Риз Катя: другие произведения.

Параллельно любви (с 7 главы)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.13*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Марина и Алексей Асадовы - бывшие муж и жена, развелись несколько лет назад из-за невозможности иметь детей, по инициативе Марины. Спустя два года у Алексея новая семья, ребёнок, Марина тоже пытается устроить свою личную жизнь, но оба слишком часто вспоминают о прошлом. Стараются избегать друг друга, но в кризисной ситуации Марине ничего не остаётся, как обратиться за помощью именно к бывшему мужу, а ему приходится решать, что же для него важнее - любимая женщина или любимый и долгожданный сын.


  
   = 7 =


Нина поглядывала на Марину исподлобья, помешивала ложечкой остывающий чай и время от времени хмыкала.
- И что? - спросила она наконец.
Марина пожала плечами и постаралась сохранить на лице равнодушное выражение.
- Ничего.
- Как же, ничего, - ворчливо проговорила Калерия Львовна, ставя перед ними тарелочку с вкусным, сдобным печеньем. Нина при виде лакомства сильно нахмурилась и на домработницу подруги посмотрела возмущённо. Но та не обратила внимания и заявила, указывая на хозяйку: - Она обиделась.
- Вот уж глупости! - перепугалась и возмутилась одновременно Марина и даже чашку от себя отодвинула. - Как я обидеться могла? Я же сама этого хотела!
Калерия поглядела на неё снисходительно, тарелочку с печеньем, которую Нина уже успела сдвинуть на край стола, вернула на середину и из кухни вышла. Ей посмотрели в спину и дружно вздохнули.
- Как ты это терпишь? - удивилась Башинская, поглядывая на злосчастное печенье с тоской. - Она же кормит тебя не переставая!
- Кормит, - не стала спорить Марина, - но я не ем. И ты не ешь.
- У меня нет силы воли.
- У тебя?!
- В отношении такого печенья - нет!
Нина всё-таки выбрала себе самую маленькую печенину, откусила и даже глаза от удовольствия прикрыла. Марина наслаждаться ей не мешала и отвернулась к окну, думая совсем не о сладостях.
- В принципе, ты должна быть довольна, - проговорила Башинская минуту спустя. - Асадов своё обещание выполнил, на собрания акционеров ты больше не ходить не будешь.
- Не буду, - кивнула Марина.
Нина спрятала понимающую улыбку.
- И тебе не позвонили в этот раз.
- Не позвонили...
- И ты обиделась.
- И я... - Марина встрепенулась. - Что ты выдумываешь? Зачем ты Калерию слушаешь? Я не обиделась! На что обижаться-то?
- Вот именно.
Марина снова от неё отвернулась.
- Возьми и позвони ему сама, - сказала Нина, заглядывая в свою чашку. Что-то там с интересом разглядывала, игнорируя изумлённый взгляд подруги.
- Нина, ты что?..
- Ну, не знаю, Марин, я бы позвонила... Раз он сам...
- Не позвонил, - с негодованием проговорила Марина, у которой вдруг кончилось терпение. - Он испортил мне день рождения, Аркаша со мной неделю не разговаривал!.. Он сказал мне такое, что... И даже не позвонил! И теперь я должна ему звонить?
- Ну и что?
- А зачем? Что я ему скажу, и что это изменит?
- Это уже другой вопрос, - согласилась Нина.
- Он даже по поводу акций мне не позвонил ни разу. Прислал юристов... Понимаешь, что это значит? У него опять я виновата. Это ведь так удобно! Я виновата. - Дурацкие слёзы снова полились из глаз, Марина отвернулась и принялась спешно вытирать их.
- Марин, ну ладно... - неловко попыталась успокоить её Башинская.
- Он мне это в глаза сказал - что я во всём виновата.
- Но он же совсем не то имел в виду, и ты это понимаешь.
- Мне от этого не легче, Нин. Ты знаешь, что я тогда чуть с ума не сошла, да и потом тоже. И свадьбу его пережила, и... - Голос дрогнул, и Марина нервно сглотнула. - А он мне такое говорит!..
Нина допила чай, отодвинула от себя чашку и подпёрла голову рукой.
- Тогда страдать прекращай. Ну всё уже! Прошло, пережила... Нет больше Асадова в твоей жизни, пойми и прими. У тебя Аркаша, вот и думай о нём.
Марина уныло кивнула. Но промолчала о том, что на самом деле так тревожило. После того, как поставила точку в этой истории с акциями, вдруг оказалось, что ждать больше нечего. Раньше хоть и твердила, что визиты в прошлую жизнь ей в тягость, да это и было так, но они вносили в её жизнь какой-то смысл, помогали ощущать свою нужность, с их помощью она цеплялась... Нет, не так. Она могла видеть Алексея. Не часто, но регулярно, знала, что как бы ни было тяжело туда прийти, она его увидит и поймёт, что у него всё в порядке. Что можно не беспокоиться за него. Просто немножко рядом побыть, хоть и в стороне. А сейчас что?
А ничего, тут же отвечала она себе в который раз за последние несколько недель. Нина права, надо думать о другом, о своей жизни, не о Лёшке. А за ту глупость, что он сделал, убить его мало. Прощения ему нет. Нет и всё.
Марина расправила плечи, упрямо вздёрнула подбородок и на подругу посмотрела увереннее.
- Именно так я и буду поступать!
- Вот это дело! - обрадовалась Нина. - Пошли все мужики на!..
Калерия появилась в дверях кухни и грозно на них воззрилась.
- О чём это вы говорите?
- Ни о чём, - поспешно отозвалась Марина, а Нина была посмелее и на Калерию Львовну взглянула прямо.
- Об Алёше вашем разлюбезном. Сволочь он последняя.
Калерия потемнела лицом, а Марина незаметно вжала голову в плечи.
- Вот ты замуж выйди, - начала домработница, сверля Башинскую испепеляющим взглядом, - и своего мужа сволочью называй, а нашего не смей!
- А наш муж, уже давно не ваш, Калерия Львовна. У него теперь другая... хозяйка, - подобрала Нина подходящее слово и весело взглянула на Марину, которая сидела ни жива, ни мертва. Когда эти двое начинали спорить, а спорили они почти каждый раз, как Башинская в их доме появлялась, Марина не знала, где спрятаться. Она очень давно поняла, что спорить с Ниной невозможно, она в жизни разбирается намного лучше неё, по крайней мере, в своей мудрости всегда уверяла всех вокруг, а Калерия Львовна могла с лёгкостью задавить своим авторитетом любого, вот и получалось, что Марине в битвах титанов участвовать было ни к чему и переносила она это действо с трудом. А уж когда спорили на её счёт, совсем невыносимо становилось.
- Алёша очень хороший человек! Он добрый, умный...
- И красивый, - подсказала Башинская. - Я это знаю.
- И красивый, - важно кивнула Калерия Львовна. - А ты не завидуй!
- А я и не завидую.
- Замуж тебе надо. И мужа такого, чтобы всю спесь с тебя сбил.
- Калерия Львовна, так была я замужем. И не один раз.
- Потому что путный тебе не попадался, - авторитетно заявила Калерия.
- Интересно, - фыркнула Нина. Даже на стуле развернулась, чтобы лучше видеть женщину, и ногу на ногу положила. - Между прочим, мой второй муж был дипломат.
- Зря не президент!
Нина неожиданно хмыкнула.
- Это да. Был бы президент, я может, и не развелась бы. Президенту можно простить некоторые... недостатки.
Нина кинула ещё один весёлый взгляд на Марину и та вдруг рассмеялась, правда, тут же рот рукой зажала.
- У мужчин нет недостатков, - категорично заявила Калерия. - Есть нетерпеливые женщины.
- Вот так вот, Марин. - Нина подруге подмигнула.
- Вот например, сосед наш, Томилин...
Марина чаем подавилась и на свою домработницу посмотрела с изумлением.
- Калерия Львовна, от вас ли я это слышу? Вы прониклись к Томилину симпатией?
- А почему нет? Настоящий мужчина. С характером.
- Плохим, - подсказала Марина. - Вы мне сами говорили.
- Ну и что? Можно подумать, у кого-то характер хороший. А он мужчина видный, самостоятельный. И состоятельный тоже. А значит, умный. И руки настоящего мужчины.
- Это как? - не поняла Марина.
- Это кулак с дыню размером, - нетерпеливо оборвала её Нина и снова повернулась к Калерии. - Так и что?
- Что что? - растерялась Калерия.
- Что там с вашим соседом? Женат? Сколько детей? Чем занимается?
Калерия обернулась и на Нину посмотрела возмущённо.
- А я тебе ничего не скажу! Ещё не хватало, чтобы ты у нас над головой поселилась!
- Ну и пожалуйста! Марин, пойдём прогуляемся. Душно здесь. - И грациозно поднялась из-за стола.
- На улице мороз! - крикнула им вслед из кухни Калерия. - А вы в своих сапожках на тонкой подошвочке!
- Господи, как ты её выносишь? - выдохнула Башинская, когда они в подъезд вышли. - Она меня прямо из терпения выводит своими нравоучениями. Хуже бабушки моей.
Марина рассмеялась.
- Я её люблю.
Нина криво усмехнулась.
- Любить домработницу... Бред. Тем более, с таким характером.
- Куда ты хочешь пойти?
- Прогуляемся. Пока время у меня есть. Можно потом посидеть где-нибудь... Ой.
Башинская отскочила от подъездной двери, которой едва по лбу не получила и смерила взглядом мужчину, который попался ей на пути. Взгляд вышел высокомерный, а поза глупая, потому что пришлось голову задрать, чтобы в лицо мужчине посмотреть. Тот едва вписывался в дверной проём, да ещё тёплая дутая куртка делала его формы совсем уж устрашающими. А смотрел хмуро, словно разозлился из-за того, что у него под ногами кто-то смеет мешаться. Брови Нины взлетели вверх, взгляд стал удивлённым, потом заинтересованным и она мужчине сообщила:
- Вы меня дверью чуть не прибили, уважаемый.
"Уважаемый" внимания не обратил и только хмуро кивнул, причём не ей.
- Привет, Марин.
- Привет, - отозвалась та, выдавила из себя улыбку, а на подругу, сделавшую перед Томилиным боевую стойку, посмотрела настороженно.
- Грубиян, - напомнила о себе Башинская, при этом окидывая стоящего перед ней мужчину оценивающим взглядом.
Томилин удивился и, наконец, взглянул на хрупкую женщину, которая за что-то на него злилась. Кажется, он так спешил, что, действительно, едва дверью её не пришиб. Но в том, что он её не сразу заметил, не было ничего удивительного - даже на своих высоченных каблуках, она только до плеча ему доставала.
- Я не грубиян, - запротестовал он. - Я просто спешу.
- Замечательное оправдание.
- А кто сказал, что я оправдываюсь? - совсем растерялся Томилин.
Его смерили презрительным взглядом голубых глаз, а затем величественным жестом указали на закрывшуюся дверь. Марина с изумлением наблюдала, как противный сосед, после того, как Нина всего лишь повела рукой, распахнул перед ними дверь. И даже сказал:
- Прошу.
- Спасибо. - Нина сдержанно улыбнулась ему. - Хотя, извинений я так и не услышала.
Томилин вопросительно взглянул на Марину, но та лишь ободряюще ему улыбнулась и вышла из подъезда вслед за подругой.
- Ну и кто это? - торжествующим шёпотом проговорила Нина, вцепившись в Маринину руку, но не оглядываясь, хотя была уверена, что мужчина всё ещё смотрит им вслед.
- Томилин, - со смешком ответила Марина.
Башинская даже шаг замедлила.
- Да ладно.
- Он, Нин, он.
- Мариш, это судьба, не меньше.
- Не выдумывай.
- А что?
- Он тебе понравился? Тебе же совсем другие мужчины нравятся.
- Какие?
- Утончённые. Что ты меня-то об этом спрашиваешь, в самом деле?
- Ну не знаю, я почувствовала определённое волнение.
- О боже.
- Да, да. Так что, рассказывай. С кем он живёт? Он женат?
- Кажется, нет. А живёт с домработницей и собакой.
- Он с ней спит?
Марина испуганно посмотрела.
- С кем?
Нина выразительно закатила глаза.
- С домработницей, Марин!
- А-а... - Марина прыснула от смеха. - Понятия не имею!
- Очень плохо. Узнай.
- Интересно, как!
- А ты Калерии поручи, она же Штирлиц в юбке. Завтра у нас на руках будет вся интересующая нас информация.
- Не могу сказать, что меня это очень интересует.
- Ты не хочешь счастья для меня?
- А с каких это пор мои соседи стали твоим счастьем?
- Я замуж хочу, Марин! Вот честное слово! И ну их к чёрту всех этих утончённых, нормального мужика хочу, вот как этот. И не надо, чтобы он двери передо мной распахивал, пусть лучше грудью меня прикрывает. Она у него широкая, я все свои проблемы за неё запихну.
Нина говорила, пофыркивая от смеха, и Марина тоже вместе с ней рассмеялась.
- Мне было жалко Томилина, когда на него Калерия с этой протечкой насела, а уж теперь...
- В общем, завтра я приду к тебе в гости.
- Опять?
- Я теперь часто буду приходить, привыкай.
Марина только улыбнулась. Она была уверена, что о Томилине Нина позабудет, как только вернётся на работу. Окунётся с головой в дела, а уж завтра точно не приедет, тем более днём. Сегодня с трудом вырвалась на пару часов, а совершать такой подвиг каждый день ради какого-то неизвестного мужчины...
Как бы в подтверждение её мыслей, у Нины зазвонил телефон и через минуту вялого сопротивления, она уже согласилась куда-то срочно подъехать.
- Извини, Мариш. Никакого покоя, без меня прямо никуда. Я давно уже начальнику предлагаю уволить всех и оставить только меня, работаю всё равно я одна.
- Да ладно, не переживай. Встретимся в выходной.
Башинская с готовностью закивала.
Сидеть в любимом кафе в одиночестве, никакого желания не было. Марина остановилась у самых дверей, раздумывая, кинула взгляд на часы и немного посомневавшись, достала телефон.
- Оля, что у нас там с работой? Встречу в час подтвердили? Я подъеду, я могу. Я знаю, что я хороший человек, - рассмеялась она в ответ на восторженную тираду своей помощницы.
Наверное, она на самом деле была хорошим человеком, потому что по доброй воле поехала на другой конец города, ради того, чтобы просто поговорить с человеком и дать несколько советов. Но Марина поехала, и даже в такси, которое застряло в пробке, почти не нервничала и не ёрзала, как обычно. Настроение было на удивление мирное. Так спокойно она давно себя не чувствовала. Наверное, поэтому предполагаемый клиент остался доволен, они долго беседовали, и Марине даже пообещали завтра обязательно приехать в офис и заключить договор. А на прощание даже руку поцеловали в качестве благодарности.
На улицу она вышла улыбаясь. Прищурилась на слепящем солнце, потопала ногами, стряхивая с сапог налипший снег и вместо того, чтобы поймать такси, направилась совсем в другую сторону, к небольшому парку с прочищенными дорожками и заснеженными статуями. Замёрзнет, конечно, быстро, ведь Калерия Львовна полностью права, её сапоги на тонюсенькой подошве не предназначены для прогулок по морозу, но пройтись очень хотелось. А домой она всегда успеет.
По дорожкам гуляли женщины с колясками, а в глубине парка детская площадка, просто наводнённая детьми. Они катались с ледяной горки, качались на качелях, кто-то играл в снежки. Марина остановилась, наблюдая за ними, и вздрогнула, когда прямо за её плечом раздался громкий окрик:
- Лебедев! Куда ты полез? Ты хочешь шею себе сломать? Слезай!
Женщина заметила обращённый к ней взгляд Марины, вдруг смутилась и улыбнулась виновато.
- Извините. Просто за ними глаз да глаз, секунду промедлишь и...
Марина вежливо улыбнулась в ответ.
- Ничего.
Она отошла в сторону, поставила сумку на скамейку и достала телефон. Нужно было предупредить Ольгу, что встреча прошла успешно, а она сегодня в офис не приедет. Пока ждала ответа, прижав трубку к уху, к скамейке подбежала девочка и села. Начала мотать ногами, а на Марину поглядывала с любопытством. Марина ребёнку улыбнулась.
- Встань, замёрзнешь.
- Ничего не примёрзну, - помотала девочка головой. - Я устала.
Ребёнок уставился на неё огромными карими глазами, и от этого взгляда вдруг стало не по себе. Марина отвернулась и с Олей заговорила, но время от времени на девочку оборачивалась. Той сидеть надоело, она влезла на скамейку и села на спинку. Немножко наклонилась назад и едва не упала, Марина в последний момент успела схватить её за куртку и втянуть обратно. Марина посмотрела с укором, а девочка рассмеялась и вдруг сама ухватилась за руку Марины.
- Держи меня.
- Держу. Нет, Оль, это не тебе... Давай завтра это решим. Да, утром. - Сунув телефон в карман, снова посмотрела на девочку. - Ты же упадёшь!
- А там снег, прямо в сугроб можно упасть!
- Зато за шиворот попадёт и будет холодно. Вставай. - Марина потянула девочку на себя, заставила встать и помогла спрыгнуть со скамейки.
Девочка была маленькая, на вид лет пять или шесть, крутилась, как юла вокруг неё и Марине никак не удавалось её как следует рассмотреть. Из кармана розовой куртяшки торчал фломастер, а на руках полосатые варежки, с налипшим на них снегом. Шапка казалась ей великоватой, съезжала на глаза, и девчушке приходилось постоянно поправлять её холодной варежкой.
- Фу, устала! - объявил ребёнок, наконец остановившись. - Теперь мне жарко.
Марина улыбнулась.
- А руки замёрзли? Варежки сырые, наверное.
- Я в снежки играла. Только там мальчишки старшие, с ними плохо играть, они дерутся.
Огромные глаза снова уставились на Марину, и она неожиданно почувствовала странную слабость в ногах и присела на скамейку. Разглядывала девочку, а та потянула её за рукав.
- Встань, замёрзнешь!
- Как тебя зовут?
Девочка важно подала ей руку.
- Юля.
Мокрую варежку пришлось пожать.
- А тебя как?
- А меня Марина.
Девочка вдруг перестала улыбаться и, секунду помявшись, спросила:
- Ты к кому-то пришла, да?
- Нет, я просто гуляю.
Юля смешно закусила нижнюю губу.
- А так разве можно - просто гулять?
- А почему нет?
Ребёнок пожал плечами.
- Гулять надо по расписанию.
- По какому?
- По правильному.
Марина рассмеялась.
- Наверное, ты права. Но у меня даже по расписанию не всегда получается, приходится гулять, когда возможность появляется.
- Ты очень занятая, да?
- Выходит так.
- А я вот ничем не занята. Только иногда. - Юля достала из кармана фломастер и показала ей. - Вот, я рисую, когда я ничем не занята.
- Ты любишь рисовать?
- Да. Принцесс там всяких. И собачек.
- Это здорово.
- А на следующий год я пойду в школу. И, наверное, тоже буду очень занятая. - И без паузы продолжила: - А ты часто здесь гуляешь?
- Нет. Я совсем в другом месте живу.
- Жалко. А то ты могла бы ко мне приходить гулять. У тебя сумка красивая.
Марина с удивлением взглянула на свою сумку, словно видела её в первый раз, и вынуждена была признать, что - да, красивая.
- Все идите ко мне! - снова закричала женщина, созывая разыгравшихся детей. - Мы идём домой! Лебедев, ты всё-таки сломаешь себе шею, я тебе точно говорю! И себе, и мне! Иди сюда немедленно! Дети! - Обернулась в их сторону и крикнула: - Юля! Савельева! Зачем ты людям мешаешь? Иди сюда!
Голос у воспитательницы был громкий и неприятный, с проскальзывающими визгливыми нотками. Юля потешно развела руками.
- Мне нужно идти, пока! А может, ты всё-таки придёшь ко мне погулять?
Марина непонимающе смотрела на девочку.
- Может, и приду. - Потом решилась спросить: - Юля, а это твоя воспитательница?
- Нет, она из старшей группы. Она кричит всё время, - рассмеялась девочка и помахала Марине рукой. - Пока!
Марина осталась сидеть на скамейке, с недоумением поглядывая на группу разновозрастных детей, которые неровным строем отправились по дорожке вслед за воспитательницей. Юля подбежала к какой-то девочке, схватила её за руку и принялась что-то рассказывать, потом обе обернулись на Марину. Юля снова помахала ей рукой. И довольно заулыбалась, когда Марина помахала ей в ответ.
Рядом послышался детский плач, Марина повернула голову и увидела женщину с коляской. Она остановилась прямо рядом с ней, расстегнула чехол и пыталась успокоить ребёнка, что-то ему поправляла, потом посмотрела на Марину. Покачала головой.
- Они всегда так кричат, - пожаловалась она, а Марина непонимающе нахмурилась.
- Кто?
- Дети эти. Ужасно просто... Ну, не плачь, мой хороший, не плачь. Уж сколько мы просили их вести себя потише, но всё бесполезно.
- А, вы этих детей имеете в виду? - догадалась Марина и кивнула в сторону удалявшейся группы детей.
- Конечно. Никак с ними воспитатели не справляются. Да оно и понятно... - Ребёнок в коляске никак не хотел успокаиваться и женщина принялась энергично раскачивать коляску, надеясь чадо своё утихомирить. - Кричат всегда, бегают. Мы уж стараемся в это время не приходить в парк, а вот сегодня я...
- Их из школы сюда приводят? - перебила её Марина, не желая больше выслушивать пустые жалобы.
- Да какой школы? Вон за тем забором детский дом. Своя-то детская площадка в ужасном состоянии, вот их сюда и приводят иногда.
Марина снова обернулась на детей.
- Детский дом?


" " "


В детдом Марина приехала несколько дней спустя. Когда поняла, что места себе найти не может, постоянно вспоминая блестящие карие глаза, мокрые варежки и фломастер в кармане. Каждое утро, просыпаясь, первым делом думала о маленькой девочке Юле, которая почему-то живёт в детдоме. Причин для этого была масса, но Марина в какой-то момент поняла, что не будет больше строить предположения, просто поедет и сама всё узнает. Зачем? На этот вопрос она пока ответить так и не решилась, но чувствовала, что чёткий ответ на все её вопросы ей необходим.
- О чём ты всё время думаешь? - спросил Аркаша сегодня утром.
Марина проснулась намного раньше него и лежала в темноте, раздумывая над принятым решением съездить в детский дом. Исаев обнял её, придвинулся ближе и ткнулся носом в её шею.
- Ни о чём важном, - соврала она. - Просто у меня сегодня... одна очень важная встреча намечена.
- Ты бы вместо встречи, обо мне подумала. Тебе не кажется, что мы уже давно не проводили вечер вместе?
- Да?
Аркаша рассмеялся.
- А ты не помнишь?
- У тебя много работы, ты сам говорил.
- А у тебя?
- И у меня, - безразличным тоном отозвалась Марина.
Ожил будильник, огласил тёмную комнату суматошным трезвоном. Аркаша отодвинулся, перекатился на другой бок, выключил будильник и тут же вернулся к Марине. Она молчала, и он тоже заговорил не сразу. Потом тихо позвал:
- Мариш.
- Что?
- Ты меня любишь?
Она оторвалась от своих раздумий, перевернулась на спину и на Аркашу посмотрела. Видела только очертания его лица, но ей и этого вполне хватило. Стало вдруг жарко и почти стыдно.
- Ты почему спрашиваешь?
Он усмехнулся.
- А что, очень странный вопрос?
Она провела рукой по его плечу, прикоснулась к щеке, почти гладкой, не заросшей за ночь щетиной.
- Конечно, Аркаш, - ровным тоном произнесла Марина. - Я же с тобой.
Исаев помолчал, потом кивнул.
- И я очень этому рад.
Не заметил или намеренно не стал заострять внимание на том, что она так и не произнесла главных слов, Марина не знала. Но кажется её ответ Аркашу вполне удовлетворил, она ответила на поцелуй, радуясь тому, что опасную тему удалось замять.
После дня рождения, после выходки Асадова, им пришлось пережить не один неприятный разговор. Аркаша был возмущён, и возмущён справедливо, Марина с этим даже не спорила, но она-то не могла ничего изменить, и за поступки бывшего мужа ответственности не несла. Вот эту простую истину и пыталась до Исаева донести. Он не сразу её принял, потому что слишком злился, и только спрашивал:
- Ты ничего от меня не скрываешь?
- Нет, - без малейшего колебания отвечала она.
- Марина...
- Аркаша, я ничего от тебя не скрываю! Прекрати меня мучить, в конце концов. Я не знаю, почему он это сделал! Я вообще за Лёшку давно не отвечаю.
- Очень на это надеюсь, - немного обиженно ответил он. - Я вообще не понимаю, почему он никак не успокоится. Прийти на праздник к бывшей жене и такое сделать!.. Все просто в шоке были.
Марина сжала зубы и решила молча подождать, когда поток Аркашиной злости сам собой иссякнет. Нужно только выслушать, а потом забыть...
- Это ты его поощряешь.
- Я? - всё-таки не удержалась Марина.
- Конечно, ты! Он твой бывший муж. Понимаешь? Бывший. Не надо разговаривать с ним разговоры, встречаться с ним, объясняться!..
- Да я никогда этого не делала, и ты это прекрасно знаешь!
- Значит, мне надо с ним поговорить! Раз он, как нормальный человек, сам понять не в состоянии!
Марина устало вздохнула.
- Тебе нельзя с ним встречаться, Аркаша.
- Почему?
- Да потому что... Тебе твоё лицо не дорого? Ты им деньги зарабатываешь, между прочим. А Лёша, он... Не думай, что он долго будет тебя слушать, - закончила Марина несколько сбивчиво.
Исаев пренебрежительно усмехнулся.
- Да, я и забыл о его манере решать проблемы.
- Аркаш, давай прекратим этот разговор.
- Просто я не понимаю, почему ты его жалеешь. И постоянно оправдания ему ищешь. Он тебя бросил, в самый трудный для тебя момент, а ты...
Марина изумлённо на него уставилась.
- Что ты говоришь? Лёшка меня не бросал! Мы расстались по обоюдному согласию. Об этом все знают!
- Марина, я тебя умоляю! Все знают, почему вы расстались. И все прекрасно знают, что спустя год у Асадова всё сложилось. А ты опять его оправдываешь, даже сейчас!
Тот разговор её жутко расстроил, она даже понятия не имела, что Аркаша такого мнения о её прошлом браке. Даже говорит всё это с такой уверенностью, словно точно знает, что прав. И утверждает, что именно его "правду" повторяют все вокруг. Неужели это на самом деле так? Но зато теперь всё чаще спрашивал, любит ли она его. Любит. Любит, как же иначе?
Сообщив Исаеву, что сегодня занята и времени пообедать с ним у неё нет, Марина отправилась в детдом. Чтобы доехать до места по всем пробкам потребовалось больше двух часов. Но она не торопилась. Так волновалась почему-то, что каждая лишняя минута ожидания, казалась благом. Зачем туда едет, так до конца и не могла понять. Но ещё вчера зашла в книжный магазин, купила детских книг, раскрасок, красок и фломастеров. Вышел увесистый пакет, который она с трудом могла поднять. Она везла подарки, не только маленькой девочке Юле, а всем детям.
Решиться войти в детский дом очень трудно. Обычно замираешь на пороге, собираясь с силами, и только потом тянешь на себя дверь. Марине потребовалось минут пять на то, чтобы решиться. Было очень страшно туда войти. Войти и увидеть то, что люди совсем не стремятся увидеть, обратную сторону жизни, совсем не радужную, не смотря на то, что на этой стороне живут дети. Обычные дети, такие же, какие живут с нами рядом, которые называют нас мамами и папами, которые ходят в школу, мучают родителей смешными вопросами, копируют их поведение. Это потом, повзрослев, эти дети перестают быть похожими на остальных, слишком многое у них за плечами, взгляд меняется, они рано взрослеют, и многих это пугает. Но пока они похожи на всех остальных детей их возраста, они так же любят играть, веселиться и каждый день ждут чуда. Разница только в том, что чудом для них является то, что обычные дети считают само собой разумеющимся - родители. Собственная мама и собственный папа. Дом, своя комната и семейные обеды по выходным.
Марину остановили почти сразу. Она вошла в небольшой холл и принялась оглядываться, не зная, куда дальше двигаться. Мимо пробежали два мальчика, оглянулись на неё, но наверное у них было очень важное дело, потому что они припустились дальше и вскоре скрылись за одной из дверей. Будка охранника у входа пустовала, но он появился, вывернул из-за угла прямо на Марину.
- Чем вам помочь? - осведомился полноватый мужчина в чёрной форменной одежде.
Марина поняла, что пришло время поставить точку в своих сомнениях.
- Здравствуйте. А я ищу одну девочку, её зовут Юля Савельева. Ей лет шесть, может семь.
- Вы родственница?
- Нет. А что, только родственникам можно?
Охранник ничего не ответил, смерил Марину задумчивым взглядом, а потом сказал ей, как пройти к директору.
- Там найдут вашу Юлю Васильеву.
- Савельеву, - поправила его Марина, но ей только рукой махнули в нужную сторону.
Пока поднималась по лестнице и шла по коридору, ей навстречу попадались дети и все обязательно здоровались.
- Здравствуйте! - радостно восклицали они.
Марина кивала в ответ и вскоре начала улыбаться.
- Здравствуйте.
Дети оборачивались на неё, смотрели с любопытством, а некоторые даже шептались между собой. А вот директор, величественная женщина лет пятидесяти, встретила Марину настороженно. Долго расспрашивала кто она такая, зачем пришла и где с девочкой познакомилась. Можно было возмутиться такому беспардонному допросу, но Марина терпеливо отвечала на каждый вопрос. Она не думала, что директор хотела отделаться от неё, и понимала, что такой интерес к её персоне обоснован. Всё-таки чужой человек просит о встрече с ребёнком, и причины для этого совершенно не ясны.
- Значит, в парке познакомились?
- Да. Несколько дней назад. Их приводили гулять на детскую площадку в парке.
Директор, Галина Николаевна, понимающе кивнула.
- А вы отсюда недалеко живёте, Марина Анатольевна?
- Далеко. Я в тот день приезжала к клиенту, у него офис на соседней улице.
- А чем вы занимаетесь, если не секрет?
Марина улыбнулась.
- Не секрет, Галина Николаевна. Я переводчик.
- Серьёзная профессия. - Галина Николаевна пытливо разглядывала её, сдвинув очки на кончик носа. - А зачем вы хотите видеть Юлю? Не поймите меня неправильно, но это ребёнок, и я не считаю, что ей нужны лишние стрессы.
Марина перестала улыбаться.
- Вы правы. Но, если честно, я уже несколько ночей уснуть не могу, её вспоминаю. Вроде бы всего несколько минут общались, а что-то такое случилось... - Голос неожиданно дрогнул, и пришлось откашляться. - Извините. Я просто увидеть её хочу. Я подарков накупила.
Больше ей никаких вопросов не задавали. Галина Николаевна поднялась из-за стола и предложила пройти с ней.
- Вы пакет пока здесь оставьте, - предложила она. Марина, не совсем понимая, что за всем этим последует, вышла из кабинета вслед за директором, а та вдруг начала рассказывать ей о детском доме. Целую экскурсию устроила, даже только что отремонтированный актовый зал показала. - Спонсор у нас хороший есть, - призналась Галина Николаевна. - Они год назад усыновили мальчика, Борю Степанченко, семья обеспеченная, вот и помогают, чем могут. Мы им очень благодарны. Потихоньку ремонт делаем. Того, что нам государство выделяет, сами понимаете, ни на что не хватает. Сколько времени прошу - хоть площадку детскую обновите, а то ведь страшно детей туда отпускать, вот и приходится в соседний парк ходить.
- А я могу попытаться найти ещё спонсоров, - неожиданно для себя самой сказала Марина. - У нас клиенты бывают хорошие, даже банк один ведём. Можно поговорить...
Галина Николаевна одарила её внимательным взглядом.
- Отказываться не буду, не думайте.
- Да я и не думаю.
Они прошли дальше по коридору, Галина Николаевна распахнула перед Мариной ещё одну дверь, это оказалась игровая, правда, детей там не было, и вместо того, чтобы продолжить рассказывать о детском доме, проговорила:
- Юля Савельева... Хорошая девочка, дружелюбная, умненькая, и здесь ей непросто.
- Почему? - перепугалась Марина.
- Она домашний ребёнок, Марина Анатольевна. У нас много разных детей, из неблагополучных семей много, отказников, а вот таких, как Юля, мало. Это на самом деле - судьба. Она из приличной семьи, и родители у неё были, и бабушка с дедушкой, а вот теперь никого не осталось.
- Как такое может быть?
- Родители её, насколько помню, в авиакатастрофе погибли. Её отец самолёты любил, летал, даже самолёт у него маленький свой был, вот с женой и разбился. Девочке тогда два года было. Осталась на попечение бабушки с дедушкой, но... такую трагедию не всем дано пережить. К нам она попала около двух лет назад, долго привыкнуть не могла. Да это и понятно, залюбленный ребёнок и вдруг совсем один остался. Она ведь в свои четыре с небольшим уже читала по слогам, представляете? А теперь о школе мечтает.
Марина нервно сглотнула.
- И что же, совсем никого из родственников не осталось?
Галина Николаевна лишь руками развела.
- Может и есть дальние родственники, но к нам никто ни разу не приходил.
Марина остановилась. Галина Николаевна обернулась на неё.
- Всё в порядке?
- Да...
- Так вы хотите её видеть? Марина Анатольевна, я ведь не просто так вам это рассказала, чтобы вы поняли, насколько это серьёзный шаг. Если вы на самом деле хотите...
- Я хочу.
- Ты пришла со мной погулять! - закричала Юля, как только увидела её. Бросилась со всех ног и обняла за талию. Марина крепко зажмурилась, пытаясь сдержать слёзы, потом присела перед девочкой на корточки и обняла её.
- Привет, милая.
Юля вгляделась в её лицо и помотала головой.
- Не пойдём гулять, да?
- Почему ты так решила?
- Ты грустная.
Марина заставила себя улыбнуться.
- Нисколько. Как твои дела?
- Хорошо. У одной девочки сегодня день рождения и мы её поздравляли.
- Как здорово.
Юля вдруг удивлённо распахнула глаза.
- У тебя другая сумка?
- Что? А, да, другая. Некрасивая?
- Красивая... У тебя что, две сумки?
Марина рассмеялась.
- Боюсь, что больше.
- Три? Зачем тебе столько сумок? - ребёнок искренне недоумевал.
Марина пожала плечами.
- Сама не знаю. - Поправила девочке хвостики, которые были перетянуты красивыми резинками. - Какая ты красивая.
- Правда? Я хотела, чтобы красиво было. Праздник ведь! Пойдём, я познакомлю тебя с Бимом. - Юля потянула Марину за руку к своей кровати.
- Бим?
- Вот, это мой друг, его Бим зовут. - Девочка указала на старенького розового плюшевого кролика с обвисшими ушами, словно за них очень долго и упорно дёргали. Юля взяла его и прижала к себе, покачала на руках, как ребёнка. - Это мой любимый кролик.
Марина присела на детскую кроватку и притянула девочку к себе.
- Давай, знакомь нас.
- Вот, Бим, познакомься, это моя подруга, её Марина зовут. А это Бим.
Марина дёрнула кролика за ухо.
- Приятно познакомиться, Бим.
- Я его даже нарисовала, хочешь, покажу?
- Конечно.
Когда спустя пару часов, Марина вышла на улицу, никак надышаться не могла. Даже пальто не сразу застегнула. Стояла на крыльце и вдыхала обжигающий морозный воздух. Глаза горели от невыплаканных слёз, на душе тяжело и легко одновременно, невероятное состояние. Спустилась по широким ступенькам и обернулась на высокие двери. Теперь она будет здесь частым гостем.
  
  
  
   = 8 =
  
  
   - Ну, и о чём ты всё время думаешь в последнее время?
   Калерия Львовна с чашкой чая присела напротив Марины, придвинула к себе блюдце с вареньем, подцепила ложечкой вишенку и отправила в рот. Марина наблюдала за ней, раздумывая, а потом решила сказать правду.
   - Я решила взять ребёнка из детского дома.
   Калерия шумно прихлебнула горячий чай, посмотрела на неё поверх чашки и кивнула.
   - Это хорошо. Родителям говорила?
   - Нет ещё. Никому не говорила. - Марина безвольно навалилась на стол. Перед Калерией можно было не притворяться, не пытаться казаться увереннее, чем есть на самом деле. Не выдавать желаемое за действительное.
   - И Алёше не говорила?
   Надо было сказать, что уж кого-кого, а Асадова такие новости точно не касаются, но Марина лишь головой покачала. Калерия тоже помолчала, не мешала ей думать, но хватило её не ненадолго, и принялась Марину теребить.
   - Не молчи, расскажи мне.
   Марина заулыбалась.
   - Её Юля зовут. Ей шесть лет. Она удивительная, Калерия Львовна.
   Рассказ занял довольно много времени. Марине казалось, что она часами может о Юле говорить. Со дня их встречи прошло три недели, и каждый день навещать Юлю, к сожалению, не получалось, да и Галина Николаевна Маринин пыл старалась остужать.
   - Это не игрушка, поймите, Марина Анатольевна. Не надо играть чувствами девочки.
   - Я хочу её забрать, - сообщила Марина директрисе два дня назад. Она носила в себе эти слова несколько недель, произнести их была готова уже давно, но каждый раз взгляд Галины Николаевны, как ей казалось, недоверчивый, Марину останавливал.
   - Что значит - забрать?
   Марина немного растерялась.
   - Усыновить, то есть удочерить... Как это называется правильно?
   - Так и называется, - вздохнула Галина Николаевна. - Это очень трудный процесс, вы знаете?
   - Нет, но это не важно. Галина Николаевна, я вас уверяю, это взвешенное решение.
   - Я вам верю. Только от меня ничего не зависит, поймите. Решение буду принимать не я.
   - Я понимаю, - расстроилась Марина. Совсем не так она представляла себе этот разговор.
   - Марина Анатольевна, вы меня тоже поймите. Времени прошло всего ничего, присмотритесь получше, пообщайтесь с Юлей, пусть пройдёт немного больше времени.
   - Зачем? Время ничего не изменит, понимаете? Это мой ребёнок, - Марина открыто посмотрела на женщину.
   - А ваши близкие? Они как это воспримут?
   Марина поджала губы.
   - Против никто не будет. Да даже если и будут, какое это имеет значение? Я взрослый человек, у меня своя квартира, я хорошо зарабатываю... Причём здесь родственники мои?
   - Ребёнку нужна семья. Органы опеки будут всерьёз изучать условия, которые вы можете ребёнку предложить. И не только материальные, поймите.
   - Да, понимаю, - послушно отозвалась Марина. - Нужно согласие моих родственников? - Звучало это достаточно глупо. - Письменное?
   - Не злитесь, пожалуйста, - не совсем вежливо оборвала её Галина Николаевна. - Я ради вашего блага это всё говорю. Сможете убедить органы опеки, тогда ваши шансы возрастут.
   - Какой-то странный у нас с вами разговор получается, Галина Николаевна. У меня такое чувство, что вы стараетесь мне на что-то намекнуть, а я никак понять ваших намёков не могу.
   - Никаких намёков. Я всё говорю вам прямо и чётко. А то, что радости особой не проявила, так, извините, я за каждого ребёнка беспокоюсь, и должна быть уверена...
   - Да, извините меня. Я понимаю.
   На самом деле, это понимание Марине давалось с большим трудом. Её бы воля, она Юлю забрала бы домой ещё в первый день. Но это был не её родной ребёнок и ей об этом напоминали постоянно. Марине даже казалось, что её испытывают подобным образом. Не было никакой особой учтивости, никто не проявил особой радости, когда она пришла к Галине Николаевне со своим серьёзным и взвешенным решением и запретили сообщать эту новость Юле.
   - Не надо заранее нервировать ребёнка, - сказали ей.
   Это "нервировать" Марину больше всего задело. Она не собиралась никого нервировать!
   - Я всё равно её заберу, - сказала она Калерии. - Чего бы мне это не стоило.
   - Конечно, заберёшь, - уверенно кивнула та. - По-другому и быть не может.
   Услышав слова поддержки, Марина улыбнулась. Чужой уверенности ей как раз и не хватало, чтобы воспрять духом.
   - Я сейчас поеду к ней, ладно? И всё узнаю, про документы, которые нужно собирать.
   Вот только воодушевления Марининого хватило только до того момента, как переступила порог детского дома и поняла, что ей опять не рады. Причём сегодня все как-то подозрительно нервничали. Она поинтересовалась, где Юля, а воспитательница что-то пролепетала и отправила её к Галине Николаевне.
   - Что происходит? Случилось что-то?
   - Ничего не случилось, Марина Анатольевна, просто вам лучше пройти в кабинет директора. Она вам всё объяснит.
   - Да что же это такое-то, - пробормотала Марина, оставшись за дверью группы в одиночестве.
   - Где Юля, Галина Николаевна? Что случилось?
   Директриса поднялась ей навстречу.
   - Марина Анатольевна, сядьте. И успокойтесь. Ничего с Юлей не случилось. Она гуляет.
   - Гуляет? Очень интересно. Все дети играют в группе, а она гуляет. Вы мне что-то недоговариваете.
   - Не договариваю, - согласилась Галина Николаевна. Сделала приглашающий жест, указывая на стул. Марина села, не спуская с собеседницы настороженного взгляда. Галина Николаевна выглядела немного виноватой, и это вносило в душу Марины лишние беспокойства. - Понимаете в чём дело, Марина Анатольевна, Юлю удочеряют.
   - Что?!
   Галина Николаевна развела руками.
   - Документы уже оформляются. Очень милая семейная пара. Они приходили к нам несколько месяцев назад, познакомились с Юлей. Потом у них возникли некоторые проблемы, дело с оформлением документов приостановилось, и мы до последнего момента не знали, как всё решится.
   Марина похолодела. Вцепилась в подлокотник кресла, уставившись на Галину Николаевну остановившимся взглядом.
   - Вы знали, да? Вы изначально знали и мне не сказали ничего.
   - Я действовала во благо ребёнка, поймите. Девочке нужна семья.
   - А я? Галина Николаевна, вы же знаете, вы с самого начала всё видели!.. Она любит меня! Мы с первой встречи друг к другу потянулись!
   - Почему вы думаете, что у неё с этими людьми нет связи? Это хорошие люди.
   - Да при чём здесь это?
   - Успокойтесь, пожалуйста. Они долго думали и решили взять её, они уже начали оформлять документы...
   - Они долго думали? - повторила Марина за ней. - Очень мило. Им понадобилось несколько месяцев, чтобы выбрать?!
   - Марина. - Галина Николаевна впервые её так назвала и утратила всякую важность, даже вздохнула устало. - Я ничего не могу сделать. Все документы я подписала. Ещё до того, как вы появились. Они на самом деле хорошие люди, мы все искренне за Юлю радовались. Но потом они пропали, мы уже и загадывать боялись что-либо.
   Марина кивнула, едва сдерживая слёзы.
   - Понятно. Приручили её, а потом пропали. А теперь снова вспомнили о ней. Вы же сами говорили, что она не щенок, Галина Николаевна!
   - Но бывают разные обстоятельства, случиться могло, что угодно.
   - Это мой ребёнок, - смахнув слёзы, упрямо проговорила Марина. - Мой, понимаете? Я её слишком долго искала... Я ждала её. И я никому её не отдам. Мы ещё поборемся.
   - Ну что ж... Возможности у вас есть, в это я верю. Вот только есть кое-что, что может сыграть не в вашу пользу, Марина Анатольевна. Если выбирать придётся.
   - Что?
   - Вы не замужем.
   - Что за глупости?
   - Это не глупости. Это очень серьёзно. Ещё совсем недавно незамужней женщине и думать было нечего, чтобы ребёнка усыновить. Сейчас с этим попроще, но если придётся делать выбор... - Галина Николаевна выразительно на Марину посмотрела. - Если честно, я не уверена.
   - Но я же... - Марина сглотнула. - Я собираюсь замуж. Собираюсь. Я вам клянусь.
   - Марина! Не надо мне клясться. Это не та ситуация, где клятвы имеют какое-то значение. Нужен документ, понимаете? И не мне его показать нужно. Если вы, конечно, хотите бороться.
   - Конечно, хочу!
   - Тогда дело за вами.
   Марина сидела, опустив голову, и думала о том, как всё глупо. Даже такое, самое важное в жизни, дело никак не может обойтись без каких-то нелепостей. Вместо того, чтобы прислушаться к ребёнку, для всех важнее какая-то дурацкая бумажка с печатью из загса.
   Из кабинета директора Марина не вышла, она буквально выпала за дверь. Привалилась спиной к холодной стене и глаза закрыла. Несмотря на всю уверенность, которую она перед Галиной Николаевной демонстрировала, ей было очень страшно. По дороге сюда в голове много мыслей было, но о том, что может столкнуться с подобной проблемой, что кто-то ещё может захотеть удочерить её Юлю - ни одной. А тут оказывается готовые мама с папой, которые уже давно её "выбрали". А от Марины ребёнка всё это время уберечь пытались, чтобы не привыкла.
   Мимо прошла какая-то женщина и невольно приостановилась.
   - С вами всё в порядке?
   Марина молча кивнула.
   Она всегда стремилась быть уверенной в себе и самостоятельной, по крайней мере, казаться таковой. Чтобы не зависеть ни от кого, избавиться от опеки родителей в своё время, самой принимать важные решения и нести за них ответственность, и далеко не сразу поняла, что принимать помощь и участие совсем не стыдно. А иногда и приятно. Просто постоять в стороне, пока твои проблемы решаются как бы сами собой. Какое это счастье, когда в твоей жизни есть человек, который способен твои беды руками развести, причём сделать это так, что тучи разойдутся в нужном тебе направлении. И сейчас Марина поймала себя на трусливой мысли, что с удовольствием нырнула бы под крылышко такого человека. Хотя бы на несколько минут, чтобы дыхание перевести и снова в себя поверить.
   Наверное, правильнее всего было бы сегодня уйти, не ждать, когда Юлю приведут с так называемой прогулки. Не нужно было осложнять ситуацию, но она осталась, потому что по-другому поступить не могла. Мерила нервными шагами коридор и поглядывала на часы.
   - Шли бы вы домой, - со вздохом проговорила воспитательница из Юлиной группы. - Марина Анатольевна, ну в самом деле, зачем ребёнка нервировать?
   - Вы-то мне почему не сказали, Тамара Ивановна? - упрекнула женщину Марина.
   - Откуда же я знаю, можно говорить или нет? Не моё это дело, в дела начальства вмешиваться.
   На неё смотрели с сочувствием и, в конце концов, не выдержав, Марина решила уйти. Но когда она уже направлялась к двери, появилась Юля и бросилась к ней бегом по коридору. Улыбалась так радостно, что все волнения Марины на минуту отступили.
   - Ты пришла!
   Тамара Ивановна нервно переминалась с ноги на ногу рядом с ними, но Марина, не обращая на неё внимания, увлекла ребёнка на диван и принялась раздевать.
   - Мы гулять ходили, - довольно спокойно сообщила Юля, послушно поднимая голову, чтобы Марине было удобнее развязывать шапку. - А потом в кафе.
   Марина сглотнула.
   - Тебе понравилось?
   Юля пожала плечами.
   - Не знаю. Я стеснялась. Ты меня потом сводишь в это кафе? Там было такое пирожное, с ягодками сверху, но я его не попробовала.
   - Свожу, конечно. - Марина заставила себя улыбнуться, притянула девочку к себе и поцеловала. - Нос-то холодный какой!
   Юля рассмеялась, а потом обняла её за шею. Марина решила, что просто прижаться хочет, как она делала иногда, но вдруг услышала детский шёпот.
   - Они меня хотят к себе забрать, представляешь?
   Очень осторожный вдох, чтобы не сорваться на истерические всхлипы.
   - А ты... хочешь?
   Ребёнок помолчал, затем снова пожал плечами.
   - Не знаю. А если они меня заберут, ты будешь ко мне приходить?
   Марина никак не могла подобрать правильных слов. Сердце почти не билось под той тяжестью, что накатила на неё.
   - А может, ты меня заберёшь? А они пусть в гости к нам приходят. Я буду себя хорошо вести, обещаю.
   Марина сжала её, боясь, что Юля отстранится, посмотрит на неё и увидит её лицо.
   - Заберу, - прошептала она. - Обязательно заберу. Чего бы мне это ни стоило.
   - И будем вместе жить? Каждый-каждый день?
   - Да...
   Юля приподнялась на цыпочках и снова обняла её.
   - И гулять будем просто так!
   Таксист всю дорогу кидал на неё тревожные взгляды в зеркало заднего вида, а Марина ревела и остановиться никак не могла. Аркаша, открывший ей дверь квартиры, тоже испугался.
   - Что случилось?
   Марина шмыгнула носом и покачала головой.
   - Ничего. Калерия Львовна ушла уже? - чуть в нос проговорила она, без сил опускаясь на стул в прихожей.
   - Ушла. - Исаев замер совсем рядом, уперев руки в бока, и Марину разглядывая. - Ты чего ревёшь? Повод есть?
   - Есть, - кивнула она.
   Он настороженно помолчал, потом всё-таки поинтересовался:
   - Твой бывший причина твоих рыданий?
   Марина подняла на него удивлённый взгляд.
   - Нет... С чего ты взял?
   Аркаша заметно расслабился, но небрежной усмешки не сдержал.
   - А из-за кого ещё ты плачешь? Только из-за него.
   Разговор принимал совсем не тот оборот.
   - Аркаша, это совсем не так.
   - Да ладно, - отмахнулся Исаев и ушёл в комнату. А Марина разулась и поспешила за ним.
   - Мне поговорить с тобой надо. Это очень серьёзно, Аркаш.
   - Ну вот, а я надеялся на спокойный вечер, - усмехнулся он. - На работе сегодня дурдом был. Представляешь...
   - Аркаша!
   Он оглянулся на неё. Накрывал на стол, а когда Марина повысила голос, удивился.
   - Всё-таки что-то случилось, да?
   - Я же сказала. - Марина прошла к столу и села. Глубоко вздохнула, прежде чем начать. - Есть одна девочка... Её Юля зовут, ей шесть лет. И я хочу её взять к себе, Аркаш.
   Его брови поползли вверх.
   - Что значит - взять?
   Пальцы суетливо затеребили подол юбки, но Марина тут же себя одёрнула.
   - Из детдома.
   - Что? Ты с ума сошла, Марин? - Исаев вернул тарелки, которые собирался достать, на полку.
   - Нет, не сошла. Я должна её забрать.
   - Кому ты должна?!
   - Себе! Себе, Аркаша.
   - Бред. Откуда вообще такие мысли?
   После того, как Аркаша отреагировал так ожидаемо, Марина вдруг успокоилась и даже почувствовала себя увереннее. Страшно было только начать разговор, а сейчас нужно лишь стоять на своём.
   - Эти мысли всегда были. То есть, после того, как мы узнали... Но тогда просто не решились.
   Исаев в раздражении взмахнул рукой.
   - Опять "мы"! Мы узнали, мы решили!.. Этого "мы" уже нет давно, ты понимаешь?
   - Но я-то есть! И я хочу её забрать, мне это нужно!
   - Воспитывать чужого ребёнка тебе нужно? Не говори ерунды! Это сейчас она милая и хорошая. Сколько, говоришь, ей лет? Шесть? А потом она вырастет и ещё неизвестно какой бутон раскроется!.. Это же детдом, Марина. Кто родители этих детей? Алкоголики и уголовники.
   - Неправда, - она упрямо помотала головой. - Ты просто не знаешь, о чём говоришь. Да и Юля... Она сирота, понимаешь? У неё родители погибли, а потом бабушка с дедушкой умерли, и она одна осталась!
   Исаев снисходительно улыбнулся.
   - Это кто тебе эту сказку рассказал? Марин, мы делали большой репортаж о детских домах, и я прекрасно знаю, что ради того, чтобы ребёнка пристроить, они ещё не то скажут. Идеальная картинка нарисуется, а на самом деле...
   - Господи, что ты говоришь, - расстроилась она.
   - Правду.
   Марина отвернулась от него и облокотилась на стол.
   - Значит, ты мне не поможешь?
   - Я и так тебе помогаю. Пытаюсь образумить. - Он всё-таки расставил тарелки и будничным голосом поинтересовался: - Ты ужинать-то будешь?
   - Нет.
   Аркаша лишь головой покачал.
   - Сама себя, как ребёнок ведёшь.
   - Но ты женишься на мне?
   Он сел напротив неё, взял вилку, а когда Марина заговорила про женитьбу, проявил интерес.
   - Конечно, - вроде бы удивился Исаев. - Как только назовёшь дату.
   - Чем скорее, тем лучше. Органы опеки наверняка потребуют свидетельство о браке.
   Он перестал жевать.
   - Что?
   - Мне нужно быть замужем, чтобы оформить усыновление.
   - Марина! Чёрт... - Аркаша почти швырнул вилку на стол, она ударилась о край тарелки, упала на стол и испачкала скатерть. - По-моему, я уже достаточно ясно высказался. Мне не нужен ребёнок. Ни свой, ни тем более чужой. У меня времени на это нет.
   - Как интересно, - Марина горько усмехнулась. - А когда у тебя это время появится, что будет? Ты меня бросишь и пойдёшь искать подходящую кандидатуру?
   - Ты меня с кем-то путаешь, - холодно заметил он. - Я не Асадов.
   Марина кивнула, не спуская с него взгляда.
   - Да, ты не Лёшка. К сожалению.
   Она встала из-за стола и из кухни вышла, но не прошло и минуты, как Аркаша появился в комнате. Вид у него был злой.
   - А ты как хотела? Я несколько месяцев тебя уговаривал!.. Марина, выходи за меня замуж! Марина, я тебя люблю, пусть у нас всё будет, как у людей! Но ты ведь сорок пять причин каждый раз находила, чтобы мне отказать. Ты просто не хотела за меня замуж! Почему - говорить не буду, повторяться не хочется. А вот теперь ты замуж захотела! Вот только я опять не при чём, - закончил он глухим, неприятным голосом.
   Марина опустилась на диван, и устало прикрыла глаза.
   - Я понимаю, Аркаш, я не права была. Но я... прошу тебя о помощи. Мне это очень нужно сейчас.
   - Зачем? Чтобы ты тут же обо мне забыла? Тебе ведь не до меня будет. У тебя новая идея фикс. Ребёнок!
   - Но это же мой ребёнок! Мой, понимаешь? - Она с трудом перевела дыхание и постаралась продолжить спокойнее. - Они отдадут её другим людям.
   - На усыновление?
   - Да.
   - Тогда я вообще проблемы не вижу. По-моему, всё замечательно складывается.
   - Это по-твоему!
   Он просто не слышал её, отказывался понимать. Они проспорили до поздней ночи, но ничего так и не решили. Марина даже хотела выпроводить Исаева домой, но тот уже улёгся в постель и показательно повернулся к ней спиной. Всем своим видом демонстрировал обиду. Марина спорить не стала, выключила свет и легла. Но в темноте переживала вовсе не их с Аркашей ссору, самую серьёзную из всех, что у них были, а вспоминала глаза ребёнка полные надежды и слова:
   - Ты меня заберёшь?
   Заберу. Конечно, заберу, моя хорошая. По-другому и быть не может.
   Утром Аркаша попытался с ней помириться. Пока Марина раздумывала, стоя у окна, он подошёл и обнял её. Примирительно поцеловал в щёку.
   - Прости меня, я вчера погорячился, кажется.
   Марина кивнула.
   - Да, я тоже.
   Он обнял крепче.
   - Я всё понимаю, Мариш. Но ты просто расстроена была в последнее время. Ты успокоишься, и всё забудется, поверь мне.
   Марина чуть отстранилась.
   - Значит, ты своё решение не поменял?
   - Марин, ну какое решение?.. Что ты и себе, и мне душу травишь?
   - Я не травлю, Аркаш, но я приняла решение. За своего ребёнка я буду бороться.
   Исаев фыркнул и выразительно закатил глаза. Открыл шкаф, собираясь выбрать рубашку, а Марина, внимательно наблюдавшая за ним, сказала:
   - Я тоже своего решения не поменяла. Поэтому... я думаю, тебе лучше собрать вещи и уйти.
   Он обернулся.
   - Что?
   - Ты слышал. Я просто не представляю, как мы с тобой дальше будем жить. Когда я заберу Юлю - а я её заберу! - я не хочу, чтобы она жила среди скандалов.
   - Очнись, наконец! Что ты себе в голову вбила? - Исаев в сердцах швырнул чистую рубашку на пол.
   - Я тебе сказала - собирай вещи и уходи! - тоже повысила голос Марина. - Всё равно уйдёшь. Не сейчас, так через месяц, через два. Так какой смысл всё это затягивать?
   Он смотрел на неё со жгучей обидой.
   - Ты просто никогда меня не любила.
   Она отвернулась, чтобы он не видел её глаз и дрожащих губ.
   - Ты прав, Аркаша, я никогда тебя не любила. Как и ты меня впрочем, - добавила Марина, когда Исаев хлопнул дверью спальни.
   Непривычно тихой Калерии она сообщила, что Аркаша здесь больше не живёт.
   - Калерия Львовна, пожалуйста, соберите его вещи. Он позже за ними заедет.
   Жизнь снова менялась, происходило что-то важное и судьбоносное, но Марина даже оценить происходящее по достоинству не могла. Из-за нежелания Аркаши понять её, не было ни больно, ни обидно. Просто очередная неудача постигла, Марина оттолкнулась от препятствия и поспешила дальше, туда, где был свет и улыбался ребёнок. Именно ей улыбался. И нужно было сделать всё, чтобы эта улыбка не угасла.
   Она не плакала из-за ухода Исаева, даже когда он явился за своими вещами на следующий день, и был холоден и нетерпим. Изо всех сил пытался показать, что это она во всём виновата, она всё испортила. Марина не спорила и не позволила себе разреветься после его ухода, хотя очень хотелось. А вот после очередного разговора с Галиной Николаевной, при котором присутствовали представители органов опеки, прорыдала полночи.
   - Они мне её не отдадут, так прямо и сказали. Даже видеться запретили. Говорят, что всё решено! А что решено, если она меня ждёт?
   Антонина Михайловна погладила её по руке.
   - Успокойся.
   - Не могу я успокоиться, мама! Я её уже неделю не видела. Я даже не знаю, что там происходит!
   - Я сам туда пойду, - бушевал Анатолий Петрович. - Пойду и поговорю с ними! Что значит, не разрешают видеться? Это тюрьма, что ли?
   - Толя, не надо! Ты всё испортишь.
   - Почему это я испорчу? - обиделся Анатолий Петрович.
   - Потому что я тебя знаю!
   Калерия Львовна, всё это время молча стоявшая у окна, вдруг подошла к дивану и схватила Марину за руку.
   - Вставай. Вставай, одевайся и иди.
   - Куда?
   - К Алексею. Он всегда знает, как поступить.
   С этим утверждением Марина могла бы поспорить, но прежде чем ей это в голову пришло, Антонина Михайловна закивала.
   - Правильно. Иди к Лёше, он всё решит.
   Марина взглянула на отца, но и он спорить не стал.
   Уже в такси опомнилась и подумала, что, наверное, зря она едет к нему в офис. Нужно было позвонить, дождаться вечера, встретиться, всё спокойно Асадову рассказать, а вместо этого она мчится к нему зарёванная и трясущаяся. Она снова бежит к нему решать свои проблемы.
   Прошла в кабинет, даже не взглянув в сторону секретарши, которая открыла рот от удивления при виде неё, и сразу дверь за собой закрыла. Алексей поднял глаза от бумаг, в первый момент опешил, увидев её, но потом поднялся и вышел из-за стола ей навстречу.
   - Что, Марин?
   Она стояла, смотрела на него и вдруг поняла, что не может ничего сказать. Рот откроет и тут же слёзы хлынут. Хотя, они так и так потекли. Алексей подошёл, а она сама качнулась ему навстречу, а когда он обнял, уткнулась лицом в его грудь.
   - Помоги мне...
  
  
  
  
  
  
  
   = 9 =
  
  
   - Вон она.
   - Где?
   - Да вон же. В розовой курточке. Видишь?
   Алексей всматривался в резвящихся на детской площадке детей, наконец, высмотрел девочку небольшого роста, в розовой куртяшке и синей шапке с помпоном.
   - Вижу. - И посмотрел на бывшую жену. Та не спускала с девочки глаз и улыбалась. Так, как не улыбалась уже давно, а он эту улыбку очень хорошо помнил. От неё всегда на сердце у него теплело.
   - Юля! - Марина замахала девочке рукой. Та остановилась, уставилась на них вроде бы удивлённо, а затем заулыбалась и побежала к Марине. Налетела на неё с размаху и обняла руками.
   - Ты пришла!
   - Я же говорила, что сегодня приду. - Марина отдала Алексею свою сумку, а сама присела перед девочкой на корточки. Юля с любопытством косилась на Асадова, выглядела немного смущённой, а Алексей ребёнку улыбнулся.
   - Привет.
   - Здравствуйте, - очень обстоятельно ответила Юля и этим взрослых немного насмешила. Марина с Асадовым переглянулись, и он важно кивнул.
   - Меня Алексей зовут. А тебя?
   Ребёнок в нерешительности взглянул на Марину, а когда та ободряюще ей улыбнулась, ответил:
   - А меня Юля. - После этого любопытство победило, и она выпалила: - Ты тоже ко мне в гости пришёл?
   - Конечно, к тебе.
   - Юль, вы опять по сугробам лазили? Ноги все сырые, наверное. Тамара Ивановна куда смотрит?
   - Туда, - беспечно ответил ребёнок и махнул рукой в другую сторону. - Там мальчишки с горки катаются.
   - А вы этим пользуетесь, да?
   - Ноги совсем не замёрзли, правда!
   Марина невольно улыбнулась и притянула девочку к себе, поцеловала.
   - А ты почему с горки не катаешься? - Асадову молча за всем наблюдать надоело, он закинул Маринину сумку себе на плечо, а потом подхватил ребёнка под мышки и приподнял. Юля взвизгнула, а когда её поставили на лавку, рассмеялась.
   - Так почему ты с горки не катаешься?
   - Страшно. Она очень высокая и ледяная.
   - А мальчишки не боятся?
   - Они ничего не боятся.
   Алексей ухмыльнулся.
   - Это точно.
   Марина тихонько толкнула его в плечо.
   - Не хвастайся.
   - Марина Анатольевна.
   Она обернулась и коротко кивнула подошедшей Тамаре Ивановне. Та улыбнулась слегка сконфужено, а на Асадова посмотрела и вовсе насторожено. Марина знала, что все в детском доме, вплоть до последней нянечки, её обсуждают, после того, как она всё-таки смогла добиться своего и ребёнка отвоевать, если так можно сказать. Но воевать ведь на самом деле пришлось, хоть и недолго, но проявить твёрдость было необходимо, что она и сделала, не задумываясь. Это было неприятно, в какие-то моменты даже неправильно и противно, но разве можно поступить иначе, когда ребёнок цепляется за тебя и не отпускает, боясь, что ты больше не придёшь. Представители органов опеки смотрели осуждающе, недовольно, но после нескольких звонков сверху сдались, и мнение своё "изменили". Даже документы на усыновление теперь оформлялись довольно резво. Но это никого не радовало - ни органы опеки, ни директора детского дома Галину Николаевну, ни ту семейную пару, которой теперь придётся начинать всё сначала, ни саму Марину. Нет, она была счастлива, понимая, что до того момента, как Юлю можно будет забрать домой, остаётся всё меньше времени, но сам факт того, что пришлось прибегнуть к не совсем честным методам, счастье омрачал. А ведь нужно было всего лишь спросить мнение ребёнка, выслушать девочку, но для взрослых формальности оказались куда важнее.
   - Добрый день, Тамара Ивановна.
   - Я вас сразу заметила, но решила не подходить пока. - И опять быстро глянула на Алексея. Марина тоже посмотрела. Они с Юлей о чём-то разговаривали, девочка зачарованно таращила на него глаза, а потом кивнула. Алексей вернул Марине сумку и легко подхватил ребёнка на руки.
   - Держи.
   - Вы куда? - удивилась Марина, принимая из его рук свою сумку.
   - С горки кататься.
   - Лёш, да ты что? - ахнула Марина, но Асадов лишь нетерпеливо отмахнулся и зашагал по дорожке. Юля помахала Марине рукой, и та улыбнулась девочке.
   - Это ваш жених?
   Марина взглянула на воспитательницу, которая, кажется, сама уже не рада была, что задала этот вопрос, а потом покачала головой.
   - Нет, это мой бывший муж.
   Тамара Ивановна ничего не ответила, но выглядела весьма удивлённой. Решив побыстрее закончить разговор, Марина сообщила:
   - Мы Юлю заберём погулять. К ужину приведём. Галину Николаевну я предупредила, она не против.
   Галина Николаевна теперь никогда не была против, и все это знали.
   Получив согласие воспитательницы, Марина направилась ближе к горке, чтобы посмотреть, как Алексей с Юлей катаются. Они как раз забрались на вершину горки, дождались пока мальчишки, с радостными криками скатятся вниз, и тогда уже они поехали. Марина даже зажмурилась, когда Асадов в своём кашемировом пальто бухнулся на заснеженный лёд. Юля вцепилась в него, визжа от восторга, и даже Марине не помахала, боясь разжать кулачки и отпустить воротник асадовского пальто. Приземлились они в сугроб, который мальчишки специально соорудили внизу, чтобы смягчить торможение. Алексейей рухнул в сугроб на спину, прижимая ребёнка к себе, и они вместе расхохотались.
   Марина подошла к ним, помогла Юле подняться, отряхнула прилипший снег, и посмотрела на Алексея, который продолжал лежать на снегу.
   - Вставай, - сказала она.
   На неё смотрели смеющиеся тёмные глаза, а затем Лёшка протянул к ней руку, предлагая и ему помочь.
   - Нет уж, - отказалась Марина, - я все твои шуточки знаю. Вставай!
   - Так здорово было! - запрыгала Юля рядом. - Я совсем не испугалась!
   - А я испугался.
   - Не правда!
   - Правда, правда. Ты не заметила, как я испугался?
   - Нет! - Девочка замотала головой, и большой помпон на её шапке закачался.
   Алексей поднялся на ноги и принялся отряхиваться.
   - Ты весь в снегу, - посетовала Марина, смахивая своими перчатками снег с его спины.
   - Как снеговик! - рассмеялась Юля.
   А Асадов вдруг охнул и затряс головой.
   - Марин, мне снег за шиворот попал!
   - Стой спокойно! - приказала она и в следующую секунду её ручка нырнула за воротник его рубашки. - Говорила же тебе!.. Сам как маленький, Алёш!
   Он не просто стоял спокойно, как она просила. Алексей замер, почувствовав её прикосновение. Снег тут же, мгновенно, как ему показалось, растаял и по спине потекло. Да ещё это её небрежно брошенное "Алёш"...
   Но неловкой ситуации удалось избежать. Асадов вовремя отвёл глаза, передёрнул плечами, подмигнул Юле и всё закончилось. А когда обернулся к Марине, она уже хлопотала вокруг ребёнка.
   - Придётся зайти, переодеться, Юль. И пойдём в кафе.
   - А в какое кафе? В то самое?
   - Да.
   - Здорово! - Юля вприпрыжку припустилась по дорожке, а Марина мельком глянула на бывшего мужа.
   - Пойдём?
   Он кивнул.
   Очень хотелось её обнять. Без всяких намёков на что-то большее, просто сжать крепко, дать ей понять, что он рядом и всё понимает. И помочь всегда готов, лишь бы она его помощь приняла. Но на сегодняшний день, обнять - это уже непозволительная роскошь. У него совсем недавно был такой вечер, когда он мог её обнимать, прижимать к себе, гладить по волосам и что-то шептать ей на ухо, успокаивая. Всё как раньше. И Марина рассказывала ему о своих несчастьях и говорила, что ей нужна его помощь. Именно его помощь.
   - Хорошая девчонка, - сказал Алексей, наблюдая за Юлей, которая весело подпрыгивала, удалившись от них на некоторое расстояние. Выглядела довольной, крутила головой, оглядываясь по сторонам.
   - Хорошая, - согласилась Марина совершенно спокойно, тоже не спуская с девочки глаз. Но потом всё же повернула голову, чтобы посмотреть на Лёшку и принялась отряхивать рукав его пальто, которое всё ещё местами было в снегу. - О чём ты думал, когда полез на эту горку?
   Он ухмыльнулся.
   - О том, что не катался с таких горок тысячу лет, не меньше. А ты не хочешь прокатиться?
   Марина его вопрос проигнорировала и вместо этого сказала:
   - Ты подождёшь нас внизу, не надо подниматься наверх.
   - Почему?
   - Во-первых, тебе там делать нечего, а во-вторых, не надо людей нервировать. На меня и так косо смотрят. Наверное, считают, что я связана с мафией, раз так быстро всё решилось.
   Алексей рассмеялся.
   - Так уж и с мафией?
   Это была откровенная насмешка, и Марина сначала оскорбилась, а после одарила его укоряющим взглядом.
   - Кто читал мне вслух детективы?
   Асадов посмотрел на ясное небо, зажмурился и с удовольствием сказал:
   - Я читал.
   - Вот именно.
   - И "Крёстного отца" заставлял тебя смотреть.
   - Да, и не раз. Хотя, я совершенно не помню, чем там дело закончилось.
   - Вот так вот, да? Пришло время пересмотреть?
   Они встретились взглядами и тут же друг от друга отвернулись. Некоторое время шли молча, сходя с ума от обоюдной неловкости, и оба мысленно порадовались, когда подбежал ребёнок и принялся сыпать вопросами. Марина поправила Юле шапку, делая вид, что отвлеклась и обо всём тут же забыла, а после и вовсе взяла девочку за руку, чтобы быть от Алексея подальше.
   На опасные разговоры сегодня Марина совсем не рассчитывала. Лёшка просто попросил познакомить его с девочкой, и она тут же согласилась, потому что посчитала, что это правильно. Не потому, что Алексей много сделал, чтобы помочь, а просто это было правильно, потому что это касалось его.
   В тот день, когда она пришла к нему, они долго разговаривали. Просидели в его кабинете до позднего вечера, запершись ото всех и, не обращая внимания на настойчивые звонки телефона время от времени. Марина вцепилась в его руку и просто сказала:
   - Это мой ребёнок.
   Алексей не стал ни о чём спрашивать, не стал пытаться, в чём-то её убедить, просто молча выслушал.
   - Лёш... - начала Марина, когда пауза слишком затянулась, и это стало нервировать.
   - Помолчи, я думаю, - оборвал он её.
   Потом он заговорил, о чём-то спрашивал её, что-то выяснял, даже записывал, а затем вдруг спросил:
   - Ты, правда, её нашла?
   Марина едва заметно кивнула и принялась вытирать слёзы. Алексей смотрел на неё очень внимательно, ей вдруг стало не по себе, даже страшно. Еле вытерпела его взгляд, но когда он протянул руку, вздохнула с облегчением. Он, конечно, заметил, но это уже было неважно. Это был совершенно особенный вечер. Они неожиданно вернулись на два года назад и при этом оба знали, что завтрашнее утро всё вернёт на свои места. Марина нырнула под руку и даже глаза закрыла, вспоминая, как ей хотелось прижаться к кому-нибудь, чтобы получить хоть маленькую передышку. А вот сейчас поняла, что не к кому-нибудь, а именно к нему. Ткнуться лбом в его плечо, закрыть глаза и ни о чём не думать, хотя бы пять минут. Поэтому Марину и не удивило, что Алексей захотел как можно скорее познакомиться с Юлей.
   Нужно ли говорить, что Марина совсем не была удивлена тому, как смело и открыто Юля ему улыбалась?
   - Что вы хотите, дамы? Чем вас побаловать? - тоном дворецкого из старого английского фильма поинтересовался Асадов у них, когда они спустя час всё-таки оказались в кафе.
   Марина пригладила Юле волосы, которые растрепались под шапкой, и улыбнулась девочке.
   - Что ты хочешь?
   - Можно всё-всё попросить? - Алексей ей кивнул. - Тогда хочу всё!
   Асадов рассмеялся, а потом поднял ребёнка со стула.
   - Тогда пошли вместе, сама всё-всё выберешь. Марин?..
   - Мне чай с лимоном.
   Алексей смешно наморщил нос, а затем заявил:
   - Ты прекрасно выглядишь.
   - О Боже... - Она выразительно закатила глаза. - Ну, хорошо! Мне пирожное.
   Он довольно улыбнулся.
   Съев пирожное, выпив сок и вдоволь насмеявшись на Алексея, который без конца шутил и веселил их, Юля убежала в другой конец зала, где была оборудована детская площадка и играли другие дети. Марина намеренно пыталась не терять девочку из вида, неожиданно осознав, что больше не может спокойно смотреть Лёшке в глаза. Молчание затягивалось и оба из-за этого нервничали.
   - Твои родители её уже видели?
   - Да. - Она всё-таки повернулась к нему. - Как только разрешили снова встречаться, так они и приехали.
   - Это хорошо.
   - Она им очень понравилась.
   - Я рад. Очень хорошая девочка.
   - Ты уже говорил.
   - Да...
   Марина принялась теребить салфетку.
   - Я обязательно приеду и сама Григория Ивановича поблагодарю. Если бы не он, не знаю, чтобы мы делали.
   Асадов легко улыбнулся.
   - Ты им Юлю привези, им не терпится познакомиться с ней.
   Они встретились взглядами.
   - Привезу, - пообещала она. - Конечно, привезу.
   - Почему ты боишься смотреть на меня?
   Марина вдруг покраснела.
   - Я не боюсь.
   - А не смотришь.
   - Лёш, пожалуйста...
   - Я ничего такого в виду не имел. Видишь, сижу, даже не шевелюсь, хотя очень легко мог бы взять тебя за руку.
   Она отрицательно покачала головой, а Асадов неожиданно согласился.
   - Я знаю. И делать этого не буду. Просто мне кажется, что ты хочешь мне что-то сказать, но постоянно себя останавливаешь. Это так?
   Марина вновь собралась покачать головой, но в последний момент себя удержала, и призналась:
   - Это так.
   Он довольно невесело усмехнулся.
   - Я так и знал.
   - А вот это уже запрещённый приём.
   - И это я знаю. Так что ты хотела мне сказать?
   - Да, собственно, ничего. Просто я...
   - Что?
   - Не хотела к тебе идти, - решилась всё-таки она на признание. - За помощью, в смысле.
   Алексей помолчал, заметно было, что её слова его совсем не обрадовали.
   - Почему?
   - Да не потому о чём ты подумал. К кому я ещё могла пойти, как не к тебе?
   - К этому своему... Как его... - Лицо Асадова красноречиво перекосило. Марина не выдержала и фыркнула.
   - Господи, ты совсем не меняешься!
   - Вот уж глупости!
   Хотел ещё что-то добавить, но Марина его перебила.
   - Аркаши больше нет в моей жизни.
   Лёшкин взгляд тут же стал серьёзным.
   - Почему?
   - Потому что... Это, конечно, не твоё дело, но я скажу. Он поставил меня в такое положение, что нужно было выбирать - он или Юля. Я выбрала Юлю.
   - Он не захотел?..
   - Не захотел, - подтвердила Марина, уворачиваясь от настырного взгляда Алексея.
   - А ты?
   Появилось некоторое раздражение.
   - Если ты хочешь выяснить, сильно ли я страдала, когда он ушёл, то нет - не сильно! Я знала, что он так отреагирует, поэтому не удивилась. Нужно было просто сделать выбор, и я его сделала.
   - Да ладно, не злись. - Алексей вроде бы попытался её задобрить, но на лице промелькнуло удовлетворение. - Я просто спросил.
   Подобное притворство Марина даже ответом не удостоила. Промолчала, но Асадов сам напомнил ей о сути их разговора.
   - Так почему ты не хотела идти ко мне за помощью?
   - По этому вопросу не хотела.
   - Марин...
   - Я боялась, что ты... Обидишься, в общем.
   - Обижусь? - Алексей непонимающе смотрел на неё.
   Очень трудно было об этом говорить, приходилось подбирать практически каждое слово, да ещё люди вокруг... Сбивали с мысли.
   - Мы же говорили об этом... Тогда. Ты хотел, а я... отказалась, в общем. А теперь вот...
   - Марин, что за глупости?
   Она кинула на него быстрый взгляд.
   - Не обиделся?
   - Я уже давно на тебя не обижаюсь.
   Она умоляюще на него посмотрела, и он тут же стал серьёзным.
   - Я не думаю, что приёмный ребёнок мог нас... то есть, спасти положение. Тогда. Дело ведь не в усыновлении, я прав? Дело в ребёнке. Вот в этой маленькой девочке и больше ни в ком.
   Ужасный, ужасный разговор. Марина не сразу сумела отвести взгляд от глаз Алексея, а это нужно было сделать. Вновь повеяло какой-то безнадёгой, и Марина поспешно отыскала глазами Юлю.
   - Ты долго на меня злилась, Марин?
   Не нужно было пояснять, о чём он говорит, произносить какие-то лишние слова. Она только плечом дёрнула, якобы рассержено.
   - Может, я до сих пор на тебя злюсь?
   Алексей улыбнулся.
   - Не злишься.
   - Ещё раз так улыбнёшься, и разозлюсь.
   - Откуда ты знаешь, как я улыбаюсь? Ты же на меня не смотришь?
   Это была такая игра, которая обоих сводила с ума.
   - Я знаю, - пробормотала Марина, не удержавшись, и в который раз порадовалась, что подбежавшая Юля спасла положение. - Наигралась?
   - Да, я попить хочу.
   - Садись давай. - Алексей притянул девочку к себе и усадил к себе на колени. - А пирожное?
   - Да!
   - Нет, - покачала головой Марина. - Тамара Ивановна что скажет, когда ужинать не захочешь?
   - А я... А я ей скажу, что пирожных наелась!
   Алексей рассмеялся.
   - Вот, правильно. Надо всегда говорить правду. Пошли пирожное выбирать?
   Юля с готовностью кивнула и взвизгнула, когда Асадов поднялся и немного подкинул её вверх.
   Марина наблюдала за ними, как они стоят у витрины, выбирают самое красивое пирожное, и боялась, что всё это больше никогда не повторится.
  
  
   " " "
  
  
   - Я очень рада, что всё хорошо закончилось, - понизив голос, проговорила Валентина Алексеевна, посмотрев на сына, который устроился в кресле напротив и выглядел не на шутку серьёзным. Но тут же отвлеклась на внука, который, отпустив колено отца, направился к деду, размахивая пластмассовой машинкой. Валентина Алексеевна внука поддержала, боясь, что он упадёт, запнувшись о край ковра.
   Григорий Иванович Антону улыбнулся, поймал его, а потом посмотрел на жену и сына. Кивнул.
   - Я тоже рад. Что всё устроилось.
   - Это уже тебе спасибо, папа.
   - Вся моя заслуга в нужных знакомствах, а это... - Он лишь рукой махнул.
   - А это сыграло важную роль.
   - Но ты её видел? Ну что ты, мой хороший? Иди к бабушке... - Валентина Алексеевна усадила ребёнка к себе на колени и поцеловала в тёмную макушку. Антон посмотрел на бабушку, закинув голову назад, чтобы видеть её лицо, а потом указал ручкой на отца. - Кто там, папа? - Алексей невольно улыбнулся, наблюдая за ними.
   - Видел, Алёш? - повторил Григорий Иванович вопрос жены.
   - Видел, вчера. Хорошая девочка. Глаза огромные, смотрит, словно в душу заглядывает.
   - Ну, дай бог, дай бог, - пробормотала Валентина Алексеевна. - А Марина?
   Алексей грустно улыбнулся.
   - Она счастлива.
   Родители быстро переглянулись, думая, что он не заметил. А он всё заметил. Мать натолкнулась на взгляд сына и неожиданно почувствовала неловкость.
   - А Тоня с Толей? - попыталась она выкрутиться.
   - Всё хорошо, мам. Они уже познакомились и...
   - А вот и кофе! - Соня появилась в комнате с подносом в руках и окинула всех быстрым взглядом, отметив возникшую при её появлении паузу. - Григорий Иванович, вам чёрный?
   - Ему со сливками, - ответила Валентина Алексеевна, перебив мужа, и совершенно не обратила внимания на то, как он недовольно поджал губы. Алексей лишь усмехнулся, наблюдая за всем этим. - Я всё пытаюсь отучить его пить кофе, особенно вечером, но пока не выходит.
   - Да, поэтому ты портишь мне его сливками и молоком, чтобы я сам от него отказался, да? - съязвил Григорий Иванович, не спуская с жены глаз, но та лишь нетерпеливо отмахнулась.
   - Гриша...
   Алексей поднялся и забрал у матери сына, который уже и без того тянул к нему ручки.
   - Милый, ты кофе будешь? - Соня посмотрела на него и улыбнулась.
   Он засмотрелся в её счастливые глаза, а потом покачал головой.
   - Не буду.
   - Я! Я! - требовательно возвестил Антон Алексеевич и указал на поднос.
   Асадов покачал головой.
   - И ты кофе не будешь.
   - Да!
   - Нет.
   Родители рассмеялись, а Антон выразительно насупился. Алексей поцеловал его в надутую щёку.
   - Твой характер, Алёш, просто копия. Ты тоже любил права качать с младенчества. И ведь не плакал, просто "Дай!" и всё тут.
   Соня улыбнулась, потом подошла и встала рядом с Алексеем. Одёрнула на сыне футболочку.
   - Вы правы, Валентина Алексеевна, он Лёшина копия. Особенно, когда дуется, как сейчас.
   Асадов нахмурился.
   - Я никогда не дуюсь.
   - Дуешься, я лучше знаю. - Она звонко рассмеялась. Антон потянул к ней руки, и она забрала его у мужа.
   - Я не дуюсь, я злюсь. Это несколько разные вещи.
   - Сейчас у Антоши такой интересный возраст, - вмешалась Валентина Алексеевна, стараясь сменить тему. - Только наблюдай. Ему всё интересно, всё любопытно. Дети такие милые в этом возрасте.
   Алексей взглянул на жену и заметил, как та едва заметно досадливо поморщилась. Наверное, подумала, что это он мать подговорил на подобные замечания.
   - А я жду, когда подрастёт, - улыбнулся Григорий Иванович, - когда можно будет его забирать на выходные. За городом детям приволье будет.
   Соня растерянно моргнула и обратила непонимающий взгляд к мужу.
   - Детям? - с улыбкой, но несколько напряжённо проговорила она.
   Родители как-то сконфуженно переглянулись, и Алексей с трудом подавил вздох. Конечно же, Соня всё заметила и насторожилась.
   - Детям, Сонь, детям, - разулыбался Алексей и в упор на жену уставился. Довольно многозначительно, надо отметить. Соня покраснела, он даже не понял от чего - от смущения или от злости.
   Ничего удивительно, что родители вскоре засобирались домой. Они каждый раз спешили уехать, как только улавливали возникающую между молодыми напряжённость. Алексей поначалу старался их останавливать, начинал убеждать, что им показалось, но потом понял, что ничего хорошего из этого не выходит и лучше, чтобы родители, на самом деле, уехали, и лишний раз не расстраивались.
   Проводив родителей, Алексей прошёлся по пустой квартире, сегодня даже у няни Маши был выходной, Людочка после того, как подала ужин, ушла домой, и в квартире было непривычно тихо. Заглянув в детскую, он увидел жену, которая ходила по комнате, укачивая на руках хныкающего Антона. Заметив его в дверях, Соня махнула на него рукой.
   - Уходи, - шикнула она, - увидит тебя, вообще не уснёт.
   - Давай я его укачаю.
   - Не надо.
   - Соня...
   - Я сама!
   - Не кричи, - еле слышно рыкнул он и дверь закрыл, весьма недовольный тем, что его выпроводили.
   Антон на самом деле долго не засыпал, Соня появилась в спальне только спустя минут сорок. Выглядела раздражённой и на него, Алексея, поглядывала с подозрением. Асадов смотрел телевизор, даже особо не стараясь вникнуть в суть фильма, просто наблюдал за судорожными попытками главного героя выпутаться из щекотливой ситуации, и на жену внимания не обращал. Она походила по комнате, присела перед туалетным столиком, но постоянно косилась на Алексея, стараясь в зеркале поймать его взгляд. Ей не терпелось начать какой-то разговор, Асадов это понимал, но она почему-то не решалась. В конце концов, скрылась ненадолго в ванной, а оттуда появилась в соблазнительной сорочке, шёлк мягко струился по её телу, а небесно-голубой цвет оттенял глаза.
   - Что за фильм? - мягким тоном поинтересовалась она, ложась в постель и придвигаясь к мужу. Тот пожал плечами.
   - Понятия не имею. - И переключил на другой канал. - Ты дверь в детской открытой оставила?
   - Конечно. - Её рука оказалась на его груди. Погладила, но Алексей почему-то был уверен, что на романтический лад жена совсем не настроена, что-то её беспокоит. И оказался прав. - Алёш, а о чём вы весь вечер шептались?
   - В смысле?
   Соня отодвинулась от него и села, чтобы видеть его лица.
   - Не притворяйся. Ты весь вечер о чём-то шептался с родителями, стоило мне выйти, а потом переглядывались. Думаешь, я не заметила?
   - Ты обиделась?
   - А ты думаешь, что нет? Меня никто всерьёз не воспринимает.
   - Сонь, это обычные разговоры между сыном и родителями, вот и всё.
   - Ах, так они у тебя выспрашивают, хорошо ли тебе со мной живётся?
   - Соня!
   - Ну что? Я хочу знать!
   Алексей долго смотрел на неё, потом хмыкнул, продолжая раздумывать. Соня потрясла его за руку.
   - Лёша!
   - Марина берёт ребёнка из детдома. Отец помог ей... с оформлением бумаг, вот и всё. Твоё любопытство удовлетворено?
   Он специально ей рассказал, зная, что иначе она его с ума сведёт своими придирками, да и скрывать ему, по сути, было нечего. Всё равно Соня всё узнает и довольно скоро, и ему совсем не хочется, чтобы она взорвалась, не дай бог, на глазах у людей, а ещё хуже, родителей. Рассказал и сразу отвернулся к телевизору, не желая наблюдать, как меняется взгляд жены, как он застывает или наоборот загорается не добрым огнём.
   - Ребёнка из детдома? - выдохнула она наконец, и пренебрежительно скривилась. - Она что, с ума сошла?
   - Соня, это не твоё дело.
   - Но зато твоё, как я понимаю.
   Он поджал губы.
   - Ошибаешься.
   - Ну, конечно! - воскликнула она и вскочила с кровати. - Это что же получается? Она берёт ребёнка из детдома, усыновляет его...
   - Её.
   - Какая разница?! Она даёт этому ребёнку свою фамилию. Я всё правильно понимаю?
   - Я не понимаю, к чему ты ведёшь.
   - А я тебе объясню! Я веду к тому, что твоя бывшая жена, при всей своей обиде на тебя и безмерном горе, в котором она утонула...
   - Рот закрой! - рявкнул на неё Алексей, перестав сдерживаться.
   - Не закрою! Твоя бывшая до сих пор твою фамилию носит, и получается, что какая-то безродная девчонка из детдома будет Асадовой?
   Алексей намерено ответил ей спокойно.
   - И что?
   Соня улыбнулась так, что от этой улыбки стало неуютно.
   - Конечно, ничего, милый. Тебя ведь всё устраивает, правда? Она никак не успокоится, она всё вернуть тебя пытается. Не вышло с акциями, ты умолять не бросился, так она ребёнка тебе чужого подсовывает?
   - Соня, - устало проговорил Алексей. - Что за чушь ты несёшь?
   - Мой сын - Асадов. Антон, понимаешь? Единственный сын, единственный внук и никаких детдомовских я не потерплю.
   - А я тебе ещё раз говорю - не твоё дело, вот и не лезь.
   От его тона, задевшего её за живое, она замерла, оскорблённая.
   - Я о твоём сыне забочусь, а ты...
   - Не надо придумывать то, чего нет. Что за манера - интриги плести? Вот только попробуй проболтаться кому-нибудь!..
   - Не угрожай мне.
   - А ты не делай глупостей!
   - Твои родители эту... девочку в виду имели, когда говорили о детях? Я права? И ты позволишь, чтобы Антона отодвинули в сторону ради какой-то сироты?
   Пульт отлетел к стене и из него выпали и раскатились в разные стороны батарейки. Алексей свирепо уставился на жену, судорожно втянул в себя воздух, а потом как можно спокойнее, но от этого не менее страшно и угрожающе, проговорил:
   - Пожалуйста, Соня, не заставляй меня думать, что ты глупее, чем есть на самом деле. Я знаю, что это не так. И прекрати нести чушь и разжигать скандалы не вздумай. Всё будет так, как должно быть. И если мои родители назовут эту девочку внучкой, тебя это ни с какой стороны касаться не будет, потому что это не твоё дело. И эти глупости про то, что Антона в какую-то сторону отодвигают - это смешно. И она будет Асадовой, и если понадобится - Алексеевной.
   - Не дождёшься, я согласия не дам.
   Он согласно кивнул.
   - Я об этом и не прошу. Но только не дёргай никого. И всё само встанет на свои места.
   Сказав это, Алексей съехал по подушке вниз и выключил лампу на прикроватной тумбочке со своей стороны.
   - Ложись спать.
   Он глаза закрыл, но чувствовал, что Соня продолжает сверлить его взглядом. Стояла у кровати, уперев руки в бока, и её, кажется, даже трясло от негодования. Но он не смотрел, не хотел.
   Она всё-таки легла, и свет выключила, натянула на себя одеяло. Отодвинулась на самый край и спиной повернулась. Алексей повернул голову и стал вглядываться в темноту, пытаясь разглядеть жену на краю широкой постели.
   - Соня...
   Она не ответила, но Алексей знал, что она плачет. Не для того, чтобы вызвать его жалость и дать понять, насколько он виноват, как поступала порой. Сейчас Соня была искренна и плакала от обиды. И Асадов знал причину этой обиды, вот только слов, чтобы попросить прощения так и не нашёл.
  
  
  
   = 10 =
  
  
  
   - Что значит "погожие деньки"?
   - Значит, хорошие.
   - С солнышком?
   Марина кивнула, а на Юлю взглянула выразительно. Та сидела на подлокотнике дивана, вся такая задумчивая и серьёзная, и разглядывала яркую обложку книжки, которую Марина держала в руках.
   - С солнышком - это хорошо.
   - Юль, давай ещё раз прочитаем, - предложила Марина. - Ты ведь не помнишь?
   - Помню, - возразил ребёнок и начал громко декламировать: - Деньки стоят погожие, на праздники похожие!.. М-м... А в небе - солнце тёплое, весёлое и доброе. Правильно?
   - Да, правильно. Дальше помнишь?
   - Все реки разливаются, все почки раскрываются. Ушла зима со стужами, сугробы стали лужами. И дальше я помню... - Юля на подлокотнике подпрыгнула, на секунду призадумалась, а когда вспомнила, от радости подпрыгнула. - Покинув страны дружные, вернулись птицы южные!
   Марина рассмеялась.
   - Наоборот! Страны южные, а птицы дружные.
   - А как птицы могут быть дружными? Они тоже умеют дружить? По-настоящему?
   - Наверное, умеют.
   - Наверное или умеют?
   - О Господи, почемучка! - Марина отложила книжку и потянула девочку к себе. Поцеловала, а Юля рассмеялась и попыталась вывернуться. - Сколько у тебя вопросов всегда.
   Калерия Львовна заглянула в комнату, спустила очки на кончик носа и поинтересовалась:
   - Ну что, выучили?
   - Выучили! - воскликнула Юля, выбираясь из Марининых рук. - На каждой ветке скворушки, сидят и чистят пёрышки. Тётя Лера, кто такие "сковорушки"?
   - Скворушки, - поправила её Калерия и напустила на себя побольше серьёзности. - Сейчас расскажу. Пойдём на кухню, я ватрушек напекла, - вдруг опомнилась она. - И там я тебе расскажу.
   Юля забрала книжку и отправилась за Калерией на кухню, но на ходу обернулась.
   - Мам, пойдём ватрушки есть!
   - Юль, ну какие ватрушки?
   - Не забивай ребёнку голову, - чуть нахмурившись, проговорила Калерия и даже пальцем Марине погрозила.
   - Платьев у мамы ну прямо не счесть, - жизнерадостно начала Юля за стенкой, - синее есть и зеленое есть, есть голубое с большими цветами - каждое служит по-своему маме!
   - И в них ещё нужно влезать, - пробормотала Марина, зная, что слышать её никто не может. Но улыбаться не перестала.
   Хоть не плакала больше. В первые дни ревела постоянно. Юля улыбалась, смеялась, осматривала квартиру восторженными глазками, бегала по комнатам, даже шумела, а потом подбегала к Марине, садилась рядом, цеплялась за её руку и сидела тихо-тихо. А у Марины к горлу комок подкатывал каждый раз.
   Поначалу Юля вела себя очень осторожно. Сейчас, спустя месяц, стала спокойнее, увереннее и называла её "мамой". Что-то невероятное. Марина почему-то об этом совершенно не думала. Только хотела забрать девочку, окружить заботой, иметь возможность прижимать к себе, успокаивая. Юля очень любила прижиматься к ней, даже в детском доме могла подолгу сидеть у неё под боком, они о чём-то негромко разговаривали, а то и вовсе молчали. Вот и дома Юля время от времени подбегала к ней, прижималась, переводила дух, и бежала играть дальше. Поначалу эти объятия были судорожными, пугливыми какими-то, видимо Юля свыкалась со своей новой жизнью и пыталась поверить, что это правда, что ничего больше не изменится. Это сейчас, привыкнув немного, из Марининых объятий выныривала, фыркала от смеха и жаловалась на щекотку, как любой нормальный ребёнок, которого привычно обнимают каждый день, а раньше только молча жалась к ней. И сама назвала её мамой. Марина укладывала её спать, укрывала одеялом, наклонилась, чтобы поцеловать девочку на ночь, а та обняла её за шею и довольно чётко произнесла:
   - Спокойной ночи, мама.
   Она повернулась на бок и глаза закрыла, а Марина застыла рядом с детской кроватью, не в силах пошевелиться. Даже моргнуть боялась, потому что слёзы тут же полились бы из глаз, а она боялась Юлю напугать. Очень тихо вышла из комнаты, дверь прикрыла и тут же рот себе зажала ладонью. И груди рвались какие-то страшные звуки, даже на рыдания не были похожи, скорее на вой.
   Она теперь мама. Не просто женщина, которая заботится об этом ребёнке, любит его, а мама.
   На работе пришлось взять отпуск, потому что времени ни на что не хватало. Марина боялась надолго уйти из дома, потому что Юля начинала волноваться, даже родители, которые приходили чуть ли не каждый день, её отвлечь не могли. Их семья ещё только строилась, и нужно было проводить вместе, как можно больше времени. Они гуляли подолгу, если погода позволяла, играли, валялись на ковре в детской и смотрели мультфильмы. Но гулять Юля любила больше всего. Могла подбежать и сказать:
   - Пойдём гулять? Просто так.
   Никак не могла привыкнуть к отсутствию чёткого расписания в своей жизни, ей хотелось всё делать не так, как было раньше.
   Они вместе ходили по магазинам, и не столько покупали что-то, как просто рассматривали витрины, неспешно прохаживались по огромным торговым центрам, потом сидели в кафе и баловали себя чем-нибудь вкусным. То есть, баловала себя Марина, а Юля смело заказывала себе пирожное или молочный коктейль.
   - А как же я теперь пойду в школу? - забеспокоилась Юля в один из вечеров.
   Калерия Львовна сняла со сковородки тонкий блин и водрузила наверх стопки. Юля сидела за столом, мотала ногами и на блины смотрела с удовольствием.
   - Как пойдёшь? Так и пойдёшь.
   - Так школа там осталась.
   - Значит, пойдёшь в другую. На соседней улице очень хорошая школа, вот туда и пойдёшь, - безапелляционным тоном заявила Калерия. - Моя подруга там математику преподает, я с ней поговорю...
   - На соседней улице? - неловко вклинилась Марина в размышления домработницы.
   - А что? Очень хорошая школа.
   - Я ещё не задумывалась о школе всерьёз.
   - А вот и зря. Но ты не беспокойся, я сама обо всём подумаю.
   Марина моргнула, а Юля сунула палец в тарелочку с вареньем, облизала и уточнила:
   - Так в школу я всё-таки пойду?
   - Ну, конечно, пойдёшь! - в один голос воскликнули Марина и Калерия Львовна.
   В школу Юля пошла даже раньше, чем кто-либо ожидал. Калерия своё обещание исполнила, с подругой встретилась, чаепитие их затянулось часа на три, после чего было дано срочное указание покупать портфель.
   - Будет ходить на подготовительные занятия, нечего ребёнку дома киснуть.
   - По-моему, это замечательно, - согласился Алексей, когда Юля при встрече за сорок две секунды рассказала ему о первом занятии, учительнице, других детях, о том, что её похвалили, и пообещала показать портфель. Самый настоящий школьный портфель!
   - И на нём принцесса нарисована, - ещё похвасталась Юля.
   - Здорово, - "изумился" Асадов.
   Алексей появлялся редко. За месяц дважды, и в квартиру никогда не поднимался. Они гуляли вместе в парке, он больше не заводил с Мариной никаких серьёзных разговоров, в основном с Юлей общался, выслушивал детские новости и удовлетворённо кивал. Только напоследок неизменно спрашивал Марину:
   - У тебя всё хорошо?
   - Просто отлично, - на его манер отвечала она и улыбалась, правда, старалась в глаза ему не смотреть. Зачем душу тревожить?
   Не удивительно, что Юлю всё это заинтересовало. В один из дней, после встречи с Асадовым, она спросила:
   - А Лёша - он кто?
   Марина обернулась на неё. Юля рисовала и, казалась, сосредоточенной на своём деле, заштриховывала что-то синим карандашом и на Марину совсем не смотрела. Но это совсем ничего не значило. Марина призадумалась, стараясь подобрать правильный ответ.
   - Лёша - это... Как тебе объяснить? Мы друзья.
   Юля перестала штриховать и сунула кончик карандаша в рот. Потом кивнула.
   - Ясно.
   Марина вздохнула с облегчением, а когда Юля задала следующий вопрос, даже рот открыт от изумления.
   - Он нас бросил?
   Потребовалось не меньше минуты, чтобы прийти в себя. Даже в жар кинуло от пытливого детского взгляда. Но затем встряхнулась и сказала:
   - Нет. Если честно, это мы его выгнали.
   - А-а, так это совсем другое дело, - с умным видом заявил ребёнок.
   - Почему это? - заинтересовалась Марина и неожиданно улыбнулась.
   - Ну как же... Если мы его выгнали, мы можем его простить. А вот если бы он сам ушёл, было бы совсем плохо.
   - Мы и так его простили, - осторожно заметила Марина.
   - Тогда почему он сюда не приходит?
   Марина подошла и погладила её по голове, заглядывая в альбом.
   - Понимаешь, солнышко, всё немного сложнее... У взрослых бывают проблемы, которые так просто не решаются. Мало сказать "прости", есть разные обстоятельства... Как бы тебе объяснить?
   Юля показательно вздохнула.
   - Всё ясно. Он очень плохо себя вёл.
   Марина не знала, то ли расстраиваться, то ли смеяться. Поцеловала девочку в макушку и подтянула ей хвостики.
   - Не думай об этом. Нам ведь с тобой вдвоём хорошо, правда?
   Юля с готовностью кивнула.
   - Ты его совсем запугала, - сказала на следующий день ей Калерия.
   Марина удивлённо посмотрела.
   - Кого?
   - Алёшу, конечно. Боится зайти.
   Марина оглянулась на дверь, удостоверилась, что ребёнка поблизости нет и, понизив голос, нравоучительно проговорила:
   - А ему здесь делать нечего. Вот зачем он придёт?
   Калерия Львовна хитро прищурилась и чуть ли пальцем ей не погрозила.
   - А зачем ты с ним на улице встречаешься?
   Марина отвернулась, не зная, что ответить. Потом рукой махнула.
   - Ладно... Какой смысл об этом говорить?
   - Дёргаешь мужика за ниточки. Игрушка он, что ли?
   Марина обиженно посмотрела.
   - Это я его дёргаю? Я его зову, да? Он сам!..
   - Сам, - кивнула Калерия. - Потому что зовёшь. И говорить что-то ни к чему. Сами знаете прекрасно, Марина Анатольевна.
   Ну вот, она уже и Марина Анатольевна. Калерия обиделась.
   Но согласиться Марина с ней не могла. Не зовёт она Алексея, не хочет звать. Сейчас, когда всё вроде бы наладилось, наконец; когда даже их отношения заняли какую-то определённую нишу в их жизнях, не хотелось ничего усложнять...
   Пройдёт год, три, пять лет, а они будут вот также встречаться на улице, в кафе, по привычке назначать друг другу... нет, какие там свидания? Встречи. Да, именно так, встречи. Будут обмениваться новостями, важными и не очень. Будут знать, как растут их дети, как сложатся их жизни. Станут друзьями.
   А если не станут? И новости из жизни другого будут попросту не интересны?..
   Дружить с Лёшкой!.. Чего только в голову не придёт, в самом деле. Нет ничего глупее, чем дружить с бывшим мужем, которого когда-то сама отпустила и при этом чуть не лишилась рассудка.
   Такие мысли пугали. Не общаться с Алексеем - было гораздо проще. Обижаться, злиться друг на друга, и не вспоминать при каждой встрече о...
   - Пришла пора весенняя, пришла пора цветения, - вновь в полный голос продолжила Юля на кухне, и Марина очнулась. - И, значит, настроение у всех людей - весеннее!
   Да уж, настроение весеннее...
  
  
   " " "
  
  
   Они въехали на стоянку друг за дружкой. Точнее, он опередил её на какие-то пару секунд. Лихо зарулил, обдав её новенький Рено, грязью из лужи.
   - Да что б тебя, недоумок!..
   При этом недоумок оказался ещё и негодяем, потому что занял самое удобное место на стоянке. Нина чертыхнулась вторично, пристроила машину с краю, и поторопилась выйти, чтобы не упустить этого хама. А когда увидела его, только усмехнулась.
   - Я могла бы и догадаться! - воскликнула она в спину мужчине. - Манеры отсутствуют на корню!
   Томилин видимо торопился, почти бежал к подъезду, но когда услышал женский голос, достаточно возмущённый, обернулся.
   - Извините?
   - Не извиню. Что за моду вы взяли, скажите мне на милость, при каждой встрече наступать мне на ногу?
   Он уже не особо торопился и даже несколько шагов Нине навстречу сделал, сунул руки в карманы куртки.
   - Я наступил вам на ногу? Вы уверены?
   Он так выразительно уставился на её замшевые сапожки кофейного цвета, что Башинская с трудом сдержала улыбку. Если бы этот здоровенный мужик наступил ей на ногу, страшно подумать, что было бы.
   - Это образное выражение, - чуть язвительно пояснила она.
   - Да вы что? И такое есть?
   Он откровенно смеялся над ней. И глядел именно насмешливо, без всяческой заинтересованности. Если бы она ему в спину не крикнула, он бы даже взглядом её не удостоил, просто прошёл бы мимо, Нина почему-то была в этом уверена. Она гордо вскинула подбородок, наградила этого нахала намеренно небрежным взглядом и прошествовала мимо.
   - Могли бы и извиниться.
   - Так вы же сказали, что не извините? - удивился он. - Зачем тогда стараться?
   - Странная логика, - не удержалась она. Мужчина лишь плечами пожал.
   Перед дверью остановилась, но на Томилина не взглянула, даже не сделала попытки посмотреть в его сторону. Просто ждала. Тот же неприятно хмыкнул.
   - Знаете, некоторые... дамы личного шофёра нанимают, а вот вам лакей нужен. Чтобы двери открывал.
   - Так значит, вы меня запомнили?
   - А как же? Очень хорошо запомнил.
   - Просто замечательно. Дверь откроете?
   - Она не заперта.
   Нина перестала улыбаться. Но всерьёз разозлиться не успела. Почувствовала всплеск жгучего раздражения, а когда Томилин вдруг рассмеялся, с удовольствием наблюдая её замешательство, неожиданно растерялась.
   - Прошу. - Томилин распахнул перед ней дверь, от её пытливого взгляда скрываться не стал, наоборот, улыбнулся широко и несколько ехидно. Нина только вздохнула и шагнула в подъезд.
   Это довольно странно, когда тобой не интересуются. Незнакомое ощущение. Она довольно ясно ощущала на себе взгляд Томилина, вот только особого восторга этот взгляд не вызывал. Её рассматривали с любопытством, если, по мнению этого человека, она вообще достойна его любопытства. А ещё над ней смеялись. Над её манерой держаться, разговаривать, даже над её давным-давно отрепетированными высокомерными и в то же время обжигающими взглядами. Благодаря этим взглядам Нине всегда удавалось держать ситуацию под контролем, с первой минуты, она чувствовала себя хозяйкой положения, а вот сейчас её за это самое высокомерие и привычную насмешливость, по носу щёлкнули, и над ней же теперь смеялись.
   Нина украдкой оглянулась на мужчину через плечо. Томилин даже не пытался держаться от неё чуть позади, чтобы лучше рассмотреть. Он шёл след в след и совершенно неприлично, с усмешкой, таращился на её макушку. Если честно, то она уже не так сильно им и интересовалась. Никогда не любила хамов, да ещё настолько бестолковых.
   - Да что же это... Отодвиньтесь от меня. - Башинская толкнула его рукой в грудь. Под ладонью оказалась пуховая куртка, мягкая и приятная на ощупь.
   - Я просто хотел лифт вызвать. Или это вы делаете сами?
   - Почему вы так со мной разговариваете?
   - Как? Мне кажется, я исключительно вежлив.
   - Вам только так кажется. Вы лифт вызвали?
   - Вызвал. Может, по лестнице пойдём?
   - Интересно... А почему я должна с вами идти по лестнице? Идите, я лифт подожду.
   - И не хотите продлить удовольствие?
   - Какое ещё удовольствие? - возмущённо начала Башинская и удивлённо на него воззрилась, правда, для этого пришлось закинуть голову, чтобы видеть его лицо.
   - А я думал, что я вам нравлюсь, - совершенно спокойно заявил Томилин. И даже тени издёвки в его взгляде не мелькнуло. Даже когда Нина уставилась на него, не в силах справиться с потрясением от подобного заявления, он и то серьёзности своей не утратил. Просто смотрел на неё и ждал ответа.
   Где-то наверху залаяла собака, Томилин повернул голову, прислушиваясь, и Нина перевела дыхание. Вдруг поймала себя на мысли, что подходящих слов, чтобы ему ответить, так и не нашла.
   Подъездная дверь хлопнула, Нина едва заметно вздрогнула, подивившись тому нервному напряжению, в котором, оказывается, находилась, а когда увидела Асадова, даже обрадовалась. Алексей подошёл к ним, приглядываясь с некоторым удивлением, протянул Томилину руку для приветствия.
   - Вы чего здесь стоите?
   - Лифт ждём.
   - А-а... - Алексей посмотрел на Башинскую. - Нин, ты чего? Хмурая какая-то.
   - День плохой. А ты с какой стати явился?
   - В гости, - вроде бы удивился Алексей. - Меня пригласили.
   - Серьёзно?..
   Томилин громко хмыкнул и удостоился за это свирепого взгляда Башинской.
   - Брюс лает? - поинтересовался Асадов. Затем протянул руку и нажал на кнопку вызова лифта. Она загорелась красным огоньком и лифт зашумел. Нина снова посмотрела на Томилина, но тот вовремя отвернулся.
   - Брюс. Аська-то у меня на юга махнула, отпуск выпросила, вот я теперь и мотаюсь среди дня, гулять с ним.
   - Значит, у вас собака? - сладким голосом поинтересовалась Башинская, входя в лифт.
   - Собака, - покаялся Томилин. - Ротвейлер. Зовут Брюс. Вы любите собак? - заинтересовался он и заглянул ей в глаза. Нина даже отшатнулась и наступила Асадову на ногу. Тот поморщился и посмотрел с осуждением. А Нине вдруг стало невмоготу стоять между двумя здоровенными мужиками в тесной коробке лифта. На самом деле, лифт был не особо тесным, но когда за твоей спиной Асадов, а прямо перед тобой ещё более выдающийся экспонат в дутой куртке, и оба на тебя смотрят, поневоле становится не по себе, даже дышать не чем.
   - Любит, любит, - кивнул Алексей, поудобнее подхватывая коробку, которую держал под мышкой. - У неё даже собака была, мелкая такая... кусачая, зараза.
   Башинская двинула локтем, но бок Асадова зацепила лишь слегка.
   - Не трогай Джоника, у него была сложная жизнь.
   - Ещё бы, раз ты таскала бедное животное с собой повсюду! Несчастное хохлатое создание.
   - Лёшка!
   Лифт едва ощутимо дёрнулся и остановился. Двери открылись и Томилин посторонился.
   - До свидания, - вежливо попрощался он. - Рад был знакомству.
   - Не могу сказать того же, но до свидания. Брюсу привет.
   - Обязательно передам. Он будет счастлив.
   Алексей нетерпеливо подтолкнул Нину в спину. Она выскочила из лифта, но обжечь несносного соседа подруги взглядом, успела.
   - Вот ведь... - пробормотала она, когда двери лифта, наконец, закрылись.
   Асадов ухмылялся, весело поглядывая на неё. Позвонил в дверь, а когда обернулся, Нина вдруг спросила:
   - А как его зовут?
   - Томилина? Федя.
   - Как?!
   ...
   - Федя. Его зовут Федя, представляешь?
   Марина покачала головой и рассмеялась.
   - Не представляю. Нин, ты чего?
   - Да ничего! Я даже объяснить тебе не могу, как он на меня смотрел! - Башинская фыркнула от негодования. - Словно я перед ним стриптиз танцую и при этом сама себе плачу.
   - Тише, Нин, - шикнула на неё Марина.
   - Федя... Бог ты мой...
   Марина расставляла тарелки на столе, потом не удержалась и осторожно заглянула в гостиную, где Юля с Алексеем подарок разворачивали. Из комнаты доносился восторженный детский голос и смех Асадова. Нина понаблюдала за ними немного, даже дышать боялась, не хотелось, чтобы её заметили. Башинская от двери её оттащила.
   - Что ты смотришь на них?
   - Но они же меня не видят!..
   - А ты этим пользуешься. Слушай, - Нина понизила голос, - а что Асадов вообще здесь делает?
   Марина отошла от неё, а когда отвернулась, якобы безразлично передёрнула плечами.
   - У нас праздник. Я же тебе говорила. Сегодня месяц, как Юля живёт здесь. Вечером родители придут, а вот сейчас... Лёшка. Она хотела его позвать.
   - Она хотела, а ты?
   - Нина, не начинай, пожалуйста!
   - А я тебе говорила, что нечего его приваживать. Помог - и спасибо!
   - Я так не могу.
   - Да, ты можешь обедами его кормить и томиться.
   - Уж что могу, - огрызнулась Марина, но тут же повинилась: - Прости. Я просто нервничаю немного.
   - Да ладно. Думаешь, я не понимаю? - Нина присела к столу, оглядела сервировку и вдруг покачала головой: - Ну, надо же, Федя!..
   - Федя, и что? А как его, по-твоему, должны были назвать? Альбертом?
   - Не знаю, почему я так удивилась. Просто... он настоящий хам, Марин! Смотрит на меня так, словно я его соблазняю!
   - А ты не соблазняешь?
   - Да нужен он мне больно.
   - Мам, ты посмотри, какая кукла! - Юля вбежала в кухню и показала Марине куклу. Фарфоровое личико небесной красоты, белокурые локоны, наряд достойный королевы, даже шляпка и корзинка, полная пёстрых цветов в руках. Юля беспрестанно поправляла кружево на платье куклы и зачарованно её разглядывала.
   - Принцесса. Правда, красивая?
   - Очень, - улыбнулась Марина.
   - Да, - согласилась Башинская, - Лёшик всегда хорошо в куклах разбирался.
   - Вот как не стыдно за моей спиной меня критиковать?
   Асадов появился на кухне, подхватил Юлю на руки, а та первым делом прижала к себе куклу.
   - Обедать будем?
   - Будем, потерпи чуть-чуть. - Марина старалась улыбаться спокойно, надеясь, что Алексей не поймёт, как сильно она нервничает. Да ещё Калерия, как назло, ушла, отказавшись присутствовать на "праздничном" обеде. Марина подозревала злостный умысел с её стороны. Была уверена, что Лёшкино появление в доме после столь долгого отсутствия Калерия Львовна не пропустила бы. Но видимо решила оставить их наедине, то есть втроём, с Юлей. Она ведь даже подумать не могла, что неожиданно явится Нина и всё испортит. И теперь Марина даже не знала, как эту новость Калерии преподнести. Башинской явно не поздоровится.
   Юля поставила куклу на стол и теперь её разглядывала, с трепетом перебирая пышные шелковые юбки.
   - Нин, - начал Асадов. - Скажи-ка мне, ты что, на Томилина взгляд свой безжалостный положила?
   Марина и Нина вскинулись почти одновременно. Одна осуждающе воскликнула:
   - Лёш, здесь же ребёнок!
   А другая:
   - Почему это - безжалостный?
   Ребёнок тем временем фыркнул, посмотрел так, словно всё прекрасно понимал, а затем с многозначительной улыбкой заявил:
   - Пойду, покажу Принцессе нашу комнату.
   - Какой деликатный ребёнок, - хмыкнула Башинская и уставилась на Алексея: - Не тебе чета!
   - Юля, руки помой! - крикнула Марина ей вслед.
   - Хорошо! - донеслось из комнаты.
   - Лёш, ну ты чем думаешь?
   - Да она не поняла ничего!
   - Конечно, я как раз это и заметила, - что она ничего не поняла!
   - Не злись. - Асадов виновато посмотрел на неё. - Так что с Томилиным?
   Нина нахально усмехнулась.
   - А что с ним?
   Алексей развалился на стуле и сочувственно прищёлкнул языком.
   - Ты же ему совершенно не подходишь.
   Нина кинула растерянный взгляд на Марину.
   - То есть?
   - Я тебе серьёзно говорю. Ну, вот какая из тебя жена? Ты сама подумай. А Фёдор у нас человек серьёзный, и жена ему нужна такая же.
   - Это я - не серьёзная?
   - Я не в том смысле. Просто жена... - Асадов скривился. - Тебе же дома не сидится никогда, какие-то вечеринки на уме, рестораны. А Томилин человек не светский.
   Марина обернулась на подругу, которая сидела с весьма растерянным видом.
   - Вообще-то, он прав, Нин. Удивляюсь, как ты им заинтересоваться могла. Совершенно не твой тип.
   - Я и не заинтересовалась, - проворчала Башинская.
   - Зато краснела в лифте.
   Марина удивлённо на Алексея посмотрела.
   - Что?
   - Асадов, ты рехнулся? Это когда я краснела?
   - Вот и я о том, - он неожиданно захохотал. - Марин, он на неё таращится, а она краснеет и пятится. Все ноги мне оттоптала.
   Нина швырнула в него кухонным полотенцем.
   - Замолчи, а?
   - Нина, ты что, серьёзно? Ты влюбилась в него, что ли?
   - В оба не в своём уме, - резко и возмущённо проговорила Башинская. - Я его знать не знаю, как я в него влюбиться могу? Тем более в какого-то хама, который только собаку свою любит. Кстати, ротвейлер - большая собака?
   - Если в Джониках мерить, то штук двадцать получится.
   - Дурак.
   Марина с Ниной зашептались о чём-то, Башинская упёрла руку в бок и видимо, возмущалась. Алексей наблюдал за ними с лёгкой улыбкой, потом облокотился на стол и обвёл взглядом просторную кухню. Так странно было находиться здесь. Сидеть за этим столом, смотреть на эти тарелки - кажется, это их подарочный сервиз, родители подарили на первую годовщину свадьбы, - Марину видеть такую знакомо-домашнюю и то странно. А если честно, это самое странное. Алексей так отвык от этого. Сейчас наблюдал за ней украдкой, впитывал в себя все ощущения. А ведь ещё сомневался - стоит идти или нет. Но как отказать ребёнку? Вот он и решил этого не делать. Но не знал, что так тяжело будет... Встречаться на улице было куда проще. А вот здесь (наверное, неправильно называть эту квартиру своим домом?), когда понимаешь, что ничего не изменилось, словно ты вчера отсюда ушёл, очень тяжело.
   Марине тоже было не по себе. Алексей замечал, что она слишком много суетится, старается лишний раз на него не смотреть, отчаянно убегает от опасных тем. Они просто пообедали вместе, посмеялись, отметили маленькое семейное торжество, а потом пришло время уходить. Уходить он всегда не любил, потому что прощаться не умел. Не знал, что говорить, как смотреть, особенно, когда прощаешься с людьми, с которыми прощаться совсем не хочется.
   Замявшись в дверях, он сказал:
   - Я позвоню.
   Марина кивнула, правда, в сторону.
   - Хорошо.
   Зачем-то шагнул обратно к ней.
   - Марин, я...
   - Ты мне тоже позвони, я с тобой поговорю! - Юля выскочила в прихожую и подбежала к нему.
   Асадов улыбнулся и дёрнул её за хвостик.
   - Обязательно.
   Марина взяла Юлю за руку и притянула к себе.
   - До свидания, Алёш. Спасибо... что пришёл.
   Он ничего не ответил (не мог же сказать - не за что?!), подмигнул девочке и вышел. Сбежал по лестнице вниз и остановился на крыльце, тяжело дыша. Потом помотал головой, чтобы в себя прийти.
   А проходя мимо машины Томилина, заметил под одним из дворников знакомую визитку. Нину Башинскую смутить трудно.
  
  
  
   = 11 =
  
  
   Они шли по парку и держались за руки. Юля почти висла на Марининой руке, баловалась немного, болтала без умолку и очень волновалась по поводу подтаявшего снега. Ей очень хотелось покататься с горки.
   - Скорее бы лето, - вздохнула девочка. - Да, мам?
   Марина согласилась.
   Под ногами уже чавкало, снег подтаял, хотя зима ещё не торопилась отступать, по ночам было достаточно морозно, а вчера ещё и снег нападал.
   - Юль, давай ты не будешь сегодня с горки кататься? Промокнешь вся. Покатайся на качелях.
   Юля, конечно, расстроилась, но делать было нечего. Топнула ногой по луже и пообещала на горку не лазить.
   - Ты меня позовёшь, когда он приедет?
   - Позову. Но ты же помнишь, что Лёша сказал? Он не уверен, что сможет сегодня приехать к тебе.
   - Ну, может он к тебе приедет?
   - Так, - Марина попыталась придать своему голосу побольше строгости, но от невинного детского взгляда, обращённого к ней, впору было рассмеяться, - прекрати выдумывать сейчас же. Иди, поиграй.
   Марина осталась стоять на тротуаре, наблюдая за тем, как Юля вприпрыжку побежала к качелям. На площадке было много детей, вокруг мамы-бабушки-няни, наблюдали за своими чадами, так же, как это делала Марина сейчас. Юля села на качели, оттолкнулась ногами и помахала ей рукой. Марина помахала ей в ответ.
   Юле улыбалась, а на самом деле нервничала. А всё из-за Лёшки, который второй день изводил её непонятными звонками. То он предлагал пойти на прогулку, то у него появлялись какие-то срочные дела и он встречу отменял, то звонил и говорил ни о чём, а Марина по его голосу чувствовала, что он зол и едва сдерживается. Алексей очень давно не позволял себе волновать Марину своими неприятностями, какими бы они ни были - серьёзными или мимолётными. Когда разводились, они ведь даже неприятности поделили, чтобы не возникало лишнего повода поговорить по душам. А вот вчера он позвонил, и Марина душой чувствовала - что-то у Лёшки случилось. Он ничего толком не рассказал, они проговорили о каких-то пустяках довольно долго, оба томились, но спросить прямо Марина так и не решилась. Утром Алексей снова позвонил и заявил, что возможно в парк приедет.
   - Не буду ничего обещать, но... Вы ведь на детской площадке будете?
   - Да.
   - Вот и отлично.
   Неудивительно, что она занервничала. Не из-за предстоящей встречи с Алексеем, а из-за того, что он ей недоговаривал. Когда Асадов начинал скрытничать, ничего хорошего это не сулило, эта истина Марине была известна очень давно. А вдруг что-то серьёзное? Вдруг вляпался во что-то? Даже думать об этом не хотелось. И вот теперь стояла и ежеминутно поглядывала в ту сторону, откуда должен был появиться Алексей.
   - Мама!
   Марина повернулась к Юле, улыбнулась и рукой помахала. Девочка успокоилась и продолжила кататься. А Марина снова оглянулась на дорогу, но знакомая машина так и не появилась. Очень захотелось ногой топнуть от злости, а ещё лучше Лёшке позвонить и прямо спросить, что у него происходит. Но звонить она, конечно, не станет, права не имеет. Да и вообще... Чем чаще они с Лёшкой встречались, тем труднее становилось жить. Если раньше хоть притвориться получалось, что она об Асадове не думает, можно было сосредоточиться на чём-то другом, да и Аркаша рядом был, ему нужно было уделять внимание, а вот сейчас от опасных мыслей отделаться никак не получалось. Раньше они ругались, она на него злилась и поэтому любые воспоминания гнала от себя с удовольствием, но теперь злиться было не на что. С Юлей он легко нашёл общий язык, возился с ней, выслушивал её детские рассуждения с самым серьёзным лицом, ему никогда не было жалко на неё времени, за что Марина была ему крайне благодарна. Для Юли сейчас самое важное - это внимание к ней. Возможно, Нина была права, нужно было сказать Алексею "спасибо" за его помощь и не позволять ему вживаться в роль необходимого им человека. Нужно было помнить, что они чужие друг другу, и иначе быть не может. Всё сложилось в их жизнях, идут параллельно, а параллельные линии, как известно, не пересекаются.
   А кто сказал, что они должны пересекаться? Может, просто нужно идти рядом, чувствуя друг друга?
   Но всё это разговоры в пользу бедных. Не о том она думает, не о том.
   Как подъехала машина Асадова, она всё-таки заметила. С того места, где она стояла, был виден только край автостоянки за воротами парка, пришлось сделать несколько шагов, чтобы увидеть припарковавшуюся машину. Хотелось поскорее увидеть Алексея, чтобы понять - с ним всё в порядке. Асадов из машины вышел, но в парк направился не сразу. Сначала открыл багажник и достал оттуда что-то внушительное, Марина не успела рассмотреть, что именно. А потом Алексей и вовсе скрылся с её глаз, когда зашёл за машину.
   - Мам, - Юля подбежала и повисла на её руке. - Ты почему на меня не смотришь?
   - Смотрю, солнышко. - Марина приобняла её за плечи. - Просто Лёша приехал, вот я на него и отвлеклась.
   - Приехал?! - Юля подпрыгнула от радости. - Где?
   - Сейчас придёт. - Марина улыбнулась ей, посмотрела в сторону ворот и замерла, точнее даже обмерла, заметив Асадова на парковой аллее. Он шёл с коляской и с кем-то разговаривал по телефону. Юля смешно ахнула и кинулась бегом ему навстречу, Марина даже видела, как Лёшка улыбнулся ей. Правда, когда Юля принялась рассматривать ребёнка в коляске, гладить его, что-то мальчику говорить, Алексей тут же нахмурился, видно, телефонный разговор был не из приятных.
   Пока была такая возможность, Марина отвернулась и закрыла глаза. Осторожно втянула в себя воздух. Всё внутри сжалось в болезненный комок, и голова закружилась от волнения. Алексей привёз сына...
   А ведь у её Лёшки есть сын. Она так мечтала об этом, столько лет. Она так плакала, когда он родился. Даже не знала, от радости она плачет или от горя. И никогда ни с кем об этом не заговаривала. Как могла, убеждала себя, что это чужой ребёнок. И что Лёшка счастлив был стать отцом. Может, и счастлив, но ведь он сам тогда сказал, что без неё в его жизни всё не так.
   Валентина Алексеевна иногда заговаривала о внуке, когда Марина с ней встречалась, но быстро сбивалась, смотрела виновато и поспешно переводила разговор на другую тему. А Марине приходилось делать вид, словно не замечает ничего. И опять стараться не думать о маленьком чужом мальчике. Она даже не знала, на кого он похож. Валентина Алексеевна фотографии ей не показывала, не описывала его... И сейчас Марина не готова была, не готова...
   - Привет.
   Она повернулась и посмотрела на Алексея, именно на него. Он выглядел уставшим и каким-то взъерошенным. Убрал телефон в карман и зачем-то повторил:
   - Привет.
   Марина только кивнула, не в силах вымолвить ни слова.
   - Мама, смотри, какой маленький! - Юля подёргала Марину за руку, а потом взяла Антона за маленькую ручку. Тот таращился на неё удивлёнными глазёнками и совсем не улыбался, скорее, выглядел настороженным. - А как его зовут?
   - Его Антон зовут, - сказал Алексей, а потом осторожно взял Марину под локоток. - Давай отойдём. Юль, ты последи за ним.
   - Я послежу, - закивала девочка. - Давай будем с тобой дружить? - обратилась она к мальчику.
   Они отошли всего на несколько шагов, Алексей на сына обернулся, проверяя, не забеспокоился ли он, но Антон смотрел только на Юлю, которая что-то ему без остановки говорила и держала за руки. Асадов приобнял Марину, которая успела отвернуться от него, за талию и даже на пару секунд прижался щекой к её щеке.
   - Милая...
   Если до этого она, кажется, не дышала, но как только он сказал "милая", судорожно втянула в себя воздух и попыталась отстраниться, хоть чуть-чуть.
   - Лёш, не надо.
   Он согласно кивнул, отодвинулся, но по плечам её погладил.
   - Успокойся.
   - Что у тебя случилось?
   Он снова обернулся на детей.
   - Давай попозже поговорим, Тошка уже вертеться начинает в коляске.
   Она, наконец, повернулась к нему.
   - Значит, всё-таки что-то случилось?
   - Да нет, Мариш... Так... Расскажу потом, - отмахнулся он, в конце концов. Вернулся к коляске и начал отстёгивать ремни. - Давай, чемпион, вылезай. Ты же гулять хотел? Хотел.
   Марина не могла видеть мальчика, Асадов закрывал его своей спиной, присев перед ребёнком на корточки. Тот что-то непонятно заговорил, Лёшка рассмеялся, а потом притянул к себе Юлю, которая за ними внимательно наблюдала.
   - Ты с горки каталась?
   - Нет, мама сказала - нельзя.
   - Почему это?
   - Снег растаял.
   - Это где это он растаял? - удивился Алексей и на Марину обернулся. Улыбнулся, правда, улыбка вышла немного настороженной. Подхватил Юлю. - Пошли покатаемся с горки, а мама с Тошкой побудет. Марин?..
   Она сунула одну руку в карман и сжала её в кулак, чтобы ногти в кожу впились. А Алексею кивнула.
   - Идите, конечно.
   Он смотрел испытывающе, Марине даже на секунду показалось, что не уйдёт, не решится оставить на неё ребёнка, но Асадов поднялся, взял Юлю за руку и они пошли на детскую площадку. А Марина осталась наедине с мальчиком. Антон уцепился руками за коляску и топнул ногой. Он выглядел смешным и напоминал неваляшку в тёплом дутом комбинезончике. Огляделся, посмотрел на Марину и показал ручкой на удаляющегося Алексея.
   - Папа.
   Хоть в голове и шумело от волнения, Марина всё же сумела взять себя в руки и мальчику улыбнулась. Коляску придвинула ближе к скамейке, присела на край, а мальчика поманила к себе.
   - Иди ко мне.
   - Там папа!
   - Он сейчас придёт. Иди ко мне. Давай посмотрим, какие папа тебе игрушки взял. - Достала из коляски пластмассовую лопатку и показала мальчику. Он подошёл и уцепился за ручку лопатки.
   - Моя.
   Марина закусила губу. Перед глазами всё плыло от слёз. Марина быстро их смахнула, потом притянула ребёнка поближе к себе. Так странно было видеть его, чувствовать его ручки, которые цеплялись за неё, а когда Антон посмотрел на неё и улыбнулся, стало совсем плохо. Это был папин сын, по-другому и не скажешь. Глаза, улыбка, а ещё ямочки на щеках...
   Стало нечем дышать. Не совсем понимая, что делает, Марина наклонилась к мальчику. Просто наклонилась, зная, что поцеловать всё равно не решится, а Антон вдруг сам смешно чмокнул губами, как бы посылая ей воздушный поцелуй. Видимо, кто-то из взрослых его этому научил. Марина рассмеялась сквозь слёзы, а потом на короткое мгновение прижала мальчика к себе. Только сейчас призналась себе, как боялась этого момента. И всегда об этом думала - что она почувствует, когда встретится с Лёшкиным сыном? Это всё равно бы случилось, рано или поздно. И она боялась, что после этой встречи будет чувствовать себя виноватой, что не сможет справиться с собой, что почувствует досаду или того хуже... А вот сейчас, глядя в детские глаза, в такие же тёмные, как и у его отца, удивлялась, когда могла даже подумать о таком. Как можно любить человека и не любить его ребёнка?..
   Антон принялся ковырять лопаткой подтаявшей снег, а Марина сказала:
   - Антош, давай поправим варежки и будешь играть. Дай мне ручку.
   Он посмотрел сначала на одну свою руку, потом на другую, бросил лопатку и протянул Марине обе.
   - Молодец ты какой.
   - А папа?
   - Папа? - Марина обернулась через плечо и отыскала взглядом Асадова с Юлей. Они как раз скатились с горки, торопливо поднялись, Юля принялась быстро отряхиваться, а Алексей оглянулся на Марину, кинул виноватый взгляд, а та ему пальцем погрозила. - Папа уже идёт, Антош. Давай с тобой поиграем.
   Алексей за руки приподнял Юлю над сугробом, она громко рассмеялась, а когда он поставил её на землю, принялась отряхиваться.
   - Ну что, промокли оба? - поинтересовалась Марина.
   Алексей повернулся к ней с улыбкой, но в глазах застыл вопрос. Правда, Маринин голос прозвучал спокойно, и Асадов почувствовал себя увереннее. А тут ещё Антон поднял руки вверх и требовательно захныкал.
   - Что такое? - Лёшка взял его на руки и заглянул в глазки. Марина наблюдала за ними зачарованно, но опомнилась и отвернулась.
   - Что делать будем? - спросил Алексей немного позже. Юля играла с Антоном, водила его за руку и что-то ему рассказывала, а Антон поглядывал задумчиво и тянул её к сугробу, намекая, что лопатку ему дали не зря. Марина внимательно наблюдала за ними.
   - Он на тебя похож, Алёш.
   - Похож, - согласился Асадов тихо. Очень боялся, что она сейчас снова заговорит о том, что "всё было не зря".
   - Что у тебя случилось?
   Он откинулся на спинку скамейки, а руки сунул в карманы куртки.
   - Ничего... Ничего из ряда вон выходящего.
   Марина смотрела на детей.
   - Вы поругались? - Она несколько минут уговаривала себя произнести вслух этот вопрос. Сколько раз клялась себе, что не полезет в его семейную жизнь, чтобы не происходило, её это не касается.
   - Не в этом дело, Марин. Ты сама знаешь, что можно ругаться, можно мириться, но если не понимаешь человека...
   - И в чём ты её не понимаешь?
   Он хмыкнул.
   - Почему ты думаешь, что это я её не понимаю? Может она меня?
   - И тебя бы это сильно беспокоило? Не думаю.
   Алексей посмотрел на неё, развеселившись в одно мгновение.
   - Вот как ты можешь, а?
   - Ты же сам сказал - я знаю.
   - Не такой уж я и чёрствый. И эгоист в меру.
   Марина усмехнулась и кивнула, правда, на него так и не взглянула. А Алексей смотрел на её профиль, на волнистые пряди, которые выбивались из-под её шапки. Он смотрел, смотрел, а потом вынул руку из кармана и погладил Марину по плечу. Она напряглась и плечом повела.
   - Прекрати.
   Асадов сунул руку обратно в карман.
   - Антон, вылезай из сугроба! Юль...
   - Мы не будем больше в снег лазить! - пообещала девочка.
   - Тебе не по себе?
   - Почему ты спрашиваешь?
   - Ты ведь расстроилась.
   Она повернулась к нему.
   - Тебе это очень важно?
   - Да.
   - Сейчас? Тебе нужно, чтобы я сейчас тебе сказала... то есть, успокоила тебя?
   Стало немного стыдно, и глаза Алексей отвёл.
   Он выглядел очень расстроенным и уставшим. Пользуясь моментом, Марина его рассматривала и то, что видела, ей не нравилось. Лёшка выглядел не просто измождённым, Марину напугала мелькнувшая мысль, что он вдруг постарел. За какую-то неделю. Что у них творится?
   - Лёша...
   Антон споткнулся и упал на колени. Оглянулся, выглядел удивлённым своей неуклюжестью, но когда увидел отца, решил пожаловаться.
   - Папа!
   Алексей легко поднялся, подхватил сына и вернулся на скамейку уже с ним.
   - Колобок ты. Что ты падаешь всё время?
   - Комбинезон велик ему потому что. - Марина мальчику улыбнулась. - Да? Вот ноги и заплетаются.
   - Да, - кивнул Антон и протянул ей руку, с которой почти свалилась варежка.
   Юля подбежала и привалилась к Марининому плечу.
   - Устала?
   - Пить хочу.
   Марина посмотрела на Алексея.
   - По домам?
   Невозможно так жить. Расстались на стоянке, Марина держала Антона на руках, пока Лёшка складывал коляску и загружал её в багажник машины. Мальчик капризничал, куксился и даже носом шмыгал, а на Марину смотрел жалобно, полными слёз глазами.
   - Тош, ну ты что? - уговаривала она ребёнка и вытирала его мокрые щёки. - Спать хочешь? Лёш, он спать хочет уже. Вези его домой быстрее.
   Алексей забрал у неё сына и чмокнул его в нос.
   - Не реветь, - сказал он.
   - Пока. - Юля помахала им рукой. - Мам, а почему Антон плачет? - спросила она, когда они с Мариной сели в свою машину.
   - Он же маленький, Юль. Спать захотел, вот и капризничает.
   - Не из-за меня?
   - Нет, конечно. Почему ты так подумала?
   Она пожала плечами.
   - Маленькие дети часто плачут, да, мам? И они такие смешные. Всё хотел снег копать, я ему не разрешала, а он всё равно.
   Марина улыбнулась.
   - Упрямый. Весь в папу, - тише добавила она.
   Так жить невозможно. Алексей не звонил два дня, а Марина места себе не находила. Просто хотелось узнать, что с ним всё в порядке, голос услышать, чтобы вздохнуть свободнее. При последней встрече Лёшка выглядел таким опустошённым, что у Марины до сих пор, при воспоминании об этом, сердце сжималось. Понимала, что жизнь Алексея её теперь касаться не должна, а уж тем более к его семейным проблемам никакого отношения она не имеет, но на душе кошки скребли. Она за него беспокоилась. Под горячую руку он мог натворить что-нибудь и ещё больше осложнить себе жизнь.
   - Что, что у них может происходить настолько серьёзное?
   - Ну поругались, с кем не бывает? Ты-то что дёргаешься? - Нина её тревог не разделяла и только возмущалась, когда слышала имя Асадова. После того, как он припечатал её мечты по поводу Томилина к асфальту, она на Лёшку всерьёз злилась. - Тебя это не касается.
   - Не касается, Нин. Я просто за него беспокоюсь.
   - Встречайся с ним поменьше, и жить тебе будет спокойнее.
   - Может быть... - пришлось согласиться Марине.
   - Да не может быть, а точно я тебе говорю. Два года ты о нём не думала... по крайней мере, не жила его жизнью, а теперь всё сначала. Что ты себе проблемы ищешь? Тебе заботиться не о ком? Если не звонит, значит, нормально всё. Его жена, вот пусть сам и разбирается. А ты из головы все эти мысли выкини, слышишь?!
   Сказать легко, а вот как это сделать?
   Когда позвонил начальник и попросил оказать ему услугу, прервать на несколько часов отпуск и встретиться с клиентом, Марина даже обрадовалась. Хоть немного отвлечься, а то от переизбытка свободного времени, мысли в голове дурные бродят. Попросив Юлю не расстраиваться и вести себя хорошо, а заодно пообещав не задерживаться, уехала, а когда вернулась, ощущая свою вину за то, что задержаться всё-таки пришлось, в прихожей споткнулась о мужские ботинки.
   - О Господи, - пробормотала она раздосадовано. Ухватилась рукой за вешалку, чтобы не упасть, и потом уже включила свет.
   - Мама пришла! - отчего-то громким шёпотом выпалила, появившаяся в прихожей Юля.
   - Почему ты шепчешь? - удивилась Марина.
   - Тётя Лера сказала, что шуметь нельзя.
   Марина нахмурилась и обратила обеспокоенный взгляд на домработницу, которая тоже вышла из кухни.
   - Что у нас происходит, Калерия Львовна? Лёшка здесь?
   Калерия выглядела расстроенной и только рукой махнула.
   - Пришёл. Смотреть страшно на него, злой весь.
   - Злой? - повторила Марина непослушными губами, а Юля удивилась:
   - Он не злой. Он же не кричал.
   Калерия выразительно на Марину посмотрела, глаза закатила, а девочку успокаивающе погладила по голове. Марина Юлю поцеловала, сунула ноги в тапки и всё время оглядывалась и прислушивалась, не понимая, почему Алексея не слышно и не видно.
   - Вы чем занимаетесь? - отстранено поинтересовалась она.
   - Я рисунок рисую про весну, нам в школе задали. Ты забыла?
   - Почему забыла? Помню.
   - Я сейчас ужин приготовлю и пойду, - сказала Калерия взволнованным шёпотом, - а ты с ним поговори.
   - Господи, да что случилось-то? Где он?
   - Спит, - ответила Юля.
   - Спит? - Марина кинула изумлённый взгляд на Калерию Львовну, но та не ответила и вернулась на кухню, увлекая за собой девочку.
   И отчего она вдруг так перепугалась? К двери спальни подошла с сильно колотящимся сердцем. Заглянула и замерла ненадолго, глядя на Алексея, который лежал на её постели. Лежал прямо в одежде, обнимал подушку и, кажется, на самом деле спал. Белая рубашка была измята, волосы взъерошены, пиджак и галстук небрежно переброшены через спинку стула. А в комнате тихо-тихо, только его дыхание слышно.
   Ты же не глупая, ты всё прекрасно понимаешь. Он ведь не просто пришёл, он пришёл и специально лёг в твою постель - не на диван, не в комнате для гостей, а в твою постель, чтобы не нужно было ничего тебе говорить и объяснять. Ты смотришь на него сейчас, и возразить тебе нечего.
   Опять врёшь. Не хочешь ты возражать. А надо.
   Интересно, Лёшка понял, что это совсем не их кровать, а новая? Нет, конечно, подобных мелочей он никогда не замечал.
   С кухни послышался весёлый смех Юли, и Марина поспешила дверь прикрыть, не хотела, чтобы Алексей проснулся. А сама думала только об одном - всё вернулось. Именно в эту минуту, но что с этим делать - совершенно не ясно. Теперь она точно сойдёт с ума, другого не дано.
   Марина в растерянности постояла перед кроватью, смотрела на Асадова, потом, стараясь не шуметь, достала из шкафа плед и Алексея укрыла. И это вместо того, чтобы разбудить и потребовать ответа.
   Он вздохнул, зашевелился, а потом спросил:
   - Ты где была?
   В первый момент Марина едва не кинулась вон из комнаты, потому что до ужаса боялась разговаривать с ним здесь, в этой тёплой интимной обстановке. Это было слишком, по крайней мере, для неё. Но сбегать из собственной спальни, показалось уж чересчур глупым.
   - С клиентом встречалась. Спи.
   - Угу. Марина.
   - Что?
   - Прости, ладно?
   Она поправила ему одеяло.
   - За что?
   - Я опять на тебя свалился.
   - Спи уж.
   Калерия Львовна на самом деле быстро ушла, напоследок попросив Марину:
   - Ты только не нервничай.
   - Да я и не собираюсь.
   - Я не заметила, чтобы он злился, - пожала плечами Юля, когда они с Мариной сели ужинать. - А тётя Лера говорит...
   - Тётя Лера слишком много лишнего говорит. Не слушай её.
   - Почему?
   Марина помолчала.
   - Это не правильно, обсуждать других людей в их отсутствие.
   - А при них можно?
   Марина смущённо кашлянула.
   - Если они сами этого захотят.
   Девочка призадумалась, а после кивнула.
   - Хорошо, я потом у него спрошу разрешения.
   - Юля!
   Чем больше времени проходило, тем сильнее Марина начинала нервничать. Что делать, если Лёшка не проснётся? Юлю уже пора укладывать спать, а ей что потом делать? Оставить Асадова в покое, а самой лечь в комнате для гостей? Наверное, это самое лучшее решение. Из-за присутствия бывшего мужа в квартире, а ещё точнее, в собственной постели, Марина себе места не находила, до такой степени нервозности дошла, что внутри всё тряслось.
   Поправила одеяло, наклонилась и поцеловала уже спящую Юлю в щёку. Выключила свет и вышла из детской, осторожно прикрыв за собой дверь. На кухне горел свет, да и дверь её спальни была настежь открыта. Значит, самой ничего решать не придётся. И так сразу не скажешь - хорошо это или плохо.
   - Уснула? - спросил Алексей, когда Марина появилась на кухне. Она кивнула. - Хорошо.
   - А ты?
   - А я проснулся. - Улыбнулся он вполне искренне.
   - Вижу. Сейчас покормлю тебя.
   - Давай. - Асадов присел за стол, вытянул руку и принялся разглядывать складки на рукаве.
   - Да уж, - подтвердила Марина, - мятый весь.
   - Ну, я побоялся, что если ты увидишь меня голого в своей постели, то твоя жалость проявится в гораздо меньшей степени. - Встретил Маринин взгляд и скис. - Извини.
   Она немного посомневалась, но всё-таки поинтересовалась:
   - Что ты делать собираешься?
   Алексей пожал плечами.
   - Понятия не имею. Я уже давно думаю... А, ты имеешь в виду сегодня?
   - Именно.
   - Поеду домой. Ты не беспокойся. Чем пахнет так вкусно?
   - Потерпи, сейчас всё будет.
   Марина молча наблюдала за тем, как он ест, и на душе так тепло сделалось, на какое-то короткое мгновение, но искорка эта проскользнула и унесла с собой напряжение.
   - Где ты так устал?
   Он усмехнулся.
   - Устанешь тут... У Тошки опять зуб режется, ребёнок снова превратился в маленького монстрика. Причём в монстрика, который попросту отказывается спать.
   Марина улыбнулась.
   - Ничего, всё пройдёт.
   - Пройдёт, конечно.
   - И ты поэтому приехал?
   Он посмотрел на неё.
   - А почему ты хочешь, чтобы я приехал?
   Его взгляд её смутил и Марина отвернулась.
   - Я не хочу, я просто спрашиваю.
   Алексей долго ничего не говорил, доел, коротко поблагодарил её, и снова замолчал. Казался непривычно озабоченным.
   - Просто не хотелось домой, - сказал он, наконец. - Как подумал, что ещё один вечер в непрекращающейся борьбе пройдёт...
   - И по какому поводу война?
   - А без повода. Просто из любви к искусству... Вру, конечно.
   - Конечно, - кивнула она и укоризненно посмотрела, когда заметила его улыбку.
   - Не знаю, что делать, - признался Алексей. Заглянул в опустевшую чашку и его губы сложились в прискорбную ухмылку. - Просто не знаю.
   Что-то в его голосе задело, горло перехватило и Марине не сразу удалось с собой справиться.
   - Ты о чём?
   - Да обо всём, Мариш. Не понимаю, почему нужно жить так, чтобы ежедневно выискивать соломинку какую-то... лишь бы удержаться. Надоело.
   - Не говори так.
   - А ты думала, как дальше?
   В горле стоял противный комок и мешал дышать. А так хотелось - чтоб полной грудью и тут же почувствовать себя увереннее и спокойнее, и решение принять правильное, которое не заставит потом чувствовать себя виноватой.
   - А дальше... всё, как всегда, Алёш. - Вздохнуть так и не удалось, отвернулась от него, чтобы не показать ему свой страх. - Почему что-то должно измениться?
   - Никогда ты врать не умела, Марина. Даже с годами не научилась. За это и люблю.
   Она глаза закрыла.
   - Хватит.
   - А мне что делать? - в его голосе появилось раздражение. - Там сын, здесь ты. Мне что, разорваться?
   - Вот именно, сын. По-моему тут и выбирать нечего.
   - Я тоже так раньше думал. К сожалению, ошибся.
   - Что... что такое случилось, и ты засомневался?..
   - Да не сомневаюсь я!
   - Не кричи! Юлю разбудить хочешь?
   Асадов вскочил из-за стола, минуту метался по кухне, потом отошёл к окну и вздохнул очень тяжело, с хрипом и безысходностью.
   - Не случилось ничего, в этом-то и дело, понимаешь? Месяц за месяцем идёт, а не случается ничего. Не меняется, не уходит. У тебя по-другому? - Марина промолчала, и Алексей сбавил тон. - Знаешь, она ведь неплохая девчонка.
   - А это ты мне зачем говоришь? - Даже сама уловила истерические нотки, прозвучавшие в голосе. Ещё не хватало разреветься.
   - Да потому что я всё чаще ловлю себя на мысли, что не заслуживает она всей этой лжи. Я ей вру, она мне врёт. Но я-то, по крайней мере, знаю ради чего. А она?
   - У неё нет причины? - За свою иронию сама же себя и отругала, но было уже поздно.
   Алексей посмотрел на неё.
   - Может, и есть, - не стал он спорить. - Но кто я такой, чтобы её осуждать? Она мне сына родила, а я для неё ничего не сделал. Или практически ничего. Хотя, разница небольшая.
   - Тебе её жалко?
   - Жалко. Она ошибается, конечно, чаще, чем нужно и в очень важных вещах, но это возраст. С возрастом всё проходит.
   - Не всё.
   - Да что бы ни было, Марин... Она мне сына родила, а на мотивы мне как-то наплевать. Я не ждал от неё любви и искренности, и, наверное, именно в этом перед ней и виноват. Сам ничего не дал, и требовать ничего права не имею.
   - Она тебя любит?
   - Говорит, что любит. - Он обернулся и сунул руки в карманы брюк. Любимая его поза, когда начинал нервничать или в раздражение впадал.
   Марина прищурилась, внимательно его разглядывая.
   - Ты ей не веришь?
   Он безразлично пожал плечами.
   - Может и любит. Просто... Того меня уже нет давно. Кому это знать, как не тебе? - Усмехнулся довольно весело. - И опять всё дело в возрасте.
   - Не прибедняйся.
   - Не буду. Помню, после свадьбы она всё фотографии старые смотрела, да история про меня от знакомых выслушивала. А вскоре и любовь проснулась, глазки загорелись и до сих пор горят, на людях. И знаешь, что самое странное? Она вполне искренна. Соня только на людях и счастлива.
   - Может, не зря она актрисой стала?
   - Может и не зря. Наверное, это на самом деле делает её счастливой. Но мы с ней слишком разные, иногда смотрю на неё, как на ребёнка второго. Такие милые глупости несёт... - Алексей улыбнулся, а Марина легко отмахнулась от него. - Дети своими глупостями и опасны. Некоторые смешат, а некоторые... очень изощрёнными в своей жестокости оказываются.
   - Может, тебе дать ей шанс?
   Асадов удивлённо посмотрел.
   - Какой шанс?
   Марине надоело стоять, и она присела за стол.
   - Начать воспринимать её серьёзно... а не как второго ребёнка, который без конца говорит глупости.
   Это ему не понравилось. Посверлил Марину взглядом, красноречиво поджал губы, а потом сухо поинтересовался:
   - Тебе бы этого хотелось?
   - Лёша... - Марина нервно побарабанила пальцами по столу, не сразу решившись на Алексея посмотреть. - По-моему, ты забыл, что я слишком хорошо тебя знаю. Думаешь, я не понимаю для чего весь этот разговор? Хочешь, чтобы я тебя пожалела, ревновать начала? Я не буду этого делать. Это твоя семья и твоя жена... Я слишком давно живу с этой мыслью, так что никакой ревности...
   - Вот значит, как ты обо мне думаешь.
   - Скажешь, что я не права?
   - Я просто хотел тебе объяснить...
   - Да, но я не знаю, что тебе ответить. Чего ты ждёшь от меня? Понимания или что я смогу найти какой-то выход? Я не могу. И мы сейчас просто-напросто договоримся до того, что это я во всём виновата. Я загнала тебя в угол.
   - Марина! - Он сначала прикрикнул, но тут же тон сбавил. И головой сокрушённо покачал. - Ты так ничего и не поняла.
   - Да? - Рука судорожно стиснула кружку, из которой Лёшка недавно пил чай. - Может, мне не дано?
   Алексей хотел что-то сказать, возразить, но передумал. Постоял у окна, глядя на тёмную улицу, а потом вдруг засобирался. Видимо, нестерпимо стало находиться здесь... или рядом с ней. Только уже в дверях, собираясь выйти из квартиры, остановился, на Марину посмотрел и вдруг приподнял пальцем её подбородок. И посмотрел так, как раньше, улыбнулся чуть насмешливо.
   - Дело ведь не в том, что мне с ней плохо, Мариш... Просто мне без тебя плохо и это всё чертовски осложняет.
  
  
  
   = 12 =
  
  
   - В общем, вот так, - закончила Нина и довольно улыбнулась. - Позвонил, в ресторан пригласил.
   - Извинился? - поинтересовалась Марина.
   Башинская легко махнула на неё рукой.
   - Я на него не обижаюсь.
   - Да что ты? - Марина рассмеялась. - А недавно ты говорила совсем другое.
   - Я злилась, но не обиделась. Манер ему, конечно, недостаёт, но всё не так страшно. Он мне нравится, Марин.
   - Ну что ж, если нравится - это совсем другое дело.
   Нина вытянула ножки, обутые в пушистые симпатичные тапочки, полюбовалась и снова улыбнулась.
   - Ты права, это совсем другое дело.
   Марина присела за стол с чашкой чая и с удовольствием за подругой наблюдала.
   - Нина, ты прямо светишься вся. Томилин что, по телефону тебе в любви признался?
   - Нет, конечно, - удивилась она. - Но я чувствую, что всё будет замечательно.
   - Удивительное дело - ты и Томилин. Ты знаешь, что у него характер тяжёлый?
   - Да прямо-таки уж. Тяжелее, чем у меня? - Они переглянулись и рассмеялись.
   На кухню вбежала Юля, пристроила на столе альбом для рисования, а на Башинскую посмотрела в ожидании.
   - Тётя Нина, хочешь, я твой портрет нарисую?
   - Мой? - вроде бы удивилась та.
   - В свадебном платье, - предложил ребёнок.
   Марина прыснула со смеху, а Нина согласно кивнула.
   - Если в свадебном, то рисуй. Только никакой фаты и пышных юбок на кринолине, мне не идёт.
   - Что такое кринолин? - девочка вопросительно посмотрела на Марину.
   - Такие большие-большие юбки.
   - Как у принцесс?
   - Да.
   - Зря, тётя Нина, у принцесс красивые платья, но если тебе не хочется... - Юля показательно вздохнула. - А хочешь красное платье?
   Нина взглянула на Марину, а та головой отрицательно покачала, едва сдерживая смех.
   - Томилин не поймёт, Нин, серьёзно тебе говорю.
   - Да, наверное. Рисуй белое. И, кстати, о Томилине. Юля, ты нарисуешь, а когда дядя Федя к вам в гости зайдёт, ты ему этот рисунок подари, хорошо? Так и скажи - это тётя Нина в свадебном платье.
   Юля с пониманием кивнула, а Марина возмутилась.
   - Ты на что ребёнка толкаешь?
   - Устами младенца глаголет истина. Я Фёдору на это непременно намекну.
   - Ой, Нина...
   - Ну что?
   - Обожжешься, смотри.
   - На Томилине? Не смеши меня. Да он меня всю жизнь помнить будет.
   - Или ты его.
   - Или я его, - вдруг со вздохом согласилась Башинская.
   Одеваясь в прихожей, Нина подняла глаза к потолку.
   - Может, мне к нему зайти?
   - Зайди, - согласилась Марина. - Его, правда, нет, его днём не бывает никогда, но с Брюсом познакомишься, Настя тебя чаем напоит.
   - Хватит говорить мне гадости, я тебе ничего плохого не делала.
   Марина рассмеялась, а Нина крикнула в глубину квартиры:
   - Юля, я ухожу. Не забудь про портрет!
   - Я рисую уже!
   - Главное, подарить его не забудь!
   - Не забуду.
   - Хорошая девочка, - обратилась Нина к Марине, - обстоятельная.
   - Надеюсь, такой и останется, если ты её не испортишь.
   Они расцеловались на прощание, Башинская выпорхнула за дверь, а Марина прошла в комнату и увидела Юлю, которая прилипла к окну, ожидая, когда Нина выйдет из подъезда, чтобы помахать ей рукой. Марина подошла и обняла её.
   - Вон она! - Юля радостно замахала рукой, они подождали, пока машина Башинской выедет со двора.
   - Чем будем заниматься?
   - Я буду портрет рисовать. А ты потом скажешь - похоже или нет.
   - Хорошо. А мне чем заняться?
   - А ты... а ты... - Юля задумалась и приложила пальчик к губам. - А ты испеки пирог!
   - Пирог. Интересно, - Марина рассмеялась. - С чем ты хочешь пирог?
   Юля выбралась из её объятий и вернулась за стол. Пожала плечами.
   - Я не знаю. Чтобы вкусный.
   - А плюшки тебя устроят? - Марина снова подошла, пощекотала её и поцеловала в щёку. Юля рассмеялась и кивнула.
   - Да! Будем пить чай с плюшками и вареньем. Карлсон любит плюшки и варенье, ты помнишь, мы читали?
   - Помню. Рисуй тётю Нину, только старайся, нам её ещё замуж выдавать.
   Это был самый спокойный день за последнее время. У Калерии выходной, никаких срочных дел нет, утром сходили с Юлей в магазин и погуляли в парке, но быстро замёрзли и поспешили домой. И весь оставшийся день можно было провести в тишине и покое, особенно, после того, как квартиру покинула шумная Нина. И Алексея Марина не ждала, даже звонка его не ждала, вчера они немного поругались по телефону, она запретила ему приезжать, заявив, что у него своих дел, должно быть, невпроворот, а они отвлекать его не собираются.
   - У нас всё хорошо, Лёш, - заверила она Асадова.
   - Злишься на меня, да?
   - Я не злюсь, но я не хочу создавать лишних проблем.
   - Ох, Марина, как же с тобой тяжело, - пожаловался он, но спорить не стал. - Юльке привет передай, я вечером ей позвоню.
   - Хорошо.
   - Мариш...
   - До свидания, Лёша. - Уже отведя трубку от уха, она расслышала его голос:
   - Трусиха, - прозвучало чуть насмешливо.
   Но Марина трубку всё равно повесила и с обидой на телефон уставилась, словно он был виноват в её страхах. А виноват был Асадов, который своей напористостью будоражил её, и ей никак не удавалось вернуть себе прежнюю уверенность. Ведь ещё совсем недавно она жила без него, готова была и дальше жить без него, давным-давно смирилась, и настолько была в этом убеждена, что без всяких опасений, совсем ненадолго, как она думала, окунулась в своё прошлое, а вынырнуть обратно в настоящее никак не получалось. Барахталась теперь, барахталась, и когда ей везло, когда казалось, что вот оно, твёрдое дно, наконец-то она его нащупала, становилось ещё страшнее, и она снова торопилась вернуться в омут прошлого, хотя бы ненадолго. Как-то так получилось, что ей не просто придётся вернуться в настоящее, а снова Алексея от себя отпустить. Но пока не получалось.
   А если он не захочет уходить? Он и тогда не хотел, но она его практически вынудила, а вдруг ей сейчас не хватит твёрдости и доводов веских?
   Именно поэтому, когда в дверь позвонили, достаточно требовательно, Марина и перепугалась. Вот ведь упрямец, приехал всё-таки! К очередному душещипательному разговору она была не готова и поэтому, направляясь в прихожую, поклялась, что слушать Асадова не станет и вообще выставит по месту проживания, как можно скорее. Накормит и выставит. Именно так.
   Но за дверью оказался не Лёшка. То есть, совсем не Лёшка. Марина в замешательстве смотрела на женщину, не зная, как реагировать на этот визит. Окинула гостью быстрым взглядом, оценила вызывающий взгляд и довольно сухо её поприветствовала:
   - Здравствуй, Соня. Ты ко мне?
   - Могла бы соврать, что Лёшу ищу, но на этот раз я уверенна, что он на работе.
   - На этот раз?
   - К сожалению, я не всегда в этом уверена. Время от времени он таинственным образом исчезает на несколько часов. Так ты меня впустишь? Я пришла поговорить.
   Марина помедлила, но потом всё-таки позволила ей войти в квартиру. Из комнаты выскочила Юля и на Соню с любопытством уставилась.
   - Здрасти.
   Марина заметила, как Соня насторожилась при виде девочки, оглядела её внимательно, а после на её губах мелькнула едва заметная усмешка.
   - Здрасти, - отозвалась она.
   - Мам, - Юля потянула Марину за руку, но она не поддалась и попросила:
   - Юля, иди к себе в комнату. Это ко мне пришли, по работе, нам поговорить надо. Хорошо?
   - А... - оглянулась на Соню и шёпотом добавила: - плюшки?
   - Я же обещала. Иди. И дверь закрой в комнату. Так что ты хотела? - поинтересовалась она у Сони, когда услышала, как хлопнула дверь детской.
   - Здесь будем говорить?
   - Это что же за такой важный разговор у тебя ко мне?
   - А ты не догадываешься?
   - Мы практически не знакомы, как я могу догадываться? Проходи на кухню.
   Не дожидаясь, пока Соня разденется, Марина ушла на кухню. Схватила со стола стакан с водой и выпила залпом, надеясь, что это поможет успокоиться. За последние дни она о чём только не передумала, и себя ругала, и Алексея, пыталась найти какой-то выход, решение, но даже в самых страшных снах не могла себе представить, что к ней домой явится жена Асадова, и явится с определённой целью. Вот тут даже гадать нечего, никакого другого повода для визита у Сони просто не было.
   - Родовое гнездо, - усмехнулась Соня, входя на кухню. Оглядывалась с большим интересом, Марина была уверена, что она и в гостиную не преминула заглянуть. - Мне всегда было любопытно здесь побывать.
   - У меня не музей.
   - Да я вижу. Хорошо хоть фотографии Лёшкины на стенах не развешены, а то я всерьёз переживала.
   - Все его фотографии в альбомах. Тебе показать? - Марина, наконец, обернулась к ней, встретилась с ней взглядом, а после спокойно указала рукой на диван. - Присаживайся. Ты не против, если я продолжу ужин готовить? Тебе не помешает?
   - Смеёшься надо мной? - нахмурилась Соня.
   - Нет. Я готовлю ужин. Извини, мне ребёнка кормить.
   - Ах, да, ребёнок.
   Марина бросила на неё подозрительный взгляд. Соня опять оглядывалась, удостоила своим вниманием галерею детских рисунков на стене и качнула головой в такт каким-то своим мыслям. Марине настолько тяжело было переносить её присутствие здесь, что затягивать этот разговор не было смысла. Резать надо по живому. И спросила:
   - Соня, ты зачем пришла?
   - Познакомиться с тобой поближе.
   - Неожиданное желание.
   - Правда?
   - А если без игр? У меня настроения на них нет.
   - А если без игр, я хотела тебя попросить, оставить моего мужа в покое. Отстань от него.
   Маринины руки замерли, в жар бросило, с трудом сглотнула и отвернулась от неё. Достала противень из шкафа, поставила на стол, и когда на Соню снова взглянула, была внешне невозмутима, по крайней мере, на это очень надеялась.
   - Соня, ты зря волнуешься. Уверяю тебя, все твои претензии не обоснованы.
   - Да неужели? - Она всё-таки присела и закинула ногу на ногу. Но Марине почему-то казалось, что вся её бравада напускная. - Ты хочешь сказать, что он не у тебя пропадает в последнее время?
   - Не у меня. Да, он иногда приезжает к Юле...
   - К Юле? Как замечательно - он к Юле приезжает! Какая хорошая причина, правда?
   - Не кричи, пожалуйста!
   Соня резко подалась вперёд, сидела теперь на самом краешке дивана, а на Марину смотрела зло.
   - Он мой муж. Мой, слышишь? И мне наплевать на всё, что между вами когда-то было. На всю любовь вашу великую, на радости и беды... Мой муж, и я его люблю, чтоб ты знала!
   - Это замечательно, - едва ли не по слогам проговорила Марина. Внутри всё тряслось и с трудом удавалось держать себя в руках. Тесто мяла с такой силой, что никаких плюшек из него получиться уже не могло. Тесто надо с душой разделывать, а не со злостью.
   - Для кого замечательно? Он так не считает!
   - А я чем тебе могу помочь? Это ваша семья, вот и разбирайтесь в ней сами.
   - Тогда не тяни его обратно, ты же забыть ему о себе не даёшь!
   Марина швырнула кусок теста на стол и схватила полотенце, чтобы руки вытереть.
   - Хватит! Не надо устраивать мне истерик. - Голос прозвучал глухо и блекло, но от этого ещё более опасно. - Все свои таланты оставь для Асадова и кино. Ты зачем пришла? Поскандалить? Чтобы я испугалась? Или виноватой себя почувствовала? Твой муж, вот и держи его!
   - Всё ты врёшь. Я ни одному слову твоему не верю!
   - Я должна по этому поводу расстроиться?
   Соня неприятно усмехнулась.
   - Вот ты какая... Понять не могу, чем ты его к себе приворожила. Ты же обычная, ты же...
   Марина даже улыбнулась, не смогла удержаться.
   - Соня, если ты этими словами пытаешься меня обидеть или задеть, то зря. Если бы ты знала, сколько раз я это слышала. И я Лёшку не привораживала, как ты сказала. Что случилось в нашей жизни, то и случилось. И тебя это не касается, так же, как меня не касается ваша жизнь. Если ты на самом деле хочешь... наладить ваши отношения, то тебе сейчас не здесь нужно быть, а дома.
   - А что мне там делать? Меня там никто не ждёт!
   - А сын? Он тоже тебя не ждёт?
   - Не трогай моего сына!
   Марина отвернулась от неё.
   - Я не трогаю.
   - Нет, трогаешь. - Соня глубоко вздохнула и выпалила: - Ты думаешь, я не знаю... не знаю, что он Тошку к тебе возит? - У неё голос неожиданно сорвался. - Хорошо вы устроились. Только я мешаю, да? Целая семья у вас...
   - Соня, замолчи! - Марина обернулась и теперь смотрела на неё изумлённо. - Ты что говоришь-то? Да, я видела вашего сына, но... Лёша один раз - один, слышишь? - привозил его в парк, мы с детьми гуляли, и всё. А то, что ты говоришь... это ужасно.
   - И в этом ужасе, к твоему сведению, живу я! Я стою в стороне и наблюдаю за всем происходящим! Или ты думаешь, легко жить человеком, который упорно не желает расставаться с прошлым?
   - С этим я ничего поделать не могу.
   - Правда? Не можешь или не хочешь?
   - И не хочу, - подтвердила Марина. - Потому что, как ты правильно сказала, это твой муж. И если ты не найдёшь правильных слов...
   - Вот только не нужно меня учить! - довольно резко оборвала её Соня. - Я к тебе не за советом пришла!
   - А зачем? Потребовать то, что я не могу выполнить? Ты сюда пришла, разве ты застала здесь Алексея? Нет. Ты видишь здесь его вещи? Нет. И я не тяну его к себе, зря ты так думаешь.
   - Тогда выгони его, - выпалила Соня. - Вот придёт он и выгони!
   Марина с удивлением на неё воззрилась.
   - Выгнать? Если его выгнать, он вообще не уйдёт. Это же Лёшка.
   Соня презрительно скривилась.
   - Господи, о чём я думала, когда шла сюда? Надо быть полной дурой, чтобы поверить тебе.
   - Я тебе ещё ничего не обещала.
   - Тебе не стыдно?
   Марина улыбнулась, правда, улыбка получилась так себе, губы дрожали, и Соня это наверняка заметила.
   - А мне стыдиться нечего, моя совесть чиста.
   - А ещё меня актрисой называет. Слова-то какие - совесть чиста! Мужа из семьи увести, по-твоему, нормально?
   - Уходи из моего дома. Ты скандалить пришла, а не говорить, а мне это не нужно.
   - Я пришла не скандалить, я пришла сказать тебе, что ничего у тебя не выйдет. Думаешь, я не понимаю ничего? Ты специально его к себе привязываешь, - почти прошипела Соня. - Даже ребёнок этот... Ты же специально!
   - Замолчи немедленно! - Они встретились взглядами и застыли друг перед другом. - Теперь я тебе говорю - ребёнка моего не трогай!
   - Не затыкай мне рот, я всё равно всё тебе скажу. Ты никто ему, всего лишь бывшая жена, и ребёнок твой... Она не имеет отношения к нашей семье, она не Асадова, понятно? И ты не его жена! Это ты ей эту фамилию дала, но это ничего не значит.
   - А ты Асадова? Фамилия тоже ничего не значит, Соня, зря ты так за неё держишься.
   - Да неужели? Ты что-то не поторопилась её сменить после развода!
   - О боже... - Марина устало махнула на неё рукой. - Уходи. Уходи, и думай, что хочешь. Мне всё равно.
   Соня выскочила из кухни, а Марина даже следом за ней не пошла. Стояла, привалившись к стене и ждала, когда хлопнет дверь. Но так и не дождалась. Соня вернулась, уже одетая, посмотрела на неё и сказала:
   - Ему я нужна, я. Я это знаю, я живу с ним. И если бы ты перестала его держать... если бы тебя не было, он бы давно это понял. А он всё виноватиться перед тобой, как же - ты же несчастная, у тебя такое горе в жизни!.. А ты и рада, ты ведь даже о нём никогда не думала. Тебе плохо - он к тебе бежит, ты успокоилась - вон пошёл. А он не ест, не спит, всё думает - как там моя бедная Мариночка? А я как же? Я тоже его люблю, я, как могу, стараюсь... Чёрт возьми, да я же лучше тебя! Я красивее, я моложе, я ему сына родила, а ты нет. А он всё равно к тебе бежит! Но он не любит тебя, слышишь? Ему со мной хорошо, и если бы тебя не было... Ему просто жалко тебя! Жалеет, жалеет, и остановиться никак не может! А ты и этому рада, да? - Соня резким движением закинула шарф за плечо, а на Марину взглянула с ненавистью. - Как не стыдно только... У него сын есть, а ты ему чужого ребёнка подсовываешь! - У неё тоже голос задрожал, даже слёзы потекли, но Марина этого не видела. Стояла, уставившись в одну точку, напряжённая до предела, и видеть ничего не могла, перед глазами стояла пелена.
   После ухода Сони не сразу пришла в себя. Но затем опомнилась и кинулась в ванную. Умылась холодной водой, хотя на самом деле очень хотелось сунуть под холодную воду голову, чтобы немного остудиться и забить рвущиеся наружу рыдания. Было такое ощущение, что у неё температура резко поднялась и непонятно - то ли стыдно, то ли тошно, то ли злость душит. Перед зеркалом замерла надолго, вглядывалась в своё лицо, потом навалилась на раковину и глаза закрыла.
   - Не буду, не буду, - зашептала она, - не буду... из-за неё... Не буду.
   В дверь осторожно поскреблись.
   - Мама, мам, ты чего?
   Ещё разок плеснула в лицо холодной водой, утёрлась полотенцем и открыла дверь.
   - Что такое, солнышко? Испугалась?
   - А ты зачем здесь заперлась? Ты плачешь?
   Марина присела перед девочкой на корточки, даже улыбнулась, а когда Юля спросила, почему она плачет, слёзы снова потекли. Марина в ребёнка вцепилась, поцеловала, а потом слёзы вытерла.
   - Не буду больше.
   Юля разглядывала её пристально и серьёзно, а потом спросила:
   - У тебя не получились плюшки?
   Марина кивнула и снова обняла её, чтобы Юля её слёз не видела.
   - Не получились.
   - Ну ничего, мы варенье с хлебом поедим, это тоже вкусно. Ты только не плачь, мам.
   Ребёнка удалось успокоить быстрее, чем успокоиться самой. Они с Юлей поужинали, попили чая с вишнёвым вареньем, посмотрели сказку, а потом Марина уложила её спать. Долго сидела у детской кровати, девочка уже давно спала, а Марина всё сидела в темноте и думала, думала... О чём-то липком и неприятном. О ненависти и беспомощности.
   О том, чтобы просто лечь спать и речи идти не могло. Долго ходила по квартире, от стены к стене, у окошка стояла, и всё вспоминала этот разговор, а точнее Сонины слова, обида душила, хоть Марина и понимала, что права на неё, по сути, не имеет. Но всё, что Соня сказала, казалось таким... таким несправедливым, горьким, незаслуженным.
   Или всё-таки заслуженными?
   Господи, где спрятаться-то от всех этих мыслей?
   Снова подошла к окну, прислонилась лбом к холодному стеклу и выдохнула:
   - Жалеет... - И тут же головой покачала, наблюдая за своим отражением в стекле. - Неправда.
   Телефон зажужжал на журнальном столике, Марина посмотрела на него, потом на часы. Для простого звонка было уже слишком поздно. Обида вновь накатила, задушила, Марина даже засомневалась, стоит ли к телефону подходить, но потом всё же ответила.
   - Зачем ты звонишь? - глухо поинтересовалась она.
   - Открой мне дверь, - попросил Алексей.
   Марина выключила телефон. Замерла, прижав мобильник к груди, но спустя минуту всё же отправилась в прихожую.
   - Я не стал в дверь звонить, - сказал Асадов, входя в квартиру. - Юлька спит?
   - Спит, - отозвалась Марина и ушла в комнату, даже не взглянув на него толком. Когда Алексей появился в гостиной, она собирала со стола Юлины карандаши. А Асадов вошёл и остановился в нерешительности, поглядывая на неё.
   - Как ты? - спросил он тихо.
   - Всё хорошо. - Она на него не посмотрела, убрала карандаши в коробку и занялась детскими книжками, складывая их в ровную стопку на краю стола.
   Лёшка опустил голову, задумавшись.
   - Что она тебе наговорила?
   - Интересно... Она что же, похвасталась перед тобой?
   - Нет.
   - Тогда что?
   - Марин, если хочешь, накричи на меня, но в себя опять не прячь.
   - Я ничего не прячу! - громким шёпотом проговорила она. - И нечего строить из себя... знатока моей души! Зачем ты пришёл?
   - Потому что я за тебя беспокоился.
   - Не стоит.
   Марина на него не смотрела, очень старательно избегала его взгляда, что-то делала, лишь бы не останавливаться. Пыталась успокоиться, но лишь для того, чтобы Асадова выгнать. Она не хотела его видеть, сегодня уж точно. До его прихода настолько замучила себя мыслями о его жалости, что, казалось, сейчас посмотрит на него и, не дай бог, эту самую жалость в глазах его увидит, и тогда с ума сойдёт. Тогда уж точно ничего не вернёшь, не изменишь, не исправишь...
   - Уходи... Ты знаешь, который час? В такое время по гостям не ходят.
   - Ну что ты говоришь?
   - Ничего. Я звала тебя? Нет. Вот и уходи... - Остановилась наконец, прижала к горящим щекам холодные ладони и призналась: - Я сама виновата.
   - Да ни в чём ты не виновата, - в раздражении начал он, но Марина его перебила:
   - Нет, виновата. Виновата. Я знала, что нельзя тебя близко подпускать, что тебе не место тут, но настоять не смогла!
   Он подошёл и хотел положить руки ей на плечи, но Марина отступила в сторону.
   - Не трогай меня!
   Асадов скрипнул зубами от злости.
   - Да что же это? - Но тут же сдался. - Хорошо. Тогда сядь, тебя трясёт всю. Давай я тебе чай сделаю?
   - Не нужен мне чай. Я хочу, чтобы ты ушёл. Зачем ты вообще приехал?!
   Алексей вздохнул и почти силой усадил её на диван. Марина с трудом сдерживала слёзы, отталкивала его руки, выгоняла, а он лишь сел рядом, но трогать её не стал, даже ради того, чтобы попытаться успокоить. Не хочет и не хочет.
   Когда Марина немного пришла в себя, сама спросила:
   - Как ты узнал? Она тебе рассказала?
   - Она тоже расстроена.
   - Ах, она расстроена! Она расстроена, а ты ко мне прибежал, да? - Марина с такой злостью это сказала, что Алексей удивлённо посмотрел.
   - Что такого она тебе сказала?
   Марина слёзы вытерла и поднялась.
   - Чтобы она не сказала, она права. Я не хочу, чтобы ты приходил сюда... Нужно всё это заканчивать, жить так нельзя. Мы столько раз с тобой говорили, Лёш, и всегда приходили к одному и тому же выводу.
   - Это ты приходила, не я. Не путай!
   Она только руками развела.
   - А что ты предлагаешь?
   Он устало потёр лицо.
   - Я примерно представляю, что именно она тебе сказала... Но, Марин, ты же взрослый человек, а она... Она молодая, она действует импульсивно, и говорит порой жестокие вещи.
   - Дело не в этом! Дело в том, что она твоя жена, у вас ребёнок, и ты там должен быть.
   - А я там.
   - Неправда, ты рвёшься, ты постоянно находишь повод, чтобы приехать. И в этом она права, и ей обидно.
   Алексей обернулся, чтобы на Марину посмотреть.
   - Может, ты прекратишь рассказывать мне о моей жизни? Ты опять решила, как правильно, да? Всё сама! Всегда сама!
   - Я не рассказываю!
   - Нет, рассказываешь! И надеешься, что я поступлю именно так, потому что тебе так проще. Ведь так правильно!
   Марина отмахнулась от него.
   - Зря ты воспринимаешь всё в штыки. Мы два года практически не общались - и ничего. - Голос дрогнул, но Марина быстро с собой справилась. - Жили ведь. А потом что случилось? Я попросила тебя о помощи, а ты что-то себе напридумывал.
   Асадов непонимающе смотрел на неё.
   - Что я напридумывал, Марина? Ты о чём?
   - Обо всём. О нашей жизни. Мы просто заигрались немного, о прошлом вспомнили, но... прошлое навсегда останется прошлым. И забывать об этом не нужно.
   Он криво усмехнулся.
   - Ты меня выгоняешь, что ли? Как тогда?
   Она промолчала, отвернулась от него, прямая, окаменевшая, и Алексей вдруг испугался, на какое-то мгновение показалось, что прошлое на самом деле вернулось. Она вот так же стояла, когда говорила, что умирает рядом с ним. Что ей тяжело, невозможно, дышать рядом с ним нечем. А ведь думал, что подобный ужас повториться не может, потому что если такое и дано пережить, то только однажды, до второго раза люди попросту не доживают, а вот теперь сидел в полной тишине и снова ждал приговора.
   Что же Соня ей наговорила? Жена вечером закатила ему такую истерику, что он практически ничего не понял из её криков и всхлипываний. Твердила только, что "вот если бы её не было, то всё было бы по-другому, а он негодяй, потому что не любит, не понимает, не ценит...". Алексей стоял, как к полу пригвождённый, слушал её, а сам думал, что же она Маринке наговорила. И как это теперь исправлять. А выходит так, что и не исправить уже.
   - Ответь мне. Выгоняешь?
   У Марины вырвался судорожный вздох и сказала:
   - Нет, я хочу, чтобы ты сам ушёл.
   Она прошла мимо него, Алексей проводил её тяжёлым взглядом, но с места так и не двинулся. Остался сидеть на диване, а когда за Мариной закрылась дверь спальни, закрыл глаза. Она хочет, чтобы он сам ушёл... Встал, закрыл за собой дверь и ушёл. Он однажды так уже поступил. И сколько раз себя потом корил за это. Что так поспешно захлопнул за собой дверь, с болью, злостью, но ушёл. А она плакала, и он себе этого так и не смог простить. Она плакала, а он ушёл, пусть и по её просьбе, но легче от этого не было, ни на секундочку.
   Он поднялся, но направился совсем не к выходу. Открыл дверь спальни, но Марину не увидел. Посомневался пару секунд, а потом прошёл в ванную. Она сидела на маленькой скамеечке, привалившись спиной к стене, и молча вытирала слёзы. Алексей подошёл и присел перед Мариной на корточки. Поднял руку и прикоснулся к её щеке.
   - Прекращай реветь, - тихо попросил он.
   Она сама принялась вытирать слёзы, отталкивала его руку, а когда открыла глаза, посмотрела на него и вдруг сказала:
   - Она сказала, что ты меня жалеешь. Скажи, жалеешь?
   Асадов вдруг улыбнулся.
   - Конечно, жалею. Как я могу тебя не жалеть? Ты же моя... моя девочка. Помнишь?
   - Помню, - шепнула она. - Я всё помню.
   - И я.
   Он первым её поцеловал. Она всё ещё вытирала слёзы, которые никак не желали останавливаться, а Алексей потянул её к себе, Марина уворачивалась, сама ужасаясь тому, как сейчас, наверное, выглядит: красная, с распухшим носом и губами, мутным взглядом. Но он всё равно поцеловал и на несколько минут всё, что пугало превратилось лишь в водоворот прошлого и настоящего, а уж как там, в будущем сложится... Хотя, пару минут спустя, когда поцелуй закончится - это ведь и будет будущее? И оно уже не кажется таким беспросветным, как до поцелуя.
   Алексей отодвинулся и посмотрел на неё. Рука по-прежнему лежала на Маринином колене, погладила, а потом Асадов голову опустил, прижался лбом к её коленям. Марина смотрела на него, на тёмные волосы, на воротник белой рубашки и вдруг поняла, что слёз больше нет. Подняла руку и провела пальцем по его шее, под воротником. Алексей дёрнулся, голову поднял и посмотрел на неё. То ли непонимающе, то ли с надеждой... Марине не хотелось разбираться в его чувствах, в своих и то запуталась. Больше не сомневаясь, сняла через голову кофту, и Алексей, как во сне, забрал её из Марининых рук. Несмело улыбнулся.
   - Со мной так не выйдет, - шепнул он, когда её кофточка оказалась на полу. Марина слабо улыбнулась, взялась за пуговицы на его рубашке, а потом просто вцепилась в ткань и притянула его к себе, чтобы ещё раз поцеловать.
   Не было никакой прелюдии, никаких лихорадочных ласк, все, что нужно было, лишь обнять покрепче, ответить на поцелуй и поверить, что всё закончилось вот так. Или наоборот началось? Возможно, это была ошибка, безрассудство, но думать об этом сейчас? Когда всё так горячо, так знакомо, каждый вздох родным кажется. Она без остановки гладила его то по спине, то по плечам, то по волосам, а он всё шептал ей что-то и постоянно поднимал голову, чтобы в глаза ей посмотреть. И самое необходимое - это ночь, спрятавшая их ото всех, а завтра будет то, что будет. Новый день начнётся и предъявит свои права, только сделать уже ничего не сможет, ведь день не властен над ночью, а настоящее над прошлым.
   Марина пристроила подбородок на Лёшкиной груди и вздохнула, потом провела пальцем по его плечу. Асадов зашевелился, а потом положил ладонь на её затылок, взъерошил волосы. Говорить не хотелось, а если честно, то страшно было, чуть-чуть. Вдруг скажешь что-нибудь, а не то. И всё испортишь, всё исчезнет и опять бессмысленный бег по кругу, а надоело до такой степени, что всякий смысл уже, кажется, утерян.
   - Свет в ванной горит, - прошептала Марина.
   - Пусть.
   - Значит, жалеешь?
   Он лениво улыбнулся.
   - Иногда. Когда ведёшь себя по-дурацки.
   Она фыркнула, уткнувшись носом в его плечо.
   - Ты не это должен был сказать.
   - Да? - насмешливо протянул Асадов. - Тогда ты подскажи мне правильный ответ, ты же так любишь это делать.
   Марина его ущипнула за бок, тут же поцеловала в плечо и на выдохе, чуть слышно, прошептала:
   - Я тебя люблю.
   - Ты уверена?
   Она приподнялась на локтях и на него посмотрела.
   - Это я тебе правильный ответ подсказывала.
   - По-моему, у нас ответ один на двоих.
   - Ты прав.
   Он выглядел очень серьёзным, смотрел на неё, провёл большим пальцем по её щеке, Марина сама потянулась к нему за поцелуем, и поэтому никак не ожидала несколько провокационного вопроса:
   - Значит, хоть иногда, но я тоже бываю прав?
   Она посмотрела с укором.
   - Такой момент испортил.
   Асадов довольно рассмеялся и обнял её.
  
  
   = 13 =
  
  
   Разбудила Марину Юля. Прилегла к ней под бок, поёрзала и вздохнула громко-громко. Марина сначала девочку приобняла, а потом на постели подскочила и кинула испуганный взгляд на вторую половину кровати. Она была пуста. Марина перевела дыхание, пригладила растрепавшиеся волосы и посмотрела на девочку, которая наблюдала за ней с любопытством.
   - Мам, ты чего?
   Марина ещё раз оглядела спальню, но потом всё же прилегла и улыбнулась.
   - Ничего. - Притиснула девочку к себе крепче. - Доброе утро, солнышко. Уже поздно, да?
   - Тётя Лера ещё не пришла. - Юля сладко потянулась и обняла Марину руками и ногами.
   Не пришла? Значит, девяти ещё нет... Повернула голову и снова посмотрела на соседнюю подушку, она была заметно примята, да и одеяло сгружено к середине.
   Где Асадов?
   - Юль, а мы с тобой одни в квартире?
   - Одни.
   - Ты точно в этом уверена? - Прислушалась, пытаясь уловить хоть какой-то звук - шаги, шум льющейся в душе воды...
   - Нет никого, мам! - Юля перебралась через неё, улеглась на подушку Алексея (это уже опять его подушка?), тут же подскочила и потянулась к прикроватной тумбочке. - На, - сказала она, протягивая Марине листок. - Что там написано? Я не умею такое читать.
   На листке, размашистым асадовским почерком было написано: "Уехал рано, надо переодеться. Люблю, целую, позвоню. А.". Марина прочитала трижды, улыбнулась и листок сунула под подушку.
   - Что там написано?
   - Лёша привет нам передаёт.
   Юля смешно приоткрыла рот, глядя на неё.
   - Он пришёл ночью, чтобы привет нам написать? Классно!
   Побоявшись, что детские вопросы посыплются на неё, как из рога изобилия, Марина решительно откинула одеяло и встала.
   - Что ты на завтрак хочешь?
   - Хлопья можно?
   - Можно. Мультики посмотри пока, я в душ.
   В ванной не оказалось ни одного сухого полотенца, все влажные и кучей свалены в корзину для грязного белья. Марина постояла немного, находясь в некотором потрясении, потом вышла в комнату за чистым полотенцем. Если честно, до сих пор не верилось. Прошедшая ночь вспоминалась, как сон, если бы проснулась рядом с Алексеем, то удивилась бы, наверное, не меньше, чем когда его рядом не увидела, только подушка, примятая в знак доказательства его пребывания здесь, и мятые простыни. О том, что будет дальше, какое решение принять следует, мучиться ли угрызениями совести - не хотелось думать совсем. Сейчас она спокойна и о плохом думать не хочет. Дайте хотя бы час, другой, чтобы этим спокойствием насладиться.
   - Наконец-то, - выдохнула Калерия Львовна, когда Марина появилась на кухне. Калерия, пришедшая максимум десять минут назад, уже успела раздеться, сменить сапоги на клетчатые тапочки, повязать фартук - и вот уже стояла у плиты и жарила гренки.
   - Доброе утро, - поприветствовала её Марина. - А что "наконец-то"? Я проспала?
   - Нет. Наконец-то ты с самого утра улыбаешься. Случилось что-то хорошее?
   Марина неопределённо повела плечами и крикнула в комнату:
   - Юля, иди умываться, сейчас завтракать будем!
   - Сейчас мультик кончится... Ещё две минуточки!
   - Гренки сладкие сделать? Сейчас песочком посыплю... Так что хорошего у нас случилось?
   - Ничего. Просто у меня хорошее настроение с утра.
   - Надо же, и такое счастье бывает.
   - Калерия Львовна!.. - Марина умоляюще посмотрела на неё, но говорить ничего не пришлось, потому что на кухню вбежала Юля и с разбегу налетела на Калерию.
   - Привет, тётя Лера!
   - Ты почему ещё в пижаме? - удивилась Марина.
   - Я не успела, я мультик смотрела. - Юля привстала на цыпочки, чтобы увидеть то, что жарится на сковороде. - Мама, я не буду хлопья, я буду то, что здесь!
   - Конечно, - удивилась Калерия Львовна. - Нечего этим птичьим кормом желудок забивать ребёнку. Я специально песочком посыпала гренки...
   - Юль, тебе какао?
   - Да!
   - Переодевайся иди бегом, умывайся и за стол, - распорядилась Марина, доставая чашки.
   - Бегу... Жалко, что Лёша не остался, у нас гренки вкусные на завтрак.
   Калерия развернулась к ребёнку и спустила очки на кончик носа.
   - А когда он должен был остаться?
   - Так он же ночью приходил, чтобы привет нам написать! Правда, здорово, тётя Лера?
   - Ночью приходил?.. - Калерия обратила свой заинтересованный взгляд на Марину, а та отвернулась, надеясь, что покраснела не слишком сильно. Всё-таки дети - удивительные создания! Говорливые очень...
   Юля убежала, и на кухне повисло молчание. Правда, Калерия Львовна ни слова ей не сказала. Марина видела, что ей любопытно, но знала, что проявлять это самое любопытство она не станет, удовлетворится известием о том, что Асадов был здесь ночью. И Маринину улыбку заслужено запишет на его счёт. И ведь не ошибётся.
   Спокойствия и хорошего настроения хватило как раз на пару часов, дальше пришла нервозность и беспокойство. Алексей так и не звонил, а Марине очень хотелось узнать, чем он занят. А ещё - как он пришёл утром домой. Что он Соне сказал? И что будет дальше? Марина почти весь день к себе прислушивалась, пыталась уловить хоть тень раскаяния, но его не было, но хорошо это или плохо, так до конца понять и не смогла. В самый разгар раздумий всё-таки позвонил Лёшка, правда, этот звонок совсем не успокоил. Говорил Асадов непонятно, резковато, постоянно на кого-то отвлекался, и Марина поняла, что толка от него всё равно не добьётся, только разнервничается ещё больше.
   После столь неудачного разговора, Марина села на диван и задумалась. Юля тут же нырнула ей под бок и заглянула в лицо.
   - Что, он на тебя ругался?
   - Да нет, не ругался. Просто ему некогда.
   - Работает, значит, - вздохнул ребёнок.
   - Работает, - подтвердила Марина.
   - Поедем в школу?
   - В школу, - кивнула Марина, потом посмотрела на часы и вскочила. - Юля, мы же опаздываем! Собирайся быстрее!
   - Так я собралась уже, - развела она руками.
   Днём они с Юлей были заняты, сначала у девочки было занятие, потом они отправились по магазинам, покупать новые тетрадки, прописи и книжки, очень долго выбирали ручки, набрали целый набор, а потом пообедали в ресторане. Юля не очень любила рестораны, начинала ёрзать и нервничать, по сторонам постоянно оглядывалась и жаловалась, что "здесь очень важно". Всё это Марину отвлекало, она занималась ребёнком и об Алексее вспоминала не часто. А вот к вечеру... Это не было отчаянием или страхом перед тем, что Лёшка больше не придёт, она знала, что придёт - не сегодня, так завтра, но какие новости он принесёт с собой - вот это больше всего тревожило.
   Углядев в окно Томилина, который возвращался с Брюсом с прогулки, Юля выскочила в подъезд, захватив с собой рисунок, точнее, портрет Нины в свадебном платье. Правда, платье было в голубые звёздочки, но Томилину всё равно было разъяснено, что платье именно свадебное. Фёдор нахмурился, выслушивая деловитого ребёнка, который пообещал и его нарисовать в свадебном костюме, а Марина подсказала:
   - Во фраке.
   Томилин недобро покосился на неё.
   - Чего вы выдумываете?
   - А ты жениться не собираешься, нет?
   - С ума сошла, что ли?
   Он ушёл, ворча что-то себе под нос, но рисунок забрал и Юлю поблагодарил.
   - Мам, как ты думаешь, ему понравилось?
   - Конечно, понравилось. Повесит его на стену и будет думать о тёте Нине.
   - Хорошо бы... А ведь если он на тёте Нине поженится, она будет с ним жить? В его квартире?
   - Юль, давай не будем загадывать.
   - А всё-таки?
   - Наверное, да.
   Юля не на шутку задумалась, присела на диван в гостиной и обхватила руками диванную подушку. Марина же подошла к окну и выглянула во двор, всё ещё ждала появления Алексея.
   - Мама.
   - Что?
   - А вот как ты думаешь, если они поженятся, они ведь всё время вместе будут?
   Марина штору задёрнула, расправила и обернулась на девочку.
   - Тебе этого не хочется?
   - Да нет, пусть женятся. Просто я думаю, если они поженятся, ведь Брюс им будет не нужен? Мы могли бы взять его к себе. - Она умоляюще на Марину посмотрела. Та улыбнулась и покачала головой.
   - Боюсь, дядя Томилин даже ради тёти Нины от Брюса не откажется.
   - Ясно, - вздохнула Юля и откинулась на подушки.
   Калерия Львовна сегодня заметно подзадержалась, Марина подозревала, что Асадова ждала. Но появился он уже после её ухода. Марина, если честно, уже и ждать перестала, смирившись с тем, что ему некогда и вообще не до них. Обижаться было глупо, потому что знала - ему сейчас намного труднее, чем ей, Марина почему-то была в этом уверена. Но ждать от этого было не легче. Ждать вообще трудно, наверное, самое трудное.
   Зато, когда раздался звонок в дверь, так спокойно вдруг стало. От сердца отлегло и только тогда стало понятно, насколько же тяжело было весь день. Нужно было с кем-то поделиться своим беспокойством, а с кем, как не с Лёшкой? Понять её сейчас только он может.
   Открыла дверь, и Асадов ввалился в квартиру - большой, тёмный и хмурый. Сразу стало ясно, что беспокоилась она не зря.
   - Ну что? - спросила она, наблюдая, как Алексей раздевается.
   - Да ничего.
   - В смысле, хорошего?
   Он повесил куртку на вешалку, наконец, на Марину посмотрел, а потом протянул руку и привлёк её к себе.
   - Привет.
   Она обняла его, уткнулась носом в его грудь и вздохнула глубоко.
   - Привет. Я весь день о тебе думала.
   - Да? Это здорово. Поцелуй меня, иначе я с ума сойду.
   Поцеловала и потрепала его по волосам.
   - Проходи. Ты устал?
   Из детской выглянула Юля, увидела Алексея и радостно разулыбалась. Она была уже в пижаме, и Марина укоризненно посмотрела на неё.
   - Ты же спишь.
   - Я сплю! Я просто на минуточку проснулась.
   - Она на минуточку проснулась, - подтвердил Асадов, поднимая девочку на руки.
   - У нас столько всего случилось, - сказала она, обращаясь к Алексею. - А ещё я твою записку прочитать не смогла, не умею я такие буквы читать. Но мама сказала, что ты нам привет передал.
   - Да ты что? - Лёша кинул быстрый взгляд на Марину, но та глаза отвела, а потом и вовсе отправилась на кухню, ужин Асадову греть. Тот появился на кухне спустя двадцать минут, уже без Юли, с влажными волосами и без свитера, в одной футболке. Сел за стол и замолчал. Он молчал, а Марине становилось всё страшнее. Поставила перед ним тарелку, хотела прикоснуться к нему, но руку отдёрнула, испугавшись.
   - Ешь.
   - Ты не обиделась?
   - На что?
   - Я не звонил весь день.
   - Когда тебе звонить-то было?
   - Это точно.
   Он ел, а Марина смотрела на него, и всё-таки не удержалась - приобняла его, провела ладонью по его волосам.
   - Алёш, а ты пришёл... Ты останешься?
   Асадов обернулся и удивлённо посмотрел на неё.
   - Конечно. Ты почему спрашиваешь, Мариш?
   - Я не знаю, просто подумала... Что ж теперь будет-то?
   - Нормально всё будет, - проворчал он. - Я всё решу.
   Он произнёс это с таким вызовом, что сомнений не осталось - всё плохо. Марина присела на соседний стул и стала смотреть в окно, потом вдруг опомнилась:
   - Ты Юлю уложил?
   - Уложил. Она обещала спать.
   Марина расслабилась.
   - Хорошо.
   Снова отвернулась, но на этот раз отодвигаться от Лёшки не стала, наоборот, слегка привалилась к его боку.
   - Не переживай ты, - тихо проговорил он, доев и отодвинув от себя тарелку. Обнял Марину одной рукой, убрал с её щеки волосы.
   - Да ладно, думаешь, я не понимаю ничего? Всё плохо. Что она тебе сказала?
   - А что обычно говорят в таких ситуациях? - Алексей вдруг усмехнулся. - Иди туда, откуда пришёл.
   - Что? - Марина закинула голову назад, чтобы на него посмотреть.
   - А что ты так удивляешься? Так и сказала.
   - Странно... А ты Антона видел?
   - Видел.
   - И что теперь?
   Асадов помедлил, видимо, размышляя, потом плечами пожал.
   - Не знаю, разводиться, наверное.
   - Тебе нельзя разводиться.
   Это ему не понравилось, и Лёшка неуютно заёрзал.
   - Марин, по-моему, ты Соню недооцениваешь. Она не будет терпеть...
   Вот здесь нужно было заявить, что терпеть ничего не придётся, что они справятся с собой, что главное - ребёнок, но все слова куда-то подевались, сидела, прижимаясь к нему, чувствуя тяжесть его руки и говорить ничего не хотелось, хоть и понимала, что это банальная трусость и эгоизм с её стороны.
   Асадов снова погладил её по щеке, потом ткнулся носом и поцеловал.
   - Я вчера тебе говорил, что люблю тебя?
   Марина слабо улыбнулась.
   - Не помню.
   - А сегодня?
   - Сегодня точно не говорил.
   - Я тебя люблю.
   - На работе у тебя тоже проблемы?
   Он решил сделать вид, что не заметил, как она ушла от темы.
   - Работа... С работой я справлюсь, не волнуйся.
   Алексей гладил её, а Марина продолжала думать о проблемах, что несколько раздражало. Стянул с её плеча кофту и поцеловал, потом щекой прижался.
   - Давай оставим все проблемы на завтра, пожалуйста. Пойдём спать.
   - Лёш, делать-то что?
   Он ткнулся лбом в её плечо и головой покачал.
   - Не знаю пока. Но всё устроится, по-другому просто не бывает. Но я... Марина, я так скучал по тебе, - Асадов обхватил её двумя руками и сильно сжал. - Я ведь вчера даже не сказал тебе ничего.
   - Что не сказал?
   - Не сказал, как скучал, что думал о тебе... каждый день думал. Как с ума от ревности сходил, сколько раз приезжал сюда, особенно поначалу, всё ждал чего-то...
   - Алёша, не надо.
   - Я хочу, чтобы ты знала. Чтобы не думала, что всё так просто было... Я же знаю, какие тогда разговоры ходили, а ты всё это слышала.
   - Мало ли что я слышала. Это не значит, что я всему верила.
   - Вот и правильно. Что не верила, в смысле. Просто тогда всё так закрутилось, я... вообще мало что соображал. А потом Тошка родился. Два года, как в кино фантастическом прожиты. Вроде умом понимаешь, что это твоя жизнь, но всё равно не верится.
   - Это того стоило, - тихо проговорила она.
   Асадов хоть и горько, но усмехнулся.
   - Какая же ты упрямая, а? Невозможно просто.
   - Невозможно, - согласилась Марина. Повернулась, посмотрела на Алексея и взъерошила ему волосы. - Я очень тебя люблю. И я знаю, что это неправильно, но я так рада, что ты дома.
   Он обнял её, погладил по спине, успокаивая, потом попросил:
   - Не плачь. Во всяком случае, сейчас реветь уже поздно. - Он поднялся и Марину наверх потянул. - Вставай, пойдём спать. Всё устроится, я тебе обещаю...
  
   " " "
  
  
   - Такого я не ожидала. - Лидия стояла в углу комнаты, сложив руки на груди, и наблюдала за племянницей. Та как раз вытащила из шкафа большой чемодан и положила его на кровать, откинула крышку.
   - А я ожидала. Ожидала, знаешь ли!
   - И всё равно пошла к ней и собственными руками, можно сказать, всё испортила?
   - Да ничего я не портила! - Соня посмотрела на тётку со злостью. - Но я должна была с ней встретиться, должна была всё сказать... Я ненавижу её, понимаешь? Их обоих ненавижу, они всё это время за моей спиной!.. - Она вдруг села на постель и устало потёрла горящие от негодования щёки.
   - А ты пошла и их разоблачила, да? Молодец. Тебе только поаплодировать остаётся.
   - Не издевайся.
   - Да что уж тут. И как - она сильно испугалась, когда ты пришла? Прощения, наверное, стала просить.
   - Перестань!
   - Дура ты. Я думала, что поумнела, но, как вижу, ошиблась.
   - А что нужно было делать? Терпеть? Ждать его, думать, где он пропадает... А я знаю, что у неё он, у неё!
   - Не нужно было идти скандалить! - прикрикнула на неё Лидия. - Это показатель твоей уязвимости! Нужно было поставить на место их обоих, а ты... Вот теперь пожинай плоды. Алексей взял и ушёл.
   - Да он только и ждал момента!..
   - А ты ему помогла! - Они помолчали, потом Лидия поинтересовалась: - Что думаешь делать?
   - Не волнуйся, может я и сделала глупость, но если он думает, что так просто уйдёт от меня...
   Лидия усмехнулась и присела на кровать с другой стороны, рядом с Антоном, который с упоением игрался мамиными вещами, тюбиками с кремами, помадами, складывал всё то в одну косметичку, то в другую, и был весьма занят этим важным делом. На возмущённый голос матери внимания не обращал, и только когда Лидия подала ему красивый сундучок, посмотрел на неё и улыбнулся.
   - Хочешь уехать? - Лидия кивнула на чемодан. - По-моему, это глупо. Или надеешься, что Лёшка следом помчится?
   - За мной может и не помчится, а вот за Тошкой... - Соня прилегла рядом с сыном и пощекотала его. - Да, мой хороший? Поедем с тобой гулять?
   - Гуять, - закивал Антон и протянул матери битком набитую косметичку.
   - Ну что ж, может и поможет. Но надолго ли?
   - Лида, не нервируй меня. Он вчера заявился утром, как ни в чём не бывало. Гад... Я всю ночь не спала, звонила ему постоянно, а он просто телефон отключил и с ней остался. Он её успокаивал, а не меня. Он мне изменяет, а успокаивать её едет!
   - Тише, Антона испугаешь.
   Соня притянула мальчика к себе, поцеловала и пригладила его волосы, чтобы не топорщились на макушке.
   - Ничего, пусть знает... какой его папа кобель.
   - Соня! Ладно... И что Лёшка сказал?
   - Да ничего он не сказал. Ходит и молчит, только смотрит на меня. Думу он думает! - Соня пренебрежительно скривилась. - А ты думаешь, что я не знаю, о чём он думает? Он ни сегодня-завтра придёт, вещи соберёт и к ней переедет. А мне тогда что делать?
   - А вот об этом, милая моя, надо было раньше беспокоиться. А я тебя предупреждала! Расслабилась ты слишком, крутила им, как хотела, вот и надоело ему.
   - Покрутишь им, как же... Как глянет иногда, так мороз по коже. Господи, - она прилегла на подушки и уставилась в потолок, - если бы её не было, если бы он не думал о ней постоянно, всё бы по-другому было!
   - Если бы да кабы!.. Обстоятельства нужно принимать такими, какие они есть. Ты с самого начала знала всю ситуацию, у тебя все карты на руках были, и ты же сама его от себя и оттолкнула. Ведь ясно же было, что ему жена нужна, а не актриса.
   - Да, чтобы дома сидела, - не удержалась и съязвила Соня, - детей бы его воспитывала. А мне двадцать пять лет, я жить хочу, понимаешь? Мне ещё рано на себе крест ставить, и я не виновата, что он остепенился, что у него возраст...
   - Тогда не жалуйся! Сама всё испортила. Тебе надоело быть его женой?
   - Пусть попробует со мной развестись.
   - А он и попробует, и зря ты думаешь, что у него не получится.
   Соня недовольно посмотрела на неё.
   - Ты специально это говоришь?
   - Нет, просто хочу узнать, что ты намерена делать.
   - Дать ему понять, что я тоже не безропотное создание. И за своё я буду бороться.
   - За своё? - Лидия усмехнулась. - Очень интересно. И как же?
   - Видишь, вещи собираю. - Соня оставила сына играть, поднялась и подошла к шкафу. Достала ещё одну сумку, уже полную вещей. - Вот здесь Тошкины вещи.
   - Очень умный шаг. Хочешь уйти первой?
   - Не дождётся. Я работать еду, меня не будет пару недель, а ты заберёшь Тошку. А Лёшка пусть подумает.
   - Подожди. Ты хочешь, чтобы я ребёнка забрала?
   - Я купила вам путёвку в подмосковный дом отдыха, там много детей, я узнавала. Воспитатели, няни, врачи... Вот и поезжай.
   - А ничего, что я тоже работаю?
   Соня обернулась и на тётку посмотрела.
   - Кажется, ты на новую машину копишь? Сколько тебе не хватает? Я добавлю. Если ты согласна мне помочь, конечно.
   Лидия хмыкнула, поправила очки, потом посмотрела на мальчика.
   - Беру свои слова обратно. Чему-то всё-таки научилась.
   - Мне нужно увезти Антона, понимаешь? Нужно, чтобы Асадов задумался. Если он всё решил, как ему кажется, пусть подумает лишний раз.
   - А если это не изменит его решения?
   Соня остановилась, уставилась пустым взглядом в полный одежды шкаф.
   - А может, я и не надеюсь, что изменит?.. - проговорила она, но тут же покачала головой и уже громче и увереннее добавила: - Если не изменит, то он меня не стоит. Я не собираюсь тратить свою жизнь на то, чтобы ждать его. Пока он успокоится, пока забудет, и уж тем более делить его с его бывшей женой... Это без меня. Я ведь на самом деле его любила, а ему это нужно? Нет. Так что, я ни в чём не виновата.
   - Суровая у тебя логика.
   - Уж какая есть. Ты Тошку возьмёшь?
   - Возьму. Но я хочу точно знать, когда ты вернёшься.
   - Не волнуйся, я не задержусь. - Соня подошла к кровати и протянула к Антону, который прыгал на кровати, по крайней мере, пытался это делать, руки. Он тоже к ней потянулся, Соня его поймала и подняла на руки, поцеловала в щёку. - Вам в доме отдыха хорошо будет, там природа, воздухом чистым подышите. Только долго не гуляйте, ещё не хватало, чтобы он простыл. Хотя, там врачи... но всё равно.
   - Может няню взять?
   - Нет. Няню я уволила.
   - Зачем? - удивилась Лидия. - Хорошая ведь девочка.
   - Вот именно, хорошая девочка. С Лёшки глаз не сводила, дышать забывала... И всё ему докладывала. Когда я ушла, во сколько вернулась, сколько времени с Тошкой провела. Прихлебательница.
   - Смотрю, ты не на шутку разошлась.
   - А мне шутить совсем не хочется. От того, как я себя сейчас поведу, будет моя дальнейшая жизнь зависеть. А надеяться мне, кроме себя, не на кого. Или ты думаешь, его родители за меня заступятся? Когда я пыталась с Валентиной Алексеевной поговорить об этой девочке... ты знаешь, что бывшая Лёшкина жена ребёнка из детдома взяла? Так вот, когда я со свекровью пыталась об этом поговорить, о том, что этого непонятного ребёнка тоже на фамилию Асадовых записывают, она меня даже слушать не стала. Так на что мне надеяться?
   - И всё равно, злить их я бы тебе не советовала, девочка. Смотри, не перегни палку. Как бы не пришлось тебе пятый угол искать.
   - Не посмеют. - Соня улыбнулась сыну. - Да? Они же так гордятся своей порядочностью, особенно, Григорий Иванович. Я знаю, что делаю. Ну что, гулять пойдём? Поедешь гулять, милый? Поцелуй маму.
   Лидия помогла ей собрать вещи, необходимые взять в поездку, и поэтому собрались они гораздо быстрее, что было только на руку. Когда уже вышли за дверь, со всеми сумками, спящим ребёнком на руках, в квартире зазвонил телефон. Соня замерла, вцепилась в дверную ручку, раздумывая, стоит ли вернуться, знала, что Лидия за ней внимательно наблюдает, и в итоге покачала головой.
   - Нет... Возвращаться дурная примета, - и повернула ключ в замке.
   Алексей появился только вечером. Ещё с улицы заметил тёмные окна квартиры и забеспокоился не на шутку. Бегом вбежал по лестнице на третий этаж, кляня себя за то, что не бросил днём все дела и не приехал. Ему нужно было собрать вещи, ведь он всё решил, и даже Соню вчера попытался предупредить о своих намерениях, правда, она слушать не захотела, едва ли не выгнала его из квартиры, и Алексей решил, что она и сама прекрасно всё понимает. Понимает, что уже не исправишь ничего, и выход только один - разойтись, только нужно постараться сделать это как можно более спокойно и продуманно. Ради Антона. Да и с Антоном нужно что-то решать, и Асадову уже даже было, что Соне предложить. А вот сейчас, оказавшись в тёмной, пустой квартире, не знал, что и подумать. Включил в прихожей свет, потом, не раздеваясь, прошёл в комнаты. Никого не было.
   Конечно, пугаться было рано. Мало ли где Соня могла быть. Да и ребёнка взять с собой могла, не так уж и поздно. И отсутствию Любаши и Маши можно было найти объяснение, но оно почему-то не находилось. Асадов прошёлся по квартире, заглянул в шкафы, заметил хаос в детской и спальне, и некоторое время стоял, раздумывая. Набрал номер жены. Но включился автоответчик, и Алексей в раздражении нажал на кнопку отбоя.
   - Вот дрянь, а, - пробормотал он, поражаясь тому, что ещё способен разговаривать тихо, а не орать от злости.
   По лестнице вниз сбежал ещё быстрее, чем взлетел по ступенькам вверх несколько минут назад. Устроил допрос консьержу, но тот ничем особенным его порадовать не смог. Только подтвердил, что - да, уехали, причём давно, днём ещё, с ребёнком и сумками, он ещё сам помогал им вещи в машину загрузить. Родственница ещё была с женой вашей...
   - Что-нибудь говорили? Куда собирались? Может, слышал краем уха...
   - Да не слышал, Алексей Григорьевич! Софья Николаевна мальчика на руках держала, он спал, и они ни о чём не разговаривали. А случилось что-то, да?
   Асадов головой мотнул и из подъезда вышел. Долго сидел в машине. То просто сидел, вцепившись в руль и задыхаясь от злости и бессилия, то набирал на телефоне номера Сони и Лидии по очереди, потом подумал и родителям позвонил, осторожно выспросил - не звонила ли Соня им. Получив отрицательный ответ, поспешно с отцом попрощался, отложил телефон и глаза закрыл.
   Марина сама открыла ему дверь, видимо, увидела в окно, как он подъехал, и сразу же нахмурилась, как только Алексей вошёл в квартиру и она его увидела.
   - Вы опять разругались?
   Он качнул головой.
   - Я её не видел. Она собрала вещи и уехала... И Антона забрала.
   Весь вечер прошёл в напряжённом ожидании. Алексей телефон из рук практически не выпускал. Раз за разом набирал номер жены, но тот лишь талдычил одно и то же, просил оставить сообщение.
   - Не думал я, что она такая дура, - сказал Лёшка, когда они всё же решили укладываться спать.
   - Ты переживаешь за Антона? - Марина присела рядом с ним и обняла за плечи, успокаивающе погладила.
   - Я переживаю за то, что она увезла его в неизвестном направлении. Найду... не знаю, что сделаю.
   - Ладно, Алёш. Тебе поспать надо. А Антон с мамой, ничего с ним не случится.
   - Да знаю я, - вздохнул Асадов и, наконец, лёг. - Но как она могла?..
   - Она обижена.
   - Она на меня обижена, ребёнок-то тут при чём?!
   - Вот найдёшь их и ей это объяснишь.
   - Это, наверняка, эта старая интриганка её учит! И Белова тоже... - Алексей вдруг снова сел на постели. - Ленка! Нужно ей позвонить!
   - Лёш, ты знаешь, который час?
   - Я знаю, и этой змее сейчас об этом напомню!
   Он ушёл, а Марина прилегла на подушки, прислушиваясь к шагам Алексея в гостиной.
   Дозвониться до Беловой он тоже не смог, спать лёг недовольный, злой, и всю ночь ворочался с боку на бок. И ничего удивительного, что утром вскочил ни свет, ни заря, и когда Марина сама проснулась и появилась на кухне, Лёшка уже завтракал в компании Юли и даже улыбаться старался, хотя Марина с первого взгляда заметила, что даётся ему это не просто.
   - Доброе утро, - поздоровалась она. - Вы почему меня не разбудили?
   Калерия окинула её внимательным взглядом и предложила заварить ей ромашковый чай. Марина с неудовольствием подумала, что выглядит, наверняка, не очень хорошо, раз ей предлагают начать день с подобной прелести.
   - Доброе утро, мамочка. Я хотела тебя подождать!
   - Ешь, - Марина улыбнулась девочке, и погладила Алексея по плечу. - Ты как? - шепнула она ему.
   - Нормально. Сейчас поеду к Ленке. - Он аккуратно размазывал по тосту масло, но вместо того, чтобы самому откусить, подал Марине. - Не дал я тебе сегодня поспать? Поэтому и не стал тебя будить.
   Марина встретила его виноватый взгляд, протянула руку и откинула ему чёлку со лба. Но вдруг почувствовала взгляд Калерии Львовны и руку отдёрнула.
   - Мам, мы в школу сегодня поедем?
   - Конечно, поедем. Сейчас позавтракаем и будем собираться. Мы успеем, не волнуйся.
   Алексей улыбнулся девочке.
   - Учительница хорошая?
   - Да, - закивала Юля, - мама говорит, что она будет меня учить, когда я в школу пойду по-настоящему. Да, мам?
   Марина кивнула, а Асадов снова улыбнулся. Но мысли его уже были далеко, он был сосредоточен, и на месте ему уже не сиделось, поэтому Марина и не стала спорить, когда сразу после завтрака, Алексей засобирался, только попросила:
   - Только с плеча не руби, этого сейчас делать нельзя.
   - Для начала их найти нужно.
   - Найдёшь, - заверила его Марина.
   Когда она вернулась на кухню, проводив Алексея, Калерия пила чай, а увидев Марину, расстроено покачала головой.
   - Это надо же, уехать неизвестно куда да ещё ребёнка увезти. Это о чём думать надо было?
   - Да всё правильно она думала, Калерия Львовна, - негромко проговорила Марина, глядя в окно, наблюдая, как машина Асадова выезжает со двора. - Она ищет способ его удержать... или отомстить, уж не знаю, что точно она сейчас чувствует. Но самое действенное - это увезти ребёнка и дать Лёшке прочувствовать.
   - Но она же не надеется, что он на самом деле вернётся?
   - Почему? Она вполне может на это надеяться. Другое дело, что решит сам Лёша.
   - А что, это не очевидно? Кажется, он уже всё решил.
   - Решил, - согласилась Марина, но невесело. - И теперь ему нужно ещё кучу проблем решить. - Она вдруг обернулась и на домработницу посмотрела. - А вдруг она не разрешит ему видеться с сыном?
   Калерия махнула на неё рукой и поднялась.
   - Глупости не говори.
   Занятая невесёлыми мыслями об Алексее, Марина совершенно не готова была к визиту Исаева. Он объявился после обеда, когда они с Юлей уже вернулись из школы, пообедали и решили немного погулять у дома, покататься на качелях. Детей на детской площадке не оказалось, и Юля просто качалась на качелях и время от времени махала Марине, которая стояла неподалёку, рукой. Марина тоже прогулке была рада, дома её беспокойство просто не помещалось, а на улице дышала свежим воздухом и вышагивала взад-вперёд по тротуару. Вот тут и появился Аркаша, причём Марина даже не заметила, как он подъехал, и вздрогнула, услышав его голос за спиной.
   - Привет.
   Обернулась и уставилась на него, как на чудо дивное. Вот уж кого не ожидала увидеть, так это его.
   - Привет, - отозвалась она несколько неуверенно. - Ты ко мне?
   - К тебе, - улыбнулся он. Оглядывал её ищущим взглядом, в лицо Марины вглядывался пристально, словно пытался разглядеть ответы на какие-то свои вопросы. - А ты как? Гуляешь?
   Она кивнула.
   - Да, Юля катается на качелях.
   Его взгляд метнулся в сторону детской площадки.
   - Значит, тебе удалось?
   - А ты приехал, надеясь, что нет?
   Исаев помолчал, сверля её взглядом.
   - Злишься до сих пор?
   - Да не злюсь я, Аркаша. - Марина повернулась к нему. - За что мне злиться на тебя? Это было твоё решение, ты имел на него право. Я даже обижаться на тебя не могу, не говоря уже о злости. За что? За то, что ты не захотел воспитывать чужого ребёнка? Каждый должен это решить для себя. Я решила и ты решил. Всё правильно.
   - А мне так не кажется. Я до сих пор опомниться не могу, ты всё решила в одну минуту.
   - Неправда. Я дала время подумать нам обоим.
   - Да уж, - он сунул руки в карманы куртки и снова стал смотреть на ребёнка. - Знаешь, я никогда раньше не верил, что ты просто взяла и выгнала бывшего мужа. Всё понять не мог, как ты могла его выгнать? Ты всегда такая тихая, такая рассудительная, а вот когда сам оказался за порогом с чемоданом под мышкой, да ещё всё произошло так быстро, то я долго опомниться не мог.
   - Я могу попросить у тебя прощения.
   - Марина, - он укоризненно посмотрел на неё.
   - Аркаш, я не понимаю, что ты хочешь от меня. Ты зачем приехал?
   Этот вопрос заставил его задуматься.
   - Встретиться с тобой хотел, - решил Исаев наконец.
   - Думаешь, мы ещё не всё обсудили?
   - Кажется, всё. Что обсуждать-то? Ты сказала - выбирай.
   - Вот именно.
   - Мама!
   Марина послушно помахала Юле рукой.
   Исаев обдумал слово "мама" и поинтересоваться:
   - Ты сейчас счастлива?
   - Ты имеешь в виду из-за Юли? Да.
   - А из-за чего не счастлива?
   Марина только улыбнулась.
   - Не надо, Аркаш.
   - Я соскучился.
   Она опустила глаза, а затем и вовсе отвернулась, не зная, что ему сказать.
   - Правда, не любила?
   - Ах, вот что тебе покоя не даёт?
   Он спорить не стал, молча смотрел на неё. Марина поняла, что отвечать придётся.
   - Ты очень мне помог, я тебе благодарна. Иначе я бы с ума сошла, наверное. И я тебя любила, но, прости, наверное, не так, как тебе бы хотелось.
   - Да не любила. Ты любила меня рядом с собой, а меня самого...
   Марина повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.
   - А ты меня любил? Как ты сейчас об этом говоришь.
   Он прекрасно понял, о чём она, и только усмехнулся.
   - Настолько, чтобы взять ребёнка из детдома? Нет. А может, ты просто не дала мне времени.
   - А у меня не было этого времени, Аркаш, и я пыталась тебе это объяснить. Так ты приехал поставить точку?
   Он ей улыбнулся, правда, глаза смотрели настороженно.
   - А может, запятую?
   - Точку, Аркаш.
   Подбежала Юля и взяла Марину за руку, на Исаева посмотрела с любопытством.
   - Здрасти.
   Аркаша поразглядывал её немного, потом поздоровался в ответ.
   - Привет.
   - Ты устала? Домой пойдём? - спросила Марина. Юля кивнула, и указала рукой в сторону дороги. Марина повернула голову и увидела Лёшкину машину. Аркаша тоже заметил. Хмыкнул.
   - Понятно.
   Но Марине было не до его сарказма. Наблюдала за Алексеем, который вышел из машины и направился к ним, хмурясь всё сильнее. С Исаевым даже не поздоровался.
   - Ну что? - сразу спросила Марина, на мгновение позабыв о присутствии Исаева, смотрела только на Алексея и с колотящимся сердцем ждала новостей.
   - Сейчас переоденусь и поеду, я вещи привёз.
   - Ты всё узнал?
   Он коротко кивнул и взял Юлю за руку.
   - Пойдём домой, пусть мама поговорит.
   Они пошли к подъезду, а Марина снова повернулась к Аркаше. Хотелось поскорее уйти, но она не знала, как с ним попрощаться. К счастью, он сам всё понял, и затягивать разговор тоже желания не имел.
   - Да, я зря приехал.
   - Почему зря? Поговорили. Разве плохо?
   - Вы снова живёте вместе?
   - Ты же слышал, он вещи привёз.
   - Слышал.
   - Аркаш, извини, мне нужно идти.
   Он спорить не стал, и даже улыбнулся ей на прощание вполне бодро.
   - Ну что ж, ты права, каждый из нас сделал свой выбор.
   Марина немного постояла, наблюдая, как отъезжает его машина, а когда поднялась в квартиру, сразу натолкнулась на Алексея, который смотрел на неё с явной претензией и возмущением.
   - Вот только не кричи, - с порога заявила она и присела на стул, чтобы разуться. - Лучше рассказывай.
   Он тут же сдулся, как воздушный шарик, от возмущения и следа не осталось, и он начал рассказывать о том, как поскандалил с Ленкой Беловой, которая довольно долго держала оборону, но потом всё же призналась, что Лидия ей звонила, предупредила, что уезжает на некоторое время.
   - Так что, я сейчас переоденусь и поеду.
   - Куда?
   - В Подмосковье, в какой-то дом отдыха. Чёрт, я думал, что мне Ленку бить придётся, она стояла до последнего. Вот упёртая.
   - А если она уже позвонила и предупредила их?
   Алексей помрачнел.
   - Всё может быть. Поэтому надо поторопиться.
   - Может, мне с тобой поехать?
   - Зачем?
   - Чтобы за тобой следить, чтобы ты не наделал глупостей.
   - О Господи, Марина!..
   - Я в машине подожду!
   - Хватит, я сказал!
   Его даже несколько посмешило нежелание Марины отпускать его одного. Подумать только, следить она за ним поедет. Но веселился недолго, опять вернулись мысли о жене и сыне, и стало не до веселья, всё думал, что он скажет Соне, когда встретится с ней. И уж совсем не ожидал увидеть вместо жены её тётку, которая нянчилась с его ребёнком. Он нашёл их в детской комнате, куда его проводила женщина, встретившая его на ресепшене. Ещё в коридоре услышал настырный плач Антона, распахнул дверь и едва не столкнулся с Лидией, которая неумело пыталась успокоить плачущего ребёнка. Трясла его, что-то шептала, а когда увидела Асадова, замерла.
   - Лёша?
   - Не ждали? - хмуро поинтересовался он и решительно сына у неё отобрал. Антон смотрел обиженно, дул губы и растирал ладошкой слёзы по щекам. Но на руках у отца рыдать перестал, только всхлипывал время от времени.
   - Ты как нас нашёл?
   - Плохо прячетесь, Лидия Викторовна, а ещё подружек заводите ненадёжных. - И тут же поинтересовался: - Где она?
   - Соня? - вроде бы удивилась Лидия. - Её нет.
   - Как это - нет? - изумлённо переспросил Асадов.
   - Она уехала на съёмки.
   Алексей долго смотрел на тётку жены, затем резко развернулся и из игровой вышел. Зашагал по коридору, вспомнил, что не знает куда идти и обернулся.
   - Папа. Папапапа, - заговорил Антон и дёрнул его за волосы.
   - Подожди, Антош, папа занят.
   - И что теперь мне делать? - с вызовом поинтересовалась Лидия, когда они оказались в номере. По комнате были разбросаны игрушки, одеяло на кровати измято, видно Антон здорово на кровати попрыгал или повалялся. Алексей посадил ребёнка на кровать и начал торопливо закидывать в сумку вещи сына.
   - Понятия не имею.
   - Она меня убьёт, когда узнает.
   Он обернулся и на Лидию посмотрел.
   - И меня, по-вашему, это должно как-то взволновать? Вот до этого момента я ещё мог понять её, мог простить ей эту глупость, но сейчас... Она отдала вам ребёнка, а сама уехала на съёмки?!
   - А что сделал ты? Ты её бросил!
   - И это повод, чтобы ребёнка увозить черте куда? И почему вы здесь одна? Где Маша?
   Лидия поморщилась.
   - Она её уволила.
   - Просто замечательно. Доверить ребёнка человеку, который о детях только читал!
   - Не смей меня оскорблять!
   Асадов только возмущённо выдохнул.
   - Ладно. Можете делать, что хотите, а племяннице своей скажите, что своего сына я забрал. А она пусть приедет и поговорит со мной.
   - Она в Крыму, Лёша.
   - Да что вы? А зря не на Марсе. Оставила бы ребёнка с соседкой и летела бы осваивать другую планету.
   Лидия прошла к креслу, села и с неудовольствием на Алексея поглядывала. Тот как раз надевал на Антона болоньевые штанишки. Мальчик снова завозмущался, а потом и заплакал, но отец на его рёв внимания не обращал, делал своё дело.
   - Что ты собираешься делать? - спросила она. - Разводиться?
   Алексей поднял на неё глаза.
   - Вас это беспокоит?
   - Да, и у меня для этого причина, не находишь?
   - Вот Соня приедет, мы с ней поговорим и всё решим. И я очень надеюсь, что она захочет искать выход из создавшегося положения, а не истерить.
   - Очень странная позиция для человека, который изменил жене.
   - А, так её именно моя измена беспокоит. Или что-то другое? Более весомое? - Лидия промолчала, и Алексей даже был этому рад. Взял Антона на руки, тот ткнулся носом в его щёку и обиженно засопел. Совсем его сегодня замучили.
   ...Марина почти бегом кинулась в прихожую, когда услышала звонок в дверь. С лестничной клетки слышался громкий плач, она открыла дверь, и Асадов, переступив порог, сунул ей в руки Антона.
   - О Господи, что случилось? - Марина пыталась заглянуть в зарёванное личико, но Антон упорно отворачивался, и продолжать реветь. Лёшка только отмахнулся и бросил сумку с детскими вещами на пол.
   Пока Асадов шумел на кухне, Марине казалось, что она даже из гостиной слышала, как он громко выдохнул, залпом выпив стакан воды, она раздела Антона, он сразу плакать прекратил и начал с интересом оглядываться. Юля тут же принялась его развлекать, взяла за руку и повела показывать квартиру, не обращая внимания на просьбы Марины, позволить ей ребёнка переодеть.
   - Мы сейчас посмотрим мою комнату и придём, мама!
   Алексей заглянул в гостиную, понял, что детей нет, прошёл к дивану и практически рухнул на него. И устало вздохнул.
   - Ну, вот и всё...
   Марина покачала головой.
   - Ой, как я не уверена.
  
  
  
   = 14 =
  
  
   - Антош, давай ещё ложечку, последнюю. - Марина поднесла к губам мальчика ложку и посмотрела умоляюще. Антон в ложку заглянул, поразглядывал кашу, потом покачал головой и категорично заявил:
   - Неть.
   - А за папу?
   - Неть.
   Марина глаза закатила, но спорить больше не стала, поставила тарелку с недоеденной рисовой кашей на стол и протянула к ребёнку руки.
   - Ладно, нет, так нет. Пойдём умываться?
   Вынула ребёнка из детского высокого стульчика, Антон сам к ней руки потянул, ему не терпелось завтрак закончить и отправиться играть. Как-то незаметно, всего за три дня, их квартира превратилась в детское царство. Всюду игрушки, детские вещи, все мысли и дела крутятся вокруг двоих детей, которым постоянно что-то требуется. Юля от Антона на шаг не отходила, постоянно водила его за ручку, и рассказывала, во что они теперь будут играть. То в больницу, то в дочки-матери, то в школу. Антон не спорил, ходил за ней, как собачка и во всех играх участие принимал весьма формальное - не возражал, когда его переодевали или заставляли пить чай из кукольного сервиза в компании плюшевого медведя, яркого тряпичного Арлекина и парочки кукол. Марину с Алексеем его послушание несколько удивляло, но, в конце концов, пришли к выводу, что Юля мальчика просто забалтывает. Она без остановки что-то ему рассказывала, какие-то невероятные истории придумывала, то к нему поворачивалась, то к куклам, и Антон, непривыкший к таким бурным играм, наблюдал за Юлей, открыв рот от удивления. Это началось с первого вечера, после того, как все немного успокоились, Марина с Лёшей поговорили, детей накормили, и Юля потянула мальчика играть. На диване в гостиной были высажены все куклы и плюшевые звери, и Юля устроила настоящий спектакль, знакомя всех с Антоном. Тот стоял рядом с диваном и за всем этим действом наблюдал с ярко-выраженным изумлением. Даже потрогать ничего не пытался - стоял, спрятав руки за спину, и смотрел то на кукол, то на Юлю, которая говорила-говорила...
   - Она просто одна заскучала, - шепнула Марина Асадову. Они стояли в сторонке и наблюдали за детьми. - Привыкла среди детей, а сейчас только в школе общается, да и то недолго получается.
   Алексей хмыкнул.
   - Зато Тошка в шоке. В хорошем смысле слова.
   Антон вдруг принялся оглядываться, потом сбегал за своим любимым плюшевым зайцем и сунул его Юле в руки.
   - На.
   Та без лишних вопросов усадила зайца в ряд кукол и заговорила дальше:
   - Вот к нам ещё пришёл зайка. Сейчас мы ему нальём чаю, у нас ещё печенье есть...
   Видя, что его зайца тоже приняли в компанию и даже заговорили за него, Антон счастливо заулыбался, обернулся на отца и указал пальчиком на диван, полный игрушек.
   - Папа!
   Лёшка ему кивнул.
   - Я вижу. Здорово.
   Но толк от этих игр, бесспорно, был. За день дети настолько уставали от игр и друг от друга, что засыпали вечером почти мгновенно, даже Юля после ужина начинала зевать, и в девять оба без всяческих капризов отправлялись спать. Сколько это счастье продлится - не ясно, но в первые дни, наполненные волнениями и проблемами, жизнь весьма облегчало. В первую ночь Антон спал на маленьком диванчике в спальне Марины и Алексея, обложенный подушками, и всё равно Лёшка постоянно вскакивал ночью, боясь, что подушки с дивана свалятся на пол, а Тошка вслед за ними. Одной ночи таких развлечений Асадову вполне хватило, и на следующий день в их спальне уже появилась детская кроватка. А в компании с ней ещё куча детских вещей, и Марина обратила особое внимание на то, что вещи все новые, только из магазина.
   - И что теперь? - спросила она, наблюдая, как Лёшка собирает детский стульчик. - Ты ей так и не дозвонился?
   - Нет.
   - А ты звонил?
   Он обернулся и посмотрел возмущённо.
   - Я звонил, Марин. Но висеть на телефоне сутками, я не собираюсь. Если её не интересует состояние собственного ребёнка, если она отключила телефон, то это её проблема. К тому же, я подозреваю, что разговаривать она не желает именно со мной. Тётушка её уже давно ей всё сообщила.
   - Значит, она приедет.
   - Может быть.
   - Может быть?
   Алексей выпрямился, покатал стульчик, проверяя, как работают колёсики, затем обернулся.
   - Марина, я Лидии позвонил, она говорила со мной совершенно спокойно, значит, всё уже Соне сообщила и получила чёткие инструкции - поднимать скандал или нет. И из этого я делаю определённые выводы.
   Марина присела на диван и вздохнула, задумавшись.
   - Не нравится мне всё это. Почему она не едет?
   - Тебе этого хочется?
   - Я хочу ясности! Ребёнка туда-сюда возите.
   - Она вернётся, и я с ней поговорю.
   Марина невесело улыбнулась.
   - И что скажешь?
   Лёшка помрачнел немного.
   - Я знаю, что ей сказать.
   - Если Асадов сказал - я знаю, то ничего хорошего от этого не жди, - авторитетно заявила Нина, когда Марина вкратце передала ей этот разговор. Башинская явилась сразу после завтрака, причём демонстративно пришла в домашних тапочках, показывая тем самым, что идти ей теперь недалеко.
   - Ой, Нин, не наговаривай на него.
   - Да я не наговариваю. Сама знаешь. Контролировать надо.
   - Это его жена, пусть он сам с ней разбирается. Уж я-то точно не знаю, как с ней разговаривать. Я поговорила недавно, мне этого бесценного опыта на всю жизнь хватит.
   Башинская усмехнулась.
   - Ты всерьёз расстроилась, что ли? Брось. Это молодая девочка, из тех, что за своё борются не потому, что им без этого никак, а потому что - моё.
   Марина остановилась, отложила ложку, которой помешивала суп, и на Нину посмотрела очень серьёзно.
   - Знаешь, что меня больше всего беспокоит? То, что она не примчалась сразу. Я не понимаю, почему она не едет.
   Нина пожала плечами.
   - А с другой стороны, зачем ей ехать, Марин? Если Лёшка прав и Лидия наша Викторовна всё ей доложила, а это, скорее всего, так, иначе бы она так спокойно себя не вела, то Соня знает, что с сыном всё в порядке, он с отцом. Зачем ей торопиться? Скандалить?
   - Да... - согласилась Марина. - А пока она не торопится, продумывает, что делать.
   - Не без этого, - кивнула Нина.
   Марина присела и облокотилась на стол.
   - Я даже не надеюсь, что всё это закончится хорошо. Я, лично, никакого выхода не вижу.
   - А тебе и не надо. Пусть Лёшка его видит.
   Марина помолчала, размышляя, потом посмотрела на подругу и улыбнулась.
   - Ладно, хватит про проблемы. Как у вас с Томилиным дела?
   Башинская разулыбалась.
   - О, Томилин - это нечто. Мариш, он так меня веселит. Представляешь, вчера купил мне цветы. Огромный такой букет. - Нина звонко рассмеялась, а Марина удивилась.
   - Что ты так веселишься? Это же здорово.
   - Конечно, - не стала Нина спорить. - Правда, я накануне очень долго ему рассказывала о том, что у меня аллергия на лилии, я чихаю, ты же знаешь, но, наверное, переборщила, их он мне и купил.
   Марина тоже рассмеялась.
   - И что ты ему сказала?
   - Ничего. Сунула букет под нос Брюсу, тот чихнул, и цветы были выдворены на лестничную клетку.
   - А, так ты смирилась с его любовью к собаке?
   - Что делать... Тебе проще, твоя соперница пришла, гадостей наговорила - и Лёшка твой. А мне что делать?
   - Я уверена, что ты справишься.
   - Конечно, справлюсь. Но домработницу всё-таки придётся поменять. Не нравится мне эта девица, только и слышно - да, Фёдор Евгеньевич, нет, Фёдор Евгеньевич.
   - Так ты собираешься здесь обосноваться? Всерьёз?
   - А почему нет? Замуж хочу, и не просто замуж, а за Томилина. Он меня заинтриговал. Да и ему нужна такая жена, как я. Ты знаешь, что он собирается открывать филиал в Финляндии? Выходит на мировой рынок!
   - Ну, конечно, - фыркнула Марина, а Нина неожиданно обиделась.
   - Что? Я вполне серьёзно.
   - А чем он занимается? Мне Лёша говорил, а я забыла.
   - Транспортными перевозками. Очень прибыльный бизнес, между прочим.
   - Верю, ты умеешь выбирать.
   Они обменялись понимающими взглядами, а Нина усмехнулась.
   - Вот вроде комплимент мне сказала, а чувствую, что радоваться мне не стоит.
   Марина рассмеялась.
   На кухню пришёл Антон, пооглядывался, посмотрел на Нину, которая ему подмигнула, но он равнодушно отвернулся и уцепился ручками за край стола. Подпрыгнул, пытаясь увидеть, что там. Марина поманила его к себе.
   - Как он на Асадова похож, - покачала головой Башинская, с умилением разглядывая мальчика, которого подруга усадила к себе на колени. - Глазами особенно.
   - Да. - Марина пригладила тёмные волосы у Антона на макушке, потом ложечкой зачерпнула варенье и поднесла к губам ребёнка. Антон рот открыл, а когда варенье проглотил, причмокнул губами и заулыбался. - Вкусно? - рассмеялась Марина и мальчика поцеловала, а тот указал пальчиком на варенье.
   - Есё.
   Нина тоже засмеялась.
   - Весь в папу. Ещё! Да, Антон Алексеевич?
   Юля вошла на кухню, посмотрела на них и упёрла руки в бока.
   - Антон, мы же играем в школу! Пойдём.
   - Юля, - Марина укоризненно посмотрела на неё. - Он же маленький, он устал уже. Дай ему отдохнуть. Садись, попей чаю. Я варенье достала клубничное.
   Юля вытаращила на неё глаза.
   - Клубничное? Тётя Лера говорила, что оно на самый важный случай. У нас важный случай?
   - Очень важный, садись давай. - Нина придвинула ей стул и налила чаю. Потом придвинулась к девочке. - Что, Юль, взяла мелкого под опеку?
   Юля облизала ложку и важно кивнула.
   - Он же ничего не умеет, тётя Нина! Он даже буквы ни одной не знает, а я его учу.
   - Ух ты. И чему научила?
   - Мы уже две буквы выучили. А и Б. Антон, скажи А. - Девочка посмотрел на него в ожидании. Антон моргнул, потом сказал:
   - Есё.
   Нина рассмеялась, а Марина изо всех сил постаралась сохранить серьёзное выражение на лице. А Юля расстроено покачала головой.
   - Как же ты будешь читать книжки? Ты же ничего не запомнил!
   - Юль, он ещё очень маленький, он даже говорить толком не умеет, а ты ему про буквы рассказываешь.
   - Мама, - Юля посмотрела на неё в полной растерянности, - а как же он будет говорить слова, раз он буквы не знает? Мы же буквы говорим, нам учительница так говорила.
   - Воот, - протянула Нина, размазывая варенье по своему блюдцу, - она ещё даже в школу не пошла, а ей уже рассказали, что мы буквы говорим и какие... Бедные дети.
   - Ты говоришь то же самое, что и Лёшка, - поддакнула Марина, а Башинская вдруг замерла, затем осторожно переспросила:
   - Да?
   - Да.
   - Кошмар какой, я начала думать, как Асадов.
   Если бы не пребывание в постоянном ожидании, то жизнь могла стать вполне счастливой и спокойной. За неделю их с Алексеем новая жизнь - вместе, с детьми, приобрела свои особенности, свои прелести, свои острые углы, которые они старательно огибали, наученные долгим опытом жизни врозь. Сложился определённый порядок, хотя кому-то это может показаться глупым, времени прошло всего ничего - что такое неделя? Семь коротких дней. Но когда ты ошибаешься в первый день и начинает плакать ребёнок, то на следующий день ты тактику меняешь, убеждаешься, что в этот раз ты оказался более прозорливым, то и дальше ты действуешь, учитывая свои ошибки и стараясь их больше не повторять. И вот проходит неделя, а у вас в доме уже действует особое расписание, подстроенное под двух маленьких детей, которые теперь самое важное, что есть в жизни. Одну нужно возить на занятия в школу, потом на гимнастику, к другому вставать по ночам и кормить с ложечки. Всё это было так странно, непривычно, но удивляться было некогда, слишком много забот появилось.
   В один из дней Алексей привёл молоденькую девочку, которую представил, как Машу и очень долго и громко поражался тому, как та могла позволить себя уволить в его отсутствие.
   - Кто тебе зарплату платит, в конце концов? Что ты разобиделась и убежала сразу? Надо было мне позвонить.
   - Да я не обижалась, Алексей Григорьевич, просто Софья Николаевна... - Маша замолчала на полуслове и уставилась на Марину.
   - Маша, я хочу, чтобы ты запомнила, - продолжил Асадов, не обращая внимания на смятение, которое испытывала девушка, - ты няня моего сына, я тебе плачу, и я тебе доверяю. Что бы в дальнейшем не происходило, ты должна быть рядом с Антоном. И уволить тебя никто, кроме меня, права не имеет. Ты запомнила?
   - Запомнила, Алексей Григорьевич, - несколько затравленно проговорила Маша, а Марина из-за её спины показала Лёшке кулак.
   - Что ты девочку пугаешь? - укоризненно проговорила она, когда Маша ушла в детскую и увела с собой Антона, который запрыгал от радости, увидев её.
   - Я накричал на неё?
   - Этого и не требовалась, она и так тебя боится.
   - Вот уж глупости, - фыркнул Асадов. Потом совсем другим тоном поинтересовался: - Как она тебе?
   Марина развела руками.
   - Она няня твоего сына, сам же сказал - ты ей доверяешь. Значит, всё хорошо.
   Он присел на край стола и сложил руки на груди.
   - Если так получится... что Антон будет жить с Соней... Об этом ведь надо думать, да? В этом случае я должен быть уверен, что за ним присматривают должным образом. А никому кроме Маши я его не доверю.
   - Тогда тем более. Что ты меня спрашиваешь?
   Алексей достаточно возмущённо фыркнул.
   - А что, я не могу спросить тебя?
   Марина улыбнулась и погладила его по плечу.
   - Можешь. Спрашивай.
   Маша чувствовала себя достаточно скованно, к Марине обращаться стеснялась, даже по поводу Юли, разговаривала либо с Калерией, либо с Алексеем, а когда Марина застала её на кухне пьющей чай, жутко перепугалась. Уставилась испуганно и тут же обернулась на Калерию, но та только рукой на неё махнула, когда Маша попыталась подняться из-за стола.
   - Сиди, что ты вскочила. - И глянула на Марину. - Что ты девочку напугала?
   - Я не буду больше, я на минутку. Маша, вы с детьми побудете, да? Мне нужно съездить по делу, всего на пару часов.
   Маша снова со стула привстала.
   - Конечно, Марина Анатольевна.
   А Калерия оглянулась через плечо.
   - Опять тебя с работы дёргают?
   - Я всего на пару часов, - заверила её Марина. - Не задержусь.
   Юля налетела на неё сзади и обняла руками.
   - Мам, ты куда?
   - На работу, солнышко. Ты с Машей останешься. Погулять сходите.
   - Хорошо. За Тошей я послежу, ты не волнуйся.
   - Я не волнуюсь, следи. А Маша за вами обоими последит. - А прежде чем из кухни выйти, Маше улыбнулась. - Спасибо.
   Вечером Юля вцепилась в Алексея и потребовала:
   - Спой песенку.
   Тот даже поперхнулся.
   - Я? Песенку?
   Юля кивнула, а Лёшка решительно замотал головой.
   - Юль, я петь не умею и песен не знаю.
   - Никаких? - ужаснулся ребёнок.
   - Никаких.
   - И про крокодила не знаешь?
   - Эту точно не знаю.
   - Тогда я тебе её спою. Садись. Сейчас Тошу приведу и буду вам петь.
   Марина, наблюдавшая за всем этим со стороны и заметившая, с каким тоскливым выражением на лице, Асадов приземлился на диван, подошла, наклонилась к нему и шепнула:
   - А вот если бы ты сказал правду...
   - А я правду сказал. Петь я не умею.
   - А мне когда-то пел, - поддела его Марина.
   - Когда? - изумился он.
   - А когда мы познакомились? В караоке пел. Забыл?
   Лёшка громко охнул.
   - С ума сошла, это когда было?
   - И этот человек меня называет трусихой!..
   Зато ночью стало не до песен и не до смеха. У Антона снова поднялась температура, и они почти до утра не спускали его с рук. Даже не стоило пытаться положить его в кроватку, он сразу просыпался и начинал плакать. Качали по очереди, ходили по комнате взад-вперёд и ребёнка укачивали. Пока качали - он спал, стоило остановиться, и Антон тут же открывал глаза. Одно хорошо, что температура спала, но капризничать Тошка продолжал. Зато когда затихал, становился похож на ангела. Глазки заплаканные, щёчки румяные, а пальчики теребили полу Марининого халата. Она вглядывалась в детское личико и продолжала качать.
   - Давай я, - шепнул Асадов, появляясь за спиной. Марина только головой качнула, отказываясь.
   - Опять сейчас проснётся. Температура спала, Алёш.
   - Хорошо.
   Он повернул голову и вдруг увидел в дверях детской Юлю. Она стояла и разглядывала их, потом потёрла глаза.
   - Почему он плачет?
   Марина тоже обернулась, но Алексей её опередил, подошёл и поднял Юлю на руки.
   - Проснулась?
   - Почему он плачет?
   - Он заболел чуть-чуть. Пойдём, я тебя спать уложу?
   - Я пить хочу.
   - Тогда пойдём пить.
   Они сходили на кухню, Алексей налил Юле воды, а на обратном пути в детскую, она заснула у него на плече. Обняла за шею, прижалась и закрыла глаза. Но когда Асадов укладывал её в постель, шёпотом спросила:
   - А Тоша поправится?
   - Конечно. Спи, принцесса.
   - Ты только дверь не закрывай, я боюсь.
   - Хорошо. Спокойной ночи.
   Дверь всё-таки прикрыл за собой, но неплотно, оставил щёлку. А когда появился в гостиной, Марине кивнул.
   - Давай его мне, - попросил он, - иди, поспи. - Она хотела возразить, но Алексей кивком указал ей на дверь спальни. Не стала спорить, аккуратно передала ему Антона, погладила по спине и ушла в спальню, легла в кровать. Не думала, что заснёт, приготовилась прислушиваться кЛёшкиным шагам в соседней комнате, даже подушку повыше подняла, чтобы удобнее было, и только когда почувствовала, как кровать прогнулась под тяжестью Асадова, глаза открыла и поняла, что прислушивалась недолго, почти мгновенно заснула. И тут уже встрепенулась.
   - Что?
   - Тссс. Спит. Ложись, ложись.
   Она легла и прижалась к его руке. Даже не предполагала никогда - какое это счастье, когда ребёнок ночью спокойно спит.
  
  
   = 15 =
  
  
   Теперь ежедневные прогулки превращались в настоящее событие. Нужно было собрать двоих детей, один из которых просто ненавидел одеваться, вертелся и начинал капризничать, спустить вниз коляску, не забыть сумку с вещами, которые могли понадобиться, проследить за Юлей, которая начала проявлять небывалую самостоятельность и собиралась теперь сама, и из-за этого постоянно что-то либо забывала, либо путала. Днём помогала Маша, вдвоём с Мариной у них всё получалось довольно споро, пока гуляли - разговаривали, и Маша уже не чувствовала себя столь же скованно, как раньше. Но до вечера они няню никогда не задерживали, девочке было далеко ехать домой и поэтому с вечерней прогулки, Марина почти всегда возвращалась одна. С коляской помогал консьерж, да и Юля держала Антона за руку, пока они не входили в квартиру.
   - Вытирайте ноги, - скомандовала Марина.
   - Вытирай ноги, - повторила Юля вслед за ней, обращаясь к мальчику.
   - Сама вытереть не забудь, - заметила Марина, пристраивая коляску в углу прихожей.
   - Мама, я же большая!
   - Да. И поэтому сама должна об этом помнить.
   - Я помню.
   Антон потопал ногами по половику, оглядел грязные следы, оставшиеся на ковролине, и попытался их ногой затереть, превратив в совершенно ужасающее по виду пятно. Марина, успевшая к этому моменту снять пальто и повесить его на вешалку, мальчика подхватила под мышки и усадила на стул, расстегнула молнию на его курточке.
   - Папа, - вопрошающе проговорил Антон, пытаясь дотянуться до Марининых волос. Золотистый завиток свисал на её щёку, и Антону очень хотелось его потрогать.
   - Папа придёт скоро, папа на работе, Тош.
   - Какие вкусные конфетки мы купили, мои любимые!
   - Юль, оставь пакет, он же тяжёлый! Я сама отнесу.
   - Он не тяжёлый, мам!
   - Юля! - Марина оставила детскую одежду на стуле и взяла Антона на руки. - Прежде всего, иди руки помой. Мы сколько раз об этом говорили?
   - Я чаю хочу с конфетками.
   - Сейчас будет чай. Иди руки мыть.
   Усадила Антона на его высокий стульчик, налила компот в кружку-непроливайку и мальчику вручила. Пригладила его волосы, которые под шапкой разлохматились, а Тошка умильно вздохнул. Марина улыбнулась.
   - Ты что вздыхаешь?
   - Устай.
   - Да ты что? - Марина наклонилась и поцеловала его. - Пей компотик.
   - Я руки помыла! - Юля продемонстрировала Марине мокрые ладони. - Где чай?
   - Греется. Сейчас Антона переодену, и будем чай пить, хорошо?
   - Папу, - снова пожаловался Антон, когда она снова взяла его на руки. Обнял Марину за шею и выразительно выкатил нижнюю губу.
   - Ты соскучился? Скоро папа наш придет...
   Они попили чаю, дети съели по две конфеты, облизали пальцы, и пришлось снова отправляться всем вместе в ванную, мыть руки и измазанные шоколадом губы.
   - Вытирай ему руки, Юль.
   - Он сам вытирает, видишь?
   Прежде чем спустить Антона с рук, наклонила его, как он любил, Тошка рассмеялся, а когда Марина опустила его на пол, подпрыгнул.
   - Поиграйте в детской, хорошо, Юль? Я ужин буду готовить.
   - Мультики можно посмотреть?
   - Можно. Но только, Юль, поспокойнее, вчерашний разгром устраивать не надо.
   Юля рассмеялась.
   - Ладно.
   Мультики дети устроились смотреть не в детской, а в их с Алексеем спальне, на большой кровати. Юля переодевала куклу, а Антон улёгся на подушки, раскинул руки в стороны и смотрел в телевизор.
   - Юль, смотри, чтобы он не упал, - сказала Марина напоследок, прикрыла Антона своей шалью и ушла на кухню. Резала овощи и иногда приподнимала занавеску на окне, чтобы выглянуть на улицу. Знала, что ещё рано, что Лёшка приедет позже, но всё равно выглядывала, не могла удержаться. Когда в дверь позвонили, удивилась. Гостей сегодня не ждали, а у Алексея и вовсе свои ключи были. Интуиция, наверное, сработала, потому что в прихожую отправилась с очень нехорошим предчувствием. И не ошиблась. Дверь открыла и тут же пожалела, что это сделала. Сколько раз себе говорила, что нужно прежде в глазок смотреть, и Асадов её всегда ругал, особенно, когда она одна дома оставалась, но сие нужное действие никак не прививалось, всегда вспоминала о его необходимости уже после того, как распахивала дверь перед нежелательным гостем.
   - Антон у тебя?
   - Лёша звонит тебе уже не первый день, Соня.
   - Правда? Заботливый муж. Я войду?
   Она не спрашивала разрешения, вопрос прозвучал несколько издевательски, и Соня уже внедрилась в квартиру и дверь за собой захлопнула. Марина спорить не стала. Если бы не было здесь Антона, она бы Соню на порог не пустила, просто дверь бы перед ней захлопнула, потому что говорить им было не о чем. Всё выяснили, а то, что после их последней встречи случилось... Марина себя в этом виноватой не считала. Может, и не права, может, и виновата, но... Не было у неё времени свою вину прочувствовать, у неё муж и двое детей, а всё остальное - это проблемы, проблемы, о которых очень не хочется вспоминать. А вот когда эти проблемы сами к тебе приходят, напоминают о себе, когда в дверь звонят...
   - Где Антон?
   - В спальне, мультики смотрит.
   Соня упёрлась в неё взглядом, выглядела злой и готовой ко всему. Марина даже подумала, что все худшие опасения сбылись - не зря Соня так долго тянула с возвращением, она к войне готовилась.
   Может, всё-таки не стоило её впускать? Тогда бы она скандал устроила, в этом сомневаться не приходится.
   Соня тем временем посмотрела на коляску, усмехнулась краешком губ, поддела носком сапога колесо.
   - Вижу, что с моего последнего визита многое изменилось.
   - Соня, может, ты придёшь, когда Лёшка будет дома? Решай все свои проблемы с ним, на меня их вешать не надо.
   - А я и не к тебе пришла, и уж тем более не ругаться. Что ты мне сказать можешь? Я и так уже всё знаю, - всё у тебя вышло. Так сказать, дала мне мужем своим попользоваться, и я за это благодарна быть должна. Ну что ж, я на самом деле благодарна. Почему нет? А пришла я сына забрать.
   Марина растерялась.
   - Как это забрать?
   - Очень просто. Это же мой сын. Или вы об этом решили благополучно забыть?
   Марина стояла у неё на пути и молча разглядывала, не зная, что предпринять.
   - Соня, - наконец проговорила она, - тебя не было больше недели. Мы тебе звонили, мы ждали тебя...
   - И что? Я должна была примчаться? По первому его зову?
   - Вообще-то, должна была. И Лёша здесь не при чём.
   - Я сына не бросала, чтобы ты знала. И не надо на меня так смотреть. Я отправила сына в дом отдыха, с родственницей. Там врачи, там воспитатели. Это папа у него ненормальный. Приехал туда, всех перебудоражил, ребёнка перепугал, практически из рук его у Лиды вырвал. Это не моя вина, что он так поступил. Разве он имел на это право? Да ещё меня при этом грязью обливать?
   - Соня!..
   - Хватит! Ребёнок мой где? Я его домой забираю.
   Соня прошла мимо неё в комнату, только сумку на столик в углу кинула, а Марина осталась стоять в прихожей. Привалилась спиной к стене, пытаясь справиться с душившим её страхом и волнением. Слёзы потекли, вытерла их ладонью и поспешила в спальню.
   - Соня, он спит, - громким шёпотом проговорила она, наблюдая, как Соня осторожно берёт Антона на руки. Юля слезла с кровати, стояла в сторонке, прижимала к себе куклу и молчала.
   - Где его вещи?
   Марина раздумывала несколько секунд, а после обречённо кивнула и пошла за тошкиными вещами. Антон, конечно же, проснулся, расплакался, а Марина сделать ничего не могла, только наблюдать. Юля подошла и уткнулась в неё. Марина погладила её по волосам, потом наклонилась и шепнула ей:
   - Иди к себе, я скоро приду. Провожу... Антошу, и приду.
   Юля тихо выскользнула из спальни, а Марина снова посмотрела на Соню. Покачала головой.
   - Ты неправильно поступаешь, неправильно.
   - Да? А как правильно? Отдать вам сына и забыть о вас? Я смотрю, вы уже устроились, - она кивнула на детскую кроватку. - Очень удобно устроились.
   - Ты пугаешь Антона.
   - Асадову это скажи. Если бы он не отобрал его у моей тёти силой...
   - Силой? - изумилась Марина.
   - А как иначе? Не драться же ей с ним было!..
   - Соня, он тебе звонил, он ждал тебя каждый день. А ты не приехала.
   - Я приехала, - отрезала она. Поднялась, прижала к себе одетого ребёнка и потрясла его, пытаясь успокоить. - Как смогла, так и приехала. Мне, знаешь ли, теперь ничего не светит, Лёшка со мной разведётся... твоими усилиями. А жить мне на что? На его подачки? Чтобы он каждый шаг мой контролировал? Нет уж. Так что, мне нужна работа, мне ещё сына воспитывать.
   - Что ты говоришь? - Марина только руками развела, слушая такие рассуждения.
   - Я тебе всё сказала. С дороги уйди, - потребовала Соня, приблизившись к ней. Марина взглянула в заплаканное, непонимающее личико Антона, который цеплялся за мать, и отступила.
   Алексей приехал через полчаса. Марина молилась, чтобы он приехал раньше, когда Соня ещё не успела покинуть их квартиру. Чтобы Асадов приехал и что-нибудь сделал, чтобы всё устроилось, а когда он не приехал, решила ему не звонить. Испугалась, что он кинется домой сломя голову и, не дай бог что... Вот и ждала его, затаив дыхание. Юля закрылась в детской, не вышла даже после того, как Соня уехала и в квартире тихо стало. Из-за двери неслись голоса мультипликационных персонажей, и Марина успокаивала себя тем, что девочка занята мультфильмами. А сама сидела на диване в гостиной и даже пошевелиться боялась, просто ждала. А когда Лёшка, наконец, хлопнул дверью, закрыла глаза, не представляя, как посмотрит на него сейчас.
   - Марин, ты чего?
   Он вошёл в комнату, увидел её, застывшую, как изваяние, и сразу насторожился.
   - Дети где?
   Она попыталась справиться с голосом.
   - Юля мультики смотрит.
   - А Тошка?
   Небольшая пауза, но потом всё же ответила:
   - Его Соня забрала.
   Алексей моргнул.
   - То есть как?
   Марина пожала плечами, а Асадов вдруг рыкнул:
   - И ты его отдала?!
   - А как я могла его не отдать? - в отчаянии выкрикнула Марина. - Она же его мать! А я кто?!
   Она вытирала слёзы, а Алексей просто стоял посреди комнаты, в глазах ужас, а на лице полная растерянность.
   - Скандалила? - спросил он через некоторое время.
   - Да нет, - всхлипнула Марина. - Она зла, конечно, но старалась держать себя в руках...
   - Не плачь, - попросил он тише.
   - Не могу!
   - Надо было мне позвонить!
   - И что бы ты сделал? Или думаешь, она твоего возвращения стала бы дожидаться?
   Он нервным движением потёр шею.
   - И ведь не предупредила, что возвращается... - Алексей явно проглотил какое-то ругательство. Потом подошёл к дивану и сел рядом с Мариной. Но обнять не успел, дверь детской приоткрылась и выглянула Юля. Посмотрела на них очень серьёзно и спросила:
   - Вы зачем кричите?
   Марина отвернулась от неё, чтобы вытереть слёзы, и тут же заулыбалась.
   - Мы не кричим, милая, просто разговариваем.
   Девочка спрятала руки за спину и смотрела на них исподлобья. Алексей разглядывал её пару секунд, а потом поднялся, подошёл и взял Юлю на руки. Она тут же разревелась и потянулась к Марине, когда Асадов снова вернулся на диван.
   - Ну не плачь. - Марина погладила её по волосам, потом поцеловала.
   - Его забрать нужно, - прошептала Юля, когда Марина укладывала её спать. Поправила девочке одеяло и переспросила:
   - Антона?
   Юля кивнула.
   - Зачем его забрали? Ему же хорошо у нас было, а там он будет один.
   - Где?
   - Ну... там. - Юля неопределенно махнула рукой. Марина пригладила её волосы, раскинувшиеся по подушке, и как можно мягче проговорила:
   - Солнышко, Антона мама забрала.
   Юля удивлённо посмотрела.
   - Мама?
   - Да.
   - Значит, его не в детдом забрали?
   - Нет, конечно. Он поехал с мамой домой. А ты из-за этого переживаешь?
   Юля перевернулась на спину и натянула на себя одеяло до самого носа.
   - Если у него мама есть, почему же он у нас жил?
   Марина старательно подбирала слова. Водила ладонью по одеялу и пыталась выглядеть и говорить убедительно.
   - Просто мама Антона... она работать уезжала и поэтому он жил с папой, с Лёшей. А теперь мама его вернулась, и забрала его домой.
   - А она его ещё привезёт?
   Марина слабо улыбнулась.
   - Надеюсь. Спи, моя хорошая.
   Почти весь вечер молчали. Алексей всё ходил по квартире без дела, думал, Марине с трудом удалось заставить его сесть за стол и, наконец, поужинать. Трогать его боялась, Асадов закипал, видимо, мысленно готовился к разговору с женой. Хмурился даже когда в постель лёг. Уставился в телевизор, закинул руку за голову, и только бурное дыхание выдавало его внутреннее состояние, давало понять, что выпуск Новостей и все мировые новости вместе взятые, его сейчас интересуют мало. Марина не лезла к нему ни с какими вопросами, потому что прекрасно понимала - у Лёшки нет для неё ответов. Лежала, прижавшись щекой к плечу Асадова, но смотрела не в телевизор, как он, а на пустую детскую кроватку у противоположной стены. Даже не думала, что успела так привыкнуть к постоянному присутствию Антона в их спальне. Здесь были его игрушки, новенькое голубенькое одеяльце с вышивкой, мама купила и подарила, Антон иногда плакал ночью, а если просыпался утром раньше них, принимался играть в кроватке, именно поэтому в ней всегда были игрушки.
   Игрушки и сейчас были на месте, Соня даже не подумала их взять, только зайца Тошкиного любимого захватила, а вот Антона не было, и от этого было очень тяжело на душе.
   Алексей рассеяно водил пальцем по Марининой руке, и она не выдержала и осторожно спросила:
   - Переживаешь?
   - Думаю, что завтра ей скажу.
   Марина перевернулась на спину и сложила руки на животе.
   - А если она...
   Алексей выключил телевизор, а пульт положил на тумбочку. В комнате сразу стало темно, и Марина зажмурилась, чувствуя, как Асадов ворочается рядом. Пыхтел от злости и раздражения, стукнул кулаком по подушке, а когда лёг, обнял Марину одной рукой.
   - Я не хочу о ней думать. Тем более на ночь глядя.
   - А может, мне... - снова рискнула подать голос Марина, но Алексей тут же её перебил.
   - Нет. Со мной ты завтра не поедешь. Даже в машине сидеть не будешь.
   Они помолчали, но через минуту он всё-таки придвинулся к ней и поцеловал.
   - Спи. Всё устроится как-нибудь. Я сделаю всё, что смогу.
   - Я знаю.
   Утром Юля проснулась спокойной, улыбалась и радовалась блинчикам, которыми их решила побаловать, пришедшая пораньше Калерия Львовна. А Алексей первым делом, ещё до завтрака, принялся звонить Маше.
   - Приезжай не к нам, а к Софье Николаевне. Да, сейчас поезжай. Она пустит тебя, Маша!.. Ну, хорошо, я тоже сейчас подъеду, встретимся у подъезда.
   Алексей едва удержался, чтобы не отправиться в дом к бывшей жене рано утром, как только проснулся. Но потом решил, что его видимое волнение послужит для неё лишним козырем, а этому ему не нужно. Они не спеша позавтракали, Алексей помогал Юле сворачивать блинчики в трубочку, как она любила, и они вместе смеялись, когда она вся перепачкалась, вытекающим из них вареньем. Только иногда ловил на себе взгляд Марины и понимал, что её ему обмануть не удалось. Она-то видела его нетерпение и нервозность. Но даже когда провожала его в прихожей, ничего не сказала, быстро поцеловала, так как целовала каждое утро, провожая его на работу, а он, выходя за дверь, не стал оборачиваться, чтобы не встретить её серьёзный взгляд. На это у него не было сейчас душевных сил.
   Когда подъехал к своему дому, который уже не был ему домом, Маша стояла у подъезда. Алексей вышел из машины и девушке подмигнул.
   - Давно ждёшь?
   - Да нет, минут пять. - Маша смотрела на него чуть затравленно, потом поправила смешную шапочку с помпоном и начала: - Алексей Григорьевич, а вы уверены, что она меня не выгонит?
   - Не выгонит. Пойдём.
   Соня дверь открыла не сразу, Лёшка даже ключи в кармане нащупал, собираясь проявить наглость и самому открыть дверь в уже чужую квартиру. Но наконец загремели замки, дверь открылась и Соня недовольно посмотрела на них.
   - Я гостей не приглашала.
   Асадов жене кивнул.
   - И тебе доброе утро, - и решительно от двери её оттеснил, входя в квартиру. Маша продолжала в нерешительности мяться за порогом, и ему пришлось за руку втянуть её в прихожую. - Раздевайся и иди к ребёнку, - распорядился он.
   Соня ещё больше нахмурилась.
   - А что это ты здесь распоряжаешься?
   - Наверное, потому что это моя квартира. Такое объяснение тебя устраивает?
   Она топнула ногой от злости и ушла в комнату. Когда Алексей сам появился в гостиной, то сразу увидел Антона, он что-то показывал Маше, а когда увидел отца, разулыбался.
   - Папа! Папа-папа! - Подбежал и поднял руки вверх. Асадов взял его на руки и поцеловал в щёку.
   - Как ты тут?
   - Он дома, - бросила Соня, проходя мимо. - Это там он гость, а здесь он живёт! И зачем ты привёл её? Я уволила её. - Соня кивнула на Машу, а та тут же уставилась на Алексея.
   - Увольнять будешь, когда будешь ей платить зарплату, - ответил он, правда, очень постарался, чтобы его тон не прозвучал слишком резко. - Маша, забери Тошку в детскую, я с женой поговорю.
   - Надо же, я ещё твоя жена? - усмехнулась Соня, когда они остались вдвоём.
   Асадов равнодушно пожал плечами.
   - Пока да. Садись, поговорим.
   - Я постою. Или кому в этом доме сидеть, а кому стоять тоже ты решаешь?
   Алексей поморщился.
   - Делай, что хочешь. Ведёшь себя, как ребёнок... - всё-таки пожаловался он. Сам сел в кресло и побарабанил пальцами по подлокотнику. - Нам нужно что-то решить, Соня.
   - А ты всё уже решил. - Она прошла мимо и взяла со стола стакан с соком, сделала глоток.
   - Нам нужно решить, как мы будем жить дальше, - терпеливо повторил он. - После развода.
   Соня усмехнулась, но ничего не сказала, Алексей внимательно за ней наблюдал.
   - У тебя есть какие-нибудь требования? - спросил тем временем Асадов.
   - У меня? Требования?
   - Я спрашиваю твоё мнение.
   Она рассмеялась.
   - Ради этого стоило с тобой развестись. Нет, в самом деле, развестись, чтобы ты поинтересовался моим мнением, хоть раз!
   - Я был плохим мужем?
   - Ну почему же? Мужем ты был хорошим, вот только жена тебе не нужна была. Или, по крайней мере, не я.
   Начать её переубеждать, значит, сказать очередную ложь, поэтому Алексей промолчал. А Соня сходила, заглянула в детскую, потом поплотнее закрыла дверь, а когда вернулась, выглядела весьма решительно.
   - Ты договариваться пришёл? Так договаривайся. Что ты строишь из себя хорошего человека? Но сына я тебе не отдам, так и знай!
   - Да?
   Соня нахмурилась.
   - Угрожать мне будешь? И чем пугать собираешься? Судом?
   Алексей устало вздохнул.
   - Я не собираюсь угрожать тебе судом. Вообще ничем угрожать не собираюсь. Я пришёл договариваться по-хорошему.
   Соня недоверчиво смотрела на него.
   - По-хорошему? Это как?
   Асадов невольно усмехнулся.
   - Люди могут договориться и по-хорошему, представляешь? Не ходят, не скандалят, не качают права.
   Соня тут же помрачнела.
   - Это ты мне это говорить будешь? Некоторые и живут по-хорошему, и не ходят ностальгировать к бывшим жёнам.
   Алексею улыбаться расхотелось.
   - Ладно, комплиментами обменялись, перейдём к делу.
   - К разводу?
   - Ну, ты же понимаешь, что другого выхода нет.
   - Да, и ты очень постарался, чтобы это было так.
   - Соня!.. Я не собираюсь с тобой сражаться или судиться, я хочу, чтобы мы всё решили миром. Если ты считаешь, что это я виноват... ну что ж, возможно, ты права. Но ведь надо дальше жить, и от этого разговора как раз и будет зависеть, как мы жить будем. Или ты собираешься воевать?
   Соня молчала, глядя на него с вызовом, затем упёрла руки в бока.
   - А ты этого заслуживаешь.
   Он поднял брови, разглядывая её.
   - Если я сейчас говорю с тобой вполне доброжелательно, то это совсем не означает, что тебе стоит меня злить. Я предлагаю тебе всё обсудить и прийти к какому-то общему решению.
   - Я не вижу между нами ничего общего, извини.
   - Так я помогу тебе увидеть.
   - Не сомневаюсь. - Сейчас Соня уже выглядела встревоженной. Допила сок мелкими глотками, а взгляд был бегающий и взволнованный. Чтобы Асадов не говорил о доброжелательности, Соня не готова была ему поверить. Понимала, что Алексей сейчас так же будет бороться за своё, как и она. Вот только у мужа козырей в рукаве гораздо больше, а это было не справедливо, по мнению Сони. Играть партию практически без надежды на выигрыш - нелегко. - Я Антона не отдам, - заявила она перво-наперво.
   Алексей этого ждал, но всё равно почувствовал разочарование. Насколько бы всё было проще, если бы Соня изъявила желание заниматься своей карьерой, а не бороться за что-то, что ей, возможно, впоследствии окажется не нужным... Он руку сжал в кулак и посоветовал себе с мечтами завязывать. Имеем то, что имеем, и с этим нужно жить.
   - Я даже не думал тебя об этом просить.
   - Правда? - не поверила она.
   - Правда. Соня, я не собираюсь делать из Марины образцовую мать для Антона, и не собирался никогда. Мать - ты, с этим никто не спорит, только ты сама об этом не забывай.
   - Конечно, как ты можешь со мной говорить и при этом упустить возможность гадость мне сказать, - едко заметила она и отвернулась.
   - Соня, ты играешь в какие-то детские игры, которые мне совсем не нравятся. Я не предлагаю тебе делить Антона, я предлагаю решить, как мы будем его вместе воспитывать. И давай обойдёмся без дальнейших глупых взбрыков. - Алексей поднялся, аккуратно обошёл Соню, которая глаз с него не спускала, подошёл к бару и достал бутылку виски. Для выпивки было слишком рано, но нервы необходимо было как-то успокоить. Всё-таки возраст, мысленно ухмыльнулся он, нервы уже не к чёрту, и дело давно не в характере и горячности, дело в том, что всё труднее себя контролировать. - Хочешь говорить по-взрослому? - Асадов обернулся на жену, и на его губах появилась саркастическая усмешка. - Я в этом совсем не уверен, но раз ты настаиваешь... Мне нужен развод. Я выслушаю все твои требования, и я не буду тебе обещать, что отдам тебе всё, что ты попросишь, лишь бы развестись побыстрее и попроще. Я в своих позициях вполне уверен, так что, это тебе придётся воевать со мной, а не мне с тобой. А ты не сможешь, и думаю, сама прекрасно это понимаешь. Да и не нужно это, Сонь. Честно. Я вполне готов идти тебе на уступки. Мы сможем договориться, если ты выключишь обиду и начнёшь думать. Выкини из головы всё то, чему тебя учили тётушка твоя и её подружка, и будем решать проблемы цивилизованно. - Он вопросительно посмотрел на неё. - Что ты мне скажешь?
   - Это ультиматум?
   - В какой-то степени. Просто я считаю, что тебе намного выгоднее со мной дружить, чем воевать. Подумай сама - что ты мне можешь противопоставить? Попытаешься оградить от меня Антона? Попробуй. Я даже вполне могу предположить, что опеку отдадут тебе. Ты же мать. Ты не алкоголичка, не наркоманка. И тебе отдадут опеку. Но ты сама-то готова воспитывать его? Если всё пойдёт по такому сценарию, то не думай, что я буду молча со стороны наблюдать и совать тебе деньги по первому требованию. Хочешь его воспитывать? Я только рад. Но это будет твоё решение. И я глаз с вас не спущу. Я говорил тебе уже не раз - я не хочу, чтобы моего сына воспитывали няни и гувернантки, чтобы его обедами кормила домработница и ссадины ему замазывала ещё какая-нибудь приходящая тётка. А уж тем более твоя!.. Я посмотрел, как Лидия твоя с ребёнком обращается. Священный ужас в глазах. И если ты идёшь на такой шаг - ты сидишь дома и его воспитываешь.
   - Ты просто-напросто меня шантажируешь. А говоришь, что это взрослый разговор!
   - Именно, взрослый, Соня. Потому что ребёнок - это не игрушка, и если ты говоришь что-то, будь любезна за свои слова отвечать. Но если ты думаешь, что я позволю тебе мотаться по съёмкам и гастролям, пока Антона будут чужие люди воспитывать, ты очень сильно ошибаешься.
   - Как у тебя интересно получается, - Соня развела руками и одарила его неприятным взглядом. - Я не собираюсь его у тебя забирать, а следом ставишь меня перед выбором!
   - А как иначе? Выбор всё равно придётся делать, по-другому не получается, а ты никак не хочешь этого признавать. Это твой ребёнок, сделай выбор в его пользу.
   - И стать вечной мамой твоего ребёнка? Отвозить его в садик, потом в школу, на футбол... Хотя, нет, эту почётную обязанность ты возьмёшь на себя!
   - Не язви. Это только один путь, давай рассмотрим другой. Совместную опеку.
   Соня некрасиво хмыкнула.
   - Неделя у тебя, неделя у меня?
   - Ну... - Алексей присел на высокий табурет у барной стойки. - Если твоя работа и дальше будет предусматривать поездки подобные той, из которой ты только что вернулась, то неделя - это мягко сказано. Но отнимать его у тебя никто не собирается, Соня, и Марина не будет ему мамой. Пока тебя не будет или ты будешь занята, Антон будет жить со мной, когда ты решишь его забрать... Конечно, это не лучший выход, но пока другого мы не нашли, а Антон не может ждать, пока негатив уляжется, ему сейчас нужна стабильность. Давай попробуем так.
   Соня молчала, отвернувшись к окну и обхватив себя руками, и тогда он решил продолжить:
   - Что ты выиграешь от войны? Что Антон выиграет? На две части мы его всё равно не разорвём, так давай постараемся сгладить ситуацию, ради него. Если уж тебе так важна эта... работа.
   Соня резко обернулась и гневно посмотрела.
   - Ты никогда меня не понимал, даже не слушал никогда! Ты хоть раз поинтересовался, спросил - а как у меня дела, как у меня успехи, почему я каждый день туда хожу? Но тебе ведь всё равно! Ты даже сейчас говоришь с пренебрежением! Конечно, что значит моя жизнь и мои стремления против твоих? Ноль! Пустое место!
   - Соня, угомонись.
   - Ты просто опять не хочешь меня слушать! Потому что для тебя важнее, что Мариночка твоя волнуется сейчас и звонка твоего ждёт, я права?
   - Да я просто хочу всё устроить! Чтобы всем было легче начинать новую жизнь!
   Соня кивнула и тихо проговорила:
   - Потому что ты захотел её начать.
   - А ты нет? По-моему, ты давно всё решила, причём за нас обоих. Я бы даже сказал, за троих.
   - Прости, что не смогла соответствовать твоему идеалу, - с издёвкой проговорила она.
   - А я твоему, - поддакнул он.
   - Да уж, принц оказался в потускневших доспехах.
   Асадов покачал головой.
   - Всё ещё принц? Ты мне льстишь.
   - Ты прав, льщу.
   Он кашлянул в кулак, пытаясь справиться со смятением.
   - Ладно, давай оставим обсуждение нашей неудавшейся семейной жизни. Меня интересует, что ты думаешь по поводу моего предложения.
   Соня посмотрела на него со злой усмешкой.
   - Твоё предложение играет на руку только тебе. Ты себе упрощаешь жизнь. Как всегда впрочем.
   - Не себе, Соня, а нашему сыну. Или ты готова испортить ему детство только ради того, чтобы мне отомстить?
   - Ребёнка должна воспитывать мать!
   - Ребёнок должен воспитываться в семье, это во-первых. И прости, но я не видел за этот год от тебя особого стремления проводить с сыном больше времени. Так почему я должен верить, что ситуация изменится, когда я уйду? Насколько хватит твоей злости? Появятся другие роли, новые возможности... мужчины. Это вполне закономерно. А Антон будет сидеть дома с няней и ждать твоего появления?
   - Не надо делать из меня монстра!
   - А я и не делаю. Ты молодая, ничего странного в таком развитии ситуации нет. Я же не обвиняю тебя, наоборот стараюсь понять. Антон будет жить со мной, но для тебя двери всегда отрыты. Подумай о нём, а не о себе.
   Она отвернулась от него и снова обхватила себя руками за плечи, а Алексей допил виски и продолжил достаточно вкрадчиво:
   - К тому же, раз тебе так важна карьера... По-моему, намного лучше быть бывшей женой солидного бизнесмена, продолжать улыбаться в камеру, имея практически безукоризненную репутацию, быть для всех любящей, но очень занятой мамой, чем делать себе славу на скандалах и судебных разбирательствах. Давай пожалеем нашего ребёнка. Пусть он растёт, зная, что мама и папа любят его одинаково, а не рвут на части и ненавидят друг друга.
   - Ты всё продумал, да? - Соня нервно улыбнулась, а Алексей кивнул.
   - Да, я очень постарался. Я уже давно не живу спокойно, пытаясь найти выход из всей этой ситуации. И ничего лучшего я не придумал. Нам всем нужно как-то дальше жить, и самое главное - чтобы ребёнок рос в нормальной, спокойной обстановке. У Марины есть дочь и на твоего ребёнка она не претендует, но она готова любить Антона, готова помочь нам его воспитывать, но это не значит, что ты не будешь его матерью. Это-то как раз зависит от тебя. У меня, конечно, тоже есть несколько небольших требований к тебе, но это так, мелочь.
   - А всё-таки?
   - Во-первых, никаких разговоров о нашей жизни с посторонними. Мы расстаёмся по-хорошему и решаем всё вместе, никаких ударов исподтишка. А во-вторых, няню Антону буду выбирать я. И это не обсуждается.
   - Ты мне не доверяешь воспитание моего сына? - изумилась Соня и даже голос повысила.
   Алексей вскинул руку, пытаясь её остановить.
   - Воспитание - доверяю, это же твой сын. А вот каждодневную заботу о нём... - Он развёл руками и поинтересовался: - Ты не помнишь, когда ты в последний раз с ним гуляла? А с ребёнком надо каждый день гулять. - Соня молчала, и Асадов кивнул. - Вот и я об этом. И заметь, я думаю и о твоём удобстве. - Он покачал головой, разглядывая жену. - Одно то, что ты попыталась Тошку от меня спрятать, само за себя говорит. Догадаться надо было...
   - Куда уж моей убогой фантазии до твоей! Целая стратегия у тебя!..
   - Что делать. Кто-то из нас должен задуматься о будущем всерьёз. Соня, ну ты же не хочешь быть со мной, себе-то признайся. Самолюбие задето, допускаю, но нужен ли тебе я?
   - Тебе очень удобно так думать, да? - Она неприятно улыбнулась. - Чтобы виноватым себя не чувствовать.
   Он удивлённо посмотрел.
   - Любишь?
   - После того, как ты меня на старую жену променял? Не надейся.
   Асадов рассмеялся.
   - Так я и знал. - Он вздохнул, но понимал, что если и расстраиваться, то только по поводу самого себя. - Я уже давно не тот человек, о котором ты небылиц наслушалась.
   Соня кивнула.
   - Это я уже поняла. А ты знаешь, почему я в тебя влюбилась? - вдруг проговорила она наигранно бодрым голосом. - Не потому что наслушалась, как ты говоришь, просто в какой-то момент я поняла, что ты мой муж и мне с тобой жить. Именно жить, я не собиралась разводиться, я пыталась найти к тебе подход, но ты не позволял мне ничего. Ты просто не пускал меня... ты о ней думал, ты страдал без неё, а я была лишь приложением, - с горечью закончила Соня.
   - Ты родила мне сына. Я даже выразить тебе не могу...
   - Да, да, я знаю - как ты мне благодарен! Знаешь, Лёш, ты жуткий эгоист. Когда-то ты выбрал себе жену, ты её любишь, и важнее для тебя ничего нет. А остальных ты просто не видишь. Ты гнездо вьёшь вокруг неё, вокруг Марины своей, и считаешь, что прав.
   На это ему сказать было нечего. Алексей промолчал, наблюдал за Соней, которая зло смахнула слёзы.
   - Я подумаю над тем, что ты сказал. Раз ты всё решил, то какой смысл что-то тебе говорить, правда? Я дам тебе развод, а Антон... Я всё обдумаю и мы ещё раз с тобой встретимся. Такой ответ тебя устраивает?
   - Да, - вынужденно согласился он. - Давить я на тебя не собираюсь. Думай. Но только думай, Соня, а не строй планы мести. Это единственное о чём я прошу. Я... завтра заберу Антона, утром. У тебя дела, наверное. Вечером привезу. Ты не против?
   Соня покачала головой и проговорила в сторону.
   - Не против.
   - Отлично.
   - Отлично! - повторила она несколько язвительно. - А теперь не стой, уходи наконец! Видеть тебя больше не могу... стратег.
   Соня пронеслась мимо него и хлопнула дверью спальни, а Алексей, постояв немного посреди комнаты с потерянным видом, прошёл в детскую. Посидел с сыном, поиграл с ним, и дал Маше чёткие инструкции. Оставлять Антона не хотелось, но на данный момент иного выбора не было. Нужно было дождаться Сониного решения - согласится она с ним или нет. Придётся воевать или обойдётся.
   Ни о какой работе сегодня и речи идти не могло. Приехал домой, сел на диван и долго сидел в тишине, пользуясь тем, что Марина с Юлей пошли гулять, а Калерия отправилась в химчистку, по-видимому, у неё нашёлся очередной повод поругаться, если вспомнить её утренние сетования на их неумелость. Сейчас Алексей был этому рад. Час тишины он воспринял, как большую удачу. И когда Марина вернулась, обняла его за шею и наклонилась к нему, он улыбнулся ей вполне спокойно.
   Марина провела рукой по его волосам, потом по щеке и поцеловала.
   - Как ты?
   - Хорошо.
   Она положила руки на его плечи и погладила. Молчала, но Асадов знал, что просто боится спросить.
   - Всё устроится? - всё же поинтересовалась Марина.
   Алексей поймал её руку и поцеловал в открытую ладонь.
   - Поживём - увидим.
  
  
  
   Эпилог.
  
   Несколько лет спустя
  
   Ребёнок лежал в кроватке, улыбался и дрыгал ножками. Огромные синие глаза сияли, разглядывал склонённые к нему лица и улыбался. Точнее, улыбалась. Трёхмесячная девочка, которую вот уже несколько недель, после усыновления, звали Ксюшей. Её тоже разглядывали, пристально и с любопытством, но маленькую Ксюшу это, казалось, только больше радовало.
   - Папа, что это она делает? - поинтересовался мальчик.
   - Радуется, - пояснил Алексей.
   - А-а... Я думал, брак.
   - Сам ты брак, - фыркнула Юля. - Ты тоже маленький был, тоже ногами дрыгал.
   Антон возмущённо на неё посмотрел.
   - А ты видела?
   - Видела, - радостно заулыбалась Юля и показала ему язык.
   Антон повернулся к отцу.
   - Папа, скажи ей, чего она меня дразнит?
   - Так, прекратите оба, - строго призвал их к порядку Асадов. - Нашли место пререкаться. Уроки сделали? Сейчас ужинать будем.
   - Сделали, - с готовностью отозвалась Юля.
   Дети из спальни выбежали, а Алексей снова наклонился к Ксюше и осторожно её пощекотал.
   - Пришли, нашумели, да, солнышко?
   Маленькая ручка ухватилась за его палец, девочка улыбнулась ещё шире и агукнула. Марина заглянула в комнату, погладила Асадова по плечу и сказала:
   - Ужинать иди, Алёш, всё готово.
   - Иду.
   Он покачал кроватку, потом придвинул её ближе к открытой двери и включил музыкальную карусельку, приделанную к стенке детской кроватки. Игрушки медленно закрутились, послышалась незамысловатая мелодия, и Ксюша тут же потеряла к нему всякий интерес, взглядом начала следить за игрушками.
   Когда вышел в гостиную, все уже сидели за столом. Марина поставила перед Антоном тарелку, подала ему салфетку и выразительно глянула на Юлю, но когда Алексей подошёл к столу, занялась им. Он сел, в полной мере ощущая себя хозяином, окинул взглядом свои владения, то есть гостиную в их новом доме, в который они переехали около года назад. Посмотрел на детей, а Юле пальцем погрозил.
   - Я всё вижу. Книжку убери.
   - На самом интересном месте, - вздохнула она, но книжку закрыла и отодвинула её на край стола. - Пап, давай ты сам скажешь бабушке, что я в музыкалку больше ходить не буду? - Юля умоляюще посмотрела на него. Алексей немного подумал, потом посмотрел на Марину.
   - А почему я это должен говорить?
   - Но это же твоя мама? - подсказала она.
   - Да? А идея с фортепиано была твоя и её. Так почему я должен говорить?
   - Потому что тебя она послушает! - воскликнула Юля. - Она всегда тебя слушает.
   - У меня другое предложение, - покачал Асадов головой. - Ты сама ей об этом скажешь. Объяснишь, что тебе ближе художественная школа, а не музыкальная.
   Юля приуныла и потыкала вилкой мясо.
   - Ну да, а она расстроится. Скажет: кто же будет играть на фортепиано на моём юбилее? И я не смогу ей отказать. И почему я всегда страдаю?
   - А ты страдаешь? - удивилась Марина.
   - Конечно! Вон Тошка, лупит ногой по мячику и к нему больше не лезет никто. Давайте его отправим в музыкалку, хоть научат его чему-нибудь полезному. Ой!.. Чего ты пинаешься, мелкий?
   - Сама ты мелкая! Марин, она опять ко мне пристаёт!
   - У меня тоже есть предложение, - спокойно проговорила она, - давайте поужинаем спокойно? Хотя бы попытаемся.
   - Между прочим, моя судьба решается, - сказала Юля, обращаясь к родителям.
   - С судьбой мы договоримся, - усмехнулся Алексей и сказал: - Тош, ешь салат.
   - Не хочу. Я не люблю зелёное.
   - Он только мясо любит, - фыркнула Юля. - Между прочим, это ужасно, есть мёртвых животных.
   - Да? Тогда отдай мне кусок своего животного, а тебе салат отдам. Давай?
   - Мечтай.
   - Значит, ты тоже ужасная.
   Юля снисходительно на Антона посмотрела и пожаловалась:
   - Когда же ты только вырастишь, прямо сил уже нет терпеть.
   Алексей схватил бокал с минеральной водой и сделал глоток, пытаясь спрятать улыбку.
   - Тош, лучше расскажи, что Серёже на день рождения подарили, - попыталась увести разговор в другую сторону Марина. - Кстати, ты придумал, как своё хочешь отпраздновать?
   - Нет пока, я придумываю, - ответил мальчик, аккуратно сдвигая в сторону листья салата на своей тарелке.
   Асадов беспокойно качнул головой.
   - Что-то ты долго придумываешь, меня это тревожит.
   - У Серёжки родители классные, - вздохнул мальчик.
   Марина удивлённо приподняла брови.
   - Правда?
   - Да. Знаете, что ему подарили? Собаку, - с благоговением проговорил Антон.
   Алексей хмыкнул.
   - Действительно, классные родители. - И снова спрятал улыбку, встретив укоризненный взгляд Марины.
   - А когда я у вас собаку попросил, вы ребёнка завели.
   Юля рядышком хрюкнула и сказала:
   - И ведь не в первый раз. Когда я собаку просила, они так же поступили, завели ребёнка.
   Антон повернулся к ней и непонимающе посмотрел.
   - Какого?
   - Тебя! - И Юля тут же театрально вздохнула. - А я так хотела забрать Брюса!
   - Брюс уже старый, тётя Нина говорила, что у него марамз.
   - Маразм, Тош, - подсказал Алексей, а Марина попросила:
   - Не надо повторять за тётей Ниной всё, что она говорит.
   - А я у мамы попрошу, - вдруг сказал Антон. - Она обещала, что возьмёт меня с собой на Кипр на каникулах. Вот я у неё и попрошу собаку. Она мне купит.
   - Не сомневаюсь, - качнул головой Асадов. - Единственное о чём прошу - пусть это будет маленькая собака.
   - А зачем мне маленькая? - удивился Антон, но отец не ответил, только по волосам его потрепал. Антон всё-таки сжевал небольшой салатный листик и решил похвастать: - Мне мамин новый муж...
   - Его зовут Вадим, - поправила мальчика Марина.
   - Ну да. Он мне сто евро дал.
   Алексей поперхнулся и уставился на сына, да и Юля на Антона смотрела изумлённо, и тот окончательно заважничал.
   - Что он тебе дал? - переспросил Алексей и посмотрел на жену, ища поддержки. Но та выглядела спокойной, вроде бы нисколько не впечатлившись.
   - Сто евро, - повторил Антон. - Одной бумажкой. И сказал - ни в чём себе не отказывай.
   Алексей явственно скрипнул зубами и снова схватился за бокал с водой.
   - Вот ведь... - Марина пнула его под столом, и он замолк.
   Юля моргнула раз, другой, потом потребовала:
   - Папа, я тоже хочу сто евро!
   - Зачем это?
   - А ему зачем?
   Антон, притихший и довольный произведённым эффектом, важно проговорил:
   - Я на собаку буду копить.
   - Вот, и я тоже буду на что-нибудь копить! - воскликнула Юля. - На новую сумочку от Гуччи! Не могу же я всегда ходить с маминой старой сумкой?
   - Безумно важное вложение денег, - съязвил Алексей.
   - Конечно, важное! Мама, скажи ему!
   - Обязательно скажу. А деньги получишь в подарок на день рождения.
   - Так три месяца ещё!
   - Вот и хорошо, - кивнула Марина и подложила мужу на тарелку ещё один кусок мяса. - Через три месяца и получишь. Сто евро или новую сумку. Выбирай.
   Юля насупилась и уткнулась взглядом в свою тарелку.
   - Всё-таки жизнь - штука несправедливая.
   - Как же я с тобой согласен, - проворчал Асадов и накинулся на еду.
   Антон первым отодвинул от себя тарелку.
   - Я наелся. Спасибо! Можно я пойду? Мне ещё рисунок рисовать, - мальчик выразительно поморщился.
   - А чай не будешь пить? - Антон обошёл стол, и Марина притянула его к себе, поправила воротник его футболки.
   - Не хочу, я потом.
   - Хорошо, иди.
   Следом из-за стола выскользнула Юля, не забыв забрать книгу.
   - Ты тоже чай не будешь? - осведомилась Марина.
   - Буду, но я с тобой буду пить. Позовёшь меня?
   Марина кивнула.
   - Вот и ужин, опять все разбежались, - пожаловался Алексей.
   - Они дети, чего ты хочешь? Что они по часу будут сидеть, разговаривать? У них огромное количество дел. Чаю, Алёш?
   - Нет, спасибо.
   После ужина Алексей забрал из кроватки Ксюшу и уселся в гостиной перед телевизором. Марина с Юлей пили чай, они очень любили после ужина посидеть за столом подольше, разговаривали о чём-то своём, Юля, кажется, каждую мелочь матери о себе рассказывала, и в эти моменты остальные их старались не беспокоить. Но сегодня прибежал Антон, который не смог усидеть в своей комнате, пристроился за столом и начал Юлю теребить:
   - Нарисуй ёлку! Она у меня никак не получается!
   - Можно подумать, что у тебя что-то другое получается! Давай сюда... В кого ты только такой уродился! Ты даже кривую линию нарисовать не можешь, Тош. Я же тебя всё детство учила рисовать, а ты так и не научился.
   - Юль, что ты вредничаешь, - возмутился мальчик. - Ты лучше рисуй. И зайчика вот здесь, под ёлкой!
   Юля прекратила рисовать и задумалась.
   - Если я нарисую зайчика, учительница точно не поверит, что это ты рисовал.
   Антон беспечно махнул рукой.
   - Она и так не поверит.
   Алексей фыркнул от смеха, но головы не повернул, только Ксюшу начал укачивать интенсивнее. Правда, спать она совсем не собиралась, сосала соску, и время от времени взмахивала ручками. Антон тем временем перебрался к Марине на руки и с нетерпением ожидал, когда Юля закончит рисунок. Потом откинулся назад и обнял Марину за шею.
   - Можно в компьютер поиграть?
   - Нельзя, - ответила за Марину Юля, не отрываясь от рисунка, - ты наказан на неделю. Забыл?
   Антон посмотрел на неё рассерженно, но что-либо говорить поостерёгся, боясь, как бы она не передумала ему помогать. А Марина поцеловала его и шепнула на ухо:
   - Можно, но недолго. Пока папа не вспомнил.
   - Здорово! - Антон соскользнул с её колен и унёсся в комнату, а Юля покачала головой и заявила:
   - Нельзя так баловать детей.
   - Говори тише, - попросила Марина и посмотрела на Алексея, который смотрел телевизор. И не могла видеть, как Асадов усмехнулся краешком губ, и удивлялся тому, что Марина, кажется, всерьёз верит, будто бы он ничего не слышит и не замечает. Маленькие ножки молотили по его руке, Ксюша улыбалась, и Алексей сосредоточил всё своё внимание на ней. Погремел погремушкой, пощекотал, поцеловал и замер, когда услышал Юлин выразительный шёпот:
   - Он пригласил меня в кино! Можно я пойду, мам?
   Асадов нахмурился, повернул голову и громко поинтересовался:
   - Я не понял, кто пригласил тебя в кино?
   Юля тут же возмущённо воскликнула:
   - Папа, не подслушивай!
   - А я не подслушиваю! Кто тебя пригласил в кино? - Марина кашлянула в кулак и отвернулась, а Алексей ещё больше нахмурился из-за этого.
   - Саша Жигалкин!
   - Это ещё кто такой?
   - Это новый мальчик в их классе, - пояснила Марина.
   - Мальчик? - ужаснулся Асадов и посмотрел на Юлю изумлённо. - А тебе ещё не рано с мальчиками в кино ходить?
   Теперь уже изумилась Юля.
   - Папа, мне двенадцать лет!
   - Так и я о том же!
   - Прекратите кричать, - шикнула на них Марина, - ребёнка напугаете. - Подошла и забрала у Алексея Ксюшу, прижала её к себе.
   - Марин, я говорю серьёзно, никаких мальчиков!
   - Мама, ну скажи ему!
   - Тише, я сказала.
   Юля топнула ногой и выбежала из комнаты, а Марина наклонилась к мужу и решила его пристыдить немного.
   - Ты ведёшь себя ужасно.
   - Что? Как ты можешь мне такое говорить?
   - Очень даже могу, - кивнула Марина. - Что такого, если они сходят в кино, Алёш? Они же не одни пойдут, а с его родителями.
   - И в чём разница?
   - Перестань притворяться непробиваемым чурбаном. В том, что Юлю пригласил в кино мальчик, нет ничего плохого.
   - Конечно, ничего плохого! Года через три-четыре...
   - Года через три-четыре они вряд ли пойдут с родителями, так что у тебя фантастическая возможность завязать с дочерью доверительные отношения.
   Он обернулся и посмотрел на Марину в упор.
   - Марина, - понизив голос, проговорил Асадов, - ей двенадцать лет!
   - Я помню. Так что, я иду успокаивать ребёнка?
   - У тебя странные понятия о детстве, милая моя. Как успокаивать - так она ребёнок, а как в кино с мальчиком - так ей уже двенадцать лет. Как будто двадцать два!..
   - Не ворчи, я тебя прошу. Держи Ксюшу. - Марина передала ему ребёнка, наклонилась и Лёшку поцеловала, прежде чем уйти. Он не проникся, расстроено вздохнул и посмотрел в детское личико.
   - Ты у меня умницей вырастишь, правда? Ты не пойдёшь с каким-то мальчишкой в кино, ты папу будешь любить больше, да, солнышко?
   Юля вбежала в гостиную и бросилась ему на шею.
   - Папа, спасибо! Я тебя обожаю!
   Алексей только уныло кивнул. Говорить Юле больше ничего не стал, дотерпел до того момента, когда они остались с Мариной вдвоём. Дети уже улеглись, даже Ксюшу укачали и сами начали укладываться спать. И вот Асадов стоял у кровати, наблюдая за тем, как жена откидывает одеяло и взбивает подушки, и снова завёл разговор об этом мальчике.
   - Кто он вообще такой?
   - Первая любовь.
   - Чья?
   - Господи, Лёша, как с тобой иногда трудно. Не моя же.
   - Мне всё это не нравится, так и знай. И запомни: если что - я был против.
   - Вот спасибо тебе!
   Он лёг в кровать, точнее, сел, сунув за спину подушку, и сложил руки на груди.
   - И Соня тоже!.. Нашла себе мужа! Это надо же было догадаться, подарить семилетнему ребёнку столько денег! Тоже мне, режиссёр! Мозгов вообще нет. А я ведь ей говорил - посмотри, за кого ты замуж выходишь!
   - Что-то ты разошёлся на ночь глядя.
   - Разойдёшься тут...
   Марина легла, отвернулась от Алексея, но зато прижалась к нему спиной.
   - Мариш, может не отпускать Антона к ней на каникулы?
   - Он и так мать видит только по телевизору.
   - В этом не я виноват.
   Они помолчали. Марина послушала немного, как муж пыхтит от возмущения, потом попросила:
   - Алёш, ложись, хватит обижаться на весь мир... Ложись, я соскучилась.
   Он посмотрел с интересом.
   - Да?
   Марина улыбнулась.
   - Да. Ты бы давно заметил, если бы не пылал гневом.
   Асадов съехал по подушкам вниз и прижался к жене.
   - Сильно соскучилась?
   - Сильно.
   - А любишь сильно?
   Марина перевернулась, приподнялась на локте и легко поцеловала его в губы.
   - Сильно.
   Они пару минут целовались, Марина обняла его покрепче, провела губами по щеке, которая стала уже немного колючей, а Асадов вдруг заявил:
   - Знаешь, а я с ними в кино пойду. Или в машине подожду.
   Марина приподнялась, чтобы посмотреть на мужа сверху вниз, и, стараясь сдержать улыбку, но при этом говорить строгим тоном, передразнила его:
   - Хватит, я сказала. Целуй.
  
  

Конец

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   - 83 -
  
  
  
  

Оценка: 8.13*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Т.Олейник "Vita или Хотели как лучше, а получилось как всегда"(Научная фантастика) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"