Риз Катя: другие произведения.

Перекрёсток семи дорог (3 часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


  
   Часть третья.
  
   1.
  
   Август 2007 года (три месяца спустя)
  
  
   Дождём унылым небо плачет,
   Замёрзли лилии в пруду.
   В безлюдный наш посёлок дачный,
   Я поздней осенью приду.
   Туда, где годы детства плыли,
   Где я любил соседку Лилю.
  
   А я в пруду для Лилии, Лилии, Лилии,
   Сорвал три белых лилии,
   Три лилии сорвал!
   А я в окошко Лилии, Лилии, Лилии,
   Бросал под вечер лилии,
   Три лилии бросал!
  
   Я знаю, время лечит раны,
   Приходит новая любовь,
   Но вспоминаю, как ни странно,
   Я ту девчонку вновь и вновь.
   Как будто вырастают крылья,
   Когда я слышу имя Лиля.
  
  
   - А я в пруду для Лилии, Лилии, Лилии, сорвал три белых лилии, три лилии сорвал! А я в окошко Лилии, Лилии, Лилии, бросал под вечер лилии, три лилии бросал!
   Андрей неохотно приоткрыл один глаз и посмотрел на Киру, которая стояла на веранде с бокалом вина в руке и пела. Жданов поморщился, отхлебнул виски, закинул ноги на перила веранды и снова закрыл глаза.
   Воропаева была немного пьяна, и трогать её сейчас не стоило. Вообще о своём присутствии не напоминать, посидеть в сторонке и подумать о своём.
   Вот только слышать эту песню было неприятно. Но это была любимая песня на этой даче и звучала всякий раз, когда они приезжали сюда. И неважно кто приезжал - Катя или Кира.
   Но мысли о Кате тревожили и беспокоили его больше, да и песню он больше ассоциировал именно с женой. Потому что это была их история, их маленькая тайна, ведь о том, что он тогда на самом деле лазил в озеро за лилией - для неё! - до сих пор никто не знает. И не догадываются, почему он дарит жене всегда именно лилии. Именно из-за этой песни.
   А сейчас песня звучит, а Кати рядом нет. Есть Кира, и Андрей не знает, как попросить её замолчать и не трогать... частичку его прошлого.
   Из дома вышел Малиновский и сел прямо на пол, на ступеньку. Привалился спиной к тем же перилам и вытянул ноги. Андрей наблюдал за ним из-под полуопущенных ресниц и отметил такое же недовольное выражение лица друга, как и у него самого. Видимо, Малиновский тоже томился, проводя выходные на даче.
   Только Кира была довольна и не уставала тормошить их, требуя от них жизнерадостности. А откуда её взять, эту самую жизнерадостность, если от тоски завыть хочется?
   Ну с ним-то всё ясно, у него вообще всё плохо и кажется уже не наладится, потому что время для того, чтобы всё исправить, хотя бы попробовать, он уже упустил. Жена уехала и даже не звонит, пара коротких звонков он в расчёт не принимал, потому что даже за столь короткий разговор, они один раз умудрились разругаться. Просто нервы у обоих сдали и уже не знали, что говорить друг другу. И если честно, от её возвращения Андрей уже не ждал ничего хорошего. Не произойдёт никакого чуда.
   А вот что происходило с Ромкой в последнее время, было совершенно не ясно. Он ходил хмурый, вечно был чем-то недоволен и частенько вздыхал. Андрей даже поговорить с ним пытался, но Малиновский лишь отмахнулся, пробормотал нечто несвязное и в дальнейшем на эту тему говорить отказывался.
   Жданов так задумался, что даже не заметил, как Кира подошла к нему и обняла за плечи.
   - Мальчики, ну что вы такие кислые?
   Музыка смолкла, и Жданов с Малиновским вздохнули с облегчением и даже переглянулись. Потом Рома потянулся, отнял у Андрея стакан и допил виски.
   - Поводов для радости маловато, Кирюш.
   - Ой да ладно, - рассмеялась Воропаева. Оттолкнула руку Андрея и уселась на подлокотник его плетённого кресла. - Это у вас-то поводов мало? Помнится раньше вам и поводы не нужны были.
   Андрей хмыкнул.
   - Кирюш, нам уже давно не двадцать.
   Она сделала глоток, задумалась о чём-то, потом нехорошо усмехнулась.
   - А мне значит на всё наплевать? Ты это хочешь сказать? У вас проблемы, а я по жизни лечу?
   Рома покачал головой.
   - У меня нет проблем. Именно это меня и напрягает.
   Андрей хохотнул.
   - В этом твоя проблема, Малиновский.
   - Может быть... - не стал спорить Рома.
   Кира фыркнула.
   - Сами себе проблемы ищите. Да и в чём ваши проблемы? - Кира ещё отхлебнула вина и расхрабрилась окончательно. - Что такое случилось?
   Андрей заставил себя промолчать и даже отвернулся, понимая, что сейчас возражать, что-то говорить или убеждать в чём-то Киру, бесполезно. Это только разожжёт больший скандал, а ругаться с ней не хотелось.
   Но Малиновский отзвук грядущего скандала не уловил или не захотел уловить и посмотрел на Воропаеву удивлённо-возмущённо.
   - Ничего себе! Нет проблем? А развод - это отсутствие проблем, по-твоему?
   - Развод? - Кира посмотрела на Андрея, а потом запустила пальцы в его волосы. Жданов нетерпеливо мотнул головой. - Радоваться надо. Андрюша, радуйся.
   - Кира, оставь меня в покое!
   Она усмехнулась.
   - Бука.
   - Ты пьяна, Кирюш, - заметил Рома.
   - И что?
   - Тебе лучше помолчать. А то глупостей наговоришь.
   - Ромочка, по разумению Жданова я вообще полная дура и ничего умного сказать не могу в принципе. Это я поняла уже после того, как мы расстались. Ведь только дура столько лет могла терпеть его загулы и измены. А вот Пушкарёва умная, он всем об этом год пел. И где эта умная сейчас? Он даже на сторону свильнуть не успел, только поворотник включил - и она тут же послала его к чёрту и уехала. - Кира усмехнулась. - Отбыла в неизвестном направлении!
   - Ты замолчишь или нет? - рыкнул Андрей. Предпринял попытку подняться, но Кира с места не сдвинулась, и он остался сидеть, только испустил раздражённый вздох.
   - В чём дело? - деланно удивилась она. - Я твоей жене комплимент сделала. Ты хотел себе умную? Вот и получай.
   - Ты бы лучше своей жизнью занялась, - процедил Жданов сквозь зубы.
   Кира довольно хохотнула.
   - А с моей жизнью всё в порядке. Знаешь, я вообще поняла, что чем меньше ты от жизни хочешь - тем меньше у тебя проблем и живётся намного спокойнее. Вот перестала я грезить о свадьбе с тобой, и проблемы ушли. Так что, Ромочка, мы с тобой счастливые люди. А Жданов пусть страдает. - Она встала и пошла в дом.
   Андрей зло посмотрел ей вслед.
   - А ты не страдаешь? - спросил он ей вдогонку.
   Воропаева оглянулась и весело посмотрела на него. Пожала плечами.
   - Нет. Я ведь не влюблённая, Андрюша. Не влюблённая.
   Кира скрылась в доме, а Рома испытывающе поглядел на злого Жданова. Усмехнулся и покачал головой.
   - Я сейчас умру. Это сколько же лет прошло... Я дожил до такого признания от Киры Воропаевой.
   - Ты ещё поехидничай.
   - Ты расстроился?
   - Малиновский... - угрожающе протянул Андрей, а потом неожиданно вздохнул и сказал: - Поехали в город? Меня тошнит от этого места.
   - А Киру оставим здесь одну?
   Андрей откинул голову назад, закрыл глаза и пробормотал себе под нос:
   - Как же мне всё надоело...
  
  
  
   -----------///----------
  
  
   Лера подняла голову, оторвавшись от книги, когда дверь её комнаты открылась и вошла сестра.
   - Всё лежишь? - спросила она, а Валерия положила между страниц закладку и закрыла книгу.
   - Не лежу, Полин. Читаю.
   Сестра выразительно посмотрела на неё, потом присела на пуфик и закинула ногу на ногу.
   - Лежишь. И читаешь. И лежишь. Жизнь мимо проходит, Валерка!
   - Не называй меня так, сколько раз просила? - надулась Лера.
   - Фу-ты, ну-ты, принцесса!
   Валерия в сердцах стукнула книжкой о диван.
   - Полина, что тебе надо?
   - Платье новое дашь? - быстро спросила сестра. - У меня вечером свидание.
   Лера вздохнула.
   - Бери.
   Полина тут же разулыбалась, вскочила и открыла шкаф. Вытащила вешалку с новым платьем и принялась с удовольствием его разглядывать. Потом глянула на сестру, которая снова уткнулась в книжку.
   - Лерка, ты бы себе парня нашла, что ли. Что ты всё одна и одна?
   - У тебя сегодня настроение меня доставать?
   Полина рассмеялась.
   - У меня всегда такое настроение.
   - Высокие отношения, - расстроено покачала Лера головой.
   Полина приложила к себе платье и повернулась к зеркалу.
   - Я может беспокоюсь за тебя? - хмыкнула Полина, правда, несколько отстранённо. Её сейчас больше интересовало собственное отражение в зеркале. Крутилась, пытаясь рассмотреть себя со всех сторон. - Вот посмотри на меня, я хоть один вечер дома сижу?
   - Рада за тебя. Но мне работать надо. И в свой редкий выходной, я вполне могу себе позволить поваляться на диване с книгой. Ты так не считаешь?
   - Ну и проваляешься со своей книгой! Валерка, ты же жизни совершенно не знаешь. Что достаточно странно для человека твоей профессии. Ты в таких местах бываешь, на таких мероприятиях!.. - Полина даже глаза закатила. - И что самое обидное - что ты этого даже не понимаешь! - Она скуксилась. - Съёмка, - Полина изобразила пальцами ножницы, - монтаж. Хоть бы одного знакомого завела.
   - У меня знакомых полно. Тебя могу познакомить. Хочешь?
   Сестра насмешливо фыркнула.
   - С этими твоими кОллегами? Нет, спасибо. Мне сестрицы чокнутой хватает.
   Лера лишь плечом дёрнула, надеясь, что Полина, заполучив платье, успокоиться и наконец уйдёт и оставит её в покое. Но сестра не торопилась.
   - Посмотри на меня, - попросила Полина. - Как думаешь, хорошо будет, если я к этому платью надену пояс с золотой пряжкой? Новый, помнишь? Или не стоит?
   Валерия послушно оглядела сестру с ног до головы, но ни к какому выводу так и не пришла и неопределенно пожала плечами. Полина не сдержала раздражённого вздоха и отвернулась.
   - Господи, кого я спрашиваю?
   Лера обижаться не стала и решила проявить любопытство.
   - А куда ты идёшь?
   - В ресторан, - похвастала Полина. - С Русланом.
   - А это кто такой?
   - Я же тебе рассказывала!
   - Ах да, - припомнила Лера и улыбнулась. - Тот парень, что мнит себя актёром.
   Сестра обиделась.
   - Ничего он не мнит. Он актёр. Между прочим, недавно вышел его новый фильм! - выдохнула Полина, но встретила скептический взгляд сестры и добавила: - Не веришь? А я тебе докажу!
   - Обойдусь, - усмехнулась Лера, но Полина уже выскочила из комнаты. Правда, платье с собой прихватить не забыла. Быстро вернулась и протянула Валерии глянцевый журнал.
   - Вот, посмотри. На пятнадцатой странице про премьеру пишут.
   Лера спорить не стала, открыла журнал на названной странице и пробежала глазами текст статьи. А на списке фамилий актёров задержалась и поинтересовалась у сестры:
   - Так как говоришь его фамилия?
   Сестра снова насупилась.
   - Ничего я не говорю, - буркнула она. - Да, у него не главная роль, но всё равно!..
   Лера понимающе кивнула.
   - Ясно. Сыграл руку главного покойника.
   Полина на секунду призадумалась, сложила руки на груди и заинтересованно посмотрела.
   - Как это?
   Лера "удивлённо" поглядела на неё.
   - Ты не знаешь, как играют руку покойника?
   Полина отрицательно покачала головой. Валерия улыбнулась уголками губ, отложила книгу и перевернулась на спину. Голову откинула назад, глаза закатила, а руку показательно уронила с дивана вниз, к полу.
   - Вот так, - прыснула она от смеха. - А сверху простынка. Окровавленная.
   Она захохотала, а Полина разозлилась не на шутку и кинула в развеселившуюся сестру журналом.
   - Ты дура, Лерка, - безапелляционным тоном заявила она. - И малявка. Ты окончательно рехнулась со своей работой и книжками. Начиталась любовных романов и ждёшь принца на белом коне. Хотя, тебе можно и пешего, ты же у нас альтруистка! А в сказки в наше время, только дуры верят!
   Лера смеяться перестала, свернула журнал в трубочку и зачем-то посмотрела в неё, как в подзорную трубу.
   - Не жду я никакого принца, - пробормотала она.
   Полина кивнула и язвительно улыбнулась.
   - Вот ты умная, а дура. Когда только повзрослеешь - не знаю!
   Она вышла из комнаты, а в дверях столкнулась с матерью. Та проводила её взглядом, потом посмотрела на младшую дочь и вздохнула.
   - Опять что-то не поделили?
   Валерия виновато глянула на неё, но отрицательно покачала головой.
   - Да нет... просто.
   - Просто, - повторила мать и присела на диван, у ног дочери. - Почему вы не можете общаться спокойно? Вы же сёстры.
   - Мы разные.
   - Слишком. Но всё-таки Полина в чём-то права, Лера. Ты никуда не ходишь, ни с кем не общаешься.
   - Мама, а не ты ли меня вчера ругала, что я под утро вернулась?
   - Так опять же с работы, - развела мать руками.
   Лера отвернулась.
   - Я думала, что ты-то должна меня понять, - пробормотала она чуть обижено. - Некогда мне гулять.
   Мать погладила её по ноге.
   - Всё я понимаю, и горжусь тобой. Но беспокоюсь. Ты за работой обо всём на свете забываешь.
   - И что мне сделать, чтобы ты перестала беспокоиться?
   - Для меня не надо ничего делать, ты для себя сделай. Сходи куда-нибудь. С Полиной, например.
   - С Полиной? - повторила за ней в удивлении Валерия. - Куда я могу с ней пойти?
   - На дискотеку.
   Лера только вздохнула, а мать, видя её сомнения, снова её затеребила.
   - Валера.
   Она резко села и отодвинулась. Осуждающе глянула на мать. Та сразу поняла причину её обиды и виновато улыбнулась.
   - Извини, я больше не буду так тебя называть.
   Валерия отмахнулась.
   - Ладно, я не обижаюсь.
   - А чей это журнал? Твой? - мать взяла позабытый Полиной журнал и начала пролистывать.
   - Мам, разве я когда-нибудь читала глянцевые журналы?
   Та улыбнулась.
   - Ну конечно, их только мы с Полиной читаем.
   Лера вздохнула и задумчиво проговорила:
   - Скорее бы её замуж кто-нибудь взял, что ли. Уже сил никаких терпеть нет.
   - Лера, тебе не стыдно?
   - Мам, у неё характер несносный!
   - А у тебя?
   - У меня нормальный, - упорствовала Валерия. Снова вздохнула. - И зачем я тогда упросила её не ездить на троллейбусе?
   - Это на каком троллейбусе?
   - На каком, на каком...На котором она собиралась уехать жить к Сашке Макарову. Помнишь?
   Мама улыбнулась.
   - Помню. Она тогда училась в первом классе.
   - Если бы ты знала, сколько раз я потом жалела о своём поступке.
   Мама поцеловала её в лоб и потрепала по отросшим волосам.
   - Ты у меня умница.
   Лера прижалась щекой к материнскому плечу и вздохнула. Та листала журнал, проглядывала яркие фотоснимки, перевернула очередную страницу и сказала:
   - Посмотри, какое платье. Тебе нравится?
   Валерия перевела взгляд на страницу журнала и вдруг ощутила неясную тревогу. Она появилась как бы ниоткуда, как только Лера увидела логотип "Зималетто" крупными буквами вверху страницы. И сердце заколотилось. Выпрямилась и потянула журнал к себе.
   - Это что?
   - Показ "Зималетто", - прочитала мать. - Нравится платье? Расцветка симпатичная, да?
   Лера кивнула, но рассеянно. Всё её внимание сосредоточилось на одном снимке, с которого улыбался Роман Малиновский. Улыбался открыто и обворожительно, как всегда впрочем. А за его плечом стояла высокая блондинка и улыбалась в объектив фотокамеры уж слишком старательно.
   Лера вглядывалась в довольное лицо Ромы и до боли закусила губу. От злости, которая пришла на смену тревоге. Улыбается он...
   Он всё время улыбается. И кивает.
   И флиртует со всеми подряд.
   Она со злостью закрыла журнал и откинула его в сторону. Мать непонимающе посмотрела на неё.
   - Что с тобой?
   - Ничего, - вздохнула Лера, а потом сказала: - Я попрошу Полину... чтобы она взяла меня с собой в клуб.
   Мама улыбнулась.
   - Молодец. Тебе нужно отвлечься.
   Когда осталась одна, Лера поняла, что успокоиться сможет не скоро. Всё время косилась на лежащий рядом журнал, он так и притягивал её внимание. И злил, одним своим наличием.
   Но вместо того, чтобы прямо сейчас пойти и вернуть его сестре, Лера снова его открыла, пролистала на нужную страницу и недовольно посмотрела на фотографию Малиновского.
   Как она и ожидала, он не стал предпринимать героических усилий, чтобы хотя бы просто выяснить, что же случилось, и почему она решила прекратить их отношения. Пару раз позвонил - в первый раз что-то смеясь говорил ей про пироги, найденные под дверью, но Лера разговор торопливо прервала, сославшись на занятость. На следующий день Рома снова позвонил, но она и в этот разговаривать не стала, а потом и вовсе занесла его номер в "чёрный список" на своём телефоне. Звонки прекратились, от этого стало ещё тоскливее, но она стойко держалась. Правда, в глубине души надеялась, что он всё же попытается её найти. Никаких трудностей для этого Лера не видела, Малиновский ведь знает, где находится "Лукошко". Что приедет туда и спросит о ней...
   Но он не приехал и не спросил.
   Она пару недель пытала Стёпку, звонила по несколько раз в день и выпытывала - не заезжал ли Малиновский пообедать?
   Пообедать. Брат, конечно, всё понимал, но держал слово и никому ничего не рассказывал. Но как-то сказал ей, что она ошиблась с выбором.
   - Он для тебя слишком... - помолчал, подбирая правильное слово, - взрослый, - сказал он тогда.
   - А я маленькая? - обиделась Лера.
   Степан покачал головой.
   - Нет. Ты наивная девчонка. А он взрослый мужик. И не вздумай в него влюбиться!
   Не вздумай влюбиться... Как будто это можно разрешить или запретить. Оно само - раз и уже влюбилась.
   Конечно, мучилась из-за того, что Рома так легко сдался, что она ему совсем не нужна. Горько было получать подтверждение своих самых неприятных подозрений. Понимать, что она лишь мимолётное увлечение, да и то, увлечение довольно странное и для такого человека, как Роман Малиновский, несвойственное.
   Убеждала себя, что надо радоваться, что смогла заставить себя уйти так рано, вовремя, пока не стало совсем невмоготу. Их пути разошлись так же неожиданно, как и соединились. Разошлись в разные стороны, и на этом всё закончилось. В её памяти останется лишь воспоминание о так и не случившемся романе.
   И наверное собой, своей выдержкой можно гордиться.
   Лера провела пальцем по фотографии, а потом бросила быстрый, опасливый взгляд на приоткрытую дверь. И аккуратно выдрала из журнала страницу. Сложила вчетверо, проверив, не прошёл ли сгиб по нужному снимку, и сунула листок под подушку. А затем поднялась с дивана и выглянула из комнаты.
   - Полина, - позвала она как ни в чём не бывало. - Опять ты свои журналы разбрасываешь! А потом скажешь, что я спрятала. Полина!
  
  
  
   2.
  
   Несколько дней спустя
  
  
   Андрей закрыл папку с документами и обвёл взглядом людей, собравшихся за столом в конференц-зале.
   - Думаю, на этом мы можем закончить.
   Малиновский радостно ухнул.
   - Все свободны? Наконец-то. Я уже затёк весь.
   Милко посмотрел в его сторону с интересом.
   - И где у тЕбя затЕкло, Ромочка?
   Роман замер в нелепой позе, с подозрением глянул на усмехающегося дизайнера и кинул опасливый взгляд на Жданова. Андрей хохотнул. Малиновский мотнул головой и начал отступать к двери.
   - Нигде, Милко. Прошло уже всё, - и выскочил за дверь.
   Милко весело посмотрел на Киру и улыбнулся ей.
   - Вот же... трУсишка.
   Кира рассмеялась и погладила гения по плечу.
   - Прекрати его смущать, ты же знаешь, что он этого не любит.
   Милко что-то довольно гукнул себе под нос и тоже вышел из зала.
   Андрей с Кирой остались наедине, Воропаева подошла к нему и навалилась сзади на спинку его кресла. Жданов продолжал просматривать какие-то бумаги и на неё внимания никакого не обращал. Кира наклонилась к нему, но как только её губы оказались в опасной близости от его щеки, Андрей увернулся.
   - Кира, прекрати. Я занят. Ты не видишь?
   - Вижу, - вздохнула она. - Андрюш, давай пообедаем вместе?
   - Зачем?
   - Ну почему ты такой? Зачем... Да просто так!
   - Извини, я не могу. Сегодняшний семейный ужин и так мне все карты спутал.
   - А чем ты собирался заняться?
   Андрей встал, и ей пришлось выпрямиться, чтобы не потерять равновесие.
   - У меня кое-какие дела.
   - Понятно, снова перед телефоном сидеть будешь. Тебе не надоело, Андрюш? По-моему, тебе уже пора начать успокаиваться и принять всё как есть.
   - По-твоему? - в его тоне она уловила нотки раздражения и тут же пошла напопятную.
   - Ладно, ладно. Я в твою жизнь не лезу. И если ты не против, поеду. Обещала с твоей мамой по магазинам пройтись. Вечером встретимся у них?
   Жданов кивнул, но на Киру больше не посмотрел, снова уткнулся в бумаги. Сделал это намеренно, надеясь, что так она быстрее уйдёт.
   Кира ушла. Андрей тут же отложил бумаги, снова сел и устало потёр шею ладонью.
   Он старался с Кирой наедине не оставаться, чтобы лишний раз её не провоцировать. Он вообще не понимал, что у неё на уме. Зачастую она вела себя достаточно сдержанно, но Андрей чувствовал, что успокаиваться ему рано. Кира то держалась от него на расстоянии, а то как бы случайно висла на нём или обнимала, гладила. А говорила постоянно странными намёками, словно знала что-то, что ему, Андрею, было неведомо.
   Он уставал от её присутствия.
   Она мешала ему думать, мечтать, ждать... Кира заставляла его чувствовать себя виноватым. За то, что он рядом с ней, даже не желая этого, а Катя где-то далеко и возможно думает о нём в этот момент.
   Жданов собрал со стола документы и ушёл в свой кабинет. Сел за стол и по привычке задержал взгляд на фотографии, которая стояла у него на столе. Медовый месяц - и они с Катей такие счастливые, и тогда ещё никаких проблем, никаких недопониманий между ними не существовало. Иногда ему казалось, что он может смотреть на эту фотографию вечно. А на звонок жене, просто для того, чтобы услышать её голос, а не выяснять отношения, смелости не хватало.
   Помотал головой, заставил отбросить все беспокоящие его мысли и включил компьютер. К счастью, удалось увлечься работой и он на время перестал вспоминать о жене.
   Спустя примерно час, в кабинет, как всегда забыв постучать, заглянула Клочкова.
   - Андрей, к тебе пришли.
   Жданов немного раздражённо вздохнул и недовольно глянул на неё.
   - Кто? Я никого не жду.
   Виктория сверилась с бумажкой, на котором видимо было записано имя визитёра.
   - Денис Старков. Он говорит, что ты его знаешь.
   Андрей поначалу решил, что ослышался. Уставился на Викторию бессмысленным взглядом, а потом всё же решил переспросить:
   - Кто?
   Вика поджала губы, но повторила:
   - Старков. Денис. Андрей, думай быстрее, я есть хочу! Мне на обед надо!
   Он даже не разозлился на неё после такого обескураживающего своей наглостью заявления. В голове со скрипом проворачивалась мысль... что в приемной Старков и хочет его видеть.
   Он что, самоубийца?! Какого чёрта ему надо?
   Андрей вскочил, сделал шаг, но потом остановился, не зная, что делать. Глухо поинтересовался:
   - Где он?
   - У ресепшена. Будешь с ним говорить?
   Он сомневался. Принялся судорожно гадать, зачем этот негодяй пришёл. Что ещё он хочет сказать?
   Ему на самом деле есть, что сказать? Сообщить?..
   Чёрт, так рехнуться можно. От ревности и беспокойства.
   - Андрей! - нетерпеливо окрикнула его Виктория.
   Жданов с трудом сумел вздохнуть, затем с отчаянием махнул рукой.
   - Хорошо... да... А ты иди.
   Клочкова посмотрела на него с хитрым прищуром.
   - Какой-то ты странный сегодня.
   И вот тут он заорал:
   - Хватит психоанализом заниматься! Зови его!.. А сама уходи!
   Вика обиделась и громко хлопнула дверью.
   Старкова ждал несколько минут и они показались ему целой вечностью. Садился за стол, потом вставал и опять садился. Никак не мог решить, как будет лучше его встретить. Чтобы сразу стать хозяином положения, с одного взгляда...
   Какого к чёрту положения? Как только эта сволочь появится в поле видимости, Андрей тут же свернёт ему шею. Собьёт с ног и свернёт шею, даже не задумавшись о последствиях. И обязательно почувствует от этого моральное удовлетворение.
   Может тогда станет легче...
   Когда услышал приближающиеся шаги, неожиданно ощутил ледяное спокойствие. Как будто это не он ещё минуту назад готов был взорваться от переполнявших его негативных эмоций. А вот сейчас в один момент успокоился. Прошёл, распахнул дверь своего кабинета и вернулся к своему столу. Сел, а когда Старков появился в дверях, откинулся на спинку своего кресла и посмотрел на него, зловеще усмехнувшись.
   - Какие у меня сегодня посетители, - протянул Жданов, презрительно скривившись.
   Старков несколько секунд стоял в дверях, смотрел на Андрея в упор и Жданову показалось, что он тоже чувствует себя не в своей тарелке. Но с собой справился, прошёл и даже начал осматриваться, нахально усмехнулся.
   - Шикарно, - наконец сказал он, а ухмылочка стала ещё противнее. - Жалко, что за моей спиной папочки нет, а то бы я тоже в таком кабинете сидел.
   Андрей кивнул.
   - Есть всё-таки на свете справедливость. - И в следующий момент помрачнел. - Что тебе нужно? Или тебе жить надоело?
   Денис хохотнул, вполне весело.
   - Сразу переходим к угрозам? Невежливо, господин президент.
   - Что тебе нужно? Зачем ты пришёл?
   - Наконец-то в правильном направлении мыслить начал. - Денис обошёл стол и присел на стул напротив Жданова. Провёл рукой по полированной столешнице и усмехнулся каким-то своим мыслям. А Андрей сдерживался из последних сил. Но сдерживался, потому что надо было выяснить за какой такой надобностью этот тип к нему явился, а если он ему сейчас все зубы выбьет, то как тот говорить будет?
   Терпение и спокойствие...
   - Что тебе нужно? - повторил Андрей угрожающим тоном.
   Денис широко улыбнулся, а потом раскинул руки в стороны и потянулся.
   - А я пришёл попрощаться. Знаешь, я вот сел тут как-то, подумал - и понял, что у меня в Москве почти никого знакомых и не осталось. Катерина, ну и ты... соответственно, - Денис пошловато хохотнул.
   Андрей улыбнулся в ответ.
   - Замечательная новость. Я сейчас тебя зарою прямо под этим столом, хочешь?
   Денис взмахнул руками.
   - Да ладно, ладно!.. У тебя паршивый характер, ты в курсе? Катька-то срулила?
   Андрей всё-таки подался к нему, лицо перекосило от неимоверной злости, но Старков успел отскочить назад, при этом едва не рухнул на пол вместе со стулом. А Жданов перегнулся к нему через стол и ткнул в него пальцем.
   - Ты меня достал. Ты чего добиваешься? Я ведь тебя на самом деле убью, ты это понимаешь, придурок?
   - Убьёшь - не узнаешь ничего.
   - Да пошёл ты...
   - Можно я сяду? И поговорим.
   Андрей посверлил его испытывающим взглядом, потом сел и посмотрел на своего врага в открытую.
   - Говори. У тебя две минуты.
   Старков сел и вздохнул.
   - У меня к тебе предложение, - сказал он, обращаясь к Андрею. - Точнее сделка.
   - А ты нахал, - покачал Жданов головой. - Какая к чертям сделка? Пошёл вон.
   - Ты на самом деле хочешь меня выгнать? Ну давай. И тогда всю оставшуюся жизнь будешь мучиться сомнениями... - Денис выдержал выразительную паузу, наблюдая за тем, как темнеет лицо Андрея. - А я готов тебе эту самую правду продать.
   - Ты мне надоел, - глухо проговорил Жданов. - Что ты мне тут плетёшь?
   - Я серьёзно. Понимаешь, я решил уехать из Москвы, меня здесь ничего не держит. Помыкался пару месяцев и понял это. А чтобы обустроиться за границей, нужны деньги. Вот я и решил продать... кое-что ненужное.
   - Что?
   Старков хохотнул.
   - Одну маленькую тайну. За не очень маленькую сумму.
   У Жданова от волнения даже в горле запершило. Но он покачал головой.
   - Меня твои тайны не интересуют.
   - Так в том-то и дело, что тайна не моя. Ты ведь хочешь знать, что было между мной и твоей женой.
   Жданов сжал кулаки и вперил в Старкова бешенный взгляд.
   - Ничего не было.
   Тот жеманно пожал плечами.
   - Может быть, может быть...
   Андрей не сдержался и шарахнул кулаком по столу. Денис усмехнулся.
   - А говоришь - не интересует. Короче, я тебя уговаривать не собираюсь. Я хочу двадцать тысяч евро. И тогда ты будешь знать правду.
   - Сколько? - Андрей зло расхохотался. - Знаешь, я ошибся. Ты не нахал, ты идиот. За что я буду тебе платить? Я и так знаю, что ничего не было.
   Старков помолчал, что-то обдумывая, потом продолжил:
   - А я тебе ещё кое-что расскажу. Очень интересное. И тогда всё встанет на свои места. Потому что, если я уеду... Никто никогда ничего не узнает. И ты в первую очередь.
   Андрей молчал. Знал, что поддаваться на столь бездарный шантаж попросту глупо, но что-то кололо возле сердца, интуиция что-то подсказывала...
   А Старков неожиданно поднялся.
   - Я тебя уговаривать не буду, - повторил он. - Подумай. Но деньги мне нужны сегодня. Я не думаю, что такая сумма поставит тебя в тупик. Через два часа в "Мандарине". Приходи с деньгами и узнаешь много интересного. Я серьёзно, не пожалеешь.
   Жданов угрюмо молчал, наблюдая за ним исподлобья. Денис ухмыльнулся напоследок и пошёл к выходу. Оглянулся и весело поинтересовался:
   - Надеюсь ты в курсе, где "Мандарин" находится?
   Андрей только кулаки сильнее сжал и не ответил.
   Он не поедет. Не поедет и не будет встречаться с этим типом. Потому что ничего тот не знает и сообщить ничего не может... И встречаться с ним, а уж тем более платить деньги за какую-то непонятную правду - глупо.
   Андрей уговаривал себя подобным образом около получаса. Ходил по кабинету, даже попытался в шкафу в каморке найти запасную пачку сигарет, но не нашёл и из-за этого ещё больше занервничал и разозлился. И постоянно косился на часы. Сколько прошло времени? Двадцать минут, полчаса... Почти сорок минут. Обдумывал, пытался решить, а потом просто снял с вешалки пиджак и вышел из кабинета быстрым шагом.
   Пришлось заехать в их с Катей квартиру и вытащить из сейфа почти все деньги. Он всегда хранил некоторую сумму, не очень большую, дома, на непредвиденные расходы. Сам этими деньгами не пользовался, держал их для Кати. А вот теперь и ему пригодились.
   В прихожей, прежде чем выйти из квартиры, остановился перед зеркалом и посмотрел на себя. Вздохнул, глядя на своё отражение.
   - Идиот, - пробормотал он и покачал головой, сетуя на самого себя.
   В "Мандарин" приехал вовремя, даже задержался минут на пять. Но это было намеренно, потому что он кружил на машине по этому району минут двадцать, не желая явиться первым, тем самым продемонстрировав Старкову свою излишнюю заинтересованность.
   Когда Денис увидел его, довольно заулыбался. Он уже обедал, ел с аппетитом и явно не собирался прерывать свою трапезу даже ради важного разговора.
   - Пришёл? - хохотнул он.
   Андрей сел за стол, с минуту хмуро наблюдал, как Денис жуёт, потом нетерпеливо побарабанил пальцами по столу.
   - Хватит жрать. Говори.
   Денис затрясся от беззвучного смеха.
   - Как тебя проняло. - Но вместо того, чтобы ответить, спросил: - Принёс?
   Андрей показал ему кулак.
   - Видел?
   Как раз в этот момент к столу приблизился официант, в недоумении посмотрел на кулак Андрея, и осторожно проговорил:
   - Добрый день, Андрей Палыч... Хотите пообедать?
   Жданов разжал кулак и покачал головой.
   - Нет, спасибо. - И выразительно глянул на официанта, тот сразу ушёл.
   Старков проводил его взглядом, а потом восхищено посмотрел на Андрея.
   - Круто.
   - Говори. Не надо меня злить.
   - Деньги давай.
   - Дам. После того, как узнаю, что именно... ты собираешься мне продать. Это мой принцип - я вслепую ничего не покупаю. - Достал из кармана пухлый конверт, положил на стол, но тут же прикрыл его рукой, наблюдая за Старковым. - Ну?
   Денис прекратил жевать и задумался, но взгляд от конверта не отводил. Размышлял не меньше полминуты, а потом кивнул.
   - Хорошо. Поступим по-твоему. И сразу расставим точки над "i". С Кать... С женой твоей я не спал.
   Андрей расправил плечи и расслабленно откинулся на спинку стула. Правда, больше ничем своего облегчения не выдал, на лице ни один мускул не дрогнул. Просто смотрел на Старкова и ждал, что он ещё скажет.
   Денис пожал плечами.
   - Да... эта информация двадцать штук не стоит. Я же понимаю, - усмехнулся он. - Но мне есть, что тебе сказать. И за это ты мне заплатишь.
   - Ты слишком много говоришь, - качнул Жданов головой. - И попусту. Может перейдёшь к делу? Мне не в радость тратить своё время на тебя.
   Старков неожиданно захохотал.
   - Время - деньги, да?
   Андрей не ответил и Денис быстро успокоился.
   - Ладно, к делу - так к делу. Скажем так, меня попросили помаячить у тебя перед глазами. Позлить, чтобы ты заревновал. Всё было подстроено намеренно, даже яркие моменты моего появления.
   - Кто? - глухо поинтересовался Андрей и в данный момент хотел услышать только имя. Мотивы его не интересовали.
   Старков помолчал, как бы обдумывая ответ. Потом сказал:
   - Кира. - И широко улыбнулся. - Ты ведь не удивлён?
   Жданов зло усмехнулся.
   - Кира?
   - Всё-таки не веришь? Зря. У этой девочки просто талант делать всем пакости.
   Андрей навалился на стол и глядел на Старкова исподлобья тяжёлым взглядом.
   - У неё наследственность... - проговорил он себе под нос, а потом опустил голову. - Кира...
   Денис наблюдал за Андреем чуть насмешливо, за его невесёлой задумчивостью, а сам продолжал жевать и попутно рассказывал подробности. Как, где и что.
   Жданов всё выслушал молча, даже ни одного вопроса не задал, только для себя отметил, как Старков нехорошо и пошловато усмехается, когда говорит о Кире. Этому он находил только одно объяснение.
   Но об этом он сейчас хотел думать в последнюю очередь.
   - Деньги давай, - потребовал Старков, когда закончил свой увлекательный рассказ.
   Андрей угрожающе усмехнулся и поднялся. Денис развёл руками.
   - Ты меня кинуть собираешься? Ты что?.. Такие как ты должны держать своё слово. Иначе на кого равняться таким, как я?
   Жданов швырнул конверт с деньгами прямо в его тарелку с салатом.
   - Держи.
   Старкова это даже не смутило, он конверт из тарелки достал и стряхнул с него прилипший листик салата. Заулыбался, а Андрей выбросил руку вперёд, ухватил его за волосы на затылке и с силой ткнул лицом в тарелку. Придавил его голову, наклонился и угрожающе проговорил:
   - Если ты ещё раз назовёшь мою жену дрянью... и не дай Бог появишься на нашем горизонте... Я тебя на части разрежу. Ты понял? - и ещё сильнее надавил на его голову. - Понял?
   - Да понял я, - с трудом проговорил Денис. - Отпусти ты...
   Андрей отпустил и оглянулся. На него смотрели все посетители ресторана и в зале повисла напряжённая тишина. Жданов легко улыбнулся.
   - Всё в порядке. Всем приятного аппетита. - И снова толкнул Старкова в плечо. Тот осторожно крутил шеей и вытирал лицо салфеткой. - И тебе, урод... приятного аппетита. Смотри не подавись.
   Денис зло покосился на него, но ничего не сказал. А Андрей неожиданно улыбнулся и пошёл к выходу.
   Наверное, в "Мандарин" его больше не пустят. Вон каким настороженным взглядом его провожает охранник.
   Сев в машину, несколько минут приходил в себя. Достал из бардачка сигареты (на этот раз заранее купил) и с удовольствием закурил, открыв окно. Барабанил пальцами по рулю и ни о чём не думал. Точнее думал, но мысли были какие-то лёгкие и тут же вылетали из головы. Но стало определённо легче.
   Так прошло минут двадцать. А потом решил позвонить родителям и узнал, что Кира с мамой уже дома и спокойно пьют чай.
   Чай они пьют!
   - Андрюша, ты приедешь? - спросила мать, а Жданов согласился.
   - Приеду.
   - Вот надо было пораньше, - посетовала Маргарита. - Мы только пообедали.
   - Мама, я еду.
   Он как-то подобрался весь, когда понял зачем едет. Он должен увидеть Киру. Прямо сейчас.
   Очень хотел увидеть, но что ей скажет и что сделает - пока не представлял.
   Когда приехал, его ждал накрытый стол. Мама разогревала обед, а Кира накрывала на стол. Отец сидел в кресле у окна и читал газету. Когда Андрей вошёл в комнату, Пал Олегыч поднял на него глаза и слабо улыбнулся.
   - Сын. Смотри, как все всполошились. Редкий гость ты в родительском доме.
   - Пап, да ладно, - отмахнулся Андрей и обернулся, почувствовав, что за спиной кто-то стоит. Повернулся и увидел Киру. Она улыбнулась ему и показала тарелку.
   - Садись за стол. Голодный?
   Андрей следил за ней взглядом, как она прошла к столу, поставила тарелку на разложенную салфетку и зачем-то передвинула столовые приборы. Наверное, добивалась идеальности. Подняла глаза, наверное почувствовала его пристальный взгляд и снова улыбнулась.
   - Садись, Андрюш.
   А он вдруг понял, что не ненавидит её. Да - злится , но не ненавидит, а жалеет. А ещё ему обидно за её лицемерие.
   Вошла мать и погладила его по плечу.
   - Здравствуй, милый. Садись.
   - Что вы квохчете над ним? - чуть недовольно пробормотал Пал Олегыч. - Он же не ребёнок.
   Маргарита улыбнулась.
   - Паша, что ты бурчишь? Он мой ребёнок.
   Андрей заставил себя улыбнуться, а потом снова посмотрел на Киру. А потом наконец сел за стол.
   - Андрей, Катя звонила? - спросил отец.
   Кира напряглась, он заметил. Наблюдал за ней практически неотрывно. Покачал головой.
   Пал Олегыч недовольно поджал губы.
   - И что ты думаешь с этим делать?
   - Я разберусь, пап.
   - Ты сколько уже разбираешься?
   - Пал Олегыч, не давите вы на него, - не удержалась Кира. - Может он не хочет?
   Андрей усмехнулся.
   - Кира, а почему ты так не хочешь, чтобы я жене звонил? Разве тебя это касается? - тон вышел немного резковатым и из-за этого все насторожились.
   Воропаева закусила губу в досаде и дёрнула плечом.
   - Нет, конечно. Но... просто ты мучаешься, а это мне не нравится.
   - Мучаюсь?
   - Разве нет? А всё из-за неё!
   - Кирюша, не надо, - попыталась остановить её Маргарита.
   Андрей вздохнул и выразительно посмотрел на Воропаеву.
   - Тебе не надоело?
   - Андрей, я...
   - Кира, у тебя с головой не всё в порядке. Ты знаешь об этом? - сказал он совершенно серьёзно.
   Она замерла, а Пал Олегыч отложил газету.
   - Ты что говоришь?
   Кира грустно улыбнулась.
   - Оставьте, Пал Олегыч. Я к такому обращению уже давно привыкла. Он только с Пушкарёвой - джентльмен, а я...
   - Старков тебе привет передавал.
   Кира замолчала на полуслове и изумлённо посмотрела на него.
   - Что?
   - А что ты перепугалась? - Жданов вытер рот салфеткой и в упор посмотрел на бывшую невесту. - Помнишь, мы с Сашкой, когда ты маленькая была, учили тебя, что с плохими мальчиками лучше не водиться? По-моему, ты это так и не усвоила. Ты наняла этого мерзавца, чтобы развести меня с женой и на самом деле думала, что ты сумела всех обмануть?
   - Андрей, объясни, - потребовал Пал Олегыч и посмотрел на Киру. - Что это значит?
   - Это значит, папа, - заговорил Андрей, на мгновение опередив Воропаеву, - что Кира заплатила бывшему Катиному однокурснику и тот принялся обхаживать мою жену, и всё это для того, чтобы я подумал, что у них роман. Они оба очень старались, пока я... по своей дури, не устроил жене скандал, пытаясь разобраться, а она обиделась. И правильно сделала! А ты... - он посмотрел на Воропаеву и с трудом сумел сдержать рвавшееся наружу ругательство.
   - Кира, как ты могла? - тихо проговорила Маргарита, глядя на неё удивлённо. - Зачем?
   Кира убрала руку от лица и усмехнулась.
   - Зачем? А вы не понимаете? Все так быстро обо всём позабыли! Как он ноги об меня вытер вместе со своей Пушкарёвой! А всем наплевать! Все начали его Катеньке дифирамбы петь! Новая родственница, дочка!.. А я? Уехала подальше, с глаз долой, и слава Богу!
   - Но так же нельзя, Кира! - неожиданно рыкнул Жданов-старший. - У них семья!
   - Да какая семья? - откровенно рассмеялась она. - Грош цена их семье и любви! Даже делать ничего не пришлось, маленькое усилие и всё развалилось. Вот это любовь! Великая!
   Андрей молчал. Смотрел в сторону и думал о чём-то.
   Маргарита переглянулась с мужем и сокрушённо вздохнула.
   - Я даже подумать не могла... - Посмотрела на сына. - Андрюша, а ты что скажешь?
   Он неожиданно спокойно посмотрел на неё и подал плечами.
   - А что я могу сказать, мама? Кира права. Грош цена.
   Кира удивлённо посмотрела на него.
   - Ты это понимаешь?
   Андрей кивнул.
   - Я-то понимаю. Но ты, кажется, никогда не поймёшь. Чего ты добилась? Развела нас? У тебя получилось, но между нами ты никогда не встанешь, Кирюш. Потому что не смотря ни на что - Катя моя жена. Даже если мы разведёмся - она моя жена. Я люблю её. И наши с ней проблемы... то что ты сделала - это лишь маленькая толика, это я сейчас понимаю. А проблемы надо решать, и я в лепёшку расшибусь, но жену себе верну. Так чего ты добилась? Отомстила? Ты этого хотела?
   - Я не хочу тебя слушать.
   Жданов развёл руками.
   - Всё как всегда. - Он поднялся и посмотрел на родителей. - Я пойду.
   - Андрей, подожди, - перепугалась мать. - Нельзя всё так оставлять. Надо поговорить.
   - О чём ещё говорить, мамуль? Мне больше нечего ей сказать. Кира уверена в своей правоте, что я могу ей доказать? Она даже не понимает, что сделала. Вот только непонятно, как общаться дальше будем. А, Кирюш? Как сестре я должен тебе всё простить и забыть?
   - Да не сестра я тебе! - выкрикнула она. - Не сестра!
   - Если бы я не считал тебя сестрой, я бы больше даже не заговорил с тобой. Ты этого хочешь?
   Она промолчала, а потом отвернулась.
   Андрей кивнул родителям и вышел из комнаты. Услышал голос матери, она что-то начала говорить Кире и, как ни странно, не причитала, а кажется отчитывать её начала. Он не стал слушать и вышел из квартиры.
   Он на самом деле чувствовал облегчение.
  
  
   -----------///-------------
  
  
   - Между прочим, могла бы хоть изобразить улыбку, - не упустила случая поворчать на сестру Полина. - Ты своим угрюмым видом всех распугаешь!
   - А ты на меня не смотри, - беззлобно огрызнулась в ответ Лера и одёрнула подол юбки.
   Они только вышли из машины, перед входом в ночной клуб, и Валерия огляделась. Особой охоты веселиться она не чувствовала, но мама
   постоянно твердила ей о своём беспокойстве, и Лера решила её успокоить. Напросилась с Полиной в клуб, выслушала от сестры кучу насмешек и ехидностей. А в машине, по дороге сюда, ещё и узнала радостную новость, что великий актёр Руслан пригласил для неё своего друга. Лера когда об этом узнала, на сестру так глянула, что казалось у той должны были в раз все волосы повыпадать. Но Полина лишь хитро улыбнулась и промолчала. А Лера всерьёз затосковала.
   Она ненавидела свидания вслепую. Вообще не понимала, как люди решаются на такое. А если разочарование наступит сразу, с первого взгляда? Что тогда делать? Развернуться и уйти - не вежливо, а томиться весь вечер рядом с неприятным тебе человеком, улыбаться и изображать интерес - утомительно. А ещё хуже, когда разочарование приносишь ты - ужасно неприятно и досадно.
   А от приятеля Руслана, этого хвастуна и сказочника, Лера ничего хорошего не ждала.
   - Прекрати ты дёргаться, - одёрнула её в конце концов Полина, следя за её судорожными движениями. - Ты всю юбку уже измяла.
   Лера вздохнула.
   - Тогда может я домой поеду?
   - Господи, как же ты меня раздражаешь! Ну почему у тебя всё не как у людей? Вот скажи мне.
   - Девчонки, ну не ссорьтесь вы, - улыбнулся Руслан и приобнял их за талии, подойдя сзади. - Сейчас отдохнём, выпьем... Всё будет отлично!
   Полина улыбнулась, потом приподнялась на цыпочках и поцеловала любимого в щёку. А Лера недоверчиво хмыкнула.
   Приятель Руслана ей не понравился с первого взгляда категорически. Правда Полина при виде его обрадовалась чрезвычайно и даже на шею ему бросилась. Лера же смотрела на парня с подозрением.
   - Лерка, познакомься, это Олег, - наконец вспомнила о ней сестра.
   Этот самый Олег с любопытством посмотрел на неё и вдруг подмигнул, видимо, остался доволен увиденным. Улыбнулся.
   - Привет.
   Лера в ответ на его улыбку хмуро сдвинула брови. Уж слишком масленым ей показался его взгляд. Но Полина довольно ощутимо ткнула её локтем в бок и Лера послушно кивнула.
   - Здравствуйте.
   Полина выразительно закатила глаза, а потом переглянулась с ребятами и они вместе рассмеялись.
   За столом Леру зажали в угол дивана, рядом села сестра, а вот с другой стороны придвинулся новый знакомый. Валерия отодвинулась от него, но положение это не спасло, они всё равно сидели, касаясь друг друга. Олег откинулся на спинку дивана и делал вид, что не замечает Лериных попыток держаться от него на расстоянии и её неловкости. Напротив, руку положил совсем рядом с её рукой, а коленкой касался её коленки. Валерия недовольно посмотрела, а он только улыбнулся.
   - Что ты будешь пить? - спросил он.
   - Сок, - буркнула Лера, пытаясь поместить свои ноги под столом так, чтобы не касаться ног Олега.
   - Лерка, не будь занудой, - отмахнулась Полина. - Мы будем мартини, мальчики.
   - Как скажешь, принцесса, - улыбнулся Руслан и подозвал официантку.
   - Я не буду пить, у меня съёмка завтра, - шикнула Лера на ухо сестре. Полина посмотрела на неё с тоской.
   - Я же не предлагаю тебе напиться. Поддержи компанию.
   Лера обречённо вздохнула и приняла бокал, зачем-то заглянула в него и принюхалась. И вдруг поймала себя на том, что за ней внимательно наблюдают. Подняла глаза и встретила внимательный взгляд Олега. Почувствовала вновь проснувшуюся неловкость, взяла бокал и сделала торопливый глоток. На секунду замерла и приоткрыла рот, когда алкоголь обжёг горло. Схватила с тарелки крупную клубнику и откусила. И снова покосилась на Олега.
   Он всё ещё наблюдал за ней чуть насмешливо. Лера отвернулась от него, стала смотреть на танцплощадку. Полина обнималась со своим Русланом, и до сестры ей дела не было. И Лера снова затосковала.
   - Я тебе совсем не нравлюсь, да? - раздался вдруг шёпот у неё над ухом. Валерия даже вздрогнула от неожиданности. Посмотрела на нового знакомого чуть испуганно. А он отодвинулся и улыбнулся. - Так что?
   - Я к первым встречным не приглядываюсь.
   - Так я не первый встречный, вроде познакомились уже.
   - А что, должен обязательно понравиться?
   - Хотелось бы.
   - Почему?
   Он пожал плечами.
   - Потому что ты мне понравилась.
   Лера присмотрелась к нему внимательнее, но скептически прищурилась.
   - А чем ты занимаешься? - спросил Олег.
   - А ты? - выпалила Лера. Олег рассмеялся.
   - Какая у тебя хватка, - покачал он головой.
   Олег веселился и смотрел на неё без всякого умысла и Валерия наконец начала успокаиваться. И даже улыбнулась в ответ. Олег тут же обрадовался.
   - Наконец-то! А я уж решил, что со мной что-то не так.
   - А пойдёмте танцевать, - воскликнула Полина и поднялась. - Пойдёмте! Моя любимая песня.
   Они с Русланом тут же ушли, а Лера всё ещё сомневаясь, смотрела на руку Олега, которую он ей протягивал. А потом мысленно отмахнулась от своих сомнений и встала из-за стола. Правда, руку свою ему не подала.
   Всё оказалось не так уж и плохо. Олег оказался вполне милым парнем, весёлым. Они потанцевали, подурачились, посмеялись и Лера начала смотреть на него уже более благосклонно и без подозрения.
   - Значит, ты журналист? - спросил Олег, когда они вернулись за стол. Лера кивнула. - Настоящий?
   Она удивилась.
   - Что это значит? Бывают не настоящие?
   Он пожал плечами.
   - Ну мало ли. Может учишься ещё?
   Лера покачала головой, потом засмеялась.
   - Настоящий!
   - Здорово. Хотя наши с тобой профессии в чём-то схожи. Я на оператора учусь, только кино.
   Валерия приподняла брови и с интересом посмотрела.
   - Надо же... Долго учиться ещё?
   - Последний курс, - а потом рассмеялся. - Ты не думай, я просто после армии.
   Лера улыбнулась. Посмотрела на сестру, которая не стесняясь, целовалась с Русланом, потом скользнула взглядом по танцплощадке и снова повернулась к Олегу. Он начал рассказывать ей об операторской работе, а Лера...
   Взгляд метнулся обратно, и её словно прострелило. Улыбка медленно стекла с лица, а взгляд стал лихорадочным.
   - Лера, что с тобой? - спросил Олег.
   Она отвела его руку, продолжая смотреть на Малиновского, который обнимался на танцплощадке с какой-то девушкой. И даже не обнимался, та просто висела на нём, вцепившись в его плечи. Малиновский вроде хмурился, но её не отталкивал. А потом неожиданно развернулся, и Валерия вдруг безумно испугалась, что он может её увидеть. Конечно, ему было совсем не до неё, у него на шее висело развлечение поинтереснее, но Лера всё равно перепугалась.
   Села вполоборота и даже лицо рукой прикрыла. Правда, не смогла удержаться и продолжала наблюдать за Ромой через щёлку между пальцами.
   От Ромы пряталась, а вот сидящие с ней за столиком её нервное состояние заметили. Полина потянула её за руку, которой Лера закрывала лицо. Руку пришлось опустить. Сестра наклонилась к Лере и шикнула на неё:
   - Что опять не так?
   Валерия маетно вздохнула, обдумывая возможный ответ, кинула ещё один быстрый взгляд в сторону танцплощадки и похолодела, встретив удивлённый взгляд Малиновского. И тут совершила уж поистине глупый поступок - снова отвернулась и загородилась рукой.
   - Вот чокнутая, - покачала Полина головой.
   Состояние было ужасное - и дышать нечем, и голос пропал, а сердце колотилось так сильно, что даже больно стало. И разрывалась, не знала, чего хотела больше - чтобы Рома просто отвернулся и сделал вид, что не узнал её или чтобы подошёл.
   Пока она пыталась разобраться в себе, снова посмотрела между пальцев и увидела, что Малиновский идёт к ней, позабыв о своей спутнице. Подошёл и остановился у столика, а Лера не сразу сообразила, что наблюдает за ним через пальцы, всё ещё закрываясь рукой. Почувствовала себя ещё более глупо и руку от лица отвела. Ждала, что он что-нибудь скажет, но Малиновский молчал. Разглядывал её, и Лере захотелось пригладить свои волосы, как раньше. Натянуто улыбнулась. Рома кивнул.
   - Привет.
   - Привет, - еле слышно проговорила она в ответ и почему-то посмотрела на Олега. Рома тоже на него посмотрел и нахмурился.
   На "привете" дело застопорилось, и Малиновский вдруг понял, что сказать-то ему и нечего. Лера прятала от него глаза, откровенно отворачивалась, зато остальные таращились на него с любопытством. Это было неприятно.
   Малиновский снова посмотрел на Леру. Она изменилась, и эти изменения бросались в глаза, но к нему это теперь не имело никакого отношения. Стало как-то не по себе, особенно когда Лера смотрела в стол, а не на него. Чувствовал себя идиотом.
   - Я поздороваться подошёл. Давно не виделись. Даже не сразу узнал тебя.
   Она странно улыбнулась или усмехнулась, Рома не понял, и кивнула.
   Не дождавшись от неё больше ни слова, Малиновский улыбнулся Лериным друзьям, чтобы уж совсем дураком в их глазах не выглядеть.
   - Ну что ж... Я пойду. - Поглядел на Леру, в упор. - Рад был тебя увидеть.
   Она не ответила. Дождалась, когда Малиновский отойдёт от их столика, потом схватила свой бокал и залпом допила мартини.
   - Это кто был? - чрезвычайно заинтересовалась Полина, хватая Леру за руку, но та лишь головой мотнула.
   - Никто... просто знакомый. - И поднялась. - Мне нужно уйти, извините.
   Ожидала от сестры новой волны упрёков, но та необычайно внимательно присмотрелась к ней, а после кивнула.
   - Да, уходим.
   Лера растерялась.
   - Зачем? Вы можете остаться.
   Полина лишь головой покачала.
   - Нет уж, я не могу отпустить тебя в таком состоянии. Мне мама этого не простит. Руслан, что ты сидишь?
   Лера спорить не стала, ей не терпелось уйти отсюда, и к выходу пошла первой.
   - Может поедем в другое место? - предложил Олег, когда они оказались на улице и посмотрел на Валерию. Та вопроса даже не услышала.
   Руслан поймал машину, махнул рукой остальным и Лера снова первой пошла к машине. И вдруг услышала позади торопливые шаги и окрик:
   - Лера!
   Обернулась и увидела Малиновского. Он сбавил шаг, когда она остановилась, подошёл и бросил быстрый взгляд на её спутников. Потом взял Леру за руку и отвёл в сторону. Она спорить не стала, но по-прежнему старалась на него не смотреть.
   - Лер, ну посмотри ты на меня, - попросил он, не отпуская её руки. - Почему ты так себя ведёшь?
   - Как?
   - Снова сбегаешь от меня.
   Она решительно освободила руку.
   - Я не сбегаю, мне просто пора домой. Завтра утренняя съёмка.
   Рома вздохнул.
   - Я не понимаю, что я сделал не так. Ты просто исчезла и ничего не объяснила.
   - Рома, мне нечего тебе сказать.
   - Нечего? - обиделся он. - И объяснить не хочешь, в чём я перед тобой провинился?
   Лера наконец подняла на него глаза.
   - Может и объяснила бы... три месяца назад. А сейчас мне сказать нечего.
   Малиновский помотал головой.
   - Я вообще ничего не понимаю. Ты так неожиданно исчезла...
   Она печально улыбнулась.
   - А ты искал? Раз так хотел всё выяснить... А теперь ты что-то требуешь от меня!
   - Да ничего я не требую, чижик, - растерялся под её напором Рома.
   - Не называй меня этим дурацким прозвищем! У тебя нет никаких прав на это.
   Он непонимающе смотрел на неё.
   - Лера, ты едешь? - окликнула её сестра.
   - Еду, - отозвалась Валерия и отступила от Малиновского. - Иди обратно... тебя там ждут.
   Рома вздохнул. Она снова отдёрнула свою руку и побежала к машине. Нырнула внутрь и крепко сжала в руках свою сумочку. А потом всё-таки не выдержала и обернулась, посмотрела через заднее стекло. Рома стоял у своей машины, засунув руки в карманы джинсов, и о чём-то думал, опустив голову.
   Лера отвернулась и вдруг встретила взгляд сестры, которая обернулась к ней с переднего сиденья. Полина тоже глянула в заднее стекло, с любопытством, а затем на сестру и покачала головой.
   - А я посмотрю, ты не такая уж и тихоня, Лерка!
   Она не ответила, прислонилась лбом к холодному стеклу и закрыла глаза.
  
  
   3.
  
   Катя открыла глаза, пару раз моргнула, пытаясь согнать сон и сладко потянулась. Обвела взглядом комнату.
   Как же хорошо дома!..
   В своей комнате, на своём диванчике, среди вещей, среди которых взрослела и мечтала. А ведь прошло не так уж много времени с тех пор, как она... повзрослела. Если так можно сказать. Или замуж вышла.
   Катя закинула голову назад, посмотрела на книжную полку, протянула руку и достала фотографию. Их с Андреем свадьба. Она не видела этот снимок больше трёх месяцев.
   Она уехала, оставив в Москве всё, что могло бы ей напомнить о муже. Сделала это намеренно, потому что решила в первую очередь разобраться в себе. А постоянно думая об Андрее, сделать это было невозможно.
   Все месяцы их брака, она в первую очередь думала об Андрее. Потому что так было правильно, потому что её так мама воспитала. Жена всегда должна ставить интересы мужа впереди своих. Вот Катя и старалась. Только результат получился совсем не таким, как у мамы. Чем больше она заботилась об интересах Андрея, тем тупиковее становилась ситуация. А как только она захотела чего-то для себя, супротив желаниям мужа, начались скандалы. Юлиана тогда сказала, что она сама виновата - избаловала.
   Оказавшись в чужой стране, один на один со своими мыслями (Колька не в счёт, потому что он от её семейных проблем сразу зеленел), Катя постепенно начала приходить в себя. Поначалу было очень страшно, она не переставала ругать себя за то, что уехала и бросила всё, расстроила своим отъездом всех без исключения, но когда первая тоска прошла, начала размышлять, чуть отстранённо, как бы глядя на всю ситуацию со стороны. О себе, об Андрее, об их жизни. Как, что и как можно было бы поступить иначе?
   Много гуляла по городу, не желая ни с кем общаться и пыталась прийти к какому-то важному выводу. При этом избегала даже телефонного общения с мужем, боясь обострения своей тоски. Что затоскует так сильно, что душевные муки затмят голос разума.
   А мешать ей в тот момент никак было нельзя - она старательно раскладывала свою жизнь по полочкам.
   - Знаешь, я где-то читал, - со смешком проговорил как-то Зорькин, уплетая борщ, по которому истосковался за полугодовую жизнь на чужбине, - что свои переживания надо записывать на бумаге. От этого в мозгах проясняется.
   - У тебя прояснилось? - спросила Катя, подливая ему добавки.
   Коля обиженно выпятил нижнюю губу.
   - Я такой ерундой не занимаюсь!
   - А мне советуешь.
   - Ты же женщина, впечатлительная. Говорят, что полезно потом эту писанину сжечь.
   - А пепел по ветру развеять, - кивнула Катя. - Ешь давай.
   Она над его предложением посмеялась, но только для вида, потому что в этот же день снова, как в юности, завела дневник. Сколько горьких мыслей приняла в себя эта тетрадь, о скольких порушенных надеждах Катя ей поведала, только вот о будущем не писала. Потому что в тот момент у неё будущего не было, она о нём не думала и ничего не загадывала. Для начала надо было с прошлым разобраться.
   На это потребовалось три месяца. Кульминацией всех размышлений стала запись на последней странице - красной ручкой список собственных ошибок совершённых ею в браке. Совершённых ею и в большинстве случаев - по отношению к себе же. Когда дописала последнюю строчку, поставила три восклицательных знака и закрыла измученную тетрадь. Но сама осталась довольна.
   Правда, в будущем определённости так и не появилось. Но Катя почувствовала себя птицей в небе - куда хочу, туда лечу.
   То есть, направление было определенно заранее, но Катя чувствовала в себе силы его изменить - главное, захотеть.
   Но пока не хотелось и это, если честно, радовало.
   Вот только волновал её Андрей. Они жили три месяца в полной изоляции друг от друга и Жданов, наверняка, тоже должен был что-то решить для себя. И волновало Катю именно это - что он для себя решил? Расстались-то они не очень хорошо, а зная характер мужа...
   Был у неё повод для беспокойства, был.
   Она конечно поговорит с ним, но ни на чём настаивать не станет, и подталкивать ни к чему не будет. Выслушает и сама расскажет, к каким выводам пришла.
   Вернулась вчера поздно вечером, отец встретил её в аэропорту, обнял и тут же отругал за то, что не позвонила Андрею.
   - Он муж твой, а ты что творишь? - и тут же подозрительно прищурился. - Или ты надумала чего? На пару с Колькой? Так я ему уши-то оборву, как приедет!
   - Папа, успокойся. Нам с Андреем поговорить надо, и вместе решить.
   - Что решить?
   - Папа!
   - Взяли моду - чуть что, разводиться! Играются мальчики с девочками. На то она и семья, чтобы проблемы решать, а продолжать жить вместе.
   Отец бубнил всю дорогу до дома, но Катя не смотря ни на что чувствовала радость оттого, что вернулась. Когда добрались до дома, была уже ночь, половина второго, и Катя нашла ещё один повод не звонить мужу.
   И вот уже утро, новый день. Очень важный день. Сегодня она встретится с Андреем.
   И наверное что-то решится.
   В дверь комнаты осторожно постучали и заглянула Елена Александровна. Увидела, что дочь не спит и улыбнулась.
   - Катюша, доброе утро.
   - Доброе утро, мамочка, - улыбнулась Катя в ответ и снова потянулась.
   Елена Александровна вошла в комнату, присела на её постель и погладила дочь по плечу.
   - Как я рада, что ты дома. Так давно ты у нас не ночевала.
   - Я у вас ещё пару дней поживу, - пообещала Катя.
   - А потом домой вернёшься? Андрюша рад будет.
   Катя улыбаться перестала.
   - А он дома живёт?
   Елена Александровна пожала плечами.
   - Я точно не знаю, но кажется нет. Он квартиру снимал. - Мать помолчала, потом осторожно сказала: - Катюш, ты бы с ним поговорила.
   - Поговорю, мама, прямо сегодня. Я ведь в Женеве не пряталась, зря вы так думаете.
   - Да никто так не думает, просто переживают за вас все. Вы такая замечательная пара.
   - Да уж, - слабо улыбнулась Катя. - Настолько замечательная, что ни дня без скандала не проходило.
   Елена Александровна вздохнула.
   - Ну что ж... У вас обоих характеры... Вам надо найти золотую середину.
   - А вдруг её нет?
   - Ну как это? Конечно, есть. Надо только суметь её найти.
   Катя повернулась на бок, натянула на себя одеяло и зажмурилась. Елена Александровна погладила её по волосам.
   - Полежи ещё, а я тебе пока блинчиков нажарю. Катюш... а может Андрею позвонить? Он приедет, позавтракает как следует. Чем он один питается?
   Катя почувствовала, как вмиг заколотилось сердце, но на мать взглянула спокойно.
   - Как хочешь, мам... позвони.
   Елена Александровна обрадовалась.
   - Вот и хорошо. К тому же... папа всё равно ему уже позвонил, - призналась она.
   У Кати вырвался нервный смешок.
   - Отлично!
   - Не злись, папа переживает сильно.
   Катя снова перевернулась на спину, глубоко вздохнула, а потом резко села.
   - Мама, что же ты мне сразу не сказала? Он же придёт сейчас, а я... в таком виде! - она схватилась за голову.
   - Ты очень красивая, - улыбнулась Елена Александровна, а Катя уже вскочила и побежала в ванную.
  
  
   --------------------
  
  
   - Как приехала? - у Андрея даже голос пропал, когда он услышал тестя. - Когда?
   Хотя какая разница? Главное, что вернулась. Правда, его не предупредила... значит, всё ещё злится.
   Его это беспокоило, но к Пушкарёвым он полетел сломя голову. На полдороге опомнился и свернул к цветочному магазину. Состояние было такое, что он готов был скупить все цветы... если бы это могло хоть что-то изменить.
   Когда Елена Александровна открыла ему дверь, он даже поздороваться забыл. Зачем-то сунул букет тёще и спросил:
   - Где она?
   - Успокойся. У себя в комнате. Иди, она тебя ждёт.
   От волнения во рту пересохло.
   - Да? - Перед дверью остановился и глубоко вздохнул. А потом вошёл.
   Катя сидела на диване и говорила с кем-то по телефону, а когда он появился, замолкла на полуслове и посмотрела на него испуганно. А затем выключила телефон.
   Андрей закрыл за собой дверь и сделал попытку улыбнуться.
   - Привет.
   Она кивнула.
   - Привет.
   Жданов вдруг понял, что не знает куда деть руки. Хотел сунуть их в задние карманы джинсов и тут вспомнил, что купил жене цветы. Развёл руками и беспомощно оглянулся на дверь.
   - А я цветы тебе купил... Маме твоей отдал.
   Катя улыбнулась.
   - Привет, Андрюш.
   Он вздохнул и улыбнулся шире, с облегчением, а потом шагнул к дивану и сел. Правда, к Кате не придвинулся, просто сел.
   - Ты мне улыбаешься, это хороший признак. Или радоваться мне рано?
   - Может, обойдёмся без провокационных вопросов?
   Андрей согласно кивнул.
   - Хорошо. Ты по мне скучала?
   - Конечно, скучала. А ты по мне?
   - Вот зачем ты спрашиваешь? - возмутился он.
   Она слегка пожала плечиком.
   - Не знаю. Если честно, я боялась, что ты скажешь "нет".
   Он невесело хохотнул.
   - А мне казалось, что это мне стоит этого бояться. Это ведь ты от меня уехала.
   - Андрюш, ты так говоришь, словно я гулять уехала. Я же тебе говорила - мне надо подумать.
   Он нахмурился.
   - Ну да... И что надумала? - кинул на неё настороженный взгляд. - Катя, ты моя жена.
   - Нам надо повзрослеть, Андрюш, вместе.
   - Что? - он посмотрел удивлённо. Катя кивнула. Подтверждая свои слова.
   - Мы оба оказались не готовы к браку, тебе так не кажется?
   Он недовольно поджал губы, но спорить не стал.
   - И как мы взрослеть будем? - поинтересовался он, не удержавшись от насмешки.
   - Не знаю, - призналась она. - Я много думала и поняла, что я во многом сама виновата. Я слишком много от тебя требовала. - Андрей удивлённо посмотрел. - Точнее, не только от тебя, - поправилась она, - но и от себя самой. Но ты должен меня понять, меня так воспитывали. Что семья - это раз и навсегда. И есть определённые рамки и идеалы, к которым надо стремиться, а я... Понимаешь, я испугалась. Мы с тобой были так влюблены, и свалилось на нас это чувство так неожиданно, что мы обо всём забыли. А потом я опомнилась и перепугалась, что мы женаты уже достаточное время, а думаем только о себе... А мне с детства внушали совсем другое, да потом эти разговоры о ребёнке возникли, а у нас уже ссоры начались к тому времени... - Катя опустила глаза.
   - Кать, - тихо проговорил Андрей, глядя на неё с улыбкой, - можно я тебя поцелую?
   Она замерла, но потом покачала головой.
   - Нет, Андрюш... Я сразу растеряюсь и... мне кажется ещё не пора.
   Он задумчиво потёр подбородок.
   - То есть, домой ты не собираешься?
   Катя неопределённо пожала плечами.
   - Я не знаю, но я не думаю, что нам стоит...
   - Опять двадцать пять, - вздохнул он. - Ты же сказала, что всё обдумала.
   - Я обдумала, но я хочу, чтобы ты понял меня... чтобы мы с тобой поняли, получится ли у нас построить что-то новое.
   - Новое? Интересно. А любовь тоже должна быть новой?
   Она расстроилась.
   - Ну вот, ты против.
   - Да я не против, Катюш! Как я могу быть против? Ты вернулась и говоришь, что у нас есть шанс. Что у меня есть шанс вернуть тебя... Как я могу быть против? Только я не знаю, что это - новое. Как я могу любить тебя по-новому? Я и так тебя люблю.
   - Не любить, Андрюш. А относиться друг к другу по-новому. Чтобы получилось что-то новое. Или ты хочешь вернуться к старому? К скандалам и недопониманиям?
   Он покачал головой.
   - Нет, этого я больше не хочу.
   - Нам надо заново научиться доверять друг другу.
   - Да-а... - Андрей помолчал, задумавшись, потом сказал: - Катя, я... очень виноват перед тобой. Я очень боюсь, что ты меня не простишь.
   - Что ты натворил? - забеспокоилась она.
   - Да ничего, - сам испугался он своих нечаянных слов. - Я про Старкова.
   Катя отвернулась.
   - Может не будем об этом говорить?
   - Нет, будем, Кать. Будем. Потому что это важно. Я безумно виноват, я... даже не знаю, что сказать. Как я вообще подумать мог?..
   - Андрей, пожалуйста.
   - Ну почему ты такая упрямая? Послушай меня. Кое-что случилось. Не далее как вчера ко мне приходил Старков.
   Катя обеспокоено посмотрела на него.
   - Что ему ещё нужно?
   - А как ты думаешь? Деньги, конечно, но это на самом деле не важно. Всё дело в том, что это всё Кира, - сказал он и посмотрел на жену в упор.
   - Что Кира? - непонимающе переспросила она.
   Жданов вздохнул.
   - Это она всё... И Старкова нашла, и устроила всё это. Специально, чтобы отмстить.
   Катя от изумления даже рот приоткрыла.
   - Что ты говоришь? Она не могла!
   - Ещё как могла, - с удручением кивнул Андрей и осторожно сдвинул руку в сторону Катиной ладошки, которой она упиралась в диван. Как бы невзначай накрыл её пальцы своими, а в глаза жене посмотрел невинно и серьёзно. - Я сам в шоке был. Да и родители...
   - Ты и им рассказал?!
   - Так получилось. К тому же, я когда со Старковым разговаривал, так понял, что между ними что-то было.
   - Глупости какие, - не поверила Катя. - У Киры с Денисом?
   Андрей снисходительно улыбнулся.
   - Какая же ты у меня наивная... - и осторожно придвинулся к жене.
   Она вздохнула, обдумывая неожиданную информацию.
   - И ты всё это рассказал родителям? Они наверное в шоке.
   - Ну про то, что между ними, возможно, что-то было, я конечно промолчал. В конце концов, это не моё дело.
   - Правильно, - кивнула Катя и вдруг поняла, что Андрей не просто придвинулся к ней близко-близко, а уже нависает над ней, а она заваливается на диванные подушки за своей спиной. - Жданов, ты что делаешь? - как можно более суровее поинтересовалась она.
   Он маетно вздохнул.
   - Я соскучился. Очень.
   - Я тоже, - призналась она, - но ты же обещал!
   - Я ещё ничего не обещал, - воспротивился он. - Давай я поцелую и пообещаю.
   - Обещаешь, что пообещаешь? - со смешком спросила Катя.
   Андрей задумался.
   - Давай по пунктам разберёмся. Что именно мы должны сделать? Начать всё сначала? - Катя собиралась ответить, но он её перебил и вдруг таинственно заулыбался: - Молчи. Я знаю, что делать.
   Катя даже растерялась.
   - Что? Даже я не знаю, а ты знаешь?
   - Вот сейчас я мог бы обидеться, но не буду. Потому что ты моё счастье, - он наклонился к ней и быстро поцеловал её в губы. Очень быстро, поцелуй продолжался всего пару секунд, а потом Жданов резко отстранился и даже головой потряс. - Всё... у меня нервы не железные.
   Катя осталась лежать и смотрела на него слегка ошарашено. А когда Андрей пошёл к двери, даже испугалась.
   - Ты куда?
   - На кухню. Тёща блины печёт. А потом на работу.
   - А я?
   - А ты жди, - загадочно проговорил он, подмигнул ей и вышел из комнаты.
   Катя смотрела на закрывшуюся дверь, а потом покачала головой и улыбнулась, ощутив такое знакомое волнение.
  
  
   -------------///-----------
  
  
   Малиновскому потребовалась всего пара часов, чтобы отыскать Леру. Обзванивал знакомых, которые могли помочь ему с пропуском на телевидение, а сам вспоминал её слова и укор в её взгляде:
   - А ты искал?
   Нет, он не искал. Потому что решил, что если она не хочет с ним общаться, то он настаивать и навязываться не станет. Не понимал, почему она так поступила, так резко оборвала их отношения, но когда подумал о том, что было бы неплохо это выяснить - испугался. Узнать что-то, что ему знать совсем ни к чему.
   И если честно, то и сейчас сомневался, стоит ли искать с Лерой ещё одной встречи. Что он ей скажет? Чего хочет от неё?
   Она же молодая девчонка, даже наивная в некоторой степени, и очень доверчивая при всей своей порывистости и упрямстве. А он уже давно даже "молодого человека" перерос. Нет, его женщины не старше, даже помладше Леры были, но они опытнее и не столь морально-устойчивы и разборчивы в своих отношениях с мужчинами. Вот Лера на их фоне и казалась ему подростком, которого надо опекать и защищать. И он, честно, не допускал ни одной неправильной мысли на её счёт. Начал привыкать к её частому присутствию в его квартире, она спала у него на диване и пила сок из его чашки... Почему-то она всегда пила сок из больших кружек или чашек, а не из стакана. И все эти детали, маленькие мелочи, порой забавные, эта девочка принесла в его жизнь с собой, а когда исчезла, так же неожиданно, как и появилась, Рома ощутил внезапную пустоту. И эта пустота и растерянность оказались настолько остры, что он на самом деле перепугался. Что пережить ему эту потерю будет очень непросто.
   А вчера увидел её и в первый момент решил, что это не она, что просто похожая девушка... Просто похожая - с интересной стрижкой, с ярким макияжем и в довольно легкомысленной кофточке. Он ведь сам внушал ей, что именно так должна выглядеть молодая девушка, которая делает карьеру - мило и соблазнительно, чтобы мужчины иногда теряли нить разговора, засмотревшись на неё. А не в её широченных штанах и любимых ею футболках с капюшоном.
   И вот она изменилась и он даже не сразу её узнал.
   А ещё как оказалось, она за что-то сильно злится на него. И ушла тогда, ожидая, что он будет её искать. А он не стал.
   Да и сейчас мучился сомнениями - а стоит ли? Вот перед ним лист бумаги, на котором написаны домашний адрес, все телефоны и место работы Валерии Рудковской и чтобы узнать всё это, ему много времени не потребовалось, но сделал это он только сейчас. Потому что его не оставляла беспокойная мысль - что он сделал не так? Почему она ушла?
   Не знал, зачем, да и стоит ли, возобновлять их странные отношения, но и оставить всё как есть, сейчас уже не мог. Надо все выяснить и тогда уже решить - ставить точку или запятую. Чтобы потом не корить себя за трусость.
   Мобильный Леры не отвечал, как не отвечал уже несколько месяцев и тогда он рискнул позвонить на домашний номер. Но и дома её не оказалось. Какая-то девушка сонным голосом пробормотала, что "Лерка на работе" и хотела повесить трубку, но в последний момент, по всей видимости, передумала и совсем другим голосом, более милым, полюбопытствовала:
   - А вы кто?
   Рома вдаваться в подробности не стал, пробормотал нечто несвязное и отвлекающее, и отключился.
   Значит, на работе.
   С пропуском проблем не возникло, правильно говорят - не имей сто рублей, а имей сто друзей. И спустя час Малиновский уже шёл по узкому коридору телецентра, выискивая монтажную, где в данный момент чижик ваяла очередной филигранный материал. Дошёл до конца коридора и остановился перед дверью, раздумывая - постучать или так зайти, и в этот момент дверь открылась и оттуда выскочил тот самый долговязый парень, в очках с голубыми линзами, которого Рома видел вместе с Лерой в их первую встречу. Выскочил из комнаты и едва не налетел на задумчивого Малиновского. Как-то печально вздохнул, глядя на него, и сказал:
   - Что вы пристали все? Мы клеим, клеим!
   Рома хмыкнул.
   - Надеюсь, получится. Я ищу Валерию Рудковскую.
   Парень поскрёб заросший щетиной подбородок, присмотрелся к Малиновскому повнимательнее, затем приоткрыл дверь и крикнул внутрь комнаты.
   - Валерка, к тебе пришли.
   - Кто там ещё? - довольно раздражённым голосом отозвалась Лера. Дверь открылась шире и Рома увидел, как она отъехала на стуле назад, оттолкнувшись ногой от пола, повернулась и замерла в удивлении. А в следующий момент сильно стушевалась.
   - Я недолго, - пробормотала она, обращаясь к мужчине, сидящему за компьютером. Он кивнул и Лера встала. Выходя, толкнула своего дружка в плечо.
   - Федя, иди, не стой!
   Тот пожал плечами и неожиданно бегом рванул по коридору. Рома в недоумении посмотрел ему вслед, а потом перевёл взгляд на Леру. Она вздохнула и плотно прикрыла за собой дверь монтажной.
   - Как ты меня нашёл?
   - Это так важно?
   Лера посмотрела на него, хотела что-то сказать, но мимо них прошли две девушки, кивнули ей, а на Романа посмотрели с любопытством. Прошли мимо, а Валерия неожиданно уцепила его за руку и потянула к двери, из-за которой минуту назад эти девушки и вышли. За дверью оказалась служебная лестница, они спустились на один пролёт вниз и остановились у окна. Лера тут же от него отвернулась и стала смотреть на улицу.
   - Зачем ты приехал?
   - Ты не думаешь, что нам надо поговорить?
   Она покачала головой, а Рома вздохнул.
   - Чижик, не будь ребёнком.
   Она так на это обиделась, что когда повернулась к нему, Роме показалось, что у неё глаза огнём горят.
   - Я не ребёнок! - воскликнула она обиженно.
   - Не злись, - попросил он виновато, - но нам на самом деле нужно поговорить. Мне по крайней мере.
   Она на него не смотрела и тогда он сделал шаг, сам до конца не понимая, что делает и встал у Леры за спиной, близко-близко. Заметил, как она напряглась, вскинула голову и быстро глянула на него, слегка повернув голову, и гадая, что он задумал.
   А Малиновский сам был бы не прочь понять свой поступок. Шагнул к ней и растерялся, да и реакция Валерии смутила, Лера словно испугалась его. А он смотрел на её волосы, которые за эти месяцы заметно отросли и теперь это был не задорный ёжик, а аккуратная причёска, наклонил голову и почувствовал лёгкий аромат духов и вдруг понял, что у него в голове совсем другие мысли, не те, которые должны быть. Не для сестрёнки, которой он привык её считать.
   Он машинально поднял руку, хотел заправить ей за ухо прядь волос, слышал, как Лера взволнованно задышала, но наверху хлопнула дверь и они поспешно отскочили друг от друга. По лестнице спустился мужчина в дорогом костюме, мельком глянул на них, а Лера сама с ним поздоровалась. А когда он спустился вниз, посмотрела на Рому.
   - Я освобожусь через час, - быстро проговорила она и шагнула к лестнице. - Если хочешь...
   - Я подожду тебя в машине, - тут же отозвался Малиновский.
   Лера обернулась и несколько удивлённо посмотрела на него. Потом пожала плечами.
   - Хорошо. Жди...
   Она освободилась даже раньше, Роме этого времени не хватило, чтобы прийти в себя и проанализировать неожиданно нахлынувшие чувства. Просидел в машине, в полной тишине, вцепившись в руль, но ни к какому выводу так прийти и не смог. А потом появилась Лера, села в машину и улыбнулась ему совершенно спокойно.
   - Поехали?
   Рома на несколько секунд дольше, чем нужно было, вглядывался в её лицо, потом опомнился и кивнул.
   - Да, конечно.
   Он привёз её в "Лиссабон", Лера снова с интересом оглядывалась, но ей это быстро надоело и она переключилась на меню.
   - Ты снова питаешься от разу к разу? - спросил Рома, когда принесли заказ. Смотрел, как она ест и улыбнулся.
   - Это помогает следить за фигурой, - попыталась отшутиться она.
   Он вздохнул.
   - А ты почему не ешь? - спросила она через пару минут.
   - Ты сама ешь, я не голоден.
   - Тогда не смотри на меня.
   Рома рассмеялся.
   - Не смотрю.
   - Вот и не смотри!
   - Ты изменилась, чижик. Немного.
   Она глянула на него исподлобья.
   - Совсем немного?
   - Вот что ты сразу обижаешься? Я же ничего плохого не имел в виду.
   - И в чём изменения?
   - Хотя бы в том, что ты сейчас в платье. И причёска другая.
   Лера поковыряла вилкой в тарелке с салатом, раздумывая, что же ему сказать в ответ и просто пожала плечами.
   - Пытаюсь больше не шокировать начальство, как ты и учил. Вдруг понравлюсь?
   - Только не перестарайся, - засмеялся Малиновский, - а то бывали прецеденты! - но встретил её взгляд и замолчал. - Извини, я не то имел в виду.
   - Ты хотел со мной о чём-то поговорить, - напомнила ему Лера. Специально подтолкнула его к главной теме, когда поняла, что он не торопится заговаривать о важном.
   Рома кивнул.
   - Да, хотел. Мы вчера как-то нелепо встретились, ты что-то сказала, я не понял. Ты тогда специально исчезла? Чтобы я тебя искал?
   - Нет, конечно. Не такой уж я и ребёнок, каким ты меня считаешь.
   - Тогда что?
   Валерия подняла на него внимательный взгляд.
   - Ты на самом деле хочешь это знать?
   - Мы же должны всё выяснить. А люди так просто не исчезают.
   - Ты только сейчас этим озаботился?
   - Лера! - воскликнул он, не сдержавшись, но быстро взял себя в руки и спокойно продолжил: - Я так понимаю, что я тебя чем-то обидел. Так?
   Она покачала головой.
   - Нет, ничем. Просто я так решила.
   - Что именно ты решила? Больше со мной не общаться?
   - Именно.
   - Почему?! - его злило, что она продолжает уходить от ответа на этот простой вопрос.
   Лера замерла на секунду, даже жевать перестала. Задумчиво посмотрела и сказала:
   - Потому что я в тебя влюбилась.
   Горло неожиданно перехватило и Рома судорожно закашлялся.
   - Что? - хрипло переспросил он.
   Она лишь плечами пожала, оставшись к его взволнованному тону равнодушной.
   Рома соображал не меньше минуты, потом потёр лоб рукой. Кажется, у него температура резко подскочила. В голове стоял странный звон и никак не желал проходить. Он ожидал от неё чего угодно, какой угодно претензии, но не такого признания... Снова посмотрел на Леру, но она продолжала спокойно есть салат и посматривала по сторонам, словно это не она минуту назад призналась ему в любви.
   Или это не было признанием?
   - Лера, - тихо позвал он, - ты серьёзно?
   - А почему ты так удивляешься? В тебя впервые девушка влюбилась?
   Малиновский неопределённо передёрнул плечами. А Валерия взяла стакан с соком, сделала глоток и поморщилась.
   - Кислый... Рома, успокойся, что ты разволновался? Случился вот такой казус, но я же не робот, я не могу контролировать свои эмоции. Да и как в тебя можно было не влюбиться? Появился, все мои проблемы рукой отвёл, да ещё с шиком популярно объяснил, как жить надо. Да я просто голову потеряла!
   - А ушла почему?
   Малиновского безумно удивляло то, каким спокойным тоном она ему обо всём этом рассказывает. И улыбается весело и задорно.
   Весело ей!..
   - Ушла, - кивнула Лера. - Чтобы окончательно голову не потерять. И не создавать лишних проблем.
   Его взгляд показался Лере таким осуждающим, что она поторопилась продолжить:
   - Если бы я осталась, ничего хорошего не получилось бы. Мы с тобой живём в разных мирах, у тебя свои холостяцкие привычки, я бы тебе только мешала. Ты же ничего не замечал и не понимал... тискал меня как щенка. А уж встречать и провожать всех твоих девушек... - выразительно закончила она, очень надеясь, что голос предательски не сорвётся в самый неподходящий момент. - Так что, согласись, я поступила правильно.
   Её фраза про то, что он "тискал её, как щенка, и ничего не замечал", задела особенно сильно. Малиновский досадливо поморщился. Но ведь на самом деле не замечал... и тискал, и таскал за собой повсюду.
   - А сейчас прошло? - спросил он и посмотрел в упор.
   Лера на секунду призадумалась, потом осторожно пожала плечами.
   - Кажется.
   - Что тебе опять кажется? - разозлился он, а она в долгу не осталась и поглядела так же гневно.
   - Не кричи на меня! Я не маленькая девочка, Рома, прекрати делать из меня ребёнка! Мне двадцать четыре года и я всё прекрасно понимаю. И очень хорошо понимаю, что мне надо держаться от тебя подальше. Но тебя это, кажется, не устраивает?
   Он отвернулся. На данный момент он сам до конца не понимал, чтобы его полностью устроило.
   - Я не знаю, как с тобой общаться, - призналась она. - И наверное ты прав, эта моя влюблённость всё испортила. Но я уже не могу ничего исправить.
   Малиновский тяжело вздохнул.
   - Чижик, чижик... Что же мне с тобой делать?
   А она вдруг улыбнулась.
   - Что хочешь. Только не бросай в терновый куст.
   Он нахмурился.
   - Что?
   Лера покачала головой.
   - Ничего. Рома, ты извини, - она поглядела на него с томлением, - но мне правда пора. Я только пообедать вырвалась. Я пойду?
   Малиновский нахмурился сильнее и кивнул.
   - Да, конечно, - сказал он, а сам выжидательно смотрел на неё. Что она сейчас скажет? Неужели "прощай"?
   Наверное она тоже об этом подумала, потому что неожиданно замерла, поглядела растерянно, но затем просто улыбнулась.
   - Пока?
   Он кивнул с видимым облегчением.
   - Пока, чижик.
   Лера снова улыбнулась, на этот раз грустно, и встала из-за стола.
   Рома смотрел ей вслед и неожиданно понял, что то успокоение, на которое он рассчитывал после этого разговора, к нему так и не пришло. И по всей видимости, не придёт.
  
  
   4.
  
   Не сумев дозвониться до Леры, Рома неожиданно для самого себя, вместо того, чтобы поехать на следующее утро на работу, решил разыскать её дом. Что он будет делать потом - пойдёт ли к ней домой, или посидит немного перед подъездом, подождёт её - не знал.
   А если его застукают за этим глупым занятием?
   И вообще, что ему ещё нужно? Разве Лера открыто не дала ему понять, что не хочет больше встреч с ним? Ей тяжело с ним встречаться... Но для него это послужило неким катализатором.
   Раз тяжело, значит... он до сих пор ей не безразличен.
   И он безумно из-за этого волновался. Заволновался в тот же миг, как она сказала ему, что влюбилась. В него. А он так ничего и не заметил. Или на самом деле тогда не захотел заметить? Уберегая самого себя от неприятностей.
   А сейчас ему почему-то казалось, что неприятности начнутся, если он оставит её в покое и сделает так, как она просит - больше не будет искать с ней встреч. Если останется один на один со своими волнениями и непонятными, смущающими его мыслями.
   Вот поэтому он здесь.
   Сидит и как последний идиот таращится на дверь подъезда, предположительно Лериного. Предположительно, потому что выйти и свериться с номерами квартир на подъездной двери, показалось Роме излишней глупостью.
   Откинулся на сиденье и поглядел на часы. И снова засомневался. А чего он собственно здесь собирается выжидать? Зная Леру, она наверняка уже на работе, а может ещё на работе. А он чего-то ждёт.
   Ожидание было довольно утомительным и неприятным и вскоре Рома решил снова позвонить, теперь на домашний номер. Возможно хоть какая-то ясность появится.
   Ему и в этот раз не повезло и никто трубку не снял. Рома не сдержал раздражённого вздоха. Куда не кинь, всюду клин. Открыл окно, высунул руку наружу и со злостью посмотрел на телефон, который держал в другой руке. Вздохнул. И вдруг почувствовал, что кто-то на него смотрит. Очень внимательно. Поглядел в окно и увидел девушку. Она показалась ему смутно знакомой, а на него смотрела так, что в этом не оставалось никакого сомнения - они знакомы. Малиновский досадливо поморщился. Только этого не хватало... Сейчас начнётся - Ромочка, привет, милый, почему не звонил?.. А он ведь её даже не помнит.
   Может просто отвернуться? Покосился в сторону девушки и понял, что не помогло - она направлялась к нему. Подошла, поразглядывала его ещё с нескрываемым любопытством, а потом улыбнулась.
   - Здравствуйте... а вы к Лере приехали?
   Малиновский резко повернул голову и посмотрел на девушку. Осторожно кивнул.
   - Да, к Лере.
   Она улыбнулась шире и изящным движением откинула длинные волосы за спину.
   - Я так и подумала. Я вас сразу узнала. Мы с вами в клубе виделись, помните? Я сестра Леры.
   Рома даже рот приоткрыл, оглядывая её. Потом слегка ошарашено кивнул. Оглядел её с ног до головы, неторопливым, чисто мужским взглядом и даже брови удивлённо приподнял, потом хмыкнул. Девушка его реакцию если и заметила, то вида не подала, только взгляд её изменился, стал более уверенным и вызывающим.
   Малиновский навалился на дверцу машины, высунув голову наружу и улыбнулся.
   - Привет.
   Она кивнула.
   - Меня Полина зовут.
   - О-очень приятно, - протянул Рома.
   - А Леры дома нет, - сказала Полина и Малиновский враз улыбаться перестал, словно опомнившись. - Она с утра раннего убежала.
   - Куда убежала? - тут же поинтересовался он.
   Полина пожала плечами.
   - На работу, наверное. Куда ещё?
   - Действительно, - пробормотал он. Рома вздохнул. - Ну что ж...
   - Она вроде говорила, что они в Подмосковье сегодня едут, что-то снимать.
   - Скажи, Полина, а она номер случайно не меняла? Мобильный?
   - Да нет, она это не любит. А что, не отвечает?
   Рома с сожалением покачал головой.
   Полина соблазнительно закусила нижнюю губу, а потом вроде смущённо поинтересовалась:
   - А зачем она вам?
   Рома загадочно улыбнулся.
   - Нужна. Очень-преочень.
   Полина рассмеялась.
   - Лерка так говорит
   Он кивнул.
   - Знаю.
   Она посмотрела на его машину.
   - Я конечно, могу Лере позвонить...
   - Да нет, не надо. Если она работает, её лучше не отвлекать.
   - Точно, - с готовностью подтвердила сестра. - Потом ругаться будет. А вы меня подвезёте?
   Рома улыбнулся.
   - Конечно, красавица.
   Полина обошла машину и села рядом с Ромой на переднее сиденье. Посмотрела на него и улыбнулась.
   - А как вас зовут?
   - А я не сказал?
   Она отрицательно покачала головой.
   - Роман.
   - Какое многообещающее имя.
   Он усмехнулся, а потом вдруг поймал себя на настораживающей мысли. Что-то он делает не так...
   - А Лера не говорила, когда вернётся?
   Улыбка на губах Полины дрогнула, но тут же расцвела вновь. Девушка покачала головой.
   - Нет, она никогда не говорит.
   - Понятно... Так куда вас отвезти?
   Она красивым жестом отвела от глаз чёлку.
   - Обычно мужчины сами меня приглашают. Я никогда не напрашиваюсь.
   Рома посерьёзнел. Смотрел на неё внимательно и то, что девушка в данный момент как раз напрашивается - было очевидно. Дело не удивительное, но он почувствовал неловкость от того, что это сестра Леры.
   А с другой стороны... столько вопросов, да ещё этот парень, который был с Валерией в клубе... а кто может прояснить ситуацию, как не родная сестра?
   - В ресторан? - спросил он, правда больше не улыбался, решив, что надо держать с этой девушкой ухо востро.
   Она согласно кивнула, даже не попыталась сделать вид, что обдумывает его такое "неожиданное" предложение.
   Рома внимательно наблюдал за ней, правда, любопытство и интерес быстро сошли на нет. В этой девушке не было ничего, что могло бы его удивить. Улыбки, жесты, даже фразы - всё ему знакомо и заранее известно. Единственное, чему можно было удивиться - как две сестры могут быть настолько не похожими друг на друга? Одна строит из себя роковую красавицу, правда ей для этого лоска не хватает, а другая свою неуверенность за карьерой прячет. Тут Малиновский припомнил, как Лера не раз с придыханием говорила про сестру, что "она красивая". Рома снова покосился на сидящую рядом девушку. Ну да, красивая... даже очень, вот только не хватает чего-то. Наверное, именно той изюминки, которая есть в её сестре. Искорки озорной во взгляде, а ещё упрямо выпяченной нижней губы, когда собирается спорить. Отчаянности и в секунду вспыхивающего смущения...
   Он улыбнулся. Повернул голову, чтобы посмотреть в зеркало и неожиданно поймал пытливый взгляд Полины. Захотелось рассмеяться.
   - Может в "Мандарин"? Или есть другие предпочтения? - посмотрел на часы. - "Ришелье" уже открылся.
   Она несколько растерялась, закусила губу, видимо пытаясь припомнить что-то об этих ресторанах, а после пожала плечами.
   - Можно и в "Мандарин"... мне там нравится.
   Рома усмехнулся.
   - Да, Лера тоже любит "Мандарин".
   Полина удивлённо посмотрела, но он уже отвернулся.
   В ресторане она тоже начала оглядываться, правда не так, как Лера. Если та осматривалась с любопытством, то Полина с жадностью. Сели за столик и к ним сразу подошёл официант. Вежливо улыбнулся.
   - Доброе утро, Роман Дмитрич. Завтрак?
   Рома лениво кивнул.
   - Да, мне как всегда, а девушке меню.
   - Мне только кофе, - быстро сказала Полина. Рома удивлённо приподнял одну бровь. Она вздохнула так, словно он её пытает. - И пирожное.
   Малиновский пошёл у неё на поводу и понимающе улыбнулся.
   - Я вообще-то не завтракаю, - доверительно сообщила она ему, - но в такой компании можно немного похулиганить.
   - Странно. У вас ведь в доме такой кулинар. Уж пироги-то всегда на столе быть должны.
   - Кого вы имеете в виду?
   - Как это? А жена Степана? Она печёт потрясающие пироги.
   Полина помолчала.
   - Вы бывали у Степана?
   - Конечно, - удивился он. - По-моему дня не проходит, чтобы Лера туда не зашла.
   Полина взяла вилку и покрутила её в руке, размышляя. Потом с любопытством посмотрела на Рому.
   - А что у вас с Лерой?
   Малиновский всерьёз задумался над этим вопросом, но после просто пожал плечами.
   - Мы друзья.
   Она хохотнула.
   - Понятно. - Рома нахмурился после этого смешка, но Полина продолжила как ни в чём не бывало: - А к Степану, - похоже она намеренно избегала названия кафе - "Лукошко", - я стараюсь заходить пореже. Пироги плохо сказываются на фигуре. Это Лерке всё равно, что ухватила, то и съела. А я о себе забочусь.
   - Она работает, ей иногда и поесть некогда.
   - Ой, бросьте. Работает... что это вообще за работа такая? Мотается целыми днями по всяким злачным местам в компании своих дружков чокнутых... - Она сбилась на полуслове, когда поняла, что говорит что-то лишнее и махнула рукой. И как бы оправдываясь, сказала: - Даже мама беспокоится. А Лерке всё равно. На Останкинскую башню залезет, если понадобится.
   - А вы чем занимаетесь, Полина? - полюбопытствовал Роман.
   Она улыбнулась ему.
   - Может на "ты" перейдём?
   Он равнодушно пожал плечами.
   - Запросто.
   - Вот и хорошо. А я работаю менеджером в косметической компании. Правда, когда-то пыталась стать моделью.
   По её взгляду и выдержанной паузе, Рома понял, что в этом месте надо начинать восхищаться её красотой. Наверняка, это такой отработанный номер. Он лишь слабо улыбнулся.
   Принесли заказ и Малиновский вообще на несколько минут потерял к девушке интерес, сосредоточившись на еде.
   - Знаешь, у меня такое чувство, что я тебя откуда-то знаю.
   - Сама же сказала, что в клубе виделись.
   - Нет, - покачала она головой. - Где-то ещё...
   Он пожал плечами.
   - Возможно. Скажи мне, у Леры сейчас всё в порядке? Мы с ней не виделись несколько месяцев.
   - В порядке. Что у неё может быть не в порядке? Всё как всегда. Работает и дома сидит.
   Рома с интересом посмотрел.
   - Дома сидит?
   А Полина помедлила немного, а потом кивнула.
   - Ну да... Хоть парня себе завела, наконец, и то... мне спасибо. Я их познакомила.
   Рома перестал жевать.
   - Что за парень?
   - Хороший, - уверенно кивнула она. - Между прочим, они друг другу отлично подходят - оба чокнутые. Он на оператора учится, так что... сам понимаешь.
   Малиновский отложил вилку, но на Полину глаза не поднял, взял стакан с соком и отхлебнул.
   - Ясно...
   Значит, у Леры появился парень. Пока он думал о своём спокойствии и безопасности, и пытался жить как раньше... чижик завела себе парня. Наверное, поэтому и призналась ему в любви... Не так. Призналась ему, что когда-то была в него влюблена. Правильно, чего ей сейчас бояться? У неё новая любовь.
   А что это он так разволновался? Он-то ни о какой влюблённости по отношению к "сестрёнке" и не помышляет. Вроде.
   Но расстроился. Да так, что аппетит пропал.
   - Так когда она вернется, говоришь?
   - Я не знаю. Ночью, наверное. А может утром, - закончила Полина и рассмеялась, выразительно посмотрев на Малиновского. Мол, сам понимаешь почему.
   Рома глубоко вздохнул.
   - Ну что ж... Ты мне одолжение сделаешь?
   - Конечно, - с готовностью кивнула Полина.
   - Передашь ей, чтобы мне позвонила? Я-то до неё дозвониться не могу.
   - Хорошо... передам. А давай я тебе свой номер напишу? - придумала она. - Если Лерке не дозвонишься, то вполне можешь позвонить мне.
   Если бы настроение не было настолько испорченным, Рома бы расхохотался. Полина смотрела на него с проникновенной улыбкой и огромнейшим желанием помочь. Помочь ему встретиться с её сестрой.
   - Полина, передашь? - уточнил он. - У нас с ней незаконченное дело.
   - Я же сказала.
   Рома забил её номер в свой телефон, а потом поднялся.
   - Извини, мне идти надо. У меня совещание. Значит, договорились?
   Она кивнула, тоже поднялась, но Рома покачал головой.
   - Оставайся. Если хочешь, тебе такси вызовут.
   Полина рассмеялась.
   - Да я разберусь, не волнуйся. Пока, Рома.
   Он притормозил, засмотревшись в её глаза. Затем усмехнулся и кивнул.
   - Пока... новая знакомая.
   В дверях обернулся и увидел, что она очень внимательно смотрит ему вслед. И проникновенности и соблазнительного томления в её глазах значительно поубавилось.
   Малиновский хмыкнул себе под нос. Хищница.
  
  
   5.
  
  
   Катя вышла из подъезда и остановилась на крыльце. Оглядела двор, знакомый с самого детства, и улыбнулась. Всё-таки вернуться к родителям было хорошим решением. Пусть она надолго здесь и не задержится, но такая
   передышка ей была просто необходима. Вернуться назад на несколько лет, вновь стать папиной и маминой дочкой, чтобы ни о чём не думать и не беспокоиться.
   Вздохнула полной грудью и снова улыбнулась, щурясь на солнце, потом опустила на глаза тёмные очки.
   - Катька, привет!
   Повернула голову, увидела Цыпина и помахала ему рукой. Витька сидел на лавочке у соседнего подъезда всё в той же весёлой компании. Когда Катя поравнялась с ними, поднялся ей на встречу. Раскинул руки, словно предлагал ей броситься в его объятия, а на губах появилась усмешка.
   - Кого я вижу. Как это ты оказалась в наших краях?
   Катя изобразила милую улыбку.
   - Проездом.
   - Откуда и куда?
   - Вить, отстань, а? Такое настроение хорошее, а тут ты со своими дурацкими вопросами.
   Цыпин подошёл и всё-таки сграбастал её в свои "дружеские" объятия и даже приподнял от земли. Но тут же отпустил, а Катя замахнулась на него сумочкой.
   - А где наш муж? - с ехидным смешком поинтересовался он.
   - Работает, - в тон ему ответила Катя и посмотрела за его спину, на его друзей, которые присматривались к ней с разной долей недовольства.
   - Ты бы его хоть иногда с поводка спускала. Зачем тебе столько денег?
   - Пригодятся. Может ты отойдёшь и я пройду?
   - А куда ты торопишься?
   - Погулять хочу. Я только вчера прилетела, хочу пройтись.
   - Уж не к Зорьке ли нашей ясной ты ездила? - ухмыльнулся Цыпин, за что был награждён укоряющим взглядом, но потом Катя просто кивнула.
   - К нему. Надо же было проверить как он там устроился.
   - И как?
   - Хорошо. Так что останется ещё на полгода.
   - Настоящим французом вернётся, - хохотнул Витька, а Катя повнимательнее присмотрелась к нему.
   - Вообще-то он в Женеве.
   Цыпин пожал плечами.
   - Ну...
   Катя лишь вздохнула и головой покачала.
   - Я помню, по географии у тебя была стабильная двойка.
   Витька приобнял её за плечи.
   - Как много ты обо мне знаешь.
   Она по наглой руке его стукнула.
   - Вот именно.
   Махнула ему рукой и пошла прочь.
   Даже бестолковый разговор с бывшим одноклассником настроение не подпортил и выйдя со двора, Катя пошла по улице, помахивая сумочкой. Куда именно она идёт, она пока не решила. Хотелось просто погулять, радуясь хорошей погоде и яркому солнышку. Последние два дня в Женеве выдались дождливыми и пасмурными, и Москва, нежившаяся в лучах солнца, порадовала.
   А уж после разговора с мужем, который, по мнению Кати, прошёл весьма удачно, она радовалась всему, лишь бы был повод, даже маленький. Даже улица, знакомая до каждой вывески, казалась невероятно красивой. Или она просто соскучилась?
   А небо всё так же высоко,
   И солнце по крышам,
   И в городе лето.
   И вся моя жизнь одной строкой...
   Меня ты не слышишь, звонки без ответа.
   Катя улыбнулась, пройдя мимо открытой двери магазина, откуда доносилась громкая музыка. А услышав песню, снова вспомнила об Андрее.
   А может позвонить ему? Просто позвонить и сказать, что соскучилась.
   А что такого? Ведь на самом деле соскучилась.
   И она имеет право. Она же жена.
   С такими мыслями Катя дошла до перекрёстка и остановилась, ожидая, когда загорится зелёный свет. Смотрела на светофор, а сама размышляла, куда же она направится дальше. И что будет делать.
   Неужели решится и позвонит Жданову? И вот так запросто скажет - приезжай?
   Видимо вздохнула излишне громко и огорчённо, потому что молодой человек, стоявший как раз перед ней, обернулся и с недоумением посмотрел. А потом улыбнулся.
   Катя смущённо улыбнулась в ответ и отвернулась.
   Нет, всё-таки Андрею она звонить не будет. Он конечно сразу же примчится, бросит все дела... А она разволнуется и что-нибудь ляпнет... и снова всё испортит.
   Нет уж, лучше переждать... пока Андрей сам не объявится. Ушёл он вчера уж очень загадочный и довольный собой.
   И оставил её мучиться от любопытства!
   Нет, не будет она ему звонить. Она поедет к Юлиане и вытащит её куда-нибудь пообедать. Они закажут что-нибудь безумно вкусное и запретное и обсудят всё-всё.
   Катя осталась очень довольна такой перспективой, и перейдя дорогу, снова остановилась. Теперь уже начала оглядываться, пытаясь высмотреть такси, и неожиданно опять встретилась взглядом с тем молодым человеком, которого напугала своим тяжким вздохом. Он дорогу перешёл первым, но потом обернулся и теперь стоял в нескольких метрах от Кати и смотрел на неё.
   - Девушка, вам помочь? - предложил он с улыбкой.
   Она покачала головой и пошла в другую сторону. Но всё-таки украдкой оглянулась, увидела, что он ещё стоит и смотрит на неё, причём с улыбкой, и поневоле разулыбалась сама. В некоторой растерянности прошла мимо стоянки такси и опомнилась уже через несколько минут, когда отошла на приличное расстояние. Посетовала на саму себя, но возвращаться не захотелось. Тем более что впереди автобусная остановка.
   Она вполне может поехать на автобусе.
   Кажется, она сомневается. Интересно, чтобы ей сейчас папа сказал в ответ на её сомнения?
   Подгоняемая такими мыслями, Катя зашагала к остановке и даже оглядываться начала, пытаясь высмотреть на дороге подъезжающий автобус.
   На остановке стояли люди, человек десять и каждый занимался своими делами. Мужчина в цветастой рубашке читал газету, бабуля в стороне что-то внушала маленькому внуку, тот дулся и ковырял носком сандалии асфальт, на скамейке целовалась парочка и бабуля иногда отвлекалась от внука и недовольно косилась на них, а потом вообще отвела ребёнка подальше. От срама. Так и сказала. А вот парень, сидящий с другого края скамейки и подёргивающий ногой в такт звучавшей в наушниках музыке, совсем не смущался и с интересом наблюдал за целующейся парочкой. И ухмылялся.
   Катя же решила последовать примеру бабули и вежливо отвернулась. Хотя, если взглянуть на ситуацию с другой стороны, то молодые люди тоже вели себя слегка неправильно. Или им нравится, когда их так нахально разглядывают?
   Всё-таки иногда у людей бывают очень странные фантазии...
   Она сделала пару шагов и выглянула на дорогу. Автобус не торопился. Да и солнце жарило. Катя подняла руку и приподняла волосы, чтобы шее стало попрохладнее.
   - Девушка, можно с вами познакомиться? - раздался за спиной довольно громкий и твёрдый голос. И сказано это было с таким чувством, что все сразу обернулись и посмотрели на неё с любопытством.
   Катя замерла в нелепой позе, всё ещё продолжая поддерживать рукой волосы, потом осторожно посмотрела через плечо. Хотя могла бы и не смотреть, голос и так прекрасно узнала сразу же. Вот только вопрос не соответствовал... Достаточно глупо звучит предложение познакомиться от собственного мужа. Можно было бы конечно усомниться... Но голос его... да и не только голос. Стоит за её спиной и улыбается. А потом ещё и повторил:
   - Давайте познакомимся? Меня Андрей зовут.
   Катя руку опустила, шее снова стало жарко, а от лучезарной улыбки Жданова даже солнцезащитные очки не спасали.
   - Вы мне сегодня снились, представляете? - продолжал он.
   Краем глаза Катя заметила, что парочка на скамейке перестала целоваться и теперь молодые люди с интересом поглядывали в их сторону.
   Катя нахмурилась.
   Андрей выразительно вздохнул.
   - Ну почему вы хмуритесь? Я что-то делаю не так? Да что же это такое? Просто невезение какое-то!
   Катя вытаращила на него глаза и шикнула.
   - Ты что?
   Андрей посмотрел на неё изумлённо.
   - Простите? - лукаво улыбнулся. - Мы знакомы?
   Катя посверлила его взглядом, а потом вздохнула и отвернулась.
   - А знакомиться? - возмутился Андрей. - Девушка!
   Она фыркнула и промолчала.
   Жданов обвёл взглядом остановку, посмотрел на людей, которые не скрываясь наблюдали за ним и вроде позабыв, что надо смотреть на дорогу в ожидании автобуса. А они ждали развития событий. Даже ребёнок перестал хныкать и смотрел на него - именно на него - открыв рот. Андрею стало не по себе от этого пытливого детского взгляда.
   Снова посмотрел на Катю, она отвернулась от него и стояла, глядя на дорогу и сложив руки на груди. На него смотреть не хотела и тогда он сам сделал пару шагов и оказался с Катей лицом к лицу. Вот только она упорно от его взгляда уворачивалась.
   Андрей вздохнул и почувствовал себя глупо. Неужели квалификацию теряет? Раз даже родная жена с ним знакомиться не желает?
   - Зря не хотите, - сказал он. - Вдруг я ваша судьба?
   Она посмотрела на него и приподняла одну бровь, выражая тем самым степень своего недоверия к его словам. Как-то сразу включилась в игру, смотрела в смеющиеся глаза мужа, но в то же время уловила в его голосе проскальзывающие умоляющие нотки, но уступать не торопилась.
   Всё не так просто, Андрей Палыч, не так просто...
   - Вот так сразу - и судьба? - покачала она головой. - Совсем в этом не уверена.
   - Как это? - растерялся на мгновение Жданов. Но быстро взял себя в руки и обворожительно улыбнулся. - А давайте проверим, - предложил он.
   Катя сделала вид, что задумалась, а потом покачала головой.
   - Извините, но нет. Не могу.
   - Это почему это?
   Она улыбнулась и с удовольствием ему сообщила:
   - У меня муж ревнивый.
   - Да вы что? - ахнул Жданов и почему-то оглянулся через плечо. - Всё настолько плохо?
   Катя усмехнулась.
   - Вы даже не представляете.
   Андрей вздохнул.
   - И почему мне так не везёт? А может вы меня обманываете? И мужа никакого нет?
   Катя посмотрела на него в задумчивости, повисла пауза, а Жданов внезапно заволновался. О чём она думает?
   - А наличие мужа очень повлияет на ваше желание познакомиться? - деловито осведомилась она.
   Жданов попытался взять её за руку, но Катя отступила на шаг и посмотрела "возмущённо".
   - По-моему, вы опережаете события!
   Со стороны скамейки послышался смешок и Андрей быстро глянул в ту сторону. Продемонстрировал парню кулак, но тут же повернулся обратно к Кате. Но сказать ничего не успел, к остановке подъехал автобус, остановился и приветливо распахнул двери. Люди, стоявшие на остановке, опомнились и поспешили к открытым дверям, но на Андрея с Катей продолжали с интересом оглядываться.
   Катя ткнула пальцем за спину Андрея.
   - Автобус.
   Он без интереса обернулся, махнул рукой.
   - Ну и ладно.
   - Как это ладно? Мне ехать надо.
   - Катя...
   Жданов шагнул к ней, а она нырнула под его руку и поспешила к автобусу. Но прежде чем подняться на ступеньку, обернулась и показала Андрею язык. Он протянул к ней руку, но Катя уже была в автобусе, двери закрылись и Жданов безнадёжно вздохнул.
   Катя смотрела на него через окно, потом села, положила сумочку на колени, а сама всё смотрела в окно. Но Андрея на остановке уже не было. Она закусила губу, надеясь хоть так скрыть глупую улыбку. Быстро огляделась и встретила осуждающий взгляд бабули. Та что-то пробормотала себе под нос, а когда на Катю ещё и внук её стал с любопытством таращиться, бабуля его одёрнула и они вместе отвернулись.
   Катя в смущении почесала кончик носа.
   Автобус остановился на следующей остановке, двери открылись, вошли люди, автобус дёрнулся, собираясь двинуться дальше, но не поехал, замер, а двери снова открылись. Люди начали непонимающе переглядываться, зашептались, но тут в среднюю дверь вошёл букет цветов. Настоящий, огромный и одуряющее пахнущий. По салону автобуса тут же поплыл сладкий аромат роз и хризантем, а автобус больше ждать не стал и неспеша поехал.
   Катя приоткрыв рот разглядывала улыбающееся лицо Андрея, показавшееся над букетом и как-то подозрительно сильно заволновалась. Снова послышались смешки, перешёптывание, а Жданов вроде ни на кого внимания и не обращал, только на неё смотрел. Протянул ей букет, заулыбался, уже открыл рот, видимо хотел начать торжественную, заготовленную заранее речь, но автобус неожиданно сильно дёрнулся и Андрей, который и не думал держаться за поручень, полетел назад вместе с букетом.
   Пассажиры затаили дыхание. Все смотрели только на невезучего влюблённого, ожидая, как он выйдет из этого смешного положения. Катя тоже смотрела, зажав рот рукой и не знала - пугаться ей или рассмеяться.
   Жданов сидел на полу автобуса и странно таращил на всех глаза. Потом посмотрел на растрепавшийся букет и отряхнул с рубашки опавшие лепестки.
   - Андрюша, ты как? - почему-то шепотом спросила Катя.
   Андрей вздохнул, продолжая разглядывать букет.
   - Глупо себя чувствую.
   Девушка, сидевшая на сиденье неподалёку от него, хихикнула. Жданов покосился на неё. А молодой человек, стоявший рядом, подал ему руку.
   Андрей отмахнулся.
   - А не надо. Мне нормально... Я не мешаю?
   Люди вокруг с серьёзными лицами покачали головами. А Катя фыркнула от смеха. Жданов посмотрел на неё.
   - Тебе смешно?
   Она замотала головой, всеми силами стараясь не рассмеяться.
   Андрей ухватился за ручку сиденья и легко поднялся. Отряхнул джинсы и смешно раскланялся перед пассажирами. Молодые люди начали улюлюкать, подбадривая его, а Жданов ухмыльнулся. Снова с сомнением посмотрел на букет. Катя поднялась и шагнула к нему.
   - Андрюш, ты ударился? - тихо спросила она.
   - Ты имеешь в виду, головой? Нет. Тебе цветы нравятся?
   Катя молча стряхнула с его плеча прилипший лепесток хризантемы.
   - Я хочу пригласить тебя на свидание, - сказал он. Катя в удивлении посмотрела на него.
   - Свидание?
   Жданов кивнул.
   - Ты согласна?
   Она осторожно пожала плечами, прислушиваясь к собственным чувствам.
   Андрей смотрел ей в лицо, пытаясь отследить каждую эмоцию, видел, как Катя быстро облизала губы, но прежде чем что-то успел сказать, его кто-то постучал по плечу. Он обернулся и увидел женщину, на груди которой висел значок - кондуктор.
   - Молодой человек, вы проезд оплачивать собираетесь?
   Он, признаться, растерялся. Потом кивнул.
   - Конечно. Но только после того, как вот эта девушка согласится на свидание со мной.
   - Какое свидание? - завозмущалась женщина. - Проезд оплачивайте!
   Андрей вопросительно поглядел на жену.
   - Так что? Меня сейчас оштрафуют. Это серьёзно.
   Она засмеялась.
   - Это нечестно!
   - Девушка, соглашайтесь, - влез молодой человек, который подавал Жданову руку. - Он может и замуж вас позовёт.
   Катя с Андреем переглянулись и неожиданно смутились.
   - Она мужняя жена! - влезла бабуся, продолжая бороться с внуком, которому всё было любопытно. - Я сама это слышала! Как не стыдно только... Мусорят тут, цветами всякими!..
   Автобус опять дёрнуло и Андрей подхватил Катю, приобнял за талию и прижал к себе. Она уткнулась носом в его плечо и заулыбалась.
   - Я хочу на свидание, - шепнула она. - Очень-очень.
   Жданов обнял её крепче и поцеловал в висок. А потом обвёл взглядом улыбающихся пассажиров.
   - У нас будет свидание, - похвастал он.
   Автобус остановился на остановке и Катя с Андреем вышли. Он подал Кате руку и сразу обнял, как только она спустилась. Но жена его оттолкнула.
   - Не торопитесь, Андрей Палыч. Первое свидание. И я хочу, чтобы всё было так, как должно быть на первых свиданиях.
   - И как же?
   Катя пожала плечами, потом подошла к обочине и взмахнула рукой, пытаясь остановить такси.
   - А это ты реши сам.
   - Решу, - кивнул он с готовностью. - Тебе понравится.
   Катя улыбнулась.
   - Буду ждать с нетерпением.
   Рядом с ней остановилась машина и Андрей вздохнул, наблюдая за ней. Она села в такси, открыла окно и лукаво улыбнулась.
   - Знаешь, мне Юлиана про свидания рассказывала.
   - Интересно. - Он приблизился к машине и наклонился к окну. - И что она тебе рассказывала?
   - Ну например, что целоваться можно только на третьем свидании.
   Жданов выронил букет, а Катя засмеялась и махнула водителю рукой. Машина тронулась, а Андрей остался, с недоумением глядя ей вслед.
  
  
  
   -------------///------------
  
  
   - Вот где я его видела! - воскликнула Полина, входя в комнату сестры. Лера оторвалась от компьютера и непонимающе посмотрела на неё.
   - Что ещё случилось?
   Полина сунула ей в руки журнал. Лера мельком взглянула и увидела фотографию Романа. Нахмурилась.
   Она же вырвала эту страницу из журнала... Прекрасно это знает и помнит, раз вчера перед сном долго смотрела на эту фотографию.
   Значит, это другой журнал... Сама она их печатает, что ли?
   Полина потыкала пальцем в снимок.
   - Роман Малиновский, вице-президент "Зималетто"...
   Лера вздохнула.
   - И что?
   - Да ничего! - Полина устроилась на краю её стола и помотала ногой. Забрала у сестры журнал и сама стала разглядывать улыбающееся лицо Ромы на фотографии. - Вице-президент "Зималетто"... - многозначительно протянула она. - Подумать только...
   Лера с трудом сдержала раздражённый вздох и вернулась к компьютеру.
   - Полин, я работаю.
   - Работай, милая, работай. Кто ж тебе мешает? Кстати, ты мне сто рублей должна.
   - За что это?
   Полина посмотрела на неё снисходительно.
   - За испорченный журнал. Самая умная, взяла и выдрала главную страницу.
   Лера насупилась.
   - А мне казалось, что главная страница - это там, где список магазинов с распродажами.
   - Ой, ой, ой! - а потом мечтательно закатила глаза. - Если мне выпадет ещё совсем немного удачи, то скоро я даже слово такое забуду - распродажа.
   - Да ты что? - усмехнулась Лера. - Нашёлся наконец-то олух-олигарх, готовый взять тебя в жёны? А как же Руслан? Он такой потери точно не переживёт.
   Но Полина на её сарказм внимания не обратила и спокойно покачала головой.
   - Нет, не олигарх. - Она улыбнулась фотографии Малиновского. - А вице-президент "Зималетто".
   Лера вскинула на неё изумлённый взгляд.
   - Что?
   - Что? - весело переспросила Полина. - Ты ведь не против? Он сказал, что вы просто друзья.
   - Он сказал? - глухо спросила Валерия. - Когда?
   - Вчера, - запросто пожала плечами Полина, а потом вроде бы спохватилась. - Ой, а я тебе не сказала? Так правильно, ты же вернулась под утром!.. Так вот, я вчера утром выхожу из дома, а у подъезда машина стоит. Такая сверкающая, спортивная...
   - Я знаю, какая у него машина! Он приезжал... к нам домой?
   - Ну до дома он не дошёл... Да и какая разница? Я его узнала, заговорила с ним... - Она сделала паузу, а затем торжественно продолжила: - Он пригласил меня в "Мандарин", представляешь?
   Лера отвернулась и покачала головой. Нет, не представляет... И представлять не хочет.
   Пошатнулась, когда сестра толкнула её в плечо.
   - Лерка, ты расстроилась, что ли? Да брось. Он всё равно не для тебя! Такой красивый, богатый, опытный. Да что ты с ним делать-то будешь?
   - А с ним надо что-то делать? - тусклым голосом поинтересовалась Лера. Полина усмехнулась.
   - Лера, ты как ребёнок... В общем, прекращай дуться. Что я могу изменить, раз понравилась ему? Кстати, он сегодня должен позвонить, наверное, пригласит куда-нибудь. Хочешь, передам ему что-нибудь от тебя. Хочешь?
   Лера до боли закусила губу и мотнула головой.
   - Ну вот, обиделась, - вздохнула Полина.
   - Ничего я не обиделась, - пробормотала Лера в сторону.
   - Да? Ну и отлично. Одолжишь свои босоножки?
   Лера едва заметно кивнула, но на сестру больше не посмотрела. Полина соскочила со стола, достала из шкафа коробку с новыми босоножками и выпорхнула из комнаты.
   Как только дверь за сестрой закрылась, Лера без сил навалилась на стол и закрыла глаза.
   Просто какой-то затянувшийся кошмар.
  
  
  
   ------------///------------
  
  
   Рома отпустил официанта, который подходил к нему уже в третий раз и снова посмотрел на часы. Лера опаздывала. Опаздывала уже на сорок минут, но Рома даже не злился. Он намного больше волновался перед встречей с ней, ждал с нетерпением и поэтому злиться или раздражаться не мог.
   Он даже розу купил, одну, но очень красивую, сам выбирал. Нежно розовую, уже раскрывшуюся и волнующе пахнущую. Сладкий аромат так и будоражил воображение.
   А Лера опаздывала.
   Правда, о точном времени они не договаривались.
   Они вообще не договаривались. Снова не дозвонившись на мобильный Леры, он позвонил её сестре, правда после минутного колебания, а та его уверила, что всё Валерии передаст.
   - Хорошо, - сказал Рома, но почему-то насторожился. - Пусть тогда приезжает в "Мандарин" через пару часов. Я буду её ждать... Или позвонит, если не сможет.
   - Хорошо, хорошо. Не волнуйся.
   Да он тогда собственно и не волновался. Уже потом начал... когда надумал купить розу. Ведь роза - это цветок, а цветы - это серьёзно. Ведь на встречу к друзьям с цветами не ходят.
   Значит, чижик ему больше не друг.
   А кто?
   Рома снова с томлением посмотрел на нежно-розовый цветок.
   Кто, кто... вот сейчас она придёт - и выясним.
   Вздохнул, взял бокал с вином и сделал глоток. И вдруг понял, что за спиной кто-то стоит. Хотел обернуться, но тут на его плечи легли мягкие ладони, а уха коснулось тёплое дыхание.
   Рома неожиданно задохнулся от волнения, но улыбнулся.
   - Чижик, наконец-то!..
   Девушка отстранилась и Малиновский смог обернуться. И замер, увидев за своей спиной совсем не ту, которую ожидал увидеть. Сразу посерьёзнел.
   - Ты?
   Полина пожала плечами, выдала милую улыбку, а потом села за столик. Положила сумочку на соседний стул и снова улыбнулась.
   - Чижик... как мило. Ты так Леру называешь?
   Малиновский недовольно поджал губы.
   - Это личное.
   Она рассмеялась.
   - Какая таинственность! Но всё равно мило.
   - Где твоя сестра?
   - Полина, - подсказала она.
   - Что?
   - Меня зовут Полина. Помнишь?
   - Помню. Но в данный момент меня интересует Лера.
   Полина выразительно вздохнула.
   - Лера, Лера... Ну не захотела она прийти.
   - Что значит, не захотела?
   Она пожала плечами.
   - Сказала, что работы много, времени нет. Да и зачем ей с тобой встречаться? И не надо мне рассказывать ни про какие дела! А у неё сейчас совсем другие интересы, я же тебе рассказывала.
   Рома нервно барабанил пальцами по столу и глядел на девушку исподлобья.
   - А у тебя дел нет? - ехидно поинтересовался он.
   - Думаешь, надо было оставить тебя здесь одного?
   Он не ответил, обдумывая и переживая свою неудачу, а Полина обратила своё внимание на розу. Осторожно прикоснулась пальчиком к бутону.
   - Красивая.
   Малиновский недовольно глянул на неё, а потом отодвинул цветок на край стола.
   - Не для тебя.
   Полина внимательно посмотрела на него, покачала головой и рассмеялась.
   - Влюбился? - даже языком поцокала. - Какая досада. Как тебя только угораздило?
   Рома расслабленно откинулся на спинку стула и лениво ухмыльнулся.
   - Все когда-нибудь влюбляются.
   - В Лерку? - Полина откровенно расхохоталась. - Какая глупость с твоей стороны.
   - За что же ты так её не любишь? Вроде сестра.
   - Вроде да, - кивнула Полина. - И кто сказал, что не люблю? Просто мы с ней слишком разные.
   - Это точно, - согласился Рома.
   - Она же глупенькая совсем. Начиталась умных книжек, перемешала это всё с третьесортными любовными романами, и теперь сама понять не может о чём грезит. Порой как ребёнок себя ведёт. И тебе нужна такая?
   Рома едва заметно ухмылялся и молчал. Полина вздохнула.
   - Иногда мужчин так сложно понять.
   Малиновский качнул головой.
   - Какой-то странный у нас с тобой разговор получается. Ты передала ей, что я её жду здесь?
   Полина невинно посмотрела на него и пару раз моргнула.
   - Конечно.
   - И она не захотела прийти? - решил уточнить Рома.
   - Я же сказала. Всё так и было, честное слово.
   - Я сейчас заплачу.
   Она расстроено вздохнула, на пару секунд отвела глаза, а потом спросила:
   - Я тебе совсем не нравлюсь?
   - Мне нужна Лера.
   - Да зачем?
   Рома в упор посмотрел на неё.
   - Не твоё дело. Нужна.
   Полина сложила руки на столе и слегка навалилась на него, подавшись вперёд. Проникновенно улыбнулась.
   - Спорим, что через несколько часов со мной, ты о ней даже и не вспомнишь?
   Малиновский так же навалился на стол и улыбнулся ей в ответ, а сам с трудом сдерживал раздражение.
   - Знаешь, сколько у меня было таких, как ты?
   Улыбка на её губах заметно померкла, но она сумела её удержать.
   - И сколько?
   Рома пожал плечами.
   - Я лет десять назад со счёта сбился. Последние года полтора тошно так, что скулы сводит. А вы все на одно лицо... с одними мыслями, точнее мыслишками в голове, манерными улыбочками и вздохами по поводу и без. Скучно, девочка. Скучно.
   Она отодвинулась и хохотнула, правда несколько обескуражено.
   - А с Леркой значит весело?
   - С ней тепло, она солнышко. Но думаю, ты не поймёшь. Потому и бесишься.
   Полина аккуратно заправила волосы за уши, а сама таращилась в стол, видимо что-то обдумывая. Потом улыбнулась.
   - Действительно странный разговор. Только ты кое-что не учёл.
   - И что же?
   - То, что Лера... не я, - Полина нехорошо усмехнулась. - Она ведь умная. У неё в голове тараканов тьма, и все в разных направлениях снуют. Её на цветочек не разведёшь. Она ведь привыкла всё анализировать... Думаешь, ей нужен такой бабник, как ты? Который со счёта сбился?
   Рома невольно нахмурился.
   - Да и ты, - со вздохом продолжала Полина, - какая на тебя надежда? Как скоро тебе надоест наивная девочка? Ты же считать не привык...
   Она изящно поднялась, обошла стол и потрепала Малиновского по плечу.
   - Задумался, Ромочка. Ну подумай, подумай. А то сразу - выложь да положь ему... как ты её называешь? Чижик? Очень мило. - Улыбнулась. - Мой номер ты знаешь.
   Рома с шумом выдохнул, потом повернул голову и посмотрел, как Полина идёт к выходу. До боли сжал зубы, а потом глянул на цветок, сиротливо лежащий на краю стола. И смахнул его на пол в порыве злости.
  
  
   6.
  
  
   Увидев Катю, Юлиана подозрительно прищурилась.
   - И где такое происходит?
   - Что? - невинно поинтересовалась Катя, с любопытством оглядывая зал модного ночного клуба, в котором Виноградова на этот раз готовила важную вечеринку.
   - Где счастье на человека мешками валится. Ты прямо вся светишься.
   Катя хмыкнула, поразглядывала разноцветную круглую крутящуюся люстру под потолком, смотрела не меньше минуты, а та переливалась разноцветными огнями и очень медленно крутилась. Закружилась голова и Катя поспешила глаза опустить и часто-часто заморгала.
   - Да ничего подобного, - решила возразить она.
   Юлиана поёрзала на высоком табурете, усмехнулась и погрызла кончик карандаша. Катя подошла к ней и через её плечо заглянула в блокнот, лежащий перед Виноградовой на стойке бара.
   - Что ты делаешь?
   - Я думаю, - серьёзно ответила она. - А ты мешаешь. И темнишь. Что у тебя случилось?
   - Пока ничего, - сказала Катя, устраиваясь на соседнем стуле. Снова оглядела пустующий зал. - А что здесь будет?
   - Как всегда, - без всякого интереса проговорила Юлиана. - Презентация альбома одной малоизвестной группы, у которой очень хороший продюсер.
   - А зачем хорошему продюсеру плохая группа? - озадачилась Катя.
   - Не плохая, а неизвестная. Пока неизвестная. А мне, если честно, абсолютно всё равно для кого организовывать тусовки. Хотя после такого, показы "Зималетто" кажутся чем-то высокоинтеллектуальным.
   Катя рассмеялась.
   - А мне кажется, что у тебя просто плохое настроение.
   Виноградова отложила карандаш, отодвинула от себя блокнот и вздохнула.
   - Жутко устала, если честно, - призналась она.
   - А где твоя помощница? Ты же мне по телефону хвасталась.
   Юлиана лишь рукой махнула.
   - Два дня насмарку, перепутанные бумаги и злые клиенты, которые ждали меня в одном месте, а я в то время была совсем на другой встрече.
   - Сочувствую.
   Катя облокотилась на стойку, о чём-то задумалась и улыбнулась своим мыслям, а Юлиана вдруг с интересом посмотрела на неё, а потом позвала:
   - Катя.
   Та встрепенулась.
   - Да?
   - А ты не хочешь у меня поработать?
   - Я? - переспросила Катя. - Я-то тебе зачем? Я экономист.
   - Между прочим, ты моя подруга, - решила обидеться Юлиана. - И могла бы мне помочь. А ты меня бросаешь в трудной ситуации!
   - Да ничего подобного, - перепугалась Катя. - И если тебе это поможет, то конечно я помогу.
   - Вот и отлично, - довольно кивнула Виноградова и подвинула к ней блокнот. - Можешь начинать прямо сейчас.
   Катя приоткрыла рот в удивлении, разглядывая исписанную мелким почерком страницу. А Юлиана тем временем деловито продолжала:
   - И как своей начальнице, ты просто обязана мне всё рассказывать. И я хочу знать, что у тебя случилось. Не хочется терять хорошего работника, который работает у меня меньше пяти минут.
   Катя рассмеялась.
   - А где было написано, что я хороший работник? Вдруг ты сама захочешь меня уволить.
   - Посмотрим, - кивнула Виноградова. И отвернулась от неё, когда за стойкой появился мужчина. Улыбнулась ему, а Катя поглядела на него с некоторым удивлением. Для бармена он выглядел слишком солидно. Да и возраст... На вид лет сорок, возможно чуть меньше, волосы с проседью и ямочки на щеках. Но он сразу потянулся к полке с бутылками, начал что-то переставлять, менять местами, потом посмотрел бокал на свет.
   - Э... извините. Можно мне воды? - попросила Катя. Мужчина обернулся, поглядел на неё, улыбнулся и кивнул. Поставил перед ней стакан, взял бутылку с минеральной водой и вдруг подбросил её, она перевернулась в воздухе, а он поймал её другой рукой, ловко свинтил крышку и в стакан полилась вода. Налил, а на край стакана пристроил половинку дольки лимона.
   - Прошу, - сказал он.
   Катя наблюдала за ним с детским восторгом, а Юлиана рассмеялась.
   - Костя, ты в своём репертуаре.
   - Приятно сделать девушке приятное, - улыбнулся он. - Тем более такой красивой.
   Катя смущённо улыбнулась и не ответила.
   - Кать, это Константин Красин, владелец клуба, - представила его Юлиана.
   Катя даже поперхнулась от неожиданности. И виновато уставилась на стакан с водой. Красин расценил её взгляд правильно и рассмеялся.
   - Не берите в голову. Я ведь на самом деле когда-то работал барменом. И мне это нравилось.
   - А потом совершенно испортился и решил обогатиться, - поддакнула Юлиана. - Вот куда приводит порочное желание обогатиться.
   - Какая же ты всё-таки язва, Виноградова, - покачал тот головой, но потом рассмеялся.
   - Юлиана Филлиповна, - прокричали из глубина зала, - сцену доделали. Посмотрите?
   Виноградова со вздохом поднялась.
   - Конечно, посмотрю. Куда же я денусь?
   Юлиана ушла, а Катя допила воду и отодвинула от себя стакан.
   - Хотите ещё что-нибудь? - спросил Красин.
   Она покачала головой.
   - Нет, спасибо.
   Он облокотился на стойку и посмотрел на Катю в упор и с любопытством.
   - А вы значит подруга Юлианы?
   - Да. И уже минут десять как её помощник.
   - Так вас можно поздравить с новой работой?
   - Наверное, можно, - согласилась она.
   - Ясно... Вас Катя зовут? - уточнил он.
   Она протянула ему руку для рукопожатия, стараясь сделать их знакомство более официальным.
   - Екатерина Жданова.
   - Жданова... Что-то знакомое, - проговорил он, осторожно пожимая её ручку.
   - "Зималетто", - подсказала Катя.
   - Точно, - кивнул он. - Помнится, моя бывшая жена не пропускала ни одного показа. А вы?..
   - Жена Андрея Жданова, президента "Зималетто".
   - Очень приятно. Кажется, я даже знаком с вашим мужем.
   Катя лишь плечами пожала. С Андреем кто только не знаком.
   Юлиана вернулась, снова села на высокий табурет и придвинула к себе тарелочку с фисташками.
   - Ужасная работа, ужасная!.. совершенно не понимаю, почему я этим занимаюсь.
   - Потому что любишь, - решила подбодрить подругу Катя, а Красин усмехнулся.
   - Потому что больше ничего не умеешь.
   Юлиана одарила его гневным взглядом, но неожиданно быстро сменила гнев на милость и кивнула.
   - Наверное. А ты как всегда найдёшь нужные слова, Костик.
   Тот развёл руками и добродушно ухмыльнулся.
   - Обращайтесь, всегда готов.
   - Нет, с тобой всё-таки что-то происходит, - продолжила допытываться Виноградова, когда Константин, извинившись, ушёл. - Что случилось?
   Катя мечтательно вздохнула и всё-таки решила поделиться невероятной новостью.
   - А у меня свидание.
   Юлиана некоторое время соображала, а потом почему-то глянула в ту сторону, куда ушёл Красин. Подозрительно глянула на Катю и шёпотом поинтересовалась:
   - Костя пригласил?
   Катя неприлично вытаращилась на неё.
   - Ты что? С какой стати? Мы знакомы всего несколько минут.
   - Да мало ли... Он может.
   - Он здесь совершенно не при чём.
   - А кто при чём? - и недоверчиво улыбнулась. - Ты с кем-то познакомилась?
   - Можно и так сказать, - с улыбкой кивнула Катя.
   Виноградова о чём-то задумалась, но потом согласилась.
   - Знаешь, возможно это к лучшему. Тебе нужны новые впечатления. Даже новый роман... Почему нет?
   Катя лишь таинственно улыбалась и смотрела в сторону. Юлиана первая не выдержала и затеребила её.
   - Расскажи мне. Кто он, где ты с ним познакомилась?
   - На улице.
   - На улице? - озадачилась Виноградова, но лишь в первую секунду. - Хотя всякое бывает. И как его зовут?
   Катя помолчала, потом честно ответила:
   - Андрей.
   Юлиана нахмурилась.
   - Опять Андрей? Ты их специально ищешь?
   - Нет, что ты.
   - Ну, ну, - пробормотала Юлиана, пытаясь что-то осмыслить. И вдруг насторожилась. - Ты же не хочешь мне сказать, что...
   А Катя широко улыбнулась и кивнула.
   - Да. Андрей пригласил меня на свидание. На первое свидание.
   - С ума сойти, - себе под нос проговорила Юлиана. Посмотрела на подругу, но та снова мечтательно заулыбалась и видимо уже мысленно рисовала себе радужные перспективы предстоящего вечера. Виноградова слегка толкнула её в бок. - Рассказывай.
   Катя глубоко вздохнула, а потом поведала ей о своих сегодняшних приключениях, которые по сути-то устроил ей любимый супруг. Виноградова лишь фыркала и головой качала. А потом спросила:
   - То есть, разводиться вы передумали?
   Катя испуганно замерла.
   - Я не знаю... То есть, сейчас у нас другие интересы.
   - Конечно, - подтвердила Виноградова. - Первое свидание. Через полтора года брака.
   Катя лишь плечами пожала.
   - Так получается. Но, Юль, это ведь на самом деле моё первое свидание.
   - Как это? - опешила та.
   - А вот так. У меня свиданий никогда не было.
   Юлиана размышляла не меньше двух минут, продолжая коситься на подругу недоверчиво, а потом кивнула.
   - Ну что ж... Может из этого что-то и получится.
   - Очень на это надеюсь, - обстоятельно заявила Катя, а потом с трепетом посмотрела на неё: - Ты ведь мне расскажешь, как себя вести на свидании?
   Виноградова почесала кончик носа, кстати припомнила досадную перепалку со Ждановым на прошлой неделе, после которой тот даже не удосужился извиниться, и кивнула. Потом озорно улыбнулась и взяла Катю за руку.
   - Конечно, расскажу. Думаю, что тебе даже лучше записать, - и придвинула к ней блокнот.
  
  
   -------------///------------
  
  
   Бестолковое сидение в машине на стоянке перед телецентром надоело Малиновскому довольно быстро. Таращился на вращающиеся двери, от тоски даже начал считать людей, выходящих из здания. ...второй... пятый... шестнадцатый... Люди выходили, а Валерии Рудковской как не было, так и нет. Да и быть не могло, раз она имеет виды на звание лучшего сотрудника и как всегда вся в работе. Снова мотается по городу, выискивая сенсационный материал.
   Лучше бы озадачилась своей личной жизнью. Разобралась бы... А ей на месте не сидится.
   Рома в раздражении глянул по сторонам, вздохнул и навалился на руль. Он сидит здесь уже полтора часа. Ему это надо? И на душе муторно. Даже думать ни о чём не может, кроме как о Лере. Жить стало невыносимо, расслабиться не может. Чего было бы проще поехать сейчас в клуб, выпить, поцеловаться с красивой девушкой и обо всём наконец позабыть.
   Сегодня днём, после злополучного обеда, сидя в своём кабинете, пришёл к неожиданному выводу. Он сам во всём виноват. Именно так. Он в течение многих месяцев внушал себе, что с ним что-то не так. Что все люди как люди, - влюбляются, женятся, а у него ну никак не получается. Влюбиться то есть. Он выявил для себя стандарт женской красоты и строго его придерживался, и ведь был вполне счастлив этим. Никаких обременительных отношений, всё просто и ясно... Так нет же, вбил себе в голову блажь и сам себе проблемы нажил.
   Решил жениться. Ну и женился бы себе, на ком-нибудь... привычном. Выдавал бы дорогой жёнушке определённую сумму на расходы, а взамен бы получал "домашний уют", созданный старательными руками домработницы и супружеский секс, который вполне можно было променять на интрижку на стороне и при этом не чувствовать себя особо виноватым.
   Сейчас-то понимал, что наверное это было бы лучшим вариантом. Может и ребёнок бы появился, всё как у людей. Но ему захотелось по любви. Настоящую семью, любимую жену и чтобы ребёнка не потому что надо, а чтобы желанного... Иногда ночью просыпался, начинал думать обо всём этом и сам над собой смеялся. Но голову себе этим забил и в течение нескольких месяцев исправно ходил на свидания вслепую, которые ему устраивала тёща Жданова. Потому что глядя на Андрея с Катей, почему-то решил, что жену надо искать рядом, вот такую же, воспитанную заботливыми родителями, которые вложили в дочкину голову, как надо правильно заботиться о муже.
   Вот только ничего из этой идеи не вышло, потому что все "правильные и воспитанные" казались ему безумно скучными и он, как себя не уговаривал, ни с кем по второму разу встречаться не захотел. И в итоге отчаялся и решил, что брак - это всё-таки не для него. Пора прекратить себя мучить.
   А теперь вот Лера. И ведь для себя до сих пор боялся решить - влюбился или нет. А если да? Вот только чижик не вязалась со "стандартом" и это, признаться, смущало. Правда, Пушкарёва тоже не вязалась с идеалом женщины для Жданова, а вот поди ж ты - любовь. Может и у него так? Ведь чем-то Лера его зацепила и не на шутку, раз даже знакомство с такой красавицей как её сестра, особого впечатления не произвело. И ведь сравнивал их и сравнение почему-то всегда получалось не в пользу Полины.
   У Леры и глаза, и улыбка, и искорка во взгляде, и ему постоянно хотелось прикоснуться к ней, потискать... Тут неизменно вспоминались её осуждающие слова про щенка и он начинал хмуриться и томиться. А вот о том, что у Полины ноги длиннее, да и бюст любимого размера, совершенно не вспоминалось, особенно, когда на Леру смотрел.
   Может правда любовь? Не может же быть всё это просто так?
   А у неё парень. И вдруг она совсем не обрадуется, узнав о мыслях, которые бродят у него, Ромы, в голове? Совершенно не представлял, что тогда делать.
   Как вообще ведут себя отвергнутые влюблённые? Правильно говорят - знал бы где упасть, соломки подстелил. Присмотрелся бы к несчастным каким-нибудь...
   Вот же чёрт. Не жилось спокойно.
   Промаяться пришлось ещё минут двадцать, прежде чем увидел, как на стоянку въехал микроавтобус, на боку которого красовался логотип телеканала. Остановился, боковая дверь отъехала в сторону и оттуда вышли двое молодых людей, а следом и Лера показалась. Парни начали вытаскивать из салона тяжёлые сумки с какой-то аппаратурой, а Лера отошла в сторонку и вдруг потянулась и даже зевнула, закинув голову назад и посмотрела на потемневшее небо.
   Рома решил, что дальше ждать нечего и вышел из машины. Наверное слишком громко хлопнул дверцей, потому что Лера сразу повернулась и посмотрела в его сторону. А когда его увидела, даже рот приоткрыла от удивления и неожиданности. И вдруг перепугалась, Малиновский понял это по её переменившемуся в мгновение взгляду. Он стал обеспокоенным и ищущим, она даже отступила обратно к микроавтобусу, но потом видимо одумалась и осталась стоять на месте, хотя начала откровенно томиться и на его приближение смотрела безо всякой радости во взоре.
   Рома подошёл, но последние несколько шагов дались ему с трудом. Он как-то по-особенному тяжко вздохнул, глядя на девушку с тоской и осторожно приблизился. И расстроился, когда она намеренно отвернулась от него.
   - Так и будешь бегать от меня? - негромко проговорил он.
   Лера обхватила себя руками за плечи и искоса глянула на него.
   - У меня не получается. Оказывается, когда тебе надо, ты любого из-под земли достанешь.
   Ему вдруг стало неудобно и он зачем-то сунул руки в карманы брюк и ссутулился. Поведение подростка, он это понимал, но это было сильнее его.
   - Не любого. Только того, кто мне нужен.
   - Ах вот как!.. - усмехнулась она.
   "Синеокий" Фёдор выглянул из-за микроавтобуса, закинул на плечо тяжёлую сумку и несколько секунд с интересом присматривался к Лере и Роману. Потом громко поинтересовался:
   - Валер, тебя подождать?
   Лера с сомнением глянула на Малиновского, всерьёз призадумалась над перспективой улизнуть от разговора, но Рома так глянул на неё, с таким упрямством во взгляде, что Лера лишь вздохнула, сдаваясь. Покачала головой.
   - Нет, Федь, не надо... Я недолго.
   Тот кивнул и пошёл за остальными, которые уже поднимались по ступенькам. О чём-то переговаривались, потом переглянулись и захохотали и видимо сказали что-то, что показалось Фёдору обидным, потому что он очень ловко наладил одному из друзей пинка.
   Лера сосредоточенно таращилась на коллег, до тех самых пор, пока те не скрылись за дверями телецентра, но лишь для того, чтобы самой укрыться от взгляда Малиновского. Потом всё же пришлось посмотреть на Рому.
   - У меня мало времени, - решила заранее предупредить она. Он лишь криво усмехнулся.
   - Как всегда...
   А Лера неожиданно возмутилась.
   - Не твоё дело! Зачем ты вообще приехал?
   - Потому что ты бегаешь от меня, - разозлился он в ответ. - Я как дурак тычусь всюду, а ты сбегаешь!..
   - Действительно дурак, - не удержалась она от ехидства.
   - Значит вот как? - оскорбился Рома. - Тебе это не надо?
   - А зачем мне это? О чём нам говорить?
   - Я знаю, тебе сказать нечего, - согласился он, правда в крайнем раздражении. - Так может меня выслушаешь?
   - Да я знаю всё, что ты можешь мне сказать! - Лера с трудом перевела дыхание и облизала пересохшие от волнения губы. - Понравилась она тебе? И не смей мне врать! А теперь ты собираешься мне ещё что-то объяснять?
   От её обвиняющего тона Рома в первый момент растерялся, затем озадачился, а после почувствовал себя виноватым, хотя по-прежнему до конца не понимал в чём именно. И заговорил уже спокойнее, надеясь и Леру тем самым унять.
   - Чижик, я вообще не понимаю о чём ты говоришь.
   Она лишь усмехнулась.
   - Малиновский, это уже предел наглости. Ты зачем пришёл? Узнать, не против ли я? Так я не против!
   Рома потёр кончик носа, затем поинтересовался:
   - Ты про свою сестру говоришь?
   Валерия всплеснула руками и гневно посмотрела. Рома вздохнул.
   - Но это ведь ты не пришла...
   - Что? - изумлённо выдохнула она.
   Он кивнул, подтверждая свои слова. А потом шагнул и хотел взять её за руку, но она отскочила в сторону.
   - Не трогай меня. Она же тебе понравилась!.. Не могла не понравиться, она же в твоём вкусе. Высокая блондинка модельной внешности!
   - Лера, - перебил её Рома, но она лишь головой замотала.
   - Скажешь не так? А теперь ты зачем-то пришёл ко мне. Разрешения спросить?
   - Ты кричишь на всю улицу, - неожиданно спокойно заметил Малиновский.
   - А мне наплевать! - намеренно громко выкрикнула она и топнула ногой.
   Она просто изумительно злилась. И на самом деле была зла, даже на щеках появился гневный румянец, а уж когда ногой топнула... Рома улыбнулся.
   - Чижик, я так по тебе скучал, - вырвалось у него, а тон даже ему самому показался до смешного жалобным. И Лера сбилась на полуслове. Замолчала и по-детски обиженно шмыгнула носом. Глаза опустила, но прежде Рома успел заметить в её взгляде тоску и понял, что надо действовать. Прямо сейчас, этот момент нельзя упустить. Пока она замолчала и перестала сыпать обвинениями. Шагнул к ней и вдруг понял, что боится. Боится, что она оттолкнёт, не поймёт или вообще рассмеётся... Интересно, что с ним тогда будет?
   Прикоснуться не осмелился, только голову наклонил слегка, пытаясь заглянуть ей в глаза.
   - Чижик, со мной что-то происходит... прямо сейчас, - произнёс он со вздохом.
   Она опустила голову ещё ниже.
   - Что?
   Роме ничего не оставалось, как разглядывать её затылок. Клял завладевшее им незнакомое волнение, но всё-таки решился продолжить:
   - Я очень хочу тебя поцеловать. Потому что жутко соскучился. А боюсь. Ты ведь злишься на меня и я никак не могу с этим справиться.
   Он уже сам перестал понимать, что бормочет. Смотрел только на Леру, увидел как она закусила губу, но голову так и не подняла, сосредоточенно разглядывала асфальт под своими ногами.
   - Лерка, - позвал он, - ты ведь не собираешься меня прогнать? Куда я пойду? Лера.
   Она глубоко-глубоко вздохнула, как ему показалось, обречённо. Но так и отказывалась смотреть на него, а потом ещё и зажмурилась.
   Рома был в растерянности, совершенно не представлял, что всё это значит и как себя вести. Лера ничего ему не отвечала, на него не смотрела и вообще вела себя, на его взгляд, странно. А странности и нелепости, как известно, вещи безумно заразные. И он, естественно, тоже почувствовал себя неловко и неуютно, начал перетаптываться с ноги на ногу и к чему-то припомнил своё первое свидание. Было это... дай Бог памяти... очень давно, ему тогда было лет тринадцать и он вот так же стоял рядом с девочкой, которая, если честно, не особо ему и нравилась, но зато согласилась с ним поцеловаться. Лицом в грязь ударить было нельзя, ведь она не подозревала, что у него это тоже первый поцелуй и чувствовал он себя тогда точно так же. Идиотом, который вот-вот всё испортит и над ним долго будет хохотать полшколы. Ведь успех надо поддерживать, а неудачи сами о себе рассказывают...
   Никогда не думал, что когда-нибудь ещё будет чувствовать нечто подобное. И бояться, что не сумеет девушку поцеловать...
   Малиновский даже испуганно оглянулся. Может не целовать? Но тогда ситуация станет не просто глупой, а идиотской. Ведь Лера ждёт поцелуя, хоть и делает вид, что отворачивается и ничего от него не хочет. А сама дрожит и нервничает. Рома осторожно прикоснулся и пальцем приподнял её подбородок. И улыбнулся, глядя в её перепуганное лицо - глаза сильно зажмурены и нижняя губа закусана, но как только почувствовала его взгляд, зубки тут же отпустили истерзанную губу.
   И на самом деле вся тряслась от страха, а ничего не происходило, чувствовала палец Малиновского, который не сильно давил на её подбородок, а сердце колотилось, как никогда сильно. И почему-то тревожно, а не в предчувствии счастливого момента. Но решила не сопротивляться - ни себе, ни ему, сама подняла голову и подставила губы для поцелуя. А руку сжала в кулак, чуточку приподнялась на цыпочках, подаваясь к Роме, чтобы ему было удобнее и снова вздохнула...
   Смиряясь со своей участью, мелькнуло у Малиновского в голове, потому что он с некоторым недоумением наблюдал за ней. Но она ждала и дрожала, и тогда Рома решил больше не тянуть, чтобы ещё больше её не смущать. Вот только пару секунд размышлял, как подойти, наклониться... как её поцеловать - просто прижаться губами к её губам или всё-таки приоткрыть ей рот и тогда уже...
   Почему-то очень ярко представилось, как он будет это делать, то есть, как будет приоткрывать ей рот и тоже смутился. Порнография какая-то...
   Снова оглянулся, но стоянка была пуста и никто на них не смотрел.
   Ну что ж.
   Наклонился и прижался губами к её губам. Просто прижался, на четыре секунды. Специально считал. И отстранился. Посмотрел с тревогой.
   Лера облизала губы и наконец приоткрыла глаза, на него взглянула слегка обескуражено, но улыбнулась.
   Малиновский же раздражённо вздохнул, чувствуя огромную внутреннюю неудовлетворённость, испытывающе посмотрел, пытаясь правильно расценить её улыбку и взгляд, а потом разозлился на себя и рывком притянул девушку обратно к себе. В её взгляде вспыхнуло неподдельное удивление, но Рома решил больше ни на что не отвлекаться - ни на её удивление и смущение, ни на свою непонятную неуверенность, и пробормотав:
   - Иди сюда, - снова прижался губами к её губам. Но на этот раз бесстыдно раздвинул языком её губы, а его ладонь легла на Лерин затылок, надавила и он максимально углубил поцелуй. Лера натуральным образом обвисла на его руках, а затем сильно вцепилась в его рубашку, оттягивая ткань.
   Он целовал её не со страстью, а с неожиданной злостью и не сразу поймал себя на этом. Практически сминал губами её губы, наверняка причиняя боль, в какой-то момент опомнился и поцелуй стал более нежным и чувственным. Коснулся языком её языка, а потом вдруг понял, что ещё чуть-чуть и девушку он реально потеряет, потому что она уже практически без чувств висела на нём. Малиновский крепче притиснул её к себе, подхватив за талию, чуть отстранился, но прежде чем окончательно прервать поцелуй, языком скользнул по нижней губе девушки и даже прикусил. И наконец поднял голову, продолжая глядеть на её губы. От столь неистового поцелуя они слегка припухли и покраснели. А ему снова захотелось поцеловать её, но на этот раз по-другому, лишь слегка прикоснуться, нежно, чтобы успокоить её и самому ощутить всё в полной мере.
   Но Лера уже открыла глаза, Малиновский встретил её потрясённый взгляд и отчего-то снова смутился. Кажется, так на него женщины ещё никогда не смотрели, словно он только что открыл ей глаза на отношения полов.
   Рома вздохнул, а потом прижался лбом к её лбу и устало улыбнулся.
   - Стоять можешь?
   А она вдруг обняла его за шею, запросто, словно это для неё было привычно, пристроила подбородок на его плече и тоже вздохнула. Роме показалось, что на этот раз счастливо и этому вполне можно было порадоваться. Он обнял её двумя руками, как маленькую, погладил по спине, а потом приподнял Леру от земли. Она рассмеялась. Он собирался что-нибудь сказать, потому что молчание выглядело странно, хотя желания говорить не было. Было очень приятно и спокойно просто обнимать её, но у неё в кармане заволновался телефон и Рома вместо тёплых слов, чертыхнулся вполголоса.
   - Мне надо идти, - почему-то шёпотом проговорила Лера, даже не подумав достать телефон и ответить. А от звука её голоса Малиновский неожиданно почувствовал облегчение.
   Значит, они ещё на этом свете. В этой реальности.
   Он её отпустил, она отошла на шаг и Рома тут же попытался поймать её взгляд.
   - Опять на полночи?
   Она замялась.
   - Я не знаю. - И вдруг фыркнула. - Только не говори, что будешь меня ждать. Этого я точно не переживу.
   - А что мне тогда делать? - озадачился Малиновский, до сих пор не в состоянии прийти в себя после эмоциональной встряски от их поцелуя.
   Лера не ответила, хотя сказать ей было что, он видел это по её глазам. Но она промолчала. Махнула ему рукой и поспешила к дверям телецентра.
   Рома смотрел на неё, провожал внимательным взглядом и возможно поэтому она споткнулась у самых дверей. В расстройстве замерла, а потом осторожно оглянулась на него через плечо. Малиновский поспешно отвернулся, сделав вид, что ничего не заметил, чтобы не смущать её ещё больше. Но не улыбнуться не мог.
   И за себя порадовался.
   Он в прекрасной форме. После его поцелуев женщинам трудно удержаться на ногах.
  
   7.
  
  
   По совету Юлианы, Катя решила не ждать милости от природы, то бишь, от мужчины и на следующий день позвонила Жданову сама. А пока ждала, когда он подойдёт к телефону, вспоминала некоторые наставления Виноградовой.
   - Главное, сосредоточься на том, чего хочешь ты, - поучала её подруга. - Хватит уже о желаниях Андрюши печься. Хочет жену вернуть, пусть покрутится, как уж на сковороде.
   В этом месте Катя нахмурилась и посмотрела на Юлиану с беспокойством.
   - Ты поругалась с Андреем?
   - Он мне что, муж, чтобы я с ним ругалась? - фыркнула Виноградова. - Я вообще говорю, Катюш... Обо всех мужиках... Нельзя их баловать, никак нельзя. И ты должна это уяснить себе.
   - Юль, я замужем уже больше года.
   - Вот именно, - кивнула та. - Пора умнеть.
   Катя лишь вздохнула и решила её поторопить.
   - Дальше рассказывай.
   - А что рассказывать? Устрой себе праздник, а Жданов пусть приспосабливается. И привыкает. А то только улыбается - какая у меня жена! Хватит ему праздник жизни устраивать, пора о себе подумать. Вот чего ты хочешь?
   Катя призадумалась.
   - Ясности хочу. И чтобы никаких романтических ужинов и поездок. Пусть всё будет просто...
   Юлиана задумчиво хмыкнула и покачала головой.
   - А ты Андрею это говорила?
   - Нет... Об этом у нас разговора не было.
   - Плохо. Мужчины - существа несообразительные, особенно в плане женских пожеланий и мечтаний. Их ко всему надо подводить, иначе и ждать можно замучаться, а потом ещё и от разочарований страдать придётся.
   - Что, вот прямо так ему и сказать? - озадачилась Катя. - Хочу вот так и так?
   - Можно и сказать, но лучше намекнуть. - Потом загадочно посмотрела на подругу. - А ты уже всё решила, да? Ты к нему вернулась?
   - Пока нет. Правда, собираюсь на днях переехать домой. Не смотри на меня так, пока без Андрея. Просто родители меня закормили и заучили.
   - Правильно, - кивнула Юлиана. -И его не подпускай к себе... до определённого момента.
   - Это в каком же смысле "не подпускай"? - заинтересовалась Катя.
   Виноградова выразительно посмотрела на неё.
   - Ты из себя девочку-то не строй. В том самом.
   Катя хотела рассмеяться, но потом передумала и с напускной серьёзностью кивнула.
   - Да, да, я помню. Целоваться только на третьем свидании. Не раньше.
   - Не смешно, между прочим. Хочешь прослыть порядочной девушкой... я слышала, что не раньше третьего.
   - Ты слышала? - повторила за ней Катя и захохотала.
   Виноградова попыталась скрыть предательскую улыбку.
   - Вот если бы я к этому прислушивалась, то возможно вышла бы замуж один раз, а не три... А то в горячечном любовном бреду, боюсь, что и это не предел. А натура я влюбчивая... - Юлиана вздохнула. - Не зря мне мама раньше говорила, что я магнит для дурных парней.
   - Что, все три мужа дурные были? - не поверила Катя.
   - А что ж в них хорошего? Были бы хорошие, глядишь и не развелась бы. Это ведь только первые месяца три-четыре на одном сексе продержаться можно, а дальше уже и поговорить хочется.
   Катя удивлённо приподняла брови, но промолчала, а Виноградова сама продолжила.
   - Я же говорю - я влюбчивая. Иногда совершенно голову теряю, а через пару месяцев прозрею, гляну - батюшки, это на что это я время трачу?.. Хорошо, если к этому времени штампа в паспорте не появится. Уже три раза так попадала.
   Катя снова засмеялась.
   - Юлиана...
   - Ну что? - обиделась Виноградова. - Где ж его взять, мужика нормального? Чтобы всё при нём? Не в нашей же тусовке. Одни дураки, жиголо или геи. Последние вообще... соперницы.
   - Ты смотри Милко об этих своих мыслях не проболтайся!
   - Ну что уж я?.. Умру в старых девах, - решила она, - так хоть за тебя порадуюсь.
   - В старых девах - уже не грозит, - отмахнулась Катя.
   - И то слава богу, а то прям не удобно. Так что ты меня слушай. Держи Жданова на расстоянии. А то встретятся два одиночества, как говорится, и опомниться не успеешь...
   Тогда Катя ничего ей отвечать не стала, а потом дома перед сном всё обдумала и с Юлианой согласилась. К тому же, было безумно интересно, чем Жданов без неё три месяца занимался. И теперь гадала, как бы это аккуратненько выяснить.
   К телефону Андрей не подходил долго, Катя даже затосковала, а потом наконец еле слышный вздох и родной баритон чуть недовольно произнёс:
   - Жданов. Слушаю.
   - Чем ты так занят? - поинтересовалась Катя. - Долго не подходил.
   - Привет, - совсем другим тоном произнёс Андрей. - А я не знал, что это ты. Думал опять Полянский... Уволю Клочкову, это она из вредности не сказала.
   Катя рассмеялась.
   - А почему не звонишь?
   - Как это почему? Боюсь. Смущаюсь.
   - Ты? - не поверила Катя.
   - А чего это ты смеёшься? - решил обидеться Жданов. - Думаешь, что я смущаться не умею? Ошибаешься.
   - Какие интересные подробности открываются через полтора года брака.
   - Во значит как? - ахнул Андрей. - И какой же я по-твоему?
   - Давай выясним это при встрече. Я приглашаю тебя на свидание.
   Жданов помолчал, потом неверяще хмыкнул.
   - Ты меня?
   - Но тебе ведь некогда. Даже позвонить мне... Я всё утро жду, жду...
   - Катюш, - виновато протянул он.
   - Я женщина эмансипированная, могу и сама пригласить.
   - Да ты что? - хохотнул Андрей. - С каких это пор?
   - С недавних. И зубы мне не заговаривай. Я тебя на свидание приглашаю. Приезжай к скверу у набережной. Через час. Я буду тебя там ждать, погуляем...
   - Давай в три, - перебил он её. - В час у меня совещание, а вот после я совершенно свободен. И устрою тебе фантастический вечер.
   Катя помолчала, припомнив ещё одно наставление Виноградовой:
   - Правила устанавливаешь ты, в этом и прелесть твоего положения, понимаешь? Это как в том анекдоте - каждый день в девять вечера я занимаюсь сексом, а дома муж или нет - это его проблема. Научись ставить Жданова перед фактом и настаивать на своём, а не подстраиваться под его расписание.
   - Я не хочу в три, - сказала она, чувствуя себя жутко виноватой за то, что создаёт мужу проблемы просто из-за своего каприза. - Я хочу через час.
   - Кать, что случилось? - растерялся Андрей.
   - Ничего. Просто я хочу встретиться с тобой через час в сквере.
   - Я через час не могу, - пытался донести до неё Жданов свою мысль. - Малыш, в три. Я за тобой заеду и поедем куда захочешь. Куда ты хочешь? - он добавил в голос побольше интимных ноток.
   Только Кате его тон больше напомнил разговор взрослого с маленьким капризным ребёнком. Хотя и об этом её Юлиана предупреждала. Надо уметь настаивать на своём не смотря ни на что...
   Нарочно вздохнула и постаралась в который раз донести до него свою мысль.
   - Я хочу в сквере. Через час. Я пойду гулять. Но если у тебя дела... что ж. Можешь позвонить мне завтра.
   - То есть? - окончательно опешил Жданов. - Как это завтра?
   - Я не знаю, когда вернусь.
   - Откуда? - начал свирепеть Андрей.
   - Я же сказала - пойду прогуляюсь, - терпеливо проговорила Катя. - А ты совещайся.
   - Катерина, - грозно начал муж, а потом маетно вздохнул и сказал: - Я заеду через час.
   - Да не надо заезжать, встретимся у сквера, - великодушно разрешила Катя, стараясь говорить спокойно и сдержать рвущийся наружу смех. - А ты точно можешь?
   Он что-то пробормотал в сторону, Катя не расслышала, а потом заверил, что разумеется он может.
   А когда Катя появилась в уговоренном месте с двадцатиминутным опозданием, Андрей встретил её ядовитой улыбочкой.
   - Все сотрудники "Зималетто", особенно офисный этаж, передаёт тебе огромный привет. И благодарность за то, что рабочий день завтра начнётся на полчаса раньше. Из-за перенесённого совещания.
   Катя на миг виновато замерла, но потом улыбнулась.
   - Ничего. Ты выплатишь им премию.
   - Ты меня разоришь, любимая.
   - Наконец-то вспомнил, что любимая, - улыбнулась Катя. Привстала на цыпочки и поцеловала его в подбородок. Андрей тут же разулыбался, хотел прижать её к себе, но Катя отскочила на шаг и взяла его под руку. - Пойдём гулять.
   Жданов молча вышагивал по аллее несколько минут, не переставая улыбаться, держал жену за руку и о чём-то мечтал, судя по выражению его лица. Иногда вздыхал и косился на Катю с удовольствием. Она шла рядом, повиснув на его локте и выглядела вполне довольной. Андрей смотрел на неё и не сразу опомнился. Остановился и в некоторой растерянности огляделся.
   - А куда мы собственно направляемся?
   - Никуда, - порадовала его жена. - Мы гуляем, Андрюш.
   - А-а... Может в "Лиссабон"?
   Катя вздохнула.
   - Андрюш, тебе не надоело однообразие? "Лиссабон", "Ришелье", "Зималетто", "Мандарин", "У Севы"... и дальше по кругу. Почему мы не можем просто погулять? Смотри, какая погода замечательная, дети играют, цветы в клумбах красивые.
   Он положил ладонь на её ручку, лежащую на сгибе его локтя.
   - Хорошо, давай погуляем, если тебе так хочется.
   - А тебе не хочется?
   - Да нет, почему? - удивился он и пожал плечами. - Просто странно немного себя чувствую.
   - Это всё потому, что ты офисный человек. Ты же по улице только на машине ездишь.
   - Катюш!
   - Я серьёзно. Ты вспомни, когда мы с тобой в последний раз гуляли?
   - Ты хочешь романтики? Я конечно занят был, мало времени тебе уделял...
   - Я не хочу романтики. Романтики было много, в этом плане - ты просто замечательный муж, остальным у тебя поучиться.
   - Да? А что тогда?
   - Просто иногда надо отвлекаться от нашей суетливой жизни, от бизнеса. Просто вот так гулять. Разве это не романтика? Сейчас мы наконец одни, а если ты ещё и телефон выключишь...
   Андрей приобнял её за плечи, сунул руку в карман и вздохнул вполне довольно.
   - Наверное ты права. А то все лезут, учат.
   - А ты сердишься и выходишь из себя, да?
   - Бывает, - сознался он.
   - Андрюш, хочешь мороженое?
   Он хохотнул.
   - Ещё и мороженое будем есть? Всё интереснее и интереснее.
   Они купили по мороженому, а потом присели на лавочку и стали смотреть на реку. Катя в какой-то момент привалилась к плечу мужа, а потом вдруг вспомнила о Юлиане и поспешно отстранилась. А после осторожно покосилась на него, но Андрей кажется ничего не заметил. Задумался о чём-то, глядя на воду.
   Катя лизнула подтаявшее мороженое, испачкала подбородок и принялась вытираться, хихикнув. Андрей посмотрел на неё, потом взял Катю двумя пальцами за подбородок и повернул её голову.
   - Посмотри на меня. - Улыбнулся и большим пальцем вытер след от мороженого.
   - Я поросёнок, - засмеялась Катя. Андрей наклонился к ней, хотел поцеловать, но Катя увернулась.
   - Что такое? - удивился он.
   - Я же тебе говорила.
   Жданов нахмурился, пытаясь вспомнить, что же именно она ему говорила по поводу поцелуев, а потом вытаращился на неё.
   - Ты шутишь?
   - Нет. По-моему это честно.
   - Кать, но ты ведь не серьёзно. Так не бывает. В конце концов, я твой муж! И я не могу тебя даже поцеловать?
   Катя на всякий случай от него немного отодвинулась.
   - Почему? Можешь. На третьем свидании.
   - Это тебя Юлиана так научила, да? - решил уточнить он.
   Она кивнула, самым бессовестным образом решив свалить всю ответственность на подругу. А Андрей зло хмыкнул.
   - Понятно... А я вот интересуюсь, а по её кодексу чести я когда смогу со своей женой сексом заняться?
   Катя пару раз моргнула и стала с интересом разглядывать клумбу с цветами недалеко от них. Муж сверлил её взглядом, потом раздосадовано вздохнул.
   - Ну, Юлиана... Никогда ей этого не прощу!
   - Ну что ты такое говоришь? - Катя заискивающе посмотрела и погладила его по руке. - Успокойся, милый. Это пойдёт нам на пользу.
   - Воздержание на пользу никому не идёт, - ёмко заметил он, а Катя возмутилась.
   - Ты можешь думать о чём-нибудь другом, а не о сексе? Или я тебе только для этого нужна?
   Жданов выглядел слегка ошарашенным.
   - Нет, конечно, что ты говоришь? Но... я ведь тебя люблю. Кать, мы три месяца не виделись... У меня нервы не железные всё-таки.
   Она погладила его по плечу.
   - А ты об этом не думай.
   Он возмущённо поглядел.
   - Может ты прекратишь?.. издевается ещё надо мной.
   - Хорошо, - согласно кивнула Катя, - давай поговорим о другом. Я хочу переехать домой. Ты не против?
   - Как я могу быть против?- и быстро спросил: - А я?
   Катя многозначительно уставилась на него.
   - А ты... терпи до третьего свидания!
   - Ясно, - вздохнул Андрей. - А когда ты переезжаешь?
   - Завтра. Сегодня вещи соберу... родителей подготовлю. Иначе мама меня закормит. Тебе не кажется, что я поправилась? А мама как назло пироги печёт и печёт.
   Андрей улучил момент, порывисто обнял её и поцеловал в губы. И тут же отодвинулся и взмахнул руками, встретив возмущённый взгляд жены.
   - Я больше не буду! Но дальше-то как-то надо жить!.. терпеть... - И широко улыбнулся. - И ни чуточки ты не поправилась. Что ты выдумываешь? А пироги я съем, чтобы ты не нервничала. Вот сегодня вечером приду и съем.
   Катя вздохнула и тут с мороженого, которое Андрей до сих пор держал в руке, упала капля прямо на его брюки. Он чертыхнулся и выкинул подтаявшее эскимо в урну и зло уставился на пятно, не зная, что делать.
   - Подожди, не трогай, - одёрнула его Катя, отталкивая его руку, когда Жданов хотел стереть белую жижицу прямо рукой. Достала из сумки платок и принялась аккуратно вытирать. Жданов вначале замер, когда почувствовал её пальчики, а потом поднял глаза к небу и начал с тоской наблюдать за облаками. Катя же не торопилась, по всей видимости пятно решила ликвидировать немедленно и вернуть его брюкам первозданный вид, и старалась вовсю. Андрей тяжко вздохнул.
   - Кать, ты что делаешь?
   - Спасаю твои брюки. Совсем не уверенна, что это пятно отстирается.
   - Кать, чёрт с ними, с брюками. Руку убери!
   Она поначалу возмутилась, что он оценил её усилий и стараний, а потом вдруг поняла отчего муж весь напрягся и руку отдёрнула.
   - Извини.
   - Извини, - передразнил её Андрей. - Убил бы сейчас Виноградову!
   Катя отвернулась от него и приуныла, а Жданов застыдился. И снова не упустил возможности её поцеловать. Только на этот раз за ухом.
   - Я всё сделаю так, как ты захочешь. Хочешь свидания? Будут тебе свидания. Только не забудь меня на третьем поцеловать, слышишь?
   Она улыбнулась.
   - Не забуду. - Вздохнула полной грудью и улыбнулась. - Пойдём ещё погуляем?
   - В грязных штанах? - усмехнулся Андрей.
   - Да пятнышко маленькое, никто не увидит. Пойдём, - Катя взяла его за руку и поднялась. - Хочу на качелях покататься. А на детской площадке ты пятном никого не напугаешь. Вставай.
   Андрей рассмеялся, качнул головой, поражаясь неожиданным фантазиям жены, но поднялся и пошёл за ней.
  
  
   -------------///---------------
  
  
   Рома заехал домой после работы только для того, чтобы переодеться. Собирался встретить Леру, правда о точном времени они так и не договорились, она не могла с точностью сказать, во сколько освободится, но Рома по телефону её заверил, что подождёт столько, сколько нужно. Будет сидеть в машине и ждать, и даже возмущаться и выходить из себя не станет. Хотя после возможно и поворчит по поводу того, во что же он в конечном счёте превращается.
   Второпях прихлёбывал кофе из большой кружки и настороженно замер, когда в дверь позвонили. Посмотрел на часы. Вот только гостей ему и не хватало... Но пока шёл в прихожую, успел нафантазировать себе, что это Лера раньше освободилась и приехала сама, но за дверью оказалась совсем не чижик.
   Кира тоскливо глянула на него исподлобья и молча прошла в квартиру. Сумку небрежно кинула на журнальный столик и проследовала в гостиную. Рома неловко помялся у двери, жалея, что не успел уйти из дома за несколько минут до появления Воропаевой, а потом дверь закрыл и тоже пошёл в гостиную. Кира к тому моменту, как он вошёл, уже устроилась на диване, поджав под себя ноги, а босоножки валялись на ковре.
   Малиновский безнадёжно вздохнул.
   - Ты чего?
   - Ты тоже не хочешь со мной разговаривать? - печально поинтересовалась она.
   - Почему? - удивился Рома.
   - Смотришь на меня недовольно.
   - Не выдумывай.
   Он прошёл и присел на пуфик.
   - А кто с тобой не разговаривает?
   - Да все! - воскликнула Кира с обидой. - Я оказалась во всём виновата.
   Рома задумчиво посмотрел и почесал за ухом.
   - Между прочим, ничего удивительно. Ты такое устроила!
   - Что я устроила, Рома? Я ничего особенного не сделала, они сами развелись!
   - Кира, они ещё не развелись. Да и вряд ли до этого дойдёт.
   - Да? - она взглянула с неподдельным интересом. - Они помирились?
   Он пожал плечами.
   - Да вроде пока нет. Но судя по тому, что настроение Андрея заметно выровнялось, всё к этому идёт.
   Кира горько усмехнулась.
   - Ясно... Ведьма она, что ли? Просто околдовала его.
   - Оставь их в покое. Сколько времени-то уже прошло?
   - А это не имеет никакого значения, Ромочка. Потому что они всё это время любовью наслаждались, а я в стороне стояла. Я вообще никому не нужна, я всем мешаю. Андрею, его родителям, даже Сашке. Он уехал и тут же обо мне позабыл. Звонит раз в неделю, как по расписанию, да и то... Сам Тропинкиным уже стал! И тебе я тоже мешаю. Что ты всё на часы смотришь?
   Рома выдавил из себя виноватую улыбку.
   - Прости.
   - Прости, - грустно передразнила она его. - Со мной даже не говорит никто, избегают! Вот как ей это удалось? Это ведь она всё у меня украла, жизнь мою разбила, а ненавидят все меня.
   - Да никто тебя не ненавидит, что ты выдумываешь?
   Она криво улыбнулась.
   - Маргарита даже пообедать со мной отказалась, отговорилась какой-то ерундой.
   Малиновский хмыкнул.
   - И ты из-за этого расстроилась? Но ты же знаешь её, она впечатлительная. Просто растерялась... от твоего поступка. Она скоро успокоится.
   - И Андрей тоже!.. Он специально это повторяет, чтобы вывести меня из себя!
   - Что именно?
   - Про сестру. Ну какая я ему сестра, Рома? Он жил со мной четыре года, спал со мной... И не думал о том, что я ему как сестра. А потом появилась эта тварь и всё разбилось! И я имела право ей отомстить!
   - И тебе стало легче от твоей мести? Сидишь и рыдаешь.
   - Я не рыдаю! Такого удовольствия я ей не доставлю. Не дождётся.
   - Не думаю, что Катя этого ждёт, - покачал Малиновский головой. - У неё есть над чем задуматься.
   - Ещё бы, - мрачно усмехнулась Воропаева. - Как Жданова обратно к рукам прибрать.
   - Скорее уж он думает, как обратно в руки любимой жёнушки вернуться. Спит и видит.
   Кира нахмурилась.
   - Ненавижу их обоих... два сапога пара!
   Рома рассмеялся.
   - Вот и поставь на этом точку.
   - А дальше мне что делать? Ждановы со мной общаться не хотят, а Андрей ясно дал понять, что и в "Зималетто" меня больше никто не ждёт.
   Малиновский удивлённо посмотрел.
   - Серьёзно?
   Она кивнула.
   - Нигде мне места нет.
   Они помолчали, потом Кира быстро глянула на задумчивого Малиновского исподлобья и сдвинулась в его сторону.
   - Ром...
   Он оторвался от своих мыслей, поднял на Киру глаза, а встретив её взгляд, испуганно вытаращился.
   - С ума сошла?
   Она поджала губы.
   - Я не хочу даже знать, о чём ты сейчас подумал. Я просто хотела попросить... Можно я у тебя поживу? - просительно попросила она.
   - Нет, конечно! - воскликнул он.
   Кира обиженно поджала губы.
   - И тебе на меня наплевать.
   - Ты же знаешь, что нет! Но как ты себе это представляешь? Как мы другим это объясним?
   - Да никак. Я просто поживу, недолго.
   - Кира, прекрати выдумывать.
   - Вот так вот, да? А ведь когда-то в любви признавался.
   Рома фыркнул.
   - Вспомнила. Да когда это было? Лет восемь назад. Да и вообще...
   - Что?
   - Я может женюсь скоро.
   - Что?! На ком?
   - Есть на ком, - туманно ответил Малиновский и снова посмотрел на часы.
   Кира насмешливо скривилась.
   - Выбрал-таки. Из стада моделек одну-единственную.
   - И ничего подобного, - оскорбился Рома. - Никакая она не модель. И прекрати говорить мне гадости. Тебе может съездить куда?
   - Не хочу. Надоело.
   - У тебя нет цели в жизни,- посетовал он.
   - Так я об этом тебе и говорю. Что делать?
   Он пожал плечами.
   - Не могу я тебе советовать.
   Кира сокрушённо кивнула и потёрла живот в районе желудка. Болезненно поморщилась.
   - У меня на нервной почве, скоро язва будет, - пожаловалась она.
   - Сходи к врачу.
   - Схожу. Займусь своим здоровьем... Может меня в больницу положат, а? Хоть отвлекусь.
   Малиновский рассмеялся и покачал головой.
   - Кира, ты себя хоть слышишь?
   - Да ладно, - отмахнулась она. Поднялась и сунула ноги в босоножки. - Пойду... а то ты меня сам выставишь. А ты правда жениться собрался?
   Рома слегка стушевался.
   - Не знаю... Но я начинаю всерьёз об этом задумываться.
   - Конец света, - вздохнула Кира и пошла к двери. Потом остановилась. - Знаешь, я тут вспомнила, как мечтала поскорее повзрослеть тем злосчастным летом. И что из этого вышло?
   Малиновский усмехнулся.
   - Твоя мечта исполнилась. И проблемы взрослые стали.
   - Это не проблемы. Это напасти какие-то, - пробормотала она.
   Поцеловала его в щёку и ушла, а Рома ещё некоторое время стоял в задумчивости перед закрытой дверью, а потом опомнился, снова глянул на часы, чертыхнулся и начал торопливо собираться.
  
  
   ---------------///-------------
  
  
   - А я дома, - порадовала его Лера и тут же виновато и от этого ещё более воодушевлённо продолжила: - Так что, к телецентру ехать не надо.
   - Очень своевременная новость, - хмыкнула Малиновский, - я как раз собирался свернуть на стоянку.
   - Извини, - пробормотала она.
   - Ты почему мне раньше не позвонила?
   - С работы забыла, а мобильный разрядился. Ром, не злись.
   - Да не злюсь я. Через полчаса буду.
   Положив трубку, Лера успокоено вздохнула и улыбнулась. Вроде и правда не сердится. Пару минут сидела с мечтательным выражением на лице, притулившись на табуреточке возле телефона в прихожей, а потом вспомнила, что "через полчаса" Рома подъедет, а то и раньше, и если она не будет готова к этому времени, то Малиновский точно рассвирепеет.
   - Ты куда-то собираешься? - удивилась мама, когда спустя минут двадцать Лера появилась на кухне. Джинсы и футболку сменила на легкомысленный костюмчик, быстренько подкрасила глаза и губы и очень надеялась, что сегодня Роме не придёт в голову мысль повредничать.
   - Собираюсь, мамуль. У меня свидание.
   - Даже так? Это тот молодой человек, про которого мне Полина рассказывала?
   Лера только успела сделать глоток сока и замерла, едва не поперхнувшись.
   - Что она тебе рассказывала? Про кого?
   Мать задумалась.
   - Я не помню, как его зовут. Оператор который.
   Валерия вздохнула и покачала головой.
   - Нет, мамуль, это не он. - Подумала и сказала: - Это Роман Малиновский.
   - Кто?
   - Ну помнишь мы с тобой журнал читали? Там была статья о "Зималетто". Так вот, он вице-президент "Зималетто".
   Мать отложила книгу и удивлённо посмотрела.
   - Ты серьёзно?
   - Да.
   - А откуда ты его знаешь?
   - Вообще-то, мы давно знакомы. А вот теперь он пригласил меня на свидание, - сказала Лера, томясь од пристальным взглядом матери.
   - Ты в него влюбилась?
   - Ты против?
   - Как я могу быть против? Я его даже не знаю.
   Лера задумалась.
   - Я вас ознакомлю. Только сначала Роме скажу, хорошо?
   - А сколько ему лет?
   Лера неожиданно растерялась.
   - Не знаю... Мам, не могу же я об этом спрашивать, это как-то неудобно. Думаю, что чуть больше тридцати.
   - Ну что ж...
   Лера подошла к матери и приобняла за плечи.
   - Мама, не хмурься. Он хороший, правда. Он даже Полину отшил, представляешь? А меня поцеловал.
   - Что? - Она кинула изумлённый взгляд на дочь. - Что это значит?
   - Да ничего, - тут же пошла напопятную Лера. Поцеловала мать в щёку, тут как раз зазвонил мобильный, а на дисплее высветилось имя Малиновского. - Я уже спускаюсь, - сказала она в трубку и услышала голос матери из кухни:
   - Когда вернёшься?
   Прежде чем выйти из квартиры, Лера снова заглянула на кухню и пожала плечами. Мать вздохнула.
   - Позвони, если... что.
   - Конечно.
   Хорошего настроения хватило как раз до того момента, как вышла из подъезда на улицу и увидела Малиновского у машины, он с кем-то разговаривал по телефону, а недалеко от Ромы стояла Полина и с интересом наблюдала. Стояла, сложив руки на груди, поза вызывающая, а взгляд многообещающий.
   - Прилетаешь? - вопрошал тем временем Малиновский у невидимого собеседника. - Завтра? Ну конечно встречу. А чего это ты к нам? Лондон так быстро осточертел? Да ладно жаловаться... Машка наверное всех знакомых уже научила по-русски изъясняться. - Засмеялся. Потом увидел Леру, улыбнулся и протянул к ней руку. Она подошла, а сама посмотрела на сестру и даже не удержалась и показала ей язык. Полина фыркнула в ответ. А Рому обнял Леру одной рукой и поцеловал в лоб, и рассмеялся, а после охнул. - Машка, не ори мне в ухо! Что? Ну конечно помирились, куда они денутся? Нет, подробностей не знаю. Позвони Кате и спроси сама... Ну не говорит, значит не хочет... Да я тебе говорю!.. Ну не совсем помирились, пока отдельно живут, но это уже детали... А чего это я тебе буду звонить? Сашка завтра прилетит и станет твоим источником информации. Нет, ты странный человек, Тропинкина, сама со своим мужем разбирайся. Конечно... Завтра буду в Шереметьево вовремя, как штык, - заверил Рома напоследок и выключил телефон.
   - Кто прилетает? - поинтересовалась Лера.
   - Сашка Воропаев, - ответил Рома и о чём-то призадумался. Но быстро опомнился, посмотрел на девушку, которую продолжал обнимать, и улыбнулся. - Поехали?
   Она кивнула.
   Он галантно открыл дверь машины, помог Лере сесть, потом повернулся и натолкнулся на внимательный взгляд Полины. Иронично приподнял бровь.
   - Тебя подвезти?
   Та ехидно усмехнулась в ответ и покачала головой.
   - Нет.
   - Ну смотри.
   - Повеселись, Ромочка.
   Малиновский обжёг её неприятным взглядом, но решил больше ничего не говорить и сел в машину. И сразу встретил внимательный взгляд Леры. Улыбнулся.
   - Куда поедем?
   Она пожала плечами. Рома вздохнул, замялся, а потом всё же неуверенно спросил:
   - Может ко мне?
   У Леры, хотя она и предполагала такое развитие событий, едва не вырвался глупый возглас: "Зачем?". Но сдержалась, только замерла с приоткрытым ртом, а Рома всё это время сверлил её напряжённым взглядом. Она почесала кончик носа, но руку тут же отдёрнула, отругав себя за пристрастие к глупым жестам. А Малиновский всё смотрел и под его взглядом Лера кивнула.
   - Точно?
   Спрашивал таким тоном, словно она соглашалась отдаться ему прямо здесь, в машине.
   - Рома, может мы всё-таки поедем? Иначе Полина меня потом насмешками изведёт.
   Он согласно кивнул, завёл машину, и они наконец выехали со двора.
   А Малиновский всё косился. Лера усмехнулась уголком губ и отвернулась к окну. Он до сих пор считает её ребёнком. Думает, что она не понимает, зачем он её к себе везёт. А может вообще девицей её считает? И волнуется, что потом жениться придётся... Закусила губу, пытаясь скрыть улыбку.
   Только одна мысль навевала тоску - а не станет ли их первое свидание последним? Уж слишком Малиновскому неймётся и кто даст гарантию, что он не перегорит очень быстро?
   - Иди, в холодильник загляни, - сказал Рома, как только за ними закрылась дверь его квартиры.
   - Ты голодный?
   - Ты голодная. Надеюсь. Я купил твои любимые пирожные.
   Вёл он себя загадочно. Лере даже показалось, что он неожиданно занервничал. Ещё больше его нервировать не стала и отправилась на кухню. Открыла холодильник и с минуту стояла, "с детским восторгом" разглядывая коробку с пирожными из французского ресторана. Кажется однажды её на самом деле угораздило похвалить десерт, когда они ужинали в том ресторане... а Малиновский оказывается запомнил и решил её сегодня порадовать. И всерьёз полагал, что она безумно обрадуется, получив на ужин это калорийное сумасшествие. Как же ему внушить важную мысль, что ей уже давно не семь лет? Трудная задачка...
   А на дверке холодильника скромно притулились бутылка шампанского и бутылка коньяка.
   Подготовился. Значит, с самого начала рассчитывал на продолжение вечера. Интересно, это хорошо или плохо?
   Рома подошёл и как бы невзначай приобнял её за талию.
   - Доставай. Устроим себе праздник.
   - И в честь чего праздник? - невинно поинтересовалась она.
   - Как это? У тебя наконец свободный вечер ты решила провести его со мной. Разве это не праздник?
   - Мне показалось или я слышу упрёк в твоём голосе?
   Малиновский всё-таки извлёк из холодильника коробку, хотя Лера всё ещё висела на дверце, а потом неожиданно подался к ней и чмокнул в губы.
   - Не упрёк, скорее лёгкое недовольство.
   Лера невольно подалась к нему, желая продлить поцелуй, но Рома уже отстранился и отвернулся к столу. Она мотнула головой, чтобы прийти в себя и наконец захлопнула дверцу холодильника.
   - Что ты ещё хочешь? - спросил Рома.
   Ответ напрашивался какой-то неприличный, отчего Лера даже покраснела немного.
   - Ничего.
   Но Малиновский всё-таки достал из холодильника бутылку шампанского и пока думал, что Лера не видит, застыл посреди кухни, с большим сомнением глядя на бутылку. Решал - не торопит ли он события. Бросил задумчивый взгляд на Леру, та едва успела отвернуться и чтобы хоть как-то разрешить его сомнения, пальцем подцепила с одного из пирожных сливки и сунула палец в рот.
   Малиновский вдруг закашлялся, но она даже не обернулась.
   - Мама хочет с тобой познакомиться, - огорошила его Лера, чем добила окончательно. Рома едва бутылку не выронил.
   - Зачем?
   - Как это? - "удивилась" она. - Ты же говорил, что у тебя намерения серьёзные?
   - Это когда я такое говорил?
   Лера всё-таки обернулась и грозно сдвинула брови.
   - Ты не помнишь?
   Рома прочистил горло, даже шею потёр нервным движением, а потом поставил бутылку на стол, всерьёз опасаясь, шмякнуть её об пол.
   - Помню, конечно. И мы всё с тобой решили. У нас всё серьёзно.
   - А мама?
   - И с мамой познакомлюсь. С удовольствием. - Он шагнул к ней. - Чижик, ты странно на меня смотришь. Ты злишься?
   Лера с интересом отметила про себя, что он достаточно быстро оправился от растерянности и заговорил привычным тоном и со свойственной ему интонацией - приглушённым волнующим голосом.
   Она глубоко вздохнула и решила пожаловаться:
   - Я не злюсь. Просто волнуюсь.
   - Я дал тебе повод для волнений?
   Он подошёл к ней вплотную, что позволило Лере слегка привалиться к нему, да ещё принялась пальцем выводить узоры на его плече, таким образом демонстрируя свою растерянность и смущение. И решила сделать главное "признание", надеясь, что это принесёт пользу, несмотря на то, что чувствовала безумную неловкость. Но надо же как-то определяться... А судя по выражению лица Малиновского и по тому, что он придвигался всё ближе, времени на выяснения осталось мало.
   И вот она "призналась":
   - Меня гложут сомнения, - сказала Лера, нервно улыбнулась и увернулась от поцелуя.
   Рома вопросительно посмотрел.
   - А что такое, милая?
   Ну вот, она уже "милая". Кажется, он специально пытается сбить её с толка.
   - Я совсем тебе не подхожу.
   Эта мысль на самом деле огорчила. Задела за живое. А Рома нахмурился, потом приподнял пальцем её подбородок и заглянул в глаза.
   - Это кто же тебе такую глупость сказал?
   - Я и сама это прекрасно понимаю. Не маленькая.
   Он вздохнул.
   - По-моему, мы это уже обсуждали, тебе не кажется?
   - Кажется да, - печально кивнула она.
   - И я думал, что ты меня поняла.
   - Да я поняла, Рома! Но дело ведь не в этом, есть кое-что другое, кроме слов.
   - Да нет ничего, - разозлился он. - Нет, понимаешь? Есть ты и я, мужчина и женщина. Всё. И если притяжение есть...
   - Притяжение?
   Он вдруг ухмыльнулся и погладил её по щеке.
   - А ты хочешь любви? Большой, великой, на всю жизнь? Вот чтобы прямо сразу, по заказу...
   - Ты специально мне это говоришь, - обиделась Лера.
   Рома хотел возразить, но потом вдруг ухмыльнулся.
   - Может быть ты и права. Наверное, специально...
   Лера обняла его за шею и вздохнула.
   - А ты меня не бойся, Ромочка. Я на тебя давить не собираюсь... И женить на себе не собираюсь. Ты из-за этого волнуешься?
Она гладила его по спине, успокаивающе, словно уговаривала маленького ребёнка и Рома на самом деле почувствовал, что они в какой-то момент поменялись ролями - теперь он маленький. От этого слегка смутился, и порадовался, что Лера не может видеть его лица в данный момент. Не зачем ей знать, что он так на неё реагирует. Обнял её, теснее прижимая к себе и чуть презрительно фыркнул.
- Глупости ты какие-то говоришь... Ничего я не боюсь. Тем более тебя. Это ты меня боишься.
Лера хихикнула.
- Давай бояться вместе?
Рука Малиновского скользнула по её спине вниз, но вдруг в нерешительности замер.
- Лера, а ты уверена, что... хочешь этого? Ты готова?
- Я же приехала к тебе. И прекрасно знала, зачем ты меня пригласил.
- Да? - нахмурился Малиновский.
Лера посмотрела на него и вздохнула.
- Рома, мне двадцать четыре года и я устала тебе об этом говорить. Не знаю, как ещё до тебя донести это - я не маленькая. - Она вдруг подпрыгнула на месте, топнула ногами. - Рома! Мне рассказать тебе всю свою подноготную, чтобы ты понял? Думаю, ты узнаешь очень много интригующих фактов.
Он засмеялся.
- Серьёзно?
- Может не похвастаю и мало чем удивлю, но... - Лера принялась расстёгивать пуговицы на своей блузке. Малиновский же внимательно следил за её действиями, причём с недоумением. - Рома, очнись, - попросила она.
Всё-таки он ощущал смущение. Она кофту снимала, а ему хотелось надеть её обратно. Безумное, непонятное чувство. Обычно ему хотелось женщин раздеть... И дело было совсем не в том, что он не хотел наконец-то заняться с Лерой... Вот тут мысль снова затормозила и в очередной раз нахлынула непонятная неловкость. Теперь он даже слово "секс" по отношению к своему чижику произнести так запросто не может. Теперь "любовь". Теперь он "любовью занимается"... будет заниматься.
Чёрт, от такого огромного количества ненужных, странных мыслей, даже настрой и желание где-то заблудились и он всё пытался осмыслить, что же с ним происходит и откуда вылезают эти смущающие мысли. А Лера как назло так смотрела, что хоть на стенку полезай.
И не догадывался, чего Лере стоил этот взгляд. Его ступор был заметен невооружённым глазом и она уже не представляла на что это списать. Кофта расстёгнута и даже запахнуть её или рукой прикрыться - невозможно. Это уже жест отчаяния и тогда останется либо ногами от злости затопать, либо разрыдаться.
Чёрт бы тебя подрал, Малиновский!
Рома заметил, каким несчастным стал её взгляд, понял, что это из-за него и заставил себя улыбнуться. Погладил Леру по щеке.
- Чижик, ты такая красивая...
- Та-ак, понятно, - дрожащим голосом протянула она и кофту всё-таки запахнула. - Ты уж меня отпусти тогда... Руки убери.
А он вдруг рассмеялся. Придвинулся к ней, обнял и уткнулся носом в её шею.
- Чижик ты мой... Ты всё не так поняла. Просто... просто я гадаю, что завтра будет.
- А что будет? - всерьёз озадачилась она.
- Вот и я думаю - что? Я не знаю, как объяснить... - Рома развернулся, продолжая прижимать её к себе, привалился спиной к стене, а взгляд невольно опустился вниз. Расстёгнутая кофта разошлась на её груди и Малиновский некоторое время разглядывал белое кружево бюстгальтера, потом хмыкнул. Заставил себя отвести глаза, даже прикрыл их на секунду. - Понимаешь, чижик, так получается, что для меня это, наверное, даже важнее, чем для тебя. И я всё-таки боюсь. Но не тебя, а самого себя. И совершенно не представляю, что будет завтра утром. Как себя вести, что делать... что говорить. У меня очень давно... очень давно не было серьёзных отношений.
- А ты всерьёз думаешь, что я останусь у тебя до утра?
Он удивлённо посмотрела, а Лера рассмеялась.
- Я пошутила. У меня предложение - давай договоримся. О пароле. Утром проснёмся и скажем что-нибудь удивительное друг другу. Например "привет". Как тебе?
Малиновский усмехнулся.
- Интересная мысль.
Взял её за руку и повёл за собой. У двери спальни неожиданно развернулся, притянул девушку к себе и поцеловал. И в голове сразу начало проясняться. Все смущающие мысли отступили и он сам сдёрнул с неё кофту. Дверь в спальню толкнул ногой, хотя наверное делать этого не стоило, следовало надавить на романтизм. И чтобы Лера этой его промашки не заметила, снова прильнул к её губам.
Ловил себя на мысли, что наверное слишком торопится, даже суетится, но остановиться никак не получалось. И не знал, можно ли это назвать "занятием любовью". Романтикой тут явно и не пахнет. Повалил её на кровать, предварительно стянув юбку, со своей рубашкой поступил ещё более жестоко, расстегнуть пуговицы просто не хватило терпения, хотя Лера и пыталась ему помочь. Но Малиновский просто стянул её через голову и откинул в сторону. Лера осторожно прикоснулась к его груди, провела пальчиком вниз и улыбнулась.
Рома вздохнул.
- Если я буду делать что-то, что тебе не понравится, - прошептал он, - ты меня останови, хорошо?
Она осторожно кивнула, хотя не совсем поняла, что он имеет в виду. Что ей может не понравится?
И всё равно всё произошло как-то быстро и по-дурацки, Малиновский не мог избавиться от чувства вины. Нафантазировать успел себе такого... а вот воплотить... Чувствовал пальчики Леры, которые пробегали по его телу и вся выдержка исчезала бесследно. Она что-то шептала, а он пятерней сгреб ее волосы, которые неожиданно показались ему очень густыми и тяжелыми, прохладными на ощупь, и у него закружилась голова.
В какой-то момент вдруг понял, что получил Леру в своё полное распоряжение, и это было так здорово! Все было именно так, как и должно быть, и ему вдруг стало наплевать на то, что он так мало о ней знает, на то, что она хорошая интеллигентная девочка, а он... а он...
Хотя какая разница - кто он, кто она... Они упадут в пропасть вместе, а у пропасти нет дна и ей всё равно "кто", нет шанса спастись. Главное, чтобы вместе, не размыкая рук, не отпуская друг друга... Сделать один шаг, предпоследний, и знать, что последний будет уже в пустоте. И, задержав дыхание, ты бросаешься туда, продолжая держать её за руку - и вот вы уже падаете вдвоём и ты слышишь её крик и от этого удовольствие взрывается в твоём мозгу...
...Он долго не мог потом говорить, да и не знал хорошенько, нужно ли.
А пока лежал с закрытыми глазами, пытаясь справиться с дыханием и судорожно вцепившись в Леру, долго пытался примирить себя с тем, что все теперь пойдет по-другому, всё на самом деле изменилось и наверное даже сильнее, чем он пугал себя ранее, но так и не примирил, и плюнул на это дело.
- Ты взял меня в плен, - прошептала Лера, переворачиваясь на живот и прижимаясь к нему. А Рома зачем-то принялся растирать ладонью её плечи.
Полежали в тишине, а потом Малиновский вдруг вспомнил, что готовился к сегодняшнему вечеру, к их первой ночи. Что на кухне пирожные, фрукты и шампанское. Шампанское! А вместо этого вышел странный разговор якобы по душам и быстрый секс, а теперь чувство вселенского опустошения, когда не хочется ни говорить, ни двигаться. А рука словно сама по себе скользит по женскому телу, гладит совершенную спину, потом поднимается и начинает перебирать тяжёлые, прохладные волосы.
А волосы у неё на самом деле густые... И это было неким открытием, потому что ёжик, который присутствовал на её голове несколько месяцев назад, не давал этого понять.
- Нет, это невозможно, - пробормотал он через некоторое время, когда угрызения совести стали непереносимы.
- Что случилось? - спросила Лера, приподнимаясь на локтях. Малиновский этим воспользовался и сел, спустив ноги на пол.
- Я хотел устроить тебе романтический вечер. А что вышло?
Она улыбнулась.
- Что?
Он откинулся назад и подставил губы для поцелуя. Лера послушно поцеловала, потом ещё раз, но уже в щёку.
- Лежи здесь, - шепнул Рома. - Сейчас всё будет.
Встал, накинул халат и заторопился на кухню. Вернулся через несколько минут и поставил на кровать поднос, заставленный приготовленными для романтического ужина вкусностями. Нырнул обратно под одеяло и открыл бутылку шампанского.
   - Держи, - улыбнувшись, сказал Рома и протянул ей бокал.
   - Как всё торжественно, - покачала Лера головой и сделала глоток.
   - А у тебя оказывается плохой характер, чижик. - Он огляделся, понял, что рюмку для коньяка с кухни прихватить забыл, но сомневался недолго, ловко свернул крышку и отхлебнул коньяк прямо из горла.
   Лера улыбнулась, наблюдая за ним.
   - Ром, расскажи мне о себе.
   - Обо мне? - вроде бы удивился он. - А что именно рассказать? Ты же всё знаешь.
   - Да ничего я не знаю. Ты говорил, что ты из Саратова.
   Малиновский откровенно скривился.
   - Опять ты об этом. Тебя это так интересует? Моя малая родина?
   Она сменила позу, сев вполоборота, локоть пристроила на спинке кровати, а на Рому глянула с насмешкой.
   - А что это ты так по этому поводу волнуешься?
   - Да ничего я не волнуюсь, - возмущённо фыркнул он, вновь отхлебнул и поморщился.
   - Ром, - Лера пощекотала его по груди.
   Малиновский сокрушённо вздохнул.
   - Что ты хочешь знать?
   Она пожала плечами.
   - То, что ты захочешь мне рассказать. И не смотри на меня так. Мне же интересно.
   Рома недовольно глянул, но потом протянул руку и обнял девушку.
   - Ух, папарацци мой. Любопытная... Ты поэтому журналисткой стала?
   - Отчасти. А ты от ответа не уходи. Я же не прошу открывать мне твои сокровенные тайны. Просто расскажи, каким ты был в детстве.
   - Толстым.
   - Да ладно. Что ты врёшь?
   - Да ничего я не вру. Я класса до восьмого таким упитанным парнишкой рос.
   - Что-то незаметно, - хихикнула Лера и даже одеяло приподняла и посмотрела на его живот.
   Малиновский театрально вздохнул.
   - Каждодневная работа над собой. Специальный курс занятий...
   - Ну-ка поделись.
   - Всё очень просто. Обязательный секс дважды в день, ну и пара раз в неделю спорт-зал.
   Лера приоткрыла рот, уставившись на него, потом засмеялась и толкнула в бок. Рома захохотал.
   - Какой же ты!.. И ты этой программы с восьмого класса придерживаешься?
   - Поначалу конечно тяжеловато было, - кивнул он.
   - Да ну тебя, - решила обидеться она. - Я же серьёзно спрашиваю.
   - А что серьёзно, чижик? Школу закончил с серебряной медалью и в Москву рванул... - Он сказал это странно, замолчал на полуслове, задумался о чём-то. Лера закинула голову назад и посмотрела в его лицо, уловила какую-то муку и беспокойство в его взгляде и решила ни о чём больше не спрашивать. Они помолчали, а после Рома сам продолжил: - Отец умер, когда мне четырнадцать было. Через три года мать снова замуж вышла, ну и в общем, с отчимом не сложилось, понимаешь? Как школу закончил, так он мне и сказал - дальше ты сам. Ну сам, так сам. - Рома криво усмехнулся. - А у меня всегда амбиции зашкаливали, вот и решил - мол, приеду в Москву и мне тут в ножки все поклонятся. Глупо, конечно, но...
   - И мама тебя отпустила? - не поверила Лера.
   Малиновский лишь усмехнулся и обнял её покрепче.
   - Чижик, ей надо было новую жизнь строить. Она молодая женщина и... Так правильно было, понимаешь? Я уехал. Правда, предварительно отчиму в морду дал... Не надо было, сейчас я это понимаю.
   - Ты что, с матерью не общаешься?
   - Почему? Общаюсь. Мы перезваниваемся иногда. У меня брат есть, ему сейчас лет тринадцать. Я плохо с ним знаком.
   Лера прижалась щекой к его плечу и вздохнула.
   - Грустно.
   Рома обнял её.
   - Да ладно, чего грустно-то? У них своя жизнь, у меня своя.
   - И ты к ним не ездишь?
   - А что мне там делать? С отчимом я не лажу до сих пор. К тому же он мне простить не может, что у меня всё получилось, - усмехнулся Малиновский. - И что устроиться смог в Москве, и в институт поступил, причём сам, но это наверное благодаря своему нахальству, а не серебряной медали. Кому она здесь нужна?
   - И обаянию, - подсказала Лера.
   Рома рассмеялся.
   - Возможно. Конечно, если бы с Андреем не познакомился, вряд ли бы такого добился, это был шанс, выданный мне судьбой... Короче, повезло. Но и я работал, ты не думай. Как каторжный, необходимо было всем доказывать... А на мать я не обижаюсь. Она всё правильно сделала. Меня вырастила, а я бы всё равно уехал. И что, она бы одна осталась? А то, что с отчимом характерами не сошлись, так мне с ним не жить... Хотя, мужик он гниловатый, если честно.
   - Но твоя мама его любит.
   Рома внимательно посмотрел на Леру, но она говорила вполне серьёзно и смотрела открыто и ждала ответа. Он хмыкнул.
   - Наверное...
   Она перевернулась на спину, поёрзала, устраиваясь поудобнее у него под боком, сложила руки на животе и вздохнула.
   - А брата ты редко видишь?
   - Видел, года четыре назад, когда в Саратов ездил. А что?
   - Да так... Всё-таки брат.
   - А ты? С сестрой живёшь, но радости от этого факта я в тебе тоже не наблюдаю.
   Лера фыркнула достаточно возмущённо.
   - Ты сравнил...
   - Всё по-честному. Я же рассказал. Давай ты.
   Она спорить и возражать не стала.
   - У меня всё проще. Папа с мамой развелись десять лет назад, у него новая жена, вполне такая милая женщина... Папа подполковником был, а потом ушёл от нас и уехал с новой женой из страны. Они сейчас в Польше живут. - Лера вздохнула. - Имя папы у нас в доме произносить вслух запрещено. Мама до сих пор ему простить не может, что он бросил нас так... цинично. И уехал. Времена были тяжёлые и маме одной пришлось крутиться. От него ничего не было слышно несколько лет. А потом... я школу закончила, надо было в институт поступать, и тут папа неожиданно позвонил - именно мне, понимаешь? - и сказал, что оплатит моё обучение. Полина мне этого до сих пор простить не может.
   - Что именно? - не понял Рома.
   - Того, что он мне денег дал. Ей не дал. Она просила, чтобы он оплатил курсы фотомоделей, а папа только рассмеялся... Он своеобразный человек, - словно оправдываясь, закончила она.
   - И тебя любит больше, чем твою сестру, да?
   Она задумалась.
   - Я не знаю... Просто я проводила с ним много времени в детстве, как хвостик за ним ходила... Он возлагал на меня большие надежды.
   Малиновский поцеловал её в лоб.
   - Они оправдались.
   Лера вздохнула.
   - Я бы этого утверждать не стала, но когда я сказала ему, что поступать буду на журналистику, он даже спорить не стал, хотя раньше говорил, что я должна стать юристом.
   - А с Полиной что? Отношения у вас сложные. Я успел заметить.
   - Ну а что с Полиной? Мы с ней разные совершенно, понимаешь? Она не понимает мою жизнь, а я её. Я не понимаю, как можно жить одним днём. На авось. И надеяться, что вот завтра за углом непременно встречу миллионера на шестисотом, и жизнь превратится в сказку. Да и не интересно это... А она с самого детства себя принцессой чувствовала. Самая красивая девочка сначала класса, а потом и школы. И я... бледная тень красавицы...
   - Глупости какие!
   - Да ничего не глупости. Знаешь, как я в школе мучилась? Она на два года старше, так я дождаться не могла, когда она школу закончит и уйдёт. За ней парни табунами ходили, а она этому только радовалась... К девятому классу меня все мальчишки ненавидели - начиная с девятых и кончая одиннадцатыми классами. Полина терпеть не могла объясняться со своими ухажёрами и вечно подсылала меня. Меня так и завали - девочка-облом. Как только я появлялась в школьном коридоре, все настороженно замолкали. А уж если я оглядываться начинала... гадали, кого я буду отшивать на этот раз. У меня в школе даже друзей не было. Слава Богу, я потом в институт поступила и постаралась обрезать все совместные знакомства, которые у нас были с Полиной. Вот так и получилось, что у неё своя жизнь, а у меня своя.
   - Может это и к лучшему? - после паузы осторожно проговорил Малиновский.
   Лера грустно улыбнулась.
   - Я даже спорить с этим не буду.
   Он погладил её по волосам.
   - Не переживай.
   - Не буду. - Она перевернулась на живот и посмотрела на него, потом погладила по груди. - И ты не переживай. Договорились?
   - Да я уже давно не переживаю, чижик.
   - Переживаешь. И говорить об этом не хочешь. А маму ты к себе никогда не приглашал?
   - Нет.
   - Ну и зря. - Потёрлась щекой о его грудь и зевнула. Рома ткнулся носом в её волосы и улыбнулся.
   - Мне нравится, что у тебя длинные волосы. И короткие нравились, а сейчас ты просто красавица.
   Она сонно улыбнулась.
   - Врёшь ты всё... но приятно. Думаю, что я не зря в тебя влюбилась.
   Малиновский глубоко вздохнул, невольно выдерживая паузу, потом крепко обнял девушку, но быстро разомкнул руки, боясь сделать ей больно.
   - Пожалуй, я тоже в тебя влюблюсь, - доверительно прошептал он, а в ответ снова услышал смешок.
   - Опять врёшь. Ты давно уже влюбился...
  
   8.
  
  
   Как только Кира открыла дверь квартиры, Вика внимательно посмотрела на неё и нахмурилась.
   - Кира, так нельзя. Тебе не надоело хандрить?
   - Я не хандрю, - со вздохом отозвалась Воропаева и отошла от двери, впуская подругу в квартиру. - Просто плохо себя чувствую.
   - Ясно, - протянула Вика, скидывая туфли и проходя в комнату. - Опять желудок болит?
   - Болит, - вздохнула Кира, усаживаясь на кровать.
   Клочкова присела на маленькую табуреточку перед столиком на низких ножках и придвинула к себе вазочку с клубникой.
   - Так ты к врачу хотела сходить, - сказала она, откусывая от крупной сочной ягоды. - Сходи, может таблетки какие выпишет.
   - Да была я у врача, - снова вздохнула Кира, - вчера ещё.
   - И что? - заинтересовалась Вика, с некоторой тревогой присматриваясь к подруге. - Что сказал?
   - Ничего хорошего, - медленно проговорила Воропаева. - Вчера анализы сдала, а сегодня утром мне позвонили и огорошили...
   Виктория перестала жевать и вытаращилась на неё.
   - Что сказали?
   - Дали на размышление несколько дней.
   Клочкова пошла красными пятнами и быстро прожевала.
   - Кира, ты меня так не пугай! Что они тебе наговорили? Да и кто наших врачей слушает? В конце концов, можно поехать заграницу, там прекрасные клиники и...
   - Да уймись ты, - махнула на неё рукой Кира. - Я беременна.
   Вика помолчала, осмысливая, потом хмыкнула, глядя на подругу во все глаза.
   - Да ладно... От кого?
   Воропаева окончательно сникла.
   - Срок семь недель, так что у меня только один вариант.
   - Неужели Андрюша постарался?
   - Если бы... Чёрт меня тогда дёрнул пойти с тобой в клуб!
   С минуту Вика соображала, при этом дико вращая глазами, затем охнула.
   - Тот мужик из бара?
   Кира коротко кивнула. Вика ойкнула и пересела с табуретки прямо на пол.
   - Ничего себе... Ты хоть помнишь, как его зовут?
   - Откуда? Ты же помнишь, в каком я состоянии была - тошно было, да ещё пьяная.
   - Да уж... Вцепилась в него, как в последнюю надежду.
   - Вика!
   - Ну что?
   Кира закусила губу.
   - Да и какая теперь разница? Что мне его имя даст?
   - И то правда, - пробормотала Виктория. - И что? Когда идёшь?
   Кира как-то странно замялась, отвела глаза, а Вика ощутила смутную тревогу и беспокойство и подозрительно прищурилась.
   - Кира, ты с ума сошла? Ты хочешь ребёнка оставить?
   Воропаева отчаянно застонала и легла на постель, стала смотреть в потолок.
   - Не знаю... Но у меня ведь на самом деле нет цели в жизни, и рядом никого... а тут ребёночек, буду им заниматься. Может это и есть шанс, Викусь?
   Виктория на четвереньках перебралась к кровати и принялась сверлить подружку выразительным взглядом. Потом заговорила, пытаясь быть убедительной.
   - Ребёночек - это, конечно, хорошо... Но не от кого же попало, Кира! Может он больной какой? Шизофреник, например.
   - Это Жданов - шизофреник, - не удержалась Воропаева. - Рехнулся на своей Пушкарёвой. А мой ребёнок нормальным будет. К тому же, один аборт я уже делала, снова не хочу.
   - Ну не знаю, - в великом сомнении протянула Вика. - Я бы от незнакомого мужика точно рожать не стала.
   - Ага, ты бы от миллионера, - съязвила Кира, сложив руки на животе. - С удовольствием, да?
   Клочкова возмущённо фыркнула.
   - Издевайся. Это тебе хорошо, не надо думать, как ты будешь ребёнка содержать, а я себе такого позволить не могу.
   - Ладно, не злись, - примирительно проговорила Кира. - Просто я навзводе.
   - Ладно уж, - махнула Клочкова рукой, потом вздохнула. - И как тебя угораздило?
   Кира пожала плечами.
   - Вот так вот... И не надо меня спрашивать - о чём я тогда думала. Ни о чём. Мне было тошно, а он мне понравился.
   - И ты больше с ним не встречалась? - уточнила Вика.
   - Нет, конечно. Зачем? Я и ушла-то, когда он ещё спал. О чём мне с ним разговаривать? Вот и всё.
   - Да не всё. Продолжение вышло... Странно, что ты раньше не заметила. Семь недель всё-таки.
   - Не до этого мне было. Я только об Андрее думала, а все симптомы на нервозность списывала. Таблетки от изжоги глотала... А ты знаешь, что Андрей с Пушкаревой вот-вот помирятся?
   - Догадываюсь, - ухмыльнулась Виктория. - Весь светится от счастья.
   - Вот именно, - кивнула Кира. - Малиновский мне уже намекнул, что пора мне уже уезжать из Москвы... и не мозолить глаза, не портить людям счастье. А ведь если задуматься, мне действительно здесь делать больше нечего. А так... буду собой заниматься и ребёнком.
   Вика всплеснула руками.
   - Но от чужого мужика, Кира! А отчество ты ему какое дашь? Ты хоть имя помнишь?
   Воропаева призадумалась, а после хохотнула.
   - Андреевич.
   Виктория очумело моргнула, а затем хмыкнула.
   - А что? Кирюш, а почему бы не попробовать? Пушкарёва тогда в Европе отсиживалась, нервную систему в порядок приводила, а Жданов периодически напивался до бесчувствия...
   Кира покачала головой.
   - Нет, Вика, он всё равно не поверит. Тем более теперь, когда знает, что я со Старковым спала.
   - Подумаешь! - фыркнула Клочкова. - Поверит, никуда не денется.
   - И что мне это даст? Он даже не подумает развестись.
   - Пушкарёва подумает.
   - Не уверена. Да и потом, когда ребёнок родится, первое, что Андрей сделает - это потребует доказательства отцовства. Он наизнанку вывернется, чтобы перед своей Катенькой оправдаться. И что я тогда буду делать? Да со мной вообще никто не заговорит! Нет уж. Если начинать новую жизнь, так с чистого листа.
   Вика вздохнула и села на пол.
   - Значит, ты решила? Рожаешь?
   - Я конечно перепугалась вначале, а вот сейчас думаю, что всё не так уж и плохо. Подумаю ещё, но скорее всего... да.
   - А что ты об этом мужике помнишь?
   - А ты? - тут же поинтересовалась Воропаева. - Ты же тоже его видела.
   - Ну... холёный такой мужик, лет около сорока, даже красивый...
   - Вот видишь, - обрадовалась Кира, - значит и ребёнок будет красивый.
   - Ты бы лучше имя его вспомнила!
   - А я помню, - порадовала её Кира. - Только не совсем точно. То ли Кирилл, то ли Константин.
   - То ли, - передразнила её Вика. - Может Толик?
   - Да нет, - обиделась Кира. - Да и не важно это совсем.
   Клочкова развернулась, приподнялась на коленях и посмотрела на подругу.
   - А вот вырастет у тебя сыночек, подойдёт к тебе и спросит - мама, а кто мой папа? А ты что? Познакомились мы в баре и звали его то ли Кирилл, то ли Константин? Иди, ищи ветра в поле! Или начнёшь врать про покорителя Северного полюса?
   Воропаева в упор посмотрела на неё и предупредила:
   - Я тебя сейчас укушу!
   - На, кусай, - ёмко выговорила Вика и сунула свою руку к лицу Киры. Та её руку оттолкнула.
   - Больно мне интересно было, как его зовут, - огрызнулась Воропаева. - Знала бы, что так выйдет, паспорт бы посмотрела. И медицинскую карту заодно.
   - Предохраняться надо было!
   - Подругу надо иметь нормальную! Которая не отпустит тебя пьяную неизвестно куда с незнакомым мужиком!
   - Здрасьте, я виновата, - развела Клочкова руками. - Как трахаться с первым встречным - так это твоё дело, а как за нравственностью твоей следить - так моё?
   Обе замолчали, обиженно отвернувшись друг от друга, потом Кира пробормотала:
   - Прости меня.
   Вика кивнула, потом задумалась о чём-то и хмыкнула.
   - Слушай, а вы в какой гостинице были?
   - "Протон".
   - А за номер кто расплачивался?
   Воропаева криво усмехнулась.
   - Точно не я. Я не в том состоянии была.
   - Вот видишь! - неизвестно чему обрадовалась Клочкова. - Уже хорошо. Значит, не жиголо, денежки водятся. То есть, не совсем дурак. И имя его узнать можно.
   Кира повернула голову и заинтересованно посмотрела.
   - Как?
   - Чтобы номер снять, нужен паспорт, а потом данные заносятся в компьютер. Можно посмотреть.
   Воропаева фыркнула.
   - Так тебе и разрешат посмотреть.
   - Разрешат. Ты только денег дай... Или не хочешь?
   Кира всерьёз задумалась и решила:
   - Хочу. Имя. Больше мне ничего не надо.
   - А больше мы ничего брать и не будем. Но у ребёнка должно быть отчество. Настоящее, а не выдуманное.
   - Да, - согласилась Кира и умоляюще глянула на подругу. - А ты это для меня сделаешь? Я сама не смогу.
   - Ну конечно сделаю.
   - Спасибо, Викусь. Только побыстрее, хорошо? А то я нервничаю из-за этого.
   Виктория улыбнулась.
   - Отвыкай. Теперь тебе нельзя.
   - Мне кажется, меня теперь и тошнит не так сильно.
   - А тошноту ты на что списывала? - ехидно поинтересовалась Клочкова. - Тоже на нервозность?
   Кира показала ей язык.
   - На изжогу. И не смотри так. Вот такая глупая.
   - Ага. Любовную лихорадку с беременностью перепутала.
   Кира не ответила, погладила живот и улыбнулась каким-то своим мыслям. А Вика головой покачала и фыркнула. Потом поднялась.
   - Ладно, поеду в "Протон". Попытаюсь вызнать имя... нашего папочки.
  
  
   ---------------///--------------
  
  
   Второе свидание Андрей продумывал сам. Пошёл на поводу настроения жены и не долго посомневавшись, взял билеты в цирк. Удивив тем самым и себя, а главное Катю. Вот только закончилось свидание совсем не так, как он рассчитывал.
   Казалось, он продумал всё, каждую мелочь - и цветы, и воздушные шарики, а после представления пригласил жену в кафе-мороженое. Ну что ещё? Прекрасный тёплый вечер, романтическая обстановка...
   Совершенно непонятно как они разругались. Катя как бы между делом, "смехом" поинтересовалась у него, чем он в её отсутствие занимался, а Андрей этим вопросом озадачился, строго переспросил, что она имеет в виду, а её выразительный взгляд расценил, как ему показалось, правильно, и промолчать не смог. И вот слово за слово и они разругались. И он на самом деле чувствовал себя обиженным. Возмущался, как она могла такое про него подумать? А после его рыка:
   - Я никогда тебе не изменял! - кафе пришлось покинуть.
   Вот тут бы остановиться, перестать возмущаться - и ему, и Кате, но они всю дорогу до дома продолжали с азартом ссориться и в какой-то момент Жданов поймал себя на мысли, что уже не помнит, что послужило поводом для скандала. Его неосторожное слово или её...
   Конечно, тут нечего было и надеяться, что Катя наконец опомнится и домой они вернуться вместе... Хотя бы кофе выпить пригласила... Но после ссоры надеяться было уже не на что.
   Но Андрей всё же вышел из машины и подошёл к разгневанной жене. Она сверлила его осуждающим взглядом.
   - Хороший вечер вышел, - проговорил он, правда, тон вышел довольно фальшивым. Катя только усмехнулась и покачала головой. Попытка спасти ситуацию не удалась. И тогда он вновь начал злиться: - Ты сама виновата! В чём ты меня подозреваешь?
   - Я просто спросила, Андрей!
   - И я должен в это поверить? Просто спросила она... Почему ты так плохо обо мне думаешь? Я никогда тебе не изменял, ещё раз повторяю.
   - Я тебя ни в чём не обвиняла! Я знаю, что не изменял. А весь этот скандал... ничего не стоит.
   Жданов вздохнул.
   - Знаю, - передразнил он её. - Только вечер испорчен. Правильно говорят, единожды солгавший...
   - Андрей, давай не будем начинать сначала, - прервала Катя его.
   - Просто уйдёшь? - не поверил он.
   Катя зачем-то обернулась на дверь подъезда.
   - По-моему так и предполагалось. Что ты довезёшь меня до дома и мы расстанемся.
   Андрей снова вздохнул. Предполагать-то он предполагал... только завершение вечера было задумано совсем другим. По его плану, но его желания сейчас никого не интересовали.
   Катя ещё постояла рядом с ним, тоже видимо расстроенная сложившейся ситуацией, но потом всё же улыбнулась ему напоследок, даже пальчиком по лацкану его пиджака провела, но потом молча пошла к подъезду.
   Жданов нахмурился. Потом сделал пару быстрых шагов вслед за ней, схватил за руку и развернул к себе. Чтобы избавить себя от Катиных сомнений и сопротивления, резко притянул её к себе и, не дав ей опомниться, поцеловал. В конце концов, это его жена и он имеет право...
   Поначалу Катя пыталась сопротивляться, освободить руки и оттолкнуть его, но вскоре сдалась и на поцелуй ответила. Правда, когда он её отпустил, тут же нахмурилась.
   - Ты же мне обещал.
   Жданов скроил виноватую физиономию.
   - А какой смысл терпеть? Ты мне всё равно не веришь. Я негодяй в твоих глазах, а негодяи делают, что хотят.
   Катя рассмеялась.
   - Ты не негодяй, Жданов. Ты болтун.
   На этом простились. Андрей не смог её остановить, знал, что сейчас она просто не станет его слушать. Подъездная дверь за женой закрылась, но Жданов уходить не торопился. Стоял, оглядывался, словно был в собственном дворе впервые, потом задрал голову и стал смотреть на свои окна. Носком ботинка постукивал по асфальту, размышляя...
   А Катя в это же время ругала себя за то, что сбежала. Андрей так её поцеловал и внутри всё всколыхнулось, всю с головы до ног затопило волнующее возбуждение, но Жданов слишком быстро её отпустил, к её несчастью... Вот если бы поцелуй затянулся... хотя бы ещё на минутку, не факт, что сейчас она поднималась бы на свой этаж в одиночестве.
   Но расстраиваться по этому поводу глупо, хотела бы - позвала. Даже сейчас можно плюнуть на всё, бегом спуститься по лестнице, распахнуть подъездную дверь...
   Но она не бежит и двери не распахивает. Поднялась на свою площадку, достала ключи от квартиры - и вот она уже дома. Одна.
   Поддавшись искушению, пробежала на кухню и прижалась лбом к окну, пытаясь рассмотреть двор внизу. Увидела мужа, он стоял и смотрел на окна. Правда, её видеть не мог, она свет не зажгла, но Катя всё равно улыбнулась.
   Не уехал, ждёт, когда она свет включит, чтобы успокоиться...
   Чёрт, свет! Если она не включит свет, Жданов будет колотить в дверь уже через минуту, забеспокоившись, куда она пропала.
   Катя включила на кухне свет, а сама заторопилась в гостиную, чтобы посмотреть во двор оттуда.
   Заметив свет, Андрей и вправду успокоился и постояв ещё немного, сел в машину. Катя вздохнула и от окна отошла. Но никак не могла убрать с лица улыбку. Не дотерпели они всё-таки до третьего свидания!..
   Напевая себе под нос, она ушла в ванную, включила воду и радио. Сейчас примет ванну, потом ляжет в постель и подумает - чем удивить мужа на третьем свидании.
   Она любила принимать ванну и вечером позволяла себе провести в тёплой приятной воде побольше времени. Вот и сегодня не торопилась выходить. А когда наконец вышла в комнату, вдруг замерла, ощутив непонятный приступ страха.
   В квартире кто-то был.
   Свет был везде погашен, но ясно чувствовалось чьё-то присутствие. Катя физически ощущала чей-то взгляд и застыла в темноте, прижав к груди влажное полотенце. Начала оглядываться, а потом осторожно протянула руку к выключателю, кляня себя за то, что не оставила свет, когда уходила в ванную.
   Свет вспыхнул, Катя резко обернулась и приоткрыла от удивления рот, увидев в кресле у окна Жданова. Он вольготно расположился, закинув ногу на ногу и откровенно поглядывал на Катю.
   Она с шумом выдохнула.
   - Господи, Андрей, как ты меня напугал. Ты что здесь делаешь?
   Он странно ухмыльнулся, пожал плечами и промолчал. А под его тяжёлым взглядом, Катя вдруг почувствовала себя неуютно. Нахмурилась и запахнула халат.
   - Что? Прекрати сверлить меня взглядом. Ты зачем пришёл?
   - Это мой дом, - глухо проговорил муж. - И я здесь живу.
   Катя всерьёз задумалась над его словами, потом решила поинтересоваться:
   - Что-то случилось, да?
   - Нет.
   И замолчал. Оглядывал её с головы до ног вызывающим взглядом и чему-то усмехался. От такого вот взгляда и начинают нервно ёрзать на стуле. Но Катя стояла, а не сидела, и только плечами повела, не зная, как избавиться от неприятного ощущения. В конце концов не выдержала и швырнула в мужа полотенцем.
   - Прекрати. И объясни наконец что происходит!
   Андрей на самом деле выглядел странно. На губах какая-то нехорошая, опасная улыбочка, взгляд колючий, а руки... Катя неожиданно поняла, что руки сжаты в кулаки.
   Жданов поймал её взгляд и неожиданно резко поднялся. Полотенце, которое она швырнула в него пару минут назад, полетело в сторону, Катя проводила его взглядом, а Андрею хватило этой секунды, чтобы приблизиться к ней. Она вздрогнула, вскинула глаза и встретила неожиданно злой взгляд.
   - Значит, поиграть захотелось моей любимой жёнушке?
   - Андрей, ты что?..
   Он оскалился. Именно оскалился, на улыбку это было совсем не похоже.
   - А разве не так? Играешь... Так я согласен, давай поиграем. Но только по моим правилам.
   Катя его оттолкнула.
   - Ты рехнулся, Жданов? Ты пил? Когда только успел!..
   Она хотела обойти его и выйти из спальни. Если честно, поведение мужа выглядело не только странным, оно было пугающим. Особенно взгляд, опасно сверкавший, ей не нравился. Было такое ощущение, что у него приключился внезапный приступ бешенства.
   Сделала всего пару шагов и вдруг почувствовала стальные пальцы, которые сомкнулись на её руке чуть повыше локтя. Потом сильный рывок и вот она уже прижата к стене, а на затылке тяжёлая мужская ладонь. Катя только охнула, совершенно растерявшись от происходящего, но Жданов навалился на неё всем весом и у неё даже сказать что-либо не получалось. Попыталась, приоткрыла рот, но вырвался лишь хриплый, недоумённый стон. Следом почувствовала руки мужа, которые стаскивали с неё халат. И вот тут уже засопротивлялась изо всех сил. Его рука ослабла, Катя смогла поднять голову и она зло выкрикнула:
   - Отпусти меня! Что ты делаешь?
   Вместо того, чтобы тут же отступить, а после и поспешить её успокоить, как это бывало обычно, когда он чувствовал себя виноватым, Андрей зло шикнул:
   - Молчи!
   - Жданов!
   Потом ощущение невесомости, Катя на руках Андрея пролетела над спальней в сторону кровати и не очень красиво плюхнулась на неё. Влажные волосы прилипли к щекам, халат весь нараспашку и она нагая под жадным взглядом ополоумевшего мужа. Хотя, в данный момент Катя всерьёз сомневалась, стоит ли называть его мужем. И совершенно не понимала, что на него нашло, а главное, как далеко Жданов собирается зайти в своём дикарстве.
   Судя по взгляду - останавливаться не собирался. Потому что пока Катя нелепо барахталась на постели, пытаясь встать и одновременно хоть как-то прикрыться, Андрей стаскивал с себя одежду. Катя смотрела на него диким, непонимающим взглядом. Начала отпихиваться от него ногами. Жданов чертыхнулся, когда она пяткой угодила ему в живот и довольно ловко перехватил её ноги, схватив за лодыжки. Развёл её ноги и ухмыльнулся, а Катя покраснела до корней волос.
   Жданов тем временем устроился между её ног, больно схватил за подбородок и нацелился на её губы.
   - Я тебя убью, - проговорила Катя, смешно шевеля губами, но зато глядя на мужа кровожадным взглядом. - Я с тобой разведусь! А потом... потом...
   - Заткнись, наконец, - выдохнул он и прижался к её губам. Катя сильно сжала губы и ему никак не удавалось приоткрыть их языком. Жданов сражался с ней, а когда понял, что жена тоже не собирается ему уступать, положил руку на её грудь и ущипнул за сосок. Катя ахнула, губы приоткрылись и язык Андрея тут же скользнул внутрь, не желая упускать шанс.
   Он пытался не думать о том, насколько он груб. Ведь его жена, его Катя к такому не привыкла. Не привыкла, чтобы её хватали, бросали на постель и затыкали рот. А потом брали её практически силой, против её воли, не слушая ругательств и жалоб. Наверное впоследствии она не раз ему об этом напомнит и возможно даже осудит... Возможно. Потом.
   А сейчас, преодолев её сопротивление, и стараясь не прерывать поцелуя, Андрей почувствовал, как Катя начинает расслабляться и вот уже двигается вместе с ним. Оторвался от её губ и тут же поймал стон жены. Улыбнулся. Жалко, что у него не будет потом фактических доказательств её удовольствия, чтобы хоть как-то оправдаться, когда она потом начнёт на него кричать и возмущаться.
   Локтем намеренно придавил её волосы и Катя открыла глаза. Посмотрела на него и вдруг нацелила ноготки в его лицо. Жданов легко отвёл её руку, а волосы натянул сильнее. Катя болезненно поморщилась, вот только стон, сорвавшийся с её губ, говорил об обратном, не о боли.
   Трёхмесячное воздержание всё-таки дало о себе знать и Андрей, почувствовав, что оргазм вот-вот накроет его с головой, задвигался быстрее, навалившись на Катю всем своим весом. Она вцепилась в него и что-то зашептала, но Жданов ничего не понял. Катя откинула голову назад и он не удержался и по-кошачьи лизнул её в шею. И тоже застонал.
   Они долго не могли опомниться. Лежали рядом и Андрей всё ждал, когда Катя начнёт возмущаться. А она бы и начала. Жданов наблюдал за ней, повернув голову и видел, как она постепенно приходит в себя. Дышит уже не так тяжело и бурно, а потом и вовсе осторожно пошевелилась и перевернулась на спину. Хмурилась.
   Сейчас начнёт ругаться, с тоской подумал Андрей.
   Придвинулся к ней, к этому моменту растеряв весь свой пыл и "злость", а потом и вовсе положил голову на Катино плечо.
   - Катюш, - шепнул он, - можно я домой вернусь?
   Она вздохнула, как ему показалось раздосадовано, но потом вдруг устало улыбнулась.
   - Возвращайся.
  
   9.
  
  
   Катя осторожно вытянула ноги и перевернулась на спину. Глубоко вздохнула, ещё не открывая глаз. А телефон звонил очень настойчиво и ей захотелось по-детски захныкать, чтобы он наконец угомонился. Но телефон продолжал звонить и она перевернулась на бок и потянулась за трубкой. Не глядя сняла и поднесла к уху.
   - Я слушаю, - голос был хриплым и незнакомым.
   - Ты опоздала на час, - сурово проговорила Юлиана.
   Катя открыла глаза и попыталась сообразить куда именно она опоздала и который час... и какого интересно дня?
   - Катя, ты меня слышишь?
   - Слышу... Юля, ты меня извини, ладно? Просто так получилось...
   Виноградова отчётливо вздохнула на другом провода.
   - Сознавайся, проспала?
   - Да...
   - Ладно уж, - благодушно простила её Юлиана и тут же полюбопытствовала: - Ну как второе свидание? Как прошло?
   Катя призадумалась, не зная, что ответить. Промычала что-то неопределённое и осторожно покосилась за свою спину.
   - Ну да... хорошо. В принципе...
   - Как Жданов себя ведёт? Держится? - Юлиана хохотнула. - Ничего, Катюш, так ему и надо. Потерпит. Ты только всё не испорти.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ну как что? То, что вы продержались до третьего свидания, совсем не означает, что сейчас ты должна наброситься на него как голодная. Спокойнее. Ты ведь себя контролируешь?
   - Как тебе сказать...
   - Что? - насторожилась Юлиана.
   - Ничего, - быстро ответила Катя. Перевернулась на спину и потёрла лоб.
   - Вот именно, что ничего. Потерпишь. А Жданову полезно.
   - Ты уверена? - жалобно поинтересовалась Катя.
   - Мне не нравится твой тон!..
   Жданов рядом испустил раздражённый вздох, приподнял голову от подушки и выразительно посмотрел на жену.
   - Кать, может ты потом с подружкой подробности обсудишь, а?
   Катя испуганно охнула, поторопилась прикрыть трубку рукой, но конечно же опоздала. Воцарилась тишина, потом Виноградова дрожащим от негодования голосом проговорила:
   - Я поверить не могу!.. Как ты могла?
   Пока Катя соображала, чтобы такое Юлиане ответить, как оправдаться, Андрей решительно отобрал у неё телефонную трубку и сказал:
   - Юль, мы спим. Попозже позвони.
   - Жданов!
   Андрей перегнулся через Катю и положил трубку на рычаг. Потом посмотрел на жену. Она лежала и смотрела в потолок. О чём-то размышляла. Жданов опустил голову и поцеловал Катю в плечо.
   - С добрым утром, любимая.
   Любимая вздохнула и задумчиво покосилась на него. Андрей приуныл.
   - Ну что?
   Она вытянула руку и продемонстрировала ему синяк. Жданов хмыкнул, а потом прижался к синяку губами.
   - Где ещё? - волнующим шёпотом поинтересовался он и откинул одеяло.
   - Ты ведёшь себя странно, - шепнула она в ответ. - Очень странно.
   Андрей улыбнулся, Катя его улыбку видеть не могла, но почувствовала. Он целовал её тело, руки становились всё настойчивее, но Катя его оттолкнула. И встала. Сразу взяла халат, лежащий на спинке кресла. Накинула на себя, а Андрей понаблюдал за ней тоскливым взглядом, а потом опустил голову, ткнувшись лбом в матрац и горестно застонал.
   - Катя...
   - Что? - Она кинула на него быстрый взгляд через плечо, подошла к зеркалу и взяла расчёску.
   Андрей перевернулся на спину и вздохнул.
   - Я вчера переборщил?
   Катя повернулась к нему.
   - Дело не в этом, Андрюш.
   - Но ты не злишься? - он с прищуром посмотрел на жену и приподнялся на локтях. Покачал головой. - Ты не можешь меня выгнать, слышишь? Я не уйду.
   - Это угроза? - улыбнулась она.
   - Не угроза! И перестань разговаривать со мной в подобном тоне. Я не понимаю, смеёшься ты или говоришь серьёзно! Катя!
   - Не кричи, - попросила она. Подошла и присела на край постели с его стороны. - Я же тебя не выгоняю. Я ночью говорила вполне серьёзно. Возвращайся.
   Он рухнул на подушки, раскинул руки в стороны и довольно улыбнулся.
   - Отлично.
   Катя притворно нахмурилась.
   - Что-то ты слишком радуешься.
   - А не должен? - удивился он. - Я дома. Наконец-то. Ты рядом. Что ещё нужно? На самом деле, Кать, что ещё нужно?
   - Ты счастлив? - уточнила она.
   - Да, - кивнул Андрей и потянулся к ней. Обнял и поцеловал, а она откинулась назад и прилегла на него, пристроив голову на его животе. Сложила руки на груди и задумалась.
   - О вчерашнем вспоминать не будем.
   Андрей слегка смущённо кашлянул и стал смотреть в окно. Потом всё-таки спросил:
   - Тебе не понравилось?
   Катя задумалась над ответом, потом вздохнула.
   - Я не уверена, что это был ты.
   Жданов рассмеялся и прижал её к себе сильнее.
   - А кто это был? - со смешком поинтересовался он.
   - Не знаю. Дикарь какой-то...
   Андрей захохотал. Катя повернулась на бок и оказалась с ним лицом к лицу. Обняла.
   - Я на самом деле много думала, Андрюш. Все эти наши игры в свидания... это конечно хорошо, но... это же игры. Даже вчерашнее. - Она посмотрела ему в лицо. - Я спишу всё это на игру. - Жданов снова хохотнул, но глаза отвёл. - И я думаю, что в своё время нам этого не хватило.
   - Хулиганства?
   - Игры. Но всё хорошо в меру.
   - Так ты наигралась? - усмехнулся Андрей. - Так быстро? А я только начал входить во вкус.
   - Я хочу, чтобы ты вернулся домой. - Катя обняла его, прижалась щекой к его груди и вздохнула. - Хочу просыпаться с тобой, хочу быть твоей женой... Наверное, я просто испугалась.
   - Что останешься без меня?
   Она кивнула. Андрей запустил пальцы в её волосы и улыбнулся.
   - Всё правильно, Катюш. Это самое страшное. А всё остальное решим, да?
   Она снова кивнула и потёрлась щекой. Жданов попросил:
   - Не плачь.
   - Я не плачу...
   Андрей обнял её двумя руками, как бы укачивая, как маленькую, ткнулся носом в её волосы и улыбнулся.
   - А на Кубу я тебя всё-таки отвезу.
   - Отвези...
   - И никуда больше не отпущу.
   - Не отпускай...
   Андрей продолжал улыбаться, а потом неожиданно задумался совсем о другом.
   - Кать, - осторожно проговори он, - а ты не знаешь, за что это на меня Юлиана взъелась?
   Катя прыснула со смеха и покачала головой.
   - Разбирайся с ней сам!
  
  
   --------------///-------------
  
  
   - Пригласи меня в гости.
   Лера уже собиралась выйти из машины, а когда услышала просьбу Малиновского, обернулась и удивлённо посмотрела.
   - Хочешь в гости?
   - Хочу посмотреть, где ты живёшь.
   Она задумалась, выглянула из машины и посмотрела на окна своей квартиры. Рома протянул руку и погладил по плечу.
   - Мне до неё нет никакого дела. Пригласишь?
   Лера снова откинулась на сидении и улыбнулась.
   - Ещё совсем недавно при одной мысли о знакомстве с моей мамой, ты трусил, а теперь сам напрашиваешься?
   - Я трусил? - возмутился он. - Что ты выдумываешь?
   Она рассмеялась.
   - Ах, ты смелый!
   - Ещё какой. Ты меня плохо знаешь.
   Лера хмыкнула.
   - Ну что ж, пойдём. - Они вышли из машины, Рома запер её и приобнял Леру за талию. Она заглянула в его лицо. - Надеюсь, ты понимаешь, что обратной дороги уже не будет?
   - Слушай, хватит меня запугивать. Не вижу над твоим подъездом вывески "ЗАГС". Или ты нарочно её спрятала?
   - Конечно, нарочно. Автограф оставишь?
   Рома прижал её к себе и приподнял от земли.
   - Заноза.
   Лера захохотала.
   В подъезде задержались немного, целовались перед дверью, как школьники. Потом на этаже выше хлопнула дверь и они отскочили друг от друга. Лера вытерла губы, погрозила ухмыляющемуся Малиновскому пальцем и достала из сумки ключи.
   - Мама, ты дома? - Втянула Рому в квартиру. - Входи.
   Малиновский шагнул в прихожую и принялся оглядываться. А из комнаты показалась Полина, привалилась спиной к косяку и насмешливо глянула на них.
   - О-о... Мама, иди быстрее, зять пришёл.
   Лера швырнула в сестру расчёской, а Рома же ослепительно улыбнулся.
   - А сестра жены как называется? - вполголоса и игриво поинтересовался он у Валерии. Та обернулась и подозрительно посмотрела, потом покачала головой.
   - Понятия не имею.
   - Узнай.
   В коридор вышла мама и Лера как-то в момент засмущалась.
   - Мам, вот... Это Рома.
   Полина выразительно фыркнула, а Малиновский выступил вперёд и приложился к ручке слегка ошарашенной женщины.
   - Очень приятно познакомиться. Роман Малиновский.
   - И мне... Меня зовут Светлана Викторовна.
   - Очень приятно, - повторил Рома и вдруг замолчал, когда понял, что не знает, что говорить дальше. Обернулся на Леру. Она его взгляд истолковала верно, подошла, подхватила Малиновского под руку и улыбнулась матери.
   - Мам, покорми нас, а? Мы жутко голодные.
   - Ну проходите, - не слишком уверенно проговорила Светлана Викторовна и посмотрела на старшую дочь. Та скривилась и на Рому глянула с насмешкой.
   Малиновский прошёл на кухню, как на аркане таща за собой Леру и вдруг сказал:
   - Светлана Викторовна, у меня претензия.
   - Интересно... И что за претензия?
   - Ваша дочь совершенно отказывается готовить.
   Лера стукнула его по плечу и сделала страшные глаза. Рома к тому моменту с комфортом устроился за кухонным столом и от неё отвернулся, сосредоточив всё своё внимание на Светлане Викторовне. Та с интересом и какой-то особой пытливостью к нему приглядывалась. Потом иронично приподняла одну бровь.
   - Да вы что?
   Рома с готовностью кивнул.
   - Всё время обещает, собирается, а потом готовить приходится мне.
   - Прекрати на меня жаловаться, - потребовала Лера с обидой.
   - Лера готовить не любит, ей некогда, - спокойно пояснила Светлана Викторовна и поставила на стол тарелку с хлебом.
   - Это я знаю, - со вздохом ответил Рома.
   - Мама, не слушай его, - попросила Лера. - Он тебе сейчас такого наболтает!..
   - Я не болтаю, - возразил Малиновский, пытаясь дотянуться до девушки рукой, пользуясь тем, что её мать отвернулась к плите. Лера же отошла ещё на шаг и показала ему язык. - Я пытаюсь выяснить некоторые необходимые подробности.
   - Для чего необходимые? - поинтересовалась Светлана Викторовна, обернувшись и серьёзно глянув на друга дочери. Рома едва успел руку опустить. И растерялся от её тона. Пожал плечами.
   - Ну... на будущее.
   - Это не ответ, молодой человек. Раз вы спрашиваете, значит преследуете определённый интерес.
   Лера стояла и с открытым ртом смотрела на них.
   Рома тоже слегка растерялся, особенно от тона и не знал, как теперь выкрутиться. Смущённо кашлянул и покосился на Леру. Та показала ему кулак, а потом приобняла мать за плечи.
   - Мам, говорю же. Не слушай его. Давай я на стол накрою.
   Оправившись, Малиновский заговорил как ни в чём не бывало и даже сумел Светлану Викторовну разговорить и они весьма мило побеседовали "за жизнь", как говорится. Лера крутилась рядом и прислушивалась к их разговору и волновалась. Рома видел это по её глазам, она на самом деле переживала и постоянно присматривалась к матери.
   Полина к обеду не вышла и Лера, признаться, этому только порадовалась. Не хотелось при матери скандалить с сестрой из-за мужчины. Пусть и не скандалить, но всё равно неприятно. Потом Рома принялся рассказывать о "Зималетто", о показах и коллекциях и Светлана Викторовна не на шутку заинтересовалась и даже посмеялась над чем-то на пару с Малиновским.
   Они чинно выпили чаю, Рома не уставал нахваливать варенье и кекс и Лере не с первого раза удалось донести до него, что кекс они купили в магазине. Когда Рома это наконец услышал, удивился, замер, а потом с лучезарной улыбкой заявил, что выбирать тоже надо уметь. Лера с матерью переглянулись и рассмеялись.
   - Болтун, какой же ты болтун, - прошептала Лера, затащив Малиновского в свою комнату. Обняла его и поцеловала его в подбородок.
   - Я всё так сделал?
   - Всё так.
   Он засмеялся и поцеловал её в губы.
   - Вот видишь, а ты переживала.
   - Кажется, ты маме понравился.
   Рома фыркнул.
   - Чтобы я и не понравился? Чижик, ты что?
   Он прошёлся по комнате, огляделся, а потом сел на диван и похлопал ладонью по подушке рядом.
   - Иди-ка сюда.
   Лера присела рядом, нырнула под его руку и довольно вздохнула.
   - Чижик, а мама у тебя кем работает?
   - Она следователь, - спокойно ответила она.
   Малиновский слегка напрягся.
   - В милиции, что ли?
   Лера кивнула.
   - Ну да.
   - Ясно... - протянул он.
   - Что тебе ясно?
   - Почему она мне такие вопросы поначалу задавала. Реально чувствовал себя, как на допросе.
   - Не выдумывай, - отмахнулась она.
   - А отец у тебя подполковник?
   - Ага, милиции.
   - Как-то мне немного поплохело...
   Лера расхохоталась.
   - Прекрати выдумывать.
   Он усмехнулся, приподнял пальцем её подбородок и поцеловал. Увлёкся, на минуту позабыв, что за стенкой родительница чижика, которая совсем не в детском саду воспитательницей работает, и ненавязчиво уложил девушку на диван.
   - Сколько же времени с утра прошло, а? - прошептал он, пытаясь просунуть руку под её кофточку.
   Лера обняла его, а сама с сомнением покосилась на дверь, пытаясь решить, стоит ли встать и закрыть её на замок... и не будет ли это излишней наглостью? Вдруг маме это не понравится?.. Хотя, Полину подобные мелочи никогда не смущали.
   Она уже собиралась попросить Ромку встать и дверь запереть, но он был весьма увлечён происходящим, как раз добрался до её груди, а потом вдруг поднял голову и серьёзно посмотрел, о чём-то призадумавшись. Взгляд был до того отстранённый и задумчивый, что Лера забеспокоилась.
   - Что такое, Ром? - почему-то шёпотом поинтересовалась она.
   Он вытащил ладонь из-под её кофточки и принялся оглядываться.
   - Лер, а сколько времени?
   Она молча ткнула пальцем в будильник на подоконнике. Рома посмотрел, вытаращил глаза и шлёпнулся с дивана на пол, нога соскользнула, он ударился коленкой о паркет и взвыл.
   - Чёрт!..
   - Рома!
   - Мне же Сашку встречать! Я забыл совсем!
   - О Господи, - вздохнула Лера и снова прилегла, засмеялась. А Малиновский вскочил на ноги и отряхнул джинсы. Заметался по комнате, принялся нервно застёгивать пуговицы на рубашке. Ринулся к двери, а Лера за ним.
   - Малиновский!
   Он вернулся и быстро поцеловал её.
   - Самолёт через час! Воропаев меня убьёт, если опоздаю! - метнулся к двери, потом снова вернулся и ещё раз поцеловал и на этот раз в глаза ей заглянул уже осмысленно. - До вечера... Чижик, солнышко, не куксись.
   - Беги уже, - махнула она рукой. - И не гони, Рома! - крикнула она ему уже вдогонку. Закрыла за ним дверь, подошла к зеркалу, посмотрела на своё отражение и улыбнулась. А потом пошла на кухню:
   - Мамуль, ты не хочешь мне ничего сказать?..
  
  
   -----------///-----------
  
  
   - Его зовут Константин Красин, - возвестила Виктория, внедряясь в прихожую и скидывая туфли. Кира облизала ложку, которой ела мороженное и задумалась.
   - Константин, - повторила она. - Мне нравится.
   Клочкова пристально посмотрела на неё и фыркнула.
   - С ума сойти. Ей нравится!..
   - Вика, прекрати надо мной насмехаться, - вздохнула Кира и вернулась на кухню. Села на стул, поджав под себя одну ногу.
   - Я и не насмехаюсь, - покачала головой Виктория. Подошла к холодильнику и достала бутылку минералки. - Между прочим, я ещё не знаю, ради чего я расточала улыбки на этого противного администратора. Ты решила?
   Кира зачерпнула ещё мороженного, сунула ложку в рот и замерла, услышав провокационный вопрос. Затем осторожно кивнула.
   - Да... кажется.
   - Кажется?
   - Я решила, Вика. Видишь, сижу, мороженое ем.
   Вика выпила воды и кивнула.
   - Тогда слушай. Зовут его Константин Красин, живёт он...
   - Э-э, - тут же запротестовала Кира, - об этом мы не договаривались! Зачем мне знать, где он живёт?
   - Как это? - удивилась Вика. - Чтобы иметь полную информацию, так сказать. - Повнимательнее присмотрелась к подруге и вздохнула. - Ладно, скажу просто - район хороший. А что это значит?
   Воропаева поморщилась.
   - Опять ты о деньгах...
   - Да не о деньгах, Кирюша. А об умственных способностях будущего ребёночка. Умные на окраинах не живут.
   - Ага, - кивнула Кира и скептически усмехнулась.
   - Ага, - в тон ей ответила Клочкова и отняла мороженое.
   - Ну значит мне повезло, - слегка натянуто улыбнулась Кира.
   Вика пожала плечами. Попробовала мороженое, задумалась о чём-то, потом сказала:
   - Но я-то знаю, где он живёт. Давай я к нему поеду, подкараулю где-нибудь и сфотографирую.
   Воропаева приоткрыла рот.
   - Зачем?
   - Ну как? - Вика развела руками. - Выберешь лучшую и поставишь в рамочку. Будет память... на всю жизнь.
   Кира покачала головой.
   - Какая же ты авантюристка, Викуся. Не нужны мне никакие фотографии.
   - Тебе не нужны, а ребёночку будет на кого равняться. Сочинишь чего-нибудь героическое и фотографию на стену. А что?.. романтично...
   - Да ну тебя... Или думаешь я так всю жизнь одна куковать буду, вспоминая героического папу?
   Клочкова хмыкнула и кивнула.
   - Тоже верно. Пусть останется лишь светлое воспоминание.
   В дверь позвонили и Кира нахмурилась.
   - Кто это?
   Вика сунула в рот ещё ложку мороженого и пожала плечами. Потом махнула рукой.
   - Сиди, я сама открою.
   - Вика, я никого не жду!
   - Да поняла уже. Выпровожу...
   Но выпроваживать она никого не стала. Кира слышала, как дверь открылась, затем хлопнула, закрываясь, а следом насмешливый голос подруги:
   - Вы посмотрите кто это к нам приехал! Из самих Англий... Самолёт не в ту сторону завернул?
   Кира привстала со своего места и осторожно выглянула из кухни. Высунулась и натолкнулась на брата. Растерянно моргнула и прошептала:
   - Сашка...
   - Сашка, - передразнил её Воропаев и вдруг подхватил и приподнял над полом. Кира ахнула, а потом повисла на нём, как в детстве.
   - Сашка! Ты приехал!
   - А радости-то сколько, - поразился Александр, а затем насторожился. - Что случилось? Натворила чего-то, да?
   - Я? - перепугалась Кира. - С чего ты взял?
   - Да потому что ты в детстве всегда так поступала. Как натворишь чего, так сразу на шею кидаешься. Ну?
   Он прошёл, сел за стол и подвинул к себе вазочку с печеньем. Сунул одно в рот, потом глянул на Клочкову, которая стояла, привалившись плечом к дверному косяку. Воропаев сдвинул брови.
   - Что такое, Викуля? Своих дел нет?
   - Саша, - одёрнула его сестра, а он по-прежнему не спускал с Клочковой сурового взгляда.
   Вика презрительно фыркнула и всплеснула руками.
   - Да боже ж ты мой... Подумаешь, понаехали тут всякие! Вы нам, Александр Юрьевич, не друг и не товарищ. Человек вы заморский, а мы к таким не привычные. Робеем, знаете ли. И разговаривать мне с тобой неинтересно.
   - Шла бы ты отсюда, робкая. Дай с сестрой поговорить.
   Кира сложила руки на груди, посмотрела сначала на брата, потом на подругу и кивнула Вике.
   - Пойдём я тебя провожу.
   Вернувшись на кухню через пару минут, Кира укоризненно посмотрела на брата.
   - Зачем ты так? Если бы не Вика, я бы вообще не знаю, чтобы делала.
   Саша качнул головой.
   - Действительно, чтобы мы все без Клочковой делали?
   - Ты чего какой злой?
   - Разве?
   Кира подошла и обняла его сзади.
   - Когда ты прилетел?
   - Сегодня. Меня Малиновский встретил.
   Кира села на соседний стул и заглянула брату в лицо.
   - Ну и как?
   - Что?
   - Ты прекрасно понял. Семейная жизнь как?
   Он пожал плечами, но Кира заметила улыбку, которую он попытался спрятать.
   - Нормально всё. Устраиваемся. Правда, с языком пока проблема...
   Кира не сдержала усмешки.
   - Ну да, ну да... Не догадался Пал Олегыч секретарей на курсы английского языка определить.
   - Вообще-то, я про Егора говорю. У Машки такое желание общаться, что она с кем хочешь договорится.
   - Значит, ты доволен? - не слишком уверенно проговорила Кира.
   Саша спокойно кивнул.
   - Вполне. Говорю же, устраиваемся. А у тебя как? По телефону у тебя был странный голос.
   Кира глубоко вздохнула и отвела глаза. Брат тут же насторожился.
   - Я так и знал... Что у тебя случилось? Опять Жданов? Ты никак не успокоишься? Они ведь с Катей помирились.
   - О, все уже в курсе, да? Даже заграницей уже известно о долгожданном примирении!
   - Кира!
   - Да ладно, - отмахнулась она. - Плевать я на них хотела, для меня эта история закончилась.
   Саша медленно прожевал, потом решил уточнить:
   - Ты сейчас серьёзно говоришь?
   - Серьёзно, - вздохнула Кира. Посмотрела на брата в задумчивости, а потом кивнула, решаясь на признание. - У меня другая жизнь начинается. И у меня действительно кое-что случилось.
   - Вот я так и знал!..
   - Расстраиваться не спеши. В общем, я беременна, - выпалила она на одном дыхании и замерла, с тревогой ожидая реакции брата. Тот с трудом сглотнул, посидел замерев, и начал стремительно мрачнеть.
   - Я его убью...
   - Кого? - заинтересовалась Кира.
   Сашка стукнул кулаком по столу.
   - Жданова, чёрт бы его взял!
   - Я бы возражать не стала, - призналась Кира, - но он тут не при чём.
   - Как? - растерялся Воропаев.
   - Вот так. Беременна я совсем от другого человека.
   - От кого?
   - Сашка, отстань, а? - разозлилась она. - Какое тебе дело?
   - Как это - какое дело? - возвысил он голос. - Ты замуж собираешься?
   Кира чуть со стула не шлёпнулась.
   - И это мне ты говоришь?
   - Я говорю! А ты мне зубы не заговаривай! Кто отец?
   Кира отвела глаза в сторону.
   - Не твоё дело. И посвящать тебя в это я не обязана. И замуж я не собираюсь. Просто сообщаю, что у меня будет ребёнок.
   Он сверлил её неприятным взглядом не меньше минуты, потом с шумом втянул в себя воздух.
   - Ну ты даёшь!.. Тебе повзрослеть не мешает! Ты хоть примерно представляешь, что такое ребёнок? Это же куча дел, проблем, нужно быть готовой ко всему! А это просто невозможно, ты понимаешь?
   - И это вместо того, чтобы порадоваться за меня?
   - Чему радоваться?
   - Саша, а ты когда улетаешь? - заинтересовалась она.
   Он сжал челюсти.
   - Я улечу! А тебя с собой заберу. Дура такая! Ты из крайности в крайность бросаешься! Кто отец?
   - Не скажу, - разозлилась Кира.
   Он реально схватился за голову.
   - О Господи... уму непостижимо.
   - Саш, я всё решила. Из "Зималетто" я ушла, жизни никакой... пусть будет ребёночек. Я хочу...
   Саша внимательно смотрел на неё, потом вздохнул.
   - Ты сошла с ума... Это точно не Жданов?
   Она рассмеялась.
   - Не Жданов, успокойся. Если честно, я совсем не уверена, что хотела бы ребёнка от Андрея. Сейчас уже не хочу, я устала. Пусть остаётся со своей Пушкарёвой. Он это заслужил...
   Саша хмыкнул, потом погладил сестру по голове.
   - Сколько же у тебя проблем, снежинка. Всегда так было. - Помолчал, потом спросил: - Значит, решила?
   Она кивнула.
   - Ага. Мороженое ем. Когда я его ела?
   - Ты не увлекайся, - и улыбнулся. - Кристина рада будет до безумия.
   Кира придвинулась к нему и прижалась лбом к его плечу.
   - Только не ругайся со мной больше, Саш, ладно? Мне страшно одной.
   Он поцеловал её в макушку.
   - Договорились... А про героя мы ещё поговорим. Я так просто не отстану.
  
   10.
  
  
   Утром немного поспорили из-за работы. Андрей искренне недоумевал зачем жене работать, да ещё у Юлианы. Катя же легкомысленно отмахивалась.
   - Ты бы лучше вспомнил, чем её разозлил, - посоветовала она мужу.
   Жданов фыркнул.
   - Да чем угодно! Ты же знаешь Юлиану! Она могла разозлиться из-за какой-то мелочи, о которой я никогда не вспомню.
   - Я поработаю у неё совсем немного, пока ей нужна моя помощь.
   Андрей выразительно посмотрел на неё и одним глотком допил кофе.
   - Я хочу, чтобы ты вернулась в "Зималетто".
   Катя задумалась.
   - А ты уверен, что стоит?
   Он округлил глаза, глядя на жену ошарашено.
   - Что ты говоришь?
   Катя вздохнула и присела на стул напротив.
   - Я вот думаю, может мне найти себе какое-нибудь дело? Отдельное. Я конечно буду помогать тебе, но мне хочется найти себе какое-нибудь новое занятие.
   Жданов откровенно скривился.
   - Так и скажи, что хочешь остаться у Юлианы!
   - Да дело не в этом! И не у Юлианы... Что-то своё. Я вот думаю, может Кольку из Женевы обратно позвать и что-нибудь новое... придумать.
   Андрей в задумчивости смотрел на неё, затем недовольно поджал губы и неопределённо пожал плечами.
   - Как хочешь...
   Катя понаблюдала за ним и рассмеялась.
   - Ты обиделся?
   - Вот ещё! - Андрей снова схватил кружку, но кофе в ней не оказалось, он бестолково покрутил её в руке и поставил обратно на стол.
   Катя поднялась, обошла стол и обняла Жданова.
   - Андрюша.
   Он подставил щёку для поцелуя, а получив его, вздохнул и пожаловался:
   - Никогда не мог тебе ни в чём отказать.
   Катя решила больше ничего не говорить, боясь, что Андрей ещё больше расстроится или ещё хуже, разозлится. А подготавливать мужа к таким новостям надо постепенно, Катя это по опыту знала.
   Вскоре Андрей засобирался на работу, Катя проводила его до двери, поцеловала на прощание, а потом махала ему рукой, высунувшись в кухонное окно. Он разулыбался и в машину сел совершенно счастливым. Катя ещё потаращилась в окно, удивляясь тому, какой сегодня чудесный день, а потом решила позвонить Виноградовой и узнать, что у них с работой. Но не успела, телефон ожил первым и Катя от неожиданности даже руку отдёрнула. Затем поторопилась ответить, почему-то решив, что это наверняка Андрей, и с улыбкой проговорила:
   - Я слушаю.
   Но вместо голоса мужа услышала другой и почему-то сразу забеспокоилась.
   - Привет, - сказала Кира и замолчала.
   Катя тоже помолчала, гадая, чего ждать от звонка Воропаевой. Молчание напрягало обеих, но заговорить не решались и в итоге первой не выдержала Катя.
   - Здравствуй, Кира, - осторожно проговорила она.
   Воропаева тяжело вздохнула.
   - Я хочу с тобой поговорить.
   - О чём?
   Кира усмехнулась.
   - Обо всём. Ты конечно можешь отказаться и даже трубку бросить, но... я бы хотела с тобой поговорить. Думаю, время пришло.
   - Ну хорошо, - не слишком уверенно отозвалась Катя.
   Кира снова помолчала и Кате почему-то показалось, что она тоже не слишком обрадовалась её согласию.
   - Где мы встретимся?
   Воропаева задумалась, а после со смешком проговорила:
   - А давай там, где всё начиналось? На даче. Приедешь?
   Катя согласилась, хотя сомнения лишь возросли.
   В дачном посёлке она оказалась через два часа. Подъехала к воротам и увидела машину Киры, которая была не совсем аккуратно припаркована у забора. Катя прошла на участок, поднялась на крыльцо, но прежде чем успела взяться за ручку, дверь открылась. Кира вышла Кате навстречу и несколько долгих секунд они напряжённо присматривались друг к другу, потом Воропаева натянуто улыбнулась.
   - Приехала... Не против, если мы на улице поговорим? Хочу подышать.
   Катя равнодушно пожала плечами и спустилась с крыльца. Огляделась.
   - Много изменилось, да? - проговорила Воропаева, приближаясь к ней сзади.
   Катя кивнула.
   - Особенно мне не нравится этот глухой забор.
   Кира засмеялась и присела на скамейку.
   - Да уж... Раньше везде были дыры. Дети носились через все участки и никто слова не говорил. А сейчас все отгородились... Я слышала Андрей собирается купить соседний дом?
   - Мы думаем подарить его родителям. На годовщину свадьбы.
   - Ну что ж... это хороший подарок. И всё встанет на свои места. А вы, значит, помирились?
   Катя повернулась к ней и испытывающе посмотрела. Потом кивнула. Кира глубоко вздохнула, посмотрела на небо и усмехнулась.
   - Правильно говорят, муж и жена - одна сатана. - И в упор посмотрела на Катю. - Он ведь тебе рассказал? Про Старкова?
   Катя осторожно кивнула. Кира с прищуром наблюдала за ней.
   - Думаешь, извиняться буду?
   - Мне не нужны твои извинения.
   - Неужели? А зачем же ты приехала?
   Катя пожала плечами.
   - Ты же поговорить хотела.
   - А ты добренькая, решила снова проявить благородство. Как тебе это нравится...
   - Что именно?
   - В благородство играть. У тебя есть особый дар - изо всех ситуаций выходить чистенькой.
   - Кира, что ты говоришь?
   - Да ладно. Мне бы Андрей не простил и половины из того, что ты делаешь, как в порядке вещей.
   - Если бы я знала, что говорить мы будем об Андрее, я бы не приехала.
   - А о чём ещё нам с тобой говорить? - удивилась Кира, но потом сказала: - Мне нет до Жданова никакого дела. - Встретила скептический взгляд Кати и вздохнула. - Мне не нужен Андрей Жданов таким, каким ты его сделала. Зависимым. Я любила его другим. Задиристым, взрывным...
   - И чужим, - подсказала Катя.
   Кира зло глянула на неё и нахмурилась.
   - Свободным, - возразила она. - Да, он не был только моим, но он был особенным, хотелось владеть им, найти какой-то способ...
   - Просто он повзрослел.
   Кира пожала плечами.
   - Может быть. И влюбился. Хотя я никогда не понимала, и наверное никогда не пойму, что он в тебе нашёл. Ты ему совершенно не подходишь.
   - По твоему мнению?
   - Огрызаешься? Правильно. Надо когда-то начинать.
   Катя вздохнула и обхватила себя руками за плечи.
   - Я знаю, я виновата перед тобой, - сказала она, глядя в сторону. - Но я правда не хотела, чтобы тебе было плохо.
   Кира с насмешкой наблюдала за ней, даже голову чуть наклонила, словно видела перед собой нечто забавное.
   - Чего ты не хотела? Спать с моим женихом? Какое своевременное признание вины.
   Катя прерывисто вздохнула.
   - Я его любила, Кира. Ничуть не меньше, чем ты. Это была моя первая любовь и...
   Воропаева хохотнула.
   - Интересно. А как же моя первая любовь?
   - А разве у тебя не было шанса? Так что мы с тобой на равных.
   Кира покачала головой.
   - На равных? Разве ты знаешь, что это такое, когда любимый человек бросает тебя перед самой свадьбой? Знаешь, что это такое, когда он смотрит в твои глаза и говорит, что ты ему больше не нужна, он другую любит? Не знаешь. Тогда не говори мне, что мы с тобой на равных!
   - Успокойся, пожалуйста.
   - Я спокойна! И я не чувствую себя виноватой, чтоб ты знала. И прощения у тебя просить не собираюсь, я ни в чём не виновата. И Денис это только доказал.
   Катя закусила губу и сделала несколько шагов, потом спросила:
   - Ты думаешь, что из вашего брака что-нибудь получилось?
   - Не знаю, - честно призналась Кира. - Но возможно и вышло бы... если бы ты не появилась тогда. Вообще бы не появилась...
   - Какой смысл сейчас об этом думать?
   - Просто я хочу, чтобы ты поняла. Ты разбила мою жизнь. Заменила меня везде, где только можно. В сердце Андрея, в его постели, в нашей семье, в "Зималетто". Мне ничего не осталось. В этом-то и несправедливость. Потому что ты моё место заняла, а я твоё занять не могу. Не устраиваться же мне секретаршей и лезть в постель к шефу?
   - Я не лезла к нему в постель. Просто так получилось.
   - Я прекрасно знаю, как это происходит, особенно у Жданова. Только не понимаю, чем ты смогла его привязать. Этого даже мне не удалось.
   Катя потерянно покачала головой, не зная, что ещё сказать. Попросить прощения за то, что любит мужа? Глупо.
   - А я помню, как мы на яблоне сидели и его обсуждали, - вдруг сказала Воропаева и посмотрела на Катю. - Ты помнишь?
   Она кивнула.
   - Я всё помню. А ты наверное нет.
   Кира пожала плечами.
   - Не знаю. - Потом горько усмехнулась. - А ведь Сашка прав, я сама тебе показала, в кого надо влюбиться. Это так?
   - Отчасти. Наверное, это судьба. Всё произошло вот так, - Катя щёлкнула пальцами. - Я пыталась сопротивляться, честно. Давала нам с Андреем день, два, обеденный перерыв... Вы готовились к свадьбе, а я должна была остаться одна и уйти в другую жизнь. И я бы ушла, но Андрей всё сам решил. В том момент я была в не меньшем шоке, что и ты.
   - Да, меня бросил, а на тебе женился!
   - Он сделал мне предложение. Я согласилась. Ты бы отказалась?
   Кира резко поднялась и всплеснула руками.
   - Нет, конечно! Кто же откажет Андрюше Жданову? Тем более, когда он говорит, что влюблён!
   Катя внимательно присмотрелась к ней.
   - Ты так говоришь о нём... Не понимаю, то ли любишь, то ли ненавидишь.
   Кира покачала головой.
   - Ни то, ни другое. Любить не могу, он уже другой человек, а ненавидеть... в моей жизни больше не будет месту ненависти. Поэтому я здесь и говорю с тобой. Просто боюсь, что если я этого не сделаю, то лишусь семьи. Ты и это у меня заберёшь.
   - Глупости какие. Заберу?..
   Кира отмахнулась.
   - Я не из-за себя это делаю. Но моему ребёнку нужны бабушка и дедушка, а для этого найти какой-то компромисс. Встречаться всё равно придётся.
   Катя удивлённо посмотрела.
   - Ты беременна?
   Кира улыбнулась и кивнула.
   - Да. Вот такой у меня поворот в жизни.
   - Понятно, - пробормотала Катя и отвела глаза. - Поздравляю.
   Воропаева усмехнулась.
   - Андрей тут не при чём.
   Катин взгляд стал изумлённым.
   - Зачем ты мне это говоришь? Я это прекрасно знаю.
   - Да? Просто ты так на меня посмотрела...
   - Вообще-то я подумала... Андрей рассказал мне про тебя и Старкова.
   Кира помрачнела.
   - Он тоже не имеет к моему ребёнку никакого отношения. Если тебя это сильно беспокоит.
   - Не беспокоит. Но я всё равно рада. Это не тот человек, от которого стоит иметь детей. Наследственность плохая.
   - Значит, мне повезло, - отрезала Воропаева.
   Катя кивнула.
   Разговор зашёл в тупик, они помолчали, только переглядывались, потом Катя сказала:
   - И всё равно я рада, что мы поговорили. Эта война ни к чему хорошему нас бы не привела.
   - Надо же, оказывается ты со мной воевала... И в чём же это проявлялось? В нашёптывании Жданову на ухо всяких гадостей про меня?
   Катя не сдержала улыбки.
   - Да я ни одной гадости про тебя не знаю, Кира.
   Воропаева недоверчиво хмыкнула.
   - Ну-ну.
   Катя потомилась немного, но Кира от неё отвернулась и смотрела куда-то вдаль.
   - Поздравляю тебя, - повторила Катя. Воропаева обернулась и насмешливо поглядела.
   - В самом деле?
   - Конечно. Это же ребёнок. У тебя совсем другая жизнь начнётся.
   Воропаева закусила губу и кивнула.
   - Я на это очень рассчитываю.
   Катя кивнула, вздохнула и решила попрощаться. Кира ничего не сказала, только кивнула, а сама продолжала о чём-то размышлять. Катя пока шла к воротам, всё оглядывалась на неё, но Воропаева стояла, не шевелясь, и смотрела на небо. Почему-то было страшно оставлять её одну. Катя понимала, что случиться ничего не может, Кира дома, но она была непривычно тиха и задумчива. Это и настораживало.
   Решив, что непременно позвонит Маргарите и попросит её за Кирой присмотреть, Катя успокоенная, вернулась в город.
  
   11.
  
   На следующий день
  
  
   - Кира, - Юлиана даже привстала со стула, когда увидела Воропаеву. Та только что вошла в зал ресторана вместе с Викторией, и Виноградова на самом деле удивилась, встретив её спокойный взгляд. Кира выглядела на редкость уравновешенной и даже довольной. А когда увидела Юлиану, улыбнулась. - Привет.
   - Привет, Юля. Мы с Викой поужинать решили.
   - А у меня встреча. У меня всегда встреча. За завтраком, в обед... за ужином тоже.
   - Это хорошо, когда тот с кем ты встречаешься, человек стоящий, - влезла Клочкова, оглядываясь. - Кирюш, почти все столики заняты.
   - Садитесь ко мне. Встреча не очень важная, познакомлю вас с интересным человеком.
   - Мужчиной? - глаза Виктории заинтересованно сверкнули. Кира покачала головой.
   - Вика, успокойся.
   - А что я такого сказала?
   Они устроились за столом и Юлиана снова присмотрелась к Кире. Улыбнулась.
   - Ты очень хорошо выглядишь, Кирюш.
   Воропаева оглянулась на официанта, едва заметно пожала плечами.
   - Да, в моей жизни кое-какие изменения.
   - И это правильно, - кивнула Юлиана. - Тебе давно пора начать новую жизнь.
   - А мы и начинаем, - встряла Виктория. - У нас всё будет лучше всех, да, Кирюш?
   Юлиана сдвинула брови, наблюдая за Викторией и Кирой, уловила некую таинственность в их словах, они как-то странно и многозначительно переглянулись, а Кира кажется смутилась. Так незнакомо отвела глаза и промолчала.
   Пока Юлиана про себя удивлялась, лицо Киры неожиданно прояснилась и она помахала кому-то рукой. Виноградова обернулась и увидела Александра, который уже направлялся к их столику.
   - Вечер перестаёт быть томным, - ухмыльнулся Воропаев, остановившись рядом с ними. Весело глянул на сестру, откровенно проигнорировал Клочкову и повернулся к Юлиане. Взял её за руку и галантно приложился губами к её запястью. Виноградова улыбнулась.
   - Английский джентльмен.
   Виктория фыркнула, наблюдая за ними и отвернулась. А Саша присел за стол.
   - Кира, ты мне не говорила, что он приехал. Ты по делам?
   Воропаев кивнул и посмотрел на сестру.
   - Как настроение?
   - Есть хочу. Я постоянно хочу есть.
   Юлиана снова удивлённо посмотрела на неё, но Саша ей даже додумать появившееся подозрение не дал.
   - Странно, что у тебя свободный вечер. Ты же самая занятая женщина на свете.
   Виноградова рассмеялась.
   - Серьёзно? Более занятой так и не повстречал? Как Маша с сыном? Вы устроились?
   - Устраиваемся, - вздохнул Воропаев и жестом подозвал официанта.
   - Вообще-то, у меня встреча. Не слишком официальная, правда.
   - У тебя свидание? - заинтересовалась Виктория.
   Александр наградил Клочкову выразительным взглядом, а Юлиана весело рассмеялась.
   - Конечно! Вот вас всех я на свидание бы и позвала!
   - Действительно, Вика, думай, что говоришь, - одёрнула подругу Кира.
   Виктория развела руками.
   - А что я опять такого сказала?
   - Кирюш, ты на самом деле думаешь, что твоя подружка хоть иногда думает, прежде чем что-нибудь ляпнуть?
   Кира вздохнула.
   - Вы опять начинаете?
   - Между прочим, - возмутилась Вика, - у меня высшее образование! В отличие от твоей жены!
   Саша скривился и посмотрел на сестру.
   - Скажи ей, чтобы замолчала!
   - Весёлый у меня будет вечер, - рассмеялась Юлиана. - Успокойтесь, давайте спокойно поужинаем.
   - Я так и не понял, с кем ты встречаешься, - усмехнулся Воропаев. - Мы все собрались, а ухажёра твоего так и нет.
   - Прекрати. Он мне не ухажёр. Мы с ним работаем.
   Саша встряхнул салфетку и положил её себе на колени. Неверяще усмехнулся.
   - Рассказывай.
   Виноградова решила возмутиться.
   - Может, ты прекратишь? Или хочешь сказать, что я так плохо выгляжу, что должна ловить последнюю возможность?
   Воропаев прекратил жевать и быстро глянул на сестру.
   - Разве я такое сказал?
   Кира улыбнулась.
   - Ты лучше жуй, Саша.
   - Ты выглядишь изумительно, - сказал Александр, улыбнувшись Юлиане, а та не выдержала и стукнула его по плечу. Он рассмеялся.
   - Расскажи о своём новом проекте, - попросила Виктория. - Мне интересно.
   - О проекте, - кивнула Юлиана. - Новую группу раскручивают. Альбом записали, а я презентацию устраиваю. Решили всё устроить в ретро-стиле. В стиле 70х. Сняли клуб, "Рим" называется, там очень подходящий интерьер... На первый взгляд кажется, что ничего особенного, но задумки очень интересные. И о них я вам не расскажу, придёте и сами увидите, так интереснее.
   - "Рим"? - переспросил Воропаев.
   Юлиана кивнула.
   - У меня встреча с его владельцем, обсуждаем последние детали. - Вздохнула. - Уже неделю обсуждаем, договориться никак не можем.
   Саша хмыкнул.
   - Ещё бы... На Костю где сядешь, там и слезешь.
   - Так ты с ним знаком? - обрадовалась Юлиана.
   - Да уж лет десять как...
   Виктория перестала жевать и незаметно толкнула Киру локтем. Та удивлённо посмотрела. А Клочкова улыбнулась Юлиане.
   - Костя? А фамилия у него какая?
   Кира вдруг поперхнулась и вытаращилась на сумасшедшую подругу. А потом на брата. Толкнула Клочкову под столом ногой.
   - Зачем тебе его фамилия? - удивилась Виноградова.
   Виктория пожала плечами.
   - Да просто так.
   Саша хохотнул и покачал головой.
   - Ты не в его вкусе, Клочкова, даже не беспокойся на его счёт. Даже твоё высшее образование его вряд ли впечатлит.
   - Заткнись, Воропаев!
   - Замолчите оба, он идёт, - шикнула на них Юлиана и заулыбалась мужчине, который направлялся к их столику.
   Кира подняла глаза от тарелки, посмотрела на мужчину, да так и замерла с открытым ртом. Рука неожиданно дрогнула и она вилкой стукнула о тарелку, но на это никто не обратил внимания.
   - Вот так деловой ужин, - залихватски усмехнулся Константин Красин, подойдя. - Юлиана, ты хотела мне сюрприз сделать? Воропаев, это ты?
   Кира с душевным трепетом наблюдала за тем, как её брат обнимается с Красиным, как смеётся Юлиана, а Вика же наоборот таращилась на неё, пытаясь что-то прочитать по её лицу. Старалась понять - узнала Кира или не узнала...
   Она узнала. Ещё несколько минут назад с точностью не могла бы сказать, что помнит его лицо. Да если честно, и не помнила. От этого было неприятно, неудобно, даже стыдно перед самой собой, всё-таки он оставил... заметный след в её жизни, а она его лица не помнит. А вот сейчас, хватило всего секунды, мига, взглянула на него и тут же вспомнила. И удивилась - как могла забыть? Стало жарко, кровь бросилась в лицо, отвернулась ото всех, желая только одного - стать незаметной. Испариться прямо сейчас. Стало безумно страшно, что он её узнает. А ещё страшнее, что не узнает.
   Но он лишь скользнул по ней взглядом, вежливо улыбнулся, и уселся рядом с Юлианой. Вальяжно откинулся на спинку стула и Кира даже увидела, как он запросто коснулся рукой руки Юлианы и убрать её не поспешил. Воропаева нервно сглотнула и схватила бокал с минеральной водой, сделала жадный глоток, чувствуя, как к горлу неожиданно подкатила тошнота. Попыталась припомнить, как именно Юлиана говорила о нём, с какой интонацией... Что-то говорилось о свидании... Почему она всё пропустила мимо ушей?!
   - Костя, ты с моей сестрой знаком? - Саша указал на неё. - Это Кира.
   Красин перевёл на неё внимательный взгляд серых глаз, Кире показалось, что чуть прищурился, глядя на неё. Пара секунд, дыхание предательски сбилось, а от его взгляда по спине забегали мурашки и ей показалось, что вот если сейчас он её узнает, она тут же упадёт в обморок. Если не вздохнёт немедленно, точно упадёт.
   Его взгляд был любопытствующим, немного весёлым, на одно мгновение - недоумевающим, но потом последовала спокойная улыбка.
   - Не знаком. Но помню, что ты хвастался её красотой.
   Кира опять схватила бокал с водой, чувствуя, как щёки заливает немыслимый румянец. Стрельнула глазами на брата и встретила его удивлённый взгляд. Кашлянула и сделала ещё один глоток.
   - Извините... я не очень хорошо себя чувствую. Душно здесь.
   - Тебе плохо? - забеспокоился Саша.
   Кира с трудом заставила себя улыбнуться.
   - Сейчас пройдёт, не волнуйся.
   Юлиана тоже забеспокоилась.
   - Кира, да что с тобой? Ты какая-то странная сегодня.
   - Всё хорошо, - с нажимом проговорила Воропаева и снова толкнула Викторию под столом ногой. Та зачем-то приоткрыла рот, да так и замерла, не стесняясь, таращилась на Красина, как на диво дивное.
   Кира едва дождалась того момента, когда все отвлеклись от её пылающих щёк. Делала вид, что ест, а сама украдкой разглядывала, свалившийся на неё подарок судьбы.
   Первой мыслью было - взрослый. Какой же он взрослый! Она никак не могла отбросить это слово и чувствовала себя так, словно ей самой пятнадцать лет. Красин выглядел старше Сашки, лет на пять. Так и получалось, что ему ближе к сорока. Густые тёмные волосы уже тронула первая седина, но она не казалась следствием его возраста, а скорее насыщенной жизни. Ещё больше на эту мысль наталкивали его глаза - лучистые и совершенно мальчишеские. От уголков глаз разбегались мелкие морщинки, как у любого человека, который привык улыбаться, а не хмуриться. Вот у Сашки морщинка была между бровей и это было очень показательно.
   Широкий лоб, на губах насмешливая улыбка, подбородок тяжеловат... Его нельзя было назвать красивым, даже очаровательным, но от него исходило какое-то истинно-мужское притяжение, взгляд словно гипнотизировал, причём любую женщину, а уже потом его хозяин решал, что делать с добычей.
   Кира мотнула головой. Пожалуй, не стоит долго на него смотреть.
   Как её вообще угораздило связаться с таким, как он? Мало было Жданова? Ничему её жизнь не учит.
   А уж тот факт, что он оказался другом её брата... и кажется новым поклонником Юлианы...
   Ещё один подарок от судьбы.
   Тычок в бок от Виктории заставил её очнуться.
   - Это он? - зашипела она Кире на ухо. Этот шёпот Воропаевой показался просто оглушающим, она похолодела, испуганно посмотрела на всех, но за столом шёл оживлённый разговор, и на шёпот Клочковой внимания не обратили. Кира выразительно глянула на неё и плечом подругу от себя оттолкнула. Как раз в этот момент Красин повернул голову и посмотрел прямо на неё, в упор. Кровь снова прилила к щекам, Кира засуетилась, зачем-то улыбнулась Вике, чувствуя, как сердце колотится где-то в горле. А Константин не отворачивался. Смотрел на неё и неожиданно начал хмуриться. Во взгляде промелькнула тень узнавания, а Кира перепугалась и вскочила.
   - Извините, мне надо выйти.
   Саша внимательно посмотрел на неё.
   - Кира, тебе плохо? Давай я врача вызову.
   Иногда ей хотелось убить своего брата. Совсем, как в детстве. Дать по лбу чем-нибудь тяжёлым, чтобы научился молчать.
   - Не надо мне врача, - прошипела она и схватила Клочкову за руку. - Пойдём.
   Та, на удачу, сообразила почти мгновенно, и вскочила из-за стола, продолжая совершенно неприлично пялиться на Красина. Александр начал свирепеть.
   - Что, чёрт побери, происходит? Кира!
   Она гордо вскинула подбородок.
   - Происходит то, что я иду куда иду. Надо рассказать всем?
   Саша прерывисто вздохнул.
   - Ну иди тогда. Как маленькие! У меня все ноги в синяках от ваших пиханий под столом!
   Красин весело хохотнул, а Кира фыркнула и пошла к дверям. У выхода обернулась и увидела, как Константин рассмеялся над чем-то, что сказала ему Юлиана. Стало неприятно.
   - Это он, он? - Вика налетела на неё ещё в коридоре. Кира распахнула дверь женского туалета, вошла и вздохнула с облегчением оттого, что он оказался пуст. Присела на пуфик и снова вздохнула, на этот раз обречённо.
   - Он. Это просто катастрофа!
   - Это невероятно! При чём здесь катастрофа? - Виктория забегала по туалетной комнате. - Бывает же такое!
   - Вика, не... не мельтеши! У меня от тебя голова кружится!
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Я нормально себя чувствую! Вика!.. он меня не узнал.
   Клочкова остановилась и призадумалась.
   - Действительно. Каков мерзавец, а? А ведь он был не так уж и пьян тогда.
   Воропаева прислонилась спиной к стене и закрыла глаза, чувствуя прохладу, исходящую от дорогого кафеля.
   - Он меня не узнал, он оказался другом моего брата... а возможно и любовником Юлианы, а я его от него беременна. Как я должна это пережить?
   Вика откинула назад волосы, подбоченилась и хмыкнула.
   - Думаешь, он с Юлианой?
   - Ты видела, как он на неё смотрит?
   - Да видела... Кир, у тебя прав на него больше.
   - Каких прав, Вика? Он меня даже не помнит.
   - Помнит - не помнит, какая разница? - Постояла, посмотрела на Киру, потом присела на пуфик рядом с ней. - Кирюша, а как он тебе вообще? Шикарный мужик, да?
   Воропаева судорожно вздохнула.
   - Это последнее, о чём я сейчас думаю, - соврала она, отведя глаза в сторону.
   Вика грустно покивала.
   - Вот везёт же тебе на мужиков. Вот почему мне так не везёт? Хоть бы одного... путного. Так нет, одни жмоты... Что за жизнь?
   Кира не ответила.
   Через несколько минут пришлось вернуться в зал. Когда они с Викой подходили к столу, Саша поднялся им навстречу. Приобнял сестру за плечи и заглянул в глаза.
   - Всё хорошо?
   Кира с готовностью кивнула.
   - Точно?
   - Саш, всё хорошо.
   - Ну и отлично, - он поцеловал её в лоб. - Я поеду, у меня дела. Вечером позвоню тебе.
   Кира бросила быстрый взгляд на Константина. Снова кивнула.
   - Хорошо. Я буду дома.
   Красин поднялся из-за стола.
   - Я тебя провожу, пожалуй, поговорить надо, - сказал он, обращаясь к Александру. - Скоро вернусь, - это уже Юлиане.
   Виноградова кивнула и улыбнулась Кире, которая буквально стекла на стул.
   Вика уселась рядом, посмотрела вслед мужчинам, а потом на Юлиану. Широко улыбнулась.
   - Ну что, признавайся!
   Юлиана непонимающе посмотрела.
   - В чём?
   - Она ещё спрашивает! Ты с ним встречаешься?
   - С Костей? - Юлиана расхохоталась. - Я знаю его сто лет! Ты что?
   - Да? - Вика быстро посмотрела на Киру, которая с интересом заглядывала в свой бокал с водой.
   - Я ещё с его женой дружна была.
   - Он женат?
   - Был, развёлся пару лет назад.
   Кира сделала быстрый глоток и спросила:
   - А дети у него есть?
   - Есть. Дочка. Но она уже взрослая, ей уже лет пятнадцать-шестнадцать, точно не помню. А что?
   Кира приоткрыла рот, не зная, что сказать, а Виктория развела руками.
   - Любопытно, Юля. Любопытно. Такой мужчина, - посмотрела на Киру, - не чета твоему брату-хаму, между прочим.
   Воропаева отмахнулась.
   Юлиана покачала головой.
   - Какие-то вы странные, девочки. Я ничего не понимаю.
   Через несколько минут вернулся Константин и был уже не столь улыбчив. Сел за стол и уставился на Киру.
   - Кажется, сегодня у нас разговора с тобой не получится, - осторожно проговорила Юлиана. - Перенесём на завтра?
   Костя посмотрел на неё и согласно кивнул.
   - Я не против, - и снова уставился на Киру.
   За столом повисла неловкая тишина. Вика покосилась на Киру, потом на Красина, который выглядел всё более загадочным.
   - Юлиана, а ты сейчас куда? - затараторила Виктория. - Может, возьмёшь меня с собой? Мне совершенно нечем сегодня заняться.
   - А Кира?
   Воропаева натянуто улыбнулась, но ответить не успела, её перебил Красин.
   - А Киру я сам отвезу. Не волнуйтесь.
   Хорошо ему говорить - не волнуйтесь. У Киры тут же всё тело обмякло. И если честно, ехать с ним ей совсем не хотелось, никуда. Но Вика кинула на неё такой восторженный взгляд и тут же поднялась, увлекая за собой Юлиану, что Кире ничего не оставалось, как попрощаться с ними, в душе холодея от ужаса.
   Уже у выхода, Виктория оглянулась и махнула ей рукой. Но Кире от этого только хуже стало. И что, по мнению Вики, она сейчас должна сделать?
   - Заказать что-нибудь? - спросил Костя.
   Кира покачала головой.
   - Я ничего не хочу.
   - Кто бы мог подумать, что ты сестра Сашки Воропаева. Вы совершенно не похожи.
   - Буду считать, что это комплимент.
   Он рассмеялся.
   - Да. Это комплимент.
   - Меня не надо отвозить, я сама доберусь, - совершенно некстати сказала она и после этого оставалось только сделать попытку подняться и уйти. Хотя бы, попытку сделать.
   - Могла бы хоть телефон оставить. А то сбежала тогда...
   Воропаева шлёпнулась обратно на стул и беспомощно уставилась на него.
   - Не вздумай рассказать об этом Сашке, понял?
   Красин ухмыльнулся, а Кира рассердилась.
   - Зря смеёшься. Если он узнает, тебе мало не покажется.
   - Даже так?
   Он смеялся, а Киру это обидело. Она решительно поднялась.
   - Я ухожу.
   - Почему?
   - Потому что я так хочу!
   - А ты всегда поступаешь так, как хочешь?
   Она мстительно улыбнулась.
   - Вот именно.
   Он поймал её уже на улице. Кира стояла у крыльца и ждала такси. Нервно оглядывалась и вздрогнула, когда он взял её под руку.
   - Моя машина на стоянке.
   - Рада за вас. А я такси жду.
   - Какая злючка, - покачал он головой. - Хотя, Сашка говорил, что у тебя вреднющий характер.
   - Что? - Кира застыла, от шока даже слова ни одного в ответ не подобрала. Красин уцепился за её локоть и повёл на стоянку. Кира послушно шла за ним, чувствовала его пальцы, которые крепко её держали, но боли, как ни странно, не причиняли. Опомнилась через пару минут, когда он остановился возле внушительного вида "сабурбана", руку свою решительно высвободила и отскочила на пару шагов.
   - Не мог он такого сказать, - запротестовала она. - Саша меня любит!
   - Ещё как, - кивнул Костя. - Но это не значит, что ты не можешь быть вреднющей.
   - Может, хватит это повторять? Вы меня совершенно не знаете, чтобы заявлять подобные вещи!
   - Совсем-совсем не знаю?
   Кира фыркнула.
   - Как говорил мой бывший жених, постель - не повод для знакомства.
   Красин качнул головой.
   - Как грубо. Теперь понятно, почему он стал бывшим.
   Кира заметно помрачнела.
   - Да, я в курсе. Ваши моральные принципы выше всяческих похвал.
   - Может хватит обращаться ко мне на "вы"?
   - Ну что вы, куда мне со своим вреднющим характером преступать черту?
   Он неожиданно хохотнул, покачал головой, словно удивляясь чему-то, и открыл дверь машины. Сделал приглашающий жест рукой.
   Кира сомневалась. Оглянулась на стоянку такси, как раз подъехала машина и можно было вернуться, но сильная рука подхватила её за талию и подтолкнула в салон машины. Кира хотела было возмутиться, даже кинула на возмутителя её спокойствия возмущённый взгляд, но ответная насмешливая улыбка выбила её из колеи и Воропаева промолчала. Устроилась на переднем сидении и сама захлопнула дверь, не дожидаясь, пока Костя прекратит её разглядывать.
   - Волосы у тебя крашенные? - спросил он после нескольких минут неловкого, для Киры по крайней мере, молчания. Она удивлённо посмотрела, потом качнула головой.
   - Нет. А что?
   - Ты, как Белоснежка.
   Кира рассмеялась.
   - Между прочим, Белоснежка была брюнеткой.
   - Да ладно?
   - Да, да. У неё коже была белая. А волосы тёмные.
   - Аристократическая бледность?
   Воропаева кивнула.
   - Наверное так.
   - А кто же ты?
   Она задумалась, потом улыбнулась.
   - Папа меня звал снежинкой.
   - Точно. Снежинка. И характер такой же - колючий и ледяной.
   Кира снова нахмурилась.
   - Вам нравится меня оскорблять? Забава такая, да?
   - Разве я оскорблял?
   - А разве нет?
   - Ой, как же с тобой сложно... В тот раз было значительно легче. Алкоголь действует на тебя расслабляюще.
   - Я не пью!
   Константин хмыкнул.
   - Здесь направо, - процедила она сквозь зубы и ткнула пальцем в перекрёсток.
   - Как скажете, мадам.
   Больше Кира с ним не разговаривала. Только говорила как проехать к её дому. А когда машина остановилась у её подъезда, сразу открыла дверь и вылезла, так и не сказав Косте ни слова.
   Он с усмешкой наблюдал за ней, потом открыл свою дверь и вышел из машины.
   - А на кофе пригласить?
   Кира на ходу оглянулась.
   - У меня нет кофе. И чая тоже. У меня даже воду отключили! Прощайте!
   - Злюка!
   Кира хлопнула дверью подъезда и привалилась к ней спиной, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди. Потом осторожно выглянула в маленькое окошко на двери. Машина Красина как раз разворачивалась, он даже секунды не постоял, сразу уехал. Воропаева вздохнула.
   Прошла мимо консьержа, кивнула ему, а оказавшись на лестнице, достала из сумки телефон и набрала номер Вики. А как только та ответила, возмущённо выговорила в трубку:
   - Это самый ужасный человек, с которым я когда-либо встречалась!
  
   12.
  
  
   - Ты уже слышал потрясающую новость?
Андрей недовольно покосился на друга, который оторвал его от лёгких приятных мыслей и созерцания потрясающего вида, открывающегося с террасы ресторана. С высоты четырнадцатого этажа Москва выглядела молодой и сверкающей, и было чем полюбоваться. А Малиновский, как всегда, появился некстати. Налетел как ураган и всё душевное спокойствие уничтожил на раз. Жданов вздохнул.
- И тебе доброе утро, Ромио.
Малиновский предпочёл явного ворчания Андрея не заметить, наклонился, чтобы поцеловать Катю в щёку, и отодвинул Лере стул. И снова пихнул Жданова в плечо.
- Так слышал или нет?
Лера поздоровалась и укоризненно глянула на любимого, которого энергия просто переполняла.
- Ром, успокойся.
Андрей весело глянул на друга исподлобья, но важно отвернулся, а Катя спросила:
- Что за новость?
- Про Киру, - Рома наконец сел за стол и взял меню. - Есть хочу, умираю. Чижик, ты что будешь?
- Кофе и тосты. И фруктовый салат.
Малиновский кивнул и хитро глянул на Ждановых.
- Хватит притворяться! Кира беременна. Вы в курсе?
Катя отвернулась, а Андрей подавился кофе и закашлялся.
- Что? Что за ерунда?
- А чего это ты так удивляешься? И волнуешься. Кать, чего это с ним?
- Он просто ещё не проснулся, - Катя выразительно посмотрела на мужа и взяла того за руку. Андрей подозрительно уставился на неё.
- Так ты знала? Кира беременна? Это правда?
- А от кого? - тут же влез Малиновский и жадно принялся всматриваться в Катино лицо, словно мог найти там ответ на свой чрезвычайно важный вопрос.
- Я не знаю. В такие детали она меня не посвящала.
- Что это значит? - выдохнул Жданов. - А во что она тебя посвящала? И главное, когда?
Катя переглянулась с Лерой, потом пожала плечами.
- Что вы оба так нервничаете? Мы встретились, поговорили... это была её инициатива. Когда-то отношения налаживать надо.
Рома откусил от тоста, прожевал и поинтересовался:
- И что? Наладили?
Катя замялась и посмотрела на мужа, который заметно помрачнел.
- А почему я об этом ничего не знаю?
- Потому что не надо лезть в женские разборки, Палыч. Пора уже это усвоить. Они сами разберутся.
- А Кира - это кто? - спросила Лера. Она уже некоторое время пыталась запомнить хотя бы самых ближайших Роминых знакомых, но с каждым днём их становилось всё больше, а она, следовательно, всё больше запутывалась.
- Это наша подруга, - тактично ответил Андрей.
Рома кивнул.
- Ага, - и ткнул в Жданова пальцем, - он когда-то собирался на ней жениться. Четыре года собирался, да так и не собрался.
- Малиновский! - раздалось возмущённое восклицание в три голоса, и Рома замер, перестав жевать.
- Что?
Лера лишь головой покачала и пнула его под столом ногой. Рома вытер рот салфеткой и фыркнул, правда, при этом выглядел виноватым.
- Да ладно... Когда это было?
Андрей допил кофе, затем глянул на жену.
- Она на самом деле беременна?
- Да я тебе говорю! - воскликнул Рома. - Мне Сашка вчера проболтался! Чуть-чуть.
- Что значит чуть-чуть?
- Ну... он проговорился от переживания, спохватился, конечно, но я же умный. Я всё понял, - после этих слов взгляд Андрея стал ещё более недоверчивым, и Рома посмотрел на Леру в поисках поддержки. - Скажи ему, что я умный. Он не верит. Ещё друг называется.
Лера кивнула и погладила его по голове, как маленького.
Андрей откинулся на стуле и задумчиво хмыкнул.
- Надо же...
- Она мне сама сказала, - призналась Катя. - Что беременна, и что решила начать новую жизнь. Надеюсь, у неё всё получится. Искренне надеюсь.
- Это совсем не похоже на Киру. Родить ребёнка, так неожиданно. Она из тех людей, что планируют свою жизнь... а тут ребёнок. И от кого? - он посмотрел на Катю, она на него, но покачала головой.
- Нет... она сказала, что нет.
- Что? - спросил Рома.
- Ничего, жуй.
Малиновский вздохнул.
- Какие вы всё-таки... Я вот человек открытый, душа нараспашку, а вы?
- Но если она рассказала об этом Сашке, значит, это серьёзно. Значит, она будет рожать.
- А мне показалось, что она на самом деле рада, - сказала Катя.
Андрей поморщился.
- Ну и отлично. Она рада, а мы вообще счастливы. Давайте сменим тему, - он посмотрел на Рому и Леру. - Что у вас происходит? Что нового?
Лера улыбнулась.
- Вчера мы подали заявление.
Андрей хлопнул в ладоши и засмеялся, когда заметил, как Малиновский неожиданно покраснел.
- Во-от! С этого и надо было начинать!
- Поздравляю, - сказала Катя.
А Андрей снова хохотнул.
- Ну вот, Малиновский, и ты попался!
Лера смотрела на Рому, видела, что он на самом деле смущён и, кажется, растерялся, а потом быстро глянул на неё и ухмыльнулся.
- Конечно, попался... А от неё разве убежишь? А в ЗАГСе что было?..
- Да, да, - закивала Лера, перебив его, - он практически впихнул меня в кабинет и запер дверь!
Малиновский от возмущения приоткрыл рот, а Жданов довольно расхохотался. Потом обнял Катю и притянув к себе, поцеловал в щёку.
- Ничего, дружище, я тебя всему научу.
Малиновский нахмурился.
- Чему именно? Я сам всё умею.
- Ну-ну...
Катя легко стукнула мужа по руке.
- Прекрати, что ты его пугаешь?
Рома решительно замотал головой.
- Я вообще не понимаю, о чём говорит этот человек!
- А что с медовым месяцем? - Катя посмотрела на Леру. - Решила куда?
Малиновский замахал на Катерину руками.
- Так, ты прекрати такие вещи! Мы вместе решать будем!
Андрей выразительно хмыкнул и взял Катин стакан с соком, сделал глоток и стал наблюдать, как Катя о чём-то с Лерой шепчется. Потом посмотрел на часы.
- Малиновский, ты наелся? Нам на работу всё-таки надо.
Лера резко выпрямилась и посмотрела на свои часы, а потом вскочила.
- У меня же планёрка! - закинула сумку на плечо и кинулась к выходу, потом вернулась и поцеловала Рому, посмотрела на Катю. - Потом мне про Кубу расскажешь! Я убежала!
Малиновский развёл руками.
- Подожди! Я доем и отвезу!
Лера махнула на него рукой, уже от дверей, и скрылась. Рома качнул головой.
- Она помешана на своей работе.
- Зато у тебя с этим порядок, - поддразнил его Андрей.
Малиновский вытер рот и кинул салфетку на стол.
- Ой, извёл уже! Пошли, тИран! И не думай, что я из свадебного путешествия вернусь через неделю. Месяц, минимум!
- Посмотрим, - усмехнулся Андрей, наклонился и поцеловал жену. - Я в офисе.
Катя удержала его за ворот рубашки и снова притянула к себе. Андрей понимающе улыбнулся и приник к её губам.
- Я тебя люблю, - шепнула она, прежде чем он отступил. Жданов снова чмокнул её в нос, а Малиновский закатил глаза.
Андрей повернулся и намеренно толкнул плечом друга.
- Пошли, пошли. Расскажу тебе что-нибудь... о семейной жизни.


-------------///------------


Войдя в квартиру, Александр быстро огляделся, потрогал статуэтку на маленьком журнальном столике в углу, усмехнулся в лицо бронзовой полуобнажённой "мадамы". А потом обратил свой взгляд на хозяйку квартиры.
- Ох, Клочкова, Клочкова... а ты не меняешься.
- Что ты имеешь в виду? - Виктория запахнула полы шикарного шёлкового халата, сложила руки на груди и вызывающе поглядела на незваного гостя. - И вообще, что тебе надо, Воропаев?
- Ты собираешься держать меня на пороге?
- Можешь выйти за дверь.
Саша усмехнулся, а потом бесцеремонно схватил Вику за плечи и отставил в сторону. А сам прошёл в комнату. Остановился перед большой кроватью, которая была небрежно прикрыта покрывалом.
- А ты в "Зималетто" уже не работаешь? - поинтересовался он.
- Почему это? - заволновалась Вика. Проскользнула мимо него, отошла к дивану и замерла там, продолжая насторожено присматриваться к Воропаеву.
- Ну потому что рабочий день там начинается в девять, а сейчас уже половина десятого, а ты по этому поводу даже не обеспокоена.
- Ты не мой начальник, вот и отстань. Чего тебе надо?
Саша сел на кровать и откинулся на локтях, разглядывая Клочкову с неподдельным интересом и удовольствием.
- Что, что... Раздевайся.
- Что? - Вика подавилась собственным изумлением. - Придумал! Ты же женился на Тропинкиной, вот и... Она что, тебе уже надоела?
Он рассмеялся.
- А ты уже и обрадовалась, да?
Вика скривилась.
- Было бы чему. Ты по-прежнему считаешь себя выдающимся любовником?
Саша хохотнул и покачал головой.
- Да, Клочкова, своей смертью ты не умрёшь.
Виктория пренебрежительно фыркнула.
- А не пошёл бы ты вон?
Он выпрямился и похлопал рукой по постели.
- Викуля, сядь.
- Я сейчас милицию вызову, - пригрозила она.
Воропаев вздохнул, а затем резко подался вперёд, схватил её за руку и дёрнул на себя. Вика взвизгнула и шлёпнулась на постель. Халат задрался, обнажая ягодицы, а Саша навалился сверху, придавив Вику к постели рукой. Наклонился к её лицу и глухим, угрожающим тоном спросил:
- Кто он?
Виктория попыталась сдуть с лица волосы, которые мешали смотреть и дышать.
- Кто?
- Отец ребёнка Киры. Кто?
- Отпусти меня! - она начала брыкаться, а Саша недолго думая, шлёпнул её по ягодицам, Клочкова снова взвизгнула и на пару секунд затихла.
- Клочкова! Скажи мне!
- Я не знаю! Она мне не сказала!
- Вот что ты мне врёшь? - обиделся Саша.
Вика снова дёрнулась, всхлипнула от бессилия, а потом опустила голову, уткнулась носом в одеяло. И оттуда глухо проговорила:
- Если ты сейчас же меня не отпустишь, я позвоню Тропинкиной и скажу, что ты меня изнасиловал.
Александр фыркнул и отпустил её. Виктория перекатилась на другую сторону кровати, села и стала торопливо оправлять халат.
- Идиот... - приговаривала она. - Извращенец.
- Назови мне имя.
- Я не знаю! И отстань от меня!
- Я отстану. Когда имя назовёшь.
- О Господи!.. Как же ты мне надоел. Пойди к Кире и спроси.
- Она мне не говорит.
- А что ты от меня хочешь? Не я же с ним спала, в конце концов.
- Ты сейчас договоришься, - рассвирепел он.
Вика вскочила и схватила со стола телефонную трубку.
- Воропаев, я не шучу. Если ты сейчас же не уберёшься, я вызову милицию. Сам с ними объясняться будешь!
Александр разозлился, но постарался этого показать, чтобы не доставить Клочковой удовольствия. Поднялся и сунул руки в карманы брюк.
- Ну-ну... Но смотри, Викуля, если я узнаю, что ты мне врёшь...
- То что? Придёшь и исполнишь свою угрозу? Соскучился по моей постели?
Он ухмыльнулся.
- Я на память пока не жалуюсь... И изнасилованием угрожала мне ты. И если ты будешь умной девочкой и хорошенько меня попросишь... - он рывком подался к ней, Виктория в который раз взвизгнула и отскочила назад. Саша довольно хохотнул, развернулся и вышел из комнаты. А через несколько секунд в прихожей хлопнула дверь.
Клочкова вздохнула и присела на постель, продолжая сжимать в руках телефонную трубку. Потом набрала номер.
- Кира, у меня только что был Сашка... Он меня едва не убил!
- Что ты кричишь? Что он от тебя хотел?
- Имя, что!
- Какое имя? - не поняла Кира. Голос был слабым, и Вика догадалась, что подруга неважно себя чувствует.
- Имя отца твоего ребёнка.
Воропаева помолчала, потом тихо спросила:
- И ты ему сказала?
- Нет, конечно, за кого ты меня принимаешь? Но если бы ты видела, что он вытворял, Кира! Он меня бил... пытал!
- Вика, я тебя прошу, не преувеличивай... Голос у тебя вполне бодрый.
- Так это от злости и возмущения!
- Что ж он никак не успокоится?
- Он всё равно до правды докопается, Кирюш. А если уж исходить из того, что он с Красиным в дружбе... Может, стоит рассказать?
- Кому и что я должна рассказать? - возмутилась Воропаева. - Ты хоть думай!
   Вика прилегла на кровати и свернулась калачиком.
   - А мне вчера показалось, что Красин нормальный мужик. Может, зря ты так?
   - Нормальный? - Кира поперхнулась. - Он просто хам. Если бы ты слышала, как он со мной вчера говорил... когда рядом никого не было. Знаешь, он мне совершенно не понравился.
   - Только ты немного поздновато спохватилась, тебе не кажется?
   Кира помолчала, потом расстроено проговорила:
   - А что я ему скажу? Мы чужие друг другу люди, а тут я вдруг появляюсь и заявляю, что жду от него ребёнка.
   Вика усмехнулась.
   - Значит, он тебе понравился?
   - Этого я не говорила!
   - Говорила. И твоё возмущение, это только подтверждает. Но в остальном ты права, как он отреагирует? Это предсказать невозможно. К тому же, у него уже есть ребёнок.
   - Ладно, Вик, оставь меня... если бы ты знала, как мне плохо. А с Красиным мы возможно больше и не увидимся. Если мы не встретились за десять лет его дружбы с Сашкой...
   - А если бы он... ну, не был против ребёнка, ты бы хотела с ним общаться?
   - В смысле, общаться?
   - Без смысла. То есть, в любом. Просто встречаться, чтобы у ребёночка папа был... к тому же такой харизматичный.
   Воропаева вздохнула.
   - Не знаю, возможно... Вика, отстань от меня. Меня тошнит.
   Кира отключилась, а Виктория перекатилась на спину и задумалась. Несколько минут прошли в невесёлых раздумьях, и о себе кстати тоже. Как-то не верилось, что Воропаев оставит её в покое, так ведь и будет таскаться и изводить расспросами. Она слишком хорошо его знала, чтобы поверить, что он просто вернётся в Лондон и оставит любимую сестрёнку в интересном положении и без всякой определённости в будущем. Киру он конечно пощадит, а вот к ней, Вике, применит все известные ему методы ведения допроса с пристрастием. Этого ой как не хотелось... Воропаев, конечно, не псих, но тип опасный и злить его не стоит.
   Значит, в какой-то момент она может проговориться. А от этого не будет хорошо никому. Ни ей самой, потому что она измучает себя угрызениями совести, ни Кире, потому что в итоге Сашка и ей выдаст по первое число, а потом отправится прямо к счастливому от своего неведения "папаше". И грянет скандал...
   Все эти мысли весьма не радовали и получалось так, что шишки все повалятся не на кого-нибудь, а на неё, несчастную... Расскажет она Воропаеву или не расскажет, ей в любом случае не повезёт. Вот поэтому она и расспрашивала Киру про Красина. То, что он подруге понравился, было понятно ещё вчера. Вика никогда не видела, чтобы Воропаева так смущалась и терялась в присутствии мужчины. Конечно, это можно было списать на чрезвычайные обстоятельства, в смысле на беременность, но то, как Воропаева переживала из-за его возможной связи с Юлианой... Это на самом деле Киру взволновало. И этим не грех было воспользоваться. Чуть-чуть развернуть ситуацию в нужную сторону. Подтолкнуть события...
   В конце концов, все всегда твердят о честности. А что плохого, если мужчина узнает о том, что в скорости его ожидает радостное событие в жизни? Он станет папой. Вдруг Красин об этом как раз и мечтает?
   И кстати, сам виноват. Взрослый мальчик, а так себя ведёт.
   Мысль о работе мелькнула в голове, но Вика её откинула, как в данный момент неуместную. Этим ли сейчас забивать голову? И можно подумать, что на работе кто-то нуждается в её присутствии!
   Бойко соскочила с кровати и начала собираться.
   До клуба "Рим" добралась уже через полчаса. В такой час, когда все добропорядочные граждане уже на работе, а недобропорядочные скорее всего ещё сладко спят, пробок на дорогах не наблюдалось и когда Клочкова вышла из такси и остановилась перед вычурной дверью, над которой гордо значилось "Рим", поняла, что даже не успела толком придумать, что же она Красину собирается сказать. Огорошить сразу? Интересно, сколько ему лет на самом деле? В таком возрасте, кажется, инфаркты уже не редкость.
   В дверь пришлось звонить. В такое время ночной клуб находился в режиме "ночной спячки". Через несколько минут дверь приоткрыл охранник и посмотрел на Викторию несколько удивлённо.
   - Клуб закрыт, - оповестил он.
   - А то я не знаю! Мне нужен Красин Константин. Как я могу его найти?
   Парень выразительно шмыгнул носом.
   - А зачем?
   Вика упёрла руку в бок.
   - По личному, очень важному для него делу. Ну?
   - Ждите, - отрезал охранник и захлопнул дверь прямо перед Викиным носом.
   Она возмущённо качнула головой, откинула назад волосы и свирепо уставилась на закрытую дверь. Та правда снова открылась уже через пару минут и охранник отошёл в сторону, пропуская Клочкову внутрь.
   - Проходите в бар, Константин Николаевич ждёт вас там.
   Красин на самом деле был в баре. Расставлял бутылки на полках, а рядом молодой парень протирал бокалы. Они о чём-то мирно беседовали, а когда Вика вошла в пустой зал и застучала каблуками по сверкающему полу, оба обернулись и с интересом посмотрели на неё. Вика подошла к бару и без тени улыбки уселась на высокий стул. Красин приподнял одну бровь, поставил бутылку виски на полку и повернул этикеткой, чтобы было красиво, даже выровнял остальные бутылки, и только после этого подошёл к стойке и облокотился на неё, разглядывая Вику.
   - Привет, привет... чем обязан?
   Виктория положила сумочку на барную стойку и, проигнорировав вопрос, обратилась к молодому человеку, который с энтузиазмом натирал бокалы и поглядывал на неё.
   - "Шейкерато"". И побыстрее.
   Молодой человек замер и вопросительно глянул на хозяина. Тот хмыкнул, потом кивнул.
   Вика молчала до тех пор, пока перед ней не поставили бокал, а вместо благодарности, проговорила:
   - Ты бы, паренёк, пошёл, погулял.
   Красин захохотал.
   - Какой натиск! Так меня давно не добивались.
   Вика показательно вздохнула.
   - Добиваюсь я по-другому. Вам, господин Красин, подобное даже не снилось.
   - На самом деле? Значит, у меня всё впереди?
   - Мы бы с вами это обсудили... при других обстоятельствах.
   - При каких, интересно?
   - Он уйдёт? - Вика ткнула пальцем в бармена. Константин посмотрел на того и кивнул.
   - Виталь, пойди погуляй. Дама жаждет общения лично со мной.
   Когда они остались одни, Вика взяла бокал и попробовала коктейль, а Красин, продолжая наблюдать за ней с усмешкой, взял полотенце, оставленное трудолюбивым барменом, и принялся за его работу. Протёр стакан и поставил его в специальную подставку.
   - Наверное, мне надо извиниться, - усмехнулся он, - но совершенно не помню вашего имени.
   - Я переживу, - кивнула Клочкова, - а потом выучите.
   - А ещё и потом будет? - Красин откровенно расхохотался. - А вы мне определённо нравитесь, с такого наскока...
   - С какого наскока? Я вообще не по этому поводу.
   - А по какому?
   - По важному, не сомневайтесь.
   - Ну что ж, я слушаю. Кстати, а имя своё вы мне напомните? А то мне, право, несколько неловко.
   - Меня зовут Виктория. Я лучшая подруга Киры Воропаевой.
   - Ах вот оно что! И?
   Вика покрутила в руке бокал, натянуто улыбнулась.
   - Мы ведь с вами не вчера познакомились, правда, вы возможно этого не помните.
   Красин лишь пожал плечами, а Виктория разозлилась.
   - Давайте поговорим начистоту. Мы взрослые люди, в конце концов. Мы познакомились около двух месяцев назад и не ошибусь, если скажу, что именно в этом клубе. Правда, тогда вы упорно изображали из себя обыкновенного посетителя.
   - Ничего я не изображал, - запротестовал он. - Тем вечером я просто хотел отдохнуть.
   - И вы отдохнули. С моей подругой в гостинице.
   Константин поморщился, кинул полотенце на стол и сложил руки на груди.
   - Возможно. Только не пойму, как вас это касается.
   Она пожала плечами.
   - А вас не беспокоит, что она сестра вашего друга?
   - Совершеннолетняя сестра, смею заметить.
   - Вряд ли этот факт Воропаева впечатлит, когда он узнает, кто автор перемен в жизни его сестры.
   - Это я, что ли? Интересно как. Что-то вчера я ни о каких переменах от неё не слышал, да и не заметил.
   - Заметите. Месяца через три. - Вика сделала ещё один глоток и отсалютовала задумавшемуся Красину бокалом. - Замечательный коктейль. Передайте бармену моё восхищение.
   - Я не совсем понял про три месяца, - перебил её Константин.
   Вика "удивлённо" посмотрела на него.
   - Правда? Странно, а мне говорили, что один ребёнок у вас уже есть.
   Он страшно уставился на неё и не моргал около минуты. Вика даже заволновалась немного. Но потом его ресницы опустились, а на губах появилась недоверчивая ухмылка.
   - Это шутка такая?
   - Не знаю. Вам лучше знать. Меня с вами ночью не было. Уж чем вы там занимались, я не знаю. Но Кира беременна. Это факт.
   - От меня?
   Вика кивнула. Красин покачал головой.
   - Глупость. Я не совсем понимаю, что я сейчас должен делать?
   - Откуда же я знаю? Я пришла вам рассказать. Между прочим, я рискую. Если Кира узнает, что я поставила вас в известность... боюсь предположить, как она отреагирует.
   - Так она не знает? В смысле... чёрт!
   Клочкова спрятала улыбку.
   - Что я вам рассказала? Не знает. Она вчера на вас очень злилась и назвала вас хамом, так что...
   - Хамом значит... Тогда я вообще ничего не понимаю. Зачем ты пришла и мне рассказала?
   Вика решила сделать вид, что не заметила такого резкого перехода на "ты". Вздохнула.
   - Потому что у Киры есть брат. И Воропаев зол и мечется по городу в поисках героя. А Кира упрямится, просто из вредности.
   Константин приоткрыл рот, соображая, потом тихо спросил:
   - Подожди... она решила оставить ребёнка?
   Вика замерла и глянула на него поверх бокала.
   - А я разве неясно выразилась? - наблюдая за тем, как Красин бледнеет, Вика пленительно улыбнулась. - А вы не хотите стать папой? Дети - это ведь такое счастье!
   Константин лишь крякнул. Отвернулся и усталым движением потёр шею.
   - Да-а, весело день начинается...
   - Не то слово... А меня вот сегодня ещё и Александр Юрьевич посетил... на самом деле было весело.
   Константин оглянулся на неё через.
   - Он сильно зол?
   - Ещё бы! Сестричка любимая беременна, а мужа на горизонте не видно.
   - Какого мужа?
   - Да хоть какого-нибудь. - Вика отодвинула от себя пустой бокал и поднялась. - Я пойду, пожалуй. Мне ещё на работу надо. Да... я попросить хотела. Не стоит рассказывать Кире о том, что я вас посвятила в её тайну.
   Красин обернулся.
   - И что же я должен ей сказать? Что сердцем почувствовал?
   - Это меня уже мало волнует, не моё это дело, - поспешила отмахнуться Клочкова. - В конце концов, вы мой должник.
   - Я ещё чего-то не знаю?
   - Я уже рассказывала, сегодня утром меня навестил Воропаев и пытал. А я вас не сдала.
   Красин жёстко усмехнулся.
   - Прямо-таки пытал?
   - Смейтесь, смейтесь. Время у вас ещё есть. Правда, немного. Прощаться не буду. Думаю, скоро увидимся.
   Сделала хмурому владельцу клуба ручкой и довольная собой, направилась к выходу.
  
  
   ------------///-----------
  
  
   Кира несколько минут стояла перед открытым холодильником, уговаривая себя поесть. Точнее, есть-то она хотела, но совсем не то, что следовало бы. Йогуртов и фруктов не хотелось совсем, а вот кусок шоколадного торта смущал. Да настолько, что Кира уже минуту гипнотизировала его взглядом и умоляла себя припомнить, когда она в последний раз ела сладкое в таких количествах.
   - Утром торты не едят, - произнесла она вслух и дверцу холодильника решительно захлопнула. Посмотрела на чашку с остывшим чаем и вздохнула.
   По утрам беременность превращалась в муку. Сначала тошнило и голова кружилась, а после хотелось есть. Теперь большее количество времени посвящалось тому, что Воропаева ходила по магазинам и разглядывала полки с продуктами, придумывая, чем себя сегодня порадовать. В доме появились запрещённые ранее продукты - конфеты, печенье, сливочное масло и даже майонез. Салат и рыба на пару теперь ушли в небытие и даже воспоминание об этих продуктах приносило уныние.
   Глотнула чуть тёплого чая и чтобы как-то отвлечь себя от мыслей о еде, вышла в прихожую и остановилась перед большим зеркалом. Развязала халат и принялась себя разглядывать. Погладила живот. Потом чуть отвела руку, воображая себя с большим животом. Вздохнула.
   - Да, если я не прекращу есть, у меня будет не только живот... но и всё остальное. Большое. - Кира надула щёки, посмотрела на себя, а потом выдохнула.
   Звонок в дверь заставил вздрогнуть. Нахмурилась, потом запахнула халат и торопливым движением пригладила волосы.
   Неужели Сашка? Только его не хватало, все нервы поднимет...
   Посмотрела в глазок, но ничего не увидела. Качнула головой, уже разозлившись на брата. Распахнула дверь и невольно отступила, когда увидела человека, который стоял, привалившись плечом к стене совсем рядом с дверью. И смотрел на Киру как-то снисходительно, что Воропаеву сразу царапнуло. Даже изумление при виде такого визитёра на секунду отступило. Потом опомнилась, кашлянула и схватилась за ручку двери. Довольно сухо поинтересовалась:
   - Что нужно? Я гостей не звала.
   - А я хам, - ответил Константин и сунул ей прямо в лицо букет цветов. - Всегда делаю, что хочу.
   - Вижу, - недовольно пробормотала она, но цветы взяла.
   - Пустишь?
   - Зачем? За цветы спасибо. Как-нибудь встретимся, - и дверь попыталась закрыть.
   Красин то ли вздохнул, то ли ухмыльнулся, сунул ногу в щель, чтобы не позволить Кире дверь закрыть, дёрнул и Кира только охнула. Но сделать ничего не смогла и Константин беспрепятственно проник в квартиру. С интересом огляделся и двинулся внутрь. Воропаева в растерянности за ним наблюдала.
   - И что всё это значит? - поинтересовалась она и уже без всякой благосклонности поглядела на ни в чём неповинный букет.
   - В гости пришёл. Не рада?
   - Ты прав, ты хам.
   Он улыбнулся.
   - Так это я твои слова повторяю. Сам я так не считаю.
   - Зря.
   Кира прошла на кухню и взяла вазу, стоявшую на подоконнике. Поставила в раковину и включила воду. Красин появился на кухне и снова огляделся.
   - А у тебя уютно. У меня вот так не получается. Или я дома редко бываю?
   - Наверное, - согласилась Воропаева. - Сейчас прекрасная возможность дома побывать.
   - Гонишь? - он улыбнулся и сел у окна.
   Кира пожала плечами, выключила воду и поставила вазу на стол. Потом быстро глянула на Костю.
   - А как ты узнал номер квартиры? Я тебе не говорила.
   Он насмешливо фыркнул.
   - Мне консьерж сказал.
   - Прямо так взял и сказал? - не поверила она.
   - Ты меня удивляешь, злючка. Я иду с цветами к девушке, позабыл номер квартиры. Что ж не помочь хорошему человеку?
   Кира в упор посмотрела на него.
   - Это он погорячился. И перестань называть меня... дурацкими прозвищами.
   Красин вытянул ноги, сложил руки на груди и пару минут наблюдал за тем, как она расставляет цветы в вазе. Неспеша, дотошно, распотрошив шуршащую бумагу и каждый цветочек ставила поотдельности.
   - Сколько тебе лет? - вдруг спросил он, а Кира вскинула на него удивлённый взгляд.
   - А зачем тебе?
   - Тебе трудно ответить?
   Воропаева замялась, но потом сказала:
   - Двадцать восемь.
   - А мне почти сорок.
   Руки Киры замерли и она осторожно на Красина посмотрела.
   - А зачем ты мне это говоришь?
   - Ты на самом деле собралась рожать?
   Воропаева быстро облизала губы и отложила розу, потому что руки неожиданно затряслись.
   - Кто тебе сказал?
   - Какая разница? Ты беременна.
   Она коротко кивнула.
   - От меня?
   Снова кивнула. Подняла на Костю глаза, встретила его внимательный взгляд и вспыхнула.
   - От тебя. Можешь потом проверить.
   Красин подёргал себя за ухо.
   - Надеюсь, ты не ждёшь от меня вспышки безудержной радости?
   Кира вздохнула.
   - Нет, конечно. Вообще ничего не жду. Ты мне не нужен. Мне нужен ребёнок.
   - Очень великодушно, - неприятно усмехнулся он. - Ну зачем тебе ребёнок?
   Она независимо вскинула подбородок.
   - Ты пришёл уговаривать меня сделать аборт? Зря, я всё решила. И от тебя мне ничего не нужно, ещё раз повторяю.
   - Я не об аборте, я о ребёнке. Ты же свободная, красивая и обеспеченная девочка. И собралась стать матерью-одиночкой? Что за странные мысли?
   Кира зло посмотрела на него.
   - Не твоё дело, понял? Что тебе нужно? Да, я свободная и обеспеченная, и ребёнка своего я сама воспитаю. Что ты так разволновался? Убирайся вон и дорогу сюда забудь. Ты ничем мне не обязан и ничего не должен.
   Он выглядел на редкость спокойным, выслушал её без единой эмоции, а Кира вскочила и вышла из кухни, совершенно уверенная, что Красин уйдёт. Захлопнула за собой дверь спальни, села на кровать и вздохнула. Сердце неожиданно защемило и стало безумно одиноко. Настолько, что захотелось закричать. А ещё лучше поплакать.
   Всхлипнула и вытерла слёзы. Надо было немножко потерпеть. Сейчас хлопнет входная дверь, Красин уйдёт и снова станет случайным знакомым, а Кира всласть порыдает в подушку. Не из-за того, что он ушёл, а просто от одиночества и собственного бессилия.
   Но дверь всё не хлопала. Кира сначала ждала, потом разозлилась и забыла про слёзы, а минут через двадцать и вовсе томиться начала. Походила по комнате, потом набралась смелости и осторожно выглянула. В квартире было тихо, только на кухне, кажется, фыркал чайник. Воропаева на цыпочках прокралась по коридору и в кухню заглянула. Красин стоял у стола, к ней спиной и что-то быстро смешивал в глубокой миске.
   Кира нахмурилась, а Костя, не оборачиваясь, спросил:
   - Омлет будешь?
   Она сокрушённо вздохнула.
   - Буду...
  
   13.
  
  
   - Нет, ты представляешь? - Вика к негодовании всплеснула руками и выразительно посмотрела на Воропаеву. - Так спокойно ко мне подойти и сообщить!
   Кира подкрасила губы и аккуратно заправила волосы за уши.
   - А что тебя так злит?
   - Что злит? Кира, тебе не кажется, что это цинизм? Мы когда-то собирались пожениться, а теперь он подходит ко мне и спокойно сообщает, что женится на другой!
   - Викусь, успокойся. О чём ты вообще говоришь? Малиновский тебя никогда замуж не звал.
   - А беременность? - возмущённо начала Клочкова.
   - Ты её сама и выдумала. Забыла?
   Виктория полминуты соображала, Кире даже показалось, что она на самом деле в ту историю сама поверила и все прошедшие месяцы испытывала по отношению к Малиновскому праведный гнев и чувствовала себя брошенной и униженной женщиной. Причём брошенной беременной женщиной.
   Клочкова упёрла руку в бок.
   - И что, что выдумала? А сколько нервов мне это стоило? Я ведь на самом деле думала, что он меня любит... что одумается, в конце концов. Я бы стала ему идеальной женой! Между прочим, мы с ним как-то ужинали вдвоём, совсем недавно! Вот так-то.
   - Ты его похитила? - улыбнулась Кира.
   - Смешно тебе, да? Конечно, у тебя есть повод посмеяться, а вот у меня нет! Господи, Кира, даже Малиновский женится! Это просто... в голове не укладывается!
   - Да уж, - Кира присела в кресло и усмехнулась. - И правда невероятно.
   Клочкова фыркнула.
   - А ты видела её? Уму непостижимо! Девочка-подросток! Я когда в первый раз её увидела, она в "Зималетто" приходила, так решила, что это курьер. - Вика понизила голос. - Мне кажется, она несовершеннолетняя.
   Кира отмахнулась.
   - Прекрати выдумывать! Оттого, что ты придумаешь о Роме побольше гадостей, жениться он не передумает. А девочка она симпатичная, зря не говори.
   - Симпатичная, - фыркнула Вика, села на кровать и закинула ногу на ногу. - Сколько их, симпатичных таких, но что-то раньше Рома ни на ком жениться не собирался.
   - Когда-то надо, - философски заметила Воропаева. -Пусть женится, раз хочет. А ты не завидуй.
   - А он тебя уже пригласил?
   - Да, утром звонил, сказал, что приглашения позже будут.
   - Боже мой, приглашения ещё будут... На надушенной бумаге, наверняка.
   Кира в шутку кинула в неё маленькой подушкой.
   - Замолчи!
   - Я буду ждать приглашения.
   - Ты собираешься пойти на свадьбу Малиновского?
   - А почему нет? Имею полное право, между прочим. Посмотрю, как на этого предателя хомут наденут!
   Кира рассмеялась, глядя на неё. Виктория вздохнула, зачем-то оглядела комнату, словно никогда раньше здесь не была, и спросила как бы между делом:
   - А ты как?
   Воропаева облизала губы, пытаясь выиграть время и придумать правильный ответ. Пожала плечами.
   - Хорошо.
   - Прижились?
   Кира нехорошо прищурилась.
   - Мы не живём вместе. И ты меня не провоцируй.
   - Да я ничего такого, - испуганно вытаращила на неё глаза Клочкова. - Я же просто так спрашиваю.
   - Вика не надо меня считать дурой. Я же прекрасно понимаю, что рассказала ему всё ты.
   - Я? - Казалось, ещё больше глаза вытаращить было уже невозможно, но Вика очень постаралась. А потом надулась обиженно. - Вообще не понимаю, о чём ты говоришь! Почему ты так плохо обо мне думаешь?
   Кира едва заметно улыбнулась, глядя на возмущение подруги, к тому же наигранное.
   - Я же не ругаю тебя, Викуль. В конце концов, сейчас я даже довольна...
   Виктория приоткрыла рот, глядя на Воропаеву с неподдельным интересом и удивлением.
   - Правда? И что? Что происходит?
   - Да ничего не происходит, - попыталась уклониться Кира от ответа. - Он приходит, заботится обо мне... Мне это нравится. Всё-таки одной было немного... страшно.
   Клочкова понимающе усмехнулась.
   - А с ним не страшно?
   - С ним надёжно.
   - А как он тебе вообще? Эх, если бы не ты... Была бы я женой владельца клуба!
   - Не придумывай!
   - А что? Думаешь, не сумела бы его окрутить? Сумела бы. Конечно, определённый подход нужен, но...
   - Вика, замолчи!
   Клочкова улыбнулась в сторону.
   - Молчу.
   Кира вытащила из-под бока ещё одну маленькую подушку и принялась теребить её угол.
   - Меня просто удивило, что он так быстро со всем согласился, - сказала она. - Он не спорил, не ругался, не уговаривал. Он просто согласился со всем. Андрей бы так никогда не поступил. Со мной по крайней мере.
   - Это ты к чему? - Вика даже головой мотнула.
   - Это я к тому, что Костя умеет отвечать за свои поступки. Он взрослый. И с ним рядом очень спокойно. У него всё получается.
   Вика хитро посмотрела.
   - Ты влюбилась в него, что ли?
   - Да ничего подобного! С ним очень трудно. Я всё время чувствую себя глупой и несмышленой.
   Вика поёрзала на постели и поглядела на Киру заискивающе.
   - И это всё, что ты хочешь мне рассказать?
   - А что ещё? - Воропаева даже слегка нахмурилась.
   - Ки-ира... Хватит мне врать про чисто дружеские отношения! Он три дня от тебя не выходит. Даже вчера вечером здесь был, когда я звонила. И хочешь сказать, что между вами ничего не было?
   - А что между нами должно было быть?
   Виктория откровенно вздохнула от расстройства.
   - Всё-таки я была о Красине лучшего мнения.
   Кира отвернулась.
   - Я же тебе сказала, что он мне помогает. Ни о чём другом даже речи нет.
   - Ну и зря. Только руку протяни, как говорится, а ты чего-то ждёшь.
   - Я ничего жду, - разозлилась Кира. - Что я могу от него ждать? Мы практически незнакомы, у нас у каждого своя жизнь...
   - Ну положим, что у тебя сейчас жизни нет никакой, вот и постаралась бы... объединить, так сказать.
   Кира в упор посмотрела на Клочкову, потом покачала головой.
   - Ты сама не понимаешь, о чём говоришь.
   - Я-то как раз понимаю, - усмехнулась та в ответ. - И ты понимаешь, я уверена. А пока ты из себя гордую строишь, он ко всему привыкнет. И будет как сыр в масле кататься. С тобой и без тебя... Ты так хочешь? Продолжения кино про Жданова?
   - Хватит меня учить! - Кира швырнула в неё второй подушкой. Вика захохотала, а потом сразу замолчала, когда в дверь позвонили. Весело глянула на Воропаеву. - А вот и папа наш!
   - Это не он. У него ключи есть! - Встала, а когда проходила мимо Клочкой, показала той язык. Вика снова рассмеялась.
   - Вот значит как, уже и ключи у него есть!
   Посмеиваясь, Кира вышла в прихожую и открыла дверь. Александр, тут же от двери её оттеснив, проник в квартиру и ногой дверь прикрыл.
   - Я тебя не ждала, - удивилась Кира и подставила щёку для поцелуя.
   - Я что, планы твои порчу? - шутливо проворчал он. Перекинул пакеты с продуктами из одной руки в другую и ненавязчиво подтолкнул сестру в комнату. - Я тебе витамины привёз. Ты хоть нормально питаешься?
   - Саш, я даже не питаюсь. Я ем. Всё, что вижу. А ты мне ещё привёз.
   Воропаев хохотнул, приобнял Киру за плечи и поцеловал в висок. Но улыбка с его лица исчезла, как только они вошли в комнату и он увидел Клочкову. Недовольно вздохнул.
   - Как я посмотрю, у тебя очень верная подруга, Кирюш. Ни на шаг от тебя не отходит.
   - Саш, не начинай, пожалуйста.
   Воропаев глянул на Викторию, встретил её ехидный взгляд и гордо отвернулся.
   - Я купил тебе апельсины и яблоки. И два граната. Машка сказала, что их нужно есть. Вот и ешь.
   - Что ещё Тропинкина сказала? - Кира приняла пакеты и тут же исправилась под настойчивым взглядом брата. - Маша.
   - Чтобы ты ела творог и рыбу. Там кальций. Что-то ещё говорила, я уже не помню.
   Клочкова поднялась и взяла со стола свою сумку.
   - Я пожалуй пойду... У вас тут семейные разговоры. Я ничего слышать не хочу.
   - Ты посмотри, - насмешливо протянул Воропаев. - Не только верная, но и понятливая.
   Кира дёрнула его за рукав и посмотрела укоряющее, Саша снова отвернулся, а она пошла провожать Викторию. А когда вернулась, сразу полезла в пакет.
   - Что ты ещё вкусного купил?
   - О чём с Клочковой болтала?
   - Я? Да так, ни о чём... Овсяное печенье! Сашка!..
   - Ты на самом деле начала есть? - не поверил он. Кира кивнула и вытащила из пачки печенье, сразу откусила.
   - Я постоянно хочу есть и это ужасно. Ты представляешь, что со мной будет?
   Саша присел на подлокотник кресла, облокотился и улыбнулся сестре.
   - Ничего, потом войдёшь в норму.
   Кира прожевала и задумчиво посмотрела.
   - Скажи мне, а... Маша твоя, сильно поправилась после родов?
   Воропаев фыркнул. Пожал плечами.
   - Да нет... Ну было, конечно, но ничего страшного. Как кормить перестала, так и похудела. Чего ты волнуешься?
   Она снова задумалась. Саша сложил руки на груди, продолжая наблюдать за сестрой. Потом спросил:
   - Может ты мне все-таки скажешь?
   - Что? - прикинулась она непонимающей.
   - Не играй со мной, Снежинка. Я ведь всё равно узнаю.
   Кира хмыкнула и с интересом глянула на брата.
   - И что ты тогда сделаешь?
   Он посверлил её угрожающим взглядом.
   - Кира, ты кажется не понимаешь... Это ребёнок. И когда-нибудь он подойдёт к тебе и спросит - мама, а кто мой папа? А ты что ему скажешь? - Саша снова начал злиться. А Кира лишь пожала плечами и достала из пакета ярко-оранжевый апельсин.
   - Правду.
   - Твоё упрямство тебе на пользу не идёт, Кира!
   Воропаев встал и прошёлся по комнате. Потом подошёл и отнял у Киры пачку печенья.
   - Сядь, поговорим серьёзно.
   - О Господи! - Она возвела глаза к потолку. - Ну почему ты так переживаешь по этому поводу? Не я одна мать-одиночка. И ты знаешь, что это такое не понаслышке.
   - Вот потому что знаю, поэтому и говорю!
   - Саша, ты нервничаешь.
   - Нервничаю, да! Между прочим, я твой брат и я за тебя волнуюсь. Я за тебя отвечаю, в конце концов, а ты!..
   В прихожей хлопнула входная дверь и Воропаев замолчал, продолжая в раздражении таращиться на сестру. Потом повернул голову и в ожидании посмотрел, прислушиваясь к тяжёлым шагам в прихожей. Поглядел на Киру.
   - Кто это?
   Она молчала.
   В дверях комнаты появился Красин, поглядел на них и кивнул.
   - Всем привет. Сань, ты чего орёшь? Тебя в подъезде слышно.
   Александр развернулся, сунул руки в карманы брюк и задумчиво посмотрел на неожиданного гостя. Перевёл взгляд на пакеты в руках Красина, точно такие же, что и он сам принёс Кире совсем недавно, с продуктами. Нахмурился. Снова посмотрел на сестру. Кира крутила в руках апельсин и смотрела на Константина. Потом сказала:
   - У нас семейная разборка.
   - А-а, - Красин хмыкнул. - Тогда не буду мешать, - и вышел из комнаты. Кира слышала, как он открыл на кухне холодильник и зашуршал пакетами.
   - Кира, а он что здесь делает? - осторожно спросил Саша. А потом не сдерживаясь, размашисто взмахнул рукой и ткнул пальцем в сторону двери. - Что Красину от тебя нужно?
   - Не кричи, пожалуйста. Костя услышит.
   - Костя? Кира, ты меня до инфаркта довести собираешься? Ты что творишь?
   Красин на кухне довольно весело хохотнул, а у Киры от смущения вдруг запылали уши и она стукнула брата по руке.
   - Тише!
   Александр оттолкнул её руку.
   - Ты когда поумнеешь? Тебе мало было Жданова? Ты себе ещё одного нашла? Так знай, Жданов по сравнению с этим... щенок!
   - Я понял, как ты меня назвал! - крикнул с кухни Константин. - Я догадливый. Но не такой уж я и кобель! Кира, не верь ему! Он подло врёт!
   - Закрой рот, Красин! Я лучше знаю!
   - Саш, прекрати немедленно, - зашипела на него Кира, постоянно косясь на дверь.
   - А ты прекрати дёргать меня! - Воропаев рыкнул на неё и наградил сестру бешенным взглядом.
   - Ты ведёшь себя глупо, - всё также шипящим шёпотом проговорила Кира.
   - Это ты ведёшь себя глупо! Тебя несёт из стороны в сторону, то мстишь, как сумасшедшая, то беременеешь от незнамо кого, а теперь ещё связалась с первым повесой этого города!..
   - Раньше ты говорил, что первый повеса Москвы - это Жданов.
   - Не перебивай меня! Я твой старший брат и ты просто обязана!..
   - Саша, это он.
   - Что "он"?
   - Он отец ребёнка.
   Воропаев открыл рот и замер на несколько секунд. Константин осторожно заглянул в комнату.
   Совсем не вовремя, потому что Воропаев в этот момент как раз обернулся и посмотрел прямо на него.
   - Ты прикоснулся к моей сестре?
   Кира не скрываясь, пнула его ногой. Было безумно стыдно из-за Сашкиного глупого поведения и что Костя всё это видит и слышит. И наверное, ему всё это кажется настолько глупым... И она тоже, да и вообще вся эта история...
   Жутко захотелось расплакаться.
   - Саша, прекрати, - она снова взяла брата за руку, но Сашка руку тут же освободил, а Кира вскочила и бросилась вон из комнаты.
   - Кира! - крикнул Саша ей вслед, но она укрылась в ванной комнате и захлопнула за собой дверь.
   Красин прислонился к стене и посмотрел на Воропаева устало.
   - Доволен?
   - Ты прикоснулся к моей сестре.
   Костя усмехнулся.
   - Начнём с того, что я понятия не имел, что это твоя сестра, - начал он, понизив голос. - И не смотри на меня волком. Тоже мне, праведник, жизни он меня учить будет... Я тебя сам научу.
   - Костя, это сестра моя, младшая!.. А ты мне нотации читать?
   - Ну давай, дай мне по физиономии. Только учти, что твой племянник будет похож на меня. И тебе потом будет очень стыдно.
   - Какой племянник?!
   - Твой.
   Саша посверлил друга разъярённым взглядом и сунул руки в карманы брюк и там уже сжал их в кулаки. Угрожающе поджал губы.
   - Свадьба когда?
   Этот вопрос привёл Красина в недоумение. Он сдвинул брови и задумался, а из ванной раздался возмущённый вопль Киры.
   - Ты замолчишь или нет? Сашка!
   Красин почесал за ухом.
   - Чья?
   - Ваша! - Воропаев всё больше выходил из себя. - Ты сделал моей сестре ребёнка! Женись!
   - А можно мы сами разберёмся? - Константин значительно посуровел лицом. - Или ты думаешь, что я тут же от твоего окрика перепугаюсь? Ты со мной поругаться хочешь, Сань?
   - Поругаться с тобой? А ты о чём думал вообще?..
   - Не думаю, что тебя мои размышления на тот момент, на который ты мне сейчас намекаешь, понравятся. Так что, ты бы лишних вопросов не задавал, а за сестру порадовался. Раз уж она рада.
   Саша зло глянул на него исподлобья, но промолчал, не найдя что ему ответить в первый момент, а потом всё же осведомился:
   - То есть, жениться ты на ней не собираешься?
   - А ты у неё спросил, хочет ли она за меня замуж? - хмыкнул Костя.
   Воропаев иронично приподнял брови и зычно крикнул в сторону ванной комнаты:
   - Кира, ты за него замуж хочешь?
   - Дурак! - обиженно отозвалась оттуда сестра.
   - Сань, ты бы домой пошёл. У нас всё в порядке, мы сами справимся.
   - Если бы ты знал, как мне хочется заехать тебе по физиономии!
   - Твоё право. Но помни, что тебе потом будет стыдно перед своим же племянником.
   - Каким племянником? С чего ты взял, что мальчик будет?
   - Потому что мне везёт. Сам же говорил.
   Саша шагнул к нему, остановился всего в шаге и растянул губы в ухмылке, весьма неприятной. Кивнул.
   - Тебе повезло. Тебе очень повезло, и я надеюсь, что ты это понимаешь. И если я узнаю, что она из-за тебя плачет... я тебя убью, Кот. Не обессудь.
   Около минуты они сверлили друг друга испытывающими взглядами, потом Красин ухмыльнулся.
   - Ну что ж... Как говорится, на правах родственника, ты имеешь право на такие заявления.
   Воропаев кивнул. Смерил друга красноречивым взглядом и молча вышел из комнаты.
   - Снежинка, я ушёл, - крикнул он и почти тут же хлопнула дверь.
   В квартире воцарилась тишина, Константин постоял, что-то обдумывая. Затем подошёл к двери ванной комнаты и стукнул в неё костяшками пальцев.
   - Выходи, он ушёл.
   Кира осторожно приоткрыла дверь и выглянула. Смущённо глянула на Костю. Маетно вздохнула.
   - Не обращай внимания... иногда он ведёт себя, как настоящий дурак.
   Красин понимающе улыбнулся.
   - Наверное, ты права. Потому что раньше я его таким не видел. Это из-за тебя он себя так ведёт. Так что, простим. Простим?
   Кира встала рядом с ним, прислонилась спиной к косяку и по-детски спрятала руки за спину. Отвела глаза, понимая, что снова дурацки краснеет под его взглядом и ничего с этим сделать не может.
   - Я купил тебе пирожное, ты просила.
   - Картошку? - обрадовалась она, а мысленно скривилась. Несколько фальшиво вышло.
   - Картошку. Пойдём чай пить.
   Он развернулся и ушёл на кухню. Смущение и волнение тут же ушло и захотелось плакать. От его равнодушия.
   Загнала слёзы в себя поглубже и посмотрелась в зеркало. Пригладила волосы и облизала губы. И пошла за ним. Села за стол и стала наблюдать, как Костя наливает ей чай.
   - А Саша тоже много вкусного принёс.
   - Это правда, что ты в балетном училась?
   Кира не донесла пирожное до рта и встревожено посмотрела на Красина.
   - Я поправилась?
   Он растерянно посмотрел.
   - Я просто спросил...
   Кира кивнула, но всё ещё насторожено. И на пирожное посмотрела с сомнением.
   Костя вздохнул.
   - Кира, ешь.
   Она опустила глаза.
   - Мне всё время хочется есть, - пожаловалась она. - И плакать. Я чувствую себя глупо. Ты тоже так считаешь? - Он вздохнул, а Кира ещё больше приуныла. - Я же не просила тебя постоянно быть со мной...
   - Ну что ты расстроилась?
   Кира пожала плечами и ещё ниже опустила голову. Константин поставил свою чашку на стол и присел перед Кирой на корточки. Попытался заглянуть ей в лицо.
   - Ты плачешь, что ли, Белоснежка?
   - Да не Белоснежка я! - воскликнула она и всхлипнула. Но ту же принялась вытирать слёзы, которые сами по себе потекли из глаз. - Ненавижу себя... Вот чего я реву? - попыталась оправдаться Кира. Хотя, ответ на этот вопрос знала прекрасно. Потому что он к ней равнодушен. Потому что послушно покупает ей пирожные и конфеты и дружески похлопывает по плечу, когда она расстраивается по пустякам.
   - А чего ты ревёшь? - улыбнулся он.
   - Дура потому что, - еле слышно пробормотала она.
   - Это у вас семейное?
   Кира взглянула на него и вскочила. Несколько неудачно, Красин ещё не успел подняться с корточек и когда она вскочила, покачнулся и машинально схватился за её ноги. Воропаева тоже качнулась, охнула и им в последний момент удалось сохранить равновесие. Костя упёрся рукой в пол и всё же выпрямился. И Киру поддержал, приобняв за талию.
   Оказавшись в безопасности, Воропаева вздохнула и уставилась на верхнюю пуговицу его рубашки, не смея отступить.
   Он и сам сейчас отойдёт, как обычно, отодвинется и спросит, не хочет ли она ещё чего-нибудь вкусненького...
   - Ты из-за Сашки расстроилась? - спросил он, удерживая её рядом.
   Кира пожала плечами.
   - Совсем немного. Он иногда бывает груб... просто у него характер такой.
   - Просто он тебя любит. Об этом все его друзья знают. Что он безумно любит своих сестёр, особенно младшую.
   - Правда? - с надеждой переспросила она.
   - А ты не знала?
   - Знала, но... В последнее время наши отношения несколько испортились. А потом он вообще уехал...
   Красин разглядывал её, затем поднял руку и прикоснулся к её волосам. Кира неожиданно вздрогнула и посмотрела на него с подозрением. Так, словно он собирался с её волосами что-то сделать.
   - Странно всё-таки, что Белоснежка была брюнеткой. Ты в этом точно уверена?
   Ей почему-то стало обидно. Оттолкнула его руку.
   - Перестань.
   - Можно я тебя поцелую? Мне этого хочется.
   Кира растерялась. Раньше у неё никто разрешения на поцелуй не спрашивал. Сердце конечно подскочило, но растерянность и неловкость оказались сильнее. Нервно облизала губы и замерла, как бы обдумывая его "интересное" предложение.
   Костя весело хмыкнул.
   - Наверное, я всё-таки имею на это право. Раз уж даже Сашка нас благословил. Поцелую?
   Она медленно втянула в себя и решила быть взрослой женщиной, каковой по сути и являлась. Посоветовала себе быстренько об этом вспомнить и прекратить мяться, как подросток. Надо добавить во взгляд побольше искушения и соблазна. В конце концов, ей скоро тридцать!
   И кажется в первый вечер знакомства, она совсем не стеснялась...
   Смело кивнула.
   - Целуй.
   Он еле слышно фыркнул, Кира подозрительно посмотрела, но даже подумать ничего не успела, в следующую секунду Костя уже прижался губами к её губам. Воропаева на секунду почувствовала себя ошеломлённой, но на поцелуй ответила, закрыла глаза и как-то незаметно прижалась к Косте. В голове начали всплывать воспоминания о других его поцелуях, намного более смелых и настойчивых. От воспоминаний этих ещё больше разволновалась, подняла руки и обняла его за шею.
   Он запустил пальцы в её волосы, углубил поцелуй, но быстро отстранился. Выдохнул и кривовато усмехнулся.
   - Что-то такое я помню.
   Кира понимала, что он шутит, но всё равно посмотрела укоряющее.
   - Ты просто нахал.
   Костя попытался сдержать смех, а Кира оттолкнула его руки и пошла в комнату, бормоча себе под нос проклятия. Но вернулась на кухню, стараясь не смотреть на ухмыляющегося Красина, и забрала пирожное. И тогда уже гордо удалилась из кухни.
  
  
   ------------///--------------
  
  
   - Опять телефон звонит, - пробормотала Катя, пытаясь увернуться от губ мужа. - Ты слышишь?
   - Слышу. - Андрей всё-таки поцеловал её в уголок губ и улыбнулся довольно, как кот. - Это с работы, наверное.
   Катя шутливо толкнула его в плечо.
   - Так иди на работу! Первый час уже.
   - Иди, - проворчал он, пытаясь выдернуть из-под неё одеяло, в которое она закуталась, - как же тут уйдёшь? Когда дома красота такая остаётся?
   "Красота" засмеялась и ахнула, когда Жданов дёрнул одеяло посильнее на себя и Катя даже перекатилась на другой бок.
   - Жданов, ты что делаешь? Иди на работу!
   Андрей поднял голову и весело посмотрел на неё.
   - Я тебе надоел?
   - У меня нет сил, - призналась она. - Ты понимаешь, что нас все потеряли? Нас на работе ждут.
   - Пусть ждут, - Андрей откатился в сторону, не забыв прижать жену потеснее к себе.
   Телефон наконец замолк, Катя зачем-то махнула в его сторону рукой и прижалась к мужу.
   - Мы сегодня вставать не будем? - спросила она.
   - А зачем? Всё что мне нужно, всё под боком.
   - Да ты что? То есть кормить тебя сегодня не надо?
   Андрей задумался, потом решил.
   - Надо. Должен же я силы восстанавливать.
   - Тебе ещё силы нужны? А я думала, что ты всю недельную программу сегодня выполнил, - Катя приподнялась на локте и невинно глянула на мужа. Жданов ответил выразительным взглядом и в негодовании шлёпнул жену по ягодицам. Катя засмеялась, но потом застыдилась и поцеловала его в щёку. - Прости, я пошутила.
   Он заулыбался. Хотел ещё поворчать на неё, но посмотрел в её глаза и не сдержал улыбки. Взлохматил Катины распущенные волосы.
   - Я тебя люблю. Я очень тебя люблю.
   Она немного смутилась, как всегда смущалась, когда он признавался ей в любви так легко, глядя прямо в глаза. Провела пальчиком по его груди и тихо сказала:
   - Я тебя тоже люблю. И знаешь что? Оттого, что ты мой муж, говорить это почему-то намного приятнее.
   - Ты просто собственница, - со знанием дела кивнул Жданов. И тут же рассмеялся.
   Катя привалилась к его плечу и погладила Андрея по голове.
   - Андрюш, знаешь что? - задумчиво проговорила она через пару минут.
   - М-м, - он открыл глаза и постарался убрать с губ блаженную улыбку.
   - Мне завидно.
   Жданов закинул голову назад и посмотрел чуть удивлённо.
   - На что тебе завидно? Что ты хочешь? Я всё сделаю.
   - Прямо всё сделаешь? - Катя рассмеялась. Андрей закивал. Она вздохнула. - Мне завидно, Андрюш. На Киру.
   Он непонимающе сдвинул брови.
   - А что с Кирой? Точнее, что это у неё такое есть, чего у тебя нет?
   Катя снова вздохнула.
   - Всё-таки иногда ты бываешь жутким... - она заставила себя проглотить обидное слово.
   Жданов хохотнул.
   - Кем?
   - Ты всё понял, - она шлёпнула его по руке.
   - Ну что такое? - Он сел и повернулся к жене. - Что ты хочешь?
   Катя сложила руки на груди и посмотрела на мужа в упор.
   - Я ребёнка хочу.
   Андрей пару раз моргнул, затем нервно усмехнулся.
   - Да?
   - Я сейчас тебя стукну, - пообещала она.
   Жданов поднял руку и почесал кончик носа. А затем придвинулся к Кате, прислонившись плечом к спинке кровати. Недоверчиво улыбнулся.
   - А как же то, что я не готов?
   Катя вздохнула и разгладила ладошками складки на одеяле.
   - Ты же знаешь, что я умею признавать собственные ошибки.
   - На самом деле умеешь?
   - Я стараюсь, - уклончиво ответила она.
   - Значит, ты ошибалась?
   - Да. Но не в том, чему ты сейчас обрадовался.
   Андрей хмыкнул, хотя очень хотелось рассмеяться, но момент был подходящий.
   - Я просто пришла к выводу, что сама была не готова тогда, вот и...
   - А сейчас по-твоему мы оба готовы?
   - Я не знаю... Но мы же взрослые... Справимся. Ты как думаешь?
   Андрей обнял её одной рукой и сильно прижал к себе, пригибая Катину голову к своей груди, поцеловал в макушку.
   - Как-нибудь справимся. Знаешь, мне мама рассказывала, что я когда я родился, она первое время очень боялась сделать что-нибудь не так, а папа ничего не боялся.
   Катя с трудом вывернулась из его рук и подняла голову.
   - Правда?
   Андрей кивнул.
   - Вот и мы как-нибудь... - Поцеловал жену в губы. - Я тебя люблю, ты любишь меня, думаю у нас есть шанс.
   - Думаю, очень большой, - деловито кивнула Катя. Жданов щёлкнул её по носу.
   - Ты ещё бизнес-план составь.
   Она укусила его в плечо. Андрей захохотал, но замолчал, когда в гостиной снова зазвонил телефон. Катя указала рукой на дверь, а Жданов схватил край одеяла и накрыл их с головой.
   - Работа подождёт, нам срочно нужен ребёнок...
  
  
  
   -----------///--------------
  
  
   Костя задерживался. Уехал вечером в свой клуб, пообещав вернуться к полуночи, но не приехал. Кира никак не могла уснуть, долго крутилась с боку на бок и постоянно смотрела на часы. Жёлтые электронные цифры чётко высвечивались в темноте и жутко раздражали.
   Вот зачем он пообещал вернуться? Она его не звала и не просила об этом, но он сам, даже не предложил, а просто-напросто известил её о том, что приедет ночевать. Зачем ему это надо, Кира конечно не спросила. Заволновалась, но постаралась вида не подать, хотя наверняка уже привычно вспыхнула, а он заметил. Как мог не заметить? Он всё на свете замечал и подмечал. Другое дело, что не обо всём говорил.
   После их поцелуя, Красин видимо что-то решил для себя, но с нею делиться своими мыслями не стал. Видимо предполагалось, что она сама должна понять без лишних слов... раз уж он ночевать у неё собрался.
   И Кира могла отказаться. Сказать, что совершенно не нуждается в его присутствии рядом с ней ещё и по ночам. Могла даже удивиться подобному его желанию... Но она не отказалась и не удивилась. Только кивнула, когда Костя предупредил, чтобы она не вздумала его ждать и ложилась спать.
   Кира на самом деле легла. Вроде и спать хотелось, но упрямо таращилась попеременно то в телевизор, то на часы.
   Почему бы ей его и не дождаться? Что в этом такого? Она может сказать, что смотрела кино. И случайно дождалась его прихода.
   А когда он придёт, они... они...
   На этом месте, Кира неизменно спотыкалась в своих размышлениях, потому что дальнейшее мерещилось сквозь какую-то розовую дымку. Мысли уносили далеко от реальности, становилось чуточку неуютно оттого, что она ждёт безумных поступков от практически незнакомого мужчины, а осознание того, что она наверное будет совсем не против этих его поступков, несколько пугало.
   Чрезмерная весёлость и постоянные восклицания ведущего какого-то ночного шоу, начали не на шутку раздражать, и телевизор Кира выключила. Натянула одеяло до самого подбородка, выключила свет и замерла в темноте, тут же вернувшись к мыслям о Косте.
   В её жизни новый мужчина. В каком качестве он будет присутствовать в её жизни, было ещё не совсем ясно и это неплохо было бы решить до того момента, как Красин вернётся с работы и судя по всему, ляжет в её постель.
   По карнизу забарабанил дождь, Кира вздохнула и осторожно потянулась, нежась под тёплым одеялом. Сложила руки на животе.
   Итак, надо решить, чего она хочет. Заняться с Красиным любовью? Да, хочет. Ни о чём не думая, просто заняться с ним любовью.
   Но это как-то мелко. У них будет ребёнок, а это подразумевает совсем другие отношения, более глубокие, другой уровень ответственности и уважение друг к другу.
   Вот например, смогла бы она жить с таким человеком, как Костя? Вместе, зависеть от него... хотя бы в чём-то, вместе воспитывать ребёнка... и так изо дня в день.
   Раньше ей казалось, что для неё подобное возможно только рядом с Андреем. Все её мечты на будущее, на жизнь, были построены на том, что он будет рядом. Но этого не случилось, и со временем Кира вдруг поняла, что наверное это к лучшему. Конечно, это не повод, чтобы прощать предательство, но и видеть рядом с собой Жданова, который абсолютно изменился под влиянием времени и обстоятельств, стал другим человеком, полюбив, она бы не хотела. Она любила совсем другого Андрея. Который делал ей больно, но который поражал своей безрассудностью и жаждой жизни. А теперь это всё из него ушло, осталась только собачья преданность по отношению к Пушкарёвой. Это Кире совсем не нравилось. Она совсем не ожидала, что из Андрея Жданова может получиться идеальный семьянин. Открытие её разочаровало.
   А Костя был как вихрь, ворвавшийся в её жизнь. Он был старше её, он всё знал лучше и не уставал внушать ей, что не обязательно ограждать свободу друг друга, чтобы быть вместе и даже для того, чтобы быть семьёй. Никаких разговоров об "их" семье ещё не было, но Красин по привычке везде чувствовал себя хозяином. И он не думал об ответственности, он просто был ответственным и Кира за это готова была простить все его остальные недостатки. Если они у него есть, конечно.
   И они у него были, Кира уже составила для себя целый список недостатков Красина, но при этом, под пристальными и порой насмешливыми его взглядами, понимала, что у неё недостатков гораздо больше... по крайней мере, по его представлениям. Иногда Костя говорил с ней так, словно она несмышленая и легче сделать всё за неё, чем потом исправлять её ошибки. Кира злилась и возмущалась, а потом спокойно садилась в сторонке и ждала, когда всё устроится без её прямого в этом участия. Даже начала находить в подобной ситуации свою прелесть.
   Да что скрывать? Ей нравилось, что о ней заботятся. Несмотря на иногда вспыхивающее раздражение. С этим вполне можно смириться, потому что плюсов определенно больше.
   Окончательный вывод беседы с самой собой был несколько неутешительным. Она влюбилась в Красина. На самом деле влюбилась. То, что она испытывала в последние несколько дней к нему, можно было сравнить только с теми давними подростковыми чувствами к Андрею. То же волнение и трепет и безумное желание понравиться ему... встретить особенный взгляд желанного мужчины.
   Снова посмотрела на часы. Было уже пятнадцать минут первого. Желанный мужчина опаздывал.
   Если бы это был Жданов, Кира бы сказала, что опаздывает он просто бессовестно.
   Ещё час провертелась с боку на бок, все важные мысли отошли на второй план и Кира только и делала, что прислушивалась, не повернётся ли ключ в замке. Было очень тихо, цифры на электронных часах тревожно светились и привлекали внимание. Когда на циферблате высветилось 2:30, Кира в первый раз всхлипнула.
   Ну почему ей так не везёт? Почему ей не встретился нормальный, тихий, домашний человек? Который бы любил проводить ночи дома!
   И у которого была бы нормальная работа... не связанная с модельным бизнесом или ночными клубами и ещё хуже, с ночными развлечениями.
   И Костя не идёт, хотя обещал вернуться больше двух часов назад, и где он и чем занят?.. И ведь однажды такое было, что работа его закончилась любовными утехами с первой попавшейся женщиной в гостиничном номере. И то, что этой женщиной была она сама, сейчас совсем не успокаивало...
   А она себе навыдумывала... про влюблённость, про семью... Нужна ему семья? Когда можно по ночам гулять?..
   А она, как была дурой, так и осталась!
   Ну почему так не везёт?
   Наревелась от души, накрывшись с головой одеялом и жалея себя. Выглянула из-под одеяла через некоторое время, чтобы посмотреть на часы, ещё больше расстроилась, потому что они показывали просто страшную цифру 3:08.
   Он не придёт.
   Он даже не обманул, он просто не придёт.
   Дождь всё ещё барабанил по карнизу, вдруг стало как-то неуютно и тоскливо. Даже страшно немного, Кира подняла голову и тревожно прислушалась к тишине в пустой квартире. Перевернулась на другой бок и снова завернулась в одеяло. Шёлковые простыни неприятно холодили.
   Кира вытерла слёзы и решительно закрыла глаза, приказывая себе немедленно заснуть и не нервировать ребёнка.
   В прихожей тихо хлопнула дверь и Кира глаза тут же открыла. Приподнялась на локтях, прислушиваясь. Осторожные шаги, щелчок выключателя...
   Пришёл!..
   Кира снова глянула на часы, невольно нахмурилась, но вот шаги уже у двери спальни и Воропаева упала обратно на подушки и крепко зажмурилась.
   Красин вошёл в спальню, посмотрел на кровать, пару секунд стоял, но как ни странно в этот момент ни о чём не думал, слишком устал, хотелось просто лечь и уснул. Но попытался сосредоточиться на дыхании Киры, прислушался, а потом снял свитер, расстегнул ремень на джинсах и снова замер, испугавшись, что бряцанье пряжки может Киру разбудить. А как только забрался под одеяло, понял, что она не спит. Потому что он лёг, а она попыталась незаметно отодвинуться.
   Костя с удовольствием вытянулся на кровати, зевнул и устало потёр лицо. А потом повернулся на бок и обнял Киру одной рукой.
   - Чего ты не спишь? Я тебя разбудил?
   Она дёрнула плечом и снова отодвинулась. Он поднял голову, глянул на часы и снова зевнул, опустив голову и уткнувшись в волосы Киры. А потом лёг и придвинулся к ней.
   - Никогда не вздумай ревновать меня к работе. Запомни раз и навсегда. Это моя работа... независимо от того, прихожу я в три часа ночи или в семь утра. Вот такая у меня дурацкая работа. А если что-то произойдёт, ты узнаешь об этом первой. И я очень надеюсь... на ответную честность. Кира, ты слышишь меня?
   Она рукой скомкала край одеяла, потом кончиком аккуратно вытерла слёзы. И наконец кивнула. Перевернулась на другой бок и прижалась к Косте.
   Оказывается, она жутко замёрзла...
  
   14.
  
  
   Два с половиной месяца спустя
  
   - Ты посмотри, как мило они смотрятся вместе, они очень красивая пара, - Маша взяла мужа под руку и завистливо вздохнула. Повернула голову и посмотрела на строгий профиль Воропаева. - Ты чем-то недоволен?
   - Я не люблю свадьбы, ты же знаешь. Чем я могу быть доволен?
   - А я люблю, - Маша широко улыбнулась и посмотрела на Катю. - Я бы на свадьбы каждый день ходила!
   Катя не ответила, призадумалась, а потом решительно покачала головой.
   - Нет, я свадьбы не настолько люблю.
   - Почему? Так всё красиво, торжественно, весело!..
   Жданов задумчиво хмыкнул.
   - Да уж, особенно весело сейчас Малиновскому.
   Александр обернулся, посмотрел на него и согласно кивнул.
   - Точно.
   Маша переглянулась с Катей и нахмурилась.
   - Какие же вы оба... Андрей, вот тебе на свадьбе плохо было? Своего я не спрашиваю, я за тот вечер от него столько прекрасного наслушалась!..
   - Пошли претензии, - качнул Александр головой. - Тогда тебе всё нравилось!
   Маша погладила мужа по руке.
   - Успокойся.
   - Лично я нервничал, - признался Жданов. - Не очень приятно, когда все на тебя смотрят.
   - А на нас значит, никто не смотрел, - улыбнулась Катя. - Все только на вас смотрели.
   - А нечего было пыхтеть и морщиться, - подсказала Маша и снова быстро глянула на мужа, - тогда бы никто и не смотрел.
   - Кто пыхтел? - удивился Саша.
   - Ты, - кивнула Маша. - Вон, как Малиновский сейчас.
   Андрей поневоле усмехнулся, приглядываясь к другу, который в этот момент общался с отцом Леры. Заметно дёргался и постоянно косился на жену. Чувства Ромки были Андрею вполне понятны. Ему самому удалось пообщаться с будущим Ромкиным родственником ещё до начала регистрации и пристальный, буравящий взгляд бывшего полковника МВД заметно выводил из себя. А к Малиновскому полковник был ещё более строг и придирчив, пытался внушить, что за дочь, в случае чего, есть кому заступиться. Вот Малиновский и потел.
   Воропаев сунул руки в карманы брюк и небрежно пожал плечами.
   - Я вообще не понимаю, к чему весь этот спектакль. Расписались бы по-тихому и будет, а то одна нервотрёпка.
   - Ты как всегда романтичен, - улыбнулась Маша, посмотрела на Катю и незаметно кивнула в сторону. Катя повернула голову и увидела Клочкову, которая недобро посматривала в их сторону.
   К ним подошли Ждановы-старшие и Маргарита тут же довольно заулыбалась.
   - Прекрасная свадьба!
   Пал Олегыч кивнул.
   - Юлиана постаралась.
   - А ты не устаёшь её нахваливать, - улыбнулась Маргарита и взяла мужа под руку. - Лера очень красивая, да Катюш?
   Катя улыбнулась.
   - Все невесты красивые, Маргарита, вы же сами мне это говорили.
   - Это, конечно. Я очень рада этой свадьбе. Наконец-то все мальчики женились, будем надеяться, что и успокоятся теперь.
   - Да уж, порой эта троица своими выходками просто выводила из терпения.
   Саша удивлённо посмотрел на Пал Олегыча. Жданов-старший встретил его взгляд и улыбнулся.
   - Что ты смотришь на меня? Я не прав?
   Саша с Андреем переглянулись и рассмеялись.
   - Помоложе были, так от вас спасу не было. А уж теперь и Ромка женился, будем надеяться, что больше вас на приключения не потянет.
   Маша деловито посмотрела на мужа и поправила лацкан его пиджака.
   - Не потянет. Я прослежу.
   Воропаев отвернулся изо всех сил пытаясь спрятать улыбку. Но повернулся неудачно, потому что тут же встретил взгляд Клочковой. Маша тут же ткнула его локтем в бок и ему пришлось развернуться в другую сторону. Исподтишка показал ухмыляющемуся Андрею кулак.
   - Саш, а Кира ничего не говорила? - Маргарита повернулась к Воропаеву. - Они с Костей не собираются?
   Александр недовольно поджал губы, а Маша поторопилась ответить за него.
   - Не собираются пока, в том-то и дело. Сашу это расстраивает.
   - Меня это не расстраивает, - Саша с лёгким возмущением глянул на жену. - Меня это раздражает, это разные вещи.
   - А стоит ли расстраиваться? - пожал плечами Пал Олегыч. - Если их всё устраивает?
   - Я точно знаю, кого это устраивает, - продолжил Воропаев. - И это точно не моя сестра.
   - Он разругался с Красиным, - сказала Маша.
   - Зачем? - Катя на самом деле удивилась.
   - Да не зачем! - Маша всплеснула руками. - Просто поругался. Пытался выяснить, почему он на Кире жениться не собирается. А Красин такой... такой...
   Воропаев в упор уставился на жену.
   - Какой?
   - Серьёзный, - в последний момент сумела вывернуться она. - Сам же говорил, на него где сядешь, там и слезешь.
   Саша лишь недоверчиво ухмыльнулся.
   - Главное, чтобы между ними было всё хорошо. - сказала Маргарита. - А свадьба... это не так уж и важно.
   Воропаев закатил глаза.
   - Кира выглядит вполне счастливой, - продолжала Маргарита. - Значит, у них всё хорошо. - И чтобы в своих словах ещё раз удостовериться, повернула голову и отыскала взглядом Киру и Красина. Все остальные невольно посмотрели в ту же сторону. - Беременность ей очень идёт.
   Андрей тоже посмотрел, а потом приобнял Катю и притянул к себе. Она легко стукнула его по руке, а он заулыбался.
   Заиграл оркестр и Саша недовольно покосился в ту сторону. Маргарита покачала головой и протянула руку, чтобы погладить его по каштановым волосам.
   - Успокойся ты. Завтра соберёмся все на даче, отдохнём. Когда Лера с Ромой улетают?
   - Во вторник, - сказал Андрей и взял бокал с вином у официанта.
   - Вот и хорошо. Успеют отдохнуть. А то вы с Катей на следующий же день улетели, только выспаться успели.
   - А мы только выспаться и успели, - рассмеялся Андрей. - Помню, как домой приехали после свадьбы, в постель упали и уснули тут же - и до утра, пока будильник не прозвонил.
   Воропаев захохотал, а Катя толкнула мужа в бок.
   - Не обязательно всем об этом рассказывать!
   Ждановы-старшие тоже засмеялись.
   - Первый танец, - сказала Катя, поворачиваясь в сторону танцплощадки. - Смотрите.
   - А чего смотреть? Пошли танцевать, - Андрей взял Катю за руку. - Пошли.
   Катя посмотрела на Маргариту и Машу, улыбнулась и пошла за мужем.
  
  
   ------------///------------
  
  
   - Хочешь танцевать? - Костя посмотрел на Киру, а она покачала головой. - Устала?
   - Нет, но танцевать не хочу. - Она взяла его под руку и слегка привалилась к его плечу. Осторожно сняла туфлю и пошевелила пальцами. - Туфли неудобные, - пожаловалась она шепотом.
   Красин обнял её за талию.
   - Да ещё на каблуках. А я тебе говорил.
   - А без каблука с этим платьем не смотрятся! - она упрямо выпятила нижнюю губу.
   Костя пристроил руку на её животе, который было уже не спрятать, да Кира этого и не делала. Скорее наоборот, всячески подчёркивала свою беременность. Костя порой даже посмеивался над нею, правда, по-доброму.
   - На нас все смотрят, - снова шепнула она, вцепившись в его пиджак и аккуратно сняла другую туфлю.
   - Пусть смотрят. Не хочешь к Ждановым подойти? Там твой брат.
   Кира покачала головой.
   - Там Андрей с Катей... не хочу с ними встречаться. Да и Тропинкина... Сейчас опять начнёт меня расспрашивать. Ей всегда всё любопытно.
   - В тебе просто гормоны играют, - улыбнулся он. - Принести тебе чего-нибудь?
   - А дома мороженное шоколадное есть ещё?
   - Ещё есть... если ты утром его не съела.
   Кира дёрнула его за пуговицу пиджака.
   - Меня подсылаешь, а сам с Сашкой не разговариваешь.
   - Почему это? Я с ним не разговариваю только по одному поводу, когда он начинает проявлять ненужное любопытство.
   - По какому поводу?
   - По поводу даты нашего бракосочетания.
   Кира улыбнулась и довольно заметила.
   - Это он для меня старается.
   Костя посмотрел на неё.
   - А ты замуж хочешь?
   - Конечно, - удивилась она. - И чтобы всё вот также. Красиво и торжественно.
   - Кира...
   - А что ты удивляешься? Любая женщина этого хочет.
   Красин вздохнул и отвернулся.
   - Раньше ты мне об этом не говорила.
   - Так ты не спрашивал. - Подняла голову и заглянула Косте в лицо. Улыбнулась. - А ты чего перепугался-то? Я же не про сейчас... Да и не про тебя конкретно.
   Он посмотрел изумлённо.
   - Ничего себе!.. Может и кандидат уже на горизонте появился?
   Кира игриво пожала плечиком.
   - Кто знает, кто знает... - А потом рассмеялась. - Не смотри на меня так! Я шучу. А вообще, твоя реакция весьма интересна.
   - Чем это?
   - Не знаю... Ты то ли испугался, то ли удивился.
   - Ни то, и не другое. Просто о свадьбе мы с тобой не говорили.
   - Правильно, не говорили. Но почему ты удивляешься, что я замуж хочу?
   - А тебе сейчас плохо? Мне казалось, что у нас всё в порядке.
   - Костя, успокойся. Я силой тебя в ЗАГС не потащу, не хочешь и не хочешь.
   Красин поморщился.
   - Я просто не считаю...
   - Ну и отлично, не считай, - Кира надела туфлю и отстранилась немного, но руку его со своего живота не убрала.
   Костя с минуту внимательно её разглядывал.
   - Ты хочешь, чтобы мы поженились.
   - Я тебе уже сказала, силой я никого больше заставлять не буду.
   - Но ты хочешь? - не унимался он.
   Кира старательно смотрела в сторону, осторожно пожала плечами.
   - Может быть...
   Он снова замолчал, размышляя, а Кира опять взяла его под руку, и приподнявшись на цыпочки, зашептала прямо ему в ухо.
   - Коть, да успокойся ты. Я же не сейчас замуж хочу, а потом... не раньше чем через год. Так что мы успеем поговорить об этом дома, и возможно что-то решим. Так что, прекрати хмуриться.
   - А почему через год?
   - Потому что. Потому что я беременная. А когда рожу, буду не в форме. А если я не в форме, значит, начнутся мелкие неурядицы, с платьем например. А у меня свадьба будет прекрасная. Без всяких мелких неприятностей. А на это потребуется не меньше года. Так что, пугаться не спеши.
   - Да я и не пугаюсь! - он заметно приободрился, за что Кира его ущипнула. - Через год решим.
   Обнял её двумя руками и поцеловал в лоб.
   Кира понаблюдала за тем, как Малиновский с Лерой танцуют, потом перевела взгляд на Жданова с Катей, которые стояли в толпе гостей и обнимались. Смотрела на них без всякой злости, даже равнодушно, потом подняла голову и посмотрела на Костю. Ей было очень спокойно. Ей уже два месяца было очень спокойно.
   - Коть, поедем домой?
   - Устала?
   - Ноги гудят. Хочу домой.
   Красин согласился, но заметил:
   - Попрощаться надо.
   Кира кивнула, а потом прижалась к нему.
   - А свадьба у меня будет самая лучшая, - шепнула она и улыбнулась.
  
   ----------///----------
  
  
   Когда начали танцевать другие пары, Лера с Ромой незаметно ушли с танцплощадки, остановились, посмотрели друг на друга и одновременно рассмеялись. Лера обняла его за шею и поцеловала в щёку.
   - Люблю тебя. Ты держался просто молодцом, не смотря ни на что.
   Малиновский хмыкнул.
   - Не смотря на что?
   - И на папу, и на Полину и на твоего отчима. Хотя, с ним ты мог бы быть и повежливее.
   Они отошли в сторону, радуясь, что их никто не хватает за руки и не начинает сыпать поздравлениями и торжественными речами. Рома опасливо оглянулся, а потом подтолкнул Леру к двери, которая вела в небольшую комнатку за барной стойкой, где обычно отдыхали бармены и официанты. Сейчас комнатка была пуста, Лера подобрала пышные юбки свадебного платья и юркнула внутрь, а Рома прикрыл за ними дверь. Остановились, посмотрели друг на друга и вместе вздохнули. Малиновский подвинул жене стул, а сам присел на край стола.
   - Андрюха с Сашкой мне говорили, что свадьба - это тяжко, но я не думал, что настолько.
   Лера улыбнулась, потом скинула туфли и с удовольствием вытянула гудящие от усталости ноги, и протянула Роме руку. Он сжал её пальчики, потом посмотрел на золотой ободок на её безымянном пальце и разулыбался.
   - Я хочу пить, - сказала Лера и указала на бутылку минеральной на столе, у Ромы за спиной.
   Пока Малиновский скручивал пробку и искал стакан, Лера закрыла глаза и помахала на себя полотенцем.
   - На, попей. - Рома протянул ей стакан, а после присел перед женой на корточки. - Всё идёт так, как ты хочешь, чижик?
   Она посмотрела на него и улыбнулась. Вернула стакан и аккуратно вытерла уголки губ.
   - Да. И пусть это тяжело, Ром, но зато нам будет, что вспомнить. И я тебя очень прошу, будь с отчимом повежливее, не расстраивай свою маму. Она и так чувствует себя не в своей тарелке.
   Малиновский сокрушённо кивнул.
   - Хорошо, я обещаю. Я даже пожелаю ему счастливого пути, когда они соберутся уезжать.
   - Балда, - Лера щёлкнула его по лбу. - С папой как поговорил?
   - Плодотворно. Очень много интересного узнал. Он случайно не в КГБ работал?
   Лера рассмеялась и показала ему язык.
   - Нет. И даже не дознавателем.
   - Странно... - Поднялся и оглядел стол, заставленный тарелками. - Есть хочу... Я до рта ничего донести не успеваю, тут же кто-нибудь подходит с поздравлениями! - взял с тарелки бутерброд с икрой и целиком сунул в рот. - Хочешь?
   - Нет, я слишком устала... Ром, ты следи за мной, чтобы я шампанского больше не пила, а то опьянею. Хорошо?
   Он кивнул и взял ещё один бутерброд.
   - Завтра на дачу, чижик, - мечтательно протянул он. - Сашка такие шашлыки делает... Вот тогда и отпразднуем.
   Лера в шутку дёрнула его за полу пиджака.
   - Хватит жаловаться! Это наша свадьба всё-таки.
   Рома облизал пальцы, потом вытер руки о полотенце и снова присел перед Лерой на корточки, взял за руку.
   - Ты ведь теперь Малиновская, - хитро поглядывая на неё, сказал он. - Ты рада?
   Лера наклонилась к нему.
   - Рада... Ты же знаешь, зачем спрашиваешь?
   Малиновский поцеловал её запястье.
   - Люблю тебя.
   Лера опять наклонилась к нему, Малиновский потянулся губами к её губам и в этот момент в дверь кто-то настойчиво постучал. Рома стиснул зубы и застонал. Обернулся через плечо и увидел Юлиану. Та заглянула, увидела их и понимающе улыбнулась.
   - Отдохнули? Давайте, возвращайтесь. Торт резать пора. Гости ждут.
   Дверь закрылась, Рома посмотрел на Леру и вздохнул. А она ухватила его за уши и крепко поцеловала в губы.
   - Я тебя люблю. Ты справишься.
  
  
   ------------///-----------
  
  
   Андрей уверенно вёл жену в танце, прижимал к себе, потом опустил голову и потёрся щекой о её волосы.
   - Я тебя люблю.
   Катя провела ладонью по его руке. Вверх, к плечу и обратно вниз.
   - А я тебя. Знаешь, Андрюш, я сегодня ночью проснулась и вдруг подумала о том, что прошло ведь совсем немного времени.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Я ещё помню себя другой. Полтора года назад я и подумать не могла, что мы будем вместе.
   Андрей удивлённо посмотрел.
   - Почему ты об этом говоришь?
   Катя пожала плечами.
   - Не знаю. Просто мне вспомнилось. Всё-всё. Когда-нибудь мы расскажем всё это нашим детям. А Рома с Лерой своим. И Кира, и Саша с Машей... Всё это очень удивительно. Судьба сводит и разводит.
   - А потом опять сводит, - подсказал Андрей. - Но мне кажется, что всё правильно. Всё сложилось правильно.
   Катя наступила ему на ногу, они сбились с шага и рассмеялись. Жданов снова подхватил её, развернул и они едва не столкнулись с Воропаевыми. Саша выразительно посмотрел, а Маша рассмеялась.
   Когда они снова удалились друг от друга, Катя прислонилась лбом к плечу мужа. Улыбнулась.
   - Я позвонила врачу. Она ждёт нас в понедельник.
   - Да? - Андрей снова сбился с шага.
   Катя подняла голову и посмотрела на него. Встретила взволнованный взгляд.
   - Ты только не волнуйся, - попросила она.
   - Я не волнуюсь, - Андрей уверенно покачал головой.
   - Вот и не волнуйся. Мы же ещё не уверены. И не говори никому.
   Он вскинул подбородок и быстро огляделся, словно их могли подслушать.
   - Я же обещал!
   Катя снисходительно улыбнулась.
   - Я тебя уже дважды сегодня останавливала. А завтра что будет?
   - Я же обещал, Кать! Тайна!
   - Вот если в понедельник подтвердится... тогда и скажем.
   Андрей остановился прямо посреди танцплощадки и обнял жену. Катя засмеялась и попыталась отстраниться побыстрее, чтобы никто ничего не заметил. Но он сграбастал её и даже от пола приподнял.
   На них начали оборачиваться, Катя смеялась и колотила кулачком мужа по спине.
   - Отпусти!
   Огляделась, не зная куда спрятаться от смущения, а Андрей поставил её на ноги, взял за руку и повёл к небольшой сцене, у которой стояли молодожёны.
   - Сейчас что-то будет, - хмыкнул Малиновский, наблюдая за другом. А Андрей нашёл взглядом Воропаева, потом Киру. Быстро поцеловал жену и поднялся на сцену, подошёл к музыкантам и что-то быстро заговорил.
   - Что он делает? - заинтересовалась Маша, подойдя. Катя пожала плечами, продолжая наблюдать за мужем.
   - Концерт по заявкам, - усмехнулся Воропаев и весело переглянулся с Малиновским. Лера укоризненно посмотрела на них.
   Андрей подошёл к микрофону, щёлкнул по нему и сказал:
   - Эта песня для наших молодых, конечно, но ещё и для двух девушек, одна из которых моя жена, а другая... - Он снова оглядел зал. - Кира!
   Воропаева повернулась и недоумённо посмотрела на него с другого конца зала.
   - Кира, для тебя и Кати. Кажется с этого всё началось.
   Он спрыгнул со сцены и тут же грянула знакомая музыка. Причём именно грянула, Катя застыла, повернулась к мужу, а Рома с Сашей застонали в голос. Воропаев со смехом замахнулся на Жданова.
   - Ты спятил? Опять?
   А он покачал головой, глядя на Катю, которая слушала, замерев от волнения. Улыбнулся.
   - Именно так всё началось, - сказал он.
   Дождём унылым небо плачет,
   Замёрзли лилии в пруду.
   В безлюдный наш посёлок дачный,
   Я поздней осенью приду.
   Туда, где годы детства плыли,
   Где я любил соседку Лилю.
  
   А я в пруду для Лилии, Лилии, Лилии,
   Сорвал три белых лилии,
   Три лилии сорвал!
   А я в окошко Лилии, Лилии, Лилии,
   Бросал под вечер лилии,
   Три лилии бросал!
  
   Я знаю, время лечит раны,
   Приходит новая любовь,
   Но вспоминаю, как ни странно,
   Я ту девчонку вновь и вновь.
   Как будто вырастают крылья,
   Когда я слышу имя Лиля.
  
  
  
   Эпилог.
  
  
   У Кати и Андрея родилась дочка. Единственная девочка в "Зималетто". Её назвали Ксенией, не сумев выбрать между Юлией и Таисией. Выбирали в основном родители и поэтому Катя с Андреем, устав от споров, тайком записали дочку под именем, которое накануне выбрали сами. Имя неожиданно понравилось всем и споры тут же прекратились, что всех безусловно порадовало.
   С появлением дочки неуверенность ушла и больше о своих страхах ни Катя, ни Андрей не вспоминали. Они больше не боялись быть плохими родителями, они просто были родителями. И надеялись, что когда дочка вырастет, она сама расскажет им, как они справлялись со своими "родительскими" обязанностями.
  
   У Киры и Кости родился мальчик, они поженились на первое день рождения сына. Свадьба не была шикарной, как поначалу хотела Кира. Они расписались во Франции, в старом замке, переделанном под гостиницу. Гостей было немного, только родственники и близкие друзья.
  
   У Леры и Ромы тоже родился сын, причём ровно через девять месяцев после свадьбы, что стало отдельным поводом для шуток со стороны Саши и Андрея, а Малиновский при этом каждый раз странно смущался. Лера отчаянно делала карьеру и также отчаянно налаживала отношения мужа с его семьёй. Старательно делала из мужа истинного семьянина со всеми вытекающими. Малиновский поддавался и с радостью спешил по вечерам домой. И терпеливо ждал, когда жена вернётся с работы, задержавшись на монтаже, интервью или совещании.
  
   Маша с Сашей прожили в Англии больше трёх лет, а после вернулись в Москву и купили дом за городом. Ни о какой школе за границей для Егора, Маша по-прежнему слышать не хотела, а Воропаев настаивал недолго. Как раз до того момента, пока Маша не заявила, что он её этими разговорами нервирует, а нервничать ей никак нельзя, потому что ребёнку это вредно. Сообразив, что в этот раз "ребёнок" - это совсем не Егор, Саша тут же присмирел. Правда, мечта Маши о дочке не осуществилась, у них родился ещё один сын. Но она не теряет надежды, так легко сдаваться она не привыкла. Ведь женсовет - это не только сила, но ещё и упорство.
  
   Клочкова всё-таки вышла замуж, но совсем не за олигарха. Но зато сбылась другая её мечта - жить в Милане. Её мужем стал владелец небольшой сети магазинов модной одежды, с которым она познакомилась на одном из показов "Зималетто" и, не долго думая, она уехала с ним в Италию. Правда, поговаривают, что через пару лет, Вика оставила мужа ради популярного испанского актёра. Но это только слухи и возможно они родились именно в курилке "Зималетто", когда дамочкам из женсовета просто взгрустнулось...
  
   А в остальном всё идёт хорошо. И каждый раз, когда все собираются на даче Ждановых, там звучит одна и та же песня...
  
  

Конец

  
  
  
  
   - 115 -
  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"