Катков Евгений Геннадьевич: другие произведения.

Куда текут воды

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мальчишечье, весеннее

  
   Куда текут воды.
  
  Наконец-то, весна! Небо синее-синее! Три ярких солнечных дня и зима пропала. Снег в городке грязный, старый. А деревья веселые, хоть и без листьев. В кустах, под окнами трещат воробьи, перепархивают синицы. В подъездах и между домами кричит изумленная детвора. Взрослые с приветливо наморщенными лицами, останавливаются поговорить на солнышке.
   Воздух холодный, свежий, а жарко. На дороге жидкая грязь, разбитый машинами лед, большие и малые лужи. Все это сверкает, движется, пузыриться, собирается в пронырливый мутный ручей, который дробно сливается в канаву и дальше,- ребристым, напряженным, сосредоточенным серо-желтым потоком устремляется за сараи в овраг.
   Пущенные в плавание спички подскакивают на гребнях, утягиваются в глубокие узкие щели под льдины, пропадают надолго... Застряли, что ли?
   Во! Вылетели обе в совсем неожиданном месте!
   - Моя побеждает, ура! - заорал Мишка, перепрыгнул ручей, обламывая ботинками подмытый край льда.
   - Фиг, тебе! Твоя горелая, смотри!
   - Сам смотри! Это вообще другая спичка, грязная. Моя, вон уже где!
   - А щас застрянешь...
   Спички вылетели из потока, медленно закружились в луже, остановились среди мусора, крошева льда, склеенные какой-то пленкой.
   Мишка с берега попробовал дотянуться палкой, взбаламутить воду. Далеко. Вовка аккуратно зашел в лужу, отбросил ветку, стал сапогом прогонять спички и неожиданно зачерпнул воды. "Вот, гадство!"
  - Набрал? - сочувственно спросил Мишка.
   Вовка мрачно кивнул, выбрался на берег, чувствуя, как холод обнимает ногу. Спички, впрочем, сдвинулись, одна с раскисшей серной головкой первая попала в течение, стремительно заплясала в волнах вместе с яркими бликами солнца. Вовка испустил победный вопль, бросился за ней.
   Мишка не выдержал, подгреб свою спичку, подхватил пальцами, выбросил прямо в поток, побежал следом. Впереди уже слышался водопад. Спички промелькнули в распластанном на камне ручье, полетели в яму,- там бестолково толклись, ныряли не в силах отступить от падающей воды...
   - Миша, иди домой, тебя мама зовет!
   Мальчишки оглянулись. Надька, Мишкина сестра, рослая и вредная, стояла над ними с презрительным видом.
   - Ну щас, Надюха, подожди! Нам осталось до сараев на спор всего-ничего!- закричал Мишка.
  - Иди домой, я сказала!- Немедленно выпучилась, подалась вперед и заорала Надька,- Ты же в грязи весь, мокрый, посмотри на себя!
   - Ничья,- коротко сказал Мишка, поднялся на ноги, отряхнул штаны.
   - Завтра выйдешь?- спросил Вовка.
   Мишка кивнул, поплелся к дому. Надька конвоиром двинулась за ним.
   Вовка прошел еще вдоль ручья. За сараями мальчишки из 2-го ДОСа строили настоящую запруду.
   -Можно с вами?- спросил Вовка.
   Мальчишки не отвечали, мокрыми красными руками пытались приладить широкую доску поперек течения.
  - Можно с вами? - повторил Вовка.
   - Камней нет нормальных,- озабоченно сказал один мальчик,- песок сносит.
   Вовка побежал к сараям. Вернулся, сжимая пальцами два тяжелых обломка белого кирпича, бросил на землю. Сделал еще ходку. Мальчишки все у него забрали. Закрепили доску, набросали еще мелких камней, стали быстро наваливать землю. Вовка работал усердно, лепил грязь, студил руки.
   Ручей встал, закружился на месте, лениво потек обратно исследуя берега. Мальчишки внимательно за ним следили. Песочная кромка плотины подмокла и, вдруг, обрушилась сразу в двух местах, открывая путь воде. Мальчишки с криком бросились засыпать прорехи. Но воды быстро прибывали. В самом теле плотины то тут, то там открывалась течь. Ребята помедлили, затем, решительно отбросили камни, смотрели, как вывернуло доску, ринулись вниз сильные жадные воды.
   Вовка прошел еще один к самому оврагу. Дальше среди сосен ручей терялся в глубоком рыхлом снегу. Вовка попытался найти след и, внезапно, провалился, зачерпнув полный сапог ледяной снежной жижи; оступился, а там и другой!
   "Вот, гадство, какое!"
   Он выбрался из оврага, взялся рукой за сосну, кое как, стащил один сапог, вылил воду. Носок сбился, пятка совсем голая. Поправил,- еле-еле впихнул обратно ногу. А второй сапог - ну ни как! Лег на спину, поднял его, потряс, - вроде чего-то вытекло. Поднялся, отряхнулся, побрел к дому, вздыхая, морщась, терпя жестокий холод в ногах.
   Во дворе на площадке ребята играли в футбол. Бегал с ними прямо в сапогах, звонко шлепал резиной по мячу, согрелся, вспотел, забыл про мокроту.
   Дома хотел незаметно разуться, но мама посадила перед собой, сама стащила сапоги, схватилась за опять съехавшие носки, и разоралась.
   "Я тебе говорила: не лезь в лужи! Ты мне обещал!.. Всю зиму кашляешь!.. Быстро в ванную!"
   Вечером, когда легли, в горле, правда, начало чего-то першить и щекотать. Вовка спрятался под одеяло, тихонько, мучительно "бухал" в подушку. Но они все равно услышали.
   Мама ругалась в спальне, потом заплакала. Папа встал, подошел, пощупал мокрый лоб.
   "Пап, я не болею. Это мама мне ноги напарила, потому весь потный!"
   "Вообщем, завтра сидишь дома".
  Ну, вот! Каникулы начались... Гадство, сплошное!
   На следующий день погода испортилась. Снег пошел, в какой-то момент метель стеною закрыла двор. Чудно!
   Зашел Ленька. Играли с ним в машинки, в шашки-поддавки, "в Чапаева". Папа пришел на обед предложил сыграть "на победителя" и "сделал" их обоих. Щелкал одной шашкой, сбивая половину строя противника, а то и всех, "без потерь", перепрыгивая сразу через одну позицию. Вообще!
   -Пап, а ручьи все в реку текут?
   -Ну-да, если успевают.
   - Как это?
   -Ну попадают в лужи, которые пересыхают, просачиваются в землю через песок... Если ниже идет слой глины, вода над ним скапливается, а, в случае уклона, начинает стекать, может опять выходить на поверхность в виде родников, как у нас в овраге.
  - А из оврага под мостик и в реку?
   - Да. Там, правда, внизу болото, заливные луга. Вода застаивается, потому роют дренажные канавы, по ним все потихоньку уходит в Березину. Березина куда впадает?
   - Куда?
   - Я знаю, в Днепр! - воскликнул Ленька.
   - Конечно. А Днепр течет в Черное море. А давайте нарисуем, сейчас сделаем игру.
   Папа снял со шкафа старый настенный календарь, перевернул, расстелил прямо на полу, принялся рисовать по белому цветными карандашами.
   - Вот, Березина,- он провел наискосок синюю линию. - Идет - идет, через Борисов, Бобруйск и впадает в Днепр.
   Вот, Днепр, выходит с возвышенностей в районе Смоленска и прямо на юг. Здесь, ниже, у Гомеля с другой стороны впадает река Сож, а чуть дальше, опять справа вытекает из Полесских болот большая река Припять,- я там был на учениях, под Пинском,- ехали по насыпной дороге, кругом топь и змеи во все стороны расползаются.
   Гомель, кстати, происходит от мели, точнее от возгласа - предупреждения. Раньше плоты сплавляли по реке, в этом месте была мель, и плотовщики кричали: "Го! Мель!" Если, кто не слышал или заснул,- плот тыкалсяся в песок, - человек носом в кого-нибудь, -ты- дж!
   Папа неожиданно завалился на Вовку. Потом на Леньку. Здоровый такой!
   Мальчишки развеселились.
  - Так и закрепилось за городом. Наш Днепр полноводный уже, толстый, идет на Украину, у Киева разливается еще на много километров и у Черкасс тоже большое водохранилище,- "редкая птица долетит до середины Днепра",- да!
   Папа сам оживился, быстро уверенно проводил линии, рисовал кружочки, подписывал города. Мальчишки стояли на коленях, внимательно слушали.
   - Раньше водохранилищ не было... Тут были леса со всевозможным зверьем, а тут уже степь, травы в человеческий рост и запорожцы скачут, чубатые, в красных шароварах, все курят трубки, палят из пистолей и никого не боятся, особенно когда выпьют... Пьют же постоянно, как наш дядя Гриша в Херсоне...
   Мама улыбаясь зашла в комнату.
   - Вить, пусть они поедят, пока все горячее. Леня, идите с Вовой покушайте.
   - Щас, мам! Мы с папой игру делаем!
   - Сейчас, Ксюша, я быстро, а то мне убегать...
   Итак, братцы, смотрите: Днепр впадает в залив Черного моря вместе с Южным Бугом возле Херсона, здесь заросли, камыши, мелководье. Мы тут с дядей Гришей рыбачили, выловили громадного толстолобика, семь килограммов потянул...
   - А он хищный?
   - Нет, на дне, в иле копается. Но морда крепкая!
   - А руку может откусить?
   - Ну, если ему предложить настойчиво... Смотрите, Черное море! Здесь Румыния, Болгария. Здесь Крым, Кавказ. Внизу Турция, тут Стамбул и два пролива, Босфор и Дарданеллы, через которые мы попадаем в Средиземное море. Здесь Греция, Италия. Внизу Африка. А здесь Гибралтарский пролив и Атлантический океан.
   Игра называется: из варяг в греки. Варяги жили вокруг Балтийского моря. В него впадают реки Неман и Северная Двина. Купцы плыли по ним вверх по течению, закупали мед, меха, ткани, плыли куда-нибудь до Витебска и тащили лодки волоком, скажем, до Березины, по ней вниз по течению до Днепра и в Черное море. Мы весь путь разобьем на шаги и будем бросать кубик, - кто быстрее пройдет в Грецию, тот и выиграл. Вместо лодок возьмите пуговицы. Понятно?
   А в пути у нас будут препятствия. На волоках идем медленно, - пропускаем ход. Также пороги. Раньше на Днепре были мелкие скалистые места, где плыть можно было только в большой воде в паводок, а так, приходилось опять волочить лодки по берегу. У запорожцев остановка для торговли, обязательно, а то ограбить могут, а здесь, половцы, вообще, могут убить или продать в рабство. Красный кружек ставим. В Черном море нужен попутный ветер. Идите, кушайте, потом будете играть.
   После обеда ребята нарисовали получше пороги, чтоб скалы были видны. В Припяти поселили удава, который мог обвить кольцами и раздавить лодку, так что это место надо было проскакивать. В дельте Днепра в некоторых рукавах таранил толстолобик и сразу набрасывались пираньи. В Черном море, конечно, орудовали пираты. Ленька нарисовал ужасную одноглазую рожу с кривой саблей и пропел: "Двенадцать человек на сундук мертвеца,- И-хо-хо,- и бутылку рому!" Пираты были в запорожских шароварах... Вообщем, весь путь ожил, расцвел, но пройти его оказалось невозможно. Вовка боролся с медведями на волоке, томился в половецком плену. Ленька никак не мог преодолеть пороги. Бросали кубик до вечера. Потом пришел Юрка за Ленькой, посмотрел игру, поправил. Сыграли раз втроем, Юрка сразу прошел в самые Афины.
   Ночью Вовка спал плохо. Снилась дорога. Ехали на военной машине типа газика; солдат за рулем и папа спереди что-то рассказывает про какой-то лагерь, рыбалку. День пасмурный, идет дождь, постоянно махают дворники. Солдат торопиться, говорит, что можем куда-то не успеть. Вдоль дороги чахлые серые сосенки, болотистые озерца, то с одной стороны, то с другой... потом, туман, ничего не видно и, вдруг, железный гулкий мост, а под ним совсем близко сильная глубокая река с водоворотами быстро уходит куда-то в дымку...
   Потом, сразу море. Он бродил босиком в прозрачной мелкой воде, собирал камешки, смотрел рыбок, вдруг, - вода стала уходить из под ног; какие-то крики. Обернулся к морю, - там уже тучи, пасмурно и огромная темная волна до неба!
   Проснулся в ужасе. Тихо. Часы тикают. Папа храпит в спальне.
  
   На следующий день Ленька пришел с Мишкой. Играли полдня, потом устали и начали беситься. Ленька с большим отрывом уходил к Черному морю, а Мишка с Вовкой "подговорили" пиратов и "подманили" толстолобика...
   Ленька палил в него из пистоля, но попадал в башку; пули отскакивали. Бросил лодку, чтобы через заросли пробраться к морю, но тут летучая пиранья,- цап его за жопу! А зубы ядовитые, жопа распухла.
   Мишка представил эту сцену и залился смехом, никак не мог успокоиться. Ленька разозлился и двинул его кулаком в плечо. Мишка тут же ему ответил.
   - Эй, вы, кончайте! - прикрикнул на них Вовка, - не хочу больше играть, надоело.
   Ребята ушли. Стало скучно. На дворе лил дождь.
  
   В последний день каникул мама разрешила выйти на улицу. Сапоги убрала, одела двое носок и школьные ботинки. Начистила их кремом. Поставила его на ноги, принялась поворачивать, дергать, поправлять. Вовка шатался как кукла. Мама худая, глазастая, нервная, скривив рот, рывком подтянула молнию куртки ему под горло.
   "Вовка, промочишь ноги, - убью! Погуляй тут, возле дома, слышишь?"
   Чмокнула его в нос.
   День был пасмурный, серый, тихий. Медленный какой-то. Снег весь смыло. Вовка, впрочем, сразу нашел друзей. Алешке, малому брату Генки купили на день рождения заводную пластмассовую лодку. Сашка, Ленька пускали ее для него в большой луже. Лодка плавала ничего, но потом стала валиться на бок и переворачиваться. Посмотрели, - вода внутрь просочилась где-то. А корпус клееный. Трясли-трясли, отдали разочарованному Алешке. Фигня, конечно!
   Подошел Мишка, рассказал, что ездил с родителями в город, видел с моста, как разлилась Березина, - затопила Санстанцию, Нижние Дымки, до ближней купальни, наверно, дошло. Целое море!
   Сразу решили идти смотреть. Мишка побежал переодеваться. Сашка в черной телогрейке подпоясан широким солдатским ремнем. Лицо длинное вопросительное с открытым ртом. У Леньки армейская зимняя шапка-ушанка со звездочкой, довольная круглая физиономия. Оба в высоких резиновых сапогах.
   -Мне нельзя ноги мочить; я кашляю, - пояснил им наряженный по - школьному Вовка. И насупился.
   Генка сказал, что у него есть деньги, можно хлеба купить. Но ему надо Алешку смотреть, - вот, если бы с Алешкой...
   Малой стоял с ним рядом, держал свою лодку, из которой капала вода.
   Мишка вернулся в сапогах, достал из-под куртки маленький заточенный топорик, - четкий такой! Сашка взял у него, попробовал порубить скамейку. Ленька подошел к ним, тихо пошептал чего-то.
   - Вовка, пошли!- обернулся Сашка, - если, что, вернешься с Генкой и Алешкой. Генка, вон, тоже в ботинках.
   Вовка согласился с облегчением. Генка сбегал, отнес лодку, вынес настоящую фляжку в брезентовом чехле с водой. Зашли в Военторг, купили сайку с маком теплую еще. Отломили, съели по кусочку, запили водой из фляжки. Вкусная сайка!
   - Все, хорэ! - сказал Сашка. Пакет с булкой отдал Генке. Фляжку приделал себе на ремень. - Пошли!
   Пошли. Двинулись к гаражам, влезли на забор. Внизу дорога, деревенские дома, а дальше туман, ничего не видно.
   Переправили Алешку через забор, спустились к деревне, прошли уже между домами. Вдруг, собаки, злющие, целая стая!
   Мальчишки сбились в кучу, осторожно подвигались сопровождаемые оглушительным лаем. Сашка прикрывал собою Генку с Алешкой, держал наготове топорик. Ленька растерялся. Псы подступали близко, гавкали, встряхивая оскаленными злобными мордами. Вовка приметил сломанную лопату, валявшуюся в грязи, смотрел-смотрел, схватил, замахнулся над головой двумя руками изо всех сил!
   Лохматый грязный пес перед ним, вдруг, умолк, повернулся и дал деру. За ним стали убираться и остальные. Вовка швырнул лопату вдогонку, - последний пес взвизгнул, и вся стая галопом понеслась прочь. Алешка ревел, ребята радостно закричали. Вовка вздохнул, - руки и ноги дрожали, сердце колотилось ужасно.
   Дорога в поле оказалась непроходимой, - развороченная колея заполненная водой. Снега нет, свалявшаяся мертвая трава, топко. Прошли вдоль заборов до первой канавы; около нее небольшая насыпь и глинистая грязная тропка. Ноги разъезжаются, но идти можно.
   Двинулись в туман. Впереди Сашка, Ленька, Мишка, Алешка с Генкой и Вовка замыкающий. Ботинки уже все запачкались, но не текут, держат! А грязь потом смыть можно. Мама накутала, жарко. Вовка расстегнул куртку, сдвинул шапку. Воздух сырой, болотный, приятный. Свежей землей пахнет. И туман как бы отступает вперед.
   Скоро обнаружились препятствия. Ручьи в глубоких промоинах сливались в канаву, в неровных местах близко подходили лужи, в которых лежали шаткие мокрые доски. Вовка с Мишкой брали Алешку за руки, подымали, прыгали с ним. Малой послушный, довольный. Генка благодарный. Вовка решил помогать Генке и почувствовал себя на своем месте, совсем хорошо.
   Вышли к первой поперечной канаве, а она полная, мостика и не видно. Сашка с Ленькой пошли на разведку. Оставшиеся мальчишки стояли, смотрели, как встречаются, смешиваются, закручиваются бурунчиками темные струи вод. Мишка оторвал с краю кусок дерна, присел, из-под себя по-бабски бросил на середину канавы, - всплеск, короткий тупой звук, - воды сомкнулись, подхватили, легко понесли рассыпавшиеся комья в туман. Ни фига себе, течение!
   Мишка стал врать, что мог бы разбежаться, перепрыгнуть канаву; просто назад не прыгнешь, потому, что этот берег выше.
   - Ага, там бы тебя Березина и затопила! - злорадно сказал Генка, засмеялся своим худым вороньим лицом.
  - А я бы нашел место, где переправиться,- духарился Мишка, - ну переплыл бы быстро; тут не очень глубоко.
  - Ага, не глубоко, - с ручками не хочешь!
   Вовка слушал, замечая, как проходят, пропадают быстро их голоса. Оглянулся назад. Домов не видно. Туман висит близко, кажется, немного шевелится над водами. Звенит тишина.
   Ленька показался в тумане, свистнул, махнул рукой. Пошли за ним. Вовка взял Алешку за руку, чтоб он не лез к воде. Прошли немного, увидели Сашку и несколько бревен, неловко брошенных поперек канавы.
   - Смотри, ребя!- сразу начал показывать Сашка. - Можно идти по этим двум бревнам, а можно по одному, а держаться за это руками.
   - А Алешка с Генкой как? - спросил Вовка.
   - Алешку я перенесу... Иди сюда, малой, - Сашка присел на корточки, - залась ко мне на спину.
   Алешка послушно повис у него на шее. Сашка подхватил его за ноги, поднялся, подбросил повыше, поудобнее, расставляя ноги, аккуратно, маленькими шажками двинулся по бревнам. Прошел почти все, а там, конец одного бревна неожиданно ушел под воду. Сашка быстро присел, схватился рукой за бревно, другой поддерживал Алешку. Сохранил равновесие. Встал двумя ногами на устойчивое бревно, выпрямился,- боком-боком,- ловко выбрался на берег!
   -Я не перейду! - заныл Генка, - Сашка, перенеси Алешку назад; мы пойдем домой.
  - Да, не ссы ты, Ген, смотри! Ленька станет с краю, подаст тебе руку, а тут я. Давай! Куда назад, там собаки!
   Генка встал на бревна, вцепился в Ленькину руку, сделал с ним два шага, ухватился за Сашку, выскочил на землю. Мишка, Вовка, Ленька последний, благополучно перебрались следом. Все повеселели, приободрились, двинулись дальше в туман.
   Сашка хотел дойти до Большой канавы, там насыпь высокая и уже недалеко. Но надо где-то перебраться через продольную канаву, по которой они шли. Неожиданно открылась огромная лужа, как озеро. Тропинка обходила ее справа, топкая, но что делать, - пошли по ней. Шли-шли, бамс, - еще канава! Куда идти?
   Пошли еще направо, опять канава, здоровая, но без насыпи. Неизвестная какая-то. Сашка решил идти по ней. Шли долго. Алешка устал. Хотели нести его на скрещенных сцепленных руках как раненого, но неудобно. Тащили по очереди на спине. Свернули еще у одной канавы на хорошую тропинку и вышли, наконец-то к полузатопленной гати. Вовка облегченно спустил Алешку на землю.
  - Саш, может, сделаем привал?
  - Тс-с!- зашипели на него мальчишки. Он быстро присел с ними.
   На другом берегу виднелись кусты и что-то непонятное, большое, неподвижное, с хвостом!
   Сидели-сидели, Ленька встал, пошел один по гати.
   Оказалась брошенная телега!
   - Фу, ё-мое! Я думал бык какой-то! - Смеялся Ленька. Все перешли за ним спокойно.
   - А у меня в книжке бывают такие бронтозавры!- кричал Алешка, держась за Вовку с Генкой
   - Да не, бронтозавров тут нет. Бывают зубры или овцебыки,- объяснял ему Вовка.
   Залезли на телегу, сели на доски. Сашка взял сайку, отломил всем по куску. Потом дал запить из фляжки, - всем по три глотка, Алешке четыре. Но что же делать дальше, куда идти?
   - Мы заблудились, - заныл Генка. - Пойдем домой. Скоро родители придут, начнут искать Алешку.
   Вовка молчал. Он давно уже вспоминал, старался восстановить свой сон, странный какой-то. Страшно не было, немного тревожно. Непонятное, что-то происходило с ними в этом тумане. Говорить ребятам не хотел, чтобы не подумали, что он струсил. Ботинки все-таки протекли, - вот, что фигово. Одна нога уже насквозь мокрая.
   Сашка вспомнил, что кусты были на подходе к ближней купальне, тогда надо по этой стороне немного пройти и будет Большая канава.
   Двинулись за ним неохотно, немного прошли и, вдруг, оказались у знакомой переправы с бревнами.
  - Во, круг дали! - удивился Мишка.
   - Ребя! Я все понял! - Закричал Сашка. - Надо было у той канавы налево идти; она же впадает в Большую канаву. Пошли, щас все увидим!
   Генка выразительно посмотрел на Вовку. Тот еще раньше, как увидел знакомые бревна, понял, что дальше идти нельзя.
  - Я домой Саш. Алешка устал. У меня ноги мокрые.
   - Да мы пришли уже! - Орал Сашка. - Чего зря ходили? Кто со мной на Березину?
   Сашка, недожидаясь, стал переходить по бревнам. Мишка с Ленькой пошли за ним. Ленька подскользнулся, чуть не полетел в воду, черпанул в сапог. Все равно ушли в туман.
   Вовка вскинул измученного Алешку себе на спину, двинулся назад.
  - Они не дойдут, - лебезил Генка, - там везде вода, еще провалятся куда-нибудь, на фиг... А дойдут, все равно ничего не увидят, - туман.
   - Алешка, не дави мне шею, придушишь, - сипел Вовка.
   Они вышли к деревне, оглядываясь, прошли между домами. Собак не было. Поднялись на гору, перелезли через забор. Генка с Алешкой сразу пошли домой. Вовка направился к луже мыть ботинки.
   Рядом с ним на велосипеде затормозил Юрка.
  - Вов, а где Ленька? Ты не ходил с ним на речку?
  - Ходил, - устало ответил Вовка. - Они с Сашкой и Мишкой пошли на Березину, а я с Генкой и Алешкой вернулись. А они все утонули, наверно, -неожиданно добавил он. - Я, правда, не знаю, но они хотели через Большую канаву переправляться, а там глубоко и течение...
   Он замолчал, придумывая, что могло случиться с ребятами...
   Юрка молча, широко раскрыв глаза, смотрел на него.
   - Садись на раму, быстро! Мы их догоним.
   Вовка нехотя забрался к нему на велик. Юрка нажал на педали. У КПП догнал большую группу взрослых ребят. Бросил велосипед дежурному, Вовку посадил себе на шею и, они толпою побежали к деревне. Юрка бежал по-спортивному, шумно, ровно дышал.
   - Вот, здесь на нас собаки напали... Вот, тут, мы до канавы прошли, - комментировал Вовка.
   - Стойте! - Закричал Юрка. Ссадил Вовку, наклонился к земле. - Это Ленькин след, точно! Его сапог, я знаю! Скорее, пацаны!
   Они все опять бросились вперед. Вовка, задыхаясь, бежал за ними.
   Скоро в тумане показались три знакомые фигуры. Все остановились, смешались. Вовка подходил раздавленный, плохо слышал возгласы, разговоры. Мишка выглядел напуганным, Сашка смеялся и ругал его матом. Ленька удивленно посмотрел на него. Вовка не дошел до них, остановился. Все отодвинулись, обходя его, когда пошли назад.
   Уже у деревни, внезапно, разорвалась, вспыхнула осветительная ракета, за ней другая. Странный белый свет разлился в тумане, а в нем цепь солдат, дядя Толя, папа в шинели, в сапогах, шлепающий к прямо к нему по грязи.
   -Нашлись, партизаны!
  - Вовка, ну ты, что! Мама, знаешь, как переживает?
   Папа еще что-то спрашивал, он отвечал невпопад.
   -Ты устал, плохо себя чувствуешь? Давай я понесу тебя?
   - Не надо, пап...
   В голове пусто, тошно и как-то все равно. Умру сам, тогда, узнаете!
   В городке между домами встревоженные родители. Мама стоит с ужасным белым лицом, смотрит на него. Бросилась, стала всего мять, целовать...
   Вовка терпел изо всех сил, только слезы текли из глаз.
   На следующий день Березина до крыш затопила деревню.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"