ценнейший экспериментальный образец! - приложив ладонь к сердцу, Лирвак отвесил глубокий поклон, играя какого-то покорного слугу.
   Уставившись на парня тяжелым взглядом исподлобья, Ноэри сильно нахмурилась. Ей было не по душе, что Лирвак назвал ее тем именем, которая она уже почти забыла. Склонив голову, девушка молча смотрела на парня, ожидая скорейшего перехода к делу, но Илан не спешил говорить. Сев за стол, Лирвак наклонился ближе к альбиноске. Их глаза встретились, и Ноэри вновь стиснула зубы, испытывая неприятные ощущения. Наконец, добродушно улыбнувшись, Илан спросил:
   - Скажи, как ты думаешь, если одного человека в День Последнего Вздоха поразило сразу несколько осколков оскверненной маны, могут ли эти осколки не слиться воедино, а остаться там, куда первоначально угодили?
   Нахмурившись, Ноэри на мгновение задумалась, а потом, найдя в себе силы, посмотрела Лирваку в лицо и задала уточняющий вопрос, который заставил Илана ликовать в душе, чувствуя, что альбиноска понимает его с полуслова.
   - Ты имеешь в виду именно День Последнего Вздоха?
   - Нет. - Загадочно улыбнувшись, отозвался парень, сцепив пальцы в замок. - Меня интересует конкретно эта ситуация: несколько осколков в одном теле.
   - Если бы это был День Последнего Вздоха, то осколки бы, вне всяких сомнений, стали бы единым целым, собравшись внутри тела в кристалл. - Ясно рассуждала альбиноска, теребя прядь длинных волос.
   - А если бы это случилось в какой-нибудь другой день?.. - В черных глазах отражался силуэт лампы.
   - Поражение тела осколками оскверненной маны не в День Последнего Вздоха может быть только при одном условии... - Тихо сказала Ноэри, задумчиво уставившись в пол.
   - Каком? - напряженно спросил Илан.
   - При условии, что эти осколки принадлежат харганам.
   И вновь дуэль красных и черных глаз. Сердце Лирвака отчаянно забилось. Все его самые невероятные гипотезы стремительно получали подтверждение. Спрятав лицо в ладонях, парень медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. Не зная, куда себя деть, Илан подпер голову рукой и, забарабанив пальцами по столу, бросил на Ноэри внимательный взгляд.
   - То есть, ты хочешь сказать, что если человек поражен осколками маны, то...
   - ...этот человек, во-первых, сам харган, а во-вторых, осколки, застрявшие в нем - осколки мертвых харганов. - Серьезно закончила альбиноска.
   - Харган... убил харганов... и завладел... осколками... их разбившихся... кристаллов... - Осмысливая каждое слово, проговорил Лирвак.
   - Именно так. - Кивнула девушка и, помолчав, спросила: - Ты ведь сейчас говоришь о Зюсе?
   - Да. - Глухо отозвался Илан. - А как ты догадалась?
   - Только он способен на такое. - Судорожно вздохнув, Ноэри сложила руки на груди, покосившись на Лирвака. - Что ты думаешь делать?
   - Я? - удивленно спросил Илан. - Почему ты думаешь, что я буду что-то делать?
   - Странный ты. - Усмехнулась альбиноска, покачав головой. - Ведь ты уже почти во всем разобрался, и вряд ли на этом остановишься.
   - Ну, так-то да... - Лирвак задумчиво улыбнулся. - Я бы хотел попросить тебя о помощи...
   - Хочешь и меня туда вмешать? - Ноэри недовольно посмотрела на парня. - Боюсь, это может плохо отразиться на Гилберге... Он не верит мне и очень злиться, когда я говорю, что во всем виноват Зюс.
   - В таком случае, - Илан поднялся из-за стола и, спрятав руки в карманах халата, выпрямился, - нужно сделать так, чтобы он его возненавидел.
   - То есть?.. - Девушка непонимающе нахмурилась.
   - Надо сделать так, чтобы Зюс покусился на то, что Гилу дороже всего на свете. - Илан коварно улыбнулся. - И тогда, когда ненависть Гая не будет знать предела, мы сможем разоблачить лидера "Иных"!
   - И в чем же? - грустно усмехнулась альбиноска.
   - В том, что он - всего лишь убийца, захвативший чужие осколки. - Лирвак сощурился, сжав кулаки. - Убийца не может встать во главе Гелвинкса, иначе, зачем мы всё это? Зачем менять шило на мыло, а Верховного Судью на лидера организации "Иные"? - Он замолчал. - Если поможем Зюсу захватить власть, нет никакой гарантии в том, что мы не получим еще более жестокого и деспотичного правителя, а это, как мне кажется, наиболее вероятно. Плюс ко всему, мне жутко интересно, чьи осколки он хранит, помимо своего собственного кристалла? И влияют ли они на него или же бездействуют?
   - Не вижу смысла провоцировать Гилберга или же пытаться выяснить, чьи это осколки. Никто, кроме самого Зюса, об этом не знает. - Высказала свое мнение Ноэри.
   - Нет, знает... - Илан расплылся в хищной улыбке. - Есть один... человек...
  
  
   23:12, 27 мая 48 года
  
   - Где ты была? - Гилберг резко поднялся с кровати, как только Ноэри переступила порог их комнаты. - К кому ты ходила?
   - К Илану. - Спокойно ответила девушка, глядя на потемневшие в недовольстве глаза парня.
   - Зачем? - с трудом сдерживая раздражение, спросил Гай.
   - Он позвал меня на переговоры. - Раздеваясь и не глядя в сторону Гила, Ноэри аккуратно складывала свои вещи на стул.
   - Какие могут быть переговоры так поздно?! - стиснув зубы, парень не спускал глаз с альбиноски.
   - Секретные. - Ноэри звонко засмеялась, но встретив разозленный взгляд Гилберга, поспешно затихла. - Ну, на самом деле, у него смена началась. Он же по ночам работает.
   - О, замечательно! - всплеснув руками, воскликнул Гай. - Ты даже знаешь расписание его работы! Отлично! Может, ты к нему бегаешь, пока я сплю?!
   - С ума сошел, что ли? - глядя на закипающего парня, девушка снисходительно улыбнулась. - Он мне рассказал кое-что о Зюсе.
   - Опять Зюс! - в негодовании вскинув голову, взвыл парень. - Придумай другое оправдание, Ноэри!
   - Я ничего не буду придумывать. - Закончив с вещами, альбиноска залезла на кровать и, сложив ноги калачом, подперла голову руками. - Лидер "Иных" хранит в себе осколки мертвых харганов. Он всего лишь убийца, а ты пресмыкаешься, несмотря на то, что вместе с тобой мы в разы сильнее его!
   - К чему ты клонишь? - прорычал Гил, шагнув в сторону девушки.
   - К тому, что я не хочу больше в этом участвовать! - Ноэри холодно смотрела парню в лицо. - Надоело! Идти под руководством убийцы всё равно, что самому стать убийцей, коими он и предложил нам сделаться, как только мы оказались в Гелвинксе после падения Бездны! Помнишь, Гилберг? Если бы не Рид, наши руки навсегда были бы испачканы кровью ни в чем неповинных людей!!!
   - Это была необходимость!.. Если бы не мы, то нас! - оскалившись, высказался Гай.
   - Не лги себе, Гилберг. - Жестко отрезала Ноэри. - Ты не смог бы убить невиновного! Ты бы не решился!..
   - Откуда тебе знать?! - зрачки парня сузились, превратившись в точки.
   Прижавшись к стене, альбиноска закрылась подушкой и, затаив дыхание, не сводила глаз с разъяренного Гая, который наступал на нее, готовый наброситься в любой момент. Сглотнув, Ноэри широко раскрыла глаза, ожидая решающего удара. На мгновение альбиноске показалось, что ни что уже не сможет помочь Гилу, ни что не раскроет ему глаза, ни что не спасет... Нерешительно отложив подушку, девушка расслабилась и медленно закрыла глаза. Еще миг - и она ощутила на своей шее похолодевшие пальцы Гая. Сейчас всё решится и она, наконец, избавится от мучений, но нет. Гилберг наклонился к альбиноске и она, дрогнув, резко выдохнула, как после неожиданного удара невидимым кулаком в живот. Смотря девушке в лицо бессмысленными глазами, Гил разжал пальцы на ее горле и, прильнув к губам девушки, страстно поцеловал. Округлив глаза, Ноэри не сопротивлялась. Что за внезапные перемены? Ей было страшно, но лишь в первое мгновение слияния их губ. Воистину, с парнем творилось что-то не то, но сейчас альбиноска не хотела об этом думать, хотя догадка Лирвака еле слышимым эхом кружила в ее мыслях.
   Аккуратно уложив Ноэри на кровать и прижав своим телом, Гил, не отрываясь, смотрел зрачками-точками на ее приоткрытый рот и бледные губы. Уловив горячее дыхание, он шумно сглотнул, чувствуя, как будоражащее возбуждение дрожью пробегает по спине. Ощущая волнительные содрогания кристалла Гилберга, альбиноска обняла его за шею. Ноэри старалась не думать об этом, но чуткие пальцы, скользя по толстым венам, снова и снова рисовали в голове страшные картины. "Это всё Зюс..." - думала она, закрывая глаза и отвечая на поцелуи Гая.
  
  
   02:44, 28 мая 48 года
  
   Дверь комнаты Рида внезапно открылась, когда информатор торопливо что-то писал на мятом листе бумаги. Вздрогнув, Савакс быстро сунул недописанный текст под стопку газет на столе. Оглянувшись на дверь, он увидел Зюса, который, войдя, привалился к холодной стене. Видя испуг в глазах Рида, харганский лидер сложил руки на груди и ухмыльнулся. Поймав себя на том, что в горле у него почему-то пересохло, парень, сделавшись безразличным, искоса посмотрел на Зюса и спокойно спросил:
   - Что?
   - Ничего. - Хмыкнул лидер "Иных" и шагнул к столу информатора. - Что-то ты совсем обо мне забыл, Ридвард... - Взяв первую попавшуюся газету, Зюс начал бездумно перелистывать ее, бросая кроткие взгляды в сторону сосредоточенного парня. - Не заходишь, ничего не говоришь... - Он замолчал. - Черноглазый теперь твой новый друг?
   - Нет. - Огрызнулся Савакс, стиснув зубы. - С чего ты взял?
   - А разве не ему ты сейчас писал письмо?
   - К-какое письмо? - поняв, что попался, Рид предпринял попытку сыграть недоумение.
   - Да вот это.
   В ярости оскалившись, Зюс смахнул со стола стопку газет, которые с громким шорохом разлетелись в стороны, открыв всеобщему обозрению листок бумаги, исписанный торопливым почерком. Взяв лист за край и, поднеся его к лицу, харганский лидер начал читать.
   "Сегодня я слышал, как Каргет сообщила Гаю о том, что Зюс хранит в себе осколки чужих кристаллов. Она пыталась убедить Гая в том, что Зюс опасен, но он не слушал ее. И пусть она уверена, что их перекрестная сила превышает силу Зюса, Гай до сих пор не поддерживает ее. Думаю, настало время рассказать правду..."
   - Да неужели? - прошипел харганский лидер, отбросив листок.
   Колючий мороз сковал тело Савакса. ИНМ показалось, что даже его кости из прочнейшего сплава покрылись инеем. Вымораживающий изнутри холод замедлял движения и мысли. Одинокий серебристый глаз казался металлическим, с прожилками ненависти, ярости и мести. Приблизившись к Риду, Зюс посмотрел на него свысока. Парень сидел на стуле, не в силах пошевелиться. Подняв глаза на лидера "Иных", информатор выдавил кривую улыбку. Кривляться не было смысла. Его раскрыли, и все замыслы оказались как на ладони. Лицо Зюса исказила гримаса отвращения и он, размахнувшись, залепил Саваксу крепкую пощечину. Через несколько мгновений после удара ничем не сломленный Рид безразлично взирал на серебристый глаз. Зюс хмыкнул.
   - Значит, всё, что ты написал, правда? - задумчиво растягивая слова, спросил харганский лидер. - Выходит, что теперь к списку бунтовщиков можно причислить Каргет? - информатор молчал, опустив голову. - Как странно, я думал, Гай во всем будет идти у нее на поводу... А он молодец! Я восхищаюсь им! - Зюс сдавленно усмехнулся. - Не слушать девку с его стороны очень разумно, но я предусмотрел и такое развитие событий. - Рид исподлобья посмотрел на лидера "Иных". - Гай сделает так, как я ему скажу, а Каргет просто подчиниться, потому что любит его. Она не переживет, если он ее возненавидит, правда, Ридвард? - Зюс в предвкушении улыбнулся. - Экспериментальные образцы мои, и я никому не позволю отнять их! А что до тебя и твоего черноглазого дружка... - Харган на миг задумался. - Я решу вашу судьбу позже. Если он тебе и вправду так дорог, я думаю, ты предпочтешь умереть рядом с ним. - Хмыкнув, Зюс повернулся в сторону двери, но, задержавшись, добавил: - С твоей стороны было крайне глупо довериться этому типу. Я почти не сомневаюсь, что он тоже использует тебя... И это неудивительно, ведь ты - всего лишь машина.
   Затаив дыхание, Рид замер, глядя вслед уходящему Зюсу. Еще несколько месяцев назад ему было всё равно, кто и как его называет, но теперь... Почему-то теперь всё изменилось, и ИНМ было больно слышать о том, что он - всего лишь машина.
  
  
   03:05, 28 мая 48 года
  
   - Илан! Илан!!!
   Ворвавшись во врачебный цех, Рид со всех ног бросился к столу, за которым, нехотя просыпаясь от призывных возгласов, сидел Лирвак. Устало подняв голову, рыжеволосый парень уставился сонными глазами на стремительно подбежавшего Савакса. Тяжело поднявшись, Илан хотел спросить, в чем дело, но Рид, молча схватив его за плечи, притянул к себе и крепко обнял. Удивленно вскинув брови, Лирвак моментально проснулся. Информатор тяжело дышал и в волнении смотрел на молодого врача. Догадываясь, в чем дело, Илан выдавил измученную улыбку и плюхнулся на стул. Тщетно пытаясь успокоиться, Рид сел на край стола и свесил ноги. Внимательно смотря на Лирвака, Савакс испытывал какие-то странные чувства. Похоже, черноглазый парень был первым, кого информатор не желал терять ни при каких обстоятельствах.
   - Илан, ко мне приходил Зюс...
   - Логично. - Отозвался парень, посмотрев на теряющийся во тьме потолок. - Ты же перестал к нему приходить.
   - Он обо всем узнал... - Тихо сказал Рид, опустив голову. - Это я виноват!
   - Нет. Всё нормально. - Покачал головой Лирвак. - Он должен был узнать о том, что мы в курсе, кто он такой.
   - Илан, - глубоко подавленному Саваксу слова давались с трудом, - он обещал, что убьет нас... Он узнал, что Каргет настроена против него, как и Ёмур... А Гай... Гай всё еще сопротивляется. Нет сомнений, что теперь, когда он утратил марионеточные нити Ноэри, он будет играть в Гилберга.
   - Пусть играет. - Легко отозвался Лирвак, свободно разложив руки на подлокотники стула. - Ему недолго осталось.
   - Но... - Начал, было, Рид, но, боясь озвучить свои мысли, замолчал.
   - Что? - Илан тепло улыбнулся. - Боишься? Чувствуешь свою вину перед ним? Ты же предал его... Раскрыл его тайны... И променял общение с ним на общение со мной.
   - Да. - Едва слышно согласился Савакс. - Всё так, и всё же...
   - Успокойся. - Илан положил руку на колено информатору. - Мы всё сделаем сами. И нам в этом помогут.
   - Кто? - грустно усмехнулся Рид. - Даже если озвучить прилюдно всё, что мы с тобой знаем, харганы воспримут это как клевету и всё, что нам удастся - это поселить в их сердцах сомнение, но не более того.
   - Нет, нет, нет. - Качая головой, твердил Лирвак. - Кроме всех собравшихся здесь харганов у меня есть и другие знакомые... - Илан загадочно улыбнулся.
   - Что ж, тогда во мне еще теплиться надежда. - Прошептал Рид, опустив голову. - Впервые за всё свое существование я думаю о смерти со страхом...
   - Мой тебе совет: не думай о ней вообще. - Улыбнувшись, Лирвак поднялся с места и положил руку информатору на плечо. - Если это когда и случиться, то, уверяю тебя, Зюс будет ни при чем.
   - Ты такой уверенный... - Думая о харганском лидере, Савакс изучал чисто выметенный бетонный пол.
   - Конечно. - Илан задорно улыбнулся. - Я же знаю, что делаю.
   Спрыгнув со стола, Рид неуверенно шагнул ближе к Лирваку. Криво улыбаясь и искоса глядя на информатора, черноглазый парень, перекатываясь с пятки на носок, засунул руки в карманы халата. Илан был хорошим психологом, и он видел, как с каждым днем ИНМ 12/4 всё больше становится похожим на человека. А может он изначально таким и являлся, просто носил железную маску безразличия? И хоть сейчас он всяческими способами пытался приободрить Савакса, Лирвак понимал, что им действительно осталось недолго. Сожалея, что у него не было возможности познакомиться с Ридом раньше Зюса, Илан, широко улыбнувшись, дружески обнял информатора за шею и притянул ближе к себе. Ощущая под кожей Савакса движения шарниров, выполняющих роль хрящей, Лирвак, добродушно усмехнувшись, взъерошил светлые волосы задумчивого парня.
   - Ну, чего ты такой печальный? - Илан заглянул Риду в лицо. - Улыбнись! Один раз на свете живем! Пока ведь всё нормально!
   - Вот именно, что "пока"... - Пробормотал Савакс.
   - Запоминай моменты! - смеясь, Лирвак аккуратно постучал пальцем по лбу информатора.
   - Я и так не забуду... Память - мое проклятье. - Рид выдавил улыбку.
   Они замолчали, но Илан продолжал обнимать Савакса за шею одной рукой. Если бы не было ИНМ, а был бы просто информатор, возможно, эти двое могли бы быть братьями, но их духовное сходство и различие одновременно сопровождало их общение необыкновенными чувствами. Рид еще ни с кем не ощущал себя так комфортно, если когда-либо ранее он вообще придавал значение такому слову, как комфорт. Тишина, нарушаемая лишь треском лампы, закладывала уши. Склонив голову к информатору, Илан негромко спросил:
   - Скажи, что ты подумал обо мне, когда я поцеловал тебя?
   - Я подумал, что ты идиот. - Усмехнувшись, отозвался Савакс. - И я, по-моему, даже озвучил это.
   - Ну да, ты назвал меня придурком. - Лирвак засмеялся, но, вдруг сделавшись серьезным, задал следующий вопрос. - А когда ты прислушался к себе, какими были твои чувства? Отвращение всё еще преследует тебя?
   - Ну... как бы... До тебя меня никто никогда не целовал и я... - Бормотал Рид, пряча глаза.
   - Понятно. - Легко отозвался Илан, загадочно улыбнувшись. - Можешь злиться на меня, сколько хочешь... И я даже снова разрешу тебе разбить мне нос, но... - Резко схватив Савакса за плечи, Лирвак сжал его в объятиях. - Я очень хочу повторить это!
   - Э-э-э?..
   Округлив глаза, Рид попытался вырваться, но, как только горячие губы Илана коснулись его, он понял, что сопротивление не имеет смысла. Расслабившись и отдавшись чувствам, информатор организации "Иные" крепко обнимал Лирвака, убирая с его лица спадающие рыжие пряди. Савакс и подумать не мог, что целоваться настолько приятно. Нет, он не позволит Зюсу уничтожить Илана, пусть даже цена за это будет равна его собственной жизни.
  
  
   07:15, 28 мая 48 года
  
   Когда доктор Юкмэн проснулся, вышел из комнаты и спустился вниз, во врачебный цех, он присвистнув, взъерошил и без того торчащие в разные стороны волосы. Кашлянув и поправив очки, мужчина бесшумно прошел к столу, за которым спали Илан и Рид. Картина, представшая перед Дином, была неоднозначной и доктор, не зная, на что и думать, чувствовал себя не в своей тарелке. Навалившись на стол и уткнувшись в сгиб локтя, Лирвак тихо посапывал. Его рубашка была расстегнута, а скомканный халат валялся под стулом. Голова Савакса лежала на столе, а руки свисали вниз, как у куклы. Парень крепко спал, изредка всхрапывая. Ремень кожаных штанов информатора был расстегнут, а лямки просторной майки спущены вниз. Шумно выдохнув, Юкмэн сглотнул. Уж кого-кого, а Рида он никак не ожидал здесь увидеть. Подняв с пола мятый халат, мужчина встряхнул его и повесил на спинку стула. Качая головой, Дин совершенно не знал, радоваться ему или огорчаться, но, в конце концов, это было не его дело. Нарочито громко закашляв, доктор сказал:
   - Доброе утро!
   Рид мгновенно открыл глаза, чего нельзя было сказать об Илане. Увидев перед собой возвышающуюся фигуру мистера Юкмэна, Савакс вскочил на ноги. Конечно, он не помнил, что штаны были расстегнуты. Он едва не потерял их, но, вовремя подхватив за ремень, густо покраснел и, отвернувшись, быстро застегнулся. До сих пор пребывая в шокированном состоянии, Дин нервно хихикнул и, тряся Лирвака за плечо, громко возвестил:
   - Просыпайся! Уже утро! Ау, Ила-а-ан!
   Не без труда подняв тяжелые веки, рыжеволосый парень сонными глазами уставился на до крайности смущенного Рида и понял, что рука на его плече принадлежит Дину. Вытаращившись и поняв, что их застукали, Лирвак, шарахнувшись, выскочил из-за стола. За несколько мгновений застегнув рубашку, Илан натянуто улыбнулся мужчине и виновато покосился на сгорающего от стыда информатора.
   - Э... Доброе утро, мистер Юкмэн. - Лирвак, оглядываясь, подыскивал нужные слова. - Эмм... мы тут... э...
   - Обследование проводили? - с трудом сдерживая улыбку, закончил за парня Дин, глядя на виновников исподлобья насмешливым взглядом.
   - Вроде того. - Запрокинув руку, Илан смущенно почесал затылок.
   - Да я, как бы, не против, но всё же... - Отодвинув стул, мужчина сел. - Не стоит этого делать здесь. Сюда ведь может кто-нибудь зайти...
   - Прошу прощения. - Виновато сказал Лирвак и, тут же перейдя к делу, быстро сменил тему разговора. - Мистер Юкмэн, у меня есть к вам просьба...
   - Слушаю. - Мужчина серьезно посмотрел на рыжеволосого парня. - Мне и Риду надо будет покинуть пределы завода на некоторое время. И мне бы очень хотелось, чтобы вы, если меня вдруг будут спрашивать, сказали, что я отдыхаю. Никто не должен знать, что нас тут не будет. - Илан выдержал многозначительную паузу. - Я ведь могу на вас положиться, мистер Юкмэн?
   - Ну да. - Нерешительно ответил Дин в попытке угадать, куда эта необычная парочка может направиться.
   - Мы обязательно вернемся и я вам всё-всё объясню. Обещаю. - Лирвак добродушно улыбнулся.
   - Х-хорошо. - Задумчиво кивнул Дин.
   - Благодарю вас.
   И, не дожидаясь ответа, Лирвак схватил Савакса за рукав и потащил к выходу из врачебного цеха. Информатор и понятия не имел, что задумал загадочный рыжеволосый парень, ведь в омуте его черных глаз разглядеть хоть что-то было совершенно невозможно.
  
  
   07:33, 28 мая 48 года
  
   Массивный мотоцикл несся по просыпающимся улицам Гелвинкса. Его грозный мотор ревел на всю округу и даже заглушал недовольное тарахтение множества машин, спешащих развести по делам своих состоятельных хозяев. Уже не новый и местами проржавевший мотоцикл был необыкновенно быстрым для своей конструкции. Тяжелые широкие колеса, пара толстых выхлопных труб наперевес с заляпанным грязью пластиковым стеклом и старого типа фарой на передней части корпуса. Идя на обгон, мотоцикл обошел несколько неспешащих машин, дышащих паром, и вырвался вперед. Пригнувшись ниже, Илан поддал газу и мотоцикл, отчаянно взревев как пришпоренная лошадь, скрылся за поворотом. Держась за Лирвака, Рид оглядывался по сторонам, стараясь подробно разглядеть как можно больше проносящихся мимо зданий. Перекрикивая теплый ветер, взбалмошно играющий с волосами Илана, Савакс спросил:
   - Куда мы едем?
   - К моему хорошему знакомому. - Отозвался Лирвак. - Можно даже сказать, к другу.
   - Зачем?
   - Я хочу до конца всё выяснить в отношении Зюса. И никто, кроме него, не сможет нам помочь.
   - Кто он такой? - Илан услышал в голосе Рида настороженные нотки.
   - Увидишь. - Расплывшись в улыбке, рыжеволосый парень пригнулся к рулю. - Скоро придем. Я назначил ему встречу сегодня, на восемь часов.
   - И он придет?
   - Конечно, можешь не сомневаться.
   - Ты настолько в нем уверен...
   - А то! Я уверен в нем почти так же, как в себе, разве что я глупости совершаю куда чаще, чем он. - Илан громко рассмеялся, глядя на дорогу через пыльные стекла гоггла. - Просто я еще молод, а соблазнов так много! Эх, черт! Будет обидно сдохнуть, не попробовав хотя половину всего!
   Преодолев еще пару коротких улиц, мотоцикл, скрипнув, остановился. Упершись о край тротуара ногой в массивном ботинке, Илан заглушил мотор и, стянув с себя гоггл, повесил его на руль. Рид внимательно оглядывался по сторонам в поисках этого загадочного знакомого, но никого подозрительного поблизости не было. Люди спешили по своим делам, совершенно не обращая внимания на двух парней верхом на мотоцикле. Припарковавшись, Лирвак отошел в сторону и, расстегнув прошитый в несколько слоев кожаный жилет с множеством карманов, надетый поверх мятой рубашки, молча указал Риду на возвышающееся на противоположной стороне улицы здание.
   - Гостиница? - изумился Савакс.
   - Ну да. - Пожал плечами Илан. - А что тебя удивляет? Самое что ни наесть подходящее место для переговоров. Рестораны с барами в нашем случае подходят куда меньше.
   - Но ведь "Нирана" - одна из самых дорогих и престижных гостиниц в городе! - прошептал информатор, глядя на позолоченную вывеску.
   - Ну, вот и посмотришь, как аристократы живут. - Хмыкнул Илан и уверенным шагом направился к поблескивающим мраморным ступеням входа.
   Пройдя мимо швейцара и быстро переговорив с администратором, молодые люди поднялись на третий этаж. Пурпурные дорогие ковры на полу, светлые стены, украшенные картинами неизвестных Саваксу художников, живые цветы в высоких напольных вазах и приятный запах чистоты и гостеприимности царил во всем здании. Стараясь вести себя как можно более спокойно, Рид шел следом за Иланом. Провожаемые недоуменными взглядами охраны, парни искали комнату под номером триста двадцать три. Одетые как рабочие завода, Савакс и Лирвак выглядели, мягко говоря, необычно среди этой ослепительной роскоши, но, в отличие от Рида, Илана это мало интересовало. Наконец, остановившись у нужной двери с заветными золотистыми цифрами, Лирвак тряхнул головой и, улыбнувшись, бросил на информатора быстрый взгляд. Решительно постучав и услышав ответ, Илан открыл дверь и первым вошел в комнату. За ним шагнул Рид, которого преследовало странное ощущение, что он добровольно заходит в клетку со львом.
   Стоя спиной к молодым людям и задумчиво глядя в окно, рослый мужчина в строгом костюме молчал, опираясь на отполированную изогнутую трость. Уставившись в спину незнакомцу, Савакс слегка прищурился, изо всех сил прислушиваясь к ощущению, которое громко кричало в нем "Я его знаю!". Не торопливо развернувшись к гостям, мужчина серьезно посмотрел на них. Увидев багровые глаза, Рид на мгновение потерял дар речи. В ужасе вытаращившись, информатор не знал, на ком заострить свое внимание. Его беглый взгляд останавливался то на Лирваке, то на...
   - Привет, Рикко. - Илан, улыбаясь, приподнял руку. - А вот и мы.
   - Здравствуй. - Кивнул подполковник Кадзуни и, шагнув парням навстречу, спрятал руки в карманы идеально выглаженных брюк. - Я ждал тебя... Ридвард Савакс.
   - К-как это понимать, Илан?! - метнувшись к Лирваку, парень схватил его за грудки. - Зачем?..
   - Ну-ну, спокойно. - Рыжеволосый парень тепло улыбнулся. - Тебе ничего не угрожает. Мы приехали сюда, чтобы совместными усилиями ответить на один-единственный вопрос... Помнишь? - нехотя разжав пальцы, Савакс в смятении отступил. - Расслабься.
   - Присаживайся, Ридвард. - Кадзуни указал на дорогой стул с резной спинкой, стоящий у стола. - Я хочу извиниться перед тобой. Наша первая и последняя встреча прошла совсем не так, как я планировал. Эта парочка идиотов всё испортила... и продолжает портить! - Рикко ненавистно сощурился.
   - М-да. - Сказал сам себе Илан и, подойдя к столу, на котором стояла закупоренная бутылка дорогого вина, покосился на подполковника. - Я налью себе, ладно? - но Риккори не обратил на него ни малейшего внимания и парень, невинно пожав плечами, открыл бутылку, налил полный фужер и, опустошив его и крякнув, тихо сказал: - Спасибо.
   - Илан! Зачем ты пьешь?! - воскликнул информатор, совершенно не понимая, что вокруг происходит. - Как же мы теперь на завод вернемся? Тебя же лишат прав!
   - Каких еще прав? - нахмурился Лирвак, наливая себе очередную порцию.
   - Как каких?! Водительских, конечно!
   - А-а-а, - протянул Илан, облизнувшись после нового глотка крепкого вина многолетней выдержки, - не волнуйся, Ридди. У меня их нет.
   - Да вашу ж мать! Вы что тут все, с ума сошли?! - Савакс, хватаясь за голову, мерил просторную комнату шагами.
   - Ридвард, успокойся. - Приподняв руку, попросил Кадзуни. - Не обращай на Илана внимание. Я подвезу вас до завода, если тебя это действительно так заботит. А если тебе интересно, то и он пьяный водит очень даже неплохо. - Озадаченное лицо Рикко тронула улыбка. - Ну всё, хватит. Давайте ближе к делу. Илан, иди сюда!
   - А можно я тут полежу?
   Информатор и подполковник обернулись в сторону Лирвака, который валялся на огромной кровати, перекатываясь то на одну сторону, то на другую и что-то мурлыкал себе под нос, по-видимому, наслаждаясь запахом чистоты и приятной для кожи ткани покрывала. Глядя на эту картину, Кадзуни усмехнулся, а Савакс, закрыв глаза, покачал головой.
   - Он безнадежен. - Рикко внимательно посмотрел на информатора и спросил: - Так что вам удалось выяснить насчет Зюса?
   - Илан видел, что у него... - Начал Рид, но Лирвак перебил его.
   -...Кроме всего кристалла есть еще осколки по всему телу. Сомнений почти нет, что они принадлежат убитым харганам! - выкрикнул парень, лежа на кровати и раскинув руки в стороны.
   - Вот как... - Тихо сказал сам себе Кадзуни, опустив голову. - Выходит, он, всё-таки, пошел на убийство себе подобных...
   - А вот с этого места поподробнее. - Попросил Илан и, сев на кровати, налил себе еще выпивки. - Ты ведь тут за всё заплатил, да, Рикко?
   - Ну да. - Эхом отозвался подполковник, задумчиво потирая подбородок и вспоминая времена, когда они с Зюсом жили вместе.
   - М-м-м... прикольно. - Илан расплылся в довольной улыбке и, потерев раскрасневшуюся от алкоголя щеку, вновь откинулся на кровать.
   - У меня всего лишь одно предположение насчет Зюса... - Негромко начал Рикко. - Мы встретились, когда ему было двенадцать. Мы начали жить вместе, и он ни на шаг не отходил от меня. Вряд ли он мог убить кого-то, когда мы были лучшими друзьями...
   - При мне он тоже ничего такого не делал... - Тихо сказал Рид, опустив голову и, помолчав, продолжил: - Извини меня, Риккори. Похоже, мое появление кардинально изменило вашу жизнь...
   - Да, я ненавидел тебя всей душой. - Кадзуни грустно улыбнулся. - Но теперь всё это в прошлом и уже неважно так, как было важно раньше. Нужно уметь прощать - это всё, что я понял тогда, когда Зюс ушел и больше не вернулся. - Подполковник замолчал, устало откинувшись на спинку стула.
   - Ну, так что ты думаешь по поводу осколков? - подал голос Илан.
   - Это могут быть осколки тех харганов, с которыми жил Зюс до нашей встречи. - Кадзуни серьезно посмотрел на Лирвака.
   - Ты хочешь сказать, что его отец и мать... - Округлив глаза в страшной догадке, Рид уставился на подполковника.
   - Не только. - Перебил его Риккори. - Как-то, всего лишь раз за все годы, прожитые вместе, Зюс обмолвился, что у него, кроме родителей, был еще и младший брат, у которого была подружка... Они жили все вместе, одной большой семьей. - Мужчина замолчал, шумно выдохнув. - Понятия не имею, что там могло случиться, если мое предположение окажется верным. Всю правду может рассказать только сам Зюс, но он этого никогда не сделает.
   - А как осколки могут попасть в него, даже если он убил их? - присосавшись к горлышку бутылки, Илан заинтересованно подался вперед.
   - Зюс, вне всяких сомнений, харган от рождения. - Продолжал подполковник. - И, будучи носителем кристалла Паразита, он может передавать свои физические ранения другим, а также забирать на временное пользование любую часть силы харганов с врожденными кристаллами...
   - И? - в нетерпении, Лирвак перевернулся на живот и подпер голову руками.
   - Если он забирает силу кристаллов у харганов, и они не сопротивляются, как бы разрешая ему внедрение, это проходит почти безболезненно как для Зюса, так и для его донора. - Рикко взволновано теребил подбородок, глядя перед собой невидящим взглядом. - Но если оказано сопротивление... - Мужчина замолчал. - Я никогда не видел ничего подобного, но можно предположить, что в кристалле присутствует высокоразвитый инстинкт самосохранения, который, возможно, имеет функцию самоуничтожения при чужеродном вмешательстве...
   - ...Или же это реакция только на те кристаллы, которые объединены с кристаллом Паразита родственными связями. - Будто бы сболтнув что-то несуразное, Илан беззаботно вскинул брови и, закатив глаза к потолку, пожал плечами.
   - А что? Очень даже возможно... - Нахмурившись, Кадзуни задумчиво сжал подбородок пальцами. - Теперь я совсем не знаю, что делать... Зюс, Анверс, Гай... Достали! - спрятав лицо в ладонях, мужчина замолчал.
   - Ну, Рикко, не огорчайся ты так! - шатаясь, Илан подошел к подполковнику и хлопнул его по плечу. - Разберемся с Зюсом - и я пришью их! - громко икнув, парень виновато улыбнулся и, взъерошив волосы, тряхнул головой. - Точно тебе говорю. Назначишь им встречу - и хана! Думаю, потом ты быстро забудешь об этом кошмаре.
   - Хватит, Илан. - Не поднимая головы, глухо отозвался Кадзуни. - Они тоже не лыком шиты, как тебе кажется.
   - Да не гони! - усмехнулся Лирвак, заносчиво задрав нос и уперев руки в бока. - Ладно, потом сам найду их!
   - Рикко, - Савакс напряженно посмотрел на подполковника, - тридцатого мая Зюс планирует нападение на военную базу... Все приготовления почти завершены. Он распределил харганов по классам их кристаллов и руководящий состав уже начал разъяснения тактических ходов...
   - Вот как... - Пробормотал Рикко. - И что мне делать? Как подполковник я просто обязан оповестить Судей, собрать ликвидаторов и прямо сейчас стереть ваш завод с лица земли, но как харган я не могу позволить себе предать таких же, как я. - Он замолчал. - Как бы я хотел оказаться там, на заводе среди своих...
   - С ума сошел что ли? - хмыкнул Илан. - Там такой срач, не то, что здесь... Еда - отстой, условий почти никаких, а тут... - Блаженно зажмурившись, парень рухнул на кровать, раскинув руки в стороны. - Я бы не отказался пожить здесь!
   - Тебе это не по карману. - Напомнил Риккори. - Так что поднимай свой зад и готовься отправляться домой.
   Состроив недовольную мину, Лирвак нехотя поднялся и, сильно шатаясь, побрел в сторону двери. Глядя ему вслед, подполковник хмыкнул, качая головой. Рид находился в крайней растерянности. Предположение Кадзуни никак не выходило у него из головы. Если раньше у него была возможность узнать подробности из жизни Зюса из первых уст, то теперь на это можно было даже не надеяться. Лидер организации "Иные" больше не подпустит его к себе так, как раньше, и уже не будет делиться планами на будущее. Не в силах определиться, хорошо это или же, всё-таки, плохо, информатор брел за Лирваком, низко опустив голову.
   - Эй, Рикко, ну отвези меня! - подперев дверной косяк, попросил Илан, глядя на мужчину бессмысленным взглядом исподлобья.
   - Не ной, отвезу. - Отозвался Кадзуни и, обратившись к Риду, сказал: - Держи ухо востро. Зюс не упустит момента поквитаться с тобой так же, как и со мной.
   - Рикко, - Савакс, чувствуя, как отчаянно бьется сердце, поднял на мужчину полные боли глаза, - что ты будешь делать?
   - Попытаюсь сделать всё, чтобы очередное предприятие Зюса увенчалось успехом. - Серьезно ответил Риккори, глядя, как Лирвак засыпает на ходу.
   - Зачем тебе это? Ты же работаешь на Судей... - Проговорил информатор, остановившись.
   - Если разобьем "Иных" сейчас, много харганов погибнет... Погибнет просто так, а ведь они живут лишь мыслью о свободе. - Тихо сказал мужчина, болезненно закрыв глаза. - И этим я от них не отличаюсь. - Он замолчал. - Ну, всё, хватит. Пошли.
   - Подполковник, - коснувшись рукава дорогостоящего пиджака мужчины, Рид приостановил Кадзуни, - когда мы снова встретимся?
   - Тогда, когда правление Зюса, к сожалению, подойдет к концу. - Едва слышно ответил Риккори. - Гелвинкс не нуждается еще в одном тиране.
  
  
   08:04, 28 мая 48 года
  
   Проснувшись раньше обычного, Гилберг тихо поднялся с постели и, поглядев на безмятежно спящую Ноэри, наспех оделся и вышел в коридор, направившись в уборную. Не без труда заставляя себя смотреть под ноги, парень брел в конец коридора. Закрывшись в маленькой комнатке и сделав все свои дела, Гай, зевая, уже хотел, было, направиться обратно к себе, как дорогу ему преградила жилистая фигура Зюса. Гил слегка удивился, увидев перед собой лидера, но, максимально приветливо улыбнувшись, он поздоровался. Одинокая лампа в центре коридора изредка подрагивала, издавая странные звуки, похожие на треск. Рассвет только занимался, отчего тени заброшенного завода становились длиннее. Подперев стену рукой и слегка наклонившись в сторону экспериментального образца номер один, Зюс улыбнулся. Старая черная майка, кожаные штаны на широком ремне и неизменные сапоги, повязка и кобура с револьвером. Не понимая, чем заслужил такое пристальное внимание, Гилберг молча ждал, что ему скажет загадочно улыбающийся молодой человек. Не отрывая взгляд от серебристого глаза, парень плохо слушающимися пальцами застегнул рубашку на пару пуговиц и, шмыгнув носом, поёжился. Глядя на Гая, харганский лидер еле слышно усмехнулся.
   - Гилберг, нам надо поговорить. - Наконец, сказал Зюс. - Сейчас.
   - Э... Ладно. - Нехотя согласился парень, шагнув вслед молодому человеку.
   Обогнув коридор, они оказались на небольшом балконе, залитом лучами утреннего солнца. Покосившийся, с покрытыми ржавчиной перилами балкон не внушал доверия. Казалось, он мгновенно рухнет, если хоть одной ногой ступить на него. Но Зюс, не задумываясь, навалился на причудливо изогнутые перила и, достав сигарету, закурил. Нерешительно подойдя ближе, Гилберг с волнением смотрел себе под ноги, ища убегающие на край бетонной плиты трещины разлома. Искоса посмотрев на парня, харганский лидер выдохнул клуб дыма и устремил свой взор к горизонту. Нехотя просыпающееся солнце, будто бы потягиваясь, поднимало к порозовевшим облакам свои руки-лучи. Крыши домов Гелвинкса окрашивались в желтый цвет. Теплый майский ветер ласкал кожу и трепал волосы, успокаивая и утешая. У Гила перехватило дыхание от представшей перед ним картины. Это забытое миром великолепие, которое уже никто не замечает; это ненавязчивое дыхание природы, эхом доносящееся издалека; этот свет, утерянный в веках, являющий собой бесформенные лики древних богов...
   - Потрясающе... - Заворожено прошептал Гилберг, вцепившись в прогнившие перила.
   - Да, красиво. - Согласился Зюс, сбросив окурок вниз. - Гай, я хочу, чтобы ты стал моим первым приближенным.
   Округлив глаза, парень взглянул на харганского лидера, пытаясь осмыслить его слова. Сильно смутившись, Гил промямлил что-то невнятное и, пожав плечами, навалился на перила, задумчиво уставившись вниз. Сделав решительный шаг в сторону Гая, Зюс сжал его плечо и, заставив повернуться лицом, внимательно посмотрел парню в полные раздумий глаза. Покровительствующая улыбка коснулась лидера "Иных" и он, криво усмехнувшись, сказал:
   - Мы много общались с тобой, и я вижу, что ты очень сильно изменился. Помнишь, как мы встретились и что я сказал тебе, что пообещал?
   - Помню. - Тихо ответил Гил, стараясь не смотреть на этот металлический блеск одинокого глаза.
   Они замолчали, но это безмолвное затишье нарушил неожиданный громкий хлопок откуда-то снизу. Нахмурившись, лидер "Иных" свесился вниз, но никого не увидел. Сощурившись и предполагая, что бы это могло быть, молодой человек на мгновение задумался. На выстрел не похоже. Должно быть, дверь. Но тогда кто зашел или же кто вышел? Подумав, что это не важно, ведь на территории завода находится очень много харганов, лидер вновь обратился к Гилбергу.
   - Ты вырос. - Зюс улыбнулся. - Так быстро... Так, я бы даже сказал, скоропостижно... - Молодой человек замолчал, отпустив плечо парня и снова взглянув на солнце. - Нам предстоят решающие сражения, Гай. И я хочу, чтобы ты бился бок о бок со мной, расчищая себе и остальным харганам путь к свободе. Я хочу, чтобы ты стал моей правой рукой, моим напарником... За твои старания в работе над собой я хочу вознаградить тебя... - Не понимая, к чему клонит лидер, Гил искоса посмотрел на него, - ...и спросить, станешь ли ты руководителем харганов восточного района?
   - Я? - изумился Гил.
   - Ты. - Спокойно кивнул Зюс. - Я знаю, у тебя получится.
   - Да как же... Да ну... - Бормотал парень. - Я даже в школе ни разу старостой не был! Как я смогу организовать такое количество харганов в одиночку?!
   - Я помогу. - Заверил лидер "Иных". - Если ты не откажешься быть моей правой рукой, я представлю тебя харганам восточного района, и они подчиняться тебе так же, как и мне.
   - Ну... я... - Фиолетовые глаза Гилберга бегали из стороны в сторону, он хаотично соображал, оценивая свои силы. - Не знаю. - Наконец, выдохнул он. - Я не уверен, что у меня получится.
   - Но ты ведь еще даже не попробовал. - Приободряющее улыбнулся Зюс. - Я хочу, чтобы на мое место в управлении восточным районом встал именно ты.
   - Почему? - смотря себе под ноги, спросил парень.
   - Потому, что все руководители районов - харганы с очень сильными кристаллами. - Пояснил лидер. - Ты не исключение и именно поэтому я вижу в тебе неплохие задатки. Ты быстро учишься. Я уверен, что твой путь только начинается. Не бойся перемен. Соглашайся. Ты сам творец своей судьбы, а судьба есть не что иное, как последовательность выборов - куда идти, что делать и как быть.
   - Ну... хорошо. - Согласился Гил после минуты томительного молчания. - Почему бы и не попробовать...
   - Всё правильно, Гай! - Зюс, довольно улыбаясь, дружески хлопнул парня по плечу. - Нет ничего приятней, чем пробовать эту жизнь на вкус!
   - Наверное. - Тихо отозвался Гилберг, смотря на ослепительные лучи солнца, рассеивавшиеся по чистому утреннему небу. - В конце концов, я всегда мечтал сделать свой выбор, а не идти на поводу у родителей и всех остальных...
   - Вот именно. - Поддакнул Зюс, криво улыбаясь. - В этом мы с тобой очень похожи, Гай. Я тоже не хотел, чтобы мне навязывались, поэтому я и решил создать свой мир, в котором править буду я, а не кто-то другой, в котором будут только такие законы, какие я посчитаю нужным установить... Мир, в котором я - бог.
  
  
   09:20, 28 мая 48 года
  
   Иссиня-черная блестящая машина, скрипнув рессорами, остановились на углу близлежащего к заводу дома. Людей поблизости не было, все уже разошлись на работу, поэтому любопытных глаз, которые могли бы быть обращены в сторону презентабельной машины, не было. Не заглушая мотор, Рикко посмотрел в зеркало заднего вида. Илан, навалившись на плечо взволнованного Рида, тихо посапывал. Хмыкнув, подполковник повернулся к информатору. Парень странно смотрел то на него, то в окно, за которым неподалеку возвышался заброшенный завод. Отчего-то Савакс не верил Кадзуни, хотя повода для этого не было. В конце концов, как он понял, его похищение было организовано пожилым человеком в очках и бывшим капитаном Гаем, а не нынешним подполковником. Понимая, что в противостояние Зюсу их и так слишком мало, Рид отбросил все лишние мысли и выдавил измученную улыбку.
   - Тебе придется самому тащить его. - Сказал Рикко, покосившись на Лирвака. - Я не могу подойти к заводу ближе.
   - Ничего. Я справлюсь. - Ответил информатор и потряс рыжеволосого парня за плечо. - Илан, вставай!
   Промямлив что-то невнятное, Лирвак обхватил руку Савакса и, устроившись поудобнее, уткнулся ему плечо. Промурлыкав что-то про вино и гостиницу, парень причмокнул и громко засопел. Мотор машины тихо урчал, будто подгоняя водителя и его пассажиров к более решительным действиям.
   - Капец. - Закатив глаза, Рид откинул голову на высокую спинку кожаного сидения.
   - Вот и я про то. - Усмехнулся Кадзуни. - Давай, доставай его. Мне нельзя здесь долго находиться.
   Высвободив руку из объятий спящего Илана, информатор попытался взвалить основной вес его тела на спину. Открыв дверь свободной рукой, Рид вытащил Лирвака на улицу. Резкий порыв теплого ветра взъерошил волосы молодых людей. Савакс даже на мгновение забыл, что за его спиной, едва держась на ногах, стоит Илан. Ловя порывы ласкового ветра, Рид медленно вдыхал пропахший заводскими отработками воздух. Смотря на небо, парень видел, как неторопливо плывут светлые облака, похожие на большие корабли, как чистое голубое небо похоже на реку, несущую их вдаль. Как же он раньше не замечал этого? Конечно, многое теряется среди этой вони промышленного района, многое исчезает в дыме выхлопных и печных труб, но небо... Небо было как будто окном в другую реальность, которой не было дела до веков и мирской суеты. Переполняемый восторгом увиденного, парень с трудом заставил себя обратить внимание на подполковника, который немного опустил стекло окошка и, молча отдав информатору честь, развернул машину и поспешно скрылся за поворотом.
   Оставшись на дороге в одиночестве, если не считать окончательно расслабившегося Илана, Рид подхватил его за ноги и, взвалив на спину как мешок, заторопился к высокой бетонной стене завода, ставшего штабом организации "Иные". Дико озираясь по сторонам, Савакс молил лишь о том, чтобы их возвращение осталось незамеченным. Перейдя дорогу, парень согнулся, перехватился поудобнее и поспешил к заднему входу, который он успел обнаружить совсем недавно. Информатор не видел, что над забытой всеми дверью, ведущей на территорию завода, располагался небольшой балкончик, на котором стоял Зюс в компании Гилберга. Бесшумно двигаясь вдоль стены, Рид порывисто дышал, шныряя глазами по закуткам, поворотам и кучам ржавого металлолома. Добравшись до заветной двери, Савакс резко открыл ее и поспешно вошел, крепко держа Илана за ноги. Обхватив руками шею информатора, Лирвак безмятежно спал. Похоже, на данный момент его могло устроить любое положение, лишь бы не самому идти пешком. Скрывшись в темноте коридора, Рид не успел придержать дверь и она с громким хлопком закрылась. Зажмурившись, парень тряхнул головой и поспешил во врачебный цех.
  
  
   18:36, 28 мая 48 года
  
   Перевернувшись на другой бок, Илан медленно открыл глаза и огляделся. Он находился в своей комнате, где обычно спал днем, пока доктор Юкмэн работал. Одетый, на заправленной кровати, разве что ботинки и толстый кожаный жилет лежали в стороне. Застонав и приложив руку ко лбу, молодой человек всеми силами пытался заставить себя проснуться, но дикая усталость и выпитое накануне крепкое вино давали о себе знать. Запустив пальцы в спутанные волосы, Лирвак затаил дыхание, прислушиваясь к режущей головной боли. Представив себя со стороны, Илан хмыкнул и, собравшись с силами, резко сел. Рыская глазами по комнате в поисках воды, парень увидел на столе мятый клочок бумаги. Тяжело поднявшись и едва переставляя ноги, Лирвак потянулся к нему. Прочитав короткий текст, написанный знакомой рукой, Илан тепло улыбнулся.
   "Привет, больная голова! Извинись перед Дином. Ему пришлось оправдываться насчет тебя, а мне объяснять ему, почему ты почти без сознания.
   P.S. Приду, как обычно".
   Задумчиво улыбаясь и качая головой, Лирвак сжал записку в ладони, после чего засунул ее в карман и, накинув на плечи халат, спустился во врачебный цех, где доктор Юкмэн принимал пациентку. Женщина лет тридцати восьми страдала ангиной и Дин, осматривая ее горло и прощупывая гланды, делал на отдельном листе какие-то пометки. Подойдя ближе, Илан, шатаясь и пытаясь не слушать головную боль, сунул руки в карманы и, закутавшись в халат, вел себя немного неадекватно. Приблизившись к женщине, он резко наклонился к ее лицу, заглянув в карие, как крепкий кофе, глаза. Она отпрянула от неожиданности и вопрошающе посмотрела на Дина, который, покосившись на Илана, тяжело вздохнул.
   - Это мой помощник. Он работает в ночную смену. - Разъяснил женщине Юкмэн.
   - Ну да. - Тряхнул головой парень. - А вы что, забыли, кто я такой?
   - Илан... - Проскрежетал Дин, бросив на Лирвака разгневанный взгляд. - Я объясняю это миссис Орхэйт!..
   - А она? Она не знает? - не отставал непричесанный рыжий парень, пытаясь заглянуть в лицо Дина, взор которого был устремлен в открытый рот возмущенной женщины.
   - Илан... - Прошипел Юкмэн, пронзив Лирвака взглядом и, вложив в свои слова всё оставшееся терпение, как можно более спокойно попросил: - Иди спать, пожалуйста. Я разбужу тебя вечером.
   - Уже вечер. Вечер начинается в шесть! Сейчас полседьмого! - раскинув руки в стороны, парень расплылся в счастливой улыбке.
   - Илан... - С каждой минутой роль невозмутимого врача давалась Дину всё труднее. - Займись карточками.
   - Я уже ими занимался. С ними всё в порядке. - Пожал плечами Лирвак и, зажмурившись, расплылся в улыбке, как наевшийся рыбы кот.
   - Тогда... Тогда вымой инструменты! - настойчиво прорычал доктор Юкмэн, пытаясь разглядеть в горле женщины гнойные поражения.
   - Они чистые. - Резко схватив с подложки скальпель, парень поднес его к своему лицу, пристально разглядывая идеально заточенный металл на предмет загрязнений.
   Округлив глаза, женщина уставилась на молодого человека, сжимающего в руке хирургический инструмент и неоднозначно улыбающегося. Заметив ее волнение, доктор Юкмэн оглянулся. Увидев Лирвака, вооружившегося скальпелем, Дин изо всех сил стиснул зубы, чтобы не выругаться нецензурно. Заметив наливающиеся кровью глаза мужчины, парень резко спрятал скальпель за спиной и, как ни в чем небывало, уставился в потолок.
   - Илан!.. Прекрати дурачиться и дай мне спокойно работать! - не вытерпел мистер Юкмэн, стиснув кулаки. - Какого хера ты проснулся раньше положенного?! Вали спать! Или просто выйди отсюда! Я с тобой позже поговорю!
   - Э, ну ладно. - Нехотя согласился парень и, виновато опустив голову, вернул скальпель на место, но тут же метнувшись к женщине, тихо сказал ей в лицо: - У вас фурункулы вот здесь. - Лирвак ткнул пальцем в нижнюю часть горла. - Спите на боку, чтобы при случае не захлебнуться гноем.
   - О, господи! - в ужасе прошептала женщина и, шумно вдохнув, сморщилась. - Да вы же пьяны! От вас пахнет алкоголем!
   - Подумаешь! - фыркнул Илан и состроил кислую мину, развернувшись на каблуках и направившись к выходу.
   - Прошу прощения. - Слегка покраснев, смущенно пробормотал Дин, украдкой посмотрев на пораженную выпадами молодого врача пациентку.
  
  
   19:07, 28 мая 48 года
  
   Выйдя из ванной комнаты после посещения самодельного тренажерного зала, Кирс, усталый и довольный, накинул небольшое полотенце на плечи и направился к себе. Из одежды у него были лишь легкие штаны. Подвязанные шнурком, они оказались на пару размеров больше положенного, но это ничуть не смущало парня. По мускулистому телу Дэриэла скатывались капли воды, убегая на пояс и исчезая в мягкой ткани штанов. Ни о чем не думая, Кирс шел по коридору, когда сердце его неожиданно ёкнуло и он, замерев у двери комнаты Зураны, затаил дыхание. За стеной отчетливо слышались всхлипы. Дэриэл не знал, плачет ли это сама Зура, ведь еще никогда в жизни он не видел у нее даже намека на слезы. Сжигаемый противоречивыми чувствами, парень едва сдерживал себя, чтобы не ворваться в комнату и не увидеть собственными глазами причину слез девушки. Сжимая кулаки и хаотично соображая, что делать, Кирс вспомнил, что время приближается к ужину, поэтому он без тени подозрения в свой адрес может постучаться и пригласить Зурану поужинать вместе с ним. Решившись, парень судорожно вдохнул и настойчиво постучал. Всхлипы мгновенно прекратились. Сглотнув, Дэриэл ждал, пока ему откроют. Прошло несколько секунд, но дверь так и осталась закрытой.
   - Зура?.. - Взволновано позвал Кирс. - Скоро ужин. Поедим вместе?
   Тишина. Никакого ответа. Нахмурившись, парень не знал, что делать. На девчонку это было совсем не похоже. Переминаясь с ноги на ногу, Дэриэл решил постучать еще раз, но безрезультатно. Прильнув к двери, парень закрыл глаза и превратился в слух. Ему не нужно было никаких прослушивающих устройств, чтобы распознать за тяжелой холодной дверью судорожное дыхание девчонки. Вне всяких сомнений, она прижалась спиной к двери и слушала, слушала, слушала...
   - Зурик, идем... - Кирс в волнении поджал губы. - Ответь хоть что-нибудь, прошу! Не молчи... Это на тебя так не похоже...
   Снова тишина в ответ и лишь через несколько долгих мгновений защелка двери тихо звякнула. Распознав это, как приглашение, Дэриэл осторожно переступил порог комнаты девчонки. Зурана стояла к нему спиной. Как всегда одетая в короткую майку и шорты, она вела себя очень странно. Механическая рука обездвижено висела, а живая едва заметно подрагивала. Чуть нахмурившись, парень сделал решительный шаг вперед и, приложив ладонь к плечу девчонки, осторожно развернул ее к себе лицом. На Кирса смотрели опухшие от слез мутные глаза, губы красные, видимо, девчонка их отчаянно кусала, взъерошенные волосы торчали в разные стороны, но, опять же, не так, как обычно.
   - Что случилось? - Дэриэл слегка наклонился к Зуране. - Что тебя так расстроило? - не говоря ни слова, девчонка мотнула головой, тщетно пытаясь спрятать глаза. - Впервые вижу твои слезы... - Она испугано уставилась на него. - Какие они... красивые.
   Глаза Зуры бегали из стороны в сторону, не зная, на чем остановиться. Она была смущена, пристыжена и подавлена, но Кирс смотрел на нее таким покровительствующим и добродушным взглядом... Как же она раньше этого не замечала? Тепло улыбнувшись девчонке, Дэриэл сжал ее плечи в своих ладонях. Не решаясь подступить ближе, он находится от нее на расстоянии вытянутой руки.
   - Надеюсь то, что тебя так расстроило, не настолько серьезно, чтобы снова думать об этом? - тихо спросил он, ловя каждый случайный взгляд, брошенный в его сторону. - Пойдем кушать, Зурик?
   - Нет. - Едва слышно отозвалась девчонка, пристально изучая пальцы своих босых ног.
   - Почему? - Кирс удивленно вскинул брови.
   - Я... Мне... Мне некогда. - Она подняла на парня решительный взгляд.
   - О, а можно спросить, чем ты занята? - осторожно спросил Дэриэл, заинтересованно приподняв бровь.
   Отступив, Зурана высвободилась из объятий парня и вновь повернулась к нему спиной, после чего отошла к столу и, чем-то зашуршав, неожиданно замерла. Судорожно вздохнув, она всхлипнула и через плечо покосилась на растеряно стоящего в стороне Кирса.
   - А ты не будешь смеяться? - тихо спросила она.
   - Нет, что ты. - Дэриэл сдержано улыбнулся. - Когда ж я над тобой смеялся?
   Покачав головой, девчонка признала себе, что никогда. Кирс был единственным, кто за всё их знакомство ни разу не высмеивал и не критиковал ее. Невольно сжавшись, Зурана ощутила предательский холодок, пробежавший по ее спине. Зажмурившись, девчонка резко схватила что-то со стола и, развернувшись к парню, протянула ему небольшой, потертый временем предмет.
   - Что это? - Дэриэл прищурился, пытаясь угадать, что именно Зура ему показывает.
   - Это книга. - Тихо ответила девчонка. - Я взяла ее почитать у Сэйо... Ну... как взяла... забрала, короче.
   - Оу, - Кирс очень удивился, - а о чем она?
   - О чувствах. - Не желая показывать предательский румянец, Зурана отвернулась.
   - Даже так... - Не сдержавшись, парень присвистнул, не спуская глаз с Зураны. - А ты всё прочитала? Тебе понравилось?
   - Да, очень понравилось. - Девчонка призналась не сразу. - Там описана трогательная история любви одной девушки к парню, который был старше ее.
   - М-м-м... - Задумчиво протянул Дэриэл, опускаясь на стул. - И чем закончилось?
   - Они стали парой. - Ответила девчонка, не поворачиваясь.
   - Понятно... - Кирс пригладил почти высохшие волосы.
   Они замолчали. Каждый думал о чем-то своем, но мысли обоих неумолимо сводились к одному единственному слову "любовь". Дэриэл всегда наблюдал за Зураной, начиная с момента ее появления в рядах харганов. Он наблюдал все ее взлеты и падения, ее радость и так отчаянно скрываемую печаль, все ее причуды и изменения характера - абсолютно всё. И вот сейчас, глядя на эту с виду хрупкую девушку, Кирс понимал, что перед ним совсем не та Зура, какую он знал раньше. Пацанка, любящая нахамить и выставить всех окружающих идиотами, куда-то внезапно исчезла. На ее смену пришла странная девушка, не веселая и не печальная, задумчивая и скромная, тщательно скрывающая свои самые сокровенные чувства. Поражаясь, насколько сильно на Зурану повлияла книга Сэйо, Дэриэл негромко сказал, нарушив затянувшееся молчание:
   - Книги - это чистейшая сущность человеческой души. В детстве я тоже очень много читал, хотя сейчас по мне и не скажешь. - Кирс виновато улыбнулся.
   - Правда? - девчонка с интересом оглянулась в его сторону.
   - Ну да. - Кивнул Дэриэл. - Я очень любил приключения. Этот момент... когда я открывал книгу и погружался в другую реальность... Словно сбегал от всего мира в историю, гораздо более интересную, чем когда-либо будет моя собственная...
   - Кирся... - Пролепетала Зура, пытаясь сдержать новый приступ слез.
   Впервые Дэриэл предстал перед ней в новом свете, в новом облике, естественность которого не могла быть подвержена сомнению. Они много лет знали друг друга, выставляя напоказ лишь самые агрессивные черты своего характера, скрывая личные переживая глубоко в душе. И эти маски уже успели стать неотъемлемой частью их лица, но вот они неожиданно раскололись, растаяли, исчезли. У Зураны осколки ее маски обратились слезами, а у Кирса - теплой улыбкой. Воистину, мудрое слово, сказанное вовремя, способно творить чудеса. До книг надо дорасти. Каждый подходит к книжной полке в своем возрасте и тогда, когда со страниц слетают слова истины, волшебство проникает в наш мир, переплетаясь с нитями судьбы и мироздания. И, будучи подхваченным волнами разнообразных историй, можно разрешить утопить себя, с головой погрузиться в вымышленные миры, на время исчезнуть из серой реальности.
   - Зурик, - Дэриэл решительно поднялся на ноги и подошел к девчонке, - знаешь... я давно хотел сказать тебе, что... что ты мне очень-очень дорога.
   Пурпурный румянец на щеках Зураны стал еще более отчетливым и она, стоя к парню спиной, никак не решалась повернуться. Кирс терпеливо ждал ее реакции, но, неожиданно вспомнив, что Зуру часто одолевает гордость на пару с гордыней, решил сделать еще один шаг. Оказавшись за спиной девчонки, он осторожно, чтобы не вызвать негативных эмоций, обнял ее за талию, прижав ближе к себе. Сердце девчонки отчаянно колотилось в груди. Еще ни разу в своей жизни она не чувствовала такого теплого прикосновения. Ощущая спиной жар разгоряченного торса Дэриэла, она совершенно не знала, что ей следует делать в такой ситуации, но, вспомнив отрывок из прочитанной книги, Зурана резко развернулась к парню и, бросившись ему на шею, крепко обняла. Кирс медленно закрыл глаза, наслаждаясь каждым мгновением их ни сколько физической, сколько духовной близости и это великолепное, до корней волос прочувствованное ощущение, когда к твоему телу прикасается живая плоть и механический имплантат.
   - Зурик, я... - Нерешительно начал Дэриэл, прижимая худощаво-жилистое тело девчонки к себе.
   - Я тоже тебя очень люблю... Кирся. - Заглянув в светлые глаза парня, тихо сказала Зурана.
   Сердце Дэриэла подпрыгнуло, ударив в горло и он, шумно выдохнув, еще сильнее сжал девчонку в своих объятиях. Годы шли, а он и подумать не мог, что она когда-нибудь даже вскользь задумается об отношениях с кем-либо и, тем более, с ним. Не веря своему счастью, парень был готов кричать от радости. Еще никогда в своей жизни Кирс не испытывал такого ликования. Нет, он ждал не зря. Зурана поистине уникальная девушка, именно такая, какие всегда привлекали Дэриэла: уверенная в себе, нахрапистая, гордая и дерзкая, сильная, отчаянная и горячая. Но всё это было лишь одним из ее лиц, искусственно созданных несправедливостью жизни и насмешливостью судьбы. Сейчас же рядом с ним была Зурана настоящая, маска которой исчезла, навсегда изменив ее жизнь и повернув судьбу в правильное русло. Зура думала, что, вне всяких сомнений, у них всё будет так, как у героев этого зачитанного до дыр романа, а Кирс был счастлив, что его самая заветная мечта, наконец, сбылась и он рядом с той, которую любит.
  
  
   20:33, 28 мая 48 года
  
   - То есть ты хочешь сказать, что теперь ты - руководитель харганов восточного района вместо Зюса? - сощурившись и едва сдерживая негодование, спросила Ноэри.
   - Ага. - Кивнул Гилберг, наливая в стакан воды. - Я не слишком в себе уверен, но Зюс сказал, что будет помогать мне.
   - Вот как... - Опустив глаза, тихо сказала альбиноска сама себе.
   - Ну да. - Тряхнув головой, отозвался Гай. - Ты рада?
   - Ага, очень. - Саркастично усмехнулась девушка. - Не видишь что ли, что улыбка с лица прямо-таки не сходит?!
   - Ноэри... - Растеряно пролепетал Гил. - Я ведь... Я ведь просто...
   - Что "ты просто"?! - вскочив на ноги, не выдержала альбиноска.
   - Я просто хотел, чтобы ты мной гордилась... - Еле слышно проговорил парень, растеряно опустив голову.
   Он толком и не понимал, почему чувствует вину перед Ноэри, ведь он еще не успел сделать ничего плохого, но это странное ощущение, подкрепляемое выражением лица девушки, не давало ему покоя. Сложив руки на груди, альбиноска стояла в стороне, бросая кроткие взгляды в сторону парня. Гил знал, что если подойдет к ней сейчас, она оттолкнет его. Ноэри ненавидит Зюса, и сейчас она крайне недовольна фактом приближения к нему Гилберга. Медленно выдохнув, девушка попыталась успокоиться. Удрученно посмотрев на Гая, Ноэри тихо сказала:
   - Я и так горжусь тобой, Гилберг... И не обязательно было брать на себя такую ответственность... и, тем более, настолько приближаться к Зюсу. Он неспроста наделил тебя властью. Ему что-то нужно.
   - Ноэри, я всю жизнь был отбросом, а когда попал к Зюсу, он сделал из меня того, кого ты сейчас видишь! - в отчаянии выкрикнул парень.
   "Того, кого сейчас видишь... Чудовище? Монстра?" - альбиноска едва сдержалась, чтобы не произнести это вслух. Стиснув зубы, она отвернулась. В волнении задышав чаще, Гай шумно сглотнул. Почему же Ноэри так недовольна? Что-то подозревает? Как только они стали близки, она сразу же начала говорить ему, что Зюс - враг номер один. Нет, она не может быть права. Гай нужен лидеру "Иных" живой и невредимый, поэтому он будет защищать его и помогать ему. Гил понимал это, но и подозрения Ноэри, высказанные ранее, никак не выходили у него из головы.
   - Я не буду ставить тебя перед выбором, Гилберг. - Альбиноска серьезно посмотрела на парня. - Ты уже сделал свой решающий шаг. Обратной дороги нет. Но знай: правая рука Зюса и экспериментальный образец номер один - два несовместимых понятия. Ты осознаешь это, но только тогда, когда будет уже поздно. Я делилась с тобой всем, когда ты был на нейтральной стороне. Теперь же я задумаюсь, прежде чем хоть что-то рассказать тебе, руководитель восточного района.
   - Ноэри... - Пролепетал Гай, смотря на каменное лицо девушки.
   - Я сказала.
   Молча развернувшись к парню спиной, альбиноска поспешно покинула комнату и, выйдя в коридор, прижалась к холодной двери.
   - Ты подозреваешь меня в мятеже, одноглазая тварь! И твоей наглости хватило для этого трюка с Гилбергом... Ты отнял его у меня!.. Ну, ничего. У нас еще будет время поквитаться! - в ярости сощурившись, Ноэри огляделась по сторонам. - Лирвак, рыжий гаденыш! Где ты?!
  
  
   21:04, 28 мая 48 года
  
   Изрядно устав от беготни по разбитым лестницам завода, Ноэри не торопясь брела по одному из самых дальних коридоров малонаселенного корпуса. Лирвака нигде не было. Альбиноска уже успела посетить врачебный цех, где доктор Юкмэн сообщил, что последний раз видел Илана в восемнадцать тридцать. Совершенно не предполагая, где он может находиться, девушка оставила поиски и бездумно шла, куда глаза глядят. Впервые за всё знакомство с Гилбергом ей не хотелось возвращаться к нему и даже видеть, пусть и издалека. Решив для себя, что предстоящую ночь она проведет где угодно, только не с ним в постели, Ноэри тяжело вздыхала, осознавая обреченность ситуации. Желание убить Зюса не покидало ее уже давно, а после этого выпада с неизвестно откуда взявшимся повышением, она едва сдерживалась, чтобы не подняться к нему и не воткнуть нож в горло. Но, каковы бы не были эмоции альбиноски по отношению к лидеру "Иных", она понимала, что в одиночку не справится. Зюсом интересуется Илан, и он, как и она, хочет вывести его на чистую воду. Молодой врач был единственным, к кому Ноэри не боялась прийти за помощью, зная, что в этом плане Лирвак обязательно поддержит ее. Наплевав на все те чувства, которые она испытывала при нахождении рядом рыжего парня, девушка уже подготовилась терпеть этот проницательный взгляд.
   Проходя мимо одной из комнат, Ноэри неожиданно услышала чьи-то негромкие голоса. Насторожившись, альбиноска бесшумно прильнула к двери и прислушалась.
   - ...Так вот.
   - Я не верю. Что помешает тебе обмануть меня так же, как Зюс? И где гарантия, что твои слова не имеют к нему ни малейшего отношения? Как ты докажешь, что это не ловушка?
   - Если бы он хотел твоей смерти, он бы давным-давно убил тебя.
   - Его попытки мне вполне хватило.
   - Ясно... Выходит, ты и дальше хочешь так жить? Тихо ненавидеть, скрипеть зубами, терпеть и шепотом возмущаться? Да ты трус, однако! Я был большего мнения о тебе. Пока!
   - Стой! Погоди... Я уже не вижу разницы в том, каким образом умереть. Так пусть же я предприму хотя бы одну попытку уничтожить Паразита!
   - А вот это другое дело! Пойми, ты будешь не один. Нам будет куда сложнее без твоей помощи.
   - Плевать. Я попробую в одиночку завалить его.
   - Спятил что ли? Даже не думай!
   - Нет, я, всё-таки, подумаю.
   Расплывшись в кривой улыбке, Ноэри негодующе покачала головой. Это ж надо было выбрать для такого разговора именно это место! Если она смогла найти его, что помешало бы оказаться здесь любому другому харгану или даже Зюсу? Коварно сощурившись, альбиноска резко распахнула дверь. Шарахнувшись, Илан чуть-чуть не упал с перепуга, злобно уставившись на девушку. На стуле напротив двери сидел Ёмур, с только что наложенной свежей повязкой плеча и одетой в один рукав рубашкой. Округлив глаза, парень ждал, что скажет альбиноска. Он еще не знал, что Ноэри всецело поддерживает оглашенную Лирваком идею.
   - Вы что, совсем того? - хмыкнула девушка. - В мегафон надо было говорить, а то в коридоре вас плоховато слышно! Сумасшедшие, блин... А если б не я мимо проходила? - замолчав и глядя на изумленные лица парней, Ноэри вновь сделалась грустной и, тяжело вздохнув, взглянула на Лирвака. - Когда ты приведешь свой план в действие? Или мне самой начать?
   - Да что вы такие нетерпеливые-то все?! - не выдержал Илан. - Какой к черту план? Я ничего про план не говорил! И вообще... у меня его еще нет! Чтобы придумать план, надо собрать все факты и гипотезы, хорошенько проанализировать свои будущие действия и возможные действия врага! Без этих шагов любая попытка будет равна самоубийству!
   - Илан, похоже, Ноэри тоже подпалили запал, как и мне... - Подал голос Ёмур. - Она, как и я, скоро рванет. Рванет - и мало не покажется. Мы много лет жили в Бездне, делали там всяческие вещи, проводили множество экспериментов, в том числе и с кристаллами... Но пришли они с Гаем и уничтожили ее, как домик из песка на берегу моря. Легко так и непринужденно. Настало время действовать.
   - Лирвак, - решив поддержать Рику, альбиноска шагнула в сторону рыжеволосого парня, - нам нельзя медлить. Зюс сделал Гилберга руководителем восточного района. Если мы протянем, он окончательно подомнет его под себя.
   - Что? Гай - руководитель?.. - Не поверил ушам Ёмур. - Охренеть...
   - М-да. - Буркнул Илан. - Это решительный шаг со стороны Зюса.
   - ...И он не сулит ничего хорошего. - Закончила Ноэри, грозно смотря в сторону Лирвака. - Ну, так что?
   - Дай мне еще немного времени. - Попросил Илан. - Утром я сообщу тебе мой план.
   - Встретимся здесь же? - поинтересовалась девушка.
   - Да, сразу после завтрака, чтобы наше отсутствие было менее заметно. - Ёмур согласно кивнул. - И... еще. Ноэри, постарайся, чтобы Гай был в неведении по поводу наших встреч и планов насчет Зюса. Я очень сомневаюсь, что он будет молчать и, тем более, помогать нам.
   - Хорошо. - Альбиноске было тяжело признавать, что ей придется лгать Гилбергу, но другого выхода не было.
   Поднявшись на ноги, Ёмур внимательно посмотрел на задумавшегося Лирвака, который засунул руки в карманы штанов и бездумно уставился в окно, грязное стекло которого уже пустило несколько длинных трещин.
   - Илан, я стал доверять тебе немного больше, чем раньше, но всё же я сторожусь тебя. - Признался Рику.
   - Я также. - Лирвак расплылся в наиграно-коварной улыбке. - Всё, пока. Доктор Юкмэн меня прибьет. - Парень состроил кислую мину. - Уже прошло больше часа, как я должен быть на смене. - И, резко развернувшись, он бросился в коридор.
   - Илан! - Ёмур окликнул его и парень, остановившись в дверях, оглянулся. - Спасибо за перевязку.
   - А, не за что. - Улыбнулся Лирвак и поспешил на работу.
  
  
   21:30, 28 мая 48 года
  
   Влетев во врачебный цех, Илан согнулся, упершись руками в колени, и пытался привести дыхание в норму. Тяжело дыша и отдуваясь, парень смахнул со лба пот и неуверенным шагом подошел к столу, где сидел доктор Юкмэн. Конечно, он слышал, как Лирвак принесся на работу, как ошпаренный, но нарочно не стал оборачиваться. Глядя на безразличие Дина, Илан пожал плечами.
   - Мистер Юкмэн? - через несколько мгновений позвал он. - Простите, я опоздал.
   - Да я, как бы, заметил. - Отозвался Дин, записывая что-то в одной из карточек. - Где тебя черти носят?!
   - О, вы тоже их видите?! - попытался пошутить Илан, играя удивление на грани обморока.
   Отложив ручку, мужчина повернулся к парню и сурово посмотрел на него из-под очков. Не желая созерцать такой взгляд, Лирвак беззаботно закатил глаза к потолку и, сунув руки в карманы, закутался в халат, однако довольная улыбка быстро покинула его лицо. Нахмурившись, Юкмэн поднялся из-за стола и, оглядев парня, указал ему на пятна грязи и пыльные полосы халата.
   - Где ты так вымазался? Быстро переоденься!
   - А штаны снимать?
   - Илан!
   - Но они же тоже грязные...
   - Илан, мать твою!!!
   - Ну ладно, ладно...
   Сняв халат, Лирвак достал из шкафа чистый и, одевшись, вновь подошел к мужчине. Чувствуя свою вину перед доктором, парень сел на стул рядом с ним. Дин будто бы и не замечал его, продолжая заниматься своими делами, заполняя карточки и бездумно перебирая их. Наблюдая за ним, Илан видел, что Юкмэн зачем-то делает вид, что он очень занят.
   - Простите, - подал голос Лирвак, - вы не собираетесь идти отдыхать?
   - Что с тобой творится, Илан? - вопросом на вопрос ответил Дин, серьезно посмотрев на парня.
   - Ничего... вроде бы. - Пожал плечами Лирвак. - Всё нормально.
   - Правда? - неверующе спросил мужчина. - А что насчет твоего расследования по поводу Зюса? И куда ты уезжал вместе с Ридом? Нет, если это какое-нибудь местечко, где вы занимались личными делами, меня это не интересует. - Поспешно сообщил Дин. - Просто ты обещал, что всё расскажешь.
   - Ну да. Расскажу. - Нехотя отозвался парень, навалившись на стол и подперев голову руками. - Мы ездили к моему другу, харгану. Вместе с ним мы обговорили мои догадки по поводу лидера "Иных". Когда-то давно мой друг и Зюс были хорошо знакомы... Удалось выяснить, что Зюс хранит внутри себя осколки мертвых харганов. - Илан многозначительно посмотрел на Юкмэна.
   - Мертвых?.. - Едва слышно переспросил мужчина, поправив очки. - Как же так?
   - Кто были эти харганы - нам неизвестно. Это знает только сам Зюс, но это не мешает сделать вывод о том, что он всего лишь убийца. - Жестко сказал Лирвак.
   - Илан, - Дин поднял на парня усталые больные глаза, - то, во что ты хочешь ввязаться, слишком опасно...
   - Думаете? - усмехнувшись, спросил Лирвак. - А отдавать Гелвинкс в руки убийце, должно быть, куда менее опасно, правда?
   - Илан... - Сняв очки и отложив их в сторону, мужчина спрятал лицо в ладонях и тяжело вздохнул. - Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь... Но я не смогу тебе помочь. У меня дети... Мирро и Сэйо. Я не могу рисковать собой, пусть даже и для такой благой цели. Я единственный, кто у них остался. Я не могу... - Судорожно выдохнув, Юкмэн замолчал. - Извини.
   - Да не вопрос. - Легко согласился парень. - Главное держите наш разговор в тайне ото всех и всё. Договорились?
   - Конечно. - Задумчиво кивнул Дин.
   - Всё, идите отдыхать. - Убедительно сказал Илан. - У вас снова начинается мигрень.
   - Д-да... пожалуй, я пойду. - С трудом проговорил мужчина, поднимаясь на ноги. - Всё, до завтра...
   - Спасибо вам, мистер Юкмэн. - Лирвак тепло улыбнулся.
   - За что? - слабо удивился Дин.
   - За что, что вы такой любящий отец. Таких, как вы, наверное, не так уж много. - Илан убедительно закивал.
   - Странный ты... - Доктор Юкмэн задумчиво опустил голову, приложив ладонь к разгоряченному лбу. - Во всех отношениях странный.
  
  
   01:17, 29 мая 48 года
  
   Сидя под одинокой лампой, Илан навалился на стол и, сложив руки, положил на них голову. Он думал о том, что сказала ему Ноэри. Гай - руководитель. Кто бы мог подумать? Лирвак видел перед собой лица Каргет и Рику. Воистину, они решительны и готовы убивать. Осталось решить, как именно это сделать. К Зюсу не так легко подобраться. Он находится под надежной охраной преданных ему псов - Кирса и Зураны, которые ревностно охраняют его покой круглые сутки, прерываясь лишь на прием пищи. А теперь еще и Гай... Но будет ли он также самоотвержен, как эти двое? Илан посчитал, что пока этого не должно случиться. Изучая состояние Ноэри, Лирвак слышал далекие отклики ее второй половины. Они были переполнены виной и отчаянием, чего нельзя было сказать о кристалле Каргет, который содрогался в обиде и ненависти. Тщательно анализируя каждый увиденный момент, Илан старался придумать как можно более подходящий план. До Зюса можно добраться только в те моменты, когда Кирса и Зураны нет рядом, а это всего лишь три раза в день, когда проходит завтрак, обед и ужин. Сощурившись, Лирвак облизнул губы. Кого из них Зюс может подпустить к себе ближе? Ёмур? Однозначно нет. Рид? Уже нет. Илан? Если бы не глаза, то всё возможно. Ноэри? Да, скорее всего. Но Зюс не сидит весь день в своих импровизированных хоромах. Он передвигается. И достаточно активно. Лирвак не мог следить за ним, так как харганский лидер на расстоянии ощущал его пронзительный взгляд... Что же делать? Это должна быть Ноэри. Она решительна и очень разозлена, поэтому промашки дать не может. А если у нее не получится? Ее противник сам Паразит, которому если что и сможет помешать, так это то, что Каргет - экспериментальный образец номер два, без которого значение Гая, как харгана, уйдет само собой. Схватившись за голову, Илан судорожно вздохнул. Даже в теории любой план по убийству Зюса выглядит невыполнимо, а что до практики... Решив продумать пути к отступлению, Лирвак вооружился ручкой и, параллельно мыслям, рисовал на бумаге непонятные каракули. Если у Ноэри ничего не выйдет, она должна будет сбежать, но куда и как? Единственный выход - увезти ее на мотоцикле... к примеру, к подполковнику Риккори Кадзуни, иначе Зюс доберется до нее и убьет. В этом не было ни малейшего сомнения. Если так, то нужно будет заранее подготовить мотоцикл, заправить его. Рид... Умеет ли он водить? Если да, то он идеальный вариант для спасения Каргет. Если посадить Ноэри вперед, Савакс может прикрыть ее своей спиной на случай, если Зюс будет стрелять. ИНМ 12/4 не может умереть от пули, поэтому максимум, что произойдет - мотоцикл потеряет управление. В этом случае альбиноска отделается ушибами или, в крайности, переломами, но никак не смертью. Илан искренне верил, что если спасать девушку будет Рид, у него это определенно получится. Итак, если Ноэри потерпит неудачу, Зюс может принять это за всплеск ярости или личной мести. Личной... Не организованной. Тогда они смогут залечь на дно до ночи тридцатого мая, когда намечается нападение на военную базу. Убить Зюса в процессе захвата, во всеобщей сумятице, когда глаза харганов затмит ярость и тьма, куда проще. Но этот вариант подойдет только в том случае, если Ноэри не удастся... Определенно, чтобы подобраться к лидеру "Иных" максимально близко, альбиноска должна будет соблазнить его. Лирвак всей душой надеялся, что Зюс клюнет на эту уловку и не откажется испробовать молоденькое тело. Если всё пройдет гладко, то сам факт покушения лидера на Ноэри разозлит Гая не на шутку и их мнимой дружбе придет конец. Гилберг навсегда вычеркнет Зюса из списка доверительных лиц, что очень сильно упростит дело.
   Медленно моргнув, Илан изо всех сил старался не уснуть. Мысли закипали в голове, но даже их убедительное гудение не помешало парню громко засопеть. Сон сморил Лирвака и он, отключившись, окончательно расслабился, вытянув ноги под столом.
  
  
   02:41, 29 мая 48 года
  
   - Илан... Илан...
   Морщась и не желая просыпаться, Лирвак насупился, повернув голову набок. Внезапно ощутив, что лежит, парень резко открыл глаза и огляделся. Кровать, мягкая подушка под головой, приглушенный свет далекой лампы, незнакомые стены и общая обстановка просторной комнаты. Приподняв голову, Илан увидел сидящего на краю кровати Рида. Сдержано улыбаясь, информатор смотрел на него. Нахмурившись, Лирвак сел, сложив ноги калачом и устало потер глаза. Вновь оглядевшись, он рассмотрел на стенах пару картин с пейзажами, а в дальнем углу пыльный комод. Покосившись на Савакса, Илан спросил:
   - Я не понял?.. Где мы?
   - Я нашел эту комнату, когда обследовал завод. - Сообщил Рид. - По-видимому, это жилье сдавали работникам. Я часто приходил сюда один, а в этот раз решил взять тебя с собой.
   - Блин... - Лирвак расстроено опустил голову. - У меня же дежурство... Я должен быть на месте...
   - Не переживай. Я обо всем договорился с Дином. - Успокоил парня информатор. - Он был не против поработать за тебя.
   - О-о-о, - простонал Лирвак, запрокинув голову, - еще хуже. Я и так достаточно провинился перед ним за последнее время... Не нужно было этого делать, Рид.
   - Извини. - Савакс виновато потупился. - Просто сегодня уже двадцать девятое число... Следующей ночью мы все будем сражаться и... ну... Я очень хотел побыть сегодня с тобой.
   Тяжело вздохнув, Илан не смог скрыть улыбки. Не смотря ни на что, ему было приятно, что Савакс дорожит их отношениями и даже, пока он спал, притащил его сюда. Должно быть, эта забытая всеми комната была его тайной, которой он сегодня поделился. Решив, что раз уж Рид выпросил для него выходной, Илан поднялся с кровати и, сняв халат, повесил его на крючок на стене. Делая разминочные движения руками и головой, Лирвак ходил по просторному помещению, рассматривая одинокие, покрывшиеся пылью предметы, среди которых были грязные стаканы, лоскуты обветшавшей одежды и какой-то мелкий мусор вроде щепок и комков пыли. Рид молча наблюдал за ним, не двигаясь с места. Наконец, Илан остановился и, оглянувшись на информатора, сказал:
   - Знаешь, Ёмур теперь на нашей стороне. Он готов выступить против Зюса так же, как и Ноэри.
   - О, круто! - радостно воскликнул Савакс. - Раскол - сильный противник.
   - Сильный, но уязвимый. - Добавил Лирвак. - А еще Гай теперь руководитель восточного района.
   - Хм... - Рид задумчиво опустил голову. - Зюс хочет обезопасить себя.
   - Не выйдет! - хмыкнул Илан, гордо вскинув голову. - Я уже придумал кое-какой план... - Парень многозначительно замолчал, хитро глядя на Савакса. - Рид, ты умеешь управлять мотоциклом?
   - Ну... да. - Кивнул информатор.
   - Превосходно! - от восторга Лирвак даже хлопнул в ладоши. - Значит, что у нас всё может получиться!
   - Что "всё"? - не понял Рид.
   - А, потом объясню! Я так рад, что сейчас мне хочется танцева-а-ать! - закружившись вокруг своей оси, Илан довольно зажмурился. - Рид, ты умеешь танцевать?
   - Танце-вать? - информатор нахмурился, видя перед глазами бегущие строчки определения с подробной расшифровкой. - Танцевать - двигаться в такт музыке. Танец, танцы, танцор, танцующий, танцевальный... - Говорил вслух Савакс, видя перед глазами всплывающие картинки с текстом.
   - Рид, - Илан, улыбаясь, исподлобья посмотрел на парня, перебив ход его рассуждений, - я, конечно, знаю, что ты сейчас назовешь мне все известные виды танца, а также синонимы с антонимами и прочее, прочее, прочее... Но лучше один раз увидеть, не правда ли?
   - Ну... - Парень немного смутился. - Я...
   - Иди сюда. - Лирвак протянул Саваксу руку.
   Нерешительно поднявшись, Рид повиновался. Загадочно улыбаясь краешками губ, Илан притянул информатора ближе к себе и, сжав одной рукой ладонь парня, другую расположил в области его поясницы.
   - Вот так. Обними меня свободной рукой.
   Рид был похож на ребенка, которому впервые в жизни дали поесть ложкой. Он смотрел на нее и не знал, зачем она, что нужно с ней делать, с какой стороны подойти и как правильно взяться. Илан внимательно, не без доли умиления, смотрел на него, на такого растерянного, беззащитного, добродушного и слабого. Его сердце замирало, когда Ридвард робко поднимал на него светлые глаза.
   - А теперь двигайся, как я. Повторяй все движения. - Негромко сказал Лирвак, наслаждаясь каждым мгновением, когда информатор невольно одаривал его преданным взглядом.
   - Погоди. - Остановил его Савакс. - Танцевать - есть двигаться в такт музыке. У нас нет музыки, Илан. Как мы можем танцевать?
   - Музыка вокруг нас, Рид. - Задумчиво и отчего-то печально отозвался Лирвак. - Нужно лишь ее услышать. Прислушайся... - Затаив дыхание, он пожирал глазами напряженное лицо информатора. - Ну, слышишь? Тихая такая... Мелодичная...
   - Нет. - Удрученно опустив глаза, Рид замолчал. - Наверное, машины не могут воспринимать такое...
   - Машины? - изумленно спросил Лирвак. - Какие машины? О чем ты говоришь?
   - Илан... - Поджав губы, Савакс смотрел на слегка прищуренные черные глаза рыжеволосого парня.
   - Хочешь, я дам тебе послушать один замечательный мотив? Если хорошенько вслушаться, то можно услышать даже тихое пение. - Негромко предложил Лирвак.
   - Хочу. - С готовностью отозвался Рид. - А где можно послушать?
   - Здесь.
   Приложив сжимаемую пальцами ладонь информатора к своей груди, Илан, чуть заметно улыбаясь, наблюдал за реакцией парня. Сердце Лирвака учащенно билось и Рид, замерев, слушал его тяжелое дыхание, ощущая каждым пальцем толчки бьющегося сердца, скрывающегося внутри вздымающейся груди. Сосредоточенность на лице Савакса сменилась неким озарением. Глаза его широко раскрылись, и, казалось, он даже перестал дышать. Еще немного - и он, не выдержав, прильнул к груди Лирвака, слушая отчетливые жизненно важные удары. Потрепав Рида по коротким волосам, Илан посмотрел в потолок. Впервые в жизни он дал послушать другому биение своего сердца. Все эти чувства, все эти ощущения нельзя выразить словами. Воистину, такого, как Ридвард Савакс, Лирвак еще никогда не встречал.
   - Илан, я слышу! - восторженно прошептал информатор. - Твое сердце поет!
   - И правда... - Сдержано улыбаясь, задумчиво сказал парень. - Теперь и ты можешь слышать мелодию моей души... - Он замолчал. - Потанцуем?
   - Да. - Выпрямившись, Рид добродушно улыбнулся. - Я попробую не отдавить тебе ноги.
   - Я ловкий. - Илан подмигнул. - Думаю, успею увернуться.
   Легко поддерживая Савакса, Лирвак начал двигаться приставными шагами, кружа информатора в танце. Рид изо всех сил старался переставлять ноги так, как нужно. Конечно, у него не всегда это получалось, но Илан, как и обещал, успевал вовремя спасать пальцы своих ног. Отчего-то стесняясь, Рид старался не смотреть в лицо рыжеволосого парня, а тот, в свою очередь, не спускал с Савакса глаз.
   - Раз, два, три... Раз, два, три... Раз, два, три...
   Прохладная ладонь информатора была сжата в объятиях горячей руки Лирвака, согревая ее изнутри. И вновь на Ридварда нахлынули новые чувства, новые эмоции и ощущения. ИНМ 12/4 танцевал впервые в своей жизни. Думая о том, как же много один-единственный человек может подарить за столь короткое время, Рид украдкой взглянул на Илана. Их глаза встретились, и на щеках Савакса появился предательский румянец, с умилением глядя на который Лирвак тепло улыбнулся. Еще несколько синхронных шагов - и Рид остановился, а за ним и Илан.
   - М? Что такое? - черноглазый парень внимательно смотрел на информатора.
   - Илан, я хочу сказать тебе спасибо. - Савакс преданно посмотрел на Лирвака.
   - О. За что же? - не понял парень, но почему-то лишь сильнее прижал Ридварда к себе.
   - За то, что я сейчас чувствую. - Робко отозвался информатор.
   - И что же ты?..
   Не дав Илану договорить, Рид крепко обнял его за шею и обходительно поцеловал, но, тут же сильно покраснев, потупился. Едва заметно улыбнувшись, Лирвак прижал парня ближе к себе и, коснувшись своей головой его головы, тяжело вздохнул. Как же ему хотелось, чтобы этот миг длился вечно! Илану не хотелось думать, что будет завтра ночью. В редкие моменты парень жил здесь и сейчас. Ридвард рядом, и это был как раз тот самый момент.
   - Пообещай мне кое-что. - Тихо попросил Лирвак, задумчиво скользя пальцами по позвоночнику Савакса.
   - Что? - взволнованно спросил информатор.
   - Вне зависимости от исхода нашего предприятия против Зюса, вне зависимости от исхода нашей войны с Судьями, ты останешься целым и невредимым и будешь жить. Жить как человек. - Илан серьезно смотрел в испуганные его словами широко раскрытые светлые глаза. - Обещаешь?
   - Илан... - Пролепетал Рид, и глаза его наполнились непередаваемой болью. - А... А как же ты?..
   - Я всего лишь харган. - Пожав плечами, ответил рыжеволосый парень. - Всю свою жизнь, из-за своих ненавистных глаз я никому не нужен.
   - Не правда!!! - неожиданно для самого себя воскликнул Савакс. - Не правда! Ты мне нужен!!! Мне!!! Не смей!!! Не смей думать о смерти!!! Ты же сам учил меня не думать о ней, так почему же?..
   - Рид, - Илан положил руку парню на плечо, и лицо его тронула печальная улыбка, - успокойся. Хочешь, я пообещаю тебе, что изо всех сил постараюсь сохранить себе жизнь?
   - Хочу! - отчаянно выкрикнул информатор.
   - Тогда и ты пообещай мне. - Попросил Лирвак. - Только давай обещание обдумано, ведь следовать данному слову - дело чести.
   - Х-хорошо. Я обещаю, что буду ж... - Слова застревали в горле Рида, но он, пересилив себя, всё-таки договорил. - Жить, не смотря ни на что.
   - А я обещаю выжить. - Илан улыбнулся. - Честно постараюсь выжить, не утонув в безумии этого мира. - Он замолчал, отведя взгляд. - Ведь я очень хочу, чтобы ты был рядом со мной... всегда.
   Рука Лирвака скользнула с плеча на шею информатора. Медленно поглаживая большим пальцем руки прохладную щеку и глядя на парня как-то странно и не находя более слов, Илан пожирал глазами милое растерянное лицо. "Всегда - вечно, бесконечно, постоянно..." - проносилось в голове ИНМ и он, на мгновение поджав губы, подался вперед. И снова так близко, так интимно и так доверительно. Аккуратно убрав спавшие на лицо Лирвака рыжие пряди, Рид сдержано улыбнулся. Утопая в бездне черных глаз, Савакс, ловя горячее дыхание, потянулся к манящим теплым губам. Наклонившись навстречу, Илан ласково трепал торчащие в разные стороны короткие волосы информатора. Даря друг другу нежные поцелуи снова и снова, они оба понимали, что следующая ночь ни для кого не пройдет бесследно. И даже сейчас, наслаждаясь друг другом, они боялись признаться себе, что это, может быть, в последний раз.
   Крепко прижимая Рида к себе, Илан гладил его плечи, спину, поясницу... Тяжело дыша, он скользнул пальцами под наполовину расстегнутую рубашку информатора, одетую навыпуск. Прохладное тело Савакса, не знающее ни жара, ни озноба, манило Лирвака как никогда. Свободной рукой пригладив волосы парня, он скользнул ниже, на худощавую грудь, где быстро и ловко расстегнул стоящие на страже желанного тела пуговицы. Стащив с Рида рубашку, Илан, не глядя, отбросил ее в сторону. Лаская шею информатора, Лирвак опускался ниже, чувствуя, как прохладные пальцы Савакса сбежали вниз, задержавшись на широком ремне его штанов...
   - Ридвард... - Блаженно улыбаясь, медленно проговорил Илан, ловя страстные поцелуи информатора. - Запомни... что ты - человек...
   Не выпуская Савакса из своих объятий, Лирвак аккуратно оттеснил его к стоящей в ожидании одинокой кровати. Расстегнув рубашку Илана, Рид сел и, взявшись за ослабленно висящий на шее Лирвака галстук, осторожно потянул его на себя. Криво улыбнувшись, Илан подчинился. Склонившись над телом информатора, Лирвак сглотнул. Худощавый, с виду совершенно безобидный Рид томно смотрел на Илана опьяненными от ласк глазами. Им казалось, что всё происходящее - всего лишь сон, просыпаться после которого никому из них не хотелось.
  
  
   09:01, 29 мая 48 года
  
   Гилберг бездумно смотрел в одну точку, не замечая уходящих в историю минут. Пустая голова, абсолютное отсутствие мыслей. Ничего. Снова тишина, снова одиночество и не проходящее чувство вины. Пропустив завтрак, Гай всю ночь провел в своей комнате в ожидании Ноэри, которая так и не появилась. Парень не стал искать ее, зная, что своим поступком выкопал глубокий ров между ними, который вряд ли когда-нибудь снова станет равниной. Ненавидя себя, Гил находился в состоянии крайней подавленности. Он не знал, как ему быть теперь, и слова Ноэри так и звучали в голове: "Обратного пути нет". Гай никогда не жаждал власти, всю жизнь предпочитая быть ведомым, а не ведущим. Он просто не знал, что делать с толпой, что делать с другими людьми, как найти к ним правильный подход. Гилберг не был ни психологом, ни оратором. Вынужденные выступления на публике бросали его в дрожь. Даже в школе, когда его вызывали к доске, он предпочитал выпрыгнуть в окно, чем выйти на всеобщее обозрение. Он ненавидел людские глаза, которые, как ему казалось, пожирали его... в школе, на улице, и даже дома. Вспоминая жизнь до встречи с Зюсом, Гил грустно улыбнулся. Какой же он был слабый, беззащитный, никчемный. А теперь какой? Лидер "Иных" дал ему то, о чем он даже и помыслить не мог. Он раскрыл его, показав, на что он способен. Зюс выказал доверие и максимальное расположение, раз решил поделиться с ним властью. Но какой смысл? Должно быть, чтобы развить в Гае кое-какие общественные навыки и показать ему, что управление как таковое замечательная вещь.
   В комнату неожиданно постучали, нарушив давящую на уши тишину. "Ноэри!" - промелькнуло в голове парня, и он сорвался с места и резко распахнул дверь.
   - Ноэ!..
   Но на пороге стоял Кирс. Длинный плащ, высокие сапоги, пистолеты в набедренных кобурах - Дэриэл был подготовлен к чему-то. Серьезно смотря на Гилберга, парень нахмурился. Оглядев Гая с ног до головы и мысленно оценив его состояние, Кирс сказал:
   - Через десять минут ты должен быть у Зюса.
   - Но он же в соседнем корпусе... - Вяло возмутился Гил.
   - Так оденься поприличней и пошевеливайся. - Велел Дэриэл и, молча развернувшись, удалился.
   Прижавшись спиной к закрывшейся двери, Гилберг устало закрыл глаза. Постояв так несколько мгновений, парень медленно выдохнул и принялся поспешно собираться. Надев самые презентабельные на вид штаны из натуральной кожи, Гил быстро застегнулся, поправил белую майку и, накинув на плечи темную куртку с множеством ремней и клепок, поспешил в соседний корпус. Он не стал закрывать дверь своей комнаты, надеясь, что когда он вернется, Ноэри будет ждать его там. Проведя ночь в одиночестве, Гай и подумать не мог, что отсутствие рядом альбиноски так на нем скажется. Ему казалось, что он лишился половины себя самого.
   Преодолев переход в соседний корпус, Гилберг отметил, что по пути ему не встретился ни один харган и в их корпусе необычно тихо для данного времени суток. Вдруг к парню пришла страшная догадка, где могут находиться все члены организации "Иные". Сбор. Толпа. Скопление. Зюс зовет его, чтобы представить харганам восточного района нового руководителя. Ему придется выступать перед огромным количеством незнакомых лиц. Ужаснувшись, Гил остановился. Нет, он точно не сможет вымолвить ни слова, даже если Зюс скажет ему, что говорить. Но, опять же, Гилберг хорошо понимал, что если он струсит и не придет, это может очень сильно разозлить харганского лидера. Должно быть, его ждут... Зажмурившись и собравшись с силами, Гай поспешил вперед.
  
  
   09:12, 29 мая 48 года
  
   - Ты опоздал на две минуты. - Не поворачиваясь, жестко констатировал Зюс. - Это плохо.
   - Извини... - Пробормотал Гилберг, засунув руки в карманы куртки. - Времени было очень мало.
   - Времени было очень много. - Поправил парня харганский лидер. - Просто ты неправильно им распорядился. Ну да ладно. Научишься еще. - Искоса посмотрев на Гая, Зюс оглядел его с ног до головы. - Идем, "Иные" ждут.
   Молча развернувшись, харганский лидер поднял воротник плаща и уверенно зашагал по коридору в сторону самого большого цеха, где уже собрались все харганы. Гилберг же стоял как вкопанный, не в силах сдвинуться с места. Он уже видел перед собой сотни глаз, пристально разглядывающих его; уже слышал, как они шепчутся о нем, обсуждая его внешний вид... Сглотнув, парень почувствовал, как холодок пробежал по спине. Приостановившись, Зюс оглянулся.
   - Хватит тормозить. - Рыкнул он. - Что за манера заставлять себя ждать?
   - П-прости... - Пробормотал Гил и, опустив голову, признался: - Мне страшно.
   - Да брось ты! - криво улыбнувшись, отмахнулся Зюс. - Я представлю тебя так, что они тебя на руках таскать будут. Вот увидишь.
   Вновь доверившись лидеру, Гай поспешил вслед за ним. Стараясь не замечать, как трясутся колени и холодеют ладони, парень уставился в пол. Оказавшись на втором ярусе самого большого цеха на заводе, Зюс остановился, улыбаясь и приподняв руки. Выглянув из-за двери, Гил увидел Тиру, Кирса и Зурану, стоящих рядом с Зюсом, а внизу, на расчищенной площадке цеха, огромное количество харганов, одобрительно галдящих, глядя на своего бога, возвышающегося над ними. Глаза Гилберга широко раскрылись. Нет, он не сможет выйти на решетчатый ярус. Ни за что на свете. Но, неожиданно подумав о том, что в толпе может быть Ноэри, он схватился за голову. Преодолеть страх и, возможно, увидеть ее? Или остаться тут и, если Ноэри в толпе, предстать перед ней трусом? Стиснув зубы, парень хаотично соображал, что делать.
   Одетые примерно одинаково, члены руководящего состава молча взирали на харганов, скандирующих имя своего бога. Сцепив руки за спиной и расставив ноги на ширине плеч, Кирс взирал на толпу с каменным лицом. Зурана ухмылялась, загадочно прищурившись, и едва заметно дергала ногой в нетерпении, то и дело бросая на Дэриэла кроткие взгляды. Тира, в отличие ото всех, спокойно стояла в стороне. Лицо ее не выражало никаких эмоций, а все мысли были лишь о напряженных отношениях с Ёмуром. Опустив руки, Зюс навалился на перила и, заглядывая в глаза каждому, кто пожирал его взглядом, довольно улыбался.
   - Харганы! - громко возвестил он. - Завтра ночью мы выступим в Гелвинкс! Каждый из вас уже знает, в каком отряде будет находиться. Для сражения на территории дворца Верховного Судьи мы поделили вас на три большие группы: атакующая, защитная и усиливающая. Для захвата военной базы вы будете поделены по районам, руководителей которых вы сейчас видите. От вас требуется беспрекословное подчинение и ярость!.. ненависть, злость по отношению к ликвидаторам и Судьям! В бою вы должны быть неудержимы, но не настолько, чтобы не слышать приказов ваших руководителей. - Харганы одобрительно загудели. - Но сегодня я хочу не только сказать, что у нас всё готово для захвата, но и то, что у вас, харганы восточного района, появился новый руководитель, который с сегодняшнего дня займет мое место! - часть толпы зароптала, удивленно глядя друг на друга и поднимая смятенные взоры на верхний ярус цеха. - Он - один из надежнейших моих приближенных; уникальный обладатель кристалла Крови; Арахнид, повелитель кровавых сетей и сильнейший среди всех знакомых мне харганов. Вы должны беспрекословно подчиняться ему так же, как и мне. Завтра он поведет вас в бой! У него достаточно опыта для руководства. Скажу даже больше! - Зюс заговорщицки наклонился над перилами. - Он нанес сокрушительный удар легендарному капитану Гаю и навсегда избавил большинство из вас от преследования!
   Удивление и восхищение охватило не только харганов восточного района, но и всех присутствующих. Переговариваясь друг с другом, толпа делилась воспоминаниями недавних времен, когда в Гелвинксе среди харганов ходили легенды об отряде свирепого Гая. Потрясенные и воодушевленные новостью, что такой сильный харган будет ими управлять, ополченцы одобрительно загудели. Прижавшись спиной к двери, Гилберг вытаращился в темноту, чувствуя, как еще немного - и сердце выпрыгнет из груди. Покрывшись холодным потом, парень не понимал, зачем Зюс соврал, сообщив харганам именно этот ложный факт. Строгое лицо отца возникло перед его глазами. Задышав чаще, Гил сморщился, испытывая раздирающую душевную боль. Казалось, за это короткое время он уже успел забыть, что такое дом, родители и размеренная, однообразная жизнь сына уважаемых людей.
   - Представляю вам Гилберга Фрогарта! - тем временем громко возвестил Зюс, и ополченцы в нетерпении засвистели и зааплодировали.
   - Что он несет?.. - Растеряно спросил сам себя Гил. - Какой еще Фрогарт?..
   - Гил, выходи! - шикнула заглянувшая за дверь Тира. - Они ждут тебя!
   - Но я ведь... - Пролепетал Гай.
   - Быстро!!! - схватив парня за куртку, Чукка потянула его на себя.
   Вернувшись на место, девушка, как ни в чем небывало, спокойно встала в стороне. Судорожно сглотнув, Гилберг приоткрыл дверь и, закрыв глаза, чтобы не видеть этих пожирающих взоров, шагнул на верхний ярус. На мгновение замолкнув и удивившись внешнему виду парня, харганы никак не ожидали увидеть перед собой подростка, не отличающегося ни мускулистостью, ни рослостью, но, после представления Зюса, все эти минусы сошли на нет, и ополченцы одобрительно зашумели, с гордостью глядя на Гая.
   - Смотри, Гилберг! - немного наклонившись к парню, прошептал Зюс. - Ты еще ничего не сделал, а они уже любят тебя!
   Нерешительно приоткрыв один глаз, Гил посмотрел вниз. Сотни улыбающихся лиц, сотни сияющих в восхищении глаз, сотни рук, поднятых к потолку... Набрав побольше воздуха в легкие, Гилберг широко раскрыл глаза. Незримая волна сильнейших чувств, создаваемая толпой, охватила парня и он, не моргая, расплылся в безумной улыбке. Зрачки сузились до точки, лица ополченцев плыли перед глазами, смешиваясь в однообразное пятно. Гвалт, свист и голоса стали единым шумом. Гилберг перегнулся через перила и чуть не свалился вниз. Незаметно для толпы схватив парня за куртку, Зюс жестко тряхнул его, заставив стоять прямо. Подобных ощущений Гай не испытывал еще никогда в своей жизни. Такое количество людей смотрело на него с неподдельной любовью и восхищением и он не имеет права не оправдать их надежды. Широко улыбаясь, Гил вскинул в воздух кулак. Состояние необычной эйфории, приятное головокружение и забытье... Вкус народной любви, вкус власти и осознание того, что тебе будут подчиняться, опьянило Гая, и из его рта вырвался вопль, полный радостного безумия и предвкушения грядущей битвы. Глядя на него, харганы повторили действие, и огромный цех наполнился ревом толпы. Зюс искоса смотрел на Гилберга, не упуская из виду ни единую деталь его поведения. Бледного лица лидера "Иных" коснулась коварная улыбка. Теперь, ощутив на своей шкуре настрой толпы и чуть-чуть лизнув языком этот приторно-сладкий леденец власти, Гил уже не сможет отказаться от положения, которым так щедро поделился с ним Зюс. Цепь между харганским лидером и экспериментальным образцом номер один неумолимо натягивалась...
  
  
   10:34, 29 мая 48 года
  
   - Зюс, почему ты назвал меня Фрогартом? - всё еще видя перед глазами сотни влюбленных в него лиц, Гилберг сидел за столом в комнате лидера "Иных".
   - Потому, что это твоя настоящая фамилия. - Просто отозвался Зюс, закурив.
   - Не понял?.. - Сердце Гила учащенно забилось.
   - Бёркхэй Гай не родной тебе так же, как и Нисуэлла. - Выпустив клуб дыма, не сразу ответил харганский лидер, пристально наблюдая за реакцией парня.
   - Ч-что?.. - Еле слышно выдавил парень, задышав чаще. - Этого... не может быть!..
   - Они оформили усыновление, когда тебе было четыре года. - Рассказал Зюс, закинув ноги на край стола. - Поменяли тебе имя и сделали всё, чтобы ты помнил их как своих настоящих родителей. На самом деле тебя зовут Извальд Фрогарт, экспериментальный образец номер один. Представляя тебя харганам, я не мог назвать фамилию Гая, иначе бы сразу запахло жареным. Только представь себя на месте озлобленного ополченца, которому в лидеры подсовывают сыночка ликвидатора, да еще и какого! Так что теперь твое имя - Гилберг Фрогарт. Гая можешь забыть.
   - Нет... - Прошептал Гил, обхватив голову руками. - Это всё чушь! Я - Гай!!! Какой еще Фрогарт?! Нет... Нет!!!
   - К черту истерики, Гилберг. - Жестко оборвал его Зюс. - Хватит. Прими реальность, как она есть. В конце концов, ты не дорожил отцом и матерью так, как следовало бы это делать, поэтому огорчаться нечего. Ты одиночка. Был, есть и будешь. - Харганский лидер многозначительно замолчал, раздавливая окурок в пепельнице. - Именно я показал тебе, что ты можешь быть независимым, что можешь со всем справиться самостоятельно.
   Гил молчал, уставившись невидящим взглядом в одну точку. В голове его бесконечной чередой лились воспоминания прошлого, начиная с самого раннего детства. Он всегда помнил Нису, всегда помнил Бёрка, всегда помнил Крэга, своего единственного деда... Никаких других людей в его жизни не было, хотя... нет. Был еще Рэйнис Ларк. Болезненно закрыв глаза и уткнувшись в сложенные руки, Гилберг вспоминал единственного друга. Интересно, где он сейчас? Как живет? Чем занят? Скучает ли по нему? Или уже сдружился с кем-то еще? Больно... Судорожно сжав пальцами область сердца, Гил отвернулся, не желая показывать Зюсу предательски заблестевшие от слез глаза. Многое стало понятно, многое встало на свои места. Строгость Бёрка, любовь Нисы, их совместное желание сделать его похожим на них... Как же всё оказалось легко и просто. Он просто не их родной сын. Ребенок, брошенный безымянными родителями; подопытный, превращенный в ходе самого жестокого опыта в экспериментальный образец номер один; чудовище, прикидывающееся человеком; тварь, хранящая внутри себя кошмары канувшего в лету прошлого... Задышав чаще, Гилберг не без усилий глотал слёзы, задавая один-единственный вопрос "За что?".
   Внимательно наблюдая за парнем, Зюс, слегка прищурившись, задумчиво теребил подбородок. К своему удивлению, харганский лидер признал, что Гай очень стойко выдержал такой удар. Паразит ожидал услышать от него больше ненужных вопросов, больше истерик, больше нервов, но нет. Он молчит, с каменным лицом переживая внутри себя самые яркие эмоции. Зюс едва заметно хмыкнул. Изменения на лицо, но что это? Взросление? Работа над собой? Мутаген? Нет, он точно в нем не ошибся, когда, получив информацию от Рида, появился в Гелвинксе, чтобы забрать его. Вне всяких сомнений, для организации "Иные" он будет куда полезнее, чем для Судей или ликвидаторов. Путь Гилберга только начинается и, похоже, он уже готов к переменам.
  
  
   19:58, 29 мая 48 года
  
   Отпустив Кирса и Зурну на ужин, Зюс находился в своей комнате, проводя последние приготовления к завтрашней ночи. Внимательно изучая планы здания и прочие необходимые документы, харганский лидер делал какие-то зарисовки на бумаге и не сразу заметил, что дверь просторной комнаты приоткрылась. Зажав догорающую сигарету в зубах, молодой человек недовольно нахмурился, но когда из-за угла показалась беловолосая голова, Зюс искренне удивился. Войдя без приглашения, Ноэри вела себя как-то странно, да и одежды на ней было куда меньше, чем обычно. Не спуская глаз с альбиноски, лидер "Иных" молча наблюдал за ней. Не торопясь двигаясь в сторону Зюса, девушка бросала в его сторону загадочные взгляды и едва заметно улыбалась. Проводя тонкими пальчиками по краю стола, Ноэри задумчиво теребила край полупрозрачного короткого платьица, очень похожего на ночную рубашку. Приподняв бровь и наклонив голову, харганский лидер хмыкнул.
   - Зюс, - тихо начала альбиноска, почти вплотную подойдя к молодому человеку, откинувшемуся на спинку кресла, - я давно хотела тебе сказать, что ты... ты мне очень нравишься.
   Лидер "Иных" молчал, лишь слегка прищурившись. Сделав еще один шаг, Ноэри запрыгнула на край стола и, пододвинувшись, села напротив сидящего в кресле Зюса. Лицо альбиноски тронул румянец и она, шумно выдохнув и прикрыв налитые кровью глаза, медленно раздвинула ноги. Задержав взгляд на том месте, где заканчивалось платье девушки, харганский лидер вновь посмотрел ей в лицо. Подавшись вперед, Ноэри тяжело дышала, медленно стягивая с себя лямки короткого платья.
   - Возьми меня, Зюс... - Прошептала альбиноска. - Я всегда мечтала отдаться такому, как ты... Гилберг тебе и в подметки не годится... Поцелуй меня...
   Криво улыбнувшись, лидер "Иных" подался вперед и, взглянув на розовые губы девушки, задержался, внимательно рассматривая ее лицо и томно прикрытые глаза с пушистыми белыми ресницами. Приобняв Ноэри за шею, Зюс задумчиво провел пальцем по ее щеке. Закрыв глаза и пытаясь вести себя спокойно, альбиноска всё же дрогнула. Ощутив прохладное дыхание лидера на своей щеке, девушка задышала чаще. Хмыкнув, Зюс убрал руку и, выпрямившись в кресле, негромко сказал:
   - Знаешь, Ноэри... - Спокойное лицо молодого человека неожиданно исказилось в отвращении. - Прямо скажу: шлюха из тебя никакая.
   Еще мгновение - и Зюс, размахнувшись, залепил альбиноске крепкую пощечину. Вскрикнув от сильного удара, Ноэри медленно повернулась к молодому человеку, с ненавистью смотря на него исподлобья. Глядя на нее, Зюс хмыкнул, а потом и вовсе расхохотался. Ноэри, не двигаясь, молча смотрела на него, злобно оскалившись.
   - Ну и дура же ты! - сквозь смех выкрикнул он. - Так я и поверил, что ты, одна из мятежниц, хочешь со мной близости! Я что, похож на идиота, который способен поверить в этот бред?..
   - Ты похож на Паразита... - Прошипела девушка, вцепившись в край стола. - Паразита, который отравляет жизнь всем окружающим!.. Разбойника, который забрал себе чужие осколки!.. Одержимого, который не знает ни жалости, ни чести, мечтая лишь о месте Верховного Судьи!
   - Да что ты знаешь обо всем этом, маленькая сучка? - фыркнул Зюс, подарив Ноэри взгляд, полный презрения. - Ничего!
   - Ошибаешься. - Прорычала альбиноска, и рука ее скользнула в сторону лежащей на столе заостренной ручки. - Такой, как ты, не достоин трона Гелвинкса!
   Сорвавшись с места, Ноэри замахнулась ручкой, будто ножом и, обойдя блок Зюса, воткнула ее в ногу молодого человека. Стиснув зубы, харганский лидер толкнул рукой воздух, и невидимая волна отбросила альбиноску к дальней стене. Хладнокровно вырвав ручку из ноги и в ярости швырнув ее в сторону, Зюс тяжело поднялся и, оглядевшись, нахмурился. Ноэри нигде не было. Зло сплюнув, молодой человек рыскал глазами по комнате, но, еще миг - и из-под стола, как мурена из своего укрытия, вырвалась альбиноска и, подпрыгнув, обхватила торс лидера "Иных" ногами. Одной рукой зажав шею Зюса, а другой впившись в его повязку, девушка изо всех сил старалась сорвать заветный наглазник. Не растерявшись, харганский лидер мгновенно сжал холодные пальцы на ее горле, параллельно накрутив на свободную ладонь длинные белые волосы. Тщетно пытаясь оттолкнуть от себя Ноэри, Зюс, оскалившись, рычал. Они были похожи на двух бешеных псов, сцепившихся в драке не на жизнь, а насмерть. Еще немного - и альбиноска начала задыхаться, но хватку всё же ослабляла. Высвободив горло девушки, харганский лидер со всей силы ударил ее в челюсть, отшвырнув за волосы. Не удержавшись, Ноэри упала на стол. На секунду растерявшись, она увидела в своей руке заветный черный наглазник лидера. Испуганно взглянув на Зюса, она увидела, что на месте вечно закрытого глаза вместо белого глазного яблока сияет кроваво-красный осколок кристалла оскверненной маны... Выглядывающий из-за спавших на лицо пепельных волос, осколок был переполнен ненавистью. Широко раскрыв здоровый глаз, Зюс растеряно коснулся своего лица, где только что была надета повязка. Увидев рваные ремни в руке девушки, лидер "Иных" в ярости ощерился и метнулся к альбиноске. Ловко поднявшись, Ноэри побежала по длинному столу, хаотично соображая, как лучше сбежать. От наглой девчонки Зюса отделял его просторный стол и длинный стол для переговоров. Понимая, что сейчас он, скорее всего, ее не догонит, молодой человек, не растерявшись, быстро выхватил из сапога длинный кинжал и метнул его в альбиноску. Пущенное подобно стреле, обоюдоострое лезвие воткнулось Ноэри в лопатку, пригвоздив ее к деревянной стене, мимо которой она пробегала в тот самый злосчастный момент. Тяжело задышав, девушка ощутила обжигающую боль. Сморщившись, альбиноска, задрожав, прижалась лицом к стене, покосившись на торчащую из спины длинную рукоятку. Стиснув зубы, Ноэри в ужасе услышала приближающиеся тяжелые шаги Зюса. Нет никаких сомнений, что он убьет ее. Убьет сейчас. Судорожно сглотнув, девушка вспомнила Гилберга. Его улыбающееся лицо возникло перед ее глазами. Нет, она обязана встретиться с ним вновь, чего бы ей это ни стоило. Упершись руками в стену, Ноэри, собравшись с силами, резко оттолкнулась. Из ее рта вырвался вопль боли, отчаяния и злости. Скрипнув в старом дереве стены, кинжал нехотя поддался. Порывисто дыша и пошатываясь, альбиноска медленно развернулась к наступающему Зюсу. Подарив ему полный ненависти взгляд, девушка неуверенно рванулась в сторону двери. Длинное острие кинжала торчало из правой стороны ее груди, когда как рукоятка уперлась в лопатку спины. Кровавые пятна расплывались на теле, окрашивая белое платье в алый цвет. Искренне удивившись стойкости альбиноски, Зюс расплылся в безумной улыбке.
   - А знаешь, - глаз со зрачком-точкой и глаз-кристалл впились в хрупкое на вид тело девушки, - я уже не прочь трахнуть тебя... Кто бы мог подумать, что в одиночку ты окажешься настолько сильной! Я думал, ты полностью зависишь от Гая...
   - Пошел нахер, ублюдок!!! - яростно выкрикнула Ноэри, не без труда подбираясь к выходу. - Ты всё равно сдохнешь!.. Сдохнешь в одиночестве!
   - Напугала! - Зюс рассмеялся, но, тут же вновь сделавшись серьезным, рванулся в сторону девушки. - Иди сюда, сучка!
   Метнувшись к двери, Ноэри вырвалась в коридор. Стекая с холодного лезвия кинжала, кровь капала на пол, оставляя за альбиноской едва различимый на темном полу след. Тяжело дыша и дико озираясь по сторонам, Ноэри бежала со всех ног. И только она успела ступить на лестницу и поспешить вниз, как пара свистящих пуль пронеслась за ее спиной, угодив в противоположную стену. Стиснув зубы, Зюс неукоснительно следовал за ней. Кровь из продырявленной ручкой ноги стекала по черной коже штанов. Бежать он не мог, и это бесило его не на шутку. Добравшись до лестницы и слыша, как Ноэри торопится вниз, харганский лидер задумчиво прищурился. Услышав, что сзади кто-то идет, Зюс оглянулся. Это были Кирс и Зурана, возвращающиеся после ужина.
   - Дэриэл!!! - взревел лидер "Иных", бросив злобный взгляд в сторону парня. - На меня было совершено покушение! Это Каргет! Догони и убей ее!!! Она внизу! Быстрее!!!
   С готовностью вскинув пистолеты, Кирс и Зура поспешили вниз по лестнице. Свесившись вниз, Зюс наблюдал за погоней. Еще немного - и его верные цепные псы догонят наглую девку. Несомненно, она пожалеет о том, на что решилась пойти.
   С трудом открыв тяжелую железную дверь, в которую уже успели влететь пули, выпущенные из пистолетов Берсерка и Кобры, Ноэри вырвалась на улицу. Судорожно дыша, девушка оглядывалась по сторонам, когда из-за угла, свистя стирающимися шинами, вылетел мотоцикл под управлением Рида. На мгновение притормозив, Савакс подхватил альбиноску и, усадив ее перед собой, дал по газам. Взревев, мотоцикл рванулся вперед. Благодаря своей массивной конструкции, гудящая машина вышибла решетчатые ворота взъезда и, оказавшись на дороге, помчалась вдаль.
   Вскинув пистолет в сторону удаляющейся пары беглецов, Кирс прищурился, готовый выстрелить в заднее колесо мотоцикла. Он уже почти нажал на курок, когда Зурана, решительно положив пальцы на холодную сталь оружия Дэриэла, настойчиво опустила его руку, не дав выстрелить. Кирс удивленно посмотрел на девчонку, которая, не отрываясь, задумчиво смотрела на стремительно удаляющийся мотоцикл...
  
  
   20:14, 29 мая 48 года
  
   - Я требую объяснений. - Грубый жесткий голос эхом раздался под потолком огромного зала.
   Яркий свет, белые стены, высокие своды, строгость и сдержанность в обстановке; вертикальные бело-синие флаги с символикой Гелвинкса, развешанные по периметру зала; удобные бело-серые диваны вдоль стен и лестница с серой ковровой дорожкой у дальней стены, на возвышенности которой сидел не кто иной, как Верховный Судья. Облокотившись на величественную спинку каменного трона, мужчина лет сорока четырех грозно взирал на скопление людей у подножия лестницы. Скуластое лицо, прямой нос, узкие губы, волевой подбородок, высокий лоб и суженные в раздражении темные глаза, кожа вокруг которых была подернута морщинами. Для своего возраста Верховный Судья неплохо сохранился. Не мускулистый и не жилистый, он гордо восседал на троне Гелвинкса. Коротко стриженых темных волос уже коснулась седина, инеем опавшая на виски и четко очерченную ухоженную бороду. Одетый в темно-синюю форму с золотистыми эполетами, петлицами и аксельбантами, Судья размеренно постукивал пальцами в белоснежных перчатках по каменному подлокотнику трона. Широкий ремень из белой кожи поддерживал кобуру с эксклюзивно выполненным револьвером, безмолвно ожидающим своего часа. В свободной руке Судья сжимал рукоять длинного меча, спрятанного в отполированные, черные, как смоль, ножны. Опираясь на оружие, как на посох, мужчина, не моргая, смотрел вниз. Темно-синяя фуражка с золотистым кантом горделиво покоилась на поседевшей от времени голове, а на ногах сияли начищенные до блеска высокие черные сапоги.
   Внизу, у подножия лестницы, стояла небольшая группа людей, одетых в военную форму. Двое из них держали руки третьего за спиной, не давая и шанса пошевелиться. Сдерживаемым был мужчина лет тридцати четырех. Голова его была низко опущена, а на темной форме в области груди красовался отличительный знак в виде вышитых красными нитками трех широких мечей. Мужчина был без фуражки. Ее сжимал в руках незнакомый молодой человек, растеряно стоящий в стороне. Кобура задержанного была пуста, его пистолет изъяли так же, как и удостоверение. Осознавая, что его история подошла к концу, мужчина поднял на Верховного Судью затравленные багровые глаза...
   - Я ничего не буду объяснять. - Четко сказал он и вновь опустил голову, уставившись на гладкий белый пол.
   - Подполковник Кадзуни, - продолжил Судья, - вы добровольно отказались от исполнения возложенных на вас обязанностей и утаили от нас факт присутствия харганов на территории заброшенного завода в промышленном районе Гелвинкса, а ведь именно вы так рвались проверить ту область города... Вы сами не находите это странным? - в ответ Риккори молчал, мысленно гадая, как именно с ним расправятся. - Выходит, сокрытие всех предыдущих подобных данных - ваших рук дело? - и снова тишина зала, нарушаемая лишь тяжелым дыханием подполковника. - Молчите? Что ж. Вы арестованы по подозрению в измене и приговорены к смертной казни через повешение. Приговор будет осуществлен тридцать первого мая в десять часов, так что у вас будет время, чтобы подумать над тем, что вы сделали. - Судья замолчал. - После вашей смерти всё ваше имущество переходит в распоряжение города.
   "Лучше бы меня задушил Зюс..." - пронеслось в голове Рикко и он, болезненно закрыв глаза и поджав губы, судорожно выдохнул. Наручники, как печать на приговоре, звякнули на запястьях Кадзуни и двое военных, жестко развернув его, повели к высокой белоснежной двери выхода из зала.
   - Тебе его не победить... - Прошептал Риккори, чувствуя на себе пристальный взгляд Верховного Судьи.
  
  
   23:45, 29 мая 48 года
  
   - Быстрее разбирайте оружие! По одному огнестрелу и сменному магазину в руки! Не толпитесь! Готовые к бою строятся у выхода!
   Отдавая приказания харганам, Кирс активно жестикулировал, придерживая одной рукой висящий наперевес тяжелый гранатомет. Вооруженный до зубов Дэриэл выглядел крайне внушительно. Особенно производили впечатление наборы фугасных и осколочных гранат, прикрепленные к поясу. За спиной парня висел небольшой квадратный рюкзак из плотной кожи, хранящий в себе предметы первой помощи. Харганы торопились делать всё так, как велел Кирс. Увлеченно наблюдая за действиями своих подчиненных, парень не заметил, как к нему подошла Зурана, за спиной у которой висела штурмовая винтовка.
   - Что, твои всё еще копаются? - хмыкнув, спросила девчонка.
   - А твои что, уже всё? - искренне удивился Дэриэл.
   - Ну конечно! - невозмутимая Зура гордо вздернула нос и громко рассмеялась.
   - Ты моя умница! - наклонившись, Кирс поцеловал блаженно зажмурившуюся девчонку в висок. - Не отходи от меня ни на шаг... пожалуйста.
   - Да успокойся ты! - шутливо отмахнулась Зура. - Я нужна не только тебе, но и своим людям.
   - Всё так и всё же... - Дэриэл поднял глаза на разбирающих оружие харганов. - Быстрее давайте! Быстрее!!!
   Немного прихрамывая, Зюс вышел на верхний ярус цеха, внизу которого толпились харганы, разбирая оружие. Раненая нога молодого человека наспех была перемотана плотными бинтами, поверх которых были надеты новые черные штаны с множеством ремней. Заряженный револьвер в набедренной кобуре, запасные патроны в сумочке на поясе, на глазу - новая повязка, почти ничем не отличающаяся от прежней. Свесившись вниз и оценив, насколько быстро идут приготовления, харганский лидер задумчиво причмокнул. Кирс и Зурана сообщили ему, что им удалось прострелить колесо мотоцикла, на котором увезли Ноэри. Но вот факт смерти альбиноски так и не был подтвержден, хотя Зюса это уже мало интересовало. Он был поглощен предстоящим сражением.
   Задумчиво выйдя вслед за лидером "Иных", на решетчатом полу длинного балкона появился Гилберг. Руки его были засунуты в карманы расстегнутой куртки, а голова низко опущена, за пояс был заткнут одинокий пистолет. Покосившись на него, Зюс хмыкнул, вспоминая лицо альбиноски, с которым она не так давно вошла в его комнату.
   - Ты не видел Ноэри? - растеряно спросил Гай.
   - Нет. - Пожал плечами Зюс. - Уже давно не видел, а что? Она пропала?
   - Да. - Парень ответил не сразу. - Уже почти сутки...
   - Может, ты надоел ей, и она тебя бросила? - криво улыбнувшись, предположил Зюс. - Или, скорее всего, ей завидно, что ты теперь на руководящей должности, поэтому...
   - Что? - глаза Гила вспыхнули. - Что "поэтому"?!
   - Поэтому она оставила организацию "Иные" как таковую... наверное. - Навалившись на перила и смотря вниз, отозвался Зюс.
   - Этого... не может быть!!! Мы любим друг друга! Она не могла бросить меня, ничего не сказав!!! - кричал Гилберг, сжимая кулаки.
   - Не ори. - Бросив пронзительный взгляд в сторону парня, жестко сказал харганский лидер. - Лучше вернись к своим и проверь, все ли готовы к выступлению.
   Стиснув зубы и ощутив сильный озноб, исходящий от Зюса, Гил резко развернулся и, покинув верхний ярус огромного цеха, оказался на лестнице, ведущей вниз. Негодование, злость и растерянность охватили Гая. Пытаясь подавить в себе порывы ярости, парень нехотя спускался вниз. Он не верил, что Ноэри могла так скоро оставить его.
  
  
   00:27, 30 мая 48 года
  
   Обзорный дирижабль Гелвинкса завис над заброшенным заводом промышленного района. Направив все имеющиеся на борту прожекторы в сторону огромного комплекса полуразрушенных зданий, механики, руководствуясь последним судейским приказом, включили ослепительный свет на полную мощность. Оказавшись в световом эпицентре, завод неожиданно обрел жизнь. Смотря в бинокль, механики увидели, как изо всех дверей высыпали вооруженные люди. С высоты дирижабля они были похожи на муравьев, толпами выбегающих из затопляемого муравейника. Кто-то запрыгивал в фургоны машин, кто-то садился на мотоциклы, кто-то передвигался пешком... Несколько сотен разгоряченных тел, готовых к бою, следовали указаниям своих лидеров. Разбегаясь в разные стороны, харганы поспешно покидали временное логово... Отбросив бинокль в сторону, один из механиков схватился скользкими от пота пальцами за бортовую радиостанцию.
   - Внимание всем!!! Говорит ОД-4!!! Они покидают завод и направляются в город!!! - механик срывающимся голосом орал в рацию. - Повторяю!!! Они направляются в город!!!
   Взревев моторами, фургоны на полной скорости неслись в сторону военной базы. За машинами следовали мотоциклы со стрелками, а вооруженные харганы-пехотинцы оцепляли улицы, объявляя их своей территорией. Жители Гелвинкса пробуждались и приходили в ужас, выглядывая в окна и видя там занимающих дорогу харганов... Паника началась тогда, когда в городе включили тревожные сирены. Их протяжный вой сводил с ума. Кто-то поспешно покидал дома, боясь, что здания сейчас будут взрывать; кто-то закрывался в своей квартире и, прижимая к себе детей, ждал конца; кто-то, окаменев, стоял у окна и, не отрываясь, смотрел на вплеснувшееся безумие зараженных скверной людей... Ужас, смятение, хаос...
   - Не давайте никому уйти! Никого и ничего не пропускать! - командовала Тира, продвигаясь со своим отрядом и оцепляя улицы.
   Машины и мотоциклы неслись вперед, неукоснительно приближаясь к огромному зданию военной базы. С другого конца города, им навстречу, двигалось войско ликвидаторов. Высунувшись из машины, Зюс посмотрел в бинокль. Разглядев далеко впереди исчезающие в ночном небе прожекторы парогенерированных костюмов, харганский лидер в ярости стиснул зубы. Как замечательно, что механик Шун Лейн вновь создал для руководящего состава наушники, которые очень помогли при уничтожении Центра Управления. Прижав радиопередатчик плотнее к уху, Зюс громко прокричал:
   - Ликвидаторы на северо-востоке!!! Внимание! На северо-востоке!!! Срочно разделяемся!!! Отряд Кирса - на север! Отряд Зуры - на юго-восток! Отряд Тиры - удерживайте захваченную площадь! Отряд Гая - со мной в лобовую! Как слышите?!
   - Понял, поворачиваю. - Отозвался в наушнике Зюса Кирс, ведущий машину позади.
   - Будет сделано! - выкрикнула Зура, резко крутанув баранку в противоположную от Дэриэла сторону.
   - Слышу. Держим. - Отозвалась Тира, дико озираясь по сторонам в поисках посторонних лиц.
   - Ясно. Я готов. - Дребезжа, в наушнике лидера прозвучал голос Гилберга.
   Разделившись, машины затерялись на улицах Гелвинкса. Не спуская глаз с дороги, Зюс смотрел вперед. Два фургона, по двадцать харганов в каждом... Пять мотоциклов, на каждом по два харгана... Лидер "Иных" и новоиспеченный руководитель восточного района... Пустая центральная улица и десятки сотен потенциальных врагов в лице разъяренных ликвидаторов...
  
  
   00:44, 30 мая 48 года
  
   - Да они кем себя возомнили?! Давите их к чертям собачьим, а то они по всему городу как тараканы разбегутся, и будут плодиться снова и снова!!! - в негодовании кричал в рацию генерал Саливан Хэливар. - Пилоты БИПов! В наступление!!!
   Громоздкие бронебойные машины, отдаленно похожие на аллигаторов, ускорили ход. Передвигаясь на четырех парах массивных колес, они уверенно ползли вперед, в сторону теряющихся вдалеке фургонов с харганами. Передние части корпуса Бронебойных Излучателей Потоков раскрылись, будто пасти хищных рептилий. Затянув вентили люков потуже, пилоты приготовились к атаке, смотря на дорогу через узкие окошки БИПов, располагающихся подобно глазам. Пропуская удлиненные машины вперед, строй ликвидаторов в костюмах расступался. Сопровождаемые мотоциклистами, БИПы приближались к своей цели, которая вскоре показалась на дороге. Пара фургонов с харганами ехали ликвидаторам навстречу.
   - Вижу цель! - сообщил пилот идущего впереди БИПа.
   - ОГОНЬ!!! - взревел Хэливар, в ярости стиснув зубы и едва не раздавив в ладони небольшую рацию.
   Быстро переключая тумблеры, пилоты переводили машину в атакующий режим. В раскрытых черных пастях восьмиколесных зверей образовались блёклые вспышки, с каждой секундой набирающие яркость. Пилоты поспешно натягивали защитные гогглы, а ликвидаторы в костюмах и без них опускали на глаза забрала из ударопрочного тонированного стекла.
   - Готовность удара - восемьдесят процентов! - сообщил один из пилотов. - До удара осталось... Пять... Четыре... Три... Два...
  
  
   00:49, 30 мая 48 года
  
   - Что там за свет?! - прищурившись воскликнул водитель-харган, указав на дорогу впереди.
   - Твою мать!!! Все из машин!!! БЫСТРО!!! - заорал Зюс и, не дожидаясь водителя, дернул ручник.
   Едва не завалившись на бок, фургоны резко остановились. Поспешно разбегаясь, харганы прижались к стенам проулков и подворотен. Покинув машину последним, Гилберг на мгновение растерялся, а когда увидел ослепительный свет вдалеке, так и вовсе замер. Глаза парня широко раскрылись, а зрачки превратились в точки. Выпущенная БИПами разрушительная волна неслась по прямой траектории прямо на экспериментальный образец номер один. Видя, что парень никуда не торопится, Зюс бросился к нему. Буквально вышибив Гила с дороги, харганский лидер протащил его за угол дома, когда как путь, на котором он только что стоял, с оглушительным грохотом рушился так, будто он был всего лишь землей, которую пахарь взборонил сохой. Треск и скрежет, гром и ослепительный свет... Зажмурившись, Зюс прикрыл глаза Гилберга ладонью. Опустевшие фургоны, разлетевшись в стороны, вышибли несколько окон и, загоревшись, превращались в пепел, будто бумажные. На мгновение высунувшись из-за угла, Зюс увидел, что из перевернутых вверх дном фургонов валит черный дым.
   - Всем оставаться на своих местах!!! - громко скомандовал он, чтобы харганы, спрятавшиеся у стен через дорогу, могли его слышать. - Сейчас рванет!!!
   Два взрыва прогремели почти одновременно. Звон разбившегося стекла наполнил улицу, по стенам жилых домов, людей из которых уже успели эвакуировать, побежали трещины обрушения. Оглядевшись, Зюс вновь выглянул на дорогу. Черные пасти БИПов приближались.
   - Кирс, Тира, Зура! Как вы?! - придавив наушник к уху, прокричал лидер "Иных".
   - Позиция занята. - Продребезжал Дэриэл. - Всё чисто.
   - Аналогично. - Рыкнула Зурана.
   - Оцепили дорогу. Держим. - Сообщила Тира.
   - Кирс, Зура! Обходите их и нападайте с тыла! - приказал Зюс, то и дело оглядываясь на взбороненную ударной волной дорогу. - Мы ударим в лоб!
   - Есть! - отозвался Кирс.
   - Легко! - хмыкнула Зура.
   Дав отмашку харганам на противоположной стороне улицы, Зюс указал на крыши домов и первым рванулся наверх по пожарной лестнице. Согласно кивнув, харганы начали подъем. Выступать против БИПов в открытую было самоубийством. В ужасе оглядываясь, Гилберг старался не отставать. Вытащив кинжал и держа его наготове, парень стоял на крыше, как и все остальные. Оглядевшись, Зюс безумно оскалился. Осторожно свесившись вниз, он увидел приближающиеся отряды ликвидаторов, мотоциклистов и БИПов.
   - Эти излучатели слишком неповоротливы, поэтому если напасть у них за спиной, они ничего не смогут сделать! - прошипел лидер. - Харганы! Активировать кристаллы!
   Хладнокровно полоснув себя сперва по одной, а потом и по другой ладони, Гилберг быстро вернул кинжал в кожаные ножны, висящие на поясе. Стремительно меняли облик и другие харганы. У крепко сложенного мужчины руки покрылись камнями и, будто раздувшись, превратились и тяжелые каменные валуны. У стройной темноволосой женщины исчезли зрачки и, она, вскинув пистолеты, заряженные бронебойными пулями, была готова сражаться. У молодого парня из рук выросли широкие, загнутые вверх лезвия. Прорвавшись сквозь кожу, они окрасились кровью... Оценив готовность, Зюс дал отмашку и первым спрыгнул вниз, на шагающих строем ликвидаторов. Взревев, харганы последовали за ним. Обладатели кристаллов дальнего действия остались на крыше.
   Оказавшись в эпицентре, Зюс разбил стекло первого попавшегося ликвидационного костюма и, схватив за горло пилота, глаза которого в ужасе расширились от неожиданности, принялся душить его. Один за другим харганы оказывались среди ненавистных людей. Стараясь уклоняться от пуль и железных рук массивных костюмов, озверевшие ополченцы разрывали ликвидаторов, затыкали трубы парогенерированным машинам, набрасывались на военных. Командиры что-то отчаянно кричали в рации, прося помощи, но харганы настигали и их, разрывая спасительные провода, как нитки. От костюмов, трубы которых были заткнуты, начал валить черный дым. Пилоты пытались покинуть эту бомбу замедленного действия, но харганы не давали им уйти далеко. БИПы стояли на месте и, как предполагал Зюс, даже не пытались повернуться, ведь своей разрушительной волной они убьют не только ополченцев, но и всех, кто окажется на пути. Безумный смех Зюса, лицо которого было забрызгано людской кровью, заглушал непрекращающийся вой тревожных сирен. Женщина с белыми глазами без промаха отстреливала разбегающихся ликвидаторов, а мужчина с каменными кулаками яростными ударами крушил всё на своем пути. Срубая головы изогнутыми лезвиями, парень старался прикрывать Зюса сзади... Стекая с пальцев, кровь Гилберга капала на крышу. Глядя вниз, он не мог пошевелиться. Его сковал немыслимый доселе ужас, а предсмертные вопли судейских прихвостней налились в уши, как вода.
   - ЗЮС!!! Вторая волна!!! - крик Кирса в наушнике заставил Гая прийти в себя. - Их тут еще больше!!! Помоги!!! Мы с Зурой не справляемся!!!
   Лидер "Иных" на миг замер, откинув невидимой волной надвигающихся ликвидаторов. Вновь ожив, БИПы пришли в движение. Задняя часть их корпуса открылась, и показался набор почерневших от сажи турбин... Глаза Гилберга широко раскрылись. В турбинах что-то засияло и парень, что-то в ужасе закричав, метнулся к краю крыши. Устремив свой взгляд на ближайший к Зюсу БИП, Гай сделал рукой отчаянный бросок. Толстые потоки крови, отдаленно похожие на взбешенных змей, ударили в машину, захлопнув полный турбин капот. Резко оглянувшись, Зюс увидел Гила. Подмигнув ему и оглушительно расхохотавшись, лидер "Иных" набросился на очередного ликвидатора. Яростно отстреливая пробивающихся в гущу сражения мотоциклистов, женщина быстро меняла магазины пистолетов один за другим. Глаз ее не знал промаха. Выстрелив в голову очередному мотоциклетному стрелку, женщина оглянулась на растерянного Гая, продолжающего контролировать капот БИПа. Еще мгновение - и из десятков турбин восьмиколесных машин вырвалось пламя. Охватив своих и чужих, оно жарило военных и харганов, заставляя выть и тех и других нечеловеческим голосом. Укрывшись от пламени за спиной ликвидационного костюма, Зюс переждал порыв, после чего, вырвав несколько важных проводов из громоздкой машины с пилотом, бросился дальше, не слыша призывов о помощи и предсмертных стонов...
   Оставив БИП в покое, Гилберг побежал по крыше в сторону несущегося внизу Зюса, уничтожающего всё на своем пути и в безумии облизывая забрызганные кровью врага губы. Достав заждавшийся своей очереди револьвер, харганский лидер принялся раздавать бронебойные пули вперемешку с излюбленными удушающими приемами. Агония, хаос, грохот рушившихся домов, предсмертные стоны, мольбы о помощи, мольбы о пощаде, крики командиров, шипение раций, скрежет гнущегося железа, звон разбивающегося стекла, свист пуль и автоматные очереди...
   - ЗЮС!!! ЗЮС!!! Мы окружены!!! Помоги нам! Быстрее!!! - отчаянный крик Зураны раздался в наушнике.
   - Отлично! - выкрикнул лидер "Иных", нанося очередной смертельный удар. - Если вы окружены, вы можете стрелять в любом направлении!
   - Зюс, пожалуйста... - Слабый голос Кобры был едва слышен сквозь помехи.
   "Что он несет?.." - Дыхание Гила сбилось, и он зажмурился, пытаясь прийти в себя. Если Зюс не желает помогать Кирсу и Зуре в тылу, то это должен сделать он, ведь Тира сейчас удерживает другую часть города. Но получится ли, ведь он и собой-то с трудом управляет... Решительно сжав окровавленные ладони, парень отбросил все сомнения и громко скомандовал:
   - Харганы восточного района! Все на северо-восток! Отступаем!!! Повторяю!!! Отступаем на северо-восток!!! - наклонив микрофон ближе ко рту, Гай прокричал: - Кирс, Зура! Я иду!!!
   - Быстрее, Гай! Пожалуйста, быстрее!!! - взмолилась Кобра, и шипение в наушнике прекратилось.
   - Отправляю часть ополченцев к вам на помощь! - подала голос Тира. - Держитесь, ребята!
   Быстро съехав по пожарной лестнице вниз, Гил оказался в гуще боя. Взбешенная кровь, вырываясь из ладоней парня, ловила пули, создавала сети-щиты, оберегая своего хозяина, но Гай не уделял разумности кристалла должного внимания. Не спуская глаз с черной фигуры, в безумии метущейся между массивными ликвидационными костюмами, парень спешил к Зюсу. Понимая, что лидер с головой погрузился в то, ради чего, как он верил, и был рожден, Гилберг хотел силой заставить Паразита отступить и прийти на помощь Берсерку и Кобре. Не без труда добравшись до лидера, Гай схватил его за плечи.
   - Зюс!!! Отступаем!!!
   - Нет! - оттолкнув парня и разбив защитное стекло кабины парогенерированной машины, Паразит вырвал пилоту глотку и, отшвырнув клочок кожи и мышц в сторону, злобно оскалился. - Я никуда не пойду!
   - Зюс!!! - взмолился Гай. - Одумайся! Так мы всех потеряем!!!
   - Плевать!!! - прорычал Паразит, уклоняясь от автоматной очереди подоспевшего ликвидатора. - Ничья жизнь не сравнится с вожделенным вкусом крови врага!
   - Черт с тобой! - впервые за всё время пребывания в рядах "Иных" Гилбергу захотелось убить Зюса. - Предатель!..
   Злость волной подкатывала к горлу парня, грозясь вот-вот утопить его в своих объятиях. Проклятый Паразит! Стиснув зубы, Гай резко развернулся, увидев несущихся в его сторону вооруженных военных. Переполняемый ненавистью кристалл подрагивал в спине, будто сердце. Автоматная очередь, юркие пули... Самовольно вырывающаяся кровь сетями оплетала тело парня и окружающее его пространство, не давая ранить. Зло сощурившись, Гай исподлобья смотрел на искаженные ненавистью лица судейских военных. Неожиданно преграждающая сеть, сплетенная кровью, лопнула и ее мелкие ячейки, обратившись иглами, стремительно понеслись в сторону врага, пронзая голову, глаза, рот, сердце, пальцы... Картина ужасной смерти военных ничем не тронула Гилберга. После отказа Зюса лицо его сделалось каменным и не выражало ни единой эмоции.
   - Смерть... - Тихо прошипел Гай, глядя на агонию умирающих и едва заметно сощурившись. - Смерть... для всех...
   - Гил! - в наушнике раздался голос Тиры. - Мои едут через две дороги от вас! Поспеши, они заберут твоих ополченцев на помощь!
   - Понял. - Жестко ответил Гай и, отключившись, изо всех сил прокричал: - ОТСТУПАЕМ!!! Харганы, все назад!!!
   Расстрелянный мужчина с каменными кулаками лежал ничком на груде железа, которое некогда было парой ликвидационных костюмов. Обугленное тело парня с лезвиями впилось в капот с турбинами одного из БИПов. У незнакомых Гилбергу ополченцев, останки тел которых виднелись и тут и там, были оторваны руки и головы. По-видимому, они всё-таки угодили в железный захват парогенерированного костюма. Кровь, внутренности, разбросанные части тел... "Они и вправду преданы" - пронеслось в голове Гила и он, преградив дорогу ликвидаторам кровавыми сетями и собрав всех оставшихся в живых, поспешил к дороге, о которой говорила Тира. Единственной целью сейчас были Кирс, Зурана и их харганы, терпящие поражение на северо-востоке Гелвинкса.
  
  
   01:23, 30 мая 48 года
  
   - А-а-а черт!!! Назад!!! НАЗАД!!!
   На ходу перезаряжая винтовку, Зура едва успевала отстреливаться от наступающей волны ликвидаторов, которых было в разы больше, чем там, где находился Зюс. Идти против разъяренных военных врукопашную было бесполезно. Швырнув в толпу пару осколочных гранат, Кирс выбежал вперед и, оттеснив немногочисленных выживших харганов, припал на колено, вскинув на плечо тяжелый гранатомет. Прицелившись в ослепляющую вспышку черной пасти набирающего силу БИПа, Дэриэл выстрелил. Разрушительный по силе взрыв раскидал ближайшие парогенерированные костюмы как тряпичных кукол. Пилоты с лопнувшими перепонками и опустевшими глазницами безжизненно лежали в разбитых кабинах. Зажимая ладонями уши и глаза, харганы роняли оружие, пытаясь пережить невидимую волну, не набравшую полную силу, но всё-таки успевшую раскатиться по округе.
   - Вот так, Кирся!!! Вали их нахер!!! - раздавая автоматную очередь, кричала Зурана, не слыша собственного голоса и не замечая, как из ушей течет кровь.
   - А теперь кристалл! - прошипел Дэриэл и, совершив немыслимый по дальности прыжок, оказался среди толпы ликвидаторов уже в образе воина древности.
   Объятый пламенем, с ростовым щитом и мечом наперевес, Кирс, двигаясь вперед, раздавливал массивными стальными сапогами головы военных и пилотов, изуродованные тела которых лежали друг на друге. Взревев металлическим голосом, Дэриэл размахнулся мечом с такой силой и яростью, что рассек кабину ближайшего ликвидатора вместе с его черепом. Ненависть заливала глаза Кирса, и он уже не видел перед собой лиц. Враг стал для него единым пятном, облаком, лужей, которую он нещадно уничтожал и калечил. Видя, что Берсерк сдерживает напор судейской волны, Зурана, зарядив новый магазин, собрала оставшихся харганов и бросилась в атаку. Вновь использовав кристаллы, ополченцы последовали за ней. Элементальная магия, магия смерти и сила древних воинов стали единым целым. Напряженные до предела кристаллы оскверненной маны содрогались в телах харганов и они, не чувствуя боли, позволили переполняющей их ненависти вырваться наружу. Кровавая бойня, месиво, сущее безумие...
   - КИРСЯ!!!
   Нанеся очередной смертельный удар, Дэриэл оглянулся. Его глаза, не видимые под шлемом, широко раскрылись, и бешено колотящееся сердце замедлило свой ход. Сжимая простреленный живот, Зурана отползала к стене. Еще мгновение - и новая автоматная очередь железной ликвидаторской руки была направлена в ее сторону. Врываясь в разгоряченное тело девчонки, пули разрывали внутренности, вышибая сгустки крови. Хрипя и отплевываясь кровью, Зура с виноватой улыбкой смотрела на Кирса, сердце которого, замерев, на миг остановилось. Отбросив наступающих военных щитом, Дэриэл бросил оружие и побежал к девчонке, обессиленно прижавшейся к стене. Ликвидаторов больше было некому сдерживать, и их разгневанная волна, погребая под ногами тела собратьев по оружию, хлынула к харганам, предсмертные вопли которых слышались и тут, и там. Автоматные очереди парогенерированных костюмов, одиночные выстрелы пехоты и разрушающие окрестные дома бомбы и гранаты, рев БИПов, шипение пламени турбин, протяжный вой сирены, стоны умирающих и призывные крики покалеченных...
   - ЗУРИК!!! ЗУРИ-И-ИК!!!
   В отчаянии хватая девчонку за плечи содрогающимися руками, парень понимал, что ее уже не спасти. Разодранный автоматной очередью живот заливала кровь. Дэриэл в ужасе смотрел на Зуру, понимая, что совершенно ничем не может ей помочь. Слова застряли в горле парня, когда он увидел, как его любимая, грустно улыбаясь, виновато смотрела в прорези тяжелого шлема.
   - Прости... меня... - Закашлявшись, Кобра сплюнула подкатившую к горлу кровь. - Я такая... неловкая...
   - Зурик!!! ЗУРИК!!! Держись, пожалуйста, держись!!!
   - Успокойся... - Едва слышно отозвалась девчонка. - Всё... уже позади...
   - Нет! НЕТ!!! - сдавленный голос Дэриэла срывался.
   - Кир... ся... - Глаза Зураны поблекли и голова, склонившись, упала на плечо. - Люблю... тебя...
   - ЗУРИК!!! ЗУРИК!!! ЗУРИ-И-И-И-ИК!!! - Кирс взвыл, дрожащими руками прижимая к себе бездыханное тело девчонки. - НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!!!
   Крики харганов прекратились. Наступая, ликвидаторы окружали Дэриэла, сидящего на коленях и ничего не замечающего вокруг. Закованные в тяжелые доспехи плечи парня содрогались. Пули не могли совладать с броней, порождаемой кристаллом Берсерка, поэтому пилотом БИПов было приказано открыть огонь. Раскрыв черную пасть, адские машины набирали мощность. Медленно оглянувшись и увидев неподалеку нарастающую ослепительную вспышку, Кирс, сердце которого рвалось от боли, склонился над телом Зураны и, любовно пригладив выпачканные в крови волосы девчонки, притянул ее ближе к себе. Сражаться не было смысла. Он жил только ради того, чтобы каждый день видеть ее, эту трепетную, романтичную девушку, надевающую на себя маску безразличной хамки. Но она мертва. Болезненно зажмурившись и уже не сдерживая слез, Дэриэл почувствовал, как сила кристалла ослабевает, и доспехи Берсерка таят. Шлем исчез и парень, коснувшись похолодевших окровавленных губ Кобры, нежно поцеловал ее.
   - Я люблю тебя, Зурик... Прости меня...
   Разрушительная волна, выпущенная БИПом обрушила угол близлежащего дома и испепелила тело Кирса и Зураны, которую он отчаянно прижимал к себе... Ничего не осталось. Лишь взбороненная мощеная дорога запечатлела в своей памяти их короткую историю любви.
  
  
   01:37, 30 мая 48 года
  
   Машина с повстанцами Тиры неслась по уцелевшей в этом безумии дороге по северо-восточному направлению. Гилберг молча сидел в кабине, равнодушно смотря вперед. Его харганы находились вместе с остальными в фургоне. Перед глазами парня стояло забрызганное кровью лицо Зюса. "Плевать!" - эхом отдавались в голове его слова. Гай был растерян. Лидер бросил Кирса и Зурану на произвол судьбы, даже не подумав о том, как им помочь. Живы ли они еще? Медленно моргнув, Гил вновь уставился вперед. Одинокие фонари освещали опустевшую ночную улицу. Издалека они были похожи на светлячков, зависших в воздухе. По темному покрывалу чистого неба проплывали едва заметные облака вперемешку с дымом печных труб заводов, сквозь которые, как будто играя в прятки, выглядывали россыпи звезд. "Красиво..." - Подумал Гилберг и грустно усмехнулся.
   Уже очень скоро впереди показались лучи прожекторов, послышался грохот, шум и скрежет металла. Где-то поблизости продвигался ликвидационный отряд, та самая вторая волна, о которой говорили Кирс и Зурана. Нахмурившись, Гил высунулся в окно. Прохладный ветер ночи, лаская кожу лица, приносил с собой отчетливый запах гари и дыма. Мчащийся вперед фургон с харганами сбавил скорость и поехал медленнее, пытаясь создавать как можно меньше шума. Прислушиваясь к эху передвижения врага, Гай отметил, что перестрелки уже не слышно. "Опоздали..." - Пронеслось у него в голове и он, болезненно зажмурившись, низко опустил голову.
   - Капитан! Там... - Начал, было, харган-водитель.
   - Не называй меня так!!! - внезапно оскалившись, Гилберг зло посмотрел на мужчину средних лет.
   - П-простите... - Смутился водила. - Там впереди кто-то едет...
   "Еще один капитан Гай?! Нет уж, спасибо!" - стиснув зубы, подумал парень и посмотрел туда, куда указывал мужчина. В центре дороги по направлению к грузовой машине двигалась пара мотоциклов, фары которых были выключены. Стремительно приближаясь, всадники железных коней не сводили глаз с кабины фургона.
   - Включи все фары! Быстро! - жестко велел Гилберг. - Это ликвидационный патруль!
   Повиновавшись, мужчина, ловко переключая тумблеры на панели, заставил гореть три пары фар на передней части корпуса машины. Залив светом улицу, яркие фары не давали патрульным разглядеть лица сидящих в кабине харганов. Достав пистолет, Гил высунулся из машины и, хладнокровно прицелившись, выстрелил в одного из мотоциклистов, который в мгновение ока вскинул револьвер и выстрелил в ответ. Две пули неслись навстречу друг другу и, встретившись в воздухе, сплющились, со звоном упав на мощеную дорогу бесполезными кусочками стали. Ненавистно сощурившись, Гилберг вгляделся в темный защитный шлем непревзойденного стрелка, одной рукой удерживающего руль тяжелого мотоцикла.
   - Охренел что ли?! - раздался знакомый голос.
   - Ёмур?.. - Глаза Гая широко раскрылись от удивления, и он медленно опустил пистолет.
   - Как ты догадался?! - саркастично воскликнул Рику, сняв шлем и злобно посмотрев на парня. - Что, совсем кровью людской захлебнулись там со своим Зюсом?! Идиоты... - Прошипел Ёмур, в смятении опустив голову. - Из-за вас Кирс и Зурана погибли!!!
   - Но... я же отправился на помощь... - Тихо проговорил Гилберг, осознавая цену, заплаченную Берсерком и Коброй за его нерешительность.
   - На помощь он отправился!!! - в ярости выкрикнул Рику, сжимая рукоять револьвера. - Спасатель, мать твою!!! Теперь вали расхлебывать! Если они доберутся до оцепления Тиры, я лично убью тебя, пресмыкающаяся тварь!!!
   - Заткнись... - Прошипел Гил, чувствуя, что кристалл, вырабатывая ненависть, забился под кожей. - Заткнись, а не то...
   - Что "а не то"?! ЧТО?! - орал Ёмур. - Ну и ублюдок же ты!.. - Парень в ярости сплюнул. - Зюс, однако, поработал с тобой на славу! Еще немного - и вы станете одним лицом!
   - Заткнись, я тебе сказал!!! - вскинув пистолет, озверевший Гилберг медленно нажимал на курок.
   - Хватит! - подал голос второй мотоциклист.
   - А ты еще кто?! - рявкнул Гай, мгновенно переключившись.
   - Зачем спрашиваешь? Тебе ведь всё равно кого убивать. - Ответили парню спокойным, совершенно невозмутимым голосом. - Куда важнее то, что я могу сказать тебе, где сейчас та, что успокоит твое сердце.
   - Ноэри?! Где она?! - забыв обо всем на свете, Гилберг выскочил из машины и, подбежав к всаднику в шлеме, схватил его за грудки. - Где моя Ноэри?! Отвечай!!!
   - Убери руки. - Жестко отозвался высокий парень в темной длинной куртке. - Мне неприятны твои прикосновения. - Он замолчал. - Хочешь увидеть ее - садись за спину, и едем. Ёмур задержит движущихся в сторону оцепления ликвидаторов, а ты со своей девчонкой прижмешь их с тыла.
   - Я согласен! Согласен!!! - в отчаянии выкрикнул Гил, запрыгивая на заднее сидение мотоцикла. - Скорее вези меня к ней!
   - Ёмур, ты точно справишься? - мотоциклист в шлеме внимательно смотрел на сосредоточенного Рику, залезающего в кабину фургона.
   - Не ссы. - Рыкнул парень и, захлопнув дверь, приказал водителю ехать в направлении передвигающихся на расстоянии нескольких улиц ликвидаторов.
  
  
   01:58, 30 мая 48 года
  
   Мотоцикл, управляемый высоким парнем в длинной куртке и шлеме, несся по узким, забытым временем проулкам Гелвинкса. Лихо управляя тяжелой машиной, уверенный всадник молча свернул в подворотню и резко дал по тормозам. Круто остановившись, парень поставил мотоцикл на подножку и снял шлем. Рыжие волосы, наспех собранные в хвост, разметались в разные стороны, а черные пронзительные глаза внимательно посмотрели на Гилберга. Гай на мгновение растерялся, вспомнив этот взгляд.
   - Ты... - Выдохнул Гил, разглядывая симпатичное лицо. - Ты же тот самый врач... помощник Дина!
   - Предпочитаю называться Иланом. - Серьезно отозвался парень. - Слезай.
   - Где Ноэри? - повиновавшись, Гилберг встал рядом с мотоциклом.
   Лирвак молча слез с грузной машины и огляделся, задрав голову. Стоя в подворотне, парень пристально разглядывал плотно зашторенные окна двухэтажного дома, некогда бывшего жилым. Уперев руки в бока, Илан остановил свой взгляд на одном из окон и, шмыгнув носом, позвал:
   - Рид!
   Из окна высунулась белобрысая голоса Савакса. В блёклом лунном свете его волосы имели необыкновенный серебристый оттенок. Едва заметно улыбнувшись, Лирвак маняще махнул рукой. Молча кивнув, Рид исчез из окна.
   - Сейчас они выйдут. - Пояснил Илан, покосившись на Гилберга, взгляд которого выражал полное недоумение. - С Ноэри.
   - Что она там делает вместе с Ридом?! - злобно сощурившись, процедил Гай.
   - Долго объяснять. - Отозвался Лирвак. - Она ранена, поэтому веди себя как подобает.
   - Р-ранена?.. - Выдавил Гил, округлив глаза. - Кто посмел?!..
   - Тот, кому ты лижешь пятки, как послушная псина. - Жестко отозвался Илан. - Это Зюс.
   - Ублюдок... - Прошипел Гилберг, сжав кулаки. - Я убью его!!!
   Криво улыбнувшись, Илан искоса посмотрел на взбешенного Гая. Подумав, что всё идет по плану, Лирвак закатил глаза к небу и задумчиво причмокнул. Дверь заброшенного подъезда открылась, и на улицу вышел Рид, ведущий под руку Ноэри, на плечи которой была накинута куртка информатора. Легкий ветер приподнимал полы короткого тонкого платья, сбивал капли пота со лба подрагивающей девушки. Сердце Гила сжалось, когда она подняла на него свои красные, переполненные болью глаза.
   - Ноэри!
   Побежав к альбиноске, Гай жестко отстранил Рида и аккуратно обнял девушку. Плечи ее содрогались, а тихие всхлипы терялись, смешиваясь со звуками ночи. Ноэри сама не знала причину своих слез. Может быть, это радость от встречи с Гилом, а может и боль, волнами раскатывающаяся по телу. Уткнувшись в грудь парня, она молчала. Савакс и Лирвак, ни слова не говоря, смотрели на них.
   - Ноэри, - подал голос Илан, - ты сможешь сражаться?
   - О чем ты говоришь?! - рыкнул Гай, оглянувшись на молодого человека. - Ты что, не видишь?..
   - Это ты не видишь. - Жестко перебил его Лирвак. - Я привез тебя сюда не для объятий сожаления и слов любви. Сейчас я отвезу вас к ликвидаторам, направляющимся в сторону оцепления Тиры, и вы вместе вступите в бой. - Прямо смотря на Гилберга, сказал Илан. - Вы проведете слияние и уничтожите врага, а потом возьметесь за Зюса. Мы поможем. - Он замолчал и, приподняв бровь, добавил: - Ты же хочешь отомстить за Ноэри, не так ли?
   - Всё так, но... - Нерешительно отозвался Гай.
   - "Но"? - переспросил Лирвак и решил сделать контрольный выстрел. - Зюс хотел трахнуть Ноэри, и, получив отказ, решил убить ее. Что ты на это скажешь? Еще раз "но"?
   - Ч-что т-ты сказал?.. - Выдавил Гилберг, медленно выпуская альбиноску из своих объятий.
   Повернувшись к информатору и врачу, Гай побелел. Зрачки-точки бегали из стороны в сторону, тело парня пробивала сильная дрожь. Кристалл оскверненной маны увеличился в размерах и, содрогнувшись, выпустил из себя волну боли, которая вместе с кровью разнеслась по вздутым венам. Гилберг задышал прерывисто и шумно, в бессилии сжимая кулаки. Еще миг - и он упал на колени, раскинув руки в стороны. Изо рта парня вырвался крик, полный отчаяния, боли и ярости. Задранное к ночному небу лицо полностью открывало шею Гила, вены на которой, пульсируя, были подобны трещинам земной коры при извержении. Илан и Рид в ужасе заметили, что вены стремительно понеслись на голову и, протягивая свои длинные пальцы к лицу парня, выползли на скулы и щеки и, замерев, остановились там. Многозначительно переглянувшись, Лирвак и Савакс подбежали к Гаю и, подняв его, попытались поставить на ноги. Тяжело дыша и глядя прямо перед собой невидящим взглядом, Гил едва держался на ногах. Слыша в душе резонанс эмоций парня, Ноэри болезненно сморщилась, поджав губы. "Он солгал!" - эхом звучало в голове альбиноски. Не понимая, зачем Илан это сделал, девушка молча смотрела на бледного Гилберга. Слова ее таяли в горле, по щекам катились маленькие слезинки.
   - Пошевеливайся, Гай! Времени нет! - усаживая парня на заднее сидение мотоцикла, жестко сказал Лирвак. - Зюс всё еще жив!
   - Я убью его!!! - переполняемый ненавистью кристалла, прошипел Гил. - Он ответит за всё, что сделал!
   - Ноэри, садись. - Велел Илан, указывая на небольшое место рядом с Гаем. - Пора показать всем, что значит быть одним целым, да, Гилберг?
   Ненавистно сощурившись, экспериментальный образец номер один стиснул зубы. Вздувшиеся вены на щеках перегоняли раскаленную, как лава, кровь. Ярость затмевала разум, а ненависть становилась обычным состоянием.
  
  
   02:19, 30 мая 48 года
  
   - Тира!!! Я здесь, Тира!
   - Ёмур!
   - Не бойся, я с тобой. Мы справимся! Обязательно... справимся.
   - Да... Да!
   - Харганы! Рассредоточится и ждать команды!
   Разрушительные по мощности БИПы, массивные ликвидационные костюмы, вооруженные до зубов военные, стрелки-мотоциклисты - армия Верховного Судьи приближалась к оцепленным ополченцами Тиры границам. Затаившись в подворотнях, харганы ждали, когда ликвидаторы подойдут на достаточное расстояние, чтобы внезапно атаковать их. Слишком тихая и пустая улица насторожила военных. Сбавив ход, они двигались медленно, дико озираясь по сторонам и всматриваясь во тьму ночи. Заранее разбив фонари, харганы, подобно остервенелым охотникам, сидели во мраке, ожидая приближения своих жертв. Активировав кристалл, Ёмур обратился убийцей и, вскинув арбалет наизготовку, затаил дыхание. Тяжелая поступь механических ног, рев множества моторов, звяканье оружия и скрежет металла становились слышны всё более отчетливо. Еще немного - и первые судейские пехотинцы рысцой пробегали мимо харганов, затаившихся по обеим сторонам улицы. Сглотнув, Ёмур чувствовал, как каждая мышца напряжена до предела. Парень был похож на кошку, готовящуюся к решающему прыжку.
   - Тира, давай! - громко прошептал он, и несколько пробегавших мимо военных приостановились, вглядываясь в темноту.
   Вскочив на ноги и зажав во рту чеку, девушка швырнула в толпу ослепляющую гранату, за которой тут же последовали несколько дымовых шашек. Оказавшись в облаке белого дыма, военные заметались, БИПы и пилоты ликвидационных костюмов замедлили ход, а потом и вовсе остановились, не видя перед собой дороги.
   - ХАРГАНЫ! В АТАКУ!!! - взревел Ёмур, и нажал на курок арбалета.
   Тяжелый болт, сорвавшись с пружины, преодолел короткое расстояние и, пробив стекло кабины ликвидатора, прошел сквозь лоб пилота, пригвоздив его к спинке сидения.
   - За Кирса!!! За Зурану!!!
   Бешенство Рику не знало предела. Скоропостижно теряя самообладание, парень чувствовал, что человеческая сущность растворяется, уступая место самой могущественной части силы кристалла. Тяжело дыша и из последних сил держа под контролем окружение, Ёмур кинулся в бой. Взрывы гранат Тиры раздавались и тут и там, опрокидывая раскатами ударных волн громоздкие ликвидационные костюмы. Набросившись на самое опасное орудие Судей - Бронированный Излучатель Потоков - харганы с активными кристаллами крушили его, как могли. Срывая листы толстого железа, они с невиданным доселе остервенением совершали одно убийство за другим. Улицы Гелвинкса наполнили реки крови, где вперемешку лежали разорванные взрывами тела, обломки гнутого железа, вырванные с клочьями пучки толстых проводов, огонь, дым, вонь, крики, стоны, смерть...
   С прыткостью хищной кошки, Ёмур перепрыгивал с одного ликвидатора на другого. Лезвия его обоюдоострых топоров мелькали в воздухе, рассекая черепа, как полена. Тщетно пытаясь контролировать себя, Рику уходил в забытье так же, как Зюс. Кровь врага наполняла сосуд души, в попытке успокоить безутешное сердце, познавшее боль потери, предательства и цикл несбывшихся надежд.
   - Оттесняйте их!!! Давите! - орал Ёмур, в очередном прыжке отталкиваясь от груды тел под ногами. - Убивайте!!!
   Отстреливаясь и вступая с ликвидаторами в рукопашную схватку, харганы яростно сдерживали не ослабевающий напор врага. Упрощая задачу ополченцам, Тира без устали швыряла гранаты и шашки. Понимая, что прорваться на оцепленную территорию не удастся, ликвидаторы получили приказ к отступлению. С головой погрузившись в сражение, Ёмур не заметил, как на оцепленной стороне улицы, взвизгнув шинами, остановился мотоцикл. Быстро оглядевшись и оценив ситуацию, Илан дал по газам. Взревев, массивная машина понеслась в сторону отступающих ликвидаторов. Оглянувшись, Лирвак, стараясь перекричать грохот, крики и стрекот автоматных очередей, выкрикнул:
   - Приготовьтесь к слиянию!
   Плотнее прижавшись к Гилбергу, Ноэри молчала. Гай ощущал испуганную дрожь ее кристалла и видел вперед собой кривую ухмылку Зюса. В ярости поджав губы, Гил едва слышно выругался. Нет, он не позволит лидеру "Иных" уйти с поля боя живым. Он сделает всё, чтобы отобрать у Зюса то, зачем он шел эти долгие четырнадцать лет. Решительно прижав испачканную засохшей кровью ладонь к груди альбиноски, Гилберг исподлобья посмотрел в ее широко раскрытые глаза. Судорожно сглотнув, Ноэри поняла, чего хочет Гай. Быстро стащив с парня куртку и расстегнув рубашку, девушка осторожно коснулась рукой переплетения вздутых вен на спине Гила. Смотря в решительные фиолетовые глаза, Ноэри впервые в жизни испытывала страх перед слиянием, но она понимала, что должна пойти на это вне зависимости от ожидавшего ее конца.
   Резко остановившись поодаль гущи сражения, Илан велел экспериментальным образцам провести слияние. Крепко обнявшись и приложив ладони к местам хранения кристаллов друг друга, Гилберг и Ноэри начали слияние. Места соприкосновения объяло ослепительное алое сияние. Подрагивающие пальцы парня и девушки медленно погружались в открывшиеся магические врата живой плоти. Коснувшись кристалла Ноэри, Гай почувствовал ее страх, волнение и переживание. Ощутив увеличившийся кристалл Гила, Ноэри с ужасом приняла в себя часть резонирующей ненависти, ярости и гнева. Завибрировав, оба кристалла пришли в движение. Сила, данная Гаю при первом слиянии в Бездне, была ничем по сравнению с той, которая сейчас волнами раскатывалась по венам, наделяя парня необузданным бешенством крови. Яркие всполохи молний разорвали небо. Треск напряжения и электричества был слышен и там, и тут. Медленно поднимаясь в высоту, экспериментальные образцы продолжали сжимать кристаллы друг друга. Стремительно набирая силу, осколки сотрясались всё отчаяннее. Подняв глаза на Гилберга, Ноэри с ужасом разглядела, как из густых волос парня на лоб выползает треугольник вен. Шумно дыша, Гай испытывал сильную боль, которая, как и сила кристаллов, нарастала с каждым мгновением...
   Заворожено раскрыв рот, Илан уставился на зависшую в воздухе пару. Казалось, он даже забыл, что совсем недалеко от него идет кровопролитное сражение. Ощущение, что на него смотрят, заставило парня оглянуться. Вдалеке стоял Рид. Подняв руку, он призывно помахал. Резко развернув мотоцикл, Лирвак помчался ему навстречу, когда один из ликвидаторских стрелков вырвался из-за угла и вскинул пистолет. Краем глаза увидев, что дуло огнестрельного оружия направлено в сторону Савакса, Илан, бросив управление, в мгновение ока привстал на сидение мотоцикла и, оттолкнувшись, прыгнул, сбив Рида с ног. Раздался выстрел. Повалив за землю информатора, Лирвак накрыл его своим телом и замер.
   - Илан?.. - Растеряно позвал Савакс, но тут же замолчал, услышав приближающиеся шаги.
   Подойдя, ликвидаторский стрелок с удивлением заметил, что парень, в которого он стрелял, всё еще жив. Злобно оскалившись, мужчина вскинул пистолет, но пуля револьвера информатора оказалась быстрее. Зажимая простреленный живот, стрелок отступал. Упершись спиной в стену, он съехал вниз и, резко выдохнув, затих. Осторожно коснувшись спины Лирвака, Рид вновь позвал его, но ответа не последовало. Вздрогнув, Савакс неожиданно осознал причину этого молчания.
   - Илан?.. - Пропищал он сдавленным голосом. - Илан?..
   Подняв свою дрожащую руку на уровень глаз, информатор увидел, как кровь, сорвавшись с кончиков пальцев, капнула ему на лицо. Глаза Савакса широко раскрылись, дыхание участилось, и он в ужасе осознал предназначение этого отчаянного прыжка...
   - ИЛА-А-А-АН!!!
   С трудом сдерживая дрожь в руках, Рид быстро, но осторожно вылез из-под тела Лирвака. Информатор увидел, как на спине рыжеволосого парня расплывается кровавое пятно. Шумно сглотнув и порывисто дыша, Савакс перевернул Илана на спину и прильнул к его груди. Тук... Тук... Тук... "Жив!" - пронеслось в голове информатора. Вскочив на ноги, Рид поспешно поднял бессознательное тело Лирвака на руки и, усадив его перед собой на сидение мотоцикла, на всех парах помчался в сторону заброшенного завода, где остался единственный человек, который был в состоянии помочь.
  
  
   02:49, 30 мая 48 года
  
   Достигнув пиковой мощи, половинки кристалла оскверненной маны начали контактировать напрямую. Неведомая сила подкинула Гилберга и Ноэри выше и, резко оторвав их друг от друга, раскинула в разные стороны. Скалясь от переживаемой боли, экспериментальные образцы ощущали, как вспышки их осколков нехотя покидают тела. Первой наружу вырвалась частица Гая. Черная, как сама Бездна, размером с крепкий кулак, она пробралась сквозь переплетение вен на спине и прожгла рубашку, после чего взметнулась над головой Гилберга и зависла там, но, как только тьму ночи озарил алый осколок кристалла Ноэри, черная вспышка Гая метнулась к телу альбиноски. Ворвавшись в грудь девушки, осколок экспериментального образца номер один парализовал ее, словно высоковольтный разряд. Раскинув руки в стороны, Ноэри резко выдохнула и, обмякнув, уставилась стеклянными глазами на ночное небо с россыпью звезд. Не в силах больше терпеть противостояние силе Гилберга, альбиноска решила полностью отдаться ему и его ненависти, поразившей ее в самое сердце. Она пребывала будто во сне, слушая эхо войны, доносившееся откуда-то снизу...
   - Ноэри... Ноэри...
   - Кто здесь?..
   - Это я...
   - Кто "я"?..
   - Я - мана твоего кристалла...
   - Что?..
   - Борись, Ноэри... Иначе Первый поглотит тебя...
   - Я... не могу...
   - Если любишь его - останови это безумие... Или мы погибнем...
   - Кто "мы"?..
   - Ты и я, Ноэри... Останови его, успокой...
   - Я...
   Пронзительный крик Гилберга, более похожий на рев дикого зверя, заглушил протяжный вой сирен. Замерев, ликвидаторы задрали головы к небу и, увидев в вышине два тела, находящихся на расстоянии друг от друга, ужаснулись. Объятые всполохами молний, экспериментальные образцы находились на грани. Черная вспышка Гая стремительно разрасталась, затягивая в себя угасающий кристалл Ноэри. Тьма почти поглотила алый свет, когда вдруг вырвавшаяся на волю сила Гилберга замерла. Бурля и содрогаясь, чернота вспышки внезапно начала отторжение. Кровавый свет альбиноски вновь набирал силу. Оставив вспышку Ноэри в покое, ненависть Гая вновь обрела движение. Не в силах больше терпеть боль, Гил, оскалившись, орал не своим голосом. Судороги, сковавшие тело парня, заставили его сжаться в комок, но внезапная обжигающая боль раскаленным стержнем пронзила позвоночник, и Гилберг взвыл, выгнувшись и запрокинув голову. Разъяренные всполохи молний резко прекратились и черная вспышка ненависти затаилась. Еще мгновение - и она бесшумно лопнула... Невидимая волна раскатилась по городу, разбивая окна, гася фонари, пуская трещины на мощеной дороге и стенах покосившихся домов, коробя железо ликвидаторских костюмов, бронебойную обшивку БИПов и длинные стволы штурмовых винтовок...
   Сражение внизу нехотя прекратилось. Харганы и люди, не отрывая глаз, смотрели на зависшие в воздухе фигуры. Черная вспышка исчезла, и алая сущность Ноэри начала возвращаться к ней, когда кожа на ладонях Гила неожиданно лопнула, и на волю вырвались разъяренные кровавые нити, но они уже не были похожи на те сетевые переплетения, какими являлись раньше. Кровь Гая приобрела образ змей, которые бесшумно шипя и раскрывая багровый капюшон, разгневанно метались из стороны в сторону. Сколько этих змей было точно, никто сказать не может. Длинные, извивающиеся под рваные облака, они своенравно переплетались друг с другом. Многие из кровавых тварей ревностно смотрели в сторону бессознательной Ноэри и ее кристалла. Еще мгновение - и они поднялись в атаке. Люди и харганы в ужасе уставились на змееподобную кровь. Потеряв голос от долгого надрывного крика, Гилберг застонал и потерял сознание. Отклонившись назад, десятки змей широко раскрыли пасти и как стрелы бросились вниз, на замершую в нерешительность огромную толпу...
   Паника охватила сражавшихся, и они в ужасе начали разбегаться, кто куда, пытаясь спастись от буйства оскверненного кристалла. Казалось, они уже забыли, что совсем недавно хотели перегрызть друг другу глотки. Люди помогали харганам бежать, харганы помогали людям... Ход сражения в корне изменился и теперь все они, жители некогда разделенного на две части Гелвинкса, думали лишь о том, как остановить слияние экспериментальных образцов... Нанося хаотичные удары, кровавые змеи разрушали подернутые трещинами дома, пронзали людей и харганов, сбрасывали их с высоты, крушили выведенную из строя технику, низвергали, сокрушали, убивали...
  
  
   03:06, 30 мая 48 года
  
   Задумчиво обсасывая пальцы выпачканных в крови рук, Зюс стоял на крыше одного из домов и пристально наблюдал за тем, как далеко в высоте зависло тело Гилберга разрываемое змееподобной кровью. Скинув порванный в сражении плащ и перезарядив револьвер, лидер "Иных" расплылся в довольной улыбке.
   - Молодец, Гай! Браво! - восторженно сказал он, облизнувшись и размазав кровавый подтек по щеке. - Ты просто умница! Дави этих тварей и дальше. Людей... Харганов... Не важно! Убей их всех!!! Никто не должен помешать мне добраться до трона Верховного Судьи!
   В последний раз взглянув в сторону разрушаемой Гилом части города, Зюс задумчиво усмехнулся и, сгруппировавшись, перепрыгнул на соседнюю крышу. Видя далеко впереди заветные башенки замка, прозванного в народе Дворцом Справедливости, харганский лидер поспешил на свет прожекторов, столпы которых поднимались в небеса с крыши этого величественного здания.
  
  
   03:12, 30 мая 48 года
  
   - Гребаный ублюдок!!! - взревел Ёмур, вскинув арбалет. - Какого хера он делает?!
   - Нет!!! Стой! Не надо! - взмолилась Тира, но парень уже нажал на курок.
   Тяжелый арбалетный болт стремительно полетел в высь. Рику прицелился в сердце Гая, чтоб уж наверняка убить его. Заостренный наконечник почти добрался до цели, как одна из кровавых змей внезапно метнулась навстречу стреле и, перехватив ее, отбросила в сторону. Зло сплюнув, Ёмур не знал, что делать. Молча проследив за неудачей Раскола и схватив парня под руку, Тира потащила его за угол дома, куда в панике спешили харганы вперемешку с людьми. Решив оставить идею убийства защищенного со всех сторон экспериментального образца, уцелевшие ополченцы спасались бегством.
   - Ноэри, спаси их...
   - Кого?..
   - Людей... харганов... спаси...
   - Как?..
   - Останови Первого...
   - Я не могу... не получается...
   - Пробуй еще... Покажи ему воспоминания...
   - Какие?..
   - Самые светлые... самые умиротворяющие... Его сущность подчинила Бездна... и сейчас он умирает... Его кровь кипит... Гилберг мучается... Помоги ему... он хочет жить... Останови Первого... Отыщи его в Бездне... верни его к жизни... Пробуди... его...
  
   - Гилберг... Гилберг... Ты слышишь?.. Это я... Я... твоя Ноэри... Я здесь... с тобой... Ответь мне, Гилберг... пожалуйста...
   Открыв глаза, альбиноска поняла, что погружается в непроглядную тьму, от ледяного дыхания которой веяло ненавистью. Оглядываясь по сторонам, девушка видела вокруг себя лишь клубящийся мрак и ничего больше. Подхватываемая волнами тьмы, она была будто невесомой. Погружаясь всё глубже, Ноэри чувствовала, как ненависть обступает ее, подавляя любое желание сопротивляться.
   - Мана... Мана!.. - Шептала альбиноска, медленно моргая. - Скажи, почему ты это делаешь?..
   - Люди... Харганы... Они должны быть наказаны!.. - Раздался гневный женский голос. - Я даровала им силу... даровала могущество над собой... даровала магию... - Голос затих, и странное эхо несколько раз повторило заветное древнее слово. - Но это жадность!.. Им нужно было больше!.. Больше!.. Больше!!! Они возненавидели друг друга... Они отравили меня!.. Испили до дна... и я, бывшая как облако, превратилась в дождь... дождь из их слез!.. которые застыли от их черствости и грубости, превратившись в кристаллы... Они везде искали меня... И однажды нашли... Тогда я покарала их... заставила также страдать, как они когда-то заставили меня!.. Каждый... Каждый, даже самый ничтожный осколок хранил в себе запечатанную людскую ненависть... Вы, харганы, оскверненные дети прошлого... И даже получив осколки в наказание, вы продолжили творить бесчинства, пробуждая в себе древнее зло снова и снова... Нет... Вы не достойны жить!..
   - Остановись, послушай!.. Мана! Мана!!! - плавая в темноте, Ноэри оглядывалась в тщетных поисках незримого источника голоса. - Мана, ты убиваешь дорогого мне человека! Убей лучше меня! Прошу тебя!!! УБЕЙ МЕНЯ ВМЕСТО НЕГО!!! МАНА-А-А-А!!!
   Далекое эхо... Сжатое в тиски сердце... Слезы, сдавившие горло... Отчаяние... Страх... Не выдержав, Ноэри заплакала, закрыв лицо ладонями. Плач превратился в надрывный вой и, девушка, в отчаянии запрокинула голову. Взглянув на свои руки, альбиноска ужаснулась. Тонкие пальцы были выпачканы в крови. Всхлипывая, девушка хаотично соображала, откуда в пустоте кровь, как вдруг внезапное озарение привело ее в чувства. Осторожно касаясь своего лица, Ноэри подцепила на кончик пальца слезу и, взглянув на нее, замерла. Кровь. В ужасе задышав чаще, альбиноска принялась вытираться, но только еще больше размазывала кровавые подтеки слез.
   - Что это, Мана?! Что со мной происходит?!
   - Кровавые слезы... проливаемые за любимых... это слезы Второго... слезы твоей половины кристалла... Он тает... Тает потому, что ты готова... принести себя в жертву... за того, кого любишь...
   - Убей меня, прошу!!! - взмолилась Ноэри. - Только останови всё это! Дай Гилбергу возможность жить!!!
   - Глупая... Он не сможет... жить без тебя...
   - Мана... - Из последних сил простонала альбиноска. - Прошу тебя... сделай это...
   - Иди... с миром... Вижу я, что не все... харганы и люди... отравлены... Видела я... как любят они... и умирают друг за друга...
   - Мана... Освободи Гилберга...
   - Только ты... сможешь остановить его мучения... Сейчас он услышит... тебя.
  
   Тьма нехотя рассеялась, и Ноэри, моргнув, поняла, что висит в воздухе, а напротив нее, разрываемый внутренними мучениями, находится Гил, взбешенная кровь которого разрушает город. Метнувшись к парню, альбиноска хотела коснуться его, как кровавые змеи начали яростно хлестать ее по рукам, не давая и пальцем тронуть своего хозяина. Прочные, как бичи погонщиков, гибкие хвосты крови, рассекали кожу Ноэри, но она, стойко сдерживая боль, пыталась прорваться сквозь беснующихся змей. Кровь Гилберга хлестала альбиноску по рукам, ногам, телу и лицу, оставляя после себя глубокие раны. Ноэри знала, что змеи могут расправиться с ней в любой момент, но отчего-то не делают этого. Быть может, сам Гай не желает?..
   - Гилберг!!! Подпусти меня, пожалуйста!!! Останови их! - в отчаянии кричала Ноэри.
   В бессилии отпрянув назад, альбиноска почти утратила силы и желание сражаться, когда на ее спине начало проявляться алое сияние. Стремительно разрастаясь, оно озаряло небо кровавым светом. Задрав головы, люди и харганы ужаснулись, понимая, что конец близок. Темное ночное небо стало красным, как при самом ярком летнем закате. Прижимаясь друг к другу, смешанная толпа молча ожидала, когда их накроет вечная тень, порожденная ненавистью расколотого кристалла...
   Алый свет становился ярче, и Ноэри ощутила, как ее душу наполняет надежда. Свет еще ярче - и чувства ярче... Разные, смешанные, странные...
   Самопожертвование... Забвение... Отречение... Бескорыстность...
   Кровавый свет обрел форму огромных крыльев, раскинувшихся по ночному небу. Ноэри стала похожа на ангела, хотя сама этого не понимала. В легком коротком платье, выпачканном в собственной крови, альбиноска решительно приближалась к Гилбергу. Ее алые крылья медленно складывались, оттесняя кровавых змей и давая девушке возможность приблизиться к Гаю. Ноэри отчаянно тянулась к парню, когда как алые крылья полностью оттеснив оскверненную кровь, укрыли экспериментальных образцов от внешнего мира. Свет залил тело Гила и он, чувствуя тепло, исходящее от крыльев, начал болезненно хмурится, медленно приходя в себя.
   - Гилберг... Гилберг!.. Я здесь!..
   - Ноэ... ри...
   Едва заметно приоткрыв глаза, парень всем телом попытался податься вперед, но руки, сдерживаемые кровавыми змеями, были похожи на ладони марионетки. Пульсирующие вены на торсе и лице были настолько переполнены кровью, что кожа на них потемнела. Собравшись силами, альбиноска сделала рывок вперед и, обхватив Гила за шею, прижалась к нему. Горячо, но не обжигающе; больно, но терпимо.
   - Ноэри...
   - Гилберг, остановись!.. Я люблю тебя, Гилберг, слышишь?.. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! Приди в себя!.. Остановись!.. Пожалуйста...
   Болезненно закрыв глаза, парень устало запрокинул голову. Обнимая Гая за шею, альбиноска заглянула ему в лицо. Из уголка закрытого глаза выкатилась одинокая слезинка. Сорвавшись со щеки, она начала падать вниз, на забросанную изуродованными телами землю. Глаза Ноэри заблестели от слез и она, с трудом сдерживая себя, чтобы не закричать от переполняющих ее чувств, сильнее прижалась к Гилу и тихо прошептала:
   - Мы все ангелы, но только с одним крылом... и мы можем летать, только обнявшись вместе... - Всхлипнув, альбиноска проглотила слезы. - Обними меня, Гилберг... Вспомни, как нам было хорошо вместе... Не бросай меня, прошу!.. Не оставляй... никогда...
   Судороги раскинутых рук парня начали отступать. Кровавые змеи истончались и таяли, как ледяные фигуры на солнце. Еще мгновение - и они лопнули, оросив разрушенную округу кровавыми каплями дождя. Тишина. И лишь ночной мрак, рассеянный сиянием алых крыльев Ноэри говорил харганам и людям о том, что еще не всё кончено. Протянув к альбиноске разорванные ладони, Гилберг осторожно обнял ее. Девушка чувствовала, как кровь пропитывает ее платье, как подрагивают пальцы Гая, как редко бьется его сердце, как тяжело ему дается дыхание.
   - Никому... не отдам... - Выдавил Гил, уткнувшись в плечо Ноэри. - Никому... Никогда...
   Подняв на парня влажные от слез глаза, альбиноска в ужасе поджала губы. Вены на правой щеке Гая протянулись настолько далеко, что коснулись глаза, сосуды в котором лопнули, залив глазное яблоко кровью. Глядя на девушку, Гилберг выдавил измученную улыбку и, проведя кровавым пальцем по рассеченной бледной щеке, подался вперед и подарил Ноэри нежный поцелуй. Чувствуя прохладные губы парня, альбиноска закрыла глаза, из-под пушистых ресниц которых одна за другой выкатывались маленькие слезинки.
   Алые крылья, бесшумно опустив экспериментальных образцов на орошенную людской кровью землю, медленно растаяли, погрузив Гелвинкс во тьму. Харганы растеряно смотрели на небо, цвет которого стал привычным. Бросая друг на друга красноречивые взгляды, люди не сводили глаз с черного небесного полотна, звезды которого молча взирали на глупые игры своих неразумных детей...
  
  
   03:32, 30 мая 48 года
  
   - Проклятье! Пульс слабеет! - стиснув зубы, прорычал напряженный до предела Дин. - Он перестал бороться! - тяжело дыша, доктор Юкмэн стоял над операционным столом с телом Илана. - Ну же!!! Ну же, мать твою, рыжая ты гадина!!! Борись!!! Борись, черт тебя дери!!!
   Пуля была извлечена, а рана зашита, но в процессе перевозки Лирвак потерял слишком много крови, и сейчас его жизнь висела на волоске. Бледный, спокойный, равнодушный... Таким он впервые вошел в кабинет Дина, таким впервые заговорил с ним... Стиснув зубы, доктор Юкмэн проглотил вопль отчаяния и бессилия. Исподлобья посмотрев на стоящего в стороне Рида, мужчина не выдержал и отвернулся. Он не мог оставаться равнодушным к неизвестно откуда взявшимся слезам ИНМ 12/4. Дин уже не сомневался в том, что прототипом информационной машины был самый обычный подросток. Глядя на Савакса, Юкмэн мог только предполагать, что сейчас творится у парня внутри, лицо которого было каменным. Но эти горькие, одинокие слезинки настолько оживляли его, что Дин уже не мог подвергать сомнению рассказы Илана о том, что Рид умеет переживать чувства. Молча подойдя к телу Лирвака, информатор склонился над ним, задумчиво глядя на ресницы закрытых глаз, на эти огненно-рыжие волосы...
   - Как же так, Илан?.. - Тихо спросил парень. - Как же так?.. Как ты мог не сдержать обещание?.. Ты же говорил, что это - дело чести, а сам?.. Илан, зачем?.. - зажмурившись и сжавшись, как загнанный в угол напуганный щенок, Савакс проговорил сквозь всхлипы: - Ты же хотел, чтобы я остался с тобой навсегда! Как же?.. - Сдавленный голос парня срывался. - Как же все твои мечты?.. Неужели ты так легко оставишь их неисполненными?.. Не похоже на тебя... Нет, это не ты... Ты тот, кто умеет пробуждать в харганах и людях забытые чувства; тот, кто умеет вдохновлять и поддерживать; тот, кто умеет наслаждаться жизнью... ты тот, кого я люблю. - Вытерев ладонью влажные дорожки на щеках, парень в отчаянии прокричал: - Илан, прошу тебя! Только живи!!!
   Низко наклонившись к Лирваку, Рид поджал губы. Слеза, сорвавшись со щеки, угодила Илану на ресницы, которые на единое мгновение дрогнули и вновь стали недвижимы. Подумав, что ему показалось, Савакс прижался к перевязанной груди Лирвака, слушая редкие надрывные удары сердца.
   - Он пытается, Дин! Он борется! Я слышу его песню! - широко раскрыв глаза, кричал Рид.
   - Какую песню? - еле слышно спросил Юкмэн, но информатор не услышал его.
   - И я... всё равно не понимаю, зачем он... - Болезненно закрыв глаза, Савакс отвернулся.
   - Так защищают людей, Ридвард. - Прошептал Дин, снимая очки и вытирая влажные уголки глаз. - Ты для него - человек. Любимый человек. Даже зная, что пуля не причинит тебе вреда, он бросается на твою защиту. В такие моменты людьми повелевает сердце, предварительно напрочь отключая голову...
   - Че... Человек?.. - Выдавил Рид, смотря широко раскрытыми глазами на подавленного доктора. - Еще никто не защищал меня ценой своей жизни... Какой в этом смысл?..
   - Смысл всей жизни в любви. - Тихо отозвался Юкмэн. - И не важно, к кому или чему. - Шумно вдохнув, пытаясь успокоится, Дин вскинул голову. - Мне радостно за тебя, Рид. Наконец и ты сумел познать это прекрасное, но такое губительное чувство.
  
  
   03:47, 30 мая 48 года
  
   Добравшись до Дворца Справедливости, где Верховный Судья провожал самую бессонную ночь за всю историю Гелвинкса, Зюс бесшумно вырезал первый охранный патруль. Никаких пуль, лишь верный кинжал и такое излюбленное лидером "Иных" удушение. Глаз Зюса горел в предвкушении. Стоя на территории Дворца, вымазанный в брызгах крови молодой человек усмехнулся, но, тут же в ярости оскалившись, зло содрал с себя мешающий обзору наглазник. Вспыхнув алым светом, кристалл помогал лидеру видеть тепловые пятна передвигающихся за высокими стенами людей.
   - Наконец-то. - Холодно сказал Зюс и, коварно улыбнувшись, ускорил шаг. - Четырнадцать проклятых лет я шел к этому и вот, в конце концов, моя мечта совсем рядом! Осталось лишь протянуть руку!
   Разбив ближайшее окно, харганский лидер проник во Дворец. Почувствовав этот отвратительный запах слащавости и напыщенности, Зюс сморщился. Увидев продвигающиеся за стеной тепловые пятна, молодой человек понял, что звон разбившегося стекла, как и следовало ожидать, не остался без внимания. Хищно оскалившись, Зюс ощущал, как кристалл Паразита перекликается с сотнями мелких осколков, разбросанных по всему телу. Кровь, холод, смерть, азарт! Облизнувшись и сладко причмокнув, лидер "Иных" уверенно пошел навстречу торопящейся охране.
   - Забытая власть Бездны! Пробудись же! Настал твой час!
   Из-за угла выскочили пятеро рослых мужчин в офицерской форме. Вскинув револьверы, они нажали на курки. Выставив руку вперед, будто преграждая им путь, Зюс криво улыбнулся. Зависнув в воздухе на полпути, пули, звякнув, упали на гладкий каменный пол. В ужасе отступая, мужчины не могли поверить глазам. Что это за харган, умеющий проделывать подобные фокусы? Бросив быстрый взгляд Зюсу под ноги, офицеры увидели, как пол покрывается инеем. Мгновенно тая и вновь замерзая, превращаясь в лед, скользкое пятно стремительно разрасталось, убегая в сторону замерших в ужасе мужчин и уползая по стенам к высоким сводам потолка. Вокруг Зюса всё леденело и он, уверенно шагая вперед и искренне наслаждаясь исказившимися в ужасе лицами офицеров, тихо хихикал. Мужчины толком не поняли, как их ноги оказались примороженными к полу. Не в силах сдвинуться с места, они запаниковали и, выронив оружие, не сводили взгляды с красного кристалла и серебристого, с оттенками металлического, глаза... Подойдя почти вплотную и увидев в широко раскрытых глазах свое отражение, Зюс оглушительно расхохотался, после чего злобно ощерившись, сделал громкий щелчок пальцами. Лед, надежно удерживающий ноги офицеров, стремительно побежал выше, заковывая в свои объятия живые тела и превращая их в ледяные фигуры. Отчаянный крик резко оборвался, когда мужчины замерли в прозрачных глыбах. Внимательно рассмотрев искаженные ужасом лица, Зюс хихикнул и зло посмотрел на широкую центральную лестницу, ведущую в большой зал, где, по его предположению, должен находиться Верховный Судья. Улыбнувшись в предвкушении, лидер "Иных" начал подниматься вверх. Живые цветы, стоящие в вазах по периметру лестницы, увядали, мгновенно чернея и засыхая, когда мимо них проходил Зюс. Не отрывая взгляд от белоснежной высокой двери, молодой человек уже видел себя на троне Гелвинкса.
   - А ну стоять!!!
   Оглянувшись, Зюс увидел сбежавшуюся охрану. Человек двадцать, не меньше. Разъяренные бесцеремонным вторжением, все они держали наготове пистолеты с револьверами. Усмехнувшись, харганский лидер, как ни в чем небывало, повернулся к ним спиной и продолжил подъем. Офицеры, военные, стражи - никто из них сразу не заметил, что из-под ног харгана, будто заледенелый водопад, начала свое поползновение вниз лестницы корка тонкого льда... Никто и ничто не могло помешать Зюсу добраться до цели.
   Оставив за собой массу заключенных в ледяные тюрьмы людей, харганский лидер запрыгнул на последнюю ступеньку лестницы и остановился. На мгновение в горле пересохло и ровное дыхание сбилось. Нахмурившись и разозлившись на самого себя, Зюс резко распахнул створки широкой двери огромного, залитого светом зала. У дальней стены на возвышенности трона сидел Верховный Судья. Конечно, он слышал предсмертные вопли своих приближенных, но он и не подумал спасаться бегством, давным-давно зная, что лидер организации "Иные" появится перед ним в этом самом зале. В разных концах помещения, один на один они пожирали друг друга жадным взглядом. Красный кристалл в глазу вспыхнул ярче, и лед под ногами Зюса разросся, в мгновение ока взбежав по стенам к потолку. Оскалившись в ненавистной улыбке, харганский лидер молчал. Не сводя глаз с высокого молодого человека в черном, Верховный Судья поднялся с трона, сжимая в ладони рукоять длинного меча.
   - Как же ты похож на Грэйс... - Нарушив затянувшееся молчание, негромко сказал мужчина, пристально рассматривая лидера "Иных".
   - Неужели ты еще помнишь ее, папуля? - прошипел Зюс и эхо высоких сводов повторили его слова несколько раз.
   - Криан, послушай... - Попытался начать разговор Верховный Судья, но харганский лидер перебил его.
   - Заткнись!!! - Зюс зло сплюнул. - Поразительно! Ты даже помнишь, как меня зовут! Тварь... Сегодня ты проживаешь свою последнюю ночь! Я слишком долго ждал, чтобы увидеть твою смерть! И я не упущу момента насладиться всеми прелестями агонии!
   - Криан... - Верховный Судья задумчиво нахмурился, не ожидая услышать от харгана других слов. - Я был молод... И мой отец... - Он замолчал. - Грэйс, должно быть, рассказывала тебе...
   - Что рассказывала?! - рявкнул Зюс. - То, что тебе было восемнадцать, а ей семнадцать, когда вы впервые переспали?! Или то, что она доверилась тебе, как любимому человеку, поведав о том, что она - харганка?! Или, быть может, о том, что ты сдал ее отцу, тогдашнему Верховному Судье?! Или то, как сделал вид, что никогда не знал ее, не смотря на то, что она была беременна мной?! Что, мать твою?! Что рассказывала?! - орал Зюс, выходя из себя и не замечая, что лед ползет уже по потолку в сторону трона. - А! Да! Моя любимая история! Как мой папа отправил мою маму на казнь! Как же я мог забыть, черт меня дери?! - тяжело дыша, Зюс исподлобья смотрел на мужчину. - Не-е-е-ет... Ты будешь умирать оч-ч-чень медленно!.. - Верховный Судья молчал. - Из-за тебя вся моя жизнь изначально пошла кувырком! Еще в утробе матери я, как сосуд, наполнялся ненавистью к тебе! Я родился - и эта ненависть обратилась кристаллом Паразита! Вечные скитания по городу без возможности покинуть его! Вечный страх обнаружения! Вечное преследование смерти! И еще эта мразь, которую меня заставляли называть отцом! - стиснув зубы, Зюс отвернулся. - Из-за тебя... Всё из-за тебя!!! Думаешь, она любила меня, а, ублюдок?! Думаешь, любила?! Хоть я и похож на нее, само мое присутствие напоминало ей о твоем предательстве! Твоем, падла! Твоем и только твоем!!! - вскинув голову, Зюс одарил Верховного Судью презрительным взглядом. - Отчим, мать, брат по матери, его подружка - все мертвы!!! - харганский лидер расхохотался, чувствуя, как безумие вытесняет разум. - Они все сдохли!!! Сдохли от моей руки!!!
   - Как?.. - Растеряно проговорил мужчина, в смятении опустив голову. - За что?.. За что ты убил Грэйс?!
   - За что?! - удивленно вскинул брови Зюс. - Какая тебе разница, мистер Ункар?! Это ты убил ее, когда твой отец огласил ей смертный приговор! Уже тогда она была мертва! Из-за нее я понятия не имею, что такое любовь! Я никого не смогу полюбить по-настоящему! Из-за тебя! Из-за нее! Из-за вас!!! Ненавижу... Ненавижу!!!
   - Криан...
   - Заткнись лучше!!! - прошипел лидер "Иных". - Она ненавидела меня за то, что я стал паразитом!.. Ненавидела за то, что мои навыки харгана казались ей отвратительными! - тяжело дыша, Зюс шумно выдохнул. - Но самое противное вовсе не это! Всю свою жизнь она лгала, убеждала и насиловала себя, задаваясь целью проявлять заботу и любовь ко мне! Эта натянутая улыбка, эти холодные глаза... - Задрав голову, Зюс указал на затянутый льдом потолок. - Смотри, мразь!!! Это ее лед!!! Ее холод!!! Ее пробивающий до костей озноб!!! Это ее кристалл!!! - приоткрыв рот, мужчина потерял дар речи. - Я забрал его у нее помимо воли, поэтому он, как и все другие, лопнул, разлетевшись на множество осколков, которые поразили меня, вонзившись глубоко в тело!.. Я ничуть не жалею о ее смерти! Этот лед - ее единственное настоящее чувство по отношению ко мне, пронесенное через долгие двенадцать лет!!! Этот холод, просачивающийся в глубины моего разума, мягко наступающий на каждую клеточку моего тела, окутывающий мою душу и спускающий меня на землю... Он - моё спасение! Только холод может снять пелену с глаз и развеять туман перед моим взглядом!.. - Зюс замолчал, заново переживая уже забытую боль. - До сих пор поражаюсь, как тебе в голову пришло помочь ей избежать казни?!
   - Я любил ее, Криан. - Признался Верховный Судья. - Но о том, что она харганка, рано или поздно узнали бы и мне...
   - Трус! - перебил лидер "Иных", в негодовании оскалившись.
   - Я просто хотел, чтобы она жила, но я...
   - ...Не хотел иметь с ней ничего общего, да?!
   - Криан...
   - Что, гребаный папаша?!
   - Прости. - Мужчина виновато посмотрел Зюсу в лицо.
   - Засунь себе эти извинения, знаешь куда?! Трещины моей сломанной жизни может залить только твоя кровь!!! - яростно ударив себя в грудь, выкрикнул харганский лидер. - Я создал "Иных" для того, чтобы убить тебя, тебе подобных и избавить Гелвинкс от идиотских законов твоего отца, деда, прадеда и прочих маразматиков! - выкинув руку с блеснувшим лезвием кинжала в сторону, Зюс процедил: - Сдохни медленно, Тимэрс Ункар!!! Надеюсь, в агонии ты увидишь перед собой лицо моей матери!!!
  
  
   04:09, 30 мая 48 года
  
   Гилберг стоял перед огромной толпой харганов и людей. Смотря на них тяжелым взглядом исподлобья, парень чувствовал, как пульсирует сочащаяся из разорванных ладоней кровь. Ополченцы со страхом взирали на экспериментальные образцы, не зная, чего от них ожидать. Стиснув зубы и выпрямившись во весь рост, Гил посмотрел в сторону возвышающегося вдалеке Дворца Справедливости. Осторожно коснувшись руки Гая, Ноэри хотела перевязать ладонь парня, но он резко отдернул руку. Пронизанный вздувшимися венами глаз, залитый кровью, не моргая, смотрел в сторону устремленных в высоту лучей прожекторов.
   - Гилберг... - Начала, было, альбиноска.
   - Он еще жив, Ноэри. - Медленно проговорил Гай. - Не время зализывать раны. - Оглядев толпу стоящих неподалеку харганов и людей, парень жестко сказал: - Все, кто хочет жить, за мной!
   - Мать мою ети! - прорычал Ёмур, стоя рука об руку Тирой. - Или я спятил окончательно, или передо мной сейчас стоит сам Зюс!
   Готовые пойти вслед за самым могущественным харганом, ополченцы и военные с ликвидаторами рассаживались по уцелевшим фургонам. Они были готовы к решающему сражению на территории владений Верховного Судьи. И те, и другие желали как можно скорее прекратить кровопролитие на территории Гелвинкса.
   Сидя в кабине несущейся впереди всех машины, Гилберг не сводил глаз со светлого здания Дворца Справедливости. Играя пистолетом, парень был хмур и глубоко задумчив. Криво улыбаясь, Гай крутанул пистолет на пальце и тихо сказал:
   - Твоя история подходит к концу, Зюс!
  
  
   04:12, 30 мая 48 года
  
   Лед под ногами лидера "Иных" хрустел, пуская длинные трещины. Крепче сжав рукоять кинжала, Зюс оскалился в улыбке. Тимэрс Ункар, Верховный Судья Гелвинкса, решительно обнажил длинный меч, чем очень порадовал харгана Криана, ведь тот решил, что мужчина не собирается сопротивляться. Зюс был азартной и увлекающейся личностью, поэтому соперничество как таковое доставляло ему массу удовольствия.
   - Сыграем? - приподняв бровь и криво улыбнувшись, спросил харганский лидер.
   - Сыграем. - Кивнул Верховный Судья, отведя руку с обнаженным мечом в сторону.
   Сорвавшись со своих мест, они рванулись друг другу навстречу. Высокий молодой человек в старой, испачканной кровью майке и кожаных штанах, черный, как сама тень и такой же неуловимый, ничуть не сомневающийся в своих силах, уверенный в каждом своем ударе. И крепко сложенный мужчина в темно-синей форме с золотистыми петлицами, белоснежными перчатками и ремнем, идеально выглаженный, неотразимый и раздавливаемый чувством вины так, как еще никогда за свои сорок четыре года. Размахнувшись, Верховный Судья хотел обрушить лезвие меча на Зюса, но тот, метнувшись в сторону, пырнул мужчину кинжалом в бок. Смотря на сморщившегося от резкой боли Тимэрса, Криан расхохотался. Неповоротливость мужчины рассмешила Зюса, а вид его крови сводил с ума. Лидер "Иных" не верил, что расплывающееся по темно-синей форме пятно вообще является кровью.
   - Еще!!! Покажи мне еще!!!
   Легко предотвращая любые попытки атаковать, Зюс наносил Судье неглубокие, но очень болезненные раны. Наслаждаясь его видом, лидер "Иных" широко раскрывал глаза, запечатлевая в памяти искаженное лицо Тимэрса Ункара. То оглушительно хохоча, то сдавленно хихикая, Зюс, в конце концов, выхватил из рук мужчины меч. Тяжело дыша и зажимая раны, Верховный Судья отступал. Как только Зюс появился в дверях просторного зала, он понял, что этой ночью умрет. Тягаться с поджарым, опытным в бою харганом ему было не под силу. Глубоко в душе Тимэрс знал, что достоин смерти как никто другой. Под давлением отца он предал любимую, попытался забыть ее и жить так, как велели законы Гелвинкса, не меняющиеся с давних времен. Люди, пораженные кристаллом оскверненной маны - враги. Смерть - их приговор. Так было, есть и будет. Чувства не имеют значения. И никогда не имели.
   - Сопротивляйся, мать твою! - взревел Зюс, видя, как руки мужчины опустились. - Мразь!!! Слабак!!! Дерись, ублюдок!!!
   - Не буду. - Тяжело дыша и морщась от боли, тихо сказал Судья. - Убей меня поскорее....
   - Ну уж нет!!! - харганский лидер в ярости сощурился. - Я уже обещал тебе медленную смерть! Я хочу, чтобы ты мучился и страдал так же, как я!!!
   - Я страдал все эти... двадцать шесть лет, Криан... - Выдавил Тимэрс - Но ты, должно быть, не поверишь...
   - Конечно, нет, ведь ты - лживая тварь!!! Я ненавижу тебя!!! И плевать я хотел на твои чувства!!! Я познал лишь ненависть! Ненависть, рожденную тобой, папа!!!
   - Криан... убей...
   - Мучайся, сука!!! Страдай!!! Больше крови!!! БОЛЬШЕ КРОВИ!!! Еще не все мои раны залиты!
   Зюс, безумие которого было всё более очевидно, схватил Верховного Судью за рукав и, размахнувшись мечом, отрубил кисть руки. Красный кристалл ослепительно сиял, а зрачок серебристого глаза в безумии сузился до точки. Слыша крики и стоны боли Тимэрса, Зюс пожирал взглядом его перекошенное в муках лицо. Брызги новой крови на лице лидера "Иных" не доставляли ничего, кроме радости. Хищно облизываясь, Зюс ловил языком попавшие на губы капли крови ненавистного человека.
   - Криан, пожалуйста... - Хрипел Судья.
   - Моли, сколько хочешь! Я не услышу ни слова, но буду с тобой, пока ты не испустишь дух! - склонившись над упавшим на колени мужчиной, прошипел харганский лидер. - Стони громче, тварь!!!
   - ЗЮС!!!
   На пороге зала стоял Гилберг, а позади него Ноэри, когда как харганы с людьми оцепили Дворец Справедливости по периметру и, заняв позицию, удерживали ее на случай побега выжившей стороны. Медленно развернувшись к экспериментальным образцам, лидер "Иных" восторженно выдохнул.
   - О, проклятые всеми боги! - воскликнул Зюс. - Неужели я смотрюсь в зеркало?! Гай, ты неотразим! И глазик-то почти как у меня! Какая прелесть!
   Одаривая харганского лидера тяжелым взглядом исподлобья, Гилберг молчал. Ноэри взволновано смотрела парню в спину, ощущая непрекращающиеся содрогания его кристалла. Альбиноска уже не знала, чего ожидать. После всего, что произошло в городе, девушка понимала, что Гай может выкинуть всё, что угодно, а сейчас он находился в состоянии раздражения, уже пережив самый разрушительный приступ ярости. Безумно улыбаясь и глядя на девчонку и парня, Зюс бросил быстрый взгляд в сторону отползающего к возвышенности трона Тимэрса Ункара. Хохотнув, харганский лидер ткнул пальцем в сторону мужчины, находящегося на грани потери сознания.
   - Это - Верховный Судья Гелвинкса! Как вам нравится его внешний вид?! Радует?! Мы победили, Гай! Слышишь?! Это победа!!! Харганы теперь свободны, а "Иные" будут править городом, устанавливая свои законы! Власть в наших руках!!! Слышишь, стонущая сучка?! Ты низвергнут!!! - пнув Тимэрса в живот, Зюс расхохотался. - Запомни перед тем, как сдохнуть! Когда правительственный надзор и запугивание называют "свободой от террора" или "освобождением от преступности", свобода и независимость становятся словами без значения!
   Не в силах что-либо ответить, Тимэрс судорожно хватал ртом воздух, чувствуя, как сознание покидает его. Глядя на его страдания, Зюс фыркнул, вновь обратившись к экспериментальным образцам.
   - Кстати, Гай, как тебе привкус моего кристалла, м?
   Глаза Ноэри в ужасе расширились и она, в смятении опустив голову, хаотично соображала, что именно лидер имел в виду, озвучив именно такую фразу. Но долго думать альбиноске не пришлось. Насладившись замешательством и непонимающим выражением лица Гила, Зюс, хихикнув, сказал:
   - Когда-то давно, когда я встретил Дина Юкмэна, я попросил у него вскрыть меня и взять пробу из моего кристалла, что он, собственно и сделал. После этого Дин изготовил для меня мутаген, основой для которого явилась моя собственная ДНК. Он сделал для меня множество ампул, и я принимал их до какого-то времени, после чего забросил это дело. Но когда я встретил тебя... Твоя уникальность заворожила меня, но ты был слишком труслив и нерешителен и, мало того, ты считал проявления кристалла своим наказанием, своей карой, вот и я решил поторопить события! - Зюс весело рассмеялся. - Ампулы с замедлителем, которые ты принимал, были моим мутагеном, поэтому беснующаяся кровь в твоих венах - моя кровь! А эти яростные змеи из твоих ладоней - мои паразиты! Ты - это я, Гай! - глаза харганского лидера блеснули, и он оскалился в безумной улыбке. - Ты рад?
   - Зюс, как глупо с твоей стороны надеяться совершить что-то глобальное. - Каменное лицо Гила не выражало ни единой эмоции после всего сказанного лидером. - Например, отменить судейские законы, дать харганам свободу... Ты не понимаешь, что каждый может сделать какое-нибудь маленькое дело, благодаря которому мир станет хоть чуточку лучше... Маленькое дело - небольшое, краткосрочное действие, не требующее глобальных усилий. - Гилберг сделал паузу, не спуская глаз с Зюса. - К примеру, застрелить кого-нибудь. - Парень криво улыбнулся. - Нельзя помочь всем харганам или людям, ибо тот, кто слишком много заботился о них, рано или поздно становится жестоким, не так ли?
   - Всё верно, Гилберг! Мучаются и страдают все, кто во тьме ищет свет, но, найдя его, они слепнут от его сияния и чувствуют боль. Такова истина! Однажды ты сожжешь свои глаза сиянием истины и познаешь вечную тьму! - Зюс сдавленно захихикал. - Ты тоже познал ее сегодня точно так же, как и я в свои далекие двенадцать лет!
   Занятый экспериментальными образцами Зюс, казалось, забыл о Верховном Судье, который лежал в луже собственной крови у подножия опустевшего каменного трона. Из последних сил уцелевшей рукой дотянувшись до сапога, мужчина извлек оттуда нож и, поднеся лезвие к груди, решительным рывком воткнул его в сердце. Дрогнув, пальцы руки ослабли и, соскользнув с рукоятки холодного оружия, безжизненно замерли. Стеклянные глаза Тимэрса Ункара уставились на залитый светом потолок. Оглянувшись на мужчину, Зюс подошел к нему и, склонившись над телом, зло выругался.
   - Вот же тварь! - процедил он. - Ладно, черт с ним! Со слабаков всегда нечего взять.
   Плюнув на бездыханное тело, угрюмый лидер "Иных" начал подниматься по лестнице на возвышенность трона, когда услышал за своей спиной решительные шаги. Оглянувшись, Зюс увидел каменное лицо Гилберга, с разорванных ладоней которого стекали капли крови. Удивленно приподняв бровь, харганский лидер хмыкнул и, вновь повернувшись спиной, продолжил подъем. Оскалившись в улыбке, Гай вскинул левую руку, из которой в мгновение ока вырвались тонкие змееподобные нити. Стремительно кружась в воздухе, они сплетали причудливую ловушку. Почувствовав неладное, Зюс резко оглянулся, когда ему навстречу летела паучья сеть... Вырвавшись из общего круга, длинные кровавые нити обвернулись вокруг запястий лидера быстрее, чем он успел хоть что-то предпринять. Остальная сеть облепила его, сковав движения и пресекая любые попытки пошевелиться. Рухнув на лестнице, Зюс отчаянно пытался освободиться, но прочные путы были непреклонны. Связанные за спиной руки не давали возможности колдовать. Тяжело дыша, лидер "Иных" в ужасе осознал, что всеми своими действиями по отношению к экспериментальным образцам он вырыл чужими руками свою собственную могилу... Безумие окончательно накрыло его, и он оглушительно расхохотался. Ноэри в ужасе прижала руки ко рту, когда Гилберг молча достал пистолет и, приблизившись к обезвреженному Зюсу, прицелился ему в голову.
   - Я - зло, выжигающее зло там, куда закон не может дотянуться! Я то, чего нет! Ты - это я, Гай!!! Мы - одно целое!!! - окончательно лишившись рассудка, выкрикнул харганский лидер, некогда звавшийся Крианом Эльмаком.
   - Говоришь, что мы теперь одно целое? Что я - это ты? - Гилберг сдавленно хихикнул. - Так прими же смерть от своей собственной руки!!!
   Прогремел выстрел. Вскрикнув, Ноэри поджала губы. Продолжая стоять у входа в зал, альбиноска видела, как парень, задержав взгляд на кровавой дырке во лбу скончавшегося Зюса и пристально рассмотрев угасший и треснувший в глазу кристалл, молча перешагнул через его тело и поднялся к трону. Коснувшись гладкого холодного камня испачканными в крови пальцами, экспериментальный образец номер один задумчиво склонил голову. Еще мгновение - и он решительно опустился на трон и, выпрямившись, сказал толи Ноэри, толи двум мертвецам у подножия тронной возвышенности:
   - Меня зовут Гилберг Бёркхэй Гай. И теперь я буду судить.
  
  

ЭПИЛОГ

   Пять лет спустя, 12:37, 14 августа 53 года
  
   Ослепительно яркое солнце поднялось высоко в небо, и тени, тянувшиеся от двух фигур, бредущих по берегу моря, почти исчезли. Ласковый теплый ветер ерошил волосы высокого молодого человека и пытался сорвать шелковый платок, повязанный на бедрах девушки, на которой не было ничего, кроме атласного открытого купальника. Изредка поднимая глаза на парня, она улыбалась, крепко держа его за руку. Он ощущал ее взгляд всей душой, и его лица касалась едва заметная теплая улыбка. Неотрывно смотря вперед, молодой человек остановился и, проведя рукой по волосам, откинул длинные черные пряди на затылок. Его белоснежная майка отражала солнечный свет, а летние шорты до колен открывали солнцу жилистые ноги. Взрыхляя пальцами босых ног теплый песок, парень посмотрел на горизонт. Спокойное море омывало берег. Его тихий шум ласкал слух, умиротворяя душу, а ветер приносил с собой далекие крики чаек и необыкновенный запах морских глубин...
   Заплетенные в длинную косу белые волосы девушки в лучах солнца бросали еле заметные загадочные блики. Сжав ладонь молодого человека крепче, она шагнула к нему. Не моргая, он смотрел на горизонт, задумчиво склонив голову. Осторожно проведя пальцами по темным полосам лица, некогда бывшим отвратительными вздувшимися венами, беловолосая девушка едва заметно улыбнулась и, встав на цыпочки, поцеловала парня в щеку. Будто очнувшись, он посмотрел на нее и крепко обнял. Красные глаза встретились с фиолетовыми, лица обоих тронула счастливая улыбка.
   - Пойдем, Гилберг. Они, наверное, уже заждались... - Тихо сказала Ноэри.
   Экспериментальные образцы поспешили к небольшому домику на берегу моря, больше похожему на времянку, рядом с которым уже вовсю шумела дружная компания. На песке у моря сидела длинноволосая девушка и, опустив ноги в воду, подставляла солнцу сияющее улыбкой лицо. Поблизости от нее крепко сложенный молодой человек с небольшой колючей бородкой бесился с мальчишкой лет четырех от роду. Подходя ближе, Гил и Ноэри принюхались. Запах сочного жареного мяса разносился ветром по всей округе. У мангала с сосредоточенным лицом стоял высокий парень в заляпанном сажей и жиром белом фартуке, надетом на голый торс. Собранные лентой в высокий хвост огненно-рыжие длинные волосы развевались под порывами ветра. Старательно переворачивая шампуры с кусочками мяса и лука, он криво улыбался. Неподалеку в плетеном кресле сидел мужчина в легких штанах. Сжимая в руках трость, он задумчиво смотрел на чистый горизонт и туда, где на волнах причала покачивалась роскошная белая яхта. Дверь скрипнула, и из домика вышел худощавый светловолосый парень в коротких шортах. В руках у него были салфетки, большая скатерть и стеклянная бутылочка. Разложив всё на песке, парень подошел к рыжеволосому молодому человеку и, широко улыбнувшись, хитро спросил:
   - Хочешь, фокус покажу?
   - Знаю я твои фокусы... - Тепло улыбнувшись, отозвался парень в фартуке. - Лучше не надо.
   - Ну почему-у-у? - заныл светловолосый парень, пряча за спиной стеклянную бутылочку. - Давай покажу, а? Он тебя точно развеселит!
   - Ладно, валяй. - Махнул рукой высокий молодой человек и, склонившись над мангалом, начал переворачивать шашлыки.
   Обрадованный парень быстро откупорил бутылочку и выплеснул ее содержимое в мангал. Огонь взвился к небу и тут же угас, дым рассеялся, выставив на всеобщее обозрение рыжеволосого парня с вымазанным сажей лицом и с широко раскрытыми бессмысленными глазами. Все присутствующие уставились на молодого человека. Повисла тишина. Светловолосый парень нервно хихикнул, после чего все разразились дружным хохотом. Прикусив губу, рыжий парень зло сощурился и, сорвав с себя фартук и отшвырнув его в сторону, взревел:
   - РИ-И-И-И-ИД!!!
   - Не догонишь! Не догонишь!
   - Да я тебя!.. Иди сюда!!! Я тебе сейчас такой фокус покажу!..
   Наблюдая за погоней парней, молодые люди смеялись от души.
   - Как дети, честное слово. - Качая головой, улыбался Ёмур, прижимая к себе четырехлетнего темноволосого мальчишку.
   - На себя посмотри. - Смеялась Тира, глядя на Рику влюбленными глазами. - Вы с Эмиком ничуть не хуже беситесь.
   - Мне положено! - шутливо задрал нос Ёмур. - Этот мелкий чертенок мой сын, как-никак!
   Обняв Тиру за плечи, Рику обходительно поцеловал ее, ласково взъерошив волосы трущегося рядом с ними мальчишки. Устав от погони, Илан, тяжело дыша, вернулся к мангалу. Глядя на угли, которые совсем недавно были очередной порцией мяса, молодой человек простонал, картинно вскинув руки к ясному небу:
   - Ну за что, блин?!.. - Состроив кислую мину и, оглядевшись, Лирвак сказал сам себе: - Да хрен и с ним! Подам то, что приготовил раньше. Эй, фокусник! Иди помогать!
   Обустраивая вместе с Ридом место для пикника, Ноэри выносила из домика всё необходимое. Пока все готовились обедать, Гилберг поставил свободное кресло рядом с мужчиной с тростью и сев, добродушно улыбнулся ему.
   - Ну, как дела, Рикко? - спросил Гай.
   - Неплохо. - Мужчина задумчиво улыбнулся. - Спасибо, что позвал на отдых. Мне было приятно получить твое приглашение.
   - Да не за что. - Гилберг тряхнул черноволосой шевелюрой. - Я скучаю без всех вас, хотя, ты, наверное, скажешь, какая может быть скука, когда под твоей ответственностью целый город?
   - Отчего же? Нет. Не скажу. - Покачал головой Кадзуни.
   - Видимся-то всего несколько раз в год... - Грустно сказал Гил. - Жаль, что в этот раз мистер Лейн, Юкмэн и Йоки не смогли с нами приехать... Они сейчас с головой в работе. - Гай улыбнулся, не сводя глаз с горизонта.
   - Я слышал, ты спонсировал постройку огромного медицинского комплекса... - Сказал Рикко.
   - Да, есть такое. - Скромно улыбнувшись, ответил Гилберг. - Дин всегда мечтал о спокойной работе с нормированным графиком... Мы все ему очень обязаны, вот я и решил сделать ему такой подарок... Сейчас он там генеральный директор и главный врач. Я попытался сделать всё так, чтобы ему и его пациентам было комфортно. - Рассказывал Гай. - Там есть и исследовательская лаборатория, и клиника, и стационар... Еще что-то есть вроде... Не помню. - Гил улыбнулся. - Недавно виделся с Мирро и Сэйо. Они уже такие взрослые... заканчивают старшую школу. Мирро говорил, что хочет стать логистом. - Гай задумчиво улыбнулся. - Не знаю, почему. Сэйо часто помогает Дину. Думаю, ее ждет медицинское будущее. - Парень замолчал. - Для Шуна Лейна я построил мастерскую, в которой он может спокойно заниматься своими изобретениями. Думаю, это как раз то, о чем он мечтал...
   - Мечтал... - Эхом отозвался Рикко, украдкой взглянув на Гилберга. - А как же твоя мечта? Она исполнилась?
   - Можно сказать и так. - Тихо отозвался Гай. - Я всё-таки встретился с отцом. Он изменился до неузнаваемости... как морально, так и физически. Мы долго разговаривали, но старались не вспоминать всё, что было. Он сказал, что очень гордится мной и доволен тем, что я делаю... - Судорожно вздохнув, Гил замолчал. - Позже я аннулировал документы о его смерти, и теперь он вновь живет с мамой, которая пошла работать к Дину. - Парень позволил себе кроткий смешок. - Вот так всё обернулось. Мы часто видимся. И вроде бы всё хорошо.
   - Я рад за тебя. - Искренне сказал Кадзуни, коснувшись руки парня, лежащей на подлокотнике кресла. - Знаешь... я даже как-то скучаю по ушедшим годам. Наверное, мне не хватает навязчивого Кируо Анверса. - Рикко засмеялся. - Он покинул город сразу же после того, как ты занял трон, так что теперь он больше меня не беспокоит, зато эти двое... - Улыбаясь, Кадзуни кивнул в сторону Илана и Рида, готовящих на мангале очередную порцию мяса. - Если бы не они, я б, наверное, окончательно потерял смысл жизни, а так...
   - Ну да... - Согласно кивнул Гилберг. - Если бы не Илан, я бы не сразу узнал о том, что ты под стражей.
   - Вот именно. - Вздохнув, отозвался Рикко. - В благодарность я купил им дом на окраине Гелвинкса, роскошную машину и самую новую модель мотоцикла, так что теперь они часто приезжают ко мне в гости. - Мужчина тепло улыбнулся, глядя на то, как Лирвак и Савакс шутливо дерутся, громко споря о степени готовности мяса. - Они такие необычные... и прямо-таки заражают своей жизнерадостностью.
   - Да. Это точно. - Улыбнулся Гил. - Я обязан очень многим... и тому, и другому. Я рад, что они - мои друзья.
   - Эй! Эй! Налетай! Шашлы готовы!
   Призывно махая руками, Илан приглашал всех на расстеленную скатерть на песке. Смеясь и громко разговаривая, харганы расселись по местам и, высоко подняв наполненные до верха кружки с пивом, дружно прокричали:
   - До дна!
  
   За прошедшие пять лет Гелвинкс был восстановлен, частично перестроен и выведен на новый уровень. Были возведены очистные сооружения и преобразованы заводские печи, что положительно сказалось на атмосфере города, более ясное небо над которым не было затянуто смогом. По художественному проекту Ёмура на центральной площади была установлена статуя Кирса и Зураны, стоящих спиной к спине. На территории Дворца Справедливости, где находилось фамильное кладбище Верховных Судей, со всеми подобающими почестями были похоронены Криан Эльмак, более известный как Зюс, и Тимэрс Ункар, последний Верховный Судья в истории Гелвинкса. Гилберг регулярно приходил к их могилам, принося для Тимэрса цветок, а для Криана сигарету...
   Взойдя на трон, Гилберг отменил судейство и ликвидаторство, создав тем самым чиновничьи верхи и военную иерархию. Всеми своими силами Гай пытался сделать так, чтобы люди и харганы, начавшие жить в мире друг с другом, ни в чем не нуждались. Ноэри поддерживала Гила, как могла. Решение какой-то части вопросов она с ответственностью брала на себя. Граждане Гелвинкса действительно любили их, этих двух экспериментальных образцов, не считающих себя чем-то лучше всех остальных. Строгий и решительный Гил и мягкая, но сильная Ноэри - такие разные, но такие одинаковые.
   Под управлением Гилберга Бёркхэя Гая Гелвинкс вступил в новую эпоху, где царил мир, и не было разделения на людей и харганов.
  
  

КОНЕЦ

   Новое летоисчисление начато со Дня Последнего Вздоха
   Группа "Эпидемия", отрывок из композиции "Осколки прошлого"
  
  
  
  
  
  
  
  
  

[3]

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"