Риз Катя: другие произведения.

Надо уметь загадывать желания

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новогодняя сказка в летнюю жару


Надо уметь загадывать желания

  
  
  

"Будь осторожен в своих желаниях - они иногда сбываются..."

  
  
   Новогодняя ночь 2008/2009 гг.
  
  
   - Часы бьют! Считаем! Один, два, три...
   - Шампанское у всех налито?
   - Андрей, ты считаешь?
   - Поздравляю всех с Новым годом!
   - Подожди поздравлять! Шесть, семь!..
   - Нужно загадать желание!
   Кира затеребила его за рукав.
   - Андрей, загадывай!
   - Что?
   - Желание!
   Жданов пьяно улыбнулся и заглянул в свой бокал с шампанским. Потом быстро огляделся. Суматоха... Какое уж тут желание?
   - Девять, десять!..
   Уже десять?! А ему в голову ничего не приходит, как назло.
   Посмотрел на жену, которая сильно зажмурилась, как девчонка. Видно, желание у неё было серьёзное. Малиновский хитро ухмылялся. Почему-то даже знать не хочется, что он загадал.
   Кира взяла его под руку и прижалась.
   - Андрей, ты мне своё желание расскажешь?
   Шампанское кружило голову и будоражило кровь.
   - Иногда хочется узнать, как бы сложилась жизнь, если бы я поступил по-другому...
   Люди кричали и радовались. Открывались бутылки с шампанским, хлопали хлопушки. Голос Жданова потонул во всём этом праздничном гуле. Оставалось всего пара ударов... и Новый год. И всё с чистого листа. Всё сначала...
   - Что ты говоришь? - смеялась жена, вглядываясь в его лицо.
   Андрей всплеснул руками и широко улыбнулся.
   - В принципе! Если бы я что-то сделал по-другому! Что-нибудь изменилось бы?
   - Что?
   Он пожал плечами, а Малиновский ему на ухо крикнул:
   - Двенад...
   "Если бы я смог удержать Катю..."
   - ...цать!
   Часы ударили в последний раз и люди просто взорвались радостными криками.
   Кира повисла у Андрея на шее и поцеловала в губы.
   - Поздравляю, милый.
   Он кивнул в ответ и улыбнулся. Отхлебнул шампанского и отвернулся, воспользовавшись тем, что жена принялась обниматься с его родителями и друзьями.
   Шампанское быстро закончилось, и он взял другой бокал.
   Почему вдруг вспомнил про Катю? Не один год прошёл... и всё закончилось. А он вдруг вспомнил. В новогоднюю ночь, в тот момент, когда люди загадывают желание на будущее, а он о прошлом вспомнил.
   Не хорошо.
   Дома оказались уже ближе к утру. Когда Андрей ввалился в спальню, с трудом держась на ногах от проклятого шампанского, которое в голову ударило хорошо, даже слишком, часы показывали четверть шестого. Шестого!..
   Жданов сел на кровать, откинув помятый пиджак в сторону кресла, промахнулся, но это взволновало мало.
   - Андрей, разденься, - услышал он голос Киры. Она тоже устала, да и выпила немало, поддавшись всеобщему веселью. - Я не буду тебя раздевать!
   Он кивнул и повалился на подушки, натянул на себя одеяло.
   - Жданов!
   Голос жены уже отдалился, стало хорошо, Андрей закрыл глаза и провалился в сон.
  
  
   ________________________________

   Не бойся сбывшихся желаний,
И не жалей, что не сбылось,
Когда тропой воспоминаний
Во снах своих один бредёшь.

Без света не увидишь тени,
Без ночи не понять нам день.
Как без надежды нет сомнений
Вверх или вниз ведёт ступень.

Но мы идём
по тем ступеням
Прошедших лет. Иль вверх, иль вниз?
Хоть тело исчезает тенью,
Но душу наполняет жизнь.
  
  
   Анатолий Деев
   __________________
  
  
   Будильник надрывался где-то совсем рядом. Прямо над ухом. Андрей махнул рукой, как бы отмахиваясь от этого навязчивого звука, потом закинул руку наверх, на подушку и потянулся. Рука ощутила приятную прохладу и мягкость ткани наволочки и в мозг, который до конца ещё не успел проснуться, ворвалась мысль - Кира всё-таки его раздела. Это хорошо, он обязательно её поблагодарит, когда проснётся. Когда сможет открыть глаза, когда снова начнёт жить... после вчерашнего веселья, это получится не сразу.
   Жданов сладко потянулся, и опять же сквозь сон (он всё ещё упорно гнал от себя действительность) подивился тому, что голова совсем не болит. Ну вот ни капельки.
   Кто-то уютно завозился у него под боком, а потом послышался женский голос, чуть с хрипотцой после сна:
   - Андрей, выключи будильник.
   Жданов угукнул, наугад протянул руку и нащупал возмутителя спокойствия. Нажал на кнопку, а потом перевернулся на бок, пытаясь теснее прижаться к тёплому женскому телу, а жена снова закопошилась, обняла его ногой и тоже потянулась, вытянувшись вдоль его тела. Носик уткнулся в его шею, жарко задышал, а потом женщина что-то довольно замурлыкала, а ладошка загуляла по его спине.
   Андрей повёл плечами, когда стало щекотно, и попытался открыть глаза, уловив незнакомый аромат духов. Явно не Кириных.
   В первый момент прострелило. Он же точно помнит, что с вечеринки с женой уходил, даже помнит, как они домой вместе приехали...
   Рука прошлась по женскому боку, и Жданов понял - точно не Кира. Ну никак не Кира.
   Только этого не хватало.
   Его поцеловали в подбородок, снова обняли и сладко потянулись.
   Зря ОНА так делает. Не надо об него тереться, это чревато последствиями. А для начала не мешало бы выяснить где он и, самое главное, с кем.
   Но всё это он мог говорить себе, а руки жили своей жизнью. Женщина приглушённо хихикнула. Сбила ногой одеяло, перевернулась и улеглась, прижавшись щекой к его животу.
   - Я уже встаю... Сегодня дел столько... Ты проснулся?
   Андрей наконец открыл глаза и уставился на потолок. Сердце бухало в груди, стало жарко, даже в пот кинуло. А всё потому, что он узнал этот голос.
   Конечно, узнал. Как может быть по-другому?
   Она всё ещё прижималась к его животу, а Жданов не знал, что ему делать - то ли головой помотать, чтобы дурман спал, то ли ущипнуть себя, чтобы к реальности вернуться. С трудом получилось поднять руку, она вдруг отяжелела просто невероятно. Хотел прикоснуться к той, кого увидеть когда-нибудь уже не чаял. Просто прикоснуться и понять - сон это или явь...
   За стенкой вдруг раздался громкий детский плач.
   Катя тут же подскочила, и Андрей наконец смог увидеть её лицо.
   Она совсем не изменилась, всё такая же, и волосы снова длинные и русые. Она откинула их за спину, сдула со лба чёлку и соскочила с кровати. Поправила съехавшую с плеча бретельку сорочки и вдруг посмотрела на Андрея, который наблюдал за ней, как за видением. Наклонилась и потрясла его за ногу, укрытую одеялом.
   - Вставай, Андрюш! Сегодня лежать некогда!
   Катя накинула на себя халат и открыла дверь. Плач стал просто оглушительным и Андрей поморщился.
   - Мама-а!
   - Я иду, - услышал он Катин голос, превратившийся в мёд. - Это кто плачет? А что мы плачем? Мама пришла... Иди ко мне.
   Плач стих и на какое-то время стало тихо. Андрей сел в постели и оглядел незнакомую комнату. Потом зажмурился. Снова открыл глаза и обвёл комнату ещё одним взглядом. Ничего не изменилось.
   Жданов подумал и ущипнул себя. Затем ещё раз и сильнее. Больно стало, но ничего не изменилось.
   - Да что происходит? - вслух проговорил он и встал. Подошёл к окну, отдёрнул занавеску и замер с открытым ртом. - Москва... Это Москва. Чёрт...
   Стало страшно. На самом деле страшно, до дрожи в коленях. Подошёл к зеркалу и посмотрел на себя. Даже язык высунул. Может у него горячечный бред? Потрогал лоб.
   Лоб как лоб...
   А меж тем происходит что-то совершенно непонятное и фантастическое. Руками опёрся в комод, опустил глаза и обмер. Взял рамку с фотографией и не меньше минуты разглядывал самого себя в свадебном смокинге, а рядом... Катя. Катя - красивая, счастливая, в свадебном платье...
   Но этого не было. Не было! И свадьба была не летом, а зимой. И рядом с ним была не Катя... а Кира.
   - Сумасшествие какое-то. Я сошёл с ума? - снова посмотрел на своё отражение в зеркале. - Или кто-то другой спятил?
   - Андрюша, ты встал?
   Он резко обернулся и даже рот приоткрыл, глядя на Катю. А она подошла и протянула ему ребёнка.
   - Посиди с ней, а я в душ. Скоро уже родители приедут, а мы ещё не встали.
   Жданов её не слушал. Он смотрел на ребёнка. Так сразу возраст определить не получалось. Андрей в этом совершенно не разбирался. Маленький, но не очень. Недавно с Кирой ходили в гости к её подруге, так у неё ребёнок годовалый, а этот постарше будет. Смотрит на него и улыбается, а в руках плюшевый, весьма потрёпанный заяц.
   Ребёнок протянул к нему руки и выдал:
   - Папа!
   Жданов едва не поперхнулся собственным изумлением.
   Папа? Это он, в смысле?
   - Андрюш, проснись, наконец, - рассмеялась Катя и практически сунула ребёнка ему в руки. - Я быстро. Дай Варе сок.
   - Э-э... Катя! - получилось истерически. Но она уже скрылась за дверью ванной комнаты.
   Андрей замер, держа ребёнка на вытянутых руках и не зная, куда его пристроить.
   Стоп. Не его, а её. Как Катя сказала? Варя? Это Варвара, что ли?
   - Это кто ж тебя так назвал? - изумился он вполголоса. А девочка снова улыбнулась и сказала:
   - Папа.
   - Я? Я что, от счастья тогда с ума сошёл?
   Посмотрел на прикрытую дверь ванной, потом на девочку. Как-то не получалось назвать её дочкой... Подошёл к кровати и осторожно усадил её. На всякий случай предупредил:
   - Сиди здесь!
   - Папа! Папа-па-па-па!
   - Я уже понял!
   Вытер пот со лба. Что происходит? Мир перевернулся?
   Или кто-то его перевернул?
   И что со всем этим, чёрт возьми, делать?
   В шкафу нашлись джинсы и свитер. Натянул на себя, не спуская глаз с ребёнка, который ползал по кровати и путался в одеяле. На столе Андрей увидел знакомый ежедневник, его собственный, он всегда покупал одинаковые и в одном и том же магазине. Открыл его и уставился на страницу с сегодняшним числом. 31 декабря 2008 года.
   Это невозможно. Это вчерашний день и он его прекрасно помнит - как провёл, где был, как и с кем встретил Новый год... А сегодня уже первое число нового года.
   Как же так?
   - Попить! Хочу!..
   Андрей обернулся и посмотрел на девочку и вдруг вспомнил. Он же сам загадал желание. Хотел узнать, что будет, если Катя... не уйдёт, простит, если всё у них получится.
   Но это же было желание! Несбыточное и глупое. Желания никогда не сбываются просто так. Не бывает, чтобы проснулся утром и вот оно - готово!
   Жданов снова посмотрел на ребёнка.
   Чёрт знает что происходит.
   Зайца методично тянули то за одно ухо, то за другое.
   - Пить! Пить! Пить!
   - Андрей, что происходит? - из ванной послышался обеспокоенный Катин голос.
   Жданов распахнул дверь в ванную и гаркнул:
   - Где этот дурацкий сок?!
   Катя завернулась в полотенце, а на него глянула непонимающе.
   - А что ты кричишь?
   Андрей с трудом подавил вздох раздражения.
   - Ты можешь сама дать ей сок? Мне... мне нужно уехать!
   - Уехать?
   Андрей жадным взглядом ощупывал её фигуру. Полотенце прикрывало только от груди и до бёдер. На щеках румянец, влажные волосы рассыпались по плечам, ноги длинные и ровные. Роды Катину фигуру ничуть не испортили...
   Если принять во внимание, что они вообще были. И что всё, что происходит, всё, что вокруг него, реальность. Может сон? А может он в кому впал? Его могла сбить машина, а мог поскользнуться и приложиться обо что-нибудь затылком... В каком-то кино подобное было.
   Катя накинула на себя халат и поспешила к дочери. Взяла на руки и поцеловала, пытаясь успокоить.
   - Не плачь, солнышко... Андрей, что с тобой случилось? Ты не с той ноги встал?
   - Чёрт его знает!.. Где мой бумажник?
   - В куртке, наверное. Куда ты собрался?
   - У меня дело.
   - Дело? Вчера ты мне ни о каком деле не говорил! Андрей!
   - Катя, прекрати!
   Он вышел из спальни, огляделся, дёрнул первую попавшуюся дверь и оказался в детской. Чёрт! Катя смотрела на него в полном смятении.
   Жданов двинулся дальше по коридору, заглянул в гостиную, свернул на кухню, но в конце концов оказался в прихожей. Сунул ноги в свои ботинки.
   - Андрей, ты можешь мне объяснить, куда ты собрался? Что я должна говорить твоим родителям, когда они приедут?
   Андрей медленно выпрямился.
   - Родители тоже здесь?
   - А где же им ещё быть? Сегодня Новый год!
   Он молчал, а Катя вздохнула.
   - Папа привезёт ёлку, ты обещал помочь ему поставить.
   Жданов снял с вешалки куртку, вроде бы свою, но незнакомую, и упрямо повторил:
   - Мне нужно уехать.
   Катя разозлилась. Посмотрела на него обвиняюще и возмущённо, но кивнула:
   - Хорошо. Поезжай. Поезжай куда тебе нужно! Я одна справлюсь. Наплевать, что мы ждали сегодняшнего дня целый месяц, планы строили! У тебя же дела! Вот и поезжай!
   Варя у неё на руках заплакала. Катя покачала её и поцеловала в лоб.
   - Не плачь, солнышко. Сейчас дедушка тебе ёлку привезёт.
   Обожгла Жданова ещё одним укоряющим взглядом и ушла на кухню. Андрей слышал её голос и плачь ребёнка, постоял, прислонясь к двери, а потом всё-таки вышел.
   Выйдя из подъезда, сунул руки в карманы, обнаружил там ключи. На одних красовался брелок сигнализации. Нажал на кнопку, а в ответ ему фарами приветливо мигнул "Лексус". Сев в машину, неожиданно почувствовал себя лучше.
   Москва была такой, какой он оставил её неделю назад. Москва осталась прежней, а вот с его жизнью что-то случилось.
   Достал телефон и машинально набрал номер Малиновского. На пятом гудке задумался о том, что номер может быть другой, но тут услышал голос друга. Андрей так воодушевился, словно Ромка был в состоянии объяснить ему всё происходящее.
   - Малиновский, ты где? Ты даже не представляешь, что со мной случилось! Я сегодня проснулся совершенно в другом месте!
   Ромка зевнул в трубку.
   - Серьёзно? Я Катьке врать не буду. Сам выкручивайся.
   Андрей без сил навалился на руль.
   - Ромка, а ты точно помнишь, что вчера было?
   - А что было? - заинтересовался Малиновский.
   - Я вчера был в Лондоне и встречал Новый год, - решил поделиться Андрей.
   Ромка в задумчивости помолчал, затем поинтересовался:
   - Ты вчера пил, что ли?
   - Пил, - сознался Жданов.
   - Ясно.
   - Нет, ты не понял! Я пил, но в Лондоне! У родителей Новый год встречали.
   - Андрюх, родители твои уже неделю, как прилетели в Москву. Мы их вместе встречали. Забыл?
   Андрей опустил голову на руль и застонал сквозь зубы.
   - Я не понимаю, что происходит... У меня есть дочь.
   Малиновский захохотал.
   - Поздравляю тебя! Очнулся через два года!
   - Ей два?
   - Палыч, кончай! Новый год какой-то придумал... сегодня только 31. Сегодня встретим.
   - А что "Зималетто"?
   - А что? Всё ок. Или ты от меня что-то скрываешь?
   - У нас показ в Париже был?
   - Ну да... летом. А что?
   - Да так...
   Ромка маетно вздохнул.
   - Андрюх, хватит дурью мучаться. Ты меня разыгрываешь, что ли? Никакого понятия в тебе. У нас Макс всю ночь не спал, по очереди качали. А ты с утра меня будишь и задаёшь дурацкие вопросы.
   Андрей соображал несколько долгих секунд. Потом спросил:
   - У тебя тоже ребёнок есть?
   - Здрасьте.
   - Правда, есть?
   - Правда. Вечером тебя с крестником познакомлю. Палыч... поезжай домой! Сегодня выходной. Мы вечером приедем.
   - Малиновский, а ты на ком женился? - догадался спросить Андрей, но Ромка уже бросил трубку.
   - Дурдом, - вынес вердикт Жданов через несколько минут.
   "Домой" сразу не вернулся, проехал мимо "Зималетто", посмотрел на здание несколько минут, но на стоянке ни одной машины, тишина и пустота. Выходной день. Бесцельно покатался по городу, пытаясь уложить в своей голове фантастическую реальность. Как-то незаметно оказался у Катиного дома. Как раньше - сидел в машине и смотрел на её окна. Вспоминал, как всё было. Как тогда он мучался, как вспоминал её, как ругал себя за то, что отпустил, что за ней не поехал, что не осмелился, послушал её... Как потом страдал, как женился, как забывал всё постепенно, как загадал это нелепое желание. Прошло почти три года. Почему он её неожиданно вспомнил? Ведь всегда мысли и воспоминания от себя гнал. А вот тут загадал и вот он здесь. В этой реальности, где сбылось всё, о чём когда-то мечтал, и у них с Катей свой дом, она держит на руках его ребёнка. Она родила ему ребёнка... Дочку.
   У них семья. Большая и пока для него непонятная и незнакомая, но семья.
   В квартиру входил с опаской. Открыл дверь, не сразу разобрался в замках, а сам с тревогой прислушивался к голосам, которые доносились из-за двери. Квартира была полна родственников. А его прихода даже никто не заметил.
   Жданов потоптался в прихожей, набираясь смелости, потом снял куртку и шагнул в сторону гостиной. Но вернулся и ботинки снял. В доме же ребёнок...
   Заглянул в комнату и в первый момент почувствовал смятение. Его родители, Катины родители, ёлка посреди комнаты, детский смех... Всё так непривычно, что даже пугает немного.
   Входить Андрей не стал, как-то не хотелось им мешать, разрушать праздничное настроение. К тому же, Кати в гостиной не было, а увидеть её почему-то очень хотелось. Посмотреть на неё и понять, насколько же ему на самом деле страшно. А вдруг и не страшно совсем? Вдруг просто волнение дурацкое, ведь он ещё до конца не поверил, всё ещё считает всё сном или бредом.
   А если сон, то почему всё такое настоящее? Почему так пахнет пирогами и ёлкой, почему детский смех вызывает такой всплеск эмоций, почему... почему так остро хочется увидеть ту, которая в этой "реальности" его жена?.. Ту, которую он когда-то отпустил в неизвестность, и бороться за неё не стал, а потом горько сожалел об этом не один год. Как тут не волноваться? Когда тебя с головой окунают в твои сомнения и мечты, а ведь ты об даже не помышлял, не думал, что подобное возможно...
   Сон? Явь?
   На явь не похоже, не бывает всё так хорошо, а если сон... сны, они имеют обыкновение заканчиваться.
   Вошёл на кухню и остановился в дверях. Локтём упёрся в косяк, до боли, а сам смотрел на Катю. На ней было нарядное, по всей видимости, праздничное платье, волосы уложены наверх, а поверх платья фартук. Тесёмки завязаны на кокетливый бантик на талии. И вообще Катя была вся такая непривычная, домашняя, одно слово - жена.
   Она его не видела, стояла у плиты к нему спиной, а Андрей шагнул к ней и обнял. Прижал к себе и зарылся носом в её волосы. Катя в первый момент напряглась, Жданов даже подумал, что оттолкнет, припомнив утреннюю ссору, но она тут же расслабилась.
   - Вернулся? Я волновалась.
   Жданов обхватил её руками и закрыл глаза, наслаждаясь её близостью.
   - Прости... Прости, я такой дурак... Ты даже не представляешь.
   - Правда, думаешь, что не представляю? - Катя рассмеялась и попыталась из его рук вывернуться, но Андрей не отпустил. Покачал головой.
   - Не представляешь...
   - Андрюш, ты что-то натворил? Отпусти, мясо сгорит.
   - Чёрт с ним.
   - Ты что, с ума сошёл? Гостей полный дом! - Катя рассмеялась. - Андрей, отпусти, говорю!
   Он её отпустил, хотя и с большой неохотой. Оглянулся и придвинул себе стул, сел рядом с Катей, не спуская с неё глаз. Наверное, сейчас был похож на собаку, которая всё-таки дождалась хозяина. А ему всё равно. Просто смотрел, а думал... чёрт знает, о чём он в этот момент думал. Ему просто нравилось на неё смотреть.
   Катя колдовала над противнем, с которого исходил пряно-мясной аромат. Вдруг быстро глянула на Жданова.
   - Так что?
   Он от неожиданности даже вздрогнул.
   - Что?
   - Ты что-то натворил?
   - Я не знаю... кажется, нет.
   - Ты такой загадочный сегодня... Ты с родителями поздоровался?
   - Нет. Они там все так заняты, не хотелось им мешать.
   - Мы ёлку нарядили.
   - Я видел.
   - Тебе осталось макушку надеть.
   - Мне?
   - А кому? Ты же это делаешь.
   Андрей улыбнулся. Оказывается, у него свои обязанности существуют в ритуале украшения новогодней ёлки.
   - Ты на меня обиделась? За утро?
   - Поставь мясо в духовку.
   Андрей послушно поднялся и взял довольно тяжёлый противень. Прикинул, как бы половчее поставить его в горячую духовку.
   - Ты был странный. Я волновалась. Где ты был?
   Он закрыл духовку и повернулся к жене. Посмотрел виновато.
   - По городу катался без дела. К дому твоему ездил... То есть, к дому твоих родителей.
   Катя посмотрела удивлённо.
   - Зачем?
   - Я не знаю. Мне сегодня такой сон странный приснился, ты не представляешь.
   - Кошмар?
   Жданов задумался. Мог бы он назвать всё это кошмаром?
   - Может быть, - ответил он, так и не придя к определённому выводу.
   - Расскажешь?
   Андрей протянул руку и прикоснулся к её щеке.
   - Всё так сумбурно. Там тебя не было.
   - Как это не было?
   - Совсем. - Андрей притянул её к себе и прижался губами к её губам.
   Своим поцелуем он Катю, кажется, удивил. Когда он её отпустил, она посмотрела изумлённо.
   - Вижу, что ты на самом деле по мне соскучился.
   Андрей снова её поцеловал, прильнул к её губам, но быстро отстранился.
   - Если бы ты знала как. - Обнял её и пробормотал: - Не понимаю, как я мог быть таким дураком.
   - Ты о чём, Андрюш? - приглушённо переспросила Катя, уткнувшись в его плечо.
   Он вздохнул.
   - Да так... Сон этот дурацкий, всю душу перевернул.
   Катя приподнялась на цыпочках и обняла его.
   - Я волновалась за тебя. Ты в следующий раз мне про сны свои рассказывай, хорошо? Вместе гулять пойдём.
   Жданов рассмеялся, правда, не очень-то весело.
   - Хорошо. Поцелуешь ещё?
   - Вот вы где прячетесь! Андрюша, ты приехал, наконец.
   Андрей оглянулся через плечо, не отпуская Катю, и улыбнулся матери.
   - Здравствуй, мамуль.
   - Здравствуй, милый. - Маргарита погладила его по плечу, потом с интересом заглянула в духовку. - Катя, какой аромат... Ты добавила базилик, как я и говорила?
   Катя кивнула и улыбнулась.
   - Ваш сын по мне соскучился.
   - Вижу. Мы ёлку будем наряжать? Нужно ещё гирлянду повесить, а то скоро гости придут.
   - Ещё придут? - удивился Жданов и непонимающе посмотрел на жену. Та похлопала его по щеке, пытаясь вернуть его к реальности.
   - Андрюш, очнись, наконец. И иди елку наряжать. Маргарита, а Варя где?
   - Твоя мама с ней играет. Ой, я так хочу увидеть её в новом платье! Андрей, ты фотоаппарат приготовил?
   - А должен был? - совсем растерялся Жданов.
   - Ну а как же! У ребёнка Новый год!
   - А-а, - глубокомысленно протянул он, а потом рассмеялся. Вдруг стало легко на душе, так радостно от того, что впереди вот такие простые, но необходимые дела и все от него ждут пусть маленького, но чуда. Хотя бы того, что он сейчас придёт и на макушке их новогодней ёлки засверкает звезда, а потом ещё и гирлянда начнёт переливаться разноцветными огоньками.
   - Кать, пойдём, давай Варю оденем!
   Катя рассмеялась.
   - Она же вся перепачкается до вечера, Маргарита!
   - А мы её сфотографируем и снова переоденем. Пойдём. Ты газ убавила?
   - Да.
   - Андрюш, и ты не стой, - поторопила его мать, - займись чем-нибудь!
   - Слушаюсь!
   Если звезду удалось пристроить запросто, только привстав на цыпочки и удостоившись за это похвалы, то с гирляндой оказалось намного труднее. У всех было своё мнение, как она должна на ёлке располагаться. Каждый считал, что по его - красивее. Андрей устал стоять, держа в руках гирлянду и выслушивать указания, даже вспотел и начал впадать в раздражение. Только показывать его было нельзя. Потому что в этой комнате были люди поважнее его. Его отец и его тесть наперебой сыпали советами, мама выглядывала из детской периодически и все их задумки пресекала на корню, вносила свою идею и снова скрывалась в комнате, а у ёлки, после минутной паузы, всё начиналось сначала.
   - Всё равно так как вы хотите - не выйдет! - в конце концов, повысил голос Андрей.
   - Почему это? - удивился Валерий Сергеевич.
   - Да потому что розетка во-он там!
   - А удлинителя нет? Был же...
   Жданов лишь пожал плечами. Про удлинитель он ничего не знал.
   - Смотрите, какая принцесса! - раздался довольный голос Елены Александровны и все обернулись.
   Андрей тоже обернулся, но чисто машинально, он всё ещё думал о гирлянде, а повернувшись, замер и даже гирлянду едва из рук не выронил. А потом сам бросил, не до неё стало.
   Катя счастливо улыбалась, глядя на него. Держала на руках дочку, а та, понимая, что все смотрят на неё, пыжилась от гордости. В платье, как у принцессы, из розового шёлка, в оборках и кружевах, с большим бантом на макушке, она на самом деле была красавицей. Варя подняла пухлую ручку и бант потрогала.
   - Варюш, не надо, - кинулась к внучке Маргарита, - ты такая красивая с бантиком!
   - Я касивая! - согласилась та и широко улыбнулась.
   Все рассмеялись, а Жданов всё-таки кинул гирлянду на пол и шагнул к жене. Смотрел на дочку и чувствовал, как горло перехватил спазм. Совершенно незнакомое чувство. А дочка ещё протянула к нему руки.
   - Папа!
   - Паша, надо найти фотоаппарат, - затеребила мужа Маргарита.
   Андрей подошёл к Кате и посмотрел несмело. Она чуть удивлённо нахмурилась, а потом протянула ему ребёнка. Жданов нервно сглотнул. Взял дочку осторожно, нужно было умудриться её удержать и при этом не помять красивое платье. А Варя спокойно обняла его за шею и указала пальчиком на что-то. Катя посмотрела в ту сторону, а Андрей заглянул дочке в глаза. Глаза были Катины. Карие, тёплые, с золотистой радужкой.
   Андрей пересадил дочку на другую руку, взял поудобнее, а потом поцеловал её в щёку.
   - Принцесса моя...
   Катя принесла дочке её зайца, на которого она и показывала, и Варя прижала его к себе, а потом обняла Андрея покрепче и что-то забормотала вполголоса. Жданов глянул на неё чуть встревожено, подумав, что она к нему обращается, а он не понимает. Потом ещё раз поцеловал. А про себя произнёс имя дочки, на этот раз с гордостью, - Варвара Андреевна. Красиво... Красиво! А он, помнится, удивился...
   День выдался совершенно сумасшедшим, Андрей даже удивляться не успевал. Приехал Малиновский, привёз жену и сына, а на него кидал многозначительные и насмешливые взгляды. Даже с женой взялся его знакомить, за что удостоился пинка. Андрей, конечно, смеялся, а сам "знакомству" был рад, иначе выглядел бы глупо, позабыв имя жены лучшего друга.
   ...А может всё не так? Может, сон - это то, что было вчера? А "амнезия" его, следствие какой-нибудь нелепой травмы. Может, он головой приложился и забыл? Малиновский обмолвился, что они в теннис играют для поддержания формы... Может, ему мячом досталось? Ощупал свою голову, проверяя её на наличие шишки.
   Шишки не было, но и всё происходящее уже давно не напоминало сон.
   Это отчего-то успокаивало.
   Какая, в сущности, разница? Ему здесь и сейчас хорошо.
   - Мама, а где Кира? - спросил он, застав мать одну на кухне. Та отреагировала совершенно спокойно, если и удивилась, то чуточку. А Андрей, признаться, спрашивая, осторожничал.
   - Так они с Никитой решили Новый год встретить во Флориде. В жаре... Наверное, я уже старею, не могу понять, как можно без снега и ёлки. - Рассмеялась.
   - С Минаевым? - переспросил Андрей.
   Маргарита прищурилась.
   - Андрюш, ты как себя чувствуешь?
   - Хорошо. С Минаевым?
   - Ну конечно. А с кем?
   Он улыбнулся.
   - Ну и отлично. Мамуль, не хмурься, - наклонился и поцеловал её в щёку.
   Было странно видеть Ромку, нянчившегося с ребёнком. Но тот нянчился и выглядел при этом довольным. А когда слегка захмелел во время проводов старого года, даже принялся внушать Жданову, что сын - это да, а дочка вырастит и уйдёт в другую семью.
   - Малина, ты напился, - попробовал унять его откровения Андрей.
   - Вот будет у тебя сын, тогда поймёшь.
   - А вот будет у тебя дочь, тогда поймёшь, какую ты ерунду говоришь, - улыбнулся Жданов, наблюдая за дочкой, которая усаживала своего зайца под ёлку. В платье с пышной юбкой она на самом деле выглядела настоящей принцессой.
   Варя зацепилась бантом за ветку и заплакала. Андрей подскочил, но Катя его опередила и взяла дочку на руки.
   - Андрюш, её спать пора укладывать.
   Жданов бросил взгляд на часы.
   - Да?
   - Я пойду. Свет, ты Макса будешь укладывать? Мы кроватку специально достали Варину.
   Какой Лондон? Какие светские вечеринки? Какие важные люди? Ничего ему не нужно. Он хочет вот так, в своей семье, встречать каждый год, причём все праздники. Когда рядом родители, друзья, когда дети уже спят в соседней комнате, когда ёлка сверкает, стол накрыт, а рядом любимая женщина. Его Катя.
   - Катя.
   Она повернула голову и посмотрела на него с улыбкой.
   - Что?
   Андрей растерялся. Оказывается, он её имя вслух произнёс.
   Покачал головой и поцеловал её в лоб.
   Забили Куранты.
   В этот момент Андрей немного напрягся, особенно, когда Ромка воскликнул:
   - Считаем! Один, два...
   Катя прижалась и зашептала ему на ухо:
   - Желание загадывай.
   Андрей посмотрел на неё, надеясь, что в глазах его страх не отражается.
   - Шесть, семь!..
   - Шампанское разливайте!
   - Не хочу я ничего загадывать, - шепнул Жданов Кате в ответ. - Всё, что я хочу, у меня есть.
   - Всё?
   Кивнул, прижимая её к себе.
   - Десять, одиннадцать!.. - упорно отсчитывал Малиновский.
   Андрей наклонил голову и поцеловал жену.
   - Я тебя люблю!
   - Двенадцать! С Новым годом!
   - С Новым годом!
   - Катя, Андрей, а чокнуться со всеми?
   Жданов, не глядя, махнул рукой и отвернулся ото всех, скрывая Катю своей спиной. Целовал её словно в первый раз. Пусть лучше в первый, чем в последний...
   - Мы с тобой ужасные хозяева, - смеялась Катя уже позже и тут же шикнула сама на себя. - Тише надо. Все уже спят.
   Разошлись поздно, в пятом часу. Катя закрыла дверь в их спальню, скинула туфли и прилегла на кровать. Андрей улыбнулся, наблюдая за ней. Наклонился к ней. Провёл пальцем по её лицу - по щеке вниз к подбородку.
   - Устала?
   - Закрутилась, - призналась она, прижимаясь щекой к его ладони. И вдруг спохватилась: - Андрюш, ты гирлянду выключил?
   - Выключил, успокойся, - тихо рассмеялся он. Аккуратно прилёг рядом, опустил голову и прикоснулся губами к её шее. Прикоснулся осторожно и легко, а вот руки уже тряслись, да так что самому смешно. Его жена, только его, и так всегда будет. - Я так тебя люблю.
   Катя погладила его по волосам, запустила ладошку за воротник его свитера.
   - Я так по тебе соскучился...
   Она рассмеялась.
   - Всё-таки ты сегодня странный.
   - Ты меня любишь?
   - Конечно.
   Он поднял голову и посмотрел ей в глаза.
   - Я хочу, чтобы ты это сказала.
   - Я тебя люблю.
   Улыбнулся.
   - У нас ведь всё хорошо, правда? - Андрей перевернулся и столкнул на пол какую-то коробку, которая почему-то стояла на их кровати. Катя ударила его кулачком по плечу.
   - Тише ты, перебудишь всех.
   - У нас всё хорошо?
   - Хорошо, - Катя обняла его за шею и поцеловала в губы. - Хорошо. Хорошо.
   - Сегодня самый лучший день...
   - Сегодня?
   - А почему ты удивляешься?
   Катя хихикнула.
   - Ты говорил мне это уже несколько раз. На свадьбе, потом когда Варя родилась, но это всё понятно, а вот сегодня...
   - Нет, тогда были счастливые, самые счастливые, а сегодня лучший.
   - А-а! - Катя рассмеялась, снова спохватилась, закусила губу и прыснула от смеха.
   Андрей поцеловал её.
   - Люблю. За то, что со мной, за то, что простила, что дочь мне родила, что... со мной, - повторил он.
   Катя перестала смеяться.
   - У нас всё будет хорошо, Андрюш.
   Он кивнул, потом опустил голову, прижал её к себе и успокоено вздохнул.
   - Да...
   - Поцелуй меня, - попросила Катя. - Я хочу, чтобы ты меня поцеловал.
   Сердце сделало скачок, а потом забилось, как сумасшедшее.
   - Мы уже в новом году и всё сначала, - прошептала она, принимая его ласки.
   - Так всегда будет...
   Когда Андрей через некоторое время посмотрел на часы, то к своему удивлению, понял, что уже практически утро. Четверть шестого. Шестого!
   Это уже было, - кольнула мысль, но довольно ленивая и отстранённая. Ну и что? В тот раз всё было плохо, а сейчас... кажется, что лучше ещё и не бывало.
   Поцеловал Катю в лоб и заботливо прикрыл её одеялом. Она уже спала, доверчиво прижималась к нему, но потом вдруг зашептала:
   - Андрюш, спи. Дети-то проснуться вовремя... Надо успеть поспать.
   Жданов улыбнулся и закрыл глаза.
   Завтра всё будет хорошо.
  
  
   ________________________________
  
  
   Проснулся от того, что болела голова. Явление неприятное, а главное непонятное, если принять во внимание то, что вчера пил очень мало. Вот Ромка напился, а он нет. Он занимался только дочкой, потом Катей, и забивать свои чувства и эмоции алкоголем совсем не хотелось.
   Перевернулся на спину и раскинул руки. Как-то очень остро почувствовалось, что Кати рядом нет. Приоткрыл один глаз и покосился на часы. Неужели уже встала? А его почему не разбудила?
   Потянулся с хрустом, за что удостоился новой вспышки головной боли. Да что это?
   - Андрей, ты вставать собираешься? Уже обед.
   Жданов резко открыл глаза и сел на постели. Уставился на жену.
   Кира стояла в дверях ванной комнаты и выглядела недовольной.
   Андрей безумным взглядом обвёл комнату.
   - Какое сегодня число?
   Кира вздохнула.
   - Первое января.
   Сон? Сон?! Не может быть.
   Он вскочил и кинулся к окну. Отдёрнул занавеску.
   Лондон.
   Прислонился лбом к холодному стеклу.
   Так не бывает, не может быть, не должно быть... У них ведь всё хорошо. Дом, гости, дети должны были проснуться, нужно снова зажечь гирлянду и поднять Варю, чтобы она смогла хорошо разглядеть мерцающую на макушке звезду...
   Это не могло быть сном. Таких снов не бывает.
   - Андрей, тебе плохо?
   Он с трудом сглотнул. Головная боль стала нестерпимой, казалось, что даже сердце остановилось, и осталась только эта боль.
   Кира что-то ему говорила, даже завтрак приготовила, и Андрей его съел, правда, вкуса не почувствовал. Жевал, потом пил кофе, потом курил, потом искал таблетку от боли, потом...
   - Андрей, что с тобой?
   - Мне приснился сон.
   - Цветной?
   Он обернулся и посмотрел на жену.
   - Да... цветной. - Прерывисто вздохнул.
   - И что? - Кира улыбнулась. - Я там была?
   Жданов покачал головой.
   - Нет. Тебя там не было.
   Он несколько часов провел, словно в прострации. Говорил с родителями по телефону, слушал Киру, не понимая ни слова, а очнулся, когда жена начала теребить его и он понял, что не отстанет.
   - Что ты хочешь от меня?
   - Нас ждут вечером твои родители, они устраивают приём. Ты забыл? Я твой костюм повесила на шкаф. Пора собираться, - и выразительно глянула на часы. - Твоя мама не любит опозданий, ты же знаешь.
   - Мне нужно в Москву. Как ты думаешь, я смогу улететь сегодня?
   Кира замерла в растерянности.
   - Ты что? В Москву?
   Андрей поднялся и расправил плечи. Решение и уверенность пришли в одно мгновение. Всё очень просто - нужно вернуться в Москву и поговорить с Катей, немедленно.
   - Андрей, что ты придумал?
   Он отмахнулся и схватился за телефон.
   - Куда ты звонишь? - Кира попыталась схватить его за руку, но он отступил в сторону.
   - Мне нужно в Москву, - упрямо повторил он и перешёл на английский: - Добрый день, я могу заказать билет в Москву? На ближайший рейс, главное сегодня улететь.
   Он поругался с Кирой, но это было последнее, о чём он думал и о чём беспокоился. Утром следующего дня он был в Москве. На такси добрался до дома, но даже не зашёл, чтобы оставить вещи. Кинул чемодан в багажник машины и отправился к дому Пушкарёвых. Он не ездил туда уже несколько лет (не считая вчерашнего дня) и почему ехал туда - не знал. Надеялся, что Катя живёт по-прежнему с родителями... и ждёт его? Бред. Бред вперемешку с надеждой.
   Катины родители встретили его с недоумением. Нет, с изумлением. А Андрей разговаривал с ними с необычайной лёгкостью. Он вчера с ними за праздничным столом сидел и был отцом их единственной внучки... Сегодня всё было по-другому, другая реальность, а вот ощущение родства осталось.
   Вот только Катя его совсем не ждала.
   Елена Александровна лишь руками развела и переглянулась с мужем.
   - Где она? - воскликнул Жданов, находясь на грани нервного срыва.
   - С друзьями отдыхает, на турбазе.
   - Какой ещё турбазе? - совсем упал духом Андрей.
   Пушкарёвы снова переглянулись. Валерий Сергеевич крякнул, вздохнул, возвёл глаза к потолку, а Андрей взмолился:
   - Мне очень нужно с ней поговорить!
   Ему сказали название и указали верное направление. Восемьдесят километров от Москвы. Какая, по сути, мелочь! Жданов пролетел это расстояние как на крыльях. Он ехал к любимой женщине, к своей жене, которая родила ему дочку и вчера пообещала, что у них всё будет хорошо.
   Иногда ловил себя на мысли, что в его голове всё перемешалось. Перемешалось настолько, что он перестал понимать - где явь, а где бред.
   Катя отдыхала с друзьями. Они сидели на веранде, и пили чай, не обращая внимания на лёгкий морозец. Жданов, чтобы её найти, поднял на ноги весь персонал. Он кричал, требовал, когда ему отказались дать информацию, но помогли, наверное, его сочли сумасшедшим и решили не связываться, а несколько приятных на цвет и наощупь ассигнаций проблему убили на корню.
   Сказать, что Катя удивилась, увидев его, значит не сказать ничего. Андрей смотрел на неё, едва сдерживаясь, чтобы не обнять. А она на него с изумлением и непониманием.
   - Андрей?
   Он сглотнул и совершенно глупо развёл руками.
   - Я. Я тебя искал.
   Они отошли в сторону. Катя оглядывалась на своих друзей, а на него вот не смотрела.
   - Зачем?
   - Сказать... то есть, прощения попросить. За всё, что было.
   Катя недоверчиво улыбнулась.
   - Через три года?
   - Пусть, пусть через три. Катя... - он попытался взять её за руку, а она отпрыгнула в сторону и посмотрела испуганно. - Катя, нам нужно поговорить.
   Какой-то парень настырно пялился на них. Это нервировало.
   - Андрей, зачем ты приехал?
   - Я не могу без тебя.
   - Что? - Пушкарёва хохотнула и отошла ещё на шаг. - Ты сошёл с ума?
   - Катя, выслушай меня, я тебе всё объясню. Мы должны быть вместе. Только так всё будет хорошо и правильно.
   Она смотрела на него во все глаза. Потом покачала головой.
   - Ерунда какая-то.
   - Скажи, что ты меня забыла, - с замиранием сердца, проговорил он.
   Катя несколько секунд таращилась на него, потом снова хохотнула, только как-то нервно.
   - А ты как думаешь?
   - Я не могу без тебя...
   Она глубоко вздохнула, а потом улыбнулась снисходительно.
   - Андрей, по-моему, ты запраздновался.
   - Нет!
   - Да. Поезжай домой, тебя Кира, наверное, ждёт.
   - Катя! Послушай меня!
   - Катя, что происходит? - тот самый парень подошёл и попытался Катю увести. Андрей, наверное, бросился бы на него, но только Катин взгляд никакой надежды не оставлял. Сердце билось всё медленнее, умирая.
   - Андрей, нам нужно идти, - чуть смущённо проговорила Пушкарёва. - А ты... поезжай домой, отдохни. Ты выглядишь усталым.
   Жданов буравил незнакомого молодого человека тяжёлым взглядом. Затем обречённо кивнул.
   Она хотела уйти, ей было не интересно...
   Но оглядывалась. Спускалась по ступеням веранды, слушала своего молодого человека, а сама оглядывалась через плечо. Андрей стоял и сжимал и разжимал кулак. Катя уходила, а ему хотелось умереть. Упасть прямо здесь и больше не подниматься.
   Он опять не будет бороться? Как в прошлый раз? Просто отпустит? И никогда себе этого не простит...
   - Катя! - он сбежал по ступеням вниз и ещё раз её окрикнул: - Катя!
   Она остановилась и оглянулась.
   Андрей перевёл дыхание, вдохнул полной грудью чистый морозный воздух и громко заговорил:
   - А у нас с тобой свой дом. И дочка. Её Варя зовут. Знаешь, мне сначала имя не понравилось, я просто говорить тебе не стал, чтобы не расстраивать, а потом... Варвара Андреевна - это ведь так красиво. Уверен, что имя ты выбрала. Как же иначе? Ты всегда всё знаешь лучше меня. А в гостиной ёлка. Настоящая, мы сами наряжали, а не какие-то дизайнеры. А я макушку всегда надеваю, это моя обязанность. А у Ромки тоже семья. Родители в гости приходят. А мама купила Варе платье, как у маленькой принцессы, ей очень понравилось. А ещё бант... огромный. - Голос предательски дрогнул. - А ты... ты мне обещала, что всё будет хорошо.
   Катя приоткрыла рот, не в силах вымолвить ни слова. Андрей судорожно втянул в себя воздух. Теперь она точно считает его сумасшедшим... Зато он сказал ей всё, что хотел. Посмотрел на её парня, который хмурился, потом снова на Катю.
   - Вот такой мне сон приснился сегодня, - уже тише добавил Жданов. Покивал не в тему, кинул на Пушкарёву последний взгляд. - Просто хотел, чтобы ты знала... Жалко, что ничего этого не случится...
   Жалко, жалко. Это слово стучало в висках, но Андрей шёл к стоянке, где оставил свою машину, и больше не оборачивался. Пусть она остаётся, он не будет ей мешать. Дурак, что приехал.
   Дурак, который слишком много выпил, и привиделось ему нечто диковинное.
   Сел за руль, откинулся на сидении и закрыл глаза. Теперь даже спать страшно, если честно.
   Дверь осторожно открылась, Жданов глаза открыл и резко повернул голову.
   Катя посмотрела чуть смущённо, потом села на сидение. Отвернулась.
   Они помолчали немного.
   - Тебе, правда, такой сон приснился или ты придумал?
   - Правда.
   Она улыбнулась.
   - Здорово.
   Андрей не ответил.
   - А ты уверен, что имя я выбрала?
   Жданов посмотрел на неё.
   - Дочке?
   Катя кивнула, а он пожал плечами.
   - Я думаю, что ты. Не я, это точно.
   Катя рассмеялась.
   - Странно. Я никогда не задумывалась об этом имени.
   - А ты задумывалась о том, как детей назовёшь?
   - Конечно, - удивилась она. - Каждая женщина об этом думает.
   Снова замолчали. Андрей побарабанил пальцами по рулю.
   - Катя.
   - Что?
   - В Москву? - и посмотрел на неё в упор.
   Пушкарёва закусила губу. Потом дёрнула плечиком.
   - А мои вещи?
   - Новые купим, - тихо проговорил Андрей, понимая, что ещё секунда и он закричит от переполняющих его эмоций.
   Катя с интересом разглядывала магнитолу.
   - Ну, хорошо... поедем, расскажешь поподробнее про свой сон.
  
  
   ______________________
  
   Будущее
  
   - И всё-таки, имя придумал ты.
   - Я?!
   - Конечно. Тебе же оно приснилось.
   - Но придумала его ты. Пусть и во сне.
   - Это даже странно. Как я могла его придумать в твоём сне?
   - Понятия не имею.
   - Мы спать будем? Завтра все утром рано приедут... Надо будет гирлянду новую купить, слышишь?
   - Слышу.
   - Хорошо... главное, не забудь.
   - Ты ведь не забудешь.
   - Андрей, я не могу помнить всё.
   - Вот это новость... Ладно, давай спать.
   За стенкой послышалось детское хныканье. Катя рассмеялась, а Андрей встал.
   Через несколько минут они все втроем, наконец, улеглись, Катя прикрыла дочку одеялом, толкнула мужа в плечо.
   - А всё-таки имя придумал ты.
   - Хорошо, я. А ты можешь придумать сыну.
   - А у нас и сын будет? Тебе это тоже приснилось?
   - Нет. Но я надеюсь. Послезавтра начинается новый год. Будем стараться.
  
  
  

КОНЕЦ

  
   31 декабря 2008 - 2 января 2009 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"